Жизнь взаймы

Виталий Гладкий

Жизнь взаймы

Глава 1

Очередной мусоровоз разрешился от бремени с натужным выдохом, и кучу пищевых отходов и разнообразного мусора, извергнутую из его железного нутра, облепили, как саранча, бомжи. В отличие от устоявшегося представления об этих несчастных изгоях, они искали в куче не продукты, а стеклянные бутылки, алюминиевые банки из-под пива и других напитков, пластиковые баллоны, макулатуру и металлолом.

Провизию работающие на свалке бомжи, которые называли себя «старателями», тоже не пропускали. Но еда в данном случае не была главной целью отверженных. Ее было больше, чем нужно, так как на свалку, чаще всего в субботу, тоннами привозили просроченные продукты, а также испорченные овощи и фрукты.

Конечно, большая часть этого добра изымалась теми, кто контролировал свалку, и направлялась на различные левые рынки, где не было надлежащего контроля за качеством продуктов, но и того, что оставалось, бомжам вполне хватало.

Зараженные вирусом капитализма, изгои гонялись за наличными деньгами, которые в буквальном смысле валялись под ногами. Свой заработок они в основном тратили на водку, являющуюся на свалке жидкой валютой.

Что касается одежды и обуви, то этого добра привозили на свалку – завались. Дефицитным было лишь нижнее женское белье, как это не удивительно.

Водки требовалось много – не менее литра в день каждому «старателю». Особенно ценилось спиртное по утрам, когда наступал период опохмелки. Без стакана водки ни один пьющий бомж к работе не приступал.

Набив мешки и пакеты своими находками, бомжи торопились на КПП, которым заведовал официальный сторож, или «менеджер» мусорной свалки, если выражаться по-современному, Никита Тюнькин. Для бомжей-старателей он был «голова».

Ему уже перевалило за шестьдесят, он был лыс, как колено, имел солидный животик и отличался сварливым характером. За глаза бомжи кликали Тюнькина весьма неприлично и, конечно же, совсем не литературно – Верзоха.[1]

Сегодня голова был не в духе. Похоже, Тюнькин еще не успел похмелиться, потому что его крупный бугристый нос отливал нездоровой синевой.

– Куда прешь, чмо ушастое! – рычал голова на худого и длинного, как глист, бомжа, который притащил чувал алюминиевых банок. – Стань в очередь, Пескарь.

– Дык, это, я стоял, – оправдывался бомж, шмыгая утиным носом.

– Брехло собачье! – негодующе взвилась бомжиха, которую звали Варька. – Это когда же ты стоял!? Вечно лезет впереди всех.

– Неправда твоя, – не сдавался длинный бомж. – Я занимал очередь. Петруха! Скажи им, – обратился он к невзрачному мужичку, который неподалеку сосредоточенно считал деньги, полученные от Тюнькина.

– Занимал, – буркнул Петруха. – Наверное… Никита Иваныч, не хватает двух червонцев.

– А ты считай лучше, – хмуро ответил Тюнькин.

– Я считал!

– Ну и продолжай… в том же духе.

– Верзоха опять за свое, – вполголоса с ненавистью сказал бомж, носивший румынскую фамилию Туркул. – Так и норовит обсчитать. Все ему мало. Гад…

– Молчи, Турка! – одернул его степенный бомж Есесеич; ему уже стукнуло никак не меньше семидесяти годков. – Иначе даст по шеям и попрет с Мотодрома. Это ему как два пальца… Или отправит в рабство, металлолом с площадки грузить на машины. А там тебе точно хана. Оттуда, сам знаешь, обратно не возвращаются…

Мотодромом бомжи-старатели называли самую козырную городскую свалку, на которой они сейчас и обретались. Были еще две, но и «улов» там был поменьше, и условия для жизни спартанские – рядом дымил завод по переработке мусора.

То ли дело Мотодром: и до города рукой подать, и лес с озером и речкой рядом, где можно искупаться в жаркий день и набрать воды для того, чтобы приготовить пищу. Поэтому за Мотодром держались руками и ногами, и чужаков отваживали всеми доступными методами и средствами.

Новые старатели могли попасть на Мотодром только с высокого соизволения головы. Но старожилы свалки не всегда принимали новичков в свою компанию по тем или иным причинам. Нередко во время таких конфликтов дело доходило до драк и даже смертоубийств. И не только по пьянке.

Все бомжи были разделены на «кланы» и у каждого клана была своя территория. Когда на территории появлялся чужак, его изгоняли пинками, а если он пытался сопротивляться, то били смертным боем.

Во времена развитого социализма на месте свалки и впрямь был мотодром. Когда началась перестройка, закончившаяся перестрелкой, которая знаменовала собой реформацию – возрождение дикого капитализма, в районе мотодрома почти каждый день разыгрывались кровавые драмы.

Сколько здесь погибло братков и отморозков, облюбовавших мотодром под место для «стрелок», про то официальная история умалчивает. Но контингент центрального городского кладбища за десять лет – с девяносто пятого по две тысячи четвертый год – удвоился.

Свалка на месте мотодрома возникла стихийно. Пользуясь тем, что городские власти были заняты решением личных проблем, связанных с разделом собственности, ушлые шоферюги игнорировали платные свалки и везли сюда (преимущественно ночью) что ни попадя.

Когда, наконец, чиновная рать, набив под завязку карманы, опомнилась, исправить положение уже не было никакой возможности – мотодром с птичьего полета напоминал развалины Хиросимы после атомной бомбардировки.

Извилистые грунтовые трассы были похожи на улицы, а горы строительного мусора на обочинах запросто можно было идентифицировать как разрушенные взрывом дома японских самураев, которые строились из дерева, бумаги и дикого камня.

Начальники посмотрели, посмотрели на это безобразие – и единодушно закрыли на него глаза. Сие инстинктивное действо означало – с глаз долой, из сердца вон (или что там у чиновного люда на этом месте).

После этих «смотрин» еще два или три года свалка считалась стихийной, а потом, с приходом нового мэра, обрела официальный статус.

Градоначальник был по жизни ушлым типом, поэтому быстро смекнул, что Мотодром – это золотое дно. Если, конечно, не обращать внимания на густое амбре, тихими летними вечерами вливающееся через оконные форточки в квартиры на городской окраине.

Так на свалке появился приемный пункт, куда бомжи за бесценок сдавали банки, бутылки, металлолом, бумагу, картон и тряпки. Особенно ценилась стеклянная посуда, но собирать ее, или «отмывать», имели право только старожилы свалки, которые проработали на Мотодроме не менее двух лет.

Кроме того, в большой цене был еще и металл, в частности цветной. Но для его сбора требовалось специальное разрешение головы, который выдавал счастливчику так называемую «метку» – сильный магнит; с помощью «метки» бомжи-старатели сортировали металлические изделия.

(Есесеич тоже принадлежал к «избранным» и имел свою «метку»).

Чтобы привлечь дешевую рабочую силу, смотрящий за Мотодромом бандит, работающий на паях с мэром, разрешил бомжам обустраивать на свалке и в ее окрестностях жилища. Милостивец…

И вскоре неискушенный наблюдатель, нечаянно забредший на свалку, мог наблюдать фантасмагорическую картину, представляющую собой некий собирательный образ Земли в двадцать втором веке, когда воинствующая цивилизация, эта петля на шее человечества, окончательно разрушит окружающую среду.

Горы мусора, черный маслянистый дым от костров, невыносимая вонь, тучи мух, кружащее над свалкой воронье, голуби и чайки, разномастные и разнокалиберные бродячие псы… и немыслимые хибары, жилища бомжей, разбросанные по всему Мотодрому как грибы-поганки.

Материалом для строительства служило все, что попадалось изгоям под руку: куски фанера, обрезки досок, толь, дощечки от деревянной тары, битый кирпич, куски ржавой жести и шифера, полиэтиленовая пленка и даже некондиционные бутылки.

Немало было тентов и палаток, особенно в летнее время. «Старатели» ставили такие времянки, чтобы не возвращаться в город, где у некоторых – правда, очень немногих – были даже квартиры.

Впрочем, большинство из них ленилось ставить даже палатки; бомжи так и спали среди мусора, приняв на грудь сногсшибательную дозу спиртного. Некоторые из-за этого попадали без пересадки на тот свет, угодив под нож бульдозера, который планировал свалку.

– А ты чего стоишь в сторонке? – спросил Есесеич бомжа, лицо которого было изуродовано до такой степени, что Квазимодо по сравнению с ним был просто красавчиком. – Подтягивайся ко мне, иначе Верзоха закроет лавочку и пойдет с корешами калдырить. Тады к нему и на хромой козе не подъедешь. Останешься на сегодня без филок.[2]

Бомж с благодарностью кивнул и воткнулся в очередь к приемному пункту впереди Есесеича.

– Нет, ну вы только посмотрите! – Варька подбоченилась. – Еще один шустрила выискался. Есесеич, ты зачем этого придурка впереди себя поставил? Думаешь, я не вижу? Гони его на хрен!

– Злая ты баба, Варька, – невозмутимо ответил Есесеич. – Это нехорошо. – И добавил со скрытой угрозой: – Паленого не трожь.

– А то что?

– Ничего. Но будешь выступать не по делу, больше ко мне не приходи.

Варька моментально сникла и захлопнула рот. Другие бомжи тоже промолчали, не стали развивать конфликт дальше.

Причина такого единодушия лежала на поверхности. Есесеич, единственный из всех мотодромовских бомжей, занимался самогоноварением.

В ход шло все, что только попадалось под руку: окаменевший сахар, просроченные конфеты и шоколадные батончики, испорченные торты и пирожные, фрукты – нередко заморские – и даже разнообразные спиртосодержащие жидкости.

Конечно, времена «сухого закона» уже забылись, как страшный сон, и водкой торговали на каждом углу, но ложка дорога к обеду. Когда спиртное заканчивалось, бомжи обращались в любое время дня и ночи к Есесеичу.

Самогон у старика был отменного качества и продавал он его по сходной цене…

«Улов» Паленого был более чем скромный – мешок пластиковых бутылок. Получив деньги – жалкие гроши, он отошел в сторону и с тоской посмотрел на дорогу, ведущую в город. По ней уже потянулись счастливчики, чтобы отовариться водкой в ближайшем продмаге.

К спиртному Паленый относился спокойно; он пил редко, немного и чаще всего в одиночку. Но по части еды был принципиален и не ел просроченные продукты, а покупал все в магазине, иногда даже воду.

По всему выходило, что в этот субботний день ему придется положить зубы на полку, тоскливо вздохнув, решил Паленый. Дело в том, что в выходные мусоровозы на Мотодроме были явлением редким. А значит, сегодня приличный заработок ему не светит.

– Ты чего такой скучный? – спросил Есесеич Паленого, пряча деньги в потертый кошелек.

Есесеич хранил кошелек, привязанный к прочному кожаному гайтану, на груди, под рубахой. Вообще-то его звали Иван Евсеевич, а фамилию он имел самую, что ни есть, аристократическую – Румянцев.

Подвыпив, Есесеич рассказывал, что его прадед был внебрачным сыном знаменитого графа, прослывшим большим охотником по части юных крестьянок. Благородный граф якобы дал ребенку свою фамилию и нашел для прабабушки Есесеича мужа, из мещан, заплатив ему за эту «услугу» хорошие деньги, на которые прапрадед купил трактир.

– Да так, ничего…

– А, понятно, – догадался Есесеич о причине дурного настроения собеседника. – Пойдем ко мне. Позавтракаем.

– Спасибо, я не голоден.

– Не кочевряжься. Составишь мне компанию. Одному скучно.

Паленый с благодарностью кивнул, соглашаясь с доводами Есесеича, и они направились к «особняку» потомка графа Румянцева, расположенному у самого леса. В отличие от остальных халабуд, в которых проживали мотодромовские бомжи, жилище Есесеича было сложено со шлакоблока.

Когда-то в нем располагалась сторожка (трудно сказать, что можно было охранять на территории мотодрома, однако факт есть факт), но когда наступило время доставать из шкафа засушенную, трахнутую молью, мумию дореволюционного капитализма, чтобы устроить ей реанимацию, шустрые людишки разобрали и унесли крышу строения, оконные рамы и двери.

В хозяйстве пригодится…

Пострадали и стены сторожки. Но только до половины. Шлакоблок был скреплен очень прочным цементным раствором, поэтому взять его целым не представлялось никакой возможности.

По этой причине любители дармовщины поковырялись, поковырялись в кладке, да так все и бросили, раздолбав в крошку лишь несколько верхних рядов шлакоблока. С той поры стены сторожки заросли травой, и никто о ней даже не вспоминал, пока на развалины не наткнулся хозяйственный Есесеич.

Он не стал поднимать стены, лишь сварганил плоскую крышу из того, что попалось под руку, заложил оконные проемы, оставив в качестве окна квадратную амбразуру со сторонами в полметра, навесил хлипкую дверь, больше похожую на обыкновенную калитку, и отремонтировал печку.

Его жилище смахивало на пещеру, так как передвигаться в нем можно было лишь согнувшись. Но это обстоятельство ничуть не умаляло достоинств «хижины дяди Есесеича». Скорее, наоборот – даже в самые лютые холода в помещении было тепло и по-домашнему уютно.

Через год после вселения Есесеича в этот «особняк» его попыталась отобрать компания бомжей в количестве тех человек из соседнего «клана», направляющей и руководящей силой которой служил Варькин трепливый язык.

Это были так называемые «оголовки» – помощники Тюнькина. Они исполняли роль надзирателей за бомжами-старателями, получая за это зарплату.

Выломав дверь, пьяная, а оттого буйная, компания ворвалась в строжку и была встречена по всем правилам обороны замков и крепостей. Невозмутимый Есесеич выплеснул на врагов кастрюлю первача и бросил в них горящую ветку.

Эффект получился потрясающий. Нужно сказать, что самогон у деда был первостатейный, крепостью никак не меньше пятидесяти градусов, а первач вообще тянул на все девяносто. Поэтому одежда бомжей загорелась сразу.

Обитатели Мотодрома, собравшиеся поглазеть на штурм «крепости» Есесеича в предвкушении шикарного зрелища, не ошиблись в своих предположениях. Только из сторожки вылетел не ее хозяин, как предполагали бомжи, а три живых факела, горевших голубым пламенем.

Испуганные до полусмерти «оголовки» ринулись прямо на толпу, чтобы друзья-приятели помогли им сбить огонь. И это было большой ошибкой.

Завидев огненные фигуры, бомжи, которые тоже были на хорошем подпитии, решили, что разверзлись врата ада и все их пьяные кошмары стали явью. Толпа бросилась врассыпную, а сзади в тщетной надежде получить помощь мчались трое пылающих нечестивцев, издавая звуки, похожие на рев корабельной сирены.

Так живые факелы добежали до КПП, где находился Тюнькин. Туда они и ввалились все трое, надеясь на помощь благодетеля, уже на последнем издыхании от усталости и ужаса, но по-прежнему в языках голубого пламени.

Верзоха, который был на хорошем подпитии и в этот момент закусывал стакан водки соленым огурцом, не выдержал такого ужасающего зрелища и, несмотря на солидный живот, ласточкой нырнул в открытое окно, благо оно было рядом.

Очутившись снаружи, голова, ничего не соображая и держа огурец в зубах, со спринтерской скоростью рванул по дороге в сторону города, где и столкнулся с бампером мусоровоза. Хорошо, что водитель вовремя затормозил.

В итоге неудачного «штурма» троица лишились одежды (ее даже не пришлось снимать – она истлела от огня и осыпалась, словно ржавчина), а потерявшего сознание Тюнькина сначала забрала бригада «Скорой помощи», а затем на неделю определили в психушку, потому что он по запарке весьма настойчиво утверждал, что его едва не взяли в плен инопланетяне.

После этого случая на Есесеича больше никто не наезжал. А когда он стал продавать свой натурпродукт «коллегам по бизнесу», его вообще начали считать едва не святым человеком. Тем более, что Есесеич иногда давал спиртное в долг, что среди бомжей-старателей было не принято.

– Выпьешь? – спросил Есесеич, ставя на стол бутылку самогона и стаканы.

– Что-то не хочется…

– Ты не сумлевайся, продукт – первый сорт. Для себя делал, из конфет.

– Спасибо, но я пас.

– Ну, как знаешь, – не стал настаивать гостеприимный хозяин.

Ему хорошо было известно, что Паленый слыл малопьющим; это обстоятельство делало его среди бомжей белой вороной. Впрочем, такой «недостаток» в среде мотодромовских изгоев скорее был достоинством – Паленый никогда не клянчил, чтобы ему налили стаканчик на дармовщину.

– А как насчет чифиря? – предложил Есесеич.

– Спасибо, не откажусь.

Подбросив дров в печку, которая тут же весело загудела, Есесеич поставил на плиту чайник и сковородку, и вскоре внутри бывшей сторожки распространился приятный запах чего-то съестного.

Бурая масса, которую старик выковырял ложкой из литровой консервной банки, была весьма подозрительна на вид, но вполне съедобна, в чем Паленый вскоре и убедился, когда Есесеич всучил ему ложку и кусок зачерствевшего батона. Он ел через силу, чтобы не обидеть гостеприимного старика.

С хлебом на Мотодроме почему-то были проблемы. Иногда попадалась мука, тронутая жучками, но бомжи ленились печь из нее даже лепешки. Кроме хлеба, высоко ценились и лезвия для безопасных бритв. Практически это были главные две позиции, на которые бомжам приходилось тратить деньги.

Естественно, за исключением водки…

Выпив, Есесеич немного размяк. Он прилег на кровать, найденную на свалке (как и все, что находилось в его «особняке»), и, задумчиво глядя на Паленого, который с удовольствием пил горячий, круто заваренный, чай, сказал:

– У нас хозяин поменялся.

– Что, Тюнькин уходит?

– Ну ты даешь… Этого клеща с Мотодрома можно сковырнуть лишь лопатой или выжечь каленым железом. Он тут с самого начала.

– Другой может быть еще хуже.

– И то верно, – согласился Есесеич.

– А про какого хозяина ты говоришь?

– Ты что, думаешь Верзоха здесь всему голова?

– Ну…

– Наивный… хе-хе… – Есесеич коротко рассмеялся. – Знаешь, какие бабки тут крутятся? Тюнькин – это жошка, шестерка. Но и он неплохо поживился. Дачу себе отгрохал, словно какой-то крутой. На самом деле Мотодромом заправляет мафия.

– Откуда знаешь?

– Знаю… – Осторожный Есесеич не стал вдаваться в подробности. – У них там власть поменялась, кое-кого в гроб уложили, теперь другая бригада будет заправлять делами на всех городских свалках.

Он вдруг опять захихикал.

– Ты чего? – удивился Паленый.

– Вчера к Тюнькину приезжали новые хозяева. Ты бы видел, как он хвостом вилял. Наверное, с испугу в штаны наложил. А вечером запил горькую, даже у меня брал – казенки не хватило.

– Переживает?

– А как не переживать? С этой недели для Верзохи лафа закончилась. Его посадили на твердый оклад.

– Он и раньше был на окладе.

– Был, – согласился Есесеич. – Но его никто не контролировал. А эти новые – серьезные ребята. Схимичит – на столбе подвесят вверх ногами. И глазом не моргнут.

– Почему люди такие жестокие? – тихо спросил Паленый – похоже, сам себя.

Есесеич, по причине возраста не обладающий острым слухом, все же расслышал вопрос Паленого, и ответил:

– Не все. Некоторые. Но в руки Шишкана лучше не попадаться. Теперь он будет здесь всем заправлять.

– Кто такой Шишкан?

– Бандюга. Говорят, что вор «в законе». Но про то достоверно не знаю. Его совсем недавно выпустили из тюрьмы, так он снова подминает под себя то, что разошлось по другим рукам, пока он семь лет в зоне парился. Слыхал, две недели назад убили какого-то депутата областной думы?

– Краем уха…

– Взорвали машину. Вместе с ним погиб и прежний наш главный бугор (ты его тоже не знаешь). Уверен, что это Шишкан подсуетился…

Паленый индифферентно пожал плечами и долил из чайника темно-коричневой жидкости, которая действовала на него, как водка на пьяницу – возбуждала; а еще заставляла шевелить мозгами.

Есесеич вдруг затих. Он уснул на полуслове.

Паленый посмотрел на старика и невольно улыбнулся. Его обожженное лицо превратилось в злобный лик сатира или даже дьявола, как рисовали нечистого средневековые художники.

Впечатление усиливали отблески пламени в глазах – Паленый сидел на ящике возле плиты, в которой догорали толстые поленья. Свет, проникающий сквозь окно-амбразуру, был серым и тусклым, потому что небо заволокло тучами. Улыбка-гримаса уже покинула его неподвижное, как маска, обезображенное лицо. Он задумался.

Вспомнилось…

Глава 2

В ту ночь он долго не мог отойти ко сну. Беспокойство змеей вползло в душу еще с вечера, а ближе к полуночи начали болеть рубцы на лице.

Решив, что уснуть, считая слоников, не удастся, он вышел из своего жилища и сел у входа на плоский камень. Впрочем, «вышел» – это чересчур громко сказано. Скорее, выполз, так как жил в неком подобии шалаша.

Жилище для мотодромовского «старателя» было жизненно важной необходимостью. Это Паленый понял сразу, как только немного оклемался.

Он соорудил его спустя две недели после своего появления на Мотодроме совсем уж далеко от центральной части свалки. Даже сторожка, в которой обретался Есесеич, находилась ближе к КПП Тюнькина, нежели нескладное примитивное сооружение, над которым Паленый трудился три дня.

Шалаш представлял собой проржавевший местами насквозь железный кузов (с дверями!) от грузовой модели «москвича», в обиходе названной «пирожком». Как он попал на свалку, и почему его не свезли в металлолом, про то история умалчивала.

Паленый откопал кузов из-под груды строительного мусора, установил его на доски, а затем забросал сверху и с боков соломой, ветками, картоном, обрывками толя и прикрыл эту большую кучу полиэтиленовой пленкой.

В итоге получилась вполне приличная собачья будка для крупного волкодава, которую можно было заметить, только наткнувшись на нее. Но бездомному бомжу и такая конура, что нормальному человеку хорошая гостиница.

К сожалению, в этом жилище нельзя было поставить печку – негде, и Паленый первое время замерзал, пока в голове у него немного не прояснилось, и он стал кое-что соображать. Вот тогда Паленый и придумал свое «ноу-хау».

С вечера он разжигал костер перед входом в свою обитель и клал туда гранитные булыжники. Когда они накалялись едва не докрасна, Паленый наполнял ими железный инструментальный ящик, приваренный ко дну кузова, и закрывал его крышкой.

Закутавшись с головой в рваное ватное одеяло и ощущая тепло от долгоиграющей «грелки», он торопился быстрее уснуть. К рассвету, конечно, камни остывали, и когда приходили зимние, морозные ночи, утром у него зуб на зуб не попадал.

Но это уже были мелочи, так как он успевал хорошо выспаться. Разжечь костер было делом нескольких минут, и спустя полчаса после пробуждения Паленый наслаждался горячим чаем и видом оранжевых языков пламени, которые будили в нем какие-то странные воспоминания – словно он видел обрывки цветных кинофильмов…

Усевшись на камень, Паленый задумчиво посмотрел на тонкий лунный серп, качающийся над горизонтом, словно челнок на тихой волне, и закурил «Приму». Вообще-то ему больше нравились сигареты «Мальборо» и «Винстон», но они стоили дорого, поэтому Паленый покупал на рынке у частных торговцев что подешевле.

Неожиданно в отдалении блеснул свет фар легковой автомашины, которая осторожно пробиралась по самому краю свалку. Похоже, это была дорогая импортная тачка, потому что звук мотора был почти не слышен.

Паленый удивился и насторожился.

Уже перевалило заполночь, и свалка уснула, тяжело дыша миазмами гнилостных испарений. Спали бомжи, уехал домой Тюнькин, который задержался допоздна, подбивая месячный баланс своей трудовой деятельности, и только псы шебаршились в куче мусора, привезенной последним мусоровозом.

С какой стати кому-то понадобилось приезжать на свалку в ночное время? Притом машина шла по старой, заброшенной дороге, которой уже давно не пользовались.

Напрягая зрение, Паленый всматривался в темноту, пытаясь понять, что делают пассажиры автомашины. Она остановилась, и в свете подфарников замельтешили крупные мужские фигуры. Они как будто что-то искали.

Затем, спустя какое-то время, машина развернулась, и вскоре красные огоньки ее стопсигналов спрятались за холмами мусора.

Приметив место, где стоял автомобиль, Паленый выкурил еще одну сигарету, а потом заполз в свою конуру и забылся тревожным сном, который был очень короток – до первых проблесков зари.

Он проснулся мгновенно, словно его укололи шилом, с уже сформировавшимся решением. Выбравшись наружу, Паленый уверенно пошагал к старой дороге – напрямик. Когда из-за горизонта показалось солнце, он уже нашел, где точно останавливался автомобиль, и сосредоточенно разгребал малозаметный холмик рядом с дорогой.

Паленый не ошибся в своих предположениях – приезжавшие ночью люди в этом месте чтото закопали. Притом довольно глубоко. Он стал весь мокрым от пота, пока добрался до длинного пакета из прочного черного полиэтилена.

Что находится в пакете, Паленый понял сразу. Какое-то время он колебался, – может, лучше забросать яму мусором и оставить все как есть? – но затем любопытство взяло верх, и Паленый вытащил свою находку из ямы.

Пакет был на «молнии» и предназначался для транспортировки покойников. Открыв его, Паленый увидел молодого мужчину в дорогом костюме и при галстуке.

Он был убит двумя выстрелами: одним в грудь и вторым, контрольным, – в голову. Лицо его было сплошь в синяках и ссадинах; похоже, перед смертью мужчину сильно избили.

Обшарив карманы, Паленый разочарованно вздохнул – пусто. Если, конечно, не считать паспорта в кожаной обложке и маленького блокнота с отрывными страницами, предназначенного для записей. К блокноту была прикреплена миниатюрная шариковая авторучка. «Удобно…» – механически подумал Паленый.

Увы, если у покойника и были деньги, то о них позаботились убийцы…

Небрежно повертев паспорт в руках, Паленый уже хотел положить документ обратно, в карман пиджака мертвеца, однако какая-то сила, вопреки здравому смыслу, заставила его открыть корочки и посмотреть на фамилию, прописанную каллиграфическим почерком – Князев Александр Игнатьевич.

Пролистав паспорт до конца, Паленый обнаружил пять моментальных фотографий, которые покойник засунул под обложку. На них был изображен сам Князев в разных ракурсах и красивая девушка. Судя по пейзажам, снимки были сделаны на заграничном курорте.

Паленый встал перед весьма серьезной дилеммой: заявить о найденном покойнике в милицию или зарыть яму и напрочь выбросить из головы то, что он знал и видел?

После недолгих раздумий он кивнул головой, соглашаясь с разумными доводами своего невидимого оппонента, сидевшего внутри, и быстро все вернул на круги своя. Насыпав могильный холмик, Паленый неторопливо потопал к своей будке.

Паленый не был дураком. У него не возникало никаких иллюзии по поводу событий, которые должны были развернуться после заявления о находке трупа. Даже если менты и не повесят на него убийство Князева (а это бабка надвое гадала, то ли будет, то ли нет), ему все равно несдобровать.

Он был СВИДЕТЕЛЕМ – и этим все сказано. А тем, кто отправил Князева на тот свет, свидетели не нужны. Конечно, можно попросить защиты у властей, но кому захочется бесплатно защищать от убийц бездомного и никому не нужного изгоя?

И только когда Паленый начал разжигать костер, чтобы вскипятить чаю, он вдруг вспомнил, что у него в кармане паспорт покойника. Еще не зная, зачем все это ему нужно, Паленый механически сунул паспорт и блокнот в карман и тут же забыл о них, занятый похоронами мертвеца.

Прихлебывая обжигающую нёбо горечь, он долго с задумчивым видом вел незримый диалог со своим вторым «я», а когда алюминиевая кружка показала дно, хлопнул себя ладонью по колену и сказал:

– Ладно, что будет, то и будет!

Он решил оставить паспорт себе. У него не было никаких документов, из-за чего ему пришлось пережить много неприятных минут.

По причине отсутствия хоть какой-нибудь бумажки, удостоверяющей его личность, Паленому пришлось покинуть городские трущобы и поселиться на свалке; здесь ни документы, ни прописка не были нужны.

Естественно, Паленый понимал, что в городе и области он вряд ли сможет пользоваться паспортом Князева. Но Россия-матушка велика, а сделать обоснованное заключение о его личности, сравнивая фотографию в паспорте с изуродованным лицом Паленого, не взялся бы ни один эксперт.

Вообще-то Мотодром был его вторым домом. О первом Паленый ничего не помнил. Все его воспоминания начались год назад ранним весенним утром, когда он открыл глаза и увидел изумленные лица бомжей, окруживших кучу мусора, только что вываленную мусоровозом.

Паленый лежал среди отбросов практически в чем мать родила (если не считать нескольких лоскутков обгоревшей ткани), и мучительно пытался вспомнить, где он находится, кто эти люди и как его угораздило сюда попасть.

Мало того, первый же вопрос «Ты кто?» заставил его сильно удивиться и обеспокоиться – а и верно, кто он? Как его зовут, как фамилия?

Увы, в голове царили неразбериха и сумбур, как будто все слова энциклопедического словаря кто-то озвучил, затем смешал в кучу и набил ими доверху черепную коробку.

Этот невинный вопрос послужил тормозом, и Паленый, вместо какого-нибудь вразумительного ответа, начал что-то мычать и с глупым видом разводить руками. «Дурик…Наверное, с психушки сбежал», – решили бомжи и оставили его в покое.

Так он и остался на свалке, вопреки неписаному закону мотодромовских бомжей: всех чужаков – вон. Наверное, сыграло свою роль чисто русское отношение к умалишенным, обижать которых всегда было большим грехом.

Соорудив себе жилище и кое-как пережив лето на Мотодроме – он с большим трудом приспосабливался к жизни бомжа-старателя и зарабатывал на вторсырье сущий мизер, Паленый (это прозвище дал ему Тюнькин), как и большинство обитателей свалки, перебрался в город.

Ночевал он, где придется, – на вокзале, в подвалах и на чердаках домов, в колодцах теплотрасс. Там все-таки было теплей и уютней, нежели на свалке.

Но потом появился новый мэр, который устроил настоящую охоту на бездомных и попрошаек. Тем, у кого были документы, все же было легче – их не так сильно прессовали. Что касается Паленого, то он даже не мог назвать свою фамилию и имя.

А изъятый у покойника паспорт Паленый показывать боялся по вполне понятной причине – Князев мог значиться в розыске – и хранил его в тайнике, который оборудовал в своем жилище на Мотодроме.

Беспамятство Паленого вызывало подозрения у сотрудников правоохранительных органов, тем более, что он имел на удивление крепкое телосложение (хотя и был худым) и, раздетый догола, совсем не напоминал тщедушных, испитых бомжей.

Паленого подолгу держали в КПЗ, пытаясь выяснить личность, потом, убедившись в тщетности такой затеи, отпускали, чтобы спустя неделю или две его снова мог забрать очередной наряд патрульно-постовой службы.

И все начиналось сначала…

В конце концов, ему надоели мыкаться по тюремным камерам, и он, последовав совету Есесеича, в феврале перебрался на Мотодром, в свой «летний» шалаш.

К тому времени Паленый здорово окреп духом, приобрел надлежащую закалку, и теперь никакие трудности бомжовской жизни его не пугали.

Самое интересное – ему совсем не хотелось узнать о том, кто он и что было с ним раньше. Паленый смирился со своим полуживотным существованием и временами даже находил в нем какой-то смысл.

Воспоминания у него отсутствовали. Напрочь. По крайней мере, те, что касались его личной жизни. Иногда – чаще всего внезапно и не к месту – приходили на память литературные герои, фильмы, которые он когда-то видел, городские пейзажи, с виду знакомые горы…

Но Паленый не знал, как называется тот или иной город, где находятся горы и в какой стране произрастают леса, по которым давным-давно бродил чужой ему человек с его глазами.

Иногда ему казалось, что все его видения – бред сумасшедшего. Он и сам на первых порах был готов поверить, что у него и впрямь не все дома.

У Паленого наблюдалось раздвоение личности: один человек был вполне разумен и мог размышлять о высоких материях, а второй – главный – представлял собой забитое, убогое существо, подгибающее плечи не только перед начальством в лице Тюнькина, но и перед другими бомжами.

Однажды его здорово избили пьяные Петруха и Турка – уж неизвестно за что, и он даже не пытался сопротивляться, только закрывал голову руками. Бомжи, наблюдавшие за избиением, лишь смеялись; никто из них даже не подумал за него вступиться, а Есесеич на тот момент отсутствовал.

Но едва драчуны оставили Паленого в покое, как Варька, которая хохотала громче всех, выкрикивая разные обидные слова, умыла его окровавленное лицо, напоила водой и довела до шалаша. При этом она злобно материла обидчиков Паленого и чисто по-бабьи проклинала их.

Он всегда держался в стороне, чувствуя себя не в своей тарелке. Из-за его стеснительности Паленому всегда доставались крохи из общего «стола», если таковым можно было назвать свежий мусор. Он пас задних, а основной «навар» снимали те, кто понаглей и покруче.

Его единственным другом – пусть и с натяжкой – был Есесеич. Неизвестно, что заставило старика поселиться на Мотодроме, но Паленый знал, что Есесеич – образованный человек. У старика всегда был ответ на любой вопрос.

Что касается спиртного, то Есесеич пил умеренно – скорее, по причине преклонного возраста, нежели из-за моральных соображений. Он был прижимист, хотя и давал в долг другим бомжам. Но если за самогон всегда платили, то заемные деньги возвращали редко.

Впрочем, это обстоятельство Есесеича особо не расстраивало. Таким образом он откупался от настырных любителей брать в долг. В следующий раз старик без лишних слов показывал запись с фамилией и суммой занятых денег, и «забывчивый» бомж торопливо ретировался, не солоно хлебавши, и с пустыми руками.

Поговаривали, – Паленый слышал краем уха – что у Есесеича в городе есть сберкнижка и денег на ней столько, что можно купить квартиру и машину. Этим слухам он верил, потому что у старика, старожила Мотодрома, был уникальный нюх на вторсырье и он, в отличие от других, умел торговаться с Тюнькиным.

Однажды на его глазах Есесеич выхватил из кучи мусора целый рулон медной фольги (килограмм двадцать, не меньше), которая стоила очень дорого. Варьку, шебаршившуюся рядом со стариком, при виде такого богатства едва столбняк не хватил.

Потом она еще долго – месяца два – костерила его на все заставки, считая, что Есесеич нагло умыкнул ее добычу.

– О чем задумался?

Голос Есесеича заставил Паленого вздрогнуть.

– Да так… просто… – ответил он смущенно, будто его застигли на чем-то предосудительном.

– А как ты насчет кофе? – спросил Есесеич; и быстро добавил: – У меня есть немного.

– Кофе – это хорошо…

– Шикарно! Я, знаешь ли, люблю умаслить душу кофейком. Это, конечно, не дешево, но иногда хочется побаловать себя. Что ж мы, не люди…

Есесеич долго рылся в картонном ящике – упаковке от телевизора, где он хранил всякуювсячину, и наконец извлек оттуда банку с яркой наклейкой.

– Сварим в кастрюльке, – сказал он, бережно отмеряя молотый кофе чайной ложкой.

Старик священнодействовал у плиты почти полчаса. Аромат натурального кофе кружил голову, и Паленый невольно сглотнул слюну. Какое-то воспоминание вдруг озарили уголки его измученного мозга, но тут же исчезло, словно падающая звезда.

Пытаясь понять, что ему вспомнилось, Паленый машинально сделал первый глоток и поперхнулся.

– Горячий? А ты дуй, дуй, – посоветовал Есесеич.

– Умгу…

– Ты сегодня какой-то не такой, – осторожно заметил Есесеич.

– Да мысли разные…

– В нашем положении всякие мысли лучше выбросить из головы, – рассудительно посоветовал старик. Они только мешают жить. Нам бы день простоять да ночь перекантоваться.

– И то верно.

– Тебе бы пластическую операцию сделать, – немного помолчав, сказал Есесеич. – Я читал в газете, что в нашем городе есть какой-то хирург – золотые руки. За милую душу новое лицо тебе слепит.

– Я тоже слышал. А толку? Для операции нужны большие деньги. Где я их возьму?

– Так-то оно так, но если хорошо постараться, да поднакопить…

– Для этого мне нужно сто лет. Как минимум. Сам понимаешь…

– Понимаю, – с искренним огорчением ответил Есесеич. – Но ты парень молодой, вдруг тебе повезет.

– Мне уже повезло – что я не помер. И на том спасибо судьбе… или кому там еще.

– А ты не отчаивайся. Жизнь, она хитрая штука. Такие коленца выделывает, что только держись. Уж я-то знаю. Верь. Поставь перед собой цель – и верь, что ее достигнешь. Будешь верить – все получится, как задумал.

– У тебя получилось? – с невольной иронией спросил Паленый.

– Сравнил… – Есесеич вымученно улыбнулся. – Если сказать по правде, я свою жизнь давно прожил. И вполне ею доволен. А нынче у меня новый виток. Я опять начал с нуля. Да, так бывает. И все бы ничего, но вот беда – годы уже не те. Силы тают.

– Пошел бы ты в дом престарелых…

– Кто меня туда возьмет? Но, если честно, я и сам не хочу. Я привык к свободе, а там – клетка.

– Верно, в клетке плохо.

– А твоя клетка – это обожженное лицо. Поверь мне. Так что думай. И надейся.

Паленый промолчал. А что скажешь? Он и сам понимал, что с таким лицом и пустой головой без воспоминаний у него нет будущего.

Где-то в глубине души Паленого давно вызревал протест против своего полуживотного существования. Но он едва теплился и никак не мог дорасти до нужной кондиции из-за каждодневных сражений за кусок хлеба. На первый план выходили другие заботы, и мечта стать нормальным человеком никак не могла порвать силки быта.

Тем временем, пока Паленый предавался горестным размышлениям, отдохнувший Есесеич загорелся новой идеей. Он залез под кровать и достал вместительный берестяной кузовок.

– Пойду по грибы, – сказал он с азартным блеском в глазах. – Есть тут неподалеку хорошее место. Составишь компанию? Наберем грибков, поджарим их с луком… А? Делать сегодня на свалке все равно нечего – выходной день.

– Я тоже пойду, – оживился Паленый.

– Вот и ладушки…

Место, о котором говорил Есесеич, и впрямь было отменным. Лето выдалось дождливое, и разных грибов было – хоть косой коси. Паленый за час набрал полную корзину.

Однако Есесеич оказался привередой – охотился только за белыми. А они умели хорошо прятаться. Поэтому вылазка за грибами несколько затянулась по времени.

Чтобы не мешать Есесеичу (грибная охота – дело сугубо личное, даже интимное), Паленый по едва приметной лесной тропинке вышел к озеру, по форме напоминающему стручок фасоли. Оно было нешироким, но сильно растянутым в длину.

Быстро сбросив одежду, он забрался в воду и долго, с наслаждением, плескался в ней, смывая грязь не только с тела, но и души. Вода приятно освежала, будила светлые мысли, которые уносили его в неведомые дали.

Мысли и видения большей частью были несвязными, сумбурными, и тем не менее Паленому вдруг на какой-то миг показалось, что он вылез из своей скорлупы, сбросил с плеч тяжелый груз, давивший на них с того момента, как он оказался на свалке.

Паленый лежал на поверхности воды, глядя в удивительно голубое небо с барашками небольших белых облаков. До этого момента он даже не подозревал, что умеет плавать, и восхитительное ощущение невесомости кружило голову и вызывало в распахнутой настежь душе чувство детской радости и даже щенячьего восторга.

Ему хотелось петь, кричать во весь голос, но он боялся вспугнуть уток, плескавшихся у другого берега, возле камышей.

Неожиданно ему послышались людские голоса. Он насторожился и быстро вылез на берег. В его планы не входила встреча с кем бы-то ни было.

Лицо Паленого обычно вызывало у людей неприятные ассоциации, даже отвращение. Конечно, будь он нормальным человеком, а не бомжем, его, наверное, жалели бы – не все, но хотя бы ктото. Однако уродливое существо, одетое в грязные лохмотья, не заслуживало на человеческое сочувствие и тем более – сострадание.

По крайней мере, его пожалела только раз какая-то сердобольная старушка, которая сказала ему несколько ласковых слов, дала двадцать рублей и большую сдобную булку.

Торопливо натянув свои обноски, Паленый шмыгнул в заросли. Однако, где же старик? Есесеич как сквозь землю провалился. Поискав своего приятеля в том месте, где они разошлись в разные стороны, Паленый возвратился к озеру.

Его томили нехорошие предчувствия, но окликать Есесеича во весь голос он не решался. Не ровен час, пальнет кто-нибудь из ружья на звук…

Он уже знал (ему об этом рассказал Есесеич), что в лес, который начинался сразу за свалкой, приезжали крутые, чтобы выпить на природа, повозиться с девочками и потренироваться в стрельбе.

Этот естественный «полигон» находился на небольшом расстоянии от города и имел одно несомненное преимущество – сюда не совались менты, так как дурная слава Мотодрома была жупелом не только для обывателей, но и для сотрудников правоохранительных органов.

Кроме того, в милиции хорошо знали, кому принадлежит «контрольный пакет» акций городской свалки, а связываться с мэром и его высокопоставленными покровителями не желал ни один милицейский начальник. Тем более, что в последние два-три года Мотодром слыл хоть и болотом, но болееменее тихим.

Отчаявшись найти Есесеича, Паленый махнул рукой на свои опасения и пошел на голоса. Может, у озера, кроме них, обретались и другие бомжи?

При всей своей лени они тоже были не прочь полакомиться жареными грибами, тем более, что год на них выдался урожайным и для их сбора не требовалось тратить много сил и времени.

Паленый, добравшись до источника шума, осторожно раздвинул кусты. То, что он увидел, на некоторое время ввергло его в состояние шока.

На берегу озера, посреди поляны, во всю веселилась компания отморозков. Они приехали на двух машинах – БМВ и «ауди» – которые стояли в тени деревьев.

Как они сюда смогли добраться, Паленый знал – к озеру вела старая, заброшенная дорога. Есесеич рассказывал, что когда-то, при советской власти, здесь находился летний пионерский лагерь – десятка два деревянных домиков.

Когда началась перестройка, лагерь забросили, а домики частью сожгли местные лоботрясы, а частью разобрали для своих нужд жители городской окраины. Теперь место, где когда-то отдыхала детвора, можно было определить только по двум кирпичным столбам, к которым крепились ворота.

Компания крутых насчитывала шесть человек – четыре парня и две девицы, с виду не отягощенные общечеловеческими моральными принципами. Они расстелили на траве скатерть, завалили ее дорогой снедью, и уставили бутылками со спиртным и напитками.

Чуть поодаль посверкивали угли костра, над которым скворчали шашлыки. Это была уже вторая партия, судя по шампурам с остатками мяса, которые лежали на блюде посреди скатерти.

Принимая во внимание количество пустых бутылок, валяющихся по всему берегу, компания уже находилась на хорошем подпитии, когда приходит пора предаваться играм, танцам и развлечениям. Чем крутые и занимались, устроив тир с несколько необычной мишенью.

У дерева стоял привязанный Есесеич. Ему нахлобучили на голову ведро из белого пластика, на котором губной помадой был нарисован небольшой кружок. По этой «мишени» пьяные отморозки стреляли из пневматической винтовки.

Каждый выстрел – удачный и не очень – сопровождался взрывами дикого хохота. Нередко пули попадали не в ведро, а в тело Есесеича, и тогда несчастный старик глухо мычал от боли. Кричать во весь голос он не мог, так как рот ему заклеили скотчем.

Это еще больше раззадоривало пьяных молодчиков, которые время от времени специально били не по мишени, а по рукам и ногам Есесеича. Расстояние до «мишени» было небольшим, и свинцовые пульки стегали по телу старика с большой силой.

«Что же это делается!?» – думал ошеломленный и напуганный Паленый. Он не знал, что нужно предпринять, чтобы помочь старику. Его больной мозг пребывал в страшном смятении.

Неожиданно из неведомых глубин подсознания всплыло что-то колючее, как рыба-еж. Паленый мгновенно преобразился. Его движения стали решительными, осмысленными и быстрыми. Он тень скользнул в кустарник и начал пробираться к машинам.

Подобравшись к БМВ, он насобирал хвороста и сухой травы, подложил все это под днище машины и щелкнул зажигалкой. Спустя несколько секунд шустрые оранжевые язычки побежали по растопке, и Паленый поторопился скрыться в лесу.

Но он не стал убегать куда подальше. Маленькая месть отморозкам с поджогом БМВ не была его главной целью. Паленый хотел вырвать Есесеича из рук пьяных молодчиков.

Он уже был позади дерева, к которому привязали старика, лежал, притаившись в кустах, как вдруг раздался испуганный крик одной из девиц – она наконец заметила, что машина в огне. Стрелки бросили винтовку и побежали тушить БМВ.

Паленый подхватился на ноги, достал из кармана перочинный нож и разрезал веревки, которыми был привязан Есесеич.

– Уходим… – шепнул он Есесеичу на ухо. – Быстрее!

– Ты? – слабо удивился старик.

Он едва держался на ногах.

– А кто же еще… Сможешь идти?

– Не знаю… Ох!

Есесеич упал бы, но Паленый вовремя подхватил его на руки.

– Худо мне, парень, худо, – сказал он, тяжело дыша. – Уходи сам. Не убьют же они меня, в конце концов.

– Это как сказать… Нет, я здесь тебя не оставлю.

Паленый примерился, с неожиданной силой поднял старика, положил его себе на плечи и побежал вглубь леса. Позади раздался сильный грохот – это взорвался бензобак БМВ.

Паленый мстительно ухмыльнулся.

Глава 3

События начали разворачиваться на третий день после грибной охоты. Паленый еще спал, когда к нему прибежала Варька.

– Вставай, быстрее! Поднимайся, мать твою!.. – орала она, тарабаня кулаками в дверку «пирожка».

– Что случилось? – недоуменно спросил Паленый, зевая и протирая глаза кулаком.

– Есесеича убивают! – выпалила Варька.

– Кто!? – всполошился Паленый.

– Не знаю. Какие-то бандиты. По рожам видно. Приехали на машине и сразу к Верзохе. А от него направились к Есесеичу. Заложил, гад, старика…

– А почему ты думаешь, что Есесеича убивают? Может, им что-нибудь нужно.

– Так ведь эти крутые козлы орут и матерятся. Я лично слышала.

Кто бы сомневался, что лично, мысленно ухмыльнувшись, подумал Паленый. Бомжиха была ходячим рупором последних новостей. Разговаривая наедине, никогда нельзя было дать гарантии, что где-нибудь не околачивается Варька, у которой уши как локаторы.

– Ну и что ты от меня хочешь? – спросил он, натягивая на плечи ветхую курточку.

– Нужно помочь Есесеичу.

– Как?

– Откуда я знаю! – разозлилась Варька. – Ты же мужчина, а не я.

– Нашла мужчину… А что другие?

– Им все до лампочки. Дрыхнут без задних ног, не добудишься. Вчера, сам знаешь, хороший навар получился, вот народ и отвязался по полной программе. А ты вроде как кореш Есесеича…

– Кореш… – отрешенно буркнул Паленый.

Он внезапно подумал, а не те ли это крутые, что истязали Есесеича у озера? От этой мысли он похолодел.

Если отморозки связали уничтоженный огнем БМВ с неким неизвестным приятелем Есесеича, который был вместе с ним в лесу, – что вполне возможно, они ведь не совсем тупые – тогда бандиты придут и за ним.

Вряд ли старик выдержит побои. Он ведь не комсомолец-подпольщик. Да и зачем ему жертвовать собой ради того, чтобы выгородить какого-то калеку. Среди бомжей сочувствие и взаимопомощь не в чести.

– Так ты идешь или нет? – спросила Варька.

– Куда?

– Нет, ты точно дурик. Как это – куда? К Есесеичу.

– И что я там буду делать?

– Мы будем делать. Пошумим. Тогда они точно оставят его в покое. А там, гляди, и другие подтянутся.

– Как же, жди… – буркнул Паленый.

Он все еще колебался, как ему поступить, когда увидел, что к ним приближаются трое крепких парней. Все, мне хана, тоскливо подумал Паленый. Как он и предполагал, Есесеич продержался недолго…

– Это ты Паленый? – грубо спросил один из них, наверное, главарь.

– Я…

– Отлично. Ты как раз нам и нужен.

– Зачем? – слабо пискнул Паленый.

– Затем, – отрезал главарь. – Потопали. И шевелись быстрее, бомжара, пока кости целы.

– Не трогайте его! – храбро выступила Варька.

– Заткнись, шаболда, – с ленцой сказал главарь. – Твое дело сторона.

– Он больной и увечный, разве вы не видите! – закричала Варька и на всякий случай отступила назад.

– Не волнуйся, мы его вылечим, – с нехорошей ухмылкой сказал главарь. – Вперед!

Он развернул Паленого и подтолкнул его в спину. Тому не осталось ничего другого, как повиноваться. Варька потянулась следом, тихо матерясь.

Из своей сторожки вышел Есесеич и, охнув, неуклюже сел на пенек, на котором он рубил дрова. Левый глаз старика заплыл, а из второго катились слезы.

Паленого запихнули на заднее сидение машины – это была уже знакомая ему «ауди» – и водитель включил сцепление. Авто почти бесшумно покатило по пыльной дороге и вскоре скрылось за кучами мусора. Угрюмая Варька долго глядела вслед машине, а затем побрела к Есесеичу – чтобы узнать, зачем приезжали бандиты и заодно выпросить в долг бутылку самогона.

– Куда вы меня везете? – отважился спросить Паленый, когда «ауди» выехала на шоссе.

– Кончать, – лениво ответил сидевший рядом с ним бандит.

– За что!?

– Сам знаешь.

– Не знаю.

– Машину ты поджег?

– Какую машину? – с фальшивым удивлением, дрожащим голосом, спросил Паленый.

– Дай ему по мозгам, Бас, чтобы вспомнил, – сказал главарь.

– И то верно…

Почти без замаха, с разворота, Бас впечатал свой кулак под ребра Паленому, который после слов главаря закрыл голову руками. Удар был очень сильный, но Паленый ждал его, а потому успел напрячь мышцы.

Вскрикнув от боли, – больше для вида – он сделал вид, что потерял сознание.

– Хлипкий, урод, – констатировал Бас. – Как бы не отдал концы раньше времени.

– Не переживай, – отозвался третий, белобрысый битюг, сидевший на месте водителя. – Бомжи народ выносливый.

«Бежать! Нужно бежать!» Мысль билась в пустой черепной коробке, как попавшая в силки птичка. Но как?

Решение пришло в виде мгновенного озарения. Машина как раз входила в правый поворот, и белобрысый сбавил скорость. Сквозь неплотно сомкнутые веки Паленый видел верхушки деревьев – они ехали по лесной дороге. А в лесу можно спрятаться.

Наверное, бандиты везут его к озеру, мимолетно подумал Паленый, потихоньку поднимая вверх фиксатор замка.

– Э, ты что там делаешь!? – рявкнул Бас, наблюдавший за ним краем глаза.

Бандит развернулся к Паленому и протянул к нему свои лапищи, но было уже поздно. Резким движением распахнув дверку, Паленый крутанулся на сидении, подтянул колени к подбородку и с силой выпрямил ноги, чтобы оттолкнуться от туловища Баса.

Он вылетел из машины, словно пробка из бутылки с подогретым шампанским. Перекувыркнувшись несколько раз на мягкой земле, устеленной толстым слоем древесных листьев, Паленый вскочил на ноги и шмыгнул в заросли.

Позади раздались крики, затем прозвучало несколько выстрелов, но Паленый только прибавил ходу. Он бежал, не выбирая дороги, спотыкался, падал, оставляя на сучьях и ветках деревьев клочки ветхой одежонки, вставал и снова продолжал свой безумный бег.

Остановился Паленый только тогда, когда силы совсем оставили его. Он повалился на землю и быстро-быстро задышал широко открытым ртом. Несмотря на усталость, наполнившую его тело тяжелым свинцом, ему хотелось радостно смеяться, и даже что-то станцевать.

Но он продолжал таиться в неглубокой ложбинке, прислушиваясь к лесной тишине. Паленый не думал, что бандиты будут искать его среди зарослей (тем более, что вряд ли среди них был опытный охотник-следопыт, способный найти беглеца по следам), однако осторожность не помешает.

Выдержав получасовую паузу, Паленый поднялся, отряхнулся и, определив по солнцу нужное направление, углубился в лес…

Закат застал его возле костра. Пообедал Паленый шашлыком из грибов, а на ужин у него было мясо – он наловил возле ручья лягушек, отрезал у них задние лапки, и теперь, нанизав их на прут, подрумянивал в языках пламени.

Паленый, будучи бомжем, никогда не ел лягушатину, но по сноровке, с которой его руки справились со свежеванием квакающей «дичи», ему показалось, что он уже проделывал такие фокусы в прежней жизни. Тем более, что поджаренные лапки не вызвали в нем никаких отрицательных эмоций, а вкусовые рецепторы среагировали на запах жареного мяса как и должно.

Ночь он провел, укрывшись в густом кустарнике. Сделав постель из веток, Паленый уснул сном праведника, нимало не боясь лесных обитателей. Он уже давно сделал вывод, что страшнее зверя, чем человек, найти трудно.

Утром Паленый первым делом начал усиленно ворочать мозгами. Он понимал, что отныне дорога на Мотодром ему заказана. Не исключено, что бандиты ждали его там и в эту ночь.

Паленый не держал зла на Есесеича, который его выдал. Мало того, он искренне жалел старика. И очень боялся, что не солоно хлебавшие бандиты после бегства своей жертвы могут выместить злость на Есесеиче. А много ли старику нужно…

И тем не менее, главным вопросом для него являлась собственная безопасность. Ситуация была явно тупиковой, и отчаяние постепенно начало брать верх над здравым рассудком.

«Может, зря я сбежал? – думал Паленый. – Кончили бы меня – и все дела. Зачем так жить? И сколько я еще протяну в своей конуре? – Он судорожно сглотнул ком, неожиданно образовавшийся в горле. – Все равно мне хана…»

От черных мыслей его отвлек пустой желудок. Он настоятельно потребовал пищи, и Паленый, тяжело вздохнув, наконец вышел из состояние полной безысходности и решил отправиться на охоту.

Чем охотиться и на какую дичь, он пока не знал. Что-нибудь соображу, думал Паленый, пробираясь к озеру. Ему почему-то казалось, что именно там он сможет найти хоть что-то съедобное, более сытное, нежели лягушачьи лапки.

Как-то так вышло, что ноги сами его привели к той поляне, где устроили пикник бандиты. Берег озера был пустынен, и ничто не нарушало безмятежного спокойствия утренней поры.

Солнце только начало подниматься из-за горизонта, и поляна еще была в тени. От БМВ остался лишь обгоревший остов и какие-то железки, разбросанные по берегу.

Но не они привлекли пристальное внимание Паленого, а нечто другое. Похоже, бандиты уезжали в спешке, поэтому не стали забирать с собой остатки продуктов. Паленый даже заурчал, как кот, увидев несколько не открытых консервных банок в траве, куски хлеба, колбасы и еще чего-то; все это изобилие было свалено в одну кучу.

Наверное, подружки крутых, чтобы не утруждать себя долгими сборами, просто стряхнули закуски со скатерти и были таковы.

Увы, не только Паленый был голоден. На поляне уже вовсю хозяйничали муравьи, да и птички не преминули поживиться нечаянными дарами негодяев. Хорошо, что сюда не заглянули лисы или бродячие псы, подумал в радостном оживлении Паленый.

Но все равно, еды было еще много. А поскольку бомжу со свалки брезгливость не свойственна, Паленый, стряхнув муравьев и еще каких-то жучков, быстро собрал остатки продуктов в куртку, сделал узел и поторопился уйти от поляны подальше.

Отыскав укромное местечко, он с жадностью набросился на еду, предварительно выпив немного водки. (Кроме всего прочего, ему досталась бутылка дорогого вина, бутылка водки и пластиковый баллон с пивом. Все это добро охлаждалось в озере, и бандиты просто забыли о нем).

Насытившись, Паленый произвел ревизию своих запасов и остался вполне доволен результатом. По его скромным подсчетам, он мог не выходить из лесу еще два-три дня. А если ему удастся каким-то образом добыть какую-либо лесную живность, то это будет вообще здорово.

Ну, а что дальше?

Эта мысль не покидала Паленого целый день, который он провел в больших трудах. Ему пришлось немало отмахать, чтобы найти отличное жилье. Этой находкой оказалась старая скирда соломы, сгорбатившаяся и потемневшая от непогоды.

Скирда стояла у края картофельного поля, на котором в прошлом году колосилась пшеница, и Паленый совсем обалдел от радостного изумления – надо же, и хата, и сытный харч в одном рукаве! Картошка была еще совсем молодой, но это не беда. Главное, чтобы охранники не заметили, где он поселился.

(Теперь сельские труженики, в отличие от прежних времен, нанимали для своих полей вооруженную охрану, потому что некоторые ловкачи умудрялись украсть половину урожая, а иногда и весь).

На картофельное поле он наткнулся случайно, гоняясь по лесу за фазанами. Поначалу ему повезло, и он подшиб палкой молодого самца. Но затем шустрые птички начали играть с ним в прятки.

Они позволяли ему приблизиться метров на двадцать, а затем убегали, всегда оставляя на виду дозорного, который словно дразнил Паленого, заставляя его продолжить догонялки. Наверное, птицы учили своих малышей, как нужно вести себя при встрече с человеком.

В этот вечер Паленый пировал: печеная картошка, зажаренный на углях фазан и пиво, которое он охладил в роднике.

Довольный удачным днем, Паленый дождался темноты, пробрался к скирде, вырыл в ней глубокую нору, закрыл отверстие охапкой соломы, чтобы его нельзя было заметить со стороны, и уснул как медведь в берлоге…

Он обитал в скирде целую неделю. Его рацион составляли грибы, лесные ягоды, картошка и консервы, которые он экономил, как только мог. Фазаны больше не попадались, лишь однажды в ручье ему удалось наловить рыбешек. Они прятались в норах, и Паленый доставал их оттуда голыми руками.

Жизнь на свежем воздухе, вдали от миазмов свалки, неожиданно оказала на него возбуждающее, почти наркотическое, действие. Создавалось впечатление, что он долго пребывал в летаргическом сне и начал постепенно просыпаться.

До этого Паленый почти не видел снов. А если что-то и снилось ему в его халабуде, то большей частью какие-то бомжевские разборки или что-то серое, непонятное.

Теперь почти все сны были цветными и длинными, как многосерийный фильм. Но самое интересное – Паленый узнавал действующих лиц. Только вот беда – он не помнил ни их имен, ни фамилий, ни где разворачивалось действие фильма.

Во вторник он проснулся очень рано, еще затемно, с твердым намерением что-то предпринять. Кровь буквально бурлила в его жилах, энергия била ключом, голова была ясной, а мысли пытались взорвать черепную коробку, где они долгое время пребывали в мрачном заточении.

Выбравшись из своей берлоги, Паленый углубился в лес и пошел в сторону Мотодрома. Скитаясь по лесу, он с удивлением обнаружил у себя навыки бесшумной ходьбы.

Он скользил среди деревьев, как тень, замечая малейшие изменения окружающей обстановки. Все его чувства были обострены до предела, а мышцы не знали устали. До этого Паленый ходил, сильно сутулясь – он прятал свое обожженное лицо от посторонних взглядов – и приволакивая ноги, но теперь его тело наполнила звериная грация, а движения стали выверенными и ловкими.

Паленый вышел точно к тому месту, где находилась сторожка Есесеича. Затаившись на опушке леса, он долго наблюдал за свалкой, однако ничего подозрительного не обнаружил.

Но его беспокоило отсутствие самого Есесеича. Паленый видел, как приходили мусоровозы, и хотя с того места, где он притаился, не было никакой возможности различать лица бомжей, занимающихся сортировкой мусора, однако характерной фигуры старика среди них не было.

Немного поколебавшись, Паленый махнул рукой на все предосторожности, и, низко нагнувшись, быстро побежал к жилищу Есесеича.

Дверь сторожки была закрыта на засов. Значит, старик дома, с удовлетворением подумал Паленый. Он сначала прислушался, а потом принюхался. Его лицо расплылось в довольной улыбке-гримасе.

Есесеич шебаршился внутри, слегка покашливая. А запах горячей браги, шибанувший по обонянию Паленого, подсказал ему, что дед занимается домашней химией – гонит самогон.

Паленый постучал в дверь.

– Кто там? – спросил Есесеич после небольшой паузы.

– Свои…

– Господи! – всполошился старик. – Это ты, хлопец?

– А то кто же.

– Погодь, я сейчас…

Звякнул засов и в дверном проеме показался Есесеич. Он смотрел на Паленого с виноватым видом, но улыбался радостно и открыто.

– Заходи, – сказал он, делая приглашающий жест. – Тебя никто не видел? – спросил он встревожено, когда Паленый переступил порог.

– Вроде нет.

– А я вот… занимаюсь делом… – Есесеич нервно хихикнул.

Паленый промолчал. Он сел на скамью возле окна-амбразуры с таким расчетом, чтобы видеть подходы к сторожке.

– Ты, наверное, голоден? – предупредительно спросил старик.

– Как зверь, – честно признался Паленый.

– Это мы мигом, – почему-то обрадовался Есесеич и начал суетиться возле плиты.

Он приготовил яичницу из десяти яиц на сале, что считалось среди бомжей высшим шиком, поставил на стол миску с ломтями хлеба и литровую банку магазинных огурцов. Похоже, дед где-то неплохо отоварился, подумал Паленый, сглотнув голодную слюну.

– Налей и мне стопарик, – попросил он Есесеича.

– Так ведь ты же не пьешь с утра, – сильно удивился старик.

– Не пил, – поправил его Паленый.

– А, понятно…

Есесеич смущенно отвел взгляд в сторону.

– Составишь компанию? – спросил Паленый, делая вид, что не заметил состояния старика.

– Я уже позавтракал. Но грамм сто выпью.

Есесеич достал из своего заветного ящика бутылку темного стекла и не без хвастовства сказал:

– Попробуй и оцени. Самардык нового замеса. Высшее качество…

Они выпили. Самогон и впрямь оказался отменным. Это был крепчайший первач, почти спирт, настоянный на травах.

– Ну как? – Есесеич с хрустом разгрыз луковицу.

– Отпад… – Паленый смахнул набежавшую слезу. – Уф… Бьет сразу и наповал.

Он жадно набросился на еду. Немного расслабившийся Есесеич с удовлетворение следил за тем, как Паленый орудует вилкой.

– Еще налить? – спросил старик.

– Хватит. Иначе я прямо здесь упаду. Ноги почему-то стали ватными…

– И то верно. Перебор – всегда плохо…

Они говорили о том, о сем, старательно избегая главной темы. Первым не выдержал Есесеич. Его мучила совесть.

– Ты, это… кгм!.. прости меня… – начал он вдруг охрипшим голосом.

– Стоп! – перебил его Паленый, предостерегающе подняв руку. – Иван Евсеевич, не нужно лишних слов. Мне и так все понятно. Я не в обиде. Тебя эти козлы просто добили бы. Ты не имел другого выхода.

Есесеич был растроган. Его уже давно не называли по имени-отчеству.

– Но я не сказал им, что это ты поджег машину.

– Они и сами догадались, – хмуро сказал Паленый.

– Что теперь будет… – тоскливо сказал старик.

– Бог не выдаст, свинья не съест, – с наигранной бодростью ответил Паленый. – Как-нибудь выкручусь.

– Тебе нужно уходить отсюда. Они приезжали несколько раз, искали…

– Страна велика и свалок на ее территории хватает, – с горечью в голосе сказал Паленый. – Ударюсь в бега. Не хотелось бы, но…

– Эх! – Старик в отчаянии махнул рукой, налил себе еще стопку и выпил одним глотком. – Что тебе сказать… Для таких, как мы, нигде места нет. Одно меня утешает, что мне уже недолго осталось. Но ты еще молод…

– Вот потому я сильно и не переживаю. У меня есть просьба…

– Говори, – оживился Есесеич. – Все исполню.

– В моем «пирожке» есть тайник. Там лежит сверток… – Паленый намеренно не стал уточнять, что в свертке находится паспорт Князева. – Нужно достать его оттуда. Мне нельзя светиться, сам понимаешь.

– Понимаю, – кивнул старик. – Сделаем.

– Только будь осторожен. Вдруг за моей халабудой следят.

– Будь спок, – весело подмигнул разомлевший от самогона Есесеич. – Мы тоже, чай не пальцем деланные…

Старик ушел, получив координаты тайника. Прильнув к окну, взволнованный Паленый с надеждой смотрел ему вслед.

Возвратился Есесеич спустя час. Паленый совсем извелся в ожидании старика.

– Хух! – Есесеич вытер пот со лба рукавом пиджака. – Варька, будь она неладна…

– Что случилось?

– Увязалась за мной как та сучка за куском колбасы. Ходит и ходит… Наверное, почуяла что-то. У нее нюх будь здоров. Хорошо, что ее Петруха позвал навар дуванить.

– Может, ее приставили шпионить за тобой? – встревожился Паленый.

– А бес его знает. Она за бабки готова, не раздумывая, прыгнуть в омут вниз головой. Мать родную продаст. Хотя очень сомнительно, что такую стерву рожала женщина.

– Не исключено, что ты прав, – довольно ухмыляясь, ответил Паленый, который в этот момент прятал принесенный стариком сверток за пазуху. – Говорят, что врачи уже научились выращивать людей в пробирках. Возможно, Варька – результат неудачного эксперимента.

– Дать бы ей по мозгам… – мстительно пробурчал старик. – Одно слово – процентщица.[3]

– Пусть ее… Она хоть и оторва, но жалостливая. Когда тебя бандиты прессовали, она тут такой шум подняла…

– Правда? – удивился Есесеич.

– Ну…

– Эх, люди-человеки… – Старик посветлел лицом. – И что ж мы такие противоречивые?

– Не знаю. Пусть в этом разбираются ученые. А мы народ простой.

Паленый поднялся.

– Так я пошел… – сказал он с невольным вздохом. – Прощай, Иван Евсеевич. Береги себя. Спасибо тебе за все.

– Стой! – Есесеич неожиданно шустро метнулся в угол сторожки, покопался в куче разного хлама и возвратился, держа в руках пачку денег. – Возьми. Они тебе нужнее. Здесь пять тысяч. Вполне достаточно, чтобы обустроиться на новом месте.

– Что ты, в самом деле! – Паленый отшатнулся от старика. – Я как-нибудь наковыряю себе на пропитание, не беспокойся. На эти деньги ты лучше в больнице зимой полежи, пусть тебя маленько подлечат.

– Не возьмешь – обижусь, – нахмурился Есесеич. – Я ж от чистого сердца. Филки у меня есть, не сумлевайся. И на больницу хватит, и на все остальное.

– Ну, если так… Но учти – беру взаймы. Не спорь! Буду жив – верну. Как скоро, точно не знаю, но верну обязательно.

На этом они и распрощались. Пригибаясь пониже, Паленый быстрым шагом направился к лесу. Есесеич стоял возле сторожки на стрёме и крутил головой во все стороны, чтобы не пропустить вражеского лазутчика.

Но ни Паленый, ни старик не видели, что неподалеку от жилища Есесеича за одной из свежих мусорных куч притаилась Варька. Она замаскировалась обрывками обоев, разноцветными полиэтиленовыми пакетами и еще чем-то, напоминая снайпера в засаде.

Ее глаза возбужденно блестели, а на темном испитом лице застыло какое-то странное выражение – смесь удивления, жалости, негодования и злости. Что за мысли таились в ее голове, прикрытой цветастым старушечьим платком, можно было только гадать.

Глава 4

Паленый так и не уехал из города. Его всецело захватила идея Есесеича сделать пластическую операцию, чтобы навсегда избавиться от уродливого лица.

Он предполагал, что хирурги, работающие в этом направлении, есть и в других местах, но их еще нужно найти, а того специалиста, что практикует в городе, искать не нужно – в кармане Паленого уже лежала вырезка из газеты с рекламой, где указывалось имя врача и адрес его клиники.

Но где достать деньги? Этот вопрос вырос до размера огромной горы, которую Паленый не мог взять штурмом.

Жилье себе Паленый нашел совершенно случайно. Пробираясь задворками на железнодорожную станцию, чтобы первой же электричкой уехать подольше от города (в тот момент думать об идее Есесеича еще было недосуг), он наткнулся на квартал брошенных частных домов.

Видимо, на этом месте городские власти что-то предполагали построить и даже переселили людей в новые квартиры, но на этом все и закончилось.

Судя по всему, эта история случилась в конце перестройки, потому что Паленый нашел в одном из домов среди мусора засиженный мухами портрет последнего советского кормчего Горбачова, благополучно утопившего вверенный ему корабль; и даже не на глубине, а в болоте с помощью хитроумного лоцмана дяди Сэма.

Понятное дело, ушлый народец и здесь хорошо постарался. Дома стояли без крыш, оконных рам и дверей; заборы тоже унесли. Но стены остались.

Дело в том, что они большей частью были сложены сразу после войны из дикого камня или из самана, когда было очень мало кирпича и других стройматериалов. Поэтому желающих разбирать стены не нашлось.

Чтобы сократить путь, Паленый решил пойти напрямик – и провалился в яму. Оправившись от падения и убедившись, что руки-ноги целы, он посветил зажигалкой и с удивлением отметил, что попал даже не старый погреб, а в какое-то подвальное помещение.

Это была достаточно просторная комната с мебелью и деревянным полом. В ней имелся широкий топчан и самодельный шкаф, который сработали из досок.

Под потолком висела лампочка на мохнатом от пыли проводе, теперь бесполезная из-за отсутствия электричества, а на тумбочке, исполняющей роль стола, стоял фонарь «летучая мышь» с остатками керосина.

Паленый зажег его и осмотрелся. Похоже, кто-то здесь в свое время устроился капитально. В помещении была даже печка с плитой и набор кухонной посуды, хранившийся в шкафу.

Возможно, хозяева подворья прятались здесь во время войны от бомбежки. Или гнали самогон, что в послевоенные годы было большим преступлением и каралось очень жестоко.

Но как бы там ни было, а убежище неизвестный мастер построил с умом. В помещении было сухо, потому что оно проветривалось системой душников. Возле печки лежал запас дров, и стояла большая бадья с углем.

В деревянном инструментальном ящике Паленый нашел ржавый топор, ножовку со сломанными зубьями и бывшие в употреблении гнутые гвозди. В углу стояли лопата и метла. Над кроватью висел сильно поблекший рисованный коврик – два лебедя на пруду и толстощекая девица с цветком в руке.

Паленый не удержался и развел в печке небольшой огонь – чтобы проверить тягу. Она оказалась отменной. Правда, сначала дым пошел в помещение, но затем, когда печка нагрелась, пламя весело загудело, и комната сразу стала по-домашнему уютной.

В подвале нашлась и лестница. Приставив ее к стене, Паленый выбрался наружу. Оказалось, что провалился он из-за того, что замаскированный дерном деревянный люк, который закрывал лаз, от времени сгнил.

Убежище выкопали в саду; оно было хорошо скрыто от посторонних глаз стенами дома и хозяйских построек. Дым из печки выходил через полуразваленную дымоходную трубу дома.

В этот момент ему и пришла в голову мысль, что идея Есесеича насчет пластической операции может стать реальностью. Ведь пока суть, да дело, он может преспокойно укрыться в подземном убежище, где его никто не найдет.

Так у Паленого появилось жилье. Он сделал новый люк и замаскировал его травой и ветками. Впрочем, такая предосторожность была излишней – кроме кошек и бродячих собак в развалины никто не забредал, за исключением пьяниц, которые изредка заходили в заброшенные сады, чтобы погужевать на свежем воздухе без посторонних глаз.

Но им было не до Паленого, к тому же он старался обходить их десятой дорогой. Милиция на улицах разоренного квартала не появлялась – делать ей здесь было нечего.

Первым делом Паленый решил приодеться. В его лохмотьях нельзя было показываться на глаза людям. Он нашел неприметный магазинчик на окраине, где торговали поношенной одеждой (которую привозили из-за рубежа и продавали на вес), и дешево купил себе на деньги Есесеича все необходимое.

Из магазина он вышел как оплеванный. Перед глазами стояло лицо продавщицы, дородной тетки лет пятидесяти. Она смотрела на него с плохо скрываемой брезгливостью и отвращением.

Кипя от неожиданно нахлынувшей на него злости, Паленый взял новую одежду и поспешил в кочегарку, обслуживающую какой-то большой завод, где был горячий душ.

Там работал его знакомый, невысокий лопоухий мужичишко с совиными глазами навыкате по прозвищу Чебурашка. Перед тем как перебраться на Мотодром, Паленый иногда пользовался его услугами.

Чебурашка за возможность помыться под душем дорого не брал – две бутылки пива или чекушку дешевой водки. Сегодня Паленый расщедрился – купил бутылку «Столичной» и закуску.

– Кого я вижу! – обрадовался Чебурашка. – Капитан Немо. Ну, здравствуй, здравствуй, парнишка. Какими судьбами?

Поскольку Паленый своего настоящего имени не знал, а прозвище, данное Тюнькиным, не любил, для Чебурашки он был безымянным бомжем. Но такое положение вещей бесшабашного кочегара, выпивоху и весельчака, не устраивало, и он начал звать Паленого капитаном Немо.

Похоже, сказалась начитанность Чебурашки. На смене от безделья он не выпускал книгу из рук, читая все подряд – и классику, и детективы. Естественно, когда был трезв.

– Давно ты ко мне не заглядывал, – весело скалясь, продолжал тараторить Чебурашка, не ожидая, пока ответит Паленый. – Аль женилси?

– Кто за меня выйдет? С моей-то рожей… Разве что обезьяна. Но у нас не Африка, и в наших краях мартышки не водятся.

– Ну не скажи, не скажи… Хе-хе… Ты в душ пришел?

– Если пустишь.

Паленый положил сверток с «входным билетом» на стол.

– Что это? – спросил Чебурашка.

– Не прикидывайся валенком. Пузырь и закуска. Плата за душ.

Паленый чувствовал себя свободно лишь с двумя людьми – с Чебурашкой и Есесеичем. Они были каким-то другими, не такими как все остальные. Он не мог понять, какими именно, но этот вопрос его не волновал. С ними было легко и просто, а слова сами просились на язык, хотя на Мотодроме Паленый слыл косноязычным молчуном.

– Во ты даешь… – Чебурашка сделал вид, что обиделся. – Какие могут быть расчеты между корешами!?

– Да ладно тебе… Просто я сегодня угощаю. Все, иду в душ.

– Эй, капитан, там в шкафчике есть мыло и шампунь! – крикнул Чебурашка ему вслед.

– Понял, спасибо…

Паленый плескался под душем не менее получаса. Когда он, посвежевший и бодрый как никогда раньше, предстал перед Чебурашкой в чистой добротной одежде, тот глаза выпучил от удивления.

– Ну, мужик… – Чебурашка покрутил головой. – Теперь хрен тебя узнаешь. Одно слово – козырь.

– Не нужно кидать мне леща.

– Намекаешь на свою физию? Брось… – Чебурашка поморщился. – Может, тебя на войне шандарахнуло. Может, ты герой, только забыл об этом. Придет время, все вспомнишь, будет тебе слава и почет. И много денег. Главное, не отчаивайся.

– Спасибо за хороший совет, – ответил Паленый. – Чаем угостишь?

– Будет тебе и кофа, и какава с чаем… – Чебурашка буквально лучился от предвкушения застолья. – У нас сегодня сабантуй. Кипяток уже готов. Заварка в банке.

Эффектным жестом он поднял газету, которой был прикрыт стол. Кроме водки, хлеба, колбасы и бычков в томатном соусе, которые принес Паленый, Чебурашка добавил сало, зеленый лук и свежие огурцы.

– Мне водка, а тебе закуска, – с вожделением потирая руки, сказал Чебурашка. – Налетай.

Он знал, что «капитан Немо» к спиртному равнодушен.

– Не понял… – Паленый изобразил обиду. – А я чем хуже? Наливай.

– Ты что, начал пить!?

Удивлению Чебурашки не было границ. Он явно был огорчен, хотя и старался не показывать этого.

– Я и не бросал.

– Ты, парень, успел удивить меня сегодня как минимум три раза. Что-то с тобой не то.

– Это плохо или хорошо?

– Не знаю. Но таким ты нравишься мне больше. Давай тару…

Они выпили; Чебурашка лишь пожевал хлебную корку и съел луковицу, макая ее в соль.

– Повторим? – спросил он, не глядя на Паленого.

– Мне хватит. Дальше кати один.

– Перестань, – для виду запротестовал Чебурашка. – А за компанию?

Но в глубине души он явно хотел, чтобы Паленый оказался тверд в своем намерении.

– Спасибо, нет. У меня сегодня дела.

– Ну, если так… – Чебурашка расцвел.

Они посидели еще немного – пока Паленый не насытился. Чебурашка не стал сильно разгоняться – выпил еще сто грамм и спрятал бутылку в личный тайник. Ему еще предстояло дежурить часть дня и ночь.

– Заходи, когда я на смене, – приглашал Чебурашка. – Всегда буду рад.

– Зайду, – пообещал Паленый.

На том они и расстались…

Визит к врачу, который делает пластические операции, он решил перенести на утро. Все дело было в том, что клиника находилась в самом центре города, а Паленый боялся, что может там встретиться с бандитами, у которых он сжег машину. Их ведь не обманет новая одежда; лицо выдаст его сразу.

А чем может закончиться такая встреча, Паленый знал почти наверняка…

Он пришел в клинику еще затемно. Время до ее открытия Паленый скоротал на скамейке в скверике во внутреннем дворе лечебного учреждения.

В регистратуре его встретили инертно и без особых эмоций, за исключением дежурных улыбок, ненатуральных до омерзения. Наверное, молодые девицы, сидевшие за барьером, видели и не таких уродов, как он, и клиентов у них было немало.

– Мне бы… на консультацию, – робко сказал Паленый.

– Документы, – потребовала регистраторша.

Этого момента он боялся больше всего. Вдруг покойный Князев – известная личность? Правда, он был прописан в другом городе, который находится далеко отсюда, но все же…

Однако все его страхи оказались напрасными. Девушка быстро заполнила электронный формуляр, принтер выдал бумажку, и регистраторша коротко сказала, возвращая паспорт:

– В кассу.

– Ск… Сколько?

В этот миг у Паленого даже во рту пересохло.

– Четыреста рублей, – ответила девушка равнодушным тоном.

Паленый облегченно вздохнул. Он боялся, что регистраторша назовет сумму, которая ему не по карману. Получив кассовый чек, он с горечью вздохнул – деньги Есесеича убывали со страшной быстротой.

– Идите за мной, – возник откуда-то охранник, крепкий парень с неподвижным, бесстрастным лицом.

Паленый покорно потопал ему вслед. Они поднялись по широкой мраморной лестнице на второй этаж и остановились перед красивой дверью с массивной бронзовой ручкой.

Охранник постучал. Дверь ответила голосом встроенного в нее динамика:

– Заходите.

– Пожалуйста, – вежливо сказал охранник, предупредительно распахнув дверь перед Паленым.

Паленый очутился в просторном кабинете, обставленном удобной и очень дорогой мебелью. За столом сидел крупный полноватый мужчина в белом халате, который работал на компьютере. Он поднял голову и дружелюбно улыбнулся.

– Садитесь, – предложил он, указывая на одно из кресел.

– Спасибо, – поблагодарил Паленый. – Здравствуйте! – спохватился он, вспомнив, что не поприветствовал хозяина кабинета.

– Добрый день…

Острые глаза главврача профессионально цепко впились в лицо Паленого. Улыбка на его круглой физиономии сменилась выражением озабоченности. И сочувствия, что было для Паленого явлением удивительным. На него так никто не смотрел, даже Есесеич.

Для старика он был товарищем по несчастью, и обожженное лицо Паленого являлось всего лишь антуражем изгоя, так же как и покарябанные в пьяных драках рожи других бомжей. Поэтому о сочувствии не могло быть и речи.

Каждый бомж сочувствовал только самому себе. И не потому, что сердца бездомных бродяг совсем очерствели. Просто такое отношение к своей персоне помогало бомжам удерживаться на плаву. Эгоизм был дополнительным источником жизненной силы, так необходимой для выживания в экстремальных условиях.

– Вопрос ясен, – негромко сказал врач самому себе. – Вы хотите, чтобы я сделал вам лицо, – констатировал он свои наблюдения.

– Да. Это… возможно?

– Хотелось бы ответить утвердительно прямо сейчас, однако, без детального обследования и многочисленных анализов, которые вам нужно сдать, ничего конкретного сказать не могу. Что касается самой операции, то она будет сложной – это я точно знаю.

– Сколько… это будет стоить?

Только теперь главврач перевел взгляд на одежду Паленого. И сразу же определил, что перед ним сидит человек с малым достатком. Его лицо посуровело, а в глазах мелькнуло сожаление.

– От пяти до десяти тысяч долларов, – ответил он сухим голосом. – Это не дешевое удовольствие.

– Я понимаю…

Паленый встал.

– До свидания, – сказал он вежливо.

Врач коротко кивнул. Его крепкие длинные пальцы выбивали на полированной крышке стола барабанную дробь.

Уже возле самой двери Паленый резко обернулся и сказал:

– Я еще вернусь.

– Будем ждать… – Голос главврача звучал холодно и отчужденно.

Паленый пришел в себя лишь на скамейке городского парка. Его колотил крупный озноб, словно он внезапно заболел, и у него резко повысилась температура. Большего унижения в том отрезке жизни, который он помнил, ему еще не приходилось испытывать.

То, что ему немало довелось пробыть в шкуре отверженного со свалки, он унижением не считал. Паленый сам туда пришел, сделав такой выбор под давлением обстоятельств. Он зарабатывал на сборке вторсырья ровно столько денег, сколько ему было нужно, чтобы покормиться.

Что-то копить на «черный» день не имело смысла, так как все дни на свалке были черными и лишь иногда – серыми. Поэтому проблема отсутствия денег перед Паленым не вставала во всей своей неприглядной наготе и жестокости. Просто время от времени приходилось затягивать пояс потуже – всего лишь. Это были мелкие неприятности.

Но сейчас Паленый вдруг осознал, что он не только нищий – он полный нуль. И ничего изменить нельзя. Потому что у него нет денег.

Паленый просидел на скамейке в парке неподвижный, как истукан, не менее двух часов. Место было достаточно безлюдным, а потому опасным, как по нынешним временам, и все равно нашлась смелая старушка, которая забрела в этот отдаленный уголок парка, прогуливая шустрого бобика какой-то импортной породы.

Проходя мимо Паленого, она резко остановилась, посмотрев на его изуродованное лицо. Он сидел, глядя немигающими и ничего не видящими глазами куда-то в пространство, а по страшным шрамам, испещрившим щеки, текли крупные прозрачные слезы.

«Господи! – перекрестившись, прошептала пораженная старушка. – Смилуйся над этим несчастным…»

Глава 5

Где достать деньги? И не просто деньги, а большие деньги. Этот вопрос буквально сводил Паленого с ума. Впервые в его сознательном существовании, в его новой жизни после появления на свалке, появилась идея, смысл.

Если раньше Паленый просто плыл по течению, сообразуясь с обстоятельствами, то теперь он жаждал в корне изменить ситуацию. Все его свободное время занимала одна-единственная мысль – как, где и на чем разбогатеть?

Он устроился работать. В принципе, с паспортом это было несложно, хотя он и не имел трудовой книжки. Впрочем, никакие документы, подтверждающие его трудовые заслуги и удостоверяющие личность, в том числе и паспорт, не понадобились.

Паленого приняли в «левую» бригаду грузчиков, которые в ночное время разгружали на товарной железнодорожной станции вагоны.

Труд был нелегкий, но хорошо оплачиваемый. И главное – в ночное время его изуродованное лицо не так бросалось в глаза и не вызывало у окружающих неприятия. Со временем грузчики вообще перестали обращать внимание на Паленого – присмотрелись.

Бригада, в которой он работал, была пестрой по составу. Большей частью в ней работали любители заложить за воротник. Но такие в коллективе долго не держались – от силы месяц, два. А основной костяк составляли рабочие обанкротившихся предприятий, которым некуда было податься.

Так прошло полгода. Время пролетело совершенно незаметно. Паленый по-прежнему жил в своем подполье и даже накопил около шестисот долларов, отказывая себе во всем.

Иногда ему хотелось повидать Есесеича, чтобы отдать долг, но он боялся показываться на Мотодроме. Паленый прекрасно отдавал себе отчет в том, что бандиты вряд ли так просто забудут о сожженной машине. Он не сомневался, что отморозки ищут его, и если найдут…

Об этом Паленый старался не думать.

Тихий весенний вечер не предвещал каких-либо сюрпризов. Была суббота, выходной день, и Паленый решил сходить в продмаг, чтобы купить себе еды.

Отоварившись, он неторопливо шагал по пустынной улице, направляясь к своей «квартире». В одной руке Паленый нес пакет с продуктами, а в другой держал сорванный по дороге цветок. Его запах будоражил воображение, вызывая в подсознание давно забытые ассоциации.

Задумавшись, Паленый утратил бдительность. И натолкнулся на четверых парней, которые уже были на хорошем подпитии и искали возможность поизгаляться над беззащитными обывателями.

– Гля, кто к нам пришел! – сказал один из них, наверное, вожак. – Балаба, открой зенки. У нас клиент.

– Дай ему в морду, – пошатываясь, меланхолично посоветовал изрядно осовевший Балаба.

– Не надо обижать трудовой народ, – назидательно сказал третий, длинный хлыст с короткой стрижкой.

Его глубоко посаженные глаза быстро пробежали по фигуре Паленого и зацепились за пакет с едой.

– Бутылка есть? – спросил он, прищурившись.

– Есть, – спокойно ответил Паленый.

– Доставай, – распорядился длинный. – Нам как раз не хватало еще одного пузыря для полного счастья.

Удивительное дело – Паленый совершенно не испугался. Где-то внутри словно щелкнул переключатель, который мгновенно отключил все эмоции. Кроме одной – холодного расчетливого бешенства.

– Не думаю, что содержимое бутылки доставит вам радость.

– А что в ней? – поинтересовался вожак.

– Подсолнечное масло.

– Брешет, сука, – лениво сказал четвертый.

– Серый, ты не прав, – мягко попенял его длинный. – Ругаться неприлично.

– Кончай разыгрывать комедию, Пеха! – грубо прервал длинного вожак. – Слышь ты, урод! – обратился он к Паленому. – Какого хрена шатаешься по нашему району?

– А разве я вам мешаю?

– Он еще спрашивает… – Вожак приблизился к Паленому почти вплотную. – Ну ты наглый…

– Гриб, давай его отпустим, – миролюбиво сказал Пеха. – Он отдаст нам свой сидор – похорошему отдаст – и пусть валит на все четыре стороны. Это называется контрибуция.

Похоже, он кичился перед приятелями своей начитанностью. И явно претендовал на место вожака, занятое Грибом.

Но тот не хотел упускать вожжи главаря. Он небрежно отмахнулся от Пехи и сказал, обращаясь к остальным:

– Надо клиента наказать. Не хрен шляться, где попало.

– Надо, – отозвался Балаба и тупо уставился на Паленого.

Паленый понял, что избиения ему не избежать. Однако, несмотря на то, что внутри у него все кипело, он сделал еще одну попытку разойтись миром. Протягивая пакет Грибу, Паленый вежливо сказал:

– Заберите, если вам нужно. А я пойду.

– Размечтался… – Гриб криво ухмыльнулся. – И-ех! – Он ударил с разворота, целясь в челюсть Паленого.

Паленый успел пригнуться, и пудовый кулак Гриба лишь чиркнул по волосам. Но тут сбоку налетел Серый и от его удара Паленый покатился по земле.

Дальнейшее Паленый помнил смутно. Бомба замедленного действия, долгое время тлевшая где-то внутри, наконец взорвалась. Уйдя перекатом от ноги Пехи, который мгновенно забыл о своем миролюбии, он вскочил на ноги и сказал глухим от ненависти голосом:

– Последний раз прошу – не надо.

– Вали козла! – рявкнул обозленный неудачным началом драки Гриб, не вняв предупреждению Паленого.

Негодяи дружно бросились на Паленого, но удачный момент уже был упущен. В их противника словно вселился бес. Он дрался, как заведенный.

За год, проведенный в бригаде грузчиков, Паленый здорово окреп. Он хорошо питался, крепко спал, не страдал от жары, холода и неустроенности, его мышцы, испытывающие постоянную нагрузку, налились силой, а движения стали быстрыми и точными.

Но не это было главным. Ввязавшись в драку, Паленый интуитивно почувствовал, что попал в свою стихию. Он точно ЗНАЛ, как и куда нужно бить. Все его удары были страшными по силе и валили наповал. За считанные секунды он уложил троих противников.

Лишь очень пьяный Балаба, не принимавший участие в схватке, остался на ногах. Он качался с пятки на носок и бессмысленно бормотал:

– Ну, блин, дела… Ну, дела…

Не обращая внимания на Балабу, Паленый сильным рывком поставил на ноги пришедшего в себя Гриба и сказал подрагивающим от дикой злобы голосом:

– Еще раз встречу вас на узкой дорожке – убью. Всех убью! Понял?

– П-по…

– Пшел!

Резко оттолкнув Гриба, который тут же грузно завалился на землю, Паленый поднял свой пакет и растворился в сгущающихся сумерках…

Он не мог успокоиться до самого утра. Паленый вдруг понял, что в нем проснулся другой человек, в отличие от него нынешнего, тихони и мямли, жестокий, решительный и беспощадный.

Это открытие ужаснуло Паленого. Он вспоминал, что лишь огромным усилием воли сдерживал в драке руку, чтобы не убить Гриба и его приятелей. Ему сразу же приходили на ум милицейские «воронки» и камеры в ИВС, в которых он кантовался, когда его задерживали за бродяжничество.

Нет! Ему никак нельзя в тюрьму. Если его посадят на несколько лет, то в таком случае с мечтой о пластической операции придется расстаться навсегда…

Уснул он только в пятом часу. Ему снились пугающе серые сны, в которых действующими лицами были не люди, а какие-то безликие черные существа, возможно, роботы или пришельцы.

Они все время пытались загнать его в угол и поймать, а он с отчаянием обреченного убегал, перепрыгивая бездонные пропасти и взбираясь на высокие горы, откуда спускался вниз, планируя, как птица.

Проснулся Паленый с твердым намерением достать нужную сумму как можно скорее. Любыми способами. Ведь если работать честно, то собрать деньги на операцию он сможет лишь в течение десяти лет. А к тому времени многое может измениться, в том числе и расценки в клинике.

Остаток дня Паленый провел в лихорадочном ожидании темной поры. Ему казалось, что вечером или ночью он что-то придумает. Когда Паленый очутился в центре города, где всю ночь зазывно светились рекламы ночных клубов, ресторанов и казино, его бил сильный озноб, словно он заболел.

Где и как раздобыть нужную сумму!?

Притаившись в тени, Паленый злобно смотрел на шикарные машины, припаркованные возле развлекательных заведений. Чтобы купить их, нужно очень много денег. Каким образом смогли наклепать столько «зелени» наглые юнцы, владельцы этих навороченных по самое некуда импортных тачек?

Под ручку со своими расфуфыренными подружками, похожими на елки из-за обилия дорогих побрякушек, они входили в казино или ресторан, пинком ноги открывая двери, даже если там был швейцар. Новые господа, вершители судеб… Мать их!..

Паленый тихо, почти неслышно, выругался сквозь зубы – скорее, прошипел, как потревоженная змея, – и изменил позу. Но тут же неподвижно застыл, стараясь ничем не выдать своего присутствия.

Рядом кто-то был. Человек появился как бы ниоткуда, словно его родили мусорные контейнеры, за которыми притаился Паленый. Неизвестный не мог видеть Паленого, потому что их разделяли картонные коробки, выброшенные поздним вечером кем-то из жильцов дома.

Наверное, хозяин упаковок не хотел, чтобы его заметили соседи. Судя по этикеткам, он прикупил себе дорогую видео и телеаппаратуру, а также какую-то бытовую технику.

Все верно – береженого Бог бережет, подумал Паленый. Как по нынешним временам, лишние знания не только обременяют людей, но и становятся опасными. Кто может дать гарантию, что твой сосед не наводчик банды квартирных воров?

Когда на него посыпались коробки, Паленый только порадовался. Он сидел в узкой щели между стеной и мусорным контейнером, и картонная тара послужила лишь дополнительной маскировкой.

В принципе, Паленый не боялся посторонних глаз; хотя бы потому, что охотников бродить по темным местам в ночное время найти было трудно. Но как приятно чувствовать себя не на семи ветрах, а в укрытии, пусть и картонном…

Медленно повернув голову, Паленый взглянул на неизвестного. Сквозь щели в картонной «стене» лицо этого человека, освещенное рекламой расположенного напротив казино, просматривалось во всех подробностях.

Это был молодой мужчина с худым аскетическим лицом. Он с хищной настороженностью следил за входом в казино, как понял Паленый.

Время уже было позднее, где-то около одиннадцати, но в игорном заведении жизнь била ключом. То и дело на стоянку возле казино подъезжали машины и богатые бездельники торопились зайти внутрь, чтобы развлечься и поискать удачу на ломберном столе или с помощью шарика рулетки.

Некоторые из завсегдатаев казино имели личную охрану, однако толку от бравых молодцев было мало. Даже Паленый понимал, что любого из тщательно охраняемых нуворишей запросто можно отправить на тот свет, если засесть в засаде со снайперской винтовкой возле мусорных контейнеров.

И это должно было произойти на его глазах.

Холодея от дурных предчувствий, Паленый наблюдал за тем, как неизвестный снял чехол с винтовки, имеющей оптический прицел, и, прильнув к окуляру, начал что-то подкручивать. Похоже, он настраивал свой смертоносный «инструмент».

Паленый сидел ни живой, ни мертвый. Мафия! Эта мысль буквально парализовала его. Он не знал, что делать.

Ему совсем не улыбалась перспектива стать свидетелем еще одного убийства. Это было равносильно смертному приговору.

Дело в том, что он долго слонялся по улице туда-сюда, с завистью разглядывая богатые витрины бутиков и различных магазинов, и его могли приметить не только прохожие, но и швейцар ресторана или охранники казино.

Тем более, что с такой физиономией нельзя было остаться незамеченным…

Решение проблемы пришло внезапно, словно его пронзила молния. Оно явилось в тот момент, когда ко входу в казино подкатил шикарный «мерс», а за ним машина с охраной. Наверное, злачное заведение решил посетить очень богатый и влиятельный бизнесмен.

Охранников он имел много, пять или шесть человек, но даже при таком количестве широких спин они никак не могли прикрыть своего босса от смертельного выстрела из винтовки, имеющей оптический прицел. Тем более, что от мусорных контейнеров, где засел снайпер, до двери казино было не более тридцати метров.

На лице неизвестного появилась торжествующая улыбка. Он быстро прильнул к окуляру прицела и…

И в этот миг на него обрушился Паленый. Один рубящий удар ребром ладони по шее – и снайпер затих, даже не дернувшись.

Пощупав у снайпера пульс и убедившись, что он жив, Паленый быстро связал ему руки и ноги (благо возле мусорных контейнеров такого добра, как шпагат и куски проволоки, хватало) и заткнул рот кляпом. К винтовке он даже не прикоснулся.

Главное – успеть, думал он, перебегая дорогу. Паленый боялся, что напарник снайпера (если он, конечно, находился где-то поблизости) освободит своего товарища раньше, нежели он сможет поговорить с бизнесменом, который уже скрылся внутри здания.

– Вы куда? – перегородил ему путь один из стражей казино, широкоплечий парень с приплющенным носом.

Ему хватило секунды, чтобы определить социальный статус Паленого. И моментально его розовощекая физиономия приобрела кислое выражение.

– Что значит – куда? Или здесь не казино?

Паленый старался держаться уверенно и независимо, но этот номер у него получился не очень убедительным.

– Казино… – Парень быстро отступил в сторону, продолжая буравить Паленого подозрительным взглядом. – За вход нужно платить.

– Я знаю.

– Тогда пожалуйте в кассу…

Охранник сделал эффектный приглашающий жест. И тут Паленый стушевался и допустил промах.

– Сколько?.. – брякнул он, не подумав.

Парень торжествующе ухмыльнулся. Он оказался прав – перед ним не солидный клиент с полной мошной, а какой-то проходимец, урод, у которого в кармане вошь на поводке.

– Пятьдесят… – процедил сквозь зубы охранник; и добавил с едкой ухмылкой: – Долларов.

Паленый невольно сделал шаг назад. Такой суммы у него на данный момент не было.

– Я пришел сюда не играть, – решившись, сказал он честно. – Мне нужно поговорить с тем человеком, который только что вошел в казино. Это очень важно.

– Говори, – равнодушно сказал охранник. – Мне-то какое дело. Плати пятьдесят баксов, входи и можешь устраивать с ним базар-вокзал хоть до самого утра.

– Но у меня нет таких денег!

– Может, тебе занять? – ехидно поинтересовался парень. – Вали отсюда! Не мешай людям работать.

– Что там у тебя, Чугунок?

К ним подошел второй охранник, детина под два метра ростом.

– Какие-то проблемы? – спросил он, надвигаясь на Паленого как айсберг на потерявшийся в океане теплоход.

– Они уже близки к разрешению, – буркнул Паленый и дал задний ход.

Он вспомнил, что в «мерсе» бизнесмена остался шофер. К тому же вместе со своим боссом в казино вошли только два телохранителя, а остальные курили на свежем воздухе возле «джипа», на котором приехали.

Паленый направился на стоянку.

– Ваш босс в опасности, – сказал он, когда охранники бизнесмена уставились на него с нехорошим интересом. – Я хочу с ним срочно переговорить.

– Говори мне, – резко сказал старший из охранников, мужик лет сорока пяти. – Я передам.

Похоже, он прошел хорошую школу в органах, потому что поверил Паленому сразу. Лучше перебдеть, нежели недобдеть – этот девиз контрразведчиков въелся ему в плоть и кровь.

Повинуясь его жесту, двое других парней мгновенно рассредоточились, достали оружие и заняли позиции с таким расчетом, чтобы мгновенно отразить нападение, с какой бы стороны оно ни началось.

– Только вашему начальнику! – отрезал Паленый.

– Он сейчас занят.

– Если занят, тогда пока. Я пойду…

– Стой! Остановись, кому говорю!

– Может, будете стрелять? – неторопливо обернулся к нему Паленый.

– Ты не кипятись, – сбавил тон старший. – Это и впрямь серьезно?

– Взрослый человек, а говорите глупости, – с укоризной ответил Паленый. – Стал бы я свою башку подставлять из-за пустяков.

– Добро. Только беседовать с шефом будешь в здании. А теперь стань лицом к машине, положи рукит на кабину и расставь ноги пошире. Я хочу удостовериться, что на тебе нет «сюрпризов».

– Пожалуйста…

Быстро, но тщательно, обыскав Паленого, старший сказал:

– Иди за мной. А вы, – обернулся он к своим подчиненным, – смотрите в оба.

– Есть, – коротко ответил один из парней.

Похоже, телохранители бизнесмена служили в спецназе, машинально подумал Паленый, вспомнив как согласованно они заняли позиции.

– Этот человек со мной, – коротко сказал проводник Паленого охранникам казино, и те с уважением расступились.

Он завел Паленого в какую-то комнату, меблированную двумя креслами, диванчиком и журнальным столиком, и приставил к нему охрану, одного из сотрудников казино, совсем мальчишку, который смотрел на своего подопечного испуганными глазами, словно тот был Людоедом из сказки «Кот в сапогах». А сам ушел, плотно прикрыв дверь.

«Предусмотрительный…» – скептически ухмыльнулся Паленый, глядя ему вслед.

Интересно, где была предусмотрительность телохранителей, когда они провожали своего босса к двери казино? Прежде, чем он покинул свой бронированный «мерс», им нужно было хорошо проверить все подворотни и подозрительные места. А затем закрыть его бронежилетами.

Откуда я это знаю? – мелькнула в голове мысль, но додумать ее Паленый не успел. Дверь распахнулась, и в комнату вошел мужчина, который приехал на «мерседесе». Он был сильно раздражен.

– Ты кто? – спросил он с места в карьер.

Босс был уже на хорошем подпитии. Он смотрел на Паленого, как на мелкую букашку – сверху вниз. Его сытое холеная физиономия выражала сразу и досаду, и недовольство, и презрение, и отвращение, которое появилось, едва он увидел страшное лицо Паленого.

«Зря я его спас…» Чувствуя, что теряет уверенность, Паленый тихо ответил:

– Никто.

– Не понял… – Босс округлил глаза. – Олег Петрович, это что, неудачная шутка? – обернулся он к мужчине, который провел Паленого внутрь казино.

– Альберт Борисович, он сказал, что вы в опасности.

– Это правда? – сразу же посуровел босс.

– Да… – Паленый перевел дух и продолжил: – Пусть ваши парни проверят мусорные контейнеры напротив казино. Там снайпер с винтовкой.

– Что-о!?

Альберт Борисович отшатнулся от Паленого, словно увидел на его месте готовую к броску кобру. Его лицо мгновенно побледнело.

– Ты… ты что несешь!? – выкрикнул он, запинаясь. – К-какой снайпер!?

– Обыкновенный, – огрызнулся Паленый, понемногу восстанавливая душевное равновесие. – Он целился в вас, а я приложил его… слегка. И связал. Так что поторопитесь. – Паленый посмотрел на телохранителя. – И будьте осторожны. Может, там еще кто-то есть, я не проверял. А не хотите сами, звоните в милицию.

– Никакой милиции! – взвизгнул босс. – Олег Петрович, бери всех. И разберись там… только без лишнего шума.

– Понял, шеф…

Олег Петрович ушел. Босс на ватных ногах подошел к диванчику и не сел, а рухнул на него. Его взгляд был бессмысленным, а руки дрожали.

«Да-а… – подумал Паленый. – Это тебе не в рулетку играть. Не хочется терять сладкую жизнь, ах, как не хочется… Да и кто останется спокойным, когда над головой коса просвистела.»

Олег Петрович возвратился минут через двадцать. Он был хмур и озабочен. Босс совсем извелся в ожидании своего подчиненного.

– Ну? – спросил он нетерпеливо, подхватываясь на ноги.

– Все точно, – ответил Олег Петрович. – Снайпера мы взяли.

– Где он?

– Ребята с ним работают… – Олег Петрович бросил быстрый взгляд на Паленого и замолк на полуслове.

«Не доверяет, – понял Паленый. – Все верно. Я тут человек посторонний. Думаю, снайперу придется нелегко… Лучше бы он умер сразу».

– И это все? – не унимался босс.

– Нет, не все. У снайпера было прикрытие.

– Что значит прикрытие?

Похоже, от страха босс совсем перестал соображать. Так подумал Паленый, так решил и Олег Петрович. Поэтому он доходчиво объяснил, словно перед ним был не крутой бизнесмен, а первоклашка:

– На параллельной улице его дожидалась машина с водителем, который был вооружен пистолетом с глушителем.

– Ну и?..

– Он заметил нас раньше, чем мы его, и даже успел несколько раз пальнуть, пока не смотался. Хорошо, что ни в кого не попал…

– Суки… Суки! Всех порву!..

Босс в бешенстве заметался по комнате. Страх прошел, и на его место хлынула ненависть нувориша к тем, кто позарился на его богатство, нажитое, как такие люди всегда считают, непосильным трудом.

Он бесился минут пять, брызгая пеной и выдавая такие «перлы», что уши вяли. Похоже, пахан Олега Петровича торчал если и не в зоне, то на лесоповале – точно, подумал несколько опешивший Паленый. Сам он матерно почти никогда не ругался, чем здорово удивлял мотодромовских бомжей.

Наконец босс успокоился и уже нормальным голосом спросил, обращаясь к Паленому:

– Так все-таки, кто ты и как оказался возле мусорных контейнеров?

В его больших выпуклых глазах явственно просматривалось подозрение.

– Я бездомный, – спокойно ответил Паленый, уже готовый к таким вопросам. – Выпил больше, чем мог сдюжить, и… Ну, в общем, нечаянно уснул за контейнером. Проснулся – а этот целится в вас. Я его и оприходовал. Нельзя людей убивать, не по-божески это.

Эту версию происшествия он придумал еще до того, как подошел к «джипу».

– Значит, жалко меня стало?

– Ага.

– Врешь, поди.

– Вру.

Босс опешил.

– То есть? – На его физиономии проявилось недоуменное выражение.

– Мне нужны деньги на пластическую операцию. – Паленый решил пойти ва-банк, чтобы одним махом расставить все точки над «i». – Вот я и подумал, что вы мне поможете… так сказать, в знак благодарности…

– Так-так… Значит, баш на баш?

– Вроде того.

– А если я не дам денег?

– Я спас вам жизнь.

– Нет, вы только на него посмотрите… – Босс повернулся к Олегу Петровичу. – Ну, наглые люди пошли, ну, наглые…

– Я спас вам жизнь!

– За это тебе большое спасибо. И премия. Все как положено.

Босс полез в карман, достал две купюры номиналом по сто долларов и ткнул их в руку Паленого.

– Все, разговор окончен. Выведи его отсюда, – приказал он Олегу Петровичу. – И пусть не болтает лишнего. Попроси его об этом… настоятельно попроси. Черт, как я устал… Потом все ко мне. Уезжаем…

Совсем потерявший голову Паленый опомнился только на улице. Олег Петрович быстро увел его в тень и сказал:

– Босс верно говорит. Прикуси язык. Ситуация очень неприятная и нам еще расхлебывать ее и расхлебывать.

Паленый молча кивнул. Ему все было безразлично. Надежда получить помощь от босса растаяла как снег весной, оставив в душе мусор и горькое чувство безысходности. Вот невезуха…

– Между прочим, от тебя, мил дружочек, спиртным и не пахнет, – насмешливо сказал Олег Петрович. – Так что твоя версия – это липа. Шеф этого не учуял, он подшофе, но я-то сегодня трезв, как стеклышко.

– Какая вам разница?

– Большая. Мне бы хотелось точно знать, чем ты занимался за мусорными баками на самом деле.

– Наблюдал за вашей красивой жизнью, – резко ответил Паленый. – Всего вам доброго.

– Постой! Держи… – Олег Петрович что-то запихнул в карман Паленого. – Здесь еще двести баксов. Это лично от меня. Извини, но это все, что я сейчас имею. А ты действительно сделал большое дело. Спасибо. Как-нибудь сочтемся. Главное – не горюй. Ты классный мужик.

– За деньги благодарю, а что касается вашего босса… Зря я влез в это дело.

Не дожидаясь, что ему ответит Олег Петрович, Паленый круто развернулся и быстро пошагал по тротуару, не осознавая, куда идет, – лишь бы подальше от казино. Он был в бешенстве.

Глава 6

Таким Паленый не помнил себя никогда. Когда он возвратился в свое подземелье, чувство протеста, возникшее во время разговора с боссом Олега Петровича, переросло в ненависть ко всем богатеям. Теперь он готов был сам убить кого хочешь, и в первую голову того человека, которого совсем недавно спас от верной смерти.

Паленый и раньше не обольщался насчет нуворишей и вообще человечества. За достаточно короткий период своих скитаний по городским задворкам и за то время, которое он провел на Мотодроме, Паленый убедился, что люди, такие яркие, милые и добрые на расстоянии, вблизи чаще всего оказываются серыми, предельно жестокими, циничными и безразличными к страданиям других.

Он не склонен был философствовать и обобщать, все это знание отнюдь не доброй человеческой натуры таилось у него где-то глубоко внутри, потому как с ее проявлениями он сталкивался каждый день и то, что среди ученых мужей являлось предметом диспутов и исследований, для Паленого было обыденностью.

Но в то время у него не было никакой цели. Он плыл по течению, даже не шевеля хвостом. Единственное, что его в тот момент волновало, так это отсутствие хоть каких-нибудь документов.

Что касается бытовых неудобств и своего чрезвычайно низкого общественного статуса, то Паленый к этим вещам относился безразлично. Возможно, сказывалось воздействие физической травмы, после которой он забыл прошлое, а может, Паленый и раньше не хватал звезд с неба и вырос на помойке.

Однако теперь разговор с боссом Олега Петровича сильно задел его за живое. Паленый в одночасье лишился всех иллюзий. А он так надеялся, что тот будет настолько ему благодарен за спасение, что заплатит за операцию…

Увы, надежды Паленого в одночасье превратились в прах.

Нет, он не может ждать десять лет! Он обязан найти деньги на операцию… любыми путями. Обязан! Пусть даже для этого ему придется кого-нибудь ограбить или убить.

Так думал совсем потерявший голову Паленый, бегая по своему подземному убежищу, как сумасшедший. Наверное, у него даже поднялась температура, потому что, нечаянно посмотревшись в зеркало, висевшее над умывальником, он увидел свое страшное, неестественно багровое лицо и вытаращенные полубезумные глаза.

Казалось, еще немного и кровь из лопнувших капилляров прорвется сквозь тонкую обезображенную кожу на щеках и ударит десятками маленьких фонтанчиков.

Взгляд, брошенный на зеркало, неожиданно успокоил Паленого. Он вылез на поверхность, подошел к бочке с дождевой водой и окунул в нее голову.

Холодная вода немного остудила его пыл, заставила мыслить более-менее здраво. В уме постепенно вызревало решение, от которого зависело очень многое.

Усевшись прямо на траву и привалившись спиной к толстому шершавому стволу старой яблони, Паленый задумался, глядя на ясную луну.

Расшалившиеся нервы постепенно успокаивались, а вызванное стрессом возбуждение начало выталкивать из глубины подсознания какие-то разрозненные картинки-воспоминания, которые казались Паленому занимательным фильмом, одним из тех, что показывают по ночному каналу.

У грузчиков была своя бытовка, где стоял видавший виды цветной телевизор «Электрон». Они коротали возле него время в ожидании, пока подадут вагоны под разгрузку. Но в данный момент воспоминания о своей трудовой деятельности в качестве грузчика и о перекурах возле телевизора совершенно не трогали Паленого.

Его мысли были направлены совсем на другое…

В понедельник, прямо с утра, даже не позавтракав, Паленый, махнув рукой на все свои предосторожности и опасения, отправился в город, чтобы повидать доброго знакомого. Этого человека кликали Шуня.

Вернувшись из тюрьмы, Шуня решил завязать со своим воровским прошлым, и одно время работал в бригаде грузчиков вместе с Паленым. Но от старых привычек трудно отказаться, и вскоре он поплыл по старому руслу.

Нет, он не крал у своих товарищей. Шуня приспособился тырить из железнодорожных контейнеров различные товары во время разгрузки. Притом брал самые дорогие и помногу.

Когда охрана поймала его за руку, Шуню отметелили по полной программе, но на суд не потащили. Может, потому, что не хотели поднимать вокруг товарной станции лишнего шума.

Дело в том, что и у самих охранников рыльце было в пуху. Это знали все грузчики, да помалкивали. Однако охрана курочила вагоны с толком, не зарываясь и не жадничая.

Охранники брали всего понемногу и тщательно маскировали следы проникновения в вагоны и контейнеры. Но составы с коммерческими грузами приходили каждый день, а значит, товарный поток не иссякал, и его тонкие струйки, убегающие налево, превращались в полноводные ручьи, наполняющие карманы законных воров очень быстро.

Нечистых на руку охранников прикрывали высокие железнодорожные чины, которым тоже отваливалась немалая копейка, и которые успешно делали вид, что не знают, откуда берутся конверты с долларами в ящиках письменных столах. Поэтому любые неприятности подобного рода начальство старалось спустить на тормозах.

В общем, Шуне крупно повезло…

Паленый знал, где живет Шуня. Он был у него раза два или три – помогал пилить и рубить дрова. Между ними сложились почти дружеские отношения, хотя бы потому, что Шуня чем-то напоминал Паленому бомжа с Мотодрома.

Он был бесшабашный, легкомысленный, любил заложить за воротник и мог спать сутками. Шуня был лентяем и пошел на товарную станцию грузчиком лишь для того, чтобы немного «подлататься» после зоны, как Шуня выразился в доверительном разговоре с Паленым. И наглядно показать ментам, что он стал на путь исправления.

Шуня жил в частном секторе. Паленый долго стучал в покосившиеся ворота, пока, наконец, во дворе не появился взъерошенный приятель. Он был похож на воробья – маленький, конопатый, взъерошенный и весь в пуху.

– Кому не спится в ночь глухую!? – пропищал он тонким фальцетом.

– Очнись, Шуня. Какая ночь? Уже солнце вон где.

– Ба, кого я вижу! Санек… Здорово, братан! Какими судьбами.

Он знал Паленого только по имени – как Александра. Новое имя было непривычно, но Паленый быстро привык к нему и охотно откликался на него.

– Вот, пришел в гости…

– Так чего же ты торчишь за воротами? Заползай.

Принадлежащий Шуне дом, состоящий из двух комнат и кухни, построили в незапамятные времена. Когда-то в нем жил, по словам Шуни, козырный мужик, которого расстреляли во времена культа личности.

Семью прежнего жильца отправили туда, где Макар телят не пас, а в дом поселили родителей Шуни, которые работали на военном заводе. Шуня был поздним ребенком, поэтому его сильно баловали. Что и сказалось на его характере и безалаберном образе жизни.

Теперь Шуня жил один. Его старики померли в конце прошлого века, в девяностые годы, а жена ушла в две тысячи втором году, в отсутствие Шуни очистив дом от вещей и мебели до голых стен.

Но Шуня и не думал кручиниться по поводу столь неэтичного поступка своей бывшей половины. Уже через полгода он натащил в дом столько разного барахла, что негде было ногу поставить. Понятное дело, вся мебель и вещи были ворованными.

– Ты голоден? – спросил Шуня, плеснув себе в лицо горсть воды.

– Не очень, но за компанию позавтракаю.

– Что и следовало доказать…

Шуня управился быстро. Он не стал шибко мудрить – приготовил яичницу, нарезал крупными кусками сырокопченую колбасу, поставил на стол бутербродное масло и плетеную из лозы тарелку с белым хлебом.

– Не знаю, как ты, а мне надо, – сказал он, доставая из холодильника бутылку водки.

– С утра?

– Мил человек… – Шуня снисходительно ухмыльнулся. – Есть хорошая поговорка, полностью народная и чисто русская. Она гласит: «С утра выпьешь – весь день свободен». Мудро. А поскольку я ни в какой конторе не числюсь, и спешить на работу мне не нужно, то грамм сто пятьдесят для аппетита моему организму никак не помешают. Скорее, наоборот, если учесть похмельный синдром. Мы вчера маленько того…

– Тогда и мне налей.

– Золотые слова и вовремя сказанные, – обрадовался Шуня. – А то одному глотать ханку[4] как-то не в масть.

Паленый даже сам себе не признавался, что ему сильно хочется выпить. В груди все еще бушевал незатихающий пожар обиды. И он не знал, чем его потушить.

Плотно перекусив, Шуня преисполнился благодушием. Они сидели во дворе, в беседке, увитой плющом. Ярко светило солнце, жужжали трудолюбивые пчелы, порхали ласточки, посреди двора дрались из-за хлебной корки воробьи, где-то блеяла коза, лениво брехал соседский пес…

В общем, вокруг царили полная благодать и умиротворенность. Вот только на душе Паленого по-прежнему было сумрачно. Правда, ему стало немного легче. Сумел он совладать и с расшалившимися нервами.

– Я так понимаю, Санек, у тебя есть ко мне какое-то дело… – Шуня курил, выпуская дымные кольца – забавлялся.

– А разве без дела я не мог прийти?

Шуня рассмеялся.

– Мог, – ответил он весело. – Но я чересчур хорошо тебя знаю. Без приглашения ты бы не пришел. Ты очень стеснительный парень, Санек.

– Да… наверное…

– Ну вот, видишь. Так что колись, кореш.

– Мне нужны деньги.

– Ха-ха… А кому они не нужны?

– Это верно. Но мне деньги позарез нужны, – с нажимом повторил Паленый.

– Что это тебя так припекло? Неужели в картишки продулся?

– Я в карты не играю.

– Ладно, не хочешь рассказывать, что почем, и не надо. Это твои дела. Могу занять тебе штуку «зеленью». Отдашь, когда разбогатеешь. Я торопить не буду. Я верю тебе, ты надежный мужик, не обманешь.

– Спасибо за доверие. Но этого мне мало.

– Мало? Тогда назови сумму.

– Десять штук.

Шуня от неожиданности даже поперхнулся дымом. Прокашлявшись, он удивленно спросил:

– Ты что, хату решил купить? Или телку клевую присмотрел и хочешь жениться?

– Ни то, ни другое. Просто… Ну в общем, надо.

– Тут я пас. Такие бабки мне и самому не помешали бы. Вот только наковырять их очень трудно. И не потому, что вообще невозможно, а из-за того, что деньги как песок, никак в руках не держатся. Сам понимаешь, жизнь все дорожает.

– Это понятно… – Паленый сумрачно кивнул. – Только занимать я не хочу. Мне бы заработать…

– А-а… – Шуня смачно сплюнул. – С этого нужно было и начинать. Хочешь, чтобы я взял тебя в дело?

– Вроде того…

– М-да… Задачка не из простых.

– Почему?

– С шоблой сводить тебя нету смысла, ты чужой. Это я могу тебе верить, а другие… Нет, этот вариант не катит.

– Неужели ничего нельзя придумать? – В голосе Паленого прозвучало отчаяние.

– Да, братэла, похоже, ты и впрямь дошел до ручки, – с пониманием сказал Шуня. – Нужно хорошо пошевелить мозгами. Чтобы получить такую сумму, надо сварганить серьезное дело.

– Может, не за один раз…

– По мелочам грех размениваться. Я же не торбохват.[5]

– Значит, можно надеяться?..

– Можно, – кивнул Шуня. – Как скоро найдется подходящий объект, я пока не знаю. Работать будем вдвоем. А как насчет мандража?

– Я готов прыгнуть в ад.

– В ад прыгать не придется, но если нас загребут из-за того, что в самый ответственный момент ты сдрейфишь… Санек, это очень серьезно. Мне как-то не фонтан тереть тюремные нары по чьей-то вине.

– Только чтобы без крови!

– Шутишь. Я на «мокруху» никогда не подпишусь.

– Тогда можешь не сомневаться, я не подведу.

– На том и решили.

Шуня дружелюбно хлопнул ладонью по колену Паленого.

– Где тебя можно найти? – спросил он, поднимаясь и разминая затекшие ноги.

– Я работаю там же. В ночную смену, с восьми вечера до восьми утра. Ну, ты знаешь…

– А… – Шуня криво осклабился. – Знаю. Только мне туда хода нет. Где ты живешь?

Паленый замялся, не зная, как объяснить месторасположение своего жилища.

– Да как тебе сказать… – Он мучительно подыскивал слова. – Меня трудно найти.

– Девушка без адреса… – рассмеялся Шуня, охарактеризовав квартирный вопрос Паленого названием старого фильма. – Ладно, чтобы мне ноги зря не бить, тебе придется в полдевятого утра заглядывать в балаганку[6] Папы Карло. Ежели что, я буду ждать там. Лады?

– Понял…

Кафе – вернее, забегаловка – у железнодорожного вокзала, о котором вспомнил Шуня, было обломком советской империи. Оно называлось «Привокзальное» и тем, кто его посещал, казалось, что время в нем остановилось, законсервированное на века.

Старые алюминиевые столы с голубым пластиковым покрытием, металлические стулья с деревянными сидениями и спинками, на пыльных окнах посеревшие от многочисленных стирок гардины, трахнутые молью, над стойкой засиженная мухами картина Шишкина «Три медведя»… и пиво на разлив, в основном в свою тару, литровые и трехлитровые банки.

Однако главной достопримечательностью «Привокзального» был ее хозяин, которого кликали Папа Карло. Его знали не только нынешние завсегдатаи, но помнили также их отцы, а может и деды.

Он был неотъемлемой частью кафе, его талисманом. Временами казалось, что Папа Карло не человек, а присыпанное нафталином чучело. Он был бесстрастен, лыс, медлителен и восседал за стойкой как царь на своем престоле. Внешним обликом Папа Карло напоминал старого плешивого орангутанга, тем более, что его руки свисали почти до колен.

«Привокзальное» осталось в неизменном виде лишь по одной причине – его предназначили под снос. Однако, это событие по каким-то причинам все время откладывалось, и кафе, как в былые времена, служило местом сбора разных темных личностей и выпивох. Нормальные люди обычно обходили «Привокзальное» стороной.

– Я побежал… – Паленый пожал руку Шуни и направился к воротам.

– Жди! – крикнул ему вслед Шуня. – Что-нибудь придумаем…

Потянулись томительные дни ожидания. Паленый совсем извелся, он еще больше замкнулся в себе и стал очень раздражительным. Его могла взбесить даже муха, нечаянно залетевшая в подвал, где он жил.

Кафе открывалось в семь утра, и Паленый старался под любым предлогом уйти с работы пораньше, чего прежде никогда не случалось. Заняв столик в углу, он мог просидеть за ним и два, и три часа в ожидании Шуни.

Но тот все не шел…

Шуня появился через две недели, когда Паленый уже был на пределе. Он оказался точен – появился на пороге «Привокзального» ровно в полдевятого.

– Карлуша! – крикнул он с порога. – Бокал пива с прицепом. Как обычно.

– Бу сделано, – буркнул Папа Карло.

Медленными, размеренными движениями он нацедил пиво, налил рюмку водки и положил на тарелочку плавленый сырок.

– Забирай, – сказал Папа Карло с сонным выражением лица.

Лавируя между столами, Шуня подошел к Паленому, сел, быстро выпил водку, отхлебнул глоток пива и только тогда сказал:

– Привет.

– Ну?..

– Все в ажуре. Объект намечен. Дело остается за малым – прийти и взять.

– Что и где?

– Поговорим в сквере. Здесь везде уши.

И впрямь, несмотря на утро, кафе полнилось народом. Контингент был разношерстным и пестрым по составу – от случайно забредших пассажиров, в основном иногородних, до мелкой шпаны и воров-карманников, промышлявших на вокзале и в троллейбусах, остановка которых находилась рядом с «Привокзальным».

Клиенты Папы Карло большей частью налегали на пиво. Оно было у старого проходимца всегда свежее и отменного качества. Кроме того, для своих – а таких было большинство – он где-то закупал тарань и воблу, что не могло не сказаться на количестве выпитого пива.

В общем, место было весьма доходным.

Шуня не успокоился, пока не оприходовал три бокала. Похоже, его сильно томила жажда. Все это время Паленый сидел, как на иголках. Он готов был убить Шуню за его платоническое спокойствие и невозмутимость.

Сквер находился не перед вокзалом, а на задворках. Собственно говоря, несколько деревьев и кусты сирени можно было лишь с большой натяжкой назвать сквером. Сюда приходили в основном молокососы, чтобы уколоться и поймать кайф, и привокзальные бомжи.

Скамейками в сквере служили бывшие в употреблении шпалы, положенные на кирпичи. Усевшись, Шуня закурил и сказал:

– Дело, конечно, стоящее… на первый взгляд. Но! – Он поднял вверх указательный палец. – Все зависит от фарта. Или нос в табаке, или голый вассер.

– А конкретней?

– Ты знаешь, что такое Сироткин квартал?

– Знаю…

Паленому и впрямь было хорошо известно это место. Местные богатеи каким-то образом сумели занять часть большого городского парка над озером под свои дома и коттеджи. По иронии судьбы, улица, вдоль которой были построены шикарные особняки, носила имя какого-то безвестного Сиротина.

Поэтому местные острословы назвали этот островок богатства и благоденствия Сироткиным кварталом, а владельцев домов – «сиротками».

В зимнее время, до того, как он переселился на Мотодром, Паленый подрабатывал здесь на уборке улицы и вывозке мусора. Его и еще двух бездомных нанял себе в помощь за гроши официальный дворник.

– Там есть одна хата, – продолжал Шуня, – хозяин которой спит на мешках с деньгами.

– »Сиротки» все упакованы по самое некуда, – хмуро сказал Паленый.

– Про других не знаю, может, они хранят капиталы в банках. А что касается этого бобра, то он точно держит большие суммы в своей хазе.

– Откуда у тебя такие сведения?

– От верблюда, – ухмыльнулся Шуня. – Это тебе знать не нужно. Дело в том, что наш будущий клиент – главный городской босс по наружной рекламе.

– Ну и что с того?

– Ему платят в основном наличкой. Он почти каждый день привозит домой бабки в «дипломате». Знаешь, сколько стоит реклама?

– Нет.

– Это очень дорогое удовольствие. Он, конечно, делится с мэром, но и себе оставляет жирный кусок.

– Думаешь, он держит дома большие суммы?

– Уверен. Вряд ли он сразу несет филки в банк. Если вообще заначивает их на счет. С «левыми» деньгами сейчас особо не разгуляешься. Может, за бугор отправляет, или вкладывает в какоенибудь дело, чтобы отмыть. Как бы там ни было, у него все равно под руками есть как минимум сотня косых[7] «зеленью». Хранит в домашнем сейфе, это как дважды два.

– Вряд ли. Все-таки, сто тысяч… Огромные деньги.

– Для тебя или меня. Для него это мелочь на карманные расходы.

– Возможно…

– Не возможно, а точно. Поверь. У меня есть опыт в таких делах, что скрывать.

– Ты хочешь взять его на гоп-стоп?

– Чудак человек… – Шуня снисходительно ухмыльнулся. – Его охраняют почище, чем губернатора. Четыре лба-телохранителя под два метра ростом – как тебе?

– Круто… Но тогда как?..

– Молча. Надо бомбить хазу.

– Ну ты даешь… Там везде сигнализация, менты патрулируют, псы сторожевые, как волки, в основном кавказские овчарки. Порвут, не успеешь и «Отче наш…» прочитать. Это я точно знаю, видел.

– А кто тебе сказал, что мы полезем на арапа? Во-первых, любое дело такого рода нужно тщательно готовить, а во-вторых, рыбку нужно ловить в мутной воде. Вот мы ее и замутим.

– Каким образом?

– Узнаешь в свое время. Нам сейчас главное хорошо подготовиться. И выждать, пока клиент не свалит на природу или куда там еще.

– Сложно все это…

– Так ведь и бабульки солидные мылятся. Риск оправдан.

– Ну, не знаю…

– Кончай мутить! – рассердился Шуня. – Я за язык тебя не дергал, ты сам меня склеил на дело. Говори прямо – да или нет.

– Конечно, да, – решительно ответил Паленый, разом отбросив все свои сомнения и колебания.

Он понимал, что это его единственный шанс вернуть себе человеческий облик. Ну, а если дело не выгорит, и их возьмут…

Что ж, придется отсидеть положенный законом срок. Лишь бы только это случилось после того, как он сделает пластическую операцию. Лишь бы после того! Что в зоне, что на свалке – все едино. Везде можно жить, вернее – существовать, так как жизнью прозябание в клетке или среди отбросов назвать трудно.

Так успокаивал Паленый свою совесть, когда возвращался домой. Дорожка, на которую он готов был ступить, вела его куда-то не туда, он это понимал, но жажда хоть как-то изменить свою жизнь, пусть и криминальным способом, затмила все его моральные установки, неизвестно когда и кем заложенные в подсознание.

Лучше умереть, чем жить таким уродом! С этой мыслью Паленый и уснул, утомленный не тяжкой ночной работой, а мыслями, которые плескались в голове расплавленным свинцом.

Глава 7

На дело пошли ночью, спустя восемь дней после памятного для Паленого разговора в «Привокзальном». Всю неделю он пытался не думать о том, что ему предстоит. Это была настоящая мука, потому что разные мысли, преимущественно мрачные, словно взбесились, не покидая его голову ни ночью, на работе, ни днем, когда он бодрствовал.

Даже во время сна ему снилась разная чертовщина – пожары, кровь, вампиры и еще фиг его знает что. Очнувшись от очередного кошмара, Паленый вскакивал и как умалишенный метался по своему подземному жилищу, не понимая, где он находится.

Поэтому, когда Шуня встретил его в очередной раз у Папы Карла и сказал, что все тип-топ, он почувствовал огромное облегчение. Теперь пан или пропал, назад ходу нет…

Для осуществления своего замысла Шуня выбрал субботу.

– Этот конь с яйцами по субботам топчет молодых кобылок на даче, – объяснил он Паленому. – Проверено. А в пятницу он приволок домой целый майдан.[8] Тяжелый, сам наблюдал. А когда утром уезжал на своем «джипе», то вышел с пустыми руками. Значит, наше дело почти в шляпе.

– А где его жена?

Шуня довольно хохотнул.

– Обычно в субботу она остается дома, по магазинам вышивает. А чего ей не вышивать? Бабок куры не клюют. Личный водила и телохранитель в качестве грузчика. Но три дня назад наш хитрован отправил ее с детьми принимать солнечные ванны, – сказал он, довольно потирая руки. – И наверное, за бугор. Так что скоро она не вернется. Как раз этого момента я и ждал. Хаза чистая.

– Неужто он оставил дом без охраны?

– Да там менты по улице сутками топчутся. Ты же знаешь. Это снаружи. А внутри козырная сигнализация.

Шуня хитро ухмыльнулся.

– Но мы тоже щи не лаптем хлебаем, – сказал он уже серьезно. – Все продумано, Санек. В половине двенадцатого у нас сбор. И смотри, чтобы никаких бумажек и ксивы в карманах не было. Оденься попроще, в какое-нибудь тряпье.

– Да я и так вроде не во фраке… – Паленый критически посмотрел на свою одежду.

– Эти шмотки уже многим примелькались. Вдруг найдется какой-нибудь Соколиный Глаз. И шапочку не забудь.

– Не забуду, – пообещал Паленый.

– Тогда вперед. Только хорошо отоспись, чтобы потом скулами не трещал, когда пойдем на дело.

– Попытаюсь…

Они подошли к особняку рекламного магната со стороны парка. Паленый посмотрел на трехметровой высоты забор и сокрушенно покачал головой.

– Плохо… – прошептал он на ухо Шуне. – Не видно, что творится во дворе. Вдруг там сторожевые псы?

– Знамо дело, есть такой факт.

– Но тогда как…

– Учись, пацан, пока я живой.

С этими словами Шуня бросил во двор несколько камней. И сразу же они услышали басовитый лай. Довольно ухмыляясь, Шуня достал из кармана полиэтиленовый пакетик, и, подождав, пока пес не окажется совсем рядом, но по другую сторону стены, отправил его содержимое вслед камням.

– Прикормка… – шепнул он Паленому. – Ни один кобель не устоит, чтобы не схавать. Проверено. Личный рецепт.

– Отрава?

– Что ты! Я же не зверь какой-то, чтобы несчастную животину травить. Снотворное…

Они ждали недолго. Пес успокоился, и стало слышно, что он начал есть прикормку. Немного подождав, Шуня смело забросил на гребень забора веревочную лестницу с крюками, обернутыми тряпками – чтобы не стучали. Пес на шум не среагировал.

– Кемарит, – довольно осклабился Шуня. – Малинка[9] что надо.

– Я полезу первым, – храбро сказал Паленый.

– Нет уж, братэла, в бой должны идти старики. Профессионалы. Так что придерживай лестницу, чтобы она не болталась, как бычий хвост, а я пойду на штурм. Сумку с инструментами ты потащишь. Не забудь!

– Не забуду, – пообещал, дрожа от возбуждения, Паленый.

Пес и впрямь сладко спал, положив лобастую голову на мохнатые лапищи. Это был кобель какой-то неизвестной породы; он немного смахивал на кавказскую овчарку, только имел длинную шерсть в мелких завитках – как у овцы.

– Если проснется раньше времени, – сказал Паленый, – нам капут. Вон какие клыки…

– Не дрейфь, будет спать до утра. Я впрыснул в мясо двойную дозу. Это и для слона достаточно. Все, потопали. Только тихо!

Они подошли к особняку и, притаившись в тени под стеной, стали ждать.

– Чего ждем? – спросил Паленый.

– Затмения, – нервно хихикнув, ответил Шуня.

Его тоже немного трясло от воровского азарта. Наверное, мыслями он был уже внутри здания.

Им пришлось томиться под особняком не менее получаса. Шуня уже не скрывал волнения и тихо матерился:

– Ну, ежели этот козел меня подведет… Ей-ей, замочу, как последнего фраера!

– Ты это о ком? – спросил Паленый.

– Есть один кореш… Он должен перерубить кабель от подстанции, которая питает Сироткин квартал. Что-то он задерживается.

– Ему известно, что мы?..

– Ничего он не знает, – сердито ответил Шуня. – Что-либо знать ему не положено. Его дело маленькое – обесточить сигнализацию и получить свои бабки. Все.

Как ни ждали они этого момента, но свет погас совершенно внезапно. Они даже вздрогнули от неожиданно наступившей тишины и полной темноты. Умолкли на какое-то время даже собаки, брехавшие то там, то сям.

– А теперь, Санек, надо торопиться… – Шуня поднялся по ступенькам к входной двери и достал связку отмычек. – Посмотрим, что тут за диво… – пробурчал он, осветив на мгновенье замочную скважину крохотным фонариком.

Шуня управился с двумя дверными замками минут за семь.

– Буржуи хитры, а мы – смекалисты, – нервно хихикнул Шуня, распахивая бронированную дверь. – Нам и не такие нутряки приходилось отжимать.[10] Входи…

Очутившись внутри особняка, Шуня первым делом замкнул двери.

– Зачем? – удивился Паленый.

– А вдруг наш бобер вернется раньше времени? Все может быть… тьфу, тьфу! Так мы услышим, что кто-то шебаршит, и спрячемся. Тут есть, где зарыться, домина как Дворец культуры.

Шуня накаркал. В поисках денег и ценностей они успели осмотреть только четыре комнаты (без особого успеха), как вдруг раздался шум автомобильного мотора, затем мужские голоса, потом открылись ворота гаража, в который можно было въезжать прямо с улицы (он находился в полуподвальном помещении особняка), и машина мягко вкатилась внутрь здания.

Из гаража был выход на первый этаж; это Паленому и Шуне было известно.

– Мать твою!.. – выругался Шуня. – Не было печали…

– Мы попались! – трагическим шепотом сказал Паленый.

– Не хорони себя раньше времени. Лезем на чердак.

Особняк был трехэтажным. На чердак вела крутая деревянная лестница, которую Паленый и Шуня преодолели в один момент. Затаившись за какими-то ящиками и коробками, они стали ждать дальнейшего развития событий.

Судя по голосам, приехали двое – скорее всего, хозяин особняка и еще кто-то. Первый ругался, как сапожник, сетуя на перебои с электричеством, а второй помалкивал, лишь изредка поддакивая густым басовитым голосом.

Но вот хозяин немного успокоился, и где-то с полчаса они говорили о своих делах мирным тоном. Паленому и Шуне не были отчетливо слышны слова собеседников, да они особо и не прислушивались. Их занимала одна-единственная мысль: каким образом сбежать из особняка, чтобы их не заметили?

– Хорошо, что въезд в гараж прямо с улицы, а не через центральные ворота, – шепнул Шуня на ухо Паленому.

– Почему?

– По кочану. Соображать надо. Представляешь картину – заходит наш клиент во двор, а там бобик кемарит, да так, что хрен его с пушки разбудишь. Что он подумает? Если, конечно, не совсем дурак. То-то… Сразу ментам начнет названивать.

– Хорошо бы и дальше нам так везло… – тоскливо сказал Паленый.

– Ни хрена себе везение! Мы в этот момент уже должны были улов дуванить, а нам приходится здесь торчать… как гвоздь в дерьме. Ладно, ты, главное, не дрейфь. Их там всего двое. Ежели что, дергаем на арапа.

– Это как?

– Напролом. Тараном. Руки в ноги – и айда. За домом деревья большие растут, прямо возле забора. Лезешь на ветку и, как мартышка, на другую сторону – прыг, скок. А там парк. Понял?

– Ну…

– Только не бойся! Тем более, что на улице до сих пор темно. И сумку с инструментом нельзя потерять. Там у меня отмычки от самого папаши Фрола – был такой классный спец.

– Я не боюсь.

– Вот и ладушки… эй, что это!?

На вопрос Шуни можно было и не отвечать. Он задал его по инерции. Два приглушенных выстрела один за другим ударили по туго натянутым нервам, вызвав у незадачливых взломщиков временный столбняк.

Не сговариваясь, они замолчали, словно мгновенно онемели; в этот момент тело каждого из них превратилось в одно большое ухо.

Они слышали, как кто-то ходит туда-сюда по комнате, где только что шла мирная беседа. Затем раздался такой звук, будто двигали мебель. А еще через какое-то время под ногами убийцы скрипнули ступеньки лестницы, которая вела на первый этаж, и в особняке воцарилась тревожная тишина.

– Интересно, кто кого замочил? – спросил дрожащим голосом Шуня.

Паленый промолчал. Его словно переклинило. Они продолжали сидеть в своем укрытии, не зная, что им предпринять.

Но вот раздался шум мотора и машина выехала на улицу.

– Н-надо уходить… – наконец прорвало и Паленого.

– Надо, – согласился Шуня.

Они спустились на второй этаж, и тут Шуня, вместо того, чтобы идти к выходу, потянул Паленого за собой в комнату, где только что случилось убийство.

– Ты куда!? – всполошился Паленый.

– Посмотрим… – неопределенно сказал Шуня.

Он уже полностью оправился от потрясения и был как наэлектризованный.

Комната оказалась просторной, шикарно обставленной, гостиной. Она освещалась старинным канделябром. Окна были закрыты тяжелыми плотными портьерами. Возле кожаного дивана лежал человек. Рядом с ним валялся пистолет.

Кровь уже успела впитаться в толстый ковер, но он был песочно-желтого цвета с модным абстрактным рисунком, а потому большое темно-бордовое пятно неправильной формы на его светлом фоне выделялось как нарисованное.

– Бобер… – почему-то шепотом сказал Шуня, посмотрев на лицо убитого. – Два выстрела. Второй – контрольный, в голову. Ну, бля, дела…

– Смываемся! – нервно сказал Паленый. – Пока не поздно.

– А куда нам спешить? – как-то уж очень спокойно, даже с ленцой, сказал Шуня.

– Как это – куда? – опешил Паленый. – Если нас прихватят в доме возле свежего трупа, то сразу впаяют пожизненное.

– Остынь… Кто знает, что этот бобер отбросил копыта? Никто. За исключением нас и того, кто его шлепнул. А он точно не побежит звонить в ментовку.

– Хочешь сказать, что?..

– Само собой. А иначе, зачем было огород городить? Мы не должны уйти отсюда с пустыми руками.

– Но…

– Никаких «но»! – отрезал Шуня. – Деньги где-то здесь, я их нюхом чую.

Паленому пришлось согласить с доводами Шуни. У него просто не было иного выхода. Шуню снова разобрал охотничий азарт, и он начал быстро, но методично, обыскивать гостиную.

– Вот сука! – воскликнул он, указывая себе под ноги. – Опередил нас, гад!

Паленый подошел к нему и увидел, что ковер в этом месте сдвинут, а в паркете зияет неглубокое прямоугольное отверстие.

– Здесь лежали наши денежки, здесь! – Шуня был безутешным. – А тот поганый «мокрушник» увел их. Мудак! – бросил он в сторону трупа гневный взгляд. – Не мог найти тайник получше.

– Фиг с ними, с этими деньгами, – сказал Паленый. – Пойдем отсюда.

– Ну, нет уж! – гневно воскликнул Шуня. – Чемодану с бабками приделали ноги, тут нам не повезло, но я уверен, что где-то здесь имеется сейф.

Он быстро подошел к стене, на которой висела картина, и сдвинул ее в сторону. За картиной был спрятан вмонтированный в стену сейф.

– Примитив… – презрительно бросил Шуня. – Дай! – обернулся он к Паленому.

Паленый понял, что он хотел сказать, и протянул Шуне сумку с инструментами. Достав оттуда связку отмычек, тот начал колдовать над замком.

Процесс вскрытия сейфа был недолгим – от силы пять минут.

– Нашли чем удивить… – с удовлетворением бормотал Шуня, прислушиваясь к тихим щелчкам, которые раздавались изнутри сейфа, когда он орудовал отмычками. – У этих западных буржуев никакой фантазии. Все поставлено на поток. Папаша Фрол как-то сделал на заказ одному хитрому бобру замок – еще в те времена, при Советах, – так его не смог открыть сам король «медвежатников» Зяма Ципурский. Вот это уровень. А тут… фуфло. Сим-сим, откройся!

Шуня потянул на себя дверку сейфа и они увидели, что тот далеко не пуст, как думал Паленый. Там лежали деньги и какие-то бумаги.

– Бери половину филок себе, – приказал сияющий Шуня. – Потом сосчитаем и разделим пополам. А это не трожь! – вскричал он, когда Паленый взял в руки красивое и, наверное, очень дорогое колье.

– Почему? – удивился Паленый. – По-моему, эти камушки – бриллианты.

– Нет, ты точно лох. Из-за этих побрякушек нас заметут в два счета. А если учесть, что тут произошла «мокруха»… Оставь это барахло. Все, на хода! Нам тут больше делать нечего. Отойди, я замкну сейф.

– Зачем?

– Менты должны искать убийцу, а не спеца по замкам и сейфам. Пусть думают, что это обычный «заказ». Впрочем, так оно и есть, скорее всего… Ты перчатки не снимал?

Шуня настоял, чтобы они надели тонкие медицинские перчатки, дабы не оставлять следов. Паленый только сейчас в полной мере оценил предусмотрительность своего приятеля.

– Нет, – ответил он.

– Молодца, – похвалил его Шуня. – А теперь рвем когти!

Очутившись в парке, Паленый и Шуня невольно перешли на бег. Страх, который они до сих пор тщательно скрывали внутри, наконец вырвался наружу, добавляя прыти ногам.

В небе появился тонкий лунный серп. Его только что достала из мешка большая туча, висевшая над городом с вечера. В парке пели соловьи, где-то далеко ухнул филин, в озере плеснула рыбина. В ночной тишине все звуки были слышны особенно отчетливо.

Часовая стрелка приближалась к цифре «три».

Глава 8

Денег было гораздо меньше, чем им показалось в тот момент, когда Шуня вскрыл сейф.

– Я бы того «мокрушника» своими руками удавил! – брызгал слюной Шуня. – Надо же было ему замочить нашего клиента именно в тот вечер, когда мы пошли на дело. Он что, не мог это сделать на даче бобра!?

Шуня возмущался с таким видом, словно чемодан с деньгами принадлежал лично ему.

– Хорошо, что для нас все так закончилось, – сказал Паленый. – Могло быть значительно хуже.

– Наивный… Ничего не закончилось, только начинается. Менты весь город на уши поставили. Наш бобер ходил в корешах мэра и, как оказалось, был лучшим другом Шишкана. Теперь убийцу ищут не только те, кому по штату положено, но и бандиты. А это очень серьезно. Не дай Бог нам где-то засветиться…

Из осторожности компаньоны собрались через два дня после ночных событий. Деньги они поделили сразу, дома у Шуни. На долю каждого (за вычетом тысячи «зеленью», предназначавшейся тому, кто перерубил кабель) пришлось по семь «косых» долларами. Это был большой удар по аппетиту Шуни.

Немного расстроился и Паленый. Семи тысяч и тех денег, которые он скопил, могло и не хватить на операцию. Но все равно, это уже было кое что.

– А нас не заложит твой приятель? – спросил Паленый.

– Ты о ком?

Шуня был так расстроен, что сразу не понял о чем идет речь.

– О том, кто обесточил Сироткин квартал, – ответил Паленый.

– Если ему воткнут в задницу нагретый паяльник, то он сдаст нас со всеми потрохами. Это и ежу понятно. Но я не думаю, что его смогут вычислить.

– Возможно. А что если он свяжет твою просьбу перерубить кабель с убийством в Сироткином квартале?

– Может, – спокойно согласился Шуня. – Он такой. Башковитый. Когда-то в институте учился. Пока за пьянку не выгнали. Но сейчас он в завязке! Однако с деньгами у него всегда туго, поэтому я не думаю, что он пойдет в ментовку на доклад.

– Почему ты так уверен?

– Тогда ему придется свой «косарь» сдать в кассу. Он это знает, ученый. А такого облома его сердце не выдержит.

– Ну, если так… – Паленый задумчиво потер свой изуродованный нос. – Но он может нашептать на ушко Шишкану…

– Ты соображаешь, что говоришь!? Его замочат сразу же, как только узнают, что он перерубил кабель. Ему не поверят, что он не был в деле. Не-ет, этот вариант отпадает.

– Хочется надеяться…

– И еще одно, Санек. Мы должны на пару месяцев лечь на дно. Бабки не трать. За этим сейчас будут смотреть очень пристально. Сам понимаешь. Откуда у грузчика с товарки сколько хрустов заколосилось? – поневоле спросят компетентные товарищи. То-то. Сиди как мышь в подполе.

– Нам нельзя больше встречаться…

– Верно. Пока нельзя. Утихнет все, отметим нашу удачу. Пусть и не ахти какую, если учесть какие бабки проплыли мимо нашего рта, но все же… Имеем право.

– Имеем… – как эхо повторил Паленый.

Мыслями он уже был на операционном столе…

Два месяца, отмеренные Шуней, тянулись как целый год. За это время Паленый сменил место жительства – снял однокомнатную квартиру на окраине, неподалеку от своего прежнего жилища.

Крохотная келья в пятиэтажном доме стоила недорого. Квартиру сдала старушка, божий одуванчик, которая сразу прониклась к Паленому сочувствием и доверием. Он заплатил ей за полгода вперед, и она уехала в деревню к старшей сестре, чтобы за нею ухаживать.

Перед тем, как идти к старушке (ее адрес Паленый вычитал в объявлении на телефонном столбе), он купил себе приличную одежду – легкую куртку, костюм, две рубашки, галстук – и обувь. Чересчур шустрая для своих лет бабуля прямо порхала по квартире, радуясь, что ей попался не какой-то ханыга, а приличный человек, пусть и увечный.

Свои покупки он делал с дальним прицелом. Паленый еще не забыл, как смотрел на него хирург, когда он явился к нему на прием в первый раз…

Главврач узнал его сразу, несмотря на новую одежду. Он снисходительно улыбнулся, поприветствовал Паленого и спросил:

– Так вы, значит, решились?

– Да, – коротко ответил Паленый.

– Я готов начать работать с вами прямо сейчас. У нас существуют очередь на операции, но вы уже приходили, так что будем считать, что вы в первых рядах, а точнее – под номером один. Или у вас какие-то другие планы?

– Нет. Я согласен.

Перед тем, как пойти на прием в клинику, Паленый уволился с работы (чем здорово огорчил своего непосредственного начальника), поэтому не боялся, что его начнут искать, пока он будет лежать в клинике.

– Вам нужно для начала внести в кассу пять тысяч долларов… – осторожно сказал врач, испытующе глядя на Паленого.

– Нет проблем, – чуть резче, чем следовало бы, ответил Паленый.

– Отлично! – Хирург как будто обрадовался. – Остальную сумму – в пределах двух-трех тысяч – вы заплатите, когда закончится период реабилитации. Так сказать, по факту.

– Хорошо…

Паленого поместили в отдельную палату – светлую, чистую, весьма комфортабельную, с цветами, телевизором, холодильником и телефоном – и целых три дня брали всякие анализы, а также делали рентген и УЗИ.

На четвертый день в палату зашел хирург и с удовлетворением сказал:

– У вас все нормально. Организм железный. Даже песка… хе-хе… нет в почках. Вы уникальный экземпляр.

– Это точно… – с мрачной иронией ответил Паленый.

– Ну-ну, не нужно так… Я вам гарантирую, что через месяц у вас будет совсем другое настроение.

– Хотелось бы верить…

– Уж поверьте мне. – Хирург приятно улыбнулся. – Я знаю, что говорю. У нас есть только одна проблема…

– В чем она состоит?

– Чтобы вылепить вам лицо, мне нужны ваши фотографии. Иначе вы будете похожи на кого угодно, только не на себя.

Этого вопроса Паленый боялся больше всего. У него не было своих фотографий. Имелись только те, которые он нашел в паспорте Князева.

Он много раз рассматривал их и находил, что Князев чем-то похож на него, даже фигурой. А может, это ему просто казалось.

Постепенно Паленый начал привыкать к мысли, что у него нет иного выхода, как попросить доктора, чтобы тот сделал ему лицо Князева. Тогда он сможет жить с его паспортом, что было для Паленого очень важно.

– Вот… – Паленый отдал хирургу паспорт и фотографии.

– Это все?

– К сожалению. При пожаре все мои фотографии сгорели.

– Может, у друзей?..

– Увы, я не большой любитель дарить свои фотографии друзьям. Тем более, что я давно с ними не контактирую, так как они почти все выехали за границу. Где они живут, мне неизвестно.

– Понятно… – Главврач с невольным вздохом повертел паспорт и фотографии в руках и положил в карман халата. – Будем стараться. Сначала придется на компьютере сделать фоторобот – вашу маску. Если что-то будет не так, вы подскажете, где и что исправить.

– Если смогу…

– Придется постараться.

Оперировать Паленого начали через два дня. Это было очень больно, особенно когда заканчивалось действие наркоза.

Но он, стиснув зубы, мужественно терпел, даже не требуя обезболивающих лекарств.

Время тянулось не просто медленно, а цедилось по капле. Паленому не возбранялось ходить, но он большей частью проводил дни в постели, занятый безрадостными мыслями.

Эйфория по поводу начала пластической операции прошла, и он теперь думал о том, что будет дальше. Убийцу «бобра» продолжали усиленно разыскивать. (Фамилия рекламного магната была Лейкин, как узнал Паленый из выпуска телевизионных новостей). И кто знает, как повернутся события в конечном итоге.

С Шуней он решил из предосторожности больше не встречаться. Вор (которому Паленый был очень благодарен) не должен был видеть его новое лицо.

Конечно, Шуня знал, что его приятеля зовут Александр, но Паленого это не волновало. В крайнем случае, если вскроется, что он взял фамилию Князева, можно добыть новый паспорт. Паленый почему-то уверился, что сделать это легко.

В клинике и впрямь было много пациентов, как говорил доктор, преимущественно женского пола. Кому-то подправляли нос, кто-то подтягивал дряблую кожу, а из кого-то выкачивали жир.

Паленый не общался ни с кем, за исключением медсестер и хирурга, да и то по необходимости. Его лицо было сплошь в бинтах и напоминало голову мумии из какого-нибудь голливудского боевика.

Это обстоятельство облегчало ему жизнь в клинике. Паленому казалось, что бинты – щит, за которым он надежно спрятан.

Любопытные взгляды, которым его одаривали выздоравливающие после операций дамочки, отскакивали от него как горох от стенки. Он чувствовал себя уверенно и не тушевался, как прежде, перед незнакомыми людьми.

С ним пытались завести амуры. Некоторые женщины лежали в больнице подолгу, а потому откровенно скучали по мужскому обществу. Паленый кожей чувствовал их весьма заинтересованные взгляды, когда проходил мимо.

А он действительно начал меняться в лучшую сторону. Раньше Паленый ходил, подгибая плечи, – чтобы на него меньше обращали внимание. Теперь он выпрямился и стал передвигаться с грацией сильного, хищного зверя, которую прежде у себя не замечал.

Возможно, этому перерождению способствовало калорийное питание. Паленый, который до операции был как ходячий скелет, поправился, а его мышцы наполнились силой и энергией.

Пища была вкусной, хотя и не очень обильной. Дело в том, что посетители приносили своим родственникам-пациентам горы продуктов, большей частью деликатесов, так как в клинике лежали люди далеко не бедные. Поэтому пищеблок лечебного заведения особо не утруждал себя какими-то изысками на почве кулинарии и большими порциями.

Но Паленому, привычному к спартанскому образу жизни, еды вполне хватало. Впрочем, повара, которые знали, что к нему никто не ходит (а им почему-то было известно все, что творится в клинике), всегда подкладывали ему лучшие кусочки.

Шли дни, недели. Приближался день, когда Паленому должны были снять бинты. Он вдруг испугался этого момента едва не до потери пульса.

– Экий вы, батенька, мнительный, – смеялся довольный хирург. – Все будет вэри гуд. Если честно, вы в моей практике самый сложный случай. И я горжусь, что мне удалось выполнить свою работу столь качественно. В этом скоро вы убедитесь сами. Но спешить не нужно. Пусть заживут швы.

Торопиться Паленому было некуда. Но он волновался из-за денег.

Паленый внес в кассу еще две тысячи долларов и теперь с тревогой ждал, когда хирург предъявит окончательный вердикт. Счет, по идее, должен быть весьма солидным. Медсестры не раз говорили Паленому, что их шеф еще никогда так долго и скрупулезно не работал со своими пациентами, как с ним.

Но тот почему-то медлил с этим вопросом, и Паленый не находил себе места, представляя, какой будет скандал, когда врач, к которому он относился с большим уважением, узнает, что его пациент почти пустой.

Завтра! Это слово, произнесенное хирургом, оглушило Паленого. Ему показалось, что над ним прогремел гром.

Ночью он не спал. Сердобольная медсестра, наверное, понимая состояние своего подопечного, поила его валерьянкой и корвалолом, но сон все равно так и не пришел. К утру Паленый совсем издергался и когда, наконец, появился врач со своими помощниками, он был весь как выжатый лимон.

Неужели ЭТО свершилось!?

– Вы готовы? – спросил хирург.

– Д-да… – дрожа от возбуждения, ответил Паленый.

– Что ж, приступим…

Когда бинты были сняты, Паленого подвели к большому зеркалу, которое висело у окна. Он шел с закрытыми глазами.

– Смотрим, смотрим, – подбодрил его главврач. – Не нужно бояться.

Паленый медленно поднял веки. И оцепенел – на него из глубины зеркала уставился незнакомый человек. Паленому показалось, что он невероятно красив, хотя на лице кое-где все еще были видны розоватые полоски от швов.

Но это была такая мелочь…

Слезы сами хлынули из глаз Паленого. Он плакал, не замечая этого. Врач жестом приказал своим помощникам и медсестрам удалиться. Стараясь ступать как можно тише, все покинули палату – во главе с хирургом. Паленый остался один.

Нет, не один! С ним находился тот, ДРУГОЙ, который пока был ему незнаком, хотя и занял его тело. Это было удивительное чувство. Паленому показалось, что он раздвоился.

– Привет, – сказал Паленый и поднял руку.

Отражение поспешило повторить этот жест. Но оно было немым, хотя его губы все же шевелились. Совсем потерявший голову Паленый нашел это забавным и хрипло рассмеялся. ДРУГОЙ тоже хохотнул, но по-прежнему беззвучно.

Я схожу с ума! Эта мысль вонзилась ему в мозг раскаленной иглой. Паленый, с усилием оторвав взгляд от зеркала, резко обернулся и упал ничком на кровать, спрятав лицо в подушку.

Что я наделал!? Зачем?..

В душе Паленого словно что-то оборвалось, и он застонал как от сильной боли. Он вдруг подумал: а что если ко мне вернется память? Как быть тогда?

Ответ на это вопрос он не находил…

Выписали Паленого спустя четыре дня, хотя в принципе у него все было нормально. Но врач понимал, что его подопечный в шоке, поэтому дал ему время полностью прийти в себя и освоиться в новой – вернее, старой, но забытой, – роли, как он считал.

Последний разговор состоялся в кабинете главврача.

– Вот и пришла пора нам прощаться… – сказал хирург, глядя на Паленого с таким видом, словно перед ним сидел не бывший пациент, а какое-то чудо-юдо.

Наверное, он и сам был удивлен тем, что сумели сделать его руки.

– Если вы по поводу денег…

– Перестаньте! – морщась, махнул рукой главврач. – Вы больше ничего клинике не должны.

– Но как же…

– Все очень просто. Я уже говорил вам, что ваш случай уникальный. Поэтому я, скажем так, получил хорошую практику. Считайте себе участником эксперимента… – Хирург рассмеялся. – Шучу.

– Большое вам спасибо, – с чувством сказал Паленый.

Он ощутил огромное облегчение. Вопрос оплаты висел на нем тяжелыми гирями, поэтому Паленый держался с доктором очень сковано.

– Пустяки… – опять отмахнулся главврач. – Хорошо все то, что хорошо заканчивается. В вашем случае я применил новые технологии и теперь вижу, что в своем выборе оказался прав.

– Мне здорово повезло.

– Это верно, – согласился хирург. – Но я так думаю, свое везение вы заработали сами, добыв деньги на операцию.

Паленому показалось, что доктор посмотрел на него как-то странно. У него даже озноб пошел по спине – неужели главврач что-то заподозрил!?

Он ответил, стараясь скрыть волнение:

– Признаюсь, что большую часть денег я занял… под залог квартиры. Ничего, отработаю. Теперь отработаю.

– Я за вас рад, – искренне ответил доктор. – В вашей шкуре мне не приходилось бывать, но могу себе представить… Бытует мнение, что врачи – отмороженные люди. Их не трогают страдания пациентов. В какой-то мере это так. Нельзя пропускать через себя чересчур много отрицательных эмоций. Никакая психика не сможет выдержать таких испытаний. Но бывают исключения…

Главврач закурил.

– Дурная привычка, знаете ли, – сказал он, сокрушенно вздыхая. – Увы, человек слаб и погряз в своих привычках, не всегда совместимых со здоровым образом жизни. Так вот, касательно исключений. Врачи все-таки тоже люди и ничто человеческое им не чуждо. Вы как раз и были таким исключением. Признаюсь только теперь и только вам. Вы очень мужественно держались, не ныли и не хныкали, а это, поверьте, могут немногие.

Паленый смущенно опустил глаза.

– Ну полноте, полноте… – Врач по-дружески похлопал Паленого по руке. – Что ж, пришла пора прощаться. Вдруг у вас появятся какие-нибудь проблемы с лицом, немедленно ко мне. Деньги вам больше не понадобятся, предупреждаю сразу.

– Я вам очень признателен. Еще раз спасибо…

Очутившись на улице, Паленый вдруг почувствовал, что его не несут ноги. Он подошел к той скамейке, на которой дожидался приема к главврачу в первый раз, и сел.

Как теперь жить дальше? У Паленого голова шла кругом. Он понимал, что стоит перед дверью в другой мир, но никак не решался ее отворить…

Глава 9

Уехать! Прочь из этого города! Это решение вызревало давно, и наконец оформилось в сознании Паленого окончательно.

Ничто его здесь не удерживало, кроме долга Есесеичу. Деньги у Паленого еще остались, но он боялся появляться на Мотодроме. Тем более, в новом обличье. Это было опасно.

«Отдам… позже, – думал Паленый, сидя в такси, которое везло его на вокзал. – Обязательно отдам!» Квартиру он замкнул, а ключи отправил по почте соседке бабули, такой же старушке со словами благодарности и объяснением своего поступка.

Конечно, объяснение не выдерживало никакой критики и было глуповато-наивным, но Паленый решил, что это не суть важно. Главное, квартиру он оставил в идеальном порядке, а воровдомушников можно было не опасаться – у старушки брать было нечего.

Первый «выход в свет» был для Паленого самым сложным и тяжелым. Ему казалось, что все смотрят только на него, притом смотрят с подозрением. Он чувствовал себя голым и едва сдерживался, чтобы не броситься, сломя голову, куда-нибудь в кусты.

В железнодорожной кассе ему показалось (собственно говоря, так оно и было), что кассирша чересчур долго выписывала ему билет.

Она куда-то уходила, потом у нее что-то случилось с компьютером, затем ей позвонили, и она тихо сказала в телефонную трубку всего несколько слов с очень серьезным видом (может, это был звонок из милиции?), а когда он, наконец, получил заветную бумажку в руки, кассирша посмотрела на него как-то уж очень недобро.

Паленый был весь в поту, когда выскочил из помещения, где размещались кассы, на привокзальную площадь. Сердце колотилось, как бычий хвост, а ноги сами понесли его в крохотный скверик, где размещался наружный туалет.

Там он и проторчал полтора часа, пока не подали состав, благо сновавшие туда-сюда люди были больше озабочены своими физиологическими проблемами, нежели разглядыванием разных подозрительных личностей, которые соображали в скверике на троих или просто сидели на скамейках, покуривая и поплевывая в небеса.

Паленый ехал, куда глаза глядят. А точнее – в Москву. У него не было какого-то определенного плана. Он хотел всего лишь убраться подальше от города, где его могли ждать большие неприятности.

Не стал он прощаться и с Шуней. Теперь вор стал для него источником повышенной опасности. Паленый мысленно хвалил себя за то, что не открыл подельнику ни подземного убежища, ни адреса съемной квартиры, ни тем более того факта, что он долго жил на Мотодроме.

Но больше всего Паленый переживал из-за того, что стал вором – пусть и поневоле, под давлением обстоятельств.

Присвоение чужого паспорта вместе с именем Князева не казалось ему большим преступлением. Не виновен он был и в смерти рекламного магната. Но присвоение чужих денег, пусть и для доброго дела, вызывали в его душе чувство вины и раскаяние.

Еще в клинике он не раз спрашивал себя: неужели у меня в той, прежней, жизни были криминальные наклонности? Похоже, что так – он пошел на дело без особых угрызений совести и практически не колеблясь.

Мало того, идея раздобыть большие деньги ЛЮБЫМ ПУТЕМ в принципе принадлежала ему. Наверное, для достижения этой цели его не остановило бы и убийство, признался он самому себе. И это открытие потрясло Паленого до глубины души.

КТО ОН НА САМОМ ДЕЛЕ!? И как вышло, что тихий, забитый бомж со свалки, который не способен был обидеть даже муху, вдруг решился на взлом жилища?

Это было большой загадкой для Паленого, который ехал в поезде под именем Князева Александра Игнатьевича. От разных нехороших мыслей у него даже разболелась голова.

Он взял билет в спальный вагон. Конечно, это было дороговато, но ему не хотелось, чтобы его видели многие люди.

Вслед за ним в купе вошел и какой-то важный мужчина в годах. Любезно поздоровавшись, он первым делом обильно поужинал и сразу же лег спать.

Паленый только порадовался такому попутчику. Ему совсем не хотелось вступать в бесконечные дорожные разговоры. Он еще не был готов влиться в нормальное человеческое общество…

Попутчик сошел ночью. На прощанье что-то буркнув, он подхватил свой «дипломат» и попыхтел по проходу. Паленый, который так и не смог уснуть из-за тревожных мыслей, переполнивших его голову, порадовался, что остался один.

Но его радость была недолгой. Уже на следующей станции в купе вошел какой-то человек и потихоньку, не зажигая верхний свет, лег на свое место. Раздосадованный Паленый даже не взглянул в его сторону, лежал, отвернувшись к стенке.

Заснул он неожиданно, где-то под утро. Разбудил его стук чайной ложки о стакан. Новый пассажир завтракал, не отрывая глаз от газеты.

Это был симпатичный парень лет тридцати с мятым лицом хорошо подгулявшего ловеласа. Впрочем, так оно и было – перегарное амбре не мог заглушить даже запах кофе.

– Доброе утро, – не очень вежливо буркнул Паленый и, взяв полотенце, вышел из купе.

– Добр… – широко улыбаясь, поднял голову попутчик.

Да так и не закончил фразу, оцепенел, широко разинув рот. Похоже, он был потрясен. Но Паленый этого не видел, он уже закрывал дверь купе.

Умывшись и по ходу заказав чай у проводников, Паленый вернулся и уселся на свой диванчик. И только теперь он наконец заметил, что новый пассажир смотрит на него как на привидение – выпучив глаза и побледнев то ли от страха, то ли просто от большого волнения.

«Что это с ним?» – встревожено подумал Паленый. – Может, у меня швы разошлись?» – испугался он. Стремительно поднявшись, Паленый подошел к зеркалу, вмонтированному в дверь купе, и сделал вид, что причесывается.

Нет, все нормально. В его облике ничего не изменилось.

Спрятав расческу в карман, он отворил дверь купе, куда как раз стучалась проводница. Она принесла чай и пачку печенья – легкий завтрак Паленого.

– Спасибо, – поблагодарил Паленый.

– Может, вам нужно что-нибудь посущественней? – Проводница кокетливо улыбалась.

Ей уже стукнуло сорок с хвостиком, но она принадлежала к тому типу женщин, которые считают, что они всегда в одной поре и им никак не больше двадцати пяти.

Паленый вернул ей улыбку и в свою очередь спросил:

– У вас есть что предложить?

– А как же! – обрадовалась проводница. – Шашлыки, отбивные, куриные окорочка с картошечкой… Закажите, и я мигом принесу из ресторана.

– С утра нет аппетита…

Проводница ушла, и Паленый сел пить чай. Попутчик не сводил с него очей. Это немного нервировало Паленого, и старался не встречаться с ним взглядами.

– Александр Игнатьевич! Вы не узнаете меня?

Взорвись рядом граната, и тогда Паленый не был бы так ошеломлен. К своему новому имени он уже начал привыкать, устроив себе своеобразный психологический тренинг, но все равно пока не отождествлял себя с человеком, фамилию которого ему довелось присвоить.

В клинике от нечего делать Паленый помногу раз на день мысленно и вслух повторял: «Я Князев Александр Игнатьевич, я Князев Александр… Я Князев, Князев, Князев… Я Александр Игнатьевич, Александр Игнатьевич… Я Александр, Саша, Шурка, Санек…»

Первое время, когда врач называл его по имени-отчеству, Паленый отвечал не сразу – пытался сообразить, кто такой Александр Игнатьевич. Но затем, привыкнув, начал невольно вздрагивать. Ему все казалось, что имя Князева несет какую-то угрозу.

Впрочем, не исключено, что так оно и было. Обстоятельства смерти настоящего Князева только подтверждали опасения Паленого.

Но он даже не мог предположить, что услышит свое новое имя от соседа по купе. Поэтому на какой-то миг оцепенел.

– Александр Игнатьевич, это вы? – снова повторил парень. – Я Ползиков, Игорь. Работаю в вашей фирме. Вы лично принимали меня – проводили собеседование. Я заместитель начальника отдела сбыта.

Заявление Ползикова совсем выбило Паленого из колеи. Будь такая возможность, он выскочил бы из поезда немедленно. Но на ходу это исключалось, тем более, что состав несся со скоростью никак не меньше восьмидесяти километров в час.

Огромным усилием воли собрав остатки самообладания в кулак, Паленый ответил:

– Вы ошиблись, Игорь. Меня зовут Николай… Иванович.

Паленый ляпнул первое, что взбрело ему на ум.

– Ну надо же! – с жаром воскликнул Ползиков, облегченно вздыхая. – Фантастика! Вы копия моего шефа. Только голос чуть грубее. И тембр другой. Теперь я это понял.

– Бывает… – индифферентно ответил Паленый, стараясь ничем не выдать сильного волнения.

Этот человек знал Князева! Он с ним близко общался! Его нужно вызвать на разговор, чтобы побольше узнать о человеке, паспорт которого лежит в его кармане.

Нет! Это будет подозрительно. Пусть все идет, как идет. Захочет Ползиков завести разговор о Князеве – очень хорошо, нет – ну и ладно.

– Я потрясен, – между тем продолжал Ползиков, вглядываясь в лицо Паленого. – Вы просто брат-близнец Князева.

– Князев – это кто?

– Александр Игнатьевич, мой бывший шеф.

– Почему бывший? – не удержался от вопроса Паленый.

– Он исчез… где-то больше года назад.

– Как это – исчез?

– Очень просто. Сказал жене, что едет по делам, сел в машину – и как сквозь землю провалился.

– Плохо искали.

– Что вы! – разгорячился Ползиков. – Александр Игнатьевич – уважаемый в городе человек. У нас серьезная фирма, работаем с заграничными партнерами. Его до сих пор усиленно ищут. Жена не жалеет на это никаких денег.

– Жена?

– Ну да, у него есть жена и сын шести лет. Анна Григорьевна после исчезновения Александра Игнатьевича возглавила фирму.

– Может, она и поспособствовала тому, что ее муж как сквозь землю провалился?

– Как вы можете такое говорить!? – возмутился Ползиков. – У них любовь, это все наши знают. Она бедная сама не своя до сих пор.

– Извините. Я просто высказал одну из версий. Ведь не секрет, что иногда так бывает. Деньги – в особенности большие – портят человека.

– Согласен. Но только не в этом случае. Они жили душа в душу.

– В нынешние времена эта семейная формула, по-моему, не сильно котируется.

– Вы правы. Перед вами человек, который испытал все «прелести» семейной жизни в полной мере. Теперь я холостяк, чего и всем здравомыслящим людям желаю.

Ползиков заразительно рассмеялся. Паленый тоже не удержался от улыбки.

– Но все равно я настаиваю, что Князевы жили дружно, – с уверенностью продолжал Ползиков. – Следователь опрашивал и соседей, и друзей, и родных Анны Григорьевны… Свидетели в один голос подтверждали, что ни разу даже не слышали о каком-либо семейном скандале.

– Возможно, у Анны Григорьевны был какой-то воздыхатель…

– Что вы! Она и сейчас от мужиков шарахается, как черт от ладана. А женщина Анна Григорьевна видная – красивая, богатая. Но! Никаких тусовок, выездов на природу, разных там ути-пути… Анна Григорьевна очень серьезная женщина, замкнутая в себе. Она сильно переживает исчезновение мужа.

Ползиков исподлобья бросил на собеседника какой-то странный взгляд. Паленый почувствовал беспокойство. «Нужно уходить… – подумал он. – Но не так быстро. Этот Игорек – неглупый парень. Он так и не поверил мне до конца. И, ясное дело, ему очень хочется заглянуть в мой паспорт. Чего нельзя допустить ни под каким видом…»

Он встал, надел куртку и сказал:

– Все-таки стакана чаю маловато для полного счастья… – Паленый выразительно похлопал себя по животу. – Схожу-ка я в ресторан. Проводница раздразнила мое воображение своими россказнями о разных вкусных вещах и, как следствие, разбудила зверский аппетит. Не хотите составить компанию?

– Нет! – быстро ответил Ползиков. – Я тут… постерегу вещи.

– И то верно. Вам пивка принести?

– Буду признателен.

– Тогда ждите. Думаю, минут за сорок управлюсь.

С этими словами Паленый, с трудом удерживая равновесие, – вагон кидало из стороны в сторону как телегу на ухабах – пошел в направлении вагона-ресторана.

Выйдя в тамбур и убедившись, что он пуст, Паленый слегка приоткрыл дверь. В образовавшуюся узкую щель он увидел, что Ползиков вышел из купе и смотрит в его сторону.

«Да, точно не поверил, – подумал Паленый. – А значит, будет проверять. Скорее всего, обшмонает мою сумку…»

За свой багаж он не беспокоился – там лежал минимум вещей. И никаких документов или записей. Паспорт и деньги находились при нем, во внутреннем кармане куртки.

Немного успокоившись, Паленый зашел в вагон-ресторан, где и просидел почти час. Ему очень не хотелось возвращаться в купе под пристальные недоверчивые взгляды Ползикова.

Но время шло, и Паленый, сокрушенно вздохнув, отправился обратно. В руках он нес четыре бутылки пива и два пакетика с вялеными кальмарами.

– Сколько с меня? – потянулся в карман Ползиков.

– Нисколько. Я угощаю, – сделал широкий жест Паленый.

– Спасибо, я ваш должник… – Ползиков загадочно улыбнулся.

Паленому показалось, что его сосед по купе чем-то сильно взволнован, но не придал этому должного значения. Они пили пиво, болтали о погоде, политике и о других, самых разных, вещах, вплоть до инопланетян, недавно посетивших Муходранский район в Тмутараканской области; короче говоря, успешно убивали время.

Приближалась большая узловая станция. Паленый чувствовал, как где-то внутри него нарастает беспокойство.

Он никак не мог понять причину сильного дискомфорта, который выводил его из равновесия. Паленому вдруг показалось, что он со всех сторон окружен врагами и нужно идти на прорыв. Это новое, непонятно откуда возникшее чувство, заставило его собраться и принять решение.

«Пора! – Паленый пристально наблюдал за проплывающими мимо пакгаузами и составами, стоящими на запасных путях. – Нужно рвать когти. Нутром чую. Сойду на этой станции. А там видно будет. Как-нибудь доберусь на перекладных…»

Он хотел доехать до Москвы, чтобы взять оттуда билет в северном направлении. Куда именно, он пока не думал. Таким образом Паленый хотел скрыть следы Князева, если его будут искать, начав поиски от Мотодрома.

Паленый встал и начал собираться.

– Вы куда!? – всполошился Ползиков.

– Выхожу. Я уже приехал.

– Но как же… – начал было Ползиков – и осекся.

Паленый посмотрел ему в глаза – и все понял. Билет! Ползиков видел билет, который находился у проводников. А в нем значится фамилия Князева и пункт прибытия – Москва. До которой еще пилить и пилить.

Что делать? Вопрос встал ребром. Паленый вышел из купе, чтобы не встречаться взглядами с Ползиковым, и стал смотреть в окно, где по-прежнему убегали назад различные станционные постройки.

А ничего не нужно делать. Вряд ли Ползикову поверят, что он встречал живого Князева, разъезжающего туда-сюда мимо родного города, и ни разу не заявившегося домой.

Подумают, что это очередной фантом, о которых столько написано в газетах и журналах, или похмельный бред подгулявшего ловеласа, коим Ползиков несомненно являлся. А билет он у проводницы изымет.

Немного успокоенный своими умозаключениями, Паленый дождался, пока поезд остановится, взял свою сумку и сказал, любезно улыбнувшись:

– Всего вам доброго.

– И вам того же, – сдавленным голосом ответил Ползиков.

Он выглядел так, словно ему двинули под дых.

«Переживает… – подумал Паленый с иронией. – Небось, заложить меня хотел. Иуда…» Он стоял в двери купе, пропуская пассажиров, нагруженных чемоданами и сумками. Ему спешить было некуда.

Поток быстро иссяк и Паленый тоже направился к выходу. Но успел сделать лишь три шага – навстречу ему шел милицейский наряд во главе с капитаном. За ними виднелось и испуганное лицо одной из проводниц.

– Вы Князев? – без обиняков спросил капитан.

Отрицать или оправдываться было бесполезно, да и ненужно.

– Да…

– Ваши документы.

Паленый медленно, как сомнамбула, достал паспорт и протянул его капитану. В этот момент у него возникло ощущение, что он погружается в морскую пучину. Ему даже дышать стало тяжело.

– Князев Александр Игнатьевич, – вслух прочитал капитан. – Тэ-эк… Прописан… Все верно. Как говорится, что и требовалось доказать. Александр Игнатьевич, следуйте за мной.

– Не понял… – Язык сам, без ведома головы, произносил нужные в таких случаях слова. – Вы хотите меня арестовать? За что?

– Не волнуйтесь, ничего такого… К вам нет никаких претензий. Просто нам необходимо кое-что уточнить. Это будет недолго. Извините, служба.

– Ну, если так…

Уже находясь в тамбуре, Паленый услышал позади:

– Простите, Александр Игнатьевич, но я не мог поступить иначе…

Он обернулся и увидел виноватую физиономию Ползикова. Все ясно, подумал Паленый. Этот хитрый сукин сын, узрев в билете фамилию Князев, тут же связался по мобилке с линейным отделом милиции.

Вызывал удивление лишь один-единственный факт – оперативность, с которой менты сняли его с поезда. Наверное, Князева и впрямь усиленно ищут до сих пор, что могло быть только в случае хорошего «подогрева» милицейских начальников в виде энной суммы «зеленью».

«Может, сдернуть?» – мелькнула мысль. Нет, эти убежать не дадут, решил Паленый, искоса посмотрев на своих конвоиров. Парни молодые, крепкие, в два счета догонят. Да и капитан еще не стар, худощав и подвижен.

«Что делать, что делать!?» Он угодил в западню, откуда не выбраться. Рассказать все, как есть, – значит получить большой срок. Кто поверит его россказням? Верно – никто.

Бездомный, бесфамильный нищий – этого вполне достаточно, чтобы испить чашу страданий до самого дна. Именно к таким несчастным власть проявляет наибольшую жестокость, потому что за них некому заступиться, потому что для адвокатов изгой обременительная, почти бесплатная, повинность, а что касается средств массовой информации, то никакой корреспондент не станет ломать копья и наживать себе врагов среди судейских, чтобы вытащить из тюрьмы несчастного горемыку.

Но Паленый уже попробовал на вкус ДРУГУЮ жизнь. И ему совсем не хотелось ее менять на жалкое существование бомжа со свалки или заключенного…

Рядовые милиционеры ушли, и в комнате остались лишь капитан и Паленый.

– Присаживайтесь, – вежливо сказал капитан.

Паленый повиновался.

– Что это вы, Александр Игнатьевич, от жены бегаете? – с нотками участия в голосе спросил капитан, закуривая сигарету. – Нехорошо…

– Я не женат, – ответил Паленый – лишь бы что-то сказать.

Действительно, в паспорте Князева не было отметки ЗАГСа. Судя по дате выдачи документа – три года назад, Князев свой старый паспорт где-то посеял, а в новом соответствующий штамп почему-то не был поставлен.

– Я вас понимаю, – между тем продолжал гнуть свою линию капитан. – У меня у самого такая су… Ну, в общем, понятно. Я готов рвануть от нее, куда глаза глядят. Но дети, дети… Куда денешься? Нужно тащить этот воз, пока копыта не отвалятся. А с нашей зарплатой это ох как тяжело.

– Простите, но я должен вам сказать… – Паленый сделал глубокий вдох, как перед прыжком в воду с обрыва.

– Ну-ну, – поощрительно сказал капитан.

Он был сама доброжелательность, чем очень удивлял Паленого.

– Дело в том, что я ничего не помню.

– То есть?..

– У меня амнезия.

– Да что вы говорите?

В глазах капитана бегали веселые бесенята. Он явно был в хорошем настроении, причину которого Паленый понять не мог.

– Уж поверьте… – Паленый постарался принять честный вид – смотрел прямо в глаза капитану чистым, прозрачным взглядом даже не мигая.

– Возможно, – согласился капитан. – Так-таки ничего и не помните?

– Совсем ничего. Полный провал памяти.

– Допустим. Но ведь в вашем паспорте есть прописка. Там указаны город, улица, номер дома и квартиры, где вы живете. Тогда почему вы целый год нигде не объявлялись? И где вас вообще носило? Расскажите, пожалуйста.

Паленый лихорадочно соображал, что ответить. Конечно, он мог сказать этому миляге менту, что не хотел показываться на глаза жене и ребенку из-за обезображенного лица. И даже назвать адрес клиники, где ему делали пластическую операцию. Это было своего рода алиби. Мало ли какие бзики бывают у травмированных людей.

Но Паленый понимал и другое. В этом случае его показания могут проверить. А почему бы и нет? Амнезия – это не пальчик порезать. Доказать ее сложно. Может, человек – хороший артист, и по каким-то причинам притворяется.

А с какой стати он притворяется? Вдруг дело не чисто, и за господином Князевым тянется шлейф преступлений?

Естественно, не факт, что менты начнут глубоко копать. Нашелся человек – и ладно. У правоохранительных органов и других дел по горло.

Но вероятность расследования, пусть и мизерная, все равно остается. Ведь дело об исчезновении заведено, и должно быть документально доведено до конца. Вдруг среди ментов найдется какой-нибудь скрупулезный и очень активный тип, которого хлебом не корми, а дай обсосать дело до косточек.

Тогда он сначала выйдет на город, откуда ехал лжеКнязев, затем найдет врача, который делал пластическую операцию, потом заглянет на Мотодром, ну а дальше…

Об этом Паленому не хотелось даже думать. Сейчас все казалось ему страшным сном: и его появление на свалке, и жизнь в качестве бомжа-»старателя», и взлом особняка рекламного магната…

– Все это время я был невменяемым, – ответил Паленый глухим голосом. – Я не соображал, что делаю. У меня сильный ушиб головы.

Здесь он не соврал. Хирург, который делал Паленому пластическую операцию, сказал, что ему повредили череп и сильно изуродовали лицо, а уж потом оно обгорело. Особенно пострадал нос и нижняя челюсть.

Врач приложил много усилий, чтобы собрать все, как должно. Это были очень болезненные моменты. У Паленого до сих пор ныли сломанные кости, особенно по ночам.

– И это возможно, – легко согласился капитан. – Однако сейчас вы, как будто, в здравом уме. Я не ошибаюсь?

– Вот именно – как будто в здравом. Но все равно я ничего из своей прошлой жизни не знаю и не помню.

– Тогда еще один вопрос… – Голос капитана стал вкрадчивым. – Если вы уже более-менее восстановились после травмы, почему взяли билет не в свой родной город, а на Москву?

– Хотите честный ответ?

– Жажду.

– Я просто испугался встречи с близкими. Мне хотелось немного пожить в Москве, чтобы показаться хорошим врачам. Говорят, что такие вещи лечат гипнозом.

– Говорят… – Капитан поднялся. – Ладно, будем считать, что допрос состоялся. Остались небольшие формальности… но это будет несколько позже. Не суть важно. А пока вы побудьте здесь. Хотите чаю, кофе?

– Я бы не отказался…

– Вот и чудесно! – почему-то обрадовался капитан. – Момент…

Он вышел, плотно прикрыв дверь. Паленый посмотрел на окна и сокрушенно вздохнул – на них стояли решетки. Убежать никак нельзя, хотя помещение находилось на первом этаже. Скорее всего, это была комната отдыха сотрудников линейного отдела милиции.

Ему принесли кофе и бутерброды. Только сейчас Паленый понял, как сильно проголодался. Наверное, от переживаний. Отбросив все дурные мысли – до поры, до времени – он жадно набросился на еду…

Паленый томился в одиночестве почти до вечера. Его два раза выводили в туалет – всегда в сопровождении двух уже известных ему сержантов, помощников капитана. Это были сильные, рослые парни, не очень охочие до разговоров.

Но с Паленым они держались вежливо, даже предупредительно. Наверное, капитан держал их в ежовых рукавицах и предупредил, чтобы они не позволяли себе ничего лишнего.

Он стоял, глядя в окно, когда позади тихо отворилась дверь. Паленый обернулся и увидел красивую, статную даму. Она смотрела на него широко распахнутыми глазами, которые полнились слезами.

– Саша… – прошептала она. – Саша!

Паленый узнал ее сразу. Это была девушка, – нет, скорее молодая женщина – изображенная на снимке вместе с Князевым.

Глава 10

В груди Паленого словно что-то оборвалось. Он не ожидал подобного поворота событий. Женщина плакала на его груди, а Паленый остолбенело уставился на капитана, который улыбался с таким видом, будто был котом и смотрел на аппетитный кусок колбасы.

Откуда-то из потаенных глубин не работающего, как след, мозга всплыло выражение – «улыбка Чеширского кота». Что оно обозначает? Паленый не помнил. Но он чувствовал, что это определение как нельзя лучше подходит к сиюминутной сущности хитроумного капитана.

– Сашенька… Я знала, я верила, что ты жив, что ты вернешься…

Нужно что-то решать. Нужно! И немедленно. Иначе он совсем запутается и тогда… Трудно сказать, что будет тогда. Но он, как честный человек, просто обязан сказать…

Стоп! Что сказать? Признаться, что он присвоил чужую фамилию? Пусть и не со злым умыслом, но все же, все же…

Тогда ему придется поведать ментам и еще кое о чем. Дойти до самого тупика, в который никто не поверит. Нет веры тому, кто однажды солгал.

С ума сойти…

Чувствуя, что больше не в силах выдержать эту сцену, Паленый бережно отстранил женщину и глухо сказал:

– Простите… но я вас не знаю.

Женщина отшатнулась от него и, прижав кулаки к груди, воскликнула:

– Саша, что ты говоришь!? Это же я, твоя Анна.

– Я вас не знаю, – упрямо твердил свое Паленый. – Не помню.

Неожиданно вмешался капитан:

– Анна Григорьевна, у него амнезия. Это бывает… после сильной травмы. Его нужно лечить.

Надо же, заступник выискался, машинально подумал Паленый. Он пока не понимал, почему капитан проявляет такое повышенное служебное рвение. Исходя из личного опыта общения с правоохранительными органами, Паленый знал, настолько неповоротлива и рутинна родная милиция.

– Амнезия? – Женщина снова подошла вплотную к Паленому и заглянула ему в глаза. – Возможно… Саша, неужели ты и впрямь ничего не помнишь?

– Ничего, – ответил деревянным языком Паленый.

Он смотрел прямо перед собою, как слепой. Ситуация была патовой. Паленый не понимал, что с ним творится. В мозгах у него был ералаш, а тело вдруг стало непослушным.

Паленый знал, что он сильно похож на фотографическое изображение мужа этой женщины. Доктор постарался на славу. И глаза у него были такого же цвета, как у Князева – карие. Это ему хорошо запомнилось, потому что мертвецу, найденному Паленым на свалке, никто не удосужился опустить веки.

Неужели жена Князева не поняла, что перед нею лишь плохая копия ее мужа? Ведь живой человек чаще всего существенно отличается от своего изображения на фотоснимке. Манера изъясняться, жесты, тембр голоса, комплекция, волосы, брови, форма ушей и еще масса других отличий… – это не заметить невозможно.

Нет, здесь что-то не так!

– Понятно… – Женщина прищурила остро блеснувшие глаза.

Ее превращение было ошеломительным. Секунду назад это была слабая, беззащитная женщина, потерявшая от радости голову. Как же – она нашла внезапно исчезнувшего мужа, которого вполне можно было считать покойником, если учесть его занятие крупным бизнесом и криминальную ситуацию в стране.

Но теперь перед Паленым стояла властная и сильная бизнес-леди, готовая загрызть зубами любого, кто посмеет перейти ей дорогу. Даже слезы высохли в один момент, что вообще было невероятно. А может, ему показалось, что она плакала?

– Это вам, – безо всякого смущения сунула она в руку капитана пачку долларов. – Премия за успешный розыск моего мужа, как и было объявлено. Большое спасибо.

Теперь Паленый, наконец, сообразил, почему капитан был с ним таким душкой и почему он прямо лучился от радостного ожидания… понятно чего.

– Анна Григорьевна, если вам что-нибудь понадобится… В любой момент я к вашим услугам! – зачастил капитан.

– Учту. А его я забираю, – сказала женщина. – Пойдем, любимый. Мы будем тебя лечить… и ты все вспомнишь.

Ее слова для Паленого прозвучали весьма двусмысленно. Но что-либо возразить он не успел. В комнату вошли два амбала, бережно взяли его под руки и повели к машине; это был «мерседес». Кроме «мерса», Анну Григорьевну (как мысленно величал ее Паленый) сопровождал еще и «джип» с охраной.

«Да-а, влип я…– с тоской подумал Паленый. – Расколют меня, как пить дать, и где-нибудь закопают. Может даже на Мотодроме. Там не свалка, а черная космическая дыра. Недолго музыка играла… Все возвращается на круги своя».

Несмотря на мягкие, удобные подушки, он сидел, как на иголках. И глядел прямо перед собой, боясь даже голову повернуть, чтобы посмотреть на женщину. А она на него смотрела, и очень пристально. Это Паленый просто кожей чувствовал.

«Господи! – мысленно взмолился Паленый. – За что!?» Стоило ли так много страдать, чтобы на самом пороге новой жизни получить пулю в лоб или удавку на шею. От этих – он вспомнил рожи телохранителей сидевшей рядом женщины – не вырвешься.

Кабы знать…

Ну зачем, зачем он купил билет на поезд дальнего следования!? Ведь до Москвы можно было преспокойно добраться электричками. А там – ищи ветра в поле. Глупец!

Эх, судьба-судьбинушка…

– Саша, почему ты сразу не поехал домой, а взял билет до Москвы? – неожиданно задала женщина тот же вопрос, что и капитан во время допроса.

– Не знаю. Мне казалось, так будет лучше… – начал объяснять Паленый – и осекся.

Вопрос был задан на английском языке! И он все понял!!! Для Паленого это открытие было шоком.

– Оказывается, твоя забывчивость распространяется только на меня…

В голосе женщины прозвучала горечь. Или ему почудилось?

– Нет, это не так, – возразил Паленый после некоторого замешательства. – Просто память иногда преподносит мне сюрпризы.

– Ты действительно все забыл?

– Честное слово! Я вообще ничего не помню из своей прошлой жизни. В этом мире я словно младенец.

– Ничего, надеюсь это поправимо. Надеюсь, дома ты все вспомнишь.

Слова женщины прозвучали напряженно и сухо…

Доехали быстро – за два с половиной часа. Машины буквально летели по трассе. Водители держали скорость в пределах ста тридцати – ста пятидесяти километров в час.

Дважды их останавливали сотрудники ГИБДД – за превышение скорости. И каждый раз красномордые мздоимцы, сухопутные пираньи российских дорог, подобострастно козыряли невозмутимой Анне Григорьевне, сжимая в потных кулаках зеленые бумажки с изображением одного из американских президентов.

Анна Григорьевна и впрямь была не только богатой, но и крутой…

Паленого привезли в загородный дом, больше смахивающий на поместье. Шагая рядом с Анной Григорьевной по дорожкам, вымощенным тротуарной плиткой, он видел краем глаза, что она наблюдает за ним с напряженным выражением лица.

Наверное, она надеялась, что ее «супруг» вспомнит хоть что-то, не без горькой иронии подумал Паленый. Он никак не мог отделаться от мысли, что стал участником какого-то фарса, где ему отведена одна из главных ролей.

Но с другой стороны в сознание начала вползать подленькая, трусливая мыслишка – а что если и впрямь Анна Григорьевна не притворяется, и приняла его за настоящего Князева? Может ли такое быть?

Может, подсказывал ему внутренний голос. А почему бы и нет? Мало ли какие изменения могли произойти с человеком за год скитаний в невменяемом состоянии.

Внешний облик? Ну, здесь почти все нормально, в этом Паленый был уверен. И фас, и профиль хирург вылепил точно по фотоснимку.

Уши Князева были примерно такой же формы, как у него; волосы мужа Анны Григорьевны на фотографии показались Паленому темными, тогда как его вихры уже посеребрила ранняя седина, но этот момент вполне объясним – кого красят и молодят невзгоды и страдания?

Оставались рост, комплекция и походка. Тут уже можно было только гадать. Приходилось уповать лишь на то, что Анна Григорьевна на такие вещи могла и не обратить должного внимания.

Черт побери! – мысленно воскликнул Паленый. О чем я думаю!? Бред какой-то…

Они вошли в дом. Анну Григорьевну встретила прислуга – русоволосая женщина в годах с пышными формами.

– Анечка, неужели!? – Она смотрела на Паленого как на привидение.

– Как видишь, Маргоша… – устало ответила супруга Князева.

– Александр Игнатьевич! – воскликнула потрясенная Маргоша. – Глазам своим не верю! Какая радость, какая радость… – Ее глаза наполнились слезами, но круглое лунообразное лицо сияло.

Добрая душа эта толстушка, подумал, немного оттаивая душой, Паленый. Он знал точно, что не ошибся в своем определении – у него был особый нюх на порядочных людей. Так же, как и на мерзавцев.

– Маргоша, у него проблемы с памятью, – сухо сказала Анна Григорьевна. – Так что оставь свои излияния и приготовь нам что-нибудь поесть.

– Дайте мне полчаса, и будет вам шикарный праздничный ужин, – молвила несколько озадаченная Маргоша, не сводя с Паленого добрых коровьих глаз.

– Поторопись. Антошка спит?

– Нет. Ждал тебя. Он в детской. Играет с новой железной дорогой.

– Пойдем… – Анна Григорьевна взяла Паленого под руку, и он покорно пошагал по паркету рядом с нею, дивясь роскошному интерьеру дома и большим размерам комнат.

Детская показалась Паленому огромной – как помещение вокзала. Здесь было все, что нужно для воспитания ребенка, и даже больше: много шкафов с игрушками и книгами, картины и карты на стенах, домашний кинотеатр – огромный телевизор с плоским экраном, компьютер, музыкальный центр, телефон, удобная мягкая мебель с яркой обивкой…

В одну из стен был вмонтирован большой аквариум, в котором плавали экзотические, а значит, очень дорогие рыбки. В углу, на массивной мраморной подставке, стояла просторная красивая клетка с какими-то птичками. Они увлеченно порхали и чирикали на разные голоса.

Мальчик возился на полу, где была смонтирована игрушечная железная дорога с мостами, акведуками, станциями, светофорами и паровозными депо. Он и сам пыхтел, как паровоз, управляясь со своим обширным хозяйством, жужжащим электромоторами.

Мальчик так увлекся игрой, что даже не заметил вошедших.

– Антон! – окликнула его Анна Григорьевна.

Выражение лица Анны Григорьевны было строгим, но в ее больших глазах читалась огромная, всепоглощающая материнская любовь.

– Ма?.. – Мальчик поднял голову.

Он был как ребенок с праздничной открытки – розовощекий, с блестящими озорными глазенками… и очень похож на Князева.

Паленый держался за спиной Анны Григорьевны, и мальчик поначалу не видел его. Но вот мать отступила в сторону, и Антон перевел взгляд на Паленого.

– Папа… – Он медленно встал. – Папа, папочка!

С радостным криком мальчик бросился к Паленому и запрыгнул ему на руки.

– Папочка, я так ждал тебя, так ждал… Почему ты так долго задержался в этой противной командировке? – лепетал ребенок, тесно прижимаясь к Паленому.

От близости детского тельца у Паленого неожиданно закружилась голова. Ребенок пах молоком, шоколадом и еще чем-то очень приятным – наверное, запахом детства.

Паленый почувствовал, что на глаза навернулись слезы. Ему до щемящей боли в груди вдруг стало жалко это безгрешное маленькое существо, которое какие-то ублюдки лишили отца. Появись у него такая возможность, он разорвал бы их голыми руками.

Стараясь не поддаться плохим эмоциям, он быстро справился с ненавистью к убийцам, нежно обнял мальчика и перевел взгляд на Анну Григорьевну. Он должен ей рассказать правду, должен!

Нет, только не сейчас. Нельзя сейчас… Это было бы слишком жестоко. По крайней мере, по отношению к ребенку.

Анна Григорьевна наблюдала за сценой встречи с каким-то странным выражением. Она словно превратилась в статую из белого полупрозрачного фарфора. А ее глаза буквально светились. Вот только непонятно, что они скрывали за этой лучезарностью…

Ужинать сели не через полчаса, а спустя час с лишним. Мальчик никак не хотел слезать с рук Паленого. Наверное, он боялся, что «папа» снова уедет в «командировку».

Когда ребенок все-таки угомонился и уснул со счастливой улыбкой на лице, Паленый и Анна Григорьевна прошли в столовую, которая тоже была немаленькой и напоминала банкетный зал шикарного ресторана. Что касается самого стола, то он был выше всех похвал.

– Маргоша, по-моему, ты немного перестаралась, – добродушно заметила Анна Григорьевна. – У нас ужин, а не банкет. Здесь еды и напитков хватит на десятерых.

– Анечка, такой день, такой день… – квохтала, как наседка, Маргоша, бегая вокруг стола – все поправляла разложенные столовые приборы, салфетки и протирала и так чистые бокалы.

Наконец она ушла. Паленый и Анна Григорьевна остались одни. Этого момента новоявленный «супруг» боялся больше всего. Все это время Паленый пребывал словно во сне. Он двигался и говорил, как автомат, мало соображая, что происходит вокруг него.

– Давай зажжем свечи, – предложила Анна Григорьевна.

– Отличная идея, – обрадовался в душе Паленый.

Он решил, что при свечах будет чувствовать себя свободней и раскованней.

Так и получилось. Едва погасла большая хрустальная люстра под потолком, как в его душу неизвестно откуда начали вливаться спокойствие и рассудительность. Он получил желанную передышку и возможность трезво рассуждать и действовать.

– Что будешь пить? – буднично спросила Анна Григорьевна.

Мне все равно, хотел ответить Паленый, но тут же прикусил язык. Интересно, каким спиртным напиткам отдавал предпочтение Князев? На столе была бутылка с очень дорогим вином, французское шампанское, виски и армянский коньяк.

– Есть предложение начать с шампанского, – выручила Паленого Анна Григорьевна. – Не возражаешь? У нас ведь сегодня большой праздник…

– Да…

Анна Григорьевна смотрела прямо ему в глаза. Паленому трудно было выдержать ее взгляд, но он старался. Полумрак в столовой помог ему разобраться со своими мыслями и эмоциями, и Паленый неожиданно понял, что роль Князева постепенно захватывает его.

Это было сравнимо с проникновением во вражеский тыл, где каждое неосторожное слово или движение может стать зацепкой для контрразведчиков, ведущей к провалу. Он вдруг стал спокойным и сосредоточенным, а шампанское добавило в кровь адреналина, который разбудил хищную настороженность, скрытую под маской невозмутимости.

– Ты сильно изменился, – сказала Анна Григорьевна. – Я имею ввиду внешне. И голос стал грубее.

– Наверное, – согласился Паленый.

Вот он – момент истины! Или его сейчас расколют, и тогда придется во всем сознаться, или он выдержит допрос и останется в этом уютном доме. Перед мысленным взором Паленого предстала свалка, и он внутренне содрогнулся.

Как он мог так долго жить в том аду!?

– Мне сделали пластическую операцию, – продолжил он, предупреждая следующий вопрос Анны Григорьевны. – У меня было сильно повреждено лицо и сломаны ребра.

Конечно же, она рассмотрела шрамы, оставленные скальпелем хирурга. В этом сомнений не было. Они уже были едва заметны, но не для внимательных глаз. Тем более близкого человека.

– Я так и думала… – Анна Григорьевна впервые посмотрела на него с состраданием. – Твою машину нашли далеко за городом, в кювете. Она полностью сгорела.

– Да, я был сильно обожжен…

Паленый откуда-то знал, что смесь правды и лжи наиболее эффективна. Легенда, построенная на выдумке, гораздо хуже легенды, в канву которой вплетены факты из жизни. В этом случае человек держится гораздо уверенней, не опасаясь проколоться на каком-нибудь пустяке.

– Автокатастрофу ты тоже не помнишь? – спросила Анна Григорьевна.

– Моя сознательная жизнь началась с кареты «Скорой помощи», когда я пришел в себя. Да и потом многие события не затрагивали моего сознания. Все было как один бесконечно длинный кошмарный сон.

– Бедный…

Анна Григорьевна потянулась к нему, чтобы погладить его рукой по щеке, но тут же остановилась. Она выглядела смущенной.

– Налить тебе коньяк? – спросила она. – Когда-то ты любил его.

– Возможно, – ответил Паленый. – Ска… – Он хотел сказать «скажите», но вовремя спохватился. – Скажи, я сильно пил?

Анна Григорьевна замялась, но все же ответила – по идее, честно:

– Бывало…

– Что ж, и в этом отношении я здорово изменился. Теперь к спиртному я почти безразличен.

Паленый, внимательно наблюдавший за реакцией Анны Григорьевны на его ответы, не заметил, чтобы ее сильно обрадовала такая новость. Это его немного удивило.

– А как получилось, что никто не сообщил мне, что ты в больнице? Ведь паспорт был при тебе. А там есть наш городской адрес.

Ответ на этот вопрос Паленый приготовил заранее. Он был одним из ключевых.

– В больнице у меня украли портмоне, в котором лежали все документы. Видимо, там было много денег…

– Верно, – подтвердила Анна Григорьевна. – Ты всегда оставлял себе на мелкие расходы две-три тысячи долларов.

– Возможно, это сделали санитары…или еще кто-то. Но когда я очнулся, то был одет в застиранные до дыр больничные обноски. Похоже, обгоревшую одежду с меня сняли сразу. Ну, а потом уже кто-то постарался…

– А как тогда паспорт снова очутился у тебя?

– Долго в больнице держать меня не стали. Ведь сейчас без денег никуда… Немного подлечили и выписали, всего в бинтах. Но кое-какую одежонку мне все же нашли. Чтобы побыстрее от меня избавиться. А пустое портмоне с паспортом я обнаружил во внутреннем кармане пиджака. Видимо, у вора проснулись остатки совести.

– Допустим… – Глаза Анны Григорьевны остро блеснули. – Тогда я повторюсь и снова задам тебе главный вопрос – все-таки, почему ты, имея на руках паспорт, не дал о себе знать?

– Можно ответить и так – у меня просто крыша поехала. Видела бы ты меня тогда… Изможденный, больной оборванец, урод без гроша в кармане. Урод, который не помнил своего прошлого и не имел никакого будущего. Я ушел от людей, старался никому не показываться на глаза. Я был бомжем, изгоем, рылся в отбросах, спал, где придется. Я был болен, и не только телом, но и душой. Это трудно объяснить… возможно, ты когда-нибудь поймешь…

Паленый взял рюмку с коньяком и одним глотком выпил ее до дна.

– Просветление в мозгах наступило где-то через полгода, – продолжил он с мрачным выражением лица. – Я понял, что мне нужно вернуть свой прежний облик, прежде чем отправиться в путешествие за воспоминаниями о прошлой жизни. Я добыл денег (каким путем – не суть важно; это было нелегко), мне сделали пластическую операцию. Вот и все. А дальше… дальше я не знаю, как будет, скажу тебе честно. Смогу ли я вспомнить хоть что-то – это вопрос.

На Паленого снизошло вдохновение. Он говорил красиво и проникновенно, как по писаному, и при этом почти не врал, что придавало его рассказу большую убедительность и правдоподобность. Ему показалось, что Анна Григорьевна немого оттаяла и посветлела лицом.

Поверила? Трудно сказать…

– Почему не ешь? – буднично спросила Анна Григорьевна. – Ведь ты голоден.

Она попала в точку. Спиртное разбудило зверский аппетит. Но была одна загвоздка, мешающая Паленому предаться чревоугодию. Он не знал, как пользоваться всеми этими разнокалиберными вилочками и ножичками, разложенными по обе стороны тарелки.

Спиртное разбудило в Паленом смелость. Мысленно махнув рукой на этикет (что будет, то и будет!), он взял первую попавшуюся вилку и приналег на какой-то очень вкусный салат.

Анна Григорьевна последовала его примеру. Но она съела лишь несколько кусочков весьма аппетитно выглядевшего в окружении зелени лобстера.

Дальнейшее течение «праздничного» ужина было тягостным. И не только для Паленого. Анна Григорьевна тоже была не в своей тарелке.

В этот вечер за столом собрались двое совершенно незнакомых людей – как не крути. Если Анна Григорьевна в какой-то мере и поверила своему «мужу» (хотя женскую интуицию трудно обмануть), то Паленый точно ЗНАЛ, что он здесь ЧУЖОЙ.

Почему она прямо сейчас не расставит все точки над «i»? Эта мысль мучила Паленого весь вечер. Поверила или не поверила? А если да, то как быть дальше? Неужели придется исполнять мужской долг?

У Паленого даже мороз пошел по коже. Одно дело играть спектакль, а другое – совратить чужую жену, забравшись к ней в постель путем жестокого обмана.

Анна Григорьевна ему понравилась. Она была в той прекрасной поре, когда девушка только-только превратилась в женщину.

Ее кожа была по-девичьи чистой и шелковисто-гладкой, морщинки еще не успели занять полагающиеся им места, пышные золотистые волосы пока успешно сражались с разными патентованными шампунями и красками, а тело не утратило юной упругости и грации.

И в то же время у нее уже был определенный жизненный опыт, который позволял ей легко ориентироваться в очень непростом современном мире. Она явно имела весьма жесткий характер и несгибаемую волю. Ее телохранители, здоровенные быки, повиновались ей с полувзгляда, как успел подметить Паленый.

А если учесть, что Анна Григорьевна в отсутствие мужа успешно возглавила большую и явно богатую фирму… Нет, Паленый ничуть не заблуждался на предмет наивности и беспечности жены Князева. Она явно вела какую-то игру.

Впрочем, такой вывод мог оказаться и ошибочным. Паленый все еще пребывал в больших сомнениях. Но все равно он был настороже…

С ужином нужно было заканчивать. Это была тягостная минута для обоих. Но Анна Григорьевна оказалась решительней Паленого. Она встала и сказала:

– Пора спать. Завтра мне предстоит тяжелый день.

– Да, пора…

Они вышли в холл. Паленый почувствовал, что еще мгновение, и он броситься вон из этого дома. Если она позовет его в свою спальню…

Анна Григорьевна была гораздо умнее, чем он предполагал. Указывая на одну из дверей, она сказала:

– Там твоя спальня. Нам нужно отдохнуть. И вообще… – Анна Григорьевна сделала неопределенный жест, показывая, что в голове у нее кавардак.

Паленый был с нею согласен. Стараясь ничем не выдать свою радость, он сдержанно ответил:

– Ты права. Спокойной ночи.

– Спокойной…

Она резким рывком открыла дверь спальни и растворилась в полумраке. Щелкнул выключатель, а затем Паленый услыхал тихий звук ключа, поворачивающегося в замочной скважине.

Заперлась, почему-то с облегчением подумал он. Не верит. Ну и ладно! А спать и впрямь хочется… Он нырнул в кровать и уснул, едва коснувшись головой подушки.

На удивление, эту ночь он спал, как убитый, и без сновидений.

Глава 11

Проснувшись, Паленый первое время не мог понять, где находится. Вскочив на ноги, он первым делом бросился к окну. Там светило солнце, виднелись деревья, крыши соседних особняков, ровно подстриженный изумрудно-зеленый газон двора. По дорожке прогуливался парень, в котором Паленый узнал одного из охранников Анны Григорьевны.

При виде его внушительной фигуры в голове Паленого наступило полное прояснение. Он коротко вздохнул, озабоченно покачал головой, вспомнив ужин, и прислушался.

В доме царила полная тишина. Наручные часы, которые он оставил на туалетном столике, показывали половину девятого.

«Нужно побриться и принять душ», – подумал Паленый, посмотрев на себя в зеркало. В этот момент его почему-то больше всего занимали вопросы гигиены. Все другие мысли обходили голову стороной. Она была пуста до звонкости.

Долго искать туалетную комнату не пришлось. Ее входная дверь находилась в спальне. Очень удобно, не без удивления подумал Паленый; ему еще не доводилось жить в таких комфортных условиях. По крайней мере, в той части своей жизни, которую он помнил.

Побрился он быстро. Щетина на щеках и подбородке росла не сплошь, а кустиками, потому что для трансплантации бралась кожа с безволосых участков тела. Контрастный душ освежил его, разбудив тревогу и настороженность.

Где Анна Григорьевна? Он выглянул в коридор. Никого. Вспомнив, что он в одних плавках, Паленый начал искать одежду.

Но вместо своих дешевых и изрядно помятых шмоток он нашел на пуфике фирменный спортивный костюм. Там же лежало свежее, еще не ношеное нижнее белье. Похоже, вещи принесли в спальню, когда он спал.

Крякнув с досады (это же надо быть таким беспечным! при желании его могли взять, что называется, голыми руками), Паленый примерил обновки и остался доволен. Если это вещи Князева, то муж Анны Григорьевны был одного с ним роста и комплекции.

Обитаемой в доме оказалась только кухня. Она была, как и все комнаты, что ему довелось видеть, очень просторной. Возле плиты хлопотала Маргоша, мурлыча себе под нос какую-то песню.

– Проснулись? – спросила она, приветливо улыбаясь. – Как спалось?

– Отлично. А где… – Он едва не сказал «…Анна Григорьевна?», да вовремя спохватился. – Где Анна?

– Анечка уехала в начале восьмого, – охотно ответила Маргоша. – Вместе с Антошкой.

– Что так рано?

– Антошке нужно к восьми на занятия.

– Он что, ходит в школу? – удивился Паленый.

– В лицей, – поправила его Маргоша. – В подготовительную группу.

– А не рано ли?

– Что вы, Александр Игнатьевич! Он такой умненький. Антошка уже и читает, и пишет, и даже задачки решает.

– Это хорошо… – Паленый запнулся, подыскивая слова, нужные для продолжения разговора.

Но Маргоша сама нашла тему.

– Антошка очень не хотел уезжать, все рвался к вам в спальню. Но Анечка не пустила, только приоткрыла дверь, чтобы показать вас. Лишь тогда он успокоился и перестал хныкать. Вы знаете, он вас так любит… У него есть ваша фотокарточка в рамке, так он с ней и спать ложился.

И снова Паленому, как вчера, будто кто-то нож вогнал в сердце. Бедный мальчик…

Чувствуя, что больше не в силах сохранять спокойствие и поддерживать разговор с Маргошей, он круто развернулся и вышел из кухни.

– Идите в столовую! – крикнула ему вслед Маргоша. – Завтрак уже готов!

Еда в горло не лезла. Черные мысли, как навозные мухи, снова обсели голову, которая тут же просигналила о своем неблагополучии болью в висках.

Надо что-то делать! Уйти, сбежать отсюда – и гори оно все синим пламенем! Ладно, Анна Григорьевна, она взрослый человек и если приютила его (уж неизвестно из каких соображений), то знает, что делает. Но обманывать невинного ребенка просто грех.

Паленый никак не мог поверить, что Анна Григорьевна принимает его за своего мужа. Возможно, она разыграла перед капитаном спектакль. Ее сдержанность во время ужина как будто подтверждала предположение Паленого, что он раскрыт.

Но с другой стороны Паленому не было известно, в каких отношениях находились Князевы до исчезновения главы семейства. Нередко бывает, что муж и жена только делают перед другими вид, что у них все хорошо, а на самом деле готовы при любом удобном случае вцепиться друг другу в глотки.

Мало того, случается и так, что супруги не только спят врознь, но и вообще живут на стороне. Особенно состоятельные, которым нормальная семейная жизнь кажется чересчур пресной. Однако, положение обязывает, и они на людях успешно изображают счастливую во всех отношениях пару.

Возможно, он приглянулся Анне Григорьевне, и она решила…

Нет и еще раз нет! Такого просто не может быть. Принять в свой дом чужого, совершенно незнакомого, человека, что называется с улицы, пусть и очень похожего на мужа, который неизвестно какими путями раздобыл его паспорт (вдруг он убил Князева? а что если он маньяк?)… – на это у Анны Григорьевны должны быть очень веские причины. И большая храбрость.

Но какие причины? Чем они мотивированы? «Ну не верю я, не верю, что она принимает меня за настоящего Князева! Или у Анны Григорьевны не все в порядке с мозгами, или весь мир сошел с ума…»

В общем, Паленый не знал, что и думать. Но решение одним махом разрубить узел своих сомнений, страхов и терзаний угрызениями совести крепло в нем с каждой минутой.

Когда Паленый поднялся из-за стола, то уже точно знал, как ему поступать. Он спросил Маргошу:

– А где те вещи, в которых я был вчера?

– Анна Григорьевна бросила их в мусорный ящик.

– Вот незадача…

– Что такое!? – всполошилась Маргоша.

– Там у меня в карманах были важные бумаги. Где этот мусорный ящик?

– Ой! – всплеснула руками Маргоша. – А мусор уже забрали. В семь утра. Что же теперь делать?

– Плохо… – Паленый сокрушенно покачал головой. – Ну да ладно. Что-нибудь придумаем…

Последней фразой он высказал свои мысли вслух. Придется, подумал Паленый, воспользоваться одеждой Князева. Никуда не денешься.

Долго искать вещи Князева не пришлось. В доме была обустроена специальная гардеробная комната с устройством для удаления пыли и терморегуляцией. Там и висели костюмы мужа Анны Григорьевны; Паленый насчитал их почти полсотни.

Вся одежда была очень дорогой, это он определил сразу. Поэтому Паленый потратил минут двадцать, чтобы выбрать себе костюм подешевле и поплоше.

«Надеюсь, что не нанесу Анне Григорьевне своим аморальным поступком большой материальный урон», – с горькой иронией пробормотал себе под нос Паленый, подходя к большому зеркалу, чтобы посмотреть, как он выглядит во весь рост.

Посмотрел – и остался вполне доволен. Костюм сидел на нем как влитый. Мягкие элегантные туфли тоже пришлись впору. Паленый не взял лишь галстук. Ему почему-то подумалось, что в прошлой, забытой жизни он не любил носить на шее готовую к применению удавку.

Паспорт Князева он не нашел. Наверное, его спрятала Анна Григорьевна. Коротко вздохнув – а что делать? как-нибудь обойдется… – он пошел по дому искать деньги. Его «капитал» исчез вместе с прежним костюмом.

Увы, доллары под ногами в доме Князева не валялись. Стараясь не встречаться с Маргошей, Паленый обошел почти все комнаты и вынужден был констатировать, что его труды оказались напрасными.

Совсем отчаявшись, он добрался до кухни и начал заглядывать в шкафы. Тут ему повезло больше. В одном из ящичков он нашел крупную сумму денег в рублях. Наверное, они предназначались для закупки продуктов на местном рынке и были в распоряжении Маргоши.

Он не стал жадничать. Паленый взял совсем немного – лишь бы хватило на билет до Москвы и на пропитание в течение двух недель. За это время он рассчитывал где-нибудь устроиться.

Паленый знал от бомжей со свалки, что в Москве с работой гораздо проще, нежели в их городе. Он готов был трудиться до седьмого пота даже за одну еду. Лишь бы уехать, исчезнуть отсюда навсегда…

Дождавшись, пока Маргоша начала заниматься уборкой, Паленый под гул пылесоса тихо прошел к входной двери и открыл ее. До калитки было не менее полусотни метров, но он решил выбираться другим путем. Паленый знал, что ворота с калиткой сторожил еще один амбал; он его высмотрел из окна.

Так что, по расчетам Паленого, дом охраняли двое – пока один торчал в небольшой будочке у забора, второй обходил территорию дачного участка. А она была немаленькой.

Паленый надумал перелезть через забор. Загородный дом Князева находился в лесной зоне, так что дальнейший отход не представлялся ему трудной задачей.

Выбрав момент, когда охранник у ворот начал разминаться, – отжимался с упора лежа – он быстро завернул за угол дома и нырнул в кусты. Посидев там минут пять и не высмотрев ничего подозрительного, Паленый начал пробираться между деревьями в самый дальний конец территории, огороженной высоким кирпичным забором.

– На прогулку вышли, Александр Игнатьевич?

Удивительно, но Паленый не испугался. Единственной реакцией на этот вкрадчивый голос, в котором звучала плохо скрытая ирония, была мысль «Убить!». И главное – он вдруг понял, что ЗНАЕТ, как это сделать.

Однако, ничего не произошло. Неторопливо, словно у него внезапно заржавели все суставы, Паленый обернулся и коротко ответил охраннику, выросшему позади него словно из-под земли:

– Да.

– Погода сегодня чудесная…

Прищурясь, охранник с безмятежным видом взглянул на небо.

– Действительно, день хорош… – неторопливо, с расстановкой, ответил Паленый.

Оба успешно притворялись, что не знают о намерении своего собеседника. Что касается Паленого, то он за считанные секунды стал холоден, как лед.

– Анна Григорьевна просила за вами присмотреть, – перестав разыгрывать из себя простака, сказал охранник. – Вы больны и вам нужен покой. Так что постельный режим для вас – это то, что нужно. Эх, будь я сейчас на вашем месте… Завалился бы спать на сутки.

– Но вы не на моем месте, – с нотками превосходства в голосе сказал Паленый, снова входя в роль.

– Эт точно, – с виду добродушно согласился охранник.

Но глаза его опасно блеснули.

Паленый не стал продолжать бессмысленный разговор. Ему все было ясно – он под домашним арестом. Этот охранник был третьим. Он еще не видел его. Не исключено, что где-то поблизости находится и четвертый, и пятый…

Да-а, попал он, как кур в ощип… С этой богатой дамочкой шутки плохи. Интересно, что же, все-таки, она задумала?

Возвратившись в дом, расстроенный Паленый снова переоделся в спортивный костюм, вернул деньги на прежнее место и стал ждать свою «половину». Поначалу он был взбешен, но потом, по здравому размышлению, успокоился.

В том, что он очутился в таком положении, вины Анны Григорьевны нет. Не нужно было ему присваивать паспорт Князева и его внешность. А теперь придется отвечать.

Как именно, Паленый пока не знал. Но ему было хорошо известно, что у богатого человека на месте сердца чаще всего находится камень и что легче разжалобить придорожный столб, нежели зажравшегося нувориша…

Первым привезли Антошку. Увидев Паленого, он с индейским кличем бросился к нему и обнял за шею.

– Папочка, ты за мной уже соскучился? – Мальчик с надеждой заглянул в глаза Паленому.

– Что значит «уже»?

– Мама сказала дяде Лёше-шоферу, чтобы после лицея меня отвезли к ней на работу. Она говорила, что ты соскучишься по мне только к вечеру. Но я так сильно хотел тебя увидеть…

– Значит, ты капризничал? – догадался Паленый.

– Ага, – честно ответил Антошка.

– И, наверное, плакал.

– Совсем чуть-чуть. Немножко.

– Мужчина не должен быть плаксой и привередой, – назидательно сказал Паленый.

И неожиданно для себя с нежностью поцеловал мальчика в лоб.

– Антошка! – возникла откуда-то Маргоша. – Ты руки после лицея мыл?

– Не-а.

– Очень нехорошо. На них столько всяких микробов, а ты папу обнимаешь. Он может заболеть.

– Я сейчас!

И Антошка бегом направился к умывальнику.

– Пострел… – с умилением сказала Маргоша, глядя ему вслед.

Паленый промолчал. «Значит, Анна Григорьевна боится оставлять меня с Антошкой наедине, – думал он с хмурой сосредоточенностью. – Опасается, что могу как-то навредить мальчику…»

Анна Григорьевна застала их в детской, за компьютером. До этого дня Паленый даже не предполагал, что ему может быть знакома такая сложная электронная техника. Но когда Антошка попросил его поставить новую компьютерную игру, пальцы Паленого сами запорхали над клавишами.

Это было для него большим сюрпризом. Он неожиданно понял, что компьютер для него – открытая, не раз прочитанная, книга. Открытие поразило Паленого до глубины души. Значит, он не всегда был забитым, недалеким малым?

Кто я!? Этот вопрос снова вылез на поверхность его сознания, больно оцарапав мозги. Наблюдая за тем, как Антошка расстреливает на экране монитора разных монстров, Паленый в отчаянии думал, что лучше бы его замордовали пьяные бомжи, чем жить двойной жизнью, первая часть которой была похожа на обратную – темную – сторону Луны.

– Вот вы где… – В ровном голосе Анны Григорьевны Паленый не уловил никаких эмоций. – Антоша, кто тебе разрешил включать компьютер?

– Папочка, – ответил мальчик, не отрывая взгляд от экрана. – Он знаешь, как хорошо умеет.

– Да? – Анна Григорьевна явно была удивлена. – Это правда?

Вопрос адресовался Паленому.

– Извини… я не знал, что этого делать нельзя, – ответил он, не глядя ей в глаза.

– Почему нельзя? Можно. Но только… – Она вдруг запнулась.

– Что – только?

– Ничего, – коротко ответила Анна Григорьевна. – Все нормально. Вы уже обедали?

– Слегка перекусили, – ответил Паленый.

– Слегка нас не устраивает, – сказала Анна Григорьевна. – Все, Антоша, заканчивай свои игры. Сейчас вместе поедим и пора готовить домашнее задание.

– Ну ма-а… – заныл Антошка.

– Никаких ма! – отрезала Анна Григорьевна. – У тебя режим.

– А когда я сделаю домашнее задание, тогда можно будет?

– После уроков у нас спорт. Или ты забыл?

– Не забыл… – буркнул мальчик, по-взрослому вздохнул, и с неохотой поплелся в столовую.

– Может, нельзя его так сильно нагружать? – робко сказал Паленый. – Он еще совсем маленький.

– Ты будешь с нами обедать? – спросила Анна Григорьевна, проигнорировав его вопроспредложение.

– Спасибо, я не голоден, – сухо ответил Паленый.

Она ушла, оставив Паленого в сильном раздражении. Черт побери! Командир в юбке… Террористка! Совсем замотала пацана…

Стоп-стоп! Остынь, парень, приказал себе Паленый. Какое ты имеешь отношение к этому мальчику? Пусть его мамаша хоть на уши станет, тебе-то что. Тут самому бы ноги унести подобрупоздорову от этой большой начальницы.

Эк, тебя угораздило, братец…

Паленый сидел в своей спальне возле телевизора – по «ящику» шла какая-то бодяга на политические темы – когда вошла Анна Григорьевна и сказала:

– Пойди к Антошке в тренажерный зал. Позанимайся с ним.

Боясь, что ослышался, Паленый неуверенно спросил:

– А куда… идти?

И тут же вспомнил – он уже был там, заходил в поисках денег. Тренажерный зал располагался в пристройке, соединяющейся с домом застекленной галереей.

Кроме различных гимнастических снарядов и всяких заграничных штуковин, предназначение которых для Паленого пока оставалось загадкой, в зале, за перегородкой со стеклоблоков, находился отделанный мрамором и красивой кафельной плиткой бассейн длиною не менее двадцати пяти метров.

– Извини, – сказал он, поднимаясь. – Это я… того… Уже иду.

Антошка уныло стоял на «бегущей» дорожке, неспешно перебирая ногами. Увидев Паленого, он просиял и воскликнул:

– Папочка! Ты пришел…

– А как же. Мне тоже нужно держать себя в форме.

– Ты побегай, а посмотрю, – не без хитрости предложил мальчик.

– Бегать я не буду… – Взгляд Паленого остановился на турнике. – А вот руки размять не помешает.

Он не помнил, умеет ли делать хотя бы подъем с переворотом, но решил попробовать. Подняв перекладину с помощью реечной передачи на нужную высоту, и чувствуя, как в душе вспыхнул азарт, Паленый подпрыгнул и…

Тело вдруг стало послушным и гибким. Закаленные работой мышцы сами, без мысленной подсказки, прокрутили несколько раз «солнце», а затем Паленый, сделав сальто, стал, как вкопанный, на ноги.

– Ура, ура! – закричал мальчик и захлопал в ладоши. – Папочка, я тоже хочу!

– Ну, не так быстро… – несколько напряженно сказал Паленый. – Сначала нужно научиться подтягиваться. Ты это можешь?

Краем глаза он заметил, что в тренажерный зал вошла Анна Григорьевна и пристально наблюдает за ними. Но виду не подал, что знает о ее присутствии. Ему показалось, что она в сильном изумлении. С чего бы?

– Только один разик, – смутился Антошка.

– Ничего страшного, дело поправимое. Иди сюда…

Паленый поднял Антошку повыше, он вцепился в перекладину и повис, беспомощно дергая ногами.

– Не торопись. Руки сюда… – Паленый показал, как нужно делать правильный хват. – А теперь давай!

Мальчик исполнил упражнение три раза.

– Получилось… Получилось! – Сияющий Антошка сделал несколько кувырков и растянулся на матах.

Поднимаясь, он увидел мать.

– Мамуля, я подтянулся три раза! – сказал он торжествующе, для большей убедительности показав три пальца. – Это все папа. Он научил.

– Молодец, – скупо похвалила Анна Григорьевна. – Продолжайте. Не буду вам мешать…

Она вышла, оставив после себя терпкий запах дорогих французских духов. Паленый посмотрел ей вслед и невольно подумал «Хороша-а… Высший класс».

Но тут же добавил «Хороша Маша, да не ваша, гражданин бомж». И тяжело вздохнул.

Глава 12

В пятницу, когда они пили утренний чай, Анна Григорьевна, как бы спонтанно, в процессе вялотекущего разговора, спросила:

– Где тебе делали пластическую операцию? И кто?

Вот оно! Ясное дело, она со своим жизненным опытом и немалыми финансовыми возможностями должна была провести проверку, чтобы подтвердить или опровергнуть разные сомнения и подозрения.

Паленый мысленно улыбнулся и подумал: «Проверяй… С этой стороны я чист. Уж не за шпиона ли она меня держит? Проще выставить за дверь приблудного «мужа» или сдать в милицию, чем устраивать всякие дурацкие проверки. Пинок под зад – и все дела».

Он рассказал. В подробностях. Но только о пребывании в клинике. Про свои скитания на свалке и прочем он умолчал, сославшись на провалы в памяти.

«Пусть пошарит среди городских бомжей в поисках концов, – ухмыльнулся Паленый, уже лежа в постели. – У них проще оттяпать за деньги какой-нибудь орган, пригодный для пересадки, чем выдоить достоверную информацию».

Ему хорошо было известно, что бомжей интересовали только сиюминутные проблемы. Бомж жил одним днем, а потому всякие воспоминания, тем более о ком-то другом, у него чаще всего отсутствовали напрочь. Сожженные алкоголем мозги были как решето.

День тянулся словно резиновый. Антошка так и не появился к обеду – наверное, Анна Григорьевна опять забрала его к себе на работу. Паленый, как неприкаянный, слонялся по дому, заглядывая во все углы.

До тренажерного зала он добрался уже после обеда. Обычно Паленый приходил сюда, чтобы позаниматься на тренажерах и поплавать в бассейне.

Включив телевизор – «ящики» были почти во всех комнатах, даже в кухне – Паленый стал на «бегущую» дорожку и полчаса в хорошем темпе перебирал ногами, пытаясь избавиться от надоедливых мыслей.

По телевизору сначала передавали новости, затем короткий концерт группы «Любэ», а потом показали фильм о боевых искусствах. Заинтересованный Паленый, увлекшись созерцанием голубого экрана, едва не свалился с «бегущей» дорожки, сбившись с ритма.

Махнув рукой на свое занятие, он совершенно бессознательно начал вслед за каким-то китайским мастером кун-фу[11] повторять его движения. И с удивлением обнаружил, что у него все получается, как должно.

Это открытие настолько поразило Паленого, что он упражнялся перед экраном на протяжении всего фильма. Многочисленный тао[12] настолько его увлекли, что он погрузился в состояние, близкое к трансу. Какие-то странные, обрывочные воспоминания кружили голову, превращая Паленого в машину для убийства.

Он словно озверел. Перед его мысленным взором мелькали какие-то лица, явно недружеские, кто-то на него нападал, а он бил, бил и бил, руками и ногами, испытывая при этом садистское наслаждение…

Паленый очнулся от наваждения на матах. Они были изорваны в клочья. Он с испугом смотрел на свои руки и никак не мог поверить, что это их дело. Казалось, что над матами поработали когти тигра.

«Мать твою!.. – всполошился Паленый. – Как я все это объясню Анне Григорьевне!?» В этот момент его почему-то больше волновали испорченные маты, нежели внезапно проявившиеся способности в боевых искусствах.

Проблему с матами он решил просто – взял и перевернул их. Они были тяжелыми, поэтому вряд ли Маргоша начнет их ворочать.

Правда, была еще, как уже знал Паленый, приходящая раз в неделю уборщица, которая вылизывала весь дом с подвала до крыши, но он не думал, что у нее повышенное рвение к работе.

Русский человек – не японец; труд у него лишь приложение к более приятным вещам. Поэтому особого усердия от уборщицы, даже если ей платили очень неплохие деньги, ждать не следовало.

Вечером, во время ужина, Анна Григорьевна заявила:

– Завтра суббота и к нам приедут гости. На барбекю.

Паленый промолчал. Он не знал, как реагировать на это сообщение.

– Ты чем-то смущен? – спросила Анна Григорьевна, пытливо глядя ему в глаза.

– Откровенно говоря, да.

– Чем именно?

– Я так понимаю, это твои знакомые…

– Наши общие знакомые, – поправила Паленого Анна Григорьевна. – Знакомые и коллеги по бизнесу.

– Боюсь, что я буду не в своей тарелке. Ведь я никого из них не помню.

– Но тебе ведь нужно как-то адаптироваться к реалиям. Между прочим, я консультировалась с очень известным врачом, доктором медицинских наук, так он сказал, что в принципе амнезия поддается лечению. Иногда хватает одного толчка – например, какого-то яркого впечатления – чтобы все вернулось на круги своя.

– Не думаю, что таким толчком может стать пьянка с шашлыками, – мрачно заметил Паленый.

– Как сказать… – Анна Григорьевна загадочно улыбнулась. – Мозаика складывается из маленьких кусочков смальты. Так же, как лечение амнезии из совокупности мелких раздражителей.

– Это тебе доктор такие умные вещи рассказал?

– Он самый. Кстати, на следующей неделе я записала тебя на прием к нему.

– Зачем?

– Ты ведь хочешь вернуть память?

– Могла бы и не спрашивать…

– Тогда о чем речь. Без врачебной помощи это вряд ли возможно.

– Что ж… наверное, ты права, – неохотно ответил Паленый.

При этом он мрачно подумал: «На кой мне эта память, по здравому размышлению? Кто знает, что скрывается под моей амнезией…»

На этом разговоре ужин и закончился. И опять Анна Григорьевна, как и в предыдущие дни, легла спать одна.

Но теперь она удалялась в свою спальню безо всяких оговорок и извинений, лишь вежливо пожелав ему спокойной ночи. Паленый был только рад этому.

Правда, уже лежа в постели, он подумал «Уж не лесбиянка ли вы, разлюбезная Анна Григорьевна?» Это предположение почему-то вызвало в душе Паленого целую бурю неприятных чувств.

«Что это с тобой, друг ситцевый? – удивился он. – Не все ли равно, с кем спит жена Князева, совершенно чужой тебе человек, и чем она занимается в постели?»

Не все равно, ответило подсознание. Почему? На этот вопрос Паленый решил не отвечать. Ситуация пока была весьма туманной.

Паленый не знал, были у него женщины в прошлой жизни, или нет. Вопрос взаимоотношения полов не интересовал его и в период прозябания на свалке. Лишь в клинике он начал ощущать себя вполне здоровым мужчиной со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Но там сдерживающими факторами служили непривычная обстановка и вполне понятная робость. Он просто не имел понятия, с какой стороны подступиться к женщине и что ей говорить.

Очутившись в тепличных условиях, Паленый вдруг ощутил, что в нем проснулось мужское начало. Причиной тому была Анна Григорьевна. Временами ее присутствие волновало Паленого сильнее, нежели боязнь быть раскрытым.

Этот процесс начался сразу, как только он увидел ее. Таких красивых женщин ему встречать не доводилось. По крайней мере, насколько он помнил. Анна Григорьевна привлекала его все больше и больше.

Их отношения можно было назвать весьма странными. Эйфория первой встречи прошла, и Анна Григорьевна держала себя с Паленым так, будто он был просто другом или дальним родственником.

Она была вежлива, приветлива, но за ее словами ощущался явный холодок. Так бывает в приполярных широтах, когда в жаркий летний полдень неожиданно начинает дуть северный ветер – и солнце ярко светит, и тело зябнет.

Паленый несколько раз порывался рассказать ей всю правду, но какой-то внутренний замок смыкал его уста, и он, ругая себя последними словами за малодушие, продолжал играть роль Князева, отца семейства и порядочного человека.

В конце концов Паленый понял, что ему не хочется уходить из этого дома. Это объяснение было элементарно простым и ясным.

Возможно, главной причиной этому послужил Антошка. Его привязанность и любовь к отцу были безграничными. Паленый, по отношению к которому никто и никогда не испытывал таких сильных чувств, общаясь с мальчиком, чувствовал себя необычайно счастливым. (Особенно когда забывал, кто он есть на самом деле).

Но временами Паленому казалось, что Анну Григорьевну сильно раздражают и злят душевные порывы мальчика, хотя она успешно скрывала свои эмоции.

С другой стороны такая реакция Анны Григорьевны была вполне обоснованной. Если, конечно, она предполагала (или точно знала), что ее «муж» – удачно слепленный по образу и подобию Князева чужой человек.

Но если это так, то почему Анна Григорьевна играет с ним в кошки-мышки? Что она задумала? От этих вопросов голова шла кругом, и не будь тренажерного зала, где Паленый гонял себя до седьмого пота часа три-четыре, он, наверное, рехнулся бы.

После таких жестких тренировок Паленый падал без сил, и дурные мысли сами собой выветривались из головы.

Внутренне напряжение и впрямь было выше его сил. И с каждым днем оно нарастало и нарастало. Паленый интуитивно чувствовал, что назревают какие-то события. Но что они ему принесут? Может, все-таки, попытаться бежать?

Попытаться можно. И Паленый уже знал, как именно. Но ему очень не хотелось калечить охранников, бдительно стороживших дом и днем и ночью. Эти парни к его истории не имеют никакого отношения. Они всего лишь исполняют свои служебные обязанности.

Он уже приготовил для побега моток прочной бельевой веревки, стянул у Маргоши острый, как бритва, кухонный нож и даже нашел на чердаке забытый строителями ломик. С таким арсеналом Паленый готов был сразиться с кем угодно не на жизнь, а насмерть.

Однако, моральные соображения оказались сильнее кровожадных намерений. Он просто не мог, не имел права сделать что-либо дурное в этом доме, таком уютном для его исстрадавшейся души. И Паленый терпеливо сидел практически взаперти, дожидаясь неизвестно чего…

Гости съехались ближе к обеду. День для отдыха на свежем воздухе выдался чудесным – солнечным, но не жарким.

Дул легкий ветерок, разнося по округе приятные запахи тлеющих в мангале древесных углей, ворковали голуби на коньке крыше – наверное, неподалеку находилась голубятня, из колонок музыкального центра, вытащенного на улицу, доносилась негромкая, ритмичная музыка…

Стол был накрыт в тени. Судя по машинам, на которых приехали гости, это были люди более чем состоятельные.

Антошки дома не было. Наверное, Анне Григорьевне не хотелось, чтобы сын наблюдал за пьяным сборищем. «Мудро…», – оценил ее решение Паленый. Мальчика увезла Маргоша в детский развлекательный центр.

Укрывшись за портьерой окна на втором этаже, Паленый жадно вглядывался в лица мужчин и женщин. Он, кажется, понял, зачем Анна Григорьевна устроила этот пикник…

После завтрака она спросила:

– Ты не забыл, что сегодня к нам приедут люди?

– Не забыл.

Критическим взглядом окинув его одежду – он продолжал носить все тот же спортивный костюм – Анна Григорьевна продолжила:

– Тебе нужно соответствующим образом одеться.

– Это как?

– Костюм, свежая рубаха, галстук…

– Зачем? У нас ведь не светская тусовка, а отдых на свежем воздухе.

– Вот именно. На тусовку не возбраняется прийти хоть в джинсовом костюме. Кто имеет много денег, тот может себе многое позволить. Но наше барбекю – это встреча весьма серьезных и солидных людей одного круга, которые исповедуют определенный стиль в одежде и поведении. Так что, будь добр, не подведи меня.

– Постараюсь, – буркнул Паленый; и пошел одеваться.

Куда нужно идти, он уже знал.

Паленый предстал перед Анной Григорьевной через час. Почти все это время он потратил на выбор костюма. Конечно, можно было надеть первый попавшийся, но у Паленого тоже была своя задумка.

Дело в том, что ему попалась в руки видеокассета, на которой была отснята семья Князевых в разных житейских ситуациях. Эта находка была большой удачей для Паленого.

Как это ни странно, но в доме не оказалось ни одной фотографии Князева. Как и семейных альбомов. Возможно, все это добро находилось в городской квартире, однако Паленый сомневался.

Скорее всего, фотографии и семейные видеокассеты хранились в кабинете Анны Григорьевны, но он всегда был под замком. Почему она так поступала? Однажды, разозлившись по какой-то причине, Паленый даже намеревался спросить ее об этом напрямую.

Но вовремя спохватился. Незачем вызывать лишние подозрения. Тем более, что у нее может найтись миллион отговорок. Раз она не хочет, чтобы он ковырялся в фотоальбомах, значит ей так нужно. Зачем? Это совсем другой вопрос.

Паленому просто повезло. Совсем отупев от идиотских развлекательных программ, которые шли по «ящику», он начал копаться в обширной Антошкиной видеотеке. И наткнулся на кассету без надписей.

Она сразу заинтересовала Паленого. Включив видеомагнитофон, он понял, что не ошибся. На кассете были записаны в основном различные светские тусовки – как дома, так и в общественных местах. Были там и несколько коротеньких сюжетов, отснятых на отдыхе.

Паленый прокрутил запись несколько раз. Его интересовал в основном Князев. Он присматривался к походке, манерам, жестам, как он улыбался, как вел себя с женой, прислушивался к его голосу.

Не без удивления Паленый отметил, что у него и впрямь есть некоторое сходство с покойным Князевым. По крайней мере, фигуры у них точно были одинаковые.

Заприметил он и одну странную особенность в поведении супружеской четы Князевых. Если их снимали специально, они изображали из себя ангельских голубков. А если камера захватывала супругов случайно, то они держались отчужденно.

Скорее всего, все сюжеты были сняты видеокамерами друзей, а потом их переписали и смонтировали.

Просмотрев кассету, Паленый несколько часов провел перед большим зеркалом, стараясь повторить и манеру двигаться Князева, и его характерные жесты, и даже выражение лица в разных ситуациях.

Когда Анна Григорьевна послала его в гардеробную, он уже знал, что наденет. Как приметил Паленый в записях тусовок, одежда Князева не отличалась большим разнообразием. В основном он носил один и тот же костюм.

Так иногда бывает. Сила привычки нередко преобладает над здравым смыслом и возможностями. В основном это относится к мужчинам.

Во всем, что касается одежды, они очень консервативны и с большой неохотой расстаются с любимым костюмом, который, как им кажется, самый удобный и лучший из всех остальных.

Паленый нашел этот костюм. В отличие от других, практически новых, он был изрядно поношен, но все еще имел вполне презентабельный вид. Отыскал Паленый и любимый галстук Князева.

Когда он, уже одетый, показался на глаза Анне Григорьевне, она невольно сделала шаг назад. В ее глазах Паленый заметил удивление, смешанное с испугом. Ее явно что-то потрясло.

– Я готов, – сказал он и улыбнулся, как Князев – во весь рот.

Похоже, улыбка совсем добила Анну Григорьевну. Она лишь кивнула в ответ и быстро скрылась в одной из комнат. Но уже через две-три минуты вышла и сказала:

– Я попрошу тебя об одном одолжении…

– Нет вопросов, – бодро откликнулся Паленый. – Говори.

– Ты выйдешь к гостям, когда я скажу. Мне хочется сделать им сюрприз.

– Сюрприз?..

– Дело в том, что пока никто из них не знает о твоем возвращении. Я посчитала, что до поры, до времени так будет лучше… для тебя.

– Почему?

– Начнутся телефонные звонки, визиты… а ты пока еще не готов выйти в свет. Не так ли?

– Ты права, – с отменным спокойствием ответил Паленый, хотя у него на кончике языка давно вертелось несколько неприятных вопросов к дражайшей «половине».

Например, с какой стати его так бдительно стерегут, словно он узник.

– Значит, договорились?

– Как скажешь, Анетт, – безмятежно улыбнувшись, ответил Паленый.

И опять попадание было прямо в яблочко. Анна Григорьевна побледнела и поторопилась удалиться.

Просматривая запись, Паленый, кроме всего прочего, старательно запоминал обороты речи Князева и разные словечки, которые обычно в ходу среди членов семьи. Это как бы своеобразные семейные пароли. Чаще всего Князев называл свою супругу именно так – Анетт.

Паленый насчитал двенадцать человек – шестерых женщин и пятерых мужчин. Как и говорила Анна Григорьевна, все они были в костюмах, а дамы – в шляпках.

«Маются дурью… – злобно подумал Паленый. – Изображают из себя высший свет. Голубая кровь… мать их…»

Пока готовилось мясо на решетке, гости развлекались тем, что поглощали в приличных дозах горячительные напитки, закусывая салатами и канапе, и болтали о всякой всячине, чинно расхаживая по дорожкам.

Паленый внимательно вглядывался в их лица. Некоторых он уже видел, просматривая кассету. Но были и незнакомые ему. Особенно Паленому не понравился один из мужчин – невысокого роста, коренастый, с лицом недокормленного бульдога.

Он все время пытался изобразить приятную улыбку, но от его оскала тянуло могилой. Точно какой-нибудь местный мафиозо, подумал Паленый. Наверное, начинал с рэкета, а затем, не без помощи высокопоставленной «крыши», выбился в «люди».

Время выхода Паленого на сцену пришло спустя час после приезда гостей.

– Пойдем, – сказала Анна Григорьевна; она явно нервничала.

Анна Григорьевна зашла в комнату в тот момент, когда он уже совсем измаялся в ожидании предстоящего «концерта». Чтоб им всем было пусто, с ненавистью думал Паленый. Он совсем не представлял, как ему вести себя в этой компании.

– Может, мне надеть маску для пущего эффекта? – съязвил Паленый.

– Не сердись. Так надо.

– Тебе видней…

Появления «Князева» произвело настоящий фурор. Поначалу все застыли, будто их столбняк хватил. Особенно поразился «бульдог». Он даже не устоял на ногах, грузно ухнул на плетеный из лозы стул. Его физиономия в один момент стала багровой. Создавалось впечатление, что «бульдога» поразил апоплексический удар.

Быстрее всех опомнился молодой рослый мужчина; он прибыл на пару со смазливой девицей, которая явно не была его женой. Это было заметно по многим нюансам поведения этой пары.

– Алекс! Ты ли это, мой друг!?

Фраза была чересчур театральной, но радость мужчины казалась совершенно искренней. Он бросился к Паленому и заключил его в свои объятия.

– Где ты был? – спросил он, когда закончился его с виду искренний порыв. – Мы, грешным делом, думали, что… В общем, понятно. Слушай, ты чего такой заторможенный? Или не рад нашей встрече?

– Ник, у него амнезия, – поторопилась вмешаться Анна Григорьевна.

Паленый все это время наблюдал за нею краем глаза. Она была напряжена, как струна, и буквально пожирала гостей взглядом.

– То есть?.. – У Ника глаза полезли на лоб от удивления.

– Ты что, неграмотный!? – взорвалась – наверное, неожиданно даже для себя – Анна Григорьевна.

– А… Понял.

Но по лицу Ника не было видно, что он полностью осознал слова Анны Григорьевны.

Тем временем к ним подтянулись и другие гости, оправившиеся от шока. Больше объятие не было, но все с чувством – скорее всего, напускным – жали Паленому руки и поздравляли с возвращением. Создавалось такое впечатление, подумал Паленый, будто «Князев» вернулся или из того света, или из космоса.

Последним подошел «бульдог». Он уже немного успокоился и даже посветлел лицом. Пожимая руку Паленому, он смотрел на него, как побитый пес.

Забавы ради Паленый задержал его руку в своей и, многозначительно глядя прямо в бегающие глазки, тихо сказал – так, чтобы не слышали другие:

– Вот мы и встретились…

«Бульдог» резко выдернул свою руку из ладони Паленого – будто обжегся. Буркнув в ответ что-то невразумительное, он спрятался за спины гостей, а когда подоспело мясо, к тому времени его как корова языком слизала. «Бульдог» ушел по-английски, не прощаясь.

Наверное, в этой компании так было принято, потому что никто не удивился и не обеспокоился его отсутствием.

Паленому пришлось со всеми перезнакомиться. Хорошо подвыпившим гостям такой поворот событий показался даже забавным, и они представлялись примерно так: «Виленчик Семен Маркович, банкир, статья Уголовного кодекса такая-то… Ха-ха-ха!»; «Лизка Бражник-Меликян, салон мод, статья… хи-хи…»; «Тривуш Жорж, винокур… хо-хо-хо!.. Две статьи УК… такие-то… Хо-хо-хо!»

Наверное, они хотели этим сказать, что им светят именно такие статьи в случае чего, и подчеркнуть, что у всех приглашенных на барбекю круговая порука. И что сам «Князев» принадлежит к этой полукриминальной «элите».

У бледной Анны Григорьевны, которая была совершенно трезвой, на скулах бегали тугие желваки. Но она скромно помалкивала, понимая, что в данной ситуации привязать гостям языки просто невозможно.

Дальше началась самая настоящая пьянка. Каждый из гостей считал своим долгом произнести тост или спич по поводу возвращения дорогого Александра. И естественно, не выпить за проникновенные пожелания и поздравления было нельзя.

В конце концов у Паленого, не привычного к таким лошадиным дозам спиртного, зашумело в голове, и он отошел в сторонку, чтобы перекурить.

– Алекс, не угостите даму сигареткой?

Он даже вздрогнул, услышав за спиной томный женский голос.

Паленый обернулся и увидел Лизку Бражник-Меликян, как оказалось, владелицу не только салона мод, но и швейной фабрики.

– Почему нет? – Паленый изобразил «голливудскую» улыбку Князева, показав все свои зубы. – Пожалуйста…

Лизка затянулась, пыхнула дымом и таинственным шепотом спросила:

– Алекс, скажи честно, ты и впрямь ничего не помнишь? Совсем, совсем?

– Ничего.

– С ума сойти… Представляю, как удивится Лили.

– Кто это?

– Ты и ее забыл… – Лизка снова перешла на заговорщицкий шепот: – Твоя последняя пассия. Она была безутешна, когда ты исчез.

– Даже так… – Паленый не знал, что еще можно сказать.

Оказывается, душка Князев был далеко не безгрешен… Не исключено, что Анна Григорьевна знала о его похождениях. А если ей все было известно, не могла ли она нанять не особо щепетильных в таких делах парней, чтобы они отправили неверного муженька вперед ногами?

Вполне вероятно. И все же Паленому не хотелось думать, что она на такое способна. Нет, это невозможно!

– Запомни телефончик, – тем временем шептала Лизка. – Позвони ей…

– Не стоит, – резко ответил Паленый.

– Почему?

– Я уже далеко не тот Алекс, что был прежде, – ответил Паленый; и тут же поправился – Мне теперь вполне достаточно моей жены.

– Напрасно… – Голова Лизки укуталась в дымное облако. – Лили порядочная девушка. Не то, что некоторые…

– Кого ты имеешь ввиду? – напрягся Паленый.

– Себя, к примеру, – дала задний ход Лизка. – Может, ты и это забыл, так я напомню, что сейчас происходит ужасное падение нравов… хи-хи…

– Меня такие проблемы не волнуют.

– Да? Ну, как знаешь… – Лизка бросила окурок, игриво потянулась всем своим пышным телом, и сказала: – Потопали к столу. Выпьем на брудершафт. Или наша Анка-пулеметчица вообще запретила тебе прикасаться к чужим женщинам?

– Не помню, – невольно рассмеялся Паленый. – Придется спросить.

– А без спроса слабо?

– Слабо. Вдруг выгонит на улицу, куда я потом пойду?

– Ой-ой, бедненький… Это куда она пойдет, когда ты надумаешь развестись. Фирма ведь на тебя записана, ты хозяин всего, в том числе и этой усадьбы, а не Анюта. Вот так-то, Алекс Беспамятный.

Она расхохоталась и потащила Паленого за собой. Лизка все-таки заставила Паленого выпить на брудершафт, после чего присосалась к нему, словно пиявка, как минимум на полминуты. Хорошо, что в этот момент поблизости не было Анны Григорьевны, подумал он с невольным облегчением.

Паленый все еще продолжал мысленно величать ее по имени-отчеству…

Остальным на все было наплевать. Народ веселился вовсю. Откуда-то появилась мощная пневматическая винтовка (наверное, кто-то из гостей привез ее с собой), и во дворе устроили тир, благо размеры участка позволяли.

Сначала стреляли по банкам, бутылкам, сигаретным пачкам, затем нашлись мишени, и все тут же начали заключать пари. На удивление, очень хорошим стрелком показала себя Лизка. Она проделывала это поистине мастерски.

– Как мы вас, мужиков, а? – приговаривала она победно, демонстративно пересчитывая свой выигрыш.

Ставки были солидными, до пятисот долларов. Хорошо бы и мне подлохматиться на арапа, с вожделением думал Паленый, выступавший в качестве наблюдателя. Тогда у него появились бы хорошие денежки, чтобы безбедно пожить некоторое время, когда он сбежит отсюда.

(А в том, что ему все равно удастся уйти из-под жесткой опеки Анны Григорьевны, Паленый совершенно не сомневался).

Была лишь одна загвоздка – Паленый не помнил, умеет он стрелять или нет. А если умеет, то чего он стоит как снайпер. Пребывая в сомнениях, Паленый топтался позади стрелков, пока на него не упал шальной взгляд Лизки.

– Алекс! – вскричала она. – Ты чего это там изображаешь из себя сироту казанскую? Ходи милый, ходи мой, ходи летом и зимой… – Припевая, она подошла к нему, схватила за рукав, и потащила на огневой рубеж. – К барьеру, сэр, к барьеру! Или тебе денежек жалко?

– Не жалко, но… – Он беспомощно оглянулся на Анну Григорьевну, которая тоже не принимала участие в стрелковых упражнениях.

– Аннет, – вкрадчиво сказала Лизка. – Выдели блудному мужу пару «штук» на развлекалку.

– Денежные вопросы в его компетенции, – пытаясь улыбнуться, натянуто ответила Анна Григорьевна.

– Тогда кайф. Стреляемся? – Лизка обернулась к Паленому, у которого в этот момент даже ноги дрожали.

– Конечно, – не очень уверенно ответил он.

И подумал, вдруг налившись желчью: «А может, спустить все капиталы Князева к чертовой бабушке? Ну, ладно, пусть не все, а тыщ сто «зеленью». Может, тогда от меня быстрее избавятся…»

Первой стреляла Лизка. Они забились на триста долларов. Все-таки Паленый взял себя в руки и выбросил из головы свои кровожадные намерения. Он вернулся к первоначальной задумке – накосить «капусты» на побег.

Лизка стреляла просто здорово – как для женщины, которая регулярно не занималась стрелковым спортом. Из пятидесяти возможных она выбила сорок два очка. Притом все пульки ложились достаточно кучно.

– Супер! – Лизка с торжествующим видом вручила ружье Паленому. – Попробуй, победи.

– Попробую… – буркнул Паленый, чувствуя, как в груди загорелся огонь азарта.

Он проиграл, как последний фраер. Одна из пулек даже ушла в «молоко». Паленый никак не мог успокоить свои нервы. Лизка торжествовала.

– Да, брат, ты так и не научился прилично стрелять, – с нотками превосходства сказал Ник.

Среди гостей его считали классным снайпером. Так думал и он сам.

– Еще разок? – с ехидцей спросила Лизка.

– Давай! – Паленый почувствовал, что начинает гневаться.

Но тут же постарался взять себя в руки. Гнев – не лучший помощник в деле, где требуются хладнокровие и выдержка.

– Сколько? – Лизка сделала характерный жест – потерла указательным и большим пальцами.

– »Штука», – ответил Паленый.

– Слова не мальчика, а мужа, – обрадовалась Лизка. – Начинаем!

Паленый старался не смотреть в сторону Анна Григорьевны. Скорее всего, думал он, жена беспутного Князева мысленно метала в его голову громы и молнии.

Лизка опять показала класс – сорок четыре очка. Дождавшись, пока принесут мишень, она от переполнявшей ее радости запрыгала, как сумасшедшая.

Переждав, пока она перестанет визжать, Паленый прицелился и отстрелялся на одном дыхании. Лизка глазам своим не поверила.

– Не может быть! – заявила Лизка со злостью, глядя на мишень.

Паленый выбил сорок шесть очков.

– Может, красотуля ты наша, может, – сказал Ник и заржал. – Домой, в именье, к нянькам, мамкам, куклам! – с пафосом процитировал он какой-то стишок. – Увы, Лизок, ты женщина – и этим все сказано.

– Хамло! – отрезала Лизка – и рассмеялась; похоже, она была незлопамятной. – Держи, хитрован, – сунула она в руку Паленого тысячу долларов. – И больше ты на мякине меня не проведешь.

– Бросаю на кон две «штуки»! – заявил Ник. – Будем стреляться или как? – небрежно спросил он Паленого, видимо, заранее предполагая, что тот откажется.

– Будем, – спокойно ответил Паленый.

Он уже почти протрезвел и чувствовал, что его сердце стало холодным как ледышка. Паленый вдруг понял, что в таком состоянии может, не задумываясь, пустить пулю в человека. Это было для него ново, но он оставил анализ своих чувств на потом.

Ник проиграл по всем статьям. Его подвело излишнее волнение, хотя он и хорохорился, изображая из себя ковбоя. Результат Ника – сорок два очка – был более чем скромным.

Паленый не стал свирепствовать. Зная суммарный итог соперника, он без особого напряжения выбил сорок пять очков. Пряча деньги в карман, Паленый примирительно сказал:

– Не переживай. Ты стреляешь лучше меня, это точно. Просто я меньше выпил.

– Ни фига! – с горячностью воскликнул Ник. – Не нужно нам ля-ля. Или – или. Извини, брат, но задета моя мужская гордость. Ставлю пять «косых». Отвечаешь?

– Может, не надо, Ник? – неожиданно вмешалась Анна Григорьевна. – Пора за стол.

– Что, жим-жим? Или у вас дела идут плохо?

– Да ну тебя!.. – Анна Григорьевна досадливо махнула рукой и отошла на задний план.

– Алекс, кредит тебе открыт, – осклабился Ник. – Твое слово.

– Мне не хочется, чтобы меня считали трусом, – ответил Паленый. – Я согласен.

– Но теперь ты будешь стрелять первым.

– Мне все равно…

Таким сосредоточенным Паленый себя не помнил. Он словно слился с винтовкой. Каждую пулю он провожал мысленно, представляя, как она вгрызается в самый центр мишени.

Когда он закончил стрельбу, гости притихли как по команде. У Виленчика был бинокль, который принесла Анна Григорьевна, и все мгновенно поняли его красноречивую фразу:

– Полный абзац!

– Не верю! – вскричал Ник.

Принесли мишень. Все пули легли в «десятку».

– Мать твою… – пробормотал ошеломленный Жорж; он даже уронил от удивления стакан с виски.

– Или я сплю, – поддержал его Семен Маркович.

– Так кому нужно в имение? – ехидно поинтересовалась Лизка у обескураженного Ника. – К нянькам и куклам?

– Я еще не использовал свой шанс, – хмуро ответил Ник.

Но по тому, как он становился на огневой рубеж, все сразу поняли, что Ник уже проиграл. Так оно и получилось. Ник еле-еле натянул сорок четыре очка.

– Алекс, ты скотина, – заявил он, отдавая деньги.

– Спасибо на добром слове, – с легкой душой ответил Паленый.

– Нет, ну надо же столько лет притворяться, что кроме хрена никакого другого оружия в руках не держал. Никогда тебе этого не прощу!

– Забери свои бабки обратно, – великодушно сказал расслабившийся Паленый, решив, что ему хватит и тех, что он выиграл у Лизки.

– Э-э, нет, шалишь, парнишка. Долги нужно отдавать. Это главный принцип бизнеса и я свято его придерживаюсь.

– Тогда извини…

– Никаких извинений! Пока не выпьешь со мной стакан водки, я не успокоюсь.

Он по-дружески обнял Паленого за плечи и тихо шепнул ему на ухо:

– Оказывается, амнезия – не такая уж плохая штука. Интересно, что ты еще вспомнишь?

Паленый так и не нашелся, что ему ответить.

Глава 13

В воскресенье Паленый остался один. Все куда-то уехали с утра пораньше. Но охрана попрежнему была настороже, и когда Паленый вышел на прогулку, не спускала с него глаз.

Он неторопливо прохаживался по дорожкам и вспоминал вчерашний день и веселую компанию.

Странные люди… Это определение пришло на ум само собой. Они показались ему вполне симпатичными (за исключением «бульдога»), но какими-то не такими.

Конечно, его познания окружающего мира и человеческих взаимоотношений были весьма примитивными и скудными. А богачей он вообще до этого не видел, разве что их машины с бельмами тонированных стекол, которые могли сбить бомжа и даже не остановиться.

Но больше всего Паленого заинтриговал «бульдог». Он узнал у Лизки, что его фамилия Щуров. На вопрос, что он собой представляет, Лизка скривилась, как от зубной боли, и ответила весьма неопределенным жестом, изображающим движение маятника метронома – туда-сюда, тик-так.

Дальше развивать эту тему он не решился. Похоже, Щуров был темной личностью, как Паленый и предполагал. Но что его связывало с этой компанией? Ведь по уровню интеллекта он явно стоял на более низкой ступени, нежели остальные.

Впрочем, это уже были домыслы Паленого. Если у тебя от рождения бандитская физиономия, то это еще не значит, что ты круглый идиот или преступник. Но все равно Щуров не понравился ему сразу.

А еще Паленого сильно интересовало поведение Анны Григорьевны. Она все время находилась на некотором отдалении от остальных и внимательно за всеми наблюдала.

Что она хотела увидеть? Трудно сказать. Хотя на этот счет у Паленого были кое-какие соображения, но они не очень вписывались в общую картину. Но то, что своих гостей Анна Григорьевна собрала неспроста, в этом у него сомнений не было.

Прогуливаясь, Паленый вышел к небольшому искусственному прудику, в котором плавали карпы. Это место очень любил Антошка. Он подолгу кормил рыбок почти в полном молчании, потому что они могут испугаться и умереть.

Кто сказал эту глупость мальчику, Паленый ни выяснять, ни опровергать не стал. Возможно, это сделала Анна Григорьевна – чтобы хоть на время укротить непоседу, который к тому же болтал без умолку и требовал ответной реакции.

Место возле пруда было открытым. Нужно сказать, что весь участок, принадлежащий семье Князевых, раньше был лесом. Дом и хозяйские пристройки спроектировали таким образом, чтобы как можно меньше уничтожить деревьев.

Поэтому полян и открытых солнцу площадок на территории было немного. Паленому, как и Антошке, тоже нравилось отдыхать на берегу пруда, в котором некий толковый садовник умудрился посадить даже кувшинки.

Намыкавшись по ночным работам и в своем подземном жилище, Паленый старался наверстать упущенное – чаще бывать на солнцепеке.

Усевшись на скамью, представлявшую собой обычное окоренное бревно, стесанное почти до половины и закрепленное на двух пнях, Паленый засмотрелся на темную воду. Он по-прежнему был в смятении и не знал, что ему делать дальше.

Теперь денег у него хватит надолго – при его скромных запросах лет на пять. И к побегу все готово. Паленый уже наметил маршрут, выбрал время суток и место, где он перемахнет через забор.

Конечно, вся территория (в том числе и забор) были напичканы различными элементами охранной сигнализации, но в этом вопросе Паленый разобрался на удивление быстро.

Дело в том, что пульты для ее включения находились и в сторожке, где дневала и ночевала охрана, и в доме. Поэтому в отсутствие Анны Григорьевны Паленый разобрался, что и к чему, и незаметно присоединил, куда нужно, два проводка, при замыкании которых блокировались все сигнальные системы.

Откуда он все это знал, Паленый понятия не имел. Его мозг и руки сработали в автоматическом режиме, словно он был биороботом.

Впрочем, таким открытиям Паленый уже не удивлялся. Его первое – основное – «я» после вселения в дом Князевых стало выскакивать из неведомых глубин души все чаще и чаще. Оно в основном аккумулировалось в разнообразные знания и способности, пока оставляя за кадром все остальные житейские моменты.

Возможно, его прошлое приходило к нему во снах. Но утром Паленый никак не мог вспомнить, что он видел в многосерийных цветных картинах, которые прокручивались перед ним ночью. В памяти оставались лишь мелкие несвязные фрагменты, казавшиеся ему кадрами из некогда виденных по «ящику» фильмов…

Тяжело вздохнув (что делать? бежать, или еще подождать?), Паленый поднял голову и потянулся в карман за сигаретами. Теперь он курил только импортные. Анна Григорьевна этим делом не баловалась, но в доме всегда был запас сигарет и сигар – для гостей.

И тут его словно током ударило. Опасность!!! Она исходила откуда-то сзади. Паленый резко обернулся, посмотрел на деревья и заметил, что крона одной из сосен стала гуще, плотней по сравнению с остальными.

Что там было на самом деле, он даже не пытался понять – автоматическая реакция, вбитая в память и ставшая интуицией, опередила мысли, мятущиеся в черепной коробке, и заставила Паленого мгновенно плюхнуться в пруд.

Пуля впилась в ствол сосны позади скамейки. Звук выстрела был не слышен; похоже, стреляли из винтовки с глушителем.

Выныривать он не спешил, лихорадочно просчитывая в голове все варианты своих действий. Убежать или спрятаться за дерево он не сможет, это и ежу понятно. Снайпер снимет его влет. Оставалось уповать лишь на камни, живописно обрамляющие пруд. Они немного возвышались над зеркальной гладью пруда.

Подплыв под водой к другому берегу, Паленый высунул на поверхность сначала нос, а затем и всю голову, предварительно убедившись, что снайпер никак не сможет его здесь достать – он уже успел мысленно просчитать траекторию полета пули.

Но теперь-то что делать? Неужели придется сидеть в пруду до темноты? А если у снайпера есть прибор ночного видения?

Блин! Положение и впрямь было аховым.

Началось! Эта мысль ударила в голову как молния. Все понятно – на него открыли сезон охоты. Но кто и почему? И за кем именно охотятся – за Князевым или за приблудой, скрывающимся под именем мужа Анны Григорьевны?

Вчера он не заметил никаких особо подозрительных моментов. Ну, разве что внезапный уход Щурова. Но тому могло быть много причин. Возможно, он был не в ладах с Князевым. Что-то там не поделили…

А когда муж Анны Григорьевны пропал, Щуров записался к ней в приятели. Такое случается. Люди ссорятся, потом мирятся, сходятся – расходятся… Обычная ситуация, и не только в бизнесе.

Что касается других гостей, то создавалось впечатление, будто им все было до лампочки. Они были или чересчур пьяны, чтобы как-то проявить свои потаенные эмоции, или очень хитры.

Грешным делом, Паленый думал, что явись он в облике негра, и то они не очень удивились бы, посчитав, что Князев сменил цвет кожи, как некий американский поп-идол. Только тот пожелал стать белым.

Но самое главное Паленый все-таки уяснил – его восприняли как настоящего Князева. Может, потому, что все были подшофе, и он мало общался с гостями, за исключением Лизки и Ника. Но и они ничего не заметили.

Или не захотели замечать?

Неожиданно Паленый услышал громкие тревожные голоса, а затем топот ног. Охранники! Конечно же, они не выпускали его со своего поля зрения, и прыжок в пруд не остался незамеченным.

Что делать!? Ведь снайпер перещелкает парней как куропаток, стоит им только приблизится к пруду. Надо их предупредить!

– Назад! – заорал Паленый со всей мочи. – На сосне снайпер!

Топот затих. Похоже, парни услышали его и залегли.

– Александр Игнатьевич, с вами все в порядке? – раздался через какое-то время тревожный голос одного из охранников.

– Я в норме.

– Где он находится?

– За забором в лесу, с правой стороны от вас.

Какое-то время царило молчание. Затем снова послышался голос охранника:

– Мы ничего не видим.

– Черт! – выругался Паленый. – Что ж мне, для того, чтобы они вычислили снайпера, нужно голову выставить под выстрел? – Это он уже сказал себе под нос.

Немного подумав, он крикнул:

– Следите внимательно!

И, нырнув в пруд с головой, начал раздеваться под водою, что оказалось отнюдь не легким делом. Сняв в конце концов спортивные шаровары и фирменную майку, он сделал из них почти круглый сверток, а затем, выждав момент, резким коротким движением вытолкнул его на камни.

Выстрел не заставил себя долго ждать. Спустя секунду сверток свалился в воду, а Паленый процедил сквозь зубы:

– Хорошо стреляет, сволочь. Такие вещи испортил… А все равно купился на дешевке.

И тут затрещали пистолетные выстрелы, а затем начало громко ухать помповое ружье. Похоже, охранникам удалось засечь место засады, и они открыли огонь по снайперу.

Какое-то время пули и крупная дробь летали над прудом, словно осиный рой. Паленый не знал, отвечает ли снайпер, но думал, что тому все же придется убраться восвояси.

Однако, вылезать из воды он не спешил. Глупо было бы получить пулю из-за своей несдержанности.

Наконец все стихло и Паленый услышал осторожные шаги приближающихся к пруду охранников. Вскоре над ним выросла могучая фигура Володи – так звали старшего из них.

– Давайте руку, – сказал он, протягивая свою клешню.

Паленого выдернули из воды, словно подсекли рыбину, – коротким резким рывком. И тут же закрыли двумя бронежилетами.

– Бегом! – скомандовал Володя, и они побежали сначала к деревьям, а затем и к дому.

Паленый успел обсушиться и переодеться, когда по внутренней связи позвонил Володя:

– Ушел, гад, – доложил он злым голосом.

– Нашли место, где он сидел?

– Нашли.

– И что?

– Даже гильзы успел подобрать. Опытный спец.

– Возможно, да, а может быть, и нет.

– Почему?

– Он прокололся на «кукле». Настоящие профи на такой элементарный подвох не ведутся.

– А вы откуда знаете?

Паленый задумался лишь на две-три секунды.

– Книги умные читал. Сейчас разной литературы на такие темы хватает.

– А, понятно… Что дальше будем предпринимать, Александр Игнатьевич?

– Ты о чем?

– Надо бы в милицию…

– Для начала нужно позвонить Анне Григорьевне, – неуверенно ответил Паленый.

– Как прикажете. Вы это сами сделаете?

– Нет. Доложись сам.

– Понял. Конец связи.

Интересно, где сейчас Анна Григорьевна? Почему она уехала, даже не предупредив его и не оставив своих координат? Загадка…

Паленый решительно подошел к телефону и набрал номер мобилки Анны Григорьевны. В ответ раздался чужой голос, оповестивший его, что с абонентом на данный момент связь отсутствует. Приплыли…

Он почувствовал, что его начинает забирать злость на всё и вся. «А не пошла бы она!.. Ей все игрушки, да интриги. Может, и впрямь Анка-пулеметчица (вспомнил он выражение Лизки) хотела завалить муженька? Чтобы по чужим бабам не бегал и не мешал ей жить, как хочется. Но я-то здесь причем? Если она уверена, что я не ее муж, то сказала бы прямо и отпустила на все четыре стороны. Так нет же, снайпера нашла. Или она настолько коварна и кровожадна, что одной смерти ей мало? Вот сука…»

Паленый не находил себе места до самого вечера. Но во дворе больше не появлялся, в основном потел в тренажерном зале и плавал до изнеможения в бассейне.

В конечном итоге он так натренировался, что под душ залез на полусогнутых. А когда, вволю наплескавшись, возвратился в комнату и облачился в махровый халат, оставленный Маргошей, в дверь постучали.

– Не заперто, – сказал Паленый, включая телевизор.

В комнату вошла Анна Григорьевна. Она была бледна, а в ее глазах затаилась тревога, смешанная со страхом.

– Ты… не ранен? – спросила она, через силу выталкивая слова.

– Не все ли тебе равно? – пожал плечами Паленый.

– Не все!

– Моя жизнь принадлежит мне, и только мне, – чеканя слова, ответил Паленый. – И что с ней будет, одному Богу известно. Наши судьбы в его руках. Так что не нужно сильно переживать на сей счет. Что суждено, то сбудется.

– Но в тебя стреляли!

– Слава Богу, что со мной не было Антошки, – сказал Паленый. – А что касается лично меня, то я заговоренный. – Он хмуро осклабился. – Меня ни пуля не берет, ни в огне я не горю… как бы ни хотелось некоторым штатским.

Он с многозначительным видом посмотрел ей прямо в глаза.

– Что ты несешь!?

– Бредятину. Не слушай меня. Я психически травмирован.

– Саша, ну зачем ты так…

«Ишь ты, хвостом завиляла! – злобно подумал Паленый. – Усыпляет бдительность. Сейчас будет шарить под слабую, беззащитную женщину, наказанную судьбой. Давай, начинай спектакль, можешь даже поплакаться мне в жилетку. Халат махровый, слезы впитывает хорошо…»

Подумал, но сказал совсем другое:

– Хорошо бы поужинать. С утра ничего не ел. А уже вечер, десятый час.

– Как ты можешь в такой момент думать о еде!?

– Вот такие мы, мужики, примитивные…

«Бред! – У Паленого внутри все кипело. – Кто-то из нас точно сошел с ума – или я, или она. Это же надо – пикируемся, словно законные муж и жена. Да ведь знает она, знает, что со мной не все ладно, что я лишь бледная тень, не очень удачная копия Князева, его ходячая посмертная маска. Зачем ей нужно притворяться?»

– Не обижайся… – Анна Григорьевна взяла себя в руки. – Ты прав – пора ужинать.

– Мне бы во что-нибудь переодеться.

– Маргоша принесет. Подожди…

После ужина Паленый вышел на балкон покурить. Раньше он не задумывался, где стать и как прикуривать, но теперь спрятался за выступом стены, а зажигалку держал в ладонях так, чтобы пламя не смогли увидеть со стороны.

Впрочем, на этом балконе, по здравому размышлению, было наиболее безопасно, так как он выходил на освещенную фонарями улицу и был закрыт стволами растущих возле дома сосен. Конечно, этот «частокол» был жидковат, но все равно точно прицелиться было сложно.

Анна Григорьевна появилась на балконе как привидение – бесшумно и в каком-то балахоне с капюшоном. Наверное, только что вышла из душевой, подумал Паленый. Чего это ей приспичило срочно повидать «суженого»?

– Надо что-то делать, – сказала она сухим деловым голосом.

– Ты о чем?

– О нашей безопасности.

– А… Вопрос серьезный. Лично я, сидя взаперти, решить его не смогу.

– Теперь твое затворничество закончилось. Шила в мешке не утаишь. Весть о твоем возвращении уже облетела весь город.

– И кто-то так обрадовался этой новости, что немедленно прислал свинцовый привет, – с иронией подхватил Паленый.

– Мне кажется, что авария на трассе и твое исчезновение не были случайностью, – медленно цедя слова, сказала Анна Григорьевна.

– Чего не знаю, того не знаю. Возможно.

– Почему ты так легкомысленно к этому относишься!? Саша, нам – тебе, мне, Антошке – угрожает смертельная опасность.

– Не исключено. Но я не знаю причин, из-за которых на нас объявлена охота. Мне неизвестны наши враги; хотя бы явные. Моя голова сейчас пуста. Чтобы я мог действовать, ее нужно наполнить информацией. А я до сих пор имел возможность «наслаждаться» лишь разной мутью по «ящику» и «желтой» прессой, до которой так охоча Маргоша.

– Причины? – Анна Григорьевна коротко рассмеялась. – В большом бизнесе их не так много. А вернее, всего одна, главная, – устранение конкурента и захват его имущества. При возможности, со всеми авуарами.

«То есть, с кассой, счетами, ценными бумагами и так далее», – разъяснил Паленый сам себе смысл мудреного слова. Прежде он не знал его, но объяснение всплыло в голове сразу же, едва слово попало в уши.

– Кто?

– Я пока не знаю. Но атаки идут по всем фронтам.

– А связи?

– Только ними и держусь. Когда ты исчез, я думала мне конец. Ведь все управленческие нити были в твоих руках… Но потом, через Жоржа, я вышла на Семена Марковича, который буквально спас фирму от разорения, выдав кредит под минимальный процент.

– Неужели все так плохо?

– Что касается самих дел, то в фирме все в ажуре. Мало того, мы даже нарастили объемы продаж. У нас появились новые заграничные партнеры. Так что с этой стороны особых проблем нет.

– Тогда что ты имеешь ввиду под словом «атаки»?

– Замучили разнообразными проверками. Раньше такого не было. Придираются к любой мелочи. Я только и делаю, что отмахиваюсь от налоговой инспекции. И пожарники, и санэпидемстанция, и отдел по борьбе с экономической преступностью… С ума сойти можно.

– Наверное, есть причины…

– Причин для того, чтобы развалить любой бизнес в нашей стране, при сильном желании всегда можно найти сколько угодно. Ты это знаешь.

– Знал, – поправил Паленый. – Но сейчас все это для меня дремучий лес.

– Тебе нужно выходить на работу. Надеюсь, ты все вспомнишь…

– Не уверен, – ответил Паленый; но тут же поторопился добавить: – Но попробовать стоит.

«Вне пределов дома я обрету кое-какую свободу! – мысленно обрадовался он. – А значит, шансы сделать отсюда ноги у меня значительно возрастают. В городе меня не удержит никакая охрана».

– Скажи мне, кто такой Щуров? – спросил он после небольшой паузы.

– Щуров… – Лица Анны Григорьевны Паленый не видел, но понял, что сейчас на нем появилась презрительная гримаса; он уже достаточно хорошо научился разбираться в интонациях голоса и мимике своей «супруги». – Темная лошадка.

– А конкретней?

– Вообще-то, с ним больше общался ты…

– Будем считать, что этого не было. Я со Щуровым незнаком. Вернее, познакомился только вчера.

– Щуров бывший городской авторитет…

«Так я и предполагал…», – не без самодовольства подумал Паленый.

– Да и сейчас, скорее всего, он имеет тесные связи с криминальным миром. Но изображает из себя «перековавшегося». Эдакий добропорядочный буржуа, попечитель разных благотворительных организаций и фондов, меценат и владелец футбольной команды. Заметная фигура не только в городе, но и в области.

– Понятно… – ответил Паленый, хотя на самом деле Щуров по-прежнему остался для него загадкой.

– А почему он так заинтересовал тебя?

– Ничего особенного… Просто Щуров ушел раньше всех. Словно сбежал.

– Я заметила. Но это ничего не значит. Он нередко так поступал и прежде. Звонок по мобилке – и Щуров смывается. Дела…

– Ладно, пусть его… И еще одно. Я так понимаю, в милицию о происшествии ты заявлять не стала…

– Да.

– Причина?

– Расследование будет еще одним удобным поводом для милиции и тех, кто за ней стоит, дергать и тебя, и меня сколько заблагорассудится. Вместо рабочего кабинета мне придется часами просиживать под дверью у следователя. Я через это уже прошла, когда ты пропал.

– Что ж, разумное решение. Защитить нас они все равно не смогут. Даже при большом желании. Но нам нужно принять повышенные меры безопасности. Особенно по отношению к Антошке.

– Ты думаешь?..

– Думать об этом не хочется, однако ситуация заставляет.

– Я поняла. Сделаем…

Анна Григорьевна ушла.

«Странный разговор получился… – думал Паленый, раскуривая очередную сигарету. – Сказано вроде много, а на самом деле почти ничего. Мне втюкали в уши обычную историйку, которых пруд пруди в прессе и на телевидении. Насколько моя «супруженция» была искренней? Трудно сказать. В этом и заключается главный вопрос… Что же, все-таки, задумала мадам Анетт? А в том, что она ведет какую-то игру, сомнений практически нет. Придется подыгрывать… до определенного момента. Я хоть и ущербный, но не совсем же дурак…»

Над дачным поселком загулял сильный ветер. Вдалеке сверкали молнии. Их не было видно за деревьями, но они освещали облака над домом, которые все еще были белыми и пушистыми.

Надвигалась гроза.

Глава 14

Утром Паленому долго спать не дали. Он поднялся вместе со всеми, и после завтрака его повезли на фирму, как и обещала Анна Григорьевна.

Охрана была усилена. Теперь впереди «мерседеса» ехал «джип», а позади – БМВ. Паленый лишь ухмыльнулся, увидев охранников. Большинство из них явно не нюхало пороху. Молодые, здоровенные «быки» хороши только в разборках, а не там, где требуется специфический опыт.

Но свои суждения, опять-таки появившиеся в мыслях ниоткуда, он высказывать не стал. Поживем – увидим, подумал Паленый философски. Главное, чтобы его не успели замочить до того, как он накивает пятками.

Офис фирмы впечатлял. Это было старинное трехэтажное здание. Как оно выглядело раньше, сказать было трудно, но сейчас казалось сошедшим из какого-то европейского буклета солидного туристического агентства.

Оно сверкало на солнце, как леденец. Ночная гроза оставила на стенах капельки, и теперь они под утренним солнцем испускали многочисленные разноцветные лучики, словно бриллиантовые россыпи.

Мраморные плиты на фасаде, позолоченные ручки дверей, полированные до зеркального блеска полы, огромная хрустальная люстра в вестибюле, широкие лестницы, лепнина на высоких расписных потолках… – все это великолепие явно влетело Князевым в немалую копеечку.

А если учесть, что офис находился в самом центре города, то становилось ясно, что такой лакомый кусочек собственности, естественно, не оставят без внимания ни власть имущие, ни те, за чьими спинами чиновники обделывают свои темные делишки.

«Кончат они Анку-пулеметчицу, это как пить дать, – думал не без печали Паленый, поднимаясь по широкой лестнице на третий этаж, где находился «его» кабинет. – И меня заодно грохнут, если я не проявлю побольше прыти. А Князев был или чересчур наивный, или просто дурак. Зачем козырять перед всеми, что у тебя денег – куры не клюют? Прикупил сарайчик на окраине, побелил, покрасил его, и делай свои дела, ворочай миллионами. Никто в твою сторону даже не плюнет. Тому местному начальничку копеечку на лапу, тому – две, и все было бы в ажуре. А так – конечно…»

– Я не стала занимать твой кабинет, – сказала Анна Григорьевна еще в вестибюле.

– Ждала?

Наверное, она что-то уловила в голосе Паленого, потому что ответила резко, с вызовом:

– Да, ждала!

Он промолчал. Незачем дразнить гусей без нужды. Сотрудники фирмы должны увидеть счастливую пару. Как же – возвращение мужа к любящей жене с того света. Такие события случаются весьма редко.

Но сотрудники по дороге почему-то не встречались. Паленый посмотрел на свои часы – без четверти девять. Все ясно, понял он, фирма работает с девяти.

Хитро, мысленно восхитился действиями свой «супруги» Паленый. Анетт все продумала. Незачем травмировать больную психику мужа большой дозой впечатлений. Пусть вникает в дела постепенно… если, конечно, он что-нибудь в них смыслит. Еще одна проверка? Возможно.

И опять-таки – зачем? Загадка…

Кабинет Князева по размерам был как танцплощадка. Наверное, его преследовала мания на все масштабное и крупногабаритное, подумал Паленый, вспомнив загородный дом. Да и само здание офиса было очень большим по площади.

– Садись, принимай дела, – сказала Анна Григорьевна, указывая на массивное кресло ручной работы с золотыми вензелями.

– Не нужно так плохо шутить, – угрюмо ответил Паленый. – Я сейчас не в том состоянии, чтобы претендовать на главенство в фирме. Ты уже въехала в ситуацию, вот и продолжай в том же духе.

– А ты чем будешь заниматься?

– Чем скажешь. Лишь бы я был хоть как-то полезен для общего дела.

– Убедил… – По лицу Анны Григорьевны не было понятно, нравится ли ей такая ситуация или нет. – Для начала тебе нужно подписать кучу разных бумаг. У меня, сам понимаешь, с этим были большие проблемы, с которыми я до сих пор не расхлебалась.

Паленый пожал плечами и ответил:

– Если нужно…

– Нужно – это не то слово. Крайне необходимо.

– Что ж, я готов…

Папка, которую Анна Григорьевна принесла Паленому, была весьма пухлой. Там лежали договора, счета и еще какие-то документы, которые были для него словно китайская грамота.

– Показывай, где мне ставить свои каракули, – сказал Паленый, наугад выбирая авторучку.

Он старался выглядеть уверенным и спокойным, но в глубине души Паленый дрожал, как заяц.

С подписью ему пришлось много повозиться. Он прекрасно понимал, что подпись – это его главная верительная грамота. Он срисовал ее с паспорта Князева и упражнялся в написании месяца два, пока не добился нужного результата.

Это была нелегкая задачка. Князев расписывался размашисто и витиевато. Чтобы хорошо рассмотреть все его закорючки, даже пришлось приобрести сильную лупу. Паленый трудился, как проклятый, исписав при этом горы бумаги.

В конце концов, рука начала работать четко как автомат. Чтобы не потерять «квалификацию», Паленый тренировался каждый день, даже в доме Князевых. Исписанные бумажки он сжигал в камине, а пепел растирал кочережкой.

Что касается самого почерка Князева, то здесь было не все ладно. По крайней мере, так думал Паленый. Записи в блокноте, найденном в кармане мертвеца, явно были сделаны впопыхах.

Конечно, Паленый старался досконально изучить все особенности почерка (уж неизвестно, зачем; скорее всего, от безделья, так как ему и в голову не могло прийти, что он попадет в дом Князева). Но все равно сомнения определенные были.

Оставалось лишь уповать на амнезию. Что возьмешь с дурика? Если он не помнит прошлого, то не исключено, что и почерк у него мог измениться. Аргумент, конечно, слабоватый и малоубедительный, и все же, за неимением лучшего, сойдет.

Но сейчас наступил очень ответственный момент. Он догадывался, что Анна Григорьевна устраивает ему очередную проверку.

Неужели она все-таки сомневается в личности Паленого? Неужто в глубине ее души теплится надежда (или опасение), что перед нею настоящий Князев?

Не исключено. Авария, многочисленные раны и травмы, долгое скитание в рубище бомжа, а затем пластическая операция могли здорово изменить внешность человека. И не только внешность, но и его внутренний мир. Это Анна Григорьевна, как умная женщина, понимала.

Оставалась надежда все расставить по своим местам, заставив Паленого расписаться. Анна Григорьевна знала, что подпись подделать очень трудно, если не сказать – невозможно.

Паленый совершенно не сомневался в том, что сегодня же подписанные им бумаги лягут на стол эксперта-графолога. И что он выдаст в своем заключении, можно было только гадать…

Первым посетителем оказалась (собственно, как и должно) секретарша Князева, высокая симпатичная девушка, которую звали Марина. Увидев Паленого в кресле, она сначала охнула, а затем начала говорить, как сотрудники фирмы по нему соскучились (а она – особенно), как трудно без него работается, как все его любят…

Короче говоря, детский лепет. Хорошо хоть не полезла лобызаться. Уж он-то понимал, что эти смотрины Анна Григорьевна сделала не без задней мысли. Ей хотелось узнать реакцию подчиненных.

Затем косяками пошли начальники служб и отделов. Паленый делал вид, что помнит их (так было договорено с Анной Григорьевной), любезно раскланивался и тискал руки. На всякий случай он немного сдвинул шторы, чтобы освещение в кабинете не было чересчур ярким.

Одним из последних пришел на прием и его попутчик, зам начальника сбыта Ползиков. Он смотрел на Паленого, как побитый пес.

– Что приуныл? – улыбнувшись, спросил Паленый. – Или вчера был тяжелый день?

– Вы, это… простите меня, Александр Игнатьевич…

– За что простить?

– Ну, я вас в некотором роде заложил…

– И правильно сделал. Спасибо тебе.

– Вы точно на меня не сердитесь? – просиял Ползиков.

– Точно. В противном случае указал бы на порог.

– Уф-ф… – Ползиков потер рукой грудь в области сердца. – А я думал мне кранты.

– Марина! – Паленый нажал на кнопку селекторной связи.

– Слушаю, Александр Игнатьевич! – ответил динамик.

– У нас есть что-нибудь приличное? Ну, ты понимаешь. И две чашки кофе.

– Сей момент!

Коньяк и легкая закуска появились, словно по мановению волшебной палочки.

– Марина, я для всех занят, – сказал Паленый, когда девушка принесла кофейник.

– Естественно…

Она вышла. Паленый разлил коньяк по рюмкам и обратился к Ползикову, который все еще чувствовал себя неуверенно:

– Почему дрожишь, как заяц? Или я такой страшный?

– Извините, Александр Игнатьевич, но сейчас рабочее время…

– Я разрешаю.

– И вообще…

– Что значит – вообще?

– Вы никогда прежде не приглашали меня в кабинет, чтобы вот так посидеть…

– Это все моя амнезия, – ухмыльнулся Паленый. – Надеюсь, ты не против такого нарушения общепринятых правил?

– О чем разговор!

– Тогда будь здрав, боярин…

Они выпили по одной рюмке, затем по второй…

Паленому край нужно было снять огромное напряжение, буквально сжигающее его изнутри. Экзамен, предложенный ему Анной Григорьевной, оказался чрезвычайно сложным.

– Я никому не говорил о том, что случилось в поезде. – Ползиков опередил вопрос Паленого, вертевшийся у того на языке. – Думаю, так будет лучше.

– Правильно думаешь. Я до сих пор не в своей тарелке. Травма…

– Понятно, понятно… – закивал Ползиков.

Однако по выражению его лица было видно, что ему ничего непонятно. Но Паленый не стал вдаваться в объяснения. Кто знает, что за фрукт этот Ползиков. Хотя он вроде и неплохой парень, все же лишние знания ему не нужны.

Они сидели недолго, минут двадцать. Затем Ползиков заскучал и начал воровать поглядывать на дверь кабинета.

Паленый все понял. Пить с начальником в рабочее время не очень хорошее дело. Тем более, когда шеф не друг, не брат и не сват. Ползиков умел держать дистанцию…

Он ушел, а Паленый некоторое время пребывал в полном одиночестве – сидел, развалившись, в кресле, бессмысленно уставившись в одну точку. От безрадостных серых мыслей, которые тупо ворочались в черепной коробке, его оторвал голос Марины:

– Александр Игнатьевич, к вам Лилия Вячеславовна. Вы примете ее?

– Пусть зайдет, – помедлив, ответил Паленый.

Он понятия не имел, кто эта женщина. Но в принципе ему было все равно, кто к нему пожалует.

Паленый знал, что Анна Григорьевна поехала куда-то по делам (куда именно, он догадывался; скорее всего, к графологу, чтобы отвезти ему бумаги с подписью «суженого»), и теперь ему поневоле придется куковать в этом огромном кабинете до самого вечера.

Лилия Вячеславовна оказалась потрясающе красивой женщиной. Если у Анны Григорьевны красота была теплой, чисто русской – «домашней», то вошедшую в кабинет даму можно было преспокойно показывать в рекламных клипах – там, где предлагаются различные косметические товары.

«Хищница, – сразу определил ее статус Паленый. – Вампирша, ей-ей. Такой палец в рот не клади, всю руку оттяпает».

– Проходите, садитесь, – вежливо сказал Паленый, указывая на кресло возле стола.

– Саша, милый… что с тобой? Ты не узнаешь меня?

Вот те раз! Саша… Милый! Это кто же такая?

Мать твою!.. Паленый едва не выругался вслух, вспомнив слова Лизки. Конечно же, перед ним таинственная пассия Князева, Лили!

Этого он никак не ожидал. И как теперь вести себя с нею? Обалдеть…

– Нет, не узнаю, – сухо ответил Паленый.

В моем подвешенном состоянии мне только семейных скандалов и не хватало, подумал он раздраженно.

– Я слышала, но не поверила…

Лили буквально пожирала его глазами. Паленый даже поежился под этим взглядом.

– У Лизки слишком длинный язык, – сказал он резко.

– Не держи на нее зла. Она хотела как лучше.

– Я ни на кого не держу зла, – ответил Паленый, многозначительно глядя на Лили.

Он сказал это не без задней мысли. Но Лили спокойно выдержала его взгляд. Ее лицо было словно маска. Похоже, она хорошо умела владеть своими чувствами и эмоциями.

«Опасная женщина…» – еще больше утвердился Паленый в своем мнении о личности пассии Князева. Интересно, какую роль она играла в его жизни? Только ли любовницы? Поди знай…

– Нам нужно поговорить… не здесь, – сказала Лили.

– О чем?

– Может, ты и забыл все, что было между нами, но я – нет. Я…

Паленый перебил ее:

– И что же между нами было?

– Мы любили друг друга. Неужели в твоей душе не осталось ни единого воспоминания о наших взаимоотношениях?

– Прости, но… Амнезия. Свое прошлое я напрочь забыл.

– Допустим. Но разве мы не можем начать все сначала? Или я тебе не нравлюсь?

– Нравишься. Ты очень красивая женщина.

– И все? И больше ничегошеньки?

– Я пока не готов отвечать на такие вопросы. – Паленый решил оставить ей маленькую лазейку в частоколе, который он соорудил вокруг себя; вдруг она когда-нибудь пригодиться и ему придется пойти с ней на контакт. – Мне нужно время, чтобы подлечиться. Так что не обижайся…

– Я подожду… – Она поднялась. – Я умею ждать. И… я люблю тебя. Слышишь – люблю! И никогда не перестану любить.

С этими словами она выскочила за дверь.

«Да-а, любовь зла… – думал Паленый, любуясь игрой света в хрустальной рюмке с коньяком – от нечего делать, он решил продолжить сеанс «расслабления». – Вот только что кроется за этой любовью? Лично я никогда бы не променял Анетт на Лили. И любил ли Князев эту красотку с суперобложки по-настоящему? Вряд ли. Скорее всего, это был обычный адюльтер…»

Отхлебнув несколько глотков, он неожиданно нажал на кнопку селекторной связи:

– Марина! Зайди…

Секретарша ходила почти бесшумно. У нее была отличная фигура – тонкая талия, широкие бедра, высокая грудь, стройные ноги. Правда, назвать ее красавицей мог только дамский угодник. Она была просто симпатичной и хорошо ухоженной, что всегда добавляет шарму прекрасной половине человечества.

– Закрой дверь на ключ, – приказал Паленый.

Лицо девушки мгновенно покрылось румянцем, но приказ шефа она выполнила.

– Садись… – Он указал ей на кресло возле журнального столика, возле которого сидел сам и где он привечал Ползикова.

Девушка покорно села, но глаз на Паленого не поднимала.

– Выпей со мной… за мое возвращение, – сказал Паленый, наливая ей стопку.

– С удовольствием, – ответила девушка совершенно искренне и улыбнулась доброй, сердечной улыбкой.

Спиртное ее взбодрило и придало смелости. Этого Паленый и добивался.

– Хотел поговорить с тобой по душам, – сказал он, немного понизив голос – как заговорщик. – Ты уже знаешь, что у меня амнезия?

– Да.

– Откуда?

Марина заколебалась, но все же ответила:

– Мне рассказала Синицына из торгового отдела.

– Понятно… – Паленый сокрушенно вздохнул.

Шила в мешке не утаишь. Новости и сплетни имеют способность возникать из ниоткуда. Так что если взять за шкирку эту Синицыну и потрясти ее, чтобы узнать, кто сказал ей о болезни шефа, то может получиться цепь длиной в полгорода. На кой это ему?

– Марина, обычно секретарши хорошо информированные люди. Они знают все, что творится в фирме. И не только. Не так ли?

– В общем… вы правы.

– У меня есть к тебе несколько вопросов. Может, они покажутся странными, но моя башка сейчас почти пуста, и ее нужно наполнить информацией. Помоги мне в этом.

– Я отвечу на все вопросы без утайки.

– Тогда скажи мне, в каких отношениях я был с женщиной, которая только что покинула кабинет?

Девушка снова покраснела, однако, похоже, решила не темнить и выложить все, что знала.

– Вы были с ней очень дружны… – осторожно ответила Марина.

– То есть, она была моей любовницей. Давай будем называть вещи своими именами.

– Да, это так.

– Как долго длилась наша связь?

– Ну, я не могу сказать точно… Примерно год, может, полтора.

– Анна Григорьевна об этом знала?

Марина смешалась. Разговор для нее был явно неприятен.

– Скорее всего, да… – Девушка нервно сцепила руки.

– Понятно… Кто эта женщина, чем занимается, где работает?

– В одной солидной туристической фирме. Извините, название не помню, забыла.

– Она простой клерк?

– Была. Говорят, что сейчас фирма принадлежит ей. Но думаю, что она просто возглавляет ее. Там крутятся большие деньги, и вряд ли бывший владелец мог подарить ей такой жирный кусок.

Вон значит как… Интересно.

– А когда она стала начальником?

– Недавно, где-то с год назад.

Еще интересней. Лили сделала сногсшибательную карьеру. Как это – красота завоюет мир. Весьма возможно. Только не в наше прагматическое время. Хотя… Сумела же она влезть в душу Князева. Почему бы ей не повторить такой же трюк с владельцем турфирмы?

Все, решил Паленый, больше из Марины ничего не выжмешь. Нужно брать на абордаж Лизку. У той информации пруд пруди. Но как это сделать? И когда?

– Спасибо, Мариша. Иди…

Девушка уже взялась за ручку двери, когда Паленый неожиданно спросил:

– Скажи мне, а у нас с тобой ничего не было?

Девушку словно током ударило. Она резко дернулась, судорожно сглотнула и тихо ответила:

– Ничего…

И выскочила за дверь.

«А ведь она неравнодушна к Князеву! – Паленый ухмыльнулся. – Возможно, он и Марину не обошел своим вниманием, только ей боязно в этом признаться. Оказывается, мой оригинал просто таки Казанова, покоритель женских сердец. Не потому ли Анна Григорьевна не приглашает меня в свою спальню? Уязвленная женская гордость… А сам я не настаиваю. Что тоже, в общем, несколько странно. Нет, нет, это меня уже занесло! Я начинаю думать, как настоящий Князев. Все гораздо проще. И ты это знаешь. Хотя… Сомнения, сомнения…»

Он налил себе еще рюмку и выпил ее одним махом до дна.

«Зачем тебе все это нужно? Нашел себе радость – ковыряться в грязном белье семьи Князевых. Садомазохист хренов… Главная твоя задача всего лишь быстрее выскочить из этого поезда, который скоро сойдет с рельс. И пусть он катится хоть в тартарары».

На том Паленый и успокоился.

Глава 15

Вторник и среду Паленый провел в доме Князевых – взаперти. Выпустили песика погулять – и будя, иронизировал про себя Паленый. Чтобы животное где-нибудь не подцепило вирус бешенства и не покусало домочадцев.

Похоже, предложение Паленого Анне Григорьевне отдать ей полностью бразды управления фирмой пришлось жене Князева по нутру. И развязало ей руки.

А ему оставалось лишь ждать результатов экспертизы подписи и гонцов, посланных Анетт собирать сведения о безумном муже в город, где ему делали пластическую операцию.

То, что она пошла на такой шаг, Паленый совершенно не сомневался. И опять-таки возникал вопрос – зачем? Узел случайностей, в который судьба завязала Паленого, легче было разрубить, нежели распутать. Скорее всего, Анна Григорьевна хотела полностью исключить возможность ошибки.

И то верно – чужого человека легче прессовать, нежели законного мужа. Никаких душевных переживаний и терзаний точно не будет.

Надо уходить! Немедленно! В среду Паленый не находил себе места. Все его тревожило и раздражало. Количество охранников было увеличено, однако Паленому они уже никак не могли помешать. По крайней мере, он так думал.

Но вечером его ожесточившееся, заледеневшее сердце снова растопил Антошка. Невинная душа мальчика словно чувствовала состояние Паленого. Антошка буквально прилип к нему, не отпускал ни на шаг, и все время умильно заглядывая в глаза.

Возвратившись в свою комнату, Паленый почувствовал, что выжат, как лимон. Ни о каком побеге не могло быть и речи.

Паленого снова, как и в клинике, прорвало. Уткнувшись лицом в подушку и вцепившись в нее зубами, он рычал, как затравленный зверь, и одновременно плакал, сам не зная почему. Он так и уснул в слезах – будто умер.

Утром его разбудила Маргоша.

– Александр Игнатьевич, подъем, – сказала она, приоткрыв дверь. – Пора завтракать.

Чувствуя себя полной развалиной, Паленый встал и направился в ванную. Контрастный душ немного встряхнул его, но все равно к столу он вышел мрачный и злой.

Он ругал себя последними словами за мягкотелость и старался не смотреть в сторону Анны Григорьевны. Что там еще придумала эта «пулеметчица»? – мысленно брюзжал Паленый. Как ему все это надоело…

– Сегодня поедем к врачу, – заявила Анна Григорьевна, когда Маргоша подала кофе и ушла вместе с Антошкой.

– Зачем? – спросил Паленый.

– Нужно попытаться вылечить тебя гипнозом.

– А если я этого не хочу?

– То есть, как это – не хочу!? Я ведь уже предупреждала, что записала тебя на прием.

– Мне кажется, что в моей прошлой жизни было мало хорошего и светлого. – Здесь Паленый был совершенно искренен. – Поэтому пусть все идет, как идет. Так будет лучше. Жизнь, начатая снова, с чистого листа, по-моему, ничуть не хуже той, которую мне дали мои родители изначально.

Он уже знал, что Князева воспитывали дед с бабкой, которые умерли несколько лет назад. Его отец был дипломатом и погиб вместе с женой в каком-то африканском государстве во время очередного военного переворота.

Эти сведения Паленый выудил у Маргоши, приходившейся Анне Григорьевне дальней родственницей. Поэтому Паленый не боялся очной ставки с родителями Князева – не могли же они явиться с того света. Что касается самой Маргоши, то она была бездетной и всю свою нерастраченную материнскую любовь отдавала Антошке.

– Это что-то новое…

– Если тебе непонятно, то могу повторить, что врачи надоели мне по самое некуда. Я устал от бесконечных процедур, уколов, перевязок, лекарств. У меня к медицине развилась… идиосинкразия. – Еще одно слово выскочило из небытия.

– Но я прошу тебя! Очень прошу…

«Она просит… Ха-ха! Настаивает – это будет точнее. И отвертеться от этой процедуры мне не удастся, ежу понятно. Если понадобится, то поведут силой. Или что-нибудь в еду подсыплют, чтобы я не брыкался как жеребец перед кастрацией. Почему я вчера не сдернул? Право слово, круглый идиот… А теперь что?»

– Ладно, – немного помедлив, сказал Паленый. – Согласен. Это чтобы ты на меня ошейник не надевала.

– Перестань говорить глупости!

– Уже перестал… – Паленый поднялся. – Пойду одеваться.

«Какая разница, – думал он, – когда меня разоблачат? Днем раньше, днем позже – все едино. Впрочем, не исключено, что от похода к врачу будет хоть какой-то толк. Может, узнаю, кто я на самом деле. – Паленый криво ухмыльнулся. – Чтобы тереть тюремные нары под своим настоящим именем…»

Сегодня Анну Григорьевну сопровождал лишь один «джип». Вторая группа охранников взяла под свою опеку Маргошу, которая должна была повезти Антошку в супермаркет – чтобы купить все необходимое для школы.

Мальчик очень любил этот магазин. Там был игровой зал для детей, напичканный самыми современными игрушками, в том числе и электронными.

Антошка мог подолгу возиться с различными роботами, машинами, прыгающими и летающими монстриками, и прочими японскими чудесами, что сильно раздражало вечно куда-то спешащую Анну Григорьевну. Поэтому в супермаркет Антошка обычно ездил вместе с Маргошей.

На этот раз Паленый сел впереди, рядом с водителем. Он по-прежнему злился, и ему вовсе не хотелось поддерживать разговор с Анной Григорьевной на разные отвлеченные темы. А она явно была настроена поговорить.

«Ну, нет уж! – Паленый кипел внутри. – Инквизиторша! Я сыт по горло разговорами. Пора кончать этот спектакль. Посмотрим, что скажет врач. Если он расколет меня, обратно Анетт поедет одна».

Он незаметно прикоснулся к заднему карману брюк, где лежали паспорт и деньги, выигранные у Лизки и Ника. (Паспорт Анна Григорьевна отдала ему перед самым выездом, потому что в регистратуре клинике на него должны были завести карточку; таков был порядок). Паленый решил смыться прямо из клиники. Там его никакая охрана не удержит.

(Если только Анка-пулеметчица не решила запереть своего «муженька» в психушку, мелькнула в голове Паленого нехорошая мысль).

Нет, это уже было бы слишком. Хотя… Если этот гипнотизер работает в психбольнице, то вполне возможно, что так оно и будет, подсказывала Паленому интуиция.

«Что ж, придется прорываться с боем», – подумал он меланхолично. Чему быть, того не миновать. Умирать, так с музыкой. И опять Паленый прикоснулся к карману – теперь уже пиджака.

Там лежал великолепный немецкий нож армейского образца с выкидным лезвием. Он нашел его в потайном отделении огромного, отделанного резьбой, письменного стола с множеством дверок и ящиков, когда сидел в кабинете Князева. У Паленого всплыло в памяти (чему он опять сильно удивился), что такими автоматическими ножами оснащали диверсантов стран НАТО.

Зачем муж Анны Григорьевны приобрел это опасное оружие, можно было только гадать. Возможно, нож ему просто подарили. У богатых свои взгляды на жизнь и свои причуды.

В том же тайнике Князев хранил и пистолет калибра 7,65 мм, скорее всего «браунинг» или «бульдог», судя по пятнам оружейной смазки, размерам тайника и пустой коробке из-под патронов. Похоже, он забрал оружие с собой в поездку, последнюю в своей жизни.

Тайник Паленый нашел случайно. От безделья он решил поискать какие-нибудь записи Князева – вдруг удастся пролить свет на его убийство. Потайной ящичек явно был сделан на заказ, притом отличным мастером.

Как тайник открывался, Паленый понял лишь тогда, когда сломал тонкую маскировочную перегородку. Сделал он это по наитию – при простукивании тумб, на которых покоилась столешница красного дерева. Ему показалось, что в одном месте существует странная пустота.

Увы, ни единого клочка бумажки с почерком хозяина кабинета Паленый так и не нашел – ни в столе, ни в шкафах. Похоже, все записные книжки и другие бумаги кто-то изъял. Кто? Правоохранительные органы или те, что приговорили Князева к смерти?

Как бы там ни было, находке он сильно обрадовался. Нож был хорошо сбалансирован и лежал в руке как влитый. С ним Паленый чувствовал себя гораздо уверенней.

Машины покинули территорию дачного поселка и свернули в сторону автомобильного шоссе. Это был самый паршивый с точки зрения безопасности участок. По крайней мере, так считал Паленый.

Что касается охраны, то, похоже, им так не казалось.

На этом участке был крутой поворот, где машины поневоле притормаживали. По бокам дороги росли кусты и чахлые деревца, но за ними шла болотистая низменность, где сам черт ногу сломит. На месте злоумышленников Паленый сделал бы засаду именно здесь – в наличии был отличный сектор обстрела и не менее хороший путь отхода группы.

«Джип» как обычно шел впереди. Когда он сбросил скорость и вошел в поворот, в груди Паленого словно что-то оборвалось. «Опасность!!!» – закричал его внутренний голос. Внимание Паленого привлекли сороки, которые явно были чем-то встревожены, суматошливо перепархивая с ветки на ветку.

Глухой взрыв впереди подтвердил его выводы. «Джип» подпрыгнул и перевернулся.

Паленый среагировал мгновенно.

– Задний ход!!! – рявкнул он водителю, который начал тормозить. – Быстрее, мать твою!.. – И, обернувшись к Анне Григорьевне: – Ныряй под сидение!

Но водителя – это был молодой парень лет двадцати семи – на какой-то момент переклинило, и он замешкался. Слишком уж резким был переход от ясного солнечного утра к мрачной жестокой действительности.

Эта нерешительность его и погубила. По «мерседесу» хлестнула очередь, осыпав дождем стеклянных осколков Паленого и Анну Григорьевну, которые уже лежали на полу машины, и голова водителя от прямого попадания пули словно взорвалась.

«Мерседес» вильнул и, съехав на обочину, продолжил движение, подминая кусты, пока не уткнулся бампером в дерево.

Паленый времени зря не терял. Извернувшись, он вырвал из наплечной кобуры мертвого водителя пистолет – это был «ТТ» – и вывалился из машины. Рванув на себя заднюю дверку, Паленый схватил за шиворот переставшую что-либо соображать Анну Григорьевну и одним мощным рывком вытащил ее наружу.

– Лежи и не двигайся! – приказал он не терпящим возражений голосом, грубо прижимая ее к земле.

Дослав патрон в ствол, Паленый притаился за колесом, предвкушая продолжения. Оно не заставило себя долго ждать.

Снова зачастил автомат, превращая салон «мерседеса» в решето. Впереди тоже началась стрельба. Видимо охранники, ехавшие в «джипе», остались живы и теперь отстреливались от нападавших.

Это обстоятельство немного приободрило Паленого. Но не более того. Он был как сжатая пружина. В его голове калейдоскопом мелькали картинки дальнейшего развития ситуации. А она была не просто критической, а смертельно опасной.

Стрелять по «мерседесу» перестали, и Паленый услышал, что к машине бегут.

Понятное дело, мелькнула в голове мысль, киллеры должны удостовериться, что работа выполнена на «отлично». А заодно и произвести «подчистку» – сделать контрольные выстрелы в голову, чтобы «клиент», случаем, не оклемался.

Все дальнейшее слилось в одном безумном порыве. Дождавшись, пока убийцы приблизятся к машине, он кувырком вышел на удобную для стрельбы позицию и, буквально сгорая от бешенства и какого-то странного азарта, несколько раз нажал на спусковой крючок.

Их было двое – один с автоматом, а второй держал в руках снайперскую винтовку. Похоже, пуля, вылетевшая из ее ствола, и расколола голову водителя как перезрелый арбуз.

Они явно не ожидали такого поворота событий. Все внимание киллеров было приковано к салону «мерседеса». И когда Паленый выскочил сбоку от них, как черт из табакерки, убийцы среагировали на опасность с некоторым опозданием.

Тому, что был с автоматом, свинцовая «примочка» попала точно в грудь; он упал, даже не охнув – как подкошенный. Со вторым получилось нескладно – одна пуля расщепила приклад винтовки, а вторая лишь слегка задела ему плечо.

Отбросив в сторону искореженное оружие, бандит выхватил нож и со зверской гримасой ринулся на Паленого, который, поднимаясь, на ноги, зацепился за корневище и потерял равновесие.

Это был опытный противник. Скорее всего, он прошел школу спецназа. Паленый не успел опомниться, как бандит ногой выбил у него из рук пистолет и ранил острым, как бритва, клинком предплечье.

Превозмогая боль, Паленый отскочил на безопасное расстояние и выхватил из кармана нож, позаимствованный из тайника. На заросшем щетиной лице бандита появилась презрительная гримаса. Он уже считал, что дело сделано.

Похоже, противник Паленого управлялся с холодным оружием отменно.

Паленый вдруг успокоился. Это спокойствие шло изнутри, чему Паленый невольно подивился – он еще не знал, умеет драться на ножах или нет.

Но руки и ноги, повинуясь импульсам, исходящим от подсознания, начали работать в автоматическом режиме, не затрагивая мыслительного процесса. В другое время и при иных обстоятельствах Паленый удивился бы, но сейчас ему было не до того.

Все дальнейшее слилось в сплошном мельтешении. Паленый весь превратился в один большой обнаженный нерв, напрочь отключившись от окружающей действительности. Все его внимание было обращено на врага, которого он должен – обязан! – убить.

Странно, но он не испытывал к противнику ненависти. Паленый вообще ничего не чувствовал, даже боли от пореза.

В его душе бушевал пожар, а внешняя оболочка оставалась ледяной. Эти разные стихии, смешиваясь, вызывала обостренную реакцию на все движения противника; мало того, Паленый даже предвосхищал его действия, весьма удачно контратакуя.

Бандит тоже был ранен, два раза. Раны были легкими, но они несколько озадачили его. Видимо, он даже не мог предположить, что богатый ферт в дорогом иностранном прикиде так ловко будет управляться с клинком.

Чувствуя, что не все идет как должно, он начал злиться и терять необходимую в драке на ножах собранность. А Паленый увеличивал и увеличивал скорость исполнения фехтовальных приемов, заставляя бандита уже не нападать, а защищаться.

Решив, что нужно заканчивать схватку как можно скорее, обозленный бандит выбрал удобный, как ему показалось, момент и пошел в решительную атаку.

Наверное, с человеком, который имеет слабое представление о схватке на ножах, этот номер прошел бы. Но в Паленого словно вселил бес, доселе дремавший в самых темных местах подсознания.

Он пропустил колющий (и, по идее, неотразимый) выпад бандита в опасной близости от своего бока, молниеносно крутанулся, как юла, и вогнал клинок сначала в печень врага, а затем полоснул им по горлу. Все эти движения заняли у него от силы секунду.

Быстро отскочив в сторону, Паленый вперил свои холодные беспощадные глаза в лицо бандита. Тот тоже глядел на него, все еще не понимая, что он уже покойник.

Этот миг длился, как показалось Паленому, целую вечность. Во взгляде бандита дикая злоба сменилась недоумением, затем пониманием ситуации, хотя она и показалась ему невероятной, а потом пришла боль. Из раны на шее фонтаном ударила кровь, и он упал на землю.

Коротко вздохнув, Паленый обернулся к Анне Григорьевне. Она была очень бледна, но уже опомнилась, успела поднять оброненный Паленым «ТТ» и готова была стрелять, хотя руки ее дрожали. Дуло пистолета было направлено прямо в живот Паленому.

«Молодец баба, – мелькнула в голове Паленого равнодушная мысль. – Быстро среагировала…» Шагнув в сторону, чтобы уйти с линии прицела, он забрал у нее пистолет и проверил, все ли с ним в порядке.

– Спрячься за машину, – сказал Паленый устало. – Обращаться с пистолетом умеешь?

– Умею…

Она смотрела на него широко распахнутыми глазами, в которых плескался страх.

– Держи… – Он отдал ей готовый к стрельбе «ТТ». – Увидишь чужака, жми на спусковой крючок без раздумий. Понятно?

– П-понятно…

– Ну и ладушки.

Паленый нагнулся и поднял автомат, оброненный бандитом. Магазин был полон. Видимо бандит только что сменил его.

– Жди меня, я сейчас… – сказал он, прислушиваясь к выстрелам, которые все еще доносились со стороны «джипа»

– Ты куда!? – всполошилась Анна Григорьевна.

– Нужно ребятам помочь.

– Тебя убьют!

– И тебя тоже… если мы их не прикончим. Нам не позволят убежать. Притаись и жди. Все, я пошел.

С этими словами Паленый перебежал дорогу и зарослями начал заходить бандитам в тыл – он уже разобрал, с какой стороны была устроена засада.

Метров двадцать ему пришлось ползти на животе по влажному грунту. Он лишь ухмыльнулся, представив, во что превратится костюм Князева, стоивший не менее трех «штук» американской «зеленью». Этот вопрос волновал его меньше всего.

Бандитов было двое. И оба с автоматами. Им отвечали охранники, спрятавшиеся за перевернутым «джипом». В отличие от бандитов, поливавших машину пулями как водой из лейки, они стреляли редко – наверное, экономили патроны.

К тому же, их пистолеты не шли ни в какое сравнение с мощью АК. А именно «калашниковы» и вели шумный «разговор» в утренней тишине.

Паленый подполз к бандитам сзади почти вплотную. Они не ждали с этой стороны какихлибо неприятностей. Ведь бой длился всего ничего, от силы пять-семь минут, и помощь попавшим в засаду ждать было неоткуда.

«Интересно, почему дорога словно вымерла?» – мельком подумал Паленый. Обычно в это время машины дачников постоянно сновали туда-сюда; но большей частью в направлении города – боссы и шефы разных калибров ехали на работу.

Скорее всего, дорогу спереди и сзади перекрыли, решил Паленый. Возможно, поваленными деревьями. Это наиболее вероятный и простой для бандитов вариант.

Она дал две короткие очереди почти в упор и мгновенно сменил позицию – вдруг где-то неподалеку сидит еще один хмырь со стволом?

Но вокруг неожиданно воцарилась тишина, прерываемая лишь стрекотом возмущенных сорок. Хитрые птицы не стали летать над самим местом схватки, а барражировали поодаль, но их галдеж от этого тише не становился.

– Вы живы? – окликнул Паленый охранников, не высовываясь из засады.

– Кто говорит? – раздался в ответ знакомый голос.

– Володя, ты?

– А то кто же… Александр Игнатьевич!?

– Он самый. Я иду к вам, не пальните по запарке.

Пригибаясь – на всякий случай – Паленый приблизился к «джипу». Из-за него выглядывали две закопченные физиономии – начальника охраны Володи и его подчиненного.

– Как вы тут очутились? – продолжал изумляться Володя.

– Это потом… – Паленый смотрел вниз, где лежали еще два парня. – Что с ними?

– Контужены, – ответил Володя. – И осколками немного посекло. Будут жить.

– Хорошо… Сколько человек вело по вас огонь?

– Трое. Но одного мы «уговорили». Что с Анной Григорьевной?

– С нею все в порядке.

Володя смотрел на Паленого ошалевшими от изумления глазами, словно впервые его увидел.

– Вы тут, парни, приберитесь. – Паленый кивком головы указал на заросли, где лежали тела бандитов. – Изымите стволы и осмотрите на всякий случай окрестности. Вдруг еще какая-нибудь сволочь под куст забилась. А я пойду вызову милицию.

– Есть, – по-военному ответил Володя.

Анна Григорьевна милицию уже вызвала. Судорожно сжимая в одной руке мобилку, а в другой «ТТ», она, как завороженная, не отрывала взгляд от тел мертвых бандитов. Наверное, вид лужи крови привел ее в ступор.

– Успокойся, – сказал Паленый, взял ее за руку и отвел немного в сторону. – Все уже позади.

Анна Григорьевна кивнула… и неожиданно расплакалась, уткнувшись лицом в плечо Паленого. Он неловко обнял ее за плечи и прислушался.

Где-то вдалеке раздался звук милицейской сирены.

Глава 16

Дом напоминал разворошенный муравейник. Туда-сюда сновали люди в белых халатах, одетые в камуфляж и милицейскую форму, а еще просто штатские, но с глазами, в которых навечно застыло выражение «Я-про-вас-все-знаю-меня-обмануть-невозможно».

Анну Григорьевну сразу же отправили в постель, сделав ей несколько уколов и положив на голову компресс. Возле нее неотлучно находилась сиделка в таком коротком халатике, что Паленый стыдливо отводил глаза в сторону – те немногие участки упругого молодого тела, что еще не были видны, услужливо дорисовывало неожиданно разыгравшееся воображение.

Его допрашивали все, кому не лень. Но он больше отделывался односложными «да» и «нет». Особенно Паленого донимал следователь прокуратуры, длинный хлыщ с барскими манерами. Он был одет с иголочки и корчил из себя Шерлока Холмса.

Однако Паленый оказался непробиваем. На главный вопрос следователя – как получилось, что он, человек сугубо штатский, даже не служивший в армии, смог завалить четверых вооруженных бандитов – Паленый тупо отвечал «Не помню. С испугу…»

В конце концов от него отстали и принялись за Анну Григорьевну, которая немного оклемалась. Что она там наговорила, Паленый не знал, так как в это время бесцельно шатался по двору, внутренне все еще переживая перипетии боя.

К нему подошел Володя и сказал:

– Александр Игнатьевич, я ваш вечный должник. Спасибо.

– За что?

– Вы достали меня с того света. У нас уже заканчивались патроны. Так что ваша помощь – это как манна с небес. Поэтому еще раз – большое вам спасибо.

– Да ладно, чего там… Сочтемся.

– Одно не могу понять… – Володя посмотрел на него с восхищением. – Как это вам удалось так лихо с ними разобраться?

Еще один… А чтоб тебя!.. Паленый едва не выругался от досады. Как, как… Молча!

– Вспомнил молодые годы, – через силу улыбнулся Паленый.

Ему не хотелось грубить Володе или врать. Но и честно ответить на вопрос Паленый не мог. Он просто не знал, как на него отвечать.

– Да-а, «веселая» у вас была молодость… – Володя покачал головой.

Паленый развел руками – мол, что поделаешь, было, было… – и возвратился в дом, заметив, что начался большой разъезд. В дверях от столкнулся с врачом «Скорой помощи», который давал последние наставления испуганной Маргоше, как ухаживать за Анной Григорьевной.

– Как вы себя чувствуете? – заботливо спросил просиявший врач.

«Понятно, – подумал Паленый. – Анетт не удержалась, чтобы не сунуть в руку этого коновала сотку «зеленью». Ишь как спину выгибает, с какой преданностью смотрит. Словно кот, которому показали пакет с «Вискасом».

– Нормально, – сухо ответил Паленый.

– Я настоятельно советую вам постельный режим. Хотя бы до завтра. И попейте транквилизаторы. Рецепты я выписал. К тому же, у вас в доме кое-что имеется.

– Благодарю, – вежливо ответил Паленый. – Всего вам доброго… – И поторопился скрыться за дверью.

Анну Григорьевну он застал в гостиной. Она сидела в кресле, закутанная в шаль, хотя в комнате было тепло, и смотрела остановившимся взглядом на окно.

– Полегчало? – спросил Паленый, усаживаясь напротив.

– Наверное… – Она зябко повела плечами.

– Нам нужно взбодриться. Неплохо бы принять на грудь грамм по сто пятьдесят чегонибудь покрепче.

– Пожалуй, ты прав…

Паленый открыл бар и налил две стопки коньяка. Они выпили; Анна Григорьевна медленно, врастяжку, а он одним махом. Коньяк огненной волной пробежал по жилам, обволакивая нервные окончания защитной пленкой.

В голове немного прояснилось и приободрившийся Паленый закурил.

– Дай и мне, – неожиданно попросила Анна Григорьевна.

– Ты же не куришь, – удивился Паленый.

– Когда-то баловалась… в студенческие годы.

Анна Григорьевна курила неумело, но в затяжку. Сидя к ней вполоборота, Паленый заметил, что она внимательно наблюдает за ним.

– Что будем делать? – спросила Анна Григорьевна.

Паленый молча пожал плечами.

– Нас приговорили… – В голосе Анны Григорьевны звучало отчаяние.

– Скорее, меня, – мрачно сказал Паленый. – Вот только непонятно, кто именно и за что.

– Нас хотят уничтожить, – тянула свое Анна Григорьевна.

– И уничтожат, если мы будем сидеть, сложа руки, – сердито ответил Паленый.

– Но что мы можем сделать!?

– Многое. Врага нужно бить на опережение. Моя голова пуста и ничего не помнит. Но тыто должна знать, кто на нас бочку катит.

– Ай! – Анна Григорьевна отмахнулась. – Недоброжелателей у нас хватает. Но это все люди, по моему мнению, неспособные нанять такую банду киллеров. Тут просматривается какая-то очень серьезная организация.

– Мафия… – Паленый скептически ухмыльнулся. – Чушь! На нас наехали хорошо знакомые тебе люди. Я в этом уверен. И не исключено, что из твоего ближнего круга. Пардон – нашего круга.

– Этого не может быть!

– Хочешь сказать, что вас слишком многое связывает? Это большое заблуждение.

– Почему ты так думаешь? – уже спокойней спросила Анна Григорьевна.

– А тебе не кажется странным, что едва я здесь появился, как буквально на следующий день мне пытались прострелить башку. Кто-нибудь еще знал, что я возвратился, кроме тех, кто приезжал на барбекю?

Немного помедлив, Анна Григорьевна ответила:

– По-моему, нет. Да, точно, об этом я не говорила никому.

– Даже своей лучшей подруге?

– У меня нет близких подруг! – отрезала Анна Григорьевна.

– Верится с трудом…

– Уж поверь… – Анна Григорьевна окинула Паленого уничижающим взглядом.

«Понятно… – подумал он. – Похоже, мой двойник и впрямь не пропускал ни одной юбки, в том числе и подруг жены. Вот она и убрала из своей жизни этот элемент риска, угрожающий семейному счастью. Но видимо зря, – вспомнил Паленый Лили. – Да, Анетт, муж твой был еще тот шалун, как оказалось…»

– Вот видишь… – Подумав, Паленый снова потянулся за бутылкой; теперь ему захотелось выпить, чтобы унять волнение. – Кто еще может так много знать о нас, как не твои друзья-приятели? Вот именно – никто.

– У меня голова кругом идет… – Анна Григорьевна болезненно поморщилась и с силой потерла виски.

– Не мудрено, – сказал Паленый.

«Черт побери! Что за цирк получается!? – Он отпил из рюмки несколько глотков. – Мы сидим тут и беседуем, как будто и впрямь супружеская пара. Или у Анетт поехала крыша, и она стала воспринимать меня как настоящего Князева. Бред какой-то…»

– Пока можно с полным на то основанием подозревать только двух человек… – молвил после некоторого раздумья Паленый.

– Кого?

– Того мента, которому ты всучила бакшиш, и Ползикова.

– Я настоятельно попросила их не распространяться на эту тему.

– Язык без костей. Тем более, что новость из разряда «жаренных».

– Неужели у нас уже не осталось порядочных людей!? – в отчаянии воскликнула Анна Григорьевна.

– Есть. Но они в глубоком подполье. Их уничтожают каждый день – морально, материально и физически. Порядочность и доброта сейчас не в чести.

– Господи… – простонала Анна Григорьевна. – Подскажи, что нам делать!?

– На Бога надейся, но сам не плошай, – назидательно сказал Паленый. – На правоохранительные органы надежда слабая, ты это знаешь. Даже если устроить им хороший «подогрев». Они все сейчас зациклены на борьбе с террористами. Разборки бизнесэлиты в данный момент мало кого волнуют. Поэтому нам нужно самим распутывать этот узел. Сидеть сиднем и ждать у моря погоды глупо и недальновидно.

– Что мы можем?

– Многое. Придется упереться рожками, но куда денешься? Я попытаюсь разобраться в ситуации… – «Что ты несешь!? Идиот! Сваливай, придурок, пока на тебя не надели деревянный макинтош… за компанию с чужой женой, которая нужна тебе, как козе баян». – Только мне необходима твоя помощь… – Язык сам, помимо воли и здравого смысла, продолжал молоть какую-то несусветную чушь.

– Чем я могу тебе помочь?

– Все, что накопают менты, мне должно быть известно. Им все равно придется что-то там делать – хотя бы для отвода глаз. Пока есть два главных отправных момента. Первый – это опознание трупов; кто эти люди – фамилии, клички, адреса? И второй момент – где они взяли оружие?

– Это так важно?

– Очень.

– Объясни, – потребовала Анна Григорьевна.

– Чего проще… – Паленый снова закурил. – Не думаю, что люди, имеющие на нас зуб, выписали киллеров из-за бугра. Значит, они местные. Скорее всего. А если местные, то на кого-то работали. То есть, имели разнообразные связи. Их-то и нужно поднять. Гляди, появится ниточка, которая приведет к главному режиссеру этого черного театра. Понятно?

– Приблизительно. А оружие?

– Насколько я видел, оно далеко не новое. Может, эти стволы уже «меченые». А если да, то где, когда и при каких обстоятельствах?

– Этим должна заниматься милиция.

– Должна. Но не будет.

– Почему?

– Вот если бы нас замочили, тогда, возможно, и произошло бы какое-то шевеление. (Очень хочется так думать). А смерть одного водителя (я не беру в расчет бандитов; считай, что их не было), у которого нет никаких связей, еще не повод включать систему на полную мощность и задействовать в поиске концов большое количество сотрудников. К тому же в нынешние времена каждый день изымается столько стволов, что все проверить просто нереально. По крайней мере, в скором времени.

– Считаешь себя способным провести столь сложное расследование?

– А чему ты удивляешься?

– Знаешь, раньше я как-то не замечала за тобой ТАКИХ способностей, – с нажимом сказала Анна Григорьевна.

– Я тоже, – отрезал Паленый. – Когда кота загоняют в угол, он превращается в леопарда. Нам нужно порвать противника раньше, чем он доберется до нашего горла. Мы не имеем другого выхода. Впрочем…

Он запнулся и умолк, опустив глаза.

– Договаривай, – сказала Анна Григорьевна тоном, не терпящим возражений.

– Есть один вариант… – Паленый подыскивал нужные слова.

– Говори, не тяни.

– Нужно продать кому-нибудь фирму и все имущество и сваливать за рубеж. Тогда к нам точно не будет никаких претензий, и никто больше не станет подсылать наемных убийц.

– Нет! Никогда!

Анна Григорьевна встрепенулась, в ее глазах загорелись опасные огоньки, а на лице появилось выражение жесткой непреклонности.

– Вольному воля… – Паленый пожал плечами. – Мое дело предложить. Но коли так, то надо взять себя в руки и включиться в расследование. Неплохо бы иметь в союзниках ушлого и опытного опера. Это по твоей части. Пусть дело поручат не просто абы кому, а настоящему профессионалу. И чтобы он лил воду только на нашу мельницу, а не распылялся на добрый десяток других расследований.

– Я найду такого человека. У меня есть кое-какие связи…

«А кто сомневался? – мысленно ухмыльнулся Паленый. – Без связей среди ментов и судейских в рашен бизнес не хрен соваться. Если не посадят, то по миру точно пустят. У чиновников и иже с ними пасти как у доисторических акул. Мамонта схавают и не поперхнутся».

– А пока, – сказал он, – нужно поберечь Антошку. Уж не знаю, как, но до поры до времени пусть посидит дома. Такая мера предосторожности крайне необходима. Эти уроды не успокоятся, пока не добьются своего. Не достали нас так, достанут с другой стороны. Надеюсь, это ты понимаешь.

– Понимаю… – В глазах Анны Григорьевны появилось тоскливое выражение. – Как это все ужасно…

– И еще одно – хватит держать меня под стражей, – между тем неумолимо продолжал Паленый. – Можешь не бояться – дорогу домой я найду без посторонней помощи.

Это заявление прозвучало несколько двусмысленно, но Паленого уже несло. Он вдруг понял, что его очень волнует судьба мальчика. Сбежать, оставив Антошку на растерзание гиенам, преследовавшим семью Князевых, значило потерять остатки совести. Он не мог так поступить.

«Что будет, то и будет, – в который раз утешал себя Паленый. – К тому же, я почему-то не думаю, что Анна сдаст меня со всеми потрохами правоохранительным органам. Нет, не думаю. Даже если она уже точно уверилась, что я лишь копия Князева, жук в муравейнике. Ей нужно хоть на кого-нибудь опереться. Ситуация требует именно такого подхода. А она прагматик. Зачем ей рубить сук, на котором за волосинку подвешена ее жизнь?»

Разговор увял сам по себе. И Анна Григорьевна, и Паленый вдруг почувствовали, как нахлынула огромная усталость. Это начало сказываться огромное нервное напряжение. Наступал «откат».

Паленый встал и сказал:

– Пойду… маленько отдохну.

– Саша!

Он удивленно обернулся. Анна Григорьевна быстро подошла к нему, обняла и с каким-то неистовством поцеловала в губы. Это случилось настолько неожиданно, что Паленый просто остолбенел и в ответ на ее порыв лишь глупо хлопал ресницами.

– Прости, – сказала Анна Григорьевна; и выбежала из гостиной.

Что значит – прости? За что!? Как понять ее поцелуй? Это что, примирение с Князевым или акт огромного доверия к его двойнику?

Да-а, дела…

Постояв несколько минут в полной прострации, Паленый очнулся от ступора, с удовольствием облизал губы, на которых остался запах помады, и медленно поплелся в свою комнату. Поцелуй Анны Григорьевны был больше похож на укус, но ощущение от него осталось непередаваемо волнующим и очень приятным.

Глава 17

Дом напоминал осажденную крепость. Кроме большого количества охранников, были задействованы и собаки.

Огромные злобные псы, поднимая задние лапы, ставили метки на деревьях и заборе сутки напролет. Их сопровождали опытные кинологи, которые влетали Анне Григорьевне в немалую копейку.

Усилилась и электронная составляющая охранных мероприятий. Для этого были вызваны спецы из Москвы. После их отъезда боязно было сойти с дорожки, потому что сразу включался ревун, прожекторы, а в некоторых местах (по периметру) начинали взрываться петарды.

«Все это глупости! – сердито думал Паленый. – Пустая трата денег. Обмануть все эту свору вместе с электроникой для специалиста определенного профиля – раз плюнуть». Он даже знал, как это сделать, но помалкивал. В отличие от Анны Григорьевны, Паленому было точно известно, что никакие ухищрения не спасут человека от наемного убийцы (если он, конечно, не президент страны, имеющий в своем распоряжении огромный штат охраны).

Мент появился в доме Князевых спустя три дня после происшествия. Паленый невольно восхитился оперативностью, с которой Анна Григорьевна вышла на кого нужно и заполучила классного опера.

Правда, поначалу он не произвел на Паленого должного впечатления. (Вообще-то, Паленый в присутствии опера первые несколько часов чувствовал себя очень неуютно. Видимо, это были отголоски мытарств, которые он испытал по вине ментов, когда пребывал в шкуре бомжа).

Опер был уже в годах, но почему-то до сих пор имел на погонах всего четыре маленькие звездочки. Он казался здорово потрепанным жизнью и отличался невозмутимостью и цинизмом.

Первым делом опер внимательным взглядом окинул гостиную, что-то очень тихо буркнул себе под нос, – Паленому послышалось лишь «…умеют жить»; первая часть фразы явно была непереводима на нормальный русский язык – а затем представился, не глядя на Паленого:

– Капитан Тимошкин.

– Александр Игнатьевич… Князев, – в свою очередь ответил Паленый. – Простите, а как ваше имя-отчество?

– Емельян Андреевич, – не очень охотно откликнулся капитан.

Он вдруг резко повернулся к Паленому и буквально ввинтил в него острые глазабуравчики.

– Так это вы четверых отморозков положили? – спросил капитан.

– Кгм!.. – смущенно прокашлялся Паленый. – В общем… да.

– Профессиональная работа, – сказал Тимошкин, по-прежнему держа Паленого на прицеле своих немигающих глаз. – Пришлось побывать в «горячих» точках?

– Может быть. Спросите у моей жены.

– То есть?..

– У меня была серьезная травма, после которой я потерял память.

– Что вы говорите? Это же надо… – В голосе капитана явственно прозвучала ирония. – Сочувствую.

– Спасибо, – холодно ответил Паленый.

– За что?

– За сочувствие.

– Не обижайтесь… хе-хе… Просто я стараюсь быть вежливым.

В этот момент в гостиную вошла Анна Григорьевна.

Тимошкин изменился буквально на глазах. Изобразив из себя галантного кавалера, он быстро встал, с подобострастием поприветствовал ее и сел только тогда, когда она милостиво кивнула.

Сукин сын! – подумал Паленый. С ним нужно ухо держать востро. Ишь как преданно ест глазами свою «работодательницу». Наверное, приказ заняться нашим делом ему спустили из заоблачных вершин. И он даже не догадывается, а точно знает, кто есть кто в семье Князевых. Опасный тип…

– Я к вам не надолго, – сухо сказала Анна Григорьевна. – Пришла попрощаться.

– У меня есть к вам кое-какие вопросы… – Тимошкин смотрел на нее с восхищением.

– Позже. Может быть, завтра. Зайдете ко мне в офис. Сегодня у меня назначена важная встреча. – Анна Григорьевна бросила взгляд на часы. – И когда я освобожусь, трудно сказать. Александр Игнатьевич, – официально обратилась она к Паленому, – стол накрыт, пригласи капитана на завтрак.

Тимошкин любезно поблагодарил, но его глаза были прикованы к конверту, который держала в руках Анна Григорьевна. Он только сейчас его заметил.

– Я вас оставляю… – Анна Григорьевна поднялась; похоже, она присела только из вежливости, за компанию. – Это вам, – сказала жена Князева, выразительно глядя на Тимошкина, и положила конверт на стол. – Аванс. Всего вам доброго.

– Премного благодарен, – начал раскланиваться Тимошкин.

Вылитый мотодромовский бомж, подумал с невольным презрением Паленый. За деньги готов на все, что угодно.

– Вот и хорошо, вот и отлично… – Капитан заглянул в конверт и расцвел в широкой радостной улыбке. – Как вам повезло, Александр Игнатьевич, как повезло. Завидую. У вас не жена, а настоящий клад.

– Это точно… – В голосе Паленого прозвучала издевка.

Тимошкин истолковал ее по-своему.

– Не судите меня слишком строго… хе-хе… – сказал он, запихивая конверт во внутренний карман пиджака. – Мне впервые придется работать за деньги, а не за поощрения в приказе по управлению. Не буду вам лапшу вешать на уши, что у меня куча детей, что жена тяжело больна, что живу я на съемной квартире и так далее. Дети уже взрослые, разъехались, жена меня бросила, и жить есть где. Но как надоела эта нищета, если бы вы знали.

– Берите взятки.

– Хе-хе… Не дают.

– Почему?

– У меня плохая репутация.

– Как это понимать?

– Я был чересчур большим идеалистом. Выполнял свою работу, как того требует долг и честь офицера. Мне казалось, что я стою на защите закона.

– А разве это не так?

– Хе-хе… Вам лучше знать.

– И все-таки, объясните.

– Когда все продается и покупается, закон спит. Он обрушивается всей своей мощью лишь на беззащитных и бедных. Мне надоело все время попадать в жернова. Мои одногодки уже подполковники и полковники, а я всего лишь простой опер. Правда, удостоенный прозвища Пугачев… хе-хе… за бунтарский характер. Имя-то у меня в самый раз, как и у него. Тезки… хе-хе…

«Что это его потянуло на откровенность? – подумал Паленый. – Никак хочет в душу влезть, чтобы добыть побольше конфиденциальной информации. Только как он потом ею распорядится? Хитрован…»

Он не верил ни единому слову Тимошкина. Под внешней простотой капитана скрывался другой человек, и Паленый пока не знал, что он собой представляет.

Тимошкин ел да нахваливал. Маргоша постаралась, и стол был накрыт по высшему разряду. Капитан трескал бутерброды с красной икрой, как за себя кидал. Он выпил две большие чашки кофе, а в конце завтрака с большим удовольствием оприходовал рюмку ликера.

Курили на балконе. Острые глаза Тимошкина не пропускали ни единой мелочи. Он как рентгеном «просветил» кусок двора, который был ему виден.

– Богато живете, – заметил капитан не без зависти. – Я только сейчас понял, что выбрал не ту профессию. Придется мне, когда уйду на пенсию, наняться к вам дворником. Возьмете?

– Вопрос не по адресу, – неприязненно ответил Паленый. – Обращайтесь к Анне Григорьевне.

«Вот мудак! – злился Паленый. – Ваньку валяет, мент… Пора брать быка за рога – заниматься делом. От этих базарных разговоров меня скоро будет мутить».

– Здорово она вас прижала… хе-хе… – Капитан смачно сплюнул, поискал, куда выбросить окурок, и, не найдя пепельницы, растер его между пальцами. – Сурьезная женщина. – И тут же поторопился добавить: – Но, будь у меня такая, я бы даже седло купил, чтобы ей было удобно сидеть на моей спине.

– А вам не кажется, что вы несколько перебарщиваете? – резко спросил Паленый.

– Простите… – смешался Тимошкин. – Это все мой глупый язык. Он мелет, черт знает что, не советуясь с мозгами. Вот за это мне всегда и попадает. Прошу пардону еще раз.

– Ладно, проехали… – Паленый бросил свой окурок на газон. – Нужно работать.

– Да, да, конечно…

Они облюбовали кресла возле окна (там было посветлей). Тимошкин открыл свою изрядно потертую папку из искусственной кожи («На свалке можно было найти получше», – подумал не без ехидства Паленый) и сказал:

– Я так понимаю, вас интересует все, что касается расследования.

– Да, – подтвердил Паленый.

– А зачем это вам?

– Я мог бы и не отвечать…

– Конечно. Это ваше право… хе-хе… – Тимошкин как бы невзначай прикоснулся к карману, в котором лежал конверт с долларами.

– Но я отвечу, – продолжал Паленый. – Одна голова – хорошо, а две – еще лучше.

– Вы имеете опыт в подобных вещах? – удивился Тимошкин.

– Я имею здравый смысл.

– Он плохой помощник и часто заводит не туда, куда нужно. Расследованием должны заниматься профессионалы.

– Кто спорит? Вам и карты в руки. Но я должен, образно говоря, держать руку на пульсе. Ведь не над вашей головой занесли топор, а над моей и Анны Григорьевны. Какая-то мелочь может ускользнуть от вашего внимания, а я замечу ее. И не потому, что умнее вас, а по той причине, что лучше ориентируюсь в том обществе, в котором мы с Анной Григорьевной вращаемся.

– Значит, вы предполагаете, что вас «заказали» друзья-приятели?

Тимошкин хищно прищурился.

– Это одна из версий. Такая мысль и вас уже посетила, не правда ли?

– Правда, – неохотно признался капитан. – Только у меня пока нет не только фактов, но даже предположений.

– Что ж, будем искать концы вместе. Гляди, что-нибудь сплетем…

Тимошкин кивнул и с сосредоточенным видом начал доставать из папки какие-то бумаги.

– Это копии документов, – сказал он, почему-то хмурясь. – Оригиналы в деле. Его выносить за пределы управления нельзя.

– Копий вполне достаточно, – ответил Паленый. – Кто они, вам удалось выяснить? – спросил он, подвигая к себе ксерокопированные фотографии убитых киллеров.

– Только двух. Остальные нам неизвестны, а документов при них не было.

– Ну и?..

– Тот, который с бородкой, числится у нас под кличкой Хасан. По национальности предположительно чеченец или ингуш.

– А точнее?

Тимошкин ухмыльнулся.

– Это и нам интересно. Он фигурировал в нескольких делах, связанных с криминальным переделом собственности. Кое-кого мы взяли, но Хасан постоянно оставлял нас с носом. Скользкий, как уж. Был скользким… хе-хе… – поправился капитан. – Да попал в ежовые рукавицы.

– На кого он работал?

– Сие тоже загадка. Мне кажется, Хасан – обычный наемный убийца, одинокий волк, работающий за хорошее вознаграждение. А вот кто его нанимал, тут у нас вариантов не густо. Вернее, почти нет.

– Почти?..

– Ну, были некоторые предположения… Так, на уровне слухов. Будто бы в свое время его услугами пользовался некий Щуров. Весьма одиозная личность. Правда, теперь он бизнесмен, ворочает миллионами. Притом, вполне легально. И вряд ли сейчас поддерживает связь с такими сомнительными типами.

– Это как сказать… – буркнул себе под нос Паленый, чувствуя, как от волнения у него вспотели ладони – есть! прямое попадание первым же залпом!

Или почти прямое. Кончик ниточки?.. Трудно сказать. Пока трудно.

– Что вы сказали? – спросил Тимошкин.

– Ничего. Это я своим мыслям.

– А-а, понятно…

– Ну, а кто второй? – быстро задал вопрос Паленый, чтобы избежать дальнейших разговоров о Щурове.

– Некий Яхимович, Степан Петрович, белорус. Про этого известно больше. Он бывший спецназовец, служил в Минске. Привлекался в Белоруссии по подозрению в убийстве какого-то журналиста, но в СИЗО просидел всего лишь месяц и был отпущен за неимением улик. Правда, наши белорусские коллеги в частных разговорах намекали, что с Яхимовичем не все так просто и что за него заступились какие-то высокопоставленные чиновники, но слово к делу не пришьешь.

– Как вы на него вышли?

– Да, в общем, случайно. Так частенько случается в нашей работе. Взяли Яхимовича за драку в ресторане – он там троих, считавших себя шибко крутыми, слегка поковырял ножичком. Не до смерти. У блатных такой номер называется «расписаться». Похоже, Яхимович был большим спецом по этой части…

Паленый узнал Яхимовича с первого взгляда. Это был тот бандит, с которым он дрался на ножах.

– Когда начали его колоть, – между тем продолжал капитан, – выяснилось, что Яхимович в свое время состоял в банде Жучилы – был такой клиент.

– Лежит под памятником? – догадался Паленый.

– Ага. На центральной аллее городского кладбища. Во главе своих братков. Их навечно успокоили конкуренты, почти всех. А вот Яхимовичу удалось спрыгнуть, что называется, на ходу. Наверное, сдал Жучилу, тем и спасся.

– А каким образом он так быстро оказался на свободе?

Тимошкин как-то странно посмотрел на Паленого и сухо ответил:

– Суд учел искреннее раскаяние подсудимого Яхимовича и дал ему пять лет условно.

– Это же сколько за него отвалили судейским? – задал риторический вопрос Паленый. – Впрочем, о чем я… Такие тайны всегда покрыты мраком.

Капитан зло рассмеялся.

– Ничего подобного, – ответил он заржавевшим голосом. – Сумма известна. Сто тысяч баксов – и ни на копейку меньше.

– Доказано?

– Да. Мною. За что я и потерял одну большую звезду со своих погон. Влез туда, куда простому менту путь заказан. Вот и получил по мозгам. Хорошо хоть дело на меня не состряпали. Иначе торчал бы в зоне уже третий год. Спасибо, генерал помог. – Он улыбнулся. – Это друг вашей жены. Впрочем, не исключено, что и вы с ним в приятельских отношениях. Так что при случае поблагодарите генерала от моего имени. Мне в его кабинет путь заказан.

Паленый вдруг понял, что Тимошкин проговорился, нечаянно открыв потаенный уголок своей души.

«Вот почему он так охотно подписался на это дело; с его-то взглядами на жизнь и ненавистью к богатеям… – думал Паленый. – Вендетта. Он хочет отомстить людям, едва не отправившим его из-за Яхимовича по этапу. Кто бы это мог быть? Ладно, узнаем позже. Этот момент нужно использовать…»

Вдруг Тимошкин коротко хохотнул.

– Меня понижают в звании уже третий раз. Майорскую звезду я даже не цеплял (благо мундир мне редко приходится надевать из-за специфики работы). Как в воду глядел.

– Мне вам посочувствовать? – с иронией спросил Паленый, вспомнив, как отреагировал капитан на сообщение, что у него амнезия.

– Хотелось бы… – Капитан остро взглянул на Паленого. – Да разве от вас дождешься?

Паленый понял, кого Тимошкин подразумевает под общим понятием «вас», и поспешил ответить:

– От меня лично – да. А за других я не в ответе.

– Что ж, примите мою искреннюю благодарность.

– Ладно, отставим лирику и вернемся к нашим баранам, – в очередной раз всплыло в памяти Паленого избитое изречение, которое для него было внове. – Как вы думаете, на кого работал Яхимович после смерти этого… Жучилы?

– Не знаю. А гадать в нашем деле непозволительная роскошь. Будем распутывать и этот узелок. Что касается Хасана, то здесь дело обстоит гораздо сложнее.

– Почему?

– Чеченская диаспора своих не сдает. Даже самые отъявленные негодяи находят у местных единоверцев приют и покровительство. И не потому, что окопавшиеся в городе после известных событий в Грозном чеченцы такие нехорошие. Люди просто боятся мести. Малейшее подозрение в доносительстве, и ваххабиты вырежут всех мужчин в семье честного человека. Зверье…

– Понятно… А как обстоят дела с оружием?

– С ним разбираются. Это дело третье.

– А что стоит под первым номером?

– Опознание трех остальных жмуриков – это раз, выявления связей Хасана и Яхимовича – это два. Так сказать, ближайшая перспектива.

– Скажите, Емельян Степанович, а нет ли у вас материалов на Щурова? – с надеждой спросил Паленый.

Тимошкин посмотрел на него исподлобья и ответил – вопросом на вопрос:

– У вас есть какие-то факты?

– К сожалению, нет… – Паленый замялся, чувствуя себя не очень уютно под беспощадным – чисто ментовским – взглядом Тимошкина.

– Тогда почему вы проявляете к нему повышенный интерес?

– Интуиция, – соврал Паленый. – Вы упомянули, что на Щурова работал Хасан…

– Официально это не доказано, – поспешил перебить его капитан.

– Емельян Степанович, нам важна каждая зацепка, – с укоризной сказал Паленый. – Время работает против нас.

– Вам так дорога жизнь?

– Не язвите… – Паленый почувствовал, что начинает заводиться. – Не знаю, как ваша, а моя жизнь не раз висела на волоске. Думаю, что в этом расследовании вам тоже придется кое-что испытать на своей шкуре. Так что поберегите свой черный юмор для кого-нибудь другого. Это первое. И второе, исходящее из первого, – если вы уже чувствуете мандраж, лучше сразу откажитесь от дела. Я вас пойму.

– По-моему, наш разговор свернул на другую дорожку.

– Не я тому виной, – сухо сказал Паленый.

– Верно. Опять мой отвязанный язык… Извините. А что касается мандража… – Тимошкин скупо улыбнулся. – Конечно, жалко терять жизнь за просто так. Но она все равно имеет свой конец. Рано или поздно. И никто из людей не знает, когда придет его черед. Так что я остаюсь в деле.

– А вы, оказывается, фаталист.

– Не более, чем любой из представителей человеческой породы… хе-хе… – Капитан скупо улыбнулся. – Что касается материалов на Щурова, то в этом вопросе есть некоторые сложности.

– Как это понимать?

– Где-то два – два с половиной года назад (точно не помню) сгорела часть архива управления внутренних дел. И как раз в том помещении хранились папки с делами на некоторых боссов местной мафии, в том числе и на Щурова. Вот такой он везунчик.

– Поджог?..

– Общепринятая версия пожара – загорелась электропроводка. Ну, вы, наверное, знаете, как это подается средствами массовой информации: здание старое, ветхое, с деревянными перекрытиями, а проводка вообще незапамятных времен… Обычное дело. Так горело не только наше УВД.

– Значит, концы в воду…

– Ага. Что не превратилось в пепел, залили водой пожарные. Но! – Тимошкин многозначительно поднял указательный палец вверх. – Провидение всегда на стороне честных людей. Я нечаянно сохранил копии всех бумажек, фигурировавших в деле Щурова. Получилось неплохое досье. Что бы там ни говорили ретрограды, а компьютер – гениальное изобретение человечества. Все материалы по Щурову я отсканировал и сбросил на дискету.

– Так говорите, сохранили нечаянно?

– Ну, не совсем… хе-хе…

– Вы, я вижу, неравнодушны к состоятельным людям.

– Не ко всем.

– Интересно, на Анну Григорьевну и на меня у вас тоже есть компромат?

– Хе-хе… Не надо себе льстить.

– Значит, вы считаете нас честными бизнесменами? – не отставал Паленый.

– Пока не доказано обратное, – посуровел Тимошкин.

– И на том спасибо. Но мне хочется, чтобы в нашем случае вы доказывали совсем другое. Сначала нужно найти заказчика, подославшего к нам наемных убийц, а затем можете ковыряться в грязном белье семьи Князевых сколько угодно. У вас, я вижу, это хобби.

– Не сердитесь, – примирительно сказал капитан. – Работа у меня такая. Вы деньгу куете, а я за вами монетки подбираю и пробую на зуб – не фальшивая ли? Каждому свое.

– Есть предложение на этом прения прекратить, – устало сказал Паленый.

Он вдруг почувствовал себя разбитым и больным. И в который раз подумал «Зачем козе баян? На хрена я влез в это дело? Уйди я раньше хоть на сутки из дома Князевых, ехал бы сейчас в поезде куда-нибудь на Север. А под стук колес так хорошо спится…»

– Оставьте мне эти бумаги, – попросил он Тимошкина.

– Это само собой… – Капитан смотрел на него с нездоровым любопытством.

«Чертова ищейка! – мысленно выругался Паленый. – Исследует меня как букашку на кончике булавки. Увы, мысль привлечь к расследованию дела личного опера не совсем хорошая. Похоже, этого Емельяна «Пугачева» больше интересуют живые богатеи и те, кто их окружает, нежели мертвые».

С этой здравой мыслью он и распрощался с Тимошкиным. Они договорились постоянно быть на связи. Судя по выражению лица капитана, он тоже был не в восторге от общения с ПаленымКнязевым.

Глава 18

Вечером приехала Лизка. «Ну, начало слетаться воронье…» – цинично подумал Паленый.

Все эти дни в доме Князевых были отключены телефоны, в том числе и мобильные. Анна Григорьевна не могла слышать телефонные звонки, вздрагивала при этом и бледнела.

Она на работу не ездила, а распоряжения своему заму давала только письменно. Между домом и офисом курсировала одна из машин, которая возила туда-сюда разные бумаги. Некоторые пришлось подписывать и Паленому.

Второго дня курьер доставил Анне Григорьевне пакет – большой конверт из плотной бумаги. Он сильно отличался по внешнему виду от остальных документов.

Паленый как раз был в холле, когда курьер вручил его жене Князева. Она жадно схватила пакет, хотела сразу же вскрыть, но, бросив взгляд на Паленого, быстро пошла в свой кабинет.

В конверте находится заключение графолога, понял Паленый. Он почувствовал, как сильно забилось сердце. У него сразу же резко упало настроение, и он закрылся в своей комнате.

Да-а, деньки пошли у Анны Григорьевны, вяло промелькнула мысль в голове Паленого. Сначала нападение киллеров, а затем известие о том, что ее муж давно покоиться в могиле. Как не крути, а теперь он просто обязан выложить ей все как на духу.

Вот и пришел конец моей радужной жизни, думал Паленый, наливаясь коньяком в полном одиночестве. Трагедии большой в этом, конечно, нет, но запах тюрьмы уже начал витать в шикарном особняке. Паленый был уверен, что теперь на него спишут и смерть Князева, и даже нападение киллеров.

А в том, что некие силы постараются это сделать, притом весьма оперативно, Паленый не сомневался. Им важно было оставить Анну Григорьевну наедине, без поддержки, с большими проблемами, которые она разрешить не сможет.

Но про то ладно, Анетт и он чужие люди. Этого провала Паленый ждал каждый день своего пребывания в роли Князева.

Если Анна Григорьевна решит сдать его ментам даже после разговора начистоту, пусть ее. Это будет на совести жены Князева. Он ничего плохого не сделал ни ей, ни Антошке, а значит, сможет со спокойным сердцем выбросить из головы все, что связано и с этим домом, и с разборками.

Оставалось главное и последнее – ему обязательно нужно вернуть память. Но как это сделать? Паленый уже жалел, что они так и не доехали до клиники, в которой его ждал врач-гипнотизер. Может, он смог бы приоткрыть завесу тайны над его прошлым.

Анна Григорьевна зашла к нему примерно через час после того, как получила пакет. Паленый уже был изрядно навеселе. Он успел выпить почти всю бутылку и теперь пребывал в состоянии блаженной расслабленности.

«А не пошло бы оно все!.. – думал Паленый, пытаясь выбросить из головы черные мысли. – Ты бомж – и ничего более. Живи одним днем и радуйся тому, что вообще до сих пор живешь. Тюрьма… Ну и что? Там хоть кормят… и крыша есть над головой. «Вышку» отменили, значит, на расстрел не поведут. А на пожизненное заключение я не тяну. У меня есть алиби – амнезия. Что возьмешь с умалишенного?».

– Выпьешь? – спросил он, нахально глядя прямо в глаза Анне Григорьевне.

Это был своего рода «проверочный тест».

– Только не коньяк… – Она посмотрела на него с осуждением.

– У меня здесь ничего другого нет.

– Тогда обойдусь.

– Ты что-то хотела? – спросил Паленый, внутренне сжимаясь.

– В общем, да…

Анна Григорьевна смутилась и отвела взгляд в сторону.

– Ну, тогда садись, поговорим, – предложил Паленый. – Ежели, конечно, есть про что.

– Да, есть, – немного поколебавшись, ответила Анна Григорьевна.

«Тогда звони», – едва не ляпнул жаргонное словечко Паленый, но вовремя спохватился.

– Я слушаю, – сказал он и закурил, стараясь унять волнение.

«Вот оно! Приплыл ты, братец. Финита ля комедиа…» – снова всплыло в памяти давно забытое понятие.

– Хочу поговорить с тобой откровенно… – Анна Григорьевна взяла себя в руки и вперила в Паленого требовательный взгляд.

– Именно сегодня?

– Да!

– Что ж, твое право… – Паленый забавлялся, выпуская дымные кольца.

Он вдруг отключился от действительности и посмотрел на ситуацию как бы со стороны. Она показалась ему весьма забавной. Но главное заключалось в другом: Паленый почему-то не отождествлял себя с человеком, который сидел в комнате Князева.

«Нет, у меня точно с головой что-то не так…»

– Ты встречался с Лилькой? – резко спросила Анна Григорьевна.

– Ты о ком? – сделал невинное лицо Паленый.

– Только не ври! Мне доложили.

– Понял. Не буду врать. Встречался. Ну и что?

– Как это – что!? От этой змеи сплошные неприятности.

– Можешь успокоиться. Во-первых, я не помню ее, а во-вторых, она мне совершенно безразлична.

– Это правда?

– А разве у меня что-то было с нею?

Анна Григорьевна вдруг смутилась и отвела взгляд в сторону. Но тут же взяла себя в руки и ответила вопросом на вопрос:

– Она что, ничего не говорила тебе на эту тему?

Ее голос звучал сухо и напряженно.

– Говорила, – сознался Паленый. – Только я не поверил. Вернее, не захотел верить. Мне хочется избавиться от своего прошлого такого плана навсегда. Я многое понял за то время, пока скитался под личиной бомжа.

– Хочется надеяться…

– Любые клятвы сейчас будут пустым звуком, это я понимаю. Но хочу сказать тебе следующее – мне другие женщины не нужны.

Анна Григорьевна ответила ему странным взглядом. Скажет она прямо сейчас или нет, что у нее в мыслях? Паленый ждал, не опуская глаз. Внешне он казался спокойным, но в душе у него бушевали черные смерчи.

Говори, черт тебя дери, ну! Пора кончать всю эту бодягу. Достаточно мучить и себя, и меня, мысленно взывал Паленый к жене Князева.

Но Анна Григорьевна и на сей раз спустила все на тормозах. Она сокрушенно вздохнула и вышла из комнаты. Интересно, ей не хватило смелости или у нее на уме что-то другое? И что там накропал графолог?

До самого вечера Паленый маялся неведением. Анна Григорьевна закрылась в кабинете и даже не явилась на ужин. На вопрос «Что с ней?» грустная Маргоша ответила коротко «Страдает…» Допытываться, по какому поводу, Паленый не стал.

Антошка, как и Маргоша, тоже был каким-то скучным и неразговорчивым. Ему ничего не сказали о нападении бандитов, чтобы не травмировать мальчика, и он дулся на всех за то, что его не отвезли в любимый супермаркет…

Лизка пробыла у Анны Григорьевны недолго – Князева сказалась больной. Наверное, ей претил жизнерадостный и веселый вид мадам Бражник-Меликян.

Нимало не смутившись из-за весьма прохладного приема, Лизка нашла Паленого и сразу же полезла целоваться – по-дружески. «Что они все лобызаются!? – возмущался втихомолку Паленый. – Прямо тебе сицилийские мафиози. Или партайгеноссе времен брежневского застоя».

– Ты чего такой кислый? – спросила Лизка, усаживаясь напротив Паленого, – с таким расчетом, чтобы он мог оценить ее весьма недурные ножки, оголенные по самое некуда.

– А чему радоваться?

– Чудак человек… – Лизка жизнерадостно улыбнулась. – Я бы на вашем с Анютой месте закатила пир горой.

– С какой стати?

– Ну ты даешь… Да вы, можно сказать, родились во второй раз.

– Ошибаешься.

– Это почему?

– У меня таких рождений было больше. Но ничего хорошего в этом я не вижу.

– Все равно столь значимое событие не мешает отметить. Я набивалась к Анке составить ей компанию, но она что-то совсем расклеилась. Но от тебя я не отстану, пока мы не выпьем во здравие вашей дружной семьи.

Паленому показалось, что в последней фразе прозвучал прозрачный намек на некоторые обстоятельства семейной жизни Князевых. Но он и ухом не повел, притворившись валенком.

– Я не против. Какие проблемы…

Он вдруг сообразил, что неплохо бы «прокачать» Лизку на предмет ее знакомств и связей, в частности со Щуровым. Паленый заметил, что она общалась с ним накоротке. Мало того, Щуров вел себя с Лизкой заискивающе, словно был чем-то ей обязан.

Впрочем, не исключено, что у них были отношения гораздо теснее дружеских…

Лизка пила шампанское. Притом так, словно это было простое пиво – бокал за бокалом. Похоже, она решила за один заход опустошить весь винный погреб Князевых.

«А бутылочка «Мадам Клико», между прочим, стоит не менее сотни баксов, – неприязненно думал Паленый, наблюдая, как лихо расправляется Лизка с шампанским. – Это же какие деньжищи, с точки зрения простого обывателя, уже уплыли в ее безразмерный желудок… Черт побери! – опомнился он. – О чем ты думаешь, идиот!? Тебе что, жалко чужих денег? Да пусть хоть все запасы спиртного вылакает. В любом случае тебя отсюда скоро попрут».

– Лили видел? – как бы между прочим спросила Лизка.

– Ждешь исповеди?

– А хотя бы. Или не имею права?

– Имеешь, имеешь, – успокоил ее Паленый. – Твоих законных прав успешной свахи у тебя никто не отбирает.

– Лили и об этом тебе рассказала? – удивилась Лизка.

Опа! Ба-бах! «Вилка», за которой следует точное попадание. А ведь он имел ввиду совсем другое, назвав Лизку свахой… Так значит, это она познакомила Князева с Лили. Сделала дружескую услугу или?.. Неплохо бы выяснить.

– Разве это большой секрет? – простодушно улыбнулся Паленый.

– Конечно. В свое время Лили настоятельно просила, чтобы я об этом тебе ни гу-гу.

– Извини, не понял… Как можно скрыть очевидное?

Лизка весело рассмеялась.

– До чего вы, мужики, наивные. Ах, да, ты не помнишь… Я лишь создала ситуацию для первой встречи, оставшись при этом в стороне. Ты об этом даже не догадывался. Рассказать, как все происходило?

– Не нужно. Дела давно минувших дней…

Паленый решил, что не стоит чересчур акцентировать внимание Лизки на Лили. Он уже узнал почти все, что ему было нужно. Оставался лишь маленький штрих, чтобы завершить картину.

– Ну, это было не так уж и давно, – сказала Лизка и вылила в себя очередной бокал шампанского.

– Для меня все, что было прежде, кажется марсианскими хрониками. Я хочу вспомнить хотя бы один час из моей прошлой жизни.

– Попроси Анку, она тебе расскажет.

– Несомненно. Но только не про тот день, когда я почему-то уехал из города, чтобы пропасть на целый год.

– Тут ты прав… – Лизка ненадолго задумалась, а потом сказала: – Я никому об этом не говорила, в том числе и Анюте, но тебе скажу. В тот день вы договаривались с Лили о свидании, но ты не появился ни утром, как вы условились, ни вечером.

– О чем мы условились?

– Ты ехал в командировку на три или четыре дня и хотел забрать Лили с собой. Она обрадовалась до поросячьего визга.

– Откуда тебе об этом известно?

– Я сидела в ее кабинете, когда вы ворковали по телефону, как два голубка. Правда, я сделала вид, что не поняла, с кем там Лили разводит трали-вали; мало того, я притворилась, что вообще не слышу, что она говорит. Сам понимаешь, тайны двух влюбленных не для чужих ушей, и мне не хотелось ставить ее в неудобное положение.

– Вон как… – Паленого бил мелкий озноб. – А я так и не понял, почему она на меня обиделась.

– Ага! – торжествующе воскликнула порядком захмелевшая Лизка. – Значит, вы все-таки вошли в тесный контакт. Все верно, старая любовь никогда не забывается. Даже в таком сложном случае, как у тебя. Она остается на уровне инстинктов, взаимного притяжения, которое неподвластно уму.

– А ты, оказывается, большой психолог.

– Стараюсь, – напустив на себя скромный вид, ответила Лизка. – Ну, и до чего вы дочирикались?

– Любопытной Варваре нос оторвали.

– Вот так всегда… – Лизка сокрушенно вздохнула. – Никто не хочет оценить искренние душевные порывы. Ладно, можешь не говорить. Лили сама мне выложит все, как на духу. Между закадычными подругами не должно быть никаких тайн. Это у нас такое правило.

– Не сказал бы, что оно мне нравится…

Тут Паленый неожиданно запнулся и не стал дальше развивать свою мысль.

Первым его порывом было желание предупредить Лизку, чтобы она ни в коем случае не рассказывала Лили об этом разговоре. Если пассия Князева не хотела, чтобы он знал, каким образом его усадили на крюк, значит, на то были веские причины. Которые могли простираться значительно дальше мелких женских тайн.

Но тут же он и остыл. А если Лизка берет его на понт? И все ее россказни – чистой воды вымысел, назначение которого прозондировать восставшего из мертвых Князева, чтобы узнать, чем он дышит и что затевает?

В таком случае, предупредив Лизку, чтобы она была поосторожней с Лили (возможно, ни в чем не повинной), он намекнет мадам Бражник-Меликян, что у него появились некие соображения, касающиеся внезапного исчезновения Князева.

А этого делать нельзя было ни в коем случае. Пусть убийцы мужа Анны Григорьевны, возможно, принадлежащие к ее близкому окружению, думают, что они вне всяких подозрений. Так будет легче их выявить.

Ну, а если Лизка все же не состоит членом компании интриганов и убийц, то все равно он ничем не сможет ей помочь.

Во-первых, она совершенно чужой ему человек, во-вторых, он не в ответе за то, что Лизка связалась с плохой компанией, и в-третьих, не исключено, что его подозрения – всего лишь домыслы человека, у которого не все ладно с головой.

– Я узнал, что Лили стала владелицей туристической фирмы… – сказал он осторожно, не глядя на Лизку.

– Верно… – Лизка оглянулась на дверь и тихо продолжила: – И выкуплена эта фирма за твои деньги.

– То есть?.. – опешил Паленый.

– Лили сказала, что это случилось как раз перед твоим исчезновением.

– Может быть… – буркнул Паленый, занятый своими мыслями.

Вон, значит, как! Лихо…

– Не может быть, а точно. – Лизка игриво подмигнула. – Где мне найти такого щедрого и богатого Буратино? Я бы для него исполнила любой каприз… ха-ха-ха!..

– Ну, ты, похоже, и так не бедствуешь.

– Без копейки рубля не бывает, – назидательно ответила Лизка. – Кстати, твоя любимая присказка.

– Запомню, – пообещал Паленый.

– Между прочим, я ругаю себя последними словами.

– За что?

– Не сообразила сказать, что твоей любовницей была я.

– Это шутка?

– Алекс, я хоть и ветреная женщина, но к тебе всегда была неравнодушна. В свое время, скажи ты мне хоть словечко, побежала бы за тобой на край света. Жаль, что ты этого не помнишь…

– Прости. Но я в этом не виноват.

– Ладно, чего там…

Лизка сокрушенно вздохнула и попросила:

– Алекс, попроси подать еще одну бутылку.

– Сей момент…

«…мадам бездонная бочка», – мысленно продолжил свою фразу Паленый. Он позвал Маргошу и та принесла запотевшую «Мадам Клико». Одарив Лизку неприязненным взглядом, она надменно вздернула подбородок и вышла, выпятив грудь и ступая, как барыня.

– Марго ко мне неравнодушна, – рассмеялась Лизка.

– Почему?

– Она считает, что я дурно влияю на Анюту.

– Может быть, Маргоша права? – не удержался от вопроса Паленый.

– Неужто начал Анку ревновать? – удивилась Лизка. – Это ново. Нет, ты действительно очень изменился за это время. Стал таким положительным…

– А разве раньше я сквозь пальцы смотрел на ее «шалости»? – не без задней мысли c спросил Паленый с невинным видом.

– Ну ты прям как Штирлиц… – Лизка коротко хохотнула. – Вас, мужиков, хлебом не корми, а расскажи, чем занимались ваши суженые до того, как их повели под венец. И уж тем более вам интересно знать, как ведут себя ваши жены, когда вы гуляете где-то на стороне. Моралисты…

– Я и в мыслях не имел… – смутившись, начал было Паленый, но Лизка перебила его.

– Могу ответить – Анка никогда не давала тебе повода усомниться в ее порядочности. Она трудоголик, и этим все сказано. Не скрою, мне хотелось бы найти в ее биографии темные пятна, но или она очень хитра, или действительно являет собой образец верной и преданной жены.

Удивительно, но откровения Лизки почему-то были для Паленого как бальзам на душу. Он даже воспрянул духом и повеселел.

– А что ты можешь сказать о Лили? – спросил он, выдержав небольшую паузу. – Я действительно ничего не помню – ни о том, как мы познакомились, ни кто она, ни чем занималась до знакомства со мной…

– Хочешь, чтобы я заложила свою лучшую подругу? – Лизка пьяненько хихикнула.

– Хочу.

– Для тебя я открытая книга. Может, потом когда-нибудь оценишь… У Лили в жизни было много чего. И не обо всем я знаю. Она не была ни разу замужем… ха-ха… в отличие от меня – полгода назад я избавилась еще от одного дармоеда и выжиги. До двадцати трех лет Лили танцевала в каком-то ансамбле, пока ее не заметил Щуров и не пригласил в свое казино, где она организовала очень даже недурственную группу девочек и стала заведовать варьете. Потом ее кто-то пристроил в солидную туристическую фирму, а затем, с твоей подачи, Лили совсем забронзовела и стала крутой бизнес-леди. Достаточно?

– Вполне.

Щуров!!! И здесь показались его уши. Лили и Щуров… сладкая парочка? Неужели Щуров подставил ее Князеву? С какой целью? Вопросы, вопросы… Чтобы на них ответить нужно время. Где его взять, если над шеей висит даже не один топор, а несколько?

– Ой, врешь… – Лизка погрозила пальчиком. – Тебе хотелось бы узнать еще кое-что.

– Допустим.

– Так вот, больше я ничего тебе не скажу. – Она поднялась и едва не упала, но Паленый вовремя ее подхватил. – Ни-че-го! Что-то голова кружится…

– Я не настаиваю, – ответил Паленый, поддерживая ее под локоток.

– И правильно. У каждой женщины много… ик!.. личных тайн. Но это не значит, что ей нельзя доверять. Особенно, когда она любит тебя. Ты доверяешь мне?

– Как себе.

– Вот за это ты всегда мне нравился. Может, я повторяюсь… ик!.. Извини. Может, я повторяюсь, но должна, нет, просто обязана сказать, что ты мужчина моей мечты. Дай я тебя поцелую. Не волнуйся, я по-дружески. За это Анка не будет на тебя бочку катить.

Паленый подставил ей щеку.

– Сп… Спасибо. А теперь проводи меня… к машине. Я улетаю. Под моими ногами тучки, тучки… Такие пушистые. Но почему по ним так трудно шагать?

Проводив Лизку, которая пьянела буквально на глазах, и передав бесшабашную бизнеследи в руки ее личного водителя, который принял свою начальницу без каких-либо эмоций (наверное, уже привык), Паленый вдруг почувствовал на себе чей-то взгляд.

Подняв голову, он успел заметить в одном из окон Анну Григорьевну. Увидев, что Паленый смотрит на нее, она резко отпрянула вглубь комнаты.

«Красивая…», – мечтательно подумал Паленый. Бледное лицо Анны Григорьевны, на котором выделялись большие выразительные глаза, показалось ему ликом мадонны, нарисованным на стекле.

Глава 19

Тимошкин не заставил себя долго ждать. Он приехал к десяти утра, после курьера фирмы (который привез для Анны Григорьевны почту), и сразу же попросил, чтобы ему сварили кофе, да покрепче. Капитан выглядел немного уставшим, а его помятый серый костюм казался припорошенным пылью.

– Это все деяния Щурова, – отдал он, отдавая Паленому дискету. – То есть, те, которые нам удалось зафиксировать. Большинство из них имеют весьма слабую доказательную базу, сразу предупреждаю.

– Что так?

– Наш народ очень не любит судейских. Историческая память, знаете ли… Поэтому исполнять свой гражданский долг в качестве свидетелей наши люди не рвутся.

– Только ли в этом причина?

– Не только. Кого подкупили, кого запугали, ну, а некоторые уже на небесах и жаждут побыстрее встретиться со Щуровым, чтобы сказать ему прямо в лицо (или что там от человека остается, когда он отправляется в загробный мир), что он большая редиска, нехороший человек.

– Думаю, что от этого ему в заоблачных высях будет ни холодно, ни жарко.

– Как сказать… В Библии написано, что грешникам уготован ад.

– Я совершенно не сомневаюсь, что Щуров, дабы замолить свои грехи, где-нибудь построил церквушку за свой счет. Так что он уже получил индульгенцию. Негодяи большого калибра очень предусмотрительны.

– Насчет церквушки вы попали прямо в яблочко, – ухмыльнулся Тимошкин. – Есть такой факт. Правда, он числится там одним из спонсоров.

– Ну вот, у него уже и компания есть, чтобы не скучно было ходить в райские кущи на пикники.

Тимошкин как-то странно посмотрел на Паленого и сказал не без ехидства:

– Между прочим, ваша дражайшая супруга, Александр Игнатьевич, тоже числится в списках жертвователей на этот храм Божий.

– Не знал. Вернее, забыл, – спохватился Паленый. – Ну что же, тем лучше. Теперь можно не беспокоиться хотя бы о прощении грехов. А то в последнее время что-то много разных забот на меня навалилось.

– Да и грехов у вас прибавилось…

– Не возражаю. Думаю, что вскоре их будет еще больше.

Тимошкин с невольным уважением посмотрел на закаменевшее лицо Паленого и сказал:

– Только не забывайте, что карать преступников – не ваша прерогатива. Будет обидно, если вы переступите черту.

– Есть предложение заняться делом, – резко молвил Паленый. – Душещипательные беседы оставим на потом.

– Не возражаю.

– У вас есть какие-нибудь новости?

– К сожалению…

– То есть?..

– Меня начали прессовать.

– Даже так… Каким образом?

– Ну, для начала мне подкинули еще несколько дел. Мелочь, конечно, но все равно они требуют времени. А его и так в обрез.

– Это все?

– Нет. Еще был разговор по душам с моим непосредственным начальником. Правда, он ходил вокруг да около, так как знает, что я не терплю, когда на меня давят, но осторожно намекнул, что мне не следует чересчур усердствовать при расследовании вашего дела.

– Он что, работает на мафию?

– Не думаю. Как это говорится – «в порочащих связях не замечен». Но у него есть ахиллесова пята – приближается время выхода на пенсию. Вот он и не хочет, чтобы ему дали под зад коленом и вышибли из органов только потому, что не откликнулся на просьбу кого-то из «отцов» города. Ведь в таком случае накроются все надбавки за выслугу лет, да и сама пенсия будет урезана как минимум наполовину. Его можно понять.

– Можно, – согласился Паленый. – В общем, резюмирую вышесказанное, пока не видно особых преград на вашем пути. Мне так кажется.

– Да. Если бы он одно «но». Вчера вечером я встретил старого знакомого. Это вор со стажем, которого для начала я посадил на три года, а при следующей встрече спас от длительного срока. Его подвели под монастырь деловые (уж не знаю, за что), повесив ему на шею «мокруху». А я раскрутил эту историю и поставил все на свои места. Так вот он предупредил меня, что на вашем деле я могу потерять не только погоны (пусть их), но и голову.

– Откуда у вашего знакомого такие сведения?

– Шимон много чего знает.

– Шимон?..

– Это у него такая кликуха. Вообще-то его зовут Семен, а фамилия самая, что ни есть, русская – Зацепин, но среди ворья упорно бродили слухи, что мамка у него была еврейкой.

– Понятно. А более конкретно он ничего не сказал?

– Нет. Потому что не знает, откуда подул ветер.

– А если попросить его разузнать?

Тимошкин ухмыльнулся и посмотрел на Паленого как на несмышленыша.

– Вы понятия не имеете, что такое воровской мир, – сказал капитан. – Шимон и так чересчур много сказал. Он никогда не подпишется на роль стукача.

– Что ж, в этой ситуации можно утешиться тем, что наши противники и не думают ложиться на дно. А значит, есть шанс поймать их на крючок.

– Только шанс этот попахивает могилой.

– Я вас предупреждал, что будет нелегко и опасно.

– Будем считать, что я не внял разумным доводам… – Тимошкин полез в нагрудный карман и достал оттуда вчетверо сложенный листок. – Мы опознали еще одного жмурика. Это некий Сайдулла Бекоев, чеченец с осетинскими корнями. Очень опасный и таинственный тип. Похоже, именно он возглавлял напавших на вас бандитов.

– А почему таинственный?

– Он в розыске с девяносто шестого года. Сначала воевал в Чечне, затем надолго исчез за границей, а в две тысячи втором вдруг вынырнул в Москве. Но уже с грузинским паспортом и новой «легендой». Его взяли случайно, в ресторане, за компанию с известным чеченским рецидивистом, но по дороге в отделение милиции он сбежал, при этом убив двух милиционеров. Так что вас можно поздравить – вы завалили крупную фигуру.

– Крупную?..

– Им заинтересовалась местная служба безопасности. А теперь они ждут гостей из столицы. Поэтому не исключен вариант, что вас опять начнут мытарить допросами.

– Мне уже не привыкать, – хмуро буркнул Паленый. – Интересно, что этому Сайдулле понадобилось в нашем городе?

– Как видно, это не только вас интересует. Кстати, такой поворот событий нам на руку. ФСБ обязательно будет отрабатывать его связи, гляди что-то ценное для нас и всплывет.

– Хорошо бы… – Паленый немного поколебался, но затем решился: – Мне хотелось иметь сведения еще о некоторых друзьях-приятелях нашей семьи.

Тимошкин пристально посмотрел на него и сказал:

– Нет, вы положительно имеете какую-то версию всех этих событий. Не поделитесь?

– Это преждевременно. Подойдем к проблеме с двух сторон – вы снизу, а я сверху. Так будет более эффективно.

– Вы рассуждаете, как настоящий профессионал. У меня создается впечатление, что вам пришлось поработать в органах. И не обязательно в милиции.

– Помилуй Бог… – Паленый изобразил простодушную улыбку. – Есть такая наука – логика. Вот она мне и подсказывает, что нужно отрабатывать все версии, даже самые невероятные с точки зрения здравого смысла.

– Так и нас учили, – кивнул капитан. – Да вот беда – на большое количество версий требуется очень много времени. А где его взять при нашей загруженности? Это только в книгах и кино опер только тем и занимается, что долго и упорно идет по одному следу. Такое бывает только в том случае, когда создается специальная бригада для расследования какого-нибудь резонансного дела.

– Что касается вашего начальства, то этот вопрос, надеюсь, мы решим. Придется опять лезть в верха, но куда денешься. Мы с Анной Григорьевной боремся за свои жизни и не позволим, чтобы вам вставляли палки в колеса.

– Надеюсь, это у вас получится.

– Получится, – ответил Паленый, но без внутренней уверенности – лишь бы подбодрить Тимошкина.

– Что ж, тогда дайте мне фамилии тех, кто вас заинтересовал.

Паленый назвал четверых: Лизку, Ника, Жоржа-винокура и Семена Марковича. Почему его выбор пал именно на этих людей, он объяснить не мог даже самому себе. Возможно, сработала интуиция, а может, еще что-то, какие-то подозрительные нюансы в поведении этой четверки.

Он с удивлением обнаружил, что начинает думать как-то по-другому, более мощно и продуктивно. Когда Паленый жил на свалке, его мысли были скудны и однообразны: как бы заработать какую-то копейку и где взять лист жести или кусок толя, чтобы накрыть проржавевшую насквозь крышу своего жилища.

Теперь же Паленый, анализируя ситуацию, сложившуюся вокруг семьи Князевых, оперировал такими соображениями и категориями, о которых совсем недавно не имел ни малейшего понятия. Откуда все это? Данный вопрос ставил его в тупик.

Незнакомые слова сами просились на язык, и Паленый точно знал, что они обозначают; ему было хорошо известно, как работают правоохранительные органы и каким образом происходит отработка версий преступления; наконец, он стал разбираться в психологии людей, чего раньше за собой не замечал.

И только все, что касалось бизнеса, казалось ему китайской грамотой. Конечно, в принципе он понимал, как и при помощи чего движется эта сложная машина. Но не более того. Все остальное было для него темным лесом.

Поэтому Паленый старался избегать разговоров на эту тему, как ни старалась Анна Григорьевна переломить ситуацию и вызвать в нем интерес к работе фирмы. Он по-прежнему прикидывался заторможенным и отделывался общими фразами.

Когда Тимошкин ушел, он сел за компьютер. Его приобрели по просьбе Паленого, что сильно порадовало Анну Григорьевну.

Он не стал задумываться над тем, почему ей было по душе его желание приобщиться к достижениям современной цивилизации. Паленый все больше и больше убеждался в том, что женская логика – это непаханое поле, и ему вовсе не улыбалась безнадежная перспектива выступать в роли очередного оратая. В данный момент его интересовали совсем другие вещи.

Включившись в программу, он довольно хмыкнул – кто-то пытался взломать файл, на котором хранились материалы, касающиеся нападения бандитов. И не только.

Едва компьютер был установлен и подключен к сети, Паленый сразу же все, что можно, закодировал. Так что теперь посторонние не могли снять информацию, которая копилась на электронных носителях, не зная шифров.

И снова он удивлялся, откуда у него такие знания по части профессиональной работы на компьютере…

Паленый понял, что компьютер включала Анна Григорьевна. Кроме нее и Маргоши, никто не заходил в его комнату. Но Маргоша вообще сторонилась всякой техники, в том числе и бытовой; она даже боялась включать посудомоечную машину.

Значит, Анна… Что ей было нужно?

Домыслить он не успел. Анна Григорьевна появилась в его комнате собственной персоной. Паленый едва успел переключиться на Интернет, чтобы она не увидела, кто фигурирует на экране монитора. Там как раз появилась первая страница досье на Щурова.

– Доброе утро, – сказала Анна Григорьевна и присела сбоку от стола, на котором находился компьютер.

– Доброе… – неприязненно буркнул Паленый, который в этот момент ругал себя на все заставки за то, что не закрыл комнату на ключ.

Она словно и не заметила его дурного настроения. В руках Анна Григорьевна держала обычную картонную папку без надписи.

– Мне бы не хотелось, чтобы между нами были какие-то недомолвки, – сказала она необычно мягким голосом. – Посмотри…

Анна Григорьевна положила папку перед Паленым. Он машинально открыл ее… и увидел фотоснимок Есесеича! Старый бомж был сфотографирован на пороге своей халупы. Он смотрел исподлобья, а на его лице застыла кривая недоверчивая улыбка.

– Ну и что? – стараясь быть спокойным, спросил Паленый.

– Я была уверена, что ты догадаешься, зачем мне понадобилось расспрашивать о том, где тебе делали пластическую операцию…

Паленый промолчал. Он внутренне сжался, ожидая продолжения давно назревшего разговора.

– Я дала задание знакомому частному детективу, и он весьма добросовестно выполнил свою работу, – между тем продолжала Анна Григорьевна.

– Теперь ты довольна? – резче, чем следовало бы, спросил Паленый.

– Не сердись… В этом нет ничего зазорного. Мне до сих пор не дает покоя история с твоим странным исчезновением. Теперь, после всех событий, я начинаю думать, что авария, в которую ты попал, не случайна. В чем я почти убедилась, когда прочитала отчет детектива.

– И что ты там вычитала? – Паленый демонстративно закрыл папку.

– То, что твое возвращение – настоящее чудо.

Анна Григорьевна не сводила с него глаз, и Паленый чувствовал себя очень неуютно. Он был словно в перекрестье прицела винтовки снайпера, и ему хотелось, чтобы этот разговор закончился как можно быстрее.

– Чудес в жизни не бывает, – ответил Паленый. – Есть судьба. И все, что к ней прилагается. В том числе и страдания. Я эту чашу испил до дна. А может, и нет. Кто знает.

– Бедный… – Анна Григорьевна быстрым движением нежно погладила его по щеке.

И тут же, смутившись спонтанного порыва, быстро отдернула руку.

– Не нужно меня жалеть, – грубо сказал Паленый. – Я всего лишь использовал свой шанс.

Фраза явно была двусмысленной, и сказал ее Паленый не просто так. Он хотел посмотреть на реакцию Анны Григорьевны. Кроме того, грубость Паленого происходила из замешательства – он не ожидал от нее таких телячьих нежностей. С чего бы?

Но Анна Григорьевна не поддалась на уловку Паленого. Она смотрела на него с состраданием, и в ее взгляде не было ничего такого, что вызывало бы противодействие с его стороны.

Что это с ней? – удивленно подумал Паленый. Такой Анну Григорьевну он еще не видел. Или она и впрямь поверила, что перед нею настоящий Князев?

Нет, это невозможно! Хотя…

По бумагам – Паленому даже не нужно было заглядывать в папку – все выходило на то, что безвестный бомж со свалки и впрямь мог быть Князевым. Точную дату появления Паленого на свалке не раскопал бы даже гениальный сыщик. Паленый и сам ее не помнил.

К тому же, похитители, превратившиеся в убийц, могли некоторое время держать Князева взаперти, добиваясь, чтобы он выдал какие-нибудь коммерческие тайны, вспомнил Паленый синяки и ссадины на лице покойника.

Что касается внешности, то он и сам удивлялся своей схожести с Князевым. Казалось, что после пластической операции в него вселилась душа мужа Анны Григорьевны, каждодневно и неустанно формирующая новую личность. Он даже двигаться стал по-другому.

Впрочем, это могло ему только казаться…

Тем временем Анна Григорьевна продолжала разговор:

– Боюсь, ты был прав насчет нашей фирмы.

– В чем именно?

– В том, что на нас началась атака по всем фронтам.

– Я такого не говорил.

– Ты предлагал все продать и уехать за рубеж.

– А… Предлагал. Ты согласна?

– Об этом пока речь не идет.

– Пока? Значит, у тебя тоже появились такие мысли?

– Нет! Бизнес – это каждодневная борьба за выживание. Ты должен бы это помнить.

– Должен, – согласился Паленый. – Но когда борьба переходит в «горячую» фазу, когда на кон поставлены человеческие жизни, вариантов остается немного. Тем более, что мы не знаем, откуда дует ветер.

– А если бы знали, что тогда?

– Тогда борьба вступила бы в фазу нейтрализации врага.

– То есть?..

– Ты не можешь догадаться или делаешь вид, что не понимаешь, о чем я говорю?

– Хочешь сказать, что нужно применять методы наших противников?

– Если враг не хочет отступить и продолжает вынашивать кровожадные замыслы, его уничтожают, – отчеканил Паленый.

– Саша, что ты такое говоришь!?

– То, что думаю. Заказные убийства практически недоказуемы. Этот тезис подтвержден практикой. Даже если мы узнаем имя заказчика, без железных фактов в суд нечего и соваться. Но где их взять? Остается последнее – устранение противника по жесткому варианту.

– Тогда мы станем преступниками.

– А как прикажешь поступить с врагом, который решил идти до конца?

– Не знаю.

– То-то же. Нам не оставляют иного выбора. Естественно, за исключением бегства за границу. Но тебе жаль расставаться с мечтой… – Паленый хмуро ухмыльнулся.

– Да, жаль! Сколько времени, нервов, сил и энергии вложено в дело – и так бездарно отдать его в чьи-то грязные руки. Это выше моих сил.

– Тогда готовься к худшему.

– Оно уже приблизилось.

– Что ты имеешь ввиду?

– Нам отказано в кредите.

Нам! Это ново. По крайней мере, применительно к бизнесу.

– Семен Маркович?.. – попробовал догадаться Паленый.

– Почему ты так решил? – удивилась Анна Григорьевна.

– Но он же твой друг.

– Хороший приятель, – сердито поправила его Анна Григорьевна.

– Пусть так, – легко согласился Паленый. – Тогда почему он не выручит тебя?

– Я уже брала у него кредит. Как раз для его погашения мне и нужны заемные средства.

– Вот те раз… А раньше ты о чем думала? Почему не позаботилась о накоплении нужных для погашения кредита средств?

– Я позаботилась, – сердито ответила Анна Григорьевна. – Но тут подвернулась очень выгодная сделка, и я вложила в нее все свободные средства.

– Я так понимаю, это товар…

– Да.

– Продай его и вырученные деньги переведи в банк Семена Марковича.

– Легко сказать – продай. Для этого требуется время. Как минимум два месяца.

– А Семен Маркович не может отсрочить погашение кредита?

– Нет.

– По какой причине?

– У него самого сложное положение. Какие-то финансовые проблемы, я не стала допытываться.

– Значит, он настаивает на своевременном возврате денег…

– Настаивает.

– Тогда реализуй товар по бросовым ценам – лишь бы вернуть кредит.

– Все не так просто, как ты думаешь. Товар – это большая партия телевизором с плазменным экраном, новинка. Можно сказать, последний писк телевизионной моды. Спрос на такие телевизоры в нашем регионе очень большой, а главным поставщиком электронной техники является наша фирма. Поэтому я была уверена, что оптовики быстро опустошат складские помещения. Но едва товар поступил на склад, как тут же никому неизвестное общество с ограниченной ответственностью выбросило на рынок точно такую модель, притом почти в два раза дешевле, чем мы. Для нас это крах.

– То есть, они поставили цену ниже закупочной?

– Выходит, что так.

– Странно, чтобы не сказать больше…

– Еще как странно, – откликнулась Анна Григорьевна.

– Кто-то идет на большие убытки, лишь бы нам насолить. А как называется эта контора?

– ООО «Генезис».

– Да, у наших граждан фантазия бьет ключом… Такие наименования фирм придумывают, что ни в сказке рассказать, ни пером описать.

– Нам нет дела до названия. Узнать бы, кто стоит за этим «Генезисом»…

– Плевое дело. Юридический адрес этой конторки у тебя есть?

– Это было тайной, но для меня постарались мои друзья из налоговой инспекции. Так что с этим все в порядке.

– Вот и ладушки. Я займусь этими «конкурентами». А что касается кредита, то тут нужно хорошо подумать. Уверен, что ты найдешь выход из этого трудного положения.

– Выход есть.

– Какой?

– Мне дают деньги под залог недвижимости.

– Наличкой? – догадался Паленый.

– Да.

– И, наверное, хотят, чтобы этим залогом был офис.

– И тут ты угадал.

– Умно… – пробормотал себе под нос Паленый.

– Что ты сказал? – спросила Анна Григорьевна.

– Говорю, что комбинация задумана незаурядным человеком. Взяв деньги, ты останешься ни с чем.

– Каким образом?

– Представь себе вариант: ты берешь деньги, отдаешь их Семену Марковичу, а спустя деньдва кто-то поджигает или взрывает склады фирмы. Как тебе такой поворот?

– Это… это невозможно!

– Почему? Или на складах в качестве охраны задействован милицейский спецназ?

– Нет. Там вольнонаемные люди. Но с оружием!

– Не будь наивной, – поморщился Паленый. – Их разоружат в два счета. Вспомни, кто на нас напал. Это профи. Тот, кто их спустил с цепи, наймет еще столько же и тоже людей бывалых. Так что в этом плане у нас нулевые шансы.

– Но тогда офис придется отдать за долги…

– Кто в этом сомневается? Причем, по бросовой цене. Ведь такое здание стоит намного дороже тех денег, что тебе предлагают для погашения кредита. Не так ли?

– Так.

– Вот видишь, как ловко тебя пытаются обуть.

– Неужели Семен Маркович?.. – В голосе Анны Григорьевны прозвучало отчаяние.

– Замешан в этой афере? – закончил ее мысль Паленый. – Не знаю. Можно только предполагать. Ты больше его знаешь, чем я. Но – не пойман, не вор. Его причастность к нашим бедам еще нужно доказать.

– В таком случае мне нужно ехать в Москву, – поднимаясь, решительно сказала Анна Григорьевна. – Там у меня есть друзья. Надеюсь, они помогут.

– Разумно, – одобрил Паленый.

И мысленно порадовался – если она на некоторое время уедет из города, у него будут развязаны руки. Не нужно будет думать, как ее защитить и каким образом ускользнуть из-под бдительного надзора.

В случае отъезда Анны Григорьевны он станет в доме главным, а значит, охрана будет подчиняться ему беспрекословно.

– Надо срочно усилить охрану складов, – сказал Паленый уже в спину Анне Григорьевне, которая направилась к выходу.

– Я распоряжусь, – сухо ответила она и скрылась за дверью.

Паленый некоторое время смотрел ей вслед со странным томлением в груди. А затем перевел взгляд на стол. Папку с отчетом частного детектива Анна Григорьевна забыла. Или оставила намеренно.

Глава 20

Анна Григорьевна улетела вечерним рейсом. Она решила не откладывать поездку на завтра. Ее сопровождали омоновцы; естественно, не из чувства долга перед родиной или бескорыстной любви к своей профессии, а за денежки.

Что ж, сотрудники ОМОН тоже люди и ничто человеческое им не чуждо. В том числе и весомое прибавление к их мизерной зарплате.

Володя, исполняющий обязанности начальника охраны (его шеф все еще лежал в больнице, лечился от сильной контузии), был очень недоволен таким решением своей хозяйки. Он бурчал, не переставая, как старый дед.

Паленый застал его за чисткой пистолета. Обычно охранники, отработав смену, уезжали домой, в город. Но в связи с последними событиями большая часть парней – в основном те, кто еще не обзавелся семьей – оставались ночевать (или дневать) в «чайном» домике.

Это было интересное строение. Его соорудили по проекту заезжего архитектора-китайца благодаря прихоти Князева. Домик в точности повторял какой-то древнекитайский раритет с черепичной крышей, у которой были загнуты кверху края.

Он был полностью деревянным, с полированным тиковым полом и настоящим до-дзё[13] с набором китайских мечей, копий, алебард, топоров, тренажеров и прочих, весьма мудреных, атрибутов, предназначенных для тех, кто изучает искусство боевых единоборств.

Паленый так и не выяснил, занимался Князев кэмпо или нет, но архитектурный изыск в основном использовался для чайных церемоний; это рассказала ему Маргоша. Чаще всего чайный домик был закрыт, но теперь туда принесли надувные матрацы и охранники использовали до-дзё в качестве спальни.

– Здравствуйте, Александр Игнатьевич, – с почтением сказал Володя, быстро подхватившись на ноги.

После бандитского нападения он сильно зауважал Паленого и стал считать его своим отцом-командиром.

– А где остальные? – спросил Паленый.

Володя сидел на открытой веранде за круглым столиком, на котором были изображены методом инкрустации два огнедышащих китайских дракона.

– В зале. Тренируются.

– Гоняешь?

– Надо. Жирком начали обрастать, а это в нашем деле никуда не годится. Реакция притупляется.

– Их кто-то тренирует или они сами по себе?

– С ними занимается Грива… извините, Гривцов. У него черный пояс по каратэ.

– Посмотрим?

– Почему нет? Один момент…

Володя быстро собрал пистолет, тщательно, с любовью протер его фланелью и спрятал в наплечную кобуру. Видно было, что к оружию он относится с пиететом.

В до-дзё было шумно. В тот момент, когда Паленый и Володя вошли туда, на татами сражались двое – Гривцов и крепкий плотный парень, которого все звали Демид. Паленый не знал, это имя крепыша или прозвище.

Доминировал Гривцов. Он работал мастерски. До поры, до времени Гривцов лишь оборонялся, позволяя Демиду атаковать себя со всех направлений, но, завидев Паленого, провел молниеносную атаку и его противник прилег на татами отдохнуть.

– Хорошая работа, – похвалил Паленый Гривцова. – А не тряхнуть ли и мне стариной? Как насчет спарринга?

Критическим взглядом окинул Паленого с головы до ног, и, не скрывая скепсиса, Гривцов ответил:

– Это опасно, Александр Игнатьевич, если вы забыли. И больно.

– Понятное дело. Но даю слово, что плакать не буду.

– Без обид?

– Так ведь не в шахматы будем играть. Контакт есть контакт.

– Что ж, воля ваша. Я готов.

Паленый быстро переоделся в кимоно Князева, которое наше в одном из шкафов (оказывается, муж Анны Григорьевны все-таки пробовал свои силы в боевых искусствах), и, забинтовав запястья, вышел на татами.

Он еще не знал, как поведет себя в настоящей схватке. Конечно, он много часов провел в тренажерном зале, отрабатывая до автоматизма различные приемы, которые всплывали в его ущербной памяти из каких-то потаенных глубин подсознания.

Но одно дело тренировка, а другое дело настоящий контакт, когда перед тобой не воображаемый, а живой противник. Поэтому Паленый испытывал вполне понятное волнение.

Бой начался в среднем – щадящем – темпе. Похоже, истинные возможности Князева были хорошо известны Гривцову, и он, чтобы не обидеть своего хозяина, поначалу работал вполсилы. Но уже через минуту-две на его лице появилось озадаченное выражение.

Ни один его удар не достигал цели. Паленый легко пресекал любые попытки Гривцова пробить свою защиту – ставил блоки, уклонялся, гасил прямые удары, которых трудно было избежать, резким сокращением мышц. Однако сам не атаковал, придерживал руку.

Он вдруг поймал себя на мысли, что почти все его приемы мало похожи на чисто спортивные. Каждый из них был нацелен на то, чтобы убить противника или покалечить. Это прозрение здорово испугало Паленого и он пропустил сильный удар, на мгновение отключившись от действительности.

Ответ последовал автоматически. На Гривцова обрушился жалящий вихрь. Он был ошеломлен и подавлен. А когда попытался навязать встречный бой, Паленый уже проводил завершающую серию ударов.

В последний момент он все-таки сумел сбросить энергию короткого, но страшного по своим последствиям тычка. Паленый бил в район сердца, откуда-то точно зная, что после таких ударов, нанесенных профессионалом, человек редко выживает, потому что сконцентрированная энергия идет вглубь тела противника, буквально взрывая внутренние органы.

Но и этого оказалось достаточно, чтобы Гривцов оказался в нокауте.

– Нашатырь! – скомандовал Паленый. – Быстрее!

Встав на колени подле Гривцова, он стал массировать его грудную клетку ритмичными движениями. Паленый боялся, что остановится сердце.

Гривцов лежал без памяти недолго – нашатырь помог. Ему дали воды, и он жадно начал пить. А затем сказал, обращаясь к парням:

– Помогите встать.

Он поднялся, пошатываясь, подошел к Паленому, и с уважением пожал ему руку.

– Кто вас так натаскал, Александр Игнатьевич? – спросил Гривцов. – Не могу понять, что это за стиль.

– Не помню, – улыбнувшись, ответил Паленый.

Он говорил совершенно искренне. Паленый знал, что охранникам уже известно про его амнезию, поэтому не боялся, что будет выглядеть в глазах парней лжецом.

– Больше я с вами ни-ни, – сказал Гривцов, растирая ушибленную грудь. – Уж извините. Такое впечатление, что меня лягнула лошадь. Давно я не нюхал, чем пахнет татами.

– Все получилось случайно, – смущенно молвил Паленый.

– Не прибедняйтесь. О случайности не может идти и речи. Я не новичок в этом деле, поэтому отдаю себе отчет в том, что говорю. У вас обалденная техника. Сознайтесь, что вы могли меня урыть, как последнего фраера.

– Не знаю.

Гривцов покачал головой и чистосердечно рассмеялся. Его поддержали и остальные.

– Если амнезия способствует раскрытию ТАКИХ талантов, – сказал Гривцов, – то я готов произвести подобный эксперимент над собой.

– Лучше не надо, – ответил Паленый. – Это чревато. Что ж, спасибо за спарринг, нам пора…

Он кивком головы позвал за собой Володю, и они покинули до-дзё. Охранники возбужденно перешептывались, глядя им вслед удивленными глазами.

– Да, шеф, вы удивили меня в очередной раз… – Володя шагал чуть сзади.

Уже стемнело, и можно было секретничать, не опасаясь чужих глаз. Но Паленый в данной ситуации больше боялся любопытных ушей; кто знает, чем дышат охранники? Вдруг кому-нибудь из них покажется, что ему мало платят, и он решит подзаработать на продаже информации?

Вполне возможно. Человек существо слабое; если его нельзя обмануть, то купить всегда можно. Загвоздка может быть лишь в цене.

– Чему ты удивляешься? – механически спросил Паленый, занятый своими мыслями.

Он думал, с чего начать важный для него разговор.

– Раньше Гривцов мог уделать вас одной левой.

– То было раньше.

– Вот и я об этом говорю. Вы здорово изменились, Александр Игнатьевич.

Паленый насторожился.

– В чем именно? – с некоторой задержкой задал он, казалось бы, само собой разумеющийся вопрос.

– Ну, не знаю… Стали жестче, и взгляд какой-то не такой. Даже походка поменялась. Вы стали ходить, словно кадровый военный – с прямой спиной, упруго и едва не чеканя шаг. Я уже не говорю обо всем остальном.

– Признаюсь, я и сам удивлен. Во мне будто поселился другой человек.

Паленый сказал это не без умысла. Неужели Володя что-то заподозрил?

– Так бывает, – ответил Володя. – Я где-то читал, что после травм некоторые даже начинают говорить на других языках, прежде им неизвестных.

– Будем считать, что я попал в их число.

Оба дружно рассмеялись.

– А если серьезно, – продолжил Паленый, – то у меня есть к тебе разговор.

– Я так и понял, – откликнулся Володя.

– Хочешь заработать приличную сумму?

– А кто не хочет?

– Извини. Я задал этот чисто риторический и не очень умный вопрос, чтобы собраться с мыслями. Мне нужен надежный помощник в очень важном мероприятии.

– Считайте, что я уже подписался.

– Но ты еще не знаешь, что дело, на которое я хочу тебя подвигнуть, очень опасное. Можно запросто получить пулю в лоб.

– Все мы ходим под Богом. Я не исключение. Мне приходилось бывать в «горячих» точках, так что я знаю, как выглядит смерть вблизи.

– Смотри, чтобы потом на меня не обижался. И главное – чтобы не сдрейфил в самый ответственный момент.

– А если я все же нечаянно подведу вас?

– Лучше откажись сразу… – Голос Паленого словно заржавел.

– Понял. Неужто кончите?

– Я так не сказал. Но мне просто не останется другого выхода. Не исключено, что нам придется ходить по лезвию ножа. Шаг влево, шаг вправо – или длительный тюремный срок, или мы погибнем.

– Это дело по мне. Надоело, знаете ли, сутками бабочек считать. Анна Григорьевна платит, конечно, неплохо, но повседневная рутина просто сводит с ума. Скажу вам честно, я словно воскрес после того, как на нас напали бандиты. Появился какой-то смысл в моей работе и жизни, что ли. И парни подтянулись. Теперь их уже не нужно заставлять тренироваться и бегать кроссы.

– Значит, договорились?

– Вам нужна клятва?

– Нет.

– Тогда вот вам моя рука. Ведите хоть к черту на рога. Я пойду.

– А почему не спрашиваешь, какую сумму я заплачу тебе?

– Надеюсь, что не обидите…

– Нет, дружище, ты должен это знать. Если даже ничего не выгорит, получишь пять тысяч «зеленью», а если все получится – десять «штук».

– Мама родная… Да за такие бабки я кого хочешь урою. Приказывайте.

– Для начала я хочу спросить: нет ли у тебя знакомых, которые разбираются в различных подслушивающих устройствах?

Володя широко ухмыльнулся.

– Обижаете, Александр Игнатьевич… Конечно есть. До того, как вы наняли меня, я работал в одной шарашкиной конторе, которая как раз и занималась подобными вещами. Так что кое-какие связи на этот предмет у меня остались.

– Но нам нужен классный спец. И главное – не болтливый.

– Он такой и есть. А если он начнет «звонить», я вырву ему язык. Он знает, что слов на ветер я не бросаю.

– Тогда отлично. Но нам придется подолгу отсутствовать, так что подумай о том, кто тебя будет заменять.

– Тут и думать нечего – Грива. Надежный мужик. Служил в Чечне. Спецназ. Ему можно доверять на все сто.

– Скажи, что у него будет прибавка к жалованию.

– Непременно. У Гривы семья, так что он порадуется.

– Тогда до завтра. Но ты прежде созвонись со своим приятелем. У тебя есть его домашний телефон?

– Есть номер мобилы. Свяжусь.

– Назначь ему встречу утром, где-нибудь подальше от людских глаз, чтобы нас не засекли.

– Бу сделано.

– Спокойной ночи…

Уединившись в своей комнате, Паленый наконец прочитал отчет детектива. Похоже, мужик толковый, но бесхитростный, думал он о частном сыщике, неспешно читая страницу за страницей. Детектив откопал даже случай, когда Паленого избили пьяные бомжи. Однако все это были несущественные мелочи.

Интересно, кто его информировал? Неужели Тюнькин? На него это не похоже. Обычно Верзоха, при всем том, своих не сдавал.

Ну, разве что за большие деньги…

Паленый порадовался за Есесеича. Тот молчал словно партизан, хотя на него и указали как на лучшего друга приблуды; так все бомжи называли Паленого. Как это ни странно, но его прозвище детективу они не назвали. Может, уже забыли? Невелика фигура…

Что касается хирурга, который делал ему пластическую операцию, то тому скрывать было нечего. Он рассказал все, как на духу. И даже не удивился, узнав, что его бывший пациент – очень богатый человек. Доктор просил передать горячий привет и дополнительные рекомендации по ухаживанию за кожей лица.

Детектив сделал попытку – наверное, не без подсказки со стороны Анны Григорьевны – проследить и за другими перипетиями жизни «Князева» под личиной бомжа. Однако дальше бригады грузчиков ему продвинуться в своем расследовании не удалось.

Но и опрос грузчиков мало что добавил к общей картине. Шуня даже не был упомянут, чего сильно опасался Паленый. Это его немного настораживало, так как с Шуней они были в приятельских отношениях и не делали из этого секрет перед остальными грузчиками.

Поэтому Паленый предположил, что детективу, скорее всего, не удалось разыскать Шуню (это было и впрямь нелегко), и сыщик решил оставить его за кадром, посчитав малозначимой личностью.

Паленый долго пытался найти за весьма туманно сформулированными предложениями какой-нибудь тайный смысл, но так и не нашел. Если детектив что-то конфиденциальное и раскопал, эти находки и соображения он оставил при себе.

Паленый не склонен был верить хорошо приглаженным фразам. Но ему ничего другого не осталось, как набраться терпения и ждать.

Если что-то у этого сыщика проклюнется, Паленый был уверен, что детектив первым делом прибежит к нему. За все в этой жизни нужно платить, в том числе и за молчание…

А еще он отметил, что детективу в составлении отчета, видимо, помогала какая-то дама, потому как от бумаги сильно пахло дешевыми духами. Анна Григорьевна не пользовалась таким поддельным примитивом, продававшемся на вещевом рынке едва не на разлив.

Наконец дошла очередь и до дискеты с компроматом на Щурова. У этого, с позволения сказать, «бизнесмена» криминальная биография была и впрямь выдающейся.

Чем только Щуров не занимался, чтобы скопить первоначальный капитал: и рэкетом, и торговлей наркотиками, и растлением малолетних девиц, потом проданных в зарубежные бордели, и переоформлением на подставных лиц квартир, владельцы которых исчезали бесследно…

В общем, «букет» был еще тот. Но, как ни странно, за все свои деяния он не получил даже мизерного срока. Видимо, у Щурова были хорошие связи среди милицейской верхушки и в прокуратуре.

В досье на Щурова несколько раз мелькала и фамилия Лили – в качестве свидетеля. Но пассия Князева отличалась стойким нордическим характером и не сдала своего благодетеля.

Но самое главное Паленый вычитал в конце. Оказалось, что в свое время Щуров был тесно связан с Жоржем-винокуром и Семеном Марковичем.

С первым он на паях после различных махинаций выкупил ликероводочный завод (потом, правда, уступил свои акции Жоржу), а вместе с банкиром попался на отмывке «грязных» денег. И опять ему все сошло с рук. Так же, как и Семену Марковичу.

Перелистывая электронные страницы, Паленый не находил себе места от волнения. Он с трепетом ждал, что на экране монитора вот-вот появится и фамилия Анны Григорьевны. Но она (так же, как и ее покойный муж) или не имела никаких дел со Щуровым, или Тимошкин, копируя дискету, убрал из файла все упоминания о семье Князевых.

Лежа в постели, Паленый мысленно тасовал, как игральные карты, все имеющиеся в его распоряжении факты и догадки. В голове что-то уже вырисовывалось, но до конкретики было еще далеко.

«Нужно брать кое-кого за вымя… – думал он, наливаясь желчью. – Пока нас не взяли. Хватит изображать премудрого пескаря, с головой зарывшегося в песок. Все равно достанут. Нужно сработать на опережение…»

С этой мыслью он и уснул.

Глава 21

Специалист и впрямь был немногословен. Выслушав, что от него требуется, он сказал:

– Нужны деньги. Чтобы купить закладки. Остальная аппаратура у меня есть.

– Сколько? – спросил Паленый.

– Пара «штук» американских тугриков.

Заметив, что Паленый при упоминании суммы немного поскучнел, он поспешил добавить:

– Можно и дешевле, но вам, как я понял, нужно хорошее качество.

– Да.

– Тогда придется раскошелиться.

– В этом вопросе возражений нет, – решительно ответил Паленый. – А во что мне выльется наше сотрудничество?

– Все зависит от продолжительности наблюдения и сложности подхода к объекту. Думаю, что в пределах пяти-семи тысяч «зеленью». Устраивает?

– Вполне.

– Если по окончании работы удастся извлечь закладки, и вы их нам презентуете, то сумма будет меньше… на одну тысячу.

Нам! Значит, спец будет работать не один. А это уже не очень хорошо. Кто знает, что у него за напарник. Но куда денешься – назвался груздем, полезай в кузовок.

– Договорились.

– Ваши деньги и мы начинаем прямо сегодня.

– Я думал, вы будете работать в одиночку, – все-таки не удержался Паленый от замечания.

– Это физически невозможно. Здесь даже двух человек маловато. Кроме того, мой напарник хорошо разбирается в замках и охранных системах – значительно лучше меня.

– Хочу предупредить, что работа небезопасная.

Спец снисходительно ухмыльнулся.

– У нас по-иному не бывает, – сказал он, пряча полученные от Паленого деньги в карман.

– Смотри, Клин, чтобы все было в ажуре, – с нажимом сказал Володя. – Дело серьезное.

– Это я уже понял…

После ухода спеца в салоне машины некоторое время царила тишина. Паленый пребывал в сомнениях, а Володя барабанил пальцами по рулю и тихо напевал себе под нос что-то блатное.

– Что ж, жребий брошен… – Паленый тяжело вздохнул. – Мне нужен ствол. Да где его достать?

У него было желание оставить себе пистолет одного из бандитов, но, по здравому размышлению, от этой затеи он отказался.

– Чего проще, – лениво откликнулся Володя и полез в бардачок. – Этот подойдет?

В его руках матово поблескивал «вальтер» Р88.

– Не то слово… – Паленый взял оружие, и ласково погладил пистолет так, словно это было живое существо. – Супер. Где взял?

– Ну не на рынке же купил. Трофей. Берег на крайний случай. Ствол чистый. По крайней мере, в наших местах не засвечен. Это точно. К нему прилагается еще и запасная обойма.

– Сколько я тебе должен?

– Это я ваш должник. Будем считать, что пистолет – мой подарок.

– Что ж, спасибо. Он пристрелян?

– Да. Бьет как зверь.

– Тогда поехали… по местам боевой и трудовой славы.

Паленый хотел немного поколесить по улицам города, чтобы познакомиться с ним поближе и определить необходимые ориентиры. Карту жилых массивов с улицами, переулками, площадями и разными достопримечательностями он уже изучил до мелочей, но ему необходимо было проверить свои знания на местности.

А еще Паленый намеревался определиться с точным месторасположением некоторых объектов. И первым в его списке значился офис ООО «Генезис».

Общество находилось в неприметном пятиэтажном здании, фасад которого облепили вывески самых разных товариществ, фирм и организаций. Раньше здесь, скорее всего, была контора какойто базы, потому что за воротами, на территории, примыкающей к зданию, виднелись приземистые и длинные склады.

Вход охранял мужик пенсионного возраста. Паленый назвал ему одну из фирм, вывеска которой была побольше и побогаче остальных, и ему милостиво разрешили войти внутрь.

ООО «Генезис» занимало на третьем этаже всего две комнатки. Судя по обшарпанным дверям, дела общества шли как будто неважно, однако Паленый знал, что эта шарашка завезла только телевизоров с плазменным экраном на четырнадцать миллиона долларов.

Коридор был длинный и темный, а в конце его находилось большое окно, возле которого сотрудники фирм, арендующих кабинеты, устроили курилку. Не останавливаясь, Паленый продефилировал мимо двери с надписью ООО «Генезис» и, на ходу вытаскивая из кармана пачку «мальборо», подошел к окну.

Там стояли две уже немолодые девицы, смолили длинные дамские сигареты и сдержанно хихикали неизвестно по какой причине.

Когда подошел Паленый, они застеснялись, умолкли и быстро ретировались, не забыв оценить его прилипчивыми взглядами потенциальных невест, засидевшихся в девках. Он остался в гордом одиночестве.

Закурив, Паленый задал себе само собой разумеющийся вопрос: «Какого хрена я здесь забыл?»

Зайти в офис общества под каким-нибудь благовидным предлогом он просто не имел права, потому что его могли узнать. А значит, предпринять какие-то активные действия, пусть и на финансовом фронте, чего очень не хотелось бы, – Паленому для осуществление своих замыслов нужно было затишье, пусть и временное.

Он стоял, смолил сигарету за сигаретой – для отвода глаз – и в некоторой растерянности соображал, что ему предпринять. Паленый раздвоился: первое «я» настоятельно требовало, чтобы он покинул здание как можно быстрее, а второе говорило «Стоять, осел! Подожди чуток и ты все увидишь».

Что именно? В этом отношении интуиция вместе со вторым «я» были бессильны. И тем не менее, они вдвоем держали Паленого у окна как на привязи.

Он протомился в «курилке» почти час, когда его сердце вдруг сильно трепыхнулось и замолотило изнутри по ребрам, словно маленький кузнечный молоток, только гораздо быстрее.

По коридору шла Лили. Ее сопровождал мордатый здоровенный увалень с физиономией дебила. Похоже, это был телохранитель.

Паленый не знал, что ему делать. Он был в тупике. Его утешало лишь то, что из темного коридора рассмотреть лицо курильщика было довольно проблематично. Поэтому Паленый скукожился и, склонив голову, продолжал неотрывно наблюдать за пассией Князева.

Она подошла к двери, на которой висела табличка ООО «Генезис», набрала шифр на кодовом замке и вошла внутрь; за нею последовал и бык, как мысленно окрестил Паленый телохранителя.

«А девочка здесь не впервые, – отметил Паленый. – Наверное, забежала на минутку выпить чашку кофе…»

Он нервно хохотнул и тут же, испугавшись неизвестно чего, с лязгом закрыл рот. Все складывалось чересчур удачно, чтобы можно было в это поверить.

Неужели она действительно активный участник событий, связанных с гибелью Князева и наездами на фирму Анны Григорьевны? А если это так, то в какой роли?

Нет, нет, только не в главной! При всем том, здесь чувствуется серьезная мужская хватка. И большие финансовые возможности.

Надо уходить! Бросив недокуренную сигарету в урну, Паленый быстрым шагом прошел по коридору, спустился на первый этаж и сел в машину, где его с нетерпением ожидал Володя.

– Что-то вы подзадержались, – сказал он с тревожными нотками в голосе. – Я уже хотел идти на выручку.

– Обошлось, – с легким сердцем ответил Паленый и довольно ухмыльнулся. – Появился объект, которому мы должны упасть на хвост.

– Это, случаем, не Лилия Вячеславовна? – с удивлением спросил Володя. – Вон ее «ауди».

– Она тебя не заметила? – встревожился Паленый.

– Что вы, Александр Игнатьевич… Я сидел тут, как мышь в подполе. А окна у нас тонированы. Так что все в ажуре.

Паленый не стал брать автомобиль из гаража загородного дома Князевых. Их там было пять штук. Он вполне обоснованно опасался, что эти машины знает каждый сотрудник городского ГИБДД. Поэтому никто не мог дать гарантий, что какой-нибудь продажный бобик не звякнет, куда нужно, узрев записанный в его памяти номер.

А попадать под наружное наблюдение Паленому не хотелось.

Они с Володей сошлись во мнении, что лучше пользоваться неприметным стареньким «жигуленком». Такой нашелся у одного из охранников. Пришлось подвергнуть машину реквизиции.

На удивление, «жигуль» бежал споро, а его движок работал как часы.

– Серега знает в этом деле толк, – объяснил Володя. – Он классный автомеханик.

– А почему пошел в охрану?

– Из-за лени, – улыбнулся Володя. – Серега только свою машину лижет, как кобель сучку. Большей частью он любит выступать в качестве консультанта. Это у него хорошо получается. Вокруг походил, руками поводил – и пожалуйте за стол. Не клятый, не мятый, в чистом костюмчике и нос в табаке.

– Неплохо устроился.

– Ага. Хитрец. Но службу несет добросовестно…

Лили задержалась в офисе общества на добрых два с половиной часа. За это время, отметил про себя Паленый, можно было налиться кофе под завязку и обсудить не только городские сплетни, но и внешнюю политику государства, а также новые веяния в моде и все международные новости.

Когда она появилась на улице, Паленый невольно втянул голову в плечи, хотя и знал, что его не было видно благодаря тонированным стеклам «жигулей».

Но Лили даже не взглянула в их сторону. «Ауди» сорвалась с места как на пожар, и Володя едва успел влиться в поток машин до того, как она исчезла из виду за поворотом.

– Шалишь… – Володя рванул руль влево и выскочил на разделительную полосу. – Будем считать, что мы едем на милицейской тачке.

– Лишь бы не тормознули…

– Здесь постов нет. Прорвемся.

«Ауди» они догнали через пару минут. Куда едет Лили? – думал Паленый. Все разъяснилось, когда машина остановилась у административного здания ликероводочного завода.

Значит, она решила посетить Жоржа-винокура, подумал Паленый. Почему бы им не поговорить по телефону? Ан, нельзя. Конфиденциальность. Телефоны могут прослушиваться. Разумно.

Но с другой стороны, что общего у водочного «короля» и дамы, занимающейся туристическим бизнесом? Какие такие тайны не подлежат разглашению? Почему бы им не встретиться вечером, на какой-нибудь тусовке местного бомонда, и там наговориться всласть о чем угодно? Или они шпионы?

Паленый хищно ухмыльнулся. Шпионажем здесь и не пахнет. Но, похоже, народ зашевелился не зря.

Видимо, среди заговорщиков уже пошел слух, что Анна Григорьевна все-таки получила (или вот-вот получит) столь необходимый кредит и скоро вернется со щитом, как говорили древние о своих героях-победителях. Это для них очень неприятная новость.

Лили уделила Жоржу-винокуру всего полчаса. Наверное, он был лишь пешкой в крупной игре. А сама Лили выступала в роли связной. Но с полномочиями.

Дальше ее путь лежал прямо в собственный офис, который находился рядом с драмтеатром. Центровое место, подумал Паленый. Больших денег стоит. Да-а, любовь не картошка… Человеком широкой души был этот Князев. Интересно, его барская щедрость распространялась на жену или нет?

Паленый с сомнением покачал головой. Анна Григорьевна одевалась стильно, однако из украшений у нее имелось всего лишь скромное обручальное колечко, примитивные серьги и недорогая цепочка. Тогда как на Лили (это Паленый успел подметить) было нацеплено столько золота и драгоценных камней, что, продав их, можно было запросто отказаться от пенсии и безбедно жить лет сто.

– Подежурим? – спросил Володя, нервно ерзая по сидению.

Паленый посмотрел на него и с пониманием улыбнулся.

– Что, сосет под ложечкой? – спросил он, закуривая.

– Ну… – смущенно признался Володя.

– Тогда о чем речь? Не ублажишь мамону, никакой работы не будет. А нам нужны резвые ноги, сильные руки и ясная голова. Что ж получится, если мы все время будем думать о бутерброде с колбасой?

– Получится салабон – солдат-первогодок – на посту. В голове ветер, в животе кишки марш играют, а на душе сплошная тоска.

– Резюме – заводи машину, поедем искать харчевню. С этой дамой и так все ясно.

– Что именно?

– Шустрая особа. И опасная как гремучая змея.

– Но ведь вы совсем недавно были к ней неравнодушны, чтобы не сказать больше.

– Даже тебе это известно…

– Ваши отношения – тайна, шитая белыми нитками. Уж извините за смелость.

– Ничего, все верно. Глупость всегда наказуема. Я попался на мякине. За что теперь и расплачиваюсь.

– Женщины…

В голосе Володи прозвучало осуждение.

– А почему ты не женат? – спросил Паленый.

– Я был женат. Но знаете, как поется в старой песне: «Эй, моряк, ты слишком долго плавал…» Когда я приехал из госпиталя, то нашел свои вещи у родственников. Моя «суженая» сказала, что ей прислали похоронку. Может быть и так, но она выскочила замуж за другого даже не дождавшись, как это положено, поминок на сороковой день. Я посчитал…

– Горюешь?

– Поначалу… Даже застрелиться хотел. Это если честно. Ну, а потом отступило.

Володя скупо улыбнулся.

– Последние события показывают, что пуля для меня еще не отлита, – сказал он, паркуя машину на стоянке возле ресторана, на который указал Паленый. – Говорю это и не боюсь – я не суеверный. Скорее, фаталист.

– Наверное, ты прав. От судьбы никуда не спрячешься – ни под бронежилетом, ни в танке, ни в собственном подвале…

Ресторан был так себе, средней руки. Но готовили в нем вкусно и не очень дорого. Так сказал Володя, которому уже приходилось здесь бывать. Сделав заказ, Паленый расслабленно откинулся на спинку кресла и от нечего делать стал глазеть по сторонам.

Обед уже закончился, и посетителей в ресторане было мало. Неподалеку сидела компания из трех человек – два парня и немного странная девушка, как на взгляд Паленого. Она не принимала участия в общем разговоре, сидела, скромно потупившись.

Видимо, чеченка или просто мусульманка, решил Паленый. У девушки на голове был платке, обязательный для женщин, исповедующих ислам. Что касается ее соседей по столу, то они тоже были нерусскими.

Слушая их гортанный говор, Паленый поймал себя на мысли, что понимает, о чем идет речь. Это настолько удивило его, что он, наверное, сильно изменился в лице, потому что сидевший напротив него кавказец вдруг умолк и пристально посмотрел на Паленого нехорошим взглядом.

Паленый опустил глаза и сделал вид, будто что-то ищет в кармане. Нащупав там зажигалку, он поторопился закурить, хотя от сигарет его уже тошнило.

Ему известен чеченский язык! Это открытие поразило Паленого до глубины души. Откуда!? И почему в памяти вдруг начали мелькать какие-то полустертые образы и видения? Будто открылись невидимые шлюзы и в голову начала вливаться мутная вода.

Его состояние заметил и Володя. Он ничего не стал говорить вслух, лишь спросил глазами – в чем дело?

Молодец, подумал с благодарностью Паленый. Хорошая выучка у парня. Он медленно прикрыл веки – мол, все нормально, ситуация под контролем – и продолжил забавляться с сигаретой, изображая беспечность и отсутствие всякого интереса к соседям.

Похоже, чеченцы успокоились и снова начали обсуждать свои дела. Правда, уже тише. Как ни прислушивался Паленый, он улавливал лишь отдельные слова и короткие фразы.

Принесли заказ, и Паленый на некоторое время переключил внимание на ублажение желудка. Стряпня и впрямь оказалась вполне съедобной и даже вкусной. Но Маргоша все равно готовит лучше, машинально отметил про себя Паленый, уже начавший привыкать к домашней еде.

Что касается Володи, то он в такие высокие материи не вдавался. Ему пришлось по вкусу все, что стояло на столе. С одинаковым аппетитом он уминал и салаты, с виду напоминающие художественные произведения, и экзотические закуски, и отменно приготовленную утку по-пекински, и десерт.

Одно лишь его огорчало – он не мог опрокинуть стаканчик, так как сидел за рулем. Поэтому Володя время от времени бросал на Паленого, которому подали виски со льдом, завистливые взгляды и про себя сокрушенно вздыхал.

Разговор за обедом как-то не заладился и они поглощали пищу в полном молчании – поделовому. Но если Володя помалкивал из-за того, что ему не часто удавалось отведать таких дорогих и изысканных яств, поэтому он усиленно работал челюстями, то Паленый ел, почти не ощущая вкуса.

Он все пытался понять, что его так поразило. Ну знает он чеченский язык – что с того? Возможно, в детстве, еще в советские времена, ему довелось жить среди чеченцев (например, в Грозном), когда никто не предполагал, что начнется братоубийственная война, и все относились друг к другу почеловечески и даже по-братски.

Нет и еще раз нет! Скрытые под спудом амнезии воспоминания, от которых остались лишь неясные отголоски, настойчиво подсказывали ему, что это далеко не так.

Гортанный говор вызывал в нем не положительные эмоции, а совсем наоборот. Паленый вдруг почувствовал, как его тело покрывается липким потом, от которого исходил запах ненависти. Что это с ним?

Проклятая память! Ну проснись же, хотя бы на минуту!

Но ответом ему стал огромный экран, на котором ожившие фантомы из прошлого начали постепенно тускнеть, таять, быстро уменьшаясь в размерах, пока и вовсе не превратились в серые кляксы на белом фоне.

Глава 22

Тимошкин приехал с утра пораньше – еще не было и семи.

– Сегодня у меня много дел, так что извините за столь ранний визит, – сказал он Паленому, который не успел ни побриться, ни принять душ, а потому был несколько раздражен.

– Идите на кухню, – сказал Паленый. – И включите там чайник. Не мешало бы позавтракать, но кроме холодных закусок, другой еды в доме нет. Ничего, перебьемся. Подождите меня, я скоро…

Он остался один. Маргоша и Антошка из соображений безопасности переехали в городскую квартиру, расположенную в хорошо охраняемом доме, где жили только большие шишки. Так пожелала Анна Григорьевна.

Это решение было немного странным, – загородный особняк теперь охранялся как атомная электростанция – но Паленый спорить не стал. Он уже привык к тому, что Анна Григорьевна не всегда поступает, сообразуюсь с целесообразностью и здравым смыслом; по крайней мере, в отношении своей семьи и «мужа» в частности.

Пока Паленый наводил марафет, Тимошкин поджарил яичницу с беконом, нашел в холодильнике не очень свежую колбасу, маринованные огурцы, увядшую зелень и баночку красной икры.

– Не жалко? – спросил он с подковыркой, выкладывая икру в розетку.

– Нет. Пока нет, – подчеркнул Паленый.

– То есть?..

– Все зависит от того, с какими вестями вы пожаловали.

– С паршивыми, – признался капитан. – Запихивать икру обратно в банку или как?

– Ешьте. Все равно пропадет. Стоимость икры я вычту из вашей премии.

– Вот так всегда… – Тимошкин деланно пригорюнился. – Кто самый несчастный и нищий в милиции? Это даже не вопрос, а констатация факта. Конечно же, опера. За год четыре пары обуви как корова языком… А шузы сейчас не дешевые.

– Волка ноги кормят.

– И то верно. Но все равно от понимания этой аксиомы жить и служить не легче.

– Что это вы прямо с утра начали плач славянки?

– Расскажу – и вам захочется пустить слезу.

– Тогда прежде нужно позавтракать, чтобы не перебить аппетит плохим настроением.

– Умные слова и вовремя сказанные, – откликнулся капитан. – Прошу за стол! – сделал он эффектный жест рукой.

Паленый вынужден был отдать должное кулинарным способностям Тимошкина. Яичница получилась восхитительной. Капитан даже украсил блюдо зеленью.

– Сразу видно холостяка, – улыбаясь, сказал Паленый.

– Яичница для одиноких мужчин – настоящая панацея. Быстро, дешево и сердито.

– А как насчет пяти капель для улучшения пищеварительных процессов?

– Когда я отказывался? – задал Тимошкин риторический вопрос. – Только мне бы чтонибудь покрепче. Нужно взбодриться, а то я спал сегодня всего ничего – от силы три часа.

– Что так?

– Ловили террористов… – Капитан кисло улыбнулся. – Это у нас теперь идея фикс. После того, как взорвали вашу машину, все менты стоят на ушах, работают сутками. А тут еще приезд начальства из Москва… В общем, неделька выдалась «веселой».

– Надеюсь, нашу семью не винят в этом переполохе? – не без умысла спросил Паленый.

– Надежды юношей питают… – Тимошкин вздохнул. – Стражи порядка и законности готовы съесть вас без хлеба и соли. Посудите сами – в городе больше года не было ЧП подобного рода. Ну, иногда постреливали… не без того. Но это все мелочи, рутина, обычные разборки, даже без трупов. А тут сначала снайпер, а затем целая бригада бандитов очутилась в морге. Лучше бы они сбежали.

– Не понял… Почему?

– Потому что появился «чеченский» след. А это сейчас для органов сильнейший раздражитель. Могут запросто турнуть и генерала, и прокурора, и еще кого-нибудь за компанию. Недосмотрели, проворонили, и все такое прочее. Никаких денег не хватит на взятки вышестоящим товарищам. Тем более, что подобные вещи на жестком контроле у администрации президента.

– Наконец до меня дошло. Не появись в деле жмурики чеченской национальности, ваши коллеги представили бы происшествие как бандитскую разборку районного масштаба (что в общественном сознании уже стало болезнью, не тяжелее насморка) или, например, наезд на бизнесмена, в котором замешаны только местные отморозки. Не так ли?

– Так.

– Да, не повезло вам…

– Не иронизируйте. У вас есть шанс еще раз проверить свое везение. – Тимошкин полез в карман и достал оттуда какую-то бумагу. – Вам нужно завтра в десять ноль-ноль явиться по указанному адресу в кабинет номер двести восемнадцать. Иметь при себе паспорт… – Он осклабился. – И сидор с харчами и сменным бельем. Ладно, шучу. Насчет сидора. А в остальном все верно.

– Моя подпись в получении повестки нужна?

– Нет. Родина вам все еще верит… хе-хе…

– Действительно, эта новость могла испортить аппетит… На кой я им нужен?

– Спросите у них. А вообще, это обычная практика. Вашу семью – и вас в частности – и так особо не кантовали. Будь на вашем месте какой-нибудь небогатый бедолага, он уже стоптал бы пару башмаков, мыкаясь по кабинетам следователей.

– Спасибо, утешили.

– Пожалуйста.

– И что вы так не любите богатых людей?

– А за что их любить?

– Ну как за что – они помогают стране выбраться из той ямы, куда ее затащили политики, трудятся день и ночь…

– В кабаках и казино, – подхватил Тимошкин. – А что касается ямы, так они сначала помогли политикам всех нас туда спихнуть, а теперь нарезают вокруг нее круги, изображая, что ищут вожжи, дабы вытащить глупый народ на свет ясный. На самом деле им на нас наплевать. Извините! – спохватился капитан. – Опять забыл, с кем говорю…

– Так ведь ваши речи – чистая правда.

– Самокритика?..

– Ни в коей мере. Констатация факта. Вот такие мы нехорошие. – Паленый криво улыбнулся.

– Только не нужно заниматься самобичеванием. На это не хватит и суток. А времени у меня в обрез.

– Насчет самобичевания вы ошибаетесь. В мои годы пора уже знать, что собой представляет homo sapiens. Вот вы, например.

– А что я? Со мной все просто. Я отношу себя к разряду примитивных.

– Не прибедняйтесь. Впрочем, это ваше личное дело. Я о другом. Сейчас вы изображаете из себя борца с несправедливостью. Но появись у вас шанс разбогатеть, – например, стать олигархом – и куда денутся ваши благородные порывы. Уж поверьте мне.

– Верю… – Тимошкин сокрушенно вздохнул. – Я такая же жадная и беспринципная сволочь, как и все остальные. (Ладно, пусть не все, но многие). Только нахожусь я в самом низу пирамиды. Уж не знаю, хорошо это или плохо.

– Не переживайте. У вас еще есть шанс подняться к сияющим вершинам…

– И стать законченным негодяем, – подхватил капитан. – Нет уж, увольте. Хочу остаться в своем болоте… хе-хе…

– Тогда прошу в гостиную, чтобы там закончить наш разговор.

Паленый встал.

– Да, нужно торопиться… – Тимошкин с озабоченным видом посмотрел на свои наручные часы.

В гостиной капитан первым делом закурил. Его примеру последовал и Паленый.

– Ну, что там у нас? – нетерпеливо спросил Паленый.

Он почему-то ждал, что Тимошкин достанет из кармана очередную дискету. На которой будут записаны все ответы на интересующие его вопросы.

Но Паленый ошибся. Капитан принес информацию в устном виде.

– С кого из ваших корешей… хе-хе… начнем? – спросил Тимошкин.

– Думаю, что с тех, кто чист и пушист.

– Тогда это, по идее, Елизавета Бражник-Меликян. Дама, конечно, уникальная, дела за ней числятся серьезные, но только с точки зрения налоговой инспекции. Поэтому насчет чистоты и пушистости у нее большие проблемы. Однако, она никоим образом, настолько мне удалось раскопать, не связана с теми, кто катит на вас бочку.

– А катят?

– Ну. Да еще какую.

– Продолжайте.

– Кто главный закоперщик в этой компании, пока сказать не могу. Может быть, Щуров, а возможно, кто-то другой. Но я так думаю, что он заведует, так сказать, силовой составляющей группы. В этом деле Щуров как рыба в воде.

– Откуда вам это известно?

– Ну, мне пока почти ничего неизвестно. Так, догадки, некоторые факты… Однако опыт – великое дело. И он подсказывает мне, что Щуров среди ваших противников не на последних ролях. Мы раскрыли инкогнито еще одного бандита – из тех, кого вы отправили вперед ногами. Им оказался некий Сарычев. Одиозная личность. В свое время он начинал вместо со Щуровым, но затем его посадили на пять лет за разбой с отягчающими обстоятельствами. Дали ему по минимуму, понятно по какой причине – Щуров смазал кое-кому лапу. А после отсидки где только Сарычева не носили: и в Чечне, и в Абхазии, и в Приднестровье… Естественно, на противной стороне.

– Короче говоря, Сарычев – «дикий гусь».

– Верно. Наемник. Но вот какая нечистая сила принесла его в наш город – это вопрос.

– Приехал навестить старого друга.

– Как бы не так. Они расстались не очень хорошо. Нет, не побили горшки, но все же…

– Вы говорили, что Щуров помог Сарычеву избежать большого срока…

– Это факт. Однако, насколько мне известно, Щуров обещал Сарычеву, что вообще вытащит его на свободу. Но почему-то не сделал этого.

– И по какой причине?

– Трудно сказать. Я как-то не интересовался подробностями тогда, а сейчас… В общем, иных уж нет, а те далече. Скорее всего, Щуров боялся, что Сарычев сковырнет его с теплого бригадирского местечка. Сарыч (это его кличка) не праздновал никого, был патологически жесток и неуправляем.

– Если это так, то приезд Сарычева в город вызывает, по меньшей мере, даже не один вопрос, а целый ворох, – с неожиданно прорвавшейся в голосе тревогой сказал Паленый.

– Возможно и так.

– Но тогда получается, что он приехал по мою душу. С какой стати?

– Вот и я об этом. Всю эту банду очень встревожило ваше появление в городе. Это уже факт. Почему? На этот вопрос ответить вы не можете, потому как ничего не помните.

– Не могу. Не помню.

– Знаете, я покопался в вашем розыскном деле…

– Что, даже такое есть? – удивился Паленый.

Тимошкин ухмыльнулся.

– Естественно, – ответил он. – Ваша жена здорово взяла за глотку весь горотдел милиции. Никого не искали с такой тщательностью, как вас.

– Ну и что в конечном итоге?

– В конечном итоге вы сами объявились. Но соль в другом: за день до исчезновения – этот момент отметили почти все ваши знакомые и сослуживцы – вы были как с креста сняты. Видимо, что-то вас сильно тревожило. А парнишка с заправки – той, что за городом, – так вообще был на вас сильно обижен.

– Почему?

– Он что-то там завозился, и вы на него наорали, притом совсем не в парламентских выражениях. Потому он вас и запомнил очень даже хорошо.

– Наорал?..

– Что, не похоже на вас? Все объяснялось просто – вы куда-то сильно спешили. На двадцатом километре автотрассы вас остановили сотрудники нашего доблестного ГИБДД. Понятное дело, при помощи радара.

– Неужели был составлен протокол? – удивился Паленый.

– Александр Игнатьевич, вы плохо подумали об автоинспекторах. С вашими деньгами – и какой-то протокол. Конечно, нет.

– Но как тогда?..

– Как они раскололись? Случайно. В их команду затесался новенький, сержант, вот он по простоте душевной и поведал оперу, что видел вас на шоссе, и что ваша машина шла с большим превышением скорости.

– Он что, и про взятку рассказал?

– Ну, парень-то не совсем дурак… В этом вопросе он держался стойко – как оловянный солдатик.

– А как тогда сержант объяснил, почему я остался безнаказанным?

– Никак. Правда, и ушлый опер не стал акцентировать на этом внимание. У него были другие задачи. Поборами на дорогах должна заниматься служба собственной безопасности.

– Куда же я ехал?

– Это, конечно, вопрос. Но только не в командировку.

– Почему вы так думаете?

– Вы не взяли с собой никаких документов, в том числе и командировочного удостоверения.

– А зачем директору фирмы командировочное удостоверение? По-моему, это необязательно.

– Таков порядок, вы просто забыли. Ведь нужно как-то списывать командировочные расходы. Правда, вы ехали на личном транспорте и, возможно, всего на один день. Но и тут есть закавыка. Вы не предупредили, что уезжаете, свою секретаршу.

– Разве я всегда ее предупреждал?

– В том-то и дело, что всегда. Она пользовалась у вас большим доверием.

– Похоже, я намеревался что-то проверить… возможно, какую-то важную информацию…

– Скорее всего. И это место находилось где-то вблизи города. По крайней мере, не на большом расстоянии. Из всего вышесказанного выходит, что вы намеревались возвратиться к вечеру. Что касается самой информации, то она была очень важна (и опасна, как теперь стало ясно). Притом настолько, что вы не обмолвились о ней даже своим самым близкими и доверенным людям – жене и секретарше.

– Тогда почему я оказался за тридевять земель от города?

– Не знаю. Наверное, вас захватили и увезли. Зачем? Можно строить разные догадки, но мы не будем заниматься этим бесполезным делом. Нам бы для начала узнать, откуда ноги растут во всей этой истории.

– То есть, выяснить, кто нанял киллеров.

– Это в первую голову. То, что ваши враги сильно обеспокоились, вполне понятно. Вы для них фантом, шок, выходец из того света, карающий меч. Ведь нанятые ими убийцы отрапортовали (и даже деньги за это получили), что отправили вас в мир иной. Вы отсутствовали в городе длительное время и все думали, что опасаться больше нечего. И тут вы появляетесь, как снег на голову. Ведь они еще не знали, что у вас амнезия. Вот все и зашевелились, как гадючье гнездо весной.

– Боюсь, что на главного заказчика нам никогда не выйти.

Паленый не хотел говорить Тимошкину, что он тоже кое-что предпринял. В душу человеку не заглянешь, да и кто мог дать гарантию, что капитан не соблазнится и не продаст Князева со всеми потрохами тому, кто предложил за это большие деньги.

– Нет ничего такого тайного, чтобы в конечном итоге оно не стало явным, – парировал Тимошкин. – Изречение старо, как мир, но работает до сих пор. Рано или поздно кого-нибудь да расколем.

– Лучше бы пораньше, – хмуро заметил Паленый.

– Ага, – осклабился капитан. – Для вас это важнее всего.

– А для вас?

– Хотите, чтобы я сказал, что мое дело – сторона?

– Нет, я так не думаю…

– И правильно. И не думайте. Потому что это расследование может оказаться для меня последним. Я проверил предупреждение Шимона (есть у меня и другие источники информации) и убедился, что он был прав. Теперь я даже когда ложусь спать, кладу ствол под подушку.

– Я вам уже говорил – откажитесь. Мне не хочется, чтобы ваша смерть была на моей совести.

– Ваша совесть меня волнует меньше всего. Я останусь в деле до конца. Хотя бы потому, что оно чертовски интересно для меня, как для профессионала. Ну и, кроме всего прочего, я имею шанс поправить свое финансовое положение, что для полунищего мента отнюдь немаловажно.

– Тогда продолжим разбор полетов, – решительно предложил Паленый, который испугался, что разговор в подобном русле может завести их в такие дебри, откуда нельзя будет выпутаться.

– Следующий в нашей «коллекции» типов Георгий Тривуш…

«Жорж-винокур…», – про себя отметил Паленый; он с трудом вспомнил, как зовут этого «благодетеля» пьющего населения города и его окрестностей. Фамилия Тривуш только раз или два мелькнула в досье на Щурова.

– …Владелец ликероводочного завода, акционер многих предприятий, имеет собственную конюшню, играет на бегах. Очень богат, но старается держаться в тени и не афишировать размеры своего состояния. Короче говоря – темная лошадка. Уж не знаю, почему вы в чем-то его заподозрили.

– Интуиция, – коротко ответил Паленый.

– Не знаю, что за ней стоит, но я пока бессилен как-то связать господина Тривуша с нашим делом.

– Пусть его. Следующий.

– Никита Сергеевич Бережной. Холост, – вернее, разведен – гуляка и мот, владелец казино, аквапарка и нескольких магазинов. Играет на бирже, имеет какие-то связи с нефтяным бизнесом, ну и что-то еще – по мелочам. В общем, рисковый мужик, прожигатель жизни, но в делах, как ни странно, удачлив. Ваш большой друг. По крайней мере, был таким. Тоже как будто чист. Но это по предварительным данным.

«Ник… Что-то этот «друг» нос к нам не кажет после барбекю, даже не позвонил ни разу. А должен был, особенно после нападения…»

– Остался Семен Маркович, – только и сказал Паленый капитану в ответ на его вопрошающий взгляд.

– Так сказать, на закуску… – Тимошкин хитро улыбнулся. – Это еще тот тип. По идее, у вас с ним не должно быть ничего общего…

– Верно. Он ведь банкир, а наша фирма работает совсем в другой области. Семен Маркович всего лишь приятель, и даже не мой (так мне кажется), а моей жены.

– Я не об этом. Если трое вышеуказанных товарищей мало светились в криминальной хронике и на них почти не имеется компромата, то жизнь Семена Марковича в бизнесе заслуживает целого детективного романа.

– Кто бы спорил… – буркнул Паленый.

– Но мы оставим за кадром его многочисленные столкновения с законом. Это для нас не суть важно. Главное другое – где-то за полгода до вашего исчезновения вы с Семеном Марковичем побили горшки. То есть, сильно разругались. После чего в вашем доме появилась вооруженная охрана. Симптоматично, не правда ли?

– Почему мы разругались?

– Спросите у самого себя. В этом вопросе царит абсолютный мрак. Но до недавнего времени он не числился в друзьях-приятелях Анны Григорьевны. Это точно.

– И когда они снова «подружились»?

– После того, как Семен Маркович дал вашей жене кредит. То есть, ровно пять месяцев и двадцать два дня назад.

– И это весь его «криминал» по отношению к нашей семье?

– Если бы… – Лицо капитана помрачнело. – В нашей картотеке это, конечно, не отражено, но есть сведения, полученные мною оперативным путем, что на ваш бизнес идет атака.

– Знаю. Со стороны некоего ООО «Генезис».

Тимошкин скептически ухмыльнулся.

– Это все, что вы знаете? – спросил он, усаживаясь поудобней.

– Все. Но и этого достаточно, чтобы здорово обеспокоиться. Но не более того. Это финансовые разборки, они к криминалу не относятся. Бизнес – это прежде всего жесткая конкуренция.

– Вот именно – прежде всего. Кто спорит. Но сие определение лежит в области теории. На самом деле не все так безоблачно, как всем кажется. Это к слову. Что касается ООО «Генезис», то вам нужно бы поинтересоваться КТО его учредитель и ОТКУДА у общества миллионы, которые оно использует для этой самой конкуренции.

– Ну и?..

– Учредителем этого ограниченного во всех отношениях (кроме финансовых возможностей) общества является… Семен Маркович!

Паленый опешил. Его на некоторое время даже переклинило. Но потом он вспомнил, кто таков этот «друг семьи» и сказал:

– Позвольте, но ведь Семен Маркович – владелец самого крупного в городе банка. Вернее, главный его акционер и управляющий. Насколько мне известно, он прикупил восемьдесят процентов акций. А может, и больше. Зачем ему это ООО? Только известное имя паскудить.

– Не скажите. Только я не очень точно выразился. Номинальным владельцем «Генезиса» числится некий Саульский Борис Александрович. Но! – Тимошкин с многозначительным видом поднял вверх указательный палец. – До недавнего времени он работал в банке Семена Марковича и считался его подлипалой. Ничтожная, бестолковая личность – так характеризуют Саульского почти все его бывшие коллеги. Такому нельзя доверить не то что миллионы, но даже полушку.

– А откуда вам известно, что он получил кредит именно в банке Семена Марковича?

– От верблюда, – сердито ответил Тимошкин. – Вы совсем плохого мнения о нашей «конторе». Мы ведь тоже кое-что умеем. И располагаем некоторыми возможностями. А если более конкретно, – не буду от вас скрывать – то меня просветил на сей счет мой старый дружбан из управления по борьбе с организованной преступностью.

– Вы что, так прямым текстом ему и сказали, кем интересуетесь?

– Александр Игнатьевич, я что, похож на лоха? – с укоризной спросил Тимошкин.

– Вроде нет. Но конь на четырех ногах, а все равно спотыкается.

– Нет, в вашем деле спотыкаться – себе дороже. Я попросил неофициальную справку на добрые два десятка фирм и ООО. Кстати, у моего друга нет привычки лезть в чужие дела и расспрашивать, зачем да почему. Собственно говоря, и я такой же. А вот поделиться информацией – это святое дело.

– Даже если она носит сугубо конфиденциальный характер?

– Другой информации нам не нужно. Другая информация в газетах и на телевидении. А у нас только ДСП – для служебного пользования. И то не всем, не всегда и строго дозировано.

– Понятно… Значит, Семен Маркович помог учредить это ООО и отвалил Саульскому многомилионный кредит за здорово живешь, как я понимаю.

– Именно. Кредит без обеспечения и под смехотворные проценты. Такие вещи в банковском деле, конечно, случаются, но обычно тянут за собой массу вопросов, имеющих однозначный ответ – кто-то из банковских работников (притом высокого ранга) имеет в этом деле прямую выгоду. А поскольку Семен Маркович лично визирует выдачу кредитов, то вывод напрашивается сам по себе.

– Хорошо, допустим Семен Маркович со товарищи решил нашу фирму разорить. Чтобы потом скупить все авуары за бесценок и занять наше место на рынке. Но зачем тогда ему нужно устранять нас физически? Ведь это для него большой риск. Вдруг что-то пойдет не так, и подельники сдадут его со всеми потрохами.

– А вот это как раз и есть гвоздь программы. Возможно, вся интрига кроется в вашем прошлом, про которое вы, к сожалению, ничего не помните. К вам еще никто не подходил с какими-нибудь намеками или предложениями?

– Увы. Полное молчание. Даже удивительно.

– Странно…

– Да…

Ничего странного в этом Паленый не видел. Но он не мог все рассказать Тимошкину. Паленый понимал, что его враги пребывают в растерянности и теперь мечутся в разные стороны, пытаясь найти выход из сложного положения.

Интересно, ему – то есть, Князеву – поверили, что у него амнезия? Может, да, а возможно, и нет. Но даже если поверили, то никто им не мог дать гарантий, что в один прекрасный день к нему не вернется память и тогда кое-кому может не поздоровиться.

– На сегодня у меня все, – поднимаясь, сказал Тимошкин. – Извините, спешу. Спасибо за завтрак.

Паленый немного поколебался, но все же сказал:

– Есть еще один мутный человек…

– У нас светлых можно по пальцам пересчитать, – ухмыльнулся капитан. – Кто он?

– Она. Это женщина… – И Паленый назвал фамилию Лилии Вячеславовны.

– А эта подруга каким боком к вам прислонилась? – удивленно спросил Тимошкин.

– Вы знаете ее? – в свою очередь удивился Паленый.

По выражению лица капитана он понял, что тому хорошо была известна пассия Князева. Откуда?

– Еще как знаю…

На простоватой физиономии Тимошкина в одно мгновение промелькнула целая гамма чувств – от ностальгических воспоминаний до легкой брезгливости.

– Я помню ее с той поры, когда работал в райотделе, – продолжал капитан. – Мне приходилось курировать некоторые злачные места и гостиницу, где собирались прожигатели жизни и путаны. Линек тогда ходила в первых красавицах.

– Линек?..

– Это ее прозвище.

– Она что… была проституткой?

– Не совсем так. Ну, ясное дело, мужики у нее были, бой-френды… хе-хе… Но она отдавалась не за деньги. Линек искала богатого жениха. Шустрая особа.

– Нашла? – небрежно спросил Паленый.

– Не интересовался.

Сказать капитану, не сказать?.. Сказать ему, что Линек была любовницей Князева, или нет? Сказать – не сказать… Нет, не буду говорить! – решил Паленый. Посмотрим, что он раскопает. Проверим квалификацию.

– Ну что же, тогда до свидания… – Паленый протянул Тимошкину руку.

– Встретимся послезавтра, – сказал капитан. – Если, конечно, не появится что-нибудь интересное… У меня запарка по основной работе. Нужно связать кое-какие концы.

– Договорились.

– И не забудьте, что завтра вам нужно быть к десяти в управлении.

– Не забуду.

– Постарайтесь не опаздывать. Высокое начальство любит показушную точность…

Когда за Тимошкиным закрылась дверь, Паленый закурил, постоял некоторое время в грустной задумчивости, затем вышел во двор. Там вовсю светило солнце, где-то неподалеку кудахтали куры (а это еще откуда? – удивился Паленый; вряд ли в богатых дачах и особняках кто-нибудь занимается птицеводством; но факт оставался фактом), чистое голубое небо стремительной белой линией чертил след реактивного самолета, в верхушках деревьев тихо шептался с листьями легкий залетный ветерок…

Благодать, думал Паленый. Живи – не хочу. Только вот беда – к сожалению, жизнь недолгая и конечна. А под оптикой снайпера она и вовсе становится мизерно короткой.

Глава 23

Его размышления прервал Гривцов, подменявший Володю.

– Александр Игнатьевич! Возьмите трубу.

Он протянул Паленому мобильный телефон, который в отсутствие хозяев считался дежурным. На звонки по нему отвечал старший из охранников.

– Здравствуй, Саша! – голос Анны Григорьевны.

– Привет…

– Как ты там?

– Кручусь. Все пока идет нормально. А как твои дела?

– Главную проблему я почти решила. Осталось утрясти кое-какие формальности. Мне придется задержаться еще на пару дней.

– Будем ждать…

Анна Григорьевна немного помолчала, а затем осторожно спросила:

– Есть что-нибудь новенькое?

– Да.

– Скажешь?

– Нет. Не телефонный разговор.

– Что ж, раз так… Поговорим, когда встретимся.

А встретимся ли? – мелькнула мысль в голове Паленого. Чур меня! Он едва не плюнул в трубку, да вовремя спохватился.

– Ты побереги себя, – с невольной сердечностью сказал Паленый – и устыдился своего внезапного порыва.

– Не волнуйся, я живу в надежном месте и под охраной.

– Старайся не появляться там, где много народа, и никуда не ходи по вечерам.

– Стараюсь. Но это не очень получается. Ты там не голоден?

– В общем, нет…

Паленый замялся. Ему не хотелось говорить, что холодильник как-то быстро опустел, а он не догадался вовремя его наполнить. Но Анна Григорьевна словно подслушала мысли своего «мужа».

– Я позвоню на фирму, продукты тебе привезут. Если не хочешь готовить, заказывай в ресторане обеды на дом.

– Нет уж, я сам. Заказы – это хлопотное дело. К тому же мне не хочется съесть какуюнибудь отраву, которую могут подсыпать в ресторанную пищу наши «доброжелатели».

– И то верно. Ну, как знаешь…

Они сдержанно распрощались и Паленый выключил мобилку. Заботливая дамочка, подумал он с неожиданной злостью. Интересно, так она и с мужем разговаривала? Тогда понятно, почему он косил от нее по другим бабам.

И опять ему в голову втемяшилась глупая мысль: что если она принимает его за настоящего Князева? Возможно ли такое?

А почему бы и нет? Ведь проверку, проведенную усилиями частного детектива, он прошел успешно, графолог, судя по всему, подтвердил идентичность подписи (по крайней мере, так Паленому хотелось думать), а что касается внешности…

Человек, который перенес столько бед и невзгод, в том числе автокатастрофу и весьма болезненную пластическую операцию, вряд ли будет абсолютно похож на себя прежнего.

Голос другой? Это отметила и Маргоша. Она сказала, что теперь он говорит более выразительно, но с хрипотцой.

Однако, тембр голоса, его звуковая окраска были весьма похожи на те, что звучали в голосе Князева. Это определил сам Паленый, просматривая найденную в комнате Антошки видеозапись, на которой присутствовало все семейство Князевых, отснятое в разных житейских ситуациях.

Как-то в разговоре с Маргошей Паленый решился поднять эту болезненную для него тему, чтобы услышать ее мнение. Ведь она хорошо знала Князева и была неглупой женщиной.

Конечно, он не сказал напрямую, что ему хотелось узнать, а пошел окольными путями. Но Маргоша съела наживку и не поперхнулась. Как ни удивительно, но она совершенно не сомневалась в личности «воскресшего» Князева.

Что это, гениальная актерская игра, возможно, затеянная по просьбе Анны Григорьевны, или обычная невнимательность, смешанная с благодушием и добросердечием? Может быть, Маргоша и впрямь заблуждается вполне искренне?

Хорошо, что в доме нет комнатной собачки, с невольным облегчением подумал тогда Паленый. Пес сразу бы вычислил чужака…

Нет, не верю! Не верю – и все тут. Так не бывает, думал Паленый. Или весь мир сошел с ума, и Анна Григорьевна – в частности.

А если она в здравом уме и при нормальной памяти, то не заметить подмены просто нельзя. Или он чересчур мнителен и ему так кажется?

Бред, чистый бред, думал в отчаянии Паленый. Ну почему ты, осел тупоголовый, не сбежал отсюда раньше!? Тогда не было бы в твоей жизни ни снайпера, ни киллеров, ни предстоящих допросов на серьезном уровне. Ведь четыре трупа – не хухры-мухры. Так просто это дело не оставят.

А вдруг начнут ковыряться в его биографии? Вдруг правоохранительные органы проведут свое расследование по факту исчезновения Князева и его благополучного возвращения в родные пенаты?

У них возможностей гораздо больше, нежели у частного детектива…

В общем, куда не кинь, везде клин, с горечью констатировал Паленый. Он обложен со всех сторон. Теперь на нем столько всего висит (вспомнил он и убитого воротилу рекламного бизнеса), что впору в петлю лезть. Беги, не беги, все равно крышка.

Размышления Паленого прервал Володя. По его лицу было видно, что он чем-то встревожен.

– Ты обещал приехать к вечеру, – с удивлением сказал Паленый.

– Обещал, – буркнул Володя, многозначительно покосившись на Гривцова, прогуливающегося невдалеке.

– Тогда пошли…

Паленый направился к дому. За ним потопал и Володя. «Что могло случиться?» – с нехорошим чувством думал Паленый, едва сдерживаясь, чтобы не начать расспросы прямо на ходу.

Для беседы он выбрал тренажерный зал. По его мнению, вряд ли могло прийти комунибудь в голову поставить здесь «жучки».

– Что стряслось? – спросил Паленый, едва закрыв за собой дверь.

– Вести от Клина, – коротко ответил Володя.

И достал из кармана плеер.

– И конечно же, плохие…

– Как сказать… – Володя включил миниатюрный магнитофон и, присоединив к нему наушники, протянул его Паленому. – Послушайте.

Запись была короткой:

«Здравствуйте».

«Угу».

«Вызывали?»

«Да. Работу нужно заканчивать».

«Пока нет возможности. Вам это известно».

«Завтра появится. Клиента вызвали к десяти в «контору».

«Понял. Все будет в ажуре. До свидания».

В ответ прозвучал какой-то неясный звук.

– Вам эта запись о чем-нибудь говорит? – спросил Володя, когда Паленый снял наушники.

– Еще как говорит, – хмуро ответил Паленый. – Просто кричит. А почему Клин решил, что этот разговор очень важен для меня?

– У него нюх на опасность. Как у грифа на падаль. Вы узнали голоса тех, кто разговаривал?

– Что-то вроде знакомое… Или мне так кажется… Нет, не могу вспомнить. Запись не очень хорошая и голоса сильно искажены.

– Это перехват мобильной связи. К сожалению, в этот момент шла настройка аппаратуры, поэтому звук получился не очень. Так сказал Клин.

– Кто эти люди?

– Первый не установлен. А второй… – Володя осклабился. – Второй – это господин Тривуш. Вы должны его знать. Похоже, он выступает в роли «заказчика».

Жорж-винокур! Опять он. Новость, конечно, не из разряда приятных, но очень полезная. Драка пошла при открытых забралах. И главное – точно известен один из врагов.

– Вот сука… – Паленый скрипнул зубами.

– Мне этот хорек давно не нравится. Все зырит, вынюхивает… Я сообразил, о чем шла речь в телефонном разговоре, но что значит фраза «клиента вызвали к десяти…», пока непонятно.

– Завтра мне нужно быть к этому времени в управлении внутренних дел.

– Ну надо же… – Володя остолбенело уставился на Паленого. – А Тривушу откуда об этом стало известно?

– Шила в мешке не утаишь. У наших врагов есть прикормленные менты с большими звездами, так с этим вопросом все ясно. За нами пристально следят, это уже факт. Не исключено, что и сейчас кто-то наблюдает за домом.

– Скорее всего… Нужно найти этого козла!

– Зачем? Пусть себе упражняется.

– Но ведь он сообщит, кому нужно, что вы покинули дом. И время выезда, и на какой машине, и кто сопровождает.

– Предупрежден – значит вооружен. Мы сыграем с ними свою игру. Пусть они думают, что нам ничего неизвестно. У нас появился уникальный шанс взять киллера с поличным. Это будет ниточка, благодаря которой можно размотать весь клубок.

– Как его можно взять? Он ведь тоже не лыком шит, серьезный противник.

– Тут нужно хорошо подумать.

– Может, нужно подключить ментов?

Почему бы и нет? – подумал Паленый, вспомнив про Тимошкина. Но тут же отбросил эту мысль – в столь важном и ответственном деле никому нельзя верить. Разве что Володе и то с натяжкой. Для парня эта акция будет серьезной проверкой, решил про себя Паленый; посмотрим, как он будет себя вести и можно ли ему доверить свою спину.

– Тогда наша идея умрет в зародыше, – ответил он веско.

– Понял, – удрученно кивнул Володя. – Согласен. Но с нашими мизерными силами мы не сможем перекрыть все опасные участки. У нас одна дорога, а у киллера – сотни. Поди знай, где он ходит и где спрятался.

– Вот это как раз мы и должны определить.

– Вы шутите, Александр Игнатьевич?

– Нисколько. Времени у нас вполне достаточно, проведем системный анализ ситуации. Ты понял, о чем я говорю?

– Приблизительно. Вы хотите вычислить место засады, не так ли?

– Совершенно верно.

– Но это невозможно!

– В принципе – да, но попытаться стоит. А для этого нам нужна хорошая карта города и его окрестностей. Найдем?

– А что ее искать? В моей машине в бардачке лежит.

– Тогда принеси, будь добр.

– Это я мигом…

Карта и впрямь была превосходной – на плотной и очень прочной бумаге, с прорисовкой самых мелких деталей рельефа. И главное – ее составляли где-то за границей, судя по надписям на английском языке.

– У шпиона отобрал? – поинтересовался Паленый.

– Купил на Кипре, когда ездил в отпуск. Глазам своим не поверил, случайно наткнувшись на нее в затрапезном книжном магазинчике. Там такого добра – завались. Можно найти даже карту с точным месторасположением какой-нибудь давно заброшенной российской деревни Гадюкино.

– Зато наши атласы и планы городов больше похожи на средневековые портуланы, нарисованные от руки.

– Это делалось для того, чтобы сбить с толку вражеских разведчиков, – со смешком сказал Володя.

– Естественно. Заброшенный к нам американский шпион первым делом бежал в киоск за картой и путеводителем. Это был его первый шаг к провалу.

Оба дружно рассмеялись.

– Посмотрим… – Паленый подошел к окну и развернул зарубежное картографическое диво. – А все-таки и у капиталистов промашки бывают.

– Вы о чем?

– На плане города указан памятник Ленину, но его уже и в помине нет, остался только пьедестал.

– Демократы в девяносто третьем свезли памятник на металлолом. Ну да, вы не помните… Там такая драка была между левыми и правыми, что пришлось вызывать внутренние войска. Так что зря вы наезжаете на заграничных топографов. У нас все меняется с калейдоскопической быстротой, не уследишь.

– Скорее, не меняется, а крутится вокруг какой-то дьявольской оси и периодически возвращается на круги своя, – грустно сказал Паленый. – Сначала храмы и церкви разрушали, теперь восстанавливают, притом на прежних местах. Так может случиться и с памятниками советской эпохи.

– Запросто, – поддержал его Володя. – Мы живем по закону маятника: туда-сюда, влево, вправо, от пьяного веселья до кровавых разборок, от вольницы НЭПа до принудительных коммун, от развитого социализма до здорово подпорченного нашим варварским менталитетом капитализма.

– А ты, оказывается, философ.

– Был. Пока не пошел в армию. Я учился на историческом факультете университета, а там нет военной кафедры. Вот меня и загребли…

– Диплом получил?

– Нет. Не захотел возвращаться, записался на сверхсрочную.

– Почему?

– После чеченской бойни не мог представить себя в образе учителя возле доски с указкой в руках. Я до сих пор стараюсь не смотреть детям в глаза. В детских глазах отражается светлый, радостный и счастливый мир, а мы в них – то есть, взрослые – как соринка размером с бревно.

В ответ Паленый лишь угрюмо кивнул. В этот момент он подумал, что и на его душе, похоже, лежит камень из той же корзины.

– Как можно вычислить место засады со стопроцентной точностью? – озадаченно почесав затылок, задал Володя риторический вопрос. – От дачного поселка до центра тридцать четыре километра. Примерно треть пути идет по лесам и полям. Затем маршрут пролегает по пригороду, где тоже хватает укромных местечек для снайпера. И пути отхода отменные. Здесь столько улочек и переулков – сам черт ногу сломит.

– Вариант нападения по пути следования отметается напрочь, – уверенно заявил Паленый. – В этом я убежден.

– Откуда у вас такая убежденность?

– Посуди сам: снайпер свое задание провалил, засаду в лесу растребушили; что остается?

– Что? – как эхо повторил озадаченный Володя.

– Город. Центр. Какие объекты в центре наиболее охраняемы?

– Здания мэрии, городского управления внутренних дел и службы безопасности. Естественно, не считая офисов некоторых очень крутых фирм.

– Где самая густая тень? Под фонарем. По идее, у входа в управление и я, и моя охрана должны утратить бдительность. Действительно, чего нам опасаться? Вооруженные постовые, сотрудники правоохранительных органов в штатском со стволами подмышкой, входящие и выходящие из здания, видеокамеры наружного наблюдения… Меткий выстрел со снайперской винтовки с глушителем – и дело в шляпе. Никто ничего не увидит и не услышит. Пока устаканится переполох, можно двадцать раз уйти с места засады.

– Чересчур большой риск, – возразил Володя. – Я бы на это дело не пошел.

– Ты – да. А вот наш «знакомый» незнакомец – запросто. Похоже, снайпер – очень решительный и хитроумный тип. Вспомни, как он замаскировался на дереве. Сидел у всех на виду неизвестно столько времени (наверное, с ночи) и его никто не заметил. И это притом, что здесь везде много глаз охранников, и не только твоих подчиненных, но и тех, кто дежурит на соседних дачах.

– И все равно ваше предположение не выдерживает никакой критики.

– Это в тебе говорит упрямство, – улыбнулся Паленый. – Благодаря наблюдателям, наши враги знают, что я могу вызвать для сопровождения ОМОН. Так, как это сделала Анна Григорьевна. И принять другие меры предосторожности. Поэтому они просто обязаны искать новые оригинальные варианты.

– А вдруг все-таки ваши предположения ошибочны? – не сдавался Володя. – Почему вы не допускаете даже мысли об этом? Так нельзя.

– Согласен. По этой причине мы с тобой поедем в город не завтра утром, а ночью, ближе к рассвету. И вдвоем. Как тебе такой номер?

– Блеск! – согласился Володя. – Но только возьмем с собой помповые ружья. Ежели что, пистолетов будет маловато.

– А ты, оказывается, рисковый мужик. Не боишься?

– Могу испугаться, но не надолго. И только в том случае, если нас вычислят, и мы пойдем лоб в лоб. Перед боем всегда испытываю легкий мандраж.

– Что ж, отлично. По первой фазе нам остается уточнить лишь несколько важных деталей.

– Машина?.. – попытался догадаться Володя.

– И машина тоже. Возьмем твой старенький «фольксваген». Как он у тебя бегает?

– Словно зверь. Месяц назад пригнал с капремонта. Движок работает, как швейцарские часы.

– Отлично. Слушай дальше: вечером, еще засветло, ты садишься в машину и уезжаешь. И все это спокойно, в открытую, чтобы наблюдатель (если он, конечно, где-нибудь присутствует) мог рассмотреть тебя во всех подробностях. За поселком незаметно свернешь в лес, и будешь ждать меня там. Место встречи мы оговорим. Понял мою мысль?

– Да, но вы подвергаете себя большой опасности.

– Если меня засекут – да. Но я постараюсь уйти отсюда незаметно. О нашем плане никто не должен знать, за исключением Гривцова. Он поможет мне перебраться через забор. Ты доверяешь ему?

– Как и всем остальным, – осторожно ответил Володя. – Пока он не давал повода усомниться в его порядочности и честности.

– В душу ему, конечно, не заглянешь… но все равно придется рискнуть. Тем более, что утром он должен сымитировать мой выезд. И пусть Гривцов предупредит парней, чтобы оружие они держали наготове и не расслаблялись ни на миг.

– Понял, сделаем.

– Из гаража выйдут три машины. Это несколько необычно, но оправданно с точки зрения безопасности и наших недоброжелателей. Пусть они считают, что я перестраховался.

– Придется оставить всех, кто будет в ночной вахте. Для такого эскорта у нас маловато людей.

– Заплатим парням хорошую премию.

– Они все сделают и без премии, – не без самонадеянности сказал Володя; и тут же быстро добавил: – Но деньги им тоже не помешают.

– Так, этот вопрос, пожалуй, мы обмозговали. Остается главный гвоздь программы – откуда, с какой стороны, мне ждать пули?

– Или где заложена взрывчатка, – продолжил гнуть свою линию Володя. – А что если по вас ударят из гранатомета?

– От всех напастей не убережешься. Будем иметь их ввиду. Не более того. По крайней мере, я буду в безопасности до самых дверей ГорУВД. А дальше – как получится.

– Вот именно. Утром у них выйдет облом, но вы ведь не останетесь жить в ментовке.

– А почему бы и нет? – нехорошо улыбнулся Паленый. – Возьмут меня на цугундер и посадят в клетку. Там для меня сейчас самое безопасное место.

Сказал и понял, что наружу прорвалось наболевшее. Если раскроется обман, тюрьмы ему все равно не миновать. Но и там живут люди, в который раз мелькнула в голове трусливая мыслишка – отголосок от мыслей прежнего Паленого, безвольного забитого бомжа со свалки.

Нет! Только не в тюрьму! Пусть лучше кончат сразу, и неважно кто – киллер или менты. Но он так просто не сдастся.

– Достанут и там, – заверил Володя.

– Кто бы сомневался… Но я пока еще на коне, а поэтому давай мараковать, где, в каком месте, снайпер устроит засаду. Мне почему-то думается, что он будет один. Этот вывод в какой-то мере подтверждает перехваченный Клином телефонный разговор…

Они склонились над картой.

Глава 24

На захламленном чердаке было грязно и пыльно. Тусклый свет сеялся сквозь застекленное оконце, проявляя как на черно-белой фотографии различные предметы и копившийся десятилетиями мусор и разные бумаги.

Из чердачного окна здание ГорУВД смотрелось как на ладони. Позиция для снайпера была просто идеальной.

За этот дом они проголосовали единогласно. Он стоял на противоположной от здания УВД стороне улицы, по отношению к нему немного наискосок. Раньше в нем находилось какое-то государственное учреждение, но дом был довоенной постройки и сильно обветшал, а потому по заключению комиссии из мэрии подлежал сносу.

Правда, злые языки утверждали, что в таком решении был сильно заинтересован новый городской голова, и что дом можно было отремонтировать, после чего он прослужил бы еще долгое время.

Говорили, что мэр через подставную фирму, которая принадлежала его родственникам, выкупил за бесценок и дом, и участок, на котором он стоял, и уже была готова документация на строительство здесь элитной гостиницы.

Место и впрямь было отменным – почти в самом центре города. Основные козырные точки уже разобрали предшественники мэра, большие демократы и правдолюбцы «первой» волны, а он теперь подбирал крохи – не без успеха и практически даром.

Как бы там ни было, но дом пустовал уже больше месяца, хотя его и обнесли забором – готовились к началу строительных работ. От здания остались лишь голые стены и крыша; все остальное – двери, окна, трубы и батареи отопления – унесли шустрые людишки.

Паленый и Володя пробрались на чердак дома еще ночью.

Поразмыслив, они решили, что не стоит тянуть с выездом, дожидаясь утра. Ведь снайпер (если Паленый не ошибался в своих предположениях) будет стремиться занять свою позицию максимум на рассвете, затемно, а значит, они могут столкнуться с ним раньше времени, что было чревато.

Паленый ушел из дому после двенадцати. Он надел спортивный костюм и кроссовки, а парадно-выходную одежду и туфли для визита в управление внутренних дел увез в своей машине Володя.

К месту встречи с Володей Паленый пробирался лесом. Это было восхитительное чувство – с ножом в руках скользить в ночной тишине между деревьев бесплотной тенью, да так, чтобы ни одна сухая ветка не затрещала под ногами.

Естественно, Паленый и до этого хаживал по ночам. Но это было на свалке, где он не боялся, что в любой момент его могут зарезать или подстрелить.

Другое дело сейчас. У Паленого вдруг проснулись какие-то звериные инстинкты. Ему везде мерещилась опасность, и он готов был пустить в ход нож, не задумываясь.

Его ноздри широко раздувались, жадно вдыхая воздух, напоенный удивительно приятными лесными запахами, глаза вдруг обрели кошачью зоркость, а тело стало легким и послушным.

Паленому казалось, что ему удалось вернуться в свою стихию, где все родное и знакомое, где он ТОТ, ПРЕЖНИЙ. Это чувство буквально опьянило его, и он опомнился только тогда, когда подошел к «фольксвагену».

Машина была пуста. И Паленый это откуда-то знал. Постояв минуту в полной неподвижности, он понял, где притаился Володя, и двинулся в его сторону.

Паленый не стал к нему приближаться. Измаявшийся в ожидании парень явно был на взводе (что и не удивительно) и мог запросто среагировать, как и должно, – влепить ему пулю в живот.

– Это я, – сказал Паленый не очень громко и отчетливо, но его голос для Володи громыхнул в напряженной тишине, словно первый майский гром.

– Блин! – Володя даже подскочил на месте от неожиданности. – Как… откуда!? Я ни хрена не слыхал.

– Наверное, замечтался, – добродушно заметил Паленый. – Это неудивительно – сегодня классная ночь.

Он так сказал, чтобы не уязвить профессиональную гордость Володи, который втайне считал, что ему мало найдется равных среди спецов его профиля. Эту «ахиллесову пяту» – чересчур большое самомнение – Паленый подметил у своего напарника сразу.

– Ничего подобного, – возразил Володя. – Я был как одно большое ухо и как зоркий глаз циклопа. И все равно не слышал ни малейшего шороха.

– Говорю тебе, так бывает. Думаешь, что бдишь, а на самом деле пребываешь в отключке. Я читал об этом в какой-то газетенке. Человеку кажется, что минула всего лишь секунда, а на самом деле и минута прошла, и две, и больше. Какой-то временной парадокс. Там было и объяснение, но я в нем ничего не понял.

– Возможно… – Володя все еще пребывал в сомнениях.

– Все, нам пора, – сказал Паленый, взглянув на часы. – Прежде чем зайти в здание, мы должны хорошо осмотреться. Плохо, что нам раньше не удалось там побывать.

– Дом как дом. Прыг-прыг по лестнице и на чердак.

– Верно. Вот только одна беда – мы не знаем, в каком месте снайпер устроит засаду.

– По темноте не проверишь…

– Да. А когда рассветет, будет поздно.

– И что нам тогда делать?

– Поехали, додумаем на месте…

«Фольксваген» они оставили на охраняемой стоянке. Несмотря на позднее время (или раннее – кому как), там было достаточно оживленно. Машины въезжали, выезжали, какие-то подвыпившие парни куролесили и ссорились с охраной, лаяли сторожевые псы, в салоне «джипа» орал во всю ивановскую магнитофон…

В общем, городская ночная жизнь била ключом даже в таком, по идее, сонном месте, как автостоянка, спальное место для уставших за день машин.

Поэтому Паленый и Володя не боялись, что сторожа заприметят их в этом бедламе. Но с другой стороны, они не собирались делать ничего противозаконного, так что особо и не таились.

За домом наблюдали битый час. Володя уже совсем извелся, но Паленый был настойчив – сидеть и смотреть. Перед этим они два раза обошли вокруг здания, чтобы понять, откуда должен прийти снайпер («Если он придет…» – бурчал Володя, который все равно не верил в затею Паленого).

Наконец, убедившись, что ни снаружи дома, ни внутри как будто ничего подозрительного нет, Паленый и Володя начали подниматься по лестнице.

На удивление, она была достаточно чистой и не сломанной; отсутствовали только перила. Они решили окопаться на чердаке. Если снайпер не поднимется на верхотуру, значит, им придется по светлому осматривать каждый этаж – один за другим, начиная сверху.

– Хорошо бы взять его живым… – мечтательно сказал Володя.

Они сидели неподалеку друг от друга. Перед этим Паленый лично обследовал с ручным фонариком весь чердак, тщательно приглядываясь к каждой мелочи. (Володя в это время сторожил вход).

Но что-либо заметить ему не удалось. Он лишь спугнул двух бездомных котов-дуэлянтов, которые как раз собрались выяснять отношения.

Хорошо, что дом в плане небольшой, думал Паленый, пробираясь через завалы канцелярских папок и скоросшивателей. Наверное, для архива приказавшего долго жить социалистического учреждения не нашлось другого, более приличного, места и его снесли на чердак. Он стал не нужен людям так же, как и сама советская власть.

– Да. Только зря не рискуй. Нам не нужно, как ментам, сначала делать предупредительный выстрел в воздух. Похоже, этот тип весьма решителен и опасен. Сначала бей, а разбираться будем потом… если он выживет.

– Понял…

Время тянулось как резина. Паленому ждать было легче – он углубился в невеселые мысли, продолжая анализировать создавшуюся ситуацию. Что касается Володи, то парень сидел как на иголках.

– Закурить бы… – сказал он, массируя затекшую ногу.

– Нельзя.

– Знаю. А все равно хочется. Резинку пожевать, что ли?

– Ни в коем случае.

– Почему? Это же не сигаретный дым, который можно унюхать за сто метров.

– У жвачки тоже есть запах, притом сильный. Особенно хорошо его слышно утром, когда у человека обостряется обоняние. Пожуешь, и весь чердак начнет пахнуть малиной или мятой. А для опытного человека, коим несомненно является снайпер, такое амбре сродни удару под дых. Ведь он весь как туго закрученный комок нервов. Спокойствие приходит лишь тогда, когда позиция оборудована, а объект уже сидит в перекрестье оптического прицела.

– Откуда вам все это известно?

– И мне это хотелось бы знать, – улыбнулся Паленый.

– Говорят, что такую болезнь, как у вас, можно вылечить сильным стрессом.

– Ага, клин клином вышибают. Нужно, чтобы мне кто-нибудь дал по башке.

– Ну, это будет чересчур…

– И я так думаю. Пусть все идет, как идет, своим чередом. Познавать окружающий тебя мир заново тоже интересно. В какой-то мере.

– Да-а, попали вы…

Снайпер появился, когда начало сереть. Его присутствие в доме первым определил Паленый. Ближе к рассвету по молчаливому согласию они перестали разговаривать даже шепотом, поэтому тишина была просто зловещей.

Удивительно, но даже машины на какое-то время успокоились и перестали будоражить уснувшую улицу звуками моторов и визгом шин на крутых поворотах – лихачи в ночное время отрывались по полной программе.

Вот тут-то Паленый и учуял его. Именно учуял, а не услышал, притом совершенно интуитивно, потому что снайпер шагал беззвучно, как привидение. Судя по всему, он уже поднялся по лестнице и вот-вот должен был вылезть на чердак.

Изобразив в сторону Володи общепринятый в среде спецназовцев жест «Опасность!», Паленый юркнул в заранее облюбованный закуток, достал пистолет и притаился. То же самое проделал и Володя.

Снайпер нарисовался в полумраке настолько внезапно, что Паленый невольно вздрогнул. Ему показалось, что человек материализовался из ничего, как это показывают в фантастических фильмах.

Паленый понимал, что снайпер просто вышел из-за перегородки на более освещенное место (правда, бесшумно), но эффект от его появления на чердаке все равно был чересчур сильным и впечатляющим.

Какое-то время снайпер стоял неподвижно, прислушиваясь и приглядываясь. В одной руке он держал пистолет, а в другой – во что-то завернутую винтовку.

Это был самый напряженный момент для Паленого и Володи. Если снайпер вычислит их местонахождение, большой беды не миновать.

Паленый был уверен, что их противник стреляет гораздо лучше, чем они. Ему уже давно не приходилось практиковаться в тире, а что касается Володи, то и он вряд ли мог похвастаться большими успехами в работе с пистолетом, так как армейских спезнацовцев в основном обучают меткой стрельбе из автомата.

Но вот снайпер сделал короткий выдох и направился в сторону чердачного окна. Он попрежнему шагал бесшумно, по-кошачьи.

Подойдя к окну, снайпер спрятал пистолет и выглянул наружу. «А ведь он уже был здесь! – подумал Паленый. – Ну конечно же… Как это я сразу не сообразил?».

Для того, чтобы ему было удобней стрелять, снайпер загодя подставил под окошко прочный ящик, забросав его ради маскировки макулатурой и тряпками, а затем припорошил пылью – «состарил».

«Хитер, сукин сын, ох, хитер… – невольно восхитился Паленый. – Это же надо с такой тщательностью следы заметать. Профи, несомненно, профи…»

Надо брать, решил Паленый. Именно сейчас, когда снайпер, до этого пребывавший в большом напряжении, на некоторое время немного расслабился.

Скоро он опять придет в рабочее состояние, и тогда все его инстинкты и навыки заработают на полную мощность. А это значило, что потом взять снайпера будет неизмеримо труднее.

Паленый не стал подавать знак Володе. Он хотел справиться со снайпером в одиночку. И не ради того, чтобы что-то там доказать себе или своему напарнику, а по причине более прозаической – возле окошка и двоим негде было развернуться. Поэтому Володя только мешал бы ему.

Держась в плотной тени, Паленый двинулся вперед. Он засунул пистолет за пояс, чтобы руки были свободными.

Маршрут движения Паленый просчитал и несколько раз прошел заранее, убирая предметы, за которые можно было зацепиться. И он, и Володя единогласно решили, что, поднимись снайпер на чердак, лучшей позиции, нежели именно это чердачное окно, ему не сыскать.

Поэтому Паленый мог передвигаться по этой «тропе», не глядя под ноги.

И все-таки снайпер почуял его, ощутил спиной. Он резко развернулся, его рука метнулась к пистолету, который покоился в наплечной кобуре, но кулак Паленого уже летел ему в подбородок.

Удар получился неважным; в последний момент снайпер каким-то чудом успел немного отклониться назад, тем самым погасив его силу. И все же на ногах он не устоял.

Паленый навалился на снайпера, пытаясь скрутить ему руки. Но тот был очень силен, и сдаваться не собирался. Сцепившись, они покатились по чердаку, поднимая вокруг себя столбы пыли и бумажные вихри.

Вокруг них в некоторой растерянности бегал Володя, который никак не мог разобрать, где находится его шеф, а где – снайпер. Он держал пистолет за ствол, чтобы шандарахнуть им, как дубинкой, противника по голове.

В конце концов, рассвирепев, Паленый извернулся и взял горло снайпера в мертвый захват. Он даже хотел рывком сломать ему шею, но все-таки передумал и спокойно дожал противника до бессознательного состояния.

– Свяжи ему руки, – сказал он Володе и, тяжело дыша, поднялся на ноги, которые почему-то стали ватными. – И обыщи.

– Мы так не договаривались, – брюзжал Володя, исполняя приказание. – А если бы он замочил вас? Зачем было брать его в одиночку? Он здоров, как бык. Вон какие бугры катаются на руках. Не мышцы, а просто булыжники. Качок, наверное.

– Ну, извини. Погорячился, не подумал. Ретивое взыграло. Вот я и… Ты прав – хорошо, что все так закончилось. Могло быть значительно хуже.

Паленый изобразил раскаяние, чтобы успокоить самолюбие Володи. Ему не хотелось портить с ним отношения из-за таких пустяков.

– Еще как могло, – продолжал обиженно бубнить Володя. – Считайте, что вам повезло.

«Да как тебе сказать, парень… – отрешенно подумал Паленый. – Везение тут ни при чем». Он никак не мог отделаться от мысли, что душил своего противника с каким-то садистским наслаждением.

А еще Паленый точно знал, что мог запросто убить его, как минимум двумя-тремя способами, который всплыли в голове во время схватки.

Неужели в прежней жизни он был убийцей? Эта мысль не раз приходила ему в голову, но сейчас она просто испугала Паленого. Оказывается, для него убить человека – что цыпленку шею свернуть. Никаких эмоций, только холодная ярость и дьявольски точный расчет, основанный на отменной выучке.

Откуда он все это знает? Ну подскажи мне, в конце концов, глупая башка, подскажи! Что тебе стоит хотя бы на мгновение поднять занавес над моим прошлым.

Молчит память… Немая, глухая и ослепшая. Проклятье! И еще этот ублюдок… Паленый перевел взгляд на связанного снайпера, который уже начал приходить в себя.

«Сейчас ты мне все скажешь, урод. Уж я постараюсь…»

– Посади его поближе к свету, – приказал Паленый своему напарнику.

Володя повиновался.

Снайпер тряхнул головой, пытаясь собраться с мыслями. Он сидел, не поднимая головы. Его лицо, еще совсем недавно искаженное злобой, было спокойным и отрешенным, словно ему предстоял не допрос, возможно, с пристрастием, а научный диспут в компании интеллигентных, милых чудаков.

– Кто тебя нанял? – резко спросил Паленый.

Ему не было особой нужды расспрашивать снайпера, как его зовут и откуда он родом; это Паленого мало интересовало. Для начала ему важно было уточнить имя «заказчика».

Правда, он сильно сомневался, что этот здоровенный парень так просто сдастся на милость победителей. С виду он был как кремень. Бывалый тип, мельком подумал Паленый. Он это чуял всеми фибрами души.

Как Паленый и ожидал, снайпер ответил молчанием. Стоявший рядом с ним Володя сильно пнул его ногой под бочину.

– Колись, урод, иначе шкуру с живого снимем, – процедил он сквозь зубы. – Если ты думаешь, что попал в руки ментов, то глубоко заблуждаешься.

Это сообщение заставило пленника вздрогнуть. Он не боялся побоев, на которые милиционеры не скупились никогда, ни при какой власти. Но сообщение Володи представило ему ситуацию совсем в другом свете.

Наверное, ему хорошо было известно, как происходят и чем заканчиваются такие «беседы» у братков…

И все равно снайпер решил молчать.

– Что ж, ты сам выбрал свою судьбу, – сказал Володя, доставая нож. – Извини, кореш, ты не оставляешь нам иного выхода…

– Погоди, – остановил его Паленый. – Подними голову и посмотри мне в глаза! – повысил он голос.

Паленый присел на корточки и сильным движением нажал снизу на подбородок снайпера. Тот не стал сопротивляться и выпрямил спину. Вследствие этого его плоская рябая физиономия оказалось на уровне лица Паленого, и они наконец встретились взглядами.

– Мы не шутим, – угрюмо сказал Паленый. – Но нам не хочется доводить дело до крайности. В последний раз тебя спрашиваю: на кого ты работаешь?

Неожиданно лицо снайпера исказилось. Он инстинктивно откинулся назад, будто получил сильный удар в лоб, и выдохнул:

– Ты? Это… это ты!?

– А то кто же, – пробасил Володя. – Перед тобой твоя мишень, козел. Думал, что хитрее всех?

– Не может этого быть… – бормотал снайпер. – Не может быть!

– Еще как может, – не унимался Володя. – Ты еще не то услышишь и…

– Помолчи! – резче, чем следовало бы, оборвал его на полуслове Паленый.

Он вдруг понял, ЧТО хочет сказать пленник. Раньше они были знакомы! Но кого знал снайпер – Князева или… Нет, это невероятно! Скорее всего, снайпер был на дружеской ноге с Князевым. Ведь теперь у Паленого другое лицо.

А что если?.. Ну, это уже почти бред. Снайпер должен был посмотреть на своего «клиента» или на его фотокарточку раньше, перед выходом на задание. И тогда он ничего необычного не заметил.

(Впрочем, не исключено, что киллер имел помощника. Он должен был указать на цель в последний момент. Так иногда поступают сверхосторожные «заказчики», вспомнилось Паленому, небезосновательно опасающиеся, что наемный убийца может в последний момент сговориться с «объектом» и кинуть хозяина за большую сумму, чем та, которую «заказчик» обязан был выплатить киллеру после выполнения «заказа»).

Но почему снайпер испугался, посмотрев ему в глаза? Да, именно так, – испугался, что для этого крутого типа весьма необычно.

– Мы знакомы? – спросил Паленый, сверля глазами пленника.

– Ну конечно же… – продолжал бубнить снайпер, с какой-то болезненной пристальностью вглядываясь в каждую черточку лица Паленого; он будто и не слышал, что ему говорят. – Вот так трюк… И никто не догадывается. Никто! Ха-ха-ха! – Он истерично рассмеялся, словно ворон прокаркал. – А-а-ай! Уу-у!.. – Пленник обхватил голову руками и застонал, раскачиваясь со стороны в сторону.

– Что это с ним? – удивленно спросил Володя.

До него только сейчас начало доходить, что происходит нечто необычное.

– Отвечай, черт тебя дери! – не обращая внимания на Володю, Паленый с силой тряхнул пленника за плечо. – Ты!.. меня!.. знаешь!? – спросил он раздельно, чеканя каждое слово.

– Ну надо же… – Снайпер снова поднял голову. – Ворон… Я думал, встречу тебя только на том свете. Не помнишь меня? Притворяешься перед этим большим щенком… – Он кивнул в сторону Володи. – Ты всегда был большим артистом. Но чтобы так… Удивил, ничего не скажешь, удивил. Только облом у тебя вышел, Ворон. Понял! Облом! Ты не достанешь меня, не достанешь!!!

Снайпер неожиданно извернулся и вцепился зубами в воротник своей куртки. Паленый не успел ему помешать, да и не думал это делать. С какой стати? И вообще – зачем этот странный тип жует грязную куртку?

Паленого занимало другое – Ворон. Его назвали Вороном. Его или Князева? Неужели снайпер разглядел под личиной, которую носил Паленый, другого человека? Того самого, о котором ему ничего неизвестно?

– Александр Игнатьевич, что это с ним!? – вдруг раздался испуганный голос Володи.

Пленник бился в конвульсиях, а на его губах пузырилась пена.

– Хана ему, – устало сказал Паленый. – Отравился. Сжевал капсулу с ядом.

Он даже знал, что это был за яд.

– Этот мужик что, шпион!? – трагическим шепотом спросил Володя.

– Теперь его об этом не спросишь. Но не исключено.

– Что ему тут делать, в нашем затрапезном городишке?

– Приехал на шабашку. Завалил пару клиентов за неделю, получил тыщ сто «зеленью» – и в Штаты. Где он еще сорвет такой жирный куш?

– Не шутите так, Александр Игнатьевич.

– Верно, какие тут шутки.

– Что с ним будем делать?

– Думаю.

– Может, в ментовку позвонить?

– Правильная идея. Но не раньше, чем мы заметем свои следы и уберемся отсюда к бениной маме. А потом ты позвонишь по телефону-автомату в дежурную часть УВД и измененным голосом кратко – очень кратко! чтобы не засекли, откуда звонишь – обрисуешь обстановку.

– Не хотите, чтобы нас таскали на допросы? – догадался Володя.

– А тебе что, это будет в кайф?

– Скажете такое…

– Вот-вот, и я о том же. Тогда меня точно завалят, потому как мне придется каждый день отмечаться у следователя.

– Почему каждый день?

– Потому что на мне уже висят четыре жмурика. (Кстати, и ты на свой счет записал одного). А в разные душеспасительные истории менты не очень верят. Слишком много невероятных совпадений. Они просто обязаны будут докопаться до истины, какой бы она ни была.

– Но ведь на нас нет никакой вины!

– Человек виноват перед обществом уже в том, что он родился. Во-первых, потому, что появился еще один голодный рот, а во-вторых, еще неизвестно, будет ли от него какая-нибудь польза. Вдруг все моральные и финансовые издержки, затраченные на его воспитание, окажутся напрасными? И он станет, например, вором или убийцей, который получит пожизненное заключение, а общество обязано будет кормить его до скончания века.

– В общем, вашу мысль я уловил. Согласен.

– Тогда за дело…

Оружием снайпера оказалась, как и предполагал Паленый, СВД с глушителем. Судя по ободранному прикладу, винтовка уже видала виды. Паленый почти не сомневался, что ствол может быть «меченым», а потому даже не прикоснулся к оружию.

Документов в кармане мертвеца они не обнаружили. Там не было ни единой бумажки, за исключением небольшой суммы денег в рублях.

Кто этот человек? – встревожено думал Паленый. Неужто и вправду шпион? Зачем простому киллеру, который даже не успел нажать на курок, самолично лишать себя жизни? Тем более, что снайпер не выглядел легкоранимой неженкой.

Правда, не исключено, что за ним тянется длинный шлейф кровавых дел. Но ведь смертная казнь отменена, а убийцы обычно большие жизнелюбы и не спешат отправиться на серые равнины вслед за своими жертвами.

Ворон… Ворон! Кто ты, Ворон?

Кого все-таки снайпер узнал под этим псевдонимом – Князева или того, другого, с бестолковой головой, которая позволила ему взять чужую жизнь взаймы?

Ответа на этот вопрос не было.

Глава 25

Кабинет был просторным, но не очень светлым. Может, потому, что окна закрывали высокие деревья – действо происходило на втором этаже здания городского УВД.

В кабинете находились двое: следователь высокого ранга и, скорее всего, сотрудник ФСБ. Следователь – явно столичный гость; его выдавал московский говор – был подчеркнуто официален, любезен, а вопросы задавал в основном по бумажке.

Со стороны могло показаться, что допрос не более чем рутинная формальность. Но Паленый кожей чувствовал, что не все так ясно и просто.

Вопросы шли один за другим, чередой, и не было им конца. Все они казались на первый взгляд вполне безобидными, но напоминали тонкие волоконные пряди, из которых вот-вот может свиться крепкая веревка ему на шею.

Временами Паленый даже поеживался, живо представляя как эта веревка свивается в петлю. Кто же это столько накопал на моего двойника? – думал он тревожно. Вряд ли московские гости за сутки смогли бы добыть столь обширный материал и на фирму Князева, и на него самого.

Уж не Тимошкина ли это заслуги? А что, от него можно всего ждать. Работает по принципу «и вашим, и нашим». Его ненависть к богатеям, как подметил Паленый, не знает границ. В том числе и этических.

– … И тем не менее, вы успели среагировать.

Следователь, полноватый мужчина лет сорока пяти со светлыми жидкими волосами, равнодушно смотрел на него серыми рыбьими глазами, в которых плавали льдинки. Похоже, особа Паленого-Князева не вызывала в нем положительных эмоций.

Интересно, подумал Паленый, взятки он берет или нет? Берет, подсказал ему внутренний голос, еще как берет. Только не борзыми щенками, а полновесными американскими тугриками и в пухлых конвертах. Но такие важные персоны на мякину не размениваются, берут по крупному.

– Да, успел, – ответил Паленый.

– Видимо у вас очень хорошая реакция.

– Обычная.

– Значит, первого вы уложили с одного выстрела… так?.. а со вторым дрались на ножах.

– Наверное.

– Простите – что значит «наверное»? Уж не хотите ли вы сказать, что не помните, как все происходило?

– Почти не помню. В голове был какой-то сумбур. И мелькания, мелькания… Все происходило словно во сне.

На круглом лице следователя впервые пробились ростки эмоций. И они выражали скепсис.

– Странные у вас сны, – сказал он, глядя прямо в глаза Паленому. – Во время которых вы деретесь как профессионал высокого класса.

– Что-то я не понял… Вы в чем-то меня обвиняете?

– Ни в коем случае. Но человек, который, по идее, никогда не служил хотя бы в армейском спецназе, вряд ли может так ловко управляться с ножом. Здесь заключение эксперта, тренера по работе с холодным оружием… – Следователь показал на одну из бумаг, лежавших на столе. – Так вот он утверждает, что бандит был убит вполне профессионально, притом большим мастером своего дела.

– Вам уже известно, что я болен амнезией. Но все равно повторюсь: ничего из своей прошлой жизни я не помню. Поэтому не могу сказать, когда и кто научил меня так ловко обращаться с ножом. Возможно, эксперт ошибается. Я просто дрался, спасая себя и жену, не более того. У меня не было иного выхода, борьба шла не на жизнь, а насмерть, и не исключено, что во мне вдруг пробудились неведомые ранее способности.

– Что ж, это возможно. Наука подтверждает такие аномалии.

– Мне бы очень хотелось все вернуть на круги своя, но, к сожалению, я пока бессилен чтолибо изменить в лучшую сторону. Амнезия доставляет мне массу хлопот и неудобств. Уж поверьте.

– Верим. Вы к врачам обращались?

– Не успел. Я как раз вместе с женой ехал в клинику, когда на нас напали.

– Ах, да-да… Все верно, это отражено в деле. Значит, прошлое вы не помните…

– Не помню.

– А настоящее? Ну, скажем так, двухнедельной давности.

Паленый насторожился. К чему клонит этот «Рыбий Глаз»?

– С настоящим у меня все в порядке, – ответил Паленый; и поторопился уточнить: – Кажется…

– В эти дни ничего необычного с вами не случилось? – небрежным тоном спросил следователь, не глядя на Паленого.

Опа! Вот он, первый крючок с наживкой… По спине Паленого загулял легкий холодок. Интересно, кто из охранников стучит ментам?

Он сразу понял, ЧТО имеет ввиду следователь. Рыбьему Глазу хочется проверить его на вшивость. Снайпер. Все дело в нем. Ведь Анна Григорьевна так и не заявила в органы о происшествии. А ему это и вовсе было до лампочки.

Ну и что теперь? Говорить или не говорить, признаваться или прикинуться валенком?

– Если не считать мелких семейных ссор, то ничего, – спокойно ответил Паленый.

Он хотел вызвать огонь на себя, дабы прощупать, что на уме у этого отмороженного чинуши.

– Да, с памятью у вас и впрямь неважно… – В голосе следователя звучал сарказм. – Как с дальней, так и с ближней.

Паленый промолчал, изображая болезненную грусть. Он сделал вид, что не понял намека. Пусть изгаляется, подумал он холодно. Будем ждать главного удара.

– Вы почему-то забыли, что на вас и раньше покушались, – после небольшой паузы продолжил Рыбий Глаз, так и не дождавшись от Паленого-Князева какой-то определенной реакции на его слова.

– Это тоже есть в деле? – спросил Паленый. – Не мешало бы напомнить, когда именно это случилось.

– Ну зачем вы так, Александр Игнатьевич… – В голосе следователя прозвучала отеческая укоризна. – Какой вам резон скрывать историю со снайпером?

– А, вы вон о чем… – Паленый улыбнулся одними уголками губ. – Никакого резона. Так решила моя жена.

– С каких соображений?

– Не хотела связываться с нашей правоохранительной системой. Она не верила, что вы сможете оградить нашу семью от наемных убийц. Рано или поздно нас все равно достали бы. Что и случилось.

– Вы не правы. Через снайпера мы могли выйти на всех остальных и вовремя среагировать на опасность. Теперь же следы покушения утеряны, и мы очутились у разбитого корыта.

– По-моему, фактов у вас на данный момент больше, чем нужно. Что касается снайпера, то мы можем предоставить вашим сотрудникам детальное описание происшествия, имена свидетелей, фотографии, в том числе места, где он устроил засаду, и даже пули от его винтовки.

– За это спасибо… – Рыбий Глаз помедлил, а затем сказал: – Александр Игнатьевич, ваше исчезновение, затем не менее внезапное возвращение, когда вас уже не ждали (если смотреть правде в глаза), и последние события позволяют думать, что за всем этим что-то кроется. Что-то очень серьезное.

– А я и не догадывался, – с иронией ответил Паленый.

– Мы немного покопались в событиях, предшествовавших вашему исчезновению, и нашли кое-что интересное и симптоматичное… – не обращая внимания на выпад Паленого, продолжал следователь.

– Я весь внимание.

– В тот день, когда вы исчезли, на узловой станции Богачики – это в двадцати километрах от города, если вы забыли, – случилось ЧП. Там были расстреляны какой-то бандой два сотрудника ВОХР и еще трое неизвестных.

– Не вижу никакой связи между моим исчезновением, нынешними событиями и нападением на станцию.

– Поначалу и вправду никто не видел этой связи. Пока следствием не было установлено несколько важных моментов. Первый – тогда вы ехали именно на эту станцию…

– Откуда это вам известно? – не очень вежливо перебил Паленый следователя.

– В адрес вашей фирмы туда прибыли два вагона со Средней Азии. Скорее всего, вы должны были уладить обычные в таких случаях формальности и позаботиться о дальнейшей транспортировке груза.

– Может быть, – неохотно согласился Паленый.

(Это было уже интересно… С каких соображений Анна ничего не сказала ему об этом? Ведь для фирмы потеря двух вагонов, скорее всего, с товаром, который стоит немалых денег, не могла пройти незамеченной. Решила, что это для него уже неважно, или?..)

– Не может быть, а точно. Мы проверили документацию вашей фирмы, и выяснили, что все таможенные и иные процедуры, касающиеся грузов со среднеазиатских республик, выполняли лично вы. Что, мягко говоря, вызывает удивление.

– Почему?

– В отделах снабжения и сбыта вашей фирмы достаточно большой штат сотрудников, чтобы оградить владельца и директора от рутинной и малоквалифицированной работы.

– Возможно, это было моим хобби – тряхнуть стариной в качестве снабженца, – пробурчал Паленый.

– Кто спорит, – пожал плечами следователь. – У богатых людей – извините – свои причуды. Например, в Англии некоторые лорды любили работать в выходные дни извозчиками (или кебменами). Таким способом они развлекались, испытывая определенную остроту и новизну ощущений. Это всем известная классика. Ладно, пусть не всем, но многим.

– Допустим, я и впрямь ехал на станцию «развлечься». Что с того?

– Ничего такого… Только мы еще не подошли ко второму и третьему моменту, которые заинтересовали следствие. Итак, следующий пункт – часть груза из этих двух вагонов исчезла.

– Это понятно. Раз убили охранников, значит, со станции должны были что-то умыкнуть.

– Хорошо, что вы понимаете. И третий, можно сказать, главный момент – среди посторонних, погибших на станции вместе с вохровцами, был опознан некий Алексей Чубаров, прозванный в определенных кругах Чабой.

– И кем был этот Чаба?

– Бригадиром… – Рыбий Глаз впервые изобразил на своем лунообразном лице некое подобие улыбки. – Только не полеводческой бригады. Надеюсь, вам не нужно дальше объяснять…

– Нужно! – отрезал Паленый. – Давайте не будем ходить вокруг да около. Я забыл все свое прошлое, в том числе и многие понятия, поэтому извольте говорить без обиняков и более конкретно.

– Чаба возглавлял группу, скажем так, криминальных элементов. Он «держал» центральную часть города. Это понятно?

– Понятно. Но не все. До меня еще не дошло, почему вы хотите связать Чабу с моим именем.

– Дело в том, что Чаба и его бригада были вашей «крышей», – с мягким нажимом ответил следователь.

– Крышей, – тупо повторил Паленый. – Это мне знакомо. Но только не применительно к нашей фирме, а по прессе и фильмам. Откуда у вас такие сведения? Или они занесены в реестр налоговой инспекции? Только не говорите, что об этом все знают!

– В том-то и дело, что не все. На данный момент у вас вполне достаточно сил и сотрудников охраны, чтобы отказаться от любой бандитской «крыши». Но было еще и НАЧАЛО, ваши первые шаги в бизнесе. Вот тогда-то люди Чабы вас и прикрывали.

– Может, мне вызвать своего адвоката? – со зловещим спокойствием спросил Паленый. – Я вижу, наш разговор поворачивает в какое-то другое русло. И это мне не нравится. Объясните мой статус – я свидетель или подозреваемый? Это собеседование или допрос?

– Успокойтесь, вас ни в чем не обвиняют. Мы просто выясняем некоторые моменты вашей биографии – для вашего же блага. Если мы не найдем какой-нибудь зацепки в этом деле, то ваша жизнь будет под постоянной угрозой.

– Вы как-то странно ищете эти зацепки. За неимением конкретных фактов по конкретному делу о нападении банды убийц, вы пытаетесь перевести стрелки на меня и мою фирму. Где логика?

– Логика присутствует, – снисходительно ответил Рыбий Глаз. – Любое дело начинают распутывать с исходной точки. Важны мотивы преступления, а потом уже можно определиться и с фигурантами дела. Ищи, кому выгодно. Об этом было сказано много столетий назад, еще в римском праве.

– Я не юрист, поэтому ваши разговоры о римском праве для меня пустой звук. Но мне совсем не хочется, чтобы вы стирали мое грязное белье без достаточных на то оснований. Я потерпевший, а поэтому желаю, чтобы ко мне и относились соответствующим образом.

– Не сердитесь. Я хочу, чтобы все было как лучше…

– Это я заметил.

Лицо Паленого приобрело отчужденное выражение.

– Поэтому, мы должны проверить документацию вашей фирмы, – неумолимо продолжал следователь, голос которого вдруг стал суше и жестче. – Возможно, в бумагах мы найдем ответы на интересующие нас вопросы. Проверка уже начата… – Он посмотрел на свои часы. – С полдесятого утра.

«Ловко! – с гневом подумал Паленый. – Владельца фирмы на допрос, чтобы под ногами не путался и не мешал ковыряться в бумагах, а сами шасть в архивные закрома. Нужно будет срочно позвонить Анне. Они ведь не знают, что в делах фирмы я полный ноль, а партию главной скрипки ведет жена Князева».

– Проверяйте, – стараясь не выдать ни единым движением своего истинного состояния, спокойно ответил Паленый. – На то вам и власть дана. А меня вы закроете в камере дня на два?

– Почем вы так решили? – невольно опешил следователь.

– Вдруг я приеду на фирму и сжую, как попавшийся на горячем шпион, какую-нибудь важную улику.

Рыбий Глаз снисходительно растянул тонкие губы – обозначил улыбку.

– Боюсь, что в таком случае у вас может быть заворот кишок, – сказал он, складывая бумаги в папку. – Один документ, даже очень важный, погоды не делает. Современная бухгалтерия подразумевает целые тома отчетности, поэтому съесть, даже запивая водой, пару-тройку объемистых папокскоросшивателей и с десяток дискет под силу разве что тому чудаку, который по частям стрескал рояль, дабы попасть в книгу Гиннесса.

– Тогда я постараюсь не появляться на работе, чтобы исключить любые подозрения на свой счет.

– Это ваше личное дело, – пожал плечами следователь. – Но если вы понадобитесь следствию, вас вызовут. Все, я закончил. У вас есть какие-нибудь вопросы к Александру Игнатьевичу?

Он с плохо скрытой неприязнью посмотрел на еще одного участника представления, который во время допроса исполнял роль зрителя.

«Гэбист… – мелькнула в голове Паленого мысль. – Менты и работники службы безопасности всегда относились друг к другу неравнодушно. Что ему тут нужно?»

Пока Паленый и следователь изощрялись в словоблудии, сотрудник ФСБ сидел в отдалении, возле окна. Поначалу он не обратил особого внимания на Паленого. Когда тот вошел в кабинет, гэбист неторопливо листал пухлую папку, время от времени останавливаясь на интересующих его страницах.

Но едва начался допрос, сотрудника ФСБ словно ударило током. Он встрепенулся и во все глаза уставился на Паленого.

Краем глаза Паленый заметил его повышенный интерес к своей персоне, но не придал этому факту особого значения, потому как было не до того – все свое внимание ему пришлось обратить на следователя.

Но теперь он, наконец, более внимательно присмотрелся к этому человеку.

Ему было не более сорока. Сухой, подтянутый, с аскетическим лицом, он напоминал борзую, готовую схватить загнанного зайца. Он был совсем не похож на классического сотрудника контрразведки, обычно представляющего собой неприметную в толпе – «усредненную» – личность.

Этот же больше напоминал гангстера из американских фильмов – острый, тяжелый взгляд, волевой квадратный подбородок, и беспощадность, которая весьма ощутимо, волнами, исходила от его поджарой фигуры.

Не хотел бы я встретиться с ним в каком-нибудь пыточном застенке, отстранено подумал Паленый. Нет, он не испугался представителя некогда могущественной «конторы». Просто ему в этот момент показалось, что в той, прошлой, жизни ему уже приходилось контактировать с ФСБ, и эти контакты были малоприятными.

– Да, конечно, – ответил сотрудник ФСБ. – Меня зовут Андрей Петрович, – представился он, внимательно наблюдая за реакцией Паленого.

– Очень приятно, – вежливо ответил Паленый.

– Простите, возможно, вопрос немного не по теме…

«Ты еще зардейся от смущения, словно красная девица, – мысленно ухмыльнулся Паленый. – Комедиант…»

– Скажите, нет ли у вас, случаем, родного или двоюродного брата? – спросил гэбист.

– Не помню. Родного точно нет. По крайней мере, так мне сказала жена. А насчет двоюродного… – Паленый развел руками.

– Понятно. А родители у вас есть?

– По идее, да… – Паленый улыбнулся. – Были. В наше время генетика, как наука, была в зачаточном состоянии, поэтому дети рождались не из пробирок.

– Извините, я хотел спросить, живы ли ваши родители.

– Увы…

– Странно… – Сотрудник «конторы» не сводил с Паленого своего пронизывающего насквозь взгляда.

– Что именно?

– Я впервые в жизни встречаю такое сходство в людях, не связанных родственными узами.

– Вы это о чем?

– Мне приходилось общаться с одним человеком… это было давно, в глубокой молодости. Так вот он очень похож на вас.

– Хороший человек?

– Отличный.

– Я рад за него и за себя. Мне кажется, нам пора закругляться. Я устал.

– Да-да, конечно… – Андрей Петрович поднялся. – До свидания.

И он совершенно неожиданно протянул Паленому руку. Удивленный следователь смотрел на них ничего не понимающим взглядом.

Рукопожатие оказалось чересчур крепким, но Паленый среагировал мгновенно. Железный захват Андрея Петровича наткнулся на упругую стальную ладонь Паленого. Их глаза на мгновение встретились, и в мозг Паленому словно воткнулась заноза.

На какой-то миг ему вдруг показалось, что он когда-то уже встречался с этим человеком. Где и когда? Где и когда!?

Но затвор живого фотоаппарата щелкнул, диафрагма объектива закрылась, и в неведомых глубинах мозга остался не проявленным очень важный для Паленого кадр.

Память так и не проснулась от летаргического сна.

Глава 26

Его уже дожидался Володя и машины сопровождения с охраной. Так и было задумано.

– Сделал? – спросил Паленый, едва они отъехали от здания УВД.

– Да. Позвонил в дежурную часть полчаса назад, как мы и договаривались.

– Ну и?..

– Там сейчас народу в погонах и без – тьма-тьмущая. Примчались, как на пожар

– Это им очередной сюрприз, именуемый в просторечье «висяком». От себя ты ничего не добавил?

– Самую малость.

– Что именно?

– Намекнул, будто этот человек – шпион, и я решил его сдать. Мотивы не объяснил, лишь сделал намек на патриотичность. Пусть в этом деле и «контора» покрутится. Это по их части. Может, и нашим ментам помогут. Все-таки КГБ (пардон, ФСБ) – это фирма с традициями. Будем надеяться, что нюх и хватка у них не потеряны.

Они разговаривали о мертвом снайпере.

– Безопасность УЖЕ заинтересовалась нашими делами, – сказал Паленый.

– Тогда я прав на все сто…

Доехали они благополучно, чего и можно было ждать, потому что враги, естественно, не ожидали такого сильного хода, как устранение снайпера, и не предприняли каких-либо дополнительных мер в виде засады на дороге или еще чего-нибудь.

Дома Паленого ждал сюрприз. Возле ворот слонялся тощий невысокий человечек с длинным красным носом. Он казался простуженным, хотя на улице было тепло и сухо. При виде подъезжавших машин он бросил им навстречу и едва не попал под колеса.

На удивление, дежурившие возле ворот охранники отнеслись к его поступку спокойно. Похоже, они уже успели обыскать мужичка на предмет оружия или взрывчатки и не ждали с его стороны никаких подвохов.

– Александр Игнатьевич, это к вам, – доложил Гривцов. – С утра слоняется, никак не можем прогнать. Говорит, что очень нужно вас видеть и что вы договаривались о встрече.

– Чимша Афанасий Михеевич, – с заискивающим видом представился человечек. – Вы не помните меня, Александр Игнатьевич?

– Нет, – коротко ответил Паленый.

Он вдруг почувствовал, что этот мужичишко чем-то ему неприятен. С виду хлипок и простоват, но глаза у него были чересчур умными и пристальными для такого типажа.

– Я частный детектив, – шепнул Чимша, приблизившись к Паленому почти вплотную. – Выполнял ваше задание…

Частный детектив! Здравствуйте дети, я ваша бабушка. В груди Паленого что-то оборвалось. Уж не тот ли это детектив, которого Анна Григорьевна нанимала? Неужто раскопал какие-то сведения о прошлом некоего бомжа со свалки под названием Мотодром и пришел его шантажировать?

Похоже, мрачные предположения начинают сбываться…

– Пойдемте со мной, – коротко бросил Паленый.

Паленый повел детектива на кухню. Ему вдруг сильно захотелось выпить. «Нервишки шалят… – думал он, доставая из холодильника запотевшую бутылку водки. – Если так пойдет и дальше, проведу остаток дней в психушке. Этот Князев был еще тот фрукт. А мне теперь отдуваться за него приходится…»

– Как насчет?.. – Он показал бутылку детективу.

– С удовольствием! – просиял Чимша. – Как-то так получилось, что я еще и не обедал…

«Хм! Ну и тип… Дай, тетка, воды напиться, а то так есть хочется, что переночевать негде и не с кем. Похоже, бывший мент. Глаза как тормоза, а руки хоть связывай…»

Паленый быстро собрал немудреную закуску, сознательно оттягивая момент, когда Чимша начнет свою «партию». Он почему-то уверовал в то, что детектив пришел к нему с дурными намерениями. Но на всякий случай задобрить его обедом и выпивкой не мешало.

Выпили, закусили. Чимша клевал быстро-быстро – как воробей. Его тарелка опустела в один миг.

– Ну, что там у вас? – бесцеремонно спросил Паленый, которого присутствие Чимши тяготило.

– Вы и впрямь меня не помните, Александр Игнатьевич? – вкрадчивым тоном поинтересовался детектив.

– Не помню. У меня амнезия.

– Да-да, я слышал… Сочувствую.

– Ближе к делу. – Паленый демонстративно посмотрел на свои наручные часы.

– Перед вашим исчезновением – где-то за неделю – я получил от вас задание. И аванс… в сумме трех тысяч долларов.

– За что?

– Вы хотели побольше разузнать о своих родителях…

На душе Паленого немного отлегло. Князев всего лишь хотел получить какие-то сведения о своих предках! Это были его проблемы. Которые ни в коей мере не затрагивали нынешней ситуации и тем более – Паленого.

Что касается самого детектива, то Чимша, скорее всего, не работал на Анну Григорьевну, чего сильно опасался Паленый.

– Возможно, – сухо ответил Паленый. – Что дальше?

– Работу я выполнил. Материалы собрал (все, что смог), пришел с отчетом.

– Что-то слишком уж долго вы собирали эти материалы, – покривился Паленый.

– Да, работенка… хех-хех… была еще та. Почти два месяца по Расее-матушке круги нарезал. А сколько писем разослал… В отчете все сказано. И билеты приложены, и гостиничные квитанции, и прочие расходы. Едва уложился в три тысячи.

– Понятно. Вы хотите получить деньги за работу.

– Ну, это же естественно…

– У нас был с вами официальный договор?

Чимша смешался и сильно покраснел.

– Нет, – ответил он грустно. – Мы договаривались на джентльменских началах. Налоги разные и все такое прочее… Ну, вы меня понимаете. Это, кстати, ваше предложение.

– Сколько с меня?

– Вы обещали по окончании расследования заплатить мне пять штук «зеленью», – прямо ответил Чимша.

При этом его голос напряженно подрагивал.

– Если, конечно, будете удовлетворены моей работой, – добавил он честно, хотя эта фраза и далась ему с трудом.

«Переживает, что кину его, – понял состояние детектива Паленый. – А следовало бы. Мне Князев не сват, и не брат. Он всего лишь муж своей жены, чужой мне женщины, при которой я состою в качестве неизвестно кого. С другой стороны, пять тысяч баксов – большие деньги. К тому же не факт, что Князев обещал детективу именно такую сумму. Возможно, этот хмырек хочет воспользоваться амнезией заказчика, чтобы содрать с него побольше. И вообще – на хрена мне нужны подробности семейной жизни посторонних людей!?»

– Результат положителен? – спросил Паленый.

– Да… к сожалению…

К сожалению? Это что-то новое. Ну-ка, ну-ка…

– Я должен посмотреть, – сказал Паленый.

Чимша достал из тощего портфельчика папку и положил ее на стол перед Паленым. В этот момент он стал еще более жалок, смотрел на Паленого, как побитый пес.

– Там же и отчет о расходах, – сказал Чимша заискивающе.

Поиздержался мужик, понял Паленый, наконец присмотревшись к одежде детектива. Она явно была с другой эпохи – социалистической. От нее за милю несло нафталином.

«Интересно, сколько ему лет? Никак не меньше пятидесяти. Мент на пенсии. Не пристроенные на «теплые» места дети, возможно, и вообще безработные, внуки, требующие от деда подарки по случаю и без, сварливая жена, постоянно сетующая на его неумение приспособиться к новым реалиям жизни, краны в квартире протекают, унитаз вот-вот развалится, в борще вместо мяса суповой набор – одни кости и жилы… Мрак!».

«Да, эти пять тысяч баксов нужны Чимше как воздух, – думал Паленый, проникаясь жалостью к тщедушному человечку. – Представляю, что у него сейчас в душе творится…»

Открыв папку, Паленый начал перебирать скрепленные скоросшивателем листки, время от времени зрительно выхватывая приглянувшиеся ему абзацы и проглатывая их в один миг. Паленому хватило всего несколько минут, чтобы понять – в руках у него настоящий клад.

Правда, он был ценен лишь для Князева, но Паленый надеялся поискать в отчете детектива и ответы на некоторые злободневные вопросы. А еще ему здорово понравился стиль изложения материалов – грамотный, четкий, без лишних деталей и неясностей.

– Подождите меня здесь, – сказал Паленый и вышел из кухни.

Ему очень не хотелось потрошить свою заначку, однако дело стоило того. А еще ему стало жалко детектива, который в этот момент дрожал, как заяц, – что если заказчик пошел звать охрану, чтобы она выкинула непрошеного гостя за ворота?

Паленый вдруг вспомнил, как с ним обошелся приснопамятный Альберт Борисович – богатей, жирная скотина, сукин сын, которого он спас от верной смерти. И решение рассчитаться с детективом за Князева по совести в корне задавило желание немного сэкономить на этом деле, уплатив детективу лишь половину обещанных денег.

Он знал, что Чимша и от такой суммы был бы на седьмом небе от счастья. Но воспоминания о своей прошлой жизни в шкуре изгоя и скитальца напрочь отмели меркантильные соображения.

– Здесь пять «штук», – сказал Паленый, вручая Чимше конверт с долларами. – Пересчитайте.

– Нет, нет, что вы! Я верю… Я вам верю! Спасибо, спасибо большое…

– Перестаньте! – повысил голос Паленый. – Вы получили деньги не за красивые глазки, а за хорошую выполненную работу. Надеюсь, конфиденциальность будет соблюдена.

– Не сомневайтесь.

– Если хотите, домой вас отвезут.

– Нет! Я сам. У меня машина… «жигули». Все доброго, дай вам Бог…

– Оставьте свои координаты, – перебил его Паленый.

Он вдруг подумал, что и ему когда-нибудь могут понадобиться услуги настоящего профессионала частного сыска. А Чимша несомненно был таковым, несмотря на свои годы и невзрачную внешность.

– Да-да, вот, возьмите… – Детектив дрожащей рукой всучил Паленому свою визитку.

Осчастливленный Чимша не ушел – улетел, окрыленный полученным гонораром. А Паленый начал читать добытые им материалы. Этот процесс настолько его захватил, что он не заметил, как пробежали два часа.

Князев дал задание детективу покопаться в прошлом его родителей.

Зачем он это сделал, трудно было понять. Возможно, после смерти воспитавших его деда с бабкой у него появились какие-то сомнения насчет своей с виду вполне приличной родословной. А может, Князев нашел в бумагах стариков какие-нибудь документы, заставившие его посмотреть на свою биографию несколько по-иному.

Чутье не подвело ушлого бизнесмена. Его родители не были дипломатами и не погибли где-то на чужбине. Запрос в МИД оказался пустышкой.

Про отца Князева Чимше удалось раскопать лишь то, что он был рядовым инженером и какое-то время жил с его матерью в гражданском браке. А затем куда-то испарился. Скорее всего, просто сбежал, чтобы не платить алименты.

После рождения сына мать оставила его на попечение своих родителей и уехала в районы Крайнего Севера. Там она оформила уже законный брак «с не установленной личностью», как выразился Чимша в своем отчете, но он тоже оказался неудачным.

После второго, так сказать, официального замужества, у нее остался еще один ребенок, и тоже мальчик. С ним судьба обошлась не столь милостиво, как с первенцем, который был на попечении стариков.

Судя по бумагам, добытым детективом, дальнейшая жизнь матери Князева покатилась, что называется, под откос. За какую-то провинность, связанную с растратой материальных ценностей, ее осудили на четыре года, а ребенка сдали в детский дом.

Там он и оставался до двенадцати лет, после чего следы мальчика потерялись. В ответе директора детского дома на запрос Чимши говорилось, что воспитанник Евгений Ветров был принят в суворовское училище и будто бы потом поступил в военное училище, так как был отличником учебы, спортсменом, активистом и вообще хорошим мальчиком.

После отбытия срока наказания, мать Князева в родном доме не появлялась. Наверное, тогда и возникла легенда о «родителях-дипломатах», погибших в далекой Африке. Скорее всего, ей было просто стыдно за свое криминальное прошлое.

А может, причиной тому послужили какие-то другие причины. Этот вопрос Чимша так и не прояснил.

Как бы там ни было, но мать отказалась от сына-первенца и навсегда исчезла из его жизни. Возможно, она сделала это под влиянием своих родителей, которые были твердокаменными большевикамиленинцами и большими моралистами, как следовало из отчета.

Не исключено, что мать Князева все-таки общалась со своими стариками посредством переписки. Возможно, посылала им поздравления с коммунистическими праздниками и днями рождений.

Но мальчик этого не знал. И понятно, почему – для всех (а для него тем более) она была мертва.

Ее следы Чимше удалось отыскать лишь в перестроечные времена. Судьба матери Князева сделала очередной кульбит и забросила несчастную женщину в монастырь, где она приняла постриг. А в девяносто восьмом ее не стало – на этот раз по-настоящему.

Она умерла от какой-то неизлечимой болезни, на что имелась соответствующая справка.

Похоже, Князев нашел среди бумаг деда и бабки какую-нибудь поздравительную открытку от матери, думал Паленый, тронутый до глубины души историей, которую раскопал Чимша. И, как человек умный и проницательный, сообразил, что долгие годы его обманывали.

Поэтому он и нанял детектива, пообещав ему большие деньги за эту рутинную, почти канцелярскую, работу.

Паленый его понимал – разбитые вдребезги хрустальные воспоминания детства стоили того. Чимша должен был или подтвердить подозрения Князева, или опровергнуть. Второе – гораздо предпочтительней.

И похоже, Князев просто мечтал о том, чтобы его задумка оказалась бредом больного воображения. За это он отвалил бы Чимше в два раза больше денег, нежели обещал…

Отложив бумаги в сторону, Паленый закурил и задумался. Но теперь Паленого больше волновали дела Князева, а не его генеалогическое древо.

Действительно, с какой стати Князев лично занимался вагонами, отправленными в адрес фирмы со Средней Азии? Это могло быть только в случае особой ценности груза. А также при большом желании сохранить втайне его наименование.

Хотя… какая там тайна? Ведь на груз были сопроводительные документы, его проверяла таможня. Проверяла ли? И настолько тщательно?

Это вопрос. Который при желании решается элементарно. Важно всего лишь иметь своих людей на таможне и не жалеть денег на взятки. В таком случае можно даже матерого медведя-гризли привезти в Россию под видом обыкновенного, но перекормленного хомяка. Так будет записано и в таможенной декларации.

Хорошо бы поспрашивать на фирме, что за груз встречал Князев. По крайней мере, его официальное наименование, явно выполнявшее роль маскировки. Не исключено, что в вагоны был загружен хлопок. А вот что им укутывали…

Впрочем, уже поздно. Московские «гости» с утра опрашивают всех сотрудников и шерстят документы. Бедная Анна… Вот будет ей сейчас «сюрприз»…

Паленый сокрушенно вздохнул и набрал номер мобильного телефона Анны Григорьевны.

Глава 27

Она прилетела вечером, чартерным рейсом, не предупредив никого, даже своего «мужа». Ее сопровождали нанятые в столице мощные бойцы, – сотрудники какого-то частного охранного предприятия – которые сразу же возвратились обратно.

– Ты здорово рисковала, – заметил Паленый, немного сбитый с толку ее молниеносной решительностью. – Я ждал тебя утром, как договаривались. Что-то случилось?

– Случилось, – резко ответила Анна Григорьевна. – Ты сам говорил мне об этом.

– А… Ты имеешь ввиду проверку?

– Да. После твоего звонка я связалась с коммерческим директором…

– И он наплел тебе три короба всякой-всячины, – подхватил Паленый. – Пусть проверяют. Надеюсь, это долго не продлится.

– Почему ты так академически спокоен!?

– Хочешь, чтобы я бегал по стенкам, как обезьяна, и рвал на себе волосы? С какой стати?

– Хотя бы потому, что работа фирмы сейчас попросту парализована, – со злостью ответила Анна Григорьевна. – Идет выемка документов и проверка складских помещений. Все опечатано.

– В ситуации с фирмой меня больше волнует другое.

– Что именно?

– К сожалению, я по-прежнему ничего не помню, а хотелось бы знать хоть что-то. Например, какими вопросами я занимался лично вплоть до своего исчезновения.

– Ты не посвящал меня в свои дела, – сухо сказала Анна Григорьевна. – Я была домохозяйкой.

Последнее слово она произнесла с отвращением. Не в этом ли кроется отчужденность Анны Григорьевны? – подумал Паленый. Возможно, Анетт опасается, что воскресший муж приберет к рукам вожжи управления фирмой (что было бы вполне естественно), а она снова превратится в домашнюю клушу, занятую лишь воспитанием сына и посещением модных салонов и парикмахерских.

– Прости меня, – серьезно сказал Паленый.

– За что? – невольно удивилась Анна Григорьевна.

– Я был держимордой. Больше это не повторится. Ты с блеском доказала свою состоятельность по части бизнеса.

Анна Григорьевна некоторое время пристально смотрела ему прямо в глаза, словно пытаясь найти в них какой-то подтекст сказанному, а затем, бледно улыбнувшись, ответила:

– Если честно, то мне сейчас хочется бросить все и вернуться к кухонному комбайну. Я так устала…

– Как бы мне хотелось тебе помочь…

– Да, твоя помощь была бы неоценима. Раньше у нас никогда не возникали финансовые проблемы. Ты мог раздобыть любую сумму денег наличными, что называется, в любое время дня и ночи. А нам как раз немного не хватает оборотных средств.

– С кредитом все связалось?

– Да…

Она явно что-то хотела сказать еще, скорее всего, касающееся финансов, но не решалась. Паленый уже научился понимать Анну Григорьевну с полуслова, а потому понял о чем она думала.

– Возможно, у нас были какие-то деньги на тайных счетах… – сказал он осторожно.

– Я в этом уверена.

– И ты, конечно же, не знаешь, ни где и в каких банках они находятся, ни какие суммы на них числятся…

– Ты не считал нужным рассказывать мне об этом, – с горечью ответила Анна Григорьевна.

– Виноват, каюсь. Мне хотелось бы исправить эту оплошность, но как? Может, в моих записях что-то осталось?

– Я пыталась разобраться с ними. Увы.

– Но не мог же я все это держать в голове. Остается предположить, что где-то в доме есть тайник – сейф или что-то наподобие.

– Думаешь, я не искала?

– Тогда остается последний шанс – попробовать гипноз. Может, все-таки память вернется ко мне, и наши финансовые проблемы будут успешно решены.

– Это было бы здорово…

«Что-то не слышно в ее голосе энтузиазма, – подумал Паленый. – По-моему, ей не очень хочется, чтобы Князев стал прежним, и все вернулось на круги своя. А ведь еще совсем недавно она была готова тащить меня к доктору на аркане…»

– Я так проголодалась, что меня уже ноги не держат, – пожаловалась Анна Григорьевна. – Мне удалось только позавтракать. А Маргоши нет…

– Справимся без Маргоши. Ты иди в душ, а я займусь кухней.

Получив в ответ удивленный взгляд, Паленый покинул комнату Анны Григорьевны. Похоже, думал он, мысленно ухмыляясь, Князев принадлежал к тем мужчинам, которые умеют приготовить только яичницу.

«Пусть считает, что готовить ее мужа научила скитальческая жизнь. Впрочем, фиг его знает, за кого она меня держит…»

Спустя полчаса они уже сидели за столом. Паленый постарался блеснуть своими поварскими способностями, благо свежие продукты завезли еще утром по указанию Анны Григорьевны, которые она дала по телефону.

Главным украшением стола были большой лобстер в обрамлении зелени и бутылка шампанского в ведерке со льдом. А еще на столе присутствовали разные закуски, черная икра и фрукты. Кроме того, в холодильнике дожидалось своей очереди мороженое.

Сказать, что Анна Григорьевна было удивлена, значило ничего не сказать. Она была приятно шокирована. И уж совсем Анну Григорьевну добили свечи, которые Паленый зажег при ее появлении.

– По случаю чего у нас праздник? – с напускной небрежностью спросила она, принюхиваясь к аппетитным запахам.

У нас! Паленый неожиданно понял, что это ее выражение весьма приятно для его слуха.

– А без случая нельзя посидеть за прилично накрытым столом? Просто так.

– Почему нельзя? Можно. Спасибо тебе…

– Рад был услужить, – ответил Паленый, мягко улыбаясь.

Ужинали они недолго. И не потому, что Анна Григорьевна торопилась лечь спать. Просто у них не клеился разговор.

Что-то встало между ними, какая-то невидимая преграда, сотканная из потаенных мыслей и желаний, которые материализовались в самый неподходящий момент. И прорвать ее они никак не могли…

Паленый лег в постель с чувством неудовлетворенности своим поведением. Он все еще не мог понять, как ему относиться к Анне Григорьевне. Ситуация явно была тупиковой. И главное – он сам себя загнал в этот тупик, откуда не желал выбираться.

Так пролежал он без сна не менее получаса, когда неожиданно отворилась дверь и на пороге появилась Анна Григорьевна. Паленый не видел ее лица, только фигуру, подсвеченную сзади. Она стояла неподвижно, как статуя.

Паленый затаил дыхание. Но его сердце заколотилось со страшной силой. Что ей нужно? Никогда прежде Анна Григорьевна не приходила к нему ночью. Хочет поплакаться в жилетку?

– Ты спишь?

Голос Анны Григорьевны напряженно подрагивал.

– Нет, – ответил Паленый непослушными губами.

– Скажи, я по-прежнему тебе нравлюсь?

Вот те раз! Ничего себе заявочка, подумал Паленый, совсем сбитый с толку. Что ж, если хочешь начистоту, дорогая Анетт, скажу тебе правду, пусть этот вопрос и относится не ко мне, а к твоему покойному мужу.

– Очень.

– Что-то не видно…

– Да, ты права. Неплохо бы включить свет.

– Перестань ерничать! Ты понимаешь, о чем я говорю.

– Не совсем. Объясни.

– Хорошо. Если ты такой непонятливый…

Анна Григорьевна закрыла дверь, и в комнате воцарилась чернильная темень. Послышались легкие шаги, и она присела на кровать у ног Паленого.

– Тогда я задам вопрос по-другому – ты еще любишь меня? – сказала Анна Григорьевна с надрывом.

Черт побери! Этого Паленый никак не ждал. Анна Григорьевна захватила его врасплох – хотя бы потому, что он не знал (или забыл) как это любить и быть любимым.

Личностные отношения, которые показывали по телевизору, на любовь никак не тянули. Это был грубый животный секс, совершенно не предполагающий какие-либо душевные переживания. Люди ИГРАЛИ в любовь, притом чаще всего бездарно и пошло.

Больше узнать о любви ему было негде, да и недосуг.

Конечно, он не раз думал об Анне Григорьевне как о желанной женщине, партнерше, но в его эротические мысли постоянно врывался образ Князева с пулевым отверстием в голове. Таким Паленый запомнил его, наверное, на всю свою оставшуюся жизнь.

И вот сейчас ему нужно ответить на этот весьма непростой вопрос..

Что ей сказать? Любит, не любит… От имени кого она ждет ответ? Вот в чем весь вопрос.

Если Анна все-таки считает его своим настоящим мужем, а не подделкой, это одно. Тут, в принципе, все ясно. Он не вправе отвечать за Князева даже будучи под его личиной.

Но если Анетт подразумевает человека, который живет с ней под одной крышей и выдает себя за ее мужа – это другое дело. Могла ли она полюбить обманщика? В принципе, да. Но тогда эта любовь дурно пахнет и больше похожа на брачный контракт из серии «Ты – мне, я – тебе».

Паленый отдавал себе отчет в том, что сейчас Анне Григорьевне нужно крепкое мужское плечо как никогда. Она убедилась, что ему можно доверять, в отличие от тех, кто ее окружает. По крайней мере, на каком-то жизненном этапе. Сейчас он единственный ее защитник.

А что дальше? Что будет, когда положение фирмы стабилизируется, а его инкогнито раскроется? Такой поворот событий вполне вероятен.

Эти мысли пронеслись в голове Паленого, как вихрь. «С ума сойти! – думал он в отчаянии. – Я предполагал, – нет, даже знал – что женщины категоричны и непредсказуемы, но не до такой же степени…»

А, была, не была! Семь бед – один ответ. Не знаю, как насчет любви, решил Паленый, но во всем остальном лучше и милее Анны я не встречал. Она по душе мне – и весь сказ.

– Да… люблю… – Эти слова он буквально вытолкнул из глотки.

Затем Паленый словно взорвался. Уже совершенно не помня себя и не понимая, что делает, он заключил Анну Григорьевну в объятия…

… И наступило утро.

Это была сумасшедшая ночь. Она пролетела, как один миг, и выжгла Паленого и Анну Григорьевну до самого донышка. Они любили друг друга в каком-то исступлении, словно ночь была последней в их жизни. И все это происходило молча, если не считать страстные стоны, – у них просто отнялась речь.

Наверное, так было лучше. Потому что в голове Паленого даже не мелькала ни одна толковая мысль. Он плыл, купался в неземном эфире, где все слова и чувства передавались телепатически.

Достаточно было одного прикосновения, чтобы понять намерения друг друга; их тела переплетались так тесно, что, казалось, происходило взаимопроникновение душ. И Анна Григорьевна, и Паленый отдавали друг другу всю свою страсть, копившуюся долгое время.

… И наступило утро.

Это была безумно прекрасная ночь. «Теперь можно и умереть… – отрешенно думал Паленый, чувствуя себя безмерно уставшим и счастливым. – Потому что такая ночь может быть только раз в жизни».

Глава 28

Анна Григорьевна уехала на фирму когда Паленый еще спал. Его разбудил телефонный звонок. Все еще во власти сна, он поднял трубку и услышал голос Тимошкина:

– Алло, Александр Игнатьевич, это вы?

– А то кто же… – пробурчал Паленый, глазами разыскивая свои плавки.

– Мне нужно вас видеть.

– Приезжайте…

Тимошкин выглядел здорово уставшим. Его красные, как у вурдалака, глаза беспокойно перебегали с предмета на предмет, иногда с непонятной тревогой останавливаясь на входной двери, словно капитан ожидал, что вот-вот на пороге появится нечто неприятное и даже устрашающее.

– Что это с вами, Емельян Степанович? – не удержался, чтобы не спросить Паленый. – Вы какой-то весь дерганый…

– Меня пытались убить.

– Ого! Даже так… Кто?

– Ну и вопрос… – Тимошкин шумно сглотнул слюну. – Самому хотелось бы это знать. У вас выпить найдется?

– Сколько угодно. Что вам – водку, коньяк, вино?..

– Мне бы чего-нибудь покрепче. Лучше беленькую хорошей очистки и соленый огурец.

– Огурцов не гарантирую, есть маринованные грибы. Водка – финская, так себе, не супер, но холодная.

– Сойдет.

– Тогда держим курс на кухню…

Тимошкин выпил полстакана, как за себя кинул. «Да, здорово мужика достали…» – с неожиданно проснувшейся тревогой подумал Паленый.

– Вчера вечером по мне стреляли, – сказал капитан, пытаясь вилкой подцепить скользкий гриб.

– Как это случилось? Где?

– Дома. Стреляли через окно. Скорее всего, профессионал.

Паленый хмыкнул и недоверчиво сказал:

– Что-то не вяжется. Профессионалы не промахиваются. Или передо мной не вы, а ваш призрак?

– Ага, призрак. Плесните еще чуток…

Подождав, пока Тимошкин оприходует очередную порцию «Абсолюта», Паленый спросил:

– Как же вы остались живы?

– Чутье. Оно редко меня подводит.

– Ну, в таком деле одного чутья мало…

– Верно. Знаете, почему я пошел работать в угрозыск?

– Даже не догадываюсь.

– В детстве разных книжек начитался про доблестных сыщиков и мрачных злодеев. Захотелось быть похожим на Шерлока Холмса.

– Какое отношение имеет книжный герой к нашим реалиям?

– Прямое. В какой-то из повестей Шерлок Холмс подставил под выстрел вместо себя свою копию из воска. Работая над одним делом, я заказал себе бюст. Опасался, – и не без основания – что меня могут грохнуть. Моя квартира на первом этаже, напротив окон сквер, так что для снайпера, у которого ствол с глушителем, расстрелять меня не составило бы никакого труда. Но тогда все обошлось.

– Значит, вы соорудили манекен…

– Вроде того. И посадил на кухне, задернув окно занавеской. Пуля вошла точно в голову.

– Но откуда вам стало известно, что за вами пошла охота?

Тимошкин сухо рассмеялся.

– В розыске я работаю уже не один год, – ответил он, закуривая. – У меня много добровольных помощников. Бабки, дедки, пацаны местные… Это мои глаза и уши. Они вычислили, что за моей квартирой идет слежка, и вовремя доложили.

– Все это так, но ведь вас могли застрелить, например, в подъезде.

– Я похож на идиота?

– Не сказал бы.

– То-то. У меня есть приятели среди сотрудников патрульно-постовой службы. Я попросил их составить мне компанию до самой двери квартиры. Киллер не рискнул.

– С чем вас можно и поздравить. Но почему?

Капитан хмыкнул и сокрушенно покачал головой.

– Говорила мне мама, – царство ей небесное – что жадность фраеров губит. А я, дитя неразумное, позарился на ваши денежки и влип по уши. Теперь мне ходу назад нет. Это я предварил ваш следующий вопрос.

– Значит, вы глубоко копнули…

– Куда уж глубже… – Тимошкин посмотрел на Паленого нехорошим взглядом. – И самое хреновое в этом деле, что я уже не могу спрыгнуть с телеги, которая вот-вот свалится в пропасть.

– Утешьтесь тем, что у вас будет хорошая компания.

– Вы имеете ввиду себя? Утешение, конечно, слабое и не выдерживает никакой критики. И мне от этого почему-то не стало легче.

– Тогда я больше ничем не могу вам помочь. У НАС только один выход – выкарабкиваться вместе.

– Так-то оно так…

– Вас еще что-то смущает? Может, предложенной вам премии маловато?

– А зачем она будет мне нужна? Разве что на мраморное надгробие. Да и то я не уверен, что родственники не заначат мои денежки, а могилку сварганят задешево, из гранитной крошки. Возразить ведь я не смогу.

– Не хороните себя раньше времени. Сначала разберемся в тех материалах, которые вы раскопали. А они, похоже, вас сильно смущают.

– Как вы догадались? – с издевкой спросил Тимошкин.

– Не будем пикироваться без нужды, – миролюбиво молвил Паленый. – Нам еще не хватало поссориться.

– Ладно, в общем, вы правы, – неохотно согласился капитан. – Впрягся в гуж – не говори, что не дюж. С чего начнем?

– С последних событий. Я хочу проверить стыковку некоторых моментов.

– Тогда для начала расскажите, как прошел ваш допрос. Мне тоже нужна информация, чтобы окончательно расставить все точки над «i».

Паленый рассказал почти все. Он лишь утаил, что и его пытались убить.

– Вам здорово повезло, – сказал Тимошкин.

– Это почему?

– Напротив УВД, в доме, предназначенном под снос, вас поджидал в засаде снайпер. Вот только непонятно, с какой стати он решил покончить жизнь самоубийством…

Тимошкин ожег Паленого, как кипятком, недоверчивым взглядом. «Да, чутье у него и впрямь фантастическое, – подумал Паленый. – Уверен, что он догадывается, кто посодействовал снайперу отправиться в мир иной…»

– Это новость.

– Да уж…

– Он застрелился? – спросил Паленый с невинным видом.

– Нет. Сожрал капсулу с цианистым калием. Или с какой-нибудь другой дрянью.

– Снайпер… Не тот ли, который уже пытался меня убить?

– Самое интересное в этой истории, что не тот.

Тимошкин раскрыл свою папку.

– Снайперы, мать их, косяками пошли… – бурчал он, отыскивая нужный лист. – Докладываю: пули из его винтовки не соответствуют тем, что были найдены на вашей даче. Эксперты проверили винтовку сразу же, едва закончили работать с трупом. Начальство предположило, что ствол «засвечен» в заказных убийствах, поэтому нажало на экспертов.

– Ну и?..

– Насчет заказных – не знаю. Меня это особо не интересовало. Пусть другие ковыряются в этих делах. Я попросил знакомого эксперта лишь сравнить те пульки, что он настрелял в тире из винтовки самоубийцы, с теми, которые по счастью не попали в вас. Результат – минус нуль. Эта винтовка в вашей истории не замешана.

– Непонятно…

Капитан торжествующе ухмыльнулся и сказал:

– Еще как понятно. Снайперов было двое. Вот и вся тайна.

– Вы все-таки считаете того стрелка, который испортил ваш бюст, снайпером…

– Несомненно, – твердо ответил Тимошкин и снова начал копаться в своей папке, которая смотрелась на белоснежной скатерти как коровий шлепок.

– Почему?

– Здесь все сказано. – Он подал Паленому листок. – Пуля, которую я вынул из головы своего бюста, тождественна той, которую вы мне дали. Вот так-то.

– Значит, главная опасность не ликвидирована, – тихо сказал Паленый, отвечая своим мыслям.

– Что вы сказали?

– А то, что этот снайпер еще придет по мою душу. Как пить дать, придет. Профессионал обязан доводить начатое дело до конца, это вопрос престижа. Ладно, пусть его, что-нибудь да будет… В данной ситуации остается невыясненным лишь один вопрос: с какой стати киллера, который за свою работу берет немалые деньги, послали охотиться за простым опером?

– Вы ведь уже определили, что я чересчур глубоко копнул.

– Ну, это всего лишь мое предположение. Может, на вас имеет зуб кто-нибудь из ваших бывших «клиентов».

– Мои бывшие «клиенты» более привычны к «перу» и кистеню. Шандарахнули бы меня где-нибудь в темном месте по кумполу – и все дела. Но дело в том, что я, как это ни странно, пользуюсь определенным авторитетом среди блатных.

– Они вас что, за пахана держат? – с иронией спросил Паленый.

– Вроде того, – серьезно ответил Тимошкин. – Я никогда не распускаю руки, как некоторые мои коллеги, и действую строго в соответствии с законом. Я государственный человек и всего лишь честно исполняю свой долг. Ничего лишнего. Воры это понимают. Знают они и то, что если я надумал кого-нибудь прижучить, то лучше ему сразу идти сдаваться, чтобы оформить явку с повинной.

– А вы, Емельян Степанович, оказывается, хвастун.

– Я мог бы обидеться, но вас извиняет то, что вы мало меня знаете. Поэтому, поверьте мне на слово.

– Верю, верю, – успокоил капитана Паленый. – Давайте не будем растекаться мыслию по древу, а вернемся к нашим баранам.

– Что касается наших баранов, – с иронией сказал Тимошкин, – то чувствуют себя они хорошо, кормушки у них золотые, хлеба – белые, а вина – заморские. Живут – не тужат.

– Камень в мой огород?

– Что вы, и в мыслях не было…

– Да ладно вам, – жестко сказал Паленый. – Не нужно оправдываться. Сейчас меня меньше всего волнуют ваши бзики по части неравноправия и классовой ненависти. Продолжим разговор по существу.

– Существо у нас существенное, – не удержался, чтобы не съехидничать Тимошкин. – За эти бумаги… – он потряс папкой, – кое-кто дорого заплатил бы.

– И я в том числе, – пристально глядя прямо в глаза Тимошкину, сказал Паленый. – Не так ли?

– Вот что мне в вас нравится, так это проницательность. Иногда мне кажется, что вы можете читать мысли.

– Не кидайте мне леща, уважаемый Емельян Степанович. Свои достоинства и недостатки я знаю. А ваши пытаюсь понять.

– Получается?

– Не совсем.

– Что так?

– Вы сказали, чем я вам нравлюсь. А вот вы мне не нравитесь.

– Почему?

– Тем, что пытаетесь хитрить даже там, где не нужно.

– Что-то я не понял…

– Да поняли вы, любезный Емельян Степанович, еще как поняли. На той дискете, что вы мне дали, есть все, кроме деяний семьи Князевых. Чтобы вы, такой большой правдолюбец и человек, который терпеть не может богатеев, да не нарыли что-нибудь эдакое на меня и Анну Григорьевну – ни в жизнь не поверю.

– Хе-хе… От вас трудно что-либо скрыть. Ну, подработал я маленько матерьялец, что записан на дискете, так это только из уважения к вам и Анне Григорьевне.

– Не надо нам ля-ля, Емельян Степанович. За это «уважение» заплачено звонкой монетой в заграничных тугриках. Я понимаю, вы переживали, боялись, что клиент соскочит и вам не удастся дополучить обещанное.

– Примерно так.

– Не примерно, а точно. Мало того, вам хочется убить двух зайцев: получить бабульки, чтобы скрасить свое холостяцкое существование, и проникнуть в логово врага, дабы разложить его изнутри. Я не верю в ваши добрые намерения и вашу порядочность. Мне плевать на ваше отношение ко мне. Мало того – чихал я на тот компромат по части моей персоны, что вы успели наковырять. Мне важно главное – найти убийц, в любой момент готовых повторить нападение. И вы мой главный помощник в этом деле. Потом – я не исключаю такой поворот событий – мы можем снова оказаться по разные стороны баррикады. Но это будет ПОТОМ. А сейчас, пока мы союзники, извольте не кривить душой, а выкладывать все начистоту.

– Эк вы завелись… Ну, сволочь я, мент поганый. (Правда, мусором себя все-таки не считаю). И мозги мои испорчены, работают несколько в ином направлении, нежели у гражданских. Специфика профессии, ничего не поделаешь. Но мне не хотелось бы сдавать вас ни своей системе, ни вашей шобле.

– Это почему?

– Потому что вы не вор, который храбрится только на словах, вы серьезный человек. Очень серьезный и – уверен – злопамятный. Вы отвинтите мне башку даже по истечении десяти лет, проведенных в зоне, если я вас сдам. Кстати, насчет зоны весьма проблематично, так как богатых людей у нас не сажают, а если даже такое случается, то в виде исключения и ненадолго.

– И каков вывод?

– Раз уж вы поняли мою сущность, буду колоться. Но уж не обессудьте, если мои материалы вас маленько травмируют… – Тимошкин как-то нехорошо ухмыльнулся. – Естественно, в моральном плане.

– Ничего, я выдержу.

– Что ж, коли так…

Тимошкин щелчком отправил к Паленому несколько листков, сколотых примитивной канцелярской скрепкой. Этим жестом, скорее всего, он хотел выразить свою независимость – при всем том.

– Читайте и наслаждайтесь, – сказал капитан, закуривая. – Это краткие выдержки, так сказать, эссе. Не мог же я притащить сюда гору материалов из наших архивов.

Паленый прочитал. И вынужден был признать, что Тимошкин – очень умный и опасный человек. То, что капитан по крохам наклевал в архивных загашниках, неожиданно выросло до размеров небоскреба. И когда только успел?

Действительно, сведения были из разных источников. До Тимошкина никто не додумался собрать их вместе и проанализировать. Картина получалась впечатляющей.

Город служил перевалочной базой наркотрафика. Часть зелья, поставляемого из различных районов Средней Азии, оседала в области, но в основном опасные во всех отношениях грузы следовали дальше.

Куда? Дальнейший маршрут наркоты Тимошкину выяснить не удалось. Но для Паленого это было не суть важно.

Главное заключалось в другом – в городе действовала группа лиц, занимающаяся наркоторговлей. Причем оптом. И ее состав Тимошкин запечатлел на бумаге: Виленчик, Тривуш, Щуров и… Князев!

Конечно, Паленый в последнее время ждал чего-то подобного, хотя и не хотел себе в этом признаваться. Но все равно прочитать «свою» фамилию в списке негодяев было весьма неприятно. Не говоря уже о последствиях, которые могут последовать в случае обнародования изысканий Тимошкина..

«Посадят за чужие грехи и отдувайся за муженька Анетт… – с тоской подумал Паленый. – Угораздило же меня найти на свалке именно труп Князева и сунуть в карман его паспорт. Лучше бы я попросил Шуню, чтобы он или его кореша слямзили для меня ксиву у кого-то другого».

– Все это филькина грамота, – сказал он, так же небрежно отправляя бумаги обратно Тимошкину. – Сведения косвенные. Не более того.

– Верно. Многое я домыслил. А кое-что осталось за кадром. Например, донесения моих осведомителей. Их светить я не собираюсь. По крайней мере, пока. Однако общий фон и фамилии в списке остаются. Правда, их должно быть больше, в этом я уверен. Как организаторов наркотрафика, так и исполнителей. Но вычислять их – не моя задача. Для этого есть специальное подразделение. Им и карты в руки.

– Значит, по-вашему я преступник…

– Я этого не сказал.

– Ах, да, я и забыл. Человека можно назвать преступником лишь тогда, когда его таковым назовет наш самый гуманный и справедливый в мире суд.

– Вот именно. А я всего лишь простой мент, опер. Мне ли о таких высоких материях толковать.

– Ладно, обмозгуем сложившуюся на данный момент ситуацию. Во-первых, я потерял память и ничего из своего преступного прошлого не помню. Во-вторых, если я даже и был замешан в торговле наркотиками, то теперь, побывав на само дне жизни, не хочу о них даже думать. С этим покончено. В-третьих, на меня идет охота, и наконец стало понятно, почему, – по какой-то причине я стал неугоден своим подельникам. То есть, в любом случае мне возврата к прежнему занятию нет. Они все равно меня кокнут. Не так ли?

– Ну… возможно…

– Не возможно, а точно. Спрашивается в задаче: будет ли «сверхпринципиальный» мент, капитан Тимошкин, по-прежнему работать в том же русле или начнет мне палки в колеса вставлять, считая меня страшным злодеем, которого только могила исправит?

– Да, логика у вас железная. Я распят, раздавлен, уничтожен. Вы удивительно точно указали мне на мое место. Моя «сверхпринципиальность» в итоге может обернуться для меня большими неприятностями. Это вы хотели сказать? Это, не спорьте. Если я вас заложу, передав материалы, куда следует, меня первого же и потащат на цугундер. Даже если я это сделаю инкогнито, вы не позволите мне остаться в стороне. И отставка будет меньшим из зол. А поскольку у меня «доброжелателей» пруд пруди, они отоспятся на мне по полной программе.

– Тогда будем считать, что мы по-прежнему в одной упряжке. Заметано?

– Хотите начистоту? Ну, как на духу.

– Конечно.

– Я встречал многих… толстозадых и крутовыдрюченных. Да, я терпеть их не могу. Признаюсь. Это отмороженные живоглоты, готовые при всех своих богатствах за копейку удавиться. Но вы исключение из правил. Не сказал бы, что приятное, но исключение. Вы ДРУГОЙ. Я не могу вас понять. Это меня и тревожит, и привлекает к вам.

– Пытаетесь решить еще одну задачку, на это раз из области психологии?

– Возможно. Но, как бы там ни было, а я с вами. Мне пятиться назад нельзя. Это ответ на ваш вопрос.

– Я искренне рад.

– Есть предложение обмыть наш союз. По сотке?

– Это вы в точку… – Паленый чувствовал, что он сильно напряжен и ему не мешает расслабиться. – Наливайте…

День за окном уже звенел обеденными колоколами.

Глава 29

Тимошкин ушел. До вечера еще была уйма времени. Но чем себя занять, Паленый не знал. Впрочем, он подозревал, что и вечером ему делать будет нечего. Наступила временная передышка – как затишье перед грозой.

Уединившись в тренажерном зале, Паленый стал на «бегущую» дорожку и углубился в мыслительный процесс, не очень быстро перебирая ногами. Ему совсем не хотелось думать о материалах, которые раздобыл Тимошкин, но они лезли к нему в голову отовсюду как перья из худой подушки.

У Паленого даже нос зачесался, и он чихнул, представив на миг такую картину.

Он вспомнил свое первое появление среди компании «друзей-приятелей» Анны Григорьевны. Конечно, почти все они сильно удивились – даже остолбенели – и, наверное, сильно обеспокоились. По крайней мере, криминальный дуэт в составе Семена Марковича и Жоржа-винокура – точно.

Что касается Щурова, то он вообще был поражен до глубины души. Поражен и напуган до полуобморочного состояния.

Отсюда напрашивался вывод – устранением Князева занимался Щуров и, скорее всего, по собственной инициативе, возможно даже не поставив в известность всю «честную» компанию. Только он один знал, что Князев не просто по какой-то причине ударился в бега (что в бизнесссобществе не было чемто из ряда вон выходящим), а лежит на два метра ниже уровня почвы.

Конечно, Щуров убил Князева не лично; он нанял киллеров, каких-нибудь отморозков. Возможно даже тех, что недавно напали на него и Анну Григорьевну.

Итак, Князев исчез, канал поставки наркоты был временно заблокирован. Но ненадолго. За дело взялся Щуров, который, видимо, знал, откуда растут ноги в этом деле.

Однако, вся беда была в том, что поставки наркотиков велись через фирму Князева, по ее официальным каналам. А в ней всеми делами начала заправлять Анна Григорьевна, которая понятия не имела, чем занимался ее денежный муженек.

И она – что вполне естественно – отказалась от странных партнеров со Средней Азии, которые ввозили в Россию черт знает что, фирме в убыток. Анна Григорьевна ведь не знала, что официально задокументированный груз – это всего лишь прикрытие других делишек.

Какое-то время ее обували в лапти, пока она не вошла в курс дела, – наверное, среди сотрудников фирмы был человек Щурова (а может, и не один); или Семена Марковича, что одно и то же. Но потом Анна Григорьевна накинула удавку на маршрут наркотрафика и задавила его в корне.

Вот тут-то у компашки и возникла идея избавиться от нее тихой сапой – при помощи кредита, который дал фирме банк Семена Марковича. Кредит не возвращается, – для этого постаралось ООО «Генезис» – происходит по суду смена владельца фирмы, и все становится на круги своя.

Почему такая сложная схема? Не проще ли наладить другой канал?

Нет, не проще. Связи фирмы Князева со Средней Азией давние, не раз и не два апробированные, прочные и главное – вне всяких подозрений. К тому же фирма солидная, не однодневка, работает на рынке добрый десяток лет, у всех на хорошем счету.

А если что и случится, то «компаньоны» останутся в стороне, и отдуваться придется какому-нибудь зицпредседателю Фунту, который сменит Анну Григорьевну на ее посту.

Хорошо, допустим это так. Но почему тогда все вдруг возжелали убрать «воскресшего» Князева? Ведь с его появлением, по идее, все должно было закрутиться, как и должно. Чем он так взбудоражил «общественность»?

Или босс этой криминальной троицы (интересно, кто он? неужто Семен Маркович? возможно…) надумал решить все проблемы одним махом. Кредит не возвращен (кто бы о нем думал во время похорон семьи Князевых? да и после – тоже), а значит, дело передается в арбитражный суд. И так далее…

Хитро. Умно ли? Трудно сказать. Ведь нельзя было исключать вариант, что когда-нибудь раскроется вся подноготная этого грязного дела. Хотя… Большие деньги кому хочешь глаза замылят.

Скорее всего, народ решил хапнуть побольше и слинять за бугор. Другое объяснение трудно придумать.

Из этого выходит, что дела Семена Марковича плохи и банк вот-вот прихлопнут. Паленый тут же вспомнил выпуски новостей, где говорилось о кампании отзывов лицензий коммерческих банков, работающих в основном налево.

Но Тривуш какого хрена во все это ввязался? Водочный король города и окрестностей, живи и радуйся жизни… Русский мужик пил, пьет, и будет пить до скончания века. А значит, водочное дело Тривуша всегда будет востребовано, и всегда будет приносить немалую прибыль.

Скорее всего, Жоржа-винокура подвигла на торговлю наркотой элементарная жадность. Человеку всегда мало, а уж тому, кто занимается большим бизнесом, – тем более. Погоня за большими дивидендами сродни маниакальному синдрому.

Итак, в осадок пока выпали трое: Лизка, Ник и Лили. То, что Лилия Вячеславовна имеет свой процент с оборота наркотиков, почти факт. Но она всего лишь маленький винтик в большой машине.

Что касается Лизки, то здесь возникает много вопросов. В ее искренность Паленый мало верил. Чересчур уж назойливо она вела себя все это время.

Пользуясь военной терминологией, можно было предположить, что Лизка являлась передовой разведгруппой компании наркоторговцев. Не исключено, что ее использовали втемную. Но далеко не бесплатно.

Впрочем, он мог и ошибиться. Ему хотелось бы ошибиться. Временами Паленому казалось, что его силой затолкали в грязь, и он никак оттуда не выберется, потому что нельзя найти ни единого сухого и чистого места, на которое можно опереться.

«Ну и кореша у Анны Григорьевны… мать их!.. Имея таких «друзей», врагов не нужно. На свалке и то было проще. Там всегда знаешь, кто есть кто. Если кто-нибудь держит камень за пазухой, его за версту видно. А вращаться в среде этих нуворишей с их сладенькими улыбочками и всякими там ути-пути все равно, что идти босиком по серпентарию, где змеи не в клетках, а ползают на свободе, притом в высокой траве, где их не видно».

Остается Ник. Друг Князева. Друг? Скорее, собутыльник и напарник по различным похождениям, в простонародье называемым «ходками налево». Интересно, он тоже в деле? Или его держат ради прикрытия?

Возможно. Такой рубаха-парень, выпивоха и бабник, со своими гусарскими замашками может растормошить любую компанию, направив самые нехорошие мысли собутыльников в нужное русло.

В общем, с Ником пока непонятно. Ладно, пусть его. Главное заключается в другом – как сесть на раскаленную сковородку, чтобы не обжечь зад.

Будь он один, все было бы гораздо проще. Разобраться со всей этой камарильей – раз плюнуть.

Но теперь на его совести Анна и Антошка. Они тут ни при чем. А оставить их наедине с этим зверьем, значит, похоронить. Чего он просто не может себе позволить. И дело даже не в человеколюбии, а в элементарном чувстве справедливости.

Да, за большие деньги можно купить все. Или почти все. Но только не человеческую душу, которой противны всякие оковы, а такие – тем более. Даже у самого отъявленного негодяя она иногда просыпается и начинает бунтовать.

А все потому, что человеку вставил душу ТВОРЕЦ всего сущего, а не тот, кто ее купил. И она живет по своим законам, высшим, которые неподвластны разуму…

Размышления Паленого прервал Володя. Он позвонил по внутренней связи и сказал:

– Есть важный разговор…

– Приходи, я жду.

Паленый выключил тренажер, быстро принял душ, закутался в просторный и длинный махровый халат и прошел в гостиную. Там он сел в кресло и начал втирать специальный крем в кожу лица, которая начала немного шелушиться.

Володя был сильно озабочен, даже испуган, как показалось Паленому. На хмуром лице охранника бегали желваки, а в глазах затаилось виноватое выражение.

– Что-то случилось? – встревожился Паленый.

– Да, – немного помедлив, ответил Володя.

– И наверное, не очень приятное. Рассказывай. В последнее время к неприятностям мне не привыкать.

– Черт! – неожиданно взорвался Володя. – Как же я лопухнулся!

– Ты это о чем?

– Я имел разговор со снайпером.

– Что-о-о!?

– А то… – Володя с возмущением посмотрел на свои сильные руки, словно они одни были виноваты в его промашке. – Он подловил меня на автостоянке, когда я возвращался из магазина с продуктами. Домой закупал…

– Говори, говори! – поторапливал его Паленый.

– Он подошел ко мне сзади, приставил к пояснице ствол и спросил «Хочешь жить?»

– Твой ответ мне ясен. Дальше что.

– Конечно, ясен. Я сказал «Да». А что мне еще оставалось? Руки заняты пакетами, ствол за пазухой… Пока я развернусь, он грохнет меня пять раз.

– Ну и?..

– Он сказал «Тогда стой и не дергайся. Ты знаешь, кто я?». Конечно, знаю! Я кивнул. Александр Игнатьевич, я не испугался! Но это случилось так неожиданно, что у меня в голове образовался вакуум. Ни одной толковой мысли. Ступор.

– Володя, о своих переживаниях поведаешь потом, за рюмкой водки. Что он тебе сказал?

– Он сказал «Передай Ворону, что я приду. Пусть ждет».

– И все?

– Все.

– А что было потом?

– Потом он исчез. Испарился. Был – и нет. Я даже шагов его не услышал. Обернулся – а там какая-то девица садится в машину.

– Надеюсь, ты поспрашивал ее насчет нашего общего «друга»?

– Конечно.

– И она ничего не заметила.

– Откуда вы знаете? – удивился Володя.

– Предполагаю. Это в женской натуре заложено. Будь у тебя за спиной дама со «шмайсером», девица описала бы и ее прическу, и лицо, и помаду на губах, и в чем она была одета, и даже сколько стоит ее шмотье и в каких бутиках оно куплено.

– Ну… наверное…

– Не наверно, а точно. Закон женской диалектики. А потом ты сел в машину и уехал…

– Что мне еще оставалось делать?

– Верное решение, – одобрил Паленый. – Судя по всему, это очень опасный тип. Начни ты искать его, неизвестно чем обернулась бы для тебя эта инициатива. Впрочем, он был уверен, что ты не сделаешь такую глупость.

– Почему вы так думаете?

– Володя, он знает о нас ВСЕ. В том числе и про охранников – сколько их, расписание смен, где они служили, с кем и где живут, как себя поведут в экстремальных ситуациях… Ну и так далее. Это профи. Очень серьезный противник. Он ничего не делает с кондачка.

– А как насчет того, что он по вас промахнулся? – не без ехидства спросил Володя.

– Это меня как раз и смущает. Подозреваю, что промахнулся он НАМЕРЕННО. Уж не знаю, из каких соображений…

– Александр Игнатьевич! – возмущенно воскликнул Володя. – Что вы такое говорите!?

– Я анализировал ситуацию много раз. И понял, что снайпер мог убить меня много раз, пока я прохлаждался на скамейке. Он выстрелил только тогда, когда я ПОЧУЯЛ его присутствие. Да, именно так – не увидел, а почуял. Это уже потом, когда я обернулся, мне показалось, будто крона одной сосны стала гуще… ну, в общем, какая-то не такая. Там он и сидел, как потом выяснилось.

– Бред какой-то…

– Возможно.

– Но ведь у него был на вас «заказ»! Он не мог его не выполнить, не имел права.

– Верно. И все-таки он не стал меня убивать.

– Почему?

– Трудно сказать… Возможно, он большой любитель игры в кошки-мышки.

– Как это?

– Есть такие типы. Им важно довести своего будущего «клиента» буквально до сумасшествия. Просто убить человека ему мало. Это неинтересно. Нажать на курок может и дурак. Но вынудить противника метаться в поисках спасения, заставить его каждую минуту ждать смерти, которая может появиться в любом обличье, – это для таких индивидуумов кайф.

– Садист… – злобно пробормотал Володя.

– Не совсем так. Просто таким образом он пытается сам себе казаться сверхчеловеком, властелином человеческих судеб. Для него нет никаких преград – ни моральных, ни физических. Это машина для убийства, но машина мыслящая, которой флюиды страха будущей жертвы значат больше, нежели деньги.

– Мать твою!.. – выругался Володя и сплюнул. – Я сам не подарок, видел много крутых парней, но чтобы так…

– Все это заскоки человеческой психологии. Маниакальный психоз.

– Точно маньяк… Ничего, я этого гада все равно достану. – Володя скрипнул зубами.

– Боюсь, что не получится. Он уже все просчитал, и ты в его планах не значишься. Так что лучше тебе побыть в стороне. Это моя проблема. Личная.

– Но как же…

– Считай, что это мой приказ. Игра пошла в открытую. Ему нужен я и только я. Уж не знаю, зачем и почему.

– Он назвал вас Вороном, – осторожно сказал Володя. – И тот снайпер, которого мы прихватили, тоже говорил… Правда, я не очень понял.

– А я – тем более. Что-то за этим кроется. Все дело в моей памяти. А она пока молчит. Но я думаю, что скоро все станет на свои места. Финал не за горами.

– Но ведь он убьет вас!

– Ты сколько раз под смертью ходил?

– Ну… много…

– Сильно боялся?

– Не очень. Скажем так – опасался. Да и недосуг мне было в такие минуты думать о чем-то постороннем. Замешкался, зевнул – получи пулю.

– Вот и я опасаюсь. Но ему испугать меня не удастся. Напуган – значит, побежден. Это изречение старо, как мир. Мне как-то до лампочки его сеть. Иногда и паук становится жертвой в своей же паутине. Это когда ему попадается не безобидная бабочка, а, например, шершень.

– Что ж, мое дело предупредить. Я пошел… – Мрачный Володя направился к выходу. – Да! – Он резко остановился и хлопнул ладонью себя по лбу. – Чуть не забыл. Голова садовая… Клин передал, что сегодня должен быть интересный материал. Скорее всего, к вечеру.

– Что за материал?

– Объявлен общий сбор наших «клиентов». Созванивались… Какое-то важное совещание.

– Где будет проводиться? – заинтересованно спросил Паленый.

– На даче банкира, в лесу. – Володя осклабился. – Они там шашлыки затеяли средь бела дня. Голодающие Поволжья… Думают, что на природе их подслушать нельзя. Наивные…

– Микрофон направленного действия?.. – догадался Паленый.

– Ну. Ружьишко. И не только. Клин зря бабки не берет. Он уже обставил всех такой частой сетью, что никто не выскользнет. Лазеры-шмазеры и все такое прочее.

– Это хорошая новость. Мне обязательно нужен список всех «гостей» господина Виленчика.

– Чего проще. Будет сделано…

Володя ушел. Паленый устало откинулся на спинку кресла. Разговор с охранником вымотал его больше, нежели усиленная тренировка.

Конечно, перед Володей он старался держаться уверенно, но в глубине души было муторно. Вот сволочь! – думало Паленый о снайпере. Прилип, как банный лист. Что ему нужно?

Ему не верилось, что снайпер – садомазохист, маньяк, хотя и пытался убедить в этом Володю. Похоже, ситуация была куда сложнее и глубинней. Паленый тяжело вздохнул, закрыл глаза и расслабился. Нужно было хорошо все обдумать.

Обдумать… Хорошо бы… все.. обдумать…

Он уснул, как будто его связанного, с грузом на ногах, внезапно бросили в глубокий омут – даже не трепыхнувшись и не осознав, что происходит.

Глава 30

Пробуждение Паленого было не менее внезапным – будто его ударило слабым разрядом тока. Похоже, он проспал часа два, потому что за окном виднелось солнце, уже клонившееся к закату.

В доме кто-то был. ЧУЖОЙ. Это Паленый почувствовал всеми фибрами своей души.

И этот человек приближался к гостиной практически неслышным скользящим шагом. Так когда-то ходили японские ниндзя, легендарные разведчики и убийцы средневековой Японии, а теперь ходят профессионалы из некоторых сверхсекретных армейских подразделений.

Что-либо предпринимать уже было поздно. Помощь могла подоспеть лишь к разбору шапок. Паленый лишь сделал один-единственный молниеносный выпад. Невероятно быстрым движением он достал из-под диванной подушки пистолет, снял его с предохранителя и спрятал под халат – так, чтобы удобно было им моментально воспользоваться.

Он сидел вполоборота к той двери, откуда должен был появиться незваный гость. Паленый знал почти наверняка, что это не охранник и уж тем более не Анна Григорьевна, хотя она тоже ходила легко и бесшумно.

Паленый ждал. Он был словно один большой обнаженный нерв.

– Ворон! Ты меня слышишь?

Немного хрипловатый мужской голос заставил его вздрогнуть. Снайпер! Это он и никто другой, в этом Паленый не сомневался. Он ждал чего-то подобного, но чтобы так оперативно…

Заставив себя собраться, Паленый с наигранной беззаботностью ответил, напрочь выбросив из головы не только эмоции, но и мысли:

– Как не слышать? Ты топаешь, как слон. Мог бы ходить и потише.

– Старость, Ворон, старость… Ноги уже не те, скрипят на ходу. Может, потому, что ранен был – полступни оторвало, а возможно, из-за того, что приморожены. Чувствительность потеряли.

– Старость – это да… У самого кости на сырую погоду ноют.

– Ворон, я зайду. А то как-то нехорошо беседовать через стенку.

– Заходи.

– Ты только не шмальни в меня нечаянно. И ради Бога, не говори, что у тебя нет под рукой ствола!

– Конечно, есть. Не волнуйся, я не какая-нибудь нервная институтка. Твою неприкосновенность гарантирую.

– Узнаю Профессора. Это у тебя в детдома такая кликуха была. Ты всегда старался базлать высоким штилем. Так я выхожу на сцену.

В гостиную неслышным тигриным шагом вошел среднего роста парень, одетый в хорошо подогнанный камуфлированный костюм какого-то особого покроя. Он был русоволос, голубоглаз и сухощав. Его движения были точны и экономичны. Казалось, что он не шел, а плыл.

Вся его собранная фигура выражала настороженность и готовность в любой момент атаковать или защищаться. Руки парня были свободны, но за поясом торчал пистолет ТТ, как определил Паленый.

– Ну, здорово, братишка, – сказал вошедший, но приближаться к Паленому не спешил.

– Здорово…

– Я тут посижу, – указал парень на кресло возле входной двери. – Нет возражений?

– Как пожелаешь.

– Красиво живешь… – Незваный гость, усевшись, быстрым оценивающим взглядом окинул гостиную.

– Это не мое.

– Ну? – удивился парень. – А чье же?

– Тебе какая разница?

– И то правда…

Незваный гость обладал удивительной способностью: один его глаз блуждал по комнате, а вторым он держал на прицеле собеседника. Впрочем, возможно, Паленому это показалось. Парень устроился в тени, и его лицо не просматривалось во всех деталях.

– Ты здорово изменился… – сказал гость, пытливо глядя на Паленого.

– А ты – тем более, – резко сказал Паленый. – Во-первых, мне кажется, что мы с тобой незнакомы, во-вторых, я не приглашал тебя в гости.

– Вот те раз… Хочешь сказать, что не узнал меня?

Парень изобразил сильное удивление.

– Не прикидывайся лохом, – уже спокойней ответил Паленый. – Ты хорошо знаешь, что я потерял память. Те, что тебя наняли, не могли не дать на меня полное досье.

– Извини… – Парень коротко рассмеялся. – Я не поверил, когда мне сказали. Но теперь вижу, что это правда. Сочувствую. Что ж, если ты забыл, позволь представиться – Дрозд.

– Ворон, Дрозд… – Паленый хмыкнул. – Какой-то птичий базар. Что значат эти псевдонимы?

– Верно подмечено, – ухмыльнулся Дрозд. – В Чечне нашу группу так и называли – Птичник. Были еще Сокол, Ястреб, Синица…

– Были?

– Были, Жека, были. Многих уже нет…

– Жека?..

– Ах, да, твоя дырявая память… Тебя зовут Евгений. Вот только непонятно, как ты стал Александром Князевым…

– Замнем для ясности. Это мои дела.

– Как скажешь. Я не любопытен сверх меры. Но если птичья кликуха тебе не нравится, то зови меня Валерой.

– Валера так Валера. Ты лучше скажи, зачем пришел? И как сумел пробраться в дом, оставив с носом все посты, собак и сигнализацию?

– Ворон, не заставляй меня думать, что ты забыл ВСЕ. Это ведь не так?

– В общем, да… временами кое-что вспоминается…

– Не надо нам ля-ля… – Дрозд коротко хохотнул. – Мне известно, как ты сделал тех дилетантов, что пытались завалить тебя неподалеку от дачного поселка. Фирменный почерк Птичника не спутаешь с каким-либо другим.

– Это всего лишь эпизод.

– Из таких эпизодов когда-то состояла вся наша армейская жизнь. Проникновение на территорию особо защищенных объектов мы отрабатывали сотни раз. Поэтому все ухищрения по охране твоей хаты – это для меня семечки.

– Так все-таки, зачем ты здесь? Пришел выполнить «заказ»?

– Какой ты догадливый… – Дрозд снова осклабился, на этот раз невесело. – Это я мог сделать и в первый раз.

– Скажи, почему тогда ты не стал меня валить?

– А! – с подъемом воскликнул Дрозд. – Значит, ты все-таки раскусил мою маленькую хитрость.

– Что ж тут непонятного. Позиция у тебя была идеальной, расстояние – всего ничего. Даже неопытный курсант-первогодок легко справился бы с таким заданием.

– Все дело в оптике, Жека, все дело в ней.

– То есть?..

– Мне дали твою фотку. Это естественно. Но там ты больше похож на какого-то артиста, чем на самого себя – во фраке, с бабочкой… Я просто тебя не узнал. Что-то мелькнуло в голове – и все, не более того. А вот когда приложился к окуляру оптического прицела, и в нем нарисовались твоя фигура и лицо, когда я увидел, как ты жестикулируешь, то едва не уронил свою «удочку».

– И ты настолько проникнулся товарищескими чувствами, что решил кинуть «заказчика»…

– Как плохо, что ты ничего не помнишь! Придется рассказать тебе кое-что. Мы вместе выросли, Жека. И были очень дружны. Сначала детдом, потом пять лет нам терла шеи суворовская форма, затем военное училище и как итог – спецвойска. Но про то ладно. Детская и юношеская дружба не настолько крепки, чтобы остановить человека, которому заплатили большие деньги за ликвидацию бывшего кореша. Увы, такова жизнь…

– Наверное, в детстве мы и впрямь были очень дружны…

– Да. Но не ностальгические воспоминания о беззаботной юности придержали мой палец на спусковом крючке и сбили верный прицел. Отнюдь. А то, как ты двое суток тащил меня, тяжело раненного, на своих плечах по горам Чечни, спасая от верной смерти. Разве можно такое забыть?

– Наверное, нельзя. Все зависит от человека.

– Вот именно. Конечно, меня трудно считать человеком в полном смысле этого слова. Я стал изгоем, на моих руках кровь, возможно, невинных людей. Я превратился в наемного убийцу, Жека. Деньги, деньги… будь они прокляты! У меня сейчас их больше, чем нужно, а толку?

– Ну и как ты докатился до такой жизни?

– Жаль, что ты ничего не помнишь… Ладно, расскажу. Нас было трое закадычных дружков – ты, я и Гусь. В одном из поисков в предгорьях Чечни мы наткнулись на автомашину «Нива». На приказ остановиться водитель не среагировал и добавил газу, чтобы скрыться за поворотом. Решив, что в машине бандиты, мы открыли огонь на поражение. «Нива», конечно же, стала как решето. Когда посмотрели, оказалось, что мы нечаянно грохнули двух мужиков, бабу и мальца. Короче говоря, ситуация сложилась – хуже не придумаешь. У них имелось оружие – автомат, двустволка, пистолет и две гранаты, но у кого из горцев его нет? – Дрозд сокрушенно покачал головой, а затем спросил: – Ты точно все забыл?

– Тебе поклясться на Библии?

– Не надо. Это я потому спрашиваю, что рассказывать дальше не хочется. Но придется… – Дрозд скрипнул зубами. – Гусь, сука… Как он нас вложил… И я рад, чертовски рад, что именно ты его замочил.

– Не понял… Это когда?

– Брось притворяться. Я следил за тобой и видел, как ты и охранник устроили засаду в доме напротив УВД. А затем туда зашел Гусь с «удочкой». Потом его вынесли оттуда на носилках и отвезли в морг.

– Так это был Гусь, наш товарищ!?

– А то кто же. Дело в том, что меня отстранили от выполнения «заказа» после моей «неудачи», когда я пулял тут по букашкам вместо того, чтобы всадить в тебя пулю. Пришлось вернуть аванс и сдать винтовку. А куда денешься? Правила игры нарушать нельзя. Короче говоря, опустили лихого парня Дрозда как последнюю «шестерку» в зоне. А вместо меня послали на дело Гуся. Я даже не знал, что он в этих краях обретается. Убил бы, козла, голыми руками.

– За что?

– Немного пораскинув мозгами, мы, дабы спрятать концы в воду, сожгли на хрен «Ниву» вместе с трупами. Сам понимаешь, ситуация получилась аховая. Поди, докажи следователям, что мы действовали по законам войны. Как же – убили мирных жителей… Кто может подтвердить, что они не остановили машину даже на предупредительные выстрелы в воздух? Верно – никто. В итоге нам светила зона за чересчур точное исполнение приказа командира, который гласил «Мочить всех, кого встретите в горах, и кто не поднимет лапы кверху, не спрашивая паспорта».

– Все это понятно, но причем здесь Гусь?

– Очень даже причем. Сожженную машину на второй день нашли местные жители. Оказалось, что весь, так сказать, «процесс» видел пастух… где он только прятался, сука? Жаль, что это чмо не попалось нам на глаза… Ну и, понятное дело, поднялся большой хай. Нас взяли на цугундер, начали таскать на допросы. Тут Гусь и подсуетился – сказал, что стреляли мы двое, а он был в стороне и даже просил нас не делать этого. Умыл руки, козлина. В общем, под суд нам пришлось идти на пару. А его турнули из армии. Сам понимаешь, кому захочется с таким пидером пойти в разведку. Наши пацаны хотели его вообще кончить, да он вовремя смайнал на Большую землю.

– Нас посадили?

– Поначалу обошлось. Был суд, и оправдательный приговор. Но затем все началось по новой. И уже во второй раз нам светил большой срок. Политика вмешалась. Чеченов задабривать начали, чтобы они поутихли маленько, а тут мы, как лакмусовая бумажка. Записали нас в садисты – и пошло, поехало.

– Значит, все-таки, нам впаяли срок…

– Обошлось. Но не так, как хотелось бы. Когда мы ехали на суд, нас похитили кровники – родственники тех чеченцев, что находились в «Ниве». Наверное, они не очень надеялись на официальное разбирательство и решили судить нас по закону гор. Нас сначала сильно избили, особенно тебе досталось – все лицо, суки, раздробили прикладом. Затем долго везли, связав и накинув мешки на головы, но почему-то не в сторону Чечни, а вглубь России, как потом оказалось. По прибытию на место нас закрыли в каком-то помещении с решетками на окнах. Они были без стекол, но заколочены снаружи досками. Там мы просидели двое суток без пищи и воды. Пришлось утолять жажду мочой… Но мы люди привычные к таким вещам, во время тренировок на выживание и не такое приходилось пить и жрать, поэтому ни силу не потеряли, ни способность здраво мыслить.

– А почему нас сразу не кончили?

– Ну ты даешь… Во-первых, они кого-то ждали – возможно, остальных родственников, тех, кто постарше, или какого-нибудь эмира, большого начальника, чтобы придать расправе официальный статус. А во-вторых, где ты видел ваххабита, который удовлетворится лишь тем, что пустит тебе пулю в лоб? Нет, сначала он с тебя шкуру с живого снимет или разные выступающие части на теле отчикрижит. И только потом пошлет тебя к праотцам. Враг должен помучиться, и как можно дольше. И это действо должны созерцать родственники убитых.

– Это я слышал… или по телевизору видел.

– По телевизору все не покажут. Там сидят одни чистоплюи в розовых очках и белых перчатках. Им подавай только наши подвиги, а не то, как мы в грязи барахтаемся, кровью харкаем и своих товарищей хороним.

– И как же мы вырвались оттуда?

– Решили, что нам все равно крышка и начали шевелить мозгами. И придумали. Способ, конечно, не ахти какой, мы могли сыграть в ящик раньше, чем к нам заявятся те, кто нас охранял. Однако иного варианта не было. Лучше погибнуть сразу, задохнувшись в дыму, чтобы потом не мучиться, когда за нас примутся заплечных дел мастера. Нас приковали наручниками к трубе, но снять их при определенном навыке – плевое дело. Что мы и сделали, отыскав в мусоре гвоздь. Затем мы собрали в помещении все, что могло гореть, сняли часть своих шмоток, положили их на общую кучу и все это подожгли, благо у тебя в кармане завалялся спичечный коробок. Дело происходило вечером, поэтому охранников было немного, человека три-четыре (это мы определили по голосам), что нас вполне устраивало.

Дрозд поерзал на кресле, уселся поудобней и продолжил:

– Все загорелось, задымило… Дым начал выходить через окна и щели в двери… В общем, все поначалу шло так, как и планировали. Увлажнив тряпки мочой и прикрыв ими лица, чтобы не угореть, мы легли на пол – с таким расчетом, чтобы нас не посекли из автомата охранники. Они ведь тоже не дураки, знали, с кем имеют дело… Так и вышло. Дверь отворилась, кто-то крикнул на чеченском «Осторожно, Ваха!», ну, этот придурок и дал короткую очередь на уровни груди – боялся, что мы нападем. Тут она и рванула… Помещение было длинным, в дальнем его конце стояли бочки, и в одной из них находился бензин. Это я уже потом понял. Как мы тогда не догадались? Пошевелили несколько бочек – пустые. Ну и не стали дальше с ними разбираться. Там их было до хрена и больше. К тому же помещение явно не напоминало склад ГСМ. Наверное, кто-то из шоферюг заначил бензин на черный день.

Дрозд нервно потер ладонями, словно ему стало зябко. Он смотрел на Паленого, но видел не его, а что-то совсем другое. Его глаза из голубых стали синими, а лицо побледнело.

– В общем, взрыв слизал двух «чехов», как корова языком. Третьего, оглушенного, я по ходу добил. Что касается нас, то мы были здорово контужены, особенно ты. Тебе на голову упала бочка и ты загорелся, как факел. Да и мне досталось прикурить. Вся спина в шрамах от ожогов. Я думал нам пришел звездец. Сначала я сбил огонь на себе, затем занялся тобой. У тебя лицо сильно обгорело, а в остальном ты был в норме. Только остался без рубашки и штанов – истлели. Но пришел в сознание быстро. Похватав оружие, мы рванули к выходу. Оказалось, что нас держали на окраине города в одном из зданий заброшенного завода.

Дрозд сменил позу и сел прямо, не прислоняясь к спинке кресла.

– И все получилось бы хорошо, но мы немного просчитались – «чехов» было не трое, а пятеро. Наверное, им подмога прибыла из Чечни. Или они усилились местными. Их везде хватает… Эти двое, стоявшие в наружном охранении, такой сабантуй устроили, что я до сих пор не могу понять, как нам удалось остаться в живых. Мы сначала пытались отстреливаться, но уж больно позиция была невыгодной. И тогда мы рванули в разные стороны – куда глаза глядят. В последний раз я видел тебя, когда ты на ходу запрыгивал в люк мусоровоза. А мне пришлось чесать пехом, но со скоростью курьерского поезда, пока я совершенно не выдохся и не отрубился где-то на задворках – контузия сказалась. К утру оклемался… Вот такая история, братишка.

– Да-а, история…

«Так вот, значит, каким образом я попал на свалку… – подумал Паленый. – Как еще выжил…»

– А что было с тобой дальше? – спросил он, с трудом проглатывая тугой ком, неожиданно образовавшийся в горле.

– Дальше… – Дрозд мрачно улыбнулся. – Нас уже искали, думали, что мы ударились в бега. На суд идти не было никакого смысла. Мне как-то не улыбалось перспектива получить «червонец» з