Амазонки под черными парусами

Дарья Калинина

Амазонки под черными парусами

Глава 1

Начало этой истории могло быть совсем другим. И наверное, начаться она могла совсем в другом месте. Но его величество господин несчастный случай, который подбросил маленький гвоздик на пути Вероники, распорядился так, чтобы эта история началась именно там, где она и началась.

Гвоздик, которым Вероника пропорола себе покрышку, сыграл в ее судьбе такую знаменательную роль, что впору было его водрузить на почетное место под стеклянный колпак в домашней коллекции удивительных вещей. И показывать желающим, в сотый и сто первый раз пересказывая всем уже и без того хорошо известную историю о том, как именно этот гвоздик помог двум любящим людям обрести счастье и друг друга.

Да, так можно было бы поступить, но… пока до того или иного конца истории было еще очень далеко. И пока что о таком счастливом моменте не могло быть и речи. Пока что в жизни Вероники было очень много проблем и очень мало счастья. Да и сам гвоздик этот Вероника восприняла не как посланца судьбы, а как новое несчастье, из тех, что в последнее время в избытке встречались ей.

– Вот ведь невезуха! – воскликнула девушка, выйдя из своей новенькой «Киа» и рассматривая сдувшуюся шину. – И за что это мне?!

И так как никто на ее вопрос не ответил, Вероника задала следующий:

– И когда это кончится? – сердито глядя на дырявую резину, поинтересовалась она у нее, словно резина была в чем-то виновата. – Мне это уже начинает надоедать!

Эта угроза была встречена холодным молчанием. Вероника кипела от злости, колесо молчало. А проносящиеся мимо машины, вопреки распространенному мнению, будто бы все водители мужского пола только и мечтают о том, чтобы спасти оказавшуюся на шоссе в бедственном положении девушку, продолжали преспокойно проноситься мимо.

Ни одна машина не затормозила, несмотря на девушкины призывные размахивания руками. Никто из водителей не пожелал отвлечься от своих важных мужских дел, чтобы оказать помощь прекрасной незнакомке. А ведь Вероника сегодня выглядела далеко не худшим образом. С утра она специально напялила на себя свой лучший замшевый плащ цвета топленых сливок. Он расходился у нее от бедра, открывая всеобщему обозрению симпатичные ножки, туго обтянутые прозрачными чулочками.

Под плащ Вероника почти ничего не надела, потому что считала, что в город давно пришла весна, так что можно слегка и разоблачиться. У Вероники были свои принципы. И если уж весна, то и оделась она по-весеннему.

Теперь она думала, что, пожалуй, в этом она слегка перестаралась. Потому что шелковая блузка и тонкая замша создавали весьма эфемерную преграду для холодного воздуха. Мини-юбка, которую вряд ли даже можно было назвать юбкой, тоже дела не улучшала. Единственное, что у Вероники было теплым, – это высокие зимние сапоги.

Но и их Вероника натянула на себя сегодня утром лишь потому, что они изумительно подходили к ее светлому плащу.

– Пусть зимние, но зато светлые, – решила она. – В конце концов, снаружи не видно, что они на меху. А внутрь никто же не будет заглядывать!

И вот теперь Вероника имела возможность оценить сапоги по достоинству. Потому что если сверху ее продувало буквально насквозь, то ноги были в тепле. И это давало девушке некоторую надежду на то, что если она сегодня и простудится, то все-таки не насмерть.

– Главное, чтобы ноги были в тепле. Все болезни от холодных ног!

Вероника твердила эти слова, словно мантру, приплясывая на шоссе возле своей машины. Конечно, кто-то скажет, что надо было не плясать, а взять дело в свои руки. То есть открыть багажник, выгрузить из него весь хлам, достать запаску, ключ и поменять прохудившееся колесо. Но все дело в том, что у Вероники запаски не было. Вот не было и все тут! То есть когда-то она у нее была, а потом таинственным образом куда-то подевалась.

Впрочем, ничего таинственного в этом исчезновении и не было. И теперь Вероника припоминала, что, кажется, она запаску выгрузила во время одной из поездок за город. В багажник требовалось загрузить нечто объемное вроде палатки ее тогдашнего бойфренда. И запаску пришлось оставить у него в гараже.

– Да и зачем она мне нужна? – легкомысленно подумала тогда Вероника, оставляя колесо в гараже у Стасика. – Случись чего, Стасик всегда рядом. Как-нибудь доберемся. А вернемся в город, я заберу у него свое колесо и верну его обратно на место.

Но в том-то и заключалась злокозненность Вероникиной судьбы, что все, так тщательно запланированное девушкой, никогда не сбывалось. Вот и тогда на злополучном пикнике Вероника насмерть поссорилась со Стасиком, справедливо приревновав его к какой-то смазливой белобрысой девице, случайно появившейся в их компании.

Вероника застукала Стасика, когда тот обнимал девицу и даже вроде бы ласково касался губами ее волос. В принципе, можно было бы и стерпеть. Ничего совсем уж ужасного Стасик не делал. Но Веронику переклинило, и она устроила бойфренду грандиозный скандал.

Так что в город она возвращалась в гордом одиночестве. А Стасик потом стал встречаться с той белобрысой. Поэтому о возвращении своей запаски из его гаража гордая Вероника даже и не помышляла. Она рассудила, что нервы дороже какой-то там запаски. И, положившись на волю случая, стала ездить без нее.

И вот сегодня случай дал о себе знать. Колесо было проколото. Запаски не было. А водители проносящихся мимо машин не желали поучаствовать в судьбе Вероники, несмотря на ее соблазнительно длинные ноги, которые она щедро демонстрировала всем подряд.

Вероника посинела, нос у нее побелел, а глаза покраснели. В целом, она сейчас напоминала российский триколор, но почему-то ее это совсем не радовало.

– Да что же это такое?! – едва не плакала девушка. – Почему никто не останавливается?

И тут память услужливо предложила ей вспомнить, сколько раз она сама проносилась мимо стоящих у обочины машин с призывно включенными «аварийками». И что? Разве она останавливалась, чтобы предложить свою помощь? Никогда! Ни разу!

– Вот так тебе и надо! – раскаялась Вероника в собственном жестокосердечии. – Поделом!

От глубокого раскаяния, охватившего ее, она даже согрелась. И внезапно (о, чудо!) возле нее затормозила какая-то машина. Но сидели в ней вовсе не благородные рыцари, а две миловидных девушки – рыженькая и беленькая.

У рыжей были пронзительные зеленые глаза, веснушки на вздернутом носу, сильные руки и энергичные движения. А блондинка была более медлительной и какой-то мечтательной. Сразу было видно, что худоба, данная ее рыжей подруге от природы, ей самой дается исключительно с помощью многочисленных диет и мучительных отказов от мучного, сладкого и прочего вкусного.

– Ну и ну! – присвистнула рыжая, обнаружив бедственное положение Вероники. – И как это тебя угораздило выехать на трассу без запаски?

И тут неожиданно для самой себя Вероника разрыдалась. Как она оказалась на трассе? Да уж явно не по своей воле она выбралась из хорошо знакомого ей города, чтобы мчаться неизвестно куда и неизвестно зачем! Ясно, что у нее была на то причина.

А причиной всему был звонок ее близкого друга – Валика. И даже не столько друга, сколько жениха. Во всяком случае, Вероника тешила себя надеждой, что их плотное полугодовое знакомство наконец-то выльется во что-то более определенное, чем встречи у Вали дома.

– Он мне звонил! – всхлипывая, принялась Вероника излагать события сегодняшнего дня, выгнавшие ее из относительно теплого города на холод. – По телефону! Сказал, что влип! Просил приехать!

– Куда приехать-то?

– В Сестрорецк!

– М-д-а-а… Недалеко же ты уехала. И давно твой Валик тебе звонил?

Вероника взглянула на часы и едва не зарыдала, на этот раз от бессильной злости.

– Уже три часа прошло! А теперь я ему звоню, а он не отвечает.

– Что же ты так задержалась-то? – сочувственно спросила у нее одна из девушек, представившаяся Кирой.

И Вероника, словно только этого вопроса и ждала, покорно начала докладывать:

– Час я провозилась на работе, не могла же я сразу все бросить и бежать. Шеф бы меня просто уволил. Сначала надо было завершить срочную работу, которую он мне поручил. А потом еще надо было купить то, о чем просил меня Валик. А потом это колесо, будь оно неладно!

Кира махнула рукой.

– Колесо мы поменяем. Это ерунда. Не стоит слез или благодарностей.

Но оказалось, что не все так просто. Остановившись и заглушив мотор, Вероника не выключила радио. И попытка снова завести машину не увенчалась успехом.

– Аккумулятор сел! – огорченно произнесла Кира. – Что же теперь делать?

Перед этой проблемой спасовали все трое. Понять, откуда берется ток в этом загадочном устройстве, было выше способностей девушек. Кира, как наиболее продвинутая из всех трех, могла лишь сказать, что для зарядки аккумулятора нужны таинственные «крокодилы» и еще один аккумулятор.

– Аккумулятор есть. Но вот «крокодилов» у меня точно нет, – с досадой произнесла она. – А знаешь, что, Вероничка? Поехали к нам!

– Куда это к вам?

– Тут рядом, – успокоила ее Кира. – Коттеджный поселок «Чудный уголок».

– А-а-а… Слышала о таком. Вы там живете? Обе?

– Живем, – кивнула Кира. – Обе. И еще целая куча прекрасных людей. Так что я уверена, что там тебе точно помогут.

– Люди у нас отзывчивые, – подтвердила Леся. – Попробовали бы они быть другими!

Пока машину Вероники чинили, девушка еще несколько раз позвонила своему Валику, но у того был отключен телефон. И когда ее «Киа» благодаря усилиям дяди Миши – нынешнего соседа подруг из дома напротив – все же завелась, Вероника уже не знала, что ей и делать дальше.

– Валик не сказал мне по телефону, где именно мы с ним встретимся в Сестрорецке. Просто просил кое-что для него купить и ехать в город. Сказал, что потом сам мне перезвонит и объяснит точно, как его найти.

– А что тебя просил купить твой Валик?

– Ну, там, шпагат и батарейки для фонарика. У него сели.

– Шпагат? Батарейки? А он сам что не мог их купить?

– Выходит, не мог. Сказал, что уже на лодке. И магазинов поблизости нету.

– На лодке? На какой лодке?

– На обычной лодке, – отмахнулась Вероника, явно не желая сейчас обсуждать эту тему, потому что ее саму волновало совсем другое. – Понять не могу, куда же он запропастился?

В ожидании звонка от своего Валика девушка осталась в гостях у подруг. Все-таки их дом находился на полпути к цели. И прежде чем двигаться дальше, Веронике нужно было понять, возвращаться ей в город или ехать дальше к Валику? А если ехать, то все-таки куда именно?

Увы, Валик так и не позвонил. И телефон свой тоже не включил. Но зато за эти часы все три девушки успели здорово подружиться. И когда в одиннадцатом часу вечера Вероника с огорчением признала, что ей пора возвращаться к себе домой, потому что завтра все равно рабочий день, Кира с Лесей проводили ее до дверей как родную. И приглашали приезжать еще.

– Обязательно приеду! Должна же я отблагодарить вас за помощь. Хочу сделать вам какой-нибудь подарок.

– Ерунда какая!

– Не стоит благодарности!

– Даже не вздумай думать об этом.

– Но в гости ты все равно к нам еще приезжай.

– Просто так, без всяких подарков!

Вероника так и сделала. И появилась у подруг в гостях в ближайшее воскресенье. С собой она привезла целых две сумки. В одной из них был провиант к праздничному столу – вино, сладости, икра, свежий хлеб и фрукты. А в другом те самые подарки для подруг, которые они так просили Веронику не покупать.

– Ну что ты!

– Не надо было!

Тем не менее обе девушки тут же радостно кинулись разворачивать обертки. Кому не же нравится получать подарки. Особенно, если эти подарки неожиданные и являются сюрпризом. Лесе достался чудесный чайный набор – плоский китайский чайничек и к нему две чашечки, украшенные иероглифами с пожеланием долгих лет жизни, счастья и процветания. А Кира получила симпатичный кашемировый шарфик – зеленый, как весенняя травка.

– Под цвет твоих глаз!

Сама Вероника выглядела куда более веселой и оживленной, чем ее запомнили подруги при их прошлой встрече. Причина этого приподнятого настроения оказалась проста.

– Валик нашелся! – поделилась своей радостью Вероника. – Позвонил мне сегодня утром и сказал, что у него все в порядке. Волноваться за него совершенно не надо.

– А куда он делся в тот вечер?

– Никуда не делся. Сначала прождал меня почти до темноты. А когда понял, что телефон разрядился, было уже поздно.

– Что поздно? – удивилась Кира. – Позвонить поздно?

– Ну да.

– А когда он тебе позвонил? – подозрительно уставилась на нее Кира. – Только сегодня?

– Ну да.

– А где он был до этого?

В голосе Киры слышалась угроза. Будь таинственный Валик ее собственным парнем, ему бы точно не поздоровилось. Вероника в ответ только вздохнула:

– Валик – необычный мужчина. К нему нельзя подходить с теми же мерками, что и к другим.

– Другими словами, он тебе не пожелал ничего объяснить?

– Я у него и не спрашивала!

– А… А почему? – оторопела Леся. – Я бы на твоем месте, наоборот, разузнала все самым подробным образом.

– У нас с Валиком особенные, основанные на взаимном доверии друг к другу отношения, – величественно отозвалась Вероника.

И подруги переглянулись в ответ. Ситуация требовала прояснения. И они начали задавать своей новой подруге вопросы:

– Другими словами, ты можешь пропадать днями и ночами напролет, и он это воспримет спокойно?

– Да!

– И даже не спросит, где ты была, дорогая?

– Нет! Не спросит!

– Знаешь, как-то это нехорошо попахивает, – нахмурилась Леся.

– Не хочу тебя огорчать, – добавила Кира, – но, по-видимому, твой Валик мало заинтересован в тебе. Отсюда и его равнодушие.

– Это не равнодушие!

– А что же?

– Он мне просто доверяет!

Вероника почти кричала. И Леся с Кирой десять раз пожалели, что вообще начали этот разговор. И кто их за язык тянул? Молчали бы себе в тряпочку, поберегли бы свои и чужие нервы. Да еще и Кира отозвала Лесю на кухню, а там внезапно взялась за подругу:

– И кто тебя просил лезть со своими советами к девке?

– А сама-то! Сама-то что?

– Ну да, верно. Пошла у тебя на поводу. Грешна.

– То-то!

– Ну, а теперь нам же с тобой придется успокаивать расстроенную Веронику. Уверять ее, что ты совсем не то хотела сказать. И оно тебе было надо?

– Я уже все поняла. Больше не буду.

– Смотри у меня! И чтобы до конца вечера ни гу-гу про этого Валика! Честно говоря, мне поведение парня тоже совсем не нравится. Но это не наше с тобой дело.

И все же подруги понимали, что если Вероника захочет дружить с ними, то ей придется поделиться с подругами не только своим временем, но и своим парнем. Ясное дело, не в прямом, а в переносном смысле – но рассказать о нем все равно придется.

За ужином, который стараниями Леси получился на славу, Вероника несколько пришла в себя. Во всяком случае, дуться она почти перестала. И даже попыталась объяснить, в чем заключена великая сила их с Валиком отношений.

– Отношения, в которых партнеры постоянно контролируют друг друга, заведомо обречены на провал, – вещала девушка. – Возможно, какое-то время такая тотальная слежка и будет вызывать умиление, но в конце концов кто-то из партнеров почувствует недовольство. И неизбежно сбежит.

Леся подняла глаза, собираясь поинтересоваться, а куда подевался в таком случае Валик от самой Вероники. Уж не сбежал ли он? Но очень вовремя перехватила предупреждающий взгляд Киры и прикусила свой язычок.

А Вероника, ободренная молчанием своих новых подруг, продолжала развивать свою мысль. Вот только свою ли? Кире с Лесей отчего-то казалось, что эта мысль была умело вложена в головку Вероники кем-то. Скорей всего, вложил ее все тот же умотавший в неизвестные края Валик.

– Валик очень умный! Он учился в Англии. Родители отвезли его сначала в частный пансион, где он жил и учился. А потом, не возвращаясь в Россию, Валик поступил в Европе в университет.

К тому времени, когда время обучения подошло к концу, оба родителя Валика скончались. Поэтому почтительный сын был вынужден вернуться в нашу страну, чтобы вступить тут в права наследования. И стать совершенно свободным и независимым ни от кого человеком.

– И с тех самых пор Валик живет именно так, как всегда мечтал.

– Как же это?

– Он постоянно путешествует, знакомится с новыми местами и с новыми людьми. Он очень увлеченная натура. Последнее его увлечение – это дайвинг. Но не просто дайвинг, а глубоководное плаванье с аквалангом и…

– И он не боится?

– Валик у меня очень смелый, – с гордостью отозвалась Вероника. – И потом у него есть цель.

– Цель?

– Ну да, он спускается под воду не ради красот подводного мира. Верней, это само собой, конечно, очень интересно, но главное не это.

– А что же?

Вероника немного помедлила, словно сомневаясь, открывать ли своим новым подругам некую важную тайну. Но потом все же решилась (думается, выпитая ею почти единолично бутылка красного вина тоже сделала в этом неожиданном признании свое дело) и выпалила:

– Валик ищет под водой клад!

Кира с Лесей чуть не выронили свои столовые приборы, которыми они с увлечением кромсали изумительно мягкую баранину, поданную сегодня в качестве основного блюда к столу.

– Что он там ищет? – воскликнула Кира. – Я не ослышалась? Твой Валик ищет клад?

Вероника важно кивнула и глотнула вина.

– Кончилось, – с сожалением констатировала она. – Неужели мы выпили обе бутылки?

– Не переживай, у нас еще есть, – успокоила ее Кира и сама сбегала в кладовку за очередной порцией выпивки.

Очень уж ее заинтересовал рассказ Вероники. Но она подозревала, что без бокала вина в руке красноречие Вероники может быстро иссякнуть. Увидев новую бутылку, Вероника заметно оживилась. Она сама активно бросилась на поиски штопора. И когда из бутылки была наконец извлечена пробка, рассказ ее потек с новыми подробностями.

– В общем, Валик ищет в старинных книгах информацию о кладах, которые когда-то захоронили на дне морском пираты или капитаны торговых кораблей.

– Да ты что?

– Времена прежде были неспокойные. И частенько груженные золотом корабли шли на дно вместе со всей командой.

Думается, времена и нынче не спокойные. Вот только пираты не торопятся теперь пускать корабли на дно. Они забирают их в плен, а потом, пользуясь услугами современной мобильной связи, безбоязненно требуют за них выкуп. И частенько получают его.

– Валик настоящий романтик! – вдохновленно вещала между тем Вероника. – Иногда он забирается на своем судне в такие далекие края, что там и связи-то никакой с остальным миром нету.

Очень удобная отмазка, чтобы не звонить любимой девушке. В подругах с новой силой всколыхнулась их былая подозрительность. И Кира осведомилась:

– И часто с ним такое случается?

– Иногда я не имею от него известий по неделе или даже больше. А потом он внезапно появляется, и жизнь снова превращается в праздник!

Похоже, неизвестный подругам Валик совсем не плохо устроился. Болтается неизвестно где, а потом сваливается, словно снег на голову, и извольте ему снова радоваться и прыгать до небес.

– Ну-ну, надеюсь, твое ожидание того стоит, – произнесла Кира.

– Стоит! Можете быть уверены, оно того стоит! И Валик его тоже стоит!

Но Кира с Лесей не были в этом столь твердо уверены. Им все-таки упорно казалось, что настоящие крепкие отношения должны выглядеть немного иначе. И девушки принялись задавать Веронике вопросы, которые должны были постепенно навести ее на мысль, что Валик совсем не так прост и бесхитростен, как ей кажется.

И, что самое важное, пожалуй, не стоит так слепо доверять другому человеческому существу, особенно, если это существо твой собственный бойфренд.

– А почему Валик не берет тебя с собой? – первой начала Кира. – Почему вы не путешествуете с ним вместе?

– У меня работа.

– Всегда? Отпуска совсем не бывает?

– Бывает, но как-то ни разу еще не получилось поехать в экспедицию вместе. Сложности с оформлением виз и…

– Постой! А где твой Валик ищет свои клады?

– Ну как… Везде.

– А точнее?

– В Атлантике. В Тихом океане. А также у берегов Южной Америки, Испании и Голландии. Например, сейчас он отправился в Средиземное море на поиски… Нет, об этом я не могу вам рассказать! Поклялась Валику, что сохраню его тайну навеки.

Но подругам было не до тайны. Сделанное ими открытие захватило их с головой. Ничего себе дает жару этот Валик! Умотал в Средиземное море, оставил бедную Пенелопу, пардон, Веронику одну на берегу. Сам загорает там на солнышке и ныряет в теплом море, а Вероника тут в тоске мечется по шоссе, чтобы кто-то поменял ей запаску.

И она этого Валика еще защищает!

– Не пойму, это Валик такой уникальный болтун или наша Вероника редкостная лохушка? – прошептала Леся на ухо Кире.

Кира лишь молча пожала плечами. Говорить у нее просто не было сил. Открывшаяся ей картина мужского коварства и подлости буквально вышибла у нее почву из-под ног. Когда Вероника рассказывала о поездках ее Валика за кладами и сокровищами, подруги почему-то думали, что он рыщет в наших северных краях – суровых в любое время года.

Но оказывается, речь идет о теплых, южных морях, таких привлекательных своим жарким солнцем, прозрачной синей водой и красотами тропических островов. Вот уж подлость так подлость!

– А скажи, дорогая моя, на чем путешествует твой Валик? – дрожащим голосом осведомилась Леся. – Ты, кажется, говорила, что на лодке?

– Лодкой он сам называет свое судно. На самом деле это трехместная яхта. Но Валик путешествует на ней один. Говорит, что и одного человека для управления вполне достаточно. Двое других – это уже балласт.

И тут терпение Леси наконец лопнуло, и она закричала:

– Мест три, а путешествует один? Без тебя? Ты для него балласт? Ты как хочешь, Вероника, а это никуда не годится!

Вероника тоже вскочила на ноги.

– Ничего вы не понимаете! – запальчиво закричала она. – Валик меня обожает! А вы… вы… просто мне завидуете, вот!

– Мы завидуем?

– Да, завидуете!

– Мы?! Чему?

– Всему!

– Да с чего ты взяла?

– А с того, что не успела я и рта раскрыть, как вы начали говорить мне гадости про моего Валика! Ясно, специально это делаете, чтобы рассорить нас с ним!

– Думай, что говоришь!

– Во-во! С парнем своим разберись, а не на нас срывайся.

– И разберусь! Только вы мне не мешайте!

– Очень надо!

Но поссориться три девушки не успели. Внезапно из сумочки Вероники послышалась красивая, немного заунывная мелодия камышовой флейты.

– Ой! – мигом растеряла весь свой боевой задор Вероника. – Валик звонит! Тише!

Она подбежала к сумочке и выхватила оттуда красивую, отливающую перламутром трубку. Вероника так волновалась, что телефон едва не выпрыгнул у нее из рук.

– Да, Валик! – закричала она, едва справившись с непослушным телефоном. – Да, дорогой! Да, я тебя слушаю!

Ее лицо буквально сияло от восторга, когда она выговаривала в трубку эти ласковые словечки. И подруги невольно ощутили в груди какое-то странное чувство. Может быть, Вероника в чем-то и была права? Возможно, они действительно банально завидуют ее счастью?

Но тут Кира пихнула задумавшуюся Лесю в бок. И глазами указала на Веронику. Леся взглянула на нее и ойкнула. Лицо Вероники, еще секунду назад такое оживленное и счастливое, теперь превратилось в каменную маску, из которой медленно утекали последние намеки на радость.

– Да, – совершенно безжизненным голосом произнесла она. – Да, я все понимаю. Да, я раздобуду деньги!

И через минуту дико закричала:

– Нет, только не причиняйте ему боль! Я все сделаю, как вы сказали. Найду деньги, заплачу вам выкуп! Валик! Валик, любимый, ты меня слышишь? Я спасу тебя, мой дорогой! Слышишь, я спасу тебя! Обязательно спасу! Во что бы то ни стало, но я тебя спасу!

Вероника еще долго кричала в телефон свои обещания спасти и выручить, но когда Кира отняла у нее трубку, то увидела, что связь давно прервалась и Вероника кричала в молчащую трубку. А сама Вероника, едва у нее из рук взяли телефон, без сил, как подкошенная, повалилась прямо на пол.

Выглядело это так, словно телефон был тем последним, что придавало ей в этой жизни силы. А теперь у нее отняли то, ради чего стоило жить.

Глава 2

Привести Веронику в чувство у подруг получилось далеко не сразу. Обморок у девушки был очень глубоким. Видимо, услышанное ею известие было ужасным. Вероника никак не хотела очнуться и снова начать жить. Наконец она открыла свои бездонные голубые глаза, в которых сейчас плескались лишь боль и страх, и прошептала:

– Девочки, умоляю вас! Скажите мне, что это был просто сон!

– Если ты про телефонный звонок, который тебя так напугал, то увы… Он был.

– Так мне ничего не приснилось? – в отчаянии воскликнула Вероника. – Он мне действительно звонил?

– А кто тебе звонил?

– Это был Валик. То есть он поговорил со мной всего лишь секунду, а потом трубку у него отняли какие-то люди.

– Какие люди?

– Не знаю. Они сказали, что Валик у них в плену. Что они будут его пытать, пока я не заплачу им за него выкуп.

– Какой ужас!

– Действительно, ужас!

– А сумму назвали?

– Да.

– И… И сколько?

– Три миллиона долларов!

Кира безмолвно ахнула. Леся схватилась за голову. Одна лишь Вероника хранила странное в такой драматической ситуации спокойствие.

– Три миллиона долларов! – воскликнула Кира. – Это же какие деньжищи! Умереть можно!

– Подумать только! Не из нашей жизни – это точно!

– Наш коттедж от силы на миллион баксов потянет, – прикидывала Кира.

– Да что ты говоришь? Какой там миллион? Меньше!

– Даже меньше, – согласилась Кира с подругой. – Гораздо меньше. Вероника, а откуда у тебя могут быть такие деньги на выкуп?

– У меня таких денег нет.

Вероника по-прежнему выглядела равнодушной. Даже не равнодушной, а какой-то заторможенной. И что было тому виной, подруги сказать затруднялись. Поэтому они попытались как-то расшевелить девушку.

– Послушай, а может быть, это просто чей-то дурацкий розыгрыш?

– Что?

Вероника на мгновение оживилась, но тут же снова угасла.

– Нет, – покачала она головой. – Я отчетливо слышала голос Валика.

– Но ведь совсем недолго! – возразила ей Кира.

– Ты просто ошиблась!

– Нет, – возразила Вероника. – И номер тоже был его!

– Кто-то украл у твоего Валика его трубку и теперь звонит и развлекается! Вот и все! Попробуй перезвонить этому шутнику. Уверена, сейчас все само собой выяснится.

Глаза у Вероники сверкнули, и она воскликнула:

– А это идея! И как это я сама не догадалась?

– Видишь, сначала всегда надо пораскинуть мозгами, а потом уж паниковать. Звони!

Вероника попыталась набрать номер Валика, но у нее ничего не получалось.

– Не могу, – простонала она. – Руки дрожат.

– Давай я!

И, выхватив телефон, Кира нажала клавишу быстрого набора.

– Ну что? Дозвонилась?

– Нет. Телефон выключен.

Кира виновато взглянула на своих подруг.

– Вот видите! – снова ударилась в слезы Вероника. – Выключен! С Валиком что-то случилось! Это совершенно точно!

– Ничего с ним не случилось. Он жив и здоров. Этот неизвестный тип украл у него телефон, глупо пошутил, потребовав с тебя немыслимый выкуп, а теперь залег на дно. Вполне объяснимая тактика для мошенника, который не хочет, чтобы его разоблачили и пристыдили.

– Это вполне характерно для бандитов, которые выдвинули свое требование и ждут, что я кинусь добывать для них три миллиона долларов! И стыдиться они не станут! Они убьют Валика! Я знаю!

И Вероника принялась так громко рыдать, что даже живущие в коттедже кошки прибежали посмотреть, что случилось. Фантик с Фатимой были достойной супружеской парой, по кошачьим меркам уже далеко не молодой. Но любопытства в них хватило бы на десять новорожденных котят. В этом они были очень похожи на своих хозяек.

Сейчас кошки уселись дружной парочкой у стены и вопросительно уставились на рыдающую Веронику. «Что случилось? По какому случаю вселенская скорбь?» – было написано на их мордочках. Кошки чувствовали, что тут, в гостиной, заваривается какая-то очередная история. И не собирались оставаться в стороне.

Рыдающая взахлеб незнакомая девушка была для этих домоседов чем-то вроде выездной театральной труппы. Режиссер, главная героиня и звукооператор – все в одном лице. Очень удобно и ненакладно. И кошки явно собирались получить максимум удовольствия от этого зрелища.

– Кыш отсюда! Не видите, у человека горе! – попыталась шугануть кошек Леся, но те и ухом не повели.

Лишь Фатима покосилась в сторону своей второй хозяйки, а Фантик так и вовсе не пошевелился. «Отстань, – говорил весь его внешний вид.» В кои-то веки у нас есть развлечение, а ты хочешь, чтобы мы ушли и ничего не увидели? Нет, не выйдет!»

Леся поняла, что спорить бесполезно, и отстала. Тем более, что сейчас у нее было куда более важное занятие.

– Прежде, чем принимать какое-то решение, ты должна все проанализировать, – сказала она, обращаясь к Веронике. – Похитители разговаривали с тобой на каком языке?

– Как это на каком? – оторопела Вероника. – Ясное дело, на русском!

– Говорили без акцента?

– Я ничего такого не заметила. Обычная речь, голос только очень грубый.

– Значит, выкуп у тебя потребовали наши соотечественники?

– Да. Видимо, да.

– Да? И откуда, позволь тебя спросить, в Средиземном море взялись бандиты, в совершенстве владеющие русским языком? Твой Валик ведь сейчас в Средиземном море болтается?

– Ну… Я не знаю, но мне кажется, что бандитов везде хватает.

– Тогда они должны были следить за твоим Валиком и за его судном от самой России и доплыть за ним до берегов Испании или Италии, что дело отнюдь не дешевое. И ради жалких трех миллионов долларов затевать такую полномасштабную операцию я бы лично не стала.

– Жалких?! – воскликнула Вероника. – Ты называешь три миллиона – жалкими?

– Ну, для нас троих – это крупная сумма. А вот для настоящих олигархов, поверь мне, это копейки. У них особняки подчас стоят куда дороже.

Но Вероника так не считала.

– Олигархи, они все на броневиках ездят, – сказала она. – Возле каждого охрана из ста человек. Все с ружьями, автоматами и пулеметами. Таких, чтобы похитить, здорово попотеть нужно. А мой Валик, он такой наивный! И путешествует всегда один. В чужих странах, в открытом море, вдали от цивилизации он запросто мог стать легкой добычей для преступников!

– Все равно, и в таком случае за ним должны были давно следить. Валик тебе ничего такого не говорил?

– Нет, – покачала головой Вероника. – О слежке он мне не говорил.

– А кстати, бандиты не сказали, где ты должна найти эти три миллиона долларов?

– Нет.

– Ну, а куда ты их должна будешь принести?

– Тоже не сказали. Наверное, они мне еще позвонят!

Последняя фраза вырвалась у Вероники почти радостно. Бедная девочка, она цеплялась даже за такую возможность что-то узнать о своем Валике. О том, что будет, когда ей не удастся найти три миллиона долларов и заплатить за Валика выкуп, Вероника явно предпочитала не думать.

– Мне три миллиона взять негде, даже и думать нечего. Украсть такие деньги у меня не получится. А просто так мне их никто не даст. Три миллиона рублей – это еще туда-сюда. Я могла бы взять кредит или в крайнем случае продать свою квартиру. Как раз получилась бы эта сумма. Но три миллиона долларов…! Нет, у меня таких денег нету, но…

– Но? – переспросила ее Кира. – Что «но»?

– Но у самого Валика есть деньги.

– Да? Три миллиона долларов?

– У него их даже больше, этих миллионов, – серьезно ответила Вероника.

И пока Кира с Лесей недоуменно и ошарашенно переглядывались друг с другом, деловито продолжила свою мысль вслух:

– И потом, как знать, возможно, бандиты согласятся взять в качестве части выкупа также яхту Валика? Она одна только потянет на миллион! Или даже больше.

– Погоди, погоди, – перебила ее Кира. – Я что-то не поняла, так твой Валик сказочно богат?

– О, да! Нет, а что вы так на меня смотрите? Я же вам это уже говорила.

– Да?

– Чем вы только меня слушали? Разве вы сами этого еще не поняли, когда я вам рассказывала про обучение в Англии, про постоянные путешествия Валика в жаркие страны на собственной яхте и другое?

Действительно, где были головы подруг? Конечно, Валик богат. Все его привычки говорили о том, что молодой человек Вероники совсем не стеснен в средствах. И спокойно тратит огромные деньги на собственные прихоти. Да и охота за сокровищами, спрятанными на дне морском, нынче дело ох какое дорогое! И увы, далеко не всегда прибыльное.

То есть пока появится прибыль, придется здорово вложиться. И такое по карману лишь очень богатому человеку.

– Так, все ясно, – проскрежетала Кира. – Твой Валик сказочно богат. Его похитили. Требуют выкуп. Но ты ему ведь не жена, верно?

– Пока еще нет, – скромно потупилась Вероника.

– Ну так до денег Валика тебе будет не добраться!

– Даже если он сам позвонит управляющему и скажет, чтобы тот отдал мне деньги? – подняла на них глаза Вероника.

– Ты в своем уме? Как ты себе это представляешь?

– Ну как… не знаю как! – разволновалась Вероника. – Но наверняка у Валика предусмотрены подобные ситуации.

– То есть он предвидел, что его могут похитить?

– Нет, но ведь во время путешествий с ним случалось разное. Иногда Валику требовались деньги, которые он прежде не планировал истратить. Не возил же он с собой все время эту сумму наличными.

– Если ты имеешь в виду пластиковые карты, то их бандиты должны были обналичить в первую очередь.

– Сомневаюсь, чтобы Валик возил с собой три миллиона долларов на карточке.

– Это слишком большая сумма для карманных денег.

– Даже для олигарха!

– А твой Валик все-таки не совсем олигарх, верно?

Что-либо возразить тут было трудно. И Вероника снова задумалась.

– Ну, не знаю, – тоскливо произнесла она. – Должен же быть какой-то способ, чтобы выручить Валика и получить эти проклятые три миллиона!

– Возможно, твой Валик сам что-нибудь придумает. Если он такой богач, то должен понимать, лучше уж расстаться с тремя миллионами долларов, но остаться живым и здоровым, чем сохранить деньги на счетах, но потерять самое дорогое – жизнь.

– Да! Он придумает! Он обязательно придумает! Он такой умный!

Лицо Вероники снова засветилось надеждой. И в тревожном, но не окончательно убитом настроении все девушки пошли спать. У них была надежда, что с утра похитители Валика снова позвонят. И Веронике удастся донести до них суть дела. А также потребовать разговора лично с Валиком, чтобы тот объяснил своей любимой, где ей добыть денег для похитителей.

И похитители перезвонили. Едва часы пробили десять, как телефон Вероники зазвонил снова.

– Деньги приготовила? – раздался в трубке скрипучий голос.

– Нет, но я…

Договорить Вероника не успела. Похититель грязно ругнулся и заявил:

– Ты – ленивая дура! Недостойна ты такого мужика, вот что! Все! Больше ты Валика не увидишь! Мы его убьем! Да не сразу, станем отрезать каждый день по одной части. Сегодня мы отрежем ему палец!

И прежде чем Вероника успела что-либо произнести, похититель бросил трубку. Веронике даже не удалось услышать голос Валика. И конечно, она не смогла объяснить похитителям, в чем заключался ее план спасения любимого мужчины.

Громкие рыдания огласили коттедж подруг ровно в три минуты десятого. Перепуганные девушки едва не попадали со своих кроватей от этого истошного воя. Плач безутешной Вероники очень напоминал звук заводской сирены из старых кинохроник.

Как известно, будильники, да и просто часы, в прежние времена были большой роскошью. И рабочие поднимались на работу по пронзительному гудку сирены, чтобы не опоздать к началу смены. Сирен в округе коттеджного поселка давно не было. Да и заводов тоже. И в первый момент девушки не поняли, что происходит.

– Что это? – выскочив из своих комнат, уставились они друг на друга. – Ты поставила новый звонок? А ты? Тоже нет? Что же тогда? У кого-то пожар?

С трудом разобравшись, откуда идет этот страшный звук, девушки перепугались еще больше и воскликнули:

– Вероника!

– Скорей к ней!

Свою подругу они застали на полу, горько рыдающую и причитающую о своей злой судьбе.

– Валик! Бедный мой Валик! Дура я, дура! Теперь они его убьют! А я снова останусь одна!

С трудом подругам удалось выпытать у нее, в чем дело. Вероникин рассказ перемежался воплями ужаса, поэтому длился долго. Но в конце концов Кира с Лесей разобрались, что произошло, и переглянулись.

Однако, какие Веронике попались принципиальные похитители! Наотрез отказались вступать с ней в диалог. На взгляд подруг, это было очень странно. Ведь в первую очередь похититель преследует именно цель наживы. И значит, установить контакт с теми, от кого он надеется получить деньги, его прямая и, можно сказать, первостепенная после самого похищения задача.

И с чего вдруг такая лаконичность и сухость?

– Что-то тут странное, – сказала Леся. – Вероника, ты уверена, что это не розыгрыш?

– Какой розыгрыш! – зарыдала снова несчастная невеста. – Я же вам сказала, они будут теперь отрезать у него по одной части тела. Сегодня они отрежут Валику палец! Может быть, вот уже сейчас, пока мы тут с вами сидим и разговариваем, они уродуют моего бедного Валика! Они это могут! Я уверена!

– Ты что знакома с похитителями?

– Я?! – испугалась Вероника. – Нет, откуда?

– Тогда зачем говорить такое? Вполне возможно, что похитители тебя просто припугнули.

Отчаяние Вероники было столь велико, что она просто не находила слов. И коттедж подруг снова огласил ее вой. Кошки убежали в сад и там спрятались. Но подруги не имели такой возможности и поэтому сейчас переглядывались друг с другом, не зная, что им делать дальше.

Но внезапно Вероника перестала завывать и выпрямилась. И, вытерев слезы со своих щек, сама решительно произнесла:

– Я знаю, что мне надо делать!

– Что?

– Что ты придумала?

– Я сама поеду спасать Валика!

Глаза у Киры с Лесей стали круглые, словно плошки. Нет, не соскучишься с этой Вероникой. То она по телефону боится похитителей своего Валика. А через минуту готова вступить с ними в рукопашную. Пожалуй, она артистка еще похлеще их самих!

– Спасать?! Но ты же не знаешь, где находится сейчас твой Валик.

– А вот и знаю!

Глаза Вероники торжествующе блеснули.

– Я знаю, куда направился Валик!

– Знаешь? И куда?

– Это самый юг Италии, – сказала Вероника. – Регион называется Калабрия. У Валика там живут знакомые.

– Где именно?

– Крохотное местечко под названием Сан-Ремо.

– Разве это маленькая деревушка? – усомнились подруги. – Сан-Ремо – это фешенебельный курорт. И находится он на севере Италии.

– Это другой Сан-Ремо! – отмахнулась Вероника. – Знаю, о чем вы говорите. Но тот Сан-Ремо, куда отправился Валик, – это всего несколько рыбацких домиков на самом берегу моря. Собственно говоря, это даже и не деревня, а так…

– Что так?

У подруг создавалось впечатление, что Вероника сама не вполне уверена в том, что рассказывает им. Куда же она собралась в таком случае? Или у нее от горя совсем все смешалось в голове?

– Валик мне рассказывал, что там есть небольшая бухточка, в которой стоят рыбачьи лодки, – сбивчато рассказывала Вероника. – И время от времени пришвартовываются такие небольшие частные яхты, вроде той, на которой плавает Валик.

– И ты говоришь, в этой деревушке у него есть знакомые?

– Да, супружеская пара – муж с женой, – уже более уверенно кивнула Вероника. – Они тоже русские. Кажется, знакомые отца Валика. Или что-то в этом духе. Он мне рассказывал, но я тогда не особенно прислушивалась к его словам. Но если Валик доплыл до Сан-Ремо, то я уверена, он остановился только у Касьяновых!

– Касьяновы? Фамилия этих людей Касьяновы?

– Да. Но в Италии они получили гражданство. И стали супругами Касиано.

– Очень интересная подробность. И ты хочешь вылететь к этим Касиано – Касьяновым?

– Да! И немедленно! Виза у меня есть. Чего мне тянуть? Куплю билет до Рима или Неаполя и вперед!

Слова Вероники прозвучали так уверенно, что подруги ни на минуту не усомнились, именно так она и сделает, именно так и поступит.

– А кто полетит с тобой?

– Со мной? – казалось, удивилась Вероника. – Никто. Родители у меня уже старенькие. Живем мы с ними отдельно. Они сами по себе, я сама по себе. Да я и не скажу им ничего про Валика!

– Почему?

– Они никогда не одобряли моего выбора, – поколебавшись, все же призналась Вероника. – Говорили про Валика всякие гадости! Собственно говоря, поэтому мы с ними и мало общаемся в последнее время.

– А, ясно.

– А теперь они примутся уговаривать меня отказаться от этой поездки. У папы поднимется давление. У мамы заболит сердце. Зачем мне это нужно? Съезжу потихоньку, верну Валика, а потом уж задним числом можно будет и признаться родителям в том, что случилось.

Ох, что-то не договаривала Вероника! Определенно не договаривала. Наверняка ее родители наложили свой категорический запрет на общение дочери с Валиком. Не нравился им нигде не работающий бездельник, прожигающий деньги своих родителей. И в первую очередь, не нравилось им то, что прожигает их Валик, так сказать, в одиночестве, а не в компании с Вероникой.

– И мне кажется, в этом они правы. Ну, что это за парень, который постоянно куда-то уезжает, известий от него нету неделями, а теперь его еще и похитили! – сказала Кира, едва Вероника вышла из комнаты.

– Но оставить парня без помощи, когда ему в плену станут отрезать каждый день по пальцу, – это тоже, согласись, как-то не очень красиво, – ответила Леся.

– О чем ты говоришь? – испугалась Кира. – Этот Валик нам совершенно посторонний человек!

– Зато Вероника не посторонний.

– Мы знаем ее меньше недели!

– Ну и что? Разве это имеет значение?

– А что имеет?

По мнению Леси, значение имел тот гвоздик, о который Вероника пропорола свое колесо.

– Этот гвоздь был посланцем судьбы! Значит, судьбе было угодно, чтобы колесо у машины Вероники прохудилось как раз возле съезда в наш поселок.

– Ну и что? Мимо Вероники проехало без малого полтора десятка жителей нашего поселка. Но только мы одни с тобой оказались такими дурочками, что остановились возле нее.

– Но ведь остановились же?

– Гвоздь тут совершенно ни при чем. Это все твоя дурацкая страсть к еще более дурацким приключениям.

– Моя? Моя страсть…

Леся даже задохнулась от возмущения.

– Ой, нет, мне это нравится! – воскликнула она наконец. – Дурацкие приключения! Надо же такое ляпнуть! А сама-то, сама! Как будто мы не вместе всегда с тобой влипаем в истории.

Подруги громко обсуждали друг друга. Но при этом каждая уже знала, все где-то решено за них. И очень скоро они вместе с Вероникой отправятся на поиски ее драгоценного, терпящего страшную нужду и лишения Валика. Жребий брошен. И теперь остается обсудить только детали.


Впрочем, на обсуждение деталей ушло как раз не так много времени. И уже на следующий день первым же рейсом все три девушки вылетели в Италию. Впереди их ждала встреча с жарким солнцем и синим морем. И уже одно это будоражило кровь всем троим.

– У нас снова новое приключение! – шептала на ухо Кире Леся. – Представляешь?

– Угу!

Кира чувствовала себя неважно. Ее мутило в самолете. К тому же она не то чтобы не любила, но скорее все-таки побаивалась летать. Ничего восхитительного в том моменте, когда шасси самолета отрываются от земли, она не находила. Человек создан для того, чтобы ходить по земле! Ну, в крайнем случае можно немножко поплавать. Не слишком далеко от берега, разумеется. А если далеко, то при надежном спасательном оборудовании. А вот летать в таком опасном отрыве от земной поверхности – это противоестественно и потому очень опасно.

Перед полетом Кира основательно приложилась к своему излюбленному напитку – коньяку. Поэтому на борт самолета вступила в относительно храбром настроении. Но оно немедленно улетучилось, стоило самолету подняться в воздух.

– Жуть какая! – шептала Кира, вцепляясь пальцами в кресло. – Неужели нельзя было поехать поездом?

– Куда? До Италии?

– Ну, на машине!

– Там человеку каждый день то палец, то ухо отрезают, а ты тут летать боишься! – укорила ее Леся. – Посмотри на Веронику! Вот с кого надо брать пример!

Кира покосилась в сторону их новой подруги и вздохнула. Вероника подошла к поискам пропавшего жениха со всей ответственностью. Она была экипирована в плотную куртку армейского образца, немаркие джинсы и черную водолазку. Свои светлые волосы она стянула на затылке в простой хвост. И в довершение образа бойца напялила на ноги откуда-то раздобытые грубые военные ботинки.

– Ну, ты даешь! Боты-то откуда такие?

– Отец с работы принес. Он у меня прапорщик. Частенько что-нибудь такое притаскивает.

– Хорошие ботиночки.

– Главное, что прочные!

Вероника сверкнула в их сторону глазами и сказала:

– Зря вы хихикаете надо мной. Калабрия – местность малонаселенная. Никакого сходства с богатой северной частью страны.

– Скажи еще, что там и дорог нету!

– Дороги есть. Но, помимо дорог, есть и самые настоящие леса.

– Вот и скажи, зачем туда понесло твоего Валика?

– У меня есть одна мысль на этот счет.

– Какая?

Но Вероника замолчала. И, несмотря на все старания подруг, так и не пожелала открыть рта. В конце концов Кира на нее даже рассердилась:

– Не очень-то приятно видеть, что ты нам не доверяешь!

– Да! Мы были уверены, что ты о нас лучшего мнения!

– Девчонки! – вскинулась Вероника. – Ну поймите вы! Это не моя тайна! Валик мне не простит, если я вам все выболтаю!

Скажите, какая принципиальная! А то, что они летят с ней за тридевять земель в черт знает какую глушь на поиски ее несравненного Валика, по собственной дурости влипшего в историю, это уже в счет не идет?

Кира так и сказала Веронике. Ну, или примерно так. И Вероника наконец устыдилась. Взяв с подруг честное-пречестное слово, что они будут молчать, выложила им, что незадолго до того, как Валик отправился в свое последнее путешествие, к нему пришел очень странный гость.

Она так прямо и сказала подругам:

– Очень, очень странный и даже подозрительный тип!

Вообще-то не любопытная по своей природе Вероника едва не упала, когда увидела этого господина.

– Рост где-то под два метра. Огромный, тощий, а ходит в длинном черном пальто. И в такой же черной шляпе.

– А усы?

– Усов у него я не заметила. Зато борода была… Почти до пупа.

Этот странный гость так и не пожелал раздеться, несмотря на все просьбы Вероники, которая только что намыла полы в квартире у Валика и очень этим достижением гордилась. Ведь несмотря на свое богатство, в реальной жизни Валик привык довольствоваться малым. Питался он скромно, преимущественно растительными и молочными продуктами. Если ел мясо, то только парное и с рынка. Колбасы, сосиски и прочие деликатесы он не признавал, утверждая, что от них больше вреда, нежели пользы.

Такими же были и его принципы.

– Использовать наемный труд – непозволительная роскошь, – твердил Валик своей подруге. – Человек должен уметь обслуживать себя сам. Все, что мне нужно, я умею делать сам. И ты должна следовать моему примеру.

Но несмотря на эти принципы, на деле Валик был не очень-то аккуратен. Как и большинство мужчин, он замечал грязь лишь тогда, когда она превращалась в огромные комки, мешающие ему свободно передвигаться по квартире. Вероника же, в свою очередь, замечала грязь на гораздо более ранней стадии. И эта грязь ее заметно нервировала.

Скандалить с Валиком, требуя, чтобы он начал убираться в своей собственной квартире, она не осмеливалась. В конце концов, это средство для наведения порядка в жилище она еще сможет пустить в ход потом, когда станет его официальной и полноправной женой. Если станет. И так как Веронике очень хотелось, чтобы было не «если», а «когда», то она и старалась изо всех сил быть милой, приветливой и покладистой.

Иногда ей эта роль удавалась лучше, иногда хуже, но в целом Вероника считала, что она молодец и что все у них с Валиком идет хорошо. Они планомерно двигаются к намеченной Вероникой цели. И никто ей помешать в этом не в силах. Благо облюбованный жених был сиротой.

– А потом появился этот странный тип с бородой и в шляпе. И все у нас пошло наперекосяк.

Гостя этого Вероника невзлюбила с первого взгляда. Ну что за манеры шлепать в грязной уличной обуви прямо по свеженамытым полам? Такое пристало только отрицательным персонажам! Первое впечатление оказалось самым верным. Потому что после появления этого странного гостя Валик сделался каким-то странным, дерганым и одновременно задумчивым и рассеянным.

Нет, Веронику он не обижал, не ругал и не раздражался на нее. Был привычно ласков, но все же Вероника чувствовала, что мысли ее Валика где-то очень далеко от нее самой.

А еще Веронику смущало, что на этот раз ее Валик отказывался делиться с ней планами своей предстоящей кампании. Не то чтобы прямо наотрез отказывался, но говорил о ней как-то неохотно. На все вопросы о своей новой экспедиции отвечал односложно. И никакими подробностями Веронику не баловал.

– Все приходилось узнавать самой.

– И как же это? Ты рылась в вещах своего Валика?

– Только в его бумагах, – призналась Вероника. – Ну, и еще по карманам пошарила немножко.

И, неправильно истолковав взгляды подруг, закричала:

– Я делала это из самых лучших побуждений! Из самых лучших!

– Мы тебя и не осуждаем.

– Не осуждаете? Правда? – обрадовалась Вероника и уже более свободно принялась рассказывать дальше.

В общем, поняв, что с женихом происходит что-то непонятное и загадочное, о чем лично ей он говорить не хочет, Вероника приняла решение, понятное любой нормальной женщине. Во что бы то ни стало вычислить, что у мужика на уме! И принялась за исполнение своего плана со рвением, вполне достойным этой высокой миссии.

После недели подсматривания, подслушивания и проверки карманов, отправленных и принятых эсэмэсок, а также подписанных и хранящихся в сейфе у Валика документов Вероника смекнула следующее – ее Валик затеял очередную авантюру. Причем эта авантюра должна была стать чем-то совершенно неслыханным, что впоследствии должно было принести Валику всемирную славу и известность.

– Он так и писал этому своему сеньору Касиано, что после этой экспедиции о нем заговорит весь мир.

– Так уж и весь мир?

– Точно весь мир! Валик преувеличивать не станет. Это не в его привычках.

Но Киру интересовал еще один вопрос:

– А вот ты мне скажи, как ты к своему Валику в сейф за бумагами забралась, душа прекрасная?

– Обыкновенно забралась, – пожала плечами Вероника. – Просто открыла дверь и все.

– Сейф не был заперт?

– Нет, – удивилась Вероника. – А зачем?

Действительно, зачем запирать сейф? А зачем его в таком случае вообще ставить?

– Сейф и вся прочая обстановка осталась Валику от его родителей. Они погибли. Но Валик ничего не стал менять в квартире. Своих вещей у него было немного – горные лыжи, палатка, надувная лодка, парашют, доска для серфинга, акваланг…

– Дальше можешь не перечислять! – перебила ее Кира. – Про увлечения твоего Валика мы уже все поняли. Но почему ты решила, что он подался именно к этим Касиано?

– Во-первых, потому что именно им он отправлял сообщения о том, что скоро приедет к ним. Во-вторых, проверял, есть ли у него итальянская виза. И наконец…

На этом месте Вероника сделала драматическую паузу, а потом выпалила:

– Я нашла у него карту!

– Карту? Какую карту?

– Игральную! – огрызнулась Вероника, недовольная произведенным эффектом. – Морскую карту, естественно.

– Разве сейчас еще используют карты? – удивилась Леся, весьма далекая от судоходства. – Я думала, что сейчас все корабли оборудованы специальными электронными устройствами – навигаторами, автопилотами, которые и приводят корыто в нужную гавань.

– Так-то оно так, но только карты все равно остались. С ними сверяются, когда возникает какая-то сложная ситуация. Но я говорю не о такой карте.

– А о какой?

– Это была явно старинная карта. Очень старинная. Нарисована она была чернилами и даже, как мне показалось, не на бумаге. Она была вся такая желтая, грязная и покрытая какими-то бурыми пятнами.

Карта поразила Веронику своей ветхостью, а также странным запахом, исходящим от нее. Пахло как-то тревожно и нехорошо – человеческими страданиями, болью, а еще тайнами. Именно этот аромат уловил чуткий нос Вероники, когда порог их дома перешагнул бородатый незнакомец в шляпе. От него пахло точно так же. И карту эту Вероника прежде никогда не видела. А из этого следовал один-единственный вывод, который девушка незамедлительно и сделала, – карту принес незнакомец, и от нее жди беды!

Вероника так и этак вертела перед собой странную находку. И, лишь услышав, как домой возвращается Валик, сунула карту обратно в сейф. Спросить у Валика о ней она так и не осмелилась. Но в душе у нее прочно поселилась тревога.

На следующий день Вероника снова сунулась было к сейфу, но обнаружила, что он закрыт. Впервые с момента их знакомства Валик что-то утаивал от своей подруги! Прежде и его квартира, и его жизнь, и его сейф были всегда в полном распоряжении Вероники. А теперь вот оказалось, что какая-то часть жизни Валика для Вероники запретна.

Это так огорчило девушку, что она даже не захотела оставаться у Валика. Уехала к себе домой. А когда оказалось, что Валик пропал, Вероника поехала к нему домой, снова проверила сейф и обнаружила, что карта тоже исчезла.

– Так что, раз вместе с картой исчез и сам Валик, значит, он отправился в то место, – со вздохом закончила свой рассказ Вероника и замолчала.

В отличие от нее подругам казалось, что тут еще можно много о чем сказать. И в частности, что за место было нарисовано на карте?

– Юг Италии. Конечно, названия тогда были другие. И сама Италия выглядела на старой карте непривычно, но я все равно поняла, Валик должен отправиться куда-то к Мессинскому проливу. Он отделяет Сицилию от Южной Италии. И там же живут господа Касиано – Касьяновы.

– Это совпадение или как?

– Не знаю, – мрачно произнесла Вероника. – Но очень надеюсь, что эти люди сумеют мне сказать про Валика что-то утешительное.

Подруги тоже на это надеялись, но, честно говоря, весьма слабо. Если бы Валик жил у своих друзей, то он уж нашел бы возможность позвонить Веронике и как-то успокоить перепуганную девушку. Но он этого не сделал, и, следовательно, молодой человек был в беде. Возможно, его действительно похитили. Ведь если похитители не были слишком заинтересованы в деньгах Валика, им могло быть нужно от него что-то еще.

– Например, та же карта.

– Или то, что было связано с ней.

– А ты не выяснила, что это был за тип с черной бородой и в шляпе, который приходил к твоему Валику?

– Нет. Я спросила у Валика, но он мне ответил, что это меня не касается.

– Так и ответил?

– Ну, примерно так. Сказал, что этот человек пришел к нему по делу.

– И все?

– Все.

Подруги переглянулись. Если бы им так ответили их молодые люди, то тем бы изрядно не поздоровилось. Видно, Веронике очень уж хотелось замуж за Валика, если она решила не скандалить. Хотя, если посмотреть с другой стороны, зачем он ей нужен такой… похищенный?

Глава 3

Италия встретила подруг ярким весенним солнцем и теплом. Тут была самая настоящая весна, а не то хиленькое ее подобие, которое оставили девушки за своей спиной в родной России. В Италии все вокруг цвело и благоухало.

В этих землях стояло то благословенное время, когда средиземноморская жара еще не успевала окутать все вокруг, испепелить и выжечь. И все живое бурно цвело и радовалось этому светлому времени года. Периоду роста и процветания.

– Везет же людям, – с нескрываемой завистью произнесла Леся, оглядываясь по сторонам, когда они ехали в такси по Неаполю. – Почему у нас весна – это обязательно грязь под ногами и сырость, а тут все чисто и сухо?

– Ага! Но при этом каждая травинка норовит пышно зацвести.

– А мне, девчонки, и у нас очень нравится. Ну, если задуматься, зачем она нужна, эта Италия?

Кира с Лесей переглянулись между собой. Вероника питала неприязнь к стране, отнявшей у нее любимого человека. Это было понятно. Но не совсем понятно было другое, как искать в этой огромной стране одного отдельно взятого человека, да еще иностранца.

– Ты точно знаешь, что фамилия тех людей Касьяновы? Ничего не перепутала?

– Нет.

– И куда нам дальше ехать? – поинтересовалась Кира, когда черноглазый шофер, одарив всех троих напоследок лучезарной белозубой улыбкой, высадил их возле автовокзала.

– В Пальми.

– Куда?

– Городок так называется, Пальми.

– И сколько до него?

– Ну… Пара-тройка сотен километров, я думаю.

– Ни фига себе! Там живут эти Касиано?

– Примерно.

– Что значит примерно?

– От Пальми еще немножко надо проехать.

– Немножко – это сколько?

– Ну что вы ко мне пристали? – рассердилась Вероника. – Откуда я знаю? Я в Италии так же, как и вы, в первый раз.

Подругам в Италии уже бывать прежде приходилось. Вот только они предпочитали изучать и исследовать северную часть этой страны. В частности, прекрасный город Милан, из которого уехали с массой впечатлений и совершенно пустыми банковскими картами. Зато количество чемоданов, которое было у подруг при себе при въезде в город, за время пребывания в нем увеличилось втрое. А головы у них еще долго кружились от сладких воспоминаний о безумном и совершенно волшебном шопинге.

– Калабрия – это жуткая глушь, – высказалась Леся.

– Наоборот, – заступилась Вероника, – успешно развивающийся регион, в котором ведется активная застройка прибрежной зоны. Жилые комплексы растут как на дрожжах. А также виллы, частные дома и просто гостиницы!

– И мы туда едем? Но ты говорила, что эти Касьяновы или как их там… Касиано живут очень уединенно.

– Верно, верно! – поддержала подругу Кира. – В маленькой рыбацкой деревушке!

– Ну, я не знаю. Валик мне так рассказывал. Но когда я перед вылетом посмотрела насчет этой Калабрии в Интернете, то мне предоставили совсем противоположную информацию. Выходит, Валик мне врал?

– Не переживай, мало ли что пишут в Интернете.

– И потом в этой Калабрии наверняка еще сохранились чудные дикие местечки, в одном из которых и живут друзья твоего Валика.

Порешив на этом, подруги двинулись к нужному им автобусу. Приобретая билеты, они мужественно продирались через языковой барьер, потому что итальянского не знала ни одна из них. Все их попытки объясниться с помощью разговорника встречали дружный хохот работников автовокзала и других пассажиров. А тот английский, которым потчевали девушек здешние жители, не понимали сами подруги.

В результате девушки даже не пытались разговаривать с аборигенами. Просто тыкали в нужную строчку в разговорнике и совали ее под нос очередному «макароннику» или «макаронине». Теперь дело пошло живей. Слава богу, читать в этой стране умели все. И уже через полчаса подруги сидели в автобусе, отправляющемся в регион Калабрия-де-Реджо.

В дороге, налюбовавшись красотами здешних мест, подруги благополучно уснули. И проспали весь оставшийся путь, так что их даже пришлось будить.

– Пальми! – азартно кричали немногочисленные пассажиры автобуса. – Пальми!

– А? Что? Мы уже приехали?

В ответ все вокруг радостно улыбались, кивали и показывали знаками, что пора выходить. Случись подобная заминка в России, на подруг бы уже был вылит ушат оскорблений за то, что они заснули и теперь задерживают остальных. А еще более вероятно, что водитель просто прокатил бы их до конечного пункта назначения и оставил их там в наказание за неправильное поведение и потерю бдительности.

Тут же подруг сопровождали к выходу дружелюбные улыбки и ободряющие крики.

Высадились подруги уже в потемках. И, приняв трезвое решение не искать себе на известное место приключений, нашли маленькую гостиницу и заселились в нее.

Номер, который они взяли на троих, оказался так себе, на троечку. Горячая вода тут была представлена в виде тонкой, едва теплой струйки, которая вяло сочилась из крана. А из удобств был унитаз в номере и душ где-то в коридоре.

– Ничего! Не барыни небось!

– И потом нам тут одну только ночку перекантоваться. А там уж нас встретят Касиано. Валик мне рассказывал, что у них огромный двухэтажный каменный дом, в котором есть сразу четыре ванных комнаты.

– Зачем четыре-то? – зевая, поинтересовалась Кира. – Они что, такие грязнули?

Вероника не ответила. Теперь, когда до цели их путешествия осталось всего ничего, ее охватили сомнения. Правильно ли она сделала, что примчалась в такую даль за своим Валиком? А вдруг те странные звонки в самом деле были дурацким розыгрышем? И теперь Валик, чего доброго, еще разозлится на нее за то, что она подслушивала, подсматривала и рылась в его бумагах. Ведь адрес четы Касиано бедной Веронике никто не давал. Ей пришлось узнавать его самой и далеко не самым благообразным способом.

Идти в ресторан или вообще куда-либо ни у кого из подруг просто не было сил. И девушки поужинали теми запасами провизии, которые везли еще из России. Порывшись у себя в сумках, они выставили на стол «нарезной» батон, уже услужливо оправдавший свое название. Паштет в баночке. Плавленый сыр ломтиками, а также огурцы, помявшиеся помидоры и даже несколько краснощеких яблок с пятнистыми бананами.

Также хозяйственная Леся захватила часть продуктов из самолета. А Кира выставила на стол купленную еще в аэропорту Питера бутылку белого сухого вина.

– Надо же, итальянское! – изумилась она, прочитав этикетку. – И стоило тащить его так далеко, если можно было купить такое же в соседнем магазине.

– Не переживай. Где он еще, этот магазин? Да и открыт ли? А у нас вино уже есть, вот оно стоит прямо на столе. Теперь его только открыть, и полный вперед!

Но вот как раз с этим «открыть» и возникла загвоздка. Вино Кира купила, а вот штопора не было ни у одной из девушек.

– Пойду к хозяину и спрошу у него. В приличном доме должен быть штопор.

– Не смей! – испугалась Леся. – А вдруг у них запрещено распивать в номерах спиртные напитки?

– Ага! И собираться после одиннадцати тоже! Успокойся, тут ведь не Советский Союз!

– Все равно! Лучше не ставить хозяина в известность, что мы ужинаем у себя в номере!

– Почему?

– Почему, почему! – разозлилась Леся. – Потому что это как-то… не по-европейски! Тут принято ужинать в ресторане или в кафе, но никак не в номере всухомятку!

– А мы и не будем всухомятку. Вот вино откроем и им запьем.

Но все же слова Леси заставили Киру остановиться. Действительно, черт их знает, этих итальянцев. Вдруг ужин в номере вызовет у них презрение? Так к чему позорить понапрасну свою Родину? Но выпить вина все равно ужасно хотелось. Тем более что воды и сока оставалось совсем чуть-чуть. А где пополнить запасы, ни одна из девушек не знала.

– Спрошу штопор у наших соседей, – решила наконец Кира, вспомнив заселившихся в соседний номер привлекательных молодых людей, которые с гомоном прошли за ними по коридору. – Они должны отнестись с большим пониманием к нашей нужде. По ним видно.

В соседнем номере действительно оказалось сразу четверо молодых людей. Все они были брюнеты. Все смуглые и черноглазые. Словом, не соседи, а мечта любой свободной девушки. Впрочем, оказалось, что итальянцев среди них нету. Все они приехали из Испании, чтобы совершить пешеходную прогулку по этой части Италии и посетить замечательные горные леса и заповедники.

Все это Кира узнала уже после того, как получила штопор, а вместе со штопором и компанию веселых молодых людей. Под предлогом того, что прекрасным девушкам нельзя самим орудовать столь опасным инструментом, кавалеры галантно раскупорили их бутылку вина и помогли разлить его по бокалам.

Бокалы были представлены в виде пластиковых стаканчиков. А вот за самим вином пришлось мотаться еще трижды. Но кавалеры проявили себя с лучшей стороны и благородно взяли эту миссию на себя, продемонстрировав тем самым выгодное отличие от своих российских собратьев, которые бы не задумались сгонять за «бухлом» самих красавиц.

Во время совместного ужина гости и прекрасные хозяйки сблизились. И к концу застолья подруги как-то удивительно хорошо стали понимать своих новых знакомых. И не только ту часть их разговора, которую те вели на английском, но даже и ту, которую они вели между собой на испанском. И отчасти даже отдельные итальянские фразы, которые в разговоре тоже употреблялись.

Засиделись допоздна. И утром все три наши красотки проснулись с головной болью и ощущением того, что вчера вечер удался на славу. Даже Вероника, забыв на время о страдающем в плену Валике, хихикала над шуточками новых знакомых.

– Славно вчера посидели, – заметила она, весело улыбаясь.

– Ага. Хорошие ребята. Интересно, а мы им понравились?

Но Вероника ответить на этот вопрос Киры не успела, потому что в номер вошла растерянная Леся. Она выходила, чтобы спросить у новых знакомых насчет завтрака. И удивленно сказала:

– Девчонки, а их нету!

– Кого?

– Ну, парней этих, с которыми мы полночи прокантовались.

– Да ты что? Уехали?

– Совсем?

– Похоже на то. Номер их закрыт. И хозяин сказал, что постояльцы уехали еще на рассвете.

– На рассвете мы только легли спать.

– Похоже, что мы легли, а они не стали даже заморачиваться. Собрали свои вещички и адью!

– Как обидно! – огорчилась Кира, которой очень понравился милый черноглазый Метью.

Возможно, парня звали как-то не совсем так, но Кира называла его Метью и была очень довольна и именем, и парнем, и самой собой, и всей своей жизнью. Лесе же и вовсе повезло. Ей приглянулись сразу двое – Хуан и Педро. Одна Вероника немножко скучала. Похоже, ее не очень радовала компания доставшегося ей кавалера. И она чаще смотрела в сторону Киры с Метью и Леси с ее двумя обожателями.

Но если вчера торжество Леси над подругами было в два раза больше, то теперь и ее досада была в два раза горше, чем у подруг. Еще бы, ведь те упустили по одному кавалеру, а Леся – сразу двух!

– Надо же, даже телефон у нас не спросили. А мне показалось, что мы им понравились.

– Странно, да?

– Не столько странно, сколько обидно.

Сокрушаясь о мужском коварстве, причем Вероника сокрушалась, наверное, вместе с ними больше за компанию, все трое собрали вещи, попрощались с пузатым и краснощеким хозяином гостиницы и отправились в путь дальше. Оказалось, что их хозяин уже любезно вызвал для девушек такси до Сан-Ремо. А потому, сев в автомобиль, которым управлял совсем молоденький паренек – племянник хозяина гостиницы, девушки поехали к конечной цели своего маршрута, в гости к чете Касиано.

По дороге выяснилось, что их водитель очень неплохо и бойко лепечет на некоей странной смеси из множества языков – испанского, русского, английского, польского, украинского и нескольких других, которых подруги совершенно не знали. Непонятные своим клиенткам слова парнишка успешно заменял жестами или звуками, так что все оказывалось более или менее понятно.

– Недаром говорят, что язык до Киева доведет! – чрезвычайно гордая своей удачно выполненной миссией, сказала Вероника, когда парнишка указал на несколько домишек впереди и пояснил, что это и есть Сан-Ремо.

Назвать Сан-Ремо подобное местечко мог только злой шутник. Ничего шикарного или фешенебельного в этой маленькой деревушке не было да и быть не могло. Да и деревушкой ее можно было назвать лишь условно. Несколько домиков, причем далеко не новых и не слишком больших. Не удивительно, что подобный населенный пункт не был даже указан на тех географических картах, которые просмотрели подруги.

– Ну и в каком из этих «замков» живут твои Касиано?

– Что-то я не вижу тут особняков, способных вместить сразу четыре сортира!

Вероника растерянно повертела головой и пожала плечами.

– Не знаю. А как вы сами думаете?

– Нет, как вам это нравится! И ты у нас об этом спрашиваешь?

– Надо у кого-нибудь поинтересоваться. В таком крохотном местечке все должны друг друга хорошо знать.

Идея Вероники сработала. В первом же доме, в который постучал водитель подруг, ему подробно объяснили, что русская пара с переделанной на итальянский лад фамилией живет не в самой деревне, а чуть дальше. Собственно говоря, именно их дом и носит название «Сан-Ремо». А деревушка называлась совсем иначе. Но теперь все зовут ее именно так.

– И где живут эти знаменитые русские?

– Отсюда не видно. Но если обогнуть вон тот холмик, то их дом будет прямо у его подножия. Он там один, так что вы точно не ошибетесь.

Повеселевший проводник снова загрузился в машину. И поехал в указанном направлении, чтобы через каких-нибудь пятнадцать минут наконец высадить девушек у цели их путешествия.

– Ты уверен, что нам сюда? – спросила Кира у водителя, с уважением разглядывая каменное строение, высившееся над морским берегом.

– Си, си, сеньора! Это тут!

И с этими словами шустрый парнишка, уже выгрузивший чемоданы подруг и получивший мзду от щедрой Леси, запрыгнул в салон своей машины и был таков. Подруги же остались… Нет, не под палящим солнцем, до палящего солнца было еще далеко, как говорилось, на улице была весна. Но все же совершенно одни в пустынном месте, где из человеческого жилья больше не было видно совершенно ничего.

– А вдруг этих людей нету дома? – запоздало испугалась Кира.

– А куда же они могли деваться? – удивилась Леся.

– Ну… Мало ли. Уехали путешествовать по Латинской Америке, например.

– Типун тебе на язык!

Остаться в чужой стране у порога запертого дома никому не хотелось. И, слегка вспотев, Леся первой принялась стучать в ворота. Сначала никакой реакции не было. Но затем из-за забора раздался громкий и возмущенный женский голос:

– Эд, а Эд! Слышишь? Опять стучат! Чтоб им пусто было! Эд, ну, ты мне скажи, и что за сволочи живут в этой Италии? Я думала, что только у нас в Подмосковье такие сволочи живут! Ан нет! И тут их хватает! Эд! Эдуард! Заснул, что ли? Эд!!

Через некоторое время раздался мужской голос, который звучал гораздо тише.

– Что случилось, дорогая?

– Что случилось?! – немедленно вознегодовала женщина. – Снова эти любопытные итальянские сволочи стучат в наши ворота! Ты что, не слышишь?

– Нет, не слышу.

– А они стучат!

– Стучат?

– Стучат!

– Но сейчас совершенно тихо, – рискнул заметить мужчина.

Женщина на какое-то время замолчала, а потом смущенно заметила:

– Ну да, верно. Ушли, должно быть. Проклятые журналюги! Терпеть их не могу! В России они нам покоя не давали. Думала, хоть в Италии отдохнем. Так куда там! В Италии они оказались настоящими собаками.

– Но сейчас все тихо.

– Да. Вроде ушли.

– Значит, точно все в порядке? – кротко осведомился мужчина. – Я могу уйти?

Но не тут-то было!

– Куда это ты собрался?!

– По делам.

– По каким делам?

– По моим сугубо мужским делам, о которых тебе знать вовсе не обязательно.

Мужчина явно шутил. Это было слышно даже по его голосу. Но… Ох, зря он так пошутил! Такими вещами, как известно, не шутят. Подруги даже через высокую ограду почувствовали, как незнакомую им женщину буквально охватывает шквал возмущения.

– Можешь не говорить! – завопила она. – Я и так все знаю! Этот твой любимчик – проходимец Валик затеял очередную аферу, после которой нам снова не будет покоя от репортеров и прочей журналистской братии!

– Ну, что ты такое говоришь, Наташа.

– Что есть, то и говорю! Он это! Из-за него стучат! Сердцем чую, что из-за него. Как появился тут на днях, так я сразу и почуяла, быть беде!

– Ну, зачем ты каждый раз пророчишь нам беду.

– А тут и пророчить нечего! Где твой Валик, там всегда беда!

– Не преувеличивай.

– А если не беда, то какой-нибудь гемор!

– Наташа, прекрати обвинять мальчика. К тому же твои обвинения совершенно беспочвенны.

– Да что ты говоришь? А кто заставил нас назвать этот дом «Сан-Ремо»? Кто раструбил, что тут скоро будет открыта гоночная трасса? Ты разве не помнишь, сколько времени прошло, прежде чем нам удалось объяснить газетчикам, что ничего этого не будет? И дом! Он так и остался с этим дурацким названием! А я хотела назвать его другим именем!

– И как же?

– Ну… Теперь уж и не знаю. Но, например, это могла быть вилла «Колокольчик».

– Очень мило, – съязвил муж. – Колокольчик! Тогда я должен быть вдвойне благодарен Валику за то, что он уберег нас от такой участи.

– Эдик, не притворяйся, будто бы не понимаешь, о чем я! Твой Валик совершенно неуемный!

Чувствовалось, что разговор начал утомлять мужчину. Потому что голос его прозвучал устало, когда он сказал своей жене:

– Наташа, я иду по делам, которые никак с Валиком не связаны.

– Ага! Так я тебе и поверила! Скажешь ты мне правду, как же! Особенно после такого моего концерта.

– Дорогая, я могу тебе поклясться, что не видел Валика столько же, сколько и ты!

– И что? Он не затевает на этот раз ничего?

– Нет. Не затевает. Могу я теперь идти?

– Точно?

– Клянусь тебе!

– Ну, иди, – очень недовольно произнесла женщина. – Иди, тебя же все равно не удержишь! Когда хоть вернешься-то?

– Через полчаса.

– Знаю я твои полчаса! – снова рассердилась на него Наташа. – Говори уж правду, что раньше, чем через два-три часа, тебя и не ждать. Снова поедешь к своим дружкам в бар?

– Поболтаю с ребятами. Кое-что надо обсудить.

– Обратно пьяным за руль не садись, – строго велела ему жена. – Понял?

– Да. Но ты же знаешь, я не пью.

– И будь осторожен.

– Хорошо.

– Если выпьешь рюмочку, то посиди, протрезвей. Запомнил?

– Да.

– Не забудешь!?

– Ну что ты, дорогая!

– Если все-таки выпьешь лишнего, звони мне. Я за тобой приеду! Сам за руль не садись. Вино не пей, оно у них тут кислое, а у тебя язва. Тебе вино нельзя. А лучше бы водки дома выпил. Дома! И полезней для здоровья, и проблем никаких. Да и мне нервотрепки меньше. А то теперь сиди, ломай голову, когда ты вернешься и что будешь делать!

– Дорогая, обещаю тебе, что пить не буду вовсе. Только сок или воду. Приеду тоже скоро. Ну как? Ты довольна?

– Была бы довольна, останься ты дома, – откровенно призналась женщина. – Ну уж ладно, езжай. Раньше поедешь, раньше вернешься. Мне меньше скучать придется.

– Верно! – с готовностью подхватил мужской голос. – Раньше посадят, раньше выпустят.

– Езжай себе, шутник!

Через минуту ворота гаража поднялись вверх, и на улицу высунула нос большая черная машина. Кира подняла было руку, чтобы остановить водителя, но внезапно передумала. Рука сама собой опустилась. И водитель проехал мимо. Видимо, он здорово торопился унести ноги подальше от своей любезной женушки, раз даже не остановился возле подруг.

После подслушанного диалога подруги могли быть в этом совершенно уверены. И ведь не могло же быть такого, чтобы его даже на минутку не заинтриговали три одиноких молодых девушки, оказавшихся возле его дома со всем своим багажом. Хотя, возможно, он принял их за простых туристок, приехавших полюбоваться красотами здешнего края.

А вид, надо сказать, открывающийся с площадки перед домом русской пары, был замечательный. Сначала оливковые и какие-то другие деревья, растущие среди живописных скал, потом сами скалы, а потом море, море и море. Синее море до самого горизонта.

Едва черная машина скрылась из глаз, как Леся набросилась на подругу:

– Почему ты его не остановила?

– Сначала поговорим с его женой.

– С женой? Ты уверена, что эти двое женаты?

– Горластая тетка за забором может быть только женой, – пояснила Кира. – Причем законной, со штампом и прочими юридическими атрибутами. Ни одна любовница, пусть даже они и прожили вместе всю жизнь, никогда не посмеет разговаривать со своим мужиком в таком тоне. Орать на мужиков – это привилегия исключительно законных жен.

Спорить с Кирой никто не стал. И она снова вернулась к воротам и постучала.

– Опять?! – раздался из дома дикий вопль. – Вернулся? Эдик, это ты? Эд, ну, имей же совесть! Ведь только же прилегла! У тебя что, ключей с собой, как обычно, нету?

С этими словами калитка справа от подруг распахнулась, и на пороге появилась молодая женщина. Она была чуть старше самих девушек, но вряд ли достигла своего сорокалетнего юбилея. Внешность у нее была самая обычная – каштановые волосы, чуть курносый нос, коротковатые ноги и упитанный зад. Но все это с лихвой окупал взгляд женщины – открытый, честный и… любопытный.

Она быстро произнесла несколько слов по-итальянски, пытливо разглядывая подруг. Разумеется, те не поняли ничегошеньки. И Кира сказала:

– Наташа, не трудитесь. Мы ваши соотечественницы. Говорите с нами по-русски.

– Вы это чего? – растерянно произнесла она. – Вы это… типа ко мне?

– К вам!

– А кто вы? – настороженно поинтересовалась Наташа у девушек.

– Вот она невеста Валика, – Кира ткнула пальцем в сторону Вероники. – А мы ее подруги!

Взгляд Наташи сфокусировался на одной лишь Веронике. И, как показалось девушкам, на лице хозяйки виллы промелькнуло что-то, похожее на жалость или сочувствие, или на то и другое вместе. Во всяком случае, радость и счастье Наташа демонстрировать не торопилась.

– Невеста, говоришь? – произнесла она. – Да, я слышала, что Валик нашел себе какую-то дурочку, которая ждет его дома в Питере. Так это ты, выходит?

– Да, это я.

Наташа молча разглядывала Веронику, не сводя с нее пытливого взгляда. Чувствовалось, что она пытается что-то понять. И не может.

– Не скрою, я себе представляла тебя немного другой, – призналась она наконец.

– Какой?

– Ну… Более циничной, что ли. В моем представлении ты была охотницей за богатеньким принцем. Отсюда и твоя покладистость. И готовность ждать Валика из всех его поездок. Ты ведь его ждала?

– Ждала.

– И слова ему поперек не говорила?

– Не говорила.

– Вот! – торжествующе воскликнула Наташа. – Когда Валик нам об этом рассказал и похвастался, какое сокровище ему досталось, я сразу подумала, что тут дело не чисто. Ни одна женщина не может быть такой покладистой, если только у нее нету какой-то особой цели.

– Какая же цель могла быть у меня?

– Женить на себе Валика и захапать его денежки. Но ты ведь не такая?

– Нет, – помотала головой Вероника. – Я не такая. Мне Валик сам по себе нужен. А его деньги… Честно говоря, иногда я даже жалею, что они у него есть.

– Жалеешь? Вот как? И почему?

В глазах Наташи появился живой интерес.

– Небось думаешь, что твой охламон, не будь у него денег, сидел бы с тобой рядом, да?

– Ну… Да! Отчасти.

– А вот и нет! – воскликнула Наташа, еще больше оживившись. – На своем собственном опыте скажу я тебе, ничего подобного! Как говорится, свинья грязь всегда найдет! Так и Валик, и мой благоверный, и все их дружки-знакомые всегда найдут, куда вляпаться! Будут у них деньги или нет, они нам с тобой покоя точно не дадут!

И, окончательно расположившись в пользу Вероники, хозяйка виллы гостеприимно взмахнула рукой:

– Заходите, девчонки!

– А Валик…

– Нету тут твоего Валика. И где он сейчас, если честно, понятия не имею.

Вероника опечалилась, но хозяйка, не заметив этого, уже тащила ее и подруг внутрь.

– Рада с тобой познакомиться, – наконец сказала она. – Валик мне про тебя много рассказывал.

– Да?

– Мы с мужем даже думали поехать в Россию, самим на тебя взглянуть. А тут и ты сама пожаловала! Небось давно в пути? – трещала новая знакомая, теперь уже не переставая. – А это твои подружки? С тобой приехали? Устали? Вымотались? Вот и прекрасно. У нас с мужем и передохнете. Невеста Валика нам почти что родня.

Едва дав девушкам умыться с дороги, Наташа провела их на террасу и сказала:

– Сейчас выпьем за знакомство! И поговорим!

И с этими словами Наташа указала на красиво сервированный столик, который стоял на просторной веранде. Видимо, пока подруги умывались, Наташа тоже не теряла времени даром.

На столике стояла огромная пузатая бутылка вина, оплетенная в солому. Стояла ваза со спелой черешней. А также было несколько тарелочек, на которых лежало копченое мясо, порезанное на тончайшие просвечивающие ломтики, маринованные шампиньоны, сыр, свежая зелень, оливки и многое другое. И конечно, почетное место тут занимал свежий хлеб. Он был еще теплый, с аппетитной хрустящей корочкой и буквально тающим на языке мякишем.

– Как вкусно!

– Хлеб испекли специально к обеду. Но сейчас мы просто перекусим. А когда вернется Эд, сядем и поедим уже основательно.

Как вскоре поняли подруги, в отсутствие своего мужа Наташа проводила время в свое удовольствие. Все у нее было, вот только компании явно не хватало. И сейчас женщина искренне радовалась, что ее одиночество нарушили гости из России.

– Посидим, выпьем за знакомство. А там, глядишь, и мой муженек обратно подвалит. Все вам про Валика вашего расскажет.

С этими словами Наташа усадила всех троих за стол, сунула каждой в руку по стакану с вином и странной белой штучке.

– Ну, за нас! – провозгласила она и выпила первой.

За ней выпили все три девушки. На них накатила странная эйфория. Первая часть их путешествия была закончена. Они приехали к тем, кого искали. А эта явно очень богатая вилла и ее хозяева, несмотря на их чудаковатость и склонность ссориться по пустякам, произвели на девушек благоприятное впечатление. Они и сами бы не отказались жить в таком месте. И по утрам ругаться с любимым мужем, который на часок надумал свалить куда-то вниз, в город, к своим друзьям.

Белые штучки оказались крохотными бисквитами, на которых лежали шарики взбитых сливок с тертой кокосовой стружкой. Немного похоже на всем известные конфетки, но еще более вкусно. Девушки слопали по три таких пирожных, потом с внезапно разыгравшимся аппетитом налетели на еду, выпили по паре стаканов изумительного кисловатого вина и окончательно почувствовали себя дома.

– Слушай, как у вас тут замечательно! – искренне воскликнула Кира, уже перейдя на «ты» с хозяйкой дома. – И сад, и дом, и море – просто прелесть!

– М-да… Все хорошо, скучно только!

– Скучно?

– Мне-то еще ничего, то да се, дела разные по хозяйству. Сад – я цветоводством увлеклась. Виноградник у нас имеется. А вот мужик мой мается. Отсюда и Валики всякие, и предложения их дурацкие!

Последняя фраза прозвучала у Наташи с нескрываемым осуждением и досадой. И подруги просто не могли не спросить у нее:

– Дурацкие предложения? О чем ты говоришь?

Наташа окинула очень внимательным и совершенно трезвым взглядом собравшихся за ее столом женщин. Она явно колебалась, размышляя о том, сказать или не сказать? Подруги видели, что женщине есть что поведать. Но она почему-то молчит.

Так о чем же хотела сказать им Наташа? И что ее останавливало?

Глава 4

Ждать момента истины пришлось недолго. Внезапно Наташа махнула рукой и воскликнула:

– А! Была не была! Скажу! В конце концов, ты, Вероничка, должна знать, за какого человека собираешься замуж! Лично я бы тебе такого не посоветовала. Сама со своим мужиком мучаюсь. А он по сравнению с Валиком – сущий ангел. Хотя… Как говорится, свояк свояка видит издалека. С кем поведешься, от того и наберешься. С волками жить – по-волчьи выть!

Наташа явно могла еще долго сыпать пословицами и поговорками, но внезапно остановилась и сказала:

– Так, а я это к чему говорю-то? Ах да! Валик твой по-своему неплохой парень. Он мне в чем-то даже нравится. Но покоя ты с ним знать не будешь, это точно!

– Это я уже поняла.

– Вот-вот! Вечно у него что-то такое на уме вертится. То он прыгает, то он летает, то он ныряет, то забирается в горы, в такие места, где вообще никто, кроме тибетских монахов и их яков, не ходит. А потом возвращается с каким-нибудь обломком и утверждает, что это кусок камня из параллельного мира или еще того хлеще. И требует, чтобы об этом обломке написали статью, продемонстрировали его на телевидении, сняли репортаж или еще чего-нибудь в том же духе. В общем, Валик мечтает о славе!

И прежде чем подруги успели спросить, что она имеет в виду, Наташа воскликнула:

– А хотите я вам расскажу, чем ваш Валик решил заняться на этот раз. Сказать?

– Скажи!

Наташа наклонилась к ним и, торжествующе блеснув своими замечательными глазищами, произнесла:

– Девчонки, вы не поверите, но он ищет сокровище Балтазара!

После этой фразы она снова резко откинулась на спинку своего плетеного кресла. И принялась рассматривать лица подруг через наполненный рубиновой жидкостью стакан. Видимо, что-то ее не удовлетворило. Или подруги не торопились продемонстрировать положенные им чувства, потому что она недовольно переспросила у них:

– Но вы хотя бы знаете, кто такой Балтазар?

Пришлось признаться, что нет, они не знают.

– И ты не знаешь? – спросила у Вероники хозяйка.

– Нет. Не знаю.

– О, боги! – всплеснула руками Наташа. – Она не знает даже имени Балтазара! И эта девушка еще собирается замуж за Валика!

– А что? – заволновалась Вероника. – Это важно? Скажите, важно?

– Кому как! Но я бы на твоем месте проштудировала учебники истории на предмет пиратов и их кладов.

– Кладов? Пиратов? Зачем они мне?

– Затем, что это последнее увлечение твоего Валика. А к увлечениям своих мужчин, чтобы ты знала, надо относиться с уважением. Ничто так не злит их, как пренебрежение их интересами.

– Но я… Я ничего не знала! Ни про пиратов! Ни про их клады! Ни про этого… Как его там… Валтазара!

– Не сомневаюсь! Только не Валтазара, а Балтазара. Запоминай. Впрочем, можно его назвать и Валтазаром. Это уж кому как нравится. Единого мнения на этот счет нету.

– Так, а кто такой этот Балтазар? – рискнула влезть в разговор Кира.

Но Наташа на нее ничуть не рассердилась, кивнула головой.

– Расскажу. Обязательно расскажу вам все. Но прежде расскажу вам о том, как я сама узнала и про Балтазара, и про новое увлечение Валика. Рассказывать?

– Да! Да!

– Обязательно!

– Очень хотим знать!

Наташа довольно просияла и снова кивнула:

– Ну, так слушайте. Было это одним темным и ненастным вечером. За окном бушевала такая буря, что даже огонь у нас в камине не хотел гореть, его все время задувало порывами ветра. Я уже давно отправилась на боковую, оставив мужа и гостящего у нас Валика одних. Сделала я это, конечно, не просто потому, что я такая тактичная и добренькая, а исключительно ради одной-единственной цели. Убедить мужиков в том, что они могут разговаривать беспрепятственно. А затем подслушать, о чем они станут говорить.

Ради этой благородной цели Наташа даже не поленилась изобразить за ужином легкое пищевое отравление.

– О, как ужасно болит голова! И живот режет! И слабость! Прямо не дойти до кровати. Все вокруг так и шатается! Мне надо срочно прилечь! Нет, сначала в туалет, а потом уж прилечь!

Наташа несколько переборщила в своем представлении, потому что даже муж струхнул. А уж впечатлительный и доверчивый во всем, что касалось женского пола, Валик и вовсе чуть не сошел с ума от беспокойства.

– Надо вызвать врача! Возможно, это что-то серьезное! Я видел похожие случаи отравлений! Медлить ни в коем разе нельзя!

Но Наташа уговорила своих мужчин, что просто приляжет и поспит. А если ей станет хуже, тогда уже придется принимать меры. Эдик с Валиком были всего лишь мужчинами, то есть существами, которые избегают лишних волнений и телодвижений, сберегая драгоценную энергию для более важных дел. Поэтому они спокойно оставили Наташу одну, как они думали, в ее спальне, снова спустились вниз и приступили к обсуждению той новости, с которой прибыл Валик в дом своего старшего друга.

Надо сказать, что Эдуарду и его жене уже давно пришлось уехать из Питера. Им обоим перевалило за четвертый десяток. И хотя они выглядели моложе своих лет, но все равно годы давали о себе знать. И оба давно чувствовали, что холод и сырость промозглой питерской весны давно не дает им сил, чтобы полноценно жить дальше.

– Мой муж дружил еще с отцом Валика. К сожалению, тот погиб, когда мы уже обосновались в Калабрии. Мы даже не были на его похоронах. Мы узнали от Валика трагическую новость слишком поздно. Были высоко в горах и не имели связи.

– Тут нету связи?

– О-о-о! – мечтательно произнесла Наташа. – Раньше это был совершенно дикий уголок Италии. И хотя в последнее время тут ведется активное строительство, смею надеяться, что часть береговой линии останется незастроенной еще очень долгое время. Но связь тут теперь повсюду. Ничего не поделаешь, диких уголков в этом мире с каждым годом остается все меньше и меньше. Скоро люди заселят собой весь земной шарик и… и наступит очередной конец света! Люди слишком быстро плодятся. И слишком много едят.

– А вам нравится уединение?

– Нам не нравится соседство всяких наглых выскочек!

По этой причине супруги Касьяновы с энтузиазмом восприняли кризис, охвативший весь мир. Для других кризис был кризисом, а для них он был благом. Энергичное строительство многочисленных коттеджей, вилл и гостиничных комплексов на побережье затормозилось. А местами так и вовсе встало намертво.

Таким образом, супруги могли продолжать жить на своей вилле, наслаждаясь покоем, морем и одиночеством, без присутствия назойливых соседей и их проблем. Скучать им было некогда. К Касьяновым частенько приезжали гости из России, привозя с собой новости. Но это были того рода новости, которые не могли заставить супружескую пару вернуться на Родину.

Россия отныне пугала их холодными северными ветрами, гнилой промозглой сыростью и многочисленными проблемами, от которых они успели отвыкнуть в своем итальянском укрытии. Из окон их виллы открывался чудесный вид на море, которое оставалось синим и сверкающим в любое время года. Отныне Касьяновых всегда пригревало яркое средиземноморское солнышко. И о многих своих хворях и болячках, которые изводили супругов в Питере, Касьяновы просто забыли.

– Но за все приходится платить свою цену. Мы свою платим, но пока она нас устраивает, и мы не помышляем о возвращении в Россию.

– А что насчет Балтазара? – рискнула снова вылезти с вопросом Кира. – Кто он такой?

Наташа ответила ей задумчивым взглядом своих необычайно выразительных глаз и произнесла:

– Ах да, боюсь, мы несколько отвлеклись от основной темы… Балтазар – это легенда Италии. Да что там! История Балтазара Косса известна всему миру!

– Но кто он был такой?

– Кто…? Морской разбойник, пират, любимчик женщин и великий их ценитель. А еще развратник, пьяница и чертовски обаятельный тип, должно быть!

– Должно быть? Вы с ним не знакомы?

– Он умер в 1419 году, – со вздохом произнесла Наташа. – Так что, увы, нет, должна вас разочаровать. Я с этим господином не знакома.

– В 1419 году! Так это было так давно!

– Имена некоторых людей способны пережить века. Например, мы все помним великого Леонардо. Блестящего Микеланджело. Мудрого Нострадамуса.

– Но это были гении! Их люди не забудут до тех пор, пока жив последний из нас!

– Косса тоже был гением, но только в своем роде. Авантюрист, смутьян и разбойник – он был лидером по натуре. За ним всегда шли толпы. И ему без труда удавалось ставить под свои знамена многочисленную армию.

– Так он был военным?

– Военным, адмиралом пиратского флота, кардиналом, посланцем папы, и даже одно время он занимал папский престол.

Услышав это, все три подруги подскочили на месте:

– Этот Косса был самим папой?!

– Настоящим итальянским папой?.. Главой всей католической церкви?

– Не может быть!

Но Наташа не шутила. Она несколько раз кивнула головой и твердо произнесла:

– Да, да, Балтазар Косса известен истории еще и под одним именем – папа римский Иоанн XXIII. Это тоже был он. Пират и морской разбойник.

– Но как проходимцу и пирату удалось получить столь почетный титул? Это просто невероятно!

– Времена тогда были совсем другие, а вот Италия была все той же. Очень многое тут и поныне делается исключительно по знакомству. Как говорят у нас в России, по блату! В России это широко распространенное явление, а уж в Италии… И тогда, и теперь тут многие вопросы решались исключительно так.

– А при чем тут Балтазар Косса?

– А у Балтазара был друг детства, который стал папой и назначил Балтазара кардиналом. Потом Балтазар «перерос» своего друга, стал ему опасен. К тому же в стране множились дрязги между представителями высшего духовного сословия. Кардиналы никак не могли договориться между собой, кто из них станет следующим папой. И одно время в Италии даже было сразу три папы римских, каждый из которых подвергал анафеме двух других и собирал под своими знаменами силы и войска. Вот в такой сложной ситуации и жил Косса. Умело интригуя, запугивая и подкупая, он тоже рвался к папскому престолу.

– Но Балтазару удалось победить своих конкурентов?

– Удалось, но ненадолго. Он был посажен в тюрьму, потом заплатил за самого себя выкуп, был выпущен и совершил еще немало бунтарских подвигов и приключений, прежде чем в 1419 году скончался и был похоронен с пышностью и привилегиями, которые полагались столь неординарному человеку.

И, помолчав, Наташа прибавила:

– Но нас с вами больше интересует гораздо более ранний период жизни этого человека. Тот, когда до папского престола было еще очень далеко. И молодой Косса еще был отважным морским пиратом.

Наташа начала рассказывать, и подруги слушали ее, затаив дыхание.

Балтазар Косса – граф Беланте и обладатель многих других титулов – был сыном правителя острова Искья, где в то время существовало несколько процветающих деревень, жители которых исправно выплачивали своему владыке налоги и радовались, что тем самым были спасены от пиратских набегов с моря. И хотя налоги велики, но хотя бы у них не отнимают саму жизнь. Заплатив своему хозяину налог, крестьяне острова Искья могли спать спокойно.

Да и как же иначе, ведь сыновья их владыки и были теми самыми пиратами, которые не давали покоя всему Средиземноморью. Старший брат Балтазара уже давно заправлял пиратами, хозяйничавшими в Средиземном море. Пиратские флотилии держали в страхе все побережье Италии, Испании, Туниса и Марокко. Больше всех доставалось от пиратских набегов жителям прибрежной полосы и береговой зоны и островов.

Пираты нападали на хижины, деревни, виллы и, конечно, на монастыри. В последних их ожидала наиболее богатая добыча, ибо церковь в те дни могла соперничать своим богатством, мощью и знатностью своих владык с самыми известными королевскими домами.

– И вот после одного из своих очередных набегов, в которых принимал участие еще совсем юный Балтазар, пиратское судно попало в жесточайший шторм и затонуло где-то у наших берегов. Балтазар с его братом, двумя верными помощниками и одной красавицей, которую по подозрению в колдовстве едва не сожгли на костре, и которую спас все тот же Балтазар, выплыли из шторма и выбрались на берег. Пока они находились между жизнью и смертью, все пятеро успели принять обет покончить со своими злыми делами, развратом и пьянством и стать священниками. Девушка ушла в монастырь. А вот Балтазар, хотя и принял обет священника, увы, никак не смог попрощаться со своей буйной натурой. Он продолжал чудить и в скромной одежде епископа, и в мантии кардинала, и даже в папской тиаре. Никогда Рим еще не знал такого разнузданного разгула страстей, как во время владычества этого папы.

– Но клад? – продолжала переживать Кира. – При чем тут клад?

Все эти экскурсы в историю хороши по-своему. Но Кире не терпелось узнать о главном. О каком сокровище идет речь? Велика ли его ценность? Где оно находится? И можно ли его поднять со дна моря! Вот вопросы, которые искренне волновали Киру.

Но Наташа твердо поставила девушку на место, сказав:

– Всему свое время. Как я уже говорила, во время своих набегов Балтазар частенько грабил не только простых жителей, но и церкви вместе со всем их убранством.

В те годы Италия, да и большая часть Европы, была необычайно благочестива, ибо и в ней горели костры инквизиции, особенно яростно бушующие в соседней с ними Испании. Так что все жители солнечной Италии отличались крайней степенью богобоязни, праведным смирением и готовностью пожертвовать на благо церкви большую часть своих доходов.

Поэтому священники богатели и добрели. А люди справедливо рассуждали, что лучше уж остаться бедным, но живым. Разве лучше сгореть на костре, оберегая свои золотые флорины?

– Таким образом, в церквях и монастырях Италии да и других стран зачастую образовывались неслыханные запасы золота и драгоценной утвари. В золото и драгоценные камни были оправлены также многие христианские святыни. Все частицы и фрагменты сохранившихся тел древних святых убраны очень богато.

– Например, зуб Святителя Николая?

– Совершенно верно. Даже самая захудалая церковь в Италии может похвастаться какой-нибудь святыней вроде берцовой кости Давида или кусочка десницы Иоанна.

– Видела я эти святыни. Куда ни зайди, тебя первым делом ведут к какой-нибудь раке, где лежит кусочек святого, а иногда и почти весь он целиком. Другое дело, что из всех костей бедного святого можно набрать и два, и три комплекта. Так что большинство святынь явные подделки.

– Но это не мешало простым людям старой Италии преклоняться перед ними и нести в церковь свои дары, вымаливая различные земные блага.

– И к чему ты нам все это рассказываешь? – теряя терпение, поинтересовалась Кира.

Вино кончилось. А этот разговор начал ей наскучивать. В конце концов, они сюда приехали не для того, чтобы слушать разные байки о людях, которые давно покойники.

– Просто небольшой экскурс в историю, – миролюбиво сказала Наташа, сходив куда-то и принеся еще одну бутылку вина. – Но без него не обойтись, если вы хотите узнать, что задумал ваш Валик.

Разумеется, подругам очень хотелось это узнать, поэтому они быстренько налили себе еще по стаканчику вина и выразили полную готовность слушать хозяйку этого застолья и дальше.

А Наташа вздохнула и наконец перешла к событиям нынешних дней. Она сказала:

– Я уже успела привыкнуть к тому, что с появлением Валика в нашем доме относительно спокойной жизни моей приходит конец. Конечно, мой муж в этом плане тоже не подарок. Случаются и у него заскоки, все мы не без греха. Но Валика ему ни за что не догнать! Это просто какой-то ходячий фонтан неприятностей.

Однако в этот раз приехав в Италию, к удивлению Наташи, Валик не стал тянуть ее мужа на прыжки с отвесных скал. Не потащил он его также и на пирс, чтобы выехать в открытое море и спуститься с аквалангом в какую-то особо глубокую расселину или заплыть в пещеру, во время прилива почти полностью залитую водой. Ничего такого Валик не предложил. Все два дня провел дома, никуда не рвался и большую часть времени пробыл в своей комнате, допоздна засиживаясь над какой-то книгой.

Как ни странно, такое его примерное поведение не только не успокоило, а напугало Наташу почти до полусмерти.

– Он что-то задумал, – твердила она самой себе, бродя по дому и чутко прислушиваясь к тому, что делалось наверху у их дорого гостя. – Он задумал что-то жутко опасное! Неслыханное! Равное этой афере Валик еще не проделывал! Ой, горе мне, горе! Вот беда так беда!

Наташа успела хорошо изучить крестника своего мужа. Несмотря на то, что Эдуард дружил с отцом Валика и приходился самому Валику крестным отцом, разница у этих двоих в возрасте была совсем не велика. Валик крестился, будучи уже почти подростком. Эдуард был старше его всего на десять лет.

Поэтому у крестного отца и крестника сложились вполне теплые и дружеские отношения. И порой Наташе даже казалось, что крестник имеет на ее мужа слишком уж большое влияние.

– Валик – прирожденный лидер. Он умеет зажигать людей своими идеями. И он… Он с легкостью манипулирует ими. Боюсь, девочка, что из Валика получится не самый примерный муж. Может быть, тебе лучше забыть его и вернуться домой, пока еще не поздно?

Все взгляды переместились на Веронику, но она решительно затрясла головой.

– Нет! Ни за что! Я приехала сюда, чтобы спасти Валика, и я его спасу! Где он?

– Ну, как хочешь. Дело твое. А я тебя предупредила. Так что потом не упрекай меня за то, что я знала, какой фрукт Валик, а тебе ничего не сказала.

– Благодарю, – высокомерно кивнула Вероника, давая понять, что больше говорить на эту тему не намерена. – Но я прожила с Валиком уже достаточно долго. И успела понять, что он за человек.

– Ох, боюсь, что не до конца ты все осознала, – покачала головой Наташа. – Ведь я не ошибусь, если предположу, что ты считаешь, что, когда вы поженитесь, все изменится?

Вероника густо покраснела. А Кира с Лесей переглянулись! Ну и дурочка Вероника! Похоже, она действительно полагала, что после свадьбы ее Валик каким-то волшебным способом изменится в одночасье. Станет домашним, тихим и никогда никуда больше не поедет!

Наташа тоже прочитала все это по лицу девушки и покачала головой.

– Выбрось эти мысли из головы, деточка! Никогда твой Валик не изменится! Никогда! Слышишь меня? Либо ты принимаешь его таким, каков он есть, либо лучше тебе уехать!

– Я принимаю! – поспешно воскликнула Вероника. – Я принимаю от Валика все и даже больше!

Свои мысли она при этом никуда не выбросила. Вот еще не хватало! Но подумала, что пусть эта странная тетка поможет ей найти Валика. А там уж Вероника с ним сама разберется. Пусть Валик только на ней женится. А там уж она сумеет объяснить ему, что к чему и по каким правилам им отныне придется жить.

Небось муж самой Наташи не всегда был таким тихим и покладистым. Но, любя свою жену, он терпит и ее дурной характер. И то, что Наташа считает его своей полной и неоспоримой собственностью, Эда не только не раздражает, но, наоборот, умиляет. Вот и Валик будет тоже так… умиляться.

Между тем Наташа поняла, что Веронику ей не переубедить, и продолжила свой рассказ.

– В общем, я догадалась, что Валик что-то задумал. И задумал явно неладное.

Осознав это, Наташа приняла твердое решение, выяснить, что затеяли ее мужчины. А в том, что Валик уже посвятил ее мужа в свои планы, Наташа не сомневалась. Еще в первый же вечер, притворившись больной, она подслушала разговор между мужем и Валиком, хотя, к сожалению, и не весь.

– Конечно, всего я из своего укрытия не могла услышать. Они разговаривали вполголоса. Но по отдельным доносящимся репликам мне стало понятно, что Валик схватил большую удачу за хвост. Он собирался сказочно разбогатеть. И при этом предрекал себе и моему мужу славу и известность.

– А деньги?

– Деньги нас не очень интересуют, – выразительно и с удовольствием оглядываясь по сторонам, произнесла Наташа. – Все, что нам нужно, у нас уже есть. И если не произойдет ничего сверхординарного вроде конца света, нам этих денег хватит на несколько жизней. Но… Но это мое личное мнение. Я живу в этом красивом доме и всем довольна. Но мой муж… Он ведь мужчина. И ему частенько становится тут скучновато. Я это вижу и поэтому с таким страхом жду очередного визита Валика.

Но как Наташа ни старалась в тот вечер, ничего замечательного ей подслушать не удалось. До ее ушей долетали лишь отдельные слова и обрывки фраз, которые она так и не смогла соединить воедино.

– Бухта Дьявола… Подводное течение… рыбы проплывают, сможем и мы… Тот человек тоже должен скоро приехать… Ты себе не представляешь, какой это будет триумф!

И еще другое.

– Оборудование!… Моя яхта не подходит… Ты должен будешь мне помочь.

Вот и все, что услышала Наташа. Последняя фраза ее обеспокоила больше всего. К чему склоняет Валик ее мужа? Где он собирается добывать себе славу? И с кем? Кто тот третий их таинственный соучастник?

Наташины мысли текли уже таким образом, как будто женщина начала подозревать в муже и Валике преступника. Впрочем, для нее они и были преступники. И она подозревала их в преступном умысле против ее мирной и спокойной жизни.

– Я сразу поняла, что с Валиком мне не тягаться! Он имеет на мужа какое-то магическое влияние. Эдуард ни в чем не может ему отказать! А этот паршивец это знает и активно этим пользуется!

И Наташа принялась жаловаться дальше. После двухдневного затишья, когда Валик сидел в комнате и читал запоем свою книжку, он куда-то пропал. Вот так вот взял и пропал. Ушел, не прощаясь. Утром Наташа удивилась, что в комнате Валика слишком уж тихо. А поднявшись к нему, не обнаружила своего гостя.

Не было также и его вещей. Лишь под кроватью валялась та самая книжка, которую забыл Валик в своей комнате. Наташа с любопытством подняла ее и прочитала заглавие: «Жизнь и приключения Балтазара Коссы».

Книга была напечатана в Италии. И именно ее столь основательно штудировал Валик. Наташа заглянула в книгу, которая сразу же услужливо раскрылась на одном месте, словно именно его Валик и изучал усерднее всего. И сразу же в глаза Наташи бросилось название местечка, чьи развалины находились всего в нескольких километрах от них. Книга утверждала, что именно тут и высадился на берег пират Косса со своими попутчиками, спасшись от бури.

Спрятав книгу, Наташа решила повнимательнее изучить ее на досуге. А пока что ее волновал вопрос, куда намылился их беспокойный крестник. Беспорядок, который царил в комнате Валика, не оставлял сомнений. Он собирался в большой спешке. И скоро возвращаться не собирался.

– Куда девался Валик? – кинулась Наташа к мужу, одновременно ощущая страшное облегчение оттого, что противный крестник уехал, а ее дорогой муж остался. – Он уехал?

– Уехал.

– Когда? Почему не попрощался?

– Он еще вернется.

– Когда? Сегодня?

На этот вопрос муж Наташе не сумел ответить. Да и у нее сложилось впечатление, что муж и сам этого толком не знает.

– Вот так вот и получилось, что Валик исчез. И больше мы его не видели. И новостей от него тоже не имели.

– И когда это случилось?

– В субботу. В субботу утром Валика у нас дома уже не было.

Подруги переглянулись. Все совпадало по времени со странным телефонным звонком, который последовал Веронике на ее сотовый. Это было как раз в субботу вечером. И как знать, вполне возможно, что Валика похитили сразу же, едва он покинул дом своих друзей.

Или… Кира повнимательнее присмотрелась к их хозяйке. Интересно, а в какой степени Наташа ненавидела и боялась Валика? Достаточно ли эти чувства были в ней сильны, чтобы причинить вред последнему? И насколько Наташа ценит свой покой? Готова ли она ради его сохранения пойти на преступление?

Но наевшаяся, напившаяся и наболтавшаяся Наташа выглядела до того безмятежно, что Кира мигом отбросила эти ужасные мысли в сторону. Нет, не станет Наташа никого убивать. Пусть даже и противного Валика, смущавшего ее покой.

Но все же, куда подевался Валик?

– А куда он направлялся?

Наташа пожала плечами.

– Я же сказала, что Валик покинул дом, не прощаясь.

– Ты упоминала бухту Дьявола… Где это?

– Не очень далеко. На яхте туда можно добраться всего за несколько часов.

– Валик мог отправиться туда?

– Запросто. Запасы у него на яхте позволяли плыть хоть в Африку.

Нет, так далеко Вероника ехать не намеревалась. Но, с другой стороны, она и в Италию не планировала лететь. Но вот же прилетела. А до Туниса и Марокко от Сицилии и южной части Италии уже рукой подать. Если средневековые пираты на своих деревянных кораблях и под парусами плавали, то отчего им не сплавать?

Быстро поняв, куда ведут ее мысли, Вероника мигом устыдилась. Не потащится она за Валиком в Африку! Еще не хватало!

Но в глубине души Вероника все же понимала, что потащится. И куда подальше тоже потащится. Потому что только на какую-то долю минуты она представила себе, что ее Валик пропал окончательно, нет его и больше уже не будет. И этот новый Вероникин мир без Валика в один момент вдруг перестал ее интересовать.

Теперь Вероника и сама не понимала, как она жила до встречи с любимым. Даже не жила, а существовала.

– А мы?! – воскликнула она неожиданно для самой себя. – Мы можем отправиться в эту Чертову бухту?

Наташа кинула на нее странный взгляд и, автоматически поправив, сказала:

– Бухту Дьявола. А отправиться туда… Об этом нам лучше спросить у моего мужа. Кстати говоря, вот и он!

И с этими словами Наташа поднялась со своего стула, чтобы взмахом руки и приветливой улыбкой встретить входившего в ворота высокого черноволосого мужчину. Он тоже увидел Наташу, и его лицо озарилось ответной улыбкой. Сразу было видно, что муж обожает свою жену. И между ними, несмотря на мелкие бытовые ссоры и шутливые стычки, царят полная гармония и любовь.

Глава 5

Наташа бросилась бежать вниз, желая встретить мужа и обнять его, словно тот вернулся после долгой разлуки. А ведь прошло от силы часа три с той минуты, как Эд покинул свой дом сегодня утром.

Муж в ответ на ее ласки шутливо бурчал:

– Видишь, я вернулся, как и обещал. Солнце еще даже не успело толком начать припекать. А твой мужик уже дома.

– Дорогой ты мой… Как я рада, что ты вернулся. Знаешь, а ведь у нас гости.

– Вижу. И кто эти три милые особы?

– Сейчас упадешь!

– Вроде бы не собираюсь.

– Упадешь, упадешь, – заверила мужа Наташа. – Как узнаешь, кто к нам прибыл, так и упадешь!

– Ну? И кто же? Не терзай меня, о звезда моих очей.

– Невеста нашего Валика! – выпалила Наташа и с торжеством уставилась на мужа.

Она была права, что торжествовала. Эдуард мигом растерял все свои шутовские замашки, широко распахнул глаза и совсем по-мальчишечьи воскликнул:

– Ну да!? Не может быть!

– Очень даже может!

– А я ведь не поверил, когда Валик мне сказал, что полюбил одну девушку. Думал, это у него так… пройдет.

– Пойдем, я тебя с ней познакомлю, – пропустив бестактное замечание мимо ушей, воскликнула Наташа.

Она схватила мужа за руку и потянула его на террасу. Сначала по выложенному розоватым ракушечником дворику, потом по трем ступенькам вверх до выложенной уже белым мрамором террасы и, наконец, по тростниковым циновкам к мебели из плетеного ротанга. Именно тут проходил прием в честь прибывших из России гостий. И сейчас Эд с интересом осмотрел остатки пиршества.

– Похоже, вы тут неплохо развлеклись в мое отсутствие, – заметил он жене, впрочем, без тени укора. – Две бутылки вина выпили.

– Три, если быть точными.

– А меня угостите?

– Если хочешь.

И Наташа щедро плеснула вина мужу в стакан.

– Ну, за знакомство! – поднял мужчина тост, безошибочно глядя на Веронику. – Очень рад познакомиться с тобой лично. Прости, что я так скованно себя веду. Но дело в том, что я до конца еще не верю, что ты тут, у нас в гостях. Никак не могу поверить, что ты приехала. Когда Валик рассказывал мне про тебя, то назвал тебя домашней девочкой. А ты вон какая…

– Да, я такая. А вы знаете, где сейчас Валик?

Эдуард не ответил на этот вопрос. Он пил вино маленькими глотками и задумчиво смотрел на Веронику.

– Слушай, а как ты ее сразу узнал? – затеребила его Наташа.

– Валик показывал мне фотографию.

– Он показывал тебе фотографию?! Валик показывал тебе фотографию своей невесты? – даже задохнулась от возмущения Наташа.

– Да? А что? В первый же вечер, когда ты почувствовала себя плохо и ушла к себе, он мне ее и показал.

– И сказал, что у него есть невеста?

– Он показал мне фотографию Вероники. И разумеется, сказал, что она его невеста.

– А… А ты? Ты почему мне об этом ничего не сказал?

– Я сказал. А откуда ты тогда знаешь, что у Валика вообще есть невеста?

– Но не сказал, что видел ее фотографию!

– Ну, забыл. А что тут такого? В конце концов, невеста приехала сама. Зачем тебе какая-то ее фотография? Видишь ее теперь, так сказать, в натуральном виде.

И, повернувшись к девушкам, Эдуард произнес:

– Странно, что я не узнал вас, когда выезжал сегодня из дома. Это ведь вы там стояли?

– Да, я.

– Ну вот, а я еще подумал, что лицо какое-то больно уж знакомое, а потом отвлекся на какие-то свои мысли и забыл.

И тут Вероника почувствовала, что чаша ее терпения иссякает. Эти люди вели себя так, словно бы ничего не случилось. Словно Валик и не был похищен. И словно ему не грозила ужасная и мучительная смерть от рук его похитителей.

Эта мысль буквально обожгла Веронику.

– Где сейчас Валик, вы знаете?! – почти выкрикнула девушка, резко вскакивая на ноги.

От неожиданности Эд чуть не выронил стакан с вином. И укоризненно посмотрел на Веронику.

– Разве можно так пугать людей?

– Где мой Валик? Вы это знаете?

– Валик… – явно замялся с ответом Эд. – Знаете, это большой вопрос, где сейчас Валик. Он может быть где угодно. Валик такой человек, что…

– В субботу вечером мне звонили какие-то люди и сказали, что Валик ими похищен! И они хотят за него три миллиона долларов! Они хотят выкуп!

Теперь на террасе стало так тихо, что было слышно, как бьется внизу под скалами море и носятся с криками над ним какие-то птицы.

– Что ты сказала? – наконец произнес Эд. – Надеюсь, ты пошутила?

– Какие уж тут шутки!

И неожиданно для самой себя Вероника упала на стул и разразилась слезами. Напрасно она надеялась, что друзья Валика ей помогут! Они даже не представляют, куда мог направиться их неугомонный дружок! Они ничего не знают!

Наташа осторожно дотронулась до плеча плачущей девушки и спросила:

– Ты сказала, что Валик похищен?

– Да!

– Тебе звонили какие-то люди и требовали за его жизнь выкуп?

– Да!

– Но ты не знаешь, кто это мог быть?

– Конечно, нет!

Между тем Эд нервно мерил шагами террасу, а Наташа следила за ним беспокойным тревожным взглядом.

– Так я и знала! – воскликнула она. – Как чувствовала, что на этот раз Валик втянет нас в настоящие неприятности!

– Наташа, помолчи!

И, повернувшись спиной к возмущенной жене, Эдуард велел Веронике:

– Рассказывай все! Все, что знаешь об этой истории! Постарайся излагать внятно и без слез. Только голые факты. Когда позвонили? Кто позвонил? Как они с тобой разговаривали? Соберись! Сейчас нам важна вся информация!

Вероника выпрямилась на своем кресле и изложила то, что было уже хорошо известно двум ее подругам.

– А потом они сказали, что раз денег не будет, то они станут отрезать Валику каждый день по одной части тела. Наверное, они уже отрезали ему ухо… или палец! Или даже оба уха! И все пальцы!

Эд присвистнул.

– Тогда нам надо поторопиться. Без пальца или одного уха Валик как-нибудь проживет. Но если бандиты примутся за что-то более серьезное… Нам надо торопиться.

– Куда это ты собрался?! – вскинулась Наташа. – Никуда я тебя не отпущу!

– Наташа, не сходи с ума. Ситуация слишком серьезная. Если Вероника говорит правду…

– Что значит если? – возмущенно перебила мужчину Кира. – Мы с Лесей тоже присутствовали при разговоре Вероники с похитителями. Они ей звонили!

– Я хочу сказать, что если все это не шутка, которую с какой-то непонятной целью затеял Валик, то мы должны быть готовы к тому, что нам придется выцарапывать Валика из лап его похитителей. Сколько они за него просили? Три миллиона долларов?

– Да.

– Три миллиона долларов, – в задумчивости пробормотал Эд. – Странно, почему не евро? Но неважно! Наташа, столько у нас с тобой наскребется?

– Ну, что ты меня спрашиваешь? Сам же прекрасно знаешь, что да.

– И когда мы сможем получить эти деньги?

– Если сегодня закажем их в банке, то завтра. Или если скажем сеньору Пабло, что нам надо очень срочно, то деньги нам могут привезти и через пару часов. Ты же понимаешь, один наш звонок – и в хранилище начнут отсчитывать бумажки для нас.

Подруги переглянулись. Ого, вот так сервис! Выходит, владельцы банка очень заинтересованы в этих своих русских клиентах. И сколько же хранят Касьяновы на своих итальянских счетах, что банкиры, не моргнув глазом, готовы выплатить им три миллиона долларов? Сколько же еще там у них останется?

Но все эти мысли промелькнули и унеслись. Лишь подруги отбросили всякие сомнения в Касьяновых. Этим людям не было нужды опускаться до шантажа. Как бы ни относилась Наташа к Валику, она никогда не стала бы требовать за него выкуп. Просто потому, что совершенно не нуждалась в деньгах. Она была выше этого.

– Закажи, – распорядился Эд. – Пусть держат деньги наготове. Скажи, что они могут понадобиться нам в любой момент.

– Хорошо. Скажу.

Наташа решила не спорить с мужем.

– Но учти, – предупредила она его, – если ты собираешься ввязаться в эту историю…

– Черт возьми, Наташа, о чем ты только думаешь?! Конечно, я собираюсь.

– Но…

– Валик – мой крестник! Сын моего покойного друга. Надеюсь, ты помнишь, скольким мы с тобой обязаны отцу Валика? Если бы не он, то я был бы совсем в другом месте.

Эта фраза явно относилась к временам давним и совсем не таким безмятежным, как теперешняя жизнь Касьяновых. И Наташа не пришла в восторг от этих воспоминаний. Да и сам Эд выглядел удрученным.

– Я все помню, – резко ответила Наташа своему мужу. – Помню и ценю помощь Валентина – отца Валика. И именно поэтому я тебе говорю, как бы я ни относилась к самому Валику, я в этой истории буду рядом с тобой. Мы вместе выкупим Валика у бандитов!

Но несмотря на благие намерения и появившиеся три миллиона, возникал вопрос, кому и куда их отдавать? После того короткого разговора с Вероникой, когда девушка сказала, что денег у нее лично нету, бандиты больше ей не звонили. Ни разу.

– Если сами они на связь не выходят, то мы беспомощны!

– Нет, это ты не скажи, – возразил Эд.

И, повернувшись к Веронике, спросил:

– Скажи, у тебя тот же телефон, на который звонили тебе бандиты?

– Да.

– И симка та же?

– Да, да, – воскликнула девушка, понимая, куда клонит этот человек. – Но бесполезно! Бандиты звонили с засекреченного номера! У меня вместо цифр высветились какие-то черточки!

– Черточки? Однако это странно. Обычно высвечиваются буквы – «Номер засекречен!»

– А у меня были черточки, а еще звездочки и какие-то знаки – плюсы и минусы. И кажется, еще какие-то.

– Ерунда! Так не бывает!

– А у меня было!

Вероника была близка к истерике. И Эд не стал настаивать на своей правоте.

– Дай мне, пожалуйста, твой телефон, – вместо этого мягко попросил он у девушки. – У меня есть в Италии несколько друзей в полиции и… Одним словом, я знаю людей, которые по долгу службы вынуждены заниматься расследованием разных преступлений. Думаю, что я знаю также и того, кто поможет нам с вами в этой неприятной истории.

– Не знаю, как это возможно…

– А ты дай, и узнаешь.

И, забрав телефон и обнадежив женщин, Эд отправился звонить своим друзьям-полицейским. А Наташа повела девушек в их комнаты.

– Думаю, что на несколько дней вы тут у нас в любом случае задержитесь, – сказала она им. – Буду только рада, если вы погостите подольше. Так что располагайтесь со всем комфортом. Комнат в доме полно. Хотите, занимайте каждая отдельную спальню, хотите, устраивайтесь все вместе.

Но девушки поступили следующим образом. В одной комнате поселилась Вероника. А Кира с Лесей устроились в соседней с ней угловой комнате, которая была размерами гораздо больше, и к тому же из всех ее четырех просторных окон открывался чудесный вид на море.

Комната Вероники была с одним-единственным окном, и то оно выходило в сад. И Кира с Лесей выразили свое сочувствие, придя к ней в комнату. Но Вероника лишь грустно вздохнула в ответ:

– Некогда мне на морские виды отвлекаться. Да и не хочется мне ничего. Только и думаю, что где-то там в море мучители издеваются над моим бедным Валиком!

Устыдившись своих мелочных интересов, Кира с Лесей убрались прочь. А потом отправились обследовать дом. Хозяева куда-то подевались, и Кира с Лесей могли беспрепятственно заглядывать во все уголки.

Честное слово, дом того стоил. От восхищения девушки на время даже забыли то, ради чего они оказались тут.

– Ну и дом!

– Красотища!

– Все белое!

– Сверкает!

– А зелени вокруг сколько!

– И цветов!

Действительно, где не было белого резного мрамора, ажурных решеток и перил из драгоценных пород дерева, там была позолота или драгоценные драпировки и ковры. Дом буквально лопался от достатка. Тут было решительно все и еще немножко.

Чистоту и порядок в нем поддерживали две немногословные пожилые итальянки, судя по внешнему виду и усам под длинными крючковатыми носами – близкие родственницы. Красотой служанки не блистали, но были очень аккуратны и чистоплотны. Казалось, что они одновременно находятся всюду, и в то же время их совершенно не было видно.

Во всяком случае, банановая шкурка, по рассеянности упавшая у Киры из рук прямо на пол, бесследно растворилась, стоило Кире отвернуться. И сколько ее потом ни пыталась отыскать Кира, она заметила лишь свежее влажное пятно на полу, протертом мокрой тряпочкой.

– Эх, жила бы в таком доме всю свою жизнь!

– У тебя есть свой дом.

– Да, но я хочу такой. На море! Большой!

– Зависть – это очень нехорошее чувство.

– При чем тут зависть? Я просто хочу такой дом и все тут.

Нагулявшись по дому, подруги наконец присели на мягкую тахту, стоящую на еще одной террасе, отделенной от дома шелковым пологом. Тут у хозяйки было что-то вроде висячих садов Семирамиды. Часть растений стояла в кадках, часть свисала с перил в декоративных кашпо. И даже свой маленький фонтанчик тут имелся.

На мягкой тахте было набросано множество подушек, на которые подруги с удовольствием и повалились. Тут было прохладно, спокойно, а главное, тут их никто не видел и не смог бы выдернуть из блаженной нирваны.

– Красота!

– И не говори! Полный восторг!

Подруги затихли, приготовившись задремать. Но внезапно услышали чьи-то быстрые и торопливые шаги, которые эхом отдались по мраморным плитам пола. А затем послышался голос Наташи:

– Постой, куда ты так несешься! Я что-то не поняла, будем мы говорить девчонкам правду или нет?

– Ни в коем случае! Пока ничего не известно, молчи, словно рыба!

– Но я уже рассказала им про Балтазара!

– Что?

– Я рассказала…

– Прекрасно тебя слышу! Но как ты могла?

– А откуда я знала, что об этом нужно молчать?

– Должна была соображать! Все-таки мы с тобой не первый год знакомы.

– Знакомы! – обиделась Наташа. – Скажешь тоже! И потом, я же ничего ужасного им не сказала. Общие сведения, которые они могли почерпнуть, где угодно. Хотя бы даже в том же Интернете.

– И все?

– Все!

– Никаких подробностей?

– Нет!

– И про Георгия ничего им не сказала?

– Нет же! Ни словечка! Они про него понятия не имеют!

– Ну, тогда, получается, что ты им ничего не сказала, – повеселел Эд. – Молодец ты у меня!

– Конечно, я у тебя молодец! А тебе лишь бы меня ругать!

Наташа притворно надулась. И мужу пришлось потратить немало времени, прежде чем он вымолил у нее прощение. Но в конце концов они помирились. Наташа поцеловала мужа. И они снова двинулись вдоль по галерее, опоясывающей весь дом.

В любое время гулять по ней, любуясь морским видом, было сплошным удовольствием. От солнечных лучей сверху гуляющих закрывала черепичная крыша. А с моря дул прохладный ветерок, который не позволял тем же гуляющим даже слегка вспотеть.

– Как ты думаешь, а Петра не проболтается? Она любит поговорить.

– А хоть бы даже и так. Что с того? Мы не позволим девчонкам гулять по окрестностям без нас. А значит, и в «Барбароссу» они тоже не заглянут. Ну как? Хорошо я придумал?

– Лучше не бывает!

– Молодец я у тебя?

– Просто умник!

– Вот и чудесно. Нам бы только их продержать в доме, пока не выяснится все окончательно. А потом…

– Как ты собираешься поступить с ними потом?

– Это будет зависеть от очень многих обстоятельств. Пока не знаю.

Это была последняя фраза, которую удалось подслушать Кире с Лесей. Потом супруги удалились по галерее слишком далеко, чтобы можно было продолжить подслушивание. Но девушки и без того узнали, как они считали, достаточно.

– Как он собирается с нами поступить?

– Ты же слышала, он пока не знает.

– И что это означает?

– Что угодно это означает.

Кира досадовала потому, что сама совершенно ничего не понимала. И это ее раздражало.

– Кто такая эта Петра? – прошептала Леся, глядя на подругу.

– Судя по всему, Петра работает в «Барбароссе».

– Барбаросса? Это еще что такое? Кажется, во время Мировой войны у Гитлера был такой план. Он так и назывался «Барбаросса»!

– Барбароссой, начитанная ты моя, звали пирата, который промышлял тут же, в водах Средиземного моря. Прозвище он получил за свою рыжую бороду.

– Вспомнила! – воскликнула Леся. – А еще так звали капитана из «Пиратов Карибского моря»! Помнишь, мы раз десять смотрели этот фильм!

– Да, только там Барбаросса придуманный, действовал он в Карибском море, где арабов почти не было, и борода у него черная. А настоящий Барбаросса орудовал тут, в Средиземном море. И борода у него была рыжая.

– При чем тут борода, о которой ты мне все время толкуешь?

– Так ведь в переводе Барбаросса – это означает Рыжая Борода.

– Ах, вот оно как! Еще один пират?

– Вообще-то их было двое.

– Двое?

– Два брата. Не помню, как звали второго, а первого звали Насреддин.

– Как Ходжу Насреддина?

– Как пиратов Косса. Только они жили в другое время. А Насреддин – это весьма распространенное до недавних времен имя на Ближнем Востоке. Кроме общего имени ничего больше эти два персонажа – ходжа и пират между собой не имеют. Ходжа – это весьма верующий человек, совершивший хоть раз в своей жизни хадж – паломничество в Мекку и Медину – к святым для мусульман местам. В прежние времена, когда не было ни самолетов, ни поездов, ни даже приличных дорог, хадж был делом весьма опасным и затруднительным. Зачастую на его осуществление люди копили всю жизнь. И звание ходжи было очень уважительным.

– Но пират, должно быть, был богохульником?

– Не обязательно! – воскликнула Кира, приходя в отчаяние от некстати проснувшегося любопытства своей подруги. – Но нас с тобой это не касается! Нас вообще интересуют совсем другие пираты. Эти самые Косса.

– А при чем тут Барбаросса? Совсем ты меня запутала со своими пиратами.

– Они не мои! А нам с тобой нужно придумать, как незаметно улизнуть из этого дома и найти ту «Барбароссу», о которой говорил Эдик!

Наконец-то перед Лесей замаячила конкретная цель, и она сразу же приободрилась:

– Как ты думаешь, что это может быть такое?

– Судя по словам хозяев, это нечто вроде бара или гостиницы.

– И где нам ее искать?

– Надо спросить у местных жителей.

– У служанок в доме?

– Ни в коем случае! Они могут донести на нас хозяевам. А хозяевам как раз знать о наших планах совсем не нужно. Ты же слышала, они не намерены отпускать нас болтаться одних!

– Как же тогда быть?

– Найдем сами. Нам ведь с тобой не привыкать. И не такие вещи находили!

Единственная, кого подруги посвятили в свой план, куда им предстоит отправиться в ближайшее время, была Вероника. Девушка сначала не хотела верить, что милые и гостеприимные хозяева что-то от нее скрывают. Но объединенных усилий Киры с Лесей все же хватило на то, что Вероника пересмотрела свое отношение к этим людям. И преисполнилась самой мрачной подозрительности.

– Если они от нас скрывают какую-то Петру, это может означать только одно!

– Что же?

– Что эта Петра замешана в похищении Валика. А Касьяновы покрывают мерзавку!

– Ты говори, да не заговаривайся. Так ты дойдешь до того, что Касьяновы и Валика помогли этой Петре похитить.

– И помогли!

– А выкуп кому собираются заплатить? Самим себе? Или этой… как ее… Петре?

– Ой, я уже ничего не знаю! – помотала головой Вероника. – Это все так ужасно! И Валик пропал! И телефона у меня больше нету!

Действительно, телефон Эд девушке еще не отдал назад.

– Я должен был показать его своему другу – полицейскому, – объяснил он Веронике, когда она спросила у него про свою трубку. – А тот попросил оставить телефон у него. И я, разумеется, оставил. Потерпишь до завтрашнего дня?

– Ну, я даже не знаю… – явно не обрадовалась Вероника. – А вдруг мне кто-нибудь позвонит из дома? Родители, например?

– Ты уж определись, что для тебя важнее, звонки из России или судьба Валика.

Это прозвучало суше, чем хотел Эд. Он сам это понял и устыдился:

– Волноваться тебе не о чем, – уже куда мягче произнес он. – В случае чего, мой друг ответит на вызов по твоему телефону и поговорит с твоими родителями.

– А вот этого не надо! – испугалась Вероника. – Они понятия не имеют, где я нахожусь!

– Как же тогда быть?

– Пусть твой приятель вовсе не отвечает на звонки! – решила Вероника.

– Хорошо, хотя и жаль. Мой друг не упускает ни одной возможности попрактиковаться в русском языке.

– Твой друг знает русский язык?

– Ты себе даже не представляешь, сколько всего он знает, – загадочно закатил глаза Эд, и на этом дискуссия по поводу телефона была завершена.

Телефон остался у Эда или, верней, как он сказал, у его приятеля. А подруги остались наедине с новой проблемой. Кто такая эта Петра? И что она может знать?

Ближе к вечеру подруги начали жаловаться на усталость и страшную сонливость.

– Ничего удивительного, – приветливо улыбнулась им Наташа. – Вы долго были в пути. Организм устал и требует отдыха.

– Да еще масса новых впечатлений. На это тоже нужны силы.

– Пожалуй, я сегодня пойду спать пораньше, – зевнула Наташа. – А вы, девочки?

– Да, если вы не против.

– Почему мы должны быть против? – удивился Эд. – Конечно, отдыхайте, если устали. Завтра у нас будет суетный день. Надеюсь, мой друг сумеет определить, откуда исходил звонок похитителей.

Пожелав друг другу спокойной ночи, все разошлись по своим комнатам. Но если Эдуард и Наташа заснули быстро, то три подруги спать и не собирались. Они тихонько сидели в комнате у Киры с Лесей, дожидаясь, когда заснут хозяева.

Тетки-служанки были им не страшны. Они уходили по вечерам из дома. Так что девушки рассчитывали, что им никто не помешает осуществить задуманный план.

– Надо вернуться в ту деревушку, мимо которой мы проезжали, когда ехали в этот «Сан-Ремо». И уже там узнать, что это за «Барбаросса» такая. Подозреваю, что это может быть бар или гостиница.

– А что, если мест с таким названием в округе множество?

– Значит, мы последовательно объедем их все, но эту Петру все же найдем!

– А на чем?

– Что «на чем»?

– На чем мы их объедем? Машины-то у нас нету. А брать у хозяев без спроса как-то неловко. Да и ключей у нас нету.

Разумеется, спрашивать разрешения на машину у хозяев никому из девушек и в голову не пришло. Те обязательно начали бы спрашивать, что и куда, а то еще, чего доброго, и увязались бы вместе с подругами. Или просто помешали бы их планам.

– Нет, наших хозяев ставить в известность мы не будем.

– Значит, и машина отпадает.

– Ничего, вызовем такси.

Но и эта идея не пришлась по душе двум другим девушкам.

– Такси подъедет к дому, хозяева услышат машину, выглянут в окно и снова начнут спрашивать, куда мы собрались и зачем. Если мы хотим оставить в тайне свои поиски этой «Барбароссы» и Петры, то мы должны соблюдать осторожность.

– Тогда пойдем пешком! Чего уж проще!

Но, несмотря на кажущуюся простоту, этот план таил в себе множество подводных камней.


Выбраться из дома у подруг получилось без проблем. Они просто вылезли через окно, прошли по галерее, а потом спустились вниз. И через сад вышли наружу. Они еще раньше узнали у Наташи, что из охраны у них есть только сигнализация, да и то хозяева ее включают, только надолго покидая свой дом.

– А так места тут спокойные. До недавнего времени вообще было совсем тихо. Сейчас уже, конечно, не то. Но все равно на замки мы тут закрываемся куда реже, чем это случалось с нами в России.

Это было очень хорошо и благоприятствовало плану трех подруг. Никто из хозяев не заметил, как они покинули дом. Оказавшись на шоссе, девушки резво потрусили в сторону поселка. Первые полтора километра все шло неплохо. Прогулка под звездным южным небом вдоль берега моря была в чем-то даже приятна.

Но затем начались спуски и подъемы. И то, что утром на такси они преодолевали с радостным гиканьем, сейчас заставляло их изрядно попотеть.

– Т-с-с… Кажется, за нами кто-то едет.

Девушки обернулись и увидели свет фар.

– Точно! – обрадовалась Леся и даже подпрыгнула на месте от радости. – Едут! Останови…

Но договорить она не успела, потому что одна ее нога попала на каменистую насыпь, по которой и была проложена дорога, и Леся внезапно почувствовала, что теряет равновесие. Взмахнув руками, она громко вскрикнула и полетела куда-то вниз.

Кира с Вероникой бросились ей на помощь. В темноте их охватила паника. Они не видели, куда упала Леся, и вообразили себе, что она сверзилась в пропасть.

– Леся! – метались они по спуску. – Леська, ты где? Ты жива, Леся?

Все оказалось не так страшно, как представлялось Кире с Вероникой. Леся была жива. И даже почти не пострадала при падении с каменистой насыпи. Ей удалось затормозить, ухватившись за какой-то куст. И к тому времени, когда подруги спустились к ней, она уже успела встать и отряхнуться.

– Машина! – воскликнула она с досадой, увидев приближающихся к ней подруг.

– Что?

– Вы должны были ловить машину. А вы что?

– А мы бросились к тебе.

– Со мной все в полном порядке, – с раздражением отозвалась Леся. – Только коленка ободрана. А вот машина уехала. На чем мы теперь доберемся в Сан-Ремо?

– Ну, другая проедет.

– Тихо! Кажется, я слышу голоса.

Девушки замолчали. И действительно, в темноте до них донесся голос Наташи, который отчетливо произнес:

– А я тебе говорю, что я их видела на дороге как раз в этом месте!

– Сейчас тут никого нету.

– Они тут были!

– И куда делись?

– Не знаю! Эд, но ты ведь видел, дома их тоже нету!

– Да, нету.

– Они куда-то отправились. О, милый, я так волнуюсь за них!

– Ничего, мы их найдем. Дорога тут только одна. Они либо пошли к этим дурням в Сан-Ремо, либо… Нет, туда им лучше не ходить.

– Вот именно, – с нажимом произнесла Наташа. – Особенно ночью и особенно одним.

На этом их разговор прервался. Затем хлопнули дверцы. И раздался звук удаляющейся машины. Переглянувшись между собой, три подруги начали карабкаться наверх. Теперь они точно не отступились бы от своих планов. Раз их не хотят пускать к «дурням» в Сан-Ремо, то им обязательно надо туда пойти.

И совсем уж интересно, что находится в противоположной стороне? Если супруги Касьяновы так не хотят, чтобы их гостьи туда ходили, значит, там точно находится нечто запретное и ужасающе притягательное.

Глава 6

Наташа с мужем уже давно уехали, а девушки все еще не решались высунуться на дорогу. Им казалось, что хозяева подкарауливают их где-то поблизости. Но в конце концов им надоело бояться, и они, помогая друг другу, выбрались на ровную поверхность шоссе и зашагали дальше.

– Нас уже ищут, – озабоченно произнесла Кира.

– Быстро же они спохватились!

– И не говори! И как смекнули, что нас нету дома?

– Вроде бы мы ушли тихо.

– И хозяева уже спали.

Но, видимо, девушки все же где-то допустили прокол. Их хозяева почему-то насторожились и бросились искать своих гостий.

– Интересно, а о чем они говорили? Куда мы не должны ходить? Что за опасность нам может грозить в другой стороне?

Но Кира считала, что это сейчас неважно. С этим вопросом можно разобраться и завтра при свете дня.

– А сейчас нам надо идти в деревушку.

– Но туда же поехали и Эд с Наташей! Вдруг мы с ними столкнемся?

– Ну и плевать! На людях они нам ничего не сделают!

Расхрабрившись, подруги снова двинулись в путь. И уже через десять минут рядом с ними остановился небольшой грузовичок, который вез клетки с курицами. Подруги отлично устроились рядом с мирно дремлющими птичками. И очень скоро оказались в деревушке.

По дороге Леся, сидящая в кабине грузовичка, попыталась разговориться с водителем. Для переговоров она использовала все тот же итальянский разговорник – единственный способ общения подруг с внешним миром в этой стране.

Водитель – деревенский мужик в ответ на ее попытки расспросить его про «Барбароссу» и Петру лишь таращил на Лесю свои огромные черные глазищи. Затем его внезапно прорвало целым фонтаном слов, из которых Леся не поняла ни единого. Но жесты ее собеседника были куда понятнее. Он морщил лицо, словно увидел что-то страшное или необычайно странное, и при этом тыкал куда-то себе за спину.

– Там? – переспрашивала у него Леся. – Ты уверен?

В ответ водитель утвердительно тряс головой и снова что-то говорил. Ах, как жаль, что ничегошеньки Леся из его слов не понимала! Кажется, сейчас она готова была отдать за знание итальянского половину своей жизни. Ну, или четверть. А если серьезно, то пару месяцев совершенно точно согласилась бы отдать. Например, те, которые выпали на неудачные свидания или звонки впустую, совершенно точно бы согласилась.

Но все же Леся смекнула, было нечто, оставшееся за домом Касьяновых, что вызывало у местных жителей не только тревогу, но и возмущение. Что там находится такое, Леся решила узнать поподробнее потом. А сейчас они очутились на центральной площади неизвестной им деревушки. Это точно был не Сан-Ремо.

– Кажется, мы ее тоже проезжали, – произнесла Кира. – Вот это дерево я помню.

– Да. Но это не то, что нам нужно.

Кира повернулась к подбросившему их водителю со словами:

– Куда ты нас завез?!

Но с удивлением и досадой обнаружила, что того и след простыл вместе с его грузовичком и курочками. С некоторыми курочками подруги даже успели подружиться. У них было на это время. И теперь они понимали, если бы не дружба с курочками, отвлекшая их от дороги, они бы уже давно поняли, что едут слишком долго.

– Точно, мы тут проезжали сегодня утром, – подбодрила приунывших подруг Леся. – Ничего, разберемся!

Собственно говоря, днем тут было малолюдно и сонно. Но под вечер местные жители выбрались из своих домов.

Некоторые просто прогуливались вдоль дороги, но большинство вынесло из домов стулья, кресла, скамеечки и даже столики и удобно устроились за ними, попивая кофе, винцо или даже чего покрепче. В большинстве своем это были пожилые люди. И обращаться к ним подруги не стали.

Молодежь группировалась отдельно под огромным раскидистым деревом, которое так хорошо запомнила Кира и остальные девушки. В свою очередь, это дерево ограждала невысокая кованая решетка, густо облепленная подростками и ребятами постарше.

Вот к ним и направились сейчас подруги.

– Будем надеяться, что они говорят хотя бы по-английски.

Говорить ребята говорили, но вот насчет того, чтобы сносно… М-да… Понять их было несколько затруднительно, потому что итальянский акцент южной провинции – это что-то.

– Я ничего не понимаю, – в отчаянии прошептала Кира уже через несколько минут общения.

– Как и они тебя, – заметила Леся. – Может быть, отступиться?

Кира помотала головой. Сдаваться она не собиралась и продолжила терзать местную молодежь своими вопросами:

– Барбаросса! – твердила Кира. – Где это? Это тут? Близко? Где?

Ребята гомонили, указывая каждый в свою сторону. Но внезапно за спинами окончательно растерявшихся девушек раздался знакомый голос:

– Опять нужен штопор? Новые проблемы?

Кира обернулась на голос и просияла:

– Метью!

– Хуан! Педро! – бросилась к двум другим ребятам Леся.

Одна лишь Вероника не сдвинулась с места, лишь сверля подошедшую компанию испанцев настороженным взглядом.

– Вы тут откуда взялись? – спросила она у них. – Помнится, вчера вы говорили, что держите путь на Сицилию?

– А мы туда и едем. Просто задержались немного. Места тут замечательные. Гроты, подводные пещеры.

– А зачем вам пещеры? – еще больше насторожилась Вероника, с некоторых пор не испытывающая доверия к людям, интересующимся пещерами. – Да еще подводные?

– А разве мы не говорили, что увлекаемся плаваньем на больших глубинах?

Вероника потрясла головой.

– Нет, не говорили.

– Ну так, а между тем, это так и есть.

– И что? – не унималась Вероника. – У вас и снаряжение есть?

– Конечно.

– И где оно?

Педро бросил на нее несколько удивленный взгляд и ответил:

– В машине. Где же еще?

– А где ваша машина?

– За углом!

Вероника не нашла больше причины, чтобы прицепиться к парню, и угрюмо замолчала. Кира же подобралась к ней и спросила:

– Что с тобой? Чего ты взъелась на бедного Педро? Тебе завидно, что у Леськи сразу два кавалера, а у тебя ни одного?

От такого предположения Вероника даже задохнулась.

– У меня? У меня ни одного? Да у меня Валик есть! Вот так вот! А мой Валик стоит десяти таких Педро!

– Ну, не обижайся. Мне просто показалось, что парень к тебе всей душой, а ты словно специально колючки выставляешь.

– Просто мне не нравится эта испанская кавалькада. Что они тут забыли?

– Они же уже объяснили, – пожала плечами Кира. – Они путешествуют.

– А почему они утром от нас удрали?

– Они не удирали. Они забыли, в каком мы номере остановились. Хотели зайти и попрощаться, но случайно вошли не туда. Попали в чужой номер. На них там ужасно наорали. И они были вынуждены ретироваться. Простая случайность!

– Да? Что-то не слышала я утром никакого скандала в гостинице.

В ответ Кира от души посоветовала подруге не быть такой занудой и вернулась к своему милому Метью, тем более что парень завел очень интересный разговор.

– Я слышал, вы интересовались Барбароссой? – произнес он.

– О да! – воскликнула Кира. – Ты знаешь, где это?

– Вообще-то этим именем по всему побережью Средиземного моря названо множество туристических местечек. Людям нравится думать, что они идут по следам знаменитого пирата.

– А тут?

– В этой деревушке?

– Да!

– Тут лично я знаю лишь один бар. Он так и называется «Барбаросса». Хозяйка там сущая очаровашка. Зовут ее Петра, у нее итальянское гражданство, но по виду она типичная скандинавка. Высокая, белобрысая и тощая.

Все! Счастью Киры не было предела. Она нашла свою «Барбароссу» и Петру тоже. Ну надо же случиться такому совпадению, что именно Метью оказался тем, кто мог проводить Киру к этому месту.

– Ты мой талисман! – обрадовалась Кира. – Моя счастливая звезда!

– Я?

– Веди меня к ней! Немедленно!

– Но уже поздно. Наверное, бар закрыт.

– С чего бы это?

– Идти туда довольно долго.

– Тут вся главная улица деревни – три дома!

– Семь.

– Все равно.

– Это в другом конце. На окраине.

– Не важно! Веди нас туда! И все тут!

– Лучше поехать на машине, – уже смирившись с неизбежным, произнес Метью. – Ты поедешь одна или с подругами?

Разумеется, Кира сказала, что поедет только вместе с подругами. Друзья Метью тоже захотели поехать с ним. И всем пришлось загрузиться в машину ребят. В распоряжении испанцев был старенький «Фольксваген», в котором они и путешествовали вместе со своими вещами и обмундированием для подводного плаванья.

Несмотря на то, что «Фольксваген» был надежной рабочей лошадкой, он протестующее взвыл, когда в него загрузилась вся компания, включая трех подруг.

– Ничего, ничего! – похлопал машину по рулю Метью. – Ты у нас крепкий старикан. Выдержишь!

И «Фольксваген» действительно выдержал. Он мужественно протащил всю компанию еще пару километров вдоль моря, пока не остановился возле ярко освещенной бензоколонки.

– Вот тут и обитает прекрасная Петра, – ухмыльнулся Метью, за что и получил от Киры ощутимый тычок.

– Эй, ты чего дерешься?

– Не смей при мне делать другим женщинам комплименты.

– А иначе что?

– Поколочу, – совершенно серьезно ответила ему Кира. – А потом смертельно обижусь.

– Но что я могу поделать, здешнюю хозяйку именно так все и называют – Прекрасная Петра.

– Вот! – разозлилась Кира. – Опять! Ну все! Я тебя предупреждала!

И с этими словами она вылетела из фургончика, нарочно громко хлопнув дверью. Пусть Метью получит за свои слова! Раз он ей сделал больно, то и она не останется у него в долгу! Пусть получает и он сам, и его машина!

Но, влетев в бар, разгневанная Кира вынуждена была замереть. Шагнувшая ей навстречу из полутьмы женщина была действительно сказочно прекрасна. Без преувеличения прекрасна. У нее было все и еще немножко! У нее был высокий рост, прекрасная фигура и целое пышное облако белоснежных волос, рассыпавшихся по плечам.

Лицо у нее было пропорциональное и гармоничное. Глаза огромные и чудесно голубые. Носик правильной формы. И пухлые губы, которые соблазнительно улыбались. Собственно говоря, ей тут было совсем не место. Она была словно из другого мира – куда более прекрасного, гармоничного и, безусловно, гораздо более романтичного.

А вот маячившие за спиной Петры физиономии похвастаться особой красотой не могли. Да и сам бар, вполне соответствуя своему названию, вполне смахивал на пиратское гнездышко. Тут было накурено и грязно, на полу валялись какие-то обрывки и огрызки. А вдоль стен были развешены настоящие рыболовецкие сети, кривые ятаганы и ружья.

Кира очень надеялась, что последние – это муляжи, потому что рожи посетителей бара Петры не внушали ей никакого доверия. Такие схватят пистолет или ружье со стены и бабахнут тебе в голову, не задумываясь!

– Привет, – приветливо произнесла Петра, взмахивая своими чудесными ресницами. – Я всегда рада посетителям. Заходите.

Но тут она увидела шагнувшую через порог Веронику, и глаза ее расширились:

– Какими судьбами! – воскликнула она по-русски, но с едва уловимым акцентом. – Это в самом деле ты?

Вероника вошла и застыла в недоумении. Да и Кира с Лесей притихли. Чудно было услышать в чужой стране родную речь. Да еще в таком месте. И в такое время.

– Мы знакомы? – первой нашлась что спросить Вероника. – Ты – русская? Ты нас знаешь?

Но Петра в ответ лишь засмеялась:

– Нет, нет и еще раз нет! – весело воскликнула она. – Мы не знакомы. Я не русская. И я вас совсем не знаю! То есть, вот ее знаю, а вас нет!

Длинный палец белобрысой бестии ткнул Веронику почти в самую грудь, заставив девушку отшатнуться назад. Это вызвало новый приступ веселья у Петры, которая громко расхохоталась.

– Не бойся меня! Я не сделаю тебе ничего дурного! Ты мой друг!

Теперь в голосе Петры уже стал совершенно отчетливо слышен какой-то акцент. Да она и сама подтвердила догадку подруг:

– Я не русская, нет. Но я хорошо знаю ваш язык. И свободно разговариваю на нем! Долгое время жила с одним русским парнем, он меня и научил вашему языку. Сама-то я полька, хотя выросла в Италии. Мои родители были настоящими итальянцами.

Полька, у которой родители итальянцы, – это было весьма оригинально. И подруги с интересом принялись ждать, что еще им расскажет эта девица. А Петра болтала, не затыкаясь. Создавалось впечатление, что внутри нее имеется мощный моторчик, бесперебойно работающий и вырабатывающий слишком много для одной худенькой Петры энергии. Поэтому и приходилось Петре избавляться от нее, непрестанно двигаясь и разговаривая.

Усадив подруг за столик, она только на мгновение присела рядом с ними, чтобы в ту же секунду вновь вскочить на ноги и устремиться за угощением для своих гостей. Несмотря на протесты подруг, на столе появилась большая бутылка вина и тарелка с дыней и домашним сыром, нарезанным мелкими кусочками.

– Выпивка за счет заведения! И не вздумайте отказываться. Вы что, хотите меня обидеть?!

Нет, разумеется, подруги хотели этого меньше всего на свете. Петра должна была рассказать им слишком много важных вещей, чтобы они хотели ее обидеть. Поэтому они покорно выпили по глотку вина, которое, кстати говоря, было совсем даже не плохим.

Однако поговорить с Петрой оказалось не так-то просто. Она непрестанно двигалась по своему бару, то разнося напитки, то копошась где-то за стойкой, а то и просто убирая грязную посуду со столов. И хотя народу в баре было много, каким-то чудом Петре удавалось обслуживать всех.

– Разве у тебя нет помощника?

– Помощника?! А с чего я буду ему платить? – весело откликнулась Петра. – И потом, так много народу бывает далеко не каждый вечер. Подождите минуточку, сейчас я освобожусь немного и подойду к вам!

Но ждать этой минуточки пришлось почти полчаса. Затем Петра наконец снова подсела к подругам.

– Ну, как дела? – спросила она у них. – Не скучаете?

– Нет, но уже хотели бы поговорить с тобой насчет Валика.

– Валик! О! Отличный парень! – с энтузиазмом откликнулась Петра и, повернувшись к Веронике, произнесла: – Тебе очень повезло, дорогая.

Вероника, как раз размышляющая о том, кто же все-таки похитил ее Валика, буквально разинула рот от изумления.

– Повезло? Мне? В чем?

И прежде, чем она успела задать Петре вопрос про Валика, та спросила у нее сама:

– Кстати, а где сам Валик? Он сегодня придет?

– Валик?

– Да.

– Его нету, – удрученно покачала головой Вероника.

Петра проницательно взглянула на нее, потом на подруг, а потом спросила:

– Исчез? И вы не знаете, куда он делся?

– Не знаем. Это мы как раз хотели спросить у тебя.

– У меня?! – захохотала Петра. – Почему у меня-то?

И не дожидаясь ответа на свой вопрос, она воскликнула:

– Кстати, не один Валик исчез!

– А кто еще?

– Вы! – весело отозвалась Петра. – Вас тут тоже искали!

– Кто?

– А вот они!

И Петра мотнула головой в сторону входной двери. Подруги повернули головы в ту сторону, и сердца у них замерли. Там стояли супруги Касьяновы, глядя на них с непередаваемым выражением. Три подруги затруднялись сказать, его в их взглядах было больше – отчаяния, радости или недоумения.

Но как бы то ни было, Эд с Наташей тут же бросились к подругам и принялись их душить в своих объятиях:

– Как хорошо, что мы вас нашли!

– А мы так испугались!

– Бегаем, вас ищем!

– А вы тут сидите, красавицы наши!

И, лишь немного отдышавшись, супруги приступили к обстоятельному допросу:

– Что вас сюда понесло?

– Зачем вы удрали из нашего дома?

– Мы чуть с ума не сошли от беспокойства, когда увидели, что вас нет в ваших комнатах, а кровати стоят неразобранные.

– Вы зачем ушли?

– Прогуляться захотели?

– Так надо было сказать нам! Мы бы вас прокатили куда угодно!

– А то смотрим, а невеста-то нашего Валика пропала.

– Как и он сам!

Наконец супруги выдохлись и замолчали, вопросительно глядя на подруг. Мол, гулены вы этакие! Сколько нервов нам потрепали.

– Да, да, – закивали головами все три девушки. – Именно так, захотели прогуляться.

– А нам почему не сказали?

– Думали, что вы уже спите. Не хотели тревожить.

Ну, не говорить же любезным хозяевам, что подруги нарочно выждали время, чтобы удрать из дома? И что они собирались провернуть свою экспедицию в тайне от Эда и Наташи?

– А вы чего так переполошились? – спросила, в свою очередь, у супругов Кира. – Сами же говорили, что места тут очень спокойные.

– Так-то оно так, но не совсем, – с сомнением произнес Эд. – Кое-что иногда все же случается.

– И что же?

– Валика, например, похитили, – понизив голос, произнес Эд.

Что же, с этим трудно было спорить.

– А что вас занесло в это место? – брезгливо оглядываясь по сторонам, спросила Наташа. – Этот бар имеет не самую хорошую репутацию.

– Да? А нам показалось, что тут очень мило. Мы приехали сюда с нашими новыми друзьями.

И Кира кивнула в сторону испанцев, которые, притихнув, наблюдали за этой сценой. Но теперь ребята снова оживились, познакомились с Касьяновыми и даже выставили по такому случаю выпивку. Ее принесла Петра, которая улучила момент и тихонько шепнула на ухо Кире:

– Приходите ко мне завтра часикам к десяти утра. Буду вас ждать. Тогда и поговорим спокойно! У меня есть, что вам сказать насчет ваших друзей! И хочу вас сразу же предостеречь, с ними все далеко не так просто, как вам, может быть, показалось.

Сказав это, она отошла от их столика, многозначительно кивнув подругам на прощание. А у Киры ее слова поселили в душе тревогу и… Да и что там скрывать, и недоверие к супругам, приютившим их у себя. Что с ними не так? О чем говорила эта Петра? На что или кого она намекала конкретно? Или Кира себе все это только вообразила?

Но так как сегодня все равно было уже слишком поздно, подруги вернулись обратно вместе с Касьяновыми, которые всю дорогу талдычили одно и то же – Италия только на первый взгляд может показаться страной спокойной и благополучной, но на самом деле тут есть свои проблемы и своя преступность.

Эко удивили! Кто не слышал про сицилийского спрута и сицилийскую же мафию. А ведь Сицилия вот она, рукой подать через пролив. И как знать, возможно, мафия и похитила бедного Валика?

– Это ведь только говорится, что с сицилийскими крестными отцами покончено, – говорил Эд. – На самом деле ничего еще до конца не кончено. И хотя спрут обезглавлен и на время притих, это еще далеко не конец, говорю я вам, еще далеко не конец.

Подруги это понимали и сами. И теперь притихли, слушая слова Эда. Сейчас он казался таким взволнованным, что подругам даже стало приятно, что о них так волнуется посторонний им в общем-то человек. Но потом они снова вспомнили слова – предостережения Петры, и тревога вновь прочно поселилась в их душах.

Ох, как же нелегко жить под кровом людей, которым не доверяешь всецело. Никогда не известно, встретишь ли ты следующее утро так, как и намеревался. Или не встретишь его вовсе.


Но следующее утро подруги встретили вполне благополучно. Напрасно они тряслись от страха. За ночь никто их не зарезал, не поджег и не обокрал. Когда Кира открыла глаза, в окно лились потоки ярких солнечных лучей. И, несмотря на свои вчерашние тревоги, Кира вскочила на ноги, широко улыбаясь.

– Подъем, подъем! – запела она, сдергивая с Леси тонкое покрывало. – Нас ждут великие дела!

Но Леся, в отличие от подруги, вовсе не торопилась вставать.

– Ну, какие дела в такую рань? – проворчала она, снова натягивая покрывало на себя. – Что ты выдумываешь? Отстань!

Кира предприняла еще две неудачные попытки добудиться подругу. Но в ответ слышала лишь все то же:

– Дай поспать! Не встану!

Поняв, что ее усилия бесполезны и Леся составить ей компанию не намерена, Кира оставила подругу в покое. Она одна вышла из комнаты. Кира планировала прогуляться к морю. И возможно, если вода не будет слишком уж холодной, даже искупаться в нем.

Вероники в ее комнате тоже не оказалось. Она принимала душ. Оттуда слышался ее голос, что-то напевающий. Странное поведение для невесты, чей жених похищен бандитами. Но, с другой стороны, если предаваться скорби все двадцать четыре часа в сутки, так и умом тронуться недолго.

Оставив поющую Веронику в ванне, Кира задумалась, кто же составит ей компанию в ее прогулке к морю. К хозяевам Кира не решилась сунуться. Все же супружеская спальня – это территория, куда посторонним лучше не заходить без крайней надобности.

– Прогуляюсь и одна! – решила Кира. – Ничего со мной не случится!

Солнечное утро развеяло мрачные мысли девушки. И, совершенно забыв про вчерашние предостережения Эда, она толкнула калитку и двинулась к морю.

– То говорят, что тут так спокойно, что они даже двери не закрывают, то мафией пугают, – ворчала девушка себе под нос. – Уж надо бы им как-то определиться, опасно у них тут или вполне безопасно! Ничего, я сейчас быстренько искупнусь и вернусь обратно!

Дорожка к морю змеилась среди скал. Сейчас она шла на спуск, но обратно придется подниматься. И Кира не могла об этом не задуматься. К тому же до моря оказалось несколько дальше, чем она предполагала. Дорожка шла не напрямик, а извивалась и петляла, как ей хотелось.

Да и был еще один минус в этой пешей прогулке, предпринятой Кирой, и вот какой. Это с террасы и из окон дома было видно море, а стоило Кире очутиться среди скал, как море скрылось у нее из виду. И теперь девушка шла, ориентируясь исключительно на звуки, а еще больше на свои чувства.

Сначала они твердили ей, что она идет совершенно правильно. Но чувства – вещь коварная и склонная к переменам. И по мере того как время шло, а море все не показывалось, чувства стали нашептывать Кире, что, похоже, она заблудилась. И теперь вместо моря придет, куда ей совсем не нужно.

Так оно вскоре и оказалось. За очередным громадным камнем, который пришлось обогнуть девушке, она увидела не море, а живописную зеленую полянку, на которой росло несколько больших деревьев. И что самое удивительное, под этими деревьями примостился крохотный домик. Даже не домик, а так – сарайчик, сараюшка. Вряд ли в нем кто-то бы поселился по собственной охоте.

Домик был плохонький. Когда-то его наспех сколотили из старых досок, фанеры и даже остатков рекламных щитов. Крыша была цельная из одного сплошного листа железа, видимо, снятого с какого-то уличного навеса и выкинутого вследствие старости и ржавчины.

И этот сарайчик казался куда более уместным где-нибудь в бедном российском садоводстве, где люди привыкли подбирать все, что плохо лежит и еще хоть как-то может сгодиться в хозяйстве, а не тут, в капиталистической стране.

Но, похоже, и в Италии имелись такие люди. И то, что в этой богатой стране одним людям казалось негодным, другим очень даже пригодилось. И все же домик явно выбивался из общего ландшафта. Кире казалось, что Италия давно ушла из тех времен, когда часть ее жителей ютилась в таких вот лачугах. И потому еще более удивительным, чем сам этот убогий домик, было то, что жилище это оказалось обитаемым.

В окне были повешены белые полотняные занавесочки, которые сейчас вовсю трепал поднявшийся ветер. А на всю округу из того же окна распространялся ароматный запах свежего кофе. Кире тут же захотелось этого кофе.

Поколебавшись ровно минуту, Кира направилась к домишке. Кто бы ни жил тут, он не может оказаться совсем уж плохим человеком, раз варит такой замечательный кофе.

Глава 7

Однако подходя к хижине, Кира невольно замедлила шаги. Похоже, сейчас у хозяина были гости. Во всяком случае, из домика раздавалось сразу два голоса. Оба были мужские. И оба говорили по-русски!

– Ничего не знаю, Михась! – произнес незнакомый Кире голос. – Что ты еще придумал такое? К чему эти новшества? Ведь все же у нас было продумано до мелочей.

– Нет, надо нам менять план. Ситуация изменилась!

Второй голос показался Кире смутно знакомым, но она никак не могла понять, где она его слышала.

– Зачем, можешь ты мне это объяснить?

В голосе первого слышалось откровенное раздражение и даже неприязнь.

– Затем, что я так хочу. Это был мой план сначала и до самого конца. И теперь я его меняю. Ясно тебе? Еще вопросы будут?

– Вопросов много. И не думай, что я не понимаю, к чему ты все это говоришь. Ты просто не доверяешь мне! Эта белобрысая сука наплела тебе вчера с три короба про меня!

– Михась, я тебе верю. Иначе бы я не обратился за помощью к тебе. Но прошу, никогда не отзывайся о Петре в таких выражениях.

– Это еще почему? Потому что ты спишь с этой шалавой? Да ты хоть знаешь, кто она такая? Знаешь?

– Знаю, Михась. Очень хорошо знаю. И прошу тебя еще раз, не говори о ней в таком тоне.

– А мне по… о чем ты меня просишь, пошел на…!

И голос грубо выругался два раза подряд. Первый голос в ответ даже зазвенел от злости.

– Михась, заткнись! Или иначе…

– А иначе что? Что ты сделаешь? – издевательски поинтересовался грубый Михась.

– Я найду, что сделать. И уж совершенно точно, что нашему с тобой сотрудничеству придет конец! Понял?

– Да, теперь мне все ясно! – продолжал тот же грубый голос, тоже вибрирующий теперь от злости. – Ты уже давно задумал меня кинуть. И все эти твои изменения планов направлены лишь на одну цель – выкинуть меня из операции! Лишить денег! Правильно мне говорили умные люди, ты – типичный кидала!

– Михась, ты пьян! Иди и проспись. Потом поговорим!

– А я хочу сейчас! Слышишь? Сейчас!

– Пошел вон, дурак!

– Ах, вон ты как заговорил!

– И это еще я тебе мало сказал! Если хочешь знать, то мне известно о твоих махинациях!

– Каких еще махинациях?

Второй голос был сейчас явно растерян.

– О тех махинациях, которые ты проворачиваешь за моей спиной!

На какое-то время возникла тишина. И Кира с интересом прислушивалась, что же скажет в ответ таинственный Михась? Тот молчал. Затем в окне мелькнуло два мужских силуэта. И в голове у Киры появился еще один вопрос. Интересно, а почему второй силуэт кажется Кире таким знакомым? Где она могла его видеть раньше? И вроде бы это было совсем недавно. Но вот где именно и когда?

Между тем в домике разговор возобновился вновь. Грубый голос заговорил снова. И снова был настроен на ссору.

– Ну, так я тебе скажу одну вещь… Михась еще никому не давал спуску! И будь это какой угодно папенькин сынок, нажившийся на том, что кокнул собственных родичей… Да и папаша твой был вор! Я это точно знаю, потому что знавал его еще в прежние времена! Ворюга был твой папаша! Ворюга и кидала! Как и ты сам!

– Ну все! – внезапно воскликнул второй голос решительно. – Когда ты болтал гадости про меня или Петру, я еще мог тебе это простить. Но ты задел доброе имя моих покойных родителей, а это я никому не прощаю. Ты меня разозлил! Пеняй на себя!

Михась попытался что-то возразить, но его слова потонули в шуме схватки. Кажется, собеседник Михася кинулся на него и принялся душить. Судя по доносящимся из хибары звукам, борьба велась не на жизнь, а на смерть. Кира сходила с ума от любопытства и от страха.

Сунуться туда или повременить? Внезапно сами обстоятельства заставили Киру принять правильное решение. И случилось это в тот момент, когда из окошка домика вылетел чайник. Да не пластмассовый электрический, а старый добрый железный чайник, очень тяжелый, надо сказать. Расплескивая вокруг себя черные брызги и распространяя стойкий аромат кофе, чайник просвистел над головой у Киры и скрылся в кустах.

Ойкнув, Кира быстро присела на корточки. И как оказалось, очень вовремя, потому что следом за чайником из домика полетели и другие предметы – обломок кирпича, деревянная чурка, а напоследок и левый мужской ботинок сорок шестого размера, который тяжело шлепнулся совсем рядом с Кирой.

Ботинок еще в свободном падении вонял так, что девушка сообразила, к ней приближается нечто страшное. А потом и вовсе ей пришлось зажать себе нос, а потом прутиком отодвинуть ботинок подальше в заросли травы.

Последним из домика вылетело окно вместе с тем самым Михасем, который еще в полете грубо ругался. Но, соприкоснувшись с твердой поверхностью земли, он устроился на полянке, тихий и скромный. Драться он больше не желал. И вообще, настроен был миролюбиво и по-философски. А еще минуту спустя всю округу огласил его мощный храп. Удар о землю вырубил Михася, совершенно лишив того агрессивности.

Кира осторожно повернулась и потрусила обратно к знакомой ей дорожке среди скал. Расспрашивать о том, как пройти к морю, у обитателей странной лачуги она передумала. Да если разобраться, и купаться ей тоже что-то расхотелось. По небу побежали невесть откуда взявшиеся тучки. Поднявшийся было рано утром легкий ветерок теперь еще больше усилился. И погода была совсем, совсем неподходящая для морского купания.

Обратно к вилле Касьяновых Кира добралась как раз к тому моменту, когда все остальные обитатели поднялись с кроватей, привели себя в порядок и устроились в столовой, где их уже ждал накрытый одной из служанок стол с завтраком.

– А тебя, красавица, где носит? – насмешливо поинтересовался у Киры хозяин дома, когда девушка вошла в комнату. – Мы уже хотели объявлять тревогу. Ты где была?

– Гуляла.

– Гуляла?

Брови Эда сурово сдвинулись к переносице.

– Мне казалось, мы еще вчера вечером все подробно обсудили, – произнес он недовольным тоном. – И в частности опасность таких вот прогулок. Разве не так?

– И вы были совершенно правы! – с жаром воскликнула Кира, накладывая себе на тарелку целую гору ветчины с омлетом. – У вас тут такое творится! Такое! Никогда бы не подумала!

После пережитого приключения и утренней прогулки у нее разыгрался зверский аппетит. И она была готова сейчас, что называется, слона умять. Чем она и занялась, не замечая обеспокоенных взглядов, которыми обменялись хозяева дома. Да и Леся с Вероникой перестали жевать и подняли глаза на Киру.

– Что ты имеешь в виду?

– А? Что?

– Что тут творится?

– Драки и мордобития! – воинственно взмахнула рукой Кира, из-за чего кусок ветчины, нанизанный на вилку, сорвался с нее и полетел куда-то в угол.

Но никто даже не обратил внимания на его полет. Все были слишком поглощены новостью, которую преподнесла им Кира.

– Кто и кого побил?

– Не знаю, как звали второго хулигана, но первого звали Михась.

Наташа побледнела и стиснула руками край скатерти с таким видом, словно собиралась сдернуть ее со стола совсем. Похоже, она знала, о ком идет речь. Но возбужденная Кира не обратила внимания на поведение хозяев и взволнованно продолжала говорить:

– Жуткий тип, скажу я вам! Но тот, второй, должно быть, еще хлеще! Правда, я видела его лишь мельком, но он силен! Потому что он буквально нокаутировал этого Михася! А Михась далеко не хиляк, скажу я вам. Очень здоровенный парень. И агрессивный!

– Кира, – странным напряженным голосом произнес Эд, – ты… ты была сегодня в сторожке?

– Не знаю, что вы там называете сторожкой. Но если вы имеете в виду ту жалкую лачугу из старых досок, то да, я там была.

– И… И познакомилась с ее хозяином?

– Ну, до знакомства дело у нас не дошло. Когда Михась выпал из дома и оказался рядом со мной, то он был в таком состоянии, когда уже не до приятных знакомств. Тот, второй, его просто нокаутировал!

– Второй…? Значит… Значит, второго ты не видела?

– Нет. Вернее, мельком. Наверное, он потом все же вышел из лачуги, чтобы убедиться, что Михась живой, но я не стала этого дожидаться. С меня приключений на сегодняшнее утро и так хватило с лихвой!

Произнося эту фразу, Кира не поднимала глаз от тарелки. И потому не увидела, как решительно поднялся со своего места Эд. После секундной заминки его жена последовала за ним. Кира заметила их уже в тот момент, когда мужчина подходил к дверям.

– Куда это вы? – удивилась Кира. – Я ведь еще не все рассказала.

– Мы должны идти! Разберемся на месте!

– Идти?! – обалдела Кира. – Куда? К этим драчунам?

– Да, именно к ним. Мы должны выяснить, что там произошло. И… И не нужна ли там наша помощь, – поколебавшись, все же добавил Эд.

– Можете не беспокоиться, там уже разобрались без вас.

Кире очень не хотелось снова тащиться и петлять через скалы. К тому же буйный Михась и его еще более буйный приятель произвели на девушку крайне неприятное впечатление. Но Эд уперся так, что его было не остановить.

– Погоди, я тоже пойду с тобой! – воскликнула Наташа, бросаясь вдогонку за мужем.

– И мы! – повскакивали со своих мест девушки. – И мы тоже!

– Вам лучше остаться дома, – покачал головой Эд. – Там может быть небезопасно.

Разумеется, после этих его слов все захотели идти еще сильнее. И пошли, сколько Эд ни упрашивал свой женский батальон остаться дома.

Пошли. Оказалось, что до лачуги, где случилась драка, был другой путь, нежели тот, которым воспользовалась Кира. Вторая дорога была гораздо короче первой. И уже через десять минут Эд указал рукой на знакомый Кире домик.

– Вот мы и пришли. Ты была именно тут?

– Ага.

– Впрочем, мог бы и не спрашивать. Другого такого жилья нету на много километров.

Во второй раз лачужка показалась Кире вполне пригодной для жизни. Подумаешь, стены немножко тонкие и крыша дырявая! Но ведь в Италии почти круглый год лето. А летом монументальное сооружение и не нужно. Ого! Тут и огородик имелся. Возможно, что и электричество было, несмотря на то, что вылетевший из окна чайник был простым железным.

Но если сама лачужка имелась в наличии, то пьяного и побитого Михася на полянке уже не было.

– Вот видите! – обрадовалась Кира. – Он очухался и ушел! С ним все в порядке. Пойдемте отсюда!

Почему-то ее теперь неприятно пугал этот домишко. Что-то возле него неуловимо изменилось. И Кира напрасно ломала голову, пытаясь понять, что происходит. Вроде бы что-то прибавилось. Или, наоборот, было? И еще это странное безмолвие вокруг. Хоть бы уж птицы зачирикали. Где они все? Куда попрятались? Почему не поют?

– Страшно, – внезапно пробормотала стоящая рядом с ней Леся.

– Ага, – тут же машинально согласилась Кира.

Хотя, если разобраться, чего ей было бояться? И все же какое-то нехорошее чувство прочно поселилось в груди у Киры.

– Какая тут тишина, – вдруг произнесла рядом с ней Леся, и Кира снова вздрогнула от того, что мысли подруги так прочно подтвердили ее собственные.

– Ага. И мухи.

– Мухи?

– Жужжат.

– И еще пахнет чем-то… Чувствуешь?

Кира утвердительно кивнула. Запах действительно чувствовался. Едва уловимый, тем не менее он был очень неприятным и каким-то сладковато-приторным.

– Нехорошо как-то пахнет, – произнесла Наташа. – И тишина какая-то нехорошая. Птиц не слышно.

Господи, ну что они все прицепились к этим птицам? И вообще, откуда в этих скалах взяться птицам? Хотя сам домик стоял в обрамлении нескольких деревьев. И наверное, в их кронах находили себе пристанище множество пернатых. Да, и в первый визит несмотря на вопли из хижины, Кира слышала над головой какое-то щебетание. Значит, птицы были! Но сейчас они то ли разлетелись, то ли попрятались, напуганные случившимся на полянке.

– Только мухи жужжат, – еще тише произнесла Наташа и затравленно взглянула на мужа.

Но Эд на ее взгляд не ответил.

– Стойте тут! – приказал он женщинам. – Ни шагу с этого места!

С этими словами он быстро двинулся к дому. И, открыв хлипкую дверку, которая даже не была заперта, вошел внутрь.

– Эй! – раздался его голос. – Ты как там?

Но затем Эд издал странный звук, словно его кто-то сильно ударил под дых.

– Что там случилось? – встрепенулась Наташа. – Эд! Что у тебя! Ты в порядке?

Она тоже побежала к дверям, но муж уже выходил из дома. Он поймал жену у входа и не дал ей войти внутрь дома.

– Стой и не двигайся, – произнес он.

– А ты?

– Я? А мне, пожалуй, надо присесть. Что-то ноги меня совсем не держат.

Мужчина в самом деле опустился на какой-то камень, лежащий возле дома. Он тяжело дышал. Лицо его было мрачным. И он не говорил ни слова.

– Эдик, – нежно и взволнованно дотронулась до его плеча Наташа. – С тобой все в порядке?

– А? – очнулся ее муж. – Что? Да, дорогая, со мной-то все в порядке.

– А что там в доме?

– Там… Там Михась.

– Пьяный?

– Боюсь, что хуже.

– Ой! Ему нужна помощь? Вал… его… Он избит?

Эд покачал головой.

– Боюсь, что все обстоит гораздо хуже. Он мертв.

– Мертв?! – ахнула Наташа. – Михась? Но что с ним? Сдох наконец от своей водки? А я давно предсказывала ему такой конец! Каким бы крепким ни было твое здоровье, его надо беречь. А… А тот, другой? Он тоже в доме? Живой?

– Михась там один.

– А где же…?

– Не знаю, – покачал головой Эд. – Придется вызывать полицию.

– Полицию? – удивилась жена.

– Ты не слышала? Михась мертв. Без полиции не обойтись.

– Впрочем, наверное, ты прав. Но мы должны сделать так, чтобы никто не заподозрил… Ну, ты понимаешь, о чем я?

Она кинула на мужа выразительный взгляд, но тот в ответ лишь вздохнул:

– Боюсь, что ты до конца не понимаешь всей ситуации, – горько произнес Эд. – Михась мертв и… И даже еще хуже.

– Еще хуже? Что ты имеешь в виду?

– Он убит!

Эти слова дались Эду с явным трудом. Но, выговорив их, он заговорил куда легче. Словно пробка, которая перекрывала поток его слов, была наконец вытолкнута.

– Он убит, и убит совсем недавно.

– Это случилось из-за той драки, которую я видела? – подала голос и Кира. – Он умер от полученных при падении травм?

– Не думаю. Парень весь изрезан. Собственно говоря, на нем живого места не осталось. И там, в хибаре, все в крови. Чувствуете, какой тут запах? Так это все кровь!

От этих слов в жилах у Киры похолодела ее собственная кровь. И она со страхом взглянула на жалкую хибарку. Ох, недаром она боялась этого места. Чутье не подвело ее. И как хорошо, что она успела удрать еще до того, как убийца довершил свое черное дело. Ведь он мог прикончить и саму Киру!

Но тут же другая мысль пришла Кире в голову. Или, как знать, возможно, останься она тут и выйди из укрытия, и убийца не тронул бы больше Михася, побоявшись совершить убийство при свидетелях.

Воспользовавшись тем, что Эд уронил голову на руки и застыл в позе скорби, а Наташа явно пребывала в шоковом состоянии и не отходила от своего мужа, Кира сделала несколько шагов и приблизилась к тому самому окошку, через которое совсем недавно летели вещи и собственно сам Михась.

Теперь окошко было полностью открыто. Занавески были сорваны с него. И заглянуть внутрь дома не представляло никакого затруднения. Кира и заглянула. И из ее груди вырвался крик:

– А-а-а…!

В мгновение ока Эд оказался рядом с ней и оттащил ее в сторону.

– Глупая девчонка! – гневно воскликнул он. – Я же велел тебе не двигаться! Я вам всем велел стоять смирно!

Он еще долго сердился и что-то кричал о том, что вечно его никто не слушается, а потом получается то, что получается. Но Кире было не до него. Она тряслась, словно в ознобе, и постоянно повторяла одно и то же:

– Там… Там… Кровь… Всюду кровь! О, господи, сколько крови!

И прошло немало времени, прежде чем Кира научилась снова различать окружающие ее лица, зелень и синее небо, по которому плыли уже даже не облака, а маленькие тучки. Но окончательно забыть истерзанное лицо Михася, которое смотрело в ее сторону пустыми глазницами, ей было не суждено уже никогда.

Леся и Вероника, которые не проявляли такого любопытства, отделались меньшим шоком. Но они изо всех сил сочувствовали своей подруге, которая дрожала как осиновый лист вплоть до самого приезда полиции. Кира с трудом воспринимала те слова, с которыми к ней обращались окружающие. И почему-то совсем не удивилась, когда услышала слова Эда.

– Кира, могу я попросить тебя об одной вещи?

– О какой?

– Не говори полиции о том человеке, который дрался с Михасем. Ладно?

Выражение лица Эда было одновременно умоляющим и виноватым. А у Киры в голове внезапно что-то прояснилось. В каком бы шоке ни пребывала она сама и ее мысли, работать голова у Киры не переставала никогда. Но сейчас она лишь произнесла:

– Даже если бы и хотела, то ничего не смогла бы сказать. Я второго мужчину не видела. Только мельком.

– Вот и отлично, – с явным облегчением произнес Эд. – Спасибо тебе.

Кира хотела ответить, что не за что, она ничего не сделала, чтобы ее благодарить. Но Эд уже отошел в сторону.

Дальше начались бесконечные допросы полицией, которые осложнялись еще и тем, что допрашивающие Киру полицейские не знали ни словечка по-русски. И переводчиком в этих переговорах выступил Эд. Что он там переводил и как, Кира в такие подробности не вдавалась. Пока она машинально отвечала на вопросы полицейских, кто она такая и что делает в Италии (приехала с туристическими целями, а как же иначе), в голове девушки постоянно шла напряженная работа мысли.

И когда полицейские оставили ее в покое, Кире уже казалось, что она почти разобралась в том, что произошло. Ей казалось, что она догадывается, кто был тот второй человек в хибаре Михася. И почему так разволновались супруги Касьяновы, услышав про драку в сторожке. Да, Кира почти нашла отгадку на эти вопросы, но вот только радости ей это никакой не доставило.

Однако кое-что еще предстояло перепроверить. Кира уже полностью оправилась от пережитого ею шока. И могла рассуждать более или менее здраво. Кто бы ни убил находящегося в доме Михася, он должен был оставить хоть какие-то следы. И если полицейские осматривали дом и окрестности на предмет отпечатков пальцев, оружия или наркотиков, то Кира точно знала, что ей искать.

И пока полицейские многозначительно крякали, найдя в доме пакет с марихуаной, которой, видимо, любил побаловаться сам покойник и угостить своих друзей, Кира обогнула дом и оказалась как раз в том месте, откуда сегодня утром наблюдала за дракой Михася и второго неизвестного.

Да, вот тут она и сидела. Чтобы в точности воссоздать события утра, Кира даже присела на корточки. И занавесилась ветками. И что? Чем теперешняя картина отличается от тогдашней?

– Что-то прибавилось? Или наоборот?

Кира просидела довольно долго в одной позе. И внезапно ее осенило.

– Ну, конечно! – воскликнула она. – Как я сразу этого не поняла!

И с этими словами она наконец встала на ноги и поспешила к дому. Да, кое-что Кира уже понимала. Но ей еще предстояло о многом поразмыслить, прежде чем поделиться со своими подругами.

– Ты чего такая притихшая? – спросила у нее Леся, когда все наконец смогли вернуться в дом Эда и Наташи. – Переживаешь?

– Да нет, тут другое.

И, едва приняв душ и придя немного в себя, Кира проскользнула в комнату Эда. Хозяин был тут. Он уже несколько раз предпринимал попытку дозвониться до кого-то. И сейчас тоже пытался сделать звонок. Это у него не получалось. И, чертыхнувшись, Эд в сердцах швырнул свою трубку на стол.

– Пытаешься предупредить Валика об опасности? – спросила Кира.

Эд от неожиданности даже подпрыгнул. И, повернувшись к ней, изумленно воскликнул:

– Кира, что ты тут делаешь?

– Ты ведь сейчас звонил Валику? – проигнорировав его вопрос, спросила Кира, указывая на отброшенный в сторону телефон Эда. – Верно я поняла? Никто вашего Валика не похищал, так? Он все это время прятался в той хибаре? Верно? И вы с Наташей об этом прекрасно знали!

Глаза Эда забегали из стороны в сторону, так что даже дураку стало бы ясно, что он пойман с поличным и опасается разоблачения. Кира дурой отнюдь не была, поэтому она еще энергичнее взялась за Эдика.

– Ты все время знал, что Валик в полной безопасности! Знал и молчал! Почему ты так поступил, Эд?

– О чем ты говоришь, Кира?

Но это произнес не Эд. Это сказала Вероника, которая вместе с Лесей стояла в дверях кабинета.

– Ну вот! – воскликнул Эд. – Теперь еще и вы тут обе! Господи, за что мне все это! За что мне эти проблемы? Что все мне на голову валится и валится! Да будь проклят тот день, когда я согласился стать крестным отцом этого мальчишки!

– Ты говоришь про Валика? – упорно твердила Вероника. – Он жив? У тебя есть новости о его похитителях?

– Никто твоего Валика не похищал! – воскликнула Кира. – Он все это время преспокойно прятался в трех шагах от дома своего доброго крестного папочки. Я правильно понимаю, Эд?

Она повернулась в сторону Эда и требовательно на него взглянула.

– Это так?

Деваться тому было некуда. И он просто отвернулся в сторону.

– Да! Это так! – с торжеством воскликнула Кира. – Я была права!

– Но как ты догадалась?

– Я поняла это не сразу! Но меня все время мучил вопрос, откуда мне может быть знаком облик того, второго мужчины, с которым дрался Михась. И знаете, что я поняла, когда немножко пришла в себя? Это был облик Валика! В домике был тот самый парень, фотографии которого развешены всюду по твоему дому, Эдик. И когда я услышала, как вы с Наташей разволновались, то сразу догадалась, вы знаете того, второго драчуна. И он вам не только хорошо знаком, но и любим и близок!

Леся в упор посмотрела на Касьяновых и спросила:

– Что это значит, ребята? Выходит, когда «похитители» звонили Веронике и требовали с нее выкуп, Валик был на свободе? Жив и здоров?

– Что все это означает, Эд? – добавила Вероника. – Выходит, никакого похищения не было? Правда?

Мужчина отвел глаза. И за него пришлось ответить жене, которая вслед за девушками появилась в комнате.

– Правда, – произнесла Наташа. – Нашего Валика никто не похищал.

– И вы об этом знали?

– Конечно. Он все это время жил в той сторожке, где сегодня был убит Михась.

– А зачем вы забрали телефон Вероники, если знали, что никто Валика не похищал?

– Но мы же должны были выяснить, кто ей звонил! Кто-то ведь устроил этот розыгрыш с похищением, заставив бедную девочку да и вас самих пролететь столько километров до Италии. Кому-то было нужно, чтобы Вероника прилетела сюда. Вот мы с мужем и хотели понять, кто это сделал и с какой целью.

– Все ясно, – вздохнула Кира. – Вы с мужем оба обманщики. А Валик… Про него вообще отдельная история!

Эд переглянулся с женой и произнес:

– Понимаю, что вы имеете в виду. Но я вам клянусь, Валик не убивал Михася!

Вероника тихо вскрикнула и прижала руки к лицу. До нее только сейчас дошло, что происходит. Рано она обрадовалась, что Валик жив и ему не угрожает опасность лишиться пальцев, ушей или других важных частей тела.

Но теперь ситуация обострилась еще больше. И все стало еще хуже. Ведь только что обретенный жених Вероники вновь был для нее потерян. Но на этот раз его могла начать разыскивать не только она с подругами, но и вся полиция Италии.

– Когда полицейские узнают, что в той же сторожке жил еще один человек, они обязательно заинтересуются его личностью. Валик будет объявлен в розыск! Я должен предупредить своего мальчика.

– Предупредить! – фыркнула Кира. – Мальчика! Уверена, что ваш Валик сейчас бежит на своей яхте из Италии, так что паруса сверкают! Он же убил того парня! И понимает, что за такое его по головке не погладят.

– Валик не убийца! Он бы не смог убить!

– Бросьте вы! Я видела, как он лупасил этого бедного Михася! Бил его просто зверски.

– Подраться, да, – с видимой неохотой, но все же признался Эд. – Подраться Валик мог. Особенно с сильным противником. Валик всегда искал не самой драки, а победы. Но у Валика в этой данной конкретной драке было по крайней мере одно оправдание – Михась становился совершенно невыносим, когда бывал пьян! Хотя и странно, в последнее время Михась так полюбил моего крестника, что всюду следовал за Валиком. И, ты говоришь, они ссорились?

– Да, – твердо ответила ему Кира.

– В толк не возьму, чего он привязался к Валику! То дружил, а то вздумал упрекать? Странно.

– А вы знали покойного? Кто он?

– Бродяга, – пожал плечами Эд. – Без дома, без семьи. Перебивался случайными заработками в порту. Мне кажется, Валик иногда подкидывал ему деньжонок на выпивку. А Михась иногда помогал ему.

– Помогал? В чем?

Эд тяжело вздохнул. Говорить на эту тему он явно не хотел, но все же ответил.

– Моя жена вам рассказывала о том, что Валик обследовал морское дно. Вот тут ему и требовалась помощь кого угодно. Я не всегда мог плыть с ним. И Валик нашел себе еще одного помощника.

– Не очень-то он хорошего помощника себе выбрал, – покачала головой Кира. – И дрались они не на шутку!

– А с Михасем, когда он выпьет, иначе и нельзя. Вечно с битой мордой ходил!

– Но убить…

– Убить его Валик не мог! По крайней мере не так!

Эдика передернуло. Да и сама Кира не сумела сдержать ползущей по спине противной холодной дрожи. Да уж, чтобы так изуродовать своего приятеля, нужно быть последним извергом. А судя по тому, что рассказывала Вероника про своего любимого, Валик при всей своей неуемности отличался еще и добрым сердцем и щедростью натуры.

Кстати, Вероника, про которую все забыли, никуда не делась. Девушка внимательно слушала этот разговор и наконец спросила:

– Так как же получилось, что моего Валика никто не похищал? Это ведь была чья-то шутка? А вы узнали, кто так глупо пошутил надо мной?

– У меня есть одна мыслишка. Но честно, я не пойму, зачем ей это могло понадобиться.

– Ей? – немедленно насторожилась Вероника. – Кому это «ей»? О ком вы говорите?

Но ее слова прервал телефонный звонок. Эд едва лишь взглянул на экран, как сразу же порывистым движением схватил трубку.

– Да, Валик! – закричал он. – Ты где? С тобой все в порядке?

Глупый вопрос! Как может быть в порядке человек, которого с минуты на минуту в полиции могут объявить жестоким убийцей и отправить на долгие годы за решетку? Но кажется, сам Эд не понимал нелепости своего последнего вопроса. Он продолжал сыпать словами, рассказывая о том, чему сам был свидетелем, и совсем не давая Валику вставить хоть словечко.

Наташа поняла это тоже. И, подойдя к мужу, дотронулась до его руки.

– Спроси, где он сейчас?

– Да, да! – спохватился Эд. – Валик, могу я тебя спросить, ты где?

Ответ он выслушал с непроницаемым лицом.

– Ага, понятно! Да, хорошо, пока!

Услышав это, Наташа даже подпрыгнула от возмущения и накинулась на мужа, который уже положил трубку, с упреками:

– Как пока? Почему пока? Ты же ничего у него не узнал!

– Наташа, успокойся. У мальчика все в порядке.

– В каком порядке? Что ты мелешь? Его обвиняют в убийстве!

– Никто его не обвиняет, не преувеличивай.

– Я преувеличиваю?! Я?

– Полиции даже не известно, что Валик находился в том доме вместе с покойным Михасем.

– Сейчас не известно, а через сутки станет известно.

– Откуда?

– Откуда? Да в той лачуге полным-полно отпечатков твоего крестника. Он ведь проводил там много времени. И в округе найдется множество свидетелей, которые упомянут в полиции о связи Валика и покойника!

– Наташа, ты как обычно сгущаешь краски.

– Я еще излагаю самую светлую сторону возможного развития событий. Не сегодня, так завтра полиция узнает, что Валик был знаком с Михасем. Найдут в доме покойного отпечатки пальцев твоего крестника. И на Валика по всей Италии начнется настоящая охота!

– Валик не убивал! Он сам мне это только что сказал!

– Мало ли, что он тебе мог сказать!

– Валик никогда не стал бы мне врать!

– Откуда ты знаешь!

– Он сам узнал об убийстве из новостей и сейчас пребывает в шоке!

– Да? – несколько сбавила тон Наташа. – Ну? И что он тебе сказал?

– Его подставили!

– Кому надо его подставлять?!

– Тем, кто хочет найти сокровища Балтазара сам! Ты разве не помнишь, что рассказывал Джанни?

– Что путного мог рассказать этот болтун и пьяница?

– Может, он и любит выпить, но пьет всегда в таких местах, где есть, что послушать. И Джанни явно высказался в том смысле, что есть люди, которым поиски Валика в бухте Дьявола стоят поперек горла! А ты знаешь, Джанни просто так болтать не станет. Не та у него должность.

– Что мне его должность, если я знаю его суть! Он пьяница и болтун!

– Джанни занимает ответственный пост в полиции. И если он говорит, что кто-то имеет свой интерес к спрятанному в бухте Дьявола, значит, так оно и есть.

– И к чему ты все это мне рассказываешь?

– А к тому, что эти люди и убили Михася! А вину хотят свалить на нашего Валика!

Услышав это, Наташа присмирела. А муж продолжал:

– Разве не понятно, что если Валик окажется за решеткой, то поиски сокровищ Балтазара ему придется прекратить. И кто-то другой вполне может за это время воспользоваться наработками нашего мальчика!

– И кто он, этот другой?

– Джанни сказал, что постарается узнать это для нас.

– Так позвони ему.

Теперь Наташа окончательно примолкла, ожидая реакции мужа. Тот послушно снова схватил телефон, но позвонить никуда не успел. Потому что неожиданно в разговор вступила Вероника. Вернее, даже не вступила, а влетела в него со всего размаху.

Глава 8

Никто не ожидал от этой тихони такого бурного выступления, но в девушку словно сам дьявол вселился.

– Где мой Валик? – заверещала она. – Что тут происходит? Почему вы говорите, что его никто не похищал? А как же звонок похитителей?

– Со звонком нам еще предстоит разобраться, – кивнул головой Эд. – Мы обязательно узнаем, кто тебе звонил. И главное, зачем звонил? Насчет того, кто это мог сделать, у меня есть кое-какие предположения.

– Это какие же?

– Звонок был сделан из бара «Барбаросса». А вот кто его мог сделать…

– Да тут и думать нечего! – воскликнула Вероника. – Петра это и сделала! Недаром мне ее физиономия с первого момента не понравилась! Валик мне изменял с этой девицей!

Супруги Касьяновы затравленно переглянулись между собой. «Только этого нам не хватало», – отчетливо читалось на их лицах. Валик свалил в неизвестном направлении, оставив свою ревнивую собственницу-невесту на их попечение!

А повод для ревности у Вероники был. И в этом никто из присутствующих при этом разговоре не сомневался.

– Ой! – спохватилась Кира. – Петра! Она ведь назначила нам встречу сегодня на десять утра! Как же мы про нее забыли!

Да и как тут было не забыть, если события развивались с такой устрашающей быстротой. Сначала Кира заблудилась среди скал, кружила в радиусе трехсот метров от дома Касьяновых. Можно сказать, заплутала в трех соснах. Хотя смешного тут было мало. Скорей, грустно.

Потом случилась эта нелепая драка. А затем и вовсе страшное дело – убийство! И в убийстве обвиняют не кого-нибудь, а жениха Вероники. И по совместительству близкого дружка Петры. Ой, что теперь будет!

– Вероника, перестань вопить, – попросила Кира подругу. – Дай мне немного времени, чтобы подумать.

– Не затыкай мне рот! Буду кричать!

– Почему?

– Потому что не делайте из меня дуру! Я уверена, что у Валика с этой барменшей что-то было! Я об этом подумала еще вчера, а сегодня окончательно уверилась в этом!

Наташа тут же кинулась утешать Веронику.

– Что ты, дорогая! Валик так любит тебя! Он нам много рассказывал о своих чувствах. А Петра… Таких девушек полным-полно у обочины любой трассы!

Но Вероника не нуждалась в утешении. Она рвалась в крестовый поход против той, которую считала своей соперницей.

– Поедемте к этой Петре! – воскликнула она. – Прямо сейчас пойдем! И вытрясем из нее всю правду!

К Петре так к Петре. Это был не самый плохой выбор. И хотя Кире с Лесей казалось, что разговор с четой Касьяновых был далеко не закончен, они его временно прервали. И всем дружным коллективом направились к выходу из дома. А затем поехали к Петре.

Они надеялись, что девушка встретит их возле своего бара, озабоченно нахмурившись и сердясь за опоздание. Но возле «Барбароссы» не было ни души, за исключением деревенского мальчишки, который подметал улицу, трудолюбиво вздымая клубы пыли.

– А хозяйки нету, – заявил он прибывшим гостям. – Ушла!

– Когда?

– С самого утра ушла. Собрала вещи и сказала мне, что бар закрыт. Вручила список дел и уехала.

– Как уехала? – ахнули девушки. – Куда? У нас с ней назначена встреча!

– Встреча?

– Ну да! Сегодня утром в десять!

– Ничего не знаю, – помотал головой парень. – Хозяйка умотала, еще девяти утра не было!

Кира задумалась. Поднялась она чуть свет, то есть около восьми утра. Драка приключилась около девяти или чуть раньше. Да, определенно, раньше. Выходит, сразу же после драки Валик кинулся к своей знакомой, а потом они быстро собрались и уехали. Или каждый из них уехал сам по себе?

– Петра уехала одна?

– Откуда я знаю? Меня тут не было. Хозяйка позвонила мне уже с дороги. Сказала, что ей срочно понадобилось уехать. И предупредила, что несколько дней я могу отдыхать, только сначала должен подмести дорожки возле бара, вымыть грязную посуду, оставшуюся после вчерашней вечеринки, помыть пол, протереть все плафоны в зале, перебрать запасы в кладовке и провести инвентаризацию всей посуды в кладовых.

– Ого! И это все?

– Нет, что-то еще! – парнишка смешно нахмурил лоб. – Что-то было еще. А! И еще Петра сказала мне, что я должен отвечать человеку, который позвонит, чтобы договориться о поставках пива. О! Вон и он звонит!

Парнишка бросил метлу и скрылся в баре. А остальные остались снаружи, пытаясь понять, что происходит. Первой заговорила Вероника.

– Валик пропал теперь по-настоящему. Уехал. А потом следом за ним уехала Петра. И какой из всего этого следует вывод?

– Какой?

– Такой, что они вместе! – истерично выкрикнула Вероника. – И честно, я не понимаю, что я делаю в этой стране!

– О чем ты говоришь?

– Это же очевидно! Валику я не нужна! Он даже не вылез из своего укрытия, чтобы поздороваться со мной! Нет, ясно, мне давно пора возвратиться домой и забыть про обманщика Валика! Он все это время наслаждался жизнью, попутно крутил тут романчик с этой Петрой, а я, доверчивая дура, ждала его, сидя дома!

Никто ей не ответил. Каждый был поглощен своими мыслями. Всем было не до чувств оскорбленной Вероники. А в этот момент из дверей бара вновь появился мальчишка – помощник и разочарованно произнес:

– Нет, не он.

– Что не он?

– Это был не поставщик пива. Звонил какой-то тип и спрашивал Петру.

– А что спрашивал?

– Не знаю. Просто спрашивал, где она. А когда узнал, что уехала, как-то странно выругался, а потом сразу же бросил трубку.

– Выругался? – настороженно переспросил Эд у мальчишки. – А тебе не был знаком этот голос?

Мальчик помотал головой, он явно утратил последний интерес к этому разговору. Сейчас его куда больше волновало то, как бы побыстрее расправиться с длинным списком поручений и предаться любимому виду отдыха для большинства населения планеты – лежанию на диване и плеванию в потолок. Впрочем, возможно, тут это могло быть заменено на бездумное сидение на улице.

Между тем Эд, напротив, очень заволновался.

– Не верю, что исчезновение Петры как-то связано с Валиком! – воскликнул он. – Просто это так у них совпало по времени, вот и все! Один поехал в одну сторону, вынужденный прятаться, пока не будет найден настоящий убийца. А другая… У Петры тоже могли возникнуть какие-то собственные неотложные дела!

Кире с Лесей тоже очень хотелось, чтобы все можно было объяснить таким простым образом.

– Можно расспросить соседей, – сказала Кира. – Наверное, кто-то мог видеть, с кем уезжает Петра.

– Какие соседи! – воскликнул Эд. – Рядом лишь бензоколонка! Да и та на расстоянии почти ста метров.

– Все равно надо заглянуть туда. Вполне возможно, что отправляясь в дальний путь, Петра захотела заправиться на знакомой колонке. Лично я бы именно так и поступила.

Совет Киры оказался очень дельным. Девушка-заправщица отлично помнила, как утром к ней заявилась Петра.

– Конечно, мы знакомы с Петрой. Не скажу, чтобы я одобряла тот образ жизни, какой она ведет, или людей, с которыми она общается, но с такими родителями, какие были у Петры…

И девушка, которую звали Александра, или попросту Алекса, выразительно закатила свои большие и темные глаза.

– Так ты знала родителей Петры? – обрадовалась Кира, когда Наташа перевела ей слова девушки.

– Мать! Отца у Петры никогда не было!

– Как же это возможно, чтобы ребенок появился без отца? – искренне удивились все.

– Ну, это я так образно! – отмахнулась Алекса. – Конечно, где-то отец у Петры имеется. Только никто в округе не может сказать, кто это такой.

– Значит, мать Петры была не слишком добропорядочной женщиной?

– Она владела баром, – сухо произнесла Алекса. – Тем самым баром, которым сейчас управляет сама Петра. Ну, вы понимаете, что за воспитание может быть у девчонки, которая выросла в баре, да еще и без отца!

Ну, что отца своего Петра никогда не знала, беда как раз была невеликая. Вряд ли отец Петры, который явно был легкомысленным человеком, смог бы хорошо воспитать свою дочь. А вот то, что росла она в обществе пьяниц и бродяг, наложило на девушку существенный отпечаток.

– У Петры всегда было на все свое мнение. Читать и писать она не умела, зато стреляла из пистолета и умела водить машину уже в возрасте восьми лет. И вечно со всеми дралась. Хулиганка. Еще в школе она не желала признавать никаких авторитетов. Грубила учителям, дерзила родителям своих друзей, плохо училась. Она с трудом проучилась восемь лет, а потом вовсе перестала думать об учебе!

Но при всем при этом Алекса не могла не признать, что Петра – человек по натуре добрый и отзывчивый.

– Добрая она, что да, то да. Конечно, когда это не в ущерб ей самой идет. Но если может, то обязательно поможет человеку, попавшему в беду. А если уж ей за это еще что-то и перепадет, тут уж Петра и вовсе из кожи вон вылезет, лишь бы помочь бедняге. За любое дело возьмется! Не посмотрит, опасно или нет. Как тогда на пожаре.

– На пожаре?

– Да. Петра тогда еще училась вместе с нами. Мы все спокойно сидели на уроке, как вдруг по радио сообщили, что у нас в школе вспыхнул пожар. Конечно, всех учеников спешно эвакуировали. Но наша преподавательница по математике вдруг вспомнила, что забыла в классе свою сумку, а в ней деньги, документы, еще какие-то очень ценные для нее мелочи. Ну, одним словом, стоит рыдает, сама в горящее здание соваться боится. Кто бы, говорит, вернул мне мою сумку, для того бы ничего не пожалела. И что бы вы думали?

– Что?

– Петра, как эти слова услышала, сразу же закричала, что она достанет сумку в обмен на хорошую оценку по математике без экзаменов. И полезла!

– Куда?

– Прямо на второй этаж. Ее пытались перехватить, но куда там. Петра же юркая, словно лиса. И сильная. Раз! И она уже вскарабкалась на второй этаж. Там по карнизу добралась до окна кабинета математики, запрыгнула туда, а минуту спустя вылезла назад с сумкой в руках.

– И не испугалась?!

– Очень уж ей нужна была хорошая оценка по математике. А тут такой случай! Конечно, Петра рисковала, но доброе дело сделала, и не бескорыстно. И вот в этом она вся.

– А хорошую отметку Петра потом получила?

– Какое там! Еще и нагоняй от директора школы получила. И это тоже было одной из причин, почему Петра не захотела доучиваться дальше. Сказала, что раз они там все такие противные, слова своего не держат, то она с ними тоже знаться не желает. Мол, с такими двуличными людьми она дела иметь не хочет. И в их поганую школу она больше ни ногой.

– И что?

– И слово свое сдержала. Не стала доучиваться. Да и в семье у них сложности начались. Мать в больницу попала, потом выписалась, но совсем плоха уже стала. Сама вести дела в баре не могла, все пришлось на плечи Петры переложить. Какая уж там учеба! Петра только и делала, что разрывалась между поставщиками, клиентами и больной матерью. А потом мать у Петры умерла, она сама стала все дела вести.

– Это мы видели, – кивнула головой Кира. – А отец Петры, значит, так никогда и не появлялся?

– Какое-то время назад Петра вроде бы что-то говорила о том, что нашла своего отца или он нашел ее. И еще что-то про родственников говорила. Вроде бы брат у нее объявился. Но так как в жизни самой Петры ничего не изменилось и мужчин, годящихся на роль ее отца или брата, тоже не появлялось, то я решила, что она все придумала.

– За Петрой такое водилось? Она любила приврать?

– Отца своего она мечтала разыскать, – призналась Алекса. – Только он сам, сдается мне, не очень-то рвался к своей доченьке.

– С чего ты это решила?

– Хотел бы повидаться с Петрой, давно бы уже объявился. Они ведь с матерью все эти годы тут прожили. Никуда не делись. Значит, если бы папаша хотел увидеть Петру, давно бы ее уже увидел. Приехал бы и помог, когда была на то нужда. А он не приехал. Значит, Петра ему на фиг была не нужна. Ну, и не фиг было тогда самой Петре к нему вязаться!

Возразить было нечего. Логика в словах Алексы была железная, совсем неподходящая для молодой девушки. Но, похоже, жизнь на юге Италии была далеко не так проста и привлекательна, как казалось издали. И дети тут взрослели тоже очень рано, учась жизни и на своих, и на чужих ошибках.

– А что касается сегодня, то Петра уезжала одна, – услышали они голос Алексы. – И выглядела она очень бодро. Сказала, что у нее появился реальный шанс поправить свои финансовые дела. И что если у нее все получится, обратно она вернется уже богачкой!

– Что? Так прямо и сказала?

– Так и сказала. Но вот объяснить, как у нее выйдет вдруг резко разбогатеть, не захотела. Я у нее спросила, может, она в лотерею надеется выиграть, а она в ответ только расхохоталась.

– И ничего больше не сказала?

– Нет. И в этом вся Петра! Сначала заинтересует человека, заведет, а потом делает вид, что ничего не случилось. Некоторые люди просто не могут жить спокойно. И Петра точно из их числа!

Итак, маленькая команда сыщиков выяснила, что Петра и Валик отправились каждый по своим делам. Во всяком случае, в машине Петры парня не было. Но, с другой стороны, что могло помешать им встретиться уже за поворотом и дальше отправиться в компании друг друга?

Поэтому, едва вернувшись домой на виллу, Кира решительно подступила к своим хозяевам с допросом и заявила:

– А теперь рассказывайте нам все, что вам известно про Валика!

– Все-все? – иронично приподнял бровь Эдик, но был резко осажен Кирой.

– Сейчас не лучшее время для шуточек! И мы так ничего и не поймем, если ты, Эдик, и ты, Наташа, не расскажете нам все о том, чем в последнее время занимался Валик.

Эдик с женой переглянулись. На их лицах читалась нерешительность.

– От вашей искренности может зависеть не только будущее Валика, но и его жизнь, – подстегнула их красноречие Кира. – Тот человек, который убил Михася, очень жесток. И как знать, возможно, следующей его жертвой окажется именно Валик. Кто знает, что в голове у убийцы?

Теперь Эд откровенно побледнел. Страх за жизнь крестника сделал его разговорчивым. И три подруги наконец-то услышали версию Эда о том, чем планировал заняться Валик в бухте Дьявола.

Да, в планы молодого человека входило поднять со дна моря сокровища с затонувшего судна. А судно это принадлежало ни много ни мало, а тому самому Балтазару Косса и его брату – адмиралу пиратского флота, который в то время держал в страхе всех обитателей прибрежной зоны и про которого уже рассказала подругам Наташа.

Эд лишь кое-что добавил и прояснил детали:

– Пираты высаживались в самых неожиданных местах на побережье, грабили, брали пленных и снова скрывались в море. Затем за пленников они получали богатый выкуп, а сокровища частично припрятывали, а частично проматывали в кутежах и попойках.

В принципе за многие века в тактике пиратских набегов почти ничего не изменилось. А до изобретения рации и радиотелефонов пиратам, промышляющим на просторах океанов и морей, было полное раздолье. Попавший в поле их видимости торговый корабль был обречен. Помощи ему ждать было неоткуда. И корабль отправлялся на дно, частенько вместе со своим экипажем.

Оставлять свидетелей пираты не любили. Ну, а добытые богатства, само собой, перекочевывали на судно пиратов. Все было очень просто и лаконично.

Пиратам было нужно лишь соблюдать одну простую предосторожность – постараться не нарваться на военное судно, которое могло дать им отпор. Военные суда иногда курсировали по акватории Средиземного моря, чтобы немного присмирить разгулявшихся пиратов. Но затем и эта проблема решилась сама собой. Пираты богатели, и их пиратские суда были оснащены столь основательно, что могли тягаться даже с военными рейсовыми флотилиями.

– Силы Балтазара и пиратов все росли и росли. И в конце концов они так обнаглели, что даже стали нападать на небольшие города, особенно, если того требовали их насущные интересы.

– Как это?

– Ну, например, если требовалось отбить кого-то из своих, заключенных в темницу под стражу. Или в городе имелись очень уж большие запасы золота. Или если становилось известно, что прибывает крупный ценный груз от одного европейского владыки к другому.

И вот после одного из таких набегов Балтазар Косса и заполучил в свое распоряжение поистине великое сокровище – огромную казну, которую перевозили по указу правящего в те годы правителя одной из областей Италии через море.

Надо сказать, что на протяжении довольно долгого времени в средневековой Европе никакого порядка не наблюдалось вовсе. Короли, герцоги, папы и кардиналы сменяли друг друга на тронах небесных и земных, словно козырные карты в карточной колоде. И каждый из вновь избранных правителей начинал активно стягивать поближе к себе военные силы, которые были нужны ему для поддержания своей власти и престижа.

И разумеется, войскам, которые по большей части состояли из хорошо вооруженных наемников, надо было платить. Сторонников, которые, казалось бы, выступали рядом с ними из добрых побуждений, тоже надо было постоянно в этих добрых побуждениях поддерживать, что зачастую оказывалось даже дороже содержания простых наемных войск.

Но так или иначе, для тех или для других нужд, а правителям постоянно требовались деньги. И чем больше, тем лучше. Ведь давно известно, чем больше у владыки денег, тем крепче его власть. И потому даваемые взаймы крупные суммы курсировали по Европе взад и вперед, нередко становясь добычей грабителей и пиратов.

Дело осложнялось еще и тем, что в те времена охотнее всего принималось серебро и золото. Оно и понятно, золото, оно ведь и в Африке золото. Бумажные деньги одного государства невозможно выдать за свои собственные. Их всегда можно опознать и уничтожить. А вот золото и серебро при переплавке нисколько не теряли своей ценности.

Пиратам это тоже было очень выгодно. Деньги чьей бы страны они ни награбили, всегда были в драгоценных слитках или монетах из драгоценных металлов. Так что пираты внакладе никогда не оставались.

– То пиратское судно, которое затонуло в бухте Дьявола во время сильнейшего шторма, по преданию, было нагружено золотом под самую завязку. Собственно говоря, поэтому оно и затонуло. Ходили также слухи и о том, что судну помог затонуть сам Балтазар, потому что на берег выбрался лишь он сам со своим родным братом и двумя верными телохранителями, каждый из которых до конца своих дней оставался при Коссе. Да и сама стремительная карьера Коссы из пирата в кардиналы, а потом и в папу римского признается многими историками, как чудо подкупа и интриги с его стороны.

А подкупать продажных политиков и святейших отцов Косса мог как раз теми деньгами, которые якобы затонули вместе с его кораблем и командой.

– Валик считал, что гибель пиратского корабля была подстроена самим Косой, не желавшим делиться богатой добычей с командой. Он убил своих же соратников, утопил корабль, а богатую добычу спрятал в одном ему ведомом месте. В дело были взяты лишь самые близкие Коссе люди – его телохранители, брат и любовница.

– Но почему?

– Что почему?

– Почему Косса всех обманул?

– Видимо, Коссе надоело зависеть от своей родни, которой полагалось отдавать большую часть добычи. В частности от своего отца, который богател на принадлежащем ему острове. Вот Балтазар вдвоем с братом и провернул эту последнюю в своей жизни пиратскую операцию.

После крушения судна Балтазар неожиданно для всех ударился в религию. Раскаялся в прежних прегрешениях, а потом при поддержке кардинала сначала получил пост епископа, а затем и сам стал кардиналом.

Дальнейшая жизнь Коссы была сплошной чередой взлетов и падений. Как уже говорилось, одно время он даже вполне официально занимал папский престол Ватикана, чтобы уже спустя короткое время очутиться в стенах темницы.

– Ватикан до сих пор не имеет однозначного мнения по поводу папы Иоанна ХХIII. Почти пятьсот лет никто из последующих кардиналов, избираемых на эту почетнейшую должность, не решался взять себе это имя, полагая его запятнанным нечестивой и беспутной жизнью Коссы. И лишь совсем недавно это имя снова было выбрано прелатом. И новый папа Иоанн, который явился миру, взял себе тот же номер, какой был у Коссы, как бы окончательно свидетельствуя, что Рим более не считает Коссу своим настоящим папой.

Но в конце концов, действуя где хитростью, где подкупом, а где и грубой силой, Косса все же «выбил» себе несколько лакомых кусочков земли, которыми и управлял до самой своей смерти. Похоронен Косса был с великой пышностью. И его гробница является образчиком богатства и роскоши, с какой только может быть упокоен человек.

– И вот Валик вбил себе в голову, что знает место, где Косса хранил свои несметные сокровища – наворованные им в пору пиратства и в еще большей степени в те годы, когда он занимал важные государственные посты. Дескать, обнаружив один раз подходящий тайник, Косса и в дальнейшем использовал его в качестве золотой кладовой.

На стороне Коссы были не только деньги, но и хорошее образование, и, что являлось более важным в те дни, хорошее происхождение. Как-никак в нем текла дворянская кровь. И его отец был богатым правителем острова Искья. Поэтому Балтазар сумел пробиться к самым вершинам власти. И разумеется, будучи практичным человеком, хорошо нагрел на этом руки.

Выслушав рассказ Эда, все три подруги переглянулись между собой. Нечто в этом роде они и ожидали услышать. Но пока что они имели информацию, так сказать, в общем. Им было необходимо выяснить детали задуманной Валиком операции.

– Все началось с того, что к Валику обратился с предложением один из потомков рода Коссы. Нет, он не мог похвастаться тем, что является прямым отпрыском знаменитого пирата и авантюриста, но, видимо, в жилах этого человека действительно текла неспокойная кровь этой семьи, потому что он действовал очень напористо и энергично.

У человека, который явился на встречу к Валику, была некая карта, на которой, как уверял тот, крестиком было отмечено место на морском побережье, где Косса схоронил свои сокровища. И он предлагал Валику поучаствовать с ним в операции по розыску этих богатств.

– В случае успеха нас обоих ждет не только богатство, но и слава. За этими сокровищами охотятся уже более пятисот лет. Но именно нам с тобой повезет поднять их на сушу! При минимальных вложениях мы сможем огрести огромный куш! – говорил он.

До этого момента Вероника слушала молча. Но на этом месте не выдержала и воскликнула:

– Я видела этого типа! И карту эту тоже видела!

– Тем более, – кивнул головой Эд. – Вы должны поверить моим словам. Все, что я вам рассказываю, я знаю от самого Валика.

– Будь она проклята, эта карта! – продолжала злиться Вероника. – И тот тип вместе с ней!

Но Кира была настроена более трезво и спросила:

– Парень, который притащил Валику карту, был высоким брюнетом с бородой и в черной шляпе?

– Насчет шляпы не уверен, а вот борода у потомка Коссы была. Только не черная, а темно-русая. И звали этого господина – Георгием.

– Но как Валик познакомился с этим Георгием?

– По словам Валика, это случилось без всякого участия с его стороны. Георгий еще в России сам нашел Валика. И по его словам, обратиться за помощью именно к Валику его заставило то, что Валик имеет необходимые для подъемной операции средства, а также часто бывает в Италии и хорошо знает эту страну и здешние порядки.

– А сам Георгий, каким он вам показался?

– Я видел этого человека только один раз. И я, и Наташа сразу же сказали, что нам он не то чтобы не понравился. Но мы посоветовали Валику быть с ним настороже.

– От него дурно пахло, – поморщилась Наташа. – Причем не в переносном, а в самом прямом смысле этого слова.

– Точно! – воскликнула Вероника. – Грязнуля, каких еще поискать! Поперся прямо по чисто намытому полу в грязной уличной обуви! Я сразу же намекнула Валику, что этот человек негодяй! Приличный человек не станет так себя вести ни в чужом, ни в своем собственном доме!

Но Валик не захотел прислушаться ни к чьим советам. Его не смутили ни слова невесты, ни крестного отца, ни его жены.

– В Валика словно дьявол вселился.

– С тех пор как он услышал про сокровища Коссы, он только ими и бредил. Прочитал все книги, посвященные этому человеку, изучил его мемуары и окончательно проникся мыслью, что поиск сокровищ Коссы – это дело стоящее.

– Там золота и драгоценностей на многие миллионы евро, – твердил Валик, явно пересказывая слова своего сомнительного приятеля. – Драгоценности в старинных оправах, золотая и серебряная церковная утварь, предметы обихода, монеты. Их историческая ценность не имеет себе равных. Все музеи мира будут драться за право выкупить у нас сокровища из клада Коссы. А мы будем назначать цены и устраивать целые аукционы.

Обговорив с Георгием детали, Валик выехал в Италию, где в бухте Дьявола якобы и были припрятаны сокровища Коссы.

Глава 9

Дослушав рассказ Эда до конца, Кира с недоумением покачала головой. Многое ей казалось весьма странным. И она, недолго думая, принялась задавать интересующие ее вопросы.

– Прежде всего мне непонятно, зачем этому потомку Коссы был нужен Валик! Почему он не мог действовать самостоятельно? Ведь у него уже была карта! А на карте, как я поняла, даже было отмечено место, где спрятаны сокровища. Оставалось только пойти в то место и взять золото Коссы себе. Зачем в таком случае этому бородатому был нужен Валик?

– Ну, это как раз не вопрос. С поиском сокровища было не все так просто. Эта карта, насколько я понял, хранилась в семье Коссы многие сотни лет. И сокровища с ее помощью пытались искать уже многие поколения. Но, увы, ничего у них не получилось.

– Почему?

– Во-первых, бухта Дьявола достаточно велика, чтобы осмотреть ее целиком и заглянуть в каждый ее уголок. Сокровище может быть, где угодно в этой бухте. В том числе оно может быть спрятано и на дне морском. Ведь корабль Коссы затонул. Правда, неизвестно, затонул он со своим драгоценным содержимым или все-таки без него.

– А глубины там большие?

– Да уж не маленькие. Даже с современными технологиями и оборудованием для глубоководных спусков найти сокровища будет совсем не легко. Потребуется судно со специальной мощной эхолокационной установкой, отряд ныряльщиков и компьютерные гении, которые смогут смоделировать перемещение клада по морскому дну за все эти истекшие столетия.

– Перемещение? Куда же клад мог переместиться, если он утонул?

– Морские течения могли отнести золото на многие километры в сторону от указанной бухты.

– Да и есть ли оно еще, это сокровище, – вступила в разговор Наташа. – Лично у меня возникли большие сомнения на этот счет. А этот Георгий показался мне настоящим аферистом!

– Почему?

– Начать с того, что он был русским и приехал из России. Скажите, откуда у русского потомка Коссы могла сохраниться старинная карта его якобы итальянского пращура? Ясно же с самого начала, что это была подделка! А сам наследник являлся проходимцем!

Но здравый смысл Наташи не охладил пылкого крестника ее мужа. Он отказался делать подробную экспертизу принесенной ему карты. Ограничился лишь тем, что сходит к знакомому антиквару. Тот подлинность старинного пергамента подтвердил. И Валик окончательно уверился в том, что предлагаемое ему дело – стоящее.

– Все хорошо, но антиквар-то тоже был знакомым этого Георгия!

И Касьяновы снова попытались отговорить Валика от его затеи. Напрасно пытались! У них не вышло облагоразумить парня.

– Никому не удавалось найти сокровища Балтазара, а я их найду! – воскликнул Валик. – И мне все равно, проходимец Георгий или нет. Я найду сокровища, и обо мне наконец заговорят во всех уголках мира!

Именно это жгучее желание прославиться, как понимал Эдуард, и не давало его крестнику покоя. Деньги у Валика имелись в избытке. Женской любовью и лаской он также не был обойден. Валику удавалось без труда завоевывать сердца самых красивых женщин, так что тут он не испытывал никаких комплексов.

Наука оставляла Валика глубоко равнодушным. Ну не стремился он к покорению научных вершин. Политикой он тоже не интересовался. Валик мечтал совершить нечто такое, что заставило бы авантюристов всех мастей и раскладов во всех уголках нашего мира уважительно качать головами лишь при упоминании одного только имени Валика.

Да, ничего не поделаешь, Валик был честолюбив. И он всегда мечтал о том, чтобы его имя вошло в историю удачливых покорителей судьбы. Его бы вполне устроило, стань он чемпионом престижных гонок или завоюй он титул покорителя Эвереста. Но, увы, Эверест покорился человеку задолго до того, как о нем подумал Валик. Известного гонщика из него тоже не получилось. А вот кладоискателем Валик быть еще не пробовал.

– В этой истории мальчик искал не столько личного обогащения, сколько славы.

В общем Валик пошел на сотрудничество с нечистоплотным и подозрительным Георгием. И хотя экспедиция с первых же ее шагов вызывала у Эдуарда и его жены стойкое неприятие, они не отказали крестнику в финансовой помощи и участии.

– Зря мы это сделали! Надо было любыми способами отговорить Валика от этой затеи.

– Как чувствовали, что быть беде!

– А теперь вот случились все эти ужасные события.

И больше всего Эда огорчало убийство Михася, который помогал Валику в вербовке нужных для подводных поисков людей. Да еще покойный и служил проводником у Валика. И вообще был посвящен в план поиска сокровищ.

– И вот теперь он убит. А Валик вынужден скрываться.

– Чувствовало мое сердце, что не приведет эта история к добру! – воскликнула Наташа.

– Ты всегда так говоришь, когда речь касается планов Валика.

– И что? Хоть раз я оказывалась не права?

Но Кира решила положить конец разгоравшейся стычке между супругами.

– Кто прав, а кто виноват, решите потом, – твердо произнесла она. – А сейчас будем решать более насущные проблемы. И вы скажите мне одну вещь. Выходит, Валика никто не похищал?

Касьяновы переглянулись между собой и смущенно потупились.

– Ну? – настаивала Кира. – Мы ждем вашего ответа! Похищали Валика или нет?

Наташа снова переглянулась с мужем и покачала головой.

– Нет. Все это время Валик жил у нас. И когда вы свалились к нам, словно снег на голову, и сказали, что Валик похищен, мы сразу же сообщили о вашем приезде Валику. И он решил разобраться в том, что происходит.

– И на время спрятался в лачуге Михася?

– Это единственное жилье в округе, где Валик мог оставаться незамеченным. К тому же хижина находилась на очень близком расстоянии от нашего дома. И мы в любой момент могли отправиться туда и переговорить с Валиком.

– Выходит, вы прекрасно знали, что Валику не грозит ни малейшая опасность! – гневно воскликнула Вероника. – И когда я тут с ума сходила от беспокойства, вы себе потихоньку посмеивались надо мной!

– И над нами тоже!

– Мы прилетели в такую даль, а вы даже не потрудились сказать нам, что с Валиком все в порядке!

Все три девушки были крайне разгневаны. И их можно было понять. Касьяновы выглядели смущенными. Они тоже явно чувствовали свою вину.

– Валик велел нам молчать.

– А вы и рады были стараться!

– Конечно, мы должны были сразу же сказать вам правду.

– Но Валик взял с нас слово, что мы подыграем ему.

– Но зачем?

– Крестник счел необходимым разобраться, что кроется за этим известием о его якобы похищении.

– А еще больше его встревожило требование об огромном выкупе. Ведь ни для кого из нас не тайна, что Валик богат. Его родители оставили ему неплохое состояние. Но многое Валик уже потратил. И теперь он совсем не так богат, как был, скажем, еще три года назад. И три миллиона, которые якобы потребовали за его жизнь похитители, нанесли бы существенную брешь его бюджету.

Кира осторожно покосилась на Веронику. Как-то невеста воспримет это известие о том, что ее жених вовсе не такой уж богач? Но к чести Вероники, она ничуть не выглядела расстроенной. Разгневанной да, но не обескураженной. Видимо, завладеть деньгами Валика, если и входило в планы Вероники, то стояло на самом заднем плане. А почетное главное место в ее планах занимал сам Валик. Неважно, с деньгами он будет или без них.

– Что значит якобы! – воскликнула девушка. – Похитители мне звонили! Точно!

– Да, но Валик сказал, что должен в этом разобраться сам!

– Ну, попадись он мне только! – воскликнула Вероника. – Поколочу обманщика!

– Не злись. Валик был прав.

– Прав? Считаете, что это правильно – лгать своей невесте?

Разгневанная Вероника повернулась в сторону Касьяновых.

– Нет, конечно, нет, – тут же испуганно пошел на попятный Эд. – Но Валик опасался, что твоя радость будет так велика, что ты не сможешь сдержаться. И когда похитители позвонят тебе в очередной раз, ты все им выложишь!

– Не будут они больше звонить! – махнула рукой Вероника.

– А вот тут ты ошибаешься. Они уже звонили.

– Звонили? Когда? Почему я не слышала?

– Твой звонок поступил к тому моему другу, о котором я тебе говорил.

– И… И он ответил?

– Ответил и даже запеленговал звонок. Он поступил из одного местечка, которое находится совсем неподалеку от Сан-Ремо. Впрочем, как и первые два звонка.

– Звонили отсюда? – ахнула Вероника. – Значит, похититель Валика находится где-то рядом?

– Понимаешь, почему Валик так разволновался? Я же тебе говорил, звонок поступил из «Барбароссы». Нелегко Валику было сознавать, что где-то поблизости находится человек, который, возможно, прикидывался твоим другом, но в то же время это тот человек, который требует за твое похищение выкуп. Знать и ничего с этим не сделать!

Вероника стала серьезной.

– Да, я понимаю, – кивнула она. – Выходит, Петра могла обманывать Валика. И Валик об этом догадался! Ну, что же! В таком случае Валик сделал все совершенно правильно. Именно так он и должен был поступить. Правда, девочки?

Кира с Лесей нерешительно, но все же кивнули в ответ. Может быть, по-своему, Валик и был прав. Но лично им все равно казалось, что он должен был открыться Веронике. И сделать это не только в случае с похищением, но и во многих других ситуациях. Что это за отношения такие, когда между партнерами нету доверия? А ведь за этого человека Вероника собирается замуж. Что это за муж такой, если он не доверяет родной жене?

Сами подруги требовали от своих молодых людей, чтобы те принадлежали им буквально с потрохами. Со всеми их маленькими мыслишками и большими идеями.

А как иначе, скажите на милость, контролировать мужчину, если не быть уверенной в том, что участвуешь в его жизни на все сто процентов?

Но вслух подруги ничего не сказали, хотя бы уже потому, что далеко не все их мужчины выдерживали такую тактику общения. Собственно говоря, никто из мужчин до сих пор такой ответственности не выдержал. И потому, будучи до сих пор незамужними, подруги не решались давать рецепты семейного счастья другим. И скромненько помалкивали себе в сторонке вместе со своими принципами.

– Валика никто не похищал, – говорила между тем Вероника, обращаясь к Касьяновым. – Он все это время прятался от нас в домике Михася. А сегодня Михася убили. И вы считаете, что это как-то связано с поисками сокровищ? Почему?

– В самом деле, почему? – оживилась и Кира, мигом повеселев.

На фоне сложных межличностных отношений Вероники и ее жениха даже убийство Михася выглядело не таким уж запутанным.

– Я точно не знаю, – ответил Эд. – Сам я лично в поисках сокровищ не участвовал.

Ясно, жена не пустила!

– Но по отдельным замечаниям моего крестника я понял, что он столкнулся с некоей силой, которая мешала его начавшимся поискам.

– Мешала? Как это мешала? Кто конкретно мешал?

– В том-то и дело, что конкретного врага вроде бы и не было. Но с самого начала экспедиции с Валиком стали происходить неприятности. Сначала испортился мотор на катере, пришлось задержаться, чтобы починить его. Потом оказалось, что дыхательная смесь из аквалангов куда-то таинственным образом испарилась. Хорошо еще, что дело не кончилось несчастным случаем. И потом еще была череда из множества мелких неприятностей, каждая из которых не могла нанести серьезного ущерба, но тем не менее ситуация в целом тормозила работу всей экспедиции.

– Среди нанятых Валиком рабочих был вредитель!

– Точно, точно! – поддержала подругу Леся. – Я тоже так считаю!

– И этот же человек изобразил для Вероники похитителя!

– Но зачем?

– Разве это неясно? Чтобы вынудить Веронику приехать в Италию. И похитить ее тут!

Версия Киры вызвала легкую оторопь среди собравшихся. И даже ее верный паж Леся покачала головой.

– Не слишком ли ты увлеклась? Никто Веронику похищать не собирался. Ты ошибаешься!

– Ничуть! Ведь как рассуждал злодей? Веронику ему будет похитить очень легко. Одна девушка в чужой стране, языка не знает, ничего не знает. Он же не мог предвидеть, что мы с Леськой тоже увяжемся следом за Вероникой и спутаем ему все планы.

– Но почему он выбрал своей жертвой Веронику?

– К самому Валику подобраться не так-то просто. У него и друзья в Италии имеются, и союзники. Тот же Михась… Ах!

– Что?

– Да я вот тут только что подумала, если Михась был другом Валика, может быть, он пал смертью храбрых, защищая своего друга? Тогда исчезновение Валика – это не просто исчезновение, а очередная попытка похищения! Удачная попытка!

Но Кирин полет фантазии был грубо прерван.

– Во-первых, мы недавно разговаривали с Валиком, он ни словом не упомянул о том, что похищен, – сказал Эд. – А во-вторых, ты сама говорила, что наблюдала ссору между Михасем и Валиком.

– Да, верно. Они ссорились.

– А потом и дрались! Тебе не кажется, что в таком состоянии Михась вряд ли стал бы защищать Валика, тем более делать это ценой своей жизни? Не говоря уж о том, что они никогда не были друзьями-приятелями. Михась просто работал на Валика. А тот, в свою очередь, никогда не заблуждался относительно того, что за фрукт этот Михась!

– Тем не менее себе в помощники он выбрал именно его.

– Михась во многом был незаменим. Не знаю, откуда появился в наших краях этот парень, но вот уже много лет подряд каждую весну он появляется тут и живет все лето. А поздней осенью вновь исчезает. Куда, мы не знаем. Но за эти годы он вдоль и поперек излазил все здешнее побережье. И конечно, много раз побывал в бухте Дьявола, что совсем не удивительно.

– Почему? Чем примечательно это место?

Эд взглянул на Лесю, как на круглую дурочку.

– Конечно, сокровищами Коссы. Многие люди пытались искать их. И многие начинали свои поиски именно с этой бухты.

Подруги были разочарованы.

– Значит, Валик был далеко не первым, кто остановил свой выбор на этой бухте?

– Чем вы слушаете? – даже рассердился Эд. – Я же вам русским языком объяснил, все потомки легендарного Коссы пытались найти его сокровища. А также многочисленные посторонние граждане, правдами и неправдами завладевшие картой с указанием того, где спрятаны сокровища. Но повторяю, сокровища ищут много столетий, но пока еще никому не удалось найти их.

– А где сейчас находится экспедиция Валика?

– Там же, в бухте Дьявола.

– И что же? Валик оставил своих рабочих и вернулся в Сан-Ремо? И зачем?

– Надо же было разобраться с ситуацией с его якобы похищением.

Эд замолчал, а в разговор вступила его жена.

– Когда вы появились у нас дома и заявили, что Валик похищен и вам уже неоднократно звонили его похитители, я страшно испугалась.

– Мы уже пару дней не имели связи с Валиком, – добавил Эд.

– И конечно, сначала мы подумали, что это правда. Я позвонила мужу, муж позвонил Валику и поговорил с ним.

– Так мы узнали, что Валик в порядке. И немного успокоились.

– Но взамен Валик рассказал нам о неприятностях, с которыми пытается безуспешно бороться. И мы решили, что это «похищение» тоже из того же разряда. И Валик с нами в этом согласился.

– Ну да! А потом Валик сказал, что надо в конце концов разобраться, откуда у этих неприятностей ноги растут.

– Найти похитителя!

– И разоблачить злодея!

Супруги Касьяновы выглядели очень возбужденными, но отнюдь не напуганными. Кажется, предстоящее приключение, в котором им доведется поучаствовать, горячило им обоим кровь. Да и Кира с Лесей ощущали нечто в этом же духе. Судьба вновь подкинула им интересную загадку. И от того, сумеют ли они ее решить и решат ли они ее правильно, зависела судьба их третьей подруги.

И Кира принялась рассуждать:

– Значит, все люди Валика остались в бухте Дьявола, а сам он вдвоем с Михасем вернулся в Сан-Ремо?

– Да.

– Но не пришел к вам домой, а предпочел поселиться в лачуге Михася?

– Точно.

– А когда я пришла к ним, они ссорились. Михась обвинял Валика в том, что тот не доверяет ему.

– Вполне справедливо! Только последний дурак станет доверять такому проходимцу, как этот Михась! А наш Валик далеко не дурак!

– И тем не менее он связался с этим человеком.

– Так ведь Михась мог быть ему полезен. Никто лучше Михася не изучил побережье. И в глубоководных спусках парень знал толк. Он целый сезон работал со съемочной командой, которая снимала подводный мир у побережья Сицилии.

Кира еще немного подумала, а потом предложила:

– Знаете, мне кажется, что пришло время и нам тоже смотаться в бухту Дьявола.

Эд кивнул. Та же мысль пришла в голову и ему самому. А немного погодя и его жена, и Леся с Вероникой тоже закивали головами. Раз Валик считал, что все его неприятности начались по вине некоего злоумышленника, затесавшегося в его экспедицию, значит, они должны найти и вычислить злодея.

Оставался лишь один вопрос.

– А что, если этим злодеем был сам Михась?

– Вполне возможно, что Михась решился предать Валика.

– Кто-то посулил ему хорошую награду, если тот станет мешать планам Валика.

– А Валик узнал об этом и убил предателя.

Последнее предположение не вызвало энтузиазма ни у кого из присутствующих. Касьяновы так и вовсе энергично замотали головами и снова запротестовали:

– Нет, нет, Валик не мог никого убить!

– Таким образом точно не мог!

– Валик не жесток.

– Скорей я поверю, что Михася убил тот, кто заплатил ему за вредительство.

Вот эта версия всем понравилась.

– Ага!

– Правильно!

– Тот человек испугался, что вечно пьяный Михась рано или поздно выболтает его имя.

– Значит, этот человек был близко знаком с Михасем!

– Может быть, даже он член экспедиции!

– Кто-то из подводников.

– Или тот же бородатый Георгий! Возможно, в случае удачи он передумал делиться с Валиком. И задумал избавиться от бывшего союзника.

– Правильно! Деньги на экспедицию он уже получил, теперь будет рядом с ним Валик или нет, а работа аквалангистов оплачена, оборудование закуплено, яхта снаряжена для глубоководных работ. Валик ему больше не нужен!

– Вот он и убил одним выстрелом сразу двух зайцев.

– Двух? А кого еще? – неожиданно удивился Эд. – И при чем тут зайцы? Убили-то ведь Михася! Да не застрелили, а зарезали! Б-р-р! До сих пор мороз по коже, как вспомню его труп! Но все же, при чем тут зайцы?

– Ты слишком долго не был в России, – укорила его Кира. – Это ведь просто поговорка. Имеется в виду, что если убийца – это Георгий, то он мог хотеть избавиться от Валика. А убив Михася, он как раз и вывел Валика из игры. Одним выстрелом двух зайцев! Понятно теперь?

– А-а-а… Да, понятно.

– Нам точно, не медля ни минуты, надо отправиться в бухту Дьявола и присоединиться к экспедиции Валика! – деловито распорядилась Кира. – Эд, как это лучше всего сделать?

– Да очень просто, – пожал плечами мужчина. – Поедем и присоединимся. В конце концов я также принимал участие в ее финансировании. И имею полное право проследить за ходом работ!

На этом друзья Валика и порешили. Отъезд в бухту Дьявола было решено не откладывать в долгий ящик. И выехать прямо сегодня.

– Езды по морю на моторке туда от силы часа полтора-два. К вечеру будем на месте. И таким образом, мы с вами экономим целый день. И как знать, возможно, нам удастся застать злодея врасплох. Вряд ли он ожидает столь скорого ответного удара.

Что же, по крайней мере, хотя ситуация и не становилась понятней, у друзей была твердая цель, к которой им стоило стремиться. И их расследование начинало обретать стержень.

Глава 10

Бухта Дьявола оказалась совсем не такой страшной, как могло показаться из ее названия. Очень уютная и милая бухточка с живописными скалистыми берегами, находящаяся на таком крохотном островке, что он даже не получил своего собственного названия.

– Все так его и зовут – Остров бухты Дьявола, – сообщил Эд.

Бухта была примечательна тем, что тут случались очень сильные шторма, зачастую разбивающие суденышки о скалистые берега и сажающие их на рифы. Но сейчас была хорошая погода, дул лишь самый наилегчайший ветерок, солнце ярко светило. И бухта Дьявола решительно ничем не оправдывала своего страшного названия.

Судно, которое снарядили Валик и его сообщник Георгий, стояло на якоре в бухте у самого берега. На нем было всего два человека, которые возились с глубоководным снаряжением, что-то меняя и увязывая. Все остальные члены довольно многочисленной экспедиции собрались на берегу, где готовили себе ужин и занимались другими повседневными делами.

Эду и его женщинам удалось приплыть в бухту лишь к вечеру, как он и обещал. Поиски сокровищ на сегодня были завершены, и все члены экспедиции отдыхали на берегу. Тут же стояло три палатки, в которых и жили эти ребята. Моторку, на которой прибыли Касьяновы и подруги, они приветствовали радостными криками.

– Хорошо, что вы приехали! – поприветствовал их бородатый, неопрятного вида мужик, как скоро поняли подруги по изменившемуся лицу Вероники, тот самый Георгий.

Вероника явно узнала его с первого взгляда и недовольно нахмурилась. Она так и не простила ему натоптанного пола и увезенного от нее Валика.

И в ответ на приветствие Георгия Вероника лишь зло зашипела в ответ. И подруги ее понимали и не осуждали. Ведь именно из-за Георгия и случилась вся эта неприятная история. Не появись он в жизни Валика со своим дурацким кладом и не менее дурацкой картой, жили бы сейчас Вероника с Валиком в своем уютном питерском гнездышке и волнений бы никаких не знали.

И хотя сама Вероника умом понимала, что Георгий совершенно не виноват в ее несчастье, не он, так кто-то другой выманил бы Валика у нее из-под крылышка, она все равно не могла принять любезный вид. Но Георгий, кажется, совсем не заметил ее настроения. Все его внимание было сосредоточено на Эдике.

– Где Валентин? – спросил он у него. – Мы очень беспокоимся! Что с ним?

– А что с ним? – сделал удивленный вид Эд, стараясь протянуть время.

– Но в новостях, которые мы прочитали, передали, что его разыскивает полиция по обвинению в убийстве человека! – воскликнул Георгий, и лицо Эда вытянулось.

– Быстро сработали, – крякнул он. – Молодцы господа итальянские полицейские! Оперативно! А я-то думал, что они подольше провозятся с отпечатками пальцев. Но нет, уже нашли!

– О чем ты говоришь? У Валика в здешней полиции снимали отпечатки пальцев?

– Ну, не в Италии… Но видно, у них есть объединенная база всей еврозоны.

– Валик уже попадал в полицию? – ахнула Вероника. – За что?

– Да так, ерунда! – отмахнулся Эд, явно не желающий распространяться на эту тему. – Сущие пустяки. Валик ни в чем не был виноват. Просто подростковая шалость, которую здешние власти сочли хулиганством. Кажется, в тот раз у Валика в первый раз и сняли отпечатки пальцев.

– В первый раз! – ахнула Вероника еще громче. – А сколько же их было, этих разов?

Но Эд совершенно не желал обсуждать эту тему. Он явно уже жалел и о тех словах, которые опрометчиво сорвались у него с губ. Отстранив от себя безуспешно хватающую ртом воздух Веронику, он шагнул к Георгию.

– Говоришь, Валика ищут?

– Так объявили.

– Плохо.

– Но кого он убил? – настаивал Георгий. – Этого мы не поняли.

– Что, в новостях об этом не сказали?

– Нет.

– И ты даже не догадываешься?

– Откуда? – развел руками Георгий. – Мы все после поспешного отъезда Валика в недоумении. Он не пожелал нам ничего толком объяснить, просто уехал с острова. И все!

– А Михась был с ним?

– Михась уехал еще раньше. Ему нужно было устроить кое-какие дела на материке.

– Какие дела?

– Меня он в них не посвящал.

– Так, так. А они ссорились перед отъездом?

– Кто?

– Валик и Михась?

Вместо ответа Георгий схватился за голову.

– К чему эти расспросы? Валик убил Михася?

– Ну… Так считают полицейские.

– Какой ужас! – воскликнул Георгий. – Но за что он его… убил?

– Валик этого не делал!

– А кто тогда?

Вместо ответа Эд спросил у Георгия:

– Скажи, а сегодня кто-то из вашей экспедиции ездил на берег?

– Никто! Мы работали с самого утра!

– И что, совсем никто не уезжал?

– Нет!

– Но ведь у вас же есть моторка?

– Конечно, – кивнул Георгий. – Конечно, у нас есть моторная лодка. И даже не одна, а целых две.

– Зачем же две?

– На всякий случай. Мало ли что.

– Но пользуетесь вы только одной?

– Да, одна у нас постоянно на ходу. Иначе, как бы мы плавали на берег за продуктами и за разными подобными мелочами? Да, конечно, моторка у нас есть. Но, повторяю, никто на ней на материк сегодня не плавал.

– Это точно?

– Совершенно точно! Точней не бывает! Я лично слежу за графиком работы. У меня все размерено по часам!

– Но ведь тут до берега от силы полтора часа? А если гнать во всю мощь, то можно добраться и за сорок минут?

– Ну, можно. Теоретически.

– Сорок минут туда, сорок обратно, там полчаса.

– Где полчаса?

– Для убийства получаса вполне хватит, – бормотал Эд, не обращая внимания на вопрос Георгия. – Выходит, на всю операцию требуется меньше двух часов. Повторяю свой вопрос, ты можешь поручиться, что каждый из твоих рабочих или даже ты сам не исчезали из поля зрения остальных на такое время?

Было видно, что Георгий страшно смущен. Кажется, до него стала доходить причина, по какой Эд задает ему все эти вопросы.

– Ты что, хочешь сказать, что кто-то из нас убил Михася и подставил Валика? – побагровев, наконец произнес он.

– Я этого не утверждаю. Однако кому-то было выгодно избавиться от Валика. И этот кто-то сделал свое дело. Валик теперь не может вернуться на остров. И вся наша экспедиция под угрозой срыва.

Георгий пожал плечами:

– Если так, то мы должны найти этого мерзавца.

– Совершенно верно. И именно с этой целью я и прибыл сюда.

– То есть…

– То есть я сам и мои девочки останемся на острове, пока не вычислим убийцу или поймем, что его тут нет. Надеюсь, ты не против?

Георгий разинул рот, а затем энергично возразил:

– Это совершенно лишнее! Убийц среди нас нет!

– Это еще надо доказать.

– Я не собираюсь позволять вам оставаться тут и мешать работе экспедиции.

– А вот это ты зря! Как официальный представитель моего крестника и его доверенное лицо я имею нотариально подписанные доверенности на ведение всех его дел. И я свободно могу перекрыть финансирование, которое идет от моего крестника.

И, в упор уставившись на побагровевшего Георгия, он спросил:

– Тебе все ясно? Если я уеду, то ты не получишь больше ни копейки. И как ты думаешь, надолго твои рабочие останутся с тобой? Им нужно платить каждые две недели. И задаром они работать не станут.

На скулах у Георгия вздулись желваки. Казалось, что еще мгновение и мужчины сцепятся между собой в жестокой схватке. Но Георгий сдержался.

– Делайте, как вам будет угодно! – сухо заявил он, отворачиваясь. – Но предупреждаю, за последствия я не отвечаю. И лишних спальных мест у нас тоже нет!

– Что, и места Валика и Михася заняты?

– Не станут же женщины спать в одной палатке вместе с рабочими, – парировал Георгий. – И под открытым небом холодно. Честно говоря, мы иногда замерзаем даже в палатках. Условия тут не самые подходящие для женщин.

– Ничего. Я лягу на месте Валика. А женщин устроим на яхте. Насколько я помню, там есть отличная каюта. Четыре человека легко в ней поместятся, особенно, если это худощавые и стройные женщины.

Все подруги радостно порозовели, услышав, что они худощавые и стройные. Но тут снова вмешался противный Георгий, который заявил:

– В каюте на яхте живу я.

– Вот как. Значит, ты переедешь на место Михася.

По лицу Георгия было явственно видно, что он от такой рокировки далеко не в восторге. Занимать место покойного приятеля ему явно не хотелось. Но еще меньше ему хотелось потерять деньги и не добиться своей цели. Колебался Георгий недолго. Сокровища Коссы явно стоили всех жертв, принесенных во имя них. Поэтому Георгий в ответ лишь молча кивнул и сказал:

– Хорошо, я согласен на любое предложение. Я заберу свои вещи и переберусь на берег. А вы все устроитесь в каюте.

Но тут неожиданно вперед выступила Наташа.

– Совсем не обязательно вам сниматься с насиженного места, – заявила она. – Уверена, мы все отлично поместимся на яхте.

И она так мило улыбнулась Георгию, что тот даже растерялся. И не он один. Эд оттащил жену в сторону и зашептал:

– Объясни мне, ради всего святого, что ты делаешь? Зачем вам на яхте нужен этот парень прямо у вас под боком?

– А ты не понимаешь?

– Нет.

– Но разве ты не его подозреваешь в первую очередь?

– Его.

– Ну и вот… И скажи мне, разве разумно отпускать от себя главного подозреваемого на берег, где он сможет вступить в сговор с рабочими? Куда лучше держать его под боком у себя. На яхте.

– Ты у меня умница! – просиял Эд. – Просто умница! Замечательно придумала!

Наташа порозовела от удовольствия еще больше. А Эд, вернувшись к Георгию, объявил тому о своем решении. Георгий отнесся к нему равнодушно.

– Мне все равно, где жить, – сказал он. – Могу на яхте, могу в палатке вместе с рабочими. Вы тоже можете оставаться, раз уж так настаиваете. Но могу я попросить вас об одном одолжении?

– Смотря о каком.

– Не мешайте нашим работам, – неожиданно жалобно взмолился Георгий. – Мы с рабочими только-только вошли в график. И мне очень бы не хотелось снова из него выпасть.

– Мы не станем мешать. Наоборот, можем даже помочь.

– Вот этого вовсе не надо! – еще больше испугался Георгий. – Если вы утонете, меня действительно могут привлечь к ответственности. Что это за экспедиция такая, если одних ее членов убивают, другие убегают от полиции, а третьи и вовсе тонут. Нет уж! Не надо новых жертв!

– Да мы и не собираемся тонуть.

– Мало ли чего вы не собираетесь, – уклончиво произнес Георгий. – Рабочие и так поговаривают, что зря мы начали работы в этой бухте.

– Что?

– Твердят, что, дескать, это духи пиратов, погибших у этих берегов, не дают нам поднять сокровище из воды.

– Это просто глупые предрассудки! – сердито воскликнул Эд.

– Но когда люди в них верят, это может стать настоящей проблемой. Боюсь, что еще пара неудач и рабочие могут просто отказаться работать на нас.

Эд явно был шокирован услышанной новостью. Но он еще не растерял бодрости:

– Ничего! В крайнем случае, наймем других рабочих, – сказал он.

– Это не так просто, как вам кажется, – покачал головой Георгий. – Искатели приключений, а таких тут большинство, по своей сути самые суеверные люди на свете. Они верят в приметы, верят в дурной глаз, верят еще во множество вещей, о которых мы с вами даже не имеем представления. Но для них они крайне важны. И очень плохо, что им известно, что убитый – Михась. Боюсь, теперь они станут говорить, что это дух старого мерзавца Коссы явился за ним. А скоро пожалует и сюда, чтобы внести разлад в нашу жизнь.

– Михась умер не от руки призрака! Его убил живой человек!

– Это мы с вами понимаем, потому что мы образованные люди. А те ребята, которые работают на нас, они простые души. И я совсем не могу дать гарантии, что уже завтра они не откажутся работать.

Так вот в чем была причина нервозного настроя Георгия. Все последние дни он вел напряженную агитацию за то, чтобы экспедиция продолжалась. И похоже, сражение это он постепенно проигрывал. Но теперь к нему прибыло подкрепление в лице Эда, который воскликнул:

– Поднимем им заработную плату! Ради денег они останутся.

– Один раз, возможно, это и сработает, – уныло произнес Георгий. – Но если неприятности будут случаться все с той же регулярностью, боюсь, никаких деньги не остановят этих ребят.

Георгий отошел от Эда и девушек очень расстроенным. Его уныние было самым настоящим. А Кира прошептала:

– Мне кажется, мы с вами зря подозревали этого парня.

– Почему это?

– Георгий очень хочет прославиться. Ему в первую очередь не выгодно, чтобы экспедиция сорвалась.

– Я и не подозревал, что дела на острове обстоят настолько скверно, – вздохнул Эд. – Валик говорил мне, что рабочие очень негативно воспринимают любой сбой в работе. Но я думал, что они недовольны тем, что простой в работе отразится на их заработной плате, а не тем, что они боятся призраков утонувших пиратов.

– А в подборе команды не возникло затруднений?

– Да как сказать. Безработных в Италии много. И вначале нам с Валиком казалось, что сложностей с подбором нужных людей не возникнет. Но едва они узнавали, что работать придется в окрестностях бухты Дьявола, как почти все торопились отказаться.

– Но почему?

– У этой бухты очень недобрая слава, – неохотно выдавил из себя Эд. – Тут много раз начинались поиски сокровищ Коссы. Но всякий раз кладоискателям приходилось сворачивать свои работы.

– Почему?

– Тому были разные причины. Но среди людей пошла молва, что это души пиратов не желают расставаться со своим золотом. И поэтому всячески вредят тем, кто приплывает в эту бухту за сокровищами.

– И как же вам удалось навербовать этих ребят себе в команду?

– Это всецело заслуга Михася. Уж даже и не знаю, какие аргументы приводил Михась, вербуя этих парней, но едва Валик обратился за помощью к Михасю, как все наши проблемы решились меньше, чем за один день.

– Значит, всех этих ребят привел Михась?

– Почти.

– М-да… Не удивительно, что их так расстроила его смерть.

– То-то и оно. И боюсь, они действительно могут уйти. По всей видимости, на острове их удерживал исключительно авторитет Михася.

– И деньги!

– Деньги, естественно, тоже.

До вечера, когда пришло время устраиваться на боковую, подруги и сами имели возможность понять, насколько сложной была ситуация в лагере. Большинство аквалангистов сомневались в том, что им стоит оставаться на острове даже на одну ночь.

Эд поговорил с рабочими и пообещал увеличить им зарплату почти вдвое. Это сработало. О том, чтобы уехать, речи больше не шло. Но все равно настроение у всех рабочих было подавленное и унылое. И все разговоры были о том, не совершают ли они ошибку, оставаясь.

– Не знаю, деньги – это хорошо, но покойникам деньги не нужны.

– Еще одна неприятность, пусть даже самая малюсенькая, и я делаю отсюда ноги!

– Пропади оно пропадом, это золото Коссы! Не знаю, как вам, а мне умирать совсем неохота!

– Жизнь дороже любого золота!

– Пусть старый Косса и его соратники подавятся своими сокровищами!

– Пусть оно застрянет у них в глотках!

– Не исключено, что Михась был первым, кого старый дьявол забрал к себе!

– Не хочу отправиться следом за Михасем.

Это повторялось в разных вариациях. И Кира видела, как Эд с Георгием, понимавшие итальянский, мрачнеют с каждой минутой все больше и больше.


Однако на следующее утро все рабочие были на своих местах. И изъявили готовность приступить к исполнению своих обязанностей. Солнечный свет разогнал вчерашние страхи. И сегодня рабочие выглядели более бодрыми. И разговоры велись тоже куда более оптимистичные.

– В конце концов, возможно, нам и удастся то, что не удавалось еще никому.

– Вот будет занятно!

– Ради этого можно и рискнуть.

Настроение у рабочих повысилось. И все были этому рады, и они сами, и организаторы экспедиции во главе с повеселевшим Георгием. За ночь Касьяновы и подруги успели подружиться с этим парнем. Одна лишь Вероника дула губы, когда Георгий обращался к ней. Тот явно чувствовал ее неприязнь. Но вместо того чтобы отойти в сторону, буквально из кожи вон лез, стремясь произвести на Веронику хорошее впечатление.

Но несмотря на его усилия, девушка была непреклонна в своей неприязни. И Георгий, в конце концов устав от ее колкостей, которые она сыпала в его адрес, переключил свое внимание на остальных новоприбывших.

– Знаете, я даже рад тому, что вы приехали, – признался он им. – В последнее время тут на острове происходит что-то непонятное. Впору самому поверить в то, что дух моего предка вовсе не угомонился под шикарным надгробием, которое ему установили, а продолжает бродяжничать и скитаться по земле в поисках новых приключений.

Да, оказалось, что Георгий искренне считал себя далеким правнуком известного пирата.

– Конечно, ни о каком прямом родстве между нами речи идти уже не может. Но в моих жилах течет кровь Коссы. Хотя и в очень сильно разбавленном виде.

Георгий был москвичом. Во всяком случае, так он говорил и так было написано в его паспорте. О том, что он принадлежит к древнему итальянскому роду, он узнал, уже будучи взрослым человеком.

– Просто однажды к нам в дом пришел один старик, который назвался дядей моего отца. И рассказал мне, что я принадлежу к роду Коссы.

Своего отца Георгий не знал. И для него, впрочем как и для его матери, стал полнейшей неожиданностью визит этого странного гостя.

– Он назвался сеньором Роджеро. И он рассказал мне удивительную историю об их семье и известном предке – пирате Коссе.

Если бы Георгий услышал эту историю в более нежном возрасте, она бы потрясла его. И даже сейчас, будучи уже взрослым человеком, он почувствовал, как кровь быстрей побежала по его жилам. Кровь пиратов, авантюристов и воинов.

– В общем, мы с этим сеньором Роджеро подружились и встречались еще несколько раз. Я даже ездил к нему в гости. И он подарил мне ту самую карту, с которой я пришел к Валентину.

Старый Роджеро не стал скрывать от своего молодого родственника того обстоятельства, что этой картой уже активно пользовались.

– Но если пока что никто не нашел сокровищ, это еще не значит, что их там нет. Если другим не повезло, возможно, повезет тебе, мой мальчик.

Карта была старинной. И в этом не было никаких сомнений.

К сожалению, это было единственное наследство, которое получил Георгий от своих знаменитых предков. Сеньор Роджеро был совсем не богат. Жил на пенсию в крохотной квартирке с одной спальней. На жизнь ему вполне хватало, но на поиски сокровищ нет.

– Увы, карта – это единственное, чем я могу тебя одарить. Ни денег, ни славы или титулов я за свою жизнь не нажил. И если честно, то я даже не представляю, к кому тебе обратиться за финансированием этой экспедиции. Но не сомневаюсь, что если ты найдешь на нее деньги, то успех тебе будет гарантирован.

Георгий покивал и начал кумекать, к кому бы ему обратиться за помощью. Немного поломав голову, он вспомнил про Валентина, с которым вместе совершал восхождение на Эльбрус. Еще тогда Георгий позавидовал этому богатенькому счастливчику – его ровеснику, который не только не был стеснен в средствах, но имел возможность исполнять любую свою прихоть.

– Я обратился к Валентину со своим предложением, и тот сразу же согласился искать сокровища вместе со мной.

Валентин с такой жадностью ухватился за идею поиска сокровищ, что Георгий мог себя поздравить. Валентин не нуждался в поощрении или подбадривании. Он и сам развил бурную деятельность. Он не только дал денег на экспедицию, но и лично участвовал в ее снаряжении.

– Благодаря Валику и Эду мы умудрились уложиться в кратчайшие сроки, – объяснил Георгий. – И вышли в море к бухте Дьявола на полностью снаряженной для поисков яхте.

Но на этом везение наших друзей и закончилось. Стоило экспедиции прибыть на остров, как у команды начались неприятности. Беды сыпались на них одна за другой, но с таким постоянством, что впору было, действительно, задуматься о чьей-то злой воле.

– Остров необитаем. Сами видите, какая тут природа. Одни лишь скалы, камни, песок и чахлая растительность. Выжить тут невозможно. Да никто никогда и не пытается. И следовательно, он был идеальным местом для пиратского пристанища. Приличные люди на остров не плавали ни прежде, ни сейчас. И средневековые пираты чувствовали себя тут полноправными хозяевами.

И хотя пираты давно уже покинули этот остров, он по-прежнему пользовался у населения дурной славой. И никто из местных жителей сюда без лишней необходимости не совался.

– Итак, на острове нету никого, кроме нас, – продолжал рассказывать Георгий. – Но вдруг мы стали слышать по ночам какие-то странные голоса. Они звучали то громче, то тише. Одни из них кричали, другие ругались, третьи стонали и проклинали кого-то. Иногда они бывали пьяны, иногда горланили старинные пиратские песни. Слышать их было жутко!

– Вас кто-то разыгрывал!

– Сначала мы тоже так подумали. Но сколько мы ни искали, никого из посторонних на острове так и не нашли.

Тем не менее эти ночные песнопения сильно сказались на моральном духе всей команды. Люди стали поговаривать, что место это проклятое. И что зря они сюда приехали. К тому же их преследовали не только голоса-призраки, но и вполне реальные неприятности. Например, таинственным образом из баков выливалось горючее, пропадали вещи и даже сам воздух из аквалангов.

– Только чудом нам удалось избежать нескольких несчастных случаев, каждый из которых грозил унести чью-то жизнь.

И дальше события пошли еще хуже. Погиб Михась. Пропал Валик. Рабочие начали бунтовать и грозиться уйти с проклятого острова. И Георгий, оставшись один на один со всеми этими проблемами, совсем растерялся.

– По своей натуре я совсем не лидер. И если бы вы не приехали, мне было бы не удержать этих парней. Они все неплохие ребята, но эти ночные стоны и вопли кого угодно выведут из равновесия. Я и сам их с трудом выдерживаю. Что уж говорить про остальных!

Подруги и сами услышали часть еженощного концерта, который устраивали призраки пиратов для своих гостей. И теперь могли подтвердить, что даже недолгое выступление хора погибших пиратов заставляло дрожать. Что уж говорить про нервы рабочих или самого Георгия, если они были вынуждены слушать такие концерты каждую ночь.

– Ни выспаться, ни отдохнуть нормально.

– А мне вот интересно, кто это может так стонать?

– Может быть, ветер?

– Ага! И ветер ругается человеческими голосами? Кричит «Кар-р-р-ам-мба» и «Дьябло»? Очень, скажу я вам, странный ветер!

– Вам могло это только послышаться! Или кто-то из рабочих решил подурачиться.

В ответ на это Георгий еще раз объяснил, что они обыскали весь остров, но ничего подозрительного не нашли.

– Вероятно, эти крики записаны на пленку.

– Но все же кто-то включает запись с этим концертом.

– И сделать это может только человек, также находящийся на острове.

– Чужаков тут нету! Остров совсем мал. И здесь негде укрыться от посторонних взглядов.

Кира пожала плечами.

– Все равно тут должен быть кто-то чужой. Вы как хотите, но я в призраков не верю и не поверю никогда!

Однако в этот же день всем членам экспедиции, и Кире в том числе, пришлось снова столкнуться с проявлением вредоносности призраков. И случилось это всего лишь в двух шагах от того места, где им всем довелось заночевать.

Едва только рабочие в хорошем настроении столпились на берегу, собираясь отправиться в море, как сначала раздался один крик, а затем его подхватили и другие. Кира выглянула из окна каюты и увидела, как рабочие мечутся по берегу.

Все они выглядели очень взволнованными. И от их хорошего настроения не осталось и следа.

– Что такое? – удивилась Кира. – Что это с ними?

– Смотрите! Смотрите! Все смотрите!

– Куда? Куда смотреть-то?

Но тут Кира перевела взгляд и сама все увидела. Возле трапа яхты лежала белая кучка, прикрытая каким-то тряпьем. И именно вокруг нее столпились бледные и явно перепуганные насмерть рабочие. Там же уже стояли и такие же бледные, словно покойники, супруги Касьяновы. И Кира поспешила присоединиться к ним.

– Что тут такое?

– Какая-то очередная чертовщина, – с досадой произнесла Наташа. – Череп.

– Череп? Чей череп?

– Кто-то подбросил нам череп и кости.

– Череп? Кости?

Но теперь Кира и сама увидела, что белая кучка возле трапа – это человеческие кости, увенчанные сверху человеческим же черепом. А прикрыто это все было тряпкой, испачканной чем-то красным. По всей видимости, кровью.

По толпе рабочих прошла волна паники.

– Это предупреждение.

– Череп! Кости! Окровавленные тряпки!

– Мы все умрем!

– Старый Косса не желает нашего присутствия на своем острове!

И тогда Эд сделал то, чего никто от него не ожидал. Схватив череп, он поднял его в воздух и воскликнул:

– Ребята, не сходите вы с ума! Это же не настоящий череп! Это просто муляж! Пластик! А тряпки вовсе не в крови, они перепачканы в краске! Посмотрите сами! Пятна сухие и еще пахнут ацетоном!

Постепенно рабочие один за другим стали светлеть лицами. И хотя они избегали того, чтобы подойти к Эду и самим лично убедиться в правоте его слов, настроение у них снова улучшилось. Задор Эда передался и рабочим. И теперь они уже не знали, бояться им или все же смеяться.

– Ну, надо же! – восклицали они. – Игрушка!

– Кто-то хочет запугать нас! – сердито произнес Георгий. – Эти кости и череп из той же оперы, что и ночные вопли. Кому-то очень хочется выжить нас с этого острова!

– Но кто это? Кому мы мешаем?

– Не знаю! Но я буду не я, если не докопаюсь до правды!

Эд вернулся в каюту. По дороге он выбросил череп, кости и испачканную тряпку в море. И лишь оказавшись в каюте, мужчина дал волю своим чувствам.

– Вот пакость какая! – воскликнул он. – Дьявол!

– О чем ты, дорогой? – подошла к нему Наташа.

Эд как-то жалобно взглянул на нее и нерешительно произнес:

– Не знаю, милая, может быть, нам действительно отменить наши поиски?

– Что?

– Хотя бы на время, а?

– Да из-за чего?! – вознегодовала Наташа. – Из-за какого-то фальшивого черепа и кучки пластмассовых костей?

Эд помрачнел еще больше и признался жене и остальным своим друзьям:

– Череп был настоящий.

– Что?

– И кости, насколько я могу судить, тоже. Очень старые. Им явно больше сотни лет.

– Не может быть!

– В здешнем сухом климате кости могли сохраниться и дольше.

– Нет, я не о том! Ты уверен, что череп и кости были настоящими?

– Уверен. Я солгал рабочим, но не могу лгать вам. Череп был самым настоящим. И теперь я боюсь, что всем нам грозит реальная опасность.

Наташа упорно сдвинула к переносице свои светлые бровки и произнесла:

– Все равно! Мы будем искать сокровища!

– Ты так думаешь?

– Нельзя позволить кому бы то ни было запугать нас!

– Но ты ведь изначально не очень-то хорошо отнеслась к этой идее!

– Тогда я не знала, что кто-то собирается опередить нас! А теперь я говорю, нельзя допустить этого! Надо найти клад и доказать всем, что мы лучшие!

Итак, на коротком совместном совещании было решено продолжать поиски, пока не случится еще чего-нибудь непредвиденного. Георгий выглядел очень разгневанным и опечаленным. Он чувствовал, что снова теряет контроль над ситуацией. С большой неохотой, но команда все же вышла в море. На сегодня было запланировано обследовать большой кусок морского дна.

– Если хотим успеть до темноты, придется работать даже без обеда.

Это известие было воспринято с глухой неприязнью. Никто из команды явно не ожидал от сегодняшнего дня ничего хорошего. И людей можно было понять. Если день начинается с окровавленных лохмотьев и черепа, то ждать от него добра нечего.

Однако люди работали, старательно отрабатывая свое вознаграждение. Настроение не сильно сказывалось на качестве их работы. И постепенно все немного успокоились. Хотели люди работать или нет, но они выполняли свои обязанности. А в конце концов, это было самое главное.

Но внезапно разразилась катастрофа.

– Огонь! Мы горим!

Эти крики неслись из трюма. А спустя мгновение повалил густой черный дым, от которого закашлялись все вокруг.

– Что это за дрянь?

– Похоже, горит резина! Я видела такое, когда горел склад с покрышками.

– На яхте нету такого количества резины!

– Тогда пластик! Он тоже горит очень вонюче!

Паника длилась довольно долго. Никто не мог понять, где находится источник возгорания. И в результате все бестолково метались по палубе, носясь с баграми, огнетушителями и пластиковыми ведрами. Вода из ведер выплескивалась на палубу, которая становилась от этого еще более скользкой.

Кто-то в панике выпрыгнул за борт и теперь кричал, чтобы ему бросили спасательный круг. Кто-то пытался спустить на воду спасательные надувные лодки. Но в большинстве своем люди просто бегали взад и вперед, увеличивая панику.

Наконец дыма стало меньше, а потом он и вовсе исчез. Георгию первому удалось войти в трюм. И обратно он выскочил, держа в руках какую-то черную покореженную штуку.

– Дымовая шашка! – воскликнул он. – Это она дымила! Никакого другого огня на судне не было. Просто кто-то поджег эту штуковину! Вот дым и повалил, словно из пекла!

И хотя все объяснялось очень просто, но команда застыла с каменными лицами.

– Ну все! – наконец воскликнул один из аквалангистов. – Мы уходим!

Он обвел взглядом лица собравшихся, прочел на них горячее одобрение и уже куда более уверенно продолжил:

– Мы не хотим оставаться.

– Почему?

– Нас нанимал Михась. Он обещал нам огромный барыш. Но где теперь Михась? Нет, мы не хотим за ним следом!

Остальные тоже загомонили наперебой. Никто не хотел умирать. И никто больше не желал рисковать, оставаясь в экспедиции на этом острове.

– Это проклятое место! Как есть проклятое! И тот, кто останется тут, тоже будет проклят!

Никакие просьбы и даже угрозы Эда и Георгия не возымели больше результата. Все рабочие лишь упрямо качали головами и твердили в один голос:

– С нас довольно! Никаких денег не нужно! Мы уходим!

И ушли. Очень быстро вернулись в лагерь, там собрали свои вещи и загрузились обратно на яхту.

– Мы требуем, чтобы вы доставили нас на материк.

Эд предпринял еще одну попытку уговорить их и остаться. Но они были непреклонны.

– Нет, нет и еще раз нет!

– Довольно!

– Баста!

– Это конец!

Не передумали они и потом, когда вдали уже показалась бухта неподалеку от «Сан-Ремо». Едва яхта коснулась причала, рабочие попрыгали с нее, словно на ней была чума. Захватив свои вещи, они припустили прочь, чуть ли не бегом. Никто из них даже не пожелал остановиться хоть на минутку, чтобы попрощаться с друзьями. Все рабочие торопились унести свои ноги подальше от яхты, которую тоже считали проклятой.

Глава 11

Оставшаяся шестерка вместе с тремя членами экипажа арендованной Валиком яхты – капитаном и двумя матросами – долго и беспомощно смотрела вслед убегающей команде. Остановить не удалось никого. Поддавшись массовой панике, все рабочие убежали, оставив организаторов экспедиции у разбитого корыта.

И тогда Георгий уныло произнес:

– Без аквалангистов мы никак не сможем обследовать дно. И без рабочих ни за что не сможем поднять сокровище, если даже и найдем его.

– Мы не сможем заменить вам ушедших рабочих? – спросила Кира.

– Разве что отчасти.

– Капитан и матросы тоже будут помогать. Нужно просто доплатить им, вот и все.

– Ну, допустим. Но нам все равно нужно хотя бы трое-четверо крепких мужчин для тяжелой работы. А лучше человек пять или даже шесть или восемь.

Но где их взять, никто не знал. И Эд сильно сомневался, что кто-то в Сан-Ремо или его окрестностях согласится работать на них.

– Эти удравшие кретины уж постараются расписать все самыми черными красками.

– Естественно! Они ведь должны будут как-то оправдать собственную трусость и глупость!

– Придется ехать за новой командой куда-то подальше. Возможно, даже на Сицилию!

– И еще не факт, что другие рабочие окажутся более отважными.

После этого члены экспедиции долго сидели на борту яхты в полнейшем унынии, не зная, что им предпринять дальше.

Но внезапно Кира резко вскочила на ноги и замахала руками, крича:

– Метью! О, Метью! Как я рада тебя видеть снова! Иди сюда, к нам!

Леся с Вероникой тоже вскочили на ноги. И уставились в том направлении, куда смотрела Кира. Затем Леся тоже радостно пискнула. И даже Вероника издала нечто вроде приветственного возгласа, хотя до этого смотрела на мир весьма мрачно.

Кира же радовалась весьма бурно, прыгая с ноги на ногу и поочередно обнимая Метью и трех его друзей, которые, откуда ни возьмись, появились на берегу.

– Как вы кстати тут появились! – восклицала Кира. – Вы-то нам и нужны! Вы-то ведь не испугаетесь призраков парочки старых пиратов?

Метью посмотрел на свою приятельницу с легким удивлением. Но не отступил и наутек не пустился. Стоял и внимательно ее слушал.

– Я правильно понял, вы нашли место, где водятся призраки пиратов? – спросил он наконец у нее.

– Да, да! – подтвердила Кира и тут же нетерпеливо осведомилась: – А акваланги у вас с собой? Надеюсь, что с собой! Потому что мне с моими друзьями очень пригодилось бы сейчас ваше умение опускаться на большие глубины. Кстати, совсем забыла вас спросить, а вы сейчас чем-нибудь заняты? Если нет, то как насчет небольшой работенки на нас?

Кирины друзья переглядывались. Только сейчас до них дошла причина бурного восторга Киры, с которым она приветствовала группу испанцев. У тех были акваланги! И были костюмы для подводного плаванья. И вообще, они знали в подводных спусках толк и вполне могли заменить сбежавших от Георгия рабочих.

– Ну, вообще-то, я не против работы, – пожал плечами Метью. – Однако надо будет спросить мнение и моих друзей.

Он обернулся к застывшим за его спиной ребятам и задал им несколько вопросов. Те разразились радостными возгласами, которые можно было трактовать только как однозначное согласие. Кира была готова прыгать на месте от радости. Но тут вперед вышли Эд с Георгием, отодвинув девушку своими широкими плечами назад.

– Раз принципиальное согласие между нами достигнуто, – заявил Эд, – пришло время обсудить детали. Сколько вы хотите получать за свою работу?

– А сколько вы намерены платить?

Эд переглянулся с Георгием, и тот назвал сумму, которая показалась смешной даже Кире.

– Маловато, – рискнул заметить Метью. – Конечно, лично мне все равно, сколько получать. Я могу работать даже бесплатно, если дело того стоит. Но вот мои друзья… Увы, они далеко не миллионеры. Им нужно на что-то жить, есть и пить.

– Мы берем вас на полное обеспечение! Еда, ночлег и даже напитки за наш счет.

– Да, но так будет не вечно. Когда-то нам придется с вами расстаться и снова жить за свой счет.

– Будем работать, сколько потребуется. Хоть год!

– Бесплатно мы работать все равно не намерены! – отрезал Метью.

Наташа затеребила мужа за рукав.

– Не жмоться! – прошептала она. – Тем рабочим ты был согласен заплатить хоть втрое больше. Почему этим не хочешь?

Эд только отмахнулся от нее. Даже своей любимой жене он не решался признаться в том, что его смущало. А смущало его именно то, как кстати подвернулись ему эти ребята.

– Ладно, – произнес он, обращаясь к Метью. – Плачу вашу цену!

Но и теперь Метью не торопился дать свое согласие.

– Хм, неплохо бы еще узнать, в чем будет заключаться наша работа? – спросил он.

– Так вы согласны работать на нас?

– Дело лишь в цене.

– А цена, как я понимаю, зависит от того, чем вам предстоит заниматься?

– Совершенно верно.

– Нужно обследовать дно в указанном нами квадрате.

– На предмет чего обследовать?

– На предмет… на предмет наличия на нем инородных тел!

– Что вы имеете в виду? – удивился Метью. – Как это инородных тел? И кстати, где ведутся поиски?

– Мы разбили лагерь в бухте Дьявола.

– Ах, вот оно что! – рассмеялся Метью. – С этого и надо было начинать! Значит, вы ищете сокровища старого проходимца – кардинала Косса?

– Да. Их мы и ищем. Поможете нам в этом?

– Занятие не из самых скучных. Пожалуй, если вы увеличите плату вдвое, то мы согласимся.

Разгорелся торг. Но в конце концов обе стороны пришли к согласию. И новые аквалангисты загрузились на судно.

– А где ваш фургон? – спросила у Метью Кира.

– Мы оставили его на стоянке. Очень удобное место. Платишь за неделю вперед, и тебе дают солидную скидку.

Услышав это, Леся удивленно подняла голову. Она явно хотела что-то спросить у Метью, но того отвлек Георгий, которому не терпелось обсудить с новыми рабочими, когда они смогут приступить к выполнению своих обязанностей.

– В принципе, мы можем работать даже ночью, – сказал он. – Правда, ночью будет трудней, потому что придется работать при свете прожекторов. Но принципиального значения для нас это не имеет. На большой глубине у морского дна темно даже днем. Если хотите, мы с ребятами приступим к работе прямо по прибытию на остров.

– Очень хотим!

Метью кивнул и отправился к своим, чтобы сообщить им новость о том, что работать они начинают прямо сейчас. Оказалось, что кроме тех троих ребят, которые сейчас были с ним и с которыми были также знакомы подруги, у Метью имелось еще несколько приятелей. И они тоже могли присоединиться к поиску сокровищ.

– Отлично! Можно готовиться к спуску.

Когда яхта искателей сокровищ снова вышла в море, на душе у всех полегчало. Они скоро прибудут на место. И можно будет начать работать нормально. Судьба послала им новых рабочих взамен прежних. И дай бог, чтобы эти ребята оказались профессионалами!

Девушки наблюдали за работой, пока не стемнело. А затем их отправили на берег на моторке под присмотром Георгия, чтобы разбить там лагерь и приготовить ужин. Эд остался на яхте вместе с рабочими. Впрочем, те и без него знали, что нужно делать. Так что его роль сводилась к роли пассивного наблюдателя. Но Эд был согласен и с этим.

Наташа, разумеется, тоже осталась с мужем. Она была очень довольна, потому что видела, что ее муж доволен. А Эд прямо лучился от счастья, потому что новые рабочие были куда толковей предыдущих. И он видел, что они действительно привыкли работать в любых условиях.

Все его дурные предчувствия испарились сами собой. И он не сомневался, что удача теперь на их стороне.

– Этих ребят точно не испугают ни волны, ни плохие условия, ни тем более какие-то там призраки, – наклонившись к жене, прошептал Эд. – Нам очень повезло с ними. Просто невероятно повезло!

Сидевшие на берегу девушки тоже не забыли отметить, что сегодняшняя ночь куда спокойнее предыдущей.

– Кстати, а вы заметили, что сегодня очень тихо! – первой обратила внимание Вероника. – Никаких стонов или криков не слышно!

– В самом деле! – обрадовалась Кира. – Не слышно!

– Они ушли!

– Им надоело нас пугать!

– Они сами испугались и сбежали!

– Или… или они просто очень заняты чем-то другим.

Последнюю фразу произнесла Леся и вполголоса, словно бы обращаясь к самой себе. Поэтому две другие девушки лишь пожали плечами и не стали обращать внимание на ее бурчание. У каждой из них было о чем подумать и без того.

Например, Вероника, когда отступили непосредственные проблемы, снова стала дуться на своего Валика и на весь мир. Особенно же доставалось Георгию, которого Вероника не переставала изводить и подкалывать. Но казалось, самого Георгия это ничуть не смущало.

Он быстро и умело разжег большой костер, чтобы девушкам было повеселее на берегу. А когда совсем стемнело, спел им под гитару несколько походных песен и рассказал несколько баек из тех времен, когда был простым геологом и надолго уезжал в Заполярье.

– По сравнению с теми местами здешний остров просто рай на земле, – сказал он, откладывая гитару в сторону и снова берясь за дело.

Именно Георгий первым подумал об ужине. И не только подумал, но и приготовил его. Сначала разогрел на небольшой плите, работающей от газового баллона, консервированные бобы, разложил их по тарелкам, а затем порезал крупными кусками консервированную же ветчину.

– Угощение подано! – заявил он и тут же воскликнул с деланым испугом: – Эй, эй! Не набрасывайтесь вы так! Оставьте хоть что-нибудь нашим рабочим! Их тоже надо будет накормить, коли уж Эд посулил им полное обеспечение жильем и едой.

– Обойдутся! – буркнула оголодавшая за день Кира, запихивая в себя огромные куски.

– Сами себе пусть что-нибудь готовят.

Георгий укоризненно покачал головой.

– А мне показалось, что это ваши друзья, – сказал он.

– Друзья! Конечно, друзья! Но готовят пусть они себе сами!

Впрочем, основательно закусив, подруги почувствовали не только сытость и сонливость, но и, как ни странно, угрызения совести.

– Если ребята проработают допоздна, надо бы их накормить чем-то посущественней этих бобов.

– А чем тебе бобы плохи? Лично мне они очень понравились.

Но Леся уже плотно загрузилась идеей покормить аквалангистов сытным ужином.

– Приготовлю-ка я им ирландское рагу! – воскликнула она. – Отличная вещь для тех, кто понимает толк в готовке! В него можно положить все, что есть под рукой. И все равно это будет именно ирландское рагу, а не что-нибудь другое!

С этими словами Леся бодро плюхнула на плиту огромную кастрюлю, куда положила оставшуюся после их ужина вскрытую фасоль и покидала порубленную ветчину. Потом долила свежей водички и принялась с воодушевлением метать в кастрюлю содержимое банок из запасов экспедиции.

– Помидоры, болгарский перец, зеленый лук с пряностями, рис и что-то маленькое, похожее на пиявок. Как думаете, что это может быть?

– Не знаю, но выглядит жутковато. Лично я ни за что не стала бы это есть.

– Поздно. Я их уже высыпала.

– Тогда замаскируй чем-нибудь сверху, – посоветовала ей Кира.

Леся совету подруги вняла и еще энергичней принялась метать в кастрюлю содержимое банок. Угомонилась она лишь после того, как места в кастрюле совершенно не осталось.

– Ну вот! Пожалуй, пора попробовать.

Кира покосилась на серо-малиновое месиво, которое булькало на плите и в котором то и дело мелькали то оранжевые, то красные кусочки. А то всплывали и те самые подозрительные черненькие червячки.

– Только осторожно! – предупредила она подругу.

Леся кивнула. И поднеся к губам ложку, попробовала свою стряпню. Кира наблюдала за ней с некоторым душевным трепетом. Но какое-то время ничего не происходило. Леся стояла с полуприкрытыми веками все в той же позе, наклонившись над кастрюлей. Наконец она выпрямилась и воскликнула:

– Бесподобно! Божественно! Без преувеличений, это мое лучшее блюдо! Кто бы мог подумать!

– Ты это серьезно? – обрадовалась Кира.

– Более чем. Но на вкус-то это божественно, а вот на вид…

– Напоминает чью-то рвоту, – охотно подсказала ей Кира.

Леся метнула на подругу испепеляющий взгляд, но была вынуждена признать:

– На вид действительно не очень. Чем бы это нам еще замаскировать?

– Подожди, я тут видела что-то подходящее…

И Кира принялась шарить в вещах, которые они захватили с собой с яхты. Вещей у всех было много. Но Кира точно помнила, что видела среди них коричневый рюкзак, в одном из карманов которого был почти целый пакет с сырными палочками.

Наконец рюкзак нашелся и пакет с палочками тоже.

– Засыпь ими свое рагу сверху, – предложила она Лесе. – И оно станет вполне приличным.

Кира не услышала ответа. И подняв голову, увидела, что Леся подняла ту самую бумагу, выпавшую из рюкзака вместе с сырными палочками. Леся не сводила с нее изумленного взгляда.

– Что с тобой? – спросила у нее Кира. – Ты таращишься на этот листок так, словно перед тобой привидение.

– Так и есть. Посмотри сама.

И с этими словами Леся протянула Кире свою находку. Та взяла ее и некоторое время пыталась понять, что на ней нарисовано.

– Что-то знакомое, – сказала она наконец. – Какая-то карта.

– Это карта нашего острова, – пояснила ей Леся. – Вот тут бухта Дьявола. Вот тут находимся сейчас мы с тобой. А поиски сокровищ ведутся в области вот этого знака.

И Леся ткнула пальцем в довольно большой черный крест, который пересекал бухту Дьявола с севера на юг.

– Буквы какие-то непонятные.

– Не трудись, – сказала Вероника, тоже подошедшая к подругам. – Я и так сразу могу тебе сказать, что это новенькая ксерокопия той карты, которую принес Валику наш Георгий. Где ты ее взяла?

– Вот тут! В рюкзаке лежала. Вместе с сырными чипсами.

– Ага! А чей это рюкзак?

– Не мой.

– Не мой.

– Не наш, – заключила Кира. – Значит, это рюкзак кого-то из новеньких. Правильно?

– Да, наверное. Мне кажется, я видела похожий у Метью.

– Значит, у Метью была карта острова. А зачем она была ему нужна?

– Лучше спроси, как он ее раздобыл.

– Ну, это как раз несложно. Наверное, попросил эту копию у Эда.

– Зачем?

– Чтобы получше обдумать на досуге стратегию предстоящей работы. Ведь Метью не просто аквалангист-любитель, который ныряет в лучшем случае несколько раз в год. Помните, Метью рассказывал, что со своими друзьями занимается глубоководными спусками уже много лет. Это его профессия.

И Кира сунула ксерокопию карты обратно в рюкзак.

– Если бы это было важно, Метью не оставил бы ее вот так на виду. Пошли спать!

Последнее предложение возымело действие. Спать хотелось решительно всем. День выдался очень тяжелым и волнительным. Поэтому все быстро улеглись на свои места и заснули, радуясь тому, что противные призраки, изводившие экспедицию много ночей подряд, наконец-то угомонились. Над островом не было слышно никаких посторонних звуков. Лишь шелест ночного прибоя да крики работающих далеко в заливе людей на яхте.

Впрочем, за полночь они тоже свернули работы и прибыли на стоянку. Видимо, ирландское рагу по рецепту Леси пришлось всем по вкусу. И когда девушки утром поднялись, то обнаружили, что пустая кастрюля мокнет в море, придавленная для надежности камешком. Мыть ее ребята не стали, но позаботились о том, чтобы грязная посуда не засохла и утром ее легко можно было очистить от налипших на стенки остатков полночного пиршества.

Приведя себя и лагерь в относительный порядок, подруги умылись и направились к палатке, где находился Георгий. Но, подойдя к ней, они внезапно услышали, как он с кем-то разговаривает, и замерли на месте. Да они просто не смогли бы поступить иначе, ноги буквально приросли у них к земле от услышанного.

– Да, я все понимаю, Валик не мог оставаться в Италии. Но скажите мне, почему Валька укатил не с Вероникой, со своей невестой, а с этой непонятной девицей?

– Видимо, он ей доверял.

Второй голос явно принадлежал Эду. И звучал он гораздо более спокойно.

– Но кто она ему? – не успокаивался Георгий. – Почему он обратился за помощью именно к ней, а не к кому-то из нас – своих друзей?

– Видимо, он опасался, что за его друзьями может наблюдать полиция. А вот его связь с Петрой никому не была известна.

– Лично я в шоке, – признался Георгий. – Эта Петра – просто блудливая кошка какая-то. А Вероника… Она светлый ангел! Нельзя их даже сравнивать, чтобы не оскорбить имя Вероники. Вот если бы у меня была такая невеста, то я бы для нее… то я бы ей…!

– Успокойся, Георгий! Валик сам разберется со своими девушками. И в чью бы пользу ни был его выбор, мы должны принять и понять его.

Мужчины заговорили о том, где сегодня будут вестись поиски. А Вероника повернула в сторону своих подруг перекошенное лицо.

– Так я и знала! – прошептала она. – Чувствовала! Эту проходимку и моего Валика связывают какие-то особенные узы! Они любовники! Чувствовало мое сердце неладное!

– Ерунда.

– Валик изменял мне с Петрой! Недаром он так не хотел брать меня с собой в эту поездку!

– Не придумывай.

– Надо же какой хитрец! Ничего не скажешь, удобно устроился! – еще больше распаляясь, воскликнула Вероника. – В Питере у него я, в Италии Петра, а в Испании какая-нибудь Мария или Эрика.

– Ты должна доверять своему избраннику.

– Не могу, – внезапно расплакалась Вероника. – Не могу ему больше верить. Он мне не верит, и я ему не буду!

Вероника убежала в палатку, а ее подруги переглянулись и двинулись в сторону мелькнувшей между скалами Наташи. Им требовался ее здравый смысл, чтобы разобраться во всем происходящем. От только что услышанных новостей головы у них просто гудели.

Найденная среди скал Наташа сначала не хотела говорить, объясняя, что ей необходимо искупаться и привести себя в порядок без посторонних глаз. Но потом все же поддалась напору двух подруг и раскололась:

– Да, друг моего мужа, который работает в полиции, сообщил Эдику, что Валик был замечен на побережье Сицилии в обществе высокой светловолосой девушки, чье описание очень подходит Петре.

– Значит, они вместе! Значит, они любовники!

– Не могу в это поверить! – воскликнула Наташа. – Бедная Вероника, бедная девочка, мне так ее жаль!

Последняя фраза лучше всяких других говорила о том, что Наташа тоже считает удравшую парочку – любовниками. А Веронику – обманутой жертвой.

– А где именно на побережье их застукали?

– Их видели всего в ста километра от «Сан-Ремо».

– Так близко от вашего дома!

– Парочка переправлялась на Сицилию.

– Значит, им удалось бежать?

– Да. Видимо, когда итальянская полиция спохватилась и объявила Валика в розыск, было уже поздно. Он успел покинуть территорию Италии. А с Сицилии можно выбраться разными способами. А если у тебя есть хорошие знакомые, то можно там и затаиться.

– Хорошие знакомые? – недоуменно переспросила Кира. – На Сицилии? Вы имеете в виду одного из тамошних мафиози?

– Именно.

Кира наивно похлопала глазами и спросила:

– А разве их всех не пересажали?

– Всех не пересажаешь, – многозначительно произнесла Наташа. – А в наших краях поговаривали, что Петра пару лет назад имела в любовниках влиятельного сицилийского мафиози.

– Но зачем любовнику Петры прятать у себя бывшую любовницу с ее новым дружком? – задала Кира резонный вопрос. – Это как-то нелогично.

– Заметьте, что я этого и не утверждаю. Я лишь рассказываю то, что знаю сама. И выдвигаю предположение.

Предположение о том, что Петра прячется на Сицилии у своего старого любовника и заодно прячет там же Валика, вызвало целую бурю недовольства. И в первую очередь, негодовала Вероника. Едва она узнала содержание разговора подруг с Наташей, как тут же закричала:

– Вот видите! Я же говорила, что Валик мне изменяет! И нечего было меня утешать! Он удрал с этой Петрой, даже не соизволив поставить меня в известность, что бросает меня. Никогда ему этого не прощу!

Но, сделав такой вывод, Вероника почему-то не торопилась уезжать из бухты Дьявола.

– Подожду! Пусть он сам скажет мне это в лицо! – заявила она. – Посмотрим, хватит ли у него на это духу!

– Что же ты собираешься делать?

– А ничего! Буду сидеть и ждать!

– Чего ждать-то?

– Чего-нибудь. Что-то уж точно найдется, либо сокровища, либо сам Валик. А возможно, что и обе эти вещи разом! Вот тогда и поговорим!

В общем, Вероника приняла твердое решение остаться и дождаться развязки событий. И подруги, разумеется, остались с ней. Виза позволяла им пока что это сделать.

– Хотя если Валик не появится в самое ближайшее время, нам придется покинуть территорию Италии. Долго оставаться мы тут не можем.

– И я не сомневаюсь, что он тоже это прекрасно понимает. И при желании может воспользоваться этим пробелом в нашей обороне.

Но так как просто сидеть и ждать было скучно, девушки решили принять активное участие в поисках, которые велись в бухте. Правда, они заметили, что их желание не вызвало прилива радости у остальных участников экспедиции.

– Что-то нас становится слишком много, на всех клада может и не хватить, – проворчал один из дружков Метью, заставив брови Киры удивленно поползти вверх.

И она ответила резче, чем ей хотелось бы:

– Мы с девочками ни на что не претендуем. А вот вам неплохо бы запомнить, что вы все работаете за зарплату. Никакого участия в дележе сокровищ вы принимать не будете!

– Что? И даже маленькой монетки на память не дадите? – нехорошо прищурился в ответ этот парень.

Кира нахмурилась. А Георгий поспешил притушить зарождающийся конфликт.

– Тише, тише. Мы еще ничего не нашли, а уже ссоримся. Это нехорошо. Если дела пойдут так и дальше, то мы рискуем вообще ничего не найти!

Команда вняла его голосу. Но Кире показалось, что если бы Метью не переговорил со своими друзьями, те не сдались бы столь быстро. И это ей здорово не понравилось. Как известно, в лодке должен быть только один рулевой, а на судне только один капитан. А у них, похоже, набирается сразу три штуки. И это еще не считать Валика, который тоже может скоро объявиться и начать тянуть одеяло в свою сторону.

Но как бы там ни было, теперь присутствие девушек в экспедиции было официально утверждено. И они смогли на общих началах приступить к поиску сокровищ старого пирата.

Глава 12

Впрочем, очень скоро подругам стало понятно, что поиск сокровищ в океане – это далеко не такое уж увлекательное дело, как им могло показаться вначале. Скорее, это была очень тяжелая работа, в которой девушки не могли принимать непосредственное участие, потому что весь их опыт подводного плаванья сводился к часу пребывания под водой в Красном море.

– Вы как знаете, а я чувствую себя тут лишней, – призналась подругам Вероника после полутора часов сидения на палубе. – Ребята работают, а мы только смотрим!

– Все-таки мужики были правы? На яхте нам не место?

– Ну-у-у… Да.

– А что мы можем сделать?

– Не знаю. Например, приготовить им обед! Леся, ты как? Приготовишь им снова твое фирменное блюдо?

– Это ты про ирландское рагу?

– А что? Оно имело огромный успех у ребят. Они выскребли всю кастрюлю до крошки.

– Хорошо! – оживилась Леся, которой тоже было неуютно просто сидеть, пока другие работают. – Я приготовлю обед. Только не рагу, а что-нибудь поинтереснее!

К счастью, запасы провизии на самой яхте были весьма солидными. Тут было из чего выбрать. Но Леся остановила свой выбор главным образом на холодных закусках.

– Становится жарко, – здраво рассудила она. – Солнце припекает с каждой минутой все сильнее. И хотя мы на воде, горячее в горло не полезет. Приготовлю холодный суп, легкий салатик и поджарю свежей рыбы.

– А рыбу где найдешь?

– Ребята нам ее наловят.

Рыбы для них наловил улыбчивый Метью, который не отходил от Киры и всячески старался загладить грубость своего товарища. Он уже извинился за его поведение сто и один раз. И когда на сто второй раз Кира остановила его, пошел и наловил для девушек рыбы.

– Эту рыбку можете не чистить, – сказал он. – Она запекается вместе с чешуей.

– А внутренности? Жабры?

– Их надо удалить.

– Вот ты этим и займись, – поручила девушка Метью его же улов. – Почисти, как нужно, принеси нам, а мы уж тут все нажарим, наварим и натушим.

Метью удалился в уголок, ворча себе под нос, что все добрые дела, увы, наказуемы. Но рыбу все равно почистил. И приволок ее обратно на кухню. К тому времени Леся уже успела развести йогурт водой, посолить и поперчить его, добавить чесночка, мелко рубленной зелени и луку.

– Эту заправку можно использовать как суп, а можно как соус. Я еще пока что не решила. Но вкус потрясающий, хотите попробовать?

Да, нельзя было не согласиться, что прохладная кисловато-соленая жидкость приятно освежала в жару. И Кира натерла в нее еще свежих огурчиков. А Вероника добавила мелких колечек молодой редисочки. Получилось нечто вроде окрошки, но только вместо кваса был кисловатый йогурт.

Леся тем временем приступила к жарке рыбы. Возиться с каждой рыбиной в отдельности ей не хотелось. Пришлось бы простоять у плиты слишком долгое время. Так что Леся положила всю рыбу на противень, а сам противень засунула в духовку.

– Неплохо оборудован камбуз, – заметила она при этом. – Чувствуется, что яхта стоит тех денег, которые были за нее заплачены.

Обед получился на славу.

– Пальчики оближешь! – выразил всеобщее мнение Георгий.

– Мы еще вчера поняли, что ты отлично готовишь.

– Понравилось мое рагу, мальчики? – просияла улыбкой Леся.

Но к своему удивлению, встретила в ответ от всех мужчин лишь недоумевающие взгляды.

– Девчонки, да ведь всю кастрюлю съели вы сами, – наконец, усмехнувшись, рискнул заметить Эд.

– Мы? – поразились девушки.

– Ну да. Мы нашли лишь пустую кастрюлю, в которой еды совсем не оставалось. Лишь присохшая корочка на дне.

Леся помотала головой.

– Ничего не понимаю! Другими словами, никто из вас не попробовал моего рагу?

– Нет.

– Кастрюлю на плите вы нашли уже пустой?

– Да. И не на плите она была.

– И где она стояла?

– Не стояла. Лежала на берегу.

Леся снова помотала головой.

– Не может этого быть! Когда мы с девочками ложились спать, то кастрюля была полной. И стояла она на плите, чтобы вы легко могли ее подогреть, когда вернетесь на берег. Георгий?

– А что я? – развел руками парень. – Я поел вместе с вами, а потом ушел спать.

– И к рагу ты не притрагивался?

– Нет. Я и так был уже сыт. Фасоль с мясом штука питательная.

Леся переглянулась с остальными девочками.

– Мы тоже не трогали, – поспешно заявили ее подруги.

– Тогда кто?

Собравшиеся за столом люди переглянулись между собой. Неужели на острове снова появились призраки? Но яркое солнце за окном и шум моря не располагали к унынию или страхам. К тому же всем известно, что призракам еда не нужна. Поэтому все дружно пожали плечами. А Метью так тот и вовсе пошутил:

– Наверное, все-таки призракам пиратов надоело стенать в скалах. Они проголодались и спустились к берегу.

– Ага! И взяли плату за свой концерт провиантом!

И хотя загадка съеденного рагу так и не была решена, настроение у всех почему-то поднялось. Все люди развеселились. И решительно никто не придал значения этому инциденту. Никто, кроме Леси. Именно она готовила злосчастное, исчезнувшее в неизвестном направлении блюдо. И точно могла сказать, что одному человеку умять всю кастрюлю было не под силу.

– Если я рагу не ела, девочки его только чуть-чуть попробовали, а Георгий уже спал, то кто же съел всю кастрюлю?

Леся подозрительно покосилась в сторону Георгия. Именно он, как лицо мужского пола, вызывал в ней наибольшие подозрения. Но нет, Георгий всегда ел мало и как-то неохотно. Вот и сейчас он ковырялся в своей тарелке, несмотря на все старания Вероники подложить ему лучший кусочек.

– Спасибо, я уже сыт, – вежливо пытался он избавиться от навязчивой заботы Вероники. – Мне бы съесть то, что у меня в тарелке. Не надо мне больше ничего подкладывать!

И, говоря так, медленно отделял один крохотный кусочек от другого, старательно осматривал каждый, словно подозревая в чем-то, и лишь затем отправлял в рот. Точно так же он ел и в другие разы. Нет, этот человек в одиночку ни за что не осилил бы огромную кастрюлю рагу, в которой было четыре порции с избытком. Но все же, если не Георгий и не девочки, тогда кто?

Метью и его бригада? Но тогда зачем они говорят, что рагу в глаза не видали и досталась им всего лишь пустая кастрюля? Никто не стал бы их ругать за то, что они съели рагу. В конце концов, оно было приготовлено и оставлено на плите специально для них.

– Может быть, действительно призраки пиратов полакомились?

– Не выдумывай! Скорей уж дикие звери спустились к берегу.

– Но на острове нету никаких диких зверей, которым было бы под силу справиться с твоим рагу. Остров совершенно необитаем.

Но Леся уже приняла решение докопаться до правды.

– Когда приедем назад, первым делом осмотрю местность возле плиты. Если это были звери, то они должны были оставить хоть какие-то следы.

– А если призраки?

Леся в ответ лишь сердито зашипела. Не верила она в призраков. Рагу сожрал кто-то живой. Но вот кто, пока что оставалось загадкой.

Однако, пока Леся наблюдала за Георгием, ей невольно бросилась в глаза еще одна странность. А именно – Вероника! С немалым удивлением Леся заметила, что Вероника теперь постоянно крутится с их новым руководителем рядом. Она явно изменила свое мнение о Георгии и теперь изо всех сил старалась угодить ему и установить с ним максимально близкие и теплые отношения.

«Что бы это все значило? – задумалась Леся. – Сначала рагу пропало, теперь Вероника влюбилась. Что еще готовит нам сегодняшний день?»

Тем не менее день прошел без особых приключений. Аквалангисты продолжали прочесывать дно под руководством Георгия. После обеда и короткого отдыха они снова взялись за работу.

– Сегодня продолжаем обыскивать бухту в юго-восточной ее части.

– Мы уже осмотрели там все дно, – тут же возразил ему Метью. – Искать лучше чуть дальше! Например, вон у той расселины в скалах.

Как главный над всеми ныряльщиками, безусловно, он имел право на свое мнение.

– Надо поискать в другом квадрате, – поддержал его Эд. – Та расселина, о которой я говорю, похожа на пещеру.

– Это и есть пещера.

– Вот видите!

– Но в ней ничего нет! Мы там уже были.

– Все равно! Когда-то там мог быть пиратский лагерь. И сокровища они могли сбросить прямо возле пещеры. Надо попытаться заплыть со стороны моря. Там может быть проход!

– А что? Можно попробовать.

– Мы будем искать там, где говорю я! – рассердился Георгий. – Залог успеха в последовательности. Если станем скакать по бухте, словно блохи по собачьей шкуре, то ничего путного у нас не выйдет.

Долгого спора между этими членами команды не получилось. Метью первым пожал плечами и равнодушно произнес:

– Мне-то что! Чем дольше будем искать, тем для нас с ребятами лучше. Больше работы, больше денег. Просто мне кажется, что искать лучше возле пещеры. Но дело ваше!

– Закончите намеченный осмотр, – стоял на своем Георгий. – А там поглядим.

– Гляди, все равно увидишь, что я был прав! Только время потеряем, выполняя твои капризы!

Ставшие свидетельницами этой стычки подруги недоуменно переглянулись. Метью вел себя слишком вызывающе для простого ныряльщика. Если посмотреть со стороны, то могло показаться, что у него есть свой собственный план осмотра бухты. И этого плана он и считает нужным придерживаться, отбрасывая все наработки Георгия в мусор.

Но несмотря на стычку, аквалангисты послушно отработали все, что им было велено. Но ничего, кроме нескольких ржавых обломков, не нашли. Тем не менее даже эти обломки вызвали бурный восторг на яхте.

– Это куски обшивки корабля. Это дула старых пушек.

– Пушек? – изумилась Кира, вместе со всеми разглядывая изъеденные морской водой куски металла. – Это? Пушки?

Ее удивление легко можно было понять. То, что Георгий назвал дулом пушки, больше напоминало кусок металлического обода, которые крепятся на бочки. Причем обода очень ржавого и ветхого до невозможности.

– Раньше дула пушек собирались из множества пластин, – пояснил ей Георгий. – Затем пластины соединялись между собой, а сверху крепились несколькими ободами, которые удерживали пластины между собой. Литые пушки появились на свет у европейцев гораздо позже, лишь в царствование королевы Елизаветы. И вначале были прерогативой английского флота. Другие европейцы взяли литье пушек на свое вооружение лишь спустя почти сто лет.

– Значит, самые первые пушки собирались, словно бочки?

– Совершенно верно! Только вместо дерева использовались листы металла. Но все равно конструкция была крайне ненадежной и часто взрывалась. К тому же было очень трудно подобрать жерла одинакового размера. Поэтому к каждой пушке прилагались ядра нужного размера. Это крайне затрудняло стрельбу. Ведь бомбардирам приходилось метаться по нижней палубе в поисках нужного размера ядра и подходящего пороха.

Кира только покачала головой в ответ. Трудно себе представить, что совсем недавно люди пользовались столь несовершенными вещами. Да и сам их повседневный быт был весьма далеким от совершенства. Не имелось ни телефонов, ни телевизоров, ни тем более компьютеров, так облегчающих жизнь современному обществу.

А теперь еще выясняется, что и палили бедные моряки по своим врагам из таких несовершенных пушек. Впору было их пожалеть! И восхититься их упорством и героизмом.

– Значит, мы с вами сегодня нашли части пушек с корабля пиратов?

– Возможно, с их корабля, а возможно, что и с какого-то другого.

Кроме этих находок, было еще множество других, что заставило Георгия чрезвычайно раздуться от гордости. Но тут уж Эд не вытерпел и сказал:

– Поиски в этой бухте велись и прежде. И части корабля или кораблей тут тоже находили нередко. Но вот сокровищ среди них не было обнаружено. Не лучше ли послушаться совета Метью и поискать там, где он говорит?

– С каких это пор Метью стал тут главным?

– На главенство он и не претендует. Просто хочет быть полезным.

Ссора Георгия с Эдом оставила самого Метью совершенно равнодушным.

– Мои ребята закончили сегодняшнюю работу, но не прочь поработать еще, – сказал он. – Мы осмотрим тот квадрат возле пещеры, о котором я говорил. Вы не против?

Георгий отвернулся. А Эд кивнул:

– Ищите! Твое появление, Метью, уже само по себе невероятная удача для всех нас. И я хочу, чтобы ты знал, я верю в твою счастливую звезду!

Метью улыбнулся. И уже спустя полчаса, когда яхта подошла к облюбованному подводником квадрату, он сам и трое его ребят спустились под воду. Георгий специально ушел в каюту. Он выглядел очень обиженным и обозленным, хотя и старался не подавать виду. Вероника поспешила за ним. А все остальные остались на палубе, с интересом ожидая новых находок Метью.

Они заставили себя ждать. Метью долго не поднимался на поверхность. Следить за его работой можно было с помощью монитора компьютера, на котором появлялся тот же рельеф морского дна, который видел перед собой и Метью. Костюмы всех ныряльщиков были снабжены камерами, которые постоянно транслировали изображение с морского дна.

Однако работать с этой компьютерной программой умел один лишь Георгий. И сейчас все здорово сомневались, что он захочет им помогать. Так что теперь всем оставалось лишь ждать возвращения ныряльщиков.

Но на этот раз ожидание было вознаграждено сторицей. Едва Метью вынырнул, как всем сразу же стало понятно, что он что-то нашел. В правой руке Метью был явно зажат какой-то предмет, которым он и размахивал у себя над головой.

– Он что-то нашел!

– Что-то ценное!

– Ишь, как радуется!

– Метью, что у тебя там?

Но лишь после того, как аквалангисты поднялись на палубу, все смогли рассмотреть находку Метью. Это была небольшая монетка. Но хоть размер ее и был невелик, монетка была явно золотая. И она ярко сверкнула в лучах заходящего солнца.

Первым в находку вцепился Эд. Он вертел ее перед носом так и этак, пытаясь разглядеть полустершиеся буквы. Подругам удалось лишь рассмотреть профиль некоего мужчины, который был весьма грубо отчеканен на лицевой стороне этой монеты.

В том, что монета была весьма старинной, ни у кого из присутствующих не возникло ни малейшего сомнения. Края монеты были неровными, как бывает лишь у старых монет. И сама монета была отчеканена на плоском кругляше, который превратили в пластинку несколькими грубыми ударами молота.

Вообще, в старину к деньгам относились с куда большим уважением, но одновременно и не был выработан еще строгий свод правил, касающийся их оборота и чеканки.

Поэтому каждый правитель, будь то король, герцог или даже церковный владыка, чеканил свою собственную монету, которая имела оборот как в собственных владениях монарха, так и за его пределами. Все эти монеты существенно отличались друг от друга весом, чеканкой и чистотой содержащегося в них драгоценного металла.

А еще зачастую, если чеканщик делал слишком большую монету из золота, серебра или даже меди, то лишняя часть монеты просто отрезалась, чтобы она могла соответствовать положенному ей весу.

Представляете себе нынче такую картину, когда неправильно отпечатанную банкноту просто аккуратно надрезают, чтобы придать ей более правильную форму? Невозможно.

Но как уже говорилось, во времена средневековья подобное обхождение с деньгами было почти что нормой. Во всяком случае, нерадивого литейщика за его провинность на кол никто сажать не торопился. Максимум, могли выпороть или лишить полагающейся премии.

– Красивая монета. Она золотая?

– Да.

То, что монета золотая и явно старинная, было ясно всем. Но вот из какого корабля попала она в море? С корабля Коссы или с какого-то другого затонувшего в этих водах судна?

– Впрочем, если на корабле была одна такая монетка, могло быть и множество других.

– Какая нам разница, чьи сокровища мы найдем?

– Эдик, что скажешь?

Последний вопрос Наташи был адресован ее мужу, который никак не хотел выпустить драгоценную находку из своих рук. Он уже отчистил монету от грязи. И теперь упорно вертел ее у себя перед носом, пытаясь разобрать стершиеся крохотные буквы, еще видневшиеся возле лика старинного владыки.

– Ну что? – повторила Наташа свой вопрос. – Что это за монета?

– Насколько я вижу, на ней герб Ломбардии. Это чеканка монетного двора Ломбардии.

– Разве у ломбардцев был свой монетный двор? Я всегда думала, что этот народ почитал лишь одну власть – власть денег. И что все ломбардцы – это банкиры и менялы.

– Не совсем так. И в те времена, о которых идет речь, у них был свой правитель, который иной раз давал деньги в долг тем, в ком был заинтересован. Выходит, именно его казну ограбил Косса непосредственно перед тем, как затонул его корабль.

– Значит, эта монета из сокровищ Коссы? – прошептала Наташа, да и все остальные затаили дыхание в ожидании ответа ее мужа.

– Да, думаю, что да, – наконец произнес Эд, и из груди всех собравшихся вырвался дружный вздох облегчения.

– Ура! Да здравствует Метью! Мы нашли клад!

На эти крики из каюты выглянул Георгий. Лицо у него было недовольное и перекошенное. А Вероника, вышедшая следом за ним, выглядела изрядно опечаленной.

– Что случилось? – сварливо поинтересовался Георгий у остальных. – По какому случаю праздник?

– Метью нашел монету из клада Коссы! Мы нашли наше сокровище!

Казалось, Георгий был удивлен.

– Метью нашел монету? Именно монету? А ну-ка! Дайте мне ее сюда!

С видимой неохотой Эд все же расстался со своей находкой. Монета перекочевала в руки Георгия, который принялся так и этак вертеть ее у себя перед носом.

– Можешь не сомневаться, монета именно из клада Коссы! – возбужденно твердил у него над ухом Эд. – Это я тебе говорю! А я изучал историю средневековой Европы не один год. Я могу назвать всех герцогов, которые имели отношение к истории Коссы или других авантюристов того времени. Эта монета из казны правителя Ломбардии. Деньги предназначались для испанского короля и королевы.

– Почему? – удивился Георгий. – У них что, своих денег было мало?

– Эти деньги были финансовой помощью Испании, которая в то время боролась с властью мавров у себя на полуострове. Властители Испании вели реконкисту уже не первый десяток лет и для своих действий нуждались в деньгах.

– И ломбардцы решили им помочь?

– Итальянские христианские владыки по мере сил и возможностей поддерживали своего соседа в борьбе против арабских завоевателей. Не безвозмездно, о нет! Разумеется, они имели в этом и свою прямую выгоду. Деньги давались под проценты. Под очень немалые проценты. И впоследствии Испании за эту помощь Ломбардии предстояло выплатить куда большую сумму, чем испанцы получили вначале.

– Значит, деньги ехали в Испанию? – задумчиво переспросил Георгий.

– Да, но до тогдашнего правителя Испании они так и не добрались. Косса перехватил их. И как знать, возможно, гигантская сумма и заставила его задуматься о том, что можно не грабить людей, а получать с них подати и взыскивать налоги совершенно официально, не рискуя ежедневно и ежечасно своей головой и шкурой.

Но Георгий что-то не торопился радоваться, несмотря на дружные восторги остальных своих друзей. Он задумчиво все вертел и вертел монету у себя в пальцах, пока наконец Эдуарду это не надоело и он не отобрал ее у друга.

– Хватит сомневаться! Ты выглядишь так, словно совсем не рад нашей находке!

– Рад? – пробормотал Георгий, все еще не сводя взгляда с монеты. – Конечно, я рад. Почему я должен быть не рад, скажите на милость?

– Хотя бы потому, что мы нашли ее там, где ты нам искать не советовал! Что, брат, кусаешь себе локти от досады?

– Почему я должен кусать себе локти?

– Да ведь Метью нашел то, зачем мы сюда и приехали! Если бы не он, то ты еще черт знает сколько времени провозился бы, шаря по дну без всякого толку! И возможно, что вместе со своим оборудованием отправился бы назад, ни черта не найдя тут!

– Мы все тут работаем в команде, – повернувшись, собравшись уходить, бросил ему с укором через плечо Георгий. – Именно в этом залог нашего будущего успеха.

– Так в чем же дело? Успех пришел к нам! И почему у тебя тогда такой кислый вид?

– У меня есть серьезные сомнения насчет подлинности находки Метью.

И сделав это в высшей степени шокирующее заявление, Георгий тут же удалился. Мгновение спустя Вероника тоже поспешила за ним. Но, как заметила Кира, она сделала это не столько по своей воле, сколько повинуясь взгляду Метью, которым тот буквально прожег невесту Валика. Под этим взглядом Вероника как-то съежилась и стала меньше ростом. А затем поникла головой и шмыгнула следом за Георгием.

Все это было весьма странно. И Кира решила, что обязательно разберется в том, что происходит между этими тремя. Пожалуй, это самое важное на теперешний момент. Важнее даже, чем убийства.

Да, убийства как-нибудь подождут. В конце концов, этим может и должна заняться итальянская полиция. А вот в том, что происходит между Вероникой, Метью и Георгием, сама Кира разобраться просто обязана. В этом полиция ей точно не помощница. И рассчитывать она может только на свои собственные силы и помощь Леси.


Леся восприняла слова Киры как-то странно.

– Отстань от девочки. Не видишь, что ли, она просто пытается наладить свою личную жизнь.

– Это каким же, интересно знать, образом? Прыгая от одного жениха к другому?

– А хоть бы и так! Валик бросил нашу Вероничку, удрал с этой Петрой на Сицилию, а может, и еще куда дальше. А бедной Веронике одной куковать прикажешь? Тут на любого кинешься, не только на Георгия.

– И все-таки мне кажется, что Веронику ухаживания Георгия сначала злили.

– Ну и что?

– А теперь она не только принимает их с благосклонностью, но и пытается всячески навязать Георгию свое общество.

– Ну и что тут такого? Повторяю тебе, девушка оскорблена в своих лучших чувствах. Она так любила Валика, стольким ради него пожертвовала! А он предпочел ей какую-то Петру. Вот теперь Вероника и пытается таким образом вернуть себе утраченное самолюбие. Хотя бы частично.

– И делает это с помощью нового кавалера?

– Да! Между прочим, самый верный способ. Разве ты не согласна со мной?

– Просто как-то очень уж быстро это у них произошло. И еще этот Метью…

– Что Метью? С ним-то что не так?

– Он как-то странно смотрит на Веронику.

Леся пристально посмотрела на Киру и рассмеялась.

– Чего ты веселишься?

– Сейчас мы вместе с тобой разберем ситуацию и ты поймешь, в чем дело.

Кира мысленно ахнула. Вот так влипла! Все дело в том, что совсем недавно Леся закончила курсы психоанализа и теперь пользовалась каждой возможностью, чтобы применить свои знания на практике. Об этой Лесиной особенности были уже наслышаны все ее близкие друзья и знакомые. И поэтому, обжегшись пару-тройку раз, больше не рисковали задавать Лесе никакие провокационные вопросы.

А вот Кира забыла об элементарных мерах предосторожности в общении с подругой и теперь должна была поплатиться за свою опрометчивость.

– Речь ведь идет о тебе, Метью и Веронике, – медленно, словно рассуждая сама с собой, произнесла Леся. – То есть налицо любовный треугольник.

И тут же просияв, она воскликнула:

– Ах, вот оно что! А я-то голову ломаю, с чего весь этот разговор! А ты просто приревновала своего Метью!

– Ничего я его не приревновала! Скажешь тоже!

– Приревновала! Приревновала! – продолжала веселиться Леся. – И тебе теперь кажется, что раз Вероника разлюбила своего Валика, то она представляет потенциальную угрозу для тебя и твоего драгоценного Метью? Раньше ты могла не опасаться конкуренции с ее стороны! Вероника была зациклена на поисках своего конкретного жениха. А теперь она может решить, что ей не только Георгий, но и твой Метью сгодится? Именно это тебя волнует?

– Да ну тебя! Совсем ты меня запутала!

– Но тебе ведь нравится Метью?

– Он привлекателен, не скрою. Но хотела бы я провести всю свою жизнь рядом с этим человеком? Нет, не уверена.

– Но ты все равно подсознательно уже считаешь его своей добычей? И тебя злит, что он посматривает в сторону других девушек?

– Да ну тебя с твоим психоанализом! – лишь и сумела повторить Кира и пошла за сочувствием к Наташе.

Но Наташа тоже не была склонна выслушивать сомнения Киры.

– Ах, да оставь ты эти глупости! Мало ли кто на кого и как взглянул! У нас есть сейчас проблема посерьезнее!

– Да? И какая же?

– Почему Георгий назвал находку Метью фальшивкой? Ты знаешь?

– Нет. А ты?

– Понятия не имею!

– А Эд?

– Муж как раз сейчас пошел к Георгию. Он хочет поговорить с ним и понять, что происходит.

Услышав это, Кира прямо подскочила на месте. Оказывается, с Георгием сейчас отнюдь не Вероника, а Эд. Очень кстати! Ведь и сама Кира очень хотела поговорить с Георгием, но не хотела мешать этой парочке.

А почему не хотела? Видимо, подсознательно опасаясь помешать их уединению и возможному зарождению бурных чувств. А почему ей это было так важно? Да потому что близость с Георгием лишила бы Веронику возможности конкурировать с Кирой за место рядом с Метью.

Черт! Выходит, все-таки Леся была права?!

Но сейчас оказалось, что Георгий уже совсем даже не с Вероникой. И Кира решительно воскликнула:

– Так что же мы сидим тут! Надо прямо сейчас идти к ним.

– Эдик мне строго запретил это делать, – уныло призналась Наташа. – Он объяснил мне это так, что у них будет серьезный мужской разговор. И я могу только помешать им.

– То есть тебя он с собой не взял?

– Нет, – поникла Наташа.

– И ты это так стерпишь?

– А что же мне делать?

– Как это что?! Пойти и подслушать, о чем будут говорить твой муж с Георгием!

Наверное, это идея уже блуждала в голове у Наташи, потому что она удивительно резво отреагировала на слова Киры, вскочив на ноги и воскликнув:

– Конечно! Ты совершенно права! Именно это мы и должны сделать!

Наташа была уже на стороне Киры. Но та для верности еще и добавила:

– Мы это сделаем не потому, что мы такие любопытные, а ради блага твоего мужа и остальных.

Услышав, что она будет подслушивать во имя благой цели, Наташа совершенно перестала колебаться. И уверенно повела Киру за собой по берегу, в местечко, которое облюбовал для своих размышлений Георгий и куда отправился также и муж Наташи.

Глава 13

Далеко идти не пришлось. Совершенно не ценящий комфорт Георгий тут пошел наперекор своим правилам. Местечко для размышлений и одиночества он выбрал очень удобное и в то же время живописное. Идти близко, дорога все время ровная и гладкая, но в то же время достаточно уединенно и вид на бухту открывается хороший.

– Вот тут наш Георгий и полюбил сидеть вечерами, – говорила Наташа. – Посидел, посидел, а потом и начал к Веронике подкатывать. Лично я совсем этому не удивлена! Природа, море, юг, а он один. И она… тоже… вроде как одна.

– Думаешь, Валик совершенно бросил Веронику?

– От крестника своего мужа я могу ждать всего, чего угодно, – искренне ответила Наташа. – Более увлекающуюся натуру мне видеть не приходилось! Он может бросить Веронику, а может вернуться к ней, словно ничего не случилось. И тогда она его примет. Потому что Валик, чтобы ему провалиться, чертовски обаятельный малый. Бедному Георгию до него, увы, далеко.

– Думаешь, Веронике он совсем не нравится?

– Думаю, что с ее стороны это, скорее, жест отчаяния.

Ну, в точности, как говорила Леся! Кире оставалось только пожалеть Георгия и… саму себя!

Но сейчас Кира с Наташей крались в убежище Георгия совсем не для того, чтобы разделить его одиночество и посочувствовать парню, которого вот-вот бросит девушка. Они шли совсем с другой целью. И когда услышали наконец мужские голоса, окончательно притихли и стали ступать на цыпочках.

Все ближе и ближе подкрадывались они к убежищу Георгия. Оно находилось в скалах и представляло собой небольшую смотровую площадку, с которой открывался живописный вид на округу.

– Георгий, не молчи! Поговори со мной. Объясни, Христа ради, с чего ты вдруг взъелся на этого парня? – услышали они голос Наташиного мужа.

Он явно пытался добиться подробного ответа от Георгия, но тот пока что молчал.

– Что за странные обвинения в адрес Метью? – продолжал настаивать Эд. – В чем ты его подозреваешь? Ау! Георгий! Ты меня вообще слышишь?

– Да.

– Тогда ответь мне!

– Что тебе сказать?

– Почему ты заявил, что найденная Метью монета фальшивая?

– Я не сказал, что она фальшивая!

– Но ты так выразился!

– Я не так выразился. Я сказал…

– Да какая разница, как ты выразился, если смысл тот же самый?

– Я сказал, что сомневаюсь в подлинности этой находки. Но теперь, если честно, я уже и сам жалею, что такое брякнул.

– Что жалеешь, это ты молодец! – обрадовался Эд. – Понимаешь, что был не прав! Значит, можно надеяться, что ты извинишься перед Метью?

Георгий задумался еще глубже.

– Извиниться… – пробормотал он. – М-м-м… Возможно, ты и прав. Да, извиниться.

– И сказать, что ты просто ревновал к его успеху.

– Пожалуй, так действительно будет лучше для всех.

– Конечно! Мы же все делаем одно общее дело. И мы должны поддерживать хотя бы видимость хороших отношений.

– Прямо сейчас пойду к Метью и извинюсь перед ним! – поднялся на ноги Георгий. – Немедленно!

– А я пойду с тобой!

Было слышно, что Эд страшно рад столь быстрому успеху. Он явно не надеялся в такой короткий срок переубедить Георгия, который никогда не был легким в общении. К тому же с самого начала между ним и Метью проскочила какая-то искра, заставляющая этих двух мужчин постоянно цепляться друг к другу, подначивая на ссору.

Но сейчас Георгий очень быстро пошел на уступки. И Кира даже подумала, что доводы Эда тут не играли существенной роли. Георгий сделал это по своим собственным соображениям. Георгий первым пошел вниз. Эд замешкался наверху. А Кира с Наташей, которым очень бы не хотелось, чтобы мужчины их застукали тут, спрятались за огромным камнем. Так их было не видно.

Но внезапно они услышали снизу звуки еще чьих-то шагов и падающие у кого-то из-под ног камни.

– Георгий, хорошо, что ты тут! – затем услышали они голос Вероники. – Так и думала, что ты сидишь в своем убежище.

– Ты искала меня?

– Да! Я очень хотела бы поговорить с тобой.

– Надеюсь, не о том, чтобы я извинился перед Метью?

– Что? – казалось, удивилась Вероника. – Извинился? Ты? Перед Метью? О, нет!

– А что тогда?

– Можешь мне объяснить, что ты имел в виду сегодня на яхте? Что тебя насторожило в той монете? Мы же вместе видели, как Метью нашел ее! На дне! Почему ты сказал, что не веришь в эту находку?

На какое-то время Георгий замялся, но затем все же притянул за руку Веронику к тому же камню, за которым спрятались подруги, и взволнованно ответил ей:

– Понимаешь, мы с тобой видели лишь то, что Метью что-то поднял со дна. Но когда со дна моря поднимают вещи, которые много лет пролежали на морском дне, то они выглядят совсем не так.

– Не так?

– Нет. Они все покрыты окислом. Они темные, и вообще, вряд ли возможно понять, что именно ты нашел!

– Даже золотые монеты?

– Даже они. Конечно, золото не окисляется, как другие металлы, но определенное воздействие на него морская вода все же оказывает. Монета покрывается налетом, грязью, известковыми отложениями. А Метью поднял с моря абсолютно чистый экземпляр!

– Что ты говоришь? Монета была вся грязная.

– Но под грязью она выглядела очень хорошо. Была старательно очищена от налета морских солей и известковых отложений. Создавалось такое впечатление, что с этой монетой уже поработал хороший специалист, очистив ее и придав товарный вид. А где Метью мог раздобыть на дне моря такого специалиста? Вот я и сказал, что сомневаюсь в его находке!

После этого оба долго молчали. А затем Вероника произнесла:

– Мне кажется, что ты должен разобраться с этой историей.

– Да! Я тоже так думаю!

– Но ты должен разобраться один, никого в нее не посвящая. Ведь если ты скажешь кому-то о своих сомнениях, то люди могут подумать, что ты завидуешь Метью, завидуешь его успеху.

– Эд мне уже намекнул на это.

– Вот видишь! Ни к чему, чтобы и другие повторили за ним то же самое.

Георгий молчал совсем недолго.

– Ты совершенно права, – со вздохом произнес он. – Так будет действительно лучше. Если Метью затевает что-то неладное, то будет лучше, если он не узнает о том, что я подозреваю его.

Вероника помолчала, но затем быстро воскликнула:

– Ну да! А мы с тобой сможем понять, что затевает этот прохвост!

Но больше им не удалось ничего обсудить, потому что раздался веселый голос Эда, который наконец спустился вниз.

– И о ком это вы тут говорите? Кого считаете прохвостом? Надеюсь, что речь у вас идет не про меня?

Вероника ответила что-то в такой же шутливой манере, Кира даже не расслышала, что именно. А потом Вероника с обоими мужчинами начала спускаться вниз по склону, а Кира с Наташей наконец смогли выйти из своего укрытия. Какое-то время у них просто не было слов, чтобы внятно выразить охватившие их чувства. Но наконец Кире удалось из себя выдавить:

– Нет, ты это слышала?

– Ага!

– Оказывается, Георгий подозревает Метью в обмане не потому, что ревнует.

– У Георгия есть для этого веские основания.

– А Метью? Ему-то зачем надо водить за нос всех нас?

– Не знаю. Но если разобраться, что вообще мы знаем об этом человеке? Вы ведь познакомились с этими ребятами совсем недавно?

– Да.

Но теперь Кира уже и сама не знала, так ли случайно было появление Метью и его ребят в одной с ними гостинице. И еще ее мучила мысль, а что они рассказывали своим новым друзьям-аквалангистам после третьей бутылки вина? Не упоминали ли случаем про карту острова сокровищ? Ах нет, тогда они еще не знали таких подробностей про эту карту. И все же Метью мог заинтересоваться их поисками. И решить проследить за ними.

– Сами виноваты! Надо было держать язык за зубами! – простонала Кира.

– Погоди так переживать. Возможно, Георгий ошибается, – попыталась успокоить ее Наташа. – Или монета оказалась в бухте случайно.

– Как это случайно? Ты ведь понимаешь, что такие вещи сами собой в море не оказываются.

– Так или иначе, завтрашний день все решит. Либо мы найдем сокровище в том месте, на которое указал нам Метью, либо нет.

Но все же в душе у женщин прочно поселилась тревога. Даже если они найдут сокровище, сумеют ли они забрать его себе? Как знать, возможно, Метью и его ребята, которые и сейчас держатся так вызывающе, захотят присвоить клад Коссы? И тогда родство Георгия со знаменитым пиратом будет забыто. А сокровище уплывет в чужие загребущие руки.

Несмотря на старания Вероники сохранить тайну и доброе имя Георгия, правду узнали слишком многие члены экспедиции. Кира рассказала о сомнениях Георгия своей дорогой Лесе. А Наташа рассказала то же самое своему мужу.

В результате этим же вечером был созван тайный совет, на котором присутствовали все, кроме новеньких – Метью и его бригады аквалангистов.

Вероника тоже присутствовала. И изо всех сил старалась не допустить того, чтобы разгорающиеся страсти превратились в пожар.

– Мы не можем прямо сейчас прекратить поиски, – сказала девушка. – Сокровище у нас буквально под носом. Если сейчас мы заявим ныряльщикам, что работы нами внезапно прекращены, и отправим всех на берег, то что помещает Метью и его ребятам вернуться сюда самим и найти клад?

– Нет, они не смогут провести работы по подъему и расчистке сокровищ лишь своими силами. Для этого нужно оборудование, нужны средства, нужна специальная техника.

– А нам нужны люди! Мы не сможем найти новых ныряльщиков достаточно быстро.

– Но и Метью не сможет раздобыть специальное оборудование уже завтра. Не говоря уже о том, что у него нету денег на финансирование подобной экспедиции.

– Но допустим хотя бы на минуточку, что Метью все-таки найдет это оборудование и начнет поиски клада без нас.

– Говорю, этого не произойдет. У Метью и его ребят нету денег!

– Раз такое дело и им светит солидный куш, они возьмут кредит в банке. Или где-то в другом месте раздобудут деньги. Ведь могут они это сделать?

– Ну… Теоретически, да, могут.

– И разве не обидно будет нам вернуться сюда спустя несколько дней с новыми ныряльщиками и обнаружить, что Метью и его ребята уже нашли и присвоили наше сокровище себе.

– Этого никак нельзя допустить!

– Вот и правильно. Мы не можем сейчас отступить. Будем делать вид, что ничего не происходит. Метью и его ребята не должны почувствовать наших подозрений.

Слова Вероники пришлись всем по душе. И было решено еще немного подождать.

– Если только сокровище будет найдено, нам сразу же надо проинформировать об этом власти Италии. Дальнейшие работы должны вестись только при их контроле. Акватория береговой линии считается собственностью страны. И все, что лежит на ней, тоже считается собственностью государства. Мы не будем нарушать закон.

– Выходит, мы должны будем отдать сокровище Италии? – разочарованно переспросила Наташа.

– Отдать и получить причитающуюся нам награду. Не переживайте, никто не останется внакладе. Клад стоит дорого и сам по себе. А его историческая ценность и вовсе безмерна.

– Не понимаю, – пожала плечами Кира. – Что нам мешает сделать это уже сегодня?

– Что?

– Вызвать этих самых наблюдающих!

– Но мы же еще ничего не нашли! Одна монета не в счет.

– Но властям об этом знать не обязательно. Сообщите, куда следует, что мы нашли кое-что интересное. Пусть присылают своих людей для наблюдения. Это будет в наших интересах, потому что позволит избежать произвола со стороны Метью и его ребят.

Предложение понравилось всем. Единственная загвоздка заключалась в том, что позвонить в нужное ведомство можно было лишь с утра. Поздним вечером никого из чиновников уже не было на месте.

– Ну что же, доживем до утра.

– Как говорится, утро вечера мудренее!

На этой оптимистичной ноте все и разошлись по своим спальным местам, предвкушая завтрашний триумф и первые плоды своих многодневных поисков.

– Завтра мы все разбогатеем! – сказала Кира, укладываясь спать в каюте на яхте.

Было решено, что на берегу останутся лишь Метью с аквалангистами. Все прочие проведут эту ночь на яхте, так как на ней было легче держать оборону в случае чего. Конечно, все надеялись, что ничего экстраординарного не случится, но, как известно, лучше перебдеть, чем недобдеть.

Впрочем, как показали дальнейшие события, предосторожности друзей при всей их разумности оказались недостаточными.

Перед сном к ним зашла Вероника, которая принесла им сладкий компот, сваренный ею из сухофруктов.

– Сама сварила, – похвасталась девушка. – Все думаю, может быть, Валик бросил меня, потому что я не умела достаточно хорошо готовить? Попробуйте мой компот. Оцените.

И хотя подругам совсем не хотелось глотать на ночь глядя сладкую жидкость, они все же отведали принесенное им угощение, сделав по глотку.

– Ну как? – с надеждой спросила у них Вероника. – Невкусно?

Лицо у нее было до того опечаленное, что подруги тут же кинулись ее убеждать:

– Что ты! Очень вкусно.

– Нет, я вижу, что вам совсем не вкусно.

– Вкусно нам!

– Почему же тогда не пьете?

– Ждем, пока твой компотик остынет.

– Но он и так едва теплый, – огорчилась Вероника. – Нет, я вижу, что вам не нравится. Значит, я никудышная хозяйка. И правильно, что Валик меня бросил.

Она зарыдала. Это было ужасно. А подруги, уже успевшие привыкнуть к ее хорошему настроению, испугались и кинулись утешать девушку.

– Ну что ты такое придумала!

– Все очень вкусно!

– Мы сейчас выпьем.

И сказав это, Кира первой выпила до дна слишком сладкий компот, в который Вероника явно добавила еще и каких-то специй, потому что компот слегка горчил и был терпким. Глядя на подругу, Леся тоже выпила. И даже не поморщилась. Почти.

– Ну как? Теперь ты довольна?

– Теперь да, – шмыгнула носом Вероника.

И уже уходя, добавила:

– Просто не верится, что завтра клад будет наш! Говорят, там ценностей на много миллионов евро.

– И что еще более важно, увидим сокровища, которые были недоступны человеческому взгляду последние пятьсот лет, – наставительно добавила Леся.

А Кира еще и торжественно воскликнула:

– Мы будем первыми, кто их увидит!

Вероника кивнула и окончательно направилась к выходу.

– Спите крепко, девочки, – пожелала она подругам. – И если сможете, попытайтесь меня понять.

– Конечно, дорогая, – зевнула Кира, которую уже потянуло в сон. – Мы всегда будем понимать тебя.

Но, увы, уже на следующий день с самого утра Кире суждено было понять, что она ничегошеньки в этом мире не понимает. И чужие души для нее по-прежнему полнейшая загадка.


Пробуждение для подруг, да и для остальных членов экспедиции, было далеко не столь радостным и радужным. Например, Кира с Лесей, проснувшись, внезапно обнаружили, что не в силах пошевелить ни рукой, ни ногой.

Сначала девушки подумали, что конечности у них просто сильно затекли от неудобной позы, и даже посетовали на раньше времени подкравшуюся откуда ни возьмись старость. Но затем они поняли, что двигаться им все же мешает что-то более ощутимое.

Короткое обследование позволило понять, что руки и ноги у них стянуты веревочными жгутами. А вместо мягких постелей под ними почему-то жесткий и очень холодный пол из жесткой полированной плитки. Да и сами они находились отнюдь не в своей собственной каюте, а в каком-то подсобном помещении.

Впрочем, они все еще были на яхте, потому что их слегка качало. А еще неподалеку раздавался шум моря и человеческие голоса.

– Эй! – крикнула Кира. – Кто там есть?

Но прежде, чем ее услышали люди снаружи, ей ответил еще чей-то голос.

– Не кричи! Ради бога, не кричи!

Оглянувшись через плечо, Кира увидела Георгия и Наташу с ее мужем. Все они также были связаны. И лежали вповалку на каменном полу. Кира правильно угадала, они все находились на яхте, но были складированы в примыкающей к камбузу маленькой кладовке.

Это было ясно. Но вот как они сюда попали, лично для Киры по-прежнему оставалось загадкой.

– Почему мы тут?

– Нас всех сюда принесли спящими.

– Ничего не понимаю, – пробормотала она. – Что происходит?

– А и нечего тут думать! Эти бандиты нанесли по нам удар первыми!

– Точно! Напрасно мы с ними церемонились.

– А они вот не стали ждать, пока мы вызовем подкрепление в лице карабинеров и чиновников из Министерства культуры, а сразу же приняли меры, чтобы клад достался им одним.

– Они настоящие пираты!

– Настоящее несчастье, что мы связались с этими разбойниками!

Теперь никто не спешил восторгаться удачливостью Метью. Совсем наоборот, все дружно ругали бандитов, пользуясь тем, что рты им почему-то оставили свободными. А с другой стороны, кому тут кричать и кого звать на помощь?

– Кто может объяснить мне, что произошло?

– Видимо, нас чем-то одурманили во сне. И крепко спящими переправили из нашей каюты в этот крохотный чуланчик, потом связали и оставили тут совершенно беспомощными.

Кроме подруг, Георгия и Наташи с мужем тут было еще несколько членов экипажа – сам хозяин арендованной Валиком яхты и двое его матросов, которые были в шоке от происходящего, а также от наглости бандитов.

Особенно сокрушался владелец яхты, и он же ее капитан.

– Надо такое только представить! Меня, на моем же собственном судне… Какие-то мальчишки – сосунки! Провели меня – старого и опытного морского волка.

Но, пересчитав всех, Кира запаниковала еще сильнее.

– А где Вероника? – воскликнула она. – Почему ее тут нету? Ее что же… Убили?

Но ответ на этот вопрос появился у попавших в беду друзей гораздо раньше, чем они ожидали. Внезапно возле входа в кладовку раздались чьи-то шаги. А затем хорошо знакомый им всем голос весело воскликнул:

– Посмотри, дорогая, да они уже проснулись! – Это был Метью. – Видишь, и ничего им не стало плохо от твоего компотика. Напрасно ты переживала за них всю ночь!

Ошеломленные пленники не знали, что и думать. Они даже не сразу поняли, что разговаривает Метью на русском языке, в некоторых местах дублируя его английскими фразами. Поэтому слова Метью были хорошо понятны всем пленникам в каюте. Раньше подруги уже слышали, как Метью говорит с членами экипажа и Георгием на отличном английском языке, который у Метью к тому же отличался безупречным произношением.

А теперь ко всем талантам этого типа выяснилось, он еще знает и их родной русский язык! И даже более того, не просто знает кое-как, а вполне сносно изъясняется на нем!

Кира с Лесей недоумевали точно так же, как и остальные. О каком напитке говорит Метью? Неужели он имеет в виду тот отвратительно сладкий компот, который Вероника принесла им на ночь глядя? Верно, пить его совершенно не хотелось. Но любя Веронику и ценя ее самоотверженность и желание чем-то угодить своим друзьям, все выпили.

И вот теперь оказывается, что этот компот был отравлен. И даже более того, Вероника сознательно опоила своих друзей, действуя по указке Метью.

Так что? Эти двое, выходит, вместе? Но когда они успели так сдружиться, что Вероника решилась предать своих друзей?

И тут у всех на глазах Метью небрежно привлек Веронику к себе и еще более небрежно чмокнул ее в щеку. Та в ответ не только не отстранилась, но еще крепче прильнула к парню, видимо, рассчитывая на дополнительную ласку. Но ничего такого не произошло. Метью отодвинул Веронику от себя и, не обращая внимания на ее расстроенный взгляд, насмешливо обратился к остальным:

– Ну что, умники? Думали, что хитрее всех? Думали, что сможете меня обхитрить?

И, пнув лежащего ближе всех к нему Георгия, Метью окончательно сбросил с себя маску и злобно заорал на своих пленников:

– Думали, я с вами в игрушки играть буду? Не-е-е-ет! Думали вызвать карабинеров, чтобы они отняли мою добычу? Фиг вам! Метью в делах промахов не допускает! Его не проведешь!

– Это она тебе сказала про полицию? – кивнула Наташа в сторону Вероники, хотя и без ее вопроса и без ответа на него Метью все было ясно.

Они все это время общались с сообщником бандитов, верней, с их сообщницей, как с равным членом экспедиции. Они доверяли Веронике, а девушка предала их всех!

Между тем Метью продолжал злобствовать, тыча пальцем в своих пленников:

– Вам меня не перехитрить! Я задумал эту операцию еще год назад. И у меня был просчитан каждый ваш шаг! С того момента, как вы, мои курочки, сошли с трапа самолета на землю Италии, с вами всюду следовал мой человек. Да и сюда вас привез мой верный человечек! Вот она!

И Метью снова пошарил рукой возле себя там, где должна была находиться Вероника. Но, к его удивлению, девушки на месте не оказалось. Она уже переместилась поближе к Георгию и теперь виновато шептала, глядя на него:

– Прости меня! Ничего личного! Но вы с Валиком не стали бы делиться со мной или с Метью сокровищами. А нам, чтобы быть счастливыми, обязательно надо разбогатеть!

– Да что ты? – ядовито переспросил у нее Георгий. – Какая замечательная отмазка для собственной подлости!

В ответ Метью снова пнул его ногой.

– Как ты разговариваешь с моей девушкой? А ты…! Марш от него! Забыла, где твое место?

Вероника виновато потупилась и покорно переместилась к Метью, застыв возле его плеча бессловесной тенью. Метью успокоился так же быстро, как и рассвирепел. Он еще пару раз пнул ногой скорчившегося на полу Георгия и произнес:

– Вот и отлично! Вот и умницы! Вы все – умницы! Все время вы все вели себя просто прекрасно. За исключением одного небольшого нюанса, когда вы не захотели поверить в то, что найденная мною монета подлинная!

– Она не могла быть подлинной!

Это подал голос Георгий. Превозмогая боль, он все равно твердил свое. Кира чуть не застонала, предвидя новый всплеск агрессии у Метью. Как бы он вовсе не забил строптивого пленника ногами до смерти.

Но неожиданно Метью не разозлился, а, наоборот, развеселился.

– Ну, ты и дурак! Монета-то была самая что ни на есть настоящая! Я сам нашел ее в этой бухте ровно год назад!

– Ты?

– А вы думали, что я впервые услышал про сокровище от вас? Ни-че-го подобного! Это вы все по очереди узнали от меня то, что я хотел, чтобы вы узнали!

– О чем ты говоришь?

– Монету я нашел совершенно случайно. На том месте, где показал ее вам, но…

– Это невозможно! – перебил его Георгий. – Совершенно невозможно, чтобы вы со своим скудным оборудованием, которое у вас было, смогли обследовать такую огромную территорию подводного дна, да еще найти такую мелочь, как одна-единственная монетка!

– А кто тебе сказал, что монетка была одна? – прищурился Метью, но тут же сам себе возразил: – Вообще-то так и есть, монетка была одна. Иначе зачем бы я возвратился в бухту?

– Невозможно! Без надлежащего оборудования все равно такое совершенно невозможно.

– Мне повезло, – пожал плечами Метью. – Вот так просто повезло. Я не искал сокровищ. Я просто опустился под воду, как обычно, не ожидая найти что-то серьезное. Но неожиданно на глубине я наткнулся на расселину, которая раньше, по всей видимости, была над уровнем моря. Мне стало любопытно, что там может быть такое. И я рискнул и заплыл в нее. Конечно, это было опасно, но я не из трусливых. Вскоре расселина расширилась, и я оказался в подводной пещере. И там наткнулся на остатки маленького сундучка или шкатулки. Не знаю, что за вещи там были прежде, все они давно превратились в ил. Но очертания можно было разглядеть, благодаря металлическим ободам сундучка. И вот, пошарив в нем, я и нашел эту монетку.

У Метью ушло совсем немного времени, чтобы понять, что он нашел. У него в руках оказался ключ к величайшему сокровищу Коссы. Да, сокровище было где-то тут. Но как его достать? Для этого надо было обшарить всю подводную пещеру целиком. Видимо, основная часть клада находилась где-то на ее дне.

Но у Метью и его дружков не было для этого специального оборудования. Их собственные системы для погружений были несовершенны, подходили лишь для небольших глубин и позволяли недолгое время пребывать под водой.

– Весь прошлый сезон мы с ребятами провели в этой бухте. Ныряли до темноты в глазах, но ничего не нашли!

И к концу летнего сезона Метью стало совершенно ясно, что своими силами ему не обойтись.

– И теперь вы очень любезно сделали за меня почти всю работу. Во всяком случае, оборудование у меня теперь есть. И даже яхта, на которой я смогу увезти все золото, тоже есть. Так что можете не сомневаться, я найду сокровище и увезу его.

– Это грабеж! Тебе не удастся удрать на ворованной яхте из вод Италии!

– Да что вы? – снова расхохотался Метью. – А вот мне почему-то думается, что очень даже удастся. Эти деньги должны были принадлежать моей стране! И вот я спустя много сотен лет восстанавливаю справедливость!

– Все равно ты – вор! Ладно, пусть золото нам и не принадлежит, но яхта…

– А что яхта? Угоняют яхты и подороже. А ваша… так… рядовое ведро!

Капитан страшно оскорбился за свое судно и принялся покрывать Метью отборной итальянской руганью, из которой подруги узнали и поняли всего несколько слов. Но даже эти слова заставили их покраснеть до кончиков волос.

Но Метью в ответ расхохотался как сумасшедший.

– Старик, ты прелесть! – заявил он капитану, закончив веселиться. – Честное слово, наверное, я даже оставлю тебя в живых. Да, точно оставлю! Ты можешь быть мне полезен. По крайней мере до тех пор, пока мы не покинем пределы Италии и не окажемся в нейтральных водах.

– Ни за что! Ни за что я не стану помогать пиратам!

– Да? И даже ради спасения жизней остальных членов твоего экипажа? Учти, старик, если станешь артачиться, первым я убью… Вот его!

И Метью ткнул пальцем в Георгия.

– Не удивлен, – сплюнул Георгий. – Мог бы придумать чего-нибудь пооригинальнее! Впрочем, что с тебя взять – трус и подонок!

– Молчать! Да, решено. Вот с тебя и начнем! Произведем, так сказать, показательное выступление. Убедим всех остальных в серьезности наших намерений. А то я вижу, что некоторым тут стало слишком весело. Надо это немедленно исправить. Смеяться тут позволено лишь одному человеку. И этот человек – я сам!

В руках у Метью внезапно появился пистолет, который он направил в голову Георгия. Кира зажмурилась, ничуть не сомневаясь, что сейчас раздастся выстрел и мозги Георгия полетят во все стороны. Вид у Метью был достаточно опасный, чтобы не сомневаться, он разнесет череп несимпатичного ему Георгия с превеликим удовольствием.

Но неожиданно за дверью раздался какой-то звук. Кто-то сдавленно покашливал или кряхтел.

– Что там? – насторожился Метью. – Что вы там жметесь, ребята? Заходите! Поучаствуйте в представлении.

В ответ раздался робкий голос одного из ныряльщиков.

– Босс, боюсь, у нас проблемы.

– Что случилось?

– Мотор не заводится!

Метью выругался сквозь зубы. Этого он не предвидел. И сейчас пытался понять, насколько серьезна ситуация. Но тут ему на помощь неожиданно пришел сам капитан. Сам того не понимая, он здорово помог пиратам, воскликнув:

– Ну, вы все и болваны! Сразу же сели в лужу! Неучи! Вам только за жемчугом нырять, а не с настоящей техникой дело иметь.

– Ты что-то знаешь по этому поводу? – насторожился Метью.

– С чего судну заводиться, если его мотор работает только от прикосновения моего пальца?! Вы – неграмотные олухи! Кретины и ублюдки, застрявшие в прошлом веке!

Странно было слышать, как этот старик обвиняет группу молодых людей в отсталости. Но капитан не видел в этом ничего странного. Связанный, он все равно дрыгался в полном восторге от ситуации. Совершенно забыв про Георгия, Метью теперь направился в его сторону. И подойдя, поинтересовался у капитана:

– И какой из пальцев у тебя волшебный, старик?

– А вот этот!

И извернувшись, капитан показал Метью гордо оттопыренный средний палец.

Метью лишь головой покачал, и в голосе его послышалось уважение:

– А ты шутник, старикан! Только сдается мне, что палец не совсем тот! Впрочем, чего тут гадать! Пойдешь с нами в рубку! Там и разберемся, какой именно палец нам нужен!

И с этими словами Метью схватил старика за шиворот и одним мощным рывком поставил того на ноги. Веревки на ногах капитана перерезали. И бандиты потащили его за собой. Также они взяли и двух матросов, которые должны были помочь им с управлением яхтой.

– А к вам я еще вернусь! – пообещал Метью остальным своим пленникам.

Бандиты ушли, но напряжение осталось.

– Как вы думаете, что они сделают со стариком? – со страхом в голосе произнесла Наташа.

– Погладят по голове и наградят пудингом.

– Неужели они его убьют? – со страхом повторила Наташа.

– Пока он им нужен, не убьют.

– А потом?

На этот вопрос никто не смог или не захотел ответить. Все продолжали лежать в прежних позах, со страхом ожидая развязки. Неожиданно из днища яхты послышался звук заработавшего мотора, а почти следом за ним громкий выстрел, от которого вздрогнули все пленники.

– Все! – мрачно произнесла Кира. – Вот и конец нашему бравому капитану.

– Не может быть! – вскрикнула Леся. – Этого не может быть!

– Я чего-то не пойму… – прошептала Наташа. – Они его что…? Убили?

– А ты думала? Конечно, убили.

– Они нас всех теперь убьют!

– Перебьют, словно кроликов!

– Застрелят и похоронят на этом проклятом острове!

– И зачем только я сюда сунулась! – кричала Наташа на мужа. – А это все ты! Ты и твой дурацкий крестник! Клянусь, если останемся живы, ноги его больше в нашем доме не будет!

Конец всеобщей панике, а также разгорающемуся семейному скандалу, как ни странно, положила именно тихая и робкая Леся, которая за последние часы ни разу не раскрыла рта. Но тут она собрала все свои силы и громко рявкнула:

– А ну! Тихо все!

От изумления все застыли и замолчали, почти испуганно глядя на Лесю.

– Нельзя поддаваться панике, – строго произнесла та. – Давайте думать, как нам отсюда выбираться!

– А чего тут думать? Мы связаны по рукам и ногам.

– Мы совершенно беспомощны!

– Мы обречены!

Пришлось Лесе снова прикрикнуть на разнюнившихся друзей.

– Отставить панику! Да, руки у нас связаны, но рты и зубы свободны. Эй, Кира, что ты делаешь?

Кира подняла голову и сплюнула волокна, которые налипли у нее на губах.

– Грызу веревки! А ты что имела в виду, когда говорила про зубы?

Оказалось, что пока Леся проводила массовый тренинг собравшихся, Кира потихоньку передвинулась поближе к подруге и принялась грызть веревки, которыми были связаны Лесины руки.

– Черт, проклятое волокно! – вырвалось у Киры через несколько минут напряженной работы. – Оно совершенно не перегрызается! Все зубы испортишь!

– Зачем тебе мертвой здоровые зубы? – справедливо возразила ей Леся. – Грызи давай!

– Тебе легко говорить. Небось не твои пломбы останутся в этой каюте.

– Молись, чтобы мы сами тут не остались.

Эта фраза заставила Киру приняться за дело с удвоенной энергией. Остальные тоже последовали ее примеру. Не столько потому, что верили в успех, а больше для того, чтобы не сидеть без дела и не дать жутким мыслям окончательно поработить себя.

Но все же первый успех пришел именно к Кире. Отплевываясь и ругаясь, она воскликнула:

– Кажется, готово! Леська, пошевели руками!

– Не могу.

– Как это не могу?

– Не могу, они у меня совершенно затекли. Не шевелятся.

– А ты через не могу, – посоветовала ей Кира. – Моя бабушка всегда так говорила, когда я не хотела есть ее суп.

– И что?

– И знаешь, срабатывало. Я напрягалась и каким-то чудом проглатывала еще несколько ложек щей.

– Помню, – захихикала Леся. – А что оставалось, ты прятала за шкаф. Потом вы стали делать ремонт и твои залежи вареной капусты были обнаружены. Хи-хи-хи! Помню скандал, который учинила твоя бабуля.

– Тебе хорошо веселиться. Твоя мама готовила вкусно любую пищу. А моя бабушка умела хорошо готовить только две вещи – творожную запеканку и заварные булочки. Вот их я всегда ела с удовольствием. Ну что? Отошли твои руки?

– Ты знаешь, да, – с удивлением произнесла Леся, обнаружив, что действительно может шевелить руками.

И хотя пальцы слушались ее пока что с трудом, и боль в руках становилась сильней с каждой минутой, Лесе все же удалось с горем пополам распутать веревки на руках у Киры. Потом обе девушки занялись тем, что распутали веревки у себя на ногах.

К этому времени Эду удалось перегрызть веревки на руках у жены. И они вдвоем принялись распутывать бедного Георгия, который никак не мог принять участие в общей забаве, потому что, во-первых, не имел партнера, а во-вторых, не был в состоянии активно шевелиться из-за боли в сломанных сапогами Метью ребрах.

– Ну, вот и все! – воскликнула Леся, когда вся компания оказалась свободной от веревок. – Теперь надо решить, что нам делать дальше!

– Дальше? Дальше нам надо пойти и выбить дух из этих мерзавцев!

– Правильно! Проявим отвагу и победим!

Пришлось Лесе снова призвать всех ее друзей к благоразумию.

– Спокойно! – воскликнула девушка. – Не будем горячиться. Не стоит путать отвагу с безрассудством! Их больше, и они вооружены. По крайней мере Метью точно вооружен. Вполне возможно, что и остальные запаслись оружием. А у нас…

– У меня есть нож! – воскликнул Эд, хлопая себя по карманам. – То есть был… Черт! Эти ребята вытряхнули у меня из карманов все!

– У меня та же история.

– А я вообще в пижаме.

– И я.

– И я тоже.

Все деньги, документы, мобильные телефоны и прочие мелочи, которые были в карманах у друзей, куда-то подевались. Не говоря уж о том, что подруги и Наташа, почувствовав приближение сна, успели переодеться в ночные пижамы, в которых их и перенесли в чуланчик.

Мужчины были в джинсах. Но, увы, в карманах их штанов не нашлось ровным счетом ничего, что могло бы помочь им в борьбе против пиратов.

– Мы обречены! Нам не выбраться живыми!

– Нам никогда не вырваться из рук бандитов.

– Даже если мы удерем с яхты, бандиты обнаружат наше исчезновение, обыщут остров и рано или поздно прикончат нас!

– Не стоило даже и пытаться спастись!

Но Леся с Кирой все же были настроены более оптимистично.

– Пока что мы живы и, более того, даже можем передвигаться по острову. Уже одно это хорошо. Не будем хоронить себя раньше времени. Предлагаю не тратить время на жалобы, а просто унести свои конечности подальше от этой яхты. Она больше нам не принадлежит, ею завладели пираты. А бегство хотя бы даст нам временное преимущество.

– А если нас поймают?

– До вечера бандиты нас точно не хватятся, слишком заняты своими поисками. А ночью им будет искать нас уже трудней. И мы сможем протянуть до завтрашнего утра.

Перспектива дожить до завтра немного взбодрила остальных. Эд с Кирой взвалили постанывающего Георгия на свои плечи. И вся компания потихоньку тронулась прочь. К счастью, подсобное помещение, куда определил своих пленников Метью, не имело запора. И пленным без труда удалось проскользнуть на камбуз, а оттуда потихоньку пробраться к противоположному борту яхты.

Пираты еще не успели выйти в море. Они обсуждали свои планы, собравшись на носу. При этом корма яхты почти что касалась берега. И спрыгнуть с нее удалось всем. Даже раненый Георгий умудрился совершить спуск без единого стона, который мог бы выдать его самого и всех его товарищей.

А затем, оказавшись на берегу, пленники гуськом резво бросились к ближайшему укрытию из огромных камней. Они изо всех сил спешили оказаться подальше от яхты, которая едва не стала их общей могилой. И им это удалось.

Ни один из пиратов не оглянулся и не поднял тревогу. И беглецы не знали, кого благодарить за это, свою удачу или любопытство и алчность пиратов, каждый из которых хотел лично взглянуть на то место на карте, где сегодня будут вестись поиски клада.

Глава 14

Отойдя от берега моря и от яхты на внушительное расстояние, друзья наконец остановились, чтобы передохнуть. Им просто не верилось, что они удрали от своих похитителей. Но опасность, хотя и отдалилась, пока еще никуда не делась. Следовало уйти от берега как можно дальше.

И друзья шли, карабкались и местами даже ползли. Им казалось, что шли они долго – целую вечность. Они выдохлись и совершенно устали. Особенно затруднял передвижение Георгий, которого они несли все по очереди, потому что из-за своих сломанных ребер он не мог идти самостоятельно.

Но когда беглецы оглянулись назад, то поняли, что коварный ландшафт острова сыграл с ними злую шутку. Все это время они кружили почти что на одном и том же месте. И даже сейчас от берега и проклятой яхты их отделяло никак не больше полукилометра.

– Так не пойдет!

– Мы до сих пор слишком близко к бандитам!

– Они даже могут увидеть нас!

И хотя от взглядов бандитов можно было укрыться за скалами, друзья не сомневались, им надо найти убежище понадежнее. А еще лучше вовсе убраться с проклятого острова и вызвать подмогу.

– Мы не сможем прятаться на острове достаточно долго. Бандиты нас найдут и поубивают поодиночке или целым гуртом.

– И что делать? Лодки у нас нет.

– Надо попытаться построить плот!

Идея одобрения не вызвала. Пригодных для постройки плота деревьев на острове просто не было. Не говоря уж о том, что плот, способный выдержать вес пятерых взрослых людей, должен был быть достаточно большим и прочным.

– Нам не из чего строить такой плот. Эта идея отпадает.

– Тогда попытаемся добраться вплавь. До соседнего острова не больше тринадцати – пятнадцати километров.

– С ума сошел! Я пройти-то такое расстояние не в силах, не то что проплыть! – воскликнул Георгий. – Нет уж, бросьте меня, друзья, тут. А сами спасайтесь.

– Я столько тоже не проплыву.

– И я. А как вы, девочки?

После обсуждения оказалось, что три километра не проплывет никто. Не говоря уж про пять.

– Значит, этот план тоже отпадает, – с видимым разочарованием произнес Эд. – Ну… Тогда я даже не знаю.

– Может быть, украдем у пиратов одну из моторных лодок и попытаемся удрать с острова на ней?

Все повернулись в сторону Леси и уважительно посмотрели на нее.

– А ты стратег! – заметил Георгий.

– Ну что ты! – засмущалась Леся и откровенно прибавила: – Мне просто очень хочется выжить.

Обсуждение нового плана несколько затянулось. Яхта с Метью и другими пиратами отправилась в плаванье к сокровищам. А пленникам оставалось только наблюдать за этим с берега и надеяться, что их бегство не будет обнаружено слишком скоро.

– Если пираты обнаружат, что мы сбежали с яхты, то они сразу поймут, где мы можем прятаться. Вернутся и найдут нас.

Но, к счастью, беглецам повезло. Яхта отплыла, а никакой суеты на ней заметно не было. Пираты занимались своими делами, готовили обмундирование для подводного спуска. Если не знать, что это настоящие бандиты, можно было даже принять их за честных людей.

– Вот так вот и случаются ужасные ошибки. Мы им доверились, а они…

Кира не договорила и с горечью махнула рукой. Больше всего ее огорчало предательство Вероники. И то, что они этого предательства не почувствовали. Всецело доверяли обманщице, делились с ней информацией, строили вместе с ней планы. А она… Вон как она поступила с ними.

– Я что-то не поняла, – пробормотала Леся. – Этот Метью и Вероника, они что, были знакомы раньше?

– Ты почему так решила?

– Но ведь этот Метью сказал, что Вероника притащила нас в Италию по его указке. Выходит, они были знакомы и раньше.

– Да! И возможно, Вероника уже тогда задумала предать нас!

– Ну, попадись она мне под руку… Не знаю, что я с ней сделаю.

– И правильно, что Валик ее бросил, такую змею подколодную!

Эту фразу сердито произнесла Наташа, но муж поспешил ее остановить:

– Еще неизвестно, что там затеяла эта Петра. Она личность тоже далеко не однозначная. Мне кажется, что с этой историей мы все здорово влипли.

Наташа замолчала. И все стали сосредоточенно следить за отплывающей яхтой. Наконец она отошла на достаточно безопасное расстояние от лагеря на берегу. Во всяком случае, теперь с яхты невозможно было увидеть то, что делается возле палаток. И беглецы двинулись в обратный путь к лагерю, в котором оставалась пара моторок.

Теперь идти было гораздо легче, потому что у друзей был план. И они не сомневались, что им удастся захватить одну из моторок.

– Вопрос в другом, удастся ли нам проскочить мимо пиратов на моторной лодке. Не станут ли они стрелять в нас?

Но все же попробовать стоило. Оказавшись возле моторки, друзья радостно загомонили. И словно в ответ на эти звуки, из одной палатки вышла Вероника. Увидев своих недавних друзей, которых она предала так коварно, мерзавка открыла рот и явно приготовилась заорать.

Но Кира оказалась возле нее одним прыжком и заткнула предательнице рот. Скоро к ней подскочили и Эд с Наташей. Втроем они заломили руки Вероники за спину и, не давая той позвать на помощь и издать хоть один громкий звук, прижали извивающуюся красотку к земле.

– Только попробуй заверещать! Сломаю твой прекрасный носик и не поморщусь!

Реплика Эда прозвучала так кровожадно, а глаза у него сверкнули так яростно, что все ему поверили. В том числе и сама Вероника, которая перестала вырываться и покорно затихла, тяжело дыша.

– Простите меня, – произнесла она наконец, когда обрела возможность говорить. – Я понимаю, что виновата перед вами. Я должна была давно вам все рассказать. Но этот Метью… Вы не знаете, какой он страшный человек!

– Еще скажи, что он тебя заставил!

– Заставил!

– Да ты влюблена в него, словно кошка! Это же видно!

– Простите меня, – заплакала Вероника. – Если простите, то я покажу вам одно место, в котором вы сможете спрятаться. Оно тут на острове. И очень надежное. Вас там никогда не найдут!

– Лучше дай нам телефон или рацию.

– У меня нет.

– Нету телефона?

– Нет. Метью все забрал. Не верите? Обыщите меня!

Кира проворно обшарила руками одежду Вероники.

– Она права. Телефона нету!

Эд рывком поставил Веронику на ноги.

– Выходит, Метью и тебе тоже не очень-то доверяет, да?

– Не сердитесь на меня! Если бы я могла, то давно бы уже убежала от этого ужасного человека!

– Ты его боишься?

– Очень! Он грозится убить не только меня, но и всю мою семью. Маму, папу, маленького братишку… А они-то точно ни в чем не виноваты. А Метью… он все может! Он ничего не боится, вы же сами его слышали!

– И как тебя угораздило связаться с таким бандитом?!

Кира воскликнула это в сердцах, совсем не ожидая, что Вероника начнет ей об этом рассказывать. Но та неожиданно обрадовалась и принялась в подробностях описывать, как впервые приехала в Испанию. И как познакомилась там с очаровательным Метью, в которого влюбилась без памяти. Так что даже вскоре согласилась участвовать во всех его безумных затеях.

– Простите, что прерываю вас, – перебил их Георгий, – но вам не кажется, что сейчас не лучшее время для исповеди? Вы забыли, зачем мы тут?

– Верно! Нам нужна моторка!

Но Вероника покачала головой:

– Бесполезно. На моторке вы никуда не уедете.

– Почему?

– Метью перед тем, как отплыть, вынул из нее какую-то штуку. Я уже пыталась завести лодку, но у меня ничего не получилось.

Услышав это, Эд бросился к лодке. Но несмотря на все его потуги и старания, мотор не захотел завестись.

– Вот подонок! – вырвалось у Эда. – Пожалуй, я начинаю верить в то, что рассказывает Вероника про этого человека. От него невозможно сбежать.

– Ерунда! – откликнулась Кира. – Мы уже сбежали один раз. И я уверена, у нас это получится снова.

И повернувшись к Веронике, она спросила:

– Ты говорила про какое-то убежище, которое сможешь нам показать. Где оно?

– Тут не очень далеко! – обрадовалась Вероника. – Я обнаружила эту пещеру, когда ходила гулять по острову.

– Что за пещера?

– Это даже не столько пещера, сколько целый подземный лабиринт. И самое главное, найти его можно только случайно. Лично я провалилась в какую-то дыру, которую не заметила за кустарником. И только чудом не сломала себе шею и еще чего-нибудь. Так я и оказалась в той пещере.

– И ты думаешь, это достаточно надежное место?

– Пираты вас там ни за что не найдут! – убежденно воскликнула Вероника. – Каким бы проницательным ни был Метью, он не умеет смотреть сквозь камни! В том укрытии вы сможете просидеть, сколько угодно. И по ночам даже сможете совершать вылазки, перебивая пиратов по одному.

– Если ты поможешь нам спастись от пиратов, то, честное слово, мы простим тебе все твои прошлые дела.

– И поможете мне избавиться от Метью? – с надеждой спросила у Эда девушка.

– Избавим! Посадим негодяя туда, где ему самое место. Думаю, что из тюрьмы он тебя точно не достанет. Тюремные решетки ему не перехитрить, несмотря на все его способности.

Один лишь Георгий не торопился радоваться новому плану. А когда увидел тот лаз, через который предстояло проникнуть в укрытия, разворчался еще больше.

– Мы будем в этой пещере, как мыши в мышеловке.

– Да. Но с одной лишь поправочкой, кот не сумеет нас найти, – возразила ему Вероника. – И мы там будем в безопасности.

– Так ты не захочешь уйти? – удивился Георгий. – Ты останешься с нами?

– Конечно! – порывисто воскликнула Вероника. – Как вы только могли сомневаться во мне?

Повинуясь мнению большинства, Георгий вздохнул и полез в пещеру, которую показала беглецам исправившаяся Вероника.

Оказалось, что это действительно не одна пещера. Из главной далеко под землю уходили ходы, выточенные тут самой природой. Впрочем, кое-где ходы были умело подправлены человеком. И создавалось впечатление, что тут много раз кто-то бывал.

– Сколько следов, – заметила Кира, опустив взгляд на пол.

– Это я тут ходила, – поспешно пояснила Вероника. – Топталась каждый день. Все пыталась понять, куда могут вести эти коридоры. Надо взять факелы и посмотреть, что там. Может быть, исследуем их все прямо сейчас?

– Если наберем достаточно факелов, то пожалуй.

– Надо выйти на поверхность и найти сухих веток.

Но обследовать пещеру друзьям не удалось. И факелов найти тоже. Едва только подруги выглянули из норы, как Киру тут же схватили чьи-то грубые руки, зажали ей рот и не дали даже пикнуть. Руки и ноги у девушки словно попали в железные тиски. И лишь глаза были относительно свободны. Водя ими по сторонам, Кира с ужасом увидела вокруг себя целую толпу пиратов во главе с мерзко ухмыляющимся Метью.

Откуда они тут взялись? Ведь они же уплыли в море! Кира сама видела, как пираты уплыли. Выходит, они вернулись? И сразу же пришли сюда? А еще Вероника клялась, что про это место не знает ни одна живая душа. Выходит, снова врала! Ах, Вероника…! Ах, предательница! Дура! Мерзавка!

Кира изо всех сил задергалась в крепких руках, но ничего поделать не могла. Силы были слишком не равны. И ей оставалось лишь беспомощно наблюдать за тем, как разворачиваются дальнейшие события.

– Кира, ты как там? – послышался голос Леси. – Ребята, куда вы пошли? Я с вами. Пропустите дам вперед!

– Ребята, возьмите и меня с собой.

Это был голос Наташи. И Кира едва не застонала от горя, когда увидела, как бандиты хватают ее подруг. ЕЕ НАСТОЯЩИХ ПОДРУГ, а вовсе не предательницу Веронику! Та осталась сидеть в пещере. И явно сознавала нависшую над ее бывшими друзьями опасность.

Перехватав всех женщин, бандиты нырнули в пещеру. И там закипела жаркая схватка между ними и Эдом. Но на стороне пиратов был фактор неожиданности и численное преимущество, а на стороне Эда лишь голое мужество и отвага. Но мужество и отвага хороши, когда они подкреплены оружием.

Так что итог схватки был предрешен с самого начала. А уж с ослабевшим от боли Георгием бандиты и вовсе справились без всякого труда.

Метью прошелся мимо понурившихся пленников, разглядывая их с самым довольным видом.

– Вот мы снова и встретились, – сияя благожелательной и насквозь фальшивой улыбкой, произнес он. – Думали, сумеете от меня удрать? Не тут-то было! Бежать вам некуда. И помощи ждать тоже не от кого!

И сделав знак одному из своих людей, который удерживал Веронику с другими пленниками, он поманил девушку к себе.

– Молодец, Ничка, – произнес он, потрепав девушку по волосам. – Хорошо сработано.

– Сработано?! – ахнула Кира. – Так, значит…

– А вы, мои красавицы, думали, что Вероника так внезапно раскаялась и встала на вашу сторону, захотев показать вам эту пещерку? Нет, дорогие мои. Она изрядно перепугалась за свою драгоценную шкуру, когда увидела вас на берегу, что верно, то верно. Но ни на секунду не предала меня. Она специально заманила вас в эту ловушку, попутно отправив мне эсэмэску о том, что вы сбежали и находитесь в пещере.

– Ты врешь! У нее не было телефона!

– Телефон Ничка благоразумно припрятала. Вы его просто не нашли.

– Я говорил, что этой твари нельзя верить! – воскликнул Георгий. – Она предала нас уже в который раз!

Остальные молчали, не в силах справиться с охватившим их возмущением и отчаянием. Как они могли быть такими доверчивыми! Почему они не послушались Георгия, который предупреждал их о том, что чует подвох.

– И я ведь сама хороша! – воскликнула Кира. – Ведь я же видела в пещере многочисленные мужские следы! Должна была сообразить, что это означает! Вероника бывала в пещере не одна! Ее сообщникам также известно о ее существовании!

– Вероника вовремя отвлекла тебя идеей осмотра пещеры. Она у меня вообще сообразительная, моя девочка!

И Метью снова потрепал Веронику по волосам.

– Впрочем, – продолжил он, отстраняя от себя девушку, – ты, моя красавица, нравишься мне еще больше.

И с этими словами он подошел к Кире.

– Такие горячие рыжие штучки вполне в моем вкусе. Жаль, что такие теперь встречаются не часто. Вот в прежние времена ты запросто могла бы стать подругой какого-нибудь конкистадора или даже пирата. А теперь, ручаюсь, что ты сохнешь целый день в каком-нибудь скучном офисе, даже не помышляя о том, чтобы стоять на палубе судна и чтобы свежий морской ветер дул тебе в лицо! А ведь ты могла бы одна управлять целой пиратской флотилией. Ты этого достойна в большей мере, чем любая из женщин на свете!

Метью говорил так завораживающе, что Кира его невольно заслушалась. Но Метью сам все испортил, внезапно прервав свою речь и воскликнув:

– А вот интересно, какова ты в постели, крошка?

Кира опешила. А Вероника при этих словах своего любовника и повелителя судорожно дернулась и воскликнула:

– Метью! Ты… Что ты говоришь, Ме…

Договорить ей не пришлось, девушка наткнулась на взгляд бандита и покорно затихла.

– Когда я говорю, остальные молчат! – прорычал Метью. – Ясно тебе это?!

– Да, да, ясно.

– А мне кажется, что ты лучше усвоишь урок, если тебе о нем останется небольшая память!

И с этими словами Метью размахнулся и изо всех сил ударил Веронику по лицу. Удар был сильным. Девушка не удержалась на ногах и упала прямо на камни.

– Что ты делаешь?! – дернулся Георгий. – Не бей ее!

Но Метью не дал ему договорить. Он снова бросил Георгия на землю и принялся методично избивать его.

– Радуйся, что сейчас мне очень некогда, – приговаривал он, нанося удары. – Вы своим бегством спутали все мои планы. С самого утра я только и делаю, что ношусь с вами. А между тем сокровища Коссы ждут своего нового владельца!

– Ну, так и проваливай к ним!

– Ага! Сгинь на самое дно моря!

– И там и оставайся!

Пленные нарочно злили Метью, стремясь отвлечь его внимание от Георгия. Парень был совсем плох. И сейчас он даже не стонал, а молча лежал на земле, не шевелясь и не издавая ни звука. Был ли он еще жив? Друзья не знали этого точно, но очень надеялись, что Георгий все же жив, несмотря на полученные им многочисленные побои.

И зачем он полез защищать эту противную Веронику? Тоже нашелся благородный рыцарь! И пусть бы Метью поучил уму-разуму подружку. Может быть, тогда бы у нее раскрылись глаза на ее кумира!

Но Метью уже перестал интересоваться своими пленниками. Его ждало куда более важное дело.

– Заприте их в пещере! Завалите вход камнем! Пусть лежат в темноте и гадают, сколько им еще осталось. Только свяжите их на этот раз получше и заткните им рты кляпами! А то некоторые тут слишком разговорчивые. Пусть поварятся в собственном соку до моего возвращения.

И с этими словами Метью повернулся и ушел. Вероника покорно ковыляла за ним следом, прижимая руку к раненой щеке. Смотреть на пленников она не решалась. А вот остальные дружки Метью принялись их связывать. На этот раз они их буквально целиком опутали толстыми веревками. И самое главное, напихали в рты тряпок, а потом заклеили им губы скотчем.

Теперь нечего было и думать о том, чтобы освободиться. Единственное, что могли делать пленники, это лежать и размышлять о том, в какую неприятность они угодили целиком и полностью по собственной неосторожности.

Потом вход в пещеру завалили камнями, и стало совсем темно и страшно. Кира услышала, как рядом с ней кто-то жалобно заплакал, но в пещере было так темно, что она даже не могла понять, кто именно из ее подруг так горько плачет. А еще она хотела напомнить рыдающей, что от слез у той распухнет нос, дышать через него станет невозможно. А уж коли и рот забит кляпом, то слезы в данном случае грозят настоящим удушьем.

Но, видимо, плачущая женщина тоже это поняла, потому что рыдания вскоре стихли. И в тишине пещеры теперь раздавалось лишь тяжелое дыхание пятерых пленников.


В таком ожидании прошло несколько часов. А возможно, что и дней. Лично самой Кире казалось, что мимо нее пронеслись целые годы. И ужас от того, что сюда за ними так никто никогда и не придет и они все просто сгниют заживо в этой сырой и холодной пещере, довел девушку до того, что она почти обрадовалась, когда в пещере послышались чьи-то шаги и появился свет факела.

Пусть Метью, пусть убийцы, пусть разбойники – все лучше, чем эта тоскливая неизбежность, которой, казалось, нету конца. Но когда загорелся свет факела и Кира увидела, что фигура всего одна, в ее душе затрепетал огонек надежды.

А вдруг это спасение? Вдруг еще не все кончено? Ведь, если честно, умирать Кире совсем не хотелось.

Она стала напряженно вглядываться в приближающуюся из темноты к ней фигуру. Кира никак не могла понять, откуда появился этот человек. Камни у входа так и оставались лежать на своем месте, загораживая доступ в пещеру солнечному свету и людям. Так откуда же появился этот гость?

Вывод напрашивался один-единственный. Кто-то воспользовался сетью подземных туннелей и пришел к ним. Но кто? Кто же все-таки к ним явился?

Свет факела сильно слепил глаза, уже отвыкшие от яркого света. И Кира лишь напрасно моргала, пытаясь разогнать пелену и избавиться от текущих из глаз слез. Ничего не получалось. Человек с факелом оставался для нее неузнаваем.

Но когда он опустился рядом с Кирой, та почувствовала знакомый запах. Корица и чуточку горьковатого аромата лайма. Этими духами кто-то пользовался из окружения Киры. Да, конечно! Ими пользовалась…

– Вот мы и снова встретились, – произнес над ухом у Киры знакомый голос предательницы Вероники. – Нам с тобой надо о многом потолковать.

Кира замычала, мол, я бы и рада, да кляп во рту мешает. Кляп был у нее незамедлительно вынут. При этом бывшая подруга не стала церемониться с пленницей. И сорвала скотч одним махом, так что Кира получила своего рода эпиляцию зоны вокруг рта. Сдержав болезненный стон, Кира воскликнула:

– Вероника! Ты все-таки пришла за нами!

– Я пришла за тобой, – уточнила Вероника.

И что-то в голосе Вероники заставило Киру поежиться. Но все-таки она не теряла природного оптимизма и уточнила:

– Ты пришла меня спасти? Да?

Но Вероника в ответ расхохоталась до того жутко, что Кирин оптимизм снова угас, едва зародившись.

– Спасти тебя? Ну, уж нет, спасибо большое! Я пришла тебя убить!

Кира вздрогнула и покосилась на Веронику. Она что, с ума сошла? Зачем ей убивать Киру? Что Кира-то ей плохого сделала? Но что-то в голосе Вероники не оставило у Киры сомнений в том, что она говорит правду. Кира осторожно подергалась, но убедившись, что из всех ее частей тела единственной послушной ей остается по-прежнему язык, спросила:

– Убить? Но… Но за что?

– За что?! – немедленно взвилась на дыбы Вероника. – И ты еще смеешь меня спрашивать, за что? Ты же с самого начала изо всех сил старалась отбить у меня моего Метью!

– Прости, пожалуйста. Но я не хотела.

– Ты флиртовала с ним! Я сама видела!

– Но ты никому не сказала, что тебя связывают с этим типом нежные чувства.

– Не смей называть его типом!

– А как же мне его называть? Тип он и есть! Гнусный и подлый!

– Метью самый лучший на свете мужчина! – запальчиво воскликнула в ответ Вероника. – Самый смелый, самый умный, самый интересный! Мне с ним никогда не бывает скучно.

– Видела я, как этот замечательный мужчина обращается с тобой, – фыркнула Кира. – Ты что, в самом деле думаешь, что он чувствует то же, что и ты к нему? Лично мне кажется, что он просто использует тебя.

– Заткнись!

– И еще ты давно ему надоела. Сколько вы уже с ним?

– Два года, – машинально ответила Вероника.

– Вот видишь! Конечно, ты ему надоела!

– Метью меня любит! Пусть он мне этого и не говорит, но он меня любит! И я его тоже!

– Он тебя использует, вот и все! А иначе он бы не стал ухлестывать за мной.

– Нет, он меня любит. А ты умрешь!

– Ну и чего ты добьешься, убив меня? Любви Метью так ты точно не получишь! А ты ведь о ней мечтаешь, да?

Вероника тяжело дышала. От ее первоначальной решимости не осталось и следа. Теперь она явно колебалась, не зная, как ей поступить. Свойство всех слабых натур – принять решение, а потом испугаться его. Вероника была слабой. А слабые, как известно, падки и на жалость, и на жестокость.

Следовало воспользоваться именно первым, не затрагивая второго. И Кира подбавила сочувствия в голосе:

– Во всяком случае, – сказала она, – Метью мог бы относиться к тебе и с большим уважением. И если бы он тебя любил, уж точно не стал бы ухаживать за мной на глазах у тебя. Очнись! Метью тебя совсем не ценит и не любит.

– Не смей даже произносить его имени! Я пришла сюда, чтобы убить тебя. И я тебя убью!

– Погоди, ну, убьешь ты меня, а дальше что?

– Метью снова будет моим!

– Исчезну я, появится какая-нибудь другая женщина, в которую Метью влюбится еще сильнее.

– Я и другую убью!

– Пожалуй, намучаешься вот так бегать, – фыркнула Кира. – К тому же я тебе сразу могу сказать, что твой Метью мне совершенно разонравился. Никогда не мечтала связать свою судьбу с бандитом и убийцей. На твоего Метью не претендую. Можешь оставить его себе. Навсегда! Честно!

Вероника долго вглядывалась в лицо Киры, а потом сказала:

– Ты так говоришь, потому что боишься умереть!

– Нет, честно, он мне не нравится.

– Метью не может не нравиться! Он неподражаем!

– Неподражаем, это точно, – проворчала Кира, вспоминая, как Метью ногами избивал Георгия и какое сладострастное выражение было у него при этом на роже. – Но мне не по душе подонки. И потом, я не хочу тебя огорчать еще больше. Если тебе так дорог твой Метью, то и носись с ним, пока сама не поймешь, что это за фрукт. А меня увольте!

– Так что же? Ты его оставишь в покое?

– Ну, конечно! Близко к нему не подойду!

– Но Метью всерьез запал на тебя! – в отчаянии произнесла Вероника. – Я его знаю! Если он чего-то захочет, то нипочем не успокоится, пока не получит свое. Он от тебя не отстанет!

– Но я-то в нем не заинтересована! А от меня тоже кое-что зависит.

– Нет, ты его полюбишь. Ведь со мной тоже было точно так же.

– Ты ненавидела и презирала Метью, а потом вдруг безумно в него влюбилась? – удивленно переспросила у нее Кира.

– Нет, я сразу влюбилась в него без памяти.

– Ну так, а я не влюблена в него ни капельки! – отрезала Кира. – Не влюблена сейчас, не влюблюсь потом!

Но все же Кира видела, что колебания Вероники снова приняли опасный для нее угол наклона. Вероника начала нащупывать что-то у себя на поясе. И вскоре Кира краем глаза заметила, что там блеснуло что-то острое и тонкое. Нож? Шило? Отвертка? Что за орудие собирается использовать Вероника, чтобы избавиться от своей соперницы?

Кира глубоко вздохнула. Время уговоров явно миновало, пришло время угроз.

– Как ты думаешь, что скажет Метью, когда узнает, что ты меня убила? – спросила она. – Что ты не только проявила неповиновение, но еще и сломала его игрушку? Как ты думаешь, будет он доволен тобой, а?

Рука Вероники с уже зажатым в ней оружием замерла на месте.

– Он никогда не узнает, что это сделала именно я.

– Ну да! Твой Метью дурак, как же! Вот уж что-что, а на дурака он никак не похож.

– Он не сможет обвинить меня. Я не оставлю ему доказательств.

– А твоему дружку и не нужны будут доказательства. Он и без них сумеет найти и наказать виновного. Тебя!

– Ну и пусть! Пусть он меня наказывает! Зато потом он снова вернется ко мне. Ведь он будет знать, что ради него я готова на все! И он оценит мои чувства!

– Дура ты! Ничего он не оценит!

– Оценит! И он будет моим!

Рука Вероники снова пошла вверх. И теперь Кира уже могла видеть, что в руках у девушки находится отвертка, заточенная ею на камнях под острое шило. Оружие, ничем не хуже любого другого. Им запросто можно убить, если знать, куда ткнуть. Ну, или если тыкать им в мягкое человеческое тело, куда ни попадя, но бесконечное количество раз.

Кира не видела глаз остальных пленников, они были скрыты от нее в темноте пещеры. Света факела было явно недостаточно, чтобы осветить все подземелье. Но девушка не сомневалась, что все они с ужасом наблюдают за этой сценой, не в силах помешать преступнице. Кира еще подумала о том, как бы Вероника не догадалась устранить и всех остальных свидетелей ее преступления. Может быть, Вероника еще и не докумекает сама до этого. А помогать ей Кира ни за что не станет.

Судя по всему, мозги у Вероники работают кое-как. Сейчас она зациклена на одной лишь Кире. И слава богу, если она удовольствуется лишь одной смертью, оставив остальных пленников живыми.

Внезапно Кире снова стало тоскливо до ужаса. Ну, не Вероника, так ее дружок Метью прикончит остальных. Они все равно все обречены. Им ни за что не выбраться из этой пещеры, не уйти от рук влюбленной психопатки и ее дружка-убийцы.

И когда Кира уже закрыла глаза, чтобы не видеть приближающееся к ней смертоносное острие, что-то произошло. Прозвучал глухой удар. Потом Вероника издала тоненький сдавленный писк. А заточенное острие у нее в руках так и не коснулось кожи своей жертвы.

Кира открыла глаза. И первое, что она увидела, было опять же знакомое лицо. Только не Вероники, которая теперь представлялась Кире каким-то исчадием ада, а Петры.

Белокурая красавица улыбалась своим большим ярким ртом. А в руках у нее была внушительных размеров палка, которой она и огрела по голове лежащую сейчас у ее ног без движения Веронику. Увидев, что Кира смотрит на нее, Петра улыбнулась еще шире. И приветливо помахала в воздухе своей дубиной. Затем из темноты рядом с ней возникло еще одно лицо. Но Кира уже не смогла рассмотреть толком, кто это такой стоит рядом с Петрой, потому что силы совершенно оставили ее. Сознание помутилось. И Кира временно потеряла сознание.

Глава 15

Очухалась Кира уже на свежем воздухе. Дул легкий ветерок, донося до нее запах моря и терпкий аромат каких-то средиземноморских цветов. Эти розовенькие цветочки, как объяснил ей недавно знаток природы Георгий, вылезали в Италии на свет лишь ранней весной. Они должны были успеть отцвести и принести семена еще до наступления жары. Но уже с наступлением жаркого лета они совершенно исчезали с поверхности земли.

– Они вроде наших подснежников, – сказал ей тогда Георгий. – С тем лишь отличием, что снега тут почти никогда не бывает.

И вот теперь Кира лежала и с удовольствием втягивала в себя аромат этих цветов. Ничего чудеснее она в своей жизни не нюхала. Она была жива. Она была свободна. И она была снова среди своих друзей.

Повернув голову вправо, Кира увидела встревоженную, но все равно довольно улыбающуюся Лесю, которая тоже глядела на нее и растирала свои запястья. А повернув голову чуть влево, Кира увидела Петру и молодого человека, которого до сих пор видела лишь на фотографиях.

Ну, и еще один раз мельком, но так быстро, что не успела толком его рассмотреть. Но теперь Кира внимательно изучила черты его лица. Глаза большие и чуть выпуклые. Скулы высокие. Нос крупноват, но для мужчины – это ерунда.

В общем и целом, впечатление у Киры сложилось такое – Валик очень симпатичный мужчина. И она решительно не могла понять, какого лешего было нужно этой дуре Веронике. Зачем предавать богатого и красивого, чтобы угодить пусть и красивому, но жестокому и, увы, совсем бедному злодею.

– Валик, подойди ко мне, пожалуйста! – услышала Кира голос Георгия. – Мне надо тебе сказать кое-что. А самому мне трудно передвигаться.

Валик кивнул и поспешил к Георгию, который хоть и лежал на земле, как и Кира, но выглядел вполне бодрым. Умирать он явно не собирался. Кира тоже зашевелилась, силясь подняться, но к ней тут же кинулась Леся.

– Лежи, лежи, дорогая! Тебе не нужно шевелиться.

– Почему это? – удивилась Кира. – Я чувствую себя вполне прилично.

– Тебя только что хотела убить эта чокнутая!

– Ну и что? Ведь не убила же.

– Ты такое пережила! Эта особа совершенно сумасшедшая! Мы все слышали тот бред, который она несла, но не могли прийти тебе на помощь. О-о-о! Я чуть с ума не сошла, думая о том, что она будет тебя сейчас убивать прямо на моих глазах! Какое счастье, что этого не произошло!

И Леся порывисто обняла свою подругу. Кира почувствовала странное свербение в носу. Наверное, в пещере простудилась. Иначе с чего бы ее тянуло шмыгать носом и реветь?

– Все ведь обошлось, – попыталась утешить она подругу. – Мы живы, а это самое главное. Чокнутая психопатка нам больше не опасна. Ведь верно? А кстати, где она?

Посмотрев по сторонам, Кира не увидела Веронику.

– Мы оставили ее в пещере, – хихикнула Леся. – Связали, заткнули ей рот и оставили. Решили, что ей это послужит уроком. А для Метью это будет хороший сюрприз. Да и таскать ее с собой было бы слишком обременительно.

– Правильно! – одобрила ее Кира. – Чего ее таскать с собой, дуру такую?

Затем она повернулась к Петре и сказала:

– Вы с Валиком появились очень вовремя. Спасибо вам.

– Не за что! – охотно откликнулась та. – Но, честно говоря, я корю себя за то, что с вами произошло.

– Ты ни в чем не виновата!

– Не скажи! Если бы я раньше предупредила тебя насчет этого Метью и его дружков, то вы бы не попали в его сети. Но мне все время казалось, что я уже говорила вам не доверять Метью. И предупреждала вас.

– Да, предупреждала. Но мы с девочками подумали, что ты имеешь в виду Касьяновых.

– Наташу и Эда? – рассмеялась Петра. – Ну что вы! Они честнейшие и милейшие люди. И лучшие друзья Валика!

– Жаль, что мы так фатально ошиблись. Но скажи, как вы с Валиком оказались на этом острове?

– А мы никуда отсюда и не уезжали.

– То есть? Но вас ведь видели переправляющимися на Сицилию.

– Видели яхту Валика, – уточнила Петра. – И на ней двух пассажиров – мужчину и женщину. Это были наши знакомые, которых мы попросили об услуге – прокатиться на Сицилию вместо нас на яхте Валика.

– Зачем?

– Нам было необходимо запутать следы и выиграть время. Валик сказал, что на острове происходит что-то неладное. И что он почти уверен, убийство Михася связано с этим.

– Значит, на Сицилию уплыли ваши друзья?

– Ну да! А сами мы сразу же вернулись в бухту Дьявола. Раз Валик сказал, что тут происходит что-то неладное, то мы решили разобраться в этом с ним вместе.

– Но с чего вдруг такое доверие друг к другу?

– Доверие? – казалось, удивилась Петра. – Но кому же и доверять Валику, как не мне? Ведь мы с ним…

Подруги навострили ушки, ожидая услышать потрясающее признание, но Петра договорить не успела.

– Петра! – окликнул ее Валик, перебив на середине фразы. – Иди сюда! Георгий рассказывает очень интересные вещи.

Петра пошла, но тут же оглянулась и добавила:

– И остальные тоже подтягивайтесь! Нам с вами всем есть что обсудить.

Освобожденные пленники, все еще щурясь от слишком яркого для них солнца, стали потихоньку собираться в одном месте. Петра была совершенно права. Им надо было обсудить очень многое. И сделать это надо было как можно скорее. Чтобы успеть до возвращения пиратов на берег выработать хоть какой-то совместный план действий.

Леся подала руку Кире. И обе девушки, осторожно переставляя еще не до конца слушающиеся их ноги, начали передвигаться к остальным.

– Знаете, недаром про этот остров идет дурная слава, – говорил Валик, когда они подошли к нему. – Пираты облюбовали этот остров для своих нужд еще пятьсот лет назад. И как видите, не стал исключением и сегодняшний день. Трудно сказать, что именно было привлекательным для пиратов в этом острове пять веков назад. Но нынешние во главе с Метью весь прошлый сезон упорно искали тут сокровища. И были совершенно уверены, что рано или поздно их поиски увенчаются успехом.

Чтобы отвадить от этого острова местных жителей, бандиты не гнушались ничем. Как нельзя лучше для этой цели подходили природные катакомбы – сеть подземных ходов и пещер, которая проходит под всем островом. Это настоящий лабиринт, сделанный самой природой. И пираты успешно использовали его в своих целях.

– Если находиться в одном определенном месте, то можно было добиться такого акустического эффекта, чтобы звук разносился по всему острову. Там можно было выть, причитать, кричать дурными голосами и всячески пугать тех, кто находился на острове и не знал об этой его особенности.

Метью и его бандиты ознакомились с этим природным чудом еще в свой прошлый визит на остров. Во время пребывания на нем они не только искали сокровища Коссы на дне моря. Они еще и активно осваивали сам остров. Осматривали его пещеры на предмет указания на клад. Нашли множество человеческих останков. И конечно, очень быстро открыли для себя эту давно забытую всеми особенность здешних пещер.

– Таким образом, Метью и его ребята и распугали наших прежних рабочих. Кости и череп они подкинули самые настоящие, которые нашли в могилах в пещерах. И оттуда же они выли и кричали по ночам. Простодушные ныряльщики не понимали, откуда доносятся вопли и стоны. А Метью с ребятами могли еженощно прибывать на остров для своей грязной работы, чтобы на рассвете бесследно исчезать с острова.

Впрочем, иногда пираты оставались на острове на целый день. И тогда они чинили различные каверзы, чтобы еще больше подстегнуть страх рабочих и убедить их в том, что остров действительно – проклятое место, от которого нужно держаться как можно дальше.

Долго ждать пиратам не пришлось. Перепуганные насмерть рабочие удрали прочь. Их не соблазнила даже щедрая оплата их труда. Жизнь и спокойствие для этих людей значили больше. И они благоразумно решили, что лучше быть бедным, но живым, чем мертвым, но с деньгами.

Так или иначе, но Метью добился своей цели. Он изгнал конкурентов с острова и сам занял их место. Теперь у Метью в руках было самое лучшее оборудование для глубоководных поисков, о каком только он мог мечтать. И он не сомневался, что удача будет на его стороне.

– Видите ли, Метью уже обследовал этот остров и его прибрежную акваторию, – взял слово Георгий. – И он примерно знал, в каком квадрате вести поиски. Сначала он хотел, чтобы мы всю работу провели вместе. Но потом от своей лазутчицы Вероники он узнал о нашем намерении вызвать надзирателей от Министерства культуры и сдать клад государству. И он тут же изменил свой план. Теперь мы были ему не столько нужны, сколько опасны. От нас следовало избавиться, что он и сделал в присущей ему наглой манере и в кратчайшие сроки.

– Если бы не Валик с Петрой, пираты бы нас точно прикончили!

Обнаглевший от собственной храбрости Метью считал, что у него в руках все карты. Валик бежал из Италии, спасаясь от полиции. Больше на остров Дьявола он не сунется. Эд и Георгий никак не могут заменить его. Значит, сокровище Коссы было уже почти что у пиратов в руках. Оставалось только поднять его на сушу и увезти в безопасное убежище.

Но Метью совершенно не подозревал о том, что Валик тоже далеко не дурак и сможет перехитрить его. И не только снова вернется на остров, поменявшись с пиратами местами, но еще и начнет вести свою собственную игру.

– Раньше пираты отсиживались в катакомбах, вредя нашей экспедиции. А теперь мы с Петрой обосновались там. И стали думать, как нам расстроить планы пиратов. Из своих укрытий мы могли вести наблюдение за всем, что происходило на острове. И при этом никто из пиратов даже и не подозревал о том, что мы находимся всего в нескольких шагах от них.

– Мы тоже не подозревали.

– Вам это было и не надо, – заверил их Валик. – Нечаянно вы могли выдать нас с Петрой. Поэтому мы были вынуждены держаться крайне осторожно. И соблюдать величайшую секретность, скрываясь не только от пиратов, но и от вас всех.

– И правильно! – воскликнула Кира. – Правильно, что вы скрывались от всех! Узнай Вероника про вас, тут же сдала бы вас своему Метью!

– Мы тоже так подумали, – кивнула Петра. – Валик, когда примчался ко мне за помощью, сразу же сказал, что в вашей компании появился предатель. А возможно, что даже и не один.

Кира кинула на Петру задумчивый взгляд:

– И все же, почему Валик обратился за помощью именно к тебе? Ты что же, выходит, ему ближе, чем Эд и Наташа? Почему он пришел не к ним, а к тебе? Он уже тогда подозревал Веронику в двурушничестве?

Петра открыла рот, чтобы ответить, скрытничать она явно не собиралась. Но ей снова помешали. Над поляной раздался громкий встревоженный голос Валика:

– Пираты возвращаются!

– А мы с вами еще не выработали план, как нам быть дальше!

– А чего тут думать? – удивился Валик. – Нападем и обезвредим!

– Нет, первым делом надо сообщить властям о нашем положении! – заторопился Эд. – Они должны прислать сюда полицейский патруль.

– Что?! – возмутился Валик. – И дать пиратам возможность удрать на ворованной яхте? Или, чего доброго, позволить им снова утопить сокровище Коссы в море?

– Еще не факт, что они его нашли.

– Тогда тем более! Пусть ищут!

– Валик, это неразумно, – возразила Петра. – Мы должны вызвать подкрепление. Я давно тебе это говорила.

– Ты забываешь, что на мне висит подозрение в убийстве, которого я не совершал. Мне нельзя иметь дело с полицией.

– Но что же нам делать?

– Мы должны сами обезвредить пиратов. Уверен, кто-то из них и убил беднягу Михася.

Последнее заявление было до того неожиданным, но в то же время логичным, что все замолчали, глядя на Валика. Люди даже забыли про подплывающих к бухте пиратов, так шокировали их слова Валика.

– Ты… Ты это серьезно про Михася?

– С чего взял?

– У тебя есть какие-нибудь доказательства?

Но Валик сокрушенно покачал головой.

– В том-то и дело, что нет у меня никаких доказательств. Кабы были, я бы уж давно засадил за решетку настоящего убийцу и обелил бы свое доброе имя. Но в том-то и дело, что доказательств у меня нет. И если мы будем сидеть, сложа руки, их и не будет!

Некоторое время на площадке было тихо. Все разо– чарованно молчали. И в этом молчании послышался осторожный голос Киры:

– Тогда что у тебя есть?

– Подозрения! Почти что уверенность! Но нету фактов!

– Расскажи, что произошло тем утром в доме Михася! – потребовала Кира.

И Валик, словно только и ждал этого вопроса, послушно отчитался.

– Мы поссорились с этим дураком. Подрались. Я выкинул его на улицу, а сам ушел. Потом узнал из новостей, что Михась убит. И что меня подозревают в его убийстве.

– Это для нас не новость. Почему ты заподозрил Михася в предательстве?

– Для этого были причины. Ничего явного, иначе я схватил бы Михася за руку и прищучил негодяя. Но мне все время казалось, что в мои планы кто-то постоянно вмешивается, портит мне игру и мешает.

– И ты заподозрил в этом Михася?

– Непосредственно его – нет. Я понимал, что этот тип слишком глуп, чтобы затеять свою собственную игру. Михась слишком любил выпить, чтобы пользоваться у других достаточным авторитетом. Нет, в лидеры он не годился. Но он мог стучать на меня кому-то другому.

– Кому?

– Вот это я и пытался понять, когда вернулся на остров в тайне от всех.

– Когда мы вместе вернулись, – поправила его Петра.

– Да! Мы вернулись, чтобы я мог понять, кто все это время ставил мне палки в колеса.

– И ты увидел Метью?

– Честно говоря, для меня появление этого типа стало полной неожиданностью. Я понятия не имел, кто он такой. Я даже не был знаком с ним.

– Но ему это было и не нужно. Метью положил глаз на сокровище кардинала Коссы. И счел тебя подходящей дойной коровой, которая поможет ему достать эти сокровища.

– Клад мой! – взъерепенился Валик. – Именно мне должна принадлежать слава его открытия.

– И мне, – напомнил ему на этот раз Георгий.

– Да, и тебе тоже, – небрежно проронил Валик. – Но именно я финансировал эту экспедицию! Значит, и главный тут тоже я!

Георгий и Петра выглядели как-то не слишком весело. И Кира, чтобы разрядить обстановку, сказала:

– Никто и не умаляет твоих заслуг. Дело не в этом. Сейчас важней всего обезвредить пиратов.

– Да! И добиться от них признания во всех их злодеяниях! В убийстве Михася!

– Наверняка и убийство Михася всплывет среди прочих!

– И полиция нам тут не помощник, – заключил Валик. – Я знаю, как топорно работают эти ребята. Они ни за что не смогут извлечь из Метью нужного мне признания.

И оглядев всех, Валик счел необходимым напомнить:

– Помните, что вы все находитесь тут благодаря моему финансированию.

– Мог бы и не напоминать нам об этом каждую минуту.

– Говорю, потому что это значит, что вы должны держать мою сторону.

– Мы и так ее держим.

– А раз так, то вперед! – воскликнул Валик. – Обезвредим пиратов, пока они не подозревают о том, что они окружены. Командую сбор и атаку!

И тут в его руках появился пистолет, который прибавил ему авторитета. И все остальные, включая раненого Георгия, разразились радостными криками, согласные идти со своим новым предводителем на войну с пиратами.


Оказалось, что помимо запаса провизии, Валик с Петрой привезли на остров и еще приличный запас огнестрельного оружия. И сейчас Петра раздала своим единомышленникам это оружие, снабжая также и краткими инструкциями по его эксплуатации.

– Вот так снимаешь с предохранителя. Вот так целишься. А потом стреляешь и сразу же откатываешься в сторону. Учти, у Метью среди его головорезов тоже могут быть хорошие стрелки. И они не преминут произвести ответный выстрел. Так что вы должны быть готовы к тому, что вас также могут подстрелить. И чтобы этого не случилось, выполняйте мои инструкции.

– Откуда ты все это знаешь?! – восхитилась Кира. – И откуда у тебя такие запасы оружия?

В ответ Петра лишь усмехнулась и сказала:

– То, что вы видите, – это всего лишь жалкая часть из моих собственных кладовых.

– Но… Но откуда?

– У меня в любовниках долгое время был один сицилийский крестный отец, – ничуть не смущаясь, призналась Петра. – Несмотря на то, что он был старше меня почти втрое, у нас с ним был чудесный длинный роман. Начался он в то время, когда мне едва исполнилось шестнадцать. И закончился лишь недавно, когда моего сицилийского папочку, как я его называла, в конце концов посадили за решетку.

– Ого! А ты горячая штучка!

– А ты думала! Если хочешь знать, то у меня в доме лежит даже не в десять, а раз в тридцать больше оружия. Мы с Валиком захватили лишь самую малость. Даже взрывчатки почти совсем не взяли.

– Почти совсем…? То есть что-то вы взяли?

– Ну, конечно! А как же вести войну без взрывчатки?

– И ты не боишься хранить эти запасы у себя в баре?

– А чего мне бояться? Моя мать жила точно так же. Правда, времена тогда были иные. Никто не смел тронуть ни ее саму, ни обыскать ее дом. Люди с уважением относились к мафии. Но когда ситуация изменилась и полиция начала все чаще совать нос в дела моей матери, ее тогдашний любовник велел вырыть под домом потайное хранилище. Там и хранилось это оружие. До поры, как говорится, до времени.

Значит, слухи о связи Петры с сицилийской мафией – это правда? Ох, как им повезло, что она сейчас на их стороне.

– Но твой любовник, надеюсь, не станет возражать, что ты воспользовалась его запасами?

– Мой любовник выйдет из-за решетки лет через пятнадцать. И то лишь в самом лучшем случае.

– А его дружки?

– Они сели вместе с ним. А те, кто не сел, забились в свои норы. Нет, они не станут связываться со мной. К тому же, если я не вернусь из этого приключения, то и спрашивать будет не с кого. А если вернусь… Ну, а победителей, как известно, не судят.

Кира уважительно замолчала. Ее собственные приключения явно блекли по сравнению с жизнью этой средиземноморской красавицы, которая запросто признавалась в любовной связи с сицилийскими мафиози и так же запросто пользовалась его запасами огнестрельного оружия.

Петра вручила Кире маленький полуавтомат и проинструктировала ее:

– Вот в этом режиме он будет палить целыми очередями. А вот щелкнешь тут, он будет стрелять одиночными выстрелами. Поняла?

– И какой режим мне предпочесть?

– Пали по ним всем! – от души посоветовала Петра. – Авось кто-то из них все же уцелеет, чтобы дать потом показания в полиции.

Очень предусмотрительная девушка, ничего не скажешь.

Мысль о том, что она держит в руках оружие, которое способно положить конец жизням многих граждан, заставляла Киру трепетать. И еще Кира ощутила под ложечкой неприятный холодок. Пусть эти граждане, в которых она будет стрелять, и не были слишком законопослушными, даже совсем наоборот, не были ими, но убивать их… тоже как-то… не очень хорошая идея.

– Не знаю, смогу ли я, – пробормотала она.

– Жить захочешь, сумеешь, – бодро заверила ее Петра.

И дружелюбно улыбнувшись, она все-таки всучила автомат Кире. Потом повернулась к стоящей рядом Лесе и сказала:

– А тебе я дам «АКСУ», – услышала Кира, уже отходя в сторону. – Сама не знаю, откуда он у меня взялся, но я тебе его дам! Отличное оружие, если знать, как им пользоваться. Ты знаешь?

К счастью, Леся знала, как обращаться с автоматом Калашникова. Пусть даже он тут и был представлен в усовершенствованном виде и был складным. Но что с того? Это все равно был тот же самый хорошо известный каждому советскому ребенку родной автомат, с которым знакомились еще в школе на уроках НВП.

А Леся была именно таким советским ребенком, исправно посещавшим советскую же школу. И конечно, в школе она ходила на уроки начальной военной подготовки для учащихся, в сокращении – НВП. Ходила, надо сказать, не просто так, а со значением.

Дело в том, что Леся была влюблена в своего преподавателя – молодого капитана, демобилизованного из армии в связи с ее сокращением. Обычно уроки НВП преподавали старенькие дяденьки, но тут Лесе повезло. Ей достался настоящий красавец. И когда девушка видела своего кумира, у нее внутри все сладко замирало.

Военрук действительно стоил таких пылких девичьих чувств. Он имел шикарные усы, высокий рост и вообще был красавцем мужчиной. Больше всего он напоминал гусаров со старинных картин. И Леся мечтала произвести на преподавателя впечатление.

Для этого она стала отличницей по его предмету. И очень переживала, когда узнала, что преподаватель не только женат, но и является отцом двоих маленьких ребятишек. Будь у преподавателя дети постарше, Леся еще могла бы ввязаться в борьбу за его любовь. В конце концов, взрослую дочь может отлично заменить не вполне еще созревшая любовница. Но малыши… Нет, с ними тягаться Леся никак не могла. И поэтому отошла в сторону.

Она перестала посещать уроки военной подготовки. Ее даже не остановила плохая оценка, которую в сердцах влепил ей раздосадованный преподаватель. Но как бы там ни было, а эти уроки дали Лесе нужную подготовку. И она отлично знала, как нужно обращаться с выданным ей оружием.

– Не беспокойтесь, я вас не подведу, – заверила она Петру.

– Нам терять нечего.

– Мы поможем тебе, Валик. А заодно и самим себе.

С этими словами все остальные взяли оружие в руки. И единогласно выразили согласие считать Валика своим непосредственным руководителем. А Петру его правой рукой.

Глава 16

Маленькая, но вооруженная до зубов армия медленно двигалась в сторону бухты Дьявола. Именно там обосновались вернувшиеся пираты. И именно там предстояло начаться той партизанской войне, которую задумали Валик и Петра.

– Пока что численный перевес не на нашей стороне, – объясняли они остальным. – Поэтому вести активные боевые действия не в наших интересах.

– Мы должны захватить противника живым.

На проведенном второпях в зарослях кустарника совете было решено подойти к пиратам как можно ближе и незаметнее. И как только представится такая возможность, взять в плен одного из них. А затем и второго, третьего и так далее, вплоть до самого их атамана и предводителя.

– Если нам повезет, то во всей этой военной кампании вовсе не прольется ни капли крови.

И все уже совсем было решили, что так они и поступят, план просто отличный, как вдруг Леся спросила:

– Скажите, а пиратов не встревожит исчезновение Вероники?

– Хм-м-м… Возможно, они решат, что она сбежала.

Леся пожала плечами. Лично ей казалось, что тип с самомнением, как у Метью, просто не способен предположить, что какая-то женщина сможет отказаться от него добровольно. А тем более сбежать.

Однако когда друзья подобрались к пиратской бухте, то они заметили, что Метью совсем не огорчило исчезновение Вероники. Можно было даже сказать, что он повеселел. И тут же начал отдавать какие-то распоряжения своим ребятам.

Веронику они покликали лишь для виду. А потом расположились за столом, который успела накрыть для них девушка перед своим уходом. Это ее усердие сослужило Веронике плохую службу. Кабы еды не нашлось, пираты бы кинулись искать свою повариху. Но раз еда была… Зачем им еще Вероника? О девушке спохватятся разве что потом, когда наберется гора жирной грязной посуды.

После еды все пираты расположились на отдых. А вот Метью почему-то не последовал общему примеру. Вместо этого, прихватив с собой парочку своих наиболее доверенных людей, он отправился куда-то в глубь острова.

Такой случай упускать было нельзя. И, переглянувшись, Эд с Петрой и Наташей двинулись за пиратами. А Валик с подругами остался на берегу. Георгий тоже был с ними, но вряд ли его можно было считать полноценным бойцом. Поврежденные ребра давали о себе знать сильной болью. И бедняга едва сдерживал стоны, стараясь не выдать терзающей его боли.

Валик был настроен в высшей степени оптимистично.

– Очень удачно, что пираты решили разделиться. Так с ними будет легче справиться.

– Ну… Если ты так считаешь…

– Подходящий момент, чтобы захватить в плен этих ребят! – возбужденно прошептал Валик, вопросительно оглянувшись на Киру с Лесей. – Они остались без поддержки и присмотра Метью. Самое время, чтобы разобраться с ними поодиночке.

– И что мы должны делать?

– Ждать. Ждать, когда кто-то из них отойдет от остальных.

Ждать этого момента долго не пришлось. Пираты пили пиво. И скоро один из них встал и направился прочь от остальных.

– Вот наш шанс! Надо заманить его подальше в скалы и там…

Валик не договорил. Но в этом не было никакой необходимости. Все было ясно и так. Валик сделал знак подругам, призывая их обходить пирата справа и слева. А сам он сложил руки рупором и издал серию квохчущих звуков, похожих на довольное кудахтанье курицы.

Пират, который как раз в этот момент застегивал штаны, замер и прислушался. Валик отошел на несколько шагов и снова закудахтал. И тут охотничий инстинкт пирата возобладал над осторожностью. Он вытащил из-за пояса короткий нож и, пригнувшись, последовал за тем, что он считал своей добычей.

Наивный пират! Это не он охотился, охота шла за ним самим!

На время Валик исчез из поля зрения подруг. Но затем раздался какой-то приглушенный звук вроде того, как если бы раскололся спелый арбуз. А еще спустя некоторое время вернулся и Валик. Вид у него был такой довольный, что можно было не расспрашивать, чем закончилась его встреча с пиратом.

Затем в скалы пошел второй пират, а за ним еще один. Расправившись с третьим по счету разбойником, Валик вернулся не столько довольным, сколько озабоченным.

– Нашел одну неприметную расселину, куда и складывал их, но туда больше точно никто не поместится. Так что даже не знаю, куда их дальше складировать, – шепотом поделился он с подругами своей тревогой. – Вот сейчас еще один в скалы пойдет, куда мне его запихнуть?

Но подруг тревожило другое. Как говорится, был бы пленный пират, а куда запихнуть его, всегда найдется.

– Что-то Эд с Наташей долго не возвращаются. Вдруг с ними что-то случилось?

Валик пожал плечами, ведя наблюдение за двумя оставшимися пиратами. Он увидел, как один из них внезапно поднес к уху телефон и начал с кем-то говорить. Затем выражение его лица изменилось, и он окинул опасливым взглядом скалы вокруг себя. Затем он что-то сказал своему приятелю. И они оба встали и торопливо покинули берег моря, перебравшись на яхту.

– Все! – резюмировал Валик, не спускавший глаз с пиратов. – Их кто-то предупредил об опасности. Кончилась наша спокойная охота!

– Кто их мог предупредить? Это мог сделать только Метью!

– Бежим к пещере!

Местом встречи было условлено считать ту пещеру, которую нашли пираты и в которой они держали своих пленников. Возле нее подруги наткнулись на Наташу, которая караулила тех двух пиратов, которые ушли вместе с Метью. Сейчас пираты были связаны и находились без сознания.

Несмотря на это, Наташа была сильно напугана. И сначала чуть было не пристрелила Валика с подругами, не разглядев толком, кто идет к ней. А потом с огорченным видом призналась:

– Метью удрал!

– Удрал! – ахнул Валик. – Куда? Как ему это удалось?

Наташа принялась рассказывать, что произошло. По ее словам, когда они пошли следом за Метью, он сразу же направился в сторону пещеры. Оставив двух своих компаньонов у ее входа в качестве охраны, сам он нырнул внутрь.

– С его дружками мы справились легко. Они не ожидали нападения. И поэтому даже пискнуть не успели, как мы их уже скрутили и вкололи им снотворное.

Но сам Метью, словно почувствовав что-то, из пещеры не вышел.

– Его предупредила Вероника!

– Вот змея проклятая!

– Надо было пристукнуть ее хорошенько, а не церемониться с ней!

Когда Эд с Петрой заглянули внутрь пещеры, то в ней уже никого не было. Ни Метью, ни Вероники. Они сбежали, следуя по лабиринтам подземных ходов. Эд с Петрой не собирались отпускать их так просто и тоже углубились в лабиринт, оставив Наташу одну на страже возле пленников.

– А чего их сторожить, я же сама вколола им снотворное. Они теперь под его действием проспят не меньше суток. Нам они не опасны.

А вот возможность возвращения Метью и его коварной подруги Вероники очень пугала Наташу. Бедная женщина буквально тряслась от страха, в любую минуту ожидая появления злодеев откуда угодно. Особенно ее пугало, что появиться они могли с любой стороны. В том числе и снова из пещеры.

– Ведь там ходов видимо-невидимо! Муж с Петрой могли пойти по одному, а преступники вылезти из другого лаза. А я тут… Одна… Совершенно беспомощная! Опасность со всех сторон!

– У тебя оружие.

– И у них оно есть!

И в результате Наташа так себя взвинтила этими мыслями, что с перепугу едва не пристрелила своих друзей, внезапно появившихся из-за скал.

– Хорошо, что вы пришли!

– М-да…? Что-то я этого не заметила. Ты нас чуть не убила!

Кира еще не могла до конца прийти в себя после случившегося. Выпущенная Наташей пуля ударила по камню всего в каких-нибудь нескольких сантиметрах от лица самой Киры. И девушка еще не успела забыть звук чиркнувшего о камень металла, а также осколки скалы, которые брызнули ей в лицо. При мыслях о том, какой чудовищной участи она избежала только что буквально чудом, Кира никак не могла заставить себя сочувствовать Наташе.

Но Наташа своей вины не ощущала. И хотя она несколько раз подряд извинилась перед Кирой, та чувствовала, сложись аналогичная ситуация, и Наташа снова примется палить без разбора.

– Тебе не кажется, что ситуация вышла из-под нашего контроля? – обратилась она к Валику. – Нужно вызывать поддержку с материка!

– Погоди! Не будем пороть горячку. Из всех пиратов осталось только трое. Метью и те двое, которые удрали от нас на берегу.

– И еще Вероника!

– Она женщина.

– Иная баба даст фору любому мужику. А Вероника точно даст! Ты только вспомни, как она нас всех тут на уши поставила.

– Ну, хорошо. Пиратов теперь четверо.

– И они вооружены, – подсказала ему Кира.

– И что? Нас ведь семеро! И мы тоже вооружены!

– У нас раненый. И Наташа. А она явно не боец. Значит, нас всего пятеро. Пятеро против троих матерых волков и их волчицы.

– И что ты предлагаешь?

– Вызвать помощь!

– Нет! – отрезал Валик. – Не хочу в тюрьму! Пока кто-то из пиратов не возьмет на себя убийство Михася, я в полицию не сунусь!

Эгоизм Валика удручал. Что же, им всем погибать, потому что их командиру не хочется объясняться со следователем? Но Кира не успела разъяснить Валику глубину его заблуждения. К этому времени из пещеры вернулись Эд с Петрой. Выглядели они удрученными. И сразу же признались, что разбойников не нашли.

– Эти черти знают подземные ходы как свои пять пальцев! Нам с ними в этом не тягаться!

– Теперь они могут засесть в катакомбах на долгое время. И их будет не найти.

Но самое страшное открытие ожидало друзей дальше. Едва они подошли к берегу моря, как раздался выстрел с яхты. Без сомнения, выстрел должен был означать то, что на яхте есть люди. А еще выстрел должен был привлечь внимание Валика и его команды. И он его привлек.

– Смотрите! – вдруг воскликнула Кира. – Там Метью!

– Да, это он, мерзавец! Уже пробрался на яхту! Ах, подлец!

– А кто это там с ним на борту? Кому это он там грозит оружием?

– Боже! Это же наш капитан!

– Это точно он!

– Так он жив? – обрадовалась Леся. – А я думала, что пираты пристрелили и его, и матросов!

Но радовалась она рано. Метью времени не терял. Он громко прокричал что-то угрожающее и приставил дуло пистолета к голове капитана. Если его слова подруги и не поняли, и не расслышали, то жест могли трактовать лишь однозначно.

– Он угрожает нашему капитану!

– Хочет убить его на наших глазах!

– Какой негодяй!

– Пусть он немедленно отпустит старика!

Видимо, Метью догадывался о чувствах, которые бушевали в груди его врагов. Потому что на его губах заиграла ехидная вызывающая улыбка.

«А ну-ка! Помешайте мне!» – казалось, говорил его вид.

Сознавать, что беспомощный старик находится в руках у жестокого злодея, а они ничем не в силах помочь заложнику, было невыносимо.

– Что он хочет? Что хочет этот подлец?

Тем временем в руках у Метью откуда-то появился рупор. Видимо, запасливый капитан, по старинке не вполне доверяя современным средствам связи, приберег этот свернутый кусок жести. И вот теперь пираты нашли его.

– Сдавайтесь! – прогрохотал голос Метью по всему побережью. – Сдавайтесь, или заложники погибнут!

– Вот тип! – возмутился Валик. – Он что, забывает, что у нас в руках также находятся его люди? Если он вздумал вести обмен пленными, то нам есть чем козырнуть перед ним!

Но Петра покачала головой.

– Боюсь, Метью не собирается обменивать своих пленных на наших, – произнесла она. – Он с радостью принесет всех своих друзей в жертву, если при этом получит какую-то выгоду.

– Но… Но что же он хочет?

Впрочем, Метью не стал скрывать своих планов.

– У меня есть к вам предложение, – прокричал он. – Вы сдаетесь, а мы пощадим всех пленников!

– Нашел дураков!

– Он нас всех убьет! И их, и нас!

– Нипочем не сдадимся.

Но в то же время раздались и два других голоса:

– Если не сдадимся, то он прикончит капитана и матросов.

– А я говорила, что надо вызывать подкрепление и полицию!

И когда Наташа произнесла эту уже ставшую традиционной реплику, а Эд посоветовал ей помолчать, в небе над головами участников этих событий вдруг неожиданно застрекотал вертолет. От радости у всех буквально замерло дыхание. Люди не верили своим глазам, настолько кстати появилась эта небесная птица.

– Мы спасены! К нам прибыла помощь!

Но, совершив круг почета над островом, яхтой и застывшим на ней в напряженной позе Метью, вертолет неожиданно развернулся и улетел под разочарованные крики Валика и его команды. Метью, тоже наблюдавший за полетом вертолета с понятными чувствами, наоборот, разразился грозным хохотом.

– Вам никто не поможет! – прокричал он с торжеством. – Вертолет улетел! Сдавайтесь! Или вы обречены!

– Ни за что! – закричал в ответ Валик.

– Тогда мы начнем убивать заложников! И начнем прямо сейчас! Со старика!

С этими словами он снова приставил к виску капитана дуло своего пистолета. В намерениях мерзавца сомневаться не приходилось.

– Ну что? Считаю до трех! Раз! Два! Т…

Но произнести роковую цифру три и спустить курок у Метью не получилось. В тот момент, когда он уже собирался произвести смертельный выстрел в заложника, из воды прямо перед ним внезапно вылетело нечто огромное, черное и жутко страшное. Даже у девушек, стоящих на острове далеко от воды, ноги буквально подкосились от ужаса, и они были вынуждены ухватиться друг за друга. А уж пираты, которые сновали по яхте, и вовсе замерли, а потом просто попадали в страхе на палубу.

– Морское чудовище! – лежа ничком на палубе, орали они. – Монстр! Он сожрет нас всех!

Но самым удивительным было даже не появление самого монстра из подводных пучин. В конце концов, океан полон тайн и загадок. А уж в бухте Дьявола морскому чудовищу прямо положено было быть.

Самое удивительное заключалось в том, что брюхо этого левиафана внезапно открылось, и из него посыпались люди в гидрокостюмах и с автоматами в руках. Другие вооруженные бойцы стали просто выпрыгивать из моря. Вот так вот вопреки всемирному закону тяготения и прочим законам физики, вода расступалась, и наружу вылетал боец, делающий выстрел и снова погружающийся в воду.

Разумеется, бороться с таким обилием врагов, наступающих со всех сторон, пираты, конечно, не могли. Побросав оружие, они подняли руки вверх, демонстрируя свою покорность. Один лишь Метью колебался дольше своих сообщников. Он затравленно озирался по сторонам и прижимал к себе капитана, словно еще на что-то надеясь.

Но в конце концов трусость взяла в нем верх над кровожадностью. И, бросив оружие, Метью тоже сдался на милость своих победителей.

Это был триумфальный день! Метью и остальные разбойники были разоблачены и схвачены сотрудниками итальянской полиции, прибывшей на остров так вовремя. Оказалось, что у полиции есть множество вопросов к Метью, которые им очень не терпелось ему задать. И далеко не все эти вопросы касались захвата яхты с заложниками, а также попытки их убийства.

Многие вопросы касались прежних похождений Метью. А в частности, одного неудачного ограбления ювелирного магазина и одного удачного ограбления, но, увы, бакалейной лавки. И все равно полиция считала, что тот фургончик, на котором разъезжал Метью, совсем недавно имел совсем другого хозяина. И тот хозяин по удивительному стечению обстоятельств был хозяином той самой ограбленной неизвестными бандитами лавочки.

– Именно на том фургончике и уехали грабители, – рассказывал инспектор. Выручка в тот день в бакалее была невелика. И грабители, видимо, чтобы подсластить горькую пилюлю неудачного ограбления, угнали у хозяина его единственную ценность – фургончик марки «Фольксваген». Ты что-нибудь знаешь об этом?

Вопрос относился к Метью. И тот в ответ лишь угрюмо помотал головой:

– Ничего не знаю.

– А твои друзья?

– Они тоже!

И все-таки от инспектора не ускользнуло минутное замешательство парня.

– Ну-ну, – произнес он. – Уверен, что у твоих друзей память окажется лучше. И они вспомнят больше, чем ты.

– Мне все равно! – упрямо заявил Метью. – Мне все равно, что они вам скажут! Я не совершал ничего дурного. Это все враки и поклеп на меня!

Этой же позиции он держался во время следствия. И даже когда его дружки раскаялись и начали давать признательные показания, Метью продолжал твердить, что он один среди них белый, пушистый и знать ничего о преступных замыслах своих друзей не знает.

– И вас даже не удивляет, что все они в один голос утверждают, что это вы разрабатывали все ваши планы? И что ограбление бакалейной лавочки и угон фургочика далеко не единственные ваши художества на территории государства Италии? А вас не удивляет, что в вашей родной Испании на вас заведено не одно, а сразу пять уголовных дел?

– Вам-то какое дело до того, что было там? Вы-то ведь тут!

– Мы тут. Справедливо.

– Вот и я тут!

– Но ты и тут сумел отличиться! Или захват судна и заложников ты считаешь ерундой?

– Мы никого не захватывали. Капитан и матросы сами пожелали присоединиться к нам в наших поисках.

– А члены экспедиции?

– Они не захотели выйти с нами в море. У них началась морская болезнь. И мы оставили их на острове.

– По их собственному желанию, надо полагать, оставили? – ядовито хмыкнул инспектор, которому уже порядком начал надоедать этот упрямый парень.

Судьи упорно требовали от инспектора признательных показания главного обвиняемого, а инспектор никак не мог добиться от Метью даже намека на правду.

Но зато другие преступники – сообщники Метью охотно давали показания против своего бывшего главаря. И каялись, и просили прощения, и обвиняли во всем Метью.

– Это он придумал, как нам добраться до сокровищ Балтазара Коссы.

– Прямо свихнулся на них. Крыша у него, как он ту монету прошлым летом нашел, окончательно поехала.

– Она и раньше у Метью была дырявая, а тут и вовсе потекла.

– Весь прошлый сезон мы ныряли до посинения, а Метью все было мало.

– Он просто сдвинулся на этих сокровищах. Постоянно твердил нам одно и то же. Что сокровищ на дне расселины на миллионы евро. Что мы станем сказочно богаты, когда их достанем. Что обеспеченная сытая старость нам гарантирована. Говорил, что мы все будем продавать по одной безделице из своей части клада, и денег нам хватит до конца наших дней! И еще внукам останется!

– Но Метью не удалось без посторонней помощи добраться до клада, и он решил, что придется привлечь еще кого-то.

– Делиться он не собирался. Считал клад только своим.

– Твердил, что груз предназначался для Испании. Значит, Италия не имеет на него никаких прав.

Это утверждение больше всего развеселило инспектора, ведущего допрос преступной команды.

– А вы, выходит, имеете? Раз вы испанцы, значит, клад ваш?

– Метью так считал. А мы не осмеливались ему возражать.

– Почему не осмеливались-то?

– Боялись, – откровенно признавались ребята. – Знаете, какой он, если его разозлить? Он и убить может. А мы не хотели рисковать. У каждого из нас семьи, мы боялись.

В таком или примерно таком духе высказались все ребята, которых Метью навербовал в свою команду посулами и угрозами. И инспектор был даже склонен пожалеть их. Но, с другой стороны, совершенные ими преступления были слишком значительны, чтобы просто отпустить пиратов без всякого наказания.

В том, что наказание обязательно последует, не было сомнения ни у полиции, ни у самих задержанных.

Глава 17

А теперь самое время объяснить, откуда над бухтой Дьявола появился вертолет. И кто был тот таинственный герой на вертолете, который скоординировал действия морского спецназа, так вовремя выпрыгнувшего из воды и лишившего пиратов всего их боевого задора.

Таинственным спасителем друзей оказался близкий друг Эдуарда – Джанни. Тот самый Джанни, о котором уже упоминал Эд в разговоре со своей женой. Джанни занимал важный пост в полиции Италии. И именно он уже раньше намекал Эдуарду о том, что поиски его крестника в бухте Дьявола вызвали нежелательный резонанс в некоторых темных кругах преступного мира Италии и других соседних с ней странах.

– А когда Эдуард позвонил мне и сказал, что кто-то пугает невесту Валика тем, что ее парень похищен и требует с нее выкуп, и что она даже прилетела в Италию на поиски своего жениха, мне стало окончательно ясно, эта история добром не кончится!

– Даже несмотря на то, что Валик в тот момент был жив, здоров и никто его не похищал?

– Именно поэтому! – с нажимом повторил Джанни.

Надо сказать, что если бы подруги встретили этого господина в обычной жизни, они бы никогда не признали в нем полицейского. А тем более полицейского, занимающего важный чин. Джанни был коротконог, плешив, невероятно смешлив, любил отпускать сомнительные шуточки. И он до ужаса напоминал известного актера Дени де Вито.

Такой же обаятельный толстячок, покоряющий всех женщин своим искрометным юмором.

Среди своих друзей Джанни славился тем, что он знал нескончаемое количество анекдотов. И к тому же он был не дурак насчет того, чтобы выпить и подурачиться. Но если дело касалось его работы, то тут он становился серьезен и дотошен. А его хватка напоминала челюсти бультерьера – вцепится, уже не оторвешь.

Одно его имя вселяло страх в сердца итальянских, да и не только итальянских, преступников. И вот именно к этому человеку и обратился за помощью Эд, когда возникла проблема с очередным предприятием его неугомонного крестника.

– Я сразу же понял, что с этими сокровищами дело нечисто. А уж когда Эд сообщил мне, что отправляется на остров бухты Дьявола, а потом пропал, тут я сразу смекнул, что дело входит в свою решающую фазу.

Заподозрив, что его друг в беде, Джанни не колебался ни минуты.

– Я поднял на ноги весь морской флот Италии! Если бы понадобилось, то мы бы атаковали этот остров на атомных подводных лодках. Хорошо, что нам удалось обойтись малыми силами. Государственный бюджет Италии трещит по швам и таких незапланированных трат может и не выдержать. Мне пришлось нажать на нужные рычаги, чтобы провести эту операцию под маркой военных учений. Но учти, Эдди, случись чего, и в следующий раз я готов привести тебе на выручку всю армию свободной Италии!

– Ты появился очень кстати. Мы страшно тебе все благодарны.

Это сказал Эд. А что касается Киры с Лесей, то они просто не отлипали от обаятельного итальянского полицейского, которому внимание двух красивых русских девушек необычайно льстило. И он уже несколько раз повторил, что готов спасать их хоть всю свою жизнь. Обеих. Каждый день. По нескольку раз.

И несмотря на то, что это обещание Джанни звучало несколько сомнительно, впрочем, как и все его прочие шуточки, в своем деле он был профи. И самое главное, обаятельный толстячок всегда и всюду успевал вовремя. Вот и на остров он примчался в самый удачный момент. А это, что ни говорите, свойство исключительных счастливчиков.

И вот по истечении недели со дня освобождения заложников Джанни снова приехал на виллу «Сан-Ремо» в гости к Эду с женой, у которых до сих пор гостили подруги. К этому времени Георгий уже выписался из госпиталя. Его сломанные ребра почти перестали болеть. И он также присоединился к компании своих друзей.

Тут же собрались и другие участники экспедиции, разумеется, за исключением тех, кто сейчас находился за решеткой. Что касается Джанни, то он уже бывал в гостях у Эда и подруг великое множество раз. Но сегодняшний его визит был особенным. Следствие по делу Метью и его дружков наконец подошло к концу. Бумаги были переданы в суд.

И Джанни еще по телефону сказал:

– Уверен, что вам не терпится узнать подробности этой истории, в которой вы сами приняли непосредственное участие. Ждите, я приеду и все вам расскажу!

Джанни оказался совершенно прав. Друзьям действительно не терпелось узнать все, что только возможно. И Джанни был встречен со всеми почестями, усажен за красиво сервированный стол. И разве что обошлось без салюта, да и то потому, что было еще слишком светло для фейерверка.

Но стол, буквально ломящийся от всевозможных закусок, еды и выпивки, вполне успешно заменил салют в небе. Супруги Касьяновы решили принять дорогого гостя по русскому обычаю и расстарались на славу.

Наташа так выразилась по поводу этой идеи:

– Джанни столько для нас сделал, что мы просто обязаны продемонстрировать ему свою благодарность. А все эти европейские идеи насчет посиделок в ресторанах лично мне кажутся насквозь бездушными. Разве возможно показать свое радушие гостю, если накормить его покупным салатом из креветок и омаром? Это всего лишь демонстрация толщины своего кошелька и не больше. А мы сделаем так, что Джанни почувствует себя самым значимым человеком на этом свете.

Подруги с ней не спорили. Кира выразила полную солидарность, а также готовность украсить дом и сервировать стол к приходу гостя. А Леся с самого утра стояла на кухне, помогая Наташе и двум ее служанкам готовить праздничное угощение. Впрочем, Петра тоже не отстала от подруг. Закрыв свой бар на этот день, она болталась тут же в кухне, но от нее было больше вреда, чем пользы. Девушка умудрялась съедать многое из того, что успевали приготовить остальные женщины.

– Невероятно! – восхищалась ею Леся. – Ты лопаешь, словно саранча, но при этом тощая, словно гончая собака! Даже Кире до тебя далеко!

– Все дело в страсти к жизни, – весело объясняла ей Петра. – Кто отдается жизни со страстью, тот никогда не потолстеет!

Прибывший во второй половине дня Джанни оценил усилия своих друзей встретить его с наибольшим почетом. И выстроившуюся у ворот парадно одетую шеренгу друзей. И украшенный дом. И даже белоснежную льняную скатерть, которую Наташа достала из своих закромов и постелила на стол первый раз в жизни. Скатерть была украшена вологодскими ручными кружевами. И Наташа считала ее чем-то вроде фамильной ценности.

А вот ради Джанни вытащила из сундука и постелила на праздничный стол. Да и как было не постелить? Если бы не Джанни, то не было бы никакой семьи Касьяновых. И их семейных ценностей бы тоже не было.

Леся принесла множество цветов из сада, а Кира красиво расставила их по вазам, украсила ими всю террасу, на которой должно было происходить застолье. Эд с утра хлопотал в своем винном погребке, отбирая для друга лучшие бутылки с вином и стараясь, чтобы к каждому блюду, приготовленному его женой, нашлось подходящее вино.

В результате к вечеру все упарились, но при этом были страшно довольны. Еще бы, ведь выложившись по полной программе, они продемонстрировали Джанни не только свое гостеприимство, но и свою искреннюю благодарность за спасение.

Но надо сказать, Джанни был человеком благодарным. И ему было легко угождать. Он искренне радовался любой мелочи. А увидев, какую встречу организовали ему друзья, чуть не прослезился.

– Вы так меня любите!

– Как же нам тебя не любить! Ведь мы тебе обязаны жизнью.

– Давайте не будем сейчас об этом, – поспешно произнес Джанни. – И я вам даже так скажу, больше никаких благодарностей. Меня они смущают. Мы с вами квиты. Вот и все!

Подхватив Джанни под руки, его усадили за стол, где он с видимым удовольствием воздал должное всем тем блюдам, которые были приготовлены специально для него. И всем тем напиткам, которые имелись в распоряжении Эда. Плотно закусив и выпив, Джанни откинулся на спинку стула. И, с довольным видом взглянув на Эда, которому полагалось переводить речь итальянского полицейского для подруг, произнес:

– Ну, так начну свой рассказ. С чего начну? Безусловно, с Метью. Потому что во всей этой истории главный преступник – это он – Метью. Зло и дьявол. Он мозг всего плана. Мозг, организатор и вдохновитель. Остальные были всего лишь послушными пешками в его руках.

– Как и Вероника? Да?

– Да.

– Ну, знаете, что я вам скажу! Если все пешки Метью отличались таким бешеным темпераментом, то я не завидую самому Метью.

– Вероника – это особый разговор, – словно глотнув уксуса, сморщился Джанни. – Между прочим, она еще та штучка! И честное слово, мне кажется, что они с Метью стоят друг друга. Никогда мне еще не приходилось видеть сообщников, которые бы так дружно и в один голос твердили одно и то же!

– И что же они говорят?

– Я не виноват! – передразнил Джанни своих обвиняемых. – Я не виновата. Это все они виноваты. Не мы, другие. Они нас заставили!

– Они – это дружки Метью?

– Они, вы, Валик, весь мир, да кто угодно! Но виноваты только не сам Метью и не Вероника. Эти двое, кажется, непоколебимо уверены в собственных силах и невиновности. Они все делали правильно. Один следовал голосу сердца. И другая тоже.

– Значит, они ни в чем не признались?

– Они – нет.

И, увидев разочарованные лица своих друзей, Джанни поспешно воскликнул:

– Но зато признались все остальные! И их показаний на суде будет вполне достаточно.

– Правда?

– И что же они вам рассказали?

И тут же подруги, не дав Джанни и рта раскрыть, принялись сыпать собственными версиями случившегося:

– Метью с сообщницей хотели добраться до денег Валика!

– С этой целью Вероника стала любовницей Валика!

– Она должна была координировать действия Валика и сообщать о всех его планах своему Метью!

– Если бы не сработал план с Георгием и его картой, то Вероника должна была бы придумать что-то другое!

Услышав столько версий, Джанни шутливо поднял вверх обе свои коротенькие пухленькие ручки и провозгласил:

– Сеньора и прекрасные сеньориты, умоляю вас, пощадите меня! У вас такая буйная и кипучая фантазия и бойкие языки, что, боюсь, мне за вами не поспеть!

Что же, даже у самого лучшего мужчины могут быть хоть какие-то недостатки. И подруги уняли свои эмоции и принялись терпеливо ждать, что же скажет им сам сеньор Джанни.


Джанни не стал терзать их долго. И начал свой рассказ так:

– Всей этой истории могло бы и не быть, если бы в одно злополучное утро слишком задержавшемуся под водой злобному мошеннику и авантюристу не пришла в голову мысль, что это именно он является наследником и преемником знаменитого пирата Балтазара Коссы.

Не только Италии, но также всему миру известно это легендарное имя. Некоторые брезгливо морщатся, услышав его. А у других людей невольно захватывает дух, когда они читают о похождениях этого отъявленного и дерзкого вояки и пирата, ставшего волею судеб кардиналом Италии и даже занимавшего недолгое время сам святой папский престол.

– Рим еще не ведал такого разврата, в котором погряз папский двор в пору правления в Ватикане Балтазара Коссы, представшего всему святому миру под именем папы римского Иоанна ХХIII. Пьянство, разгул и самые невероятные извращения и зрелища, какие только могли быть измышлены человеческим умом. Говорят, что за один месяц Балтазар умудрился лишить чести и доброго имени двести с лишним женщин, часть из которых была девицами, а другая вполне добропорядочными замужними женщинами. Не брезговал Косса также и монахинями, некоторые из которых потом клялись на смертном одре, что более темпераментного и страстного любовника они в своей жизни не встречали.

– То ли злодей, то ли герой. Каким именно человеком был знаменитый Балтазар Косса на самом деле, никто поныне сказать не может. Он скончался более пяти сотен лет назад. Но как уже говорилось, в одно далеко не прекрасное утро Метью нырнул под воду, нашел монету из клада Коссы и возомнил, что прославленный пират дал ему свое благословение.

Именно с этого времени и начинается разгул страстей Метью. Видимо, он и раньше был человеком буйного нрава и редкой жестокости. Но все же у него не имелось конкретной цели, которая стала бы ему важней всего в жизни. Пока он вяло плыл по течению, его натура давала о себе знать лишь постольку-поскольку. Но, вообразив, что он является наследником и преемником Коссы, парень обрел так недостающий ему стержень в жизни и силы и, увы, направил их на службу злу.

– Теперь Метью знал, ради чего он живет. И ради чего совершает те или иные поступки. Клад Коссы стал для него навязчивой идеей – своего рода манией. Честно говоря, у меня даже появилась мысль проверить психическое состояние преступника. Но судебная экспертиза вынесла свое решение – здоров!

Тем не менее признать вполне здоровым человека, совершающим убийства во имя личного обогащения, инспектор все равно не мог. А в своем стремлении овладеть сокровищем Метью не гнушался никакими методами. Он лгал, мошенничал, хитрил и убивал. Совершал такие жестокости, о каких прежде даже не задумывался.

Впору было подумать, что в него под водой в позабытой всеми пещере действительно вселился дух старого пирата, заставляющий теперь совершать все эти гнусности. Та старинная золотая монета, которую нашел Метью, стала не радостью его, а настоящим проклятием.

– Метью понимал, что самому ему, своими лишь собственными силами клад будет не найти. Таких денег у Метью не было. А ведь осматривать нужно было слишком глубокую расселину. Да еще вследствие тектонических изменений, которые произошли на острове за эти столетия, сокровища старого пирата могли сместиться, могли быть даже погребены под тоннами камней. И чтобы добраться до них, требовалась немалая сноровка, а также техника и оборудование, и, как водится, большие деньги.

Поняв, что без компаньона ему никак не обойтись, Метью стал прикидывать, к кому бы ему обратиться.

– Как мы успели выяснить, у Метью было сразу несколько кандидатур. И ко всем он подсылал своего знакомого антиквара со сказкой о пиратской карте. Но правильно отреагировал один лишь Георгий. Да и тот сказал, что не располагает нужной суммой денег, придется брать кого-то в долю.

– Да, я сразу же сказал сеньору Роджеро, что у меня самого средства крайне ограничены! – признался Георгий. – И хотя я обналичил все свое имущество, оставил себе лишь маленькую комнатку, чтобы было, где жить, этих денег все равно не могло хватить. Нужен был компаньон.

И вот этим компаньоном и стал Валик. Едва Метью сообразил, кто может дать самую большую сумму на его авантюру, он взял Валика под свой контроль. Разумеется, сам он к Валику пока что приближаться не осмеливался. Вместо него рядом с Валиком была сообщница Метью, готовая ради своего кавалера хоть в огонь, хоть в воду.

– Вероника!

– Совершенно верно. Она самая.

– Выходит, если бы Валик отказался, она бы тоже ушла от него?

– Да. Ушла и стала бы очаровывать другого наивного бедолагу. Но Валик после недолгого раздумья все же согласился участвовать в экспедиции. И, повинуясь приказу своего повелителя, Вероника вцепилась в Валика зубами и когтями.

– Но Вероника говорила нам, что она знакома с Валиком много месяцев!

– Врала! – равнодушно произнес Джанни. – Эта особа просто патологическая лгунья. Верить можно лишь одному ее слову из десяти. Да и то лучше его проверить.

Тем не менее красивой девушке не составило труда познакомиться с Валиком и войти к нему в доверие. Валик не чувствовал подвоха и охотно делился с Вероникой своими планами.

– А нам она сказала, что Валик от нее утаил карту! – воскликнула Кира.

– Ничего не хотел ей рассказывать! – добавила Леся.

– Она вам снова солгала, – дружелюбно заверил подруг Джанни. – Впрочем, как я вам уже сказал, Вероника вообще постоянно лгала. Думаю, под конец она уже так запуталась в собственном вранье, что и сама толком не знала, кого она любит, кого ненавидит и на чьей она стороне.

Пока Вероника и Валик жили в России, а Метью был далеко, Вероника успела немного выйти из-под влияния своего властного любовника. Валик тоже был ей симпатичен. И наверное, она даже стала строить какие-то планы на их дальнейшую жизнь. Поэтому когда прозвучал звонок «похитителей», она явно всерьез испугалась за жизнь Валика. И согласна была сделать что угодно, лишь бы спасти его. Даже полететь в Италию. Тем более, что там всегда имелся шанс встретиться с Метью.

Но так было только до тех пор, пока Вероника вновь не встретилась со своим Метью. Стоило им повстречаться, как все былые чувства к этому мерзавцу вспыхнули в Веронике с новой силой. Она снова стала послушной марионеткой в руках Метью. А тот, ловко манипулируя чувствами своей любовницы, узнавал обо всех планах своих врагов.

– Но кто же все-таки звонил Веронике и пугал ее похищением Валика?

Джанни помедлил с ответом. И за него ответила Петра. Она неожиданно поднялась со своего места и сказала:

– Это сделала я!

– Ты?! – изумились подруги. – Но зачем?

Петра потупилась, но ответила:

– Так уж получилось.

– Что?

– Мне хотелось самой взглянуть на девушку, которую выбрал себе мой брат.

– Твой брат?!

Вот теперь Кира с Лесей уже решительно ничего не понимали. Да и Эд с Наташей выглядели ошарашенными, не говоря уж про Джанни с Георгием и капитана с матросами. Те вовсе лишь хлопали глазами, удивляясь тому, что происходит вокруг них.

– Твой брат? Петра, у тебя, оказывается, есть брат. И кто он?

– Я!

На этот раз со стула поднялся сам Валик.

– Ты? – разинули рты подруги. – Но разве вы с Петрой… родственники?

А они-то думали, что Валика с Петрой связывают совсем иные, чувственные и страстные отношения. Что они любовники. И оказывается, они брат и сестра!

– Родные брат и сестра, – заверил всех Валик. – Верней, матери у нас разные, но вот отец…

Теперь встал и Эд. Верней, вскочил на ноги, сияя от того, что услышал.

– Вот оно что! – воскликнул он. – Ну, что же, тогда это многое объясняет!

– Что это тебе объясняет?

Наташа выглядела не столь весело, как ее муж. Она явно досадовала, что муж не посвятил также и ее в свои догадки. Но Эд не обратил на ее настроение никакого внимания и воскликнул:

– Выходит, Валентин не терял даром времени, отдыхая в Италии. То-то мне показалась несколько странным та его эмоциональность, с какой он мне расписывал эту страну и прекрасных и страстных итальянских женщин.

– Прекрасная и страстная итальянская женщина была у моего папы одна! – твердо заявила Петра. – И это была моя мать! Она до самой смерти любила моего отца. И он ее как любил!

– Уверена?

– Уверена. Мама была такой женщиной, в которую нормальному мужчине просто невозможно не влюбиться. И потом, еще в детстве я несколько раз слышала, как мама удивительно нежно разговаривает с кем-то по телефону. Это не был ее любовник-мафиози. Это был какой-то другой мужчина. А еще раз в год она уезжала в Рим ровно на две недели.

– И там она встречалась с нашим отцом, – добавил Валик. – Ни я, ни мама никогда в эти поездки с отцом не ездили. Он отговаривался срочными делами. И всегда ездил в Италию один.

– Валентин – отец моего крестника и мой хороший друг – действительно имел кое-какие деловые интересы в Италии, – сказал Эд. – Валентин был влюблен в эту страну. И во многом благодаря именно ему и его рассказам, когда мы с Наташей задумали эмигрировать из России, то остановили свой выбор именно на Италии.

– Что ты такое говоришь? – возмутилась его жена. – Мы остановили свой выбор на Италии, потому что тут иностранные граждане свободно могут приобрести приличный кусок земли с виноградниками для своих нужд или постройки дома. В отличие от той же Испании или многих других европейских государств, где землю иностранцам дают лишь в аренду.

– Это для тебя было основным. А я был под впечатлением рассказов своего друга об этой чудесной стране.

Наташа в ответ не нашлась, что возразить. И лишь недвусмысленно пожала плечами. Все мужчины, в сущности своей, просто дети. А еще говорят, что это женщины в своих поступках опираются на чувства и эмоции, а не на разум.

– Как я узнал, что у меня есть сестра, слишком долго объяснять, – продолжил тем временем Валик свой рассказ. – Достаточно сказать, что меня насторожил некоторый отток отцовских капиталов после его смерти. Увы, мама погибла вместе с отцом. И никто не мог объяснить мне, куда исчезла часть акций и некоторые банковские счета. Они просто куда-то таинственным образом ушли. И мне понадобилось немало времени, чтобы понять, что у отца их никто не крал. Эти средства отец завещал своей дочери – моей сестре Петре. И как только я узнал, что у меня в Италии есть сестра, моей радости не было предела.

– Мы с братом сразу же подружились, – подхватила Петра. – Но решили пока что держать наши отношения в тайне ото всех. Но когда Валик в своей очередной приезд рассказал про девушку, которую в скором времени планирует назвать своей женой, я очень захотела взглянуть на нее.

Валик отказывался, отговариваясь тем, что еще не время и сейчас он слишком занят. Но никогда не знающая отказа в своих прихотях Петра не приняла его аргументов.

– Я незаметно вытащила у Валика его телефон и позвонила с него Веронике. А предварительно я сделала запись голоса Валика и дала ее прослушать Веронике, якобы это Валик просит ее о помощи.

Вероника узнала голос своего возлюбленного и запаниковала. Она не знала, что ей делать. Валик был похищен какими-то злодеями. И это была экстренная ситуация. Но связь с Метью у Вероники была односторонняя. Метью опасался давать свои координаты слишком навязчивой любовнице. То есть он ей позвонить мог в любой момент, а вот она должна была ждать его звонка. Как назло, звонок Метью запаздывал. И, оставшись одна, Вероника приняла судьбоносное решение – лететь в Италию и там уже на месте разобраться во всем.

– Конечно, она понимала, что такой ее поступок может идти вразрез с планами самого Метью и вызвать его гнев. Но как уже говорилось, в разлуке Метью несколько утратил свое влияние на девушку. А когда узнал, что Вероника в Италии, как ни странно, даже обрадовался.

– Отлично, что ты здесь! – заявил он ей. – Будешь помогать мне в моей операции. Валик что-то пронюхал. И нам придется вывести его из игры.

К чести Вероники, она сразу же отказалась убивать Валика. Впрочем, Метью не обратил бы на ее желание никакого внимания. Но так уж сложились обстоятельства, что он и сам не собирался убивать Валика. Ведь, убив его, он лишался финансирования. А для Метью это было самым главным в жизни. Метью было вполне достаточно убрать Валика с острова, а самому тихонько продолжать поиски сокровищ.

– Погодите, – перебила Джанни Кира. – Но ведь вначале сокровища искали не Метью с его дружками, а совсем другие люди. Нанятые Михасем рабочие – аквалангисты.

– Правильно. И это тоже заставило Метью попотеть. Несмотря на то, что его дружку Михасю было велено набрать в команду исключительно ребят самого Метью, тот не смог этого сделать. Были наняты другие люди. Метью это решительно не устраивало. Но он не растерялся. И, используя различные приемы, вызвал панику у рабочих и заставил их бежать с острова, который они сочли проклятым.

– Значит, вопли по ночам, крики и стоны, а также череп с костями – это дело рук Метью и его компании?

– Ну, конечно! Кричали и вопили пираты в подземных пещерах острова. А череп и кости они нашли там же.

– И подкинули их нам. Правильно, чего же добру пропадать! Очень хозяйственные ребята!

Кроме того, Метью и его дружки планомерно совершали мелкие пакости, которые тормозили поиск сокровищ. Метью было необходимо самому поднять золото с морского дна. Был у него в этом деле такой пунктик. И он не собирался с ним расставаться ни за какие коврижки.

– Метью считал, что Балтазар Косса избрал именно его своим наследником. И никому другому своего золота не отдаст. И как уже говорилось, сам Метью не собирался делиться сокровищем ни с кем. Ни с Валиком, ни с Георгием, ни с властями Италии или любыми другими претендентами. И поэтому вся команда была неплохо вооружена.

– Все равно до моего арсенала им было далеко! – хвастливо воскликнула Петра и тут же прикусила язык.

Нашла перед кем хвастаться! Как ни мил Джанни, но он служит в полиции. И теперь неизбежно сделает выводы из вырвавшихся у Петры слов. Но Джанни был не только мил, но и галантен. Он не стал устраивать прилюдные разборки с Петрой и ее арсеналом, доставшимся девушке от дружка-мафиози. Зачем портить такой чудесный вечер, если вполне можно поговорить об этом щекотливом дельце и завтра? Так сказать, в более подходящей обстановке.

Джанни сделал вид, что ничего не услышал. И продолжил рассказывать то, что ему удалось узнать от пиратов – сообщников Метью.

– Собственно говоря, все они просто мелкие воришки и не слишком-то удачливые грабители. То, что задумал Метью, было на гране их возможностей. Думаю, они сами не до конца понимали, во что втягивает их дружок. В пересказе Метью это было чем-то вроде игры в морских пиратов. Убивать эти ребята никого не хотели. И страшно испугались, когда это все же произошло.

– Но тем не менее, жертва была. Михась!

– Да, Михася прикончил Метью. Собственноручно.

– Он признался? Все-таки признался?

– Нет, Метью молчит, будь он проклят! Но мы нашли на месте преступления достаточно его следов. А кроме того, нож Метью сейчас находится у экспертов. И они единодушны в своем мнении о том, что именно этим ножом и был зверски зарезан покойный.

– Но за что? За что он его убил?

– Ведь Михась работал на Метью!

– Именно за это и убил. А еще за то, что Михась затеял свою игру за спиной Метью. Оказывается, у парня были какие-то давние претензии к отцу Валика. Еще в те годы, когда Валентин – отец Валика приезжал в Италию по делам, он умудрился перейти дорогу Михасю. В чем там было дело, сейчас я вам рассказывать не стану. Но когда судьба столкнула Михася нос к носу с сыном его врага, он пришел в восторг от возможности отомстить ему.

– Так и служил бы Метью верой и правдой. Это была лучшая месть Валику.

– Нет, Михась обязательно хотел навредить Валику лично. Начал распускать язык, отвешивать разные грязные намеки. Грозить Валику. И Метью испугался, что вечно пьяный сообщник выдаст Валику их план раньше времени.

– И убил его?

– Убил. Убил без всякой жалости, как убил бы любого, кто осмелился бы помешать ему. К тому же для Метью это было отличным способом подставить Валика и вывести того из игры. Ведь, по мнению Метью, в полиции должны были решить, что это Валик убил своего компаньона. Возможно, убил в пьяной драке, но все-таки убил.

– И в полиции так и решили.

– Сначала – да. Но чем дольше мы расследовали это дело, тем отчетливей понимали, что все там далеко не так прозрачно, как казалось вначале. И я даже начал думать, что самому Валику может грозить куда большая опасность, чем просто оказаться за решеткой. А уж когда со связи пропали Эд с Наташей, мне стало окончательно ясно, с вами всеми случилась беда.

– Вы появились на острове удивительно вовремя.

– Такая уж у меня счастливая особенность, – похвастался Джанни. – Появляться вовремя – это мое хобби!

– А что теперь будет с задержанными преступниками?

– Сложно сказать. Окончательно их судьбу решит суд. Но я могу вам сказать, что угон яхты, захват заложников, а также убийство, покушение на убийство и прочие более мелкие преступления в совокупности потянут на очень приличный срок для всех них.

– Но больше всех получит Метью?

– Уж я постараюсь, чтобы этот тип вышел из-за решетки лишь окончательно перевоспитавшимся.

Ох, что-то у подруг было на этот счет большое сомнение. Такие типы, как этот Метью, к перевоспитанию совсем не склонны. Их вполне устраивает и их жизнь, и они сами. Что там исправлять, если все и так более чем совершенно?

– А Вероника?

– Вероника?

Казалось, Джанни задумался. Он понимал тревогу Валика за судьбу своей бывшей возлюбленной. И все же не мог порадовать того ничем хорошим.

– Прогнозы у девушки весьма мрачные, – ответил наконец Джанни. – Она с полным правом может считаться сообщницей бандитов. И должна понести равное с ними наказание.

– И даже то, что она сделала это ради своей любви, дела не исправит?

– Разве что усугубит, – сердито ответил Джанни. – Итальянские судьи считают, что любовь должна возвышать человека, а не наоборот – делать его преступником. То, как Вероника понимала это прекрасное и светлое чувство, отнюдь не красит девушку. И говорит лишь о низменности ее собственного характера. Нет, на снисхождение ей надеяться нечего.

В отношении Вероники инспектор был настроен очень негативно. Ее поведение возмущало его даже больше, чем поведение Метью.

– Ведь для него вы все были врагами. Он и вел себя с вами соответственно. А Вероника вошла к вам в доверие, завоевала вашу любовь и дружбу, а потом предала вас. Ее вина несомненна. И избежать наказания ей не удастся!

– Вот только лично она никого не убивала.

– Но пыталась! Для меня ее вина очевидна!

– Все равно она была не в себе от любви. И возможно, среди судей найдутся также и женщины, которые смогут понять поведение Вероники. И это сделает ее наказание менее тяжким.

– Но ненамного!

Все замолчали. Подруги мысленно оплакивали судьбу Вероники. Нет, не могли они держать на нее зла. Ведь девушка действовала под властью охватившего ее чувства безумной любви. А кто из нас не совершал глупостей ради любимого человека. Конечно, Вероника слишком уж хватила лишку. Но что поделать, на войне как на войне.

– Будем надеяться, этот урок пойдет ей на пользу. И в следующий раз Вероника найдет себе более достойный объект для обожания.

Джанни молча кивнул, думая о своем. А потом Леся произнесла:

– И все же не могу понять одного.

– Чего же?

– Зачем Вероника потащила в Италию нас с Кирой? Ведь ей было сподручнее прибыть сюда одной.

– Ну, во-первых, как она сама объясняет, вы с подругой просто не оставили ей другого выбора. А во-вторых, она была очень растеряна и напугана. Вот и не сообразила, что вы можете помешать планам ее злодея-любовника.

– И все-таки мне ее жаль, – задумчиво произнесла Кира.

– Даже несмотря на ее попытку убить тебя?

– Даже несмотря на это.

– Ну, знаешь ли! – воскликнула Леся, просто не находя других слов. – Это уж слишком даже для меня!

Но в это время умничка Георгий поднял руку и спросил:

– Сеньор Джанни, у меня к вам тоже есть вопрос. Можно задать?

– Спрашивай!

– Кто был тот человек, который явился ко мне и представился моим родственником?

– Сеньор Роджеро?

– Да. Кто он такой? Действительно ли, что он происходит из рода Коссы?

– Увы, должен тебя огорчить. Сеньор Роджеро не имеет к этому древнему роду никакого отношения. Он всего лишь мелкий мошенник и торговец поддельным антиквариатом.

– Значит, я вовсе не один из рода Коссы? – печально осведомился Георгий.

– Увы, нет. Та история, которую сеньор Роджеро скормил тебе о твоих якобы древних корнях и знаменитых предках, не более, чем красивая сказка. А рассказать тебе эту сказку его заставил все тот же Метью.

– А карта? Она хоть настоящая?

– Боюсь тебя разочаровать окончательно, но нет.

– О-о-о!

– Но это очень хорошая подделка! – поспешил утешить его Джанни. – Ведь никто из других антикваров, к которым ты с нею обращался, не смог заподозрить фальшивки?

– Нет.

– Вот видишь! Сеньор Роджеро сработал на совесть. И Метью пришлось отвалить ему за эту услугу приличную сумму в евро. Собственно говоря, покупка карты и подкуп сеньора Роджеро начисто опустошили карманы Метью.

– Но ведь вы сказали, что сеньор Роджеро приезжал со своей историей еще к каким-то людям?

– Приезжать-то он приезжал ко многим. Не только в России, но и в других странах. Но вот на сказку о пиратском сокровище клюнул лишь ты один. Поэтому и карта досталась тебе. Можешь оставить ее себе на память. Как сувенир она великолепна. Но как карта острова сокровищ – полный ноль!

Этот вечер затянулся надолго. Новым друзьям было нужно еще так многое обсудить перед скорой разлукой и так много сказать друг другу! А времени у них оставалось, увы, так мало!

Заключение

И все же все когда-нибудь заканчивается. Вот пришла пора и нашим подругам – Кире с Лесей вернуться домой к нетерпеливо ожидающим их домашним любимцам. Фантик с Фатимой за долгую совместную жизнь со своими хозяйками успели привыкнуть к тому, что те иногда исчезают куда-то из дома, ничего им не объяснив. Да, привыкнуть-то кошки привыкли, но все равно воспринимали такие исчезновения как личную обиду.

Этот раз не стал исключением. Когда Кира с Лесей переступили порог своего дома, их встретила холодная тишина. Ни мягкого топота маленьких лапок, ни довольного мурлыканья слышно не было. Не было видно также и самих кошек. Фантик с Фатимой забились в самый дальний угол дома, демонстрируя своим хозяйкам, что если тем на них наплевать, то и кошкам на своих хозяек, соответственно, тоже… И с высокого шкафа!

У подруг ушло немало времени, а также свежей семги на то, чтобы выпросить у своих любимцев полное прощение. Но в конце концов, оно было им все же даровано. Ведь для чего же мы еще любим, если не для того, чтобы прощать ошибки наших любимых! Вот и кошки простили своих легкомысленных хозяек. И в маленьком коттедже, где жили все четверо, снова воцарились мир, любовь и гармония.

Но, конечно, всех нас куда больше интересует вопрос, а были ли найдены сокровища Балтазара Коссы, ради которых и завертелась вся эта история? Увы, должна разочаровать или, наоборот, приободрить любопытных. Нет, пока что сокровища не найдены. И это несмотря на то, что государство Италия приняло в их поисках самое непосредственное участие, выделив на эти цели немаленькую сумму, технику и людей.

Видимо, Италия решила существенно поправить свой истончившийся бюджет за счет тех золотых слитков, которые лежали где-то у ее берегов. Что же, власти Италии можно понять. На золото старого пирата можно было решить немало острых экономических проблем, а также существенно поднять престиж своей страны.

И теперь возле острова бухты Дьявола день и ночь ведутся активные розыски сокровищ Балтазара. К немалому сожалению властей Италии, пока что их поиски безрезультатны. И похоже, старый пират не торопится расставаться со своим сокровищем. Его дух надежно оберегает золото от чужих глаз и жадных рук.

Да, несмотря на современное оборудование и глубоководные аппараты, никому из ученых не удалось больше найти ни единой монетки из его клада. Не говоря уж о тоннах золотых слитков, которые плыли к королю Испании, да так до него и не доплыли.

Вот Метью считал эти слитки неоспоримой собственностью Испании, а заодно и своей личной. Ведь он по своему происхождению был испанец. И именно в его страну плыло это золото. И еще Метью твердил, что сам Балтазар Косса завещал свое золото ему. И как знать, возможно, действительно это было так. Дух старого пирата признал в этом молодом авантюристе себя самого в юности. И дал ему тот шанс, который выпадает людям лишь раз в жизни. Но Метью свой шанс бесславно проиграл. И теперь его участь тем горше, чем больше он потерял.


А у остальных участников экспедиции судьбы сложились вполне благополучно.

Петра вернулась к своей обычной жизни, разве что с тем исключением, что теперь к ней вместо угрюмого сицилийского мафиози заглядывает вечером на огонек веселый полицейский Джанни, который с каждым разом все дольше и дольше задерживается в баре «Барбаросса» и, вполне возможно, скоро совсем не захочет уходить от его прекрасной хозяйки.

Метью и его компания получили приличные сроки. И остались в разных тюрьмах Италии на долгое время. Впрочем, итальянские тюрьмы соответствуют европейским стандартам уровня жизни заключенных. Так что Метью еще повезло, что свои преступные манипуляции он не стал осуществлять где-нибудь, скажем, в России. Вот тут бы в нашем следственном изоляторе ему точно мало не показалось!

А вот Вероника, как ни странно, вопреки мрачным прогнозам Джанни, отделалась легко. Она получила совсем небольшой срок. Да и то Италия ограничилась условным наказанием и тем, что депортировала девушку из страны, лишив ее права нового посещения.

Имя Вероники отныне навсегда в черных списках всех консульств Италии, но, честное слово, это совсем не страшное и вполне справедливое для нее наказание.

Валик же остался в Италии. Он присоединился к поискам в бухте Дьявола, увы, теперь уже в роли простого наблюдателя. Про свою бывшую невесту, обманувшую и предавшую его, он больше ничего и слышать не хотел. И даже не встретил ее после заседания суда. Судьба Вероники его совершенно не волновала.

А вот Георгий, вопреки здравому смыслу и простой логике, все же дождался Веронику. И в Россию они вернулись уже вместе.

Теперь у Вероники новый жених и новые интересы в жизни. Они с Георгием ведут очень подвижный и активный образ жизни. Георгий, поняв, что он никакой не наследник древнего итальянского рода и никаких обязательств перед ним не имеет, вернулся к своей геологической деятельности.

Две трети года он проводит в дальних экспедициях. И Вероника всюду сопровождает его. Ее предназначение – всюду следовать за любимым наконец-то исполнилось. И девушка совершенно счастлива.

О том, что случится, если Георгию надоест этот эскорт, подруги предпочитают не задумываться. Ведь вполне возможно, тогда Вероника снова может влюбиться в какого-нибудь негодяя, который подчинит себе ее волю и заставит делать гадости.

Сам Георгий в ответ на такие предположения только весело смеется. Он нашел свое счастье. И отпускать его от себя не собирается. Ни сейчас, ни потом, вообще никогда! Ведь счастье оно на то и есть, чтобы за него держаться изо всех сил, холить, лелеять и подкармливать, чтобы оно успешно росло, цвело и плодоносило.