Бабы Али-Бабы

Дарья Калинина

Бабы Али-бабы

ГЛАВА 1

Если ваша зарплата не соответствует вашему уровню жизни, то это лично ваши проблемы и ничьи другие. Но если вы хотите увеличить свою значимость в глазах окружающих, то лучше бы вам побыстрее начать тратить больше и легче. Ведь доходы человека окружающими принято оценивать по тому, сколько денег человек тратит, а не по тому, сколько он их зарабатывает на самом деле.

Таисия работала официанткой в ресторане уже не первый год своей жизни. За это время она сменила несколько мест работы, но на каждом ее что-нибудь да не устраивало. Однако она не отчаивалась. Ведь ей было с чем сравнивать.

Начало своей карьеры Таисия начала в самом жутком месте. Ах, пардон, она начала ее в самом, что ни на есть элитнейшем ресторане, расположенном на втором этаже пятизвездочного отеля в их городе. А пять звезд в Питере – это далеко не то же самое, что та же пятерка, но, скажем, в Турции или Тунисе. Нет, это много круче. И Таисии полагалось гордиться тем, что ее отобрали из других кандидатов и взяли на работу в такое прекрасное место. Она и гордилась… Ровно три дня.

Так что свое первое место она запомнила навсегда. Будучи девушкой неглупой, она очень быстро сообразила, что хорошо в отеле только для самих проживающих. А для работников – это всего лишь потогонная система, когда ты должна всем, а тебе вместе премии или сверхурочных предлагают некий миф о корпоративной чести и совместной слаженной работе высшего звена менеджеров и низшего обслуживающего персонала.

Таисия покладисто глотала эту сладкую жвачку ровно полтора месяца, а потом плюнула и на высокую зарплату и на щедрые чаевые и просто ушла.

Спросите, почему ушла? Ведь от хороших денег не отказываются, скажете вы. А зачем ей были нужны эти деньги, если она не успевала их тратить? Ресторан начинал работать в десять часов, но официантам на работе следовало быть уже в восемь, чтобы успеть принять до своей смены обязательный для всех работников душ, переодеться в униформу и приготовиться к новому рабочему дню.

Рабочий день официально длился восемь часов, то есть официанты работали в две смены, но зато каждый день. Однако на практике каждодневный восьмичасовой рабочий день растягивался этак часиков до двенадцати, а то и четырнадцати. В результате Таисия никогда не бывала дома раньше десяти часов вечера, а еще чаще являлась далеко за полночь – вымотанная как мул, едва волоча ноги, которые у нее буквально гудели от усталости после четырнадцати часов стоячей работы.

Всегда находились какие-то банкеты или корпоративные мероприятия, на которых требовались дополнительные руки. И Таисию запихивали в каждую дырку.

Нет, это был настоящий кошмар, а не работа.

После того, с позволения сказать, элитного ресторана все прочие места работы казались Таисии просто сказкой. Конечно, там тоже случались шероховатости, из-за которых приходилось менять место, но никогда больше Таисия так не упахивалась за в общем-то мизерные по сравнению с объемом работы деньги.

Теперь Таисия стала умней. Теперь ей было, с чем сравнивать. А запись в трудовой книжке, которая свидетельствовала о принадлежности Таисии к миру элитных ресторанов, открывала ей прямую дорогу в рестораны попроще. Туда ее брали с распростертыми объятиями, наивно надеясь, что уж в элитном ресторане работницу успели вымуштровать на отлично и им самим не придется вкладывать в нее много сил.

В результате, за пять лет Таисия сменила три места работы. В одном был начальник – толстый и жирный кавказский джигит пятидесяти с гаком лет, который повадился приставать к хорошенькой новенькой официантке. Таисия терпела его приставания ровно два месяца, надеясь, что хозяин поймет всю тщетность своих усилий и отстанет от нее. Но того упорство Таисии только заводило, и он становился все настойчивей и настойчивей.

– Дай ты ему! – советовали более опытные подруги Таисии. – Один разок дашь нашему толстячку, он и отстанет.

– А вы бы так сделали на моем месте?

– А почему, ты думаешь, мы до сих пор тут работаем? – загадочно и как-то даже томно улыбались товарки ей в ответ.

И все же, несмотря на их пример, Таисия не собиралась идти по проторенной до нее дорожке. Ну уж нет! И однажды, когда хозяин в очередной раз подкараулил ее в темном коридорчике, где хранилась картошка и другие овощи, смачно врезала своим крепким кулачком директору по его жирному пузу. Пузо колыхнулось, а страстный развратник сложился пополам и жалобно заблеял. После этого Таисия не стала задерживаться в ресторане.

Пока хозяин приходил в себя, она собрала свои вещи и исчезла, благо работала она там не по трудовой, а по договору. И в этом самом договоре не было сказано ни слова о том, что она должна терпеть сексуальные домогательства начальства.

Следующее место работы Таисии пришлось сменить, потому что ее невзлюбила завпроизводством, которая, собственно говоря, и управляла всем рестораном. А невзлюбила она Таисию за то, что та не желала делиться с жадной теткой своими заработками в пропорции девять к одному. То есть одна часть должна была доставаться Таисии, а девять она должна была отдавать завпроизводству, чтобы та, якобы, поделилась с поварами, барменом, грузчиками, мойщицами и так далее.

Но Таисия твердо знала, что те этих денег не увидят никогда. В лучшем случае жаднюга сунет им какую-нибудь мелочь, а все остальные чаевые Таисии оставит себе. А еще завпроизводством ловко мухлевала с чеками, умудряясь продавать левый товар и далеко не всегда проводя все проданные блюда через кассу.

Выручку от этого вида крайне сомнительного бизнеса она забирала себе целиком. И Таисия частенько задумывалась, зачем она подставляет свою задницу, если не получает за это ни копейки? Ведь явись с проверкой налоговая, абсолютно все шишки мигом попадают именно на Таисию. А завпроизводством, скорей всего, выйдет сухой из воды.

– Уйду! Как другие девчонки ушли до меня, так и я уйду!

Впрочем, повара в этом ресторане также менялись часто, никому не нравилось, что все жирные куски завпроизводством забирает себе или вновь пускает в дело, а им оставляет кости, обрезки и всякую дрянь вроде гарнира.

– Я сама не ангел, но это что-то невероятное! – поделилась с Таисией своим возмущением шеф-повар Алефтина. – Жадность у этой суки просто зашкаливает!

И Таисия уволилась, просто однажды не явившись на работу. Кажется, там это никого не удивило, потому что Таисии даже ни разу не позвонили, чтобы поинтересоваться, скоро ли она появится. Наверное, заведующая уже давно ожидала подобного финала и подстраховалась, подыскав Таисии замену заблаговременно.

И наконец после мытарств и скитаний Таисии повезло! Место в чайхане, которая так и называлась «Чайный дворик», она нашла совершенно случайно. Просто шла по улице и внезапно увидела скромное объявление: «Нужна официантка». Таисия зашла и была приятно удивлена теплым приемом. А также тем, что у нее попросили трудовую книжку.

Зарплата на время испытательного срока была точно такой же, как и у всех, и испытательный срок был всего неделя.

– Вообще-то мы можем понять, годится нам человек или нет уже за пару дней, но на всякий случай даем новичкам неделю. Вдруг человек вначале от стеснительности наделает ошибок, а потом пообвыкнется, и все у него наладится? Разное бывает ведь в жизни.

Таисия кивала головой, но про себя думала, что стеснительность для официанта – это наихудшее качество. Клиентов стесняться нечего. С ними надо уметь дружить. И тогда чаевые потекут к тебе полной рекой, а жизнь твоя превратится в своего рода маленький праздник. Ведь в ресторане бывает очень весело! Люди приходят сюда не только, чтобы вкусно поесть, но и чтобы пообщаться и узнать что-то новенькое.

Новое место Таисии понравилось сразу же. Обстановка тут была какая-то очень домашняя. Весь персонал улыбался и никто не строил козней за спиной друг друга. Дележка доходов происходила справедливо. Все остатки после банкетов или свадеб работники разбирали и делили поровну. Чаевыми тут тоже приходилось делиться, но Таисия не роптала. Ей оставалось пятьдесят процентов. А остальные пятьдесят, она точно знала, делились честно между остальными работниками ресторана.

В общем, жизнь стала налаживаться. Да еще и новый ресторан находился всего в пятнадцати минутах ходьбы от дома Таисии. Иногда, если погода и время позволяли, Таисия даже не ждала маршрутку, а просто шла пешком, заодно и дышала свежим воздухом.

А еще Таисии очень нравился хозяин «Чайного дворика» – Али. Как и явствовало из его имени, он был араб. И Таисия неизменно замирала в восхищении, когда его высокий широкоплечий силуэт вырисовывался вдали. Таисия очень старалась, чтобы ее чувства не отражались на ее лице так явно, но ей казалось, что Али все равно что-то такое почуял, потому что иногда его темные глаза с матовой поволокой задумчиво останавливались на Таисии. И девушка едва не падала, ноги у нее в такие моменты просто становились ватными.

Но Таисия мужественно держала свои чувства при себе. Ведь предмет ее обожания, увы, был не свободен. У Али была девушка – Алена. И куда там до нее бедной маленькой официантке Таисии с ее пышными бедрами и родным бюстом полного четвертого размера! Алена в противоположность Тае была высокая и тощая. Она была настоящей девушкой-моделью. Она обладала ослепительно голубыми глазами, белоснежными волосами и зубами. Но при этом кожа золотилась отличным средиземноморским загаром.

Ноги у Алены начинались где-то в области подмышек. А ростом она была почти что с Али, который был очень и очень высоким мужчиной. Блондинка и брюнет. Черное и белое. Мужчина и женщина. Одним словом, эти двое были словно бы самой природой созданы друг для друга. Таисия даже не сомневалась, что проиграет в сравнении с Аленой, поэтому старалась свои чувства усмирять, насколько это было возможным.

– Ты что влюбилась в нашего хозяина? – еще в самом начале спросила у нее Сима – ее напарница, быстро ставшая Таиной подругой.

– С чего ты взяла? – вознегодовала Таисия, пожалуй, слишком бурно, чтобы быть искренней.

Сима все поняла верно, и ее губы растянулись в улыбочке.

– Даже и не думай, – сказала она Таисии. – Али обожает свою белобрысую швабру и ни за что ее не бросит!

– А я и не думаю!

– Вот и умница! Знаешь, сколько девчонок увольнялось отсюда до тебя, потому что не в силах были справиться с собой?

– Н-е-ет, – пролепетала Таисия. – А… А сколько?

– Сотни! – заверила ее Сима. – Бросались на шею к Али, а он вежливо так избавлялся от них под благовидным предлогом. Ему проблемы в личной жизни не нужны. Алена – это его любовь на всю жизнь. И будь уверена, уж он постарается оградить ее от всяких там влюбленных в него идиоток!

После этого разговора Таисия решила для самой себя, что никогда не кинется к Али на шею. Нет уж! Будет держаться тихо и скромно. Пусть лучше она остается всего лишь официанткой, но зато будет с ним постоянно рядом. Будет иметь возможность хотя бы лицезреть его в свои рабочие часы. Ведь видеть его – это уже счастье. И она ни за что не уступит свое место кому-то другому.

Сам «Чайный дворик» был оформлен в стиле чайханы с кальянами, низкими диванчиками и коврами, буквально засыпанными шелковыми подушками. Всюду была пышная восточная резьба, арабески и позолота. Чая тут подавали сотни с лишним сортов. И он неизменно завершал любую трапезу. Это был подарок ресторана своим посетителям, также как и набор восточных сладостей, которые ставили на стол к чаю.

По этой ли причине или по какой другой, но в ресторане всегда было полно народу. Люди с удовольствием поглощали плов с бараниной, шашлыки, люля-кебаб, кюфту и другие блюда под мелодичную арабскую музыку. На доходы Али не мог пожаловаться. К тому же, хотя он и был мусульманином, но мечеть не посещал, заповеди Корана соблюдал по своему личному усмотрению. И конечно, к услугам его гостей были лучшие вина из всех уголков мира, которыми Али не брезговал и сам.

– Вот уж глупость, не пить вина, но при этом курить травку или нюхать чего покрепче, – неизменно отвечал Али, когда другие мусульмане упрекали его в том, что он торгует вином и пристращает к нему молодежь. Вино – это сок земли.

А если к нему приставали очень уж настойчиво, то он умел и отбрить:

– Я никого не учу жить, но и сам в чужих уроках не нуждаюсь.

Бизнес у Али шел гладко, благодаря тому, что он сам с утра и до ночи крутился в своем ресторане. Общался с поставщиками, договаривался о скидках, расписывал корпоративные вечеринки, свадьбы, дни рождения и другие праздники, которые частенько проходили в его ресторане. Вино лилось рекой, яства в подарок от хозяина ресторана выставлялись на целый полк солдат.

– Али может себе позволить быть щедрым. Он много тратит, потому что много зарабатывает!

Во всяком случае, так утверждала бухгалтерша Ниночка. Но самой Тае казалось, что Али куда чаще болтает с клиентами, чем занимается деловыми бумагами. Но как знать, возможно, именно он занимался бизнесом? Что она, простая официантка, могла понимать в управлении таким сложным механизмом!

Каждый вечер в ресторане играла живая музыка, источником которой были несколько музыкантов, освоивших восточные инструменты и арабские песни. Также выступали танцовщицы с неизменными танцами живота, а также пышно наряженные факиры и наоборот обнаженные по пояс глотатели шпаг и огня.

Одним словом, в ресторане было весело. И Таисия с неизменной радостью шла на работу, с ужасом вспоминая скучные смены на ее первом рабочем месте, где вместо музыкантов была одна неизменная радиостанция. А еда была до того пресной и безвкусной, что Таисия с отвращением выплевывала иной раз положенный в рот кусок.

Просто удивительно, почему богатые люди предпочитают здоровую, но, увы, такую невкусную пищу? Только ради того, что это полезно и даст им возможность прожить на пару лет дольше? Но где радость от такой жизни? Или им жизнь давно уже перестала дарить радость? Но если так, зачем продлевать пытку?

Как бы там ни было, теперь Таисия спешила на работу с радостью. И придя этим утром в ресторан в своем обычном приподнятом настроении, она сразу же поняла, что готовится нечто особенное.

– Ты сейчас упадешь! – встретила ее Сима, пришедшая на несколько минут раньше и уже посвященная в тайну предстоящего праздника. – Точно упадешь! Сама чуть не свалилась!

– Да что случилось?

– Да ты сядь, сядь! – настаивала Сима.

– А что случилось?

– Али наш… Он женится!

Сима выпалила эту новость и уставилась на Таисию в ожидании реакции подруги. В первый момент Таисии показалось, что она умирает. Солнечный свет за окном стремительно поблек. Потом Тая убедила себя в том, что просто ослышалась и переспросила у подруги:

– Али… Что? Повтори, пожалуйста, что он делает?

– Женится!

– Женится?

Теперь ошибки быть не могло. И голос у Таисии сел в одну минуту, став хриплым. Голова закружилась. Внутри стало холодно. Настроение упало до отметки замерзания. Да и сама Таисия почувствовала, что падает и умирает окончательно.

– Ну не совсем женится! – вернул ее к жизни голос Симы. – У него сегодня будет объявлена помолвка.

– Помолвка? С кем?

Впрочем, Таисия тут же резко осадила саму себя. С кем еще может быть помолвка у Али, если не с его обожаемой Аленой! С этой гарпией в юбке «Прадо»! С этой стервой в брючках от «Кельвин Кляйн». С этой… С этой…

У Таисии просто не хватало слов, чтобы описать то состояние, которое ее охватило. Но затем мысли постепенно вернулись в свое русло. И Таисию охватил еще больший гнев, но теперь уже направленный на Али. Какого черта он так смотрел на нее, если собирался жениться на другой женщине! Это просто возмутительно! Под страхом тюремного заключения надо запретить красивым мужчинам так смотреть на молодых и впечатлительных девушек! Это же самое настоящее преступление!

– Преступление? – услышала Таисия голос Симы. – Какое преступление?

Таисия подняла глаза и поняла, что слишком увлеклась своими мыслями и невольно последнюю фразу проговорила вслух.

– О чем ты говоришь? – повторила свой вопрос Сима. – Какое преступление?

Глаза ее горели! Подруга явно мечтала, что скоро у них в ресторане разыграется любовная драма. Таисия в полутяжелом весе против Алены в весе наилегчайшем. Зрители, покупайте билеты! Уникальное зрелище схватки двух красивых женщин за сердце своего мужчины!

И отчасти Сима оказалась права. Драма в ресторане действительно разыгралась, но увы, совсем иного качества нежели она предполагала.


Но пока что драмы ничто не предвещало, и обе девушки приступили к выполнению своих непосредственных обязанностей. Работали они молча. Таисия просто не могла говорить, так потрясла ее неожиданная новость. Мысли ее были далеко, и руки выполняли работу чисто машинально. А Сима попала под настроение подруги и тоже помалкивала. Они прекрасно понимали, что в такой день все в ресторане должно быть просто идеально, и старались изо всех сил.

Зато две другие официантки, работавшие в противоположной части ресторана, во втором зале для некурящих, болтали не затыкаясь. Они также были взбудоражены шокирующей новостью. Но она произвела на них совсем иное действие, нежели на Таисию.

Несмотря на то, что Аня была давно и прочно замужем, а у Светы имелся очень состоятельный и симпатичных жених, обе они также были немного влюблены в своего босса. И теперь между ними состоялся разговор.

– Подумать только, они все-таки женятся! А я уж думала, что у них до этого не дойдет.

– Почему это?

– Ты что? Ничего не знаешь?

– Нет. А что?

– Али застукал свою красавицу на измене!

– Да то когда еще было! И не изменяла она ему. Просто поехала за город с другой компанией.

– Ну да. А заводилой в этой компании был Костик, с которым она встречалась до Али. И они провели вместе целый день!

– И что такого? Невеста Костика тоже была там с ними.

– Еще скажи, что Али все время занят, надо же было девочке развлечься.

– Ну… И это тоже причина.

– Али страшно разозлился.

– Но он давно ее простил.

– И все равно охлаждение между ними было заметно.

– Но теперь они все равно женятся! Значит, простил!

– Или просто хочет, чтобы у него были особые права на Алену! Знаешь, какие мужики собственники. И Али не исключение. Как ни крути, а все-таки он араб!

Потом разговор подруг перешел на другие темы, и про своего хозяина и его невесту они забыли. Тем более, что клиент пошел валом. А Али почему-то не дал распоряжения закрыть ресторан. Он всего лишь сказал, чтобы ближе к вечеру девушки накрыли стол на восьмерых человек в зале для особых гостей.

Зал этот находился в ведении Таисии и Симы, поэтому две другие официантки отвлеклись на своих обычных клиентов и до вечера совершенно выбросили из головы и Али, и его невесту, и предстоящее мероприятие, которое почему-то планировалось обставить совсем скромно.

Сима тоже не преминула заметить это.

– Совсем не праздничный стол, – поделилась она своими мыслями с подругой. – Тут такой праздник. Обычно для торжественных случаев и кушанья готовят особые, и заказывают их заранее. А тут такое событие, а Али планирует сделать заказ для своих гостей просто из меню. Разве это достойное угощение для такого торжественного случая?

– Значит, он приберегает силы для самой свадьбы.

– Может, оно и так. Только помолвка тоже достаточно важная штука. Как она пройдет, так и дальше все у молодых сложится.

– Не знаю, откуда ты взяла такую чушь!

Таисия ответила чуточку резче, чем намеревалась, но очень уж ее задела фразочка подруги о «молодых». Терпи, мысленно приказала она себе. Скоро их вообще будут величать мужем и женой. Так что терпи и привыкай!

А еще в голове у Таисии мелькнула мысль, а сможет ли она стерпеться с новым статусом любимого мужчины? А не уволиться ли ей? Впервые эта мысль посетила Таисию и показалась совершенно ужасной. Нет! Невозможно! Уволиться и никогда не видеть больше своего Али? Нет, невозможно! Хотя кто знает, что хуже, эта пытка или каждодневные столкновения с ним и с большим обручальным кольцом с брильянтом у него на безымянном пальце, когда он будет уже женат.

Почему-то Таисия была совершенно уверена, что Аленушка захочет именно кольцо с брильянтом. Не такая это была девушка, чтобы удовольствоваться простеньким гладким золотым ободком. А вот Таисия поймала себя на мысли, что она была бы рада обвенчаться с Али даже простыми гаечными шайбами. И пусть бы у него не было этого ресторана! Она все равно была бы счастлива, позови он ее за себя замуж.

А вот Алена – счастливая невеста почему-то таковой совсем не казалась. Впрочем, вначале, когда она только впорхнула в ресторанный зал, она была очень даже мила и приветлива. Одета она была в ярко-красный брючный костюм-клеш с белоснежной оторочкой. На ногах красовались белые лаковые босоножки на красной шпильке. И в довершении всего, она держала в руках красную, в тон остальному ансамблю сумку.

Таисия готова была биться об заклад, что с этой сумкой Алена так и не расстанется до конца вечера. Была у нее такая фишка, выбирать себе сумку, которая подчеркивала костюм, а потом держаться за нее, как утопающий держится за спасательный круг. Одним словом, намертво.

– Какая ты сегодня великолепная! – польстила ей Сима. – Вся в красном.

– Да, на родине у моего жениха все невесты выходят замуж в красном, – хихикнула в ответ Алена.

А Таисия побагровела не хуже самого наряда невесты. На родине ее жениха! Вот и еще одно подтверждение тому, что свершится нынче вечером! Значит, это не просто досужие сплетни и слухи. Помолвка осуществится на самом деле!

Алена была в хорошем настроении и пощебетала с официантками, явно надеясь, что их хватит кондрашка от зависти.

Впрочем, когда она хозяйским шагом входила в зал для приема по случаю помолвки, а затем появилась вновь в большом зале ресторана, то лицо ее хранило печать какого-то чуть брезгливого неудовольствия и легкого замешательства. Затем она еще раз уже очень быстрым шагом прошла в зал для особых случаев и вылетела оттуда с перекошенным от злости лицом.

– Почему ничего еще не готово? Почему стол стоит пустой? – набросилась она на Симу с Таей с такой злобой, что девушки даже оторопели от изумления.

Такой они Алену еще не видели. Обычно она всегда была мила и приветлива. Да, Алена допускала промашки, но это были промашки маленькой дурочки. За это ее все ценили, любили и абсолютно все ей прощали. Но сейчас в лице Алены внезапно проступили черты взрослого человека. И надо сказать, человек этот был очень и очень неприятен и даже опасен.

– Вы что не знаете, что сегодня в восемь часов вечера у нас с Али будут гости? – прошипела Алена, глядя на замерших Симу с Таей. – Гости по особому случаю. По случаю нашей с ним помолвки?

– З-знаем.

– Так почему не накрыт стол?

– Али сказал, что ничего не нужно.

– Али… такое сказал? – с отвисшей челюстью произнесла Алена.

Но надо отдать ей должное, челюсть она вернула на место очень быстро и помчалась разбираться со своим женихом. Не прошло и десяти минут, как из своего кабинета в зале появился Али. Вид у него был сердитый и какой-то раздраженный. И подойдя к официанткам, он спросил у них:

– Красавицы мои, что там у нас сегодня в меню есть приличное?

Сима с Таисией лишь улыбнулись. Али не хуже их самих знал, что у них в меню все только самое первоклассное. Он просто шутил и дурачился.

– Все, что вы пожелаете, – отозвалась Сима, закончив хихикать. – Может быть, сказать на кухне, чтобы они приготовили для вас что-нибудь особенное? Они еще могут успеть… Наверное.

Но Али лишь покачал головой и небрежно ответил:

– Ничего не надо. Просто принесите для восьмерых каких-нибудь закусок. Салаты там покрасивей украсьте, раз Алене хочется праздника. Ну вино выставьте и воду. Соки. Хлеб. Ну сами знаете, что я люблю обычно. Сделаете?

– Конечно!

– Обязательно.

– Ну и молодцы, – кивнул им Али и с рассеянным видом ушел обратно.

А девушки остались в непонятках. С одной стороны, Али явно пошел навстречу своей невесте, все же накрыв хоть какой-то стол к приходу гостей. Но с другой стороны, он сделал это с таким безразличием! Таисия никогда не видела Али таким нейтральным. Даже ко дню рождения какого-нибудь господина Борискина, которого Али видел один раз в жизни или вовсе даже не видел, хозяин готовился с куда большим воодушевлением, чем к собственной помолвке.

– Похоже, Али наш не очень счастлив.

– Странно это.

Но никто ничего не мог объяснить девушкам. Не приставать же им с расспросами к Алене, которая и так носилась по ресторану, словно фурия. Так что Сима с Таисией терялись в догадках, что все это значит. И молча таскали кушанья с кухни, стараясь сделать стол максимально красивым. Видимо, им это удалось. Потому что когда Алена во второй раз заглянула в зал, то осталась довольна. Лицо у нее просветлело, и она пробормотала:

– Ох уж эти мужчины. Следи за ними и следи. И даже самые лучшие из них, увы, не идеальны!

И подмигнув побагровевшей Таисии, она в уже значительно более веселом настроении выпорхнула из зала.

Музыканты как обычно пришли к шести часам вечера. И были тоже немало удивлены грандиозным событием, которое их всех ожидало.

– Как же так? – разволновался Рудик, – руководитель ансамбля – пожилой армянин. – Почему нам ничего не сказали? Мы бы подготовились… Порепетировали… Как же так? У хозяина почти что свадьба, а мы… Вах!

– А никто ничего не знал! – сказала Сима. – Сами только утром узнали.

– Обалдеть! А где праздновать будут?

Сима махнула рукой в сторону самого маленького зала во всем ресторане, куда от силы влезало десять человек, да и восьмерым там было уже тесновато, и Рудик повторил:

– Обалдеть!

Этой краткой фразой и был подведен итог под всеми странностями, происходящими у них в ресторане.

ГЛАВА 2

Мероприятие по приему гостей в честь помолвки Али и Алены было назначено на восемь часов вечера. И уже с семи у Таисии стали трястись поджилки. Собственно говоря, она вся тряслась и холодела весь день, начиная с самого утра. И чем ближе приближались стрелки часов к роковой цифре, тем хуже ей делалось. Дошло даже до того, что Таисия стала опасаться, как бы ни хлопнуться в обморок прямо при всех. Да еще с подносом! Или с рюмками! Или еще с чем!

Богатое воображение мигом нарисовало девушке, как она растягивается на полу, выпускает из рук серебряное ведерко со льдом и бутылку шампанского, из которой хлещет пенистая струя, заливающая ароматной жидкостью всех собравшихся, в том числе и невесту вместе с ее вызывающе красным костюмом.

Последнее видение немного приободрило Таисию, но не слишком. Она похихикала, но затем приступ веселья у нее прошел, и она продолжила трястись. И чтобы немного взбодриться и привести себя в норму, отправилась с ревизией в зал для гостей.

Собственно говоря, там все уже было накрыто и готово. Но Таисии хотелось еще раз все проверить, пройтись мимо стола, представить себе, как это все будет – мысленно подготовиться.

К ее удивлению, в зале уже кто-то был. И этим кем-то была сама невеста. Алена сидела во главе стола, о чем-то задумавшись и уронив голову на руки.

– Ой! – вскрикнула Таисия, увидев Алену, сидящую в одиночестве. – Извините! Я не знала, что…

Она не договорила и замолчала. Что-то в позе Алены показалось ей неестественным и странным. Почему она так сидит? Почему не встрепенулась при виде Таисии? Почему вообще не шевелится? Она что… Спит?

– Извините, – пробормотала Таисия. – Я… Я не хотел вам мешать. Подремлите, конечно. Хотя, знаете, гости вот-вот уже подойдут. Может быть, вам лучше пойти и привести себя в порядок? Вам помочь?

Но Алена не отреагировала и теперь. Таисия сделала несколько шагов назад, но внезапно замерла.

– Знаете, – сказала она, – я должна вам сказать, что завидую вам ужасно! Любая девушка бы вам позавидовала. Али он такой… такой…

У Таисии перехватило дыхание. Слов явно не хватало, и она с ужасом представляла себе, какой идиоткой выглядит в глазах Алены.

– Али такой замечательный! – выпалила она наконец, уже бросаясь к дверям. – Береги его!

Но Алена и тут ничего не сказала. Не послала Таисию по известному адресу. Не посоветовала той заткнуться. Такая кротость была совсем не в привычках Алены. И Таисия, которая собиралась уходить, передумала.

– Алена? Ален! С тобой все в порядке?

Алена не ответила. Представить себе, что девушка так крепко заснула, Таисия не могла. Хотя поговаривали, что одно время Алена увлекалась кой-чем покрепче сигарет. И Таисию с ног до головы обожгла ужасная мысль. Ну да! Алена обкурилась или приняла какой-то наркотик! Но скоро придут гости. Нельзя, чтобы они застали невесту Али в таком состоянии. Это будет позор! Страшный и несмываемый!

Что будет потом, когда Али все же женится на такой личности, Таисия боялась даже думать. Не надо сейчас об этом. Сама жизнь научила Таисию, что проблемы надо решать по мере их поступления. В конце концов, невеста – это еще не жена. От момента помолвки и до самой свадьбы проходит много времени, зачастую месяцы, а то и годы. Так что у Али будет еще время присмотреться к Алене, если уж он не сделал этого до сих пор.

А сейчас следует направить силы на исправление данной конкретной ситуации.

– Алена! Тебе надо вставать! – твердо произнесла Таисия. – Слышишь меня?

Она потрясла девушку за плечо. И голова Алены безвольно скатилась с рук, глухо ударившись о покрытую скатертью поверхность стола.

– Да она совсем плохая! – ахнула Таисия и затеребила Алену сильнее. – Вставай! Сейчас придут гости! Нельзя, чтобы они увидели тебя в таком виде!

Алена не шевелилась. И лишь ее голова беспомощно перекатывалась среди тарелок, вилок и бокалов. Очень быстро Таисия поняла, что ей одной не справиться. Алена наклюкалась до такой степени, что ходить самостоятельно не может. Ее нужно срочно перенести отсюда, чтобы не допустить позора. Но одной Тае не справиться. И… И сначала нужно уведомить Али!

И Таисия бросилась к хозяину.

– Али! – влетела она в его кабинет. – Али, у нас проблема!

Директор в это время разговаривал с кем-то по телефону. И до Таисии донесся обрывок его последней фразы:

– Она умрет, и я снова буду свободен!

Услышав шаги Таисии, он обернулся и поспешно убрал трубку в карман. Не прощаясь, не извиняясь, просто положил трубку в карман. Мельком удивившись этому, Таисия заговорила. Честное слово, у нее были слишком важные новости, чтобы обращать внимание на то, что обычно безукоризненно вежливый Али окончил разговор с кем-то, не попрощавшись.

– Что случилось, Тая?

И снова при звуке его голоса Таисию окатила теплая волна. По позвоночнику привычно побежали мурашки. О-о-о… Если бы Али всегда говорил с ней вот так проникновенно, глядя ей в глаза. Но об этом нечего было и мечтать. В нескольких метрах отсюда лежала его невеста. Или, во всяком случае, девушка, которая должна была стать ею в ближайшее время.

– Что-то случилось?

Голос Али вывел наконец Таисию из ее медитативного состояния. И с трудом собравшись с мыслями, она сказала:

– Да. Али… Дело в Алене. Понимаешь, она…

– Я знаю, – мягко произнес Али.

– Знаешь?

– Конечно, я знаю. Неужели ты думаешь, что я стал бы встречаться с девушкой, а тем более называть ее своей невестой, не наведя о ней справок? Повторяю тебе, я все знаю!

– Но Али… Надо же что-то делать!

– Ничего делать не надо.

– Но гости увидят и…

– Ничего делать не надо, – повторил Али с нажимом.

И заметив смятение на лице у Таисии, смягчился. Подошел к ней поближе и взял ее за руку. Взял за руку! Подумать только! Ее! За руку! У Таисии чуть ноги не подкосились от такого обращения.

– Тая, – проникновенно, как только он один это и умел, произнес Али. – Я понимаю, что тебе очень не хочется, чтобы Алена стала моей женой. Но я уверяю тебя, этого и не будет. Мне самому этого не хочется. Ты мне веришь?

– Я? Вам? То есть тебе? – в полном смятении забормотала Таисия. – Верю, конечно! Почему же мне не верить?

– Вот и молодец. Ты мне веришь, а я тебе обещаю, что Алена никогда и ни при каких обстоятельствах не станет моей женой. А теперь иди. Иди, ибо еще слишком рано раскрывать все карты.

Таисия вышла из его кабинета на подгибающихся ногах. Что все это означает? Али пообещал ей что-то такое, во что даже поверить трудно? Он что? Сделал ее наперсницей своих планов? Он хочет расстаться с Аленой? Ну да! А как же иначе объяснить его загадочное обещание никогда не жениться на Алене? Он хочет порвать с ней. Алена ему надоела! Он на ней не женится!

А на ком же он тогда женится? Неужели… На ней? На Тае?

Нет, в это невозможно было поверить. Но с другой стороны, если не на Тае, то зачем Али посвящать ее в свои планы? Да еще столь интимным образом, держа за руку и чуть ли не шепча на ушко. Таисия потрогала свое маленькое ухо, ставшее от волнения очень горячим. Ей чудилось, что дыхание Али все еще щекочет волоски у нее на шее.

С трудом она доплелась до каптерки, которую они с Симой делили еще с двумя официантками. К счастью, сейчас тут никого не было. У Таисии оказалось несколько минут, чтобы передохнуть. Но вскоре в комнату влетела Сима, которая очень удивилась при виде сидящей Таисии.

– Ты чего тут сидишь? Да еще красная такая? Ты заболела? У тебя температура? Жар? Вот ведь не вовремя!

И прикоснувшись рукой ко лбу Таисии прежде, чем та успела ей помешать, Сима воскликнула:

– Ты совершенно здорова! Живот болит?

Таисия помотала головой.

– А что тогда? Тошнит? Ты беременная?

– Нет, нет! Что ты! – испугалась Тая даже одного такого предположения. – У меня все в полном порядке.

– Что-то не больно заметно, – хмыкнула Сима. – Иди-ка ты, подруга, наводи красоту. А то минуту назад красная вся была, а сейчас уже бледная. Посмотри, на что ты похожа! Чучело!

Сима почти силком подтащила Таисию к зеркалу. Ничего особенного Таисия там не увидела. Обычное лицо. В меру круглое, в меру курносое, в меру глазастое и щекастое. Ничего особенно прекрасного, но и ужасного тоже ничего нет. Конечно, до красавицы Алены с ее почти кукольной внешностью Таисии далеко, но по-своему она тоже хороша. И поклонники у нее имеются. Как же красивой девушке и без поклонников? Вот только Али до поры до времени этой красоты совсем не замечал. Или замечал?

Таисия уже совсем запуталась. Мысли ее были в смятении.

– Ну, что ты снова заснула?! – совсем не вовремя закричала Сима над ухом. – Гости уже на подходе, а ты все спишь! Нет, ты точно беременная, просто мне из вредности в этом не признаешься!

Сима снова унеслась, а Тая заторопилась. Как гости? Как на подходе? А что же делать с Аленой? Али однозначно велел не трогать ее. Но что-то подсказывало Таисии, что это будет не самый лучший выход из положения. Наспех мазнув свои полные губы розовой перламутровой помадой, Таисия бросилась следом за подругой.

– Подожди! Постой! – остановила она Симу.

– Что?

– Я должна тебе сказать кое-что про Алену.

– А что с ней?

– С ней что-то…

Но договорить Таисия не успела, потому что с ужасом увидела первого сегодняшнего гостя. Это был Креол. То есть, как было настоящее имя Креола, никто в ресторане не знал, а уж Таисия и подавно. Но слухи ходили, что Креол работает в иностранной разведке или во всяком случае очень близок к ней. Родители Креола были то испанцами, то латиноамериканцами, а то и вовсе мексиканцами. Внешность у Креола была для этого самая подходящая.

Легенда о собственном происхождении менялась в зависимости от количества выпитого Креолом. Но так как он никогда дважды не повторял одну и ту же историю, то всем оставалось только гадать, что же из сказанного маленьким, подвижным и чернявым человечком – правда, а что наглая ложь?

Таисии этот говорливый и хвастливый Креол совсем не нравился. Не нравилось его влияние, которое он, казалось, имел на Али. В присутствии этого человека Али становился циничным, ехидным, одним словом, точно таким же, как и сам Креол. Таисия понимала, что Али просто очень старался тому понравиться, и поэтому невольно перенимал его стиль общения, стремился попасть на одну с Креолом волну.

– Привет, халдейки! – приветствовал подруг Креол. – Все подносы таскаете? Замуж вас все еще никто не взял?

В этом был весь Креол! У него всегда находилось что-то унизительное, что можно сказать человеку. И почему Али так носится с этим типом?! Прогнал бы его уже давно, тем более, что Креол просто жалкий халявщик. Он никогда не платит ни за еду, ни за выпивку, которую получает в «Чайном дворике». Сам Али распорядился открыть своему другу бесконечный кредит. И надо сказать, Креол им активно пользуется.

Но друзей у Али было много. И многие имели кредит в ресторане, оставаясь при этом милыми и адекватными людьми. А вот Креол всегда находил место, куда ужалить человека. Но при этом удары он наносил быстро и как бы мимоходом. Всегда в самый неожиданный момент. И люди просто не успевали ответить ему взаимным ударом.

Вот и сейчас, ущипнув подруг, Креол устремился дальше.

– Все хорошеешь и толстеешь? – донесся до подруг его голос, и они догадались, что Креол встретил на своем пути повариху Вареньку.

Варенька работала у них в кондитерском цехе. И уже когда она несколько лет назад пришла в «Чайный дворик» на работу, она и тогда была девушкой очень упитанной. А уж после нескольких лет работы над изумительно вкусными восточными сладостями, секреты приготовления которых она даже ездила изучать на остров Кипр, который славится своими сладостями (между прочим, путевку ей оплачивал Али из собственного кармана), Варя растолстела еще больше.

Все попытки похудеть ни к чему путному пока что не приводили. И напрасно Варенька запивала продегустированные ею сладости обильным количеством зеленого чая, который по уверениям диетологов помогает худеть, ничего ей не помогало избавиться от лишних килограммов. Она все толстела и толстела с каждым рабочим днем.

Ей надо было менять работу. Но Варенька, как и весь прочий женский персонал «Чайного дворика», немножко влюбленная в их хозяина, не желала этого делать.

Креол унесся дальше, а обиженная Варенька на мгновение выглянула в зал.

– Нет, ну какой хам! – сказала она девушкам, встретившись с ними взглядом.

– И не говори, Варенька.

– И совсем ты не толстая!

– Ты даже похудела немного.

– Креол просто дурак!

Варенька хмыкнула и отбыла прочь в свои владения. Сегодня ей предстояло всего за пару часов напечь изысканных сладостей для стола хозяина и его невесты. И Варенька понимала, что за оставшееся ей время она вряд ли успеет сделать что-то существенное. Почему было не попросить ее об этом заранее? Уж она бы постаралась и испекла такой торт, что все бы гости просто попадали!

Следующим появился Банкир. Он был другом Али и банкиром. А этим было все сказано. У Банкира был свой банк, которым он успешно руководил и который приносил его владельцу серьезные дивиденды.

Банкир направился следом за Креолом, а на очереди был уже Виконт. Так девушки прозвали про себя очаровательного молодого человека, известного артиста кино, слава к которому пришла после сыгранной им роли юного виконта.

Итак, все приглашенные на помолвку мужчины были в сборе. Теперь черед был за прекрасным полом, а он, как водится, задерживался. Но в конце концов, все три Грации – как звали про себя подружек Алены сами официантки – появились в зале.

– А где Леночка? – спросила первая Грация.

– Да, где наша Элен? – вторила следующая Грация.

– Когда же мы узрим счастливую Елену? – подпела третья.

Вся троица всегда говорила в унисон. И когда к их хору подключалась еще и Алена, то официанткам иной раз даже становилось страшновато. Им казалось, что Алена разделилась на четыре части или одновременно воплотилась в четырех телах. Ведь все три Грации и сама Алена были похожи внешне просто до невероятного.

Три белокурые и длинноногие Грации также порхнули в кабинет Али, узнав, что все остальные гости уже там. Таисия так и не нашла подходящего предлога, чтобы намекнуть этим трем дурам о том, что их приятельница лежит в зале для важных гостей в полном отрубе и с этим надо что-то делать.

Да и как бы она это сделала? Грации всегда так презрительно смотрели на нее и недовольно морщили нос, когда она пыталась заговорить с ними. Одним словом, невысокая и полненькая Таисия была для них – избранниц судьбы – просто какой-то грязью, человеком третьего сорта, общаться с которым зазорно.

Музыканты давно играли негромкую приятную музыку, ресторанный вечер шел своим чередом, плавно набирая обороты. А гости Али, выйдя из его кабинета, потянулись один за другим к накрытому для них столу. Увидев это, Таисия замерла, предчувствуя нечто ужасное, что надвигалось на них, и чему она никак не могла помешать. И даже более того, чему она способствовала своим многоразовым молчанием и невмешательством.

– Какой ужас! – внезапно услышала Таисия крик Креола и вся сжалась от страха.

А ведь она могла всему этому помешать! Почему же она этого не сделала? Она должна была как-то предотвратить скандал, что бы ей там ни говорил по этому поводу Али! Нужно все-таки было сказать Симе о том, что происходит. С ее помощью вынести Алену из-за стола и потихоньку привести в чувство. Нашатырь, холодная вода, что угодно, лишь бы Алена вновь начала соображать! Потом Али сам был бы благодарен!

– Кошмар!

На этот раз кричал Банкир. И Таисия сжалась еще больше. Нет, теперь уже слишком поздно что-либо предпринимать. Все выплыло наружу. Позор неизбежен. Все будут знать, что Али женится на алкоголичке или того хуже – наркоманке!

И тут в голове у Таисии промелькнула мысль, а не этого ли добивался Али? Опозорить при всех Алену, разорвать с ней отношения и жениться на другой девушке. Разве не об этом он говорил с Таей в своем кабинете? Мысли у Таисии побежали по кругу. Но зачем тогда Али вообще устроил эту дурацкую помолвку, которой явно совсем не хотел?

И тут Таисия заметила, как из зала выскочил Виконт и преградил дорогу трем Грациям. Банкир унесся куда-то прочь. А вот Виконт по-прежнему преграждал дорогу женщинам.

– Туда нельзя! – сказал он и запнулся. – Там… Нельзя туда.

– Да почему это?

– Алена… Алене нужен врач!

– Ах! Не может быть!

– Ей плохо?

– Что с ней?

– Бедняжка, наверное, она слишком переволновалась?

– Еще бы, такой день!

– Волнительный день!

– Такой бывает лишь раз в жизни!

– Пустите же нас к ней!

– Мы поможем ей вновь обрести равновесие.

Но Виконта совсем не тронули восторженные сопли трех Граций.

– Боюсь, – сухо произнес он, – дело совсем не в волнении. Алене нужен врач.

– Да, но что с ней?

И тут Виконт совершил нечто, отчего у Таисии буквально глаза полезли на лоб.

– Девушки, – сказал он, – идите-ка вы все трое отсюда, а? Поняли? Топайте вон!

Таисия просто оторопела! И это сказал Виконт, частью амплуа которого была бесконечная галантность. Чтобы Виконт сказал кому-то грубое слово, а тем более молодым и красивым женщинам, в это просто невозможно было поверить. Это совершенно не вписывалось в его образ. А за сохранность своего образа Виконт очень переживал.

Три Грации в ответ на грубость Виконта ахнули и унеслись с оскорбленным видом. Побежали жаловаться Али на поведение его друга, как без труда догадалась Таисия. Но к ее удивлению, Али тоже повел себя странно. Он отстранил Граций со своего пути, даже не выслушав их и не задержавшись возле них ни на секунду.

Он подбежал к своим друзьям, и они все вместе скрылись в зале. Внезапно Таисию охватило жгучее любопытство. Что же там происходит? Почему все так мечутся? Конечно, Алена выглядит не ахти, наверное, здорово перебрала, но это еще не повод, чтобы хамить, грубить и вообще ударяться в панику. Насколько помнила Таисия, с Аленой и прежде случались такого рода казусы. Она могла напиться и устроить скандал. Могла пьяная танцевать на столе, ловко обходя рюмки и тарелки. Могла даже устроить импровизированный стриптиз на том же самом столе на глазах у всех посетителей ресторана.

И снова Таисия задумалась, что же держало Али рядом с такого сорта девушкой? Да еще заставило его сделать ей предложение руки и сердца!

Но внезапно Али выглянул в зал и поманил к себе Таисию:

– Зайди сюда!

С дрожащими руками Таисия двинулась на его зов. Что он от нее хочет? На подходе к залу Таисию внезапно охватила паника. Она замедлила ход, собираясь вовсе повернуть назад, но Али уже ухватил ее за руку и властным жестом втянул внутрь.

– Ну? – сурово спросил он у Таисии. – И что все это должно означать?

Таисия покосилась на Алену, которая по-прежнему полулежала за сервированным столом, так что ее голова находилась среди двух соседних тарелок. Что-то в этом показалось Таисии неуловимо странным. Что там у Алены под головой? Что-то красное. Шляпа что ли?

– Ну? – властно повторил Али, глядя на Таисию. – Что ты скажешь?

– А что?

– Как ты это объяснишь?

– Алене не по себе.

И Таисия вопросительно уставилась на Али. Я же приходила к тебе, говорил ее взгляд. И ты велел мне не дергаться и оставить все, как есть.

Но Али выглядел как-то странно. Он явно не собирался хвалить Таисию за послушание. И даже совсем наоборот, его ноздри гневно раздувались.

– Ты хоть понимаешь, что произошло?

– Ну да… Конечно. Алена хватила чуток лишнего, но с кем не бывает? Наверное, она сильно волновалась, вот и приняла успокоительного. Не рассчитала дозу и теперь спит.

Али взглянул на Таисию как-то очень странно и спросил:

– Так ты думаешь, что Алена просто спит?

– Ну да. Наклюкалась и спит.

Али покачал головой. А затем внезапно выпалил прямо в лицо девушки:

– Алена мертва!

В первый момент Таисия решила, что ослышалась. Во второй решила, что Али так неудачно шутит. И лишь затем она повернула голову и повнимательнее присмотрелась к Алене. Матерь божья! Да ведь это никакая не шляпа! Девушка лежит в луже крови! Ею перепачкана вся скатерть! Но откуда тут взялось столько крови? Когда Тая приходила в зал, скатерть была еще белоснежной.

– Ей перерезали горло, – услышала Таисия рядом с собой чей-то голос. – Ножом.

– Безупречная работа, девчонка умерла сразу же.

– У нее просто не было шансов.

После этого Таисия почувствовала, что сознание у нее мутится. А ноги, и так слабые с самого утра, становятся совершенно ватными и больше не держат ее. И последние слова донеслись до нее уже из-за пелены забытья:

– Бедная девочка, – услышала Таисия голос Виконта. – Но вот ведь странно, она почему-то даже не сопротивлялась.

И Таисия рухнула на пол. К счастью, глубокий обморок Таисии не продлился долго. Ей под нос сунули вонючую ватку, и она мигом пришла в себя.

– Что это было? – пробормотала она, садясь на полу. – Что случилось?

Но тут она увидела, что в зале прибавилось народу. Появились какие-то люди в медицинских халатах, которые суетились возле тела Алены. Один пожилой доктор с умным усталым лицом внезапно выпрямился и произнес:

– Бесполезно! Тут уже ничего не сделаешь. Из нее вытекло не меньше литра крови, и она уже холодеет.

От ужаса Таисия чуть было снова не потеряла сознание, но затем одумалась и взяла себя в руки. Она должна быть в форме. Когда в жизни случается несчастье, всегда нужно быть в форме, чтобы держать удар. Это Таисия знала совершенно четко. Когда умерла ее мама, то родные дядя с тетей очень долго пытались отнять у Таисии ее и мамину квартиру.

Для этого они прибегали даже к грязным методам, выставляя девушку сумасшедшей, недееспособной, а когда это у них не получилось, и вовсе попытались решить вопрос по-простому, пожелав просто прикончить племянницу.

Но Тая выстояла. Злые родственники сами попали в яму, которую вырыли для Таисии. И с тех пор Тая была твердо уверена, все в жизни у вас будет хорошо, только не надо терять голову и раскисать. Сейчас ее помощь была нужна Али. И девушка твердо решила, что будет любимому поддержкой и опорой. Ведь это так ужасно, потерять невесту да еще подобным образом!

И тут она услышала голос Али:

– За что ты ее так? – спрашивал он у Таисии.

Тая подняла на любимого недоумевающие глаза.

– Что?

– За что ты ее убила, Тая? – тихо повторил Али. – Ты так ревновала ее ко мне? Но честное слово, не стоило. Я совсем не стою такой любви.

У Таисии буквально отвисла челюсть.

– Я… Я не убивала Алену, – пролепетала она.

– А кто? Кто же ее убил?

– Не знаю!

– Кто еще был в зале? Ты видела?

– Я… Я… Я нет… Я не знаю!

Шок от услышанного был слишком велик, чтобы Таисия могла разговаривать внятно. Она только что собиралась быть поддержкой и опорой для Али, а выясняется, что это ей самой нужна защита от его нападок. Надо же такое придумать! Обвинить ее в смерти Алены!

– Я никого не убивала! – воскликнула Таисия. – Как ты только мог такое подумать про меня!

Али отступил в сторону. Но увы, его слова уже сделали свое роковое дело. Теперь все присутствующие переглядывались и перешептывались за спиной Таи и даже не скрывали своего подозрительно-опасливого отношения к ней.

– Кто угодно мог войти в зал и прикончить Алену! – закричала девушка, верно истолковав взгляды окружающих. – Я же не караулила ее! И вообще… Когда я в последний раз видела тут Алену, никакой крови не было!

– Но ты же прибежала ко мне вся такая напуганная, – возразил ей Али. – Что тебя напугало?

– Я испугалась за тебя! Алена лежала тут в полном отрубе. И я подумала, каково будет тебе, когда твои друзья увидят твою невесту в день помолвки в таком непотребном состоянии! Пьяной или обдолбавшейся!

– И все? Больше ничего?

– Для меня было достаточно и этого! – отрезала Таисия. – И вообще… если уж говорить о том, кто убил, то первым в зал вошел твой друг – Креол!

И заметив взгляд Креола, девушка закричала:

– Да, да! И он был там один на один с Аленой.

– Я зашел всего на пару минут раньше остальных! – возмутился Креол.

Но Таисию его слова не смутили.

– А много ли надо, чтобы перерезать человеку горло! Да еще с твоими навыками! Чик! И готово!

Взгляды присутствующих теперь переместились на Креола. И он тоже занервничав, закричал:

– Я не убивал! Что за чушь! Али, твоя официантка наговаривает на меня, чтобы обелить саму себя. Она же влюблена в тебя как кошка! Это всем известно! Конечно, это она прирезала Аленку из ревности! Узнала про то, что сегодня вас объявят женихом и невестой, и решила не допустить этого!

Таисия стояла, онемев от смущения. Так что же? Всем вокруг известно про ее чувства к Али? Неужели это было так заметно? А она-то, дура, была уверена, что идеально маскирует свою страсть под маской уважения и симпатии младшей подчиненной к своему мудрому и опытному боссу. Но выходит, промашка у нее получилась. Правда вылезла наружу. И все равно Таисия решила сейчас все начисто отрицать.

– Что за ерунда? – воскликнула она. – Да я первая желала Али и Алене всего только самого лучшего!

– Но ты понимала, что Алена ему не подходит.

– Раз ему с ней было хорошо, значит, подходит!

– Ты ненавидела Алену!

– Я ее…

Таисия чуть было из духа противоречия не ляпнула, что она Алену любила. Вот был бы еще один конфуз.

– И вообще… Что за идиотский разговор? – закричала она. – Даже если бы я люто ненавидела Алену, я бы не смогла ее убить! Да еще так жестоко!

И Таисия вздрогнула. Даже страшно представить себе, что ты подходишь к человеку живому и, вероятно, как в случае с Аленой, спящему, быстрым движением оттягиваешь ему голову назад, а потом резко перерезаешь горло, словно какой-нибудь овце!

– Я… Я никогда бы так не смогла! – прокричала Таисия. – Да у меня и ножа нету! И…

– Нож можно взять на кухне.

Это произнес Банкир. И Таисия вздрогнула. Нет, не от слова «нож». Она вспомнила, как пару месяцев назад в ресторане праздновали день рождения самого Банкира. Ему исполнилось тридцать пять. И он захотел отметить праздник особенно шикарно. Были привезены живые уточки, два поросенка и теленок. Тоже живой, веселый и лобастый. Последний просто очаровал Таисию своими огромными бездонными глазами в пушистых ресницах. Он лизал Таисии руки своим шершавым языком и тяжело вздыхал, словно предчувствовал, что не к добру его привезли в это место.

Теленок прожил в ресторане почти целый день, и Таисия полюбила его как родного. А потом Банкир хряпнул водки и заявил, что нельзя все пускать на самотек. Повара способны испортить тушу. Он лично прирежет скотину. И прирезал! И поросят и теленка. Таисия проревела весь вечер, жалея теленка, а потом чуть не заболела от расстройства. Теленок стал ей другом. Он был такой славный.

Мясо у теленка оказалось очень нежным и мягким. Но Таисия как ни пыталась себя пересилить, так и не смогла проглотить ни кусочка. Хотя все остальные ели и ругали Таисию, говорили, что она дура, отказывается от дармовой вкуснятины. Ведь Банкир выставил угощение для всех. И всех пригласил отведать еды и питья в честь своего праздника.

Но Таисия выпила за его здоровье лишь бокал вина. Но ни к жареным поросятам, ни к уточке, ни к телятине так и не прикоснулась. Поросята так задорно хрюкали, а одна уточка чуть прихрамывала, у нее была когда-то повреждена лапка и кость срослась неправильно. Увидев эту кривоватую косточку на чьей-то грязной тарелке, Таисия расстроилась окончательно.

А теленок еще много дней ей потом снился по ночам. Он печально глядел на нее своими добрыми большими глазами и, казалось, уже предвидел свою горькую участь.

Все эти воспоминания внезапно нахлынули на Таисию. И она подумала, что если человек так хорошо натренировал руку на телятах, то возможно, он и человека сможет прирезать. В общем-то разница не так уж велика. Дело только в моральном аспекте. И ведь Банкир тоже заходил в зал для гостей. И пробыл там достаточно, чтобы зарезать бедняжку Алену. У него было для этого время. И жестокость, как понимала Таисия, тоже.

Таисия очнулась от голоса Виконта:

– Что будем делать? – спросил он у Али.

– Надо закрывать ресторан.

– Погоди, менты сейчас заявятся, они и закроют, если сочтут это нужным. А нам торопиться не стоит. Возможно, менты захотят опросить свидетелей. Возможно, кто-то из посетителей что-то или кого-то видел.

Это было разумно. Ничего разумней этого никто предложить не сумел. И ресторан оставался открытым до появления прибывших по вызову оперативников.

ГЛАВА 3

Менты появились быстро. Они приехали всего спустя несколько минут после врачей. Впрочем, врачи тут как раз были не нужны. Какие уж врачи, если человек окончательно и бесповоротно умер!

Появившиеся оперативники, ясное дело, начали допрос с Али и Симы с Таисией. Али, потому что он был самым близким Алене человеком. Ее женихом. Ну, а Сима с Таей отвечали за зал, в котором произошло убийство.

– Кто туда входил?

– Вы видели сегодня в ресторане посторонних?

– Какой образ жизни вела покойная?

– Вы знаете, были ли у нее враги?

– Вы видели что-нибудь подозрительное?

– Алена признавалась вам в том, что ее жизни что-то или кто-то угрожает?

Все эти вопросы сыпались на головы подруг, так что они даже растерялись. Что отвечать? Правду? Но если правду, тогда картина получалась весьма загадочная. Алена встречалась с их хозяином уже почти год. И за это время подруги успели хорошо изучить ее натуру. По характеру Алена была самолюбива, зациклена на самой себе и если кого и любила в этой жизни, то опять же исключительно саму себя.

Однако эти ее не слишком высокие душевные качества с лихвой окупались внешностью девушки. И ее умением быть очень и очень милой с теми, с кем она хотела. Как уже говорилось, Алена была высокой стройной блондинкой, причем волосы у нее были светлыми от природы. И ее бездонные голубые глаза горели у нее на лице, как два сапфира. Обычно они загордились при виде какой-нибудь дорогой новой вещи, которую Алена мечтала сделать своей.

Али был богат, поэтому Алена была с ним. Но вот любила ли она Али? И любил ли он свою Алену? На эти вопросы у подруг не было однозначного ответа.

– Он содержал девушку?

– Ну… Алена иногородняя. Наверное, Али платил за ее квартиру. И конечно, он постоянно покупал ей подарки. И…

– Покойная где-нибудь работала?

– Вроде бы она упоминала о том, что готовится стать фотомоделью.

– Только готовится? Значит, работать она не работала?

И этот вопрос тоже поставил подруг в тупик. Что значит, не работала? Да, строго говоря, Алена нигде в штате не числилась. Во всяком случае, сама она ни разу не намекнула, что где-то работает. Но она ведь, наверняка, тратила уйму сил и времени, чтобы выглядеть привлекательно. Ничего само не дается. Даже у самой красивой девушки на ногах обязательно растут волосы. На лице время от времени появляются прыщики. И конечно, цвет волос, кожи, бровей и ресниц от природы тоже далеко не у всех так уж привлекателен.

Все эти мелкие недостатки надо вовремя купировать.

– Алена проводила много времени в салонах красоты и спа-салонах. Ей нужно было поддерживать себя в форме. Понимаете?

Опер снова пренебрежительно хмыкнул. Он был толстенький, прыщавенький и, несмотря на то, что сейчас было лето, и солнце палило, словно ненормальное, бледный и совсем не загорелый. Да уж, ему трудно было представить себе, что кто-то может проводить все свое свободное время в разных там салонах. И еще будет считать это тяжелой работой.

– А странно было то, что мы никак не ожидали, что Алена и Али объявят о своем решении пожениться.

– Почему?

Почему? Как объяснить оперативнику, что на таких девушках, как Алена, такие мужчины как Али не женятся? Начать с того, что Алену никогда не приняла бы семья Али, который происходит из рода богатых фабрикантов и нефтепромышленников. Правда, жили его родители, дяди и тети далеко, где-то в Пакистане или Иране. И вряд ли бы они встретились когда-нибудь с Аленой.

Да еще Али был мусульманином. И ту часть Корана, которая разрешает иметь четырех жен, помнил отлично. Так что у Алены были все шансы стать первой, но увы, далеко не единственной женой господина Али. Так что серьезных препятствий в виде семьи или религии для Али не было.

Дело было совсем, совсем в другом.

– Понимаете, некоторое время назад у Алены случился краткий роман с ее бывшим бой-френдом. Али об этом узнал и был очень недоволен.

– Ну я думаю, – хмыкнул опер, – любой бы на его месте был недоволен.

– Но для Али проступок Алены был особенным. Раньше он относился к ней очень трепетно. А после ее выходки… Конечно, они помирились, Алена как-то сумела оправдаться, но веры ей уже не было! И мы все думали, что роман идет к концу. Как вдруг…

– Вдруг что?

– Они объявили о своей помолвке!

– Для вас это было шоком? – поинтересовался оперативник.

Да, это для всех стало шоком. А особенно для Таисии. Она уже решительно ничего не понимала в том, что происходит. Кроме разве что того, что кто-то убил Алену. И еще, что этот кто-то, вопреки общественному мнению, точно не она.

До приезда следователя оперативники успели опросить многих свидетелей. В их числе были и случайные гости ресторана, которые очень возмущались, почему их задерживают, если они ничего не видели, не слышали и не знают. А также служащие и работники ресторана, которые как раз готовы были говорить много и обстоятельно, потому что беседовать с оперативниками это всяко интересней, чем чистить картошку на кухне, тереть унитазы в туалетах или подсчитывать дебет и кредит в бухгалтерии.

Одним словом, когда следователь появился, и оперативники отчитались ему о проделанной работе, Таисия с огорчением убедилась, что она является у следствия подозреваемой номер один. Именно с нее начал свой допрос следователь. И едва Таисия вошла в бухгалтерию, где устроились менты, следователь задал ей вопрос:

– Говорят, у вас был роман с хозяином ресторана?

– Чушь собачья! – вырвалось у Таи. – Не слушайте болтунов! Я просто тут работаю.

– Но вы не будете отрицать, что влюблены в своего босса?

– Снова чушь! У Али была девушка! Алена!

– Вот именно! – зловеще прокаркал следователь. – Правильно вы расставляете акценты. Вот именно, что она у него БЫЛА!

Следователь по фамилии Козопасов Таисии совсем не понравился. Он был мелкий, какой-то водянистый и чернявый. Лицо у него было испещрено какими-то черными точками. И особенно много их было у него на щеках. Следователю явно уже перевалило за четвертый десяток. Волосы у него на макушке изрядно поредели, а вот нос наоборот порос редкими черными и жесткими волосинками.

Одним словом, не красавец! И еще вредный! Так и впился в Таисию, словно клещ! Он явно не сомневался, что Таисия прирезала Алену из чувства ревности, расчищая себе таким образом путь к сердцу Али. И самое обидное, что следователь это взял не откуда-нибудь с потолка. Ему наплели подобные бредни те самые свидетели, с которыми уже поработали оперативники. Те самые люди, с которыми бок о бок работала Таисия, и которых привыкла считать своими друзьями.

Хороши друзья! Наплели про нее таких баек! Того и гляди, менты ее в тюрьму упекут.

И Таисия в очередной раз убедилась, что в ресторане решительно всем известно о ее чувстве к Али. Но почему-то ни одна живая душа не предположила, что это наоборот Али прирезал свою надоевшую любовницу, чтобы с полным основанием заняться новой пассией – Таей. Нет, таких версий не возникало.

И это было просто оскорбительно, потому что получалось, что Таисия просто беззаветно влюбленная дура, не имеющая никаких шансов на взаимность.

– Вы что думаете, что я так втюрилась в мужчину, чтобы ради него пойти на убийство? И какой в этом смысл? Али на меня начхать. Я просто одна из официанток в его ресторане. Завтра он познакомится с новой Аленой, захочет на ней жениться и что? Прикажете мне и ее тоже убивать? И скольких еще? Али у нас мужчина темпераментный. Он на одной девушке может и не остановиться.

– Хорошо, что вы это понимаете. Но возможно, вы действовали в состоянии аффекта? Вы никогда в психиатрических клиниках не лежали? На учете в психо-неврологическом диспансере не состоите?

– Вы что? – ахнула Таисия. – Издеваетесь надо мной?

– Нет, ну почему же. Тогда ваш поступок обрел бы вполне логичное объяснение, корни.

– Ничего себе! Я не психическая! И я не убивала Алену, сколько раз можно вам повторять!

– А вот свидетели говорят обратное.

– Что? – еще больше поразилась Таисия. – Вы нашли кого-то, кто видел, как я убиваю Алену?

Следователь слегка смутился.

– Нет. Но несколько человек подтвердило, что вы то и дело входили и выходили из зала, где произошло убийство.

– Так это моя работа! Мы с Симой накрывали там стол. И конечно, я проверяла, все ли там в порядке!

– А покойница? Она тоже была там в это время?

– Нет. Она появилась позднее.

– Но вы и после ее прихода заходили в зал и видели там ее?

– Да. Видела. Но я подумала, что она просто уже надралась до чертиков и спит.

– А что? Такое с ней часто случалось?

– Не часто, но случалось. Алена умела и любила оттянуться на славу.

– Значит, вы увидели, что покойная сидит за столом, и решили, что она спит?

– Она и спала!

– Откуда вы можете это знать?

Вопрос снова поставил Таисию в затруднительное положение. Действительно, откуда она могла это знать? Да ниоткуда! Просто ей так показалось, вот и все!

– И крови никакой не было. Скатерть была совершенно чистая, – прибавила Таисия.

Следователь задал ей еще несколько вопросов, касающихся временного промежутка, в котором Таисия видела, предположительно, еще живую Алену, а потом заметила суету в зале и увидела уже Алену мертвую. И на этом он Таисию отпустил, впрочем, не преминув добавить, что пока что она остается у него в числе подозреваемых. И даже заставил подписать Таисию подписку о невыезде.

Девушка вылетела от следователя злая на весь мир, а больше всех на Алену, от которой и при жизни были одни проблемы, а уж после своей смерти противная красотка принялась вредить Тае просто по полной программе! И еще Тая была страшно зла на болтунов и сплетников, которые наплели следователю с три короба о ее чувствах к Али! И кто их за язык тянул, а?

Но ругая всех их, Тая понимала, что в глубине души она винит лишь себя одну. Она виновата в том, что выставляла свои чувства напоказ. Оказывается, весь ресторан шушукался у нее за спиной, возможно, даже делая ставки и заключая пари. Какой позор!

А Алена! Наверняка, до нее тоже доходили всякого рода слухи о влюбленности Таи в ее жениха. И однако же покойная всегда была подчеркнуто приветлива и доброжелательна с Таисией. И ни разу не дала ей понять, что знает о ее чувствах. И уж совершенно точно, никогда не подкалывала и не унижала официантку тем, что именно она – Алена вытянула счастливый билет и может называть Али своим парнем.

И в который раз Таисия вместо благодарности ощутила по отношению к Алене сдержанное бешенство. Какая она все-таки была идеальная! Все у нее и всегда получалось. Захотела Али и получила. Замечательная Алена! Восхитительная Алена! Всеми обожаемая Алена! Нет, как все-таки хорошо, что ее убили!

Осознав, о чем она думает, Таисия вздрогнула. Так нельзя! Алену убили жестоко и… и несправедливо. Так нельзя поступать с людьми, какими бы шикарными гадами они ни были!

Допрос Таисии длился долго. Ее допрашивали гораздо дольше, чем всех остальных. И все же Таисия держалась твердо. Ей было не в чем признаваться и она раз за разом твердила одно и тоже:

– Нет, я не убивала. Понятия не имею, кто мог это сделать.

Сначала она говорила это, еще находясь в ресторане. Затем ее, Симу, Али, трех Граций и Креола с Банкиром и Виконтом отвезли в отделение. И стали уже допрашивать там. Также в их компанию попала мойщица тетя Нюра, которая по недоразумению ляпнула, что видела сегодня Аленушку в обществе какого-то седовласого хлыща, которому она то ли передавала какие-то бумаги, то ли наоборот, получала от него запечатанный конверт.

Последнее вызвало искреннее изумление у тех, кто хорошо знал Алену. Ее образ роскошной светской львицы решительно не вязался с такими скучными вещами, как деловые бумаги. А тетя Нюра твердо стояла на том, что бумаги были именно деловыми. Никаких глянцевых журналов или периодики из мира моды, что можно было ожидать увидеть в руках у Алены. Конверт и бумаги.

– Деловые бумаги? Письма?

Казалось, Али был здорово ошарашен. Видимо, у него о своей будущей супруге сложилось мнение, что едва ли она умеет читать. Ну а написать если что и сможет, так лишь свое имя. И вот теперь он был вынужден пересматривать свою позицию.

– Так, наверное, эти бумаги предназначались мне! – наконец догадался он, и лицо у него посветлело. – Ну да, а седовласый щеголь – это всего лишь курьер из какой-нибудь компании или со склада. Верно, теть Нюра?

Но мойщица упрямо поджала губы:

– Если нынче курьеры разъезжают на дорогущих серебристых машинах, тогда возможно, – ядовито произнесла она. – Да! И еще носят костюмы, наверное… за пятьсот долларов!

Для тети Нюры, которая зарабатывала девять тысяч рублей в месяц, пятьсот долларов и в самом деле были сказочным богатством. И все сразу как-то преисполнились уважения к тому костюму, который был на неизвестном седовласом щеголе.

Но так как при покойной не было обнаружено никаких бумаг, ни деловых, ни развлекательного характера, то тетю Нюру допросили и отпустили домой первой.

– Слушай, а ее сумка? – прошептала Таисия на ухо Симе, задумчиво глядя вслед удаляющейся спине тети Нюры. – Где она?

– Что?

– Сумка Алены! – повторила Таисия, от нетерпения даже притопнув ногой. – Ну, ее огромная красная сумка! Она ведь была все время при ней!

Действительно, Таисия могла поклясться, что со своей сумкой Алена не расстанется даже в постели. Ну разумеется, если ее постельные принадлежности будут все того же ярко-красного цвета, гармонирующего с цветом кожи ее сумки.

И тем не менее Таисия могла поклясться, что когда они все вместе зашли в зал для важных гостей и столпились возле Алены, никакой сумки в зале не было. Куда же она делась? Таисия точно помнила, что когда она сама первый раз увидела Алену в зале, то сумка торжественно стояла рядом с ней на столе. Очень большая сумка, в которую с легкостью могла бы поместиться целая папка с важными документами. А вот когда они вошли туда уже все вместе, то сумка пропала. Возле мертвой Алены сумки не было.

– Пропала! – ахнула Таисия, напугав Симу чуть ли не до обморока.

– Что, пропала? – нервно воскликнула подруга. – Кто пропала?

Но Таисия лишь помотала головой. Она пыталась связать рассказ тети Нюры про седовласого щеголя, который передал Алене некие документы и взял у нее в обмен некий конверт. Все это запросто могло поместиться в большой сумке Алены. И получалось, что если Алена убита, а ее сумка таинственно пропала, то эти две вещи вполне могли быть взаимосвязаны. И убить Алену могли именно из-за тех документов или конверта, который она неосторожно приняла в руки.

Это надо было переосмыслить. А заодно разжиться и кое-какой информацией.

И Таисия подсела к трем Грациям и Виконту с Креолом, сидящим напротив них. Спесивые красавицы были до того деморализованы смертью их четвертой подруги, а также тем, что они сами оказались в отделении милиции, что даже забыли про свою обычную заносчивость и снизошли до разговора с простой официанткой.

Вопрос про сумку необычайно взволновал всех троих Граций.

– Сумка?

– Ах, у Алены была новая сумка!

– Вау! Красная кожа, как круто!

– А я знаю, это было «Прадо»! Она мне говорила, что присмотрела одну в бутике – полторы тысячи евро! Изумительно подходила к ее красному костюму! Алена просто выжидала подходящего случая, чтобы купить себе такую дорогую сумку!

Итак, помолвка показалась Алене достаточно подходящим случаем. Она помчалась в бутик, купила себе сумку, которая стоила, как подержанный, но еще вполне приличный отечественный автомобиль – мечта многих автолюбителей, а потом… Бросила ее где-то валяться бесхозной, а сама отправилась в зал?

Нет! В такое невозможно было поверить. Сумка должна была быть при Алене! И тем не менее, ее рядом с трупом не было.

И что же это значит? А значить это могло только одно – сумку забрал убийца! И сделал он это не ради какой-то прихоти, а потому что совершенно точно знал, это в сумке Алены находится нечто очень и очень для него важное. Жизненно важное, если быть до конца точными!

– Значит, никто из вас не видел сумку Алены?

Все покачали головами. Виконт и Креол тоже потрясли головами, но на них Таисия даже внимания не обратила. Мужчины! Что с них взять! Разве они способны заметить дамскую сумку, даже если она окажется у них буквально под носом и будет окрашена в ярко-красный цвет? В этом отношении нашим российским мужчинам еще надо очень и очень много работать над собой.

Итак, получалось, что пресловутую сумку Алены видали лишь работники ресторана, а также сам Али. Все гости пришли гораздо позднее, когда Алена уже «отдыхала» в зале для важных персон. И снова, уже в который раз Таисия задумалась о причине такого странного отдыха.

Да, Алена любила выпить. Но пила она всегда в большой компании, во время шумного застолья. И явно знала в этом деле толк. Во всяком случае, она ни разу не падала лицом в салат. И напивалась до визга и плясок лишь к самому концу вечера, когда все вокруг тоже уже были хороши.

Поэтому ее поведение и танцы на столах казалось вызывающим лишь официантам, которые были трезвыми и поэтому могли оценивать происходящее беспристрастно. Гостям, которые и сами были навеселе, поведение Алены казалось вполне естественным. Да и не раздевалась Алена при своих танцах. Максимум, могла задрать юбку до бедер. Но и ее голые ноги казались настолько сексуальными, что гости в буквальном смысле этого слова падали от этого зрелища под столы!

И Таисия сама много раз подряд слышала, как гости выражали свое восхищение Али по поводу того, какую свободную и раскованную девушку он выбрал себе в подруги.

Оставалось только понять, что находил в этом Али, который вырос в очень строгой исламской семье, где соблюдались все религиозные праздники и предписания. И мать с сестрами даже помыслить не смели о том, чтобы выйти на улицу без чадры. Или тем более, показаться с обнаженным лицом перед посторонними мужчинами.

Впрочем, Таисия кое-что знала обо всем об этом. Как-то Али проговорился Виконту, а она была рядом в этот момент и все слышала, что с родителями у него полное непонимание, разброд и шатание. Что они не приемлют его образ жизни, а он не хочет их. Что отец выделил Али некоторую сумму наличными и пожелал, чтобы Али никогда больше не переступал порога отчего дома.

Али деньги взял, и на эти деньги открыл «Чайный дворик», который приносил ему неплохой доход. И с тех пор с родителями не общается, их деньгами не пользуется, целиком обеспечивая себя за счет доходов от ресторана.

Это Таисия совершенно точно знала от их бухгалтерши Ниночки.

Наверное, в детстве и юности Али терпел много строгостей и запретов от своих родителей. И поэтому, став взрослым, пожелал побыстрее отделиться от них. Но кроме того, тот ребенок, который продолжает жить в душе каждого из нас, не остановился на достигнутом и продолжал бунтовать. Алена и ее образ жизни стали своего рода вызовом Али для его по-пуритански воспитанных родителей.

Все это Таисия обдумала и снова вернулась к своим мыслям:

– Значит, никто из вас не видел сумку Алены?

Проклятая сумка! Она никак не шла из головы у Таисии.

Она даже следователю сказала о сумке, но он почему-то отнесся к ее словам со странным равнодушием. Впрочем, что с него взять? Мужчина, он и есть всего лишь мужчина!

– Сумка… Да что сумка? Главное, ведь у нас есть. Паспорт покойной вот он! Значит, будем оформлять по всем правилам.

Таисия даже поразилась, как можно так легко отбросить важнейшую улику! Ведь сумка каждой женщины – это полное отражение ее самой. Вещи, которые женщина носит в своей сумке, могут рассказать о ней больше, чем, зачастую, может сказать муж или родная мать!

Сумке доверяют самое сокровенное, начиная от шоколадных батончиков и заканчивая трубочками для курения гашиша. Сумка знает, как часто у вас бывает секс, поскольку именно к ней вы обращаетесь в момент острой нужды за презервативами. И конечно, одна только сумка может сказать, с кем у вас на вечер назначено свидание и сколько косметики вы перед этим свиданием положили себе на лицо!

И Таисия знала, если она найдет сумку Алены, то найдет и ее убийцу! Ну или, по крайней мере, того, кто интересовался содержанием полученных Аленой таинственных бумаг и переданного ею конверта.


Впрочем, мысли о сумке оставили Таисию уже на следующий день. Когда на негнущихся коленях, она – не выспавшаяся и несчастная приползла все же в ресторан, то ее ждала на самом видном месте та самая ярко-красная сумка. Таисия даже глаза протерла, ожидая, что сумка растворится в воздухе, и окажется, что это всего-навсего галлюцинация, вызванная бессонной ночью и постоянными мыслями о ней.

– Вот! – заметив взгляд Алены, торжественно сказала тетя Нюра. – Нашлась! Нашлась сумка-то! О ней ты вчера весь вечер с ментами толковала? Нашла я тебе ее!

– Где? – задохнулась от волнения Таисия. – Где вы ее нашли?

– Да тут!

– Тут?

Изумлению Таисии не было предела. Последним местом, куда Алена могла заглянуть со своей шикарной сумкой – это была мойка! Тут же стояла грязная посуда и громоздились бачки с мусором. А это было фи-и-и-и! Алена никогда бы сюда даже не сунулась!

– А вчера тут сумочки и не было, – подтвердила тетя Нюра. – Уж как меня ни ругают, а такую сумищу я мимо носа ни за что бы не пропустила! Это вам не грязная тарелка со старым бутербродом!

Тетя Нюра была человеком легко обидчивым. И совсем невинное замечание Али о том, что вчерашний бутерброд, оставшийся после кого-то из гостей, мог бы найти более подходящее место в мусорном бачке, а вовсе не на столе у тети Нюры, вызвало настоящий всплеск эмоций у последней.

Человек старой закалки, отлично помнящий голодные девяностые годы, тетя Нюра всегда бережно относилась к еде. Еда была для нее настоящей святыней. Даже деньги ее не столько интересовали. Деньги что? Деньги – это всего лишь бумажки. Их никогда не сможешь положить себе в желудок и ощутить, как восхитительное тепло сытости разбегается по всем жилам.

Тетя Нюра, как кладезь народной мудрости, очень подозрительно относилась к бумажным деньгам.

– Ведь что это такое, если рассудить? – как-то сказала она. – Просто бумажки! Завтра эти бумажки государство объявит никчемными, и с чем мы останемся? А тушенка или запас макарон всегда будут в цене!

Конечно, при такой шкале ценностей даже вчерашний бутерброд с буженинной выглядел куда как привлекательно. Но Али это не хотел понимать. И бутерброд его настояниями был выброшен. По-своему, Али был прав. Всем работникам в «Чайном дворике» было положено бесплатное трехразовое питание. И никогда еще не случалось, чтобы работникам на обед отдали пропахшую говядину или подозрительного цвета куриное филе.

Но тетя Нюра все равно не могла забыть выкинутый ею по настоянию Али бутерброд. И вспоминала его по всякому подходящему случаю.

Но если вернуться к сумке, то вот она! Таисия таращилась на нее несколько долгих секунд, а потом схватила и открыла. Ничего! Пусто! Никаких бумаг, никаких конвертов!

– Тетя Нюра? – подозрительно взглянула Таисия на мойщицу.

Тетя Нюра могла при случае прихватить кое-что, понравившееся ей. Зазорным она это не считала. А не фиг забывать свои вещи, где ни попадя! Конечно, денег или других ценных вещей она не брала. Но пробник губной помады или початые духи присвоить могла запросто.

И отчасти Таисия тетю Нюру даже понимала. Несмотря на свои девяносто с лишним килограммов и шестьдесят с гаком прожитых лет, тетя Нюра все еще не оставляла надежды выйти замуж за принца. По этой причине она живо интересовалась разными новинками косметологии. И даже мечтала скопить денег на липосакцию и подтяжку лица.

Таисия это знала, но ей казалось сомнительным, чтобы тетя Нюра заинтересовалась также и деловыми бумагами.

– Тетя Нюра? – повторила Таисия на всякий случай.

– Ну что? Вот тебе!

И тетя Нюра вытащила пудреницу от «Диор» и увлажняющий крем для лица той же фирмы.

– Все равно Аленка была блондинкой, а я брюнетка! Мне ее пудра не катит! – обосновала свою честность тетя Нюра. – А крем тоже для кожи до тридцати. А мне-то уж поболее стукнуло.

– Тетя Нюра, а бумаги? – взволнованно спросила Таисия. – Бумаг в сумке не было?

– Бумаги? Разве что салфетки были влажные.

И тетя Нюра, даже не моргнув глазом, выложила перед собой упаковку влажных одноразовых салфеток с ароматом вишни.

– Нет, нет, бумаги! – воскликнула Таисия. – Те самые! Деловые!

Но тетя Нюра лишь покачала головой. Никаких бумаг в сумке не имелось. И Таисия была склонна ей верить. Тетя Нюра не стала бы на старости лет работать в мойщицах, коли умела бы плести интриги или разбиралась в бумагах. Она была человеком очень простым. И коли уж нашла бы какие-то бумаги, то вернула бы их…

Стоп! А кому могла отдать их тетя Нюра в случае смерти владелицы? Ну правильно! Она вернула бы их Али!

Но взглянув на тетю Нюру, которая уже склонилась к своей грязной посуде, выставив перед Таисией лишь свой мощный круп, девушка поняла, что ничего ей тетя Нюра не скажет. Если кто и обожает Али в ресторане больше, чем она сама, то это именно тетя Нюра. За что? Объяснения этому факту не было. Али никогда не был особенно щедр с мойщицей посуды. И тем не менее, тетя Нюра отзывалась о нем не иначе, как о «нашем соколе». Причем слова ее звучали совершенно искренне и от всей души.

И вздохнув, Таисия поплелась в кабинет директора. Почему-то с каждым днем ей становилось все трудней и трудней общаться с Али. И еще у нее из головы не шли его слова, подслушанные в день убийства.

«Она умерла, и я снова буду свободен?» Кажется, как-то так выразился Али. И что он имел в виду? Или если уж быть совершенно точной, то кого?

Таисия упорно гнала от себя ужасную мысль о том, что все поведение Али в день убийства наталкивало на то, что он отчаянно не хотел этой помолвки. И в таком контексте убийство невесты, еще официально ею не ставшей, наводило на размышления.

– Нет! – тряхнула головой Таисия. – Не может быть! Али не может быть убийцей! Кто угодно, только не он!

Собственно говоря, этим было все сказано. И тем не менее, Таисия вошла в кабинет Али с тяжелым сердцем. Но директор совершенно не заметил сумрачного настроения официантки.

– А вот и ты! – приветливо поднялся он ей навстречу. – А я уже хотел за тобой посылать!

– За мной? Посылать? Зачем?

– Ну как же, – слегка растерялся Али. – Нам же нужно с тобой поговорить.

– Поговорить?! О чем… О чем поговорить?

– Ты же понимаешь, теперь я снова стал свободным мужчиной, – произнес Али, и глаза его странно сверкнули.

Что это было? Радость? Ликование? Отчаяние? Таисия терялась в догадках. У нее в ушах все еще стояли его слова: «И я снова буду свободен!» Да! Именно так Али и сказал по телефону своему неизвестному собеседнику. Он будет свободен после смерти… после чьей смерти? После смерти Алены! И Али это не огорчало. Это его радовало!

Но Таисия снова отогнала эти мысли от себя подальше. Тем более, что Али говорил ей совершенно потрясающие вещи.

– Теперь, когда я свободный мужчина, мы можем не скрывать наших с тобой чувств.

– Мы?..

– Разве ты станешь отрицать, что питаешь ко мне теплые чувства?

– Ты… Мне… Да, ты мне очень нравишься.

Али снова сверкнул своими теплыми маслянистыми глазами и придвинулся поближе к Таисии.

– И ты мне тоже, – прошептал он доверительно. – Даже более, чем нравишься.

– Да-а-а…

– Да-а-а… – смешно передразнил Таисию директор.

Честное слово, она бы предпочла, чтобы он обошелся без шуточек в такой знаменательный момент. Ведь он же объясняется ей в любви, не так ли? Но это же ни в какие ворота не лезет! Алену даже еще не похоронили в земле, а Али уже планирует новые отношения.

– Понимаю, что я слишком забегаю вперед и тороплю события! – словно прочитав ее мысли, сказал Али. – Но я и так очень долго ждал! Порядочность заставляла меня молчать. И я молчал и терзался!

В какой-то момент Таисия невольно подумала, что Али ударился в фарс. Но эта мысль осталась где-то очень далеко в уголке ее сознания. Она была слишком ошарашена и взбудоражена происходящим, чтобы рассуждать здраво.

– Но ты понимаешь, всегда и все будут говорить, что это мы с тобой виноваты в смерти Алены.

– Мы? Почему это именно мы?

– Но ведь это мы были наиболее заинтересованы в ней.

– Не уверена, – пробормотала Таисия вполголоса.

Но Али ее реплику расслышал и встрепенулся:

– Да? У тебя есть какие-нибудь мысли насчет того, кто это мог сделать?

– Не… Не знаю.

Почему-то Таисии не хотелось говорить Али о том, что в зал к Алене заходили по очереди все трое его друзей. И что они там делали, находясь один на один с бесчувственным телом Алены? И если убийца – это один из троих друзей господина Али, то у него было достаточно времени, чтобы привести себя в порядок после убийства, выкинуть нож, вымыть руки, ну и всякое такое.

И тут же Таисия услышала внутренний голос, который издевался над ней. Всякое такое! Да убийца должен был быть весь заляпан кровью! Такой кровавый способ убийства просто не мог оставить преступника чистеньким!

Значит, преступник каким-то образом должен был проскользнуть мимо стоящей начеку Таисии. Окровавленный! И с большой дамской красной кожаной сумкой в руках! Невероятно! Такого просто не могло быть! Надо было обладать просто сверхнаглостью, чтобы поступить подобным образом.

И несмотря на свою кажущуюся простоту, убийство приобретало все более и более загадочные черты. И самое главное, что хотела бы знать Таисия, какое отношение ко всему этому имеет сам Али?

– Ты хочешь знать, кто убил Алену, – внезапно услышала Таисия. – И я тоже хочу узнать, кто убил ее. А что если нам с тобой объединить свои усилия?

– Нам с тобой? Но что мы можем? Этим делом занимается милиция и…

Али не дал ей договорить, презрительно воскликнув:

– Милиция ничего не может!

– Ну почему же! Они профессионалы и…

И снова Таисии не удалось договорить. Али сорвался с места и закружил по кабинету. От охватившего его волнения он запустил руки в свои густые волосы и теперь дергал за пряди, так что Таисия даже стала бояться, как бы он не повредил себе шевелюру. Ах, как было бы жаль! Волосы у Али такие красивые!

Но тут Таисия вновь вернулась мыслями к тому, что пытался втолковать ей Али.

– Конечно, одни мы не справимся. Но можно было бы нанять частного сыщика. Как ты думаешь?

– Идея неплохая, – сдержанно одобрила Таисия.

И тем не менее, Али обрадовался.

– У тебя есть кто-нибудь на примете?

– У меня? – удивилась Таисия. – Почему именно у меня?

И в тот же момент она неожиданно поняла, что да, пожалуй, такой человек у нее есть! Именно такой человек, какой им с Али сейчас и нужен!

ГЛАВА 4

Для Мариши этот день начинался, как и многие другие до него – с большой чашки кофе, щедро разбавленного молоком. Растворимый кофе и молоко из пакета с годичным сроком хранения явно были одинаково синтетическими и вредными для здоровья. Но вместе, вот ведь странное дело, составляли прекрасную пару, отказаться от которой Мариша не могла вот уже многие годы.

Сегодня Мариша расщедрилась для себя любимой и добавила в кофе еще и большую порцию сахара. И напиток получился поистине волшебным! Вообще, Мариша не любила в чем-то себя ограничивать. Ну не может ни один нормальный женский организм функционировать совсем без шоколада и выпечки! И головной мозг без сладкого тоже хиреет и перестает выдавать гениальные идеи.

А Марише позарез было необходимо что-то такое придумать гениальное. Ведь у ее любимого мужа Смайла скоро намечался день рождения. Смайлу должно было исполниться тридцать пять. И Мариша считала, что такую дату надо отметить как-то особенно. Ведь с работой Смайла до своего следующего юбилея он может и не дотянуть.

Муж у Мариши работал спасателем. Летал в горячие точки планеты с гуманитарными грузами. А горячие точки на то они и горячие, что там частенько постреливают. Да и военные и с той, и другой стороны не очень-то разбирают, с чем там по небу летит самолет – с гуманитарной помощью, медикаментами и врачами или с оружием и новой военной техникой. Палят по тем и другим вояки с одинаковым усердием.

Но в этот раз муж отправился на какой-то островок в Индонезии, который полностью затопило очередным цунами. В принципе, местные жители к цунами уже давно привыкли. Домишки строили хиленькие, что в том климате было оправдано. А на случай наводнения у них всегда были пальмы, на которые они забирались целыми семьями и по старинке обвязывали себя веревками, чтобы не унесло приливной волной в море.

Тем, у кого пальмы во дворе росли крепкие, с хорошей корневой системой, как правило, везло. Они выживали. Ну, а кто ленился ухаживать за своими деревьями в саду, тех уносило в море. Иногда их вылавливали, иногда нет.

Однако, муж уже звонил Марише и сказал, что в этот раз жертв гораздо меньше, чем можно было ожидать. Метеорологи заблаговременно предупредили местное население о возможном бедствии. И частично люди эвакуировались, то есть, попросту говоря, забились на свои лодки и катера и вышли на них в море. А частично опять же прилипли к пальмам. Старые средства зачастую оказываются очень эффективными, особенно если они сочетаются с современной наукой.

Таким образом, спасателям оставалось меньше работы. Когда схлынула вода, они раздали рис, муку и лекарства, в которых местные жители нуждались даже в самые лучшие свои годы. И скоро спасатели с опустевшим самолетом должны были возвращаться домой. А Мариша до сих пор не придумала, как и где они будут отмечать юбилей Смайла.

Звонить и советоваться с мужем Марише не хотелось. Она собиралась устроить Смайлу грандиозный сюрприз. Да, это обязательно должен был быть сюрприз! А какой же это будет сюрприз, если муж о нем будет знать заблаговременно? Никакого сюрприза тогда не получится. И вот Мариша ломала себе голову, пытаясь придумать что-то действительно оригинальное.

Она уже обзвонила всех своих подруг и приятельниц, надеясь, что они натолкнут ее на дельную мысль. Предложений было много – полететь в Тунис, на сафари, спуститься в Красном море на самое дно, подняться на Гималаи, отметить праздник в православном монастыре на Афоне под звон колоколов.

Но Марише эти экстремальные предложения почему-то не нравились. Во-первых, далеко. Хотелось праздник где-то поближе к дому. Смайл и так редко бывает дома, и поэтому отдыхать предпочитает спокойно и тихо, лениво валяясь на диване с пультом в руках или сидя перед экраном монитора компьютера.

Кому-то такой отдых мог был показаться скучным, но только не Смайлу. Острых впечатлений ему хватало и на работе. Дома он хотел пассивного отдыха.

– Значит, подсчитай примерное количество гостей, закажи ресторан и дело будет в шляпе! – подвела итог ее терзаниям лучшая подруга Инна. – Один вечер вне дома твой Смайл выдержит?

– Один – выдержит.

– Так за чем же дело стало? Заказывай ресторан!

Мариша все еще колебалась, но ей тоже казалось, что ресторан в данном случае будет вполне подходящим местом для праздника. Самой готовить ничего не придется, подключать маму или тетушек тоже. А значит, все пройдет наилучшим образом.

– Ресторан? – переспросила она в раздумье.

– Ага! Только ни в коем случае не оставляй им всю сумму целиком. И будет лучше, если ты не станешь заказывать еду и напитки заранее.

– А как же тогда?

– Придешь, сделаешь заказ, а потом пусть приносят порционно. А то знаю я их, положат в одну большую тарелку кучку салата и скажут, что там сразу пять порций. И что? Не пойдешь ведь взвешивать! Даже в самых дорогих местах не брезгуют так надувать посетителей. А еще…

– Ладно, ладно!

Марише не хотелось зацикливаться на таких скучных вещах. Она предпочитала давать людям право поступать по совести. В конце концов, должны же быть честные люди на этом свете. И вовсе не надо считать ее простушкой или лохушкой. Она руководствуется высшими принципами. Каждому в свое время воздастся за все хорошее и плохое, что он сделал в своей жизни. И обвесившему покупателя продавцу тоже.

– Практическую часть вечера я предлагаю тебе взять на себя, – сказала Мариша. – Будешь следить, сколько всего выставили на стол. И правильно ли весят салаты.

Но Инна почему-то от такой чести отказалась. И быстро сказала:

– Чтобы не было проблем, лучше всего сделать заказ у знакомого ресторатора, который славится своей честностью. Или у близкого родственника. Такие люди обычно стесняются обсчитывать тебя по полной программе и довольствуются минимумом. Есть у твоей близкой родни рестораны?

Увы, таких ресторанов, чтобы были достойны тридцатипятилетия Смайла, у Мариши не имелось. У хороших знакомых, которым Мариша в свое время оказала немаловажные услуги, имелись маленькие кафе. Но увы, они были недостаточно парадны для такого случая. Да и находились где-то на окраине, а то и вовсе за чертой города.

– Так что плохого, что за городом? Очень даже замечательно. Ведь сейчас лето! Самый разгар отпусков! Где и отмечать, как не за городом?

Но Мариша все равно не согласилась. Кафе ее знакомых, хоть и находились вне пределов Питера, но все равно располагались среди плотной городской застройки. Никаких водоемов или парков поблизости от них не было. Обычное кафе со стандартным меню из трех горячих блюд, пригодное для быстрого перекуса, но никак не для шикарного праздника.

– Нет, нет и нет! Праздновать будем в городе. Большинство гостей очень занятые люди. Вряд ли они смогут выделить больше одного вечера. Все-таки это не свадьба, а просто день рождения.

– Юбилей! – строго поправила ее Инна. – Ну ладно! В городе, так в городе. Я поспрашиваю у знакомых, может, они какой ресторан посоветуют.

И сегодня утром Мариша ждала звонка Инны. И он прозвучал. Хотя уже подбегая к телефонной трубке, Мариша насторожилась. Нет, это звонила не Инна. И не мама. И не любимый муж. И не тетка. И не дядя. Звонил кто-то совсем далекий и малознакомый.

Была у Мариши такая странность. Еще не слыша голоса собеседника и не видя номера на автоответчике, она могла сказать, кто именно ей звонит. Разумеется, если дело касалось близких ей людей. Точно также она чувствовала в детстве, когда ее мама возвращается с работы и уже поднимается по лестнице. Тогда Мариша сама подбегала к дверям и встречала маму со вздохом облегчения.

Пока не появились сотовые телефоны, Мариша иногда проводила несколько томительных часов в тревожном ожидании, когда мама вернется с работы. А вдруг с ней что-то случилось? Мариша буквально сходила с ума. Позвонить маме она не могла. Такая прекрасная вещь, как мобильные телефоны тогда еще в СССР были не известны. И всем честным да и не очень честным гражданам оставалось только пользоваться городскими телефонами-автоматами, которые работали через один.

Снимая трубку, Мариша почувствовала, что находится на пороге очередного увлекательного приключения. А еще она подумала, что это сейчас совсем некстати, ведь у нее и так будет дел по горло, как смутно знакомый девичий голосок произнес:

– Здравствуйте! Это – Таисия! Помните меня?

Мариша старательно покопалась в закромах собственной памяти, но это имя ей решительно ничего не сказало. И она переспросила:

– Таисия?

– Да! Таисия! Тая!

– Ах, Тая!

И Мариша припомнила девочку с туго торчащими косичками, которая крепко стояла на своих кривеньких ножках на каком-то очередном сборе Маришиной родни, посвященной пересчету в их изменившемся количестве. Мариша уже не помнила, поминки это были или крестины, но наверное, все-таки не похороны, а что-то веселое, потому что Тая была наряжена в красивое беленькое с красными маргаритками платьице и с огромными, едва ли не больше ее самой бантами в голове.

Самой Марише тогда было около десяти лет, и она отнеслась к малявке со снисходительным презрением. А вот Тая бегала за ней, как собачка. И когда пришло время уходить, разревелась, протягивая крохотные пухленькие ручонки к так полюбившейся ей троюродной сестрице.

– Привет, Тая! – сказала Мариша. – Как дела?

Она была в замешательстве. Что могло заставить Таисию позвонить ей, спустя… Минуточку! Сколько же времени прошло с того праздника? Лет двадцать с гаком, никак не меньше.

– Плохо! – произнесла Таисия. – Меня обвиняют в убийстве. А я совсем… Ну совсем ни капельки не виновата!

Все ясно! Очередная жертва несправедливости. И снова по Маришину душу.

– Тая, а можно более подробно объяснить, что произошло? – спросила Мариша.

– Можно! Вообще-то я прямо с мобильного звоню. И я сейчас недалеко от вашего дома.

Фраза прозвучала недвусмысленно. Да еще и Тая сделала в конце многозначительную паузу. Так что Марише просто не оставалось ничего другого, как сказать:

– Ну так заходи.

Таисия появилась на ее пороге буквально через несколько минут. И Мариша поняла, что звонила она ей прямо от подъезда ее дома. Ну разве что зашла в магазин, чтобы купить тортик и пакет с апельсиновым соком. Пока Таисия мыла руки, у Мариши снова зазвонил телефон. На этот раз точно звонила Маришина мама.

– Детка, – слегка виноватым голосом произнесла она. – Я дала твой телефон Таисии. Помнишь свою младшую сестричку? Она очень хорошая девочка, сирота, у нее был очень сложный период, но теперь вроде бы все наладилось, и вот…

– Мама! Не трудись объяснять. Тая уже у меня дома. И сейчас сама все мне расскажет.

– Ах вот как!

Тамара Ильинична была немного раздосадована.

– Какая шустрая девчонка! – пробормотала она. – А по виду и не скажешь! Ну теперь я не удивляюсь, что она сумела обойти дядю Колю в этой истории с наследством!

И только после этих слов Мариша припомнила, почему имя Таисии показалось ей знакомым. Конечно, потому что недавно и почти целый год оно было на слуху у всей их родни. Родственники обсуждали, чем же закончится тяжба между Таисией и ее дядей по поводу квартиры родителей Таисии.

Теперь Мариша уже и не помнила, почему родной брат матери Таисии вдруг стал претендовать на ее квартиру. Кажется, когда-то хорошая кооперативная квартира была построена на деньги Таисиной бабушки – матери ее мамы и дяди. Потом родители Таисии обменяли кооператив в новостройке на квартиру в центре города, которая тогда не котировалась на рынке жилья, так как была без ванны, горячей воды и мусоропровода.

Одним словом, они переехали, сделали в квартире ремонт, поставили газовую колонку, ванну и что-то еще очень немаловажное для жизни советского человека в те годы. Кажется, это был опять же пресловутый домашний телефон, похвастаться наличием которого могли далеко не все. И стали себе спокойно жить и поживать в самом центре города в квартире с видом на стену Казанского собора.

Годы шли, квартиры в центре города резко взлетели в цене. И когда родители Таисии умерли, ее дядя внезапно вспомнил, что эта квартира, грубо говоря, была куплена на деньги его матери. Ну и начал претендовать на нее, как на часть своего собственного наследства. В ход шли любые средства, вплоть до того, что Таю даже пытались упечь в психушку.

Но девушка выстояла, а вот в психушку угодил ее собственный дядя, который, действительно, оказался не вполне нормальным. Таким образом, победа осталась за Таисией. И многие родственники, особенно из старшего поколения, ей этого до сих пор не простили.

– Чересчур резвая девушка!

– Да и не поверю я никогда, чтобы Александр был способен на такую подлость! Он не из таких! Он не стал бы обижать родную племянницу.

– Конечно, он был совершенно прав, что претендовал на квартиру!

– Молодая девчонка просто не должна жить в таких хоромах!

– За что ей такой подарок? Она его не заслужила!

– Ни детей у нее, ни престарелых родственников! Одна и на ста квадратных метрах!

– Ее просто обманет первый встречный проходимец, в которого она втюрится и пропишет на своих метрах!

Именно таков был вердикт старшей половины родни. И невзирая на это, Таисия отлично жила одна в оставшихся после родителей трех комнатах. Никто ее не обманывал. И подаяния с протянутой рукой она тоже не просила.

Все это Мариша вспомнила, пока младшая сестрица мыла руки. Наконец она вышла и робко подсела к наспех накрытому Маришей столу. Выглядела Таисия неплохо. Аккуратный маникюр, хотя один ноготь уже и начал облупливаться. Красивая стрижка, которая очень шла Тае. Но при этом один глаз у Таисии был накрашен более ярко, чем второй. Рот перекосила яркая помада. И румяна лежали неровными чахоточными пятнами.

Одета Таисия тоже была как-то странно. Жилетка застегнута только на две из имеющихся четырех пуговиц. И при этом даже эти две попали не в свои петли, и жилетка сидела на Таисии криво. Даже если бы мама не сказала Марише о том, что у Таисии неприятности, Мариша могла бы догадаться об этом, просто взглянув на девушку.

– Что у тебя случилось? – спросила она у Таисии. – Но нет! Сначала расскажи, как ты вообще жила последнее время. Дяде Саше ведь не удалось запихнуть тебя в психушку?

– Ага! Он угодил туда сам.

Мимолетная улыбка скользнула по губам девушки. Но вообще-то Таисия не выглядела веселой.

– Жалко мне дядю Сашу, – призналась она Марише. – Знаешь, когда он затеял это против меня, то я долгое время никак не могла поверить в то, что это все исходит от него! Он ведь знал меня совсем маленькой. Качал на руках! Почему он вдруг решил, что я совсем дура, и мне место в дурдоме?

– Наверное, потому что у него самого двое детей и трое внуков. А живут они все в трехкомнатной квартире в доме стандартной серии, – хмыкнула Мариша.

В самом деле, недолго свихнуться, когда живешь на шести квадратных метрах с родной женой, у которой больная щитовидка и которая поэтому подвержена приступам раздражительности и пилит тебя с утра и до вечера. А еще в соседней и тоже очень небольшой комнате обитают сын с женой и двумя детьми. Ну а через стену в совсем уж крохотной каморке живет дочка с ребенком, но при этом без мужа. И дядя Саша тут был далеко не исключение. Многие преступления совершаются как раз из-за банальной нехватки жилого пространства.

– Мне его до сих пор очень жалко.

– Так и поделилась бы с ним своими метрами, – сказала Мариша. – Раз уж тебе его так жалко.

– А я предлагала! – вдруг оживилась Таисия. – Честное слово! Сказала, что готова разменять квартиру, но при этом я поеду куда-нибудь в двушку. А Гале и Мишке мы сделаем по отдельной квартире! И ведь у нас получалось. Я заранее выяснила все цены! Но дядя Саша вбил себе в голову, что если уж я получу наследство, то нипочем делиться с ним не стану. Вот он и пытался успеть сдать меня в дурку, пока шесть месяцев до моего вступления в наследство не истекли!

– Ты – молодец! – задумчиво произнесла Мариша. – Дядю ты победила. Я тобой восхищаюсь. Но все-таки, скажи, что случилось у тебя на этот раз?

И Таисия начала говорить. И чем больше она говорила, тем меньше ее история не нравилась Марише.

– То есть ты влюблена в директора своего ресторана, правильно я понимаю? А еще у этого директора убили любовницу? И в ее смерти обвиняют тебя? Так?

– Ну… Так. Только не любовницу, а почти невесту.

– Почти невесту. Ну, знаешь, это не сильно облегчает нам работу. А скажи мне правду… Ты этой девушке не желала зла?

Мариша задавала свой вопрос и понимала, что Таисия вряд ли признается ей, что ненавидела Алену. Но Таисия ее удивила в очередной раз.

– Ненавидела! – сказала она. – Еще как ненавидела! И завидовала! И мечтала, чтобы она исчезла! Очень мечтала. Но я ее не убивала!

– М-м-м…

– Да, не убивала! – яростно воскликнула Таисия. – Потому что я понимаю, что дело вовсе не в Алене или ком-то другом! Все дело в самом Али! Его должна привлекать именно я! И тогда у прочих красоток просто не останется никакого шанса!

Оказалось, что Таисия немало поработала над собой в этом направлении. Задавшись целью заполучить сердце Али, она не стала просто сохнуть по нему. Нет, она взялась за саму себя и в течение нескольких месяцев привела свою внешность в идеальное для ее возможностей состояние.

Для затратных походов в институт красоты, а также на косметологов, массажистов и хирургов, которые подправили разрез ее глаз и форму рта, Таисии были нужны деньги. И она сдала две комнаты из трех, имеющихся в ее распоряжении, иностранному студенту из Пекина, а также двум его знакомым девушкам, которые институт уже закончили, но возвращаться обратно на родину не торопились. Занимались торговлей всякой ерундой и в сезон торговали дешевыми купальниками на Троицком рынке.

С квартирантами Тае повезло. Все китайцы у нее в квартире жили очень тихо. Студент и вовсе жил со своей девушкой, тихий и безмятежный. К этой парочке по выходным приходили их друзья, которые также надолго не задерживались. Им всем нужно было готовиться к экзаменам. И вообще, Таисия заметила, что иностранные студенты очень аккуратно относятся к своим студенческим обязанностям.

Но какими бы занудами они ни были, платили они Тае регулярно. А две одинокие и занятые бизнесом китаянки по вечерам еще и поддерживали в квартире образцовый порядок.

Одним словом, Таисия своими квартирантами была очень довольна. Они хорошо говорили по-русски. Охотно знакомили Таисию с многовековой культурой китайского народа. Угощали ее китайской едой. И не той, что готовят в сомнительных забегаловках, а самой настоящей домашней китайской лапшой, супами и мелко-наструганными китайскими мясными блюдами.

И что самое главное, они избавляли Таисию от томительного одиночества и ощущения того, что она в квартире совсем одна, а рядом бродят призраки ее умерших родителей и тень ее злого дяди, каким-то образом удравшего из психушки.

Но теперь предстояло вернуться к насущным нуждам Таисии. Что же произошло у них в ресторане? Кто мог желать зла любовнице хозяина настолько сильно, чтобы попросту убить ее!? На первый взгляд, самым вероятным противником была ревнивая женщина. Но Таисия свою вину отрицала начисто. И Мариша склонна была ей верить. Хотя верить влюбленной женщине – это себя не уважать. Все они коварные кокетки, способные на очень и очень многое.

– Я как раз накидала примерный список тех, кто мог желать зла Алене! – внезапно произнесла Таисия.

– Да? И кто же в нем значится?

– Ну, себя я сразу же вычеркнула, – скромно произнесла Таисия. – Но все равно, там осталось еще порядочно народу.

– Вот как?

– Да! – воодушевленно заявила Таисия. – Во-первых, Креол! Потом Банкир! А еще Виконт! Ну, и конечно, сам Али. Я тебе говорила, что он, оказывается, мечтал стать свободным?

– Но для этого не надо убивать, – растерялась Мариша. – Мы не в Средней Азии, где, развлекшись с девушкой, ты обязан на ней жениться. Можно было бы просто расстаться.

– А что, если Али не мог?

– Чего?

– Не мог просто расстаться с Аленой?

И видя, что Мариша ее не понимает, Таисия принялась объяснять:

– Не мог расстаться, потому что он в чем-то от нее зависел.

– В чем же это?

– Не знаю. Но эти странные бумаги… И конверт! Они не идут у меня из головы! Это так не вязалось с обликом Алены! Откуда у нее вдруг взялся интерес к деловым бумагам? Да мы все были уверены, что она и таблицу умножения не знает.

Мариша задумалась, но ненадолго.

– Хорошо, – кивнула она. – Оставим эти бумаги, этот конверт и их седовласого обладателя пока что в покое. Про них мы ничего не знаем. Что тебе известно про тех, кто заходил к Алене, пока она спала?

– Да! – воскликнула Таисия. – Спала! Еще и насчет того, почему Алена спала… Я сегодня с утра специально позвонила одному из оперативников, с кем у меня завязались доверительные отношения. Ну… ты ведь понимаешь, что я не могла пустить эту историю на самотек. Пришлось немного построить глазки тому парню. Впрочем, он достаточно симпатичный. И если бы не Али, то… Как знает…

– Так и что тебе рассказал твой симпатичный осведомитель?

– И он мне сказал, что хотя это и тайна следствия, но он мне скажет правду.

– Какую?

– Оказывается, Алену совсем даже не зарезали!

– Как это?

– Ну да! Зарезали, но перед этим она выпила такую дозу снотворного, что все равно должна была умереть! Убойная доза, сказал мне Коля! Алена по-любому без промывания желудка должна была умереть!

– Умереть?

Эта новость стала для Мариши неожиданной. Выходит, Алену так ненавидели, что не просто зарезали, а для подстраховки ее еще и отравили! Интересная вырисовывается ситуация. Сначала Алену травят, а потом еще и режут.

Или это сделал совсем другой человек? То есть убийц двое? Тогда получается, что с ножом к Алене в зал прокрался один человек, а отравил ее кто-то другой? В любом случае, ситуация с каждой минутой становилась все более и более интересной.

– А как твой приятель это объяснил?

– Ну как… Он сказал, что скорей всего, по версии следователя, Алену сначала опоили снотворным. А когда она вырубилась в одиночестве, убийца зашел и перерезал ей горло.

– То есть это был один и тот же человек?

– По версии следователя, да.

– Это мог быть Али?

Задавая этот вопрос, Мариша кинула на Таисию пытливый взгляд. Она должна была задать ей этот вопрос. Даже не для того, чтобы услышать правду. А просто, чтобы посмотреть на реакцию Таисии.

– Нет! – помотала головой Таисия. – Али не заходил в зал к Алене!

Значит, Али в самом худшем случае всего лишь рассчитывал, что снотворное подействует быстрее, чем найдут и спасут Алену. Но это, если винить во всем произошедшем одного Али. А если нет? Если он искренне был привязан к Алене? Ну, не собирался он оформлять с ней отношения, так и что с того? Многие мужчины этого не планируют, однако же оформляют. И живут потом вполне счастливо. И даже говорят своим знакомым, что очень благодарны судьбе, что так получилось. Ведь иначе, не было бы у них семьи, детей и любящей жены.

– Погоди, погоди. А что у тебя там с твоим списком?

Таисия охотно протянула бумагу Марише.

– Вот! Это мой список. И там есть все и о всех, кто мог желать зла Алене. Или кто мог убить ее.

Мариша углубилась в изучение списка. Ого! Да тут не меньше тридцати пунктов! Однако у убитой Алены было немало врагов!

– Ты уверена, что все эти люди желали ей зла? – спросила Мариша у своей сестрицы.

На что Таисия лишь фыркнула:

– Не забывай, я больше года работаю в этом ресторане. А Алена с Али встречаются почти столько же времени! Клянусь тебе, за все это время в ресторане перебывали все родственники и друзья Алены, которым она показывала жирную рыбку, которую поймала. И я их всех видела! И слышала, что они шепчут за спиной у Алены! В лицо они ей улыбались, но уж стоило ей отвернуться… Такое про нее шептали!

– И что же они шептали?

– Разные гадости. И главное, все ей так завидовали из-за Али! Просто ужас! И не думай, что я одна положила глаз на нашего директора. Он такой… такой… Замечательный, одним словом! Его все женщины обожают!

– Угу. Замечательный, – пробурчала Мариша, думая про себя, что по-настоящему замечательный мужчина уж найдет способ, чтобы оградить свою девушку от завистливых нападок со стороны ее и его знакомых. – Дальше!

Но Таисия молчала.

– Все, – развела она руками. – Убить Алену желала целая куча народу. Но обвиняют-то именно меня. И естественно, я сразу вспомнила про тебя. Ты мне поможешь? Ты же у нас великий сыщик!

– Так уж и великий.

– И еще я сказала Али про тебя, – продолжала говорить Тая, не обращая внимания на смущение старшей сестры. – И он очень просил, чтобы мы вместе начали расследование обстоятельств смерти Алены.

Ну что же, если человек просит, Мариша постарается. Несмотря на то, что у нее и своих дел по горло, она все равно сделает все, что сможет. Она не допустит, чтобы ее младшая троюродная сестренка попала за решетку за чужую вину.

– Вот только я не обещаю, что итоги расследования понравятся твоему боссу, – предупредила она Таисию. – Иногда в ходе расследования вскрывается такое… Что лучше бы ему было и не знать.

– Али все равно будет доволен, – заверила ее Таисия. – Он хочет узнать правду, какой бы она ни была!

Мариша кивнула. Что же, раз он хочет, значит, узнает.

– А кто эти люди из твоего списка? – спросила она. – Расскажи мне о них поподробнее.

Таисия тоже кивнула и взялась за список.

– В самом начале я поместила тех, кого подозреваю больше других, – пояснила она. – Сначала я хотела поставить сюда трех Граций, но…

– Погоди! – удивившись, немедленно перебила ее Мариша. – Трех… Кого, ты сказала?

– Трех Граций. Это мы с Симой так называем трех подруг Алены. Они все до ужаса похожи одна на другую. Все высокие, все блондинки и все три красавицы!

– Алена отлично вписывалась в их компанию, – заметила Мариша, которая уже видела фото покойницы, и добавила: – Так и почему же ты записала ее лучших подруг во врагинь?

– Потому что никакие они ей не подруги! Ненавидели Алену каждая за свое!

– За что именно? Говори конкретно.

– Потом расскажу, – отмахнулась Таисия. – Все равно, эти трое всегда держатся вместе. И их появление в зале я уж не пропустила бы никогда! Они в зал к Алене не входили, а значит, вряд ли могут считаться убийцами.

– Но насколько я помню, Алене предварительно подсыпали в пищу или питье снотворное?

– Да! – озаботилась Таисия. – Ты права! И сделать это могли только у нас в ресторане. Как сам убийца, так и кто-то другой.

– Сообщник?

– Не обязательно, – помотала головой Таисия. – Говорю же, Алену многие ненавидели.

– Но чтобы идея избавиться от нее, пришла бы в голову сразу двум людям одновременно, да еще они бы и осуществили свою задумку в один и тот же вечер – это как-то странно!

– Ничего не странно, если вспомнить, что это должен был стать за вечер! Помолвка!

– Помолвка – это еще не свадьба, – осторожно заметила Мариша.

– Понимаю. Но все равно Алена обрела бы совсем новый статус. Она из положения любовницы и простой содержанки одним махом перескочила бы сразу несколько ступеней и стала официальной невестой.

– И ты думаешь, что в ресторане среди друзей Алены нашелся кто-то, кто очень этого не хотел?

– Ага, – просто кивнула Таисия. – И этот человек и подсыпал Алене снотворное. Он хотел, чтобы все решили, что Алена пьяная или обдолбанная. Согласись, ведь это позор, когда невеста на собственной помолвке ни лыка не вяжет! Скандал! Помолвка была бы точно сорвана!

– Значит, ты думаешь, что кто-то старался отменить мероприятие, используя такой, в общем-то, невинный способ? Перепутал дозы, насыпал слишком много снотворного, так что Алене стало худо. А убийца просто воспользовался ситуацией, когда беспомощная Алена спала одна в дальнем зале, куда обычно никто не заходит, и убил ее?

– Да!

И Таисия принялась взволнованно объяснять:

– Потому что, понимаешь, этот зал специально расположен таким образом, от остальных помещений ресторана. Там сидят небольшими компаниями, когда хотят уединения.

– Странное место выбрал Али для своей помолвки.

– Мне тоже так показалось, – кивнула Тая. – Тем более, если ты сама приедешь к нам и посмотришь, то обязательно увидишь, что этот зал для восьмерых человек однозначно тесноват. Он предназначен для четверых, максимум, для шестерых. Мы с Симой с трудом втиснули туда еще дополнительные два стула.

– М-да… Странная картина вырисовывается. Но ты же не все время следила за входом в зал?

– Ну да! У меня же была и другая работа.

– Какая?

– Обслуживание других столиков.

И Таисия снова принялась объяснять. Помещение, где она находилась и где хранились чистые столовые приборы, бокалы, салфетки и другой необходимый официанткам для их безупречной работы инвентарь располагается таким образом, что она могла видеть вход в маленький зал. Но если она отходила от своей рабочей стойки, то уже ничего не видела и не могла контролировать вход.

– Убийца запросто мог проскользнуть туда незамеченным, и выйти назад!

– Но он должен был быть испачкан кровью.

– Да! И тетя Нюра сказала, что нашла следы крови в туалете.

– В мужском или в женском?

– Он у нас общий. Верней, раковины расположены в общей комнате, а дальше мужчины и женщины расходятся в разные стороны.

– И кровь была в раковине?

– Да. Тетя Нюра подумала, что кто-то порезался или у него пошла кровь носом. Но так как раковина была испачкана совсем немного, и никто из гостей шума не поднимал, то она до поры, до времени и не тревожилась. Ну, а когда уж нашли Алену… Тогда она чуть в обморок не хлопнулась.

– Но кровь уборщица уже к этому времени смыла?

– Ну конечно!

– А следователь не попросил у вас всех одежду на экспертизу?

– Попросил, – как-то скиснув, кивнула Таисия. – И я скажу тебе, было очень неприятно. Не у всех нашлась с собой запасная одежда. Пришлось за ней посылать домой. А нашу одежду, в которой мы были в ресторане, аккуратно разложили по пакетам и забрали на экспертизу.

– Ну, будем надеяться, что экспертам удастся что-то обнаружить.

– Ничего они не обнаружат! Убийца не такой дурак! Поняв, что испачкался, он мог двадцать раз успеть переодеться!

– И ты помнишь, кто из гостей переодевался?

Таисия замялась с ответом. Это очень не понравилось Марише. Что такое знает девчонка, что скрывает от нее?

– Тая, – веско произнесла она, – если ты мне не будешь доверять, то я не смогу помочь тебе.

– Конечно. Я понимаю.

– Так кто сменил одежду перед самым началом вечеринки?

Таисия тяжело вздохнула и призналась:

– Али.

– Али?

– Да! Но в этом не было ничего странного! Он переоделся в светлую рубашку! Ведь это же должен был быть праздник! Конечно, он постарался принарядиться!

– А перед этим он ходил в темной рубашке?

– В черной.

– То есть следы крови на ней были бы не заметны?

– Не смей так говорить! – воскликнула Таисия. – Али не мог этого сделать. Он… Он не такой!

– Мне только интересно, свою черную рубашку он предоставил для экспертизы или нет?

– Да! – с вызовом воскликнула Таисия. – Да, предоставил! Специально съездил за ней обратно в ресторан!

Но она промолчала о том, что рубашка была не та. Али днем ходил в черной шелковой рубашке с длинными рукавами, а на экспертизу дал черную нейлоновую «бобочку», которая была на нем позавчера. Таисия заметила это, потому что всегда замечала, во что сегодня или в любой другой день одет ее любимый мужчина.

Однако, она промолчала в кабинете у следователя, когда одежду забирали на экспертизу. Промолчала и сейчас. И это тяжким грузом легло ей на душу.

ГЛАВА 5

Между тем Мариша, которая ничего не знала о терзаниях своей сестрицы, продумывала ход предстоящего расследования.

– Предположим, убийца был феноменально аккуратен и осторожен. Предположим даже самое худшее, что на его одежде следов крови эксперты не найдут. И что тогда?

– Что?

– Нам с тобой надо будет выяснять, у кого из гостей был действительно веский повод убить Алену!

– А как это сделать?

– Прежде всего расскажи то, что тебе известно об этих трех Грациях. Почему ты вначале хотела поставить их во главе своего списка?

– М-м-м… Они все три страшно завидовали Алене. Каждая по-своему, но поверь мне, действительно страшно!

– Ерунда получается. Чему завидовали? Ее красоте? Но ты же сказала, что они и сами тоже красавицы.

– Ну, во-первых, Алена всегда умела как-то так себя поставить, что вещи у нее всегда оказывались более дорогими, чем у них. Да и куплены шмотки всегда были в более шикарных бутиках.

– Ерунда какая-то! Убить за то, что у твоей подруги пара туфель из новой коллекции, а у тебя купленная на распродаже и прошлогодняя?

Но в глубине души Мариша понимала, что именно за такие вещи как раз и хочется убить сильней всего. А Таисия продолжала перечислять прегрешения Алены перед ее подругами:

– Отдыхать она ездила в более дорогие отели и куда более интересные страны. Например, трех Граций их папики в лучшем случае везли в Турцию или вовсе ограничивались Геленджиком. А вот Алена всегда умудрялась слетать на Бали или на Майорку.

– Но это же мелочь!

– Именно из таких мелочей и складываются отношения между людьми.

– Ну… Завидовать они ей завидовали, но убить?

– А еще каждая из этих трех мечтала закрутить роман с Али! – выпалила Таисия. – Но выбрал он именно Алену!

– Ну-ка! Расскажи!

– Особенно нечего рассказывать. Знаешь, как это бывает. Сначала одна познакомилась с Али, немножко с ним повстречалась, потом он познакомился с ее подругой и увлекся ею. Потом и вторую бросил, стал ухаживать за третьей. Ну, а потом появилась Алена, и всем прочим вышла отставка. Она и тут обошла всех своих подруг, понимаешь? Это же унижение, знать, что тебе дали отставку и предпочли твою приятельницу.

Мариша слушала и не верила своим ушам. Что же, Али был таким Дон-Жуаном? И Таисия, похоже, его ничуточки не осуждает?

– А что тут такого, если они сами на него вешались?

– Выходит, до Алены у Али не было ни с кем серьезных отношений?

– М-м-м…

– Что?

– Была одна девушка, с которой Али плотно встречался, но она пропала.

– Как пропала?

– Ну пропала и все.

– Они расстались?

– Да. Вероятно.

Таисия и сама толком не могла сказать, куда подевалась девушка Гала, с которой она увидела Али, когда только пришла работать в «Чайный дворик». Но как-то так получилось, что примерно через пару недель Гала исчезла. А Али принялся крутить романы направо и налево, увлекаясь, вспыхивая и остывая, пока довольно скоро не встретил Алену. Ну и с ней уже никаких прежних вольностей себе не позволял.

– То есть он хранил ей верность?

– Ни с одной другой девушкой я его не видела, – уклончиво отозвалась Таисия, судорожно пытаясь сообразить, а то что происходило между ней и Али вчера и сегодня в его кабинете, можно называть изменой?

Наверное, строго говоря, нет. Однако Тае очень бы хотелось думать, что да!

Но Мариша не обращала внимания на охватившую Таисию задумчивость.

– Гала, Гала, – бормотала она. – Кажется, так звали подругу Сальвадора Дали?

– Кажется. И наша Гала тоже была художницей.

– Вот как? И что же она рисовала?

– Декорации. Да! Они с Али познакомились, когда Гала помогала ему в качестве дизайнера по интерьерам оформлять «Чайный дворик» к открытию.

– Ага! Значит, их связь тянулась долгое время?

– «Чайный дворик» открыт уже почти три года. Один год или около того Али встречался с Аленой, ну а Гала была перед ней.

– Целых два года! – без труда подсчитала Мариша. – И все это время Гала была рядом с Али? Помогала ему? Участвовала в бизнесе? А потом, когда бизнес стал приносить хороший доход, внезапно исчезла? А как она выглядела?

– Обыкновенно, – пожала плечами Таисия, но тут же призналась: – Честно говоря, не очень. До Алены ей было далеко. Но в отличие от Алены, у Галлы была голова на плечах и образование. Вообще, она была очень умной. Девчонки мне говорили, что она помогала в бухгалтерии и занималась поставками. И дела у нее, надо сказать, шли гораздо лучше, чем у самого Али. Наш Али не любит торговаться и обычно платит ту цену, которую назначают поставщики. Не требует ни скидок, ни других льгот. А Гала торговалась за каждый рубль! И всегда этот рубль получала.

– Но она была далеко не красавица? Так?

– Да. Так. И при этом она еще и не пыталась что-то с собой сделать, чтобы выглядеть хотя бы прилично.

По словам Таи получалось, что Гала была невысокого роста. Ноги у нее были слегка кривые. Волосы черные, жесткие и курчавые. Их она стригла почти под ноль, потому что иначе на их укладку приходилось бы тратить слишком много времени. За ногтями не ухаживала, и они всегда были у нее коротко подстрижены. Руки в цыпках и пятнах от красок и растворителей.

– Какой непривлекательный портрет!

– Зато Гала души не чаяла в своем Али! Дни и ночи стояла на страже его бизнеса. И всегда и всюду ставила его мнение превыше своего собственного.

– Почему же Али расстался с такой преданной ему особой?

Этого Таисия не знала. Гала ее как-то не слишком интересовала. А вот Марише очень хотелось узнать про эту особу побольше. И она мысленно поставила визит к неизвестной ей пока что девушке со странным именем Гала на почетное первое место.

Сделать это оказалось не трудно. В «Чайном дворике» нашлось немало старых сотрудников, которые прекрасно помнили Галу и охотно дали ее телефон Таисии.

– Думаешь, это она прихлопнула Алену? – лишь спросила у Таисии бухгалтерша Ниночка, передавая официантке номер телефона Галы.

– А такое невозможно?

– Почему же? Очень даже возможно. К тому же в тот день Гала звонила мне. И я рассказала о том, что за событие нас всех ожидает вечером.

И внезапно замолчав, Ниночка виновато взглянула на Таисию.

– Не надо было мне этого говорить! – воскликнула она. – И кто меня только тянул за язык!

– Ты ни в чем не виновата. Даже если Гала и прикончила Алену, то это она сделала без твоей помощи.

– Все равно! – переживала Ниночка. – Я только сейчас поняла, какую бестактность допустила. Гала просто с ума сходила по нашему Али. Тебя тогда тут еще не было, ты не можешь этого помнить. Но я уже работала, и я тебе скажу, что такой сильной страсти я ни у одной женщины не встречала. И какая выдержка! Гала мечтала каждую минуту быть рядом с Али, но умела держать себя в руках. Иногда мне кажется, что Али даже не догадывался, сколь сильно она его любит!

Таисии было неприятно слышать о том, что кто-то еще любит Али. И она переменила тему:

– А что хотела от тебя Гала, когда звонила вчера?

– Ничего особенного. Просто спрашивала, как у меня дела. Ну, я ей и рассказала про Али и Алену.

Наверняка, Гала звонила именно для того, чтобы узнать, как дела у ее бывшего возлюбленного. И совершенно ясно, что на нее тоже должна была произвести впечатление та новость, что Али женится не на ней – преданной и умной, а на Алене – легкомысленной пустышке.

Заполучив телефон Галы, сыщицы позвонили ей. Трубку сняли лишь после седьмого гудка. И отрывистый голос произнес:

– Я перезвоню вам ровно через двенадцать минут!

Из чисто спортивного интереса Мариша с Таей засекли время и стали ждать. Гала позвонила через двенадцать минут и девятнадцать секунд.

– Я вас слушаю, – произнесла она нейтральным тоном. – Говорите.

– Гала, нам необходимо встретиться с вами.

– А кто вы? В чем дело?

– Дело касается Али.

– Али? Это он дал вам мой номер?

Впервые с начала общения Гала проявила хоть какие-то эмоции. Голос у нее невольно дрогнул, когда она произносила имя любимого мужчины. И Мариша сделала вывод, что чувства к нему у этой Галы еще до конца не угасли.

– Номер нам дала Ниночка.

– Ах, Ниночка.

Было слышно, что Гала страшно разочарована, но старается это скрыть.

– Так и что вы от меня хотите?

– Понимаете, Гала, у Али случилось несчастье. Ему необходима ваша помощь.

– А в чем дело?

– Это не телефонный разговор. Мы могли бы встретиться с вами?

– Когда?

– Чем быстрей, тем лучше.

– Сначала скажите, в чем дело, – настаивала Гала.

Ага! Нашла дурочек. Скажут, а Гала тут же помчится утешать Али. С ними и разговаривать не захочет. И вообще, они хотят увидеть, как эта особа отреагирует на известие о смерти Алены! Если это она ее прикончила, то должна хоть как-то проявить себя.

– Мы объясним вам это при встрече. Но вы очень поможете Али, если встретитесь с нами поскорее.

Это был беспроигрышный ход! Едва услышав, что она может быть полезна Али, девушка тут же дала свое согласие на встречу.

– Через полчаса у дома номер один по Московскому проспекту. Вас устроит?

Маришу с Таей это устроило. Конечно, в городе пробки, но все равно они попытаются успеть.

Московский проспект начинался от Сенной площади, и сестры были там всего лишь через тридцать пять минут.

– Вот и нужный нам дом. А где же Гала?

Девушки старательно озирались по сторонам, но никого, хотя бы отдаленно похожую на Галу – кривоногую брюнетку в очках и с намечающимися усиками, они не видели.

– Безобразие! – воскликнула Тая. – Где же она?

Мариша молча пожала плечами. Подождем. В конце концов, Гала тоже едет по пробкам. Не мудрено, если и запоздает немного.

– Простите, – услышала она у себя над ухом. – Вы не меня ждете?

Обернувшись, Мариша увидела высокую светловолосую девушку с яркими, словно изумруды глазами. Цвет лица у нее был изумительный, а тяжелые густые волосы лежали красивыми волнами по плечам.

– Нет, у нас назначена встреча совсем с другой особой.

– Случайно не с Галой?

– Да. С Галой. А вы…

– А я и есть Гала! – произнесла девушка, и Тая с трудом сдержала возглас изумления.

Гала весело улыбнулась ее реакции и заметила:

– Не ты первая, Тая, кто так удивляется. Значит, я здорово изменилась?

Таисия лишь смогла покивать головой. Теперешняя Гала до того напоминала Алену и трех Граций, что Таисии даже стало как-то не по себе.

– Что с тобой случилось? – выдавила она из себя. – Как получилось, что ты так изменилась?

– Это долгая история, – отмахнулась Гала. – А вы ведь хотели поговорить со мной про Али.

– Да… Но понимаешь… Слушай, расскажи, что с тобой произошло? Как тебе удалось так здорово похорошеть? И рост! Ты стала выше как минимум сантиметров на десять.

– На тринадцать с половиной, – уточнила Гала. – Но с ногами в любом случае надо было что-то делать. С теми кривуляками, которыми меня оделила природа, жить дальше было решительно невозможно!

– И как же ты?..

– Помнишь, когда я внезапно исчезла из ресторана? – приветливо спросила у нее Гала. – Это случилось, потому что у меня умерла моя бабушка.

– Ой! Соболезную!

– Ничего. Это было уже давно. Да и бабушке перевалило за девяносто. Все последние двадцать лет она жила в Израиле. И по каким-то одной ей ведомым причинам, все свое имущество оставила мне!

– Да что ты?

– Мне пришлось уехать в Израиль, чтобы вступить там в права наследства. Это потребовало несколько больше времени, чем я ожидала. И когда я уже хотела вернуться назад, то узнала, что и возвращаться-то мне, грубо говоря, некуда и не к кому. У Али уже появилась его Алена. Конкурировать с такой красоткой я тогдашняя, ясное дело, не могла.

– Наверное, ты ее люто ненавидела?

– Не сказала бы, чтобы очень, – пожала плечами Гала. – Видите ли, это был уже не первый случай, когда у меня – умницы и труженицы – отбивала парня смазливая красотка. Мужчины так уж устроены, что в первую очередь их интересует внешняя оболочка. И поэтому решила, что если я не хочу вечно оставаться за бортом, то должна стать одной из этих красоток. Деньги у меня были. Возможности медицины в Израиле куда больше, чем в России и многих других странах. Одним словом, я согласилась на несколько операций, которые планомерно изменили мою внешность практически до неузнаваемости.

– Да! Я тебя точно не узнала! Ты стала…

Таисия хотела сказать, что Гала стала совсем как Алена и ее подруги, но осеклась. Ужасная мысль пришла ей в голову. Галу теперь было не отличить от трех Граций! Особенно в полумраке ресторанного зала и на расстоянии точно не отличить. А что, если вчера в ресторане была Гала, а Таисия просто приняла ее за одну из Граций? Что тогда?

– Гала, а чем ты теперь занимаешься? – слегка дрожащим от волнения голосом, спросила она.

Но вот Гала в отличии от Таисии совсем не волновалась. Она безразлично пожала плечами и ответила:

– Все тем же. Правда, теперь я не работаю на других. У меня свой бизнес. Есть филиалы в Израиле, в Милане и, конечно, тут, в России.

– Значит, ты вполне преуспела?

– О, да!

– И ты давно уже вернулась в Россию?

– Это страна моего детства. И меня очень многое с ней связывает. Конечно, я должна была вернуться сюда.

– Скажи, а с Али ты виделась после приезда?

Подругам показалось, что Гала как-то смутилась.

– Нет, – ответила она наконец. – К чему ворошить прошлое?

– А его невесту ты видела?

– Мне прислали по электронной почте ее фотографии. Ее и Али.

– И что ты про нее думаешь?

– Они очень красивая пара. Черное и белое. Такое сочетание всегда выглядит эффектно.

Уж не потому ли и ты выкрасилась в блондинку, что мечтала занять место рядом с Али? А что? Совсем несложная схема. Одна длинноногая блондинка исчезает, а ее место занимает точная ее копия. Правда, Гала насквозь фальшивая блондинка. Но еще не факт, насколько натуральной была красота у самой Алены. Вполне возможно, что в недалекой юности Алена выглядела как пухленькая пышечка, имела редкие волосики, прыщики, а то и угреватый нос с расширенными порами.

– Очень умно ты поступила, – процедила Мариша сквозь зубы.

Кажется, Гала удивилась ею сказанному, а еще больше удивил ее тон Мариши.

– Что, простите?

– Очень, говорю, ты умно поступила. Не стала лезть на рожон. А выждала время, привела свою внешность в порядок, а уж потом ошарашила Али своим появлением.

– Или ты вовсе не собиралась ему признаваться в том, кто ты есть такая на самом деле? – подхватила мысль Мариши и Тая.

– А, незнакомка? Колись, что ты задумала? Зачем изменила внешность?

– Почему вы так со мной разговариваете? – оторопела Гала. – Вы чего?

– Нет, это ты нам скажи, чего! Ты была вчера в ресторане Али? Была, говори!

– Не была я там, – отбивалась Гала. – С чего вы взяли?

– А где ты была?

– Какое вам дело?

– Значит, есть дело, раз спрашиваем.

– А какое право… Впрочем, могу сказать, мне скрывать нечего! Я была со своим женихом! Вот!

– А кто может… Постой! С каким еще женихом?

– С моим женихом! – с вызовом произнесла Гала. – С Леонидом. Да, у меня есть жених! Все уже решено. День свадьбы назначен. Мы с ним весь вечер выбирали свадебное платье и украшения. Обряд бракосочетания проведет раввин в Тель-Авиве, на нем будет присутствовать моя и Ленина родня. Но и в России у нас тоже достаточно друзей и деловых партнеров, которые обидятся, если мы не пригласим их на нашу свадьбу. Поэтому мы решили, что у нас будет две свадьбы. Одна в Израиле, а вторая тут, в России.

– Погоди, погоди. У тебя что в самом деле есть жених?

– Да. Есть. И зовут его Леонид. Запомнили? Леонид!

– А какого же… Зачем ты вчера звонила Ниночке и выспрашивала у нее про Али?

– Я звонила?.. Ну да, позвонила разок. А что тут такого? И про Али я совсем и не спрашивала. Пусть себе живет, как знает. Ниночка сама начала вываливать на меня новости.

– А почему же ты ей ничего не сказала, что у тебя тоже будет свадьба?

И тут Гала неожиданно раскраснелась.

– А зачем? – произнесла она. – Тогда пришлось бы приглашать и ее тоже. И Али… А у нас почти все партнеры и друзья… м-м-м… Одним словом, арабо-израильский конфликт для всех нас очень актуален. Так что мои друзья просто не поймут, если на нашей сугубо еврейской свадьбе вдруг окажется арабский друг невесты!

Вот оно что! Оказывается, Гала совсем не рвалась поддерживать отношения с Али. Более того, она стремилась перелистнуть эту страницу своей жизни. Еще бы! Жених может не одобрить появления Али в их совместной жизни. А Гала явно старалась, ни в чем не разочаровать своего Леонида и соответствовать всем его требованиям.

Итак, кривоногая брюнетка Гала, ставшая усилиями пластических хирургов длинноногой блондинкой, выпадала из круга подозреваемых. Ее чувства к Али давно остыли. Теперь у нее была новая внешность и новая жизнь. И… да, у нее был даже жених. Деньгами своей бабушки Гала распорядилась удивительно мудро. Дай бог, чтобы они принесли девушке подлинное счастье.

Во всяком случае, Мариша с Таей искренне желали этого ей. Но что делать им самим? Их расследование снова откатилось назад. Сегодняшняя встреча не принесла им ровным счетом никаких плодов. Поддавшись ностальгическому порыву, Гала с удовольствием вспоминала свое прошлое с Али. Но увы, ее воспоминания устарели как минимум на пару лет. Никакой свежей информации у Галы не было. И девушки искренне недоумевали, как такое могло быть.

– Нет, ты бы видела, как она сходила по нему с ума, когда была дурнушкой!

– А теперь она красотка, и при этом очень себе на уме!


Мариша как раз пыталась сообразить, где они будут искать следующего подозреваемого, как проезжая мимо крупного торгового центра, расположенного также на Сенной площади, Таисия внезапно воскликнула:

– А вот тут работает Грация номер два!

Мариша тут же резко ударила по тормозам, едва успев избежать столкновения со следующей за ней ярко-красной «Хондой». Сидящая за рулем «Хонды» молодая девушка лишь покрутила пальцем у виска, никак больше не выразив своего возмущения. Открывать окна, рискуя выпустить охлажденный кондиционером воздух, только для того, чтобы поскандалить, она, разумеется, не стала.

И Мариша с благодарностью и в очередной раз подумала о превосходстве женского хладнокровия над мужским. Будь за рулем той машины мужик, уж он бы не поленился! Он бы высунулся по пояс и высказал Марише все, что думает о ней самой и о ее манере вождения. И потом еще долго чертыхался, пока моментально нагревшийся воздух в салоне вновь не стал бы прохладным. И ругал бы он за это снова не самого себя, а Маришу!

– Тая, что же ты раньше молчала! – укоризненно воскликнула Мариша, выпрыгивая из своего верного «фордика». – Пойдем к ней скорее! А кем она тут работает?

Оказалось, что Грация номер два работала то ли визажистом, то ли стилистом, то ли парикмахером. А скорей всего, из желания заработать побольше, совмещала все три специальности. Она была на своем рабочем месте и в данный момент и занималась клиенткой.

Увидев Таисию, она очень удивилась и тут же предупредила:

– Сначала ознакомься с прейскурантом. Боюсь, что всех твоих чаевых не хватит даже на простую стрижку у нас в салоне!

Таисии немедленно захотелось подстричься. Просто на зло этой задаваке! Да чем она лучше самой Таисии? Просто Тая бегает с подносом, а эта щелкает ножницами и размахивает кисточкой! Но если разобраться, такой труд большого интеллекта тоже не требует.

– Мы к тебе не стричься пришли, – сказала Мариша.

– А зачем?

– Тая видела, как ты вчера заходила в зал, где спала Алена. И мы хотели у тебя спросить, зачем?

Это был пробный удар. И не известно, что бы ответила им девушка. Сказала бы правду или послала куда подальше, заявив, что ни в какой зал она не входила. Но в этот момент Грация номер два работала с клиенткой, и рука у нее предательски дрогнула, отхватив приличный кусок с макушки клиентки.

Ойкнув, парикмахерша метнула на своих посетительниц злобный взгляд.

– Посидите там! – зло буркнула она им. – Когда я закончу, то поговорю с вами.

Девушки с комфортом устроились на мягком диванчике, не без издевки следя за усилиями Грации исправить ту оплошность, которую она уже допустила. В результате, Грации пришлось подстричь клиентку очень коротко, чем та осталась недовольна. И хотя Грация клялась и божилась, что такая стрижка – это хит сезона и очень идет клиентке, та все равно ушла сердитая.

– Ну вот! Потеряла из-за вас верные пятьсот рублей чаевых!

Грация была очень зла.

– И еще не факт, что клиентка снова вернется после того, как я ее обкорнала!

И не дожидаясь ответа подруг, она неожиданно скорбно воскликнула:

– Ох, и привередливый нынче клиент пошел. Так трудно работать стало! Вот моя мамулечка рассказывала, что во времена ее молодости, когда она и сама у кресла стояла, народ простой был. Валом к ним в парикмахерскую валил. Как ни подстрижешь, все хорошо. Очереди огромные! Чтобы попасть к мастеру, либо по записи нужно идти, за неделю вперед записываться, либо вне очереди, но потом обязательно отблагодарить полагалось за услугу. А сейчас? Пять минут подождать не хотят. Мигом через дорогу к конкурентам перебегут. А у тех всегда пусто. У нас ценник зашкаливает, а у тех вообще беда!

Разговорившись, Грация оказалась совсем не такой противной и напыщенной. Обычная девка, не обремененная лишним образованием, небось, изо всех сил мечтающая выгодно выйти замуж и забыть про свою опостылевшую работу.

– А мы к тебе поговорить пришли, – сказала Тая. – Жуть, что случилось, верно?

– Это вы про Алену?

– Про нее, конечно! – кивнула Таисия. – Про кого же еще! Вот ужас-то!

– А она сама виновата, – вдруг равнодушно проронила Грация номер два.

Мариша с Таей даже оторопели от сказанного. И это говорит ближайшая подруга покойной?

– Как? Как сама виновата? В чем?

– А не надо было мужиков у других баб постоянно уводить!

Голос Грации прозвучал очень зло. И она совсем не собиралась скрывать своего отношения к смерти Алены.

– Каких мужиков?

– А таких! У меня Али увела! У Эммы ее Костика! Хотя он ей даже и не нужен был! Поматросила, что называется, и бросила. На мужика побогаче переметнулась, на Али то есть. А Эмма та ведь руки на себя чуть не наложила. Мы с Викой ее в последний момент в больницу отправили. Еще врать пришлось, что Эмма случайно таблеток наглоталась. Дескать, младшая сестренка пошалила, весь аспирин, что был в доме, и которого запасливая бабушка закупила сразу двадцать упаковок, всыпала в еду старшей сестры.

– И что? Врачи в такую ерунду поверили? Что можно спокойно съесть двадцать упаковок и не заметить, что с едой что-то не то?

– Ой, да у них там и не такое случается! – отмахнулась Грация. – Им ведь тоже не хочется с лишними проблемами заморачиваться. А тут подтвердили, что произошел несчастный случай, никакой попытки суицида не было. Ну и все! Прочистили Эмме кишки, да и выпустили без дальнейших проблем. А то ведь поставили бы на учет в диспансер, всю жизнь девке бы испортили!

– Выходит, Эмма так переживала предательство Алены?

– А то! Да и недавно тоже…

– Что?

– Ну, после того случая, когда Эмма таблетками травилась, Костик же назад к Эмме все же вернулся. Алена-то его бросила, вот он и надумал назад к Эмме проситься. Покаялся, в ногах валялся, умолял простить. Ну, Эмма его и простила. А он… Нет, верно говорят, что черного кобеля не отмоешь добела! И лично я считаю, что тут не только Алена одна виновата. Был бы Костик нормальный мужик, не обратил бы внимания на ее заигрывания с ним. А тут…

И кипя возмущением, Грация рассказала про новое свидетельство подлости Алениной натуры.

– На даче это у Костика произошло. Верней даже не на даче, а в загородном доме. Да и не самого Костика, а его родителей. У самого Костика за душой ни гроша, но это дела не меняет. Он у отца с матерью единственный ребенок, по любому, наследник получается. Они на своего сыночка надышаться не могут. Все ему прощают. Обувают, одевают, деньгами на карманные расходы регулярно снабжают. Да столько дают, сколько мне и за год на своих стрижках не заработать!

Одним словом, сейшн планировалось провести в загородном доме. Были шашлыки, барбекю, копченая семга и, конечно, море вина и водки.

– Все мужики наклюкались, да и девчонки от них далеко не ушли. А жарко еще так было, все решили идти купаться.

Озеро находилось в нескольких шагах от дома родителей Костика. Это было большое лесное озеро, всего с двумя крохотными песчаными пляжами. Вся остальная береговая часть была покрыта деревьями и кустарником. И вот в этих зарослях Костик и согрешил с Аленой.

– И все бы у них шито-крыто получилось, перепихнулись бы по-быстренькому, и все дела! Никто ничего бы и не узнал. Хотя фиг ее знает эту Алену, она могла и проговориться, чисто из вредности. Хотя это ведь тоже не в ее интересах было. У нее уже тогда с Али все серьезно было. Дело к свадьбе шло. Как раз та история ей очень карты подпортила. Али после этого жениться на ней раздумал, правда, потом снова согласился.

Итак, никто из компании не увидел дурного в том, что Алена и Костик исчезли из поля видимости практически одновременно. Как уже говорилось, все были здорово пьяные, и поэтому отслеживать перемещения друг друга были не в состоянии. Но Эмме – Грации номер три как раз приспичило после шампанского в туалет.

– Представляете, пошла она в те кустики, что подальше от пляжа, а там парочка! Ее Костик и Алена! Снова! У Эммы, ясное дело, истерика! Она в слезы, с кулаками на Костика накинулась, Алену чуть не убила. Шум! Скандал! Все в курсе. Еще хорошо, что Али там не было. Конечно, ему потом все равно рассказали, но одно дело услышать от других, а совсем другое, увидеть собственными глазами. Будь он там, думаю, Алене никогда бы не удалось вымолить у него прощения. Али в таких делах суров. Араб, одно слово!

– Никому бы не понравилось застать свою подругу в объятиях другого мужчины. Хоть арабу, хоть индусу.

– Ну! А уж Али с его-то раздутым самолюбием! Я вообще удивляюсь, как это он после всего случившегося снова стал с Аленой разговаривать. Да еще и невестой ее своей задумал объявить. Это уже вообще из рук вон!

Свое возмущение мягкотелостью некоторых мужчин Грация даже не пыталась скрыть. Ее бы очень устроило, если бы Али дал Алене пинок под зад коленом. И оставалось только удивляться тому, чего ради Грация номер два общалась с Аленой, раз уж в душе так ее ненавидела и желала всяческих бед?

– Почему общалась? А я скажу! У меня свой интерес к Алене был. Алена ведь в группе эстрадных танцев одно время выступала. А вы не знали? Да, был такой период в ее жизни. А таким девчонкам всегда бесплатные проходки на все тусовки в городе присылали. Ну, типа, чтобы красивые девушки у них на вечеринке были, да еще такие, чтобы зажигательно танцевали и других гостей подтягивали. Она этих проходок хоть сотню могла притащить. И все мы по ним проходили, да еще и бесплатными коктейлями от заведений нас всегда угощали.

Значит, Алена была профессиональная тусовщица. Есть такой разряд девушек, они только и делают, что днем холят себя и лелеют свою красоту, а по ночам зажигают в разных клубах, где озабоченно высматривают кандидатуру на роль своего мужа.

– А с Али я ведь сначала познакомилась. А когда Алена у меня его увела, то еще и нахамила мне. Дескать, если бы не она, то меня вообще ни в один приличный клуб не пустили. Сказала, чтобы я довольствовалась малым. А на жирный кусок рот бы не разевала!

– Это Али жирный кусок? – удивилась Мариша.

Конечно, «Чайный дворик» был классным рестораном. Но вряд ли один единственный и совсем небольшой ресторан может сделать своего хозяина действительно богатым человеком. Обеспеченным – это да. Но богатым?

– А при чем тут «Чайный дворик»? – вытаращила глаза Грация. – Я совсем не про ресторан говорю. Ресторан – это так! Капля в море! А вот у отца Али настоящая нефтяная скважина. Да и не одна! Он нефть из своей земли качает, качал и качать будет! А еще у него четыре официальные жены и около двух десятков наложниц. А детей так и вовсе целая куча. Но самый старший из них всех – это Али! Наследник! Отец в нем души не чает. И хотя сейчас отец с Али в ссоре, но я не верю, что эта ссора долго продлится. Скоро Али будет у своего папочки в любимчиках. Ну, и естественно, законная жена старшего сына тоже свою часть любви и денежек получит от щедрого и богатого папочки.

И помолчав немного, Грация со злостью добавила:

– И вот такого жирного туза у меня Алена увела! Как вы думаете, могу я после этого к ней хорошо относиться?

Из всего сказанного Марише было ясно, что Грация своего неприязненного отношения к Алене не скрывает. Ее смерть ее ничуть не огорчила. Грация считала, что Алена получила вполне по заслугам. И тут одно из двух, либо Грация бедную Алену не убивала, считает, что ей бояться нечего, вот и распустила язык. Либо, напротив, именно она Алену и убила, но очень умна и притворяется, что скрывать ей нечего.

В последнем Мариша что-то сомневалась. Ну, не стоят по настоящему умные и хитрые девушки целый день с ножницами в руках. Даже если и случается такой период в их жизни, они всегда стремятся к чему-то большему. А про эту Грацию уже сейчас все ясно, если она не подцепит себе в ближайшее время богатого мужа, то так всю жизнь и простоит над чужими головами.

ГЛАВА 6

Выйдя от Грации, Мариша обратилась к Таисии за комментариями.

– Кто такая Эмма, которая травилась таблетками?

– Грация номер один.

– А Костик?

– Ее бой-френд.

– Она с ним до сих пор встречается?

– Ну, я и говорю, что дура! Снова простила и встречается. Все надеется, что Костик на ней женится. Ради денег его папаши на все глаза закрывает. Только с Аленой ему встречаться не позволяет. Поэтому и на помолвку одна явилась. Да можно подумать, свет клином на одной Алене сошелся! Помимо Алены в мире полно и других шустрых девиц. Только Эмма отвернется, как ее Костик уже на следующую овечку запрыгивает!

И совсем не логично, но зато с чувством она добавила:

– Козел!

Когда любимый муж изменяет вам, не стремитесь изо всех сил и во всем обвинять свою соперницу. Лучше спокойно сядьте и раскиньте мозгами, как получилось то, что получилось. Ведь если бы ваш муж не захотел вам изменить, то ничего бы у них и не случилось. Так кто виноват? Посторонняя вам женщина, которая вас и про вас может и не знает ничего, или все-таки ваш родной благоверный?

Мне почему-то кажется, что виноват именно муж. Ведь это ваш муж клялся у алтаря защищать, оберегать и быть с вами в горе и в радости. А та женщина вам ни в чем не клялась. Ну, и конечно, свадебная клятва предусматривает и супружескую верность. И что вместо этого? Измена. Но своим клятвам изменил только ваш муж, вот ему и следует предъявлять обвинения.

И все равно Мариша считала, что им необходимо увидеться с этой Эммой. Дура она или не дура, а зачем-то на помолвку к Алене явилась. Хотя было бы логичнее забить на такую подругу, которая уже дважды делала попытку увести ее молодого человека, вульгарно переспав с ним.

– Пока что я делаю вывод, что Алена была удивительно беспринципным человеком.

– Это да, – согласилась с Маришей Таисия. – Врала всем направо и налево. Хвасталась просто по-страшному. По ее словам, она происходила из знатного дворянского рода. Чуть ли не из самих Шерементьевых. Училась она в театральной академии. Ни в чем нельзя было на нее положиться. Уверена, что и про свое происхождение она тоже все врала. И про институт, который она, якобы, закончила.

Да, безусловно, прошлое самой Алены также нуждалось в освещении, Мариша была в этом целиком и полностью согласна со своей сестрой. Но пока что ей казалась более важно об работа со свидетелями. Кто-то из них, она была в этом уверена, убил Алену. И надо было понять, кто именно мог это сделать.

– У Эммы были все причины, чтобы ненавидеть Алену. Даже больше, чем у Ирки.

Ирэной звали Грацию номер два, с которой сестры только что пообщались. Грация номер один была у них Эмма. Ну, а третье место занимала некая Вика, про которую Марише пока что не было известно ничего, кроме того, что она помогала спасать Эмму, когда та наглоталась таблеток из-за своего обманщика Костика. Ну и из-за двуличной Алены тоже.

Мариша даже не стала искать повода, по которому могла бы позвонить Эмме. Она просто набрала номер девушки и сказала:

– Нам необходимо поговорить о том, кто убил Алену.

И Эмма, как будто ждала этого звонка, сразу же ответила:

– Приезжайте. Или лучше мне самой к вам приехать?

Видимо, девушке было, что рассказать и было, что скрывать. И поэтому Мариша совсем не удивилась, когда Эмма сразу же принялась переводить стрелки подальше от себя. Рассказывая, каким ужасным монстром была покойная и сколько гадостей от нее видели все окружающие.

– Про Ирку, которую Алена чморила по полной программе, я уже и не говорю. В конце концов, Ирка сама виновата. Понимала, что до нашего с Аленой уровня она не дотягивает. Кто она такая, если разобраться? Простая парикмахерша! Ни образования серьезного, ни родни, ни мужа у нее нет! Алена ей постоянно напоминала, какое Ирка пустое место. И та все равно продолжала с нами тусоваться и терпеть от Алены все ее подколки! Совсем у человека гордости нету! Но Вика… У Вики родители то ли профессора, то ли академики. Бабок зарабатывают целую кучу! Вика у них единственная дочка. Она в родительской любви, как в сливках купается! Верней, купалась, пока Алена ей не поднасрала!

– А что случилось?

– Как? Вы не знаете? Алена ведь соблазнила отца Вики! Да! Да! Такая еще громкая история была! Правда, это еще до Али случилось, но какая разница! Такие вещи не забываются и не прощаются.

И видя интерес на лицах Таи и Мариши, девушка вдохновлено продолжила:

– У Вики папулик еще мужчина очень даже ничего. Седой уже, но как говорится, седина в голову, бес в ребро. Вот ему этот бес в облике Алены и подвернулся. То да се, Алена отца Викули за собой поманила, и все у нее получилось. Ушел мужик из семьи! Ушел и прямо жене и дочке так и сказал, люблю вас, но Аленушку люблю еще больше. Прощайте, мои дорогие. Зла на меня не держите. В квартире можете пока что оставаться, а там посмотрим! И насчет денежного содержания тоже я должен подумать. Викуля уже взрослая, да и женушке не мешает тряхнуть стариной и поработать немножко. С тем и ушел!

– Даже так?

– А вы думали? Там все серьезно было! Папик этот на Алене собирался даже жениться. Хорошо, что ей Али подвернулся. Она его более соблазнительным нашла. Молодой, во-первых, да и богатый очень. Куда там академику до папы Али с его нефтяными вышками! Алена папика своего бросила, а он такого удара не выдержал, чуть было коньки не отбросил!

– Что?

– Да, да! Теперь лежит весь парализованный, ни рукой, ни ногой шевельнуть не может. Мозги вообще не работают, говорить и то не может! Естественно, все деньги на лечение уходят. Да и какие там деньги, если он теперь на инвалидность идет? А ведь еще совсем не старый мужик был. Ему только пятьдесят пять стукнуло. Жил бы и жил, карьеру бы делал. Ему звания всякие светили, должности перспективные. А тут уже ничего больше не будет. Только больничная койка, да протертый супчик. Еще повезло мужику, что жена ему добрая попалась. Не оставила гнить в больнице, а к себе домой привезла и теперь за ним ухаживает получше иной сиделки.

И помолчав, Эмма добавила:

– Только уход – уходом, а как Вике на все это смотреть без слез? Ведь только что ее папа веселый и бодрый был, их с мамой любил и заботился о них. А теперь что? Лежит и не шевелится. Глазами двигает и все. Я была у них, ужас! Нищета в доме! Почти все ценные вещи проданы, мебель антикварная, какая была, тоже исчезла. Как они дальше жить будут, даже и не представляю. Наверное, квартиру станут продавать. А как иначе? Отцу на лекарства много денег надо. А ни Вика, ни ее мама в жизни своей не работали! Во всяком случае, Вика точно пальцем о палец ни разу не ударила. Все за нее прислуга делала. А теперь уж не до прислуги. Самой колготки себе стирать приходится.

Да уж, тут тоже имелся повод, чтобы ненавидеть Алену. Но с другой стороны, если бы не Алена, то Викиному папе подвернулась бы другая юная краля. Хотя как знать, могла подвернуться, а могла и нет. И прожили бы тогда Вика с мамой за спиной своего папочки-академика в сытости и спокойствии. А что теперь? Теперь у них впереди нищета и необходимость заботиться не только о самих себе, но еще и об отце-инвалиде.

Эмма так старательно и такими черными красками описывала жизнь своей подруги, что у Мариши невольно закралось подозрение. Девушка делает это не просто так, а чтобы отвести подозрение от самой себя. Ведь и у Эммы имелся повод ненавидеть Алену. Пусть ее отца Алена и не доводила до инвалидного кресла, но зато пыталась увести жениха. И жениха перспективного, которого Эмма обрабатывала уже не один год, как заботливый огородник обрабатывает засеянную грядку в ожидании богатых плодов.

И что теперь? Вредитель в лице Алены попортил все посевы, превратив урожай в нечто ничтожное, гниющее на корню и изъеденное до дыр.

– Эмма, а сама ты не хотела убить Алену? – задала Мариша тихим голосом провокационный вопрос.

В ответ девушка нервно дернулась и, сжав пальцы в крепенькие кулачки, воскликнула:

– Нет! Что вы!

– Но ведь ты ненавидела Алену! Та пыталась увести у тебя жениха. Дважды!

И сделав паузу, Мариша воскликнула:

– Признавайся, это ты убила Алену?

Эмма побледнела и сказала:

– Я знала, что рано или поздно мне зададут этот вопрос. Нет! Я ее не убивала! Хотела, да! Но не убивала!

И видя, что ей не верят, она воскликнула еще яростнее:

– Если бы вы только знали, как я саму себя презираю за бесхребетность! Давно надо было бы прогнать этого козла Костика подальше от себя. И с Аленой надо было бы порвать без всякой жалости. Сука она, а никакая не подруга! Но ведь я этого не сделала. И вряд ли когда сделаю. Так и буду ждать милости от своего Костика. Ну, а что касается Алены, то я ей такой смерти не желала. Но раз уж так получилось, то я очень этим довольна!

Слова Эммы прозвучали вполне искренне. Да и не станет человек, который накладывает руки на самого себя, убивать кого-то другого. Убийца и самоубийца – это совсем два разных типа психологии. Один направляет агрессию на окружающих, а второй загоняет ее внутрь самого себя. Нет, не могла бы Эмма убить Алену. Да еще так жестоко и кроваво.

Подсыпать ей яду – это еще как-то можно оправдать. Но убить, перерезав горло!.. Нет, это точно была не Эмма!

И все же Мариша не до конца понимала, почему девушка так дергается. Эмма была вся на взводе. С самого начала разговора ее трясло мелкой дрожью. Она пыталась ее скрыть, сжимая руки до того, что синели суставы, но это ей не особенно помогало.

– Эмма, а ты принимаешь какие-нибудь успокоительные препараты?

Мариша спросила просто так, без задней мысли. Просто потому, что ей стало очень жалко эту девушку, которой явно не помешало бы серьезное медикаментозное лечение. Некоторые женщины слишком эмоциональны. И им идет на пользу, когда они принимают различные седативные препараты, пусть даже и со снотворным эффектом.

Но Эмма от этого вопроса снова дернулась, да еще так сильно, что Маришу наконец осенило. Ну, конечно! Снотворное, которым была усыплена Алена! Вот чьих рук это дело! Теперь понятно, чего Эмма так дергается. Девушка опасается, как бы ее выходка не послужила для следствия весомым аргументом, чтобы заподозрить ее также и в попытке убийства.

– Эмма, это ведь ты подсыпала снотворное Алене в ее коктейль?

Эмма снова дернулась, а затем внезапно уронила голову на руки и разрыдалась:

– Не могу больше это скрывать! Да! Это сделала я! Но я не думала, что все закончится так ужасно! Когда следователь мне сказал, что Алена приняла смертельную дозу, мне прямо плохо стало. Ведь если бы Алене не перерезали горло, то ее… ее могла убить я?

– А ты этого не хотела? Не хотела убивать Алену?

– Нет! – яростно помотала головой Эмма. – Нет, конечно! Мне просто хотелось… Хотелось…

– Хотелось сделать Алене какую-нибудь гадость, да? – подсказала ей Мариша.

– Да! Я хотела сорвать ее планы!

– Ты подсыпала ей снотворное и хотела, чтобы она отключилась?

– Ну да! Я просто не рассчитала дозу. Натолкла таблеток и сыпанула Аленке в коктейль слишком много получившегося порошка. Но я не хотела ее смерти. Я хотела ее позора! Пусть бы эта гадина на своей собственной шкуре почувствовала, каково это, когда тебе в душу плюют самые близкие! Пусть бы Али отвернулся от нее! А он бы точно от нее отвернулся, я это знаю!

– Да? И что ты знаешь?

– Али давно уже подумывал о том, как бы ему распрощаться с Аленой. Она стала ему надоедать, понимаете?

– А ты откуда знаешь?

– Сама Алена мне об этом и рассказала! Ну не в смысле, что рассказала, а в смысле, что поплакалась. Я даже подумала, что Алена и на моего Костика от безнадежности запрыгнула. Думала, если с Али не выгорит, так хоть Костик у нее про запас будет иметься.

– Но почему Алена решила, что Али хочет с ней расстаться? Разве Али давал ей повод? Даже совсем наоборот, он собирался объявить о помолвке.

Эмма помолчала, а потом загадочным тоном произнесла:

– Вот это-то и странно! Я точно знаю, что Али хотел порвать с Аленой, но вместо это объявил об их помолвке. Как вы думаете, с чего бы это?

– И с чего?

– Алена его просто вынудила!

– Вынудила? Как?

– Подробностей я не знаю, – развела руками Эмма. – Но Алена мне тут как-то намекнула, что она знает, как ей поступить с Али. Сказала, что он у нее практически уже в кармане. И он сам, и его папаша с его миллионами и нефтяными вышками. Что никуда они от нее не денутся. Что Али напрасно дергается, ему от нее не уйти.

– Врала, возможно? Храбрилась?

– Не знаю. Такой торжествующей я Алену еще никогда не видела. Мне показалось, что она в самом деле придумала толковый способ, чтобы затащить Али под венец. И не сомневалась, что этот способ сработает на все сто процентов.

Мариша с сомнением покосилась на Эмму. Верить ей или нет? С одной стороны, Эмма призналась в том, что желала зла Алене. Но похоже, ее месть ограничивалась одними снотворными таблетками, которые Эмма подсыпала Алене в коктейль. Действовала она второпях, вот рука у нее и дрогнула, сыпанув слишком большую порцию.

И в любом случае, Алена была еще жива, когда ей перерезали горло. Значит, Эмма счастливо избежала участи стать убийцей. Так и кто же тогда убил Алену?

– Одно могу сказать, это точно была не Эмма.

– Да. С нее хватило и таблеток.

И Марише не хотелось этого говорить, но пока что самым реальным подозреваемым на роль убийцы был именно Али.

Но против этой версии начала активно возражать Таисия.

– Мы еще не поговорили с Викой, – сказала она. – Вот уж если кто имел все основания ненавидеть Алену, так это она!

– Да?

В голосе Мариши слышалось сомнение, и Тая сразу же бросилась разуверять ее.

– Ну конечно! В самом худшем случае, Эмма теряла всего лишь жениха, который и так мог скоро потеряться без всяких Алениных ухищрений. А вот Вика потеряла отца. И не просто отца, а кормильца и поильца. Единственный источник их с мамой благополучия. Теперь усилиями злокозненной Алены отец Вики находится на краю могилы, а сама Вика и ее мать стоят на краю нищеты. Как ты считаешь, за такое можно убить?

Мариша считала, что за такое можно наказать как-то иначе. Что проку от смерти Алены? Будет куда лучше, если Алена попытается искупить причиненное ею зло. Как? Ну, например, деньгами. Иной раз деньги обладают куда большей властью, чем иное наказание.

Вот, к примеру, к чему сажать за решетку драчуна, разбившего в пылу драки чью-то тоже пьяную физиономию, вывихнувшего руку своему противнику или сломавшему тому несколько ребер? Пусть лучше хулиган заплатит приличный штраф в казну. И еще более внушительную сумму заплатит самому пострадавшему. В другой раз подумает, распускать ему руки или ограничиться словесной полемикой со своим противником.

Наверное, и Вика с матерью рассуждали точно также. Какой прок от мести, если она не вернет им былого благополучия? Они должны были не убивать Алену, а попытаться найти возможность вытрясти у негодяйки те деньги, которые они потеряли по ее вине. А сумма, как прикидывала Мариша, даже без учета морального ущерба, получалась очень и очень внушительной.

Однако визит к Вике пришлось отложить. Девушка упрямо не снимала трубку. Наконец их соединили и Вика торопливо произнесла:

– Сейчас я говорить не могу! Перезвоню вам завтра!

Мариша только успела услышать где-то на заднем фоне шум голосов и поняла, что Вика находится среди большого скопления народа. Также звучала музыка и раздавались громкие крики. Судя по всему, несчастная дочурка отнюдь не скучала.

И еще одно, никакого траура по своей подруге она носить не собиралась.


Вернувшись к себе домой, Мариша первым делом влезла под прохладный душ.

– О-о-о! Как хорошо! – застонала она, когда прохладные струи воды побежали по ее телу.

Мариша сунула голову с роскошными волосами под воду и застонала еще громче:

– Здорово! Блеск!

Ее можно было понять, целый день они с Таей болтались по раскаленному городу. Несмотря на кондиционер в машине, жара на улице все равно была невыносимая. В квартире за плотными шторами высокая уличная температура не так ощущалась, но все равно Мариша, выйдя из душа, даже не стала одеваться.

Так и прошлепала босиком по паркетному полу на кухню, где встала возле открытого холодильника, пытаясь понять, чего же ей хочется. А еще чуточку охлаждаясь прохладой из недр холодильной камеры.

И что бы ей взять? Арбуз? Дыню? Или веточку красного винограда? После некоторых колебаний Мариша взяла лишь бутылку с квасом. И кто выдумал все прочие газировки? Зачем они нужны, когда есть квас? Прекрасный чуточку кисловатый напиток, он освежает в жару куда лучше, чем все прочие напитки. Напившись квасу так, что в животе забулькало, Мариша упала на кровать, раскинув руки и ноги звездочкой.

И почему они со Смайлом в свое время не установили у них в квартире кондиционер? Впрочем, ясно почему. Несколько лет подряд лето «радовало» затяжными дождями и холодным ветром. Вот все и думали, что в их полосе жара не наступит никогда. А она взяла и наступила. Да еще, как водится, без всякого предупреждения. И теперь Мариша изнывала от духоты, не зная, куда себя деть.

Внезапно зазвонил телефон. Мариша лениво сняла трубку и услышала бодрый голос Инны.

– Я все узнала! – заявила ей подруга. – В городе есть несколько подходящих местечек. Но лично я думаю, что «Чайный дворик» будет самое оно!

От неожиданности Мариша чуть не выронила трубку из рук.

– О чем ты говоришь? – изумилась Мариша. – При чем тут «Чайный дворик»?

– Ресторан для празднования юбилея твоего Смайла! Ты же просила меня подыскать подходящее место!

– Ну просила. И при чем тут «Чайный дворик»?

– А почему бы и нет? Мы с Бритым были там в прошлом месяце. Нам понравилось. Очень все прилично. Хозяин просто душка. Накормили нас отлично. А еще в подарок от заведения нам подали чай и восточные сладости. Да! И бутылку вина!

– Надо же.

– А что у тебя с голосом? Ты что тоже там бывала?

– Да. Приходилось.

– Что-то мне твой тон не нравится, – насторожилась еще больше Инна. – Что-то не так с обслуживанием? Или еда не понравилась? Странно, потому что отзывы об этом ресторане самые положительные. Да и я сама…

– Дело совсем не в этом, – перебила ее Мариша. – Сам по себе этот ресторан чудесное местечко, я с тобой в этом совершенно согласна. Ничего лучше и подыскать было невозможно. Но увы, этот ресторан нам со Смайлом не подойдет.

– Нет? А почему?

– Просто… Просто там совершено убийство.

Услышав про убийство, Инна мигом загорелась интересом.

– Убийство! Ты говоришь, убийство! И конечно, ты его расследуешь?

– Ну… М-м-м…

– Не мычи! – строго велела ей Инна. – И так все ясно! Будто бы я тебя не знаю! Надо же, какие бывают на свете совпадения! И кого убили? Надеюсь, не самого хозяина? Конечно, тебя хлебом не корми, дай чего-нибудь порасследовать!

– Ты говоришь совсем как моя мама! – обиделась Мариша.

– Ой, как я тебе завидую! – протянула Инна. – Как бы я хотела быть рядом с тобой. Но не могу! Чувствую себя совсем неважно.

Мариша знала, о чем говорит Инна. Ее подруга сдержала свою угрозу и завела себе второго ребенка. Впрочем, пока еще ребенок сидел у нее внутри и было даже не ясно, мальчик это или девочка. Но вел себя малыш уже сейчас отвратительно. Инна не могла ничего есть кроме соленых помидоров и жареного арахиса. Обе эти вещи прежде она одинаково не могла терпеть. Никогда в жизни не прикоснулась бы к арахису или соленым помидорам. И теперь она рыдала от отчаяния, но ничего не могла поделать со взбесившимся организмом. Поглощала арахис, так что за ушами трещало. А от соленых помидор у нее все губы потрескались, но Инна и тут не уступала, ела их целыми банками, ненавидя и себя, и их.

– Сначала ем, потом меня тошнит, потом в сон клонит со страшной силой. Врачи обещают, что скоро все пройдет, но я не уверена, доживу ли я до этого светлого будущего.

Так что компаньон из Инны в этом расследовании был аховый. Беременная женщина, что тут еще скажешь. Но Мариша совсем и не рассчитывала, что подруга будет с ней рядом. И уж конечно, Мариша не обижалась. Надо же кому-то и нормальным женским делом заниматься, то есть пополнять численность населения нашей страны.

– Приходи в себя, – пожелала она Инне. – Лежи и ни о чем не волнуйся. Я все выясню, а потом расскажу тебе.

Но Инна не торопилась прощаться.

– Постой! А кого убили-то? Надеюсь, не хозяина?

– Ты знаешь Али?

– Так его зовут Али? Г-хм… Какое-то слишком заурядное имя для такого красавца. Нет, я его не знаю. Видела, конечно, пока мы с Бритым сидели в ресторане. И поняла, что это хозяин. Но кто он или что он, я не знаю. Если хочешь, спрошу у Вероники.

– А кто это?

– Супруга Жени Курочкина.

– А это кто? Это тот парнишка, у которого бабушка в Тихвине огурцы солит?

– А-а-а… Ты его тоже помнишь? Да, огурцы у его бабушки знатные. И Женька на все банкеты притаскивается со своими домашними огурцами. Вкусные, заразы! Лучше всякой заморской снеди! Но в меня сейчас даже Женькины знаменитые огурцы не лезут, хотя в холодильнике стоят сразу три банки. Представляешь, до какой жизни я дошла?

Мариша посочувствовала Инне, но все же не удержалась от вопроса:

– А что, ты говоришь, этот твой Женька хорошо знаком с Али?

– Нет, не Женька, – покачала головой Инна. – Не он сам, а его жена – Вероника. Она один из поставщиков Али. Интересно тебе это?

– Очень! Слушай, мне бы тогда с этой Вероникой очень хотелось встретиться.

– Без проблем, – легко отозвалась Инна. – Пиши ее телефон.

И уже вешая трубку, Инна вдруг вспомнила, что не узнала самое главное, и спросила:

– А кого же все-таки убили?

– Алену – невесту нашего Али.

– Так у него была невеста? – удивилась Инна. – Эх, жаль! Будь я в другом положении, обязательно бы приударила за красавцем! Ведь это же такой мужчина… Такой… Один раз в столетие такие мужики рождаются! Вот помяни мое слово, теперь рядом с ним обязательно какая-нибудь телка нарисуется. Такие мужики не созданы для одиночества. Помяни мое слово!

В душе Мариша была согласна с Инной. Внешность Али и на нее произвела сильное впечатление. Конечно, Мариша очень любила своего мужа, но почему-то именно пообщавшись с Али, она необычайно остро ощутила все тяготы жизни соломенной вдовы. Вроде бы и муж у нее есть, но он где-то так далеко, что вроде его и нет.

И чтобы отвлечься от мятежных мыслей, которые еще не известно, куда бы ее завели, Мариша позвонила Веронике.

– Да я уже слышала про убийство, – сказала она. – Честно говоря, я плохо знала покойную. Но Али мне бесконечно жалко. Он не заслужил такой участи.

Все ясно! И эта тоже потеряла голову, попав под чары Али. Интересно, чем он дурманит головы женщинам, которые его окружают? Просто какое-то колдовство. Убили Алену, а все вокруг единодушно жалеют Али! Ему-то что? Он остался жив. И совсем не заметно, чтобы он был раздавлен горем. Скорей уж совсем напротив, Али вздохнул с облегчением. И его показной траур совсем не является отголоском его внутреннего состояния.

Мариша и сама не знала, что она хочет узнать от Вероники. Но внезапно Вероника сама навела ее на мысль, сказав:

– Я мало знала Алену, но мне всегда казалось, что они с Али совсем не пара.

– Как – так удивилась Мариша. – А все вокруг только и говорили, как эти двое прекрасно смотрятся вместе. Он – жгучий брюнет, она – блондинка. Оба высокие, стройные и красивые.

– Не это главное в паре, – отмахнулась Вероника. – Главное, чтобы молодые смотрели в одну сторону.

– Что?

– Ну это моя бабушка так говорила, – смущенно усмехнулась Вероника. – Я так понимаю, что она имела в виду, чтобы молодых интересовали одни и те же вещи. Тогда их брак будет крепким.

– А про Али и Алену вы такого сказать не могли?

– Никогда не понимала, что держит Али рядом с этой особой. Про нее-то все как раз было ясно. Ее привлекали деньги Али и его отца. А также перспектива в будущем еще больше разбогатеть, став законной супругой и, возможно, родив наследника. Но Али… Он совсем другой. Вы знаете, что он пишет стихи?

Нет, этого Мариша не знала. Но честно сказать, это ее не сильно заинтересовало. Где стихи, а где убийство!

– Он очень талантливый человек. И для него ресторанный бизнес – это нечто вроде развлечения.

А откуда тогда у Али брались деньги? Ведь не из воздуха же! Чтобы жить на широкую ногу, нужны денежные средства.

– И ведь она изменяла Али, – донесся до Мариши голос Вероники. – Вы знаете об этом?

– Да, да, я знаю. С парнем своей подруги – с Костиком.

– Ах, нет! – засмеялась Вероника. – У вас неверная информация. У Алены был роман совсем с другим человеком.

– И с кем же?

– С этим… Как его… Ну надо же! Такое известное имя, все время на слуху, а я забываю! Молодой человек все время мелькает на телеэкране, а зовут его… Ах, да! Виконт!

Услышав это, Мариша ахнула.

– Нет, не может быть! Виконт – один из лучших друзей Али!

– И тем не менее, именно у него был роман с невестой своего лучшего друга.

– Вы ошибаетесь.

Вероника в ответ обиделась.

– Я никогда не возвожу напраслину. Если сказала, значит, так и было. Я своими собственными глазами видела, как они обнимаются в темном закоулке ресторана. Алена и этот Виконт! Думали, что их никто не увидит. Спрятались, словно крысы. Я была возмущена до глубины души поведением этой особы.

– Но вы ничего не сказали об этом инциденте Али?

– Нет, – помявшись, призналась Вероника. – Видите ли, не хочу быть доносчицей. И потом я решила, что в конце концов, Али сам разберется, что за фрукт его девушка. Ну, а теперь это тем более уже не важно.

Но в последнем Мариша как раз очень сомневалась. Совершено убийство. И в свете этого все прежде малозначительные факты обретают угрожающую окраску. И ведь убита совсем молодая женщина. И что она была за человек? Ясно, что довольно беспринципный. А еще не очень осторожный, раз Алена направо и налево изменяла своему потрясающему красавцу жениху, рискуя попасться на этом и потерять его любовь?

И между тем, самое удивительное заключалось, на взгляд Мариши, в том, что даже попадаясь, Алена как-то умудрялась выкручиваться. Значит, она была еще и хитрой, и изворотливой. И при этом даже лучшие подруги Алены тихо ненавидели ее в душе.

И Мариша поняла, что до обидного мало знает про Алену и ее прошлое. Кем были ее родители? Где выросла эта девушка? Откуда приехала? За всеми этими вопросами логичнее всего было бы обратиться к Али, но по какой-то причине Мариша не хотела этого делать. Да, Али, позвонив ей, просил ее поучаствовать в расследовании убийства его невесты. Но честно говоря, особой горячности Мариша в его голосе при этом не услышала.

В другое время Мариша не стала бы осуждать молодого человека, который удачно избавился от девушки, которая как минимум дважды наставила ему рога. Но сейчас, как уже говорилось, произошло убийство. И в его свете все более мелкие грешки самой Алены просто-напросто меркли.

Марише было нужно узнать про Алену и про ее жизнь от кого-то другого. Вот только от кого? Пока этот вопрос повис в воздухе. И свой следующий день Мариша решила начать со знакомства с друзьями Али.

ГЛАВА 7

Первым в ее списке, разумеется, значился Виконт. А как же иначе? Ведь это именно его видели интимно обнимающимся с Аленой. А такое поведение с девушкой лучшего друга – это уже во многом характеризует человека. Такой тип способен либо на очень сильные чувства, когда вообще плевать на все вокруг, либо на элементарную подлость. И в том, и в другом случае в связи с убийством эти качества обращали на Виконта особое внимание.

– Следовательно, с него мы и начнем!

Правда, Таисия не могла поклясться, что Виконт заходил в зал к Алене. Но ведь она, как уже говорилось, не торчала возле входа постоянно. Отходила, занималась другими делами. У убийцы, кем бы он ни оказался, вполне был шанс зайти в зал, прикончить Алену и выскользнуть обратно незамеченным.

Смущала красная сумка Алены, которая была подкинута на мойку. Кто это сделал? Обычным посетителям разгуливать по подсобным помещениям «Чайного дворика» не разрешалось. Они там и не разгуливали. Никаких посторонних возле мойки или в других служебных помещениях в вечер убийства замечено не было. Оперативники уделили этому вопросу особое внимание и тщательно допросили всех служащих, которые дали однозначный ответ – нет, посторонних не было.

А следовательно, убийца был кем-то из своих. Только он мог, не привлекая к себе особого внимания, проскользнуть в мойку и оставить сумку там. Но для сыщиц это не стало открытием. Таисия и раньше считала, что Алену убил кто-то из своих. Кто-то из ее собственных друзей или друзей Али. Алена была достаточно невыносимой, чтобы спровоцировать свое убийство.

Виконт оказался страшно занят.

– Сегодня я до вечера на съемках рекламы. Потом у меня встреча со зрителями. Думаю, что она закончится часикам к одиннадцати. Если хотите, подгребайте к этому времени. Уделю вам несколько минут.

И даже известие, что с ним хотят побеседовать о смерти Алены и это настойчивое желание самого Али, не ускорило свидание девушек с Виконтом.

– Ничего не могу поделать. Занят!

Занят он! Скажите, пожалуйста, как обжиматься с Аленой в темных закоулках «Чайного дворика», так тут он первый! А как рассказать об обстоятельствах смерти Алены, что ему известно или что он думает, так и нет его! И уж не потому ли Виконт так оттягивает эту встречу, что ему совсем не интересно узнать, как продвигается расследование? А не интересно ему, потому что он и сам прекрасно знает, кто убил Алену!

Но такие мысли могли завести сыщиц очень далеко. Даже подвести тому, чтобы обвинить самого Виконта в смерти Алены. А с другой стороны, что тут такого? Почему бы и нет? Алена могла начать его шантажировать тем, что расскажет всю правду про них Али. Конечно, это маловероятно. Но вдруг Алена решила переметнуться от Али к Виконту? И такое было возможно.

Ведь Виконт с каждым годом все больше входил в силу, становился знаменитым. И как знать, не мечтала ли Алена о том, чтобы стать женой известного актера? А там, как знать! Будучи женой Виконта, она должна была часто встречаться с известными режиссерами. А вдруг один из них также влюбится в нее? Ну, или захочет снять ее в своем кино? И тогда в российском кино появится еще одна звезда. А там пять минут и до Штатов, и до самого Голливуда!

Мариша уже понимала, что честолюбию Алены не было границ. Она готова была буквально на все, лишь бы заиметь себе шикарного мужа, прославиться и сказочно разбогатеть. А все это ей с легкостью могла дать карьера в кино. Ведь нет для человека ничего более притягательного, чем блеск софитов и рукоплескание восторженной публики.

– А Алена о самой себе была весьма лестного мнения. Могла решить, что и слава великой актрисы ей по плечу.

Но Таисия думала о другом.

– Раз Виконт не может или не хочет с нами встречаться, то встретимся с Банкиром, – практично предложила она Марише.

Увы, Банкир тоже был занят до вечера.

– Собрание правления банка, – произнес он сдавленным голосом. – Поймите, я не могу все отменить ради разговора об этой штучке. Могу встретиться с вами в пять часов вечера.

Это было уже немного лучше! Но все равно у девушек оставался свободным еще слишком большой отрезок времени. Чем бы его занять? У них остался неохваченным последний из трех приятелей Али. Тот самый Креол, который забежал в зал первым.

Так что девушки позвонили Креолу и не ошиблись. Он был совершенно свободен и тут же согласился встретиться с сыщицами.

– Слышал, слышал, Али нанял вас для расследования убийства, – хмыкая, произнес он, едва пожав Марише руку и присев с девушками за столик в кафе.

Кафе было большое, но народу тут было немного. В подавляющем большинстве люди заходим сюда, чтобы наскоро перекусить в свой обеденный перерыв, возможно, кое-что обсудить и бежать дальше по своим неотложным рабочим делам. Так что на лицах почти у всех лежала печать торопливой озабоченности.

Один Креол совершенно выбивался из общей массы посетителей этого места. На его челе лежала печать отрешенности, и становилось очевидным – этот человек никуда не торопится, никуда не опаздывает. И все дела у него давно сделаны и переделаны, так что теперь он с чистой совестью может с высоты своего величия снисходительно наблюдать за копошением прочих мелких букашек.

– Что будете заказывать? – подскочил к ним официант, нетерпеливо переминаясь с ноги на ногу.

Его ждало еще не менее десятка голодных клиентов, и он хотел побыстрее принять заказ у Креола. Не тут-то было! Креол вдоволь помучил парня, не обращая никакого внимания на окрики других посетителей и мучения самого официанта, который оглядывался и лишь беспомощно разводил руками.

Невзирая на эту атмосферу нервозности, Креол в подробностях расспросил парня про каждое интересующее его блюдо.

– А кто платит за обед? – внезапно кинул он на подруг острый взгляд.

– Как? – удивилась Таисия, не поняв вопроса. – Поровну. Вернее, каждый сам за себя.

– Тогда мне чашку кофе, – быстро произнес Креол, мигом утратив интерес к меню.

Настроение у него здорово испортилось, и сыщицы с удивлением поняли, что им, оказывается, предлагалось заплатить за заказ Креола. Он хотел пообедать за их счет! Вот почему он так быстро и охотно согласился встретиться с ними. Мариша была неприятно поражена. Конечно, она слышала, что дела у Креола идут неважно, он частенько нуждается в деньгах и перезанимает у своих более обеспеченных друзей, но она не представляла, что все так запущено.

Но так разговор у них точно не склеится. Креол не скрывает своего испортившегося настроения. Сейчас он выпьет кофе и удерет.

– Вообще-то Али выделил нам небольшой материальный фонд для нашего расследования, – сказала Мариша, хотя разговора такого у них в помине не было. – Так что мы могли бы записать эту встречу и все съеденное и выпитое на ней на счет Али. Как вы думаете?

Таисия недоуменно вытаращила глаза. А Креол моментально оживился.

– В таком случае… Милейший!

И он величественно подозвал к себе обратно официанта, после чего заказал ему салат с креветками, запеченные шампиньоны, телятину по-венециански с отварным зеленым горошком, фрукты, кофе и десерт.

– К кофе принесете коньяк. Самый лучший, какой у вас есть! А за обедом мы все будем пить… Что вы будете пить, девочки?

Марише было все равно, она была за рулем.

– Что-нибудь безалкогольное.

Таисия развела руками.

– Бутылку красного вина. Полусухого! Разлито должно быть страной производителем. И бутылку откроете при нас. А то знаю я вас! Принесете какой-нибудь ерунды с полуотвинченной пробкой, а потом станете утверждать, что это то самое вино, которое должно быть, судя по этикетке.

Официант пробормотал что-то о том, что в их заведении такого никогда не случалось, но Креол его не слушал:

– И скажи там на кухне… Кто там сегодня? Клава или Люся?

– Сегодня старший повар Людмила Ивановна.

– Вот и скажи вашей Людмиле Ивановне, что пришел ее хороший знакомый. Она поймет, о ком речь. И еще скажи, что он нынче вечером наведается к ней. И еще скажи, чтобы телятину она ему нарезала из собственных запасов, а не из той перемороженной туши, которая перестала быть теленком как минимум лет пять назад! И еще… салат она мне пусть тоже не тем майонезом заправит, что у нее в бадейке на столе стоит и в котором все, кому не лень руки полощут, а из холодильника!

Официант покраснел еще больше и унесся на кухню. А девушки с интересом уставились на Креола. Чего это он распоряжается тут, как у себя дома?

– Вы тут часто бываете? – поинтересовалась у мужчины Мариша.

Таисия все еще испытывала робость перед этим человеком и его острым языком. Но Марише было все равно. Видала она и не таких остряков. А этот гусь! В кармане ни гроша, а все хорохорится!

– Да, время от времени встречаюсь с обеими поварихами, – не стал скрытничать Креол. – А что? Повариха – она тоже человек. И к тому же я люблю женщин в теле! Ну, и они меня… соответственно, тоже любят и не обижают.

Ага! Значит, проблему со столом Креол решил очень просто. Захаживает по очереди в гости к обеим поварихам в этом ресторане, а они его за это кормят, поят, любят и обихаживают. Бедные русские женщины, на что им только не приходится идти, чтобы заполучить хотя бы иллюзию семейного счастья. Интересно, а обе любовницы Креола знают друг о друге?

Оказалось, что знают. Более того, оказалось, что эти две достойные особы в жизни Креола далеко не единственные. Имелась у Креола еще женщина, которая его стригла и которую он, соответственно, навещал раз в неделю. Имелся дизайнер, которая практически задаром подкидывала Креолу уникальные вещи из коллекций лучших домов мод. Была провизор в аптеке, которая снабжала Креола ежемесячной порцией витаминов и минеральных добавок. Креол очень следил за своим здоровьем, и потому посещал спортзал, где, (надо ли говорить?) тоже не платил ни за одну из услуг, потому что его личный тренер была его же и личной любовницей!

Тоже самое касалось и жилья. Креол жил в отличной трехкомнатной квартире класса люкс, которую ему предоставила в безвозмездное пользование женщина-риэлтер. Хозяевам она объясняла, что квартиру невозможно сдать, подходящих клиентов не намечается. А в это время Креол жил в ней и не тужил, время от времени оказывая сексуальные услуги прекрасной обманщице.

При этом Креол совсем не стеснялся, что живет за счет своих женщин. И вроде как даже наоборот, считал, что оказывает им честь, принимая их подарки и подношения. Но все это было его личным делом. Его и его многочисленных любовниц. Хотя, конечно, такое поведение и характеризовало Креола далеко не с самой лучшей стороны.

– А что вы можете сказать по поводу Алены?

– Ничего хорошего, – лаконично произнес Креол и, поколебавшись, все же решил прибавить: – Видите ли, мы с ней недолюбливали друг друга. Будучи ягодой с одного поля и птицей одного полета, мы видели друг друга насквозь. И прекрасно понимали, что никакой пользы одному от другого не получить. Ну, а раз так, то мы старались обходить друг друга стороной и соблюдать нейтралитет.

– Гала вам нравилась больше?

– Когда она была кривоногой уродкой, да, – невозмутимо кивнул Креол.

Эта фраза откровенно изумила Маришу.

– Вы знаете, что Гала сделала себе несколько пластических операций?

– И вживила себе в ноги искусственные шифты, благодаря чему ножки у нее теперь… Просто загляденье! Но увы, одновременно с новой внешностью Гала приобрела и черты для меня, увы, далеко не самые привлекательные. Она теперь знает самой себе цену. И совсем не желает дружить также искренне и бескорыстно, как когда она была просто бедной страшненькой уродкой.

– Значит, вы встречались с Галой после ее возвращения из Израиля?

– Ну да. А как же иначе?

– А Али?

– Али она была больше не интересна. Да и я бы не стал тревожить крошку, но у меня намечался интересный проект и я предлагал дурнушке взять его на себя.

– А деньги за него, естественно, положить к себе в карман?

– Это была моя идея, мой клиент и мой проект, – невозмутимо ответил Креол. – Конечно, я знаю ремесло дизайнера лишь в общих чертах. И естественно, я рассчитывал, что Гала по-дружески поможет мне осуществить основную работу. Ну, а я возьму на себя общее руководство проектом.

Ясно с ним все! Думал, что кривоногая дурочка будет пахать вместо него. А Гала его взяла и отшила!

– Но она не захотела?

– У нее теперь другие интересы, – ускользнул от прямого ответа Креол.

Но Гала подруг уже не интересовала. Зачем им Гала, если убита Алена? К тому же Гала ясно дала им понять, что у нее есть жених, они готовятся к свадьбе, и Али в ее новой жизни нету места. Раз нету места для Али, значит, и для Алены места в жизни Галы не нашлось.

– А что вы знаете о жизни Алены?

– Вы имеете в виду, что я знаю о ее жизни до того, как она приехала в Питер, по ее собственным словам, поступать в театральное?

Ага! Значит, все-таки мысль о карьере великой театральной или даже (чем черт ни шутит!), кинодивы не давала Алене покоя! Раз она мечтала стать актрисой, значит, очень даже запросто могла переметнуться от Али к знаменитому артисту. Тем более, что комбинация с богатым папочкой Али, который должен был озолотить сына и способствовать Алениной карьере, требовала слишком многих ходов и изворотливости.

А вот Виконт он был тут, прямо под рукой! Бери его и ешь с потрохами. А также всех его друзей – таких же знаменитых актеров, режиссеров и самое главное – продюсеров! Наверняка у Алены слюнки текли от возбуждения, когда она представляла себя на сцене в роли главной героини.

– А почему Алена не поступила? Она ведь не поступила?

– Нет.

– А почему?

– Да мало ли причин! Многие талантливые люди, если у них нет именитых дядюшек, матушек или папочек не поступают с первого раза! И наоборот бездарные отпрыски великих родителей с легкостью проходят конкурс. И пополняют собой ряды таких же бездарностей. А имея в загашнике протекцию своих именитых родителей и их кошелек, даже снимаются в главных ролях или принимаются ставить собственные фильмы! Нет предела для посредственности!

В голосе Креола слышалась такая неприкрытая зависть, что Марише захотелось его поддразнить. Так, самую малость, просто чтобы вывести его из этого его самовлюбленного состояния.

– И что же в этом плохого? – спросила она. – Зритель сам разберется, что ему нравится, а что нет.

– Я вас умоляю! – Креол картинно закатил глаза. – Зритель сожрет то, что ему подано под острым соусом! Скажут, что кино – великолепно, надо на него идти, все и ломанутся толпами. А как же? Ведь с экрана сам Михалков похвалил этот фильм. И пусть скучно, и пусть в сон клонит, но все равно попрутся и знакомых своих еще потащат. И даже если фильм им не понравится, а он никому не понравится, потому что дерьмо, все равно все станут повторять, как велик его создатель! У зрителя, милочки мои, своего собственного мнения нет! Его мнение искусно сфабриковано рекламой!

В душе сестры не могли согласиться с Креолом. Но все же им казалось, что разговор их как-то очень далеко ушел от Алены. Или Креол его сознательно уводит в сторону, с таким удовольствием разглагольствуя о кино?

– А что же все-таки с Аленой? Был у нее шанс стать знаменитой?

– Потенциал в девочке, безусловно, был. Вот только…

– Что?

– Мне всегда казалось, что долго она не протянет.

– Не протянет? Что вы имеете в виду?

– Знаете, бывают такие люди, которым на роду написано умереть рано. И вот они жадно хватаются в этой жизни за все подряд. Берут и берут, потому что знают, скоро все закончится. И не будет у них никакой безмятежной старости, не будет детей, ни будет пенсии. А раз так, то ни работать толком, ни учиться всерьез, ни чем-либо заниматься упорно у них нет никакого желания. Они словно предчувствуют, что пребывание их на этой грешной земле будет недолгим. И надо воспользоваться им в полной мере. Получать удовольствия от жизни, пить, гулять и веселиться.

– И Алена была одной из них?

– Да. Она вела себя соответственно. И честно говоря, я совсем не удивлен, что она умерла до срока.

– И вам ее совсем не жаль?

– Жаль? При чем тут жалость? Мы не были с ней так близки, чтобы я мог пожалеть о ней. Нет, мне ее не жаль. И более того, я считаю, что теперь Али сможет найти себе куда более привлекательную и душевную девушку. А вот все душевные порывы Алены, увы, были направлены лишь на нее саму. Для других там не оставалось ровным счетом ничего!

Как и у тебя самого, красавчик! Но отличие тебя от Алены в том, что ты жив, а она убита! И подругам обязательно надо узнать, кто убил Алену!

– Креол, скажите, а как ваше настоящее имя?

Марише показалось или мужчина, в самом деле, напрягся, услышав ее вопрос. Но что странного или пугающего было в этом вопросе? Тем не менее, Креол явно не желал, чтобы его инкогнито было раскрыто. От прямого ответа он ускользнул, и это очень не понравилось Марише.

Пока они беседовали, Креол с ленивой небрежностью умудрился поглотить весь обед, а теперь уже допивал кофе и коньяк. Покончив с последним, он уже собрался уйти, но был остановлен Маришей:

– Постойте! Ответьте еще на один вопрос!

– Снова вопрос!

– Последний! Как по-вашему, кто мог убить Алену?

И снова в ответ лишь снисходительная усмешка.

– Милая моя, да половина знакомых Алены мечтали это сделать.

– А вы сами?

– Я? Нет, я же вам говорил, что держал с Аленой нейтралитет.

– А вдруг она его нарушила?

– Она бы не посмела, милочка, – опять очень загадочно усмехнулся Креол и отчалил.

На этот раз Марише не удалось его задержать, и Креол исчез, оставив их расплачиваться за съеденный им обед и выпитое спиртное.

– Знаешь, – проворчала Мариша, когда наличных у нее в кошельке не хватило и пришлось прибегнуть к помощи пластиковой карты, – будет неплохо, если Али в самом деле заплатит хотя бы за накладные расходы.

– Он заплатит! – быстро пообещала Таисия. – А если он не заплатит, то я заплачу!

– Еще не хватало! У его отца нефтяные вышки, а у тебя что?

– Ничего, я заплачу! – с упрямым упорством возразила Тая.

– Даже не думай! – рассердилась на нее Мариша. – И вообще… сама как-нибудь разберусь! Ты лучше скажи, что ты думаешь про этого Креола?

– Скользкий тип.

– Скользкий – это не то слово! А тебе не показалось, что несмотря на всю его кажущуюся расслабленность, он очень опасен?

– Что ты имеешь в виду?

– А то, – произнесла Мариша, ловко пряча коньячный бокал Креола в полиэтиленовый пакет и одновременно протягивая официанту тысячу рублей – чаевые и плату за утраченный рестораном бокал.

Официант чаевые взял и даже глазом ни моргнул, когда Мариша засунула бокал к себе в сумку. Зачем она это сделала? У Мариши была идея, как им выяснить личность Креола. Почему-то Мариша не сомневалась, что этот тип имел уже в своей жизни столкновения с законом. Отсюда и его нежелание светить свое настоящее имя, а также нежелание работать. Нежелание, которое, возможно, проистекало из невозможности заняться чем-то приличным.

У людей, имеющих за плечами тюремный срок, частенько просто не бывает выбора на свободе. Ни одна более или менее уважающая себя фирма, а тем более крупная организация не возьмет к себе человека, который ранее запятнал себя тюрьмой. Считается, что тюрьма коверкает человека бесповоротно. И действительно, оказавшись на воле и столкнувшись с глухой стеной, бывший зека снова возвращается в привычную ему среду обитания. А там дорожка им хорошо протоптана, и он снова оказывается в тюрьме.

Конечно, это не касается очень и очень многих сильных духом людей, которые, наплевав на все условности и презрительные взгляды окружающих, сначала долго и упорно вкалывали грузчиками, таксистами или строителями, а затем, подкопив деньжаток, заводили свое собственное дело, и тогда уже никто не мог упрекнуть их прошлым.

И частенько такие люди процветали, упорным трудом раз и навсегда доказав, что их прошлое прегрешение было всего лишь досадной ошибкой. Но Креол был явно не из числа таких трудоголиков.

– Он живет за счет своих женщин. Скрывает свое имя, свое прошлое и свою жизнь. Но при этом он распускает слухи, что якобы, он разведчик. Отчасти это оправдывает его свободный график. Но я ему не верю! Разведчики такими не бывают!

– Много ты сталкивалась с разведчиками? – переборов свою робость в отношении Креола, спросила у нее Тая.

– Не много, но случалось. Смайл ведь работает в МЧС. И смею тебя уверить, если бы кто и согласился завербовать такого гнусного типа, как Креол, так это исключительно ОБНОН.

– Кто?

– Организация по борьбе с незаконным оборотом наркотиков. Там и не такие хлюсты служат осведомителями. И вполне преуспевают! Вот только разведчиками я бы их не назвала.

И подумав немного, Мариша добавила:

– Но в одном я совершенно уверена. Креол должен часто соприкасаться с опасностью. Такого настороженного взора, прикрытого внешней безмятежностью, у обычного бездельника, прожигателя жизни или бабника просто быть не может.

– Тебе тоже кажется, что в Креоле есть что-то опасное?

– Безусловно. И сейчас мы поедем к человеку, который поможет нам выяснить, что именно!


Этим человеком, про которого говорила Мариша, был ее школьный приятель и, можно даже сказать, друг Артем. Разумеется, эту давнюю дружбу Мариша активно культивировала, чтобы время от времени она приносила ей свои плоды.

В школе Мариша строчила за Артема сочинения, эссе и опусы, которые им задавала садистка – преподавательница по литературе, и которые Артему упорно не давались. Он никак не мог понять разницы между поэтической зарисовкой и стандартным рассказом, за что училка ставила ему двойки или в лучшем случае тройки.

Артема такие низкие оценки никак не устраивали. Ему для поступления в вуз требовался высокий проходной балл. Так что приходилось ему прибегать к помощи Мариши, которой сочинения давались без всякого труда. Ну, а Артем решал за Маришу задачки по тригонометрии и анализу.

Школа давно осталась далеко позади, а вот дружба сохранилась. Теперь Артем помогал Марише, служа ей своего рода компьютерным гением. А Мариша давала ему ценные советы по устройству личной жизни.

Долгое время, вопреки советам Мариши, Артем заводил романы с насквозь стервозными женщинами, которые выдаивали его до последней копейки, но все равно бывали недовольны. И наконец Артем повстречал Надежду, которая совсем не требовала немедленной покупки ей норковой шубки или новых ботфорт. Вместо этого Надежда пекла пироги с грибами, рисом, мясом, щавелем и даже ревенем. А также охотно варила борщи, кислые щи и рассольники. Все это вместе взятое возымело свои результаты, и Артем оценил милую и неприхотливую девушку.

Артем и Надежда были вместе уже два года. Недавно у них родилась девочка Машенька – очаровательно лопоухое существо с серьезным и умным взглядом каких-то совсем не детских глаз. Артем души не чаял в своей дочке. И как следствие, обожал и Надежду. И теперь последней совсем не приходилось клянчить у мужа какую-то обновку. С любых появляющихся в семье денег, Артем немедленно мчался в магазин и заказывал обожаемым Надюше и Машеньке обновки.

Магазин всегда располагался на просторах Интернета. И к зависти и недоумению Мариши, заказы Артему почему-то всегда поступали вовремя и именно в том объеме, который он и хотел получить. А вот Марише никак не удавалось сладить с компьютером. И правильно сделать свой Интернет-заказ.

Либо ей его вовсе не доносили, и деньги исчезали где-то на просторах виртуальной сети, чтобы затем осесть в кармане вполне реальных мошенников, либо заказ все же приходил, но совсем не тот и не в те сроки. И приходилось долго объясняться с курьером, который требовал хотя бы оплатить доставку. Марише казалось это несправедливым, и у нее регулярно случались стычки с курьерами из службы доставки.

Например, вместо заказанных развивающих раскрасок для малолетней племянницы, Марише могли принести погремушки, да и то не в свой срок, а когда племянница уже собиралась идти в первый класс. Мариша даже подозревала некий заговор виртуальных торговцев, которые правильно и в точный срок поставляли товар исключительно своим. И эти «свои» помечали заказы некими таинственными значками, значение которых для Мариши всегда было сокрыто.

Она много раз приставала к Артему, чтобы он раскрыл ей этот секрет, но все было напрасно. Приятель упорствовал, ссылаясь лишь на свою компьютерную грамотность и Маришину бездарность в этом вопросе. Слышать это было в высшей степени неприятно, поэтому Мариша предпочитала подозревать заговор.

Но все равно Артем оставался Маришиной палочкой-выручалочкой. Она всегда прибегала к нему, когда ее расследование требовало какой-то точной информации, которую она не могла получить в другом месте.

Вот и сегодня Мариша вместе со своей сестрицей явилась в гости к Артему. Они принесли его дочурке Машеньке подарок – огромную корзину, красочно оформленную в бело-розовых тонах ползунками, кружевными кофточками, вязаными юбочками и необыкновенной красоты детскими платьицами.

Выбирая в Детском мире подарок, Мариша только поражалась, насколько с каждым годом становится изящней и модней детская одежда. Ну, и как следствие, все более и более дорогой.

– Подумать только, у меня сохранились мои собственные детские фотографии, и я там на них в ужасающих застиранных ползунках и видавшей виды вязаной кофте! На шее у меня папин шерстяной клетчатый шарф. И счастливей меня просто не найти! А тут…

– Воланы – не воланы! – вторила ей Тая. – Вышивка – не вышивка! Бисер! Шелк! Кружева! А дети все равно растут капризными и вечно всем недовольными.

Впрочем, к Машеньке это не относилось. Машенька была чудом из чудес! Хотя заботливые родители и старались изо всех сил это чудо побыстрее испортить.

ГЛАВА 8

Открыв дверь, Надя сразу же сделала страшные глаза.

– Тише! Умоляю, тише!

Мариша с Таей на цыпочках вошли в квартиру, и Мариша спросила:

– А что случилось?

– Тише! Она – спит! – прошептала Надя еще более страшным шепотом.

А когда Таисия, разуваясь, случайно уронила на пол свою босоножку, лицо Нади исказилось от самого настоящего душевного страдания:

– Умоляю! – протягивая к гостям руки, взмолилась она. – Двигайтесь тише! Убаюкивали ее целых два часа! Если она не проспит хотя бы часа, я просто умру!

– Так это все потому, что Машенька спит? – догадалась Мариша.

– Машенька спит, – подтвердила Надя с каким-то странным выражением лица.

– Прелестная деточка!

– Прелестная? Хм, я бы не сказала.

И лицо Надежды снова исказилось. Мариша даже затруднялась определить, что на нем отражалось в большей степени. Скептицизм? Отчаяние? Неуверенность? В любом случае, было ясно, что при упоминании имени дочери, Надежду начинали обуревать весьма сильные и противоречивые чувства. С этим следовало разобраться и немедленно.

– А что? – тоже шепотом спросила она у Нади, когда они все оказались на кухне. – У вас что-то не в порядке?

– Не знаю, – вздохнула Надя. – Возможно, у всех так. Но лично мне кажется, что я схожу с ума. Машенька по ночам орет, а днем дрыхнет без задних ног. Режим она соблюдать не желает. Кушает не по часам, а когда ей вздумается. Спит тоже. Верней, по ночам она вообще почти не спит. Отрывается днем. Но у меня днем работы по дому выше крыши. А когда я все переделаю и валюсь на диван, чтобы покемарить хоть полчасика, бац! Машка уже снова проснулась! Бодрая, энергичная, желает общаться и играть. А если ей отказывают, она закатывает истерики.

– Но ведь Артем тебе помогает? Он же целыми днями дома, так что…

Марише не удалось договорить. Надежда перебила ее громким:

– Ха-ха!

Впрочем, она тут же спохватилась и испуганно зажала рот рукой. Боялась разбудить ребенка, как поняла Мариша.

– Насчет Артема я тебе так скажу, – зашептала Надя, наклонившись к подруге. – Он очень сильно изменился! Очень! С тех пор, как появилась Машка, его просто не узнать!

– Он счастлив?

– М-м-м… Наверное, – как-то неопределенно отозвалась Надя. – Но дело не в этом. Помнишь, мы раньше не знали, как его выпихнуть из квартиры на свежий воздух, чтобы он хоть немножко проветрился?

– Помню.

Но Надежда, не слушая ее, продолжала восклицать:

– А помнишь, какие он мне сцены закатывал? Да что там сцены! Его просто было не отодрать от компьютерного кресла. А теперь все изменилось! Все!

– Что ты имеешь в виду конкретно?

– Вот ты думаешь, где сейчас Артем?

– Ну… У себя в комнате. Работает или…

– Нет! – перебила ее Надя. – Нету его дома! И весь день не было!

– Артем отсутствовал дома целый день?

– И вчера! – азартно кивнула Надежда. – И позавчера! И вообще, всю неделю или даже месяц! Он теперь появляется дома, только чтобы поесть и немного поспать. Много, сама понимаешь, ему не удается. Машка не из тех детей, родители которых могут позволить себе роскошь спать больше шести часов в сутки.

– И где же Артем проводит все остальное время?

– Вот и я тоже задала ему этот же вопрос! И он ответил! Оказалось, что он снял себе квартиру!

– Что?

– Нет, ты можешь себе представить, какой подлец! Заявил, что тут он работать не может, слишком шумно. И снял себе квартиру. Дезертировал! Бросил меня одну сражаться с Машкой!

Было видно, что поступок мужа глубоко обидел и разочаровал Надежду. Мариша попыталась ее успокоить.

– Взгляни на дело с другой стороны, – посоветовала она ей. – Ведь все мужья работают. И Артем старается не ради себя. Он работает, чтобы прокормить тебя и Машеньку.

– Я все это понимаю. Но я так устала… Это какой-то кошмар, а не жизнь!

Мариша с сочувствием посмотрела на Надю. Надо признать, что молодая женщина в самом деле выглядела не ахти. Волосы у нее стали тусклыми и, похоже, она не мыла их еще с прошлой пятницы. Маникюром у нее на руках и не пахло, ногти были коротко обстрижены и аккуратно подпилены, чтобы случайно не поцарапать нежную кожицу малышки.

И хотя Надя очень сильно поправилась после родов, ей эта полнота совсем не шла. Ушел румянец с круглых щек, да и сами щеки как-то сильно увеличились. И теперь Надя производила впечатление человека, который долго и тяжело болел обжорством и еще не совсем оправился от своей болезни.

– Слушай, может быть, тебе нанять няню?

– Может, – уныло пробормотала Надя. – Но я боюсь доверить ребенка в чужому человеку. Кто знает эту няньку? Вдруг она окажется извергом? Или ей просто будет наплевать на малышку?

– Надо найти ответственную женщину.

– Надо. А у тебя есть такая на примете?

Мариша знала лишь одну подходящую кандидатуру – Анну Семеновну – няню Степки. Но также она точно знала, что Инна ни за что в жизни не согласится отпустить эту няню в другую семью. Так что Мариша лишь развела руками.

– Вот видишь, – припечатала ее Надя. – Не знаешь, а говоришь! Только расстраиваешь меня!

– А что, если тебе пригласить твою собственную маму?

– Маму?

– Ну да. Приехать и пожить тут с вами, помочь тебе в уходе за ребенком? Она тебе сама ничего такого не предлагала?

– Несколько раз звонила.

– Так соглашайся!

– Ну… Я не знаю. Все-таки мы с мамой не очень ладили. Я с такой радостью удрала от нее! И если честно, то я не думаю, что это хорошая идея, жить вместе с моей мамой.

– Выбора-то у тебя особого нет, – напомнила ей Мариша.

В этот момент из детской раздался громкий вопль, от которого сестры подпрыгнули на своих стульях, а Надя, бросаясь со всех ног в детскую, пробормотала:

– Пожалуй, я все-таки подумаю насчет мамы.

Спросонок Машенька была в дурном настроении. Она не хотела ни пить, ни есть, ни смотреть в окошко, ни даже сидеть у мамы на ручках. Она хотела очень громко и истошно орать, и орала, пока не покраснела почти до синевы.

– И за что мне такое! – внезапно простонала Надя и включила телевизор.

Некоторое время она прыгала с канала на канал, а затем остановилась на рекламе какого-то стирального порошка. Мариша хотела удивиться столь странному выбору, но внезапно поняла, что в комнате стало тихо. Да, да! Противная горластая Машка молчала, вытаращившись своими ореховыми глазками на экран телевизора.

– Чего это с ней? – удивилась Таисия. – Ей нравится реклама?

– Видимо. Как только начинают показывать рекламу, она моментально затыкается.

Реклама кончилась как-то слишком уж быстро, и за ней начались мультики. Вот они маленькую Машку совсем не впечатлили. И она уже открыла рот для новой порции воплей, как мать быстро переключила телевизор на следующий канал, где по счастью также транслировалась реклама.

– Если они будет постоянно смотреть рекламу, то испортит себе глаза.

– А если нет, то испорчусь я.

Мариша вздохнула и спросила:

– А где сейчас можно найти Артема?

Оказалось, что квартиру Артем снял в этом же доме. И даже в том же самом подъезде. Так что Таисии с Маришей не пришлось далеко идти. Они поднялись на лифте на пару этажей и оказались в убежище Артема.

Он встретил их на пороге, пережевывая кусок пиццы с анчоусами.

– Ну, как там мои? – поинтересовался он у Мариши. – Еще живы?

– Надя просила тебе передать, что ты подлый трус, и она тебя ненавидит.

– Что? Прямо так и сказала?

– Не прямо, но смысл был тот же самый.

Артем отложил пиццу в сторону. Вид у него был удрученный.

– Я знаю, что я подлец! – горько произнес он. – Но что я могу поделать? Когда Машка начинает реветь среди ночи и ревет часами, мне в конце концов хочется ее придушить или выбросить за окно! Скажите, я ужасный отец?

– Да нет, ты хороший отец. Просто тебе надо уделять побольше времени своей семье. Не бежать от Нади, а наоборот, протянуть ей руку помощи. Ей сейчас тоже очень трудно. И если ей не поможешь ты, то кто же тогда?

– Не знаю, – почесал в затылок Артем. – Вообще-то я уже звонил ее матери, просил, чтобы она временно переехала к нам.

– Да? Так это же замечательная идея!

– Вы думаете? – просиял Артем. – А что? Квартиры эти совсем рядом. Надя могла бы тоже перебраться ко мне. А ее мама осталась бы внизу с Машкой. Ну, а еще лучше, если бы Надя только время от времени ко мне поднималась. Приготовить там, постирать. Убраться в конце концов. Кто-то же должен тут убираться. Ясно, что уборку должна взять на себя Надя.

Мариша даже оторопела. Вот молодец! Вот придумал! Сбагрить ребенка теще и жене, а самому жить так, словно он по-прежнему бездетный холостяк. Она не знала, что сказать Артему. Но он в ответе и не нуждался. Ему все больше и больше нравился новый план. И его настроение заметно улучшилось.

– Ну, рассказывай, что у тебя на этот раз приключилось! – окончательно повеселев, велел он Марише.

– На этот раз беда у моей сестрицы. Верней, у ее босса.

– Да? И что с боссом?

– У него умерла невеста. Верней, не совсем так. Невесту убили.

– Ага, – кивнул Артем и с понимающим видом и интересом поинтересовался у Таисии: – И что же сам босс? Он молод? Хорош собой? Богат, наверное?

– Очень! И молод, и красив, и богат!

– Тогда я не вижу никаких проблем, – хлопнул в ладоши Артем, как бы подытоживая сказанное. – Невеста исчезла, место рядом с боссом вакантно, так что время терять?

– То есть как это? – ошеломленно спросила у него Тая.

– Сейчас надо не убийцу искать, а влюблять в себя этого босса. Это даже я понимаю, а уж вам, девчонки, и вовсе стыдно этого не понимать.

Но Таисия запротестовала:

– Нет, нет! Я должна найти убийцу Алены и доказать, что это не я!

– Ах, вот в чем дело! Подозрение упало на вас, моя милая. Тогда, увы, совсем другое дело. И что же вы, прекрасные дамы, хотите от меня?

Мариша с удивлением покосилась на приятеля. Чего это с ним? Старым слогом заговорил. Их с Таей дамами назвал. Да еще прекрасными! Раньше такой галантности за Артемом не водилось. Видать, сидение в одиночестве стало сказываться на нем. Но вот хорошо это или плохо, пока что Мариша судить не бралась.

И вместо этого она спросила у приятеля:

– Помнится, ты хвастался, что способен войти в любой компьютер, было такое?

– Ну… В любой, не в любой, но в принципе могу.

– А нам надо войти в базу данных МВД.

– Да? И зачем же?

– У нас есть отпечатки пальцев одного типа…

– И мы хотим выяснить, кто он такой!

Артем некоторое время испытующе глядел на девушек, а потом сказал:

– Знаешь, Мариша, иногда мне кажется, что ты слишком уж эксплуатируешь мое к тебе хорошее отношение.

– Артем, нам очень надо.

– Ты хоть понимаешь, на что ты меня подбиваешь?

– Ну, если не можешь, так и скажи! – сделала вид, что надулась Мариша.

Артем моментально заглотнул крючок и закричал:

– Кто говорит, что не могу? Это я-то и не могу? Да мне это раз плюнуть! Давай сюда ваши отпечатки!

Обрадованная Мариша быстро вытащила из сумки стакан, бережно завернутый в целлофан. Некоторое время Артем таращился на него, а потом внезапно расхохотался.

– Ну, Мариша! – сказал он, закончив веселиться. – Какого же ты обо мне наивысочайшего мнения! Это же стакан!

– Ну да! Стакан.

– А я работаю только с цифровыми носителями информации.

– То есть тебе надо перевести этот стакан в двоичную систему? – разозлилась на него Мариша. – Нулики и единички? Тогда ты что-нибудь сделаешь для нас?

– Ладно, – отмахнулся Артем. – Не злись. Сам я тебе не помогу, но знаю, кто поможет. Тебе повезло, что ты обратилась именно ко мне. Незадолго до рождения Машки я увлекся одной фишкой. Там… Одним словом, сейчас я покажу тебе, в чем там дело.

И руки Артема запрыгали по клавиатуре. Мариша уже давно оставила мысль проследить за манипуляциями приятеля и таким образом обучиться у него чему-нибудь компьютерному и полезному. Теперь она просто сидела и ждала, когда ей преподнесут результат. Но все же она поняла, что Артем вошел в свои закладки, а с них на какой-то чат.

– Эх, давненько я тут не бывал, – бормотал Артем. – Но будем надеяться, меня еще помнят. В свое время я подкинул им парочку неплохих идей и надеюсь, что меня не забыли.

И точно. Стоило Артему появиться в чате, как к нему немедленно бросились со всех сторон с приветствиями:

– Привет, Шерлок 1973.

– Где пропадал?

– Шерлок 1973, мы по тебе соскучились.

– Нам тебя не хватало.

На лице у Артема появилась самодовольная улыбка. И низко наклонившись над клавиатурой, он застучал по ней со скоростью пулеметной очереди. Мариша поняла, что он отвечает своим поклонникам. Но сама она терялась в догадках. При чем тут Шерлок да еще с таким странно длинным порядковым номером?

– А что это? – спросила она у Артема, когда тот на секунду прервал свою писанину в ожидании ответов.

– Это? А это, мои дорогие прекрасные дамы, чат великих сыщиков.

– Вот даже так прямо и великих?

– А ты как думала? Все сплошь великие детективы. К примеру, я сразу же назвался Шерлоком. Ну, а порядковый номер – это то, что мне оставили прежние Шерлоки, которые уже зарегистрировались там.

– Офигеть! Значит, в этом чате не меньше тысячи девяносто семидесяти двух Шерлоков?

– Думаю, сейчас уже и поболее.

– А мы зачем сюда пришли?

– Как зачем? За помощью. Вам же нужно снять отпечатки с этого стакана, а потом пробить их по базам МВД? Вы ведь за этим ко мне пришли?

– Да.

– Сам я помочь вам не смогу, ибо не располагаю примитивным оборудованием для снятия отпечатков пальцев. Но я знаю людей, которые вам помогут. Только бы они были сейчас в чате, и тогда у нас с вами все срастется.

На поиск нужного человека Артем потратил почти полчаса. Наконец, тот появился, узнал историю подруг и сразу же согласился помочь.

– Встретимся через час в реале.

– А как мы вас узнаем?

– Я сам к вам подойду. И помните… место и время встречи изменять нельзя!

– Поедете к нему, – инструктировал Артем своих подруг перед выходом. – Ничему не удивляйтесь и ни о чем не спрашивайте. Дайте ему ваш стакан и ждите результатов. Получите, сразу же уходите. Не задерживайтесь!

Снабженные такой, мягко говоря, необычной инструкцией, Мариша с Таей все же отправились в путь. Другого выхода у них просто не было. Вряд ли официальное следствие озаботится снятием отпечатков пальцев у всех участников этой драмы. У них лаборатории и так завалены работой по самое не балуй. Где уж тут проверять всех подряд.

– Хотя следователь тоже не может не понимать, что Алену убил профессионал. Обычный человек на такое убийство не решится.

– Тут надо хорошо натренировать руку, – согласилась с Маришей и Таисия, которая снова невольно вспомнила Банкира и убиенных им поросяток и теленка.

Теленка ей было до того жаль до сих пор, что Таисия с удовольствием поверила бы в то, что этот Банкир и есть убийца Алены.

– Послушай, – сказала она, обратившись к Марише. – Мне кажется, что мы действуем неправильно.

– Почему это?

– Мы раздобыли отпечатки только Креола. А остальных?

– Кого именно?

– Виконта и Банкира. Они ведь тоже заходили к Алене. Несправедливо будет, если мы обойдем их своим вниманием.

– Хм… Ну, и где мы раздобудем их отпечатки?

На какое-то время Таисия задумалась, а потом внезапно захлопала в ладоши и радостно воскликнула:

– Есть! И я знаю, где это место!

Чтобы воплотить идею Таисии в жизнь, пришлось немного отклониться в сторону. И Мариша почему-то совсем не удивилась, когда оказалось, что тем самым местом, о котором говорила Тая, оказался «Чайный дворик».

В связи с проводимым расследованием Таисия получила лично от своего директора недельный отпуск. Так что сегодня ее в любимом ресторане не ждали.

– Я на минуточку, – пообещала Таисия своей родственнице и сдержала слово.

Она прибежала назад уже через несколько минут. Глаза у нее горели торжеством. А в руках она держала два полиэтиленовых пакета, в каждом из которых перекатывалось по коньячному бокалу.

– Что это? – удивилась Мариша.

– Это бокалы с отпечатками Банкира и Виконта.

– Откуда ты их раздобыла? Они что сейчас там? Оба?

– Они – нет. А вот отпечатки их пальцев – да.

Чтобы не терять времени, Мариша сразу же нажала на газ. В конце концов, объяснить ей Таисия может все и по дороге.

– Спасибо тете Нюре и ее вражде с бухгалтерией, – радостно говорила Таисия. – Если бы не она, то не видать нам отпечатков!

Оказалось, что уборщица тетя Нюра принципиально не убиралась в бухгалтерии по причине какой-то непонятной вражды с бухгалтершей Ниночкой. Что-то у них там когда-то произошло, Таисия не вдавалась в такие подробности, но результат был следующий. Уборщица не перешагивала порога бухгалтерии даже в день зарплаты. Деньги за нее получал кто-нибудь из сотрудников. А когда Ниночка возмутилась и сказала, что это безобразие, она больше не будет выдавать деньги тети Нюры всяким там Аликам, Светам или даже Геннадиям Павловичам, тетя Нюра прямиком отправилась к Али и заявила ему, что увольняется.

– Да что случилось, можете вы мне объяснить, тетя Нюра, дорогая вы наша?

– А что случилось? Обижают меня тут. Труд человека должен оплачиваться. А мне в вашем ресторане больше денег не выдают. А я не халтурщица какая-нибудь. Мне деньги тяжелым трудом даются. А эта шмакозявка на шпильках мне их не дает!

Али пошел лично разбираться. И с тех пор в день зарплаты появлялся в мойке у тети Нюры с заранее приготовленным конвертиком и ведомостью, в которой ей надлежало расписаться. Тетя Нюра это делала с видимым удовольствием, неизменно украшая ведомость четкими жирными отпечатками своих пальцев.

– Так вот, отголоски этой борьбы докатились и до нас, – продолжала рассказывать Таисия. – Как я уже говорила, тетя Нюра в бухгалтерию ни ногой. Ниночка из принципа тоже там у себя не убирается. Мол, она бухгалтер, а не уборщица. Когда Варя – это наша вторая уборщица – работала, то она мыла бухгалтерию. Но сейчас у Вари отпуск. И стаканы спокойно стояли себе там, где Банкир с Виконтом их и поставили. На столике! Ниночка к ним из принципа даже не притронулась!

– А что Банкир с Виконтом делали в бухгалтерии?

– Не знаю, – удивилась Тая. – Хотя они туда часто заглядывают. Особенно Банкир. Я даже одно время думала, что у него с Ниночкой роман. Но потом услышала, как они разговаривают друг с другом, и поняла, что нет. Отношения у них хотя и вполне дружеские, но за рамки деловых не переходят.

– Чего же он тогда в бухгалтерии торчит?

– Откуда я знаю? Но в тот раз они вдвоем с Виконтом пили – это я прекрасно помню. Да и еще Ниночка с ними была третьей.

– А ее бокал ты почему не захватила?

– А что? Надо было? Но ее же в тот момент в ресторане даже не было. Убийство вечером произошло, а у Ниночки рабочий день нормированный. Ровно в шесть она из ресторана отчаливает.

– А как же ты в бухгалтерию попала, раз Ниночки там уже нет? Разве она не закрывает свой кабинет?

– Закрывает.

– И…?

– Но ключ она оставляет у Али. Мало ли что. Я ему сказала, что забыла в бухгалтерии свою косметичку, и он мне дал ключи. Он мне доверяет.

Мариша покосилась на фужеры, которые покачивались в пакетиках.

– Значит, ты уверена, что это те самые бокалы, из которых пили Виконт и Банкир?

– Можешь даже не сомневаться. Видишь, в них до сих пор остатки томатного сока.

– Они пили томатный сок из коньячных бокалов?

– Ну, не коньяк же им в самом деле пить в разгар рабочего дня.

– Но почему из коньячных бокалов?

– У Ниночки других емкостей не было, – терпеливо объяснила Тая. – А в мойку сходить за чистыми стаканами она не могла, я тебе уже объясняла, почему.

– Ну да, тетя Нюра не ходит в бухгалтерию, а Ниночка, соответственно, без лишней необходимости не заглядывает в мойку. А что у них там все-таки случилось? Такая ситуация должна быть одинаково неудобной им обеим.

– Не знаю, как тете Нюре, а Ниночке она точно не удобна! – подтвердила Таисия. – Приходится ей сидеть в грязи и ждать, когда Варя из отпуска вернется и все у нее уберет!

Мариша только плечами пожала. Конечно, она не может претендовать на звание мисс Чистоплотность, но чтобы несколько недель сидеть в грязи, просто потому что не хочется убирать у себя в комнате грязь, – это вообще что-то невероятное. Ведь Ниночка сама в первую очередь должна страдать и от скопившейся под столом и шкафами пыли, и от неубранной посуды. Наверняка от остатков пищи идет нехороший запах. М-да…

Занятное место, должно быть, эта их бухгалтерия!


Приятель Артема оказался маленьким упитанным коротышкой с короткими ручками и ножками. Одет он был в канареечного цвета брюки, ярко-зеленую рубашку и ботинки цвета баклажан. На голове у него топорщился тщательно взбитый рыжий кок. И стоя у дверей маленького кафе, в котором у них была назначена встреча, сыщик смешно размахивал своими ручкам, стремясь привлечь к себе внимание подруг.

Совершенно, надо сказать, напрасно, потому что такого колоритного персонажа было невозможно не заметить даже издалека.

– Ну? – строго спросил он у них, даже не поздоровавшись. – Принесли?

– Да.

– Давайте!

Таисия передала ему пакетик со звякнувшей стеклянной посудой. Толстячок, заглянув в него, изумился:

– Три штуки? Но речь шла только об одном бокале!

– Слушай, а откуда ты знаешь, что это мы? – спросила у него Мариша. – Мы же тебе свою внешность не описывали.

– Ерунда! Артем прислал по мылу ваши фотки! – отмахнулся толстячок. – Так что у нас с бокалами? Речь ведь шла об одном!

– А теперь их стало три.

– Они у вас что, расплодились? – попытался пошутить толстячок, но быстро снова придал своему лицу выражение озабоченной раздраженности.

Сестры молчали, виновато глядя на него. Кажется, коротышке это понравилось.

– Раз три, пусть будут три. Конечно, на это понадобится немного больше времени, но… Ждите меня тут, – велел он подругам. – За мной следить не пытайтесь, не советую. Слежку я все равно замечу, и нашей дружбе придет конец. Ведь я так понимаю, у вас и опыта никакого не имеется?

Опыт у девушек имелся. У них не было нужной компьютерной программы и хакерского доступа к базам МВД. А все остальное у них было. Например, здравый смысл и чувство стиля. Но об этом они предпочли промолчать, чтобы не обижать забавного коротышку.

Он указал им на маленькое кафе, в котором стояло всего четыре столика.

– Ждите меня здесь. И повторяю, не пытайтесь меня преследовать. Я все равно замечу это.

Мариша клятвенно его заверила, что они просидят в кафе, сколько надо, даже не пошевелятся, и довольный коротышка растворился в толпе.

– Как ты думаешь, ему можно верить? – спросила Таисия, с сомнением глядя на то место, где еще недавно этот типчик стоял.

– Раньше Артем никогда меня не подводил.

– А тебе не кажется, что у этого толстячка не все дома?

В принципе Мариша была согласна с Таисией. Но если задуматься, то все мы не идеальны. Если коротышка справится с заданием, то какая им с Таисией разница, что за тараканы живут у толстячка под крышей?

– Лучше расскажи, как выглядел Али? Ты ведь его сегодня видела?

– Когда ключи от бухгалтерии забирала, то видела, – призналась Таисия и покраснела.

– Ну?

– Знаешь, я бы сказала, что он неплохо держится.

– Был расстроен? Опечален?

– Нет, ничего такого я не заметила.

– А он вообще собирается идти на похороны Алены?

– Да. И я слышала, что они состоятся завтра.

– Мы с тобой тоже обязательно должны пойти! – тут же решительно заявила Мариша. – И не спорь со мной! Это вопрос решенный.

Таисия и не собиралась спорить со своей авторитетной сестрицей. Ее больше мучила мысль, почему Али совсем, ну просто ни чуточки даже не огорчен смертью любимой девушки! Это просто неприлично. Когда сегодня Тая зашла к нему в кабинет, он напевал какую-то веселую песенку. И настроение у Али было самое распрекрасное.

А ведь они с Аленой собирались пожениться! Но между тем Али ведет себя так, словно ничего особенного не случилось. Ведет обычный образ жизни. Занимается своими делами. И он даже ни разу не поинтересовался, как продвигается расследование Таисии! Не спросил, много ли ей удалось узнать и есть ли уже подозреваемые!

С одной стороны, это было и хорошо, потому что Таисия не представляла себе, с какой физиономией будет отчитываться Али и говорить ему, что на подозрении у них с Маришей прежде всего он сам, а также трое его друзей. Но с другой стороны, Таисия не могла отделаться от неприятной мысли, что такое поведение для страстно влюбленного мужчины все-таки нетипично. Выходит, Али вовсе не был влюблен в Алену? Но зачем же тогда собирался жениться на ней?

И самое главное, с кем Али разговаривал по телефону в вечер убийства? Таисия четко слышала, как он сказал, что только ЕЕ смерть освободит его. Чья смерть? Алены? И от чего она освободит Али?

– Похоже, Али не слишком убивается по своей Алене, – заметила вслух проницательная Мариша, заставив Таисию вздрогнуть.

Той показалось, что ее мысли были подслушаны. И она принялась сбивчиво объяснять:

– Он переживает! Он очень переживает! Просто он умеет держать себя в руках.

– А… Ну-ну!

Но Таисия видела, что старшая сестра ей не верит. И правильно! Положа руку на сердце Таисия и сама не верила в то, что говорила.

ГЛАВА 9

В кафе сестрам пришлось просидеть довольно долго. Они успели попробовать поджаренные в кляре кольца кальмаров, у которых оказалось только одно, но очень важное достоинство: их можно было жевать практически до бесконечности. Ценное качество продукта для девушек, постоянно думающих о своей фигуре.

Наконец их знакомый вернулся. Он успел переодеться. И на этот раз он был одет в длинный черный плащ, который закрывал его почти до самых пяток. Но все-таки сестры разглядели, что на ноги коротышка надел резиновые сапоги в меленький розовый цветочек. Очень уместно в сорокаградусную жару! И где он взял такую красотищу? У жены он их, что ли, стащил?

В довершение коротышка напялил на нос огромные темные очки, темную же шляпу, а под нос наклеил черные усы, которые у него подозрительно свисали с одного края. Коротышка так основательно постарался, что сестры его даже не узнали и попытались прогнать от своего столика, испугавшись столь экстравагантного джентльмена.

– Что за маскарад? – удивилась Мариша, когда недоразумение прояснилось, и коротышка подсел к ним, сразу же засунув в рот все оставшиеся кальмары.

– Тс-с-с… Возможна слежка!

– Ерунда! Кому за нами следить?

– За вами, возможно, что и некому. А вот за мной…

Коротышка замолчал, потому что кальмары у него во рту распухли и мешали разговаривать нормально. Пока он их сосредоточенно жевал, Мариша разглядывала этого чудака. И где Артем умудряется находить таких типов? Это что-то невероятное! Вот она, сколько ни заходила в Интернет, ни разу не натыкалась ни на что похожее.

А ее приятелю Артему стоило лишь немного поплутать по Всемирной паутине, и пожалуйста! Чудо – карлик в смешных очках и котелке! А сколько их там еще в этом чате таких же придурковатых чудаков!

– Слушай, а как тебя зовут? – спросила у него Мариша, чтобы как-то разбавить затянувшееся молчание.

– Зовите Виком.

– Это твое настоящее имя?

Но коротышка в ответ лишь так энергично задвигал челюстями, что один ус у него совершенно отклеился. А Марише стало ясно, даже если это и не его имя, он нипочем в этом не признается. Так ему интересней живется.

– Ну, а что там с нашими клиентами? – спросила она. – Есть какая-нибудь информация?

Коротышка наконец справился с проклятыми кальмарами, проглотил их и кивнул.

– Кое-что есть!

Вид у него при этом был до того важный, что Мариша без лишних расспросов поняла, это кое-что действительно стоящее. Она с интересом поглядывала на Вика, ожидая продолжения. И оно не замедлило последовать.

– Не знаю, что вам говорил Артем про мои расценки, но я готов сделать вам скидку.

– Расценки? – оторопела Мариша, которая совсем не ожидала, что этот паяц заведет речь про деньги. – Скидку?

– Конечно! Подруги Артема и мои подруги. Как насчет десяти тысяч?

– Десяти тысяч? – ахнула Мариша еще громче.

– Информация того стоит.

– Десять – это за всех троих?

– За каждого!

Это было неслыханно. Мариша гордо поднялась и сказала:

– За такие деньги я сейчас же обращусь к настоящим оперативникам! Они не станут задавать лишних вопросов, а денег возьмут гораздо меньше.

– И в клоунов они рядиться перед нами тоже не будут! – подхватила Таисия, также возмущенная названной Виком суммой.

– За такие деньги, какие ты хочешь, простому оперативнику надо месяц вкалывать, подставляясь под пули и заполняя тонны протоколов. Тридцать тысяч! Да, пожалуй, сюда еще и премиальный войдут, вот так-то!

Мариша приняла крайне оскорбленный вид и притворилась, что направляется к двери. И это сработало. Вик тут же вскочил на ноги и забормотал:

– Ну что вы так прямо сразу и уходите! Ладно, давайте десятку за всех!

– Пять! – железным тоном произнесла Мариша. – И ни копейкой больше.

– Дайте хотя бы семь!

– Пять! – отрезала Мариша. – Пять тысяч за два часа работы – это совсем даже неплохие деньги. Да еще я уверена, что ты почти час петлял до своего дома, а потом час петлял обратно. Собственно на работу у тебя времени оставалось с гулькин нос!

– Какая разница? Я же сделал свою работу! И сделал хорошо! Заплатите хотя бы шесть кусков!

– Пять! И не торгуйся, как торговка на Привозе! Честное слово, ты же секретный агент! Тебе не идет так мелочиться!

Фраза про секретного агента решила ход дела. Вик тут же закивал и сказал:

– Хорошо! Вы победили. Садимся обратно за столик и продолжаем разговор!

В этот момент красный, с отклеившимся усом, но в котелке и плаще, он был невозможно похож на вырядившегося для прогулки Карлсона, который живет на крыше. Мариша едва сдержала рвущийся из груди смех.

– Показывай, что у тебя есть, – напустив на себя строгость, произнесла она. – Еще не факт, что там есть, за что платить.

– Есть, есть! Не сомневайтесь!

И коротышка Вик проворно развернул перед Маришей и Таей принесенную им с собой папку. Это была самая обычная картонная папочка – дешевенькая и простенькая. Такую можно купить в любом канцелярском магазине за сущие копейки. Но вот информация, которую она содержала внутри себя, была поистине на вес золота!

– Вот тут информация на всех троих ваших подопечных, – принялся объяснять девушкам Вик. – Все трое засветились перед органами правопорядка. Правда, проходили они в разное время и совсем, совсем по разным делам.

– Как? Все трое?

– Да. Представьте себе. Ну что? Стоит моя информация пяти тысяч?

Пораженная до глубины души Мариша кивнула. И достав деньги, она еще и щедро прибавила:

– Закажи себе, что хочешь из еды. Я заплачу.

Но к ее удивлению, Вик ограничился тем, что заказал себе детскую упаковку яблочного сока и бутылочку минеральной воды. То и другое он велел принести в запечатанном виде. Ну, и еще попросил чистый стакан, в котором собственными руками и смешал газировку с соком.

– Запыхался я, по такой жаре в плаще бегать, – пояснил он девушкам, с интересом взирающим за этими приготовлениями. – А этот напиток отлично утоляет жажду. Еще хорошо бы кваску, да где же его теперь найдешь. В ресторанах нынче все кола да спрайты продаются. А от них на душе гадостно делается. И в желудке чертовщина. То ли дело наш квасок! От него по телу пузырики, а на душе отрада.

Несмотря на свою комичную внешность, Вик нравился Марише все больше и больше. Она даже жалела, что так жестко торговалась с ним. Но тут же она напомнила себе, что впереди день рождения Смайла, а у нее в кошельке, увы, совсем не так много денег, как ей бы хотелось.

Пока Вик наслаждался приготовленным им питьем, Мариша и Таисия принялись просматривать бумаги, которые он им принес. Результат превзошел все их ожидания. К копиям уголовных дел прилагались также фотографии, по которым девушки без труда узнали Креола, Виконта и Банкира. Конечно, на фотографиях они выглядели моложе и не такими лощеными, но узнать их было можно без труда.

Увы, все трое ближайших друзей Али были личностями с криминальным прошлым.

Мариша с Таей, не сговариваясь, начали свою экскурсию в прошлое с Креола. Этот человек внушал им наибольшие подозрения, ведь он нигде не работал, целыми днями маялся от безделья. А всем известно, что в праздную голову мысли лезут самые нехорошие. Тут и до преступления недалеко.

Но к их удивлению оказалось, что за Креолом не числится ничего серьезного. Так легкая статья за мошенничество. Даже размеры были не особо крупными. И совершено мошенничество было против частного лица. Срок Креол получил совсем смешной, всего полтора года. И отсидев половину, вышел на свободу уже меньше, чем через год.

На всякий случай, в надежде, что они ничего не пропустили, сестры изучили и материалы самого дела. Оказалось, что дело было возбуждено по заявлению гражданки Костровой, у которой Креол, тогда еще Василий Николаевич Бабаев, прожил целый год, обещал жениться, а под конец испарился, прихватив с собой ценных вещей, драгоценностей и наличных на общую сумму в две тысячи долларов.

Дело было сразу же после дефолта, доллары тогда значили гораздо больше, чем сейчас. Но все равно смысл происходящего был ясен. Креол не менялся! Он и тогда жил за счет своих знакомых женщин. И не брезговал их обворовывать!

– Он никакой не разведчик и не агент частного сыска! – разочарованно произнесла Таисия. – Обычный жулик!

– Заметь, он и в милиции никогда не служил. И к криминальным группировкам отношения не имел!

– Жалкая личность!

– Да, жалкая и ничтожная личность!

Разобравшись с характеристиками Креола, сестры принялись за двух других друзей Али. Тут они надеялись увидеть рыбку пожирнее. И в своих ожиданиях не ошиблись.

– Посмотри, это же фотография Виконта?! Я не ошибаюсь?

Мариша глянула через плечо подруги и воскликнула:

– Да он же вор!

И действительно, Виконт – ныне знаменитый актер и восходящая звезда отечественного кинематографа, в прошлом запятнал себя воровством. Причем, случилось это с ним не единожды, а если верить протоколам задержания, то целых три раза.

Первый раз Виконта задержали еще в пятнадцать лет. И тогда он ограничился условным сроком, который с успехом сменил на реальный уже в восемнадцать. В первый раз он стащил деньги из торгового павильона. Во второй раз украл зарплату из кошелька случайного знакомого, с которым познакомился в пивной. И наконец свой третий срок Виконт мотал за кражу из игровых автоматов, где он по собственному признанию просадил целых двадцать тысяч рублей, а украл всего-навсего четыре. Да и то из кассы бара, который располагался рядом в одном зале с этими игровыми автоматами.

Прочитав это, сестры переглянулись.

– Воришка!

– Причем мелкий и неудачливый!

– Недотепа!

– Три раза попадался. И дважды садился за решетку.

– Такой тоже вряд ли пойдет на убийство!

– Да, согласна! Мелкий воришка – это один тип личности, а убийца, который безжалостно вспарывает своим жертвам горло, – это совсем другой!

И отложив в сторону эти два дела, сестры с жадностью схватились за третье. Похоже, коротышка Вик выложил перед ними копии уголовных дел в порядке увеличения их значимости, и теперь их ждет нечто в самом деле потрясающее. Подруги так решили и не ошиблись в своих ожиданиях.

Едва они открыли папку, посвященную Банкиру, как у них буквально глаза полезли на лоб. И от самого содержания папки, но главное, от содержащихся в уголовном деле фотографий.

– Мамочка! – прошептала Таисия. – Это что же такое?

– Насколько я могу видеть, это человеческая нога.

– Я… Я тоже так думаю. А почему она отдельно от тела?

Мариша помотала головой. И Тая дрожащим голосом спросила:

– А… А это что?

– Это рука, – ответила Мариша, борясь с приступом подступающей к горлу тошноты.

Зря они с Таей налопались этих кальмаров! Как бы не извергнуть их сейчас!

– Мариша, – дрожащим голосом произнесла Таисия. – А как же это так? Отчего тут рука и нога… отчего они отдельно?

– По всей видимости, потому что так их выкинул на свалку Банкир.

И подруги принялись с жадностью изучать дело Топоркина Владимира Андреевича. Как девушкам удалось понять из материалов уголовного дела, фамилия его главного участника – Топоркин как нельзя лучше соответствовала самому содержанию дела. Потому что тело своей жертвы Топоркин разрубил на несколько частей, каждую из которых и выкинул в разных концах города.

Происходило это все в морге одной городской больницы, где Топоркин служил санитаром. Надо сказать, что расчленял и разносил по разным местам он уже труп. И как он объяснил свои действия, сделать это ему повелел Высший Разум в лице некоего мужчины в белых одеждах. Высший Разум также пообещал Топоркину приличное вознаграждение и полнейшее содействие в дальнейших жизненных устремлениях Топоркина, если он все сделает правильно.

Вознаграждение Топоркин получил в свободно конвертируемой валюте, так сказать, авансом. А вот с дальнейшим продвижением по службе дело несколько застопорилось, поскольку последующие годы Топоркин был вынужден провести за решеткой за надругательство над мертвым телом и превышение своих служебных полномочий.

Несмотря на то что совершенное много лет назад Банкиром преступление было направлено не на молодую и прекрасную женщину, а на мужчину, и мужчину пожилого, мертвого и, насколько было видно из фотографий в деле, уродливого, подруги все равно долго не могли прийти в себя.

Так и сидели и переговаривались друг с другом.

– Жуть какая!

– И не говори!

– Это что же получается? Этак он сначала на мертвых трупах потренировался, потом на телятах свое черное дело продолжил, а затем и за живых женщин взялся!

– Просто не верю своим глазам! Банкир и вдруг в прошлом санитар в морге!

– А чего ты удивляешься? Вот если бы он захотел пойти в банк работать, хотя бы даже грузчиком, так его бы двадцать раз просветили под рентгеновскими лучами, и конечно, выяснили бы этот эпизод. А раз у него свой банк, так что там… Как говорится, что хочу, то и ворочу!

– Невероятно! Банкир – санитар!

– А я, например, охотно верю, что он мог такое сотворить. Есть в нем что-то такое… такое… неприятное!

– А мне вот теперь очень интересно, откуда это бывший уголовник взял деньги на учреждение своего собственного банка. Это ведь не кот наплакал. Это ведь деньги и ого-го какие!

Но все эти вопросы сестрам пришлось оставить при себе. В материалах уголовных дел не содержалось никакой информации о том, как и чем промышляли себе на жизнь трое сидельцев, выйдя из мест лишения свободы и очутившись наконец на свободе. Единственное, что подруги знали теперь точно, ни один из троих за последние пять лет ни разу не попадал в поле зрения правоохранительных органов.

И должно быть, этим троим бывшим заключенным ситуация, когда они все оказались под подозрением в связи с убийством невесты их близкого друга, казалась ох какой неприятной! Кого и подозревать, как не их! У любого следователя, узнай он правду про этих троих, тут же сработает стереотипное мышление. Ага! Один раз они уже оступились, переступили черту, отделяющую дозволенное от недозволенного. Значит, способны вновь пойти на преступление. Значит, один из них и есть убийца! Далеко ходить и искать не надо. Хватай этих троих и прессуй по полной катушке!

Во всяком случае, Марише было трудно не пойти на поводу у этой мысли.

– То, что они один раз нарушили закон, еще ни о чем не говорит.

– Виконт нарушал его трижды.

– Возможно, что и двое других тоже, – кивнула Мариша. – Просто в те разы им, можно так сказать, повезло и их не поймали. А в последний раз их сцапали на месте преступления.

Из материалов уголовного дела Банкира она знала, что того сцапали прямо с мусорным ведром, в котором он нес на ближайшую свалку голову своей жертвы. Голову он отделил от тела самостоятельно. И это свидетельствовало о том, что Банкир способен на многие манипуляции с человеческим телом. Он знал, как оно устроено. И конечно, он знал, где нужно нанести удар, чтобы тот оказался смертельным.

– Но Банкир практиковался на трупах, а не на живых людях.

– А потом он перешел на живых животных, – добавила Таисия, которая никак не могла забыть Банкиру бедного сожранного им и его дружками теленка.

– Но все равно не на людей же!

– Странно ты рассуждаешь! – возмутилась Тая. – А я вот помню, у Конан-Дойля даже рассказ такой был, где преступник сначала практиковался на овцах, прокалывал им сухожилия, чтобы они захромали, а потом перешел к своей реальной жертве.

– Помню, – кивнула Мариша. – Рассказ называется «Серебряный». И он о скаковом жеребце, которого преступнику-тренеру было необходимо навсегда вывести из строя. Его подкупили конкуренты хозяина, и он собирался изуродовать породистого жеребца, чтобы тот больше не мог участвовать в скачках.

– Вот видишь!

– Ничего я не вижу. Там преступник сначала тренировался на одних животных, а потом попытался причинить вред другому животному. Вот и все! А в нашем случае убит человек. И не просто человек, а женщина – молодая и красивая!

– Можно подумать, молодость и красота – это гарантия неприкосновенности, – проворчала Таисия и добавила: – Лично я совершенно уверена, что убийца – это кто-то из этих троих!

В принципе Мариша тоже склонялась к этой мысли. Оставалось только понять, кто именно.

– С алиби мы пролетаем, – сказала она. – Про алиби в данном случае можно даже и не задумываться. Все трое были в ресторане. И все трое могли прошмыгнуть в уединенный зал к Алене и прикокнуть ее там.

– Знаешь, а это ведь и странно.

– Что?

– Алена обожала бывать на публике! Просто немыслимо, что она, словно мышь, забилась в дальний угол и сидела там тихо.

– Она и не сидела. Она спала. Ты забыла? Эмма одурманила ее снотворным!

– Но зачем Алена ушла так далеко от остальной компании? Почему сон сморил ее именно в дальнем углу?

– Почувствовала себя неважно и спряталась. Надеялась посидеть, прийти в себя.

– Зная ее характер, я бы предположила, что она бы даже из своего самочувствия устроила целое шоу. Наверняка начала бы картинно падать, закатывать глаза и всячески изображать, что умирает.

– Даже если бы это грозило сорвать помолвку?

– Даже, – пробормотала Таисия. – Ее хлебом не надо было кормить, кстати говоря, она его и не ела, а дай только покривляться. Актриса погорелого театра, блин!

– Но в этот раз она предпочла уединиться.

– Вот я и думаю, а зачем?

И снова в голову Таисии полезли мысли о проклятой папке с деловыми бумагами и конверте, который видели у Алены. Что было в бумагах? Что было в конверте? И с кем собиралась встретиться Алена, когда спряталась от всех остальных? Кто был тот седовласый господин, который передал Алене какие-то бумаги. И что за бумаги?

Таисия была почти уверена, что у Алены в зале была назначена встреча. Но вот с кем? Ответ напрашивался сам собой – конечно, с убийцей!

И все же Тая не торопилась делать далеко идущие выводы. Она хотела набрать побольше фактов, и уже тогда приниматься за их осмысление.

Однако теперь, благодаря Вику, у сестер было с чем идти к спесивому Виконту и страшно занятому Банкиру.

– Уверена, что ни тот, ни другой не захотят, чтобы их прошлое снова вылезло на свет.

– А вот интересно, Али знал о том, что дружит с двумя уголовниками – с похитителем трупов и с вором?

Таисия склонялась к мысли, что нет. Али был самолюбив. И любил, чтобы все вокруг него сверкало и сияло. Вряд ли он потерпел бы пятна на репутации своих друзей. Хотя ведь пятна на репутации Алены его нисколько не смутили. И он даже предложил ей соединить их судьбы в одну.

И снова в голову Таисии полезли разные мысли. А что, если Алена вынудила Али сделать ей предложение. Вынудила, прибегнув к шантажу. Но не к банальному шантажу типа: «Ах, милый мой, я беременна!», а к настоящему профессиональному шантажу, раздобыв в прошлом Али какие-то невероятно позорные факты.

Нет! Если бы Алена стала шантажировать Али, то ей не надо было бы прибегать к таким ухищрениям, прятаться в дальнем зале, чтобы встретиться с ним. Она могла поговорить с Али в любое время. Там, в зале, она встречалась с кем-то другим. И этому кому-то другому собиралась продемонстрировать имеющиеся у нее бумаги. Вот только тот другой не захотел просто их посмотреть, откланяться и уйти. Он пришел с намерением убить Алену. И он свое намерение выполнил, несмотря на риск быть обнаруженным.

А что это значит? А значит, дело для преступника было настолько серьезным, что он был готов пойти даже на такой огромный риск. И что же удалось накопать Алене? И самое главное, где?


Сестры в этот момент направлялись на встречу с Банкиром. Он уже ждал их. Сам отзвонился и сообщил, что совещание закончилось чуть раньше, чем он предполагал. И теперь он целиком и полностью в распоряжении сыщиц. Готов ответить на все их вопросы.

Приближаясь к месту встречи, Таисия невольно покосилась на пухленький томик уголовного дела, в котором рассказывалось про подвиги Топоркина-Расчленителя, и ощутила неприятный холодок под ложечкой.

– А что, если он и нас того… расчленит?! – вырвалось у нее.

У Мариши от неожиданности вздрогнули руки, держащие руль. Машина дернулась на дороге, чудом избежав столкновения с опасно подрезавшей ее в этот момент маршруткой.

– Фу ты! – выдохнула Мариша, когда столкновения удалось успешно избежать. – Вот так и случаются ДТП! Что тебе вдруг вздумалось пугать меня?

– Просто спросила.

– Просто! – передразнила ее Мариша. – Сама об этом же и думаю. Но знаешь, мне кажется, что Банкир не стал бы городить огород, узнай кто-то о его прошлом.

– Нет?

– Сама посуди, он не менял фамилии, не делал себе пластических операций, он вообще ничего не делал со своим прошлым, чтобы спрятать концы в воду. А что это значит?

– Что?

– А то, что ему плевать, если кто-то рано или поздно обнаружит правду о нем!

– Как на такое можно наплевать? – содрогнулась Таисия. – Ему что… Не стыдно?

– А вот мы сейчас и узнаем, стыдно или нет!

К этому времени девушки уже доехали до дорогого ресторана на Петроградской стороне, в котором их ждал Банкир. Впрочем, дешевых ресторанов в этой фешенебельной части города и не было. Дешевые закусочные были тут когда-то и на протяжении многих лет отчаянно сражались за свою жизнь. Но с ростом благосостояния населявших Петроградку жителей они теряли клиентов и были вынуждены постепенно закрываться одна за другой.

Банкир сам назначил девушкам именно это место встречи, сказав, что привык тут ужинать и находит атмосферу вполне подходящей для деловой беседы. Голос его по телефону звучал расслабленно и умиротворенно. Он даже не скрыл от подруг, что совещание прошло на редкость успешно. Он всем доволен. И готов отметить свой маленький триумф в компании подруг.

– Так-то я бы отправился на корпоративку с остальными членами совета и акционерами. Но раз речь идет об Алене, конечно, я плюну на все и встречусь с вами. Какой тут вопрос!

– Вы так ее любили?

– При чем тут любовь или не любовь? – серьезно ответил Банкир. – Алена была девушкой моего близкого друга. Она убита. И конечно, я должен сделать все от меня зависящее, чтобы ее убийца был найден. Это мой долг, разве не так?

В другое время Мариша даже бы восхитилась и умилилась словами Банкира. Но теперь она знала всю его подноготную. И умиляться не торопилась.

ГЛАВА 10

Банкир встал из-за своего столика, галантно приветствовав подруг. Он даже хотел поцеловать им ручки, но памятуя о том, что собой представляет этот человек, девушки испуганно отдернули пальцы. Кто его знает! Вдруг он не просто хочет припасть поцелуем, а присматривается, так сказать? Сначала поцелует, а потом того… Топориком! Оттяпает и вынесет на помойку!

– Что-то вы какие-то обе взвинченные, – заметил Банкир. – Что-то случилось? Узнали, кто мог убить Алену?

Зачем он спрашивает? Из простого любопытства или проверяет? Проверяет, что им известно?

И чтобы не тянуть кота за хвост, Таисия выпалила:

– Да! Узнали! Вы это и сделали!

Мариша укоризненно покосилась на младшую сестренку. Надо было помолчать и послушать, что еще скажет Банкир. А так у того отвисла челюсть, а головой он замотал из стороны в сторону, так что пышные кудри, прежде лежавшие у него в прическе волосок к волоску, совершенно растрепались.

– С чего вдруг такая дикая мысль? – воскликнул он, жестом отсылая официанта, который появился было возле их стола.

Вместо ответа Таисия с презрением бросила на стол папку с копиями страниц из уголовного дела Топоркина. Едва взглянув на него, Банкир выразительно приподнял брови.

– Понятно, – протянул он. – Значит, вы все про меня узнали и решили, что раз я способен расчленить мертвое тело старого мерзавца, то, значит, способен и на убийство молодой леди?

– А разве нет?

– Нет, – покачал головой Банкир. – И чтобы вы мне поверили, я расскажу вам, как это все получилось.

Говоря это, он ткнул пальцем в папку со своим делом. А другой рукой махнул, призывая к себе застывшего неподалеку официанта.

– Я буду стейк с кровью, салат с помидорами и пармезаном и красное вино. Нет! Лучше принесите водки! Холодной водки грамм сто пятьдесят! Нет, триста! И малосольные огурцы, чтобы закусить. Принесите водку и закуску немедленно, а остальное подождет!

Официант кивнул и испарился, забыв принять заказ у оторопевших подруг. Какой хам! И Банкир тоже хорош! Видел, что произошло, но не остановил официанта. Или он считает, что подруги рылом не вышли, чтобы их угощать ужином в дорогом ресторане?

Но оказалось, что девушки напрасно ругали Банкира. Он заранее сделал для них заказ. И когда ему принесли мясо, то одновременно и перед прекрасными сыщицами поставили два закрытых тяжелыми металлическими крышками блюда. Банкир к этому времени уже хряпнул свою водку, одним махом опрокинув в себя целую стопку, смачно закусил огурцом и здорово повеселел:

– Вы же сыщицы? – усмехнулся он, увидев недоумевающие взгляды подруг, когда перед ними оказались их тарелки. – Вот и скажите, что вы сейчас будете кушать!

Почему-то в этот момент напряжение оставило подруг. Нет, не может человек, так вкусно жующий малосольный огурец с прилипшими к нему веточками укропа, быть убийцей! Не может, и все тут! Подруги затруднялись определить, как именно убийцы жуют огурцы, но были уверены, что те делают это как-то отвратительно.

И почувствовав облегчение, они решили подыграть Банкиру и наклонились над тарелками, с которых официанты уже сняли блестящие крышки.

– М-м-м… – вдохнув в себя воздух, протянула Мариша. – Пахнет потрясающе! Это что? Рыба?

– Нет. Не угадали.

– Курица?

– Нет.

– Куриное филе?

– Снова мимо!

– Но очень похоже, – сказала Мариша. – А это вкусно?

– Очень! – заверил ее Банкир. – Попробуй.

Таисия тоже терзалась в догадках, что же ей подали на тарелке. Ее блюдо выглядело несколько иначе. И Банкир объяснил ей, что это совсем другое блюдо.

– А теперь кушайте! – подсказал он подругам. – Кушайте и наслаждайтесь.

Девушки послушно принялись жевать под веселым взглядом Банкира, который тоже не забывал жевать и с удовольствием крякать.

– Ну что, догадались? – спросил он у девушек, когда те почти доели. – Поняли, что вы ели?

– Нет.

– Не можем понять.

– Но вам понравилось?

– Очень!

– Правда, вкусно?

– Пальчики оближешь!

– Хм, – пробормотал Банкир. – Ну так что? Открыть вам секрет ваших блюд?

– Сделай такое одолжение.

– Вот ты, Тая, кушала нутрию, – сказал Банкир, весело сверкнувший глазами. – Ее филейную часть. Знаешь нутрию?

– Ну… У меня шуба одно время была из шкуры этого зверька. Но как он выглядит, понятия не имею.

– Это крыса, – заверил ее Банкир с самым невинным видом. – Очень большая и жирная крыса с длинным и толстым хвостом. И вот именно хвост кушала Мариша. Ну как? Понравилось?

Сестры молчали, не зная, что и сказать. Да, было вкусно. Даже очень и очень вкусно. Мясо было нежнейшее и буквально таяло во рту. Никакого неприятного, а тем более крысиного, запаха не было и в помине. Но тем не менее… Это же была крыса! Банкир сам так сказал! Крысиный хвост!

– А к чему, спросите вы, этот маленький опыт? – произнес тем временем Банкир. – А к тому, дорогие мои, что все наши мысли зачастую стоят за завесой из ложных предубеждений. Вот вы с удовольствием съели нутрию, но заказали бы вы ее сами? Нет. Уверен, что нет. Наоборот, с отвращением бы скривились, сказав, что ни в жизнь не притронетесь к этому блюду. И совершили бы огромную ошибку! Потому что мясо нутрии – превосходно и заслуживает самой высшей оценки.

– К чему ты это?

– Вы поторопились осудить меня, потому что в вашем представлении расчленять человеческое тело – это плохо.

– Конечно, плохо! Что же в этом хорошего?

– А предавать мертвое человеческое тело огню – это хорошо?

– Огненное погребение практикуется в различных уголках мира.

– Да? А вы хоть примерно себе представляете, как этот ритуал выглядит, допустим, у себя на родине, в Индии или Непале?

– Как? Как обычно он выглядит. Тело сжигают и…

– И ничего подобного! – решительно перебил девушек Банкир. – Я так и вижу, как в вашем представлении уже пылает огромный погребальный костер, а после того как огонь погаснет, плачущие родственники собирают оставшийся пепел и горстями развеивают его над рекой? Да? Так?

– Ну… Примерно так.

– Увы, дорогие мои, все далеко не столь красочно и романтично, – хмыкнул Банкир. – На берегу складывают совсем небольшой костерок, дрова ведь так дороги, в котором труп почившего в бозе близкого не сжигают, а всего лишь ОБЖИГАЮТ! Для души, дескать, достаточно и того, чтобы обгорело тридцать процентов кожи. После этого она отлетает в мир иной, а практически целого покойника сбрасывают в воды Ганга. Ну или любой другой реки, которая имеется поблизости.

– И все? – потрясенно спросили девушки.

– Все, – с удовлетворением подтвердил Банкир. – Дальше за дело принимаются рыбы. И поверьте, они уж делают свое дело на сто процентов!

– Какая отвратительная процедура! – передернуло подруг, которые теперь совсем по-новому взглянули на идею огненного погребения.

– Я рассказал вам это не для того, чтобы навеки поселить неприязнь к народам Индии, столь непочтительно обращающимся со своими покойными близкими. Просто я хочу сказать, что погребальные церемонии у разных народов имеют весьма различные обряды, зачастую нам непривычные и, мягко говоря, непонятные. Вот мы уже много сотен лет хороним своих близких в землю. Кое-кто в Африке оставляет своих умерших прямо на деревьях. А где же еще? Лопат нету, а оставить прямо на земле нельзя, трупы обязательно выроют дикие животные, сожрут и растаскают кости предков по округе.

И глотнув еще водки, Банкир с воодушевлением продолжал свою лекцию:

– Папуасы Новой Зеландии до недавнего прошлого «упокаивали» своих бабушек и дедушек в собственных желудках. И нельзя их за это особенно винить. Виной тому нехватка животного белка, в котором эти бедные невинные папуасы испытывали страшный недостаток. И чтобы их дети не выросли слишком ослабленными из-за этой нехватки, они стали поедать собственных покойников. Ну и тела врагов тоже, разумеется. В ход шло абсолютно все – сердце, печень, почки, мозги. И все это нашло свое отражение в религиозном культе. Съешь сердце своего врага – станешь таким же отважным, как он. Съешь его мозг, позаимствуешь толику его ума и хитрости. Ну и так далее.

Банкир рассказывал увлеченно, сестры невольно заслушались его. Но что дальше? К чему ведет свой рассказ этот странный человек, явно неплохо знакомый с погребальными культами различных стран и религий? Ясно, что Банкир специально изучал погребальные церемонии. Но зачем? Явно не для того, чтобы просто щегольнуть своими знаниями перед случайными собеседниками.

Но подругам даже не пришлось задавать Банкиру этот вопрос, он сам ответил, на него, произнеся:

– А я это вам говорю к тому, что расчлененный мной в далекие девяностые годы тип был жутким монстром. Как говорят, он происходил из древнего рода шаманов, но не помогал хорошим людям, добиваясь для них помощи добрых духов. Он прочно встал на сторону зла и уже не сходил с нее. Он убивал, насиловал и издевался. Его собственная семья не могла быть застрахованной от его преступлений. А уж про остальных я и не говорю. И когда наконец он сдох, было принято решение расчленить его тело и захоронить останки в разных сторонах света.

– Что?

– Должен был образоваться своего рода крест, – охотно объяснил Банкир. – Север, юг, запад и восток. В середине этого креста надо было захоронить туловище.

– А голову?

– Голову надлежало отдать старейшему в роду шаману, чтобы он произвел над ней какой-то погребальный ритуал, после которого этому типу уже не суждено было возродиться вновь к земной жизни. В противном случае он мог вернуться на землю и снова приняться за свои злодеяния.

– Дичь какая-то! – вырвалось у Таисии.

– Дичь? – усмехнулся Банкир. – Возможно, что и дичь. Но за эту самую, с вашего позволения, дичь мне очень и очень хорошо заплатили! Настолько хорошо, что я мог закрыть глаза на кражу покойника и на его, мягко говоря, не вполне стандартное упокоение.

– Но вас поймали!

– Да. Мне не повезло, – признал Банкир. – Хотя… это тоже смотря с какой стороны посмотреть.

– Что вы имеете в виду?

– За то время, что я провел за решеткой, не имея никакой возможности участвовать в обычной жизни, акции одной иностранной компании, которыми со мной расплатились за мою м-м-м… услугу, внезапно сказочно взлетели в цене. Когда я садился за решетку, я был всего лишь небогатым человеком, а когда вышел из-за решетки, то оказалось, что у меня очень и очень много денег.

– Так много, что вы смогли открыть собственный банк?

– Совершенно верно, – ухмыльнулся Банкир. – Продал акции, открыл свой банк, и у меня еще осталось на покупку квартиры и прочие удовольствия.

– Погодите! Но если вы такой богатый человек, почему вы не купили собственное прошлое?

– Имеете в виду, почему я не изменил имя, отпечатки пальцев и внешность?

– Да.

– Конечно, – глубокомысленно кивнул Банкир. – Возможности современной пластической хирургии и мои деньги позволяли мне это сделать. Сменить имя, внешность, круг общения. Но вот только стоит ли? От себя ведь все равно не убежишь. Рано или поздно, задавшись такой целью, мои враги могли бы выяснить мое прошлое. А зачем мне скрывать что-либо? Я весь на виду! Мне скрывать нечего!

– И вы совсем не стесняетесь того, что совершили?

– Напротив! Я считаю это самой лучшей сделкой в моей жизни. Как видите, я вполне открыт для публики!

– Скажите, открытый вы наш, – ехидно поинтересовалась Мариша, – что же, и ваш друг Али тоже в курсе того, как, когда и почему вы оказались за решеткой?

– Он знает, – лаконично ответил Банкир.

Услышав этот ответ, Таисия только рот разинула. Такой спесивый Али и вдруг решил дружить с уголовником! Пусть Банкир и не типичный урка, но все равно, он сидел в тюрьме! А такое прошлое – почти что клеймо. Оно не смывается с человека.

Но между тем разговорившийся Банкир отрицал, что способен убить живого человека.

– Вот вам кажется, что это очень похожие вещи, а на самом деле совершенно разные. Я ведь в морге работал по ночам. А днем я в медицинском институте учился. Крови я с детства не боялся. В моей семье все были потомственные врачи. Ну и казалось, что мне прямой путь в медицинский. Но когда я туда поступил, в моей семье началась череда смертей. Просто какое-то проклятие. Сначала умер папа, потом за ним последовала и мама. А спустя некоторое время ушла и бабушка. Я остался совсем один. Кормить и поить меня стало некому, и я пошел работать. А куда идти студенту-медику? Ясное дело, в санитары. А куда санитаром? Ясно, что в морг, ведь там лучше платят. Если бы не тот случай, когда ко мне обратились с интересным предложением, я бы успешно выучился на врача и теперь работал бы хирургом где-нибудь в больнице.

– Ваша специальность была хирургия?

– Да. Поэтому, как понимаете, расчленить тело для меня не представляло особых моральных трудностей. Это простым людям сложно, а врачи и не к такому привыкли. Как вы думаете, чем занимаются патологоанатомы в моргах? Правильно, вскрывают трупы несчастных, попавших к ним в руки. Собственно говоря, я не сделал ничего такого, что не укладывалось бы в мои собственные морально-этические нормы. Я всего лишь обработал попавший в мои руки труп, как того пожелали ближайшие родственники усопшего.

– Интересно.

– Человек жив до тех пор, пока он двигается и дышит. Пока бьется его сердце и работает мозг. Но если этого больше не существует, то и человека тоже больше нет. Остается всего лишь его тело. И мы, студенты-медики, с первого курса привыкли бывать в анатомичке и не бояться мертвого тела. Ну и того, что с ним происходит после смерти.

Мариша кивнула. В чем-то она понимала этого человека. И даже была с ним солидарна. Это обычным обывателям предстает глянцевая картинка жизни. Вот человек жил, потом умер, и вот его хоронят, всего такого красивого, в парадном костюме или платье, утопающим в море цветов. Но на самом деле хоронят всего лишь исполосованное вдоль и поперек туловище, над которым уже изрядно потрудились патологоанатомы, действующие похлеще египетских жрецов, готовивших тела фараонов и просто богатых людей к загробному путешествию.

Жрецы ведь тоже обращались с трупами далеко не так почтительно, как это можно предположить, исходя из красивых картинок, сохранившихся на стенах пирамид. Они ломали кости и извлекали мозг через носовые проходы, высушивали или кремировали внутренности, оставляя в мумиях лишь кости и покрывающие их ткани. И что? И ничего! Никто в мире не ужасается тому, что делали те люди. Наоборот, восхищаются, снимают кино и видеофильмы о древней культуре и приготовленных ими мумиях.

Разве что самые отъявленные скептики пожмут плечами и скажут: «Ну, такие были в Древнем Египте нравы! Что же поделаешь!»

Топоркину подвернулся случай разбогатеть, не совершая в его понимании ничего сверхординарного или ужасного. Ну упокоится тело не в огненной печи крематория или на каком-нибудь известном городском кладбище, а будет закопано в пяти разных местах. И что с того? Телу уже абсолютно все равно, а звонкая монета будет бренчать именно в кармане самого Топоркина.

– В общем, я считаю, что мне в жизни повезло. Срок я получил совсем небольшой. Суд учел мое примерное поведение, первую судимость, отсутствие родителей, которые бы стали таскать мне передачки. Одним словом, я отделался минимальным наказанием, которое к тому же довольно быстро сменилось амнистией. Конечно, это сейчас я так спокойно говорю об этом, а тогда я был в ужасе. Но оказалось, что и в тюрьме можно жить. Там тоже регулярно требовались мои навыки врача и хирурга. Зачастую урки, сцепившись между собой, нуждались в медицинской помощи, но при этом не хотели привлекать к делу администрацию колонии, чтобы не понести еще более строгого наказания.

– И тогда на сцену выступали вы!

– Совершенно верно. Кроме того, те люди, которые сделали мне заказ, оказались на редкость порядочными. Они узнали о постигшей меня судьбе и все время, пока я сидел, регулярно посылали мне передачи. Как я теперь понимаю, для них это была сущая ерунда. Но знали бы вы, как грел меня тот кусок сала и тушенка, присланная неизвестным отправителем. И как много полезных и нужных мне вещей я выменял за те блоки сигарет, которые регулярно получал в передачах.

– А когда вы вышли, то с вами еще и расплатились?

– Нет. Если вы имеете в виду акции, продав которые я разбогател, то я получил их, так сказать, авансом. Всю сумму я так и не получил, ведь дело не было доведено до конца. Впрочем, голову покойника впоследствии передали родным усопшего. И я думаю, они поступили с ней так, как и собирались. Ведь их участие в этом деле так и осталось тайной.

– Благодаря вам, разумеется!

– Разумеется, – кивнул Банкир, сверкнув широкой улыбкой.

Нет, он не собирался раскаиваться в содеянном. Напротив, считал, что ему очень повезло.

– Но ведь покойного всегда отдают родным! – удивилась Мариша. – К чему были такие сложности?

– Труп попал в морг до того, как родные узнали о том, что этот человек при смерти. А сам обряд, как мне объяснили, следовало провести в первые же лунные сутки, – сухо пояснил ей Банкир. – Потом все происходящее теряло смысл. Душа обретала новое тело и цикл повторялся снова.

– Странный культ, – пробормотала Мариша.

– Я бы сказал, страшный, – поправил ее Банкир. – Но мне было все равно. Времена тогда были такие, что людей убивали за копейку прямо посреди улицы. А я должен был получить очень приличную сумму, не совершив, в сущности, ничего ужаснее легкого должностного проступка.

– А как вы планировали объяснить исчезновение тела?

– Вот уж это вовсе была ерунда! – заверил их Банкир. – В морге в то время было полно неопознанных трупов. И каждый вечер, и каждую ночь привозили все новые и новые.

Несмотря на его, казалось бы, искренний рассказ, сыщицам все равно казалось, что Банкир чего-то недоговаривает. Но вот чего? Что еще в его истории осталось за кадром? Почему-то Марише казалось, что это было связано именно с тем, что случилось много лет назад в морге. С какой такой радости таинственные благодетели обратились именно к Банкиру? Что, других кандидатов не нашлось? И с чего такая крупная плата за незначительную, в общем-то, услугу простого санитара?

А еще тут попахивало оккультизмом и сатанизмом, чего Мариша в своих расследованиях очень не любила. Когда на сцену выходят демоны и духи, то простой здравый смысл может отдыхать. Поведение духов и диктуемые ими впечатлительным людям приказы не подпадают ни под какие логические объяснения. Тут может произойти абсолютно все.

И Мариша решила копнуть немного поглубже:

– А те люди, которые обратились к вам… Кто они такие?

И тут Банкир смутился. Очень смутился! Как не преминула заметить самой себе Мариша, впервые с начала их встречи! Девушку внезапно охватило самое настоящее ликование. Ура! Она копает в нужном направлении! Так продолжать!

– Вы знали этих людей прежде? – допытывалась она у Банкира. – Вы встречались с ними раньше и чем-то завоевали их доверие? Ведь почему-то они доверили именно вам эту ответственную для них миссию? Почему просто не выкрали тело или…

– Никакого или! – решительно перебил ее Банкир. – Я вам и так рассказал слишком много! Стар стал, да и выпил лишку. Вот и разболтался с вами! И вы все равно недовольны? Ну, знаете, это уже просто свинство!

С этими словами он неожиданно поднялся со своего места.

И со словами: «Все оплачено, доедайте свою еду спокойно!» – удалился из ресторана.

Это произошло так быстро, что девушки только недоумевающе поморгали ему вслед. Они даже не поняли, что же произошло? Они только что сидели и разговаривали. Банкир и не помышлял о том, чтобы уйти. Наоборот, его явно заинтересовало все происходящее. Но Мариша стала задавать вопросы про тех людей, которые сделали Банкиру страшный заказ. И Банкир внезапно вскочил словно ужаленный и кинулся прочь.

Очень, очень странно!

И Мариша спросила у Таисии:

– Ты что-нибудь понимаешь?

Тая в ответ помотала головой:

– Нет! Психованный он какой-то.

– А сначала все было в порядке.

– Сначала он не дергался. А потом вдруг запсиховал.

– Значит, ему было от чего запсиховать! – с удовлетворением произнесла Мариша. – И я чувствую, что он рассказал нам далеко не все, что было у него связано с той историей.

Оставалось только понять, важна эта информация для их текущего расследования или нет. Но Мариша склонялась к мысли, что любые черные пятна в текущем ходе следствия – это ненужная проблема. Следует устранить их все, и тогда картинка случившегося убийства сложится сама собой.


Но с этим можно было повременить. Сестры и так слишком долго проболтали с Банкиром. И теперь им следовало поспешить, чтобы успеть на следующую встречу.

На сей раз они должны были повидаться с Виконтом – известным и вполне преуспевающим киноартистом в настоящем и мелким воришкой в прошлом.

Интересно, как отреагировала бы широкая аудитория кумиров Виконта, узнав, что в недавнем прошлом он был плутом и вором? Скорей всего, очень негативно. И оставалось только удивляться тому, что Виконт, хотя и сменив фамилию, также оставил свою внешность практически без изменений. Или что? Он тоже считал, что стесняться ему нечего?

Встреча с Виконтом получилась совсем не такой доверительной и приятной, как общение с Банкиром. Тот пригласил девушек в дорогой ресторан, угостил там вкуснейшей нутрией, и вообще, до известного момента был само обаяние.

И хотя сестер при этом не оставляло ощущение, что делается это все не ради их прекрасных глаз и женского обаяния, Банкир просто ставит над ними какой-то эксперимент, но все равно ощущение было куда более приятным, чем от торопливого и какого-то нервозного свидания с Виконтом.

Начать с того, что он здорово затянул со своей встречей со зрителями. И сестрам целых сорок минут пришлось сидеть в битком набитом зале и слушать похвальбу Виконта о том, какой он прекрасный и талантливый актер, замечательный человек и вообще умница. Талантливей его просто не существует. И если известнейшие голливудские режиссеры еще не поняли этого, то это лично их проблемы и ничьи другие!

Увидев, как Таисия с Маришей продираются к нему через толпу фанаток, актер еще издалека воскликнул, поднимая вверх руки картинным жестом:

– Могу уделить вам всего несколько минут. Страшно занят!

И увидев вытянувшиеся лица подруг, он воскликнул:

– Не обижайтесь, мои сладкие! Но вы же должны понимать, что я очень известная личность и все время нарасхват!

Раздав автографы и отвесив своим поклонницам кому цветистый комплимент, кому страстный взгляд, а кому и подарив нежное прикосновение, Виконт наконец соизволил подойти к подругам. Он весь лоснился от самодовольства, словно свежеиспеченный пирожок с капельками масла на румяных бочках. И не скрывая удовольствия, произнес:

– Поклонницы меня обожают, потому что я – гений!

– Что вы говорите? – ядовито произнесла Таисия, которая здорово заколебалась слушать самовосхваления этого паяца и потому была не в духе. – А вот мне сказали, что вы просто вор! Даже не вор, а мелкий воришка!

Лицо Виконта исказилось. Но он умело выдержал нанесенный ему удар и лишь заулыбался в ответ:

– Просто не представляю, кто вам это рассказал?

– Вот эти документы! Они и рассказали!

И Таисия сунула Виконту под нос копии, которые они с Маришей получили от Вика.

– Ерунда какая-то! – презрительно скривился Виконт, тем не менее энергично тесня девушек в сторону от толпы фанаток. – Сядем и обсудим все в моей машине.

– Да уж! Нам с вами есть что обсудить!

Ездил Виконт на шикарном лимузине с шофером. Едва сев в обитый мягкой кожей салон, Таисия заявила актеру:

– Не удивлюсь, если и Алена прознала о вашем прошлом. И чтобы она молчала, вы ее убили! Или вы убили ее за то, что она была вашей любовницей?

Лицо Виконта исказилось еще больше. И он зашептал:

– Тише! Умоляю вас, тише! Что вы хотите? Денег? Но у меня их нет! Все, что имелось в наличности, я уже отдал Алене!

– За что?

– За ее молчание!

Виконт выглядел таким несчастным, что девушкам даже стало его жаль. Но все же они не упускали из виду то обстоятельство, что Виконт фактически только что сам им признался в шантаже со стороны Алены!

– А шантаж – это более чем серьезный мотив для убийства.

– Очень серьезный, – подтвердила Мариша.

– А кто говорил про шантаж? – замельтешил Виконт. – Кто говорил про шантаж? Ничего не было! Забудьте!

При этом он не забыл поднять стеклянную перегородку, отделяющую его от водителя.

– Алена прознала о вашем прошлом? Она требовала денег? И вы ей платили? Как часто?

Виконт выглядел подавленным. И все же признание он из себя выдавил:

– Регулярно!

– И большие суммы?

– Для меня не очень, но все же я их ощущал. Скажите, пожалуйста, зачем мне платить какой-то там Алене Батьковне, которая мне даже неприятна, если я могу ту же тысячу долларов потратить на свой новый костюм?! А вы бы только знали, сколько денег уходит на то, чтобы выглядеть достойно своего звания великого актера! Все эти презентации, концерты и встречи со зрителями требуют уймы денег! Мир кинобизнеса суров! Чтобы оставаться на плаву и быть востребованным, требуется мелькать всюду, и как можно чаще! Не скрою, зарабатываю я немало. Но деньги как приходят, так быстро и уходят. А Алена регулярно требовала своих отчислений!

– И вы ее убили!

– Да что вы все заладили одно и то же! – с досадой воскликнул актер. – Убили, убили! Не убивал я ее!

– Но вы были на месте убийства. И у вас был мотив.

– И нету даже плохонького алиби, – добавила Таисия. – Я видела, как вы входили в зал к Алене.

– Не убивал я ее! – свистящим шепотом закричал Виконт. – Вы что? Вы себе представляете, как это вспороть живому человеку горло! Женщине! Да еще знакомой женщине! Ни за что на свете я бы не смог этого сделать!

Он трясся, словно желе на блюде. И куда только подевался отважный герой, по которому сходили с ума все домохозяйки нашей страны? Да и не только домохозяйки, среди поклонник Виконта числились и деловые преуспевающие бизнесвумен. И все они томно вздыхали, и глаза их загорались мечтательным восторгом, когда они видели на экране телевизоров мужественную фигуру благородного героя.

Виконт был для этих женщин надеждой на то, что настоящие герои еще существуют. Он был их стягом, под которым они назавтра шли в бой с суровой реальностью. Ведь все, что делает настоящая женщина, она делает во имя своего мужчины. Настоящего или будущего, неважно.

А Виконт позволял всем этим женщинам жить дальше, ожидая, что вот-вот и в их двери постучится настоящий герой. И жизнь их совершенно изменится. Они снова смогут стать нежными, хрупкими и легкоранимыми. Позволят себе маленькие слабости и чисто женские пороки. Одним словом, станут тем, кем им и предназначено быть природой – женой, матерью и хранительницей семейного очага. То есть будут счастливыми.

И посмотрели бы поклонницы Виконта на своего кумира сейчас! Трясется! Бледный! На лбу крупные капли пота. А из-за чего? Всего-то его и обвинили в каком-то убийстве! Настоящие герои при виде крови в обморок не падают!

– Только бы обо всем этом не узнала Эльвира! – вдруг услышали подруги.

Незнакомое женское имя заинтересовало их. И Мариша переспросила:

– Эльвира? Это кто же такая?

– Моя невеста!

Оп-ля-ля! У него еще и невеста имеется! А как же тогда понять обжимания с Аленой в полутемной подсобке? Или невеста у Виконта такая понимающая, что не обращает внимания на случайные завихрения своего суженого?

– Да что вы! Эльвира очень ревнивая! Если бы она узнала о том, что мы с Аленой… Мне бы не жить!

Хм! А вот подругам казалось, что если кому в такой ситуации и не жить, так это именно Алене. Виконт – это курочка, которая несет золотые яйца. Выйдет неизвестная подругам Эльвира замуж за Виконта, мигом огребет кучу бонусов. Тут и статьи с ее и Виконта фотографиями во всевозможных газетах и глянцевых журналах. И возможность засветиться на очередной презентации. Или даже пройтись по ковровой дорожке на кинофестивале, где Виконту – любимчику публики и судьбы будут вручать очередную награду.

И все это упустить из-за какой-то банальной ревности? Своими руками погубить зарождающееся счастье? Да еще потом, не приведи бог, сесть в тюрьму? Ну уж нет! Ни за что! Эльвира должна была выместить свое зло на другом человеке. На том, от которого, верней на той, от которой ей не могло быть решительно никакого проку, а один только вред. На Алене!

– Какой же я был дурак! – услышали подруги плаксивый голос Виконта. – Эльвира меня обожает! Она лапочка! Зайчик! Белочка! Целыми днями сидит и ждет меня! Готовит всевозможные кушанья. Она такая кулинарка! И чистюля! Дом у нее в безупречном порядке. Мне не стыдно после съемок привести к себе друзей, познакомить со своей невестой. Эльвира всех умеет принять с улыбкой! Для меня это будет идеальный брак! Я уже настроился на женитьбу. А если Эльвира узнает про Алену, то мне крышка!

– Это не он, – прошептала Таисия, наклонившись к Марише. – Не он убил Алену!

– Почему?

И пока Виконт психовал и клялся в своей невиновности, сестры получили возможность обсудить между собой его персону.

– Это не он, – повторила Тая.

– Да почему же? А мне кажется, что он вполне мог прикокнуть Аленушку, чтобы она не сорвала его выгодную женитьбу.

– При чем тут женитьба? Виконт вообще про свою невесту только сейчас заговорил! Сколько времени я его знаю, а про невесту слышу впервые. Он ее ни разу не приводил в «Чайный дворик», хотя сам появлялся там регулярно. Похоже, не очень-то Виконт по своей невесте сохнет. Да и она по нему тоже. Тут другое!

– Что именно?

– Я вот сейчас на него посмотрела и вспомнила, что он точно так же вел себя, когда нашли тело Алены.

– Да? Трясся и дрожал?

– Даже еще хуже! Он тогда грохнулся в обморок. И нам всем пришлось еще и его в чувство приводить! Я тогда подумала, что он притворяется. Но сейчас посмотрела и вижу, что нет, не притворяется. Он такой по жизни и есть. Мямля и хлюпик!

– Значит, ты думаешь, он не убивал Алену?

– Снотворное мог подсыпать, – нерешительно предположила Тая.

– Но Эмма ведь уже взяла вину за это на себя.

– Вот именно! А зарезать… Нет, Виконт зарезать никого не мог. У него руки трясутся даже сейчас, когда он просто вспоминает о случившемся. Где уж ему было перерезать кому-то горло!

– Тогда кто?

– Креол?

И сестры, совсем недолго подумав, одновременно с сомнением покачали головами. Нет, не был похож Креол на жестокого убийцу. Он был трутнем, лентяем и любителем пожить за счет своих женщин. Но ни одну из них он не бил и ни к чему не принуждал силой. С самого начала он цинично объяснял им, что к чему. Он дает им иллюзию того, что они любимы, а они взамен снабжают его различными материальными благами. Никто ни у кого не в долгу. Союз может распасться в любой момент по обоюдному согласию или требованию самой женщины.

Креол не был способен даже на моральное насилие. Да и не было у Креола никакого повода, чтобы расправиться с Аленой. Он не занимал в настоящее время никакого социально значимого поста. Шантаж со стороны Алены, пронюхавшей о его прошлом, был ему не страшен. Ведь и терять ему, грубо говоря, было совершенно нечего.

Нынче он вел вполне законопослушную жизнь иждивенца при своих многочисленных любовницах. Жизнь, на которой разоблачения Алены никак не могли сказаться.

– Либо мы чего-то не знаем про Креола, либо убийца – не он!

– Тогда кто?

– Виконт отпадает.

– Банкир?

– Вообще-то с ним мне не все до конца ясно, – призналась сестре Мариша. – Какая-то мутная история с этим похищенным и разрезанным на куски трупом многолетней давности.

– Мутная?

– Никак не могу понять, зачем тем людям понадобилась такая ерунда.

– Но Банкир ведь объяснил… Ритуал требовал, чтобы тело было в первые же лунные сутки после смерти разрезано и захоронено в разных частях света.

– И ты в это веришь?

– Ну…

– Это что-то из области детских страшилок.

– И что ты предлагаешь?

– Предлагаю оставить пока что Банкира в разработке. Нам надо про него еще многое выяснить.

Но говоря это, в душе Мариша уже понимала, что бы там они ни нашли в этой истории странного или загадочного, вряд ли она имеет отношение к убийству Алены. Банкир не казался напуганным, когда они встретились с ним. Занервничал он лишь тогда, когда они начали расспрашивать его о тех людях, которые заплатили ему большие деньги за такую страшную услугу.

Чего боялся Банкир? Что его постигнет участь того несчастного? Но стоп! Ведь он затрепыхался в тот момент, когда его обтекаемо спросили, а не состоял ли он и сам в той странной и страшной секте, практикующей подобные ритуальные захоронения! Да! Именно в тот момент Банкир вскочил и, не прощаясь, умчался прочь. Удрал, если говорить по-простому!

– Лично мне это кажется очень странным! – произнесла Мариша громче, чем намеревалась.

И Виконт, который расслышал ее слова, моментально принял их на свой счет и разрыдался.

– Вы мне не верите! Никто мне не поверит! Стоит следователю выяснить правду о моем прошлом, мне конец! Они моментально отправят меня за решетку! В один момент! Зачем им искать настоящего убийцу? У них есть я! Человек с криминальным прошлым. Этого для них будет достаточно, чтобы закрыть меня снова за решеткой надолго… Навечно!

Глядеть на его терзания было просто невыносимо. В конце концов, девушки тоже смотрели фильмы с участием Виконта, и для них он был тем самым мужественным и благородным героем. И вдруг такие слюни и сопли с его стороны. Это следовало немедленно прекратить, если они хотели и впредь наслаждаться фильмами с участием Виконта и представлять его мужественный образ, а не это трусливое желе.

– Если тебе от этого станет легче, то ты не единственный из вашей компании, кто сидел в тюрьме, – сказала Мариша.

– Да? А кто еще? – распахнул свои глаза Виконт. – Али?

– Почему Али?

– Ну… Так подумалось, – моментально ушел от прямого ответа Виконт. – Ссора с родителями, жизнь в чужой стране почти что на положении изгнанника. Вот я и подумал… Нет, не он? А кто? Неужели Креол?

– И Креол, и Банкир, – серьезно сказала Таисия, пока Мариша задумчиво глядела на Виконта. – Они оба сидели. Так что ты не одинок, можешь успокоиться.

Виконт после этих слов заметно приободрился. Лицо его перестало кривиться от слез и приобрело привычные благородно-мужественные черты. Теперь Виконт снова был на коне и снова был самим собой. Смотреть на него было любо-дорого. И даже просто смотреть не получалось, а только любоваться!

ГЛАВА 11

Но каким бы благородным хлюпиком в душе ни оказался Виконт, главная загадка расследования все равно оставалась нерешенной. Что с того, что теперь сестры знали о прошлом всех трех героев? Они не имели ни одного приличного подозреваемого, которого с чистой совестью и легким сердцем могли бы отправить за решетку уже прямо сейчас.

Все трое друзей Али, которые казались подругам такими перспективными подозреваемыми еще вчера, сегодня утром были ими с пренебрежением отвергнуты. Креол – ничтожество. Виконт – хлюпик. А Банкир слишком погряз в философии.

И кто оставался в такой ситуации подругам? Сам Али? Но его Таисия упорно не желала видеть среди обвиняемых. И Мариша ее прекрасно понимала.

– Разве что навестить Грацию номер три? Викторию?

Это предположение выдвинула Таисия, которая приехала к Марише домой ранним утром. То есть для Мариши десять утра – это было раннее утро, а для Таисии, которая привыкла вставать рано, это был уже разгар трудового дня. Конечно, в ресторане ей появляться было не нужно, но Таисия все равно рвалась туда. Ей не терпелось увидеть своего Али. Поговорить с ним. Ощутить его ауру.

Но как поедешь, если ровным счетом нечего ему предоставить по расследованию? К тому же Таисия помнила, что сегодня должны были состояться похороны Алены и она очень рассчитывала увидеть Али там.

Сам Али ни разу не позвонил Тае или Марише, чтобы спросить, как продвигается их расследование. И если Таю это просто огорчало, то Марише еще и казалось более чем странным. Почему не звонит жених убитой девушки? Ему что, совсем не интересно, кто ее убил? Или он точно знает, кто это сделал? Но если бы Али знал и по каким-то своим соображениям покрывал убийцу, то ему тем более обязательно надо было быть в курсе проводимого расследования.

Ведь мало ли что может случиться? Вдруг сестры возьмут и выйдут на нужный след! Так Али в любой момент мог предупредить истинного преступника, дав тому возможность скрыться.

Но Али не звонил. И у Мариши создавалось такое впечатление, что мужчине просто глубоко наплевать, найдут убийцу его невесты или нет. И на саму невесту ему тоже плевать и тоже глубоко. Вроде бы он даже вздохнул с облегчением, когда Алена умерла.

Но зачем же в таком случае он собирался жениться на этой девушке?

И снова Мариша в своих подозрениях, сделав круг по другим подозреваемым, вернулась к Али. Что связывало его с Аленой? Трудно себе представить, чтобы Али был искренне привязан к особе, которая однажды или даже не однажды глубоко оскорбила его чувства, предав их и изменив Али с посторонним мужчиной!

Значит, Али виновен? Или… Или все-таки не Али?

Мариша кинула задумчивый взгляд на Таю, которая сидела перед ней. Завтракать сестры решили вместе. И заодно они планировали за завтраком обсудить и то, чем они займутся сегодня.

– Похороны Алены – это во-первых, – сказала Мариша. – А во-вторых…

– Во-вторых, это Грация номер три!

– Далась тебе эта красотка!

– Не забывай, Алена увела у семьи и фактически убила ее отца!

– Он сам виноват! Нечего было гоняться за молоденькими. В его-то годы! Нечего на зеркало пенять, коль рожа крива! Не Алена, так другая бы девчонка подвернулась!

– И все равно я считаю, что Викторию надо проверить.

Мариша печально взглянула на сестренку.

«Знаю я, почему ты так рвешься обвинить во всем последнюю из оставшихся у нас подозреваемых, – говорил ее взгляд. – Ведь следующим по списку идет твой обожаемым работодатель, красавец и секс-символ вашего ресторана – господин Али! А его ты обожаешь до чертиков в глазах. И конечно, совершенно не хочешь, чтобы он вдруг оказался убийцей!»

Но вслух Мариша, разумеется, ничего этого не сказала. Она лишь вздохнула и произнесла:

– Едем на похороны.

– Там и поговорим с Викой? – обрадовалась Таисия.

В ответ Мариша лишь скривилась:

– А что нам еще с тобой остается?

Таисия поморгала и умчалась собираться и наводить марафет. И Мариша вздохнула вторично. Куда Тае еще прихорашиваться? Сестра и так явилась к ней при полном параде – черное обтягивающее платье, выгодно подчеркивающее пышные формы Таисии. Кокетливая черная шляпка с широкими полями и свисающей с них вуалью (настоящий винтаж!) явно была вытащена из бабушкиного сундука. И ко всему этому черные лаковые туфельки на тончайшей шпильке.

Туфли вызвали особенное недовольство Мариши. В таких туфлях невозможно будет ковылять по кладбищенским дорожкам! И о чем только думает Таисия, обряжаясь в длинное вечернее платье прямо с утра и еще отправляясь при этом на похороны? И что там сестра еще собирается приводить в порядок? Она и так вырядилась, словно собирается идти на банкет!

В каком-то старом итальянском фильме Марише довелось увидеть запоминающийся эпизод о том, как понурая толпа одетых в скромные черные костюмы родственников волочится за гробом из красного дерева своего дорогого в прямом и переносном смысле усопшего. Вокруг них белоснежные и бело-розовые фешенебельные мраморные надгробия, выложенные аккуратной плиткой дорожки, цветочные клумбы и изумрудный газончик. Одним словом, цивилизация!

И вот по этой цивилизованной юдоли скорби шествует дама одетая в ярко-красное платье и такую же красную шляпку и туфли. Кажется, туфли все же были с черной оторочкой. Но на высоких каблуках. Да, она тоже желает проститься с усопшим, но весь ее наряд – это прямой вызов ему, посмевшему оставить ее в этом мире одну и без поддержки. А также вызов всей его напыщенной родне, которая эту женщину упорно не принимала в свои ряды.

И вот теперь наряд Таисии показался Марише еще более вызывающим. Сестра явно собиралась дать понять всем, что она тоже чего-то стоит. И вполне достойна занять место рядом с Али. Не хватало самого малого – желания и присутствия самого господина Али рядом с Таей в этот момент.

Мариша снова вздохнула и позвала:

– Тая, ты скоро?

Таисия выпорхнула из ванной комнаты с таким боевым выражением на лице, что все подозрения Мариши подтвердились в один момент. Сестра подвела глаза и ярко накрасила кроваво-красной помадой губы, которые выглядели, надо сказать, очень соблазнительно. Но вот уместны ли были такие губы на клабище? В этом Мариша что-то сильно сомневалась.

И еще Таисия сделала нечто со своим платьем, так что ее пышная молочно-белая грудь, которую Тая каким-то образом уберегла от палящего этим летом солнца, буквально вываливалась из лифа! И как будто бы этого было мало! Но в довершение всего в ложбинке между грудей девушки притаился кулон с каким-то алым камнем, приковывающим к себе и к белоснежным полукружьям невольное внимание всех, кого только возможно.

– Таисия! – ахнула Мариша, оглядев сестру с головы до ног и невольно поражаясь тому, как преобразилась скромная официантка. – Но ты же не пойдешь в таком виде на похороны! Ты просто не можешь!

– А в чем дело? Что со мной не так?

– Это… Тебя могут неправильно понять!

– А по-моему, я выгляжу прекрасно!

И Таисия уставилась на сестру с таким выражением, что Марише стало совершенно ясно, она не уступит. Сестрица задумала заполучить своего Али, стоя прямо над гробом своей предшественницы, и со своего места не сойдет.

– Ну-ну…, – пробормотала Мариша, решив не тратить попусту свои нервы. – Если ты в самом деле считаешь, что у тебя все под контролем, тогда поехали?

– А разве ты не переоденешься во что-нибудь более подобающее?

Кто бы это говорил!

Тем не менее в чем-то Тая была права. Мариша торопливо оглядела себя и испытала стыд. Не поедешь ведь на похороны в симпатичных шелковых панталончиках с нежно-розовыми оборками и такой же кофточке. Этот наряд Мариша надевала, ложась в постель.

Оказалось, что в жару лучше всего было спать или совсем нагой, или в шелке. Этот материал приятно охлаждал тело, но при этом не давал простудиться под постоянно работающим вентилятором. Но для похорон кокетливые панталончики вряд ли подходили.

Мариша наспех нашла в своем гардеробе что-то отдаленно подходящее для траурной церемонии, оделась, собрала свои пышные светлые волосы в узел на голове, заколола черными лаковыми шпильками, который использовали японский гейши в своих прическах. Это были самые настоящие шпильки, которые Смайл привез ей…

Ну да, конечно, он привез их из Китая. А откуда же еще? А если точней, то Смайл привез эти выстроганные из черного дерева шпильки из одной провинции Китая, пострадавшей от наводнения, но при этом ее жители даже в разгар стихии не утеряли своей предпринимательской жилки: умудрились чем-то одарить своих спасителей в обмен за полученную от них двойную порцию риса и консервов.

Шпильки Марише очень нравились. И она с удовольствием воспользовалась ими, едва только представилась такая возможность. Похороны должны быть шикарными! Еще бы! Ведь хоронят молодую женщину, за гробом которой пойдут толпы друзей и безутешный жених.

Однако церемония похорон вызвала у Марише недоумение с самой первой минуты. Цветов было мало. Венков и того меньше. А ведь хоронили молодую женщину, любимую притом! Но все шло кувырком. Али к моменту выноса тела опоздал. На отпевании его тоже не было видно. Впрочем, возможно, как мусульманин он в принципе не желал посещать православную церковь?

Но и после отпевания, когда все вновь столпились на улице, дело пошло не лучше. Автобус оказался слишком мал, все гости в него не поместились. Потом оказалось, что в автобус набились исключительно пожилые родственницы Алены и ее подруги и соседки. Кроме трех Граций, тут было еще порядочно представительниц женского пола. Но когда все приехали на кладбище и нужно было выносить гроб, ни одного подходящего для этого мужчины рядом не оказалось. Все застряли в пробках по дороге на кладбище и обещали приехать не раньше, чем через полчаса.

Шофер ругался и требовал, чтобы гроб забирали из его автобуса. Шоферу надо было ехать дальше. Мариша с недоумением поняла, что никаких последующих поминок не предполагается. Шофер собирался прямо с кладбища ехать на другой заказ. Ну, а родственники, как предполагалось организаторами, видимо, уковыляют с кладбища своим ходом.

Это было нечто невероятное!

– У мусульман, говорят, наши поминки не приняты, – шептались в толпе.

– Какие наши?

– Ну, поминки, водка с кусочком черного хлеба. Кисель и прочее.

– Что вы ерунду городите? Много вы знаете про мусульман!

– У меня были соседи – татары, они очень даже охотно собирались на поминки по своим! Может, и без водки, а все равно долго сидели! Похоронят и сидят. Вспоминают, что за человек был усопший. Хорошо так разговаривают. Разные ситуации про него вспоминают, забавные и не очень. Действительно поминают, а не как у нас – напьются и дурака валяют.

– И разве в киселе дело? Или там в блинах, или в водке! Без водки даже лучше. А то что у нас получается? Все набьются, напьются, а через полчаса уже и не помнят, по какой причине собрались. Музыку включают, еще чуть-чуть, и в танцы пустятся!

И наконец прозвучала та фраза, которую все время ждала Мариша:

– Просто Али не хочет тратиться на похороны! Посмотрите, какой гроб дешевый!

– Да Аленка сошла бы с ума, если бы видела, как ее хоронят!

– Она так любила красивые вещи, а тут…

Мариша не могла не признать, что отчасти злые языки правы. Действительно, похороны удручали своей дешевизной и неорганизованностью. Жених покойной явился с большим опозданием, с красными глазами и каким-то подозрительным синим пятном в области шеи.

И если красные глаза еще можно было списать на усталость и пролитые по усопшей слезы, то как было быть с синим пятном? Это был просто классический засос! И кто-то хорошо потрудился, чтобы поставить его Али. Выходит, минувшей ночью осиротевший жених утешался в объятиях другой женщины? Не очень-то это вяжется со скорбью, которая должна была его одолевать!

Тая тоже догадалась о происхождении пятна на шее у любимого мужчины, и глаза ее гневно сверкнули. Марише было неприятно видеть, как переживает ее сестра. Но с другой стороны, если уж и сейчас у Таи не откроются глаза на то, какой фрукт на самом деле ее любимый Али, то они не откроются, наверное, никогда!

И все же Мариша считала, что так провожать Алену в последний путь неправильно. Как же совсем без поминок? А еще ей было необходимо переговорить с людьми, которые близко знали Алену. А где это сделать, если не на поминках?!

– Нет, так не пойдет! – произнесла Мариша и решительно двинулась в сторону Али.

Подойдя к нему, она на мгновение остановилась, а затем громко спросила:

– Почему вы не пригласили людей на поминки?

Али сделал вид, что смотрит в другую сторону, но Мариша не отставала.

– Поминки надо провести обязательно! – сказала она.

– Зачем? – соизволил ответить Али. – Все и так знают, каким человеком была Алена.

Восторга в его голосе слышно не было.

– Может, и так, но на поминках люди обычно рассказывают много нового об усопшем. А это может здорово пригодиться нам с вами. Или вы уже не хотите, чтобы преступник был пойман?

Это был удар ниже пояса. И Али, не выдержав его, тут же сдался.

– Ну хорошо, – нехотя произнес он. – Я распоряжусь, чтобы «Чайный дворик» сегодня закрыли. Закусок там поставили, горячее, салаты. И что еще у вас полагается? Блины? С чем их подать? С икрой или медом?

– Все равно. Можете просто блины или даже без блинов. Но проследите, чтобы к нашему приезду там было уже все накрыто и приготовлено, – строго велела ему Мариша. – И да… Еще! Вина и водки пусть выставят побольше. А вот закусок как раз надо поменьше. Чем быстрей люди напьются, тем быстрей у них развяжутся языки.

Теперь Али посмотрел на нее с некоторым уважением. И сказал, что все выполнит в точности. И действительно, когда они приехали в ресторан (Али пришлось также раскошелиться и на микроавтобус, который он заказал по объявлению, сорванному тут же на кладбищенском фонарном столбе), всех гостей ждал накрытый стол с традиционным киселем и небольшой горкой блинов. Даже не блинов, а блинчиков. Али дословно понял слова Мариши о небольшом количестве закусок.

И за столом снова поднялся ропот возмущения скупостью Али.

– Свой собственный ресторан имеет, а Аленку в последний путь даже толком проводить не удосужился!

– Столы пустые!

– Стыдно сказать, поминки по любимой справляет, а в рот положить нечего!

– Скупердяй!

Но зато по части спирного нареканий не возникло. Спиртного было много и на разные вкусы. Были ликеры – ягодный, мятный, кофейный и сливочный. Была водка. Были вина. И было даже шампанское, появление которого на поминальных столах вызвало легкое недоумение и оторопь у собравшихся.

– Он что, издевается?

– Шампанским празднуют, а не скорбят!

Однако едва только звякнули первые рюмки, как напряжение стало покидать гостей. Как уже поняла Мариша, никто из собравшихся не был близким родственником Алены – ее матерью, теткой или хотя бы сестрой. Все присутствующие либо в свое время работали с Аленой, либо жили по соседству с ней, либо как-то иначе сталкивались с этой особой.

Всего собралось человек двадцать-тридцать. Учитывая полное отсутствие родни, это был более, чем внушительный результат. Впрочем, большинство явилось на похороны в расчете на шикарные поминки. Особенно выделялась компания из пяти пожилых матрон. Все они называли друг друга по отчеству и громче других осуждали скупость Али.

И вот теперь эти многочисленные тетушки, отчаявшись вкусно покушать, активно наливались халявным спиртным и проворно таскали себе на тарелки бутерброды, жадно поглядывая по сторонам и стремясь, чтобы другим не осталось ни кусочка. Но и другие гости не жаловались на отсутствие аппетита, так что еду расхватали быстро. Официанты проворно унесли пустые тарелки. А вот бокалы и бутылки со спиртным оставили.

Мариша немного опасалась, что как раз в этот момент тетушки удерут, ведь кушать больше было нечего. Но кто-то пустил слух, что вскоре подадут десерт, и тетушки, уже засобиравшиеся по домам, решили остаться. В ожидании десерта они дегустировали ликеры. И Мариша видела, что очень скоро можно будет уже брать этих перспективных тетушек в оборот.

– Ты куда? – ухватилась за нее Таисия. – Вика сидит совсем в другом углу стола!

– Вика? С Викой ты можешь побеседовать и сама.

– Я?

– Все равно ничего принципиально нового она тебе не скажет. Я уже сейчас могу почти дословно воспроизвести вашу беседу. Алена увела у Вики родного отца, и Вика ненавидела Алену.

– Но могла ли она ее убить?

– Правды ты от нее по этому вопросу не услышишь, – заверила сестру Мариша. – С одной стороны, у Вики были для этого все основания, а с другой… Ты можешь себе представить, чтобы она это сделала?

И Мариша кинула выразительный взгляд в сторону худосочной высокой блондинки – самой высокой и блондинистой из всех трех Граций.

– Могла! Она из-за Алены потеряла родного отца!

– Из-за Алены, из-за Драчены, из-за Моны! Какая разница? Я уже говорила, если мужчине сорвало крышу, то тут уж без разницы, кто его уведет! Твоя Вика должна это понимать!

– А я все же поговорю с Викой! – упрямо возразила Таисия.

– Делай, что считаешь нужным. Ты ведешь это расследование, или забыла?

– А ты?

– А я всего лишь твой консультант!

И с этими словами Мариша решительно направилась в сторону тетушек. Почему именно к ним прицепилась Мариша? Сыщицкое чутье настойчиво твердило ей, что именно эти пятеро из всех остальных гостей окажутся наиболее ценными свидетелями. Тетушки были завзятыми сплетницами – это было ясно видно даже на расстоянии.

И Мариша не ошиблась в своих ожиданиях. Еще на подходе к старушкам она уже услышала отдельные реплики:

– И все равно Али не стоил и мизинца Алены!

– Такая деятельная!

– Такая энергичная!

– Он против нее был просто слабак!

– Если кто в их паре и был мужчиной, то это точно был не Али!

Эти слова изумили Маришу до такой степени, что она даже ненадолго притормозила. А раздухарившиеся после употребления ликера старушки продолжали твердить свое.

– Она мне за один день поставила летний душ на участке!

– А мне весь огород засадила!

– А мне собрала всю малину! А урожай был огромный! И все равно Алена не сдавалась. Каждый день приезжала из города и собирала! И главное, себе ни ягодки взять не захотела. С трудом мне ей килограммчик удалось навязать!

– А ко мне с продуктами приходила. Регулярно. И чеки все в точности приносила.

– И сдачу! Копейка к копеечке! Совсем не то, что другие!

Мариша даже задохнулась от удивления и застыла на месте, чтобы хоть немного привести свои мысли в порядок. Что она слышит? Со слов старушек перед ней предстала совсем другая Алена. Выходит, покойница ухаживала за всеми этими бабками? Строила для них дачные души, собирала урожай и привозила продукты? А что еще она для них делала?

– А самое главное, за что мне хочется поблагодарить Аленушку, это за то, что она познакомила нас всех!

– Свела нас вместе!

– Ведь как мы жили раньше! Никого рядом! Одни только социальные работники, с которыми ни поговоришь толком, ни на вечеринку не сходишь!

– Каждая из нас жила в себе.

– Наедине со своими трудностями.

– Как хотите, девочки, а с вашим появлением моя жизнь совершенно изменилась!

– Конечно, Клавушка, голубушка! И наша тоже!

– Молодец Дмитриевна, что она познакомила нас с Аленой!

– Как хорошо, когда рядом близкие люди.

– Теперь я каждый день просыпаюсь и знаю, что у меня есть вы! Что мы обязательно пойдем с вами куда-нибудь, а коли бог даст здоровья, так и поедем!

– Вот подкопим денежек и обязательно снова поедем!

– А помните, как хорошо было в Кисловодске?

– Сказочный отдых нам Аленушка сосватала в тот раз.

– И недорого совсем.

– Конечно, путевки ведь горели.

– И не жарко. Напрасно я боялась, что жарко будет. А там горы и не жарко совсем.

– Швейцария! Настоящая Швейцария!

Мариша уже ничего решительно не понимала! Выходит, Алена была неизменно добра к этим бабкам? Ухаживала за ними? Покупала продукты? И даже более того! Алена сватала старушкам дармовые путевки в санатории, куда так любят ездить пожилые дамы, стремящиеся поправить свое здоровье, продлить молодость и удержать ускользающую красоту!

Ведь кто сказал, что пожилой человек не может быть красив? Может, и даже очень! Просто обычно пожилому человеку мешают различные болячки, которые он приобрел разными путями в процессе жизни. А если человек здоров и счастлив, то он и в восемьдесят, и в девяносто будет выглядеть симпатичным. И конечно, в шестьдесят с небольшим человек точно может выглядеть привлекательно.

И эти пятеро старушек были тому наилучшим примером. Несмотря на свой возраст, они явно не утратили еще радость жизни. У них у всех были аккуратные прически, макияж и старательно продуманные туалеты. Никаких растоптанных туфель или выношенных и застиранных платьев! Все вещи на них были новыми, хотя совсем не дорогими.

– Какая молодец была Аленушка!

– И как мы теперь будем жить без нее?

– И не говори!

– Может, у Дмитриевны найдется еще одна такая «Аленушка»?

– Надо будет спросить!

– А вы не знаете, почему сама Дмитриевна не смогла прийти на похороны?

– Ой, бедная! Она совсем слегла, как услышала про смерть Аленушки!

– Могла бы все равно собраться, и прийти. В конце концов, сколько Алена для нас всех доброго сделала. Дмитриевна могла бы отдать ей последний долг уважения.

Старушки немного помолчали, осуждающе качая головами. А потом лицо одной из них осветила мягкая грустная улыбка.

– А помните, как сама Алена плакала на похоронах Сулимы Ивановны? – спросила она.

– Ох, я думала, что у меня сердце разорвется!

– Какая добрая девочка!

– И похороны организовала по высшему разряду.

– Не то, что тут!

– Всего было в достатке. И блинов, и кутьи, и голубцы были с кулебяками!

– Все любимые блюда Сулимы!

– И для нас тоже нашлось что покушать.

– Какая была ветчина!

– А семга!

– И сыр!

Старушки увлеклись перечнем гастрономических лакомств, которые были на похоронах неизвестной Марише старушки с редким именем Сулима и отчеством Ивановна. Мариша уже поняла, что старушки были не из богатеньких. Видимо, все они жили на небольшую пенсию и искренне радовались любой возможности обильно и вкусно покушать.

Сегодняшние похороны стали для них в этом смысле полнейшим разочарованием. И Мариша даже устыдилась, что дала такую команду Али. Но и он тоже хорош! Нельзя же так буквально все воспринимать. Мог бы и побольше снеди выставить на стол. Кто бы хотел, тот бы все равно напился и разговорился!

И отступив назад, Мариша проследовала на кухню.

– Али, надо выставить старушкам десерт! – распорядилась она.

– Каким старушкам?

– Тем, которых опекала Алена!

Судя по вытянувшемуся лицу Али, эта информация также для него являлась новостью.

– Опекала? Старушек? Каких старушек?

– Неважно! – отмахнулась от него Мариша. – Они сидят в зале.

– Алена опекала каких-то старушек?

– Да, да! А ты не знал?

Али потряс головой и заявил:

– Я должен на них взглянуть! Где они?

– Пока что за столом. Но если в ближайшее время им не принесут десерт, то они уйдут.

– Хорошо, хорошо! – заторопился Али. – Скажу, чтобы им подали пахлаву и лукум!

– Вот этого не надо! – тут же остановила его Мариша. – Пахлава точно не годится.

– Почему? Отличная пахлава!

– Орехи забиваются под зубные протезы и натирают десны. А лукум такой липкий, что так и норовит вытащить из зубов пломбы, а то и вовсе стащить с зубов коронки и сломать мосты! Для пожилых людей со вставными зубами такие лакомства – просто смерть!

– Что же им подать?

– Думаю, что мягкий десерт с легким кремом и каким-нибудь фруктовым желе без косточек будет в самый раз, – припомнив, что предпочитает ее собственная мама, сказала Мариша. – Сделаешь?

– Пошлю кого-нибудь в соседнюю кондитерскую за тортом!

– Только смотри, чтобы он был свежим! И без орехов!

Али кивнул. И уже через десять минут перед старушками появилось по большущему куску торта. Остальным гостям подали пахлаву, печенье с кунжутом, пирожные с фисташками и медом, а также лукум, рахат-лукум, халву и прочие восточные сладости. И чай нескольких сортов – зеленый, черный, красный или травяной.

Чувствуя, что выполнила свой долг перед старушками, Мариша поспешила обратно к ним. Старушки уже отведали по одному кусочку. И теперь второй лежал у них на тарелках, и старушки размышляли, что им делать дальше. Съесть торт прямо тут или незаметно прихватить сладкое с собой? Они уже почти решили, что пора им уходить, захватив сладкое с собой, но тут рядом с ними появилась Мариша.

И все в один момент изменилось. Старушки резко передумали куда-либо уходить. У них появился молодой собеседник и, что самое главное, слушатель! А ведь для пожилых людей нет ничего более важного, чем вспомнить былое и при этом быть услышанным молодежью.

И старушки тут же начали свое славословие по второму кругу.

– Ах, какая славная девочка была наша Аленушка!

– Чудо, а не девочка!

– Признаюсь, я до встречи с ней думала, что нынче таких девочек уже и не бывает!

– Порядочная! Честная! Никогда ни копеечки себе не возьмет!

– Всегда строго по чекам перед нами отчитается.

– А бывало, что еще и от себя прибавит! Вот как!

Мариша слушала и не в силах была поверить в то, что они со старушками говорят об одном и том же человеке! Это Алена была добрая? Это Алена была порядочная? Девушка, отбившая жениха у собственной подруги и уведшая прихоти ради отца у другой, порядочная? Невероятно!

– А вы точно знаете, что это ваша Алена? – брякнула Мариша, не подумав.

Глупо! Ведь старушки были на кладбище и подходили к гробу, чтобы вместе с другими попрощаться с Аленой. Старушки недоуменно вытаращились на нее, а потом смущенно захихикали, приняв слова Мариши за неудачную попытку сострить. Неудачную и неуместную, учитывая повод, по которому они все тут собрались.

Но жажда восхвалять Алену оказалась все же сильней неодобрения, которое старушки мимолетно испытали к Марише. И они продолжили:

– Мы сегодня все пришли, чтобы проститься с Аленушкой.

– Замечательная девочка! Опекала нас всех семерых за какие-то жалкие копейки, которые мы ей могли заплатить!

– Да что она там у нас получала!

– По доброте душевной пошла к нам работать.

– И слава богу! Теперь нам вовек не сыскать себе такого замечательного человечка, который будет нас так замечательно опекать!

– Снова пойдут какие-нибудь хамки, которым вечно некогда и которых вовсе не дозовешься.

– Раз в неделю появятся, сумку с дешевыми продуктами швырнут, а чеки предоставят, как будто бы в дорогущем супермаркете покупали.

– Да еще и рожи кривят, мол, не нравится – сами, бабки, за продуктами мотайтесь!

– Ни пол помыть! Ни окна! Ничего!

Мариша окончательно выпала в осадок.

– Алена вам и пол мыла? – воскликнула она, не в силах сдержаться.

– И пол, и окна!

– Окна?!

Мариша чувствовала, как голова у нее идет кругом. Алена, и вдруг мыла пол и окна? Носилась за продуктами, выбирая торговые точки подешевле? Может быть, она еще и белье стирала, и огород копала? Оказалось, что и стирала, и копала, и делала еще много разных вещей, которые были необходимы опекаемым ею старушкам. Не всегда у нее находилось для этого время, но довольно часто.

– Конечно, мы и сами стараемся справляться.

– Но возраст у нас уже не тот.

– Здоровье частенько подводит.

– Вот Аленушка придет, увидит, что у нас ни посуда три дня не мыта, ни полы не метены, и давай убираться!

– Очень она грязь не любила.

– Говорила, что просто не выносит, когда грязь вокруг!

И наклюкавшиеся ликерами старушки принялись утирать выступившие на глазах слезы. Погибшая Алена в их описании представала каким-то ангелом небесным. Настоящим ангелом! Но ведь Мариша точно знала, что это не так! Далеко не так!

Алена была черства, беспринципна и крайне эгоистична. Но при этом опекала всех этих старушек. Была неизменно добра к ним. И отсюда у Мариши невольно возникал вопрос, а зачем же Алене это было надо? Какую выгоду она надеялась получить от собственной доброты к этим бабулькам?

ГЛАВА 12

Таисия уже давно делала старшей сестре знаки, подзывая ее к себе, но Марише было необходимо еще задать бабушкам несколько вопросов.

– Вот вы говорите, что Алена опекала вас семерых, да? Но ведь вас всего пятеро!

– Пришли мы впятером, – согласились с ней старушки. – А на самом деле нас семеро.

– Было семеро, да Сулимочка наша умерла в прошлом месяце.

– Еще сорока дней не прошло, как не стало Сулимы.

– Дмитриевна, как узнала про смерть нашей подруги, сама слегла в лежку. Она с Сулимой больше остальных дружила. Вот и не выдержала такой новости.

– Уж Аленушка к ней ездила-ездила, надеялась уговорить с нами всеми встретиться.

– Известное дело, вместе горе легче переносится.

– А все без толку!

– Дмитриевна от всех нас закрылась, одна свое горе переживает!

– Даже на похороны сегодня не явилась.

– Сказалась больной!

– А ведь мы ей рассказали, какая беда с нашей Аленушкой случилась.

– Может, конечно, плохо себя чувствует.

– Всем нам плохо! Однако же собрались и пришли! А чем Дмитриевна лучше? И если уж на то пошло, то и с Сулимой мы все вместе дружили. И на похороны к ней пришли.

Мариша увидела, что наклюкавшиеся бабушки плавно переходят от плаксивой стадии опьянения к стадии агрессивной и того гляди перецапаются между собой. А Марише совсем не хотелось оказаться в эпицентре их ссоры.

– Знаете… Э-э-э… Приятно было познакомиться. Но мне надо идти, – вполголоса произнесла она, потихоньку отодвигаясь подальше от старушек.

Но те даже не обратили на ее уход внимания. У них было занятие поинтересней. Они припоминали друг другу какие-то давно минувшие обиды. И кажется, это их увлекло полностью.

Мариша тем временем подошла к Таисии, которая уже давно изнывала у противоположной стены ресторана, призывно размахивая руками и делая знаки сестре.

– Ну что? – спросила у нее Мариша, все еще не в силах отойти мыслями от старушек. – Тебе удалось поговорить с Викторией?

Но Таисия ее настроения не заметила и вдохновленно воскликнула:

– Удалось! Все, как мы и предполагали! Вика ненавидела Алену лютой ненавистью! Она так прямо и выразилась, что благодарна человеку, который отправил Алену на тот свет.

– И это все, что она тебе сказала?

– А разве этого мало? – удивилась Тая. – Она же фактически призналась в убийстве Алены!

– Ни черта она ни в чем не призналась, – тоскливо произнесла Мариша. – Она всего лишь сказала, что ненавидела Алену и мечтала, чтобы та сдохла!

– Но ведь это же одно и то же!

– Совсем нет! И любой юрист тебе объяснит, что желать – это совсем не значит совершить! Мысль ненаказуема. Можно желать смерти кому угодно. Но если ты при этом сидишь ровно и никак эту гибель своими силами не придвигаешь, то в тюрьму тебя никто за твои мысли не посадит!

– Так это же еще далеко не все! Вика мне призналась, что она к ведьме ходила!

– Куда? – вздрогнула Мариша.

Вздрогнула она от слова «ведьма». Любой испугается или, по крайней мере, встревожится, услышав страшное слово.

А еще это слово навело Маришу вновь на мысли о Банкире. Вот незадача! Еще и с ним надо прояснить ситуацию, какой дьявольской секте он продавал в бытность свою санитаром расчлененные трупы из морга. Еще докука! А не выяснить-то никак нельзя! Вдруг в этом поступке Банкира кроется нечто важное!

– Ведьма, говоришь? – задумчиво спросила Мариша у Таи, думая о другом. – А что за ведьма такая?

– Настоящая ведьма! – заверила ее Таисия. – И Вика призналась мне… Ой, даже сказать страшно! Она призналась мне в том, что делала заговор на смерть! Заговор на смерть Алены. Понимаешь?!

Вид у Таи был до того торжествующий, что Мариша даже не решилась ее сразу же разочаровать, сказав, что все наговоры – это чушь собачья и действуют они исключительно на людей впечатлительных, верящих в черную или белую магию.

Вместо этого Мариша осторожно спросила у Таи:

– Да? И как же это случилось?

– Вика пошла к этой ведьме и заказала той смерть Алены!

– Адрес этой ведьмы, надеюсь, ты у Вики разузнала?

– Представь себе, да! Узнала! Не спрашивай, как мне это удалось! – И переминаясь от нетерпения с ноги на ногу, Таисия воскликнула: – Ну что? Поедем к ней прямо сейчас?

– Вид у тебя для визита к ведьме самый подходящий, – хмыкнула Мариша. – Глядишь, примет тебя за свою. Еще и скидочку сделает!

– Ты что? – изумилась Тая. – Шутишь никак?

– А что мне еще остается?

– То есть что… Мой план – это для тебя повод для шуточек?

– Тая, пойми меня правильно, я не хочу тебя обидеть, но положа руку на сердце неужели ты веришь в то, что Алена погибла, потому что кто-то там навел на нее порчу?

– Заговор на смерть – это не какая-то там жалкая порча! – не сдавалась Таисия.

– Тая, ты меня пугаешь! Ну скажи, что ты все это говоришь не всерьез?

– Почему это не всерьез?

– Но не можешь ведь ты верить в такие вещи?

– А я верю! – воскликнула Тая азартно. – Верю и считаю, что они существуют. И заговоры, и порча! Я и сама, если хочешь знать, немного ведьма.

– Интересно будет послушать! – восхитилась Мариша. – И как это?

– А так! Я много раз замечала за собой, что если что-то неосторожно скажу, то сказанное потом исполняется! Одни раз ляпнула, что наш с тобой общий дядька помрет после шунтирования, и он помер! А ведь ничего не предвещало его смерти! Все говорили, что у него хорошие шансы на исцеление!

– Ты говоришь про дядю Толю?

– Да. Про него. И его смерть на моей совести!

– Тая, у него было пятьдесят шансов на пятьдесят! Врачи не скрывали, что никакой гарантии на то, что операция пройдет удачно, они не дают!

– Но он же умер! А другие остаются жить!

– С тем же успехом ты могла бы сказать, что он выживет. А он бы все равно умер! Ты тут ни при чем. Это судьба.

– Нет, не судьба. Слово материально! И я его убила своим словом!

– Если уж так разбираться, то дядя Толя тоже изрядно постарался для того, чтобы к своим пятидесяти семи годам превратиться в полную развалину! Он пил, курил по две пачки сигарет в день, отдыхать не ездил по десять лет, все работал и работал. А еще он упорно не желал ходить к врачам, пока его совсем не приперло!

– Но он мог выжить, а умер! – упрямо твердила Тая.

Марише надоел этот беспредметный разговор.

– Не верю я в то, что твоя ведьма сама лично взяла в руки нож, приехала в ресторан и прирезала Алену. И все это только для того, чтобы ее предсказание исполнилось и клиентка не потребовала назад свои деньги! Кстати, сколько ей заплатила Вика?

– Тридцать тысяч рублей.

– Ого! – присвистнула Мариша. – Неплохо для сиротки, оставшейся без куска хлеба. И знаешь еще что…

– Что?

– На этой Вике я сегодня увидела туфельки, которые появились в продаже только неделю назад. Я сама положила на них глаз, но стоят они столько, что я решила подождать распродажи. А вот Вика не стала терпеть! Ухватила туфли прямо сейчас, хотя на эти же деньги могла бы купить десять пар обуви в магазине попроще! И о чем это говорит?

– О том, что Вика не привыкла экономить?

– Это говорит о том, что у нее нет необходимости быть экономной.

– Но ее папа тяжело болен! Он больше не добытчик!

– Значит, Вика с матерью сумели найти какой-то альтернативный источник доходов! Вот и все. Деньги у них есть. И значит, таить зло на Алену они не могут.

– Возможно, туфли – это еще не показатель. Вика спустила последние деньги на обувь! Этакий жест отчаяния.

– Но ведь у нее были эти деньги! Были, понимаешь? И ведьме она тоже нашла чем заплатить. Тридцать и двадцать – это уже пятьдесят. Очень приличные деньги.

– Я считаю, что все равно надо съездить к этой Викиной ведьме.

– Так поезжай! – с досадой воскликнула Мариша.

– А ты?

– А я поеду к себе домой и хотя бы там отдохну. Ног под собой совсем не чувствую. Эти похороны страшно выматывают!

Конечно, Мариша лукавила. Она хотя и устала, но могла бы запросто пробегать еще целый день. Однако она принципиально не желала ехать к некой шарлатанке, которой доверчивая Вика отдала тридцать тысяч рублей. Все-таки какая дура эта Вика! Лучше бы еще пару туфель себе на эти деньги купила! Честное слово! Ну, или сапоги!

Интересно, откуда у девчонки все-таки взялись деньги? И Мариша оценивающим взглядом проводила Грацию, которая как раз в этот момент покидала ресторан. Да, брильянтов на девчушке никак не меньше, чем на несколько десятков тысяч долларов. И расставаться с ними она явно не торопится. Значит, голодная смерть не поджидает ее на пороге отчего дома. И деньги в семье Виктории каким-то образом изыскались.


Выйдя из ресторана, Таисия отправилась к ведьме Горлопане. А Мариша предложила троим старушкам, с которыми успела подружиться на поминках, подвезти их до дома. Они как раз кучковались у обочины дороги, поглядывая в сторону Мариши. И не подвезти их было бы просто невежливо.

Старушки ломаться и кочевряжиться не стали. Живо попрыгали в машину и запели:

– Вот спасибо, дорогуша!

– Галочка и Зоя Фадеевна на метро убежали, им до дома по прямой ветке. А нам с пересадками. Да еще и не с одной!

– Что мы теперь без нашей Аленушки делать будем! Кто будет нас возить?

– Такой светлый ангел была, а не девушка!

– Дома почти не сидела.

– Все с нами, все с нами возилась!

Эти слова подсказали Марише одну вещь. Она еще не была у Алены дома! А ведь это возмутительное упущение. Любой сыщик скажет вам, что соседи покойного – это лучшие свидетели. Они обязательно выложат вам всю подноготную убитого. А частенько еще и расскажут, кто именно из них убийца и злодей.

Доставив рассыпающихся в благодарностях старушек по домам, Мариша отправилась к дому Алены. Ей следовало поторопиться, потому что милейшие старушки как-то незаметно умудрились надавать Марише на завтрашний день кучу поручений. И чтобы их все успеть выполнить в срок, Мариша должна была пошевеливаться.

Ей следовало забрать анализы из поликлиники для Софьи Степановны. Надо было купить на рынке целую форель для юбилея Александры Сафроновны. И надо было забрать ковер Елены Денисовны из чистки. Излишне говорить, что все эти места назначения располагались в разных частях города. И прикинув объем порученных ей только тремя бабушками заданий, Мариша удивилась.

– Интересно, как Алена ухаживала сразу за семью бабушками и еще умудрялась отбивать мужчин у подруг? Откуда у нее брались силы и время?

К тому же по дороге к дому Алены ей позвонили еще Зоя Фадеевна и Галина Михайловна, которые добирались до дома на метро. Эти две старушки, узнав, что у них появилась новая опекунша, умильно просили заглянуть к ним завтра днем. Одной надо было принести картошки и бутыль с минеральной водой, которую старушке было самой из магазина до дома просто не допереть, а вторая и вовсе задумала сменить гардероб на лето, и ей требовалась для этого помощь Мариши.

– Улучите минутку, достаньте мне чемодан с антресолей. Мне помнится, там с тридцать восьмого года остался чудный отрез шелка! Думаю, что смогу сшить себе из него платье. Кстати, вы умеете шить? Нет? Напрасно! Любая женщина должна уметь держать в руках нитку с иголкой и управляться с швейной машинкой. Возможно, вам стоит записаться на курсы кройки и шитья? Вот Аленушка чудесно шила! Лично мне сшила и костюм, и зимнее пальто. Умница была, а не девочка!

После этого разговора Мариша почувствовала, что отчасти начинает сочувствовать Алене. Та взвалила на себя нелегкий груз. Но на кой черт ей было это надо? Старушки выглядели совсем небогато. Взять с них было нечего. Выходит, в душе Алена была нежной, доброй и чуткой? Это она с мужчинами вела себя как последняя стерва, а с подругами – как последняя сука? А со старушками и вообще с пожилыми людьми, которые нуждались в ее заботе, была сама доброта и предупредительность? Просто удивительно!

Мариша уже ровным счетом ничего не понимала в том, каким же человеком была покойница. Хорошая она была или плохая? Распутная девица или внимательная опекунша? Чего в ней было больше? И какая Алена из этих двух была, черт возьми, настоящая?


Эти мысли не давали Марише покоя всю дорогу до дома Аленушки. Приехав по тому адресу, который она получила от старушек, Мариша увидела типовую многоэтажку.

М-да… Жилье, которому далеко до элитного. И к тому же Мариша знала, что Алена не была собственницей даже этой сравнительно скромной квартиры. Алена жила тут на птичьих правах, а квартира принадлежала то ли ее тетушке, то ли другой дальней родственнице, которая пустила Алену жить в свою квартиру с условием, что девушка будет присматривать за котом и двумя канарейками во время отсутствия самой хозяйки.

И тут Маришу внезапно осенила ужасная мысль:

– А как же бедные животные? Что с ними стало? Со времени смерти Алены прошло уже порядочно времени. Кто кормил их в эти дни? И кормил ли вообще? А пить? В такую жару нужно часто пить! Бедный кот! Бедные птички!

Мариша сверилась с табличкой внизу возле лифта, узнала, что ей нужно на шестой этаж, и с содроганием вошла в кабину грузового лифта. Пассажирский не работал вовсе, но и грузовой кряхтел и грохотал так, что Марише казалось, тросы вот-вот оборвутся и она полетит вместе с лифтом с многометровой высоты прямо на дно бетонной шахты.

Конечно, во всех лифтах, даже в лифтах самой старой конструкции, предусмотрена система страховки от несчастных случаев. Это когда при нажатии кнопки аварийной остановки срабатывают боковые захваты. Они и тормозят падение, цепляясь за стены шахты. Но Мариша что-то сильно сомневалась, что в этом лифте они сработают.

Да и где она, красная кнопка на крайний случай? Все кнопки в лифте были равномерно искореженными и обгоревшими до такого состояния, что понять, какая из них какая, можно было только методом тыка.

Но все прошло хорошо. Мариша поднялась наверх без особых приключений. Правда, сначала она ошиблась с номером кнопки и прикатила на третий этаж. Но затем исправила свою ошибку и прибыла на шестой. Едва выйдя из кабины лифта, она сразу же поняла, что самые нехорошие ее опасения подтвердились, так сказать, во всей красе.

Из квартиры, в которой жила Алена, доносились жуткие кошачьи вопли. Канареек Мариша не слышала: то ли они были слишком слабы, чтобы звать на помощь, то ли вовсе сдохли. Но кот, который вопил за дверью, был еще полон сил и решимости бороться за свою жизнь.

У Мариши даже слезы невольно навернулись на глаза, когда она представила себе, как бедной животное мечется одно в пустой квартире, без еды и питья. И это в такую страшную жару! Удивительно, что кот еще вообще в силах передвигаться по дому и звать на выручку.

Ясно, что обращаться за помощью к соседям было бесполезно. Если бы у кого-то из них были бы ключи от квартиры Алены, они бы уже давно выпустили кота. Но все же Мариша рискнула. Она позвонила в соседнюю дверь и громко произнесла:

– Вы не подскажете, с кем я могу поговорить про жиличку из сто сорок пятой квартиры? Очень уж у нее кот орет!

Дверь немедленно распахнулась, и Мариша увидела на пороге необъятных размеров женщину.

– Сука она! – выпалила эта особа с такой злобой, что Мариша даже отшатнулась.

Тетка была облачена в ситцевый халат пятьдесят восьмого размера в трогательный мелкий цветочек. Но при этом держалась очень агрессивно.

– Сука она и есть! – повторила она, глядя на Маришу в упор. – Кошак у нее третий день орет, а Алена и носа не кажет! Мы все чокнемся скоро от этих воплей. И днем, и ночью Васька орет! И надо же такую глотку луженую иметь зверюге, чтобы ему пропасть совсем!

И утерев пот со лба, она прибавила:

– И ведь ругаюсь, а у самой сердце кровью обливается. Сдохнет кошак, коли наша королева в ближайшее время не объявится. Не знаете, где ее носит?

– Она уже никогда не объявится, – вздохнула Мариша.

– А что так?

– А вы ничего не знаете?

И так как тетка отрицательно помотала головой, то Мариша прибавила:

– Убили Алену. Как раз сегодня похороны были.

Тетка молча вытаращилась на Маришу, а потом с неожиданной для ее габаритов прытью перелетела через лестничную площадку и заколотила в дверь напротив.

– Зоя! Зойка! – истошно вопила она. – Выходи! Слышь, тут какая петрушка получается! Алену-то убили! Не придет она! Чего делать-то с Васькой будем?!

Через минуту дверь открылась, и Мариша увидела вторую соседку Алены. Эта, в отличие от первой, была длинной и сухой, словно жердь в заборе. Она близоруко пощурилась сначала на свою соседку, потом на Маришу и лишь затем сухо сказала:

– Раз умерла, дверь ломать придется. Где свидетельство о смерти Алены?

– У меня справка есть, – заторопилась Мариша. – Правда, копия. Оригинал у Али остался.

– У жениха Аленкиного? – спросила тетка, проявив знание темы. – Можно взглянуть хотя бы на копию?

Она внимательно изучила протянутую ей бумажку и задумалась.

– Зоя! Зойк! Чего делать-то будем? Спасателей вызывать надо! – затормошила ее упитанная подруга, чьи телеса, туго обтянутые ситцем в цветочек, мелко тряслись и дрожали. – Они по этой бумажке дверь вскроют и Василия извлекут!

– Дверь-то они вскроют, а кто за это отвечать будет? Мы с тобой?

– Так, а как же быть-то?

– Квартира на Алену оставлена была. Животные тоже. Алена теперь умерла. Ну, а животные не наша с тобой забота.

– Но Василий-то еще жив! Его спасти можно. И птичек, может быть, тоже!

– Хм. Ну сломают спасатели дверь, а чинить кто ее будет? Мы с тобой? Варвара Матвеевна вернется, что она нам скажет?

– Довольна будет! Ты же знаешь, как она своего Василия обожает!

– Раз так обожает, так и взяла бы его с собой!

– Ну куда кота в самолет!

– Ничего! Берут люди и не такую живность!

– Да куда там Варваре Матвеевне кота и канареек еще с собой тащить! – всплеснула руками толстуха. – Ей бы до брата самой долететь. Ты же помнишь, какая она в последнее время была. Из нее песок сыпался!

Из всего этого диалога Мариша поняла лишь то, что никаких координат хозяйка квартиры своим соседкам не оставила, и теперь они в полнейшей неизвестности, где искать старушку.

– Улетела она то ли в Брянск, то ли Саранск, то ли вовсе в Саратов!

– Да нет, вроде бы в Барнаул!

– Ну, одним словом, адреса у нас Варвары Матвеевны нету. Связь с ней одна Алена поддерживала. Так бы мы Варваре Матвеевне давно бы уже позвонили. А что теперь делать, мы даже и представить себе не можем.

Судя по лицам этих женщин, они говорили правду. Им очень хотелось избавить себя от кошачьих воплей, а самого кота Василия от страшной смерти, но что им было делать? Как говорится, своя рубашка ближе к телу. Пока соседки колебались, не зная, на что решиться, кот Василий издал особенно жалобный вопль и вдруг замолчал, словно отчаявшись.

И тогда Мариша решилась:

– Беру расходы за дверь на себя, – вызвалась она. – Не может быть, чтобы починка двери стоила таких уж огромных денег! Не разорюсь! Звоним спасателям!

– Ага, ага! – мигом обрадовались соседки. – Тем более что в квартире у Аленки, небось, и деньги найдутся. Ну, а коли нет, так Варвара Матвеевна вам вернет… когда появится.

Мариша не стала говорить теткам, что коли все так шоколадно, так могли бы и сами пойти на героический поступок. Вместо этого она вытащила сотовый из сумочки и вызвала бригаду спасателей.


Действительность оказалась не так страшна, как казалось. Спасатели вполне вошли в положение жильцов дома, которых бедный кот изводил своими криками три дня. Они лишь попеняли людям, что терпели так долго.

– И сами измучились, и кота измучили. Давно надо было позвонить!

А входную дверь никто вскрывать и не стал. Спасатели вошли через балконную дверь, которую открыли без особого труда. Пострадало лишь балконное стекло, в котором спасатели прорезали аккуратное круглое отверстие.

Кот тоже оказался бодр, за счет того, что пил воду из подтекающего крана. Канареек спасло то, что у них была автоматическая поилка, которая опорожнялась и наполнялась свежей водичкой раз в сутки. Вылитая в такую жару на опилки вода быстро впитывалась и высыхала. И птички страдали лишь от голода, но не от жажды.

Канареек сразу же взяла к себе тощая тетка. А кот Василий перебрался жить к дородной соседке, которая сразу же прижала его к своей монументальной груди.

Вроде бы все было в порядке, животные были спасены, ситуация разрешилась. Но Мариша не торопилась уходить. Ей было нужно поговорить с кем-то про Алену, и она обратилась с расспросами к полной соседке.

– Ой, да не знаю я, кем Алена нашей Варваре Матвеевне приходилась. Вроде бы у той родни кроме брата то ли на Урале, то ли в Сибири и нет никого! Одна она жила. Если к ней кто и ходил, то женщины – социальные работники.

– Во-во! А потом Алена эта нарисовалась!

– Значит, Алена не родственница? И не социальный работник?

Тетки неуверенно помотали головами.

– А откуда же она взялась?

Снова растерянные взгляды. А потом полная соседка сказала:

– Кажется, Варвара Матвеевна своей Алене в обмен за уход и опеку собиралась квартиру оставить.

– Они договор пожизненной ренты подписали, – добавила тощая со знанием дела. – Нотариус приезжал, документы правильно помогал оформить.

– Да, да! Видела я его! Дородный такой мужчина.

– Солидно выглядит. Седой уже, но смотрится отлично. Костюм на нем опять же недешевый.

– И иномарка красивая! Серебристая такая! Глаз не оторвать!

Седой мужчина на серебристой иномарке! Уж не тот ли, который привозил Алене в «Чайный дворик» документы и какое-то деловое письмо? Он? Или не он?

– Алена должна была за старухой до самой ее смерти смотреть и деньжат на жизнь регулярно подбрасывать.

– Выходит, это Аленина квартира? – спросила Мариша.

– Ну, коли Варвара Матвеевна еще жива, то нет!

Если жива… А если нет? И в голове у Мариши впервые забрезжила неясная пока еще догадка, кто и по какой причине мог расправиться с Аленой. И дело тут вовсе не в уведенных женихах или доведенных до паралича пожилых любовниках. Дело совсем в другом. А вот в чем конкретно, Марише и предстояло сейчас разобраться.

И она взялась за дело очень ретиво. Задавала теткам один вопрос за другим, так что те были и не рады, что вмешались в это дело и вообще открыли двери своих квартир.

– А вы помните, когда Алена появилась тут в первый раз? Как она представилась? А что вы про нее знаете? Где она жила прежде? Приводила ли она к себе в гости своего жениха – Али? А других мужчин? Чем она занималась вообще? Где работала?

На последние два вопроса тетки ничего не смогли ответить Марише. Только сказали, что дома Алена бывала редко. С самого утра куда-то уносилась, но свою подопечную Варвару Матвеевну держала в большой чистоте и сытости. Та не могла нахвалиться на свою молодую работницу.

– Да и вправду сказать, прежде-то у Варвары Матвеевны в доме грязненько было.

– Слаба старуха, еле передвигалась. Где уж ей полы намывать!

– А как Алена появилась, так чисто стало. Она нас сама звала в гости, чтобы полюбовались.

– Кто звал? – не поняла Мариша. – Варвара Матвеевна?

– Нет, сама Алена и позвала. Зайдите, говорит, дорогие соседки, взгляните, как я за бабушкой вашей хорошо смотрю.

Вот оно как! Выходит, добрые дела Алена творила напоказ! Или это было с ее стороны всего лишь невинное желание похвастаться хорошо сделанной работой? Вряд ли! Насколько понимала Мариша, покойница ничего не делала просто так, исключительно из желания вызвать симпатию к самой себе. Плевать она хотела на симпатии окружающих. Алена ставила перед собой цель и шла к этой цели. Знать бы еще, какая у Алены была цель, когда она очаровывала этих милых старушек.

Али соседки видели пару раз и то мельком. Наверх он никогда не поднимался. Ждал Алену внизу, сидя в своей шикарной машине.

– Но Алена нам про своего жениха рассказывала.

– Хвасталась. Считала, что он должен на ней скоро жениться.

Ага! Но при этом и про других мужчин не забывала!

И все равно прошлое Алены оставалось для Мариши сплошной загадкой. Она знала, что Алена ни разу не привлекалась к уголовной ответственности. Это было первое, что выяснили про убитую эксперты-криминалисты. Сейчас Алена была зарегистрирована по адресу Варвары Матвеевны. Но где была девушка зарегистрирована прежде, оставалось для Мариши неясным. Все отметки в паспорте Алены были датированы моментом ее появления в жизни и в квартире Варвары Матвеевны.

И все же Мариша не видела другого способа продолжать расследование, кроме как выяснить адрес нынешнего места пребывания Варвары Матвеевны, а также прежний адрес самой Алены. Но начать надо со старушки. Где она там сейчас? Она улетела к своему родному брату? Вот и нужно было выяснить его адрес!

С этой просьбой Мариша и направилась к Артему, очень надеясь в душе, что, сбежав от жены и ребенка, он не сумеет сбежать также и от нее самой и своего прошлого.

ГЛАВА 13

Между тем Таисия, предоставленная самой себе, медленно, но неуклонно продиралась через городские пробки к жилищу ведьмы Горлопаны. Очень странное имя, думала она про себя! Но с другой стороны, не могла же потомственная ведьма зваться просто Машкой или там Анькой. Ясное дело, что у женщины с такой необычной профессией и имя должно быть соответствующим – тоже необычным.

Таисия в душе немного побаивалась встречи с Горлопаной. Несмотря на устроенный Маришей критический разнос нечистым духам и их адептам, девушка все равно продолжала верить в потусторонние силы и людей, повелевающих ими. Да, что тут поделаешь, Таисия верила в магов, колдунов, нечистую силу и все, что с этим связано. То есть в заговоры, наговоры и прочее такое же непонятное и потому пугающее.

И сейчас Тае вдруг показалось очень опасным добровольно соваться к ведьме в дом. Ведь кто ее знает, эту Горлопану? А вдруг она осерчает на Таисию за ее любопытство и нашлет на нее страшную кару? Венец безбрачия, например, наложит. Или хворь какую-нибудь нашлет! Угри, например! Ой! Угри по всей физиономии! Кто тогда поможет Тае?

Услышь Мариша сейчас мысли, одолевающие ее младшую сестрицу, она бы уж подняла Таисию на смех. Угри бывают от неправильного обмена веществ и лечатся не колдунами, а косметологами. А венец безбрачия – это уж и вовсе полнейшая чушь. Надо оптимистично смотреть в будущее, уметь общаться с мужчинами, которые находятся поблизости, а не за тридевять земель. И прежде всего не надо быть дурой, то есть не связываться с пьяницами, наркоманами, бабниками или другими аморальными личностями. Тогда и безбрачие рассосется само собой, оглянуться не успеете!

Горлопана жила за городом, в Лисьем носу. Так называлась часть побережья Финского залива – с песчаными пляжами, находящимися почти в черте города. Поселок считался одним из самых старинных и элитных. Таисия даже боялась прикинуть, сколько может стоить тут земля и недвижимость. Получалось, что страшно много.

Да еще и домик Горлопаны стоял в паре сотен метров от залива, он был огорожен высоким сплошным забором. А у ворот столпилась такая длинная очередь, что дух захватывало.

Но как ни странно, при виде огромной очереди Таисия несколько приободрилась. Раз все эти люди также добиваются встречи с Горлопаной, значит, не такая уж она и страшная, эта ведьма. Ведь не стали бы люди рваться туда, где их будут обижать и насылать на их головы проклятия.

Таисия встала в конец очереди и с удивлением узнала, что она, увы, опоздала.

– С утра надо приезжать, девушка!

– Все с утра приезжают.

– Очередь занимают, а потом стоят!

– Мы вот в час дня приехали и последними оказались.

– После нас Горлопана никого больше не примет! Она сама так сказала!

Оказалось, что у ведьмы был четкий рабочий график. Она принимала с девяти утра и до семи часов вечера, с часовым обеденным перерывом, а также несколькими короткими перерывами, которые назначала каждый час.

– Сегодня она вас, девушка, уже нипочем не примет!

И, несмотря на уверения стоящих в очереди, что Тая зря время теряет, девушка все же осталась. Ей казалось, что убийство – это достаточно веский повод для того, чтобы Горлопана ее приняла уже сегодня!

Ждать пришлось недолго. Горлопана работала быстро. Люди вылетали из ее дома, словно пробки из бутылок с шампанским. Все выглядели не обрадованными, а какими-то озадаченными. Но хотя бы не испуганными, что уже само по себе радовало.

– Вот Горлопана дает! – восхищался вслух какой-то парень, проходя мимо Таисии и делясь с ожидающими его дружками. – Я ее спрашиваю, попадем ли мы с вами за наши делишки с налогами в тюрягу или выкрутимся как-нибудь, а она мне в ответ, что вы, ребята, смело можете сухари себе сушить, а вот я, чтобы в тюрьму не торопился, меня подальше дорога ждет. На юг поеду!

– И что она имела в виду?

– А хрен ее знает! Ну, коли не в тюрягу, я куда угодно готов! А на юг было бы здорово. Наверное, на курорт подамся! Вот здорово будет, если вы в тюрьме окажетесь, а я на пляже!

И точно в этот же момент возле трех парней остановилась огромная черная машина, из которой выскочило несколько бородатых джигитов. Сильными ударами они тут же послали в нокаут двух приятелей парня. А его самого, ласково, но твердо взяв под мышки, поволокли в машину. Когда парень попытался сопротивляться, его также вырубили ударом по затылку. Впрочем, как отметила Таисия, били не сильно. Даже сознания пленник не лишился. Ударили только для того, чтобы парень не слишком рыпался.

Мгновение, и машина скрылась вдали. Номеров на ней не было. И даже Таисия, стоящая ближе всех к месту происшествия, вряд ли смогла бы описать похитителей. Ей только и оставалось, что броситься на помощь к барахтающимся в пыли парням. Впрочем, ни один из них серьезно не пострадал и оба уже пытались подняться на ноги.

– Ты это видел? – услышала Тая бормотание одного из них. – Фарид все-таки сдержал свою угрозу!

– Теперь Ваньке точно не выкрутиться!

– Придется ему в Ингушетию ехать да на сестре Фарида жениться!

Ингушетия! Да ведь это за тридевять земель! И юг! Права была ведьма Горлопана! Теперь парню тюремный срок точно не грозил, а грозила ему свадьба с неизвестной сестрой Фарида и долгая жизнь с ней.

– Ох, и попал Ванька! Зачем он только замутил с этой каргой!

– Кто же знал, что у этой швабры такой братец имеется?

– Вот ведь блин! Теперь Фарид нашего Ваньку в своих горах держать будет! Сестрицу уже туда увез, а теперь и Ванька в его доме жить станет. Фарид его ни на шаг от себя не отпустит!

– Ну знаешь, все лучше, чем нам с тобой в тюрьме.

И понурившись, оба горемыки поковыляли дальше, отряхиваясь на ходу и пытаясь хоть как-то привести себя в приличный вид прежде, чем сесть в поджидающий их неподалеку новенький кабриолет без верха. Неплохо живут уклоняющиеся от уплаты налогов граждане! Неудивительно, что ими заинтересовались органы. И неудивительно, что сами парни подумывают о тюрьме!

Таисия посмотрела им вслед и заметила, как зашептались оставшиеся в очереди люди. Было заметно, что произошедшее их всех сильно впечатлило. Да и сама Тая теперь испытывала к неизвестной ей Горлопаной настоящий трепет. Вот молодец тетка! Всего мгновение смотрела на парня, а уже точно предсказала его собственную судьбу, а также и судьбу двух его дружков.

Конечно, кто-то мог бы сказать, что все произошедшее было всего лишь ловкой подставой, рекламной акцией самой Горлопаны. Но с другой стороны, очередь уже к этому времени состояла всего лишь из трех человек и самой Таи. Стоило ли метать бисер, затевая столь масштабное представление перед столь скромной аудиторией?

Три человека, стоящие в очереди перед Таей, прошли быстро. И вместе с последним из ворот появился дюжий детина – охранник.

– Прием на сегодня закончен! – твердо произнес он, глядя на Таисию и тесня девушку своим крепким брюхом подальше от дверей.

– Но у меня особый случай! Мне обязательно надо увидеть Горлопану!

– У всех особый случай, девушка! Сказано же, Горлопана сегодня больше не принимает! Надо же и отдохнуть женщине. Вас много, а она одна. Понимать нужно!

– Да я понимаю, – волнуясь, забормотала Таисия. – Понимаю я! Но у меня дело, связанное с убийством. Наверное, Горлопана сможет уделить мне десять минут своего времени!

И так как охранник молчал и, как показалось Тае, с интересом глядел на нее, она заторопилась, бормоча:

– Мне только надо выяснить у Горлопаны, в самом деле это она убила Алену или кто-то другой это сделал? Она ведь предсказала ее смерть! Значит, она должна знать, кто убийца!

– Пошла вон! – разозлился охранник. – Еще новое дело! Неприятности в конце рабочего дня нам не нужны! Убийство! Вот уж чего нам под вечер точно не нужно! Завтра приходи. Завтра и разберемся, кто и кого убил.

И с этими словами охранник резко оттолкнул Таю. От неожиданности девушка чуть не упала. И отскочив подальше от грубияна, громко закричала:

– Да я-то уйду! Меня прогнать ничего не стоит! А вот как со следователем поступишь? Ему ведь на твою хозяйку начхать! Я уйду, а он приедет!

– Тут частные владения! Хоть следователь, хоть кто другой без санкции прокурора сюда не войдет!

– А вот мы посмотрим, войдет или нет! Вика сказала, что это она сделала заказ твоей хозяйке! Значит, следователь точно захочет с Горлопаной побеседовать!

Неизвестно, чем бы кончились эти препирательства Таисии с охранником, но внезапно раздался мелодичный женский голос:

– Андрюша, что тут за шум? Кто поминает имя прокурора всуе?

Таисия повернулась на звук голоса и в изумлении застыла на месте. Горлопана! У Таи даже дыхание замедлилось. Перед ней стояла настоящая красавица! Темные, словно крыло ворона, волосы. Огромные и тоже темные глаза. И очень светлая кожа.

Одета брюнетка была в длинное черное платье, облегающее ее стройную фигуру, словно перчатка. И только рукава у платья были пышными и расклешенными, как бы напоминающими крылья невиданной птицы.

Такой была Горлопана, представшая перед Таей собственной персоной.

– Девушка, за тобой смерть стоит, – едва взглянув на Таю, произнесла ведьма. – Не твоя, чужая, но стоит. Не пойму, убили у тебя кого-то чужого, а ты это близко к сердцу приняла, словно родного человека у тебя убили. Ты ко мне зачем пожаловала?

– Горлопана! Уважаемая Горлопана… Если кто нам и поможет, то только вы!

И прежде чем Тая успела озвучить свою просьбу, ведьма покачала головой:

– Я не ловлю преступников.

– И не надо! Только назовите имя!

– Не могу. Сие мне не ведомо.

– Да как же так? Все вокруг только и говорят о том, какая вы замечательная ведьма и как…

– Меньше слов! – перебила ее Горлопана. – Уже конец дня, и я сегодня очень устала. Скажу тебе, что сама вижу. Ни больше ни меньше. Дела убитой черны. И получила она по заслугам. А та, которая нанесла удар, скоро сама предстанет перед судией! Вам, девочки, суетиться об этом не надобно!

И с этими словами Горлопана повернулась и с гордо поднятой головой скрылась в доме. А охранник надвинулся на Таю.

– Слышала? Всё тебе сказали! Уходи теперь! Чего ждешь? Горлопана и так тебе милость оказала. Вне очереди тебя приняла и денег с тебя, с дуры горемычной, не велела брать! Тебе этого все равно мало?

И закрывая дверь, он недовольно воскликнул:

– Вот народ бессовестный пошел! Для нее и так все сделали, а она еще и недовольна! Стоит, глаза таращит! Ни поблагодарить толком не умеет, ничего. Иди отсюда! Дай и нам покою!

И что оставалось делать окончательно растерявшейся Таисии, оказавшейся перед закрытыми наглухо воротами, за которыми еще слышался недовольный голос охранника? Только и оставалось «дуре горемычной», что повернуться и потихоньку побрести в обратный путь.

Слова ведьмы никак не шли у нее из головы. Она крутила их и так, и этак, пытаясь припаять к уже имеющимся у них с Маришей фактам. Но ничего не получалось. И Таисия решила сложить те крохи, которые ей удалось вынести из речей ведьмы.

– Горлопана сказала, что убийца – это «она». Значит, искать надо женщину. Что же, уже легче!

Таисия не могла скрыть от самой себя, насколько обрадовали ее слова Горлопаны. Все это время она невольно подозревала Али. И надо сказать, он давал ей для этого повод. Его поведение в день убийства, да и потом тоже, было более чем подозрительным. Но теперь Горлопана точно сказала, что удар нанесла женщина, и Таисия была почти счастлива.

С этой новостью Таисия и вернулась к своей сестре. Но против ее ожидания, Мариша совсем не обрадовалась.

– Горлопана тебе сказала, что убийца женщина? – недоверчиво переспросила она у Таисии.

– Она сказала, что удар нанесла «она»! Ясно, что «она» – убийца – это женщина!

– Хм… И ты считаешь слова ведьмы достаточно надежным источником, чтобы вести расследование в этом направлении?

– Горлопане можно доверять! – горячо воскликнула Тая, чувствуя, что ей тут явно не верят. – Горлопана такая… Такая замечательная! К ней очередь стоит!

– Ну да, дураков-то, поди, на свете много.

Эти слова обидели Таисию до глубины души.

– Не хочешь, не верь! – воскликнула она. – А я считаю, что Горлопана нам здорово помогла!

– Да? И чем же?

– Назвала убийцу!

– И кто он? Ах, прости! Кто она?

– Как это кто? – даже растерялась Таисия. – Ясное дело, что Виктория!

– Раньше ты была уверена, что убийство Алены – дело рук ведьмы. Что сама Горлопана постаралась!

– Теперь я уверена, что Горлопана своими руками никого не убивала. К ней народ и так валом валит. Все ее предсказания сбываются со стопроцентным результатом!

– Невероятная прозорливость.

– Вот ты снова не веришь, – обиделась Тая. – И не говори мне, что это не так. Я по голосу слышу, что ты не веришь! А зря! Если я тебе расскажу, чему была свидетельницей, стоя в очереди к Горлопане, то ты…

– Таисия! – перебила ее Мариша. – Я верю, что твоя Горлопана обладает кое-каким даром и ловко им пользуется. Но пойми, если она сама не убивала Алену и не может назвать имя убийцы, то нам она не интересна. Ну сказала она нам, что убийца – это женщина. И что с того? Почему ты так уверена, что это именно Виктория? Это может быть и невеста Виконта, которая прознала про их романчик с Аленой и решила избавиться от соперницы. Это может быть Грация номер один или два. И это может быть любая другая молодая женщина, у которой Алена увела мужика. Уверяю тебя, таких обиженных женщин в окружении Алены должна была быть еще целая куча!

– И что? – поскучнела Тая. – Нам придется ее искать? Эту женщину?

– Ну конечно, придется, если мы хотим найти убийцу!

И помолчав, Мариша добавила:

– Но знаешь, мне почему-то кажется, что дело тут не в чьей-то глупой ревности.

– А почему тебе так кажется?

– Не знаю, – призналась ей Мариша. – Честно, не знаю! Но что-то мне подсказывает, что Алена была далеко не так проста. Я тут кое-что узнала про ее прошлое, а заодно и про прошлое господина Банкира. Тебе интересно послушать?

– Да! Очень интересно.

– Ну, сначала расскажу тебе насчет Алены. Она родилась и выросла в городе Ярославле, в семье, как раньше говорили, рабочего и колхозницы. Там же в Ярославле она закончила среднюю школу, причем аттестат у нее был далеко не идеальный, а, напротив, пестрил тройками. После школы Алена решила податься в большой город на поиски счастья. И отправилась в Москву, где бесславно провалилась во все театральные вузы. Ее даже в цирковое не приняли, представляешь, хотя документы она подавала. Дальше в Москве следы Алены теряются, чтобы вновь появиться уже в Питере. В квартире той самой Варвары Матвеевны, которая ныне умотала к своему брату и найти адрес которого мы с Артемом так и не смогли.

– И что?

– И я не знаю, что! – воскликнула Мариша. – В том-то и дело! Огромный кусок жизни Алены выпал из поля нашего времени! Мы не знаем, чем она занималась в Москве. Не знаем, с кем она там дружила и почему внезапно решила перебраться в другой город!

– То есть ничего?

– Ничего!

– А… А про Банкира?

– А вот про Банкира как раз есть кое-что интересное! – с удовольствием воскликнула Мариша.

После поминок, доставив старушек по домам и разобравшись с котом Васькой и парой канареек, Мариша сразу же отправилась к Артему. И они вдвоем попытались ответить на все терзающие Маришу вопросы. Сначала про Банкира Мариша и не вспоминала. Ее интересовала старушка Варвара Матвеевна и ее брат. Артем сам вспомнил про Банкира и заговорил о нем.

– А кстати, ты знаешь, что ваш господин Топоркин состоит в совете «Половины сотни»?

– Половины… чего?

– «Половины сотни», – повторил Артем и с изумлением взглянул на Маришу. – Ты что ничего не слышала про эту организацию? Ее еще называют «Полста».

– Как?

– «Полста»! Ты не притворяешься? Ты в самом деле ничего не слышала про этих людей?

– Нет, – помотала головой Мариша. – А кто они такие?

– «Полста» – это некая группа влиятельных лиц, которые заключили негласное соглашение всегда и всюду содействовать исключительно членам своего сообщества.

– Своего рода современные масоны?

– Ну… Что-то в этом роде.

– И Банкир состоит в этом… в этой «Полсотне»?

– «Полста»! – строго поправил ее Артем. – Да, состоит. Он здорово поднялся по иерархической лестнице за последние годы.

– Откуда ты знаешь?

– Не спрашивай меня, – отозвался Артем. – Это не моя тайна, и я не могу тебе ее раскрыть. Достаточно того, что я уже выдал тебе Банкира!

– А… а что это за организация такая? Какие у нее основополагающие принципы?

– Принципы? Полагаю, те же, что и у всех стремящихся к власти. Хорошо жить самим и управлять остальными так, чтобы те об этом не узнали.

В голове у Мариши блеснула идея, но ее еще требовалось проверить. И она спросила у Артема дрожащим голосом:

– И… И ритуалы у них есть?

– О-о-о! Ритуалов там целая куча! А как же без ритуалов? Чем красочнее ритуал, тем охотнее новички присоединяются к очередному тайному обществу. Людям скучно жить, вот они и стараются разнообразить свою жизнь.

– А у них есть ритуал, по которому покойника режут на части и хоронят части его тела в разных местах в виде креста?

– А-а-а… Да. Есть. А голову отдают старейшинам. И что они с ней делают, никому не известно. Этот вид наказания применяется к особо провинившимся перед другими членами «Полста».

– Значит, Банкир действительно состоит в этой организации! – с торжеством воскликнула Мариша.

И тут же она подозрительно взглянула на Артема:

– Но откуда тебе известны такие подробности?

Однако Артем ушел от прямого ответа. Вместо этого он сказал:

– Известно, и все. И я скажу тебе даже больше. Тот банк, которым Топоркин столь успешно управляет последние годы, принадлежит членам «Полста». Это их собственный банк. Там они держат свои деньги. И уверяю тебя, он будет для них понадежней многих других.

– Обалдеть! Значит, Банкир недаром так струсил, когда мы начали его расспрашивать про людей, для которых он расчленял труп. Топоркин уже тогда состоял в этой тайной секте. И они его не оставили, не забыли. Пока он сидел в тюрьме, они его снабжали сигаретами и едой. А когда он вышел, то даже поставили руководить банком.

– Ну, не сразу, – охладил ее Артем. – Сначала Топоркин попробовал себя в разных других профессиях. Но да… Потом он прочно встал на банковскую стезю. И ныне числится управляющим банком, вполне преуспевающим и надежным.

Мариша с большим интересом выслушала историю Банкира. Но увы, она никак не могла понять, как и зачем тайное общество могло умертвить Алену? Зачем «полста» понадобилась ее жизнь? Где и когда Алена перешла дорогу этим людям? И чем больше думала Мариша над этими вопросами, тем отчетливей понимала, похоже, они снова вытянули пустышку. Алену убил не Банкир. И члены «Полста» тут тоже совершенно ни при чем!

Но все равно в жизни Алены оставалось еще очень и очень много непонятного.

– Вот ты сама рассуди, – взволнованно говорила Мариша своей сестре, – девочка из небольшого провинциального городка приезжает в чужой большой город, не поступает в театральный, но при этом не едет назад к маме с поникшей головой и не выходит на панель, чтобы заработать. Нет! Она остается в большом городе и неплохо тут устраивается! Я тут выяснила, что Али своей невесте денег наличными не давал. Так это было?

– Ну… Я такого за ними не замечала. Алена была финансово полностью независима.

– Тем не менее она жила в отдельной квартире, за которую, я уверена, платила немалые деньги. У Алены была машина. И она очень хорошо одевалась и следила за собой, посещая лучшие фитнес-залы. И о чем это говорит?

– У нее был какой-то источник дохода!

– Вот именно. И думаю, когда мы найдем источник, из которого черпала свое благосостояние Алена, мы поймем, кто мог ее убить. И даже больше того, мы узнаем, кто ее убил!

– Но как? – кисло спросила Таисия. – Как мы это узнаем?

– Я немного подумаю, а потом скажу тебе.

Мариша с облегчением положила телефонную трубку и задумалась. Легко пообещать Тае преподнести убийцу на тарелочке с голубой каемочкой. А как быть, если Мариша даже предположить не может, кто он. Ах, пардон, забыла, убийца у нас не он, а она!

– И почему я должна верить этой ведьме? Вполне возможно, что она все придумала, а дурочка Тая ей и поверила.

Весь вечер Мариша слонялась по дому, пытаясь поставить себя на место убитой Алены и понять, что она была за человек. Беспринципный – это да. Целеустремленный, пожалуй, тоже да. Только целеустремленные люди добиваются в этой жизни благосостояния. А еще покойница была очень ловка, раз ей удалось не просто выжить в большом городе, не заводя себе щедрого покровителя, у которого бы она оказалась в финансовом рабстве, но добывая средства на жизнь самой!

Кое-какие кусочки появлялись в голове у девушки. Но все же Мариша чувствовала, что для полноты картины информации явно недостаточно. И этот пробел следовало восполнить. И как можно скорей.

И Мариша почувствовала, что ее снова тянет позвонить Тае. Та звонку сестры обрадовалась. А Мариша, рассказав о своих смутных планах, добавила:

– Но завтра я все узнаю, все равно я буду целый день мотаться по делам моих старушек, – сказала Мариша.

– Каких еще старушек? – немедленно ревниво осведомилась Тая.

Но Марише было лень рассказывать о том, как она провела сегодня остаток дня, сначала развозя старушек по их хатам, а потом записывая их поручения. Такой рассказ во многом проигрывал Таиной истории с ведьмой и зловещими предсказаниями, которые сбывались порой почти мгновенно. Даже спасение кота Васьки в такой ситуации не выглядело подвигом, а так, мелкой житейской подробностью.

И Мариша уклонилась от прямого ответа:

– Не у тебя одной, милая моя, был насыщенный день.

– Ну Маришечка! – заныла немедленно Тая, ничуть не обидевшись на старшую сестру. – Ну, пожалуйста!

Мариша немного послушала ее нытье, с удовольствием вспоминая, как она сама точно так же умоляла Артема выслушать ее и помочь. Против ожидания Артем вовсе не обрадовался, услышав в трубке голос Мариши.

– Еще и ты на мою голову! – произнес он.

Но несмотря на такое приветствие, Мариша не обиделась. Голос Артема звучал надрывно и даже как-то жалобно.

– У тебя что-то случилось?

– Случилось! – подтвердил Артем еще более горестно. – Еще как случилось! Надина мама приехала!

– Так это же чудесно! Ты сам этого хотел.

– Хотел.

И снова что-то в голосе Артема показалось Марише подозрительным. Чем он так недоволен? Ведь сам мечтал о том, чтобы теща переехала к ним и помогла в уходе за ребенком.

– Но я же не знал, какая она жуткая грымза! – тут же просветил Маришу ее приятель. – Я думал, что Надя во всем похожа на свою маму. Что та такая же мягкая, уступчивая, печет вкусные пироги и будет закармливать нас домашними борщами и печь картофельные запеканки.

– А она не хочет?

– Нет! То есть не знаю, может быть, и хочет, но пока что не делает ровным счетом ничего из этого. К кухне даже не подходит. Целый день трясется над малышкой. Разработала какую-то совершенно садистскую систему питания для ребенка и для Надежды тоже.

– А для тебя?

– Меня в ее планах вроде как и нету вовсе. Мне кажется, что ее вполне устраивает то, что я провожу большую часть времени вне дома. Оказывается, с Надей нам вместе спать нельзя, это может травмировать психику ребенка. Сама Надя должна соблюдать железный режим дня. Вставать в восемь, ложиться спать в девять вечера.

– Зачем?

– Чтобы у ребенка перед глазами был наглядный пример правильного поведения.

– Наверное, тебе такое в диковинку.

На Маришиной памяти Артем не вставал раньше полудня и не ложился раньше полуночи уже лет двадцать. С тех самых пор, как закончил школу.

– А мое мнение в расчет вообще не принимается, – продолжал жаловаться ей Артем. – Я же тебе говорю, старая грымза запрещает Наде общаться со мной. Она фактически выдворила меня из моего же собственного дома.

Если раньше Артем убегал сам, то, столкнувшись с препятствием, которое теперь не пускало его к жене и дочери, что называется, прозрел. Вот так всегда и бывает: имея, не храним, а потерявши, плачем. Мариша только надеялась, что в случае с Артемом последствия еще не стали катастрофическими и необратимы и ему еще можно помочь.

Но Мариша считала, что тут надо что-то делать и делать срочно. Такие вот инициативные мамы запросто могут разрушить семейный очаг своих детей. Конечно, мама Нади искренне хочет для своей дочки и наверняка уже обожаемой внучки всего только самого хорошего. Но вот Артему, увы, в этих планах место совсем не отводится.

– Артем, хочешь, я поговорю с Надей?

– И что ты ей скажешь?

– Скажу, что мама – мамой, а ее любимый муж – это все-таки ты. С тобой ей и жить. Ты ведь сам хочешь жить с Надей?

– Очень хочу!

– Так я поговорю с твоей женой!

– И что с того будет? Ты себе не представляешь, какую власть имеет мамаша над Надей! И ведь я думал, что она милая и добрая, а она какой-то концлагерь в юбке!

– Я поговорю с Надей и сумею найти подходящие слова, – сказала Мариша. – Но ты в обмен сделаешь для меня кое-что.

Вот теперь Артем слушал ее куда более внимательно. Ему очень хотелось вернуть себе любимую жену! И совсем не хотелось делиться ею со зловредной мамашей. Не перебивая Маришу, он записал полные паспортные данные Алены и пообещал, что займется этим вопросом немедленно.

– Но и ты не забудь, что обещала насчет Нади.

Мариша буркнула что-то утвердительное. Она не сомневалась, что ей легко удастся переубедить Надю. Обычно девушка легко поддавалась чужому влиянию и прислушивалась к даваемым ей советам. Но в этот раз Мариша столкнулась с проблемой в лице матери Нади.

Начать с того, что та отказалась позвать Надю к телефону.

– У нас кормление! – рявкнула она голосом, напоминающим лай цепной овчарки. – Надя вам перезвонит!

Мариша прождала целый час, но звонка от Нади так и не последовало. Набрав номер повторно, Мариша услышала то же самое:

– Я же вам сказала, у нас кормление! Грудного ребенка следует прикладывать к груди по меньшей мере каждые два часа. И держать, пока он не наестся! Хотя бы даже час или полтора!

Получалось, что у Нади между кормлениями оставалось время, чтобы сбегать в туалет или закинуть себе в рот чего-нибудь съестного. Конечно, у самой Мариши никогда не было детей, но она что-то сильно сомневалась, что такой режим может пойти на пользу маме или ребенку.

Мариша сделала последнюю попытку, позвонив ровно в девять вечера. И услышала в ответ:

– Надя и малышка уже спят! Не беспокойте людей! Если Наде нужно, она сама вам перезвонит!

Из любопытства Мариша попыталась набрать телефонный номер еще раз, уже из своего дома. И с удовольствием убедилась, что ее прогноз подтвердился. Надина мамаша выключила телефон из розетки. И теперь он как средство связи с Надей был совершенно бесполезен.

Но Мариша не отчаивалась. Она знала, что с детьми полагается гулять, и была уверена, что цербер в обличье Надиной мамы заставит свою дочь выполнять свои обязанности. Малютка должна дышать свежим воздухом не менее трех-четырех часов в день, чтобы кислород обогащал клеточки ее крохотного головного мозга и позволял ему развиваться быстро и успешно. А это значит, что завтра у Мариши есть шанс подкараулить Надю на прогулке.

Мариша перезвонила Артему и отчиталась о проделанной ею работе.

– Пока что с Надей поговорить не удалось.

– Вот видишь, – услышала она кислый голос приятеля. – Я же тебе говорил, что это куда сложней, чем ты себе вообразила.

– Завтра я поговорю с Надей! У меня все под контролем!

– Наверное, завтра я тоже смогу тебе кое-что сказать про твою Алену.

– А в чем проблема? Я думала, что ты давно все узнал про ее жизнь и просто ждешь, когда я сама тебе позвоню.

– Тут какая-то запутка, – неохотно признался ей Артем. – Пока что не пойму, в чем дело, но к завтрашнему дню, думаю, разберусь.

Мариша положила трубку. Она была в легком смятении. Артем не стал бы ей врать или вредничать. Да, уговорить его было трудно. Но раз уж он пообещал и взялся за дело, то обязательно довел бы его до конца. И если он говорил, что в случае с Аленой существует какая-то проблема, он это не выдумал. Проблема существовала. И Марише очень бы хотелось узнать, что именно это была за проблема. Чем занималась Алена в Москве? Почему переехала в Питер? Ради кого она совершила этот переезд? Или она просто пряталась?

Вопросов было много. А на следующий день у Мариши было запланировано столько дел, что девушка даже стала опасаться, а успеет ли она переделать их все?

– Ковер, форель и анализы для трех старушек, – вслух перечислила Мариша и даже сверилась со своими записями, опасаясь, не забыла ли она чего-нибудь. – Минеральную воду и антресоли. Это уже пять концов! И еще Надя! Чтобы ее подкараулить, тоже придется постараться!

Поняв, что караулить Надю у нее катастрофически не хватает времени, Мариша снова позвонила Артему и переложила эту миссию на него.

– Как только Надя выйдет во двор с ребенком, звони мне!

– Но я просыпаюсь не раньше одиннадцати, – забубнил Артем. – А они выходят гулять уже в девять-десять утра. Пока еще нету жары и пока малышка может дышать утренней свежестью.

В ответ Артем услышал от своей приятельницы много всякого разного. И наконец понял, что если он хочет вернуть себе жену и ребенка, то тоже должен постараться. Серьезный враг в лице его тещи требовал таких же серьезных ответных мер. И Мариша даже в душе опасалась, а не придется ли выложить перед этой Медузой Горгоной последний финансовый козырь. Делать этого не хотелось, крайнее средство всегда было лучше приберечь на потом.

Потом Мариша обзвонила старушек и договорилась с каждой отдельно, когда и во сколько им будет удобно принять ее у себя. Старушки были милы, но тверды. У каждой, оказывается, были и свои дела. Прогулка в парке, купание любимого мопса, травля тараканов, поход в поликлинику, визит к стоматологу. Так что для визита Мариши каждая из них могла отвести лишь строго определенные часы.

Распланировав таким образом свой завтрашний день, Мариша почувствовала, что совершенно выдохлась. У нее в голове прочно поселился вопрос. Как Алена умудрялась выдерживать такой график ежедневно? И ведь она опекала даже не пятерых, а семерых и даже, если считать с хозяйкой своей квартиры, то и восьмерых старушек! И у каждой были свои капризы и странности! И немало! Целая куча!

И Мариша невольно почувствовала к покойнице нечто вроде уважения. Определенно Алена была неординарным человеком, раз как-то управлялась с восемью бабками, которые в ней души не чаяли. И при этом как-то успевала следить за собой.

Вот у самой Мариши на себя совершенно не оставалось сил. И тем не менее она собралась, доплелась до ванной комнаты, умылась и совершила ряд манипуляций со своей внешностью, которые, по уверениям производителей элитной косметики, должны были позволить ей остаться молодой и прекрасной до глубокой старости.

И уже ложась в постель, чистая, умытая и умиротворенная Мариша внезапно похолодела. Что она за человек такой?! Она со всеми этими хлопотами совершенно забыла про день рождения своего дорогого и любимого мужа! А ведь он неуклонно приближался! А она еще даже не выбрала ресторан, в котором будет проходить праздник. И время тоже не выбрала! И разумеется, она не разослала приглашения на праздник всем их друзьям и близким!

Маришу даже в холодный пот бросило. Зазвонил телефон. Мариша, даже не снимая трубки, догадалась, что звонит Смайл.

– Да, любимый, – прощебетала Мариша в трубку. – Конечно, не сплю. Как я могу заснуть, не пожелав тебе спокойной ночи и не услышав твоего голоса.

– Ой, что-то не верится, – хмыкнул Смайл в ответ.

– Солнышко мое! Мне без тебя так плохо! Ты когда вернешься?

– Мариша, ты что-то натворила?

– Нет! Что ты! С чего ты это взял?

– Какая-то ты слишком уж… ласковая, – нерешительно произнес Смайл. – Скажи, у тебя там случайно, ничего не произошло?

– Ну что ты! Я же уже сказала, все в полном порядке.

– Знаешь, я вот тут подумал о своем дне Рождении…

– Да?

– Ты там ничего не затеваешь?

Мариша замялась. Нет, она не затевала. Планировала, конечно, но катастрофически завязла с очередным расследованием и ничего не успевала. Однако, Смайлу знать ни о первом, ни о втором было не надо. И поэтому Мариша сказала чистую правду:

– Я пока ничего не затеваю.

– Вот и правильно. Потому что и не надо.

– Но это ведь юбилей, – вяло запротестовала Мариша.

– Все равно! Приеду, тогда что-нибудь и решим.

– А когда ты приедешь?

– Ну, думаю, что пятнадцатого буду дома.

– Пятнадцатого? Но пятнадцатое – это и есть твой день рождения!

– Знаю. Поэтому и не затевай ничего заранее. Вдруг не получится вернуться вовремя. Люди могут быть недовольны, если придут на праздник, но не увидят юбиляра.

И хотя после разговора с мужем груз на душе Мариши стал полегче, все-таки одно дело можно было смело сбросить со счетов, она все равно не представляла, как справится с оставшимися шестью проблемами. И не надо, пожалуйста, забывать про собственно расследование убийства Алены. Его смело можно было назвать седьмым делом и самым главным.

ГЛАВА 14

Утро Мариша встретила в пути. Ей было нужно успеть так много, что она встала пораньше. И планировала до звонка Артема успеть навестить хотя бы одну старушку. Начать она решила с Софьи Степановны. Просто потому, что старушка очень просила, прямо-таки умоляла приехать к ней к первой.

Забрать анализы в поликлинике оказалось делом пяти минут. Мариша искренне недоумевала, почему милейшая Софья Степановна не могла этого сделать сама. Может быть, старушка настолько плоха, что не в силах даже доковылять до районной поликлиники? Впрочем, вчера Софья Степановна выглядела вполне бодрой и подвижной.

Правда выяснилась, когда Марише пришлось звонить в дверь квартиры старушки не меньше десяти минут, прежде чем она наконец отворилась. На пороге стояла Софья Степановна собственной персоной, очаровательно позевывавшая и разрумянившаяся со сна. Увидев бланки в руках у Мариши, она проворно сцапала все результаты анализов и тут же рассыпалась в благодарностях.

– Ах, голубушка! Если бы вы только знали, как вы меня выручили! Терпеть не могу подниматься рано. А в нашей поликлинике такой дурацкий порядок, анализы можно получить лишь у врача. А он принимает ну просто невозможно рано!

В общем, Мариша поняла, что ее сгоняли на другой конец города только потому, что старушке самой не хотелось выходить из дома чуть свет. Оказывается, у нее были на сегодня намечены визиты к другим врачам. Старушка мило поинтересовалась, не отвезет ли Мариша ее и туда тоже.

– Понимаете, мне никак нельзя переутомляться. Врачи нашли у меня опасно высокую свертываемость крови. Вот и анализы это подтверждают! Надо же, а я бы сама никогда не подумала, что у меня с этим есть проблема!

Мариша только рот разинула. Старушке явно катило к восьмидесяти, и если высокую свертываемость крови можно определить только посредством анализов и ни тромбов, ни варикоза, ни других неприятных симптомов у нее нету, то Софье Степановне можно только позавидовать!

– Так вы меня отвезете? Терпеть не могу общественный транспорт! А вы, душенька, такая умелая водительница!

Комплимент польстил Марише, и она вежливо осведомилась:

– И когда вам нужно к вашим врачам?

– Талончик у меня на семнадцать сорок. Но всегда лучше прийти пораньше. Лично я прихожу минут за двадцать до моего времени, спокойно занимаю очередь и сижу в холодке. У нас очень хорошая поликлиника, там на каждом этаже в холле стоят мощные кондиционеры. Некоторые говорят, что это вредно, но лично я предпочитаю ожидать в прохладном помещении, а не в душном и жарком.

Марише предлагалось доставить старушку в поликлинику, которая была лишь в двух кварталах от ее дома, подождать конца приема у врача, а потом доставить обратно домой.

– Вот и все, что мне требуется. Разве что по дороге еще в аптеку завернем. Но это ведь не надолго! Обычно лекарство, которое мне подходит по цене, находится в третьей или даже второй по счету аптеке. Вас это ведь не затруднит? Право, это такой пустяк, а мне было бы очень приятно.

Ничего себе пустяк! Да старушке просто понравилось кататься на машине! Или она вообще любит появляться с триумфом? Конечно, Мариша ее понимала: одно дело прибрести самой, и совсем другое, когда ты вылезаешь из хорошенькой иномарки, ловя на себе завистливые взгляды окружающих старушек, которым в этой жизни не так повезло. Но не слишком ли это сложно для самой Мариши? Ведь она один раз уже приехала к Софье Степановне. И как оказалось, ее визит особого смысла совсем не имел.

– Я должна свериться со списком, – сказала Мариша вслух, чтобы не обижать старушку. – Мне кажется, что на семнадцать сорок кто-то из ваших подруг уже назначил мне встречу.

– Но я точно помню, что форель была нужна Александре с утра, а ковер Леночка ждет к трем часам дня, – запротестовала старушка. – Дальше вы совершенно свободны и…

– И вы забываете про еще двух своих подруг, – мягко попеняла ей Мариша. – Ну да! Конечно! Зоя Фадеевна ждет меня к себе ровно к пяти часам вечера. Мне предстоит привести в порядок ее библиотеку. Она хочет отобрать часть книг для продажи или просто на выброс.

– Как? – ахнула Софья Степановна, откровенно пораженная этой новостью и пораженная явно неприятно. – Опять они обе принялись за свое! Опять все повторяется, как в случае с Аленой.

– Что повторяется?

– Они все тянут одеяло на себя!

– Какое одеяло? – растерялась Мариша. – Вроде бы покупка одеял у меня в списке не значится.

– Ах, это я образно выразилась! Дорогуша вы моя, не слушайте вы этих вертихвосток! У Зои есть вполне еще крепкая и молодая племянница, которая, конечно, с удовольствием помогла бы своей тетушке. Просто Зоя капризничает. Ей кажется, что племянница только и ждет, чтобы Зоя покинула сей мир, оставив ей свою квартиру и нажитое добро.

– Ну, я не знаю…

– И у Гали есть брат! Он младше ее на добрых полтора десятка, вполне дееспособен и, конечно, с удовольствием взял бы на себя уход за старшей сестрой!

– Так в чем же дело?

– Какие-то старые семейные дрязги мешают Галочке поступиться гордостью и обратиться к брату и его семье за помощью. К тому же… Знаете, когда несколько десятков лет не видишься с родными, они… Как бы вам это объяснить, они уже не являются для вас такими уж близкими и родными людьми. Вот у меня, к примеру, тоже есть старшая сестра и ее семья. И что?

– Что?

– Мы не общаемся, – трагично заверила старушка Маришу.

– А… А почему?

– Моя сестра крайне неудачно вышла замуж, – еще более трагично закатила глаза старушка. – У нее двое детей – сын и дочь. Про дочь я ничего плохого не могу сказать, хотя она корыстна без меры. А сын, так тот… Тот просто наркоман! И зачем мне, с позволения сказать, такие родственники? Да от них хлопот больше, чем пользы!

Конечно, если смотреть на вопрос под таким углом, то родственники и не нужны вовсе!

– И потом, где они были, когда были живы мой муж и сын? – гневно продолжала свой монолог Софья Степановна.

Мариша не перебивала старушку, внимательно ее слушая и надеясь, что та проронит нечто ценное про Алену.

Но старушка лишь продолжала громить свою родню:

– А как я осталась одна, сразу же нарисовались все трое! Пропиши Женечку к себе в квартиру! Мы будем за тобой ухаживать. Знаю я этот уход! Только пропишу кого-нибудь из них, как они мигом отхватят у меня кусок жилплощади, а меня сошлют в коммуналку! Или вовсе избавятся от меня, отправив в дом престарелых.

Мариша уже давно сидела в кухне у Софьи Степановны, попивала кофе, который сварила им обеим старушка, и слушала ее рассказы. Одним глазом Мариша то и дело поглядывала на свой молчащий телефон, поминутно ожидая звонка от Артема. Время уже приближалось к десяти, и Надя с малышкой должны были вот-вот появиться во дворе. Где же Артем?

От дома Софьи Степановны до дома Артема было всего несколько минут езды на машине, и Мариша очень рассчитывала, что она успеет добраться и побеседовать с Надей.

– Так что, голубушка, мы с вами договорились? – услышала она вопрос старушки.

– Нет, никак не могу. Поверьте, я бы очень хотела, но не могу.

Софья Степановна обиженно надула свои пухлые губки. Ее пеньюар, отороченный по вороту белоснежным пухом, и тот обиженно затрепетал.

– Вот как… Ну что же! Не смею вас в таком случае задерживать.

– Софья Степановна, дорогая вы моя! Я ведь всей душой согласна. Но как же быть с Зоей Фадеевной?

– А Зойку я возьму на себя! – обрадовалась старушка. – Уж я объясню ей, что ее библиотека подождет, а мой врач – нет! Шутка ли, я записывалась к нему чуть ли не за месяц вперед! Знаете, как трудно нынче раздобыть талончик к специалистам?

Мариша не знала, да и знать не хотела. Она в поликлиники ходила как можно реже, точно зная, что стоит ей там появиться, как врачи мигом обнаружат у нее кучу трудно диагностируемых и потому чрезвычайно сложных болезней, лечение которых стоит очень дорого. Ну, а так как Маришу ничто не беспокоило, то она и в голову не брала, что у нее что-то может быть. К врачам не ходила. И наверное, именно поэтому чувствовала себя отлично.

Однако где же все-таки пропадает Артем? Мариша вылетела от Софьи Степановны, которая при ней звонила своей подруге Зое. Старушки долго спорили, кому нужней услуги Мариши. И в конце концов пришли к согласию в этом вопросе. Сегодня Мариша везет Софью Степановну к ее врачу, но завтра она целый день посвящает Зое Фадеевне и ее библиотеке.

Выходя из квартиры, Мариша чувствовала себя так, словно попала в какой-то омут и ее засасывает все глубже и глубже. Что же это получается? Она теперь так и будет пахать на этих в высшей степени избалованных старушенций до самой старости? Так и состарится, бегая по их поручениям? А кто будет за ней ухаживать тогда? Вряд ли Марише удастся раздобыть себе такую же дурочку, которая станет носиться по ее поручениям по всему городу, да еще станет делать это совершенно бесплатно.

И в который уже раз Мариша подумала, а зачем Алена это делала? Что привлекало ее в этой дружбе со старушками? Трудно предположить, чтобы Алена до такой степени прониклась симпатией к этим бабкам, чтобы выполнять все их прихоти по первому же зову и еще к тому же совершенно безвозмездно.

– Ну что? – воскликнула Мариша, так и не дождавшись условного звонка от Артема и позвонив ему сама.

– Что-что?

Голос у Артема был какой-то странный. Хриплый и сиплый. Плакал, наверное, тут же подумала жалостливая Мариша. Переживает из-за своих девочек, к которым его не пускает злая теща.

– Вышли твои на прогулку?

– Кто?

– Конь в пальто! – разозлилась Мариша, которая в преддверии вечерней поездки в поликлинику в обществе милейшей Софьи Степановны была в изрядно вздрюченном состоянии. – Надя с малышкой! Гуляют они?

– Ой! Понятия не имею.

– Как это?

– Я только что проснулся. Сейчас посмотрю в окно.

И пока Мариша в бессильной злобе скрипела зубами, Артем подбежал к окну и воскликнул:

– Да, вижу их! Похоже, гуляют они уже давно.

– Ну ты…

Дальше Мариша не стала продолжать, чтобы не тратить время на бесплодные препирательства. Хорош папаша! Плевое дело ему поручили, он и его умудрился провалить! Конечно, в душе она имела еще много чего сказать этому соне, но решила отложить беседу до другого раза. Следовало поспешить, если она хотела застать Надю на прогулке.

Мариша гнала изо всех сил и, как ей казалось, пролетела расстояние за рекордно быстрый срок. И все равно она опоздала! Когда она въезжала во двор Артема, то увидела лишь спину Нади, быстро удаляющейся домой.

– Надя! – крикнула ей вслед Мариша, все еще надеясь перехватить жену Артема.

Но Надя ее не услышала. А вместо нее к Марише кинулась высокая и сухопарая тетка.

– Девушка, что вы кричите?! – возмутилась она. – У меня ребенок спит, а вы кричите как оглашенная!

Мариша уже открыла рот, чтобы сказать противной брюзге, что она сама вопит не тише, а то и погромче, но вовремя осеклась. Это же мать Нади! А с мамой Нади необходимо подружиться. Просто кровь из носу! И вместо ответной реплики Мариша выдавила из себя приветливую улыбку и произнесла:

– Боже! Какое прелестное у вас дитя!

Но ее восторг не возымел нужного действия. Карга еще больше пожелтела и одним стремительным движением закрыла от глаз Мариши младенца марлей. После этого она поджала губы и быстро направилась в другую сторону.

– А это у вас мальчик или девочка? – приставала к ней Мариша, двигаясь следом.

Но тетка явно не желала вступать в беседу. Она ожгла Маришу таким уничижительно-враждебным взглядом, что той стало не по себе. Бедный Артем! Похоже, он здорово попал! Выбирал себе жену, выбирал и довыбирался. Нет, жена у него умница и лапочка, но теща ему досталась на редкость вредная. И что с ней теперь делать, уму непостижимо.

И тут же Маришу осенило, какая она дуреха! Раз мамаша Нади сейчас гуляет по двору с ребенком, значит, с самой Надей можно поговорить с глазу на глаз. И Мариша снова схватилась за телефон. Артем трубку не брал. Рыдает от отчаяния? Ну, ничего, она ему поможет!

И Мариша устремилась наверх. Она сама поговорит с Надей и расскажет ей о том, как тяжело переживает Артем вторжение матери Нади в свою жизнь. Мариша позвонила в дверь, и ей открыла сияющая Надя. У нее в руках был огромный кусок свежего ржаного «кирпичика», с которого свешивались жирные куски докторской розовой колбасы.

– Привет! – пробурчала Надя с набитым ртом. – Заходи. Правда, если ты к Артему, то муж снова у себя.

– Нет, я как раз к тебе.

– Ко мне? А малышка сейчас на улице. Они с моей мамой гуляют.

– Я пришла к тебе, – повторила Мариша с нажимом. – К тебе, понимаешь? Не к Артему, не к твоей дочери, а именно к тебе.

Надя весело рассмеялась.

– Ой, прости! Я уж и забыла, когда люди лично ко мне в гости приходили. Ты просто так пришла?

– Не просто, а поговорить. Насчет твоей мамы.

– А… Догадываюсь, о чем ты, – вздохнула Надя. – Тебя, наверное, Артем подослал?

– Нет, я сама вызвалась. Понимаешь, Артему очень тяжело сейчас. А когда приехала твоя мама…

Но Надя не дала ей договорить.

– Не трудись! – махнула она рукой. – Я все прекрасно понимаю. Артему просто обидно, что теперь рядом со мной есть еще кто-то родной и близкий, кто помогает мне и делает жизнь краше.

– Но мама не может и не должна заменять тебе мужа.

Вместо ответа Надя тяжело протопала на кухню, поманив за собой Маришу. За время беременности и кормления малышки Надя набрала лишние килограммов пятнадцать. Она и раньше никогда не была худенькой, а теперь ее полнота стала угрожающе приближаться к той опасной черте, за которой красота молодой женщины будет извращена и спрятана под слоями жира и дряблой бледной кожи.

Надя присела на табуретку, которая скрипнула под ней, и, не переставая жевать бутерброд, горько сказала:

– Много ты знаешь!

– О чем?

– О нас с Артемом! О нашей с ним жизни! Он ведь на меня никакого внимания не обращал все эти месяцы. Сидел целыми днями за своими компьютерами, и все ему было по фигу! И я, и малышка, и вообще все! Ни в кино сходить, ни комплимент отвесить, ни просто поговорить! Что за муж такой? Целыми днями знай себе по клавишам цокает.

– Он работает.

– Ой, я тебя умоляю! – закатила глаза Надя. – То есть да, конечно, он работает. И деньги зарабатывает, молодец. Тут ничего не скажешь. Но все дело в том, что он и отдыхать предпочитает все там же! В своем виртуальном мире. А для меня там места нет!

– Ну не стоит преувеличивать.

– Это я еще мягко выражаюсь! – заверила ее Надя.

– А раньше разве не так было?

– Раньше… Тоже так. Но раньше я с этим как-то мирилась. Он в своем компьютере, я к подругам. Он на сайте, я в кино с девчонками. Он… Одним словом, я тоже находила себе отдушину. А теперь? Я целыми днями к малышке, словно привязанная. И постирать, и покормить, и обед приготовить, и в квартире убрать! Да я с ног валилась, так уставала! А Артему никакого дела нет. Уткнется в компьютер, и все! Ну, а когда он надумал от нас вовсе сбежать и снял квартиру этажом ниже, то тут я вообще чуть не чокнулась. Целыми днями одна. Артема не допросишься, чтобы в магазин сходить. Еле-еле уговорила, чтобы он с ребенком посидел. По Интернету ведь всего не закажешь. Да и деньги они там дерут бешеные. Или присылают не то. Его с малышкой оставишь, придешь, ребенок благим матом орет, весь мокрый, голодный и грязный. А Артем и не слышит! Он в своем компьютере, ему там интересно! И еще недоволен. Зачем, дескать, в соседние «Дети» бегала, когда тот же товар можно через службу курьерской доставки заказать! И как ему объяснишь, что я из дома, как из камеры тюремной, убегала! Хоть часочек, но на воле!

Один бутерброд исчез во рту у Нади. Но на его месте моментально появился второй. Впрочем, Марише она тоже предложила хлеба с колбасой. Мариша отказалась, подумав про себя, что Наде пора завязывать с колбасами и мучным. Да и в сладком лучше себя ограничивать. И в жирном тоже.

– А когда мама приехала, все у меня в жизни наладилось, – продолжала рассказывать Надя. – Артем денег, спасибо ему, дает. Мама мне по хозяйству помогает. И у меня снова появилось свободное время! Я уже и забыла, как это чудесно, когда у тебя есть время и ты можешь потратить его так, как тебе самой заблагорассудится!

В принципе Надя не сказала Марише ничего нового. Мариша так и предполагала, что Артем был далеко не белый ангел с крыльями, которого затюкала злая теща. Но все-таки к его жалобам следовало прислушаться. Артем был мужчиной. И Наде, если она не хотела потерять мужа, следовало быть осторожней, оставляя его одного на целые недели.

Насколько помнила Мариша, прежде Артем пользовался большим успехом у прекрасного пола. Кто знает, вдруг он помучается без Нади неделю, помучается вторую, а когда Надя спохватится, место рядом с Артемом окажется занятым какой-нибудь не слишком серьезной цыпочкой.

– Знаешь, я тебя прекрасно понимаю. Но ты тоже пойми, Артем изменился. Теперь он хочет тебя и свою дочку.

– Поздно! Довольно я мучилась с ним. Пусть теперь он пострадает!

И Надя с видом триумфатора полезла в холодильник, где у нее стояла целая миска салата из помидоров и огурцов, густо сдобренных майонезом. Посыпанный зеленью салат выглядел необычайно привлекательно. И Мариша, чтобы не поддаться искушению, поторопилась удрать.

Или это Надя заедает свой стресс? Ну, в таком случае ей надо как можно быстрей помириться с Артемом, иначе она рискует растолстеть до такой степени, что в дверь не пролезет! И не сможет никуда убегать из дома.

Да и некогда было Марише слушать Надю до конца. Суть проблемы Артема и Нади она уже поняла. Первая беседа с Надей не принесла ожидаемых результатов. Увы и ах! Но впереди у Мариши был еще длинный список дел на сегодня.

Сбегая по лестнице так быстро, словно те калории, которые слопала на ее глазах Надя, могли осесть у нее самой на бедрах, Мариша сосредоточенно думала. Вот интересно, хотела бы сама Надя, чтобы в ее жизнь столь же бесцеремонно, прямо не снимая обуви, влезла мать Артема? Небось, была бы недовольна, что какая-то особа отнимает у нее дорогого мужа. А своей матери она позволяет это делать совершенно спокойно. И еще недовольна тем, что самому Артему это не нравится и он протестует.

– Похоже, Артему придется здорово постараться, чтобы вновь вернуть себе жену, – пробормотала Мариша. – Надя настроена очень решительно. А уж под бдительным присмотром своей властной мамочки она, того и гляди, и вовсе захочет развестись с беднягой.

Следующими двумя отметками Маришиного пути были рынок и химчистка. Верней, не в том порядке. Мариша решила немножко схитрить и сначала забрать ковер из чистки, а затем где-нибудь поблизости купить свежую форель для стола Александры Сафроновны. Так Мариша экономила по меньшей мере час своего драгоценного времени.

Но судьба снова вмешалась в ее планы и внесла свои коррективы. Не успела Мариша доехать до первого светофора, как ей позвонила та самая Александра Сафроновна.

– Маришечка, душечка, Софьюшка сказала, что вы уже отъехали от нее. Вы направляетесь ко мне? Рыбку купили? Надеюсь, вы посмотрели у нее жабры? Помните, что я вам говорила? Они должны быть ярко-красного цвета. И форель должна быть привлекательна внешне.

– Как это?

– У нее должна блестеть шкурка и глазки.

– Шкурка? У форели?

– Ну, чешуя! Какая вы, право слово, придирчивая. Можно подумать, что вам все пятьдесят лет.

После этих слов Мариша ощутила резкое желание ударить по тормозам и больше ни к каким старушенциям не ездить. И особенно к этой Александре Сафроновне!

– Вы что, обиделись на меня, душечка? – проворковала старушка в трубку. – Ну не стоит обижаться на справедливую критику! Но рыбку все-таки привезите побыстрее. Повар уже тут и ждет не дождется, когда вы доставите ему рыбу.

Повар! У нее и повар имеется?

Но оказалось, что поваром старушка именовала саму себя. Для начала она придирчиво осмотрела всю форель, обнюхала, измерила, а потом еще и взвесила. При этом она сверилась с чеком, который дали Марише в магазине.

– Так я и думала! – поджала она губы. – Вас, душечка, обвесили на целых сто двадцать пять граммов. Что же, это ваши проблемы. Учтите, я оплачивать ваше ротозейство из своего кошелька не собираюсь. У меня пенсия совсем невелика. Заплачу вам строго по весу. Вот тут указана цена за килограмм, умножаем ее на вес, минусуем ваши потерянные сто двадцать пять граммов… Ага! Вот извольте!

И старушка с видом королевы, подающей милостыню, протянула Марише деньги за рыбу. Ровно за вычетом ста двадцати пяти граммов. Мариша смотрела на нее и чувствовала, как в груди у нее закипает злоба. Нет, не потерянных денег ей было жалко. Бесило само отношение к ней этой старушки. Почему она разговаривает в таком тоне? Разве Мариша виновата, что в магазине ее обвесили? Или Александра Сафроновна думает, что у Мариши других дел нету, кроме как выносить ее колкости?

– Ну что вы надулись, дорогуша? Не дуйтесь, а извлекайте пользу! В другой раз вам это послужит хорошим уроком! Кстати, рыбку вы тоже выбрали не самую лучшую. Видимо, мои советы у вас в одно ухо влетели, а в другое вылетели.

Интересно, как Алена все это выдерживала? Или с ней старушки были милы и почтительны? Нет, вряд ли. Скорей всего, они так же гоняли Алену в хвост и в гриву. Неудивительно, что она изрядно устала от такой жизни и мечтала побыстрее выйти замуж за Али.

– Кстати, завтра я жду вас у себя, – строго сказала Александра Сафроновна, даже не сомневаясь, что сказанное ею будет выполнено. – Сейчас лето, разгар сезона заготовок. Я думаю накрутить вишневого компота. И вы, душенька, поможете мне в этом. Ягодки купите на Сенном рынке, только выберите не гнилья, а нормальную ягоду. А потом будем вместе закручивать банки. У меня-то силы уже не те, что прежде. А у вас ручки молодые – крепкие. Вот вы мне и поможете!

О, ужас! Еще и домашние заготовки! Да Мариша их и для самой себя никогда не крутила! Она даже не представляла, с какой стороны подойти к данному процессу.

А впереди у Мариши была еще Елена Денисовна и ее ковер. Две первые утренние старушки совершенно разочаровали Маришу. Ни одна из них не смогла рассказать про Алену хоть что-нибудь привлекательное. Их всех познакомила с Аленой та самая Анастасия Дмитриевна, которая не смогла присутствовать на похоронах по причине плохого самочувствия.

Но пока что Мариша не изобрела подходящего предлога, чтобы проникнуть к этой даме.

С ковром Мариша разобралась быстро. Елена Денисовна оказалась дамой не вредной, даже выдала Марише деньги на бензин и от себя прибавила шоколадку. Шоколадка была уже старая, покрытая белесым налетом, но такая маленькая, что Мариша проглотила ее, махнув рукой на калории. Да какие там калории? Мариша на одних нервах сегодня сожгла их столько, что могла бы теперь объедаться шоколадом всю неделю.

И снова в голову к Марише полезли настойчивые мысли, сто рублей и дешевенькая шоколадка никак не могли удовлетворить аппетиты Алены!

И увы, старушка с ковром тоже ничем не смогла помочь Марише в ее расследовании.

– Меня познакомила с Аленушкой наша душевнейшая Анастасия Дмитриевна. Хотите, поговорите с ней! Думаю, что она не откажется вас принять сегодня. Позвонить ей?

Мариша была очень благодарна. Но ведь впереди у нее была еще куча дел.

– До Анастасии Дмитриевны я смогу добраться только ближе к вечеру, – сказала Мариша, вообще сомневаясь, сможет ли она держаться на ногах к вечеру.

Сейчас был еще разгар дня, а Мариша уже чувствовала, как ее пошатывает от усталости. Но старушка, кажется, такие пустяки, как естественная усталость, в расчет не принимала. Да и какая там усталость у молодых? Они для того и созданы, чтобы носиться целый день по делам.

– Ничего, Анастасия Дмитриевна будет рада вас видеть и вечером, – непринужденно заверила Маришу старушка. – Она болеет и все равно целый день дома. Раз уж даже на похороны к Аленушке не смогла выбраться, значит, совсем плохо ей. Но вы съездите, передайте ей от всех нас привет и пожелания скорейшего выздоровления. И тортик ей купите обязательно. Она любит мягкие, без вафель и без прочей сухой крошки. Вы уж не забудьте тортик, уважьте старушку пустяком. Ей будет приятно.

Одним словом, находящиеся на пенсии и при этом одинокие старушки сами не имели особых хлопот и забот. С родными, которые могли бы потребовать к себе внимания, они не общались и понятия не имели, какое это утомительное дело, заботиться о других. И, наверное, поэтому, не имея такого опыта, старушки были уверены, что все окружающие только и думают, чем бы им занять свое свободное время. Ну в самом деле, почему бы на досуге соседу Косте и не потаскать пианино милейшей Александры Сафроновны? Ведь это же пустяк! И почему это молодожены Вера и Никита так негодуют, когда Софья Степановна просит купить ей в магазине нежнейший творожок с фруктами? Ну и что с того, что в продуктовом они были вчера, а сегодня они наконец идут в мебельный выбирать себе новую кухню? Пусть по дороге завернут! Не облезут! Что им, молодым, стоит! Как они смеют отказываться! Всего-то и крюк, что пару сотен метров. На машине и не заметили бы, как съездили.

Честное слово, иной раз пожилые люди становятся слишком эгоистичными. Возраст совсем не дает права на эксплуатацию окружающих. И потом, если вы всю жизнь пальцем о палец не ударили для других, то с какой стати эти другие станут заботиться о вас в старости? Капитал на старость надо готовить еще в молодости, и не только деньгами, но и человеческими отношениями. Рожать и любить своих детей, воспитывать и заботиться о внуках. И только тогда ваша старость будет спокойной и обеспеченной.

А если вы всю жизнь порхали, словно мотылек, близких обижали невниманием, то с какой стати этим близким любить вас в старости? Только за то, что вам повезло дотянуть до семидесяти или даже восьмидесяти лет? Вряд ли они сочтут это достаточным поводом и потянутся к вам.

Но критика критикой, а Марише позарез требовалось поговорить с Анастасией Дмитриевной. И если путь к ней лежал через всех остальных бабушек, то Мариша собиралась, стиснув зубы, пройти его до конца!

Пожалуй, это был самый тяжелый день в жизни Мариши, но она сумела выстоять. Она выполнила все, ну, или почти все поручения старушек. Заручилась их благодарностью. И взяла с каждой слово, что она позвонит Анастасии Дмитриевне и отрекомендует той Маришу с самой лучшей стороны. Таким образом, Мариша рассчитывала на ласковый прием со стороны Анастасии Дмитриевны. И в своих расчетах не ошиблась.

Под вечер, купив самый мягкий и свежий тортик из всех, что нашлись в кондитерской, Мариша позвонила в дверь Анастасии Дмитриевны. Тут ее не заставили ждать, как случилось в других местах. Дверь открылась так быстро, что Мариша поняла, тут ее в самом деле ждали без всякого притворства. Мариша изобразила на лице самую приветливую улыбку, на какую только была способна. Но когда дверь перед ней отворилась, улыбка быстро сползла с лица Мариши.

Перед ней стоял смертельно больной человек. Мариша поняла это сразу, как увидела Анастасию Дмитриевну. Такой синюшной бледности у нормального, жизнеспособного организма просто быть не может. Одновременно Мариша окинула взглядом и остальную часть квартиры.

Бедность! Страшная и неумолимая в своей простоте. Все старушки жили небогато, но все же у них имелись кое-какие недорогие безделушки, цветочки в ярких пластмассовых кашпо или самолично вышитые скатерки, которые украшали их быт. А вот жилище Анастасии Дмитриевны поражало своим аскетизмом.

Видимо, все средства старушки, какие у нее были, съела тяжелая болезнь. И Анастасия Дмитриевна без сожаления расставалась с ценными вещами, чтобы обеспечить себе лечение. Мариша знала, что никакой близкой родни у этой старушки нет. Вся ее семья погибла еще в блокаду. Мужем она в послевоенные годы не обзавелась. Детей не завела. А друзья, какие и были, тех она почти всех уже похоронила.

Тем не менее, несмотря на нездоровый вид, старушка капризничать не стала и приветливо улыбнулась Марише.

– Заходите, дорогая. Не стойте в дверях. Вы ведь Мариша? Я правильно понимаю?

– Да.

– Я много о вас наслышана. Телефон за целый день прямо раскалился. Все мои подруги только и расхваливают вас.

Улыбаясь, старушка побрела в сторону гостиной. Хотя старушка и покачивалась от слабости, а кухня была много ближе, она все же предпочла привести гостью в парадную комнату. Мариша это невольно отметила, так как во всех других квартирах ее всегда приглашали в кухню, дабы произвести там финансово-хозяйственные расчеты или выдать стакан чаю. Это была мелочь, но она согрела душу Мариши.

В гостиной уже дымились две чашки горячего шоколада.

– Выпейте со мной какао, – предложила Анастасия Дмитриевна, радушно улыбаясь.

– Вы сварили сразу две чашки? – удивилась Мариша, присаживаясь на удобный диванчик, закрытый клетчатым пледом, и отпивая изумительно вкусный напиток. – Зачем?

– Предполагала, что вы скоро появитесь у меня в гостях. И не хотелось при вас хлопотать на кухне. Мне кажется, это как-то невежливо оставлять гостя одного.

– А если бы я не приехала?

– Выпила бы сама обе чашки, – спокойно улыбнулась в ответ старушка. – Конечно, врачи не разрешают мне ничего такого. Но если их слушать, то, возможно, и проживешь на несколько лет дольше. Но есть ли толк от того времени, когда не получаешь от жизни удовольствия?

Позиция старушки чрезвычайно понравилась Марише. Она была близка ей самой. И она охотно отпила еще глоток ароматного и густого какао. Как Анастасии Дмитриевне удается варить такое? В меру сладкое, в меру с горчинкой, а уж аромат!

Мариша втянула в себя воздух и блаженно протянула:

– Красота!

Но Анастасия Дмитриевна казалась погруженной в какие-то свои мысли. Она машинально порезала привезенный Маришей торт на ровные кусочки. Но на комплимент Мариши не отреагировала и вместо этого спросила:

– А что же вас все-таки привело ко мне? Ведь не ради того, чтобы завести мне этот чудесный тортик, вы приехали?

– Нет, конечно. Я хотела поговорить с вами об Алене.

– Вот как? Ну что же, так я и предполагала.

– Вы мне расскажете о ней?

– Собственно говоря, мне и рассказывать нечего, – пожала плечами старушка. – Познакомилась я с Аленой случайно. Стояла в очереди, внезапно мне стало нехорошо. Я стала падать на пол. И единственная, кто поспешил мне на помощь, как ни странно, была Алена.

– Как ни странно? Почему вы так сказали?

– Ну в тот момент мне это показалось странным, – смутилась старушка. – Вокруг стояло много женщин средних лет и самой, так сказать, обычной наружности. И знаете, именно такие женщины в большей степени способны на сопереживание. Я имею в виду, что разряженные в пух и прах куклы никогда не поспешат на помощь к утопающему из страха испортить свой макияж или, например, сломать ноготь.

Мариша невольно сдержала улыбку. Знала бы эта старушка, сколько стоит один ноготь в элитном салоне красоты, так бы не возмущалась! Да еще надо записаться к любимому мастеру, а потом дождаться своей очереди. Одним словом, двадцать раз еще подумаешь, спасать или не спасать утопающего, рискуя ногтями. Ведь тот, возможно, и сам выплывет!

– И что сделала Алена, чтобы помочь вам?

– Она отвезла меня до дома. Сбегала в магазин за продуктами, которые я так и не успела купить. А потом стала навещать меня.

– И вы познакомили ее со своими подругами?

– Я не старалась специально их знакомить. Но Алена умела быть полезной. Да и воробья под дерюжкой не утаишь. Постепенно все мои подруги поняли, что у меня появилась опекунша. Начали выдвигать различные предположения. А я не стала скрытничать. Ну и рассказала им про Алену.

– А узнав, ваши подруги сами захотели с ней познакомиться?

– Да.

– А познакомившись, принялись использовать ее по своему усмотрению день и ночь?

Говоря это, Мариша сознательно посмотрела старушке прямо в глаза. Та отвела взгляд и вздохнула:

– Откровенно говоря, мои подруги повели себя с Аленой не лучшим образом. Они насели на нее всем гуртом. Девочка буквально разрывалась между ними.

– И вам не было ее жалко?

– Я много раз говорила Алене, чтобы она не стеснялась и посылала нахалок с их капризами куда подальше!

– Они бы обиделись.

– И пусть бы они себе обижались! Это их право.

– Вы так легко об этом говорите? А ведь они ваши подруги!

– Да, они мои подруги, но, как говорится, истина дороже. Алена должна была подумать и о себе тоже. Нельзя было всю жизнь мотаться по чужим поручениям. Это мешало ей самой жить и работать.

– А Алена работала? – удивилась Мариша.

– А уход за нами всеми, разве это не работа?

– Но я имею в виду настоящую работу, которая приносила ей доход. Алена работала?

Помедлив, Анастасия Дмитриевна все же произнесла:

– В тот момент, когда я познакомилась с Аленой, она ухаживала за одной пожилой женщиной.

– За Варварой Матвеевной?

Казалось, старушка удивилась, услышав это имя, но затем кивнула.

– Возможно, именно так ее и звали. Впрочем, у меня плохая память на имена. Алена говорила мне, что у старушки есть кот и две канарейки.

– Это Варвара Матвеевна.

– Наверное, этот уход и давал Алене средства к существованию.

– А вы знакомы с Варварой Матвеевной?

– Только со слов самой Алены.

– А она вам не говорила, куда уехала ее подопечная?

– Уехала? – удивилась Анастасия Дмитриевна.

– Ну да. Соседи говорят, что старушка уехала куда-то к брату. То ли в Барнаул, то ли в Саратов. Они не знают и не помнят. А в квартире Варвары Матвеевны остался тот самый кот, о котором рассказывала вам Алена! И канарейки. За ними смотрела Алена, а теперь некому!

– Да, да, – тихо произнесла старушка. – Теперь Алена мертва, и смотреть за нами некому.

Анастасия Дмитриевна выглядела до того странно, что Мариша даже спросила:

– Вам нехорошо? Принести вам холодной воды? Наверное, не стоило пить столько шоколада! Вам это вредно!

– Нет, ничего не надо. И воды тоже не надо. Вода тут точно не поможет!

И подняв на Маришу полные слез глаза, старушка призналась:

– Я очень тяжело переживаю смерть Алены. Вы себе не представляете, как все это мне тяжело!

– Вы были к ней очень привязаны?

– У меня никогда не было детей. Не скажу, что я всегда жалела об этом. Но когда я познакомилась с Аленой, мне показалось, что у меня тоже могла бы быть такая дочь.

Черствая и эгоистичная? Жестокая и расчетливая?

– Душевная и понимающая! – произнесла вслух Анастасия Дмитриевна, снова удивив Маришу.

– Вы считали Алену душевной?

– Считала! А что? Вот вы хорошо знали Алену?

– Я? Нет, я совсем ее не знала. Верней, при жизни не знала. Мы, если можно так выразиться, познакомились уже после ее смерти.

– Но вы, я так поняла, расследуете в частном порядке обстоятельства ее смерти?

– Совершенно правильно.

– Тогда, вероятно, вы знаете о прошлом Аленушки?

– О ее прошлом? Нет, пока мне не удалось выяснить ничего о ее прошлом. Для меня жизнь Алены начинается с ее знакомства с Али. Еще я знаю, что одно время Алена жила в Москве. Но потом почему-то перебралась в наш город. И тут стала опекать Варвару Матвеевну, а также ее кота и двух канареек.

– Вот как. В таком случае вы ничего не знаете. И пожалуй, я расскажу вам кое-что про Алену.

И Анастасия Дмитриевна опустила глаза, явно приготовившись к долгому рассказу. А Мариша, в свою очередь, приготовилась внимательно слушать. Наконец-то нашелся человек, способный пролить хоть каплю света на прошлое Алены.

ГЛАВА 15

Анастасия Дмитриевна выдержала паузу, как и подобает хорошему рассказчику. Однако Марише показалось, что она молчит потому, что собирается с мыслями. И в душе сортирует, что сказать своей гостье, а о чем лучше будет промолчать.

– Аленушка выросла в совсем небогатой семье. На ее попечении с самого раннего возраста были младшие братья и сестры. А когда они подросли, то и родная бабушка.

Оказывается, Алена жила в семье, где родители были целыми днями заняты на работе. Они делали карьеру, они зарабатывали деньги, а весь быт лег на плечи их старшей дочери.

– Конечно, Алена была морально и физически совсем не готова к такому трудному испытанию, которое выпало на ее долю. Но девочка очень постаралась и выдержала все трудности. Вырастила братьев и сестер, похоронила бабушку, а затем внезапно поняла, что стала просто не нужна своим родителям.

Дальше судьба Алены была предрешена. Оставаться в родном городе она не видела никакого смысла, поэтому она собрала свои вещички и отправилась в Питер.

– Как в Питер? – изумленно воскликнула Мариша. – Алена поехала в Москву!

– Кто вам такое сказал?

– М-м-м… Ее документы.

– Питер… Москва… – слегка раздраженно пожала плечами Анастасия Дмитриевна. – Какая разница? Одним словом, как теперь принято говорить, Алена отправилась покорять большой город!

– А, ну да, конечно, – кивнула Мариша, чтобы не злить старушку.

Но про себя она подумала, что Анастасия Дмитриевна, похоже, и сама не очень-то в курсе прежней жизни Алены. Во всяком случае, ее московский отрезок для нее покрыт туманом.

Покорять Алена решила ни много ни мало, а один из престижных театральных факультетов. Учиться там мечтали очень многие абитуриенты. Все они шли с хорошей подготовкой. И разумеется, Алену туда не приняли.

– Но Алена не отчаивалась. Она жила, работала, постепенно обрастала новыми знакомствами и связями. Ей повезло найти жилье, повезло устроиться в новом для нее городе. Стать тут своей.

По словам Анастасии Дмитриевны, Алена очень рассчитывала на то, что скоро Али женится на ней.

– Она так мечтала о свадьбе! Милая! Восторженная! Она думала, что со свадьбой все ее былые проблемы будут решены!

Но Али все тянул и тянул с женитьбой. Алена стала нервничать. Опасаться, что жених вовсе откажется от нее. Да и кто она такая, чтобы на ней женился наследник огромных нефтяных скважин? Никто! Конечно, отец Али не мог наложить запрета на эту женитьбу. Но сам Али однажды мог передумать и пойти на мировую с отцом. И тогда Алене пришлось, окончательно исчезнуть из его жизни. Отец Али не потерпел бы русской невестки.

– Алена присматривалась и к другим кандидатам. А как бы вы поступили на ее месте? Девочка не чувствовала себя с Али защищенной. Вот она и прикидывала так и этак, как бы ей получше устроиться в этой жизни. А разве это грех? Все хотят сладко есть и мягко спать. И никто, уверяю вас, никто не задумывается о том, как потом за все это будет платить.

Последние слова старушки показались Марише странными. Она кинула на нее пытливый взгляд, но Анастасия Дмитриевна снова витала мыслями где-то очень далеко.

– Алена была замечательным другом! Верным и надежным! Она столько сделала для меня лично и для моих подруг, сколько не делал никто до нее. И вряд ли сделает после!

Речь старушки явно подошла к концу, не принеся Марише никакой новой полезной информации. Все это она уже слышала и прежде от других бабушек.

И все же она сказала:

– Я очень удивлена вашим рассказом. И я вам сразу скажу, что никто из друзей покойной не отзывается об Алене столь лестно.

Анастасия Дмитриевна широко раскрыла глаза.

– То есть?

– Они считают Алену расчетливой сукой!

– Что?

– Да, да! И даже ее жених был далеко не высокого мнения о нравственных качествах Алены. Она изменяла ему. Использовала своих подруг в своих целях. Манипулировала окружающими. И даже опускалась до мелкого шантажа.

– Невероятно! – прошептала Анастасия Дмитриевна. – У меня такое ощущение, что вы рассказываете о каком-то другом человеке!

– Знаете, и у меня вчера во время поминок тоже появилось такое ощущение! – воскликнула Мариша. – Ваши подруги так хорошо и тепло отзывались об Алене! Они бы никогда не поверили в то, какой она была на самом деле!

– Нет, они бы никогда не поверили! – эхом откликнулась Анастасия Дмитриевна.

И выражение ее лица стало еще более странным. Мариша кинула на старушку встревоженный взгляд. Все-таки зря она от холодной воды отказывается. Ей бы не помешал стаканчик. Да и лекарство, если оно есть, тоже выпить не грех. Анастасия Дмитриевна становилась все бледнее.

– Давайте я вам принесу корвалол. У вас он есть?

– Корвалол? Нет, не надо мне ничего, – пробормотала старушка все с тем же отсутствующим выражением лица. – Скажите, дорогая, а у вас уже есть подозреваемые?

– Сколько угодно! Алена была страшным человеком и умудрялась заводить себе врагов пачками! Вот, к примеру, невеста ее любовника!

– Али? У него была другая невеста? И Алена об этом не знала?

– Нет! При чем тут Али? Али был почти официально окольцованным женихом. А я говорю про любовника Алены!

И видя непонимание в глазах Анастасии Дмитриевны, Мариша пояснила:

– Я говорю про актера, про Виконта! Алена и он были любовниками. И у Виконта есть невеста. И она запросто могла бы захотеть укокошить Алену.

– Действительно. Я бы тоже захотела. И вы уже побеседовали с этой девушкой?

– К ней должна была отправиться сегодня днем моя коллега!

– А вы можете позвонить мне, когда узнаете, чем закончилась эта встреча?

– Вам так важно знать, кто убил Алену?

– Вы себе даже не представляете, насколько важно!


Мариша добралась к себе домой лишь поздно вечером. Часы показывали начало одиннадцатого. Но чувствовала себя при этом Мариша так, словно уже давно было часа два-три ночи. Хотелось лишь упасть на ровную поверхность и умереть. Лишь огромным усилием воли Мариша взяла себя в руки и запретила самой себе падать в кровать, не приняв душ, и пачкать новенький сатиновый комплект – бледно-сиреневый с белоснежными ландышами – своим пропыленным на всех городских дорогах телом.

С трудом, но девушка добралась до ванной комнаты, включила воду и забралась в ванну.

– Умираю, – прошептала она, чувствуя, что не в силах даже просто поднять руку. – Может быть, коньяку выпить?

К счастью, далеко за напитком ходить было не надо. Бутылки с коньяком стояли у Мариши по всему дому. Она любила этот напиток и предпочитала его всем остальным. Впрочем, летом коньяк Мариша принимала наружно, используя его вместо лосьона. Коньяк отлично помогал от появлявшейся внезапно сыпи на лице, а заодно убирал жирный блеск в жаркие дни, а его дубильные вещества придавали коже подтянутый вид.

Во всяком случае, Мариша самой себе после обтираний коньяком очень нравилась. Глаза блестели, щеки розовели, и жизнь казалась прекрасной! Видимо, спиртные пары попадали через кожу в кровь и слегка будоражили ее.

Сейчас бутылка с коньяком нашлась в пределах досягаемости Мариши, и она сделала приличный глоток. Спиртное мигом побежало по жилам, согрело и успокоило. Все сегодняшние трудности мигом отступили на задний план.

Какая Мариша сегодня была молодец! Умудрилась обиходить одним махом сразу шесть старушек! И еще в личной жизни Артема участвовала. Остается надеяться, что сегодняшняя вылазка Мариши к Наде и разговор с ней по душам пойдут Артему на пользу. И он сможет наладить свою семейную жизнь.

Мысли об Артеме плавно перешли на мысли об Алене. Интересно, Артему удалось что-нибудь узнать о ее прошлом?

И тут же Мариша почувствовала, как ее хорошее настроение стремительно улетучивается. Хорошо, она сама выдержала со старушками ровно один день, и то устала до полусмерти. А как же сама Алена жила в таком ритме много месяцев подряд? Что же поддерживало девушку? Стремление разбогатеть? Невероятно, потому что все старушки были совсем не богаты. И они ничем не могли бы вознаградить девушку за все ее старания.

И тут же мозг услужливо подсказал Марише. Ничем? Как же ничем? А их квартиры?

– Да! – буквально подскочила на месте Мариша. – А как же квартиры? Квартиры этих милых бабушек! Они ведь принадлежат им. И стоят каждая целое состояние!

Действительно, цены на недвижимость в Москве, Питере и других крупных российских городах подскочили до заоблачных высот. Каким-то совершенно непостижимым образом для россиян, проживающих в панельных домах хрущевского и брежневского типов, их жилища с клопами, тараканами, грязными лестничными пролетами и гнилой канализацией стали стоить столько же, сколько новенькие или даже уже меблированные апартаменты где-нибудь на побережье Средиземного моря.

В той же Испании за семьдесят-восемьдесят тысяч евро можно купить очень приличную квартирку с двумя спальнями, круглосуточной охраной комплекса, бассейном во дворе и морем в двухстах метрах ходьбы по тенистой усаженной пальмами и олеандрами аллее. А вот в Питере за эти деньги можно было приобрести лишь очень скромную двушку в старом панельном доме. И даже не факт, что рядом с домом будет находиться парк или метро.

А уж в Болгарии на эти же деньги можно приобрести целый сельский дом с белеными стенами, живописной кирпичной крышей, канализацией и с собственным садом, утопающим в розах. И в нескольких шагах от дома будет плескаться ласковое синее море и блестеть на солнце желтый песок.

Конечно, квартиры старушек сами по себе – это большая ценность!

Маришу прямо даже в жар кинуло. Она вылезла из ванны и бросилась к телефону. Увы, в отличие от бутылок с коньяком, телефон в квартире у Мариши был всего один. И чтобы найти завалившуюся куда-то трубку, Марише пришлось порядком побегать взад и вперед. Отыскав трубку, она набрала номер Артема.

– Ты узнал про Алену? – выпалила она в трубку.

– Ну… Понимаешь… Кое-что, конечно, есть, но это ерунда. Вряд ли она тебя порадует.

– И не надо! Отложи все на потом, а сейчас записывай имена старушек.

– Каких старушек?

– Неважно! Записывай, и все!

– Нет, я так не могу! У меня и карандаша рядом нету. Ты говорила с Надей?

– Слушай, не хочу тебя пугать, но ситуация в твоей семье крайне тяжелая. Еще немного, и твоя теща окончательно подомнет твою Надю под себя. Скажи, ты ведь хочешь вернуть себе жену и ребенка?

– Да! Конечно!

– Тогда слушайся меня беспрекословно и все будет в порядке.

Видимо, Артем в самом деле любил Надю и очень хотел вернуть ее, потому что он тут же воскликнул:

– Что я должен делать?

– Прежде всего записывай имена, которые я тебе продиктую. А затем влезь в базу ГБР и узнай, на кого зарегистрированы квартиры, где прописаны бабушки.

– И это все?

– Все!

– И после этого Надя вернется ко мне?

– Надя вернется к тебе после того, как я научу тебя не быть болваном! А пока лезь в базу данных, узнавай, что я сказала, и звони мне!

Артем перезвонил буквально через несколько минут.

– Ты будешь потрясена, – произнес он. – Все квартиры записаны на одного и того же человека.

Мариша почувствовала, как ее сердце сделало бешеный скачок. И с замиранием она спросила:

– Квартиры записаны на Алену?

– Точно! А как ты догадалась?

– Потом объясню, – пробормотала Мариша, сама пораженная своим открытием.

Получалось, что Алена не просто красивая девушка, а еще и чрезвычайно богатая. А раз так, то убить ее могли кто?.. Правильно! Убить ее могли ее же собственные наследники! Родные наследнички, положившие глаз на имущество Алены. Те же братья и сестры, которых она в детстве заботливо опекала и которые могли вырасти совсем не такими уж благодарными старшей сестре.

– Но это еще не все, – донесся до Мариши голос Артема. – У твоей Алены была и еще кое-какая недвижимость.

– И какая же?

Мариша не проявила особенного интереса. Она ожидала услышать про какие-нибудь очередные квартиры. Но на этот раз действительность превзошла все ее чаяния.

– У твоей покойницы имелась доля в ресторанном бизнесе. Половина полуподвального помещения в доме по Большому проспекту Петроградской стороны принадлежала ей.

– Ну и что?

– А то, что, помимо складских помещений, еще в этом полуподвальном помещении располагается один ресторан. Догадываешься, как он называется?

– Не может быть! – прошептала Мариша, чувствуя, как земля буквально уходит у нее из-под ног.

Но Артему не было решительно никакого дела до ее переживаний, и он закончил:

– Так что половина ресторана «Чайный дворик» принадлежит, а верней, принадлежала твоей Алене.

Вот это номер! Оказывается, Алена была совсем не бедной девчонкой, которую Али мог назвать своей невестой из милости. Она была совладелицей ресторана! Но как же так получилось, что никто не знал об этом? Уж бухгалтер Ниночка точно должна была быть в курсе дела. Конечно, она все знала! И вот ведь гадюка! Молчала, словно заговоренная!

– Так, минуточку, – пробормотала Мариша, повесив трубку и пытаясь успокоить свои мятущиеся мысли. – Ну является Алена совладелицей и фактически также хозяйкой «Чайного дворика». И что нам это дает?

А давало это очень и очень немало. Поле для размышлений открывалось самое обширное. Если Алена была хозяйкой в «Чайном дворике», то она могла диктовать свою волю Али. Навязывать ему свое мнение по поводу того, как им следует управлять их совместным бизнесом – их ресторанчиком. А свой ресторан Али обожал. Это могли подтвердить все, кто его знал. Али обожал свой ресторан, гордился, как там все устроено. А Алена могла в один миг порушить всю эту идиллию!

– Интересно, как же его угораздило так вляпаться? Почему он продал половину ресторана Алене? Что его к этому вынудило?

В мозгу Мариши отчетливо обозначилась мысль: шантаж! Сначала Алена вынуждает Али отказаться в ее пользу от половины ресторана. Потом требует, чтобы он на ней женился. И Али всякий раз идет у нее на поводу. Явно поступает против своей воли, но идет навстречу Алене и ее пожеланиям.

И почему? И зачем ему это было нужно?

Мариша совершенно запуталась в вопросах и догадках. Она чувствовала, что ей следует во что бы то ни стало прояснить момент с этой сделкой. Зачем Али уступил половину своих прав на ресторан Алене? Что он за это получил?

И тут в голове у Мариши внезапно всплыло упоминание Таи о том, что Банкир был частым гостем в бухгалтерии ресторана. Прежде Мариша относила это на счет личной симпатии бухгалтерши Ниночки к представительному Банкиру. Но теперь Мариша готова была пересмотреть свой взгляд на вещи. Возможно, Банкир заседал в бухгалтерии не любви ради, куда ему в любовь лезть, ему бы со своими «полтинниками» разобраться!

– Возможно, Банкира в бухгалтерию «Чайного дворика» влекла совсем не любовь, а сугубо деловые интересы!

Ведь к кому мог обратиться Али за финансовой поддержкой и гарантией проводимой сделки, если не к своему лучшему другу – Банкиру? И пусть в голове у Банкира творилась полнейшая ерунда на почве ритуальных услуг, но в банке дела у него шли четко. Мариша специально наводила справки. И ей сказали, что банк «Кредит» и еще как-то там пользуется вполне заслуженной славой молодого, но весьма преуспевающего и стабильного банковского подразделения.

– Придется нам снова ехать к Банкиру. Ниночка, ясен пень, рта не раскроет. И надавить нам на нее нечем. А вот на Банкира у нас компромат имеется. Не слишком серьезный, но ведь и то, о чем мы его попросим, тоже далеко не дело государственной важности.

Банкир позднему звонку Мариши не обрадовался. Судя по голосу, он уже изрядно выпил. И узнав, что звонок деловой, откровенно расстроился.

– Я как чувствовал, не хотел брать трубку.

– Зачем же взяли?

– Проклятое чувство наивной надежды, что кому-то я мог понадобиться в этот поздний час не по деловым, а по сугубо интимным вопросам.

Ага! Размечтался! Да любая свободная девушка, узнай она про секту, в которую угораздило влиться Банкиру, тут же бы от него сбежала. Почему Мариша называла организацию «Полста» сектой? Так ведь она секта и есть! А жизнь в секте далеко не сахар. Даже в самые лучшие времена вы должны беспрекословно выполнять указания старших. Банкиру еще очень повезло. Но как знать, что впоследствии потребуют от него руководители «Полста» за то доброе отношение, которое они проявили к одному из своих адептов?

Конечно, кто-то скажет, что «Полста» – это совсем даже не секта, а, скорей, небольшая общественная организация, снабженная подходящей мистически-религиозной подоплекой. Этакий мини-Рейх в наших современных российских условиях. Россия для кучки избранных и так далее. И все же Мариша была уверена, узнай широкая общественность основные постулаты и тезисы «полтинников», карьере Банкира и вообще всем его дружкам придет быстрый и решительный каюк.

Все те влиятельные и просто богатые граждане, кого не позвали в эту организацию, сочтут это оскорбительным для себя. И будут совершенно правы, если не станут иметь дело с ее членами. И что тогда будет с банком, который возглавляет Банкир?

Клиенты потребуют назад свои деньги. И потребуют их наличными. А всем давно известно, что в современном мире ни один банк не имеет достаточно наличности, чтобы обеспечить одновременно возврат средств всех своих вкладчиков. И что это значит? А значит, что банку наступит полный и решительный одномоментный крах!

Ну не будем преувеличивать, может быть, и не крах, но серьезные неприятности Банкиру точно грозят.

Поэтому Мариша была уверена, что ей удастся уговорить Банкира быть с ней откровенным.

– Расскажите мне все, что вам известно по сделке между Али и Аленой! – потребовала Мариша.

– Сделке? – прикинулся дурачком Банкир. – Какой сделке?

– Той самой, по которой Али уступает половину своего ресторана Алене!

– Впервые слышу.

– Скажете, что и про «полста» вы тоже впервые слышите?

Банкир тяжело засопел на другом конце провода, а затем в трубке раздались короткие гудки. Банкир просто бросил трубку, не желая разговаривать с Маришей. Девушка повторно набрала его номер, но никто ей не ответил. Струсил!

Мариша ощутила, как в душе у нее поднимается возмущение. Банкир думает, что от нее легче отвязаться, чем от его «Полста»? Она набрала номер Таисии и спросила:

– Что делаешь?

– Ничего. У меня…

– Неважно! – перебила ее Мариша. – Встречаемся возле квартиры Банкира.

– Зачем?

– Затем, что он нам нужен!

Мариша бросила трубку и начала снова собираться в дорогу. Что за день у нее сегодня такой? Мечется и мечется по всему городу, а толку пока что от всех ее метаний – ноль! Но будем надеяться, что сегодняшняя встреча все прояснит. Да еще и Таисия должна подъехать. И у нее тоже наверняка должны были накопиться какие-то новости о невесте Виконта. Ведь именно на нее Таисия угрохала сегодня целый день.


Таисия в тот момент, когда ей позвонила старшая сестра, как раз вышла из особняка на Старо-Петергофском шоссе и оглядывалась по сторонам в поисках маршрутки, которая отвезла бы ее обратно в город. Таисия провела целый день в обществе Эльзы – невесты Виконта и была в шоке от всего увиденного, услышанного и съеденного в гостеприимном доме этой в общем-то славной девушки.

Для начала оказалось, что отец Эльзы – не какой-нибудь скромный рабочий или крестьянин, а самый настоящий магнат. Хозяин огромного строительного холдинга, который строит даже не отдельные дома, а целые жилые комплексы и промышленные объекты по всей стране. Денег у этого человека было много, а вот детей и родных мало. Собственно говоря, у него была одна лишь единственная дочка Эльза, души в которой он, естественно, не чаял.

Но будучи человеком крайне занятым, он мог уделять дочери мало времени.

– После смерти мамы отец совершенно ушел в работу. Дела его от этого пошли в гору, но все равно я чувствую, как он несчастен и одинок.

Таисия быстро разобралась, что Эльзе тоже было очень одиноко в том огромном доме, который выстроил для нее любящий отец. Тут было все, начиная с личной охраны и заканчивая марципанами с Кипра. Не было только счастья. Эльза целыми днями сидела дома одна в обществе прислуги и редких подруг, которым разрешалось к ней заглядывать.

Ну и разумеется, визиты Виконта также вносили приятное разнообразие в жизнь молодой девушки.

Эльза не училась, не работала и не занималась домашним хозяйством. Единственной ее отдушиной в этой жизни был сад и посаженные собственными руками цветы. Вот за ними Эльза ухаживала с фанатичным рвением. Но конечно, даже самые лучшие, редкие и экзотические цветы, привезенными отцом из его поездок, не могли заменить девушке сердечного друга и любящих родителей.

– Заказываю красивейшие растения и цветы из всех уголков мира. Что-то растет в оранжерее, что-то нашло приют в зимнем саду, другие спокойно выдерживают наши зимы под открытым небом, а толку? Все равно похвастаться не перед кем! Отец говорил со мной и объяснил, что, пока я не выйду замуж за подходящего кандидата, он мне гулять направо и налево не даст.

– Но ведь его же почти никогда не бывает дома.

– Ну раз в месяц он обязательно появляется. И тогда мы проводим несколько дней вместе. Летаем на Бали или даже просто в какую-нибудь деревню в Белоруссии. Мне неважно, куда. Главное, что отец в эти дни всегда со мной рядом. Но чем старше становится отец, тем реже ему хочется экзотики, а хочется нашего родного, русского. Бульбу на костре пожарить. С пастухами из ночного поболтать. Чтобы был не роскошный отель, а простой деревенский домик с наливными помидорами в огороде. Белые гуси за околицей в ближайшей луже! Не знаю, я не против, но мне лично хотелось бы жить веселей.

Таисия отлично понимала эту девушку. Каким-то образом Эльзе, несмотря на богатство ее отца, удалось сохранить простую и чистую душу. И Тая даже засомневалась, а достоин ли Виконт такого подарка в своей жизни? Бывший вор, успевший посидеть в тюрьме, станет ли он для Эльзы достойным мужем?

– А как твой отец относится к тому, что вы с Виконтом собираетесь пожениться?

– Неплохо. То есть сначала он был против. Навел про моего дорогого лапусика какие-то справки, сказал, что парень он – дерьмо. Но потом сменил гнев на милость и разрешил нам встречаться, а возможно, в будущем и пожениться.

– Да?

– Ага. Только сказал, что брачный контракт мы будем заключать в его присутствии. И чтобы я особенно не рассчитывала, что меня ждет долгая супружеская жизнь.

– Что это значит?

– Ну папа сказал, что когда мне надоест мой муж, то мы с ним быстро разведемся. И у него на примете специально для меня уже есть другой хороший жених.

Ясно, любящий папаша решил побаловать свою любимую дочурку, отдав ей понравившуюся игрушку. Небось, решил, что поиграет дитя, да и надоест ей. Захочется чего-нибудь новенького. А тут уже, пожалуйста, новый жених! Мудрая политика. Особенно в отношении избалованной родительской любовью и опекой Эльзы.

Если бы ее отец заартачился, начал бы резко возражать против ее брака с Виконтом, то лишь получил бы в ответ неприязнь. А так все прекрасно. Эльза получает своего знаменитого мужа, сохраняет прекрасные отношения с отцом. А натешившись Виконтом, получает другого мужа, уже тщательно отобранного ее заботливым папочкой. Не артачась, вступает в долгий и счастливый брак с ним.

– А вы часто встречаетесь с Виконтом?

– Не очень. Мой лапусик ведь очень занят. Съемки, презентации… Ну иногда, конечно, он приезжает ко мне в гости. И друзей с собой привозит. Вот тогда у меня счастливые дни.

– А вместе вы куда-нибудь выбираетесь?

– Редко.

– Но его друзей ты знаешь?

– Я – да, – хихикнула Эльза.

– А ты сама, как считаешь, кто мог убить Алену?

– Кто угодно! – выпалила Эльза. – Мы с лапусиком много говорили на эту тему. Он считает, что Алена была такой стервой, что убить ее мог любой!

– А ты? Ты могла бы?

– А мне зачем? – широко распахнула глаза Эльза. – Я ведь Алену почти совсем не знала. Виделись как-то один раз, но больше мне мой лапусик не позволил общаться с этой развратной особой.

– Почему?

– Он меня так оберегает! – хихикнула Эльза. – Почище моего папусика! Нет, мой лапусик – это нечто! Зря мой папусик думает, будто бы лапусику нужны мои деньги. Верней, деньги его самого – папусика! Нет! Совсем нет! У лапусика денег и без меня навалом. Он просто любит меня и поэтому так заботится обо мне! Не хочет, чтобы я пачкалась с разным непотребным народом. Между прочим, мой папусик хочет того же самого! Они в этом очень похожи! Папусик и лапусик!

От всех этих «папусиков» и «лапусиков» у Таисии слегка закружилась голова. И еще она подумала, что Эльза какая-то недалекая. Кажется, что ей по уму лет десять, а то и того меньше. Придурковатая дочурка получилась у миллионера-папаши. И наверное, дорогой «папусик» Эльзы потому и окружил дочурку такой плотной охраной и интенсивной заботой, что отлично сознает, насколько она неадекватна в обычной жизни.

Но основное Таисия выяснила. Эльза никогда не отправилась бы убивать Алену. А если бы и отправилась, вряд ли у нее это получилось бы столь гладко. Куда ей с ее-то разумом десятилетнего ребенка! Да и не таила Эльза на Алену никакой злобы. Она даже не подозревала о том, что у ее «лапусика» есть какая-то другая женщина. Нет, в этом отношении Эльза была наивней младенца. И если бы с ее стороны что-то такое было, то Таисия давно бы это уже почувствовала.

Оставался еще вопрос с папой – строительным магнатом. Неужели его настолько заботил брак дочери с Виконтом, что он нанял киллера, который и прикончил Алену? Не может такого быть. В интересах отца было, наоборот, отменить свадьбу обожаемой дочери с проходимцем и развратником, вытащив роман Виконта и Алены на всеобщее обозрение. А когда бы все вылезло, то попытаться убедить дочь в том, что этот человек ей совершенно не подходит.

Разве что отец решил спрятать от Эльзы правду? Но ведь это было недальновидно и даже глупо. Таких «Ален» в жизни Виконта могло случиться еще очень много. И что же? Всякий раз избавляться от очередной пассии? Не лучше ли просто не допустить брака, который повлечет за собой такие глобальные трудности? Уж предусмотрительный папа – магнат должен был понимать такие очевидные вещи.

В общем, Таисия провела день приятно, полюбовалась на роскошные цветы, которыми был усажен сад Эльзы, попила вместе с ней молочных, шоколадных и фруктовых коктейлей, которые бесперебойно готовила и приносила им улыбчивая тетка Дарья, которая одновременно была еще и поварихой. Она знала Эльзу с малолетства. Тетка Дарья высказалась резко против ее предполагаемого брака:

– Дурит хозяин! Ублажает дочку, а нужно не так!

– А как?

– А по старинке! Взял бы ремень в руки да и вперед! Отодрал бы девку как сидорову козу. Мигом бы вся блажь у нее из головы и выветрилась.

– Что вы такое говорите? Жених – известный киноактер! Лауреат многих кинофестивалей и…

– Уж не знаю, какой он там лауреат! Может быть, и талант, может быть, и звезда. А вот Эльзе нашей он совсем не подходит! Эльзе другой парень нужен! Попроще и потише! Чтобы работа – дом. Работа – дом. А у этого актеришки только тусовки и развлечения на уме. Что ему Эльза может дать? Ему от нее только деньги ее отца и нужны!

– Значит, вы против этого брака?

– Не подходят они друг другу, – решительно высказалась тетка Дарья. – Впрочем, это их дело! Я считаю, что поживут, сами все поймут. Слава богу, развестись у нас в стране всегда можно! Да еще с деньгами моего хозяина. А так что дурного? Пусть девка разок замуж сходит.

Энергично стругая яблочную начинку для пирога, повариха продолжала разглагольствовать:

– Это в прежние времена разведенка вроде как порченой считалась. А нынче как послушаешь, так замуж девицей выходить вроде как и стыдно. Нужно, чтобы у тебя обязательно пара-тройка бывших мужей уже в активе была. Тогда тебе и цена другая, и почет, и слава, и уважение! Можно подумать, что замуж сходить – это бог весть какая заслуга. Не замуж сходить да после развестись – заслуга, а прожить с любимым всю жизнь, душа в душу, вот награда! Да только такое нынешним не всем под силу! Живут одним днем. Что завтра будет, и не думают совсем.

Таисия покрутилась по особняку, побеседовала с младшей прислугой и даже с охраной и все равно не услышала ровным счетом ничего подозрительного. Все в особняке понимали, что брак хозяйской дочери с известным киноактером заранее обречен на провал. Но при этом также считали, что их недалекой Эльзе лучше хоть разок, но побывать замужем.

А тем более если брак будет заключен с известным и всеми любимым киноартистом. Часть его славы обязательно перепадет и Эльзе. Так считали в доме. И Таисия была уверена, что той же политики придерживается и отец невесты.

– Ну, а там уж, как получится. Бог даст, ребеночка он ей сделает, да и успокоится наша Эльза. Это сейчас она все скучает. А ребеночек появится, вот и занятие ей найдется. Уж ребенка пеленать, на это даже ее куцых мозгов должно хватить! Да и нянек всегда нанять можно. И я тоже всегда под рукой. Вырастим ребятенка!

Аналогично отозвались и другие слуги. Никто не ожидал, что Эльза примется покорять светские вершины. Даже всех денег ее отца не могло хватить на то, чтобы покрыть глупость дочери. Но как же Виконт согласился взять такое чудо себе в жены? Налицо был откровенный расчет со стороны актера. Наверное, рассчитывал, что богатый тесть даст денег на фильмы с участием Виконта в главной роли. Но вот мог ли актер убить Алену, чтобы заткнуть той рот и не дать сорваться столь выгодному для него проекту? В этом Таисия по-прежнему что-то сомневалась.

ГЛАВА 16

Встреча с Банкиром, которому Мариша в итоге все же дозвонилась, была назначена им в том же ресторане, где они встречались и первый раз. Совсем плохо у человека с фантазией! Или этот ресторан у него любимый? Сами сыщицы предпочли бы выбрать какое-нибудь другое место, памятуя, как неудачно сорвались их переговоры в прошлый раз.

Впрочем, сегодня они явились на встречу хорошо подготовленными. Им было что предложить Банкиру. И они надеялись, что он будет с ними более откровенным, чем прежде. Да и чего ему теперь скрывать? Его собственная тайна о членстве в «Полста» уже не являлась для подруг таковой. Они могли растрезвонить о ней направо и налево. Было бы желание.

– Так что если ты не хочешь, чтобы мы начали болтать языками о тебе самом, расскажи нам всю правду про Али и Алену!

Мариша сделала это предложение после недолгой прелюдии, во время которой девушки говорили, а Банкир их внимательно слушал. Девушки не утаили, что им известна роль «полста» в жизни самого Банкира. Они видели, как неприятно потрясли его факты собственной биографии, которые он старательно скрывал от всех окружающих, а главное, от крупных клиентов своего банка.

Девушки видели, что крепость перед ними накануне сдачи, но для окончательной победы требовался последний артиллерийский залп.

– Вряд ли клиенты будут рады услышать, что их банк финансируется какой-то сомнительной организацией, которая в любой момент может сняться с места, хапнув себе их денежки.

– Этого не произойдет! – хрипло произнес Банкир. – Никогда! Я этого не допущу!

– Боюсь, что клиентам будет мало одного твоего слова. Да и потом… Разве твои хозяева – воротилы из «Полста» будут довольны, если правда о них вылезет наружу? Ведь их организация – тайна? А тут вдруг выяснится, что ты открыл рот и проболтался о них своим случайным знакомым.

– Неправда! Я ничего вам не говорил!

– Но мы ведь узнали правду, так?

– Не знаю, откуда вы это взяли!

– А мы скажем, что это ты нам сам и разболтал! Думаешь, твои хозяева нам не поверят?

Вот тут Банкир побледнел окончательно. Своих хозяев он откровенно боялся. И уж совершенно точно не хотел их разочаровывать. Да и если разобраться, что уж такого невероятно трудного требовали от него подруги? Решительно ничего! Его происходящее между Али и невестой никак не касалось.

Но на всякий случай Банкир сразу же предупредил сыщиц:

– Я в этой истории крайний. И я решительно ни в чем не виноват!

– Мы и не сомневались.

– Но хотелось бы услышать поподробнее.

Банкир тяжело вздохнул, подозвал официанта и попросил у него бутылку белого вина и три бокала, из чего подруги заключили, что сегодняшний разговор волнует его куда меньше, чем их предыдущая встреча, на которой он пил водку и делал это в гордом одиночестве.

Дождавшись, пока официант разольет вино по бокалам, Банкир пригубил свой, с довольным видом сделал большой глоток и, посмаковав вкус, начал наконец говорить:

– Может быть, вам показалось, что «Чайный дворик» вполне успешное предприятие и даже процветает, но на самом деле это далеко не так.

Начало было таким неожиданным, что Таисия не удержалась и воскликнула:

– Не так? Как не так?

– Несколько месяцев назад Али был фактически на грани разорения. Если бы он не уплатил долги и штрафы, то его ресторану грозило бы закрытие.

Разинув рот, Таисия слушала о том, как на самом деле обстоят дела в ресторане ее любимого мужчины.

Денег для уплаты долгов Али было взять негде. Кредит под залог ресторана был им уже взят однажды, но Али не сумел погасить его. Он даже проценты по кредиту выплачивал с трудом, с ужасом ожидая следующего месяца и того, что однажды он задолжает и банку тоже. И банк просто отберет у него ресторан в счет долга. И хотя Али активно дружил с Банкиром, но тот не скрыл от приятеля, что ситуация очень сложная. И дружба – дружбой, а кредит выплачивать ему все равно придется.

– Конечно, я давал Али отсрочки, закрывал глаза на задержки по выплатам, несколько раз увеличивал его лимит, но все это были капли в море! Они спасти Али уже не могли. Ему нужно было перестать витать в облаках и посмотреть правде в глаза. Он – никудышный бизнесмен. Когда рядом с ним была Гала, ему еще удавалось как-то барахтаться в волнах нашего российского бизнеса. Но когда он потерял свою подругу, то рядом с ним не оказалось толкового человека, который мог бы и согласился бы взять на себя всю непростую и частенько нудную работу по управлению ресторанным бизнесом.

Для Али все эти договоры с поставщиками были чем-то второстепенным. Всех без исключения клиентов он воспринимал как лучших друзей и частенько делал им огромные скидки. На многих банкетах Али не только не получал выгоды, но даже не покрывал своих расходов.

– Он воспринимал и воспринимает свой бизнес как некое увеселительное мероприятие. Возможно, так жить и легче, и приятней, и веселей, но делу это особой пользы не приносит.

Некоторое время Банкир ждал, когда приятель образумится и возьмется за дело засучив рукава. Но так и не дождавшись, сделал Али предложение:

– Тебе надо продать часть бизнеса. Взять себе компаньона.

– Но где взять такого лоха, который бы захотел вложиться в мой убыточный бизнес?

– Поищи. Думаю, что с твоей смекалкой тебе удастся кого-нибудь разыскать. А бизнес может перестать быть убыточным, если ты возьмешься за ум.

И спасение пришло с самой неожиданной стороны. Через неделю после этого разговора Али позвонил Банкиру и сказал:

– Приезжай ко мне немедленно! Есть серьезный разговор!

Банкир сорвался и, чувствуя важность момента, примчался. Али встретил его у дверей ресторана и прямо с порога выпалил:

– Нашел! Нашел, кто даст мне денег!

– Серьезно? Ты нашел инвестора?

– Нашел человека, который готов вложиться в мой бизнес!

– И кто он?

– Ты его знаешь. Верней, ее.

– Ее?

Удивление Банкира выросло многократно. Но окончательно он выпал в осадок, когда увидел, кого нашел Али в качестве покупателя на часть своего бизнеса.

– Алена! – вырвалось у Банкира, когда он увидел девушку. – Невероятно!

– Почему? – засмеялась тогда еще живая и вполне уверенная в себе Алена.

– У тебя разве есть свободные деньги?

– Есть, и немало, – усмехнулась девушка с таким видом, что Банкиру стало здорово не по себе.

Он-то привык относиться к Алене как к очень недалекой и при этом легкомысленной штучке. Он даже пару раз позволил отпустить себе шуточки на тему того, что он и сам был бы не прочь спонсировать Аленушку, если Али выгонит ее прочь. Разумеется, эти шуточки Банкир отпускал в то время, когда был точно уверен, что ни Али, ни кто другой их с Аленой не слышит.

Алена каждый раз неизменно улыбалась загадочной улыбкой, но ни да, ни нет не говорила. И это давало Банкиру определенные надежды на то, что когда-нибудь его предложение будет принято. Он не сомневался, что у Али с Аленой ничего в плане свадьбы не получится, и был готов перенять у друга эстафету.

– Вы? – поразилась Таисия. – Вы готовы были взять Алену к себе?

– А почему бы и нет? Жениться на Алене я бы, конечно, никогда не стал. Но как развлечение она была очень неплоха! Яркая, заводная, умеющая ценить жизнь. Мне она всегда нравилась. Да что там, все мы потихоньку пускали слюнки и завидовали в душе Али. Алена ни с одним из нас не захотела отношений, а вот на него глаз положила. Возможно, она его даже любила. Наверняка любила, иначе зачем бы ей понадобилась эта затея с покупкой части бизнеса Али?

– И как все прошло?

– Я честный человек, и я предупредил Алену, что покупка части или даже половины «Чайного дворика» не может считаться выгодным инвестиционным вложением. Ресторан на грани разорения. Чтобы привести дела в порядок, надо потратить кучу времени, сил и средств.

– Алена все это знала?

– Да.

– И все равно купила половину ресторана?

– Да.

– Но зачем?

– Мне кажется, она просто хотела быть как можно ближе к Али и иметь для этого законный повод. В последнее время у них с Али наметилось заметное охлаждение в отношениях. И мне даже думается, что если бы не эта сделка, то Али с Аленой давно бы уже расстались.

Но выкупив у Али часть его бизнеса, Алена одновременно получила и возможность распоряжаться им. И она активно начала своим правом пользоваться. Алена не желала терпеть то, что предприятие приносит убыток, и решительно взялась за исправление ситуации вообще и методов работы Али в частности.

– Думаю, что в последние месяцы у Али было множество поводов, чтобы пожалеть о своем выборе. О том, что он решил связаться именно с Аленой. Она проявила себя как очень жесткий партнер. Почувствовав, что теперь у нее в руках есть реальная власть, она начала энергично ею пользоваться.

Алена начала диктовать Али новые правила игры, по которым ему отныне предстояло играть. Никаких обедов и банкетов в кредит. Никаких приятелей, которые бесплатно едят и пьют, если только эти люди не приносят ресторану пользу в виде бесплатной рекламы. А на все его возмущенные реплики она неизменно бросала одну и ту же фразу:

– Сам ничего не можешь, хотя бы мне не мешай!

И иногда даже прибавляла что-нибудь типа «олух» или «лентяй». Али не знал, что ему делать дальше. Он был загнан в угол. И чувствовал, что назад ему пути нет.

– Ведь чтобы избавиться от Алены, Али нужно было либо где-то взять деньги и выкупить назад половину ресторана, либо… либо решить этот вопрос как-то иначе.

Сестры переглянулись. Иначе? Что Банкир имел в виду, бросая эту фразу? Как можно избавиться от финансового партнера иначе? Убить… его? Банкир что, обвиняет Али в убийстве своей невесты?

Мысли у девушек заметались со сверхзвуковой скоростью. Возможно, Банкир и прав. Возможно, у Али просто не было выбора. Конечно, он мог попытаться раздобыть денег где-то на стороне. Но где? Кто бы ему их дал, учитывая плачевное состояние его дел? Да никто!

– Да и еще не факт, что Алена бы пошла на эту сделку, – добавил Банкир. – Она могла и не уступить свою часть ресторана. Ей очень понравилось командовать Али.

Понравилось! Еще бы! Наконец у Алены появилась возможность расквитаться с Али, который столько времени водил ее за нос, обещая жениться, но не выполняя своего обещания. Получив над ним финансовую власть, Алена задумалась о большем. Теперь она хотела стать законной супругой Али. А в противном случае… Она могла отнять весь его бизнес. Отнять или полностью погубить, переделав на свой лад.

И тогда у Али больше не было бы шансов остаться в России. Все свои наличные он вложил в «Чайный дворик». Вложил и потерял! И он был бы вынужден вернуться к отцу, с повинной головой и пустым кошельком. Крайне унизительно для такого самовлюбленного павлина, каким, без сомнения, был Али!

У сыщиц прямо дыхание сперло. Обалдеть! Да это же фактически готовый мотив для убийства! Теперь ясно, чем могла шантажировать Алена своего жениха! И также совершенно ясно, что Али от этой ситуации был, мягко говоря, не в восторге. И Банкир молчал об этом! Молчал как партизан! Неужели, он не понимал, насколько важна для следствия его информация?

Со стороны Таисии послышался сдавленный вздох. Мариша покосилась в ее сторону. Прямо посмотреть Тае в глаза ей было просто страшно. Что переживает сейчас ее бедная Тая? Что она чувствует, когда ее любимого мужчину фактически уже назвали убийцей?

Из ресторана сестры вышли на ватных ногах. С трудом добрели до машины, сели в нее и… И замолчали. Говорить не хотелось, зато подумать им было много о чем.

– Это не он! – услышала Мариша сдавленный шепот младшей сестры. – Это не может быть он! Только не Али! Только не он!

Почему-то этот жалкий голос просто взбесил Маришу.

– Возьми себя в руки! – воскликнула она. – Перестань прятать голову в песок! Ты ведь не страус!

– Да, я не страус, но…

– Никаких «но»! Ты не хочешь замечать очевидное!

– Я… При чем тут я?

Но Маришу уже несло:

– Из-за тебя мы допросили всех, поговорили со всеми, провернули огромную работу, перелопатили самые невероятные версии, – закричала она. – Мы устали как ломовые лошади, а толку не добились. И все потому, что ты не хочешь взглянуть правде в глаза!

– Почему же? – пролепетала Тая. – Я смотрю.

– Нет! Не смотришь! Вместо этого ты покрываешь своего любимого Али и всеми силами выгораживаешь его. Кто угодно должен оказаться убийцей, но только не он!

Однако Тая не стала долго выслушивать упреки Мариши. Неожиданно она распрямила плечи и с вызовом посмотрела на нее.

– Может быть, ты и права! Может быть, долгое время я и вела себя, словно страус! Но я не он! Не страус! Не скрою, Али мне очень дорог. Но если он виновен, то…

Голос Таи прервался. Но она собралась с силами и договорила:

– Если Али виновен, тогда он должен понести справедливое наказание. Если он убийца, то должен быть изобличен и наказан!

– Вот это другое дело! – обрадовалась Мариша. – Ты это твердо решила?

– За кого ты меня принимаешь? Конечно, твердо! Я не могу связать свою жизнь с убийцей! Сегодня он, предположим, убил Алену. А что будет завтра? Завтра ему надоем я или другая девушка, и он убьет свою следующую жертву? Если он виновен, то должен быть наказан!

Какая умница! Честное слово, Мариша прямо гордилась ею. Тае нелегко было принять это решение, но она его приняла. Оставалось только понять, как им быть дальше. Рассчитывать на чистосердечное признание Али вряд ли стоило.

– Придется расставить ловушку на нашего кролика.

– Почему на кролика?

– Ну уж на льва, прости, он никак не тянет, – глубокомысленно произнесла Мариша, прикидывая процент вероятности того, что Али в эту ловушку угодит.


На следующий день была как раз рабочая смена Таи. Предполагалось, что она еще в отпуске, но Тая решила, что расследование пора подводить к концу. И она пришла в «Чайный дворик» на час раньше его открытия. У нее были еще кое-какие дела, которые она собиралась переделать до прихода остальных сотрудников.

Позевывающий охранник дядя Валя открыл официантке дверь.

– Ты чего, Тая, снова работаешь? – удивленно спросил он у нее, протирая глаза.

– Ага, дядя Валя! Так точно! Работаю!

– А Али сказал, что ты в отпуске.

– Кончился мой отпуск. Сегодня я уже на работе.

Дядя Валя был отставным прапорщиком и во всем любил военную четкость.

– Молодец, рядовой! – похвалил он Таю. – Так держать!

– Есть так держать, дядя Валя. Разрешите пройти?

– Разрешаю!

И чрезвычайно довольный и даже приободрившийся дядя Валя посторонился, пропуская Таисию внутрь ресторана. В этот ранний час тут еще никого не было. Кухня приходила к девяти. Бухгалтерия – и того позже. А сам ресторан открывался в полдень.

Обычно Таисия появлялась в начале двенадцатого и прекрасно успевала сделать все свои дела. Но сегодня у нее было необычное задание, и это задание требовало полной конфиденциальности. Дождавшись, когда дядя Валя отправится на кухню пить свой обычный утренний кофе, Таисия проскользнула к кабинету директора.

Она знала, что у нее есть в запасе как минимум минут двадцать. Дядя Валя любил во всем обстоятельность и не терпел суеты. К тому же долгая служба в армии приучила его к неторопливости. Как известно, солдат спит – служба идет. Ну, одним словом, вы поняли. В общем, дядя Валя пил свой утренний кофе с церемониями, которым бы позавидовали и пожилые китайцы.

Сначала он тщательно споласкивал чайник под струей проточной воды. Как-то раз дядя Валя прочитал в журнале о вредоносном действии моющих и чистящих средств, а также всей бытовой химии в целом на организм человека. И с тех пор он, никому не доверяя, сам старательно ополаскивал и чашки, и ложки, и тарелки.

– Лучше перебдеть, чем недобдеть, – приговаривал он при этом.

Когда вода закипала, дядя Валя заливал себе огромную кружку растворимого дегтярно-черного кофе и начинал на нее дуть. Почему нельзя было сразу же добавить в кофе холодной воды и выпить, Тая не понимала. Но дядя Валя всегда проделывал одну и ту же процедуру. Наливал, дул, а потом уже пил. И отвлекать его в этот момент не решался даже сам Али.

Услышав, как дядя Валя включил воду, чтобы начать омовение чайника для кипячения воды, Тая нажала на ручку двери. Закрыто! Так она и знала. Но у Таи за время ее работы в ресторане скопилось изрядное количество старых ключей. И она была уверена, что один из них обязательно подойдет к замку в кабинете директора. Замок тут тоже был старый, снятый и переставленный с какой-то еще более старой двери.

Вот в бухгалтерии был новенький замочек, да еще с кодом. Но оно и понятно, ведь там хранились деловые бумаги. А в кабинете Али не было ничего ценного кроме огромного плазменного телевизора. Но в этом Али полагался на бдительность охранника. Пронести огромную панель мимо носа дяди Вали у воришек вряд ли бы получилось.

Однако все оказалось не так уж просто. Тая вставляла в замочную скважину один ключ за другим, а толку не было. Ключи не желали поворачиваться, а замок открываться. От волнения Тая вся взмокла. Одновременно она с тревогой прислушивалась к действиям дяди Вали. Так! Он уже закончил мыть чайник и теперь стоит у того над душой, ждет момента, когда вода закипит.

Именно в этот момент надо было снимать чайник. Слишком долгое кипячение, по мнению дяди Вали, также было вредно для здоровья. А за своим здоровьем дядя Валя следил очень тщательно.

– Крак!

Очередной ключ повернулся с таким громким хрустом, что Тая испуганно ойкнула и присела. Она была уверена, что скрежет разнесся на весь ресторан и дядя Валя сейчас притопает узнать, в чем дело. Но оказалось, что все не так страшно. Дядя Валя и ухом не повел, он просто ничего не услышал. А замок между тем был открыт!

Так! Теперь надо успеть! На все про все у Таи оставалось не так уж много времени, но она была уверена, что все успеет. Девушка проскользнула в кабинет директора и потихоньку прикрыла за собой дверь.


Сотрудники начали собираться после того, как часы показали девять. Сегодня был обычный будний день. Смерть Алены уже постепенно стала забываться. Но увидев Таисию, которая уже переоделась в униформу и сейчас невозмутимо хлопотала, сортируя и раскладывая по своим местам чистые и отполированные ножи и вилки, сотрудники вновь возбудились.

Каким-то непостижимым образом все в ресторане уже знали, что Али поручил Таисии найти частного сыщика, чтобы расследовать дело об убийстве своей невесты. И Тая такого сыщика нашла. И даже мало того, вместе с сыщиком взялась за расследование. Да и надо сказать, глупо не взяться, если сыщик – это твоя собственная сестра.

Поэтому теперь сотрудники окружили Таисию плотным кольцом, ожидая от нее новой информации.

– Ну что, Тая? Как дела?

– Уже нашли убийцу?

– И кто он?

Но Таисия не спешила порадовать своих коллег.

– Версий много, – только и сказала она. – Но все они пока что никуда не привели.

– Так ты что же, – разочарованно спросила тетя Катя – повариха, – хочешь сказать, что убийцу вы так и не поймали?

– Ловить – это вообще дело следователя. А мы убийцу только вычисляли.

– Ну и как? Говори прямо! Вычислили али нет?

– Пока я не имею права разглашать тайну следствия.

– Ну хоть скажи, мужик он или баба!

– Не имею права.

– Но сама знаешь?

– Сама знаю! – твердо произнесла Таисия.

И в это время над головами сотрудников прозвучал знакомый голос директора:

– Что ты знаешь, Тая?

Таисия вздрогнула и глубоко вздохнула. Вот и пришел час икс! Сердце у нее тревожно и радостно забилось. Этот голос она узнала бы из десятка других. Девушка подняла глаза и почувствовала, что краснеет. Так и есть! Али тоже тут! Пришел и слушал, как остальные заваливают ее своими вопросами.

– Что, есть какая-то новая информация по делу? – спросил у Таисии директор, сверля ее своими блестящими темными глазами.

Тая молча кивнула. Есть информация.

Лицо Али помрачнело. Он любил быть в курсе всех дел прежде других. А тут такой конфуз. Все сотрудники вроде бы уже все знают, а он только что подошел и еще ничего не слышал. Но не расспрашивать же ему Таю при всех. Такого унижения Али бы не допустил.

– Тая, пойдем со мной, – суховато и властно произнес он.

Все тут же покорно расступились, давая Таисии пройти. На лицах окружающих читалось жгучее любопытство. Но никто не осмелился больше задать ни единого вопроса. Несмотря на веселый и приветливый нрав, Али в ресторане уважали и даже побаивались. Как же! Хозяин! В его власти карать и миловать. То есть награждать премиями, отгулами, отпусками или увольнять провинившихся. Правда, таковых что-то не припоминалось, но все равно может же, может!

Проведя Таисию к себе в кабинет, Али сначала прошелся по нему из угла в угол и только потом обратился к девушке:

– И как это следует понимать, Тая? – строго спросил он у нее. – Я поручаю тебе и твоей сестре расследование, даю тебе под это дело оплачиваемый отпуск, и что?

– Что?

– Прихожу и узнаю, что вы узнали имя убийцы, но мне почему-то об этом не сказали! Почему, Тая?

– Али, я боюсь, что тебе это совсем не понравится, – пробормотала Таисия, не зная, куда ей девать глаза от стыда.

Хотя чего ей стыдиться? Это кому-то другому должно быть стыдно за свои делишки. А она ничего плохого не сделала. Наоборот, старалась изо всех сил!

Между тем Али снова возбужденно принялся мерить шагами свой кабинет. Надо сказать, что кабинет у него был невелик, всего пять шагов в одну сторону и пять в другую. Так что скоро у Таи перед глазами все зарябило и она почувствовала, что ее укачивает. Только не это! Она не имеет права расслабляться. Только не сейчас.

Наконец Али угомонился и застыл перед девушкой.

– Таисия, я имею право узнать правду! – твердо произнес он, глядя ей в лицо.

И так как Тая молчала, то он спросил еще строже:

– Кто убийца, Тая?

– Али, не вынуждай меня это говорить. Давай оставим все, как есть.

– Как есть? Тая! Ты меня поражаешь! Ты вообще знаешь, кто убийца?

– Да. Знаю.

– Ну? Кто он? Назови мне его!

– Ты правда этого хочешь?

– Конечно! Я хочу знать, кто убийца Алены!

Тая глубоко вздохнула, как опытный прыгун перед прыжком в воду, а потом подняла голову и громко выпалила:

– Убийца… Убийца – это ты, Али!

Али отшатнулся от нее, словно Таисия его ударила. Его лицо исказилось, а глаза гневно блеснули. На какое-то мгновение Таисии стало страшно. Но затем Али взял себя в руки и улыбнулся. Правда, улыбка у него получилась какая-то кривая и неприятная.

– И с чего же ты такое придумала, милая моя девочка? – с видом мудрого старейшины спросил он у Таисии. – Что за нелепая мысль пришла в твою хорошенькую головку? Все знают, что я обожал Аленушку. И даже хотел на ней жениться. Ты разве не помнишь, в какой день произошло ее убийство? В тот день, когда должны были объявить нашу помолвку.

– Ты не собирался на ней жениться, Али.

– Как это? Очень даже собирался!

– Али, я все знаю. До сих пор я не понимала, почему ты простил Алену за ее роман с Костиком, но теперь я все понимаю.

– Почему простил? Ничего я не простил! Хотя…

Глаза Али подозрительно забегали из стороны в сторону. Но сдаваться он не собирался.

– Любил, вот и простил! – выпалил он.

– Нет, Али. Ты не простил ее. Может быть, для всех оно так и выглядело, но в душе ты затаил обиду. Только поделать ничего не мог. Алена висела у тебя на шее тяжким грузом. И избавиться ты от этого груза мог только одним-единственным способом – убить Алену!

– Зачем мне было ее убивать? Я жениться на ней собирался!

– Собирался сделать вид, что женишься. Да и то лишь потому, что она тебя к этому вынудила.

– Как можно вынудить мужчину к женитьбе! – самодовольно захохотал Али. – Позволь тебе напомнить, это мы – мужчины выбираем себе женщин. Выбираем и делаем понравившейся женщине предложение. А вам – женщинам приходится скромно сидеть и ждать, пока какой-нибудь мужчина обратит на вас свое внимание. Такова ваша доля!

В другое время Таю взбесили бы эти речи до крайности. А еще больше ее взбесило бы самодовольство, прозвучавшее в словах Али. Но сейчас она лишь горько произнесла:

– Да вот только Алена не собиралась сидеть и скромно ждать, когда ты сделаешь ей предложение, и начала действовать самостоятельно.

– Как это?

– Не притворяйся, Али. Я все знаю. Алена владела половиной твоего ресторана. В этом все дело? Она диктовала тебе свои условия, и тебе это надоело? Так надоело, что ты в конце концов взял и убил ее!

На Али жалко было смотреть. Глаза у него вылезли из орбит, рот открылся. Того и гляди, пена на губах выступит!

– Ты кому еще это рассказала? – злобно прошипел Али. – Ну, про ресторан… Следователь уже тоже в курсе?

Но Таисия не стала отвечать на этот вопрос. Вместо этого она спросила сама:

– Ответь мне, Али, это ведь ты убил Алену?

– Да как ты могла такое подумать?

– Запросто! Она тебя доставала. Заполучила над тобой власть и давай издеваться. Думаю, что для такой девушки, какой была Алена, в этом был свой интерес. Она любила чувствовать свою власть. И над тобой ей было вдвойне приятнее потешиться. Ведь ты столько времени водил ее за нос, обещая жениться, но так и не женясь. А теперь она могла потешиться над тобой вволю! Я уверена, что она тебя просто заставила объявить вашу помолвку. А ты жениться на ней не хотел. Не хотел, вот и убил!

Али ей не ответил. Он стоял всего в нескольких сантиметрах от носа Таисии и тяжело дышал. Потом он сжал челюсти, так что зубы скрипнули, отошел в угол, где у него стоял кальян, и начал его раскуривать. Руки у Али тряслись, уголек никак не желал попадать на место. Все время срывался и падал на стол, оставляя некрасивые черные пятна на ровной светлой полировке.

Таисия не торопила Али. Она молча смотрела на него и ждала. Наконец Али удалось справиться с проклятым кальяном, он затянулся дымом. Глаза его просветлели, а лицо разгладилось.

– Как у тебя все гладко, дорогая моя, получается! – покачал он головой. – Любил, убил. А ведь в жизни все так гладко и просто никогда не бывает. Не спорю, огромной любви к Алене я давно уже не испытывал. Было время, когда страсть совершенно затуманила мне разум. Я человек азартный, в начале нашего романа мог и сам жениться на Алене без всякого принуждения с ее стороны. Мог бы еще раз перешагнуть все отцовские законы и запреты, но…

– Что но?

– Но затем я вовремя прозрел, – горько отозвался Али. – Алена оказалась далеко не той девушкой, которую бы я хотел ввести в свою семью. Да что там! Она бы просто опозорила и меня, и всю мою семью. Мой отец при всех его недостатках не заслужил такой невестки! Достаточно и того, что ему достался такой непослушный сын. А если бы я привел в дом еще и невестку-шлюху, что бы с ними было! И с отцом, и с матерью!

– Почему ты так отзываешься об Алене? Она вовсе не была шлюхой!

– Да? А как назвать женщину, которая занимается развратом с посторонним мужчиной? Целуется и обнимается с ним в кустах?

– Это ты про Костика?

– Да какая разница, как звали этого типа! Костик, Вадик, Славик! Алена была способна на измену! Никогда я бы не женился на такой девушке. Жена совсем не обязана быть прекрасной, или доброй, или нежной. По-разному случается в этой жизни. Не всегда женишься на красавице или на умнице. С любыми недостатками можно как-то ужиться. Но порядочной жена быть просто обязана! А Алена не была порядочной. Она была развратницей! Шлюхой!

Голос Али дрожал. И Таисия в очередной раз почувствовала острый укол ревности. Дожили! Она уже ревнует к покойнице! Но все же было от чего взревновать. В голосе Али слышалась такая боль, которую может причинить только очень сильное и отвергнутое чувство.

И Таисия невольно перенеслась мыслями к тем дням, когда все в ресторане узнали о том, что Алена изменила Али. Эту историю пересказывали шепотом, испуганно косясь по сторонам. А Али ходил мрачнее тучи. Наверное, еще тогда он задумал убить Алену! Ревность – еще один повод, чтобы расправиться с любимой когда-то женщиной.

– Ты ревновал Алену к другим мужчинам, – произнесла Таисия. – А она не скрывала от тебя, что теперь ты в ее власти и должен будешь играть по ее правилам. И наверное, в эти новые правила входил и секс Алены с посторонними мужчинами. Или… Или даже не совсем с посторонними. С твоими друзьями, например. А ты этого очередного унижения перенести уже не смог. Вот и убил ее.

– С моими друзьями? – разинул рот Али. – Кого ты имеешь в виду?

Он что, в самом деле ничего не знает про романчик Алены с Виконтом? Али выглядел совершенно растерянным. Так знает или нет? Но теперь Таисии было уже все равно. И она выпалила:

– Алена соблазнила Виконта!

– Виконта! Но он же… У него же… Да как он мог!

Кальян уже явно не помогал. Еще бы, такой стресс! Али подбежал к бару, где у него стояло несколько бутылок с дорогим спиртным, схватил одну из них и прямо из горла сделал несколько огромных глотков. Лицо у него моментально покраснело, и мужчина едва перевел дыхание от залпом выпитой внушительной дозы виски.

Гнев Али выглядел достаточно искренним. Но кто его знает? Таисия уже не могла ему верить, как прежде. Слишком многое Али утаил от нее. И теперь она подозревала этого человека во всех смертных грехах. Может быть, сейчас он тоже кривляется? А сам давно знал, что Алена снова пустилась во все тяжкие и теперь пытается охмурить одного из лучших друзей Али?

Впрочем, Али очень быстро утих и пробормотал:

– Да какая теперь, в сущности, разница? Виконт, Костик или кто другой? Алена не была мне верна. Она никому не была верной спутницей. Ее заботило лишь ее собственное благополучие. Я был ей нужен на каком-то этапе ее жизни. А когда этот этап бы завершился, она вышвырнула бы меня из своей жизни без всякого сожаления.

И устремив на Таисию пронзительный взгляд своих черных глаз, он спросил:

– Вот что ты лично знаешь о том, каким человеком была Алена? Да кто угодно мог убить ее! Лично я сам могу назвать несколько таких желающих. А ты?

Таисия молчала. Конечно, у нее было свое мнение по этому вопросу. Но куда интересней ей было послушать, что скажет Али. Ведь это именно Али считался женихом Алены. Он долгое время был рядом с ней. И именно он должен был знать все тайны этой загадочной девушки.

ГЛАВА 17

И Али не стал долго ждать. Казалось, его так и распирало от желания излить кому-то душу. Выпитое спиртное рвалось из него фонтаном откровений.

– Я обожал Алену! Но она была такая… такая… Редкая сука она была!

Такое предисловие, разумеется, уже само по себе не могло не вызвать интереса даже у постороннего человека. А Таисия так и вовсе плюхнулась на очень вовремя подвернувшийся ей под ослабевшие ноги пуфик. И очень правильно, что плюхнулась. Она чувствовала, что сейчас услышит нечто поистине потрясающее.

И она не ошиблась. Али был готов на многое, лишь бы обелить себя и снять с себя ужасное обвинение в убийстве любимой женщины, которая на поверку оказалась совсем не тем ангелом, за которого он принял ее вначале.

– Когда мы только познакомились, я подумал, что передо мной самое очаровательное, нежное и прекрасное существо. Алена умудрялась быть одновременно сильной и слабой, умной и легкомысленной. Как ей это удавалось, не представляю. Но все в ней сочеталось самым естественным образом. Я был совершенно очарован.

Но иллюзии Али грубо разбила сама Алена. По прошествии нескольких месяцев их романа, когда Али еще так и не сделал Алене предложения руки и сердца, она, поняв, что нежностью и лаской мужчину не проймешь, решила сменить тактику. Да и чувства самого Али к ней как показалось Алене, стали несколько остывать. И она решила подбросить полешек в костер, чуточку подтолкнув своего нерешительного жениха к активному поступку.

Однако Алена то ли увлеклась, то ли просто неправильно рассчитала. Вместо того чтобы слегка приревновать ее к Костику и испугаться, что может потерять ее, Али пришел в бешенство. И собирался дать Алене полную и окончательную отставку. Алене пришлось немало постараться, чтобы хоть отчасти вернуть себе утраченные позиции. Но оказалось, что это уже невозможно. Своим поступком Алена навсегда отвернула от себя сердце Али. Теперь он знал, что на ее верность рассчитывать не приходится. И стал относиться к ней соответственно. Да, развлечься с ней можно, но ничего серьезного.

Разумеется, такая ситуация саму Алену в корне не устраивала. Она-то уже положила глаз на денежки отца Али, а для этого ей был нужен законный брак. И тогда Алена пошла ва-банк. Узнав, что ее жениху требуется крупная сумма, чтобы расплатиться с накопившимися у него долгами, она предложила заем. Али, привыкший к беспрекословному подчинению Алены, вначале не почуял ловушки. Он решил, что возьмет у девушки деньги, но все у них будет по-прежнему. Он – господин, она его покорная раба.

– Но все изменилось в один день. В Алену словно бес вселился! То есть она была такой и прежде, просто я-то не видел ее реального лица. Привык пялиться на маску, которую она умело на себя нацепляла!

Жизнь молодого араба превратилась в кошмар. Он не мог избавиться от Алены, но не мог и выполнить ее главное и основное требование – жениться на ней.

– И мои родители тут были уже совсем ни при чем. Не их я боялся разочаровать, мне самому претила мысль взять в жены такую гадину.

– Но тем не менее ты пошел на поводу у Алены. Вашу помолвку должны были объявить как раз в тот вечер.

– А что я мог поделать? Она повязала меня по рукам и ногам. Я мог надеяться только на чудо. Надеялся, что саму свадьбу мне удастся оттянуть на какое-то время. А там, глядишь, Алена бы и потеряла ко мне всякий интерес.

– Это было бы похоже на чудо.

– Правильно. Именно на чудо я и надеялся.

– Но чуда не произошло? Так? И тебе пришлось убить Алену, чтобы она в будущем не опозорила тебя еще больше.

– Нет! Честное слово, нет!

– Али, я все знаю. В вашем договоре о совместном владении рестораном есть пункт, который предусматривает переход прав собственности от одного совладельца к другому в случае смерти одного из вас. Другими словами, смерть Алены не только развязала тебе руки, сделав тебя свободным холостым мужчиной, но и вернула тебе полный контроль над «Чайным двориком»! Твой ресторан снова был твоим и ничьим больше! Да еще и Алена расплатилась по всем твоим долгам!

– Да, это так. Но я не убивал Алену!

– Не трудись. Я слышала твой разговор по телефону. Ты говорил, что она мешает тебе и что только смерть способна избавить тебя от нее. Говорил?

– Я не помню, – забормотал Али. – Возможно, не знаю. Да какая разница? Я повторяю еще раз, я не убивал Алену! Да, ее смерть стала для меня избавлением, но я ее не убивал!

– А откуда на твоей одежде взялась ее кровь? Я видела, что ты переоделся в другую рубашку, которую и отдал следователю. А где та рубашка?

– Какая?

– Другая рубашка, Али!

– У меня не было в тот день никакой другой рубашки! – глупо соврал Али, чем окончательно подтвердил подозрения Таисии.

Она точно помнила, что днем он был в черной шелковой рубашке, потом надел белую из вискозы. А следователю отдал и вовсе черную «бобочку», которую в тот день вообще не надевал!

Да и не подозрения теперь у Таисии были насчет Али, а почти твердая уверенность. Все ясно! Али не терпелось избавиться от Алены. Он запутался. Испугался, когда та начала слишком на него давить, и в порыве злости перерезал бедняжке горло.

Теперь Таисия уже не восхищалась Али, она его боялась. Это же каким надо быть зверем, чтобы совсем без жалости расправиться с женщиной. Да еще не просто с женщиной, а с той, которую любил когда-то.

– Все, Али, – тихо и печально произнесла Таисия. – Спорить бесполезно. Сюда уже едут.

– Кто? Кто едет?

Но Тая ответить не успела. Дверь открылась, и в нее вошел следователь Козопасов, за которым двигались двое оперативников.

– Господин Али, соблаговолите последовать за нами, – сухо сказал следователь.

– Что? На каком основании?

– В свете появившейся у нас информации вам предстоит еще один допрос.

– Вы меня арестовываете?

– Пока что мы вас задерживаем. А в вашей квартире и в ресторане будет проведен дополнительный обыск.

Али хотел дернуться, но быстро понял, что бежать ему некуда. Единственный выход из кабинета перегораживал следователь и оперативники.

– Я ни в чем не виноват!

– Разберемся, – еще суше произнес следователь, делая знак своим оперативникам.

И Али, поняв, что выхода нет, смирился. Поникнув головой, он пошел за ними. Но неожиданно он обернулся к Тае и воскликнул:

– Алена была совсем не та, за кого себя выдавала! Я ее не убивал! Узнай, откуда у Алены были такие большие деньги! Ведь это не я их давал девушке. Узнай правду об их происхождении, и ты найдешь ее настоящего убийцу!

– Я ничего тебе не обещаю, – покачала головой Таисия.

– Умоляю! Ради нашей любви! Тая, не оставляй меня!

Последняя фраза донеслась до Таисии уже из коридора. Али уходил от нее. И помимо воли на глаза Таисии навернулись слезы. Девушка зло утерла их и порывисто вздохнула. Все в порядке! Она поступила совершенно правильно. Али получит то, что заслужил. Да и какая была альтернатива? Рано или поздно следователи все равно докопались бы до правды. Таисия дала Али шанс объясниться и оправдаться. Но увы, он не сказал ничего такого, что могло бы послужить ему оправданием.

Следователь и оперативники давно ушли, а Таисия все еще продолжала сидеть в кабинете Али. Она слышала, как оперативники рыскают по ресторану, проводя обыск. Потом они уехали, а в кабинет к Тае заглянула Мариша.

– Ты как? – спросила она у сестры. – В порядке?

– Чувствую себя ужасно.

– Ты все сделала правильно!

– И все равно у меня на душе кошки скребут. Такое ощущение, что я предала хорошего человека. И не просто хорошего, а любимого!

– Твой хороший и любимый Али – убийца!

Таисия устремила на подругу пронзительный взгляд.

– А ты сама в этом уверена?

– Конечно!

– А я почему-то нет, – грустно произнесла Тая. – Али казался таким искренним со мной. Он ведь признался, что у него был повод убить Алену, и даже признался в том, что он мечтал, чтобы она исчезла.

– Вот видишь!

– Ты сама говорила мне, что одно дело мечтать, а совсем другое – взять и осуществить задуманное, – покачала головой Таисия. – И знаешь, я совсем не уверена, что Али способен на такое зверство.

– Почему?

– Несмотря на свою брутальную внешность, он в душе человек слабый.

Но на Маришу слова сестры впечатления не произвели.

– Ты еще вспомни слова гадалки Горлопаны! – язвительно воскликнула она.

– Да и гадалка сказала, что убийца женщина, – подхватила не понявшая сарказма Таисия. – Точно! Как я могла забыть об этом!

Мариша только руками всплеснула.

– Ну ты вообще даешь! – закричала она на сестру. – Нельзя верить всяким там гадалкам! И вот увидишь, следователь добьется от Али признательных показаний. Да и без них все ясно! Уверена, улики докажут вину Али лучше всяких чистосердечных признаний!

И Мариша оказалась права. Уже к вечеру пришли предварительные заключения экспертов. На рубашке, которая нашлась в сушке в квартире Али, обнаружились следы крови. На той самой черной шелковой рубашке, в которой, как помнила Таисия, Али проходил весь тот злополучный день убийства Алены.

Конечно, рубашка была злоумышленником после убийства тщательно постирана, но для экспертов достаточно и микрочастиц, которые невозможно удалить обычной стиркой. Для полного уничтожения пятен крови нужен особый препарат, а не простой стиральный порошок. Многие не слишком хорошо осведомленные в этом преступники попались, просто постирав испачканные вещи или замыв пятна крови на полу. И в результате они оставили для следствия достаточно улик и попали за решетку!

Кровь, которая была обнаружена на рубашке Али, теоретически могла принадлежать кому-то другому, а совсем не Алене. Для более точного выяснения, ее эта кровь или чья-то другая, требовалось время. Но следователь все равно принял решение о задержании Али.

Застиранные пятна крови показались ему более чем подозрительными. Тем более что нашлись свидетели, которые так же вспомнили, что именно в этой рубашке был Али в день убийства. И следователь справедливо заподозрил, что подмена рубашек была произведена Али со злым умыслом. Да и сам Али никак не мог объяснить происхождение пятен крови на своей рубашке.

– Вот и все, – сказала Мариша, вечером приехав к Таисии домой. – Когда придут результаты экспертизы, Али будет предъявлено обвинение в убийстве.

– Но они не нашли орудия убийства! – слабо сопротивлялась Таисия.

– Найдут! А если даже и нет, то это просто означает, что Али его уничтожил. Выбросил!

– Орудие убийства уничтожил, а рубашку выбросить не смог? – продолжала протестовать Таисия. – Странно как-то получается. Да и не мог Али убить. Я когда с ним сегодня разговаривала, у меня словно глаза открылись. Он же типичный маменькин и папенькин сынок! Его бунт против родителей ничего не означает. На самом деле Али – полная размазня! Алена тоже это поняла, поэтому и действовала так напористо. Она знала, что Али сдастся. И он бы сдался, кабы не чудо!

– Что ты называешь чудом? – насторожилась Мариша. – Убийство?

Она-то мчалась к Таисии, чтобы поддержать сестру. А оказывается, Таисия и не думает сдаваться. Вопреки всему она уверена, что ее любимый Али не убийца.

И не сдержавшись, Мариша воскликнула:

– Честное слово, такое упорство граничит с глупостью! Ты снова прячешь голову в песок. Не желаешь смотреть в лицо фактам!

– Что мне какие-то там факты, если я сердцем чувствую, что, несмотря на все, Али не убивал?

Мариша молчала, не зная, что возразить на такую глупость. Подходящий ответ никак не находился, и поэтому Мариша просто развернулась и ушла. Довольно с нее этих телячьих нежностей! Если Тая считает, что ее Али не виновен, то она просто дура!

Однако за следующий день Мариша успела многое передумать и усовеститься. Зря она так вела себя с Таей. Сестренке и так тяжело сейчас. Незачем было добивать ее. И Мариша начала звонить Тае. Увы, абонент был недоступен. И лишь ближе к вечеру Марише удалось услышать голос сестры.

– Ты где сегодня весь день болталась? – сердито спросила она у Таисии, когда их наконец соединили. – Звоню тебе, звоню, а ты все время недоступна. И дома тебя не было.

– А я сегодня ездила к Горлопане, – тихо произнесла Таисия.

– К кому?.. Ах, к этой ведьме! Снова?

– Да! Мне необходимо было с ней поговорить.

– Ну и как? – хмыкнула Мариша. – Поговорила?

– Бесполезно. Она куда-то уехала. Охранник сказал, что ее нету. Да и народу возле дома не было видно. Будь Горлопана дома, к ней бы уже ломились толпы несчастных!

Таисия окончательно повесила голову. Она не представляла, чем может помочь Али, оказавшемуся за решеткой. И еще ужасней ей было оттого, что девушка считала своего любимого невиновным. Вопреки логике и здравому смыслу она не верила, что убийца – Али.

– Да, Али виноват в том, что скрыл важную улику от следствия. Но сделал он это исключительно из страха, что его обвинят в преступлении, которого он не совершал.

– Ты прикрываешь убийцу!

– Али – трус, а не убийца!

Но как доказать невиновность любимого мужчины? Мариша права, факты – упрямая вещь. А они, эти факты, говорят лишь о том, что Али – преступник. И место ему за решеткой.


Поговорив со своей сестрой, Мариша почувствовала, что находится в отвратительном настроении. Таисия была совсем подавлена. Она упрямо не верила в то, что Али может оказаться убийцей. И хуже того, заронила и в душу Мариши крупицу сомнения.

Надо было пойти и проветриться.

– Вот черт! – с досадой выругалась Мариша, оказавшись на улице. – Так хорошо все складывалось! Али за решеткой. Убийца пойман. И на тебе!

При Таисии она старалась не показывать виду, что ее слова о невиновности Али произвели на нее хоть какое-то впечатление. Но оказавшись наедине с самой собой, Мариша почувствовала, что ее буквально раздирают противоречивые чувства.

– И угораздило же Таю влюбиться именно в этого типа! А вдруг он в самом деле не виновен? Что тогда? Мы с ней, действуя дружно, отправили невиновного человека за решетку? Да нет! Чушь какая-то! Все факты говорят против Али. Он и есть преступник! Он больше всех других хотел избавиться от Алены. И кровь на его рубашке. Уверена, что это кровь жертвы! Конечно, Али настоящий преступник. И тюрьма для него – самое подходящее место!

Но сколько ни убеждала себя Мариша в том, что они поступили совершенно правильно, выдав Али следователю, в душе у нее прочно поселился червячок сомнения. И с каждой минутой червячок рос, раздувался и становился угрожающе большим.

Прогулка не принесла никакого отдохновения. Было душно и тошно. Дышать было трудно из-за того, что верхний слой рассохшейся земли превратилась в пыль, которая лезла в нос, глаза и в уши. Пришлось вернуться домой и снова заняться самобичеванием.

От душевных терзаний Маришу спас звонок телефона. Она даже не стала смотреть, кто ей звонит. Сейчас Мариша была рада любому, кто мог хоть ненадолго отвлечь ее от тягостных мыслей.

– Зоя Фадеевна?! – воскликнула она, узнав одну из опекаемых Аленой старушек. – Конечно, я вас помню! Как у меня дела? Ну, знаете ли, по-разному. Насчет Алены… Ну, знаете, следователь арестовал ее жениха. Да, да, Али. Да, ему будет предъявлено обвинение в ее убийстве. Нет, не из ревности. Хотя я думаю, что и ревность тоже присутствовала. Но у них там с Аленой были еще и какие-то финансовые разногласия. Вот это и послужило поводом для убийства. Да, его уже задержали. Да, я присутствовала при этом.

Зоя Фадеевна поохала, задала несколько несущественных вопросов, выясняя драматические подробности произошедшего, а потом торопливо попрощалась с Маришей. Ей явно не терпелось сообщить эту новость своим подругам. И Мариша даже невольно улыбнулась, представив себе, как быстро заработает теперь «сарафанное» радио.

Теперь Марише было чем заняться. Звонки старушек последовали один за другим. Всем пятерым хотелось выяснить подробности произошедшей с Аленой трагедии. И все старушки дружно напирали, что Али действовал из ревности. Одна лишь Анастасия Дмитриевна, позвонившая последней, внимательно выслушала доводы Мариши и ни словом ни заикнулась про ревность.

– Значит, молодого человека могут осудить? – пробормотала она.

– Наверняка засадят за решетку! – кровожадно подтвердила Мариша, которая уже снова успела убедить других и саму себя в том, что Али и есть настоящий преступник. – Не волнуйтесь, пожалуйста, ему не выкрутиться! Ваша любимая Алена будет отомщена!

Анастасия Дмитриевна вздохнула и неожиданно произнесла:

– Мариша, у меня будет к вам одна просьба. Вы бы не могли заехать ко мне завтра?

– Завтра? А… А что случилось?

– Это очень важно.

– Ну, я постараюсь.

– Я буду очень вас ждать, – горячо произнесла Анастасия Дмитриевна. – Возможно, у меня будет кое-какая информация для вас. И возможно, эта информация поможет невиновному человеку не попасть за решетку.

– Анастасия Дмитриевна! – воскликнула Мариша. – Вы что? Вы тоже сомневаетесь в виновности Али?

– Я знакома с этим милым молодым человеком, – печально произнесла старушка. – Алена приводила его ко мне в гости.

– И что вы про него думаете? Он не мог убить Алену?

– Не знаю. Но он… он так старательно изображал из себя супергероя и мачо, что я сразу же поняла, передо мной просто неуверенный в себе мальчик. Слабый и, увы, неспособный стать настоящим мужчиной. Такому мужчине всегда нужна волевая женщина, которая могла бы руководить им. Алена вполне годилась на эту роль, но, увы, она совершила ряд поступков, которые отвернули от нее сердце Али навсегда.

– Ну, а насчет того, чтобы убить? – настаивала Мариша.

– Приезжайте ко мне завтра, – повторила старушка. – Лучше всего прямо с утра. Думаю, что к этому времени я буду способна назвать вам имя истинного убийцы.

Ничего себе! Старушка до такой степени заинтриговала Маришу, что та просто не в силах была сдерживать свое нетерпение. С огромным трудом она дождалась утра и сразу же помчалась к Анастасии Дмитриевне. Старушка на звонок не ответила, но Маришу это не смутило. Ерунда! Никуда Анастасия Дмитриевна не могла уйти надолго. Ну вышла в поликлинику или в магазин. В случае чего Мариша ее подождет.

Обещание Анастасии Дмитриевны буквально сжигало Маришу. Если старушка права и убийца – это кто-то другой, а не Али, то личная жизнь Таисии будет спасена. Она получит своего драгоценного Али в полное и безраздельное пользование. А он, благодарный ей за избавление от тюрьмы, может, влюбится в Таю. И как знать, возможно, это судьба, и этим двоим на роду написано быть вместе.

– Хотя я бы такого мужа для себя не хотела. Али – красавчик и очаровашка, но он совершеннейшее ничтожество. Нуль и в бизнесе, и вообще в этой жизни. Впрочем, как известно, на вкус и цвет товарища нет. Возможно, Тае именно Али и нужен.

Размышляя таким образом, Мариша добралась до квартиры Анастасии Дмитриевны. Она позвонила в дверь, но никто ей не ответил. Испытывая легкую досаду, Мариша снова и снова звонила в дверь. Бесполезно.

– Ну и что мне теперь делать?

На всякий случай Мариша подергала за ручку двери, и, к ее удивлению, та открылась.

– Ну и дела! Анастасия Дмитриевна! Что это у вас квартира открытая стоит? Анастасия Дмитриевна?!

Но ответа она не получила. Еще лучше! Старушка утопала по своим делам, а дверь закрыть забыла. Ну и как теперь быть? Оставить квартиру открытой? Но вокруг полно разного жулья. Заметят, что дверь открыта, войдут и вынесут последнее, что есть у бедной бабушки. Или заберут ее пенсию! Нет, нельзя этого допустить. Мариша войдет внутрь и останется в квартире, пока не вернется ее хозяйка. Она будет тут сидеть и сторожить дом!

Оказавшись внутри, Мариша прошла на кухню. Тут царил идеальный порядок. Ни грязной чашки, ни брошенных второпях крошек печенья или оставленной чайной ложки. Мысль попить в ожидании хозяйки чайку как-то очень быстро оставила Маришу. И вообще, от этого стерильного порядка Марише почему-то стало здорово не по себе.

Стремясь прогнать это чувство, Мариша решила пройтись по квартире. Она прошла в большую комнату и неожиданно наткнулась взглядом на лежащую в кровати Анастасию Дмитриевну.

– Ох!

От одного только взгляда на неподвижное тело старушки Марише стало дурно. Она не сомневалась, что перед ней лежит мертвая женщина. Но все же, превозмогая дурноту, Мариша заставила себя подойти поближе. Вдруг она ошиблась? Вдруг старушка просто спит?

Но подойдя совсем близко, Мариша поняла, что и на расстоянии шага старушка не выглядит лучше. Ведь такого бледного лица и таких запавших глаз у живых людей не бывает. Рука старушки, до которой, превозмогая страх, все же дотронулась Мариша, была холодна, как лед.

– Все ясно!

Старушка умерла уже давно, и тело ее совсем остыло.

– Анастасия Дмитриевна! – опустилась Мариша на стул совсем без сил и закрыла лицо руками. – Да как же вы так? Как же так получилось?

В своем голосе Мариша услышала нотки отчаяния. Даже самой себе она не желала признаться, до какой степени рассчитывала на показания старушки. Она ведь обещала назвать Марише имя настоящего убийцы Алены. А теперь старушка мертва! И свою тайну унесла в могилу. Не бывать Таисии счастливой женой молодого наследника нефтяных скважин! Не любить ей и не быть любимой. И Али тоже жалко! Не имея хорошего адвоката, он так и сгниет за решеткой, потому что другого подходящего претендента на роль убийцы у следствия просто нету!

Мариша готова была расплакаться от отчаяния и досады. И почему старушка вчера все ей не рассказала по телефону! Нет, дотянула до самого конца! А разве можно тянуть с важными вещами, в ее-то возрасте!

Долго сидела Мариша, уронив голову на руки и жалея Али и Таисию, которым уже не суждено быть вместе. Но внезапно ее взгляд задержался на белом конверте, который лежал на столе. Конверт был большим, и на нем крупными буквами была надпись: «МАРИШЕ».

– Это же мне!

Утерев слезы, девушка жадно схватила конверт и быстро распечатала его. Так и есть, письмо предназначалось ей. Она не ошиблась. Что же написала ей Анастасия Дмитриевна в своем последнем послании?

Мариша начала читать, хотя от волнения буквы расплывались у нее перед глазами. Но все же ей удалось разобрать первые строчки.

«Дорогая Мариша, – писала ей Анастасия Дмитриевна, – пишу это письмо вам просто на всякий случай. Чувствую себя после нашего с вами разговора что-то очень неважно, так что не знаю, дотяну ли до утра. На всякий случай, если наш с вами запланированный разговор не состоится, оставляю вам это письмо. Сил у меня осталось совсем немного, так что, возможно, все будет к лучшему. Прежде всего я хочу вам рассказать, каким человеком в действительности была Алена. Многие считали ее легкомысленной кокеткой, искательницей приключений и богатого мужа, но это было не так. Верней, не совсем так».

Строчки перестали расплываться перед глазами Мариши. И сама она словно слышала ровный голос Анастасии Дмитриевны, который звучал у нее над ухом.

«Дорогая Мариша, вы совсем другой человек, нежели была Алена. Вы – искренняя и честная молодая женщина. Вы стремитесь помогать людям и делаете это бескорыстно. Увы, Алена, творя добрые дела, всегда преследовала свои цели. И эти цели, увы, были далеко не безвинны. Вот вы спрашивали у меня, откуда у Алены брались деньги? И я вам сказала, что понятия не имею. К сожалению, это не совсем так. И даже совсем не так. Я солгала вам. Я знаю, ОТКУДА у Алены были деньги. И честное слово, тот день, когда правда открылась передо мной, был самым черным днем в моей жизни. Уверена, вы уже много раз задавались вопросом, зачем Алена опекала меня и других моих подруг. Скажу вам сразу, она делала это далеко не бескорыстно. Все мы подписали на Алену договора ренты, по которым наши квартиры переходили в ее собственность, а мы получали право доживать в них, получая в обмен заботу, уход и некоторую денежную сумму. Не знаю точно, откуда Алена брала деньги, чтобы выплачивать их нам. Думаю, что мы были далеко не первыми ее жертвами. И думаю, что преступница хорошо набила руку, отправляя на тот свет беззащитных старух. Да! Да! Я не выжила из ума, я говорю правду. Алена убивала своих подопечных. И первые сомнения закрались ко мне в душу, когда умерла одна из моих подруг – душечка Сулима. Сразу же скажу, что характер у Сулимы был не сахар. И она сразу же предупредила Алену, что за свою квартиру потребует от нее полнейшего послушания. И слово свое Сулима сдержала целиком и полностью. Например, ей ничего не стоило выдернуть Алену среди ночи или в другое время суток. Она закатывала Алене грандиозные скандалы и грозилась обратиться в суд. И вот Сулима умирает! Врачи диагностировали инсульт, который унес мою подругу в могилу. Но у меня возникли сомнения. За день до своей смерти Сулима призналась мне, что получила более выгодное предложение и собирается расторгнуть с Аленой договор ренты. Предприимчивая Сулима даже нашла подходящего адвоката. И она не сомневалась, что у нее все получится. Она сказала: «Эта Алена – та еще штучка. Мы про нее многого не знали. Но и я не лыком шита. Сумею ее обработать. Либо пусть она повышает мне довольствие и батрачит только на меня, либо адью! Сегодня жду ее к себе. Завтра расскажу, чем все закончилось». Но никакого разговора у нас с ней больше не состоялось. И самое главное, когда я спросила Алену, как прошла встреча, Алена стала отрицать, что встречалась с Сулимой!»

Мариша читала и понимала, что не в силах осмыслить прочитанное. О чем пишет ей Анастасия Дмитриевна? Почему называет Алену преступницей?

«Но я что-то отвлеклась от главного, – писала Анастасия Дмитриевна, – а мне еще много чего нужно вам рассказать. Одним словом, после смерти Сулимы мне в душу закрались нехорошие подозрения. Очень уж странно вела себя Алена. Она сразу же после похорон собрала необходимый пакет документов и отправилась к нотариусу. Она действовала столь оперативно и четко, что у меня закралось подозрение – это ей не в новинку. И впервые я пожалела, что не навела об этой девушке более подробных справок, доверившись своим теплым чувствам к ней. Я стала выяснять и узнала ужасные подробности. Оказалось, что в нашем городе Алена бралась опекать не менее трех пожилых женщин. И все они умерли. В принципе ничего удивительного в этом нету, старые люди умирают. Но все три смерти случились меньше, чем за один год! А еще я поговорила с соседями умерших старушек. И все они сказали, что за день до смерти Алена приходила к своим опекаемым. Дел по факту смерти этих пожилых женщин не возбуждалось, потому что всякий раз причина оказывалась вполне естественной – инсульт. Но мне стало страшно. Я поняла, что Сулима просто стала первой из всех нас. А дальше придет мой черед, а возможно, и черед остальных моих подруг. Алена что-то подливает в еду или питье своим жертвам. Вероятно, какой-то медицинский препарат, который способен вызвать разрыв сосудов головного мозга. И таким образом действует уже не первый год, богатея и собирая квартиры своих жертв».

Отложив в сторону письмо, Мариша потерла вспотевший лоб рукой. Так вот откуда у Алены взялись большие деньги! Старушки переписали на нее свои квартиры. А недвижимость, как Мариша сама и сказала, стоит очень дорого. Продавая квартиры, Алена становилась богатой или, во всяком случае, очень обеспеченной женщиной.

Теперь у Мариши были опасения и насчет жизни хозяйки кота Василия и двух желтых канареек. Пожалуй, не вернется она уже больше к своим животным. И не уезжала она к своему брату ни в какой Саратов. На этот раз Алена отступила от своего излюбленного способа убийства, спровадив старушку куда-нибудь в захолустную деревню доживать свои дни на природе. Наверное, там старушка уже давно протянула ноги. И наверное, все от того же инсульта.

Мариша снова взялась за письмо.

«Но теперь я должна рассказать вам о главном, – прочитала она. – Мне нелегко писать вам эти строки, признаваясь в содеянном, но я не могу допустить, чтобы из-за меня пострадал невиновный человек. Али не сделал ничего дурного, он просто связался с дурной женщиной и запутался во лжи. Али не преступник. Он никого не убивал. Это сделала я. Да! Именно я расправилась с Аленой. Я убила ее, потому что не смогла остановить ее никак иначе. На одной чаше весов лежали жизни моих подруг, неосмотрительно доверившихся Алене, а на другой – ее жизнь. И я это сделала! Я понимала, что эта женщина не остановится. Она будет продолжать убивать. Официальное следствие тут тоже ничего не смогло бы поделать. И мне пришлось сделать выбор самой».

Теперь Мариша почувствовала, что силы ее окончательно оставляют.

– Невероятно! – прошептала она. – Убийца – это Анастасия Дмитриевна! Боже мой! Я ошибалась, а Таисия была права! Али невиновен! А мы-то отправили его за решетку! Но как? Как Анастасия Дмитриевна смогла? Такая слабая и больная…

И Мариша снова схватилась за письмо.

«Мне очень повезло, что я раскусила замыслы Алены. Не скажу, что это было просто, но я получила необходимые доказательства. Несколько подслушанных разговоров, которые Алена вела со своим сообщником – юристом, составляющим договора аренды. Наверное, вы тоже его видели. Такой приятный седовласый мужчина средних лет. Ездит на прекрасной серебристой иномарке. И вот с ним Алена и была в доле. У них все шло очень гладко и по давно проторенной дорожке. Оба партнера имели свои обязанности и делили барыш на двоих. Алена выполняла грязную работу, а ее сообщник занимался тем, что страховал сделку от всяческих накладок. Например, чтобы сделка не сорвалась из-за появления настоящих наследников. Ведь у каждой из моих подруг есть какая-то родня. И чтобы эта родня не вздумала претендовать на квартиру опекаемой старушки после ее смерти, Алена и нашла себе юридически грамотного сообщника».

Дальше Мариша была читать просто не в силах. Нет! Она не будет этого читать. Она просто не в силах узнать, что написала ей милейшая старушка Анастасия Дмитриевна дальше. Она сейчас сделает вот что… Она отвезет это послание следователю. Нет! Она сделает лучше! Она вызовет следователя прямо сюда. Пусть он сам посмотрит и решит, как им быть дальше.

Мариша очень надеялась на то, что следователя тоже проймет посмертное послание Анастасии Дмитриевны. И она угадала. Следователь приехал, прочел письмо, присвистнул и вышел в коридор. На какой-то момент Мариша испугалась, что сейчас Козопасов, чтобы не осложнять себе жизнь, просто порвет письмо с исповедью Анастасии Дмитриевны. Но он оказался человеком порядочным.

– Опергруппу ко мне, – услышала Мариша его властный голос. – Немедленно. Да, в полном составе! Криминалисты, фотограф, одним словом, как полагается! У нас труп. И похоже, это труп убийцы, которого мы все это время ищем. Если все подтвердится, ресторатора придется отпустить с извинениями.

ГЛАВА 18

Потом события закрутились так быстро, что Мариша не успевала за всем уследить. Появились разные люди, которые принялись сновать по квартире Анастасии Дмитриевны, как у себя дома. Они трогали и переставляли все предметы. Мариша понимала, что идет обыск, но смотреть на это было выше ее сил. Поэтому она вышла в коридор и наткнулась на Таисию.

– А ты тут откуда?

– Ты сама мне позвонила. Не помнишь?

Нет, Мариша этого не помнила. Впрочем, возможно, что и звонила. Мариша вышла на лестницу, а Таисия осталась в квартире. Обратно она выскользнула не скоро. Мариша успела уже попить водички, покататься на лифте, подышать свежим воздухом на улице и немного прийти в себя.

– Очуметь! – прошептала Таисия, появившись рядом с ней. – Эта старушка угрохала нашу Аленку! Я слышала, как оперативники между собой разговаривали. Оказывается, в прошлом она врач-хирург. Ей вспороть человеку горло – раз плюнуть! Она и не такое может. И с возрастом рука у нее не стала слабее. Анастасия Дмитриевна на пенсию вышла только по инвалидности. До недавнего времени она еще сама оперировала больных.

Таисия еще что-то говорила и говорила, но Мариша ее уже не слушала. На глаза у нее навернулись слезы. Ей было безумно жаль и мужественную Анастасию Дмитриевну, которая совершила возмездие, не дав в обиду своих подруг, и, как ни странно, ей было также жаль и Алену. Как можно быть такой циничной и жестокой? Пользоваться одиночеством пожилых людей, чтобы обманывать их. И не просто обманывать, но и отправлять их на тот свет раньше времени.

И хотя самой Марише очень хотелось придушить всех этих бабок, когда они гоняли ее взад и вперед по городу, но она понимала, что никогда бы этого не сделала. Нет, максимум, на что она способна, послать их подальше от себя по известному адресу, надеясь, что это поможет вразумить нахалок. Но убивать… Да еще убивать, чтобы завладеть их квартирами, – это… Это гадко! И не просто гадко! Это отвратительно! И низко!

– Теперь следователь знает правду про Алену! – донесся до Мариши возбужденно-радостный голос Таисии. – И орудие убийства они тоже нашли! Представляешь, на нем до сих пор следы крови. И как эксперты уже определили, на рукоятке отпечатки пальцев твоей бабульки. Плюс ее собственное признание в содеянном, плюс объяснение мотивов, почему она так поступила… Все! Считай, что Али на свободе!

Конечно, Мариша была рада за Таисию. Но все равно почему-то ей было очень и очень печально. Бедная, одинокая Анастасия Дмитриевна. По ее собственным словам, она отнеслась к Алене, как к родной дочери. И чем та ей отплатила? Самой что ни на есть черной неблагодарностью. Гадко, грязно и гнусно со стороны Алены!

И нет, теперь Мариша уже не так жалела Алену. Поделом ей! Она сама была убийцей и преступницей. И получила по заслугам. Жалко Марише было только Анастасию Дмитриевну, которая теперь никогда не получит вечного покоя и прощения. Ведь убийцам прощения нет! Смертный грех потому и смертный, что ни замолить, ни исправить его невозможно.

И все же первое, что сделала Мариша, выйдя из дома Анастасии Дмитриевны, – отправилась в ближайшую церквушку и подала там записку за упокой души бабушки. Но тут же поняв, что этого крайне мало, Мариша купила несколько свечей и подошла к иконам. Она поставила свечи перед всеми известными ей святыми и перед парочкой тех, которых она видела впервые.

Но ей казалось крайне важным навербовать для Анастасии Дмитриевны в ее нынешнем загробном пути к престолу Высшего Судьи как можно больше сторонников. И сделать это было нужно тоже как можно быстрей.

– Она скоро сама предстанет перед Судией, – шепотом произнесла стоящая рядом с Маришей в церкви Таисия. – Помнишь слова Горлопаны? Они сбылись полностью. Ныне Анастасию Дмитриевну будет судить сам Господь! Выше его судей просто нет!

В ответ Мариша молча сбегала в лавочку и купила еще свечей, которые расставила перед всеми святыми. Пусть они будут в курсе того, каким замечательным человеком была Анастасия Дмитриевна. Ведь всем известно, что дьявол не дремлет. Он запросто так извратит истину, что Анастасия Дмитриевна окажется в его лапах, а Алена выйдет белей простыни и живо попадет в рай, где ей, конечно, совсем не место.

Поэтому Мариша сообщила, как было дело всем святым. И после этого ее сердце немного успокоилось. Она сделала все, что было в ее силах. И теперь только Господь будет решать, как быть дальше со старушкой, которая убила мерзкую гадину и тем самым защитила своих подруг, а также многих других пожилых людей, которых Алена могла обманывать и убивать и дальше.

– И ладно бы просто обманывала! Деньги, ценности… Это все дело наживное. Но отнимать у стариков жизнь… Это отвратительно.

Али отпустили из камеры уже на следующий день. Испачканная кровью рубашка уже не являлась неопровержимой уликой. Тем более что Али признался, он испачкал рубашку, зайдя к Алене и застав ее уже убитой. После чего молодой человек испугался, что в убийстве обвинят его, и постарался запутать следствие, подменив рубашки.

Таисия встречала своего любимого вместе с другими друзьями. Первым делом, оказавшись на свободе, Али дал в морду Виконту.

– Предатель! Теперь мне все известно про твои шашни с Аленой!

Но Виконт драться не стал. Вместо этого зарыдал, а потом воскликнул, картинно простирая руки к разгневанному Али:

– Заслужил! Бей меня, друг! Бей без пощады, ибо я мерзавец и негодяй!

Но Али драться дальше не стал. Он молча сплюнул и отвернулся от Виконта. Он больше не желал с ним разговаривать. И пачкать руки об него тоже не желал.

– Иди ко мне, – вместо этого позвал он к себе Таю. – Любимая моя! Иди же скорей ко мне!

Глаза его влажно сверкнули. И Таисия с изумлением поняла, что Али в самом деле растроган. Да не просто растроган! Он… Он плачет!

– Иди ко мне, любимая! – повторил Али призывно. – Что бы я без тебя делал!

Но Таисия не торопилась в его объятия.

– Сначала объясни, что ты имел в виду, когда говорил, что смерть Алены освободит тебя, – суховато произнесла она.

– Что?

– В тот вечер, когда Алену убили, я вошла к тебе в кабинет, а ты разговаривал по телефону и сказал эту странную фразу.

– Да не по телефону! – неожиданно рассмеялся ей в ответ Али. – Я наговаривал текст на диктофон!

– Зачем? – разинула рот Тая. – Зачем тебе диктофон?

– Видишь ли, с ресторанным бизнесом у меня не очень получается, вот я и решил попробовать себя в литературе. Та фраза, которую ты услышала, была из моего нового романа.

– Что?

– Да, я пишу книгу, – скромно произнес Али. – Уже год пишу, но пока она еще не совсем готова. И поэтому я не хотел никому говорить о ней раньше времени, чтобы не показаться смешным.

Тая все еще не могла поверить в то, что услышала:

– Книгу?

– Криминальную драму о том, как женатый мужчина никак не может разобраться в своих собственных чувствах к родной жене. С одной стороны, он свою жену ненавидит, а с другой – жизни без нее не представляет. С одной стороны, мечтает расправиться с ней, а с другой – сам боится своих мыслей. Так и мучается, пока жену не убивают. Подозрение падает на него, но он не виноват и пытается оправдаться сам и изобличить настоящего убийцу.

Таисия так и застыла с приоткрытым ртом. Новая история! Али пишет книгу! Детектив! Снова он что-то придумал! Вот уж никогда бы она не могла подумать, что Али способен на литературную деятельность. Нет, что-что, а с этим человеком точно не соскучишься!

– Книгу! – с облегчением воскликнула она. – Так ты всего лишь пишешь книгу!

– Всего лишь?! – оскорбился Али. – Это будет самая замечательная книга на свете!

– Если бы ты только знал, как долго я мучилась из-за этой твоей случайно услышанной фразы! Ведь я с самого начала думала, что убийца – это ты!

– Я? – помрачнел Али. – Ты верила, что я способен убить?

– Нет, не верила! Все факты были против тебя, но я все равно искала настоящего убийцу… Любимый.

Услышав ласковое словечко, сорвавшееся все же с губ Таисии, Али снова посветлел лицом. И Таисия наконец бросилась в его объятия. С облегчением она зарылась лицом в его рубашку и вздохнула такой родной и любимый запах. Нет никого на свете лучше ее Али! И пусть хоть кто-нибудь позволит себе назвать его трусом или легкомысленным человеком, Таисия сама тому наглецу глаза выцарапает!

Ругать Али – отныне только ее прерогатива и ничья больше!


Судьбы участников этой истории сложились по-разному. Например, пятеро старушек – приятельниц Анастасии Дмитриевны так и не смогли поверить в то, что совершила их подруга.

– Это неправда!

– Али заплатил следователю, вот тот и подтасовал факты!

– Анастасия Дмитриевна у нас чистой души человек!

– И Алену она просто обожала.

Мариша не стала объяснять старушкам, как они должны быть благодарны своей подруге. Вместо этого она стала опекать самих старушек. Конечно, не так усердно, как это делала Алена. Но ведь и никакой награды за свой труд Мариша не ожидала. По мере сил и возможностей подвозила бабушкам продукты, ездила по их делам в поликлиники или другие места, если позволяло время и собственные силы.

Три Грации вполне преуспели в этой жизни. Следствие почему-то закрыло глаза на выходку Эммы, подсыпавшей своей лучшей подруге смертельную дозу снотворного. Впрочем, Эмма была не дурой и в разговоре со следователем держала язык за зубами. Ни в чем ему не призналась. А так как прямых улик против девушки не было, то ее отпустили с миром.

Оставалось только надеяться, что это пойдет ей на пользу. Пойдя на поводу у гнева, зависти или злобы, очень легко попасть в настоящую беду. Ведь от убийства Эмму отделяла такая тонкая грань, что даже страшно становится.

Раскрылась также тайна процветания Вики и ее матери. Оказалось, что у их разбитого параличом папочки была огромная страховка на случай внезапного недуга. И по этой страховке мать и дочь получили большие деньги, на которые смогли существовать совершенно безбедно все то время, пока их кормилец проходил курс лечения и реабилитации, а потом медленно, но верно возвращался к обычной жизни.

Сейчас отец Вики пришел в норму и даже снова вернулся к своей научной работе. И хочется верить, что его любовная история с погоней за молоденькой козочкой все же научила кое-какому уму-разуму.

Креол и Банкир живут по-прежнему. Один бездельничает, а второй продолжает успешно руководить своим банком. Для них эта история не имела никаких неприятных последствий. Разве что теперь их больше не обслуживают в «Чайном дворике» бесплатно.

Взяв Али в свои руки, Таисия раз и навсегда постановила – никаких бесплатных посетителей. Исключения лишь для тех, кто оказал для них поистине грандиозные услуги. Например, для Мариши и ее мужа.

А вот известный киноактер Виконт так и не женился на своей невесте. Эльза сама дала ему от ворот поворот. То ли отец девушки все же повлиял на решение дочери, то ли Эльза сама разочаровалась в Виконте, фотографии которого в обществе других актрис стали слишком уж часто появляться на страницах прессы.

Постепенно дружба Али с тремя его приятелями как-то сошла на нет. Никто специально не ссорился, удар по носу Виконт своему приятелю быстро простил. Но Али и сам не рвался к былой дружбе. Не слишком приятно дружить с людьми, которые знают всю вашу подноготную. Потому дружба четырех друзей рассыпалась сама собой.

Да и вообще, у Али теперь нет ни минутки свободного времени. Под чутким руководством Таи ему удалось все же дописать свой первый роман. И тот, как ни удивительно, был благосклонно принят и редакторами, и самое главное, публикой. Так что Али заключил договор и теперь работает над созданием нового шедевра криминалистической драмы. Тая по-прежнему бдительно и неусыпно следит за тем, чтобы Али не увиливал от работы, поэтому дело движется куда быстрей, чем с первой книгой. Есть надежда, что к Новому году Али роман закончит и можно будет отпраздновать это событие.

Кстати, отпраздновать день рождения Смайла удалось очень пышно и весело, несмотря на то, что сам именинник сошел с самолета лишь вечером и успел только к середине праздника. Но праздновали, конечно, в «Чайном дворике», где благодарный Али накрыл для сестры своей любимой девушки шикарный стол, за который Мариша и пригласила всех своих друзей и подруг, а также друзей Смайла вместе с их женами.

Народу набилось так много, что некоторым даже не хватило места. Таисия блистала на празднике в роли новой королевы. Глаза у нее сверкали торжеством и счастьем. Али был с ней! Он признался ей в своих чувствах. И отныне никому не удастся разлучить их двоих!

– Если бы ты знала, как я тебе благодарна! – улучив момент, шепнула она Марише. – Если бы не ты, не быть бы нам с Али вместе!

– Будьте с ним также счастливы, как мы со Смайлом, – пожелала ей в ответ Мариша.

– Посоветуй мне что-нибудь.

– Умейте прощать друг другу мелкие недостатки. И почаще говорите приятные слова.

Собственно говоря, а что еще нужно для счастливой супружеской жизни? Чуточку терпенья, капельку снисходительности и много-много любви! Ну, а все остальное преходящее. Было и прошло. И обняв младшую сестренку, Мариша направилась к своему собственному мужу.

В конце концов, сегодня он должен быть ею доволен. Ведь новое расследование, которое провела Мариша, закончилось благополучно. И пора наконец пожинать плоды, которые оно принесло лично им.