Адская ширма

И. Дж. Паркер

Адская ширма

Посвящается Кэтлин Джордан, издателю «Альфред Хичкок мистери мэгэзин» — с любовью.

Она рискнула издать неизвестного автора — так родилась на свет история Акитады.

Этот роман всегда будет принадлежать только Кэтлин, потому что начинался он с обычного рассказа, предназначавшегося ей.

СПИСОК ПЕРСОНАЖЕЙ

Главный герой, его родные и домочадцы:

Сугавара Акитада— потомственный дворянин, вернувшийся с важного государственного задания

Тамако— его жена

Ёринага(Ёри) — его маленький сын

Госпожа Сугавара— вдова, старшая женщина в доме

Акико— старшая из сестер Ахи гады, замужем за Тосикагэ

Тосикагэ— дворянин, секретарь ведомства дворцовых хранилищ

Такэнори— его старший сын и помощник

Тадаминэ— его второй сын, военный

Ёсико— младшая из сестер Акитады, не замужем

Тора— вассал Акитады, бывший солдат

Гэнба— вассад Акитады, бывший борец

Сэймэй— престарелый секретарь Акитады

Сабуро— старый слуга, вассал семьи Тамако

Персонажи, связанные с ходом уголовных дел:

Нагаока— торговец древностями

Нобуко— его жена

Кодзиро— его младший брат, землевладелец

Уэмон— хозяин труппы бродячих актеров

Кобэ— начальник столичной полиции

Масаёси— тюремный врач

Гэнсин— настоятель Восточного горного монастыря

Эйкэн и Анко— два монаха

Ноами— художник

Ясабуро— отставной профессор, тесть Нагаоки

Харада— пьяница, счетовод в хозяйстве Ясабуро

Дандзюро— актер из труппы Уэмона

Злато— акробатка

Госпожа Вишневый Цвет— бывшая акробатка, владелица спортивного зала

Юкио— ее служанка

ПРОЛОГ

Храп у нее за спиной сменился неразборчивым бормотанием, и она настороженно обернулась. Но тревога оказалась напрасной — ничего особенного, обычный пьяный сон. Она снова принялась всматриваться в темноту мокрого двора. Храп вскоре возобновился. До чего же безмозглые животные эти мужчины!

Должно быть, уже прошло много времени, и дело-то наверняка сделано. Она вздрогнула, поежилась и поплотнее запахнула шелковое кимоно.

Еще раньше, когда только вступила в этот извечный приют странников, она с интересом прочла на его стенах заветные надписи. К одной из них даже прилагались рисунки — изображения сидящего Будды и судии мертвых, властителя Царства смерти Эммы. Просветленные лица молящихся окружали улыбающегося Будду, а перед суровым судией-повелителем свирепый демон, пронзая копьем тела кричащих страдальцев, гнал их в раскаленный бурлящий котел. Хорошо постарался неизвестный художник, чтобы добиться столь мрачной убедительности. Надпись под рисунком гласила: «Убереги меня, о Амида [1], от искушения! Избави меня от вечных мук!»

Что такое искушение, она знала не понаслышке, только, к счастью, была чужда набожности. К чему тратить время на такие пустяки, на все эти глупые суеверия и предрассудки?

Затаившись, она напряженно ловила звуки. Что это было? Открыли дверь? Ведь сейчас самое опасное время. Нарушит ли по неосторожности тишину тот, кого она ждет, или кто-то из постояльцев встанет помочиться, или самый ревностный из монахов вздумает предаться предрассветной молитве — и все пропало. Но темный двор в сени деревьев хранил безмолвие. Странно, но почему-то не слышно было даже ночных птиц, не шуршали в зарослях лисица или барсук. Не иначе как дождь испортил им всю охоту.

Хотя вот!.. На этот раз она не ошиблась — снова тот же тихий звук, только теперь гораздо ближе — легкое шуршание камешков под ногами. Она затворила дверь, оставив себе лишь узенькую щелочку, и через нее продолжала наблюдать за двором.

В дальнем конце веранды слабо мелькнул свет фонаря, выхватив из черной мглы очертания громоздкой фигуры. Жалобно скрипнула расшатанная ступенька.

Сердце ее бешено заколотилось, и она тихо подала голос:

— Кто там?

В ответ послышалось ворчливое:

— Это я. Открывай быстрее! Она вскочила и распахнула дверь.

Мужчина в монашеском одеянии ввалился через порог, сгибаясь под тяжестью огромной ноши. Она затворила за ним дверь и опустила щеколду. Во тьме его шумное дыхание полностью слилось с храпом спящего. Она нащупала свечу и зажгла ее.

Крохотное мерцающее пламя осветило тесную убогую комнатушку и согбенную фигуру вошедшего. Он скинул с плеч свою громоздкую ношу, и она бухнулась об пол. Устремив невидящий взгляд в пустоту, на полу лежала бездыханная девушка. Кончик вывалившегося языка виднелся из приоткрытого рта, на шее болталась пеньковая веревка.

Мужчина присел на корточки и уткнул лицо в ладони.

— А ты не очень-то поторапливался, — сказала женщина, раздраженно посмотрев на него. Потом, повернувшись к нему спиной, она начала раздеваться. — Трудности какие были?

Он пробурчал что-то, окидывая ее жадным взглядом, потом кивнул в сторону спящего:

— А с этим как? Вдруг проснется?

— Не проснется. Надрался вусмерть, теперь проспит до утра. А уж тогда-то будет слишком поздно. — Она хихикнула, сбросив исподнее, и склонилась над трупом

Мужчина пожирал глазами ее обнаженное тело.

— Иди сюда! Ну-ка приподними ее! — И, не дождавшись повиновения, она нетерпеливо проворчала: — И почему мужчины такие бестолковые?!

Он послушно поднялся и пробурчал:

— Лучше б ты оделась!

— Что? — Она посмотрела на него и усмехнулась. — Ладно уж, только погоди немного, жеребчик ты мой ненаглядный!

Руки его дрожали, когда он освобождался от одежды, потом она приблизилась к нему, повалила на пол, и оба тяжело задышали в любовной горячке. Когда страсти утихли, она поднялась и оделась, сделав недовольную гримасу, а он порывисто отвернулся и снова уткнулся лицом в ладони.

— Ну а теперь в чем дело? — спросила она. — Давай! Мы же почти закончили, и нечего раскисать. Ты прекрасно знаешь, что нужно сделать.

Она подошла к дорожному сундуку и взяла в руки лежавший на его крышке меч.

— Не могу, — тихо проговорил он, умоляюще глядя на нее, при этом его красивое лицо исказил страх. — Я не могу смотреть на нее. Сделай это ты!

— Что за глупости ты несешь?! Она же ничего не почувствует. Да и тебе ли с твоим прошлым чураться меча? — Она вынула клинок из ножен и протянула его своему приятелю.

Тот вздрогнул и отпрянул,

— Не надо бы делать этого здесь. Духам это не понравится.

Мысленно обозвав его трусом, она приставила острое лезвие к горлу мертвой девушки и одним точным ударом отрубила голову.

— Ну вставай, пожалуйста! — нежно проговорила она.

Когда он поднялся, она подошла к нему с окровавленным мечом в руках и умоляюще заглянула ему в глаза. Она знала, что он не сможет ей отказать.

— Ну давай же, давай, любимый! Заверши то, что я начала. Ты сильный и должен закончить дело. Только сделай этот последний шаг, и мы забудем о прошлом и заживем как короли. Горя не будем знать.

Он отвел взгляд в сторону и кивнул. Она вложила меч в его безвольную руку и слегка подтолкнула. Он приблизился к мертвому телу, высоко занес клинок и опустил его. В свете свечи блеснула сталь. Он бил снова и снова, будто в припадке безумия, пока клинок не почернел от крови, а лицо мертвой девушки не превратилось в сплошное месиво.

Тогда женщина остановила его, взяла меч и поднесла к спящему, вытерев о его одежду, прежде чем вложить клинок в его безвольную руку.

вернуться

1

Будда, владыка Западного рая, отверзающий верующим врата спасения. — Здесь и далее примеч. пер.

— Вот теперь все! — сказала она, удовлетворенно кивнув. — Полный порядок! А теперь беги быстрее к себе, а я приду к тебе на рассвете.

Мужчина задыхался от ужаса, глядя на то, что сотворил с головой мертвой девушки.

А между тем его подруга осторожно открыла дверь, прислушалась и махнула ему.

Когда он ушел, женщина еще раз обвела глазами комнату, ногой подвинула окровавленную голову поближе к телу и загасила свечу. Потом она подошла к двери, подняла засов, прислушалась и выскользнула на улицу.

Здесь ее окутала сырая, промозглая ночь. Она возбужденно вдохнула холодный воздух. Дело сделано! Теперь она свободна! Задвинув за собой дверь, она проверила, закрылась ли та, потом прихлопнула посильнее. На этот раз щеколда опустилась на свое место.

Несколько мгновений она стояла в нерешительности. Отблески далекого света падали на ее красивое лицо, выхватывая из темноты влажные улыбающиеся губы и прекрасные, но жестокие, решительно сверкающие глаза — настоящая пума, возвращающаяся с ночной охоты, когда жажда крови уже поутихла, но все чувства по-прежнему обострены, готовые уловить малейшую опасность. Постояв так немного, она с изящным проворством скрылась в тени.

Глухое безмолвие стояло над окутанными ночной сенью крышами, пока вдалеке не раздался звонкий и зычный удар монастырского колокола, призывавшего к утренней молитве.

ГЛАВА 1

МОНАСТЫРЬ В ГОРАХ

Конские копыта то и дело скользили по мокрой каменистой тропе. Дождь повисал в воздухе густой туманной пеленой. Мутный водяной поток, бурля и плескаясь, крохотным водопадом устремлялся вниз по горным отрогам. Скопившаяся на ветвях деревьев влага напоминала гигантскую паутину, унизанную россыпью сверкающих росинок.

Высокий всадник в шляпе и соломенном плаще, укрывавшем его от ливня, низко пригнувшись, скакал по тропе. На повороте он распрямился, вглядываясь вперед. Ага, наконец-то! Вот уже показались вдалеке синяя черепичная крыша и лакированные красные колонны главных монастырских ворот. За белеными стенами, выступавшими из серой туманной и дождливой мглы, возвышались изящная пятиэтажная пагода и многочисленные крыши монастырских построек.

Усталая лошадь, почуяв близость конюшен, замотала головой, стряхивая с себя потоки водяных брызг. Управлял лошадью Сугавара Акитада, возвращавшийся в столицу из дальней северной провинции. Это был еще молодой человек лет тридцати пяти, сильный и выносливый, вот только много дней кряду, проведенных в седле, похоже, порядком вымотали его. А сегодняшний холодный дождь сделал поездку через горы особенно утомительной, так что теперь, в преддверии надвигающихся сумерек, он вынужден был искать приюта в монастыре, где надеялся получить простенькую комнатку, горячую ванну и скромный ужин.

Двое других путников, опередив его, уже добрались до монастырских ворот. Мужчина, спешившись, помогал даме спуститься с лошади. На них были такие же, как на Акитаде, соломенные дождевики, только широкополую шляпу женщины покрывала густая промокшая вуаль. Она торопливо поправила ее и засеменила к воротам, волоча по раскисшей земле богато расшитый подол кимоно.

Когда Акитада подъехал, спутник дамы уже успел ударить в бронзовый колокол на воротах. Его зычный металлический звон прорезал унылое безмолвие, напоенное шелестом дождя. Ворота тут же отворились, и им навстречу вышел пожилой монах. Недоуменным взглядом смерил он сначала мужчину и женщину, потом всадника у них за спиной.

Спутник дамы, не заметив Акитаду, принялся объяснять:

— Мы держим путь в Оцу и хотели бы остановиться у вас. Вы дадите нам кров?

Монах колебался.

— И этот господин с вами?

Обернувшись, они обнаружили сзади Акитаду, невозмутимо взиравшего на них. Даже не имея возможности разглядеть за вуалью лица женщины, он по ее изящным проворным движениям догадался, что она молода. Ее спутнику, статному здоровяку, было на вид лет около тридцати. Одет он был хорошо и так же, как Акитада, носил за поясом меч. По всему видать, человек благородных кровей, из богатого сословия. Лицо его не отличалось красотой, но было открытым и дружелюбным. Он учтиво поклонился Акитаде, прежде чем ответить монаху:

— Нет-нет, мы путешествуем вдвоем, а этот господин нам незнаком.

Женщина начала проявлять признаки нетерпения. Выпростав из-под плаща холеную белую руку, она жестом поторопила своего спутника. Многочисленные складки разноцветного дорогого шелка выглядывали из-под нежно-сливочного атласа рукава ее кимоно. И рукав, и подол были богато расшиты узорами из осенних листьев и хризантем.

Богатая дама, решил Акитада, пока привязывал коня рядом с их лошадями, и не мог не отметить про себя дороговизну их седел. Он отвесил поклон даме в надежде, что она, откинув вуаль, покажет ему лицо. Но его постигло разочарование, потому что она тотчас же резко повернулась к нему спиной. Тогда он сказал монаху:

— Пожалуйста, идите устраивайте гостей, а я подожду вашего возвращения.

Дама осталась безразличной к учтивости Акитады, зато ее спутник вежливо поклонился в знак признательности.

— И много у вас сегодня постояльцев? — спросила дама, скидывая мокрый плащ на руки своему спутнику.

— Да, госпожа, — ответил монах.

— И что это за люди?

— Да по большей части простой люд, — сказал старик и зашлепал босыми ногами направо по галерее. Они последовали за ним. Акитада, прячась от дождя под крышей, смотрел им вслед.

— Простой люд? — спросила она, слегка повысив голос. — Что ты имеешь в виду?

— Да все больше путешественники, госпожа. А еще горстка странствующих актеров, что выступают здесь с танцами. Только вы не извольте беспокоиться — они разместились в другом здании.

Она продолжала расспрашивать, но Акитада издалека уже не мог разобрать слов. Сбросив мокрый плащ и шляпу, он усмехнулся, мысленно посмеявшись над ее боязнью оказаться в обществе простолюдинов. Он смекнул, что и сам-то, должно быть, не произвел на нее впечатления в этом дешевеньком плаще да еще на взятой напрокат лошади. Под соломенным плащом на нем было скромное коричневое охотничье кимоно и горчичного цвета шелковые штаны, заправленные в дорожные кожаные сапоги. За широким кожаным поясом он носил длинный меч. Лицо его, худое, загорелое, бровастое, могло быть лицом ученого или воина, вот только сам он считал свою внешность заурядной. Слишком поджарому телу и широким плечам не хватало, на его взгляд, изящества и крепости мускулов.

Положив мокрый плащ и шляпу на перила, он выглянул во двор, на противоположной стороне которого возвышался главный храм. В голове зашевелились воспоминания — ведь он бывал здесь в далекие времена своего детства. Приезжал сюда со своей властной матушкой и двумя младшими сестрами да с многочисленными няньками и слугами. И как они там сейчас? Жива ли матушка? Весть о ее жестоком недуге пришла к ним две недели назад, застигла их на пути домой. Тогда Акитада поскакал вперед один, а жена с маленьким сынишкой, слугами и багажом продолжили путь.

От столицы его теперь отделял всего один день езды верхом, и он сильно тревожился — что ждет его дома? Старшая из сестер, Акико, за время его отсутствия вышла замуж за чиновника и переехала жить в семью мужа, но Ёсико по-прежнему жила в отчем доме. Он попробовал представить себе матушку больной. Где ее кипучие жизненные силы? Лишь немочь да скорбь, как видно, достались ей теперь в удел. Акитада тяжко вздохнул.

Вода неуемными потоками низвергалась с прохудившихся небес и шумно неслась по выдолбленным в камне водосточным желобам. Здание храма на другом конце двора утопало в туманной мгле, его высокий шпиль терялся в дымке облаков. Хвойный аромат сосен, витавший в воздухе, примешивался к сладковатому запаху мокрой соломы. Если б не этот проклятый дождь, он не потерял бы столько времени и был бы дома уже сегодня вечером. А так и он, и лошадь дошли до крайнего изнеможения, много часов кряду пробираясь сквозь потоки ливня и грязи.

Вскоре вернулся привратник, тихо шлепая босыми пятками по гладкому дощатому полу галереи.

— Простите, господин, что заставил ждать, — сказал он, оглядывая Акитаду с ног до головы, потом, по-видимому, оценив одежду и меч, спросил: — Позвольте узнать, за какой надобностью приехал достопочтенный господин — почтить ли богов службой или в поисках крова?

— Боюсь, меня интересует только кров. — Акитада достал карточку со своим именем [2]и протянул монаху. Тот, глянув на нее, низко поклонился.

— Какая честь для нас, господин, — сказал он. — Позвольте проводить вас к настоятелю.

Акитада украдкой вздохнул. Ему, измотанному трудной дорогой, сейчас было не до любезностей и не до чинных разговоров за чашкой фруктового сока, однако положение обязывало.

На этот раз монах зашлепал по галерее влево. После бесконечных переходов и коридоров он остановился перед простой, но отлично отполированной деревянной дверью. Ее открыл мальчик-служка лет десяти-одиннадцати. В глубине комнаты на небольшом возвышении сидел почтенных лет старец.

— Его преподобие Гэнсин, — тихо и с благоговением проговорил монах.

Щуплый, усохший старец почти походил на скелет, сморщенная кожа на его гладко выбритом черепе напоминала пожелтелую бумагу. На нем были темное шелковое кимоно и роскошная накидка из многоцветной парчи. Костлявые скрюченные пальцы, похожие на птичьи лапки, неторопливо перебирали бусинки янтарных четок. Глаза его были закрыты, веки казались почти прозрачными, а тонкие, плотно сжатые губы беззвучно шевелились.

— Ваше преподобие, — шепотом обратился к нему привратник. — Достопочтенный господин Сугавара желает засвидетельствовать вам свое почтение.

Бусинки четок продолжали двигаться. Наконец истонченные временем веки поднялись, и блеклые выцветшие глаза устремились на Акитаду.

— Это какой же Сугавара? Не Мичицанэ ли? — Голос Гэнсина напоминал шорох сухих листьев.

Мичицанэ. Давно усопший, хотя и не преданный забвению.

— Нет, ваше преподобие, — сказал Акитада, шагнув вперед и раскланиваясь. — Боюсь, я совсем не тот, о ком вы упомянули, и мало имею общего с моим прославленным предком. Я Акитада, с недавних пор занимающий временный пост наместника провинции Эчиго. — Эти слова он произнес со странной смесью гордости и смирения. Назначение в Эчиго оказалось уделом не из легких, и никому, кроме самого Акитады, не было известно, каким трудом дались ему его достижения.

Настоятель озадаченно качнул головой:

— Наместник? А я думал… — Он не договорил, и истонченные веки снова опустились.

По всему видно, этот визит вежливости грозил оказаться даже еще более утомительным, чем предполагал Акитада. Он мучительно силился подобрать слова, способные сподвигнуть старца хотя бы на подобие беседы.

— Еще несколько лет назад я занимал скромный пост в министерстве юстиции, а теперь вот меня вызывают обратно в столицу.

Веки слегка приподнялись.

— Юстиция? — Гэнсин задумчиво поджал губы. — Ну что ж, юстиция — это неплохо. Вполне достойный выбор. Пожалуйста, Акитада, садитесь. Я рад, что вы наведались ко мне.

Стараясь скрыть удивление, Акитада сел, лихорадочно пытаясь придумать, как объяснить дряхлому священнику, что лишь застигнувшая в пути непогода привела его в этот буддийский монастырь. Вслух же он сказал:

— Ваше преподобие, я искал здесь лишь краткого отдыха, возможности навести порядок в мыслях и взбодрить дух. — Произнеся эти слова, он почти не покривил душой.

— Эхе!.. — Гэнсин понимающе закивал. — Ну конечно, конечно… Тогда слушайте. Тот, кто ищет справедливости, найдет ее в горном лесу. И помните: то, что кажется реальным в мире людей, на самом деле лишь грезы и обман. Впрочем, обратное тоже является истиной. А теперь ступай с миром, сын мой! — Он одобрительно кивнул Акитаде и попрощался с ним взмахом чахлой руки, потом снова закрыл глаза и вернулся к своим молитвам.

Акитада перевел растерянный взгляд на привратника, но тот, казалось, ничуть не был смущен странным поведением настоятеля.

— Следуйте за мной, господин, и я провожу вас в ваше жилище, — прошептал он.

Акитада встал с чувством облегчения оттого, что визит окончен, но настоятель вдруг молвил:

— Покажи ему адскую ширму!

Монах кивнул и пошел к выходу. Акитада последовал за ним, раздраженный необходимостью любоваться какими-то там художествами вместо того, чтобы отдыхать.

Близящийся вечер и пасмурное небо скрадывали последний свет. Они долго пробирались темными пустынными коридорами, которые время от времени сменялись крытыми галереями. Акитада успевал заметить усыпанные камешками дворики и услышать шум дождя, прежде чем окунуться в безмолвный мрак очередного перехода.

Окончательно потеряв способность ориентироваться, Акитада уныло следовал за монахом, когда, завернув в который раз за угол, буквально столкнулся лицом к лицу с каким-то поистине чудовищным существом. Его выпученные глаза горели ярким огнем, слюнявый рот в страшном оскале обнажал острые клыки. Увидев занесенное у себя над головой оружие, Акитада попятился и схватился за меч. Тогда-то он и разглядел полностью статую духа-хранителя в богато украшенных доспехах и с угрожающе занесенным пылающим мечом в руке. В мерцающем свете масляной лампы эта мастерски выполненная резная фигура словно оживала на глазах.

За спиной у деревянного чудовища на полках, подставках и столиках теснились самые разные предметы буддийского культа — позолоченные бронзовые колокольчики, ритуальные камни, жезлы и колеса судьбы, многочисленные гонги и таблички всех размеров.

— Темнеет, — сказал Акитаде проводник и, взяв с полки бронзовый фонарь, зажег его от масляной лампы.

Они продолжили путь. Пламя мерцало при ходьбе, отбрасывая на стены и потолок гигантские тени парящих птиц и шевелящихся ветвей, изображенных на фонаре. Колонны и столбы в его свете на глазах преображались в качающиеся стволы деревьев, и постепенно Акитаде начало казаться, что он попал в какой-то другой мир. От усталости и чувства потерянности в пространстве он то и дело спотыкался. Утомительное путешествие по горам и этот странный монастырь окончательно выбили его из колеи. Пытаясь стряхнуть с себя ощущение кошмара, он вдруг вспомнил о своей лошади, оставшейся мокнуть под дождем за воротами.

— Вашу лошадь, господин, отвели в конюшню, — сказал проводник.

Акитада в изумлении уставился на старого монаха. Неужто он разговаривал вслух? Или этот человек умеет читать мысли? И как долго еще он должен плестись за этими шлепающими пятками?

— Мы почти пришли. — Проводник открыл очередную дверь.

Они вошли в огромный пустынный зал. Одну стену полностью закрывали темные занавеси, в воздухе стоял какой-то странный смолистый запах. Монах взялся за веревку, чтобы поднять занавеси. Взгляду Акитады предстала створка ширмы, и он, вскрикнув, отшатнулся.

В свете фонаря перед ним открылась поистине ужасающая картина. Дитя — мальчик лет пяти-шести — с искаженным мукой лицом сидел, подняв кверху окровавленные обрубки рук.

Монах поспешил успокоить Акитаду:

— Выглядит будто живой, но это лишь картина, господин. Та самая адская ширма, которую велел показать вам его преподобие. Он очень гордится ею. Она еще не закончена, но получится, как нам кажется, поистине прекрасной. Над ней работает Ноами. Это очень благочестивый и кропотливый художник. Он трудится над ширмой уже целый год.

Акитада кивнул.

Монах поднял повыше фонарь, чтобы осветить другую створку ширмы.

— Здесь изображен ад рубящих клинков. Его отчетливее видно при дневном свете или когда в зале горит множество свечей.

Акитада искренне надеялся, что это не так. Хотя роспись изображала людей не в полную величину, достоверность и натурализм деталей вызывали у зрителя болезненное ощущение. Представшие его взору ужасы поражали даже при скудном свете единственного фонаря. Впрочем, такие ширмы с картинами ада были вполне обычными предметами интерьера в буддийских храмах, они напоминали людям о неизбежном наказании за грешную жизнь. Но это… это было не сравнимо ни с чем. Нагие мужчины и женщины, корчась и извиваясь, пытались вырваться из цепких лап черных демонов, их израненные мечами, копьями и секирами тела истекали кровью. Искалеченный младенец оказался лишь одной из многих жертв. Рядом с ним его мать, насквозь пронзенную острой секирой, добивал чернокрылый демон, из перерезанного горла несчастной фонтаном била кровь. Другие демоны лезвиями ножей полосовали лицо юной прелестницы, а ее красавец любовник, лишившийся обеих ног, беспомощно полз по земле, оставляя за собой кровавый след.

вернуться

2

В те времена уже существовало некое подобие современных визитных карточек — новшество, пришедшее из Китая

— Выглядит убедительно, не правда ли? — с гордостью спросил монах. — Вы только взгляните на адское пламя. От него бросает в жар, даже когда просто смотришь.

Это была сущая правда. Красные, оранжевые и желтые языки пламени занимали большую часть пространства картины, среди них корчились в муках человеческие тела. Кожа на них пузырилась и лопалась, выпученные от боли глаза и раскрытые рты исторгали страдание. Темнокожие косматые демоны, вооруженные горящими факелами, гнали упирающихся обнаженных грешников в полыхающее пекло или швыряли их в поток раскаленной лавы.

Акитада внутренне содрогнулся. Что же это за вера, так превозносящая человеческие муки? И в каком, интересно, мозгу могли родиться столь чудовищные сцены ужаса и страданий?

— Ноами работает здесь без устали день и ночь, только иногда уходит домой приготовить наброски для следующей сцены, — пояснил монах. — Я уже видел кое-что из этих заготовок. Теперь он возьмется за суд над мертвыми. Властитель царства смерти Эмма будет изображен вот здесь, посередине, в окружении слуг, а вот здесь, на коленях, будет стоять новопреставленная душа и вокруг нее демоны, готовые по приговору повелителя отправить ее в пекло или в ледяной ад. Его место пока пустует. Ноами говорит, что сможет приступить к нему только с наступлением зимы.

Акитада с недоумением заморгал.

— С наступлением зимы?

— Да, Ноами всегда пишет с натуры. Я сам видел, как он разжигал во дворе костер, чтобы нарисовать этот вот дым.

Из уважения к проводнику Акитада посмотрел на иссиня-черные клубы дыма, поднимавшиеся над языками адского пламени. Они выглядели совсем как настоящие, ему даже казалось, он чувствует их удушливый чад.

— Пойдем, — сказал он. — Я устал. Монах снова задернул занавеску.

— Да в общем-то больше смотреть не на что, — изрек он.

Они вышли из зала и направились по коридору. Повернув за угол, монах отворил какую-то дверь.

— Вот мы и пришли. Эти комнаты мы держим для важных гостей. Здесь куда как тише и спокойнее, чем на общем постоялом дворе. Особенно сегодня — ведь у нас остановились странствующие актеры. Они выступали здесь с танцами бугаку [3]и завтра с утра продолжат путь. Боюсь, сегодня у них будет шумно. У нас в монастыре, конечно, не разрешено бражничать, но ведь этот народец отродясь не чтил правил. — Он подошел к стоящей в углу на подставке лампе, чтобы зажечь ее.

— Я так устал, что мне все равно, — сказал Акитада, надеясь, что разговорчивого монаха проймут эти слова.

В абсолютно пустой комнате не было ничего, кроме пожелтевшего свитка с иероглифами на голой стене.

— Еду и постель вам принесут, — сказал монах. — Баня в конце галереи справа. Надеюсь, вы хорошо отдохнете. Да благословит вас Амида, господин!

Акитада поблагодарил старика, и тот, раскланявшись, зашаркал прочь.

В долго пустовавшей комнате стоял спертый дух. Акитада подошел к окну и распахнул ставни. Взору его предстал крошечный тесный дворик, окруженный высокими белеными стенами. Два жалких кустика, приютившихся по соседству с каменным фонарем, уже слабо виднелись в сгущающихся сумерках. Их окаймляли лужайка из мха, почерневшего от влаги, и полоска выровненного граблями гравия. Мокрые камешки поблескивали в свете, падавшем из комнаты, но дождь уже порядком поутих, и только тонкие струйки воды, стекавшие с карнизов, нарушали тишину своим размеренным, умиротворяющим журчанием. Акитада с наслаждением вдыхал свежий хвойный воздух гор, особенно радовавший после картины ада, потрясшей его воображение. За свою жизнь он повидал столько насильственных смертей, что какая-то там картина вряд ли могла так выбить его из колеи. Чтобы стряхнуть наваждение, он замотал головой, списав все на усталость. Ставни он решил не закрывать — пусть проветрится комната. Оставалось только дождаться обещанной постели, ибо в сне он сейчас нуждался больше, чем в пище.

Взор его остановился на свитке. Он поднес лампу поближе к письменам. «Высшая Правда и Правда Сиюминутная разнятся и не могут быть единым целым, хотя считают их Правдой Двоякой». Акитада насупился. Что за чушь? Где смысл? Абстрактная, размывчатая философия буддистов всегда поражала его иррациональностью — настоящая загадка для непосвященных. Уж куда как более жизненным и поучительным считал он учение Конфуция, у которого на все случаи жизни находился полезный и вразумительный совет.

Отставив в сторону лампу, он решил отправиться на поиски бани.

Она оказалась там, где и сказал старый монах. К счастью, в раздевалке и в самой бане он не встретил никого, кроме смотрителя, юного монашка в одной набедренной повязке, чей торс блестел от пота и пара.

Порадовавшись неразговорчивости парня, Акитада быстро разделся, повесил одежду на один из крючков на стене и голышом отправился в парилку. Банщик вручил ему бадью с горячей водой и мочалку в виде холщового мешочка с рисовыми отрубями. Акитада присел на корточки над водостоком и принялся энергично растираться. Приятное тепло разлилось по телу. Окатив себя водой, он забрался в огромную деревянную бадью, наполненную до краев. Вода в ней оказалась такой нестерпимо горячей, что он даже охнул, потом осторожно погрузился в нее по шею. От неприятного ощущения уже через мгновение не осталось и следа. Вздохнув с облегчением, он откинул назад голову и расслабился, не думая ни о чем.

Банщик вышел, и вскоре Акитада услышал, как он гремит дровами возле топки. Потом он тихонько вернулся и снова занял свое место в углу у стены. Огонь в топке тихо потрескивал, пар капельками оседал на лице Акитады, но смахнуть их было лень. Он закрыл глаза и задремал.

Мужские голоса и смех отдаленно, но настойчиво врывались в его сон, пока окончательно не разбудили его. За стеной кто-то отбивал по деревяшке ритм и пел. Слов было не различить, но мотив показался Акитаде приятным. Он вздохнул и снова закрыл глаза. Ему вспомнилась его собственная флейта. Жаль, что он не взял ее с собой — не сообразил в спешке, когда узнал о болезни матери. Интересно, как она там? Неужели все так плохо? Судя по письму сестрицы, ничего обнадеживающего. Серьезный недуг обычно приводит к смерти, и, как правило, очень скорой. Что, если он не застанет ее в живых? Может быть, даже опоздает на похороны. Он снова вздохнул, чувствуя, как подкатывает к душе страх.

А между тем пение за стеной прекратилось. Послышались топот, лошадиное ржание и крики людей. Изогнув шею, Акитада вопросительно уставился на стену. Кто бы ни нарушил его покой, но уж явно не монахи и не паломники.

В тот же момент пронзительный женский смех заставил его приподняться в недоумении. Что делают женщины в бане мужского монастыря?

Он перевел обеспокоенный взгляд на молодого банщика, тот же с вытаращенными от удивления глазами вскочил, побагровев от смущения. Интересно, что он станет делать, если голые женщины вторгнутся в его холостяцкую обитель? Акитада и сам порядком встревожился. Ему, промерзшему и уставшему, меньше всего сейчас хотелось увидеть здесь обнаженных мужчин и женщин.

А между тем, набравшись мужества, юный монах вышел в предбанник, прикрыв за собой дверь. Шум тут же прекратился, послышалась перепалка, после чего банщик, возбужденный и взволнованный, вернулся.

— Прошу прощения, господин. Это актеры. Они, похоже, изрядно подвыпили где-то и не собираются уходить. Я пытался их выдворить и не пускал сюда, но боюсь, придется мне все-таки сбегать за подмогой.

— Спасибо. — Акитада закрыл глаза. Его беспокоил вопрос, как долго еще будут торчать здесь эти актеры, — ведь ему нужно как-то забрать свою одежду.

Банщик ушел, потом за дверью снова послышались пререкания. Один мужчина все время повторял: «Но почему?! Почему?» Женщина канючила — просила разрешить ей остаться. Другие мужчины вторили ей. Акитаде удалось разобрать несколько слов. Женщине по имени Охиса предлагалось покинуть помещение. Охиса принялась всхлипывать, и тогда кто-то крикнул: «Он не посмеет этого сделать!» Голоса стали громче и теперь звучали сердито. Акитада поднялся и выбрался из кадки. Грозное выражение его лица не предвещало ничего хорошего.

вернуться

3

Бугаку — один из самых древних жанров театрального искусства Японии; музыкально-хореографическое представление, устраиваемое в особо торжественных случаях.

Сняв с вешалки полотенце, он обмотался им, потом распахнул дверь и свирепо уставился на людей в предбаннике.

Четверо мужчин разного возраста и женщина, молодая и очень хорошенькая, все полностью одетые, замерли от неожиданности и испуганно глазели на него, потом в панике бросились наутек. Эта смешная сцена так позабавила Акитаду, что от мрачного настроения не осталось и следа, и он рассмеялся. Еще веселее ему стало, когда в баню нагрянули четверо или пятеро пожилых монахов и банщик. Примчавшиеся навести порядок монахи не скрывали своего возмущения и подозрительно косились на Акитаду. А он, вспомнив, что забыл вытереть тело, размотал полотенце. Монахи в смущении поспешно удалились.

Акитада повесил на крючок полотенце, оделся и, все еще улыбаясь, отправился в свою келью.

За время его отсутствия кто-то принес сюда поднос с едой и расстелил на полу постель. Пища была растительная — рисовые колобки, начиненные тушеными лесными грибами, соевый творог тофу, маринованные баклажаны, огурец, зеленая фасоль и порция обжаренных просяных зерен в меду. Акитада осторожно отведал угощения. Все блюда оказались на удивление вкусными, и Акитада с благодарностью подумал о монахах, целые поколения которых не жалели фантазии и изобретательности, чтобы придать аппетитный вид и вкус тем плодам земли, что дозволялось им употреблять в пишу. Сидя перед распахнутой дверью в крошечный садик, он вдыхал влажный воздух гор и с удовольствием уничтожал содержимое подноса. Опустошив его полностью, он жадно приник ртом к небольшой баклажке с фруктовым напитком. Вкус у питья был необычный, но довольно приятный. Дождь за окном понемногу стихал и вскоре сменился мерным, монотонным стуком капель о водосточные желоба.

Веки Акитады отяжелели, осоловевшее, размякшее тело просилось в постель. Тогда он забрался под стеганое одеяло и уснул.

Спал он крепко, однако вскоре его встревожил страшный сон. Два синих демона с огнедышащими, клыкастыми пастями гонялись за ним, норовя схватить его своими крючковатыми лапами. Удирая от них, он проносился мимо сотен других обнаженных мужчин и женщин, в ужасе кричавших на бегу. В смертельном страхе мчался Акитада к огромному дымящемуся чану, надеясь укрыться за ним от преследователей, но, добравшись до него, он обнаружил, что чан битком набит телами кричащих людей. Несчастных страдальцев заживо варили в кипятке два исполинских огнедышащих демона. Один из них, подцепив Акитаду огромным черпаком, занес его над котлом с адским варевом. Ухватившись за край черпака, Акитада примерился и прыгнул. На мгновение он просто застыл в воздухе, и лица варящихся заживо грешников внизу все были обращены к нему, а потом он вдруг почувствовал под ногами твердь и обнаружил себя в зале суда.

Судья в пышном облачении восседал на высоком троне. Сверкая глазами, он степенно поглаживал бороду. Акитада пал перед ним ниц, но его, казалось, никто не замечал. Несколько демонов-стражей тащили по полу старуху, бледную аристократку в богатом наряде, распущенные седые волосы волочились за ней длинным шлейфом. К своему ужасу, Акитада узнал в женщине собственную мать. Другие демоны выступили вперед, чтобы громогласно произнести обвинения против нее, пока она стояла на коленях в молчании. Акитада хотел сказать что-нибудь в ее защиту, но язык одеревенел и не слушался. Стукнув себя по коленке жезлом, судья произнес приговор, и синие демоны поволокли матушку прямиком в ад. Оторвавшись от пола и устремив на судью молящий взгляд, в надежде испросить милости для матушки, Акитада с ужасом обнаружил перед собой свое собственное лицо.

Это он был великим судьей, это он, поглаживая бороду, выслушивал обвинения против несчастных грешников, представших пред его суровые очи. Один за другим выносил он приговоры: огненное пекло для черствых и бессердечных, ледяной ад для похотливых, царство голодных призраков для алчных и прожорливых, пытки острыми клинками для насильников. Постукивая жезлом, он объявлял приговоры один за другим, со своего трона взирая на демонов, облаченных в доспехи, когда те утаскивали прочь вопящих грешников. Они волокли страдальцев к месту казни и там пылающими мечами отрубали им руки, ноги и головы. И вот уже горы искромсанных тел, омываемые реками крови, высились вокруг. Горы эти начинали оползать, а кровавая река разливалась все шире, и Акитада, сметенный этой лавиной, тонул в багровом потоке смерти.

Закричав от ужаса, Акитада сел на постели. В темноте он жадно глотал воздух и размахивал руками, чтобы отогнать кошмар. Постепенно он приходил в себя. Отерев с лица пот, он сбросил с себя одеяло. Прохладный ночной ветерок приятно обдувал влажную кожу. Он не мог припомнить, чтобы когда-либо испытывал такое ощущение страха, и списал его на усталость и тревогу за матушку. По-видимому, впечатления прошедшего вечера и породили в его мозгу эти причудливые фантазии, они до сих пор неотступно преследовали его, живо врезавшись в память до последнего звука. Акитада напряженно вслушивался.

Но в комнате царили тишина и безмолвие. Лишь изредка их нарушал доносившийся снаружи звук падающих капель.

И вдруг безмятежный покой прорезал чей-то одинокий пронзительный крик, мгновенно стихнувший в ночи.

ГЛАВА 2 ОПАВШАЯ ЛИСТВА

Акитада выскочил в коридор, а оттуда в ближайший дворик. Не обнаружив там ни души, он еще несколько минут стоял, прислушиваясь и соображая, где он сейчас находится и откуда мог донестись этот крик. Повсюду вокруг причудливыми очертаниями над ним нависали выступавшие во тьме монастырские строения. Многочисленные галереи вели в другие дворы и здания. Побродив немного по ним, Акитада наконец сдался. Теперь он чувствовал себя полным болваном и уже сомневался, слышал ли что-либо вообще. А вдруг это кричала сова? Или какая-нибудь подгулявшая парочка. Может, так девчонка просто дразнила своего ухажера, и теперь оба давно уже удрали в страхе быть застигнутыми вместе.

С трудом нашел он обратный путь в свою каморку, где сразу забрался под одеяло. Еще очень не скоро он погрузился в сон, на этот раз без всяких видений, и лишь далекий гул колоколов, созывающих к утреннему молебну, разбудил его перед рассветом.

Поднявшись, Акитада быстро оделся и вышел во двор. Рассвет едва брезжил. Густой туман обволакивал монастырские здания, поглощая колокольный звон и угрюмые, монотонные распевы монахов. Акитада безрадостно всматривался в туман — в горах, особенно после дождя, это обычное явление, и продержится он еще долго, усложнив ему и без того трудный и опасный путь.

Забрав в конюшне лошадь, он поскакал к главным воротам. Там его приветствовал другой страж. Поговорив с ним немного о тумане и о трудностях горной дороги, Акитада отсыпал ему серебра — подношение монастырю за гостеприимство. В ответ на это привратник любезно поинтересовался, хорошо ли отдыхал господин, на что Акитада не преминул сообщить:

— Какой-то шум разбудил меня среди ночи. Ни от кого больше не слышали вы такой же жалобы?

— Нет, господин. Ох, надеюсь, это не гуляки-актеры! Уж больно шумная братия!

Акитаде вспомнилась вчерашняя история в бане, и он покачал головой:

— Нет, это не они. Но я точно слышал чей-то крик в соседнем дворе. — Уже в следующий миг его осенила мысль. Почти во всех монастырях имелись простенькие схемы построек для постояльцев. Поэтому он спросил: — Нет ли у вас плана монастыря?

Монах достал из сундука смятый листок бумаги. Разложив его, они нашли изображенную на нем келью Акитады.

— Кричали, должно быть, здесь, — сказал Акитада, ткнув пальцем в пространство, окруженное длинными узкими постройками.

Монах задумался.

— Нет, там кричать не могли. Там кладовые. Только монахи, работающие на кухне и по хозяйству, пользуются ими, да и то днем. А жилье для постояльцев находится вот в этом дворе. — Он указал в противоположный угол схемы.

— Ну что ж, может быть, мне и померещилось, — сказал Акитада. — И вообще мне пора.

Дорога была суше, чем вчера, но горный спуск оказался трудным как для лошади, так и для всадника. Каждый камешек под копытом так и норовил устроить обвал. Туман скрывал из виду дорогу, не давая вовремя разглядеть поворот. Приходилось ползти черепашьим шагом.

Вопреки горестным раздумьям Акитада находил пейзаж весьма и весьма красивым. На носу был первый морозный месяц, и в северных провинциях зима уже укрыла землю снежным одеялом, но здесь еще вовсю царствовала осень. Невидимое солнце нет-нет да и прожигало огнем клочья тумана, и тогда они напоминали сказочные существа, облаченные в золотистые и серебристые вуали, танцующие среди деревьев. Сам лес походил на кущи из сказаний о Западном рае. Словно светясь изнутри, красивые ветви бесшумно роняли на подушки из зеленого мха переливающиеся всеми цветами радуги драгоценные россыпи капель. А землю устилали богатые покрывала опавшей листвы — оранжевой, красной, бледно-желтой и коричневой. Багровые кроны кленов там и сям сменялись густой зеленью хвои.

Это величественное безмолвие нарушали только звуки бредущей лошади — цоканье копыт, фырканье, скрип кожаного седла да легкое похлопывание уздечки. Впрочем, были здесь и птицы. Акитада видел, как они, порхая, пересекают ему дорогу, словно крупные бесшумные мотыльки. А один раз на тропу выскочил заяц и тут же нырнул обратно в нору. Так лошадь и человек — неразлучные странники — продвигались вперед сквозь клубящийся лесной туман.

Но постепенно и очень незаметно туман рассеялся, дорога расчистилась, звуки стали отчетливее, и теперь Акитада уже мог разглядеть подернутые белесой пеленой горные склоны, устланные лоскутным одеялом всех цветов осени.

Когда Акитада выехал на большую дорогу, где на обочине приютилась заброшенная хижина, весь мир вокруг хранил покой и безмятежность гор.

Но он двигался в сторону жилья и вскоре уловил запах костров, а потом начали встречаться деревеньки, где добродушные крестьяне с улыбкой кланялись ему.

Теперь Акитада мог наверстать упущенное и, прибавив ходу, лишь с новой силой ощутил всю неотложность своей цели. Каждое мгновение приближало его к реальному миру бытия… или смерти — уж это покажет время. Все эти дни неотвязный призрак матушкиной смерти подгонял его, заставляя подолгу не сходить с пути, беспрестанно менять загнанных и вымотанных лошадей и, забыв о еде и отдыхе, спешить вперед, навстречу пугающей неизвестности. Даже эта вынужденная остановка в монастыре наполняла его душу чувством вины. И ночной кошмар, это страшное адское судилище, все никак не шло у него из головы, хотя здравый смысл подсказывал, что столь болезненная игра воображения, конечно, явилась следствием чрезмерной усталости и впечатлений от той необычной настенной росписи.

И вот наконец вдалеке показалась столица. Теперь, когда туман рассеялся, стало очевидно, что день обещает быть ясным и безоблачным. В ярком утреннем свете взору Акитады предстал раскинувшийся на широкой равнине старый Киото — резиденция правительства и императора. После четырех долгих лет разлуки с домом Акитада все-таки вернулся сюда. Пришпорив коня, Акитада любовался родным городом, и слезы медленно текли по щекам. Какой же он все-таки красивый, его город, сердце страны, место, куда рвалась его душа, изнывая на холодных зимних просторах северного края. Старый Киото был поистине золотым, украшавшим длань самого Будды, долгожданной целью тяжкого и угрюмого пути к дому.

И все же он въезжал в столицу почти с опаской — через Расёмон, громадные двухэтажные ворота с красными лакированными колоннами и синей черепичной крышей, увенчанной золочеными шпилями. Как крупному государственному чиновнику, облеченному властью, Акитаде полагалось возвращаться в столицу в сопровождении многочисленной свиты из слуг и носильщиков. Такое пышное шествие всегда собирало на улицах толпы и становилось настоящим событием — даже здесь, в стольном городе, где подобное явление отнюдь не было редкостью. Даже не будучи большим любителем всяческих церемоний, Акитада тем не менее с удовольствием представлял себе картину такого возвращения. Но матушкина болезнь начисто прогнала весь трепет радостного предвкушения, и вот теперь он тихо и незаметно проскользнул через ворота Расёмон, словно простой крестьянин или охотник.

Погоняя лошадь, он ехал по улице Судзаку, пролегавшей через весь город с севера на юг и сейчас устланной позолотой опавшей листвы ее знаменитых ив. В конце улицы он приостановил коня у ворот императорского дворца. Вообще-то ему следовало бы заехать сюда в первую очередь и доложить о возвращении. Но сегодня был особый случай — сегодня он должен сначала повидаться с матушкой.

Его родная улица, как и все остальные, была усыпана палой листвой. Унылыми пейзажами и звуками встречал его отчий дом. Ворота были закрыты, и еще издали он услышал монотонные и торжественные распевы молитв.

Акитада постучал в ворота, и ему открыл согбенный старик. Акитада узнал Сабуро, престарелого слугу своей супруги, которого они, поженившись, забрали к себе в дом. Оторопев от удивления, старик смотрел на господина. Въехав во двор, Акитада проворно спрыгнул с коня. Несколько монахов в шафраново-красных одеяниях сидели на веранде главного дома, самозабвенно распевая молитвы.

— Хозяин! — воскликнул Сабуро, закрыв ворота, и торопливо заковылял к нему. — Вы вернулись! Добро пожаловать домой!

Акитада потянулся, разминая затекшие ноги.

— Да, Сабуро, спасибо. Но скажи скорее: как матушка?

Улыбка исчезла с лица старика, и он покачал головой.

— Плоховато, господин. Боюсь, совсем плоховато. — Он оглянулся на закрытые ворота и спросил: — А где же молодая госпожа? Разве она не с вами?

— Нет. Все отстали от меня недели на две пути. — Но, заметив расстроенное выражение на старческом лице, Акитада с улыбкой прибавил: — У нее все хорошо, как и у нашего сынка. Она скучала по тебе.

Довольный Сабуро рассмеялся беззубым шамкающим ртом.

— Неужели скучала по мне? Хе-хе!.. И малютку привезет, нашего юного господина! Хе-хе!.. Что за радость нас ждет! — Он хлопнул в ладоши, уронив слезу радости, и опять запричитал: — И впрямь великий праздник будет у нас, а то уж больно тихо да уныло было здесь все эти годы.

Акитада похлопал его по плечу и направился к дому. Пока Сабуро помогал ему стянуть сапоги, он поинтересовался:

— Ну а как мои сестры? Они здесь?

— Только госпожа Ёсико. А госпожа Тосикагэ теперь живет в доме мужа.

Старшая из сестер Акитады за время его отсутствия вышла замуж — сделка, удачно устроенная матушкой. Тосикагэ было уже за пятьдесят, и Акитада дивился, как это своевольная Акико согласилась пойти на такое. Он-то надеялся, что для нее найдется жених помоложе, хотя на тот момент ей стукнуло уже двадцать пять, а в этом не самом свежем возрасте невестам не приходится быть особенно разборчивыми. К тому же материнская воля сыграла свою роль. Впрочем, Тосикагэ был почтенным чиновником, занимавшим должность старшего секретаря в управлении дворцовыми складами. Его первая жена умерла, и Акико, похоже, охотно заняла ее место.

А вот Ёсико, которая была на два года младше своей сестры и на десять лет младше Акитады, пришлось остаться на попечении их ядовитой и колкой на язычок матушки.

Акитада шел по сумрачным коридорам и комнатам. Все ставни в доме были закрыты по причине матушкиного недуга. Ёсико, должно быть, услышала его шаги, так как неожиданно появилась на пороге матушкиной комнаты, бледная, измученная и встревоженная. Узнав Акитаду, она вся засветилась радостью и бросилась ему на шею.

— Ты приехал! — Она смеялась и кричала, обнимая его. — И выглядишь-то как хорошо! Только, наверное, устал с дороги. Ты ел? Ох, Акитада, как мне тебя не хватало!

— Знаю, — сказал он. — Знаю, как несладко тебе пришлось, сестричка. Ты сама-то как себя чувствуешь?

Она смахнула слезы, убрала с лица выбившуюся прядь волос и, улыбаясь, кивнула:

— Да со мной все хорошо. Ты же знаешь, какая я крепкая.

— Ну а как матушка?

Она покачала головой:

— Уже три недели как слегла. Началось все с боли в животе. И чего мы только не пробовали: и травяные отвары, и толченые семена чертополоха, и петрушку, и красный клевер, и целебные чаи из коры барбариса и кошачьей мяты. Лекарь чуть ли не живет у нас теперь.

Акитада глянул на закрытые ставни, из-за которых доносилось пение монахов.

— Ну а в конечном счете вы, как я понимаю, остановились на духовных средствах, — проговорил он, приподняв брови.

— Нет, совсем по другой причине, — сказала Ёсико, нетерпеливо мотнув головой. — Я знаю, как ты относишься к подобным вещам, но как бы это выглядело, если бы мы не попробовали? К тому же это матушка сама так распорядилась. Не думаю я, что она верит в молитвы, но ей важно, чтобы люди знали, что у нас все делается как подобает. Ох, Акитада, ты бы только видел, как она изменилась! Глазам своим не поверишь. Ни есть не может самостоятельно, ни встать из-за слабости. Уж и не знаю, как она еще смогла протянуть так долго — разве что потому, что тебя ждала да своего внука. Ты привез Тамако и мальчика?

— Когда я получил твое письмо, то поехал вперед один. Остальные пока в пути. Я не хотел рисковать их здоровьем.

Ёсико немного сникла.

— Она будет расстроена. Ну ничего, пойдем!

Они вошли в сумрачные покои матушки. Долговязая худущая служанка поднялась с подушки у изголовья больной и отошла в сторону. Старая госпожа Сугавара лежала на расстеленном на полу тюфяке, укрытая стеганым шелковым одеялом. Единственная свеча, кое-как освещавшая комнату, наполняла ее тягучим запахом благовоний, так и не сумевшим, впрочем, перебить тленный дух болезни.

Акитада с трудом узнал мать. Роскошные длинные волосы, прежде предмет ее гордости, теперь были обрезаны чуть пониже ушей. То, что от них осталось, имело жалкий вид — реденький седой пушок. Красивое волевое лицо стало морщинистым и землисто-серым, выцветшие губы беззвучно шевелились, закрытые глаза походили на две темные впадины. Все остальное было почти сокрыто одеялом, узловатые руки, покрытые пятнами, слабо сжимали ткань.

— Матушка! — тихо воскликнул Акитада, до глубины души потрясенный ее видом.

Она открыла глаза — все такие же черные и цепкие.

— Ты не очень-то спешил, — сказала она. Голос ее ничуть не изменился, в нем звучали сила и знакомые повелительные нотки. И это почти внушало надежду.

Акитада опустился рядом с ней на колени.

— Я выехал сразу же, как получил известие. Вчера меня задержал дождь, и мне пришлось переночевать в горах.

— Где мой внук?

— Он в пути вместе с Тамако и слугами. Все они скоро прибудут.

Она закрыла глаза и пробормотала:

— Скоро, да не скоро.

— Всего какая-нибудь неделя. А вам, матушка, нужно поскорее поправиться, чтобы вы смогли взять на руки внука и поиграть с ним. Ему ведь уже почти три, здоровенький и крупный не по годам.

— Стало быть, весь в отца, — со вздохом заключила она.

Растроганный Акитада не знал, что и сказать. На глаза навернулись слезы, и, проглотив тяжелый ком в горле, он прошептал, беря мать за руки:

— Ох, матушка!..

Она открыла глаза и раздраженно отдернула руки.

— Ну так и чего же ты теперь ждешь? Я думала, ты привезешь мне внука. А раз нет, ступай. Я устала.

Акитада вышел в сопровождении Ёсико. Закрыв за собой дверь, та прошептала:

— Не бери в голову — ведь ее неотступно мучают боли.

— Да нет… Она всегда была такая, — вздохнул Акитада. — И напрасно я ждал, что она смягчится. Меня только огорчает, что все эти годы тебе приходилось зависеть от ее настроения.

— Она ничего не может с собой поделать, такова уж ее натура, — сказала Ёсико, поникнув. — Да и кто, кроме меня, это сделал бы?

— А Акико?

— У нее теперь своя семья, и она не может часто навещать нас. А вот то, что ты приехал, это хорошо. Теперь нам будет легче. Пойдем-ка, кстати, выпьем чаю или саке.

Акитада оглянулся на покои больной и, вздрогнув, сказал:

— Лучше саке. И хорошо бы чего-нибудь поесть. Я выехал из монастыря до завтрака, так что, получается, ничего не ел со вчерашнего вечера.

Ёсико всплеснула руками и засуетилась. Она отвела брата в его комнату, вымытую до блеска и украшенную свежими хризантемами в горшках. Служанка принесла горячее саке и тарелку с соленьями, а вслед за ними и другие закуски — вареный рис, овощи и отменно приготовленную рыбу.

Пока Акитада ел, Ёсико рассказывала обо всем, что произошло за время его отсутствия дома.

— У нас теперь двое новых слуг, — сообщила она. — Сабуро ты, конечно, помнишь. Он трудится без устали, но работы для одного слишком много, вот я и наняла ему в помощь паренька. Матушкина старая служанка умерла, и новой теперь достается за двоих. Чего ей только не приходится сносить! Правда, она девушка простая, крепкая да выносливая, прощает матушке ее дурной нрав. Я как-то извинилась перед ней за матушку, когда та назвала ее дурой, годной только для чистки конюшен, а она просила не беспокоиться — дескать, госпоже и так несладко, какую боль доводится терпеть. Кухарка наша приходится ей родней. Боюсь, в изысканных блюдах она ничегошеньки не смыслит, да, впрочем, нам уже давно не до праздников. Как тебе, кстати, ее угощение?

— Очень вкусно, — сказал Акитада, не покривив душой. — И пусть это блюдо крестьянское. Вот возьмем дадим ему какое-нибудь изящное название да и станем подавать гостям. — Он приподнял мисочку с рыбой, приправленной молодыми бамбуковыми ростками. — Как тебе, например, такое — «серебряный карп, резвящийся в прибрежных тростниках»?

Ёсико захихикала. Личико ее теперь немного порозовело. Акитада поставил миску и посмотрел на сестру. Куда подевались ее детская невинность и веселость? От былой свежести и живости не осталось и следа. Бледная и худенькая, она теперь выглядела старше, зато появилось в ней какое-то изящество, которого не мог пропустить глаз. Оденься она поярче да красиво уложи волосы, и ее не узнать. А сейчас, глядя на ее унылое, скромное кимоно и строгую прическу, он мог только с горечью сожалеть о том, что его младшей сестричке пришлось пожертвовать личным счастьем ради матушки. Да и ради его благополучия тоже — ведь останься он дома, и она могла быть уже замужем.

— Неужели ты так и не встречаешься ни с кем? — без обиняков спросил он. — Сестра-то твоя, похоже, не растерялась да подсуетилась вовремя.

Ёсико стыдливо покраснела и отвернулась.

— Кому-то надо было остаться при матушке. Когда Акико сосватали, матушка сказала, чтобы я и не думала о замужестве — дескать, Акико характером покрепче и способна справиться с тяготами семейной жизни, а я, мол, должна радоваться, что избежала этой участи.

Акитада потерял дар речи. Неужели и впрямь матушкино мнение таково? В таком случае оно приоткрывает завесу ее собственных отношений с его отцом. И выходит, эта суровая, властная женщина, все эти годы омрачавшая ему жизнь, на самом деле достойна в большей степени жалости, нежели упрека? И все же в ее отношении к Ёсико сказывался эгоизм, а никак не забота о дочери. Отбросив в сторону эмоции, Акитада уверенно сказал:

— А вот тут я не согласен. Ты выйдешь замуж, если захочешь, и приданое получишь, как сестра. — Акитада сам обеспечил приданое старшей из сестер, уж тут Тосикагэ запросил недешево — и серебро, и сундуки, набитые рулонами шелка и парчи, и домашнюю утварь, и мешки с годовым запасом риса, коего хватило бы на прокорм пятерых слуг. Ради благополучия Акико Акитаде с семьей целый год пришлось во многом отказывать себе, живя на далеком севере. Сейчас, поправив дела, он готов был охотно сделать то же самое для Ёсико.

Но та с горечью сказала:

— Нет, братец, слишком поздно. Ну кто возьмет меня такую, не юную да измученную трудами?

Акитада вспыхнул возмущением:

— Ничего не поздно! Ты и молода еще, и свежа, и миловидна. Просто тебе нужно отдохнуть, принарядиться да людей хороших почаще видеть. Все это я тебе обеспечу. Скажи лучше, тебе нравится кто-нибудь?

Сестра посмотрела на него, и на глаза ее навернулись слезы.

— Нет, Акитада, не надо!.. — Она зашмыгала носиком. — Нет, в самом деле, ты очень добр, но, к сожалению, все… кончено!

— Что значит кончено? — спросил он, тронутый ее горем.

Она молча покачала головой и уткнулась лицом в рукав.

— Ёсико, ну пожалуйста, скажи мне! — просил он. — Ведь и я виноват в твоем несчастье, так, может, я и смогу как-то все поправить.

— Нет! — воскликнула Ёсико и сдавленным голосом продолжала: — Ты здесь ни при чем, и матушка тоже. Это я повела себя глупо. Был у меня один человек. Я думала, я нравлюсь ему, и все ждала, что он попросит у матушки моей руки. Но все кончилось тем, что он женился на другой. — Она умолкла, чтобы подавить судорожный вздох и не разрыдаться, потом расправила плечи и подняла голову. — Когда Акико вышла за Тосикагэ, мне стало безразлично, что скажет матушка. Видишь ли, я и сама больше ни за кого не хочу выходить.

Потрясенный до глубины души Акитада взревел:

— Этот мужчина, он что же, навещал тебя тайком? Ёсико только отмахнулась.

— Навещал? — продолжал пытать Акитада, все больше и больше свирепея.

Потупив взор, она молча кивнула.

— И как часто?

— Пожалуйста, Акитада, не спрашивай! Какая теперь разница, ведь все давно кончено! Говорю же тебе, это я повела себя глупо. Я все думала о вас с Тамако, но теперь-то вижу, что вышло совсем по-другому.

— Ты хочешь сказать, он приходил к тебе по ночам как жених и позволял тебе думать, что вы станете мужем и женой, а потом исчез?

— Нет! — воскликнула она, заламывая руки. — Ну прекрати же, Акитада! Ведь все это уже в прошлом и давно забыто!

Акитада кусал губы. Забыто? Ну уж нет, как бы не так! У Ёсико, оказывается, и вправду произошло кое-что. Он решил во что бы то ни стало досконально разобраться в случившемся, только сейчас не хотел пока ворошить это дело, поэтому сказал:

— Мне жаль, что я вмешался. Мне не следовало расспрашивать тебя о столь личных вещах. Прости.

Она кивнула и грустно улыбнулась.

— Помнишь, еще совсем юной ты как-то набралась смелости и поругала меня за то, что я не решаюсь приблизиться к Тамако?

Просияв, Ёсико закивала:

— И я была права, не так ли?

— Да, ты была права, и мы оба многим обязаны тебе. Я вспомнил сейчас об этом потому, что мне очень хотелось бы когда-нибудь воздать тебе должное за твое добро. Ты позволишь мне сделать это?

— Я знаю, братец, что ты хочешь помочь, но поверь, уже слишком поздно, — грустно ответила Ёсико.

— Вот и хорошо, — сказал Акитада, зевая. — Поговорим об этом как-нибудь в другой раз. А сейчас я бы не отказался отдохнуть, а завтра утром пораньше осмотрю дом и поговорю со слугами.

На следующий день, повидавшись со всеми работниками и поблагодарив их за преданную службу его матушке и сестрам, Акитада осмотрел владения и вернулся в дом. Там его ждала Ёсико.

— Матушка снова желает видеть тебя.

Он последовал за сестрой в покои матушки. Однако он напрасно надеялся дождаться от госпожи Сугавара извинений или застать ее в более благоприятном расположении духа. Устремив на него суровый взгляд, она тоном, не терпящим возражений, спросила:

— Ты уже доложил о своем возвращении начальству?

— Пока нет. Я прямиком приехал сюда.

— Так я и думала. — Она говорила с трудом, цедя короткие фразы между приступами боли. — Ты ничуть не изменился. Все такой же безответственный! Так ступай туда немедленно! — Она судорожно вздохнула и прибавила: — Как можно так рисковать своим положением?

— Но, матушка, — возмутился Акитада, — я думал, вы захотите, чтобы я первым делом явился к вам! К тому же все мое официальное платье и документы пока находятся в пути вместе с остальной поклажей. Уверяю вас, начальство не ждет меня так рано.

Мотнув головой из стороны в сторону, она с трудом выдохнула:

— Зачем ты споришь со мной? — И, прижав руку к груди, она закрыла глаза от боли. — Ты добиваешься моей смерти?

— Разумеется, нет, матушка, — ответил Акитада, закусив губу. — Я отправлюсь туда сейчас же. — И он повернулся, чтобы уйти.

Матушкин голос настиг его у двери:

— И поторопись! Каким глупцом надо быть, чтобы не подумать о том, что весть о твоем возвращении уже разнеслась по всему городу!

В унылом настроении вернулся Акитада в свою комнату. Нет, матушка нисколько не изменилась! Ее по-прежнему ничто не может порадовать, ничем ей не угодишь. Акитада распахнул старый платяной сундук. В нем хранилась поношенная одежда, которую и четыре-то года назад надеть было зазорно. Покопавшись в сундуке, он все же извлек из него какой-то старый придворный наряд — тронутое плесенью потертое кимоно серого шелка и пожелтевшие от времени грязновато-белые штаны-хакама. От залежавшейся одежды исходил кисловатый прелый запах. Шапка эбоси [4]с оставшимися на ней знаками отличия порядком пообтерлась, потрескалась и потеряла форму. Акитаде все же пришлось облачиться в этот обязательный для придворных посещений наряд, и он пешком отправился во дворец.

Рабочий день был в разгаре, многочисленные чиновники и писцы, спешившие домой отобедать, бросали на него недоуменные взгляды. Лишь после долгих препирательств потрясенный нелепым видом Акитады служащий наконец пропустил его в инспекционный отдел, где он еще застал одного из старших секретарей, которому и объяснил цель своего появления. Молодой чиновник в безукоризненно накрахмаленной шляпе, роскошном кимоно из набивного шелка и белоснежных штанах сморщился при виде Акитады и, оглядев его с головы до ног, закатил глаза в изумлении.

— Вы и есть Сугавара? — проговорил он. — Но вас никто не ждал до конца месяца.

— Знаю. Я получил весть о болезни матушки и, бросив все, поспешил сюда. Я прибыл только что и счел необходимым поскорее сообщить о возвращении высочайшему начальству.

— Хм… Но сейчас никого нет на месте. Полагаю, вы могли бы просто оставить докладную записку.

Молодой человек порылся в бумагах, нашел пустой белый листок, писчие принадлежности и придвинул их к Акитаде, который начеркал несколько строк. Оторвавшись от бумаги, он заметил, что молодой хлыщ все еще сверлит недоверчивым взглядом его одежду. Прочитав записку, чиновник нахмурился и спросил:

— Может, вы испытываете недостаток в средствах? Быстро смекнув, куда он клонит, Акитада гордо проговорил:

— Вовсе нет. Если вы имеете в виду мой наряд, то знайте: я ускакал вперед от своей свиты и не взял никакой поклажи, так что по возвращении мне пришлось довольствоваться старой одеждой, негодной для носки уже несколько лет.

Юнец покраснел, потом весело улыбнулся:

— Ах вот оно что! А я-то было подумал, что кто-то вырядился в чиновника. Ну что ж, лучше вам, наверное, пойти домой и дождаться, когда сможете одеться должным образом. Наше высокое начальство, знаете ли, весьма серьезно относится к вопросам внешности. А я прослежу, чтобы они получили ваше послание. Мы пошлем за вами, когда возникнет надобность.

— Благодарю. — Акитада не счел нужным ответить молодому человеку улыбкой. Он не сомневался: теперь эта история станет предметом досужих разговоров среди родовитых друзей парня. Снедаемый гневом, он лишь небрежно кивнул юноше, который, вне всякого сомнения, превосходил его по рангу, и вышел.

По улице он шагал торопливо, стараясь не смотреть прохожим в лицо. Несмотря на яркое солнце, воздух был прохладен. Опавшая листва под ногами уже не пестрила множеством оттенков, теперь все их богатство свелось к бледно-желтому да жухло-коричневому. Это далекое от триумфального возвращение с опасного и довольно высокого поста породило в нем ощущение, будто он вернулся туда, с чего начинал. За все эти годы он так и не избавился от привычки смущаться при мысли о том, что подумают о нем люди. Такое впечатление, что холодный и нерадушный прием матушки вернул его в пучину былых сомнений. Он все твердил себе, что на самом деле ему нечего стыдиться. Он давно выбрался из бедности и прославил свое имя службой на севере. Он с достоинством разрешил множество трудных ситуаций и, несомненно, сможет принести пользу императору в будущем. Странно вот только, что он до сих пор ежится в присутствии умирающей матери да какого-то разряженного родовитого сопляка.

вернуться

4

Эбоси — покрытый черным лаком высокий головной убор из накрахмаленного шелка или бумаги; являлась частью костюма сановной знати.

Дома Акитада обнаружил, что к ним приехала его сестра Акико. Она приветствовала его широкой улыбкой и первым делом не преминула похвастаться дорогущим шелковым кимоно, богато украшенным вышивкой.

— Ну? Как я выгляжу? — спросила она.

— Прекрасно! — сказал он, нисколько не кривя душой. Акико заметно располнела, и ее розовое личико светилось счастьем и довольством. Роскошные ухоженные волосы доходили почти до пола и свидетельствовали о безупречном здоровье их владелицы. Акитада перевел взгляд на Ёсико — разительный контраст болезненно отозвался в душе. Ёсико, даже будучи на два года моложе сестры, из-за худобы и скромной одежды походила на увядшую служанку. Сердце Акитады защемило от жалости.

А между тем Акико все еще выступала перед ними павой, изящно выгнув спинку и поглаживая себя по животу.

— Ты правда так считаешь? — спросила она. И тут вдруг Ёсико изумленно воскликнула:

— Акико! А ты уверена? Акитада сообразил не сразу.

— Да ты ждешь ребенка! — воскликнул он и бросился к сестре. — Как приятно услышать такую радостную новость в самый первый день после возвращения!

Акико наконец уселась с самодовольным видом.

— Да, я теперь уже точно знаю. А уж как рад Тосикагэ, его прямо-таки распирает от гордости! — Она посмотрела на Акитаду. — Ты же знаешь, у него уже есть двое взрослых сыновей.

Акитада кивнул. Он видел бумаги, сопровождавшие сделку и порядком затянувшие ее из-за сложностей доставки в отдаленную провинцию Эчиго.

— Конечно же, мое положение до сих пор было шатким. Не произведи я на свет сына, пришлось бы довольствоваться убогой участью вдовы и жить на вашем попечении в этом доме. — И она красноречиво цокнула язычком. — Тосикагэ уже не молод и может умереть в любой день, и тогда все отойдет его сыновьям, а мне — ничегошеньки.

Акитада поразился — какой холодный расчет! Теперь стало ясно, что благополучная наружность сестры не имеет никакого отношения к семейному счастью, что она тут же не преминула подтвердить.

— И знаете, это было куда как непросто, — сказала она, со вздохом похлопывая себя по животу. — Муженек мой хотеть-то хочет, да не всегда может. Мне говорили, мужчины с возрастом теряют силу. Вы представить не можете, на что мне только приходилось идти, чтобы затащить его к себе в постель…

Акитада резко оборвал ее:

— У меня нет ни малейшего желания выслушивать такие интимные подробности. А если ты так относилась к Тосикагэ, то зачем согласилась на этот брак? Ты же знала, что я в любом случае позабочусь о тебе.

Акико ответила ему горьким смешком:

— Ну да. Только кому охота стареть, находясь в услужении у матушки, сносить ее дурное настроение да капризы и выглядеть как обычная служанка? Вон посмотри на Ёсико! Что может быть хуже?! А я теперь госпожа Тосикагэ, у меня семья, дом. У меня полно нарядов, разных красивых вещиц и три девушки в услужении. К тому же теперь, когда я ношу под сердцем ребенка — сына, как я думаю, и будущего наследника, — мое положение станет надежным.

Акитада посмотрел на Ёсико — на потупленный взгляд, на сцепленные на коленях пальцы, — и его разобрала злость. Не скрывая гнева, он сказал, обращаясь к Акико:

— Твоя сестра трудится без устали, потому что матушка очень больна. И тебе следовало бы занять место рядом с ней, чтобы помогать во всем.

Акико вытаращила глаза,

— Это при том, что у меня свое хозяйство имеется? Да в моем-то положении? — возмутилась она. — Тосикагэ никогда такого не позволит.

В этот момент, словно по какому-то невероятному совпадению, зять Акитады объявился собственной персоной. Это был крупный дородный мужчина лет за пятьдесят, и лицо его сияло улыбкой, пока он не разглядел одежду Акитады, после чего, опешив, остановился в нерешительности.

Смекнув, что к чему, Акико воскликнула:

— Боже, Акитада! И где ты только откопал эти лохмотья? У тебя такой смешной вид. Тосикагэ, наверное, подумал, что ты какой-нибудь бродячий прорицатель.

— Ничего подобного! — рявкнул на нее муж. — Я сразу узнал его по благородным чертам. Рад, рад встрече и счастлив породниться! — Он подошел и обнял Акитаду, поднявшегося ему навстречу.

Обменявшись с гостем любезностями, Акитада пригласил его сесть. Когда он поздравил зятя с предстоящим отцовством, тот еще больше расплылся в улыбке и с обожанием посмотрел на Акико, которая, в свою очередь, ответила ему жеманной гримаской.

— Прелестная девушка ваша сестра, — сказал он Акитаде. — А теперь вот вдвойне осчастливила меня в моем-то преклонном возрасте. Признаюсь, я снова чувствую себя молодым. — Он рассмеялся, заколыхав тучным животом, и хлопнул себя по пухлым ляжкам. — Теперь в моем доме снова будут бегать ребятишки. Как это прекрасно!

Акитаде начинал нравиться этот человек. Гордясь собственным отцовством, он запросто увлек Тосикагэ веселой беседой о детских шалостях и забавах. Видя, что лед тронулся, сестры оставили их одних, и Акитада велел принести саке и закусок. Слово за слово, он попытался перевести разговор на другую тему — о новостях и слухах относительно правительства. Поначалу у Акитады возникло лишь смутное ощущение, что эта тема повергла его зятя в уныние. Но беспокойство Тосикагэ все возрастало, он все чаще принимался нервно ерзать, вздыхать и несколько раз порывался сказать что-то Акитаде.

— Что-то случилось, дорогой брат? — не выдержав, спросил наконец Акитада.

Тосикагэ бросил на него испуганный взгляд.

— Д-да… — Он осекся на полуслове. — Вообще-то да, случилось… Вернее, я бы хотел посоветоваться… — Он умолк и снова беспокойно заерзал.

Акитада не на шутку встревожился.

— Пожалуйста, выкладывайте, что там у вас, дорогой старший брат. — Он нарочно употребил эту уважительную форму обращения к старшему родственнику, чтобы подбодрить Тосикагэ.

Тосикагэ, похоже, был благодарен ему за это.

— Да. Спасибо, Акитада. Я расскажу. В конце концов, это наше семейное дело, поскольку оно касается Акико и нашего еще нерожденного малыша. Э-э… видите ли, в моем ведомстве случилась неприятность. Обо мне пошли нехорошие разговоры. — Он с трудом сглотнул тяжелый ком в горле и с мольбой посмотрел на Акитаду. — Уверяю вас, все это чистая ложь, но я боюсь. — Он внезапно умолк и поднял руки ладонями кверху — жест беспомощности и отчаяния.

Сердце у Акитады словно куда-то провалилось.

— Какие разговоры? — спросил он прямо.

Зять его сидел, потупив взор и разглядывая сцепленные замочком руки.

— Что я тайком присвоил себе ценности, принадлежащие имперской казне.

ГЛАВА 3

МИРСКИЕ ЗАБОТЫ

Оправившись от потрясения, Акитада наконец нарушил тишину и спросил:

— Вы хотите сказать, что кто-то подозревает вас в краже имперских сокровищ?

Тосикагэ зарделся от стыда и закивал.

— Все началось с досадного недоразумения. В одном старом инвентарном списке я обнаружил, что лютня, обозначенная как «Безымянная», была ошибочно прописана там как «Несуществующая». Потом какой-то болван перечеркнул запись и сделал приписку, сообщавшую, что инструмент изъят из хранилища, но при этом не указал кем. Когда я начал расспрашивать, никто, казалось, не знал, что произошло с этой лютней, да и записей никаких о том, что кто-либо из дворца посылал за ней, не имелось. Тогда я решил проверить все лютни в хранилище. «Безымянную» я не нашел, зато обнаружил другую лютню, которая явно требовала починки и перенатяжки струн. Поскольку был последний рабочий день недели, я взял ее домой, чтобы починить на досуге. Только вот по глупости не сделал соответствующей записи. Уж так получилось, что в тот вечер у меня были гости. Должно быть, кто-то из них увидел ее у меня, потому что, когда я вернулся на работу в начале недели, за мной прислали из дворца и потребовали ответить на вопрос: что делает императорская лютня в моем доме? Это было ужасно, поверьте мне, особенно если учесть, что тот, кто вел дознание, едва ли поверил моим объяснениям. — Тосикагэ умолк и тяжко вздохнул.

— Хм… — сказал Акитада. — Я охотно верю, что это было не совсем приятно, только мне не понятно, как это одно, пусть и досадное, происшествие могло навлечь на вас серьезные неприятности. Вы же, конечно, вернули лютню?

— Разумеется! — Тосикагэ дрожащими пальцами потер лоб. — Только когда я сделал это, все смотрели на меня как-то странно. Вы же знаете, каковы люди. Они шептались у меня за спиной, ухмылялись и переглядывались. Но хуже всего то, что они делали это всякий раз, когда я бросал невзначай какую-нибудь невинную фразу — например, говорил, что хочу купить Акико подарочек, или замечал вслух, что какой-то из предметов лежит не на месте. — Он снова вздохнул.

— Да уж, скверно, — кивнул Акитада. — Ваши коллеги, судя по всему, не очень хорошие люди.

Тосикагэ выглядел удивленным.

— Знаете, вообще-то я никогда не думал об этом, а ведь, похоже, так оно и есть. Так что же мне делать?

— А кто стоит за всем этим, как вы думаете?

— Стоит за всем этим? Что вы имеете в виду?

— Ну… если целью было опорочить ваше имя, то тогда должен быть кто-то или, может, это несколько человек, кто подстроил вам эту ловушку.

Лицо Тосикагэ выражало полное недоумение. Ошеломленный и окончательно сбитый с толку, он спросил:

— Вы и впрямь так думаете?!

Акитада почти потерял терпение. Ему уже стало ясно, что его новоявленный зять наивен и беспомощен по части всевозможных каверз и козней. Не утруждая себя объяснениями, он просто сказал:

— Конечно. А кто видел лютню в вашем доме?

— О-о… да кто угодно… Все, я полагаю. Акитада закусил губу.

— Хорошо. Кто был у вас дома? — И, чтобы не услышать в ответ очередное «все», он быстро прибавил: — Назовите имена.

— О-о… — Тосикагэ наморщил лоб. — Ну конечно же, был Косэ. Кацураги был и Мононабэ. Потом вот еще люди из отдела книг и из отдела музыки — их имен я не помню. Ну и кое-кто из моих личных друзей. Вам назвать их имена?

— Возможно, позже. А первые трое были единственными из вашего ведомства?

Тосикагэ кивнул.

— Имеются ли у вас явные враги среди людей, что побывали у вас тогда в гостях и могли видеть лютню?

— Враги?! — Тосикагэ был потрясен. — Конечно, нет. Может, они не самые близкие друзья мне, но никак не враги. Я, знаете ли, не имею привычки приглашать к себе в дом врагов.

Акитада украдкой вздохнул.

— А могли кто-нибудь, кроме этих троих из вашего ведомства… как там их имена — Кацураги, Косэ и?..

— Мононабэ.

— Да, Мононабэ. Мог ли кто-нибудь другой узнать в лютне инструмент, принадлежащий имперскому хранилищу?

Тосикагэ покачал головой.

— Сомневаюсь даже насчет Мононабэ. Он ведь только недавно устроился на работу в отдел.

— Так-так, очень хорошо, — сказал Акитада. — Мы уже неплохо продвинулись. Скорее всего либо Косэ, либо Кацураги, или они оба узнали лютню. Они могли поделиться увиденным с Мононабэ, и потом один из них или они все вместе разнесли эту историю по вашему ведомству. А уж потом кто-то из этой троицы, а может, и вовсе кто-то другой решил воспользоваться этим случаем, чтобы очернить ваше имя. Теперь вам придется выяснить, кто этот человек, и положить этому конец.

— Но как мне это сделать? — воскликнул Тосикагэ. — Не могу же я обвинить их в открытую!

— Вы хотите, чтобы я навестил ваших коллег и задал им несколько вопросов?

Тосикагэ ужаснулся такому предложению.

— О небеса! Только не это! У меня же тогда будут настоящие неприятности!

— В таком случае я не понимаю, чем могу помочь вам в этом вопросе, — мрачно заметил Акитада.

— Я подумал, вы могли бы найти эти пропавшие предметы. Тогда мы тихонько вернули бы их в хранилище, и вся эта шумиха вскоре бы улеглась.

Акитада сверлил зятя пристальным взглядом.

— Какие предметы? Вы же сказали, что вернули лютню после починки. Вы имеете в виду тот, другой инструмент? Как он там назывался? «Безымянный»?

— Нет. У нас любому известно, что лютня «Безымянная» пропала еще когда-то давно. Другие предметы стали исчезать позже, уже после распространения слуха, что я якобы присвоил лютню.

Акитада выпрямился.

— А что еще пропало? — спросил он, ожидая услышать самое худшее.

Закрыв глаза, Тосикагэ принялся перечислять:

— Лакированная шкатулка с круговыми узорами, подаренная императору восьмой династии корейским послом; две священные короны из позолоченного серебра, некогда принадлежавшие императрице Дзимму; расписной кувшин, в котором, по преданию, хранился ноготь с пальца самого Будды; резная фигурка богини; позолоченная курильница и золотая печать, некогда подаренная китайским императором нашему послу.

— Святые небеса! — не удержался от восклицания Акитада. Такие пропажи и впрямь грозили серьезным скандалом. — И сколько человек знают об этом?

У Тосикагэ теперь был не на шутку перепуганный вид.

— Обо всех пропажах известно только мне. Правда, Кацураги занимается у нас переписью, поэтому ему и Косэ известно о кувшине и о шкатулке. Может, они знают еще и про фигурку.

— Они доложили о пропажах вам?

— Нет.

— И вас это не озадачило?

— Я подумал, они не сделали этого потому, что решили, будто я взял себе эти предметы.

Ох уж этот Тосикагэ!

— Вы кому-нибудь говорили о краже?

— Нет. Побоялся. Я подумал, что лучше бы нам самим отыскать все и вернуть на место.

— Легко сказать. Но разве вы не обязаны были доложить своему начальнику? Кто он, кстати?

— Отомо Ясутада. Нет, я ему не докладывал.

— Ну что ж, вам виднее. Только, по-моему, зря вы решили умолчать об этом деле… Или вы мне чего-то не договариваете?

Тосикагэ замахал руками.

— Нет, ну что вы, Акитада! От вас у меня нет никаких секретов! А как вы думаете, где сейчас эти предметы?

— Так сразу не скажешь. Если их умыкнули, чтобы продать, то они могут находиться в какой-нибудь лавке или у кого-то дома. — Эти слова потрясли Тосикагэ. — Но если их похитили только для того, чтобы навлечь на вас неприятности, то они могут быть где-то спрятаны.

— Тогда вы должны найти их! — Тосикагэ закусил губу. — Но зачем кому-то навлекать на меня неприятности? Ведь я никому ничего дурного не сделал.

— Поскольку вы не припомните, чтобы у вас имелись враги, то тогда должна быть какая-то другая причина. Кто занял бы ваше место в случае вашего увольнения?

Акитада с интересом наблюдал, как его зять медленно переваривает эту новую мысль. Наконец на лице его забрезжило обеспокоенное выражение, и он сказал:

— Косэ был бы повышен в должности и занял бы мое место. Только я не верю, что он способен на такое. Вор, должно быть, попросту продал эти предметы. Хотя и это звучит ужасно. И как мне теперь очиститься от этой грязи?

— Это будет нелегко. Ну да ладно, я поспрашиваю в лавках. Разумеется, со всей осторожностью — иначе каждому станет ясно, что мы разыскиваем имперские ценности. — Акитада нашел чистый лист бумаги и писчие принадлежности. — Вот, напишите-ка мне здесь перечень этих предметов.

Тосикагэ с готовностью бросился исполнять просьбу.

— Благодарю вас, мой дорогой Акитада, — затараторил он, протягивая ему готовый список. — Разумеется, я верну вам все до последнего, если вам придется выкупить эти предметы. — Он вдруг нахмурился и замолчал. — Надеюсь, они не обойдутся вам слишком уж дорого? Как-никак все это сущее старье.

«Ох уж этот Тосикагэ!» — снова подумал Акитада, а вслух сказал:

— Все зависит от продавца и скупщика. Я долго был в отъезде. Кто у нас сейчас покупает подобные вещи для перепродажи?

— Если вы имеете в виду торговлю стариной, то мне известен только Ничира. Его лавка расположена рядом с восточным рынком. Только из меня плохой знаток этих дел — ведь я не любитель сорить деньгами ради всякой чепухи. А что касается частных собирателей, то тут может быть кто угодно. Например, все Фудзивара обладают солидным достатком, и некоторые из них владеют знаменитыми вещицами. Канэсукэ, к примеру, и Мититака, и, конечно же, советник-кампаку [5]. А еще князь Акимото. Но вы же не можете наведаться в дом к таким людям.

вернуться

5

Кампаку — высшее правительственное звание IX–XIX вв., канцлер.

Акитада покачал головой:

— Нет. К таким солидным людям, конечно, не могу. А вот пройтись по лавкам скупщиков и торговцев стариной вполне мог бы. Для начала этого будет достаточно. А вас я пока попрошу доложить начальству о пропаже и предложить провести полную перепись.

Тосикагэ неохотно, но все же пообещал. Акитада собирался сменить тему разговора на более приятную, когда вернулась Акико.

— Матушка желает видеть тебя, Акитада, — сказала сестра.

Еще больше впав в уныние, Акитада поднялся и направился в покои матушки. Рядом с ворохом одеял, укрывавших хрупкое тело, сидела Ёсико. Госпожа Сугавара вперила в сына сверлящий мерцающий взгляд. Ее бледное лицо полыхало неестественным румянцем.

— Надеюсь, ты не ходил отмечаться в государственную инспекцию в таком виде? — спросила она.

Акитада уныло оглядел свой наряд. И почему он не догадался переодеться перед посещением матушки? Извиняющимся тоном он сказал:

— Боюсь, так оно и было. Видишь ли, я не взял с собой никакой подобающей одежды, а ты настояла на том, чтобы я отправился туда незамедлительно.

Нарочито громко вздохнув, госпожа Сугавара отвернулась.

— Нет, ты просто невыносим! — простонала она. — Ты сделал это мне назло! Ты явно желаешь мне смерти и надеешься приблизить ее, позоря меня на людях. Ступай прочь! У меня нет никаких сил смотреть на тебя.

Выйдя в коридор, Акитада перевел дух, пытаясь унять внезапно подступившую дурноту, перевернувшую все нутро. Он напомнил себе, что матушка старая женщина да к тому же сломлена недугом. Возможно, она говорит такие слова не со зла, и не следует принимать их близко к сердцу.

Но все логические доводы оказывались бесполезными. Его терзали злость и горечь — ведь он так спешил домой в надежде найти примирение с единственной своей родительницей, прежде чем смерть разлучит их навсегда.

К Тосикагэ и своей замужней сестре он возвращаться не стал, а отправился к себе в комнату, где просидел до наступления ночи, глядя на темный сад, пока не пришла Ёсико.

— Тосикагэ с Акико уехали, — сообщила она и тут же прибавила: — Ты сидишь без света. — Бесшумно проскользнув по комнате, она зажгла лампу и принесла ее ему, потом присела рядышком в ожидании. Но, видя, что Акитада не склонен к разговору, она спросила: — Ты поешь чего-нибудь, если я составлю тебе компанию?

Он посмотрел на ее худое, осунувшееся лицо и вдруг остро ощутил свою вину.

— Ну конечно. — Он с трудом улыбнулся. — Пожалуйста, составь мне компанию. Я ненавижу есть один.

Они разделили скромную трапезу, а потом Ёсико, поборов нерешительность, сказала:

— Тебе, возможно, вскоре придется снова явиться ко двору. Так вот я вспомнила, что у нас есть добрый кусок темно-синего шелка. Позволь мне сшить тебе новое платье. Я хорошо управляюсь с иголкой.

Акитада был тронут до глубины души.

— Спасибо, сестричка. Это отличная мысль, но ведь это может сделать кто-нибудь из слуг.

— У меня лучше получится. Я сшила платье для Акико.

Акитаде припомнился элегантный наряд другой сестры.

— Неужели это ты? Какая красота! А я и понятия не имел о твоих талантах. — Его вдруг осенила хорошая мысль. — Если я завтра куплю шелка, ты сошьешь два кимоно — одно для себя, а другое для меня?

Ёсико оглядела свой скромный наряд.

— Мне ничего не нужно. К чему переводить хорошую ткань на того, кто занимается домашним хозяйством и ухаживает за больным?

— Но мне будет приятно видеть тебя в нем, когда мы вместе сядем поесть.

Личико ее вдруг просияло.

— В таком случае я согласна. Спасибо тебе, братец.

На следующее утро Акитада отправился за покупками. Покидая дом под звуки монашьих распевов, он чувствовал себя так, будто бежит из темницы. Погода стояла теплая и солнечная, и даже оголенные ивы на улице Судзаку являли собой прекрасное зрелище на фоне прозрачного синего неба. Все живое в этом мире, казалось, умылось недавним дождем, даже простой люд на улицах выглядел на удивление опрятным. Широкая оживленная улица кишела пешеходами, бычьими упряжками знати и всадниками, спешащими по неотложным делам.

За красными лаковыми воротами городского божества он свернул направо — отсюда начинался деловой квартал столицы. Здесь разряженные торговцы смешивались с вереницами полуголых носильщиков, чьи спины гнулись под тяжестью ящиков и тюков. В этой сутолоке нет-нет да и проглядывал красный наряд городского стражника с перевешенными через плечо луком и колчаном, его бдительный взгляд, не зная устали, высматривал в толпе неугомонных карманников.

Возраставшие толкотня и шум подсказывали Акигаде, что он приближается к рынкам, и он свернул на улицу, где располагалось множество лавок и магазинов и где торговали шелком и предметами старины.

Лавку Ничиры он нашел почти сразу же. Ее выбеленные стены и просторные витрины, украшенные резьбой по темному дереву, выходили на улицу. Вывеска при входе гордо гласила: «Сокровищница древностей Ничиры», однако дверь в лавку выглядела простенько. Переступив выложенный каменной плиткой порог, Акитада оказался перед возвышением из полированного дерева. Такой деревянный пол устилал все помещение торгового зала. Насколько он сумел разглядеть, стены здесь были сплошь увешаны полками, и все пространство занимали ряды приподнятых столов, а перекрещивающиеся проходы между ними все сходились к центру зала.

Неизвестно откуда вдруг возник тощенький паренек и, опустившись на колени, помог Акитаде разуться. Скинув и собственные гэта [6], он провел Акитаду на деревянный помост, низко поклонился и спросил, чем интересуется благородный господин.

Акитада хмыкнул, озадаченно озираясь. Все полки и столы были сплошь уставлены самыми разными предметами. Были здесь сотни крохотных коробочек и шкатулочек, тысячи миниатюрных глиняных и фарфоровых горшочков, на полках — статуэтки и маски, многочисленные пожелтевшие свитки, лампы, подсвечники, украшенные резьбой писчие принадлежности и жадеитовые печати, доски для настольных игр и музыкальные инструменты, предметы религиозного культа и бытового назначения.

— Можно мне взглянуть?

Приказчик поклонился и последовал за Акитадой. При более близком рассмотрении выяснилось, что все выставленные напоказ предметы оказались не такими уж древними, чтобы принадлежать имперской сокровишнице. В конце концов Акитада решил бросить это бесполезное занятие и, повернувшись к приказчику, напрямик спросил:

— А нет ли у вас какой-нибудь старинной лютни?

Приказчик снова отвесил ему поклон и повел его обратно к полкам. Здесь набралось порядка двадцати всевозможных инструментов, красивых и изящных, но ни одного по-настоящему старинного, такого, что мог бы оказаться лютней «Безымянной». Хмурясь, Акитада сказал:

— Нет, нет, все это слишком простенько. А нет ли у вас чего-нибудь действительно стоящего? Какой-нибудь старинной лютни?

Парень замялся в нерешительности, потом сказал:

— Может, лучше позвать господина Ничиру?

Вскоре к ним вышел и сам господин Ничира — приземистый толстяк, чьи манеры отличались заметной сдержанностью. Смерив оценивающим взглядом парчовое дорожное платье Акитады, он поклонился.

— Мне сказали, что господин присматривает старинную лютню. Не мог бы господин поподробнее объяснить, какой именно инструмент его интересует?

Акитада прикусил губу. Ну вот как расспрашивать о предмете, не дав при этом его подробного описания? Пришлось притвориться несведущим.

— Ну… видите ли… — начал он, беспомощно озираясь по сторонам. — Даже необязательно лютня, а просто что-нибудь особенное… Меня интересует даже не сама лютня, а чтобы она была редкой… Для подарка одной весьма высокопоставленной особе… Понимаете? Весьма и весьма высокопоставленной особе.

Господин Ничира заулыбался, и Акитада ощутил несказанное облегчение.

— О, я вас очень хорошо понимаю. Как это всегда бывает нелегко подыскать правильную вещь для истинного знатока! Не правда ли?

вернуться

6

Гэта — японская деревянная обувь.

Акитада беспомощно поежился.

— Да, это верно. И я вот подумал… Впрочем, может быть, вы больше меня знаете в этом толк… — Он нарочно замял конец фразы.

— Конечно. А могу я узнать имя достопочтенного господина?

— Сугавара.

Ничире это имя, судя по всему, ни о чем не говорило, что, впрочем, не задело Акитаду, а скорее порадовало.

— Ну да… Если вам, почтенный господин, необязательно, чтобы это была лютня, то, может быть, у меня найдутся какие-нибудь другие интересные вещи.

Акитада пробормотал что-то вроде того, что готов целиком вручить себя заботам господина Ничиры, и последовал за ним в отдельный кабинет, располагавшийся позади торгового зала. Здесь торговец любезно предложил ему шелковый дзабутон [7], налил ему крепкого сливового вина в зеленую жадеитовую китайскую чашечку, потом достал несколько обернутых шелком свертков и принялся их разворачивать. Ни один из предметов не имел отношения к пропавшим дворцовым сокровищам, зато Акитада умудрился завести разговор о старинных печатях и лаковых шкатулках и о статуэтках чародеек — он вовсе не ожидал, что Ничира достанет откуда-нибудь их, а просто надеялся, что торговец мог что-нибудь слышать о подобных вещах от своих коллег или поставщиков. Но тут ему нисколько не повезло. Зато мысль о поставщиках породила другой вопрос.

Взяв в руки очаровательную старинную флейту, Акитада спросил:

— Откуда она у вас? Весьма необычная вещица.

— Она принадлежала князю Мибу Канэмори. Его вдова, будучи стеснена в средствах, послала за мной. Она говорит, что эта флейта хранилась в их семье более двухсот лет.

Взяв в руки флейту, Акитада повертел ее так и эдак, любуясь искусной работой.

— Какое у нее оригинальное расположение дырочек! Хороший звук дает?

Эти слова произвели впечатление на Ничиру.

— Достопочтенный господин умеет играть?

— Немножко, — скромно признался Акитада. Он прикоснулся пальцами к дырочкам, робея извлечь звук из такого старого инструмента. В свое время у него тоже появилась прелестная флейта — подарок одного знатного юного друга, — и тогда он смел думать, что недурно играет.

— Пожалуйста, сыграйте что-нибудь, — попросил Ничира. — Сам-то я не умею.

«Какой вежливый», — подумал Ахитада и приложил флейту к губам.

Звук получился милый, высокий и чистый, но не столь сочный и густой, как у его собственной флейты. Тогда он попробовал исполнить что-нибудь более протяжное, стараясь приноровиться к незнакомому расположению звуковых отверстий.

Ничира увлеченно слушал. Его интерес к музыке произвел на Акитаду неизгладимое впечатление, в чем он и признался, когда закончил игру. Ничира пустился расточать ему похвалы. Акитада купил флейту, не дрогнув перед ценой, и между прочим вытянул из Ничиры кое-какие полезные сведения.

Других антикваров, торговавших старинными и отнюдь не дешевыми предметами, звали Хэида, Кудара и Нагаока. Ничира любезно назвал их адреса. Все они были серьезными и уважаемыми торговцами, никогда не имевшими дела с непроверенным товаром.

Акитада уходил от Ничиры в добром расположении духа, пообещав при первой же надобности заглянуть снова.

Шелковую лавку он нашел на ближайшей улице. Через поднятые ставни с дороги был виден огромный зал, где услужливые приказчики носились с рулонами шелка между сидящими в ожидании покупателями. Акитада вошел, и продавщица повела его осматривать сокровища лавки. Отвыкший за время жизни на севере от обилия роскоши, Акитада чувствовал, что у него буквально разбегаются глаза. О себе он напрочь забыл и все высматривал что-нибудь для Ёсико.

Он представил Ёсико в новом наряде, и на душе повеселело. Сначала ему приглянулся розовый шелк, переливавшийся на свету, но, вспомнив о надвигающейся зиме, он передумал и остановил свой выбор на медно-красном. Потом, под влиянием внезапного порыва, он решил взять и розовый. Теперь ему предстояло выбрать еще несколько отрезов шелка для отделки — бледно-золотистый, сиреневый, песочный, мшисто-зеленый, а к розовому — ярко-зеленый, ярко-красный, алый и белый. Несказанно довольный своим выбором, Акитада заплатил еще одну астрономическую сумму и с посыльным отправил покупки к себе домой.

Уже не такой богатый, зато счастливый, он вышел на улицу, оглашаемую звоном колоколов. Близилось время дневной трапезы, и он решил отложить визиты к другим антикварам, кроме Нагаоки, чье жилище находилось по пути домой.

Подумав о доме, он вспомнил матушку, отчего хорошее настроение тут же улетучилось. Не давали покоя и мысли о Тосикагэ. Похоже, тут ничего хорошего ждать не приходилось. Куда могли подеваться дворцовые ценности? Неужели их похитили только для того, чтобы «подсидеть» Тосикагэ? А может, вор преследовал другую цель, например месть, и задумал подстроить так, чтобы пропажа нашлась у Тосикагэ? Обвинение в краже императорского добра считалось довольно серьезным и каралось публичным наказанием, конфискацией имущества и ссылкой в отдаленную провинцию. В этом случае семья Тосикагэ разделила бы его участь. Сам Акитада, конечно, избежал бы подобной судьбы, так как, к счастью, носил другую фамилию, а вот сестра Акико и еще не рожденный малыш были бы обречены на невзгоды.

Нагаока жил в тихом квартале, не вполне подобающем людям знатным, как, впрочем, и торговцам. Дом его, большой и крепкий, был сокрыт высоким забором. На простенькой табличке на воротах можно было прочесть: «Нагаока. Торговец стариной».

Акитада уже собрался постучать, когда ворота вдруг распахнулись, и он столкнулся лицом к лицу со старым знакомым.

— Кобэ! — со всей искренностью воскликнул Акитада. — Вот так встреча! А я ведь собирался нанести вам визит вежливости, только семейные дела все держали.

Выражение приятного удивления на лице Кобэ мгновенно сменилось маской недоверчивой подозрительности.

— Что вы тут делаете? — рявкнул он, по своему обыкновению пренебрегая учтивостью и сразу переходя к сути.

Акитада удивленно приподнял брови.

— Вот это да! Не очень-то дружеский прием, а ведь столько лет не виделись! — добродушно проговорил он. Только теперь он заметил, что кое-что изменилось в облике полицейского капитана: на нем больше не было красного кимоно и белых шаровар. На этот раз он был облачен в строгое одеяние из темно-синего шелка. — Я пришел к антиквару кое-что узнать. Но вы… Разве вы больше не в полиции?

Слабая улыбка тронула потеплевшее лицо Кобэ.

— Повышен в звании, — сказал он. — До старшего офицера.

— Ах вот оно что! — Акитада заулыбался и раскланялся. — Примите мои искренние поздравления. Вы заняли эту должность заслуженно.

— Благодарю. Вы тоже не прозябали в безвестности на посту временного правителя. Да еще, я слышал, подавили пару мятежей. В новом году можно ждать щедрого повышения по службе.

— Только не с моим везением. — Акитада умалк и глянул на слугу, с жадным любопытством подслушивавшего разговор через щель в воротах.

Сообразив, в чем дело, Кобэ взял Акитаду под руку и отвел его в сторонку. Ворота с лязгом затворились.

Еще разок оглянувшись, Акитада вперил в Кобэ озадаченный взгляд:

— Но что вас привело сюда? Что-то случилось?

— Убийство, — проговорил Кобэ со всей невозмутимостью. — Мои люди, похоже, такого напороли в расследовании, что пришлось идти разбираться самому.

— Неужели антиквар убит? — Акитада мысленно представил себе, какой новый и еще более мрачный оборот могут принять дела для Тосикагэ.

Но оказалось, что Нагаока жив.

— Нет, его жена, — сказал Кобэ. — И судя по всему, убил его брат. Любовный треугольник. Малоденькая смазливая женушка не прочь покрутить шашни с младшим братом своего престарелого мужа. Так или иначе, но дело у них доходит до спора, и он убивает ее. Ну а муженек, понятное дело, весь в растрепанных чувствах. Прямо хоть на части разорвись! То ли помочь полиции и отправить родного брата на казнь за убийство, то ли защитить бедолагу, который угрохал его обожаемую женушку. Трудно сказать, что у него на уме.

вернуться

7

Дзабутон — плоская подушка для сидения на полу.

— Понимаю. — Вопрос и впрямь был не из легких, особенно для конфуцианца. Кто дороже человеку — жена или родной брат? Акитаде было ясно лишь одно — Нагаока вряд ли сейчас склонен отвечать на вопросы про старинные безделушки.

— А вам что от него нужно? — Кобэ с живым интересом сверлил глазами лицо Акитады.

Акитада, конечно, не собирался посвящать в проблему Тосикагэ старшего офицера полиции, и все же ему нужно было что-то сказать Кобэ. По-видимому, он колебался слишком долго, потому что взгляд Кобэ вдруг сделался еще более пристальным.

— Ага! Значит, я был прав! Что вам известно об этом деле? — рявкнул он, и от его хорошего расположения духа в считанные мгновения не осталось и следа. — Ну-ка, ну-ка, выкладывайте! Чувствую я, что ваш приход слишком уж подозрительное совпадение.

— Да клянусь вам, мне ровным счетом ничего не известно об этом деле! — сказал Акитада, лихорадочно пытаясь придумать какой-нибудь безобидный предлог. И тут он вспомнил про поиски флейты. — Э-э… Да видите ли, я вот тут собрался играть на флейте, ну и заинтересовался старинными инструментами. Мне посоветовали обратиться к Нагаоке.

Но Кобэ, судя по всему, эти слова не убедили.

— Вы пришли сюда за флейтой? Акитада кивнул.

— Я, знаете ли, четыре долгих года торчал в северной глуши и совсем одичал. Вы даже представить не можете, как ласкают слух звуки флейты, когда ты заточен в снегах, а на плечах твоих неизбывным бременем лежит тяжесть мирских забот.

Кобэ искоса посмотрел на него.

— Какие мрачные речи — прямо-таки уныние разбирает. Только думается мне, лучше вам сейчас не беспокоить Нагаоку. На него теперь навалилось столько мирских забот, сколько не каждому под силу вынести.

— Уж это я понял. А когда произошло убийство? Кобэ некоторое время колебался, потом сказал:

— Позапрошлой ночью. В одном из загородных монастырей. Брата нашли рядом с мертвым телом женщины в запертой келье. В общем-то дело ясное, и признался он сразу же. Только потом Нагаока приходил к нему в тюрьму поговорить и убеждал отказаться от признания. Ну, я, конечно, сразу смекнул, что так наше дело разлезется по швам в суде, вот и пришел предостеречь Нагаоку. — Где то снова зазвонил колокол, отбивая очередную половину часа. Кобэ спохватился: — Ну ладно, мне пора. Нам не по пути?

Акитада сомневался. Оглянувшись на ворота Нагаоки, он сказал:

— Вообще-то мне нужно домой. У меня матушка очень больна, и я бы не хотел задерживаться. Может, увидимся завтра?

— Конечно. Заходите в мою новую контору во дворце. А насчет матушки очень и очень сожалею.

Они раскланялись и зашагали в противоположных направлениях. Зайдя за ближайший угол, Акитада остановился. Итак, позапрошлой ночью произошло убийство? В каком-то монастыре. Может, как раз в том самом горном монастыре, где он среди ночи слышал женский крик?

В сущности, его это не должно касаться, да и Кобэ вряд ли обрадуется, если он снова начнет соваться в дела полиции. Только вот беда — никогда еще Акитада не мог устоять перед тайной.

Выглянув из-за угла, Акитада убедился, что Кобэ ушел, потом вернулся к воротам и постучал.

ГЛАВА 4

БЕЗЛИКОЕ УБИЙСТВО

Мгновение спустя резная створка ворот приоткрылась, и в щель выглянул круглолицый насупленный слуга.

— Меня зовут Сугавара, — деловито представился Акитада. — Мне нужно срочно поговорить с твоим хозяином.

Подобный тон возымел действие, так как ворота отворились шире и привратник впустил его внутрь. Акитада огляделся по сторонам. Выложенная камнем дорожка пролегала через неметеный, усыпанный палой листвой двор. Слуга, только что накинувший поверх обычного хлопкового кимоно траурную полотняную безрукавку, был немало раздражен — по-видимому, тем, что его застали врасплох, — однако довольно учтиво провел Акитаду в дом, где помог ему разуться, а потом проводил в небольшой кабинет в глубине жилища.

Рассеянный свет проникал в комнату сквозь обтянутые бумагой двери, ведущие наружу. Акитада обратил внимание на множество выцветших шелковых картин и каллиграфических свитков — они висели на темных деревянных стенах и покрывали резные подставки, уставленные чашами и вазами из прозрачного жадеита. Посреди комнаты за низеньким черным столиком сидела согбенная щуплая фигура.

Нагаока оказался невзрачным, бесцветным человечком, серым от головы до полы платья. Его чисто выбритое лицо пепельного оттенка было изборождено глубокими морщинами. Облаченный в кимоно из дорогого серого шелка, он сидел, застыв неподвижно в согбенной позе. Когда дверь отворилась, он лишь на мгновение безучастно вскинул глаза, но даже неожиданный приход незваного гостя не изменил выражения его лица.

— Не сейчас, Сасё, не сейчас, — устало проговорил он.

— Хозяин, но господин настаивает, — удрученно возразил слуга.

Акитада вошел в кабинет и, закрыв за собой дверь, представился со всем этикетом:

— Мое имя Сугавара Акитада.

Сообразив, что перед ним стоит человек отнюдь не низкого звания, Нагаока торопливо встал и раскланялся. Он был почти одного роста с Акитадой, но узок в плечах и гораздо тоньше в обхвате.

— Чем могу быть полезен вам, господин?

— Я пришел сюда разузнать о кое-каких предметах старины, — сказал Акитада, присаживаясь без приглашения, — однако случайно обнаружил, что мог бы быть вам полезен в ваших нынешних трудностях. Только что я встретил возле ваших ворот своего давнего друга старшего офицера полиции Кобэ. Он поведал мне о недавно случившейся трагедии. Примите мои самые искренние соболезнования.

Нагаока все еще стоял посреди комнаты и смотрел на гостя с выражением крайнего изумления на лице. Потом, внезапно сморщившись и наконец обретя голос, он проговорил:

— Мой брат… Мой младший брат арестован за убийство. Если вы поможете, я был бы… — Слезы хлынули у него из глаз. Он замолчал, прикрыл лицо рукой и рухнул на подушку. — О-о!.. Никто не может помочь мне, — всхлипывал он. — Прямо не знаю, что и делать!

Акитаду поразило, что Нагаока, похоже, больше горюет не о мертвой жене, а об убившем ее брате. Когда Нагаока наконец прекратил рыдать и утер лицо платком. Акитада сказал:

— Могу я узнать, где произошло убийство? Нагаока вскинул на него покрасневшие глаза.

— В Восточном горном монастыре. Они совершали туда паломничество.

Этого Акитада и ожидал. На протяжении всей жизни его преследовали такие вот замысловатые совпадения, устроенные судьбой. Ливень, загнавший его под крышу Восточного горного монастыря в ночь убийства, странный разговор с престарелым настоятелем, адская настенная роспись и ночные кошмары неизбежно привели его теперь сюда, в дом Нагаоки. Он почувствовал, как жутковатая дрожь пробежала по спине.

— А почему вы так уверены, что ваш брат невиновен? — спросил он у Нагаоки.

— Да потому что я знаю его как самого себя! — воскликнул торговец. — У Кодзиро кроткий характер, и он неспособен на убийство. И напрасно он признался в том, чего не делал, — ведь он не помнит ничего из той ночи и не знает, как попал в комнату моей жены.

Про себя Акитада подумал, что потеря памяти вряд ли может являться подтверждением невиновности, пусть даже и не вымышленной, но вслух лишь сказал:

— Может, вам лучше рассказать мне, как все было? Но Нагаока уже замкнулся в себе.

— Простите, — сказал он, — но я не понимаю, почему вас так интересуют мои семейные неприятности.

— Нет-нет, они меня ничуть не интересуют. Просто так уж случилось, что я заночевал в том монастыре и, вероятно, мог видеть или слышать что-нибудь, способное оказать помощь вам или полицейскому расследованию. А кроме того, я вообще увлекаюсь распутыванием сложных юридических дел, и мне уже неоднократно удавалось раскрыть правду в подобных вашему случаях. Собственно, на этой почве я и познакомился несколько лет назад со старшим офицером Кобэ. Он тогда был простым капитаном, а я служил в министерстве юстиции. Уверен, что он охотно поручится за меня. — Последнее у самого Акитады вызывало некоторые сомнения, но подхлестывавшее его любопытство все больше и больше влекло его к убийству в семье Нагаоки. — Что, если вы немного расскажете мне о вашей жене и о брате?

Нагаока внимал с интересом и теперь уже кивал:

— Конечно, конечно, я обязательно расскажу. Видите ли, мой брат гораздо моложе меня и сложен крепче. Он очень обаятелен, и люди тянутся к нему.

Акитада понимающе кивнул:

— Похоже, как раз именно такого человека я видел у ворот монастыря, когда приехал туда. Дама, что была с ним, была укутана вуалью.

— Моя жена была одета в светлое кимоно с вышивкой в виде цветов. Она тоже молода… то есть была молода.

— Точно. Они прибыли туда чуть раньше меня, только, боюсь, мы не успели толком разговориться.

— Надо же, какое совпадение! — удивился Нагаока, качая головой. — Это кимоно… Я как раз недавно подарил его ей. В нем она и умерла. Когда я увидел ее, ее лицо было… изуродовано, но она все равно была прекрасна. — Он содрогнулся всем телом. — Как вы добры, что предложили помощь! Мы с братом… — Голос его дрогнул. — Мы всегда были неразлучны. Родитель наш умер молодым, и я заменял ему отца. А теперь вот это ужасное происшествие, и я буквально проклинаю себя!..

— За что? — удивился Акитада и тут же прибавил: — Нет, мне, конечно, не хотелось бы влезать в чужие семейные дела, но, по-моему, вам полагалось бы горевать о погибшей жене. Вы же вместо этого, похоже, всецело озабочены арестом вашего брата.

— Разумеется, я потрясен смертью жены, — угрюмо ответил торговец. — Но она мертва, а мой брат жив и сейчас больше нуждается в помощи. Кроме того… — Он тяжко вздохнул. — Мы уже давно оба тяготились этим браком. Нобуко не любила меня. Думаю, она воспылала чувством к моему брату. Этого и следовало ожидать. Ведь ей было всего-навсего двадцать пять, а мне пятьдесят. Ну взгляните на меня! Кто я? Скучный старик, вечно ковыряющийся в каком-то старье. А брат на пятнадцать лет младше меня. Он пишет стихи и по ночам в саду бренчит на цитре. Тут любая молодая женщина не устоит.

Сам будучи счастлив в супружестве с Тамако. Акитада затруднялся представить, что может чувствовать муж, когда жена ищет любви его собственного брата. Ему вдруг пришло в голову, что Нагаока сам имел сильный мотив для убийства жены. Даже несмотря на вполне разумные объяснения, реакция торговца была на редкость странной. Ведь муж, преданный сразу двумя близкими людьми — женой и братом, — должен быть не на шутку разгневан и даже разъярен. А этот человек всего лишь робко упомянул о неверности жены и проявлял неистовое возмущение арестом брата.

А между тем Нагаока продолжал свой рассказ: — Не следовало мне жениться во второй раз. По крайней мере на такой молодой девушке, что годится мне в дочери. — Он беспомощно всплеснул руками. — Нобуко была такая веселая и живая, когда жила в доме отца. Она любила танцевать и петь, и у них в доме всегда было полно молодежи. Я надеялся, что забота о детях заполнит ее жизнь, но мы так и не завели детей. Очень скоро я обнаружил, что она несчастлива со мной, и постепенно как-то отдалился от нее. Я притворялся, что занят работой, но на самом деле мне невыносимо было видеть ее такой несчастной. Она радовалась только при появлении моего брата, и меня это устраивало. — Он замолчал и угрюмо уставился на один из свитков на стене. Подождав немного, Ахитада спросил:

— Простите, но не хотите ли вы сказать, что ваша жена от скуки взяла себе в любовники вашего брата?

Нагаока был потрясен таким предположением.

— Конечно, нет! Они не были любовниками, хотя я не стал бы возражать. Только Кодзиро никогда не предал бы меня, разве что… — Он покраснел и решительно прибавил: — Нет, мой брат никогда не сделал бы сознательно ничего, что причинило бы мне вред. Как, впрочем, и я ему.

— Сознательно? Люди не совершают прелюбодеяние несознательно.

Нагаока отвернулся.

— Я так не считаю.

Акитада, уловив в его словах тень сомнения, как можно осторожнее проговорил:

— Но ведь что-то было?

Нагаока сорвался и даже перешел на крик:

— Я не знаю всей правды!.. И он тоже не знает! Судя по всему, Кодзиро был сильно пьян. Когда он напивается, он часто не помнит на следующий день, где был вчера и с кем. Городские стражники из веселого квартала частенько приводили его домой в бессознательном состоянии. Это меня всегда тревожило, потому что я боялся, что пьянство не доведет его до добра. — Он вздохнул. — Так и случилось.

— Ваш брат жил здесь?

— Нет, только приезжал погостить. У него имеется свой дом в деревне. Я помог его купить на деньги, оставшиеся от отца. Он усердно трудился на этой земле да еще присматривал за имением принца Апуакиры неподалеку. — Нагаока нервно сцепил руки. — И что теперь подумает принц! Ну почему?! Почему такому надо было случиться теперь?!

— Что значит «теперь»?

— Кодзиро перестал пить. Больше месяца не прикасался к вину. — Нагаока умоляюще посмотрел на Акитаду. — Вы только поймите — поведение Кодзиро в монастыре иначе как странным не назовешь. Все его былое пьянство происходило из-за любовного разочарования, но он справился с ним, покончил с этой слабостью.

Акитаду не оставляли сомнения. Человек, привыкщий проводить время, бражничая до потери сознания в веселом квартале, запросто мог напиться и в монастыре, после чего напал на собственную невестку. Однако он сказал:

— Как случилось, что он оказался в монастыре с вашей женой?

— Это Нобуко решила совершить туда паломничество. Она хотела сделать пожертвование и прочесть какие-то особые молитвы, которые, говорят, помогают женщинам зачать. Я-то считал все это чепухой, но она… В общем, мне не удалось отговорить ее. Сам я ехать не хотел, и Кодзиро вызвался сопровождать ее.

— Понимаю. А как ваш брат объясняет состояние, в котором его нашли?

— Он не может объяснить. Клянется, что выпил только чаю, но..

— Подозреваете, он врет? Нагаока беспокойно заерзал.

— Нет, конечно, нет. Но я не знаю, как это объяснить. От него буквально несло вином, и рядом нашли почти пустой кувшин с каким-то дешевым пойлом.

Акитада кивнул:

— Продолжайте. Что еще он говорит?

— Кодзиро помнит, что почувствовал себя усталым и нездоровым, утверждает, что пошел прилечь в свою комнату. Это было последнее, что он помнит, а уж потом монахи ворвались в комнату моей жены и нашли ее мертвой рядом с ним.

— Но зачем же тогда он признался в преступлении? Нагаока беспомощно сцепил руки в задумчивости.

— Потому что в другие разы он тоже ничего не помнил. Он думает, что мог убить ее в своего рода припадке. Я пробовал уговорить его отказаться от признания. Пусть бы лучше полиция расследовала это дело дальше. — Он поморщился. — Но сегодня приходил старший офицер — сказал, что дело закрыто, и посоветовал не вмешиваться, чтобы не сделать Кодзиро еще хуже. Он сказал, что улики против моего брата такие увесистые, что они готовы добиться от него признания силой. Неужели они и впрямь могут сделать это?

— Вполне. У них принято выбивать признания бамбуковыми палками.

— Но мой брат не обычный преступник! — воскликнул Нагаока. — Он уважаемый землевладелец. Не могли бы вы упросить их подождать? Ведь должно же быть какое-то объяснение тому, что Кодзиро оказался в ее комнате. Может, кто-то что-нибудь видел в ту ночь.

Их беседу прервал слуга:

— Хозяин, вы будете сейчас кушать рис, или мне погасить огонь на кухне?

Нагаока непонимающе смотрел на него, потом проговорил:

— Рис? А что, уже пора есть?

— Уже час как пора, — сказал слуга и метнул на Акитаду обиженный взгляд.

— Ах вот оно что! — спохватился Нагаока, беспомощно глядя на Акитаду, и вдруг вспомнил о хороших манерах. — Простите меня, любезный господин. Похоже, я совсем утратил чувство времени. Не окажете ли мне честь, не согласитесь ли отобедать со мной вместе?

У Акитады еще имелись вопросы, но с ними можно было подождать. Ему нужно поговорить с Кобэ как можно скорее. Чем дольше он будет медлить, тем свирепее станет Кобэ, а его помощь еще понадобится Акитаде, если он собрался помочь Нагаоке. Поднимаясь со своего места, он поблагодарил Нагаоку и уверил его, что постарается сделать все возможное для его брата.

Нагаока тоже встал. Ему заметно полегчало, только трудно было сказать, чего ему больше хочется — избавиться от Акитады или получить от него помощь.

— Мы с братом перед вами в глубоком долгу, — сказал он, низко раскланявшись.

Полицейское отделение занимало целый городской квартал на улице Коноэ неподалеку от имперского города. Протискиваясь сквозь толпу, Акитада прошел через тяжелые, облитые бронзой ворота и попал в просторный двор. Он сразу же направился в главное административное здание и там спросил у молодого стражника про Кобэ. Ему повезло — старший офицер оказался на месте. Акитада нашел его на веранде, где он разговаривал с одним из тюремщиков. Увидев Акитаду, Кобэ удивленно приподнял брови.

— Могу я поговорить с вами наедине? — спросил Акитада и покосился на стражника.

Кобэ провел его в какую-то комнату, взмахом руки приказав всем выйти.

— Итак? — сухо спросил он, когда они остались одни.

— Я по поводу Нагаоки. Кобэ засверкал глазами.

— Клянусь вам, я не собирался встревать, но после того, что вы сказали, я подумал, не окажусь ли я так или иначе замешанным в этом деле.

— Что это значит? — рявкнул Кобэ. Он повысил голос, заставив Акитаду нервно оглянуться на дверь. — Что значит «замешанным»? Вы только что вернулись после долгого отсутствия. Так как же вы можете быть причастны к местному делу? В общем, так: если это опять очередная ваша уловка, то вы напрасно тратите время.

— Ну подождите. Подождите, — спокойно проговорил Акитада. — Вам же понравилось, когда я вмешался в прошлый раз и когда мы работали вместе. Мне показалось, мы стали друзьями.

Кобэ чуточку смягчился и понизил голос:

— Поймите, это дурно смотрится, когда вы суете свой нос в дела полиции. Во-первых, мы тогда начинаем выглядеть неумехами. А теперь, когда вы еще к тому же занимаете важный государственный пост, могут и вовсе пойти разговоры о недопустимом влиянии сверху.

Акитада едва сдержал смех.

— Какой еще важный пост! Силы небесные, Кобэ! Да я никто! Я за себя-то не могу постоять. Но даже если бы я и был влиятелен, уж вы-то меня знаете!.. Я никогда не стал бы встревать в политические игры.

Кобэ вздохнул.

— Хорошо, забудем об этом. Расскажите-ка лучше, как вы замешаны в том, что произошло три дня назад в Восточном горном монастыре.

— Я ночевал там в ту ночь и слышал чей-то крик. У Кобэ отвисла челюсть.

— Что-о?!

— Из-за сильного ливня мне пришлось искать укрытия в монастыре. Я приехал туда следом за молодой парочкой. Спалось мне скверно, и среди ночи я внезапно проснулся — почему, не знаю. Только, пробудившись, я понял, что где-то кричит женщина. Я выбежал из своей комнаты, но заплутал в лабиринтах монастыря. На следующее утро я рано отправился в путь. У ворот я рассказал о случившемся монаху-привратнику, и он дал мне взглянуть на схему монастыря. По его словам, в этом дворе, где кричала женщина, находятся лишь служебные постройки, которыми монахи пользуются только в дневное время. Также из-за дождя в ту ночь в монастыре ночевало много народу, в том числе труппа бродячих актеров, дававших представление накануне. Актеры эти, как я убедился собственными глазами, все были пьяны в стельку. Они запросто могли разбрестись по монастырю со своими женщинами. В общем, я не стал забивать себе голову и решил забыть об этом. Кобэ внимательно слушал.

— Но вы-то считаете, что это как-то связано с убийством.

Акитада кивнул, а Кобэ продолжал:

— А я вот не согласен. Все это либо приснилось вам, либо, как вы сами подметили, это шумели пьяные актеры. Но если вам от этого станет легче, я готов послать туда своих людей — пусть разберутся. Где вы ночевали? В гостевых комнатах?

— Нет. У них там есть помещения для особых гостей в одном из крыльев монастыря. Там я и ночевал. А жилье для обычных постояльцев находится оттуда далеко.

— Понятно. То есть вы, как всегда, в самой гуще событий, — сказал Кобэ. — Только в любом случае вам больше нет необходимости беспокоиться об этом в дальнейшем. Вы доложили мне, и этого достаточно.

— А что, если я как раз слышал крики убитой женщины? — запротестовал Акитада. — Странным было бы такое совпадение, если бы просто какая-то женщина из компании актеров кричала в ту ночь под окнами моей комнаты. И не может ли такого быть, что она была убита не в своей комнате и не братом своего мужа?

Кобэ метнул на него свирепый взгляд.

— Такой вывод неуместен, и вы это знаете. — Прищурившись, он спросил подозрительно: — А как вы узнали, где она была найдена?

— Мне сказал Нагаока.

— Стало быть, вы все-таки пошли к Нагаоке! — вспыхнул Кобэ. — И конечно же, он попросил вас вступиться за его брата.

— Да, попросил.

Кобэ что-то пробурчал себе под нос и принялся расхаживать по комнате, время от времени бросая на Акитаду сердитые взгляды. Пройдясь из стороны в сторону несколько раз, он остановился перед Акитадой и спросил сквозь зубы:

— И что же вы ему еще сказали? Говорили про женский крик и про вашу версию, что убийство, должно быть, произошло в другом месте?

— Конечно, нет! Я вовсе не собираюсь мешать вашей работе.

— Ха! Да вы уже порядком навредили. Теперь по милости Нагаоки дело затянется. А ведь я специально ходил к нему предупредить, что под давлением улик нам придется подвергнуть его братца допросу с пристрастием, и если он не захочет подписать признание, то будет мертв через неделю.

У Акитады защемило под ложечкой.

— Вы не посмеете сделать этого! У вас не имеется достаточных улик. Он был сонный или не в себе, когда его нашли, и ничего не помнит.

— Это он говорит, что не помнит. Он просто был пьян, и память обязательно вернется к нему, как только он отведает бамбуковых палок.

Акитада попробовал найти убедительный довод, но так и не смог. В отчаянии закусив губу, он попытался подойти к вопросу с другой стороны.

— А что говорит ваш лекарь, делавший вскрытие? Какова, по его мнению, причина смерти?

К удивлению Акитады. Кобэ заговорил уклончиво:

— Да в общем-то ничего особенного. Смерть произошла где-то в течение ночи. Эти лекари, знаете ли, не большие любители точности. В порыве ярости убийца искромсал ее мечом. Зрелище, я вам скажу, не самое приятное. — И, немного помолчав, Кобэ многозначительно прибавил: — Кстати, брат Нагаоки был найден прямо с мечом в руке и весь был залит ее кровью, когда их нашли.

Сердце Акитады бешено заколотилось.

— И тело еще у вас? Кобэ кивнул:

— Да, в морге. Но это не тело, а сплошное месиво. Вам не захочется смотреть.

— Мне захочется. Покажете? Кобэ отвернулся.

— Да ведь уже три дня прошло, — умоляюще проговорил Акитада. — Совсем скоро вы отправите ее на сожжение. И как же я, по-вашему, смогу навредить делу, если взгляну на нее?

Помедлив еще мгновение, Кобэ наконец повернулся и неохотно кивнул.

— Ну ладно, — пробормотал он, направляясь к двери. — Может, я совсем с ума сошел, только кое-что в этом мертвом теле меня беспокоит. Мы даже спорили с лекарем, делавшим вскрытие, по поводу причины смерти. Так что я бы хотел послушать ваше мнение. Кстати, лекарь, по-моему, все еще где-то здесь.

Когда они шли по коридору, все полицейские чины с улыбкой энергично кланялись Кобэ. Новая должность явно помогла ему заслужить их уважение. С одними он шутил, другим просто кивал и только раз остановился и распорядился, чтобы лекаря вызвали в морг.

Они вышли из здания через заднюю дверь, пересекли просторный плац и направились к ряду приземистых построек. В самой последней из них и располагался морг, по строению скорее напоминавший обычный подвал. Перед узенькой дверцей стоял стражник. Он распахнул ее настежь, как только увидел Кобэ. Переступив через деревянный порог, они ступили на утрамбованный земляной пол. В пустой комнате вдоль стены лежали в рядок завернутые в циновки мертвые тела, и только один труп лежал в самом центре. Легкий запах разложения, исходивший от него, пока еще не был слишком назойлив. Скудный свет проникал в трупницкую сквозь два высоких окошка, покрытых деревянными решетками.

Кобэ подошел к лежавшему посреди комнаты телу и сбросил с него циновку. Обнаженная мертвая женщина покоилась на спине. Рядом лежала ее свернутая одежда. Акитада сразу узнал ткань — плотный кремовый шелк, расшитый узорами из хризантем и зелени. Он видел эту одежду на закутанной в вуаль женщине, ожидавшей под дождем у ворот монастыря. Роскошная материя была заляпана кровью и грязью, и Акитада, еще недавно раскошелившийся на дорогостоящий шелк для сестры, не мог не пожалеть, что такая красота так печально закончила свое существование.

— Вот, пожалуйста, взгляните на нее, — сказал Кобэ, подождав, когда Акитада насмотрится на одежду. — И что вы думаете по этому поводу?

Акитада посмотрел и внутренне содрогнулся. То, что предстало взору, не могло не потрясти даже его, повидавшего на своем веку множество насильственных смертей. Теперь он пожалел, что тогда так и не увидел спрятанного за вуалью лица женщины. Ведь теперь он так и не сможет узнать, была ли она красива. Что осталось от этого рта, еще недавно улыбавшегося мужу или любовнику и произносившего слова любви… или ненависти? И эти глаза больше никогда не увидят красоты мира, и никогда больше не отразятся в них мечты о счастье или печаль. Вместо человеческого лица он увидел застывшее в смертельной маске кровавое месиво — нос и один глаз полностью отсутствовали, другой глаз был сокрыт под запекшейся кровавой коркой, а на месте рта нелепой черной дырой зияла огромная отверстая рана. Ему моментально припомнились ужасы, изображенные на адской ширме. Уж не в морге ли совершенствовал этот художник свое жуткое ремесло?

Это было чудовищное по своей жестокости нападение. Убийца находился либо в припадке безумия, либо испытывал звериную ярость по отношению к жертве и поэтому полностью потерял рассудок. Акитаде пришел на ум Нагаока — муж.

Кобэ, которого не волновали ни философия, ни психология, нетерпеливо подгонял:

— Ну давайте же! Или вы ждете лекаря, чтобы он сказал вам, что с ней произошло?

— Так-так, опять разговорчики обо мне у меня за спиной? — послышался с порога высокий отрывистый голос. Маленький энергичный человечек лет пятидесяти бодрой, подпрыгивающей походкой вошел в комнату. Он глянул на Акитаду, поклонился обоим и заговорил с Кобэ в непринужденном, почти задорном тоне: — Итак? Чем же мы обязаны второму визиту высокого начальства?

— Мы? Кто это «мы»? — усмехнулся Кобэ, удивленно приподняв брови. — У вас тут что же, Масаёси, целый штаб или просто морг? Или, быть может, вы свели близкое знакомство с покойной госпожой Нагаока?

Шустрый человечек весело загоготал.

— Разумеется, последнее. У нас с ней обычные рабочие отношения, зато какие близкие и, я бы сказал, не лишенные страсти. — Он подмигнул Акитаде, который молча насупился.

— А я вот пришел с другом, — объяснил Кобэ. — Его зовут Сугавара. Он не в меру любознательный парень и обожает разгадывать всякие задачки, особенно дела, которые веду я. Поскольку он изъявил желание взглянуть на труп, то я подумал: вы сможете извлечь из этого пользу, учитывая, что вы, кажется, так и не сподобились определить своим куриным умишком причину смерти. — Кобэ повернулся к Акитаде: — Это господин Масаёси, наш тюремный лекарь.

Акитада сухо кивнул новому знакомому. Ему очень не понравилось насмешливое отношение доктора к мертвому телу уважаемой замужней женщины.

Масаёси если и заметил эту холодность, то не подал виду.

— А я наслышан о вас, — сказал он. — Помнится, в свое время много разговоров ходило о том, как вы ловко навесили на этого торговца шелком убийство девицы из веселого квартала.

Акитада едва не задохнулся от гнева.

— Никто на него ничего не вешал. Этот человек был виновен в преступлении. К тому же это было давно, и вам вряд ли известны все факты. Медицинского освидетельствования там, кстати, не требовалось. Впрочем, позже я получил кое-какие полезные советы от одного из ваших коллег, но, уж конечно, в том, что касается профессионализма, они ни в какое сравнение не идут с вашим мнением. Кстати, будьте любезны, поделитесь им со мной по поводу данного случая.

Глазки у Масаёси заблестели.

— Ага! Теперь-то мне понятно — у нашего начальства появился союзник. Ну уж нет, так нечестно, я не буду говорить первым. Скажите-ка сначала вы, что думаете по поводу ее смерти.

Раздраженный панибратским тоном, Акитада все же согласился и приступил к осмотру тела. Супруга Нагаоки была, насколько ему помнилось из той встречи у монастырских ворот, среднего роста, имела красивые формы и бледную кожу. Если не считать искромсанных в кровавое месиво лица и шеи, никаких других ран на теле не наблюдалось. Не смущаясь ее наготой, на которую ему довелось насмотреться в банях и во время летних купаний, Акитада склонился над мертвой женщиной, внимательно исследуя ее красивые ноги и руки, маленькие упругие груди, плоский живот и округлые бедра.

— Она была красива и молода, лет двадцати с небольшим, и вела подвижный образ жизни, — заключил он и принялся осматривать ступни ног, ладони и пальцы рук. — Кожа слишком нежная и белая для простой крестьянки, руки и ноги знали хороший уход, вот только… — Он пощупал ее бедра и предплечья, потом, поджав губы, распрямился.

Кобэ нетерпеливо заглянул ему в глаза:

— Ну так что там? Как она умерла?

Акитада окинул взглядом чудовищные раны, нанесенные убийцей. Некоторые из них могли быть смертельными. Они начисто уничтожили лицо, почти перерубили шею и глубокими рубцами покрывали плечи.

— Удары, полагаю, нанесены мечом. Ни один нож не способен так глубоко рассечь тело, а вот раны от меча обычно выглядят именно так. Я их много повидал. — Отогнав внезапно нахлынувшие неприятные воспоминания, Акитада снова опустился на колени, чтобы более обстоятельно изучить раны. — Странно, — пробормотал он. — Она, по-видимому, лежала распростертая. Тот, кто орудовал мечом, похоже, стоял над ней, потому что раны глубже наверху, а книзу довольно поверхностны. Кроме того, он, а может быть, это была женщина, явно перерезал горло умышленно, так как для этого понадобилось зайти с другой стороны.

— Ага! — воскликнул Кобэ и бросил победоносный взгляд на Масаёси.

Тот усмехнулся и спросил:

— Что-нибудь еще?

Акитада все еще разглядывал тело, щупая его своим длинным указательным пальцем. Лицо представляло собой совершенное крошево из запекшейся крови, хрящей и костей, белеющих среди красной плоти. Один глаз был закрыт, другого попросту было не видно в этом кровавом месиве. Из черного от запекшейся крови рта торчали сломанные зубы. Одним словом, лицо это уже больше ничем не походило на человеческое. Акитада подавил в себе неприятный приступ дрожи.

— Крови маловато, — сказал он наконец, потом посмотрел на Масаёси и посуровел. — Это означает, что она была уже мертва, когда ее кромсали мечом. Не так ли?

— Великолепно! — хлопая вл адоши, воскликнул Масаёси тоном учителя, довольного успехами старательного ученика. — Только вот как тогда она умерла?

Раздраженный насмешливым тоном лекаря, Акитада снова устремил взгляд на тело. Никаких ран на нем не было, если не считать превращенных в крошево лица, шеи и груди. Тогда он осторожно перевернул мертвую женщину на живот. Шелковистые волосы были завязаны на затылке бантом, когда-то белым, а теперь потемневшим от засохшей крови. На спине ран тоже не наблюдалось.

— Может, на голове?.. — пробормотал Акитада, ощупывая череп под волосами.

Вся кровь из ран на лице и груди стекла потом вниз, пропитав волосы и бант. На черепе никаких ран или вмятин от удара твердым предметом тоже не оказалось.

— Нет, — сказал Акитада, сидя на корточках и задумчиво глядя на тело. — Если исключить отравление, то причина смерти, должно быть, скрыта под этими ранами. Лицо и горло так сильно искромсаны, что трудно определить, отчего она умерла, но версий может быть множество. От стрелы или ножа, попавшего в глаз или в рот, или, например, в горло. Только в последнем случае она бы сильно истекла кровью, и это было бы заметно.

— Ну и ну! Я прямо потрясен, — закивал Масаёси, оскалившись в широкой улыбке. — Чему-то вас, молодых да благородных, все-таки учат. — Тон его на этот раз был откровенно оскорбительным.

Акитада медленно поднялся на ноги. С высоты своего роста он посмотрел на коротышку-лекаря и холодно сказал:

— Из ваших слов мне понятно, что вы ровным счетом ничего не смыслите в благородном образовании.

При настоящих обстоятельствах вам было бы лучше попридержать свой язык. Ваши, судя по всему, нездоровые интересы привели вас на это поприще, так что если хотите на нем остаться, ведите себя сдержаннее.

При этих словах Кобэ, до сих пор внимательно слушавший, усмехнулся, что означало то ли удивление, то ли удовлетворение. Зато лекарь, вдруг изменившись в лице, сухо и демонстративно поклонился и проговорил:

— Прошу прощения, господин. Я забылся.

Этот человек был явно склонен говорить лишнее, и Акитаде совсем не понравилась его манера извиняться, но он сдержал гнев. Он не любил унижать людей, занимающихся каким-нибудь полезным делом, но этот лекарь позволял себе чрезмерные вольности. Да и кем он был для Акитады с его высоким государственным званием? Всего лишь мелким исполнителем. Поэтому Акитада лишь сказал:

— Ну что ж, а теперь, пожалуйста, расскажите, что вам удалось обнаружить.

Масаёси отвесил новый поклон и повернулся к телу. Отодвинув в сторону волосы, он указал на затылок женщины. Кровь в этом месте была смыта, и на бледной коже под самым ухом едва виднелась тоненькая розовая полоска.

— Вот, пожалуйста, — сухо сказал лекарь.

— Ну и что? — поторопился вставить Кобэ. — Ничего особенного. От такого не умирают.

Акитада наклонился к телу. Он медленно повернул голову мертвой женщины, стараясь проследить, куда ведет полоска. Обнаружив, что та скрылась под искромсанной плотью перерезанного горла, он распрямился и посмотрел на лекаря:

— По-моему, вы правы. Вы считаете, что ее задушили чем-то вроде веревки или шнурка?

Масаёси закивал.

— Других ран на теле нет. Как нет следов отравления или болезни. — Он наклонился, чтобы поднять веко у оставшегося неповрежденным глаза: белок весь покраснел от лопнувших сосудов. — Такое бывает, когда люди задыхаются, — заключил лекарь.

— Да это просто чушь! — не удержался Кобэ. — Зачем это ему понадобилось сначала душить ее, а потом кромсать на куски?

— А вот это, дорогой мой Кобэ, уже ваша работа, — сказал лекарь, поднимаясь на ноги. — А я, с вашего позволения, пожалуй, откланяюсь.

— Да-да, конечно, Масаёси, простите, что оторвал вас от дел, — пробормотал Кобэ.

Акитада кашлянул, и лекарь метнул взгляд в его сторону.

— Я могу еще быть вам полезен, господин? — спросил он ровным, сдержанным тоном.

— Меня интересует, не нашли ли вы каких-нибудь признаков… э-э… половых действий.

— Если вы имеете в виду половые сношения, то нет. Что-нибудь еще?

— Нет, благодарю вас. — Акитада понял, что лекарь счел себя уязвленным и таким образом попытался поставить его на место. Когда Масаёси ушел, он сказал Кобэ: — До чего же неприятный тип! И где вы его только откопали?

Кобэ нахмурился.

— Он неплохой человек. И такой же упрямец, как и вы. Только вот аристократов недолюбливает, и ваш выговор его рассердил. Теперь мне долго придется подлизываться к нему, чтобы добиться хоть какой работы. И зачем вам только понадобилось так унижать его? Особенно если учесть, что он оказался прав, а вы нет.

Акитада почувствовал, что краснеет.

— Он мне нахамил. Не забывайте, Кобэ, я ведь уже не тот, кем был восемь лет назад. Там, в далеких заснеженных землях, я получил несколько серьезных уроков и хорошо усвоил, что такое представитель власти. Этот человек без должного почтения отнесся к моему званию, а без уважения к власти и званиям не может быть порядка. Почтение к чинам продиктовано здравым смыслом, иначе в обществе воцарился бы хаос. Насмехаясь надо мной, он насмехался над порядком, установленным нашим императором и богами, а это недопустимо.

Кобэ расхохотался.

Акитада застыл в негодовании, потом повернулся, чтобы уйти.

— Да постойте же! — крикнул Кобэ. — Не делайте глупостей! Я согласен с вами, что у этого парня дурные манеры, но мне приходится смотреть на все с практической стороны. Масаёси чертовски хороший знаток своего дела, поэтому я не обращаю внимания на его странности. Вот взять, к примеру, этот случай. Если он говорит, что ее задушили, значит, так и было. Хотя судебное дело против брата Нагаоки от этого только усложняется, черт подери!

На это Акитада сухо отрезал:

— Как раз это не важно, потому что мертвая женщина — не жена Нагаоки.

Кобэ изумленно уставился на Акитаду:

— Не его жена?! Вы с ума сошли? Да муж её опознал! Какие могут быть сомнения? Даже сам Кодзиро признал в ней свою невестку.

— И все-таки они ошиблись. — Во взгляде Акитады читалась абсолютная уверенность. — Возможно, у них есть какие-то причины говорить неправду. Тело может принадлежать любой молодой женщине. У этой же хорошо развита мускулатура, на ладонях мозоли и кожа на ступнях загрубелая от частой ходьбы. Возможно, она и не крестьянка, но и не изнеженная дама, каковой, несомненно, была жена Нагаоки. Я не знаю, где она взяла это платье, но думаю, вам следует выяснить, не пропала ли где служанка. Ведь ни вам, ни вашему хваленому судебному доктору, судя по всему, не пришло в голову задаться вопросом, почему ее лицо было так изуродовано.

Кобэ снова расхохотался:

— Нет, сегодня явно не ваш день! Так уж случилось, что я поинтересовался насчет мускулатуры и мозолей. Нагаока говорит, что его жена выросла в деревне и привыкла скакать верхом, лазить по горам и всякое такое. Его послушать, так она была настоящий мальчишка-сорванец. — Он стоял, раскачиваясь на каблуках, глаза самодовольно блестели.

Акитада пребывал в растерянности.

— Вы уверены? Тогда зачем было кромсать ее лицо? С какой целью?

Кобэ взял его под руку и повел к выходу.

— Да ладно, не берите в голову! Для одного дня вы уже достаточно навредили. Почему бы вам не пойти домой? Вы, помнится, говорили, у вас матушка хворает, так что вас там наверняка заждались. — Он произнес эти слова отеческим тоном, намеренно стараясь уколоть побольнее.

Высвободив руку, Акитада процедил:

— Нельзя ли мне только сначала коротко переговорить с братом Нагаоки?

— Нет! — отрезал Кобэ тоном, не терпящим возражений. Глаза его при этом были холодны.

— Ни сегодня, ни завтра и вообще никогда. Выбросьте это дело из головы. Оно вас не касается.

ГЛАВА 5

ВРАТА СВЯТИЛИЩА

Возможно, четыре года назад Акитада, не так хорошо знакомый с Кобэ, мог бы еще попытаться упросить его разрешить ему свидание с обвиняемым, но сейчас, встретив этот неумолимый взгляд, он просто сухо откланялся, повернулся и вышел.

Шагая в ярости к дому, он даже не заметил, что погода изменилась. Город зябко ежился от холодных порывов ветра и застилавших небо свинцовых туч. Люди спешили по домам, на бегу придерживая шляпы и поднимая воротники. Сухая листва кружилась в танце и забивалась в закутки зданий и под бамбуковые ограды.

Дома ему открыл Сабуро, и его морщинистое старческое лицо тут же расплылось в добродушной улыбке. Акитада промчался мимо него в дом, где теперь укрылись от ветра матушкины монахи. Их заунывные голоса эхом гуляли по коридорам.

Заслышав шаги брата, ему навстречу выбежала Ёсико. Глаза ее сияли, когда она радостно приветствовала его.

— Как там она? — сухо поинтересовался Акитада, чье лицо и голос были мрачнее тучи.

От радости Ёсико вмиг не осталось и следа.

— Пока никаких перемен. — Она робко переминалась с ноги на ногу. — Что-то… случилось?

— Нет. То есть да. То есть не обращай внимания. К тебе это не имеет отношения. Если матушка не звала меня, то я пойду в свою комнату.

— Нет, она не звала. Но… что же все-таки случилось? Или ты не можешь говорить об этом?

Глядя на ее встревоженное лицо, Акитада вдруг почувствовал себя виноватым из-за того, что сорвал на ней свой гнев на Кобэ.

— Прости, — пробормотал он. — Тебе не о чем беспокоиться. Просто меня обидели — оскорбили мою чертову гордость и чувство собственного достоинства. Пошли. Если хочешь, я тебе расскажу.

Личико Ёсико просветлело, и она последовала за ним в его комнату.

— Шелк-то хоть доставили? — спросил Акитада, оглядывая ее скромное темно-синее кимоно.

— Да! Об этом я и хотела тебе сообщить! Только знаешь, Акитада, не надо тебе было покупать для меня такую роскошную материю. И зачем два отреза да еще ткань для отделки? Да у меня в жизни не было ничего столь дорогого и роскошного! Наверное, заплатил целую уйму денег? Акитада улыбнулся:

— Ну, не такую уж и уйму. И потом, сестричка, я же теперь человек состоятельный, и увидеть тебя в красивом наряде для меня великая радость.

— Я тебе очень благодарна, братец, только, наверное, не придется мне их много носить. Особенно розовое.

— Почему?

— Из-за матушки.

В первый момент Акитада даже воспылал гневом к матушке, когда представил, что даже в этом она отказывает родной дочери. Но потом он сообразил, в чем дело. Устыдившись своих мыслей, он сказал:

— Да, сестрица, мы действительно должны быть готовы надеть траур, когда придет время. Правда, возможно, все не так и плохо.

Но Ёсико покачала головой:

— Нет, это скорее всего произойдет до наступления весны. Боюсь, даже совсем скоро. Она уже начала отхаркиваться кровью.

Акитаду одолело уныние.

— А что говорит врач? Ёсико потупилась.

— Он говорит, конец близок.

— И она не требовала меня к себе?

Ёсико молча покачала головой. Акитада сидел, растерянно разглядывая свои руки. «Как же сильно она, должно быть, ненавидит меня», — подумал он. Он чувствовал, что мать оставит ему в наследство эти вечные горькие сомнения и отчужденность. Тяжелый вздох вырвался из его груди.

— Она очень больна, — осторожно проговорила Ёсико. — Даже на себя совсем не похожа.

Акитада не ответил.

— А у тебя усталый вид. Ты ел что-нибудь в городе?

— Что? Нет. Был так занят, что забыл.

Ёсико ушла и вернулась с миской лапши и порцией рисовых колобков на подносе. Она тихонько наблюдала, пока он ел. Аппетита не было, но после еды он почувствовал себя лучше. Отставив в сторону недоеденную лапшу, он сказал с благодарностью:

— Все-таки хорошо, что я вернулся. — И, поморщившись, торопливо поправился: — Вернее, к тебе. Ведь в этом доме я никогда не был счастлив.

Слова его поразили Ёсико.

— Ну зачем ты так?! Это же твой дом, не матушкин и не мой. И не позволяй ей отравлять здесь твою жизнь, жизнь Тамако и малыша. Когда-нибудь и этот дом снова наполнится счастьем. Наша семья жила здесь на протяжении многих поколений и будет жить благодаря тебе.

Акитада оглядел свою комнату и неухоженный сад за окном, который сейчас был так же завален опавшей листвой, как двор Нагаоки. Со стороны матушкиных покоев доносились заунывные голоса монахов, назойливо проникавшие даже в это его личное убежище. Как и жилище Нагаоки, этот дом тоже пребывал в запустении, но слова Ёсико все же задели какую-то струну в его душе. Она была права. Это в его руках — вернуть жизнь в родовое гнездо. Тамако быстро разделалась бы с сорняками, превратив эти заросли за окном в настоящий цветущий сад, где их сынишка Ёри, а потом и другие дети играли бы и резвились, и тогда только их веселые голоса и смех слышались бы в доме вместо тягостных заупокойных молитв. Акитада улыбнулся.

— Ну вот, так-то лучше, — сказала Ёсико. — А теперь расскажи-ка мне, что у тебя случилось. Что так расстроило тебя?

Решив не упоминать о неприятностях Тосикагэ, Ахитада поведал ей, как ночевал в монастыре, как потом встретил в городе Кобэ и как в итоге оказался вовлеченным в историю с убийством жены Нагаоки.

— Глупо было с моей стороны сердиться на Кобэ за этот отказ, — признался он под конец. — Все дело в том, что я теперь уже привык, чтобы мне подчинялись. И никто уже давно не разговаривал со мной в таком тоне. — И он с улыбкой прибавил: — Теперь понадобится время и усердие, чтобы снова стать нормальным человеком.

Ёсико не улыбалась и молчала. Акитада с ужасом заметил, как она побледнела и ее большие глаза наполнились испугом. Проклиная себя за то, что поделился с ней своей страшной историей об убийстве и ночном кошмаре, он поспешил извиниться.

— Да нет, ничего, — сказала она, жалобно улыбаясь. Только что же теперь будет? Кто поможет этому бедолаге? Неужели ты, Акитада, ничего не можешь поделать? А не воспользоваться ли твоим положением? Или обратиться к твоим влиятельным друзьям.

— Конечно, нет. Я не настолько самонадеян. К тому же пока никоим образом не ясно, что этот человек невиновен.

— Но как же так? Он не может быть виновен! Ты же сам сказал, что сомневаешься в его вине.

Акитада вздохнул.

— Да, милая сестрица, сказал. Но это разные вещи — быть неуверенным в вине и быть уверенным в невиновности. Меня смущает то, что у него имелся мотив. И то, что жену Нагаоки задушили перед тем, как искромсать на куски, говорит о том, что убийцей был не пьяный маньяк. Это выглядит попросту нелогично. Вот и все.

— Да это мог сделать кто угодно! Например, муж. Он, наверное, был зол на брата, если подозревал его в любовной связи со своей женой. Может, он-то и убил ее и выставил все так, чтобы подумали на брата. Это была бы идеальная месть, не так ли?

Она говорила с жаром, чуть подавшись вперед и глазами умоляя согласиться. Акитада не мог не прислушаться к ней. Конечно, она была права насчет мотива самого Нагаоки, и он сразу же сказал ей об этом.

— Только вот руки у меня связаны, — прибавил он. — Кобэ не разрешит мне побеседовать с заключенным, а я должен это сделать, чтобы понять, что произошло в монастыре и каковы были отношения между двумя братьями и женой Нагаоки. — Он замолчал и с тревогой посмотрел на Ёсико. — У тебя все в порядке? У тебя немного возбужденный вид. Может, нам больше не говорить об этом деле? Скажи лучше, как по-твоему, не зайти ли мне к матушке?

Потупившись, сестра некоторое время разглядывала руки, потом, собравшись с силами, сказала:

— Наверное, лучше завтра. Боюсь, она может совсем возбудиться да начнет еще снова харкать кровью.

Акитада закивал. Ёсико явно считала, что его появление в покоях матушки настолько не обрадует ее, что может ускорить ее смерть.

— Тогда я, наверное, немного почитаю, — сказал он и дождался, когда сестра безмолвно поднимется и уйдет.

Остаток дня он провел в унынии расстроенный тем, что не может с правиться с неприятностями, навалившимися на него сразу по приезде. Ненависть матери к нему даже в ее нынешнем положении действовала на него угнетающе, но еще были неприятности Тосикагэ, потенциально угрожавшие не только самому Тосикагэ, но также Акико и их еще не родившемуся малышу. Несчастная доля Ёсико да и его собственное неясное будущее тоже давили на него тяжким грузом.

Он скучал по жене и сыну. Тамако и Ёри (полное имя малыша было Ёринага) до сих пор были для него всем в жизни. Он надеялся, что с ними все в порядке. Особенно он волновался за трехлетнего Ёри — ведь маленькие дети так всегда подвержены внезапным болезням и напастям. А еще он боялся, как бы они не наткнулись в пути на разбойников. Тут оставалось уповать только на Тору и Гэнбу — они сильные и опытные воины и, несомненно, сумеют защитить его семью. К тому же там есть еще носильщики и наемные всадники. Сэймэй, секретарь Акитады, конечно, слишком стар, чтобы противостоять грабителям, зато на выручку всегда может прийти его мудрость. И все же…

В конце концов Акитаду сморил сон. Он провел беспокойную ночь, ворочаясь с боку на бок и беспрестанно просыпаясь от тревожных мыслей. За окном без умолку голосили монахи. «Интересно, сколько стоят их услуги? — подумал Акитада. — Надо будет поинтересоваться у Ёсико, какого пожертвования ждет теперь монастырь». Потом он слышал среди ночи, как кто-то пробежал, после чего монахи запричитали еще громче. Акитада вскочил, накинул на себя кое-что из одежды и стал ждать, что его позовут в матушкины покои.

Но этого не случилось. В доме все стихло, и Акитада вернулся в постель. Только к утру он наконец уснул.

Утром, одевшись, он поспешил разыскать сестру. Изможденная и усталая, она встретила его на пороге своей комнаты.

— Как матушка? — спросил Акитада. — Я слышал ночью какую-то беготню.

— У нее снова было кровотечение. На этот раз еще более сильное. Потом она все-таки уснула. — Ёсико устало прикрыла рукой глаза, под которыми темнели круги. — Во всяком случае, мне так показалось. Знаешь, я никогда не могу понять, спит она или просто так слаба, что не может шевелиться.

— Ты устала. Хочешь, я пойду посижу с ней сегодня? Ёсико с благодарностью посмотрела на него.

— Если можешь. Всего несколько часов, а то я ночью совсем не спала. Только не буди ее.

В коридоре перед дверью матушки пятеро или шестеро монахов сидели с закрытыми глазами в рядок, беспрерывно шевеля губами и перебирая бусинки четок.

Перешагнув через них, Акитада открыл дверь. Они, не поднимая глаз, не переставали бубнить.

Матушкина комната была погружена в полумрак, в воздухе стоял тяжкий дух крови и мочи. Во всех углах мерцали угольки жаровен. Сидевшая у изголовья матушки служанка подняла на Акитаду удивленные глаза, но госпожа Сугавара оставалась бездвижной. Она лежала на спине, скрестив руки на животе, ее впалые глаза были закрыты, нос и подбородок обострились, отчего лицо перестало напоминать человеческое и больше походило на череп.

Акитада осторожно опустился на пол рядом со служанкой и прошептал:

— Я побуду здесь какое-то время. Как она?

— Ночью ей было хуже, — так же шепотом ответила женщина. — Но теперь она спит. Уже час или около того.

— Хорошо.

Акитада приготовился к долгому бдению, но матушка вдруг открыла глаза и устремила их на сына.

— Матушка! — осторожно позвал он и, не услышав отклика, попробовал снова: — Как вы себя чувствуете?

— Где мой внук? — Голос прозвучал на удивление громко и резко в этой тишине. — Ты привел мне внука?

— Пока нет. Они еще в пути и скоро приедут. Через… — Он осекся на полуслове, увидев, как ее лицо в считанные мгновения исказила ярость.

— Убирайся вон! — крикнула она, задыхаясь. — Убирайся из моей комнаты и оставь меня одну! — Этот сдавленный крик перешел в приступ кашля. — Я даже умереть спокойно не могу… потому что ты постоянно врываешься сюда… Пропади ты пропадом… со своими… — Она вдруг приподнялась на постели, тыча в него скрюченным костлявым пальцем и сверкая полными ненависти глазами. Но она не успела больше ничего выкрикнуть. Черные сгустки крови хлынули у нее изо рта прямо на постель, и она, задыхаясь и захлебываясь, безвольно откинулась назад.

Акитада в ужасе вскочил на ноги и теперь стоял, беспомощно наблюдая за тем, как служанка хлопотала, вытирая кровь и придерживая захлебывающуюся в кашле матушку.

— Нужен лекарь. — сказал Акитада. — Я схожу за ним. Где он живет?

— Не надо, господин. Лекарь тут не поможет. Это скоро само пройдет, — поспешила остановить его служанка. — Только вам сейчас лучше уйти. Она расстраивается, когда видит вас.

Акитада бросился прочь из комнаты, на бегу споткнувшись об одного из монахов за дверью. Тот что-то проворчал, и Акитада на ходу торопливо извинился.

В комнате его ждал завтрак. Только взглянув на него, он тут же помчался на веранду, и его вырвало в кусты.

Почувствовав себя немного лучше, он вернулся к себе в комнату, оделся и ушел из дому.

На улице было все так же пасмурно и промозгло. Колючие порывы ветра то и дело поднимали в воздух сухую листву. Деревья по большей части совсем оголились. Самое время для смерти, мрачно подумал Акитада, ежась от холода.

На примирение с матушкой он больше не надеялся. Ее злобу и ненависть к нему приходилось принимать как должное. По-видимому, они таились все эти годы за маской приличия. Теперь же, на пороге смерти, когда ей стало безразлично чье-либо, а особенно его, мнение, она словно кровью, истекала этой своей накопившейся за всю жизнь горечью. По крайней мере это хотя бы освободит его от дальнейшей необходимости навещать ее.

Впрочем, это решение не принесло ему покоя. Матушкины слова проникли к нему под кожу, словно яд, и впервые в жизни он пожелал ей смерти. В сущности, он даже надеялся, что она умрет скоро, до приезда его семьи — ему совсем не хотелось, чтобы она отравила еще жизнь Тамако и их обожаемого малыша. Ему невыносима была мысль, что эти костлявые руки будут касаться маленького Ёри, что сморщенные, пропитанные до ялом ненависти губы будут целовать нежные розовые щечки его сына. Горький протест, поднимавшийся в его душе, был подобен пробуждающемуся дракону. Да как смеет матушка разрушать покой и счастье, которые он наконец обрел, покинув отчий дом? В отчаянии сжимая кулаки, он жалел, что вообще вернулся. Ну уж нет, теперь, когда он здесь, он не позволит ей испортить будущее ему и его семье.

Так, бесцельно бредя, он дошел до какой-то улицы в неизвестном ему квартале и остановился перед высокими воротами в святилище. Обычно вокруг таких синтоистских [8]молелен было людно, но сегодня, по-видимому, из-за непогоды, здесь парила пустота. Величественная уединенность этого места произвела на Акитаду сильное впечатление, ворота, казалось, так и манили его. Словно зачарованный, он вошел.

Ступив за ворота, он очутился в мире тишины и безмолвия. Густой ковер из листьев под ногами приглушал шаги, а звуки человеческих голосов и скрип телег на дороге словно остались далеко позади. Где-то чирикала птичка. Завернув за угол, Акитада увидел каменный бассейн. На его краю, трепеша крылышками, сидел воробей. Акитада подождал, когда он напьется и улетит, потом подошел и зачерпнул немного воды бамбуковым ковшом, лежавшим рядом. Прополоскав рот, он выплюнул воду на землю, потом вымыл руки. Прохладная и свежая вода словно очистила его душу, и уже с легким сердцем он приблизился к святилищу. Над входом покачивались на ветру привязанные за веревки священные свитки — они словно шептали слова молитв, начертанных на них рукой тех, кто пришел сюда поклониться до него. Акитада не принес такого свитка и сейчас вдруг пожалел об этом.

Перед дверью в молельню он низко поклонился. Сладковатый запах фруктов и рисового вина в чашах для даров смешивался с ароматом благовоний. Акитада всматривался в сумрачное пространство впереди. Здесь не было никаких священных изображений, только огромный резной ларец посреди комнаты на столе. В нем, по-видимому, покоился дух какого-то местного божества. Акитада уже собирался повернуться и уйти, когда плеча его коснулась толстая соломенная веревка, свисавшая с карниза. Она предназначалась для битья в колокол, которым пользовались паломники, когда хотели донести свои просьбы до божества.

Акитада замешкался, потом снова повернулся лицом к святилищу, трижды хлопнул в ладоши, мысленно сосредоточился и дернул за веревку. Где-то под сводами здания звякнул колокол. Акитада снова поклонился, постоял еще немного и вышел.

Этот древний ритуал был знаком ему с раннего детства. Теперь на сердце у него странным образом полегчало, словно это простенькое священное действо помогло ему изгнать из души всех демонов и расчистить путь в будущее. Он был благодарен божеству, обитавшему в этом святилище.

В доме, наводненном проклятиями умирающей матери, он терял всякую ясность мысли, но сейчас он понял, что должен повернуться спиной к прошлому, символом которого стала его умирающая мать, и позаботиться о будушем. Сестры отчаянно нуждались в его помощи. У него щемило сердце при мысли о Ёсико, давно уже не той веселой девчушке, а сильно изменившейся молодой женщине, печальной и грустной, забывшей о том, что такое улыбка. Он обязательно найдет ей достойного жениха, как только вернется к работе. Кого-нибудь, с кем она вспомнит, что такое смех.

А вот у Акико, наоборот, неприятности из-за мужа. Акитада не смог в свое время повлиять на ее решение вступить в этот брак, которым сама она, судя по всему, была довольна. Интересно, осталась бы она при таком же мнении, если бы знала, в какую беду попал Тосикагэ?

вернуться

8

Синтоизм — древняя японская религия. «Синто» — «путь богов».

Собственно, из-за Тосикагэ Акитада и отправился снова к Нагаоке. У него еще остался список ценностей, исчезнувших из императорской казны, но он пока так и не посоветовался насчет них с антикваром.

Когда он постучал в ворота Нагаоки, ему открыл все тот же слуга. Акитада с удивлением отметил, что тот опять переоделся в обычную одежду, а двор тщательно прибран и выметен. Что ж, похоже, Нагаока решил забросить траур по жене и навести порядок в доме.

Нагаока сидел в своем кабинете, все так же склонясь над низеньким столиком, разве что на этот раз он деловито изучал какой-то предмет в деревянной коробке. Завидев Акитаду, он поднялся и предложил ему сесть. Его холодноватый и несколько официальный тон подсказал Акитаде, что его приходу здесь не так уж рады.

— Прошу прощения за очередной неожиданный визит, — сказал Акитада, присаживаясь, — но я кое о чем забыл спросить у вас. Надеюсь, я не помешал вам?

Нагаока тоже сел и отодвинул открытую коробку в сторону.

— О нет, господин, ничуть, — сухо бросил он, потом спросил: — Может, выпьете чего-нибудь?

Оставшись утром без завтрака, Акитада теперь чувствовал, что сильно голоден, но, видя такой холодный прием, решил отказаться от предложения.

— Нет, благодарю вас.

В комнате повисла неловкая тишина. Нагаоке явно не хотелось обсуждать убийство. Удивленный Акитада гадал про себя, что могло послужить причиной столь разительной перемены. Бросив взгляд на коробку, он спросил:

— Я оторвал вас от работы?

— Нет, я просто рассматривал предмет, который мог бы пойти на продажу. Вы не интересуетесь театральными представлениями?

Он придвинул коробку к Акитаде, и тот едва сдержал изумленный возглас.

В первый момент ему показалось, что там лежит отрубленная человеческая голова. Из складок парчовой ткани на него смотрело чье-то лицо. Эта отчлененная от туловища голова казалась живой. На лбу глубокие хмурые морщины, кустистые брови почти срослись над крупным крючковатым носом, а толстые губы растянулись в злобной усмешке. Бездонные черные глаза сердито сверлили взглядом Акитаду. Венчало голову некое подобие шапки эбоси, но лицо имело мало схожего с человеческим и скорее напоминало гримасу демона.

Сухой голос Нагаоки вывел Акитаду из смятения.

— Отличный образец, не правда ли? — Он смотрел на маску почти с обожанием.

— Да-а… Выглядит убедительно. А что же это все-таки такое, если поточнее?

— Это маска бугаку. Довольно старинная. То ли китайской, то ли корейской работы. Представляет одного из персонажей древнеиндийского эпоса.

Маска танцора! Акитада дотянулся и вынул ее из коробки. Теперь он увидел, что она была полая и имела по краям тесемочки, при помощи которых крепилась к голове актера. Шапка лишь напоминала эбоси и сильно отличалась от тех, что носили при дворе, да и крючковатый большой нос не имел ничего схожего с носами японцев. Зато изготовлена она была мастерски и раскрашена натурально. Сверлящие глаза-буравчики оказались отверстиями, через которые мог смотреть актер.

Танцевальные представления бугаку были весьма популярны у знати и часто давались при дворе с целью увеселения императора и его семьи. Так что эта самая маска вполне могла иметь отношение к хранилищу императорских ценностей. Правда, в списке Тосикагэ о таковой не упоминалось, но, возможно, это просто была более старая кража.

— Она имеет ценность? — спросил Акитада у Нагаоки.

Тот поджал губы.

— Ей почти двести лет, и она в превосходном состоянии. Да. Думаю, для собирателя или для желающего сделать хороший подарок солидному человеку или, скажем, подношение храму она и впрямь представляет собой нечто стоящее. Вполне потянет на двадцать рулонов парчи. — Он потупился и посмотрел на свои руки. — Хотя такого предложения я вообще-то не жду.

— А где вы берете такие редкие предметы?

— Обычно их приносят мне люди, которые, нуждаясь в деньгах, откапывают дома что-нибудь ценное. А иногда, правда, реже, привозят из Кореи.

— А эту маску?

Нагаока ответил ему непреклонным взглядом.

— Видите ли, господин, моя репутация отчасти держится на полной конфиденциальности, которую я считаю непременным условием ведения дел.

— Это, конечно же, понятно. Но разве вам не важно знать, является ли в действительности столь ценный предмет собственностью того, кто его продает?

Нагаока изобразил скупую улыбку.

— Разумеется, я это выясняю. Кроме того, покупатель, как правило, интересуется происхождением вещи. Она от этого только возрастает в цене.

Акитада удивленно приподнял брови:

— Но как же тогда быть с конфиденциальностью? Его собеседник улыбнулся чуть шире:

— Она ограничивается тремя парами ушей. Акитада задумался на мгновение, потом достал из пояса [9]список Тосикагэ и протянул его Нагаоке со словами:

— Это не на продажу, поэтому, надеюсь, в данном случае дело ограничится только вами и мной. Указанные здесь предметы были незаконно изъяты из собрания и могли предлагаться к продаже в течение последнего месяца. Не известно ли вам о каких-либо сделках в отношении части этих предметов или всего списка в целом?

Нагаока сначала молча смотрел на него, потом прочел список. Нахмурившись, он пробежал его глазами еще раз, потом посмотрел на Акитаду. На лице его было странное выражение.

— Вы говорите, эти вещи были похищены? Акитада покачал головой.

— Похищенными они могут считаться, если будут предложены на продажу. В противном случае они были всего лишь изъяты без разрешения.

— Ах, ну да… — Нагаока вернул ему листок. Пальцы его слегка дрожали. — Готов только с радостью признаться, что тут мне вам сообщить нечего. А дело-то нешуточное. Если они и впрямь были украдены, то это означает, что кто-то совершил неслыханное святотатство. Такие вещи не станут предлагать на продажу торговцу с хорошей репутацией вроде меня. За присвоение и сделки с любым из этих предметов грозит смерть или каторжные работы. Что касается меня, то я непременно доложил бы куда следует о любых слухах, если бы таковые ходили среди моих коллег. Не сомневаюсь, что точно так же поступили бы и они.

Акитада кивнул. Его ничуть не удивило, что Нагаока знал о происхождении этих предметов. Специалист с его опытом определенно должен был знать, что хранилось в имперской казне.

— Благодарю вас. Я так и предполагал, только хотел получить подтверждение. А как по-вашему, возможно ли, что эти вещи были увезены из столицы для продажи где-нибудь в отдаленной провинции или даже в Корее?

Нагаока задумался.

— Такое возможно, но это очень рискованное предприятие. Посудите сами, в этом случае вор должен иметь на примете уже готового покупателя, согласного совершить акт измены против его императорского величества и выложить немалую сумму за овладение такими предметами. А такой человек должен обладать весьма и весьма надежным положением.

Акитада теперь по-новому смотрел на Нагаоку. Этого человека можно было уважать за удивительную проницательность. Возможно, профессия научила его так хорошо разбираться в тайных пожеланиях власть имущих.

— А во втором случае?

— Во втором случае вору пришлось бы заиметь тесное знакомство с зарубежными торговцами либо здесь, либо в порту Нанива. Корабли из Кореи не ходят к нам уже больше года по причине охлаждения отношений между нашими странами. Для людей моей профессии это большое бедствие, но это почти наверняка означает, что подобного рода предметы не могли предлагаться на продажу корейским торговцам. Никто из них давно не выезжал из страны, да к тому же, как я уже сказал, владеть такими предметами опасно.

— Да, думаю, вы совершенно правы. Благодарю вас. Скажите, а сами вы много разъезжаете по делам?

— Сейчас уже не часто.

Оба снова замолчали. Акитада пытался придумать, как затронуть тему брата, когда Нагаока, вдруг откашлявшись, сказал:

— С вашей стороны было очень любезно, господин, что вы проявили искренний интерес к моим семейным делам, но я надеюсь, что вы больше не станете беспокоиться и утруждаться ради моего несчастного брата.

вернуться

9

Широкий пояс традиционной японской одежды использовался как карман.

— Вот как? Так у вас, стало быть, есть утешительные новости? Может, у полиции появился другой подозреваемый?

Нагаока отвел в сторону взгляд.

— Это не совсем так. Простите меня, я не имею права обсуждать этот вопрос с кем бы то ни было, но надеюсь, что скоро он будет разрешен.

Да что же все-таки случилось? Акитада несколько мгновений колебался, потом все же спросил о том, что уже давно не давало ему покоя:

— Надо полагать, вы ничуть не подвергаете сомнению вопрос о личности жертвы?

Нагаока был ошеломлен.

— Конечно, нет. Я узнал свою жену сразу же.

Эти слова вынуждали Акитаду напрочь отказаться от подозрения, что мертвое тело принадлежало кому-то еще.

Нагаока выглядел удрученным, но, как показалось Акитаде, отнюдь не подавленным и убитым. Почему? Неужели Кобэ припугнул его? Или имелась другая, более серьезная причина? Может, он решил не рисковать и не позволять Акитаде совать свой нос в его семейные дела? И в том и в другом случае он дал это понять вполне отчетливо. Акитаде предлагалось не вмешиваться.

Еще раз поблагодарив Нагаоку за помощь со списком Тосикагэ, Акитада распрощался с торговцем.

Слуга, уже не такой угрюмый и более разговорчивый, ждал Акитаду в дверях, чтобы помочь ему обуться.

— Зима на носу, — сказал он, чтобы завязать беседу. — Сегодня-то как холодно!

— Что верно, то верно, — согласился Акитада, усаживаясь. — Я вижу, тебе пришлось потрудиться с этой листвой. Наверное, тяжело в одиночку присматривать за таким хозяйством?

— Да еще от хозяина не больно-то дождешься благодарности, — проворчал слуга, возясь с обувью гостя. — Вот похороны скоро. Хоть и скромные, а еще хлопот прибавится.

— Да, печальная история. А тебе нравилась твоя хозяйка?

— Красивая она была. — Он помолчал и прибавил: — И гораздо моложе хозяина.

— А что, должно быть, скучно ей было, такой молоденькой, сидеть здесь, пока хозяин бывал в частых отьездах?

Слуга загадочно усмехнулся, поднимаясь. Акитада достал из пояса мелочь, отсчитал несколько медных монеток и протянул ему:

— Вот, возьми за свои старания.

Слуга довольно хмыкнул и поклонился. Они вместе направились к воротам.

— Она строила глазки хозяйскому брату, — неожиданно продолжил разговор слуга. — А хозяин не видел ее шашней. Все возился со своими горшками да прочими штучками, а то и вовсе из дому уходил купить новых. И зачем только людям нужна эдакая дребедень?!

— Да, это одна из таинственных сторон жизни. А ведь, должно быть, именно ты сообщил хозяину о ее смерти? Наверное, нелегко тебе было.

Слуга кивнул.

— Да уж, что верно, то верно. Знаете, как я трясся, когда полицейские колотили в то утро в ворота, а потом задавали мне всякие вопросы, словно я вор какой! Пришлось мне сказать, что хозяин будет позже и что я понятия не имею, куда он пошел. Накинулись они на меня, будто голодные псы, но в конце концов рассказали, что произошло, и ушли восвояси, велев мне самому сообщить ему о случившемся. А тут и он вскоре вернулся. Да знаете ли, довольно спокойно воспринял новость. Только развернулся и пошел прямиком в тюрьму — повидать брата.

— А тебя удивило, что брата арестовали за убийство?

— Поначалу да. А потом я подумал: кто знает, что у людей в голове? Выпить он любил крепко, а выпивший человек иной раз сам не разумеет, что творит.

Итак, все вроде бы объяснялось просто и удобно. Но, шагая к дому, Акитада несколько раз задавал себе вопрос: где Нагаока провел ту ночь, когда была убита его жена?

ГЛАВА 6

НАРИСОВАННЫЕ ЦВЕТЫ

Прошло больше недели без каких бы то ни было новостей. Мать Акитады немного оправилась после приступа и чувствовала себя чуть лучше следующие несколько дней, однако продолжала упорствовать в своем нежелании видеть сына. Но у Акитады было ощущение, будто гора свалилась с плеч. После посещения святилища он перестал ненавидеть мать, но в нынешнем состоянии отчуждения не имел ни малейшего желания лицезреть новую сцену. У него было чем заняться — нужно было подготовить отчет для советника-кампаку и навести порядок в счетах. Он наведался в монастырь, приславший монахов, чьи причитания продолжали оглашать дом, и пожаловал за их усердие несколько рулонов шелка. Там же он обсудил с помощником настоятеля условия похорон — этот вопрос последний встретил с откровенным неодобрением, мягко отчитав Акитаду и посоветовав ему укрепить свою веру в молитвы. Впрочем, это не помешало ему, как с сарказмом подметил Акитада, пуститься в разрешение денежных вопросов со всей основательностью.

Больше всего Акитада беспокоился из-за того, что нет писем от Тамако. Он знал, что сейчас они должны были находиться где-то на подступах к столице, и передать письмо с кем-нибудь из нарочных, ежечасно проезжавших по главным трактам, ведущим в Киото, не составляло труда. От сознания беспомощности тревога Акитады только возрастала.

Тосикагэ и Акико тоже не появлялись вот уже несколько дней. И хотя отсутствие новостей уже само по себе можно было считать хорошей новостью, Акитада никак не мог выкинуть из головы проблему Тосикагэ.

Но здесь по крайней мере он был в силах хоть что-то предпринять, поэтому послал коротенькое уведомление о своем предстоящем приходе. И вот одним стылым и промозглым утром, когда крыши домов и террасы посеребрил иней, он выбрался из дома, чтобы нанести визит своему зятю.

Дом Тосикагэ был хотя и меньше особняка семейства Сугавара, зато имел гораздо более свежий и внушительный вид. Он занимал четыре участка городской земли в одном из лучших жилых кварталов, сам дом и сторожка привратника были покрыты синей черепицей и обильно украшены резьбой на манер императорских дворцов, монастырских зданий и домов сановной знати.

Акитада залюбовался им с улицы, отметив, что его собственный дом хоть и располагался в более старом и престижном квартале, даже несмотря на внушительные размеры, казался старомодной ветхой развалюшкой по сравнению с жильем зятя. В свое время дед и отец распродали часть угодий, прилегавших к дому, отчего оставшиеся постройки теперь выглядели затерявшимися среди высоченных старых деревьев и жалких клочков запущенного сада. Убогое и захудалое зрелище не только по мнению Акитады, но и, несомненно, в глазах осуждавших ею соседей. Частичный ремонт строений не решил главной проблемы — кровли, которая давно облупилась и зияла прорехами. Ведь на дорогостоящую черепицу никаких денег не хватит, хотя по прочности и долговечности она ни в какое сравнение не идет с чернеющим и гниющим дощатым или тростниковым покрытием.

Мать Акитады, выбирая мужа для Акико, руководствовалась материальными соображениями. Ее привлекало состояние Тосикагэ, и теперь Акитада робко надеялся, что все это не будет конфисковано в погашение ущерба от кражи.

Через открытые ворота он вошел в просторный двор, где слуги разравнивали гравий. Один из них, низко склонившись перед гостем, тотчас же помчался вперед доложить о его приходе. В доме его встретил дворецкий и после многократных поклонов сообщил, что хозяин с кем-то беседует у себя и очень просит извиниться. Зато госпожа Тосикагэ готова была с радостью принять брата.

Акико занимала большую красивую комнату в северной части дома, где по традиции полагалось жить хозяйке. Покои сестры поразили Акитаду своей роскошью. Раздвижные двери, обтянутые вощеной бумагой, были сейчас закрыты из-за плохой погоды, но можно было догадаться, что за ними скрывается прекрасный вид на богатый, ухоженный сад. Одну из стен занимали полки и шкафы со всевозможными красивыми безделушками, вдоль противоположной стены стояли лакированные сундуки с одеждой и изящно разрисованная ширма. Посреди комнаты на глянцево-черном дощатом полу лежали четыре толстые соломенные циновки, огороженные парчовыми занавесками с бахромой.

Акико томно сидела, откинувшись назад, на одной из циновок посреди шелкового постельного белья, пока юная служанка расчесывала гребнем ее блестящие черные волосы.

— Неужто все еще в постели? — шутливо приветствовал ее Акитада.

Она заулыбалась в ответ:

— Да ладно тебе! Я уже полностью одета. Хотя только совсем недавно. Тосикагэ считает, я должна жить спокойно и не суетиться. — Она легонько похлопала себя по животу, выпирающему под шафраново-желтым шелковым кимоно, поверх которого был накинут еще коричневый жакетик китайского покроя.

— Выглядишь просто замечательно, — заметил Акитада, усаживаясь на полушку-дзабутон. — Какой симпатичный на тебе жакет. А волосы! Я и не знал, что они у тебя так выросли.

Акико была польщена.

— Да. Красивые, правда? По целому часу причесываю их каждое утро. — Она вдруг выпрямилась и, обращаясь к служанке, сказала: — Все, достаточно. Видишь, у меня гость? Пойди-ка принеси вина.

— Да рано еще для вина-то, — запротестовал Акитада. — А чай у вас, наверное, не подают [10].

— Вот еще! Конечно, подают. Тосикагэ добудет для меня все, что угодно. Ну вот что, Сачи, приготовь-ка тогда чаю и принеси каких-нибудь сладостей.

Когда они остались одни, Акико встала.

— Ну и как тебе моя комната?

Акитада огляделся по сторонам. В чистой и просторной комнате, куда свет проникал сквозь обтянутые прозрачной бумагой двери, было уютно и тепло — благодаря расставленным повсюду жаровням-хибати, в которых тлели раскаленные докрасна угольки.

Акико подошла к двери и немного приоткрыла ее.

— Мой личный садик! — с гордостью сказала она.

Акитада тоже подошел и выглянул на улицу. За красными лакированными перильцами открытой веранды начинался настоящий пейзаж. Опрятный ручеек струился меж мшистых берегов. После горбатого красного мостика он вливался в небольшой прудик и оттуда вытекал на улицу прямо под высоченными штукатуреными стенами. Его холмистые берега покрывали высаженные талантливой рукой кустики и карликовые деревца, напоминавшие настоящий лес. Среди валунов возвышалась крохотная пагода, до мельчайших деталей — и позолоченными колокольчиками на карнизах, и золоченым шпилем на верхушке — походившая на настоящую, а за мостиком каменный фонарь искусной резной работы так и манил, словно обещая открыть новую сказочную картину.

— А вон тот изображает гору Фудзи. — Акико указала на самый большой из рукотворных холмиков. — Похож?

— Прямо один к одному, — соврал Акитада и с нежностью посмотрел на сестру. — Я рад, что ты счастлива и что Тосикагэ гак заботится о тебе.

Она весело рассмеялась. Одной из самых милых черт Акико был ее звонкий смех. Он не был таким заразительным и непосредственным, как у Ёсико, зато прямо-таки ласкал слух. Акитада вдруг понял, что обожает обеих сестер.

Акико поежилась и прикрыла дверь.

— Какой сегодня холод, — сказала она, потом спросила: — Ну а как там матушка? Наверное, велела притащить к себе в комнату все жаровни, чтобы вы окончательно задохнулись. Нет, просто не представляю, как Ёсико выдерживает такое день за днем!

Акитада немного приуныл, а трепетных чувств к Акико в его душе чуть поубавилось. Взгляд его упал на расписную ширму, сплошь разрисованную цветами в корзинах и вазах. Выписаны они были настоящей рукой мастера и выглядели как живые — глициния, колокольчики, камелии и множество других растений, которые его Тамако наверняка знала по именам и по целебным свойствам.

Он вдруг сообразил, что Тамако, приехав, попадет в пустые комнаты, где даже от старой мебели толком ничего не осталось. Роскошь обстановки в доме Тосикагэ напомнила Акитаде о скудости его собственного. А как бы ему хотелось порадовать Тамако такой же вот в точности ширмой. Уж кто-кто, а она с ее любовью к саду и растениям, несомненно, оценила бы такой подарок.

— Какая милая вещица, — сказал он сестре, указывая на ширму. — И кто художник? Вот бы и мне приобрести такую для Тамако.

— Понятия не имею, — ответила Акико. — Ее заказал для меня Тосикагэ, его и надо спрашивать. А какая яркая, правда? Должно быть, дорогая. Все, что покупает Тосикагэ, стоит дорого. Только посмотри на все эти вещи!

Не пропустив мимо ушей намек на то, что ширма может оказаться ему не по карману, Акитада обвел глазами комнату с ее изобилием ваз, лакированных шкатулок, расписных платяных сундуков, шелковых картин на стенах и занавесочек с кистями и бахромой, низеньких столиков для письма и косметики и многочисленных зеркал.

Один из этих предметов вдруг привлек его внимание — крохотная расписная фигурка богини, чьи выцветшие краски все же притягивали взор благодаря позолоте.

— И это он тебе подарил? — спросил Акитада, внезапно почувствовав, как учащенно заколотилось в груди сердце.

Акико скользнула по фигурке равнодушным взглядом.

— Что-то не припомню. Наверное, подсунул тихонько, чтобы сделать мне сюрприз. — Она присмотрелась к фигурке. — Симпатичная, только, по-моему, какая-то старая. Да? И вроде бы даже не здешняя. Похожа на китайское храмовое изображение Каннон [11].

— Да, — согласился Акитада. Его сестра, как оказалось, неплохо разбиралась в подобных вещах. Статуэтка действительно была старинная и, судя по одежде, представляла собой одно из китайских олицетворений богини милосердия. Но главное, если только он не ошибался, эта крохотная женская фигурка имела прямое отношение к списку исчезнувших императорских ценностей. Двух таких существовать определенно не могло. Задумчиво глядя на Акико, Акитада пытался понять, не вор ли ее муж.

— А в чем, собственно, дело? — спросила она.

Ее встревоженные глаза и рука, прижатая к выпуклому животу, удержали Акитаду от объяснений — он понял, что не может поделиться с ней своими подозрениями. Снова усевшись на подушку и грея руки у жаровни, он сказал как ни в чем не бывало:

— Знаешь, я вот подумал, что очень мало внимания уделял Тамако. По-моему, пришло время исправить это.

Акико звонко рассмеялась и присела рядом с ним.

— Вот и давай исправляй! — И она с озорным видом пригрозила ему пальчиком. — А то знаем мы вас, мужчин, — вечно носитесь где-то по делам, а про нас только ночью и вспоминаете. Слава Богу, Тосикагэ хоть пока еще обращает на меня внимание. А то меня даже и не удивляет, что так много знатных женщин держат любовников.

Служанка принесла чай в бронзовом чайнике и, разлив его по чашкам, поставила оставшийся подогреваться на жаровню. Перед тем как уйти, она с поклоном сказала, обращаясь к Акитаде:

— Хозяин освободился и готов встретиться с вами, как только вы пообщаетесь с госпожой.

Акитада поблагодарил, а Акико недовольно поджала губки:

— Ну вот еще! Ты же только пришел. Я-то думала, ты хочешь посоветоваться со мной, что купить Тамако. Уж кто-кто, а я знаю все лучшие лавки, торгующие шелком и всякими побрякушками.

Отпив чаю, Акитада улыбнулся:

— Ну теперь-то уж я разведал дорогу и буду заходить почаще. А что касается шелка, то на днях я побывал в одной лавке — хотел купить ткани на одежду себе и Ёсико. Знаешь, у них там, кажется, неплохой выбор. — Он назвал имя владельца.

Акико кивнула:

— Да, это хорошее заведение. Только зачем ты покупаешь ткань для Ёсико? Она же не надевает ничего, кроме каких-то старых обносков.

Акитада встал:

— Вот потому-то я и занялся этим. Жаль только, что ткань оказалась слишком яркой. Ёсико напомнила мне, что матушка очень скоро может переодеть нас всех в траур.

Акико приуныла.

— Ой, страшно даже подумать об этом! Представь только — неделями никуда не выходить, да еще эти траурные таблички повсюду. Все-таки как было бы здорово, если бы кто-нибудь разрешил сократить срок траура по родителям. Ведь это же совершенно бесполезное дело.

Акитада мысленно не мог не согласиться с этим, пока шел к кабинету Тосикагэ, хотя слова Акико и прозвучали не слишком-то уважительно. Но уж кто-кто, а он вряд ли мог упрекнуть ее в этом, потому что сам не испытывал ни любви к матери, ни сожаления по поводу ее близкой кончины.

вернуться

10

В описываемую эпоху чай считался дорогим удовольствием и был привилегией людей с достатком

вернуться

11

Каннон — богиня милосердия или сострадания у буддистов.

Тосикагэ оказался в неожиданно мрачном расположении духа и к тому же был не один. Молодой человек в темном платье официального покроя поднялся навстречу Акитаде. Акитада сразу же догадался, что это один из сыновей Тосикагэ. Он походил на отца круглым лицом, хотя пока еще не начал полнеть.

— Здравствуйте, здравствуйте, дорогой брат! — воскликнул Тосикагэ, бросившись обнимать Акитаду. — Уж простите великодушно, что не сразу смог принять вас. У меня была не слишком приятная встреча с начальником. А это вот мой сын — Такэнори. Он у меня что-то вроде доверенного лица и знает все про мои… э-э… неприятности.

Акитада поклонился молодому человеку, и тот тоже ответил ему поклоном, учтивым, но сдержанным.

— Давайте же присядем! Такэнори, налей-ка вина своему знаменитому новому родственнику.

Акитада уселся на одну из шелковых подушек посреди комнаты. Как и покои Акико, кабинет Тосикагэ изобиловал роскошью. Огромные жаровни прогревали комнату, создавая уют. Такие же циновки покрывали пол, через обтянутые вощеной бумагой двери с улицы проникал дневной свет. Только вместо ширм здесь повсюду висели на стенах свитки, а дверцы стенных шкафчиков были разрисованы пейзажами.

На полках хранились бумаги и документы в шкатулках, а возле круглого занавешенного окошка на низеньком столике лежали писчие принадлежности и бумага. На шелковом шнурке висел колокольчик с деревянным молоточком — на случай если понадобится позвать прислугу.

Приняв из рук Такэнори чашку, Акитада любезно сказал:

— Ваша помощь отцу, должно быть, очень нужна, Такэнори. Я и понятия не имел, что вы уже такой взрослый и можете выполнять такую ответственную работу. Вы учитесь в университете?

— Да, господин. Благодарю вас за добрые слова. Парень был не слишком разговорчив, и Акитаде стало любопытно, в робости ли тут дело.

Тосикагэ, решив заполнить неловкую паузу, сказал:

— Такэнори исполнилось двадцать восемь. А моему другому сыну, Тадаминэ, — двадцать семь. Он сейчас воюет на севере и недавно был произведен в капитаны. — В голосе Тосикагэ отчетливо слышалась отеческая гордость и что-то еще. Может быть, грусть?

— Вас нельзя не поздравить. Какие у вас замечательные дети! И дочери тоже есть?

Немного повеселевший Тосикагэ усмехнулся:

— Вот с дочерями не повезло, иначе я мог бы породниться с правящим кланом Фудзивара. А вы почему спросили? Уж не собираетесь ли взять себе вторую жену?

Такое предложение застало Акитаду врасплох. Он никогда бы не взял в дом другую женшину, пока в нем жила Тамако. В голову сразу полезли беспокойные мысли о семье, но он отогнал их.

— Ни в коем случае, — твердо сказал он. — Меня вполне устраивает мое нынешнее положение.

— Вот и меня тоже! — воскликнул Тосикагэ. — Ваша сестра — предел мечтаний для такого старика, как я. Я надышаться на нее не могу.

Акитада ответил зятю добродушной улыбкой. Зато Такэнори, как он заметил, сидел, плотно сцепив руки. Итак, стало быть, тут не исключено какое-то недовольство. Не очень-то приятная ситуация для Акико, которая по своей наивности, возможно, радуется тому, что вскоре станет матерью нового наследника. Она бросилась осуществлять свой план, не приняв во внимание взрослых сыновей Тосикагэ.

А между тем Тосикагэ, не думая, какое впечатление произведут его слова на сына, с довольным видом продолжал:

— А теперь она станет матерью. Она утверждает, что это будет мальчик. Ну что ж, женщинам лучше знать. Они разбираются в таких вещах, не правда ли? А как ваша жена? Я слышал, она родила вам сына. С радостью она носила его под сердцем? Вот моя Акико с радостью. Такой прелестный малыш! Уже стучит ножками, чтобы распахнуть себе дверь в жизнь! — Тосикагэ весело расхохотался, тряся животом. Сын его резко поднялся и принялся разбирать на столе какие-то бумаги.

Тогда Акитада добродушно сказал:

— Ну а если не сын, то дочка. Сможете удачно выдать ее замуж. Сыновья-то у вас в любом случае уже есть.

Тосикагэ немного приуныл.

— Сыновья у меня хорошие, — сказал он. — Только вот Такэнори, например, уже определен для служения церкви. Он лишь временно отложил постриг, чтобы помочь мне в нынешних трудностях, но уже в будущем году поступит в монастырь Искупления в провинции Синано. А Тадаминэ записался в войско. Войны-то у нас на севере не прекращаются. — Он печально вздохнул.

Акитада удивленно посмотрел на Такэнори и, когда тот ответил ему безразличным взглядом, сказал:

— Вами прямо-таки можно восхищаться — избрали себе такой серьезный духовный путь, и в такие-то юные годы! Не многие молодые люди так благочестивы, хотя, говорят, сам Будда обрел это призвание, еще не будучи в расцвете лет. Но не будете ли вы скучать по семье и по столичной жизни? На это Такэнори ответствовал:

— Я ясно вижу свой путь. В этом мире меня ничто не держит.

Тосикагэ нервно заерзал. Акитаде стало интересно, почему Такэнори избрал для себя этот путь — просто ли решил отказаться от мирских соблазнов или же почувствовал себя обделенным отцовским вниманием? Он недоуменно посмотрел на Тосикагэ, и ему показалось, что он заметил в глазах зятя слезы. Значит, парень все-таки сделал собственный выбор, как и его брат, решивший стать воином. Отвернувшись от отца и отказавшись от карьеры в столице, где они могли бы стать ему опорой, оба сына нанесли ему тяжелый удар. Но это, конечно, должно было пойти на пользу Акико, особенно если она собиралась родить Тосикагэ других сыновей и если бы Тадаминэ сложил голову на поле брани. Да, его сестра, несомненно, приняла в расчет эти обстоятельства. Ну что ж, горе и радость всегда неразлучны, из них сплетена веревочка судьбы.

— А ну-ка, Такэнори, перестань суетиться и сядь. — со вздохом сказал Тосикагэ. — Мы должны рассказать Акитаде о нашем посетителе.

Как оказалось, начальник дворцовых хранилищ собственной персоной заявился в дом к своему помощнику, чтобы выразить тому свое неудовлетворение по поводу дошедших до него слухов.

Тосикагэ был удручен.

— Эта история с лютней, которую я якобы присвоил, явно распространилась за пределы нашего ведомства, — сказал он. — Начальник наш не больно-то часто жалует нас своим посещением — руководит, так сказать, издалека, — а рассердился, потому что где-то на светском приеме прослышал про нелады в своем хозяйстве.

Акитада внимательно наблюдал за зятем, пока тот рассказывал о визите начальника. Тосикагэ выглядел скорее расстроенным, нежели исполненным чувства вины. А вот сын его, похоже, сердился. Встретив взгляд Акитады, он воскликнул:

— Это просто неслыханное оскорбление, и оно может стоить отцу места!

— Ну, не так уж все страшно, — утешил его Акитада. — Никто не принимает эту сплетню всерьез. Уже через неделю о ней забудут и станут говорить о чем-нибудь другом. Кстати, я как раз хотел сообщить вам, что не напрасно обошел местных антикваров — по крайней мере мы теперь можем заключить, что вор, если таковой был, не предлагал никаких предметов из этого списка на продажу. — Он испытующе посмотрел на Тосикагэ. — А может, они и не пропадали? Как эта лютня, которую изъяли ненадолго и собираются вернуть?

— Это невозможно! — воскликнул Такэнори. — Мы с отцом все тщательно проверяли! Эти предметы пропали давно, несколько месяцев назад.

Тосикагэ со вздохом закивал:

— Да. Боюсь, Такэнори прав. Мы обследовали все самым тщательным образом уже после того, как я рассказал вам. Мы делали это в нерабочее время, чтобы не привлекать внимания сослуживцев.

Акитада поймал себя на мысли о подозрительном бегстве Такэнори в монашество — уж не потому ли он принял это решение, что предвидел увольнение отца и его изгнание? Эти две суровые меры определенно спасли бы его от судебного разбирательства. Но как быть со статуэткой, которую он видел в покоях Акико?

— А вы уверены, дорогой братец, что ничего не забыли и не перепутали? Может, кое-что из этих вещей вы все-таки принесли в дом, и теперь они смешались с вашими собственными ценностями?

Эти слова задели Тосикагэ за живое.

— Разумеется, нет! — обиженно сказал он. — Я пока не страдаю слабоумием, хотя и старше вас.

— Простите. Я никоим образом не хотел вас обидеть — Видя гнев на лице Тосикагэ, Акитада умолк. Ну вот как теперь разбираться с этим делом? Любой намек или подозрение могли вызвать у Тосикагэ серьезную обиду и привести к разрыву отношений между семьями или даже того хуже.

Тосикагэ замкнулся в себе и обиженно молчал, зато Такэнори, похоже, был рассержен не на шутку. Поймав на себе взгляд Акитады, он не преминул возмутиться:

— Мой отец отличается крайней щепетильностью во всем, что касается его рабочих обязанностей! Обвинять его в чем-либо просто непорядочно! Если уж на то пошло, пусть, если хотят, обыщут этот дом. Тогда его невиновность будет доказана раз и навсегда!

На это Тосикагэ воскликнул:

— Господи, да ни за что! Я этого не допущу! Как ты себе это представляешь? Только подумай, как расстроится Акико! В ее деликатном положении это особенно вредно, это может навредить ребенку.

Акитада в растерянности лихорадочно пытался придумать другую тему для разговора и вдруг вспомнил про ширму.

— Простите меня, дорогой братец, за эти необдуманные слова. Просто мне почему-то пришли на ум многочисленные красивые вещицы, которые я видел в покоях Акико.

Гнев Тосикагэ, похоже, немного улегся. Уже более милостиво и с чувством он сказал:

— Мне доставляет истинное удовольствие видеть мою красавицу в окружении красивых вещей.

— Да, ей просто повезло. А вы, как я вижу, несравненный знаток прекрасного. Особенно меня поразила та ширма с цветами.

— Ах, та ширма! Да. Ну и как, неплохо она там смотрится? Стоит, знаете ли, немалых денег. Работа настоящего мастера, который уже имеет имя при дворе.

Какой странный ответ, подумал Акитада, такое впечатление, будто сам Тосикагэ не видел, как смотрится в комнате ширма.

— Да, она изумительно там смотрится, — сказал Акитада. — Интересно, это вы придумали поставить ее у дверей в сад? Ведь летом она, должно быть, почти сливается с ним, и создается впечатление, что сад переехал в комнату.

Тосикагэ просиял:

— Ага! Вот и отлично! Нет, это, должно быть, Акико поставила ее туда. Моя умница!

Итак, стало быть, Тосикагэ не часто наведывался в покои жены. Судя по всему, Акико сама ходила на половину мужа для осуществления супружеских обязанностей, как было заведено в императорском дворце. А коли так, то, возможно, Тосикагэ не имел никакого отношения к подозрительной статуэтке. Но это только затрудняло дело, потому что в таком случае, по-видимому, кто-то еще из домашних мог поместить статуэтку туда. Если, конечно, она вообще принадлежала к числу дворцовых ценностей, а не была просто похожим изделием.

Акитада повернулся к Такэнори:

— Кстати, ваш батюшка дал мне описание пропавших предметов, вот я и подумал, что и вы, должно быть, тоже знакомы с ними. Не могли бы вы припомнить и сказать мне, как они выглядят? Ведь так вы подтвердите слова вашего родителя.

Но здесь от Такэнори было мало толку. Запинаясь, он давал какие-то неясные описания, перепутал цвет статуэтки и после того, как отец несколько раз поправил его, отказался от этой затеи, сославшись на то, что мало интересуется подобными вещами. В общем, вывода никакого не напрашивалось, разве что стало более или менее ясно, что статуэтка Акико — скорее всего просто удачная копия с дворцовой и что Тосикагэ явно не знает о ее присутствии в доме.

Копнуть глубже Акитада не отважился — чтобы не встревожить отца и сына своими подозрениями. Он решил поговорить о чем-нибудь другом и вдруг снова вспомнил о ширме.

— Меня действительно буквально потрясла ваша расписная ширма с цветами, — сказал он Тосикагэ. — Акико не сумела припомнить имени мастера и посоветовала мне спросить у вас. Я подумал, что мог бы приобрести нечто подобное для Тамако — она у меня любит сад и цветы.

Тосикагэ хлопнул в ладоши:

— Отличная мысль! Нашу ширму покупал Такэнори. Ну-ка, Такэнори, посмотри адрес и объясни Акитаде, как добраться туда.

Сын послушно поднялся, подошел к полкам и, открыв одну из коробок с документами, принялся изучать ее содержимое. Вернулся он с листком бумаги в руках и протянул его Акитаде.

— Вот нужные вам сведения, господин, — учтиво проговорил он.

Это была копия счета на покупку ширмы «в одном экземпляре, четырехстворчатой, с изображением цветов в необычных сосудах». Товар надлежало доставить к концу месяца Желтеющих Листьев в дом его превосходительства помощника начальника дворцовых хранилищ в обмен на десять слитков серебра. Счет был подписан мастером «Ноами, проживающим в «Бамбуковой хижине», что возле храма Безграничного милосердия».

Десять слитков серебра! Громадная сумма для простого ремесленника, привыкшего продавать свои работы на рынках да на монастырских торжищах.

— Да при таких-то заработках этот человек должен жить во дворце — заметил Акитада. — Где же находится эта «Бамбуковая хижина»?

Тосикагэ рассмеялся.

— Помните, я говорил вам, что этот парень входит в моду? Так вот вам любопытная деталь — он, говорят, изучает цветок на протяжении всех стадий его развития — от бутона до опавших лепестков. Такое усердие стоит денег. И знаете что, дорогой братец, у меня появилась идея. Я все мучился, не зная, как выразить вам свою благодарность. Так доставьте же мне удовольствие и позвольте преподнести вам в дар такую вот ширму. Такэнори сходит с вами к художнику, и вы сами объясните ему, что вам нужно. А я позабочусь о том, чтобы доставить потом ширму вашей очаровательной жене.

Акитада смутился. Ни при каких обстоятельствах ему не хотелось обязываться перед Тосикагэ, по крайней мере до тех пор. пока он не убедится в непричастности своего зятя к делу об исчезновении императорских ценностей.

— Благодарю вас, братец! Вы чрезвычайно любезны и щедры, только этот подарок я хотел бы сделать Тамако сам. Думаю, вы меня хорошо понимаете.

Изогнув бровь, Тосикагэ усмехнулся с видом знатока.

— Не говорите больше ничего, дорогой братец! Я вас отлично понимаю. Как же! Ведь ваша дама должна получить знак восхищения именно от вас. — Он хихикнул.

Тогда, обращаясь к его сыну, Акитада сказал:

— Вам вовсе не обязательно ходить со мной, вот разве что объясните мне, как добраться до дома этого мастера.

Выяснилось, что художник проживал в западной части города, причем Такэнори намекнул на какое-то опасное соседство.

— Это еще что значит?! — воскликнул Тосикагэ. — Ты ничего мне не говорил о каких-то там опасностях.

Такэнори стыдливо потупился:

— Простите, отец. Я и сам не знал, пока ко мне не прицепились какие-то два оборванца. Мне довольно легко удалось от них отвязаться, но господину Сугавара может так не повезти.

Тосикагэ прищелкнул языком.

— Да, в западном городе становится все более и более неспокойно, там уже без опаски по улицам не походишь. Такэнори прав. Вам следует взять с собой вооруженного слугу. Не могу только понять, зачем успешному художнику жить среди такого отребья.

— Ну, дом-то у него весьма и весьма приличный, только вот зарос порядком, — заметил Такэнори. — По-моему, это его родовое гнездо, но живет он там один.

— Ну что ж, мне, пожалуй, пора. — Акитада поднялся, все еще не в силах выкинуть из головы подозрения относительно фигурки в комнате Акико. После мимолетного колебания он сказал Тосикагэ: — Мне кажется, моей сестре пошло бы на пользу, если бы вы рассказали ей о происхождении и значении некоторых поистине очаровательных вещиц, украшающих ее покои. Я убежден, что, зная их историю, она в большей мере сможет насладиться их красотой.

У Тосикагэ был довольный вид.

— Безусловно, безусловно! Какая хорошая мысль! И я с удовольствием это сделаю. Пожалуйста, передайте мой самый сердечный привет вашей благородной матушке и мои самые искренние надежды на ее выздоровление.

Это были пустые и никчемные слова, и оба они понимали это. Акитада поклонился и отправился восвояси.

После тепла и уюта, царивших в доме Тосикагэ, холодный уличный воздух буквально хватал за горло. Акитада старался шагать живее, чтобы разогнать кровь. Ему не терпелось поскорее разрешить вопрос с подарком для Тамако. К предостережению Такэнори он отнесся с пренебрежением. Его обидел намек на то, что он не справится сам, к тому же его покоробил тот факт, что юный Такэнори не очень-то привечал молодую жену своего отца, а заодно и ее брата. Ведь он не мог не понимать, что Акитада способен легко справиться с более серьезной опасностью, нежели парочка каких-то голодных оборванцев.

Но даже больше, чем косвенное обвинение в малодушии или необходимость пробираться через разбойничий квартал, его раздражала цена работы мастера. Однако на этот раз он не позволит, чтобы деньги встали на его пути. У Тамако будет собственная ширма, чего бы это ему ни стоило.

Правда, пока еще он не знал, какую цену в конечном счете придется заплатить.

ГЛАВА 7

«БАМБУКОВАЯ ХИЖИНА»

Два дня спустя Акитада отправился к художнику. Со времени своего возвращения он еще не наведывался в западный город. Именно там почти пять лет назад ему довелось испытать жестокое душевное потрясение, когда во время пожара заживо сгорел в своем доме отец его жены. С тех пор он старался избегать этой части столицы.

День снова выдался на редкость промозглый. В здешних краях зима приносила не обильные снегопады, как на севере, а колючие ледяные ветры, и серые оголенные стволы деревьев да жухлая трава представляли собой поистине унылое зрелище по сравнению со сверкающими снегами, белоснежным ковром покрывающими просторы Эчиго.

Людей на улицах в этой части города было совсем мало, и все они, казалось, куда-то спешили, ежась от холода и все ниже утыкаясь подбородками в поднятые воротники простеганных ватой одежек. Женщины, укутанные в теплые платки, шли по дороге, придерживая их одной рукой, а другой судорожно сжимая корзинку или озябшую ладошку малыша.

Проходя по улице Коноэ, он засмотрелся на флаги, развевавшиеся над имперской тюрьмой. Тюрем в городе было две, как две городские управы и два рынка. Это разделение города на восточную, или левую, половину и западную, или правую, с улицей Судзаку в качестве разграничительной черты словно образовывало два мира, ибо не было на земле ничего столь непохожего, как эти две половинки. Восточная часть города отличалась многолюдностью, толкотней, и жили в ней в основном люди добропорядочные и состоятельные, в то время как западный город быстро приходил в запустение, и населяли его по большей части те, кому хорошо были знакомы отчаяние и нужда. Здешняя тюрьма всегда была переполнена, и списку судебных разбирательств не было конца.

Брат Нагаоки находился в другой тюрьме, где, впрочем, вне всякого сомнения, подвергался точно такому же каждодневному избиению, коим обычно выбивалось из заключенного признание. При этой мысли у Акитады защекотало под ложечкой, и противная дрожь пробежала по лопаткам.

Мастерская художника располагалась в самом западном квартале города. Акитада шагал торопливой походкой, чтобы разогреться, и все кутался в поднятый воротник стеганого платья. Но вот уши некуда было спрятать, и вскоре мороз начал болезненно пощипывать их.

Некогда в здешних местах располагалось штук пять частных усадеб, окруженных пышными садами, но все они теперь развалились или сгорели дотла. Местная знать перебралась в другую часть города, оставив родные гнезда зарастать бурьяном. Теперь на этих покинутых землях жили поселенцы, то здесь, то там тоненькие струйки дыма поднимались над убогими хижинами или опустевшими особняками.

Их обитатели в бедных одежках, взглянув на Акитаду в богатом наряде, торопились обойти его стороной. Здесь он смотрелся так же странно, как отрез парчи среди грубого полотна или — как он вскоре понял, так и не сумев приблизиться хоть к кому-нибудь, чтобы уточнить направление, — как рыба, выброшенная на сушу.

Еще больше он пожалел о том, что так хорошо оделся, когда за ним увязались шестеро или семеро оборванных юнцов, которые, похоже, ждали, когда он свернет в какой-нибудь узенький переулок, где его легко будет ограбить.

Как ему пройти, он наконец узнал у какого-то работяги, тащившего на спине связку черепицы, явно раздобытой на одной из заброшенных усадеб. Неохотно опустив свою ношу на землю, тот с удивлением оглядел дорогой шелковый наряд Акитады. И вообще чем дальше Акитада углублялся в эти трущобы, тем неспокойнее становилось у него на душе. Он стыдился своей одежды перед этими оборванными бедолагами, ютившимися в убогих хибарах и землянках, что выстроились вдоль заросших бурьяном и покрытых колдобинами дорог. По мере продвижения квартал становился более людным и одновременно более мрачным. Лавки и лотки торговцев дешевыми товарами теснились на узких улицах Иногда встречались молеленки или крошечные пагоды, и лишь изредка попадался какой-нибудь действительно приличный дом, но в основном окрестности кишели дешевыми винными погребками и кухнями, от которых несло горелым рыбьим жиром и гнилыми овощами.

Храм Безграничного милосердия поразил Акитаду размерами и величием. Его основное здание и другие, более мелкие, постройки располагались в просторном дворе, окруженном полуразвалившимися стенами, с которых во многих местах осыпалась штукатурка. Двор храма утопал в тонкой пелене серого дыма — судя по тому, что Акитаде удалось разглядеть через проломы в стенах, там находилось что-то вроде местного рынка.

Он остановился перед храмом и огляделся, соображая, как ему найти дом художника, и в этот момент кто-то сильно толкнул его в спину, отчего он даже закачался. Чьи-то руки ухватились за его пояс и уже тянулись к рукавам [12]. Повинуясь инстинкту, он моментально вывернулся и, сжав кулаки, бросился на обидчиков. Правым он нанес кому-то сильный удар. Послышался жалобный визг, и какая-то хлипкая фигурка метнулась в сторону. Но разглядывать ее у Акитады не было времени, поскольку левой рукой он схватил другого нападавшего и повалил его на землю лицом вниз. Придавив поверженного противника коленями, он врезал тому хорошенько и схватил за запястья, буквально вдавив его в грязь. Пленник его заверещал тонким голоском, и тут Акитада сообразил, что поймал какого-то мальчишку, сопляка лет четырнадцати или пятнадцати. Карманные воришки, с отвращением подумал он и убрал колени со спины паренька, гадая, что теперь с ним делать.

Ответ на этот вопрос очень скоро стал очевиден. Небольшая враждебно настроенная толпа собралась вокруг них. Стоя на коленях посреди улицы, Акитада сначала увидел их ноги, по большей части босые или в обтрепанных соломенных варадзи [13], и среди них только одну пару огромных кожаных сапог — прямо перед своими глазами. И хотя сапожищи эти были поистине громадного размера, их владельцу пришлось еще отрезать им мысы, чтобы выпустить на свободу здоровенные грязнюшие пальцы. Подняв голову, Акитада обнаружил, что обладатель сапожищ полностью отвечал своей обувке в том, что касалось и размеров, и «чистоты». Бородатый великан свирепо смотрел на Акитаду сверху. Но что еще хуже, по обе стороны от него стояло никак не меньше десяти или пятнадцати крепких парней с угрюмыми, враждебными лицами. Акитада сглотнул ком, сдавивший горло. Здоровенный бородач втрое превосходил его в весе.

— Ну-ка отпусти его! — сказал он, свирепо сверкая глазами на Акитаду.

Акитада встал на ноги и поднял за собой паренька, крепко держа его за шиворот. Юный воришка перестал ныть и сопротивляться и с нахальным видом ждал, чем кончится эта встреча.

Лицо бородача, как оказалось, выглядело нисколько не лучше, чем все остальное. Повыше неухоженной, нечесаной бороды оно было сплошь покрыто рытвинами оспы, а мясистый нос и жирные губы тоже ничуть не прибавляли ему красоты. Несколько мгновений они смотрели друг на друга с отвращением, потом Акитада с небрежным видом сказал:

вернуться

12

В старину японцы носили деньги в широком поясе и в рукавах, зашитых наподобие кармана.

вернуться

13

Варадзи — деревенская обувь типа сандалий, изготавливается из соломы.

— Этот мальчик со своим приятелем пытался ограбить меня. Я бы хотел поговорить с его отцом, если вы скажете мне, где он живет.

У здоровяка от таких слов поначалу отвисла челюсть, но он быстро опомнился.

— Сказано тебе отпустить его! Не твое это дело! На кой ты нам нужен тут такой добрый, если обзываешь наших детей ворами!

Толпа вокруг одобрительно загудела и придвинулась ближе.

Акитада подтолкнул парня вперед, продолжая крепко держать за шиворот.

— Вот ты считаешь, что заботишься о своих детях! Да ты разуй глаза! — с вызовом сказал он, обращаясь к верзиле. — Ты посмотри на него! Сегодня он пытался вытащить у меня из пояса несколько медных монеток, а завтра возьмется за нож и будет резать беспомощных стариков и женщин. Неужели ты хочешь, чтобы он дошел до убийства или был убит сам? Сколько еще твоих сыновей бегают сейчас без присмотра? И сколько твоих сыновей заканчивают жизнь от ножа или в кандалах?

В толпе послышался сердитый ропот, но здоровяк изумленно глазел на паренька, и Акитада заметил, что уверенность его пошатнулась.

— Киндзиро — хороший парень. Восьмой по счету в семье, — словно оправдываясь, проговорил великан. — Я знаю его родителей. Такие же бедняки, как и все мы. Отец у него хворает, а мать недавно родила еще одного. Может, он просто случайно налетел на вас в толпе? Эй, Киндзиро! А ну скажи-ка, пытался ты стащить у господина деньги?

Мальчишка залился слезами и пустился что-то объяснять на каком-то местном наречии, которого Акитада совсем не мог разобрать. А вот здоровяк внимательно слушал, и лицо его постепенно вытягивалось. Когда мальчик закончил и, шмыгая, вытер мокрый нос, он положил на его худенькое плечо огромную ручищу и сказал:

— Ладно, не волнуйся. Я с этим разберусь. А сейчас ступай домой. — Он посмотрел на Акитаду: — Можете отпустить его. Я — Хэята, здешний староста, и сам пойду поговорю с его родителями. У них сегодня ночью умер самый младшенький, а денег на похороны нет.

Акитада моментально отпустил мальчика.

— О, простите… — сказал он, чувствуя себя беспомощным перед лицом такого тяжкого горя и острой нужды. Он было потянулся к поясу за деньгами, но передумал. Откуда ему знать, правда это или хитрая уловка, чтобы выманить у него деньги?

Здоровенный бородач кивнул пареньку:

— Давай-давай, чеши отсюда! И смотри не попадайся мне больше со своим дружком Ёси! — Потом он, махнув рукой, распустил толпу и, когда все разошлись, сказал Акитаде, указывая на его одежду: — По всему видать, что в наших краях вам не место, господин. Шли бы вы лучше домой поскорее. — С этими словами он развернулся и торопливо зашагал за мальчиком.

Итак, ему отчетливо дали понять, что его присутствие здесь не приветствуется. Рассерженный таким приемом и настроенный решительно, Акитада стряхнул пыль с одежды и перешел через улицу к храму.

Он ступил за покосившиеся ворота и зашагал по широкому двору, где раскинулся самый настоящий базар. Народу здесь было множество — кто-то грелся у костров, кто-то торговался с лоточниками, ребятишки толклись среди взрослых, крича и гоняясь друг за другом. У одного из костров какие-то оборванцы прямо на земле играли в кости. На ступеньках храма целая толпа зевак — и детей и взрослых — завороженно внимала басням бродячего сказителя. И повсюду шла торговля — дешевым вином, горячей пищей, амулетами, овощами, старым тряпьем, деревянной утварью, лекарственными настоями, отварами и мазями от всех вообразимых и невообразимых недугов. А недугов здесь было великое множество. Один человек был крив на один глаз, другой калека ковылял на костылях, а на ступеньках в толпе, окружавшей сказителя, древняя старуха кашляла в замызганный, перепачканный кровью лоскут, заменявший ей платок.

Несмотря на всю эту грязь и толчею, Акитада почувствовал приступ голода. Уловив в воздухе какой-то аппетитный запах, он направился к кучке бедняков, которые, завидев его, ошеломленно расступились, и, шагнув в их круг, он увидел молодую женщину, видом поопрятнее остальных — она помешивала суп в громадном котле над огнем. Акитада протянул ей несколько медных монет, и она налила ему приличную порцию супа в глиняную миску.

Грея руки о горячую посудину, Акитада сожалел, что не может прижаться к ней еще и замерзшими ушами. Суп, как оказалось, был сварен из бобов и разнообразных овощей. Акитада осторожно попробовал и понял, что аромат его не подвел. Ему показалось, что в этой похлебке он смог различить вкус репы и капусты, но был там еще какой-то лиственный овощ темно-зеленого цвета со слегка горьковатым, однако весьма приятным вкусом. Быстро опустошив миску, он попросил себе новую порцию. На этот раз женщина улыбнулась ему, а потом наблюдала, как он ест. Он спросил ее, как называется зеленый овощ. Щавель — ответила она и объяснила, что он в изобилии растет в здешней округе, особенно на старом монашьем кладбище за храмом.

Акитада чуть было не поперхнулся от таких слов и посмотрел в указанную сторону. Там на пустыре среди покосившихся деревянных надгробий шестеро или семеро маленьких мальчишек наблюдали затем, как их товарищ крутит волчок. Акитада и сам в детстве забавлялся с волчком, и это воспоминание вызвало у него улыбку. Мальчонке, что вращал волчок, было лет пять или шесть, и по всему было видно, что он большой мастак в этом деле. Его игрушка подпрыгивала и плясала, и он лихо запускал ее, в какую ему хотелось сторону.

— Ну и мастер этот малыш, — с улыбкой сказал Акитада.

— Это мой сын, — с гордостью объяснила женщина. — Очень любит свой волчок. Да и в чем ему еще преуспеть-то, бедняжке?!

Акитада, протягивая ей обратно пустую миску, спросил:

— Что значат твои слова? На вид он прекрасный, здоровый малыш.

Она посмотрела туда, где играли дети, и глаза ее наполнились слезами.

— Да какой там здоровый! Калека! — с горечью проговорила она.

Потрясенный ее словами, Акитада пригляделся повнимательнее и теперь увидел, что мальчик не только как-то странно прижимал правую руку к телу, но, похоже, и вовсе не имел ее от самого предплечья. Она кончалась локтем. С таким увечьем он, конечно, не сможет овладеть каким-нибудь полезным для жизни ремеслом, требующим сноровки и силы рук, и всегда будет зависеть от милостыни, которую ему подадут более удачливые люди. В этой части города было много нищих калек, просящих подаяния на углах улиц и на ступеньках храмов. Но то были взрослые, а это — ребенок.

Внезапно неприятная мысль зашевелилась у него в мозгу. Сабуро предупреждал его, что этот храм пользуется дурной репутацией, основанной на каких-то мрачных местных суевериях. Ходили слухи, будто бы в храме обитают кровожадные демоны-людоеды, с наступлением темноты покидающие свои пределы, чтобы нападать на нерадивых грешников, возвращающихся с хмельной пирушки. Несколько обезображенных трупов, найденных в здешних местах, подтверждали правдивость подобных историй, которые все больше и больше обрастали вымыслом — например, что души несчастных грешников якобы превращались в голодных призраков, принуждаемых селиться возле храма и с голодным воем пожирать дерьмо и отбросы. Акитада с содроганием огляделся по сторонам. Многие из этих живых бедолаг выглядели такими голодными, что вполне походили на этих самых призраков.

Чтобы успокоить разыгравшееся воображение, он спросил у матери, что произошло с ее сыном.

— Несчастный случай. И ведь не хочет рассказывать, глупый мальчишка. Один сердобольный человек принес его домой. Сказал, что нашел его у дороги, истекающего кровью, что отрубленная рука куда-то пропала, а в другой была зажата золотая монета. Хорошо еще, что этот человек вовремя нашел его да остановил кровь. Он предполагает, что мой сын увидел на дороге золотую монету, схватил ее, и в это время проезжавшая мимо повозка отрезала ему руку. Вот ведь глупый мальчишка! — Она шмыгнула носом и утерла слезы.

— Да, чудовищный случай, — посочувствовал Акитада. — И что ты теперь думаешь по поводу его будущего?

Она немного воспряла духом.

— Пойдет в монахи. Как раз тот самый сердобольный человек, что нашел его, вызвался определить его в один из крупных монастырей, что за чертой города. Да хранит его навеки Будда! Вы не представляете, каким это было облегчением для меня.

Акитада снова посмотрел на розовощекого мальчика, который в победоносном смехе сверкал белыми зубками. Значит, доброта и сострадание все-таки еще не умерли в этих трущобах. Быть может, эти чувства были даже живее здесь, среди отчаяния и нужды, нежели среди богатых и сытых. Такая вот ирония судьбы. А еще Акитада был вынужден признаться себе, что впервые в жизни зауважал монахов, проявивших милосердие и готовность взять к себе бедного ребенка.

— Ну что ж, за вас можно порадоваться, — сказал он. — Все у него сложится хорошо. Посмотрите, сколько у него друзей уже сейчас.

Женшина улыбнулась:

— А поначалу мальчишки побаивались приближаться к нему — думали, демоны откусили ему руку и собираются вернуться, чтобы сожрать его без остатка. Но со временем они все потянулись к нему — уж больно ловко управляется он со своим волчком. Хороший мальчонка.

Этот разговор поверг Акитаду в еще большее уныние, и он отправился прочь за пределы храма, зловеще возвышавшегося над людской суетой, подальше от этого мрачного обиталища кровожадных демонов-людоедов.

У ворот он спросил у какого-то старика, торговавшего благовониями, как пройти к «Бамбуковой хижине». Тот указал ему на узенький переулочек на другой стороне дороги.

— А далеко идти-то? — поинтересовался Акитада, с подозрением косясь на убогие некрашеные домишки с деревянными ставнями на крохотных окошках.

Ответа он не получил. Старик издал горловой звук, показывая на свой рот. Он оказался немым. Вот еще один калека. Акитада дал ему несколько монет и зашагал прочь.

Тесная улочка скорее напоминала какой-то узкий проход. Здесь было совсем пустынно — один мусор, — но Акитада не терял бдительности и вскоре заметил какое-то шевеление впереди, за сплетенными ветвями деревьев и углом навеса, закрывавшего обзор. Он чувствовал, что там кто-то прячется, поэтому замедлил шаг. Теперь он проклинал себя за то, что отправился сюда один, хотя его предупреждали. Вдруг сзади послышались быстрые шаги. До него донесся также уже знакомый хлопающий звук, и он поспешно обернулся. Бородатый здоровяк с отметинами оспы на лице загораживал собой всю дорожку позади него. Ну вот, попался! Для местного старосты, пожалуй, крупноват, подумал Акитада и прижался спиной к стене дома.

— Ищете кого? — спросил великан усмехаясь. Акитада изучал его взглядом. Сейчас он казался даже здоровее, чем раньше, и еще страшнее в этих зловещих окрестностях. Акитада огляделся по сторонам в поисках какого-нибудь оружия, но не заметил ничего, кроме болтавшегося кола в заборе в нескольких шагах от себя. Колышек-то был коротенький — так себе оружие! — но Акитада имел хорошую сноровку в палочных боях. Осторожно подкрадываясь к колу, он спросил:

— Что тебе нужно?

Верзила проследил за его взглядом и издал горлом какой-то чудной утробный звук, похожий на собачье рычание, и Акитада еще проворнее придвинулся в сторону жерди. Изрытое оспой лицо расплылось в широкой беззубой улыбке, а чудное рычание переросло в смех.

— Я не желаю вам ничего дурного, — сказал великан, поднимая вверх обе руки и показывая тем самым, что у него нет оружия. — Просто хотел убедиться, что у вас все в порядке. Места у нас тут суровые, да и богатые господа не часто захаживают. Скажите только, куда идете, и я пойду с вами.

Акитада уже понял, что забрел в тупик. И человек этот, конечно же, мог врать. Но что-то подсказывало Акитаде, что все-таки стоит рискнуть, поэтому после недолгого колебания он наконец оторвался от стены.

— Ну что ж. спасибо. А мне вот показалось, что кто-то прячется там впереди. Вообще-то я ищу дом под названием «Бамбуковая хижина».

Староста приподнял кустистые брови.

— Вот как? Стало быть, у старого Ноами появился новый клиент? Ну что ж, коли так, идемте. У нас тут Ноами жалуют — он щедр с бедняками.

Акитада почувствовал, что краснеет. Он потянулся к поясу и извлек из него связку медных монет.

— Я тут подумал о семье того парнишки, — сказал он. — Может, ты передашь им это, чтобы помочь похоронить малыша?

Здоровяк был потрясен, однако деньги взял и сказал:

— Спасибо, господин. Да воздадут вам небеса за вашу доброту! А в такую неприятность мальчишка вляпался впервые, больше этого не повторится. Ну так что, идем?

Он зашагал вперед, шлепая оторванными подошвами по мерзлой земле. Акитада последовал за ним.

Когда они поравнялись с навесом, им навстречу выскочили два головореза и преградили путь. Но, завидев спутника Акитады, они с перепуганными рожами бросились наутек.

— Ага-а! А ну давайте-ка вернитесь! — гаркнул им вслед староста. — Я же видел вас, ублюдки! И даже не мечтайте получить свою миску жратвы на этой неделе, паршивые негодяи!

Так и не дождавшись ответа, староста что-то сердито проворчал, потрясая кулаками.

— Ты что, их знаешь? — спросил изумленный Акитада.

— Знаю?! Да не то слово! Они у меня еще как пожалеют! Кстати, вот вы и пришли. Вон там живет Ноами. А теперь простите, но мне надо пойти догнать этих двоих. Не торчите здесь до темноты и выбирайтесь другой дорогой. Вон там проходит оживленная улица. — Он указал вперед, в том направлении, куда удрали двое незадачливых грабителей, и сам зашагал туда же, шлепая оторванными подметками.

Оказалось, что «Бамбуковая хижина» была обязана своим названием густым зарослям бамбука, окружавшим крытые соломой постройки. Владения эти были обнесены бамбуковым забором. У ворот маленькая табличка с названием, тщательно выписанным китайскими иероглифами, гласила, что «здесь находится мастерская художника». И ворота, и ограда находились в отличном состоянии, и их бамбуковые колья были вдобавок заострены наверху. Ничего удивительного, что Ноами предпринимает такие предосторожности от воров в этих трущобах, подумал Акитада. Однако он был немало удивлен, когда ворота распахнулись от его первого прикосновения.

Он вошел, подав голос, но ответа не получил. Ответом ему была тишина. Только сухая бамбуковая листва шелестела на ветру. Бамбук здесь был такой густой и высокий, что его верхушки заслоняли небо. Пробираясь меж этими стволами, Акитада направился к передней двери. У самого порога он прямо-таки подпрыгнул от неожиданности, когда вдруг услышал чей-то хриплый крик. Где-то над головой загремела цепь, потом снова раздался все тот же крик. Приглядевшись повнимательнее, Акитада увидел огромного черного ворона — тот сидел на поперечной балке под стрехой и, оправляя на себе перья, поглядывал на гостя своими глазками-бусинками. Цепь, пристегнутая к одной лапе и прикрепленная к балке, снова звякнула.

Птица эта явно была пусть и примитивным, но зато весьма действенным средством для оповещения о приходе посетителей. Акитада ждал, когда к нему выйдет художник, но ничего подобного не случилось. В открытую дверь ему была видна большая сумрачная прихожая. Подвязанные к стропилам, на стенах висели свитки, длинные столы были уставлены горшками с красками и завалены стопками бумаги. На заднем плане возле раздвижных дверей стояла наполовину расписанная ширма.

Акитада снова громко позвал, но ему откликнулся только ворон. Тогда он снял сапоги и, ступив на деревянный пол прихожей, огляделся вокруг. Почти сразу же его охватил какой-то неведомый мистический страх — даже волосы на затылке зашевелились.

Наслушался про всяких демонов, подумал он, заставляя себя осмотреться по сторонам. Пол в прихожей был заляпан краской и тушью. Рулоны чистой бумаги и шелка лежали, грудой наваленные в углу. Под низкой закопченной балкой в середине комнаты висел тяжелый бронзовый фонарь, болтавшийся на цепи, прикрепленной к массивному крюку. Одним словом, мастерская явно принадлежала человеку, равнодушному к удобствам и чистоте и интересующемуся только работой.

Ахитада приблизился к незаконченной расписной ширме и увидел, что на ней изображен осенний лес. На переднем плане изящными росчерками черной туши были обозначены огромные валуны, а лесистые склоны на заднем плане представляли собой всего лишь размывчатую сине-зеленую дымку. Но покосившийся клен в центре картины был уже выписан со всей тщательностью во всем своем багряном величии, до последнего листочка. Он выглядел так натурально, что могло показаться, будто он даже трепешет на ветру. Огромный черный ворон — точная копия хозяйского — восседал на одном из валунов, впереди на земле несколько воробышков клевали зерна.

Блюдечки с краской и сосуды с водой стояли вперемешку с остатками пищи в мисках перед недописанной ширмой. Повсюду валялись кисти всех размеров. Акитада наклонился и потрогал пальцем багряно-красную краску в одном из блюдечек. Она была еще влажная. Значит, художник совсем недавно работал здесь. Но где бы он мог быть сейчас?

Акитада осторожно раздвинул створку задней двери. Она вела в сад, находившийся на задворках. Неухоженная пышная растительность и здесь подступала к самому дому. Акитада вроде бы уловил какие-то слабые звуки, донесшиеся из дальнего угла владений.

— Эй! Кто-нибудь есть дома? — зычно крикнул он. — Мастер Ноами!

Ему показалось, он услышал крик, но никто не появился, и Акитада вернулся в дом изучать мастерскую дальше.

Неторопливо блуждал он по комнате, рассматривая разбросанные повсюду наброски цветов и птиц и не переставая дивиться тому, с какой скрупулезностью и тщательностью они были выполнены. Выходит, Тосикагэ не преувеличивал. Этот человек и впрямь был одержим работой.

Он только пристроился изучать целую гору набросков, неряшливо наваленных в углу, когда от задней двери послышался какой-то звук, вслед за которым почти сразу же донеслись длинная россыпь сердитой брани и торопливые шаркающие шаги.

Акитада быстро обернулся. Взору его предстал сухонький жилистый коротышка в грязном, перепачканном краской монашьем одеянии. Голова его, походившая формой на мяч, была обрита, но уже обросла реденькой щетиной; глазки по бокам плоского расплющенного носа напоминали черные ягоды, а над жиденькой бороденкой узкой щелью примостился рот. Он был не молод, не стар, бесспорно уродлив и имел определенно угрожающий вид.

— А ну-ка убирайся отсюда, проклятый сукин сын, паршивый кусок дерьма! — проскрипел странный уродец, маша на Акитаду руками, как если бы отгонял собак. — А ну пошел, говорю же тебе! И не трогай там ничего!

Такая грубость, превосходившая все рамки непочтительности, потрясла Акитаду. Глядя на это удивительное существо, он чуть было не подумал, что попал в какой-то вымышленный мир, — такой невероятной показалась ему встреча с этим нелепым созданием, обладавшим столь странной наружностью и манерами. Не исключено, что этот человек просто-напросто сумасшедший.

Он поспешно отступил подальше от набросков и поднял руки повыше, потом сказал:

— Прошу прощения. Я звал, но мне никто не ответил, вот я и вошел.

Жилистый человечек молчал, только хмурился и разглядывал гостя своими глазками-бусинками, словно пытался запечатлеть в памяти каждую черточку его лица, каждую волосинку, каждую складочку на одежде. Ноги его были босы и перепачканы запекшейся грязью, руки измазаны землей. Наверное, какой-нибудь полоумный подмастерье художника, решил Акитада и сурово спросил:

— Где твой хозяин?

Тогда человечек проговорил странным голосом:

— Я — Ноами. И кому же я понадобился? Стараясь скрыть удивление, Акитада представился и объяснил цель своего прихода.

— Ширма? — переспросил художник, заметно расслабившись. — Такая, что ли? — И он указал пальцем в сторону осеннего пейзажа.

— Да, именно такая, — сказал Акитада, потом подошел к ширме и посмотрел на нее. — Ваше владение кистью заслуживает похвалы. — В глубине души он надеялся поскорее покончить с этим делом и покинуть это неприятное место в надежде больше никогда сюда не возвращаться, поэтому сразу же объяснил: — Я жду скорого возвращения своей жены и хотел бы преподнести ей в подарок что-нибудь, что напомнило бы ей о ее любимом саде. Она очень любит цветы. Когда я увидел ширму, которую вы расписали для моего зятя Тосикагэ, я тоже решил обратиться к вам. Только не могли бы вы нарисовать цветы не в вазах, а растущими в саду? Ну, например, разные времена года на разных створках. И еще каких-нибудь птичек или зверушек, живущих в саду. Мне, кстати, очень понравился этот ворон и воробьи.

Художник тоже подошел к ширме. Ну что ж, может быть… Может быть…

— Что вы хотите этим сказать? — удивленно спросил Акитада.

— Для того чтобы изобразить все времена года, понадобится целый год, потому что мне придется изучать растения и животных в их натуральной среде. Следовательно, это будет и стоить дорого. По десять слитков серебра за каждую створку. — Несмотря на прежде продемонстрированную вульгарность, Ноами говорил как человек образованный.

— По десять слитков серебра?! — То есть сорок слитков в общей сложности! То есть в четыре раза больше, чем заплатил Тосикагэ за ширму Акико. Акитада не преминул сказать об этом Ноами, но тот холодно объяснил, что над ширмой для Тосикагэ работал по уже существующим наброскам. В общем, он явно не был склонен уступить новому клиенту.

Видя, что проделал столь длинный и неприятный путь впустую, Акитада сказал:

— Видите ли, я надеялся порадовать жену сейчас. Нет ли у вас какой-нибудь готовой вещи? А насчет ширмы мы могли бы поторговаться позже.

Ноами поджал тонкие губы:

— Цветов у меня нет. Только собаки.

Они перешли в другой угол комнаты. Настенное полотно изображало маленького мальчика, играющего с тремя черно-белыми щенками. Малыш, годками чуть постарше Ёри, кого-то смутно напомнил Акитаде, да и сама сцена была умильной и трогательной. Найдя цену вполне разумной, Акитада заплатил.

Пока Ноами снимал со стены свиток и скручивал его в трубочку, Акитада поинтересовался:

— Где же вы находите героев своих сюжетов, и как вам удается заставить их позировать? Например, вот этого малыша с собаками.

Живописец замер на мгновение и смотрел на Акитаду, рассеянно моргая. Потом, наклонившись, чтобы завязать свиток, он проговорил ровным, безразличным голосом:

— Люди здесь очень бедны. Многие живут как последнее отребье. Местные дети готовы позировать весь день ради одной монетки и миски еды. А собаки бегают на свободе — бери любую. — Он помолчал, потом, скривив тонкие губы, прибавил: — Куда труднее избавиться от них потом.

Акитада понимающе кивнул. С готовностью давая работу безработным, художник сталкивался с лишними хлопотами, когда приходилось избавляться от их назойливости. Дети, конечно же, наверняка мешали ему трудиться. Акитада вдруг сообразил, что этот человек как раз мог оказаться тем сердобольным доброжелателем, что помог изувеченному мальчику. Вот и здоровяк-староста хорошо отзывался о нем. Ноами, этот художник, достигший успеха, живя в самой гуще трущоб, имел редкую возможность творить добро, помогая бедным. Устыдившись своей первоначальной неприязни к этому человеку, Акитада, теперь уже заметно смягчив тон, сказал:

— Да, я вижу, вы творите поистине доброе дело, предлагая этим людям плату и пищу за их работу.

Ноами изумленно уставился на него, потом огляделся вокруг.

— И зачем вы это говорите? — резко спросил он. — Ведь здесь нет никого, кроме меня.

К Акитаде вмиг вернулось прежнее враждебное чувство к этому человеку, и он постарался сгладить неловкость:

— Я только хотел сказать, что ваши соседи, несомненно, ценят вашу щедрость по отношению к их детям.

— Соседи?! — пронзительно взвизгнул Ноами. Да все они как один лживое ворье!

— Ну хорошо, не будем об этом. — Акитада протянул руку за свитком и холодно прибавил: —

Меня зовут Сугавара Акитада. Если вы захотите обсудить предложение насчет ширмы, то можете зайти ко мне домой. Господин Тосикагэ объяснит вам, как меня найти. Только прежде чем я окончательно одобрю цену, мне бы хотелось все-таки сначала увидеть наброски.

Ноами раскланялся, и Акитада покинул мастерскую под хриплое карканье ворона.

Такого неприятного во всех отношениях дня ему не выпадало давненько. Даже ставший постылым дом, где мучительно умирала матушка, и то казался теперь менее противным местом. Разбитый усталостью, «обезножевший» от ходьбы, продрогший до костей и раздраженный встречей с чудаковатым художником, Акитада решил пойти наикратчайшим путем через императорский город. Благодаря плотной застройке и деревьям здесь было не так ветрено, да и встретить кого-либо из знакомых он не боялся, ибо рабочий день был в разгаре, и чиновники все сидели по местам.

Ступив в эту часть города, он снова оказался на улице Коноэ, только на этот раз близ западной тюрьмы. До дома было еще очень далеко, а ноги гудели от усталости, ступни совсем промерзли и словно задеревенели. Акитада с грустью отметил про себя, что, по-видимому, давно отвык от походов на такие длинные расстояния.

В этом квартале было более людно. У ворот тюрьмы, над которой хлопали на ветру флаги, прохаживались взад и вперед, чтобы согреться, стражники в красном. Мимо них то и дело сновали полицейские, городские чиновники и простые горожане. Печальная история брата Нагаоки тут же выплыла на поверхность, и Акитада пообещал себе заняться ею, как только его семья благополучно возвратится домой. А что, если уже сейчас дома его ждут какие-нибудь новости от них? Он ускорил шаг. Впереди него с корзиной в руке семенила женщина, укутанная в теплый платок. Может быть, жена одного из полицейских принесла ему пообедать, подумал Акитада. В какой-то миг что-то в ее походке и осанке показалось ему до странности знакомым, но она очень быстро скрылась за углом.

Ему снова вспомнились Тамако и Ёри. Как они там в такой холод? А вдруг они уже ждут его дома или хотя бы прислали весточку? Мысли эти подстегивали, и он зашагал быстрее.

Открыл ему Сабуро, вмиг разрушивший все его надежды. Никто не приехал, и никаких новостей. Расстроенный и встревоженный, Акитада выругался про себя и устало заковылял к дому. Сабуро с открытым в изумлении ртом смотрел хозяину вслед.

— Я вернулся! — крикнул Акитада, усаживаясь на пороге, чтобы вызволить распухшие ноги из сапог.

Сзади к нему подошла Ёсико. Она была в уличной одежде и на ходу складывала платок, который тут же убрала в корзинку.

— Здравствуй, братец! — сказала она. — Проголодался?

Акитада не мог не улыбнуться ей. Ее щечки и носик зарозовели от холодного воздуха, как в былые времена детства.

— Да, есть немного. А больше продрог и устал, — сказал он. — Ходил на другой конец города купить для Тамако картину. — Он показал ей свиток и взглянул на ее корзину: — А ты, я смотрю, тоже выходила?

— Да. На рынок. Купить что-нибудь к ужину. Давай-ка я проведаю сначала матушку, а потом мы попьем чаю у тебя в комнате, и ты покажешь мне картину. — И она скрылась в доме.

Акитада кряхтя встал, потер обледеневшие уши и заковылял в свою комнату, гадая, зачем сестре понадобилось притворяться, будто она была на рынке, если корзина ее пуста.

ГЛАВА 8 МОНАСТЫРСКИЕ КОЛОКОЛА

У себя в комнате Акитада нашел аккуратно сложенное на подушке элегантное кимоно. Он благоговейно развернул его, любуясь швейной работой сестры. Теперь он был готов по первому зову явиться во дворец и уж теперь точно не осрамился бы перед высокомерной молодежью вроде того юнца в секретариате. Он скинул стеганое уличное платье и примерил новый наряд. Тот оказался ему в самую пору. Он как раз искал пояс, когда в комнату вошла Ёсико.

— Ну как, нравится? — спросила она. — Выглядишь просто великолепно! Сам советник-кампаку будет смотреться бледнее рядом с тобой. Я прямо не могу дождаться, когда ты пойдешь на новогодний церемониал выразить свои праздничные пожелания его величеству.

После этих слов все сомнения Акитады моментально рассеялись.

— Спасибо тебе, милая сестрица, — сказал он, преисполнившись чувства. — Оно прекрасно сшито и, наверное, отняло у тебя много долгих изнурительных часов. Боюсь только, не слишком ли это было для тебя — ведь тебе приходится заботиться о матушке.

Она, улыбаясь, расправила на нем платье

— Пояс… Сюда нужен пояс. И я даже знаю, где взять ткань! Серебристо-серый шлейф батюшкиного парадного кимоно как раз очень подойдет к этому темно-синему.

— Не надо! — поспешил возразить Акитада. — Не надо ничего отцовского! — И, видя ее изумленный взгляд, он нерешительно прибавил: — Не будешь же ты портить его лучшее платье! Только подумай, что скажет матушка.

— Что за ерунда! Оно уже испорчено временем. Так зачем пропадать добру? А матушка ничего не узнает. Я вообще решила, что отныне мы с тобой должны подумать о своем будущем. Хватит уже, довольно мы натерпелись от воли родителей, которым всегда было безразлично наше счастье.

— Ёсико! — Потрясенный до глубины души, Акитада в изумлении уставился на сестру. Она, будучи женщиной и младшим членом семьи, осмелилась взбунтоваться против многовекового семейного уклада, предписывающего детям выказывать неизменное почтение родителям. Такую критику в их адрес он слышал от нее впервые. Он вдруг почувствовал, что она стала для него будто бы чужой. Но что же случилось? Что заставило ее так измениться?

— Ну? Разве я не права? — сказала она, упрямо и решительно выдвинув вперед подбородок. — Разве кто-то из них когда-нибудь выказывал нам свою любовь или заботу? Отец выставил тебя из дома, а матушка запрещала мне выходить замуж, потому что хотела держать меня при себе как дешевую прислугу. Все, чего ты добился в жизни, ты сделал самостоятельно. А что касается меня… — Она отвернулась, и ее голос задрожал. — Мне уже поздно надеяться на счастье.

Сердце Акитады сжалось. Он взял сестру за плечи и повернул к себе.

— А вот и не поздно. У тебя будет отличное приданое, и я сделаю все, чтобы найти тебе хорошего мужа. Вот увидишь, пройдет годик-другой, и ты тоже будешь носить под сердцем ребенка.

— Какой ты добрый, Акитада! — едва слышно прошептала она, потом отодвинулась и громко сказала: — Ну расскажи, как ты провел сегодняшний день, и покажи мне картину, купленную для Тамако.

Он развернул свиток. Ёсико захлопала в ладоши:

— Ой, Акитада, она просто очаровательная! А малыш… Какой восхитительный малыш! Наверное, и Ёри теперь вот такой же. Мне кажется, нам нужно завести для него щенка.

— Ёри будет чуть помладше, но он крупный мальчик для своего возраста. — Акитада прищурился, пытаясь сделать мысленное сравнение. — Черты лица у него тоньше и глаза больше. И волосы будут погуще — даже косички по бокам торчат в разные стороны. А вот ручки и ножки такие же крепенькие… — Он вдруг замолчал и задумался, потом, поймав на себе вопросительный взгляд сестры, сказал: — Я так за них тревожусь, что ни о чем другом думать не могу. Завтра же поскачу им навстречу и выясню, что случилось.

— Но, Акитада!.. — взмолилась сестра. — А что, если?.. — Она осеклась на полуслове, вытаращив перепуганные глаза.

Он понял ее по-своему и поспешил возразить:

— Матушка неоднократно отказывалась принять меня. Не думает же она, в самом деле, что я стану сидеть у нее под дверью, как эти чертовы монахи! А если ей вздумается умереть в мое отсутствие, то тут уж ничего не поделаешь.

— Так-то оно так, но я подумала о дворце. Что, если оттуда пришлют за тобой?

Вид ее обеспокоенного личика вызвал у него улыбку.

— Меня не будет всего день или около того. Просто извинишься и скажешь, что меня отозвали срочным сообщением.

Следующий день выдался холодным и пасмурным, но почтовая лошадь была полна сил, и Акитада, одетый в простеганное ватой дорожное кимоно и сапоги на теплой подкладке, двинулся в путь.

За три недели, что прошли со времени его путешествия по этим местам, горные склоны сменили свое золотисто-бронзовое великолепие на унылые серовато-коричневые краски приближающейся зимы. Только сосны да кедры сохранили зелень, немного потускневшую в сумрачном свете пасмурного неба. Из-за ночных заморозков травы вдоль дороги пожухли, а желтовато-коричневые рисовые поля и вовсе почернели.

Вскоре Акитада добрался до подножия гор и начал крутой подъем. Однажды ему встретился небольшой караван путников, и он остановился спросить, не известно ли им что-нибудь о его семье, но оказалось, что они ехали с юга. Акитада гадал, как долго ему придется скакать. Неужели до самого озера Бива? Так далеко ему лучше не забираться, чтобы не вызвать недовольства при дворе, если вдруг его там хватятся. И зачем только он послушался матушку и вообще ходил показаться туда?!

Наконец он добрался до того места, откуда ответвлялась дорога к монастырю. Дощатая хижина, в прошлый раз показавшаяся ему заброшенной, сейчас была открытой — здесь путникам и паломникам подавали напиться с дороги. Через открытые ставни Акитада разглядел женщину в сине-белом платке и сером переднике — она сидела у крошечного очага, и рядом с ней стояли глиняный кувшин и несколько бамбуковых корзин.

Акитада спешился и привязал коня к дереву. Женщина, молодая и очень смуглая, выбежала ему навстречу.

— Добро пожаловать, господин! — крикнула она, на бегу беспрестанно кланяясь. — Добро пожаловать в приют Милосердных ветров! У нас вы можете отведать самых лучших угощений! Изысканные вина и столичные лакомства! Наши горячие напитки согреют вас после долгого пути. Пожалуйста, господин, заходите, позвольте мне обслужить вас!

Закончив эту многословную речь, женщина склонилась перед Акитадой в таком низком поклоне, что ему теперь были видны только ее спина и затылок. В такой позе она и застыла, по-видимому, увлеченно разглядывая его сапоги.

— Благодарю, — сухо сказал он. — Я бы, пожалуй, выпил горячего саке, прежде чем продолжить путь.

Она подскочила как ошпаренная и бросилась в свою хижину, где принялась черпать ковшиком саке из котелочка, стоявшего на жаровне.

Акитада последовал за ней и присел на край деревянного помоста. Саке, как он и ожидал, было дешевое и резкое, зато согрело ему нутро. Он заглянул в одну из корзин и решил купить лепешку. На столичное лакомство она мало походила — просто холодная рисовая лепешка с начинкой из рубленых овощей, — но за неимением лучшего Акитада жадно уплел ее и попросил у женщины другую.

Та, раскрасневшись, принялась ему подробно рассказывать, как поднялась ни свет ни заря, чтобы приготовить свежие лепешки и добраться со своими припасами до этой хижины.

Акитада улыбнулся:

— Ты молодец и хорошо готовишь. Знала бы ты, как мне не хватало тебя, когда я проезжал здесь несколько недель назад. Тогда еще ливень шел сильный.

— Помню, помню я этот день! — оживилась женщина. — Вы, наверное, ездили посмотреть в монастыре танцоров?

Акитада покачал головой.

— Эх, жаль! Много потеряли. А я в тот день закрылась пораньше и с мужем пошла к монастырю. Вот уж было представление! Я уж было подумала, не в рай ли я попала. — Она, сама того не заметив, увлеклась рассказом. — Муженек мой говорит, если дела пойдут хорошо, то и в столицу сходим на актеров посмотреть. Вы-то сами их представления видели?

— Нет. Но если ты так хвалишь, то, пожалуй, в этом году схожу. А про убийство в монастыре ты слышала?

— Да. На следующий день. Вот страсть-то, правда? Только мы с муженьком пропустили все самое интересное — плелись домой под проливным дождем после представления да промокли как мышата. — Она рассмеялась и предложила Акитаде еще чашечку саке.

— Еще одну, пожалуй, можно, — согласился он. — А ты, случайно, не помнишь, как называлось представление?

— Оно называлось «Танцы непорочной страны». Но это только для монастырей. В столице-то они выступают перед обычными людьми, и получается, конечно, веселее. А называются они «Бродячий театр Уэмона» — по имени старика, что ими руководит.

— Понятно. — Акитада кивнул, не в силах сдержать улыбку при виде ее искреннего восторга, потом окинул взором тянувшуюся впереди узкую каменистую тропу, ведущую к монастырю. Может, ему удастся, сделав небольшой крюк, добраться до озера Бива до наступления темноты? Дальше озера он путешествовать, конечно, не отважится. Остается надеяться, что он встретит своих в пути или хотя бы узнает о них что-нибудь от встречных путников.

— Ты еще пробудешь здесь несколько часов? — спросил он у женщины.

— Дотемна, — сказала она со вздохом, окинув взглядом свои корзины. — Приходится работать до самого вечера, потому что путники стараются попасть в столицу до наступления темноты.

Акитада достал из пояса серебряную монету и протянул женщине.

— Вот тебе за еду и за одну услугу, — сказал он. — Будешь поглядывать, не проедет ли моя семья. Меня зовут Сугавара, и я жду возвращения жены и трехлетнего сына. Они едут в сопровождении одного старика, двух молодых самураев и нескольких конных телохранителей. Едут верхом, в повозках, и с ними еще носильщики. Если увидишь их, передай, чтобы подождали здесь моего возвращения.

Она с готовностью согласилась, засунув монету в вырез кимоно.

На этот раз Акитада добрался до монастыря быстро. Стоял уже промозглый полдень, но дорога была сухая. Огромная черепичная крыша ворот, возле которых он в прошлый раз видел жену Нагаоки и ее деверя, еще не оттаяла от ночного инея. Золоченый шпиль пагоды исчезал где-то высоко в облаках.

Заслышав стук копыт, ему навстречу выбежал привратник. К счастью, это оказался все тот же монах, который в прошлый раз дал Акитаде посмотреть план монастыря. Они сразу узнали друг друга и обрадовались.

— Приветствую, приветствую вас, господин! — оживился монах, беря коня Акитады под уздцы. — Слышали новость? В ту ночь, когда вы здесь гостили, и впрямь было совершено убийство.

Акитада спешился.

— Да, я знаю. Поэтому и приехал. Столичная полиция задержала подозреваемого, но кое-что в этой истории не совсем ясно, вот я и решил съездить и еще разок взглянуть.

— Ага! Значит, я все-таки выиграл спор! — воскликнул обрадованный монах, привязывая лошадь Акитады к столбу.

— Спор? Какой спор?

— Я поспорил с приятелем, что вы вернетесь. Надеюсь, господин, вы простите мою дерзость, но, когда вы уехали, я посмотрел ваше имя в списке посетителей. И тогда меня вдруг осенило, что вы должно быть, и есть тот самый Сугавара, раскрывший столько преступлений несколько лет назад.

Акитада был удивлен до крайности.

— Но как вы узнали? Ведь я много лет жил на севере.

— А очень просто, господин. У меня есть двоюродный брат, школьный учитель. Он был вашим студентом в университете, он-то и рассказал мне про те убийства, что там произошли. Его имя — Юсимацу.

Юсимацу. Акитада мгновенно припомнил скромного «престарелого» студента, служившего вечной мишенью для издевок со стороны своих юных товарищей по классу и проявлявшего поистине редкое усердие в учебе. Эти воспоминания вызвали у Акитады улыбку.

— Ну и как поживает господин Юсимацу?

— О, у него все хорошо. Преподает в деревенской школе, имеет жену и двух маленьких сыновей. Говорит, что всем этим обязан вам.

Акитада смутился.

— Да вовсе нет. Он был очень прилежным студентом и преуспел бы в любом случае. Я рад слышать, что дела у него идут хорошо. Передайте ему от меня привет в следующий раз.

— Спасибо, господин! Обязательно передам. — Привратник потер руки и с готовностью спросил: — Ну а сейчас куда вас отвести?

— Я бы хотел осмотреть хозяйственный двор и галереи, где находится жилье для постояльцев. Сможете меня туда проводить?

По ступенькам они поднялись под крышу ворот. В сторожке Акитада заметил молоденького послушника, подметавшего пол соломенной метлой. Где-то бил колокол, его чистый, ясный звук уносился ввысь, к холодным облакам.

Привратник оживленно потирал руки.

— Я полностью к вашим услугам, господин. Для посетителей еще слишком рано. Вот только подождите минуточку. — Он заглянул в сторожку, чтобы дать новичку указания, и догнал Акитаду. — Ну все, вот я и готов! Кстати, меня зовут Эйкэн.

Акитада поблагодарил его. У него целая гора свалилась с плеч при мысли о том, что на этот раз он избавлен от необходимости наносить визит настоятелю и объяснять ему цель своего посещения. В прошлый раз ему пришлось испытать чувство неловкости — ведь получилось, что он воспользовался священной обителью, словно какой-то дешевой придорожной гостиницей, просто чтобы укрыться от дождя. А сегодняшний его приезд в монастырь выглядел даже еще более подозрительным — ведь он не мог выступать ни как официальное лицо, ни как представитель интересов Нагаоки.

Благо, что его провожатый, похоже, не видел ничего плохого в такой вот любознательности. Даже наоборот, разговорился, пока они шли по дворам общественных зданий:

— Когда узнали об убийстве, я сразу же побежал в хозяйственный двор, где вы вроде бы слышали женский крик, но там смотреть было не на что. И все-таки я считаю, что у вас гораздо более наметанный глаз на подобные вещи. Мне кажется, от вас даже мельчайшая капелька крови на каком-нибудь камешке не укроется.

— Кровь там мы вряд ли найдем. В тот день шел сильный дождь. — Акитада не стал упоминать о том, что убитая женщина сначала была задушена и только потом изуродована. А удушение, как известно, не оставляет следов — разве что следы борьбы, которые в данном случае давно уже уничтожили монахи, когда разравнивали гравий.

Они прошли крытыми галереями и приблизились к простой деревянной двери. Эйкэн открыл ее, и они ступили во двор, с трех сторон окруженный низенькими приземистыми постройками, а с четвертой — той самой галереей, откуда они только что пришли. Из трубы над центральной постройкой поднимался сероватый столбец дыма. Внизу вдоль стены — длинная поленница, у соседней стены выстроились в ряд деревянные бочонки. Посреди двора на каменном возвышении — обнесенный деревянным заборчиком колодец с подвешенной на лебедке деревянной бадьей.

— Вот это наше хозяйственное подворье, — сказал Эйкэн. — Вон то строение напротив — монастырская кухня. Справа кладовка и баня, а слева — склад церковной утвари. Через него вы, наверное, проходили, когда возвращались в свою келью.

Акитада закивал:

— Ну да, конечно… Теперь припоминаю. Просто я тогда был измучен дорогой и очень устал, но вы совершенно правы. Мы действительно проходили через такое здание. Я еще, помнится, поразился страшной статуе повелителя демонов высотой в человеческий рост. — Он обернулся, чтобы мысленно подсчитать расстояние и определить направление. — Теперь-то, при свете дня, я больше чем уверен, что где-то совсем близко отсюда или даже прямо на этом подворье в ту ночь и кричала женщина.

Но Эйкэн с сомнением покачал головой:

— По ночам здесь никто не бывает. Последнюю горячую пищу готовят в полдень. За полночь мы служим всенощную и уже до зари, когда пробьет колокол, поднимаемся на медитацию. Может, крик этот все-таки донесся с другой стороны, оттуда, где у нас находится жилье для постояльцев? Вы же сами говорите, что были сильно утомлены. Может, спросонок перепутали?

— Нет. Я уверен, что звук донесся именно отсюда. А табличка «Не входить!» вряд ли остановила бы убийцу. Как она не помешала бы бедокурить подвыпившим юнцам.

— Это вы про актеров? — Эйкэн закивал. — Да, такое возможно. Подозреваете, кто-то из них убил эту женщину?

— Нет. Меня сейчас интересует другое — не видел ли или не слышал ли кто-нибудь чего-то необычного, странного?

Акитада снова задумался над тем, не мог ли все-таки Нагаока совершить это убийство — или сам, или при помощи наемного убийцы. Полиция проверила по списку имена всех постояльцев, гостивших здесь в ту ночь, но Нагаока, конечно, не стал бы подписываться собственным именем.

Дверь церковного склада отворилась, и какая-то фигура в монашеском наряде с ведром в руке торопливо засеменила к колодцу. Что-то смутно знакомое и неприятное уловил Акитада в этом человеке и уже в следующий миг узнал в нем чокнутого художника Ноами. К счастью, тот не заметил их и принялся крутить лебедку, опуская скрипящую бадью в колодец.

— Ну ладно, я здесь все увидел, — поспешил сказать Акитада. — Пойдемте теперь туда, где у вас размещаются постояльцы.

Но скрип бадьи привлек внимание его спутника, и тот радостно закричал:

— Ишь ты, какая удача! Ноами сегодня здесь! Это известный художник, который работает у нас над адской росписью. Вы обязательно должны с ним познакомиться. — И, не замечая знаков, подаваемых Акитадой, он заорал через весь двор: — Мастер Ноами! Можно минуточку вашего времени? Тут с вами хотят познакомиться!

Художник неторопливо обернулся и посмотрел в их сторону, затем подошел. Узнав Акитаду, он нахмурился.

— Вот, господин Сугавара, познакомьтесь, это Ноами, — сказал Эйкэн, глядя поочередно на обоих. — Ноами, а это тот самый известный господин, который раскрывает все преступления в столице. Представляешь, он и сюда за этим приехал!

Ноами смотрел на них, моргая своими маленькими пронзительными глазками.

— Я уже удостоился чести быть знакомым, — проговорил он своим чудным тоненьким голоском и как-то весь съежился.

— Вот как?! — удивился Эйкэн. — Ах, ну да, я и забыл: вы же тоже ночевали здесь в ту ночь! Ведь вы всегда приходите к нам, когда вам заблагорассудится.

— Что значит «заблагорассудится»? — огрызнулся художник. — Я не монах, а следовательно, свободен в своих передвижениях. А сейчас прошу меня извинить, господин, но мне нужно работать. — С этими словами он повернулся и пошел к колодцу. Плеснув воды в свое ведро из бадьи, он взял его и зашагал к складу. Так ни разу и не оглянувшись, он вошел туда, захлопнув за собой дверь.

— Ну надо же, какой грубиян! — извиняющимся тоном проговорил Эйкэн. — Странный он, конечно, зато как талантлив! Самый гениальный художник этого столетия.

— Столетие еще не закончилось, — задумчиво заметил Акитада. — И мне вот, например, совсем не нравятся кровавые сцены, которые он, похоже, с таким восторгом живописует.

— Так вы, стало быть, видели эту картину? Нет, меня она тоже приводит в трепет, но в этом-то и заключается ее цель. Считается, что если под впечатлением от нее хоть одна живая душа убережется от греховных помыслов, то ее предназначение будет выполнено.

— Хорошо, если так, — сказал Акитада и повернулся, чтобы идти, но у самой галереи вдруг остановился. — Так вы говорите, Ноами оставался здесь в ночь убийства? И где же он у вас обычно спит?

— Иногда там же, где работает, а иногда в какой-нибудь пустующей монашеской келье. Раньше-то он, знаете ли, был монахом.

— Был монахом?! Он что же, нарушил обет, или его отлучили от церкви за непристойности?

Эйкэн только развел руками.

— Этого, господин, похоже, не знает никто. — Он вдруг усмехнулся. — И поверьте, уж мы-то пытались выяснить. Я, конечно, не должен так говорить, но жизнь здесь в монастыре такая однообразная! Вы даже не представляете, как все оживились, когда произошло это убийство. Наш настоятель уже трижды назначал в наказание суровые покаяния, чтобы пресечь это мирское любопытство. А покаяния эти и впрямь суровая штука — стоишь всю ночь на коленях на жестком полу, и спину изволь держать ровно. А если задремлешь или ссутулишься, получишь по спине бамбуковой палкой от монаха-надзирателя. Но даже эти меры не очень-то действуют: те, кто помоложе, до сих пор шепчутся по углам об этом убийстве.

— В таком случае мне теперь даже как-то неловко, что я попросил вашей помощи.

Монастырь в горах

1 Ворота 6. Комната Акитады 11. Огород

2. Пагода 7.Баня 12. Дом для занятий

3. Храм Будды 8.Хоз. двор и кухня 13. Комната настоятеля

4. Колокольня 9. Кладовые 14. Комнаты монахов

5. Общий постоялый двор 10. Столовая 15. Лекторий

Они многозначительно переглянулись, и Эйкэн сказал:

— Даже не берите в голову, господин. Помочь расследованию — мой долг. — И они обменялись улыбками, означавшими полное взаимопонимание.

Жилье для гостей и паломников располагалось в юго-восточном крыле монастыря. Самого-то Акитаду по причине его высокого ранга и благодаря гостеприимству настоятеля разместили в прошлый раз в центральной части.

Через малые ворота они прошли на постоялый двор. Обрамлявшие его квадратом жилые галереи устройством напоминали монашеские кельи. На каждые шесть дверей приходилось по одному крыльцу, их ступеньки спускались во двор. Сейчас там хлопотали по хозяйству два молодых монашка.

Эйкэн свернул направо, и они долго шли по длинной веранде, пока не остановились перед какой-то дверью.

— Вот в эту комнату поселили на ночлег деверя госпожи Нагаока, — сообщил он Акитаде.

Дверь была не заперта и распахнулась от первого толчка. В крохотной комнатке не было ровным счетом ничего, даже платяного сундука. Грубые дощатые стены пестрили многочисленными надписями, оставшимися после многих поколений паломников, и имели только два отверстия — дверь да маленькое окошко в дальнем конце. Одним словом, жилье это никак нельзя было отнести к разряду роскошного.

— А мебель что же, убрали? — спросил удивленный Акитада.

— Нет. Здесь все комнаты такие. Постель и лампу приносят, когда вселяется гость. А в холодные ночи еще полагается жаровня. Ну и конечно же, вода и что-нибудь незатейливое из растительной пищи. Все это, кроме жаровни, принесли тогда тому мужчине. — Эйкэн помолчал и, многозначительно кашлянув, прибавил: — Только не больно-то он ими пользовался.

— Вот как? — От Акитады не укрылось хитроватое, озорное выражение на лице Эйкэна.

— Да, господин, такие вот как раз факты и взбудоражили нашу молодежь, за что ей и пришлось потом отдуваться на суровом покаянии. — Эйкэн лукаво подмигнул ему, сделав при этом самое что ни на есть серьезное лицо.

Акитада едва сдержал смех. Его провожатый нравился ему все больше и больше.

— То есть вы хотите сказать, что родственничек этой дамы переселился к ней, едва успев приехать? А как насчет поклажи? Были у него с собой какие-нибудь вещи?

— Все осталось в его комнате. И деньги, и все остальное.

Брови Акитады взметнулись вверх, и он задумчиво пробормотал:

— Все, кроме меча.

— Ага! — воскликнул Эйкэн, потирая руки. — Кажется, я понимаю, о чем это вы, господин. Вы полагаете, он заранее замыслил убийство этой несчастной дамы, поэтому незамедлительно отправился в ее комнату, прихватив с собой меч?

— Это одна из версий.

— Но это означает, что он не собирался соблазнять жену своего брата, как решили большинство из нас. Не убил же он ее из-за того, что она отвергла его ухаживания?

— Нет. Отправляясь на любовное свидание, он вряд ли взял бы меч.

— Блестящий вывод, господин! — Эйкэн с восхищением смотрел на Акитаду. — Готов побиться об заклад, что полиция до этого не додумалась. Они только расспрашивали всех, не заметил ли кто чего подозрительного в отношениях этой парочки.

Помня о Кобэ и не будучи наделен какими-либо официальными полномочиями, Акитада не стал затрагивать эту тему, а вместо этого спросил:

— Кто обнаружил убийство?

— Один из новообращенных послушников по имени Анчо. Новички у нас занимаются уборкой в комнатах гостей. Как раз на той самой неделе убирали Анчо и Сосэй. Я это хорошо помню, потому что сам расспрашивал Анчо, когда сообразил, кто вы такой. На тот случай, если вы вдруг вернетесь и зададите мне этот вопрос.

Акитада горячо поблагодарил своего нового знакомого за сообразительность.

— Рад оказаться вам полезным. Как бы там ни было, но Анчо и Сосэй пошли убираться только после утренних занятий. То есть когда уже миновал час Дракона [14]и когда большинство гостей разошлись — кто на молебен, а кто и вовсе по домам. Анчо постучался в комнату дамы и, не получив ответа, решил, что там пусто, поэтому воспользовался полагающимся ему запасным ключом. Он перепугался насмерть, когда обнаружил там окровавленное тело женщины и бездыханного мужчину, не подающего признаков жизни. Парнишка тут же бросился прочь и на бегу принялся громко звать на помощь. На его крики прибежал Сосэй, увидел и тоже в страхе побежал, только ему хватило ума позвать кого-то из старших монахов. Анчо, перепуганный, топтался во дворе. Оттуда он видел, как у дверей комнаты собрались несколько постояльцев, а потом прибежали старшие монахи. Только тогда кто-то заметил, что мужчина в комнате живой и просто мертвецки пьян. Его связали, а потом настоятель отправил нарочного в столицу за полицейскими.

— И что же, во всей этой сутолоке и толкотне мужчина все время спал?

— Да полицейские несколько часов кряду не могли его добудиться. А когда растормошили, тотчас же взяли под стражу. Держать его пришлось крепко и даже связать, потому что он бушевал и все пытался вырваться. Как раз это, как сочли полицейские, и подтвердило его вину.

Акитада без труда представил себе эту картину. Брат Нагаоки Кодзиро, когда его грубо растолкали, а потом связали, спросонок и спьяну, конечно, сильно перепугался. Понимаюше кивнув, он сказал:

— Да, теперь я бы как раз хотел осмотреть ту комнату. Через веранду они прошли в другое крыло.

— Вот здесь у нас размещаются женщины, — сказал Эйкэн. — А комнаты в крыле напротив занимали актеры. Лучше селить их порознь — тогда помыслы перед молитвой будут чище.

Акитада что-то буркнул себе под нос, явно не согласный с такой точкой зрения. Эйкэн словно бы не заметил этого и открыл дверь в комнату, ничем не отличающуюся от предыдущей. Акитада вошел и огляделся. Дощатый пол был, конечно, давным-давно отскоблен, да и крови там в любом случае не должно было быть много. Не обнаружив ничего особенного, он принялся осматривать дверь. Та имела изнутри задвижку, поднять которую снаружи можно было только специальным ключом, вставленным в крошечную скважину.

— У кого имеются ключи от этой задвижки? — поинтересовался Акитада.

— Таких ключей только два. Они хранятся у дежурного. Пользоваться ими могут только уборщики спальных помещений. Они получают ключи у дежурного утром перед работой и возвращают их ему же после уборки. Пустующие комнаты у нас обычно не запираются.

— Понятно. А как вы думаете, мог бы я перемолвиться парой слов с этим Анчо?

— Нет ничего проще. Он сейчас во дворе.

Они вышли на веранду и посмотрели вниз, где юный монашек разравнивал граблями гравий в дальнем конце двора.

Сложив руки у рта, Эйкэн громко позвал:

— Анчо!

Паренек отбросил в сторону бамбуковые грабли и послушно подбежал.

— Вот, Анчо, это тот самый важный господин, о котором я тебе говорил, — сказал ему Эйкэн. — Он приехал расследовать убийство и хочет кое о чем тебя спросить.

Щеки парнишки, розовые то ли от холода, то ли от работы на свежем воздухе, сразу же заметно побледнели, и он метнул испуганный взгляд в сторону открытой двери.

— Не знаю я ничего, — сказал он, нервно переминаясь с ноги на ногу. — Мастер Гэнно запрещает нам думать о таких вещах. Это трудно, но я стараюсь не ослушаться.

— Об этом не беспокойся, — сказал Эйкэн. — Тут ситуация особая. Ты же знаешь, что его преподобие велел нам оказывать посильную помощь властям.

Видя волнение паренька, Акитада поспешил его успокоить:

— Я постараюсь как можно короче. Я же понимаю, как тебе это неприятно.

Анчо закивал с облегчением. У него был смышленый вид, несмотря на юный возраст — лет восемнадцать, не больше, как предположил Акитада.

— Тогда, Анчо, скажи: эта дверь точно была заперта на задвижку, когда ты пришел убираться?

— Да. Когда на мой стук никто не откликнулся, я толкнул дверь. Обычно гости их не запирают, когда уезжают. Я снова постучал и, когда опять никто не ответил, достал свой ключ и отпер задвижку.

— А можно мне взглянуть на ключ?

Анчо переглянулся с Эйкэном и, когда тот уверенно кивнул, протянул Акитаде тоненькое металлическое приспособление, которое он носил привязанным на веревке к поясу.

Отмычка была специальным образом заточена, и Акитада сразу обратил внимание, что она предназначалась только для этого типа задвижек. Он вставил ее в скважину и услышал легкий щелчок, когда задвижка поддалась. Слегка повернув, он вынул ключ из отверстия. Придя к выводу, что открыть дверь без такой отмычки мог только очень опытный вор, заранее готовившийся к преступлению, Акитада вернул приспособление молодому монаху.

— А теперь я должен задать тебе, возможно, очень неприятный вопрос, — сказал он. — Ты уж прости меня и постарайся на него ответить. Прежде всего скажи, что именно ты увидел, когда дверь открылась?

Монашек закрыл глаза. Он снова немного побледнел, но отвечал без запинки и с готовностью:

вернуться

14

По старинному счислению времени сутки в Японии делились на 12 частей, по два часа каждая. Эти отрезки времени носили названия зодиакальных животных Час Дракона — с 7 до 9 часов утра.

— Я увидел женщину на полу. Она лежала ногами к двери. Я сразу узнал ее по платью. Очень красивое у нее было кимоно, расшитое хризантемами и золотистыми травами. Я было подумал, что она спит, но тут же сообразил: почему не на постели? Она лежала на голом полу, да в такой странной позе… Тогда я решил, что она, должно быть, почувствовала себя плохо и потеряла сознание. Я подошел, чтобы помочь ей. — Он передернулся всем телом и проглотил тяжелый ком в горле. — Лицо ее было в крови… да и лица-то, считай, не было… сплошное месиво. Тут я понял, что она мертва, и побежал прочь. — Он открыл глаза и затравленно посмотрел на Акитаду.

— Молодец. Ты очень хорошо рассказываешь, — подбодрил его Акитада. — Но ты успел понять, что в комнате есть кто-то еще?

Анчо покачал головой.

— В комнате было темновато, свет попадал туда только из открытой двери. В общем, я увидел только женщину, а догадаться, что там может быть и мужчина, мне и в голову не пришло. — Он залился болезненным румянцем и отвел глаза в сторону.

— Вот ты говоришь, что узнал ее по платью. Значит, ты видел ее накануне вечером?

— Да, господин, видел. Ведь я приносил ей постель и еду с питьем.

— Так это ты обслуживал ее?! Что ж ты мне не сказал? — воскликнул Эйкэн.

Ответ был простой:

— А вы меня не спрашивали.

Поначалу Эйкэн выглядел раздосадованным, потом просиял:

— Нет, ну надо же! Только вы, господин, с вашим умом и проницательностью могли обнаружить такой значительный факт из каких-то небрежно произнесенных слов! Да-а, похоже, мне еще многому учиться и учиться в жизни.

Акитада усмехнулся:

— А нужны ли вам эти знания при таком-то образе жизни?

— Конечно, господин. Вы даже представить не можете, что иной раз вытворяет наша молодежь! Не убийства, понятное дело, но все-таки… Да и гости разные бывают, всякая низменная публика вроде тех актеров… Хотя наш настоятель собирается запретить пускать сюда бродячих комедиантов и женщин. Сказано ведь: «Вырождение Закона начинается с женщин».

— Да, я, признаться, тоже был удивлен, когда обнаружил, что в ваш монастырь пускают женщин. В ту ночь я даже застал одну из женщин в компании нескольких актеров-мужчин, и не где-нибудь, а в бане.

Эйкэн был потрясен до глубины души.

— Неужели? А вы уверены, господин? В этой части монастыря мужчинам и женщинам не дозволено находиться вместе. Куда же смотрел банщик?

— Он пытался увещевать их, да только все без толку. Я так понял, что ради праздника ваши строгие правила разрешено было немного ослабить.

— Ничего подобного, господин! Актерам надлежало не покидать своих комнат. — Он покачал головой. — Теперь понятно, почему настоятель так расстроен.

Акитада снова повернулся к Анчо:

— Расскажи-ка мне про вечер накануне, когда ты видел обоих живыми.

— Меня послали обслужить новых постояльцев — даму и господина. Сначала я зашел на кухню. Она была уже закрыта, но я все же положил в корзинку холодных рисовых лепешек и два кувшина воды. Корзинку я отнес на веранду и поставил перед комнатой дамы, потом сходил в кладовку за постелью и постучался. Дама открыла мне. Я старался не смотреть на нее, но красивое платье как-то само бросалось в глаза. Сначала я принес постель и разостлал ее возле окна. — Он покраснел. — Вообще-то нам не полагается ее стелить. Закончив с постелью, я принес еду и воду. Просто поставил их в комнате у порога и отправился делать то же самое у господина.

— Понятно. И ты не разговаривал ни с тем, ни с другим?

— Нет, не разговаривал. Нам не положено. Тот господин поблагодарил меня, и только-то.

— А какую-нибудь поклажу у него ты не заметил?

— Заметил, господин. У него была переметная сума и меч, а у дамы только сума, и все.

— А как они себя вели? Какой у них был вид — веселый, беспокойный, унылый или раздраженный?

— Трудно сказать. Тот господин улыбнулся мне и кивнул. Мне показалось, он выглядел усталым. А дама все расхаживала туда-сюда по комнате. Может быть, она нервничала? Не знаю. Но не улыбалась и даже не смотрела в мою сторону. Вот, пожалуй, и все, что я могу рассказать.

Где-то снова начал звонить колокол, рассекая прозрачную тишину. Анчо оглянулся и забеспокоился.

— Это нас созывают на обед, — пояснил Эйкэн.

— Еще только минуточку, — попросил Акитада. — Скажи, а не довелось ли тебе в тот вечер обслуживать еще одного постояльца, который мог приехать позже? Лет эдак за пятьдесят, седовласый и худой.

— Нет, господин. Больше никаких гостей в тот вечер не прибывало. И я вообще не припомню никого, кто бы подходил под ваше описание.

Итак, Нагаока, судя по всему, не следовал по пятам за женой и братом.

— Тогда скажи мне еще вот что. Не интересовался ли кто-нибудь из других гостей дамой, которую нашли мертвой?

Анчо покачал головой:

— Насколько мне известно, нет, господин.

— Тогда все. Спасибо тебе. Ты молодец, что заставил себя снова вспомнить такие неприятные вещи.

Анчо торопливо раскланялся и убежал. Эйкэн остался. Стоя у Акитады за спиной, он наблюдал, как тот закрывал дверь, и проследил, чтобы та не захлопнулась на задвижку.

— Запирать не нужно, господин, — сказал он.

Акитада пристально изучал дверь, потом чуть сильнее прежнего потянул ее. Задвижка с громким щелчком подпрыгнула и опустилась, и дверь оказалась заперта.

— Ого! Да она запирается снаружи! — воскликнул изумленный Акитада. — Теперь понятно, зачем Анчо и другому дежурному нужны запасные ключи и почему Анчо отпирал дверь ключом после того, как постучался. Он-то думал, комната пустая, и, дернув дверь, сам случайно захлопнул ее.

— Ну конечно. Люди иногда задвигают двери так сильно, что те сами запираются.

— Но тогда получается совсем другое дело, — сказал Акитада. — Войти в запертую комнату без ключа никто не может, зато очень просто запереть ее, когда выйдешь. Благодаря вам мы теперь знаем, что кто-то другой, а не Кодзиро мог убить госпожу Нагаока.

У Эйкэна был недоуменный вид. Помолчав немного, он сказал:

— Что-то я не совсем понял. Позвольте полюбопытствовать, господин, уж не подозреваете ли вы кого-то из нас?

— Вовсе не обязательно. Это мог быть любой, кто находился в ночь убийства в монастыре. Что ни говори, а в ту ночь здесь было много посторонних. Ну да ладно, идите, а то пропустите обед, а мне пора продолжать путь. Я глубоко благодарен вам за вашу любезность и за столь неоценимую помощь.

Эйкэн повеселел.

— Нет-нет, у меня есть время. Кто-нибудь да принесет мне еду прямо в сторожку. А вы еще вернетесь?

— Может быть. Но как бы там ни обернулось, я обязательно дам вам знать, чем все кончилось.

Они расстались друзьями. Акитада снова взобрался в седло и поскакал по горной тропе, гадая, удастся ли нагнать упущенное время.

Впрочем, не такое уж упущенное — ведь теперь он по крайней мере обладал достаточными сведениями, чтобы вновь завести разговор с Кобэ. Но было в этом деле и много неясных моментов, и не последнее место среди них занимала подозрительная фигура Ноами. Человек этот, казалось, был вездесущ — вечно зловеще маячил где-то на заднем плане.

Так постепенно, мысленно перебирая события последних недель, Акитада снова впал в уныние. Он ни на крупицу не приблизился к раскрытию убийства жены Нагаоки, дома в непримиримой злобе умирала матушка, одна из сестер, затравленная и глубоко несчастная, пребывала в отчаянии, а другая оказалась замужем за человеком, на которого пало чудовищное подозрение в краже имперских сокровищ, и сам он еще так и не удосужился явиться с докладом ко двору. И что самое ужасное — ему до сих пор пока так и не удалось разрешить хотя бы одну из этих проблем.

В таком настроении он пребывал, пока наконец не выехал на открытую местность, откуда открывался вид на долину и широкий тракт внизу. У дощатой хижины, где он останавливался ранее, он заметил скопление повозок, лошадей и людей. Это какие-то путники решили сделать остановку на пути в столицу.

Акитада напряг зрение и посчитал. Ну да, конечно! Две повозки, запряженные быками, и еще сколько-то лошадей, примерно пятнадцать. И даже издалека он разглядел прямо внутри хижины женскую фигурку в синем кимоно, а потом и мужчину с малышом на спине. Ну наконец-то! Приехали!

Не сдержав радостного крика, Акитада хлестнул лошадь и пустился галопом вниз по тропе навстречу своей семье.

ГЛАВА 9

ДЕЛА СЕМЕЙНЫЕ

Прием, оказанный им дома, был менее чем скромным. Конечно, Сабуро заулыбался во весь рот, как только увидел любимую госпожу, и Ёсико выбежала им навстречу, оправляя на себе платье и на ходу приглаживая растрепанные волосы. Но остальные домочадцы — все до одного новенькие слуги — лишь с любопытством взирали на лошадей, повозки и незнакомых им людей, заполонивших двор. Тяжкий недуг престарелой госпожи Сугавара, приковавший ее к смертному одру, и монотонные распевы монахов окутывали радость приезда мрачной пеленой. В доме, где поселились хворь и скорбь, не было места ликованию.

Тамако и Ёри после столь долгого путешествия выглядели просто прекрасно — окрепли и загорели на солнышке. Нездоровая бледность Ёсико рядом с ними теперь еще больше бросалась в глаза.

Тамако знала о болезни матушки от Акитады, но сейчас поинтересовалась у Ёсико подробностями. Обе женщины и Ёри, которого держала на руках Ёсико, направились в покои госпожи Сугавара. Акитада угрюмо плелся за ними. Он испытывал настоятельную потребность как-то предотвратить эту встречу, чтобы оградить самых дорогих ему людей от губительного яда, источаемого матушкиным больным сознанием. Но Тамако поспешила напомнить ему о своем дочернем долге, ибо как невестке ей полагалось отдать дань уважения свекрови и представить той своего сына. Поэтому он уныло следовал теперь за ними и остался ждать среди монахов за дверью, когда обе женщины скрылись за ней.

Ждать пришлось долго, и все это время, устремив рассеянный взгляд на шесть бритых голов, он провел в мрачных раздумьях — о горном монастыре, об убийстве, о художнике Ноами, в прошлом тоже монахе, об адской картине и, наконец, о подарке, припасенном им для Тамако. Последняя мысль согрела и ободрила его — портрет малыша со щенками напомнил ему о том, что скоро они с женой останутся наедине. Тогда они наконец смогут поговорить о себе и о будущем, смогут прикоснуться друг к другу руками, а потом, быть может, и заняться любовью.

Когда Тамако вышла из матушкиных покоев, на лице ее было запечатлено глубокое горе. Ее удивило, что муж так радостно улыбается, простирая к ней навстречу руки.

— Ну наконец-то! — воскликнул он. — Пойдем же скорее ко мне! Знаешь, как я по тебе скучал!

Один из монахов буквально поперхнулся словами молитвы, отчего дружный распев сбился, и в коридоре повисла тишина. Шесть пар укоризненных глаз устремились на Акитаду. Потом самый старший из них, сидевший ближе к двери, прочистил горло и поднял руку. По его сигналу остальные дружно подхватили и вновь затянули свою монотонную песнь.

Взяв Акитаду за руку, Тамако поспешно увела его прочь.

— Она умирает… — тихо бормотала она на ходу с упреком и с горечью. И когда монахи уже не могли их слышать, прибавила: — Конец-то совсем близок. Но она узнала меня и протянула руку, чтобы приласкать Ёри. Только даже на это у нее сил не хватило. Ох, Акитада, я вижу, ко времени мы вернулись.

Акитада смотрел в ее полные слез глаза и не мог не подивиться тому состраданию, с каким она отнеслась к женщине, которую едва знала. Сам-то он считал, что его мать не заслуживает такого отношения к себе.

— Зато я вернулся слишком рано, — проговорил он резким тоном. — Вот не поспешил бы и не узнал бы тогда, как, оказывается, ненавидит меня собственная мать, если готова прогнать с глаз долой, осыпая проклятиями.

— Акитада, как же так?! Ты ничего не говорил мне. Тамако была глубоко потрясена.

Он отвернулся и молчал, потом сказал:

— Не хотел отравлять и тебе жизнь. Теперь я держусь от нее подальше и просто жду конца в надежде, что он настанет скоро и мы все тогда сможем наладить собственную жизнь как нормальные люди.

Он открыл дверь в свою комнату, там было холодно. Никто не позаботился, чтобы принести туда жаровню или кипятка для чая. Ему вспомнились роскошные покои Акико с многочисленными раскаленными жаровенками, шелковыми постелями и мягкими подушками, разбросанными на толстых соломенных циновках и огороженными от сквозняков ширмами и занавесками.

— Прости, но тут ничего не готово, — сказал он жене. — Моя голова была занята совсем другими вещами. Неприветливо тебя встретил дом.

Несмотря ни на что, за ночь они хорошо отдохнули. Утром началась суета, связанная с размещением. ни заря Акитада пошел в конюшни проведать лошадей. Холодная, ветреная и пасмурная погода его сильно тревожила. Большая часть конюшен не имела крыши, и задувавший сверху холодный ветер разметывал сено, приготовленное для животных. Он велел Торе и Гэнбе смастерить какое-нибудь временное укрытие и корил себя за то, что не побеспокоился об этом раньше.

Вернувшись к себе, он нашел Тамако дрожащей даже в зимнем кимоно.

— Прости, любимая, — сокрушенно сказал он. — Из-за матушкиной болезни все слуги заняты и буквально сбиваются с ног. А ты вот сидишь тут в ледяной комнате, и чашки горячего чая даже никто не поднесет. — Он вдруг вспомнил про сына и, с тревогой оглянувшись на дверь, спросил: — А где Ёри?

— Только не сердись. Ёсико опять повела его к твоей матушке. Она, похоже, лучше себя чувствует, когда видит его, а он и не возражает. И обо мне беспокоиться не нужно. Теперь, когда я, слава Богу, вернулась, я стану помогать Ёсико — ведь она наверняка сбилась с ног, заботясь о матушке и о тебе. Она говорит, у нее в помощницах всего одна служанка.

Акитада покраснел от стыда, вспомнив про кимоно, сшитое для него сестрой.

— Я беспокоюсь за Ёсико, — сказала Тамако, разбирая привезенную одежду и развешивая ее проветриться.

Акитада поморщился.

— Я тоже. Что она видит? С утра до ночи работа, матушкин злой язычок, ее тяжкая хворь да одиночество! Разве это жизнь для молодой женщины ее сословия? Я обещал ей найти хорошего жениха. Обретя свой собственный дом, она быстро снова станет собой.

Тамако рассмеялась.

— Ох, Акитада! Неужели ты думаешь, что все так просто? — И, внезапно посерьезнев, она прибавила: — Нет, тут что-то еще. Она явно скрывает это, а значит, это что-то неприятное.

Акитада игриво склонил голову набок и улыбнулся жене.

— Да ты просто ищешь, кого бы напичкать своими волшебными зельями, — сказал он, с обожанием глядя на нее. Целительский дар его супруги поистине был спасением для его семьи и прислуги в течение всех этих долгих лет, проведенных ими на севере. Даже Сэймэй, его старый друг и преданный вассал, передал ей свою коробку с лекарственными бальзамами и чаями и целиком сосредоточился на новой роли — персонального секретаря Акитады. — Нет, с нас хватит и матушкиной болезни, — твердо сказал он. — А Ёсико в полном порядке. Просто устала и вынуждена торчать дома.

Тамако прошлась по комнате и распахнула дверь в запущенный сад. Холодный воздух ворвался в и без того промозглую комнату.

— Против болезни твоей матушки я уже бессильна. — Она вздохнула, глядя на унылые дебри неухоженных растений.

Акитада подошел к ней и с виноватым видом сказал:

— Я пока не успел навести здесь порядок.

Сад у него перед глазами представлял собой печальную картину — вечнозеленые кустарники вымахали до высоты деревьев, травы почернели от заморозков, а земля и дорожки были усыпаны опавшей листвой и ветками.

Но Тамако как ни в чем не бывало улыбнулась:

— Не переживай! Мне всегда нравилась эта комната больше других. Здесь солнечно в течение всего дня, а сад дает ощущение покоя и уединенности. Знаешь, с каким удовольствием я снова займусь садоводством! Не будет больше этой вечной зимы и этих нескончаемых снегопадов, и мы будем сидеть на этой вот веранде, попивать чаек и любоваться нашими азалиями, камелиями, пионами и осенними хризантемами. — Она порывисто повернулась к нему, глаза ее сияли радостью.

— Ах, Акитада, как это все-таки хорошо — вернуться домой!

Акитада был так глубоко тронут словами жены, что не сразу сообразил, что ему предстоит лишиться комнаты, которую он всегда занимал — места, где он спал и работал и мог укрываться от презрительных взглядов и слов своих надменных родителей. Ну что ж, он найдет себе другую комнату, если Тамако хочет жить в этой.

— Знаешь, до сих пор я никогда не был счастлив в этом доме, — сказал он, обнимая ее и крепко прижимая к себе.

Тамако молчала, только с радостным вздохом уткнулась нежным личиком в его плечо. В саду ветер, подхватив горстку жухлой листвы, вихрем закружил ее в воздухе. Акитада поежился и еще крепче прижал к себе жену.

— Какая ранняя зима в этом году, — сказал он. — А эта комната совсем не отапливается. Ты, наверное, будешь мерзнуть. Просто не понимаю, что случилось с нашими слугами. А я не успел даже нанять еще кого-нибудь. Давай-ка я схожу за твоей служанкой — пусть приготовит чай и горячие жаровни.

Она улыбнулась, расставаясь с ним неохотно.

— Да ладно, не стоит беспокоиться. Хотя от чашки горячего чая я бы не отказалась.

Акитада закрыл двери на веранду и отправился на поиски служанки. В доме было пустынно, лишь доносившееся по коридорам распевание монахов нарушало тишину. Еще с крыльца Акитада увидел, что повозки до сих пор стоят посреди двора, лишь наполовину разгруженные.

На кухне он застал повариху и матушкину долговязую костлявую служанку за оживленной болтовней — взяв в оборот смазливую горничную Тамако, они тешили свое любопытство, засыпая ее вопросами о новой госпоже и о людях Акитады. Кроме слабенького огонька под рисовым котлом и небольшой горки наструганных на доске овощей, других приготовлений пищи он не заметил.

Как никогда доселе, осознав в этой небрежности свою вину, Акитада сердито рявкнул:

— Почему в моей комнате нет жаровни? И где кипяток для чая?

Повариха и долговязая служанка бросились к плите и к пустым жаровням.

Тогда Акитада строго сказал молоденькой служанке Тамако:

— А ты, оказывается, ужасная сплетница, Оюки. Ну-ка ступай немедленно к своей госпоже и позаботься о ее удобствах!

Девица с нахальной улыбочкой поднялась и исчезла.

Повариха и матушкина горничная уже суетились вовсю — одна наливала в чайник кипяток, другая насыпала угли из очага в одну из жаровен.

— Отнесешь эту жаровню и вернешься за новой, — распорядился Акитада. — В комнате очень холодно.

Служанка вытаращила на него глаза.

— Я не могу, господин. Старая госпожа разрешает только одну жаровню, — объяснила она.

— Теперь я здесь хозяин, — сердито напомнил ей Акитада. — И отныне ты будешь делать то, что скажу я или что прикажет тебе моя жена. Поняла? — Он перевел властный взгляд на повариху и прибавил: — Вас обеих касается. — Он протянул руку за чайником, потом распорядился: — Займись завтраком. У нас в доме теперь много едоков.

— Но тогда ничего не останется на обед и на ужин! — взмолилась повариха.

Он едва не выругался, потом сообразил, что женщина все-таки не виновата.

— Ничего, постараешься и что-нибудь придумаешь!

Неся горячий чайник, он обогнал долговязую служанку с жаровней. Придя в комнату раньше нее, он застал Тамако за любованием картиной Ноами. Нахальная горничная уже доставала вещи из принесенного кем-то сундука. По всей комнате были разбросаны вороха нарядов, рабочий стол заполонили многочисленные зеркальца, шкатулочки и коробочки со всевозможными женскими снадобьями. Вздохнув про себя, вслух он сказал:

— Эта картина для тебя. Нравится?

— Она восхитительна! Щенята на ней словно живые — такое впечатление, будто различаешь каждую шерстинку, каждый волосок. А малыш просто очаровательный! Где ты отыскал эту картину?

Долговязая служанка пристроила жаровню возле стола и ушла. Акитада приготовил для Тамако чай.

— Этого художника нашел супруг Акико Тосикагэ. Он заказывал у него ширму в ее покои. Когда я увидел эту ширму, то сразу захотел приобрести такую же и для тебя, но художник оказался весьма странным типом. Очень неприятный человек, хотя и талантливый. Он сказал, что ему пришлось бы наблюдать цветы в течение целого года, чтобы изобразить на ширме все четыре сезона.

— Как интересно! Мне бы хотелось когда-нибудь познакомиться с этим человеком. Ну а как поживает Акико? Ёсико говорит, она ждет ребенка.

— Да, это так. И сама она, похоже, здорова и счастлива. — О неприятностях Тосикагэ он решил умолчать, а только сказал: — Муж ее мне понравился, и мне показалось, он в ней просто души не чает.

Тамако не спускала с него внимательных глаз.

— Вот и хорошо. Я охотно познакомлюсь с ним. Дверь отворилась. Тора с Гэнбой внесли в комнату новые сундуки. Вслед за ними служанка принесла еще одну жаровню.

Акитада поставил пустую чашку и сказал:

— Меня ждут дела. Во-первых, я забыл, что обещал сообщить Акико о твоем приезде. Потом надо бы попросить Сэймэя, чтобы приготовил мне комнату. А еще нужно срочно заняться починкой конюшен, ибо сейчас они, прямо скажем, в негодном состоянии.

Тамако улыбнулась:

— Не волнуйся, все образуется.

В коридоре перед бывшей комнатой отца Акитада встретил Сэймэя. Старик тащил тяжелую коробку с бумагами.

— Постой! — окликнул его Акитада и бросился к нему, чтобы помочь. — Зачем ты таскаешь такие тяжести? Пусть ими занимаются Тора с Гэнбой. Кстати, куда это ты их несешь? — Среди вещей в коробке он узнал свои писчие принадлежности и личные печати.

— В комнату вашего отца, — сказал Сэймэй. — По-моему, вам в самый раз теперь туда перебраться.

Акитада прямо-таки застыл на месте.

— Ни за что! Ни в коем случае! Только не туда! Морщинистое лицо старика выражало сочувствие.

— Ох-хо-хо!.. Старые раны долго не заживают.

— Ты лучше других знаешь, почему я не могу работать в комнате, связанной с такими воспоминаниями, — сухо сказал Акитада.

Старик вздохнул.

— Теперь вы здесь хозяин. А комната вашего батюшки самая большая и удобная во всем доме. Вам ее и занимать.

Акитада вдруг сообразил, что Тамако имела в виду то же самое, но сама эта мысль была ему до противного невыносима.

— Нет, для начала я поживу в другой комнате, пока мы не освободим отцовскую от его вещей, — неохотно пообещал он.

— Их уже вынесли оттуда, — поспешил сообщить Сэймэй и отправился дальше по коридору. — В обществе пойдут всякие разговоры, если вы не займете в доме место своего отца. Мужчина не должен забывать о своем долге перед семьей, перед своим домом и перед самим собой.

Так мудрый старик увещевал своего хозяина, пока тот, озадаченный, тащил за ним коробку. Перед самой дверью в кабинет отца Акитада сделал последнюю попытку воспротивиться:

— Мой отец сделал все возможное, чтобы не дать мне занять его место. Не удивлюсь, если он начнет наведываться в эту комнату, когда я поселюсь в ней.

Тут уж Сэймэй не сдержал усмешки.

— Ну, вы сейчас говорите прямо как Тора. Не верю я вам. И в любом случае следует помнить старую мудрость: «Горько терпение, да сладки плоды его». Вы представить не можете, как мечтал я все эти долгие годы об этом дне. Надеялся, что доживу все-таки и увижу своими глазами, как вы займете место вашего отца.

Акитада был потрясен этими словами. Старик был его спутником в течение всей жизни, он делал все, чтобы оградить его в детские и отроческие годы от гнева отца и равнодушия матушки, но никогда при этом не позволял себе какой-либо критики в их адрес. Его верность семье Сугавара была незыблемой, и превосходило ее только одно чувство — любовь к юному Акитаде. Сейчас Акитада был так глубоко тронут, что, как ни старался, не смог скрыть этого.

— Ну что ж, будь по-твоему, — сказал он и втащил коробку в кабинет.

Там он первым делом огляделся по сторонам. Двери на веранду были закрыты, поэтому в комнате было темновато и пахло затхлостью и плесенью.

Хорошо знакомые ему стеллажи вдоль одной стены пустовали. Исчезли также настенные свитки с изречениями китайских мудрецов и страшная картина с изображением Эммы, властителя подземного мира, карающего праведным судом души падших грешников. Эта картина всегда нагоняла особенный ужас на юного Акитаду, когда он являлся в кабинет отца в ожидании наказания. Сходство между отцом и мрачным карающим судией было до того разительным, что у Акитады никогда не оставалось сомнений, почему эта картина занимала самое видное место в комнате.

Широкий лакированный стол черного дерева был тоже расчищен от отцовских вещей — не осталось здесь ни его писчих принадлежностей, ни лампы, ни его личной маленькой жаровенки. Царил здесь только дух сурового осуждения, которому неведомо прощение. Акитада с содроганием подумал о том, следует ли ему впускать сюда собственного сына.

Сэймэй распахнул двери на веранду. Холодный, свежий воздух ворвался в комнату. Узкая тропинка в маленьком садике вела к пруду, засоренному опавшей листвой. В детстве Акитаде не разрешали играть здесь. Сэймэй запричитал при виде такого запустения, но Акитада поспешил выйти наружу — прочь из ненавистной комнаты. Он подошел к пруду и заглянул в его черные воды. В глубине под их холодной толщей он различил какое-то поблескивающее движение. Подобрав с земли обломок крошечного прутика, он бросил его в воду, и тут же одна за одной на поверхность поднялись разноцветные рыбки. Красные, золотистые, серебристые, пятнистые и однотонные, они жадно открывали рты в ожидании угощения. Этих милых рыбок обязательно полюбит Ёри.

— Ну что ж, — сказал Акитада, — если кое-что здесь изменить, то комната может стать пригодной.

Сэймэй, озабоченно наблюдавший за хозяином с веранды, вздохнул с облегчением.

— Госпожа уже выбрала ширмы, подушки и занавеси для этой комнаты. Ну и конечно же, сюда принесут ваши книги, кисти, памятные вещицы с севера, ваши чайные принадлежности, зеркало, платяной сундук и ваш меч.

— Понятно. И не забудь еще поставить свой стол рядом с моим, — с улыбкой сказал Акитада. — Потому что я не собираюсь работать тут один.

Сэймэй поклонился:

— Все будет выполнено. — Глаза старика увлажнились, когда он ступил обратно в комнату.

Акитада вошел за ним следом и, придав голосу строгости, сказал:

— Пойду позабочусь о лошадях и пришлю тебе Тору. А тебя я попрошу отправить моему зятю Тосикагэ весточку — сообщи ему, что моя семья прибыла.

— Я взял на себя смелость и уже сделал это, господин.

— Я так и знал. — Акитада с сыновней нежностью коснулся плеча старика, с горечью отметив про себя, каким щуплым и дряхлым тот стал. — Я всегда буду считать тебя своим настоящим отцом, Сэймэй, — сказал он, чувствуя слезы теперь уже и в собственных глазах.

Сэймэй только посмотрел на него и зашевелил губами, но так ничего и не сказал — просто накрыл руку Акитады своей старческой корявой ладонью.

Только к середине дня Акитада закончил дела в конюшне. Большая часть строения была разрушена много лет назад, когда он был еще ребенком. Финансовое положение семьи Сугавара не позволяло содержать ни лошадей, ни быков, ни обслугу для них. Потом у оставшейся части развалилась крыша, вороха мокрых листьев покрывали теперь гниющие доски там, где некогда стояли лошади.

Акитада застал Тору и Гэнбу за работой — они воздвигали грубую, нетесаную стену, отделявшую крытую часть конюшни от пустующих стойл, предоставленных всем природным стихиям. Оставлять животных без крова в такой холод не отважился бы никто. Четыре лошади Акитады и пара быков, тащивших повозки через всю страну, топтались сейчас вместе в наиболее пригодной части конюшен, где у них под ногами имелся сухой пол и свежая солома.

Крупный серый жеребец, полученный Акитадой в подарок от благодарного князя, повернул к хозяину свою красивую морду и приветствовал его тихим ржанием. Акитада подошел к животному и погладил его, а потом и трех других — гнедую кобылку и двух меринов темной масти. Они проделали немалый путь, сумев остаться в рабочей форме. Принадлежавшая Тамако кобылка была мельче других лошадей, зато прекрасно сложена. Теперь они смогут выезжать верхом на прогулки за город. А вскоре он, видимо, сможет приобрести лошадку еще и для сына.

Позаботиться о лошадях было сейчас для Акитады важнее, чем разбирать книги, поэтому он трудился не покладая рук наравне со своими самураями. Гэнба, настоящий здоровяк, широкоплечий и мускулистый, в прошлом был борцом. В борьбе он упражнялся в свободное время и сейчас только порядком растерял свой привычный вес и вечно ходил голодным, в мыслях представляя себе всякую разную еду.

Тора же, большой охотник до юных красоток, сейчас, за неимением оных, с удовольствием занимался плотницкой работой. Очень давно, еще расследуя свое первое дело, Акитада случайно спас этого бывшего воина от обвинения в убийстве, и с тех пор Тора верно и исправно служил ему.

К вечеру морозец стал крепчать, но физический труд согревал их, а за разговором время проходило незаметно.

Гэнба с Торой с интересом слушали рассказ хозяина о событиях в горном монастыре. Но когда Акитада поведал об адской ширме и о мастерской художника близ храма Безграничного милосердия, Тора прекратил заколачивать гвозди и в ужасе уставился на хозяина.

— Там живут духи! — заявил он. — Голодные и жирные, как мухи. И каждое утро местные служки выгребают оттуда недоеденные части человеческих тел.

Суеверное воображение Торы зашло так далеко, что Акитада с Гэнбой не могли удержаться от смеха. Описанные в столь ярких красках подробности показались им уморительными.

— Ну что ж, неплохо сработано, — заметил Гэнба, когда они закончили стену. — По-моему, я заслужил дополнительную мисочку риса. Кстати, хозяин, я все хотел спросить у вас про повариху. Сдается мне, жалеет она кинуть лишний кусок рыбки в свою стряпню. Вам так не показалось?

— Она родом из деревни и готовит с душой. Только вас тут не ждали, вот, похоже, и не запаслись провизией.

Гэнба сначала приуныл, потом снова повеселел.

— Ну что ж, я мог бы сгонять куда-нибудь за лепешками да еще лапши купить. Ёри ее очень любит.

— Вот и хорошо, — с улыбкой сказал Акитада, надевая кимоно. — Только не покупай больше, чем нам под силу съесть.

Тора расхохотался.

— Все равно что попросить кошку не есть рыбу, — сказал он и, когда Гэнба, усмехаясь, ушел, сообщил хозяину: — Завтра я готов заняться этим убийством в монастыре.

Акитада планировал поговорить с Кобэ как можно скорее, но теперь у него образовались неотложные дела, поэтому он сказал Торе:

— Сначала мы должны как подобает разместить семью.

Тора только махнул рукой.

— Ну, это мы быстро!

Темнело. Акитада окинул взглядом утонувший в сумерках двор и дом на его противоположной стороне, выступавший из полумрака, и сердце его в очередной раз сжалось, когда он с горечью подумал о том, как мало тот видел заботы в его отсутствие.

— Надо бы еще привести в порядок дом и сад. Тора удивленно вытаращил глаза.

— Хозяин, но ведь зима на носу! Не лучше ли подождать до весны?

Они пошли к колодцу помыть руки. Вода в бадье была ледяная — прямо обжигала.

Морщась от холода и торопливо вытирая руки об штаны, Акитада сказал:

— Ну а вообще, если у тебя найдется свободное время, можешь походить поспрашивать в округе об этих актерах. Они в ту ночь кутили по всему монастырю, и кто-нибудь из них мог что-то видеть. А еще постарайся разузнать, не выходила ли какая из их женщин примерно в час Крысы [15]. Они называют себя «Танцоры дракона», и руководит ими какой-то старик по имени Уэмон.

— Да нет ничего проще! — воскликнул Тора, потирая руки. — Уж кто-кто, а я-то хорошо знаю все чайные дома и винные лавки на набережной, где актеры обычно просаживают свои денежки… — Он умолк, завидев Сэймэя.

— Ой, смотрите, господин, чтобы ваш Тигр не заплутал на базаре! — сказал Сэймэй Акитаде, многозначительно кивая в сторону лыбящегося Торы.

Прозвише Тигр прилипло к Торе давно: он воображал себя помощником гениального сыщика и даже весьма преуспел на этом поприще, хотя его рабочие методы, заключавшиеся в постоянных попойках и любовных похождениях с «особо важными свидетельницами», вызывали крайнее неодобрение Сэймэя.

— Спасибо тебе, Сэймэй, за совет. Я прислушаюсь к нему, — с улыбкой сказал Акитада. — Но с советами, надеюсь, пока покончим?

— Конечно, хозяин. Я пришел сообщить, что прибыли господин и госпожа Тосикагэ. Они сейчас в комнате у госпожи.

вернуться

15

Час Крысы — с 11 часов вечера до часа ночи.

Акитада замешкался. У него не было ни малейшего желания наведываться к матушке. Но Сэймэй тут же поправился:

— Я имел в виду, у молодой госпожи.

Акитада не сразу сообразил, что Сэймэй говорил о его собственной комнате, вернее, о его бывшей комнате.

Покачав головой — уж больно разительные перемены произошли всего за несколько часов, — он отправился в упомянутые покои. Из-за двери слышались веселый смех Ёри и радостные женские голоса. Акитада приготовился увидеть сцену полнейшего беспорядка — женщин, возбужденно обсуждающих наряды, разбросанные по всей комнате, и своего маленького сына, беспечно резвящегося среди всей этой кутерьмы. Открывая дверь, он надеялся вызволить зятя и увести его подальше от этой бабьей и детской болтовни, но, к своему великому удивлению, обнаружил там счастливое семейство, красиво рассевшееся на подушках вокруг его бывшего стола.

Все сундуки были закрыты и аккуратно расставлены по стеночкам; небольшая расписная ширма и несколько стоек с занавесками укрывали от сквозняка сидящих. Дружно повернувшиеся в его сторону лица сияли радостью в свете зажженных свечей. Тамако разливала чай, Ёсико держала на коленях Ёри, улыбающаяся Акико заботливо поглаживала животик, а Тосикагэ, сидевший рядом с женой, сразу же поднялся навстречу хозяину. Акитада не мог не заметить, как разительно переменился этот дом, в котором еще совсем недавно слышны были только скорбные голоса бубнящих монахов да тревожное перешептывание прислуги в коридорах.

И эта существенная перемена не имела никакого отношения к болезни матери. Он вообще не мог припомнить, чтобы здесь когда-то звучал смех или детские голоса или так вот дружно собиралось под одной крышей все семейство. Чувствуя внезапный прилив радости, он радушно обнялся с Тосикагэ.

Женщины пили чай, а перед Тосикагэ стояла фляга с горячим саке, и Акитада охотно присоединился к нему, торопясь согреть заледеневшие пальцы об чарку, прежде чем пропустить благодатную крепкую жидкость внутрь. Рядом с горячими жаровнями Акитада наконец разомлел и расслабился. Тамако сообщила ему, что развлекала гостей рассказами о жизни на севере и что теперь настал его черед. Он не стал отказываться, и его с интересом слушали, без конца задавая вопросы, перебивая и передавая с рук на руки Ёри. Такого приятного досуга он не знавал давно.

Но потом Акико вдруг испортила весь добрый настрой.

— Между прочим, матушка выглядит просто ужасно, — сказала она. В ее тоне звучали откровенно укоризненные нотки, но Акитада пока не понимал, куда она клонит. — Она вряд ли дотянет до утра. Так что тебе, братец, наверное, пора подумать о скорбных приготовлениях.

Акитада вздохнул.

— Не волнуйся. Необходимые приготовления уже сделаны. Ну а как ты чувствуешь себя, Акико?

Акико отвлеклась. Бросив на Тосикагэ игривый взгляд, она легонько похлопала себя по животу.

— У нас все хорошо. У моего сыночка и у меня, — с гордостью проговорила она. — А Тосикагэ просто очарован твоим Ёри, поэтому собирается окружить нас безмерной заботой. Так ведь, скажи мне, о почтенный супруг и счастливый отец нашего сына?

Тосикагэ заулыбался во весь рот и раскланялся перед ней.

— Да, моя обожаемая супруга и мать моего ребенка, самой нежной заботой! — Он повернулся к Акитаде: — Небеса наградили вас очаровательной семьей, дорогой братец, и я бесконечно счастлив считать себя ее частью.

Акитада был тронут такими словами и ответил не менее учтиво и любезно, но ему почему-то припомнился сиротливый юноша — старший сын Тосикагэ. Мысли эти неизменно привели его вновь к неприятностям с кражей имперских ценностей, и он уж было хотел увести Тосикагэ куда-нибудь, чтобы обсудить этот вопрос, но тут дверь отворилась, и служанка Тамако принесла ужин.

Гэнба превзошел самого себя. Были здесь и тарелки с маринованными овощами, и мисочки прозрачного рыбного супа, целые горы лапши и ворох лепешек. Ко всем этим лакомствам прилагались вареный рис и овощи. В общем, ужин удался на славу, удовольствия продолжались. Правда, в конце концов Ёри устал и закапризничал. Женщины дружно поднялись, чтобы отвести его в постель.

Направляясь к двери, Акико замешкалась возле Акитады и сказала:

— Кстати, братец, помнишь ту фигурку плывущей богини, которая тебя так заинтересовала? Так вот, она опять уплыла, и Тосикагэ клянется, что ничего не знает об этом. Пусть он сам расскажет тебе, заставь его.

Акитада метнул вопросительный взгляд на Тосикагэ, и тот вмиг покраснел до корней волос. Дождавшись, когда женщины уйдут, Акитада спросил:

— Значит, вы узнали статуэтку? Тосикагэ всплеснул руками.

— Да я ее в глаза не видел! Памятуя ваши наставления просветить Акико насчет истории всех этих вешиц, я пошел в ее покои на следующий же день. Она рассказала мне про статуэтку, но, когда мы стали искать ее, выяснилось, что она пропала. — Он основательно приложился к своей чарке и вздохнул.

— И что же?

Тосикагэ принялся затравленно объяснять:

— Акико описала мне ее. У вашей сестры великолепная память. Судя по ее описанию, это та самая фигурка плывущей богини из имперского хранилища. Не думаю, что таких фигурок могло бы быть две. Но я клянусь вам, Акитада, что не приносил ее туда!

— Я-то вам верю, но это означает, что это сделал кто-то из ваших домочадцев.

— Это невозможно! Кто бы стал заниматься такими вещами? И с какой целью?

— А мне вот интересно, почему ее оставили в комнате Акико и где она сейчас.

— Да зачем ее вообще оставили?

— Возможно, чтобы предостеречь вас.

Тосикагэ окончательно пришел в недоумение.

— Предостеречь? От чего? Не понимаю! Акитада вздохнул и задумался. Немного помолчав, Тосикагэ сказал:

— Слава Богу, что ее не видел наш начальник. Помните тот его неприятный визит ко мне?

Акитада кивнул.

— А я-то собирался показать ему ширму в комнате Акико и сделал бы это, если бы вы не пришли навестить сестру. Можете себе вообразить, что было бы, если бы начальник увидел эту статуэтку?

— Да уж. Только вы, помнится, говорили, что начальник приходил, чтобы сделать вам выговор. В таком случае я не понимаю, как вы собирались развлекать его в сложившихся обстоятельствах?

— Ах вот вы о чем! Все было совсем иначе. Я похвастался ему ширмой за несколько дней до этого и пригласил его домой посмотреть. Честно говоря, в первый момент я даже подумал, что он за этим и пришел. — Тосикагэ несколько раз горестно вздохнул, качая головой. — И что бы все это могло значить? — недоуменно пробормотал он.

У Акитады в мозгу зашевелилась мысль. Только ею он вряд ли мог бы поделиться с Тосикагэ. И если он не ошибся, то правда окажется гораздо более жестоким ударом для его зятя, чем простое увольнение с работы. Гораздо более жестоким в сравнении с любыми, самыми скверными обстоятельствами.

ГЛАВА 10

ПОСЛЕДНИЙ ПУТЬ

Госпожа Сугавара скончалась на следующее утро.

Скорбное известие Акитаде принесла Тамако. Сам он, находясь в бывшем кабинете отца, вдалеке от женской половины дома, ничего не знал о случившемся. Проснувшись рано и осторожно выскользнув из постели, чтобы не разбудить жену, он сходил на кухню за жаровней и кипятком для чая и отправился в кабинет.

Комната по-прежнему угнетала его. Он зажег побольше свечей и масляных ламп — все, что смог найти, — но мрачноватая, неприятная атмосфера неизменно давила, нагоняя уныние. Разбирая свои вещи, он нашел старинную флейту, купленную у торговца древностями, и решил немного потешить себя игрой.

Поначалу игра не клеилась, но постепенно к нему вернулись старые навыки, и он так увлекся исполнением, что не заметил вошедшей Тамако. Она сразу же отстранила флейту от его губ.

— В чем дело? — недоуменно спросил он. — Разве я так уж плохо играл?

Тамако печально смотрела на него.

— Нет, Акитада. Но ты больше не должен играть. Матушка…

Он порывисто встал.

— Да что же это такое?! Даже в таких пустяках мне отказывают в собственном доме! Нет, это невыносимо, я больше не позволю ей диктовать мне, что можно, а чего нельзя!

Устремив на него скорбный взгляд, Тамако сказала со вздохом:

— Этого уже не случится. Твоя мать умерла. Акитада опешил. Умерла? Первое, что он испытал, — это чувство облегчения: наконец-то кончилось это долгое медленное умирание и наконец-то улетучится эта тягостная удушливая пелена, так давно окутывавшая весь дом. Но облегчение тут же уступило место стыду, а потом унынию. Вот странно, но событие, которого так долго ждали, теперь казалось внезапным, несвоевременным и слишком поспешным.

— Когда? — спросил он, чувствуя, как заколотилось сердце. Тамако коснулась его руки, он даже не сразу понял, откуда эта боль, потом увидел у себя в руке сломанную флейту — бамбуковая щепка поранила ему палец. Вскрикнув, Тамако забрала у него обломки и положила на стол. Вынимая занозу, она сообщила:

— Совсем недавно. Новое кровотечение. Оно случилось, когда твоя сестра кормила ее кашей. Я застала Ёсико всю перепачканную в крови и перепуганную до смерти. Я увела ее оттуда. Доктор уже приходил к твоей матушке, и мы все побывали у нее. — Тамако помолчала в нерешительности, потом спросила: — Хочешь зайти к ней сейчас?

Итак, Тамако припасла для него это жуткое зрелище — окровавленное мертвое тело его матери. Он с содроганием вспомнил ту ужасную сцену, когда мать проклинала его, как пылали ненавистью эти запавшие глаза на изможденном, искаженном лице, он словно наяву услышал этот хриплый голос, изрыгавший хулу и поношения в его адрес — изрыгавший до последнего момента, пока не захлебнулся в хлынувшей горлом крови.

Тамако осторожно погладила его по руке.

— Ну не надо, успокойся. Ты же знал, что это случится. Ну вот, время и пришло.

Акитада отвернулся, пытаясь укрыться от ее сочувственного взгляда. И как только она догадалась, что душу его сжигает ненависть к собственной матери? Гнев, сожаление, боль, чувство безнадежности, но более всего ненависть.

— Да, я знал, — проговорил он сухо и резко. — Я даже желал этого. Да, желал! Потому что она отравляла все, к чему прикасалась! Мою жизнь, жизнь Ёсико и Акико тоже! Она отравила бы жизнь и тебе, и нашему сыну! Я рад, что это все кончилось! — Он расхохотался. — Наконец-то кончилось! — Он повертел головой по сторонам, оглядывая кабинет отца, потом крикнул: — Они оба ушли! Ушли! Дом этот теперь наш! И наша жизнь принадлежит нам самим! Теперь наконец мы сможем обрести покой и счастье… — Он упал на подушку и закрыл лицо руками.

— Тише, Акитада! — Тамако опустилась возле него на колени и коснулась его руки. — Не надо кричать, а то слуги услышат. Пожалуйста, не надо! — Видя его мокрое от слез лицо, она обняла его и прижала к себе.

— Моя мать ненавидела меня так сильно, что умерла, не забрав обратно своих проклятий! — с трудом проговорил он, содрогаясь от рыданий в ее объятиях. — А чем я заслужил это? Скажи мне, что я такого сделал?

— Ш-ш… Тише! — Тамако гладила и баюкала его, как маленького ребенка. — Она просто не успела. Ей помешала смерть.

Постепенно он успокоился и, вытирая мокрое лицо рукавом, сказал:

— Наверное, мне следует пойти отдать дань уважения.

Акитаде много раз доводилось видеть смерть. Всякий раз такая встреча не бывала случайной, даже когда мертвец был ему незнаком. Но он никогда так не колебался и не содрогался, как сейчас перед дверью в матушкины покои. За свою жизнь ему приходилось много раз стоять перед этой дверью — всегда против своей воли, с острым желанием оказаться в этот момент где угодно, только не здесь. Но всякий раз эта встреча была неотвратима, потому что его там ждали. Тяжко вздохнув, он отворил дверь.

В комнате было гораздо светлее, чем при жизни матери. Многочисленные свечи освещали худую фигуру старой женщины и сидевших вокруг нее монахов. Она была обряжена в пышное, многоскладчатое кимоно белого шелка [16]. Кто-то (уж не Тамако ли?) отрезал ей длинные волосы, как монахине, — как символ душевного раскаяния, к которому госпожа Сугавара так и не пришла в жизни. От этого она выглядела моложе, и черты ее, казалось, обрели умиротворение.

Акитада усилием воли заставил себя посмотреть в это лицо, в котором прежде он видел лишь раздражение, неприязнь, гнев, безразличие, но только не любовь. Это лицо поразило его своей безмятежностью. Вот ведь какая ирония судьбы, подумал он: все, кто жил безупречно и кого он любил, почему-то умирали с искаженными чертами. Такие вот причуды позволяет себе смерть.

К вящему удовлетворению бубнящих монахов, он с поклоном опустился на колени и сколько подобает стоял в этой благоговейной позе, прежде чем подняться и уйти. Итак, его миссия была закончена.

Похоронные приготовления заняли несколько следующих дней. Акитада хлопотал, отбросив прочь горькие мысли о более спокойных временах. На доме вывесили ивовую табличку с «запретными иероглифами», воспрещающими посторонним вход в связи с трауром. Такие же таблички носили на груди все обитатели дома. Запрет этот, разумеется, не касался буддийских монахов, которые буквально наводнили дом, парализовав в нем всю жизнь, и собирались оставаться в нем даже после похорон. Но их вера в корне отличалась от той старой религии, которая питала отвращение к самому понятию смерти [17].

Заниматься любыми делами в этот период запрещалось, равно как и принимать посетителей. Зато Акитада получил множество посланий с выражением соболезнования от друзей и от тех, кто еще знавал его родителей. Одним словом, все шло как положено и как предполагалось, за исключением одного происшествия.

На следующий день после смерти матери к нему зашла Ёсико. Она выглядела все такой же бледной и хрупкой в своем грубом полотняном кимоно траурного белого цвета. Опустившись на колени возле его стола, она вздохнула и, потупившись, принялась разглядывать свои руки.

— Мне нужно кое-что тебе сказать, — наконец начала она. — Я долго думала, потому что боялась задеть тебя за живое. — Глаза ее вдруг стали совсем серьезными. — Ты же знаешь, Акитада, я ни за что на свете не хотела бы причинить тебе боль.

Сердце у Акитады екнуло. Он уже давно догадывался, что у сестры неприятности, и Тамако подтвердила его подозрения. Стараясь не показать виду и пряча свои опасения за улыбкой, он сказал с нежностью:

— Да, я знаю. Но ты не можешь рассказать мне ничего такого, что изменило бы мое отношение к тебе, сестричка. Так что давай говори!

Но она даже не улыбнулась в ответ, а только серьезно сказала:

— Боюсь, матушка умерла из-за меня.

Этот сухой, безразличный тон поразил Акитаду. Это было так не похоже на Ёсико, всегда отличавшуюся чувствительностью и мягким сердцем. В первый момент он решил, что ее присутствие во время последних мучительных схваток жизни со смертью, должно быть, несколько повредило ее рассудок. Он поспешил ее утешить:

— Ерунда! Она и так уже умирала. И ты никак не могла повлиять на то, что было неизбежным.

Но Ёсико упрямо покачала головой.

Акитада припомнил момент, когда он узнал печальную новость от Тамако, и пожалел, что не пошел посмотреть на мертвое тело матери сразу же. Кровотечение — так объяснила Тамако. Возможно, точно такое же, свидетелем какого он был однажды сам. Но тогда рядом с ним не было Ёсико. Он снова попытался убедить ее:

— Матушка умерла от кровотечения. И в чем же тут твоя вина?

— Ох, Акитада. ты даже не представляешь, что произошло! Я с ней поссорилась. Я знала, как она относится к тебе, и знала, что любой мельчайший повод может привести к последнему приступу, но я не могла больше молчать.

Уже догадываясь, каков будет ответ, он спросил:

— И что ты сказала?

— Я спросила ее, почему она отказывается видеть тебя, почему так плохо с тобой обращается после того, как ты в спешке проделал весь этот трудный путь, чтобы быть рядом с ней. Она очень рассердилась и сказала, что меня это не касается, но я не собиралась уступать. Я начала спорить с ней и обвинила ее в черствости по отношению к собственному сыну. Вот тогда-то она и начала кричать на меня.

вернуться

16

У буддистов траурный цвет — белый.

вернуться

17

Имеется в виду синтоизм — наиболее древняя из религий, распространенных в Японии: является исконно национальной.

Акитада поморщился. Выходит, матушкина ненависть к нему в конечном счете ее же саму и убила. Глядя в бледное, напряженное лицо Ёсико, он сказал:

— Перестань корить себя! Спасибо, что рассказала, но этого можно было и не делать. Я давно знал, что она не любит меня. И я был дураком, когда думал, что смертное ложе как-то изменит ее. А что касается ее материнских чувств, то я точно знаю, что ей никогда не было до меня дела. Об этом я догадался, видя, как она разочарована во мне. Точно так же, как мой отец. Мне вот только очень жаль, что по моей вине тебе достались такие страдания.

— Нет, ни в коем случае! — воскликнула Ёсико. — Это было совсем не так, и я пришла к тебе вовсе не за утешением! Да, я корю себя за то, что подтолкнула ее к смерти, но она и так уже умирала, и, может быть, это к лучшему, что она все-таки успела поговорить со мной. — Она замолчала, потом, с тревогой глядя на брата, прибавила: — Знаешь, мне кажется, она вообще не была твоей матерью.

Акитада был ошеломлен этими словами и, когда пришел в себя, сказал:

— Ты, должно быть, когда-то ослышалась. У моего отца никогда не было второй жены.

— Была! Просто мы не знали. Я думаю, твоя настоящая мать умерла при твоем рождении, и тебя воспитала наша матушка. И я думаю, она так и не смогла простить тебе того, что ты был сыном другой женщины.

Акитада рассеянно моргал. У него было впечатление, будто он бредет в густом тумане. Он даже снова было подумал, не сошла ли Ёсико с ума от напряжения последних дней. Но она выглядела вполне спокойно, только нервно теребила себя за руки. Тогда он спросил:

— Что навело тебя на такие мысли?

Она чуть подалась вперед, лицо ее было напряжено, а голос дрожал:

— Матушка сама сказала мне это. Только очень многословно. В сущности, она прокричала мне это в ярости! Это было просто ужасно, но если хорошенько подумать, то это объясняет многое! С тех пор я об этом только и думала. Ты вспомни ее вечное отчуждение, многие годы она держала это в себе в страхе перед отцом. А когда отец умер, она продолжала молчать, потому что ты был наследником и мог выдворить ее из дома, если бы узнал. Нет, возможно, она понимала, что совсем ты от нее не откажешься, а например, отселишь ее куда-нибудь, а такая мысль ей была невыносима. Только сейчас, умирая и видя в доме твою жену и маленького наследника, она поняла, что молчать больше нет смысла. Вся ненависть, злоба и ревность, накопившиеся почти за сорок лет, сознание того, что отец предпочел ей твою мать и что та родила ему сына в то время, как у нее не было детей, пока не родились мы с Акико, — все это разом выплеснулось наружу. Она бушевала до тех пор, пока кровь не пошла у нее горлом, а потом наступила смерть. Это было ужасно! — Выдохнув весь этот словесный пар, Ёсико умолкла и теперь жалобно смотрела на брата.

Акитада был не в себе.

— Что именно она сказала? — возбужденно насел он на сестру. — Какие именно слова произнесла?

Закрыв глаза, Ёсико начала вспоминать,

— Она сказала: «Он не мой сын!» А потом: «Она была жалкая, никчемная дрянь! И что только он в ней нашел?!» И еще она сказала: «Он оскорбил меня и мою семью, приведя в мой дом ее ребенка, чтобы вырастить его как наследника всем на смех и на горе мне!» — Ёсико открыла глаза. — И еще много-много злых слов сказала она о той женщине.

Акитада, потрясенный чудовищным открытием, молчал, начисто утратив дар речи. Поднявшись, он подошел к двери на веранду, открыл ее и вышел. Он рассеянно смотрел на пруд, где несколько опавших мертвых листочков кружились на поверхности, словно золотистые и алые рыбки. Наверное, вот так же стоял тут много раз его отец. О чем он думал? Он вдруг ощутил, насколько сильна и неразрывна, оказывается, была его связь с отцом. Сейчас ему казалось, что где-то в глубине души он всегда знал правду, которую только что услышал. «Истина внутри!» Эти слова он некогда прочел где-то, но где именно, не мог сейчас припомнить.

Сестра сидела, горестно заломив руки на коленях. Она долго с тревогой наблюдала за ним, потом кротко прошептала:

— Прости, Акитада! Я не хотела причинить тебе боль. А между тем Акитада думал о любви своего отца к какой-то женщине, которая была его матерью. Он был потрясен.

— Ты вовсе не причинила мне боли, — удивленно сказал он. — Напротив, для меня это большое облегчение. Только теперь отцовская неприязнь ко мне кажется еще более странной.

— Об этом я тоже думала, — поспешила сказать сестра. — Мне кажется, он из-за матушки притворялся, что не любит тебя.

Во взгляде Акитады читалось откровенное недоумение. К этой мысли ему предстояло еще привыкнуть. Ведь не так-то просто в один момент отделаться от почти сорокалетней обиды на собственного отца. Сколько горьких воспоминаний ждет теперь нового объяснения! И сделать это будет непросто. Тяжко вздохнув, он сказал:

— По крайней мере выяснить правду не составит труда.

— Значит, ты не сердишься на меня?

— Конечно, нет. И перестань переживать из-за того, что подтолкнула… матушку к смерти. Ее могло вызвать любое, самое малейшее огорчение. Это было неизбежно. — Наблюдая за встающей Ёсико, за ее хрупкой, жалкой фигуркой в простеньком кимоно, он выдавил из себя улыбку. — Я так понимаю, мне придется ждать еще сорок девять дней, прежде чем я увижу тебя в очаровательном новом наряде.

— Сорок девять дней? Но как же так? Траур по родителям длится целый год!

— Нет, Ёсико. Как глава семьи я постановляю, что мы будем носить траур до окончания поминальной сорокадевятидневной службы. Потом весь траур отменяется. Так что бери в руки иголку и за работу!

Она было открыла рот, чтобы возразить, потом улыбнулась.

— Хорошо, братец. Как скажешь.

Когда она ушла, Акитада взялся наводить порядок в своих чувствах. В целом он испытывал огромное облегчение от того, что оказался ребенком другой женщины, хотя пока и таинственной для него. Ведь одно дело, когда тебя ненавидит собственная мать, и совсем другое — когда мачеха. Ревность женщины к сопернице может стать причиной ее ненависти к ребенку той женщины.

Теперь ему было любопытно узнать про эту давно умершую молодую женщину, снискавшую столь сильную ненависть со стороны соперницы и столь сильную любовь со стороны его отца. Ведь если тот не любил бы ее, то, конечно же, женщина, которую Акитада всегда считал своей матерью, не стала бы испытывать к ее сыну столь яростной и долгой ненависти. Теперь ему стали понятны все ее недовольства мужем, ее вечные жалобы на его политическую и финансовую несостоятельность и частые упоминания о том, что она вышла за человека недостойного и неравного ей по положению. Постепенно суровый, безжалостный образ отца, сохранившийся в его памяти, начал приобретать более мягкие, почти человеческие черты.

Он все еще копался в этих взаимоотношениях, когда дверь тихонько приоткрылась и вошел Сэймэй с очередным присланным соболезнованием.

Сэймэй! Теперь Акитада взглянул на старика по-новому. Даже не заглянув в послание, он сурово сказал:

— Пожалуйста, сядь! Удивленный Сэймэй повиновался.

— Только что я узнал поразительную новость и думаю, что ты должен был знать об этом все эти долгие годы.

У старика был недоуменный вид.

— О чем именно, господин?

— Женщина, называвшая себя все эти годы моей матерью, кажется, решила перед смертью облегчить душу и сообщила моей сестре, что я — сын другой женщины.

Сэймэй слегка побледнел, но и глазом не моргнул.

— Это правда, господин, — сказал он. — Госпожа Сугавара не была вашей матерью. Я только сожалею, что сам не успел вам рассказать.

Потрясенный Акитада смотрел на него. Как мог старик все это время хранить такое спокойствие? Горечь и обида зашевелились у него в душе.

— Так почему же ты не рассказал?

— Я был связан обещанием вашему достопочтенному отцу, но готов был уже сделать это теперь, когда госпожа Сугавара покинула этот печальный мир.

Акитаду терзало смутное чувство недоверия. Тот Сэймэй, что сидел сейчас перед ним, был какой-то чужой — не тот добрый друг, которому он доверял с детства, которому поверял всю свою боль и обиды на родителей и которого любил как родного отца. Этот человек, оказывается, долгие годы таил от него секрет, зная который он избавился бы от лишней душевной боли! Как мог он так поступить?!

Сэймэй по-прежнему не отводил глаз в сторону, но теперь в них стояли слезы.

— Я же дал слово, господин, — напомнил он.

Слово! Он, видите ли, дал слово! Да разве может данное кому-то там слово быть важнее горя ребенка? Или важнее страданий взрослого человека, терзаемого муками совести и бесконечных сомнений? Ведь еще вчера Акитада так мучительно переживал, размышляя над своими отношениями с неродной, как выяснилось, матерью!

— Я обещал вашему отцу хранить молчание, потому что мы боялись за вашу жизнь, — осторожно сказал Сэймэй.

— О чем это ты?

Сэймэй вздрогнул от такого резкого тона.

— Госпожа Сугавара всегда надеялась родить собственного сына. Потом в какой-то момент она была уверена, что ждет ребенка, и задумала устроить вам несчастный случай. Ваш отец вовремя раскрыл ее замысел и отослал вас подальше.

Все эти годы Акитада был уверен, что отец выдворил его из дома из-за сильной ненависти, не позволявшей ему больше терпеть рядом с собой сына. Сейчас он был глубоко потрясен и тронут тем, что отец, оказывается, так серьезно переживал за него. Он смотрел на Сэймэя, но навернувшиеся слезы затуманили взор, и ему пришлось отвернуться, чтобы взять себя в руки. Эти новые подробности подталкивали к новым вопросам. Совладав с собой, он спросил:

— Если он раскрыл такой преступный замысел жены, то почему не развелся с ней?

— Он тоже думал, что она ждет ребенка. К тому времени, когда стало очевидным обратное, вы уже благополучно прижились в доме Хираты и отказывались возвращаться домой.

Да, это была правда. Его учитель, университетский профессор, взял его жить к себе домой. Хирата и его дочь Тамако, теперь жена Акитады, приняли его в своем доме с таким радушием и теплом, что он вмиг забыл обо всех размолвках с отцом.

— Но почему же ты молчал уже после смерти отца? — спросил Акитада. — И почему отец не оставил для меня письма?

— Ваш отец еще раз попросил меня хранить молчание, уже будучи на смертном одре. Уж не знаю, боялся ли он за вас или сделал это ради госпожи Сугавара и ваших сестер. Но мне оставалось только пообещать, что я сделаю, как он просит. — Сэймэй тихо произнес слова, прозвучавшие много лет назад: — «Прежде всего будь верен своему хозяину и держи свое обещание ради него».

Акитада закрыл глаза. Проклятый Конфуций! Все вопросы к нему, подумал он.

— Вы же не хотели бы, чтобы я нарушил свое слово, господин? Разве не так?

Акитада увидел, как слезы катились по морщинистым щекам старика, теряясь в жиденькой бородке.

— Нет, не хотел бы, — со вздохом сказал он. — Расскажи мне о моей матери!

— Ее звали Садако. Она была единственным ребенком Тамба Тосукэ, одного из служащих вашего отца. Семья их была родом из провинции, очень бедная, но уважаемая. После смерти жены Тамба Тосукэ принял внезапное решение стать буддийским монахом, не подумав при этом о дальнейшей судьбе дочери. Люди сочли этот его шаг проявлением крайней набожности, но ваш отец рассердился и взял на себя заботу о ее содержании. Потом он влюбился и женился на ней, несмотря на то что был помолвлен с ныне покойной госпожой Сугавара и готовился к свадьбе. Ваша мать умерла при вашем рождении, господин, и тогда отец принес вас в этот дом, чтобы вас воспитала госпожа Сугавара. Он надеялся, что она станет вам матерью. — Сэймэй помолчал, потом прибавил неуверенно: — Только госпожа выросла в совершенно других условиях, нежели ваша бедная матушка.

Уж это Акитада хорошо знал. Конечно, она презирала ребенка, рожденного женщиной из более низкого сословия, ребенка обогнавшей ее соперницы. Всю жизнь она только и делала, что напоминала окружающим о своей богатой родословной.

Ему вдруг пришла в голову неприятная мысль. А что, если она передала часть своих черт Акико? Разве Акико не желает избавиться от сыновей, рожденных ее супругом в первом браке? Он вдруг понял, что, оказывается, совсем не доверяет сестре. Впрочем, Акико была всего лишь испорченная девушка, но не злая. Она могла быть эгоистичной и легкомысленной, но не жестокой. И тем не менее она, похоже, уже принесла неприятности в дом Тосикагэ. А ему все-таки следовало как-то вмешаться и попытаться воспрепятствовать этому! Вот, пожалуй, и еще одна из частей «наследства», взваленного на него мачехой. Он с горечью думал сейчас о том, что ему предстояло возглавить печальную похоронную церемонию. Какая ирония судьбы! Теперь он, как и Сэймэй, был повязан нерушимыми узами обязательства выполнить последнюю волю усопшей.

Похороны начались с наступлением темноты. Длинная процессия шествовала к месту кремации. Впереди шли факелоносцы и монахи, распевающие буддийские мантры. Тело госпожи Сугавара, обмытое и завернутое в белые полотняные простыни, пропитанные благовониями, покоилось в запряженной быком повозке за задернутыми занавесками, сделанными из ее богато расшитых придворных нарядов. За повозкой шел Сэймэй со священным светильником, а за ним Сабуро с курильницей, источавшей клубы благовонного дыма. За ними следовали остальные, первым — Акитада, потом Тора с Ёри на руках и Тосикагэ. За ними — три женщины в наемных носилках. За женщинами шли слуги и друзья семьи Сугавара. Длинной цепью эта процессия в полном молчании, если не считать распевающих монахов, медленно двигалась по пустынным улицам столицы.

Место кремации располагалось за чертой города. Там уже был приготовлен погребальный костер, вокруг него рассыпан белый песок и сооружены временные шатры для участников траурной церемонии.

Акитада занял свое место среди мужчин и приготовился к долгому ночному бдению. Ясное небо было усыпано звездами, и стоял чудовищный холод. Он распорядился насчет жаровен в шатрах, но толку от них почти не было. Он беспокойно поглядывал на сына, сидевшего рядом. Розовощекое личико малыша, укутанного в многочисленные ватные одежки, казалось до смешного крошечным. Акитада распорядился, чтобы его сестры и слуги накинули особые полотняные рубища поверх обычной одежды. Сам же он, Тамако и Ёри были облачены в темные шелковые кимоно — этим жестом он хотел подчеркнуть, что не состоит в кровном родстве с усопшей женщиной. Поскольку оба вида одежды считались траурными, посторонние вряд ли поняли бы разницу. Или же они приписали бы такой выбор его главенствующему положению в семье.

С его стороны это был маленький акт неповиновения, в противном случае Акитада оплакивал бы госпожу Сугавара со всеми подобающими почестями и расходами, как единственный сын.

Он видел, как возбужденно горели глазки Ёри, когда тот наблюдал за пляшущим пламенем погребального костра, зажженного одним из монахов. В положенный момент Акитада поднялся и положил в костер любимые вещицы госпожи Сугавара изящные шкатулочки, резные четки, цитру и писчие принадлежности. Все эти предметы должны были стать платой за вход в другой мир.

Монахи возобновили пение, пламя поднималось все выше, потрескивая и вознося в ночное небо длинные столбы черного дыма, постепенно заслонившего звезды. Костер этот был символом пустоты, ибо жизнь является не чем иным, как тоненькой струйкой темного дыма, теряющегося в ночи.

Спустя некоторое время Ёри уснул, и отец заботливо накрыл его своей рукой. В женском шатре кто-то громко всхлипывал. «Акико, кто же еще?» — язвительно подумал Акитада. Она всегда хорошо умела делать на людях то, чего от нее ждали. Тосикагэ беспокойно поглядывал на женский шатер, и Акитада уже не в первый раз поймал себя на мысли о том, как Акико повезло с мужем.

Конечно, неприятности Тосикагэ повлияли на нее, и, если подозрения Акитады были верны, сама Акико и была их причиной. Но он в любом случае считал своим долгом помочь Тосикагэ. Только вот эта смерть все усложнила. Теперь все они будут стеснены в передвижениях в течение ближайших семи дней. По сути дела, привязаны к дому. Но даже и после этого Акитаде с сестрами придется соблюдать многочисленные ограничения в течение еще шести недель, пока не пройдет церемония сорок девятого дня и душа усопшей не покинет этот мир.

Зато в ближайшее время его уж точно не призовут ко двору. Правда, положение Тосикагэ, как ни крути, требует разрешения. Теперь им уже совершенно точно известно, что его начальник вознамерился провести служебное расследование. Сейчас опасен каждый день бездействия. Акитада не мог не думать об этом, пока медленно тянулись часы.

Пламя ослабло, и в него подкинули новых дров. В воздухе стоял запах дыма, благовоний и горелой плоти.

Тора осторожно понес уснувшего ребенка к матери. Когда он ушел, Тосикагэ прошептал:

— Как вы думаете, женщинам там не холодно? Акитада посмотрел на небо.

— Скоро рассветет, — тихо проговорил он. — Пойдемте потом ко мне домой погреемся.

Тосикагэ благодарно кивнул.

Акитада подумал о том, с какой легкостью эти слова «ко мне домой» слетели с его уст. Теперь это и впрямь был его дом, больше уже не отравляемый воспоминаниями о родительской неприязни. Перед его мысленным взором возникло суровое лицо отца, так пугавшее его в детстве и оказавшееся всего лишь маской, которую он натягивал в угоду ревнивой жене, чтобы заставить ее думать, что он вовсе не любит своего сына, а только терпит его присутствие в доме. А еще он теперь думал о молодой женщине, которая была его настоящей матерью. Какая короткая ей выпала жизнь! Любила ли она отца? И как сложилась бы его жизнь, если бы смерть не настигла ее так скоро? В глубине души он точно знал, что родная мать обязательно любила бы его.

С первыми лучами рассвета монахи прекратили пение. Они принялись заливать водой остатки костра, потом окропили пепелище рисовым вином. Позже им предстояло собрать останки и поместить их рядом с его отцом. Интересно, где покоится его настоящая мать, подумал Акитада. Участники погребального ритуала поднимались на ноги, носильщики побежали готовить паланкины для женщин. Ёри, так и не просыпавшийся, конечно, поехал с Тамако, но Акитада с Тосикагэ пошли обратно бок о бок пешком.

На обратном пути они остановились у одного из городских каналов совершить ритуальное очистительное омовение. Ледяная вода обжигала.

— Достойные похороны, — сказал Тосикагэ, пряча мокрые руки в просторные рукава кимоно.

— Да. Все прошло как подобает, — ответил Акитада.

Пустые слова, какие обычно произносят, когда нечего сказать. Разумеется, Тосикагэ лучше других знал, что госпожу Сугавара с неподдельной искренностью оплакивают все, включая его собственную жену Акико.

Впрочем, «скорбь» не помешала Акико прочесть стихотворные строки по поводу печального события чуть позже, когда они все собрались за поминальной трапезой. Грустно вздыхая, она поведала о пустоте и тщетности бытия, являющегося не чем иным, как «бесконечной чередой ночных грез», за которыми открывается «последний мрачный путь» к смерти. В перерывах между этими вдохновенными речами Акико, разумеется, не забывала как следует подкрепиться и приложиться к чарочке с горячим саке.

Тосикагэ благодушно любовался ею, утверждая, что теперь благодаря трауру он сможет чаще видеться с обожаемой супругой.

— На работе меня не ждут, — сказал он и с ноткой отеческой гордости прибавил: — Такэнори вполне способен заменить меня на ближайшей неделе. В эти трудные дни он стал мне поистине крепкой опорой.

В тот же день Акитада отправился побеседовать с Такэнори. Было начало дня, и поспать ему довелось всего несколько часов. Погода стояла все такая же ветреная, зато сияло яркое солнце, прогревавшее все вокруг. Облачился он в однотонное серое кимоно и черную шапку-эбоси, ношение которой не возбранялось при трауре — разве что к ней была прикреплена специальная деревянная табличка, служившая знаком ограничения общения.

Такая же табличка висела и на воротах дома — мрачное напоминание о смерти, повергавшее в уныние перед и без того нелегким делом. Сейчас многое — да нет, пожалуй, все — зависело от сына Тосикагэ, а ведь их предыдущая встреча не вселила в него спокойствия.

В императорском городе вовсю кипела жизнь: чиновники, посыльные и нарочные с документами носились туда-сюда; имперская стража торжественно вышагивала перед воротами и занималась муштрой на площади перед казармами. Насчет действенности такой армии у Акитады имелись глубокие сомнения. Эта профессия с некоторых пор возымела успех у сынков мелкой и провинциальной знати, желавшей во что бы то ни стало пропихнуть своих отпрысков ко двору.

Хранилище дворцовых ценностей располагалось в огромном здании чуть севернее резиденции императора. Вход охранялся двумя молодцеватыми стражниками, которые, смерив пристальным взглядом Акитаду с его траурной табличкой и знаками различия на шапке, пропустили его внутрь.

Акитада был не готов к каким бы то ни было вопросам в свой адрес, поэтому испытал облегчение, когда отыскал вывеску с именем Тосикагэ на одной из ближайших дверей. Постучавшись, он услышал из-за двери молодой голос и вошел, закрыв за собой дверь.

Такэнори сидел за рабочим столом отца и делал какие-то записи. Увидев, кто к нему пришел, он замер с кистью в руке и едва ли не отвисшей челюстью.

— Здравствуйте, Такэнори, — любезно проговорил Акитада, усаживаясь напротив юноши.

Такэнори опустил кисть в воду и поднялся на ноги, чтобы раскланяться.

— Здравствуйте, господин, — с благоговением выдохнул он. Даже уже выпрямившись, он все еще выглядел крайне смущенным. — Э-э… Позвольте выразить вам мои соболезнования, — запинаясь, пробормотал он и тут же, нарушая все условности, выпалил: — Но похороны вашей достопочтенной матушки состоялись только вчера, мой отец по этой причине остался дома. Как же это вы сами выбрались сюда? — Он умолк и вдруг со страхом на лице и в голосе воскликнул: — Что-то произошло! Что-то с отцом? Он занедужил?

С облегчением Акитада отметил про себя, что парень явно беспокоился об отце. Что-то начинало проясняться.

— Нет-нет, ничего такого не произошло, — сказал он. — Вы, пожалуйста, садитесь. Просто я хотел поговорить с вами в отсутствие вашего отца, вот и все.

Такэнори медленно опустился на подушку. По его нахмуренным бровям Акитада понял, что к нему вернулась прежняя антипатия. Его, конечно, раздирало любопытство, что это за важная вещь такая заставила Акитаду нарушить общепринятые нормы траурного приличия и так поспешно явиться сюда, чтобы переговорить с ним лично.

Акитада улыбнулся:

— Хотя мы с вашим батюшкой знакомы совсем недавно, я уже успел почувствовать к нему огромную симпатию.

Такэнори с трудом скрывал неприязнь. Он явно не верил Акитаде, но ответил весьма учтиво:

— Благодарю вас, господин. Вы оказываете нам великую честь.

— По этой вот самой причине я как раз очень обеспокоен этими пропавшими ценностями. Полагаю, вы осознаете всю серьезность положения вашего отца. Если его признают виновным в этой краже, то он вместе со всем своим семейством должен будет отправиться в ссылку в какое-нибудь отдаленное и малоприятное место в глухой провинции.

Такэнори покраснел.

— Мой отец ни в чем не виноват, и он это докажет!

— Более того, — продолжал Акитада, будто бы и не слышал его слов, — имущество его будет конфисковано, и вы все, включая вас и вашего брата, останетесь нищими.

Такэнори притих, только все время сжимал и разжимал пальцы, неотрывно глядя на Акитаду. Вдруг он хрипло и резко спросил:

— Так вы пришли сюда сообщить мне, что намерены забрать вашу сестру обратно в вашу семью, потому что боитесь за ее будущее?

Акитада высокомерно изогнул брови.

— То, что вы сейчас сказали, прозвучало не только грубо, но и глупо. Если бы я и стал обсуждать подобное, то не с вами, а с вашим отцом.

Но Такэнори продолжал изображать негодование.

— Хорошо, если вы не насчет брачной размолвки, то в таком случае я не понимаю, какая еще срочная причина могла бы выгнать вас из дома в момент официального траура. Что еще, простите за непонимание, могли бы вы обсуждать со мной?

Глядя искоса и свысока на своего собеседника, Акитада приступил к делу:

— Ну вот что, Такэнори, мы-то с вами оба знаем, кто взял пропавшие ценности. Разве нет?

Такэнори не отрываясь смотрел на Акитаду и постепенно бледнел.

— Что-о… вы хотите этим сказать?

— Так где же они? В вашей комнате в доме отца или где-нибудь в этом здании?

— Но почему вы обвиняете меня? Их мог украсть кто угодно!

Акитада заметил, что до сих пор молодой человек старательно избегал прямого отрицания, поэтому решил надавить посильнее:

— А вот и нет. Кто угодно не мог. Только вы и ваш отец могли вынести их отсюда и принести домой. Я сам видел статуэтку из списка в комнате Акико. Никто из ваших домочадцев не имеет доступа к ценностям, и никто из здешних служащих не имеет доступа в комнату моей сестры. Я уже говорил, что начал питать к вашему отцу огромную симпатию. Он не способен ни на кражу, ни на ложь. А вот вы для меня человек совершенно незнакомый.

Такэнори то краснел, то бледнел. Не спуская с него глаз и скрестив на груди руки, Акитада задумчиво продолжал:

— В последнее время я много думал о вас, пытаясь понять, что вы за человек. Алчны ли вы до денег и власти? Или вы так обижены на отца, что готовы принести в жертву и себя, и всю свою семью, лишь бы наказать его за то, что он почти забыл о вас с братом ради ребенка, которого носит под сердцем моя сестра? Или, быть может, вы забавляетесь какими-то детскими играми в надежде расстроить брак вашего отца с моей сестрой?

Такэнори покраснел до корней волос и закусил губу.

— Ага! Значит, последнее. Я так и думал. Только знаете, молодой человек, у вас ничего не получится. Вы играете с огнем. Недавно вы вознамерились спровоцировать скандальную сцену между вашим отцом и его начальником, подсунув в комнату моей сестры императорскую статуэтку, когда думали, что отец пригласит своего начальника в ее покои полюбоваться новой ширмой. Не загляни я к вам случайно в тот день, беда произошла бы неминуемо. Вашего отца арестовали бы. И как же вы тогда надеялись вызволить его из ловушки, которую сами подстроили?

— Они не посмели бы арестовать его! — воскликнул Такэнори. — Он богатый человек, и ему незачем красть. Просто списали бы на халатность, как обычно. А вот вы обязательно узнали бы и сочли его виновным. И тогда она оставила бы моего отца!

— Понятно. Только скажите, откуда у вас такая неприязнь к моей сестре?

Такэнори отвел глаза в сторону.

— Я уже несколько лет служу секретарем у отца и видел, как заключался этот брак. Мы с братом подпоили свата, и он рассказал нам все. Ваша сестра вышла за моего отца только ради денег. И она, и ваша мать были вполне откровенны относительно этого во время свадебных переговоров. — Он бросил на Акитаду полный горечи взгляд. — До неприличия откровенны, скажу я вам.

Акитада поморщился. В словах этих, конечно, была доля правды.

— А ваш отец это понимает?

Такэнори снова покраснел.

— Разумеется, нет. Мы бы никогда не стали посвящать его в такое. Мы с братом пытались отговорить отца от этой женитьбы, убеждали его расстроить помолвку, но он отказался. А когда брат стал слишком сильно настаивать, отец рассердился и прогнал его. — Такэнори сжал кулаки и с горечью прибавил: — Отправил родного сына на верную смерть. И я точно знаю, что на эту мысль его навела ваша сестра, потому что мы стояли на пути у ее будущего ребенка. Когда я увидел, как обошлись с братом, я принял решение уйти в монахи. В монастыре хотя бы не так опасно, как на войне. — Он опустил голову и закрыл лицо руками.

Акитада на своем опыте хорошо знал, что такое родительская нелюбовь.

— Ну а на самом деле вас, конечно, не манит монашеская жизнь. Я правильно понимаю? — осторожно спросил он.

Ответа не последовало. Вздохнув, Акитада продолжал:

— У моей сестры есть недостатки, но она не имеет никакого отношения к решению вашего брата. Как и ваш отец. Он сам рассказывал мне, как пытался отговорить Тадаминэ. Похоже, что ваш брат, так же как и вы, по горячности горазд рубить сплеча, только в отличие от вас ему нравится воинское дело. Поскольку вы с вашим братом, к сожалению, так резко в одночасье изменили свою жизнь, Акико вообразила, что ее будущий ребенок станет законным наследником вашего отца. Понятное дело, у нее может родиться и девочка, но ведь потом появятся другие дети. И все же в том, что дети моей сестры унаследуют все состояние, будет только ваша с братом вина, и ничья другая. Я советую вам пересмотреть свои планы на жизнь и убедить брата вернуться. Своему увлечению военной выправкой он вполне может найти применение здесь, в императорском дворце.

Такэнори убрал руки от лица и удивленно уставился на Акитаду.

— Н-но… я думал… что вы с сестрой заодно!.. — смущенно пробормотал он. — И знаете, в брачном договоре ее права оговорены специальным образом.

— Про этот договор мне известно все. Я сам подписывал его и сам обеспечивал приданое сестре. Хотя к его условиям я не имею никакого отношения. Моя покойная… мать проявляла недюжинную искушенность в делах, когда речь шла о благополучии ее дочери. Я могу не одобрить всего, что произошло здесь в мое отсутствие, но я твердо убежден, что Акико и ее будущий ребенок никоим образом не должны пострадать, случись что-нибудь с вашим отцом. Впрочем, это вовсе не означает, что кто-то желает оставить вас и вашего брата без наследства.

Такэнори выглядел теперь совершенно потерянным и, похоже, пока еще не верил в собственное счастье. Акитада поднялся.

— Мне пора. Сюда может кто-нибудь войти, и я бы не хотел пускаться в объяснения. Ваш план был чудовищно безответственным и крайне опасным. Впрочем, я верю, что вы никогда не зашли бы так далеко, чтобы довести до ареста вашего отца.

— Нет-нет! Конечно, такого я бы не допустил — признался бы тогда во всем немедленно!

— Что бы вы там ни думали, но ваш отец любит обоих своих сыновей и очень гордится вами и Тадаминэ. Для него было бы большим ударом узнать, что вы сделали. Поэтому я и пришел поговорить с вами в его отсутствие. Вы, конечно же, сохраните наш разговор в тайне и незамедлительно вернете исчезнувшие предметы на свои места. Придумайте какое-нибудь разумное объяснение тому, куда и почему они могли случайно запропаститься.

Такэнори торопливо поднялся на ноги и смущенно залопотал:

— Да, да, конечно! Прямо сейчас. Я… так сожалею обо всем этом!.. А вы были так добры…

Но Акитада уже выскользнул за дверь.

На улице по-прежнему ярко светило солнце — так ярко, что он даже зажмурился. Сегодняшний день больше уже не казался ему грустным. Если жизнь и была всего лишь темной дорогой к смерти, то и в ней все равно была польза — по крайней мере она простирала руку помощи еще одному путнику. Ну а главное — прошлое преподало ему уроки, которые обязательно осветят путь в будущее.

ГЛАВА 11

ГОСПОЖА ВИШНЕВЫЙ ЦВЕТ

Только через неделю Тора с Гэнбой сумели найти время, чтобы выбраться в город. Стоял последний месяц года, и погода отнюдь не радовала теплом. А дел в доме нашлось множество, и самыми насущными из них были ремонтные работы, хотя даже Акитада понимал, насколько неуместны звуки молотка и пилы в доме с траурной табличкой на воротах.

И вот наконец дружная парочка отправилась в город, держа путь в его южную часть. День начинал клониться к закату. Холодные серые тучи заволокли небо, грозя разразиться снегопадом. В стеганых ватных кимоно и сапогах на подкладке они бодро шагали в сторону набережной, мечтая поскорее отведать ночной жизни.

Они шли через жилые кварталы, где вдоль тихих пустынных улиц тянулись беленые стены, скрывавшие за собой низенькие приземистые постройки и разросшиеся вширь сады. Лишь иногда им встречался какой-нибудь слуга, метущий землю перед солидными воротами, или одинокий паланкин со спешащим по делам седоком.

Чем дальше они углублялись на юг, тем больше менялся характер окрестностей. Домишки здесь были победнее и теснились друг к другу, едва не соприкасаясь крышами; и вместо пышных густых садов теперь встречались только жалкие кучки деревьев, сиротливо цеплявшихся за свинцовое небо своими костлявыми руками-ветками. Жили здесь преимущественно торговцы. Дома служили им и рабочим местом, и кровом для сразу нескольких поколений семьи. Дворы их мели жены или кухарки, а из прохожих чаше всего встречались покупатели или приказчики, шныряющие из двери в дверь.

Гэнба, как всегда, привлекал к себе восхищенные взгляды. Да и как не заметить такого великана, статью и мощью скорее походившего на шагающее дерево, нежели на человека? По походке в нем легко можно было узнать борца, а борцы везде в почете. Поэтому неудивительно, что люди, завидев его, останавливались и восхищенно глазели ему вслед.

А он, добродушный и счастливый, как ребенок, которого вывели на прогулку, улыбался им в ответ и время от времени напоминал Торе:

— По-моему, близится час ужина, а?

— Рановато еще для ужина, — отвечал ему Тора, пребывавший в не менее бодром расположении духа, чем его спутник. — Давай-ка лучше подадимся в веселый квартал. Может, девчонок каких встретим?

— Да какие девчонки в такой холод? Жди, выйдут они тебе на улицу! — уверенно возразил Гэнба. — Люди сейчас стараются забиться под крышу и набить себе пузо чем-нибудь горяченьким. — Он смерил Тору испытующим взглядом и прибавил: — Тогда уж лучше в какой-нибудь чайный дом. И девчонки твои уж точно все будут там в такую-то погоду.

Тора призадумался.

Они добрались до веселого квартала, но, как и предсказывал Гэнба, здесь оказалось пустынно — лишь изредка пробегал одинокий прохожий, а женщин и подавно не было видно. Бедняга Тора заглядывал в каждое окно, но все они были затянуты бумажными ширмами или занавесками.

Тогда он предложил зайти куда-нибудь выпить по чарке вина, но у Гэнбы на этот счет имелись более основательные мысли.

— Хозяин хотел, чтобы мы разузнали про актеров. Так пойдем туда, где актеры едят! — предложил он.

Для этого им пришлось распрощаться с уютными улочками веселого квартала и выйти на ветреную набережную. Шквалы холодного северного ветра едва не сбивали с ног. Река Камо, покрытая рябью, шевелилась, словно живая.

— Тьфу ты! Ну и погодка! — пожаловался Тора, всматриваясь вперед.

На здешних улочках обитали рыбаки, но постепенно их тесные хибары начали сменяться длинными рядами лавок и харчевен, тянувшихся вдоль реки. По сути дела, это была восточная оконечность города, и здесь Тора с Гэнбой надеялись разведать что-нибудь о бродячей труппе под руководством Уэмона.

Тора готов был заглядывать в каждое встречное заведение, но Гэнба упрямо топал по направлению к довольно большому зданию, высившемуся посреди квартала. На его низенькой двери висела вывеска с названием «Приют речных дев», и, судя по всему, заведение это процветало. Из-за двери и окон слышался басистый гул голосов. Почуяв ароматы рыбной кухни, Гэнба зашевелил ноздрями, причмокивая губами в предвкушении.

В тускло освещенном зале их прихода никто не заметил. Многочисленные столы и деревянные скамьи были расставлены здесь для удобства путешественников и тех, кто забежал перекусить наспех. Но пожалуй, главной причиной этого практического решения был чудовищно грязный пол. Посреди зала между столов и скамей располагалась кухня. Здесь над огнем было подвешено несколько громадных котлов, за которыми приглядывал раздетый по пояс мускулистый здоровяк с лоснящимися от пота лицом и грудью и повязкой на лбу. Время от времени он прекращал помешивать свое варево, чтобы наполнить черпаком очередную миску, протянутую ему кем-нибудь из подавальщиков. Гости шумели, то и дело отвешивая в адрес повара грубые мужские шутки.

Тора первым делом начал озираться в поисках женщин, но Гэнбу интересовали совсем другие вещи. Благодушно улыбаясь, он схватил Тору за локоть и потянул его к одному из столов поближе к котлам. Там он опустился на скамью рядом с каким-то стариком, угрюмо разглядывавшим содержимое своей чарки.

— Не возражаешь, братец, если с тобой посидят два усохших от жажды человека? — спросил Гэнба на местном наречии.

Глядя на грязную одежду и небритый подбородок старика. Тора сразу смекнул, что это не иначе как местный пьяница.

Тот поднял на незнакомцев затуманенный взор.

— А чего возражать? — проговорил он скрипучим голосом, с трудом выговаривая слова. — Пить в одиночку грустно, а грусть губит здоровье. Это еще древние заметили.

Тора с Гэнбой переглянулись. Дедок выражался как образованный, что совсем не вязалось с окружающей обстановкой и его собственной наружностью. Пьяница, словно прочтя их мысли, вдруг хитровато усмехнулся и поднял свою чарку. Осушив ее до дна, он махнул ею здоровяку-повару и крикнул:

— А ну-ка, Яси, плесни мне еще твоего эликсира счастья! А то я чую, синие демоны вроде снова наседают на меня!

«Синие демоны? Этот старик, случаем, не продавец ли всяких заклинаний — из тех, что сидят в толчее на базаре?» — подумал Тора. Некоторые из них называют себя кудесниками и утверждают, что могут вызвать демонов, когда им захочется. Теперь он с любопытством и очень осторожно изучал пьяницу.

Повар посмотрел в их сторону, заметил двух новичков и крикнул старику:

— Хватит с тебя! И прятать тебя больше не буду! А уж тогда хозяин тебя обязательно найдет, если опять окажешься в сточной канаве да еще, чего доброго, схлопочешь перо в бок!

Эта смешная угроза немного успокоила Тору — пьяница оказался всего лишь чьим-то слугой.

Но старик, вперив в повара мутный взгляд, поднялся, покачиваясь.

— Любезнейший! — проговорил он с невероятным достоинством. — Я оскорблен вашей грубостью, равно как и вашим тоном. Хочу поставить вас в известность, что я никакой не слуга. По воспитанию и образованию я равен благородным, а если и служу, то нахожу в этом великое удовольствие. — Но эту красивую речь он тут же испортил, закачавшись и повалившись назад так неожиданно, что Гэнбе пришлось вскочить, чтобы поймать его. — Спасибо, мой благородный друг, — пробормотал старик, растопырив руки. — Всему виной головокружение. Знакомое предупреждение.

— Предупреждение? Какое? — спросил Тора.

— А-а… — сказал старик, стреляя по сторонам слезящимися глазами и все еще неловко разводя в воздухе руками. — Вы с вашим другом слишком молоды, чтобы понять, каково живется старому ученому, вынужденному скатиться до таких низов. Вы ведь не прожили долгой жизни в стране, где знания и интеллект никому не нужны. А сказать я хотел вот что: у меня всегда кружится голова, как только синие демоны начинают наседать. И вот опять я, кажется, как назло куда-то задевал деньги…

Тора огляделся по сторонам в поисках синих демонов, но увидел вокруг обычных людей, которых больше интересовала еда в собственной миске нежели какой-то чудной старик, кривляющийся за чужим столом.

— И где же эти демоны? Что-то я их не вижу! Гэнба усмехнулся:

— Да он имеет в виду свои грустные мысли, ради которых и пьет. Может, составите нам компанию, господин? — предложил он старику, вытягивая из-за пояса связку монет. Когда тот поклонился в знак согласия, Гэнба махнул подавальщику: — Эй! А ну-ка тащи сюда побольше вина и еды на троих!

— Как щедро с вашей стороны, господин, предложить помощь незнакомому несчастному человеку, — сказал старик. — Позвольте представиться: Харада, доктор математических наук, в настоящее время служу управляющим у своего коллеги профессора Ясабуро в Кохата. А теперь позвольте узнать ваше благородное имя и звание — чтобы я смог вернуть долг.

— Я — Гэнба, а это мой друг Тора. Только что уж там считать какие-то медяки? Нам совсем неохота есть и пить одним. Вместе-то веселее!

Харада раскланялся, сообщил, что несказанно рад новому знакомству, и вызвался расписать им местные достопримечательности. Он уже начал свой цветистый рассказ, когда подавальщик принес полный кувшин вина, две чистые чарки и огромное блюдо с маринованной редькой. Харада наполнил чарки, разлив мимо только самую малость, а Гэнба накинулся на закуску.

— Так вы, оказывается, просто управляющий в хозяйстве? — сказал Тора, у которого из головы не шли синие демоны. — То есть вы не предсказываете судьбу и не вызываете всяких там духов?

Повар, слышавший эти слова, не удержался:

— Все его духи водятся на дне чарки. Пьянь он синюшная.

Харада, и не думая обижаться, ответствовал:

— А вот и нет, дражайший мой командир кастрюль и сковородок. Питие — это самое простое из того, что я делаю. Я держу на своих плечах весь мир, и нескончаемые заботы день за днем изнашивают меня.

— Угу! А от винца этот твой мир начинает ходить ходуном, пока у тебя в глазах не помутится, — огрызнулся повар, наливая черпаком огромную миску рыбной похлебки. Потом, вручив ее подавальщику и кивнув на их стол, он сказал, обращаясь к Торе и Гэнбе: — Да все просто, проще некуда. Когда он не в духе, он пьет. После первой чарки ему, как водится, легчает. Тогда он опрокидывает вторую и чувствует себя уже совершенно другим человеком. Но этому другому человеку тоже подавай выпить, вот он и надирается до синевы… Вечно налижется так, что потом ползком до дому добирается да горланит во всю глотку!

Шутка эта была встречена дружным хохотом. Харада было запротестовал:

— Да я пью, только чтобы успокоиться! Но с другого стола кто-то крикнул:

— Ага! Знаем, знаем! Вчера вот, например, так успокоился, что двигаться не мог!

— Придурки! — пробормотал Харада. С презрением отодвинув в сторону миску с похлебкой, он наполнил свою чарку из кувшина и сказал: — Вот китайские поэты знали толк в вине! Вино выпускает на волю талант, освобождает его от оков повседневной суеты. — Он опустошил свою чарку. — «Наполню чарку я свою, не дам засохнуть ей». Это сказал По Чу-и. А Ли По сказал вот как: «Любить могу вино я, не стыдясь богов». Ли По, конечно, знал, что без толку объяснять такие вещи трезвому человеку. Настоящий поэт должен насыщать свою душу, а не брюхо набивать. — Оторвав взгляд от пустой чарки, он увидел, как Тора с Гэнбой проворно уплетают похлебку. Подергав носом, он задумчиво посмотрел на свою миску и придвинул ее к себе.

Гэнба между тем разделался со своей порцией и сидел, довольно причмокивая. Увидев это, польщенный повар отправил ему огромную тарелку с варенным на пару угрем — козырным блюдом здешней кухни.

— Так вы, стало быть, поэт? — спросил Тора у нового знакомого. — А то мне вроде показалось, вы говорили, что управляете каким-то хозяйством.

— Не хозяйством, а поместьем. — Харада остановил на Торе усталый взгляд, потом, выразительно рыгнув, сказал: — Вы, молодой человек, возможно, этого не знаете, но поэта не столько интересует постоянный доход, сколько х-хороший х-хозяин. Вот п-профессор Ясабуро, мой старый друг и коллега, он-то вот очень в-ве… великодушный человек и пользуется моими талантами, когда в них есть нужда. — Хлебнув из чарки, он снова рыгнул и продолжал: — В моем лице вы видите сейчас посланника доброй воли, носителя счастливой вести, хранителя той субстанции, что привносит радость в жизнь даже самых законченных п-прагматиков. Одним словом, я только что закончил миссию милосердия. — Тяжко вздохнув, он сложил руки на столе, уткнулся в них лицом и отключился.

Тора, слушавший все это время лишь вполуха, повернулся к Гэнбе и с удивлением обнаружил, что тот перестал есть. Блюдо с угрем стояло рядом почти нетронутым. Застыв с палочками в руке и даже не донеся до рта аппетитный кусочек, он сидел с отвисшей челюстью и смотрел куда-то через плечо Торы.

Тора обернулся выяснить, что же повергло Гэнбу в такой ступор. В зале было полно народу. За соседним столом шестеро мужчин, по виду скорее всего рыбаков, травили байки за чарочкой вина. За другим столом несколько женщин ели рыбную похлебку и обсуждали свои дела. У самой дальней стены какой-то степенный старик возглавлял семейную трапезу. А рядом с ними оживленно ссорилась супружеская пара. Тора так и не понял, что могло привлечь внимание Гэнбы. Выдернув палочки из застывших пальцев Гэнбы, он спросил:

— На что ты пялишься?

Гэнба опомнился.

— Ух! Ну и ну!.. — Он вдруг покраснел. — Видишь вон ту молодую женщину? Так вот по мне — она самое поразительное создание, какое я когда-либо встречал.

Тора внимательно изучал женщин. Симпатичные девчонки, подумал он, с удивлением и удовольствием отметив про себя, что Гэнба, кажется, заинтересовался-таки противоположным полом. Наверное, он имел в виду вон ту шустренькую, похожую на игривого котенка. Впрочем, и другие тоже ничего себе. Была среди них женщина годами постарше — наставница или, может быть, тетушка. Разглядев ее пышные формы, Тора недоуменно заморгал. Она возвышалась как гора среди хрупких молодух и места занимала не меньше двух мужиков. Широченные плечи, огромная вздымающаяся грудь, пышные руки — все это выпирало под нарядным черным шелком, а круглое румяное лицо кокетливо обрамляли завитые колечками пряди волос, игриво зачесанных набок. При виде этого зрелища Тора едва не заржал в голос. И ничего удивительного в том, что она была такая толстая — ведь она уплетала еду со скоростью, поразившей даже его, так хорошо знакомого с аппетитом Гэнбы. Палочки в громадных ручищах мелькали со скоростью молнии от одной миски к другой; пухлые мизинцы растопырились в разные стороны, пока она, самозабвенно чмокая и хлюпая, втягивала в себя похлебку, не разбираясь, где гуща, а где жижа. Тора повернулся к Гэнбе.

— Они и впрямь милашки, но ты посмотри на эту тетку! Сроду я не видал, чтобы женщины так ели. Неудивительно, что она толстая, как Хотэй [18].

Гэнба непонимающе смотрел на него, потом нахмурился.

— О чем это ты? Да она самая красивая женщина из всех, что мне доводилось видеть! Только посмотри, какая у нее розовая кожа, какой восхитительный ротик, а какое роскошное тело! А ест-то она как! Изящно, будто благородная дама! Уж никак не сравнишь с ее подружками. Я вообще не понимаю, чего ты вечно находишь в этих крохотных костышках, которых, судя по всему, предпочитаешь. Тора был ошеломлен.

— Да ты с ума сошел, не иначе! Это же просто какая-то разжиревшая шлюха, которая не может больше принимать клиентов, вот и содержит теперь заведение, а девчонок привела сюда поужинать. Да оставь ты ее в покое, далась она тебе! Она облапошит такого простака, как ты, вмиг — выудит у тебя все до последнего медяка, а потом еще посмеется над тобой со своими девчонками.

Гэнба встал, лицо его было мрачнее тучи.

— Доброй ночи! — рявкнул он.

— Ты куда? — спохватился Тора, указывая на недоеденное угощение. — Мы же еще не закончили с едой и даже не приступили к нашим делам. Так пока никого и не расспросили.

— Расспрашивать будешь сам, — бросил Гэнба через плечо и направился к столу, за которым сидели женщины.

Тора изумленно смотрел ему вслед. Перед ним был совсем другой Гэнба — не тот, что обычно шарахался от женщин. А Гэнба уже раскланивался перед толстухой и девушками. Лица их были густо размалеваны, и они явно не чурались мужской компании, потому что Гэнбе было тут же позволено присесть за стол рядом с худенькой красоткой, чьи брови были выщипаны, а вместо них нарисованы искусственные высоко на лбу — как это было принято у некоторых придворных дам или актеров, исполняющих женские роли. Тора сокрушенно качал головой. Ну Гэнба! Ведь пожалеет потом! Он даже поднялся и хотел последовать за приятелем, потому что чувствовал себя обязанным защитить этого простака от хитрых уловок уличных красоток. Но едва он сделал шаг в их сторону, Гэнба свирепо зыркнул на него, и Тора поспешно вернулся на свое место. Ну и ладно! Пусть получит хороший урок, подумал он и принялся за еду.

Рядом тихонько похрапывал Харада. Тора поймал на себе взгляд повара и спросил:

— Ну а с ним что будешь делать? Тот посмотрел на пьяного:

— С ним-то? Да ничего. Пусть остается. Он вообще-то безвредный. Приходит в город по делам своего хозяина, все поручения выполнит, а потом сюда — пропить все до последнего. А я вот приглядываю за ним, поскольку он тратит свои денежки здесь. Утром вытолкаю его, как водится, на дорогу — пусть плетется домой.

Тора отпил из своей чарки и сказал:

— А я вот слышал, к вам сюда и актеры заглядывают, когда наезжают в город.

— Конечно, заглядывают. Некоторые уже вернулись. Готовятся к зимним праздникам и к изгнанию злых духов, что проводится в конце года.

— А про труппу Уэмона ты ничего не слышал?

— Уэмона? Понятное дело, слышал. Его все знают! Сам-то он, конечно, старик, но актеры его все сплошь молодцы. Выступают даже перед знатью. — Он окинул взглядом зал. — Дандзюро лучший у него в труппе. Обычно заглядывает ко мне, только я его еще не видел с тех пор, как они вернулись. Наверное, женился наконец на своей девчонке по имени Охиса да обзавелся домом.

вернуться

18

Хотэй — один из семи богов счастья, символизирует изобилие и беззаботность, изображается обычно с огромным животом.

— А не знаешь, где бы я мог найти этого Уэмона? Повар не спешил с ответом, оглядывая Тору с головы до ног.

— А зачем он тебе?

— Да так, сугубо личный интерес. — Тора погладил усы и подмигнул. — Девчонка у них есть красивая в труппе.

Повар вдруг сразу замкнулся.

— Если ты гоняешься за кем-то из девчонок Уэмона, то можешь забыть об этом. Он человек уважаемый, и люди у него работают порядочные. Так что пойди лучше поищи где-нибудь у тетушек в веселом квартале.

Тора насупился.

— Да ладно тебе! Может, он просто не знает, на что горазда его молодежь. А я вот знаю. Ты сам-то их когда видел?

Повар усмехнулся:

— Конечно. Довольно часто ко мне захаживают — пожрать да выпить. Кстати, если ты уже встречался с ними, то должен был видеть тех девушек вместе с госпожой Вишневым Цветом. Да они были здесь, когда вы с приятелем пришли.

Тора мысленно проклинал себя за то, что упустил шанс. Теперь вот придется разыскивать.

— Ну а где они живут, когда наезжают в город?

— Какой ты настырный! — сказал повар, прищурившись. — Уж не знаю, что у тебя за дела к ним, но ты врешь. Может, ты насильник какой или маньяк. А может, полицейский. Посмотри на себя, какой у тебя важный вид. Нет, как ни крути, а я не могу помочь тебе.

«Скорее не хочешь», — подумал Тора. Ему хотелось объяснить повару, что он не насильник и не полицейский, но он понял, что опоздал с такими увещеваниями. В заведениях, подобных «Приюту речных дев», было принято заботиться о своих постоянных посетителях. Он вздохнул и обернулся назад, ища глазами Гэнбу, но стол, за которым тот сидел, уже пустовал. Гэнба смотался, предоставив ему платить по счету за ужин на троих.

На улице уже, как и полагалось в зимнюю пору, стояла темень. Тора задрал воротник и огляделся вокруг. Гэнбы в помине не было. С гор по-прежнему дул холодный ветер, свистя в переулках. От его порывов фонари перед заведением раскачивались в разные стороны. Их тусклый свет отражался в темных водах реки Камо, напоминая резвящихся в бешеной пляске светлячков. Редкие прохожие торопились мимо, подняв воротники и пряча руки поглубже в рукава.

Тора смиренно пожал плечами. Ему ничего не оставалось, как попытать удачи в других заведениях.

Через час, продрогший и унылый, он заглянул в какой-то полуразвалившийся кабак на дальних задворках квартала, и здесь удача повернулась к нему лицом. Хозяином этого подозрительного заведения оказался чудовищно неопрятный тип примерно Ториного возраста. Его длинные волосы и борода давно не знали воды; из одежды на нем были только замызганные полотняные штаны, предусмотрительно подвязанные на волосатом животе драной узловатой веревкой, да рубашка, не сходившаяся на груди и поэтому распахнутая впереди. Он скорее походил на уличного бродягу, нежели на добропорядочного владельца питейного заведения. Ко всему прочему, сразу же стало ясно, что его не заботила и такая вещь, как чистота речи — в придачу к грязной наружности он был еще и сквернословом.

После первой же его цветистой матерной рулады лицо Торы просияло. Он подсел к трем босоногим работягам, прильнувшим к стойке, и крикнул:

— Вот задница! Да это ж человек из Цукубы! Хозяин заведения внимательно оглядел опрятное синее кимоно Торы.

— Да, — сказал он. — Ну а ты тогда кто же?

— Э-эх!.. Что же ты, кусок коровьего дерьма, песья ты отрыжка, вонючая ты медвежья блевотина, не узнаешь своих соседей?! Отупел, что ли, вконец?

После таких слов хозяин заметно расслабился и пробормотал:

— О, отварить мои яйца в кипятке! А по разговору и впрямь из соседей! Какая деревня?

— Охори.

Приятно удивленный, хозяин заорал:

— Не-е! Я-то вырос на другом берегу. Мы с моим стариком все рыбачили там, а улов возили продавать к вам в Охори. Вы еще, ублюдки, все в нас камнями кидались с берега. А мы с приятелем потом забрались к вам ночью и продырявили все бочки с водой в деревне.

Тора загоготал.

— Нас только пропустили. На следующий день полдеревни забилось в нашу баню. Ну ладно, скажи, а сюда-то ты как попал?

— Из-за проклятой воинской повинности. Я был еще совсем зеленый, когда меня сгребли эти вшивые ублюдки. Вот в итоге я здесь и оказался. Ну а ты?

Тора погрустнел. Он не мог припомнить ни одного случая, чтобы кто-то из солдат возвратился потом в свою деревню. Сам он так больше и не видел своих родителей.

— Ну и я примерно так, — сказал он, не вдаваясь в подробности.

Хозяин понимающе кивнул:

— Да-а… Времена не из легких! Ну а вид у тебя процветающий сейчас. Везучий ты черт! Видать, боги к тебе благосклонны. А я вот тихонько умираю с голоду. — Он похлопал себя по голому животу и хихикнул.

Тора рассмеялся.

— Ну да, всего мне досталось помаленьку — немножко воевал, немножко скитался, а главное, почти всегда везло. Меня, кстати, Торой кличут.

— Ага, вон оно что! Тигр, значит? — Толстяк кивнул со знанием дела. Любому, кто побывал на военной службе, было известно, как уважаемы прозвища, полученные там. — Ну, я-то сам не такой прыткий. Прозвали меня там Юси, потому как на большого неуклюжего быка похож. — Он наклонился под стойку, достал оттуда кувшин, налил из него в две чарки и одну пододвинул к Торе. Босоногие работяги с грустью заглянули в свои пустые чарки, глотая слюну. — Ну ладно, ладно! — смилостивился Бык и плеснул в их чарки из открытого бочонка. — Вот вам! За счет заведения. В честь моей знаменательной встречи с земляком.

Троица заулыбалась, раскланялась и дружно опрокинула свои чарки с подозрительным пойлом.

Тора сначала осторожно отведал. Самодельная бражка Юси оказалась крепкой, но пришлась в самую пору — приятно обожгла нутро после долгих скитаний по вечернему холоду. Тора поднял чарку и осушил ее до дна одним медленным смачным глотком.

— Да ты живешь лучше, чем тебе кажется, Бык, — с усмешкой сказал он и рыгнул.

Юси зашелся хохотом, и живот его затрясся, как соевая паста.

— Ну а чем же ты все-таки занимаешься? Дело свое имеешь?

— Нет. Служу у одного человека. Но он по достоинству оценивает мои таланты и обращается со мной хорошо.

— Э-э! Везучий пес! Все ему пожалуйста — и крыша над головой, и одежка нарядная, и жратва сытная трижды в день, да еще деньги на личные расходы! — Юси с завистью покачал головой и вернулся к теме прошлого. — Кстати вот, о крепком вине. Не приходилось ли тебе пробовать знаменитое пойло, что гнали монахи в монастыре на реке Тонэ? Они называли его соком горных ягод или как-то в этом роде и продавали во всех деревнях вниз и вверх по реке. Ох и крепкий был этот сок, скажу я тебе!

Тора помнил это и еще многое другое. Побеседовав немного о прошлом, он все-таки умудрился спросить про Уэмона.

— Уэмон? Как же, как же! Такими гостями горжусь! — воскликнул обрадованный Юси. — Я вроде слышал, они ходят заниматься к госпоже Вишневый Цвет. А тебя интересует кто-то из девчонок? Ты смотри, будь поосторожней с этой дамой, друг мой, и рук не распускай. Госпожа Вишневый Цвет не выносит грубых манер. Она известная акробатка и выступала при дворе.

Поначалу Тора даже не поверил. О женщинах актерской профессии всегда ходила дурная молва. Многие из них жили тем, что продавали свое тело в перерывах между выступлениями. И он, конечно же, мог себе представить, что творилось в заведении госпожи Вишневый Цвет.

Бык снова взялся за кувшин.

— Нет, спасибо, — сказал Тора. — Мне пора. Уже поздно, а мне еще нужно отработать свою мисочку риса. Скажи только, как разыскать эту госпожу Вишневый Цвет, и я пойду.

Бык нахмурился.

— А ты, случаем, не присматриваешь забаву в постель для своего хозяина? Ведь тогда лучше было бы сунуться в веселый квартал. Или он предпочитает мужчин?

Молниеносным движением Тора схватил Юси за веревку, поддерживающую штаны, и потянул на себя. Толстяк шмякнулся пузом о стойку, охнул и выругался. Не отпуская веревки, Тора придвинулся к нему и рявкнул:

— Ах ты грязная развратная скотина! Ты за кого меня принимаешь? За какого-то пошлого сводника, старающегося для извращенца?

— Прости, братец, я не хотел! Отпусти меня! — взмолился толстяк.

Тора медленно разжал руку.

— А ты наглый, если смеешь обвинять своего земляка в таких вещах. Я лучше бы откусил себе язык, чем стал бы спрашивать у тебя, как ты отделался от воинской службы.

Юси слегка побледнел и испуганно сказал:

— Не надо ничего объяснять, братец. Чем бы ты ни занимался, я желаю тебе удачи. Каждый из нас имеет свои секреты. Помни только, что не надо обижать госпожу Вишневый Цвет. Она еще не забыла про те неприятности и оторвет тебе яйца, если ты просто даже станешь улыбаться ее девушкам. Ее дом находится за храмом бога войны, через две улицы от реки. В общем, легко найдешь.

— Какие еще неприятности? — поинтересовался Тора.

— А ты что, не слышал? Какой-то ублюдок разгуливал по улицам и резал шлюх. Госпожа Вишневый Цвет взяла одну такую бедолагу к себе. Говорят, выглядит она теперь хуже обезьяны — носа, считай, нет и рот весь перекосился. А госпожа Вишневый Цвет!.. Ну что за женщина! Ну что за доброе сердце! — Бык восхищенно закатил глаза и вздохнул. А Тора подумал, что даме скорее всего просто требовалась дешевая прислуга.

Один из работяг вдруг обрел дар речи и воскликнул:

— Это дьявола рук дело! Дьяволы свободно разгуливают по ночам! Один из них пытался сотворить такое и со мной. Мне удалось спастись только благодаря амулету да молитвам. — Он сунул руку под рваную куртку и вытащил оттуда болтавшийся на шее замызганный пахучий мешочек.

Тора вздрогнул, но не показал виду.

— Ладно, Бык, спасибо за вино, но мне пора идти. Похоже, на улицах становится не так-то уж спокойно с наступлением темноты.

Ветер так и старался сорвать с него одежду, а на лице он чувствовал прикосновение чего-то мягкого и влажного. Задрав голову и щурясь на свет раскачивающегося фонаря, он увидел в его золотистом кругу пляшущие снежинки. Первые в этом году.

Заведение госпожи Вишневый Цвет он нашел без труда, хотя оно совсем не выглядело как дом терпимости. Само здание, длинное и приземистое, походило на склад. У него были прочные беленые стены и деревянная крыша, закрепленная огромными камнями. Несколько минут он стоял перед дверью, пытаясь разобрать, что написано на ее табличке. Даже при всей своей неграмотности он оценил изящество слога. «Учебный Зал Доблестного Духа и Небесной Грации. Госпожа Вишневый Цвет, владелица». Ну и ну!.. Тора отродясь не видывал, чтобы дома терпимости имели такие цветистые названия. Из двух высоких крохотных окошек пробивался свет и доносились какие-то странные звуки — приглушенный топот, короткие вскрики и чуть ли не хрюканье. Может, в этом заведении посетителям предлагались какие-то совершенно новые, неизведанные удовольствия, и Тора был совсем не прочь обогатить свой опыт новыми знаниями.

Усмехнувшись, он посильнее ударил деревянным молоточком о медный гонг, висевший на крюке рядом с дверью. Тот издал приятный чистый звук, и дверь сразу же распахнулась.

Он шагнул в тускло освещенную прихожую. В полуоткрытую дверь он увидел кусок прекрасно освещенного зала с деревянным полом, устланным соломенными циновками. Вдруг в этом проеме промелькнула женская фигурка, как показалось Торе, совершенно обнаженная. За ней еще одна. Потом, передвигаясь прыжками, обратно пропорхала первая. Тора тихонько крякнул. Обычные сексуальные забавы, доступные в заведениях столицы, его давно мало впечатляли, но сейчас в нем зашевелилось любопытство. Интересно, какие услуги способны предложить эти две крошки?

Игру его разгулявшегося воображения прервал скрипучий голос:

— Чем мы можем служить вам, господин?

Тора обернулся. Какой-то древний старик, закрывая входную дверь, изучал гостя пристальным взглядом.

— Да вот мне сказали, — хрипло начал Тора, — что госпожа Вишневый Цвет… э-э… развлека… то есть что актеры время от времени заходят сюда.

— Да, заходят. И другие господа тоже. Имя госпожи Вишневый Цвет широко известно в этом кругу. А не скажет ли господин, что он предпочитает? Что-нибудь акробатическое? Или, может быть, господину больше нравятся мужские занятия с мечом или секирой?

Тора посмотрел вперед, в проем приоткрытой двери. Любовные утехи с акробатикой он еще мог себе представить, но мечи и секиры!.. А что, если такого рода учеба окажется ему не по карману?

— А нельзя ли сначала взглянуть, перед тем как решить? — спросил он у старика.

— Ну конечно, можно. Пожалуйста, проходите! — Старик распахнул дверь и вошел первым. Он сразу плюхнулся на скамью рядом с дверью и предложил сесть Торе. — С удовольствием отвечу господину на все его вопросы

Тора остановился на пороге с отвисшей от удивления челюстью. Он ожидал попасть в какую-нибудь крошечную гостиную, где девушек показывают клиентам, но оказался в огромном тренировочном зале. Теперь он увидел, что порхаюшие девушки не были обнаженными. Одетые в специальное белье, они вместе с молодыми мужчинами упражнялись во всевозможных прыжках и пируэтах. Парни подпрыгивали, перекатывались, кувыркались на циновках, подбрасывали женщин в воздухе и ловили их. Движения их были настолько умелы и слаженны, что, казалось, сливались в один сплошной круговорот. Медленно пятясь, Тора добрался до скамьи и опустился на нее, не отрывая зачарованных глаз от акробатов. Немного погодя он сумел различить в этом беспрерывном кружении человеческих тел трех мужчин и двух женщин и только теперь понял свою ошибку. Место, куда он пришел, было не домом терпимости, а учебным залом акробатов и актеров.

В зале находились и другие люди, не так откровенно раздетые. В одном углу какой-то старик, сидя на полу со скрещенными ногами, бил в маленький барабан, а рядом раскачивались в изящном танце две молоденькие красотки. В другом углу двое мужчин увлеченно вели тренировочный бой на мечах, сопровождая свои выпады и наскоки устрашающими криками. Тора только покачал головой при виде столь мирных, невоинственных движений и лишь потом посмотрел в глубь зала. Там вовсю шла борцовская схватка, только ее участников ему пока не удавалось разглядеть, потому что их загораживали другие зрители. Но тут же его ждал следующий сюрприз. На невысоком помосте в огромном кресле сидела знакомая ему толстуха из кабака, обтянутая в блестящий черный шелк и увешанная красными лентами.

Тора не смог сдержать изумления:

— А это еще что за черт?!

— Это госпожа Вишневый Цвет. Дает ценные указания участникам схватки. Большая любительница борьбы наша госпожа Вишневый Цвет. Никогда не пропустит ни одного соревнования, хотя сама она акробатка, конечно.

Тора пытался переварить услышанное, когда госпожа Вишневый Цвет вдруг подалась вперед и крикнула:

— Откройте руки, мастер Дэнчичи! И не надо бить! Ага! Очень хорошо, мастер Гэнба! Такого захвата не видела уже много лет!

Поначалу Тора решил, что ослышался, но в этот момент зрители принялись рукоплескать, и он смог разглядеть борцов. И там в самом деле стоял Гэнба в одной набедренной повязке — глупо улыбаясь, он смотрел на госпожу Вишневый Цвет, пока его соперник тяжело поднимался с пола.

ГЛАВА 12

АРЕСТАНТ

Тамако редко входила к мужу, когда он был за работой, поэтому Акитада, разбиравший семейные счета, очень удивился, услышав ее голос.

— Прости, что беспокою тебя, но мне бы хотелось посоветоваться с тобой по одному маленькому вопросу, — сказала она, топчась в дверях.

Сэймэй оторвался от своих бумаг, поклонился хозяевам и вышел. Акитада с грустью посмотрел ему вслед. Их отношения стали натянутыми с тех пор, как он обнаружил, что все эти годы Сэймэй скрывал от него правду о родителях. Сэймэй чувствовал его холодность и выносил ее с печальным смирением, но Акитада пока все никак не мог унять горечь и возмущение, кипевшие в его душе. Ему хотелось поделиться этими грустными мыслями с Тамако, но с ее любовью к Сэймэю она скорее всего посоветовала бы мужу выкинуть эту проблему из головы. Легко сказать, а вот попробуй сделай!

Он подождал, когда Тамако усядется напротив. Ей очень шло темно-синее кимоно с узенькой полосочкой выглядывающего на запястьях и на груди белого шелкового белья. Он смотрел на нее с обожанием и ждал, когда она расстелет на подушке многочисленные складки.

— Как идет тебе этот наряд, — с нежностью сказал он. — Он даже больше тебе к лицу, чем тот, что я снимал с тебя вчера ночью.

Тамако стыдливо покраснела, но не улыбнулась в ответ, и это удивило Акитаду. Он заигрывал с ней глазами, но она оставалась безучастной, только нижняя губка слегка дрожала.

— По-моему, с годами ты становишься все красивее, — пробормотал Акитада.

Эти слова все-таки вызвали мимолетную улыбку.

— Что за чепуху ты говоришь, — сказала она и нежно коснулась его руки. — Речь пойдет вовсе не о нас, а о твоей сестре.

— Ах вот оно что!

Интересно, о которой из двух — Акико или Ёсико? Акико не шла у него из головы с тех пор, как он побеседовал с ее пасынком. Впрочем, он сразу понял, что Тамако имеет в виду Ёсико.

— Что-нибудь случилось?

Тамако кивнула и, потупившись, принялась разглядывать свои руки, прилежно сложенные на коленях.

— Боюсь только, это будет выглядеть так, будто я шпионила за твоей сестрой, хотя это неправда, — со вздохом сказала она. — Я беспокоюсь за нее, но это не означает, что я за ней слежу. Только ведь, живя в одном доме, трудно избежать встреч. Так я заметила, что твоя сестра каждый день уходит из дома в одно и то же время — неизменно между часом Обезьяны и часом Петуха [19]. Все это время она уходила до заката и возвращалась после наступления темноты, прямо перед самым ужином. И всякий раз у нее была с собой корзина.

Акитада распрямился. В день его визита к художнику Ноами Ёсико вернулась домой чуть раньше его, и при ней тогда была корзина. Пустая корзина, хотя Ёсико утверждала, что ходила на базар.

— А ты спрашивала у нее об этом?

— Да разве я могла?! Сама она никогда не объяснялась по поводу своих отлучек, и я считала, что это не мое дело. Она взрослая женщина, и это ее родной дом. Но сегодня, некоторое время назад, такое произошло вновь. Только на этот раз она промчалась мимо меня без единого слова приветствия в свою комнату. Я подумала, что ей нездоровится, и пошла следом. Я стояла у нее под дверью и слышала оттуда рыдания. Если бы ты только слышал, как горько она плакала! Я побоялась вмешиваться, но подумала: что, если ей нужна помощь? Вот и не знаю, что мне теперь делать.

Акитада поднялся со своего места и направился к двери.

— Постой, Акитада! — воскликнула Тамако, поспешно вскочив. — Не надо торопиться! Так можно только все испортить. Это явно что-то очень личное. И если уж вмешиваться, то, наверное, лучше мне.

Тамако была права. Внезапно почувствовав страх, Акитада гадал, что бы могло случиться. Может, какое-нибудь женское недомогание. Или — упаси Боже! — насилие. У него сжались кулаки при мысли, что какой-то мужчина мог причинить Ёсико боль.

— Думаю, ты совершенно права, — сказал он. — Тогда иди к ней сама. Только обязательно возвращайся и все мне расскажи.

Кивнув, Тамако ушла.

Акитада снова сел за стол и рассеянно уставился в свои счета. Неприятности, похоже, только множились, когда им вроде бы пора было закончиться. Ему больше не надо было переживать из-за неприязни к нему женщины, которую он считал своей матерью. Отец больше не представал в его мыслях в образе бесчувственного тирана. Он теперь жил в отчем доме, по-настоящему ставшем его собственным, и заботился о своей собственной семье, как это некогда делал его отец, и даже сидел теперь за его рабочим столом. Положение на службе, кажется, тоже не вызывало опасений. И все-таки мир и покой почему-то пока обходили его стороной. Счастье по-прежнему уворачивалось от него, как скользкий угорь. Стоило только подумать, что ты уже ухватился за него, как оно, вывернувшись и так и эдак, снова куда-то исчезало. Ох, Ёсико!..

Сэймэй, еще одна причина его неудовлетворенности, вернулся в кабинет.

— К вам посетитель, господин, — сообщил он с низким поклоном. Сэймэй вообще в последнее время стал держаться подчеркнуто официально.

Посетителем оказался Кобэ, и его приход в данный момент явился совершенно несвоевременным. Начальник полиции размашистым шагом вошел в комнату, кивнул вместо поклона и сухо объявил:

— Я бы хотел переговорить с вами наедине. Акитада перевел взгляд на Сэймэя, а тот спросил:

— Может, принести саке или чая, прежде чем господа приступят к беседе?

— Мне ничего не нужно. — Кобэ стоял, с нетерпением ожидая, когда Сэймэй уйдет. Когда дверь за стариком закрылась, он немного подождал, потом неторопливо подошел к ней и распахнул настежь. В коридоре было пусто. Он ворчливо хмыкнул и снова захлопнул дверь с такой силой, что затряслись перегородки. Со все возрастающим гневом Акитада наблюдал, как Кобэ вернулся и сел перед ним в напряженной позе.

— Мой секретарь не имеет привычки подслушивать под дверью, — сухо сказал Акитада. — А по вам сразу видно, что вы принесли какие-то дурные новости.

Кобэ выждал несколько мгновений.

— Во всяком случае, для вас точно дурные. Я раскусил ваш хитрый замысел. И как только вы посмели компрометировать меня как сыщика, подсылая ко мне своих шпионок?! Теперь вот извольте незамедлительно выдать нам свою сообщницу. Она подлежит аресту. Жаль, я не могу поступить точно так же и с вами по причине вашего высокого положения. Но я в самое ближайшее время обязательно напишу официальный отчет об этом деле, где укажу на превышение вами власти. — Сжав по бокам кулаки, он подался вперед, испепеляя Акитаду свирепым взглядом. — Я был о вас лучшего мнения и никогда бы не подумал, что вы станете подсылать женщину туда, куда вас самого не пускают. На этот раз, Сугавара, вы зашли слишком далеко. И на этот раз, черт возьми, я сделаю все возможное, чтобы прекратить ваши вечные вмешательства!

Акитаде оставалось только гадать, что это там еще за новые неприятности случились. Кобэ явно был взбешен каким-то происшествием в тюрьме. И это, конечно же, было какое-то досадное недоразумение, потому что до сих пор он как раз надеялся дружески обсудить с Кобэ свои последние открытия в монастыре. Кобэ, похоже, был не на шутку разъярен и мог осуществить свои угрозы.

— Я ни малейшего представления не имею, о чем вы говорите, — сказал Акитада.

Кобэ вконец рассвирепел и ударил кулаком по столу. Коробочки, шкатулочки, вода в банке и каменные дощечки с тушью подпрыгнули и загремели.

— Только не надо мне лгать! — заорал он. — Прекрасно знаете, о чем идет речь. Сегодня мы выследили ее, и она пошла прямиком в этот дом. Это было меньше часа назад.

Ёсико! От этой мысли у Акитады на душе заскребли кошки. Уверенность только укрепилась, когда он вспомнил женщину с корзиной, даже издалека показавшуюся ему знакомой, — она шла тогда из тюрьмы, где сейчас содержался брат Нагаоки. Но что же такого натворила Ёсико?

— Я вижу, вы знаете, о чем я говорю! — рявкнул Кобэ. — А ну-ка зовите ее! Я хочу поговорить с ней. И мне наплевать, кем она вам приходится. Женой, надо полагать. Сначала она расскажет мне все, а потом мы ее арестуем.

Акитада весь похолодел от страха. Он хорошо знал Кобэ и его взрывной характер и боялся, что тот осуществит свою угрозу. Надо было срочно что-то придумать, чтобы как-то утихомирить гнев полицейского.

— Вы ошибаетесь, господин начальник, — как можно более высокомерно сказал он. — Я по-прежнему пребываю в полнейшем неведении относительно того, в чем вы меня обвиняете. Разве что могу допустить, что это как-то связано с делом брата Нагаоки. Что же касается ваших угроз в мой адрес, то вынужден вам напомнить, что в таких случаях принято сначала проверять факты, прежде чем выдвигать обвинения против официального лица. Я только недавно вернулся из…

Кобэ перебил его:

— Ну уж нет, господин хороший! Даже ваши служебные подвиги на севере не смогут оградить вас от этих обвинений. Вопиющее превышение власти и вмешательство в работу правовых органов скажутся самым наихудшим образом на вашей будущей карьере.

вернуться

19

Час Обезьяны — с 3 до 5 часов дня; час Петуха — с 5 часов дня до 7 часов вечера.

Несмотря на весь свой пыл, Кобэ, похоже, был уже не так уверен в себе. Акитада призадумался. Кобэ все-таки мог испортить ему жизнь здесь. У него по-прежнему имелись враги при дворе, к тому же, несмотря на все недавние успехи, он не очень-то умел подчиняться установленным правилам. Обвинение в нарушении служебных полномочий в столь короткий срок после возвращения могло нешуточным образом обернуться против него.

Но в настоящий момент Акитаду меньше всего заботило собственное положение. Он не чувствовал за собой никакой вины, зато его беспокоила опасность, грозившая Ёсико. В ее нынешнем состоянии она могла попросту не пережить того, что затеял против нее Кобэ. Поэтому Акитада решил попробовать другую тактику.

— Должен напомнить вам, что моя семья сейчас переживает дни траура по моей недавно почившей матери, — проговорил он голосом тихим и решительным. — Моя супруга с сыном прибыли всего несколько дней назад, буквально за несколько часов до кончины моей матери. Помимо моей супруги, в этом доме из женщин есть только моя сестра, а также повариха и две служанки. И я с трудом могу допустить, что кто-то из них мог бы быть причастен к делу об убийстве.

Кобэ молча смотрел на него. Понять, что творилось в этот момент у него в голове, было невозможно. Акитада знал только одно — даже нечего ждать, что он сейчас извинится и уйдет. Сейчас ему любой ценой нужно было избежать ареста Ёсико и не допустить, чтобы ее подвергли допросу. Ведь женщинам не делали исключения и наравне с остальными избивали бамбуковыми палками, если следствие было не удовлетворено их ответами. Акитада мог только надеяться, что Кобэ не решится навлечь такой позор на члена его семьи.

А между тем начальник полиции заметно смягчился.

— Да, я забыл, — сказал он, отводя взгляд в сторону. — Я слышал, что госпожа Сугавара умерла. Ваша матушка, говорите?

Акитада кивнул, стараясь не выказывать эмоций.

— Да. Хм… Я очень сожалею. Да, на воротах и впрямь висела траурная табличка. Хм…

Акитада выжидал.

Кобэ пребывал в нерешительности; уже не такой напряженный, он теперь барабанил пальцами по коленкам, потом наконец проворчал:

— Ну-у… ситуация неловкая, и я сожалею, что явился так некстати. Но вы должны понимать, что я вынужден разобраться с этим делом незамедлительно. Неоднократные посещения посторонней личностью заключенного, находящегося в ожидании суда, скорее всего только усложнят разбирательство дела. Я как лицо официальное обязан буду дать объяснения в суде, или меня и моих людей попросту уволят с работы. А я вовсе не намерен допустить этого.

Акитада снова кивнул:

— Я вас хорошо понимаю. Ваши мысли целиком и полностью сосредоточены на рабочих обязанностях, как мои — на моих семейных делах. Нам с вами надо постараться прийти к компромиссу. Быть может, вы согласились бы рассказать, что же там все-таки произошло и в чем именно вы нас подозреваете? Сколько этих посещений было?

Лицо Кобэ уже не багровело от ярости, и голос приобрел нормальные интонации:

— Эта женщина приходила каждый божий день с тех пор, как мы с вами встретились у ворот Нагаоки. И всегда по вечерам.

Акитада напряг память. Упоминал ли он в присутствии Ёсико о деле Нагаоки? Да, он, кажется, и впрямь поделился с ней кое-какими своими соображениями на этот счет именно в тот день за обедом. И она в том разговоре, помнится, вступилась за брата Нагаоки. Не слишком ли порывисто и страстно? Уж не знакома ли Ёсико с подозреваемым… как там его по имени? — Кодзиро?

— И как же она проникала внутрь? — спросил Акитада у Кобэ.

— Она назвалась его женой и говорила, что носит обед. А я только вчера узнал об этом и сказал этому придурку-стражнику, что Кодзиро не женат. Вот ведь проклятый болван! — Кобэ сердито запыхтел носом.

Теперь стало ясно, что означала пустая корзина. В корзине она носила заключенному еду. Акитада не собирался подпускать Кобэ к этой тайне, прежде чем сам не разберется в ней, поэтому сказал:

— Послушайте, господин начальник, я в настоящий момент не могу объяснить вам, почему эта таинственная женщина скрылась в моем доме, но я обязательно попытаюсь выяснить, что все-таки происходит. Однако в нынешних обстоятельствах я должен просить вас не беспокоить мою семью. Если вы согласны, то я явлюсь к вам сразу же, как только буду располагать какими-либо сведениями. Например, завтра рано утром вас устроит? А сейчас я могу лишь повторить, что мне ничего не известно об этом.

Кобэ нахмурился и собирался что-то сказать, но Акитада поспешно вставил:

— Зато у меня есть сведения, раздобытые во время нового посещения Восточного горного монастыря. Только приезд моей семьи и смерть матери помешали мне сообщить их вам.

Кобэ заметно оживился.

— Вот как? И что же это за сведения?

Акитада вкратце поведал ему о своей поездке в монастырь и о разговоре с привратником Эйкэном и новичком-послушником Анчо. Он рассказал об устройстве замка и о своей версии, по которой убийство могло быть совершено кем угодно, помимо нынешнего арестанта.

Кобэ слушал и хмурился. Когда Акитада закончил, он поспешил заметить, что это открытие не снимает подозрений с Кодзиро. И все же увещевания Акитады и его готовность к содействию не только успокоили бурные воды, но и дали Кобэ пишу к размышлениям. У него даже был несколько пристыженный вид, когда он сказал:

— Как жаль, что помешала смерть вашей матери. Я сейчас стеснен во времени, иначе не стал бы настаивать на вашем завтрашнем приходе. Так, стало быть, я могу ждать вас утром? В час Змеи [20]. Я буду в западной тюрьме. — Кобэ встал.

Акитада тоже поднялся. Они чинно раскланялись, и начальник полиции ушел, почти мягко затворив за собой дверь.

Теперь, когда опасения за Ёсико можно было ненадолго отложить в сторону, Акитада позволил себе расслабиться. Он даже припомнить не мог, когда еще был так сердит на кого-нибудь. Как она могла устроить ему такое?! Он попытался взять себя в руки, прежде чем пойти в комнату сестры, но, вспоминая обвинения Кобэ и то, что предстояло завтра, закипал гневом снова и снова. Видимо, придется все выплеснуть на нее.

Он вошел к Ёсико без стука. Женщины сидели рядышком — Ёсико тихо плакала, а Тамако обнимала ее за плечи. Когда они обе подняли головы, у Тамако в глазах стоял почти ужас, вызванный его внезапным вторжением.

Не обращая внимания на этот молчаливый упрек, Акитада сразу же накинулся на Ёсико:

— У меня только что была крайне неприятная встреча с начальником полиции.

Ёсико ахнула и побледнела. А Акитада продолжал:

— Оказывается, ты регулярно навещаешь в тюрьме заключенного, находящегося в ожидании суда. Начальник полиции Кобэ убежден, что эти посещения устроил я, чтобы иметь связь с этим человеком после того, как уже получил одно предупреждение. Кобэ намерен написать официальную жалобу.

Обе женщины дружно вскрикнули в знак неистового протеста. Но Акитада оборвал этот всплеск эмоций, подняв руку.

— Давайте по очереди, — сказал он, глядя на Тамако. — И вообще мне показалось, что я разговариваю с Ёсико.

Тамако покраснела и потупилась. Ёсико встала, вышла вперед и опустилась перед ним на колени, поникнув головой.

— Я прошу у тебя прощения, дорогой старший брат, за то, что причинила тебе неприятности, — сказала она, собравшись с духом. — Я вела себя эгоистично и глупо и навлекла позор на старшего брата и на эту семью. Я с готовностью сделаю все, что возможно, лишь бы исправить это положение. Своим необдуманным поведением я уже обрекла Кодзиро на нестерпимую боль… — Она умолкла, пытаясь совладать с собой, потом продолжала: — Когда ты сказал мне, что Кодзиро арестован за убийство, я поняла, что должна пойти к нему. Мы с Кодзиро когда-то были… очень близки. — Она говорила потупившись, боясь посмотреть Акитаде в глаза. — Он и есть тот человек, который хотел жениться на мне. Я знаю, прежде чем пойти туда, мне следовало спросить твоего разрешения, но я боялась, что ты его не дашь. И у матушки я спросить не могла. — Она закрыла руками мокрое от слез лицо.

вернуться

20

Час Змеи — с 9 до 11 утра.

Все оказалось даже страшнее, чем он предполагал.

— Да, ты права, — холодно сказал он, — я бы ни за что не разрешил своей сестре рядиться в какую-то там оборванку, которая якобы таскает еду своему преступнику-мужу. И я, разумеется, надеюсь, что тебя с этим человеком не связывают никакие брачные отношения, будь то официальные или нет.

— Конечно, нет! — Ёсико покраснела и гордо вскинула голову. — Мы с Кодзиро вели себя пристойно. Он собирался жениться на мне. Я дала свое согласие, и он сразу же пошел поговорить с матушкой, но она отклонила его предложение, наболтав ему всяких грубостей. С тех пор мы с ним больше не виделись. Акитаду эти слова только взбесили.

— Твое поведение, и тогда и сейчас, заслуживает осуждения, — сухо сказал он. — Этот человек — брат местного торговца, сам чуть ли не крестьянин и определенно не может считаться хорошей парой, а тем более мужем для девушки из рода Сугавара. Ты не имела права давать согласие на этот брак и вообще поощрять подобные мысли.

Ёсико, потупившись, смотрела на свои руки. Сейчас она держалась спокойно и решительно.

— Тебя не было здесь в то время, и ты не знаком с Кодзиро. А судить о человеке, которого совсем не знаешь, нехорошо. Великий Конфуций учит нас проявлять доброту ко всем и в каждом человеке искать хорошее. Кодзиро — хороший человек.

В первый момент Акитаде показалось, что он ослышался. Никогда еще Ёсико не разговаривала в таком тоне ни с ним, ни с кем бы то ни было еще. Она что же, и впрямь осмелилась выговаривать ему? И это после всего, что сама натворила? После всех этих неприятностей, которые теперь свалились на его голову? Акитада так рассвирепел, что вынужден был спрятать сжавшиеся кулаки за спиной, чтобы не ударить ее.

— У меня больше нет ни малейшего желания обсуждать здесь твое постыдное прошлое с этим человеком, — сквозь зубы выдавил он. — Только что я с трудом предотвратил твой арест. И если завтра утром мне не удастся убедить Кобэ в твоей невиновности, ты окажешься в тюрьме. В той же самой тюрьме, где теперь сидит твой любовник. И тебя точно так же разденут догола перед стражниками и будут избивать бамбуковыми палками, пока не сдерут кожу со всей спины и ниже или пока ты не признаешь, что на пару со мной хотела освободить из заключения Кодзиро. Тебя будут пытать и выспрашивать, что я надоумил сказать Кодзиро, и через некоторое время ты обязательно расскажешь им то, что они хотят услышать.

Тамако и Ёсико смотрели на него в ужасе.

— Нет! — воскликнула Ёсико. — Я никогда не скажу неправды! Я лучше умру!

— Они не посмеют коснуться твоей сестры, — сказала Тамако.

— Не говори глупостей! — напустился на нее Акитада, потом посмотрел поочередно на обеих. Обе они были рождены в благородных семьях; их белая нежная кожа не знала грубой работы; их длинные волосы блестели, потому что знали, что такое гребень. Откуда было знать этим неженкам о трудностях и невзгодах существования? Он хрипло сказал: — Ты же не знаешь ничего о подобных вещах, а я знаю! Я по долгу службы присутствовал на таких вот допросах и пару раз в своей жизни на собственной шкуре узнал, каково это — выносить подобные мучения.

Тамако побледнела и склонила голову.

— Прости, Акитада, — пробормотала она.

Но подбородок Ёсико был все так же упрямо вздернут.

— Я не сомневаюсь, что в тех случаях ты не опозорил своего имени, — сказала она, сверкая глазами. — Но я тоже Сугавара и сейчас говорю тебе: я лучше умру, чем подчинюсь.

— Ты только не забывай, что твой любовник пройдет те же испытания, что и ты. Ты уверена, что он также будет готов принять смерть, чтобы защитить твою семью?

— Да. Кодзиро уже однажды вынес пытки, не сказав им ни слова обо мне, — с гордостью сообщила Ёсико. — И сегодня его били из-за меня. Стражник сам сказал мне, когда я пришла.

— Поэтому Ёсико и была так расстроена, когда вернулась домой, — вставила Тамако.

— За тобой проследили, — сообщил Акитада сестре.

Ёсико кивнула:

— Да. Мне очень жаль, Акитада, что я навлекла на тебя такие неприятности, — сказала она. — Но еще больше мне жаль Кодзиро. Он пострадал из-за меня. Но я не сожалею, что люблю его. Когда с него снимут подозрения в убийстве, мы с ним поженимся.

— Что-о?! — У Акитады даже руки опустились от бессилия. Неужели он так никогда и не наведет порядок в собственной семье? Сначала эти проблемы с Акико, теперь вот Ёсико!.. Не иначе как кровь их матери, текущая в их жилах, делает сестер такими бестолковыми, что они способны только на одни неприятности. Уже не в силах сдерживаться, он заорал: — Ничего подобного даже не жди! Я запрещаю! Этот человек неподходящая пара для моей сестры.

Ёсико была очень бледна, но по-прежнему гордо держала голову и смотрела брату прямо в глаза.

— Я тебе только наполовину сестра, и ты ничем мне не обязан. Раз я так опозорила тебя, мне лучше уйти из этого дома. Я пойду к своей сестре. Тосикагэ поговорит с начальником полиции Кобэ и объяснит ему, что ты ничего не знал о моих отношениях с Кодзиро. А уж потом, если начальник полиции захочет арестовать меня, то по крайней мере ему не придется являться для этого в твой дом.

Они смотрели друг другу в глаза. Эти ее обидные слова как ножом больно резанули где-то внутри. Запоздало осознав, как несправедливо обошелся с ней, Акитада, запинаясь, проговорил:

— Ты не можешь так поступить!.. Почему Акико?.. Почему Тосикагэ? Что могут сделать для тебя они, чего не могу я? Разве я не стоял всегда на твоей стороне? Разве не вступался за тебя? За вас обеих? Так почему же ты поступаешь так со мной, Ёсико?

Ёсико отвела глаза в сторону и пробормотала:

— Прости, Акитада, но я дала слово Кодзиро и не могу нарушить его.

Сэймэевы словечки! Все в этой семье, похоже, готовы стоять горой друг за друга! И кто из них оставит его следующим? Сурово глядя сверху вниз на сестру, Акитада покачал головой, потом резко повернулся и вышел.

Он не разделил супружеское ложе с женой в ту ночь, а провел ее, снедаемый беспокойством и чувством вины, пытаясь найти решение своим семейным неурядицам. Тамако приходила к нему всего один раз, наверное, надеясь найти путь к примирению, но он сказал:

— Не сейчас. Я должен придумать, что теперь делать.

Склонив голову, она молча ушла и вернулась только позже с его постелью, которую расстелила без единого слова. Когда она снова ушла, он почувствовал себя чудовищно одиноким.

Ночью принимался идти снег. Когда тени в комнате начали сгущаться, Акитада распахнул настежь ставни. Было холодно, но не ветрено. В свете его лампы медленно падали крупные снежинки — гонимые невидимыми воздушными потоками, они кружились в неторопливом хороводе, прежде чем мягко опуститься на землю. Мерцая, словно танцующие звезды, они, казалось, приходили из какой-то потусторонней пустоты, становясь видимыми лишь в пределах света его лампы. Деревья и кусты на переднем плане выступали лишь смутными беловатыми очертаниями, а усыпанные гравием дорожки и дощатый пол веранды сплошь сверкали серебристым инеем. Только поверхность пруда выступала из этой белизны черным зеркалом, отражающим какую-то дальнюю черную вселенную.

Акитада долго стоял так, любуясь таинственным пришествием снегов, потом затворил ставни и вернулся в постель.

Проснувшись утром, он увидел, как разом посерел мир вокруг. Снегопад прекратился, но тяжелые низкие тучи, казалось, присели отдохнуть на застывших верхушках деревьев, и в этой сумрачной мгле снег на земле и на крышах напоминал какое-то блеклое покрывало из неотбеленного шелка.

Акитада торопливо натянул на себя темное кимоно, узкие штаны, сапоги и шапку-эбоси с траурной табличкой. Постучавшись, вошел Сэймэй — он принес завтрак и ждал распоряжений на день.

— Делай что хочешь, — сказал Акитада, прихлебывая чай. — Можешь заняться счетами, а мне нужно отлучиться сегодня утром.

Сэймэй с потерянным видом мялся на месте, потом поклонился и вышел.

Несмотря на ранний час, Кобэ уже ждал Акитаду в своем отдельном кабинете в тюрьме. Настроен он был почти примирительно и сразу же предложил Акитаде горячего саке.

Акитада отказался и даже не нашел в себе сил выдавить вежливую улыбку. Усевшись напротив Кобэ, он сразу приступил к делу:

— Вчера вечером я был потрясен и глубоко задет вашими обвинениями, поэтому не сумел сдержать гнева. Сегодня я пришел к выводу, что должен извиниться за глупые и опасные поступки члена моей семьи. Как глава семьи я несу полную ответственность за случившееся, даже если ничего об этом не знал.

Кобэ кивал. Всем своим видом он выражал внимательную учтивость

— Пожалуйста, продолжайте!

— Боюсь, что женщиной, за которой ваши люди проследили от тюрьмы до моего дома, оказалась моя младшая сестра Ёсико.

Кобэ изумленно вытаращил глаза.

— Ваша сестра?!

— Да. Как оказалось, она много лет назад питала сильную привязанность к этому человеку, что содержится у вас под стражей. В этих ее посещениях, видимо, виноват я, потому что имел неосторожность обсуждать с ней дело Нагаоки. Правда, в тот момент я и понятия не имел, что она знакома с кем-то из этой семьи, а она об этом умолчала.

Кобэ был так потрясен, что ему в голову не приходило подвергнуть слова Акитады сомнению.

— Ага… понятно, — пробормотал он. — А вам-то как, должно быть, все это неприятно! Разве ж могли вы предположить, что ваша сестра впутается в такие… отношения?! Тут я вам целиком и полностью сочувствую.

В первый момент Акитада расценил эти слова как насмешку, но лицо Кобэ не выражало ничего, кроме потрясения и озабоченности. Но такая его реакция, как ни странно, почему-то разозлила Акитаду. В конце концов, парень, с которым умудрилась спутаться Ёсико, не был таким уж основательно презренным типом. Сам Нагаока был уважаемым торговцем и, несомненно, человеком большой культуры, и его брат, которого Акитада видел под дождем у монастырских ворот, не произвел на него тогда какого-то неблагоприятного впечатления. Но он тут же сообразил, что для Кобэ Кодзиро всего лишь преступник и что репутация его сестры всецело зависит теперь от того, удастся ли ему очистить ее любовника от обвинений в убийстве.

Хорошенько собравшись с мыслями, он сказал:

— Я весьма и весьма признателен вам, господин начальник полиции, за то, что вы поверили мне. Поскольку моя сестра глубоко причастна к этому делу, то я подумал: не могли бы вы пересмотреть свою позицию и позволить мне помогать вам? — Тут он умолк, приготовившись к очередному отказу.

Однако, к его великому удивлению, Кобэ, поджав губы и задрав голову, задумчиво изучал потолок, потом многозначительно хмыкнул, помолчал и снова хмыкнул.

Ободренный таким положением дел, Акитада с бешено бьюшимся сердцем поспешил пообещать:

— Разумеется, я никогда не совершу ни одного действия, которое вы предварительно не одобрили бы. Буду работать, так сказать, под вашим руководством.

Кобэ наконец оторвал взгляд от потолка и перевел его на Акитаду. Вид у него был заинтересованный, уголки губ подергивались.

— Никогда бы не подумал, что знаменитый Сугавара обратится ко мне с такими словами. Может, сделаете еще один шаг и пообещаете руководствоваться исключительно моими решениями?

Акитада залился краской стыда, но ответил без колебаний:

— Да.

Кобэ поднялся.

— Тогда пойдемте. Поговорите с заключенным. Только в моем присутствии.

Акитада прямо-таки затруднялся понять, чему приписать такую неожиданную уступчивость Кобэ. Оставалось только предположить, что она была куплена ценой его собственного унижения. Ну и пусть! Пока они шли по тюремным коридорам в другое крыло здания, где содержались арестанты, он вдруг сообразил, что совершенно не знает, как действовать. Связь здешнего узника с Ёсико затрудняла подробный допрос. И присутствие Кобэ на их самой первой встрече только усложняло дело.

В фигуре, что поднялась с пола, гремя кандалами и опираясь на стену, почти невозможно было узнать бравого молодого человека, приезжавшего в горный монастырь. Всклокоченные волосы и борода, грязная, оборванная одежда, босые ноги. На теле, там, где соскользнула рубашка, виднелась кровь; ее следы были и на подбородке.

Людей в таком состоянии Акитада много повидал в жизни, и сейчас его глаза и глаза арестанта встретились. Обычно глаза рассказывали правду. Если в них стояла безнадежная тоска — верный признак того, что сопротивление силе и напору прекращено, — то становилось ясно, что заключенный рассказал все, что знал. Он уже и сам желал этого — чтобы прекратили бить.

Взгляд Кодзиро еще не приобрел этого выражения. В нем читались одновременно недоверие и безразличие, когда он поднял глаза на Кобэ, потом на Акитаду. Он нахмурился и теперь снова смотрел на начальника полиции. Акитаду он явно не узнал. Он не поклонился и не заговорил, и тяжелая выжидающая тишина повисла в камере.

Акитада подивился: что Ёсико нашла в этом человеке? Нет, конечно, сейчас он был не в лучшем виде, но, даже будучи отмыт и отчищен, он имел бы весьма заурядную внешность — среднего роста, определенно ниже Акитады и Кобэ, хотя и широкоплеч; и лицо не назовешь ни красивым, ни каким-то примечательным. Широкие скулы, приплюснутый нос и слишком уж толстые губы. Его наружность соответствовала его крестьянской сути. Конечно, он не почернел на солнце, не усох и не сгорбился от трудов на рисовых полях, но в нем явно не было того мужского лоска и изящества, отличавшего людей ранга Акитады. Разумеется, Акитада не слишком обольщался насчет собственной внешности, но он точно знал, как обычно выглядят мужчины, вызывающие восхищение у женщин. Кодзиро явно не принадлежал к такому типу.

Кобэ первым нарушил молчание:

— Ну что ж, Кодзиро, как я понял, ты по-прежнему продолжал упрямиться во время вчерашнего допроса.

Арестант не ответил, лишь слегка передернул плечами, по-видимому, отчетливо припомнив то, о чем шла речь. Акитаде доводилось видеть спины таких вот несговорчивых узников, и он понимал, каково сейчас этому человеку.

А Кобэ между тем продолжал:

— Ну и зря. Ты только напрасно тратил время — ведь мы выяснили, кто была та женщина.

Какой-то огонек промелькнул в глазах Кодзиро, но он промолчал. Боится ловушки, подумал Акитада, слегка удивившись тому, что крестьянин готов защищать честь Ёсико, не щадя собственной шкуры.

Арестант наконец разомкнул спекшиеся губы и прохрипел:

— Чего вы хотите, господин начальник? Кобэ усмехнулся:

— Я? Ничего. Я нахожусь здесь только потому, что этот господин имеет к тебе несколько вопросов.

Арестант осторожно посмотрел на Акитаду. Акитада не любил игру в «кошки-мышки», поэтому сразу прояснил положение:

— Мое имя Сугавара. Ёсико рассказала мне, что приходила сюда.

На этот раз заключенный не сумел скрыть эмоций — он вздрогнул всем телом и ошарашенно вытаращил глаза. Шея и лицо его медленно заливались краской. Наконец он хрипло проговорил:

— И что же тут такого? Молодая женщина несколько раз из жалости приносила мне еду. Всего лишь акт милосердия. И если кто-то усмотрел в этом благородном жесте что-то непотребное, так пусть ему и будет стыдно. Стражник может подтвердить, что между нами ничего не было, кроме нескольких рисовых лепешек.

— Я явился сюда не затем, чтобы обсуждать поведение моей сестры, а посмотреть, нельзя ли вам чем-то помочь.

Отчаянная и радостная надежда вдруг промелькнула в глазах узника.

— Так вы хотите нам помочь?

— Ошибаетесь! — отрезал Акитада. — Если у меня найдется что сказать по этому делу, вы никогда больше не увидитесь с моей сестрой. Никакой связи между вашей семьей и моей, как вы сами только что сказали, не существует. — Он видел, как померк свет в глазах Кодзиро, даже не успевшего испытать сожаление. Но он хорошо понимал, что в таких случаях лучше быть жестоко откровенным.

Ровным, безжизненным тоном узник проговорил:

— Понимаю. Вернее, не понимаю. Зачем тогда было приходить?

Акитада прочистил горло и принялся объяснять:

— Интерес к вашему делу возник у меня гораздо раньше, чем я узнал о ваших… отношениях с моей сестрой. И начальник полиции Кобэ может это подтвердить. Мы с вами даже виделись мельком у ворот монастыря. Тогда, если помните, шел дождь, и вы были со своей невесткой.

Кодзиро кивнул:

— Да, теперь припоминаю. И все-таки это пока не объясняет вашего интереса ко мне, господин. Это, конечно, очень мило с вашей стороны, но я должен попросить вас оставить это дело в покое. В сложившихся обстоятельствах вам оно покажется только лишь неприятным, а мне в любом случае нечего терять. — И он демонстративно отвернулся лицом к стенке. Теперь им хорошо были видны огромные кровавые пятна на спине рубашки.

Акитада даже закусил губу. Если бы его сестра не вмешалась, парня, возможно, не подвергли бы таким мучениям.

— Неприятным для себя я считаю только несправедливость, — сказал он, косясь на Кобэ, который, поджав губы и задрав голову, изучал потолок. — Мне сказали, что вы сначала признались в убийстве своей невестки, а потом отказались от признания. Так вы невиновны?

Не поворачиваясь, узник сказал:

— Виновность и невиновность, господин, понятия родственные. Из всех знакомых мне людей по-настоящему невиновным человеком является только ваша сестра. Мы же все наделали достаточно грехов, чтобы повеселить демонов ада.

Акитада изумленно смотрел на этого перепачканного кровью, истерзанного человека в цепях. Где он, представитель далеко не самого высшего сословия, научился так говорить? И почему он так упорствует, почему не хочет помочь следствию, когда его жизнь висит на волоске? Вместо того чтобы с готовностью принять предложенную помощь, он заставил Акитаду внутренне устыдиться своих недостатков, а в свете последних событий — и грехов своих родителей. Мимолетная мысль об их грехах и об их схожих судьбах, находящихся в руках могущего судии, пронеслась у него в голове. Ему вспомнились и адская картина Ноами, во всех подробностях живописующая кару в подземном мире, и его ночной кошмар в монастыре. Закованный в цепи, окровавленный Кодзиро выглядел ничуть не лучше истерзанных грешников в аду с картины Ноами. Выходит, в мире людей тоже были свои демоны.

Стараясь совладать с собой и набраться терпения для разговора с этим упрямцем, Акитада сказал:

— Я ночевал там в ту ночь, только в другом крыле, и слышал женский крик. Я не верю, что госпожу Нагаока убили вы. Если вы не станете возражать, я постараюсь выяснить, что же произошло на самом деле. Боюсь, улики против вас слишком сильны, чтобы снять с вас подозрения в убийстве, но, возможно, нам удастся выявить настоящего убийцу.

Кодзиро повернулся лицом и посмотрел на Акитаду, потом на Кобэ. У Кобэ он спросил:

— А вы, господин начальник, тоже изменили свое мнение?

Кобэ покачал головой:

— Отнюдь нет. Но я честный человек.

Тогда Кодзиро повернулся к Акитаде:

— Мне непонятно ваше желание освободить меня, но я готов сделать все, что в моих силах. Заметьте, мне по-прежнему безразлично, что будет со мной, просто я знаю, что этого хотела бы она. Она даже мечтала, чтобы вы взялись за это дело. Вот ради нее я и расскажу вам, что помню, и отвечу на все ваши вопросы.

Только многого от меня не ждите. В какой-то момент мне и самому казалось, что я виновен.

Акитаду раздосадовало это новое упоминание о Ёсико, но он решил не обращать внимания.

— Тогда начните рассказ с ваших отношений с невесткой.

— Мой брат познакомился со своей будущей женой, когда в очередной раз колесил по стране в поисках товара. Нобуко была дочерью одного ученого, ушедшего на покой и проживавшего в своем небольшом провинциальном имении. Она была гораздо моложе моего брата, но очень хотела подыскать себе солидного и состоятельного мужа. — Кодзиро слегка поморщился. — Некоторые молодые женщины, кажется, любят гоняться за роскошью и в конце концов останавливают свой выбор на торговцах. Мой брат, будучи уже немолод, представлял собой довольно скучную пару для очаровательной молодой резвуньи. Но у него имелось два преимущества — деньги и жилье в столице. У ее отца, как я понимаю, на этот счет были гораздо более сложные мысли. Профессор Ясабуро, человек образованный, жил в весьма и весьма стесненных обстоятельствах — он едва сводил концы с концами, а о приданом для дочери даже речи не было. Разумеется, ему очень хотелось удачно пристроить ее. Вот так и вышло, что она стала жить в доме моего брата, и у меня появилась невестка. Сначала Нобуко мне очень понравилась. Она была мне почти ровесницей и оказалась очень талантлива в музыке. Когда я приезжал, мы играли на лютне и вместе пели, а мой брат любовался и слушал. — Лицо Кодзиро погрустнело. — Мой брат был глубоко привязан к Нобуко. Он души в ней не чаял, глаз от нее не мог оторвать, и я за него радовался. Но вскоре все изменилось. — Арестант загремел оковами и вздохнул.

Им всем было неуютно стоять здесь, на этом грязном холодном полу, но Кодзиро, закованному в цепи и измученному болью, было хуже всех. Не в силах что-либо изменить, Акитада решил поторопить его с рассказом:

— И что же изменилось? Кодзиро уныло отвечал:

— Однажды моя невестка попросила меня заняться с ней любовью. Она утверждала, что мой брат больше не способен… доставить ей удовольствие и что из-за меня она потеряла сон. Я был потрясен такими признаниями и поскорее покинул дом брата. Я долго не появлялся там, пока брат не послал за мной. Рассказать ему о том, что случилось, я не мог.

— Вы никогда не поддавались ее домогательствам?

— Никогда. Я начал питать отвращение к этой женщине с того момента, когда она предложила мне предать брата. — Хмурый и тяжелый взгляд Кодзиро заставил Акитаду усомниться в его словах. — Я избегал ее как чумы.

— Ага! — внезапно вмешался Кобэ. — Слышали мы уже это вранье! Если ты боялся ее как чумы, что же ты тогда поехал с ней путешествовать, а? И ни служанки не взяли, ни тетушки какой престарелой для сопровождения. Нет уж, я скажу тебе, как было на самом деле. Ты соблазнил жену брата, а когда дома разводить шашни было трудно, увозил ее в маленькие путешествия. Вот и в монастыре ты собирался хорошенько с ней поразвлечься. В первую же ночь вы оба напились, и ты убил ее. Может, по случайности, а может, она отказала тебе. Потом ты увидел, что натворил, испугался и искромсал ей лицо — чтобы ее не узнали и ты мог удрать. Только вот удрать-то тебе не удалось — вино тебя свалило.

Глядя на Кобэ с презрением, Кодзиро сказал:

— Ничего подобного я не делал. Не знаю вот только, как я оказался в ее комнате, но могу сказать точно, что не пил в монастыре ничего, кроме чая, и что заниматься любовью с женой брата не имел ни малейшего желания. Я поехал с ней в это путешествие, потому что брат сам попросил меня сопровождать ее. И я не мог отказаться, не объяснив причины. Ее служанка не поехала с нами, потому что в тот день сильно занедужила. Нобуко настаивала на поездке, и мой брат всячески ее поддерживал. Он может это подтвердить.

— Да, уже подтвердил, — сказал Кобэ. — Как же ему не покрывать младшего братца?!

Кодзиро испепелял взглядом Кобэ, и Акитада поспешил вмешаться:

— Ваш брат сказал мне, что раньше вы любили хорошенько выпить. Он говорит, вы даже допивались до того, что не помнили, где были и что делали. Не могло ли так случиться, что это повторилось и в тот раз?

— Я не отрицаю, что раньше сильно пил. Вино всегда действовало на меня крепче, чем на остальных, и бывало даже так, что я на несколько часов впадал в беспамятство. Только к тому времени, когда мой брат женился, я бросил пить. — Он помолчал. — Повторяю: в монастыре я не пил. По крайней мере не делал этого в сознательном состоянии. В любом случае это трудно было сделать, потому что с собой я не брал вина, а в монастырях, как известно, вина не подают.

— Да, я уже думал об этом. — Акитада кивнул и переглянулся с Кобэ, который в ответ лишь насмешливо изогнул брови, словно бы говоря: «Да верь ты чему хочешь!» — Вы проводили время вместе с госпожой Нагаока после того, как вам показали ваши комнаты?

— Нет! — Этот страстный ответ был исполнен горечи. — Я все время был у себя, разве что ненадолго отлучался в баню. Когда вернулся, выпил чаю и сразу же лег в постель, потому что очень устал. И это в общем-то все, что я помню.

— Чаю? — удивился Акитада. — А я думал, монахи подают только воду.

— В чайнике на маленькой жаровенке был чай, когда я вернулся из бани. Вообще-то я чай не люблю, а этот к тому же был очень горький, но я все равно выпил, потому что меня мучила жажда, а воды не было.

Акитада снова переглянулся с Кобэ. Тот хмурился.

— Вы сказали, что ничего не помните после того, как уснули в своей комнате. А сны у вас какие-нибудь были?

Этот вопрос очень удивил Кодзиро.

— Нет, — сказал он. — Но когда я проснулся, у меня было ощущение, будто я всю ночь напролет пьянствовал. В ушах стучало, голова трещала, перед глазами все плыло. И говорить я мог с трудом. Мне казалось, будто язык прищемило булыжником, а в рот насыпали песка. Вам же, наверное, сказали, что от меня несло винищем, а рядом стоял пустой кувшин. Я могу только предположить, что меня как-то «отключили» и уже бессознательного опоили вином.

Кобэ сердито фыркнул.

— Мы осматривали твою голову. Никто тебя не «отключал».

Акитада задумчиво смотрел на арестанта.

— А кто, по-вашему, мог убить вашу невестку и выставить убийцей вас?

Лицо Кодзиро вытянулось. Он покачал головой:

— Не знаю, господин. У меня нет никаких соображений на этот счет. Нас никто не знал там. Только привратник видел, как мы прибыли вместе. Но это был всего лишь старик, к тому же монах. Вы сами видели его. — Он сполз по стене, и лицо его вдруг осунулось и побледнело. Усталым голосом он сказал: — Я же предупреждал, что не знаю ничего и ничем не могу помочь следствию.

— А брата своего вы не подозреваете в убийстве? Арестант одним рывком вскочил на ноги, гремя цепями.

— Что вы такое говорите?! — крикнул он, сверкая глазами. — Моего брата там не было. И он любил ее до сумасшествия. Он никогда пальцем ее не тронул бы… и не стал бы выставлять убийцей меня! Если вы хотите переложить вину на моего брата, то я не стану вам помогать. Я лучше возьму все на себя.

Кобэ вдруг сделался похожим на кота, поймавшего рыбку.

— Ну что, Сугавара, вы закончили? — спросил он. Акитада кивнул и, обращаясь к Кодзиро, сказал:

— Я постараюсь выяснить правду. Если виновным окажется ваш брат, то тут уж ничего не поделаешь. Вы провели много времени здесь, размышляя над тем, что произошло той ночью в монастыре. А теперь я хочу, чтобы вы подумали о вашей невестке. Все, что вам удастся вспомнить о ее жизни до и после замужества, может оказаться очень важным. Ее интересы, ее отношения с вашим братом и остальными домочадцами.

Кодзиро открыл было рот, но Акитада остановил его взмахом руки.

— Нет, не сейчас. Не надо спешить, отдохните. А я еще вернусь… если начальник полиции позволит.

— Посмотрим, — уклончиво сказал Кобэ, отпирая дверь камеры.

Акитада кивнул арестанту и повернулся к выходу. У него за спиной загремели кандалы, и хриплый голос сказал:

— Спасибо, господин.

Когда они шли обратно по коридорам, Акитада первым завел разговор:

— Вы слышали, что он говорил. Конечно, его опоили. Тем самым чаем. Я беседовал с монахами, что обслуживают постояльцев. Они никогда не подают ничего, кроме воды.

Кобэ хмыкнул.

— А не приходил вам на ум кто-нибудь еще, у кого могли иметься мотивы убить госпожу Нагаока?

— Никто, кроме ее мужа. Ведь как ни крути, а эта женщина исповедовала двойную мораль.

— Знаю. Но я разговаривал с Нагаокой. Он был до странного равнодушен и не выказывал никаких эмоций по поводу ее смерти. Похоже, беспокойство у него вызывал только брат. Не исключено, что Нагаока подозревал их в тайной связи.

Кобэ чуть склонил голову набок.

— У меня только что промелькнула та же мысль. Известно вроде бы, что он был от нее без ума. Но тогда зачем защищать брата? Может, он хороший актер и умело притворяется? Почему бы вам не разобраться с этим?

Акитаде вспомнилась маска, которую Нагаока вертел в руках в день его прихода. А что, если он знает тех актеров, выступавших в монастыре? Что, если он заплатил какому-нибудь полуголодному актеришке и поручил тому убить свою жену и выставить все так, будто это дело рук его брата?

С Кобэ они расстались у ворот. Погода стояла все такая же хмурая. Плотные, низкие тучи нависали над городом. Сиротливые, одинокие снежинки нет-нет да и опускались на раскисшую дорогу и тут же таяли.

Акитада с грустью думал о том, что ждет его дома.

ГЛАВА 13

АКТЕРЫ И АКРОБАТЫ

— Гэнба!

Тора решительно направился к небольшой кучке людей в конце зала. Обернувшись, Гэнба смотрел на него с изумлением.

— Как ты сюда попал? — поинтересовался он далеко не дружелюбным тоном.

На вопрос Тора не ответил, а первым делом поклонился восседавшей на своем «троне» госпоже Вишневый Цвет.

— Прощу меня простить, госпожа, за то, что вмешиваюсь, — проговорил он, вкрадчиво улыбаясь. — Меня зовут Тора. А мой друг, как я вижу, пришел сюда раньше меня.

Толстуха, обмахивая необъятную грудь веером, оглядела Тору с одобрением.

— Зачем же извиняться? Добро пожаловать к нам, Тора. Что привело тебя сюда?

— Ваша слава, госпожа. Я слышал о вас от одного крепкого парня, что содержит питейное заведение у реки. Его кличут Быком, и так уж случилось, что мы с ним земляки. Правда, он мало что мог рассказать мне о вас и о вашем заведении, вот я и отправился посмотреть своими глазами, несмотря на поздний час и метель. — Одарив толстуху обаятельной улыбкой, Тора прибавил: — И теперь, когда я здесь, поверьте, я ничуть не жалею, что пришел, и несказанно рад предстать пред ваши прекрасные очи!

Гэнба презрительно хмыкнул, а госпожа Вишневый Цвет принялась кокетливо теребить красную ленточку в волосах.

— Какой обходительный и любезный у тебя друг, Гэнба! — Голос ее звучал по-девичьи игриво, и она слегка шепелявила, но, присмотревшись получше, Тора окончательно убедился, что тетка изрядно пожила на свете. Лицо ее было разрисовано белилами и румянами, глаза обведены сажей, крошившейся и застревавшей в крошечных морщинках. Только вся эта краска да легкомысленное хихиканье и выдавали в ней акробатку прошлых лет.

— Не тратьте на него время, госпожа Вишневый Цвет! — прогремел Гэнба. — Это же самый большой враль в городе!

Госпожа Вишневый Цвет нахмурилась:

— О-о!.. Да у вас разногласия! Как интересно ты о нем отзываешься! — прибавила она с ухмылкой.

Гэнба покраснел и метнул на Тору сердитый взгляд.

— Нет же, нет! Вы… меня не поняли, — пробормотал Гэнба. — Он не тот, за кого… — И он беспомощно замолчал.

Но госпожа Вишневый Цвет уже не слушала его.

— Итак, Тора, зачем же ты к нам пожаловал? Что привело тебя сюда? — спросила она, игриво помахивая веером.

Тора посмотрел на Гэнбу, гадая, сколько тот уже успел выболтать за время своей горячечной влюбленности в эту женщину. Поджав губы и насупившись, Гэнба свирепо глазел на него.

— Имеете в виду, помимо вашей прелестной особы? — уточнил Тора.

— Вот глупый парень! — Она выставила вперед веер и кокетливо спряталась за ним.

Тора едва не расхохотался в голос.

— Ну… как я уже сказал, я тут недавно болтал с Быком да случайно возьми и обмолвись: вот, дескать, совсем утратил я сноровку… — Тора огляделся по сторонам, соображая на ходу, и взгляд его упал на стойку с бамбуковыми палками, — сноровку в палочной борьбе. Вот тогда-то он и упомянул ваше имя. Я, признаться, маленько удивился, что женщина заведует таким делом, но он сказал, что у вас лучший тренировочный зал в городе. Тогда я решил пойти посмотреть своими глазами. Ведь оно так редко бывает, чтобы и деловая хватка, и талант сочетались в такой прекрасной женщине. — Тора отвесил толстухе новый поклон.

— Вообще-то я девушка, — поправила его госпожа Вишневый Цвет, теребя кудряшки на голове. — Одинокая девушка. — И она стрельнула в него глазками — посмотреть, какова будет реакция.

Тора осклабился.

— Да что вы говорите?! Ну что за слепцы эти мужчины! Что за дурачье, ей-богу! А может быть, их отпугивает ваш непревзойденный талант?

Она хихикнула.

— Вот льстец! Впрочем, не сказать, что ты не прав. Когда я выступала, работа занимала у меня все время. Любовь мешает тренировкам. Акробатам требуется такое же самообладание, как борцам или лучникам. Поэтому я предавалась воздержанию. Это было нелегко. Очень нелегко, потому как нрав-то у меня горячий. — Она вздохнула. — А в итоге карьера моя все-таки рухнула. В один прекрасный день, когда я выступала при дворе, был там такой мужчина о-очень высоких кровей… такой величавый красавец… Нет, ничего не стану больше говорить! Скажу только, что был он куда как настойчив! — Она заулыбалась и снова прикрыла лицо веером.

— Ах вот оно что! — Тора закивал. — Ну а столь скромная персона, как я, может любоваться только со стороны тем, что так пылко возжелал сей родовитый красавец. — Так-то оно даже легче, подумал про себя Тора, бросая косые взгляды на молоденьких гимнасток, кувыркающихся в зале, среди которых вряд ли сыскалась бы хоть одна скромница.

— Разумеется, — сказала госпожа Вишневый Цвет, выглядывая из-за веера. — Я женщина высоких принципов и занимаюсь уважаемым делом. Стараюсь быть примером для других. — Она махнула пухлой рукой в сторону резвящихся акробатов и танцоров. — Если ты пришел сюда потренироваться, то пожалуйста, но всяких там неприличностей я не потерплю. Понял?

Тора застенчиво пообещал вести себя хорошо. Выражение лица ее смягчилось. Улыбаясь и теребя себя за локоны, она прибавила:

— Беда вот только, что никто из этой деревенщины, что я беру на работу, не знает толка в палочном бою. Прямо хоть сама берись за палку. Ну а ты-то, конечно, не выступал?

Тора слушал ее вполуха, соображая про себя, как бы завести разговор об актерах.

— Не-е, я воевал. Раньше воевал. А теперь вот нанялся телохранителем и хочу быть в боевой форме.

Госпожа Вишневый Цвет кивнула и задумчиво поджала губы.

— Ну что ж, хорошее дело, — сказала она. — На улицах сейчас небезопасно. И для мужчин, и для женщин. Просто безобразие какое-то, что власти позволяют всякому отребью свободно разгуливать по городу. Ладно, Тора, я, пожалуй, возьму тебя, хотя палочные бои не по моей части. Будешь заниматься, ну, скажем, раз в неделю по часу. Сотня медью за один урок. Идет?

Тора на мгновение утратил дар речи. Что же это такое получается? Уж не собирается ли эта рыхлая тетка учить его искусству палочного боя? Да еще за такие деньги! Представив себе, как он сойдется с этой громадиной на глазах у людей, он прямо-таки ужаснулся. Да над ним будет потешаться весь город!

Но толстуха поняла его по-своему.

— Ладно, ладно, — сказала она. — Подозреваю, что ты, как и все, не толстосум. Будешь платить мне полсотни медью, когда сможешь. — Она поднялась. — Как насчет небольшой пробной разминочки прямо сейчас?

Тора в ужасе попятился.

— Нет, нет! — отчаянно запротестовал он. — Вы очень добры, но я не смогу сражаться с вами сегодня. Вы так нарядно одеты! Ну а в другой раз почту за высокую честь.

— Чепуха! — брякнула она и, развязав пояс, бросила его на пол. Проворное движение плеч — и черное шелковое кимоно, соскользнув, упало к ее лодыжкам. Как и девушки-акробатки, под платьем она носила только набедренную повязку. Женщина в синем кимоно с веерным узором подбежала и торопливо подобрала с пола одежду, аккуратно свернула ее и положила на кресло. Лица ее Тора не разглядел, зато от него не скрылись тонкая талия, округлые бедра и шелковистые длинные волосы, завязанные белым бантом. Служанка, на его взгляд, выглядела гораздо более аппетитной, чем ее хозяйка. Однако, опомнившись, он снова обратил взор на госпожу Вишневый Цвет.

Маленький красный нагрудничек с бахромой, скрепленный с набедренной повязкой, не мог скрыть громадную грудь и живот невероятных размеров. Тора глазел на все эти «прелести», а их обладательница между тем вдруг подняла толстенную руку и содрала с наголо бритой головы кокетливо завитые кудряшки, оказавшиеся лакированным париком. Вручив его служанке, она шагнула вниз с помоста и прошлась мимо Торы со всей бесстрастностью борца-мужчины. Ее короткие ноги перерастали в огромные колышущиеся бедра; громадные ягодицы с ямочками подпирали широченную спину. Несмотря на пол, строение тела у нее было мужское. Тора посмотрел на Гэнбу, надеясь, что это зрелище излечило его от любовной лихорадки, но как бы не так — его дружок не сводил с толстухи восторженных глаз.

Не обращая на них внимания, госпожа Вишневый Цвет выбрала на стойке две бамбуковые палки. Ту, что полегче, она бросила Торе и, приняв боевую позу, приказала:

— Твой выпад!

— Но, госпожа!..

— Никаких «но»! Чего ты ждешь? — отрезала она.

В настоящем бою ты был бы уже мертв. — Госпожа Вишневый Цвет еще не договорила этих слов, как ее палка замелькала в воздухе, со свистом описав дугу вокруг головы Торы.

Изумленно таращась на колышущиеся перед ним горы плоти, Тора запоздало и неуклюже парировал.

— Медленно, — откомментировала она и наметила новый удар ему между ног.

Тора подпрыгнул и на этот раз умудрился коснуться ее палки. Он начал наступать молниеносными движениями, атакуя ноги госпожи Вишневый Цвет и пытаясь заставить ее потерять равновесие. К его величайшему удивлению, она бросила палку и в мгновение ока, как пушинка, кувырнулась назад через голову, после чего приземлилась на пол с таким грохотом, что во всем зале задрожали доски. Из щелей между ними поднимались маленькие облачка пыли.

Тора стоял потрясенный, открыв рот, когда она вдруг подхватила свой шест и сделала вращающийся выпад. На этот раз ей удалось зацепить его. Тора больно шмякнулся на задницу. Зал взорвался аплодисментами. Гэнба орал:

— Превосходно! Какой блестящий выпад!

А госпожа Вишневый Цвет раскланивалась перед зрителями.

Тора еще пытался встать на ноги, когда она снова пошла в наступление. Мысленно выругавшись, он вынужден был взяться за оружие и изящно парировал. Следующие несколько минут она только и делала вызывающие броски, потому что Тора никак не мог заставить себя нападать на полуголую женщину — пришлось ему ограничиться защитными выпалами. В конце концов она приблизилась к нему так быстро и внезапно, что он оказался перед выбором — или перейти в наступление и дать ей напороться на его шест, или отказаться от боя.

Тора предпочел последнее.

Она встала в аккуратную стойку прямо перед ним, пыхтя и улыбаясь всем своим раскрасневшимся лицом.

— Ага! Достаточно, как я вижу?

— О да! — сказал Тора. — Вообще-то я не ожидал… то есть этот кувырок назад получился очень интересно, только я никогда прежде не видел, чтобы его использовали в палочном бою.

Она забрала у него шест и вместе со своим поместила обратно в стойку.

— А-а! Этот маленький прыжок? — сказала она через плечо. — Он из акробатики. Такие прыжки через голову я делала сотнями, и вверх и вниз по лестнице, и через всевозможные препятствия, которые люди выставляли на моем пути. Только, разумеется, я была тогда поменьше и помоложе и носила штанишки с рубашечкой, как мальчик.

— Да-а… это надо было видеть! — сказал Тора, пытаясь представить, как эта огромная женщина могла вообще быть похожей на мальчика. — Но не боитесь ли вы, что такой трюк может сыграть с бойцом злую шутку во время настоящего сражения? Ведь вы же расстаетесь с оружием, чтобы сделать этот кувырок.

Она между тем одевалась, туго стягивая пояс на пышных боках.

— Думаю, надо поступать по обстоятельствам, — мудро заметила она. — Внезапность всегда срабатывает. Пока ты там стоял разинув рот, я успела взяться за палку и атаковать. Но даже если бы ты не опешил и продолжал бой, я бы перекатилась на колени и сделала бы бросок снизу.

— Без палки? — Тора удивленно вытаращил глаза — Но это уже не палочный бой, а просто борьба.

Она напялила парик на голову и снова уселась в кресло.

— А не ты говорил, что собрался тренироваться для схваток с настоящими преступниками? Если ты видишь в этом только забаву, я тебе не соперник.

— О-о… Ну вы… Вы просто сказочная женщина! — поспешил воскликнуть Тора.

Она кивнула и указала ему на помост рядом с собой.

— Вот, садись здесь. И мой тебе совет: разучи несколько нетипичных трюков. Впрочем, в обычной технике ты меня, возможно, превосходишь.

Впечатленный против своей воли, Тора сел у нее в ногах. Общение с этой странной женщиной начисто выбило его из колеи. Небольшая толпа, собравшаяся посмотреть на бой, разошлась — смеясь и переговариваясь, акробаты и актеры вернулись к своим упражнениям. Остался только Гэнба. Выждав немного, он подошел и сел с другой стороны в ногах у госпожи Вишневый Цвет.

Они сидели как друзья, наблюдая за тренировкой в зале. Бои на мечах возобновились; танцовщицы плавно и размеренно выписывали изящные фигуры; акробаты прыгали и кувыркались. Изумлению Торы не было конца, когда он увидел, как две миниатюрные девчушки поменялись ролями со своими партнерами и теперь сами лихо подхватывали тех на лету. Девушки казались Торе похожими как две капли воды — обе тонкие в талии, полногрудые и очень грациозные. Он все никак не мог решить, которая из них могла бы оказаться проворнее и слаще в постели. Сам-то он уже и припомнить не мог, когда последний раз предавался любовным утехам. И это огорчало его — ведь нормальный мужик должен быть всегда в форме.

— Вон те четверо, наверное, акробаты? — поинтересовался он у госпожи Вишневый Цвет.

Она оторвала взгляд от боя на мечах.

— Да в общем-то нет. Они из труппы Уэмона. Просто сегодня у них тренировка.

Тора оживился, мысли так и забегали в голове.

— А я и не знал, что в таких труппах держат акробатов. Разве они участвуют в представлениях?

— Нет. Эти четверо готовят отдельное выступление, чтобы труппа выручила побольше денег. Девушки эти — близнецы. Зовут их Злато и Серебро. Злато — это та, что с распущенными волосами, — еще куда ни шло, кое-что все-таки умеет. Но остальные!.. — Она небрежно махнула рукой. — Все только из-под палки. Беда с этой молодежью — ни дисциплины у них нет, ни терпения. Им подавай богатство сразу, безо всякого труда, а ведь на носу зимние ярмарки, акробаты ой как нужны — развлекать толпу. Денежки там получаются неплохие, вот они и кувыркаются на площадях, если нет представления.

— Наверное, и по стране разъезжают? По монастырским ярмаркам?

Госпожа Вишневый Цвет кивнула:

— Да. Уэмон только что вернулся в столицу — давал представление каким-то монахам.

Тора сокрушенно качал головой, глядя на почти обнаженных девиц.

— И как только Уэмон разрешает им скакать в таком виде? Они же все-таки женщины…

— А что плохого, если женщины выступают перед зрителями? Пусть выступают, если есть талант, — сердито буркнула госпожа Вишневый Цвет. — Ты просто рассуждаешь, как все остальные мужчины! И Уэмон туда же, старый крючок. А ну его! Плевать мне, что он думает о женщинах. Говорит, что акробатика — занятие непочтенное, а сам вставил в свое представление несколько номеров с этими вот попрыгунчиками. Народу нравится. — Она обиженно фыркнула. — Ишь ты! Непочтенное!.. Пусть тогда идет руководить представлениями при дворе.

— А все остальные здесь тоже работают у Уэмона? Госпожа Вишневый Цвет кивнула.

— Женщины в основном поют и танцуют. А вон тот красивый парень с мечом — это Дандзюро. Лучший актер в труппе Уэмона.

Довольный тем, что дернул за нужную ниточку, Тора перевел взгляд на двух бойцов с мечами. Теперь ему стало понятно, зачем они так глупо подпрыгивают и вопят, размахивая мечами. Ведь все это оказалось актерской игрой. Дандзюро явно изображал героя, а его соперник, широколицый бородач, — уличного злодея. Получалось у них и впрямь неплохо, особенно в том месте, где злодей, надеясь при помощи нечестного приема разоружить красавца, бросился на Дандзюро с мечом наголо. Дандзюро в последний момент отпрыгнул в сторону, схватил злодея прямо в полете и отшвырнул его, словно мешок с рисом. Потом, вырвав у злодея из руки меч, вонзил его в живот соперника.

Тора даже привстал в страхе, но оба актера рассмеялись, подобрали свои мечи и ушли с арены.

— Ну и ну! Вот это было здорово! — восхищенно воскликнул Тора. — Этот Дандзюро на вид не особо-то крепкий, но, видать, силен, если может подхватить и швырнуть наземь мужчину своего роста.

Госпожа Вишневый Цвет поджала губки.

— Да, силен. И очень хороший актер. Труппа Уэмона и в частных домах дает представления.

Эти слова она произнесла как бы неохотно, и Тора поспешил полюбопытствовать:

— А разве что-то с ним не так? Госпожа Вишневый Цвет усмехнулась:

— Слишком смазливый уродился! Женщины так и бросаются на него, дурочки.

Тора теперь уже с интересом изучал актера. Стало быть, этот парень известен как сердцеед. Может, и госпожа Вишневый Цвет неравнодушна к нему? Как дамский любимец Дандзюро не произвел на Тору впечатления. Стройный и мускулистый, он, похоже, отличался живостью и проворством, но это гладкое, мягкое лицо с круглыми глазами явно больше подходило женщине, а уж про его умение обращаться с мечом и говорить нечего!..

— Может, актер он и хороший, но по-настоящему сразиться на мечах не сумел бы, — презрительно заметил Тора.

Госпожа Вишневый Цвет фыркнула:

— Они ведь только изображают бой на мечах. Но ты прав: с такой смазливой бабьей физиономией на мечах не дерутся, а? — Она наклонилась и обняла Тору за плечи. — А я вот подозреваю, что и ты большой умелец потискаться. Жена-то у тебя есть или девчонка?

Тора метнул взгляд на Гэнбу, у которого эти панибратские нежности вызвали бледность.

— Пока не успел обзавестись, — непринужденно сказал он, лихорадочно соображая, как бы ему поскорее вырваться из объятий госпожи Вишневый Цвет. Его совсем не тянуло к этой женщине, которая, похоже, уже начала строить планы на его счет. К тому же ему не терпелось побеседовать с кем-нибудь из актеров. А при случае, может быть, и из актрис.

Госпожа Вишневый Цвет захихикала и снова взялась щупать его.

— Э-эх, моложе-то никто не становится! Лучше всего смириться с этим.

— А этот Дандзюро, видать, и со здешними девчонками порезвиться не промах? — Взглядом знатока Тора окинул девушек из труппы Уэмона. Среди них была одна очень миловидная, высокая, она сейчас о чем-то шепталась со служанкой госпожи Вишневый Цвет. Лица последней Тора по-прежнему никак не мог разглядеть, но фигурка у нее была как у танцовщицы. Близняшка с распущенными волосами, поймав его восхищенный взгляд, одарила его обаятельной улыбкой. Он заулыбался ей в ответ, но тут же припомнил, каким именем она себя наградила — Злато.

— Теперь уже нет, — ответила госпожа Вишневый Цвет. — Старый Уэмон положил конец этим шашням. Так и сказал ему: либо угомонись, либо выметайся из труппы. Вот он и остепенился — женился и на других женщин больше не поглядывает.

Тора еще раз обменялся теплыми взглядами с юной акробаткой и поднялся.

— Хочу представиться остальным, — сказал он госпоже Вишневый Цвет. — Ведь если я собираюсь приходить сюда на занятия, мне так или иначе придется со всеми познакомиться.

Акробаты только что начали новую серию пируэтов, поэтому Тора направился в конец зала, чтобы получше разглядеть танцовщицу и служанку. Служанка тут же куда-то суетливо убежала, а вот танцовщица оказалась настоящей красавицей. Тора раскланялся, но она презрительно отворачивала лицо. Задетый за живое, он тогда попробовал пробрать ее сладкими словами насчет ее фигуры, но тут кто-то больно схватил его сзади за плечо. Тора дернулся и обернулся.

— А ну вали отсюда! — рявкнул на него актер Дандзюро.

Тора стряхнул с плеча его руку и, свирепо сверкая глазами, огрызнулся:

— А тебе-то что за дело?

Дандзюро был с ним одного роста и, возможно, сильнее. Теперь, рассмотрев парня поближе, Тора не смог бы сказать, что тот понравился ему больше. Лицо странным образом сочетало в себе мужскую заносчивость и женскую капризность. Взгляд его был враждебным, но больно уж мягковат, губы — слишком пухлые и красные, а кожа — слишком белая и гладкая для мужчины.

— Ты докучаешь даме.

И говорил-то он, как школьный учитель. Для актера Дандзюро был явно слишком высокомерен и сильно важничал. Ведь танцовщики и актеры принадлежали к самому низшему сословию и частенько имели дурную репутацию. Тора фыркнул.

— Какой еще даме? Я просто говорил комплименты одной из танцовщиц. Они, как известно, большие любительницы порезвиться на стороне.

В одно мгновение красавица налетела на него и плюнула ему в лицо.

— С-собака! — прошипела она. — Как ты смеешь оскорблять меня?!

— Да ладно, не обращай внимания на этого невежу и бездельника, — сказал Дандзюро.

Тогда она повернулась к нему:

— А ты тогда кто, если позволяешь этой деревенщине оскорблять меня?!

Какой спесивой сучкой оказалась эта красотка! Мужской интерес к ней у Торы разом пропал, и он только понадеялся, что Дандзюро когда-нибудь все-таки обломает и приструнит ее. Он отер рукавом лицо и смерил актера недобрым взглядом.

— Он, похоже, считает себя советником-кампаку, ну а ты, милая, возомнила себя не иначе как божественной девой Камо!

Актер смерил его надменным взглядом.

— Я Дандзюро, — сказал он, словно это что-то объясняло, — и ты только что оскорбил мою жену. Твое невежество относительно статуса актеров некоторым образом извиняет твое поведение, но я настоятельно советую тебе не лезть туда, где тебе не место. Купи себе билет на представление, если, конечно, деньги найдутся. — С этими словами он повернулся к Торе спиной и повел жену прочь.

Разом вскипев, Тора крикнул ему вслед:

— К твоему сведению, я в людях разбираюсь очень хорошо! Когда имеешь дело с преступниками, то очень быстро можешь раскусить мошенника. Такая уж у меня работа.

Супруги обернулись, и Дандзюро холодно сказал:

— Ну что ж, чем бы ты там ни занимался, только оставь нас в покое!

Довольный тем, что победа в стычке осталась за ним, Тора направился в другой конец зала к акробатам. Те устроили себе перерыв. Надеясь получить здесь более теплый прием, Тора подошел к девушке, что недавно улыбалась ему.

— Слышь, сестричка, с тобой-то хоть можно поговорить? — осторожно поинтересовался Тора.

Она сидела на полу, скрестив ноги и задрав руки, чтобы поправить волосы. С улыбкой знатока Тора восхищенно загляделся на ее упругую грудь. Ничуть не смутившись, она улыбнулась в ответ и сказала:

— Конечно, красавчик. Я видела твой бой с госпожой Вишневый Цвет. Ты молодец.

Тора присел рядом.

— И ты. Я тоже смотрел, как ты работаешь. Признаться честно, глаз от тебя оторвать не мог. Меня зовут Тора.

Она издала горлом кокетливо-урчащий звук.

— Ага! Значит, Тигр? Ну что ж, мне нравится. А меня зовут Злато.

— Тебе идет это имя. Редкая и дорогостоящая — настоящее богатство, какого только может желать мужчина. — Он придвинулся ближе.

Такие слова она, несомненно, слышала уже много раз и все же хихикнула и игриво захлопала ресницами.

— И что же привело тебя сюда, Тигр?

— Ну-у… я, видишь ли, искал место для тренировок.

— А чем ты занимаешься?

— Нанимаюсь в охранники к богатым трусам. Глаза ее расширились.

— А это не опасно? Тора рассмеялся.

— Нет. Если ты хорошо знаешь свое дело. Признаться, твоя работа кажется мне более опасной.

— Ну, это только если ты допустишь промах или твой партнер допустит, тогда, конечно, сломаешь себе что-нибудь. Поболит немножко, не сможешь какое-то время работать, вот и все. А потом снова впрягайся — деньги-то нужны.

— Но ты же на самом деле актриса. Так ведь? Она кивнула без особого восторга.

— Раньше мне нравилась актерская работа, но времена меняются. Учитель Уэмон вообше-то хороший, только старый он стал и занялся теперь устройством представлений для этого ублюдка Дандзюро. — Она сверкнула глазками в другой конец зала, и Тора проследил за ее взглядом. Актер стоял там, разговаривая со своей женой и глядя в их сторону. — Вообразил, что небеса наделили его талантом. А жена его настоящая сучка. Я видела, как она плюнула в тебя. И что ты ей такое сказал?

Тора подумал, прежде чем ответить.

— Я спросил ее, как давно она танцует, потому что мне показалось, она немного неуклюже двигается.

Злато звонко расхохоталась, но тут же приумолкла, прикрыв ротик ладошкой. Дандзюро и его красавица жена все еще хмуро смотрели в их сторону.

— Это ты верно подметил, — сказала девушка. — Она у нас новенькая, только учится, но вообразила себе, что может командовать нами, потому что такая красивая и потому что замужем за Дандзюро. А с тех пор как она получила наследство, и вовсе худо стало. Помыкает своим Дандзюро как хочет и все грозится выкупить у Уэмона труппу. Понять только не могу, зачем Дандзюро подобрал себе такую — мог ведь найти себе милую, ласковую девушку, которая пылинки с него сдувала бы.

Тора нахмурился.

— Тебя, что ли?

— Дурак! — огрызнулась она и вдруг вытаращила глазки. — Ух ты! Смотри, сюда идет! Да с таким видом, будто сам бог-громовержец. Сдается мне, натравила она его на тебя. Лучше тебе уйти. Не связывайся.

Дандзюро и впрямь деловито направлялся к ним. Тора поспешно вскочил.

— Как бы мне повидаться с тобой еще разок? — сказал он девушке.

Она выглядела испуганной.

— Встретимся в переулке на задворках. Как только мне удастся ускользнуть, — прошептала она.

Тора чинно раскланялся перед ней и громко сказал:

— Рад был познакомиться с вами, госпожа Злато. С нетерпением жду вашего представления. — И он зашагал прочь.

За спиной он услышал грозный голос Дандзюро:

— Чего он хотел от тебя?

Что ответила Злато, Тора не расслышал, зато до него донеслись слова Дандзюро:

— Про наши дела помалкивай, или я вышвырну тебя отсюда!

Тора еще некоторое время слонялся по залу, размышляя о случившемся. Он пробовал подойти к другим актерам из труппы Уэмона, но все они слышали, как Дандзюро отчитывал Злато. Они сразу же отворачивались или уходили, торопливо извиняясь. Что-то подозрительное и не очень хорошее происходило между этими людьми. В конечном счете Тора вернулся к Гэнбе и госпоже Вишневый Цвет.

— Уже поздно, и мне пора, — сказал он даме. — Спасибо за бой и за то, что разрешили тут осмотреться.

Она подмигнула.

— Возвращайся поскорее, красавчик!

Тора внутренне содрогнулся, но сумел не показать виду и согласился, потом повернулся к Гэнбе:

— Ну что, готов? Пошли! Гэнба хмурился.

— Нет.

Тора кивнул. Гэнба вел себя как последний дурак, но это было его личное дело, а у Торы еще были свои дела.

На улице по-прежнему мело, но уже не так сильно, и снежинки теперь падали крупные и мокрые. Тора угрюмо смотрел на них. Ветер слегка улегся, но ночка явно не подходила для любовных шашней на темных задворках. Переулок оказался узким проходом, затерявшимся между глухими стенами домов, вдоль которых валялись груды всякого мусора. В полутьме он разглядел несколько тесных дверок. Впереди что-то шевельнулось. Темная тень отделилась от черной стены здания.

— Тсс… Тора! — тихонько окликнула его Злато, ежась от холода и кутаясь во что-то теплое. У меня совсем мало времени, — прошептала она. — Дандзюро совсем сбрендил — он думает, ты полицейский.

— Нет, я не полицейский. Но почему ты позволяешь ему командовать тобой? — проворчал Тора, сгребая в охапку дрожащую девушку.

Она прильнула к нему.

— Знаешь, как трудно найти новую работу? А у труппы Уэмона хорошая репутация.

Тора вздумал просунуть руку к ней под покрывало и сразу же нащупал голое тело.

— Где ты живешь? — хрипло прошептал он ей на ухо. — Здесь такой холод!

— А ну пусти! — Она оттолкнула его руку и поправила на себе одежду, строго глядя на него. — Зря ты так, — обиженно сказала она. — Я тебе не какая-нибудь шлюха.

Тора пристыженно потупился.

— Прости… Это все потому, что ты и в самом деле очень хороша… Просто не удержался. Никак у меня из головы не идет твое гибкое тело. Все вспоминаю, как ты там кувыркалась и прыгала. — Он сглотнул ком в горле и вперил в нее умоляющий взгляд. — Вовсе не хотел тебя обидеть. Просто, знаешь… так и хочется дотронуться до тебя и… — Он замолчал и протянул руку, чтобы убрать с ее лица выбившуюся прядь. Она не отпрянула и не оттолкнула его, тогда он нежно провел пальцем по ее лицу. — Ты самая чудесная девушка, какую я когда-либо встречал.

Она замерла, глаза ее сияли на сумрачном фоне падающего снега, губы слегка подрагивали.

— Ох, Тора! — пробормотала она и вдруг бросилась обратно в его объятия и прошептала: — Я тоже хочу тебя.

Некоторое время они страстно обнимались, потом Тора нетерпеливо спросил:

— Куда бы нам пойти? Она совсем расстроилась.

— Не знаю. Мне нужно вернуться вместе со всеми в нашу гостиницу, иначе будут неприятности.

— А что за гостиница?

— «Золотая птица». Это около ворот Расёмон. Но тебе нельзя туда. За нами знаешь как приглядывают!

Ну что ж, с этим, видимо, придется подождать. Тора мысленно выругался и убрал руку у нее из-за пазухи, пытаясь совладать со своим мужским инстинктом.

— А завтра встретимся? — спросил он.

— Может быть. А где?

— У меня есть надежная женщина в веселом квартале. — Он сразу же почувствовал, как она вся напряглась, поэтому поспешил поправиться: — Да нет, ты не то подумала. Просто однажды я оказал ей услугу, так что она без разговоров предоставит нам комнату у себя. Я понимаю, тебе не хотелось бы идти в такое место, но пока это лучшее, что я могу предложить. Я ведь не богач.

— Хорошо, Тора, — прошептала она, уткнувшись личиком в его шею и нежно ее целуя.

Он тихонько застонал и снова просунул руку к ней под одежду, как вдруг послышался громкий скрип ржавых петель. Она замерла и отпрянула от него.

Из двери учебного зала высунулась голова, и тихий голос позвал:

— Злато, это ты? Дандзюро и остальные уже собрались уходить!

Девушка крикнула в ответ:

— Иду! — и прошептала Торе: — Это служанка госпожи Вишневый Цвет. Мне надо идти. Так, значит, завтра в это же время? А где встретимся?

Тора нырнул за огромную кучу хлама, увлекая за собой девушку, и там снова бросился страстно ее обнимать. Потом он прошептал ей на ухо, куда прийти, и отпустил.

Она скрылась в помещении, но дверь осталась открытой. Тора ждал, наблюдая из-за поленницы, но ничего не происходило. Тогда он осторожно заглянул в открытую дверь. Со своего места он мог разглядеть только краешек синего кимоно с веерным узором. Миловидная служанка госпожи Вишневый Цвет все еще стояла там. Выслеживала его? Зачем? Тора всегда знал, что нравится женщинам, и был убежден, что все происходящее непременно должно как-то разнообразить его жизнь. Крадучись он вышел из тени и бросился к двери. Распахнув ее, он схватил девицу и увлек ее наружу, первым делом закрыв ей рот ладонью. Она отчаянно сопротивлялась.

— Тсс… — прошептал он ей на ухо. — Не кричи. Это я. Я не намерен сделать тебе ничего дурного, голубка моя. Просто хочу поговорить. Зачем такой милашке, как ты, шпионить за другими девушками?

Она прекратила сопротивляться.

Он уже хотел убрать руку от ее рта, когда она больно укусила его. Выругавшись, он отпустил ее. Она тут же бросилась в дом, но перед тем, как за ней захлопнулась дверь, Тора в последнюю секунду наконец увидел ее лицо. Увидел и в ужасе отшатнулся.

ГЛАВА 14

ВКУС ПЕПЛА

Когда Акитада вошел в свой кабинет, первое, что он увидел, это приземистую круглую фигуру своего зятя — восседая на подушке возле письменного стола, тот беззаботно потягивал саке. При виде Акитады Тосикагэ тут же придал лицу должную серьезность.

— Здравствуйте, братец! — сказал он с поклоном. — Надеюсь, вы не возражаете, что я ждал вас в этой комнате? Сэймэй принес мне горячего саке. Вот, пожалуйста, выпейте — согреетесь.

— Здравствуйте, Тосикагэ. — Акитада пощупал свои уши и лицо. Они были ледяные. Задумавшись о своих семейных проблемах, он совсем забыл поднять воротник. Он развязал тесемочки и снял шапку, потом погрел руки у жаровни и приложил их к ушам. От холода у него разболелась голова. — Вы всегда здесь желанный гость, братец, — сказал он Тосикагэ, который поспешил наполнить для него чарку.

Акитаде вообще-то уже давно нравился зять, но сегодня его присутствие здесь он расценивал как настоящее бедствие — из-за угрозы ухода Ёсико.

Сестра явно не шутила, а он только чувствовал полную беспомощность. Его торжественная решимость заботиться о семье улетучилась после первой же неудачи.

Тосикагэ протянул ему чарку. Ахитада заставил себя улыбнуться и выпил. Тосикагэ оказался прав. Вино приятно обволокло язык и зажгло пожар в желудке. Он сразу же почувствовал себя гораздо лучше. Весь день он пробыл в невероятном напряжении, словно натянутый лук, боясь потерять самообладание. Потирая виски, он ждал, когда ослабнет головная боль.

А между тем Тосикагэ, внимательно заглядывая ему в лицо, начал:

— Мы пришли сразу же, как только получили послание от Тамако. Так что же говорит начальник полиции?

— Ого! Вы привели Акико? — Только теперь до Акитады дошел смысл слов Тосикагэ, и он буквально потерял дар речи. Тамако сама послала за ними?! Подумать только, она приняла сторону Ёсико и, действуя у него за спиной, послала за Тосикагэ и Акико. Все три женщины наверняка и сейчас вместе — собирают вещи Ёсико и обсуждают ее предстоящую жизнь в доме Тосикагэ. От этих мыслей его даже слегка замутило. Между собой эта троица наделила его не иначе как ролью чудовища.

Тосикагэ обеспокоился, заметив столь мрачное выражение на лице Акитады.

— Что случилось? Дурные новости? Неужели ее все-таки арестуют? Но это же возмутительно! Мы должны остановить его! Вот что я вам скажу: я пойду к главному советнику Кударе. Он является членом Государственного совета и отстаивает там привилегии высших сословий. Он только скажет этому Кобэ пару слов, и Ёсико сразу же окажется дома.

Акитада оценил участие зятя, но все же он предпочитал другие методы. У него не было ни малейшего желания одалживаться перед одним из сильных мира сего. Такие услуги имели свою цену, и ценой этой слишком часто оказывалась цельность человеческой личности. Он поспешил успокоить Тосикагэ:

— Нет, ну что вы, все далеко не так ужасно. Мне удалось избежать самого худшего, отдавшись на милость Кобэ. — Он поморщился при воспоминании о том мучительном шаге, который ему пришлось сделать. Видя вопросительно приподнятые брови Тосикагэ, Акитада признался: — Я сомневаюсь, что им руководило милосердие. Ситуация была откровенно унизительная.

Тосикагэ взорвался:

— Этот человек слишком много на себя берет!

— Да, мы с ним тоже никак не можем поладить, потому что он считает, что я вмешиваюсь в его дела. В данном случае он подумал, что я наконец перешел все границы дозволенного и тайком передавал послания и наставления заключенному, ожидающему суда. Тамако уже рассказала вам историю Ёсико?

Тосикагэ смущенно заерзал.

— Да-а… то есть я так понял, что этот Кодзиро когда-то был ее ухажером, и она ходила навещать его в тюрьму.

— Совершенно верно. И ходила неоднократно. Но хуже всего другое — она, похоже, по уши влюблена в этого человека. Он совершенно ей не пара, однако она собирается выйти за него замуж, как только его оправдают. Разумеется, я запретил ей делать это.

Хмыкнув, Тосикагэ кивнул, стараясь не смотреть в глаза Акитаде и смущенно ерзая.

Наблюдая за его реакцией, Акитада не надеялся, что зять примет его сторону, однако решил довести разговор до конца.

— Она отказалась повиноваться мне и сообщила, что уйдет из этого дома. И вы, надо полагать, затем сюда и явились — чтобы забрать ее.

Зять вперил в него изумленный взгляд.

— Боже, да нет, конечно! Я пришел предложить вам поддержку и помощь в разбирательствах с этими высшими полицейскими чинами. Я и понятия не имел, что дела у вас так плохи. Она что же, уходит? Ну надо же, я ведь совсем не хотел встревать между вами! — Он замолчал, переваривая услышанное, потом сокрушенно покачал головой. — Нет, ну надо же! Не одно, так другое! Я только что уладил собственные неприятности, как у вас тут такое началось! Но мой дорогой Акитада, ведь вы же глава семьи, и она должна подчиняться вам! Что я, по-вашему, должен сделать? Я целиком и полностью к вашим услугам.

— Благодарю вас. — Акитада испытал облегчение. По крайней мере хотя бы Тосикагэ признал его главой семьи и готов был поддержать его против женской стороны. — Я хочу, чтобы Ёсико осталась здесь, — сказал он. — Но я не могу заставить ее, я могу только увещевать, поэтому при самом худшем исходе я был бы вам очень благодарен, если бы вы предложили ей свой кров.

— Ну конечно! Она же сестра Акико, и я очень люблю ее.

— Кстати, как Акико? Тосикагэ просиял.

— Акико прямо-таки цветет! В свете ваших неприятностей мне даже стыдно признаться, что в доме у меня теперь царит счастье, как никогда. И представляете, эта история с пропавшими ценностями как-то сама собой разрешилась. И зачем только я, дурак, вас побеспокоил! Все пропажи вернулись на место. Это была просто какая-то глупая оплошность. И я ужасно рад, что вам не пришлось вмешиваться.

Значит, сын Тосикагэ умудрился-таки вернуть все предметы на место, не вызвав подозрения у отца. Акитада изобразил неведение.

— Вот как? И где же вы нашли их?

— Ха-а… Да это все мой безалаберный сынок! Он начисто забыл, что мы, оказывается, отправляли их в чистку вместе с другими ценностями. Такэнори следовало вычеркнуть их из списка. Мастеровой, что делает для нас эту работу, доставил все остальные предметы еще в прошлом месяце, а эти принес только вчера. Теперь все, слава Богу, на месте. Конечно, за такие вещи отвечаю я, но Такэнори пошел к нашему начальнику, распластался перед ним ниц и признался в своей чудовищной оплошности. Начальник наш проявил понимание. Вот ведь глупый мальчишка! Конечно, ему следовало быть повнимательней, но я, честно говоря, был потрясен его поведением. Все-таки, должен признаться, я в последнее время навалил на него слишком непосильную ношу. — Лицо Тосикагэ залучилось радостью. — А есть еще новости и получше. Я придумал, как вернуть его брата Тадаминэ домой навсегда. В императорской гвардии в начале будущего года появится несколько свободных мест, так что если его тянет к военному делу, то пусть занимается этим здесь. Что вы думаете по этому поводу?

Стараясь скрыть улыбку, Акитада сказал, что считает это решение идеальным. В глубине души он подозревал, что юный Такэнори обладает недюжинными скрытыми талантами для политической карьеры. Судя по всему, ему без труда удалось убедить Тосикагэ, что обе идеи — и насчет чистки ценностей, и насчет удачного назначения брата — целиком и полностью принадлежат отцу.

Тосикагэ довольно потирал руки.

— Нет, вы только подумайте, как это прекрасно! Скоро оба моих мальчика будут рядом со мной, и еще один малютка на подходе. — Он буквально светился счастьем.

Подавив грустный вздох, Акитада поздравил его с удачей и налил еще по чарке, чтобы выпить за хорошие новости.

Тосикагэ вспомнил о причине своего прихода, и лицо его несколько омрачилось.

— Простите меня, братец! Мне стыдно, что я перевел разговор на столь веселую тему. Так что же сказал Кобэ?

Акитада поморщился.

— Он посочувствовал мне как человеку, чья сестра опозорила семью, выразив готовность выйти замуж за крестьянина, арестованного за изнасилование и убийство собственной невестки.

Тосикагэ едва не потерял дар речи.

— Но она, конечно же, не делала этого!

— Она это сделала. Только таким способом ей удалось проникнуть к нему в камеру. Женам заключенных разрешается приносить еду мужьям.

— Ай-ай-ай! Ну и ну! Как же вы, должно быть, были сердиты! Вы побили ее?

Акитада прямо-таки опешил от этих слов. Ему никогда не пришло бы в голову ударить сестру или любую другую женщину, и от только что услышанного ему стало слегка не по себе.

— Разумеется, нет, — сказал он. — К тому же она взрослая женщина.

Тосикагэ покачал головой, укоризненно помахав пальцем.

— Да все женщины все равно что дети. Это ж надо такое устроить! Я преклоняюсь перед вашей выдержкой, дорогой мой Акитада. Я бы обязательно поколотил сынка, если бы он меня так опозорил.

— Сына. Но не дочь и не сестру. — «И надеюсь, не жену», — подумал про себя Акитада.

Угадав его мысли, Тосикагэ усмехнулся:

— Ну, может, просто не так сильно. К женщинам нельзя подходить с теми же мерками, что и к мужчинам. — Он вздохнул. — Но подумать только, какая все-таки неприятность! И что вы собираетесь делать?

— Конечно, Ёсико запретят дальнейшее общение с заключенным. Зато Кобэ согласился на мое участие в расследовании на определенных условиях. Я буду работать под его руководством.

— Ох-ох-ох!.. — сокрушенно забормотал Тосикагэ, снова качая головой. — Это с вашим-то чином!

Какая стыдоба!

Акитада почувствовал, что краснеет.

— У меня нет выбора. Репутация моей сестры в руках Кобэ и этого человека. Она рухнет, скажи один из них только слово. В сущности, если я не очищу Кодзиро от подозрений в убийстве, моя сестра скорее всего вряд ли сможет появиться с гордо поднятой головой в приличном обществе.

— О Боже! — воскликнул Тосикагэ и тут же умолк, не зная, что сказать.

Оба задумались. Сплетни распространялись в обществе со скоростью молнии, и скандал, в котором была замешана сестра жены, обязательно коснулся бы и семьи Тосикагэ. Однако Акитада с удивлением обнаружил, что Тосикагэ думает вовсе не о себе.

— Бедная девочка! — пробормотал он. — Мы любой ценой должны оградить ее. А что за человек этот Кодзиро? Вы все-таки склонны считать его виновным? Не использовал ли он Ёсико, чтобы выгородить себя?

— Я совершенно точно уверен, что он не виновен ни в том, ни в другом, — ответил Акитада на вопрос, беспокоивший его с тех пор, как он повидался с заключенным. — Я даже не знаю, почему я так в этом уверен. Этот парень, признаться, удивил меня. Прежде всего своей образованностью. Вел себя вполне благородно. Во всех отношениях, и прежде всего во всем, что касалось Ёсико. Он пытался выгородить ее. Разумеется, Кобэ ему не верил. В общем, я питал к нему благосклонность, пока не выяснил, что он, оказывается, вообразил, будто Ёсико попросила меня помочь ему. Вот тогда, боюсь, я порядком вспылил — меня возмутила эта наивная мысль, что я якобы мог поддерживать их взаимоотношения. Я быстренько постарался внушить и ему, и Кобэ, что это вовсе не так. Ну а после этого Кодзиро совсем стушевался.

— Но вы все-таки постараетесь снять с него подозрения?

Акитада кивнул.

— Он отрицает, что у него была любовная связь с невесткой, и я ему верю. Я также верю в его искренние чувства к Ёсико. Его брат рассказал мне, что Кодзиро начал пить после какой-то любовной неудачи. Я думаю, это как раз и были его отвергнутые ухаживания за Ёсико.

Глаза Тосикагэ слегка заволоклись слезливой пеленой.

— Боже! Зная непреклонную решительность вашей матушки, могу себе представить, как это, должно быть, было болезненно. Поистине романтическая история. Жаль, что вы недолюбливаете этого парня.

Ахитада удивленно изогнул брови и сухо сказал:

— Мой дорогой Тосикагэ, дело отнюдь не в том, люблю я кого-то или недолюбливаю, а в том, что он простолюдин.

— Ах, ну да, конечно. Я и забыл! Акитада был слегка раздражен.

— Возвращаясь к этому убийству, скажу: вся эта история с Кодзиро наводит на мысль, что его чем-то опоили. Во время своего пребывания в монастыре я заметил, что монахи подают постояльцам только воду, но Кодзиро утверждает, что ему был приготовлен чай. Поскольку его мучила жажда, он выпил чай и моментально уснул. Когда монахи разбудили его, он обнаружил, что находится в комнате своей невестки. До сегодняшнего дня он так и не понял, как попал туда. Он говорит, что голова у него трещала и что кто-то влил в него целый кувшин вина, отчего все и решили, будто он пьян. Он и сам-то поначалу так же подумал, вспомнив про отключки сознания, которыми страдал, когда сильно пил. Вино действует на него хуже, чем на других людей. Но он утверждает, что завязал с пьянством, и я склонен верить ему. В любом случае теперь понятно, почему он сначала сознался в якобы содеянном преступлении, а потом изменил свои показания. Я думаю, в чай было что-то подмешано. Его от природы горьковатый вкус может заслонить собой вкус любого снотворного порошка.

— Ну конечно! И какой вы молодец, что пришли к этому выводу! — Тосикагэ помедлил в задумчивости. — Но разве дверь не была заперта изнутри?

— Эти двери, захлопываясь, запираются сами. Постояльцев обычно просят, уходя, оставлять двери открытыми, но у монахов есть запасные ключи на случай, если кто-то забудет.

— У монахов есть ключи?! Но это означает, что кто-то из монахов как раз и мог быть убийцей.

— Да. — Акитаду удивила такая проницательность зятя. Ее он совсем не ожидал от Тосикагэ, проявившего полную беспомощность во время собственных недавних неприятностей. — Совершенно верно. Кто-то из монахов или кто-то, кто знал, где хранятся ключи. И я склонен подозревать, что всему причиной явилась исключительно похоть и не более того. Кто-то желал ей смерти.

— Кто же? Муж?

— Может быть. — Акитада охотно делился с зятем своими мыслями — ему требовался слушатель, способный делать замечания по поводу его версий. — Нагаоки не было дома в ночь убийства. И Кобэ взял на заметку эту мысль.

Зять Акитады усмехнулся:

— Ага! Так-то оно лучше!

— Но Ёсико не станет легче, если ее имя будет связано с братом убийцы. Между прочим, Кодзиро угрожал снова сознаться во всем, если мы обвиним Нагаоку. Он, как выяснилось, очень привязан к брату. — Акитада поморщился. — И я, знаете ли, затрудняюсь допустить, что Нагаока мог так жестоко поступить со своим младшим братом.

— Мой дорогой Акитада, разве вы не знаете, как часто имеют место в жизни случаи братоубийства?

В комнату вошел Сэймэй с новой флягой горячего вина. Виновато откашлявшись, он сказал:

— Дамы просили меня передать вам, что с волнением ждут возможности послушать, что произошло в тюрьме.

Акитада встал.

— Да, конечно. Я совсем забыл. Думаю, нам лучше пойти прямо сейчас. — Он вздохнул. Голова по-прежнему раскалывалась от боли, и предстоящая беседа ужасала его.

Сэймэй последовал за ними, неся вино и прихватив чарки.

На первый взгляд это сугубо женское сборище выглядело вполне милым и абсолютно нормальным. В красивых шелковых кимоно, хотя и темных по причине траура, они уютно сидели вокруг большой жаровни.

Но их лица, обращенные навстречу вошедшим мужчинам, были отнюдь не радостными. Акико, похоже, была рассержена, Ёсико чудовищно бледна, и синеватые круги под припухшими покрасневшими глазами придавали еще более несчастный вид ее и без того жалкой наружности.

Акитада торопливо перевел взгляд на Тамако. Ее обычно умиротворенное лицо было напряжено и сурово. Сердцем Акитада почуял неладное. Чувствуя себя виноватым за то, что засиделся с Тосикагэ, он принялся, запинаясь, извиняться:

— Простите меня, но мы обсуждали дело брата Нагаоки. — Произнеся эти слова, он понял, что подобное оправдание только ухудшило положение. Последнее время все, что он говорил Тамако, казалось сказанным невпопад. Их прежние легкие доверительные отношения исчезли, и их место заняло ощущение неодобрения и обиды. Акитада торопливо продолжал: — По крайней мере для Ёсико новости неплохие. Кобэ согласился оставить ее в покое.

— Благодарение небесам! — спокойно проговорила Тамако.

Но Акико этот ответ не удовлетворил. Она сердито воскликнула:

— Не хватало еще чего-то другого! Кем он себя возомнил, этот Кобэ?!

Только Ёсико молчала. Потупившись, она разглядывала свои руки, теребящие край платья.

Поведение младшей сестры вызвало у Акитады новый прилив раздражения. Она, судя по всему, совсем не представляла себе, в какой опасности находилась, и, уж конечно, не догадывалась, чего ему стоило защитить ее. На что она рассчитывала? Что он вызволит ее любовничка из тюрьмы и приведет его домой познакомить с семьей? Подавив желание закричать на нее, он уселся рядом с Тамако. Жена его тут же встала и предложила свою подушку Тосикагэ, на которую тот с удовольствием плюхнулся.

Сэймэй наполнил их чарки вином, потом застыл в нерешительности и посмотрел на Акитаду. Но хозяин, озабоченный тем, что жена отдалилась от него, все пытался поймать ее взгляд. Так и не удостоенный внимания, старик тихонько удалился.

— Ну так что? — требовательно сказала Акико. — Что там было? Не держи нас в напряжении, Акитада!

— Ну что… Я рассказал Кобэ историю твоей сестры. В сложившейся ситуации только правда и могла подействовать. Он был потрясен и очень сочувствовал. Поскольку вопросов он не задавал, остальное прошло без труда. Я попросил разрешения расследовать это преступление с целью очистить от подозрений Кодзиро. Он согласился, но с условием, что я буду работать под его руководством. — О подробностях своего неприятного разговора с Кобэ Акитада решил не упоминать.

Тамако теперь удостоила его взглядом, и он видел, что она поняла, какое унижение ему довелось испытать. Он робко улыбнулся ей, но она только закусила губку и снова отвернулась. Сестры же приняли сообщение по-разному. Личико Ёсико засветилось надеждой, а Акико даже хлопнула в ладоши.

— Прекрасно! — воскликнула она. — Самое время теперь тебе взяться за это. Ты докажешь, что этот парень невиновен, и все забудут о том, что Ёсико вообще была замешана в этом деле.

— Спасибо за такую веру в меня, — сухо сказал Акитада. — Только я в настоящий момент не так уверен в успехе, как ты. — Он посмотрел на Ёсико — та снова побледнела и опять принялась теребить пальцами подол платья. Он обратился к ней, надеясь, что не напугает ее суровостью тона: — Итак, Ёсико? Что ты решила?

Не поднимая глаз, она тихо сказала:

— Я буду ждать.

— Чего? — возмутилась Акико. — Чего ты будешь ждать?! Выброси ты этого парня из головы и живи своей жизнью. Если бы не этот дурацкий траур, мы с Тосикагэ давно бы отвели тебя в приличное общество познакомить с благородными мужчинами.

Хотя Акико выразила точку зрения, полностью совпадавшую с мнением Акитады, ее бестактность вызвала у него раздражение. Он снова спросил:

— Итак, Ёсико?..

Она подняла на него полные слез глаза.

— Так ты останешься здесь, в своем родном доме?

— Конечно, останется! — поспешила вставить Акико. — Что это вообще за чушь про то, будто она якобы опозорила тебя?! Да ты только представь, как это все будет выглядеть!

Акитада и Ёсико все еще смотрели друг другу в глаза. Он видел, как ее глаза наполнились беспомощными слезами, и даже открыл рот, чтобы как-то утешить ее, но опоздал. Слезы покатились ручьями.

— Я останусь. Как оставалась с матушкой, — проговорила она, едва не захлебываясь словами, потом вдруг вскочила и выбежала из комнаты.

Тамако, холодно посмотрев на мужа, встала и последовала за ней.

— И что теперь? — раздраженно сказала Акико, глядя обеим вслед. Она принялась подниматься, тяжело и неуклюже по причине своей беременности, и проворчала: — Господи! Ну до чего упрямая девка! Надо пойти и вправить ей мозги!

— Нет! — Акитада вскочил. — Ты останешься здесь со своим мужем. Ты и так уже достаточно сделала. — Он выбежал за дверь и там остановился в раздумье. Он не мог понять, кто его сейчас расстраивал больше: Ёсико или ее бесчувственная сестра. В какой-то момент он почувствовал досаду на обеих — ведь из-за них у него разладились отношения с женой.

Голос Ёсико он заслышал еще издалека. В нем звучали отчаяние и страстность.

— Нет! Ты не права! — кричала она. — Мой брат настроен категорически против. Он презирает тех, кто ниже его по происхождению, для него эти люди не лучше животных.

Акитада остановился как вкопанный. Вся душа его бунтовала против этих слов. Он боролся с гневом. Конечно, все это было неправдой. Она совсем не знала его, не могла знать, как трепетно относится он к Торе и Гэнбе, ни один из которых даже во сне не отважился бы мечтать жениться на его сестре.

Дальше последовала тишина — видимо, Тамако что-то ответила, но так тихо, что он не расслышал. А затем снова резкий голос Ёсико:

— Честь?! Это у него-то честь? У человека, который заставил меня нарушить слово, данное Кодзиро?

Акитада, кусая губы, постучал. Ему открыла Тамако и ужаснулась при виде гнева на его лице.

— Оставь нас одних, — сухо сказал Акитада. Тамако вздрогнула, глаза ее сузились. Она поджала губы и вышла.

Ёсико стояла посреди комнаты, очень симпатичной комнаты, как отметил про себя Акитада, оглядывая ширмы, всевозможные расписные коробочки, лакированные шкатулки для хранения швейных и письменных принадлежностей, бамбуковую полку со свитками для чтения и обклеенные бумагой двери. То, что она была так равнодушна к удобствам, еще больше разозлило Акитаду. Глядя в ее заплаканное раскрасневшееся лицо, он холодно произнес:

— Я не стану удерживать тебя силой под этой крышей. Однако в этом вопросе Тосикагэ с Акико оба принимают мою сторону. Я с трудом представляю, чем твое пребывание в их доме может быть лучше и приятнее, нежели необходимость уживаться со мной.

Ёсико смотрела на него, и слезы снова медленно потекли по ее щекам. Голос ее дрожал, когда она прошептала:

— Я знаю. Спасибо тебе, Акитада.

Он отвернулся, блуждая взглядом по сторонам и пытаясь найти какие-нибудь слова, потом наконец сухо сказал:

— Так уж получается, что я никак не могу доказать тебе, что забочусь только о твоих интересах, и, естественно, мне очень больно это осознавать. Но если ты решишь остаться, то я выдвину одно условие. Я не потерплю, чтобы твои дела вставали между мной и Тамако. Ты меня поняла?

Она всплеснула руками, и в этом жесте читалась мольба.

— Я… я не хотела… Прости!.. — И она горько расплакалась. Сквозь ее рыдания он едва мог разобрать слова: — Прости меня, я обещаю слушаться тебя впредь. — Она склонилась перед ним, беззвучно плача.

Акитада представлял себе, чего стоило ей это обещание, он даже слегка смутился, ему стало не по себе из-за того, что по его милости сестра превратилась в такое вот жалкое слезящееся создание. И не важно, что он добился этого словами, а не побоями — результат-то был одинаков.

Он вернулся к гостям в мрачном настроении. Тосикагэ стоял перед свитком, на котором был изображен мальчик со щенками. Он только пытливо посмотрел на Акитаду, но тактично не стал мучить его расспросами про Ёсико. Вместо этого он сказал:

— Акико говорит, это работа Ноами. Что вы думаете о нем?

Чтобы как-то скрыть горечь, Акитада даже разговорился:

— Замечательный художник, но как человек он мне не понравился. Во-первых, невыносимо груб, во-вторых, есть в нем что-то неприятное. Не знаю, говорил ли я вам, какую отвратительную картину ада нарисовал он в монастыре, где была убита жена Нагаоки.

— Нет, вы не говорили. Ну надо же, какое совпадение! Видимо, он действительно становится очень популярен. Должно быть, его заказчики видят в этом творении величайшую художественную оригинальность. Ну а ширму-то он для вас нарисует?

Акитаде очень хотелось, чтобы его жена стала обладательницей самой красивой в столице ширмы, даже если для этого пришлось бы заплатить непомерно огромную сумму человеку, к которому он питал инстинктивное отвращение, но он колебался с ответом.

— Не знаю. Меня прямо отталкивает сама мысль о том, что надо будет еще раз посетить его мастерскую. Я не суеверен, но когда находился там, меня не покидало какое-то странное ощущение чего-то зловещего.

Тосикагэ усмехнулся:

— Да, я встречался с ним. Думаю, он и впрямь сошел бы за демона.

Акико громко зевнула и поежилась.

— Как вы можете так спокойно болтать?! Здесь же такой холод!

Тосикагэ бросился надевать на нее стеганый жакет.

— Уже поздно, и Акико устала, — сказал он извиняющимся тоном. — Если у нас все улажено, то мы могли бы пойти домой.

Акико действительно или очень устала, или ей хватало сообразительности не заводить больше разговор о возлюбленном Ёсико. Опершись на руку мужа, она на прощание помахала брату.

Ахитада немного посмотрел им вслед и потом вернулся в свою комнату. Угли в жаровне окончательно истлели, и было холодно. Голова по-прежнему раскалывалась, и он подумал, не заболел ли. У него не было сил даже позвать Сэймэя. К тому же старик и так натрудился за день. Накинув на плечи еще одно кимоно, он сел за письменный стол и попытался сосредоточиться. Разговор с женой и сестрой, как он и боялся, вышел скверным. Он считал свой гнев оправданным после того, как Тамако приняла сторону Ёсико, и все же его почему-то страшила встреча с женой.

Воображение его разыгралось. Он пытался представить, что теперь сделает или скажет ему Тамако после того, как он выдворил ее из комнаты сестры. Мысли его прервало тихое поскребывание в дверь.

— Войдите! — отозвался он, в душе посылая гостя ко всем чертям.

Это была Ёсико. Со смиренным поклоном она сказала:

— Прости, что помешала.

Она осторожно вошла, уткнувшись взглядом в пол. Судорожно переведя дух, она подняла на брата глаза.

— Я глубоко сожалею, что причинила неприятности вам с Тамако. Вспомнив, что ты приходишься мне старшим братом, я вынуждена признать, что забыла о своем долге перед тобой как перед главой семьи. Акико и Тамако обе напомнили мне о том, что до тех пор, пока я не замужем, я должна хранить верность своей семье. Я обещаю, что буду соглашаться со всеми твоими решениями относительно моего будущего и буду жить в этом доме столько, сколько ты позволишь. — Она снова тяжело перевела дыхание и потянулась к рукаву. Дрожащими пальцами она извлекла оттуда письмо. — Это для Кодзиро. Ты можешь прочесть. Там объясняется, почему я не могу выйти за него замуж. Ты передашь ему письмо?

Акитада смотрел на продолговатый кусок бумаги так, словно это было нечто раскаленное и огнедышащее. Он восторжествовал над ее волей, силой вынудил ее нарушить слово, данное Кодзиро, но вкус этой победы был горше пепла в остывшей жаровне. Отказаться же от своих суждений он тоже не мог. Этот человек в тюрьме был попросту неровня и не пара его сестре. Он раздумывал так долго, что рука Ёсико задрожала и письмо выскользнуло у нее из пальцев. Он поймал его на лету и убрал к себе в рукав.

— Конечно, передам, — хрипло сказал он. — Я… мне очень жаль, Ёсико, но он уже знает об этом, потому что я ему это уже сказал. Я бы хотел, чтобы все было по-другому. Ты должна понять…

Она без единого слова поклонилась и вышла.

Акитада достал из рукава письмо. Оно было не запечатано. Легкий, изящный почерк Ёсико выдавал руку женщины благородной и образованной. Как мало он, оказывается, знал о сестре! Ему сейчас вспомнилось, как он обещал ей помочь выйти замуж за человека, отвергнутого матушкой. Какое глупое обещание, данное из любви к младшей сестренке, несколько лет назад соединившей их с Тамако! Ему стало не по себе, и, положив письмо на стол, он принялся расхаживать по комнате.

Она вдруг показалась ему слишком тесной, стены словно давили на него, усиливая головную боль. Он распахнул ставни и вышел в сад. Снег растаял, и ему было видно рыбок под толщей воды в крошечном прудике. Когда он наклонился собрать с поверхности сухие листья, прямо к руке его метнулся карп. Он пожалел, что ему нечем их покормить, только смотрел, как они тыкаются ему в пальцы своими жадными ротиками. Эти прикосновения нагнали на него какую-то щемящую тоску. Вот и отец, наверное, так же стоял когда-то здесь, одинокий и отстранившийся от всех, кто его окружал.

Когда он вернулся в кабинет, так и не избавившись от головной боли, его там уже ждали Тора и Гэнба. Поглощенный своими мыслями, он не сразу заметил, что они уселись подальше друг от друга.

— Пришли доложить, господин, — натянуто сообщил Тора.

— Ах, ну да, актеры… Вы нашли их?

— Нашли, господин, — ответили оба хором. Только Гэнба прибавил: — Они упражняются в одном тренировочном зале у реки. Мне повезло, и я познакомился с его владелицей.

Тора неприлично закряхтел.

— Да бросьте вы говорить об этой чокнутой тетке! Ничего-то она не знает, зато одна из девчонок Уэмона обещала встретиться со мной сегодня вечерком. — Тора улыбнулся, поглаживая усы. — Попытаюсь разнюхать что-нибудь про их ведущего актера Дандзюро. Уж больно он подозрительный тип.

Акитада переводил взгляд с одного на другого, пытаясь вникнуть в смысл их речей. Постепенно он заметил между ними что-то неладное. Они старательно избегали смотреть в сторону друг друга. И это такие-то неразлучные друзья! Что же могло произойти между ними? Он поймал на себе выжидательный взгляд Торы и припомнил его последние слова.

— Д-да… А что значит «подозрительный»?

Тора подробно поведал о событиях дня вплоть до своей стычки с Дандзюро. Умолчал он только о суровом испытании, выпавшем на его долю в виде боя на палках, да о своих шашнях в темном переулке.

— Теперь вы понимаете, что все они словно воды в рот набрали, когда я пытался задавать вопросы, — подытожил он. — А все потому, что он вообразил, будто я из полиции. И это, естественно, навело меня на мысль, что ему есть что скрывать.

— Он принял тебя за полицейского? — удивился Акитада. — С чего бы это?

Тора покраснел.

— Понятия не имею. Может, сказал я чего.

— Что же ты мог сказать? — не отступал Акитада.

— Вообще-то он слишком уж пыжился передо мной, уж так раздувал щеки — дескать, он такой-сякой великий Дандзюро, а я рвань подзаборная, к тому же оскорбившая его жену.

— Такое правда было, — вставил Гэнба.

— Да заткнись ты! — огрызнулся Тора. — Тебя там не было. Ты в это время так обхаживал эту жирную корову, что и думать про работу забыл.

Гэнба свирепо вылупился на него.

— Да? А кто первым нашел это место? Я нашел! И я добиваюсь результатов безо всяких там стычек и ссор и не увиваюсь за всеми девчонками подряд.

Акитаде надоели эти препирательства.

— А ну-ка сейчас же перестаньте оба! Свои разногласия можете уладить потом. Лучше скажите, какие вам удалось добыть факты, которые связывают этих людей с убийством госпожи Нагаока.

Оба покачали головой.

— Что же, так-таки и ничего?

— Ну… — пожал плечами Тора, — они были в том монастыре, и еще вот Дандзюро боится полиции. Конечно, это…

— И ради этого ты отнимал у меня время? — напустился на него Акитада. — Да актеры и безо всякого убийства боятся полиции.

— Ага! — воскликнул Тора с победоносным видом. — Как раз это я и сказал тому парню! Сказал ему, что в силу опыта давно уже не верю всяким там актерам и акробатам. Почти все они ворье да шлюхи — почитай, все девять из десяти.

— Враки! — рявкнул на него Гэнба. — А ты дурак, что сам выдал себя! Конечно, они не станут разговаривать с тобой после этого. Я пожил побольше твоего и актеров повидал побольше. Они сторонятся полиции, потому что та цепляется к ним. Большинство из них такие же порядочные люди, как мы с тобой. Нет, даже порядочнее тебя, потому что они не станут смотреть свысока на человека только потому, что он крестьянин или обувных дел мастер. Вот госпожа Вишневый Цвет не стала же смотреть на тебя свысока из-за того, что ты дезертир. Она поняла это сразу, как только ты открыл свою пасть и начал втирать ей, что ты был солдатом, как тот малый, что направил тебя к ней. Благородные люди никогда не подтрунивают над своими знакомыми. Это делают только простолюдины, а госпожа Вишневый Цвет не простолюдинка. Тора скривился.

— Потому что когда-то переспала с каким-то титулованным жирным ублюдком? Да этим может похвастаться добрая половина шлюх из веселого квартала. К тому же эта тетка, возможно, врет. Ты только посмотри на нее! Ну кто захочет переспать с такой?! Здоровая, как медведь, и лысая, как яйцо. Такая ведь и раздавить может телесами. Любой мужик в штаны наложит со страху, как только представит эту тушу на себе, вздумай она порезвиться сверху.

Акитада, у которого никак не унималась головная боль, приложил обе руки к ушам.

— Ах ты похотливый ублюдок! — взревел Гэнба, побагровев от ярости, и вскочил, сжимая кулаки.

Тора тоже взметнулся с места и оскалился в белозубой улыбке.

— Еще раз назовешь меня так, и ты покойник.

— Ну хватит! — прогремел Акитада, вставая между ними. Морщась от нового прилива боли, он закрыл глаза и ждал, когда она утихнет. Открыв глаза, он увидел, как Тора с Гэнбой недоуменно уставились на него. — А ну-ка сядьте оба! — приказал он и поспешил вернуться на свою подушку.

Они повиновались. Смерив обоих холодным взглядом, Акитада сказал:

— Ну вот что. Тора, если ты ведешь себя на людях так же скверно, как только что здесь, то я не вижу в тебе проку. Не то что проку, я вижу от тебя один только вред.

Тора побледнел.

— А ты, Гэнба, похоже, слишком увлекся своим знакомством с какой-то особой с сомнительным прошлым, и это знакомство встало на пути нашего расследования.

Гэнба покраснел и поник головой.

— Поскольку ни один из вас больше не заслуживает доверия, вы отныне будете заниматься домашним хозяйством.

— Но, господин! — возмутились оба в голос.

— Ну пожалуйста, хозяин! Ведь я обещал этой акробаточке встретиться сегодня вечером, — напомнил Тора.

Эти слова оказались последней каплей.

— Убирайся! — рявкнул Акитада сквозь зубы, вонзив в Тору такой свирепый взгляд, что тот вздрогнул. — Убирайся с глаз моих долой! Только и умеешь, что увиваться за девками! Отправляйся чистить конюшни. Быть может, это занятие поможет тебе вспомнить, где твое настоящее место в этом доме.

Они, понурившись, ушли, а Акитада прямо обмяк, сидя на своей подушке и растерянно разглядывая нервно стиснутые руки. Медленно расцепив их, он увидел, как дрожат у него пальцы. Сердце бешено колотилось, и каждый удар болезненно отдавался в голове. Все-таки он потерял самообладание и вышел из себя. И нечего искать оправдание в том, что у него выдался нелегкий день.

Он попытался заняться бумажной работой, сосредоточиться на счетах и цифрах, но проклятые, скопом навалившиеся неудачи никак не шли из головы.

Торино пренебрежение к актерам было сродни его собственному презрению к торговцам и их сословию. Высказав свое отношение, Тора испортил свою крепкую дружбу с Гэнбой, а сам Акитада разрушил нежную привязанность, которую питала к нему младшая сестра. Эта безмолвная бледная молодая женщина, что подчинялась теперь его приказам, больше не смотрела на него с верой и обожанием. В ее глазах он видел только смирение и страх.

Часы тянулись один за другим. Сэймэй бесшумно вошел с ужином на подносе и подкинул в жаровню свежих горячих углей. Но ни тепло, ни пища не радовали и не согревали Акитаду. Он отодвинул в сторону поднос, раскатал постель и попытался забыться — удрать от тягостных и болезненных мыслей об ответственности, возложенной на его плечи мужа и главы семьи.

ГЛАВА 15

ПУСТАЯ КЛАДОВКА

Проснулся Акитада без сил и полный уныния. Похоже, буквально все в его доме шло наперекосяк. Он едва успел вернуться из долгой отлучки с севера, как все устои его жизни начали рушиться. Сначала Ёсико спуталась с каким-то простолюдином, загремевшим в тюрьму по обвинению в убийстве. Потом она восстала против воли брата и заставила Тамако принять ее сторону, отчего супружеская жизнь Акитады впервые дала трешину. А теперь вот еще Гэнба с Торой рассорились вконец и нарушили покой и гармонию, на которые он так рассчитывал после долгих лет борьбы и тяжких испытаний.

Акитада понимал, что обошелся с Торой и Гэнбой резковато. Разве можно было ожидать, что они по уши погрузятся в дело в первую же свою вечернюю вылазку по столице? И что с того, если после стольких лет почти монашеского воздержания Гэнбу потянуло к какой-то особе, судя по всему, соединившей в себе женские прелести с интересом к спортивным состязаниям? В таком влечении вовсе нет ничего противоестественного. И Тора гоняется за каждой юбкой в городе, потому что такова уж его натура. Его стычку с Дандзюро спровоцировал не Тора, а сам актер. А Тора так уж устроен, что не терпит оскорблений — слишком трудной ценой завоевал он свое нынешнее положение. Нет, виноват во всех этих неприятностях только он сам, а вернее, его проклятый характер. Вместо того чтобы спокойно справиться с напряжением, возникшим из-за последних событий, он позволил себе сорваться, вскипеть и взял на себя зачем-то судейскую, карательную роль.

Уныло вздохнув, Акитада встал, скатал постель и принялся одеваться. Он чувствовал себя старым и уставшим. Только ни возраст, ни нажитый опыт явно ничуть не сгладили шероховатостей его пылкого характера.

Он задумался о деле Нагаоки, в котором не продвинулся ни на шаг из-за семейных неурядиц. Бедолага-арестант так и сидел за решеткой. Парень, как оказалось, совсем не соответствовал тому представлению, которое сложилось о нем у Акитады, — что тот якобы выскочка из простолюдинов, соблазняющий беззащитных высокородных девиц с целью улучшить свое положение. Поэтому и допрос в тюрьме, считай, не получился. По правде говоря, у Акитады даже не было неприязни к этому Кодзиро, по чьей милости на его дом навалились все эти неприятности. Парень неожиданно повел себя достойно и мужественно. И Нагаока оказался человеком культурным, начитанным и на редкость образованным. Только, конечно, это не снимаю с него подозрений в убийстве жены.

Акитада расхаживал по комнате, размышляя о деле Нагаоки. Нагаока интересовался театром, а в ночь убийства в монастыре как раз останавливались актеры. Нагаока мог нанять одного из них, чтобы тот убил его жену, когда ему стало известно о ее неверности. Все-таки Тора, несмотря на все свои предубеждения, был прав насчет актеров. Такие странствуюшие труппы часто становились хорошим прикрытием для примкнувших к ним беглых преступников всех мастей. Так где же, как не среди актеров, лучше всего найти наемного убийцу?

Глупо было с его стороны прогнать с глаз долой Гэнбу и Тору, не выслушав прежде их подробного отчета. А еще глупее было не пустить Тору на свидание с этой девушкой-акробаткой, от которой тот мог почерпнуть любопытные сведения.

Чувствуя себя по-прежнему вялым и разбитым, хотя головная боль почти прошла, Акитада решил выпить чаю. В такую рань Сэймэй скорее всего еще спал. Поэтому он самолично отправился на кухню, где заспанная служанка Кумой только начала возиться с завтраком, сам налил себе кипятку и отнес его в свою комнату.

Чаевничал он на веранде, откуда любовался садом. Рассвет еще едва брезжил, но небо, похоже, расчистилось. По веткам сосен, тихонько чирикая, порхали воробьи. Вялые рыбки в пруду и не думали резвиться. «Надо бы запастись для них кормом», — подумал Акитада.

Внезапно перед ним возник Сэймэй. Увидев у хозяина в руке чашку, он извинился за то, что проспал, и тут же сообщил:

— Господин, за дверью ждет Гэнба. Он просит только самую малость вашего времени.

— Прекрасно! Пригласи его сюда!

Гэнба неуверенно приблизился к хозяину, все так же потупив взгляд. Он стоял, смущенно сжимая и разжимая свои огромные кулачищи, потом хрипло сказал:

— Мы очень виноваты, господин, и просим прощения.

— Садись, Гэнба. — Акитада постарался придать тону дружелюбность. — Я обошелся с вами слишком резко и совсем забыл, что у вас с Торой не выдавалось свободного времени с самого возвращения. Вы служили мне верой и правдой все эти годы на далеком севере и во время нашего сурового путешествия обратно. И здесь на вас сразу же навалилась эта тяжелая работа в конюшнях, да еще похороны. А я вот не оценил по достоинству ваших трудов, вместо этого сорвался и накричал на вас. Вы уж простите меня и возьмите себе выходной на сегодня и на всю ночь. А завтра мы обсудим ваши новые задания.

Гэнба теперь добродушно лыбился.

— Ура-а! Спасибо, господин! Только ведь вы оказались куда как правы. Нам не следовало ссориться. И я вот пришел сказать, что мы уже помирились. А Тора все волновался за ту девушку-акробатку, с которой вы не позволили ему встретиться. Он назначил ей свидание в веселом квартале, а туда таким миловидным девчушкам лучше не ходить в одиночку.

— Уверен, с ней не произошло ничего неприятного. — Акитаду удивило, с чего это Тора вдруг озаботился репутацией девушки, так охотно согласившейся переспать с ним в первый же вечер знакомства. — Вчера вы мало что успели сказать. Есть у тебя что добавить к отчету Торы?

Гэнба поскреб затылок. Его некогда обритая наголо башка уже обросла густым ежиком, еще, правда, коротковатым для узла на макушке. Пока он все пытался прилизать волосы, то и дело смачивая их водой и приглаживая руками. Но они высыхали и упрямо дыбились кверху, и тогда Гэнба снова принимался их приглаживать. Акитада сейчас впервые за все время заметил, что Гэнба, оказывается, начал седеть. Акитада никогда не интересовался его возрастом, подозревал только, что ему, должно быть, сорок с хвостиком.

— Я вот насчет Ториного беспокойства, господин. Госпожа Вишневый Цвет, ну та дама, владелица учебного зала, уж больно она озабочена тем, что какой-то душегуб шляется по городу и полосует ножом уличных женщин. Вот и ее служанка стала жертвой этого ублюдка. Та, видать, была хороша собой, пока он не изуродовал ее. Все лицо теперь в шрамах. Из-за этого уродства она лишилась работы и голодала. Совсем туго ей приходилось, когда госпожа Вишневый Цвет подобрала ее.

Акитада насупился. Он уже не впервые слышал о подобных историях, только до сих пор они не волновали его.

— Конечно, это ужасно, но уличные женщины своим поведением сами провоцируют некоторых мужчин на подобные зверства, — небрежно заметил он. — Она пожаловалась на своего обидчика в полицию?

Гэнба покачал головой.

— Уличные женщины обходят полицию стороной. Да к тому же она могла не разглядеть его хорошенько. Может, подцепила в темном переулке да повела к себе домой. Госпожа Вишневый Цвет говорит, что какие-то люди нашли ее полумертвой в заброшенном храме. Они решили, что на нее напали демоны.

В этих словах было что-то знакомое, но Акитада затруднялся связать их с чем-либо, поэтому просто выбросил из головы.

— Да, жуткая история, — сказал он, — но я не вижу тут никакой связи с нашими актерами. Нам известно, что они ночевали тогда в монастыре. Они говорили что-нибудь об убийстве?

— Нет. И это как раз странно. Тора утверждает, что никто не захотел разговаривать с ним после того, как Дандзюро всех предостерег. Кстати, та служанка шпионила за Торой и его девушкой, и он поймал ее. Она укусила его за руку и удрала, вопя, что на нее напали.

— Что же тут удивительного? — сухо сказал Акитада.

— У актеров с Дандзюро явно какие-то нелады. Кажись, Уэмон недавно передал руководство труппой Дандзюро, у которого откуда-то появились немалые деньги.

— Вот как? — Акитада задумчиво покачал головой. — Только непонятно, какая тут связь с делом Нагаоки. Ладно, может, сегодня вечером Торе больше повезет с этой девушкой. А если он так ничего и не выяснит, нам придется приступить к опросу монахов.

Наладив мир с Торой и Гэнбой, Акитада решил поговорить с женой.

Тамако уже поднялась — смотрелась в огромное круглое серебряное зеркало. Ставни были еще закрыты, но дневной свет проникал в комнату. Всего одна-единственная свеча горела рядом с ней, и в розоватых бликах мерцающих угольков в жаровне она казалась созданием воздушным, прямо-таки неземным. Она еще не одевалась, и белый шелк нижнего кимоно, когда она двигалась, красиво струился по ее телу, то и дело открывая и прикрывая его изящные изгибы. Акитада почувствовал острый прилив желания, теперь ему еще больше захотелось заключить ее в объятия, касаться ее.

— Прости меня, Акитада, — сказала она, потупившись. — Я сейчас оденусь. Вчера выдался длинный день, и я проспала. Ничего, если я продолжу заниматься собой?

Расстроенный, он повернулся к двери.

— Ну конечно. Я просто хотел… поговорить. Она нагнала его у двери.

— Подожди! Что случилось? Ты болен? — встревоженно спросила она, вглядываясь в его лицо.

— Нет. Просто устал. И беспокоюсь за Ёсико.

— Ты выглядишь ужасно. А за Ёсико не волнуйся. К счастью, нам с Тосикагэ и Акико удалось убедить ее слушаться тебя в этом вопросе. Ну-ка пройди и сядь.

Она усадила его на еще разобранную постель и помогла ему ослабить тугой пояс. Он безропотно повиновался, дивясь про себя тому, как, оказывается, ошибался насчет нее. Выходит, все это время она была на его стороне.

Опустившись рядом с ним на колени, Тамако массировала и поглаживала его шею и плечи, пока он не почувствовал в мышцах легкость и не расслабился, закрыв глаза и покряхтывая от удовольствия.

Он сам не понял, как это произошло, но в какой-то момент поймал ее руку и поцеловал с благодарностью. Помедлив несколько мгновений, она пересела вперед и скинула с его плеч кимоно. Прикосновения ее пальцев напоминали нежный трепет крыльев бабочки или мягкие губы рыбок вчера вечером в пруду. У Акитады перехватило дыхание. Замерев, он смотрел на нее в надежде, что она прочтет этот голод в его глазах.

Тамако задула свечу и помогла ему сбросить одежду.

Позже, когда, счастливый и согретый, он снова сидел у себя в кабинете, Сэймэй принес свежезаваренный чай и завтрак. Акитада заметил, каким бледным и изможденным выглядит старик. Даже поднос с едой казался для него слишком тяжелым. А когда старик наливал хозяину чай, руки его так дрожали, что он даже расплескал несколько капель.

— Ты хорошо себя чувствуешь, Сэймэй? — спросил Акитада.

— Да, господин, у меня все хорошо. Уж простите за эту неловкость. — Сэймэй вытер разлитый чай рукавом, но не ушел, как обычно, а остался стоять, потупив взгляд в пол.

— Что-то не так?

— Нет, все так, господин… Только…

— Только что?..

— Я вот только тревожусь, все ли хорошо у молодой госпожи Ёсико. Хозяйка говорила мне, что этот полицейский принес какие-то не очень радостные вести. Вот я теперь и беспокоюсь.

— Боже! Так тебе не известно?! — Акитада напряг память. Неужели Сэймэю забыли рассказать? Он вдруг осознал, что впервые в жизни не поделился со стариком своими семейными проблемами. — Прости, Сэймэй. Мне следовало поставить тебя в известность, но в последнее время столько всего случилось, что я попросту забыл. Пожалуйста, садись, потому что рассказ не будет кратким.

Глаза старика увлажнились, когда он садился. Акитада поведал ему об отношениях Ёсико с Кодзиро, о ее визитах в тюрьму и о том, как Кобэ решил, что Акитада таким образом использовал ее для поддержания связи с арестантом. Потом он рассказал о своем уговоре с Кобэ и о нынешнем состоянии дела. Дослушав до конца, старик закивал, вытирая глаза.

— Ну? А теперь-то в чем дело? — спросил Акитада. Старик улыбнулся сквозь слезы.

— Теперь ничего, господин. Это я от радости. Я ведь боялся, что потерял ваше доверие. — Он низко поклонился хозяину. — Я сделаю все, чтобы всегда заслуживать его.

— Ты его всегда заслуживал и будешь заслуживать. — Акитада ощутил угрызения совести за то, что в момент напряжения пренебрег стариком и тем самым ранил его чувства. — Я просто допустил промашку, Сэймэй, и не надо так переживать. Лучше скажи, как там Ёри? Ты все еще учишь его владеть кисточкой?

Сэймэй распрямился и почувствовал себя свободнее. Теперь он без смущения улыбался.

— Молодой господин делает большие успехи. Недаром ведь говорится, что возраст не преграда для учения. Он, правда, не так усидчив, как вы в его годы, зато, по-моему, рука у него тверже.

Акитада усмехнулся, довольный тем, что старик наконец ожил.

— Не сомневаюсь, что ты уже неоднократно напоминал ему, что даже самый незадачливый стрелок обязательно попадет в цель, если будет усердно упражняться.

— Да, господин, и это я ему твержу, и про каплю воды, что камень долбит. Он, правда, не слишком-то любит слушать мои назидания. А однажды вот пожаловался, что пальчики у него замерзли и трудно кисть держать, так я объяснил ему, почему не мерзнет водяное колесо — потому что всегда крутится. После этих слов он взялся за работу куда как усердно! — Сэймэй заулыбался.

Теперь уже с легким сердцем Акитада придвинул к себе миску с рисом, но тут же передумал и отнес ее в сад, где принялся кормить рыбок. Выплывая на поверхность, они жадно ловили зернышки, резвясь и плескаясь. Их живость повеселила Акитаду, он даже рассмеялся.

— Ты напомнил мне, мой старый друг, о том, что я совсем забыл и о других обязанностях. — сказал он, поворачиваясь к Сэймэю и с удовольствием видя на лице старика привычное радостное выражение. — Боюсь, в последнее время я был не очень хорошим отцом.

Сэймэй улыбнулся:

— Это невозможно, господин. Любовь родителя к сыну всегда сильнее, чем любовь сына к отцу.

— Ну что ж, я надеюсь, Ёри не думает обо мне плохо. — Акитада взглянул на небо. Оно по-прежнему было хмурым, но кое-где сквозь прорехи в облаках проглядывало солнышко. На сосне судачили две белки, то и дело принимаясь гоняться друг за другом по стволу вверх и вниз. Воздух был чист и свеж. — Как думаешь, не погонять ли нам мяч во дворе? Торе с Гэнбой полезно будет порезвиться, а ты вел бы для нас счет.

Сэймэй хлопнул в ладоши.

— Прекрасная мысль, хозяин! А уж как обрадуется молодой господин! Физическая закалка красит мужчину не меньше, чем духовные знания.

Акитада нашел Ёри в обществе матери. При виде кожаного мяча мальчик несказанно обрадовался. Дружно обувшись на веранде, отец с сыном выбежали во двор. На возбужденные крики Ёри прибежали из конюшни Тора с Гэнбой. Быстро разлиновали игровое поле, и участники, закатав повыше штаны, заняли свои места.

Их задачей было пинать мяч, передавая его друг другу так, чтобы тот не касался земли. Ёри в свои неполные четыре года уже умел на удивление хорошо справляться с мячом и сразу же начал обходить соперников. Акитада вскоре объявил передышку, чтобы снять тяжелое верхнее кимоно. На веранде он заметил Тамако и Ёсико. Тамако улыбалась, а вот сестра его выглядела по-прежнему бледной и удрученной.

К Акитаде постепенно возвращалось мастерство. Ведь он и припомнить не мог, когда последний раз играл в мяч. В свое время он владел им превосходно. Он старался поддаваться маленькому сыну, но Ёри отнюдь не зевал и умудрялся воспользоваться каждой такой поблажкой. А способности Торы и Гэнбы к этой «игре знати» вызывали у Ёри безудержный смех.

Взрослые закончили игру взмыленные и вымотанные, они едва переводили дух, зато Ёри был объявлен победителем. С криками «Я победил!» он радостно носился по двору, пока Сэймэй и дамы рукоплескали ему. В приступе счастливого возбуждения Акитада схватил малыша на руки и подбросил его в воздух. Ёри взвизгнул от радости и обхватил ручонками шею отца. Акитада, давно не испытывавший подобных чувств, прижал к себе сына и отвесил глубокий поклон в сторону веранды.

Вернувшись к себе в кабинет все в том же благодушном настроении, он попросил Сэймэя принести ему одежду на выход.

— Хочу еще разок наведаться к Нагаоке, — сказал он старику, когда тот помогал ему одеваться. — Судя по всему, он много о чем умолчал. В прошлый раз я не расспрашивал его об отношениях с женой, а между тем ее личность кажется мне, пожалуй, самым загадочным моментом во всей этой истории. У меня теперь сложилось впечатление, что он избегал этой темы.

Сэймэй поджал губы.

— В осеннюю пору веер ни к чему. Из ваших слов я понял, что господин Нагаока был староват для своей жены. Возможно, теперь он испытывает чувство великого облегчения.

Сэймэй был закоренелым женоненавистником, однако Акитада не исключал той возможности, что Нагаоку действительно могла утомить юная и легкомысленная жена, к тому же стоившая ему немалых расходов. Не в силах пока разрешить эти сомнения, он сказал:

— Но как ни крути, она была очень красива, и он любил ее.

Сэймэй покачал головой.

— За ангельским ликом часто прячется демон, — заметил он, но тут же спохватился: — Разумеется, у этого правила бывают исключения.

На это Акитада лишь усмехнулся.

Проделав небольшой пеший путь, он вскоре оказался на улице, где проживал Нагаока. Он не мог еще раз не подивиться тому смиренному спокойствию, что царило в квартале, населенном степенными и состоятельными торговцами. Голые, обронившие листву деревья больше не загораживали вил и позволяли разглядеть постройки внутри стен, которыми были обнесены владения Нагаоки. Удачливый торговец стариной, по его подсчетам, должен был жить богато.

Акитада немало подивился тому, что ворота Нагаоки были распахнуты настежь. Кто же охраняет все это добро? В прошлый раз он видел здесь лишь одного-единственного неприветливого слугу, но сейчас куда-то запропастился даже этот неряха.

Он вошел во двор, явно не метенный уже много дней. Акитаде сразу вспомнился его первый визит. Он громко позвал, но никто не откликнулся. Тогда он проследовал через воротца главного дома к задним дворам и садикам. И здесь повсюду царило запустение. Более того, здесь, подальше от людских глаз, все постройки пребывали в самом что ни на есть плачевном состоянии, как и сад, поразивший его своей неухоженностью. Облупившаяся краска на карнизах и перилах, расшатанная ступенька на лестнице, покосившиеся ставни — все это было куда как знакомо самому Акитаде по тем временам, когда семья Сугавара не имела достаточных средств на починку пришедшего в упадок дома. Но почему состоятельный человек позволяет себе содержать свое жилище в таком запустении?

Поразило Акитаду и отсутствие людей. Где же слуги, коим надлежит заботиться о доме? А что, если Нагаока сбежал, испугавшись обвинения в убийстве?

Акитада торопливо прошел через садик, мимо заваленного сухими листьями пруда, и оказался во внутреннем хозяйственном дворе, посреди которого возвышалась складская постройка. В отличие от других строений она была сделана из камня, покрыта штукатуркой и имела черепичную крышу. Такие кладовки имелись во всех богатых домах, в них обычно хранились семейные ценности, оберегаемые таким образом от пожаров. Дверь в кладовку Нагаоки была распахнута настежь, так же как и ворота.

Акитада ступил на порог и осторожно заглянул внутрь. Стеллажи вдоль стен были пусты, если не считать нескольких мешочков с рисом или бобами, небольшой горки репы и горстки каштанов. Рядом с огромной корзиной стояли глиняный кувшин и бочонок с вином. Зайдя в кладовку, Акитада заглянул в корзину — та оказалась наполнена углем. Он взял в руки кувшин и понюхал горловинку — дешевое масло. Винный бочонок был пуст — только мутный вонючий осадок на дне. У дальней стены Акитада заметил кованые деревянные сундуки с открытыми замками. Он заглянул в каждый — пусто, если не считать каких-то обрывков оберточной бумаги. Куда же подевались все принадлежащие Нагаоке древности?

Акитада вышел из кладовки и остановился посреди двора, осмысливая увиденное. Первое свое опасение, что это было вооруженное ограбление, повлекшее за собой гибель хозяина и всей прислуги, он отмел сразу же — иначе откуда взялись в кладовке съестные припасы, когда ее более ценное содержимое было вынесено? Припасы эти, скудные и убогие, вряд ли могли бы служить пишей состоятельному торговцу, и все же кто-то, похоже, обитал здесь после пропажи ценностей.

В глубокой задумчивости Акитада направился обратно к дому и постучал в парадную дверь.

— Хорош шуметь! Уже иду! — послышался голос с улицы. — Прямо ни на миг в покое не оставят человека даже в таком Богом забытом месте!

В проеме ворот показалась фигура слуги. Он шел ленивой, развязной походкой, возможно, даже несколько нетвердой, и нес в руках какой-то слегка дымящийся сверток — судя по всему, купленную где-то горячую пищу. Вид у него был еще более неопрятный, чем в прошлый раз — нечесаные волосы, небритый подбородок, замызганное платье.

Завидев Акитаду, он остановился, прищурился и вперил в него затуманенный взор.

— А-а… Это опять вы, — сказал он наконец тоном грубым и развязным. — Что вам нужно на этот раз? Нет его дома уже давно, а у меня дел полно.

— Но-но, ты не забывайся! — отрезал Акитада. — Где твой хозяин?

Слуга злобно оскалился.

— Кто его знает! Забрал деньги и сбежал, я так подозреваю. Или сбежал, или сиганул с моста и теперь кается перед владыкой преисподней. Оставил меня тут одного без еды, без питья, я уж про жалованье не говорю.

Акитада смотрел на него с подозрением. И наружность его, и поведение говорили о том, что он не ждет своего хозяина скоро.

— Здесь холодно, — сухо сказал Акитада. — Проводи-ка меня в комнату своего хозяина и там ответишь мне на кое-какие вопросы.

Слуга ощетинился:

— Это еще зачем? Когда его нет, мне не позволено входить в дом.

— А что у тебя в свертке? — спросил Акитада, прищурившись.

— Что-что? Еда! Есть-то надо человеку!

— И где же ты взял на это деньги? Ты же говоришь, тебе не заплатили.

Слуга смутился и заметно приуныл.

— Сумел кое-что поднакопить, — угрюмо пояснил он.

— Врешь! — накинулся на него Акитада, сверкая глазами. — Я думаю, что ты украл деньги у хозяина. Я обязательно сообщу в полицию. — Шагнув с крыльца на землю, он угрожающе подступил к слуге. — Вообще-то я не верю, что твой хозяин сбежал. Зачем ему так поступать, если он недавно потерял жену, а брат сидит в тюрьме, дожидаясь суда? Может, ты убил своего хозяина? Что ты с ним сделал? А ну, давай говори, паршивый ублюдок!

Слуга побледнел и резко отшатнулся, так что даже сверток выпал у него из рук на землю. Какая-то мерзкая клейкая стряпня разлетелась в разные стороны. От ее вони да от пьяного перегара и запаха немытого тела Акитаду замутило.

— Я правду говорю, — захныкал слуга. — Он ушел на прошлой неделе. Выглядел ужасно, весь белый был, словно призрак. Ни слова мне не сказал. Просто вышел за дверь и больше не возвращался. Может, он и лежит где-нибудь мертвый, но я-то к нему и пальцем не притронулся.

Акитада смерил его долгим, испытующим взглядом.

— Посмотрим. А ну, открывай дверь в дом! Дверь оказалась не заперта, так же как ворота, кладовка и сундуки.

— Почему так плохо сторожишь дом? — проворчал Лкитада, следуя за слугой по темному коридору в комнату, где в прошлый раз беседовал с Нагаокой.

— А зачем? Красть-то здесь уже больше нечего. Красть действительно было нечего, Акитада обвел взглядом погруженную в полумрак комнату и пошел распахнуть настежь ставни. Со стен исчезли картины, с полок все их содержимое, даже тяжелый деревянный стол резной работы тоже куда-то делся. Остались только толстые циновки на полу и две подушки, на которых они с Нагаокой сидели в прошлый раз.

— А куда же подевалось все добро и мебель? — спросил Акитада, удивленно озираясь.

— Он их продал.

— Что, прямо все продал? Все свои предметы старины? У него же их было не счесть!

Слуга закивал:

— Да. Все до последней мелочи.

— Но зачем?!

— Да потому что дела у него уже давно шли плоховато. А на госпожу сколько тратился — и на наряды, и на прислугу для нее, и на побрякушки всякие. В общем, распродавал он все потихоньку, чтобы хоть как-то сводить концы с концами. — В его голосе появились обиженные нотки. — Платил этой ее заносчивой служанке да бездельнице-поварихе больше, чем мне. Служанка сбежала, как только услышала об убийстве. А повариха ушла, когда увидела, что у хозяина едва наберется денег на достойные похороны. Они сразу смекнули, что сладкая жизнь закончилась. А я вот, дурак, остался работать задарма. И черт меня только дернул?! Торчи вот теперь здесь, словно привязанный!

— Я тебе уже говорил как-то, чтобы ты следил за языком, — отрезал Акитада. — Больше повторять не буду. Ты жрешь хозяйский рис, так хотя бы имей уважение к этому дому и верность.

— Если бы рис, а то одно просо с чечевицей, — проворчал слуга.

— Когда твой хозяин начал избавляться от собственности?

Слуга задумчиво пожевал нижнюю губу.

— Последние остатки своих древностей он начал распродавать сразу же, как только это случилось. Покупатели все как один уходили, усмехаясь. Видать, молва-то пошла, потому что народ буквально повалил к нему. А потом он продал все барахлишко своей жены. И правильно сделал! Хоть рыбки с рисом тогда поели, да и в бочонке плескалось кое-что получше.

Акитада вспомнил, что в последний свой приход видел в руках у Нагаоки маску «бугаку». Видимо, тот собирался продать ее по дешевке. И почему только тогда Акитада не насторожился, почему не задумался, что заставило опытного антиквара пустить на продажу редкий предмет старины по столь низкой цене?

— Продолжай, — сказал он слуге. — Когда же было распродано другое добро, его личные вещи?

— По-моему, после прихода ее отца. Тогда он совсем раскис. И после того как сюда снова явился этот полицейский начальник и велел моему хозяину прекратить посещать брата в тюрьме — уж это точно было последней каплей. Прямо на следующий день люди вытащили отсюда остатки мебели, а когда они ушли, хозяин сидел вот здесь, на своей подушке, и все обводил глазами пустую комнату, словно умирать собрался. А на следующее утро он ушел.

— И как давно он ушел?

Слуга призадумался, потом, отсчитывая пальцами дни, сказал:

— По-моему, семь дней назад.

Семь дней! Да что же могло случиться с Нагаокой? Может, Кобэ напугал его насмерть своими угрозами? Довел до состояния паники? Ведь Нагаока был не похож на человека, который оставил бы слугу присматривать за домом, не выделив тому денег на еду.

— А может, он и вправду покончил с собой? — предположил слуга.

Такое объяснение Акитада мысленно отверг. Зачем распродавать имущество и уносить с собой все вырученные за него деньги, если планируешь совершить самоубийство? Разве что… Разве что он передал все дела в чьи-то руки, прежде чем покончить счеты с жизнью?

— А были у него друзья или какая-нибудь семья, которая могла бы его приютить?

— Нет. Только брат в тюрьме.

Конечно, Акитада не исключал и другой возможности — что Нагаока, боясь обвинения в убийстве, сбежал, оставив брата на произвол судьбы. В это Акитаде не хотелось верить.

— Когда твой хозяин уходил, у него было с собой что-нибудь? Сундучок или узел с одеждой? Как он был одет? Как для долгого путешествия? Может, на нем были сапоги или теплое кимоно?

— У него в руках был мешок, что-то вроде переметной сумы, что обычно крепят к седлу. И сапоги на нем были, и ватное стеганое кимоно. — Слуга прищурился, пытаясь поточнее припомнить картину. — По-моему, я видел еще рукоятку короткого меча, торчавшую у него из мешка. — Снова открыв глаза, он вдруг воскликнул: — Так, значит, эта старая св… значит, он все-таки укатил путешествовать! Нет, как вам это нравится?!

— А куда бы он мог податься? Нет ли у него каких-нибудь деревенских владений?

— Только где живет его брат. В Фусими. А к тестю он вряд ли подался бы. — Он загоготал.

Акитада удивленно вскинул брови.

— А почему бы и нет?

— Они поссорились сразу после похорон. Вы бы только слышали, какой тут стоял крик! Хозяин буквально выставил его за дверь, и старик ушел, пригрозив ему кулаком.

— Вот как? — Акитада оживился. — А где живет его тесть?

— Неподалеку от хозяйского брата. Щеки раздувает, будто благородный господин, а сам щеголяет в заплатках да в соломенной обувке.

— Так-так… — Заметив, что полезные сведения у слуги, похоже, иссякли, Акитада повернулся к двери. — Ну что ж, я проверю твои слова. Если ты мне солгал, то тебя арестуют. Кстати, ты бы прибрался тут везде, на случай если хозяин вернется.

С превеликим облегчением слуга пообещал приступить к уборке немедленно, но Акитада чувствовал, что Нагаока не вернется в эту пустую скорлупу, некогда служившую ему домом.

ГЛАВА 16

ИНЬ И ЯН

— Да уж поздно теперь, — проворчал Тора, когда они вернулись после игры в мяч и Гэнба посоветовал ему все-таки повидаться с девушкой. — Можешь представить себе, что она теперь обо мне думает? Она и так-то в ужасе была, когда я предложил ей встретиться в веселом квартале.

— Ну и что? Сходил бы и объяснился. Купи ей что-нибудь миленькое и извинись.

Тора заметно повеселел. Он никогда не терял уверенности, если речь заходила о женщинах.

— А ты пойдешь? — осторожно спросил он, опасаясь разрушить недавно установленный мир.

Гэнба покачал головой:

— Нет, я лучше займусь лошадьми. — Он хлопнул по боку серую кобылку Акитады, которая, игриво фыркая, гарцевала на привязи.

Тора замялся, потом смущенно сказал:

— Мне жаль, что я высказался тогда так про… ну… про ту даму.

— Знаю, — ответил Гэнба, не поднимая глаз и возясь с седлом.

— На палках она сражалась просто отлично. Бесстрашная такая…

— Знаю.

— Как думаешь, а борьбой она тоже владеет?

— Не удивился бы, окажись это так.

— Мне, знаешь ли, не понравилось, что я проиграл женщине. Ты бы стал с ней бороться?

Гэнба приторочил седло к спине серой кобылки и подтянул поводья, потом внимательно посмотрел на друга.

— После того как она отделала тебя? Нет. — Он усмехнулся.

Тора улыбнулся в ответ:

— Да ладно тебе! Сам-то помнишь, что говорил мне? Не надо унывать! Есть множество способов найти подход к женщине. Скажи ей, что боишься причинить боль столь деликатному созданию в настоящей схватке, а потом покажи ей, как можно использовать все эти захваты и зажимы по-другому.

Гэнба грустно улыбнулся:

— Я ей не нравлюсь. Ей нравишься ты.

— Это потому, что ты еще не ворковал с ней. Скажи ей, какая она очаровательная, какие сияющие у нее глаза, какой сладкий голосок.

Гэнба поморщился.

— Не пойдет. Она умная женщина, а не какая-нибудь глупая девчонка. Мы говорим с ней о серьезных вещах.

— А вот в этом как раз и есть твоя ошибка. Женщинам нравится, когда ты говоришь об их красоте и томно закатываешь при этом глаза. Такова уж их природа. Найти женщину, которая не клюнула бы на сладкие речи, так же трудно, как отыскать квадратное яйцо. Хочешь, я никуда не пойду, а останусь и поучу тебя немного всяким таким словам?

— Нет, спасибо. Уж лучше буду ухаживать сам. А ты иди и разыщи свою девчонку.

Успокоенный тем, что отношения с другом окончательно наладились, Тора отправился в город в самом что ни на есть бодром расположении духа. Солнце стояло в зените, близилось время обеда. Тора призадумался. Как же разыскать Злато? В учебном зале она бывает только по вечерам, да и то лишь в дни тренировок. Он вспомнил название ее гостиницы — «Золотая птица», но сначала решил заглянуть в веселый квартал — на случай если она все еще ждет его там.

При свете дня веселый квартал выглядел обшарпанным и пустынным. Лишь изредка встречались служанки, подметавшие крыльцо, да носильщики с тюками провианта для чайных домов и винных лавок. Интересовавший его дом находился в одном из боковых переулков — крошечный и невзрачный, он был буквально зажат между двумя своими внушительными соседями. За плетеными воротцами просматривался маленький передний дворик. Летом он был густо увит вьюнком, но сейчас на деревянных шестах болтались только голые плети. Тора открыл воротца и направился по каменной дорожке к входной двери. Там он постучал деревянным молоточком по маленькому колокольчику. Не услышав ответа, он распахнул дверь, вошел в тесную грязную прихожую и сразу же громко позвал:

— Эй, Мицуко!

— Да! Кто это там? — послышался нежный голосок откуда-то из глубины дома.

— Это Тора. Можно мне войти?

— Тора? — В голосе появились оживленные нотки. — Сейчас! Сейчас я выйду!

Тора улыбнулся и скинул сапоги. Вскоре ему навстречу вышла средних лет миниатюрная женщина в полотняном синем кимоно и торопливо засеменила по тускло освещенному коридору. Ее полускользящая походочка слегка враскачку выдавала ее профессию — она и на самом деле некогда была известной гейшей. Она по-прежнему была грациозна и прекрасна во всем, кроме лица, жестоко обезображенного оспой.

— Ах, это ты, Тора, мой яростный зверь! — радостно воскликнула она. — Как давно мы не виделись! Почти шесть лет, не так ли? Ну, проходи, проходи! Дай-ка мне взглянуть на тебя!

Тора пошел ей навстречу по гладко отполированному полу коридора.

— Прекрасно выглядишь, цветик мой ясный! — сказал он с поклоном. — Я рад, что нашел тебя все такой же очаровательной.

Она рассмеялась над его учтивостью и пригладила волосы, завязанные в тяжелый густой узел. Они до сих пор не утратили своего блеска, как не утратил своего очарования ее смех, в котором слышались воркующие перекаты, напоминающие звук гладких камешков, когда их ссыпают в глиняный горшочек Его мелодичное журчание заставляло мужчин слабеть от удовольствия.

— Ну и врун же ты, мой красавчик! — сказала она, игриво дергая Тору за нос. — А знаешь, у меня есть довольно приличное винцо. Может, выпьем по чарочке, пока ты поведаешь о своих приключениях бедной одинокой старушке?

— Никакая ты не старушка, только… — Он посмотрел на нее с тревогой. — Неужели все это время ты была одинока, Мицуко?

Она похлопала его по руке.

— Не больше, чем обычно. С тех пор как ты вырвал меня из лап этого ужасного человека, я могу ходить где захочу, и друзья снова навещают меня.

«Ужасным человеком» был некий горбун, торговавший рыбой. Перекупив долги Мицуко, он чуть было не сделал ее своей собственностью, заявив, что она продала ему себя. Как и многие женщины ее сословия, Мицуко была неграмотна и не смогла прочесть документы, которые скрепила своим значком. Тора же добился того, чтобы рыботорговец не только отказался от этих документов, но и больше никогда не приближался к этой женщине.

— Я надеялся, что этого ублюдка уже нет в живых. Гора уселся в крошечной гостиной, где едва хватало места на двоих.

Мицуко достала вино и изящным движением разлила его по чаркам.

— Добро пожаловать домой, мой Тигр, — сказала она с улыбкой.

Тора поднял свою чарку и отпил. Вино было весьма приятным на вкус, но он пил потихоньку, помня о ее бедности. Поставив чарку, он спросил:

— Скажи, Мицуко, а не заходила ли к тебе вчера вечером молодая женщина, не спрашивала ли обо мне?

Мицуко удивленно приподняла брови.

— Ты заводишь новых друзей, не навестив старых?

— Прости, Мицуко, но это другое. Я встречался с ней по заданию хозяина. И до сегодняшнего дня у меня даже не было свободного времени.

— Ах вот оно что. Тогда прощаю тебя. Нет, никто ко мне не приходил. Может, ты не такой уж неотразимый, как думаешь?

Тора приуныл.

— Наверное. Хотя могу поклясться, что я ей понравился. Кстати, может, ты знаешь ее? Она актерка. Выступает под именем Злато. Со своей сестричкой-близняшкой по имени Серебро работает в труппе некоего Уэмона.

Мицуко задумалась.

— Нет. Но представления Уэмона я видела. Мне понравилось. И она что же, хорошенькая?

— О да, очень хорошенькая. Но конечно, не такая красивая, как ты.

Она грустно улыбнулась:

— Ты всегда такой добрый. Тора. А ведь иногда мне очень нужно слышать такие слова. После того как я перенесла оспу, люди перестали любоваться мной. Один только взгляд, знаешь ли, а потом отводят глаза в сторону, когда разговаривают со мной.

Тора смотрел на нее.

— Не все люди. Я вот, например, любуюсь тобой. Глаза у тебя все такие же большие и красивые, и улыбаешься ты как богиня. Только кожа маленько попорчена. Ну и не стоит о ней горевать. Я видывал и похуже, причем совсем недавно.

Она горько рассмеялась и дотронулась до своей бледной щеки, сплошь изрытой ямочками оспин.

— Ну уж хуже-то ты вряд ли видел. Ни одной женщине не досталось такого, как мне.

— Ты могла потерять и больше. Чаще всего люди умирают от оспы.

— Вот я и жалею, что не умерла.

В таких случаях Тора всегда терялся, не зная, что сказать.

— А я вот недавно видел одну девушку. Вот уж у кого был ужасный вид! Какой-то мерзавец буквально выкроил ей ножом новое лицо. Носа не оставил, от верхней губы только часть да еще парочку ртов прорезал на лице.

Глаза Мицуко расширились.

— Так она все-таки выжила? А мы думали, она утопилась. Она работала здесь, в веселом квартале, одно время. Такая вроде бы ладная была, а все никак не могла найти хороших клиентов. — Мицуко имела скромный доходец с того, что устраивала для мужчин свидания с женщинами из веселого квартала. Старые друзья не забывали о ней и помогали, подбрасывая клиентов. — Очень, говорят, была миловидная девушка, я даже собиралась обратиться к ней, когда она вдруг исчезла.

— А что случилось?

— В простонародье это приписывают демонам, только скорее всего это был кто-то из клиентов. Потом уж пошли слухи о каком-то… чужаке. — Она вздохнула, потупившись.

— Хочешь сказать, кто-то из клиентов сотворил с ней такое?

— Иногда мужчинам, чтобы насладиться игрой тучи и дождя, нужно сделать женщине больно.

— Какая мерзость! — ужаснулся Тора. — Но зачем же она позволила ему так с ней поступить?

— Я думаю, она просто не ожидала.

— Но этого ублюдка нужно остановить, пока он не совершил такого опять! Она сказала кому-нибудь, кто это был?

— Думаю, нет. Ты бы спросил у нее сам. Я бы тоже хотела знать, потому что девушки обеспокоены.

Тора задумчиво смотрел на нее. Сколько раз ему приходилось сожалеть, что хозяин ведет свои расследования по большей части самостоятельно — словно не доверяет умственным способностям Торы. Вот и недавняя взбучка еще не улеглась в памяти. А что, если он разрешит это страшное дело своими силами? Может, этот изверг, орудующий ножом, станет его шансом проявить себя?

— А что, если я поймаю этого ублюдка? — спросил он у Мицуко.

Она улыбнулась:

— Как раз ты мог бы. Ведь, похоже, больше никому до этого нет дела. Даже полиции, которой наплевать на бедных женщин.

— Тогда пожелай мне удачи! — Он торопливо допил свое вино и поднялся.

— Куда же ты?! Ты ведь только что пришел!

— И скоро вернусь, прелесть моя.

Мицуко покачала головой, лукаво глядя на него. Он так и не понял, обижена она или заинтригована этим его коротким визитом. На прощание он обвил ее рукой и ущипнул, прежде чем направиться к двери.

Полностью вжившись в роль охотника за душегубами, Тора напрочь забыл о том, что Злато, возможно, не захочет встречаться с ним столь открыто. Да и о чем еще он мог думать, если мерзавец, преследовавший женщин из веселого квартала, разгуливал на свободе? А что, если Злато попалась в лапы этого зверя, идя на свидание к Торе? По дороге он спросил у прохожих, как разыскать «Золотую птицу».

Дешевая гостиница для бедных путников располагалась в тесном переулочке близ реки, неподалеку от учебного зала госпожи Вишневый Цвет. За выцветшей, износившейся в лохмотья занавеской, что висела над входом, Тора сразу же столкнулся с двумя мальчуганами. Они сидели на деревянном помосте и, болтая ногами, увлеченно играли в кости.

— Ну? Чего надо? — раздраженно спросил тот, что поменьше, не по-детски сиплым голоском.

Тора изумленно вытаращился на него, пытаясь присмотреться к полумраку. По виду мальчонке никак нельзя было дать больше пяти-шести годков. Крохотные ручки, ножки… И такой голос!

— Что ж мать не воспитывает тебя? — рявкнул на него Тора. — А ну-ка говори, где она? Кто тут старший? — Он перевел взгляд на другого мальчишку, который только глупо улыбался. Наверное, дурачок, подумал Тора. И с чего эти малолетки вздумали играть на деньги? Горка медяков перед тем, что поменьше, производила впечатление.

Малыш вдруг вскочил, опершись при этом на руки как маленькая обезьянка. Когда он встал во весь рост, Тора заметил, что голова его выглядела непомерно большой по сравнению с коротеньким тельцем. Тора решил, что в жизни не видал более уродливого ребенка — огромные оттопыренные уши, нос луковицей и востренькие крысиные глазки да еще этот не по-детски злобный взгляд!..

— Нет, ты только посмотри, он еще говорит про какое-то воспитание! — прохрипел маленький уродец. — Интересно, какая шелудивая кошка оттаскала тебя за эти проеденные молью усы?

Такого оскорбления в адрес своих усов, являвшихся предметом гордости их владельца. Тора, конечно, стерпеть не мог. Он сделал один большой и решительный шаг вперед.

— Ах ты, паршивец, дай-ка я надеру тебе задницу! — Он схватил малыша за шиворот и хотел наклонить через колено, но буквально застыл на месте, когда увидел у «ребенка» седину в волосах и морщины на совершенно взрослом лице. Потрясенный Тора невольно разжал руки.

Маленький старичок шмякнулся на задницу, потом вдруг подскочил и, ловко извернувшись, лягнул Тору прямехонько в пах.

Тора согнулся вдвое.

— Ах ты, ублюдочный недомерок! — воскликнул он, обретя дар речи.

Карлик вспорхнул, словно птичка с насиженного места, и разразился отвратительным кашляющим смехом.

— Я еще и не так могу тебя отделать, если вздумаешь переть на меня, ублюдочный переросток! — прокаркал он.

Тора вдруг понял всю нелепость ситуации и усмехнулся.

— Прости, дядюшка, — сказал он. — Я вовсе не хотел тебя обидеть. Просто темновато здесь после улицы.

Маленький уродец прищурил глазки и кивнул.

— Ладно, — проворчал он. — Я здесь управляющий. Чего тебе надо?

— Мне нужна одна из девушек Уэмона. Ее зовут Злато. Говорят, она проживает здесь.

Карлик и улыбающийся мальчик переглянулись. Когда карлик снова перевел взгляд на Тору, лицо его было мрачно.

— Съехали! — сказал он.

— Съехали?! Что, прямо всей труппой? Так неожиданно? А куда?

— Откуда мне знать! Красавчик ихний расплатился, они все съехали. Я обычно не спрашиваю людей, куда они держат путь.

Тора недоуменно смотрел на коротышек. Какую-то настороженность уловил он в их глазах — такое впечатление, будто они наблюдали за тем, как он воспримет эту новость. Вздохнув, он вытащил связку монет.

— Сколько я должен? — спросил он у карлика. Глазки-бусинки заблестели, жадно сверля связку в Ториной руке.

— Двадцать, — навскидку сказал карлик.

Это было все, чем располагал сегодня Тора на обед. Он отсчитал двадцать монет и положил их стопкой на помосте, потом, не убирая руки, сказал:

— Мне нужно знать, когда они уехали, куда отправились и была ли с ними эта девушка.

Глазенки карлика загорелись.

— Уехали вчера, куда — не знаю, девушка была.

— А может, что-нибудь знает твой юный друг? — спросил Тора, все еще держа над монетами руку.

Мальчик по-прежнему улыбался. Отчаянно замотав головой, он издал какой-то фыркающий звук. Что это было — то ли смех, то ли убогая речь дурачка, — Тора так и не понял и наконец открыл деньги. Карлик сгреб их с такой скоростью, что даже дотронулся пальцами до Ториной руки.

Ну что ж, по крайней мере с девушкой все было в порядке. Тора кивнул игрокам-коротышкам и вышел на улицу. Уже давно перевалило за полдень, и в желудке у него бурчало. Тора сиротливо озирался по сторонам. Хозяин велел ему разыскать актеров. Но куда они могли податься? Ведь им же надо где-то репетировать. Отираться по всем гостиницам и ночлежкам в городе ему очень не хотелось, поэтому он решил заглянуть к госпоже Вишневый Цвет — та наверняка должна знать об их планах. К тому же, если он собирается поймать того изувера, ему обязательно нужно поговорить с изуродованной девушкой.

По дороге он придумал и третий повод. В его разыгравшемся от голода воображении всплыл портрет госпожи Вишневый Цвет за трапезой. У дамы, обладающей столь мощным аппетитом, могли найтись какие-нибудь объедки и для него.

Госпожа Вишневый Цвет и впрямь только что отобедала. Восседая на своем троне и с сожалением глядя на поднос в руках изуродованной служанки, она сказала, облизывая губы:

— Унеси это, милая. Доедать не буду. Меня ждет господин Оиси. Нам предстоит урок борьбы, и я не хочу расслабляться.

Воспользовавшись отсутствием привратника и проскользнув незамеченным, Тора наблюдал. Господин Оиси, чьи колышущиеся телеса напоминали гору, в одной набедренной повязке с нетерпением ожидал урока, и служанка понесла поднос прочь.

Увидев, как еда исчезает на глазах, Тора не выдержат и крикнул:

— Постой!

Три пары изумленных глаз обратились в его сторону. А потом произошло нечто ужасное. Служанка пронзительно заверещала и уронила поднос. Выругавшись, Тора бросился к ней, но его встретил мощный удар госпожи Вишневый Цвет, железно рассчитанный и угодивший прямиком в пах, боль в котором еще не утихла после встречи с карликом. Только у госпожи Вишневый Цвет силенки было, прямо скажем, побольше, чем у старого коротышки. Тора завопил и упал навзничь, корчась от боли. Но уже в следующий момент его накрыла сокрушительная громада человеческого тела, под которой беспомощно захлебнулся его жалкий крик. К счастью, Тора просто потерял сознание.

Акитада докладывал Кобэ об исчезновении Нагаоки, когда один из младших полицейских чинов, влетев в комнату, сообщил о поимке маньяка-изувера.

Кобэ, оживившись, вскочил.

— Наконец-то хоть хорошая новость! — воскликнул он. — Мы ловим этого мерзавца уже несколько месяцев.

Акитада, не слишком довольный заминкой, все же вежливо поинтересовался:

— Что, опасный преступник?

— Пока он охотился только за уличными женщинами, но кто его знает! Нам известны уже шесть случаев со смертельным исходом. — Кобэ повернулся к полицейскому, принесшему новость. — Как вы поймали его? С поличным, надеюсь?

Тот несколько смутился.

— Ну… да… Что-то вроде того… — промямлил он. — Вообще-то…

— Вообще-то что? Ну давай, не тяни! Ведь кого-то из наших могут особо отметить.

— Вообще-то, господин, его поймали не наши люди, а женщина.

Кобэ изумленно вытаращился на подчиненного:

— Женщина?! Хочешь сказать, какая-то шлюха дала ему отпор? Вот молодчина!

— Вообще-то это была не шлюха, господин, а госпожа Вишневый Цвет.

— Этот придурок напал на госпожу Вишневый Цвет? Акитада усмехнулся, и Кобэ смерил его подозрительным взглядом.

— Вы знаете ее?

— Только по рассказам моих людей. Если я ничего не перепутал, то эта женщина интересная личность, бывшая акробатка, которая теперь содержит тренировочный зал.

Кобэ угрюмо кивнул.

— Она самая. И дело с ней иметь, скажу я вам, ой как нелегко! Вечно катит на нас бочки. По мне, так дракон лучше. Не хотите со мной пойти?

Акитада колебался.

— А дело Нагаоки мы можем обсудить по дороге?

— Да там и обсуждать нечего. Впрочем, как знаете. Акитада закусил губу.

— В таком случае я пойду с вами. Если Кодзиро не знает, куда отправился его брат, могут быть неприятности.

— Один брат не в ответе за другого. К тому же я его предупредил.

Они вышли из здания тюрьмы и пересекли двор, где отряд полицейских упражнялся с металлическими цепями, предназначенными для отражения ударов меча.

— Нагаока исчез уже давно, — продолжал гнуть свое Акитада. — И унес с собой деньги.

Кобэ задумался над его словами.

— Полагаю, Нагаока мог быть замешан в убийстве. А если так, то теперь он ушел в горы.

— Вы не будете возражать, если я помогу вам найти его?

Кобэ остановился и посмотрел на Акитаду.

— И куда же вы отправитесь? Что вам известно?

— Ничего, кроме того, что я уже говорил вам. Но есть места, где можно поспрашивать. Слуга сказал, что он был одет по-дорожному — сапоги, стеганое кимоно, мешок и, возможно, короткий меч.

— Я должен сначала подумать.

Они возобновили быстрый шаг и теперь приближались к восточному рынку. Несмотря на холод, здесь, как обычно, было людно. Толпа почтительно расступалась перед полицейскими в красном, позади которых шагали двое важных чиновников.

— Так вы говорите, меч? — размышлял вслух Кобэ. Вот уж на кого бы не подумал.

— Если при нем были все вырученные за имущество деньги, ему пришлось взять с собой оружие. Дороги небезопасны.

— Это конечно. Но где бы вы стали искать?

— Хозяйство его брата находится в часе езды столицы. Как и отчий дом его покойной жены.

— Хм… А я вот не вижу смысла туда ехать. — Произнеся эти слова, Кобэ повернулся к подчиненному и завел разговор про маньяка. На Акитаду он не обращал внимания до тех пор, пока они не добрались до заведения госпожи Вишневый Цвет.

Ступив внутрь, Акитада с любопытством озирался. Место это напомнило ему другой учебный зал, в далекой провинции Кацуза, хотя этот был гораздо просторнее и имел больше снаряжения. Но от воспоминаний веяло грустью, и он отогнал их прочь. Хозяйка зала поджидала их, сидя в кресле на возвышении, в обществе какого-то необъятного толстяка и молодой женшины, скрывавшей лицо за веером.

Поскольку подобные кресла не были в ходу — такой мебели не знал даже сам император, — Акитада не мог сдержать изумления. Если бы не эти искусно завитые локоны, украшенные красными лентами, и не выбеленное мелом лицо с густо начерненными бровями поверх подрисованных углем глаз, он принял бы госпожу Вишневый Цвет за толстомясого буддийского настоятеля.

— Ба-а!.. Да кто к нам пожаловал! Сам начальник полиции! Какая честь! — пропела дама на троне.

— Здравствуйте, госпожа Вишневый Цвет, — сохраняя постную мину, сказал Кобэ. — Так где же этот человек, которого вы подозреваете в зверствах?

Начерненные брови приподнялись еще чуть выше.

— Ай-ай-ай, как некультурно, господин начальник! Что за тон?! Я ведь, между прочим, избавила вас от многих месяцев, а может быть, даже лет трудной работы, поймав это чудовище!

— Ну вот что, госпожа, у меня нет времени, — отрезал Кобэ. — И я хотел бы поскорее взглянуть на этого парня. К тому же мы совсем не уверены, что это тот, кто нам нужен.

— Вот как? Зато я уверена. Его опознала жертва, когда он собирался напасть на нее снова.

Кобэ посмотрел на молодую женщину, прятавшую лицо.

— Насколько я помню, в прошлый раз ваша служанка сказала, что не может опознать нападавшего. Она сказала, что было слишком темно и что она потеряла сознание. Как же тогда она может быть уверена сейчас?

— А вот сейчас она узнала его. Этот мерзавец снова напал на нее. Недавно в один из вечеров, прямо возле моего заведения. В темном переулке. Несомненно, намеревался убить ее, чтобы она не опознала его. Мы бы и тогда поймали его, только было темно, и он удрал.

Кобэ пробурчал что-то вроде ругательства. Госпожа Вишневый Цвет еще выше вскинула брови и недовольно поджала губы.

— Если он удрал, то как же получилось, что он оказался в ваших руках сейчас? — сдерживаясь из последних сил, сказал Кобэ.

— Ха! Этот дурак предпринял новую попытку прямо при свете дня — думал, его не узнали. Явился голубчик прямешенько сюда. Бедняжке Юкио повезло, что рядом оказалась я. — Пухлой рукой госпожа Вишневый Цвет погладила по голове молодую женщину, которая, съежившись от страха, буквально вросла в пол. — Глаза у Юкио чуть не вылезли наружу, она уронила поднос с едой да так закричала, что крыша чуть не рухнула. Вот тогда-то это животное и бросилось на нее, чтобы свернуть ей шею, только я вовремя врезала ему по яйцам. Здорово, правда?

Кобэ поморщился.

— Да не то слово.

— Ну, он, конечно, повалился, а уж тогда господин Оиси, ожидавший урока по борьбе, вспрыгнул на него сверху и вырубил окончательно. Мы связали его и оттащили в чулан. Вряд ли он теперь доставит вам сколько-нибудь хлопот, только уж обратно тащите сами.

— Понятно. Ну что ж, давайте взглянем на него. — Кобэ проявлял нетерпение, посматривая на дверь позади помоста, и даже двинулся в ту сторону, но госпожа Вишневый Цвет остановила его.

— Подождите, господин начальник полиции! — властно крикнула она со своего кресла.

Она догнала его и первой направилась к двери. Волей-неволей начальник столичной полиции и вконец заинтригованный Акитада последовали за этой странной женщиной, пусть бы она и была прославленной акробаткой и бывшей любовницей какой-то там титулованной особы монаршего рода. Младшие полицейские чины и господин Оиси пристроились у них за спиной.

Не имея возможности разглядеть за тучной фигурой госпожи Вишневый Цвет и широкими плечами Кобэ пойманного преступника, Акитада заподозрил неладное, только когда Кобэ изумленно воскликнул:

— Да это же!..

Потеснив Кобэ, Акитада протиснулся вперед и увидел связанного человека на полу, после чего сломя голову ринулся вперед. Оттолкнув Кобэ и госпожу Вишневый Цвет, он опустился на колени рядом с Торой.

Тора был в сознании, его бледное как полотно лицо было покрыто испариной.

— Благодарение небесам, хозяин, — прошептал он. — Заберите меня домой.

Акитада коснулся его лица — оно было мертвенно холодным. Он осторожно отер рукавом капли пота и посмотрел на Кобэ.

— Я хочу, чтобы его развязали. Тора работал у меня. Надеюсь, вы его помните? — Кобэ кивнул, и он продолжал: —Эта женщина совершила чудовищную ошибку. Возможно, Тора серьезно ранен, и ему срочно нужен врач… если где-нибудь здесь поблизости найдется таковой. И еще, возможно, понадобится бычья упряжка, чтобы отвезти его домой. Все расходы я оплачу. — Он снова склонился над Торой и, развязывая веревки на руках, спросил: — Как чувствуешь, ты серьезно ранен?

— Не знаю. По-моему, ребра. Трудно дышать. — Тора помолчал, перевел дыхание и прибавил: — Эта дьяволица ударила меня в пах. Это уже второй раз за день. — Он закрыл глаза. По щеке его скатилась одинокая слезинка. Акитада, снедаемый жалостью и тревогой, наконец распутал веревку, отбросил ее в сторону и снова принялся вытирать лицо Торы.

Кобэ, развязав Торе ноги, свирепо подступил к госпоже Вишневый Цвет.

— Ну что ж, кажется, на этот раз вы все-таки вляпались, любезная госпожа, — рявкнул он. — Что вы можете сказать в свое оправдание?

Госпожа Вишневый Цвет смущенно пробормотала:

— Н-но… он напал на Юкио прямо на наших глазах. Мы сами видели! Правда же, господин Оиси?

— Ну да, — сказал господин Оиси голосом на удивление высоким и никак не вязавшимся с этими огромными телесами. — Он действительно двигался очень быстро. Когда вы ударили его, я, разумеется, решил, что он хочет причинить вам вред. Иначе зачем вы стали бы делать это?

— Совершенно верно. — Госпожа Вишневый Цвет кивнула. — Меня спровоцировали на защитные действия. Закон позволяет мне защищать себя и членов моей семьи. Я свои права знаю, мне прочитал их один ученый человек.

— Позовите врача! — Акитада вскочил на ноги, сверкая на нее глазами. — Его мучают боли! Возможно, он получил неизлечимые увечья. А ваши басни мы можем выслушать и позже.

Покраснев, госпожа Вишневый Цвет робко предложила:

— Я немножко умею лечить увечья. Давайте я на него взгляну.

— Нет! — завопил Тора, в ужасе вытаращив глаза. — Уберите от меня эту дьяволицу! Позовите Сэймэя!

Акитада погладил его руку.

— Сэймэй слишком далеко, а помощь тебе нужна сейчас. Зато потом мы заберем тебя домой. — И, повернувшись к госпоже Вишневый Цвет, он снова напустился на нее: — Кто здесь поблизости лучший доктор? А ну живее, голубушка, пока я окончательно не потерял терпение и не применил меры для твоего ареста! И как только ты получила права на такую деятельность, которая представляет угрозу для людей?!

Госпожа Вишневый Цвет попятилась, боясь смотреть в его сверкающие гневом глаза.

— Прямо здесь за углом есть храм Двенадцати Божественных Полководцев. Там один из монахов занимается целительством. Только он очень старый…

— Приведите монаха! — распорядился Акитада. Полицейский вопросительно посмотрел на Кобэ, и тот кивнул.

— И скажите ему, чтобы принес лед! — крикнула ему вдогонку госпожа Вишневый Цвет, а для Акитады пояснила: — Приложить к распухшим яйцам.

Тора застонал и отвернулся. Акитада опустился рядом с ним на колени.

— Бедолага ты мой! Мне так жаль! Ты, наверное, разыскивал эту девушку. Злато ее зовут?

Тора кивнул.

— Мне не стоило разговаривать вчера с тобой в таком тоне. Пожалуйста, прости меня.

Тора снова кивнул, потом взял руку Акитады и стиснул ее.

— Что это вы там говорите про какую-то девушку? — поинтересовался Кобэ, удивленный столь смиренным тоном хозяина в разговоре со слугой.

— Я просил Тору разыскать актеров, которые могли быть очевидцами убийства в монастыре. Одна из этих женщин обещала встретиться с ним вчера вечером в веселом квартале. Вчера я не отпустил его, поэтому он пошел сегодня, вероятно, беспокоясь за нее.

Госпожа Вишневый Цвет изумленно воскликнула:

— Злато! Да как же я не сообразила-то сразу! — И, набрав в легкие побольше воздуху, она крикнула: — Юкио! А ну сейчас же иди сюда!

Служанка робко вошла. Лицо она отворачивала в сторону, но даже того, что Акитада разглядел, было достаточно, чтобы прийти в ужас.

— Ну-ка иди сюда, девочка, — скомандовала госпожа Вишневый Цвет. — Посмотри на этого парня хорошенько! Ты уверена, что именно он порезал тебе лицо?

Служанка дрожала и заливалась слезами, но ничего не сказала, а только молча покачала головой.

— Так это не он? — прогремела госпожа Вишневый Цвет. — Тогда зачем было говорить такое?

— Я… Он схватил меня за руку на пороге… Было темно… Я испугалась. — Речь у нее получалась невнятной из-за отсутствия верхней губы, но всем было понятно.

— Но это же не то, что исполосовать ножом лицо! Вот ведь глупая девчонка! Полюбуйся теперь, что я сделала с ним по твоей милости! Всего-то схватил за руку в темноте, а теперь вот, может, никогда больше не узнает радостей любовных утех. — При этих словах Тора замер и сжал руку Акитады, а разгоряченная госпожа Вишневый Цвет между тем продолжала: — Может, он теперь никогда не женится и не будет иметь детей! Останется скопцом на всю свою жизнь! А все из-за того, что ты внушила нам, будто он тот извращенец с ножом!

Служанка громко разрыдалась.

— Ну ладно, довольно! — угрюмо сказал Акитада. — Будем надеяться, что эти пророчества не сбудутся. А теперь уйдите отсюда.

Госпожа Вишневый Цвет послушно вышла, уводя с собой всхлипывающую служанку. Кобэ закрыл за ними дверь и присел на корточки рядом с Акитадой.

— Ах ты бедняга! — сказал он Торе. — Женщины бывают сущими дьяволицами, но ты не верь тому, что она сказала. Придет врач и вылечит тебя — будешь как новенький.

Тора, стиснув губы, смотрел в потолок и молчал.

Наконец явился старый согбенный монах в поношенном черном одеянии, заляпанном какими-то пятнами на груди и на рукавах, и принялся осматривать больного, беспрестанно качая головой и что-то бормоча. К раздражению Акитады, он начал свой неторопливый осмотр не с главного увечья, а почему-то первым делом изучил Торино лицо, глаза, язык и пощупал пульс. Он долго колдовал над телом пациента своими узловатыми пальцами, пока Акитада не остановил его окриком «Ну хватит!». Тогда он разомкнул сморщенный рот и изрек:

— Холодные и влажные кожные покровы и чрезвычайная бледность свидетельствуют о том, что жизненные силы покинули больного и он находится в «отрицательном» состоянии. Это означает, что мужскую силу ян ослабила и превозмогла женская сила инь, существенно нарушив при этом обычное равновесие энергии.

Глаза Торы округлились от ужаса.

— Она лишила меня мужского достоинства! — простонал он. — Я так и знал. Теперь просто прикончите меня — я не собираюсь оставаться на всю жизнь кастратом!

Кобэ только сочувственно качал головой, но Акитада накинулся на монаха:

— Хватит пороть всякую чушь! Ты наверняка можешь сделать что-нибудь, можешь как-то снять припухлость и уменьшить боль. Что там у тебя со льдом? Принес?

Монах порылся у себя в узелке и извлек из него каменный горшочек и коробочку со снадобьями.

— Человеческое тело слабо и недолговечно, — изрек он. — Оно ненадежно, нечисто и непросветленно. —

Он взял в руки горшочек и остановился в нерешительности, потом, кивнув бритой головой в сторону двери, сказал: — Она всегда велит прикладывать к распухшим местам лед. Не скажу, что это неправильно, поскольку опухание сопровождается жаром, но в таких серьезных случаях этот способ опасен. Я бы не советовал прибегать к нему, а использовал бы пиявок. Они снимут опухоль, не вызывая переохлаждения.

Услышав такое, Тора только еще крепче вцепился пальцами в руку Акитады, и тот сказал:

— Приложишь лед. Этой женщине с ее профессией виднее, что лучше в таких случаях.

— Женская любовь заводит в дебри заблуждений, — проворчал монах. — Ну что ж, не хотите пиявок, так и не надо, дело ваше. — С этими словами он обернул лед в тряпочку и приложил его к паху Торы.

Тора вздохнул и сразу же почувствовал облегчение. Потом старый монах ощупал синяки на груди Торы.

— Переломанных ребер нет, — заключил он, — но, возможно, повреждены какие-нибудь жизненно важные органы. Холодный пот у больного свидетельствует о возможном разрыве, но говорить об этом с уверенностью пока слишком рано.

— А если разрыв есть? — спросил Акитада, с ужасом представив себе, как медленно, в муках умирает Тора от внутренних повреждений.

Но монах как ни в чем не бывало завязал свой узелок и поднялся.

— Все мы должны быть готовы покинуть этот никчемный мир, — благочинно изрек он.

Скорбная тишина повисла в комнатушке, когда он ушел. Ее нарушил Тора, осторожно сказав:

— А лед, кажись, помогает.

— Вот и отлично! — воскликнул Кобэ. — Вот видишь?! Я же говорил, что все будет хорошо!

— А что с дыханием? — спросил Акитада.

— Все так же. — Тора серьезно посмотрел на него. — Я не боюсь умереть.

— Ты не умрешь! — воскликнул Акитада и вскочил. — Где повозка? Ты сейчас же поедешь домой, там Сэймэй вылечит тебя.

Дверь открылась, и госпожа Вишневый Цвет с порога сообщила:

— Господин начальник полиции, к вам посыльный.

Кобэ вышел, а госпожа Вишневый Цвет робко приблизилась. Она явно успела поплакать — это было заметно по черным кругам размазанной краски вокруг глаз, напоминавших теперь барсучьи.

— Прости меня, пожалуйста, Тора. Мне очень, очень жаль, — сказала она больному. — Я постараюсь возместить тебе это. Можешь взять все, что у меня есть.

Тора вяло махнул рукой.

— Не надо, забудем об этом!

— Нет, нет! — принялась настаивать она, горестно заламывая руки, когда в комнатушку снова заглянул Кобэ.

— Повозка готова. Но мне придется оставить вас. Похоже, они нашли Нагаоку. Мертвого. С проломленной головой.

ГЛАВА 17

ПЕРЕПУТАННЫЕ САПОГИ

После того как Кобэ умчался, второпях толком так ничего и не объяснив насчет Нагаоки, Акитада только проследил, как Тору усадили в повозку, и сразу же отправился разыскивать начальника полиции. К сожалению, в полицейском управлении никто не знал или не хотел сказать, куда тот пошел. Такая же история вышла и в тюрьме, но там Акитада, уже порядком раздраженный, поднял шум и потребовал свидания с Кодзиро. Дежурный полицейский смягчился и отвел его в камеру.

Завидев Акитаду, Кодзиро поднялся. Выглядел он гораздо лучше, чем во время их последней встречи. Его явно больше не подвергали избиениям и даже разрешили умыться и побриться. Узнав Акитаду, он поклонился и устремил на него пытливый, внимательный взгляд.

— Вы принесли какие-то новости, господин? Неужто убийца Нобуко найден?

Акитада сразу понял, что Кобэ не удосужился сообщить парню о смерти брата. Пришлось Акитаде взять эту нелегкую миссию на себя.

— Да, новости есть, только они не касаются вашей невестки. — Он пытался подобрать нужные слова. — Вообще-то я надеялся, что начальник полиции сам сообщит вам. Насколько я знаю, он получил какое-то непроверенное донесение о том, что с вашим братом случилось несчастье.

В глазах заключенного промелькнула тревога.

— Несчастье? Что за несчастье? Он что же, ранен? Или болен?

— Подробностей я не знаю и не знаю также, где его нашли.

— Нашли? Стало быть, случилось что-то серьезное? — Кодзиро стиснул закованные в кандалы руки и устремил взгляд на запертую дверь темницы. В растерянности он принялся вышагивать взад и вперед. Цепи на ногах позвякивали, не давая ему пройти более трех шагов в каждую сторону. Как зверь в клетке, он уже хорошо знал, когда ему поворачивать. — А что, если он мертв? — проговорил он и остановился. — Он мертв?

Акитада беспомощно развел руками.

— Не исключено, что найденный человек вовсе не ваш брат, — сказал он, неловко пытаясь уйти от ответа.

— Но найденный человек мертв, и они думают, что это мой брат?

Акитада кивнул.

Кодзиро опустился на пол и закрыл лицо руками, потом убитым голосом произнес:

— Спасибо, что сообщили. Теперь хотя бы буду готов, когда Кобэ наконец соизволит уведомить меня.

— Я глубоко сожалею, что мне пришлось доставить вам эту печальную весть. — Акитада присел на корточки рядом с ним. — Произошла целая череда каких-то странных событий, которые, возможно, как-то связаны со смертью вашей невестки, и если в найденном человеке опознают вашего брата и он окажется тоже убит, то не исключено, что действовал один и тот же убийца. Ваша задача сейчас помочь мне найти истину в обоих случаях. Вот как, например, вы могли бы объяснить, что ваш брат распродал все свое имущество, кроме дома? И зачем ему понадобилось исчезать, не сказав никому, куда он отправляется и зачем?

Кодзиро убрал руки от лица и рассеянно посмотрел на него.

— Возможно, я мог бы это объяснить, только сомневаюсь, что это можно как-то связать со смертью Нобуко. Просто дела моего брата в последние годы шли совсем плохо. Я много раз пытался выручить его и предлагал деньги, но он всегда отказывался. Слишком был гордый. У него была безупречная репутация, и кредиторы, как правило, не давили на него, но, возможно, на этот раз у них кончилось терпение. Оплатить свои долги он считал делом чести. Он сделал бы это, даже если бы понадобилось распродать все. Мой брат был человеком чести. — На глаза его навернулись слезы, но он сумел совладать с собой. — А могли его убить из-за денег, что были при нем?

— Да, такое возможно. Его слуга сказал, что при нем была переметная сума и что одет он был по-дорожному. Лошадь он мог взять напрокат. Были у него какие-нибудь кредиторы за пределами столицы?

— Да. Иногда он покупал предметы искусства в монастырях и в загородных поместьях. Только все свои дела он держал в секрете — возможно, просто не хотел моей помощи.

— В прошлый раз я попросил вас подумать насчет вашей невестки.

Кодзиро схватился за голову, словно только что вспомнил о своих собственных проблемах.

— Я не знаю, что известно вам, поэтому лучше расскажу, что видел сам и что думаю о ней.

И он поведал о своих встречах с Нобуко, начиная с самого первого свидания и до последней роковой поездки в монастырь. Он рассказал о ее красоте и о том, как поначалу не верил ей из-за того, что она вышла замуж за его пожилого брата, но как потом все же принял ее, когда увидел, как счастлив брат и как он гордится талантами своей юной жены.

— Она искусно играла на цитре и исполняла прекрасные песни. Иногда она даже танцевала для нас. Мой брат был от нее в восторге, да и я в то время тоже. Я был потрясен и ошарашен, когда она однажды подошла ко мне и предложила стать моей любовницей, сославшись на то, что мой брат уже ни на что не способен, а она хочет ребенка. Раздираемый отвращением и жалостью к ней, я перестал гостить у брата, но он послал за мной, и я хоть и неохотно, но вернулся. К счастью, невестка была со мной холодна и держалась отчужденно, и я решил, что ей стыдно за тот случай.

— Может, она рассердилась на вас за то, что вы отвергли ее предложение?

Кодзиро кивнул.

— Такое вполне могло быть. Я тогда сказал ей кое-что, о чем теперь сожалею, но ведь я только хотел призвать ее к здравомыслию.

— Как вы думаете, могла она найти себе другою любовника?

Он покачал головой.

— Мне тоже это было интересно, но я не представляю, как она могла бы это сделать. Мой брат не устраивал в доме увеселений, к нему приходили только клиенты, которые никогда не видели его жены.

— А как насчет ее жизни до замужества? Встречалась она тогда с кем-нибудь?

Кодзиро беспомощно покачал головой.

— О ее жизни в отчем доме мне известно лишь то, что говорила она сама или мой брат. Знаю, что отец ее какой-то ученый, удалившийся на покой. После смерти жены он переехал в Кохату. Нобуко выросла в деревне, но получила от отца хорошее воспитание. Из ее слов я понял, что в ее жизни было место увеселениям. Они отмечали все праздники, приглашали певцов и музыкантов; отец разрешал ей заниматься верховой ездой и брал ее с собой на охоту. Вот почему мне всегда казалось, что она должна ужасно скучать в доме моего брата.

Акитада в задумчивости подергал себя за мочку уха.

— Но столицу-то ваш брат, должно быть, показал ей? Наверняка брал ее с собой на верховые прогулки при дворе или на всевозможные празднества и представления в монастырях?

— Нет. В молодости он увлекался театром, но потом счел подобные развлечения непозволительными для человека с его положением и жену свою никуда не брал. Как я понимаю, ей предназначалось рожать детей и вести спокойную семейную жизнь. — Он слегка покраснел.

— В монастыре, где она погибла, были какие-то актеры. Некая труппа Уэмона. Возможно, здесь нет никакой связи, но я знал об этом увлечении вашего брата, и вот теперь вы говорите мне, что ваша невестка, оказывается, тоже могла быть знакома с такими актерами.

Кодзиро выглядел растерянным.

— Я их не видел и ничего об этом не знаю.

В коридоре за дверью послышались шаги и голоса, потом — скрежет ключа в замке. Дверь открылась, и в темницу вошел Кобэ. Кодзиро встал, губы его были плотно сжаты, на лице никакого выражения.

Кобэ кивнул ему и повернулся к Акитаде:

— Мне сказали, что вы здесь. Кодзиро уже знает?

— Я сказал ему только то, что знаю сам. Так что же донесение? Оказалось верным?

— Боюсь, что да. Мне очень жаль, Кодзиро. Ваш брат был найден забитым до смерти неподалеку от южной дороги. Примите мои соболезнования.

Арестант потупился, разглядывая собственные руки в кандалах. Он сжимал их так крепко, что даже побелели костяшки пальцев.

— Благодарю вас, господин начальник полиции, — сказал он ровным, безразличным тоном. — Могу только надеяться, что не мой арест и заключение в тюрьму заставили моего бедного брата пуститься в это ужасное путешествие. — Он поморщился, потом посмотрел на Кобэ: — Надо понимать, вы не собираетесь выпустить меня отсюда, чтобы я нашел этих ублюдков, что убили его?

— Вы же знаете, что я не могу этого сделать. Обвинение в убийстве с вас пока еще не снято.

В разговор вмешался Акитада:

— А по-моему, совершенно очевидно, что это сделал не Кодзиро, а кто-то еще. Разве теперь, когда убит Нагаока, а Кодзиро определенно не мог этого совершить, не ясно, что эти два убийства связаны?

— С какой стати? В конце концов, Нагаока имел при себе деньги, которые теперь исчезли. Не исключено, что на него напали разбойники.

Акитада вздохнул и поднялся. Предположение Кобэ и впрямь звучало правдоподобно.

— А почему вы так быстро вернулись? — спросил он.

— Я встретил своего помощника у городских ворот. Он как раз занимался доставкой тела. Надо полагать, вы хотели бы взглянуть на него собственными глазами?

— Да. — Акитада повернулся к Кодзиро. — Я обещаю вам сделать все, чтобы найти виновного. Я очень хорошо относился к вашему брату. Он был настоящий знаток своего дела и питал к вам большую привязанность.

Кодзиро с трудом встал на ноги.

— Да, знаю. Спасибо, — сказал он и поклонился.

* * *

Акитада и Кобэ пересекли тюремный двор и направились в ту самую крохотную постройку, где еще месяц назад находилось тело жены Нагаоки.

Нагаока даже лежал на том же самом месте. Он также пострадал от чудовищных ранений в голову, но его тонкие, заостренные черты оказались нетронуты и выглядели на удивление благородными на этом смертном ложе. Одет он был именно так, как описывал слуга, но было что-то странное в его позе. Акитада некоторое время изучал тело, пока наконец не сообразил, что его так беспокоит.

— У него что, сломаны ноги?

Кобэ удивленно посмотрел на него, потом наклонился и пощупал одну ногу.

— Нет.

Дверь у них за спиной отворилась, и в помещение вошел тюремный врач Масаёси, специалист по вскрытиям.

— Ну что, новое дельце? — Он прошел вперед и изумленно уставился на Акитаду: — Опять вы? У вас что же, привычка навещать покойников?

— У вас тоже, как я вижу, выдался удачный денек. — Акитада сухо поклонился, получив в ответ от доктора такой же небрежный, грубый поклон. Акитада сразу же перешел к делу: — Что у этого человека с ногами?

Масаёси оглядел тело и пощупал одну из ног, потом ехидно усмехнулся:

— Все шуточки шутите, любезный господин? Простите, но они у вас какие-то детские.

Акитада удивленно посмотрел на него, потом покраснел от обиды. Сдерживая гнев, он подошел к телу и сдернул один сапог. Ничего особенного он там не увидел, просто сапоги были надеты не на ту ногу. Он выжидательно смотрел на Масаёси, пока тот не понял, что это была вовсе не шутка, а ошибка. Масаёси насмешливо изогнул брови.

Акитаде очень хотелось врезать ему хорошенько, чтобы гадкая ухмылка исчезла с этого лица, но он только сжал кулаки и отвернулся.

— Кто это сделал? Ваши люди? — спросил он у Кобэ. Оказалось, что полицейские этого не делали, и это меняло все. Даже Кобэ не заметил, что разбойники сняли с жертвы сапоги, а потом снова надели их, только неправильно.

Кобэ чесал затылок. Сняв другой сапог, он принялся осматривать ноги Нагаоки. Носки на них были чистые.

— Странно! — пробормотал он. — Я-то подумал, может, они мучили его. Может, примеряли на себя его сапоги, да те не подошли.

— Ерунда! Они не стали бы тогда натягивать их на него обратно.

Масаёси опустился на колени и принялся изучать рану на голове, осторожно щупая ее пальцами. Сосредоточенно поджав губы, он наклонился еще ниже и приподнял веки мертвеца, потом понюхал его рот. Поднимаясь с удовлетворенной ухмылкой, он сказал:

— Даже еще более странным, чем эти сапоги, я нахожу тот факт, что этот человек умер от яда.

— От яда?! — удивился Кобэ. — То есть как это от яда? Даже дураку понятно, что он был забит до смерти. Так зачем же тогда его травить? Вы что, с ума сошли?

Усмехаясь, Масаёси скрестил руки на слегка выпирающем брюшке и так стоял, раскачиваясь взад и вперед.

— А вот и нет, вовсе не сошел. И вообще должен вам признаться, господин начальник полиции, что вы знакомите меня с весьма и весьма интересными случаями. Могу с определенностью сказать, что этот человек сначала был отравлен, а потом уже забит. Вы, конечно же, заметили, как мало крови дала рана. А все потому, что мертвецы, как вам известно, не истекают кровью.

Его объяснение было встречено молчанием. Несмотря на всю свою неприязнь к Масаёси, Акитада не мог подвергнуть сомнению его профессиональные знания. Вообще-то ему и самому полагалось бы заметить отсутствие крови в ране.

— А можете вы назвать время смерти? — сухо спросил он. — И насколько позже была нанесена рана на голове?

Масаёси оживился. Вернувшись к телу, он осмотрел все конечности и суставы вплоть до пальцев на руках и ногах, потом раздвинул одежду, чтобы изучить туловище и пощупать тощий живот Нагаоки. Под конец он щипнул покойника за кожу в нескольких местах, после чего распрямился и заключил:

— Трудно сказать. Все зависит от того, где он лежал — на холоде или в помещении возле огня. Труп заморожен — значит, лежал на холоде хотя бы часть времени, а может, и все время. По моим предположениям, несколько дней. Рана на голове была нанесена вскоре после смерти, возможно, пока тело еще не остыло. Я это вижу по остаточным явлениям кровотечения.

— Несколько дней! Но это не приближает нас к определению времени убийства! — воскликнул Кобэ. — А что насчет яда? Как задолго до смерти он принял его?

— Э-э… тут сказать еще труднее. Одни яды действуют быстро, другие довольно медленно. К тому же мы не знаем, сколько яда он принял. Он мог скончаться всего за несколько биений сердца, а мог корчиться в муках целый день и ночь или даже несколько дней. Я не могу сказать с уверенностью, что он принял, пока не вскрою тело и не проведу кое-какие особые опыты. Для этого понадобятся крысы — заключенных-то своих вы вряд ли пожертвуете мне для этого, — а у крыс переносимость ядов выражается несколько иначе, нежели у людей. И все же нам тогда удастся узнать, был ли этот яд быстродействующим, а уж тогда мы сможем строить догадки, к какому типу он принадлежал. Впрочем, насчет этого есть у меня одна идея.

— Какая? — оживился Кобэ.

— Ну уж нет, господин начальник полиции! Тут уж извольте подождать. Я не люблю выставлять себя дураком и всячески избегаю этого. — Он вскользь посмотрел на Акитаду и ухмыльнулся.

Акитада закусил губу, потом сказал, обращаясь к Кобэ:

— Ну что ж, по крайней мере грабеж на большой дороге как мотив здесь явно исключен. Чтобы отравить человека, нужна подготовка. Наобум такие преступления не совершаются. Готовы вы теперь признать, что ошиблись насчет Кодзиро?

— Разумеется, нет. Это не освобождает его от подозрений.

— Вашим людям не следовало трогать тело. Убийца мог оставить следы, которые помогли бы в его поисках. Например, отпечатки ног.

— Да, теперь-то я это понимаю. — Кобэ в сердцах выругался. — Но ведь все выглядело как ограбление! Пропали деньги и лошадь, а сам он лежал на обочине. Мой помощник, опознав в мертвеце исчезнувшего Нагаоку, на радостях решил притащить его к нам. Убить мало этого болвана! Я готов яйца ему оторвать за это! Кстати, как там Тора?

Акитада сдержал улыбку.

— Сэймэй считает, что он поправится. — Он вдруг почувствовал существенное облегчение — словно камень спал с души, так болевшей из-за дела Нагаоки. — Может, нам с вами отправиться осмотреть место преступления, пока ваш гениальный доктор будет делать свою работу? — предложил он и, улыбнувшись, отвесил поклон в адрес Масаёси, который глазел на него, не в силах скрыть изумления.

Кобэ снова выругался.

— Полагаю, нам лучше поторопиться. Пока не начало смеркаться.

Стемнело рано — они даже еще не успели выбраться из города. Стояла отчаянная стужа. Пронзительный северный ветер толкал в спину, попутно гоня по небу густые темные тучи. Кобэ посетовал, что не взяли фонаря, но Акитада не хотел поворачивать назад. Он боялся, что надвигающийся снегопад уничтожит все следы.

Поэтому они гнали казенных лошадей галопом, за ними по пятам следовали помощник Кобэ на бычьей упряжке и шестеро конных полицейских.

Перекрикивать стук копыт и завывания ветра было трудновато, поэтому они скакали молча. Вскоре от лошадей повалил пар; хлопья пены разлетались от их разгоряченных морд в разные стороны.

По бокам от дороги тянулись пожухшие рисовые и соевые поля, уходившие в затуманенную даль. Иногда попадались унылые домишки, ютившиеся среди жалких кучек деревьев, словно замерзшие птицы.

Снегопад застал их на полпути. Тяжелые тучи нависали теперь совсем низко, противный колючий снег припорошил одежду всадников и гривы коней.

Помощник Кобэ теперь гнал своего быка вровень с Акитадой, по-видимому, боясь гнева начальника. Он явно хотел загладить свою вину и внимательно изучал дорогу.

— Видите вон те сосны впереди? — крикнул он, указывая на темное пятно, выделявшееся среди общей мглы. — Там дорога пролегает через канал, а вскоре за ним надо будет свернуть в сторону.

После мостика дорога и впрямь разветвлялась.

— И куда же ведет эта дорога? — спросил Акитада у помощника Кобэ.

— В деревню Фусими.

Название показалось Акитаде знакомым.

— А не там ли находится хозяйство Кодзиро?

— Да, господин. Только у него не просто хозяйство, а чуть ли не целое поместье.

Ну что ж, неудивительно, ведь говорил же Нагаока, что его брат усердным трудом добился процветания своего хозяйства. На него Акитаде очень захотелось взглянуть собственными глазами. Поскольку находилось оно вблизи от того места, где было обнаружено тело Нагаоки, уговорить Кобэ не казалось ему делом трудным.

Наконец узкая дорожка уперлась в сосновый лесок, и помощник Кобэ отдал всем команду замедлить шаг. Они подъехали к месту, дочерна вытоптанному конскими копытами и людскими ногами, где и остановились.

— Он лежал вон там! Вон под тем камнем, — сказал помощник Кобэ.

Он, Кобэ и Акитада спешились. Акитада окинул место безнадежным взглядом. Те, кто нашел тело, и те, кто потом позже пришел его забрать, определенно уничтожили все следы, оставленные убийцами.

Но когда они подошли к камню, помощник Кобэ указал на отпечатки конских копыт на мягкой земле.

— Они привезли его на лошади, — сказал он. — Мы то пришли пешком и тащили потом до главной дороги.

— Они?.. — Акитада присел на корточки, изучая отпечатки. Сердце его бешено заколотилось. — Одна-единственная лошадь… Может, принадлежала ему? А потом ее увели. Справился бы тут один человек? Один мужчина… или женщина.

Помощник Кобэ оглянулся назад на полицейских, ожидавших на дороге.

— Его подельники могли стоять на дороге.

— В данном случае вряд ли, — возразил Кобэ. — Жертва была отравлена, и я не думаю, что убийца потащил бы за собой целый эскорт, чтобы избавиться от тела.

Его помощник покраснел.

— Тело, судя по всему, просто сбросили, — сказал он Акитаде, — а не положили и не усадили там как-нибудь. Думаю, сбросить с лошади перекинутое поперек седла мертвое тело могла бы, допустим, сильная женщина. Ну а уж мужчина тем более. А вот взвалить его на лошадь куда как сложнее.

Они ползали на коленках, изучая отпечатки, но их было слишком много, чтобы составить какое-то мнение. Акитада отказался от этой затеи первым и пошел по следам лошадиных копыт, ведущим от камня. Эти обратные следы почти сливались с теми, что вели к камню. Акитаде они показались совершенно одинаковыми.

— А ну идите-ка сюда! — позвал он помощника Кобэ. — Посмотрите вот здесь. Видите, все лошадиные следы имеют одинаковую глубину. А между тем нам известно, что на пути туда лошадь была нагружена телом. Это означает, что человек, привезший тело к камню, вел лошадь под уздцы, а обратно ускакал верхом. Вы согласны?

Помощник Кобэ энергично закивал:

— Вы правы, господин. Давайте тогда поищем здесь его пешие следы.

— Лошадь была всего одна, — сказал Акитада подошедшему Кобэ. — И вел ее всего один человек. Стало быть, он живет где-то неподалеку, в пределах пешего расстояния.

Кобэ окинул взглядом заснеженную дорогу, терявшуюся среди деревьев, и, нахмурившись, рявкнул, обращаясь к помощнику:

— Как далеко отсюда расположено хозяйство этого брата?

Тот вздрогнул.

— Чуть поменьше ри [21]будет, господин начальник. Только что-то нигде больше не видно следов, кроме этого места.

В сгущающейся темноте они столпились над отпечатками на земле.

— Похоже на сапог. Небольшого размера, но и не женский, — заметил Кобэ.

Другой версии никто не выдвинул, и, еще потоптавшись вокруг, они бросили эту затею. Темнело быстро, и снег повалил совсем густой.

— Давайте-ка съездим в хозяйство Кодзиро, — откинувшись в седле, предложил Акитада. — Снежная буря крепчает, и, возможно, нам все равно придется искать укрытие.

Кобэ окинул хмурым взглядом небо и, что-то хмыкнув, кивнул, после чего небольшая вереница всадников снова двинулась в путь.

Они добрались до места, обойдясь без фонарей. К удивлению Акитады, хозяйство Кодзиро оказалось настоящим поместьем со множеством построек, занимавших гораздо больше пространства, чем его собственные владения в столице. Поместье было обнесено стеной, попасть за которую можно было через внушительного вида ворота с черепичной крышей.

— А вы уверены, что мы попали куда надо? — спросил Акитада у помощника Кобэ. — Это ж прямо усадьба какая-то богатая.

Но тот уверил его, что ошибки никакой нет, и ударил деревянным молоточком по колоколу на воротах. Кобэ подъехал к Акитаде.

— Нет, как вам это нравится? — сказал он, не в силах сдержать изумления. — Этот парень ведет себя как занюханный крестьянин. Но если все это богатство принадлежит ему, почему же он тогда не протестовал? Почему за него не вступились состоятельные друзья или бедные чиновники, охотно замолвившие бы за него словечко в обмен на небольшое подношение?

Акитада и сам был немало потрясен.

— Может, у него просто нет влиятельных друзей и связей или, скажем, он не верит в подкуп.

Кобэ усмехнулся, но в этот момент хорошо смазанные ворота открылись.

На пороге стоял мальчик лет десяти или одиннадцати с фонарем в руке и вопросительно глазел на них. За его спиной маячил опиравшийся на палку старик в простеньком полотняном кимоно. Закрепленные на стенах главного дома факелы освещали просторный прибранный двор.

— Милости просим, — тяжело переводя дух, сказал старик. — Вам, наверное, нужен ночлег?

Акитада посмотрел на затянутое мглой небо, в котором кружили снежные вихри.

— Да. Благодарим вас за гостеприимство. Погода застала нас врасплох. Мы приехали из столицы, расследуем убийство, произошедшее неподалеку. Вот это начальник полиции Кобэ и его люди, а меня зовут Сугавара Акитада.

Имя Акитады скорее всего ни о чем не говорило старику, зато когда ему представили Кобэ, выражение лица его изменилось, а в голосе прозвучала враждебность, когда, вперив пристальный взгляд в начальника полиции, он спросил:

— Так это вы держите моего хозяина в тюрьме? Акитада метнул беспокойный взгляд на Кобэ — ему было интересно, как тот отреагирует на выражение столь откровенной неприязни со стороны старика.

Привыкший получать от простых крестьян только знаки почтения, Кобэ насупился, потом огляделся по сторонам и, прочистив горло, сказал:

— Что-то вроде того. Я отвечаю за все столичные тюрьмы. А вы кто?

Ничуть не впечатлившись столь высоким званием, старик распрямился.

— Я — Кинзо, управляющий здешним поместьем. Присматриваю за ним в отсутствие хозяина, которого вы посадили в тюрьму, хотя он чист и невинен, как святой. Он в упор смотрел на Кобэ.

Кобэ глянул на небо и миролюбиво сказал:

— Я не корю вас за ваши чувства, но вашего хозяина мы освободить пока не можем. Для этого нам нужно либо опровергнуть имеющиеся против него улики, либо найти другого подозреваемого. Собственно, за этим мы и пожаловали сюда.

Выражение лица старика смягчилось, и он проворчал:

— Вы бы лучше вошли. — И он повернулся, чтобы провести их в дом.

Мальчик запер за ними ворота. Возле дома Кобэ с Акитадой спешились, и мальчик принял у них лошадей. Остальные последовали за ним к конюшням.

Дом, конечно же, был темен и пуст. Кинзо зажег фонарь в прихожей, где они разулись. Потом он провел их темными коридорами в просторную комнату с очагом посередине. Крепкие ставни на окнах были закрыты, защ