Алмаз Чингиз-хана

Сергей ГОРОДНИКОВ

Алмаз Чингиз‑хана

Сергей ГОРОДНИКОВ

Алмаз Чингиз‑Хана

Часть первая

К рест! – с сухим хрипом в надрывном голосе вскрикнул беглец и очнулся, все еще содрогаясь от переживания бреда. В бреду, он отчётливо видел кровавый разлив света и чёрную тень большого креста! Тень эта наводила ужас, – как живая тварь, неотступно двигалась за ним, загоняла к обрыву в мрачную пропасть, и нигде не было от неё спасения!

Много дней и ночей ему удавалось спать лишь урывками; голова словно горела, воспалённые глаза слезились, а мысли рвались на части, приближая его к безумию. Как у загнанного в ловушку зверя, до предела обостренным слухом он расслышал, что у развалин снаружи безлюдной крепости остановился преследующий его отряд – сотня личной тысячи Чингисхана. Он затрепетал, когда вдруг вспомнил: на этот раз бежать некуда. Он сжался в самом темном месте недавно разрушенного храма и тихо заплакал, – давно уже его покинули силы разума и желаний оставаться мужчиной. Он был всего лишь одичалым заросшим существом в грязи и лохмотьях, почти животным. Он не желал продолжать так жить и дальше. Но и смерти страшился как никогда прежде.

Если бы только он не напился в том кишлаке, не показал проклятую, из чистого золота, плашку, они бы его след потеряли… Проклятая, проклятая плашка; если бы ни она, – она прямо тянула его за язык болтать и хвастаться; если бы ни она… И он умолял всех богов, каких припомнил, дать ему возможность выжить, надеясь, хотя бы один из них окажется покровителем разрушенного монголами храма и захочет отомстить. Он поклялся им принести жертву, избавиться от плашки, не сходя с места.

Отряд между тем кучно стоял у входа в развалины, и никто не решался двинуться к обгорелым воротам. Сам Великий Хан проклял крепость, под которой пал его конь. Наконец тысячник, что был во главе отряда, без слов, плетью указал ближайшему десятнику проехать внутрь крепости. Тот не сразу решился, мысленно прикидывая, чье наказание страшнее, и тронул коня медленно, с опаской. Но только всадник оказался под сводами ворот, они рухнули на него, грохотом камней заглушив его предсмертный крик. Под испуганное ржание коней остальные всадники в сутолоке отпрянули. Они стали неподвластны приказам тысячника, подчиняясь лишь Священному Страху варваров перед наглядно проявившим свою карающую силу проклятием Бессмертного.

1. Необычный пленник

Приближалось лето 1651‑го года. Яркое солнце ежедневно сияло над Бухарой, в которой зелень и цветение украсили сады и наполняли свежий по утрам воздух запахами душистой весны. Казалось, именно эта душистая свежесть по утрам, а не крепкие стены городской цитадели привлекали караваны с товарами со всего Среднего Востока. Приезжих было много, почти, как во времена, когда город процветал на Великом Шелковом Пути. И как в те славные, давно ставшие главной сказкой Востока богатые времена, все улицы и улочки города вели и жителей и гостей к базару. Теперь город не процветал. Но и столетия упадка оставил позади, снова манил купцов удобным расположением и наследственной любовью к шумной и разноязычной торговле любыми товарами, которые приносят какую‑либо прибыль. И даже стал основным местом торговли людьми в этой части Азии, имея рядом с бойким и красочным базаром доходный рынок рабов.

В один из последних майских дней через пёструю толчею бухарского городского базара пробирался щеголеватый на русский манер дворянин Иван Мещерин. Одежда и тщательно остриженная каштановая бородка показывали, что он прибыл не сам по себе, а посланцем из Московской Руси с неким важным делом, и был близок ко двору просвещенного молодого царя Алексея Михайловича, открытого западным европейским веяниям и желающего, чтобы подданные его не столько боялись, сколько любили. Царь писал дельные наставления по благородной соколиной охоте, но хаживал и на медведя, приобрёл страсть писать длинные письма и плохонькие стихи, и карие умные глаза Мещерина, доброжелательное подвижное лицо выдавали в нём образованного на такой же лад здорового и сильного от природы человека.

Мещерину было около тридцати, и он с искренним любопытством впервые оказавшегося на Востоке русского, высматривал неизвестные ему товары и нравы, но иногда прищуривался и мгновения зорко наблюдал за всем, что его окружало. Следом за Мещериным, стараясь не отставать, но и не упустить из виду ничего занимательного, шел бывший при нем подьячий московского Посольского приказа, чьи смышленые глазки выдавали ум скорее изворотливый, нежели любопытствующий. Подьячему было немногим за сорок, и белым мелком он на доске в левой руке делал какие‑то заметки, – для себя ли, для дела, было неясно. Мещерин часто приостанавливался, тогда приставленный для сопровождения и надзора соглядатай эмира что‑то разъяснял, иногда наклоняясь к самому его уху. На каждое замечание Мещерина он кланялся и улыбался, показывая всем своим видом безусловную готовность оказывать любую услугу посланнику великого царя.

В сравнении с ними, более заметными были семеро русских стрельцов, которые выделялись среди суетливой толпы беззаботной и весёлой бесшабашностью, продвигаясь следом за Мещериным, но как бы сами по себе, с неким собственным интересом к происходящему на базаре. Кроме зрелого десятника, все молодые – они на ходу жевали сушеные фрукты и виноград, которые горстями прихватывали из двух кульков. Десятник порой останавливался возле той или иной палатки, того или иного навеса, выяснял, откуда товары, приценивался, тогда остальные тоже останавливались и беспечно переговаривались.

– Петька, слышь? – при очередной остановке десятника бойкий и озорной стрелец обернулся к повсюду отстающему самому молодому и простоватому на вид и показал рукой в сторону рынка рабов, к которому они подходили. – Толстый боров‑то как на тебя глядит. Не усни на ходу. Украдет, евнухом сделает и в гарем эмиру продаст.

Веснушчатый Петька, утомленный непривычной жарой и впечатлениями, явно впервые оказавшийся далеко от дома, испуганно уставился на толстого и до черноты прокалённого южным солнцем персидского купца. Его товарищи разразились хохотом.

– А что? – подхватил другой стрелец. – Жены, как такого евнуха увидят, повозбудятся, страстью эмира замучат!

И снова хохот.

– Говорят, эмир в этих делах – крепкий мужик, может и справится.

– Да уж тебя в помощь не потребует!

– А что, я б помог… Если б щедро платил.

– Тебе как платить? Посдельно или за весь гарем зараз?

Стрельцы опять громко засмеялись.

В самом невыигрышном месте рынка невольников, с краю его, продавали своих пленников кочевники. Пленники их не были мастеровыми, дельными люди, за которых можно взять много денег, либо хороший выкуп, и покупатели возле них останавливались редко. Чего нельзя было сказать о любопытных, – те подходили без определённых намерений, часто привлеченные одной внешностью бог знает, где и при каких обстоятельствах захваченных кочевниками людей, делали праздные замечания и просто так выспрашивали цены. Кочевники, как правило, им не отвечали.

В тот день особого внимания любопытных удостаивались четверо яицких казаков и, сидящий отдельно на протертом коврике, замечательной внешности, широкий в плечах и тёмноволосый мужчина, едва ли старше лет сорока. Коврик под мужчиной свидетельствовал об особом почтении к нему хозяина‑продавца, – а продавал его сам вождь припамирского племени, – однако на ногах у этого невольника была железная цепь, посредине которой вдавливался в песок прикованный к ней тяжелый шарообразный камень. Сильное и выносливое тело пленника украшала китайская татуировка. Во всю грудь раскрывал пасть дракон с воинственно растопыренными лапами, в подушечках которых между когтей как бы удерживались мужские соски; извиваясь, дракон обхватывал его торс и исчезал хвостом за спиной под рвань штанов. Пленник похож был на русского, но с лицом замкнутым, а не по‑славянски открытым, и в поведении угадывалась закаленная испытаниями воля. У видевших его не вызывало сомнений, что он многое повидал и пережил, прежде чем попал в плен к кочевникам. Он не желал замечать никого вокруг, что лишь подогревало к нему интерес зевак, был погружен в себя, палочкой чертил на песке иероглифы, и тут же стирал их. К нему уважительно приблизился сам продающий его вождь, подал наполненную колодезной водой глиняную чашку с надколотым краем. Тень чашки упала на иероглиф, и пленник холодно отвел чужую руку в сторону, даже не подняв головы, чтобы глянуть, кому эта рука принадлежала.

Неожиданно для себя яицкие казаки расслышали смех русских стрельцов. Они невольно заволновались.

– Ржут, что жеребцы, – хмуро проговорил их сероглазый предводитель, когда они увидели самих идущих от базара стрельцов. Его кожу давно огрубило и высушило горячее солнце бескрайних степей. Глубокие жёсткие морщины сбегали от носа к подбородку, будто скобы охватывая узкие губы. А за раннюю седину в усах к нему пристало заменившее имя прозвище Седой. – А Ворона продали, – добавил он, непонятно к кому обращаясь с глухим упрёком.

Проданный Федька Ворон еще был с ними. Черные глаза его блеснули и опасно притаились за прищуром век. Он поглядывал по сторонам, не переставал искать выхода из своего незавидного положения. А вот двое его одногодок, таких же, как он, бесшабашных искателей приключений, которым прежде всегда удавалось выбираться из отчаянных передряг, заметно пали духом. Двадцатишестилетний Вырви Хвост терял надежду увидеть родную Украинскую Слободу в низовьях Днепра, светлый чуб его обвисал с низкого лба понурой головы к широким красным штанам. А коренной яицкий казак, рыжеусый и круглолицый, с черной перевязью на лице, которая закрывала пустую глазницу и часть шрама на щеке, тяжелый и неповоротливый из‑за своих богатырских размеров, избегал смотреть на приставленного к ним охранника, как если бы стыдился, что оказался пленником такого низкорослого и сухопарого кочевника.

Увидав казаков, Мещерин, казалось, сразу позабыл про угодливого соглядатая и направился к ним. Только Седой поднялся с земли, когда он подошёл и остановился напротив.

– Казаки, а такой позор?! – с деланным удивлением высказался Мещерин, словно никак не ожидал их встретить в столь незавидном положении.

– Так чуть ни десять на каждого навалились, – хмуро ответил Седой.

– Хотя б по трое на брата… – отозвался Ворон, снизу вверх глянув в лицо Мещерину, и глаза его блеснули удалью и предприимчивым умом.

– А что? – бойкий стрелец, что подшучивал над Петькой, повернулся к своим товарищам. – Его в гарем, он, пожалуй, трех бусурманок и одолеет.

Товарищи его не поддержали, молчали. Понимали, в этих краях их тоже могла постичь схожая участь.

– Твоё имя, случаем, не Язык Смелыч? – насмешливо спросил шутника Ворон.

– Ванька Румянцев! – гордо и картинно подбоченился, возразил бойкий стрелец.

Седой нахмурился от этой неуместной словесной перепалки.

– Боярин, вызволи. Выкупи нас, – тихо попросил он Мещерина. – Отблагодарим.

– Мы же царские подданные, – сумрачно поддержал его рыжеусый силач.

Мещерин вскользь глянул на охранника казаков и развёл руками.

– Жаль мне, ребята, ваши разбойничьи души. Искренне жаль. – Он кивнул на подьячего. – Казённые у меня деньги, да и тех в обрез. За расходы царь и чиновники строго расспросят по возвращении. – Он и сам был неудовлетворен таким ответом. – Попались‑то на разбое? А? Как за вас царским именем вмешаться?

С испорченным настроением он отвернулся, без какой‑либо цели отошел к странному пленнику с драконом на груди.

– Тоже русский, братец? – задал он вопрос с резким повышением голоса.

Невольник расправил плечи, стер на песке очередной иероглиф, затем только глянул сквозь Мещерина, как если бы поднял голову единственно потому, что надоело сидеть так вот, согнувшись.

– Да, – произнёс он кратко, без желания вести пустые разговоры.

– Раньше, чем занимался? – рассматривая пасть дракона на его груди и проникаясь невольным уважением, продолжил расспрос Мещерин.

Он не заметил, как приблизился вождь кочевников, и слегка вздрогнул, когда тот вмешался.

– Воин. – Ответ вождя был подчёркнуто вежливым, тот почувствовал в Мещерине искреннее желание побольше разузнать о пленнике. – Очень сильный воин. В личной охране китайского императора служил. Пятерых моих людей убил.

Последнее обстоятельство он отметил с гордостью за свою добычу.

– Китайскому императору? – переспросил Мещерин задумываясь. Он сделал несколько коротких, неуверенных шагов в сторону и застыл на месте. – Не похоже, чтоб врал, – едва слышно пробормотал он себе под нос. Затем решительно вернулся. – Докажешь, что хорошо владеешь оружием? Выкуплю, – объявил он сверху внезапное решение необычному пленнику. И уже подьячему за левым плечом объяснил. – Это для службы государю.

– Денег на такой расход нет, – недовольно возразил подьячий, как будто ему предстояло расплатиться из собственного кармана.

Но возражение его прозвучало в спину удаляющемуся Мещерину, возле которого опять заюлил соглядатай эмира и что‑то зашептал на ухо. Подьячему ничего не оставалось, как выполнить распоряжение царского посланника.

– Имя? – потребовал он у необычного пленника, видом и голосом показывая, что делает это не по своей воле.

Казалось, сидящий перед ним не расслышал вопроса, ладонью растер пред собою песок, где выводил иероглифы; после чего сложил руки на груди, холодно осмотрел его от коричневых сапог до курчавой бородки. Подьячему стало не по себе, и он обрадовался, когда вмешался не отходящий от них вождь.

– Бо Лис, – подсказал вождь. На этот раз, без Мещерина поблизости, он не проявлял вежливости, изъяснялся с подьячим, словно с господским слугой.

– Борис, – догадался подьячий и записал на дощечке.

– Не надо давать ему оружия, – неодобрительно покачал головой вождь.

– Тебя не спросили, – огрызнулся подьячий.

Отчаявшись, больше не надеясь на чудо, Седой продолжал стоять, провожал глазами яркую приметную шапку удаляющегося Мещерина и вдруг обратил внимание на коренастого мужчину, который оказался рядом с царским посланником. Одетый богатым казачьим старшиной мужчина был по виду недюжинной силы, и в повадках его угадывалась редкая твёрдость характера. За ним неотступно следовал красивый подросток казачок, который удерживал в руках новые покупки. Мужчина оттеснил соглядатая эмира и о чём‑то доверительно заговорил с Мещериным.

– Никак атаман?! – вырвалось у Седого; он не мог скрыть крайнего удивления.

– Какой атаман? – резко переспросил его Ворон, поднимаясь на ноги.

Вместо ответа Седой сплюнул на землю, как человек, который вспомнил не самое приятное событие в своей жизни. Сузив глаза, став похожим на помещённого в клетку орла, он пристально всмотрелся в казачка с покупками, который глянул в их сторону и опустил голову, и пронаблюдал за ним, пока тот не скрылся из виду.

Казачок же на ходу вновь оглянулся через плечо на рынок рабов; ему было неинтересно, о чем говорили старшина с Мещериным, однако он прислушивался и к их разговору.

– Посол Пазухин сказал, ты возвращаешься завтра? – Нехорошо улыбаясь, старшина не отставал от Мещерина. – Меня ты уверял, что на третий день.

– Дела раньше завершил, – неохотно ответил Мещерин.

Старшина негромко и нехорошо засмеялся, как если бы знал нечто тайное о Мещерине, что давало ему известное влияние на этого дворянина. Они вышли к базару.

– Я свои тоже к завтрашнему дню завершу, – сбавляя шаг, бросил он в спину Мещерину. Обернулся, тепло взглянул на казачка и на время забыл о царском посланнике. – Выбери, что еще понравится.

– Отец, я осмотрю тот ряд. Можно? – казачок сделал шаг к ряду с палатками, где шумные купцы Востока продавали яркую одежду и ткани.

После встречи с казаками на рынке невольников и разговора со старшиной у Мещерина вконец пропало недавнее приподнятое настроение, и он не стал больше задерживаться на базаре. Скорым шагом заворачивая за угол, в прохладу узкой улочки, он и соглядатай едва не столкнулись с легконогой монгольской лошадью, которая ступала им навстречу из тени приземистого строения. Всадник монгол, как и его лошадь, мускулистый и поджарый, в темном боевом одеянии, запылённом в долгом пути и с обветренным не городским лицом, был явно не бухарцем; он натянул поводья и пропустил обоих. Но проводил долгим взглядом. Одежда Мещерина, его необычная для этих мест внешность северянина неожиданно всколыхнули в монголе какое‑то воспоминание, которое вызвало неясное, смутное, как древнее предание, беспокойство. Он развернул вороного коня. Издалека, однако не теряя из виду, проследил, куда направился тот, кто явился причиной такого странного чувства.

Мещерин шел к послу царя Пазухину, дом которого был поблизости от западной стены цитадели. Крепкую сплошную калитку в высоком каменном заборе открыл слуга посла, немой татарин Алим. Соглядатая он не пустил. Соглядатай эмира сначала мягко увещевал его, затем стал зло сердиться, грозить, но вынужден был остаться за забором.

– Спасибо, Алим, – Мещерин сунул в ладонь слуге мелкую серебряную монету. – Надоел он мне хуже черта.

Посол царя в Бухаре Пазухин отдыхал на открытой веранде своего дома, сидел на толстом персидском ковре, по‑восточному поджав к себе полные ноги. Он был один, дорогой китайский халат из голубого шёлка облегал его дородное тело, отвыкающее от многого движения. Цветы и цветущие деревья украшали сад, и белые и красные розы одаривали воздух нежным запахом. Моду русской знати на розы ввел покойный царь Михаил Федорович, страстный любитель садоводства, при котором их впервые завезли в Россию. И поднимаясь на веранду, Мещерин со смутной тоской об иной природе вспомнил, что молодой царь тоже больше любит проживать с конца мая в пригородных селах, нежели на Москве.

Пазухин жестом предложил ему садиться напротив, и сам коснулся ладонью фарфорового чайника, затем налил крепко заваренный чай в тонкую китайскую чашку для гостя.

– Через месяц самая жара начнется, – сказал посол, наблюдая, как Мещерин приноравливается к непривычному сидению на ковре и в душе чертыхается на отсталость Востока. Послу исполнилось сорок пять лет, но выглядел он старше такого возраста и значительно старше своего гостя. – Всё хочу тебя спросить. Что это тебя прислали сюда? Провинился что ль? – Он неотрывно, проницательно всматривался в лицо Мещерина, который неторопливо сделал глоток зелёного чая и попробовал, затем запил восточную сладость: проделывая это молча, точно не слышал вопроса. – Домой тянет, Иваша, – неожиданно жалобно признался Пазухин. – Скажи царю, как вернешься.

– Царский посол – честь большая. А состояние здесь наживаешь на торговле. А? – Мещерин встретился с ним глазами спокойно, без осуждения.

– Так больше от скуки, – пожал рыхлыми широкими плечами Пазухин. И перешел на философские размышления: – Или жара так на голову давит. Нездоровый для нас здесь климат. Видишь, как раздался? – Он помахал руками вроде как петух крыльями, вздохнул. – Зато уважают больше: народ здесь такой.

Он опять вздохнул. Из дома на веранду легко вышла юная красавица в ярком восточном платье, поставила на ковер между мужчинами блюдо с вяленым виноградом, стрельнула на гостя веселыми чёрными глазами. Пазухин чуть смутился.

– Эмир подарил, – зачем‑то объяснил он её присутствие в доме. Затем внезапно стал очень серьезным, деловитым.

– Эмир рад получить в подарок от царя пушки, что ты привез.

– В Хиве едва не отняли.

Мещерин оторвал взгляд от лица девушки, сделал глоток чая и поперхнулся. Девушка тихо засмеялась, прикрыла рот ладонью и вильнула телом, гибким, как у танцовщицы.

– Вражда, – хмурясь, согласился Пазухин. – Эмир придет смотреть их после полудня. Так прикажи зарядить.

Мещерин глянул в спину упорхнувшей в дом красавице.

– Прикажу, – сказал он с небрежным кивком головы.

2. Побег из неволи

Купец, хозяин лавки холодного оружия, отобрал длинную саблю, протянул ее Борису, который застыл возле прилавка.

– Лучшую даю.

Борис взял ее неохотно, с выражением лица вынужденного это сделать человека, мало внимания обращая на Мещерина, подьячего и вождя кочевого племени. Он стоял без цепей на ногах, что вызывало беспокойство вождя.

– Нельзя ему давать оружие, – опять сказал вождь, неодобрительно покачивая головой на короткой шее.

Его не слушали, направились к условному кругу в открытом месте площади возле минарета. Там поджидали стрельцы, с десяток наёмных воинов эмира, которым было нечем заняться. Солнце почти съело косые тени, подступил жаркий полдень. Оживленная толчея утреннего базара сменялась затишьем, торговля становилась вялой, скучной, и не одних только зевак привлекла к условному кругу надежда на возбуждающее кровь зрелище.

– Лучшую саблю дал, – объяснил торговец оружием другому купцу, что подошел смотреть на происходящее. – Подведет, доверие к моему товару испортит.

Купец зацокал языком, выказывая живое сочувствие таким сомнениям торговца оружием.

– Зато и покажет себя, к моей лавке привлечет много покупателей, – старался успокоить себя оружейный торговец. – Дракон у него на груди. Дракона разрешают накалывать только очень сильным воинам.

– Любое разрешение можно и купить, – мягко возразил купец. – Нам ли этого не знать?

Торговец оружием не мог не согласиться с этим замечанием и смолк. Он уже раскаивался, что положился на хвастливый рассказ вождя кочевников о своём пленнике, надеясь, что противником у него окажется малоопытный воин. Мещерин кликнул желающего и указал только на одного из тех, кто отозвался на приглашение стать противником Бориса. В круг вошел свирепый и дикий видом горский наёмник эмира, резко вырвал саблю, которая радостно взвизгнула сталью, будто сама вылетела из ножен, чтобы засверкать обнажённым лезвием. Торговец оружием совсем расстроился – горца укрывала кольчуга, на груди блистало начищенное бронзовое зерцало, руки по локоть скрывали медные наручи. Чем мог ответить ему Борис, в своих рваных штанах, с одной лишь саблей наголо?

– Защищайся! – выкрикнул подьячий, невольно начиная волноваться за Бориса.

Тот не шелохнулся, уставился отрешенным взором на лезвие сабли. Рукоять держа в одной руке, конец острия в пальцах другой, он казался сливающимся с клинком в неразрывное целое. Горец остановился, не зная, что делать. Мещерин подбросил вверх серебряную монету и, прежде чем поймал её в ладонь, солнце ярко блеснуло горцу отражением от её лицевой стороны. Наёмник больше не колебался, сделал выпад, намереваясь концом сабли просто выбить из рук оружие неподвижного противника. Ему и зрителям показалось, он промахнулся. Только торговец оружием издал невнятное восклицание и стал успокаиваться. Однажды он уже видел подобное в далёком Китае.

Раздосадованный горец совершил выпад более нацеленный и сильный, на этот раз намереваясь слегка кольнуть противника, словно барана, под нижнее ребро. И опять ему не удалось выполнить своё намерение. Борис очнулся и вдруг, в мгновение ока с разворота на шаге отбил ступнёй его руку с саблей; еще мгновение, и острие клинка смертоносным жалом метнулось к горлу наёмника, застыв на нем. Гул одобрения нестройно вырвался у наблюдающих за ними зрителей, он становился громче по мере того, как до некоторых доходило, что произошло. С базара и рынка рабов заспешили те, кто расслышал этот гул; подходили и подбегали любопытные из других мест.

В Мещерине пробудилась натура человека азартного, – увлекаясь переживанием за Бориса, он неосознанно потирал ладони. Опозоренный перед толпой горец озлобился, скрипнул зубами и стал хищно осторожен и коварен. Однако его противник без труда отбил еще одно нападение, и вновь острие сабли Бориса уткнулось в горло нападающего горца, остановив его злобное движение вперёд после того, как порезало кожу. Наёмник зарычал, оскалился крепкими, похожими на клыки зубами.

Мещерин шепнул на ухо подьячему. Тот показал монету чернолицему воину, из тех, что так же вызывались сразиться с Борисом, приглашая его стать на сторону горца. Борис не возразил ни словом, ни жестом. Толпа новым гулом одобрила появление в кругу второго наёмника, взволнованно ожидая, что неудачник горец вряд ли не воспользуется возможностью нанести пленнику жестокий удар, кровью смыть свой позор. Она стискивалась в плотное кольцо, и зрители сзади передних рядов должны были приподниматься, как это кому удавалось, чтобы видеть происходящее в ристалищном круге.

– Победит, – дарю саблю! – в крайнем возбуждении проговорил торговец оружием Мещерину.

Царский посланник кивнул, вряд ли поняв сказанное.

Последние из покупателей заспешили с базара и рынка невольников к редкому зрелищу. Торговцам ничего не оставалось, как попрятать товары и поторопиться следом за ними. Даже стражники ближних ворот увлечённо следили за начинающейся опасной схваткой.

Плененных казаков остался стеречь лишь коротконогий степняк в лисьей шапке. Отвернувшись, он напряженно прислушивался, по дальнему шуму толпы старался угадать, что там происходит.

– Эх, отгулял свое казак, – отозвался Седой невеселым мыслям.

– А я полагаю, еще погуляю, – Ворон возразил тихо, но повеселевшим голосом, неотрывно глядя в спину коротконогого степняка.

Он осторожно и бесшумно поднялся на ноги, и казаки поняли его, переглянулись. Их продавали у самого края невольничьего рынка. Даже большинство рабов, которых не успели продать, и их малочисленные охранники всматривались туда, где звон сабель тонул в многоголосом шуме и вое. Лишь некоторые из рабов, отрешённые от всего мирского не смотрели в ту сторону, но и казаки их не интересовали. Рыжеусый и одноглазый силач перегнулся вперёд, сгрёб обеими руками и прижал к своей груди кочевника, запечатав ему рот правой лапищей. Ворон, не мешкая, вырвал у кочевника оружие, и мгновение спустя тот был заколот собственным длинным ножом. Ножом и короткой саблей Ворон и его товарищи разрезали толстые кожаные ремни на щиколотках ног и быстро спрятали убитого под хлам. Не замеченные никем, они прокрались к узкой и пустынной улочке, где припустили бежать подальше от рынка и криков разных настроений, которые до них доносились. На их счастье, в это полуденное время улочка оказалась везде безлюдной. Однако никто из них не знал города, и в конце улочки они приостановились, не решаясь выбрать направление, куда бежать дальше.

– Сюда! – вдруг откуда‑то позвал их нежный и негромкий голос.

Казачок атамана, который утром на рынке сопровождал своего отца, выглянул из‑за калитки в сплошном каменном заборе. Несмотря на степной загар, щеки его от волнения порозовели, а широко раскрытые глаза блестели. Переглянувшись, казаки без слов решили довериться ему.

– Там лошади, – казачок указал на виднеющийся голубой купол мавзолея.

Они побежали в том направлении и, действительно, в отведенном кочевникам незастроенном месте, за деревьями и каменными заборами обнаружили пустую юрту и за оградой из палок табунок выносливых степных лошадей. Уздечки висели на сучьях деревьев, а к лежащим на земле сёдлам крепились луки и колчаны со стрелами. Беспечные в городе кочевники животных не охраняли, только стреножили, а иных людей нигде не виделось.

– Из цитадели не выбраться, – помрачнел Седой, когда радость при виде лошадей стала отступать перед новыми вопросами, которые ставились здравым смыслом.

– Эх, ружья бы?! – с досадой заметил Ворон.

– Пушки подойдут?! – догнавший их казачок поднял руку в сторону другого мавзолея, запущенного и в удалении от жилых строений. Красивый в своем оживлении он покраснел, тут же осознав глупость и неуместность такого предложения.

– Пушки? – живо переспросил его Ворон, вмиг что‑то замышляя.

– Мы их с отцом сопровождали… – растерявшись, начал сбивчиво объяснять казачок. – Мещерин их от царя привез…

Но Федька его не дослушал, побежал к запущенному мавзолею. По привычке без слов доверяться предприимчивости товарища Вырви Хвост бросился за ним. Остальные принялись отбирать и седлать лошадей. За этим занятием они не заметили, куда исчез казачок.

Ворон и Вырви Хвост тоже его больше не видели. Не встречая препятствий, оба пробрались к старому мавзолею и заглянули за облупленный угол. На открытом пространстве между мавзолеем и стеной цитадели молодой крепкий воин гордым истуканом охранял три длинноствольные пушки – дар царя эмиру. Стоял и прислушивался к доносимому ветерком людскому гулу за рынком рабов, в котором можно было расслышать отрывочные кровожадные выкрики. Федька прокрался ближе и кинул в направлении стены плоский камешек. Воин чуть вздрогнул, повернулся на звук шороха камешка о песок и поздно расслышал быстрый шаг за спиной. Оглушённый ударом рукояти ножа по затылку он мешком повалился на землю. Федька оставил его лежать возле пушек и заглянул в каждую по очереди.

– Заряжены? – с беспокойством спросил быстро подошедший Вырви Хвост.

– Как нас ждали, – повеселел Федька. Он приналег, разворачивая одну из пушек к той части города, откуда они бежали. – Я им покажу, как Вороном торговать. Такую заваруху сейчас устрою… На память…

Борис между тем увернулся от одновременного нападения спереди и сзади, заставил обоих противников совершить ошибку, вскользь саблей подправил яростный выпад сабли горца, – уставшего, грязного от пота и поднятой топтанием пыли, – и этот предназначенный ему рубящий удар пришёлся на открытый локоть тёмнолицего наёмника. Разрубленная до кости рука и оросившая землю густая кровь, короткий вопль от боли остановили схватку. Борис владел собой лучше противников и сразу отступил в сторону. Только блеск цепких, внимательных глаз выдавал в нем внутреннюю готовность к продолжению схватки с любым, кто решится напасть ещё. Изрыгая проклятия и на глазах покрываясь бледными пятнами, раненый выронил оружие и покинул круг, чтобы ему ремнём перетянули предплечье, остановили кровотечение.

– Теперь втрое запросит, – проворчал взволнованный подьячий, с неприязнью отметив возбужденное удовлетворение вождя кочевников, вид которого словно говорил: "Я же предупреждал! Нельзя ему было давать оружие. А раз сами убедились, цена пленнику возрастает".

Мещерин слушал подьячего и не слышал. Он наблюдал за Борисом и строил какие‑то планы. Горец пал духом, растерял свирепость и сам покинул круг. Не насытившись зрелищем, толпа неохотно расступилась перед ним, выпустила вон и снова оживилась, тут же о нем позабыв, когда против Бориса выступило новое действующее лицо.

– Тимур! Тимур! – рев из многих глоток прокатился по площади перед минаретом; предназначался он рослому и безухому воину с рваным шрамом на шее.

Борис отступил на шаг, ещё на один. Его новый противник был опаснее прежних, и опасность угадывалась в самих его перемещениях. Приближался он с хищной поступью рыси и внезапно, дико заревев, бросился вперёд, с тяжёлой саблей в замахе и с выхваченным свободной рукой кинжалом. Борис едва увернулся от кинжала. Отбивая яростный удар сабли, он успел подцепить ногой голень Тимура, и тот рухнул лицом в песок… Вдруг за домами и улицами раскатисто прогремела длинноствольная пушка. Ещё не затих раскат выстрела, а чугунное ядро просвистело в воздухе, гулко задело башню минарета, отскочило вместе с отколками камней и на излете упало в круг. Борис прыгнул на землю прежде, чем оно разорвалось. Тимура же взрывом отбросило на толпу.

– Хива напала! – вырвался истошный крик одного из раненых ядерными осколками.

Получив такое объяснение причины выстрела, толпа очнулась от оцепенения, в панике рассыпалась по площади. Она обезумела, когда разнесся гулкий звук второго пушечного уханья, и в другой стороне, у крепостных ворот разорвалось ещё одно ядро. Торговцы устремились к базару, остальные побежали кто куда. Волной невменяемых людей подхватило и Мещерина. Он напрасно пытался вернуться, протолкаться обратно к тому месту, где оставался Борис и где можно было узнать, жив ли тот, кого он решил выкупить и использовать в своих целях.

Борис же был жив и даже не ранен. Оставленный всеми, он привстал на колени и принялся стряхивать с волос, с плеч разбросанный взрывом песок. Звон в ушах и шум в голове продолжались, мешая понять, что произошло и откуда началась эта пушечная, неожиданная всем пальба.

А начавший её Ворон в другой части города подул на жгут, который продолжал тлеть и дымил. Как только огонёк на конце жгута стал ярко красным, он приложил его к запальному отверстию ствола третьей пушки, и она изрыгнула с дымом и пламенем ещё одно чугунное ядро, вновь по направлению к ближним городским воротам. Ядро разорвалось в основании ворот, в которых уже зияла прогалина от предыдущего взрыва, разворотило стык обеих деревянных створок.

– О, Аллах! – вырвалось у подхваченного взрывной волной хромающего стражника, который не успел убежать, как другие. Он споткнулся о труп десятника с оторванной головой, упал на землю и потерял сознание.

Пока в охваченном тревогой городе ожидали новых разрывов снарядов, к пушкам быстро выехали Седой и рыжеусый, каждый вел за своей лошадью двух осёдланных: для Ворона и Вырви Хвоста и на случай, если бы пришлось заменить раненую или убитую. Ворон ловко запрыгнул в седло крупного жеребца, выхватил у Седого из руки ногайку кочевника и вырвал поводья запасной чёрной лошади. После чего, не раздумывая, хлестнул обоих животных по поджарым крупам.

– Федька?! Куда?! – нестройно заорали ему вслед товарищи.

Но Федька живо пропал за углом мавзолея. С бойким перестуком копыт хорошо отдохнувших коней он пронесся единственной известной ему улочкой, пролетел мимо невольничьего рынка и еще издали увидал Бориса: тот поднялся на ноги и стоял без оружия. Ворон погнал коней напрямую, заставляя шарахаться попадающихся на пути недавних зрителей опасного ристалища, и раньше Мещерина оказался возле того, кто невольно помог их освобождению из рабства. Подняв своего коня на дыбы, приостановился на месте.

– Садись! – злобно крикнул он Борису, словно тот был виноват перед ним за этот поступок, и, оставив ему вторую лошадь, тут же развернулся обратно.

Прежде чем Мещерин смог помешать, Борис запрыгнул в седло и, умело вдавив пятки в бока коня, дёрнув поводьями, заставил животное с места поскакать за Вороном. Действовал он почти неосознанно, из одной привычки к решительным поступкам, которую приобрёл за многие годы прежней жизни.

Отставая от казаков, Федька и Борис последними из беглецов проскочили сквозь разбитые ворота. Вслед им со стен цитадели полетели стрелы, прозвучали беспорядочные выстрелы нескольких кремневых ружей, один – из старой пушки, которая при этом разорвалась. Но тем, кто уносились по пыльной дороге от ворот цитадели, они не причинили никакого вреда.

На значительном расстоянии от города беглецы обогнали караван с товарами. Охранники каравана не могли понять, что произошло в цитадели, и верблюды с туго наполненными мешками в суматохе сгонялись ими с дороги, освобождали ее скачущим всадникам.

Вскоре Бухара осталась далеко позади. Только верхушки самых высоких минаретов еще виднелись за спинами беглецов. Борис стал замедлять бег своей лошади, отставать от казаков.

– Ты чего?! – Федька Ворон придержал взмыленного жеребца, на секунду обернулся взлохмаченной головой. – А‑а, да чёрт с тобой!

Он отмахнулся от него рукой и погнался за своими товарищами. Когда все казаки пропали за краем земли, Борис остался один на всём протяжении видимой части этой дороги. Преследовать их – не преследовали. И он позволил коню перейти на шаг. Так и ехал до вечера, сам не зная, куда и зачем.

3. Тайна разрушенного храма

Было по‑утреннему свежо. Ремесленникам и рабам, которые наспех латали развороченные пушечными ядрами городские ворота, некогда было обращать внимание на сбор отряда русского посланника. Их поторапливали хмурое настроение и грубые окрики стражников, которым пришлось провести тревожную ночь при охране этого участка цитадели. Как будто привлечённые стуком молотков и шумной вознёй у ворот, оттуда, где находился дворец эмира, появились двое пеших мужчин. Первым быстро шагал царский посол Пазухин, не отставал от него и слуга Алим.

Пазухин ещё от старого мавзолея увидел ярко‑красные одежды стрельцов и Мещерина и поспешал к ним, зная настрой в отряде, постараться отбыть с прохладой.

– С эмиром не испортить бы отношений, – первое, что сказал Мещерин, когда посол был уже рядом.

Он лично поправил все подпруги двух лошадей, нагруженных походными мешками с поклажей, и посмотрел на ворота, на суету возле них, не скрывая, что озабочен последствиями недавних событий. Он не замечал, что посол выглядел оживленным.

– Эмир доволен, – Дольше не стал держать его в неведении Пазухин. – Узнал, каковы подаренные царём пушки в деле. – И пояснил. – Врагов у него много. А после вчерашнего происшествия слухи быстро разнесутся к соседним ханам. Он рассчитывает, многие из них теперь призадумаются, не решаться нападать на его владения.

Все стрельцы, казачий старшина‑атаман с юным казачком и подьячий были готовы к отбытию. Вооружённые саблями и пищалями стрельцы уже уселись, устроились в сёдлах, посматривали на отряд воинов эмира в три десятка всадников, который подъезжал вдоль стены цитадели и должен был их сопроводить до развалин старинной крепости. Сытые и отдохнувшие несколько дней лошади заражались общим желанием отправляться в путь, нетерпеливо переступали с ноги на ногу. Дожидались только знака Мещерина.

– Странный у тебя путь, в Москву через Тобольск? Дела там какие? – Не получив ответа, Пазухин вздохнул, передал Мещерину запечатанное сургучом письмо, которое тот спрятал под кафтан на груди. – Остальное на словах объяснишь в боярской Думе. – В тихом голосе Пазухина проявились отголоски искренней грусти. – Мало людей берешь.

– Я везучий, – ответил Мещерин.

Надо было прощаться.

– Когда еще русского обниму? – Пазухин неожиданно крепко обнял Мещерина. На ухо ему проговорил. – Проверять меня приезжал?

И не дожидаясь ответа, отстранил.

Лишь только Мещерин поднялся в седло, все тронулись. Ремесленники и рабы прекратили работу в воротах, пропустили оба выезжающих отряда. Вперед двинулись всадники эмира, за ними Мещерин и атаман с казачком, следом, хорошо справлявшийся с конем подьячий, и замыкали выезд из города повеселевшие стрельцы.

Пазухин наскоро перекрестил спины последних стрельцов, шелковым китайским платком смахнул ни то пот, ни то слезу и про себя окончательно оценил Мещерина.

– Ловок, шельма, – чуть слышно проговорил он себе под нос. – Возле царя крутится.

По выражению круглого лица непонятно было, осудил ли, одобрил он Мещерина или позавидовал ему. Он стоял, пока ремесленники и рабы не возобновили работу. А оба верховых отряда удалялись и отдалялись к востоку от утренних теней и хранящих прохладу укрытий города.

К полудню на открытом пространстве жара уже тяготила и отупляла. А на второй день пути, когда солнце перевалило зенит, почти все русские всадники и лошади под ними выглядели давно и безнадежно усталыми и от духоты и от обжигающего солнца. Они тянулись за привычным к такой погоде отрядом воинов сопровождения. Только у жилистого атамана это путешествие не отнимало сил. Он крепко сидел в новом седле и не упускал из виду Мещерина.

– Отец, почему Мещерину не нравится, что мы с ним? – спросил его красивый казачок.

– Он и сам этого не знает, – уклончиво ответил атаман.

Следом за ними ехал десятник стрельцов. Он по‑хозяйски берёг своего коня, старался помогать животному избегать лишних усилий и время от времени монотонно бубнил подьячему почти одно и то же.

– По жене, деткам скучаю, – рассказывал он. – Отрез на платье везу…

Петьку духота измотала больше остальных, и он тащился самым последним.

– И чего бусурманы увязались с нами? – пробормотал он, с досадой наблюдая, как временно отставший сотник отряда эмира легко проскакал мимо к своим воинам, затем послал троих всадников вперед, на разведку. – Из‑за них спешим…

Румянцев услышал, обернулся.

– А это, чтоб ты дочку эмира не увез, – громко объяснил он со всей серьезностью, на какую был способен. – Сохнет по тебе девка, бежать решилась.

– Так я ж ее не видел?! – удивился Петька.

– Ой, ли? – с недоверием качнул головой Румянцев. – А куда это ты ночами выскакивал, до рассвета пропадал?

– Так я ж по другому делу! Живот замучил.

– Да ну?! – искренне и недоверчиво удивился Румянцев.

Стрельцы прислушивались, начинали улыбаться, тянулись к бурдюкам с водой.

Сотник отряда эмира убеждал Мещерина не пережидать, пока спадет духота, двигаться вперед. Обещал к вечеру привести к речке неподалёку от развалин крепости, которую обязательно хотел увидеть Мещерин. Мещерин согласился с его доводами, и оба отряда сделали лишь короткую остановку на всём дневном пути. Зато вышли к речке ещё при солнечном свете.

Красное солнце большей частью круга опустилось за развалины древней крепости, которые сохранились на вершине холма, и мрачная тень от них накрыла подъезжающий к берегу русский отряд. Мещерин глянул наверх холма, придержал коня и вернулся к отряду сопровождения, который по знаку сотника остановился перед изрезанной тенью крепости, словно из опасения ступать на неё.

– Дурная слава у этих развалин, – негромко объяснил сотник эмира своё поведение. Атаман заставил свою лошадь сделать шаг ближе к ним, навострил уши, чтобы не пропустить ни слова из их разговора. – По старым поверьям, разрушил крепость сам Чингисхан. С тех пор будто бы злой дух охраняет ее от людей. Кто решится проникнуть в нее, того ждёт несчастье. – Сотник примолк, затем твёрдо закончил. – Здесь я поверну назад. Мои люди верят старым поверьям и боятся приближаться к этим местам.

– Ты смелый воин и не хочешь отдохнуть здесь до утра? – чуть заметно волнуясь, глянул на него Мещерин.

– Я выполнил поручение эмира и поворачиваю коней обратно, – серьезно ответил сотник. – Ты просил эмира довести тебя до этих развалин. Я довел.

Мещерин не стал настаивать.

Он постоял на пологом склоне у основания холма, смотрел вслед отряду воинов эмира. Отряд удалялся и пропал меж песками и красным предвечерним небом. Мещерин глянул на берег речки. Она была из тех, что пересыхают к середине лета, но в это время года ещё дают жизнь прибрежной растительности. Стрельцы на выбранном им месте устраивались на отдых и готовились к ночлегу. Разгорался костер из сухого камыша, над огнём прилаживали котелок с водой; а утомлённые продолжительным душным переходом стреноженные лошади, напившись, лениво отдыхали на скудном травой выпасе близ камыша. Он успел заметить, что атаман был в стороне от всех и исподволь наблюдал за ним. От костра донесся грубоватый смех некоторых стрельцов в ответ на солёную мужскую шутку, и атаман обеспокоено посмотрел вокруг и обернулся, нашёл взглядом подростка казачка на берегу речки.

Когда атаман снова посмотрел на склон холма, Мещерина там уже не было. Он бросился к гребню склона, где видел его, но остановился после нового раската смеха у костра и оклика:

– Отец!

Казачок приближался к нему быстрыми шагами и перебежками.

– Я с тобой, – объявил он, нагнав атамана; лицо его было смущенным, на щеках проступил румянец.

Атаман не огорчался, упустив Мещерина, не стал его выискивать. Деваться тому было некуда, все равно вернется.

А Мещерин, избавясь от его слежки, поднялся на холм, к разрушенным древней войной и неумолимым временем крепостным воротам. Он не подавал вида, что удивлен и недоволен неожиданной встречей: привалясь спиной к остаткам испещрённой ветрами стены, на каменном обвале сидел Борис. Глаза сидящего были закрыты. Лицо и драконью пасть на груди, обращённые к большому у края земли солнцу, заливало красным светом, который придавал загорелой коже бронзовый оттенок. Лук и две стрелы покоились на раздвинутых коленях. Вид у него был странным, неестественным, будто не до конца пробудившийся бронзовый страж из прошлых веков охраняет священные развалины. С данного места хорошо просматривались окрестности вдоль реки, и можно было следить за отрядом, оставаясь незамеченным.

– Ты что, крадёшься за нами?! – холодно сказал Мещерин, когда приостановился напротив, между ним и тёплыми лучами готового уходить на ночной покой светила.

Борис не шевельнулся, ни одно веко не дрогнуло на его лице.

– Не только я, – туманно ответил он с невозмутимым спокойствием.

Мещерину было не до размышлений над странным ответом. Он был поглощен тем, что осматривал безжизненные руины, выискивал какие‑то приметы. Наконец взгляд застыл на разрушенном храме. Он ступил вперёд и преодолел кучу камней.

– Не ходи туда, – посоветовал Борис, так и не приоткрыв глаза.

Мещерин постоял, борясь с нахлынувшими сомнениями, потом решительно шагнул в проход между нагромождениями каменных завалов. Сделав несколько шагов, он очутился внутри крепости, оглянулся через плечо. Борис оставался снаружи, и он опять стал осматривать развалины, в волнении угадывать нужные ему знаки. Взгляд снова остановился на храме, который сохранился лучше других древних строений.

Тем временем молодой степняк монгол в чёрном боевом одеянии, который повстречался Мещерину на углу узкой улочки в Бухаре, придержал лёгкую поступь тёмно‑серого скакуна. Он выехал с противоположной воротам крепости стороны холма, где виделась задняя часть развалин. Сторона эта создавала трудности для доступа к крепости из‑за крутого откоса склона, подножием заставляющего речку делать заворот и отделяющего всадника от привала стрельцов. Монгол всмотрелся в неровную, всю в трещинах, как будто её изгрызло чудовище, стену крепости, обнаружил в ней достаточно широкую дыру. Привстал в стременах, чтобы убедиться, что стрельцы его не могли заметить, и кроваво‑красное солнце осветило из‑за пологого гребня холма его черноволосую голову, отбросило её тень на другой берег.

– Благодарю, – тихо произнес он кому‑то невидимому. – Ты привел меня вовремя. Я выполню древнюю клятву моего рода.

Медленно, с чуть слышным шорохом стали, он вынул из оправленных серебром чёрных ножен остро заточенную восточную саблю и бесшумной кошкой спустился с коня. Оставив послушного коня внизу некогда обрывистого склона, он стал взбираться по наиболее пологому участку наверх, к широкой дыре в стене, уверенный, что вскоре сможет получить окончательный ответ на вопрос, кто этот человек, за которым он незаметно следил от самой Бухары.

– … Восемь, девять, десять, – прерывистый шепот разгонял подозрительную тишину в полумраке разрушенного храма, и при каждом слове ноги в мягких сафьяновых сапогах осторожно делали размеренный шаг по пыльному щебню, оставляя на нём отчётливые следы; при слове "десять" они приостановились. На месте повернули вправо и увереннее добрались до выступа уцелевшей стены. Довольно тонкие для мужчины, но сильные пальцы нетерпеливо ощупали шершавые камни древней кладки. Подрагивая от волнения, на уровне лица наткнулись на камень с отколотым вглубь стены углом.

Камень долго сопротивлялся попыткам расшатывать его втиснутым в щелку кладки кинжалом. Вытащить его удалось с трудом. В открывшемся взору углублении Мещерин, а это был он, нащупал и сковырнул в ладонь изъеденный веками обломок лезвия ножа. Достал из кармана, порывисто развернул дрожащими от волнения руками платок из плотного сукна. Рогатый олень прыгнул и в прыжке застыл в виде золотой рукояти от охотничьего ножа скифа, – вот что было в развёрнутом платке. Он живо приставил обнаруженное в щели лезвие к неровному облому возле рукояти. Время не пощадило стали, однако нетрудно было представить, что некогда лезвие и рукоять были одним целым.

На мгновения Мещерина объял трепет от почти ощутимого соприкосновения с миром кровавого прошлого. Ему представился неопределённый образ ТОГО, кто века назад, заросший и грязный, загнанный, как обложенный безжалостными охотниками зверь, стоя, где он сейчас, с безмерным ужасом и с сожалением просунул лезвие ценного ножа меж камнями, и рывком сломал его, чтобы в следующее мгновение испуганно дернуться от предательски резкого звука ломающейся стали… Мещерин резко встряхнул головой, отогнал видение. От выемки, в которой обнаружил лезвие, отсчитал семь камней влево и три книзу. Тайна, ради которой он выхлопотал это поручение в Бухару, оказалась не вымыслом и была скрыта в этом самом месте. Он принялся поспешно, один за другим, выковыривать камни, которые мешали ему вытянуть нужный.

Бог весть, как опаснейшая тварь очутилась в развалинах, – крупная родственница индийской кобры со злобным шипением распустила капюшон и метнулась ему в лицо. Только долей мгновения змею опередила просвистевшая стрела. Задев оперением его шею, она пронзила, отбросила голову кобры и пригвоздила к кладке, так что наконечник застрял в трещине, из которой змея появилась.

Бледный даже в полумраке Мещерин обернулся, переступив неуклюже, как от внезапного опьянения. В проёме входа храма Борис опускал к бедру лук кочевника. Ноги не держали Мещерина, он присел на ближний уступ растрескавшегося постамента. Суконный платок стал влажным, когда он вытер со лба и шеи проступивший холодный пот. За стеной вдруг сорвался и глухо стукнул о выступы у основания храма мелкий камень; послышался странный шорох, который внезапно затих. Борис выскочил из храма, на ходу наложил на лук вторую стрелу. Вокруг не было ни души. Но, сделав обход, он обнаружил на земле следы босых ног. По ним можно было судить, что среднего роста неизвестный сначала приближался к развалинам храма и делал это крадучись, затем кинулся бежать прочь к разлому в крепостной стене. Внизу крутого склона послышались шуршание растревоженного песка, затем перестук копыт легконогого скакуна, который быстро отдалился. Борис не сделал попытки бегом очутиться у разлома в крепостной стене, чтобы увидеть скрывающегося неизвестного, словно уже имел о нём определённое представление.

Вернувшись к входу в храм, он ничем не выказал удивления поведением Мещерина. Тот вполне пришёл в себя и быстро выходил ему навстречу, явно стараясь увести из храма, закрывая собою полумрак угла противоположной стены и развороченную там кладку под обвисшим телом пригвожденной стрелой змеи. Платка в его руках не было.

Красные зарницы осветили вытянутые облака на западе небосклона, и начали опускаться сумерки. Мещерин подходил к освещенному весёлым пламенем костра привалу, не заметив, как потерял Бориса, – тот неслышно отстал и призраком растворился за склоном холма. Мещерина это обстоятельство слегка озадачило, но не надолго, мысли его были заняты другим.

За сумерками наступила прохлада вечера и светлой ночи. После ужина усталые стрельцы быстро затихли, разлеглись на плащах и скоро уснули под россыпями низких звезд, которые гляделись в зеркальную гладь речки и не могли наглядеться.

Ночь дарила прохладу, пока не брызнул лучами, не заалел восток. Вот‑вот должен был показаться овал солнца. На серо‑голубом небе не осталось ни облачка, что предвещало опять день жаркий и душный. Возле тихой речки дремали лошади, пофыркивали и вздыхали, как будто во сне видели пастбища с зелёной и сочной травой. Серые угли костра еще дымили, напротив них сидел, опирался в полудрёме о своё ружье стрелец‑часовой. А за спиной часового, в походном небольшом шатре блекнущий огонь свечи продолжал отбрасывать на полог неясную тень единственного, кто бодрствовал, Мещерина. Однако ничто не тревожило покой отряда, и некому было задаваться вопросом о причине бодрствования царского посланника.

Полог серого шатра был плотно задёрнутым. Мещерин сидел на украшенном серебряной чеканкой седле, бездумно уставившись воспаленными после бессонной ночи глазами на разостланный в ногах платок и золотую плашку на нем. Потускневшая, с множеством необъяснимых царапин, как если бы с ней обращались крайне небрежно, плашка двенадцатью равными гранями да знаками, которые были на обратной стороне, заключала в себе какое‑то сообщение. Но прочесть это сообщение мог только посвящённый в смысл царапин и знаков. Мещерин, в который уже раз, положил ее на ладонь, осмотрел и перевернул. На обратной стороне отчетливо различался знак ли, символ в виде непонятного китайского иероглифа, и значительно меньший по размерам рисунок напоминал свинью. Знак иероглифа занял середину плашки, а рисунок теснился к одной из двенадцати граней…

Вопль ужаса растерзал тишину, и Мещерин вздрогнул, задел рукой и опрокинул свечу.

Зажав плашку в ладони, он с пистолетом в другой руке выступил из шатра и остановился. Вскочившие стрельцы хватались спросонья за оружие, потом бежали к бывшему на часах товарищу, который в ужасных мучениях корчился на земле, шевелил ногой потухшие угли. Румянцев высвободил из ножен саблю, она чикнула о песок, разрубила пополам уползающую от тела часового большую змею.

– Гюрза, – мрачно заметил десятник, когда подошли Мещерин и атаман с испуганным казачком.

Мучения укушенного закончились с последними судорогами.

– Похороните, – распорядился, прервал тяжелое молчание стрельцов Мещерин. – С каждым может случиться. Здесь много змей.

Он направился к шатру, однако, не дойдя, расслышал удалённый храп лошади и опять приостановился. За гребнем склона появилась голова Бориса. Выезжая оттуда, он с седла всматривался в какие‑то следы, у речки развернулся и поскакал прочь от места привала отряда. Мещерин отметил про себя, что все, кто были с ним, одни настороженно, другие с удивлением наблюдали за странным появлением и необъяснимым поведением недавнего пленника кочевников.

Нагнувшись, чтобы войти в шатер, он неосознанно разжал ладонь с плашкой, которая вновь заняла его мысли. И резко выпрямился, как вспышкой молнии, пораженный увиденным. Первый яркий солнечный луч скользнул над землёй, под углом осветил поверхность плашки, и бессмысленные царапины на ней проявились определённым рисунком. То, что не удалось обнаружить при ночном бдении, в один миг бросилось в глаза с началом рассвета. Только атаман заметил, какое впечатление произвел на Мещерина вид блеснувшей под солнцем плашки, как он быстро скрылся в шатре.

4. Странный убийца

Отряд двигался вдоль берега, вверх по течению речки. В другой раз возможность ехать душным и жарким днем близко от воды подняла бы настроение отряда. Но впечатление от гибели товарища было еще очень свежим, и стрельцы понуро молчали. Возглавляли отряд Мещерин и атаман.

– Ты в Астрахани о каком‑то наполненном сокровищами кладе рассказывал, – посматривая по сторонам, вдруг заговорил атаман. – Спьяну или правда есть такой?

Послышался конный топот, кто‑то скоро догонял хвост отряда, и Мещерин намеренно отвлекся, не стал отвечать. Борис обогнал стрельцов и, осадив коня на скаку, дал ему возможность закружиться на месте, затем пристроился рядом с Мещериным и атаманом. Оба про себя отметили, что он превосходный наездник.

– Следов ползущей змеи вокруг твоего ночного привала не было, – негромко предупредил царского посланника Борис. – Но были другие следы… Чужака.

– Подкинули, – атаман сразу понял, что он хотел этим сказать, как если б догадывался и раньше. – Что ей возле нас было делать? Гюрза – подлая тварь, но не дура.

Борис поддал бока скакуна пятками, и тот рванулся вперёд, оторвался от головы отряда прежде, чем Мещерин осознал сказанное.

– Почему этот чужак преследует нас?! – крикнул он в спину Борису. Крикнул напрасно, лишь затихающий топот был ему ответом.

– Бери в долю, – жестко предложил атаман Мещерину; потом сменил тон голоса, как будто шутил. – Видишь, какое дело? Один всё не проглотишь.

И тоже не получил никакого ответа. Настаивать он не стал, и больше они об этом не говорили.

Борис вновь появился возле них, когда отряд устроился на отдых, и все наскоро обедали сушенными рыбой, сухарями и фруктами, запивая их речной водой. Был он неразговорчив, и с расспросами от него отстали. Взвесив обстоятельства, Мещерин отдал ему ружье погибшего утром стрельца. На бесстрастном, как окаменелом, лице Бориса промелькнула улыбка ребенка, который получил‑таки желанную игрушку, промелькнула и тут же пропала. Ни слова, ни жеста благодарности. В этот день он больше не исчезал. Ехал в виду отряда, но в стороне от него, приноравливался к ружью: порой вскидывал к плечу и сразу прицеливался, казалось, учился им пользоваться.

– Бусурманин, да и только, – глядя на него, обратился подьячий к десятнику. – Никогда не стрелял, что ли?

– Зря ружье дали, – неодобрительно отозвался десятник, не подозревая, что почти дословно повторил слова вождя кочевников в Бухаре.

Однако вскоре они убедились, что с этим видом оружия их новый спутник умел обращаться совсем не ученически. Сайгаки появились в низких холмах неожиданно, стадом в десяток голов они направлялись к речке на водопой. Казачок и двое стрельцов, едва заметили животных, хлёстко подстегнули коней, и те, будто стрелы с тетивы, сорвались с неторопливого хода, помчались им наперерез. У казачка оказались и быстроногая лошадь и сноровка опытного степного охотника, стрельцы от него сразу же заметно отстали. Страстно преследуя сайгаков, он скрылся за холмом, и там прозвучал выстрел, а с разницей в доли секунды раздался второй, из другого ружья. Атаман приподнялся в стременах, но увидеть ничего не смог. Он отметил про себя, что в поле зрения нет и Бориса, приписал второй выстрел ему, и немного успокоился.

Подстреленный сайгак бился в предсмертной агонии, когда Борис спрыгнул с коня, опустился на колено. Полоснув по горлу животного кривым острым ножом, он ни одним движением не показал, что слышит хриплое и шумное дыхание резко остановленной сзади лошади.

– Это мой! – возбужденно и радостно воскликнул казачок, буквально слетая с мягкого седла на землю и подбегая к нему.

Борис провел ладонью по короткой шерсти бока сайгака. Под шерстью обнажилось кровоточащее пятно единственной раны.

– Я не мог промахнуться! – поняв его молчаливое объяснение, слегка притопнул, не согласился казачок.

Борис перевернул тёплое и податливое тело животного. Вторая пуля тоже попала, но с другой стороны, в шею.

– Как тебя зовут? – спросил он и впервые с тенью любопытства в глазах взглянул в лицо казачку.

– Никита, – заучено ответил тот. Смутившись под его проницательным взглядом, покраснел и отступил к своей лошади.

– На ужин хватит, – сказал Борис, поднимаясь с колена.

Он подхватил тушку сайгака, поднес к лошади казачка и перекинул на неё перед седлом, признавая основное право на добычу за юным охотником.

Зажаренный на вертеле сайгак и стал этим вечером главным блюдом ужина. После ужина стали устраиваться на ночлег и, Борис, не привлекая к себе внимания, отдалился от света костра, бесшумно увёл своего коня. Лишь казачок наблюдал за ним и не находил объяснения такому поведению, но промолчал, никому не сказал. Когда Борис растворился в темноте, его хватились, однако сыто и устало, и лениво позабыли, не успев к нему привыкнуть.

Стрельцы и подьячий уснули возле костра. Ближе к шатру заснули атаман с казачком. После бессонной предыдущей ночи крепко спал в своем шатре и Мещерин. Ночную тишину вокруг беспокоил только храп мужчин, сопение лошадей и тихий шорох прибрежных зарослей тростника. Часовые менялись согласно изменению положения яркой звезды и сообщали по очереди, что поводов для тревоги не было. Последний, кому выпало дежурить накануне рассвета, борясь с дремотой, несколько раз обошёл привал и присел у костра. Языки пламени ярко вспыхивали и затухали между красными и черными углями, – часовой подложил сушняка, отрезал от остатков тушки на вертеле небольшой кусок мяса, вяло пожевал. Неожиданно прислушался, встал. Показалось! Он снова опустился на корточки, решив продолжить трапезу, но выплюнул непривычно жесткое мясо в уголья. Вздохнул, припомнив домашнюю еду, и вдруг расслышал за спиной чей‑то выдох…

Мещерин полностью отдался власти сна и хорошо выспался. Еще вялый в движениях, он выбрался из шатра в свежесть утреннего воздуха, со сладостным зевком потянулся.

– Что случилось? – равнодушно поинтересовался он у собравшихся возле потухшего костра пятерых стрельцов и подьячего.

– Часовой исчез, – встревожено ответил десятник.

Все разом вздрогнули от полного ужаса вскрика казачка. Толкаясь, бросились на оборвавшийся крик к речке за заросли у тростника. На берегу, с закатанными штанинами и с влажными еще ногами застыл казачок. Вместо того, чтобы умываться, он широко раскрытыми от ужаса глазами уставился в густую тростниковую поросль и, весь дрожа, закусил пальцы кулака. Он казался невменяемым. Румянцев первым раздвинул тростник… и сразу отпрянул. Там лежала окровавленная голова часового. Казачок уткнулся лицом в грудь обнявшему его отцу, затрясся в судорожных всхлипываниях, которых никто не замечал.

– Отныне на часах будем только по двое! – жестко и раздельно выговорил Мещерин, подавляя в себе смутное и неприятное чувство вины.

– А этот где ночует? – злобно спросил десятник.

Его слова относились к Борису, который на взмыленном коне скакал от холмов и подскакал к Мещерину. Выпрямляясь в скрипучем кожаном седле, Борис не мог не почувствовать неприязни, которая, будто дуновением северного ветра, изменила лица окружающих его воинов.

– Там обезглавленное тело, – холодно сказал он, указав рукой в сторону, откуда появился. – И те же следы, какие оставил принёсший гюрзу.

Никто не хотел завтракать. Выполнив мрачный обряд захоронения товарища, они спешно покинули страшное из‑за бессмысленного убийства место. После этой ночевки еще одной свободной лошадью стало больше, и её тоже уводили на поводу. Мещерин по‑прежнему вел отряд берегом речки. Он долго не нарушал общего тягостного безмолвия.

– Ты говорил о чужаке. Что ему нужно от стрельцов? – наконец холодно и требовательно спросил он Бориса.

Тот сопровождал их, ни с кем не объясняясь по поводу своего ночного отсутствия и не обращая внимания на отчуждение, которое возникло между ним и стрельцами, на стороне которых был и подьячий. Вопрос к нему Мещерина повис в воздухе.

Ответил ехавший справа атаман.

– Чужаку до стрельцов дела нет. Это предупреждение тебе.

Мещерин вздрогнул, будто рядом с ним раздался удар хлыста. Молчание Бориса красноречивее слов подтверждало сказанное атаманом, и больше Мещерин к этой теме не возвращался. Лишь морщинки на переносице говорили о том, что он замкнулся наедине с какими‑то своими мыслями, непосредственно связанными с тем, что случилось на двух ночных привалах.

Пообедали рано, когда на востоке увидали размываемые горячим воздухом очертания горных вершин. После обеда заполнили бурдюки водой и расстались с напоминающей об убитых товарищах речкой, повернули лошадей к северу, направились к дальним предгорьям высоких гор в обход холмистой степи. За холмами повсюду была неизвестность, и большую часть дневного перехода Борис двигался много впереди, постоянно то пропадал из виду, то снова появлялся, добровольно выполняя работу верхового разведчика.

Тени уже нелепо вытягивались в сторону востока, когда молодой тушканчик замер, вслушался в степные звуки. Сопровождаемый верной длинноногой тенью он стремглав кинулся прочь от показавшейся головы человека и шустро юркнул в норку. Норка, казалась, надежной, а любопытство беспокоило, и он выглянул наружу, пронаблюдал за наездником.

Спугнувший зверька Борис переехал седловину между пологими холмами, возле следов обременённых всадниками лошадей остановил коня, подождал спутников. Он мельком глянул на следы и неторопливо осмотрел даль окрестностей. К нему выехали Мещерин и атаман, и он указал им на отпечатки многих копыт, оставленные среди пожухлой травы совсем недавно, возможно еще полуднем. Судя по ним, всадники на лошадях были тяжело вооружены и никого не боялись, не желали бояться, уверенные, что бояться станут их.

– Джунгары, – пояснил Борис.

Мещерин невольно опустил ладонь на рукоять сабли, пробежал взором по цепочке следов, которые тянулись за холмы.

– Разбойники?

Борис слегка кивнул в подтверждение его догадки.

– Не они убивали? – опять спросил Мещерин, подразумевая ночные события.

– Я ночевал возле них, – поняв его вопрос, произнес Борис. Затем продолжил. – Я бы предупредил, узнай они о твоём отряде.

– Если бы они напали, то на всех сразу, – голос атамана выдал озабоченность, которую он хотел скрыть.

Атаману и Мещерину показалось, Борис говорил меньше, чем знал. Но расспрашивать они не стали, понимая, что это бесполезно. Чтобы избежать случайного столкновения с джунгарами, узнавать об их намерениях, Борис предложил двигаться за ними, по их следам. Атаман поддержал его. Разбойники, казалось, тоже обходили предгорья, и Мещерин согласился, признавая, что такое решение будет самым правильным.

Следы вскоре привели их на гребень холма, за которым они увидели разграбленное казахское стойбище. Малочисленный отряд стороной объехал сожжённые юрты, трупы людей и верблюдов. Петька и казачок держались близ Мещерина, атамана и Бориса, ни на шаг не отставали. Другие стрельцы вели себя раскованнее и смелее. Без приказа Мещерина все на всякий случай проверили ружья, каждый убедился, что его пищаль заряжена.

Под вечер спешились. Ведя лошадей за поводья, один за другим поднялись на узкое плато невысокой горки, где было удобнее отражать возможное нападение. Устроились на открытом месте. Шатер на этот раз не ставили, и Мещерин лёг на нем, разостланном поверх жёсткой сухой травы. Прищуренными глазами он долго смотрел в разведённый в вырытой ямке огонь, хотел забыться на время пляски языков пламени. Подьячий гусиным пером мелко и тщательно делал записи в толстый свиток, раскрытую часть которого прижимал ладонью к дощечке на коленях. Двое стрельцов на часах неотрывно вглядывались в темноту, на подозрительные звуки вскидывали ружья.

Петька разомлел от тепла.

– И куда мы едем? – лениво спросил он в костер. – Уже горы пошли…

Кроме атамана и подьячего, остальные у костра посмотрели на Мещерина. Тот вроде как не слышал вопроса.

– Другим путем возвращаемся, – оторвался от своих записей подьячий. И разъяснил Петьке подробнее, как учитель прилежному ученику. – К эмиру бухарскому Волгой плыли, через Астрахань, потом степями шли. А возвращаемся Сибирью.

– А‑а, понятно… – лениво согласился Петька, которому было все равно.

За полукруглым выступом плато сорвались и с частым стуком покатились по уклону камешки. В другой стороне раздался выстрел, затем послышался дробный стук подкованных копыт, который затих в удалении. Все потянулись к оружию, нестройно поднялись. Ждать пришлось недолго – из темноты, словно призрак, появился Борис с ружьем в руке. Никто его не расспрашивал, точно каждый уже решил для себя: будь что будет. Стали устраиваться на свои места. Присел у костра и Борис. Все молчали, не возражали. Только он и атаман, казалось, едва легли, сразу же погрузились в глубокий сон. Остальные засыпали и спали нервно, беспокойно; но этой ночью на жизнь часовых никто не покушался.

Едва начало светать, Борис тихо встал, проверил нож, зарядил ружье. Разбуженные часовыми, будто не доверяя ему, начали собираться Мещерин, за ним Румянцев. Борис глянул на обоих и не сказал ни слова; не дожидаясь, оседлал коня и повёл к самому пологому откосу. Они нагнали его. Осторожно спустились с плато и внизу уселись в сёдла. Не колеблясь в выборе направления, Борис направил коня на восток. Иногда он наклонялся к гриве, разбирался со следами на земле, тогда эти следы замечали и его спутники.

Когда солнце уже разбросало повсюду яркие пронизывающие воздух лучи и прохладные утренние тени, въехали в узкий распадок меж невысоких гор, словно изъеденных злыми степными ветрами, которые хозяйничали в другое время года. Борис остановил коня, вслушался в окрестные звуки. Прислушались Мещерин и Румянцев. До них доносились необъяснимые гулкие удары тяжелых камней о землю. Повторяя действия Бориса, они слезли с лошадей, повели их за поводья. Но вскоре стреножили и оставили под тенью свисающего с обрыва чахлого деревца.

– Убийствами он запугивает тебя, – внезапно сказал Борис шедшему следом Мещерину. – Что ему от тебя надо?

– Кто он? Я его не знаю, – на ходу поёжился Мещерин.

И едва не налетел на Бориса: так резко тот обернулся.

– Но он тебя знает.

Мещерин отвел глаза, снова твердо посмотрел перед собой.

– Я его не знаю, – повторил он. – Быть может, он болен жаждой кровавых убийств… Это же Восток!

Словно не желая слушать пустые слова, Борис отвернулся, зашагал дальше. За ним, обойдя Мещерина, последовал молчаливый Румянцев.

С ружьем в руке Борис передвигался осторожно и быстро. Удары камней были уже отчетливыми, близкими и странными из‑за равномерной повторяемости. Знаком руки он остановил шедших сзади и заглянул за слоистый выступ скалы. Глянул туда же и Мещерин. И узнал монгола, которого увидел на ярко освещённом участке довольно широкой расщелины. На его лошадь он едва не налетел в Бухаре, когда с приставленным соглядатаем эмира возвращался с шумного базара и заворачивал в тихую улочку. Но тогда монгол был невозмутимым степняком в темной одежде, а в седле представлялся выше ростом, чем оказался сейчас.

Он оголился по пояс и, в напряжении всех сил играя мышцами крепкого и выносливого тела, поднимал и бросал в стену обрыва скалы большие камни. После гулких ударов о стену камни скатывались к его ногам. Он опять поднимал их и бросал. В этих развивающих силу упражнениях была какая‑то неистовость, будто он представлял в том месте, куда бросал камни, главного врага своей жизни. Он был одних с Мещериным лет, но напряжённая окаменелость узкоглазого и широкоскулого, по своему красивого лица делала его взрослее царского посланника.

Борис прицелился и намеревался выйти из‑за выступа. Но опустил ружье, решив, что так пленить монгола не удастся. Из‑за его спины выглянул Румянцев, и под ногой стрельца предательски треснула корочка сланца. Если монгол и услышал треск, то не подал виду. Он прекратил свое занятие, после чего спокойно, не спеша удалился за скалу. Оставив Мещерина прикрывать их, Борис и Румянцев, крадучись, последовали за ним. Они осторожно пробежали вдоль расщелины, глянули за скальный откос.

Он сидел прямо на земле, по‑восточному поджав обе ноги, в тени сужающейся балки и к ним спиной и был укрыт с головой своим темным боевым халатом. Они тихо приблизились, и Борис прыгнул вперед, так что сидящий попал в окружение. Монгол шелохнулся. Борис разочарованно расслабился, стволом ружья приподнял, сбросил халат с, казалось, вросшего в землю валуна. Вдруг, осенённый догадкой, он отчаянно быстро побежал обратно.

Медленно приблизившись к шее Мещерина, остриё сабли ткнуло концом мочку его правого уха. Мещерин вздрогнул, резко обернулся. И попятился от страшной улыбки монгола.

– Ты, наконец, пришел, – растягивая слова, выговорил монгол. – Именно я, Бату, избавлю свой род от клятвы Бессмертному.

Не в силах оторвать глаз от острия сабли, Мещерин понемногу отступал, пока не упёрся спиной о неровный скальный выступ. Неприятный холодок пробежал по его телу.

– Нет, – Бату покачал головой. – Ты умрешь не сейчас. Последним из своих людей, когда обезумеешь от ужаса. Ты должен сполна заплатить за столетия верности древней клятве.

Мещерин не все понимал, что говорил Бату, но какой‑то мистический страх леденил его кровь. Продолжая дьявольски улыбаться, монгол взмахнул саблей, и Мещерин невольно откинул голову, больно стукнулся затылком о каменный скол. Он закрыл глаза, чтобы не видеть блеснувшее на солнце стальное лезвие; оно с хлестким свистом рассекло воздух у его подбородка.

Свист клинка у его лица повторялся раз за разом, Бату с упорством безумца продолжал играть смертоносным оружием, нисколько не утомляясь этим занятием. Он словно наслаждался мертвенной бледностью Мещерина, сжавшего пальцы в кулаки, но беспомощного, как никогда в прежней жизни. Вздрогнув от раскатистого выстрела и от царапины, словно когтём хищника оставленной пулей на его скуле, монгол глянул в сторону, где Борис отбросил бесполезное ружье, на бегу к нему вырывал из ножен длинную саблю. Увидел и Румянцева, который отстал и приостановился, начал целиться из своей шестигранной пищали. Бату несколько мгновений прикидывал, как лучше поступить с Мещериным, затем развернулся и проворно кинулся прочь.

После судорожного глубокого вздоха Мещерин приподнял свинцово тяжелые веки, как в тумане, различил зыбкие очертания убегавшего Бату. Не чувствуя под собою ног, он опустился на землю, погружаясь в полуобморочное состояние с какими‑то дикими кошмарными видениями… Его встряхивали, что‑то спрашивали, но он ничего не понимал. Лишь хлёсткий и болезненный удар жёсткой ладони по щеке привёл его в чувство.

– Что он хотел от тебя? – склоняясь над ним, потребовал ответа Борис.

– Я не знаю, – пробормотал Мещерин и не услышал своего голоса.

Это прозвучало не вполне убедительно, но расспросы прекратились.

5. Засада в расщелине

Джунгары располагались на основательный и продолжительный отдых. Разочарование малой добычей, которую удалось награбить, надо было утопить в дикой оргии. Вечерело, и захваченные для продажи в рабство кочевники ставили разбойникам походные юрты. Пленников с нетерпеливым раздражением поторапливали, – уже с покорностью рабов, они безропотно сносили всевозможные оскорбления и побои.

Юрту для тучного главаря установили первой. У входа разостлали на траве персидский ковер, и он грузно уселся на нем, дожидаясь, когда установят остальные юрты и начнется всеобщая попойка. Его пьяно мутные раскосые глаза налились кровью и уставились на юную киргизку, которую захватили в последнем разграбленном стойбище. Стоя пред ним на коленях, она не смела поднять голову и была похожа на беспомощную мошку, которая попалась в сеть паутины кровожадного паука. Из юрты главаря вышла молодая, красиво полнеющая женщина, покачивая широкими бёдрами, с развязной уверенностью разбойной подруги устроилась за его спиной, нежно пощекотала ему шею, погладила козлиную бороду, после чего запустила пальцы в лохматую черноволосую голову. Поглаживания и щекотание доставляли главарю несказанное возбуждение и наслаждение, и он не сразу понял, с чем к нему обратился старший из двух мрачных телохранителей.

– Джунгар? – хрипло переспросил он телохранителя. Лениво махнул рукой, и к нему подвели и поставили рядом с девушкой безоружного Бату. Мутный взгляд, который он перевел к Бату, стал недоверчивым, не предвещал тому ничего хорошего. – Ты что, хочешь служить мне, пёс?

Бату стал покорно опускаться на колени, но вдруг степным волком прыгнул к главарю и под визг женщины мгновенно вырвал из ножен его короткую арабскую саблю. В три яростных выпада он смертельно ранил обоих бросившихся на него телохранителей. Затем вновь оказался перед главарём. Под безобразный визг своей подруги главарь попытался встать, и в налитые кровью глаза его выплеснул страх предчувствия смерти. С бульканьем в горле и сипением он ухватил у живота лезвие собственной острой сабли, которую с высокомерным презрением вонзил в него Бату, зашатался и тяжело рухнул ему в ноги.

Это произошло так быстро, что полтора десятка разбойников, все при оружии, сбежались на шум и крики, когда главарь и оба его телохранителя были мертвы. Готовый к схватке с ними монгол стоял на ковре в луже крови, оскалившись крепкими, как клыки, зубами, сжимал рукоять сабли их главаря, и они растерялись, не зная, что делать.

– Пойдете за мной! – холодно и отрывисто приказал Бату.

Внезапно он злобно вскрикнул, в долю мгновения обернулся и рассек лицо крадущегося сзади коренастого свирепого джунгара. Еще трое разбойников попытались воспользоваться возникшим замешательством, кинулись на монгола. Но Бату успел повернуться и к ним, искусным приемом ушел от опасного удара худого джунгара, поддел его на клинок, ногой спихнул с лезвия и оттолкнул в сторону, чтобы тут же отбить нападение двоих противников. Они завизжали от глубоких ран, из которых хлестала кровь, драными собаками отбежали к сообщникам. Забрызганный кровью Бату словно дьявол сверкал чёрными, как угли, зрачками и вновь надменно застыл на ковре, с вызовом ожидая новых желающих сразиться с ним за право стать главарём. Таких не оказалось. Джунгары склонили головы и в тягостном молчании разошлись. Отвлекшиеся от работы невольники стали получать удары и проклятия вдвое чаще прежнего: кровавая смена главаря вовсе не развеяла настроя разбойников на отдых, как они его понимали.

Ночь спускалась на землю мягкой поступью, постепенно снимая облачные покрывала со звёздного неба и лунного месяца.

Для Бату сменили ковер, и он вынужден был подчиниться настроениям джунгар, сидеть и ждать. Им нужно было дать время привыкнуть к его воле – то, что он потребует от них утром, слишком опасно требовать на ночь. Это хищники, и для них главное – добыча… И он сидел у юрты главаря, застыв неподвижным взглядом в танцующих языках пламени поддерживаемого одним из пленников костра. Вокруг других костров шевелились тени, пьяные выкрики мужчин смешались с дразнящим смехом таких же пьяных невольниц женщин. Мимо ковра распалённый выпивкой джунгар потащил юную девушку, что раньше стояла на коленях напротив прежнего главаря. Она пыталась упираться, и разбойник ударил ее по лицу, повлёк дальше; они исчезли, растворились в темноте. Бату, казалось, ничего не замечал и не слышал. Он медленно поднял над костром, устремил к звёздному небу взор чёрных глаз, словно надеялся узреть там призрак кого‑то обычно невидимого.

– Я сдержу клятву рода, Великий Хан, – тихо произнес он.

После чего в его зрачках опять заплясали языки пламени. Из юрты позади него бесшумно вышла широкобёдрая подруга убитого главаря. Она нежно взяла его за руку, потянула к себе. Ладонь ее была горячей, и он покорно встал, позволил увести себя в юрту.

Ночную оргию разбойников с самого её начала внимательно наблюдал Борис, который удобно расположился на земле за гребнем пригорка. Ему удалось не потерять следов Бату, и следы привели его к их стоянке. С верха пригорка высвеченная кострами стоянка джунгар просматривалась, как на ладони, – он видел все, что там происходило. Бату смог подчинить разбойников своей власти, и он решил оставаться в своем укрытии, пока не узнает, что тот намерен предпринять следующим днём.

Солнце еще не оторвалось от края земли, когда он погнал коня и свою вытянутую тень к предполагаемому местонахождению небольшого отряда Мещерина. Он нашел место последней ночевки отряда, но уже оставленное путниками. Судя по остылым угольям костра, по следам в траве, они снялись с проблесками утра, почти ещё затемно. Ему пришлось скакать по чётким следам больше часа, прежде чем с вершины холма он увидал красные точки кафтанов стрельцов у горловины межгорной расщелины. С этой вершины открывался хороший вид на окрестности, и он не торопился покинуть ее, внимательно осмотрелся. И различил‑таки, чего опасался: вдалеке позади него показались с десяток всадников. То были джунгары, и они стаей шакалов высматривали те же следы отряда, которые вели его самого. Над дальним пригорком, с которого тоже была видна горловина расщелины, взвилась к небу стрела с красным лоскутком. Джунгары приостановились, затем изменили своё движение в направлении, куда указала им падающая стрела. Они поторапливались и знали места, намереваясь срезать путь к входу в расщелину. Борис стегнул коня, сорвался с вершины на пологий склон. Он помчался за отрядом Мещерина в надежде опередить разбойников.

Отряд беспечно растянулся в начале постепенно сужающейся расщелины, когда Борис обогнал удивленных стрельцов и подьячего, осадил хрипящего скакуна возле Мещерина и атамана.

– Джунгары убили женщин и рабов, – с каменным выражением лица объявил он, не вдаваясь в подробности. – Бату ведет их тебе наперерез.

Он сделал это тревожное сообщение по привычке сдержанно, и Мещерин спокойно ответил:

– Я слышал, разбойники не любят сниматься рано. А мы закопали все лишнее, и теперь нас сложно догнать. Мы их обманули на пару часов. – Прикрывая козырьком ладони оба глаза, он посмотрел на положение солнца. – Да, часа на два, – подтвердил он.

– Или же они обманули нас, – негромко возразил атаман. – Там засада.

Он произнёс это предупреждение, внешне ни одним движением не выдавая своего внимания к склонам расщелины, где заметил, как за выступом показалась и пропала голова в обшитом рыжим мехом шлеме. Молчание Бориса подтвердило, что и он увидел признаки западни. Они приостановились, к ним подтянулись, возле них собрались остальные члены отряда. Кучно теснясь, встревоженные неопределёнными догадками, они ждали разъяснений Мещерина. Мещерин был спокоен. Решивший непременно достигнуть цели, которую выбрал после того, как обнаружил золотую плашку, он вел себя так, словно от вчерашних волнений не осталось и следа. Привычный к военным опасностям муж, взвесив обстоятельства, он тихо обратился к окружившим его стрельцам:

– Ребята, – промолвил он, стараясь видом придать всем больше уверенности, – следовать за ним. – Он кивнул головой на Бориса. – Даст знак, крикнет, мчитесь за ним что есть мочи.

По его распоряжению стрельцы проверили заряды в ружьях. Проверил оба своих пистолета и атаман. Поддавшись общему настроению, осмотрел свое оружие казачок. Подьячий во вместительной сумке из свиной кожи, которая свисала у колена сбоку его седла, отыскал ядро с фитилем, примерил вес в руке и остался доволен, после чего кремнем распалил привязанный к поясу конец жгута. Как добычу, способную хоть немного задержать приближающихся сзади разбойников, с сожалением оставляли лошадей с грузами, прихватив на седла лишь самое необходимое.

– Не подавать виду, что заметили их, – распорядился Мещерин, когда все показали готовность двинуться дальше. – С Богом!

Он легко стегнул круп лошади, но уступил место впереди отряда Борису.

Скорым лошадиным шагом, но обманчиво беспечно они приблизились к самому опасному участку расщелины, в котором меж крутых склонов отряд не мог укрыться от бросаемых сверху обрывов камней и обстрела из луков. Кобыла Петьки ступала за конем Мещерина, и Петька держался за поводья, широко раскрытыми глазами оглядывал склоны, выискивая, где притаилась опасность.

– Вон! Смотрите! – Он вдруг указал рукой на лисью шапку за верхним обрывом, невольно выдав намерение обмануть разбойников, которые наверняка пропустили бы их в глубь засады прежде нападения.

– Дьявол! – в сердцах ругнулся Мещерин. – Вперед!

Он погнал коня, решив первым встретиться с джунгарами, если те преградят им путь. Сверху, с крутых обрывов полетели камни и посыпались стрелы. Одна пронзила шею десятнику стрельцов, разорвала сонную артерию, и десятник грузно зашатался, стал заваливаться с седла, отставать от товарищей. Борис и атаман на скаку пальнули вверх из ружья и пистолета, и вскрик смертельно раненого джунгара подтвердил, что чей‑то выстрел оказался точным. Раненый джунгар в сопровождении мелких камней покатился по уступам, сорвался с последнего и замертво рухнул под ноги испуганного гнедого жеребца десятника, хозяин которого безжизненно свис окровавленной головой к земле, оставив ему право самому выбирать, куда бежать дальше.

Уже в конце опасного участка с лошади слетел отставший здоровяк стрелец, – слабый наездник, он не удержался в седле при такой дикой скачке. Он поднялся на ноги, хромая побежал за своей лошадью, отчаянно закричав вслед мчащимся вперёд товарищам – напрасно, его никто не услышал. Бату тщательно прицелился с края обрыва, и выпущенная сверху короткая стрела нагнала бегущего, вонзилась ему под лопатку. Тут же еще несколько стрел впились в него, опрокинули на землю, и он стал похож на поднявшего иглы дикобраза. При виде корчащегося в пыли стрельца Бату тряхнул кулаком, злобно рыкнул и пологим склоном с обратной стороны расщелины побежал к подножию уклона, где нетерпеливо ржал его вороной конь. Он не намерен был дать уйти тем, кто проскочили засаду.

Избежавшие гибели члены отряда, наконец, вырвались из расщелины, но по пологому боковому уклону седловины, которая протянулась от ребра горы к пригорку, им наперерез с хищными взвизгами и гиканьем устремились десять всадников, те самые, кто по предположению Бориса должны были преследовать их сзади. Очевидно, они намеревались перекрыть выход из расщелины, однако не успели этого сделать. Кони с джунгарами быстро приближались. Более удобного случая воспользоваться ружьями трудно было представить. Как по приказу, выстрелили и стрельцы, и Мещерин, и казачок. Двоим разбойникам ружейная пальба стоила жизней, еще под одним лошадь пала на передние ноги, перевернулась, задавила своего всадника, ломая ему позвоночник. Но другие, опытные наездники, степными хищниками быстро нагоняли малочисленный отряд. Они радостно завизжали, настигая подьячего.

Подьячий скакал в хвосте отряда. Ему никак не удавалось запалить от дымящего жгута фитиль гранаты, и он невольно притормаживал лошадь, отставал. Оглянувшись через плечо на радостный визг погони, Мещерин позволил обогнать себя стрельцам и атаману с казачком, сам же повернул обратно. Заметив это, Борис тоже развернул недовольно хрипящего жеребца навстречу джунгарам.

Будто разбуженный упорными попытками разжечь его, фитиль гранаты по‑змеиному зашипел и стал разбрасывать искры на одежду подьячего. В ожидании ранящих тело прикосновений клинков, – так близко шумела погоня, – подьячий сжался от страха, но ждал, пока фитиль прогорит до самой дырочки в чугунном шаре. Только после этого, на слух оценив расстояние до погони, швырнул ядро себе за спину. Граната разорвалась, едва стукнулась о землю под брюхом скакуна первого из преследователей, и это спасло подьячего от разбрасываемых взрывом осколков. Но его лошади острым сколом чугунного шара оторвало заднее копыто. У несчастного животного на скаку подвернулись уцелевшие ноги, и оно с надрывным ржанием завалилось на колени и на бок, – подьячий только каким‑то чудом успел высвободиться из стремян и откатиться в сторону. Ему тут же пришлось увернуться от другой опасности. Неестественно высоким и затяжным прыжком конь первого настигающего преследователя, уже занесшего саблю для рубящего удара, на взрывной волне долетел с распоротым брюхом до его лошади и рухнул подле на неё, словно молотом на наковальне, раздавив своего израненного наездника.

Лишь трое разбойников проскочили сноп огня, клочьев земли и разлетающихся осколков и, объезжая препятствия на дороге, пронеслись мимо подьячего, когда тот на четвереньках рывком отцеплял от седла свою вместительную походную сумку. Джунгара, который оказался впереди и не успел прийти в себя, Борис тяжело ранил в грудь одним стремительным выпадом клинка сабли. После непродолжительной бестолковой рубки он легко одолел и второго противника. Мещерин к тому времени отчаянно изворачивался и обломком сабли отбивался от третьего. Борис не стал дожидаться, чем это закончится, поспешил к нему на помощь, а оказавшись рядом, за ногу скинул жилистого джунгара со спины лошади. Тот нелепо взмахнул руками, и злобную ругань напуганного близостью смерти разбойника прервал обломок сабли Мещерина, когда над верхом кольчуги вонзился в незащищённое горло.

Борис вмиг оценил обстановку, убедился, что они отбились от этой своры преследователей, и схватил поводья кобылы скинутого с потёртого седла врага, придержал ее, пока не подбежал нервно оживленный подьячий. Подьячий живо взобрался в непривычное седло и устроился в нем со своей тяжёлой сумкой, как будто её содержимое было ему дороже собственной жизни. Ему все еще не верилось, что удалось выжить в такой передряге, он был излишне суетлив, и даже ужасная гибель коня не омрачала его настроения.

Они долго скакали между гор и пригорков, не встречая по пути ни своих, ни чужих, и вернулись к холмистой предгорной степи без каких‑либо признаков того, что за ними продолжалась разбойничья погоня. Борис уверенно направлялся по следам копыт на земле. Подьячий и Мещерин покорно следовали за ним, нигде не приставая с расспросами, точно и сами не испытывали желания разговаривать. Сколько же их осталось? Этот вопрос мучил растревоженную совесть Мещерина, он был непривычно угрюм. В одном месте Борис отстал, что‑то изучал вокруг, искал причины, по которым следы разделились, потом нагнал своих спутников, однако ничего не сказал, а спрашивать его они не решились. Вскоре после этого с гребня холма увидели чахлый кустарник, вокруг него трех лошадей, губами теребящих уже объеденные ветви, и немного в стороне красные одежды стрельцов, поведение которых вызывало смутную тревогу.

За их приближением, будто не доверяя своим глазам, с ружьем в руках настороженно следил Петька и, когда они подъехали и он убедился, что это именно они, то утер слезы и опустился на землю. Радость от встречи была омрачена, – на жёлтеющей щетине травы лежал смертельно бледный стрелец. Под мышкой у него торчал обломок стрелы. Трудно было понять, как она туда вонзилась. Видимо он рукой прикрывал голову от обстрела в расщелине, и стрелу, что поразила его, сразу же обломал. В лихорадке погони он потерял много крови, – рубашка пропиталась ею насквозь. Мучимый бессилием чем‑то помочь, рядом с ним стоял на колене Румянцев, в руке у него была кожаная емкость с водой, и он смачивал оторванную от нижней одежды полоску тряпки, увлажнял ею воспалённые губы раненого.

Тень человека накрыла лицо бедняги, веки его дрогнули, и он узнал наклоняющегося Мещерина. Хотел что‑то сказать, но смог только беззвучно, как выброшенная на берег рыба, приоткрыть и закрыть рот. После этого передернулся от предсмертной судороги в теле, вытянулся и затих.

Сидящий на земле Петька заплакал в грязные ладони. Смахнул со щеки слезу и Румянцев. Подьячий отошел за куст, плечи его вздрагивали. Мещерин избегал смотреть на них и угрюмо, до крови прикусил нижнюю губу.

Только Борис, как будто его это не трогало, взял из рук Петьки ружье, вскинул прикладом к плечу, щелкнул курком. Выстрела не последовало. Петька обнял возвращённое незаряженное ружье и, продолжая всхлипывать, отвернулся, словно у него остались силы лишь на такой способ выразить неодобрение подобным действием в столь скорбную минуту.

В отличие от других, этого погибшего они смогли предать земле. Срубленные ножом четыре неровные ветки кустарника связали полоской кожи, сделали подобие крестовины.

– Джунгар осталось с дюжину бойцов, – промолвил Борис, когда они стояли вокруг могильного холмика с укреплённым на нём жалким и недолговечным крестом. Никто, казалось, не услышал в его голосе предупреждения о том, что их могла ожидать такая же участь. Румянцев держал поводья лошади, которая осталась без седока. Петька гладил ей морду, но она дико косилась на холмик. Подьячий с наклоном головы бормотал какую‑то молитву. А Мещерина не покидала угрюмая озабоченность.

Мещерин первым направился к лошадям. Их поводья были привязаны к веткам кустарника, и понурые животные, как бы сторожили нехитрый скарб из сваленных в кучу походных мешков и котомок.

– Всех людей погубил, – голос, каким он осуждал себя, прозвучал бесцветно и глухо. С тем числом спутников, сколько их осталось, и при царившем настроении растерянности, тревоги и подавленности теряло смысл предприятие, на которое его толкали мысли, связанные с золотой плашкой. Он вынул из‑под рубашки платок, развернул его и показал остальным то, что скрывал от них, словно именно плашка была виной потери и гибели половины отряда.

– Золото? – удивился необычному виду плашки Румянцев и остановился рядом.

Мещерин безмолвно опустил ему плашку на ладонь, как будто избавлялся от жгущего руку предмета. Румянцев прикинул её вес и уставился в странные знаки, потом большим пальцем сильно протёр их, как если бы от этого они стали понятнее. Глянуть на золотой предмет молча подошли всё ещё всхлипывающий Петька и подьячий. Лишь Бориса не привлекала эта плашка. Он хранил сосредоточенное молчание, вслушивался в отдалённые звуки и посматривал в сторону гор, беспокоясь пустой тратой времени; по их следам наверняка идут Бату и джунгары, и лучше им было удалиться подальше от этого места. Но он по привычке держал беспокойство в себе, не показывал его. Уехать на разведку, оставить спутников в таком малом числе он тоже не решался.

Задать Мещерину вопросы о плашке не успели: все разом обернулись на слабый перестук копыт устало скачущих коней. Доносился он оттуда, откуда прибыли и они. Борис пальцем тронул курок своего ружья. Остальные чего‑то ждали. Судя по становящихся отчётливыми звукам, всадников было только двое, и Борис опустил пищаль.

– Они! – повеселел Петька, когда показались головы наездников, которые вроде жуков перемещались за холмами.

Кроме Мещерина, все забыли о плашке, и, не привлекая внимания, он забрал ее у Румянцева, завернул в платок и опять спрятал на груди, в карман под кафтаном. Уверенность, что сможет продолжить задуманное, снова возвращалась к нему.

Вскоре к ним подъехали атаман и казачок. Борис заметил, что казачок чем‑то смущен, и сделал для себя кое‑какие выводы. Но другие, кто как мог, выражали искреннюю радость вновь прибывшим, словно их возвращение давало всем надежду на благополучное достижение цели похода на север.

Оживляясь новыми заботами, наконец‑то двинулись в путь. О разбойниках не говорили. Борис не сомневался, что те следуют за ними, однако больше не решаются нападать в открытую, однако не поднимал эту тему. Ехали, подгоняя лошадей, пока не стемнело.

На ночлег устраивались готовыми ко всяким неожиданностям. Всухомятку доели последние из захваченных в Бухаре запасов продовольствия, беспечно руководствуясь русским житейским правилом: даст Бог день, даст и пищу. Стрельцы и подьячий с вздохами сожаления вспоминали о многом, оставленном и брошенном за последние сутки. На месте предыдущей ночевки Мещерин закопал свой шатер и все, что показалось по обстоятельствам лишним, и на этот раз лежал у костра, как остальные, прямо на траве. Он уставился в низкое небо с бессчётной россыпью сверкающих звёзд, и ему пришло в голову, что таким же это небо было и сотни лет назад, когда их видел тот, кто сейчас незримо руководил его поступками…

За низким пригорком осторожно приподнялись головы двоих джунгар. Оба лазутчика убедились, что ближе к стоянке отряда подобраться незамеченными трудно, а напасть врасплох на настороженных путников очень сложно. Привал окружало большое открытое пространство, а ночь предстояла безоблачная, светлая. Они видели, как стрельцов на часах сменили Борис и подьячий. Затем у костра поднялся Мещерин.

Мещерин неторопливо подошел к Борису. Он не знал, какими словами может объяснить завтра оставшимся в живых стрельцам и подьячему, зачем ради царской службы надо повернуть в горы, и послушаются ли его. Казалось, только Борису всё равно, куда направляться дальше. Мещерин хотел и не решался признаться ему в своих тайных замыслах. Глянул на сидящих у костра спутников, чтобы убедиться, что его там никто не слышит и, как бы невзначай, полюбопытствовал:

– Не могу понять… Отчего ты бросил службу у китайского императора?

Борис вместо ответа вскинул ружье, и нарушаемую только ночными сверчками тишину вспугнул звучный выстрел.

– Дьявол! – вздрогнул от неожиданности Мещерин, разом теряя желание продолжать разговор.

Оба лазутчика скатились с вершины пригорка. Один из них тряс головой, прочищал глаз от взбитой пулей земли. Они побежали прочь, трусливыми шакалами пригибаясь в низинах, и у них росло недовольство от поручений нового главаря. Они не видели, ради какой такой добычи рискуют жизнью.

6. "Проклятье на тебе в этих местах!"

Ранним утром с пригорка, на котором накануне побывали лазутчики, Бату и джунгары наблюдали за семерыми всадниками. Те удалялись от места привала, но не в степь, а вдоль предгорий, и последний, в яркой красной одежде стрельца, уводил за собою лошадь без седока, поводья ее были привязаны к его седлу. Взгляды джунгар были угрюмыми, они толпились в нескольких шагах позади Бату, и их настроение ему не нравилось.

– Дальше не пойдем, – за спинами других вдруг проговорил разбойник с безобразно широким носом, когда Бату направился к своему коню.

– Нам добыча нужна, – с мрачным вызовом поддержал его рослый джунгар, недвусмысленно кладя большую ладонь на рукоять длинной сабли.

Бату сузил глаза в щелочки, отвернулся, чтобы они не увидели его исказившегося от презрения лица, – их было одиннадцать сабель, и на этот раз они, казалось, заранее сговорились действовать сообща.

– Те, кого мы преследуем, ищут клад с сокровищами. Клад, какой всем вам, шакалам, и не снился, – грубо попытался вразумить он разбойников, но рука его понемногу тянулась к ножу на поясе.

Рослый джунгар, словно уже выбранный на тайной сходке главарём взамен чужака, выступил на шаг вперед, заметно вынул часть длинной кривой сабли из ножен.

– Я тебе не верю, – раздельно сказал он. – Ты мстишь за кого‑то из своих. А расплачиваешься нашими головами…

Он не договорил, захрипел. Стараясь выдернуть из горла нож, который остриём пробил шейный позвонок, он в предсмертном бессилии опустился на колени и повалился на щетину травы. Остальные схватились за оружие; клич – и они бы ринулись на монгола. Но клича не последовало, сказанное Бату зародило в большинстве джунгар сомнение.

– Они ищут золото. Много золота, – все же вынужден был вступиться в объяснения Бату, как огонь в тлеющей от искры сухой коре, раздувая в них это сомнение. – И мы убьем всех, кроме одного. Только он знает, где клад. Запомните, половина сокровищ ваша!

Вислоухий коротышка раньше других джунгар поймался на крючок и убрал ладонь с рукояти сабли.

– Золото? Много сокровищ? – недоверчиво заулыбался он, ощериваясь и обнажая кривые зубы, где они были не выбитыми.

Он шагнул к распростёртому на земле без признаков жизни соплеменнику, выдернул из горла нож. Затем вытер его об одежду убитого и с выражением покорности осторожно поднес вскочившему в седло надменному Бату. Другие разбойники, избегая смотреть монголу в лицо, разошлись к своим лошадям.

Вместе с Бату их осталось только одиннадцать человек. В таком числе нападать на семерых, вооруженных ружьями и пистолетами мужчин было слишком легкомысленно, исход открытого столкновения представлялся неопределённым. Рассчитывать можно было только на удачную засаду. Чтобы устроить подобную засаду, Бату хотел выяснить, какое направление изберет Мещерин. Он решил держаться его следа и не беспокоить понапрасну, создать у того впечатление, будто что‑то заставило джунгар прекратить дальнейшее преследование.

Отряду Мещерина повезло. Задолго до полудня встретилось киргизское стойбище, которое расположилось возле небольшого водоёма, питаемого рукавом горной речушки. За ружье, саблю и седло умершего накануне от ранения стрельца они получили необходимое продовольствие солониной, засушенными лепёшками и недавно пойманными рыбинами. Завтрака у них не было, и они устроились на отдых внизу пологого склона пригорка, зажарили рыбины и сытно поели.

Пока остальные предались ленивому отдыху, Мещерин вернулся в стойбище. Мысленно восстанавливая рисунок плашки, он выяснил у старого тайши, какими путями удобнее выйти к нужной ему горной речке, которую никогда не видел, но знал, де, по словесному описанию некоторые из ее особенностей. В обмен за полученные сведения предупредил о разбойных джунгарах, которые рыскали поблизости.

Возле каждой из пяти больших юрт стойбища не прекращали работать женщины, мельтешили голые дети, собаки. Без какой‑либо определённой цели наблюдая за ними, развалившись на прогретой солнечным теплом траве, Петька и казачок лениво жевали по кусочку солонины. Рядом дремал Румянцев; ладони у него были сложены под затылком, во рту подрагивала травинка. Неожиданно он выплюнул травинку за голову и громко вздохнул.

– Давно мне не икается. Сдаётся, жену кто‑то хорошо утешает, – произнес он серьёзным голосом. Однако по виду нельзя было сказать, чтобы эта мысль очень уж его расстраивала. – А придется, как вернусь, примерно наказать чертовку.

– Правда, что ль? – лениво работая челюстями, глянул на него Петька. – Или врёшь?

Румянцев повеселел и приподнялся на локте, хлопнул его по плечу.

– Тебе разве о наших мелких заботах надо спрашивать? Ты же герой! А?! Нас… Что нас? Мещерина, царского посланника, от бесславной погибели спас!

– Как это?

Петька нехотя прекратил жевать, посмотрел на него с откровенным недоверием. Он старался понять, шутит Румянцев или говорит серьезно, и если серьезно, что подразумевает.

– Так выстрелом своим ты же прямо в глаз попал главарю разбойников?! – искренне удивился его скромности Румянцев. – Тот с седла вылетел, как дубиной по башке получил! Если бы не это, не вырваться нам из западни. Эх, завидую тебе! Да царь тебя, Петька, за такое дело с собственных рук одарит. Шубу со своего плеча, не меньше. А от девок‑то отбою не будет.

Казачок прислушивался, глаза его заискрились едва сдерживаемым смехом.

– Правда, что ль? – не зная, верить этому рассказу или нет, переспросил Петька. Он повернулся к подьячему, будто именно от него ожидал услышать окончательный приговор сказанному Румянцевым.

Подьячий не слушал их, сосредоточенно делал записи в свиток. От ближней юрты отделился Мещерин. Он возвращался в сопровождении жилистого, одетого в лёгкий халат калмыка среднего возраста, лицо которого было озабоченным сообщением о джунгарах. Атаман привстал и распрямился. Начали подниматься и остальные. Надо было готовить лошадей отправляться дальше.

– Плюнь на девок, Петька, – затягивая подпругу коня, вкрадчиво посоветовал Румянцев, продолжая разговор. – Пошли в кабак. Заложим царский подарок, да так погуляем! А и пропьем, всю жизнь помнить будем.

Петька, казалось, поверил в его рассказ и предполагаемому царскому подарку задумывал иное применение.

– Ты же непьющий, – ответил он уклончиво.

– За твое‑то геройство, Петька? Ты прояви щедрость, не забудь меня, обязательно напьюсь!

Румянцев весело поднялся в седло, подмигнул задохнувшемуся смехом казачку. Казачок закашлялся, нежно покраснел и отъехал к атаману.

Отдохнувшие лошади быстро удалялись от стойбища, и вскоре оно осталось далеко позади, затем пропало за холмами и пригорками. Мещерин следовал пути, о котором узнал от старого киргиза, уверенно направлял своего коня на северо‑восток. Вдруг с порывом ветерка их догнал отзвук выстрела из пищали. Отряд нестройно остановился. Все прислушивались, но других выстрелов не было.

– Джунгары? – тихо выразил общую тревогу подьячий. – Два ружья у них…

Он не договорил, но все поняли недосказанное: разбойникам достались ружья погибших в расщелине стрельцов.

– Может, в стойбище пристреливают ту пищаль, которую им оставили? – предположил Румянцев.

Невозмутимый беркут плавно делал круги, парил в воздухе, осматривая землю высоко над их головами.

– Вот он‑то видит, – раздельно произнес Борис, наблюдая за птицей, как будто надеясь по её поведению угадать, что же произошло на самом деле.

– Да не скажет, – сузив глаза, точно боялся, что они выдадут скрываемые от спутников мысли, отозвался атаман. Однако в голосе его проскользнуло беспокойство, связанное с чем‑то другим.

Борис внимательно посмотрел на него, как будто хотел угадать его тайные замыслы, развернул коня и поскакал обратно. Мещерин заторопился в другую сторону, и отряд нестройно потянулся за ним. Лишь атаман нахмурился, еще с минуту нерешительно постоял на месте, озабоченно глядя вслед Борису, но потом все же последовал за большинством, за Мещериным.

Борис так и не догнал их. Из‑за растущей тревоги никто не просил у Мещерина объяснить причину, по которой тот повернул к отрогам гор. Он держался нового направления уверенно, будто узнал в стойбище о каком‑то проходе, который был удобнее и безопаснее, чем путь в обход предгорий. Скоро продвигаясь запущенной тропой меж невысокими пока отрогами скалистых гор, они расслышали впереди говорливый шум горной речки. Сбегала она оттуда, где виднелись предвестники горных хребтов западных подступов к Памиру. Им потребовалось около часа, чтобы еще при солнечном свете приблизиться к ней. Окружающая природа ограждала их стенами крутых откосов и скатов, заставляла следовать туда и так, куда и как она позволяла, словно показывая, что здесь человек всего лишь непрошенный гость. Она меняла их настроение, все посерьёзнели и произносили слова только при острой необходимости.

Тропа завела их в постепенно сужающееся глухое ущелье, которое закончилось обрывом к неширокой речке. Над обрывом до противоположного его края провисал хлипкий мостик, натянутый на старых верёвках, не вызывающих доверия к их прочности. И даже беглый взгляд позволял сделать вывод, что прогнивший настил мостика был недавно поврежден и на лошадях непроходим. Все спешились у отвесного, изрезанного трещинами утёса, который ограждал тропу слева и давал пусть не прохладную, но всё же тень. Оставили Петьку с лошадьми, остальные нестройно приблизились к самому обрыву. Речка внизу шумно пенилась и разбрызгивала прозрачную воду на бесчисленных валунах и камнях, как будто сметённых в неё со всей округи наводившими свой порядок великанами. Она в это время года оказалась мелководной, позволяла и вброд перебраться на другой берег. Но хотя от края обрыва до воды было не больше роста мужчины, спуск к ней в данном месте представлялся рискованным, можно было запросто сломать шею. Люди при взаимной помощи способны были преодолеть возникшие препятствия, но тогда пришлось бы оставить лошадей, для которых такой спуск и подъём на другом берегу были невозможными.

– Придется вернуться, поискать за утёсом низкие берега на этой и на той стороне реки, – умышленно бодрым голосом сделал вывод Мещерин.

Близкий ружейный выстрел прозвучал неожиданно, разорвал покой ущелья и разнесся затихающими повторениями по горным окрестностям. Под отзвуки удаляющегося раската с укрытия на утёсе вывалился и, пролетев несколько метров, замертво свалился на Петьку подстреленный кем‑то джунгар, а рядом треснул приклад стрелецкого ружья, который упал вместе с ним.

– А‑а‑а! – дико завопил Петька, сбитый с ног и придавленный тяжестью грузного тела в стальной кольчуге.

Выстрел, звучный треск приклада и затем испуганный вопль Петьки словно пробудили всех демонов ущелья. Его наполнили пронзительные визг, свист, и из укрытий в утёсе и за ним на тропу посыпались горохом преследовавшие отряд разбойники. Девять отъявленных головорезов перекрыли обратный путь из ущелья и во всеоружии ринулись навстречу Мещерину и его спутникам. Петька старался приподняться, и один из джунгар на бегу полоснул его шею остро заточенным кинжалом. Другой, в чьих руках была вторая из оказавшихся у джунгар пищалей, вскинул ружьё к плечу, но пистолетный выстрел Мещерина опередил разбойника на долю секунды. С пулей во лбу он, будто споткнулся, ружьё дернулось дулом кверху и пальнуло в воздух, когда он судорожно нажал на курок. После стрельбы Румянцева и казачка из своих кремниевых ружей, атамана и Мещерина из трёх пистолетов между ними и нападающими раскрылась завеса густого порохового дыма. Сквозь дым было видно, что ещё двое разбойников, которые были с луками и намеревались воспользоваться ими, точно налетели на преграды и опрокинулись на землю. А бегущий впереди джунгар приостановился от звонкого удара пули по зерцалу на животе; однако зерцало его спасло, на бронзовой пластине осталась только вмятина. После этого их стало шестеро против пятерых: шестеро опытных разбойников, размахивающих саблями, против безоружного подьячего, юного казачка, Мещерина, атамана и Румянцева, которые опешили, нестройно отступали, теснимые к обрыву над речкой и к навесу скалы.

Однако внезапность нападения, на что делали расчет разбойники, не удалась. Кто‑то своим выстрелом выдал их засаду, насмерть подстрелив того, кто уже целился из стрелецкого ружья в атамана. Устраивая засаду, джунгары настраивались быстро и легко разделаться со спутниками Мещерина. Теперь же, когда надежда на это испарилась, ими двигала бешеная злоба всё ещё уверенных в своём превосходстве голодных хищников, опьяняемых близостью крупной добычи.

Довольно искусно работая саблями, Мещерин с атаманом хоть и неслаженно, но отбились от первого, самого яростного натиска отъявленных головорезов. При этом атаман успел серьезно ранить в руку джунгара с широким носом, который бросился на него первым, и убрал его из числа опасных противников. Румянцев в стороне от них тоже оказался не подарком для увёртливого вислоухого коротышки. Ему удалось отделить разбойника от сообщников, и он расчетливо пробивался к тому месту, где, истекая кровью, лежал смертельно раненный в спину Петька, возле которого опасно топтались и взбрыкивали испуганные лошади.

– Собаки! – злобно прохрипел Румянцев, внезапным ловким приемом отбивая саблю вислоухого, чтобы в следующее мгновение разрубить плохо защищённое кольчугой бедро врага. Он сбил с головы потерявшего увёртливую подвижность коротышки деревянный шлем, его самого повалил на землю и ударом рукояти сабли проломил ему череп.

Но ни у казачка, ни у подьячего не было опыта и сил, чтобы оказывать серьезную помощь своим товарищам в такой напряженной и яростной рубке. Это давало джунгарам преимущество, они напирали. Подьячий за спинами тех, кто отбивались на саблях, приноровился бросать в разбойников камни и мучился предположениями: уж не Борис ли своим выстрелом предупредил их о западне и, если так, почему не торопится им на выручку?

Борис же в это время привалился спиной к выемке наверху утёса, как мог в его неудобном положении перезаряжал ружье. Он вслушивался в крики, в лязг, звон и скрежет клинков внизу, и холодным взором осматривал возможные укрытия, выискивал Бату, полагая его одного стоящим всех остальных живых разбойников, – выискивал и не находил. А невидимый им Бату, как дикий кот, пробирался узким изломом сбоку утёса. С ножом в зубах монгол осторожно приблизился к заострённому выступу, который разделял его от Бориса, неожидаемый в столь труднодоступном участке. Подавив в себе чувство боли от кровоточащих царапин на босых ступнях, он бесшумно поднялся над выступом и одним движением вынул нож из‑за пояса и замахнулся. Он нацеливался пронзить вену под ухом самого искусного воина из спутников Мещерина, который смотрел в другую сторону, в ущелье.

В последнее мгновение Борис расслышал шорох, успел прикрыться ружьем, и нож, жадно чавкнув, впился в дерево приклада. Как обнажающий смертоносное жало скорпион, Бату из привязанных к спине ножен выдернул лезвие сабли, – она кровавым отблеском сверкнула в красном предвечернем солнце, – и страшный зверской гримасой прыгнул на противника. Ружье снова выручило Бориса. Сабля звонко лязгнула о сталь шестигранного ствола, а, отклоняемая движением ружья, скользнула до самого дула, отчего Бату потерял равновесие и невольно выпустил рукоять. Поддетый толчком приклада в живот, он не удержался на выступе, сорвался вниз.

Однако в падении вдоль неровной стены он успел по‑кошачьи вывернуться и ухватился за щель в стене откоса. Он живо нащупывал ногой опору висячему положению, слыша, что его сабля звонко стукнулась о камни седловины. Судя по тому, когда она ударилась о камни, до седловины было метра три, не больше. Он знал, что у Бориса ружьё не заряжено, а, глянув вверх, увидел, что тот выдернул торчащий в прикладе нож и отбросил к ущелью. Чего он не ожидал, так это его прыжка. Схватив ружьё обеими руками, Борис с лёта обрушится ему на спину, успевая захватить стволом его горло, чтобы, словно клещ, повиснуть на спине противника.

Шестигранный ствол давил горло и затруднял дыхание, оскалившееся, как у волка, лицо Бату наливалось кровью, он хрипел, задыхался. Пальцы его не выдержали напряжения, и оба врага сиамскими близнецами сорвались с откоса. Они упали и покатились по седловине, до крови царапаясь о камни спинами, грудью, плечами, рыча и чертыхаясь.

На седловине Бату перебросил оглушённого столкновением с валуном Бориса через себя, освободился от захвата. Борис не успел подняться, и удар ноги пришелся ему в лицо. От второго он увернулся, перехватил ступню монгола, не позволив ему дотянуться до валяющейся сабли, и, рывком поднимаясь с колена, погрузил свой кулак ему в пах. Его удар был жестоким и умелым. Монгол схватился ладонями за низ живота, согнулся с открытым ртом, не в силах ни вздохнуть, ни выдохнуть. Пошатываясь, Бату отступал к шуму речки под обрывом и вдруг, как бык, ринулся на шагнувшего к ружью врагу. Железной хваткой сковал очень сильными руками его бёдра и рванул Бориса с собою к обрыву.

В падении, вместе со срывающимися камнями они разгорячёнными телами погрузились в обжигающе холодный водоворот, попытались драться и под водой. Однако захлебнулись, отпустили, потеряли один другого. Их подхватило, расшвыряло и понесло бурным течением. Бату раньше своего противника выбрался на большой, скользкий от влаги и мха валун, который перегородил треть речки, а с него на берег к лошадям джунгар, которые в укрытии скал дожидались своих хозяев. Его тёмно‑серый жеребец не был привязан или стреножен, держался особняком и неуверенно зашагал навстречу хозяину. У монгола еще хватило сил забраться в седло. Он привалился к шее коня, и умное животное само побежало, унося его прочь от этого места.

Борис выбрался на берег следом. Он дышал тяжело, тяжело поднялся на ноги, мокрыми ладонями провел по волосам и лицу. Стараясь держаться прямо, прошел к лошадям разбойников. Привязанные к корявым деревьям степные тонконогие лошади встревожено ржали, шарахались от него, словно привыкли к разбойной жизни хозяев и чувствовали в нём заклятого врага. Но он не обращал на это внимания, выбрал лучшего скакуна. Бату больше не интересовал его, он вслушивался в приглушённый шум схватки за ребром небольшой горы, которую надо было ещё объехать. Там продолжалось сопротивление последних людей отряда Мещерина.

А им приходилось очень туго, безнадежно туго. Румянцев лежал распростёртым возле тропы и не подавал никаких признаков жизни, под ним медленно расползалась лужа крови, которую не успевала впитывать сухая земля. Подьячий был ранен в ногу и не мог стоять. Мещерин держался за рану на голове, к счастью, легкую, и, насколько удавалось, помогал атаману. Один атаман дрался, словно лев у своего логова, ухитрялся отбиваться от троих джунгар, прикрывая углубление в скале, где втиснулись подьячий и казачок. Но и он начинал сдавать. И все же он дрался как человек, который на что‑то надеется. Казачок первым увидел четверых всадников, которые показались за стеной утёса, гнали коней след в след по тропе сужающегося ущелья. Федька Ворон, а это был он, скакал впереди других казаков и пронзительно громко засвистел, давая знать о своём приближении.

– Отец! – кликнул повеселевший вмиг казачок. – Наши!

Казаки появились вовремя. Они верхом отогнали джунгар от тяжело дышащего атамана, не спеша, будто для развлечения, погоняли по ущелью. Разбойники отчаянно метались, напрасно пытаясь скрыться от их лошадей и сабель, и вскоре с ними было покончено.

– Никак боярин?! – подъехав, со своего коня весело заметил Седой подавленному Мещерину, которому казачок полоской разорванной запасной рубашки начал перевязывал рану на голове. И, вытирая кровь с острия сабли, напомнил разговор в Бухаре. – А разбойничьи‑то души тебе видишь, жизнь спасли! А?!

Не отвечая ему, Мещерин поднялся с большого камня, на который присел, сорвал повязку. Прошел к смертельно раненому Петьке и опустился возле него на колени. Петька остался единственным ещё живым из стрельцов, что были с ним в Бухаре.

– Матери, сестре… Царский подарок… – вдруг бессвязно забормотал Петька, слабо шевеля синеющими губами. – За мое геройство…

Это были его последние слова. Мещерин поднял ладони к глазам, словно не имел больше сил видеть дневной свет, склонил голову и глухо зарыдал.

В стороне атаман с облегчением в голосе выговаривал лихо выпрямившемуся в седле Федьке Ворону:

– Решил, не успеете, черти!

Федька блеснул черными глазами на казачка, который пригорюнился и присел рядом с еще не остывшим телом Румянцева, и ничего не ответил.

Сильно хромая, к Мещерину подошел подьячий, стал над ним и над бездыханным телом Петьки.

– Не пойду с тобой дальше, – хмуро объявил он о своём решении, как будто знал или догадывался о причине, которая тянула Мещерина в горы. – Проклятие на тебе в этих местах.

Часть вторая

XIII век начинался страшно. Казалось, все демоны вселенной, оставив взаимные распри, собрались в почти безлюдных монгольских степях на свой земной шабаш и принялись раздувать ураган войны неслыханной, невиданной человечеством силы, чтобы обрушить его как на древние, так и на полные надежд юные государства и цивилизации Евразии.

И в Предводители этого светопреставления отыскали достойного варвара.

Не было порока и преступления, какого не знали, не совершили бы душа и руки Чингисхана. Но даже он боялся демонов, не доверял им, своим опытом зная, если они отыщут вождя более лицемерного, более жестокого, более хищного, чем он сам, без сожаления и колебания бросят голову хана к ногам своего нового кумира. А он ценил свою жизнь. Как все Великие Предводители варварского мира, ценил превыше всего. И не желал мучиться видениями собственной головы в пыли у чьих‑то забрызганных его кровью ног. Лучше бежать, бежать и раствориться в бойких торговых странах Востока, о которых он столько наслышался и кое‑что знал. Но брезгливо жалок там человек без золота, золота и сокровищ. И он предпринял меры, чтобы не оказаться безоружным перед обстоятельствами на случай перемены судьбы, не очутиться в тех странах на положении жалкого изгоя.

А проявляя заботу об этом, он стал еще вернее служить демонам войны!

Неслыханный ураган разрушения набрал силу в монгольских степях. Сначала он обрушился на города и селения Дальнего Востока, где обогатился кровавым опытом и нарастил мощь. Затем повернул назад и, минуя монгольские степи, понёсся к Средней Азии. Всё на своём пути он подхватывал и поглощал в себя или обращал в пепел и прах, повсюду сеял ужас и смерть. Даже горы Памира, казалось, поникли вершинами с его появлением у скалистых подножий и с покорным безмолвием наблюдали за тем, что творилось возле их крутых склонов. Они готовы были хранить любые тайны беспощадных завоевателей.

… Три скалы гладкими стенами окружили ровную площадку среди высоких гор. Выровненная усилиями человеческих рук, она была замкнута этими скалами и широко открывалась обрыву в пропасть. Снизу, из зева пропасти, напоминая утробное урчание голодного зверя, доносилось приглушенное журчание сдавленной в теснине речки. Как будто в жертву ей, два десятка карателей попарно подносили и сбрасывали в пропасть трупы низкорослых рабов из Китая, пронзённых короткими стрелами, которыми стреляют верховые кочевники. Оба десятника равнодушно присматривали за этой работой. Руководил всеми карателями, выделялся среди них серебряными с позолотой доспехами и хмурой собранностью коренастый и кривоногий сотник из личной тысячи Бессмертного. Воины‑каратели и их десятники были из немонгольских племен, считали себя потомками азиатских скифов, и в поведении сотника‑монгола прорывалось высокомерное презрение, он грубо покрикивал на них, подгонял и торопил.

– Все рабы были немыми, только мычали. Зачем им вырвали языки? – тихо спросил средних лет каратель напарника, когда они возвращались от края пропасти к лежащим у стены трупам.

– Слух пошёл, строили тайник для сокровищ, – негромко и неуверенно ответил его узколицый приятель. – Где бы он мог быть?

Стараясь не привлечь внимания сотника, оба в который раз оглядели ровные стены невысоких скал, которые теснили площадку. Но взоры их не могли остановиться ни на чем приметном и обратились на китайского мастера, который с отрешенным выражением бледно‑жёлтого лица стоял в углу скал напротив пропасти. Ему не было и сорока, но он казался стариком, погруженным в тяжелые мысли, совсем чуждым тому, что происходило у него перед глазами: смотрел – и не видел, слушал – и не слышал.

– Эй! Шевелись! – резко выкрикнул, будто гортанно каркнул, сотник, и оба отвлекшихся от дела карателя торопливо подхватили ближайший труп раба, понесли к глубокой пропасти.

Десятники, каждый на пол головы выше сотника‑монгола, стояли у края обрыва, и делали вид, что со строгим вниманием наблюдают за своими подчиненными. Сотник вдруг изрыгнул ругательство, отбежал, чтобы стегнуть плетью молодого воина, который споткнулся и выронил ноги трупа, и они тихо заговорили.

– Как твоя ночная попойка с сородичами? – небрежно полюбопытствовал сероглазый десятник с таким выражением смуглого лица, каким разговаривают давние знакомые, которым что‑то мешает стать друзьями.

– Эта персидская шлюха, обозная торговка, отравила меня своим пойлом, – в ответ мрачно проворчал второй десятник, у которого на шее был рваный шрам, похожий на застывшего червя. Он поморщился, словно мучился от похмельной жажды и приступа слабости в животе. – А дорого продала, как лучшее вино.

– Так ты это степному шакалу расскажи, – с ухмылкой посоветовал сероглазый и едва заметно кивнул на сотника. – После зачистки может и отпустит разобраться с ней и её винами. По твоему виду тебе это сейчас не помешает.

– Да что от этой монгольской скотины можно услышать, кроме высокомерных угроз? – Десятник со шрамом на шее был не в настроении поддерживать шутливый тон товарища и сухо сплюнул в пропасть. – Ну, вы, живее! – раздражаясь нетерпением, прикрикнул он на своих людей. И сам себе задал вслух тихий вопрос, который его беспокоил: – Куда же делась охрана рабов?

Ни десятники, ни остальные каратели, ни сотник Бессмертного не видели, что китайский мастер, который стоял безучастным изваянием в тени возле угла площадки, быстрым движением просунул между сходящимися там скалами небольшую плашку. Она на мгновение тускло блеснула золотой гранью и беззвучно исчезла в темноте узкой щели на стыке грубо обработанных стен.

Наконец дело было сделано. Надменный сотник цепным псом зорко проследил за всеми, кто кривым проходом в боковой скале покидал странную площадку. Оставшись один, он убедился, что видны лишь следы крови и ног, которые смоет первым же серьезным ливнем, после чего тем же проходом в скале вышел за карателями и китайским мастером к недавно протоптанной широкой тропе. Тропа извивалась поперёк довольно крутого, покрытого зарослями кустов и низкорослых деревьев склона ребра горы и терялась за горбом небольшого перевала. Сотник опасными перебежками от дерева к дереву обогнал всех, уверенный, что внизу сложного участка спуска десятники под страхом жестоких наказаний сами наведут и поддержат среди подчинённых надлежащий порядок. Он один знал, что предстоит встреча с Великим Ханом и хотел появиться пред ним впереди этого сброда не монголов.

Терпение и выносливость считались в Непобедимом войске главными признаками хорошего воина, и малодушных приучали в полной мере проявлять эти качества под страхом смертной казни. Десятник со шрамом на шее весь покрылся потом, однако слабость в желудке не позволяла ему терпеть ни одной минуты дольше. Он строго осмотрел своих людей, пропустил их за перевал и, убедившись, что никто не оглядывается на него, бесшумно шмыгнул за кусты. Спустив штаны и присев на корточки, он нервничал, злился, сквозь зубы ругал персидскую торговку и свой желудок, но почувствовал облегчение и смог выбрался из кустов лишь тогда, когда последние каратели в хвосте отряда вышли к скальным выступам и заворачивали в расщелину. Крутой склон не позволял бежать; торопясь, он споткнулся о корни и упал, холодея от предательского треска веток. На его счастье этого шума не услышали. Наконец он оказался у расщелины. Осторожно выглянул за острый выступ, и колени у него задрожали, ноги подкосились. Страшное наказание было неизбежным.

Короткая расщелина горловиной выхода из неё заканчивалась у горной поляны, где отряд карателей поджидал сам Чингисхан, сопровождаемый рослым безоружным палачом и сотней личной охраны. Кроме палача, все, кто встречали карателей, были верхом на сытых и отдохнувших скакунах. Одежда и оружие телохранителей, сёдла, попоны и сбруи лошадей сверкали украшениями из золота и серебра.

Отставший от своих людей десятник не смел двинуться с места и лихорадочно соображал, как поступить, чтобы за его проступок не пострадали родичи. Самое удачное, что ему пришло в голову, это выбежать из укрытия и догнать отряд, наврать сотнику или даже самому Хану, будто преследовал вдруг замеченного подозрительного горца, – но он никак не мог набраться мужества для такого поступка.

Сотник между тем приподнял руку, и шедшие за ним каратели остановились, вытянулись, напряженно замерли. Только он и китайский мастер прошли ещё десятка полтора шагов, приблизились к вороной кобыле Чингисхана.

– Я в точности выполнил приказ, Бессмертный, – склонив голову, доложил сотник кобыле и всаднику на ней.

Странный быстрый топот ног, который раздался позади него, испуганные возгласы карателей вызвали на лице сотника злорадную улыбку понимания, вследствие чего это происходило, однако он не посмел обернуться. Обернулся китайский мастер.

Появляясь из‑за крупных валунов, между Ханом и расщелиной выстроились десять лучников из ханских телохранителей. Боевые луки в их руках были высокими, в полный мужской рост, – длинными стрелами, выпущенными из таких луков, на сотне шагов пробивались насквозь любые кольчуги. Пятеро лучников застыли задней линией; пятеро других опустились на левое колено, одновременно наложили на тетивы красные стрелы. Они разом натянули тетивы, и те с хлестким свистом вырвались у них из пальцев. Ни один не промахнулся, – каждая стрела пронзила выбранного для неё карателя. Отстрелявшиеся лучники без промедления встали с колен и пропустили вперёд заднюю линию. Тогда только ещё живые каратели осознали, что им уготовано, и беспорядочно рассыпались. Одни как безумные бросились назад, в расщелину, другие попытались забраться на скалы к выступам, за которыми можно было скрыться; а самые отчаянные, выхватив короткие мечи, с криками ярости ринулись навстречу телохранителям, навстречу смерти от следующих выстрелов. И опять, сделавшая своё дело пятерка лучников в отработанном до бессознательных движений порядке быстро поднялась с колен, отступила, пропустила вперед телохранителей, которые стреляли первыми и вновь были готовы показать свое страшное искусство. И они его показали без срывов, стрелы настигали всех: и тех, кто убегал; и тех, кто лез на скалы; но раньше других тех, кто кидался вперед с мечами, либо пытался отстреливаться в ответ.

Наконец за спиной сотника воцарилась тишина. Мутный взгляд Хана опустился к нему и задержался с таким выражением, как если бы паук увидел пойманную муху. Сотник задрожал от нехорошего предчувствия, кривая улыбка сползла с его лица. Пошатнувшись, словно его не держали ноги, он рухнул на колени.

– Ты всегда хорошо выполнял мои приказы, – бесцветным голосом произнёс Чингисхан, объявляя заранее уготованный приговор.

Его личный палач зашел сотнику за спину и похожим на гориллу великаном на мгновение замер над ним, равнодушный к тому, что за этим последует.

– За что, Чингис…? – вдруг вскинул голову сотник, глянул Хану в мутные глаза. И не увидал в них пощады.

Он схватился за меч, хотел вскочить, но палач как будто именно этого и ждал. С неожиданной ловкостью надавив ногой на позвоночник жертвы, толстыми пальцами схватил подбородок и дернул голову на себя. Хруст в шее, сип в разорванном горле усмирили бунт сотника, но глаза его еще были живы, яростно безумны. Он завалился на траву и судорожно задергался в предсмертной агонии.

Китайский мастер замкнулся в раковине своих тягостных мыслей, смотрел на все бесстрастно, отрешённо. Хан отметил эту особенность поведения в последнем из тех, кто ДОЛЖЕН умереть на данном месте. Лучники с боевыми луками отошли в сторону, а воины личной сотни Хана спешились и отошли добивать тех, кто подавал еще признаки жизни.

– Никто не должен знать о моей тайне, – неожиданно для себя вступился в объяснения с мастером Чингисхан.

Мастер понял, что это значило. Но не показал и тени страха. Он силился в это время вспоминать что‑то хорошее из своей жизни, а у него не получалось. И он снизошел до тягостных размышлений при Завоевателе.

– Любовь. Ненависть. Женщина. Дети. Родина… – раздельно вымолвил он слово за словом, как будто вслушиваясь в звучание каждого. – Все бессмысленно, когда видишь тебя, Великий Хан. – Вдруг неожиданно твердо закончил. – Не хочу жить, когда живешь ты.

Он вскинул голову и впервые на равных посмотрел в глаза Хану.

– Зачем же ты взялся за это дело? – Хан удивился, что случалось с ним чрезвычайно редко, словно дала трещину облекающая его оболочка почти бесчувственного спокойствия. – Обещанное вознаграждение? Страх смерти? – Он пристально изучал лицо недоступного его пониманию человека. И, хмурясь, отвечал сам себе: – Не то… Не то…

В углах сжатых губ мастера впервые скользнула усмешка, – усмешка представителя древней цивилизации над варваром. Скользнула и пропала.

– Не поймешь, – наконец выговорил он, и негромко продолжил, как будто испытывая облегчение от искренних признаний: – Устал видеть разрушения. Ты не представляешь, как устал. Захотелось сделать… – блеск увлекающегося мыслью творца появился в глазах мастера, но сразу же словно затянулся туманом. Угасающим голосом он закончил: – Все равно, что…

И смолк.

Хан подавил в себе желание отдать его на расправу палачу. Поворачивая лошадь, объявил свою волю:

– Ты умрешь легко.

Мастер поднял глаза к небу и полной грудью, особенно глубоко вдохнул чудесный горный воздух. На выдохе за спиной раздался взвизг отпущенной тетивы, и красная стрела пронзила его точно в сердце.

Чингисхан не успел отъехать и на полсотни шагов, когда его догнал тысячник личной тысячи отборных воинов, который сам возглавлял сотню тайного сопровождения.

Бессмертный! – преодолевая страх, воскликнул он. – Я пересчитал убитых. Нет десятника карателей!

Хан, не оборачиваясь, зная, что его услышат, распорядился:

– Отныне гора священна! Никто не поднимется на нее и не покинет ее! Пусть его кости сгниют там заживо!

Тот, чьим костям уготована была такая участь, в это самое время убегал от расщелины обратно вверх по тропе склона, как напуганный заяц, подгоняемый каждым шорохом. Он высматривал, где можно было спрятаться от преследователей из личной сотни Хана и от стрел его телохранителей, не находил и поднимался выше и выше. Дыхание становилось судорожным, рваный шрам на красной шее побелел безобразной птичьей лапой, но он не осмеливался приостановиться даже на мгновение. С помощью рук преодолев крутой участок склона, он добрался до кривого прохода в отвесной скале, а за ним вновь оказался на площадке, где ещё не застыла кровь недавно казнённых рабов. Стены трех скал теснили площадку. Он заметался между ними, в безумном страхе осознавая, что очутился в западне. Бежать дальше было некуда. Только в бездну. Он глянул в пропасть, из нее дохнуло утробным ворчанием смерти, и он в ужасе отпрянул.

Вдали послышался неясный шум, а ему почудилось, будто по склону поднимаются воины, ищут его, высматривают за камнями, за деревьями… Загнанным зверем он заметался между скалами и пропастью. Мистический ужас предчувствия, что его в этом самом месте убьют, сбросят в пропасть, как он со своими воинами убивал и сбрасывал рабов, этот ужас душил его, загонял в мрачный темный угол. Скрытое тучами солнце неожиданно вырвалось из их плена, залило площадку красным холодным светом, и кровь в его жилах заледенела. Он замер как вкопанный, не смея дышать, – на площадку падала тень креста! Черная тень словно озарилась кроваво‑красным светом, и сознание, наполненное переживаемыми страхами, помутилось, – он чувствовал, что стоит среди крови и тень креста шевелится, как живая тварь, медленно движется прямо к нему от пропасти, чтобы схватить и утащить в бездну.

Позже ему никогда не удавалось воссоздать по памяти, сколько он стоял в таком оцепенении разума и чувств. Однако он помнил, что приходить в себя начал только с исчезновением солнца, когда тень и кроваво‑красный свет размылись, исчезли, как жуткое наваждение. Обессиленный, подёргиваемый мелкой дрожью, он привалился к самому углу стыка грубо обработанных скал, уткнулся горячим лбом в холод шершавого камня и тихо заскулил. Вдруг его затуманенный слезами взор привлек тусклый золотой предмет, слабо различимый в темноте неровной щелки. Не отдавая себе отчета в том, что делает, он просунул ладонь в щелку, слабыми, непослушными пальцами ухватил и вытащил этот предмет. То была золотая плашка, и на гладкой поверхности ее угадывался процарапанный рисунок. На обратной стороне были чем‑то острым выведены китайский иероглиф и изображение свиньи, которое теснилось к одной из двенадцати граней…

Прошло несколько дней после этих событий в горах, и Непобедимое войско вторглось на плодородную равнину. Черный дым от бесчисленных пожаров застлал безоблачное небо над некогда славным своим могуществом и высокомерием городом, который был сходу взят яростным приступом, – он разрушался озверелыми ордами и погибал безвозвратно.

Смрад от горящих трупов людей и животных, бесчисленные убийства, насилия, вопли отчаяния, всё это не беспокоило взора и слуха Чингисхана, догнавшего за прошедшую ночь передовые части своего огромного разноплемённого войска. Старчески одутловатый, он вяло сидел на персидском ковре и отхлебывал из фарфоровой китайской чаши дурманящий напиток из трав и крови змеи, который врач китаец советовал ему пить трижды в день ради продления жизни. Глаза его с сетью кровавых жилок покраснели от бессонницы, но он не испытывал желания заснуть, потому что знал, взятием данного города его власть над внутренними врагами и соперниками, всегда готовыми устроить заговор вождями властолюбцами укрепилась – и это было главным, это он должен был видеть и ощутить. И чем ужаснее он поступит с разрушаемым на глазах городом и другими городами, которые намерен завоевать, тем труднее будет заговорщикам за его спиной найти общий язык. А отдохнуть он еще успеет.

Его окружали тысячники личных тысяч, приближенные военачальники. Холодные и надменные они молча наблюдали гибель очередной цивилизации, которая оказалась на их пути. Подобие улыбки искривило линию губ Чингисхана, когда он подумал, что забота о последней сокровищнице уже не так его беспокоит, как в минуту сомнений перед нападением на хорошо укреплённый, с высокой цитаделью город. Он двумя пальцами сделал знак тысячнику, которому поручил охрану освященной своим непререкаемым распоряжением горы. Казалось, из‑за происходящей вокруг гибели множества людей грань между жизнью и смертью стала ничтожной, и тысячник поспешно опустился на колени рядом с ковром непредсказуемого в перепадах настроений мрачного Хана.

– Кости того десятника должны были сгнить на горе, – бесцветным голосом тихо напомнил Хан. – Но я узнал, его не обнаружили. Ты не выполнил МОЙ приказ. Он исчез.

Тысячник затрясся мелкой дрожью, опасаясь неверным словом или движением вызвать раздражение Хана.

– Родом своим клянусь, найти его, – выдавил он, непроизвольно клацнув зубами.

Хан как будто в мыслях прикидывал цену этому обещанию и мучил его своим молчанием.

– Ты отличился при взятии цитадели, – наконец сказал он. Затем продолжил: – Будем считать, беглец сдох. – Чингисхан впервые повернулся смуглым лицом к тысячнику. – А если нет? Если он узнал, что ему нельзя знать, и вернется? Или сын его?

Вздохнув было с облегчением, тысячник воскликнул:

– Тогда мой сын дождется его сына! Внук – внука, правнук – правнука!

Чингисхан устало опустил голову и пробормотал:

– Глупый пёс. Какой мне в том прок, когда я умру? – И чтобы слышал тысячник, сказал: – Будем считать, он сдох.

Тысячник облегченно расслабился, посмел поднять на Хана раскосые чёрные глаза. Ободренный тем, что увидел, хотел привстать с колен. И замер под внезапно ставшим злобно змеиным взглядом Чингисхана.

– Но клятву я запомню. Она на твоем роду!

1. Загадки золотой плашки

День выдался чудесным. Вдалеке как будто наползли одна на другую, да так и окаменели сочно окрашенные ярким оранжевым сиянием величественные вершины горных хребтов. В ближайшей полосе деревьев и кустарников суетливо галдели птицы. Волнуя разнотравье, туда деловито прошмыгнул заяц, словно не замечая Бориса и Мещерина, которые сидели на камнях уклона подножия невысокой в сравнении с другими горы.

Они отдыхали в этом месте после того, как обошли близкие окрестности и убедились в их безлюдности. Не обеспокоенная их присутствием живность подтверждала, нанять проводника негде и разузнать об особенностях местности не у кого. Они очутились в незнакомых местах без чёткого понимания, что теперь делать, куда идти далее. Мещерин выглядел надломленным, потерявшим деятельную бодрость духа, и Борис старался не смотреть на него.

– Ты знал о казаках? – хмуро прервал молчание Мещерин.

– Да, – ответ Бориса был кратким. Он поднялся с камня, будто хотел избежать подробных расспросов.

Похожий на неутомимого следопыта, он зашагал вниз по уклону к рощам и лужайкам вытянутой к югу межгорной долины. Мещерин подтянул на ногах сафьяновые сапожки и тоже поднялся.

– Почему ты бежал из Пекина? – громко крикнул он в спину Бориса.

Удаляясь, тот перекинул ружье из руки в руку и не ответил, как если бы не услышал вопроса. Мещерин отряхнулся, без намерения догнать его, но тем же путём направился к роще у края долины. В зарослях кустарников он потерял Бориса из виду и замедлил шаги. Вскоре он вышел к поляне, где паслись лошади – их и казаков. Подростка казачка он нигде не увидел, а казаки, признав в атамане старшего, не тише птиц галдели по ту сторону поляны. Шапка кроны высокой сосны там дрогнула, по ровному стволу, вроде большущего кота, ловко спустился Вырви Хвост и спрыгнул с обломка нижней ветки, проделав это так, словно ему ничуть не мешали непомерно просторные штаны. Он мягко приземлился на рыжем ковре игл под сосной, тут же выпрямился и подошёл к своим товарищам, которые неожиданно смолкли после какого‑то предложения Федьки Ворона.

Не обращая внимания на появление Мещерина, атаман, Седой и одноглазый здоровяк присели на корточки вокруг рисунка, который заострённым концом прутика стал вычерчивать на земле Ворон. У атамана в ладони блестела золотая плашка; он держал ее с наклоном к лучам солнца, позволяя им соскальзывать пятном отражения себе под ноги, а Федька срисовывал с нее нацарапанное изображение. Получалось у него довольно верно и, главное, при многократном увеличении намного понятнее. Расположенная посредине рисунка, похожая на два горба верблюда гора имела крутую стену. Внизу стены, словно в горном подоле, соприкасались два озера, – они были вроде вытянутых полукружий, которые разделялись полоской наваленных грядой камней. Ледниковая речушка впадала в одно озеро, а из смежного ему изливался водопад. Водопад устремлялся книзу, в другую ледниковую речку, – она была шире наполняющей озеро и огибала подножие двугорбой горы. От речки, как раз в том месте, где она поглощала водопад, начиналась тропинка. Круто поднимаясь по склону, тропинка много петляла, чтобы, в конце концов, привести к обозначенному крестом месту у стыка озер. И на этом месте, над знаком креста выделялся другой, очень странный знак . Атаман перевернул плашку. Обратную сторону на ней занимал тот же самый знак , но много большего размера.

– С сосны такой горы не видно, – наклоняясь к Федькиному рисунку, указал пальцем на двугорбую гору Вырви Хвост.

– Если верить Мещерину, старик вождь в киргизском стойбище рассказал ему, будто к такой горе надо подниматься вдоль речки, которая течёт с востока, – поглаживая широкий подбородок, напомнил атаман.

– Речку там видел, – подтвердил Вырви Хвост, показав рукой в сторону главных восточных хребтов.

– А та ли это речка? – Седой высказал сомнение вполголоса. Затем пальцем ткнул на земле крест и странный знак. – И что вот это может означать?

Все промолчали: никто не знал, что ответить, – вопрос задавался уже не в первый раз. Ворон глянул на рыжеусого товарища. Тот не принимал участия в разговоре, хмуро крутил кончик уса под единственным глазам, и Ворон решительно стер рисунок ладонью. Поднявшись, затер его ногой.

– Что гадать? – объяснил он. – Там видно будет.

Никто не возражал, и они ватагой направились к стреноженным на время продолжительного отдыха лошадям.

Мещерин проверял ослабленные подпруги своего коня, когда рядом остановился отошедший от казаков атаман.

– Дальше поведу я, – объявил он Мещерину так, будто это было решение остальных. – Не возражаешь?

Вопрос задавался не для того, чтобы считаться с ответом. Но атаман ждал, что скажет царский посланник, который не прекращал своего занятия.

– Нет, – произнес наконец Мещерин.

Борис случайно расслышал их разговор из обступающих полянку зарослей, где изучал свежие следы необычно крупного тигра. На следы он наткнулся, делая обход стоянки, и застыл возле них так, как недавно стоял хищник. Судя по поведению тигра, он вышел на охоту, а в этом месте был в засаде с того самого времени, когда они пару часов назад расположились на привал и послеобеденный отдых. Возможно, зверь выжидал удобного случая напасть на одну из лошадей, но вдруг по необъяснимой причине развернулся и крадучись направился от полянки. Это обеспокоило Бориса. Скоро и почти бесшумно он по следам мягко ступающих лап углубился в смешанный лес, в котором преобладали сосны. Следы говорили о том, что иногда хищник останавливался, прислушивался и крался дальше, высматривая кого‑то, кто двигался в стороне за деревьями и не подозревал о его существовании.

Борис заметил кончик хвоста зверя за кустарником, за которым начиналась длинная залысина пологого горного склона. Он замер, так как увидел, кто мог стать добычей хищника. Ладонью осторожно раздвинув ветки куста, он убедился, что выстрел уже бессилен остановить тигра, который скрылся за гребень вытянутого выступа невысокой скалы; лишь хвост ещё медленно перемещался к изъеденному трещинами краю гребня, пока не исчез за ним. Борис перевел взгляд на другой край гребня, от которого давно уже откололся и откатился валун. Там расположился спиной к гребню, укрылся за валуном казачок. Пристроив готовое к выстрелу ружье меж зубьями растрескавшихся камней, он неподвижно поджидал двух горных козлов, которые паслись на склоне и приближались к его укрытию.

Тигр плавными кошачьими шажками обходил гребень, чтобы появиться у охотника как раз сзади ничем не защищённой спины. Козлы встревожено вскинули головы, уставились на скалу, и казачок через плечо тихо оглянулся. Увидав страшного зверя с голодными глазами уже выходящим из‑за откоса гребя, он от внезапного испуга дернул курок. Ружье выпалило с раскатистым повторением в горах, и тигр на мгновение застыл, словно никогда не слышал такого звука. Оступившийся казачок привалился к валуну и, пронзительно закричав, обеими руками закрыл глаза… Голодный рык людоеда в прыжке надвигался на него, и он живо представил, ощутил, как страшные клыки вонзаются в него, рвут его тело… Что‑то тяжелое, безмерно сильное ударило его в плечо, рвануло затрещавшую рубашку, больно швырнуло за валун, чтобы тут же упасть, навалиться сверху.

Это было спасение. Побросав все лишнее, Борис стремительным босым дикарём промчался к укрытию казачка, на долю мгновения опередил последний, затяжной прыжок тигра. Промелькнув возле его клыкастой пасти, он налетел на казачка, отшвырнул его ударом своего тела, и людоед лишь обдал их горячим выдохом. Промахнувшийся тигр с лету приземлился на крутой склон, перевернулся, когтями оставляя на траве рваные полосы, и в гортанном рыке передал всю ярость от неожиданной для него неудачи.

Густые иссиня‑черные ресницы казачка дернулись, синие глаза широко раскрылись. В них застыл страх, который будто лёд на солнце таял от вида лица лежащего сверху Бориса. Тот скользнул взглядом с пересохших добела красивых полных губ на смуглую девичью грудь, как будто с нетерпеливым любопытством выглянувшую из разорванной рубашки, и подхватил ружье девушки, упруго поднялся. Он едва успел отразить следующий прыжок хищника, – тигр налетел, клацнул зубами по железу ствола, и Бориса отбросило спиной на валун. В неимоверном усилии, напряжением всех мышц спины и рук он отжал от себя грызущую приклад и ствол пасть. Людоед в бессильной злобе по‑кошачьи царапал ему плечи и грудь, пока, казалось, не сообразил, что это бесполезно и не отпустил ружье. Тут же под яростный выкрик человека хищник получил сильнейший удар прикладом по носу и опешил от боли, вмиг теряя прежнюю уверенность в преимуществах своих когтей и клыков.

Борис откинул ружье, быстро отступил от валуна и выхватил из ножен большой охотничий нож. Тигр и мужчина задвигались по кругу, каждый выжидая нападения противника. Тигра смущал дракон на груди человека. Дракон как будто играл клыками раскрытой пасти и когтистыми лапами на вздутых загорелых мускулах, и тигр слизнул с разбитого носа кровь. Он нехотя отступил на шаг, другой. Потом развернулся, чтобы оставить место схватки, затрусил прочь вдоль пологого склона. Два горных козла в недоумении уставились на него сверху поваленного дерева. Он рыкнул, сделал к ним несколько тяжелых прыжков, и они ускакали за навал больших камней. Вскоре тигр исчез в зарослях, напоследок огласив своим голодным рычанием окрестности, будто угрожал вновь встретиться со своим недавним противником. Когда в зарослях прекратилось колыхание ветвей, Борис спрятал нож в ножны и обернулся.

Девушка‑подросток сидела у валуна, судорожно всхлипывала, как будто не имела сил по настоящему заплакать. Она безотчетно пыталась стянуть края разорванной белой рубашки, укрыть грудь; руки дрожали, это ей удалось лишь после нескольких попыток.

– По… чему ты… не кри… чал, не… пред… дупредил? – спросила она между всхлипываниями, запинаясь на обрывках слов.

Борис негромко и спокойно объяснил.

– Ты могла не понять, где он, и броситься в укрытие за выступ. Как раз ему навстречу. Или растерялась бы.

– Угу, – она кивнула головой, охотно соглашаясь, и смахнула со щек слезы.

– Я так испугалась… Я не знала, что они такие… большие…

Борис подобрал ее ружье, которым удерживал зверя. На расщеплённом деревянном прикладе отчётливо выделялись глубокие вмятины от больших зубов и клыков хищника. Борис с сожалением покачал головой, – то, что осталось от приклада, годилось разве что в костер.

Они возвращались между деревьями по пологим участкам склона, и девушка старалась поспевать за быстро шагающим мужчиной. В обеих руках у него были ружья, одно из которых требовало замены приклада. Она же шла налегке, возбужденная переживаниями недавней смертельной опасности и возможностью наконец‑то быть самой собой. Казалось, ей хотелось говорить и выговориться, всё равно о чём, а объяснения, почему она стала переодетым казачком, были только поводом.

– … Отец сказал мачехе, что с отрядом царского посланника его поездка в Бухару будет простой, не опасней степной охоты, – последнее она произнесла с оттенком весёлого удовлетворения от воспоминания, что поймала отца на слове. – Я не хотела оставаться с мачехой, упросила его взять меня… Меня Настей зовут, Анастасией… Нравится?

– Послушай…

Борис с ходу обернулся, и она налетела на него. Девушка придала большим глазам невинное и доверчивое выражение послушной девочки, и он не смог ей сказать то, что намеревался, мол, это не женские игры.

– … тебе надо не отходить от своего отца, – закончил он холодно.

Она вдруг обиделась, всем видом показывая это, отвела взгляд в сторону и закусила нижнюю губу. Решив не потакать ее прорвавшимся капризам, Борис молча зашагал дальше. Он долго замедлял шаг, прислушивался, но она стояла на месте. Сдавленный крик, шум борьбы неприятно поразили его и, как от толчка в спину, заставили обернуться резко, всем телом. Двое монголов, в грубых одеждах похожие на диких горцев, тащили девушку в обход зелёных густых зарослей, которые разрослись с краю угадываемого оврага. Один из них пытался вновь зажать ей рот укушенной ладонью, однако, увидав, что Борис отбросил ружьё с расщеплённым прикладом и ринулся за ними, оставил это занятие. Подхватив девушку, как оказалось удобным, за ноги, он вместе с сообщником быстро понёс добычу вниз, к низине, действуя уверено, будто похищать людей для обоих было привычным занятием.

Только когда открылся вид низины, Борис заметил не полностью скрытых шапками листвы орешника четырёх степных лошадей. Сокращая расстояние, он побежал напрямую туда, рассчитывая опередить похитителей. Лишь отменная способность чуять непредвиденную опасность спасла его, когда из зарослей у оврага вылетел дротик. Царапнув кожу под правым коленом, наконечник дротика впился в ствол толстой сосны, так что Борис не успел перепрыгнуть через древко, задел его голенью и, падая на руки, выпустил из руки второе ружьё. Не давая ему подняться, из зарослей кошкой выскочил молодой степняк, в обнажённой до плеч руке сверкнул длинный кривой нож. Увернуться от ножа Борису не стоило труда, и он расчётливо ударил прыгнувшего на него монгола локтем в переносицу. Тот взвыл и покатился по откосу слона. Но рядом уже был низкорослый степняк постарше. Борис замер – этот примерялся вонзить ему дротик прямо в сердце, уверенно делал сильный замах, намеревался пригвоздить его к земле. За долю мгновения Борис перевернулся на лопатки и плечи, уперся ими в землю и пружиной распрямился. Левая пятка отбила руку с дротиком, правая – вмиг проскользнула к открытому подбородку монгола. Удар был страшным: проломив челюсть, вывернул голову монгола назад, с хрустом ломая позвонки короткой шеи. Борис не видел этого. Едва оказавшись на ногах, он, как порыв ветра, понёсся на отчаянные крики девушки.

Однако не успел. Внизу обрыва два всадника хлестали коней и поскакали прочь. У того, кто вырвался немного вперёд, перед лукой седла была перекинута связанная наспех девушка. Отстающий удерживал поводья двух лошадей без седоков и свернул к бегущему наперерез сообщнику. Ладонь, которой бегущий прикрывал сломанную переносицу, была в крови, и он едва не упал, когда стал забираться в седло своего коня. Все трое помчались вдоль уклона низины, затем скрылись за горою.

Борис живо вернулся к месту последней схватки. Коренастый монгол, который лежал на тропе, не выказывал признаков жизни. Голова его была неестественно свернута набок, челюсть вдавлена, под носом расползалась лужица крови.

– Откуда вы взялись? – негромко сказал Борис, оглядев мертвеца и не обнаружив ничего, что позволяло сделать определённые выводы.

Он подобрал ружья и направился туда, куда ускакали всадники с похищенной девушкой. Следы конских копыт были отчётливыми, и должны были привести его к логову похитителей. Возвращаться к Мещерину и казакам для того лишь, чтобы сообщить о случившемся, не имело смысла. Всё равно они будут ждать, – без дочери атаман не двинется с места.

2. Освобождение заложницы

Настроившись на опасное предприятие, казаки жаждали действия, и несколько послеполуденных часов до наступления вечера они рыскали по укрытиям и зарослям близлежащих окрестностей. Но всё напрасно. Никаких следов исчезнувших спутников не обнаружили.

Атаман и Мещерин дожидались их возле лошадей. Атаман мало стоял на месте, время убивал на ногах, не скрывал нарастающего беспокойства. Необъяснимое одновременное и долгое отсутствие казачка и Бориса не могло быть случайным совпадением, должно было означать, что они что‑то делают вместе, – мысль об этом только и примиряла его с необходимостью подчиняться мучительному бездеятельному ожиданию.

Мещерин вёл себя иначе, лежал в траве, наблюдал лениво застывшие облака. Он и не пытался отвлечься от неотвязного, утомляющего душу предчувствия всесилия судьбы, от которой ни спрятаться, ни убежать. Судьба готовила ему непреодолимое испытание, и он не в силах был противиться этому. Смутные образы, как будто туман в глубинах пропасти, возникали и перемещались в его голове, тревожили намёками на страшные тайны, которые надо обязательно разгадать, и словно обещали приобрести отчётливые очертания лишь тогда, когда он приблизится к уготованному ему Предназначению. И он уже знал, если повернет обратно, эти смутные образы будут, как гончие собаки, преследовать везде и повсюду и сведут его с ума…

В горах вечер наступает рано и тянется долго. Едва солнце скрывается за вершинами, яркий день сразу теряет его поддержку и не может противостоять медленному наступлению выползающих из всяких расщелин и оврагов сумерек. Лишь редкие облака, да восточные склоны, щедро раскрашенные лучами в яркие тёплые цвета, от насыщенно красного до оранжевого, пытаются мешать этому и как бы с грустью расстаются с уходящим на отдых светилом.

Тонкий свист двух летящих стрел, затем почти одновременный стук наконечников о ствол дерева заставили Мещерина сесть, вставая на ноги, осмотреться. Из ствола большой сосны, около которой словно наткнулся на невидимую стену и замер атаман, торчали две стрелы. От южного холма приближались беспечной ватагой казаки, они возбужденно схватились за оружие, изготовились к нападению скрытого зарослями неприятеля, который будто поджидал сбора всех членов отряда. Стреноженные лошади встревожено, но тихо заржали, попятились от восточной опушки с густыми рядами деревьев. Там послышался шорох убегающих низкорослых людей, мелькнули черноволосые головы и вскинутые над головами луки.

– Что это? – спросил Мещерин. Он отвёл собачку пистолета и неторопливым шагом подошёл к атаману.

– Предупреждение… – ответил атаман, крайне обеспокоенный, но не из‑за того, что стрелы едва не попали ему в грудь.

– Показывают, что здесь начинается граница владений рода или племени, – на ходу громко пояснил Мещерину убирающий саблю в ножны Федька Ворон. – Ехать дальше без согласия их вождя нельзя.

Казалось, Ворона это происшествие ничуть не удивило. Он приблизился к сосне, выдернул одну из стрел, деловито осмотрел ее, как если бы надеялся обнаружить какие‑нибудь знаки, выдернул и другую.

На лице атамана отразилась внутренняя борьба разных тревожных предположений. Под влиянием наихудших из них он решился. Развязал верёвку с ног чалой кобылы, вскочил в седло. Он ясно давал всем понять, что сейчас же отправляется на поиски казачка. Мещерин схватил поводья его лошади, удержал её на месте.

– Не делай глупостей, – постарался вразумить он необходимого ему спутника.

Внезапно злобясь, тот сверху вниз с угрозой в голосе предупредил:

– Меня там ждет… сын.

Где его мог ждать казачок, было непонятно.

– Перебьют нас так, – не одобряя атамана, нахмурился, вмешался Вырви Хвост.

– Почем зря, – поддержал его Ворон. – Подумать надо…

Ворон не закончил мысль, вместе с остальными посмотрел на восточные заросли, где послышался шум ветвей. Кто бы не вызывал этот шум, он не желал пробираться скрытно. Вскоре в сумраке просветов за деревьями показался Борис. В каждой руке у него было по ружью. Пока он подходил, атаман сверлил взглядом расщеплённый клыками приклад ружья дочери. Бледные пятна проступили на загорелом лице казацкого старшины, который не смел задать мучающий его вопрос.

– Ее захватили в заложницы, – произнес Борис, отдавая ему повреждённое ружьё.

– В заложницы? – выговорил атаман с облегчением и стал успокаиваться от сдержанной уверенности Бориса в том, что пока ей ничто не угрожает. – Кто её схватил? Что им нужно? – спросил он грубо и резче.

Борис не удосужился ответить, словно ответ был очевиден. И направился к своему скакуну, который встряхнул гривой, так приветствовал возвращение хозяина.

– Это?

Вынутая из кармана золотая плашка тускло блеснула в ладони атамана. Борис вскользь глянул на кусок золота с таинственными знаками и рисунком. Но от прямого ответа уклонился.

– Не только, – сказал он туманно.

Он не собирался разъяснять, что значили такие слова, и под недовольными взорами казаков пристегнул к поясу ножны сабли, принялся тщательно осматривать своё оружие. Мещерин сухо сглотнул. Непослушными губами не то спросил, не то объяснил за него.

– Я? – И не узнал собственного голоса. – Что… Я им нужен?

Казаки удивленно посмотрели на Мещерина, затем вопросительно на Бориса. Тот утвердительно кивнул, после чего вкратце, не позволяя сбивать себя расспросами, рассказал о похищении казачка, который охотился на горных козлов, о том, как по следам коней похитителей вышел к стойбищу монголов и там узнал от их старого главы рода условия освобождения заложника. Однако умолчал о стычке с тигром‑людоедом и о том, что казачок оказался девушкой.

Выслушав Бориса, Мещерин осторожно, как будто опасаясь укуса скорпиона, забрал с ладони атамана плашку, прикинул ее вес в руке и печально усмехнулся. Никто не возразил, когда он спрятал её на груди под кафтаном, она уже всем хорошо запомнилась, а потому была не очень‑то и нужной. Под сочувственными взглядами казаков Мещерин по привычке собрал все свои вещи в походную сумку, тяжело поднялся на притихшего из‑за общего настроения коня. Федька Ворон вдруг тоже, одним махом, очутился в седле.

– Я заберу твою дочь, – прежде чьих‑либо возражений, объявил он атаману свое намерение ехать с Мещериным. Однако в зрачках его вспыхнул задор игрока, который рассчитывает попытаться найти способ перехитрить судьбу.

Выстрел прозвучал громко, неожиданно и прежде, чем они успели тронуться с места. Из дула ружья невозмутимого Бориса поднималось облачко белесого дыма.

– Такое оружие не понадобится. – Он с сожалением прикрепил ружье к седлу, будто выстрел был сделан только для того, чтобы разрядить его, затем обернулся к удивлённым спутникам. – Кто вам сказал, что они выполнят обещание? – Он окинул всех прищуренным и проницательным взглядом. – Я за это поручиться не могу.

Те, кого он имел в виду, расположившись стойбищем, были от них в полутора часах пути, если идти скорым пешим шагом по склонам и расщелинами в направлении северо‑восточных гребней невысоких гор, как пушистым мехом, покрытых зелёной растительностью.

Как раз в это самое время в стойбище за теми гребнями сутулый безликий раб откинул полог большой юрты главы рода и вождя небольшого племени и молча шагнул внутрь полумрака. Полумрак в юрте словно ожил, распался на беспокойные пляшущие тени и отступил от красного света раскалённых углей к самым стенам и под верх шатрового свода. Стряхнув угли из обожженной глиняной миски на пепел в углублении в земляном полу, раб бессловесно покинул юрту. Старик монгол забылся, с жадным удовлетворением вытянул иссохшие пальцы к щедрому жару, который дарил ему последние радости жизни. Огромные тени скрюченных пальцев сплелись под сводом юрты, напоминая когти хищной птицы, которая цепко схватила добычу; они словно подтверждали, что старик еще способен удерживать власть над своим родом. По‑восточному поджав под себя ноги, он сидел у края выцветшего толстого ковра, а слева и справа от него почтительно устроились средний и старший, давно взрослые сыновья. Старший уже выходил из счастливого возраста расцвета мужских сил, но был еще крепок и жизнелюбив, и одного вида игры красного света углей оказалось достаточно, чтобы губы его тронула улыбка удовольствия. В отличие от него средний, познающий зрелость сын был сухощавым, с подвижным лицом, на котором отразилась досада, что появление раба прервало рассказ отца.

Старик вспомнил, о чем рассказывал, сначала нехотя, затем постепенно увлекаясь, продолжил.

– …Великий Хан многих предал и казнил. Так что постоянно боялся переворота судьбы, заговоров и чужой мести. В разных местах на пути Великих Завоеваний он устраивал тайные клады сокровищ. С их помощью он надеялся в чёрный для себя день скрыться от врагов или одолеть их. Кто бы ни узнавал об этих тайнах, все погибали. Только однажды ничтожный десятник из не монголов узнал про тайну Хана и избежал заслуженной кары. Случилось это как раз в этих местах. На него охотились. Но он скрылся. Никто так и не узнал бы, что ему это удалось. Но в пяти днях конного пути отсюда, пьяный, он проболтался в кишлаке. – Голос старика окреп, в глазах блеснули угли. – И никто из кишлака не увидел следующего восхода солнца. Наш предок, тысячник личной тысячи Чингисхана позаботился об этом… – Вновь его голос стал тихим, усталым. – Однако сам десятник хитрой лисицей ускользнул и там. – Старик задумался, перебирая в памяти, все ли знания передал сыновьям. Вспомнив об очень важном упущении в рассказе, оживился. – У десятника была золотая плашка, ее видели в том кишлаке. На плашке кто‑то знающий изобразил тайный проход к сокровищнице в этих горах! И она вскоре будет у меня в руках!

Он приподнял голову к входу в юрту, от которого потянуло вечерним, прохладным сквозняком.

– Отец! – упрямо повторил свою просьбу вошедший младший и любимый сын Бату, не скрывая, что подслушал уже хорошо известный ему рассказ за пологом. – Дай воинов. Я перебью их, и сам принесу тебе эту плашку.

Старик ответил не сразу, как будто ему нужно было время, чтобы возвратиться из мира образов прошлого в настоящее.

– Когда я был моложе тебя, в Индии мне было предсказано. Несчастья, которые постоянно обрушиваются на наш род, закончатся, если я загляну в глубину зрачков потомку ТОГО, – он не старчески твердо смотрел в глаза младшему сыну, – кто узнал о тайне сокровищ Великого Хана. – Старик опять опустил угасающий взор в темнеющие уголья. – Я был молод, не спросил, живые зрачки или мертвые. – Потом мягче объяснил. – Ты можешь его случайно убить. Пусть сначала он окажется у нас в обмен на заложницу.

– Он не придёт, – мрачно возразил Бату.

– Я должен глянуть в его живые зрачки, – сказал старик, давая понять, что это его последнее слово.

– А я хочу увидеть сокровища Чингисхана! – под впечатлениями от только что услышанного, воскликнул средний сын главы рода.

– И не только увидеть! – рассмеялся его старший брат.

Бату презрительно сощурился от таких замечаний братьев, вышел из юрты.

– Если он не придёт до появления луны, я сам разберусь с заложницей, – внутри себя продолжая спор с отцом, надменно пробормотал Бату.

Постепенно темнело. Все юрты семей большого, но явно бедного рода расположились возле живописной цепи невысоких скал. Цепь эта ограждала пространную межгорную долину и, похожая на хвост окаменевшего дракона, была западным началом огромного горного хребта. В долине слышались гиканье всадников и лай собак, которые сгоняли разбредшихся на выпасе немногочисленных овец, лошадей, верблюдов. Женщины близ юрт разжигали костры, готовили ужин, безропотные рабы помогали им. Там и тут шумно бегали грязные дети.

Бату посмотрел в сторону ближней к нему скалы. В естественном укрытии от непогоды, под скальным навесом в полутора десятках шагов от овального входа в пещеру, присевший на корточки охранник лениво точил о крупный камень охотничий нож с широким лезвием. Заметив, что на него обратился пристальный взор Бату, он поднялся, подобрал с травы длинный бич и неторопливо, вразвалку направился к темноте пещерного входа.

Тёмной пещера виделась и представлялась лишь снаружи. Бледный свет вечерних сумерек проникал в неё через вход, рассеивался по всему помещению, и глаза быстро приспосабливались к царящему полумраку. Легко делался вывод, что она была темницей для пленников и наказанных за провинности. В углу различался настил из старой высушенной травы, а вдоль стен торчали столбы из толстых сосен, каждый выше человеческого роста. Отрубленные стволы прочно закопали в глиняный пол, старая кора на них шелушилась, отчего они казались усыпанными коготками. Спиной к тому, что выступал из земли рядом с входом, стояла Настя. Кожаный ремешок стягивал только запястья свободно отведенных за столб рук. При желании она могла осторожно подвигаться вокруг него, но предпочитала стоять на месте, смотреть на бледные отсветы угасающего дня. Кроме нее в пещере содержался только грязный и преждевременно состарившийся раб. Его тоже привязали, но к столбу напротив. Опустившись на пол, в который были втоптаны разбросанные мелкие камни, обвиснув на вывернутых за спину и похожих на иссохшие корявые ветки руках, он беззвучно спал. Настю пугало, что он возможно уже мертв: она прислушивалась, но дыхания его не слышала.

Отбрасывая впереди себя неясную, размытую в очертаниях тень, в пещеру лениво вошел охранник. Приглядевшись, он длинным бичом ловко стегнул безжизненно скрюченное тело раба. Тот очнулся от тяжелого сна, пошевелился, затем вяло поднялся. Охранник развязал ему руки, беззлобным пинком помог распрямиться.

– Довольно с тебя и суток. Отдохнул, – насмешливо сказал он, подталкивая невольника к выходу.

Тот заохал, с трудом переступил раз, другой и неуверенно заковылял на худых затекших ногах. Они вышли, и Настя осталась совсем одна. До вечера она не теряла надежды, не могла поверить, чтобы сильные мужчины – отец, Борис, другие, – ничего не смогли сделать, чтобы вызволить ее. Она надеялась и терпеливо ждала. Но оставшись наедине со своим воображением в мрачной пещере, где наверное совершались ужасные преступления, насилия, она с нарастающим страхом подумала о скорой предстоящей ночи. Ей даже стало казаться, что раба увели нарочно. Часы, пока снаружи и внутри пещеры сгущалась темнота, для неё потянулись так медленно и долго, что представились изнурительной вечностью.

Наконец лунная ночь полновластной хозяйкой спустилась с неба на землю и обнажила звёздное покрывало небосвода. Стало безветренно, не слышалось ни шороха травы, ни шелеста листвы, одни сверчки дерзили пронзительной тишине.

Стойбище давно угомонилось, погрузилось в сон, когда Бату вышедшим на ночную охоту хищником осторожно покинул большую юрту. Он ждал, пока собака у полога опять опустит морду на лапы, и осмотрелся. Ночь вычистила небо от облаков, и круглая луна предстала яркой, как будто заново отлитой из чистого светящегося серебра. Видимость была такой, что без труда различались очертания самых дальних гор. Постояв в нескольких шагах от юрты, Бату по кошачьи бесшумно, но не прячась от возможных посторонних взглядов, направился к пятну костра, который горел возле темницы в скале.

Коренастый охранник сидел на камне и казался уснувшим. Свесив голову на грудь, он привалился к скале, так ни разу и не шевельнулся при приближении младшего сына главы рода. Языки пламени ещё продолжали плясать на самых толстых сухих ветках, из которых он развёл костёр. Они заставляли ветки потрескивать и одарили Бату второй сопровождающей тенью, которая, в отличие от лунной, была неверной, беспокойно скачущей по земле, похожей на безумного призрака с неопределёнными очертаниями. В двух шагах от охранника Бату остановился, застыл на месте и напряжённо прислушался. Отражение лунного сияния блеснуло на стальном клинке, когда он и обе тени вынули длинные ножи из ножен. Охранник, наверное, видел безмятежные сны, а ему не спалось. Разбуженные полнолунием демоны овладевали всеми его помыслами. Наконец ему вновь почудилось легкое, едва заметное движение в воздухе, и он поискал взором Бессмертного, не теряя надежды увидеть его однажды. В этот раз опять не увидел, но привычно ощутил его присутствие. Бессмертный проник к нему в голову и что‑то внушал.

– Ты прав, Великий Хан, – тихо согласился Бату, когда понял, чего тот хотел от него. – Если я не держу свои клятвы, как я выполню клятву рода? – Выслушал еще одно внушение, потом чуть слышно ответил. – Я знаю. Я клялся, они все умрут, а этим днем не умер никто.

С немым укором Бессмертный прервал общение, вышел из него и невидимый стал удаляться. В глазах Бату снова заиграл отражённый от лезвия ножа холод лунного света. До боли в пальцах сжав костяную рукоять, он выхватил из костра ветку, которая разгорелась уверенным пламенем, и решительно пошел к тьме пещеры, вошёл в неё. Яростный рык обманутого ожидания наполнил пещеру, и он стремительно выскочил из ее мрачного зева. Как ястреб, налетев на охранника, он злобно ударил его по щеке, затем вцепился в плечи и принялся безжалостно встряхивать. В ответ сильный охранник застонал, тяжело приподнял узкие веки. Из его невнятного бормотания Бату понял, что тот получил удар палкой по голове и потерял сознание. Оттолкнув его, словно бесполезный мешок с травой, Бату помчался к юртам поднимать погоню за бежавшей заложницей. Рука плохо слушалась охранника, когда он потянулся ладонью к затылку, куда, как он чувствовал, пришелся удар толстой палкой. Он плохо соображал, но его удивило, что на опухшем затылке нет ни раны, ни крови.

Борис ударил его не палкой, рубанул жёстким ребром кулака. После чего освободил девушку, увёл её вдоль скал так тихо, что этого не заметили даже сторожащие юрты собаки. Когда со стороны пещеры донёсся озлобленный рёв обнаружившего побег Бату, он взбирался по склону распадка к верху расколотой землетрясением и временем скалы позади Ворона, Мещерина и Насти.

Шум всполошившегося стойбища застал беглецов уже возле ребра горы, которая вздымалась за цепью скал. Они поднялись на широкий покатый уступ, и стойбище открылось им как на ладони. Там мерцали и беспорядочно метались хвостатые огоньки факелов, слышался лай озлобленных псов, встревожено ржали лошади. Затем крошечные отряды всадников степняков поскакали в разных направлениях в обход цепи скал.

– Рано заметили, – проговорил Мещерин и перевёл дыхание. – Не уйдем.

– Надо предупредить остальных, – не обращая внимания на это замечание, почти весело сказал Федька Ворон.

Он ободряюще подмигнул Насте, блеснул на нее своими черными, себе на уме, глазами. Девушка была притихшей, еще не нашла себя в новом положении, когда уже больше не могла быть для других просто казачком, и смутилась под его выразительным взглядом. Федька протянул ей ружье.

– Держи. – И объяснил, похлопав по рукояти пистолета за кожаным ремнём. – Мне сейчас игрушка твоего отца больше подойдет. Обрадовать его надо. Один и налегке успею проскочить. – Уже свернув на запад, на ходу напомнил Борису и Мещерину. – Встречаемся у речки, где условились.

Он скрылся за кустарниковыми деревьями, там хрустнула сухая ветка, и все стихло. Не прошло и минуты, как внизу, у подножия горы, злобно и часто залаяли нескольких псов. Собаки достигли распадка кратчайшим путём, явно обнаружили следы беглецов и повели за собой всю погоню. Передохнув, сколько позволила минутная остановка, трое преследуемых спутников побежали дальше. Теперь впереди был Мещерин; приостанавливался, когда оказывался перед труднопреодолимыми зарослями или обвалами камней, быстро выбирал путь, который представлялся удобнее других, главным образом в обход препятствий, и опять бежал поперек склона, намереваясь перебраться за гору через узкую седловину. Настя и Борис не отставали от него ни на шаг, их всех подгонял остервенелый лай, который неумолимо приближался. Стало похоже на то, что собак отпустили с поводков.

На седловине, у нагромождения обветренных валунов, псы их и настигли. Отрываясь от других, первым несся огромный зверь с тёмной окраской и злобно оскаленной пастью. Он с ходу прыгнул к горлу обернувшегося Бориса, но обагрил своей кровью рассёкшую воздух саблю, после чего упал с разрубленной шеей. Второй хотел приостановиться, но на него налетели обе отставших собаки, и Борису удалось выпадом сабли пропороть его мускулистую грудь до середины живота. Собаки из породы овчарок были сильными, привыкли гонять волков и других хищников, и двоих псов, которые остались в живых, казалось, ничуть не испугала участь товарищей. Они теперь держались на расстоянии, с угрозой рычали и остервенело лаяли, всем видом показывали готовность броситься в удобный для себя момент, не позволяли ни на мгновение повернуться к ним спиной. Бежать от них было невозможно.

Мещерин вскинул к плечу ружье, но Борис вовремя перехватил ствол ладонью, резко опустил дулом к земле.

– Лай поймут немногие, – пояснил он, не ослабляя бдительности. – А на выстрел повернут все преследователи. Ночью звук разнесется далеко…

И он внезапно, неожиданно метнул в одну из собак свой тяжелый охотничий нож и тут же бросился к ней с саблей.

Позади и внизу склона, где скоро продвигался отряд воинов преследователей, услышали, как лай овчарки сорвался в жалобный визг, и под полное ненависти рычание другого пса этот визг затих. Потом завизжал и смолк последний пес. Отрядом воинов предводительствовали старшие сыновья главы рода, и, когда собачий лай прекратился, они приостановились и остановили своих людей.

Беглецы тоже понимали, что теперь ночная погоня за ними стала бесполезной. Борис тщательно вытер окровавленные клинки о густой мех самого близкого мёртвого пса, вернул нож и саблю в ножны. Настя успела отдышаться и тихо спросила:

– А если и за Вороном гонятся собаки?

Но лая преследования оттуда, где мог быть Ворон, не доносилось; если такой лай вообще можно было расслышать. И её вопрос повис в воздухе.

– Ему без собак не сладко приходится, – высказался Мещерин. Он тоже вслушивался в ночные звуки и тоже напрасно. Затем глянул на полную луну в безоблачном небе. – Добежит ли?

В голосе Мещерина прозвучало сомнение. Никто не возразил, – в отличие от них, Ворону предстояло возвращаться к казакам, и его наверняка поджидали рассредоточенные во всех проходимых местах всадники, которые на их глазах покинули стойбище.

А Федька между тем бежал по пологому горному склону в обход предательской тьмы протяжённого оврага, усложняя себе путь к ожидающим товарищам. Он обнаружил тропу, которая пересекала встречный перелесок, и утроил бдительность, сменил бег на скорый шаг, так как густое переплетение теней деревьев и кустарников растворило бы, сделало незаметной любую засаду. Но и при таком поведении он ее прозевал. У глаз мелькнула и зашуршала в кустах стрела, за спиной – другая, третья. Визг, свист, треск многих веток подсказывали, что позади из засады выбираются уверенные в своём знании местности всадники, и их много. Не раздумывая, есть ли впереди другая засада, Ворон припустил наутек.

Тропа свернула наверх, где перелесок редел и заканчивался. Там, в густой тени низкого утёса, ему увиделся великан, который будто удерживал поперёк груди неподъёмное для человека толстое дерево. Ворон выхватил из‑за поясного ремня единственный пистолет, завертелся на месте, готовый пальнуть в нападающих, откуда бы они ни появились.

– Ворон я! – закричал он на всякий случай.

На повороте тропы показались верховые преследователи и погнали его к великану.

– Ворон я! – заорал он в другой раз, едва ли ни громче свиста и визга наездников.

– А я смотрю, вроде ты, – шагнул вниз из тени выступа его рыжеусый одноглазый приятель и перестал казаться великаном.

Он пропустил подбежавшего Федьку под крону поваленного бурей дерева, которое подтащил к тропе, чтобы перекрыть её, с помощью Федьки быстро опрокинул ствол поперёк тропы, и они помчались через открытое пространство к низине, где была полоса лесной чащи. Первый всадник в горячке погони рубанул саблей по перекрывшей тропу шапке веток, другие накатили на него, смешались, и один повалился с седла под лошадиные копыта. Вслед Федьке Ворону и рыжеусому здоровяку полетели стрелы. Но лишь змеями зашуршали в траве и в кустарниках, дятлами застучали по деревьям, за которыми оба беглеца скрылись из виду. В укрытии чащи их встретили атаман и двое товарищей.

– Как дочь? – сразу потребовал ответа атаман.

Измученный беспокойством, он не мог ждать, когда Ворон отдышится.

– Выкрали, – весело блеснул черными глазами Федька. – А она хороша. Недолго ей гулять в девках…

Его прервал звучный пистолетный выстрел. Преследователь, который с саблей в замахе первым ворвался в лес, свалился к ногам атамана. Тут же пальнул и Федька. У других огнестрельного оружия не было, и вскоре, превосходя числом, спешившиеся монголы теснили казаков вглубь чащи, где постепенно окружали. Звон сабель, яростные выкрики, треск ломаемых и разрубаемых веток распугали птиц и зверей, которые стали суматошно покидать место сражения… Но как оказалось, пугались не все из зверей. За скрывающимися в чаще леса казаками продолжительное время следил охотник на людей, который выжидал удобного случая для нападения на самого беспечного из них. На этого охотника и наткнулся один из заходивших к ним с тыла степняков. Внезапный рык тигра, пронзительный вопль боли и ужаса человека, терзаемого страшными клыками, были неожиданнее грома для всех участников схватки. Лязг оружия в течение мгновений прекратился, будто всех разом поражало оцепенение.

– Людоед!!! – пронзительно завопил молодой узкоплечий монгол, увидев направленный на него блеск глаз большого хищника.

И вдруг общее оцепенение сменились безрассудной паникой. Только что рубившиеся яростно, насмерть, мужчины шарахаясь от собственных теней, бежали кто куда, до безумия пугаясь треска веток под своими ногами.

Только голодный зверь, который тащил окровавленную жертву, казалось, не боялся никого. Разбитый прикладом ружья нос, раздробленные зубы заставляли его злее, чем обычно, стискивать клыками ещё передёргиваемую предсмертными судорогами добычу.

З. Цена освобождения

Сверяясь с расположением звёзд, трое беглецов долго плутали в горах, пока не вышли к краю теснины, которая преградила им путь к предполагаемому месту встречи с казаками. Неровный край обрывался вниз, где мрачные тени не пропускали лунный свет, и можно было лишь строить догадки о глубине едва различимого дна. Теснина протянулась в обе стороны до пределов видимости, и они решили остановиться до рассвета, чтобы утром определить, куда идти дальше. Настя пошатывалась от усталости и избытка впечатлений, последний час она шла в каком‑то забытьи и как только легла на чахлую траву, сразу же уснула. А мужчины условились бодрствовать по очереди.

Мещерин вызвался дежурить часть ночи первым. Борис не стал возражать, однако ушёл спать в другое место, не сказав, куда именно. Оставшись наедине с самим собой, Мещерин почувствовал облегчение. Сна не было ни в одном глазу. Вид очертаний ночных вершин тревожил воображение; чудилось, что века не имели для этих гор никакого значения и смутные предания давнего прошлого наполнялись живым смыслом для настоящего. Мысли Мещерина, как по собственной воле, вернулись к причине, по которой он стремился попасть в эти места. События последних суток были так или иначе вызваны тайной золотой плашки, а плашка, будто связанная с ним магическими узами, опять оказалась у него в руках. Он достал её из внутреннего кармана, вновь погрузился в умозрительные поиски разгадки значений изображений на ней и позабыл о течении времени и обязательствах перед спутниками.

Овал солнца как бы вдруг появился между заострёнными кверху вершинами; яркие лучи вспыхнули на лежащей у камня, выпавшей из ладони Мещерина золотой плашке, от неё отразились ему в лицо. Он тут же очнулся от тягостного сонного бреда. Но прежде, чем пришёл в себя и вспомнил, что не разбудил товарища по дежурству, за его спиной появилась серая тень, скользнула по округлому скальному выступу, с выступа упала на камень, погасила золотой блеск. Мещерин вздрогнул. Схватив плашку, дернулся свободной рукой к ружью. Но, убедившись, что тень принадлежала Борису, опять расслабился, поймал расцарапанной золотой поверхностью слепящие лучи солнца и прислонился к прохладному выступу, мысленно возвращаясь к ночным гаданиям о скрытом смысле непонятных знаков.

– Это похоже на иероглиф. Что он может означать? – в усталом раздумье спросил он о знаке , выделенном на обеих сторонах плашки, и удивился, что не поинтересовался об этом раньше именно у Бориса, который не один год прожил в Китае.

Тот ни намёком не укорил, не завёл разговор, почему он заснул на часах, как будто это уже не имело никакого значения. Внимательно осматривая обрывы стен вдоль теснины, рассеянно ответил:

– Шанг… Вход… Запертый вход, по‑русски.

– Вот оно что?! – оживился от внезапного прозрения Мещерин. Живо перевернул плашку, всмотрелся в процарапанные очертания двугорбой горы и озер. – Так, значит, здесь вход! – тихо и раздельно проговорил он, и дрожь волнения нахлынула на него волной и отступила. – А вот тропа к нему, и поднимается она от водопада…

Привыкая к этому открытию, он смолк, однако ненадолго. Снова приподнял взгляд и обратился к Борису.

– А эти двенадцать граней? И свинья у одной из них?

На этот раз Борис не отвечал. Весь обратившись в слух, он ловил какие‑то окрестные звуки. Досадуя на его молчание, Мещерин и сам невольно прислушался. Ему показалось, послышался лай собак. Борис присел возле Насти, тихонько встряхнул податливое худощавое плечо. Девушка приоткрыла глаза, бессмысленно улыбнулась ему спросонья. Потом вдруг вспомнила все события прошлых дня и ночи, а так же, где теперь находится, присела и слегка покраснела.

– Давай веревку, – сказал Борис Мещерину не допускающим возражения голосом.

Мещерин поднялся. Ни слова не говоря, развязал узел походной веревки, которую накануне, ещё во время сборов для вылазки к монгольскому стойбищу, по совету Бориса отцепил от луки седла запасной лошади и обмотал вокруг пояса под кафтаном.

– Двенадцать граней… – пробормотал он, освобождаясь от неё, и вопросительно глянул на Бориса. – Должен быть какой‑то смысл… может китайская загадка?

Однако вместо обсуждения этого вопроса Борис разъяснил им, в каком порядке и как предстоит спускаться в теснину. В том, что лай приближался, уже нельзя было сомневаться; надо было спешить, если они не хотели оказаться пленниками разозлённых преследователей.

Борис сам проверял выбранный на глаз спуск. Длины веревки не хватило, чтобы по ней спуститься до самого дна, и ему пришлось спрыгнуть на острый щебень, который накопился под испещрёнными стенами. Ловкость помогла устоять на ногах и не получить ни одной царапины, и он махнул рукой наклоняющейся над краем обрыва Насте последовать его примеру. Когда ей в свою очередь пришлось зависнуть на конце верёвки и отпустить завязанный узел, Борис подхватил девушку на руки, опустил, помог встать рядом. Они задрали головы, проследили за узлом на хвосте верёвки, который рывками удалялся, болтался и мягко бился обо все неровности. Мысленно они советовали Мещерину поторапливаться.

Быстро вытянув веревку, Мещерин обвязал её концом оба ружья. Пищали были заряжены, и их следовало опустить с предельной осторожностью, стараясь избегать ударов о стену. После чего лезть самому, на весу отвязать ружья и бросить их Борису, спрыгнуть за ними. Он бы так и сделал, но двенадцать граней плашки и изображение свиньи имели какой‑то почти очевидный смысл, дразнили его возбужденный из‑за тяжёлого и короткого сна ум. Он так легко догадался о месте входа к сокровищнице, что ему казалось, вот‑вот и он разгадает остальные загадки, стоит только еще разок внимательно посмотреть на рисунок. А внизу Борис не даст ему этого сделать, будет торопить… Соблазн оказался слишком велик, и золотая плашка вновь засияла на его ладони.

Внизу теснины его ждали напрасно. Он не желал отзываться на встревоженные крики Бориса и Насти, тем более что собаки затихли, не подавали о себе знать. Слова отгадки последних загадок как будто уже звучали в его ушах, надо было лишь вслушаться, что они означают. И тогда, наконец, удастся подобрать ключ ко всем вопросам. Им овладела страсть игрока, которому чудится, что именно сейчас и должно повезти.

Появление осатанелых от бешенства овчарок было для него полной неожиданностью. Ощерив клыки и рыча, они прыжками бросились прямо к нему, как будто намеревались вцепиться сразу в горло. Он непроизвольно укрылся руками и отпрянул, сапогом нечаянно зацепил, столкнул в обрыв связанные ружья. Только суровый оклик старшего сына главы рода монголов, который показался за изгибом пологого гребня, спас Мещерина от участи быть растерзанным клыками волкодавов.

В падении с обрыва ружья потащили веревку книзу, гулко застучали по скальным неровностям, и одно их них от удара о стену пальнуло. Борис вовремя извернулся и отскочил под уклон нижней части стены: пуля разбила полоску щебня в том самом месте, где он стоял перед этим. Ружья зависли, болтались над ним и Настей, а собаки выглядывали сверху, надрывались лаем удовлетворения, как если бы загнали в западню своего злейшего врага и были уверены, что тому не уйти. В подтверждение худших опасений Бориса в теснине появились одетые в грубые обтрёпанные халаты воины рода, человек десять, которые быстро пробирались по каменистому дну. Он схватил девушку за руку, увлек за собою в другую сторону. Однако пробежать им удалось не больше сотни шагов. Из‑за заворота навстречу вышли трое лучников с натянутыми тетивами охотничьих луков. Сабля Бориса, будто сама собой выпрыгнула из ножен, в невероятном мелькании сбила одну свистящую на лету стрелу, другую, третью. Сверху обрыва раздался гортанный недовольный выкрик, и лучники больше не стреляли. Но из засады выскочили другие воины и, обнажив сабли, кинулись на беглецов, надрывая глотки победным рёвом, который заполнил теснину, разнёсся по ней многочисленными отзвуками. Отступать было некуда, так как сзади приближались, шумели их узкоглазые сородичи. Борис подтолкнул девушку в углубление в стене, прикрыл его своим телом и приготовился драться насмерть. В левой руке он сжал охотничий нож, правой направил к противникам смертоносное жало сабли.

Оба отряда монголов встретились напротив беглецов, выстроились плотным, ощетинивающимся разным оружием полукольцом, наглядно показывая, что преследуемым ими мужчине и девушке уже не вырваться из окружения. Но грозный облик Бориса лишал храбрости самых ловких воинов. Наслышанные о его подвигах, они не решались напасть первыми.

Сзади воинов раздался суровый возглас приказа, и они расступились перед средним сыном главы рода вождей племени. По знаку вскинутой им руки, дополненному новым распоряжением, воины беспорядочно рассыпались, открыли Бориса трём лучникам и стали подбирать щебень и камни. Лучники с разных мест полукольца целили противнику прямо во вздувшиеся от напряжения мышц грудь и живот, как будто именно в изображении дракона была его жизненная сила, а остальные изготовились забрасывать его камнями.

– Ты не сможешь отбить и камни и три стрелы, если их выпустить разом, – предупредил его средний сын главы рода.

Он ждал, пока Борис поймет всю безвыходность своего положения.

Борис, наконец, медленно опустил саблю, отбросил ее и нож в стороны. Они звякнули о камни, и их тут же подобрали. Он сложил руки на груди, давая понять, что не сдался, а вынужденно подчинился обстоятельствам, и невольно вызвал уважение у приближающихся к нему вооружённых преследователей.

Его и Настю провели ущельем, потом боковым распадком, в котором оказались уступы, позволившие как по грубым ступеням великанов подняться наверх, и вывели к тому месту, где о чем‑то негромко торговались Мещерин и старший сын главы рода племенных вождей. Собеседник Мещерина казался чересчур спокойным. Узкие сощуренные глаза не позволяли угадать, с каким настроением он изучал золотую плашку. Позади его ног лежали две серые лохматые овчарки, и они заволновались, с утробным рычанием и вздымающейся шерстью стали приподниматься навстречу новым пленникам. Понадобился резкий предупредительный взмах кожаной плети, чтобы они поутихли. Мещерин повысил голос, так что его последнее требование стало слышно всем, кто был поблизости:

– … Есть условие входа к кладу, известное только мне. Если с моими спутниками что‑нибудь случится, я его не открою.

Старший сын главы рода с предательским усилием оторвал глаза от блеска золота плашки. Он задержал взгляд на раскрасневшейся от подъёма Насте, которая старалась встать ближе к Борису. Затем внимательно глянул на Бориса и на дракона на его груди. После чего переглянулся со своим средним братом, который и привёл их к нему.

– Хорошо, – прозвучал его ответ, то ли обращённый неопределённому собеседнику, то ли всем, кто стояли рядом.

– Придётся беречь их от Бату, – подтвердил соглашение с Мещериным средний брат. И объяснил пленникам. – Бату, наш младший братец, в детстве упал с лошади. С кем не бывает? Но он упал неудачно, повредил голову. – Он тихо засмеялся, но без приглашения разделить с ним этот натянутый смех. – Лучше вам от нас не убегать. С ним договориться много сложнее.

Братья знали короткий путь к двугорбой горе. Было раннее утро, и желание сразу проверить, действительно ли изображение на плашке связано с тайной сокровищницы, подтолкнуло их направиться прямо к ней. Для своего сопровождения и охраны трёх пленников они отобрали десять воинов. Остальных с собаками послали к стойбищу, сообщить отцу о поимке Мещерина и об оказавшейся у них в руках золотой плашке.

До полудня без каких‑либо происшествий обошли теснину и преодолели гребень хребта, вышли к шумной горной речке. Половодье давно спало, и по обе стороны речки обнажились серые полосы накрытых галькой берегов, стиснутые кручами растрескавшихся стен. Чтобы облегчить и сократить путь, спустились крутым откосом небольшого оврага к левому берегу и направились по нему против течения. Прибрежные утёсы постепенно становились все выше и неприступнее. Солнце подбиралось к точке наивысшего подъёма, обдавая ущелье и путников жаром прямых вниз падающих лучей, и, если бы не близость прохладной воды и водяной пыли, безветренный воздух измучил бы духотой и не позволил идти так скоро, как они шли. Речка была довольно полноводной, хрустально прозрачной. Местами она грозно шумела, местами, как будто старалась быть ласковой, мягко журчала и беззаботно играла ослепительными солнечными бликами. В спешке, причиной которой было растущее возбуждение от надежды обнаружить сокровищницу, никто не уделял особого внимания Борису; это давало ему возможность держаться в хвосте отряда монголов и пленников, зорко посматривать на окружающие скалы. Мещерин и Настя подчинились общему настроению, и не помышляли о побеге, что, казалось, поняли оба возглавляющих отряд брата. А Борис не бросил бы их. Но он единственный не гадал о сокровищнице, весь в ожидании встретить условную отметину, которую должны были оставить казаки, если их не постигла подобная же, а то и худшая участь. Именно по отметине возле этой речки они накануне договорились отыскивать друг друга.

Борис увидал ее на другом берегу после небольшого поворота речного русла на юго‑восток. Среди обвала камней лежало корявое дерево средних размеров, вырванное с корнями, как будто оно сорвалось с верха утёса от сильного порыва ветра. Оно упало недавно, комья земли в корнях только начали сохнуть и мелкие листья еще хранили зеленую свежесть. Приглядевшись, можно было заметить, что пять нижних веток ствола обломаны. Дерево было тайным письмом. Для знающего о его назначении оно говорило, что атаман и все четверо казаков живы и находятся поблизости. Мещерин тоже участвовал в договорённостях с казаками по поводу способов общения в самых разных обстоятельствах, но как будто забыл о них или, увлечённый своими беспокойствами по поводу разгадок знаков плашки, не заметил этого условного сообщения.

Когда дерево осталось позади, Борис знал, что казаки, наверняка, следуют за ними и при удобном случае обязательно нападут. У него появилась уверенность, что с монголами удастся справиться. Надо только не прозевать, когда предприимчивые казаки предупредят о засаде и начале ватажного нападения.

Возглавляемые атаманом казаки, действительно, будто крупные хищные птицы, наблюдали за ними сверху размытого горной речкой ущелья, откуда весь отряд внизу был виден как на ладони. Они лежали у края скалы, прямо над тем местом, куда рыжеусый здоровяк сбросил дерево с пятью обломанными ветками. Увлеченные негромким обсуждением мер, которые нужно предпринять для освобождения своих товарищей, они не заметили в просвете под отвалом верха скалы коротконогой тени и ног крепкого мужчины с небольшим боевым луком в руке. Тень скользнула от кустарников к отвалу скалы в трех десятках шагов за их спинами и приостановилась от предательского шелеста задевшей выступ одежды. По изменениям тени было видно, как ее обладатель пристроил стрелу на тетиву. Потом тень бесшумно обошла край отвала.

Бату, – а это был он, – спустился пониже, ближе к казакам, укрылся за острый угол скального выступа и расчетливо прицелился в спину атамана, – тот как раз начал грузно подниматься с колена. Внезапное, безотчетное чувство близкой опасности заставило Бату проворно развернуться. Задние лапы тигра‑людоеда вдавили в землю сухую траву у тех самых кустарников, из‑за которых сам же Бату вышел минутой раньше, мягко подрагивали от напряжения, изготовились к сильному прыжку, и целью для прыжка был как раз он.

Тигр не увидел у развернувшегося узкоглазого мужчины ни дракона на груди, ни способного разбить нос ружья в руках и прыгнул к нему открыто, намереваясь расправиться одним мигом… Навстречу мелькнула стрела и, будто клюнул орёл, разом ослепила его глаз, острой болью пронзила мозг. Человек метнулся под пробитый глаз, и людоед не заметил, куда, пролетел мимо добычи. Лапой он, по кошачьи, ударил по причине ослепления, переломил древко стрелы, и ответная жуткая, невыносимая боль в голове вызвала у него неистовое остервенение. Здоровым глазом он отыскал виновника этой боли; изо всех сил изрыгнул чудовищное рычание и кинулся на врага, на острие ловящей его живот сабли.

Монголы и пленные внизу ущелья нестройно остановились. Растянувшись по берегу и задрав головы, они безмолвно гадали, что происходит там, за верхом скал, откуда разносились взвизги и свирепое рычание огромного зверя. Один Борис невольно сжал кулаки и нахмурился. Он полагал, что единственный знает, с кем сцепился хищник. Но он ошибался, тигр бился не с казаками.

Распоров тигру живот, Бату отскочил за пределы его бешеных ударов лапами, отступил от зверя. Тот цеплялся за последние мгновения жизни и, оставляя позади кровавые полосы, упорно полз к нему на брюхе, как будто всё ещё надеялся отомстить последнему врагу. Бату тяжело дышал, его шею и плечо избороздили глубокие царапины, а правая ладонь, обрызганная кровью хищника, липла к рукояти сабли. Он обошел умирающего, но всё ещё опасного, необычно крупного людоеда, подобрал свой лук. В схватке тигр наступил на деревянную основу и переломил в изгибе. Бату отбросил сломанный лук, отстегнул бесполезный колчан со стрелами, отбросил и его. Затем прошел туда, где видел казаков. Их и след простыл. С вершины утёса он с ненавистью и презрением глянул вслед веренице отряда, который после минутной остановки скоро уводили его старшие братья. Они тяготились любой задержкой, торопясь к сокровищнице Бессмертного.

Солнце прошло верх небосвода и даже у воды стало душно, когда тем, кто шли во главе отряда, наконец, открылся вид на очертания серой, с пятнами зелени по нижним и пологим склонам, двугорбой горы, чем‑то напоминающей спину верблюда. За нею сияли белым снегом вершины бесконечного хребта. Прошли еще полчаса, и тогда послышались отзвуки плеска небольшого, но высокого, звучного водопада.

Забывая об усталости, все ускорили шаги в направлении плещущего шума, потом вышли к самому водопаду, изумляющему своим видом. Вода срывалась с головокружительной высоты, широкими тонкими струями билась о скальные выступы, распылялась на них, и полупрозрачной, скользящей вниз завесой из множества струй и водных бусинок шумно пенила овальный заливчик по ту сторону речки. Водопад щедро насыщал воздух распылённой влагой, дарил оживляющую прохладу.

– С озера падает, – для Мещерина показал рукой наверх старший сын главы рода.

Зачарованно глядя на водопад, Мещерин первым шагнул в речку. По грудь в холодной воде он впереди остальных перебрался на другой берег и от него к заливчику, чтобы раствориться за ниспадающей водной завесой.

Насквозь промокший он быстро вышел из заливчика на кромку мокрых камешков и разных камней, обеими ладонями стёр воду с лица и осмотрелся. Согласно рисунку не плашке, в этом месте должен был находиться укрываемый водопадом от посторонних глаз проход внутрь скалы. Даже при ослабленном и радужно волнуемом завесой водопада дневном свете он быстро обнаружил его очертания. Когда‑то проход был заделан камнями и, очевидно, был незаметным, но века и землетрясения расшатали и разрушили кладку. Над завалом камней образовался лаз, в который при желании вполне пролезал взрослый мужчина.

Не позволяя никому опередить себя, он отринул колебания и сразу полез за завал. Бориса монголы побаивались, не отпускали без присмотра, и за Мещериным последовали воины. А последними осторожно преодолели лаз сыновья главы рода. Внутри просторного, несомненно, когда‑то проделанного людьми прохода устоялись запах сырости и плесени, а слабо проветриваемый воздух словно нанизывался на глухое звучание, вызванное шумом падающей в речку воды, которое за продолжительное время своим однообразием, казалось, способно было свести с ума. Оно слышалось сзади и впереди, как будто проникало сквозь всю скалу, и позволяло двигаться в кромешной тьме. Крайне осторожно, на каждом шагу прощупывая шершавый и склизкий пол ногами, они прошли весь проход, в конце концов приблизившись к бледному, размытому пятну света. Свет просачивался через узкий выход, который за сотни лет почти весь залепился корнями травы с землёй и снаружи зарос деревьями, кустарником и стал похож на звериную норку. Чтобы выбраться наружу, пришлось ножами прорубать необходимое отверстие. Пленникам оружия не доверяли, воины рубили и разгребали землю, ветки и корни сами. Прошло не меньше трети часа, прежде чем они проделали дыру, которая позволила всем выбраться на тихую и мрачную, накрытую тенями высоких скальных откосов полянку. Как огромным венком, обрамляемая зарослями полянка была зажата в котловине. Но котловина эта в южном направлении давала возможность покинуть её и достичь крутого склона, по нему подниматься в гору, словно указывая направление тем, кто смог преодолеть тайный проход, к вполне определённой цели.

Заделанный камнями проход, скрытый для непосвящённых завесой водопада, тревожная сумрачность полянки, на которой они очутились, подтверждали, что изображение на плашке не было произвольно нацарапанным рисунком. Пока всё говорило о том, что они были на верном пути к раскрытию тайны давнего и страшного века. Мистическая связь этого места с безымянными предками, невидимый, но витающий вокруг мрачный призрак Чингисхана, как будто разбуженный их непрошеным появлением, начали тревожить Мещерина и монголов. Они притихли. Их близкое к трепетному страху настроение передалось и Насте. Она цепко схватилась за руку Бориса, и уже не отпускала на всем подъеме.

Заросший склон заканчивался пологим уклоном, который понемногу выравнивался. Низкие заросли выпустили их на прогалину лужайку, и за ней раскрыла зев большая, сужающаяся в отдалении расщелина. Суровые и грубые, как древний мир, очертания начала расщелины даже в дневное время вызывали смутное беспокойство. Вдруг Настя нарушила окружающую дремотную тишину испуганным вскриком. Она и второй рукой вцепилась в Бориса, уставилась на трухлявые останки скелета человека, как будто пытающиеся укрыться в густом разнотравье. Мягко высвободившись из её рук, Борис оглядел это место, оценил, как удобное для засады, и, опустился на колено, склонился над скелетом. Там, где у хозяина скелета когда‑то находилось сердце, он пальцами несколько раз ковырнул землю, но, казалось, без особой надежды найти то, что рассчитывал. К своему удивлению, действительно, обнаружил бурый наконечник стрелы, как червями, насквозь изъеденный ржей. Наконечник был древним, трехгранным, от боевой стрелы, какими стреляли из больших, почти в человеческий рост китайских луков.

Неподалеку оказался еще один скелет с нелепо вывернутым назад черепом. Он тоже был древним и трухлявым. По мере того, как они углублялись в расщелину, им встретились еще более десятка останков скелетов, положения которых говорили о насильственной смерти, некогда принятой их обладателями. Никто не осмеливался высказывать предположения и догадки о причинах их нахождения в этом месте. Время не позволило смываемой дождями земле скрыть эти останки от чужих глаз, и чудилось, души их хозяев были наказаны проклятием и витали поблизости, чтобы напоминать о судьбе, уготованной тем, кто намеревается без спроса беспощадного хозяина нарушить покой тайны сокровищницы. Но это предупреждение никого не остановило.

Подъем за расщелиной, где не было и намёков на тропинку, которая изображалась на плашке, оказался сложным. Приходилось хвататься за ветки кустарников и корявые стволы деревьев, чтобы не падать и не скатываться, не соскальзывать между ними. Почти все с облегчением вздохнули, когда забрались к короткому уступу и наткнулись на тёмную обветренную скалу. В ней обнаружили узкий, весь в зарослях проход, и этим проходом, расчищая его, по одному прошли к стиснутой тремя стенами площадке. Только с левой стороны площадки открывался вид на расположенные ниже горы, но за её краем оказалась пропасть глубокого ущелья, на дне которого недовольно урчала зажатая каменными обрывами речка. Площадка и стены трех обрамляющих её скал, довольно низких, но неприступно отвесных, дарили впечатление никогда не тронутой первозданности; трудно было поверить, чтобы здесь ступала нога человека.

Однако по рисунку на золотой плашке они убедились, что именно этой площадкой заканчивалась тропа подъема, в этом самом месте надо было искать крест и иероглиф входа. Кроме внешне равнодушного, скрестившего руки на груди, Бориса и Насти, обеспокоенной любопытством, однако предпочитающей держаться ближе к нему, остальные не тратили время на отдых, сразу же занялись неистовыми поисками. Искали долго, но без успеха. Разочарование от неудачи и усталость охладили их начальный пыл.

– Где же условие, о котором ты говорил? – с улыбкой, которая не предвещала ничего хорошего, напомнил Мещерину старший сын главы рода племенных вождей.

Мещерин слегка вздрогнул от этого напоминания, как если бы удивился, что забыл о нём. Посмотрел на ясное небо, на послеобеденные горные тени по ту сторону пропасти и ущелья, что‑то вспомнил, помрачнел. После чего пожал плечами и вымолвил:

– Надо ждать.

4. Тень креста

Потревоженные Бату казаки были уверены, что он был не один, что за ним идут воины рода или даже всего племени степняков. Пока он насмерть дрался с тигром, они, словно птицы, которых вспугнули, скоро удалились от ущелья с речкой, скрылись в горной смешанной рощице. Сверяясь с расположением солнца, они продвигались в том же направлении, куда повели своих пленников монголы. И когда взобрались на гребень пригорка, увидали очертания двугорбой горы, – увидали ее раньше тех, кто двигались берегом речки. Однако необходимость преодолевать всевозможные подъемы, спуски, поиск самых удобных мест для подъемов и спусков увеличили для них общий путь, потребовали затрат многих усилий и времени. Они начали сомневаться, что успеют перехватить отряд монголов на подходе к водопаду, по ходу изменили замыслы действий, решив напасть на них уже возле цели своего путешествия.

Оба смежных озера и радуга над водопадом открылись их взорам сразу, с ребра горы, на которое они забрались, чтобы не обходить ее широко раскинувшееся подножие низом. Вид перед ними радовал глаз своей необычной красотой. Под голубыми небесами медленно плыли несколько воздушных замков из белых облаков. А на подоле соседней двугорбой горы, который образовался, как естественный большой уступ внизу горной кручи, будто огромные алмазы, сияли два озера удивительно правильных очертаний, представляющие собой две чаши, до верху наполненные прозрачно чистой проточной водой. Их можно было бы принять за единый водоём, округлый, чуть растянувшийся для того, чтобы занять почти всю поверхность уступа, не будь между ними прямой разделительной полосы из каменной насыпи. В западное озеро, то, что подальше, впадала речушка. Как чешуёй блестя отсветами солнца, она огибала двугорбую гору, змеиным хвостом прячась за нею, но, казалось, начиналась где‑то вдалеке на юге, в ледниках едва различимых, подпирающих небо вершин. Ледниковая речушка непосредственно питала лишь одно озеро, словно мать, проявляющая искреннюю и подлинную заботу только о собственном ребёнке. Из него же хрустальная вода через разделительную каменную полосу переливалась в восточное озеро, расположенное ближе к казакам. А из широкого носика восточного озера стекала водопадом, неугомонное ворчание которого разносилось по окрестностям. Тень облака постепенно накрывала водопад и озёра, как будто ревниво переживая, что их ласкают жаркие лучи красноватого послеполуденного солнца. Но облако не было сплошным и большим, и тень ожидал только временный успех.

Припоминая рисунок на плашке, казаки быстро пришли к выводу, что площадка с таинственными знаками, где заканчивалась процарапанная на золоте тропа, должна находиться у стыка озер, за каймой из трёх расположенных под отчётливо прямыми углами скальных плит, и потому невидима там, откуда они смотрели. Чтобы убедиться в этом, им надо было сначала попасть к озёрам. Но ребро гребня, на котором они стояли, обрывалось перед ними неприступным откосом, и спуститься по нему, не сломав себе шею, казалось невозможным. Им пришлось начать трудный спуск вдоль самого ребра, не зная, добрались ли до площадки монголы и их пленники. Все же они надеялись их опередить и успеть подготовить засаду, – места для этого представлялись очень удобными.

Монголы тем временем, словно забыли о пленниках. Им разрешили без присмотра сидеть в углу площадки, где смежные плиты сгущали тень облака, в которой не было прохлады. Спиной привалившись к скальной плите, у которой некогда были расстреляны рабы, строители клада Чингисхана, Мещерин старался как‑то оправдаться перед спутниками, по его вине оказавшимися в столь незавидном положении.

– … Это всё дед по матери. Дед перед своей смертью поведал мне об этом кладе. – Он умолк, но как будто для того только, чтобы призраки недавнего прошлого окончательно пробудились и ожили в его памяти. – Седые волосы, борода… Святой старец, да и только. Лежал в постели и едва слышно рассказывал о каком‑то давнем предании. Думаю, он и сам не верил в него, лишь выполнял клятвенное обещание. Как сказку услышал от своего деда, а тот от своего. И как сказку, пересказал мне. Отчего‑то передавалось она дедом внуку, точно предсмертное покаяние не за свои, а родовые грехи. Трудно поверить, но это так. А я любил деда. Быть может, поэтому его сказка, которую он поведал мне при смерти, произвела такое впечатление. – Мещерин вновь прервал исповедь, сожалея о чем‑то, что вспомнил. Тихонько вздохнул и продолжил. – Вроде бы все смутно. Вымысел, правда, не поймешь. А забыть не мог. Как бес во мне поселился. Беспокойным стал, никак не мог выкинуть из головы… Что выкинуть? Бредил. Особенно ночами. Вдруг бред такой ясный, до жути подробный; аж пот прошибал. Чем я только не пробовал отвлечься? Попойки, игры азартные, с немцами в их слободе; женщины самые отчаянные… В войнах отличился по той же причине. Все надоело. Тогда решил умеренный образ жизни вести. Попробовал. И вроде легче стало. В монастырь хотел уйти, чтобы постричься в монахи. Книги начал читать, ни одной службы в соборе не пропускал… Однажды царь заметил меня искренне плачущим в Казанском соборе… – Горькая насмешка скривила его губы, когда он пояснил Борису и Насте: – Наш‑то молодой царь, Алексей Михайлович, любит раскаяния грешников. Разузнал про меня и решил, что я как раз из таких. Приблизил… Даже сам невесту стал мне подбирать.

Внимательно слушая, Настя при последних словах глянула ему в лицо; он в свою очередь посмотрел на Бориса. Тот молчал. Слушает, нет – не поймешь.

– … Новая метла по‑новому метет, – опять сумрачно посерьёзнел Мещерин. – Царь Алексей определился с боярами, что посольствам надо придать новое значение. И начал послов одного за другим проверять… Я как узнал, сюда выбирают посланника, так вновь нахлынуло. Особенно один кошмар мучил: вдруг возникают кроваво‑красное солнце и тень креста…

Он внезапно онемел, в отчаянии от ужаса вскочил на ноги, с перекошенным лицом протянул вперед трясущуюся руку, – послеполуденное солнце освободилось от покрывала облака, глянуло овалом над скалами и разлило по большей части площадки свой красноватый свет, распластав возле пропасти неожиданную тень.

– ОНА! – не своим голосом прохрипел Мещерин.

Это, несомненно, была тень креста. Слегка перекошенная, она выделялась внутри полосы солнечного света, которая являлась продольным вырезом у верха тени одной скальной стены. Правым концом перекладины крестовидная тень упиралась в край пропасти и будто сопротивлялась чьим‑то намерениям спихнуть её в обрыв.

Монголы оказывались ближе к этой тени. Они были поражены и напуганы её неожиданным появлением не меньше Мещерина. Все забылись в безмолвном оцепенении.

Борис первым отвлёкся от неё, пришел в себя и первым разобрался в происхождении этого явления. Площадка имела некоторое сходство с прямоугольником, вытянутым около и вдоль обрыва. Обрыв был обращённым почти к югу, а западная скальная плиточная стена, которая заметно уступала по размерам восточной, в верхнем правом углу имела ровную прорезь, а в прорези её создатели установили или вырезали каменный крест. По виду он был древним, обветренным и изъеденным трещинками, но в целом выдержал испытания временем и непогодой, которые не оставили на нём заметных повреждений.

Направляясь своим путем к западу, солнце с определенного времени дня начинало высвечивать скальную прорезь и этот крест с обратной стороны, отбрасывать их тени на землю. Сначала тень креста была сжатой и напоминающей обмотанную посредине большую палку. Но она перемещалась вместе с передвижением солнца, и её середина вместе с шириной прорези растягивалась возле обрыва пропасти, немного удаляясь от него. Медленно ползущее по небу облако могло десятки минут не пропускать яркие лучи, но не останавливало ход светила. Освобождённое плывущим облаком солнце в таком случае высвечивало уже тень явного креста. Что и произошло. Поэтому её появление оказалось для монголов и пленников таким неожиданным и пугающим. Только близ обрыва в пропасть отчётливо виделось углубление прорези, где крест некогда поместили, а затем укрепили. Его и не заметили. К обрыву приближаться охотников не оказалось, да к тому же надо было не побояться вскинуть голову, смотреть не под ноги, а на верхний угол скалы.

По мере разгадки причины явления страх отступал, сменяемый возбуждением от близости доступа к сокровищнице. Мещерин и степняки, мешая одни другим, бросились искать иероглиф входа, уже как‑то связывая поиски с крестообразной тенью. Они изрыли ножами место вокруг нее, затем простучали и тщательно прощупали участок стены под нею. Искали долго, но так ничего и не обнаружили.

Тем временем крестообразная тень перемещалась. Она прошла через положение, где имела самое отчётливое подобие креста, и стала укорачиваться из‑за наступления сплошной тени задней стенки прорези, как будто неторопливо съедающей её нижнюю часть. Смещаясь в сторону восточной стены, она становилась все меньше похожей на крест, не привлекала больше внимания разочарованных и раздражающихся этим разочарованием искателей сокровищ.

Наконец старший сын главы рода прикрикнул на своих людей, заставил их прекратить бесполезные поиски. Сощурив глаза в щелочки, он во всеуслышанье холодно обратился к Мещерину:

– Это и есть известный лишь тебе ключ к сокровищам?! За него ты торговался со мной?

Мещерин не мог скрыть, что исчерпал запас предположений и знаний о способах доступа к кладу.

Тогда монгол повернулся к своему среднему брату.

– Какой нам толк в этом кресте? Нам долго возвращаться и надо вернуться засветло. Приведем сюда завтра всех, кто здоров. Перероем здесь каждую пядь земли, а, если понадобится, простучим эти стены. Найдем знак входа без указаний тени.

– А что будем делать с ними? – кривой улыбкой обнажил жёлтые зубы его брат, кивнув на пленников. Но, казалось, уже знал ответ, созвучный его собственным намерениям.

– Этого хотел видеть отец. – Старший сын главы рода отвернулся от Мещерина. – А тех? Обоих связать и туда.

И он небрежно махнул полнеющей рукой в сторону пропасти.

Настя оказалась поблизости от места, где искали иероглиф входа, и ее тут же схватил похожий на хищную птицу кривоногий воин. Под ее отчаянные крики двое других подступили к Борису, с опасливым ожиданием его яростного сопротивления вынули свои кривые сабли. Их обманула и обрадовала его внешняя покорность судьбе, как если бы он смирился с неизбежностью своего конца. Присев на корточки, он сложил ладони перед лицом, будто предался молитве… Но внезапно черпанул пригоршней разрытую ножами землю, в кошачьем прыжке бросил её всю в глаза тому, кто оказался неопытнее и ближе напарника. Воспользовавшись замешательством ослеплённого воина, перехватил держащую оружие руку, ребром ладони молниеносно рубанул по горлу и, выхватив из руки саблю, толкнул безвольное тело на саблю второго степняка. Единственным выпадом клинка он разделался и с ним, чтобы тут же кинуться к кривоногому монголу, который тащил к пропасти отчаянно сопротивляющуюся девушку. Кривоногий вынужден был оглянуться и ослабить хватку стервятника, так как ему пришлось живо схватиться за рукоять кинжала. Он взвыл, укушенный Настей за ухо; а она, как дикая кошка, извернулась, вырвалась из единственной держащей её руки, метнулась к Борису, чтобы спрятаться за его мускулистую спину. Прикрывая её, по‑звериному сверкая зрачками, Борис отступил к стене с крестом, при этом дополнительно вооружился, подобрав саблю второго убитого степняка. Это произошло так быстро, что остальные воины не успели разобраться, кому из своих помогать в первую очередь и только мешали одни другим.

Они как‑то разом пали духом. Никто из них не решался напасть на угрожающе играющего двумя саблями Бориса, каждый хотел, чтобы вперёд ступил кто‑то другой.

Старший сын главы рода выругался, грубо вырвал у растерянного молодого воина единственный дротик, который был в отряде. Чтобы Борис не смог отбить дротик с лету или увернуться, следовало бросить его внезапно и с чрезвычайной силой. Сосредотачиваясь, монгол подкинул и поймал дротик, казалось, прикидывал его вес, затем перекинул из руки в руку. И вдруг необъяснимое поведение Мещерина остановило его.

– Шанг! Вход! – выкрикивая эти слова, Мещерин кинулся к дротику, чем вызвал всеобщее удивление. – Там вход! – Рукой он показывал на стену, противоположную обрыву пропасти.

От тени креста, когда она достигла двух третей расстояния до восточной стены, осталась лишь тень поперечной перекладины и столбика над ней. Тень дротика скользила по траве, на мгновение легла сбоку, и вместе они образовали подобие иероглифа , изображённого на плашке, но с зеркально отражённым направлением поперечной стрелки. Заметил это только Мещерин, и догадка, как обнаружить вход к кладу, промелькнула в его голове, словно вспышка молнии в мглистой ночи. Озадаченный его странным поведением старший сын главы рода не позволил ему отобрать дротик, и тогда Мещерин встал с вытянутой рукой так, что тень руки упала как раз посредине тени столбика креста. Направление ладони указывало на противоположную обрыву пропасти стену, на вполне определённый участок скалы. Оба брата и другие монголы застыли в изумлении, затем невольно подчинились излучаемой им уверенности в своей правоте.

О Борисе с Настей на время забыли. Но они больше никому и ничему не доверяли. Переместились в угол стыка плит стен, оттуда наблюдали, как остальные столпились, чистили от наростов и осматривали место, куда показал Мещерин. Радостные возгласы подтвердили, что там обнаружен иероглиф входа.

Выбитый на скале рисунок иероглифа оказался на уровне груди взрослого мужчины, на участке стены напротив острия дротика, приложенного на земле к средине тени отвесного столбика креста. Выполнен он был разрозненными неглубокими штрихами и таким образом, что заметить его было трудно, а найти без помощи тени креста – почти невозможно.

Соскребая ножом всякую труху, освобождая от неё стену вокруг обнаруженного иероглифа, Мещерин убедился, что штрихи, из которых состоял этот знак, выбиты на тщательно обработанном камне в локоть шириной и такой же высоты. Под ним и над ним были другие обработанные камни, тоже в локоть шириной, но высоты много большей. Подпирающий снизу когда‑то закопали, и теперь он, как будто вырастал из земли, а верхний – давил на нижние тяжестью глыбы. Была ли сверху одна огромная глыба, размером до края стены, или несколько глыб сложили вместе, оставалось загадкой. Чтобы разгадать её понадобилось бы расчистить полосу стены почти до самого верха. Однако выполнять подобную работу в данных обстоятельствах представлялось затруднительным и ненужным делом.

Камни были вделаны в скалу с большой точностью, а с течением веков как будто срослись с ней, и стыковочные щели стали почти незаметными. Никому и в голову не пришло мучиться, выколупывать их из стены. Постучав по знаку рукоятью ножа, Мещерин разбудил глухой отзвук, как если бы в камне была воздушная полость. При простукивании вокруг знака отзвук был иным, отчётливым и коротким, указывал на сплошную породу. Мещерин посильнее стукнул по иероглифу входа, и снова раздался глухой отзвук, громче прежнего доказывая наличие скрытой за ним полости.

Монголы оттолкнули и оттеснили Мещерина, принялись колотить по знаку кто, чем мог. Били и оружием, били и камнями, которые бегом принесли со склона, – однако безуспешно. Неизвестно, чем бы они еще пытались воспользоваться, если бы не резкий повелительный окрик, который заставил воинов расступиться. К камню медленно приблизился старший сын главы рода, и в правой руке его был крепко сжат дротик.

Он замер перед иероглифом, сверля его широко раскрытыми глазами. Затем медленно глубоко вдохнул, размахнулся и с яростным, душераздирающим, переходящим в хрип выкриком, что было силы, вонзил железный наконечник в середину знака. Отражающиеся повторения выкрика и страшного удара, сопровождаемого хрустом раскалывающегося камня, разнеслись окрест, кое‑где вспугнули птиц.

Пробив камень, наконечник разворотил знак, скользнул в пустоту и разбил или выбил хрупкую каменную перегородку по ту сторону полости. В первые мгновения растерялись все, – из пробоины в грудь старшему сыну главы рода вместе с мелкой щебёнкой устремилась хлёсткая струя воды. Он продолжал держаться за дротик, словно не имел сил разомкнуть судорожно напряженные пальцы, и струя, как пробку, вытолкнула древко, в миг утолщаясь и усиливаясь, опрокинула его на спину.

Мещерин шажок за шажком тихо отступил. В воспоминаниях ярко промелькнуло московское впечатление от слышанного в немецкой слободе рассказа, – рассказа об умном голландском мальчике, который пальцем заткнул замеченную дырочку в плотине. Толще воды достаточно небольшого отверстия, чтобы вскоре разворотить преграду… Мещерин незаметно для монголов попятился и бросился к дальнему углу площадки, где увидел Настю и Бориса.

Пробоина стремительно расширялась. Напор толщи воды озера, казалось, без особого труда вытолкнул камень, на котором был выбит иероглиф входа. За ним сорвало и, как бревно, швырнуло каменную глыбу, что была над ним. Набирающим дикую природную мощь потоком выворотило из земли, смыло в пропасть камень, что был в основании, и скала задрожала. Из образующейся в стене щели вырывалась на долгожданную свободу ледниковая вода, которая заполняла озеро глубиной в четыре мужских роста, не меньше. Каменный грохот лишь вначале оглушал ближайшую округу; потом его сменил дикий, сумасшедший рев водной стихии, словно торжествующей победу от вида разрушения многовековой каменной тюрьмы.

Хлынувшим из чаши озера бурным течением сметалось всё, что оказывалось на его пути. Обоих сынов главы рода и почти всех воинов, либо раздавленных камнями, либо ещё живых, вопящих и бессмысленно размахивающих руками, смыло в пропасть. Только двоим удалось добежать до прохода, через который отряд попал на площадку, но там их подхватило боковым водоворотом, потащило вниз по крутому склону, безжалостно швыряя на деревья, на сучья и острые камни, терзая уже безжизненные тела, как игрушечные куклы.

Опрокинутый рукавом потока, Мещерин успел в падении ухватиться за ноги Бориса, но подняться ему не удавалось. Он судорожно заглатывал воздух и исчезал с головой в неистовой круговерти, устроенной водой близ стыка двух скал. Вынужденный удерживать и его Борис стоял, как человек, который намерен бороться до конца, упирался пятками в землю, а ладонями и ногтями в трещины, в шероховатости подрагивающих стен, всем телом прижимая в угол напуганную Настю. Время от времени холодная вода метнувшейся лапой хлестала по дракону на груди, по искажённому от напряжения лицу, доставала до ошеломлённой и напуганной девушки. И все же в самом углу площадки основному потоку делать было нечего.

5. Ловушки сокровищницы

Вначале бурное, течение воды замедлялось, его неистовая жажда разрушения ослабела, затем иссякла, и западное озеро угомонилось, казалось виновато притихшим. Слышался шепелявый, приглушённый шёпот речушки, она широко стекала в каменную чашу без надежды вновь её заполнить, так как вода тут же торопливо вытекала через щель в скале, пересекала всю площадку и срывалась в пропасть новым водопадом. Шум прежнего водопада прекратился: наполнять смежное, восточное озеро, из которого он изливался, стало нечем.

Сквозная щель в локоть шириной как будто разрезала противоположную обрыву пропасти скалу на две неравные части, из которых, правая, была заметно уже левой и продолжала сдерживать давление толщи воды восточного озера. В основании щели, после того как из неё вывернуло, унесло каменную глыбу, образовалась ямка; сквозь текущую над ней пенящуюся воду было видно, что дно ямки оказалось гранитной плитой, ровной, явно обработанной человеком. Плита эта простиралась под меньшую, правую часть разрезанной щелью скалы, и её назначение было непонятным.

Мещерина неудержимо влекло пробраться щелью к озеру и своими глазами оглядеть изнутри него обнажившиеся берега. Однако он медлил: слишком свежым было впечатление о страшном наказании за незнание всех условий проникновения в тайну сокровищницы Чингизхана. Золотую плашку смыло потоком вместе с монголами; но чем она могла бы ему помочь? Он помнил мельчайшие подробности всех нацарапанных на ней изображений, а о прорыве воды там не было даже намека. Какие же еще неожиданные опасности будут подстерегать его, если он не отступит от намерения дойти до конца?

Борис и Настя присели на мокрую траву в углу скал и явно настраивались после короткого отдыха возвращаться тем же путём, каким очутились на площадке… И он решился. Несмотря на предостерегающий оклик встающего Бориса, пробрался вдоль стены к самой щели. Толщина скалы у основания щели не превышала трёх локтей, а в просвете за ней ровная гладь водной поверхности застыла над грязью и остриями каменного дна озерной чаши. Он расчётливо поднырнул во встречный ток воды, который был ему по пояс. Его могло подхватить течением и выбросить в пропасть, но он ухватился за края ямки, подтянулся к ней ногами, после чего упёрся носками сапожек и распрямился вдоль дна, чтобы с помощью обеих рук схватить внутренние края щели, вынырнуть уже в самом озере. Он выбрался к глади озера, где вода была по колена, и вздохнул с облегчением.

Ему не верилось, что после испытанных потрясений, как и он, чудом оставшиеся в живых спутники отважатся последовать за ним. К его удивлению, когда он без определённой цели оглянулся, из потока в щели показались головы Бориса и крепко держащей его шею, судорожно глотающей воздух девушки, которые словно потеряли тела и сами по себе боролись с рвущимся наружу течением, настроенным подхватить их и унести назад. По скользким камням дна они пробрались в сторону от щели и лишь там встали на ноги. Стараясь тише всплескивать воду, с выражениями лиц оказавшихся в чужом и безлюдном доме воришек, они сделали несколько шагов по дну озера, коленями взбивая холодную воду, которая расходилась от них зябью и волнами, приблизились к нему и остановились. Никаких упрёков он не услышал, и у них любопытство взяло верх над здравым смыслом.

Все трое молчали, не смея голосами тревожить покой места, где их не ждали, не желали знать проявившие себя безжалостными и непредсказуемыми силы. Но смотрели во все глаза, и только Борис не испытывал волнения от ожидания увидеть нечто такое, ради чего на камне был выбит знак входа.

Это нечто могло находиться лишь под козырьком противоположного изгиба берега, внизу стены чаши безжизненного озера, где выделялись четыре похожих один на другой небольших свода пещер, ещё недавно скрытых толщью проточной воды. Мокрые своды по грудь мужчины выступали над голубоватой озёрной гладью, и расцвечиваемая солнечными бликами полутьма пещер как будто завлекала внутрь горы, под обрыв ее склона.

– Что это? – тихо спросила Настя, которая, как и Мещерин, неотрывно вглядываясь под эти своды, надеясь там найти объяснение их назначения.

Неуверенный голос ее, казалось, пробудил какие‑то новые гневные силы. За их спинами зашуршали и посыпались камни разделяющей озёра насыпи. Даже Борис вздрогнул, с тревогой в глазах обернулся. Смежное озеро было чуть шире за счёт невидимого, прилегающего к насыпи торца распоротой щелью скалы. С наружной стороны эта скала подпиралась гладким торцом другой, которая образовывала с ней один из углов площадки возле пропасти. Восточное озеро, таким образом, оказывала давление водой не только на насыпь, но и на торец меньшей части распоротой скалы, как будто выталкивало её из тисков насыпи камней и наружной стены площадки. Не выдержав торцового давления, меньшая часть скалы зашевелилась, и сдвинулась, разрушая насыпь, по которой покатились, застучали камни. Затем тяжело скользнула по гладкой и ровной гранитной плите под ней, как будто там были каменные валки, чтобы с грохотом замкнуть щель. В течение полуминуты от щели остался только стыковочный шов.

В месте повреждения насыпи из смежного озера прорвалась вода, сначала неуверенно, сверкающими, будто чешуйчатыми струями, потом, усиливая напор, и вдруг целым потоком. Водная поверхность у ног Мещерина, Насти и Бориса заволновалась, покрылась рябью, начала медленно, но неотвратимо подниматься. Уже в скором времени она обещала поглотить своды пещер, вновь скрыть их под водой.

– Куда?! – воскликнул Борис в спину Мещерину, который ринулся к пещерам, боясь упустить единственную возможность разобраться в смысле собственной жизни.

Борис бросился за ним с намерением остановить его, если понадобится, то и силой. Напуганная пережитыми опасностями и неожиданно возникающими угрозами ещё больших Настя кинулась следом, но споткнулась о камни на дне и с отчаянным вскриком упала, провалилась с головой под воду. Борису пришлось вернуться за ней, подхватить за руку, потащить за собой.

Они уже позабыли о существовании Бату. И тут он им напомнил о себе.

– Стойте! Не сметь! – отчётливо послышались его злобные выкрики. Сбегая от покатого склона двугорбой горы к краю уступа и берегу озера, он с угрозой размахивал обнажённой саблей.

И Борис, и Мещерин оказались перед ним безоружными, для сопротивления могли использовать только камни. Мещерина это мало заботило, он уже пригнулся под ближний свод, преодолевая сопротивление воды, сделал несколько шагов в зеве хода в пещеру. Однако, распознав в дальнем полумраке тупик, быстро выбрался обратно. Похожие тупики оказались и под следующими двумя сводами. И только под четвертым, из‑за особой игры отражаемого водой солнечного света неожиданно ясно увиделось черное пятно какого‑то знака. В первое мгновение Мещерину показалось, знак чудесным образом застыл в воздухе. Не раздумывая и не колеблясь, он ступил вперёд, и сразу провалился в углубление, по шею погрузился в воду, а когда на следующем шаге ноги потеряли дно, поплыл на этот знак. Вскоре он нащупал ступнями подъём дна и стал выбираться из холодной воды под просторный купол, помогая себе руками, подгребая ладонями.

Вода из смежного озера прибывала так быстро, что промежность между её волнующейся поверхностью и верхней частью свода пещерного хода сокращалось на глазах. Борис видел это, приостановился, глянул назад на Бату. Тот на бегу спрыгнул с берега и, пролетев над крутым скатом озёрной чаши, взметнул своим падением водные лепестки, на мгновение исчез за нами. Но как будто выталкиваемый невидимой силой, быстро вынырнул, отфыркиваясь и отплёвываясь от того, что попало в рот и нос. Не выпуская из руки сабли, он с кровожадными угрозами ринулся к нему и девушке. Берега озера были высокими, обрывистыми, скользкими, Насте без чьей‑либо помощи не удалось бы успеть взобраться наверх, и, чтобы не оставлять девушку наедине с враждебно настроенным монголом, Борис дернул её за собой под свод пещеры, куда уже уплыл, где пропал из виду Мещерин.

Расположение солнца было таким, что отсветы его лучей играли в кристально чистой неспокойной воде. Они отражались вдоль свода, бликами уходили внутрь пещеры, и в ней оказалось светлее, чем ожидалось Мещерину. Наспех обработанный купол напоминал объемное полушарие, а под его наивысшей точкой из ровного скального пола торчал столбик из тёмно‑серого камня. Пещера, её стены не пропитались влагой, доступ в неё воды, очевидно, сдерживался воздушной подушкой; подтверждением чему был тяжёлый для дыхания застоялый воздух, который не успел выветриться за короткое время, когда поверхность озера упала и обнажила выход наружу. Пол как будто застилался многовековым слоем грязи, но грязь тоже была не подводной, не липкой. Оставляя на ровном покрове грязи мокрые следы подошв сапожек, Мещерин медленно обошел столбик, на котором некогда укрепили выполненный из черного гранита знак , завлекший его в эту пещеру, и остановился в растерянности. Чтобы идти дальше, понадобилось разобраться, выбрать: какой из двенадцати узких мрачных проходов, с их тревожной и подозрительной темнотой, ведет к сокровищнице? В голове промелькнула тревожная здравая мысль, что придётся возвращаться тем же путём, которым попал в пещеру, но уже проныривая под водой расстояние во всю длину пещерного свода. Так не лучше ли это сделать сию же минуту? Однако он отмахнулся от этой мысли, как от назойливой мухи.

Над всеми двенадцатью проходами были выбиты неясные изображения: над каждым своё. Но Мещерину они ничего не говорили. Он еще раз пробежался по ним лихорадочно напряжённым взором и, внезапно догадавшись, посмотрел на черный гранитный иероглиф, вделанный в камень верхней части столбика. Короткая стрелка усечённой перекладины указывала прямо в темноту крайнего справа прохода, и он с осторожностью приблизился к нему. С плеском воды под сводом показались освещаемые пятнами бликов головы Бориса, за ним Насти. Пока Борис помогал девушке и они его не заметили, Мещерин решительно шагнул в темноту. Плита скользкого пола с лёгким шорохом провалилась под ним, увлекла вниз, в мутную грязную жижу; тут же сбоку зашевелилась, начала сползать надгробной крышкой чёрная глыба… От внезапно холодной ясности мысли, что ловушка вот‑вот накроется, и это будет конец, сжалось, на мгновение отказалось биться сердце… Но за многие века ожидания жертвы что‑то испортилось в приводном устройстве, глыба замедлила сползание, неохотно приостановилась. Надежда окрылила Мещерина. Он попытался выбраться, делал это торопливо, неловко, и, едва ухватившись за край обрыва пола, тут же соскальзывал обратно. Проклятая, сделавшая все склизким жижа не хотела отпускать его.

– Помогите! – сам собой вырвался из него сдавленный хрип.

Он прислушался. На зов кто‑то спешил; чье‑то лицо тёмным призраком склонилось над ловушкой… Мещерин отпрянул: это был Бату! Чтобы оказаться в пещере, Бату пришлось уже плыть под водой, он был насквозь мокрым, мокрой была и сабля в его руке. Еще тяжело дыша, он присел над ловушкой, оценил, насколько устойчиво, надежно замерла глыба. Она дрогнула, и он протянул руку Мещерину.

– Хватайся! – приказал он. – Я поклялся, ты умрешь последним!

Он вытащил Мещерина и оставил его, будто зная, что тот прочнее, чем железной цепью, прикован к сокровищнице, и пойдёт следом, чтобы любой ценой узнать её тайну. Затем побежал к другому проходу, где пропал в сплошной тьме, как будто растворился в ней. Приближаясь к тому входу и опять всматриваясь в нечёткое выбитое сверху изображение, Мещерин наконец‑то разобрался, что оно означало, – свинью, похожую на ту, что он столько раз видел процарапанной возле одной из двенадцати граней золотой плашки. Двенадцать граней плашки, двенадцать мрачных проходов, и только проход под изображением свиньи вел к сокровищам. Тяжелое разочарование, казалось, приобрело вещественную тяжесть, грузом навалилось на плечи Мещерина, – не он первым увидит сокровищницу такой, какой ее оставил сам Чингисхан. Первым после Бессмертного ее увидит Борис, который искал его и с ходу разгадал значение и назначение изображений.

Усталость от такого вывода подтолкнула Мещерина к воде у свода. Надо было смыть с себя склизкую жижу и, если ни первым, хотя бы чистым явиться к месту близкой к разгадке тайны этой горы.

Он вздрогнул, услышав позади, как старчески закряхтела, стронулась глыба и наглухо накрыла ловушку.

Мещерин не ошибся, Борис, действительно, полагал, что тот скрылся во мраке зияния под изображением свиньи. И когда вооружённый Бату вынырнул у свода и, увидев его и девушку, выразил на лице хищное удовлетворение, он не стал тратить время на уточнение этого предположения, осматривать грязь в поисках оставленных следов Мещерина, поспешно шагнул в ту же мрачную темноту. Настя выпустила его руку, но не отставала, следуя за вызываемым им шорохом. Вскоре он споткнулся о высокую ступень, расцарапал левую голень и стал осторожнее, замедлил шаги. Ощупывая ногами ступени лестницы, они поднялись кверху, затем вдоль стены пошли узким и меняющим направления проходом. Тьма была, хоть глаз выколи, им приходилось с предельной настороженностью ступать вперёд и заворачивать, потом только спускаться по каменным лестницам, небольшим, в пять‑шесть ступеней, между которыми идти короткими ходами. Казалось, это был путь вглубь земли, где находилась преисподняя. Воздух стал затхлым и каким‑то безжизненным. И всё же Настя до ужаса боялась наступить в темноте на что‑нибудь живое, на какого‑нибудь гада. Однако тишина стояла мертвящая, гнетущая, если в этом месте и обитало что‑то живое, в звуках оно себя не выражало и под ноги не попадалось. Неожиданно Борис натолкнулся на поперечную стену. Они очутились в тупике. Но справа он нащупал массивное кольцо. Оно было из металла, который оказался изъеденным ржей настолько, что ржа крошилась под пальцами.

Вслепую изучив пальцами углы препятствия, он уперся ступнями ног в шершавую правую стену прохода, спиной в противоположную ей, и на такой распорке потянул кольцо на себя. Он тянул изо всех своих недюжинных сил, покрылся каплями пота, и когда начал терять надежду добиться успеха, вдруг раздался тихий скрежет. Каменная плита, в которую было вделано кольцо, чуть сдвинулась, словно заключённый в ней дух неохотно пробуждался из глубокого колдовского сна.

– Свет!

Девушка произнесла это негромко, и в голосе ее угадывалось неистребимое женское любопытство, из‑за которого она невольно успокаивалась, избавлялась от пережитых страхов. Мимо потянуло сквозняком. Впервые за долгие века спёртый воздух стал перемещаться, устремился из тёмного прохода в невидимое за плитой большое пространство. Борис сообразил, что воздушная подушка больше не мешала поднимающейся в озере воде заполнять оставленную позади пещеру, и в скором времени обратный путь будет отрезан. Но он не сказал этого девушке. Надежда выбраться наружу теперь была только в бледном свете, который привыкшие к тьме глаза уловили за тонкой щелью. И он удвоил усилия. Набирая медленную скорость, плита с глухим скрипом покатилась на каменных валиках, отошла в сторону, как бы съедаемая углублением стены у его левого плеча.

На них слабо дохнуло другим воздухом, сухим и свежим, и они без колебаний вышли на ровный уступ, чтобы невольно остановиться от изумления. Каменная лестница с двумя дюжинами ступеней будто предлагала спуститься в просторный, застывший в древнем величии зал, но они стояли, привыкая к увиденному.

В дальней стене выделялась ровная поперечная щель, которая впускала полосу обильного солнечными оттенками дневного света. Щель была на уровне живота мужчины, казалась не длиннее дротика‑сулицы, и от нее свет беспрепятственно струился, рассеивался по всему залу. По мере удаления от щели он становился мягче, словно тонул в тумане, и до противоположной части помещения достигал настолько размытым, что оставлял ее в сером полумраке. Встав на передние лапы и позеленев от времени, спиной к погруженной в полумрак стене застыл убедительно представляющий свирепость дракон. Сверху лестницы этот бронзовый дракон виделся лишь сбоку, и нельзя было различить, что он удерживал в приоткрытой зубастой пасти. В таком же положении стоящих на передних лапах, спинами к боковым стенам застыли ещё по дракону, оба каменные, с замечательно отчётливыми мордами и телами. На клыки в их могучих пастях были надеты массивные бронзовые кольца, бархатно позеленевшие от времени, а на кольцах замыкались крайние звенья двух тяжелых бронзовых цепей. Эти цепи провисали поперек зала, тянулись от клыков одной каменной пасти к клыкам другой, их звенья были массивными, крупными. И было для чего. На цепях недвижно висели на равном удалении один от другого двенадцать больших сундуков, все обитые бронзой, все в древнекитайском исполнении. Зеленовато‑бронзовые дракончики по углам каждого сундука намертво сжали пасти на звеньях цепей. Они веками удерживали сундуки над каменным полом, и, казалось, ничуть не устали, готовы были еще столько же веков продолжать это занятие. На каждом сундуке, словно охраняя его, лежал короткий, расширяющийся к острию китайский меч с золотой рукоятью в виде свившегося для беспощадного нападения дракона.

Не сразу выдавал своё присутствие у дальней стены ещё один дракон. Такой же бронзовый, как в полумраке возле каменной лестницы, но гораздо меньших размеров, он взирал на него, выступая лишь передней частью тела над той щелью, которая пропускала свет, и как раз дневной свет отвлекал от него беглый взгляд. Чтобы различить особенности тела того дракона, надо было всмотреться в его неброские очертания. Его когтистые лапы, как будто пронзали стену изнутри скалы и тянулись в зал к невидимым призракам. Пасть его тоже не бездействовала. Из нее свисала цепь, не толще причальной верёвки, зачем‑то нижним звеном приделанная к кольцу под впускающей свет щелью.

Дух и гнев драконов незримо витали в пространстве этой пещерной сокровищницы. Драконов сокровищницы не тревожили сотни лет. И, как будто потому только, что признали в цветастом драконе на груди Бориса своего сородича, они позволили незваному пришельцу из новых времён безнаказанно спуститься по двум дюжинам ступеней и приблизиться к провисающим цепям, к висящим под ними сундукам, которые давно позабыли, кто их когда‑то подвесил и зачем. Драконы пещеры следили за Борисом с четырёх сторон неусыпными взорами, но его это не смущало. Он снял с двух сундуков потускневшие от времени короткие мечи, разглядел их и примерил в руках. Следуя за ним по пятам, Настя с напряженным выражениям лица переводила взгляд с морды одного держащего цепи каменного дракона на морду другого. Она опасалась увидеть в них признаки непредсказуемого проявления гнева на святотатца, который посмел запросто прикоснуться к священным мечам. Но нет, на Бориса они не прогневались, точно решив посмотреть, что будет дальше. С мечом в каждой руке он повернулся спиной к тяжёлым сундукам, лицом к выступу у входа, крепко расставил ноги, ожидая появления Бату.

Ни Борис, ни Настя не предполагали, не догадывались, что поблизости, снаружи горного уступа казаки искали место, где они пропали из виду.

Казаки спускались по горному ребру, когда грохот вырываемых потоком камней, затем нарастание гула этого потока вызвали у них удивление и привлекли их внимание. Грохот и гул доносились оттуда, где была площадка, отмеченная крестом и непонятным знаком на золотой плашке. На их глазах водная поверхность озера, как живое существо, заволновалась, стала опускаться, постепенно обнажая внутренность каменной чаши. Заподозрив в этом событии некую связь с прибытием к площадке отряда монголов с пленниками, они, где пробежками, где, соскальзывая на подошвах сапог, срывая камни и щебень, под их перестук заспешили вниз и вскоре были на седловине. За нею они очутились на пологом склоне двугорбой горы, уже не так далеко от озер. И тут услышали новый шум, вызванный тем, что короткая часть скалы зашевелилась, потом двинулась и перекрыла щель, через которую вода покидала озеро, и увидали бегущего туда Бату. Он почему‑то размахивал саблей, что‑то выкрикивал, затем с разбегу спрыгнул вниз. Они тоже побежали и успели заметить головы Бориса и Насти, которые размерами не отличались от булавочных головок. Но когда подбежали к озеру, в нём уже никого не было, а водные поверхности обоих смежных озер выравнивались, успокаивались и медленно поднимались за счет притока из горной ледниковой речушки. Уровень воды западного озера достиг половины высоты чаши, накрыл козырёк скального выступа, и этого оказалось достаточно, чтобы они не видели сводчатых входов в пещеры, которые скрылись под водной гладью.

Исчезновение Бориса, девушки и монгола объяснялось лишь подводным ходом внутрь горы. И Вырви Хвост вызвался первым начать поиски этого хода. Раздевшись до гола, он нырнул, быстро осмотрел подводный участок стены. Остальные казаки и атаман наклонились над обрывом берега, с вопросительным молчанием глядели, как он появился на волнуемой им самим поверхности озера. Никто из них не решался задать вопрос, который их беспокоил. Вырви Хвост отрицательно покачал головой, и они разочарованно распрямились. Ему помогли выбраться на берег. Он схватил свою одежду, принялся до покраснения кожи растирать загорелое и поджарое тело.

– Холодная, чёрт, – ругнулся он, объясняя своё поведение.

– Да где‑то здесь они исчезли! – в сердцах заметил атаман, вновь осматриваясь и припоминая, как они спускались с ребра горы. – Мы же все это видели?!

– Ну что. Я следом? – скидывая одежду, громко проговорил Ворон и с берега вниз головой сорвался в прозрачную воду, пронырнул до самого дна.

Он проплыл у обрыва под берегом дальше того участка, который осматривал Вырви Хвост, и в тени козырька увидел своды проходов внутрь горы – сначала два, потом все четыре. Красноватые солнечные лучи пронизывали водную толщу у начала сводов, как будто приглашали заглянуть под каждый из них. Но Ворон вынырнул, не спеша, набрал полные лёгкие воздуха, только после этого снова ушел вниз, уже зная куда. На этот раз он поднырнул под ближний свод и в сгущающемся беспокойном сумраке плыл и плыл до тупика. Дотронулся, убедился, что пред ним стена, и, сильно оттолкнувшись от нее ногами, быстро, надеясь успеть, поплыл обратно. Задыхаясь, он вырвался из‑под свода и, отчаянно работая всем телом, устремился к воздуху, к поверхности – она бликами играла на солнце.

6. Главная тайна сокровищницы

Такую схватку Настя видела впервые. Под непрерывный лязг стали о сталь она жалась к стене возле хвоста могучего каменного дракона, который вместе с другими драконами, казалось, превратился в зрителя обещающего кровь и смерть зрелищного поединка, подобного бою гладиаторов на ристалище. Он возвышался рядом с нею, из пасти тянулись к пасти другого дракона бронзовые цепи с дюжиной сундуков на них, а возле и вокруг подвешенных сундуков яростно бились зрелые мужчины. Она смотрела во все глаза, так как исход их поединка должен был решить её участь. Когда ей чудилось, Борис пропускает выпад мелькающего клинка легкой сабли, она резко отворачивалась в сторону, под замирание сердца веки ее плотно смыкались… Но звон коротких мечей и сабли продолжался, она приоткрывала глаза, с облегчением убеждалась, что теперь отступает от взмаха тяжелого меча и чудом избегает опасной раны Бату.

Сабля легче, удобнее, не так утомляет руку в продолжительной схватке, она длиннее и опаснее при поединке без доспехов и на свободном пространстве, но два меча пока справлялись с ней, успевали закрывать Бориса от ее ударов. Бату не мог воспользоваться преимуществами сабли, – противник навязал ему необходимость сражаться вокруг подвешенных на массивных цепях сундуков. Ему приходилось следом за Борисом запрыгивать на сундуки, нападая делать ненадежные шаги по цепям, затем спрыгивать за оказавшимся на полу противником, не успевая достать его, – тот, прокатываясь под сундуками, оказывался за цепями, недосягаемый для стремительных, как броски кобры, выпадов смертоносного острия сабли, и вновь проворно вскакивал на ноги. При этом приходилось следить за опасными замахами страшных своей тяжестью мечей, избегать их ответных разящих ударов.

И все же Бату надеялся, что мечи измотают Бориса раньше, чем он сам устанет работать саблей. И эта надежда постепенно начала оправдываться. Его противник допустил серьезную ошибку в перемещениях и оказался вытесняемым, отрезанным от цепей. Бату тут же воспользовался преимуществами сабли, заставил его медленно отступать к полосе дневного света, и тогда огромная тень Бориса заметалась по всему помещению. Еще пара шагов, и прижатому к стене Борису отступать станет некуда!

Но в следующие мгновения Бату впервые за все время схватки испугался быть поверженным. Борис мгновенно напрягся всем телом; при яростном выкрике из его правой руки с замаха вырвался страшно закрученный меч, промелькнул Бату в ноги, на долю секунды лишив его мужества. Монгол едва успел отпрыгнуть в сторону, но не удержался на ногах, опрокинулся на пол. Меч заскользил по каменному полу через весь зал, и сквозь пронзительный скрежет царапающей пол стали послышалось предательское звяканье сабли, – отлетев от руки упавшего Бату, она острым концом ткнулась в стену!

Борис, как лев, рванулся вперёд и прыгнул, не позволяя монголу подняться. Однако тот успел прижать ноги и сильнейшим толчком ступнями в живот отшвырнул его обратно к стене, лопатками на полосу света. В зале мрачно потемнело. Обе драконьи лапы, которые торчали по краям щели, разве что не обхватывали Бориса, а головой он вскользь ударился о брюхо дракона, и оно нависло над ним, выступая бронзовым мордой к цепям с сундуками. Лучшей для него ловушки трудно было представить, она делала его совершенно беспомощным! Желая скорее покинуть её, он раскинул руки, уперся в драконьи лапы и со всей силы оттолкнулся, но… лапы рычагами подались книзу! Вместо того чтобы вырваться из ловушки, он опрокинулся на спину. Вместо того чтобы оказаться на ногах, повалился на каменную плиту под щелью. Плита от толчка спины качнулась, поддалась, начала вываливаться наружу, увлекая его с собою, не позволяя ему подняться. У шеи дёрнулась, зазвенела свисающая от пасти дракона цепь и, как будто от рывка, натянулась тетивой лука.

Поток солнечного света ударил в глаза Борису, ослепил его. Затем, словно в красном тумане, он увидал, что над ним возвышается стена почти отвесной скалы. Он лежал на плите, которая замерла вровень с полом зала, как бы продолжением шершавого пола наружу, к обрыву в ущелье. Удерживалась она натянутой в струну бронзовой цепью, а цепь от пасти дракона спускалась к кольцу в этой плите. Борис резко присел, чтобы сразу же подняться, и кольцо вдруг заскрежетало и дернулось. После многих веков воздействия непогоды и попадающего внутрь пещеры влажного и сырого воздуха штырь, которым бронзовое кольцо крепилось к плите, не выдержал рывка мужского тела, его выдернуло из места крепления. Вмиг провалившись под Борисом, плита устремилась вниз, и ему ничего не оставалось, как схватиться за кольцо на цепи, выпустить из руки и второй меч. Он невольно глянул под себя, где меч, медленно проворачиваясь в воздухе, полетел следом за плитою, оставив его совсем безоружным.

Он беспомощно висел на обрыве высокой серой кручи, мертвой хваткой вцепившись в кольцо у последнего звена бронзовой цепи, и осторожными движениями тела проверял надёжность цепи, одновременно искал глазами трещины, изломы, за которые можно было бы схватиться в случае, если бы подвела и она. По ущелью прокатился гулкий удар плиты о крупные валуны, затем разлетевшиеся каменные осколки стали шумно хлюпать по бурлящей воде. Он опять глянул вниз. Там, далеко под ним, вокруг влажных серо‑черных клыков валунов пенилась горная речка. На его глазах летящий меч стукнулся об один из клыков, раскололся надвое, а когда звон раскола достиг его ушей, обломки уже поглотились быстрым течением. Острые выступы серо‑черных клыков, как будто жадно поджидали и его падения.

Речка была той самой, берегом которой они вышли к водопаду. Однако в этом месте берегов не было, и сколько удавалось видеть её изгиб, она прорезала глубокую и довольно узкую теснину. Противоположные круче горы утёсы теснины были значительно ниже, и шедшее к западным вершинам солнце через проём, который образовался после откинутой упором его спины и сорвавшейся со штыря плиты, заглядывало прямо в зал сокровищницы. Из верхней грани проёма, как в пасти старого чудища, безобразно торчали два бронзовых зуба, – они‑то прежде и удерживали каменную плиту, соединяясь внутри стены с драконьими лапами. Стоило посильнее надавить на лапы, которые служили рычагами, лапы проворачивались, выдергивали зубья из гнёзд, и плита опрокидывалась простым толчком ноги. За счет тщательной обработки и ступенчатых граней плита в стыках со стеной не пропускала свет, ничем не выдавала своего назначения. И только посвященные могли знать об этой тайне.

Посмотрев наверх и не ко времени припомнив, как они проникли в сокровищницу, Борис в общих чертах разгадал, каким образом в случае нужды предполагалось забрать сокровища. Верные слуги поднялись бы тропинкой к площадке с крестом, при определенном положении на небе послеполуденного солнца обнаружили бы иероглиф входа. Пробив камень с иероглифом, один должен был погибнуть в бурном потоке воды из озера, другие – переждать где‑нибудь рядом, вероятно, на склоне горы, пока озерная поверхность опустится почти до дна и поток станет слабым. Потом живым слугам надо было пробраться в чащу озера и сводчатым ходом проникнуть внутрь горы. Затем достигнуть сокровищницы, чтобы, распахнув проём, быстро снять с цепей и подтащить к нему заполненные драгоценностями сундуки, не опасаясь, что вероятные преследователи доберутся до них тем же путём. Наполняясь речушкой, озера вновь поглотили бы и скрыли единственный вход в гору, и уже навсегда. А ночью, на спущенных с верха кручи веревках сундуки один за другим подняли бы туда и унесли.

И все же картина беспокоила незавершенностью. Чего‑то недоставало. Подтягиваясь по цепи к краю проёма, он понял, чего именно. Недоставало способа наказания самозванцев грабителей или врагов, если бы они каким‑то образом всё же узнали о способах преодолеть хитроумные препятствия на пути к кладу хана и чудом проникли в сокровищницу!

Бату ждал его в трех шагах от края проёма. Ноги монгола были широко расставлены, сабля застыла в руках, так что острый клинок придерживался левой ладонью. Холодная пустота в узких глазах давала ясно понять, какой ему предлагался выбор. Либо самому отпустить цепь и полететь вниз, либо погибнуть от удара сабли. Бату не намерен был позволить сильному противнику еще раз ступить на каменный пол зала сокровищницы, чтобы продолжить схватку.

– Приготовься умереть смертью, достойной воина, – надменно произнес он, сверху вниз глядя на Бориса.

Однако тот подтянулся на цепи, рассчитывая вовремя забраться в окно проёма и проскользнуть под бронзовую драконью лапу. Он надеялся, Бату не слышит приближения девушки, которая подкрадывалась сзади, двумя руками удерживая над головой короткий, но тяжелый для неё меч. Она слышно вздохнула, когда замахнулась, и монгол сделал движение вбок. Меч рассёк воздух рядом с ним и звонко выбил клинком искры из каменного пола. Второй раз замахнуться Бату ей не дал, хлёсткий удар ладонью по лицу отбросил девушку назад, к провисающим под тяжестью сундуков цепям.

Мгновения, потраченного им на то, чтобы уклониться от меча и ударить Настю, хватило Борису, чтобы при напряжённом усилии рук рывком перехватить цепь повыше, вскинуть ноги за край проёма на пол и оттолкнуться, перекатиться под драконью лапу, где он надеялся укрыться от первого, самого опасного выпада сабли. Но лязга сабли по бронзе лапы не последовало. Вместо этого яркое сияние нежданно вспыхнуло и заиграло в глубине зала! Развернувшийся к Насте Бату застыл от изумления; словно пораженный вспышкой молнии, он уставился на источник этого сияния. Туда же перевел взгляд Борис и… позабыл о времени и о месте, где находился.

Стоя на передних лапах, свирепый бронзовый дракон у противоположной, дальней стены почти касался головой потолочного свода пещерного зала. Прежде его, как покровом, укрывало полумраком. Но через обращённый к реке проём устремился свет опускающегося к западным предгорьям красноватого солнца, и едва Борис освободил этот проём, лапы, грудь и нижнюю часть морды дракона осветило, пронзительные лучи высветили то, что он скрывал в своей пасти. Большими передними зубами он цепко сжимал невероятно крупный алмаз, прозрачный и чистый, голубизна которого засияла в ореоле золотистого свечения. Казалось, внутри алмаза вспыхнула и загорелась ясная утренняя зарница.

Бату, как зачарованный, неуклюже стронулся с места и стал покорно, медленно приближаться к сиянию драгоценного камня. Наткнувшись на цепи, которые удерживали сундуки, он, будто на ватных ногах, обошёл их, ни на секунду не отрывая взгляда от пасти дракона, и не изменил направления движения, словно алмаз для него стал чем‑то вроде маяка для плывущего во тьме корабля.

Он вытянулся рукой к драконьей пасти, и накрытое его ладонью золотистое свечение неожиданно для Бориса и Насти погасло. В зале, казалось, наступили сумерки, и Борис стал приходить в себя, тряхнул головой, таким образом рассчитывая отогнать дивные видения чар. Он удивился, что не заметил, не услышал, как Бату отходил от них и оказался в другом конце помещения… Подобно внезапной искре, в голове у него мелькнуло подозрение…

– Назад! – вдруг повелительно закричал он в спину Бату.

Тот на мгновение замер, потом, как хищная птица когтями, рванул из бронзовых зубов намертво схваченный разом всеми пальцами чудо‑алмаз.

Верхние зубы дракона, соскользнув с алмаза, упали на нижние, злобно клацнули и высекли из вправленного в них кремня многочисленные искры. Почти все искры будто жадно проглоченные драконом, исчезали в его пасти. Внутри пасти едва слышно зашипело. Змеиный шип быстро нарастал, из пасти сначала потянуло, затем густо повалило белесым дымом; и вдруг, как изрыгаемое драконом, наружу с яркой вспышкой и треском вырвалось мстительное пламя. Языки огня, лизнув волосы Бату, вмиг опалили их. Он же только отступил на неполный шаг. Казалось, у него не было сил оторвать глаз от алмаза в своих ладонях, сияние которого приобрело огненно кровавый оттенок, заметалось бликами по всему помещению.

Гневным огнем вспыхнул порох в глазницах дракона, и тут же в задней части его вытянутой головы что‑то угрожающе загремело. Невидимая теми, кто находился в зале, там осветилась полость, до которой добрался червячок огня. Полость была наполнена порохом; от неё в язык дракона протянулась толстая бронзовая трубка, а у конца языка из трубки выступал треугольный позолоченный наконечник серебряной короткой стрелки. Словно разящее жало, стрелка в сопровождении новой грозной вспышки огня сорвалась с языка дракона, мелькнула в воздухе и вонзилась между глаз Бату. Он зашатался от её толчка, но не почувствовал боли и страха от огненного дыхания смерти. Чёрные, как уголь, глаза его продолжали неотрывно всматриваться в алмаз, на который капнула тёплая кровь, и, казалось, что отражение сияния в них просто стало от него скоро удаляться, расплываться, маня далеко‑далеко и навсегда, примиряя и с прошлым и с будущим.

Дракон внешне затих. Видимая часть представления о наказании одного из святотатцев завершилась. Но оставалась еще невидимая. Живым, тем, кто посмел вместе с Бату забраться в сокровищницу Чингисхана, давалась лишь непродолжительная передышка. Они не могли знать, что крошечный огонь вспыхивающего пороха неспешно бежал по змейке желобка внутри тела дракона. Желобок тянулся вдоль хребта к длинному хвосту, вместе с изгибами хвоста уходил под каменный пол и под стену. Перемещаясь по желобку, огонек иногда вроде бы затухал, но вновь набирал силу, тихо и недовольно шипя, упрямо бежал дальше.

Настя и Борис были слишком ошеломлены, чтобы разговаривать, двигаться. Им стало чудиться, любое движение в данной пещере может вызвать непредсказуемые последствия. Они не заметили, что на скрытый полумраком уступ за двумя дюжинами ступеней торопливо вошел Мещерин и, как они раньше, приостановился, чтобы привыкнуть к увиденному в зале.

Мещерина мало занимал еще дымящий пастью бронзовый дракон справа; он лишь вскользь глянул на Бату, который безжизненно завалился у его когтистых лап, грудью прикрыв сведенные руки. Как на участников потешного действа он посмотрел на Бориса и Настю, – они так и стояли невдалеке от проёма, через который щедро вливался дневной свет. Но могучие каменные драконы, которые держали массивные бронзовые цепи с подвешенными сундуками, отгораживая от него обоих спутников, – эти драконы, цепи, сундуки приковали его внимание, произвели впечатление. Именно в них ему почудился дух могущества древнего Завоевателя, который стал навеки бессмертным в памяти стран и народов после эпохи гибельных для многих цивилизаций походов своего хищного степного войска. Дыханием непрекословного всевластия монголов, их кровавого века, когда они безнаказанно казнили и презирали, кого и где хотели, дыханием, которое непосредственно коснулось и его предка, повеяло на Мещерина от вида подвешенных на цепях сундуков с награбленной во многих странах добычей, и по спине его пробежал холодок трепетного ужаса.

Наконец он неуверенно шагнул на ступень, затем на другую, и, ускоряя шаги, спустился вниз, чтобы быстро подойти к провисшим среди зала позеленевшим бронзовым цепям, к сундукам под ними. Следов замков на сундуках не было. Не обращая внимания на озадаченных его поведением спутников, он живо осмотрелся, выискивая, чем бы раскрыть эти сундуки, схватил, что попалось на глаза, – меч. Прежде, чем ему помещали, лезвие меча было втиснуто в щелку под крышкой, и он с силой надавил на рукоять. Скрежет бронзы, – она спеклась за века на подогнанных стыках, и теперь разрывалась от его усилий, – этот скрежет заставил Настю заткнуть уши и испуганно сомкнуть веки. Когда он ослабел, Мещерин уже свободной рукой рванул и откинул податливую крышку.

Золото, золото в самых разных изделиях и россыпи драгоценных камней, жемчугов заполняли сундук. Мещерин бросился к другому сундуку и поступил с ним, как с первым, втиснул меч в щелку под крышкой… Вдруг пол закачался, от мгновения к мгновению всё сильнее и сильнее задрожал. Под каменным полом, под стеной у хвоста свирепого бронзового дракона нарастал ни то гул, ни то безумный рёв, точно пробуждались от многовековой спячки, зашевелились множество неукротимых и полных разрушительной злобы демонических чудищ.

Но это были не чудища. В грубо обработанном прямоугольном чулане, в который внутри большого хвоста бронзового дракона добежал шипящий огонёк, сундуки из пропитанного лаком дерева, плотно заполненные порохом, стали взрываться один за другим, один от другого. Сундуки были наставлены до потолка, рядами и впритык боками и торцами. Мощь нарастающих от их взрывов огня и газов потребовала немедленного выхода, угрожая разрушить любые препятствия…

Уровень воды в западном озере продолжал равномерно подниматься, и от поверхности до верхнего края берега осталось меньше роста мужчины. Обеспокоенные атаман, Седой и одноглазый рыжеусый здоровяк стояли на берегу, напряжённо всматривались в подводный козырёк скалы, под который нырнули их товарищи. Под тем козырьком Федька Ворон обнаружил четыре затопленных входа в пещеры. Он сам убедился, что три из них заканчивались тупиками, а когда отправился проверить самый крайний, последний, не вернулся. Следом нырнул Вырви Хвост и тоже пропал. Каждый из троих казаков, которые ждали их на берегу, старался не показывать товарищам растущих тревоги и нерешительности. Что следовало предпринять, не зная о судьбе тех, кто не возвращались? И что же с ними могло произойти? То ли они оказались в пещере, и близость сокровищ клада заставила их позабыть об остальных; или на обратном пути из подводного хода им воздуха не хватило; либо там их поджидало какое‑то враждебное коварство? Предположений возникало много, а разъяснений получить было не у кого.

– А‑а, была, не была! – с взмахом руки воскликнул рыжеусый казак, как будто досадных мух, отгоняя от себя мучения неизвестностью. И повторил выражение Федьки Ворона. – Один раз живем!

После этих слов он скинул лишнюю одежду и спрыгнул в озеро. Его не удерживали и не отговаривали. Он проплыл под водой, однако поднырнуть под свод хода внутрь горы не успел. Всё вдруг закачалось, свод перед глазами зашатался, и он живо повернул обратно.

Чаша озера и водная поверхность заволновались от непрерывно усиливающихся сотрясений земли. С просыпающимися страхами не столько за себя, сколько за тех, кто оказались в плену горной пещеры, Атаман и Седой отступили от берега, который будто охватывал приступ лихорадочной дрожи. Они не искали причины такого явления, оба надеялись, что это небольшое землетрясение. Когда вынырнул одноглазый товарищ, Седой кинулся к обрыву, под который тот отчаянно подгребал, с самоотверженным намерением помочь ему выбраться из озера. Но было поздно. Сейчас же водная поверхность начала вздыматься, словно вспучивающееся брюхо невероятного существа, затем разорвалась близ рыжеусого пловца, и из бездны вырвались огонь, дым и камни.

– А‑а‑а! – в ужасе заорал рыжеусый казак, отчаянно пытаясь вползти по крутому обрыву к протянутой сверху руке, но не удержался на нём, сорвался в закипающую воду.

Вокруг него поднимался столб пара, и нарастающий рев газов быстро поглотил его безумный нечеловеческий вопль.

В стойбище монголов чумазые дети первыми заметили, как к небу за грядой скал и горным хребтом потянулся белесый столб пара, а черные хвосты дыма обвивали этот столб, опережали его в стремлении подняться выше и выше. Плотная волна тряхнула воздух, пронеслась над стойбищем, оставив после себя глухое дальнее урчание. Завыли собаки, забеспокоились другие животные; как перед землетрясением, из нор и щелей в скалах выползали змеи. Женщины, рабы побросали работу, смотрели на невероятно огромный столб пара, который уже достиг облаков, расползался среди них, сам превращаясь в грязное облако. Происходившее не было похожим на обычное землетрясение, тревожило тем, что казалось необъяснимым. Из юрт стали выбираться больные и немощные, а мужчины застыли в нерешительности.

Из своей юрты показался старик, глава рода вождей. Он опирался о плечо мальчика, своего внука, и нехорошее предчувствие горечью сжало его сердце, давно уже приученное быть равнодушным к любым переживаниям. Еще задолго до полудня вернулись воины, отправленные его старшими сыновьями, сообщили ему о поимке Мещерина и о золотой плашке, на которой указывалось на двугорбую гору, как на место тайны Чингисхана. И теперь именно от двугорбой горы донеслась весть о взрыве огромной силы. Тайна сокровищницы стояла за этой вестью.

Глава рода почувствовал невыносимую тяжесть на иссохших плечах. Он был слишком стар, чтобы тешить себя простительными для суетных женщин надеждами. Он понял, что сыновья его никогда не вернутся, что не он их будет встречать там, куда давно уже готовился отбыть, – а они его. И снова горечью, как ледяными пальцами, сжалось почти равнодушное ко всему на свете иссыхающее вместе с телом сердце.

Первые камешки, мелкие посланники взрыва огромной разрушительной силы, начали падать с неба. Женщины встревожено закричали, похватали детей, побежали к ближней пещере для невольников. За ними к укрытиям возле скал заторопились и остальные.

Только старик, глава рода не мог и не хотел бежать. Первый же камешек, летя с неба, разбил седую голову. Крик испуга застрял в горле его растерянного внука, когда он стал оседать к земле, затем повалился на чахлую траву. Внук не знал, что делать. Глаза старика были открыты, еще живы, и по‑прежнему нетерпимы к любым проявлениям немужской слабости, хотя и уставились в большую юрту.

Старик лежал в нескольких шагах от своей большой юрты и видел, как из‑под неё появилась голова черного коня. Сильный конь напрягся, уперся передними ногами в землю и, будто из ямы, выбрался наружу, поднимая на себе тяжелого грузного всадника. Он сразу узнал во всаднике Бессмертного и не удивился ему, давно устав ожидать этого свидания.

Чингисхан остановил коня рядом ним, с седла холодно объявил последнюю волю:

– Я забираю клятву с твоего рода, старик!

Ему сжало грудь, и он больше не смог вздохнуть.

Глаза его подёрнулись туманом смерти, хотя он видел, как плывет в воздухе всадник на черном коне. Плывёт и поднимается к замкам облаков, и облака те освещены кроваво‑красными лучами усталого солнца, которое клонится к горам где‑то там, на невидимом ему западе. Бессмертный удалялся на восток, в предвечернюю мглу, унося с собой клятву его рода, и старик больше не жалел о не возвратившихся сыновьях, взрывом сокровищницы разбудивших тень далёкого прошлого. Мрачное прошлое оставляло его род.

7. Выбор Мещерина

Задетые краем завала они высвобождались из него на ощупь, в полной темноте. Приходилось осторожно выбираться из щебня, острых камней, и Настя откашливалась от попавшей в нос и рот мелкой скальной крошки.

Их спасло, что Борис уже прятался от сабли Бату под бронзовой лапой дракона. И при первых же проявлениях страшной мощи подземных взрывов, почти не отдавая себе отчета в собственных действиях, он схватил ее за руку, кинулся под ту же драконью лапу возле похожего на окно проёма, чтобы попытаться найти укрытие под нависающим телом дракона. А стены, потолок сокровищницы мгновенно разъедались черными трещинами, они будто расползающиеся из клубка змеи брали начало под хвостом огромного дракона у противоположной стены пещерного зала и словно гнались за ними, превращая весь потолок в разломы, которые откалывались и рушились, уничтожали пещеру сзади них… Насте даже вспоминать было страшно, что потом началось и продолжалось, как показалось, целую вечность. Едва они с бега ухватились за бронзовую лапу и резко опустились возле неё, пещеру накренило, встряхнуло от чудовищного толчка, который отколол кусок горной скалы, и им повезло, что часть потолка рухнула огромной глыбой на цепи с сундуками. Глыба эта, будто гнилую верёвку, вмиг разорвала древние цепи, заскользила на раздавленных сундуках и звеньях обрывков цепей по полу и под вскрик ужаса прижавшейся к груди Бориса Насти, которой показалось, их сейчас раздавит, упёрлась под головой дракона. Два сундука после скольжения на цепях застряли в оконном проёме, лишив их света дня, а глыба превратилась в надёжную подпорку бронзового тела, создала подобие ниши, которую заваливало со всех сторон. Кусок скалы вместе с ними долго встряхивало и постепенно опускало, так что чудилось, глыба вот‑вот расплющит и тело дракона и тех, кто под ним находились. Им повезло, что этого не произошло. Только когда гул стих, а движение скалы вниз прекратилось, Борис отстранил девушку и принялся в сплошной темноте, как слепой, ощупывать завал, который их задел, а потом окружающее пространство. Они оказались с краю заваленной со всех сторон пустоты, и в этой пустоте можно было совершать ограниченные перемещения.

Когда они выбрались от бокового завала в пустоту под глыбой и стряхнули с волос, с одежды скальную крошку, Насте смутно припомнилось, что Мещерин как будто кинулся следом за ними. Быть может, он успел добежать до второй драконьей лапы, смог там укрыться? Оба молчали и прислушались, как если бы и Борис подумал о том же. Возле другой лапы что‑то зашуршало, словно там закопошились большие крысы. Потом скатился, тукнул об пол небольшой камень.

– Это он? – с надеждой прошептала Настя.

– Тебе помочь? – вместо ответа ей, негромко спросил Борис.

– Нет, – тусклым глухим голосом отозвался Мещерин.

Борис и девушка почувствовали облегчение: судя по голосу, Мещерин тоже отделался легкими ушибами. В темноте они не видели, но по звукам догадывались, что ему пришлось выползать из‑под рухнувшей на груду камней части стены, затем выбираться к ним на четвереньках.

Чтобы привстать, Мещерин ощупью уперся рукой в мелкий щебень. Но щебень сразу провалился под его ладонью в какую‑то дыру, и, опрокидываясь на плечо, он ударился локтём обо что‑то острое, раздражённо чертыхнулся. Пока вытаскивал руку из дыры, много ниже которой приглушенно журчала речка, послышался частый всплеск падающих в воду камней. Вместе с вынутой рукой в темноту западни проник рассеянный дневной свет, необъяснимо сумеречный, будто снаружи приближался вечер. Скальная крошка и щебёнка, как в воронку, заструились вниз, что расширяло дыру, и света через неё проникало всё больше, он становился насыщеннее, а непрерывные всплески внизу зазвучали отчетливее и звонче.

Пленников западни словно подтолкнул призрак надежды. Все трое разом наклонились, столкнулись лбами над воронкообразной дырой, и увидали, что под ними шумит водоворотом, пенится речка теснины. Борис ее уже видел раньше, когда висел на цепи, но теперь она оказалась гораздо ближе. Обзор через дыру позволял сделать однозначный вывод. Кусок скалы с тайной сокровищницей откололо взрывом огромной силы, и он под собственной тяжестью соскользнул по трещине откола, чтобы обвалиться в теснину. Сначала уперся, как на распорке, в противоположные стены, потом сполз до речки и неустойчиво впился в дно клиновидным заострённым основанием. Клиновидное основание частично перегородило течение, вода внизу поднялась, недовольно бурлила, образуя как раз под ними речной водоворот.

Дыра обзора могла образоваться только в пределах оконного проема. Однако почти весь он оказался запертым двумя сундуками. От вызванной мощными взрывами тряски сундуки переместились к окну наружу прежде, чем обвалился свод пещерного зала. Каждый сундук легко проходил в оконный проём, но один упёрся в торец другого, и они застряли вроде больших каменных обломков, а затем их накрыло всякой щебёнкой. Из‑за тяжести, которую они имели вместе с содержимым, их теперь даже пошевелить было невозможно.

Борис принялся с деловитой сосредоточенностью муравья, понемногу, однако довольно быстро проталкивать в дыру и пропихивать наружу щебневый хлам. Сначала освободил от каменного мусора сами сундуки, затем и пол возле них. Наклон пола к окну существенно облегчил ему данную работу, но полностью исключил возможность оттащить заполненные сундуки от оконного проема без помощи рычага или какой‑либо иной уловки. Низ теснины накрыли сумеречные тени скал, но в западне освещения стало уже достаточно, чтобы осмотреться и попытаться найти способ, как вызволить самих себя из каменного плена. Этим он и озадачился.

Пространство западни позволяло выпрямиться и делать четыре‑пять шагов. Обследуя его, Борис внимательно осмотрел брюхо дракона, бронзовые лапы, но ничего, что помогло бы оттащить сундуки от проёма, не обнаружил. Неожиданный стук камня о полоску бронзы заставил его обернуться к Мещерину и вглядеться, что тот делает.

Один из сундуков углом торчал наружу проёма, другой же, упираясь торцом ему в боковую стенку, почти весь находился внутри их западни. Обитая бронзовыми полосами крышка как раз этого, второго сундука была обращённой внутрь замкнутого обвалами пространства, и по её угловой части и принялся стучать увесистым камнем Мещерин. Борис только сейчас обратил внимание, что крышка уже чуть приоткрыта. Сундук оказался тем самым, который Мещерин раскрывал коротким мечом, когда пещера задрожала от набирающего чудовищную силу взрыва. Мещерину не задавали вопросов, однако, он сам счёл нужным объяснить своё поведение:

– Столько думать о них, терзаться, бредить. И не успеть насмотреться…

Прервав объяснение, в очередной раз раздражительно стукнул по крышке, и в голове Бориса промелькнула мысль, которая давала надежду освободить проём. Он выбрал камень, который показался ему более подходящим для точных ударов, плоский, с заостренной стороной, напоминающий топор без топорища, предложил его Мещерину. Этим камнем Мещерину удалось быстро сбить крышку с внутреннего упора, и вдвоем мужчины смогли приоткрыть ее. После чего Борис без слов отстранил Мещерина. Просовывая руку внутрь сундука, он принялся избавлять его от содержимого. Бесценные сокровища, оружие, женские и мужские украшения, посуда и пузырьки для благовоний, предметы культа, которые он извлекал и отбрасывал в стороны, все были из золота, на многих тускло сверкали драгоценные камни, изображались животные или священные знаки. В этих изделиях нашли отражение целые эпохи, цивилизации, различные культуры прошлого. Только могущественный варвар‑завоеватель мог в таком разнообразии перемешать их, руководствуясь лишь одним правилом отбора, правилом наибольшего золотого блеска.

Несколько предметов всё же привлекли внимание Бориса, и он взял их себе. Не по причине их ценности, а полагая самыми полезными в текущих обстоятельствах. Сразу же накинул на шею золотую цепочку, удерживающую чудесные ножны с прекрасным нагрудным индийским кинжалом, на золотой рукояти украшенным изумрудом. Затем отобрал боевые наручи с напоминающими кровь рубинами и закрепил на запястьях.

Борису удалось разгрузить сундук больше чем наполовину, когда обломок скалы с западнёй слегка дрогнул. Послышалось скобление его боковыми углами обеих стен теснины, и шершавый пол под ногами пойманных в каменный плен спутников еще чуть накренился в сторону проёма. Под воздействием собственной тяжести этот кусок отколотой взрывом скалы постепенного опрокидывался вокруг узкого клиновидного острия, которым упирался в речное дно. Судя по направлению сползания, ему предстояло вскоре рухнуть проёмом окна в горную речку, навсегда оставив своих пленников в западне, которая станет их общей гробницей. Борис прислушался. Обломок скалы неуверенно застрял и замер. Но надолго ли? Сколько его еще удержат в таком положении стены теснины?

На глаза обеспокоенному Борису попалась оживлённая Настя. Она держала перед собой золотое блюдо с зеркально гладким дном и, казалось, позабыла, где находится, увлеченно смотрелась на своё отражение. Тонкую упругую талию ей стягивал пояс из золотых чеканных пластинок, и в каждой пластинке белела крупная жемчужина. Запястья украшали чудесные браслеты в виде переплетающихся цветов с сапфирами меж лепестков. А на свои темные волосы она примеряла диадему из светлого золота. Диадема мягко сверкала чистотой прозрачных драгоценных камней и очень ей нравилась. Она вертела головой, не в силах оторвать взор от зеркала, как будто не замечая опасного перемещения западни. Борис сорвал с нее диадему, отшвырнул в полумрак к обвалу камней и щебня. Ухватившись за головы дракончиков на углах сундука, он попытался отодвинуть наполовину опорожненный сундук, напрягся всем телом, но все усилия оказывались напрасными.

– Помоги! – отрывисто приказал он Мещерину.

Тот стоял среди разбросанных драгоценных украшений, изделий, оружия, с усталым разочарованием смотрел на россыпь сокровищ под ногами, охваченный какой‑то отрешенностью мыслей и притуплённостью чувств. Впервые услышав от Бориса столь жестко высказанное распоряжение, без возражений подчинился. Он наклонился, ухватился за сундук, тоже напрягся, и вдвоем им удалось сдвинуть его с места. Мещерин придержал этот сундук, тогда как Борис уперся плечом в торец другого. После резких толчков Бориса второй сундук поддался, как бы неохотно подвинулся наружу и лениво вывалился из окна. Мгновениями позже раздался шумный всплеск, и проглоченный водоворотом он очутился на дне речки. За ним последовал и наполовину пустой сундук. Тоже грузно плюхнулся в водоворот, но немного задержался на поверхности, затем, как будто захлебываясь, быстро погрузился в водную пену.

Проём окна был полностью расчищен. Борис вздохнул с облегчением и опять стал невозмутимо спокоен. Больше ничто не мешало их освобождению. Он выпрямился под грудью бронзового дракона.

– Прыгай! – кивнув головой на окно, предложил он Мещерину.

Мещерин выглянул, окинул взором теснину с речкой. После чего посмотрел на золотые и драгоценные изделия на полу вокруг оконного проема. И вновь отрешение мыслей, вялость чувств тяжко навалились на него старой неизлечимой болезнью.

– Я последний, – объявил он неуверенно.

Он наклонился, выбирая, что из сокровищ захватить с собой, и не находил в куче ничего, что представлялось бы важнее прочих. Они все были ему не нужны.

Неожиданный возглас испуга напомнил им о девушке. Она застыла в полумраке, куда Борис отшвырнул диадему, и неотрывно смотрела на что‑то среди камней и щебня. Потянувшись за диадемой, она ногой сдвинула плоский каменный обломок свода пещеры, и увидела то, что её напугало и зачаровало одновременно. Слабое голубое сияние лучисто струилось между цепко сжатыми пальцами мертвеца. Борису пришлось оттеснить её и приложить усилия, чтобы разжать окаменелые пальцы мёртвого Бату, забрать невероятной красоты алмаз. Он сделал это как в полусне, в который уже погружался, впервые очарованный голубым сиянием. Словно побуждаемый магическими чарами алмаза он поднес его к окну. На дальней поверхности речки сверкнули бликом лучи солнца и, вспыхнув, заиграли над голубой поверхностью ореолом золотистого сияния зарницы. И это золотое сияние хотело ослепить разум Бориса.

Кусок скалы дрогнул, снова пополз книзу, терзая выступами стены теснины, крошась и вгрызаясь в них. Западня опять рывком накренилась, и это спасло Бориса: лезвие направленного ему в спину клинка, не потеряв за века остроты заточки, лишь царапнуло плечо. Мещерин в недоумении уставился на короткий меч в своей правой руке, пальцами левой он сжимал ножны из древнего золота и в драгоценных каменьях. Дьявольское влечение камня едва не сделало его подлым убийцей. Борис, будто ядовитую змею, отбросил алмаз обратно в полумрак и, боясь, что опасная сила драгоценного камня способна остановить его, промедли он хотя бы мгновение, подхватил девушку под локоть, рванул за собой в скальный проём к ворчанию речки. Они пролетели вблизи кручи теснины и, взметнув лепестки брызг, с открытыми глазами погрузились в лазурно‑прозрачную, наполненную воздушными пузырьками воду, различили у дна сундуки, один из которых опрокинулся на торец от столкновения с другим.

Фыркая, чихая, не смея отпустить руку Бориса, Настя вынырнула с ним из водоворота, покрепче ухватилась за мускулистую шею. Намертво зажатой в кулачке диадемой она, как когтями хищной птицы, царапала ему спину, плечи.

– Прыгай! – не обращая на это внимания, всей грудью закричал Борис Мещерину.

Он задрал голову к мрачной глазнице проёма, из которой только что, будто из темницы, вырвался на свободу. Мещерин не отзывался, не показывался. Прежде чем окончательно рухнуть в реку, большой кусок скалы в последний раз ненадёжно приостановился. С девушкой за спиной Борис выплыл из водоворота, ухватился за подвернувшийся выступ стены, и его отчаянный протяжный крик разнесся по теснине, повторяясь далеко окрест:

– Иван! Прыгай!!

Он впервые назвал Мещерина по имени, и глаза его подернулись мокрой пеленой, то ли от брызг в лицо, то ли от чего‑то еще, о чем он давно забыл. Остервенелая злоба на алмаз, который его напугал, из‑за которого он не успел вытолкнуть Мещерина силой, хлынула в голову, начинала душить Бориса. Она была сродни злобе на лютого врага, из‑за которого он не сможет простить себе гибели того, к кому невольно привязался, как к странному, однако понятному и в чём‑то близкому другу.

Но он терзал себя напрасно. Мещерин с удивительным, давным‑давно не испытываемым успокоением держал в ладонях прозрачный чудо‑алмаз и, присев у окна, тихо разговаривал с голубым сиянием. А оно, казалось, вспыхивало таинственным свечением, прислушивалось и, по‑своему, отвечало ему.

– … Тревожная память ряда поколений моих предков. Мои собственные муки, бред, ночные кошмары… Обеспокоенная совесть, не желающая смириться с гибелью стрельцов, которые мне доверились, гибелью многих других… Все это нахлынуло, сводя с ума, когда я вошел в пещеру и увидал сокровищницу. Я бросился раскрывать сундуки… Мне показалось… если распахну их все, сияние несметных сокровищ самого Чингисхана оправдает то, что было со мной и с другими! – Голос его сорвался от вспоминаемых переживаний. Затем опять окреп. – Еще недавно. Не зная тебя, я смотрел на золото, древнее золото, раскиданное под ногами… И начинал прозревать страшную правду. Увиденное не принесет успокоения, которого я так страстно и мятежно искал все лучшие годы жизни и надеялся обрести здесь. Даже если бы увидел все сокровища в сундуках… Не стоили, не перевешивали они моих мучений…

Но это позади. Я вижу тебя, и странное, с детства позабытое спокойствие ласкает меня, как никогда не ласкала ни одна любящая женщина. Ты оправдал все…

Оставить тебя здесь? Это всё равно, что оставить здесь частицу себя и потом сойти с ума. А взять тебя с собой в тот мир? Зачем? Вечно бояться потерять? Постоянно ревниво помнить, что моя жизнь в сравнении с твоей лишь ничтожный миг? А на закате лет познать еще и душевные муки, похожие на муки ревности старика к своей юной жене? Мне уже сейчас неприятна мысль, что ты переживешь меня, и кто‑то другой будет признаваться тебе в потайных чувствах и помыслах, как я сейчас…

Нет! – перешёл он на доверительный шепот. – Ты мой и только мой. Я растворюсь в тебе, останусь таким же вечным, как и ты. И вечно в расцвете сил… Пусть больше никто и никогда не увидит твоего сияния!

Он притих, замолчал. Исчезали слова, удалялись и пропадали мысли, страсти, память и надежды. И он погружался в безмятежное умиротворение, какое бывает лишь иногда в детстве. Когда просыпаешься солнечным утром, но еще не проснулся и не можешь понять: где ты, что ты, кто ты и зачем, – и понимание не нужно, ни к чему, потому что это и есть счастье; но ты еще не знаешь об этом.

Огромный скальный обломок с западнёй хрустнул, затрещал боковыми краями у стен теснины, обламываясь выступами, сползая и непрерывно убыстряя свое падение.

Борис едва успел вырваться из объятий водоворота и увернуться от куска скалы, который рухнул в речку, всплеснул большую волну. Его и девушку подхватило этой волной, швырнуло по течению, понесло меж острых выступов отвесных круч, неприступно мрачных в холодной тени глубокой теснины. Речка делала крутой заворот на запад, и, когда Борис последний раз оглянулся, рухнувший обломок скалы уже пропал из виду. Внезапно яркие отблески красного солнца ослепили его и Настю. Их скоро пронесло мимо заливчика, где так недавно шумел и пенился водопад, скрывая лаз тайного прохода к площадке у озёр. Теперь лаз различался тёмным пятном, как если бы выполнил своё предназначение, заманив и погубив почти всех искателей сокровищ Великого Завоевателя. И жутко было думать о том, что Мещерин, возможно, ещё жив, но никогда больше этого не увидит, а они уже не в силах спасти его.

Русло горной речки расширялось, водная гладь успокаивалась, и они все дальше и дальше уплывали от того места, где оставался заживо погребенным Мещерин.

8. Возвращение

Как преследуемые мстительными призраками, они торопились очутиться подальше от разрушенной сокровищницы, нигде не останавливались всю ночь и с рассветом добрались до укрытого зарослями протяжённого оврага. Стреноженные лошади Мещерина, Ворона, Насти и Бориса ждали их в этом овраге с позапрошлого вечера, когда трое мужчин оставили их, а сами отправились к стойбищу освобождать девушку. Животные заждались, и всячески выражали свою радость. Потом кобыла Мещерина забеспокоилась, долго всматривалась туда, откуда спустились Борис и Настя. Она прошла с Мещериным долгий путь, и Борис проявлял к ней особенную внимательность, поглаживал по морде, успокаивал, но не утешал.

Ружье было прикреплено к седлу, как он его и оставил. С ним в руках он почувствовал себя гораздо увереннее. До полудня занимался изучением следов казаков, начиная от того места, где расстался с ними. Вскоре он уже сделал вывод, что спрятанных в рощице казачьих лошадей обнаружили и увели монголы стойбища, а следы самих казаков и атамана вели к двугорбой горе. Настя боялась оставаться одна, повсюду не отставала от него, и, несмотря на природную выносливость, обратно плелась без сил. Бессонные ночи и события, которые произошли за последние двое суток, утомили девушку. Ей требовался отдых. Но в овраге их не покидало чувство уязвимости и тревоги. Заметив в ближайшей к рощице горе неприметную расселину, сверху которой просматривался весь овраг, они перебрались туда и прождали возвращения казаков до поздних сумерек. Никто так и не объявился. Не вернулся в овраг за своим гнедым жеребцом и Федька Ворон.

Ночью, пока сам не заснул, Борис слышал, как Настя всхлипывала во сне. А, когда за горами показался край солнца, она проснулась чуть после него и не могла удержать слёз. Борис ничего не говорил, но она догадывалась и сама, сердцем чувствовала неладное. Не веря в чудо, в которое хотелось верить девушке, из‑за неё он ждал хоть кого ни будь из казаков еще один день, потом следующий. Всё это мучительно тянущееся время он, как обложенный безжалостными охотниками зверь, был настороже от опасной близости стойбища монголов. Но те, казалось, были заняты внутренними заботами, без особого рвения изредка рыскали в окрестностях и, на их счастье, так и не заглянули в расселину. Разговаривали они редко и мало. Настя искренне и сильно горевала, часто плакала, постепенно смиряясь с потерей отца, и почти ничего не ела. Из её отрывочных высказываний Борис узнал, что мать умерла давно, она ее плохо помнила, а с мачехой отношения не складывались, и отец многие годы был для нее самым близким человеком.

Перед рассветом четвертого дня она покорно подчинилась его распоряжениям. Оседлала свою лошадь, привязала к задней луке седла поводья жеребца Ворона, и следом за Борисом и привязанной к его седлу кобылой Мещерина тронулась в путь. Животные за прошедшие сутки отдохнули, шли легко, и они не останавливались весь день, на ходу меняли лошадей, давая им возможность по очереди идти без наездников. За день проехали больше, чем могли ожидать, и, не признаваясь, в глубине души были довольны этим: их уже ничто не удерживало в этих местах. Под вечер Борису удалось подстрелить крупного зайца. На ужин впервые за последние сутки ели свежую дичь, а не солонину, так как неподалёку от стойбища монголов костер ни разу не разводили. Потом до звёздной полуночи сидели у огня, и каждый думал, что их ожидает в обратном путешествии с непредвиденными опасностями, и как жить дальше.

Устав от долгой верховой езды, поневоле отвлекаемая изменениями в обозреваемых горных окрестностях, девушка без прежней боли вспоминала об отце, и этой ночью спала крепко. Разбуженная поутру Борисом, она проснулась уже во многом другим человеком. Золотые солнечные блики играли на россыпях цветов в разнотравье, на притихшей листве деревьев, как будто желали порадовать её взгляд. А к весело журчащему ручью она подходила под оживлённые трели нескольких птиц. Впалые щеки и заметная темнота под глазами, увиденные в своём водяном отражении, неприятно удивили ее. И тщательно умывшись, на походном завтраке она съела больше половины оставленной после ужина части жареной тушки зайца.

После жаркого полудня, когда духота заставила их замедлить шаг лошадей, они подъехали к невысокому скальному выступу холмистой горы, где подьячий решительно отстал от Мещерина. Сначала заметили серую лошадь джунгар, которая досталась подьячему после стычки с разбойниками в их последней засаде, – лошадь красивую, выносливую, степную. Она была стреноженной и с ленивой сытостью оторвалась от травы, подняла голову в их сторону. Затем возле низкой пещерки за скальным выступом обнаружили и самого подьячего; сидящим на камне, казалось погружённым в горестную задумчивость. С упёртыми в колени локтями он подпирал кулаками понурую голову, и испуганно вздрогнул от приветливого конского ржания. Увидав, кто подъезжал, он, как внезапно ошпаренный, вскочил и несколько мгновений не верил своим глазам. Рана на ноге заставляла его прихрамывать, но он уже довольно резво зашагать им навстречу, а, оказавшись рядом, с радостным оскалом засиявшего лица подхватил за уздечку коня Бориса. Он обрадовался так, словно не надеялся уже видеть живыми никого из ушедших с Мещериным.

Он не желал оставаться ни часу дольше и принялся скоро собирать нехитрые дорожные пожитки, которые исчезали во вместительной сумке, как в бездонном чреве. Непривычно оживлённый, он стал болтливым, словно захмелевший пьяница. Забрасывал их расспросами, но больше рассказывал сам, обо всём и ни о чем, вперемешку с разумными заключениями. Он догадался об участи остальных. До него докатился отголосок сильнейшего взрыва, и он сразу верно связал его с тайной Мещерина. Когда признался в этом, в глазах появились искры живейшего любопытства от желания узнать, что же там произошло на самом деле. Седлая ему лошадь, Борису удалось рассказать короткую и правдоподобную сказку о спрятанном в пещере кладе, о том, каким способом они туда проникли и что там увидели, пережили. Под конец он объяснил, как ему и девушке, в отличие от спутников, удалось избежать смерти. Рассказал о гибели Мещерина, и свои предположения относительно судьбы казаков и атамана. Настя слушала, прикусив нижнюю губу, и слезы вновь затуманили ее взор. Она уже не сомневалась в гибели отца. Поверил ли подьячий рассказу, нет ли, Бориса не волновало. Он ловко уклонялся от расспросов о подробностях того, что случилось в пещерной сокровищнице.

Подьячий, в свою очередь поведал, как истосковался наедине с собой от тягостных дум, а продолжительное отсутствие многоопытного в военном деле Мещерина, ловких разбойников казаков, его – Бориса, убеждало в справедливости самых мрачных предположений. Он намеревался подождать еще несколько дней. Не столько из‑за надежды дождаться кладоискателей, сколько по причине необоримого страха возвращаться дальним и опасным путем только в одиночку. Хоть и жутковато ему было размышлять об этом, но приходилось всё же привыкать к мыслям о необходимости решиться добираться обратно в Бухару, чтобы оттуда с купцами отправиться к Астрахани.

Теперь же, с их появлением, у него с души свалился камень. Он поторапливал всех, даже лошадей, как будто в этом была нужда, – Борис не желал терять ценное дневное время, а Настя хотела снова забыться в движении. Рана на ноге не помешала подьячему с легкостью подняться в седло и понестись впереди снова обретённых спутников. Казалось, даже лошади почувствовали зудящую потребность скорее уходить прочь, заторопились, словно возвращались к родным табунам и обжитым конюшням.

Вскоре проехали мимо жалких крестов на могилах последних из погибших стрельцов: молодого Петьки и неунывного Румянцева. И подьячему жутко стало от одной мысли быть погребенному, как они, или оказаться вообще без погребения, как Мещерин, как казаки, – черт знает где от родного дома. Без ухода холмики могил сгинут без следа в один год, никому здесь не нужные и всеми позабытые. Или того хуже, будут разрыты волками. Уже в этом предчувствовался ад для душ всех обречённых на подобную участь. Домой, только домой! Он теперь и подумать без содрогания не мог, что пришлось бы просидеть, вроде отшельника, еще несколько дней, если бы не появление Бориса и девушки.

Под воздействием таких мыслей и рождаемых ими переживаний он привязывался к Борису, и чем дальше, тем больше. Заводил разговоры, что тому, мол, теперь есть только два пути. Либо примкнуть к казакам и разбойникам, – не в обиду Насте будет сказано, – либо поступить на службу к великому государю, ехать с ним, подьячим, в Москву. Во втором больше и чести и выгод для такого человека, как Борис. Мысленно он дал ему дополняющее имя прозвище Дракон, потому что какая‑то фамилия нужна для удобства заведения соответствующих бумажных дел, и вслух пообещал свою помощь знанием чиновничьей братии, которая на Москве, как ни крутись, а подчас сильнее самого царя. Борис отмалчивался, так как направление они пока выбрали общее, на север.

Лошади шли чаще на спусках, и продвигались довольно скоро. Уже к вечеру следующего дня с уступа на ребре хребта показались холмистые пространства безлюдных предгорных степей, как будто накрытые дрожащим у земли покрывалом жаркого воздуха. А на другой день выехали из последней расщелины прямо в степь. Без каких‑либо происшествий отдалялись и удалялись от опасных предгорий, и разительная смена окружающей природы наилучшим лекарством залечивали душевные раны и смягчали горечь недавних потерь.

На девушку степь подействовала опьяняюще. Конь под ней почувствовал это, заиграл ногами и задрожал мускулами, проявляя нетерпение, словно не выдерживал того шага, каким шли остальные лошади. Вдруг под влиянием внезапного порыва нового настроения она стегнула его круп. Сорвавшейся с тетивы стрелой они вырвались вперед и, как ветер, помчались к седловине между низкими холмами. Следом рванулся скакун под Борисом. Тот не стал сдерживать благородное животное, наоборот, сжал ногами бока, дернул за удила, поощряя и подбадривая. Бориса увлекла, подхватила легкость, с какой уносилась вперёд молодая наездница, и он всерьез погнался за нею, от погони волнуясь, свежея чувствами. Они мчались, быстро отдаляясь от подьячего. Не понимая, в чём причина странного поведения спутников, тот растерялся, стал испуганно осматриваться. Ничего подозрительного не заметил и насупился от досады и растущего беспокойства из‑за противоречивых соображений. У него еще зудела рана на ноге, а к седлу поводьями были привязаны лошади Мещерина и Ворона, к тому же он настроился на тяжелый переход через степи, и не хотел мучить себя и дорогих, необходимых им лошадей в самом начале многодневного путешествия.

Настя и Борис выдерживали лихую скачку, пока словно обезумевшим коням хватало на неё сил и дыхания. Всадники имели большой опыт верховой езды и отменной посадкой не нагружали им позвоночники, давали возможность показать, на что те способны. Но девушка была легче, и Борису не удалось бы настичь ее, если бы она сама не начала придерживать животное при первых же проявлениях его усталости. Их разгорячённые, потные кони замедлили бег, какое‑то время скакали рядом, переходя на спокойную рысь. Потом утомлённо сменили рысь на неторопливый походный шаг. Казалось, они вместе с всадниками стали прислушиваться к звенящей тишине бескрайнего пространства, которое раскинулось перед их взорами.

Степь, как будто признав в мужчине и девушке прекрасных наездников, стала чаровать собою, настраивать на созерцательную задумчивость, словно желала подчинить их волю и навсегда удержать на своих просторах. Борису чудилось, она дышала покоем и уверенностью, покоряя какой‑то непостижимой силой. Гибли народы и цивилизации, где‑то выкорчевывались неприступные леса, осушались болота, создавались новые государства и новые цивилизации, некоторые вскоре погибали, как и многие до них, а степь оставалась такой же первозданной, какой была и две тысячи лет назад, и десять и, Бог знает, сколько еще. Она не позволяла человеку укротить себя. И правила отношений с собой объявляла такие же, какими они были в давным‑давно минувших веках.

Внезапным побуждением Настя отпустила поводья, с наклоном потянулась к кожаной дорожной сумке у левого колена. Поочерёдно вынула, не спеша надела пояс из золотых пластинок с жемчужинами, браслеты из драгоценных камней, затем обеими руками пристроила диадему на буро‑чёрных и коротко остриженных волосах. Глянула из‑под руки на Бориса, и тому показалось, что он увидел ее впервые. Голосом, какому не может отказать мужчина, она с игривыми огоньками в зрачках попросила его надеть то, что он захватил из сокровищницы Чингисхана: индийский кинжал в ножнах на золотой цепочке, украшенный изумрудом на рукояти, и боевые наручи с блеском драгоценных камней.

Он был в протертых, ниже колен рваных штанах. Рубаха на ней тоже была местами разорвана. Но с диадемой на голове, она красиво выпрямилась в седле, приподняла грудь, и природные красота и стать девушки и её мужественного спутника, подчёркнутые древними украшениями, как будто размыли время и переместили обоих в другие столетия. Гордая дочь царицы амазонок, смиренная просыпающейся женственностью, уводила степью в свой дальний стан неукротимого скифского вождя.

Позади них послышался беспорядочный топот копыт приближающихся лошадей: одной под наездником и других, которые бежали сами по себе. Борис остановился, неторопливо развернул недовольно фыркнувшего скакуна. Между дальними холмами сначала показалась только голова подьячего. Напуганный страхом отстать и потеряться, он с помощью плётки и поводьев заставил тонконогое степное животное мчаться за ними так, как позволяла рана на ноге. Кобылу Мещерина и жеребца Ворона он отвязал, чтобы не мешали, и они неслись в стороне, а когда завидели двух всадников, ускорили бег и опередили его.

Очертания высоких гор едва просматривались, обещая пропасть из виду, если путники отъедут дальше. Как будто на прощание, Борису в последний раз отчетливо вспомнился живой Мещерин.

…  Мещерин, Настя и он сидели на мрачной, укрытой тенями ровных стен площадке. Справа была пропасть с ее глухим утробным ворчанием. У противоположной, восточной стены, где был выход к горному склону, терпеливо стояли держащие оружие воины и старшие сыновья главы рода племенных вождей. До появления солнца и тени креста было довольно времени. Пленники утомлённо привалились спинами на испещрённую паутиной мелких трещин западную стену, и Мещерин опять спросил его, негромко и с каким‑то болезненным желанием узнать правду.

– Зачем ты бежал из Пекина?

Чувствовалось, ответ беспокоит Мещерина. И он сказал ему; неохотно, но сказал.

– Наложница императора родила сына… – К его удивлению, признание далось легче, чем ожидал, как если бы оно стало лишь воспоминанием о мрачном сне. – Император решил, что ребенок похож на сотника личной охраны.

– На тебя? – живо глянул на него Мещерин. Поняв, что больше об этом ничего не услышит, перевел взгляд куда‑то за пропасть. Потом шёпотом произнес себе под нос. – Судьба? Или Рок? – И громче, но только ему объяснил, что подразумевал под этими словами. – Без тебя я бы сюда не добрался. Ты замкнул круг событий, предназначенных для меня…

Ощутив на руке теплую ладонь девушки, Борис очнулся, но тени воспоминаний отпустило его не полностью.

… Затем Мещерин начал свою исповедь…

Холодок пробежал по спине Бориса. Он буквально нутром ощутил, наитием прочувствовал, сколько жестоких и страшных тайн могла бы поведать нам память давних предков, если бы дано было заглянуть в нее по цепочке родовых преданий, как удалось Мещерину. И от вдруг почудившихся призраков связанного уже с ним самим наследного прошлого дохнуло такими возможными преступлениями и проклятиями, что Борис содрогнулся духом. Он тряхнул головой, словно отгоняя видения, и с облегчением вздохнул. Хорошо, что для большинства людей действительность прошлого навсегда предана забвению.

Кобыла Мещерина на скаку отвернула морду к чуть виднеющимся очертаниям вершин хребта, горестно издала прощальное ржание. Отпущенная на волю, она вынуждена была делать выбор и, уходя с живыми, будто извинялась перед тенью хозяина, которая оставалась в тех горах.

– Он нас догонит, – заявила Настя, имея в виду подьячего.

Не сговариваясь, они вновь развернули коней, на этот раз опять к северу, и уже больше не оборачивались к исчезающим бледным обликам горных вершин. Вперед, только вперед!

– Стойте! Подождите! – донесся до них хриплый крик подьячего. – Я с вами!