«Б» – значит безнаказанность

Сью Графтон

"Б" – значит безнаказанность

Посвящается Стивену, который видит меня насквозь

Настоящим автор выражает признательность за неоценимую помощь в работе над этой книгой следующим лицам: Стивену Хэмфри, Джону Кэроллу, врачу-стоматологу Бренде Харман, Билли Муру Сквайрсу, Де Де Лафонд, д-ру философии Уильяму Фезлеру, Сидни Баумгартнеру, Фрэнку И. Синкэвиджу, Милтону Вайнтраубу, Джею Шмидту, Джуди Кули, Биллу Пронцини и Марше Мюллер, а также Джо Дрисколлу из детективного агентства "Дриском энд ассошиэйтс инвестигейшнз" (Колумбус, штат Огайо).

Пролог

Разумеется, когда все уже позади, ты готов рвать на себе волосы из-за того, что вовремя не разглядел очевидного. Своего рода школа частных детективов "Кабы знать...". Меня зовут Кинси Милхоун, и все свои отчеты я начинаю одинаково. Прежде всего объявляю, кто я такая и чем занимаюсь, словно надеюсь, сообщив некоторые базовые данные о себе самой, лучше понять смысл того, что будет происходить в дальнейшем.

* * *

Итак, вкратце о себе. Пол – женский; возраст – тридцать два года; не замужем; работаю не по найму. Когда мне было двадцать, я пошла учиться в полицейскую академию, а по окончании поступила на службу в полицейское управление Санта-Терезы. Теперь уже и не припомню, что подвигло меня выбрать именно эту профессию. Должно быть, весьма смутное, идеалистическое представление о том, что такое законность и порядок, о хороших парнях, которые сражаются против плохих, и о том, что время от времени мне предстоит самой выступать в суде и обличать зло. Я искренне полагала, что плохие – все как один – окажутся за решеткой, и тогда нам, остальному человечеству, жить будет легче. Чуть позже выяснилось, сколь наивны и далеки от жизни мои фантазии. Меня раздражали бесконечные ограничения и отсутствие свободы действий, но больше всего злило то, что на женщин-полицейских в то время взирали с нескрываемым любопытством, перемешанным с изрядной долей презрения. Я не хотела целыми днями защищаться от оскорблений, которые мне наносили "из самых лучших побуждений", не хотела снова и снова доказывать всем вокруг, что я тоже не робкого десятка. Плата за все эти унижения оставляла желать лучшего, поэтому я в конце концов уволилась.

Два последующих года чем я только не занималась, но ничто меня уже так не увлекало. Что бы ни говорили о профессии полицейского, одно я знаю наверняка – временами тебя охватывает странное, почти болезненное возбуждение от ощущения жизни на грани. Я, подобно наркоману, которому необходима ежедневная доза "дури", остро нуждалась в периодических выбросах адреналина в кровь и потому уже не могла вернуться к обычной, размеренной жизни.

В итоге я оказалась в небольшом частном детективном агентстве, где провела два года, изучая ремесло, после чего зарегистрировала собственную контору и получила надлежащую лицензию. Работаю частным детективом вот уже четыре года – на жизнь мне хватает. Я стала мудрее и набралась кое-какого опыта, но факт остается фактом: всякий раз, когда за столом напротив меня сидит очередной клиент, я нахожусь в полном неведении относительно того, что же будет дальше.

1

В то утро я, как обычно, поднялась на второй этаж к себе в офис, открыла балконную дверь, чтобы проветрить комнату, и поставила варить кофе. Июнь в Санта-Терезе – это промозглые утренние туманы, а в дневные часы – подернутое пасмурной дымкой небо. Еще не было и девяти. Я как раз принялась разбирать пришедшую накануне корреспонденцию, когда в дверь постучали и в комнату впорхнула женщина.

– Как хорошо, что я вас застала, – с порога выпалила она. – Кинси Милхоун, если не ошибаюсь? Мое имя Беверли Дэнзигер.

Мы пожали друг другу руки, после чего она моментально уселась и стала рыться в сумочке. Наконец извлекла оттуда пачку сигарет.

– Надеюсь, вы не будете возражать? – произнесла она и, не дожидаясь ответа, прикурила. С наслаждением затянулась, потушила спичку, выдохнув при этом густую струю дыма, и рассеянным взглядом скользнула по столу в поисках пепельницы. Пепельница стояла на шкафу для документов; я вытряхнула ее, поставила на стол и предложила посетительнице кофе.

– Что ж, почему бы и нет? – живо откликнулась та и нервно хохотнула. – Все равно я уже на взводе, так что не повредит. Я только что из Лос-Анджелеса. Час пик. Вообразите, что творится на дорогах. Кошмар.

Наливая кофе, я постаралась украдкой получше разглядеть ее. Ей можно было дать около сорока, миниатюрная, энергичная, ухоженная. Абсолютно прямые черные волосы со здоровым естественным блеском ровно пострижены и тщательно уложены – создавалось впечатление, что на голове у нее купальная шапочка. Ярко-синие глаза, длинные ресницы, светлая кожа, неброские румяна. На ней была серо-голубая хлопчатобумажная вязаная кофточка с вырезом "лодочкой" и такого же цвета поплиновая юбка. Сумочка из добротной мягкой кожи со множеством отделений на молнии – бог весть что она там держала. Длинные, утонченной формы ногти, покрытые нежно-розовым лаком, на левой руке инкрустированное рубинами обручальное кольцо. Подчеркнутая небрежность в одежде и манерах выдавала в ней женщину, уверенную в себе и умеренно консервативную, словом, от нее веяло дорогим, фешенебельным универсальным магазином.

Добавив себе в кружку сливки и сахар, от которых посетительница отказалась, я перешла к делу:

– Чем могу быть полезна?

– Я хотела бы, чтобы вы разыскали мою сестру.

С этими словами она снова занялась содержимым сумочки: достала записную книжку, изящный, красного дерева пенал и продолговатый белый конверт, который положила на край стола. Никогда прежде мне не доводилось видеть человека, настолько поглощенного самим собой, – впрочем, в этом была даже какая-то прелесть. Она мимолетно улыбнулась, словно прочитав мои мысли, раскрыла книжку и повернула ее ко мне, держа пальчик на одной из записей.

– Вам наверняка потребуется адрес и номер телефона, – пояснила она. – Ее зовут Элейн Болдт. Она живет в кондоминиуме на Виа-Мадрина, а пониже – это ее флоридский адрес. Несколько месяцев в году она проводит в Бока.

Слегка сбитая с толку, я все же записала оба адреса; моя гостья тем временем вынула из конверта какой-то документ и бегло просмотрела его, словно опасаясь, что содержание могло измениться с тех пор, как она видела его в последний раз.

– Когда она пропала? – спросила я.

Беверли Дэнзигер неодобрительно покосилась на меня.

– Видите ли, я вовсе не уверена в том, что она, как вы изволили выразиться, "пропала". Просто мне неизвестно, где она, а на этих бумагах должна стоять ее подпись. Понимаю, это может показаться странным. Ей причитается лишь девятая доля, а это всего две или три тысячи долларов. Но деньги нельзя делить, пока у нас нет ее заверенной нотариусом подписи. Вот, убедитесь сами.

Я взяла документ и просмотрела его. Он был составлен в адвокатской конторе Колумбуса, штат Огайо, и пестрел оборотами типа "исходя из", "принимая во внимание вышеизложенное" и "в противном случае отказать" и т.п. Все это сводилось к тому, что несколько человек назывались наследниками состояния некоего Сидни Роуэна. Третьей в списке значилась проживающая в Лос-Анджелесе Беверли Дэнзигер, четвертой – Элейн Болдт из Санта-Терезы.

– Сидни Роуэн доводился нам кем-то вроде кузена, – без умолку трещала Беверли. – По-моему, я его даже и не видела ни разу. Однако, получив это извещение – надо полагать, Элейн получила точно такое же, – я подписалась, заверила, как и положено, подпись у нотариуса и отправила обратно. Взгляните на сопроводительное письмо – все это происходило полгода назад. Как вдруг на прошлой неделе мне звонит – подумать только! – этот адвокат... Как же его?

– Уэндер, – подсказала я, взглянув на документ.

– Вот-вот, он самый. Не понимаю, почему я должна этим заниматься, но так или иначе мне позвонили от мистера Уэндера и сообщили, что от Элейн ни слуху ни духу. Естественно, я решила, что она, как обычно, укатила во Флориду и думать забыла об этом деле. Тогда я связалась с управляющей кондоминиума в Санта-Терезе. Оказалось, что та уже несколько месяцев не получала от Элейн никаких известий. То есть поначалу какие-то весточки были, но потом моя сестрица перестала давать о себе знать.

– Вы не пробовали связаться с ней по номеру во Флориде?

– Насколько мне известно, адвокат звонил ей несколько раз. Очевидно, она живет там вместе с какой-то подругой; мистер Уэндер оставил ей свой номер, но Элейн так и не перезвонила. У Тилли тоже ничего не вышло.

– Тилли?

– Управляющая местного кондо, где находится квартира Элейн. Тилли регулярно отправляет Элейн ее корреспонденцию; она говорит, что та обычно раз в две недели – или около того – писала ей пару слов, но с марта не было никаких известий. По правде сказать, это дело не стоит выеденного яйца, но у меня самой просто нет времени выслеживать ее.

Беверли сделала последнюю затяжку и затушила сигарету, несколько раз гневно ткнув ею в пепельницу.

Я молча делала кое-какие записи для себя, однако выражение скептицизма на моем лице, по-видимому, насторожило Беверли.

– Что с вами? – всполошилась она. – Вы не беретесь за подобные дела?

– Нет, почему же, – устало произнесла я. – Но я беру тридцать долларов в час плюс расходы. Если речь идет всего о двух-трех тысячах, возможно, дело того не стоит.

– Ну начнем с того, что, коль скоро всему виной Элейн, я намерена добиться компенсации за счет ее доли. Ведь все застопорилось только из-за ее подписи. На мой взгляд, это очень на нее похоже. Она всю жизнь была такая.

– Допустим, мне придется лететь во Флориду, чтобы искать ее там. Даже если я соглашусь вполовину скостить командировочные, это же уйма денег. Послушайте, миссис Дэнзигер...

– Просто Беверли, прошу вас.

– Хорошо, Беверли. Я, разумеется, не хочу, чтобы вы отвлекались от более важных дел, но, на мой взгляд, с этим вы могли бы справиться сами. Я с радостью подскажу, с чего следует начать.

Беверли улыбнулась, но в ее улыбке таилось что-то недоброе, и до меня наконец дошло, что я имею дело с женщиной, которая привыкла добиваться своего. Она смотрела на меня холодными, как лед, синими глазами и только хлопала черными ресницами, словно механическая кукла.

– Мы с Элейн не очень-то ладим, – нашлась она наконец. – Я уже убила на это уйму времени, но я обещала мистеру Уэндеру найти ее, чтобы в конце концов покончить с наследством. На него наседают другие наследники, он тормошит меня. Если хотите, выдам вам аванс.

На сей раз Беверли извлекла из сумочки чековую книжку. Сняв колпачок со стильной красновато-коричневой ручки, она вопрошающе воззрилась на меня.

– Семьсот пятьдесят долларов вас устроит?

Я выдвинула верхний ящик стола:

– Сейчас подготовлю контракт.

* * *

Я сходила с чеком в банк, взяла со стоянки за моим офисом машину и отправилась на Виа-Мадрина, по тому адресу, который мне дала Беверли. Это было недалеко от центра города.

Полагая, что дельце самое что ни на есть пустяковое, я прикидывала потратить на него день – от силы два и с сожалением констатировала, что придется, как видно, возвращать половину той суммы, которую я только что положила на свой счет. Правда, я ничего не теряла – работы в тот момент у меня было немного.

Район, в котором обитала Элейн, был в основном застроен скромными – 30-х годов – бунгало, соседствовавшими со стандартными многоквартирными домами. Пока преобладали опрятные, оштукатуренные особнячки, но постепенно все больше земельных участков отводилось под коммерческую застройку. Здесь селились хиропрактики и недорогие дантисты, обещавшие снятие зубного камня под наркозом. Всюду пестрели вывески типа: "Протезирование за один день в рассрочку" – это начинало действовать на нервы. Интересно, что они с вами сделают, если вы вовремя не расплатитесь за верхнюю вставную челюсть? Местные старожилы еще цеплялись за традиции – какие-то дряхлые пенсионеры упорно копошились возле кустов гортензии. Но все это рано или поздно должно уйти в прошлое под напором синдикатов по торговле недвижимостью. В Санта-Терезе вращаются бешеные деньги, значительная часть которых идет на то, чтобы придать городу определенный облик. Здесь нет кричащих неоновых реклам, нет трущоб, нет изрыгающих клубы дыма и уродующих пейзаж промышленных предприятий; куда ни глянь – везде опрятная штукатурка, красные черепичные кровли, кусты бугенвиллей, старые деревья, кирпичные изгороди, арочные окна, пальмы, балконы, заросли папоротника, фонтаны, променады, буйство цветов. Всюду восстанавливают исторические памятники. Это зрелище странным образом бередит душу – все так изысканно и утонченно, кажется, лучшего места не сыскать.

Добравшись до дома, где проживала миссис Болдт, я припарковалась возле него, закрыла машину и невольно задержала взгляд на этом странном строении. Трехэтажное, с подземным гаражом, оно имело форму подковы, двумя концами упиравшейся в улицу, и являло собой причудливое сочетание современной архитектурной традиции с псевдоколониальным стилем. Фасад украшали арки и балконы, во дворе, куда вели кованые железные ворота, росли пальмы, в то же время крылья и задняя стена здания были абсолютно непримечательны, словно архитектор вознамерился придать фанерному павильону средиземноморский колорит. Впечатление это еще более усиливалось, стоило взглянуть на узенькую полоску бутафорской черепичной крыши. Даже пальмы во дворе казались вырезанными из картона – так и подмывало зайти сзади и посмотреть, нет ли там деревянных подпорок.

Я пересекла двор и вошла в просторный холл со стеклянными перегородками. По правую руку тянулись почтовые ящики и кнопки домофонов, слева за стеклянными же дверьми – очевидно, запертыми, находились лифты и вход на пожарную лестницу. Вдоль всего холла были расставлены невероятных размеров декоративные растения в горшках. Впереди я увидела еще одну дверь – во внутренний дворик, за которой можно было разглядеть бассейн и желтые шезлонги вокруг. Я просмотрела имена жильцов, выбитые на пластмассовых карточках, приклеенных рядом с каждым домофоном. В кондо было двадцать четыре квартиры. Первую занимала управляющая Тилли Алберг. "Э. Болдт" значилась под номером девять – видимо, квартира находилась на втором этаже.

Я нажала кнопку домофона напротив карточки "Э. Болдт", втайне лелея надежду, что вот сейчас из динамика донесется ее голос и на этом все будет кончено. Иногда приключаются и куда более странные вещи, а мне совсем не хотелось попадать в идиотское положение, повсюду разыскивая человека, когда тот мог преспокойно сидеть у себя дома. Не дождавшись ответа, я позвонила Тилли Алберг.

Прошло секунд десять, наконец что-то затрещало и раздался далекий – словно он шел из космоса – голос.

– Да?

Я подошла вплотную к переговорному устройству и, стараясь говорить погромче, на одном дыхании выпалила:

– Миссис Алберг, меня зовут Кинси Милхоун. Я частный детектив из Санта-Терезы. Ко мне обратилась сестра Элейн Болдт с просьбой помочь разыскать ее, и я хотела бы встретиться с вами.

С минуту миссис Алберг молчала – послышался какой-то приглушенный шум, затем с явной неохотой произнесла:

– Что ж... хорошо. Правда, я как раз собиралась уходить... ну да ладно, десять минут ничего не решают. Моя квартира на первом этаже. Пройдете в правую от лифта дверь, в конце коридора налево.

Домофон пропищал и отключился; я прошла за стеклянные двери.

Тилли Алберг оставила дверь открытой. В прихожей у столика стояла складная тележка. Я постучала по дверному косяку, и управляющая появилась откуда-то слева, в руках она держала легкую куртку и сумочку. Краем глаза я заметила холодильник и часть разделочного стола на кухне.

По виду Тилли было за шестьдесят, химическая завивка абрикосового оттенка волос, сделанная, должно быть, совсем недавно, очевидно, причиняла ей массу хлопот, поскольку она на ходу натягивала на голову вязанную из кроше шапочку и как раз боролась с одним непослушным завитком, который никак не хотел ложиться на место. У нее были светло-карие глаза, под слоем пудры угадывались бледно-рыжие веснушки. Она была в бесформенной юбке, лосинах и кроссовках и производила впечатление человека, который в любой момент готов отправиться в путешествие.

– Надеюсь, вы не сочли меня невежей, – заметила она. – Видите ли, если я утром не схожу в магазин, у меня просто руки опускаются.

– Думаю, что не отниму у вас много времени, – постаралась я успокоить ее. – Скажите, когда вы в последний раз получали известия от миссис Болдт? Кстати, она мисс или миссис?

– Миссис. Она вдова, хотя ей всего-то сорок три года. Была замужем за человеком, который владел рядом заводов на юге. Насколько мне известно, три года назад он умер от инфаркта, оставив ей кучу денег. Именно тогда она и купила здесь квартиру. Проходите, располагайтесь.

Я проследовала за ней направо, в обставленную под старину гостиную. Комнату заливал рассеянный золотистый свет, проникавший сквозь бледно-желтый тюль. Судя по запаху бекона, кофе и чего-то еще, сдобренного корицей, хозяйка только что позавтракала.

Дав понять, что спешит, Тилли, казалось, была готова уделить мне столько времени, сколько потребуется. Она села на тахту, я заняла деревянное кресло-качалку.

– Судя по всему, в это время года она обычно живет во Флориде, – начала я.

– Ну да. У нее там еще один кондоминиум. В Бока-Рейтоне – знать бы еще, где это. Кажется, недалеко от Форт-Лодердейла. Сама-то я никогда не была во Флориде, так что все эти города для меня не более чем пустые звуки. В общем, она обычно уезжает туда где-то около первого февраля и возвращается в Калифорнию в конце июля – начале августа. Говорит, что любит жару.

– И вы отправляете ей ее почту, пока она там?

Тилли кивнула:

– Я делаю это примерно раз в неделю, в зависимости от того, как много корреспонденции успевает накопиться. А она каждые две недели присылает мне коротенькую весточку. Просто на почтовой открытке – передает привет, сообщает, какая погода во Флориде и надо ли пригласить кого-нибудь, чтобы почистили у нее в квартире шторы. Нечто подобное. В этом году она писала мне вплоть до марта. С тех пор ни слуху ни духу. Это не очень-то на нее похоже...

– А у вас, случайно, не сохранились эти открытки?

– Нет. Я их всегда выбрасывала. Не люблю копить барахло. На мой взгляд, в мире и так слишком много макулатуры. Я читаю письма и выбрасываю – вот и все.

– Не упоминала ли она, что собирается куда-нибудь съездить? Что-нибудь в этом духе?

– Ни слова. Ну разумеется, перво-наперво это и не мое дело.

– Вам не показалось, что она чем-то расстроена? Тилли задумчиво улыбнулась:

– Ну, знаете, трудно выплеснуть эмоции на небольшой почтовой открытке. Там для этого слишком мало места. По крайней мере я никакой перемены в ней не заметила.

– Есть ли у вас какие-нибудь соображения относительно того, где бы она могла быть?

– Абсолютно никаких. Я знаю одно – не в ее правилах не давать о себе знать. Несколько раз я пробовала дозвониться. Один раз ответила женщина, ее подруга, но говорила как-то резко... Да и в конце концов какое мое дело.

– Кто эта женщина? Вы ее знаете?

– Нет. Да я и вообще не знаю круг ее знакомых в Бока. Это мог быть кто угодно. Я даже имени не запомнила, и не вспомню, даже если вы мне его назовете.

– А что за корреспонденция на ее имя? Продолжают поступать счета?

Тилли недоуменно пожала плечами.

– Ну да. Я не особенно обращала внимание. Просто посылала то, что было. Я как раз собиралась кое-что отправить. Можете взглянуть, если хотите. – Она поднялась с тахты, подошла к дубовому секретеру и, повернув ключик, открыла стеклянную дверцу. Достав стопку конвертов, она бегло просмотрела их и протянула мне. – Нечто подобное обычно и приходит.

Я мельком отметила отправителей. "Виза", "Мастеркард", универсальный магазин "Сакс" на Пятой авеню. Меховое ателье некоего Жака в Бока-Рейтоне. Счет от дантиста Джона Пикетта, который принимает неподалеку за углом, на Арбол-стрит. Никаких личных писем.

– А квитанции об оплате коммунальных услуг? – спросила я.

– В этом месяце я уже ей отправляла.

– Может быть, она арестована?

Тилли прыснула:

– О нет. Только не это. Она совсем не такая. Машину не водит, даже улицу на красный свет ни за что не перейдет.

– Несчастный случай? Болезнь? Алкоголь? Наркотики? – Я чувствовала себя врачом, проводящим ежегодную диспансеризацию.

Тилли скептически покосилась на меня:

– Конечно, она могла попасть в больницу, однако наверняка сообщила бы об этом. Сказать по правде, все это представляется мне довольно странным. Если бы не ее сестра, я и сама уже подумывала о том, чтобы поставить в известность полицию. Что-то здесь неладно.

– Но ведь происходящему можно найти тысячи объяснений, – сказала я. – Она взрослый человек. Судя по всему, недостатка в средствах не испытывает и постоянных занятий не имеет. В конце концов она не обязана извещать всех и каждого о своих передвижениях. Может, она отправилась в круиз. Может, завела любовника и сбежала с ним. Может, они с этой ее подружкой просто загуляли, и ей в голову не приходит, что кто-то ее разыскивает.

– Поэтому-то я до сих пор ничего и не предпринимала, и все же мне как-то не по себе. Не думаю, чтобы она могла уехать, не сказав никому ни слова.

– Что ж, посмотрим. Не смею вас больше задерживать, но мне хотелось бы как-нибудь осмотреть ее квартиру. – Я встала. Тилли, точно по команде, вскочила с тахты. Я пожала ей руку и поблагодарила за помощь. – Присматривайте за ее корреспонденцией, – сказала я на прощание. – Попробую подойти к этому делу с другой стороны. Через пару дней дам вам знать, что мне удалось выяснить. Надеюсь, повода для беспокойства нет.

– Я тоже надеюсь, – сказала Тилли. – Элейн – славная женщина.

Я протянула Тилли свою визитную карточку, и мы расстались. Я еще не чувствовала тревоги, однако любопытство мое уже было возбуждено, и мне не терпелось докопаться до истины.

2

Возвращаясь к себе в контору, я заехала в местную публичную библиотеку. Взяв в справочном отделе путеводитель по Бока-Рейтону, я действительно обнаружила в списке адресов тот, по которому находился кондоминиум Элейн Болдт. Приведенный в справочнике телефонный номер, как и следовало ожидать, совпал с тем, который мне дала Беверли Дэнзигер. Я отметила адреса владельцев соседних кондоминиумов и выписала номера телефонов. Похоже, это был район комплексной застройки с устоявшейся "общиной" жильцов. При нем действовали коммерческая служба, теннисные корты, оздоровительный и спортивный центры. На всякий случай, чтобы больше не возвращаться, я выписала все.

Прибыв в контору, я завела карточку на Элейн Болдт, отметив время, уже затраченное мной на ее розыски, и внесла туда информацию, которой располагала на тот момент. Затем набрала номер Элейн. Насчитав тридцать длинных гудков и так и не дождавшись ответа, я положила трубку, после чего позвонила в коммерческий отдел при ее кондоминиуме в Бока-Рейтоне. Там мне сообщили имя управляющего в доме Элейн: Роланд Маковски, квартира 101. Он ответил сразу:

– Маковски слушает.

Я вкратце изложила ему, кто я такая и зачем мне нужно связаться с Элейн Болдт.

– Она в этом году не приезжала, – сказал тот. – Обычно в это время года миссис Болдт действительно бывает здесь. Видимо, у нее изменились планы.

– Вы уверены?

– Как вам сказать? Лично я ее не видел. Я здесь целыми днями, и она ни разу не попалась мне на глаза. Вот и все, что могу сказать. Возможно, она и была здесь, и мы с ней просто разминулись. Эта ее приятельница, Пэт, действительно здесь. Что касается миссис Болдт, то, говорят, она куда-то уехала. Возможно, Пэт знает, куда именно. Я только что видел, как она развешивает полотенца на перилах балкона, а это у нас не разрешается. Балкон не сушилка, так я ей и сказал. Она что-то фыркнула и исчезла.

– Вы не подскажете, как ее фамилия?

– Простите?

– Как фамилия этой Пэт? Подруги Элейн.

– Ну, разумеется.

Повисла пауза.

– Ручка и бумага у меня под рукой, – на всякий случай сообщила я.

– Да-да. Ее фамилия Ашер. Как в кино. Она сказала, что снимает квартиру на условиях субаренды. А ваше имя...

Я повторила, как меня зовут, и сообщила номер телефона в офисе на случай, если он пожелает связаться со мной. Разговор не принес обнадеживающих результатов. Похоже, единственным человеком, который мог пролить свет на тайну исчезновения Элейн Болдт, была эта самая Пэт Ашер, и я чувствовала, что должна поговорить с ней как можно скорее.

Я снова набрала флоридский номер Элейн и не опускала трубку до тех пор, пока звук гудка не начал действовать мне на нервы. Ничего. Если Пэт Ашер и была в этот момент дома, то, очевидно, твердо решила не подходить к телефону.

Я просмотрела составленный мной список жильцов и набрала номер некоего Роберта Перрети, который, по всей видимости, занимал соседнюю квартиру. Ответа не было. Тогда я позвонила в квартиру по другую сторону, решив добросовестно дождаться десятого гудка, как советуют телефонные компании. Наконец мне повезло. К телефону подошла женщина, судя по голосу – в годах.

– Да? – произнесла она дрожащим голосом, словно была готова разрыдаться.

– Миссис Окснер? – спросила я, поймав себя на том, что стараюсь говорить нарочито громко и внятно, как будто имею дело с человеком, у которого проблемы со слухом.

– Да.

– Меня зовут Кинси Милхоун. Я звоню из Калифорнии. Я пробовала дозвониться женщине, которая живет по соседству с вами, в триста пятнадцатой квартире. Вы, случайно, не знаете, дома ли она? Я звонила ей только что, довольно долго – и никакого ответа.

– У вас проблемы со слухом? – спросила она. – Знаете, вы слишком громко говорите.

Я невольно рассмеялась и сбавила тон:

– Извините. Не была уверена, хорошо ли вы меня слышите.

– О, не волнуйтесь. Слышу я прекрасно. Мне восемьдесят восемь лет, ноги я таскаю с трудом, но с ушами у меня все в порядке. Я насчитала ровно тридцать звонков за стеной и уже думала, что рехнусь, если услышу еще хоть один.

– Пэт Ашер вышла? Я только что говорила с вашим управляющим, и он сказал, что она дома.

– О, она дома, это точно. Я слышала, как она хлопала дверью. Простите мне мое нескромное любопытство – а что вы хотели?

– На самом деле я разыскиваю Элейн Болдт, но она, по всей видимости, в этом году не приезжала...

– Совершенно верно. И меня это крайне огорчает. Дело в том, что, когда здесь бывают миссис Уинк и Ида Риттенхаус, мы вчетвером играем в бридж, так что мы на нее рассчитывали. С прошлого Рождества мы не сыграли ни партии, и, сказать по правде, Ида из-за этого сама не своя.

– Вы не знаете, где могла бы быть миссис Болдт?

– Нет, не знаю и я подозреваю, что эта женщина тоже скоро съедет. В кондоминиуме запрещена субаренда, и меня удивляет, что Элейн пошла на это. Мы неоднократно подавали жалобы в ассоциацию, и, по-моему, мистер Маковски уже просил ту даму освободить помещение. Разумеется, она возражает, заявляя, что у них с Элейн договор, который действует до конца июня. Словом, если хотите лично побеседовать с ней, лучше поспешить. Я видела, как она брала в винном магазине пустые картонные коробки; думаю... вернее сказать, надеюсь, она уже собирает вещички.

– Благодарю вас. Возможно, так я и сделаю. Вы мне очень помогли. Постараюсь заглянуть к вам, если представится такой случай.

– Дорогуша, может быть, вы играете в бридж? Последние полгода мы вынуждены резаться в кинга, по этой причине Ида стала совершенно несносной. У меня и у миссис Уинк терпение на исходе.

– По правде говоря, ни разу не играла, но можно попробовать, – не слишком уверенным тоном произнесла я.

– Мы играем по центу, – заявила она не терпящим возражений тоном, и я невольно рассмеялась.

Затем я позвонила Тилли. По тому, как тяжело она дышала, можно было подумать, что ей пришлось бегом бежать к телефону.

– Тилли, привет. Это опять я, Кинси.

– Я только что из магазина, – выпалила она. – Подождите, дайте дух перевести. Уф! Чем могу помочь?

– Хорошо бы взглянуть на квартиру Элейн.

– Зачем? Что-нибудь случилось?

– Во Флориде, по словам соседей, ее нет. Возможно, нам удастся выяснить, куда еще она могла отправиться. Если я подъеду, вы мне откроете?

– Да... думаю, да. Мне надо только разгрузить покупки, но это пустяки.

* * *

Добравшись до кондоминиума, я позвонила в домофон, и Тилли впустила меня. Она ждала меня у лифта с ключом от квартиры Элейн. Пока мы поднимались на второй этаж, я вкратце передала ей мой разговор с флоридским управляющим.

– Вы хотите сказать, что там ее никто не видел? Значит, что-то случилось, – сделала вывод Тилли. – Определенно что-то случилось. Я точно знаю, что она уехала и что собиралась именно во Флориду. Я собственными глазами видела в окно, как подъехало такси, – водитель просигналил, и она вышла. На ней была ее миленькая шубка и меховая шапка-тюрбан. Уезжала она поздно – ей это не очень нравилось, но она себя неважно чувствовала и надеялась, что перемена климата пойдет ей на пользу.

– Она была больна?

– Ну, знаете, у нее разыгрался гайморит, да к тому же она мучилась не то от простуды, не то от аллергии. Не хочу никого осуждать, но, знаете ли, Элейн была немножко ипохондриком. Она позвонила мне и сказала, что решила немедленно уехать. Все произошло так внезапно. В ближайшие две недели она никуда не собиралась, но потом врач посоветовал ей переменить обстановку, вот она и сорвалась. Наверное, заказала билет на ближайший рейс.

– Вы не в курсе, пользовалась ли она услугами транспортного агентства?

– Наверняка. Вероятно, здесь есть где-то по соседству. Машину она не водила, поэтому предпочитала конторы неподалеку от дома. Ну вот мы и пришли.

Тилли остановилась перед квартирой № 9 – на втором этаже, как раз над ней. Она открыла дверь, и мы вошли.

В квартире царил полумрак, шторы были задернуты – воздух сухой и спертый. Тилли подошла к окну и раздвинула шторы.

– С тех пор как она уехала, здесь никого не было? – спросила я. – Может, заходила уборщица или рабочие?

– Насколько мне известно, никто не приходил.

Мы обе, словно сговорившись, перешли едва ли не на шепот, как будто попали в читальный зал, – впрочем, когда находишься в чужих владениях без приглашения, на самом деле невольно чувствуешь себя злоумышленником. Я чувствовала себя так, точно сквозь меня пропускали слабые электрические разряды.

Мы огляделись, и Тилли сказала, что все как будто на месте. Ничего подозрительного. Все как обычно. После этого она оставила меня одну, и я не спеша, чтобы ничего не упустить из виду, приступила к более тщательному осмотру.

Квартира была угловая, и окна выходили на две стороны. С минуту я смотрела на казавшуюся пустынной улицу. Только какой-то мальчишка с прической, словно у могиканина, стоял, прислонившись к припаркованной у тротуара машине. Голова его была гладко выбрита, как у приговоренного к гильотине, и только на самой макушке торчал гребень, напоминавший разделительное ограждение, какое устанавливают на автострадах. Гребень был выкрашен в ядовито-розовый цвет; я не видела такого с тех самых пор, как из моды вышли коротенькие "велосипедки". Выглядел мальчишка лет на шестнадцать-семнадцать, на нем были ярко-красные спортивные брюки, заправленные в высокие, военного типа ботинки, и оранжевая фуфайка-безрукавка с какой-то надписью – слов я разглядеть не могла. Некоторое время я наблюдала, как он сворачивает и прикуривает сигаретку с марихуаной.

Я подошла к боковым окнам, откуда открывался вид на небольшой каркасный домик. Крыша домика была обглодана огнем и походила на остов пережаренной рыбы. Дверь заколочена досками, стекла вылетели – должно быть, под воздействием жара. Опаленный огнем газон венчала приколоченная к деревянному колышку табличка "Продается", при виде которой в воображении вставала картина деревенского кладбища. Словом, зрелище не из приятных, при том что Элейн, видимо, выложила за эту квартирку больше ста тысяч долларов. Я недоуменно пожала плечами и прошла на кухню.

Все сияло чистотой. Полы вымыты и натерты до блеска. В шкафчиках запасы консервов, в том числе кошачьих: мясной рацион "Мясо для девяти жизней"[1] и печеночный паштет. Холодильник пуст, если не считать обычного набора на дверце: оливки, пикули, горчица, баночки с джемом. Электроплита отключена, шнур свешивается по передней панели, пересекая циферблат, стрелки на котором показывают 8.20. Под раковиной мусорное ведро, в нем пустой бумажный пакет с аккуратно завернутыми краями. Похоже, Элейн Болдт привыкла подолгу отсутствовать.

Я направилась в прихожую. Квартира была точной копией той, которую занимала Тилли. Пройдя по небольшому коридорчику, я заглянула в ванную, расположенную справа от меня: раковина, похожая на перламутровую ракушку, яркая, под золото, фурнитура, одна стена выложена зеркальным кафелем. Под раковиной плетеная корзинка – пустая, если не считать прилипшей к стенке каштановой, с проседью пряди волос, оставшейся скорее всего после того, как чистили щетку.

Напротив ванной находился небольшой кабинет: стол, телевизор, простое кресло и диван-кровать. В ящиках стола всякая всячина – ручки, блокнотики, бумага для записей и какие-то папки, просматривать которые в тот момент я не сочла нужным. Кроме того, мне на глаза попалась принадлежавшая Элейн карточка социального страхования, и я выписала номер. Затем оставила кабинет и прошла в спальню, при которой имелась смежная ванная комната.

Шторы были наглухо задернуты, и комната погружена во мрак. По правую руку я увидела платяной, шкаф, настолько вместительный, что его вполне можно было бы сдавать под жилье. Часть вешалок пустовала; на полках лежали вещи, и было видно, что часть из них Элейн также взяла с собой. В нижнем углу стоял небольшой чемодан, из дорогих, с затейливыми монограммами дизайнера.

Я заглянула в ящики. В некоторых из них лежали свитера в полиэтиленовых пакетах из химчистки. Некоторые были пусты, если не считать разбросанных там и сям мешочков саше, похожих на крохотные надушенные подушечки. Дамское белье. Кое-какие украшения.

Просторная, аккуратно прибранная ванная; аптечка – практически пустая, за исключением нескольких упаковок с лекарствами, которые продаются без рецептов. Я вернулась к двери и с минуту стояла, оглядывая спальную. Не было решительно никаких признаков, указывающих на что-то нечистое, на поспешное бегство, ограбление, акт вандализма, болезнь или самоубийство; на то, что кто-то мог побывать здесь; ничто не говорило о слабости к спиртному или наркотикам – ничего такого не было. Нетронутым казался тонкий слой пыли на полированных поверхностях.

Я вышла, закрыв за собой дверь, спустилась к Тилли и спросила, нет ли у нее какой-нибудь фотографии Элейн.

– Кажется, нет, – сказала она, – но, если хотите, могу описать ее. Мы с ней примерно одного размера, то есть в ней где-то пять футов пять дюймов росту, а весит она фунтов сто тридцать. Волосы светлые с проседью, она зачесывает их назад. Голубые глаза. – Тилли замолчала. – Постойте-ка, может, у меня все-таки есть фото... Я только что вспомнила. Подождите.

Она направилась куда-то в сторону кабинета, минуту спустя появилась с моментальным снимком, сделанным "Поляроидом", и протянула его мне. Карточка пожелтела – словно выгорела на солнце – и показалась мне какой-то липкой на ощупь. Это была фотография двух женщин в полный рост, стоявших во дворе перед домом; снимок, видимо, сделали футов с двадцати. Одна, в хлопчатобумажных, хорошего покроя брюках – я сразу догадалась, что это и есть Элейн, – стройная, подтянутая и элегантная, радостно улыбалась. Вторая, довольно дородная особа в очках в синей пластмассовой оправе и с прической, похожей на съехавший набок парик, застенчиво щурилась. По виду ей было за сорок.

– Это прошлой осенью, – пояснила Тилли. – Вот эта слева Элейн.

– А другая?

– Марти Грайс, наша соседка. С ней произошла ужасная история. Ее убили... постойте... полгода назад. Боже, кажется, это было совсем недавно.

– Как это случилось?

– Говорят, она спугнула проникшего в дом грабителя. Наверное, он убил ее, а потом решил сжечь дом, чтобы замести следы. Это было чудовищно. Вы могли прочесть об этом происшествии в газете.

Я покачала головой. Иногда я месяцами не притрагиваюсь к газетам, однако тут же вспомнила о домике с обуглившейся крышей и выбитыми стеклами.

– Мне очень жаль, – произнесла я. – Можно оставить это у себя?

– Ради Бога.

Я еще раз взглянула на снимок, и у меня тревожно защемило сердце – ведь на нем был запечатлен момент из совсем недавнего прошлого, когда ни та, ни другая не подозревали о том, что ждет их впереди. И вот – одна мертва, другая бесследно исчезла. Эта комбинация мне совсем не нравилась.

– Они были подругами? – спросила я.

– Пожалуй, нет. Время от времени встречались за партией в бридж, но помимо этого практически не общались. Элейн, знаете ли, чересчур высокого о себе мнения. Марти это немного раздражало. Не то чтобы Марти была откровенна со мной, но я помню, что иногда она отпускала довольно язвительные замечания в адрес Элейн. Конечно, Элейн живет в свое собственное удовольствие и не скрывает этого, ей и в голову не приходит, что другие не могут себе этого позволить. Взять хотя бы ее пресловутое меховое манто. Она ведь знала, что Леонард и Марти находятся в крайне стесненных обстоятельствах, и все-таки заявилась в нем играть в бридж. По отношению к Марти... ну, все равно что размахивать красной тряпкой перед быком.

– Это то самое манто, которое было на ней, когда вы видели ее в последний раз?

– Ну да. Из рыси – и такая же шляпка. Двенадцать тысяч долларов.

– Вот это да!

– Я и говорю. Изумительная вещь. О таком можно только мечтать.

– Вы можете сказать что-нибудь еще про ее отъезд?

– Немногое. У нее был кое-какой багаж – кажется, она несла сумку, остальное помог донести водитель.

– Не припомните название таксомоторной компании?

– По правде говоря, тогда я не придала этому значения, но обычно она заказывала машину в "Сити кеб" или в "Грин страйп", иногда – в "Тип-топ", хотя последняя ей не очень нравилась. Жаль, что больше ничем не могу помочь. Меня вот что волнует: если Элейн поехала во Флориду, но так и не доехала, то где же она в таком случае?

– Это бы мне и хотелось выяснить, – сказала я с улыбкой, постаравшись дать понять, что ничего страшного еще не произошло, но на душе у меня было неспокойно.

Вернувшись в контору, я быстренько подсчитала расходы: примерно семьдесят пять долларов набежало за то время, что я потратила, беседуя с Тилли и осматривая квартиру Элейн, плюс библиотека, телефонные звонки и оплата услуг междугородной связи. Я знаю детективов, которые не слезают с телефона в течение всего расследования, но, по-моему, это не очень умно. Если не общаться с людьми с глазу на глаз, слишком велика вероятность того, что тебя будут водить за нос или сама выпустишь из виду нечто существенное.

Я позвонила в транспортное агентство и заказала билет до Майами и обратно. Если лететь глубокой ночью, не пить, не есть и не ходить в сортир, поездка обходилась в девяносто девять долларов в один конец. Кроме того, я заказала в Майами дешевую машину напрокат.

До самолета оставалось еще несколько часов, поэтому я вернулась домой и пробежала трусцой свои три мили, потом положила в сумочку зубную щетку и пасту, назвав это сборами. По возвращении я собиралась разыскать агентство, услугами которого пользовалась Элейн, и выяснить, не улетела ли она в Мексику или на Карибы. Пока же я рассчитывала застать во Флориде ее подружку, пока та не улепетнула. В данный момент это была единственная ниточка.

3

Самолет приземлился в Майами в 4.45 утра, еще не рассвело. Редкие пассажиры, которых сей ранний час застал в здании аэровокзала, спали на жестких и неудобных пластмассовых сиденьях, положив головы на матерчатые сумки – на плечах нелепо топорщились пиджаки. Свет был приглушенный, точно в похоронном зале; в багажном отделении за стеклянными переборками высились горы невостребованных чемоданов. Магазинчики и киоски – все как один – были закрыты. Радиодиспетчер пригласил какого-то пассажира подойти к бесплатному телефону, однако имя умудрился произнести так неразборчиво, что едва ли кто-то откликнулся. В самолете мне удалось поспать не больше часа, поэтому чувствовала я себя совершенно разбитой.

вернуться

1

Существует поверье, что кошке дано прожить девять жизней. – Здесь и далее примеч. ред.

Я нашла взятую напрокат машину, села за руль, сверилась с картой и в 5.15 уже мчалась на север по шоссе номер один. Мне предстояло преодолеть двадцать миль до Форт-Лодердейла и еще пятнадцать – до Бока-Рейтона. Рассвет окрасил небо в нежные перламутровые тона, облака сгрудились, подобно кочанам цветной капусты в придорожной лавке. Ландшафт по обе стороны дороги был довольно плоский, к самому полотну подползали белые песчаные языки. До горизонта тянулись заросли меч-травы и ряды низкорослых кипарисов, на деревьях, словно рваные коврики, висели клочья испанского бородатого мха. Благоухал пропитанный испарениями воздух, и первые яркие лучи солнца, прорезавшие небо на востоке, обещали жаркий день. Чтобы как-то скоротать время, я остановилась возле закусочной, съела что-то желто-коричневое и запила апельсиновым соком. Мне почему-то показалось, что у съестного такой вкус, какой должен быть у пищи, принимаемой астронавтами для восстановления сил.

К тому времени, когда я добралась до микрорайона, где находился кондоминиум Элейн, было около семи часов; оросительные фонтанчики уже вовсю поливали аккуратно подстриженные газоны. Там стояло шесть или семь одинаковых трехэтажных зданий из бетонных панелей с крытыми террасами, которые только подчеркивали их довольно жалкий общий вид. Оживляли пейзаж ярко-красные и розовые цветы на кустах гибискуса. Я проехала по широкой улице, которая поворачивала и упиралась в теннисные корты. По-видимому, возле каждого дома имелся собственный бассейн, кое-кто уже грелся на солнышке, развалившись в пластиковых шезлонгах. Наконец на глаза мне попался нужный номер, и я заехала на небольшую стоянку перед домом. Квартира управляющего находилась на первом этаже. Входная дверь распахнута настежь, однако дверь-сетка предусмотрительно оставлена закрытой – чтобы в дом не проникли огромные флоридские жуки, которые уже копошились в траве и предупреждали о себе, издавая грозные звуки.

Я решительно постучала по алюминиевой раме.

– Иду-иду, – неожиданно близко раздался женский голос.

Я прикрыла ладонью глаза, чтобы сквозь дверь-сетку лучше разглядеть, с кем имею дело, и спросила:

– Могу я видеть мистера Маковски?

В этот момент по ту сторону сетки материализовалась женская фигура, только лицо ее почему-то находилось на уровне моих коленей.

– Подождите. Я делаю приседания... дайте только встану на ноги. Боже, как же это трудно. – Она встала на колени и попробовала опереться рукой о подлокотник кресла. – Маковски в двести восьмой, чинит туалет. Чем могу вам помочь?

– Я ищу Элейн Болдт. Вы не знаете, где она может быть?

– Так вы детектив? Это вы звонили из Калифорнии?

– Совершенно верно. Я решила приехать, чтобы попробовать разобраться на месте. Она оставила какой-нибудь адрес?

– Нет. Я бы с радостью помогла вам, но, боюсь, знаю не больше вашего. Ну вот, входите. – Ей наконец удалось встать на ноги и открыть дверь. – Я Кармен Маковски или то, что от нее осталось. Вы занимаетесь зарядкой?

– Да как вам сказать? Бегаю трусцой, но это, пожалуй, и все, – ответила я.

– Вы молодцом. Только никогда не делайте приседания. Мой вам совет. Я приседаю по сто раз в день и ужасно мучаюсь. – Щеки у нее раскраснелись; она все еще была разгорячена и тяжело дышала. На вид ей было около пятидесяти; под облегающим ярко-желтым спортивным костюмом угадывался живот женщины в интересном положении. Она была похожа на спелый флоридский грейпфрут.

Она радостно закивала:

– Угадали. Никогда не предполагаешь, чего ждать от жизни. Я думала, это рак, пока он не начал лягаться. Знаете, что это такое?

С этими словами она ткнула пальцем в небольшое вздутие пониже пояса:

– Это вывернутый наизнанку пупок. Смешно, правда? Мы с Маковски думали, что у нас уже никогда не будет детей. Мне скоро пятьдесят, ему шестьдесят пять. Впрочем, какая, к черту, разница? Это поинтереснее, чем какая-нибудь менопауза, верно? Вы говорили с этой женщиной из триста пятнадцатой? Ее зовут Пэт Ашер – да вы, наверное, и сами знаете. Она заявляет, что Элейн сдала ей квартиру, но мне что-то не очень в это верится.

– А что это за история? Миссис Болдт ничего вам не рассказывала?

– Нет. Ни единого слова. Мне известно только одно – эта женщина, Ашер, объявилась несколько месяцев назад и въехала в квартиру Элейн. Поначалу никто не возражал, мы думали, ну поживет недели две, и все. Жильцам не возбраняется приглашать гостей. Но сдавать квартиру – это уже против правил. Кандидатуры возможных покупателей проходят тщательный отбор. Разреши мы сдавать помещения в аренду, и сюда слетится всякий сброд. Начнут портиться нравы. Словом, месяц спустя, когда Маковски поднялся к ней, чтобы потолковать, она заявила, что заплатила Элейн за шесть месяцев вперед и съезжать не намерена. Маковски чуть не взбесился.

– У нее есть на руках подписанный договор аренды?

– У нее имеется расписка, из которой следует, что она заплатила Элейн энную сумму, но там ни слова не сказано за что. Маковски направил ей извещение о том, чтобы она освободила квартиру, но она не торопится. Я так понимаю, вы еще с ней не встречались.

– Я как раз хотела ее повидать. Не знаете, она дома?

– Очень может быть. Она в основном сидит дома, разве что к бассейну ходит загорать. Можете передать от нашего имени, что домовое управление велело ей немедленно катиться ко всем чертям.

* * *

Триста пятнадцатая квартира находилась на третьем этаже в аппендиксе Г-образного коридора. Я не успела еще нажать на кнопку звонка, как у меня возникло странное ощущение того, что кто-то пристально наблюдает за мной в дверной глазок. Примерно через минуту дверь открылась, но ровно настолько, насколько позволяла цепочка, причем за дверью не было видно ни души.

– Пэт Ашер? – обратилась я в пустоту.

– Да.

– Мое имя Кинси Милхоун. Я частный детектив, приехала из Калифорнии. Я ищу Элейн Болдт.

– Зачем? – словно не ведая о правилах элементарной вежливости, сухо и настороженно спросила она, по-прежнему не показываясь мне на глаза.

– Ее разыскивает сестра, ей надо, чтобы она подписала кое-какие юридические документы. Вам известно, где она?

Повисла напряженная тишина.

– Вы явились, чтобы вручить мне извещение?

– Нет.

Я достала копию моего удостоверения и просунула ее в дверную щель. Удостоверение исчезло, как исчезает в утробе банкомата кредитная карточка. Спустя мгновение я снова увидела его.

– Минуточку. Попробую найти ее адрес.

Дверную цепочку она так и не сняла. Мелькнул слабый лучик надежды. Может, мне наконец повезет. Если удастся в ближайшие день-два вычислить Элейн, я буду страшно горда – а это чувство порой важнее любых денег. Я стояла, разглядывая коврик у двери. Темные ворсинки на нем – на фоне более светлых – образовывали букву "Б". Неужели во Флориде столько грязи, чтобы класть перед дверью такие коврики? Ворс был такой жесткий, что, казалось, об него можно содрать подметки. Я взглянула налево. Там в окне, за балконом, были видны пальмы с опрятными зелеными верхушками, похожими на юбочки. Тут я снова услышала голос Пэт Ашер за дверью:

– Должно быть, я его выбросила. Кажется, она была в Сарасоте.

Мне надоело разговаривать с дверью, и я почувствовала легкое раздражение.

– Вы не возражаете, если я войду? Речь идет о наследстве. Она может получить две или три тысячи долларов, если только я смогу получить ее подпись. – Оставалось бить на жадность, на тайное желание нечаянно получить целое состояние – желание, которое наверняка было ей знакомо. Иногда такая тактика приносила плоды, особенно когда я охотилась за злостными неплательщиками долгов. На сей раз мои слова были – помимо всего – сущей правдой, оттого-то и произносила я их с подкупающей искренностью.

– Вас послал управляющий?

– Послушайте, что за мания преследования? Я ищу Элейн и хочу с вами поговорить. Вы единственный человек, который может знать, где ее найти.

Тишина. Чувствовалось, что Пэт Ашер пытается взвесить все "за" и "против", словно ее подвергли тесту на определение коэффициента умственного развития и у нее есть шанс каким-то образом повлиять на результаты. Я с трудом сдерживала желание наговорить ей гадостей. Но это была моя единственная ниточка, и обрывать ее не хотелось.

– Ну ладно, – с явной неохотой изрекла Пэт. – Только я сначала оденусь.

Когда она наконец открыла дверь, на ней был широкий, бесформенный – в "восточном" стиле – балахон из тонкой набивной ткани; такие обычно таскают, когда лень надеть трусики. Нос у нее был залеплен лейкопластырем, глаза заплыли, под ними красовались огромные лилово-зеленые кровоподтеки. Под каждым глазом была полоска антибактерицидного пластыря, загар ее приобрел неестественный желтоватый оттенок, отчего казалось, что у нее вялотекущая форма желтухи.

– Я Попала в автомобильную аварию и сломала нос, – поспешно пояснила она, – и мне не очень хочется, чтобы меня видели в таком виде.

Она направилась в глубь квартиры – за ней, точно увлекаемый ветром, поплыл ее балахон. Я прикрыла за собой дверь и прошла следом. Жилище? Элейн Болдт было отделано пальмовым деревом и выдержано в пастельных тонах; тянуло плесенью. В гостиной половину стены занимали раздвижные прозрачные двери, которые вели на застекленную лоджию, откуда открывался чудесный вид – с пальмами и пушистыми, как пена, облаками.

Пэт взяла сигарету из стоявшей на кофейном столике шкатулки из цветного стекла и прикурила от такой же зажигалки. Зажигалка, к моему удивлению, работала. Она села на кушетку и уперлась босыми ступнями в край столика. Пятки у нее были серые от грязи.

– Присаживайтесь, если хотите, – предложила она не очень любезным тоном.

Глаза у нее были какого-то зловещего – смесь зеленого с электрик – цвета. Мне показалось, что она носит контактные линзы. Я не без зависти отметила здоровый естественный блеск ее рыжевато-каштановых волос, которого никак не могла добиться от своих. Явно заинтригованная, она с интересом посматривала на меня.

– И чье же это наследство?

В ее голосе совершенно отсутствовала вопросительная интонация – она словно и не спрашивала меня, а просто давала понять как само собой разумеющееся, что я должна передать ей кое-какую информацию. Забавно. Я интуитивно почувствовала, что с ней надо держать ухо востро.

– Кажется, какого-то кузена. Из Огайо.

– Вы не находите, что это перебор – нанимать детектива, чтобы раздать три тысячи монет?

– Кроме Элейн, имеются другие наследники, – сказала я.

– У вас есть документ, который она должна подписать?

– Сначала я хотела бы поговорить с миссис Болдт. Люди беспокоятся, потому что о ней ничего не известно. В отчете я должна указать ее местопребывание.

– Все не слава Богу – теперь еще и отчет. Да ей просто не сиделось на одном месте. Она путешествует. Что за беда?

– Вы не будете возражать, если я спрошу, в каких вы с ней отношениях?

– Не буду. Мы подруги. Я знаю ее лет сто. В этом году, отправляясь во Флориду, она захотела, чтобы кто-нибудь составил ей компанию.

– Когда это было?

– В середине января. Или около того. – Она замолчала и некоторое время с задумчивым видом наблюдала за тлеющей сигаретой. Затем снова – как-то отрешенно – посмотрела на меня.

– И с тех самых пор вы живете здесь?

– Ну да, почему бы нет? Прошлый договор аренды истек, и Элейн сказала, что я могу пожить у нее.

– Почему она уехала?

– Об этом надо спросить у нее самой.

– Когда вы последний раз получали от Элейн какие-нибудь известия?

– Недели две назад.

– И в то время она была в Сарасоте?

– Совершенно верно. Остановилась у новых знакомых.

– Можете назвать имена?

– Слушайте, я не нанималась к ней в сиделки. С кем она живет и где ошивается – не мое дело, поэтому я и не спрашиваю.

У меня возникло странное ощущение, что мы играем в какую-то салонную игру, выиграть которую мне не суждено. К тому же, судя по всему, Пэт Ашер получала от этого куда больше удовольствия, чем я. Чувствуя, как во мне нарастает негодование, я снова принялась за свое:

– Может, припомните еще что-нибудь полезное?

– Мне казалось, что до сих пор ничего особенно полезного я вам не сообщила, – ухмыльнулась она.

– Все-таки не хотелось терять последнюю надежду, – пробормотала я.

Она равнодушно пожала плечами:

– Жаль, что не оправдала ваших надежд. Я сказала все, что знаю.

– Что ж, не смею вас дольше задерживать. Оставляю вам мою карточку. Если Элейн позвонит, попросите ее связаться со мной, хорошо?

– Разумеется. Не беспокойтесь.

Я достала из бумажника визитную карточку, положила ее на столик и встала.

– Похоже, местные обитатели немного вам докучают?

– Вы и не представляете! – подхватила она. – Ну им-то что за дело? За аренду я заплатила. Никаких вечеринок, никакой громкой музыки. Развешиваю сушиться белье – управляющий сердится, устраивает скандал. Я не понимаю.

Она встала и проводила меня до двери. За спиной у нее пузырился балахон, отчего ее фигура казалась массивнее, чем была на самом деле. Проходя мимо кухни, я краем глаза заметила сваленные возле раковины картонные коробки. В этот момент она обернулась и перехватила мой взгляд.

– Если уж на то пошло, найду поблизости какой-нибудь мотель. Не хватало еще, чтобы они впутывали в это дело шерифа. Кстати, я подумала, что вы и есть шериф. Знаете, теперь и женщины бывают шерифами. Шерифинями.

– Да, я слышала.

– А вы? – вдруг спросила она. – Как это вас угораздило стать детективом? Странный способ зарабатывать на жизнь, не правда ли?

Теперь – видимо, убедившись, что я не представляю для нее опасности, – она стала более словоохотливой. Я подумала: а вдруг удастся выведать у нее что-нибудь еще? Похоже, она была не прочь продолжить знакомство. Пэт напоминала мне воспитательницу детского садика, которая слишком долго общалась исключительно со своими малолетними подопечными.

– Как вам сказать? Пятилась, пятилась, да и наткнулась на работу детектива, – ответила я. – Но это все же лучше, чем торговать обувью. А вы не работаете?

– Это не для меня. Я на пенсии. У меня нет ни малейшего желания снова идти работать.

– Вам проще. А у меня выбора нет. Кто не работает – тот не ест. Это про меня.

Она впервые позволила себе улыбнуться.

– Я всю жизнь ждала, что вот-вот подвернется удача, а потом решила позаботиться о себе сама. Вы понимаете, что я имею в виду. В этом мире добра ни от кого не жди – это уж точно.

Я лицемерно кивнула, изображая искреннее понимание, и посмотрела в сторону стоянки.

– Что ж, мне пора... Да, еще один вопрос, если не возражаете.

– Смотря что за вопрос.

– У Элейн должны быть еще какие-то знакомства. Вы не в курсе? Ведь кто-то должен знать, как с ней можно связаться, как вы считаете?

– Ваш вопрос не по адресу, – сказала она. – Она приезжала ко мне в Лодердейл, так что здесь я никого не знаю.

– Как вы связались с ней в последний раз? Насколько мне известно, она прилетела сюда совершенно неожиданно, повинуясь, что называется, сиюминутному порыву.

Некоторое время она, видимо, несколько сбитая с толку, молчала. Наконец к ней вернулось самообладание.

– Ну да, верно. Так оно и было. Она позвонила мне из Майами – из аэропорта, а от Лодердейла мы ехали вместе.

– У нее была машина?

– Ну да. Она взяла напрокат. Белый "олдсмобил-катласс".

– Сколько она здесь пробыла?

Пэт пожала плечами:

– Не знаю. Недолго. Пару дней, не больше.

– Вам не показалось, что она нервничает или чем-то расстроена?

Моя назойливость начинала выводить ее из себя.

– Подождите. Куда вы клоните? Может, я что-то и вспомню, если только пойму, что у вас на уме.

– Я и сама толком не знаю, – неуверенно проронила я. – Я только пытаюсь понять, что происходит. Ее знакомые в Санта-Терезе утверждают, что это на нее не похоже – исчезнуть вот так, не сказав ни слова.

– Но она сказала мне. Я говорю вам. Она что, подросток, который обязан все время звонить родителям и докладывать, где он и когда вернется? В чем проблема?

– Да нет, все в порядке. Просто ее сестра хотела связаться с ней. Вот и все.

– Ладно. Я немного взвинчена. Столько всего навалилось – я вовсе не хотела срывать на вас свое дурное настроение. Если Элейн позвонит, скажу ей, чтобы она вам позвонила, договорились?

– Прекрасно. Буду весьма признательна.

Я протянула ей руку, и она торопливо пожала ее. Пальцы у нее были сухие и холодные.

– Было приятно поговорить с вами, – сказала я.

– Мне тоже.

Уже направившись к выходу, я нерешительно оглянулась и спросила:

– Если вы переедете в мотель, то как же Элейн узнает, где вас искать?

Во взгляде ее появилось прежнее язвительное выражение.

– Что скажете, если я оставлю адрес у своего друга Маковски? Кстати, тогда и вам будет известно, где меня найти. Устроит?

– Видимо, да. Большое спасибо.

4

Ощущая на себе ее взгляд, я пошла к лестнице. Затем услышала, как закрылась дверь. Я вышла на автостоянку, села в машину и уехала. Мне хотелось встретиться с миссис Окснер, которая жила в соседней квартире, но решила, что благоразумнее будет немного подождать. После разговора с Пэт Ашер у меня остался какой-то неприятный осадок. И дело было не только в том, что кое-что из сказанного ею оказалось заведомой ложью. Я сама прирожденная лгунья и знаю, как это делается. Делаешь вид, что готова поделиться какими-то сведениями, но при этом – чтобы достичь нужного эффекта – часть фактов утаиваешь. Проблема Пэт состояла в том, что она слишком много импровизировала, давая волю воображению там, где следовало бы прикусить язычок. Байка про то, что Элейн Болдт – на арендованном белом "катлассе" подобрала ее в Форт-Лодердейле, – чушь собачья. Элейн не водила машину. Тилли говорила мне об этом. Я пока не понимала, зачем Пэт потребовалось лгать, но чувствовала, что за этим что-то кроется. Однако больше всего меня мучило другое: Пэт Ашер была начисто лишена внешнего лоска, и мне показалось странным, почему такая женщина, как Элейн Болдт, выбрала ее в подруги. Из того, о чем поведали мне Тилли и Беверли, я поняла, что Элейн была снобом до мозга костей, а Пэт Ашер явно не хватало шика, чтобы ей соответствовать.

Проехав полквартала, я остановилась у мелочной лавки и купила две стопки карточек, чтобы сделать кое-какие записи, затем позвонила миссис Окснер. Слава Богу, она оказалась дома.

– Алло?

Я представилась и сообщила, где нахожусь.

– Я только что от Пэт Ашер. Мне не хотелось, чтобы она знала, что мы с вами знакомы. Как бы нам встретиться?

– Что ж, забавно, – сказала миссис Окснер. – Чем мы займемся? Я могу спуститься на лифте к прачечной. Это рядом со стоянкой, знаете? Вы можете забрать меня там.

– Договорились. Буду через десять минут.

– Скажем, через пятнадцать. Я вовсе не такая проворная, как вы, должно быть, подумали.

* * *

Когда я подъехала, из прачечной показалась женская фигура, которая, опираясь на палку, заковыляла в мою сторону. С моей помощью она села на переднее сиденье. Это была хрупкая женщина со старушечьим горбиком, похожим на школьный рюкзачок, и абсолютно седыми, легкими, как пух у одуванчика, волосами. Лицо ее напоминало сморщенное яблоко, а изуродованные артритом кисти рук приобрели какие-то немыслимые очертания – в театре теней таким рукам не было бы цены. Домашнее платье висело на ней как на вешалке, лодыжки перевязаны эластичным бинтом. Левой рукой она придерживала какие-то вещи.

– Хочу забросить это в чистку, – сказала она. – Вы мне поможете? И надо бы еще заехать в продуктовый магазин. У меня кончились хлопья и эль с портером.

Держалась она молодцом, голос был бодрый, хотя слегка дрожал.

Я обошла машину, села за руль и включила зажигание, попутно взглянув на окна третьего этажа, чтобы проверить, не наблюдает ли за нами Пэт Ашер. Машина тронулась; я заметила, что миссис Окснер буквально пожирает меня взглядом.

– Я представляла вас совсем иначе, – поспешила сообщить она. – Мне казалось, вы блондинка с голубыми глазами. А у вас какие?

– Карие, – ответила я и чуть опустила солнцезащитные очки, чтобы она могла убедиться сама. – А где находится химчистка?

– Рядом с той лавкой, откуда вы мне звонили. Как называется такая стрижка?

Я машинально посмотрелась в зеркало заднего вида.

– Наверное, никак не называется. Я стригу себя сама каждые полтора месяца маникюрными ножницами. А что, плохо, да?

– Пока трудно сказать. Кажется, вам к лицу, но я недостаточно хорошо вас знаю, чтобы судить. А что вы думаете обо мне? Вы меня такой представляли, когда мы говорили по телефону?

Я смерила ее оценивающим взглядом.

– Когда мы говорили по телефону, мне подумалось, вы довольно взбалмошны.

– В ваши годы я именно такой и была. Теперь приходится следить за собой, чтобы не сочли за чокнутую, вроде Иды. Лучшие подруги поумирали, а те, что остались, вечно брюзжат. Как продвигаются поиски Элейн?

– Неважно. Пэт Ашер утверждает, что миссис Болдт действительно пару дней провела в Бока, а потом уехала.

– Не было ее тут.

– Вы уверены?

– Разумеется, я уверена. Она всегда стучит мне в стену, когда приезжает. Это своего рода условный сигнал. Элейн никогда не нарушала традиции. Потом она непременно заскакивала ко мне, чтобы договориться насчет бриджа, потому что понимала, как много это для нас значит.

Остановившись перед химчисткой, я взяла пару платьев, которые она бросила на спинку сиденья.

– Я мигом.

Пока я бегала, выполняя заказы миссис Окснер, она ждала меня в машине, потом мы сидели и разговаривали. Поведав ей о встрече с Пэт Ашер, я спросила:

– Что вы о ней скажете?

– Она чересчур агрессивна, – сказала миссис Окснер. – Знаете, она и меня пыталась взять в оборот. Сижу, бывало, на балконе, греюсь на солнышке, а она так и норовит втянуть меня в разговор. От нее вечно исходил такой противный кислый запах, который появляется, когда человек слишком много курит.

– О чем же вы с ней говорили?

– Уж во всяком случае не о культуре, уверяю вас. Главным образом она рассуждала о еде, хотя, по-моему, в рот ничего не брала, кроме сигареты. Только пила газировку из банок и при этом беспрерывно чавкала. Такая эгоцентричная особа. Не припомню, чтобы она хоть раз попросила меня что-нибудь рассказать. Ей это и в голову не приходило. Слушать ее было неинтересно – можно было умереть со скуки. Тогда я стала ее избегать, насколько это было возможно. Что вы думаете? Как только она поняла, что не вызывает у меня симпатии, тут же начала хамить. Неуверенные в себе люди вообще довольно болезненно относятся ко всему, что в конечном итоге подтверждает их невысокое мнение о своей особе.

– Она упоминала об Элейн?

– О да. Говорила, что та отправилась путешествовать. Мне это показалось странным. Вряд ли Элейн притащилась бы сюда, чтобы тут же уехать. Какой смысл?

– Не знаете, с кем еще Элейн могла поддерживать связь? Были у нее здесь какие-нибудь друзья или родственники?

– Так сразу и не сообразишь. Надо подумать. Мне кажется, друзья у нее главным образом в Калифорнии, ведь большую часть года она проводит там.

Мы проговорили до четверти двенадцатого – уже о другом, затем я подбросила ее до автостоянки. Там я дала ей свою визитную карточку, чтобы она, если потребуется, могла связаться со мной. Миссис Окснер вышла из машины и поковыляла к лифту. Походка у нее была какая-то неровная, разболтанная, словно ее конечности крепились на шарнирах, как у марионетки, а кто-то невидимый дергал сверху за ниточки. Она помахала мне своей палкой – я махнула рукой в ответ. Из разговора с миссис Окснер я почерпнула не слишком много полезного, но рассчитывала, что она будет держать меня в курсе происходящего здесь в мое отсутствие.

Я заехала на автостоянку у пляжа и принялась делать записи, стараясь не упустить ничего из того, что мне удалось узнать. Провела за этим занятием не меньше часа, так что даже рука онемела, но хотелось записать все побыстрее, пока детали не стерлись из памяти. Закончив, сняла туфли, закрыла машину и направилась на пляж. Было слишком жарко, чтобы бегать, к тому же я не выспалась и чувствовала себя совершенно разбитой. С океана дул соленый бриз, волны прибоя лениво накатывали на берег. Лазурное море призрачно фосфоресцировало, песок был усеян экзотическими раковинами. На пляжах в Калифорнии мне попадались только засохшие водоросли да отполированные волнами и выброшенные на берег донышки бутылок из-под кока-колы. Я с удовольствием бы растянулась на горячем песке и вздремнула на солнышке, но мне надо было спешить.

Я поела в придорожной закусочной, выстроенной из розовых шлакоблоков, под доносившиеся из радиоприемника звуки какой-то испаноязычной программы – такой же непонятной, как и местная кухня. Меня потчевали фасолевым супом и чем-то – под названием "болса" – по виду напоминавшим карман из теста, наполненный пропущенным через мясорубку и обильно сдобренным специями мясом. В четыре я уже сидела в самолете, уносившем меня в сторону Калифорнии. Я провела во Флориде менее двенадцати часов и, похоже, ни на шаг не приблизилась к разгадке. Возможно, Пэт Ашер говорила правду, когда утверждала, что Элейн в Сарасоте, однако я почему-то в этом сомневалась. Но тогда мне не терпелось поскорее попасть домой, я уснула и спала как убитая, пока самолет не приземлился в аэропорту Лос-Анджелеса.

* * *

На следующее утро, придя в контору, я подготовила запрос в архив полицейского управления по автотранспорту в Таллахасси, штат Флорида, и еще один – в Сакраменто, чтобы проверить, не получала ли там Элейн Болдт водительские права за прошедшие полгода. Не слишком рассчитывая на успех, а скорее для очистки совести я подготовила аналогичные запросы и в архивы службы регистрации автотранспорта этих городов. Опустив конверты в почтовый ящик, я принялась изучать телефонную книгу, выбирая транспортные агентства, расположенные неподалеку от кондоминиума, в котором проживала Элейн. Я хотела выяснить, заказывала ли она авиабилеты и использовала ли их в итоге. До сих пор лишь из показаний Пэт Ашер следовало, что Элейн все-таки летала во Флориду. А вдруг она не доехала даже до аэропорта Санта-Терезы или сошла с самолета где-то на промежуточной остановке? В любом случае мне предстояло тщательно все проверить. Я чувствовала себя так, будто старалась разглядеть через лупу факты, которые мелькали у меня перед глазами на конвейерной ленте. Частный детектив не может себе позволить нетерпеливости, малодушия или небрежности. В этом, как мне представляется, он похож на домохозяйку.

Как правило, в этом и состоит моя работа. Бесконечная возня с бумажками, бесконечные проверки источников, бесконечные версии, большинство из которых так и остаются версиями. Обычно я начинаю с одного и того же – методично собираю разрозненные обрывки информации, никогда не зная заранее, что действительно может представлять интерес. Главное – не упускать из виду детали, из которых постепенно вырисовываются факты.

В наше время человеку трудно достаточно длительное время сохранять свое инкогнито. Информацию можно получить практически о ком угодно: данные по кредитным карточкам в компьютерах, послужные списки, данные о судебных тяжбах, записи о вступлении в брак и о разводах, завещания, свидетельства о рождении и смерти, водительские права, различного рода лицензии и регистрационные документы на машины – все это хранится в соответствующих местах, и надо лишь знать, куда обратиться. Если хочешь быть невидимкой, расплачивайся только наличными, но уж если согрешишь, берегись. В противном случае любой мало-мальски стоящий детектив или даже просто человек, отличающийся пытливым умом и настойчивостью, вычислят тебя в два счета. Просто удивительно, что при всем этом лишь немногие по-настоящему одержимы манией преследования. Ведь практически любая информация, относящаяся к нашей частной жизни, в один прекрасный момент может стать достоянием гласности. Для этого нужно только знать, как эту информацию раскопать. То, что неизвестно властям, наверняка ведомо соседям, которые при случае с готовностью настучат кому надо. Коль скоро обычные способы выяснить местонахождение Элейн Болдт не принесли результатов, придется воспользоваться окольными путями. Она уехала в Бока на две недели раньше обычного; если верить Тилли, это на нее не похоже. Она поведала Тилли о своем недомогании и о том, что врач посоветовал ей переменить обстановку, однако пока это заявление не подтверждалось. Возможно, Элейн солгала. Как знать, может, она отправилась за пределы Штатов, а Пэт Ашер обеспечивала прикрытие, сообщая всем, что Элейн в Сарасоте. Я понятия не имела, зачем ей могло понадобиться пускаться на подобные ухищрения, – впрочем, в тот момент я много чего не знала.

* * *

Мне удалось найти шесть агентств, услугами которых могла воспользоваться Элейн. Затем я позвонила Беверли Дэнзигер и рассказала ей о своей поездке во Флориду. Мне хотелось держать Беверли в курсе, хотя порадовать ее было особенно нечем. К тому же у меня имелось к ней несколько вопросов.

– А что ваша семья? – спросила я. – Ваши родители живы?

– Что вы! Их давным-давно нет в живых. По правде говоря, мы никогда не были особенно близки. По-моему, Элейн никогда не поддерживала отношений с родственниками.

– А работа? Чем она занималась?

Беверли рассмеялась:

– Вы, видимо, еще не поняли, что собой представляет Элейн. За всю жизнь она палец о палец не ударила.

– Но у нее же есть карточка социального страхования, – возразила я. – Если она где-то работала, хотя бы недолго, это могло бы помочь в поисках. Кто знает, может, она для смеха устроилась где-нибудь официанткой?

– Не думаю, что она когда-нибудь работала... а если и работала, то первый и последний раз в жизни, – сухо промолвила Беверли. – Элейн всегда была испорченной. Она считала, что все ей чем-то обязаны, и если – упаси Бог – не получала того, чего, по ее мнению, заслуживала, брала сама прямо у вас из-под носа.

Я не была настроена выслушивать ее излияния и постаралась вернуть разговор в деловое русло:

– Послушайте, давайте по существу. По-моему, нам следовало бы заявить о ее исчезновении. Тогда у меня будут развязаны руки. Это устранило бы ряд объективных трудностей, к тому же надо использовать любую возможность.

На том конце повисло тягостное молчание, мне даже показалось, что она положила трубку.

– Алло?

– Да, да, я слушаю, – откликнулась Беверли. – Просто мне не совсем понятно, почему вы так хотите обратиться в полицию.

– Ведь это самое логичное, что следует предпринять в данной ситуации. Возможно, она действительно где-то во Флориде – ну а вдруг ее там нет? Сейчас нам приходится полагаться лишь на слово Пэт Ашер. Почему бы не заручиться более надежной информацией? Пусть они известят все полицейские участки. В Бока-Рейтоне свяжутся с полицией Сарасоты – посмотрим, что им удастся выяснить. По приметам полиция по крайней мере установит, что ее нет среди больных, мертвых или арестованных.

– Мертвых?

– Ну-ну, не стоит так пугаться. Я понимаю, все это звучит довольно зловеще, и скорее всего ничего страшного не произошло, но у полиции на самом деле гораздо больше возможностей, чем у меня.

– Простите, но я не понимаю. Мне нужна была только ее подпись. Я обратилась к вам, рассчитывая, что вы сможете быстро найти ее. По-моему, полиция здесь совершенно ни при чем. Я хочу сказать, что незачем их впутывать.

– Хорошо. Что же в таком случае прикажете мне делать? Сначала вы просите меня разыскать вашу сестру, а потом начинаете вставлять мне палки в колеса.

– Просто я считаю, что это ни к чему. Почему бы вам на этом не остановиться?

Теперь настал мой черед надолго замолчать. Я тщетно пыталась понять, что стоит за этим ее высказыванием и чего вдруг она так переполошилась.

– Беверли, может, я чего-то недопоняла? Вы хотите, чтобы я оставила это дело?

– Не знаю. Я должна все обдумать, я вам перезвоню. Просто я думала, что здесь не возникнет никаких осложнений, а теперь я не уверена, стоит ли продолжать. Может, мистер Уэндер обойдется и без ее подписи. Может, найдет какую-нибудь лазейку в законе, которая позволила бы распорядиться остальными долями без ее ведома.

– Два дня назад вы рассуждали иначе, – заметила я.

– Наверное, я ошибалась, – сказала Беверли. – Давайте не будем пока пороть горячку, хорошо? Я сообщу вам, если решу, что поиски надо продолжить. А пока почему бы вам не прислать мне свой рапорт вместе со счетом? Я должна посоветоваться с мужем относительно дальнейших действий.

– Хорошо, – сказала я, недоумевая про себя. – Но учтите, я начинаю волноваться.

– Так не волнуйтесь, – ответила она; вслед за этим раздались гудки.

В немом изумлении я уставилась на телефонную трубку. Что бы все это значило? От меня не могло ускользнуть то обстоятельство, что она встревожена, но вместе с тем я не могла игнорировать ее слова и действовать на свой страх и риск. Пока еще она не заявила открыто, что отказывается от моих услуг, однако ясно дала понять, чтобы я ничего не предпринимала впредь до ее дальнейших распоряжений.

Я достала карточки с записями и нехотя принялась за отчет, поймав себя на том, что сознательно тяну время, но это дело никак не выходило у меня из головы. Копию отчета я убрала в папку, а оригинал вместе с перечнем своих расходов запечатала в конверт. Согласно контракту мои расходы не должны были превышать тысячи долларов, включая аванс, составлявший семьсот пятьдесят долларов, дальнейшие затраты являлись предметом дополнительной письменной договоренности – иначе говоря, мы были квиты. С учетом стоимости авиабилетов, проката автомобиля, междугородных переговоров и затраченного мной времени (приблизительно тридцать часов) расходы составили девятьсот девяносто шесть долларов. Таким образом, она была должна мне двести сорок шесть баксов. Я подозревала, что она хочет расплатиться со мной и на этом умыть руки. Видимо, ей доставляли удовольствие все эти игры с наймом детектива. Скорее всего она просто хотела досадить Элейн в отместку за то, что та не удосужилась подписаться под завещанием. Теперь, видно, догадавшись, что в этом деле сам черт ногу сломит, решила пойти на попятную.

Я закрыла офис и по дороге домой опустила конверт в почтовый ящик. То обстоятельство, что о местонахождении Элейн Болдт по-прежнему ничего не было известно, не давало мне покоя.

5

Телефон зазвонил ночью, в восемь минут третьего. Не успев продрать глаза, я машинально схватила трубку.

– Кинси Милхоун, – говорил мужчина, тон у него был совершенно отсутствующим, словно он читал телефонный справочник. Я сразу догадалась, что это полицейский. Только у них могут быть такие голоса.

– Да. А кто говорит?

– Мисс Милхоун, это патрульный Бенедикт из полицейского управления Санта-Терезы. Нам поступил срочный вызов – пятьсот девяносто четвертая статья – из дома двадцать-девяносто семь по Виа-Мадрина, квартира номер один. Так вот миссис Тилли Алберг хочет вас видеть. Вы не могли бы оказать нам содействие? С ней женщина-полицейский, но она просит именно вас. Мы были бы признательны, если бы вы приехали.

Приподнявшись на локте, я попыталась напрячь извилины.

– А что это за пятьсот девяносто четвертая? – промямлила я, борясь с зевотой. – Умышленно причиненный вред?

– Так точно, мэм.

Было ясно, что патрульный Бенедикт не хочет опрометчиво выкладывать все факты.

– С Тилли все в порядке? – спросила я.

– Да, мэм. Она не пострадала, только расстроена. Мы не хотели вас беспокоить, но лейтенант сказал, чтобы мы позвонили...

– Через пять минут буду, – сказала я и положила трубку.

Я откинула одеяло, схватила джинсы и фуфайку, затем натянула ботинки – проделав все это не вставая с кровати. Обычно я сплю голая, завернувшись в стеганое одеяло, потому что это куда удобнее, чем разбирать диван-кровать и стелить постель. Я прошла в ванную, почистила зубы, побрызгала водой на лицо, провела рукой по всклокоченным волосам, схватила ключи и кинулась к машине. К этому времени я окончательно проснулась и старалась вообразить, что в данном случае может крыться за загадочным числом "594". Едва ли злоумышленником была сама Тилли Алберг, иначе она вызвала бы не меня, а адвоката.

Было холодно, со стороны океана ползли клочья тумана, наполняя город мельчайшей изморосью. Светофоры усердно мигали, красный свет, как и положено, сменялся зеленым и наоборот, однако улицы были пустынны, и я ехала не останавливаясь. Перед домом № 2097 стояла черно-белая полицейская машина, все окна в квартире Тилли на первом этаже ярко светились, но кругом было тихо – ни красных сигнальных огней, ни толпящихся на тротуаре зевак. Я нажала кнопку домофона и сообщила о своем приходе. Мне открыли дверь. Я вошла в правую от лифта дверь и направилась к квартире Тилли, расположенной в конце коридора. У самой двери толпились несколько человек в халатах и пижамах, которых полицейский в форме уговаривал разойтись по квартирам и лечь спать. Он стоял подбоченившись, словно не знал, куда девать руки, и наконец заметил меня. На первый взгляд он походил на подростка, которого в баре все еще спрашивают, сколько ему лет, прежде чем продать выпивку. Однако, когда подошел ближе, я поняла, что ошиблась: от уголков глаз врассыпную разбегались мелкие морщинки, гладко выбритый волевой подбородок выдавал зрелого мужчину. Глаза говорили о глубоком знании людей со всеми их слабостями.

– Вы Бенедикт? – спросила я, протягивая ему руку.

– Так точно, мэм, – ответил он, пожимая ее. – А вы, стало быть, мисс Милхоун. Рад познакомиться. Спасибо, что пришли. – Его рукопожатие было столь же крепким, сколь и кратким. Он кивнул на открытую настежь дверь в квартиру Тилли. – Проходите. С ней наша сотрудница Редферн, снимает показания.

Я поблагодарила и, войдя в квартиру, машинально посмотрела направо. У меня глаза на лоб полезли: гостиная выглядела так, будто по ней пронесся торнадо. Что это? Акт вандализма? Но почему именно здесь? Недоумевая, я прошла на кухню. Тилли, съежившись и зажав ладони коленями, сидела за столом; на белом как мел лице пламенели веснушки, точно его посыпали красным перцем. Напротив си-дела женщина-полицейский и что-то записывала. Это была блондинка лет сорока с короткой стрижкой и родимым пятном на щеке, похожим на розовый лепесток. Как явствовало из надписи на пластиковом нагрудном знаке, звали ее Изабелл Редферн; с Тилли она говорила ровным, проникновенным тоном, словно перед ней находился потенциальный самоубийца, которого она пыталась отговорить от прыжка с моста.

Едва Тилли увидела меня, у нее задрожали губы и она разрыдалась, как будто мое появление послужило сигналом к тому, что теперь можно и расклеиться. Я присела рядом и взяла ее за руки.

– Ну-ну, полно, – сказала я. – Что здесь произошло?

Тилли попыталась что-то вымолвить, но тщетно, и только тяжело дышала, с каким-то присвистом, какой издают резиновые детские игрушки. Наконец ей удалось унять сотрясавшие ее рыдания.

– Кто-то ворвался в квартиру, – выдавила она из себя. – Я проснулась и увидела женщину... она стояла в дверях спальни. Мой Бог, я думала, у меня сердце остановится. От ужаса не могла пошевелить пальцем. А потом... потом все и началось... она что-то прошипела и бросилась в гостиную и принялась там все крушить. – Тилли прижала ко рту носовой платок и закрыла глаза. Я взглянула на Редферн. Что за чертовщина? Затем обняла Тилли за плечи и попыталась успокоить ее.

– Ну же, Тилли. Все уже позади, вы в безопасности.

– Я так испугалась... так испугалась. Я думала, она хочет убить меня. Она была как маньяк, как безумная, только тяжело дышала, шипела от злости и крушила все подряд. Я захлопнула дверь спальни и закрылась на ключ, а потом позвонила в службу спасения. Неожиданно все стихло, но я открыла дверь лишь после того, как приехала полиция.

– Правильно. Вы все сделали верно. Успокойтесь, я понимаю, как вам было страшно, но вы вели себя абсолютно правильно и теперь все уже позади.

Сотрудница полиции подалась вперед:

– Вы успели разглядеть эту женщину?

Тилли горестно покачала головой; она снова начинала дрожать.

Теперь уже Редферн взяла ее за руку:

– Сделайте глубокий вдох и постарайтесь расслабиться. Опасность миновала, все хорошо. Дышите глубже. У вас найдется успокоительное или что-нибудь выпить?

Я встала и принялась наугад открывать дверцы кухонных шкафчиков, но никакого спиртного у нее, похоже, не было. На глаза попалась бутылочка с ванильным экстрактом, и я вылила содержимое в стакан. Тилли не глядя выпила.

Она прилежно делала глубокие вдохи, стараясь взять себя в руки.

– Никогда прежде ее не видела, – произнесла она уже более спокойно. – Это больная. Сумасшедшая. Я даже не поняла, как она проникла в квартиру. – Тилли замолчала. В воздухе запахло бисквитом.

Редферн оторвала взгляд от своего блокнота:

– Миссис Алберг, следов взлома не обнаружено. У злоумышленника должен был быть ключ. Вспомните, вы давали кому-нибудь ключ от квартиры? Может, прислуге? Может, кто-то поливал цветы в ваше отсутствие?

Тилли нерешительно покачала головой, как вдруг обернулась ко мне, и я увидела в ее глазах выражение неподдельной тревоги.

– Элейн. Только у нее был ключ. – Она снова повернулась к Редферн. – Это моя соседка, ее квартира прямо над моей. Осенью, когда я ненадолго уезжала в Сан-Диего, то оставила ей ключ.

Сначала Беверли Дэнзигер нанимает меня, чтобы я нашла Элейн – теперь еще и это...

Редферн решительно поднялась из-за стола:

– Подождите. Я хочу, чтобы Бенедикт тоже послушал.

* * *

Лишь к половине четвертого полицейские покончили со всеми формальностями. К тому времени на Тилли было жалко смотреть. Уходя, они попросили ее утром явиться в участок, чтобы подписать заявление. Я сказала, что побуду с ней, пока она не придет в себя.

Когда полицейские удалились, мы с Тилли некоторое время сидели, не произнося ни слова, и только устало смотрели друг на друга.

– Это не могла быть Элейн? – спросила я наконец.

– Не знаю, – ответила Тилли. – Вряд ли. Но было темно, и я с трудом что-то соображала.

– А ее сестра? Вам доводилось встречаться с Беверли Дэнзигер? Может быть, вы знаете Пэт Ашер?

Тилли отрешенно покачала головой. Лицо ее все еще было белым как простыня, под глазами обозначились темные круги. Она снова зажала ладони коленями; чувствовалось, что нервы ее натянуты, словно гитарные струны.

Я прошла в гостиную и огляделась. Секретер со стеклянными дверцами опрокинут на кофейный столик, сломавшийся под его тяжестью. Диванные подушки исполосованы ножом – из них торчат жалкие клочья поролона. Шторы сорваны, оконные стекла разбиты; настольные лампы, журналы, цветочные горшки – все свалено в одну кучу, являвшую собой сплошное месиво из битого стекла, осколков керамики и мокрой рваной бумаги. Такое мог совершить разве что бежавший из психушки буйнопомешанный. Или кто-то таким образом пытался укротить свой гнев? Это наверняка как-то связано с исчезновением Элейн. Никто не убедил бы меня, что здесь простое совпадение, не имеющее отношения к моим поискам. Я задумалась: как бы узнать, где находилась Беверли вчера вечером? Было трудно вообразить себе миссис Дэнзигер – с ее изящными манерами и ярко-синими, как сама невинность, глазками – неистово крушащей все, что попадется под руку. Впрочем, откуда мне знать? Может, когда она в первый раз приезжала в Санта-Терезу, ее просто отпустили в увольнение из сумасшедшего дома.

Я попыталась представить, каково это – проснуться среди ночи и увидеть такую вот фурию. Мне стало как-то не по себе, и я возвратилась на кухню. Тилли, точно окаменев, сидела не шелохнувшись и только подняла на меня затравленный взгляд.

– Давайте-ка наведем здесь порядок, – предложила я. – Теперь уже все равно не до сна, а возиться одной вам ни к чему. Где у вас щетка и совок?

Она кивнула в сторону кладовки, тяжело вздохнула и встала на ноги. Мы принялись за уборку.

Когда порядок – хоть и относительный – был восстановлен, я попросила у Тилли ключ от квартиры Элейн.

– Зачем? – встрепенулась она.

– Хочу проверить. Может, она у себя?

– Я пойду с вами, – вызвалась Тилли.

Мне почему-то вспомнились неразлучные медвежонок Йоги и Бу-Бу. Я обняла ее за плечи, чтобы приободрить, и попросила минуточку подождать, пока схожу к машине. Она покачала головой и упрямо прошествовала за мной.

Я извлекла из "бардачка" свою пушку и оценивающе взвесила ее на ладони. Это был невзрачного вида пистолет 32-го калибра с рифленой, слоновой кости ручкой и обоймой на восемь патронов. Жизнь частного детектива главным образом состоит из кропотливой бумажной работы, пострелять удается нечасто, однако случается все же, что одной шариковой ручкой не обойтись. Я вдруг воочию представила, как из темноты на меня – словно летучая мышь – набрасывается разъяренная фурия. Убить из такого пистолетика, как у меня, сложно, но для острастки он вполне годится. Сунув его за пояс джинсов, я направилась к лифту. За мной по пятам семенила Тилли.

– Мне казалось, что носить вот так оружие запрещено, – пролепетала она.

– Именно поэтому у меня есть специальное разрешение, – успокоила я ее.

– Я слышала, что пистолет – очень опасная вещь, – не унималась она.

– Разумеется, опасная. В том-то и дело. А что прикажете делать? Взять с собой свернутую трубочкой газету?

Пока мы поднимались на второй этаж, она, казалось, все еще обдумывала мои слова. Я сняла пистолет с предохранителя и взвела курок. Затем сунула ключ в замочную скважину, повернула его и резко открыла дверь. Тилли, словно малый ребенок, держала меня за рукав. С минуту я стояла, напряженно вглядываясь в темноту. Оттуда не доносилось ни малейшего звука... тишина. Нащупав выключатель, я зажгла свет и заглянула в прихожую. Ничего. Дав понять Тилли, чтобы она не двигалась с места, я, стараясь двигаться бесшумно, принялась осматривать квартиру. Всякий раз, входя в очередное помещение, я занимала стойку – в несколько упрощенном варианте – а-ля агент ФБР. Ничто как будто не указывало на то, что в квартире кто-то побывал. Я проверила шкафы и на всякий случай заглянула под кровать. Тут я поймала себя на том, что машинально стараюсь сдерживать дыхание, и позволила себе глубоко вздохнуть. Вернувшись в прихожую, я предложила Тилли войти, закрыла дверь на ключ и направилась в кабинет.

Я подошла к столу и стала выдвигать ящики. Просматривая документы, наткнулась на принадлежавший Элейн загранпаспорт. Я полистала страницы и убедилась, что он действительный, хоть и пользовалась она им всего один раз – три года назад в апреле, когда ездила в Косумел. Я сунула паспорт в задний карман. Не хотела, чтобы она воспользовалась им, пытаясь смыться из страны. В голове у меня шевелилась и еще какая-то мысль, которая так и не оформилась. Я равнодушно пожала плечами, решив вернуться к этому позже.

– Послушайте, – сказала я, проводив Тилли до ее двери, – постарайтесь как следует проверить свои вещи и выяснить, все ли на месте. Когда придете в полицию, они попросят составить список украденных вещей. У вас есть страховка, чтобы возместить ущерб?

– Не знаю, право. Надо проверить. Хотите выпить чаю?

Ухватившись за мою руку, она смотрела на меня умоляющим взором.

– Тилли, мне очень жаль, но пора идти. Понимаю ваше состояние, но, смею заверить, все будет хорошо. Здесь есть кто-нибудь, кто бы мог составить вам компанию?

– Разве что женщина из шестой квартиры. Я знаю, она рано встает. Попробую пригласить ее. И... спасибо вам, Кинси. Нет, правда, что бы я без вас делала?

– Не стоит. Рада была помочь. Еще поговорим. А пока, может, вам поспать?

Я пошла к выходу, затылком чувствуя ее жалобный взгляд. Сев за руль, положила пистолет на место и поехала к себе. Голова была забита вопросами, которые требовали ответов, но я слишком устала и плохо соображала. К тому времени, когда я снова завалилась в постель, начинало светать и где-то невдалеке, возвещая новый день, прокукарекал петух.

* * *

Телефон заверещал снова в восемь утра. Я как раз достигла той упоительной фазы сна, когда тело словно наливается чугуном и его, точно магнитом, притягивает к постели. Попробуйте несколько раз растолкать человека в такие мгновения – и через пару дней психоз ему обеспечен.

– Что? – спросонья буркнула я. Ответом мне было лишь далекое потрескивание. Я едва удержалась, чтобы не чертыхнуться – неужели кто-то просто мерзко пошутил? – Алло?

– Слава Богу, это вы! Я уж подумала, что не туда попала. Это Джулия Окснер из Флориды. Я вас разбудила?

– Ничего страшного – не беспокойтесь. У меня такое чувство, будто мы только что расстались. Что случилось?

– Я кое-что выяснила. Подумала, может, вам это будет небезынтересно? Похоже, эта особа не соврала, когда сказала, что Элейн в январе прилетала сюда – по крайней мере в Майами она точно была.

– Вот как? – сказала я, приподнимаясь в постели. – Откуда вы знаете?

– Я нашла в мусоре авиабилет, – не без гордости заявила Джулия. – Вы не поверите. Она собиралась съезжать и выставила за дверь несколько коробок со всяким хламом. А я как раз была у нашего управляющего и, когда возвращалась от него, увидела этот самый билет. На самом верху, он торчал из коробки ровно наполовину. Я решила посмотреть, чей это билет. Но не решилась спросить об этом у нее. Поэтому, дождавшись, когда она спустилась вниз на стоянку с ворохом своих нарядов, быстренько выскочила за дверь и вытащила его.

– Это вы-то выскочили? – удивилась я.

– Ну не то чтобы выскочила. Скорее быстренько выползла. Думаю, она ничего не заметила.

– Джулия, зачем вам понадобилось это делать? А если бы она вас застала!

– Плевать! Я здорово повеселилась. Чуть не умерла со смеху.

– Замечательно, – сказала я. – А теперь угадайте, что случилось после моего отъезда. Уверена, не догадаетесь. Мне дали от ворот поворот.

– Вас уволили?

– Вроде того. Сестра Элейн посоветовала пока ничего не предпринимать. Когда я сказала, что, по-моему, надо поставить в известность полицию, она занервничала.

– Ничего не понимаю. Что она имеет против?

– Понятия не имею. А когда Элейн уехала из Санта-Терезы? Там есть дата?

– Похоже, девятого января. Обратный был с открытой датой.

– Что ж, это уже кое-что. А вы не отправите мне билет по почте, если не трудно? Как знать, Беверли может и передумать.

– Но это же нелепо! Вдруг Элейн в опасности?

– Что я могу поделать? Я действую согласно инструкциям Беверли. Мне за это деньги платят. Я не могу действовать по собственной прихоти.

– А что, если я сама вас найму?

Я смешалась – мне это и в голову не приходило, хотя в принципе идея была привлекательной.

– Не знаю. Вопрос весьма деликатный. Видимо, я имею право разорвать отношения с Беверли, но ни в коем случае не могу передать вам сведения, которые собрала для нее. Нам пришлось бы начинать с нуля.

– Но ведь она не может запретить мне заключить с вами контракт, верно? Я имею в виду, когда вы с ней будете в расчете.

– Черт, в такую рань я плохо соображаю, но непременно обдумаю ваше предложение. Мне кажется, я имею право работать на вас, если в этом нет ущемления интересов третьей стороны. Придется поставить ее в известность, но едва ли она будет вправе воспрепятствовать.

– Ну вот и славно. Давайте так и сделаем.

– Вы уверены, что хотите распорядиться деньгами именно таким образом?

– Конечно, уверена. Денег у меня предостаточно, и я не успокоюсь, пока не узнаю, что случилось с Элейн. К тому же я в жизни так весело не проводила время. Только скажите, какие будут наши дальнейшие шаги.

– Ну хорошо. Я все выясню и перезвоню вам. А до тех пор, Джулия, прошу вас – будьте поосторожнее.

Но она только рассмеялась в ответ.

6

Я стояла под душем, пока не кончилась горячая вода. Затем надела джинсы, хлопчатобумажный свитер, высокие – до колен – сапоги на молнии. Нахлобучила широкополую кожаную шляпу, оценивающим взглядом посмотрела на себя в зеркало и осталась довольна увиденным.

Приехав к себе в офис, я написала письмо Беверли, в котором уведомляла ее о прекращении между нами деловых отношений. Я почти наверняка знала, что мое решение будет для нее полной неожиданностью, и это приятно грело душу. Затем я зашла в контору страховой компании "Калифорния Фиделити" и сняла фотокопию со своего счета с указанием статей расходов, сделала на нем пометку "окончательный" и запечатала в конверт вместе с письмом и копией отчета. После этого я отправилась в полицейский участок на Флориста-стрит, где вкратце изложила сержанту, которого звали Джоуна Робб, обстоятельства исчезновения Элейн Болдт. Он в моем присутствии внес данные о ней в специальный формуляр.

Сержанту на вид было под сорок; в плотно облегавшей фигуру форме он казался этаким крепышом. В нем было фунтов двадцать лишнего веса, но это казалось даже пикантным, хотя склонность к полноте явно грозила перерасти в дальнейшем в серьезную проблему. Коротко подстриженные темные волосы, гладкое круглое лицо, на безымянном пальце левой руки след от обручального кольца, которое он, по всей видимости, снял совсем недавно. Он оторвал взгляд от пишущей машинки и посмотрел на меня. У него были голубые с зеленоватым оттенком глаза.

– Можете что-нибудь добавить к сказанному? – спросил он.

– Ее соседка по флоридскому кондоминиуму обещала прислать мне авиабилет, по которому та, очевидно, прилетела в Майами. Надо посмотреть – возможно, что-то и прояснится. Ее подружка по имени Пэт Ашер божится, что провела с Элейн Болдт пару дней, прежде чем та уехала в Сарасоту. Впрочем, я не очень-то ей доверяю.

– Она скорее всего сама объявится. Такое бывает. – Он достал скоросшиватель и скрепил формуляр. – Вы служили в полиции, угадал?

– Недолго, – ответила я. – Не судьба. Полагаю, оказалась не слишком дисциплинированной для этой работы. А вы? Вы давно в полиции?

– Восемь лет. До этого был коммивояжером. Продавал лекарства от компании "Смит, Кляйн и Френч". Надоело кататься в разбитой машине и вешать врачам лапшу на уши. Сплошное надувательство. Как и везде, впрочем. Болячки – это тоже бизнес. – Он посмотрел на свои руки, затем снова перевел взгляд на меня. – Что ж, ладно. Надеюсь, ваша мадам найдется. Сделаем, что сможем.

– Спасибо. Позвоню вам на этой неделе. – Я взяла сумочку и направилась к выходу.

– Постойте, – окликнул он меня.

Я оглянулась.

– Мне нравится ваша шляпка.

Я улыбнулась.

Проходя мимо стойки дежурного, я заметила возле отдела дознаний лейтенанта Долана; он беседовал с чернокожей женщиной-полицейским в форме. Долан рассеянно посмотрел в мою сторону, и в следующее мгновение по его взгляду я поняла, что он меня узнал. Он тут же оборвал разговор и поспешил к стойке. Лейтенант Долан уже разменял шестой десяток; у него квадратное лицо с дряблой обвисшей кожей и большая лысина, которую он тщательно маскирует с помощью того немногого, что еще осталось от его шевелюры. Если в нем и есть какое-то мужское тщеславие, то проявляется оно, пожалуй, только в этом. Могу представить, как по утрам он стоит в ванной перед зеркалом, пускаясь на немыслимые ухищрения, чтобы скрыть все более широкие границы голого черепа. На нем были узенькие очечки без оправы, по-видимому, совсем новые – потому что он никак не мог поймать меня в фокус. Сначала попытался воззриться, взглянув поверх стеклышек, напоминавших полумесяцы, затем – из-под них, наконец снял очки и сунул их в карман серого потрепанного пиджака.

– Кинси, привет. Ведь мы не виделись с той самой злосчастной перепалки. Как ты, уже отошла?

Я почувствовала, что краснею. Две недели назад я кое-кого пристрелила в процессе следствия и теперь всячески избегала этой темы. Его слова неприятно резанули слух – стало ясно, насколько сильно было мое желание забыть. Я не хотела заново переживать этот инцидент и заставила себя выбросить его из памяти. Вспоминать не хотелось, как не хочется вспоминать сон, в котором ты оказываешься в общественном месте в чем мать родила.

– Нормально, – проронила я, отводя взгляд. Передо мной, точно в фотовспышке, возникла картина ночного пляжа – в глаза снова ударил луч света, когда кто-то открыл крышку мусорного бака, в котором я пряталась. Даже не помню, как у меня в руке оказался пистолет – как будто я проходила тест на реакцию, – и я начала стрелять, израсходовав при этом патронов куда больше, чем диктовалось необходимостью. В замкнутом пространстве металлического бака от звука выстрелов можно было оглохнуть; у меня в ушах еще долго стоял шум, напоминавший шипение газа, когда тот под давлением вырывается из пробитого газопровода. Видение исчезло так же внезапно, как и появилось; передо мной снова стоял лейтенант Долан, который – судя по выражению его лица – уже понял, что сморозил явно не то.

Мои отношения с Коном Доланом, холодные и подчеркнуто вежливые, всегда были проникнуты духом конкуренции и основывались на взаимном уважении, хоть и не ярко выраженном. Вообще-то он терпеть не мог частных детективов. Считал, что мы должны заниматься своим делом, – при этом не объясняя, что имеется в виду, – предоставив защиту правопорядка профессионалам вроде него. В душе я почему-то верила, что когда-нибудь мы будем мирно сидеть за чашечкой кофе, обмениваясь уголовными сплетнями, точно две старушки, но его слова подействовали на меня как-то обескураживающе – хотелось провалиться сквозь землю. Когда я снова взглянула на него, на лице его было бесстрастно-услужливое выражение.

– Извини, – сказала я, покачав головой. – Ты меня застал врасплох. Думаю, еще не оправилась после всего этого.

По правде говоря, врасплох меня застало совсем другое – а именно пришедшее вдруг осознание того, что я убила человека и нисколько не переживаю по этому поводу. Нет, это неправда. Я переживала, однако если бы моей жизни снова угрожали, сделала бы то же самое еще раз. Я всегда считала себя человеком добрым. Но теперь больше не знала, что такое добро. Добрые люди не убивают близких. Словом, я была окончательно сбита с толку.

– Что ты здесь делаешь? – спросил Долан.

Я снова рассеянно покачала головой, пытаясь вспомнить, зачем попала сюда.

– Я тут по делу одного клиента. Оставила заявление об исчезновении человека, – ответила я и тут же подумала, не встречал ли он Элейн, когда расследовал инцидент, произошедший в соседнем доме. – Не ты, случайно, вел дело об убийстве Грайс? В январе этого года?

Долан насторожился. В этот момент он походил на актинию, которая при появлении опасности прячется в раковине рака-отшельника.

– А что? – ответил он вопросом на вопрос; я поняла, что не ошиблась.

– Тебе не приходилось беседовать с женщиной по имени Элейн Болдт? Она живет в соседнем кондоминиуме.

– Что-то припоминаю. – Долан осторожничал. – Я говорил с ней по телефону. Она должна была прибыть в полицию, чтобы дать показания, однако так и не появилась. Так она и есть твой клиент?

– Она та, кого я ищу.

– И давно она исчезла?

Я поведала ему то, что знала сама; Долан внимательно слушал – готова была поспорить, про себя он рассуждал примерно так же, как и я. В окружную полицию Санта-Терезы ежегодно поступает несколько тысяч заявлений об исчезновении людей. Большинство потом находят, но некоторые словно растворяются в воздухе.

Долан сунул руки в карманы и резко повернулся.

– Если она объявится, передай, что я хотел бы побеседовать с ней, – сказал он.

– Так дело еще не закрыто? – не скрывая удивления, спросила я.

– Нет, и я не намерен обсуждать его с тобой, – сухо промолвил Долан и добавил: – Служебная этика. – Это была его любимая фраза.

– Черт побери, подумаешь, какая важность! Да я вас и не просила об этом, лейтенант Долан. – Я понимала, что он в данном случае печется об интересах следствия, но просто надоело терпеть его постоянное чванство. Он, кажется, решил, что имеет право выуживать у меня все, что я знаю, при этом ничего не давая взамен. Я была вне себя, и он это прекрасно знал.

Долан улыбнулся:

– Не кипятись. Я просто подумал, может, удастся отучить тебя совать свой нос в чужие дела.

– Ладно, я тебя тоже как-нибудь выручу. И между прочим, если хочешь побеседовать с Элейн Болдт, поищи ее сам. – С этими словами я повернулась и пошла прочь.

– Постой. Не надо обижаться...

Не убавляя шага, я оглянулась: по-моему, он выглядел чересчур самодовольным.

– Вот именно, – бросила я на ходу и толкнула двойные двери.

День был хмурый. Выйдя на улицу, я остановилась, чтобы немного успокоиться. Этот тип меня по-настоящему достал. Честное слово. Я глубоко вздохнула.

Было градусов восемнадцать – двадцать. Пробивавшиеся сквозь пелену облаков бледные полосы света – жалкое напоминание о солнечных лучах – придавали всему вокруг химический лимонный оттенок. Зелень кустарника отливала золотистым шартрезом, а лишенная влаги трава пожухла и казалась искусственной. Уже несколько недель не выпадало ни капли осадков; июнь был удручающе монотонным: туманы по утрам, унылые дни с подернутым дымкой небом, холодные ночи. Справедливости ради стоит заметить, что разговор с лейтенантом Доланом позволил мне взглянуть на всю эту историю в новом свете. Я задала себе вопрос: есть ли связь между убийством Марти Грайс и исчезновением Элейн Болдт? Почему бы и нет? Ведь допускала же я, что дебош на квартире Тилли не случаен. Может, Элейн скрылась, стремясь избежать неприятных вопросов? Я подумала, что для того, чтобы найти ответ, придется кое-что уточнить.

Я отправилась в располагавшуюся неподалеку редакцию и обратилась в справочный отдел с просьбой подобрать материалы по Марти Грайс. Мне нашли единственную заметку – в номере за четвертое января, на восьмой странице в разделе местной хроники.

ПО СООБЩЕНИЮ ПОЛИЦИИ ГРАБИТЕЛЬ УБИЛ ДОМОХОЗЯЙКУ И СЖЕГ ТРУП

Вчера вечером неизвестным злоумышленником – предположительно проникшим в дом с целью грабежа, – в собственном доме в западной части Санта-Терезы зверски убита 45-летняя домохозяйка Марта Рене Грайс. По словам детективов, миссис Грайс, проживавшей по адресу: Виа-Мадрина, 2095, было нанесено несколько ударов тупым орудием, после чего тело облито горючей жидкостью и подожжено. Пожарные, тридцать минут боровшиеся с огнем, обнаружили сильно обгоревший труп, который лежал в холле частично разрушенного пожаром дома. Соседи заметили пожар в 21.55. Жители двух ближайших домов эвакуированы, других пострадавших нет. Полиция не сообщает подробности, мотивируя это интересами следствия.

Мне показалось странным, что это преступление столь скупо освещалось в прессе. Может, полицейским просто нечего было сказать и они постарались отделаться дежурными фразами. Если так, то это объясняло поведение Долана. Может, дело вовсе не в том, что он не хотел поделиться со мной информацией. Просто у него не было никаких доказательств? В таких ситуациях все полицейские крайне скрытны. Я отметила в блокноте то, что, на мой взгляд, могло представлять интерес, и отправилась в библиотеку. Там я взяла вышедшую прошлой весной адресную книгу по Санта-Терезе. Марта Грайс значилась по адресу: Виа-Мадрина, 2095, вместе с неким Леонардом Грайсом, строительным подрядчиком. Я предположила, что это ее муж. В газетной заметке о нем не было ни слова. Интересно, где он был, когда произошла трагедия? Я выяснила, что по соседству, в доме 2093, жили Оррис и Мэй Снайдер. Оррис был на пенсии, однако ничего не говорилось о том, чем он занимался прежде. Я выписала имена и номер телефона. Интересно, удастся ли узнать, что за всем этим кроется? Возможно, Элейн была свидетелем чего-то такого, о чем не хотела говорить? Мне все больше нравилась эта идея. У меня появилась совершенно новая версия.

Взяв со стоянки машину, я покатила на Виа-Мадрина. Было ровно двенадцать, на улицы высыпали школьники: девочки в джинсах, коротеньких белых носочках и на высоких каблуках; мальчишки в летних брюках типа "чинос" и фланелевых рубашках. В Калифорнии соотношение панков и нормальных детей приблизительно один к трем, но большинство последних почему-то предпочитало ходить черт знает в чем. Некоторые носили чудовищного вида комбинезоны, другие – камуфляжную форму, напоминая штурмовиков, приготовившихся к воздушному десанту. У половины девиц в каждом ухе красовалось по три-четыре побрякушки. Что касается причесок, они отдавали предпочтение "мокрой" химии или хвостикам, которые торчали в разные стороны, словно фонтанчики.

Возле кондоминиума околачивались несколько юных особ, они сосредоточенно курили, распространяя вокруг запах гвоздики. Подбитые плечи, длинные ногти с зеленым маникюром, темно-красная губная помада – девицы походили на жен военных образца сорок третьего года, из тех, что посещали танцы, которые устраивала Объединенная служба организации досуга войск.

Краем уха я услышала обрывок их разговора:

– А я: "Твою мать, о чем, по-твоему, я тебе говорю, недоносок?!" А он мне: "Слушай, сучка, я тебе ничего не делал, так что это твои проблемы".

Улыбнувшись про себя, я с интересом взглянула на дом Грайсов. Это было выкрашенное в белый цвет одноэтажное строение с мезонином и приземистой Г-образной верандой вдоль фасада, которая покоилась на деревянных брусочках, когда-то подложенных на стойки из красного кирпича. Создавалось впечатление, будто домишко приподняли на домкрате и он готов рухнуть в любой момент. Во дворе царило запустение; кусты гортензии у крыльца все еще не оправились после пожара, листья пожухли и потемнели, хотя кое-где уже тянулись к свету молодые побеги. Прихваченные огнем оконные переплеты обуглились. На столбике была вывешена табличка, запрещавшая посторонним входить в дом. Меня интересовало, успела ли там побывать бригада спасателей. Я надеялась, что в доме все осталось таким, каким было сразу после пожара, хотя это представлялось маловероятным. И еще. Мне хотелось бы потолковать с Леонардом Грай-сом, однако все указывало на то, что дом необитаем. Даже стоя на улице, я явственно различала горьковато-кислый запах пепелища, смешанный с прогорклой сыростью, оставшейся после тушения пожара.

Я уже направилась было к парадному кондоминиума, когда внимание мое привлекла чья-то фигура, отделившаяся от небольшого деревянного строения – вроде сарая, – примостившегося в глубине двора у дома Грайсов. Заинтригованная, я остановилась. Мальчишка, лет семнадцати с виду. У него была прическа а-ля индеец из племени могавков – ярко-розовый клок сена на макушке и выбритые виски. Он шел опустив голову, держа руки в карманах формы армейского образца. Я вдруг вспомнила, что уже видела его раньше – из окна квартиры Элейн, когда была там в первый раз. Он стоял внизу на улице, лениво сворачивая косячок. Я резко изменила направление и прибавила шагу с тем расчетом, чтобы перехватить его на границе участка Грайсов.

– Привет, – сказала я.

Вздрогнув от неожиданности, он остановился и, увидев меня, улыбнулся той нарочито вежливой улыбкой, какую дети приберегают специально для взрослых.

– Привет.

Лицо как-то не очень вязалось с его общим обликом. Глубоко посаженные глаза цвета нефрита, оттененные темными ресницами и бровями, которые сходились на переносице. Чистая белая кожа, обаятельная улыбка, обнаруживавшая слегка выступающие вперед зубы. Он покосился куда-то в сторону и хотел пройти мимо, но я схватила его за рукав.

– Можно с тобой поговорить?

Он вопросительно посмотрел на меня, затем воровато оглянулся:

– Со мной?

– Да. Я видела, как ты выходил из того сарая. Ты живешь где-то поблизости?

– Что? А-а, ну да, пара кварталов отсюда. Это дом моего дяди Леонарда. Я проверяю, все ли на месте. – У него был тонкий, почти девичий, голосок.

– А что именно?

В нефритовых глазах затеплилось любопытство.

– Вы из полиции, что ли?

– Я частный детектив. Мое имя Кинси Милхоун.

– Да ну? Здорово! А меня зовут Майк. Вы охраняете дом или как?

Я покачала головой:

– Я тут по другому делу, но слышала о пожаре. Ведь погибшая женщина приходилась тебе тетей?

Улыбка на его лице погасла.

– Да, точно. Черт, поганое было дело. То есть мы-то с ней не были особенно близки, но вот мой дядя – он совсем сдал после этого случая. У него натурально крыша поехала. Ой, извините, – сконфузился он. – Он просто, как "овощ" накокаиненный – ей-богу. Живет у другой моей тетки.

– Не подскажешь, как с ним связаться?

– Э-э. Тетку зовут Лили Хоуи. Я бы рад вам помочь, да вот забыл номер телефона.

Мальчишка вдруг покраснел – эффект получился поразительный. Розовые волосы, зеленые глаза, розовые щеки, зеленая армейская форма. В своей торжественной непосредственности он был похож на праздничный пирог. Он растерянно провел ладонью по волосам, торчавшим на макушке словно метелка.

От моего взгляда не ускользнуло, что парень занервничал.

– И что же ты там делал? – спросила я.

Он оглянулся на сарай и смущенно пожал плечами:

– Проверял замок. Знаете, я к этому серьезно отношусь, как шизик. То есть если бедолага платит мне десять монет в месяц, я не хочу ударить в грязь лицом. Вы что-то еще хотели? Потому что мне надо перекусить и возвращаться в школу.

– Разумеется. Может, как-нибудь снова встретимся.

– Конечно. С удовольствием. В любое время. – Он улыбнулся и, не спуская с меня глаз, попятился, наконец, повернулся и зашагал прочь. Я провожала взглядом тщедушную фигурку с худенькими плечами и узкими бедрами, и меня не покидало странное, тревожное ощущение. Я пока не понимала, откуда оно взялось, но что-то было нечисто. Эта нарочитая услужливость и взгляд – бесхитростный и в то же время лукавый... ребенок, чья совесть чиста по той причине, что она у него напрочь отсутствует. Я подумала, что не следует сбрасывать его со счетов, и вошла во двор кондоминиума.

7

Тилли поливала из шланга дорожки, тугой струей воды сбивая мусор и опавшие листья. Капли воды блестели на остроконечных пальмовых листьях; пахло резиной и влажной землей. Под гигантскими папоротниками были проложены тропинки из камней, хотя трудно было вообразить, что кому-то могло прийти в голову гулять в этих зарослях. Здесь был сущий рай для долгоножек. Увидев меня, Тилли радостно улыбнулась и отпустила ручку на шланге, перекрыв подачу воды. Худощавая, в джинсах и майке с короткими рукавами, она даже в свои шестьдесят с лишним чем-то смахивала на девчонку.

– Надеюсь, вам удалось поспать? – спросила я.

– Что вы, пока не укрепят окна, я не собираюсь оставаться в этой проклятой квартире. Не знаю, может, поставлю еще сигнализацию. А это... – она кивнула на шланг, – надо же чем-то занять себя. Любое дело как-то успокаивает, не находите? Поливать дорожки – это забава для взрослых. Когда я была маленькой, отец никогда не позволял мне поливать.

– Вы уже были в полиции?

– Да-да, я схожу, попозже. Хотя, по правде говоря, мне совсем не хочется.

– Я туда заходила – оставила заявление об исчезновении Элейн.

– И что они вам сказали?

Я пожала плечами:

– Ничего особенного. Сделают что смогут. Я там встретила следователя, который занимался делом об убийстве Марти Грайс. Он говорит, Элейн приглашали для дачи показаний, но она так и не объявилась в полиции. Вы не помните, как скоро после того случая она уехала во Флориду?

– Минуточку, дайте подумать. Это было на той же неделе. То, что случилось с Марти, сильно на нее подействовало. Поэтому она и уехала. По-моему, я рассказывала об этом.

– Вы говорили, ей нездоровилось.

– Это верно. С другой стороны, у нее вечно были какие-нибудь болячки. Она сказала, что из-за этого убийства всего боится и что, может быть, перемена места пойдет ей на пользу. Подождите. – Тилли подошла к кустам и закрутила кран; когда из шланга вытекла последняя струйка воды, она свернула его кольцом и обернулась ко мне, вытирая о джинсы мокрые ладони. – Думаете, она что-то знала?

– Думаю, этим вопросом стоит заняться, – ответила я. – Одно окно в ее квартире выходит на дом Грайсов. Может, она видела злоумышленника.

Тилли скептически хмыкнула:

– В темноте?

Я пожала плечами:

– Понимаю, звучит неубедительно, но просто ума не приложу, как еще объяснить ее поведение.

– Но почему она не заявила в полицию, если знала, кто это был?

– Кто знает? Может, растерялась. Люди иногда начинают паниковать. Им не нравится быть замешанными в такие истории. Может, она чувствовала, что ей что-то угрожает.

– Ну да, она действительно нервничала, – задумчиво произнесла Тилли. – Но в ту неделю я тоже была сплошной комок нервов. Вы зайдете?

– Пожалуй, да. Думаю, надо взглянуть на ее счета. По крайней мере мы можем узнать, когда и в каком месте она в последний раз пользовалась кредитом по открытому счету. А что-нибудь еще приходило на ее имя?

– Да, кое-что. Я вам покажу.

Вслед за Тилли я прошла в коридор.

Она открыла дверь и направилась в гостиную к секретеру. Стекла на дверцах были выбиты, так что Тилли не понадобилось отпирать какие-нибудь замочки, однако она вдруг в нерешительности остановилась и поднесла указательный палец к щеке, словно готовясь позировать для фотографа.

– Странно, – пробормотала она.

– Что? – Я подошла к секретеру и заглянула внутрь. Ночью мы убрали книги, которые прежде стояли в секретере на полках, и теперь там ничего не было, если не считать бронзовой фигурки слоника и забранной в рамку фотографии щенка с палкой в зубах.

– Счета Элейн... они пропали, – пролепетала Тилли, поворачиваясь ко мне, затем еще раз взглянула на полки и принялась выдвигать ящики. – Все это очень странно.

Она пошла на кухню и стала рыться в черном полиэтиленовом мешке, куда мы свалили мусор и битое стекло. Но ничего не нашла.

– Кинси, вчера счета лежали в секретере. Я собственными глазами видела. Куда они могли деться?

Она явно была озадачена. Впрочем, не требовалось большого ума, чтобы предположить очевидное – что она и сделала:

– Может, это она их взяла? Та женщина? Может, именно за этим она и приходила?

– Не знаю, Тилли, – сказала я. – Хотя мне с самого начала показалось, что в этой истории не все так просто. Вряд ли кто-то будет врываться в дом только за тем, чтобы перевернуть все вверх дном. Вы уверены, что счета были здесь?

– Разумеется. Там лежали ее старые счета, и я положила туда же те, что пришли недавно. Они были там, точно. Но не помню, чтобы они попадались мне на глаза, когда мы убирались. А вы?

Я припомнила, что видела злополучные счета только однажды – когда впервые попала в квартиру Тилли. Но зачем кому-то могло понадобиться воровать их? Чертовщина какая-то.

– Может, она хотела до смерти перепугать вас, чтобы вы не путались под ногами и дали ей возможность обыскать дом? – размышляла я вслух.

– Что ж, в таком случае это была гениальная мысль. Я ни за что не рискнула бы высунуть нос из комнаты. Но зачем ей это нужно? Не понимаю.

– Я тоже. Можно достать копии счетов, просто это страшная головная боль, и мне, разумеется, не хотелось бы с этим возиться.

– Интересно, у кого же все-таки есть ключ от моей квартиры. От ужаса у меня просто кровь стынет в жилах.

– Я вас понимаю. Послушайте, Тилли. В этом деле слишком много непонятного. Просто голова идет кругом. Я хочу разобраться с убийством Марта. Оно должно иметь какое-то отношение к исчезновению Элейн. Вы давно разговаривали с Леонардом Грай-сом?

– О-о... Он не показывался с тех пор, как все это произошло, – ответила она. – Я его вообще не видела.

– А что скажете насчет Снайдеров? Может, они что-то знают?

– Вероятно. Хотите, я поговорю с ними?

– Нет-нет, не беспокойтесь. Я сама этим займусь. И еще одно. Кажется, у Леонарда Грайса есть племянник... знаете, стриженный под индейца?

– Майк.

– Вот-вот. Что, если это был он – ночью? Я только что встретила его на улице. Сложение у него не очень. В темноте его вполне можно принять за женщину.

– Вряд ли. – Она скептически покачала головой. – Не могу утверждать наверняка, но, по-моему, это был не он.

– Да, наверное, я ошибаюсь. Не люблю строить догадки относительно половой принадлежности. В самом деле, это мог быть кто угодно. Схожу к Снайдерам. Может, они что-то скажут. До встречи.

* * *

Дом 2093 во многом напоминал тот, что сгорел... такого же размера участок, та же каркасная конструкция, выкрашенная белой краской, тот же грубый красный кирпич, напоминающий огнеупорную глину. Я заметила вывеску "Продается", поверх которой была наклеена свежая, гласившая: "Продано". У меня возникло такое ощущение, будто я опоздала на аукцион. Во дворе под сенью огромного вяза царила сумрачная прохлада; ствол дерева был увит плющом, который стлался повсюду, практически заглушив дорожку. Я поднялась по ступенькам веранды и постучала в дверь-сетку в алюминиевой раме. Окошко на входной двери было забрано белоснежной занавеской. Прошло около минуты, наконец занавеска шелохнулась – кто-то рассматривал меня в образовавшуюся щелку.

– Мистер Снайдер?

Занавеска вернулась на место, дверь открылась, и передо мной предстала благообразная фигура старика лет семидесяти с лишним. Видимо, с возрастом к нему вернулась свойственная здоровым младенцам склонность к полноте, а в глазах появилось по-детски непосредственное выражение сосредоточенного любопытства.

Я достала свою визитную карточку.

– Мое имя Кинси Милхоун. Вы не уделите мне несколько минут? Я ищу Элейн Болдт, она живет в том кондоминиуме. Ее соседка, Тилли Алберг, посоветовала мне поговорить с вами. Вы не возражаете?

Мистер Снайдер отодвинул задвижку на двери-сетке.

– Помогу, чем смогу. Проходите. – С этими словами он открыл дверь, и я проследовала за ним.

В доме было темно, как в чулане, и пахло вареным сельдереем. Откуда-то донесся резкий, надтреснутый крик:

– Что там, Оррис? Кто там такие?

– Это пришли от Тилли!

– Кто?

– Подождите минуточку, – обратился он ко мне. – Она глухая как пень. Посидите пока.

С этими словами он шаркая двинулся в глубь дома. Я опасливо примостилась на краешке мягкого кресла с деревянными подлокотниками. Кресло было обито темно-бордовым плюшем с набивным узором из листьев диковинной формы. Обивка обветшала, и из нее торчали пружины; пахло пылью. Напротив стоял такой же диван, заваленный газетами, и низкий журнальный столик красного дерева, в крышку которого был вставлен овальный кусок стекла. Стекло, впрочем, едва угадывалось, поскольку на столике чего только не было: кипа старых книг в драных бумажных переплетах; пластмассовые цветы в керамической вазе, выполненной в форме двух мышей, которые обнимаются, стоя на задних лапках; две воздетые к небу бронзовые ладони; шесть карандашей со стертыми ластиками; пузырьки с лекарствами; стакан с горячим – судя по влажному следу на стекле – молоком и, наконец, нечто напоминавшее горку бог весть как попавших сюда блинчиков, завернутых в целлофан. Я подалась вперед и прищурилась – оказалось, это оплывшая свеча в подсвечнике. Стол можно было смело вытаскивать во двор и объявлять распродажу.

Было слышно, как где-то в глубине дома мистер Снайдер досадливо объясняет жене суть происходящего:

– Никто ничего не продает. Это женщина, которую прислала Тилли. Она говорит, что ищет миссис Болдт! Болдт!!! Вдова из квартиры, что над Тилли, она еще играла в карты с Марта и Леонардом.

Возникла пауза, затем до меня снова донесся сердитый голос мистера Снайдера:

– Нет! Тебе не надо никуда идти! Сиди здесь. Я сам разберусь.

Когда он вновь появился передо мной, лицо у него было багровое. У мистера Снайдера оказалась тщедушная впалая грудь, что было особенно заметно на фоне отличавшегося внушительными размерами живота. Ремень ему приходилось застегивать под животом, и он то и дело раздраженно поддергивал штаны, словно боялся потерять их. На нем были шлепанцы на босу ногу, из-под коротковатых брюк торчали бледные, начисто лишенные растительности лодыжки, похожие на вываренные в бульоне кости.

– Зажгите там свет, – сказал он. – Она страсть как любит экономить электроэнергию. Я даже днем хожу как слепой.

Я протянула руку к торшеру и дернула шнурок выключателя. С каким-то жужжанием загорелась единственная лампочка – ватт на сорок, не больше, – и толку от нее было мало. Я услышала доносившееся из коридора шарканье.

Толкая перед собой ходунок, появилась миссис Снайдер, маленькая дряхлая старушонка с подрагивающей нижней челюстью. Она не сводила глаз с пола, а переставляя ноги, производила ими чмокающий звук, словно ей приходилось отрывать ступни от липких, натертых лаком половиц. Наконец она остановилась, вцепившись дрожащими руками в перекладину ходунка.

Я встала, решив, что пора дать о себе знать, и спросила:

– Не хотите ли присесть?

Подслеповато щурясь, она скользнула взглядом по стенам, пытаясь обнаружить источник звука. У нее была крохотная головка, похожая на сморщенную тыкву, которую так давно сняли с бахчи, что она сопрела изнутри. Маленькие, домиком, глазки, выпирающий, словно свечной фитиль, нижний зуб. Она, казалось, была не совсем в себе.

– Что? – спросила она упавшим голосом, явно не рассчитывая услышать ответ, которым ее, по всей видимости, давно никто не удостаивал.

Снайдер нетерпеливо махнул мне рукой:

– Оставьте ее, с ней все в порядке. Да и врач советует ей больше двигаться.

Мне было неловко. Миссис Снайдер выглядела беспомощным и озадаченным ребенком, который уже научился вставать в кроватке, но еще не знает, как ему снова сесть.

Не обращая на нее внимания, мистер Снайдер сел на диван, широко расставив при этом ноги, пустое пространство между которыми занял его живот, похожий на набитую хозяйственную сумку и выглядевший таким же нелепым, как накладная манишка у клоуна. Он уперся руками в колени и подался вперед, давая понять, что весь внимание, словно я собиралась записать полную историю его жизни для цикла передач "Жизнь и судьба".

– Вот уж сорок лет, как мы живем в этом доме, – начал он. – Приобрели его аж в сорок третьем году за четыре тыщи долларов. Бьюсь об заклад – вы и не слышали о таких ценах. Сегодня это стоит никак не меньше ста пятнадцати тыщ. И это только участок, на котором мы сидим. Дом в счет не берем. Они там могут все здесь снести и построить чего пожелают. А эта – черт ее побери! – не может даже в отхожее место со своим ходунком заползти. Леонард, наш то есть сосед, почти уже продал свой дом за сто тридцать пять тыщ, он и бумаги все справил, а тут все возьми да и лопни. Это его доконало. Жаль его, ей-богу. Дом сгорел. Жену убили. Знаете, как теперь говорят... слишком многого хотел.

Слушая его разглагольствования, я подумала, что мне, пожалуй, здорово повезло. Я-то была готова даже немного приврать, чтобы выудить у него все, что ему известно и об Элейн Болдт, и об убийстве Марти Грайс. Но Оррис Снайдер избавил меня от необходимости идти на какие бы то ни было ухищрения. Он охотно давал показания, словно предвосхищая возможные вопросы. Тут до меня дошло, что он замолчал и выжидающе смотрит на меня.

– Так вы продали свой дом? – торопливо спросила я. – Я видела табличку...

– Точно, продали, – с гордостью в голосе отвечал он. – Когда нам здесь все соберут, мы можем переезжать в дом для престарелых. Нам там положено место. Мы у них в списке, и все такое. Она совсем плоха. То и дело забывает, где находится. Случись пожар – она и не заметит.

Я посмотрела на его жену. Она стояла, сжав негнущиеся колени, и, казалось, вот-вот рухнет замертво. Но Снайдер вроде бы совсем не замечал ее – с таким же успехом это могла быть вешалка.

Он продолжал, словно подстегиваемый вопросами, которые задавали ему из невидимого глазом зала:

– Так-то. Продал. На нее, бывает, находит, но дом записан на мое имя, я единоличный владелец. Купил всего за четыре тыщи, а? Выгодное дельце, верно?

– Да, неплохо, – машинально согласилась я и снова посмотрела на его жену. Ноги у нее дрожали.

– Почему бы тебе не лечь в постель, Мэй? – перехватив мой взгляд, гаркнул Снайдер и удрученно покачал головой. – Она плохо слышит. То слышит, то не слышит. Ей даже снимки уха делали. А все, что видит, – это живые тени. На прошлой неделе ножка этого ее ходунка застряла в двери чулана, так она сорок шесть минут не могла отцепиться. Старая карга.

– Хотите, помогу уложить ее в постель? – спросила я.

Снайдер поерзал, потом оперся рукой о диван и медленно поднялся. Приблизившись вплотную к жене, он прокричал ей на ухо:

– Мэй, иди полежи. Потом принесу тебе кусок пирога.

Она буравила непонимающим взглядом его шею, но я готова была поклясться, что она точно знала, чего от нее добиваются, и что на нее просто нашло.

– Зачем ты включил свет? – спросила она. – Ведь еще день.

– Эта лампочка обходится всего в пять центов, – сказал Снайдер.

– Что?

– Я говорю, на улице уже темно хоть глаз выколи, и тебе пора спать! – заорал он.

– Хорошо, – согласилась она. – В таком случае я пойду.

Она принялась старательно разворачивать ходунок – каждое движение давалось ей с трудом. Взгляд скользнул в мою сторону, и тут она, похоже, догадалась, что они не одни.

– Кто там?

– Одна женщина, – поспешно объяснил Снайдер. – Я рассказывал ей про то, как не повезло Леонарду.

– Ты сказал ей, что я слышала в ту ночь? Расскажи, как я не могла уснуть из-за стука. Вешал картины... бум, бум, бум. Я даже приняла таблетку, так у меня разболелась голова.

– Мэй, это было в другой день. Сколько тебе повторять? Этого не могло быть, потому что его не было дома, а кроме него стучать некому. Грабители не развешивают картины.

Он взглянул на меня и многозначительно повертел указательным пальцем у виска, давая понять, что у нее не все дома.

– Стучит и стучит, – бормотала она себе под нос, толкая перед собой ходунок, словно это была какая-нибудь вешалка для белья.

– Беда с ней, – произнес Снайдер. – Ходит под себя. Пришлось вытащить всю мебель из столовой и поставить туда ее кровать, туда, где раньше стоял буфет. Я сказал, что переживу ее, в тот самый день, как мы поженились. Она действует мне на нервы. С самого первого дня. Лучше жить с говяжьей тушей.

– Кто там в дверях? – требовательным тоном спросила миссис Снайдер.

– Никого. Я сам с собой разговариваю, – ответил он.

Шаркая шлепанцами, он вышел за ней в коридор. В его брюзжании было что-то трогательное – несмотря на то, что он тут наговорил. В любом случае она, видно, не догадывалась ни о его раздражении, ни о его мелком тиранстве. Мне стало любопытно – он что, засекал время, когда она, бедная, сражалась с дверью чулана? Неужели этим и кончается семейная жизнь? У меня всегда наворачивались слезы на глаза, когда я видела пожилую чету, бредущую по улице рука об руку. Неужели за этим лишь схватка характеров за закрытой дверью? Сама я дважды была замужем, и оба раза дело кончилось разводом. Иногда я ругала себя за это, но теперь – теперь не была уверена... Может, я ничего и не потеряла. По крайней мере среди моих знакомых нет никого, в чьем обществе мне хотелось бы состариться, – лучше уж одной. По правде говоря, я не ощущаю себя одинокой или неудачницей, у которой жизнь прошла мимо. Но стараюсь об этом не упоминать. Это странным образом отталкивает людей – особенно мужчин.

8

Мистер Снайдер вернулся в гостиную и снова тяжело опустился на диван.

– Ну вот. Слушаю вас.

– Что вы можете сказать по поводу пожара в соседнем доме? – спросила я. – Я видела, что от него осталось. Зрелище не из приятных.

Он кивнул, затем – словно готовился к интервью – устремил сосредоточенный взгляд прямо перед собой, как будто там находилась телекамера.

– Значит, пожарная машина разбудила меня в десять часов. Вернее, две машины. Сплю я все равно плохо и слышал, как поблизости завыла сирена, тогда я встал и вышел во двор. Отовсюду уже сбегались соседи. Дом был весь в дыму – вы себе представить не можете, что там творилось. Пожарные тащили свои шланги. Скоро веранда уже пылала. Спасли заднюю часть дома. Марта – это жена Леонарда – нашли на полу. Вот там примерно. – С этими словами он кивнул в сторону входной двери. – Сам-то я ее не видел, но Тилли говорит, она обгорела с головы до пят. Просто как обугленная головешка.

– Вот как. Тилли мне не говорила.

– Она увидела дым и тотчас же позвонила. Девятьсот одиннадцать. Я как раз уснул. Проснулся от рева пожарной машины. Думал, они мимо проедут, но потом увидел огни, надел халат и вышел. Бедняга Леонард – его даже дома не было. Рухнул как подкошенный, прямо на улице, когда узнал, что она мертва. Никогда не видел, чтобы мужчина так терзался. Жена моя, Мэй, так и не проснулась.

Она выпила таблетку, к тому же глуха как тетерев. Да вы сами видели. Загорись здесь, она и ухом не поведет.

– В котором часу мистер Грайс вернулся?

– Точно не скажу. Помнится, прошло минут пятнадцать – двадцать после приезда пожарных. Он ужинал со своей сестрой, как я слышал, возвращается домой – а жены уж нет в живых. Ноги у него подкосились, он и упал. Прямо на дорожке, я-то неподалеку стоял. Стал белый как мел, да и завалился, будто его оглушили. Страшное дело. Ее вынесли в таком пластиковом мешке на молнии...

– А как же Тилли ее увидела? – перебила его я. – Если тело вынесли в закрытом мешке?

– Ну, это же Тилли – от нее разве чего скроешь. Да ее спросите. Может, она протолкалась вперед, когда ломали дверь, тогда и заметила тело. Прямо воротит, как подумаешь об этом...

– Насколько я понимаю, Леонард с тех пор живет у сестры.

– Да говорят. Ее фамилия Хоуи. Живет на Каролина-стрит. Адрес есть в справочнике, если вы хотите связаться с ними.

– Отлично. Завтра же постараюсь с ним встретиться. Надеюсь, он что-нибудь знает о том, куда могла подеваться миссис Болдт. – Я встала и протянула Оррису руку: – Спасибо, вы мне очень помогли.

Мистер Снайдер тяжело поднялся, пожал мою руку и проводил до двери.

У меня из головы не выходил один вопрос – я обернулась:

– Как вы думаете, что имела в виду ваша жена, когда говорила про эти ночные стуки? Что бы это могло значить, по-вашему?

Он досадливо махнул рукой:

– Она сама не знает, что говорит. У нее в голове все давно перепуталось.

Я пожала плечами:

– Что ж. В любом случае, надеюсь, у мистера Грайса все рано или поздно образуется. Кстати, у него была страховка? Это здорово помогло бы ему в подобных обстоятельствах.

Мистер Снайдер покачал головой и задумчиво почесал подбородок:

– Сдается мне, здесь он дал маху. У нас с ним одна и та же страховая компания, но его страховка, кажется, невелика. После этого пожара и смерти жены он практически разорен. У него что-то со спиной, получает пенсию по инвалидности. Марти была его единственной опорой, понимаете?

– Боже мой, какая жалость, – машинально пробормотала я, обдумывая, как бы получше воспользоваться предоставленным мне шансом. – А что это за компания?

– Да "Калифорния Фиделити".

Ага. Я почувствовала, как екнуло мое сердечко. Передо мной забрезжила надежда. Мне была знакома эта компания – я на них работала.

"Калифорния Фиделити" – небольшая страховая компания, промышляющая обычными видами страхования: страхование на случай болезни, страхование жизни, личной недвижимости, автомобилей, отдельных коммерческих рисков. Имеются отделения в Сан-Франциско, Пасадене и Палм-Спрингсе. В Санта-Терезе находится головная контора; они занимают второй этаж трехэтажного здания на Стейт-стрит – это в самом центре города. Там же находится и мой офис, состоящий из двух комнат – приемной и кабинета, – с отдельным входом. На заре своей карьеры я работала на "Калифорния Фиделити" – вела дела о пожарах и страховых исках по подложным документам о смерти. Теперь, когда я вполне самостоятельна, мы поддерживаем партнерские отношения. Они предоставляют мне помещение, а я каждый месяц выполняю для них кое-какую работу.

Войдя в офис, я первым делом проверила автоответчик. Огонек мигал, но никаких сообщений на пленке не было, если не считать какого-то шипения и пары пронзительных гудков. Некоторое время я пользовалась услугами секретарей-телефонисток, но они обычно все перевирали. К тому же не думаю, что потенциальные клиенты горели желанием делиться сокровенным с двадцатилетней особой, которая двух слов связать не может, не говоря уже о том, чтобы правильно запомнить номер телефона. Автоответчик, конечно, действует на нервы, но по крайней мере с его помощью человек может узнать, что я женщина и что, если я на месте, то беру трубку после второго звонка. Мою корреспонденцию еще не приносили, и я прошла в соседнюю комнату, где сидела Вера Липтон, координатор из "Калифорния Фиделити".

Офис Веры представлял собой тесную клетушку, отделенную перегородками от точно таких же "садков", в которых сидели другие координаторы. В каждом отсеке стояли металлический стол с выдвижными ящиками, шкаф для документов, пара стульев и телефон. В общем, смахивало на контору букмекера. Посетителю, впервые попадавшему в офис Веры, прежде всего бросалось в глаза висевшее над столом густое облако табачного дыма. Она единственная курильщица в компании и предается этому занятию с самозабвением – ее пепельница вечно забита окурками с коричневыми разводами на кончиках белых фильтров, похожих на ампулы с чистым никотином. Еще она фанатик кока-колы; на полу обычно выставлены батареи пустых бутылок, количество которых прибывает со средней скоростью одна штука в час. Вере тридцать шесть лет, она не замужем и любит мужчин, хотя ни один из них ее, видимо, не устраивает.

– Что это у тебя на голове? – первым делом спросила я, заглянув к ней в офис.

– Всю ночь не спала. Это парик, – процедила она сквозь зубы, прикуривая очередную сигарету. Меня всегда восхищала ее манера курить. В манере этой было что-то щегольское и в то же время изысканное, грациозное и вместе с тем хулиганское. Вера ткнула пальцем в крашенный "перьями" парик, уложенный нарочито небрежно, – эффект растрепавшихся на ветру волос. – Думаю выкраситься в такой цвет. Я уже несколько месяцев не была блондинкой.

– Мне нравится, – сказала я.

Обычно Вера красилась в золотисто-коричневый; она подбирала собственный колер, смешивая различные гаммы "Клэрол" – от игристого хереса-до огненно-рыжего. На ней были очки в черепаховой оправе с большими круглыми затемненными стеклами. Она носила очки с таким шиком, что многие женщины, глядя на нее, жалели, что не близоруки.

– У тебя новый мужчина, не иначе, – предположила я.

Вера равнодушно пожала плечами:

– Вообще-то у меня их целых два, но я занималась вовсе не тем, о чем ты подумала. Я читала книгу про новые технологии. Всякие лазеры, аналого-цифровые конвертеры и все такое прочее. Знаешь, вчера я вдруг задумалась о том, что представляет собой электричество. Оказывается, никто толком не знает, что это такое на самом деле. Меня это беспокоит. Хотя термины, конечно, еще те. "Амплитуда импульсов", "осцилляция". Встретить бы человека, с которым можно было бы об этом поговорить. А у тебя что новенького? Хочешь кока-колы?

Вера выдвинула нижний ящик шкафа, где держала небольшой охладитель со льдом, и извлекла оттуда бутылочку кока-колы, похожую на рожок с детским питанием "Плэйтекс". Сунула горлышко куда-то под ручку металлического ящика и отработанным движением открыла бутылку. Протянула бутылку мне, но я только покачала головой, и тогда она залпом опустошила ее и с грохотом поставила на стол, предложив:

– Присаживайся.

Я обошла огромную стопку папок и села в кресло.

– Ты что-нибудь знаешь о женщине по имени Марти Грайс, которую убили полгода назад? Я слышала, она была застрахована в вашей компании.

Вера большим и указательным пальцами вытерла уголки губ.

– Разумеется. Я сама этим занималась. Дня через два после того, как все это случилось, побывала на месте пожара. Страшное зрелище. У меня еще нет оценки ущерба, но Пэм Шарки обещала, что подготовит через пару недель.

– Она агент?

Вера, не вынимая изо рта сигареты, кивнула. Она затянулась и выпустила к потолку облачко дыма.

– Генеральная страховка там просрочена, остался только полис на две с половиной тысячи долларов. В наше время на эти деньги и собаку не похоронишь. Есть еще какая-то компенсация ущерба владельцу, но бедолага здорово продешевил. Пэм божится, что советовала ему сделать переоценку, но он не пожелал нести дополнительные расходы. Такой уж у людей характер. Им жаль потратить лишние шесть баксов – в итоге, попадая в серьезный переплет, теряют пару-другую сотен тысяч. – Она постучала сигаретой о край бутылочного горлышка, стряхнув туда пепел.

– А почему это тянется так долго? – спросила я.

Вера поджала губки, словно желая сказать: "Подумаешь, какая важность" – хотя я и не поняла почему, – а вслух произнесла:

– А кто его знает? У этого типа год, чтобы подать заявление о возмещении убытков. А Пэм говорит, что после смерти жены он совсем подвинулся рассудком. Имени своего написать и то не в состоянии.

– Марти оставила завещание?

– Я не слышала. Как бы там ни было, эта проблема вот уже пять месяцев находится на рассмотрении суда по делам о наследстве. А почему ты спрашиваешь? Ты что, расследуешь обстоятельства ее смерти?

– Да нет. Я ищу одну женщину, которая, когда все это произошло, жила по соседству. А пару дней спустя она исчезла, и с тех пор ее не видели. У меня такое ощущение, что между этими двумя событиями существует какая-то связь. Надеялась услышать от тебя про генеральную страховку на крупную сумму.

– Полицейские носились с такой же идеей. Твой приятель лейтенант Долан несколько дней чуть ли не на коленях у меня просидел. Я твердила одно: "Забудьте! Этот тип разорен. Он не получит ни цента". По-моему, в конце концов мне удалось убедить его, потому что с тех пор он не появлялся. Считаешь, Грайс был в сговоре с этой куколкой?

– Я думала об этом. Грайса, правда, еще не видела, и у меня нет ни малейшего представления относительно того, были ли между ними какие-нибудь отношения, но выглядит все это подозрительно. Мне сказали, что она внезапно уехала в расстроенных чувствах. Первым делом я подумала: может, она что-то видела и скрылась, чтобы не впутываться.

– Может, и так, – с сомнением в голосе изрекла Вера.

– Но ты, кажется, так не считаешь.

– Просто пытаюсь поставить себя на его место. Если этот субчик прикончил собственную жену из корыстных соображений, то он здорово просчитался. Зачем ему просроченная страховка? Будь он похитрее, годика два-три назад уже переоформил бы полис по более высокой ставке, выждал бы какое-то время, чтобы мотивы не бросались в глаза, а потом... шмяк – жена покойница, он при деньгах. Если же он убил ее без всякой корысти, следовательно, он просто идиот.

– Если только она не встала ему поперек горла. Вдруг все дело именно в этом и он вполне сознательно просрочил страховку, чтобы отвести от себя подозрение.

– Слушай, откуда мне знать, что там у него на уме? Я не сыщик.

– Да, конечно. Я только пытаюсь понять, почему исчезла эта женщина и куда она могла деться. Даже если допустить, что ты права и Грайс здесь ни при чем, она ведь могла что-то видеть. Эта версия с грабителем, по-моему, притянута за уши.

Вера ехидно усмехнулась:

– Слушай, а что, если это она сама все и провернула?

– Ты, кажется, еще более подозрительна, чем я.

– Ладно, тебе нужен номер Грайса? У меня где-то был. – Недокуренная сигарета упала на дно бутылки из-под кока-колы и с шипением погасла. Вера извлекла из стопки бумаг нужную папку и нашла номер телефона и адрес.

– Спасибо.

Вера окинула меня оценивающим взглядом:

– Слушай, тебе не нужен безработный инженер по аэрокосмическим технологиям? У него есть бабки. Он изобрел какую-то там штуковину, которую устанавливают на спутниках.

– А как же ты? – спросила я. За Верой такое водилось – раздавать отвергнутых мужчин с таким видом, будто это рождественские подарки.

Она поморщилась:

– Какое-то время он был ничего, но потом помешался на собственном здоровье. Стал принимать таблетки из водорослей. Противно целоваться с мужчиной, который жрет речную тину. Я подумала – раз уж ты ведешь такой здоровый образ жизни, может, тебя это устроит. Будете бегать на пару и жевать дары моря. Если захочешь, он твой.

– Ты слишком добра ко мне, – сказала я. – Но я буду иметь в виду. Может, у меня и найдется кто-нибудь, кто на него клюнет.

– Кинси, ты чересчур разборчива, когда дело касается мужчин, – упрекнула меня Вера.

– Это я-то разборчива?! Что же тогда о тебе говорить?

Вера взяла очередную сигарету и не спеша прикурила от изящной золотой зажигалки.

– Я отношусь к мужчинам, как к стихам Уитмена. От каждого понемножку, пока не опротивели.

9

Было уже половина второго, я вспомнила, что еще ничего не ела, и притормозила возле закусочной. Можно было бы заказать навынос и перекусить прямо за рулем, но мне хотелось показать, какая я шикарная дамочка. За доллар шестьдесят девять центов я смела чизбургер с жареным картофелем, выпила стакан кока-колы и ровно через семь минут снова была в машине.

Дом, в котором предположительно обитал Леонард Грайс, находился неподалеку от автострады в районе, где улицы носили названия штатов – начиная с восточного побережья и дальше на запад. Я проскочила Мэн, Массачусетс, Нью-Йорк и проезд Род-Айленда, едва не заблудилась в глухих дебрях Вермонта и Нью-Джерси, которые заканчивались тупиками. Застройщик успел добраться до Колорадо-авеню, после которой у него либо кончились деньги, либо подвело знание географии. Дальше тянулись свободные незастроенные участки, обозначенные столбиками с белыми флажками.

Большинство домов появились здесь еще в пятидесятые и теперь прятались в тени деревьев. Это были светло-розовые или светло-зеленые бунгало, похожие друг на друга, как буханки хлеба в пекарне. Крыши, все как одна, были засыпаны мелким щебнем – будто поблизости произошло извержение вулкана. Преобладали широкие гаражи-навесы, под которыми в беспорядке валялись садовые инструменты, ржавые остовы туристических вагончиков, детские игрушки, пыльные тюки, покореженные холодильники. Удивительно и то, что здесь практически не видно было машин: население то ли вымерло, то ли покинуло эти места в результате стихийного бедствия. Может, здесь прокатилась эпидемия чумы или из грунтовых вод на поверхность почвы просочились токсичные отходы, от которых передохли кошки и собаки, а у детей ноги пошли язвами. На пересечении Мэриленд и Виргиния-стрит я повернула направо.

На Каролина-стрит некоторые дома, видимо, принадлежавшие наиболее предприимчивым гражданам, с фасадов были облицованы камнем или кедровой доской; кое-кто предпочитал восточный орнамент – фанерные решетки с геометрическими узорами в псевдокитайском стиле, а также крыши с задранными кверху карнизами а-ля пагода, что в пятидесятые годы считалось последним криком моды. Ветхость и убогость были особенно разительны в сравнении с современными окраинными районами Санта-Терезы. Потрескавшаяся штукатурка, покосившиеся ставни, облупившаяся краска на входных дверях. Даже шторы были задернуты как-то криво; я живо представила, на что похожи ванные комнаты в таких жилищах – вздувшиеся от влаги стены, ржавые смесители.

Во дворе дома Хоуи вместо лужайки оказалось нечто вроде японского сада камней – здесь, видимо, решили проблему непокорной травы, похоронив ее под толстым слоем песка, на котором были разбиты "клумбы" с розовато-лиловым и зеленым гравием. Кое-где виднелись полоски мульчи из черной полиэтиленовой пленки, призванной добить последние очаги сорняка. Только бермудская трава никак не хотела сдаваться и неспешно ползла по каменным грядкам. Ванночка для птиц стояла возле чахлых кактусов, из-за которых готова была выпрыгнуть изваянная в бетоне белка, на чьей мордочке навеки застыло выражение каменного оптимизма. Давно, должно быть, в этих краях не видели живых белок.

Поставив машину, я взяла на заднем сиденье блокнот и прошла к дому. Гараж был закрыт, отчего место казалось необитаемым. Длинная, низкая веранда, увитая плющом, выглядела живописно, но меня не покидало ощущение, что плющ вот-вот сорвет крышу. Шторы были задернуты. Я позвонила, но привычного "дин-дон" не услышала. Немного подождала и постучала.

Дверь открыла невзрачного вида особа, которая разглядывала меня с явной опаской.

– Миссис Хоуи?

– Да, я миссис Хоуи, – отвечала она.

Чем не урок номер один из магнитофонного курса для изучающих английский язык.

Под глазами у женщины залегли темные круги, голос был невыразительный и сухой, как крекер.

– Если не ошибаюсь, Леонард Грайс живет здесь. Не так ли?

– Да.

– Я из страховой компании. – Я демонстративно помахала блокнотом. – Хотела бы с ним побеседовать. – Чудо, что в тот момент Господь не вырвал мой язык за эту гнусную ложь.

– Леонард отдыхает. Почему бы вам не прийти в другой раз? – С этими словами она хотела закрыть дверь прямо у меня перед носом.

– Минуточку, – выпалила я и на всякий случай просунула блокнот в щель.

Секунду помешкав, она произнесла:

– Врач прописал ему успокоительное.

Логика явно хромала, но подтекст угадывался.

– Понимаю. Разумеется, не хотелось бы его тревожить, и все же мне необходимо переговорить с ним – я так долго до вас добиралась. – Попытка вызвать у нее сочувствие, по всей видимости, оказалась тщетной.

Она вперилась в меня тяжелым взглядом, затем посмотрела по сторонам, словно ища поддержки у незримого союзника. Кровь прилила к ее лицу. Внезапно она отступила и с брезгливой миной впустила меня в дом. У нее были седые реденькие волосы, стриженные "под пажа". Последний раз я видела такую челку в фильмах с Джун Эллисон, где она так любит и так страдает. На миссис Хоуи была простая белая блузка и строгого покроя серая шерстяная юбка. Талия отсутствовала. Интересно, почему в зрелом возрасте женщины выглядят так, словно они беременны?

– Пойду узнаю, сможет ли он поговорить с вами, – произнесла она и удалилась.

Оставшись одна, я огляделась: незатейливый плетеный коврик на полу, кирпичный камин, покрашенный белой краской, над ним – выполненная маслом картина с изображением волн, разбивающихся о скалы. Видимо, этот живописный шедевр служил своего рода фокальной точкой композиционного решения интерьера, поскольку обивка дивана и кресел с подголовниками была такого же жгуче-бирюзового цвета, что и волны на картине, и даже казалась влажной на вид. В такие минуты, когда приходилось лезть кому-то в душу, я ненавидела свое ремесло, а вместе с ним и себя, похожую на мелкого торговца, который ходит по домам, пытаясь всучить жильцам никому не нужную многотомную энциклопедию по естествознанию в комплекте с отделанным под орех книжным шкафом. Я также ненавидела себя за то, что пыталась судить других. В конце концов что я понимаю в прическах? Что понимаю в волнах, разбивающихся о скалы? Может, именно этот бирюзовый цвет и делал комнату такой, какой представляла ее себе миссис Хоуи.

Когда появился Леонард Грайс, я едва подавила возглас изумления. Он совсем не походил на человека, убившего свою жену, – какой бы заманчивой ни представлялась мне эта версия. Ему было лет пятьдесят с небольшим, но выглядел он глубоким стариком. Лицо его, не лишенное привлекательности, было мертвенно-бледным, щеки провалились, словно он недавно перенес голодовку. Он казался безучастным ко всему на свете и брел, вытянув перед собой руки, как будто с завязанными глазами. Точно человек, который, однажды больно ударившись обо что-то в темноте, озабочен одним – как бы снова не попасть впросак. Конечно, можно было предположить, что он убил жену и теперь его терзали стыд и раскаяние, однако из своего недолгого опыта я знаю, что убийцы на поверку либо оказываются жизнерадостными оптимистами, либо ведут себя как ни в чем не бывало, будто не понимая, что происходит и с чего весь этот шум.

Сестра Леонарда шла рядом, заботливо поддерживая его под локоть и сосредоточенно глядя ему под ноги. Она подвела брата к креслу и метнула в меня презрительный взгляд, который, казалось, говорил: "Ну, теперь ты довольна?" Признаюсь, в этот момент я чувствовала себя законченной мерзавкой.

Леонард сел. Судя по тому, что он, сунув руку в карман рубашки, извлек оттуда пачку "Кэмела", жизнь начинала возвращаться к нему. Миссис Хоуи примостилась на краешке дивана.

– Извините, что пришлось вас побеспокоить, – начала я. – Я только что беседовала с координатором "Калифорния Фиделити", и нам хотелось бы кое-что уточнить. Вы не возражаете, если я задам несколько вопросов?

– Вряд ли он может позволить себе отказать в просьбе представителю страховой компании, – капризным тоном изрекла миссис Хоуи.

Леонард откашлялся и попытался зажечь спичку, он дважды чиркнул ею по картонному коробку – но тщетно. Руки у него так тряслись, что, даже если бы ему это удалось, вряд ли он смог бы прикурить. На помощь пришла миссис Хоуи, она взяла у него из рук коробок, зажгла спичку и поднесла к сигарете. Мистер Грайс глубоко затянулся.

– Прошу прощения, – сказал он. – Врач прописал мне какие-то лекарства. Это все из-за них. У меня больная спина – я на инвалидности. А что конкретно вас интересует?

– Мне совсем недавно поручили вести это дело, и я подумала, что будет полезно услышать из первых уст о происшедшем в тот вечер.

– Это еще зачем? – вспыхнула миссис Хоуи.

– Не волнуйся, Лили, – успокоил он ее. – Я ничего не имею против. Думаю, у нее есть все основания спрашивать об этом.

Голос его окреп, и мистер Грайс уже не казался таким немощным старцем. Он еще раз затянулся, держа сигарету между указательным и средним пальцами.

– Моя сестра вдова, – извиняющимся тоном сказал он, как будто именно в этом крылась причина ее воинственного настроя. – Мистер Хоуи умер полтора года назад от инфаркта. С тех пор мы с Марти взяли за правило раз в неделю приглашать Лили на ужин. Это был своего рода способ общения, нам хотелось поддержать ее. В тот день все шло как обычно, мы собирались в ресторан, но Марти сказала, что у нее начинается инфлюэнца, и в последний момент решила остаться дома. У Лили как раз был день рождения, и Марти, конечно, расстроилась, потому что знала: к столу подадут праздничный торт и официанты будут петь... ну, вы знаете, как это бывает. Ей хотелось видеть лицо Лили в этот момент. Но все-таки она чувствовала, что если придет больная, то испортит вечер остальным, поэтому решила никуда не ходить.

Леонард замолчал; он курил, нервно затягиваясь – столбик пепла становился все длиннее, миссис Хоуи заметила это и подвинула ему пепельницу.

– Вы всегда ходили в ресторан в один и тот же день недели? – поинтересовалась я.

Он кивнул.

– Как правило, по вторникам.

С серьезной миной я сделала пометку в блокноте, надеясь, что со стороны выгляжу так, будто имею законные основания задавать все эти вопросы. Притворившись, что мне требуется кое-что уточнить, я принялась перелистывать страницы. Лили наконец клюнула на мою приманку – заглянула мне через плечо, всем своим видом давая понять, что ей страсть как хочется, чтобы я и за ней что-нибудь записала.

– Для меня это настоящий праздник, – заявила она. – По вторникам я специально укладываю волосы, чтобы выйти в свет и не ударить в грязь лицом.

"Укладка по вт.", – добросовестно записала я и тут же спросила:

– Сколько человек знали, что по вторникам вас вечерами не бывает дома?

Во взгляде Леонарда отразилось недоумение. Расширенные до предела зрачки – результат непомерного потребления лекарств – зияли, точно две черные дыры, пробитые дыроколом.

– Простите?

– Хотелось бы выяснить, сколько человек знали, что вас не бывает дома? – повторила я. – Если злоумышленником был кто-то из ваших знакомых, он смело мог предположить, что ваша жена, как всегда, отправилась вместе с вами.

Видимо, подобное не приходило ему в голову.

– Я не очень понимаю, какое это имеет отношение к страховке, – неуверенно промолвил он.

Теперь следовало вести себя осторожнее, поскольку он интуитивно почувствовал самое слабое место в разыгранной мной партии. Разумеется, мне дела не было до его страховки, я преследовала одну-единственную цель – выяснить, видела Элейн убийцу или нет. До сих пор у меня не было сколько-нибудь полного представления даже о том, что же произошло в тот вечер, и я всеми способами пыталась выудить у него хоть какую-то информацию. На лейтенанта Долана рассчитывать не приходилось.

Я постаралась обезоружить его простодушной улыбкой.

– Мы заинтересованы в том, чтобы преступление было раскрыто, это естественно. Возможно, чтобы выплатить страховку, нам потребуется заключение по этому делу.

Лили посмотрела на Леонарда, затем перевела взгляд на меня. Видимо, его настороженность передалась и ей.

– Какое еще заключение? – спросила она. – Не понимаю, что вы имеете в виду.

– Полно, Лил, – успокоил ее Леонард, к которому, похоже, вернулось самообладание. – Это может только помочь. Страховая компания не меньше нашего заинтересована в том, чтобы докопаться до истины. Полиция вот уже сколько месяцев не продвинулась ни на шаг. – Тут он обратился ко мне: – Вы должны простить Лил...

Глаза Лили гневно блеснули.

– Не надо извиняться за меня в моем присутствии, – отрезала она. – Ты слишком доверчив, Леонард. В этом твоя беда. И Марти была такая же. Будь она хоть чуточку умнее – как знать? – может, осталась бы жива. – Она осеклась и смущенно замолчала, затем вдруг с удивительной готовностью выпалила: – Мы как раз говорили с Марти по телефону, когда кто-то позвонил к ней в дверь. Она положила трубку, чтобы посмотреть, кто это.

– Полиция считает, что она, возможно, знала пришедшего, – добавил Леонард. – Или этот человек зашел якобы случайно. Они говорят, что грабители нередко звонят, когда в окнах горит свет. Если дверь открывают, они делают вид, что ошиблись адресом; если нет, смело делают свое дело.

– Были ли в доме следы борьбы?

– Кажется, нет, – ответил Леонард. – Мне об этом ничего не известно. Я сам был в доме – вроде ничего не пропало.

– А зачем она вам звонила? – снова обратилась я к Лили. – Или это вы ей позвонили?

– Я сама позвонила ей, когда мы вернулись, – ответила та. – Мы немного задержались, и Леонард боялся, что она будет волноваться.

– Как по-вашему, она разговаривала как обычно?

Лили кивнула:

– Голос у нее был нормальный – такой, как всегда. Я передала трубку Леонарду, потом мы с ней еще чуть-чуть поболтали. Мы уже закруглялись, когда Марти сказала, что позвонили в дверь и она пойдет посмотрит, кто там. Я хотела подождать у телефона, но мы все равно уже заканчивали, так что я попрощалась и положила трубку.

Леонард достал из кармана брюк платок и трясущейся рукой поднес его к глазам.

– Я даже не знаю, какими были ее последние мгновения, – сказал он, не в силах унять дрожь в голосе. – Полиция сказала, что убийца ударил ее по лицу чем-то вроде бейсбольной биты. Представляете, какой ужас она пережила... – Он разрыдался.

При этих его словах меня буквально передернуло, но я сочла за благо промолчать. Про себя же – прекрасно отдавая себе отчет в том, какая я стерва, – подумала, что после удара бейсбольной битой по физиономии у тебя едва ли останется время для переживаний. Шмяк! – и все. Ни ужаса, ни боли. Туши свет – беги на базу.

Лили взяла брата за руку.

– Они были женаты двадцать два года.

– И говорю вам – эти годы лучшее, что у нас было. – Он словно пытался что-то доказать мне, в чем-то убедить. – Мы никогда не ложились в постель в дурном настроении. Взяли это за правило. Если нам и случалось ссориться, то всегда старались помириться. Она была замечательная женщина. Куда умнее меня – и мне не стыдно в этом признаться.

Глаза его блестели от слез, а я чувствовала себя удивительно отстраненной, словно оказалась единственным трезвым человеком на вечеринке, где все перепились.

– Полиция не упоминала о возможных свидетелях? Может, кто-то что-нибудь видел или слышал?

Леонард, промокнув слезы платком, горько покачал головой:

– Нет. Кажется, нет. Я не слышал.

– Может, из соседнего дома? – не отступала я. – Или случайный прохожий? Жильцы напротив. Они могли что-нибудь заметить.

Он постарался взять себя в руки.

– Не думаю. Полиция ничего такого не говорила.

– Что ж, прошу прощения, что отняла у вас столько времени и заставила заново пережить весь этот кошмар. Если не возражаете, я бы хотела осмотреть дом и оценить размер ущерба. Наши координаторы уже осматривали его, но мне необходимо сделать это самой, чтобы подготовить отчет.

Леонард кивнул:

– У соседа есть ключ. Оррис Снайдер – он живет рядом. Постучитесь к нему и скажите, что я вам разрешил.

Леонард, проявив неожиданное проворство, вскочил на ноги и пожал мне руку. Пожатие было крепким, а рука такой горячей, что казалось – у него жар.

– Кстати, – сказала я как бы между прочим, – вы ничего не знаете про Элейн Болдт?

Он в замешательстве уставился на меня:

– Про Элейн? Нет. А в чем дело?

– Да я пыталась связаться с ней по другому поводу, – как ни в чем не бывало ответила я. – Она ведь живет в кондоминиуме по соседству, верно? Мне сказали, что вы с ней знакомы.

– Это правда. До того, как Марти погибла, мы вместе играли в бридж. Я уже давным-давно не видел ее. Кажется, в это время года она обычно живет во Флориде.

– Ну да, конечно. Как я могла забыть? Наверное, она позвонит, когда вернется. Еще раз спасибо.

Уже сидя в машине я ощутила, что вся взмокла от пота.

10

К трем часам я валилась с ног от усталости. Ночью я практически не сомкнула глаз, а когда под утро наконец уснула, меня разбудил звонок миссис Окснер. Возвращаться в контору не хотелось, я поехала домой и надела спортивный костюм. "Домой" – это, пожалуй, сильно сказано. На самом деле я живу в переоборудованном под жилье бывшем гараже общей площадью не больше пятнадцати квадратных футов, здесь у меня и гостиная, и спальня, и кухня, и ванная, и кладовка, и даже прачечная. Мне всегда нравилось жить в ограниченных пространствах. Еще ребенком, после того как мои родители погибли, я любила сидеть в картонной коробке, обложившись подушками, – мне казалось, что я плыву на парусном корабле к незнакомой земле. Вовсе не обязательно забираться в дебри психоанализа, чтобы понять тайный смысл моего экскурса. Просто хочу сказать, что эта невинная слабость сохранилась у меня до сих пор. Я вожу маленькие машины и предпочитаю "миниатюрность" во всем, так что эта квартирка меня вполне устраивает. За двести долларов в месяц имею все необходимое, включая добродушного хозяина по имени Генри Питц, которому сравнялся уже восемьдесят один год.

Выйдя во двор, я заглянула в его кухонное окно – он раскатывал сдобное тесто. Когда-то у Генри была своя пекарня, теперь он печет булочки и пирожные для местных торговцев – неплохое подспорье к пенсии. Я постучала по оконному стеклу, и он махнул мне рукой, приглашая зайти. В моем представлении Генри – живое воплощение старческого благообразия: высокий, поджарый, седой как лунь, с похожими на цветы барвинка большими голубыми глазами. Возраст, казалось, лишь обнажил то лучшее, что в нем было: мужественность, рассудительность, умение сострадать, оставаясь при этом насмешливым и ироничным. Не то чтобы с годами он стал более одухотворенным и проницательным, обрел некую особенную мудрость и глубину чувств – не стоит преувеличивать. Он всегда был довольно умен, и годы оказались бессильны что-то здесь изменить. Он старше меня почти на пятьдесят лет, но, несмотря на это, в нем нет ничего от индийского брамина. (Надеюсь, и я не похожа на юную послушницу.) Мы смотрим друг на друга через разделяющие нас полвека со здоровым интересом, какой вызывают друг в друге представители различных полов, который, впрочем, никак не проявлялся.

В тот день, с красным платком на голове, Генри походил на пирата. Загорелые руки были по локоть в муке, мелькали длинные, проворные, как у обезьяны, пальцы. В качестве скалки он использовал кусок металлической трубки, которую время от времени посыпал мукой. Тесто он раскатывал ромбом.

Примостившись на деревянном табурете, я принялась завязывать кроссовки.

– Делаешь "наполеоны"?

Генри кивнул:

– Да. Заказали к чаю соседи с нашей улицы. А ты чем занимаешься – помимо бега?

Пока он раскатывал тесто в три слоя и убирал его в холодильник, я рассказывала ему о моих поисках Элейн Болдт. Когда дошла до истории Марти Грайс, брови у Генри поползли вверх.

– Не совала бы ты нос не в свое дело, – сказал он. – Послушай моего совета – пусть этим занимается полиция. Если впутаешься, будешь последней дурой.

– А что, если она видела, кто убил Марти? Что, если именно поэтому и смылась?

– Так предоставь ей и отдуваться. Не твое это дело. Если лейтенант Долан схватит тебя за руку, он тебе задницу надерет.

– Это уж точно, – задумчиво произнесла я. – Но нельзя же теперь идти на попятную. Слишком много сил на это положено.

– А кто сказал, что она пропала? Может, сидит себе на пляже в Сарасоте и преспокойно попивает джин с тоником.

– Она непременно сообщила бы кому-нибудь об этом. Не знаю, что у нее на уме, – может, попала в серьезный переплет, только пока она не объявится, я буду греметь кастрюлями и делать все, чтобы вернуть ее на землю.

– Работу себе ищешь? – проворчал Генри. – Это все равно что пытаться укусить себя за локоть.

– Может, ты и прав, но надо же что-то делать.

Генри смерил меня скептическим взглядом. Открыв пакет с сахарным песком, он высыпал на стол изрядную горку.

– Тебе надо завести собаку.

– Ну уж нет. При чем здесь собака? И вообще я не люблю собак.

– Тебе нужна защита. Если бы у тебя был доберман, того злополучного инцидента на пляже никогда бы не произошло.

Опять двадцать пять... Меня вдруг осенило – ведь даже умереть я собиралась не где-нибудь, а в мусорном баке... такой уютный маленький пенальчик, а в нем я – плачу навзрыд, точно ребенок.

– Я как раз сегодня думала об этом, и знаешь что тебе скажу? Все эти разговоры о том, что женщина – мать и должна являть собой образец добродетели, чушь собачья. Это выдумали мужчины, чтобы мы не высовывались. И если кому-то взбредет в голову посчитаться со мной, я сделаю то же самое – только на сей раз рука у меня не дрогнет.

Моя тирада, похоже, не произвела на Генри впечатления.

– Прискорбно слышать, – равнодушным тоном изрек он. – Надеюсь, это не войдет у тебя в привычку.

– Я серьезно. Устала чувствовать себя беспомощной и беззащитной, устала бояться.

Генри надул щеки и, произведя губами неприличный звук, со скучающим выражением посмотрел на меня. "Напыщенный вздор, – словно говорил его взгляд, – но меня тебе не провести". Он разбил яйцо и, дождавшись, пока белок – сквозь пальцы – стечет в кружку, положил желток в миску. Затем взял второе яйцо и, не сводя с меня глаз, проделал ту же процедуру еще раз.

– Так защищайся сама. Кто возражает? Только не надо риторики. Все это пустой вздор. Убийство есть убийство, и лучше бы тебе об этом знать.

– Да знаю, – сказала я уже не столь решительно. Меня едва не передернуло от его пристального взгляда, и совсем не нравился его тон. – Послушай, может, я чего не понимаю, но просто не хочется быть жертвой. Довольно. Меня тошнит от этого.

Придерживая миску рукой, Генри принялся ловко взбивать яйца. У меня в таких случаях они обязательно выплескиваются через край.

– А когда это ты была жертвой? Скажи на милость. Не стоит передо мной оправдываться. Ты сделала то, что сделала. И не надо философии – звучит фальшиво. Если бы ты приняла единственно верное решение после долгих раздумий – тогда другое дело. А ты убила человека сгоряча, повинуясь инстинкту самосохранения. Это не повод затевать политическую кампанию и едва ли можно назвать поворотным моментом твоей духовной жизни.

Я попробовала улыбнуться:

– Ну я ведь все-таки неплохой человек, правда?

Ненавижу, когда мне тоскливым голосом читают нотации. Мне хотелось доказать ему, что я взрослая женщина и способна смотреть правде в глаза. Только теперь я поняла, что сама не очень уверена в этом.

Генри грустно посмотрел на меня и снова занялся взбиванием яиц.

– Кинси, то, что с тобой произошло, ничего не меняет. Просто надо честно во всем разобраться. Если ты вышиб кому-то мозги, это не проходит для тебя даром. И не надо разводить демагогию.

– Да, конечно, – смущенно пробормотала я. Передо мной вдруг возникло лицо человека, который заглянул в мусорный бак за секунду до того, как я выстрелила. Могу поклясться, что в тот момент явственно – словно при замедленной съемке – видела, как первая выпущенная мной пуля, прежде чем прорвать плоть, растянула ее, точно резиновую. Я отогнала прочь это видение и встала со словами: – Надо бежать, – но на сердце у меня кошки скребли.

Я вышла, ни разу не оглянувшись, чувствуя, что Генри провожает меня грустным, исполненным сочувствия взглядом.

На улице я постаралась выбросить все это из головы. Пусть покоится в маленьком, уютном ящичке. Сделала несколько упражнений для подколенных сухожилий. Бегаю я не так быстро и не так далеко, чтобы разминаться как сумасшедшая. Знаю, кто-то скажет, что разминка перед бегом должна быть полноценной, а то в противном случае травмы вам обеспечены, но я не настолько трепетно отношусь к своим занятиям бегом, чтобы так надрываться. Впрочем, одно время я, как прилежная ученица, ложилась на газон, вытягивала одну ногу в струнку, а вторую отбрасывала в сторону, будто у меня перелом бедра. После таких упражнений я долго не могла встать и только беспомощно переваливалась с боку на бок, словно перевернувшийся на спину таракан. Наконец я решила, что могу поплатиться растяжением паховых связок, и отступилась. Все равно никаких травм во время забегов у меня никогда не было – как не было и особенной любви к бегу. Мне так и не удалось испытать знакомой любому – кроме меня – бегуну эйфории. Быстрым шагом, стараясь ни о чем не думать, я направилась в сторону бульвара.

Обычно я пробегаю три мили по протянувшейся вдоль пляжа велосипедной дорожке. Я давно привыкла определять расстояние по странным рисункам на ней и всегда жду, что вот-вот появятся следы диковинных птиц или след протектора, пересекающий бетонные плиты и теряющийся в песке. На пляже всегда полно "дикарей": кто-то базируется здесь постоянно, кто-то – проездом. Разбросанные под пальмами спальные мешки напоминают огромные зеленые личинки или сброшенную какими-то ночными животными кожу.

Воздух был сырой и холодный; океан, казалось, погрузился в спячку. Между облаками кое-где появились просветы, но и там небо было тусклое, точно выцветшее, солнце и не думало показываться. Вдалеке параллельно линии берега разрезал океанскую гладь быстроходный катер, оставляя за собой серебристый след. Горы покрыты темно-зеленой растительностью, словно замшей, которая на вершинах протерлась, обнажив мрачные скалы.

В районе Ист-Бич я повернула назад, пробежала оставшиеся полторы мили и перешла на шаг – чтобы остыть. Последнее у меня получается особенно хорошо. Приняв душ и одевшись, я села в машину и отправилась в офис Пэм Шарки на Чепел-стрит. Пэм была страховым агентом, а Леонард Грайс – ее клиентом. Мне хотелось убедиться, что все обстояло именно так, как изложила Вера. Вере я доверяю – просто я не привыкла полагаться на слово. Вдруг Грайс оформил генеральную страховку в другой компании? Откуда мне знать?

Дом Вальдеса расположен на углу Чепел и Ферия-стрит. Ферия по-испански значит "ярмарка". Я это знаю, поскольку посмотрела в словаре, я подумываю о том, чтобы поступить на курсы испанского, но все как-то руки не доходят. Я могу сказать taco или gracias[2], только вот с глаголами у меня плохо. Дом Вальдеса вполне типичен для этой части города: белый двухэтажный особняк с красной черепичной крышей, большими арками и узорными решетками на окнах. Яркие синие тенты-навесы, ухоженный газон. Во дворе пальмы и фонтан, в центре его скульптура обнаженного мальчика, который мучает каменную рыбку.

Офис Пэм Шарки находится на первом этаже и ничем не отличается от офиса Веры Липтон в "Калифорния Фиделити". Никаких архитектурных излишеств – каждому страховому агенту по детскому манежу. Фирма, на которую работает Пэм, "Лам-бет и Крик", является своего рода независимым агентством, обслуживающим ряд компаний, среди которых и "Калифорния Фиделити". С Пэм мне пришлось столкнуться лишь однажды, когда я выслеживала одного неверного мужа. Моя клиентка задумала разводиться и хотела заручиться доказательствами неверности супруга, чтобы иметь козыри при разделе имущества. Пэм оскорбилась – и даже не потому, что я узнала о ее романе с этим человеком, а потому, что наряду с ней у него оказалось еще две любовницы. В суде об этом не было сказано ни слова, но имя Пэм фигурировало в моем отчете, и она не простила мне того, что я слишком много знаю. Санта-Тереза – небольшой городишко, наши пути время от времени пересекаются, и тогда мы сама любезность. Но я-то знаю, что Пэм имеет на меня зуб. Меня же эта история только забавляет.

вернуться

2

Тасо – каблук, слово имеет также бранное значение; gracias – спасибо (исп.).

Пэм – эдакая маленькая и злобная чихуахуа. Я не встречала другой женщины, которая бы, говоря о своем возрасте, прибавляла себе лишние десять лет только затем, чтобы услышать, как молодо она выглядит. По этой причине она всем врет, что ей тридцать восемь. У нее миниатюрное личико и смуглая кожа, она вечно пудрится, тщетно пытаясь придать своему облику новые, по ее словам, "грани". Лично я считаю, что круги под глазами невозможно скрыть слоем штукатурки. Любому, если это только не слепец, видно, что они никуда не исчезают – только вместо серых становятся белыми, как у призрака. Никого этими ухищрениями не проведешь. В темных кругах под глазами тоже есть своя прелесть... по крайней мере это выглядит экзотично и придает вид человека, умудренного жизнью... Взять хотя бы Анну Маньяни, или Жанну Моро, или Симону Синьоре. К тому же Пэм в последнее время стала делать химию, отчего ее светло-каштановые волосы приобрели неухоженный, растрепанный вид – кажется, такой стиль называется "постельным". В тот день она была в облике маленькой охотницы: спортивного покроя пиджак, коричневые бриджи, розовые гольфы и туфли на низком каблуке с пряжками. Если она когда-либо и охотилась, так только в барах для одиноких, выслеживая партнера на ночь с такой маниакальной одержимостью, словно на следующий день закрывался охотничий сезон или истекал срок ее лицензии. Впрочем... Я отдаю себе отчет в том, что несправедлива. Я питаю к Пэм точно такую же антипатию, как и она ко мне. Всякий раз, когда вижу ее, во мне просыпаются самые низменные инстинкты – такой я себя не люблю. Возможно, она избегает меня по той же причине.

Ее "садок" расположен у самого входа – думаю, это своеобразный показатель статуса. Едва завидев меня, она уткнулась в бумаги. Когда я подошла, она уже оживленно болтала по телефону. Видимо, это был мужчина, потому что Пэм кокетничала изо всех сил. Разговаривая, она без конца щупала себя, теребила пальцем прядь волос, проверяла, на месте ли серьги, поглаживала лацкан пиджака. На шее у нее висели золотые украшения, и им тоже доставалось. Иногда она терла подбородок золотой цепочкой и при этом беззаботно смеялась – должно быть, тренировалась до поздней ночи. Взглянув на меня, она изобразила удивление и подняла ладонь, давая понять, что мне придется подождать.

Она даже развернулась на своем вращающемся кресле и перешла чуть ли не на шепот, как будто говорила о чем-то в высшей степени интимном. На столе на груде бумаг лежал свежий номер журнала "Космополитен", в котором предлагались статьи, посвященные открытию пресловутой "точки G", косметической коррекции груди и проблеме сексуальных домогательств на службе.

Наконец Пэм закончила разговор и повернулась ко мне – оживления на ее лице как не бывало. Я, разумеется, того не стою.

– Чему обязана, Кинси?

– Насколько мне известно, ты выписывала страховые полисы для Леонарда и Марти Грайс?

– Верно.

Я вымученно улыбнулась:

– Ты можешь сказать, что это были за страховки?

Пэм отвела от меня взгляд и снова занялась инвентаризацией своего имущества: серьги, волосы, лацкан пиджака. Затем принялась лихорадочно тереть указательным пальцем цепочку на шее – делала она это с таким неистовством, что, казалось, вот-вот порвет ее. Пэм с радостью сказала бы, что Леонард Грайс – это не мое собачье дело, но она знала, что время от времени я выполняю задания "Калифорния Фиделити".

– А в чем, собственно, проблема?

– Да никакой проблемы нет, – ответила я. – Просто Вера Липтон занимается страховым иском о возмещении ущерба, и мне надо знать, имелись ли у него другие действующие страховки.

– Минуточку. Леонард Грайс очень милый человек, к тому же последние полгода ему пришлось нелегко. Если в "Калифорния Фиделити" что-то против него затевают, Вере лучше самой связаться со мной.

– Кто сказал, что кто-то что-то затевает? Вера даже не может дать ход этому иску, пока нет оценки ущерба.

– Кинси, это само собой, – сказала Пэм. – Все же я пока не улавливаю – ты-то какое к этому имеешь отношение?

Я почувствовала, как улыбка застывает на моем лице, точно сливочная помадка в ковшике. Подавшись вперед, я водрузила левую руку на стол, решив, что пора наконец выяснить отношения:

– Пэм, хоть это тебя и не касается, все же скажу: я расследую крупное дело, связанное с этим. Ты вправе не оказывать мне содействия, но учти – я позабочусь о том, чтобы твое начальство получило распоряжение суда. Интересно, какое у тебя будет лицо, когда на тебя повесят всех собак за причиненные неудобства. Ты этого добиваешься?

Мне показалось, что у нее из-под слоя пудры пробиваются пятна загара.

– Уж не угрожаешь ли ты мне?

– Ни в коем случае, – ответила я, не без удовольствия наблюдая, какой эффект произвели мои слова.

Пэм взяла стопку бумаг и принялась нервно раскладывать их на столе.

– Леонард Грайс через "Калифорния Фиделити" оформил страхование жизни и от несчастного случая. Он уже получил две с половиной тысячи долларов, и еще ему причитается двадцать пять тысяч за ущерб, причиненный дому в результате пожара. Имущество застраховано не было.

– А почему дом застрахован всего на двадцать пять тысяч? Мне казалось, он стоит больше ста. Этого ему даже на ремонт не хватит.

– Он купил его в шестьдесят втором году. Тогда дом стоил именно столько. На эту сумму его и застраховали. Он ни разу не делал переоценки, других полисов у него тоже, не было. По-моему, дом накрылся. Видимо, это его и подкосило.

Теперь, когда она изложила мне все это, я уже пожалела о том, что наговорила ей гадостей.

– Спасибо, ты мне здорово помогла, – сказала я. – Кстати... Вера просила узнать, не хочешь ли ты познакомиться со свободным и богатеньким инженером по аэрокосмической технике.

На лице Пэм отразилась целая гамма эмоций: недоверие, сексуальная озабоченность, жадность. Что я ей предлагаю – эскимо или дерьмо на палочке? Я-то знаю, какие мысли одолевали ее в тот момент. В Санта-Терезе неженатый мужчина дольше десяти дней на рынке не залеживается.

Вдруг в глазах Пэм мелькнуло тревожное выражение.

– А что с ним? Почему ты его не подцепила?

– У меня перерыв. Легла на дно, – ответила я, и это была сущая правда.

– Может, я позвоню Вере, – неуверенно произнесла она.

– Отлично. Еще раз спасибо за информацию, – сказала я и помахала ей рукой, направляясь к выходу. Может, если повезет, она влюбится в этого типа и пригласит меня в качестве подружки на свадьбу. Надену дурацкое платье с миллионом оборок. Я оглянулась – мне показалось, Пэм как-то вдруг вся съежилась. Я почувствовала угрызения совести. Не такой уж она плохой человек.

11

В тот вечер я ужинала неподалеку от дома в небольшом заведении под названием "У Розы". Оно втиснулось между прачечной самообслуживания "Лондромат" и мастерской Макферсона и представляет собой своеобразный гибрид бара-забегаловки со старомодным ресторанчиком. Все эти три предприятия существуют уже более четверти века и теоретически относятся к категории незаконных, поскольку серьезно нарушают установленные муниципалитетом правила районирования – по крайней мере так считают те, кто живет в других районах. Примерно раз в два года у какого-нибудь не в меру законопослушного гражданина Санта-Терезы начинается зуд, и он тащится к зданию городской администрации, чтобы во всеуслышание заклеймить это возмутительное безобразие. Мне лично кажется, что после промежуточных выборов деньги начинают оседать в других карманах, и все на время затихает.

Сама Роза родом из Венгрии. На вид ей лет шестьдесят пять – небольшого росточка толстуха с необъятным бюстом и низким лбом, она носит просторные гавайские балахоны, красит волосы хной и мажет губы помадой знойного оранжевого цвета (при этом помады она не жалеет, так что создается впечатление, что когда-то рот у нее был гораздо крупнее). Еще она активно пользуется коричневым карандашом для бровей, отчего лицо ее приобретает угрюмый и укоризненный вид. Кончик крупного носа едва не касается верхней губы.

Я прошла в глубину зала и заняла свою обычную кабинку. На столике между бутылочкой кетчупа и подставкой с салфетками лежало отпечатанное на ротаторе и закатанное в пластик меню. Названия блюд были напечатаны такими же бледно-фиолетовыми чернилами, какими в свое время учителя начальной школы писали записочки родителям. Большинство слов было написано по-венгерски: текст пестрел апострофами, зетами и значками умляута – одного этого достаточно, чтобы предположить, что еда будет обильной и сытной.

Держа наготове блокнот и карандаш, появилась Роза. По ее отсутствующему выражению можно было заключить, что она на меня обижена. Я попыталась сообразить, чем могла перед ней провиниться, но так ничего и не придумала. Роза бесцеремонно выхватила у меня из рук карточку меню, сунула ее на место и, не произнеся ни слова, принялась записывать заказ, всем своим видом давая понять, что, если кому не нравятся местные порядки, тот может катиться ко всем чертям. Закончив, она пробежала глазами написанное, словно проверяя результаты, явно избегая встречаться со мной взглядом.

– Ты не была у нас целую неделю, – наконец изрекла она. – Я решила, что ты на меня злишься. Могу поспорить, ты питалась какой-нибудь дрянью, точно? Можешь не отвечать. Не желаю слушать. И не надо передо мной извиняться. Скажи спасибо, что здесь тебя прилично накормят. Вот что ты будешь есть.

Роза еще раз критически заглянула в свой блокнотик и стала читать вслух мой заказ – вид у нее был такой, словно она сама впервые слышит все эти названия.

– Салат из зеленого перца. Фантастика. Превосходно. Сама готовила, поэтому знаю: все сделано так, как надо. Оливковое масло, уксус, щепотка сахара. Про хлеб можешь забыть – у меня его нет. Генри сегодня не принес свежего, так что я ничего не знаю. Может, тоже злится на меня. Почем мне знать, что я такого сделала? Со мной ведь об этом не разговаривают. Потом я подам тебе жаркое из бычьих хвостов в кисло-сладком соусе.

Тут она передумала и хвосты решила вычеркнуть.

– Нет. Это слишком жирное. Тебе вредно. Дамка я тебе лучше щуку, запеченную в сметане, отличная вещь. А коли тарелка будет чистая, угощу вишней в сиропе. Если будешь хорошо себя вести – в чем я сомневаюсь. Вино у нас неплохое, хоть и австрийское. Принесу вместе с приборами.

С этими словами Роза, гордо расправив плечи, удалилась; волосы у нее были цвета сушеных мандариновых корок. Хамство придавало ей даже некоторую пикантность, хотя порой действовало на нервы. Впрочем, если вам непременно хотелось отведать здешней стряпни, с этим приходилось мириться. Иногда к концу дня мне уже невмоготу выслушивать оскорбления, тогда я предпочитаю перекусить прямо за рулем или дома в спокойной обстановке съесть маринованный огурец и бутерброд с арахисовым маслом.

В тот вечер у Розы было немноголюдно, уныло и как-то грязновато. Стены, отделанные деревянными панелями, потемнели от кухонного чада и сигаретного дыма. С освещением тоже было не все в порядке – слишком уж тусклое и какое-то мутное, – отчего лица немногочисленных посетителей приобретали нездоровый землистый оттенок. На экране телевизора, стоящего на стойке бара, как в волшебном фонаре, мелькали немые картинки. Над ним – точно вылепленное из гипса – висело чучело веретенника, покрытое слоем копоти. Стыдно признаться, но мне здесь нравится. Туристов сюда и на аркане не затащишь. К Розе не приходят те, кто ищет знакомства. Никто никогда не похвастает, что "открыл" замечательное место. Заведение "У Розы" не тянет даже на ползвезды, оно пропитано запахом пролитого пива, паприки и сгоревшего жира. Здесь можно спокойно поесть, здесь не требуется притворяться погруженной в чтение, чтобы избежать нежелательного общества. Мужчина трижды подумает, прежде чем рискнет подцепить подружку в такой дыре.

Входная дверь открылась; первым показался старикашка, живущий на противоположной стороне улицы, за ним – Джоуна Робб, полицейский, с которым я разговаривала в участке по поводу исчезновения Элейн Болдт. Я с трудом узнала его в гражданской одежде: джинсы, серый твидовый пиджак и коричневые походные башмаки. Рубашка, наверное, была совсем новая, даже складки, оставшиеся от упаковки, не успели разгладиться, а воротничок был жесткий и тугой. Держался он уверенно, с видом человека, у которого в кобуре под мышкой пистолет. Похоже, Джоуна искал именно меня, потому что решительно направился в мою сторону и сел напротив.

– Привет, – сказала я.

– Слышал, вы сюда заглядываете, – сказал он и посмотрел по сторонам. Брови его поползли вверх, словно он был поражен до крайности. – Интересно, знают ли в департаменте здравоохранения об этой забегаловке?

Я засмеялась.

Роза, появившаяся в этот момент из кухни, увидела за моим столиком мужчину, остановилась как вкопанная и попятилась назад, словно ее тащили на канате.

Робб оглянулся, как будто вдруг что-то потерял.

– Что это с ней? – спросил он. – Она что, догадалась, кто я такой? У нее неприятности с полицией?

– Да нет, проверяет свой макияж, – объяснила я. – Там на внутренней стороне кухонной двери есть зеркало.

Роза снова выплыла из-за двери, на сей раз жеманно поджав губки, подошла к нам и бросила на стол приборы, завернутые в бумажную салфетку.

– Ты не говорила, что собираешься развлечься, – пробормотала она. – Твой приятель желает поесть? Может, для начала что-нибудь прохладительное? Пиво, вино, коктейль?

– Пиво было бы неплохо, – сказал он. – Какое у вас найдется под рукой?

Роза сложила на груди ручки и с интересом посмотрела на меня. Она никогда не общается с незнакомыми людьми напрямую, так что было не избежать маленького спектакля, и мне отводилась роль переводчицы, которая неожиданно получила работу в ООН.

– Мичиганское еще осталось? – спросила я.

– Разумеется. Почему нет?

Я взглянула на Робба – он кивнул.

– Тогда мичиганское, – сказала я и снова обратилась к Роббу: – Что-нибудь поедите? Здесь неплохо готовят.

– С удовольствием. Что порекомендуете?

– Роза, сделай то же самое еще раз. Это не трудно?

– Ну конечно. – Она с плохо скрываемым одобрением во взгляде покосилась на Робба. – Кто бы мог подумать?

В этот момент Розе, наверное, хотелось ткнуть меня локотком в бок. Для меня не были секретом ее вкусы. Ей нравились мужчины весомые (в буквальном смысле), темноволосые и покладистые. Роза удалилась, оставляя нас наедине. Куда девается ее деликатность, когда я захожу с какой-нибудь приятельницей?

– Что привело вас сюда? – спросила я.

– Праздное любопытство. Навел о вас справки, чтобы не говорить о всякой чепухе.

– Следовательно, мы сразу можем приступить... к чему?

– Думаете, я ищу приключений?

– Определенно, – сказала я. – Новая рубашка. Обручального кольца нет. Бьюсь об заклад, жена ушла от вас неделю назад и вы только что побрились. У вас на шее даже одеколон еще не высох.

Джоуна рассмеялся. У него было открытое лицо и прекрасные зубы. Он наклонился вперед и облокотился на стол.

– Знаете, как все было? – сказал он. – Мы познакомились, когда мне было тринадцать, и с тех пор не расставались. Наверное, она стала взрослой, а я так и не смог – по крайней мере с ней. Теперь вот места себе не нахожу. Вообще-то она оставила меня год назад – это только кажется, что прошла всего неделя. С тех пор я не мог даже смотреть на женщин. Вы единственное исключение.

– И куда она делась?

– В Айдахо. Детей забрала с собой. – Он помолчал, затем добавил, точно уже знал следующий вопрос: – У меня две девочки. Десяти и восьми лет. Кортни и Эшли. Я бы дал другие имена. Дайан и Сара, Пэтти и Джилл – что-нибудь в этом роде. Совершенно не понимаю девочек. Даже не знаю, о чем они думают. Я люблю своих детей, но у меня такое ощущение, как будто с момента своего появления на свет они сразу стали членами одного с моей женой привилегированного клуба, в который мне доступа не было – как бы я ни старался.

– Как звали вашу жену?

– Камилла. Проклятие. Она вырвала у меня сердце... с корнем. За год я прибавил в весе на тридцать фунтов.

– Пора сбросить.

– Много чего пора сделать.

Вернулась Роза – принесла пиво для Робба и бокал столового вина для меня. У меня было такое чувство, будто я все это уже слышала. Брошенные мужья – это сплошные проблемы и путаница, а у меня у самой проблем хватало. Мне были отлично знакомы боль, неуверенность и разбитые чувства. Даже Роза, казалось, заподозрила неладное. Она посмотрела на меня, словно никак не могла взять в толк, как это у меня все гак быстро получается.

– В моей жизни тоже не все гладко, – возобновила я прерванный разговор, когда Роза ушла.

– Я слышал. Вот и думаю – может, поможем друг другу выбраться.

– Так не бывает.

– Хотите, как-нибудь сходим в тир пострелять?

Я прыснула со смеху. В голове у него и впрямь была каша.

– С удовольствием. А какое у вас оружие?

– "Кольт-питон" с шестидюймовым стволом. К нему подходят патроны от "магнума". Обычно я ношу "трупер-МК-Ш", а гут подвернулся "питон" – не хотелось упускать. Ведь он стоит четыреста баксов. Вы два раза были замужем? Не понимаю. Честное слово, я серьезно. Всегда считал, что брак – это настоящая верность. Когда две души соединяются на небесах навеки, и всякое такое.

– Четыреста баксов не шутки. Как это вам удалось? – Я украдкой разглядывала его. – А вы, наверное, католик или что-то в этом духе?

– Да нет. Скорее всего просто дурак. Весь мой романтизм из дамских журналов – я их читал, когда был маленький, в косметическом кабинете, который принадлежал моей матери. А пистолет – это наследство Дейва Уитакера. Его вдова терпеть не может оружия. Ей никогда не нравилось увлечение мужа, так что при первой возможности она избавилась от его коллекции. Я предлагал заплатить, но она и слышать не желала. Кстати, вы ее знаете? Бесс Уитакер?

Я покачала головой.

Когда Роза подала закуску, Робб подозрительно покосился на нее. Я видела, что зеленые перцы с винегретом, да еще затейливо украшенные листиками петрушки, явились для него полной неожиданностью.

Обычно Роза ждала, пока я попробую блюдо и произнесу что-нибудь лестное – в духе кулинарных колонок – по поводу ее несомненных талантов, но в тот день она, видимо, решила изменить своим правилам.

– Что это за штука? – осведомился Джоуна, уставившись в тарелку.

– Попробуйте.

– Знаете, Кинси, лет десять я обедал с детьми, которые вечно ковырялись в тарелке, чтобы им – не дай Бог – не попался лук или какие-нибудь грибы. Я кроме гамбургеров и есть-то ничего не умею.

– В таком случае вас ждет сюрприз, – сказала я. – А чем же вы питались весь этот год после того, как расстались с женой?

– У нее морозильник был забит полуфабрикатами. Каждый вечер размораживал что-нибудь и ставил на час в духовку. Наверное, она побывала на распродаже и скупила оптом партию замороженных обедов для быстрого приготовления. Ей хотелось, чтобы я сидел на сбалансированной диете, хотя обдирала меня при этом как липку.

Я невольно опустила руку. Мне вдруг представилось, как эта женщина, готовя почву, чтобы смыться, замораживает триста шестьдесят пять готовых обедов. И он надеялся, что они с ней будут спариваться по гроб жизни, как совы?

По отсутствующему выражению на лице Робба я поняла, что в тот момент он, мерно перекатывая во рту кусочек перца, тщетно пытался определить, на что похоже то, что ему подсунули. Я вспомнила, что такое же подозрение у меня вызывал сладкий картофель в сахаре, которым принято угощать друг друга на День благодарения. В самом деле, кому придет в голову подавать овощи с зефиром? Разве можно смешать лакричные конфетки со спаржей или "желейные бобы" с брюссельской капустой? Одна мысль об этом заставила меня поморщиться.

Джоуна философски кивнул и налег на салат. Видимо, решил, что это по крайней мере не хуже того дерьма, которым пичкала его Камилла. Воображение тут же услужливо нарисовало мне нескончаемые подносы с лоточками мороженого тунца и картофельными чипсами, с расфасованными кружочками моркови и фасолью. Бьюсь об заклад, она оставила ему дюжину коробок с консервированным фруктовым компотом. Я поймала на себе вопросительный взгляд Робба.

– Что случилось? – спросил он. – Почему вы так смотрите?

Я передернула плечами:

– Супружеская жизнь – это загадка.

– Согласен, – сказал он. – Между прочим, как продвигается ваше дело?

– Как вам сказать? Держу нос по ветру. В данный момент меня интересуют обстоятельства одного убийства. На той же неделе, когда исчезла Элейн Болдт, была убита ее соседка.

– Вот так история. А какая связь?

– Пока не знаю. Может статься, и никакой. Просто последовательность событий показалась мне странной: сначала убивают Марти Грайс, а каких-нибудь пару дней спустя исчезает Элейн Болдт.

– Опознание проводили?

– Кого? Марти? Понятия не имею. Здесь у Долана настоящий запор. Молчит как рыба.

– Почему бы вам не взглянуть в досье?

– Бросьте. Он ни за что не разрешит.

– А вы его и не спрашивайте. Спросите меня. Я могу сделать копии, если вы скажете, что вам нужно.

– Джоуна, он вас уволит в два счета. Не видать вам этого места как собственных ушей. Будете до конца жизни обувью торговать вразнос.

– А почему вы думаете, что он узнает?

– Вам его не провести. Он знает все.

– Вздор. Картотека хранится в отделе дознаний. Уверен, у него есть копия досье, так что оригинал ему совершенно ни к чему. Я просто подожду, пока он уйдет, сниму ксерокопию и верну оригинал на место.

– Я думала, документы положено заказывать.

Джоуна воззрился на меня так, словно вдруг увидел человека, который ни разу в жизни не парковал машину в неположенном месте. В самом деле, я, которая могла – при необходимости – врать без зазрения совести, испытывала необъяснимую, тревогу, когда случалось нарушать правила дорожного движения или задерживать библиотечную книгу. Мне было как-то неловко злоупотреблять доверием общества. Нет, я могу, если потребуется, незаконно проникнуть в чужую квартиру, но только если уверена, что меня не сцапают. Словом, при одной мысли о том, чтобы выкрасть полицейские документы, внутри у меня все сжалось, словно мне должны сделать укол против столбняка.

– Что вы, что вы? – залепетала я. – Вам нельзя этого делать.

– Что значит нельзя? Вот именно, что можно. Что вы хотите увидеть? Результаты вскрытия? Отчет с места происшествия? Протоколы допросов? Данные экспертизы?

– Хорошо бы. Конечно, это бы мне помогло...

Я подняла голову и увидела, что Роза ждет, чтобы забрать пустые тарелки.

– Послушайте, я бы никогда не попросила вас об этом... – виновато произнесла я, когда Роза ушла.

– Вы и не просили – я сам вызвался. Ну-ну, не трусьте. Когда-нибудь вы тоже можете оказать мне услугу.

– Джоуна, но Долан же настоящий псих, когда дело касается утечки служебной информации. Вы же его знаете. Не стоит так рисковать.

– Не волнуйтесь. Детективы, расследующие убийства, иногда сущее дерьмо. Вы же не собираетесь развалить его дело. Да и дела-то у него скорее всего никакого нет. Так что не о чем беспокоиться.

* * *

После ужина Джоуна проводил меня до дома. Было еще только четверть девятого, но мне хотелось поработать, да и он не очень настаивал на том, чтобы продолжить общение в более интимной обстановке. Когда стих звук его шагов, я погасила свет за дверью, села за стол и занялась карточками.

Я прикрепила их на доске, расположенной над столом, и – в надежде на внезапное озарение – принялась неторопливо перечитывать свои записи. Мое внимание привлекла одна любопытная деталь. Со времени первого осмотра квартиры Элейн я была весьма дотошна во всем, что касалось мелочей. У меня вообще такая привычка – вроде игры на проверку памяти. Так вот, в шкафчике на кухне Элейн держала какой-то кошачий корм – так было отмечено в одной из карточек. Что-то здесь не складывалось.

А где же кошка?

12

На другой день в девять утра я отправилась на Виа-Мадрина. Тилли на звонок не ответила, и я стала просматривать фамилии жильцов. Напротив десятого номера – то есть по соседству с Элейн – значился некий У-м Гувер. Я позвонила ему.

В динамике послышался легкий треск и мужской голос спросил:

– Да?

– Мистер Гувер? Меня зовут Кинси Милхоун. Я частный детектив, живу здесь, в Санта-Терезе. Я занимаюсь поисками Элейн Болдт. Не возражаете, если задам вам несколько вопросов?

– Вы хотите сказать, прямо сейчас?

– Ну да, если можно. Я хотела поговорить с вашей управляющей, но ее нет дома.

Послышался приглушенный разговор, затем гудок; щелкнул замок, из чего я заключила, что меня приглашают войти. Я бросилась к двери, пока та снова не закрылась. Поднявшись на второй этаж, увидела, что десятая квартира находится как раз напротив лифта. Гувер – босой, в синем потрепанном махровом халате, довольно коротком, – поджидал меня в коридоре. Тридцать четыре, может, тридцать пять, – прикинула я на глаз его возраст. Он был невысокого росточка – где-то пять футов шесть дюймов, со стройными, в меру волосатыми, жилистыми ногами. Темные волосы взъерошены, и вид человека, который два дня не брился. Припухшие от сна глаза.

– Бог мой, кажется, я вас разбудила, – виновато пролепетала я. – Простите, я не хотела.

– Нет, нет, я уже встал. – Он пригладил ладонью волосы, почесал затылок и зевнул. Я стиснула зубы, едва удержавшись, чтобы не сделать то же самое. Он прошел в квартиру, я – за ним.

– Я поставил кофе. Через минуту будет готов. Проходите, садитесь. – Голос у него был слабый и какой-то пронзительный.

Он указал направо, где была кухня. Его жилище являло собой зеркальное отражение квартиры Элейн, и я подумала, что спальни у них должны иметь общую стену. Я заглянула в гостиную. Как и из квартиры Элейн, отсюда была видна лестница, а окна выходили на участок Грайсов. Только из комнаты Элейн была видна и улица, а отсюда – лишь силуэт далеких гор, частично скрытый от взора рядами пиний, росших по Виа-Мадрина.

Гувер поправил свой коротенький халатик и сел на кухонный стул, скрестив ноги и показав красивые коленки.

– Простите, как, вы сказали, ваше имя? – спросил он. – Я еще туго соображаю.

– Кинси Милхоун, – сказала я. К разливавшемуся по кухне аромату свежего кофе примешивался запах нечищеных зубов. Его – не моих. Он закурил тонкую коричневую сигарету – может, надеялся перебить свой несвежий утренний дух еще более мерзким? У него были блеклые, цвета некрепкого табака, глаза, редкие брови и худощавое лицо. Он разглядывал меня скучающим взглядом удава, занятого перевариванием сурка, которым только что позавтракал. Кофеварка, издав последний "бульк", отключилась. Гувер достал две большие сине-белые кружки. На одной были изображены два кролика в момент случки. На другой – слоны за тем же занятием. Я отвела взгляд. Меня всегда мучил один вопрос: как спаривались динозавры, особенно эти великаны с огромными шипами? Кто-то сказал мне, что они делали это в воде – там, дескать, на них не так давил собственный вес. Но почему-то не верилось, что динозавры с их крохотными головками настолько сообразительны. Я стряхнула с себя задумчивость.

– А как вас зовут? Уильям или Билл?

– Уим. – Он вытащил из холодильника пакет молока и достал ложку для сахара. Я добавила себе в кружку молока. Гувер положил себе две ложки сахара – с верхом.

– Хочу набрать немного веса, – пояснил он, поймав мой взгляд. – Знаю, сахар вреден для зубов, но по утрам я готовлю себе белковый коктейль – знаете? – с яйцом, бананом и зародышевыми пшеничными хлопьями. – Он поморщился. – Во рту остается отвратительный привкус. К тому же я не могу заставить себя поесть раньше двух дня. Видно, суждено умереть тощим. Короче говоря, именно поэтому я и пью сладкий кофе. Может, что-нибудь да поможет. Вы, я смотрю, тоже ожирением не страдаете.

– Я каждый день бегаю, а кроме того, просто забываю поесть. – Я отхлебнула кофе и почувствовала легкий привкус мяты. Вкусно, ничего не скажешь. – Вы хорошо знаете Элейн? – спросила я после небольшой паузы.

– Разговариваем, когда встречаемся в коридоре, – сказал Гувер. – Мы с ней старые соседи. А что вам от нее нужно, если не секрет? Не платит по счетам?

Я вкратце рассказала о ее исчезновении, добавив, что история эта довольно темная, хотя пока ничего страшного и не произошло.

– Не скажете, когда вы последний раз ее видели?

– Что-то не припомню. До ее отъезда. Кажется, на Рождество. Нет, постойте. Я точно видел ее в канун Нового года. Она еще сказала, что будет дома.

– А вы не знаете, не было ли у нее кошки?

– Ну да, конечно. Великолепное животное. Серый персидский кот внушительных размеров, по кличке Мингус. На самом деле это был мой кот, но меня практически не бывало дома, и я отдал его ей, чтобы он не скучал. Тогда он был еще совсем маленьким котенком. Мне и в голову не могло прийти, что из него вырастет такое сокровище, – иначе ни за что бы с ним не расстался. Теперь уже поздно рвать на себе волосы. Уговор есть уговор.

– А что был за уговор?

Он равнодушно пожал плечами:

– Я заставил ее поклясться, что она не поменяет ему имя. Чарли Мингус. В честь джазового пианиста. И еще она пообещала, что никогда не будет оставлять его одного, – а иначе какой смысл его отдавать? С таким же успехом он мог бы жить и у меня.

Уим облокотился на стол и – как мне показалось – не без осторожности затянулся от коричневой сигаретки. Откуда-то из глубины квартиры доносился шум включенного душа.

– Она каждый год возила его с собой во Флориду?

– Конечно. Иногда даже брала с собой в салон, если в самолете были свободные места. Она говорила, что Мингусу там нравится, он чувствует себя хозяином. – Гувер взял со стола салфетку и сложил ее вдвое.

– Странно, что его нигде нет.

– Должно быть, он с ней – где бы она ни была.

– Вы не говорили с ней после этого убийства, которое произошло в соседнем доме?

Покачав головой, Уим аккуратно стряхнул пепел в сложенную пополам салфетку.

– Я разговаривал только с полицией – вернее, они разговаривали со мной. Окна моей гостиной выходят прямо на этот самый дом, и они спрашивали, не видел ли я чего. Ничего я не видел. Большего мерзавца, чем этот детектив, я в жизни не встречал. Мне не понравился его гонор. Налить вам горячего?

Он встал и взял кофейник.

Я кивнула, и он долил в обе кружки. Звук воды в душе внезапно оборвался, и я видела, что для Уима это обстоятельство не осталось незамеченным. Он подошел к раковине, потушил сигарету, сунув ее под кран, и выбросил окурок в корзину для мусора. Затем взял сковородку и достал из холодильника упаковку нарезанного ломтиками бекона.

– Я бы предложил вам позавтракать, да у меня туго с провизией – разве что составите мне компанию и выпьете белковый коктейль? Через минуту будет готов – как мне это ни противно. А это, – он кивнул на сковородку, – я делаю для моего друга.

– Мне все равно надо идти, – сказала я, вставая со стула.

Он нетерпеливо замахал руками:

– Сидите, сидите. Допейте хотя бы кофе. Коль уж вы пришли, спрашивайте, что хотите.

– Тогда вот еще что. Обращалась ли Элейн к ветеринару?

Уим зажег газ и выложил на сковородку три ломтика бекона. Некоторое время он стоял молча, склонившись над плитой и задумчиво глядя на синее пламя конфорки. Затем одернул полы халата и сказал:

– За углом на Серената-стрит есть ветеринарная клиника. Элейн носила туда Мингуса в такой специальной клетке. При этом он истошно вопил – словно койот. Он терпеть не мог врачей.

– А вы не знаете, где могла бы быть Элейн?

– А как насчет ее сестры? Может, она поехала к ней в Лос-Анджелес?

– Как раз ее сестра первой и обратилась ко мне, – сказала я. – Они с Элейн не виделись уже несколько лет.

Уйм вскинул голову и захохотал:

– Что за бред! Кто это вам сказал? Да я своими глазами видел ее. Где-то полгода назад.

– Вы знаете Беверли?

– Разумеется. – Он взял вилку и перевернул бекон, затем подошел к холодильнику и извлек оттуда три яйца. От голода у меня засосало под ложечкой. – Она года на четыре моложе Элейн, – беззаботно продолжал Уйм. – Такая бойкая дамочка с черными волосами и превосходной кожей. – Он вопросительно взглянул на меня. – Сходится?

– Похоже, ко мне приходила именно эта женщина, – сказала я. – Только у меня в голове не укладывается, зачем ей потребовалось врать.

– Я, кажется, догадываюсь. – Уйм вытащил бумажное полотенце и, свернув его, положил возле сковородки. – Понимаете, во время рождественских каникул у них произошла безобразная сцена. Видно, Беверли не хотелось выносить сор. Они буквально визжали, чем-то швыряли друг в друга и хлопали дверьми. Боже мой! А как они ругались! Это был поток непристойностей. У меня и в мыслях не было, что Элейн способна так сквернословить – хотя справедливости ради должен сказать, что сестрица ее выражалась еще похлеще.

– Из-за чего они поссорились?

– Из-за мужчины, разумеется. Из-за чего мы все поднимаем шум?

– Что за мужчина, не знаете?

– Нет. Откровенно говоря, подозреваю, что Элейн принадлежит к тем женщинам, которых вполне устраивает их вдовья доля – хоть они и помалкивают об этом. У Элейн есть деньги, никто не путается под ногами – что еще нужно? Зачем обременять себя какими-то связями, обещаниями? Ей и одной неплохо.

– В таком случае зачем ей было ругаться с Беверли?

– А кто ее знает? Может, они так развлекались.

Я допила кофе и встала:

– Пожалуй, мне пора. Не буду портить вам завтрак. Ваш телефон есть в справочнике? На всякий случай.

– Конечно. Кстати, я работаю... в отеле "Эджвуд" в баре. Знаете, неподалеку от пляжа?

– Да, я слышала... хотя мне это место не по карману.

– Заходите как-нибудь. Я там каждый вечер с шести до закрытия, кроме понедельника. Принесу вам что-нибудь выпить. За мой счет.

– Спасибо, Уйм. Как-нибудь загляну. Я вам очень признательна. Кофе был чудесный.

– В любое время.

Направляясь к выходу, я краем глаза заметила того, кому Уйм готовил завтрак. Он словно сошел со страницы "Джентльменз куотерли": похотливые глазки, безукоризненная линия подбородка, наброшенный на спину итальянский кашемировый свитер с небрежно завязанными узлом на груди рукавами.

На кухне Уйм начал что-то напевать, кажется, это была песенка "Мужчина, которого люблю". В этот момент голос у него был в точности как у Марлен Дитрих.

* * *

Внизу я столкнулась с Тилли, которая толкала перед собой проволочную тележку, набитую пакетами и свертками.

– Похоже, теперь я хожу в магазин два раза в день, – сказала она. – Вы меня ищете?

– Да, но пока вас не было, я заглянула к Уйму Гуверу. Я и не знала, что у Элейн Болдт есть кот.

– О-о, Мингус у нее уже давным-давно. Не понимаю, как это я забыла вам сказать. Интересно, куда он-то подевался?

– Вы говорили, что, когда она вышла к такси, в руках у нее был какой-то багаж? Может, там была и клетка Мингуса?

– Должно быть. Это было что-то большое, а Элейн всегда берет кота с собой. Значит, он тоже пропал? Вы это хотите сказать?

– Вполне вероятно, хотя пока трудно сказать что-нибудь определенное. Жаль, он не страдал какой-нибудь редкой кошачьей болезнью – тогда можно было бы вычислить его через ветлечебницы.

Тилли покачала головой:

– Боюсь, здесь я вам ничем не могу помочь. Кажется, он был в добром здравии. Его было бы легко узнать. Крупный серый красавец с роскошной шерстью. Весит, должно быть, фунтов двадцать.

– У него имелась родословная?

– Нет. К тому же она его еще котенком кастрировала, так что для разведения его не использовали.

– Что ж, – вздохнула я, – видно, придется наводить справки и о нем тоже. Все равно пока никакой зацепки. Вы были вчера в полиции?

– О да. Сказала – мы считаем, что эта женщина, возможно, похитила счета Элейн. На меня посмотрели так, словно я выжила из ума, но все-таки записали.

– Да, знаете, что мне сказал Уйм? Он утверждает, что Беверли, сестра Элейн, была здесь на Рождество и между ними произошла крупная ссора. Вам об этом известно?

– Нет, я ничего не знаю, и Элейн ничего не рассказывала, – засуетилась Тилли. – Кинси, мне надо идти, а то у меня здесь фруктовое мороженое – если я срочно не суну его в холодильник, оно все растает.

– Хорошо, может, я свяжусь с вами позже, если понадобится. Спасибо, Тилли.

Тилли, толкая перед собой тележку, пошла по коридору. Я вернулась к машине и уже открыла ее, когда внимание мое снова привлекло полуобгоревшее строение – место убийства Марти Грайс. Действуя почти инстинктивно, я захлопнула дверцу и поспешила к дому Снайдеров. Должно быть, хозяин увидел меня в окно, потому что, не успела я поднять руку, чтобы постучать, дверь передо мной отворилась, и он вышел на крыльцо.

– Я видел, как вы идете по дорожке. Это вы были здесь вчера, – сказал он. – Только вот запамятовал ваше имя.

– Кинси Милхоун. Я встречалась с мистером Грайсом у его сестры. Он сказал, что у вас есть ключ от его дома и что я могу все там осмотреть.

– Да, все правильно. Он у меня где-то здесь. – Мистер Снайдер, пошарив по карманам, извлек связку ключей и принялся перебирать их пальцами.

– Вот. – Он снял один из ключей с кольца и протянул мне. – Это от задней двери. Передняя заколочена – ну да вы сами видите. Полиция понаставила кордонов, пока, стало быть, идет следствие.

– Что там, Оррис? С кем это ты разговариваешь? – донеслось из глубины дома.

– Не шуми, старая карга, – буркнул он; подбородок у него мелко трясся. – Ну, мне пора.

– Я занесу ключ, когда закончу, – сказала я, но он, ворча что-то себе под нос, уже ковылял прочь и скорее всего пропустил мои слова мимо ушей. Тут я подумала, что для человека, который – если верить мистеру Снайдеру – "глух как пень", у его жены отменный слух.

Я пересекла заросший плющом двор Снайдеров. Перед домом Грайсов царило запустение, дорожка была завалена мусором. Похоже, с тех пор как уехали пожарные машины, никому и в голову не пришло навести здесь порядок. Оставалось надеяться, что до дома тоже никто не добрался; я скрестила два пальца – на удачу. Миновав створчатую, с висячим замком дверь, которая вела в подвал, я обошла вокруг дома и по разбитым ступенькам поднялась на заднее крыльцо. В верхней половине двери было окошко; мятая, грязная занавеска сбилась, и просматривалась часть кухни.

Я открыла дверь и вошла. В кои-то веки мне повезло. На полу настоящее месиво из штукатурки, шлака и еще какой-то дряни, однако мебель на месте: грязный, вымазанный сажей стол, в беспорядке расставленные стулья. Не закрывая входную дверь, я осмотрелась. На рабочем столике гора тарелок, дверь в клановую открыта, там заставленные консервами полки. Как всегда в подобных ситуациях, мне было немного не по себе.

Стоял тяжелый запах горелого дерева, на всем вокруг лежал густой слой копоти. Стены потемнели от дыма. Я двинулась по коридору, под ногами хрустело битое стекло. Мне показалось, что планировка была такой же, как в доме Снайдеров – я узнала примыкающую к кухне столовую, в которую вела раздвижная дверь. В такой же комнате Оррис Снайдер оборудовал спальню для жены. В конце коридора находился туалет с раковиной. Линолеум вздулся и потрескался, обнажив покрытые черной мастикой доски. Окно в коридоре, выходящее на узкую, разделявшую два дома дорожку, разбито. Как раз напротив было окно той самой спальни, и через него виднелась больничная кровать, стоящая перпендикулярно стене, и на ней – тщедушная фигурка Мэй Снайдер, казавшаяся особенно жалкой под белым стеганым одеялом. Похоже, она спала. Я направилась дальше по коридору в сторону гостиной.

Огонь съел краски, и все теперь выглядело, как на черно-белой фотографии. Обгоревшие дверные косяки и оконные рамы были похожи на растянутые крокодильи шкурки. Следы причиненных огнем разрушений тем больше бросались в глаза, чем ближе я подходила к передней части дома. Дойдя до лестницы в мансарду, увидела обугленные перила, половина ступенек провалилась. При виде висевших клочьями, почерневших обоев в воображении почему-то возник образ старинной карты с указанием места, где зарыты сокровища.

Я ступала с величайшими предосторожностями, боясь оступиться. Рядом с входной дверью на полу зиял зловещий проем. Где-то здесь лежало тело Марти Грайс. Огонь слизал обшивку со стен, обнажив трубы отопления и балки. Некоторые участки пола у двери и дальше по коридору до самой лестницы выгорели особенно сильно – видимо, здесь и была разлита какая-то горючая жидкость. Я перешагнула через проем и заглянула в гостиную. У меня возникло ощущение, будто там поработал дизайнер-авангардист, который для производства мебели применяет исключительно брикеты древесного угля. Обивка и внутренности тахты и двух кресел, расставленных словно для вечеринки, выгорели дотла, немым укором торчали голые пружины. От кофейного столика остался лишь почерневший остов.

Я вернулась к лестнице и начала осторожно подниматься. Наверху в спальне огонь вел себя как-то чудно – пощадив стопку книг в бумажных переплетах, он обратил в головешки стоявшую рядом скамеечку для ног. Кровать аккуратно заправлена, при этом в комнате все залито водой; от ковра исходил запах тления, пахло сырыми обоями, сопревшими одеялами, паленой одеждой и теплоизоляцией, которая клочьями лезла из стен и потолка, где штукатурка обвалилась, а дранка прогорела. На прикроватной тумбочке стояла забранная в рамку со стеклом фотография Леонарда; в углу под рамку был заткнут талон с назначением к дантисту на предмет удаления зубного камня.

Я вытащила талон, чтобы получше разглядеть снимок, и вдруг вспомнила ту фотографию, на которой была запечатлена Марти. Унылая особа: полновата, нелепые, в пластмассовой оправе очки, волосы, уложенные таким образом, что их можно принять за парик. Леонард – по крайней мере в лучшие времена – выглядел куда более привлекательным; это был холеный мужчина с запоминающейся внешностью – благородная проседь в волосах, волевой взгляд. Правда, легкая сутулость наводила на мысль о некоторой слабости характера, склонности к компромиссам. Интересно, имела ли Элейн Болдт виды на этого человека? Может быть, и здесь она стала причиной раздора?

Я поставила фотографию на место и спустилась вниз. В коридоре мое внимание привлекла неплотно закрытая дверь. Я робко толкнула ее. Это был вход в подвал. Мне стало не по себе – там было темно, как в шахте. Проклятие. Я понимала, что в интересах дела придется осмотреть и там. Поморщившись, я пошла к машине за фонарем.

13

Лестница была цела. Видимо, огонь не успел сюда добраться. У меня сложилось впечатление, что наверху пожар возник в результате возгорания какой-то горючей жидкости и причинил лишь поверхностные разрушения. Луч фонарика прорезал тьму и образовал узкую живую дорожку, выхватывая откуда-то из небытия странные предметы, до которых не хотелось дотрагиваться руками. Я очутилась внизу. Потолки были низкие; дом стоял уже более сорока лет, тянуло сыростью, всюду виднелись клочья паутины. Воздух спертый, словно в парнике, но в отличие от последнего здесь все давно вымерло; висел тяжелый запах старого пожарища, запустения и тлена.

Я навела луч фонарика на балочное перекрытие, и мой взгляд наткнулся на дыру в потолке, сквозь которую пробивался дневной свет. Что, если пол прогорел насквозь и тело свалилось в подвал? Я подошла ближе и вытянула шею, чтобы получше рассмотреть отверстие. Мне показалось, что края досок словно спилены. Может, пожарные отправили образцы на экспертизу? Слева я заметила котел отопления – серую приземистую штуковину с расходящимися во все стороны трубами. На земляном полу утрамбованный бетонный щебень; везде какой-то хлам. Под лестницей свалены банки из-под краски и старые оконные рамы, в углу доисторическая оцинкованная раковина, труба у нее проржавела и отвалилась.

Наводя страх на членистоногих обитателей подвала, я старательно заглядывала во все уголки и позже не без гордости вспоминала, какая я добросовестная. Но в тот момент мне не терпелось поскорее выбраться из этого склепа. В пустом доме тебя вечно преследуют странные звуки, так что поневоле начинаешь думать, не притаился ли где-то убийца с топором. Я посветила на дальнюю стену. Там оказались ступеньки, которые вели к двустворчатой дверце, выходящей во двор. Сквозь щели пробивались тонкие полоски света, однако свежий воздух сюда не проникал. Я вспомнила, что снаружи висит замок, но дверь давно рассохлась и выглядела крайне ненадежной. Впрочем, как сообщила Лили Хоуи, грабитель и не пытался взламывать двери. Он просто позвонил. Может, они дрались? Может, он убил ее, потому что запаниковал? Разумеется, убийцей могла оказаться и женщина, особенно учитывая, что орудием убийства послужила бейсбольная бита. После обретения женщинами равноправия они все более искусно обращаются с разного рода спортивным инвентарем, убивая при помощи дисков, копий, ядер, лука и стрел, хоккейных шайб... словом, выбор у них богатый.

Возвращаясь к лестнице, я физически ощущала наваливавшуюся на спину темноту, от которой у меня буквально мороз по коже подирал. Перешагивая через одну ступеньку, я поспешила наверх и тут же ударилась головой о балку, от страха едва не лишившись чувств. Пробормотав проклятие, я кинулась вон из жуткого подземелья, словно за мной гнались, и уже в коридоре вдруг заметила, что по мне ползет какая-то мерзость. Это была всего-навсего сороконожка, но я, исполнив невообразимое па, принялась, точно объятая пламенем, отчаянно махать руками, пытаясь стряхнуть с себя бедную тварь. На что только не пускаешься, чтобы заработать на жизнь, раздраженно подумала я. Вышла во двор, закрыла за собой дверь и присела на крылечке, чтобы немного отдышаться и прийти в себя.

Мне пришло в голову, что будет нелишним осмотреть задний двор. Не знаю, что я рассчитывала там найти, – ведь со дня убийства прошло полгода. Моему взору открылись заросли кустарника, который давно не видел садовых ножниц, и чахлое – видимо, от недостатка влаги – апельсиновое деревце, усыпанное пожухлыми прошлогодними плодами. Сарайчик оказался сборный, из тех, что можно заказать по каталогу "Сирс" и установить где угодно. На двери висел внушительных размеров замок, на вид достаточно надежный. Я подошла к гаражу, чтобы удостовериться. На самом деле это был обычный нарезной замок, который я открыла бы за пару минут. Но у меня не оказалось при себе отмычки, и к тому же нисколько не привлекала идея возиться с замком средь бела дня. Будет лучше вернуться сюда, когда стемнеет – посмотреть, что там держал Грайс или его племянник. Скорее всего ничего, кроме старой садовой мебели, там и не было, но стоило убедиться в этом своими глазами.

Я вернула мистеру Снайдеру ключ и поехала к себе в контору. Почту еще не приносили, на автоответчике тоже ничего не было. Я поставила варить кофе и вышла на балкон. Куда же могла запропаститься Элейн Болдт? И где, черт возьми, ее кот? Я не знала, что и подумать. Я подготовила контракт для Джулии Окснер и сунула в почтовый ящик. Потом налила себе кофе, села за стол и стала крутиться на кресле. Наконец, чтобы как-то отвлечься от нахлынувших сомнений, решила заняться черновой рутиной.

Я позвонила в редакции местных газет Бока-Рейтона и Сарасоты и дала объявления. "Всех, кто что-либо знает о местонахождении Элейн Болдт – белая, возраст 43 года..." и т.д., "...просьба сообщить..." – дальше я прилагала свое имя, адрес, номер телефона, предлагая оплату за междугородный разговор переводить на меня.

Замечательно. Что дальше? Я еще покрутилась на кресле. Из головы у меня не выходила миссис Окснер, и я позвонила ей.

Она явно не торопилась брать трубку.

– Алло?

Ну слава Богу. Голос у нее дрожал. Вместе с тем мне показалось, она была как-то радостно возбуждена, словно, невзирая на свои восемьдесят восемь лет, все время ждала, что ей вот-вот позвонят и сообщат какую-нибудь сногсшибательную новость. Вот бы мне так научиться. Однако в тот момент повода для оптимизма у меня не было.

– Привет, Джулия. Это Кинси из Калифорнии.

– Минуточку, дорогуша, я только убавлю звук. Я как раз смотрела по телевизору свою любимую передачу.

– Хотите, я перезвоню попозже? Я не хотела вам мешать.

– Нет, нет. Мне куда приятнее поговорить с вами. Не кладите трубку.

Я терпеливо ждала; посторонний шум исчез, в трубке было тихо. Джулия, должно быть, бежала со всех ног. Наконец...

– Я оставила только изображение, – произнесла она, не в силах отдышаться. – Хотя с другого конца комнаты все равно ничего не видно. Как вы?

– Совсем замоталась, – ответила я. – Хочу спросить у вас про кота Элейн, Мингуса. Вы не видели его эти полгода?

– Бог мой, нет. Совсем забыла о нем. Раз ее нет, он, должно быть, исчез вместе с ней.

– Похоже на то. Здешняя управляющая говорит, что в тот вечер у Элейн было что-то наподобие клетки для транспортировки кошек, так что если она в самом деле прибыла во Флориду, кот должен быть с ней.

– Готова поклясться – его здесь не было, так же как и ее самой. Но я могу навести справки у местных ветеринаров и в питомниках. Вдруг она по какой-то причине решила его отдать.

– Если вам не трудно. Мы сэкономили бы время. Вряд ли удастся что-то узнать, но по крайней мере наша совесть будет чиста. А я тем временем попробую разыскать такси, на котором Элейн уехала, и выяснить, был ли кот при ней, когда она прибыла в аэропорт. Кстати, Пэт Ашер о нем не упоминала?

– Не припоминаю. Да ее же уже нет, знаете? Собрала пожитки и съехала.

– Что вы говорите! Впрочем, это неудивительно. Только хотелось бы знать – куда. Может, она оставила адрес у Маковски? Я вам перезвоню через день-другой, только сами не вздумайте звонить Пэт. Ей ни к чему знать, что вы имеете какое-то отношение к этому делу. Возможно, вам еще предстоит немного пошпионить, так что не стоит обнаруживать себя раньше времени. А в остальном как у вас дела?

– О, все прекрасно, Кинси. Не волнуйтесь. Ведь вы все равно не собираетесь взять меня в компаньоны после того, как мы обтяпаем это дельце?

– Я подумаю, – ответила я. – Это не самая плохая мысль.

Джулия рассмеялась:

– Хочу почитать Микки Спиллейна – просто чтобы быть в форме. А то, знаете ли, у меня не слишком большой запас ругательств.

– На этот счет можете быть спокойны – моего хватит на двоих. Если что, звоните. Я отправила контракт вам на подпись. Все должно выглядеть законно.

– Правильно сделали, – сказала она и повесила трубку.

* * *

Я оставила свой старенький "фольксваген" на стоянке за офисом и пешком отправилась на Дельгадо-стрит в таксомоторное агентство "Тип-топ", контору которого со всех сторон окружают многочисленные магазинчики и лавчонки, известные тем, что в них никогда не прекращается распродажа. Здесь можно по бросовым ценам купить обувь, мотоцикл или стереосистему для автомобиля или пообедать почти что даром; там и сям мелькают вывески салонов красоты и фотомастерских. Место не из приятных. По улице с односторонним движением каждый норовит проехать в запрещенном направлении. Поставить машину практически некуда. В самом здании облупившаяся краска на стенах и протертые до дыр ковры; видимо, хозяин не дерет с обитателей три шкуры, а по этой причине и особых удобств предложить не может.

Агентство "Тип-топ" находилось между магазином поношенной одежды гуманитарного благотворительного общества и универсамом "Богатырь", на витрине которого демонстрировались костюмы, видимо, предназначенные для энтузиастов, сидящих на стероидных препаратах. Контора агентства представляла собой длинное и узкое помещение, разделенное пополам фанерной перегородкой с врезанной дверью. Меблирована на манер детского убежища: стол с одной короткой ножкой и два дивана вообще без ножек; к стене скотчем приклеены графики и объявления; в углу куча мусора; у входной двери свалены старые журналы "Роуд энд трэк". У дальней стены автомобильное кресло с драной и заклеенной старым пластырем светло-коричневой обивкой. Диспетчер сидел, неловко притулившись на табурете и облокотившись на стол, который более смахивал на верстак из-за обилия на нем всякой всячины. Это был молодой человек лет двадцати пяти с черными курчавыми волосами и тонкими темными усиками, в летних брюках из твида и светло-синей майке с выцветшей переводной картинкой на груди. На голове у него был козырек, отчего волосы с одной стороны неестественно топорщились. Из коротковолнового передатчика донеслись пронзительные нечленораздельные звуки, и диспетчер схватил микрофон.

– Семь-ноль, – сказал он, впившись взглядом в карту города, прикрепленную на стене над столом, на котором среди прочего я успела разглядеть забитую до краев окурками пепельницу, пузырек с аспирином, картонный календарь из церкви Скорбящей Богоматери, ремень вентилятора, пакетики с кетчупом и лист бумаги с написанным от руки крупными буквами текстом: "Кто-нибудь видел мой красный фонарик?" На стене висел адресный список клиентов, уличенных в том, что они расплачивались фальшивыми чеками или вызывали несколько машин сразу, чтобы посмотреть, какая подойдет первой.

Радио снова ожило, и диспетчер передвинул круглый магнит из одной части карты в другую. Он точно играл сам с собой в какую-то игру.

Заметив меня, он, не вставая с места, развернулся:

– Слушаю, мэм.

Я протянула ему руку:

– Меня зовут Кинси Милхоун.

Мое предложение поздороваться за руку, казалось, немного шокировало его, однако он тут же опомнился и чинно представился:

– Рон Коучелло.

Я достала бумажник и предъявила свое удостоверение.

– Хотела узнать, не могли бы вы навести кое-какие справки для меня.

У него были темные, почти черные, глаза; по его смышленому взгляду я поняла, что он может навести любые справки – если, конечно, захочет.

– На какой предмет? – спросил он.

Я сжато, в лучших традициях "Ридерз дайджест", изложила версию случившегося, указав местный адрес Элейн Болдт и примерное время прибытия такси.

– Если бы вам удалось найти записи за девятое января этого года и выяснить, принимало ли ваше агентство этот заказ, я была бы вам крайне признательна. Возможно, это была другая фирма – "Сити кеб" или "Грин страйп". Мне бы хотелось найти водителя и задать ему несколько вопросов. Рон пожал плечами:

– Пожалуйста. Только мне потребуется какое-то время. Эта макулатура у меня дома. Давайте я вам позвоню – а лучше перезвоните-ка вы мне, идет?

Зазвонил телефон, он поднял трубку и, приняв очередной заказ, взял микрофон и нажал кнопку.

– Шесть-восемь, – произнес он и со скучающим видом уставился в потолок. Передатчик что-то проскрежетал в ответ, диспетчер скороговоркой выпалил: – Четыре-ноль-два-девять "Орион", – и отключился.

Я дала ему свою визитку. Рон посмотрел на меня с нескрываемым любопытством, как будто впервые встретил женщину, у которой имеются визитные карточки. Тут передатчик снова затрещал, и он вцепился в микрофон. Я кивнула, и он рассеянно махнул мне рукой.

Я зашла в два других таксомоторных агентства, которые, на счастье, располагались неподалеку. Еще дважды оттарабанив ту же историю, я почувствовала, что у меня вот-вот отвалится язык.

Прибыв к себе в офис, я включила автоответчик; пока меня не было, звонил Джоуна Робб.

– Э-э, Кинси. Это Джоуна Робб из полиции по поводу того... э-э... вопроса, который мы обсуждали. Не могли бы вы перезвонить мне где-нибудь... э-э... днем, мы бы договорились о встрече. Сейчас двенадцать десять, пятница. Пока. Спасибо.

Он оставил номер полиции и добавочный – в отдел пропавших без вести.

Я позвонила, представившись, как только он взял трубку:

– Насколько я поняла, у вас имеется для меня какая-то информация.

– Точно, – сказал он. – Может, заедете ко мне вечерком?

– Охотно, – ответила я, и мы договорились на 8.15 вечера, после ужина. Я подумала, что на данной стадии рановато устраивать приятельские посиделки, и, поблагодарив его, повесила трубку.

Я решительно не знала, чем заняться, поэтому отправилась домой. Было только двадцать минут второго, и поскольку ничем особенным по работе в тот день не отличилась, решила посвятить себя дому. Вымыла валявшиеся в раковине чашку, блюдце и тарелку и поставила в сушилку, загрузила стиральную машину грязными полотенцами, вычистила ванну и раковину, вынесла мусор и взялась за пылесос. Время от времени я затеваю генеральную уборку, двигаю мебель, чтобы нигде не осталось ни пылинки, но в тот день лишь пару раз прошлась с пылесосом – меня ничуть не тяготил висевший в моем жилище странный запах не то машинного масла, не то слежавшейся пыли. Вообще-то я люблю чистоту. Когда живешь один, то либо зарастаешь грязью, либо привыкаешь изредка прибираться. Я предпочитаю последнее. Ничто так не угнетает, как возвращение после тяжелого дня в свинарник.

Переодевшись в спортивный костюм, я пробежала три мили. Это был один из тех редких дней, когда бег доставлял мне необъяснимое удовольствие.

Вернувшись домой, приняла душ, вымыла голову, немного вздремнула, оделась, сбегала в магазин и засела за карточки с бокалом белого столового вина и бутербродом с яйцом, обильно сдобренным майонезом "Бэст фуд". Чертовски вкусно!

В восемь вечера, взяв пиджак, сумочку и отмычку, я села в машину и поехала на Прибрежный бульвар, который протянулся параллельно пляжу. Повернула направо. Джоуна жил в отдаленном микрорайоне, примерно в миле от Примавера. Я миновала пристань для яхт, и слева открылся Людлов-Бич. Даже в сгущавшихся сумерках я отчетливо увидела тот самый мусорный бак, в котором двумя неделями раньше меня едва не настигла смерть. Интересно, сколько еще времени пройдет, прежде чем я перестану невольно поворачивать голову налево, чтобы хоть краем глаза увидеть то место, где чудом осталась жива. На пляже догорали блики заката; серебристо-серое небо прочерчивали бледно-розовые и лиловые полосы, которые ближе к горам сгущались, превращаясь в пурпурные. Поднимавшиеся из океанской глади мелкие острова, казалось, притягивали последние солнечные лучи, которые, точно золотые ручейки, впадали в волшебное озеро живого горячего света.

Дорога пошла в гору, вдоль прибрежного парка, затем я повернула, очутившись в лабиринте улочек по правую сторону бульвара. Близость Тихого океана означала холодные туманы и едкий, насыщенный солью воздух – знания, усвоенные еще в начальной школе. Район был далеко не самый фешенебельный, но Джоуна на свое жалованье полицейского содержал семью, так что, видимо, ему приходилось с этим мириться.

Найдя нужный номер, я подъехала к дому. Чистенький, ухоженный двор, на крыльце горит фонарь. Выкрашенный серовато-голубой краской, с синими наличниками, дом походил на ранчо. Должно быть, три спальни и внутренний дворик. Я позвонила. Джоуна не заставил себя ждать. Он был в джинсах и рубашке от Л.Л. Бина из плотной оксфордской ткани в узкую розовую полоску. В руке Джоуна держал бутылку пива и, взглянув на часы, жестом пригласил меня в дом.

– Однако вы чертовски пунктуальны, – заметил он.

– Это не так уж далеко. Я ведь живу как раз под горой.

– Знаю. Давайте ваши вещи.

Я протянула ему пиджак и сумочку, которые он не церемонясь бросил на кресло.

С минуту мы оба пребывали в замешательстве, не представляя, о чем говорить. Джоуна поднес бутылку ко рту. Я сунула руки в задние карманы, точно не знала, куда их деть. Интересно, почему в такие моменты чувствуешь себя ужасно неловко? Это похоже на свидания двух школьников, которых чья-то мамаша подвозит до кинотеатра, и никто не знает, как себя вести.

Я огляделась:

– Хороший дом.

– Идемте. Сейчас все вам покажу.

Я покорно поплелась за ним. На ходу он рассказывал, обращаясь ко мне через плечо:

– Когда мы въехали, здесь творилось нечто невообразимое. Дом снимали какие-то извращенцы из тех, у кого в кладовке живет хорек и которые никогда не сливают воду в унитазе, потому что это противоречит их религиозным убеждениям. Вы, должно быть, встречали этих типов в городе. Ходят босиком, на голове – красные или желтые тряпки, словно сошли со страниц Ветхого Завета. Хозяин говорил, они практически никогда не платили аренду, но каждый раз, когда он напоминал им об этом, брали его за руку, проникновенно заглядывали в глаза и что-то бубнили. Хотите вина? Я купил для вас – с настоящей пробкой, без дураков.

– Весьма польщена, – с улыбкой произнесла я.

Мы прошествовали на кухню, где Джоуна откупорил бутылку вина и налил мне в бокал, на донышке которого я увидела еще свежий ценник. Проследив за моим взглядом, Джоуна смущенно улыбнулся.

– Пришлось купить, – объяснил он. – У меня ведь были только пластмассовые стаканчики. Дети пили из них, когда играли на заднем дворе. Это моя кухня.

– Я догадалась.

Мне здесь нравилось. Не знаю, что я ожидала увидеть, но кто-то до меня сделал правильный выбор. Во всем чувствовалась любовь к простоте: деревянные, натертые до блеска полы, мебель с прямыми линиями, ровные поверхности. Почему Камилла сбежала отсюда? Чего ей не хватало?

Джоуна провел меня по дому, продемонстрировав три спальни, две ванные комнаты, террасу на крыше и небольшой задний дворик, огороженный заросшей диким виноградом каменной оградой.

– Буду откровенен, – сказал Джоуна. – Когда она уехала, я собрал ее вещи и отдал все Армии спасения. Мне не хотелось, чтобы меня окружали дурацкие побрякушки. В детских я все оставил как есть. Может, она устанет от них, как устала от меня, и они вернутся ко мне. Но ее барахло мне ни к чему. Когда она узнала об этом, то пришла в бешенство – но что я должен был делать? – Он пожал плечами и замолчал.

Только теперь его лицо начало обретать для меня узнаваемые черты. До этого момента я могла бы сказать про него, что он человек по натуре мягкий и добрый. Я обратила внимание на его склонность к полноте и видела, что общаться с ним не только легко, но даже забавно. Он был искренен, и это подкупало. Но помимо этого я подметила в нем черту, которую уже встречала у некоторых полицейских: некую мечтательную самоуверенность – словно он смотрел на мир откуда-то издалека, и ему это нравилось. Камилла – совершенно очевидно – продолжала занимать большое место в его жизни, и каждый раз при упоминании о жене по лицу его пробегала улыбка – не потому, что ему было приятно вспоминать о ней, просто так было проще скрывать свой гнев. Я подумала, что ему не повредило бы общение еще с несколькими женщинами до встречи со мной.

– В чем дело? Почему вы так посмотрели на меня? – спросил он.

Я улыбнулась:

– Осторожно, злая собака.

Но, по правде сказать, сама не была уверена, к кому больше относились мои слова – к нему или ко мне.

Джоуна улыбнулся в ответ, похоже, понял, что я имела в виду.

– У меня все готово. – Он указал на альков в гостиной.

Я села за стол, оказавшись в ярком пятне света и чувствуя себя Гаргантюа с заложенной за воротник салфеткой, вооружившегося ножом и вилкой. Джоуна не только снял ксерокопии документов, но и умудрился сделать дубликаты кое-каких фотографий. Мне не терпелось своими глазами увидеть место преступления.

14

Сначала я бегло просмотрела все документы, чтобы составить общее представление о случившемся, после чего вернулась к деталям, которые показались мне наиболее заслуживающими внимания. Официальная версия – как я ее знала, – так же, как и показания Леонарда Грайса, его сестры Лили, соседей, пожарного инспектора, а также полицейского, который первым прибыл на место преступления, более или менее совпадала с тем, что я уже слышала. Грайсы, как и всегда по вторникам, планировали отправиться на традиционный ужин с сестрой Леонарда, миссис Хоуи. Однако Марти неважно себя чувствовала и в последний момент решила остаться дома. Леонард и Лили пошли без нее; они вернулись домой к миссис Хоуи около девяти вечера и тогда же позвонили Марти, чтобы она не беспокоилась. С ней говорили оба – и мистер Грайс, и его сестра. Марти прервала разговор, так как услышала, что в дверь к ней постучали. По словам Леонарда и Лили, они выпили по чашке кофе, около десяти часов он вышел от сестры и примерно в 22.20 прибыл к себе на Виа-Мадрина и увидел, что дом его горит. К тому времени пожарные уже сбили огонь, из частично сгоревшего строения извлекли тело Марти. При виде жены Леонард рухнул без чувств, и "неотложка" оказала ему первую помощь. Дым заметила Тилли Алберг, которая и подняла тревогу без пяти десять. Через считанные минуты прибыли две бригады пожарных, однако огонь был таким, что проникнуть в дом через переднюю дверь не представлялось возможным. Пожарные вошли с заднего крыльца. Им потребовалось около тридцати минут, чтобы ликвидировать пожар. Тело, обнаруженное в передней, переправили в морг.

Опознание провели на основании предоставленных местным дантистом рентгеновских снимков зубов Марти, а также на основании анализа содержимого желудка. Видимо, в ходе телефонного разговора с Леонардом она упомянула, что приготовила себе суп из консервированных томатов и сандвич с тунцом. Пустые консервные банки найдены на кухне в мусорном ведре. Было установлено, что смерть наступила в промежутке между телефонным разговором и прибытием пожарных.

Заключение патологоанатомической экспертизы пестрело специальными терминами. Угольная пыль в дыхательных путях или в легких отсутствовала; в крови и тканях не обнаружено следов отравления угарным газом. Отсюда следовало, что к тому времени, когда начался пожар, Марти была уже мертва. В ходе дополнительных лабораторных анализов в организме не было обнаружено алкоголя, хлороформа, наркотических препаратов или ядов. Причину смерти отнесли на счет множественных переломов черепа, явившихся следствием ударов, нанесенных каким-то тупым предметом. Характер ранений позволял говорить об объекте толщиной четыре-пять дюймов. Патологоанатом предположил, что орудием убийства послужила бейсбольная бита или какая-то дубинка, возможно, металлическая, и что требовалась недюжинная сила, чтобы нанести такие удары. Орудие убийства не нашли. Конечно, им могла быть и деревянная доска, которая затем сгорела в огне, однако ничто не указывало в пользу такого предположения.

Пожарные эксперты единодушно склонялись к версии о поджоге. В ходе лабораторных анализов подтвердился факт использования керосина, на что указывали и выгоревшие доски. Эксперты, так же, как позже и я, обратили внимание на обуглившиеся участки пола, где была разлита горючая жидкость. С помощью сложных методик были установлены как место первичного возгорания, так и маршрут распространения огня. Леонард Грайс показал, что хранил в подвале небольшой запас керосина – для двух ламп и керосиновой плитки, которую они с Марти время от времени брали на пикник. Таким образом вопрос: откуда у убийцы оказался керосин? – отпадал. Скорее всего преступник пришел, имея орудие убийства при себе, однако вряд ли в его первоначальные планы входил поджог. Видимо, эта мысль появилась позже, экспромтом, когда он решил замести следы. Одно обстоятельство представлялось очевидным: о том, что Марти осталась дома, похоже, никто не знал, поэтому трудно было поверить в версию о предумышленном убийстве.

Не было никаких улик, которые указывали бы на то, что для поджога использовался некий механизм замедленного действия и что, следовательно, пожар мог устроить сам Леонард Грайс. Подозрения против племянника Грайса, Майка, также отпали. В критический отрезок времени, когда, по мнению экспертов, и возник пожар, несколько незаинтересованных свидетелей видели Майка в центре Санта-Терезы в местном притоне, который называется "Часовой механизм". Других подозреваемых или свидетелей не было. Материальные улики, включая отпечатки пальцев, уничтожил огонь. В списке лиц, подлежащих допросу, значилось имя Элейн Болдт; отмечалось, что пятого января лейтенант Долан разговаривал с ней по телефону и что десятого она должна была прибыть в полицию – однако так и не появилась. По имевшейся у меня информации накануне вечером она улетела во Флориду.

Одно место отпечатанного на машинке полицейского протокола показалось мне особенно любопытным. Как следовало из показаний служащей, которая в день убийства дежурила в полицейском участке, в 21.06 она приняла странный телефонный звонок. Вполне возможно, это была Марти Грайс. Звонила женщина, она была в панике и успела лишь выкрикнуть просьбу о помощи, после чего связь оборвалась. Будь это служба спасения, можно было бы установить адрес. Однако почему-то позвонили именно в полицию. Дежурная оставила соответствующую запись, а когда стало известно об убийстве, сообщила о звонке лейтенанту Долану. Он спросил об этом Грайса. Если это была Марти, то почему она позвонила именно в полицию, а не в службу спасения? Леонард объяснил, что у их автоответчика есть функция мгновенного набора определенных абонентов и Марти ввела туда номера полиции и пожарной части. Автоответчик нашли; он стоял на столике в конце коридора и оказался неповрежденным. Указанные номера были аккуратно вписаны в специальные графы. Похоже, Марти почувствовала неладное и хотела поднять тревогу, но не успела. Если звонила действительно она, то время смерти можно считать установленным – 21.06 или чуть позже.

Я еще лелеяла надежду, что Леонард все же причастен к убийству. В конце концов, по моим данным, его алиби основывалось лишь на показаниях Лили Хоуи, его сестры. Можно было предположить, что он вернулся домой раньше, убил Марти, поджег дом, после чего затаился неподалеку, чтобы появиться в нужное время. Если Леонард действовал в сговоре с сестрой, естественно, оба будут твердить, что он находился у нее. Однако моя версия рассыпалась в прах, как только мне на глаза попалась запись беседы Долана с соседями Лили, супругами, которые как раз в девять вечера зашли, чтобы вручить ей подарок. Оба – и муж, и жена – независимо друг от друга заявили, что Леонард был там и ушел около десяти. Они запомнили время, так как уговаривали его остаться и посмотреть телевизионную передачу, которая начиналась в десять часов. Выяснилось, что это повтор, и, поскольку Леонарду не терпелось вернуться к жене, он ушел.

Проклятие.

Странно, почему это обстоятельство так меня злило, спрашивала я себя. Видимо, потому, что втайне надеялась: Леонард в чем-нибудь да виновен. В убийстве, в заговоре с целью убийства, в соучастии в убийстве. Мне нравилась эта версия, она была очень удобна хотя бы потому, что вписывалась в общестатистическую картину. В Калифорнии ежегодно свыше трех тысяч человек становятся жертвами убийства. Две трети из них – это те, кто пал от рук друзей, знакомых или родственников. Невольно задаешься вопросом: а не лучше ли в этом штате быть круглым сиротой? В том смысле, если где-то случается убийство, то в нем зачастую замешаны близкие покойного.

Словом, идея меня привлекала и отказаться от нее было нелегко. Может быть, Грайс нанял киллера? Возможно, конечно, хотя непонятно, что он выигрывал с ее смертью. Тем не менее полиция – не одни же там безмозглые шуты – проверила и эту версию, однако ничего не нашла. Никаких неизвестно откуда взявшихся денег, никаких встреч с сомнительными личностями, никакого очевидного мотива или видимой выгоды – ничего.

Я возвращалась к тому, с чего все началось – к загадочному исчезновению Элейн Болдт. Могла ли она быть причастна к убийству Марти Грайс? Исходя из того, что я о ней знала, в это оказалось трудно поверить. Не было решительно никаких оснований подозревать ее в любовной – или какой-либо иной – связи с Леонардом. Всего-навсего случайные партнеры по бриджу. Не думаю, что Марти убили из-за того, что она испортила кому-то малый шлем. Правда, от этих фанатиков бриджа можно ждать чего угодно. Уйм Гувер упомянул, что на Рождество Элейн и Беверли крупно повздорили – якобы не поделили мужчину, – но я не могла представить, чтобы они могли сцепиться из-за Леонарда Грайса. Меня снова мучил вопрос: а вдруг Элейн что-то знала – или видела – и решила убраться подальше из города, чтобы избежать встречи с полицией?

Я обратилась к фотографиям, уговаривая себя, что не стоит принимать увиденное близко к сердцу. Мне необходимо было увидеть все воочию, и я не имела права давать волю эмоциям. У насильственной смерти отвратительное лицо, и в первый момент мне всегда хотелось отвернуться, чтобы не видеть этого кошмара. В данном случае я должна была пересилить себя, поскольку фотографии являлись единственным материальным свидетельством той трагедии. Начала я с черно-белых снимков, чтобы оставить самое страшное – цветные фото – на потом.

Джоуна робко кашлянул.

– Я собираюсь на боковую, – сказал он. – Здорово сегодня вымотался.

– Вот как? – Я ошарашенно посмотрела на часы: без пятнадцати одиннадцать. Я просидела, не проронив ни слова, больше двух часов.

– Простите, – выпалила я. – Совершенно потеряла счет времени.

– Ничего страшного. Просто мне сегодня пришлось встать в пять утра, так что неплохо было бы поспать. Можете взять это с собой. Разумеется, если Долан вас накроет, я ничего не знаю, однако, надеюсь, вам это поможет.

– Спасибо. Уже помогло. – Я убрала фотографии и документы в большой конверт и сунула его в сумочку.

Я возвращалась домой в подавленном настроении. Перед глазами стояла чудовищная картина: обезображенное огнем тело Марти с зияющей дырой на месте рта, вокруг зола и пепел, точно серое конфетти. Под действием жара сухожилия рук у нее сократились, и кисти сжались в кулачки, как у боксера. Это был ее последний бой, и она проиграла, однако мне казалось, что он еще не закончен.

Усилием воли я прогнала прочь страшный образ и попыталась спокойно обдумать все, что узнала. Из головы у меня не выходила одна мелочь. А может, Мэй Снайдер и вправду слышала той ночью какой-то стук? Если так, что это могло быть?

Возле самого дома мне вдруг вспомнился сарайчик во дворе у Грайсов. Я резко затормозила, развернулась и поехала на Виа-Мадрина.

Под сенью пиний было совершенно темно. Машин не видно. Хотя на подернутом дымкой ночном небе висела полная луна, свет от нее практически не попадал во двор Грайсов – мешало здание соседнего кондоминиума. Я поставила машину и достала из отделения для перчаток небольшой фонарик в виде авторучки. Затем натянула резиновые перчатки и закрыла машину. Дойдя по бетонной дорожке до дома, завернула за угол. На ногах у меня были теннисные тапочки, и шла я практически бесшумно.

Я нащупала в кармане пиджака отмычку, по форме похожую на плоскую металлическую мандолину. С собой у меня было пять отмычек, надетых на кольцо для ключей. Еще пять штук – более сложных, в красивом кожаном футлярчике – я оставила дома. Они достались мне от одного взломщика, не из местных, который в данное время отбывал десятимесячный срок в окружной тюрьме. Перед тем как его в очередной раз сцапали, он нанял меня, чтобы я присмотрела за его женой, которая, как он полагал, путалась с соседом. Ничего предосудительного я не обнаружила, и он был так благодарен мне за это известие, что подарил отмычки и даже научил пользоваться ими. Заплатил он и наличными, однако выяснилось, что деньги краденые, и после того как суд постановил возместить ущерб, ему пришлось просить, чтобы я их вернула.

Было прохладно, дул легкий ветерок, отчего казалось, что кто-то притаился в ветках пиний. У следующего за Грайсами дома брезентовые тенты на окнах полоскались на ветру, точно паруса. И зловещий шорох в сухой траве... Словом, жуть. Я и без того дрожала от страха, насмотревшись фотографий обугленного трупа, а тут еще предстояло исполнить номер со взломом, за который вполне можно очутиться в тюрьме и лишиться лицензии. Если соседи поднимут шум и явится полиция, что я им скажу? И для чего, собственно, я здесь? Ах да, мне интересно, что находится в этом маленьком домике, и я не знаю иного способа проникнуть туда.

Я осветила фонариком навесной замок. Похожий рисовал мне мой приятель-взломщик, и я знала, что там есть такая пружинка, вроде шпильки, которая заходит в бороздки на дужке. Как правило, рабочая часть ключа, действующая на пружину, – это его кончик. Чтобы освободить дужку, нужно подобрать отмычку. Можно даже воспользоваться простой канцелярской скрепкой, согнув ее на конце в виде буквы Г. Именно такую форму имела первая отмычка, но она не подошла. Я попробовала следующую, Н-образную на конце. Нет. С третьей попытки замок со щелчком открылся. Я посмотрела на часы. Полторы минуты. В таких вещах я бываю немного тщеславна.

Дверь – со скрипом, от которого хотелось взвыть, – открылась. С минуту я стояла как вкопанная; сердце готово было выскочить из груди. Где-то на улице затрещал мотоцикл, но сейчас мне не было до этого дела, потому что в тот самый момент я поняла, почему Майк так заботливо охраняет имущество дядюшки. В сарайчике, помимо глиняных горшков, газонокосилки и культиватора, на шести полках разместился целый склад запрещенных наркотических препаратов: ампулы барбитурата секонал и амфетамина в стеклянных банках, капсулы намбутала и туинала, таблетки метакванола... не говоря уж о пакетиках с марихуаной и гашишем. Я не верила собственным глазам. Леонард Грайс наверняка был ни при чем; вместе с тем я готова была поспорить, что владелец этой маленькой "аптечки" не кто иной, как его племянник. Я была настолько ошарашена увиденным, что не заметила, как за спиной возникла фигура Майка, и только его изумленный возглас заставил меня очнуться.

Вздрогнув, я обернулась и едва сдержалась, чтобы не закричать, оказавшись с мальчишкой нос к носу; его зеленые глаза светились в темноте, точно кошачьи. Он поразился не меньше моего. К счастью, мы не были вооружены, иначе дуэли и ненужной крови избежать бы не удалось.

– Что вы делаете? – Голос у него дрожал от негодования, он, казалось, не мог поверить в происходящее. Его индейский гребень, видимо, начинал отрастать и заметно завалился на левую сторону, словно высокая луговая трава на ветру. На Майке была черная кожанка, в ухе блестела стекляшка. На ногах сапоги по колено из какого-то пластика, с насечками, которые по идее должны придавать им сходство со змеиной кожей – впрочем, скорее это походило на псориаз. Малого трудно было принимать всерьез, но мне – не пойму каким образом – это удалось. Я закрыла дверь и повесила замок на место. Что он, собственно, сможет доказать?

– Мне стало любопытно, чем ты здесь занимаешься, вот и решила заглянуть.

– Вы что, вскрыли замок? – надтреснутым, как у достигшего половой зрелости подростка, голосом спросил он; щеки у него пылали. – Как вы посмели!

– Майк, малыш, посмела, и все, – сказала я. – Похоже, тебя ждут крупные неприятности.

Сбитый с толку, он смотрел на меня выпучив глаза.

– Вы хотите заявить в полицию?

– А ты как думал, черт побери!

– Но то, что сделали вы, тоже противозаконно, – заявил он.

Я уже догадалась, что имею дело с одним из тех смышленых мальчиков, которые привыкли с видом праведников спорить со взрослыми по любому поводу.

– Чушь, – сказала я. – Очнись, Майк. Я не собираюсь обсуждать с тобой калифорнийские законы. Ты промышляешь наркотиками, и полиции плевать, чем я тут занималась. Может, просто проходила мимо и увидела, как ты сам ломаешь замок. Можешь забыть про свой бизнес, малыш.

Он плутовато прищурил глазки, видимо, решив сбавить обороты.

– Постойте минуточку. К чему такая спешка? Давайте все обсудим.

– Ну конечно. Почему бы и нет?

Я видела его насквозь; мне показалось, даже вижу, как шевелится его серое вещество в отчаянной попытке родить свежую мысль.

– Вас ведь интересуют обстоятельства гибели тети Марти? За этим вы пришли?

Тетя Марти. Как мило. Я улыбнулась:

– Не совсем, но уже тепло.

Он нервно оглянулся, затем потупился и принялся рассматривать мысы "змеиных" сапог.

– Я к тому, что у меня... вроде как имеется кое-какая информация.

– Что за информация?

– Фараонам я этого не говорил. Так что мы могли бы договориться. – Майк сунул руки в карманы и поднял голову. В эту минуту он являл собой саму невинность: румянец исчез, взгляд был настолько чистым – если не сказать целомудренным, – что я не колеблясь поручила бы его заботам собственного первенца, если бы таковой у меня имелся. Его улыбка окончательно обезоружила меня. Я подумала, что было бы интересно узнать, сколько он заработал, толкая "дурь" школьным приятелям. И еще подумала, что будет жаль, если в конце концов он заработает пулю в висок, скажем, за то, что облапошит какого-нибудь мерзавца, который окажется выше его рангом в их проклятой иерархии. Однако мне было интересно, что он имеет сообщить, и малый это знал. Приходилось идти на маленькую сделку с совестью, но это не составляло большого труда. В такие минуты мне казалось, что я чертовски давно занимаюсь подобным ремеслом.

– Договориться о чем? – спросила я.

– Просто дайте мне какое-то время, чтобы навести здесь порядок. Не рассказывайте пока никому, что вы видели. Я все равно собирался завязывать, потому что у фараонов в нашей школе, похоже, есть осведомители. Я подумывал лечь на дно, пока все не утихнет.

Вот, значит, как. А я-то наивно полагала, что теперь он образумится. Оказывается, им двигали соображения голой целесообразности. Что ж, по крайней мере откровенно... пусть и не до конца.

Мы смотрели друг на друга, и я чувствовала: что-то во мне изменилось. Я понимала, что могу накричать на него, могу затопать ногами, могу наконец пригрозить. Понимала, что можно пуститься в лицемерные рассуждения о добродетели – и все это ни к чему не приведет. Он не хуже меня знал что к чему. В конце концов мы оба только выиграем, если честно договоримся.

– Ладно, – сказала я. – По рукам.

– Давайте поговорим в другом месте, – предложил Майк. – Здесь холодно – мозги мерзнут.

Как ни странно, он начинал мне нравиться.

15

Майк впереди на мотоцикле, я за ним на машине поехали на Стейт-стрит в "Часовой механизм", своего рода молодежный клуб. Такие часто мелькают на видеоклипах: вытянутый, узкий зальчик с высоким потолком и серыми стенами с освещением из розовых и лиловых неоновых трубок. Будто и впрямь попадаешь в чрево абстрактных, футуристических часов. С потолка свешиваются несуразные мобили, которые, точно огромные жуки, лениво шевелятся в облаке табачного дыма. У входа четыре маленьких столика, а слева кабинки со стоячими местами, в которых, если поставить на полки стаканы с газировкой, удобно целоваться. В прикрепленном к стене меню главным образом фигурируют закуски, вроде всевозможных салатов и тостов с чесночным соусом. Заплатив семьдесят пять центов, можно занять место за столиком. Если ты достиг совершеннолетия и можешь это доказать, тебе предложат на выбор два сорта пива или дешевое шабли. Близилась полночь; в заведении, кроме нас, было еще двое. Хозяин, который, видимо, знал Майка, окинул меня оценивающим взглядом. Я старалась держаться так, чтобы было видно: Майк мне не ухажер. Я порой не прочь приударить за каким-нибудь старичком, но семнадцатилетний – это не по мне. К тому же я не очень отчетливо представляла, как вести себя с малолетним торговцем наркотиками. Ну, к примеру, кто платит за выпивку? Мне вовсе не хотелось нечаянно оскорбить его чувство собственного достоинства.

– Вы что будете? – спросил он, направляясь к стойке.

– Пожалуй, шабли, – ответила я. Майк уже достал бумажник, из чего я заключила, что платить будет он. Торговля "травкой" и "колесами" приносит, должно, быть, никак не меньше тридцати "косых" в год. Хозяин глянул в мою сторону. Я на всякий случай помахала своим удостоверением, давая понять, что он, если ему не лень топать ко мне через весь зал, может проверить мой возраст.

Майк вернулся, держа в руках пластмассовый стаканчик белого вина и газировку. Он сел и покосился по сторонам, проверяя, нет ли поблизости агентов из управления по борьбе с наркотиками. Парень вдруг показался мне странно повзрослевшим, и я почувствовала себя неловко, ощутив несоответствие, которое являл собой этот мальчишка с внешностью бойскаута и манерами стажера-мафиози. Майк сидел, поставив локти на стол, и беспокойно вертел в руках пакетик с сахаром; мне показалось, что обращается он именно к нему.

– Короче, история такая, – произнес он. – И то, что я вам скажу, сущая правда. Я ведь до того, как погибла тетя Марти и дядя Леонард переехал, ничего у них не прятал. Это уже когда полицейские свалили, мне пришло в голову, что сарайчик может пригодиться, и я кое-что туда перевез. Одним словом, я был там, когда ее убили...

– Она тебя видела?

– Да нет. Сейчас расскажу. Понимаете, я ведь знал, что по вторникам они ходят в ресторан, ну и решил, что никого не будет дома. Видите ли, если я вдруг оказывался на мели, то иногда заглядывал к ним, брал какую-нибудь мелочь. У них вечно деньги валялись – не много, но нормально. Или иногда прихватишь что-нибудь, что можно потом сбагрить. Ни о чем таком, думаю, они и не догадывались. В общем, в тот день я приехал в полной уверенности, что дома никого, но когда подошел, дверь была открыта...

– Открыта настежь?

Майк досадливо покачал головой:

– Да нет. Я просто повернул ручку. Она была не на замке. Я только заглянул и сразу понял, что здесь что-то неладно...

Мне стало не по себе.

Майк откашлялся и подозрительно оглянулся:

– Понимаете, кажется, этот тип был еще там. В подвале горел свет и кто-то громыхал, а в прихожей что-то лежало, накрытое ковром, небольшим таким ковриком. И тут я увидел, что из-под него торчит рука... окровавленная. Мама дорогая! Тогда-то я и дал тягу.

– Ты уверен, что она была уже мертва?

Майк кивнул, понурил голову и рассеянно провел ладонью по розовому гребню.

– Надо было вызвать полицию, – сокрушенно произнес он. – Понимаю, я должен был это сделать, но совершенно потерял голову. Да и что я мог им сказать? К тому же испугался, что они возьмутся за меня. Словом, решил держать язык за зубами. Да и что это могло изменить? Ведь я даже не видел, кто это сделал...

– Можешь вспомнить что-нибудь еще? Машину перед домом или...

– Не знаю. Я недолго там оставался. Меня точно ветром сдуло. И еще эта вонь – бензин или что-то в этом роде... – Он вдруг поднял голову: – Постойте. Ну да, в прихожей стояла какая-то хозяйственная сумка. Не знаю, откуда она взялась. Короче, я понятия не имел, что там, черт побери, происходит, потихоньку смылся и приехал сюда, чтобы меня кто-нибудь видел.

Я пригубила шабли, вкус у него был как у забродившего грейпфрутового сока.

– Расскажи про сумку. Она была пустая, полная, мятая?

– По-моему, в ней что-то лежало. То есть я, конечно, не видел, что именно. Сумка из плотной бумаги, какие дают в универмаге "Альфа-бета". Она стояла за дверью, справа.

– Ты хочешь сказать, Марти ходила в магазин?

Майк пожал плечами:

– Не знаю. Может, она принадлежала тому, кто был в подвале.

– Жаль, что ты не позвонил в полицию. Анонимно. Может, они успели бы приехать, пока дом не сгорел.

– Да, понимаю. Мне самому тошно было от того, что я этого не сделал. Я потом подумал об этом. Но в тот момент плохо соображал.

Он допил свою газировку и принялся перемалывать зубами кубик льда. Звук был такой, словно где-то рядом лошадь жевала удила.

– Еще что-нибудь можешь вспомнить?

– Нет. Это все. Как только я понял, что там произошло, то пулей помчался оттуда.

– Во сколько это было?

– Точно не помню. Здесь я был в четверть десятого. Пока доехал, пока мотоцикл поставил, еще минут десять. Два квартала мне пришлось тянуть эту штуковину, чтобы никто не слышал, как я подъехал. Значит, от дома дяди Леонарда я ушел примерно в восемь тридцать.

Я покачала головой:

– Только не в восемь тридцать. Может, в девять тридцать. Ее убили в начале десятого.

В глазах его мелькнуло растерянное выражение.

– В начале десятого?

– Твой дядя и миссис Хоуи утверждают, что в девять говорили с ней по телефону, а в девять ноль шесть кто-то позвонил в полицию. Там считают, это была твоя тетя.

– Может, я перепутал. Мне казалось, что, когда пришел сюда, было четверть десятого. Я еще посмотрел на часы, а потом спросил время у приятеля...

– Ладно, я уточню. Кстати, Леонард твой родной дядя?

– Да. Они с моим отцом родные братья. Отец был младший в семье.

– Значит, Лили Хоуи их сестра?

– Типа того.

Лиловые неоновые трубки одна за другой стали гаснуть, а вслед за ними и розовые.

– Майк, извини, но мы через десять минут закрываемся! – крикнул хозяин.

– Ничего страшного. Спасибо, приятель.

Мы встали и направились к выходу. Майк был ненамного выше меня. Интересно, на кого мы походили: на брата с сестрой или на мать с сыном? Уже на стоянке я спросила:

– Как ты думаешь, кто мог ее убить?

– Не знаю. А вы как думаете?

Я лишь покачала головой:

– На твоем месте я бы освободила сарай.

– Так и сделаю. Ведь мы же договорились.

Он сел на мотоцикл и, подскочив в седле, завел его.

– Эй, знаете что? Я забыл ваше имя.

Я протянула ему визитку. Он подождал, пока я включу зажигание, и умчался.

* * *

Что делать дальше, я представляла себе весьма смутно и решила подождать до понедельника. В субботу утром еще раз перечитала полицейские протоколы, пополнив заодно мою коллекцию вывешенных на доске карточек. Как знать, может, в понедельник кто-то откликнется на объявления, которые я поместила во флоридских газетах, или придет ответ из Таллахасси или Сакраменто. Надеялась я получить и билет, который мне выслала Джулия Окснер. Если ничего не прояснится, придется начать все сначала. Может, появятся свежие идеи. А еще предстояло опросить местных ветеринаров на предмет пропавшего кота.

Какое-то время у меня ушло на то, чтобы позвонить в три таксомоторные компании. Диспетчер из "Грин страйп" сказал, что еще не успел проверить старые книги. Владелец "Сити кеб" проверил, но ничего не нашел, а Рона Коучелло из "Тип-топ" не оказалось на месте, правда, дежурный сообщил, что он скоро придет. Такие дела.

Я отправилась к себе в контору, хоть и не собиралась. Просто мне не сиделось на месте. На душе кошки скребли. Не люблю, когда у меня что-то не клеится. "Калифорния Фиделити" была закрыта на выходные. Я открыла свою дверь, подняла с пола почту и увидела конверт с обратным адресом Джулии Окснер. Я бросила его на стол и проверила, не наговорили ли чего на автоответчик. Было одно сообщение, от диспетчера из "Тип-топ", который, видимо, только что звонил:

– Привет, Кинси. Это Рон Коучелло из таксомоторной компании. Я нашел то, что вы просили. "Тип-топ" принимала заказ по адресу Виа-Мадрина, 2097... дайте взглянуть – девятого января в 22.14. Имя водителя Нельсон Акистапас. Его телефон 555-6317. Я предупредил, что вы будете звонить. У меня сохранился путевой лист, так что можете заехать, взять для него копию. Двадцать баксов могли бы помочь ему все вспомнить – вы меня понимаете. А в остальном... Если хотите шикарно покататься, звоните в "Тип-топ". – На этом запись кончалась.

Я записала имя водителя и номер телефона, потом поставила кофе и вскрыла конверт, в котором, помимо авиабилета, было письмо, написанное красивым – так в старые времена учили в школе – и на удивление твердым почерком, с эффектными завитушками и идеальными заглавными буквами. В письме Джулия сообщала, что у них вовсю идут дожди и что день назад Кармен Маковски родила мальчика (девять фунтов девять унций) и теперь говорит всем вокруг, что в жизни больше не сделает ни одного приседания; Кармен и Роланд еще никак не назвали ребенка, зато принимают предложения. Джулия сетовала, что большинство вариантов не стоит того, чтобы воспроизводить их на бумаге. Сплошное улюлюканье, считала Джулия. На этом она заканчивала.

Я достала билет, который лежал в фирменном конверте "Транс уорлд эрлайнз". Это был билет в оба конца из Санта-Терезы через Лос-Анджелес в Майами и обратно. Все четыре купона отсутствовали, осталась лишь копия под копирку. За билет заплатили по кредитной карточке. Итак, купоны оторваны. Уже интересно. Следовало ли из этого, что в какой-то момент Элейн вернулась в Санта-Терезу? Но если так, почему копия оказалась в Бока-Рейтоне в куче мусора? Я вернулась к списку транспортных агентств, пытаясь сообразить, каким из них могла пользоваться Элейн Болдт, и остановила свой выбор на "Санта-Тереза трэвел", которое находилось неподалеку от кондоминиума на Виа-Мадрина. Это была всего лишь моя догадка, но надо же с чего-то начинать. Я набрала номер и, не дождавшись ответа, решила, что агентство по выходным не работает.

Я составила список дел, которыми необходимо заняться в понедельник. Еще раз проверив билет, я не нашла никаких отметок о том, был ли с Элейн ее кот. Впрочем, я толком не знала, какие правила предусмотрены на сей счет. Положены ли кошкам билеты? Мне предстояло выяснить это. К конверту скрепками были прикреплены какие-то багажные талоны, но это ни о чем не говорило. Здесь, в городе, можно забрать свой багаж, и никто не будет сверять ваши бирки. Я вспомнила чемодан, который видела в квартире Элейн, – темно-красная кожа с затейливой монограммой дизайнера. Однажды я и сама к такому приценивалась, но в последний момент решила, что лучше завести пенсионный счет.

Я позвонила Нельсону Акистапасу, водителю из "Тип-топ". Он слег с простудой, но сказал, что Рон сообщил ему о моей просьбе. Пока мы говорили, Нельсону дважды пришлось отрываться, чтобы высморкаться.

– Может, заберете путевой лист и привезете сюда? – попросил он. – Это на Дельгадо, полквартала от "Тип-топ". Буду ждать вас во дворе.

В 9.35 я была у него. Я нашла Нельсона во дворе белого каркасного бунгало среди зарослей вечнозеленого кустарника. Он лежал в гамаке – единственное место, куда попадали солнечные лучи. Все вокруг было погружено в тень и казалось унылым и неприветливым. Лысеющий и грузный, он выглядел лет на шестьдесят с лишним. На нем был темно-зеленый велюровый халат; на груди розовое фланелевое кашне; вокруг распространялся запах мази для растираний. Перед ним стоял металлический столик, на нем – всевозможные лекарства от простуды, бумажные салфетки, пустой стакан из-под сока и несколько книг с кроссвордами, которые я тотчас узнала.

– Мне знаком человек, который сочиняет эти штуки, – сказала я. – Это мой домовладелец.

Брови у него поползли кверху.

– Так он живет в нашем городе? Да он настоящий гений! Я все мозги сломал. Взять хоть вот это. Посмотрите, английские писатели восемнадцатого века – он включил сюда все романы, всех персонажей, словом, все. Мне пришлось прочесть Генри Филдинга, и Лоуренса Стерна, и других, о ком я и слыхом не слыхал. Это, скажу вам, получше, чем университетское образование. Он, верно, профессор?

Я покачала головой. Во мне невесть откуда возникло чувство гордости. Можно было подумать, что Генри рок-звезда, не иначе.

– Да нет, у него была булочная-пекарня на углу Стейт-стрит и Пердью. Он начал сочинять кроссворды, когда вышел на пенсию.

– Вон как! А вы уверены, что это один и тот же человек? Генри Питц?

Я рассмеялась:

– Конечно, уверена. Он все время проверяет на мне свои головоломки. По-моему, я еще ни одной до конца не разгадала.

– Передайте ему, что я не прочь с ним встретиться. У него своеобразное чувство юмора, но мне нравится. Помните кроссворд, целиком посвященный ботаническим казусам? Я чуть с ума не сошел. Всю ночь не сомкнул глаз. Просто невероятно, что Генри живет в Санта-Терезе. Я думал, это какой-нибудь профессор из института или вроде того.

– Я расскажу ему о вас. Генри будет приятно узнать, что у него есть столь горячий поклонник.

– Скажите, что он может заходить в любое время. Передайте, Нельсон Акистапас всегда к его услугам. Если ему потребуется такси, пусть позвонит в "Тип-топ" и спросит меня.

– Непременно передам.

– Вы захватили путевой лист? Рон сказал, вы ищете какую-то пропавшую мадам? Это верно?

Я достала из сумочки путевой лист и протянула ему.

– Девочка, от меня лучше держаться подальше. – С этими словами он извлек из кармана носовой платок и шумно высморкался, затем развернул путевой лист и, отведя руку, подслеповато прищурился. – Оставил очки дома. Который заказ?

Я пальцем показала то место, где был записан адрес по Виа-Мадрина.

– Да, припоминаю эту дамочку. Я отвез ее в аэропорт и там высадил. Помнится, она спешила на последний рейс до Лос-Анджелеса. Кстати, куда она направлялась? Я что-то забыл.

– Майами, Флорида.

– Точно. Теперь вспомнил.

Он вглядывался в путевой лист с таким пристальным вниманием, точно в руках у него оказалась загадочная колода Таро.

– Видите, что это такое? – Он постучал по бумаге пальцем. – Хотите знать, откуда взялась такая большая сумма? Взгляните. Шестнадцать баксов. От Виа-Мадрина до аэропорта гораздо меньше. Но по пути она заставила меня сделать остановку, и я ждал ее минут пятнадцать с включенным счетчиком. Промежуточная остановка. Дайте-ка вспомнить, где же это было. Где-то недалеко. На Чепел-стрит. Точно. Лечебница недалеко от автострады.

– Лечебница? – удивилась я.

– Ну да. Знаете, пункт неотложной ветеринарной помощи. Ее коту потребовалось срочно что-то сделать. Потом она вернулась, и мы поехали дальше.

– Вы, конечно, не видели, села ли она в самолет?

– То-то и оно, что видел. В тот вечер я уже закончил работу. Это видно из путевого листа. У меня был последний заказ, поэтому я вошел в здание аэровокзала и поднялся наверх в открытый бар, взял пару пива. Я ей сказал, что зайду туда, так что она даже обернулась и помахала мне, когда садилась в самолет.

– Она была одна?

– Насколько я понял, да.

– Вы никогда прежде ее не подвозили?

– Нет. Я переехал сюда из Лос-Анджелеса в ноябре прошлого года. Райское место. Мне здесь нравится.

– Хорошо, – сказала я. – Признательна вам за помощь. По крайней мере теперь известно, что она села в самолет. Видимо, мне предстоит ответить на другой вопрос: добралась ли она до Бока-Рейтона?

– Она сказала, что направляется именно туда, – заметил Нельсон. – Правда... на ней была такая шуба. Было бы резонно предположить, что она едет на север. Там от шубы по крайней мере был бы какой-то прок. Я ей так и сказал. Она только рассмеялась.

В голове моей словно сработала кнопка "паузы". Я вдруг живо представила себе эту странную картину, и мне стало как-то не по себе. Элейн Болдт в меховом манто и тюрбане отправляется к теплу и солнцу; вот она поворачивается, чтобы помахать рукой водителю, который привез ее в аэропорт. Было в этом что-то подспудно тревожное; я вдруг поняла, что до сих пор воспринимала личность Элейн как некую абстракцию, и только теперь ее образ обрел в моих глазах живую плоть. Я всегда тешила себя надеждой, что она в бегах, хотя в глубине души зрела уверенность – в которой я пока не хотела признаваться даже самой себе, – что ее нет в живых. Я не в силах была избавиться от мысли, что тот, кто убил Марти Грайс, убил и ее. Сама не знаю, почему была так уверена в этом. Теперь меня вновь одолевали сомнения. Что-то не клеилось. Но что именно?

16

Что ж, по крайней мере теперь у меня появилось занятие. Когда я уходила от Нельсона, он мерил температуру при помощи цифрового термометра, сконфуженно признавшись в своей тайной страсти к подобного рода техническим новшествам. Пожелав ему скорейшего выздоровления, я села в машину и отправилась на Чепел-стрит.

Ветеринарная лечебница представляла собой небольшое прямоугольное строение из стекла и шлакоблоков желтовато-серого цвета, расположенное в тупике, который образовался, когда прокладывали 101-е шоссе. Мне нравится этот район улочек-тупиков, служащих живым напоминанием о том, каким был город когда-то; здесь не ощущается засилья вездесущего испанского стиля. Уютные каркасные дома на самом деле представляют собой викторианские особнячки, которые когда-то строили для работного люда, – с обработанными вручную крылечками, экзотическими наличниками, деревянными ставнями и высокими кровлями. В наши дни они кажутся сошедшими со старинных гравюр, и все же я могу представить их новенькими, только что отстроенными, сияющими свежей краской, а вокруг на молодой зелени лужаек – крошечные саженцы, которые теперь превратились в вековые деревья. В то время в городе были сплошь грунтовые дороги, по которым колесили двуколки. В душе мне жаль, что от того старого мира немногое сохранилось.

Я поставила машину за зданием лечебницы и прошла внутрь через заднюю дверь. Где-то в глубине хрипло лаяли собаки, взывая о милосердии. В приемном отделении было только два пациента – скучающего вида кошки, похожие на диванные валики. Хозяева обращались к ним на каком-то чудном диалекте (видимо, это был кошачий английский), произнося слова нарочито пронзительными голосами, от которых хотелось заткнуть уши. Мне показалось, что время от времени, когда лечебница в очередной раз оглашалась собачьими воплями, по морде то одной, то другой кошки пробегала ухмылка.

Видимо, прием вели два врача, потому что обеих кошек пригласили одновременно, и я осталась одна, если не считать сестры за стойкой регистратуры. Я решила, что ей около тридцати; бледная блондиночка с голубыми глазами и синим – как у Алисы в Стране чудес – бантом в волосах. На нагрудной бирке было написано "Эмили".

– Могу я вам чем-то помочь?

У нее был такой голосок, словно, достигнув шестилетнего возраста, она остановилась в своем развитии: тоненький, дрожащий, с легким придыханием – может, выработанный специально, чтобы успокаивать несчастных страждущих тварей. Мне доводилось встречаться с такими женщинами, которые застряли в детстве; в мире, где все мы стремимся поскорее встать на ноги, они неизменно вызывают удивление.

Я почувствовала себя верзилой-полузащитником.

– Хочу узнать, не могли бы вы предоставить мне кое-какую информацию?

– Попробую, – прошептала она одними губами. Это была сама кротость.

Я хотела показать копию моей лицензии частного детектива, но испугалась, как бы не причинить ей боль. Решила приберечь этот козырь на тот случай, если меня вынудят потуже затянуть гайки.

– В январе этого года одна женщина приносила сюда своего кота, которому требовалась неотложная помощь. Я хотела бы узнать, забрала ли она его?

– Я могу проверить по нашим записям. Будьте добры, назовите ее имя.

– Имя той женщины Элейн Болдт. Кота звали Мингус. Это было вечером девятого января.

На щеках ее проступил румянец; она облизнула губы и испуганно уставилась на меня. Я подумала, уж не продала ли сестра кота для опытов.

– В чем дело? – спросила я. – Вы знаете этого кота?

– Да, я его помню... он пробыл здесь несколько недель. – Она вдруг заговорила как-то гнусаво, несколько в нос, словно чревовещатель. Не то чтобы она готова была расплакаться, но у нее был такой тон, как у ребенка в супермаркете, которому мамаша, отчитывая его за плохое поведение, грозит оборвать руки.

Я видела – ее что-то насторожило, но не знала, что именно. Она взяла небольшой жестяной ящик и принялась перебирать лежавшие там карточки. Наконец достала одну из них и с вызовом бросила на стойку.

– Она внесла плату за его содержание только за три недели вперед, на наши открытки и звонки не отвечала. В феврале врач сказал, что придется что-то придумать, потому что места у нас ограниченны...

Я поняла, что она вот-вот разрыдается.

– Эмили, – участливо произнесла я. – Так, кажется, вас зовут, или это не ваш нагрудный знак?

– Да, я Эмили.

– По правде говоря, мне нет дела до того, где находится этот кот. Мне нужно знать только одно: приходила эта женщина еще раз или нет?

– Нет-нет, она больше не появлялась.

– А что же стало с котом? Мне просто любопытно.

Она недоверчиво покосилась на меня, затем решительным жестом откинула волосы за плечи и выпалила:

– Я взяла его себе. Он был такой очаровательный. Просто не могла отдать его в приют.

– Отлично. Нет, правда, это замечательно. Я слышала, что он чертовски обаятельный котяра, и рада, что у вас нашлось для него место. Я буду молчать – могила. И все же, если эта женщина снова объявится, не могли бы вы дать мне знать?

Я положила на стойку свою карточку, она прочитала и молча кивнула.

– Благодарю вас, – сказала я, направляясь к выходу.

* * *

Подъезжая к офису, я подумала, что неплохо бы позвонить Джулии Окснер – рассказать, что кот нашелся и ей не придется проверять ветлечебницы и кошачьи приюты в Бока-Рейтоне. Поставив машину и поднявшись по задней лестнице, я увидела в коридоре мужчину, который что-то царапал шариковой ручкой на листке бумаги.

– Вы не ко мне?

– Право, не знаю. Кинси Милхоун – это вы? – Он улыбался с чувством собственного превосходства.

По лицу было видно, что вся ситуация его немного забавляет, словно у него имелась некая ценная информация и он не знал, стоит ли делиться ею со мной.

– Да, это я.

– А я Обри Дэнзигер.

Меня осенило.

– Так вы муж Беверли?

– Совершенно верно. – Он коротко хохотнул, хотя повода для веселья, на мой взгляд, не было решительно никакого. Высокого роста – никак не меньше шести футов двух дюймов, – худощавый, темные гладкие волосы, должно быть, очень мягкие, карие глаза, надменная линия рта. Светло-серый костюм-тройка. Он выглядел как карточный шулер, только что сошедший с борта богатой яхты, этакий денди, щеголь, если подобные типы еще встречаются в наши дни.

– Чем могу быть вам полезна?

Я открыла дверь и вошла в офис. Проследовав за мной, он обозрел скептическим взглядом мое хозяйство, видимо, прикидывая в уме мои накладные расходы, во что мне обошлась мебель, какие налоги я плачу ежеквартально, а также удивляясь, почему его жена не обратилась в приличную фирму.

Я села за стол, он занял место напротив, развязно закинув ногу на ногу. Ухоженный вид, отутюженная складка брюк, породистая тонкая щиколотка, кожаные итальянские туфли с узким блестящим носком. На манжетах белоснежной сорочки запонки голубого камня – скорее всего ручная работа – в виде монограммы из его инициалов. По губам Орби скользнула улыбка, видимо, понял, что я разглядываю его. Он извлек из внутреннего кармана пиджака плоский портсигар, достал тоненькую темную сигаретку и, постучав ею по портсигару, сунул в рот, после чего щелкнул зажигалкой, из которой вылетел такой сноп огня, что – как мне показалось – его волосы уцелели только чудом. Взгляд мой упал на его холеные руки с бесцветным лаком на ногтях. Признаюсь, не часто доводилось встречать такие экземпляры, и я была немного поражена – меня удивлял даже запах, который он источал; вероятно, он пользовался одним из этих модных мужских лосьонов, которые называются "Роуг", или "Магнум", или что-то в этом роде. Некоторое время он мечтательно созерцал тлеющий кончик сигареты, затем вперился в меня немигающим взором. Глаза цвета обожженной глины, в них не было ни тепла, ни жизни.

Я не стала предлагать ему кофе. Только подвинула поближе пепельницу – как и тогда, когда здесь была его жена. От сигареты пахло кострищем, и я знала, что запах этот еще долго будет преследовать меня.

– Беверли получила ваше письмо, – произнес он. – Она расстроена. Я подумал, нам следует поговорить.

– Почему же она не приехала сама? – удивилась я. – Она тоже умеет говорить.

Он смешался:

– Беверли не выносит сцен. Она попросила, чтобы я сам во всем разобрался.

– Если считаете, что я люблю устраивать сцены, то вы ошибаетесь. Но в данном случае нет даже повода. Беверли просила разыскать сестру, чем я и занялась. Она хотела диктовать мне условия, и я решила, что могу работать на кого-то другого.

– Нет, нет, нет. Вы не так ее поняли. Она вовсе не хотела прерывать ваши отношения. Просто возражала против того, чтобы вы заявляли об этом случае в полицию.

– Но я не согласилась с ней. А коль скоро я не могу следовать ее советам, то считаю в равной степени невозможным брать у нее деньги. – Я холодно улыбнулась и спросила: – У вас что-нибудь еще?

Я была уверена, что он недоговаривает. Ведь не за этим же он проделал девяносто миль.

Обри неловко поерзал в кресле.

– Здесь какое-то недоразумение, – уже более миролюбивым тоном произнес он. – Мне хотелось бы услышать, что вам удалось узнать о судьбе моей свояченицы. Примите мои извинения, если я нечаянно огорчил вас. Да и вот еще что...

С этими словами он вытащил из кармана сложенный листок бумаги и протянул его мне. На секунду я подумала, что это какой-нибудь номер телефона или адрес – словом, что-нибудь полезное. Оказалось, это чек на двести сорок шесть долларов девятнадцать центов, которые Беверли оставалась мне должна. Этот акт в его исполнении походил на дачу взятки, и мне это не понравилось. Не знаю, что он при этом думал, но деньги я все-таки взяла.

– Пару дней назад я отправила Беверли свой отчет. Почему бы вам не спросить ее?

– Я ознакомился с вашим отчетом, но надеялся узнать, что вам удалось выяснить с тех пор, – если не возражаете.

– Откровенно говоря, возражаю. Не хочу показаться невежливой, но любая информация, которой я располагаю на данный момент, принадлежит моему работодателю и является конфиденциальной. Одно могу сказать. Я действительно заявила в полицию, там распространили ее описание, но прошло всего два дня, и они пока не могут сообщить ничего нового. Хотите ответить на один вопрос?

– Не очень, – сказал он и рассмеялся. Мне начинало казаться, что вся его высокомерность происходит от чувства неловкости, и я не стала обращать внимание на его последнее замечание.

– Беверли говорила, что они с сестрой не виделись три года, а вот сосед Элейн утверждает, что ваша жена была там не далее как на Рождество, и, более того, между ними произошла крупная ссора. Это правда?

– Что ж, очень может быть. – Тон Обри смягчился и уже не казался мне столь холодным и отчужденным. Сделав последнюю затяжку, он щелчком стряхнул в пепельницу тлеющий на кончике сигареты пепел. – Откровенно говоря, меня тревожит, не замешана ли во всей этой истории сама Беверли.

– То есть?

Он угрюмо потупился. Я увидела, как он, пытаясь побороть раздражение, с силой сдавил пальцами окурок, – в пепельницу посыпался табак и клочки темной бумаги.

– У нее проблемы с алкоголем. Уже довольно давно, хотя внешне это и незаметно. Она из тех, кто может воздерживаться по полгода, а потом... бах! – и три дня беспробудно пьет. Иногда это продолжается и дольше. Думаю, в декабре был именно такой срыв. – Он поднял голову – куда девалась вся его чопорность и надменность. Передо мной сидел просто человек, у которого тяжело на душе.

– Вы не знаете, что они не поделили?

– Догадываюсь.

– Они ругались из-за вас?

Он вздрогнул, и мне показалось, что я впервые увидела живой блеск в его глазах.

– Почему вы так решили?

– Сосед сказал, что причиной ссоры, похоже, был мужчина. Вы единственный, о ком я знаю. Не хотите со мной пообедать?

* * *

Мы отправились в коктейль-бар под названием "У Джея", расположенный за углом, неподалеку от моего офиса. Там всегда царит полумрак, кабинки в стиле ар-деко обтянуты светло-серой кожей, столики "под оникс" похожи на маленькие, неправильной формы бассейны с такой блестящей поверхностью, что можно увидеть собственное отражение. Как в известной рекламе жидкости для мытья посуды. Стены обиты серой замшей, а когда ступаешь на ковер, кажется, будто идешь по песку. Вообще, попадая туда, чувствуешь себя как в камере сенсорной депривации. С другой стороны, там богатый выбор горячительных напитков, и подают невероятных размеров сандвичи с острой копченой говядиной. Для меня самой это заведение было не по карману, но я подумала, что Обри Дэнзигер будет хорошо здесь смотреться. К тому же он производил впечатление человека, который не откажется оплатить счет.

– Чем вы занимаетесь? Работаете? – спросила я, когда мы сели за столик.

Не успел он ответить, появилась официантка. Я заказала нам по сандвичу с копченой говядиной и мартини. Во взгляде Обри отразилось легкое недоумение, но он лишь пожал плечами, давая понять, что ему все равно. Очевидно, не привык, чтобы женщины решали за него, но в данном случае никакого подвоха с моей стороны не ожидал. Я же чувствовала, что это мой день, и мне не хотелось выпускать из своих рук инициативу. Я прекрасно понимала: затея с сандвичами чревата, но надеялась, что это поможет сбить с него спесь и он будет больше похож на человека.

Когда официантка удалилась, он ответил на мой вопрос:

– Я не работаю. Я владею. Даю работу синдикатам по торговле недвижимостью. Мы покупаем землю и возводим на ней офисные здания, торговые центры, иногда кондоминиумы. – Он замолчал, словно решил, что сказанного вполне достаточно, хотя это далеко не все, что он имеет сообщить. Потом достал портсигар и предложил мне. Я отказалась, тогда он закурил сам – тоненькую темную сигарету.

– Скажите, почему вы надулись? – спросил он, чуть наклонив голову. – Вечно со мной такая история.

На губах его вновь играла улыбка, как от чувства собственного превосходства, но на сей раз я решила не обижаться. Возможно, у него просто такая мимика.

– Вы кажетесь высокомерным и слишком неискренни, – ответила я. – Все время улыбаетесь так, будто знаете то, чего не знаю я.

– У меня слишком много денег, чтобы позволить себе быть искренним. Кстати, было любопытно взглянуть на женщину-детектива. Это одна из причин, почему я здесь.

– Какова же другая?

Он не спеша затянулся, точно взвешивал, стоит ли признаваться.

– Я не доверяю Беверли на слово. Она хитрит и извращает факты. Хочу во всем разобраться сам.

– Вы имеете в виду ее контракт со мной или отношения с Элейн?

– О, мне известны ее отношения с Элейн. Она ненавидит сестру. Но и оставить в покое тоже не может. Вам доводилось кого-нибудь так ненавидеть?

Я улыбнулась.

– Последнее время нет. Разве что когда-то давным-давно.

– Беверли словно одержимая – ей необходимо знать об Элейн решительно все. Когда она узнает что-то хорошее, это ее бесит. Если что-то плохое, – радуется как ребенок. Но ей всегда мало.

– Что она здесь делала на Рождество?

Подали мартини, и, прежде чем ответить, Обри сделал большой глоток. Мартини был бархатистым и холодным с тем тончайшим терпким привкусом вермута, от которого меня неизменно пробирает дрожь. Я всегда сначала съедаю оливку, потому что получается приятное сочетание с джином.

Моя реакция не осталась незамеченной.

– Может, вам хотелось бы остаться с этим наедине? – Он кивнул на бокал.

Я рассмеялась:

– Ничего не могу с собой поделать. Вообще-то я не пью, а тут еще такая спешка. Я уже чувствую грядущее похмелье.

– Полно, сегодня суббота. Возьмите выходной. Я, по правде говоря, не рассчитывал встретить вас в офисе. Хотел оставить записку, а потом думал сам разузнать что-нибудь про Элейн.

– Надо полагать, вам тоже небезынтересно, куда она пропала.

Он сокрушенно покачал головой:

– По-моему, Элейн нет в живых. Думаю, Беверли убила ее.

Я насторожилась:

– Зачем ей это делать?

Он задумчиво посмотрел по сторонам. Казалось, он занят некими математическими подсчетами – может, надеялся, что, определив стоимость окружавших его интерьеров в долларовом выражении, лучше оценит и саму ситуацию. Когда он снова перевел взгляд на меня, по его лицу блуждала улыбка.

– Она узнала, что у нас с Элейн роман. Проклятие, я сам во всем виноват. Финансовая инспекция проверяла мои налоговые декларации за три последних года, и я, кретин, попросил Беверли поднять старые оплаченные счета и квитанции по кредитным карточкам. Она обнаружила, что я оказался в Косумеле, когда там была Элейн, после смерти Макса. Я сказал, что был в командировке.

В тот день, когда я вернулся домой, она набросилась на меня точно фурия. Чудо, что я вообще остался жив. Разумеется, она была пьяна. Чтобы сорваться в запой, хорош любой предлог. Она схватила ножницы и ударила меня по шее. Вот сюда. Чуть выше ключицы. Что меня спасло, так это тугой воротничок и галстук... и еще, пожалуй, одно: я предпочитаю накрахмаленные сорочки.

Обри невесело рассмеялся и, покачав головой, продолжал:

– Видя, что это не сработало, она ударила меня по руке. Мне наложили четырнадцать швов. Кровь лилась рекой. Когда она пьет, это настоящий Джекилл и Хайд[3]. Когда не пьет, ничего... стерва, конечно, бесчувственная, как скала, но, во всяком случае, руки не распускает.

– Как вы оказались в подобной ситуации? Я имею в виду с Элейн?

– Черт его знает. Конечно, глупо с моей стороны. Кажется, меня всегда к ней тянуло. Она красивая женщина. Верно, занята лишь собой и привыкла ни в чем себе не отказывать, но это привлекало меня еще больше. Ее муж недавно умер, и она пребывала в расстроенных чувствах. То, что начиналось как проявление родственной заботы, переросло в необузданную страсть, как на страницах бульварного романа. Мне и прежде приходилось грешить, но такого со мной еще не бывало. Я старался не тревожить собственное болото, но на сей раз нарушил это правило.

– Сколько времени продолжалась ваша связь?

– Пока она не исчезла. Беверли об этом не знает. Я сказал, что через полтора месяца все было кончено, и она купилась, потому что ей хотелось в это верить.

– А на Рождество все открылось?

Он кивнул, затем сделал знак официантке и спросил:

– Еще по одной?

– Пожалуй.

Подняв руку, он растопырил два пальца, и официантка направилась к стойке бара.

– Да, именно тогда она все поняла. Сначала накинулась на меня, потом вскочила в машину и полетела сюда. Я позвонил Элейн, желая, предупредить ее, чтобы мы по крайней мере врали складно, но не знаю толком, что между ними произошло и что они наговорили друг другу. После этого случая я не разговаривал с Элейн и больше ее не видел.

– А как она отреагировала, когда вы позвонили ей?

– Конечно, была не в восторге от того, что Беверли все известно, но что она могла поделать? Сказала, что справится.

Подали мартини – вместе с сандвичами, и какое-то время мы молчали, поглощенные едой. Дело принимало совершенно иной оборот, и передо мной вставали все новые и новые вопросы.

17

– У вас есть собственная версия относительно того, что произошло? – спросила я, покончив с сандвичем. – Насколько мне известно, вплоть до вечера девятого января Элейн оставалась в Санта-Терезе. Это был понедельник. Я знаю, что она благополучно добралась до аэропорта, и у меня есть свидетель, который видел, как она садилась в самолет. Есть и еще кое-кто, кто утверждает, что она прибыла в Майами и на машине – через Форт-Лодердейл – приехала в Бока-Рейтон. Так вот, этот некто уверяет, что Элейн недолго находилась в Бока и что в последний раз она дала о себе знать, когда была в Сарасоте, где якобы остановилась у каких-то друзей. Концовка этой истории вызывает у меня большие сомнения, но, как говорится, за что купила... Так когда же и где Беверли могла ее убить?

– Возможно, последовала за ней во Флориду. Как раз после Нового года у нее был запой. Ее не было десять дней, домой она явилась сама не своя. Такой я ее никогда не видел. Она не сказала мне ни слова – ни где была, ни что случилось, ничего. На той неделе у меня были дела в Нью-Йорке, так что я оставил ее и улетел. Меня не было до следующей пятницы. Пока я отсутствовал, Беверли могла отправиться куда угодно. Что, если она поехала во Флориду и, как только представился случай, убила Элейн? Потом вернулась домой и – концы в воду.

– Неужели вы это серьезно? – удивилась я. – У вас есть хоть какие-то доказательства? Хотя бы косвенные свидетельства того, что Беверли могла иметь отношение к исчезновению Элейн?

Он покачал головой:

– Послушайте, я понимаю, что мои рассуждения, возможно, далеки от истины. Очень надеюсь, что так оно и есть. Видимо, мне вообще не стоило затевать этот разговор...

Пытаясь понять суть того, что наговорил Дэнзигер, я чувствовала, что все больше волнуюсь.

– Но зачем, скажите на милость, Беверли обращаться ко мне, если это она убила Элейн?

– Может, рассчитывала предстать в благоприятном свете. Вся эта история с наследством – удобный предлог, не подкопаешься. Предположим, когда ее извещают, что не могут связаться с Элейн, она уже знает, что та кормит рыб на дне океана. Но ведь надо что-то предпринять? Нельзя просто игнорировать это известие, потому что тогда кто-нибудь резонно поинтересуется, почему она не выказывает никаких признаков тревоги. Поэтому Беверли едет сюда и нанимает вас.

Но он меня не убедил.

– Только потом, когда я сообщаю ей, что хочу заявить в полицию, она вдруг начинает паниковать.

– Верно. Но тут же понимает, что попала впросак, и обращается ко мне, чтобы я сгладил неприятное впечатление, которое могло у вас возникнуть.

Я допила мартини, раздумывая над его словами. Все это казалось чересчур надуманным и совсем мне не нравилось. Вместе с тем следовало признать, что такое вполне возможно. Я задумчиво водила пустым бокалом по гладкой поверхности стола. Так кто же все-таки ворвался в квартиру Тилли?

– А где была Беверли в среду вечером и в четверг утром? – спросила я.

– Не знаю. А что вы имеете в виду? – не понял он.

– Мне интересно, где была Беверли вечером в среду и рано утром в четверг на этой неделе. Вместе с вами?

Дэнзигер нахмурился:

– Нет. В понедельник вечером я улетал в Атланту, вернулся только вчера. А в чем, собственно, дело?

Я решила пока не раскрывать карт и, пожав плечами, проронила:

– Здесь кое-что произошло. А вы не звонили ей из Атланты?

вернуться

3

Джекилл и Хайд – добропорядочное и порочное начала главного героя фантастического романа Р.Л. Стивенсона "Странная история доктора Джекилла и мистера Хайда" (1886).

– Нет. Не звонил. Раньше мы, случалось, звонили друг другу по междугородному. Но теперь я испытываю облегчение, когда не вижу ее. – Он взглянул на меня поверх края бокала. – Вы не верите ни единому моему слову, угадал?

– Верю или не верю, какое это имеет значение? Я должна установить истину. Пока же это все досужие рассуждения.

– Понимаю. У меня нет веских доказательств, но я чувствовал, что должен выговориться. Вся эта история не дает мне покоя.

– Хотите знать, что не дает покоя мне? – спросила я. – Как вы можете жить под одной крышей с человеком, которого подозреваете в убийстве?

Какое-то мгновение он сидел, угрюмо потупившись, затем уголки его губ искривились в уже знакомой мне холодной и надменной улыбке. Мне показалось, он собирается что-то сказать, но он все молчал, потом закурил очередную сигарету и жестом показал официантке, чтобы та принесла счет.

* * *

Ближе к вечеру я позвонила Роббу. Встреча с Обри Дэнзигером оставила неприятный осадок, а после двух мартини ломило в висках. Меня тянуло на воздух, хотелось солнца и движения.

– Не хотите поехать на стрельбище? – спросила я.

– Вы где?

– В офисе, только заскочу домой – захвачу патроны.

– Тогда заезжайте за мной, – сказал Джоуна.

Я улыбнулась. У меня словно камень с души свалился.

* * *

Над горами клубились облака, похожие на отрыжку допотопного паровозика. Старая дорога шла через перевал; мой "фольксваген" жалобно чихал и фыркал, так что пришлось переключиться с третьей передачи на вторую, а потом и на первую. Мы забирались все выше; вокруг было царство шалфея и горной сирени. По мере приближения к цели мы все более отчетливо различали вдали темную зелень кустарника, упрямо штурмующего отроги. Деревьев мало. Справа склоны, поросшие калифорнийским горцем[4] с ярко-оранжевыми вкраплениями губастика и жгуче-розовыми – колючего флокса. Буйство сумаха, или ядовитого дуба, в темной зелени которого совершенно терялась бледно-серебристая полынь – его противоядие.

Когда мы достигли вершины, я взглянула налево. Мы находились на высоте 2500 футов над уровнем океана, который простирался внизу серой дымкой, сливаясь с такими же серыми небесами. Береговая линия тянулась насколько хватало глаз, и Санта-Тереза представлялась на ней чем-то нематериальным, словно на фотоснимке, сделанном из космоса. Горная цепь, обрываясь у океана, вновь возникала вдали в виде гряды из четырех небольших островков. Солнце здесь, наверху, палило нещадно, и в воздухе, напоенном летучим эфиром, было разлито благоухание камфары. Кое-где на склоне торчали обезображенные пронесшимся в этих местах два года назад пожаром стволы толоконника. Все, что здесь произрастает, ждет не дождется зноя, только тогда раскрываются семена, чтобы затем, в сезон дождей, прорасти. Природный цикл, который не терпит вмешательства человека.

Под самым гребнем узкая дорога круто забирала влево и уходила вверх, петляя между громадными глыбами песчаника, которые почему-то казались всего лишь бутафорией съемочного павильона. Я остановилась на крытой гравием стоянке, мы взяли с заднего сиденья пистолеты и патроны и вышли из машины. За полчаса нашего пути мы едва ли обмолвились хотя бы словом, но сегодня тишина нисколько не тяготила меня.

Мы внесли необходимую плату и заткнули в уши комочки ваты, чтобы не оглохнуть. Я захватила с собой еще и специальные наушники против шума. После злополучного инцидента у меня начались проблемы с ушами, и я старалась их беречь. В наушниках было слышно, как я втягиваю носом воздух – обычно на подобные вещи как-то не обращаешь внимания. Я погрузилась в тишину, где-то далеко-далеко раздавалось биение моего сердца, словно кто-то двумя этажами ниже стучал в стену. Мы прошли на стрельбище, под козырек, похожий на навес для автомобилей. Кроме нас там был всего один человек – со спортивным пистолетом 45-го калибра, на который Джоуна, едва увидев его, положил глаз. Они завели разговор о регулируемых спусковых крючках и прицелах, а я занималась тем, что вставляла патроны – восемь штук – в магазин моего скромного пистолетика. Эта штуковина без названия досталась мне в наследство от моей собственной тетки. Тетка никогда в жизни не была замужем и, когда я осталась без родителей, взяла меня к себе. В шесть лет она учила меня шить и вязать крючком, а в восемь впервые привезла сюда и показала, как стрелять в цель, в качестве упора подложив мне под руки гладильную доску, которую привезла в багажнике. С тех самых пор, как я переехала к ней, я была очарована запахом пороха. Часами просиживала на крыльце и била молотком по рассыпанным веером пистонам, терпеливо извлекая – порцию за порцией – этот восхитительный аромат. После моих занятий крыльцо было усеяно кружочками красной бумаги и испещрено серыми – размером с дырку в ремне – оспинами от сгоревшего пороха. Так продолжалось два года, по прошествии которых тетка не выдержала, решив приобщить меня к настоящему делу.

Джоуна захватил с собой оба "кольта", и я попробовала пострелять из каждого, но они показались мне тяжеловатыми. Орехового дерева ручка "трупера" была точно каменная и тянула ладонь книзу, а четырехдюймовый ствол мешал целиться. При каждом выстреле рука у меня дергалась, как коленка, когда психиатр бьет по ней молоточком, а лицо обдавало гарью от порохового выхлопа. С "питоном" дела шли не намного лучше, поэтому, когда в ладони у меня оказалась моя собственная пушка, я почувствовала себя так, словно пожала руку старому другу.

В пять мы собрали свое барахло и отправились в старую почтовую таверну, примостившуюся в укромном тенистом уголке неподалеку от стрельбища. Мы пили пиво, закусывая хлебом и печеной фасолью и болтая о том о сем.

– Как продвигается твое дело? – спросил Джоуна. – Нашла что-нибудь еще?

Я покачала головой:

– Кое-что есть. Мне хотелось бы обсудить это с тобой. Только не сейчас.

– У тебя усталый голос.

Я улыбнулась.

– Со мной вечно одна и та же история. Мне подавай немедленных результатов. Если за два дня не добиваюсь успеха, у меня начинается депрессия. А как ты?

Джоуна пожал плечами:

– Скучаю по детям. Выходные я всегда проводил с ними. Хорошо, что ты позвонила. Спасла от хандры.

– И заставила наблюдать, как хандрю сама.

Он похлопал меня по руке и слегка сжал ее в ладони, тем самым выражая свое сочувствие. И я ответила на его пожатие.

Около половины восьмого вечера мы были у его дома. Джоуна вышел, и я поехала к себе. Устав от постоянных мыслей об Элейн Болдт, я села на диван и принялась чистить свою пушку. Пахло оружейным маслом; я неторопливо разобрала, протерла и снова собрала пистолет, и моя тревога постепенно улетучилась. После этого я разделась, закуталась в плед и взяла книгу по дактилоскопии. Я читала, пока сон не сморил меня.

* * *

В понедельник утром по дороге в офис я заглянула в агентство "Санта-Тереза трэвел", где побеседовала с некоей Люпэ, особой, являвшей собой забавную смесь чикано и негра. Выглядела она лет на двадцать с лишним; смуглая кожа, темные, с золотым отливом, коротко стриженные курчавые волосы; маленькие, прямоугольной формы очечки, приличный темно-синий брючный костюм с галстуком в полоску. Показав ей то, что осталось от билета Элейн, я изложила свою просьбу. Моя догадка подтвердилась. Элейн вот уже несколько лет была их постоянным клиентом. Однако, внимательнее осмотрев копию билета, Люпэ насторожилась. Сдвинув очки на кончик носа, она – поверх них – устремила на меня недоуменный взгляд. У нее были золотистые, как у лемура, глаза, придававшие ее облику нечто экзотическое. Пухлые губки, аккуратный прямой носик. Длинные, овальные ногти, на вид крепкие, как когти. Может, в другой жизни она была каким-нибудь норным зверьком? Жестом, выдававшим растерянность, она поправила очки.

вернуться

4

Калифорнийский горец – дикая разновидность гречихи.

– Не знаю, что и подумать, – пробормотала Люпэ. – Она все время заказывала билеты у нас, а этот, похоже, приобретен в аэропорту. – Она повернула билет лицевой стороной ко мне, напомнив мне в этот момент учительницу начальных классов, которая умудряется показывать детям картинки из иллюстрированной книжки, не прерывая при этом чтения. – Эти цифры указывают на то, что билет выдан, авиакомпанией и оплачен по кредитной карточке.

– По какой карточке?

– "Америкен экспресс". Она всегда ею пользовалась во время поездок. Но вот что странно. Билеты забронированы на... минуточку. Сейчас проверю. – Люпэ стала набирать на компьютере какие-то цифры – ее пальцы буквально летали по клавиатуре. По экрану со скоростью трассирующих пуль побежали зеленые строчки. Люпэ нахмурилась. – Ну да. Она должна была лететь из Лос-Анджелеса... первым классом... третьего февраля. Обратный забронирован на третье августа. Билеты оплачены.

– Насколько мне известно, она улетела неожиданно, – сказала я. – Если это выходные, то билеты можно купить только в авиакомпании, так?

– Совершенно верно, но она же не могла просто забыть о тех билетах, которые уже оплатила. Подождите, я проверю, забрала она их или нет. Может, она их поменяла.

Люпэ встала, подошла к металлическому шкафу у дальней стены и принялась рыться в папках. Наконец достала одну из них и протянула мне. Это была фирменная папка агентства, на которой – набранное аккуратными печатными буквами – значилось имя Элейн Болдт. Внутри лежали авиабилеты и указатель маршрута.

– Здесь билетов на тысячу долларов, – посетовала Люпэ. – Во всяком случае, добравшись до Бока-Рейтона, она могла бы связаться с нами.

– Не уверена, что она добралась, – пробормотала я, похолодев, и с минуту сидела, тупо глядя на неиспользованные авиабилеты. Потом вытащила из сумочки конверт "Транс уорлд эрлайнз", который прислала мне Джулия Окснер. Сзади скрепками были прикреплены четыре корешка от багажных талонов. Люпэ пристально наблюдала за мной.

Я вспомнила свою собственную поездку в Майами: вот я прилетела – это было утром в 4.45, – вот прошла мимо застекленных кабинок, в которых свален невостребованный багаж.

– Вы не могли бы связаться с аэропортом Майами? – спросила я. – Я хотела бы заявить о пропаже багажа. Посмотрим, может, что и выйдет.

– Вы потеряли багаж?

– Да. Четыре места. Красные кожаные сумки с серыми матерчатыми ремнями. Твердые стенки. Разного размера. Думаю, одна сумка через плечо. Вот корешки. – Я бросила на стол конверт "ТУЭ", и она выписала номера.

Я протянула ей свою карточку, и она сказала, что свяжется со мной, как только что-нибудь выяснит.

– Еще один вопрос, – сказала я. – Это был прямой рейс?

Люпэ взглянула на копию билета и покачала головой:

– Ночной. С пересадкой в Сент-Луисе.

– Спасибо.

* * *

Зайдя в офис, я увидела, что лампочка индикатора на автоответчике мигает, и нажала кнопку воспроизведения.

Это был Майк, мой приятель-панк.

– Алло, Кинси? А, черт, автоответчик. Ну все равно. Позвоню позже, хорошо? Ах да! Это Майк, хотел с вами кое о чем потолковать, но сейчас у меня урок начинается. Попозже перезвоню. Пока.

Таймер показывал, что звонили в 7.42. Может, он позвонит в поддень. Жаль, что Майк не оставил свой номер.

Я позвонила Джоуна и сообщила ему о том, что узнала в "Санта-Тереза трэвел" – а именно, что Элейн летела ночным рейсом с пересадкой в Сент-Луисе.

– Ты не можешь отправить ее описание в тамошнюю полицию? – спросила я.

– Конечно, могу. Думаешь, она именно там?

– Надеюсь.

Мне хотелось поболтать с ним, но ничего не получилось. Раздался отрывистый стук, и дверь распахнулась. Передо мной стояла Беверли Дэнзигер. Глаза ее метали громы и молнии. Я сказала Джоуна, что перезвоню, и повесила трубку.

18

– Проклятая стерва! – Беверли с треском захлопнула за собой дверь.

Не очень люблю, когда ко мне обращаются подобным образом; я тотчас почувствовала, что щеки у меня пылают, а настроение портится. Мелькнула мысль: уж не собирается ли она схватиться со мной врукопашную? Я улыбнулась как ни в чем не бывало – просто чтобы показать, что нисколько не напугана ее выходкой.

– Что случилось, Беверли? – нарочито развязным тоном осведомилась я и подумала, что лучше бы иметь что-нибудь под рукой на тот случай, если она вдруг бросится на меня. Но на глаза попались лишь тупой карандаш да катушка скотча.

Беверли стояла подбоченившись и смотрела с вызовом:

– Какого черта вам понадобилось связываться с Обри? Как вы посмели! Как вы посмели, чтоб вам?..

– Я не связывалась с Обри. Он сам связался со мной.

– Это я наняла вас. Я! Вы не имели никакого права встречаться с ним и за моей спиной обсуждать мои дела! Знаете, что я сделаю? Я подам на вас в суд!

Я не боялась, что она подаст на меня в суд. Я боялась, что она выхватит из сумочки ножницы и нарежет из меня кусочков для лоскутного одеяла.

Нависнув над столом, Беверли возмущенно трясла перед моим носом пальцем. В этот момент она напоминала персонаж комиксов, который, пыхтя от злости, выдувает из себя грозные реплики, и они слетают с его уст, точно воздушные шары. Жуткое зрелище: багровые щеки, подбородок по-бульдожьи выпячен, в уголках рта пузырится слюна. Она глубоко дышала, отчего грудь ее вздымалась, как кузнечные мехи. Вдруг губы у нее дрогнули, на глаза навернулись слезы, она всхлипнула, выронила сумочку и закрыла ладонями лицо. Я отказывалась что-либо понимать. Может, передо мной была сумасшедшая?

– Сядьте, – предложила я. – Покурите, успокойтесь. Расскажите, в чем дело.

Взгляд мой упал на пепельницу с предательскими остатками искромсанной сигареты Обри Дэнзигера. Украдкой взяв пепельницу, я выбросила содержимое в мусорную корзину. Беверли буквально рухнула в кресло – теперь в ее глазах вместо гнева была какая-то глубокая безысходная скорбь. Стыдно признаться, но меня это нисколько не растрогало. Должно быть, я просто бессердечная дрянь.

Пока Беверли рыдала, я приготовила кофе. Дверь приоткрылась, в комнату заглянула Вера Липтон. Наверное, услышала шум и решила проверить, все ли в порядке. Я только пожала плечами – мол, сама видишь, – и она исчезла. Беверли порылась в сумочке, достала оттуда бумажную салфетку и приложила к глазам, чтобы промокнуть остатки слез. Ее фарфоровое личико выглядело довольно помятым, блестящие черные волосы потускнели и безжизненно обвисли. Словом, на нее было жалко смотреть – она напоминала застигнутую дождем кошку.

– Простите, – промямлила она. – Я не должна была... Это все он. Он доводит меня. Из-за него я теряю рассудок. Вы не представляете себе, что это за сукин сын. Ненавижу...

– Полно, Беверли. Хотите кофе?

Она кивнула. Затем достала из сумочки косметичку, посмотрелась в зеркальце и салфеткой стерла потекшую тушь. Убрала косметичку и высморкалась, сделав это совершенно беззвучно. Снова открыла сумочку, извлекла сигареты и спички. Пальцы у нее дрожали, но – удивительное дело! – стоило ей закурить, и все ее напряжение как рукой сняло. Она глубоко затянулась, как будто вдыхая наркоз перед операцией. Я даже пожалела, что не способна испытать таких же ощущений от курения. Всякий раз, когда я пыталась сделать хотя бы одну затяжку, во рту появлялся тошнотворный привкус – не то горелого дерева, не то тухлого яйца, – и мне начинало казаться, что и от меня пахнет такой же мерзостью. В комнате, словно туман, повисло облачко дыма.

Беверли сокрушенно покачала головой:

– Вы понятия не имеете, что мне приходится терпеть.

– Послушайте, – заикнулась я. – Давайте поставим точки над i...

– Я знаю, вы здесь ни при чем. Вы не виноваты. – Глаза ее вновь увлажнились слезами. – Думаю, мне следовало давно к этому привыкнуть.

– Привыкнуть к чему?

Она судорожно скомкала салфетку.

– Он... он... когда встречается с кем-нибудь, всем говорит... что я пью. – Слова давались Беверли с трудом, словно ее душили спазмы, она едва сдерживала рыдания, которые комком застревали в горле. – Иногда во всеуслышание заявляет, что я нимфоманка, или говорит, что меня подвергают шоковой терапии. Все, что придет в голову. Чтобы сделать мне как можно больнее.

Я чувствовала, что от всего этого у меня ум за разум начинает заходить. Он сказал, что его жена алкоголичка. Что у нее запои по три дня. Что она набросилась на него с ножницами и что это она скорее всего убила собственную сестру, отомстив ей за связь с ним. И вот на тебе – теперь передо мной сидела эта самая жена и с плачем убеждала, что все это патологический бред, плод больного воображения мужа. Кому я должна была верить? К Беверли, казалось, вернулось самообладание; она снова деликатно высморкалась и подняла голову. Глаза ее покраснели от слез.

– Уверена, он говорил вам нечто подобное, ведь так?

– Думаю, его просто беспокоила судьба Элейн, – уклончиво ответила я. – Речь не шла о чем-то личном, так что пусть вас это не тревожит. Кстати, как вы узнали, что он был у меня?

– Я догадалась, поговорив с ним, – сказала она. – Точно не знаю. Он умеет все так ловко подать. Прозрачно намекнуть. Как бы ненароком оставляет улики и ждет, чтобы я на них наткнулась. А если я их не замечаю, тычет меня носом, а потом напускает на себя мину оскорбленной невинности... словно ничего не понимает.

"Как в случае интрижки с Элейн", – едва не вырвалось у меня, но я придержала язык. Меня внезапно осенило: а что, если это все неправда? А если и правда – вдруг она об этом не догадывается?

– Например? – робко произнесла я.

– Например, его роман с Элейн. Он спал с моей единственной сестрой. Боже, у меня в голове не укладывается, что он способен на такое. С ней все ясно. Она всегда мне завидовала. Привыкла иметь то, что хотела. Но он! Я чувствовала себя полной дурой. Он трахался с ней с той самой минуты, как не стало Макса. А я-то, блаженная тупица, несколько лет ничего не подозревала. Несколько лет!

Она отрывисто – как-то истерично – хохотнула:

– Бедняга Обри. Он-то ломал себе голову, что бы такое придумать, чтобы до меня все-таки дошло. Наконец сочинил эту байку про финансовую службу, которая якобы заинтересовалась его налогами. Я говорила, что это дело фининспектора – не мое, но он утверждал, что Харви советует нам самим проверить все счета и кредитные карточки. Я как дура занялась этими бумажками, тут-то все и открылось.

– Почему вы не расстанетесь? Не понимаю, кому нужны такие отношения? – Я всегда это говорю. Всегда, когда слышу подобные истории. Про пьянство, побои, супружескую неверность, оскорбления. Просто не понимаю, как люди могут мириться с этим. То же самое я сказала Обри, так почему бы теперь не сказать ей? Их брак не удался, и, независимо от того, на чьей стороне правда, оба они представляли собой жалкое зрелище. Разве что им нравилось страдать.

– Не знаю, – устало проронила она. – Думаю, отчасти дело в деньгах.

– Черт с ними, с деньгами. По калифорнийским законам оба супруга имеют равные права на имущество.

– Вот именно, – сказала она. – Он заберет половину имущества. Это же так несправедливо.

Я ничего не понимала:

– Так, стало быть, деньги принадлежат вам?

– Разумеется, мне, кому же еще? – Тут она насторожилась. – Неужели он сказал, что деньги его?

Я почувствовала себя неловко:

– Более или менее. Он сказал, что занимается недвижимостью.

Беверли на секунду опешила, затем дико захохотала. Смех сменился приступом кашля. Она поспешно вынула изо рта сигарету, ткнула ее в пепельницу и принялась бить себя в грудь. Она судорожно трясла головой, а из носа валил дым, словно у нее в мозгах случился пожар.

– Простите, ради Бога, – бормотала она, – но это что-то новенькое. Впрочем, мне следовало догадаться. А что еще он сказал?

У меня начали сдавать нервы.

– Послушайте, с меня довольно. Я в эти игры не играю. Знать не знаю о ваших проблемах, и мне все равно...

– Вы правы. Конечно, вы правы, – перебила она меня. – Боже мой, вы, должно быть, смотрите на нас как на лунатиков. Мне жаль, что мы вас втянули в свои дрязги. Разумеется, вас это не касается. Это касается только меня. Сколько я должна за то, что вам пришлось потратить на меня столько времени? – Она стала рыться в сумочке в поисках чековой книжки и пресловутого пенала красного дерева.

Я чуть не взбесилась:

– Мне не нужны ваши деньги. Не будьте смешной. Было бы куда лучше, если бы вы ответили на мои вопросы.

Беверли часто-часто заморгала; ее голубые с зеленоватым оттенком глаза блестели, точно льдинки.

– О чем вы хотите спросить меня?

– Сосед Элейн уверяет, что вы приезжали сюда во время рождественских каникул и крупно повздорили с Элейн. Мне вы говорили, что не виделись с ней несколько лет. Итак, чему прикажете верить?

Она потупилась и, чтобы выиграть время, полезла в сумочку за сигаретой.

– Ну же, Беверли, – не отставала я. – Скажите правду. Вы приезжали сюда или нет?

Достав спички, она извлекла одну и принялась чиркать по коробку. Очевидно, спичка оказалась негодная. Она бросила ее в пепельницу и вытащила вторую. На этот раз спичка загорелась, и Беверли неторопливо прикурила сигарету.

– Да, я действительно приезжала, – осторожно начала она, постукивая сигаретой о край пепельницы так, словно стряхивала пепел, которого еще не было.

От этих ее фокусов с сигаретами мне хотелось завыть.

– Ругались вы или нет?

Она поджала губы; к ней вернулась сдержанно-холодная светскость.

– Кинси, я тогда только что узнала об их связи. Разумеется, мы поругались. Уверена, именно этого Обри и добивался. А вы бы как поступили на моем месте?

– Какое это имеет значение? Я не его жена, так что кому какое дело, как бы я поступила! Скажите, почему вы мне солгали?

Казалось, Беверли всецело поглощена процессом курения. Я даже подумала, что она не собирается отвечать на этот вопрос. Но ошиблась.

– Я боялась, он что-то сделал.

Я не спускала с нее глаз.

Перехватив мой взгляд, она, словно спохватившись, вся подалась вперед:

– Он же сумасшедший. Законченный псих. Я испугалась, что он... не знаю, как вам сказать... думаю, я испугалась, что он ее убил.

– Тем более надо было сообщить в полицию. Не так ли?

– Вы не понимаете. Я не могла допустить, чтобы полиция лезла в это дело. Именно поэтому и обратилась к вам. Когда появилось завещание, я еще ничего такого не подозревала. Это был сущий пустяк. Думала, она подпишет и отправит юристу. Только позднее, когда выяснилось, что никто не знает, где она, я начала волноваться. Всякая чертовщина лезла в голову – даже толком не помню.

– Но когда я высказала предположение, что ее может не быть в живых, до вас наконец дошло? – устало, с видом презрительного равнодушия изрекла я.

Беверли неловко поерзала в кресле:

– Думаю, чуть раньше. Мне кажется, я просто боялась сформулировать ту мысль, которую впервые высказали вы. Гнала ее от себя. А потом подумала, что должна сама все осмыслить, прежде чем пойти на какие-то шаги.

– Почему вы решили, что ваш муж как-то причастен к исчезновению Элейн?

– В тот день... когда я приехала к Элейн и мы наговорили друг другу гадостей, она призналась мне, что их связь продолжается уже несколько лет. В конце концов до нее дошло, что Обри психопат, и она хотела порвать с ним. – Беверли заглянула мне в глаза. – Вы еще не знаете его. Не понимаете, что это за человек. С ним невозможно просто расстаться. Думаете, мне это не приходило в голову? Просто я уверена, что ничего не получится. Не могу сказать, что он сделает, но мне никогда не уйти от него. Никогда. Он достанет меня из-под земли и все равно заставит вернуться, только тогда мне придется расплачиваться по-настоящему.

– Беверли, по правде говоря, в это трудно поверить, – заметила я.

– Потому что он и вас купил. Заморочил вам голову, так что вы и не заметили, а теперь боитесь себе в этом признаться. Впрочем, не вам одной. Он со всеми так поступает. По этому человеку психушка плачет. Он ведь несколько лет провел в клинике Камарилло, пока Рейган не стал губернатором. Помните? Он урезал бюджет штата, и Обри вместе с ему подобными выкинули на улицу. Он вернулся домой, и с тех пор моя жизнь стала сущим адом.

Я взяла карандаш, машинально постучала им по столу, затем отбросила в сторону.

– Вот что я вам скажу. Я хочу найти Элейн. Это все. Я как дрессированный пудель. Что мне говорят, то и делаю. И не успокоюсь, пока не узнаю, что с ней произошло и где она пропадала все это время. Дай-то Бог, если вы ни при чем.

Беверли вскочила, схватила сумочку и, опершись руками о стол, наклонилась ко мне:

– Моя дорогая, лучше скажите: дай Бог, если Обри ни при чем! – зловеще прошипела она и вышла вон.

Только тогда я почувствовала еле уловимый запах виски.

Я достала пишущую машинку и принялась строчить подробный отчет для Джулии, не забыв приложить перечень своих расходов за последние два дня. Требовалось время, чтобы переварить все, что Беверли наговорила про своего мужа. Это напоминало известный парадокс, к которому прибегают в некоторых первобытных племенах: один всегда врет, другой всегда говорит чистую правду, так что совершенно невозможно определить, где ложь, а где правда. Обри уверял меня, что Беверли, когда пьет, становится сама не своя. Беверли уверяла, что по нему психушка плачет, но, судя по всему, говорила это, будучи не вполне трезвой. Я не имела ни малейшего понятия, кто из них говорил правду, и слабо представляла, как это можно выяснить. Собственно, я даже не могла сказать, насколько это принципиально. Жива Элейн Болдт или нет? Этот вопрос не давал мне покоя, но до сих пор я и не представляла, что ответ на него, возможно, знает кто-то из четы Дэнзигер: Беверли или Обри. Я исходила из кардинально противоположных предпосылок, будучи почти уверена, что исчезновение Элейн каким-то образом связано с убийством Марти Грайс. Теперь приходилось начинать все сначала.

* * *

К обеду я вернулась домой и решила пробежаться. Я понимала, что толкусь на месте, однако интуиция подсказывала мне – надо выждать. Что-то назревало. В глубине души я надеялась, что в скором времени появится некое недостающее звено. Пока же необходимо было расслабиться. Однако с бегом не клеилось, и у меня окончательно испортилось настроение. Где-то на исходе первой мили закололо в боку. Я подумала, это пройдет. Отнеся боль на счет небольшого растяжения, попробовала массировать бок пальцами и сделала несколько наклонов. Не помогло. Тогда я начала делать глубокий вдох-выдох, одновременно продолжая наклоняться вперед, но боль не исчезала. Я перешла на шаг, и постепенно боль утихла, но едва попробовала бежать, в боку снова нестерпимо закололо, и я остановилась как вкопанная. К тому времени с грехом пополам была преодолена половина дистанции. Плюнув, я поплелась домой. Полторы мили прошла шагом, проклиная собственную слабость. В итоге даже не вспотела, а владевшее мной раздражение, вместо того чтобы улетучиться, лишь усилилось.

Я приняла душ и оделась. В контору возвращаться не хотелось, но удалось пересилить себя. Мне предстояло начать все сначала, предстояло снова забрасывать удочку – может, где-то и клюнет. Я уже почти израсходовала свой арсенал средств и все же на что-то надеялась.

Войдя в офис, я увидела, что огонек автоответчика мигает. Я открыла дверь на балкон, чтобы немного проветрить комнату, затем включила запись.

– Кинси, привет, – услышала я. – Это Люпэ из "Санта-Тереза трэвел". Похоже, с чемоданами вам здорово повезло. Я связалась с отделом невостребованного багажа "Транс уорлд эрлайнз" и попросила проверить. Все четыре места оказались там. Мне сказали, что могут отправить их сегодня дневным рейсом, если вы захотите. Перезвоните и скажите, как намерены поступить.

Я выключила автоответчик и с криком "Ура!" выбросила вверх кулаки. Тут же позвонила Джоуна и все рассказала ему. Я пребывала в эйфории. С тех пор как нашелся кот, это было моей единственной удачей.

– Что мне делать, Джоуна? Как думаешь, нужно получить судебный ордер, чтобы открыть чемоданы?

– Не забивай себе голову. У тебя же есть корешки багажных талонов, так?

– Ну да, они у меня с собой.

– Тогда садись на самолет и лети во Флориду.

– А почему просто не попросить, чтобы их переправили сюда?

– А что, если она в одном из них?

Воображение услужливо нарисовало эту картину, и меня передернуло.

– Думаю, тогда уже заметили бы. Ну, знаешь... запах, что-нибудь капало бы...

– Видишь ли, однажды мы нашли тело, которое пролежало в багажнике автомобиля полгода. Одной шлюшке кто-то воткнул в глотку высокий каблук-шпильку, и она превратилась в мумию. Не спрашивай меня, как и почему, но она была совершенно целая. Просто высохла. Была похожа на большую кожаную куклу.

– Пожалуй, полечу, – пролепетала я.

В десять вечера самолет уже уносил меня в сторону Флориды.

19

Мы приземлились в 4.56 по восточному времени. Моросил дождь, термометр показывал 70 градусов по Фаренгейту. Еще не рассвело, в здании аэровокзала горел тусклый, монотонный свет, а кондиционеры усиленно нагнетали искусственную прохладу, отчего казалось, будто это космическая станция, которая болтается на орбите, удаленной от Земли миль на сто. Ранние пассажиры целеустремленно сновали по коридорам, автоматически распахивались и захлопывались двери, отчаянно, точно лишившись надежды дождаться ответа, сигналили пейджеры. Создавалось впечатление, что все происходит здесь само собой, без всякого вмешательства со стороны человеческих существ.

Пункт невостребованного багажа "ТУЭ" открывался в девять, надо было как-то скоротать время. Вещей у меня не было, если не считать матерчатой сумки, где я держала зубную щетку и прочую мелочь, включая смену трусиков. Всегда беру с собой зубную щетку и смену трусиков. Я отправилась в туалет, чтобы привести себя в порядок. Умылась, пригладила влажной ладонью волосы, машинально отметив, какой неестественно бледной кажется кожа под жутковатым светом флуоресцентных ламп. В зеркале я увидела стоявшую у меня за спиной женщину, она меняла подгузники розовощекому младенцу, из тех, что похожи на взрослых, которые любят напускать на себя важность. Все время, пока мамаша обихаживала его, он с серьезным видом глазел на меня. Иногда так же смотрят кошки, так, словно мы с ними иностранные агенты, встретившиеся на явке и обменивающиеся тайными сигналами.

Я задержалась у стойки с прессой и взяла газету. Работал буфет, я заказала яичницу с беконом, поджаренный хлеб, стакан сока и не спеша позавтракала, заодно прочитав забавную статейку о человеке, который завещал все свои деньги говорящему скворцу. До семи утра я не в состоянии читать ничего серьезного.

Без четверти девять, дважды продефилировав из конца в конец по зданию вокзала, я – с ручной тележкой, которую, заплатив доллар, взяла напрокат, – подтянулась поближе к багажному отделению. В одном из застекленных отсеков виднелись аккуратно стоящие рядком чемоданы Элейн. Похоже, кто-то заранее позаботился о том, чтобы извлечь их из общей кучи. Наконец, мужчина средних лет в форменной одежде "ТУЭ", гремя ключами, открыл распределительный щит и стал – одну за другой – зажигать лампы. Это напоминало театр: вот-вот поднимется занавес и передо мной разыграют одноактную пьесу в скромных декорациях.

Я поздоровалась, предъявила корешки квитанций и прошествовала за человеком в форме в камеру хранения; там он, не проронив ни звука, погрузил мой багаж на тележку. Я ждала, что он попросит меня предъявить какой-нибудь документ, удостоверяющий личность, но ему, по всей видимости, было наплевать, кто я такая. Очевидно, к невостребованному багажу относятся так же, как к котятам, которые никому не нужны. Он просто обрадовался случаю сбыть его с рук.

Мне нужна была машина, и я отправилась в дешевое бюро проката. Накануне вечером я позвонила Джулии Окснер и предупредила, что заеду к ней. Теперь оставалось найти нужное шоссе на север. Толкая перед собой тележку, я пошла к автомобильной стоянке, подставив лицо мягкому, точно шелк, дождику. Парило. Пахло дождем и отработанным самолетным топливом. Забросив чемоданы в багажник, я взяла курс на Бока-Рейтон. Лишь когда я остановилась перед кондоминиумом и выгрузила чемоданы, до меня дошло, что все четыре на замке, а ключей нет. Очень мило! Может, Джулия что-нибудь придумает. Я занесла багаж в лифт, поднялась на третий этаж и в два захода перетащила вещи к квартире Джулии.

Я постучала и стала ждать. Наконец за дверью послышались шаркающие шаги, сопровождавшиеся радостными причитаниями:

– Иду, иду. Только не сдаваться. Осталось всего шесть футов. Лечу на всех парах.

Невольно улыбнувшись, я оглянулась. Квартира Элейн не подавала никаких признаков жизни. Даже коврик перед дверью исчез – может, внесли внутрь, может, выбросили; только золотистый квадрат тончайшего просочившегося сквозь ворс песка указывал на то, что коврик все-таки существовал.

Дверь открылась. Должно быть, старческий горбик между лопатками на спине Джулии давил ее к земле; она приходилась мне как раз по пояс и, для того чтобы увидеть мое лицо, вынуждена была наклонять голову-одуванчик набок и из такого положения косить глаза кверху. Кожа, сухая и тонкая, как пергамент, обтягивала руки наподобие хирургических перчаток, были видны вены и лопнувшие капиллярные сосуды. Бросались в глаза узловатые костяшки пальцев. Возраст сделал ее прозрачной, казалось, она медленно оплывает, как свеча, подожженная с двух концов.

– Кинси, дорогая! Так и знала, что это ты. Я тебя с шести часов утра поджидаю. Входи, входи.

Она посторонилась, уступая мне дорогу; я внесла чемоданы и закрыла за собой дверь. Джулия ткнула в один из чемоданов своей палкой и сказала:

– Они самые, я их узнала.

– К сожалению, на замке.

На всех чемоданах были кодовые замки, чтобы открыть их, требовалось набрать определенную комбинацию цифр.

Джулия удовлетворенно потерла ладони:

– Предстоит неплохая работенка, верно? Кофе выпьешь? Как долетела?

– От кофе не отказалась бы, – произнесла я. – Долетела нормально.

В квартире у нее было полно антиквариата. Викторианская эпоха здесь соседствовала с восточной роскошью: резной, вишневого дерева буфет с мраморной крышкой, широкий диван из мореного дуба, украшенная диковинной резьбой ширма из слоновой кости, кресло-качалка, две лампы под ярко-красными абажурами, персидские ковры, высоченное трюмо в раме из красного дерева, фортепиано, накрытое отделанной бахромой шалью, кружевные шторы, стены затянуты шелком, украшенным богатой вышивкой. В глубине комнаты телевизор с большим 25-дюймовым экраном, вокруг – семейные фотографии в тяжелых серебряных рамках. Серый лик телеэкрана казался чужеродным и выглядел вызывающе среди этого обилия красивых вещей. Безмятежную тишину, царившую в квартире Джулии, не столько нарушало, сколько подчеркивало тиканье напольных часов – будто кто-то легонько постукивал барабанными палочками.

Я прошла на кухню, налила нам кофе и вернулась в гостиную; чашки мерно позвякивали на блюдцах, словно до нас докатывались слабые отзвуки далекого калифорнийского землетрясения.

– Это ваши семейные реликвии? – спросила я. – Некоторые просто чудо.

Джулия махнула палкой:

– Никого не осталось, кроме меня, так что все досталось мне. Нас в семье было одиннадцать детей, я – самая младшая. Мать говорила, что я вздорная девица, клялась, что не видать мне никакого наследства. Я помалкивала. Теперь вот дождалась. Мать, понятное дело, умерла, отец – тоже. У меня было восемь сестер и два брата – все они умерли. Так постепенно все перешло ко мне, хотя здесь уже и ставить-то некуда. В конце концов, со всем приходится расставаться. Живешь себе в десяти комнатах, а потом – бац! – и оказываешься в приюте для престарелых, где и места-то всего – разве что тумбочку и свечку поставить. Но я туда не собираюсь.

– Да вы еще хоть куда.

– Надеюсь. Хотелось бы протянуть подольше. А потом... потом запру дверь на все замки и наложу на себя руки, если, конечно, не отдам Богу душу раньше. Я мечтаю умереть ночью в своей кровати. На этой кровати я появилась на свет – хорошо бы на ней же и окочуриться. Кинси, а у тебя большая семья?

– Нет. Я одна. Меня воспитывала тетушка, но она десять лет назад умерла.

– Выходит, мы с тобой товарищи по несчастью. Это утешает, верно?

– Можно и так сказать.

– Я выросла в семье горлопанов и драчунов. Все вечно чем-то швыряли друг в друга. Швыряли стаканы, тарелки, стулья, столы – все, что попадалось под руку. В воздухе всегда носились "снаряды" – предметы летали из одного конца комнаты в другой; вопль означал точное попадание. В основном это были девочки, но все – чертовски меткие стрелки. Однажды сестра подстрелила меня, когда я завтракала, сидя на детском стульчике. Что тут говорить – она мастерски играла в бейсбол. Так ловко метнула в меня грейпфрутом – овсянка разлетелась по всей комнате. Теперь, оглядываясь назад, вижу, что все мы были просты до безобразия, но зато у нас была дьявольская хватка. Мы добились в жизни чего хотели, и никто не мог про нас сказать, что мы беспомощны или слабовольны. Ну да ладно. Давай займемся чемоданами. В крайнем случае можно будет сбросить их с балкона. Думаю, они откроются, когда брякнутся на тротуар.

Мы подошли к решению этой проблемы, как профессиональные взломщики. Джулия предположила (и оказалась права), что Элейн использовала такие комбинации чисел, которые брала из жизни. Адрес, почтовый индекс, номер телефона или карточки социального страхования, день рождения. Мы выбрали разные группы чисел и принялись за дело. Мне повезло с третьей попытки, когда я набрала комбинацию, состоящую из последних четырех цифр страховки Элейн. Задачу облегчало то обстоятельство, что на всех четырех замках код оказался одним и тем же.

Мы открыли чемоданы на полу в гостиной. В них оказались самые обычные вещи: одежда, косметика, украшения, шампунь, дезодорант, тапочки, купальник, – однако все лежало вперемешку, одним беспорядочным ворохом, как в фильмах, когда жена в разгар скандала с мужем спешно собирается и уходит. Платья – с вешалками-плечиками внутри – скомканы и свалены в кучу, обувь оказалась сверху. Можно было предположить, что из шкафов вынули все ящики и высыпали без разбора содержимое в самый большой чемодан. Джулия устроилась в кресле-качалке и теперь сидела, опершись подбородком на палку, похожая на растение, которое подвязали, чтобы не упало. Я расположилась на диване и, с тревогой поглядывая то на нее, то на чемоданы, наконец нарушила молчание:

– Не нравится мне это. Как известно, Элейн отличалась почти маниакальной аккуратностью. Видели бы вы ее квартиру в Санта-Терезе... такая чистенькая, прибранная, все блестит. Неужели вас вот это не удивляет? Разве это на нее похоже?

– Пожалуй, ты права. Разве что она страшно торопилась. – В голосе Джулии слышались неуверенные нотки.

– Даже если так, все равно вряд ли она устроила бы такой кавардак.

– А ты как считаешь? Что, по-твоему, все это значит?

Я рассказала ей о лишних авиабилетах, об остановке в Сент-Луисе и обо всем, что, на мой взгляд, могло хоть как-то относиться, к делу. Мне было приятно иметь в ее лице благодарного слушателя, которому можно выложить свои версии. К тому же Джулия была умна и, как и я, любила решать головоломки.

– Не убеждена, что она вообще добралась сюда, – сказала я. – Это следует лишь из показаний Пэт Ашер, а ее слова ни у вас, ни у меня не вызывают большого доверия. Что, если Элейн по какой-то причине осталась в Сент-Луисе?

– Без багажа? Да ты еще говорила, что она и паспорт с собой не взяла. Куда ей в таком случае деваться?

– Ну, у нее было манто из рыси. Она могла бы заложить или продать его. – В голове у меня вертелась какая-то мысль, но никак не удавалось ухватить ее.

– Кинси, как-то не верится, что она продала манто, – отмахнулась Джулия. – Зачем ей это нужно? У нее куча денег. Акции, облигации, паи во всевозможных инвестиционных фондах. Ей не нужно ничего закладывать.

Я задумалась. Разумеется, она права.

– Все время думаю, а вдруг ее нет в живых? Багаж прибыл, а Элейн – нет. Вдруг она где-нибудь в морге с биркой на ноге?

– Думаешь, кто-то выманил ее из самолета, а затем убил?

Я неуверенно покачала головой:

– Не знаю. Возможно. Как возможно и то, что она вообще никуда не улетала.

– Мне кажется, ты говорила, кто-то видел, как она села в самолет. Ты что-то говорила про таксиста...

– Строго говоря, это нельзя считать опознанием. То есть, я хочу сказать, таксист принял заказ, женщина, которую он до этого ни разу в жизни не видел, представилась как Элейн Болдт, вот и все. Кто ее знает? Он просто поверил ей на слово. И мы бы поверили на его месте. Скажем, откуда вам известно, что я Кинси Милхоун? Просто потому, что так сказала я. Кто-нибудь мог выдать себя за нее, чтобы запутать следы.

– Для чего?

– Вот этого-то я и не знаю. Мы имеем по крайней мере двоих, кто мог бы это провернуть. Одна из них – ее сестра Беверли.

– Вторая – Пэт Ашер, – подхватила Джулия.

– Когда Элейн сошла со сцены, Пэт извлекла из этого выгоду. Несколько месяцев она распоряжалась квартирой в Бока-Рейтоне, не платя при этом ни цента.

– Никогда не слышала, чтобы кого-то убивали ради крыши над головой, – едко заметила Джулия.

Я улыбнулась, понимая, что мы бредем на ощупь, вслепую, но все-таки надеялась на что-нибудь набрести.

– Пэт Ашер оставила свой новый адрес? Она мне обещала.

Джулия энергично затрясла головой:

– Кармен говорит, она дала ей какой-то. Но это оказалось фикцией, для отвода глаз. Она собралась и умотала в тот же день, когда ты приезжала сюда. С тех пор ее никто не видел.

– Вот дрянь. Так я и знала.

– Ну ты же не могла ей помешать, – попыталась успокоить меня Джулия.

Я откинулась на спинку дивана и попыталась рассуждать вслух:

– Знаете, это могла быть и Беверли. Возможно, она укокошила Элейн в Сент-Луисе, например, в дамском туалете.

– Или убила ее в Санта-Терезе и с тех пор выдавала себя за нее, – подхватила Джулия. – Может, это она собрала чемоданы, она же села в самолет.

– Или все было иначе, – продолжала я. – Возьмем Пэт. Что, если они с Элейн совершенно чужие люди, которые случайно познакомились в самолете? Возможно, разговорились, и тут Пэт осенило... – Увидев кислую мину на лице Джулии, я осеклась. – Да, звучит не слишком убедительно.

– Ну почему бы не пофантазировать. Может, Пэт знала Элейн еще по Санта-Терезе и отправилась за ней.

Я задумалась.

– Вполне возможно. Тилли утверждает, что Элейн – по крайней мере она считает, что это была Элейн, – вплоть до марта время от времени присылала ей открытки. Но открытки тоже могут быть фальшивкой.

Я принялась подробно рассказывать о своих встречах с Обри и Беверли Дэнзигер, как вдруг меня словно током ударило – я вспомнила одну занятную деталь:

– Постойте. На имя Элейн приходил счет от некоего меховщика из местных, отсюда – из Бока-Рейтона. Вот бы разыскать его – узнать, знакома ли ему ее шуба. Это могло бы нам помочь.

– Какой меховщик? У нас их довольно много.

– Надо уточнить у Тилли. Можно от вас позвонить в Калифорнию? Может быть, если мы найдем манто, то выйдем и на Элейн.

Джулия указала палкой в сторону телефона. Я тотчас связалась с Тилли и изложила ей свою просьбу.

– Вы знаете, – сказала Тилли, – тот чек исчез вместе с остальными, но пришел еще один. Потерпите минуточку, я сейчас проверю.

Не прошло и минуты, как Тилли снова взяла трубку:

– Это напоминание об уплате. Повторное. Меховое ателье Жака – семьдесят шесть долларов за хранение и двести долларов за перекрой. Интересно, зачем ей понадобилось его перекраивать? Тут еще от руки нарисована веселая рожица, под ней приписка "Спасибо за заказ", а ниже – грустная физиономия с таким текстом: "Надеемся, задержка с оплатой – простое недоразумение". Здесь еще несколько счетов. Сейчас я посмотрю.

Я услышала, как Тилли вскрывает конверты.

– Ага. Все просрочены. Похоже, она здорово потратилась. Секундочку. Ого. "Виза", "Мастеркард". Последняя покупка совершена... всего дней десять назад. Но это, похоже, все. Ее просят больше не пользоваться карточками, пока она не покроет разницу.

– Там указано, где произведены покупки? Где-нибудь во Флориде или нет?

– Да, вроде. В основном это... Бока-Рейтон и Майами, да вы можете сами взглянуть, когда вернетесь. Я поменяла замки, так что теперь не о чем беспокоиться.

– Спасибо, Тилли. Продиктуйте, пожалуйста, адрес мехового ателье.

Я записала адрес, а Джулия объяснила, как туда доехать. Я оставила ее и спустилась к машине. Зловещее стальное небо не предвещало ничего хорошего, слышались далекие раскаты грома – точно где-то по дощатому настилу грузчики катили пианино. В неподвижном воздухе было разлито туманное марево, свет, пронзительно белый, резал глаз, зелень травы призрачно фосфоресцировала. Оставалось надеяться, что я обернусь до того, как разразится гроза.

* * *

Ателье Жака находилось в недрах торгового комплекса. Элегантная площадь раскинулась под ажурным решетчатым сводом, вокруг в больших голубых вазонах росли хрупкие березки, на ветках висели разноцветные гирлянды, и в предгрозовых сумерках их мерцание напоминало о Рождестве. Фасады магазинов были отделаны гранитом какого-то сизого, голубиного, цвета, так что я даже решила, что важно расхаживавших по мостовой живых голубей завезли сюда специально, для пущего декоративного эффекта. Они и ворковали-то как-то изысканно, словно шуршали новенькими купюрами.

Витрина ателье Жака была оформлена со вкусом. На фоне лазурного неба на белой песчаной дюне чьей-то небрежной рукой скинутое с плеч манто из золотистой куницы, на гребне пучки метельчатой униолы, а по песку тянется похожий на вышивку след, оставленный раком-отшельником. Словно остановленное мгновение: женщина – должно быть, глупая и богатая – спустилась на берег и, сбросив роскошные меха, обнаженная вошла в море – а может, она за дюной предается любви. Я готова была поклясться, что вижу, как колышется трава от несуществующего ветра, и чувствую разлитый в воздухе аромат духов незнакомки.

Я толкнула дверь и вошла в ателье. Если бы я имела деньги и могла представить себя облаченной в шкурки этих несчастных созданий, то не задумываясь оставила бы здесь не одну тысячу баксов.

20

Интерьер был выдержан в голубых пастельных тонах. В центре зала под высоким потолком висела красивая люстра. Лилась негромкая камерная музыка, как будто где-то пиликал не видимый глазу струнный квартет. Обращенные друг к другу, стояли элегантные кресла в стиле чиппендейл. На стенах висели массивные зеркала в золотых рамах. Единственной деталью, которая портила идеальную в остальном атмосферу салона восемнадцатого века, была миниатюрная видеокамера в углу, следившая за каждым моим шагом. По правде говоря, я не понимала, зачем это нужно. Никаких мехов поблизости не оказалось, а мебель скорее всего была привинчена к полу. Я сунула руки в задние карманы – просто чтобы показать, что знаю, как себя вести. В зеркале я увидела свое отражение. Вылинявшие джинсы, фуфайка-безрукавка – словно машина времени по ошибке забросила меня в эпоху рококо. Я поиграла мускулами и подумала, что неплохо было бы снова заняться атлетической гимнастикой. Рука моя походила на змею, которая недавно съела что-то очень маленькое, вроде скомканных носков.

– Слушаю вас.

Я вздрогнула и обернулась. Передо мной стоял мужчина, который выглядел так же нелепо, как и я сама. Огромный, тучный – наверное, весил все триста фунтов, – в широченной блузе, он смахивал на палатку, натянутую на алюминиевый каркас. Ему, должно быть, перевалило за шестьдесят. Лицо его явно нуждалось в подтяжке: обвисшие веки, дряблые губы, двойной подбородок. То, что осталось от его шевелюры, в основном группировалось в районе ушей. Мне послышалось – хотя ручаться не могу, – что он издал очень неприличный звук.

– Я хотела бы поговорить об одном просроченном счете, – сказала я.

– Этим занимается бухгалтер. Сейчас ее нет.

– Одна женщина оставила у вас манто из рыси – почистить и перекроить. Она так и не заплатила по счету.

– И что?

Да, видимо, мои внешние данные не произвели на него никакого впечатления. Сама любезность.

– А Жак здесь? – спросила я.

– С ним вы и разговариваете. Жак – это я. А вы кто такая?

– Мое имя Кинси Милхоун. – Я протянула ему свою визитную карточку. – Частный детектив из Калифорнии.

– Без дураков? – Он подозрительно посмотрел на карточку, потом на меня, наконец покосился по сторонам, точно опасаясь, не подстроила ли я какой-нибудь хохмы со скрытой камерой. – И что вам от меня нужно?

– Хочу спросить вас о той женщине, которая принесла манто.

– У вас есть ордер?

– Нет.

– Вы принесли деньги, которые она задолжала?

– Нет.

– Так что же вы от меня хотите? У меня нет времени. Меня ждет работа.

– Что, если мы поговорим, пока вы будете работать?

Набычившись, Жак уставился на меня. При этом он сопел, как умеют сопеть только толстые люди.

– Ладно. Как вам будет угодно.

Я прошла за ним в заднюю комнату – там царил хаос. Меня преследовал какой-то странный запах. От месье Жака пахло так, как будто он перезимовал в пещере.

– Давно работаете меховщиком? – спросила я.

Жак посмотрел на меня так, словно я его оскорбила.

– С десяти лет, – наконец изрек он. – Этим занимались еще мои отец и дед.

Он указал на стул, и я села, положив свою матерчатую сумку на пол. Справа от меня находился длинный рабочий стол, на котором были разложены бумажные выкройки. Там же лежала уже сшитая правая передняя половина норковой шубы, над которой он, очевидно, еще работал. Слева на стене висели разрозненные выкройки, справа стояли допотопного вида швейные машины. Повсюду валялись шкурки, какие-то обрезки, незаконченные шубы, книги, журналы, коробочки, каталоги. Два манекена-близнеца стояли бок о бок с важным видом, словно позируя для фотографа. Запахом кожи и какой-то особой, ремесленной, атмосферой это место напоминало обувную мастерскую. Жак смерил взглядом незаконченную шубку и взял в руки резак со страшным кривым лезвием. Тут он посмотрел на меня, и я заметила, что глаза у него в точности такого же цвета, как мех норки.

– Так что вы хотели узнать? – спросил он.

– Вы помните ту женщину?

– Я прекрасно помню ее манто. Разумеется, помню и ее саму. Миссис Болдт, кажется.

– Совершенно верно. Скажите, когда вы видели ее последний раз?

Он снова принялся разглядывать мех. Сделав разрез, подошел к одной из машин и жестом показал мне, чтобы я подошла ближе. Сел на стул и начал шить. Теперь мне стало понятно, что агрегат, который я вначале приняла за допотопный "Зингер", на самом деле представляет собой специальную машину для сшивания меха. Жак сложил вместе два куска меха и заправил край в отверстие между металлическими дисками, похожими на серебряные доллары. Машина застрекотала, обметывая края, а Жак ловкими движениями пальцев убирал мех, чтобы он не попал в шов. На всю операцию ушло секунд десять. Затем он разгладил шов, проведя по нему большим пальцем. Мне показалось, что на шкурках не меньше шестидесяти таких швов, отстоявших друг от друга на каких-нибудь четверть дюйма. Меня так и подмывало спросить, что это он делает, но не хотелось его отвлекать.

– Она пришла где-то в марте, сказала, что хочет продать манто.

– А откуда вам известно, что это было ее манто?

– Потому что я спросил документы и чек. – В его голосе вновь послышалось раздражение.

– Она не сказала, почему хочет продать его?

– Сказала, что оно ей надоело. Она хотела норку, возможно, светлую. Я предложил ей выбрать из имевшихся в продаже, но она сказала, что предпочитает получить наличными. Мне не хотелось платить наличными за поношенную вещь. Как правило, я не имею дела с подержанным товаром. Его не берут, так что это сплошная головная боль.

– Судя по всему, вы все же сделали для нее исключение.

– Да, знаете ли. Дело в том, что рысь была в превосходном состоянии, а моя жена уже давно ко мне приставала, чтобы я сделал ей такую. У нее, правда, и так пять штук, но когда эта подвернулась, я подумал... почему не порадовать старуху? Мне же нетрудно. Мы с миссис Болдт немного поторговались, наконец договорились на пять тысяч долларов. Нас обоих это устраивало, тем более что у меня и шляпка была подходящая. Я только сказал, что ей придется заплатить за чистку и перекрой.

– Зачем было перекраивать?

– Моя жена недотягивает до пяти футов. Если быть до конца точным, в ней четыре фута одиннадцать дюймов. Только не вздумайте ей сказать, что я проболтался. Она считает, что у нее чуть ли не врожденный дефект. Да вы, наверное, сами знаете – коротышки с детства начинают носить обувь на высоких каблуках, стараются казаться выше, чем они есть на самом деле. Знаете, что она в итоге сделала? Научилась кататься на роликовых коньках. Говорила, что только так чувствует себя полноценным человеком. Словом, я подумал – а подарю-ка ей эту рысью шубу. Отличная вещь. Вы сами-то ее видели?

Я покачала головой:

– Ни разу.

– Да ну! Идемте. Вы должны обязательно посмотреть. Она у меня здесь. Я еще не успел перешить ее.

Жак направился в глубь комнаты, и я покорно поплелась за ним. Он открыл массивную металлическую дверь, которая вела в подвал. Пахнуло холодом, как из морозильной камеры. Шубы висели на вешалках в два ряда – словно построившиеся в шеренги женщины. Жак шел по проходу, попутно проверяя каждую, и пыхтел от напряжения. Ему в самом деле не помешало бы немного похудеть. Когда он дышал, мне казалось, кто-то с шумом плюхается в кожаное кресло. Едва ли это могло свидетельствовать об отменном здоровье.

Наконец он нашел манто, снял его с вешалки, и мы двинулись в обратный путь, вон из холодного, точно склеп, склада. Дверь, лязгнув, захлопнулась. Так вот оно, пресловутое манто Элейн Болдт. Мех был богатый, бело-серых тонов, скроенный таким образом, что каждая полоска к подолу сужалась наподобие клина. Должно быть, по выражению моего лица Жак понял, что я никогда в жизни не держала в руках такой дорогой вещи.

– Примерьте-ка, – небрежно бросил он.

Мгновение помешкав, я облачилась в манто. Запахнула полы и посмотрела на себя в зеркало. Манто доходило мне почти до щиколоток, плечи выпирали, точно защитные щитки для неизвестного доселе вида спорта.

– Я выгляжу в нем как снежный человек.

– Вы шикарно выглядите. – Он смерил меня взглядом, затем посмотрел на мое отражение в зеркале. – Здесь немного подобрать, укоротить рукава. Или предпочитаете лису – если это вас не устраивает.

Я рассмеялась:

– С моими доходами высший шик – это фуфайка на молнии. – Я сняла манто и, возвращаясь к делу, спросила: – А почему вы заплатили ей за шубу, не дожидаясь, пока она рассчитается с вами? Почему просто не вычесть стоимость ваших расходов из пяти тысяч и не отдать ей разницу?

– Бухгалтер решила, что так будет правильнее. Не спрашивайте меня почему. Так или иначе, почистить шубу – это не бог весть какие деньги, а перекраивать все равно мне, так что какая разница? Я провернул выгодную сделку, вот и все. Адель, естественно, бесится, что та не заплатила по счету, но мне-то что за дело?

Пока Жак относил шубу в подвал, я достала из сумки фотографию Элейн и Марти Грайс, которую мне дала Тилли. Когда он вернулся, я показала ему снимок.

– У которой из этих женщин вы купили шубу?

Он мельком взглянул на фото и вернул его мне.

– Ни та, ни другая мне не знакомы.

– А как она выглядела?

– Откуда я знаю? Я видел ее всего раз.

– Молодая, пожилая? Высокого роста или наоборот? Толстая, худая?

– Да вроде того. Средних лет, блондинка. На ней был балахон в гавайском стиле, и она непрерывно курила – буквально не вынимала сигареты изо рта. Я бы такую на порог не пустил, потому что терпеть не могу табачного дыма.

– Какие документы она вам предъявила?

– Да самые обычные. Водительские права. Гарантийную карточку из банка. Кредитные карточки. Не хотите ли вы сказать, что манто было краденое? Не хотелось бы...

– Не думаю, что слово "краденое" вполне подходит к данному случаю, – сказала я. – Я подозреваю, что кто-то выдает себя за Элейн Болдт. Пока не знаю, где находится она сама. Но на вашем месте я бы не торопилась переделывать шубу. Потерпите, пока дело не прояснится.

Жак даже не предложил проводить меня до дверей. Когда я оглянулась на прощание, он невесело почесывал подбородок.

* * *

На улице стояла угнетающая духота. Солнце скрылось за тучами, и дневной свет померк, словно уже наступили сумерки. Первые крупные капли дождя забарабанили по горячей мостовой. Вобрав голову в плечи – в тщетной надежде, что останусь сухой, если стану вдвое меньше, я поспешила к машине. Из головы у меня не выходила женщина, которая называла себя Элейн Болдт. Жак видел фотографию Элейн и утверждал, что это не она. Судя по его описанию, это могла быть Пэт Ашер. Я попыталась представить ее: с каким наигранным удивлением она держалась, как путалась, отвечая на вопросы, касавшиеся Элейн; как врала невпопад. Почему она вдруг решила сыграть роль Элейн Болдт? Она жила в ее квартире, но откуда у нее рысья шуба, если не от самой Элейн? Если она пользовалась кредитными карточками Элейн, то должна была быть уверена, что выйдет сухой из воды. Она могла пойти на это, зная, например, что Элейн нет в живых. У меня уже давно зародились такие опасения. Возможно, были и другие объяснения, но это казалось самым логичным.

Дождь усиливался; "дворники" метались с ритмичностью метронома, но лишь размазывали по стеклу тонкую пленку грязи. Я нашла таксофон и по кредитной карточке позвонила Джоуна в полицию Санта-Терезы. Связь была плохая, и мы с трудом слышали друг друга; все же мне удалось прокричать ему свою просьбу – связаться с управлением транспорта полиции Таллахасси и выяснить, как обстоят дела с моей заявкой. Водительские права на имя Элейн Болдт – единственная проблема, с которой предстояло столкнуться Пэт Ашер, поскольку у Элейн никаких прав не было. Впрочем, выправить их не составляло большого труда. Все, что требовалось, это под именем Элейн Болдт обратиться с заявлением в полицию, сдать экзамены и ждать, пока права пришлют по почте. В некоторых штатах можно было получить права сразу по сдаче экзаменов – по крайней мере в случае утери старых. Я точно не знала, какие правила во Флориде. Джоуна обещал все выяснить и связаться со мной. Я рассчитывала вернуться в Санта-Терезу на следующий день, поэтому сказала, что сама ему позвоню по возвращении.

Подъехав к кондоминиуму, я зашла к управляющему Роланду Маковски, который подтвердил, что Пэт Ашер съехала в тот же день, когда я говорила с ней. Она, как и обещала, оставила адрес – какой-то мотель недалеко от берега, но когда Роланд попытался связаться, выяснилось, что такового не существует. Я спросила, зачем она ему понадобилась. Он сказал, что напоследок она справила нужду в бассейне, а потом краской из пульверизатора написала на бетонной стене свое имя.

– Она это сделала? – ошарашенная, спросила я.

– Вот именно, – подтвердил он. – В бассейне плавали экскременты – как краковская колбаса. Мне пришлось сливать воду и проводить дезинфекцию. А многие до сих пор отказываются пользоваться бассейном. Эта женщина полоумная, и знаете, из-за чего окончательно взбесилась? Я попросил ее не сушить полотенца на балконе. Вы бы видели, как она взвилась. Пришла в такую дикую ярость, что удивляюсь, как у нее глаза не вылезли из орбит. Буквально задыхалась от злости. Перепугала меня до смерти. Она сумасшедшая.

Я часто-часто заморгала:

– Задыхалась?..

– У нее пена у рта стояла.

Я вспомнила о ночной гостье Тилли.

– Думаю, нам стоит посмотреть квартиру Элейн, – холодно проронила я.

Как только мы открыли дверь, страшное зловоние едва не сбило нас с ног. Произведенное в квартире разрушение было продуманным и законченным. Стены вымазаны человеческими фекалиями, кресла и диван вспороты и выпотрошены. Было ясно, что она старалась не поднимать особенного шума. В отличие от последствий ночного визита к Тилли здесь не оказалось битой посуды и перевернутой мебели. Вместо этого она пооткрывала все запасы консервов и бакалеи и вывалила содержимое на ковер. Чего там только не было: истолченные в крошку крекеры и макароны, джем, специи, кофе, уксус, супы из пакетиков, заплесневелые фрукты – все это она обильно сдобрила собственными испражнениями. Флоридская духота и влажность довершили дело – за несколько дней все это превратилось в сплошное гниющее месиво. В центре композиции находились полуразложившиеся остатки некогда замороженного мяса, в котором теперь кишела какая-то непонятная извивающаяся жизнь, изучить которую поближе я не рискнула. Злобно жужжали огромные мухи, их головы фосфоресцировали точно сигнальные огни.

Роланд на какое-то мгновение лишился дара речи, потом я увидела, что в глазах его стоят слезы.

– Нам никогда уже не вычистить эту квартиру, – горестно изрек он.

– Только не занимайтесь этим сами, – машинально произнесла я. – Наймите кого-нибудь. Может, за счет страховки. А пока надо вызвать полицию.

Он кивнул и, сглатывая слезы, побрел к двери. Я осталась в квартире. Приходилось передвигаться с величайшей осторожностью. Я подумала, что никогда не буду ни в чем упрекать Пэт Ашер. По мне, так пусть сушит свои полотенца, где ей только вздумается.

21

Учитывая, что вот-вот должна прибыть полиция, мне следовало поспешить. С носовым платком в ладони – чтобы не стереть не видные глазу отпечатки – я заглядывала во все ящики. Беглый осмотр не принес никаких результатов. Впрочем, меня это нисколько не удивило. Пэт Ашер буквально обчистила квартиру. Шкафы были пусты. Она не оставила даже тюбика зубной пасты. К тому времени она могла находиться где угодно, но у меня было такое ощущение, что я знаю, где именно. Я подозревала, что она использует последние два билета до Санта-Терезы.

Закрыв дверь, я пошла к Джулии и все ей рассказала. Часы показывали уже половину третьего, а мне надо было успеть на четырехчасовой рейс из Майами, при том что до аэропорта предстояло добираться почти час. Небо чудесным образом очистилось, и на нем снова не было ни облачка; пахло влагой и свежестью; над тротуаром клубился пар. Я снова погрузила чемоданы Элейн в багажник и уехала, пообещав Джулии позвонить, как только что-нибудь узнаю. Я занималась этим делом уже неделю и пока добилась одного – спугнула Пэт Ашер. Я не имела понятия, что она сделала с Элейн и зачем, но было ясно: она ударилась в бега и еще не успела уйти в отрыв. Похоже, все замыкалось на Санта-Терезе, где и началась эта история.

Прибыв в аэропорт, я вернула машину, зарегистрировалась у стойки "ТУЭ" и сдала багаж. Когда я села в самолет, до вылета оставалось шесть минут. Меня начинало слегка лихорадить – наверное, сходные чувства человек испытывает, когда узнает, что через неделю ему предстоит серьезная операция. Не то чтобы я предстала перед лицом конкретной опасности, просто боялась заглядывать в будущее. Становилось все более очевидным, что мне не избежать столкновения с Пэт Ашер, и я не была уверена, что выдержу удар.

* * *

Из-за трехчасовой разницы во времени у меня было такое чувство, будто я прилетела в Калифорнию через час после того, как вылетела из Майами. Это пагубно отразилось на моем самочувствии. Несмотря на то что в аэропорту Лос-Анджелеса пришлось целый час ждать рейса до Санта-Терезы, было всего семь часов, когда я, груженная, как вьючная лошадь, вернулась домой. Было еще совсем светло, а я валилась с ног от усталости. Я и вообще-то никогда не обедаю, а в самолете подали какие-то квадратные судочки, завернутые в целлофан, открывать которые у меня не было сил. Самолет все время кренился и проваливался в воздушные ямы, так что вздремнуть тоже не удалось. Пассажиры главным образом переживали, как собрать и опознать собственные останки в случае, если самолет рухнет на землю и загорится. А тут еще прямо за мной сидела мамаша с двумя визгливыми детками, которая большую часть времени читала им нудные нотации. "Кайл, помнишь, мамочка говорила тебе, что ей не нравится, когда ты кусаешь Бретта, потому что делаешь ему больно. Разве тебе понравится, если мамочка тебя укусит?" Я подумала, что хороший подзатыльник куда более эффективный способ воспитания, но она меня не спрашивала.

Так или иначе, оказавшись дома, я не раздеваясь упала на диван и уснула как убитая. Вот почему только на следующее утро я обнаружила, что в мое отсутствие в квартирке кто-то побывал. Одному Богу известно, что этот кто-то искал. Я проснулась в восемь, пробежала свои три мили, приняла душ и оделась. Села за стол и хотела повернуть ключик в верхнем ящике. У меня стандартный письменный стол с замочком в верхнем ящике, и этот замочек блокирует все ящики с правой стороны. Ящик был открыт, видимо, поработали ножом. При мысли о том, что здесь кто-то был, меня пробрала дрожь.

Я буквально подпрыгнула на стуле, вскочила и принялась лихорадочно озираться. Проверила входную дверь, но не обнаружила никаких следов взлома. Должно быть, кто-то изготовил дубликат ключа, и теперь требовалось менять замок. Я никогда не была помешана на собственной безопасности и не прибегала ни к каким ухищрениям, чтобы обеспечить неприкосновенность своего жилища, – не сыпала тальк у входной двери, не натягивала невидимый волос на окне. Я и подумать не могла, что когда-нибудь придется иметь дело со взломщиком. Теперь от наивной уверенности, что мне ничего не угрожает, не осталось и следа. Я бесшумно, на цыпочках обошла комнату и проверила окна. Ничего. Юркнула в ванную и приблизилась к окошку. Прямо над задвижкой стеклорезом было вырезано квадратное отверстие. Чтобы приглушить звук разбиваемого стекла, очевидно, использовали изоляционную ленту. В тех местах, где была лента, остались следы клейкого вещества. Алюминиевая сетка в одном углу оказалась отогнута. Скорее всего ее сняли с петель, а потом снова поставили на место. Все проделано довольно умно, видимо, с тем расчетом, что я ничего не замечу. Отверстие в стекле позволяло отодвинуть задвижку, проникнуть внутрь, а затем уйти тем же путем. На окошке висела занавеска, так что при закрытой раме вынутое стекло можно было и не увидеть.

Я вернулась в комнату и тщательно все осмотрела. Ничего как будто не пропало. Я, правда, заметила, что какой-то ловкач перебирал мои вещи, уложенные в ящиках комода, просматривал картотеку. Старались оставить все как было, но небольшие изменения сразу бросались в глаза. Меня охватила ярость. Я заранее ненавидела того, кто это проделал, ненавидела за вероломство, за то чувство удовлетворенности, которое он, должно быть, испытал, когда все сошло ему с рук. Но зачем? Я готова была поклясться, что ничего не пропало. У меня никогда не водилось ничего ценного, а карточки едва ли могли представлять какой-то интерес. В основном все они касались дел уже закрытых, а материалы по Элейн Болдт я держала на работе. Я недоумевала. Беспокоило меня и другое: я подозревала, что это могло быть делом рук Пэт Ашер. Я уже имела случай убедиться, что она способна совершить акт вандализма. Но если она к тому же обладала хитростью и коварством, то от нее можно было ждать чего угодно.

Я позвонила в мастерскую и попросила сменить мне замки. Стекло в ванной я могла вставить и сама. Я произвела замеры и вышла на улицу. К счастью, в мою машину никто не забрался, однако сама мысль, что кто-то мог попытаться это сделать, была мне отвратительна. Достав из "бардачка" пистолет, я сунула его за спину за пояс джинсов, решив спрятать в офисе, в шкафу с папками и пока там оставить. Насчет офиса я была относительно спокойна. Поскольку он находился на втором этаже, а балкон выходил на оживленную улицу, едва ли можно было проникнуть туда, не рискуя быть замеченным. На ночь здание закрывают; двери дубовые, толщиной два дюйма, с двойным замком, который можно разве что выпилить вместе с куском дверной панели. И все же я испытывала тревогу, когда ставила машину на стоянку и поднималась, шагая через две ступеньки, по задней лестнице. Успокоилась я, лишь зайдя в офис и убедившись, что там никого не было.

Я спрятала пистолет и достала папку с материалами по делу Элейн Болдт. Затем села за пишущую машинку, чтобы освежить свои записи. При мысли о том, что кто-то был в моей квартире, я все еще кипела от злости. Следовало бы вызвать полицию, но мне не хотелось отвлекаться, и я постаралась сконцентрироваться на главном. Накопилась масса вопросов, а я даже не была уверена, какие из них требуют немедленных ответов. Почему, скажем, Пэт Ашер так внезапно – сразу после моего визита – закрыла лавочку в Бока-Рейтоне? Можно было предположить, что, узнав о цели моего приезда во Флориду, она решила срочно изменить свои планы. Разумеется, я допускала, что Пэт могла отправиться в Санта-Терезу и что это именно она вломилась в квартиру Тилли и похитила счета Элейн. Но для чего? Счета все равно продолжали поступать, и если в них и содержалась некая важная информация, то рано или поздно мы бы все равно ее получили.

Еще мне не давал покоя рассказ Майка о том, чему он стал свидетелем в тот вечер, когда была убита его тетушка. Я чувствовала, что в его рассказе что-то есть, какая-то ниточка, но пока не могла ухватиться за нее. Ясно одно: указанное Майком время предполагаемой смерти Марти Грайс на тридцать минут расходилось с тем, на котором настаивали ее муж и свояченица. Может, Леонард и Лили были в сговоре?

Оставались еще невнятные показания Мэй Снайдер, якобы слышавшей некий стук в доме Грайсов в тот вечер. Оррис уверял, что Мэй просто глухая тетеря и все перепутала, но мне почему-то не хотелось сбрасывать ее со счетов.

Звонок телефона застал меня врасплох; едва не свалившись с кресла от неожиданности, я почти машинально схватила трубку. Это был Джоуна. Он даже не потрудился поздороваться.

– Пришел ответ из транспортного управления полиции Таллахасси, – заявил он. – Хочешь взглянуть?

– Сейчас буду. – Я повесила трубку и бросилась к выходу.

* * *

Джоуна встречал меня в холле полицейского участка. Мы направились по коридору к отделу, занимавшемуся пропавшими без вести.

– Как тебе удалось так быстро получить ответ? – спросила я.

Джоуна придержал дверь, пропуская меня в тесную клетушку, где стоял его стол, и с усмешкой ответил:

– В таких делах частному детективу за полицией не угнаться. У нас имеется доступ к информации, которая вам и не снилась.

– Знаешь, не забывай, что именно я направила запрос! Это не секретные сведения. Возможно, я получила бы ответ не так быстро, как ты, но была на верном пути, и тебе это известно.

– Не кипятись, – сказал он. – Я просто пошутил.

– Очень остроумно. Показывай, – буркнула я.

Он протянул мне компьютерную распечатку со снимком водительских прав, выданных в январе на имя Элейн Болдт. Увидев фотографию женщины, я невольно вскрикнула. Я узнала ее. Это была Пэт Ашер: те же зеленые глаза, те же волосы. Конечно, здесь она была не совсем похожа на ту, которую видела я – после аварии, с разбитым и отекшим лицом. Однако сходство было несомненным. Это она.

– Наконец-то. Попалась!

– Кто попался?

– Пока точно не знаю. Она называет себя Пэт Ашер, но, возможно, это вымышленное имя. Готова спорить – Элейн Болдт нет в живых. Пэт, несомненно, это известно, иначе бы у нее духу не хватило выправить права на ее имя. Пэт жила в квартире Элейн с тех самых пор, как та исчезла. Она пользовалась кредитными карточками Элейн, а возможно, имела доступ и к другим банковским счетам. Дьявольщина. Давай направим запрос в ЦУР. Можем мы это сделать? – В Национальном информационном центре уголовного розыска, возможно, имелось досье на Пэт Ашер. Если так, то ответ был бы готов в считанные секунды.

– Компьютер барахлит. Я и сам хотел это сделать. Странно, что ты не попросила меня об этом раньше.

– Джоуна, раньше у меня было недостаточно информации. Только имя – и все. Теперь у меня есть дата рождения. Можно снять с этого копию?

– Можешь забрать. Я себе уже сделал. А почему ты уверена, что дата рождения настоящая?

– Просто хотелось бы надеяться. Даже если допустить, что она действовала под вымышленным именем, какой смысл менять дату рождения. Скорее всего ей и без этого забот хватало – зачем усложнять себе жизнь? Она достаточно умна и не станет переигрывать.

Повернувшись к свету, я внимательно разглядывала распечатку.

– Смотри-ка. Видишь отметку в графе "контактные линзы"? Отлично. Следовательно, садясь за руль, она должна надевать очки. Замечательно. Итак, что мы имеем? Рост, вес. Черт, на этом снимке она выглядит довольно усталой. И посмотри, какая она толстая. Под глазами мешки. Видел бы ты ее, когда я с ней разговаривала. Такая самоуверенная штучка...

Сидя на краешке стола, Джоуна с улыбкой поглядывал на меня; видимо, его забавляло мое возбужденное состояние.

– Что ж, рад тебе помочь, – сказал он. – Меня пару дней не будет в городе, так что нам повезло, что ответ пришел именно сейчас.

Кажется, только теперь я по-настоящему обратила на него внимание. Улыбался он как-то натянуто и выглядел смущенным.

– У тебя что, выходные? – спросила я.

– Да вроде того. У Камиллы возникли проблемы с одной из девочек, и я подумал, что надо помочь. Ничего особенного, но все-таки.

Я нахмурилась, пытаясь сообразить, что могли означать его слова. Ему позвонила Камилла, щелкнула пальцами, и он, как дрессированная собачонка, задрал лапки. Девочки, Бог мой!

– А что случилось? – спросила я.

Он устало махнул рукой и пустился в занудные объяснения – что-то насчет ночного недержания мочи, визитов к психиатру, который посоветовал устроить семейный совет. Я тупо кивала, говорила "угу, угу" и никак не могла понять, о какой из двух девочек речь. Я напрочь забыла их имена. Кажется, Кортни и еще как-то.

– Я вернусь в субботу и тебе позвоню. Может, снова постреляем. – Он вымученно улыбнулся.

– Отлично. Было бы здорово. – Я едва сдержалась, чтобы не посоветовать ему притащить с собой увеличенное фото Камиллы – мы могли бы повесить его в качестве мишени.

Удивительное дело, но мне вдруг стало до слез жаль себя. Хотя между нами и не было ничего серьезного. Я даже не думала о нем, как о своем любовнике. (Впрочем, тут я, пожалуй, немного покривила душой.) Но я давно забыла, как это бывает с женатыми мужчинами: они остаются женатыми даже тогда, когда экс-половины уже нет рядом... особенно тогда, когда ее рядом нет. Едва ли она успела подать документы на развод, так что все еще могло очень просто устроиться. Все равно запасы замороженных полуфабрикатов рано или поздно должны были подойти к концу. А она к тому времени могла сообразить, что в стране разведенных живется не так уж сладко.

Я вдруг почувствовала, что краснею, и смущенно пробормотала:

– Ну ладно. Займусь делом. Очень признательна тебе за помощь.

– Не стоит, – сказал он. – В мое отсутствие здесь будет Спиллмен. Обращайся к нему, если что. Я его предупредил, так что он в курсе. И еще – будь поосторожнее. – Он погрозил мне пальцем так, словно это был пистолет.

– Не беспокойся. Я не лезу на рожон, когда в этом нет необходимости. Надеюсь, у тебя все уладится. Поговорим, когда вернешься.

– Обязательно. Желаю удачи.

– И тебе того же.

Какая глупость! Я их даже не видела. К тому же никак не могла вспомнить, как зовут вторую девчонку. Сара?

Я направилась к выходу.

– Эй, Кинси?

Я оглянулась.

– А где твоя шляпка? Мне она понравилась. Надевай ее почаще.

Я улыбнулась и помахала ему рукой. Не хватало только, чтобы мне советовали, как одеваться.

22

Время шло к полудню, и я внезапно поняла, что буквально умираю от голода. Оставив машину перед полицейским участком, прогулялась до забегаловки под названием "Яйцо и я". Заказала как обычно: яичницу с беконом, тосты, желе, апельсиновый сок и большую чашку кофе. Это единственная пища, которая мне не надоедает, потому что она содержит все необходимые мне элементы: кофеин, соль, сахар, холестерин и, наконец, жиры. Разве против этого можно устоять? В Калифорнии, где абсолютно все помешаны на здоровье, достаточно съесть такой завтрак, чтобы вас уличили в попытке самоубийства.

Я ела и читала газету – меня интересовали местные новости. Я как раз добралась до второго кусочка ржаного тоста, когда в бар вошла Пэм Шарки. С ней был Дэрил Хоббс, управляющий "Ламбет и Крик". Она заметила меня, и я беззаботно помахала ей рукой. Никакого надрыва, обычный знак вежливости – просто чтобы показать, что я хорошая девочка и не собираюсь задаваться после того, как обвела ее вокруг пальца. Пэм же вдруг смешалась и отвела взгляд, с непроницаемым выражением на лице прошествовав мимо моего столика. Со стороны это выглядело явно вызывающе – даже Дэрил, похоже, смутился. Я была заинтригована, впрочем, задеть меня за живое ей не удалось. Я привыкла относиться к подобным проявлениям философски – должно быть, инженер по аэронавтике оказался сволочью.

Покончив с завтраком, я заплатила по счету, села в машину и поехала в офис, чтобы оставить там документы, которые получила от Джоуна. Я открывала дверь, когда в коридоре появилась Вера Липтон.

– Нам надо поговорить, – сказала она.

– Разумеется. Заходи. – Я открыла дверь, и мы вошли в офис. – Как поживаешь? – спросила я, рассчитывая, что это не более чем визит вежливости.

Вера заправила за ухо выбившуюся золотисто-каштановую прядь и строго посмотрела на меня сквозь контактные линзы голубоватого оттенка, отчего глаза казались особенно большими, а взгляд – особенно серьезным.

– Слушай. Думаю, ты сразу все поймешь, – неуверенно произнесла она. – С этим Леонардо Грайсом вышла накладка.

Я непонимающе заморгала:

– А в чем дело?

– Должно быть, Пэм Шарки позвонила ему после того, как ты к ней приходила. Не знаю, что уж она наговорила, но старик просто рвет и мечет. Он нанял адвоката, тот направил в "Калифорния Фиделити" письмо, в котором угрожал предъявить нам нешуточный иск. Речь может идти о серьезных санкциях.

– За что?

– Они обвиняют нас в клевете, дискредитации личности, нарушении договора страхования, причинении беспокойства. Энди мрачнее тучи. Говорит, не понимает, какое отношение ты имеешь к этому делу. Говорит, тебя никто не уполномочивал выступать от лица "Калифорния Фиделити", что ты не имела права являться к ним и задавать вопросы и... бу-бу-бу. Ну, представляешь, какой он бывает, когда его несет. Хотел видеть тебя, как только ты появишься.

– Да в чем, собственно, дело? Леонард Грайс даже заявления не подавал!

– Это ты так думаешь. Утром в понедельник все сделал как надо, хочет получить свои денежки немедленно. А первым делом подал иск. Энди хочет как можно быстрее оформить его бумаги. Он в ярости. Сказал Маку, что мы должны прекратить с тобой все отношения после того, как ты нас подставила. Мы-то все считаем, что он просто задница, но я подумала: хорошо бы предупредить тебя о том, что здесь происходит.

– Какая страховка причитается Грайсу?

– Две с половиной тысячи в качестве возмещения ущерба. Это номинальная стоимость полиса. Он составил подробнейший список убытков – посчитал все до цента. О страховании жизни речи нет. Кажется, он уже получил какую-то мелочь за жену – две с половиной "косых". Судя по нашим записям, ему заплатили несколько месяцев назад. Кинси, ищут козла отпущения, и им можешь оказаться ты. Энди нужно ткнуть в кого-нибудь пальцем, чтобы Мак не ткнул в него.

– Дерьмо. – Ничего другого мне в голову не приходило. Только тяжбы с Энди Мотикой мне в тот момент и не хватало для полного счастья. Энди, менеджеру "Калифорния Фиделити" по страховым искам, за сорок; это консервативный, комплексующий малый, одержимый страстью грызть ногти и всеми силами избегающий поднимать волну.

– Хочешь, я скажу ему, что тебя еще нет? – спросила Вера.

– Да, пожалуйста, если не трудно. Только проверю автоответчик и исчезну. – Открыв шкафчик с папками, я извлекла оттуда дело Элейн Болдт и посмотрела на Веру. – Я тебе вот что скажу. Здесь дело нечисто. У Леонарда Грайса было шесть месяцев, чтобы подать страховой иск, но он и пальцем не пошевелил. Теперь же ни с того ни с сего начинает давить на страховую компанию. Хотелось бы знать, какая муха его укусила.

– Слушай, мне надо бежать, пока меня не хватились, – сказала Вера. – Только постарайся сегодня не попадаться Энди на глаза.

Я поблагодарила ее за предупреждение и пообещала позвонить. Вера выскользнула за дверь. Только теперь я почувствовала, что щеки горят, а сердце бешено колотится. Меня вызывали в кабинет директора один-единственный раз, когда я училась в первом классе, за то, что во время урока писала записочки. До сих пор я с содроганием вспоминаю тот ужас, который испытала в тот день. Меня признали виновной. Такого в моей короткой жизни еще не бывало. И вот я, тихая маленькая девочка, дрожа от страха всеми фибрами своего существа, выхожу из школы и в слезах бреду домой. Моя тетя берет меня за руку и снова ведет в школу, там я сижу в вестибюле на деревянной скамеечке и мечтаю умереть, пока она где-то в кабинете устраивает всем разнос. И сейчас еще мне порой трудно выдавать себя за взрослого человека, когда во мне сидит все та же шестилетняя девочка, которая целиком зависит от чьей-то милости или немилости.

Взглянув на автоответчик, я поняла, что никаких сообщений не было. Закрыв офис, я спустилась по главной лестнице, чтобы миновать стеклянные двери "Калифорния Фиделити". Села в машину и поехала к Тилли. Мне хотелось, чтобы она была в курсе дела. Поворачивая на Виа-Мадрина, я посмотрела в зеркальце заднего вида и обнаружила, что на хвосте у меня сидит какой-то тип на мотоцикле. Я сбавила скорость, чтобы пропустить его, и оглянулась. Тут он принялся отчаянно сигналить. В чем дело? – недоумевала я. Задавили его собаку? Я затормозила и съехала к обочине; он остановился за мной, ногой выбил стойку и слез с мотоцикла. Он был в черном блестящем комбинезоне, черных перчатках и сапогах и в черном же шлеме с матовым стеклом. Я вышла из машины и направилась к нему. Он снял шлем, и тут я увидела, что это Майк. Можно было и раньше догадаться. Мне показалось, его индейский гребень несколько поблек. Интересно, чем он пользовался: краской "Рит", пищевыми красителями или вареной свеклой? Майк был раздражен.

– Черт, я уже несколько кварталов за вами гоняюсь! Что же вы не позвонили? Я ведь оставил сообщение на автоответчике. В понедельник.

– Извини, – сказала я. – Не поняла, что это ты. По-моему, ты обещал сам перезвонить?

– Да я пробовал, но все время попадал на автоответчик и бросил. А где вы были?

– Уезжала. Вернулась только вчера вечером. А что случилось?

Он стащил с рук перчатки и швырнул их в шлем, который держал под мышкой.

– Мне кажется, у моего дяди Лео есть подружка. Я подумал, вам будет интересно узнать.

– Вот как? Откуда тебе это известно?

– Да я убирал... э-э... барахло из сарая и видел, как он вошел в соседний дом.

– Кондоминиум?

– Ну да. Многоквартирный дом.

– Когда это было?

– В воскресенье вечером. Поэтому я и позвонил так рано в понедельник. Я поначалу не был уверен, что это он. Вроде узнал его машину, но было уже почти совсем темно... плохо видно. Я-то подумал, он приехал к себе – что-нибудь забрать. В общем, я как сумасшедший принялся набивать сумку. Я испугался: что ему сказать, если он меня застукает? Словом, запаниковал. В конце концов влетел в сарай и захлопнул дверь и стал наблюдать через щель. Тут-то я и увидел, что он вошел в тот дом.

– И все же, с чего ты взял, что у него есть подружка?

– Да потому что я видел их вместе. Делать мне было больше нечего, я перешел на другую сторону улицы и спрятался за деревом. Потом они вышли. Он был там всего минут пять – десять. Потом свет погас – на втором этаже слева. Словом, они вышли, сунули что-то в багажник и сели в машину.

– Ты хорошо разглядел ее?

– Не очень. С того места, где я стоял, видно было неважно, а шли они довольно быстро. А в машине набросились друг на друга, как чокнутые. Прямо на переднем сиденье. Я думал, он ее раздавит. Страшное дело. То есть, я хочу сказать, нечасто видишь, чтобы люди в таком возрасте этим занимались, понимаете? Словом, мне бы и в голову не пришло, что он способен на такое. Я-то думал, он старпер, в котором чуть душа держится, а он туда же...

– Майк, он взрослый человек. Оставь эти разговорчики! Лучше скажи, как она выглядела. Ты встречал ее раньше?

Майк задумчиво почесал подбородок.

– Она была ему вот по сих пор, – показал он. – Это я заметил. Волосы зачесаны назад и такой платочек, старушечий или как там его? По-моему, я ее раньше не видел. То есть не то чтобы я подумал: "Да как же ее имя?" – или что-то в этом роде. Просто какая-то кукла.

– Слушай, окажи мне услугу. Возьми бумагу и ручку и подробно все опиши, пока не забыл. Не забудь указать дату, время, все, что удастся вспомнить. Можешь не объяснять, чем ты сам занимался там в такое время. Всегда можно сослаться на то, что хотел просто проверить дом, ну и все такое. Сделаешь?

– Ладно. А что вы намерены предпринять?

– Вот этого я еще не решила.

Я села в машину и через пять минут уже стояла в холле, держа палец на кнопке домофона Тилли.

Она впустила меня, и я прошла за ней в гостиную. На кончике носа у нее висели очки, и она поглядывала на меня поверх стекол. Сев в кресло-качалку, она взяла в руки какое-то рукоделие. Что-то вроде большого куска обивочной ткани, на котором изображены горы, лес, пасущиеся олени, стремительный горный поток. Тилли брала комочки ваты и крючком прикрепляла их к левой стороне ткани таким образом, что фигурки оленей получались выпуклые, как бы трехмерные.

– Что это вы делаете? – спросила я. – Фаршируете ткань?

Тилли улыбнулась. Она отказалась от борьбы с химической завивкой, и теперь на голове у нее были сплошные тугие – наподобие пружинок – завитки абрикосового цвета.

– Примерно. Это называется "трапунто", или итальянская подбивка ткани. Вот закончу, натяну на каркас и заберу в рамку. Я это делаю для осеннего благотворительного базара, который устраивает церковь. Вату собираю из пузырьков с лекарствами. Так что когда будете открывать какой-нибудь тайленол или таблетки от простуды, не выбрасывайте вату. Присаживайтесь. Давненько не виделись. Как ваши дела?

Я вкратце изложила Тилли ход событий, начиная с пятницы, когда мы виделись последний раз. Впрочем, кое о чем я умолчала. Рассказала, как нашла кота, но ничего не сказала о наркотиках, которые Майк хранил в сарайчике Грайса. Рассказала о визите Обри Дэнзигера и о последующей стычке с Беверли, о чемоданах, о поездке во Флориду, о том, что Лео намерен предъявить иск страховой компании, а также об истории, которую поведал мне Майк, – а именно, что у его дядюшки есть подружка, которая живет этажом выше. Услышав об этом, Тилли даже сняла очки.

– Не верю, – заявила она. – Майк, видно, накурился наркотиков.

– Тилли, очень может быть, но от сигареты с "травкой" не бывает галлюцинаций.

– Значит, он все выдумал.

– Тилли, я за что купила, за то и продаю.

– Хорошо, но кто это может быть? Готова поклясться, что Леонард не заводил интрижек ни с кем из жильцов нашего дома. А если верить Майку, она живет в квартире Элейн, что просто исключено.

– Полно, Тилли, не будьте так наивны. На мой взгляд, план безукоризненный. Да и почему, собственно, ему нельзя завести любовницу в вашем доме?

– Да потому, что, судя по описанию, таких здесь нет.

– А как насчет женщины из квартиры номер шесть? В тот день, когда у вас учинили погром, вы еще сказали, что она рано встает.

– Ей семьдесят пять лет.

– Ну, здесь живет много других людей.

– Да, молодые супружеские пары. Кинси, если брать местных обитателей, то какой-нибудь одинокий мужчина клюнул бы на Лео скорее, чем женщина.

– Я бы не исключила и такого. А что, если это Элейн? Почему бы нет?

Тилли упрямо затрясла головой.

– Тогда, может быть, вы сами?

Тилли расхохоталась:

– Вы мне льстите. Приятно сознавать, что еще способна вилять бедрами прямо на улице. Но Лео – не мой тип. Кроме того, Майк меня знает. Он узнал бы меня даже в темноте.

Я вынуждена была признать, что погорячилась. Действительно, трудно было вообразить себе Тилли в объятиях Лео Грайса. Как-то не укладывалось в голове.

– И все же вдруг это Элейн? – не унималась я. – А если у них с Леонардом что-то было и они решили убрать с дороги его жену? Скажем, она делает всю черновую работу, пока он у сестры. Через несколько дней улетает во Флориду и на шесть месяцев залегает на дно, поджидая, пока он уладит свои дела, чтобы потом бежать вместе с ним однажды на закате. Пронюхав, что я что-то замышляю, они форсируют события – и теперь способны на любую авантюру.

Тилли устремила на меня немигающий взгляд:

– А кто же такая Пэт Ашер?

Я пожала плечами:

– Может, они заручились ее помощью, и она их прикрывает.

– Но кто устроил погром в моей квартире? И для чего? Мне показалось, вы были уверены, что это сделала Пэт Ашер.

Я начинала терять терпение:

– Тилли, у меня пока нет ответов на все вопросы! Хочу сказать одно – вполне возможно, что у него действительно была здесь бабенка. Как знать, может, та же Пэт.

Тилли словно воды в рот набрала. Только снова нацепила очки и принялась подбивать ватой изображение горы, отчего та вспухла, словно вулкан Сент-Хеленс перед извержением.

– Вы дадите мне ключ от квартиры Элейн? – спросила я.

– Разумеется, – сказала она. – И сама схожу с вами.

Она отложила рукоделие, подошла к секретеру и достала из ящика ключи. Вместе с ними она протянула мне стопку счетов, которые я сунула в задний карман джинсов. У меня мелькнула какая-то смутная мысль, но так и не оформилась.

Тилли закрыла квартиру, и мы пошли к лифту.

– Вы не слышали наверху шагов? – спросила я.

Она удивленно вскинула брови:

– Нет, никаких шагов я не слышала. Впрочем, здесь хорошая звукоизоляция, и можно не услышать, даже если кто-то и приходит. Вы что же, всерьез полагаете, что Лео кого-то... держал в этой квартире?

– Я бы не удивилась, – ответила я. – Учитывая, что Элейн вышла из игры, это прекрасное место для обустройства любовного гнездышка. Возможно, Пэт Ашер удалось проникнуть в квартиру. Уверена, она где-то в городе. Если Пэт запросто жила во флоридской квартире Элейн, почему бы не предположить, что то же самое она могла провернуть и здесь? Кстати, вы были дома в воскресенье вечером?

Тилли покачала головой:

– Я была на собрании в церкви. Вернулась в начале одиннадцатого.

Лифт остановился, двери открылись, мы вышли в коридор и повернули налево к квартире Элейн. Вставляя ключ в замок, Тилли оглянулась и бросила через плечо:

– Не думаю, что кто-то здесь был.

Как и следовало ожидать, она ошибалась. В прихожей распростертое на полу лежало тело Уйма Гувера, из десятой квартиры; за правым ухом у него зияло пулевое отверстие. Помещение было прокурено. От тела исходил запах духов, тем более мерзкий, что к нему примешивалось трупное зловоние. С момента смерти прошло по меньшей мере трое суток.

Тилли, бледная как полотно, поспешила к себе – звонить в полицию.

23

Я решила осмотреть квартиру, предупредив Тилли, чтобы в разговоре с полицией она не упоминала моего имени. Мне не очень хотелось отвлекаться, чтобы принять участие в популярной викторине, где вопросы задает лейтенант Долан. На меня уже ополчилась "Калифорния Фиделити", и тягаться с Доланом мне не хотелось. В квартире страшно смердило, и я подумала – Тилли не составит труда объяснить полиции, что привело ее сюда.

Не надо было быть Шерлоком Холмсом, чтобы догадаться, что Пэт Ашер успела побывать и здесь. Она не потрудилась замести следы. Широкий балахон, который я видела на ней в Бока-Рейтоне, теперь лежал скомканный на разобранной постели Элейн. Пэт, судя по всему, ни в чем себе не отказывала – будь то еда, одежда или косметика. Повсюду грязные тарелки, пепельницы, до краев наполненные окурками, бумажный пакет, забитый мусором. Это место было настоящим кладом для криминалистов, но меня прежде всего интересовал кабинет. Все ящики стола были выдвинуты, содержимое беспорядочно разбросано по комнате, папки с бумагами порваны. Похоже, Пэт Ашер снова была не в духе. Любопытно, что она здесь искала и нашла ли? Я ни до чего не дотрагивалась. Прошло минут пять с тех пор, как Тилли отправилась звонить в полицию, и я решила, что пора уносить ноги. Не хотелось оказаться поблизости, когда к дому, оглашая окрестности воем сирен, подъедут черно-белые полицейские машины.

Я на минуту задержалась в прихожей и еще раз взглянула на Уйма. Он лежал вниз лицом, подложив ладонь под щеку так, точно собрался вздремнуть. Тело вздулось, кожа потемнела; дырочка была небольшая и аккуратная, как отверстие для шнурков на ботинке. Вероятно, стреляли из пистолета 22-го калибра; убить человека из него, как правило, сложно, но если пуля, попав в голову, отрикошетит о черепную коробку, то мозги превратятся в яичницу в ноль секунд. Бедняга Уйм. Зачем ей понадобилось убивать его? В том, что это дело рук Пэт Ашер, я нисколько не сомневалась. Неужели и Марти Грайс тоже убила она? Медэксперт не нашел пулевых ран – только удары неустановленным тупым предметом. Что это за предмет? И куда он делся?

Я спустилась на лифте и, не заходя к Тилли, вышла на улицу. Открыв машину и сев за руль, вдруг почувствовала, как в заднем кармане джинсов хрустнула бумага. Я извлекла из кармана пачку счетов, которые передала мне Тилли, и невольно ахнула. До меня вдруг дошло, что могла искать Пэт. Паспорт. Я наткнулась на него во время повторного визита в квартиру Элейн и сунула в задний карман джинсов. Мне казалось, я не оставляла его в офисе, следовательно, он должен быть дома. Может, именно за ним и охотилась Пэт, когда проникла ко мне? Если она его нашла, то скорее всего уже сидит в самолете, который уносит ее в дальние страны. С другой стороны, Леонард еще не получил причитавшуюся ему страховку, так что, возможно, эта парочка все еще находится в городе.

Желая убраться из этого места до появления полиции, я завела мотор и нажала на педаль газа. Голова у меня шла кругом. Должно быть, Пэт и Леонард сначала избавились от Марти, а затем убрали Элейн – возможно, она что-то заподозрила. Так или иначе это убийство открывало перед ними совершенно новые перспективы. Получив доступ к собственности и ко всем банковским активам Элейн, они беззастенчиво пользовались ее кредитными карточками, а Леонард тем временем ждал положенные шесть месяцев, чтобы вступить в наследство, которое оставила жена. Возможно, наследство того и не стоило, но, если к этому добавить денежки Элейн, выручка получалась неплохая. Как только Леонард получал в собственность участок и то, что осталось от дома, на Виа-Мадрина, он мог продать его за сто пятнадцать тысяч долларов. Хотя участок, возможно, стоил и дороже. Словом, от него требовалось только изображать сраженного горем вдовца и притворяться, что ему безразличны юридические формальности. Он убивал двух зайцев: вызывал сочувствие и отвлекал внимание от своих истинных мотивов, которые с самого начала были сугубо корыстными. Их замыслы вполне могли осуществиться, если бы не неожиданное появление на сцене Беверли Дэнзигер, которой вдруг по пустячному делу понадобилась подпись Элейн. Утверждение Пэт о том, что Элейн в Сарасоте у знакомых, не выдерживало критики, поскольку являлось совершенно голословным. Но как я могла что-либо доказать? Все мои версии основывались на умозаключениях и догадках, возможно, ошибочных, но даже если я и недалека от истины, нечего было и думать о том, чтобы заявлять в полицию, не имея на руках веских улик.

Леонард тем временем вставлял мне палки в колеса, по крайней мере в части расследования, касавшейся компании "Калифорния Фиделити", и – надо отдать ему должное – немало преуспел в этом. Я уже не смела явиться к нему с вопросами – да и вообще теперь приходилось быть осмотрительнее. Любое мое действие могло быть истолковано как клевета, вмешательство в частную жизнь граждан, дискредитация. Я прекрасно понимала, что Пэт Ашер и Леонард Грайс постараются любой ценой сорвать мое расследование, потому что в противном случае их неминуемо ждала расплата.

Я остановилась возле хозяйственного магазина, чтобы купить стекло, затем поехала домой. Надо было обязательно найти паспорт Элейн. Я обыскала все: проверила содержимое мусорных мешков, подняла диванные подушки, заглянула под мебель, во все уголки, куда он мог завалиться. Я знала, что не могла выбросить его, значит, он где-то здесь. Я стояла в центре комнаты и рассеянно озиралась по сторонам: стол, книжные полки, журнальный столик, кухонная стойка – куда же он подевался?

Я пошла к машине, заглянула в отделение для перчаток и карт, под сиденья и за солнцезащитный щиток, проверила портфель и карманы пиджака – черт! Куда подевался этот проклятый паспорт? Что, если он все-таки в офисе? Я решила заехать туда после того, как закроется "Калифорния Фиделити", чтобы не наткнуться на Энди Мотику. Что, черт подери, ему известно? Я только вышла на след – необходимо было успеть, пока он не выплатил Грайсу компенсацию за моральный ущерб и окончательно не рассвирепел.

Я посмотрела на часы. Начало второго. Мастер обещал прийти в четыре. Я села за стол и разложила перед собой досье Элейн Болдт. Возможно, что-то упущено из виду. Я перебирала материалы, и мне казалось, что я видела их уже сотни раз, выучила наизусть и ничего нового обнаружить не удастся. Я заново перечитала все свои отчеты. Снова развесила на доске карточки – сначала расположив их по порядку, затем перемешав наобум, – пытаясь обнаружить какие-нибудь несоответствия. Вернулась к материалам полиции, скопированным для меня Джоуна, еще раз просмотрела снимки – восемь на десять, сделанные на месте убийства. Снова и снова в мозгу мелькали одни и те же вопросы. Как погибла Марти? Что за "тупой предмет" послужил орудием убийства?

Бесконечные вопросы теснились в моей голове, словно ошалевший пчелиный рой. Я все больше приходила к убеждению, что если Элейн действительно убили, то скорее всего произошло это довольно давно. Я пока не располагала вескими доказательствами, однако подозревала, что Пэт Ашер ловко разыграла спектакль с мнимым отъездом Элейн во Флориду, создав иллюзию того, что последняя жива и здорова, тогда как на самом деле к тому времени Элейн уже была мертва. Но если Элейн убили в Санта-Терезе, где труп? Избавиться от тела – задачка не из легких. Если бросить в океан, оно вздуется и его выбросит на берег. Если спрятать в кустах, утром непременно кто-нибудь наткнется. Что еще можно придумать? Закопать? Может, труп спрятан в подвале дома Грайсов? Я припомнила, какой там пол – утрамбованный бетонный щебень. Возможно, именно поэтому Леонард Грайс и не пустил туда спасателей. Когда я осматривала дом Грайсов, то сочла, что мне просто крупно повезло, но уже тогда заподозрила неладное – везение было какое-то неправдоподобное. Наверное, Леонард не хотел, чтобы там околачивались эксперты по сносу зданий.

Не выходила у меня из головы и Пэт Ашер. Джоуна не удалось навести справки в Информационном центре угрозыска – был сломан компьютер. Сам он уехал в Айдахо, но на его месте остался Спиллмен – может, обратиться к нему? Я не верила, что Пэт Ашер – настоящее имя, но, возможно, оно значилось в списке псевдонимов – разумеется, если за ней что-то числилось, в чем по-прежнему не было никакой уверенности. Я открыла блокнот и сделала пометку. Как знать, может, путем умозаключений удастся установить, кто она такая и что ее связывает с Леонардом Грайсом.

Я разобрала счета на имя Элейн, которые отдала мне Тилли, по ходу дела выбрасывая в корзину рекламные брошюрки и объявления. Наткнувшись на напоминание от местного дантиста, отложила его в сторону. Я знала, что Элейн Болдт не водила машину и предпочитала иметь дело с конторами, расположенными неподалеку от дома. Я вспомнила, что уже видела счет от того же дантиста. Джон Пикетт из корпорации "ДДС". Но где же еще я могла встречать это имя? Я перелистала полицейские протоколы, глазами пробегая каждую страницу. Так и есть. Это тот самый врач, который делал рентгеновские снимки зубов Марти Грайс, необходимые для опознания. Стук в дверь застал меня врасплох. Я вздрогнула и взглянула на часы. Было ровно четыре.

Я заглянула в глазок и открыла дверь. Слесарь оказался юной – лет двадцати двух – девицей.

– Привет, – сказала она и мило улыбнулась, обнажив красивые белые зубы. – Я Беки. Я не ошиблась адресом? Я ткнулась в другую дверь, и какой-то старичок подсказал, что мне скорее всего сюда.

– Да, да, все верно, заходите.

Она была выше меня ростом и очень худенькая: длинные голые руки, синие джинсы, мешковато сидящие на узких бедрах. На поясе сумка с инструментом, из которого, словно дуло пистолета, торчала рукоятка молотка. Коротко стриженные русые волосы с мальчишеским чубчиком. Веснушки, голубые глаза, выцветшие ресницы, никакой косметики – словом, совсем еще подросток. У Беки была спортивная внешность – ничего лишнего, и от нее пахло мылом "Айвори".

Я направилась к ванной.

– Там у меня окно. Я хотела бы установить на нем какую-нибудь надежную штуковину, которую невозможно сломать.

При виде вырезанного стекла Беки оживилась:

– Ого. Неплохая работа. Умно. Вы хотите поставить новые запоры только на это окно или на другие тоже?

– Я хочу установить запоры на все, включая ящики стола. А дверной замок вы можете сделать?

– Разумеется. Все что пожелаете. Если у вас найдется кусок стекла, я могу вставить. Мне нравится это занятие.

Оставив ее одну, я вернулась в комнату. Только теперь я заметила разбросанные где попало грязные вещи. Чтобы тебе стало стыдно за то, что ты такая неряха, достаточно пригласить домой кого-нибудь постороннего. Я затолкала в стиральную машину – помимо того барахла, которое в ней уже находилось, – два пляжных полотенца, фуфайку и темный хлопчатобумажный сарафан. (Из-за тесноты я использую стиральную машину как корзину для грязного белья.) Засыпала стиральный порошок, установила режим стирки – который побыстрее – и уже хотела закрыть крышку, как вдруг заметила паспорт Элейн – он торчал из заднего кармана джинсов. Должно быть, на радостях я даже вскрикнула, потому что в следующее мгновение из ванной показалась голова Беки.

– Вы меня звали?

– Нет-нет, все в порядке. Просто нашла то, что искала.

– А-а. Поздравляю.

Беки исчезла. Я сунула паспорт в глубь нижнего ящика стола и заперла его на ключ. Слава Богу, нашелся. У меня словно камень с души свалился. Увидев в этом добрый знак, приободренная, я решила поработать над своими отчетами, достала портативную пишущую машинку и поставила ее на стол. Было слышно, как Беки в ванной гремит инструментами; через несколько минут она снова высунула голову в дверь.

– Эй, Кинси. Окошко здорово раскурочено. Хотите, чтобы я все поправила?

– Конечно. Почему бы нет? – ответила я. – Если получится с окном, у меня для вас еще найдется кое-какая работенка.

– Отлично, – сказала она и исчезла.

Послышался скрежет – видимо, она снимала раму с петель. Ее бьющая через край энергия и энтузиазм начинали действовать мне на нервы. Что-то хрустнуло.

– Пусть вас не смущают эти звуки! – крикнула Беки из ванной. – Один раз я видела, как это делал мой папа, – раз плюнуть!

Спустя какое-то время она показалась в очередной раз, робко – чуть ли не на цыпочках – пересекла комнату и, приложив пальчик к губам, заговорщически зашептала, словно почему-то решив, что причинит мне меньше неудобств, если будет говорить как можно тише:

– Простите, что пришлось вас побеспокоить. Мне надо взять проволоку в машине. Вы можете не вставать.

Я закатила глаза к потолку и продолжала печатать. Через три минуты она постучала в дверь. Мне пришлось подниматься из-за стола, чтобы впустить ее. Она еще раз на ходу извинилась и снова обосновалась в ванной. Я написала сопроводительное письмо Джулии и занялась бухгалтерией. Бам, бам, бам – доносилось из ванной: Беки стучала своим верным молотком.

Прошло несколько минут, и она предстала передо мной:

– Готово, работает. Хотите проверить?

– Минуточку. – Я допечатала адрес на конверте, встала и направилась в ванную. Наверное, так оно и бывает, когда в доме маленький ребенок. Шум, гвалт, то и дело приходится отвлекаться, и от тебя постоянно требуют внимания. Женщина-Мать не переставала удивлять меня. Поразительная сила духа.

– Смотрите, – радостно произнесла Беки, поднимая фрамугу.

Прежде мне это давалось с трудом. Дойдя до середины, она вечно заедала, а потом неожиданно взлетала вверх и с грохотом ударялась о верхнюю раму, так что стекло только чудом оставалось на месте. Чтобы опустить фрамугу, мне приходилось чуть ли не виснуть на ней всем телом, медленно – дюйм за дюймом – добиваясь своего. Поэтому большей частью окно оставалось закрытым. Теперь окно открывалось как по маслу.

Беки беззаботно рассмеялась:

– Я же сказала, работает.

Я рассеянно уставилась на нее, потом перевела взгляд на окно. Мне в голову пришли сразу две идеи. Я вспомнила о докторе Пикетте с его рентгеном и снова подумала о словах Мэй Снайдер, которая говорила, что в тот вечер, когда убили Марти, она слышала какой-то стук.

– Мне срочно надо в одно место, – пробормотала я. – Вы ведь закончили?

Беки как-то сдавленно хихикнула тем робким, фальшивым смешком, который невольно вырывается, когда внезапно понимаешь, что твой собеседник немного не в себе.

– Да нет еще, – промямлила она. – Вы, кажется, говорили, что у вас еще есть работа.

– Завтра. Или как-нибудь на днях, – сказала я, тесня ее к двери.

Беки сделала обиженную мину:

– Я сказала что-то не то?

– Поговорим об этом завтра, – безапелляционным тоном заявила я. – Очень признательна вам за помощь.

Сев в машину, я снова отправилась в район Виа-Мадрина. Меня интересовал офис доктора Пикетта на Арбол-стрит. Я уже как-то видела его: один из тех одноэтажных, обшитых досками коттеджей, которые некогда были так популярны в этих местах. Большинство теперь переоборудованы в отделения компаний, торгующих недвижимостью, или в антикварные лавки, которые отличает от перенаселенных частных домишек лишь вывеска у входа.

Доктору Пикетту пришлось замостить несколько цветочных клумб, чтобы получилось некое подобие автостоянки. На ней была припаркована единственная машина – "бьюик", модель 1972 года, с престижными, сделанными на заказ, номерными знаками, на которых значилось "FALS ТТН". Я поставила свой "фольксваген" рядом, закрыла дверцу и, обойдя машину спереди, поднялась на крыльцо. Надпись на двери гласила: "ВХОДИТЕ, ПОЖАЛУЙСТА". Так я и сделала.

Все было примерно так же, как в моей старой начальной школе: те же покрытые лаком деревянные полы и запах овощного супа. На кухне кто-то гремел посудой и работало радио – передавали музыку кантри. В центре холла стоял деревянный стол, весь в царапинах, на нем – маленький колокольчик и табличка с надписью "ПРОСЬБА ЗВОНИТЬ". Я позвонила.

Справа от меня находилась приемная с простыми пластиковыми стульями и низкими столиками из клееной фанеры. На столиках были аккуратно разложены журналы, однако подписывались на них, видимо, очень давно. Среди прочих я заметила номер "Лайф" с фотографией Дженис Рул на обложке. Кабинет доктора Пикетта отделялся от приемной простой перегородкой. В открытую дверь я увидела старомодное черное кресло и белую фарфоровую плевательницу. Круглый столик на ножке, очевидно, вращающийся. На столике на куске белой бумаги, напоминавшей сервировочную салфетку, набор зубоврачебных инструментов, точно позаимствованных в музее стоматологии. Все-таки хорошо, что я пришла не затем, чтобы удалять зубной камень.

Слева вдоль стены стояло несколько допотопных деревянных ящичков для бумаг. Без присмотра. Я почувствовала, что во мне просыпается мелкий бес. Как примерная девочка, я еще раз позвонила. Музыка не смолкала. Я знала эту песню – ее слова всегда разбивали мне сердце.

На каждом ящичке имелась маленькая медная рамочка, а в рамочки были вставлены белые бумажные карточки с выведенными от руки буквами алфавита. На первом значилось "А – С", на следующем – "D – F". Дело в том, что старые ящики не закрываются. Бывает, конечно... но эти не закрывались. Мне уже наскучило слушать музыку... к тому же я могла ошибаться – зачем же попусту тратить чужое и свое время? Останавливало меня лишь то соображение, что в судах крайне щепетильно относятся к так называемой чистоте улик. Ты не имеешь права нечестными путями добывать информацию, которую в дальнейшем рассчитываешь представить в качестве вещественного доказательства от обвиняющей стороны. Это дело полиции – добывать улики, складывать их в пакетики, нумеровать и тщательно следить, кто имеет к ним доступ и где они хранятся. Это называется "цепь улик". Я об этом читала – знаю.

Я крикнула: "Йо-хо!" – и снова стала ждать, размышляя, является ли восклицание "йо-хо" таким же универсальным для большинства языков, как слова "мама" и "папа".

24

Появилась миссис Пикетт. По крайней мере я решила, что это именно она: дородная, с большим круглым лицом и вздернутым, как у мопса, носом, на котором сидели стеклышки очков без оправы. Она была в платье из темно-синего джерси с рисунком в виде белых стрел, которые разлетались во все стороны; волосы, стянутые резинкой в пучок на макушке, походили на маленький фонтанчик. Завидев меня, она смущенно одернула белый фартук.

– Мне показалось, я слышала, что кто-то пришел. Простите, не знаю вашего имени, – сказала она вкрадчивым, с легким южным акцентом голосом.

У меня была секунда, чтобы решить, стоит ли говорить правду. Протянув ей руку и представившись, добавила:

– Я частный детектив.

– В самом деле? – удивилась она. – Что же я могу для вас сделать?

– Да пока и сама толком не знаю, – сказала я. – Вы миссис Пикетт?

– Да, это так. Надеюсь, Джон ничего не натворил? – У нее были изысканные оперные интонации, придававшие некий драматизм ее словам.

Я покачала головой:

– Меня интересуют обстоятельства смерти одной женщины, которая жила в этом районе...

– Бьюсь об заклад, вы имеете в виду Марти Грайс.

– Совершенно верно.

– Ах, какая ужасная история! – всплеснула она руками. – Не могу вам передать, как я была расстроена, когда узнала об этом. Такая милая женщина, и такая смерть. Хотя чаще всего так и случается.

– Ужасно, – поддакнула я.

– И знаете? Ведь того, кто это сделал, так и не нашли.

– Она была пациенткой доктора Пикетта, я правильно поняла?

– Совершенно верно. И знаете, более милого человека мне встречать не доводилось. Она часто заходила к нам. Мы сидели с ней вот здесь и разговаривали. Если у меня разыгрывался артрит, она всегда подсказывала, куда позвонить, и все такое. Никогда не видела Джона таким расстроенным, как в тот день, когда нас пригласили для опознания останков. Он неделю ходил как убитый.

– Это он делал рентген для медицинской экспертизы?

– Нет, патологоанатом. Джон представил для сравнения рентгеновские снимки, которые у него были. Не то чтобы личность покойной вызывала сомнения. Они сказали, это пустая формальность. Джон сделал снимки месяца за полтора до ее смерти. Знаете, мы и на похоронах присутствовали, и я всю церемонию проревела белугой. Да и Джон тоже. Впрочем, что же это я? Ведь вы, наверное, хотите поговорить с ним? У него сегодня не приемный день, но он скоро будет. Ушел ненадолго по делам. Вы можете подождать его или зайти попозже.

– Думаю, и вы могли бы мне помочь, – сказала я.

– Если смогу, – с сомнением в голосе произнесла она. – Сама-то я не специалист, но помогаю ему всю нашу совместную жизнь. Джон часто говорит, что я могла бы пломбировать зубы не хуже его. Но я не люблю делать обезболивание. Не могу делать уколы. У меня руки становятся как ледышки и покрываются мурашками. – Она демонстративно потерла руки ладонями и поежилась. – Спрашивайте, что вы хотели. Я больше не буду перебивать.

– Насколько мне известно, у доктора Пикетта была пациентка по имени Элейн Болдт. Не могли бы вы проверить по вашим записям, когда она приходила последний раз?

– Кажется, я слышала это имя, однако не могу сказать, что знаю ее лично, не могу. Ручаюсь, она не входит в число наших постоянных пациентов. Я бы запомнила ее, если бы она побывала у нас хотя бы дважды. – Миссис Пикетт наклонилась ко мне и заговорщически прошептала: – Полагаю, вы не можете сказать, какое это имеет отношение к смерти Марти Грайс?

– Вы правы. Могу лишь сказать, что они были приятельницы. Миссис Болдт жила в соседнем доме.

Миссис Пикетт понимающе кивнула, словно давая понять, что намек ей ясен и она никому не скажет. Она подошла к ящичкам и выдвинула верхний. Я стояла у нее за спиной и наблюдала. Она, похоже, ничего не имела против. Ящик был битком набит карточками – ей с трудом удавалось ухватить их пальцами. Она принялась зачитывать имена:

– Посмотрим. Бассидж, Берлин, Бьюли, Бевис... это кто такой? Поставили по ошибке. – Она вытащила две карточки и продолжала: – Берч, Блэк-мар, Блаунт. Боулс. Не то?

– Нет, нет, Болдт. Б-о-л-д-т. Вы выставляли ей счет где-то полгода назад. Я сама видела напоминание.

– Кажется, вы правы. Теперь я припоминаю, потому что сама и составляла его. Кажется, на Виа-Мадрина. – Она еще раз проверила карточки. – Должно быть, карточка зачем-то понадобилась Джону. Наверное, она у него на столе. Пойдемте посмотрим.

Пройдя по коридорчику, мы оказались в небольшом кабинете, когда-то, очевидно, служившем туалетной комнатой. Стол доктора Пикетта был завален бумагами, при виде которых его жена грозно подбоченилась, словно ей впервые открылось это зрелище.

– Ну, чем не свалка? – раздраженно произнесла она и принялась разбирать первую стопку бумаг.

– Зачем ему могла понадобиться эта карточка? – спросила я.

– Мне на ум приходит только одно: мог прийти запрос. Пациенты иногда переезжают в другой штат.

– Вам помочь?

– Да, будьте добры. Иначе здесь можно провозиться целый день.

Я включилась в работу, начав с ближайшей ко мне стопки, затем еще раз проверила ту, которую уже просмотрела миссис Пикетт, чтобы убедиться, что она ничего не пропустила. Никакой Элейн Болдт.

– Есть еще одно место. – Миссис Пикетт подняла палец и вышла в коридор – я за ней. Мы снова проследовали в прихожую, где она достала из верхнего ящика стола серую металлическую шкатулку. – Если ей отправляли напоминание, карточка должна быть здесь. Только вот неизвестно, когда она приходила.

– Почему же? – сказала я. – Если она только что получила полугодовое напоминание, следовательно, приходила где-то в декабре.

Миссис Пикетт посмотрела на меня с восхищением:

– Точно. Вот поэтому-то детективом работаете вы, а не я. Ладно. Давайте посмотрим, что у нас было в декабре.

Она перебрала карточки, которых оказалось не больше пятнадцати штук. Я подумала о том, как доктору Пикетту удается сводить концы с концами, если он принимает меньше одного пациента в день.

– Должно быть, не самый напряженный был месяц, – заметила я.

– В сущности, он уже почти на пенсии, – проронила миссис Пикетт, не прекращая своих изысканий. – Но продолжает принимать местных жителей, большей частью пожилых. Старается работать как можно меньше. У него варикозное расширение вен – еще хуже, чем у меня, – его врач говорит, что ему не стоит весь день проводить на ногах. Мы часто ходим на прогулку – это улучшает кровообращение. Вот она. – Миссис Пикетт победно посмотрела на меня и протянула регистрационную карточку. Невзирая на свой предпенсионный возраст, они аккуратно вели отчетность. Я взглянула на карточку. На ней значилось имя Элейн Болдт, ее адрес и дата визита – 28 декабря. Неужели я на верном пути? Я решила зайти с другой стороны и спросила:

– Должно быть, первой к вам обратилась Марта Грайс? Видно, это она порекомендовала ваше заведение Элейн Болдт?

– Это нетрудно установить, – сказала миссис Пикетт. – Видите, на обратной стороне карточки я завела специальную графу "По чьей рекомендации". Верно, здесь стоит имя Марти Грайс. По правде сказать, мы делаем это, чтобы остался какой-нибудь след, если пациент вдруг уклоняется от оплаты.

– Вы позволите мне взглянуть на историю Марти Грайс? – спросила я.

– Пожалуйста, почему бы нет.

Она снова подошла к картотеке, извлекла из ящика с буквами G – I медицинскую карту и подала мне. На обложке было аккуратно напечатано имя: Марта Рене Грайс. В карте было три листа. На первом – анкета с вопросами о принимаемых лекарственных препаратах, аллергии и перенесенных заболеваниях. Анкета заполнена от руки; внизу стояла подпись Марти, которая автоматически означала ее согласие на оказание ей "любой необходимой стоматологической помощи". Далее шла история болезни: каналы, кровотечение десен, неприятные запахи из полости рта, зубовный скрежет и прочее. Наконец, на третьем листке содержалась информация о проведенном лечении; здесь же имелся рисунок верхнего и нижнего рядов зубов с помеченными шариковой ручкой пломбами. Сверху было напечатано имя Марти, внизу сделанные от руки пометки доктора Пикетта. Заурядный визит. Удаляли зубной камень. Кариеса, судя по всему, не было. Ей сделали рентгенограмму. Очередной визит назначен на июнь. Я задумчиво разглядывала карту, пытаясь восстановить ход событий. Все как будто было в порядке за исключением даты 28 декабря. Я подошла к окну и посмотрела карту на свет. Я поймала себя на том, что невольно улыбаюсь; предчувствовала, что будет нечто подобное. Только вот не верила, что удастся найти доказательство. И вот оно. Первоначально значившееся на карте имя было аккуратно вымарано белилами, а поверх него впечатано: Марти Грайс. Я провела пальцем по верхней строчке, как если бы она была набрана шрифтом Брайля. Под именем Марти Грайс отчетливо угадывалось другое – Элейн Болдт. Все вставало на свои места. Я была уверена, что обгоревшие останки, извлеченные из дома Грайсов, принадлежали не кому иному, как Элейн Болдт. Я закрыла глаза. Мне вдруг стало не по себе. Десять дней я искала Элейн Болдт, не ведая, что на полицейских снимках изображена именно она – только обгоревшая до неузнаваемости. Марти Грайс же была жива-здорова, и я подозревала, что она и Пэт Ашер – одно и то же лицо. Оставались невыясненными кое-какие детали, однако картина убийства более или менее прояснилась.

– Вам нездоровится? – обеспокоенно спросила миссис Пикетт.

– Нет-нет, все в порядке.

– Хотите поговорить с Джоном?

– Не сейчас. Попозже. Вы мне очень помогли, миссис Пикетт. Спасибо.

– Что ж, всегда к вашим услугам, хотя, по правде говоря, не понимаю, что я такого сделала.

Я пожала ей руку и направилась к выходу, чувствуя ее изумленный взгляд. Сев в машину, я задумалась: что дальше? Черт побери, как им удалось добиться того, что даже результаты анализа содержимого желудка подтверждали, что это Марта Грайс? Ловко сработано. В протоколе медицинской экспертизы отмечалось, что у убитой была кровь самой распространенной группы – "О", резус-фактор положительный, так что здесь все просто. Марти и Элейн были приблизительно одного роста. К тому же опознание носило чисто формальный характер, ведь все были заведомо убеждены, что убитая – Марти Грайс, а не какая-нибудь неизвестная. Рентгеновские снимки зубов должны были лишь подтвердить это. У следствия не имелось решительно никакого повода подозревать, что убита совершенно другая женщина. Леонард и его сестра разговаривали с ней в девять, и Лили утверждала, что они прервали разговор, так как Марти пошла открыть кому-то дверь. Звонок в полицию был инсценирован для пущего эффекта. Так что Майк не ошибался, когда говорил, что тем вечером в 8.30 видел завернутый в коврик труп. Только это была не Марти Грайс. Элейн забили насмерть несколько раньше этого времени, причем убийца действовал так, чтобы кости челюсти и зубы остались целы, что давало возможность провести идентификацию. Теперь становилось ясным многое из того, что прежде казалось непостижимым. Уйм Гувер, на свою беду, должно быть, узнал Марти, когда та входила в квартиру Элейн или выходила из нее. Марти или Леонард прикончили его раньше, чем он успел позвонить.

Я завела машину и, выехав со стоянки, покатила к полицейскому участку. Припарковавшись напротив участка, я прошла в здание и остановилась слева у стойки; за ней была дверь, которая вела в оперативный отдел.

Оттуда вышел какой-то полицейский в штатском, которого я никогда прежде не видела, и, заметив меня, спросил:

– Чем могу помочь?

– Я ищу лейтенанта Долана.

– Сейчас посмотрю. Хотя я только что там был, но его не видел.

Полицейский исчез. Я оглянулась. За стеклянной переборкой отдела опознаний сидела чернокожая сотрудница и, как сумасшедшая, печатала на машинке. Мысленно я снова и снова возвращалась к обстоятельствам этого дела. Теперь все стало предельно ясно. Марти Грайс отправилась во Флориду и поселилась в квартире Элейн. Несложно догадаться, каковы были ее дальнейшие действия. Она сбросила вес. Сделала новую стрижку и перекрасила волосы. Там ее никто не знал, так что ей не нужно было ни от кого скрываться. Как следует приоделась – благо у нее завелись деньжата. Я вспомнила о своей встрече с ней: распухшее лицо, синяки под глазами, залепленный пластырем нос. Не было никакой автомобильной аварии. Просто она сделала пластическую операцию – другой человек, другое лицо. Она говорила, что вышла на пенсию и больше не будет работать ни единого дня. Они с Леонардом переживали тяжелые времена, а тут – Элейн, прожигательница жизни, ни в чем себе не отказывавшая Элейн. У Марти, должно быть, все внутри переворачивалось, когда она видела свою партнершу по бриджу. Посредством убийства справедливость была восстановлена, а кража помогла создать пенсионный фонд. Теперь оставалось лишь ждать, когда освободится Леонард, вот и все. Это дело вел Долан. Если бы удалось найти орудие убийства, у него наверняка появилась бы зацепка. Пока же мне хотелось хотя бы поставить его в известность о том, что мне удалось узнать. Я решила, что хранить это в тайне было бы глупо.

Вернулся полицейский в штатском.

– Его сегодня не будет. Может, я могу вам чем-то помочь?

– Не будет? – пробормотала я, хотя меня так и подмывало выругаться, и добавила: – Ну что ж, свяжусь с ним завтра утром.

– Может, хотите оставить записку?

Я достала свою карточку и протянула ему:

– Просто передайте, что я заеду и все ему расскажу.

– Хорошо.

Я снова села за руль. Я догадывалась, где может быть орудие убийства, но сначала следовало поговорить с Лили Хоуи. Если она что-то заподозрила, то ей грозит смертельная опасность. Я взглянула на часы: 18.15. Проезжая мимо бензоколонки, заметила таксофон и, обуреваемая дурными предчувствиями, повернула туда. Мне вдруг стало страшно за Майка. Если он поймет, что его тетка жива, ему тоже придется туго. Черт, да всем нам будет не-сладко. Я дрожащими руками листала телефонную книгу в поисках других Грайсов. Наконец нашла какого-то Хораса Грайса, жившего на Анаконда-стрит, и принялась лихорадочно шарить в сумочке в поисках двадцати центов. Набрала номер и затаив дыхание стала ждать. Один гудок, два, четыре, шесть. После двенадцати гудков я повесила трубку. Вырвав из телефонной книги страницу, сунула ее в сумочку, рассчитывая перезвонить при первом удобном случае.

Села в машину и поехала к дому Лили Хоуи. Где могли быть Леонард и Марти? Успели смыться или по-прежнему где-нибудь в городе – возможно, у той же Лили? Я проскочила Каролина-авеню, и мне пришлось разворачиваться. Я ехала, вглядываясь в номера домов. Заметив нужный номер, затормозила, чем вызвала праведный гнев ехавшего за мной водителя. Проехав еще шесть домов, снова развернулась, прижалась к обочине... и внутри у меня все оборвалось – Леонард со своей подружкой как раз подрулили к дому Лили.

Я резко сползла по сиденью вниз, больно стукнувшись коленом о приборный щиток. Дьявольщина! Я приподняла голову. По-видимому, они меня не заметили – спокойно вышли из машины и, не оглядываясь, направились к дому. Постучали. Лили открыла дверь – на лице ее не отразилось никаких эмоций: ни тебе шока, ни ужаса, ни удивления. Интересно, как давно она знала, что Марти жива-здорова? Неужели с самого начала была с ними в сговоре? Я с тревогой наблюдала за домом, резонно полагая, что, пока Леонард находился там, за жизнь Лили можно не беспокоиться. Вместе с тем я понимала, что в намерения Марти вовсе не входило оставлять ее в живых. "Придется на время стать ее ангелом-хранителем, хочет она того или нет", – мрачно подумала я.

25

Дальнейшие свои действия я представляла себе довольно слабо. Колено тем временем распухло и страшно болело. Теперь, когда я точно знала, где находится преступник, мне казалось, что уезжать отсюда просто глупо. Но телефона поблизости не было – да и кому я собиралась звонить? Я уже подумывала о том, чтобы выйти из машины и подобраться поближе к дому, но подобные авантюры у меня, как правило, терпят фиаско. Когда я хочу подсмотреть в окно, оно неизменно оказывается наглухо занавешенным. В тех редких случаях, когда мне удавалось кого-то подслушать, предмет разговора оказывался не имеющим никакого отношения к делу. Не любят люди смаковать детали совершенных ими преступлений, что тут поделаешь? Попробуйте ради любопытства заглянуть в комнату, где сидят какие-нибудь злодеи – скорее всего они будут играть в восьмерку. Ни разу не видела, чтобы кто-то расчленял труп или делил награбленное. Я решила остаться в машине и ждать.

Ничто так не бросается в глаза, как человек, сидящий в машине в тихом районе. Я боялась, что какой-нибудь законопослушный домовладелец позвонит в полицию и мне придется объясняться с людьми в форме. В уме я уже заготовила сжатую версию, чтобы при случае рассказать все покороче. В доме было тихо. Я просидела час сорок пять минут. Стемнело – хоть глаз выколи. В домах начали зажигать свет; осветились окна и у Лили Хоуи. В воздухе почему-то запахло одеколоном. Я проголодалась, да к тому же мне надо было в туалет, но боялась, что, если присяду за кустиками, меня кто-нибудь заметит. В такие моменты начинаешь завидовать мужчинам – у них в этом смысле явное анатомическое преимущество.

В 21.23 дверь в доме Лили отворилась; вышли Леонард и Марти. Я мучительно вглядывалась в темноту. Никаких церемоний прощания. Эти двое сели в машину и укатили. Дождавшись, когда машина исчезнет из виду, я приблизилась к дому. Фонарь на крыльце не горел. Я постучала. Сначала было тихо, потом звякнула дверная цепочка. Лили, должно быть, тщательно проштудировала все руководства на тему "Как предотвратить изнасилование". Что ж, тем лучше для нее.

– Кто там? – раздался приглушенный голос.

– Это я. Забыла свою сумочку, – почти шепотом произнесла я.

Снова звякнула цепочка, и миссис Хоуи приоткрыла дверь. Я с такой силой толкнула створку, что едва не сломала Лили нос. Она вскрикнула, но я уже вошла и закрыла за собой дверь со словами:

– Нам надо поговорить.

У Лили на глаза навернулись слезы, и она закрыла ладонью лицо – не потому, что я сделала ей больно, просто была расстроена.

– Она сказала, что убьет меня, если я скажу хоть слово.

– Вас в любом случае убьют, неужели непонятно? Вы что думаете – она оставит вас в покое и будет ждать, пока вы проболтаетесь? Она вам не рассказала, что сделала с Уимом Гувером? Всадила ему пулю в башку. Она скормит вас собакам. У вас нет выбора.

Лили побледнела и всхлипнула – словно булькнула вода в кране, – но тут же постаралась взять себя в руки. Она закрыла глаза и обреченно покачала головой, как узник, которому уготована виселица. Ей было наплевать, что я ей сделаю – она не собиралась ничего мне рассказывать.

– Черт бы вас побрал! Скажите, что здесь происходит!

Лили насупленно молчала – мне вдруг показалось, что такой она была в детстве. Сестрица Леонарда знала, как вести себя с забияками вроде меня. Лили Хоуи становилась пассивно-упрямой; это была ее защитная стойка, отработанная годами. Она просто замыкалась в себе, пряталась в своей раковине, как моллюск. Должно быть, привыкла, что ей все время чем-нибудь грозят – грозят уколами против столбняка, когда она не моет руки, сходив в туалет; грозят полицией, когда не смотрит по сторонам, переходя улицу. Вместо того чтобы поступать так, как надо, Лили научилась уходить в себя.

К моему изумлению, она, не произнося ни слова, подошла к зеленовато-голубому креслу, села, взяла пульт дистанционного управления и, включив телевизор, стала переключать каналы, пока не нашла какую-то комедию. Лили решила не замечать меня. Я подошла к креслу и склонилась над ней, готовая призвать на помощь все свое терпение и всю свою кротость, на которые только была способна. Лили не спускала глаз с экрана, где пышногрудая особа с выкрашенными в платиновый цвет волосами готовила праздничный торт.

– Миссис Хоуи, – начала я, – вы, должно быть, не отдаете себе отчет в серьезности происходящего. Ваша свояченица отправила на тот свет двух человек, и, кроме нас с вами, об этом, похоже, никто не догадывается.

Тем временем на экране возникло мучное облако, и физиономия платиновой красотки стала абсолютно белой. Она, видимо, сдуру бухнула пекарский порошок вместе с дрожжами, отчего мука просто взорвалась. Записанный на фонограмму смех достиг уровня неистового. Девица, должно быть, была пьяна в стельку. По губам Лили скользнула улыбка – может, вспомнила кулинарные катастрофы из собственного опыта.

Я тронула ее за руку:

– Лили, мы теряем время, и знаете почему? Думаю, Марти Грайс вернется и шлепнет нас обеих. Ей просто некуда деваться.

Молчание. Может, мои слова были для нее столь же нереальными, как эта шлюха с тортом? Та теперь била яйца; по ее лицу стекали желтки. Она действовала вопреки всякому здравому смыслу, и в этом-то и заключалась вся хохма. Вошел муж. Когда он увидел учиненный на кухне погром, у него отвисла челюсть. За кадром – кто бы это ни был – просто покатывались со смеху. Я постаралась вспомнить какой-нибудь реальный случай из жизни, который вызвал бы у меня столько эмоций, – но не вспомнила.

– Куда они отправились? – спросила я. – Они что, уезжают из города?

Лили захохотала. Блондинка опрокинула миску на голову мужу. Задала ему жару. Заиграла какая-то музыка, и пошла реклама. Я взяла пульт и убавила звук. В тишине по полу скакала собака, а за ней гналась банка консервированного корма.

– Послушайте, – сказала я, – ваш брат попал в беду. Вы хотите помочь ему или нет?

Она подняла голову; я увидела, как зашевелились у нее губы, но не разобрала ни слова.

– Простите, что вы сказали?

По лицу Лили было видно, что в ней борются противоречивые чувства. Взгляд у нее был какой-то блуждающий, словно у пьяного, который уже не отвечает за свои слова.

– Леонард никогда в жизни никому не сделал больно, – пробормотала она. – Он до самого последнего момента не знал, что она творит. Потом было уже поздно.

Я вспомнила слова Майка, который говорил, как его дядя любит свою жену. Я не считала Леонарда всего лишь невинной жертвой, однако предпочла об этом умолчать.

– Если ему хоть что-нибудь известно, он в опасности. Если вы скажете мне, куда они направились, я смогу ему помочь.

– В Лос-Анджелес, – прошептала Лили. – Они должны дождаться, когда будет готов новый паспорт Марти. Потом улетят в Южную Америку. – В глазах у нее снова стояли слезы. – Наверное, я его больше никогда не увижу. Я не могу выдать его полиций. Не могу предать его, вы понимаете меня?

– Лили, вы должны помочь ему. Потом он вас поймет.

– Это было ужасно. Какой-то кошмар. Когда вы появились, я думала, он умрет от страха. У него едва не случился инфаркт, а потом она вернулась. Она считает, это вы взяли паспорт Элейн, и в бешенстве оттого, что все задерживается. Леонард ее боится. Эти припадки бешенства всегда пугали его...

– Разумеется, боится. Я сама ее боюсь. Она же сумасшедшая. Вещи они взяли с собой?

– Они поехали собираться. Заедут в мотель, а потом в тот дом. Они даже поругались из-за этого, но она не хотела оставлять ту вещь там, потому что это улика.

– Оставлять что?

– Ну... вы знаете... как это...

– Орудие убийства?

Лили кивнула, потом кивнула еще раз и еще, Я думала, она никогда не остановится. Словно какие-то шейные мышцы у нее обмякли, и она уже не могла держать голову прямо. Она была похожа на игрушечную собачку с дергающейся головой, каких вешают на задних стеклах автомобилей.

– Лили, послушайте меня. Я хочу, чтобы вы позвонили в полицию. Отправляйтесь к соседям и сидите там. Понимаете? Вставайте. Вам нужно что-нибудь из вещей? Свитер, сумочка? – Мне хотелось наорать на нее, чтобы она пошевеливалась, но я не смела.

Она потерянно смотрела на меня прозрачными голубыми глазами, в которых читалась какая-то собачья преданность. Я помогла ей встать на ноги, выключила телевизор и буквально вытолкала за дверь. Посмотрела по сторонам – ни души. Я знала, что Леонард не позволит Марти причинить ей боль, но ведь мы обе знали, кто у них за главного. Я чувствовала, что теряю время, но мне хотелось убедиться, что Лили будет в безопасности. Миновав два дома, мы подошли к тому, в котором горел свет – обитому кедровыми досками.

Я позвонила. Дверь открыл какой-то мужчина; я пропустила Лили вперед, на ходу объясняя, что она попала в беду и ей необходима помощь. Я настоятельно попросила ее позвонить в полицию и ушла. У меня не было уверенности, что она так и сделает.

Я вскочила в машину, завела мотор и нажала на газ. Неслась как бешеная, на повороте машину даже занесло. Я спешила, не обращая внимания на светофоры и обгоняя где только можно. Нужно было опередить их. У светофора стояли машины, и мне тоже пришлось затормозить. Пошарив в отделении для перчаток, извлекла оттуда фонарь и проверила, не сели ли батарейки. Фонарь горел вполне прилично. Зажегся зеленый, и я рванула вперед.

Тут я вспомнила, что пистолет остался в офисе, хотела было вернуться за ним, но следовало спешить. Если они сначала поехали в мотель, им потребуется какое-то время, чтобы собраться, выписаться, уложить вещи в машину. У меня еще был шанс найти орудие убийства прежде, чем они явятся. Решила, что, если Грайсы окажутся там первыми, то пойду прямым ходом к Тилли и позвоню в полицию. Мне не улыбалась перспектива столкнуться нос к носу с Марти Грайс.

Меня охватило возбуждение, граничившее с экстазом. Я вдруг нашла ответ на вопрос, который давно не давал мне покоя, а именно: каким образом им удалось обвести вокруг пальца экспертов, проводивших анализ содержимого желудка? В той сумке, которую Майк видел в прихожей, был мусор из квартиры Элейн; в ней лежали две пустые банки – из-под консервированного тунца и из-под супа, из которых в тот злополучный вечер состоял ужин Элейн. У Марти ушло несколько часов, чтобы все провернуть. Теперь я, словно ясновидящая, могла воочию представить себе события того дня во всей их последовательности. Леонард отправился с Лили в ресторан, а Марти позвонила Элейн и пригласила ее зайти, выдумав какой-нибудь предлог. Элейн пришла к ней домой и в какой-то момент получила удар по лицу. Марти била ее до тех пор, пока не убедилась, что та мертва. Дождавшись темноты, Марти взяла ключи и направилась в квартиру Элейн. Она взяла пакет с мусором и, вернувшись домой, на минутку оставила его в прихожей, пока спускалась в погреб за керосином. Именно в этот момент появился Майк; он заглянул в дверь и, увидев, что произошло что-то неладное, тут же ретировался. Марти облила дом керосином и стала ждать звонка Леонарда. Ровно в девять, как и было договорено между ними, он позвонил, и она сообщила ему, что ела Элейн за ужином, чтобы он позже упомянул об этом полиции. Сандвич с тунцом и томатный суп. Возможно, Марти даже убрала банки с остатками в холодильник, чтобы все выглядело правдоподобным и у полиции не возникло никаких подозрений. Затем Марти подожгла дом и спряталась в квартире Элейн, где и отсиживалась до понедельника. В понедельник она улетела во Флориду. Я подозревала, что волосы она перекрасила до отъезда, и та прядь, которую я нашла в мусорной корзине в ванной, служила лишним подтверждением того факта, что Марта там была.

Подъехав к дому Грайсов, я остановилась на противоположной стороне улицы. Некоторое время пристально вглядывалась в едва угадывавшийся силуэт дома. Темнота скрыла от глаз последствия пожара, однако от дома веяло духом запустения и разрухи. Машины поблизости я не обнаружила. В доме никакого света видно не было. Вокруг ни души.

Я заглушила мотор и вышла из машины, оставив дверцу открытой на тот случай, если вдруг придется спасаться бегством. Открыла багажник и достала оттуда инструменты, которые, на мой взгляд, могли пригодиться. Убедившись, что вокруг никого нет, я пересекла улицу и шмыгнула во двор дома Грайсов.

Я крадучись шла по дорожке, не сводя глаз с окон. На фасаде все окна были выбиты и заколочены досками, но, зайдя за дом, я увидела пару уцелевших. Выбрав одно, я открыла его с помощью монтировки. Меня окружала тьма египетская, тишину нарушал лишь стрекот сверчков в траве. Я понимала, что хорошо бы оставить себе путь к отступлению, но не могла рисковать. Появись здесь эти двое, открытое окно или дверь непременно привлекли бы их внимание. Надо было действовать побыстрее и уповать на то, что интуиция не подвела меня и я верно рассчитала, где спрятано орудие убийства. У меня не было времени на ошибки.

Я влезла на кухню и закрыла за собой окно. Под ногами у меня хрустнуло битое стекло. Луч фонарика выхватил из темноты обгоревший дверной проем, закопченные стены, скользнул в коридор. Затаив дыхание, я прислушалась. Тишина была полной, сплошной – не хватало привычного шума работающей техники: холодильника, отопительного агрегата, настенных часов, водяного нагревателя. Словом, тихо как в склепе. Я постаралась отогнать прочь дурные предчувствия.

Под ногой у меня снова хрустнуло стекло. Я вздрогнула. Мне показалось, что наверху кто-то есть. Я направила луч фонаря на потолок, словно рассчитывала, что шаги материализуются в виде зримых отпечатков. Спросите у любого ребенка – он скажет, что воображение подчиняется примитивным законам мультипликации. Я пошла дальше. Впереди в темноте брезжил свет, падавший из окон соседнего дома. Задержавшись у окна, я заглянула в гостиную мистера Снайдера – он сидел перед телевизором; на экране мелькали живые картинки. В этой части дома имелось еще одно-единственное окошко рядом с кухней. Теперь я знала, что за стук могла слышать той ночью Мэй Снайдер, и мне хотелось убедиться, права ли я. Я посмотрела в сторону ее окна, но там было темно. Вот что такое старость, думала я, ты спишь все дольше и дольше, а потом однажды тебе уже лень проснуться.

Я провела пальцами по оконной раме, осветила съежившуюся от огня белую краску, которая осыпалась струпьями, словно старая змеиная кожа. Отыскала место, где дерево было повреждено, а также относительно новые гвозди: вот откуда "бам, бам, бам". Несколько минут я копалась с фонарем, пока не установила его на подоконнике таким образом, чтобы видеть, что я делаю. Потом вставила монтировку плоским концом в щель и попробовала ослабить планку. Скрежет был страшный – у меня даже сердце екнуло. Я полагала, что Элейн убили планкой из оконной рамы, которую затем поставили на место и приколотили гвоздями. Эта мысль пришла мне в голову, когда Беки демонстрировала свою работу в ванной и фрамуга с глухим стуком встала на место.

Приятно, черт побери. В этом угадывалась природная аккуратность, по-видимому, присущая Марта. Если бы в тот день дом сгорел дотла, никто бы ни о чем и не догадался. Бульдозеры сгребли бы руины в кучу, потом их погрузили бы на самосвалы и отвезли на свалку. Впрочем, и без этого все выглядело тип-топ. На ее месте я бы не стала возвращаться. Почему не оставить все как есть? Видно, запаниковала, решила замести все следы, чтобы чувствовать себя спокойно, куда бы в дальнейшем ни забросила ее судьба. Положим, ее арестовывают, но где доказательства? А орудие убийства – это отпечатки пальцев. Возможно, на нем остались волосы Элейн или мельчайшие осколки зубов, микроскопические частицы ткани. Мне было бы небезынтересно узнать, что она собиралась сделать с этой мрачной штуковиной. Может, закопать... или бросить с пирса в океан? Я засунула большую отвертку в узкую щель между рамой и деревянной коробкой, к которой она крепилась. Должно быть, у деталей окна имеются специальные названия, но мне они неизвестны. Я просто старательно имитировала действия Беки. Результат был тот же. Я разобрала окно, вытащив обе фрамуги вместе с соединявшим их шнуром и шпингалетами, которые регулируют подъем скользящей рамы. Посветив фонарем, я внимательно осмотрела все это, стараясь ничего не касаться руками. Проклятие. Вряд ли можно рассчитывать найти отпечатки пальцев. Металлические детали были покрыты тонким слоем пыли пополам с сажей. К тому же они сильно заржавели, так что если слабые отпечатки и были, то давно уничтожены ржавчиной. Полгода не прошли бесследно. Конечно, частицы запекшейся крови под микроскопом обнаружить можно, но на большее надеяться не приходилось. Направив луч фонаря на фрамугу, я увидела два светлых волоса, застрявших на темно-коричневом торце одной перекладины, и поморщилась от отвращения.

Натянув на перекладину полиэтиленовый пакет, я закрепила его скотчем. Открыла нож, перерезала шнур и стала укладывать отвесы в пластиковый мешок, наделав при этом шуму. У лейтенанта Долана и у его верных криминалистов наверняка случился бы припадок, если бы они видели, как я обращаюсь с вещественными доказательствами, но у меня не было другого выхода. Я побросала в пакет инструменты. Из-за шуршания всех этих пакетов я и не услышала, когда Марти и Леонард оказались на заднем крыльце.

26

Ключ звякнул в замке. Не помня себя от страха, я вскинула голову. Меня словно током ударило. Сердце бешено заколотилось; я чувствовала, как подрагивает жилка на шее. У меня было маленькое преимущество: я знала об их присутствии, а они пока ничего не подозревали. Я погасила фонарь и, зажав под мышкой пакет, пошла прочь от окна. Я пыталась сообразить, что же теперь делать, но соображала как-то туго, словно меня накрыло ледяной волной. Первым побуждением было спрятаться на втором этаже, но я тут же отказалась от этой мысли. Укрыться там негде, а выход на крышу отсутствовал.

Я пошла налево в сторону кухни, чутко прислушиваясь. Оттуда доносились приглушенные голоса. Они беспорядочно светили по сторонам – вероятно, никак не могли сориентироваться. Если после пожара Марти оказалась здесь впервые, ей, возможно, было трудно привыкнуть к той картине разрушения, которая предстала ее взору. Пока они ни о чем не догадывались, но скоро, обнаружив, что я натворила с окном, кинутся искать меня.

Дверь в подвал была приоткрыта – черная вертикальная щель на мрачном фоне. На долю секунды включив фонарь, я юркнула туда и как можно быстрее спустилась по лестнице, стараясь не поднимать шума. Я знала, что двойная дверь, которая вела из подвала во двор, на замке, но надеялась где-нибудь спрятаться. Надеялась.

Внизу я остановилась, чтобы осмотреться. Я слышала, как они ходят. Было темно как в могиле, точно на глаза мне надели черную повязку, абсолютно не пропускавшую света. Хотя мне и не хотелось рисковать, но снова пришлось включить фонарь. Даже за то короткое время, что меня окружала кромешная тьма, я успела отвыкнуть от света и на мгновение ослепла от пронзительной вспышки. Я машинально прикрыла глаза ладонью и часто заморгала. Господи, как же отсюда выбраться?

Я посмотрела по сторонам. Нужно было не теряя времени спрятать пакет. Они могли застукать меня, но я не хотела отдавать им то, за чем они явились, – орудие убийства. Я подошла к отопительному котлу. Он смахивал на скончавшегося монстра; на его месте с таким же успехом мог оказаться танк. Я открыла дверцу и сунула пакет внутрь, запихнув его между стенкой и газовыми горелками. Когда закрывала дверцу, скрипнули петли. Я замерла, машинально подняв голову, словно хотела взглядом проследить, насколько далеко распространился звук.

Наверху было тихо. По моим расчетам, они должны были находиться в коридоре. Наверное, уже обнаружили, что я сделала с окном, и теперь, должно быть, прислушиваются так же, как прислушивалась я. В темном старом доме звук бывает столь же обманчив, как голос чревовещателя.

Я лихорадочно озиралась по сторонам. Все выступы и углубления, которые я видела, были слишком малы или неглубоки и под укрытие не годились. Скрипнула половица. В любой момент они могли обнаружить меня. Их было двое. Один мог подняться наверх, другой – спуститься в подвал. Я метнулась налево и на цыпочках приблизилась к бетонным ступенькам, которые вели к заветной дверце во двор. Пригнувшись, поднялась по ступенькам и неловко примостилась наверху. Я сидела, прижавшись спиной к двери, скорчившись и поджав ноги. Оставалось уповать на то, что при неверном свете фонарика они не заметят меня. Я молила Бога, чтобы не заметили. От свободы меня отделяла лишь эта ветхая деревянная дверь. Сквозь щели проникал пропитанный влагой ночной воздух, и к запаху гари и старой краски примешивался пряный аромат жасмина. От тревожного ожидания у меня щемило сердце. Зажав в кулаке фонарь, словно дубинку, я пыталась умерить звук собственного дыхания, отчего выходило нечто похожее на шипение.

Что-то в кармане джинсов врезалось мне в бедро. Ключи от машины. Перенеся вес тела на левую ногу, я осторожно – чтобы, чего доброго, не пропахать пяткой по шероховатой бетонной поверхности – выбросила вперед правую, положила фонарь на ступеньку и извлекла ключи, зажав их в ладони, чтобы не гремели. Вместе с ключами на кольце висел металлический брелок в виде диска размером с пятидесятицентовую монету – только с гладкими краями. В данный момент другого инструмента у меня под рукой не было. Я с грустью подумала о ноже, монтировке и молотке, которые остались в пакете и спокойненько лежали в печке, вытянула вверх руку и, проведя ладонью по косяку, нащупала петлю. Мне показалось, что формой она напоминает крыло самолета – такая же продолговатая и плоская. Дюймов шесть, не больше. Шурупы выдавались наружу; некоторые расшатались от времени, некоторых не было вовсе.

Тогда я попробовала использовать брелок в качестве отвертки, но шурупы были закрашены и бороздка была слишком мала. Я поднажала и почувствовала, что шуруп поддался. Окрыленная надеждой, я дрожащими пальцами принялась перебирать ключи. Найдя ключ от зажигания, который был чуть длиннее остальных, я вставила его в зазор между петлей и косяком и надавила книзу. Дело пошло. Если бы удалось расшатать петли, то, возможно, я смогла бы вышибить дверь. Стиснув зубы, чтобы не запыхтеть от усердия, я что было сил налегла на ключ.

Я остановилась и прислушалась. Тишина, только звук моего собственного дыхания. Дверь была сосновая, старая и трухлявая. Я постаралась устроиться поудобнее и тут услышала, как скрипнула дверь, ведущая в подвал.

Кто-то осторожно поставил ногу на ступеньку.

Я вся обратилась в слух. Тяжелое, с присвистом дыхание. Теперь я знала, кто это. Я медленно повернула голову и увидела тусклый, желтоватый свет фонаря. Это был большой, громоздкий фонарь, похожий на коробку для завтраков, с широким квадратным лучом. Батарейки, видно, садились, и все же я безошибочно узнала в вошедшей свою флоридскую знакомую. Пэт Ашер... она же Марти Грайс. Выглядела она неважно: волосы, свисавшие безжизненными космами; синяки под глазами; резко очерченные скулы, особенно бросавшиеся в глаза в этом адском освещении. Луч метнулся на дальнюю стену. Я затаила дыхание. Интересно, была ли хотя бы мизерная вероятность того, что меня не заметят? На какое-то мгновение она скрылась из виду. Я не смела пошевелить даже пальцем. Напряжение отзывалось мучительной болью во всем теле. У меня начинали дрожать ноги – от усталости, от невозможности размять затекшие мышцы. Казалось, они вот-вот отвалятся. Я чувствовала себя обреченной, загнанной в угол. Луч медленно скользил по стене, неотвратимо – дюйм за дюймом – подбираясь ко мне. Она могла обнаружить меня в любую секунду, и я решилась на отчаянный и единственно возможный в моем положении шаг. Резко вскочив (так выпрыгивают из воды дельфины), я что было сил налегла спиной на нависшую надо мной дверь. Я чуть не сорвала ее с петель. Мне просто не хватило упора. И у меня уже не оставалось времени. Собравшись с силами, я сделала еще одну попытку.

Марти стремительно кинулась ко мне. Неимоверным усилием воли мне практически удалось занять вертикальное положение, дверь при этом с треском вывалилась наружу. Марти бросилась мне в ноги, отчего я потеряла равновесие и шмякнулась головой о бетонную ступеньку. Луч фонаря метнулся куда-то влево и застыл на стене, бледный и бесполезный, как телевизионный экран, когда передачи уже кончились. В зыбком подвальном мраке света было ровно столько, чтобы я поняла, сколь невыгодно мое положение.

Я отползла в сторону и попыталась встать. Но она буквально повисла на мне, обхватив мою голову. Под внезапной тяжестью я пошатнулась, начиная заваливаться на спину. Я думала, она отцепится от меня, если ее как следует тряхнуть, и попыталась двинуть локтем под ребра, но мне не удалось вложить в этот удар достаточно силы, чтобы причинить ей боль. Она облепила меня, как спрут, – те же щупальца, присоски, та же алчная пасть, готовая вывернуться наизнанку. Чувствуя, что падаю, я вцепилась ей в волосы и рванула; только тут под тяжестью собственного веса она сползла с меня и, издав страшный рык, шлепнулась на ступеньки. Где-то на сетчатке у меня отпечаталось смутное отображение некоего предмета, который вдруг оказался у нее в руке, – но слишком поздно, чтобы успеть увернуться. Мне запомнился тошнотворный хруст от удара. Это было что-то вроде топорища; она вложила в удар столько свирепой силы, что сначала я даже не почувствовала боли. Похоже на интервал между вспышкой молнии и раскатом грома – я даже успела подумать о том, а нельзя ли измерить интенсивность боли в секундах, которые требуются мозгу, чтобы зарегистрировать удар. Я заметила, как она снова замахнулась, и успела подставить руку, инстинктивно защищая лицо. На сей раз удар пришелся на предплечье. Я даже не связала тот чавкающий звук с пронзившей меня болью, только сдавленно охнула – крик застрял у меня в горле. В очередной раз она занесла эту штуковину – в глазах у нее горел огонь безумия, рот растянулся в страшном оскале, который среди шизанутых сошел бы за улыбку. Я пригнула голову и подставила под удар плечо. По телу словно промчался огненный шквал. Пальцы мои стискивали поручень перил. Я отчаянно пыталась устоять на ногах. Перед глазами взорвалось и стало увеличиваться яркое облако. Поле зрения сократилось до размера булавочной головки – мне стало ясно: когда и этот глазок, связывавший меня с жизнью, закроется, я умру. Жадно глотая воздух, я затрясла головой, с облегчением заметив, что тьма отступает.

Я напряглась, отвела правый кулак и с диким воплем резко выбросила его вперед. По тому, как ударная волна рикошетом прокатилась по моей руке, я поняла, что попала. Удар пришелся по лицу, и я в кровь разбила костяшки пальцев. Раздался низкий гортанный крик, странным образом ласкавший слух. Она попятилась, и я, не давая ей опомниться бросилась на нее, взяв ее шею в захват, рванула в сторону, лишая противницу чувства опоры, и в то же время сделала шаг назад, чтобы она не успела встать. Теперь против нее работал ее собственный вес. Я усилила хватку и еще сильнее сдавила шею. Что-то щелкнуло – словно выскочила пробка из бутылки, – и мне показалось, что я сломала ей шейные позвонки. Она грузно сползала на пол. Только теперь я отпустила ее, в страхе, что она увлечет меня за собой. Я подняла голову и увидела Леонарда, который целился из 22-го калибра.

На полу всхлипывала Марти.

– Придурок, ты попал в меня, – хриплым голосом произнесла она.

Леонард посмотрел на нее; в его взгляде читалось немое изумление.

Я отступила назад. Пуля угодила Марти в бок, не смертельно, но хорошая наука на будущее. Она стояла на коленях, обхватив себя руками, и поскуливала – не то от боли, не то от злости.

Разгоряченная борьбой, я никак не могла отдышаться, пребывая в странном возбуждении. Ведь я ее чуть не убила. Еще пара секунд, и она отдала бы Богу душу. Стрелок из Леонарда был, видно, никудышный. Он попал в нее и все испортил. Но победа по праву принадлежала мне. Мне хотелось рассмеяться, но тут я увидела его глаза.

Эйфория, овладевшая было мной, куда-то исчезла; я вдруг поняла, что все начинается сначала. Ноги перестали меня слушаться. Я почувствовала кровь на губах и робко провела языком по зубам, проверяя, все ли целы. Зубы оказались на месте. В моем положении было странно думать о том, что, возможно, придется ставить коронку, но именно эта мысль почему-то нагоняла на меня тоску.

Я попыталась взять себя в руки, собраться, но это было нелегко. Мне мучительно хотелось распластаться на полу рядом с Марти. Я представила себе это зрелище: мы обе сопим, точно раненые звери, и, царапая ногтями пол, ползем куда-то в надежде залезть в нору и забыться. Но оставался еще Леонард. Прошло довольно много времени, и я понимала, что начинаю терять преимущество.

Он смотрел на меня безучастно, без всякого выражения. Впрочем, даже если бы в его глазах и было какое-то выражение, я бы все равно ничего не поняла.

– Ну все, Леонард. Давайте сворачиваться.

Он молчал. Я старалась придать голосу побольше развязности, как будто каждый день только тем и занималась, что уговаривала нехороших ребят не стрелять в меня.

– Я устала, и уже поздно. Поехали по домам. Ей нужна помощь.

Ошибочка вышла. Последние слова, видимо, разозлили Марти. Сама-то она больше не представляла никакой угрозы, зато Леонард, похоже, балансировал на грани. Должно быть, как и я до него, испытывал новые ощущения от сознания того, что может – вот так запросто – лишить человека жизни.

– Пристрели эту сучку, – задыхаясь, прошипела Марти. – Стреляй!

Собрав последние остатки сил, я рванулась вперед – и в этот момент раздался выстрел. Но меня уже было не остановить, меня несло. С криком: "Нет!" – я с размаху ударила его ногой под коленную чашечку и услышала, как она хрустнула. Он упал как подкошенный и скорчился от боли и взвыл, словно невиданная птица. Пистолет запрыгал по полу. Я испугалась, что Марти попытается схватить оружие, но она только смотрела на него как завороженная и не двигалась с места. Я наклонилась и подняла пистолет. В барабане оставалось еще четыре патрона. Я встала таким образом, чтобы видеть их обоих. Леонард теперь сидел, бездумно покачиваясь взад-вперед. Потом поднял на меня взгляд, и в глазах его мелькнула ненависть.

Я направила на него дуло.

– Только пошевелись, Лео, – продырявлю к чертовой матери. Я в этом здорово насобачилась, так что всажу пулю точно промеж глаз.

Марта заплакала. Странный такой звук, словно плакал ребенок, страдающий желудочными коликами. Леонард подвинулся к ней и обнял ее за плечи.

Мне стало тоскливо – захотелось вдруг, чтобы меня тоже кто-то утешил. Левая рука безжизненно повисла, точно и не рука, а деревянная культя на шарнире. На рукаве была дырочка размером с горошину, от которой растекалось кровавое пятно. "Да он меня ранил, вот гад!" – удивилась я, крепче сжала пистолет и принялась звать на помощь. Интересно, что первой мои крики услышала Мэй Снайдер. Она-то и позвонила в полицию.

Эпилог

Уже два дня, как я в больнице. Левая рука в гипсе. Сегодня придет ортопед – посмотрит снимки и назначит курс реабилитации. Но это уже после того, как меня отсюда выпишут. Я говорила по телефону с Джулией Окснер. Она приглашает меня к себе во Флориду – поправить здоровье. Обещает солнце и чудный отдых, но, я подозреваю, рассчитывает к тому же поиметь в моем лице недостающего партнера по бриджу. Мои расходы составили тысячу девятьсот восемьдесят семь долларов и тридцать пять центов, но она говорит, что не заплатит ни цента, пока я не приеду к ней. Эти старушонки – крепкие ребята, чего не скажешь обо мне. У меня нет ни одного живого места. Я смотрю в зеркало и вижу чужое лицо: разбитые губы, синяки под глазами и какой-то плоский нос. И еще чувствую странную боль и никак не могу определить, из чего она состоит. Я закрываю дело, но история эта еще не окончена. Подождем до суда. Там видно будет. Я знаю, с судейскими надо держать ухо востро. Пока же смотрю в окно на пальмы и думаю, сколько раз мне еще придется отплясывать со смертью, прежде чем оркестранты разбредутся по домам.

С уважением,

Кинси Милхоун

Сью Графтон

"Б" – значит безнаказанность

Посвящается Стивену, который видит меня насквозь

Настоящим автор выражает признательность за неоценимую помощь в работе над этой книгой следующим лицам: Стивену Хэмфри, Джону Кэроллу, врачу-стоматологу Бренде Харман, Билли Муру Сквайрсу, Де Де Лафонд, д-ру философии Уильяму Фезлеру, Сидни Баумгартнеру, Фрэнку И. Синкэвиджу, Милтону Вайнтраубу, Джею Шмидту, Джуди Кули, Биллу Пронцини и Марше Мюллер, а также Джо Дрисколлу из детективного агентства "Дриском энд ассошиэйтс инвестигейшнз" (Колумбус, штат Огайо).

Пролог

Разумеется, когда все уже позади, ты готов рвать на себе волосы из-за того, что вовремя не разглядел очевидного. Своего рода школа частных детективов "Кабы знать...". Меня зовут Кинси Милхоун, и все свои отчеты я начинаю одинаково. Прежде всего объявляю, кто я такая и чем занимаюсь, словно надеюсь, сообщив некоторые базовые данные о себе самой, лучше понять смысл того, что будет происходить в дальнейшем.

* * *

Итак, вкратце о себе. Пол – женский; возраст – тридцать два года; не замужем; работаю не по найму. Когда мне было двадцать, я пошла учиться в полицейскую академию, а по окончании поступила на службу в полицейское управление Санта-Терезы. Теперь уже и не припомню, что подвигло меня выбрать именно эту профессию. Должно быть, весьма смутное, идеалистическое представление о том, что такое законность и порядок, о хороших парнях, которые сражаются против плохих, и о том, что время от времени мне предстоит самой выступать в суде и обличать зло. Я искренне полагала, что плохие – все как один – окажутся за решеткой, и тогда нам, остальному человечеству, жить будет легче. Чуть позже выяснилось, сколь наивны и далеки от жизни мои фантазии. Меня раздражали бесконечные ограничения и отсутствие свободы действий, но больше всего злило то, что на женщин-полицейских в то время взирали с нескрываемым любопытством, перемешанным с изрядной долей презрения. Я не хотела целыми днями защищаться от оскорблений, которые мне наносили "из самых лучших побуждений", не хотела снова и снова доказывать всем вокруг, что я тоже не робкого десятка. Плата за все эти унижения оставляла желать лучшего, поэтому я в конце концов уволилась.

Два последующих года чем я только не занималась, но ничто меня уже так не увлекало. Что бы ни говорили о профессии полицейского, одно я знаю наверняка – временами тебя охватывает странное, почти болезненное возбуждение от ощущения жизни на грани. Я, подобно наркоману, которому необходима ежедневная доза "дури", остро нуждалась в периодических выбросах адреналина в кровь и потому уже не могла вернуться к обычной, размеренной жизни.

В итоге я оказалась в небольшом частном детективном агентстве, где провела два года, изучая ремесло, после чего зарегистрировала собственную контору и получила надлежащую лицензию. Работаю частным детективом вот уже четыре года – на жизнь мне хватает. Я стала мудрее и набралась кое-какого опыта, но факт остается фактом: всякий раз, когда за столом напротив меня сидит очередной клиент, я нахожусь в полном неведении относительно того, что же будет дальше.

1

В то утро я, как обычно, поднялась на второй этаж к себе в офис, открыла балконную дверь, чтобы проветрить комнату, и поставила варить кофе. Июнь в Санта-Терезе – это промозглые утренние туманы, а в дневные часы – подернутое пасмурной дымкой небо. Еще не было и девяти. Я как раз принялась разбирать пришедшую накануне корреспонденцию, когда в дверь постучали и в комнату впорхнула женщина.

– Как хорошо, что я вас застала, – с порога выпалила она. – Кинси Милхоун, если не ошибаюсь? Мое имя Беверли Дэнзигер.

Мы пожали друг другу руки, после чего она моментально уселась и стала рыться в сумочке. Наконец извлекла оттуда пачку сигарет.

– Надеюсь, вы не будете возражать? – произнесла она и, не дожидаясь ответа, прикурила. С наслаждением затянулась, потушила спичку, выдохнув при этом густую струю дыма, и рассеянным взглядом скользнула по столу в поисках пепельницы. Пепельница стояла на шкафу для документов; я вытряхнула ее, поставила на стол и предложила посетительнице кофе.

– Что ж, почему бы и нет? – живо откликнулась та и нервно хохотнула. – Все равно я уже на взводе, так что не повредит. Я только что из Лос-Анджелеса. Час пик. Вообразите, что творится на дорогах. Кошмар.

Наливая кофе, я постаралась украдкой получше разглядеть ее. Ей можно было дать около сорока, миниатюрная, энергичная, ухоженная. Абсолютно прямые черные волосы со здоровым естественным блеском ровно пострижены и тщательно уложены – создавалось впечатление, что на голове у нее купальная шапочка. Ярко-синие глаза, длинные ресницы, светлая кожа, неброские румяна. На ней была серо-голубая хлопчатобумажная вязаная кофточка с вырезом "лодочкой" и такого же цвета поплиновая юбка. Сумочка из добротной мягкой кожи со множеством отделений на молнии – бог весть что она там держала. Длинные, утонченной формы ногти, покрытые нежно-розовым лаком, на левой руке инкрустированное рубинами обручальное кольцо. Подчеркнутая небрежность в одежде и манерах выдавала в ней женщину, уверенную в себе и умеренно консервативную, словом, от нее веяло дорогим, фешенебельным универсальным магазином.

Добавив себе в кружку сливки и сахар, от которых посетительница отказалась, я перешла к делу:

– Чем могу быть полезна?

– Я хотела бы, чтобы вы разыскали мою сестру.

С этими словами она снова занялась содержимым сумочки: достала записную книжку, изящный, красного дерева пенал и продолговатый белый конверт, который положила на край стола. Никогда прежде мне не доводилось видеть человека, настолько поглощенного самим собой, – впрочем, в этом была даже какая-то прелесть. Она мимолетно улыбнулась, словно прочитав мои мысли, раскрыла книжку и повернула ее ко мне, держа пальчик на одной из записей.

– Вам наверняка потребуется адрес и номер телефона, – пояснила она. – Ее зовут Элейн Болдт. Она живет в кондоминиуме на Виа-Мадрина, а пониже – это ее флоридский адрес. Несколько месяцев в году она проводит в Бока.

Слегка сбитая с толку, я все же записала оба адреса; моя гостья тем временем вынула из конверта какой-то документ и бегло просмотрела его, словно опасаясь, что содержание могло измениться с тех пор, как она видела его в последний раз.

– Когда она пропала? – спросила я.

Беверли Дэнзигер неодобрительно покосилась на меня.

– Видите ли, я вовсе не уверена в том, что она, как вы изволили выразиться, "пропала". Просто мне неизвестно, где она, а на этих бумагах должна стоять ее подпись. Понимаю, это может показаться странным. Ей причитается лишь девятая доля, а это всего две или три тысячи долларов. Но деньги нельзя делить, пока у нас нет ее заверенной нотариусом подписи. Вот, убедитесь сами.

Я взяла документ и просмотрела его. Он был составлен в адвокатской конторе Колумбуса, штат Огайо, и пестрел оборотами типа "исходя из", "принимая во внимание вышеизложенное" и "в противном случае отказать" и т.п. Все это сводилось к тому, что несколько человек назывались наследниками состояния некоего Сидни Роуэна. Третьей в списке значилась проживающая в Лос-Анджелесе Беверли Дэнзигер, четвертой – Элейн Болдт из Санта-Терезы.

– Сидни Роуэн доводился нам кем-то вроде кузена, – без умолку трещала Беверли. – По-моему, я его даже и не видела ни разу. Однако, получив это извещение – надо полагать, Элейн получила точно такое же, – я подписалась, заверила, как и положено, подпись у нотариуса и отправила обратно. Взгляните на сопроводительное письмо – все это происходило полгода назад. Как вдруг на прошлой неделе мне звонит – подумать только! – этот адвокат... Как же его?

– Уэндер, – подсказала я, взглянув на документ.

– Вот-вот, он самый. Не понимаю, почему я должна этим заниматься, но так или иначе мне позвонили от мистера Уэндера и сообщили, что от Элейн ни слуху ни духу. Естественно, я решила, что она, как обычно, укатила во Флориду и думать забыла об этом деле. Тогда я связалась с управляющей кондоминиума в Санта-Терезе. Оказалось, что та уже несколько месяцев не получала от Элейн никаких известий. То есть поначалу какие-то весточки были, но потом моя сестрица перестала давать о себе знать.

– Вы не пробовали связаться с ней по номеру во Флориде?

– Насколько мне известно, адвокат звонил ей несколько раз. Очевидно, она живет там вместе с какой-то подругой; мистер Уэндер оставил ей свой номер, но Элейн так и не перезвонила. У Тилли тоже ничего не вышло.

– Тилли?

– Управляющая местного кондо, где находится квартира Элейн. Тилли регулярно отправляет Элейн ее корреспонденцию; она говорит, что та обычно раз в две недели – или около того – писала ей пару слов, но с марта не было никаких известий. По правде сказать, это дело не стоит выеденного яйца, но у меня самой просто нет времени выслеживать ее.

Беверли сделала последнюю затяжку и затушила сигарету, несколько раз гневно ткнув ею в пепельницу.

Я молча делала кое-какие записи для себя, однако выражение скептицизма на моем лице, по-видимому, насторожило Беверли.

– Что с вами? – всполошилась она. – Вы не беретесь за подобные дела?

– Нет, почему же, – устало произнесла я. – Но я беру тридцать долларов в час плюс расходы. Если речь идет всего о двух-трех тысячах, возможно, дело того не стоит.

– Ну начнем с того, что, коль скоро всему виной Элейн, я намерена добиться компенсации за счет ее доли. Ведь все застопорилось только из-за ее подписи. На мой взгляд, это очень на нее похоже. Она всю жизнь была такая.

– Допустим, мне придется лететь во Флориду, чтобы искать ее там. Даже если я соглашусь вполовину скостить командировочные, это же уйма денег. Послушайте, миссис Дэнзигер...

– Просто Беверли, прошу вас.

– Хорошо, Беверли. Я, разумеется, не хочу, чтобы вы отвлекались от более важных дел, но, на мой взгляд, с этим вы могли бы справиться сами. Я с радостью подскажу, с чего следует начать.

Беверли улыбнулась, но в ее улыбке таилось что-то недоброе, и до меня наконец дошло, что я имею дело с женщиной, которая привыкла добиваться своего. Она смотрела на меня холодными, как лед, синими глазами и только хлопала черными ресницами, словно механическая кукла.

– Мы с Элейн не очень-то ладим, – нашлась она наконец. – Я уже убила на это уйму времени, но я обещала мистеру Уэндеру найти ее, чтобы в конце концов покончить с наследством. На него наседают другие наследники, он тормошит меня. Если хотите, выдам вам аванс.

На сей раз Беверли извлекла из сумочки чековую книжку. Сняв колпачок со стильной красновато-коричневой ручки, она вопрошающе воззрилась на меня.

– Семьсот пятьдесят долларов вас устроит?

Я выдвинула верхний ящик стола:

– Сейчас подготовлю контракт.

* * *

Я сходила с чеком в банк, взяла со стоянки за моим офисом машину и отправилась на Виа-Мадрина, по тому адресу, который мне дала Беверли. Это было недалеко от центра города.

Полагая, что дельце самое что ни на есть пустяковое, я прикидывала потратить на него день – от силы два и с сожалением констатировала, что придется, как видно, возвращать половину той суммы, которую я только что положила на свой счет. Правда, я ничего не теряла – работы в тот момент у меня было немного.

Район, в котором обитала Элейн, был в основном застроен скромными – 30-х годов – бунгало, соседствовавшими со стандартными многоквартирными домами. Пока преобладали опрятные, оштукатуренные особнячки, но постепенно все больше земельных участков отводилось под коммерческую застройку. Здесь селились хиропрактики и недорогие дантисты, обещавшие снятие зубного камня под наркозом. Всюду пестрели вывески типа: "Протезирование за один день в рассрочку" – это начинало действовать на нервы. Интересно, что они с вами сделают, если вы вовремя не расплатитесь за верхнюю вставную челюсть? Местные старожилы еще цеплялись за традиции – какие-то дряхлые пенсионеры упорно копошились возле кустов гортензии. Но все это рано или поздно должно уйти в прошлое под напором синдикатов по торговле недвижимостью. В Санта-Терезе вращаются бешеные деньги, значительная часть которых идет на то, чтобы придать городу определенный облик. Здесь нет кричащих неоновых реклам, нет трущоб, нет изрыгающих клубы дыма и уродующих пейзаж промышленных предприятий; куда ни глянь – везде опрятная штукатурка, красные черепичные кровли, кусты бугенвиллей, старые деревья, кирпичные изгороди, арочные окна, пальмы, балконы, заросли папоротника, фонтаны, променады, буйство цветов. Всюду восстанавливают исторические памятники. Это зрелище странным образом бередит душу – все так изысканно и утонченно, кажется, лучшего места не сыскать.

Добравшись до дома, где проживала миссис Болдт, я припарковалась возле него, закрыла машину и невольно задержала взгляд на этом странном строении. Трехэтажное, с подземным гаражом, оно имело форму подковы, двумя концами упиравшейся в улицу, и являло собой причудливое сочетание современной архитектурной традиции с псевдоколониальным стилем. Фасад украшали арки и балконы, во дворе, куда вели кованые железные ворота, росли пальмы, в то же время крылья и задняя стена здания были абсолютно непримечательны, словно архитектор вознамерился придать фанерному павильону средиземноморский колорит. Впечатление это еще более усиливалось, стоило взглянуть на узенькую полоску бутафорской черепичной крыши. Даже пальмы во дворе казались вырезанными из картона – так и подмывало зайти сзади и посмотреть, нет ли там деревянных подпорок.

Я пересекла двор и вошла в просторный холл со стеклянными перегородками. По правую руку тянулись почтовые ящики и кнопки домофонов, слева за стеклянными же дверьми – очевидно, запертыми, находились лифты и вход на пожарную лестницу. Вдоль всего холла были расставлены невероятных размеров декоративные растения в горшках. Впереди я увидела еще одну дверь – во внутренний дворик, за которой можно было разглядеть бассейн и желтые шезлонги вокруг. Я просмотрела имена жильцов, выбитые на пластмассовых карточках, приклеенных рядом с каждым домофоном. В кондо было двадцать четыре квартиры. Первую занимала управляющая Тилли Алберг. "Э. Болдт" значилась под номером девять – видимо, квартира находилась на втором этаже.

Я нажала кнопку домофона напротив карточки "Э. Болдт", втайне лелея надежду, что вот сейчас из динамика донесется ее голос и на этом все будет кончено. Иногда приключаются и куда более странные вещи, а мне совсем не хотелось попадать в идиотское положение, повсюду разыскивая человека, когда тот мог преспокойно сидеть у себя дома. Не дождавшись ответа, я позвонила Тилли Алберг.

Прошло секунд десять, наконец что-то затрещало и раздался далекий – словно он шел из космоса – голос.

– Да?

Я подошла вплотную к переговорному устройству и, стараясь говорить погромче, на одном дыхании выпалила:

– Миссис Алберг, меня зовут Кинси Милхоун. Я частный детектив из Санта-Терезы. Ко мне обратилась сестра Элейн Болдт с просьбой помочь разыскать ее, и я хотела бы встретиться с вами.

С минуту миссис Алберг молчала – послышался какой-то приглушенный шум, затем с явной неохотой произнесла:

– Что ж... хорошо. Правда, я как раз собиралась уходить... ну да ладно, десять минут ничего не решают. Моя квартира на первом этаже. Пройдете в правую от лифта дверь, в конце коридора налево.

Домофон пропищал и отключился; я прошла за стеклянные двери.

Тилли Алберг оставила дверь открытой. В прихожей у столика стояла складная тележка. Я постучала по дверному косяку, и управляющая появилась откуда-то слева, в руках она держала легкую куртку и сумочку. Краем глаза я заметила холодильник и часть разделочного стола на кухне.

По виду Тилли было за шестьдесят, химическая завивка абрикосового оттенка волос, сделанная, должно быть, совсем недавно, очевидно, причиняла ей массу хлопот, поскольку она на ходу натягивала на голову вязанную из кроше шапочку и как раз боролась с одним непослушным завитком, который никак не хотел ложиться на место. У нее были светло-карие глаза, под слоем пудры угадывались бледно-рыжие веснушки. Она была в бесформенной юбке, лосинах и кроссовках и производила впечатление человека, который в любой момент готов отправиться в путешествие.

– Надеюсь, вы не сочли меня невежей, – заметила она. – Видите ли, если я утром не схожу в магазин, у меня просто руки опускаются.

– Думаю, что не отниму у вас много времени, – постаралась я успокоить ее. – Скажите, когда вы в последний раз получали известия от миссис Болдт? Кстати, она мисс или миссис?

– Миссис. Она вдова, хотя ей всего-то сорок три года. Была замужем за человеком, который владел рядом заводов на юге. Насколько мне известно, три года назад он умер от инфаркта, оставив ей кучу денег. Именно тогда она и купила здесь квартиру. Проходите, располагайтесь.

Я проследовала за ней направо, в обставленную под старину гостиную. Комнату заливал рассеянный золотистый свет, проникавший сквозь бледно-желтый тюль. Судя по запаху бекона, кофе и чего-то еще, сдобренного корицей, хозяйка только что позавтракала.

Дав понять, что спешит, Тилли, казалось, была готова уделить мне столько времени, сколько потребуется. Она села на тахту, я заняла деревянное кресло-качалку.

– Судя по всему, в это время года она обычно живет во Флориде, – начала я.

– Ну да. У нее там еще один кондоминиум. В Бока-Рейтоне – знать бы еще, где это. Кажется, недалеко от Форт-Лодердейла. Сама-то я никогда не была во Флориде, так что все эти города для меня не более чем пустые звуки. В общем, она обычно уезжает туда где-то около первого февраля и возвращается в Калифорнию в конце июля – начале августа. Говорит, что любит жару.

– И вы отправляете ей ее почту, пока она там?

Тилли кивнула:

– Я делаю это примерно раз в неделю, в зависимости от того, как много корреспонденции успевает накопиться. А она каждые две недели присылает мне коротенькую весточку. Просто на почтовой открытке – передает привет, сообщает, какая погода во Флориде и надо ли пригласить кого-нибудь, чтобы почистили у нее в квартире шторы. Нечто подобное. В этом году она писала мне вплоть до марта. С тех пор ни слуху ни духу. Это не очень-то на нее похоже...

– А у вас, случайно, не сохранились эти открытки?

– Нет. Я их всегда выбрасывала. Не люблю копить барахло. На мой взгляд, в мире и так слишком много макулатуры. Я читаю письма и выбрасываю – вот и все.

– Не упоминала ли она, что собирается куда-нибудь съездить? Что-нибудь в этом духе?

– Ни слова. Ну разумеется, перво-наперво это и не мое дело.

– Вам не показалось, что она чем-то расстроена? Тилли задумчиво улыбнулась:

– Ну, знаете, трудно выплеснуть эмоции на небольшой почтовой открытке. Там для этого слишком мало места. По крайней мере я никакой перемены в ней не заметила.

– Есть ли у вас какие-нибудь соображения относительно того, где бы она могла быть?

– Абсолютно никаких. Я знаю одно – не в ее правилах не давать о себе знать. Несколько раз я пробовала дозвониться. Один раз ответила женщина, ее подруга, но говорила как-то резко... Да и в конце концов какое мое дело.

– Кто эта женщина? Вы ее знаете?

– Нет. Да я и вообще не знаю круг ее знакомых в Бока. Это мог быть кто угодно. Я даже имени не запомнила, и не вспомню, даже если вы мне его назовете.

– А что за корреспонденция на ее имя? Продолжают поступать счета?

Тилли недоуменно пожала плечами.

– Ну да. Я не особенно обращала внимание. Просто посылала то, что было. Я как раз собиралась кое-что отправить. Можете взглянуть, если хотите. – Она поднялась с тахты, подошла к дубовому секретеру и, повернув ключик, открыла стеклянную дверцу. Достав стопку конвертов, она бегло просмотрела их и протянула мне. – Нечто подобное обычно и приходит.

Я мельком отметила отправителей. "Виза", "Мастеркард", универсальный магазин "Сакс" на Пятой авеню. Меховое ателье некоего Жака в Бока-Рейтоне. Счет от дантиста Джона Пикетта, который принимает неподалеку за углом, на Арбол-стрит. Никаких личных писем.

– А квитанции об оплате коммунальных услуг? – спросила я.

– В этом месяце я уже ей отправляла.

– Может быть, она арестована?

Тилли прыснула:

– О нет. Только не это. Она совсем не такая. Машину не водит, даже улицу на красный свет ни за что не перейдет.

– Несчастный случай? Болезнь? Алкоголь? Наркотики? – Я чувствовала себя врачом, проводящим ежегодную диспансеризацию.

Тилли скептически покосилась на меня:

– Конечно, она могла попасть в больницу, однако наверняка сообщила бы об этом. Сказать по правде, все это представляется мне довольно странным. Если бы не ее сестра, я и сама уже подумывала о том, чтобы поставить в известность полицию. Что-то здесь неладно.

– Но ведь происходящему можно найти тысячи объяснений, – сказала я. – Она взрослый человек. Судя по всему, недостатка в средствах не испытывает и постоянных занятий не имеет. В конце концов она не обязана извещать всех и каждого о своих передвижениях. Может, она отправилась в круиз. Может, завела любовника и сбежала с ним. Может, они с этой ее подружкой просто загуляли, и ей в голову не приходит, что кто-то ее разыскивает.

– Поэтому-то я до сих пор ничего и не предпринимала, и все же мне как-то не по себе. Не думаю, чтобы она могла уехать, не сказав никому ни слова.

– Что ж, посмотрим. Не смею вас больше задерживать, но мне хотелось бы как-нибудь осмотреть ее квартиру. – Я встала. Тилли, точно по команде, вскочила с тахты. Я пожала ей руку и поблагодарила за помощь. – Присматривайте за ее корреспонденцией, – сказала я на прощание. – Попробую подойти к этому делу с другой стороны. Через пару дней дам вам знать, что мне удалось выяснить. Надеюсь, повода для беспокойства нет.

– Я тоже надеюсь, – сказала Тилли. – Элейн – славная женщина.

Я протянула Тилли свою визитную карточку, и мы расстались. Я еще не чувствовала тревоги, однако любопытство мое уже было возбуждено, и мне не терпелось докопаться до истины.

2

Возвращаясь к себе в контору, я заехала в местную публичную библиотеку. Взяв в справочном отделе путеводитель по Бока-Рейтону, я действительно обнаружила в списке адресов тот, по которому находился кондоминиум Элейн Болдт. Приведенный в справочнике телефонный номер, как и следовало ожидать, совпал с тем, который мне дала Беверли Дэнзигер. Я отметила адреса владельцев соседних кондоминиумов и выписала номера телефонов. Похоже, это был район комплексной застройки с устоявшейся "общиной" жильцов. При нем действовали коммерческая служба, теннисные корты, оздоровительный и спортивный центры. На всякий случай, чтобы больше не возвращаться, я выписала все.

Прибыв в контору, я завела карточку на Элейн Болдт, отметив время, уже затраченное мной на ее розыски, и внесла туда информацию, которой располагала на тот момент. Затем набрала номер Элейн. Насчитав тридцать длинных гудков и так и не дождавшись ответа, я положила трубку, после чего позвонила в коммерческий отдел при ее кондоминиуме в Бока-Рейтоне. Там мне сообщили имя управляющего в доме Элейн: Роланд Маковски, квартира 101. Он ответил сразу:

– Маковски слушает.

Я вкратце изложила ему, кто я такая и зачем мне нужно связаться с Элейн Болдт.

– Она в этом году не приезжала, – сказал тот. – Обычно в это время года миссис Болдт действительно бывает здесь. Видимо, у нее изменились планы.

– Вы уверены?

– Как вам сказать? Лично я ее не видел. Я здесь целыми днями, и она ни разу не попалась мне на глаза. Вот и все, что могу сказать. Возможно, она и была здесь, и мы с ней просто разминулись. Эта ее приятельница, Пэт, действительно здесь. Что касается миссис Болдт, то, говорят, она куда-то уехала. Возможно, Пэт знает, куда именно. Я только что видел, как она развешивает полотенца на перилах балкона, а это у нас не разрешается. Балкон не сушилка, так я ей и сказал. Она что-то фыркнула и исчезла.

– Вы не подскажете, как ее фамилия?

– Простите?

– Как фамилия этой Пэт? Подруги Элейн.

– Ну, разумеется.

Повисла пауза.

– Ручка и бумага у меня под рукой, – на всякий случай сообщила я.

– Да-да. Ее фамилия Ашер. Как в кино. Она сказала, что снимает квартиру на условиях субаренды. А ваше имя...

Я повторила, как меня зовут, и сообщила номер телефона в офисе на случай, если он пожелает связаться со мной. Разговор не принес обнадеживающих результатов. Похоже, единственным человеком, который мог пролить свет на тайну исчезновения Элейн Болдт, была эта самая Пэт Ашер, и я чувствовала, что должна поговорить с ней как можно скорее.

Я снова набрала флоридский номер Элейн и не опускала трубку до тех пор, пока звук гудка не начал действовать мне на нервы. Ничего. Если Пэт Ашер и была в этот момент дома, то, очевидно, твердо решила не подходить к телефону.

Я просмотрела составленный мной список жильцов и набрала номер некоего Роберта Перрети, который, по всей видимости, занимал соседнюю квартиру. Ответа не было. Тогда я позвонила в квартиру по другую сторону, решив добросовестно дождаться десятого гудка, как советуют телефонные компании. Наконец мне повезло. К телефону подошла женщина, судя по голосу – в годах.

– Да? – произнесла она дрожащим голосом, словно была готова разрыдаться.

– Миссис Окснер? – спросила я, поймав себя на том, что стараюсь говорить нарочито громко и внятно, как будто имею дело с человеком, у которого проблемы со слухом.

– Да.

– Меня зовут Кинси Милхоун. Я звоню из Калифорнии. Я пробовала дозвониться женщине, которая живет по соседству с вами, в триста пятнадцатой квартире. Вы, случайно, не знаете, дома ли она? Я звонила ей только что, довольно долго – и никакого ответа.

– У вас проблемы со слухом? – спросила она. – Знаете, вы слишком громко говорите.

Я невольно рассмеялась и сбавила тон:

– Извините. Не была уверена, хорошо ли вы меня слышите.

– О, не волнуйтесь. Слышу я прекрасно. Мне восемьдесят восемь лет, ноги я таскаю с трудом, но с ушами у меня все в порядке. Я насчитала ровно тридцать звонков за стеной и уже думала, что рехнусь, если услышу еще хоть один.

– Пэт Ашер вышла? Я только что говорила с вашим управляющим, и он сказал, что она дома.

– О, она дома, это точно. Я слышала, как она хлопала дверью. Простите мне мое нескромное любопытство – а что вы хотели?

– На самом деле я разыскиваю Элейн Болдт, но она, по всей видимости, в этом году не приезжала...

– Совершенно верно. И меня это крайне огорчает. Дело в том, что, когда здесь бывают миссис Уинк и Ида Риттенхаус, мы вчетвером играем в бридж, так что мы на нее рассчитывали. С прошлого Рождества мы не сыграли ни партии, и, сказать по правде, Ида из-за этого сама не своя.

– Вы не знаете, где могла бы быть миссис Болдт?

– Нет, не знаю и я подозреваю, что эта женщина тоже скоро съедет. В кондоминиуме запрещена субаренда, и меня удивляет, что Элейн пошла на это. Мы неоднократно подавали жалобы в ассоциацию, и, по-моему, мистер Маковски уже просил ту даму освободить помещение. Разумеется, она возражает, заявляя, что у них с Элейн договор, который действует до конца июня. Словом, если хотите лично побеседовать с ней, лучше поспешить. Я видела, как она брала в винном магазине пустые картонные коробки; думаю... вернее сказать, надеюсь, она уже собирает вещички.

– Благодарю вас. Возможно, так я и сделаю. Вы мне очень помогли. Постараюсь заглянуть к вам, если представится такой случай.

– Дорогуша, может быть, вы играете в бридж? Последние полгода мы вынуждены резаться в кинга, по этой причине Ида стала совершенно несносной. У меня и у миссис Уинк терпение на исходе.

– По правде говоря, ни разу не играла, но можно попробовать, – не слишком уверенным тоном произнесла я.

– Мы играем по центу, – заявила она не терпящим возражений тоном, и я невольно рассмеялась.

Затем я позвонила Тилли. По тому, как тяжело она дышала, можно было подумать, что ей пришлось бегом бежать к телефону.

– Тилли, привет. Это опять я, Кинси.

– Я только что из магазина, – выпалила она. – Подождите, дайте дух перевести. Уф! Чем могу помочь?

– Хорошо бы взглянуть на квартиру Элейн.

– Зачем? Что-нибудь случилось?

– Во Флориде, по словам соседей, ее нет. Возможно, нам удастся выяснить, куда еще она могла отправиться. Если я подъеду, вы мне откроете?

– Да... думаю, да. Мне надо только разгрузить покупки, но это пустяки.

* * *

Добравшись до кондоминиума, я позвонила в домофон, и Тилли впустила меня. Она ждала меня у лифта с ключом от квартиры Элейн. Пока мы поднимались на второй этаж, я вкратце передала ей мой разговор с флоридским управляющим.

– Вы хотите сказать, что там ее никто не видел? Значит, что-то случилось, – сделала вывод Тилли. – Определенно что-то случилось. Я точно знаю, что она уехала и что собиралась именно во Флориду. Я собственными глазами видела в окно, как подъехало такси, – водитель просигналил, и она вышла. На ней была ее миленькая шубка и меховая шапка-тюрбан. Уезжала она поздно – ей это не очень нравилось, но она себя неважно чувствовала и надеялась, что перемена климата пойдет ей на пользу.

– Она была больна?

– Ну, знаете, у нее разыгрался гайморит, да к тому же она мучилась не то от простуды, не то от аллергии. Не хочу никого осуждать, но, знаете ли, Элейн была немножко ипохондриком. Она позвонила мне и сказала, что решила немедленно уехать. Все произошло так внезапно. В ближайшие две недели она никуда не собиралась, но потом врач посоветовал ей переменить обстановку, вот она и сорвалась. Наверное, заказала билет на ближайший рейс.

– Вы не в курсе, пользовалась ли она услугами транспортного агентства?

– Наверняка. Вероятно, здесь есть где-то по соседству. Машину она не водила, поэтому предпочитала конторы неподалеку от дома. Ну вот мы и пришли.

Тилли остановилась перед квартирой № 9 – на втором этаже, как раз над ней. Она открыла дверь, и мы вошли.

В квартире царил полумрак, шторы были задернуты – воздух сухой и спертый. Тилли подошла к окну и раздвинула шторы.

– С тех пор как она уехала, здесь никого не было? – спросила я. – Может, заходила уборщица или рабочие?

– Насколько мне известно, никто не приходил.

Мы обе, словно сговорившись, перешли едва ли не на шепот, как будто попали в читальный зал, – впрочем, когда находишься в чужих владениях без приглашения, на самом деле невольно чувствуешь себя злоумышленником. Я чувствовала себя так, точно сквозь меня пропускали слабые электрические разряды.

Мы огляделись, и Тилли сказала, что все как будто на месте. Ничего подозрительного. Все как обычно. После этого она оставила меня одну, и я не спеша, чтобы ничего не упустить из виду, приступила к более тщательному осмотру.

Квартира была угловая, и окна выходили на две стороны. С минуту я смотрела на казавшуюся пустынной улицу. Только какой-то мальчишка с прической, словно у могиканина, стоял, прислонившись к припаркованной у тротуара машине. Голова его была гладко выбрита, как у приговоренного к гильотине, и только на самой макушке торчал гребень, напоминавший разделительное ограждение, какое устанавливают на автострадах. Гребень был выкрашен в ядовито-розовый цвет; я не видела такого с тех самых пор, как из моды вышли коротенькие "велосипедки". Выглядел мальчишка лет на шестнадцать-семнадцать, на нем были ярко-красные спортивные брюки, заправленные в высокие, военного типа ботинки, и оранжевая фуфайка-безрукавка с какой-то надписью – слов я разглядеть не могла. Некоторое время я наблюдала, как он сворачивает и прикуривает сигаретку с марихуаной.

Я подошла к боковым окнам, откуда открывался вид на небольшой каркасный домик. Крыша домика была обглодана огнем и походила на остов пережаренной рыбы. Дверь заколочена досками, стекла вылетели – должно быть, под воздействием жара. Опаленный огнем газон венчала приколоченная к деревянному колышку табличка "Продается", при виде которой в воображении вставала картина деревенского кладбища. Словом, зрелище не из приятных, при том что Элейн, видимо, выложила за эту квартирку больше ста тысяч долларов. Я недоуменно пожала плечами и прошла на кухню.

Все сияло чистотой. Полы вымыты и натерты до блеска. В шкафчиках запасы консервов, в том числе кошачьих: мясной рацион "Мясо для девяти жизней"[1] и печеночный паштет. Холодильник пуст, если не считать обычного набора на дверце: оливки, пикули, горчица, баночки с джемом. Электроплита отключена, шнур свешивается по передней панели, пересекая циферблат, стрелки на котором показывают 8.20. Под раковиной мусорное ведро, в нем пустой бумажный пакет с аккуратно завернутыми краями. Похоже, Элейн Болдт привыкла подолгу отсутствовать.

Я направилась в прихожую. Квартира была точной копией той, которую занимала Тилли. Пройдя по небольшому коридорчику, я заглянула в ванную, расположенную справа от меня: раковина, похожая на перламутровую ракушку, яркая, под золото, фурнитура, одна стена выложена зеркальным кафелем. Под раковиной плетеная корзинка – пустая, если не считать прилипшей к стенке каштановой, с проседью пряди волос, оставшейся скорее всего после того, как чистили щетку.

Напротив ванной находился небольшой кабинет: стол, телевизор, простое кресло и диван-кровать. В ящиках стола всякая всячина – ручки, блокнотики, бумага для записей и какие-то папки, просматривать которые в тот момент я не сочла нужным. Кроме того, мне на глаза попалась принадлежавшая Элейн карточка социального страхования, и я выписала номер. Затем оставила кабинет и прошла в спальню, при которой имелась смежная ванная комната.

Шторы были наглухо задернуты, и комната погружена во мрак. По правую руку я увидела платяной, шкаф, настолько вместительный, что его вполне можно было бы сдавать под жилье. Часть вешалок пустовала; на полках лежали вещи, и было видно, что часть из них Элейн также взяла с собой. В нижнем углу стоял небольшой чемодан, из дорогих, с затейливыми монограммами дизайнера.

Я заглянула в ящики. В некоторых из них лежали свитера в полиэтиленовых пакетах из химчистки. Некоторые были пусты, если не считать разбросанных там и сям мешочков саше, похожих на крохотные надушенные подушечки. Дамское белье. Кое-какие украшения.

Просторная, аккуратно прибранная ванная; аптечка – практически пустая, за исключением нескольких упаковок с лекарствами, которые продаются без рецептов. Я вернулась к двери и с минуту стояла, оглядывая спальную. Не было решительно никаких признаков, указывающих на что-то нечистое, на поспешное бегство, ограбление, акт вандализма, болезнь или самоубийство; на то, что кто-то мог побывать здесь; ничто не говорило о слабости к спиртному или наркотикам – ничего такого не было. Нетронутым казался тонкий слой пыли на полированных поверхностях.

Я вышла, закрыв за собой дверь, спустилась к Тилли и спросила, нет ли у нее какой-нибудь фотографии Элейн.

– Кажется, нет, – сказала она, – но, если хотите, могу описать ее. Мы с ней примерно одного размера, то есть в ней где-то пять футов пять дюймов росту, а весит она фунтов сто тридцать. Волосы светлые с проседью, она зачесывает их назад. Голубые глаза. – Тилли замолчала. – Постойте-ка, может, у меня все-таки есть фото... Я только что вспомнила. Подождите.

Она направилась куда-то в сторону кабинета, минуту спустя появилась с моментальным снимком, сделанным "Поляроидом", и протянула его мне. Карточка пожелтела – словно выгорела на солнце – и показалась мне какой-то липкой на ощупь. Это была фотография двух женщин в полный рост, стоявших во дворе перед домом; снимок, видимо, сделали футов с двадцати. Одна, в хлопчатобумажных, хорошего покроя брюках – я сразу догадалась, что это и есть Элейн, – стройная, подтянутая и элегантная, радостно улыбалась. Вторая, довольно дородная особа в очках в синей пластмассовой оправе и с прической, похожей на съехавший набок парик, застенчиво щурилась. По виду ей было за сорок.

– Это прошлой осенью, – пояснила Тилли. – Вот эта слева Элейн.

– А другая?

– Марти Грайс, наша соседка. С ней произошла ужасная история. Ее убили... постойте... полгода назад. Боже, кажется, это было совсем недавно.

– Как это случилось?

– Говорят, она спугнула проникшего в дом грабителя. Наверное, он убил ее, а потом решил сжечь дом, чтобы замести следы. Это было чудовищно. Вы могли прочесть об этом происшествии в газете.

Я покачала головой. Иногда я месяцами не притрагиваюсь к газетам, однако тут же вспомнила о домике с обуглившейся крышей и выбитыми стеклами.

– Мне очень жаль, – произнесла я. – Можно оставить это у себя?

– Ради Бога.

Я еще раз взглянула на снимок, и у меня тревожно защемило сердце – ведь на нем был запечатлен момент из совсем недавнего прошлого, когда ни та, ни другая не подозревали о том, что ждет их впереди. И вот – одна мертва, другая бесследно исчезла. Эта комбинация мне совсем не нравилась.

– Они были подругами? – спросила я.

– Пожалуй, нет. Время от времени встречались за партией в бридж, но помимо этого практически не общались. Элейн, знаете ли, чересчур высокого о себе мнения. Марти это немного раздражало. Не то чтобы Марти была откровенна со мной, но я помню, что иногда она отпускала довольно язвительные замечания в адрес Элейн. Конечно, Элейн живет в свое собственное удовольствие и не скрывает этого, ей и в голову не приходит, что другие не могут себе этого позволить. Взять хотя бы ее пресловутое меховое манто. Она ведь знала, что Леонард и Марти находятся в крайне стесненных обстоятельствах, и все-таки заявилась в нем играть в бридж. По отношению к Марти... ну, все равно что размахивать красной тряпкой перед быком.

– Это то самое манто, которое было на ней, когда вы видели ее в последний раз?

– Ну да. Из рыси – и такая же шляпка. Двенадцать тысяч долларов.

– Вот это да!

– Я и говорю. Изумительная вещь. О таком можно только мечтать.

– Вы можете сказать что-нибудь еще про ее отъезд?

– Немногое. У нее был кое-какой багаж – кажется, она несла сумку, остальное помог донести водитель.

– Не припомните название таксомоторной компании?

– По правде говоря, тогда я не придала этому значения, но обычно она заказывала машину в "Сити кеб" или в "Грин страйп", иногда – в "Тип-топ", хотя последняя ей не очень нравилась. Жаль, что больше ничем не могу помочь. Меня вот что волнует: если Элейн поехала во Флориду, но так и не доехала, то где же она в таком случае?

– Это бы мне и хотелось выяснить, – сказала я с улыбкой, постаравшись дать понять, что ничего страшного еще не произошло, но на душе у меня было неспокойно.

Вернувшись в контору, я быстренько подсчитала расходы: примерно семьдесят пять долларов набежало за то время, что я потратила, беседуя с Тилли и осматривая квартиру Элейн, плюс библиотека, телефонные звонки и оплата услуг междугородной связи. Я знаю детективов, которые не слезают с телефона в течение всего расследования, но, по-моему, это не очень умно. Если не общаться с людьми с глазу на глаз, слишком велика вероятность того, что тебя будут водить за нос или сама выпустишь из виду нечто существенное.

Я позвонила в транспортное агентство и заказала билет до Майами и обратно. Если лететь глубокой ночью, не пить, не есть и не ходить в сортир, поездка обходилась в девяносто девять долларов в один конец. Кроме того, я заказала в Майами дешевую машину напрокат.

До самолета оставалось еще несколько часов, поэтому я вернулась домой и пробежала трусцой свои три мили, потом положила в сумочку зубную щетку и пасту, назвав это сборами. По возвращении я собиралась разыскать агентство, услугами которого пользовалась Элейн, и выяснить, не улетела ли она в Мексику или на Карибы. Пока же я рассчитывала застать во Флориде ее подружку, пока та не улепетнула. В данный момент это была единственная ниточка.

3

Самолет приземлился в Майами в 4.45 утра, еще не рассвело. Редкие пассажиры, которых сей ранний час застал в здании аэровокзала, спали на жестких и неудобных пластмассовых сиденьях, положив головы на матерчатые сумки – на плечах нелепо топорщились пиджаки. Свет был приглушенный, точно в похоронном зале; в багажном отделении за стеклянными переборками высились горы невостребованных чемоданов. Магазинчики и киоски – все как один – были закрыты. Радиодиспетчер пригласил какого-то пассажира подойти к бесплатному телефону, однако имя умудрился произнести так неразборчиво, что едва ли кто-то откликнулся. В самолете мне удалось поспать не больше часа, поэтому чувствовала я себя совершенно разбитой.

вернуться

1

Существует поверье, что кошке дано прожить девять жизней. – Здесь и далее примеч. ред.

Я нашла взятую напрокат машину, села за руль, сверилась с картой и в 5.15 уже мчалась на север по шоссе номер один. Мне предстояло преодолеть двадцать миль до Форт-Лодердейла и еще пятнадцать – до Бока-Рейтона. Рассвет окрасил небо в нежные перламутровые тона, облака сгрудились, подобно кочанам цветной капусты в придорожной лавке. Ландшафт по обе стороны дороги был довольно плоский, к самому полотну подползали белые песчаные языки. До горизонта тянулись заросли меч-травы и ряды низкорослых кипарисов, на деревьях, словно рваные коврики, висели клочья испанского бородатого мха. Благоухал пропитанный испарениями воздух, и первые яркие лучи солнца, прорезавшие небо на востоке, обещали жаркий день. Чтобы как-то скоротать время, я остановилась возле закусочной, съела что-то желто-коричневое и запила апельсиновым соком. Мне почему-то показалось, что у съестного такой вкус, какой должен быть у пищи, принимаемой астронавтами для восстановления сил.

К тому времени, когда я добралась до микрорайона, где находился кондоминиум Элейн, было около семи часов; оросительные фонтанчики уже вовсю поливали аккуратно подстриженные газоны. Там стояло шесть или семь одинаковых трехэтажных зданий из бетонных панелей с крытыми террасами, которые только подчеркивали их довольно жалкий общий вид. Оживляли пейзаж ярко-красные и розовые цветы на кустах гибискуса. Я проехала по широкой улице, которая поворачивала и упиралась в теннисные корты. По-видимому, возле каждого дома имелся собственный бассейн, кое-кто уже грелся на солнышке, развалившись в пластиковых шезлонгах. Наконец на глаза мне попался нужный номер, и я заехала на небольшую стоянку перед домом. Квартира управляющего находилась на первом этаже. Входная дверь распахнута настежь, однако дверь-сетка предусмотрительно оставлена закрытой – чтобы в дом не проникли огромные флоридские жуки, которые уже копошились в траве и предупреждали о себе, издавая грозные звуки.

Я решительно постучала по алюминиевой раме.

– Иду-иду, – неожиданно близко раздался женский голос.

Я прикрыла ладонью глаза, чтобы сквозь дверь-сетку лучше разглядеть, с кем имею дело, и спросила:

– Могу я видеть мистера Маковски?

В этот момент по ту сторону сетки материализовалась женская фигура, только лицо ее почему-то находилось на уровне моих коленей.

– Подождите. Я делаю приседания... дайте только встану на ноги. Боже, как же это трудно. – Она встала на колени и попробовала опереться рукой о подлокотник кресла. – Маковски в двести восьмой, чинит туалет. Чем могу вам помочь?

– Я ищу Элейн Болдт. Вы не знаете, где она может быть?

– Так вы детектив? Это вы звонили из Калифорнии?

– Совершенно верно. Я решила приехать, чтобы попробовать разобраться на месте. Она оставила какой-нибудь адрес?

– Нет. Я бы с радостью помогла вам, но, боюсь, знаю не больше вашего. Ну вот, входите. – Ей наконец удалось встать на ноги и открыть дверь. – Я Кармен Маковски или то, что от нее осталось. Вы занимаетесь зарядкой?

– Да как вам сказать? Бегаю трусцой, но это, пожалуй, и все, – ответила я.

– Вы молодцом. Только никогда не делайте приседания. Мой вам совет. Я приседаю по сто раз в день и ужасно мучаюсь. – Щеки у нее раскраснелись; она все еще была разгорячена и тяжело дышала. На вид ей было около пятидесяти; под облегающим ярко-желтым спортивным костюмом угадывался живот женщины в интересном положении. Она была похожа на спелый флоридский грейпфрут.

Она радостно закивала:

– Угадали. Никогда не предполагаешь, чего ждать от жизни. Я думала, это рак, пока он не начал лягаться. Знаете, что это такое?

С этими словами она ткнула пальцем в небольшое вздутие пониже пояса:

– Это вывернутый наизнанку пупок. Смешно, правда? Мы с Маковски думали, что у нас уже никогда не будет детей. Мне скоро пятьдесят, ему шестьдесят пять. Впрочем, какая, к черту, разница? Это поинтереснее, чем какая-нибудь менопауза, верно? Вы говорили с этой женщиной из триста пятнадцатой? Ее зовут Пэт Ашер – да вы, наверное, и сами знаете. Она заявляет, что Элейн сдала ей квартиру, но мне что-то не очень в это верится.

– А что это за история? Миссис Болдт ничего вам не рассказывала?

– Нет. Ни единого слова. Мне известно только одно – эта женщина, Ашер, объявилась несколько месяцев назад и въехала в квартиру Элейн. Поначалу никто не возражал, мы думали, ну поживет недели две, и все. Жильцам не возбраняется приглашать гостей. Но сдавать квартиру – это уже против правил. Кандидатуры возможных покупателей проходят тщательный отбор. Разреши мы сдавать помещения в аренду, и сюда слетится всякий сброд. Начнут портиться нравы. Словом, месяц спустя, когда Маковски поднялся к ней, чтобы потолковать, она заявила, что заплатила Элейн за шесть месяцев вперед и съезжать не намерена. Маковски чуть не взбесился.

– У нее есть на руках подписанный договор аренды?

– У нее имеется расписка, из которой следует, что она заплатила Элейн энную сумму, но там ни слова не сказано за что. Маковски направил ей извещение о том, чтобы она освободила квартиру, но она не торопится. Я так понимаю, вы еще с ней не встречались.

– Я как раз хотела ее повидать. Не знаете, она дома?

– Очень может быть. Она в основном сидит дома, разве что к бассейну ходит загорать. Можете передать от нашего имени, что домовое управление велело ей немедленно катиться ко всем чертям.

* * *

Триста пятнадцатая квартира находилась на третьем этаже в аппендиксе Г-образного коридора. Я не успела еще нажать на кнопку звонка, как у меня возникло странное ощущение того, что кто-то пристально наблюдает за мной в дверной глазок. Примерно через минуту дверь открылась, но ровно настолько, насколько позволяла цепочка, причем за дверью не было видно ни души.

– Пэт Ашер? – обратилась я в пустоту.

– Да.

– Мое имя Кинси Милхоун. Я частный детектив, приехала из Калифорнии. Я ищу Элейн Болдт.

– Зачем? – словно не ведая о правилах элементарной вежливости, сухо и настороженно спросила она, по-прежнему не показываясь мне на глаза.

– Ее разыскивает сестра, ей надо, чтобы она подписала кое-какие юридические документы. Вам известно, где она?

Повисла напряженная тишина.

– Вы явились, чтобы вручить мне извещение?

– Нет.

Я достала копию моего удостоверения и просунула ее в дверную щель. Удостоверение исчезло, как исчезает в утробе банкомата кредитная карточка. Спустя мгновение я снова увидела его.

– Минуточку. Попробую найти ее адрес.

Дверную цепочку она так и не сняла. Мелькнул слабый лучик надежды. Может, мне наконец повезет. Если удастся в ближайшие день-два вычислить Элейн, я буду страшно горда – а это чувство порой важнее любых денег. Я стояла, разглядывая коврик у двери. Темные ворсинки на нем – на фоне более светлых – образовывали букву "Б". Неужели во Флориде столько грязи, чтобы класть перед дверью такие коврики? Ворс был такой жесткий, что, казалось, об него можно содрать подметки. Я взглянула налево. Там в окне, за балконом, были видны пальмы с опрятными зелеными верхушками, похожими на юбочки. Тут я снова услышала голос Пэт Ашер за дверью:

– Должно быть, я его выбросила. Кажется, она была в Сарасоте.

Мне надоело разговаривать с дверью, и я почувствовала легкое раздражение.

– Вы не возражаете, если я войду? Речь идет о наследстве. Она может получить две или три тысячи долларов, если только я смогу получить ее подпись. – Оставалось бить на жадность, на тайное желание нечаянно получить целое состояние – желание, которое наверняка было ей знакомо. Иногда такая тактика приносила плоды, особенно когда я охотилась за злостными неплательщиками долгов. На сей раз мои слова были – помимо всего – сущей правдой, оттого-то и произносила я их с подкупающей искренностью.

– Вас послал управляющий?

– Послушайте, что за мания преследования? Я ищу Элейн и хочу с вами поговорить. Вы единственный человек, который может знать, где ее найти.

Тишина. Чувствовалось, что Пэт Ашер пытается взвесить все "за" и "против", словно ее подвергли тесту на определение коэффициента умственного развития и у нее есть шанс каким-то образом повлиять на результаты. Я с трудом сдерживала желание наговорить ей гадостей. Но это была моя единственная ниточка, и обрывать ее не хотелось.

– Ну ладно, – с явной неохотой изрекла Пэт. – Только я сначала оденусь.

Когда она наконец открыла дверь, на ней был широкий, бесформенный – в "восточном" стиле – балахон из тонкой набивной ткани; такие обычно таскают, когда лень надеть трусики. Нос у нее был залеплен лейкопластырем, глаза заплыли, под ними красовались огромные лилово-зеленые кровоподтеки. Под каждым глазом была полоска антибактерицидного пластыря, загар ее приобрел неестественный желтоватый оттенок, отчего казалось, что у нее вялотекущая форма желтухи.

– Я Попала в автомобильную аварию и сломала нос, – поспешно пояснила она, – и мне не очень хочется, чтобы меня видели в таком виде.

Она направилась в глубь квартиры – за ней, точно увлекаемый ветром, поплыл ее балахон. Я прикрыла за собой дверь и прошла следом. Жилище? Элейн Болдт было отделано пальмовым деревом и выдержано в пастельных тонах; тянуло плесенью. В гостиной половину стены занимали раздвижные прозрачные двери, которые вели на застекленную лоджию, откуда открывался чудесный вид – с пальмами и пушистыми, как пена, облаками.

Пэт взяла сигарету из стоявшей на кофейном столике шкатулки из цветного стекла и прикурила от такой же зажигалки. Зажигалка, к моему удивлению, работала. Она села на кушетку и уперлась босыми ступнями в край столика. Пятки у нее были серые от грязи.

– Присаживайтесь, если хотите, – предложила она не очень любезным тоном.

Глаза у нее были какого-то зловещего – смесь зеленого с электрик – цвета. Мне показалось, что она носит контактные линзы. Я не без зависти отметила здоровый естественный блеск ее рыжевато-каштановых волос, которого никак не могла добиться от своих. Явно заинтригованная, она с интересом посматривала на меня.

– И чье же это наследство?

В ее голосе совершенно отсутствовала вопросительная интонация – она словно и не спрашивала меня, а просто давала понять как само собой разумеющееся, что я должна передать ей кое-какую информацию. Забавно. Я интуитивно почувствовала, что с ней надо держать ухо востро.

– Кажется, какого-то кузена. Из Огайо.

– Вы не находите, что это перебор – нанимать детектива, чтобы раздать три тысячи монет?

– Кроме Элейн, имеются другие наследники, – сказала я.

– У вас есть документ, который она должна подписать?

– Сначала я хотела бы поговорить с миссис Болдт. Люди беспокоятся, потому что о ней ничего не известно. В отчете я должна указать ее местопребывание.

– Все не слава Богу – теперь еще и отчет. Да ей просто не сиделось на одном месте. Она путешествует. Что за беда?

– Вы не будете возражать, если я спрошу, в каких вы с ней отношениях?

– Не буду. Мы подруги. Я знаю ее лет сто. В этом году, отправляясь во Флориду, она захотела, чтобы кто-нибудь составил ей компанию.

– Когда это было?

– В середине января. Или около того. – Она замолчала и некоторое время с задумчивым видом наблюдала за тлеющей сигаретой. Затем снова – как-то отрешенно – посмотрела на меня.

– И с тех самых пор вы живете здесь?

– Ну да, почему бы нет? Прошлый договор аренды истек, и Элейн сказала, что я могу пожить у нее.

– Почему она уехала?

– Об этом надо спросить у нее самой.

– Когда вы последний раз получали от Элейн какие-нибудь известия?

– Недели две назад.

– И в то время она была в Сарасоте?

– Совершенно верно. Остановилась у новых знакомых.

– Можете назвать имена?

– Слушайте, я не нанималась к ней в сиделки. С кем она живет и где ошивается – не мое дело, поэтому я и не спрашиваю.

У меня возникло странное ощущение, что мы играем в какую-то салонную игру, выиграть которую мне не суждено. К тому же, судя по всему, Пэт Ашер получала от этого куда больше удовольствия, чем я. Чувствуя, как во мне нарастает негодование, я снова принялась за свое:

– Может, припомните еще что-нибудь полезное?

– Мне казалось, что до сих пор ничего особенно полезного я вам не сообщила, – ухмыльнулась она.

– Все-таки не хотелось терять последнюю надежду, – пробормотала я.

Она равнодушно пожала плечами:

– Жаль, что не оправдала ваших надежд. Я сказала все, что знаю.

– Что ж, не смею вас дольше задерживать. Оставляю вам мою карточку. Если Элейн позвонит, попросите ее связаться со мной, хорошо?

– Разумеется. Не беспокойтесь.

Я достала из бумажника визитную карточку, положила ее на столик и встала.

– Похоже, местные обитатели немного вам докучают?

– Вы и не представляете! – подхватила она. – Ну им-то что за дело? За аренду я заплатила. Никаких вечеринок, никакой громкой музыки. Развешиваю сушиться белье – управляющий сердится, устраивает скандал. Я не понимаю.

Она встала и проводила меня до двери. За спиной у нее пузырился балахон, отчего ее фигура казалась массивнее, чем была на самом деле. Проходя мимо кухни, я краем глаза заметила сваленные возле раковины картонные коробки. В этот момент она обернулась и перехватила мой взгляд.

– Если уж на то пошло, найду поблизости какой-нибудь мотель. Не хватало еще, чтобы они впутывали в это дело шерифа. Кстати, я подумала, что вы и есть шериф. Знаете, теперь и женщины бывают шерифами. Шерифинями.

– Да, я слышала.

– А вы? – вдруг спросила она. – Как это вас угораздило стать детективом? Странный способ зарабатывать на жизнь, не правда ли?

Теперь – видимо, убедившись, что я не представляю для нее опасности, – она стала более словоохотливой. Я подумала: а вдруг удастся выведать у нее что-нибудь еще? Похоже, она была не прочь продолжить знакомство. Пэт напоминала мне воспитательницу детского садика, которая слишком долго общалась исключительно со своими малолетними подопечными.

– Как вам сказать? Пятилась, пятилась, да и наткнулась на работу детектива, – ответила я. – Но это все же лучше, чем торговать обувью. А вы не работаете?

– Это не для меня. Я на пенсии. У меня нет ни малейшего желания снова идти работать.

– Вам проще. А у меня выбора нет. Кто не работает – тот не ест. Это про меня.

Она впервые позволила себе улыбнуться.

– Я всю жизнь ждала, что вот-вот подвернется удача, а потом решила позаботиться о себе сама. Вы понимаете, что я имею в виду. В этом мире добра ни от кого не жди – это уж точно.

Я лицемерно кивнула, изображая искреннее понимание, и посмотрела в сторону стоянки.

– Что ж, мне пора... Да, еще один вопрос, если не возражаете.

– Смотря что за вопрос.

– У Элейн должны быть еще какие-то знакомства. Вы не в курсе? Ведь кто-то должен знать, как с ней можно связаться, как вы считаете?

– Ваш вопрос не по адресу, – сказала она. – Она приезжала ко мне в Лодердейл, так что здесь я никого не знаю.

– Как вы связались с ней в последний раз? Насколько мне известно, она прилетела сюда совершенно неожиданно, повинуясь, что называется, сиюминутному порыву.

Некоторое время она, видимо, несколько сбитая с толку, молчала. Наконец к ней вернулось самообладание.

– Ну да, верно. Так оно и было. Она позвонила мне из Майами – из аэропорта, а от Лодердейла мы ехали вместе.

– У нее была машина?

– Ну да. Она взяла напрокат. Белый "олдсмобил-катласс".

– Сколько она здесь пробыла?

Пэт пожала плечами:

– Не знаю. Недолго. Пару дней, не больше.

– Вам не показалось, что она нервничает или чем-то расстроена?

Моя назойливость начинала выводить ее из себя.

– Подождите. Куда вы клоните? Может, я что-то и вспомню, если только пойму, что у вас на уме.

– Я и сама толком не знаю, – неуверенно проронила я. – Я только пытаюсь понять, что происходит. Ее знакомые в Санта-Терезе утверждают, что это на нее не похоже – исчезнуть вот так, не сказав ни слова.

– Но она сказала мне. Я говорю вам. Она что, подросток, который обязан все время звонить родителям и докладывать, где он и когда вернется? В чем проблема?

– Да нет, все в порядке. Просто ее сестра хотела связаться с ней. Вот и все.

– Ладно. Я немного взвинчена. Столько всего навалилось – я вовсе не хотела срывать на вас свое дурное настроение. Если Элейн позвонит, скажу ей, чтобы она вам позвонила, договорились?

– Прекрасно. Буду весьма признательна.

Я протянула ей руку, и она торопливо пожала ее. Пальцы у нее были сухие и холодные.

– Было приятно поговорить с вами, – сказала я.

– Мне тоже.

Уже направившись к выходу, я нерешительно оглянулась и спросила:

– Если вы переедете в мотель, то как же Элейн узнает, где вас искать?

Во взгляде ее появилось прежнее язвительное выражение.

– Что скажете, если я оставлю адрес у своего друга Маковски? Кстати, тогда и вам будет известно, где меня найти. Устроит?

– Видимо, да. Большое спасибо.

4

Ощущая на себе ее взгляд, я пошла к лестнице. Затем услышала, как закрылась дверь. Я вышла на автостоянку, села в машину и уехала. Мне хотелось встретиться с миссис Окснер, которая жила в соседней квартире, но решила, что благоразумнее будет немного подождать. После разговора с Пэт Ашер у меня остался какой-то неприятный осадок. И дело было не только в том, что кое-что из сказанного ею оказалось заведомой ложью. Я сама прирожденная лгунья и знаю, как это делается. Делаешь вид, что готова поделиться какими-то сведениями, но при этом – чтобы достичь нужного эффекта – часть фактов утаиваешь. Проблема Пэт состояла в том, что она слишком много импровизировала, давая волю воображению там, где следовало бы прикусить язычок. Байка про то, что Элейн Болдт – на арендованном белом "катлассе" подобрала ее в Форт-Лодердейле, – чушь собачья. Элейн не водила машину. Тилли говорила мне об этом. Я пока не понимала, зачем Пэт потребовалось лгать, но чувствовала, что за этим что-то кроется. Однако больше всего меня мучило другое: Пэт Ашер была начисто лишена внешнего лоска, и мне показалось странным, почему такая женщина, как Элейн Болдт, выбрала ее в подруги. Из того, о чем поведали мне Тилли и Беверли, я поняла, что Элейн была снобом до мозга костей, а Пэт Ашер явно не хватало шика, чтобы ей соответствовать.

Проехав полквартала, я остановилась у мелочной лавки и купила две стопки карточек, чтобы сделать кое-какие записи, затем позвонила миссис Окснер. Слава Богу, она оказалась дома.

– Алло?

Я представилась и сообщила, где нахожусь.

– Я только что от Пэт Ашер. Мне не хотелось, чтобы она знала, что мы с вами знакомы. Как бы нам встретиться?

– Что ж, забавно, – сказала миссис Окснер. – Чем мы займемся? Я могу спуститься на лифте к прачечной. Это рядом со стоянкой, знаете? Вы можете забрать меня там.

– Договорились. Буду через десять минут.

– Скажем, через пятнадцать. Я вовсе не такая проворная, как вы, должно быть, подумали.

* * *

Когда я подъехала, из прачечной показалась женская фигура, которая, опираясь на палку, заковыляла в мою сторону. С моей помощью она села на переднее сиденье. Это была хрупкая женщина со старушечьим горбиком, похожим на школьный рюкзачок, и абсолютно седыми, легкими, как пух у одуванчика, волосами. Лицо ее напоминало сморщенное яблоко, а изуродованные артритом кисти рук приобрели какие-то немыслимые очертания – в театре теней таким рукам не было бы цены. Домашнее платье висело на ней как на вешалке, лодыжки перевязаны эластичным бинтом. Левой рукой она придерживала какие-то вещи.

– Хочу забросить это в чистку, – сказала она. – Вы мне поможете? И надо бы еще заехать в продуктовый магазин. У меня кончились хлопья и эль с портером.

Держалась она молодцом, голос был бодрый, хотя слегка дрожал.

Я обошла машину, села за руль и включила зажигание, попутно взглянув на окна третьего этажа, чтобы проверить, не наблюдает ли за нами Пэт Ашер. Машина тронулась; я заметила, что миссис Окснер буквально пожирает меня взглядом.

– Я представляла вас совсем иначе, – поспешила сообщить она. – Мне казалось, вы блондинка с голубыми глазами. А у вас какие?

– Карие, – ответила я и чуть опустила солнцезащитные очки, чтобы она могла убедиться сама. – А где находится химчистка?

– Рядом с той лавкой, откуда вы мне звонили. Как называется такая стрижка?

Я машинально посмотрелась в зеркало заднего вида.

– Наверное, никак не называется. Я стригу себя сама каждые полтора месяца маникюрными ножницами. А что, плохо, да?

– Пока трудно сказать. Кажется, вам к лицу, но я недостаточно хорошо вас знаю, чтобы судить. А что вы думаете обо мне? Вы меня такой представляли, когда мы говорили по телефону?

Я смерила ее оценивающим взглядом.

– Когда мы говорили по телефону, мне подумалось, вы довольно взбалмошны.

– В ваши годы я именно такой и была. Теперь приходится следить за собой, чтобы не сочли за чокнутую, вроде Иды. Лучшие подруги поумирали, а те, что остались, вечно брюзжат. Как продвигаются поиски Элейн?

– Неважно. Пэт Ашер утверждает, что миссис Болдт действительно пару дней провела в Бока, а потом уехала.

– Не было ее тут.

– Вы уверены?

– Разумеется, я уверена. Она всегда стучит мне в стену, когда приезжает. Это своего рода условный сигнал. Элейн никогда не нарушала традиции. Потом она непременно заскакивала ко мне, чтобы договориться насчет бриджа, потому что понимала, как много это для нас значит.

Остановившись перед химчисткой, я взяла пару платьев, которые она бросила на спинку сиденья.

– Я мигом.

Пока я бегала, выполняя заказы миссис Окснер, она ждала меня в машине, потом мы сидели и разговаривали. Поведав ей о встрече с Пэт Ашер, я спросила:

– Что вы о ней скажете?

– Она чересчур агрессивна, – сказала миссис Окснер. – Знаете, она и меня пыталась взять в оборот. Сижу, бывало, на балконе, греюсь на солнышке, а она так и норовит втянуть меня в разговор. От нее вечно исходил такой противный кислый запах, который появляется, когда человек слишком много курит.

– О чем же вы с ней говорили?

– Уж во всяком случае не о культуре, уверяю вас. Главным образом она рассуждала о еде, хотя, по-моему, в рот ничего не брала, кроме сигареты. Только пила газировку из банок и при этом беспрерывно чавкала. Такая эгоцентричная особа. Не припомню, чтобы она хоть раз попросила меня что-нибудь рассказать. Ей это и в голову не приходило. Слушать ее было неинтересно – можно было умереть со скуки. Тогда я стала ее избегать, насколько это было возможно. Что вы думаете? Как только она поняла, что не вызывает у меня симпатии, тут же начала хамить. Неуверенные в себе люди вообще довольно болезненно относятся ко всему, что в конечном итоге подтверждает их невысокое мнение о своей особе.

– Она упоминала об Элейн?

– О да. Говорила, что та отправилась путешествовать. Мне это показалось странным. Вряд ли Элейн притащилась бы сюда, чтобы тут же уехать. Какой смысл?

– Не знаете, с кем еще Элейн могла поддерживать связь? Были у нее здесь какие-нибудь друзья или родственники?

– Так сразу и не сообразишь. Надо подумать. Мне кажется, друзья у нее главным образом в Калифорнии, ведь большую часть года она проводит там.

Мы проговорили до четверти двенадцатого – уже о другом, затем я подбросила ее до автостоянки. Там я дала ей свою визитную карточку, чтобы она, если потребуется, могла связаться со мной. Миссис Окснер вышла из машины и поковыляла к лифту. Походка у нее была какая-то неровная, разболтанная, словно ее конечности крепились на шарнирах, как у марионетки, а кто-то невидимый дергал сверху за ниточки. Она помахала мне своей палкой – я махнула рукой в ответ. Из разговора с миссис Окснер я почерпнула не слишком много полезного, но рассчитывала, что она будет держать меня в курсе происходящего здесь в мое отсутствие.

Я заехала на автостоянку у пляжа и принялась делать записи, стараясь не упустить ничего из того, что мне удалось узнать. Провела за этим занятием не меньше часа, так что даже рука онемела, но хотелось записать все побыстрее, пока детали не стерлись из памяти. Закончив, сняла туфли, закрыла машину и направилась на пляж. Было слишком жарко, чтобы бегать, к тому же я не выспалась и чувствовала себя совершенно разбитой. С океана дул соленый бриз, волны прибоя лениво накатывали на берег. Лазурное море призрачно фосфоресцировало, песок был усеян экзотическими раковинами. На пляжах в Калифорнии мне попадались только засохшие водоросли да отполированные волнами и выброшенные на берег донышки бутылок из-под кока-колы. Я с удовольствием бы растянулась на горячем песке и вздремнула на солнышке, но мне надо было спешить.

Я поела в придорожной закусочной, выстроенной из розовых шлакоблоков, под доносившиеся из радиоприемника звуки какой-то испаноязычной программы – такой же непонятной, как и местная кухня. Меня потчевали фасолевым супом и чем-то – под названием "болса" – по виду напоминавшим карман из теста, наполненный пропущенным через мясорубку и обильно сдобренным специями мясом. В четыре я уже сидела в самолете, уносившем меня в сторону Калифорнии. Я провела во Флориде менее двенадцати часов и, похоже, ни на шаг не приблизилась к разгадке. Возможно, Пэт Ашер говорила правду, когда утверждала, что Элейн в Сарасоте, однако я почему-то в этом сомневалась. Но тогда мне не терпелось поскорее попасть домой, я уснула и спала как убитая, пока самолет не приземлился в аэропорту Лос-Анджелеса.

* * *

На следующее утро, придя в контору, я подготовила запрос в архив полицейского управления по автотранспорту в Таллахасси, штат Флорида, и еще один – в Сакраменто, чтобы проверить, не получала ли там Элейн Болдт водительские права за прошедшие полгода. Не слишком рассчитывая на успех, а скорее для очистки совести я подготовила аналогичные запросы и в архивы службы регистрации автотранспорта этих городов. Опустив конверты в почтовый ящик, я принялась изучать телефонную книгу, выбирая транспортные агентства, расположенные неподалеку от кондоминиума, в котором проживала Элейн. Я хотела выяснить, заказывала ли она авиабилеты и использовала ли их в итоге. До сих пор лишь из показаний Пэт Ашер следовало, что Элейн все-таки летала во Флориду. А вдруг она не доехала даже до аэропорта Санта-Терезы или сошла с самолета где-то на промежуточной остановке? В любом случае мне предстояло тщательно все проверить. Я чувствовала себя так, будто старалась разглядеть через лупу факты, которые мелькали у меня перед глазами на конвейерной ленте. Частный детектив не может себе позволить нетерпеливости, малодушия или небрежности. В этом, как мне представляется, он похож на домохозяйку.

Как правило, в этом и состоит моя работа. Бесконечная возня с бумажками, бесконечные проверки источников, бесконечные версии, большинство из которых так и остаются версиями. Обычно я начинаю с одного и того же – методично собираю разрозненные обрывки информации, никогда не зная заранее, что действительно может представлять интерес. Главное – не упускать из виду детали, из которых постепенно вырисовываются факты.

В наше время человеку трудно достаточно длительное время сохранять свое инкогнито. Информацию можно получить практически о ком угодно: данные по кредитным карточкам в компьютерах, послужные списки, данные о судебных тяжбах, записи о вступлении в брак и о разводах, завещания, свидетельства о рождении и смерти, водительские права, различного рода лицензии и регистрационные документы на машины – все это хранится в соответствующих местах, и надо лишь знать, куда обратиться. Если хочешь быть невидимкой, расплачивайся только наличными, но уж если согрешишь, берегись. В противном случае любой мало-мальски стоящий детектив или даже просто человек, отличающийся пытливым умом и настойчивостью, вычислят тебя в два счета. Просто удивительно, что при всем этом лишь немногие по-настоящему одержимы манией преследования. Ведь практически любая информация, относящаяся к нашей частной жизни, в один прекрасный момент может стать достоянием гласности. Для этого нужно только знать, как эту информацию раскопать. То, что неизвестно властям, наверняка ведомо соседям, которые при случае с готовностью настучат кому надо. Коль скоро обычные способы выяснить местонахождение Элейн Болдт не принесли результатов, придется воспользоваться окольными путями. Она уехала в Бока на две недели раньше обычного; если верить Тилли, это на нее не похоже. Она поведала Тилли о своем недомогании и о том, что врач посоветовал ей переменить обстановку, однако пока это заявление не подтверждалось. Возможно, Элейн солгала. Как знать, может, она отправилась за пределы Штатов, а Пэт Ашер обеспечивала прикрытие, сообщая всем, что Элейн в Сарасоте. Я понятия не имела, зачем ей могло понадобиться пускаться на подобные ухищрения, – впрочем, в тот момент я много чего не знала.

* * *

Мне удалось найти шесть агентств, услугами которых могла воспользоваться Элейн. Затем я позвонила Беверли Дэнзигер и рассказала ей о своей поездке во Флориду. Мне хотелось держать Беверли в курсе, хотя порадовать ее было особенно нечем. К тому же у меня имелось к ней несколько вопросов.

– А что ваша семья? – спросила я. – Ваши родители живы?

– Что вы! Их давным-давно нет в живых. По правде говоря, мы никогда не были особенно близки. По-моему, Элейн никогда не поддерживала отношений с родственниками.

– А работа? Чем она занималась?

Беверли рассмеялась:

– Вы, видимо, еще не поняли, что собой представляет Элейн. За всю жизнь она палец о палец не ударила.

– Но у нее же есть карточка социального страхования, – возразила я. – Если она где-то работала, хотя бы недолго, это могло бы помочь в поисках. Кто знает, может, она для смеха устроилась где-нибудь официанткой?

– Не думаю, что она когда-нибудь работала... а если и работала, то первый и последний раз в жизни, – сухо промолвила Беверли. – Элейн всегда была испорченной. Она считала, что все ей чем-то обязаны, и если – упаси Бог – не получала того, чего, по ее мнению, заслуживала, брала сама прямо у вас из-под носа.

Я не была настроена выслушивать ее излияния и постаралась вернуть разговор в деловое русло:

– Послушайте, давайте по существу. По-моему, нам следовало бы заявить о ее исчезновении. Тогда у меня будут развязаны руки. Это устранило бы ряд объективных трудностей, к тому же надо использовать любую возможность.

На том конце повисло тягостное молчание, мне даже показалось, что она положила трубку.

– Алло?

– Да, да, я слушаю, – откликнулась Беверли. – Просто мне не совсем понятно, почему вы так хотите обратиться в полицию.

– Ведь это самое логичное, что следует предпринять в данной ситуации. Возможно, она действительно где-то во Флориде – ну а вдруг ее там нет? Сейчас нам приходится полагаться лишь на слово Пэт Ашер. Почему бы не заручиться более надежной информацией? Пусть они известят все полицейские участки. В Бока-Рейтоне свяжутся с полицией Сарасоты – посмотрим, что им удастся выяснить. По приметам полиция по крайней мере установит, что ее нет среди больных, мертвых или арестованных.

– Мертвых?

– Ну-ну, не стоит так пугаться. Я понимаю, все это звучит довольно зловеще, и скорее всего ничего страшного не произошло, но у полиции на самом деле гораздо больше возможностей, чем у меня.

– Простите, но я не понимаю. Мне нужна была только ее подпись. Я обратилась к вам, рассчитывая, что вы сможете быстро найти ее. По-моему, полиция здесь совершенно ни при чем. Я хочу сказать, что незачем их впутывать.

– Хорошо. Что же в таком случае прикажете мне делать? Сначала вы просите меня разыскать вашу сестру, а потом начинаете вставлять мне палки в колеса.

– Просто я считаю, что это ни к чему. Почему бы вам на этом не остановиться?

Теперь настал мой черед надолго замолчать. Я тщетно пыталась понять, что стоит за этим ее высказыванием и чего вдруг она так переполошилась.

– Беверли, может, я чего-то недопоняла? Вы хотите, чтобы я оставила это дело?

– Не знаю. Я должна все обдумать, я вам перезвоню. Просто я думала, что здесь не возникнет никаких осложнений, а теперь я не уверена, стоит ли продолжать. Может, мистер Уэндер обойдется и без ее подписи. Может, найдет какую-нибудь лазейку в законе, которая позволила бы распорядиться остальными долями без ее ведома.

– Два дня назад вы рассуждали иначе, – заметила я.

– Наверное, я ошибалась, – сказала Беверли. – Давайте не будем пока пороть горячку, хорошо? Я сообщу вам, если решу, что поиски надо продолжить. А пока почему бы вам не прислать мне свой рапорт вместе со счетом? Я должна посоветоваться с мужем относительно дальнейших действий.

– Хорошо, – сказала я, недоумевая про себя. – Но учтите, я начинаю волноваться.

– Так не волнуйтесь, – ответила она; вслед за этим раздались гудки.

В немом изумлении я уставилась на телефонную трубку. Что бы все это значило? От меня не могло ускользнуть то обстоятельство, что она встревожена, но вместе с тем я не могла игнорировать ее слова и действовать на свой страх и риск. Пока еще она не заявила открыто, что отказывается от моих услуг, однако ясно дала понять, чтобы я ничего не предпринимала впредь до ее дальнейших распоряжений.

Я достала карточки с записями и нехотя принялась за отчет, поймав себя на том, что сознательно тяну время, но это дело никак не выходило у меня из головы. Копию отчета я убрала в папку, а оригинал вместе с перечнем своих расходов запечатала в конверт. Согласно контракту мои расходы не должны были превышать тысячи долларов, включая аванс, составлявший семьсот пятьдесят долларов, дальнейшие затраты являлись предметом дополнительной письменной договоренности – иначе говоря, мы были квиты. С учетом стоимости авиабилетов, проката автомобиля, междугородных переговоров и затраченного мной времени (приблизительно тридцать часов) расходы составили девятьсот девяносто шесть долларов. Таким образом, она была должна мне двести сорок шесть баксов. Я подозревала, что она хочет расплатиться со мной и на этом умыть руки. Видимо, ей доставляли удовольствие все эти игры с наймом детектива. Скорее всего она просто хотела досадить Элейн в отместку за то, что та не удосужилась подписаться под завещанием. Теперь, видно, догадавшись, что в этом деле сам черт ногу сломит, решила пойти на попятную.

Я закрыла офис и по дороге домой опустила конверт в почтовый ящик. То обстоятельство, что о местонахождении Элейн Болдт по-прежнему ничего не было известно, не давало мне покоя.

5

Телефон зазвонил ночью, в восемь минут третьего. Не успев продрать глаза, я машинально схватила трубку.

– Кинси Милхоун, – говорил мужчина, тон у него был совершенно отсутствующим, словно он читал телефонный справочник. Я сразу догадалась, что это полицейский. Только у них могут быть такие голоса.

– Да. А кто говорит?

– Мисс Милхоун, это патрульный Бенедикт из полицейского управления Санта-Терезы. Нам поступил срочный вызов – пятьсот девяносто четвертая статья – из дома двадцать-девяносто семь по Виа-Мадрина, квартира номер один. Так вот миссис Тилли Алберг хочет вас видеть. Вы не могли бы оказать нам содействие? С ней женщина-полицейский, но она просит именно вас. Мы были бы признательны, если бы вы приехали.

Приподнявшись на локте, я попыталась напрячь извилины.

– А что это за пятьсот девяносто четвертая? – промямлила я, борясь с зевотой. – Умышленно причиненный вред?

– Так точно, мэм.

Было ясно, что патрульный Бенедикт не хочет опрометчиво выкладывать все факты.

– С Тилли все в порядке? – спросила я.

– Да, мэм. Она не пострадала, только расстроена. Мы не хотели вас беспокоить, но лейтенант сказал, чтобы мы позвонили...

– Через пять минут буду, – сказала я и положила трубку.

Я откинула одеяло, схватила джинсы и фуфайку, затем натянула ботинки – проделав все это не вставая с кровати. Обычно я сплю голая, завернувшись в стеганое одеяло, потому что это куда удобнее, чем разбирать диван-кровать и стелить постель. Я прошла в ванную, почистила зубы, побрызгала водой на лицо, провела рукой по всклокоченным волосам, схватила ключи и кинулась к машине. К этому времени я окончательно проснулась и старалась вообразить, что в данном случае может крыться за загадочным числом "594". Едва ли злоумышленником была сама Тилли Алберг, иначе она вызвала бы не меня, а адвоката.

Было холодно, со стороны океана ползли клочья тумана, наполняя город мельчайшей изморосью. Светофоры усердно мигали, красный свет, как и положено, сменялся зеленым и наоборот, однако улицы были пустынны, и я ехала не останавливаясь. Перед домом № 2097 стояла черно-белая полицейская машина, все окна в квартире Тилли на первом этаже ярко светились, но кругом было тихо – ни красных сигнальных огней, ни толпящихся на тротуаре зевак. Я нажала кнопку домофона и сообщила о своем приходе. Мне открыли дверь. Я вошла в правую от лифта дверь и направилась к квартире Тилли, расположенной в конце коридора. У самой двери толпились несколько человек в халатах и пижамах, которых полицейский в форме уговаривал разойтись по квартирам и лечь спать. Он стоял подбоченившись, словно не знал, куда девать руки, и наконец заметил меня. На первый взгляд он походил на подростка, которого в баре все еще спрашивают, сколько ему лет, прежде чем продать выпивку. Однако, когда подошел ближе, я поняла, что ошиблась: от уголков глаз врассыпную разбегались мелкие морщинки, гладко выбритый волевой подбородок выдавал зрелого мужчину. Глаза говорили о глубоком знании людей со всеми их слабостями.

– Вы Бенедикт? – спросила я, протягивая ему руку.

– Так точно, мэм, – ответил он, пожимая ее. – А вы, стало быть, мисс Милхоун. Рад познакомиться. Спасибо, что пришли. – Его рукопожатие было столь же крепким, сколь и кратким. Он кивнул на открытую настежь дверь в квартиру Тилли. – Проходите. С ней наша сотрудница Редферн, снимает показания.

Я поблагодарила и, войдя в квартиру, машинально посмотрела направо. У меня глаза на лоб полезли: гостиная выглядела так, будто по ней пронесся торнадо. Что это? Акт вандализма? Но почему именно здесь? Недоумевая, я прошла на кухню. Тилли, съежившись и зажав ладони коленями, сидела за столом; на белом как мел лице пламенели веснушки, точно его посыпали красным перцем. Напротив си-дела женщина-полицейский и что-то записывала. Это была блондинка лет сорока с короткой стрижкой и родимым пятном на щеке, похожим на розовый лепесток. Как явствовало из надписи на пластиковом нагрудном знаке, звали ее Изабелл Редферн; с Тилли она говорила ровным, проникновенным тоном, словно перед ней находился потенциальный самоубийца, которого она пыталась отговорить от прыжка с моста.

Едва Тилли увидела меня, у нее задрожали губы и она разрыдалась, как будто мое появление послужило сигналом к тому, что теперь можно и расклеиться. Я присела рядом и взяла ее за руки.

– Ну-ну, полно, – сказала я. – Что здесь произошло?

Тилли попыталась что-то вымолвить, но тщетно, и только тяжело дышала, с каким-то присвистом, какой издают резиновые детские игрушки. Наконец ей удалось унять сотрясавшие ее рыдания.

– Кто-то ворвался в квартиру, – выдавила она из себя. – Я проснулась и увидела женщину... она стояла в дверях спальни. Мой Бог, я думала, у меня сердце остановится. От ужаса не могла пошевелить пальцем. А потом... потом все и началось... она что-то прошипела и бросилась в гостиную и принялась там все крушить. – Тилли прижала ко рту носовой платок и закрыла глаза. Я взглянула на Редферн. Что за чертовщина? Затем обняла Тилли за плечи и попыталась успокоить ее.

– Ну же, Тилли. Все уже позади, вы в безопасности.

– Я так испугалась... так испугалась. Я думала, она хочет убить меня. Она была как маньяк, как безумная, только тяжело дышала, шипела от злости и крушила все подряд. Я захлопнула дверь спальни и закрылась на ключ, а потом позвонила в службу спасения. Неожиданно все стихло, но я открыла дверь лишь после того, как приехала полиция.

– Правильно. Вы все сделали верно. Успокойтесь, я понимаю, как вам было страшно, но вы вели себя абсолютно правильно и теперь все уже позади.

Сотрудница полиции подалась вперед:

– Вы успели разглядеть эту женщину?

Тилли горестно покачала головой; она снова начинала дрожать.

Теперь уже Редферн взяла ее за руку:

– Сделайте глубокий вдох и постарайтесь расслабиться. Опасность миновала, все хорошо. Дышите глубже. У вас найдется успокоительное или что-нибудь выпить?

Я встала и принялась наугад открывать дверцы кухонных шкафчиков, но никакого спиртного у нее, похоже, не было. На глаза попалась бутылочка с ванильным экстрактом, и я вылила содержимое в стакан. Тилли не глядя выпила.

Она прилежно делала глубокие вдохи, стараясь взять себя в руки.

– Никогда прежде ее не видела, – произнесла она уже более спокойно. – Это больная. Сумасшедшая. Я даже не поняла, как она проникла в квартиру. – Тилли замолчала. В воздухе запахло бисквитом.

Редферн оторвала взгляд от своего блокнота:

– Миссис Алберг, следов взлома не обнаружено. У злоумышленника должен был быть ключ. Вспомните, вы давали кому-нибудь ключ от квартиры? Может, прислуге? Может, кто-то поливал цветы в ваше отсутствие?

Тилли нерешительно покачала головой, как вдруг обернулась ко мне, и я увидела в ее глазах выражение неподдельной тревоги.

– Элейн. Только у нее был ключ. – Она снова повернулась к Редферн. – Это моя соседка, ее квартира прямо над моей. Осенью, когда я ненадолго уезжала в Сан-Диего, то оставила ей ключ.

Сначала Беверли Дэнзигер нанимает меня, чтобы я нашла Элейн – теперь еще и это...

Редферн решительно поднялась из-за стола:

– Подождите. Я хочу, чтобы Бенедикт тоже послушал.

* * *

Лишь к половине четвертого полицейские покончили со всеми формальностями. К тому времени на Тилли было жалко смотреть. Уходя, они попросили ее утром явиться в участок, чтобы подписать заявление. Я сказала, что побуду с ней, пока она не придет в себя.

Когда полицейские удалились, мы с Тилли некоторое время сидели, не произнося ни слова, и только устало смотрели друг на друга.

– Это не могла быть Элейн? – спросила я наконец.

– Не знаю, – ответила Тилли. – Вряд ли. Но было темно, и я с трудом что-то соображала.

– А ее сестра? Вам доводилось встречаться с Беверли Дэнзигер? Может быть, вы знаете Пэт Ашер?

Тилли отрешенно покачала головой. Лицо ее все еще было белым как простыня, под глазами обозначились темные круги. Она снова зажала ладони коленями; чувствовалось, что нервы ее натянуты, словно гитарные струны.

Я прошла в гостиную и огляделась. Секретер со стеклянными дверцами опрокинут на кофейный столик, сломавшийся под его тяжестью. Диванные подушки исполосованы ножом – из них торчат жалкие клочья поролона. Шторы сорваны, оконные стекла разбиты; настольные лампы, журналы, цветочные горшки – все свалено в одну кучу, являвшую собой сплошное месиво из битого стекла, осколков керамики и мокрой рваной бумаги. Такое мог совершить разве что бежавший из психушки буйнопомешанный. Или кто-то таким образом пытался укротить свой гнев? Это наверняка как-то связано с исчезновением Элейн. Никто не убедил бы меня, что здесь простое совпадение, не имеющее отношения к моим поискам. Я задумалась: как бы узнать, где находилась Беверли вчера вечером? Было трудно вообразить себе миссис Дэнзигер – с ее изящными манерами и ярко-синими, как сама невинность, глазками – неистово крушащей все, что попадется под руку. Впрочем, откуда мне знать? Может, когда она в первый раз приезжала в Санта-Терезу, ее просто отпустили в увольнение из сумасшедшего дома.

Я попыталась представить, каково это – проснуться среди ночи и увидеть такую вот фурию. Мне стало как-то не по себе, и я возвратилась на кухню. Тилли, точно окаменев, сидела не шелохнувшись и только подняла на меня затравленный взгляд.

– Давайте-ка наведем здесь порядок, – предложила я. – Теперь уже все равно не до сна, а возиться одной вам ни к чему. Где у вас щетка и совок?

Она кивнула в сторону кладовки, тяжело вздохнула и встала на ноги. Мы принялись за уборку.

Когда порядок – хоть и относительный – был восстановлен, я попросила у Тилли ключ от квартиры Элейн.

– Зачем? – встрепенулась она.

– Хочу проверить. Может, она у себя?

– Я пойду с вами, – вызвалась Тилли.

Мне почему-то вспомнились неразлучные медвежонок Йоги и Бу-Бу. Я обняла ее за плечи, чтобы приободрить, и попросила минуточку подождать, пока схожу к машине. Она покачала головой и упрямо прошествовала за мной.

Я извлекла из "бардачка" свою пушку и оценивающе взвесила ее на ладони. Это был невзрачного вида пистолет 32-го калибра с рифленой, слоновой кости ручкой и обоймой на восемь патронов. Жизнь частного детектива главным образом состоит из кропотливой бумажной работы, пострелять удается нечасто, однако случается все же, что одной шариковой ручкой не обойтись. Я вдруг воочию представила, как из темноты на меня – словно летучая мышь – набрасывается разъяренная фурия. Убить из такого пистолетика, как у меня, сложно, но для острастки он вполне годится. Сунув его за пояс джинсов, я направилась к лифту. За мной по пятам семенила Тилли.

– Мне казалось, что носить вот так оружие запрещено, – пролепетала она.

– Именно поэтому у меня есть специальное разрешение, – успокоила я ее.

– Я слышала, что пистолет – очень опасная вещь, – не унималась она.

– Разумеется, опасная. В том-то и дело. А что прикажете делать? Взять с собой свернутую трубочкой газету?

Пока мы поднимались на второй этаж, она, казалось, все еще обдумывала мои слова. Я сняла пистолет с предохранителя и взвела курок. Затем сунула ключ в замочную скважину, повернула его и резко открыла дверь. Тилли, словно малый ребенок, держала меня за рукав. С минуту я стояла, напряженно вглядываясь в темноту. Оттуда не доносилось ни малейшего звука... тишина. Нащупав выключатель, я зажгла свет и заглянула в прихожую. Ничего. Дав понять Тилли, чтобы она не двигалась с места, я, стараясь двигаться бесшумно, принялась осматривать квартиру. Всякий раз, входя в очередное помещение, я занимала стойку – в несколько упрощенном варианте – а-ля агент ФБР. Ничто как будто не указывало на то, что в квартире кто-то побывал. Я проверила шкафы и на всякий случай заглянула под кровать. Тут я поймала себя на том, что машинально стараюсь сдерживать дыхание, и позволила себе глубоко вздохнуть. Вернувшись в прихожую, я предложила Тилли войти, закрыла дверь на ключ и направилась в кабинет.

Я подошла к столу и стала выдвигать ящики. Просматривая документы, наткнулась на принадлежавший Элейн загранпаспорт. Я полистала страницы и убедилась, что он действительный, хоть и пользовалась она им всего один раз – три года назад в апреле, когда ездила в Косумел. Я сунула паспорт в задний карман. Не хотела, чтобы она воспользовалась им, пытаясь смыться из страны. В голове у меня шевелилась и еще какая-то мысль, которая так и не оформилась. Я равнодушно пожала плечами, решив вернуться к этому позже.

– Послушайте, – сказала я, проводив Тилли до ее двери, – постарайтесь как следует проверить свои вещи и выяснить, все ли на месте. Когда придете в полицию, они попросят составить список украденных вещей. У вас есть страховка, чтобы возместить ущерб?

– Не знаю, право. Надо проверить. Хотите выпить чаю?

Ухватившись за мою руку, она смотрела на меня умоляющим взором.

– Тилли, мне очень жаль, но пора идти. Понимаю ваше состояние, но, смею заверить, все будет хорошо. Здесь есть кто-нибудь, кто бы мог составить вам компанию?

– Разве что женщина из шестой квартиры. Я знаю, она рано встает. Попробую пригласить ее. И... спасибо вам, Кинси. Нет, правда, что бы я без вас делала?

– Не стоит. Рада была помочь. Еще поговорим. А пока, может, вам поспать?

Я пошла к выходу, затылком чувствуя ее жалобный взгляд. Сев за руль, положила пистолет на место и поехала к себе. Голова была забита вопросами, которые требовали ответов, но я слишком устала и плохо соображала. К тому времени, когда я снова завалилась в постель, начинало светать и где-то невдалеке, возвещая новый день, прокукарекал петух.

* * *

Телефон заверещал снова в восемь утра. Я как раз достигла той упоительной фазы сна, когда тело словно наливается чугуном и его, точно магнитом, притягивает к постели. Попробуйте несколько раз растолкать человека в такие мгновения – и через пару дней психоз ему обеспечен.

– Что? – спросонья буркнула я. Ответом мне было лишь далекое потрескивание. Я едва удержалась, чтобы не чертыхнуться – неужели кто-то просто мерзко пошутил? – Алло?

– Слава Богу, это вы! Я уж подумала, что не туда попала. Это Джулия Окснер из Флориды. Я вас разбудила?

– Ничего страшного – не беспокойтесь. У меня такое чувство, будто мы только что расстались. Что случилось?

– Я кое-что выяснила. Подумала, может, вам это будет небезынтересно? Похоже, эта особа не соврала, когда сказала, что Элейн в январе прилетала сюда – по крайней мере в Майами она точно была.

– Вот как? – сказала я, приподнимаясь в постели. – Откуда вы знаете?

– Я нашла в мусоре авиабилет, – не без гордости заявила Джулия. – Вы не поверите. Она собиралась съезжать и выставила за дверь несколько коробок со всяким хламом. А я как раз была у нашего управляющего и, когда возвращалась от него, увидела этот самый билет. На самом верху, он торчал из коробки ровно наполовину. Я решила посмотреть, чей это билет. Но не решилась спросить об этом у нее. Поэтому, дождавшись, когда она спустилась вниз на стоянку с ворохом своих нарядов, быстренько выскочила за дверь и вытащила его.

– Это вы-то выскочили? – удивилась я.

– Ну не то чтобы выскочила. Скорее быстренько выползла. Думаю, она ничего не заметила.

– Джулия, зачем вам понадобилось это делать? А если бы она вас застала!

– Плевать! Я здорово повеселилась. Чуть не умерла со смеху.

– Замечательно, – сказала я. – А теперь угадайте, что случилось после моего отъезда. Уверена, не догадаетесь. Мне дали от ворот поворот.

– Вас уволили?

– Вроде того. Сестра Элейн посоветовала пока ничего не предпринимать. Когда я сказала, что, по-моему, надо поставить в известность полицию, она занервничала.

– Ничего не понимаю. Что она имеет против?

– Понятия не имею. А когда Элейн уехала из Санта-Терезы? Там есть дата?

– Похоже, девятого января. Обратный был с открытой датой.

– Что ж, это уже кое-что. А вы не отправите мне билет по почте, если не трудно? Как знать, Беверли может и передумать.

– Но это же нелепо! Вдруг Элейн в опасности?

– Что я могу поделать? Я действую согласно инструкциям Беверли. Мне за это деньги платят. Я не могу действовать по собственной прихоти.

– А что, если я сама вас найму?

Я смешалась – мне это и в голову не приходило, хотя в принципе идея была привлекательной.

– Не знаю. Вопрос весьма деликатный. Видимо, я имею право разорвать отношения с Беверли, но ни в коем случае не могу передать вам сведения, которые собрала для нее. Нам пришлось бы начинать с нуля.

– Но ведь она не может запретить мне заключить с вами контракт, верно? Я имею в виду, когда вы с ней будете в расчете.

– Черт, в такую рань я плохо соображаю, но непременно обдумаю ваше предложение. Мне кажется, я имею право работать на вас, если в этом нет ущемления интересов третьей стороны. Придется поставить ее в известность, но едва ли она будет вправе воспрепятствовать.

– Ну вот и славно. Давайте так и сделаем.

– Вы уверены, что хотите распорядиться деньгами именно таким образом?

– Конечно, уверена. Денег у меня предостаточно, и я не успокоюсь, пока не узнаю, что случилось с Элейн. К тому же я в жизни так весело не проводила время. Только скажите, какие будут наши дальнейшие шаги.

– Ну хорошо. Я все выясню и перезвоню вам. А до тех пор, Джулия, прошу вас – будьте поосторожнее.

Но она только рассмеялась в ответ.

6

Я стояла под душем, пока не кончилась горячая вода. Затем надела джинсы, хлопчатобумажный свитер, высокие – до колен – сапоги на молнии. Нахлобучила широкополую кожаную шляпу, оценивающим взглядом посмотрела на себя в зеркало и осталась довольна увиденным.

Приехав к себе в офис, я написала письмо Беверли, в котором уведомляла ее о прекращении между нами деловых отношений. Я почти наверняка знала, что мое решение будет для нее полной неожиданностью, и это приятно грело душу. Затем я зашла в контору страховой компании "Калифорния Фиделити" и сняла фотокопию со своего счета с указанием статей расходов, сделала на нем пометку "окончательный" и запечатала в конверт вместе с письмом и копией отчета. После этого я отправилась в полицейский участок на Флориста-стрит, где вкратце изложила сержанту, которого звали Джоуна Робб, обстоятельства исчезновения Элейн Болдт. Он в моем присутствии внес данные о ней в специальный формуляр.

Сержанту на вид было под сорок; в плотно облегавшей фигуру форме он казался этаким крепышом. В нем было фунтов двадцать лишнего веса, но это казалось даже пикантным, хотя склонность к полноте явно грозила перерасти в дальнейшем в серьезную проблему. Коротко подстриженные темные волосы, гладкое круглое лицо, на безымянном пальце левой руки след от обручального кольца, которое он, по всей видимости, снял совсем недавно. Он оторвал взгляд от пишущей машинки и посмотрел на меня. У него были голубые с зеленоватым оттенком глаза.

– Можете что-нибудь добавить к сказанному? – спросил он.

– Ее соседка по флоридскому кондоминиуму обещала прислать мне авиабилет, по которому та, очевидно, прилетела в Майами. Надо посмотреть – возможно, что-то и прояснится. Ее подружка по имени Пэт Ашер божится, что провела с Элейн Болдт пару дней, прежде чем та уехала в Сарасоту. Впрочем, я не очень-то ей доверяю.

– Она скорее всего сама объявится. Такое бывает. – Он достал скоросшиватель и скрепил формуляр. – Вы служили в полиции, угадал?

– Недолго, – ответила я. – Не судьба. Полагаю, оказалась не слишком дисциплинированной для этой работы. А вы? Вы давно в полиции?

– Восемь лет. До этого был коммивояжером. Продавал лекарства от компании "Смит, Кляйн и Френч". Надоело кататься в разбитой машине и вешать врачам лапшу на уши. Сплошное надувательство. Как и везде, впрочем. Болячки – это тоже бизнес. – Он посмотрел на свои руки, затем снова перевел взгляд на меня. – Что ж, ладно. Надеюсь, ваша мадам найдется. Сделаем, что сможем.

– Спасибо. Позвоню вам на этой неделе. – Я взяла сумочку и направилась к выходу.

– Постойте, – окликнул он меня.

Я оглянулась.

– Мне нравится ваша шляпка.

Я улыбнулась.

Проходя мимо стойки дежурного, я заметила возле отдела дознаний лейтенанта Долана; он беседовал с чернокожей женщиной-полицейским в форме. Долан рассеянно посмотрел в мою сторону, и в следующее мгновение по его взгляду я поняла, что он меня узнал. Он тут же оборвал разговор и поспешил к стойке. Лейтенант Долан уже разменял шестой десяток; у него квадратное лицо с дряблой обвисшей кожей и большая лысина, которую он тщательно маскирует с помощью того немногого, что еще осталось от его шевелюры. Если в нем и есть какое-то мужское тщеславие, то проявляется оно, пожалуй, только в этом. Могу представить, как по утрам он стоит в ванной перед зеркалом, пускаясь на немыслимые ухищрения, чтобы скрыть все более широкие границы голого черепа. На нем были узенькие очечки без оправы, по-видимому, совсем новые – потому что он никак не мог поймать меня в фокус. Сначала попытался воззриться, взглянув поверх стеклышек, напоминавших полумесяцы, затем – из-под них, наконец снял очки и сунул их в карман серого потрепанного пиджака.

– Кинси, привет. Ведь мы не виделись с той самой злосчастной перепалки. Как ты, уже отошла?

Я почувствовала, что краснею. Две недели назад я кое-кого пристрелила в процессе следствия и теперь всячески избегала этой темы. Его слова неприятно резанули слух – стало ясно, насколько сильно было мое желание забыть. Я не хотела заново переживать этот инцидент и заставила себя выбросить его из памяти. Вспоминать не хотелось, как не хочется вспоминать сон, в котором ты оказываешься в общественном месте в чем мать родила.

– Нормально, – проронила я, отводя взгляд. Передо мной, точно в фотовспышке, возникла картина ночного пляжа – в глаза снова ударил луч света, когда кто-то открыл крышку мусорного бака, в котором я пряталась. Даже не помню, как у меня в руке оказался пистолет – как будто я проходила тест на реакцию, – и я начала стрелять, израсходовав при этом патронов куда больше, чем диктовалось необходимостью. В замкнутом пространстве металлического бака от звука выстрелов можно было оглохнуть; у меня в ушах еще долго стоял шум, напоминавший шипение газа, когда тот под давлением вырывается из пробитого газопровода. Видение исчезло так же внезапно, как и появилось; передо мной снова стоял лейтенант Долан, который – судя по выражению его лица – уже понял, что сморозил явно не то.

Мои отношения с Коном Доланом, холодные и подчеркнуто вежливые, всегда были проникнуты духом конкуренции и основывались на взаимном уважении, хоть и не ярко выраженном. Вообще-то он терпеть не мог частных детективов. Считал, что мы должны заниматься своим делом, – при этом не объясняя, что имеется в виду, – предоставив защиту правопорядка профессионалам вроде него. В душе я почему-то верила, что когда-нибудь мы будем мирно сидеть за чашечкой кофе, обмениваясь уголовными сплетнями, точно две старушки, но его слова подействовали на меня как-то обескураживающе – хотелось провалиться сквозь землю. Когда я снова взглянула на него, на лице его было бесстрастно-услужливое выражение.

– Извини, – сказала я, покачав головой. – Ты меня застал врасплох. Думаю, еще не оправилась после всего этого.

По правде говоря, врасплох меня застало совсем другое – а именно пришедшее вдруг осознание того, что я убила человека и нисколько не переживаю по этому поводу. Нет, это неправда. Я переживала, однако если бы моей жизни снова угрожали, сделала бы то же самое еще раз. Я всегда считала себя человеком добрым. Но теперь больше не знала, что такое добро. Добрые люди не убивают близких. Словом, я была окончательно сбита с толку.

– Что ты здесь делаешь? – спросил Долан.

Я снова рассеянно покачала головой, пытаясь вспомнить, зачем попала сюда.

– Я тут по делу одного клиента. Оставила заявление об исчезновении человека, – ответила я и тут же подумала, не встречал ли он Элейн, когда расследовал инцидент, произошедший в соседнем доме. – Не ты, случайно, вел дело об убийстве Грайс? В январе этого года?

Долан насторожился. В этот момент он походил на актинию, которая при появлении опасности прячется в раковине рака-отшельника.

– А что? – ответил он вопросом на вопрос; я поняла, что не ошиблась.

– Тебе не приходилось беседовать с женщиной по имени Элейн Болдт? Она живет в соседнем кондоминиуме.

– Что-то припоминаю. – Долан осторожничал. – Я говорил с ней по телефону. Она должна была прибыть в полицию, чтобы дать показания, однако так и не появилась. Так она и есть твой клиент?

– Она та, кого я ищу.

– И давно она исчезла?

Я поведала ему то, что знала сама; Долан внимательно слушал – готова была поспорить, про себя он рассуждал примерно так же, как и я. В окружную полицию Санта-Терезы ежегодно поступает несколько тысяч заявлений об исчезновении людей. Большинство потом находят, но некоторые словно растворяются в воздухе.

Долан сунул руки в карманы и резко повернулся.

– Если она объявится, передай, что я хотел бы побеседовать с ней, – сказал он.

– Так дело еще не закрыто? – не скрывая удивления, спросила я.

– Нет, и я не намерен обсуждать его с тобой, – сухо промолвил Долан и добавил: – Служебная этика. – Это была его любимая фраза.

– Черт побери, подумаешь, какая важность! Да я вас и не просила об этом, лейтенант Долан. – Я понимала, что он в данном случае печется об интересах следствия, но просто надоело терпеть его постоянное чванство. Он, кажется, решил, что имеет право выуживать у меня все, что я знаю, при этом ничего не давая взамен. Я была вне себя, и он это прекрасно знал.

Долан улыбнулся:

– Не кипятись. Я просто подумал, может, удастся отучить тебя совать свой нос в чужие дела.

– Ладно, я тебя тоже как-нибудь выручу. И между прочим, если хочешь побеседовать с Элейн Болдт, поищи ее сам. – С этими словами я повернулась и пошла прочь.

– Постой. Не надо обижаться...

Не убавляя шага, я оглянулась: по-моему, он выглядел чересчур самодовольным.

– Вот именно, – бросила я на ходу и толкнула двойные двери.

День был хмурый. Выйдя на улицу, я остановилась, чтобы немного успокоиться. Этот тип меня по-настоящему достал. Честное слово. Я глубоко вздохнула.

Было градусов восемнадцать – двадцать. Пробивавшиеся сквозь пелену облаков бледные полосы света – жалкое напоминание о солнечных лучах – придавали всему вокруг химический лимонный оттенок. Зелень кустарника отливала золотистым шартрезом, а лишенная влаги трава пожухла и казалась искусственной. Уже несколько недель не выпадало ни капли осадков; июнь был удручающе монотонным: туманы по утрам, унылые дни с подернутым дымкой небом, холодные ночи. Справедливости ради стоит заметить, что разговор с лейтенантом Доланом позволил мне взглянуть на всю эту историю в новом свете. Я задала себе вопрос: есть ли связь между убийством Марти Грайс и исчезновением Элейн Болдт? Почему бы и нет? Ведь допускала же я, что дебош на квартире Тилли не случаен. Может, Элейн скрылась, стремясь избежать неприятных вопросов? Я подумала, что для того, чтобы найти ответ, придется кое-что уточнить.

Я отправилась в располагавшуюся неподалеку редакцию и обратилась в справочный отдел с просьбой подобрать материалы по Марти Грайс. Мне нашли единственную заметку – в номере за четвертое января, на восьмой странице в разделе местной хроники.

ПО СООБЩЕНИЮ ПОЛИЦИИ ГРАБИТЕЛЬ УБИЛ ДОМОХОЗЯЙКУ И СЖЕГ ТРУП

Вчера вечером неизвестным злоумышленником – предположительно проникшим в дом с целью грабежа, – в собственном доме в западной части Санта-Терезы зверски убита 45-летняя домохозяйка Марта Рене Грайс. По словам детективов, миссис Грайс, проживавшей по адресу: Виа-Мадрина, 2095, было нанесено несколько ударов тупым орудием, после чего тело облито горючей жидкостью и подожжено. Пожарные, тридцать минут боровшиеся с огнем, обнаружили сильно обгоревший труп, который лежал в холле частично разрушенного пожаром дома. Соседи заметили пожар в 21.55. Жители двух ближайших домов эвакуированы, других пострадавших нет. Полиция не сообщает подробности, мотивируя это интересами следствия.

Мне показалось странным, что это преступление столь скупо освещалось в прессе. Может, полицейским просто нечего было сказать и они постарались отделаться дежурными фразами. Если так, то это объясняло поведение Долана. Может, дело вовсе не в том, что он не хотел поделиться со мной информацией. Просто у него не было никаких доказательств? В таких ситуациях все полицейские крайне скрытны. Я отметила в блокноте то, что, на мой взгляд, могло представлять интерес, и отправилась в библиотеку. Там я взяла вышедшую прошлой весной адресную книгу по Санта-Терезе. Марта Грайс значилась по адресу: Виа-Мадрина, 2095, вместе с неким Леонардом Грайсом, строительным подрядчиком. Я предположила, что это ее муж. В газетной заметке о нем не было ни слова. Интересно, где он был, когда произошла трагедия? Я выяснила, что по соседству, в доме 2093, жили Оррис и Мэй Снайдер. Оррис был на пенсии, однако ничего не говорилось о том, чем он занимался прежде. Я выписала имена и номер телефона. Интересно, удастся ли узнать, что за всем этим кроется? Возможно, Элейн была свидетелем чего-то такого, о чем не хотела говорить? Мне все больше нравилась эта идея. У меня появилась совершенно новая версия.

Взяв со стоянки машину, я покатила на Виа-Мадрина. Было ровно двенадцать, на улицы высыпали школьники: девочки в джинсах, коротеньких белых носочках и на высоких каблуках; мальчишки в летних брюках типа "чинос" и фланелевых рубашках. В Калифорнии соотношение панков и нормальных детей приблизительно один к трем, но большинство последних почему-то предпочитало ходить черт знает в чем. Некоторые носили чудовищного вида комбинезоны, другие – камуфляжную форму, напоминая штурмовиков, приготовившихся к воздушному десанту. У половины девиц в каждом ухе красовалось по три-четыре побрякушки. Что касается причесок, они отдавали предпочтение "мокрой" химии или хвостикам, которые торчали в разные стороны, словно фонтанчики.

Возле кондоминиума околачивались несколько юных особ, они сосредоточенно курили, распространяя вокруг запах гвоздики. Подбитые плечи, длинные ногти с зеленым маникюром, темно-красная губная помада – девицы походили на жен военных образца сорок третьего года, из тех, что посещали танцы, которые устраивала Объединенная служба организации досуга войск.

Краем уха я услышала обрывок их разговора:

– А я: "Твою мать, о чем, по-твоему, я тебе говорю, недоносок?!" А он мне: "Слушай, сучка, я тебе ничего не делал, так что это твои проблемы".

Улыбнувшись про себя, я с интересом взглянула на дом Грайсов. Это было выкрашенное в белый цвет одноэтажное строение с мезонином и приземистой Г-образной верандой вдоль фасада, которая покоилась на деревянных брусочках, когда-то подложенных на стойки из красного кирпича. Создавалось впечатление, будто домишко приподняли на домкрате и он готов рухнуть в любой момент. Во дворе царило запустение; кусты гортензии у крыльца все еще не оправились после пожара, листья пожухли и потемнели, хотя кое-где уже тянулись к свету молодые побеги. Прихваченные огнем оконные переплеты обуглились. На столбике была вывешена табличка, запрещавшая посторонним входить в дом. Меня интересовало, успела ли там побывать бригада спасателей. Я надеялась, что в доме все осталось таким, каким было сразу после пожара, хотя это представлялось маловероятным. И еще. Мне хотелось бы потолковать с Леонардом Грай-сом, однако все указывало на то, что дом необитаем. Даже стоя на улице, я явственно различала горьковато-кислый запах пепелища, смешанный с прогорклой сыростью, оставшейся после тушения пожара.

Я уже направилась было к парадному кондоминиума, когда внимание мое привлекла чья-то фигура, отделившаяся от небольшого деревянного строения – вроде сарая, – примостившегося в глубине двора у дома Грайсов. Заинтригованная, я остановилась. Мальчишка, лет семнадцати с виду. У него была прическа а-ля индеец из племени могавков – ярко-розовый клок сена на макушке и выбритые виски. Он шел опустив голову, держа руки в карманах формы армейского образца. Я вдруг вспомнила, что уже видела его раньше – из окна квартиры Элейн, когда была там в первый раз. Он стоял внизу на улице, лениво сворачивая косячок. Я резко изменила направление и прибавила шагу с тем расчетом, чтобы перехватить его на границе участка Грайсов.

– Привет, – сказала я.

Вздрогнув от неожиданности, он остановился и, увидев меня, улыбнулся той нарочито вежливой улыбкой, какую дети приберегают специально для взрослых.

– Привет.

Лицо как-то не очень вязалось с его общим обликом. Глубоко посаженные глаза цвета нефрита, оттененные темными ресницами и бровями, которые сходились на переносице. Чистая белая кожа, обаятельная улыбка, обнаруживавшая слегка выступающие вперед зубы. Он покосился куда-то в сторону и хотел пройти мимо, но я схватила его за рукав.

– Можно с тобой поговорить?

Он вопросительно посмотрел на меня, затем воровато оглянулся:

– Со мной?

– Да. Я видела, как ты выходил из того сарая. Ты живешь где-то поблизости?

– Что? А-а, ну да, пара кварталов отсюда. Это дом моего дяди Леонарда. Я проверяю, все ли на месте. – У него был тонкий, почти девичий, голосок.

– А что именно?

В нефритовых глазах затеплилось любопытство.

– Вы из полиции, что ли?

– Я частный детектив. Мое имя Кинси Милхоун.

– Да ну? Здорово! А меня зовут Майк. Вы охраняете дом или как?

Я покачала головой:

– Я тут по другому делу, но слышала о пожаре. Ведь погибшая женщина приходилась тебе тетей?

Улыбка на его лице погасла.

– Да, точно. Черт, поганое было дело. То есть мы-то с ней не были особенно близки, но вот мой дядя – он совсем сдал после этого случая. У него натурально крыша поехала. Ой, извините, – сконфузился он. – Он просто, как "овощ" накокаиненный – ей-богу. Живет у другой моей тетки.

– Не подскажешь, как с ним связаться?

– Э-э. Тетку зовут Лили Хоуи. Я бы рад вам помочь, да вот забыл номер телефона.

Мальчишка вдруг покраснел – эффект получился поразительный. Розовые волосы, зеленые глаза, розовые щеки, зеленая армейская форма. В своей торжественной непосредственности он был похож на праздничный пирог. Он растерянно провел ладонью по волосам, торчавшим на макушке словно метелка.

От моего взгляда не ускользнуло, что парень занервничал.

– И что же ты там делал? – спросила я.

Он оглянулся на сарай и смущенно пожал плечами:

– Проверял замок. Знаете, я к этому серьезно отношусь, как шизик. То есть если бедолага платит мне десять монет в месяц, я не хочу ударить в грязь лицом. Вы что-то еще хотели? Потому что мне надо перекусить и возвращаться в школу.

– Разумеется. Может, как-нибудь снова встретимся.

– Конечно. С удовольствием. В любое время. – Он улыбнулся и, не спуская с меня глаз, попятился, наконец, повернулся и зашагал прочь. Я провожала взглядом тщедушную фигурку с худенькими плечами и узкими бедрами, и меня не покидало странное, тревожное ощущение. Я пока не понимала, откуда оно взялось, но что-то было нечисто. Эта нарочитая услужливость и взгляд – бесхитростный и в то же время лукавый... ребенок, чья совесть чиста по той причине, что она у него напрочь отсутствует. Я подумала, что не следует сбрасывать его со счетов, и вошла во двор кондоминиума.

7

Тилли поливала из шланга дорожки, тугой струей воды сбивая мусор и опавшие листья. Капли воды блестели на остроконечных пальмовых листьях; пахло резиной и влажной землей. Под гигантскими папоротниками были проложены тропинки из камней, хотя трудно было вообразить, что кому-то могло прийти в голову гулять в этих зарослях. Здесь был сущий рай для долгоножек. Увидев меня, Тилли радостно улыбнулась и отпустила ручку на шланге, перекрыв подачу воды. Худощавая, в джинсах и майке с короткими рукавами, она даже в свои шестьдесят с лишним чем-то смахивала на девчонку.

– Надеюсь, вам удалось поспать? – спросила я.

– Что вы, пока не укрепят окна, я не собираюсь оставаться в этой проклятой квартире. Не знаю, может, поставлю еще сигнализацию. А это... – она кивнула на шланг, – надо же чем-то занять себя. Любое дело как-то успокаивает, не находите? Поливать дорожки – это забава для взрослых. Когда я была маленькой, отец никогда не позволял мне поливать.

– Вы уже были в полиции?

– Да-да, я схожу, попозже. Хотя, по правде говоря, мне совсем не хочется.

– Я туда заходила – оставила заявление об исчезновении Элейн.

– И что они вам сказали?

Я пожала плечами:

– Ничего особенного. Сделают что смогут. Я там встретила следователя, который занимался делом об убийстве Марти Грайс. Он говорит, Элейн приглашали для дачи показаний, но она так и не объявилась в полиции. Вы не помните, как скоро после того случая она уехала во Флориду?

– Минуточку, дайте подумать. Это было на той же неделе. То, что случилось с Марти, сильно на нее подействовало. Поэтому она и уехала. По-моему, я рассказывала об этом.

– Вы говорили, ей нездоровилось.

– Это верно. С другой стороны, у нее вечно были какие-нибудь болячки. Она сказала, что из-за этого убийства всего боится и что, может быть, перемена места пойдет ей на пользу. Подождите. – Тилли подошла к кустам и закрутила кран; когда из шланга вытекла последняя струйка воды, она свернула его кольцом и обернулась ко мне, вытирая о джинсы мокрые ладони. – Думаете, она что-то знала?

– Думаю, этим вопросом стоит заняться, – ответила я. – Одно окно в ее квартире выходит на дом Грайсов. Может, она видела злоумышленника.

Тилли скептически хмыкнула:

– В темноте?

Я пожала плечами:

– Понимаю, звучит неубедительно, но просто ума не приложу, как еще объяснить ее поведение.

– Но почему она не заявила в полицию, если знала, кто это был?

– Кто знает? Может, растерялась. Люди иногда начинают паниковать. Им не нравится быть замешанными в такие истории. Может, она чувствовала, что ей что-то угрожает.

– Ну да, она действительно нервничала, – задумчиво произнесла Тилли. – Но в ту неделю я тоже была сплошной комок нервов. Вы зайдете?

– Пожалуй, да. Думаю, надо взглянуть на ее счета. По крайней мере мы можем узнать, когда и в каком месте она в последний раз пользовалась кредитом по открытому счету. А что-нибудь еще приходило на ее имя?

– Да, кое-что. Я вам покажу.

Вслед за Тилли я прошла в коридор.

Она открыла дверь и направилась в гостиную к секретеру. Стекла на дверцах были выбиты, так что Тилли не понадобилось отпирать какие-нибудь замочки, однако она вдруг в нерешительности остановилась и поднесла указательный палец к щеке, словно готовясь позировать для фотографа.

– Странно, – пробормотала она.

– Что? – Я подошла к секретеру и заглянула внутрь. Ночью мы убрали книги, которые прежде стояли в секретере на полках, и теперь там ничего не было, если не считать бронзовой фигурки слоника и забранной в рамку фотографии щенка с палкой в зубах.

– Счета Элейн... они пропали, – пролепетала Тилли, поворачиваясь ко мне, затем еще раз взглянула на полки и принялась выдвигать ящики. – Все это очень странно.

Она пошла на кухню и стала рыться в черном полиэтиленовом мешке, куда мы свалили мусор и битое стекло. Но ничего не нашла.

– Кинси, вчера счета лежали в секретере. Я собственными глазами видела. Куда они могли деться?

Она явно была озадачена. Впрочем, не требовалось большого ума, чтобы предположить очевидное – что она и сделала:

– Может, это она их взяла? Та женщина? Может, именно за этим она и приходила?

– Не знаю, Тилли, – сказала я. – Хотя мне с самого начала показалось, что в этой истории не все так просто. Вряд ли кто-то будет врываться в дом только за тем, чтобы перевернуть все вверх дном. Вы уверены, что счета были здесь?

– Разумеется. Там лежали ее старые счета, и я положила туда же те, что пришли недавно. Они были там, точно. Но не помню, чтобы они попадались мне на глаза, когда мы убирались. А вы?

Я припомнила, что видела злополучные счета только однажды – когда впервые попала в квартиру Тилли. Но зачем кому-то могло понадобиться воровать их? Чертовщина какая-то.

– Может, она хотела до смерти перепугать вас, чтобы вы не путались под ногами и дали ей возможность обыскать дом? – размышляла я вслух.

– Что ж, в таком случае это была гениальная мысль. Я ни за что не рискнула бы высунуть нос из комнаты. Но зачем ей это нужно? Не понимаю.

– Я тоже. Можно достать копии счетов, просто это страшная головная боль, и мне, разумеется, не хотелось бы с этим возиться.

– Интересно, у кого же все-таки есть ключ от моей квартиры. От ужаса у меня просто кровь стынет в жилах.

– Я вас понимаю. Послушайте, Тилли. В этом деле слишком много непонятного. Просто голова идет кругом. Я хочу разобраться с убийством Марта. Оно должно иметь какое-то отношение к исчезновению Элейн. Вы давно разговаривали с Леонардом Грай-сом?

– О-о... Он не показывался с тех пор, как все это произошло, – ответила она. – Я его вообще не видела.

– А что скажете насчет Снайдеров? Может, они что-то знают?

– Вероятно. Хотите, я поговорю с ними?

– Нет-нет, не беспокойтесь. Я сама этим займусь. И еще одно. Кажется, у Леонарда Грайса есть племянник... знаете, стриженный под индейца?

– Майк.

– Вот-вот. Что, если это был он – ночью? Я только что встретила его на улице. Сложение у него не очень. В темноте его вполне можно принять за женщину.

– Вряд ли. – Она скептически покачала головой. – Не могу утверждать наверняка, но, по-моему, это был не он.

– Да, наверное, я ошибаюсь. Не люблю строить догадки относительно половой принадлежности. В самом деле, это мог быть кто угодно. Схожу к Снайдерам. Может, они что-то скажут. До встречи.

* * *

Дом 2093 во многом напоминал тот, что сгорел... такого же размера участок, та же каркасная конструкция, выкрашенная белой краской, тот же грубый красный кирпич, напоминающий огнеупорную глину. Я заметила вывеску "Продается", поверх которой была наклеена свежая, гласившая: "Продано". У меня возникло такое ощущение, будто я опоздала на аукцион. Во дворе под сенью огромного вяза царила сумрачная прохлада; ствол дерева был увит плющом, который стлался повсюду, практически заглушив дорожку. Я поднялась по ступенькам веранды и постучала в дверь-сетку в алюминиевой раме. Окошко на входной двери было забрано белоснежной занавеской. Прошло около минуты, наконец занавеска шелохнулась – кто-то рассматривал меня в образовавшуюся щелку.

– Мистер Снайдер?

Занавеска вернулась на место, дверь открылась, и передо мной предстала благообразная фигура старика лет семидесяти с лишним. Видимо, с возрастом к нему вернулась свойственная здоровым младенцам склонность к полноте, а в глазах появилось по-детски непосредственное выражение сосредоточенного любопытства.

Я достала свою визитную карточку.

– Мое имя Кинси Милхоун. Вы не уделите мне несколько минут? Я ищу Элейн Болдт, она живет в том кондоминиуме. Ее соседка, Тилли Алберг, посоветовала мне поговорить с вами. Вы не возражаете?

Мистер Снайдер отодвинул задвижку на двери-сетке.

– Помогу, чем смогу. Проходите. – С этими словами он открыл дверь, и я проследовала за ним.

В доме было темно, как в чулане, и пахло вареным сельдереем. Откуда-то донесся резкий, надтреснутый крик:

– Что там, Оррис? Кто там такие?

– Это пришли от Тилли!

– Кто?

– Подождите минуточку, – обратился он ко мне. – Она глухая как пень. Посидите пока.

С этими словами он шаркая двинулся в глубь дома. Я опасливо примостилась на краешке мягкого кресла с деревянными подлокотниками. Кресло было обито темно-бордовым плюшем с набивным узором из листьев диковинной формы. Обивка обветшала, и из нее торчали пружины; пахло пылью. Напротив стоял такой же диван, заваленный газетами, и низкий журнальный столик красного дерева, в крышку которого был вставлен овальный кусок стекла. Стекло, впрочем, едва угадывалось, поскольку на столике чего только не было: кипа старых книг в драных бумажных переплетах; пластмассовые цветы в керамической вазе, выполненной в форме двух мышей, которые обнимаются, стоя на задних лапках; две воздетые к небу бронзовые ладони; шесть карандашей со стертыми ластиками; пузырьки с лекарствами; стакан с горячим – судя по влажному следу на стекле – молоком и, наконец, нечто напоминавшее горку бог весть как попавших сюда блинчиков, завернутых в целлофан. Я подалась вперед и прищурилась – оказалось, это оплывшая свеча в подсвечнике. Стол можно было смело вытаскивать во двор и объявлять распродажу.

Было слышно, как где-то в глубине дома мистер Снайдер досадливо объясняет жене суть происходящего:

– Никто ничего не продает. Это женщина, которую прислала Тилли. Она говорит, что ищет миссис Болдт! Болдт!!! Вдова из квартиры, что над Тилли, она еще играла в карты с Марта и Леонардом.

Возникла пауза, затем до меня снова донесся сердитый голос мистера Снайдера:

– Нет! Тебе не надо никуда идти! Сиди здесь. Я сам разберусь.

Когда он вновь появился передо мной, лицо у него было багровое. У мистера Снайдера оказалась тщедушная впалая грудь, что было особенно заметно на фоне отличавшегося внушительными размерами живота. Ремень ему приходилось застегивать под животом, и он то и дело раздраженно поддергивал штаны, словно боялся потерять их. На нем были шлепанцы на босу ногу, из-под коротковатых брюк торчали бледные, начисто лишенные растительности лодыжки, похожие на вываренные в бульоне кости.

– Зажгите там свет, – сказал он. – Она страсть как любит экономить электроэнергию. Я даже днем хожу как слепой.

Я протянула руку к торшеру и дернула шнурок выключателя. С каким-то жужжанием загорелась единственная лампочка – ватт на сорок, не больше, – и толку от нее было мало. Я услышала доносившееся из коридора шарканье.

Толкая перед собой ходунок, появилась миссис Снайдер, маленькая дряхлая старушонка с подрагивающей нижней челюстью. Она не сводила глаз с пола, а переставляя ноги, производила ими чмокающий звук, словно ей приходилось отрывать ступни от липких, натертых лаком половиц. Наконец она остановилась, вцепившись дрожащими руками в перекладину ходунка.

Я встала, решив, что пора дать о себе знать, и спросила:

– Не хотите ли присесть?

Подслеповато щурясь, она скользнула взглядом по стенам, пытаясь обнаружить источник звука. У нее была крохотная головка, похожая на сморщенную тыкву, которую так давно сняли с бахчи, что она сопрела изнутри. Маленькие, домиком, глазки, выпирающий, словно свечной фитиль, нижний зуб. Она, казалось, была не совсем в себе.

– Что? – спросила она упавшим голосом, явно не рассчитывая услышать ответ, которым ее, по всей видимости, давно никто не удостаивал.

Снайдер нетерпеливо махнул мне рукой:

– Оставьте ее, с ней все в порядке. Да и врач советует ей больше двигаться.

Мне было неловко. Миссис Снайдер выглядела беспомощным и озадаченным ребенком, который уже научился вставать в кроватке, но еще не знает, как ему снова сесть.

Не обращая на нее внимания, мистер Снайдер сел на диван, широко расставив при этом ноги, пустое пространство между которыми занял его живот, похожий на набитую хозяйственн