Близорукая русалка

Картер Браун

Близорукая русалка

Глава 1

Можно было завязать с ней какой-нибудь легкий, бодрый разговорчик. Что-то вроде: «Ну, миссис Бакстер, если из воды и в самом деле вытащат вашего мужа, то он наверняка побьет все рекорды по подводному плаванию!»

Поразмыслив, я отверг эту идею. Если она теперь и в самом деле станет свежеиспеченной вдовой, то по крайней мере некоторое время будет относиться серьезно к своему новому положению. И потом, она наверняка любит своего мужа, иначе не стала бы платить за его поиски такой дорогой конторе, как Детективное агентство Крамера.

Мои зубы невольно выбивали дробь, словно в ожидании, что я вот-вот придумаю какие-нибудь слова и оправдаю их поведение. Ноги вообще можно было уже считать свежезамороженными, а ступни — даже более того: глубоко замороженными. Работа у Пола Крамера отличалась одной особенностью — он всегда давал мне самые трудновыполнимые поручения. Единственное задание, которого я от него еще не получал, — это ограбить чью-нибудь могилу. Хотя не стал бы ручаться, что этого никогда не случится.

Луна на небе не появлялась, и река лежала передо мной темная и тихая. Единственный звук, нарушавший тишину, исходил от скрипучей уключины на полицейской лодке, плывущей где-то там, в темноте. Рядом с собой я слышал лишь тяжелое, учащенное дыхание блондинки. С тех пор как мы приехали сюда, она не произнесла еще ни слова.

Скрип уключины делался все громче — лодка приближалась к берегу, и я уже слышал приглушенные голоса.

Она судорожно стиснула мою руку.

— Не принимайте все это так близко к сердцу, миссис Бакстер! — сказал я. — Очень мало вероятности, что это окажется ваш муж. Из реки вылавливают в среднем три тела в неделю.

— Если это Джо, — сдавленно произнесла она, — я хочу умереть вместе с ним!

— Давайте пока что подождем, а там будет видно. Темноту прорезал луч карманного фонарика, а вдоль берега по направлению к воде двинулись темные тени.

— Пожалуйста! — прошептала она. — Пусть это будет не Джо!

Лодка с шуршанием ткнулась носом в берег, и вокруг нее тотчас столпились полицейские.

— Я должна посмотреть! Должна!..

— Возвращайтесь к машине, — посоветовал я. — Если это не ваш муж, совершенно ни к чему туда спускаться. Я скоро все выясню.

— Хорошо, — довольно равнодушно произнесла она, повернулась и пошла к машине.

Я спустился к воде. Стоявшие в кружок фигуры склонились над чем-то, что лежало на земле. Когда я подошел поближе, один из людей выпрямился и обернулся ко мне.

— Кто это? — спросил он.

— Это я, Макс Ройял, — ответил я. — А это ты, Сэм?

— Да, — сказал лейтенант Дин. — Почему бы тебе не окунуться, Макс? Водичка отличная!

— Фараон изволит шутить? — невесело отозвался я. — Это что-то новенькое!

— А почему бы мне не пошутить? — возразил он. — Я только что подхватил двустороннее воспаление легких, выуживая труп из реки. Особенность нашей работенки в том и заключается — смейся каждую минуту сколько влезет!

— Вы установили, кто это?

— Нет еще, — ответил он. — Лучше взгляни-ка сам, Макс. Если это тот парень, которого вы ищете, мы избавимся от массы хлопот.

Мы протолкались к лодке, и Сэм направил луч фонарика на лицо мертвеца.

Я внимательно рассмотрел его и, отвернувшись, закурил сигарету.

— Это он? — спросил Сэм.

— Похоже, нет, — ответил я. — Тот, кого мы ищем, — крупный малый… шести с чем-то футов, со светлыми вьющимися волосами.

— Плохо, — сказал он. — Значит, с этим придется еще повозиться. А что случилось с Крамером? Я думал, ваша контора слишком дорогая, чтобы заниматься пропавшими людьми! А тут вдруг Пол звонит и просит сообщить тебе, если мы найдем труп мужчины в возрасте около тридцати пяти лет… Что, и для вашего бизнеса наступают трудные времена, а, Макс?

— Понятия не имею, Сэм, — пожал я плечами. — Мое место там скромное: простой служащий.

— Ну ладно, — махнул он рукой. — Значит, это дело твое и Крамера. В следующий раз можешь поставить мне выпивку.

— Попрошу Крамера напомнить мне об этом в письменном виде, — пошутил я. — Все равно спасибо, Сэм! До встречи!

— Пока, Макс, Я пошел к машине, сел за руль и включил боковые огни. Лицо миссис Бакстер расплывалось рядом со мной белым пятном.

— Это был Джо? — спросила она прерывающимся от волнения голосом.

— Нет! — сказал я. — Расслабьтесь, даже ничего похожего!

Она обмякла, как тряпичная кукла, а я медленно тронул машину по неровной земле по направлению к шоссе. Но минут через пять она выпрямилась, пришла в себя.

— Ваш муж пропал три дня назад? — спросил я. — Вы говорили, просто вышел утром из дома и не вернулся?

— Да.

— Он был чем-то обеспокоен? Чем-то особенным, вы понимаете, что я хочу сказать?

— Да нет! Джо никогда ни о чем не беспокоился.

— Значит, вряд ли он свел счеты с жизнью… Просто исчез, испарился, как колечко табачного дыма в вентиляторе.

— Вы находите это забавным, мистер Ройял?

— Нет, — откровенно признался я. — Просто пытаюсь найти какую-нибудь зацепку, чтобы раскрутить все это… вот так… Наше агентство проверило все подозрительные места, где иногда появляются пропавшие люди.

Я не стал добавлять, что сначала мы проверили морг, потом, больницы. У нее этот день и так уже получился достаточно веселым.

На ветровое стекло брызнул дождь, который очень скоро перешел в ливень.

— Ночка выдалась хуже некуда, — посетовал я. — Сейчас отвезу вас домой.

— Пожалуйста, не беспокойтесь, — сказала она. — Просто высадите меня где-нибудь в центре.

— Мне это не трудно. Ведь вы наш клиент, миссис Бакстер.

— Так, пожалуйста, в центре, — повторила она.

— Давайте чего-нибудь выпьем по дороге, — предложил я. — У вас такой вид, словно вам не помешает слегка взбодриться.

— Нет, спасибо, — твердо отказалась она. Этого я не мог понять — первая женщина, которая отказалась составить мне компанию! Я подумал, что, наверное, она заболела.

Больше мы не разговаривали, пока не доехали до центральной части города.

— Пожалуйста, высадите меня здесь, мистер Ройял, — попросила она. — Не хочу затруднять вас, но…

Дождь продолжал танцевать по крыше седана, будто игрушечный кордебалет.

— В такую ночь, — сказал я, — только собственный муж может позволить женщине идти домой пешком.

— Пожалуйста! — с отчаянием в голосе попросила миссис Бакстер.

Светофор сменил цвет, и я резко затормозил. Несколько футов машина еще скользила по мокрому асфальту, потом почти у самого красного света стала вести себя как следует — и остановилась. Этот красный свет зажегся так не вовремя! Женщина быстро открыла дверцу и выскочила, с треском захлопнув ее за собой. Я видел, как она бежала через улицу.

— Эй! — попытался позвать я, но мой голос утонул в шуме дождя, и она уже исчезла из виду, а свет снова сменился, так что пришлось трогаться вперед.

Я проехал через перекресток и нашел свободное место ярдах в ста дальше по улице. Поставив машину, я вышел, Дождь забарабанил по моей голове. Надо идти домой, твердил я себе, надо идти домой!.. Устроиться в уютном кресле, приготовить выпивку и слушать, как за окном бушует непогода.

Но чувство беспокойства за миссис Бакстер не оставляло меня. Я, наверное, вообще перестану спать по ночам, если завтра и ее выловят из реки.

Придется пойти взглянуть, как она там. Ее квартира находилась кварталах в шести от моего дома. Я спустился к машине, завел мотор.

Не нужно было Крамеру поручать мне это дело, с горечью думал я. Только не миссис Бакстер! Я не умею сочувствовать. И предпочел бы иметь дело с блондинкой, которая успела отравить трех своих мужей и все время добавляет тебе в бокал пару капель цианистого калия — просто чтобы не терять навык. С подобными дамочками я чувствую себя как-то более уверенно и на своем месте — даже если этим местом окажется… морг.

1

Через десять минут я отыскал нужный адрес. Это оказался многоквартирный дом на одной из самых грязных улиц. И мне подумалось, что если бы здесь хоть раз побывали сборщики мусора, на улице не осталось бы ничего, кроме тротуаров. Выйдя из машины, я тут же споткнулся о какой-то неровный камень мостовой и пересмотрел свое мнение о тротуарах: они отправились бы на помойку вместе с остальной улицей. Вестибюль освещался только лампой на стене над списком жильцов, где значилось, что квартиру номер 10 на пятом этаже занимают мистер и миссис Дж. Бакстер.

Лифт поднимался медленно, будто с мучительной одышкой, и я боялся, как бы его не прихватила на полпути стенокардия — у меня не было настроения висеть между этажами.

Наконец лифт добрался-таки до пятого этажа. Я прошел по коридору к двери под номером 10 и нажал кнопку звонка. Никакого ответа не последовало. Я подумал, что вполне мог бы обогнать ее, не зажгись там, на перекрестке, зеленый свет, — если она вообще собиралась домой. Если бы моим домом была такая же трущоба, я не спешил бы сюда и вообще не появлялся бы здесь слишком часто.

Снова надавив кнопку звонка, я услышал наконец в квартире шаги. Мгновение спустя послышался звук открываемого окна. Я нажал на ручку, и дверь подалась внутрь. Распахнув ее, я бросился в квартиру.

Тут же споткнулся о стул и полетел на пол головой вперед. От окна полыхнула вспышка крупнокалиберного револьвера, и за моей спиной о деревянную панель щелкнула пуля. Приземлившись на пол, я почувствовал благодарность к стулу.

Снаружи по железным ступеням пожарной лестницы торопливо загрохотали шаги. Я медленно поднялся на ноги, жалея, что при мне нет пушки. Потом подошел к открытому окну и выглянул.

Мельком я увидел мужчину в пальто и мягкой шляпе. Он уже спустился на вторую лестничную площадку, и его лицо расплылось в белое пятно, когда он посмотрел наверх. Вдруг его белеющая рука словно взорвалась оранжевым пламенем. Два выстрела прогремели один за другим с таким маленьким интервалом, что почти слились в один.

Послышалось сердитое пчелиное жужжание, и тут же пули вышибли кусочки оконной рамы рядом с моим лицом, а я почувствовал уколы крошечных осколков.

И тут до меня дошло: этот тип на пожарной лестнице желал непременно остаться инкогнито. Я поспешно отдернул голову в тот самый момент, когда с лестницы прогремели еще два выстрела — а может быть, и больше — и в раме появилось еще несколько дырок.

Я ощупью вернулся в комнату и, спотыкаясь, пробрался туда, где, по моим соображениям, должен был находиться выключатель. Пошарив рукой по стене слева от двери, я быстро включил свет.

Даже если бы эту комнату хорошо почистили и убрали, все равно она являла бы собой жалкое зрелище. А в тот момент она находилась далеко не в самом лучшем виде. Все ящики письменных столов были выдвинуты, их содержимое кучей вывалено на пол. Диванные подушки вспороты, стенные шкафы опустошены, стулья перевернуты.

Еще одна дверь вела в спальню. Я подошел и заглянул туда. Там тоже все свидетельствовало о чьих-то упорных поисках. И там содержимое ящиков было вывалено на пол, подушки исполосованы, а незаправленная постель разорвана в клочья.

Я вернулся в гостиную и осмотрелся. Штукатурка на когда-то белом потолке отслаивалась и в свете потолочной лампы без абажура казалась желтой. Мебель и с самого-то начала была дешевой, а теперь к тому же носила следы длительного использования и явно нуждалась в реставрации. Увидев все это, у удивился, где миссис Бакстер могла раздобыть аванс в пятьсот долларов — тот минимум, который запрашивает с клиента Пол Крамер, прежде чем агентство начинает заниматься его делом.

Миссис Бакстер была дамочкой что надо, но Пол Крамер не разделял моей страсти к сладкому. По прошлому опыту я знал, что с клиентов он брал только такую плату, которую можно положить на счет в местном банке. Даже с такой штучки, как миссис Бакстер.

Конечно, всегда оставалась вероятность того, что у нее есть покровительница, фея-крестная — или добрый крестный. Может быть, это жалкое жилище в полночь превращается в сверкающий дворец, а так уныло выглядит только днем, чтобы дурачить парней из налоговой инспекции?

Я прошел в крошечную кухоньку. То немногое, что там находилось, несколько смахивало на поле боя. Муку и сахар высыпали из жестянок прямо на пол; ящики кухонного стола были вытащены и валялись в стороне.

Я разыскал в этом беспорядке нож и выковырял из деревянной панели пулю, которую выпустили в меня. Она имела не слишком обнадеживающий вид, так как сильно сплющилась от удара. Но никогда нельзя угадать, что эти толковые ребятки из отдела баллистики могут обнаружить в самых безнадежных экземплярах при экспертизе.

И тут я услышал снаружи шаги.

Я бросился к выключателю и погасил свет. Комната погрузилась в кромешную тьму, а я прижался к стене около двери. Не было слышно ни единого звука, кроме тяжелого дыхания — моего собственного. Я попытался сдержать его, чтобы не спугнуть этого человека, кто бы он ни был.

Дверь медленно открылась, и из коридора просочился желтый свет, прочертив через комнату желтую полоску. Дверь распахнулась настежь, и в квартиру вошел человек.

Я сделал шаг за его спиной и обхватил шею удушающим ударом. Ощупав его правой рукой чуть ниже спины, я понял, что это не человек с балкона. Фигура была иная. Восхитительно иная!

Я ослабил хватку и потянулся к выключателю.

На меня, потирая горло, широко раскрытыми глазами смотрела миссис Бакстер. Когда она узнала меня, удивлению ее не было границ.

— Вы! — ахнула она. — Что вы здесь делаете? Не успел я ответить, как ее взгляд уже порхнул по комнате, отметив царивший там хаос.

— Что здесь происходит?

— Я наткнулся на кого-то, когда вошел, а этот кто-то что-то искал здесь.

Она решительно покачала головой.

— Что он надеялся здесь найти?

— Может быть, вы это мне подскажете? Она опять покачала головой, глядя на меня.

— И все-таки, что вы здесь делаете?

— Я беспокоился за вас, миссис Бакстер, — ответил я. — Хотел убедиться, что вы благополучно добрались домой. — И кивнул в сторону входной двери. — Я постучал. Но, оказывается, дверь была открыта. И я вошел.

— А откуда вы знаете, что вы не…

Я усмехнулся, доставая из кармана сплющенную пулю.

— Парень, который пытался заглянуть в ваш дневник или… что он там еще мог искать, выразил недовольство моим вторжением, выпустив в меня эту штучку, а потом ушел через окно по пожарной лестнице.

Я показал раму, испещренную следами пуль.

— И это тоже, кстати, сделали не термиты.

— Зачем кому-то понадобилось в вас стрелять? — тупо спросила миссис Бакстер.

— Ума не приложу, — откликнулся я. — Во всем городе найдется едва ли более полудюжины мужей, которые за мной охотятся. Да и откуда им было знать, что они найдут меня именно здесь, если каких-нибудь двадцать минут назад я еще и сам не знал, где окажусь?

Она медленно покачала головой, сняла пальто и повесила его на спинку единственного стула, который не был перевернут.

— Теперь вы видите, почему я не хотела, чтобы вы провожали меня домой, — сказала она. — В эту квартиру!

— Вы думали, я начну вас расспрашивать, где вы взяли пятьсот долларов на предварительный гонорар нашему агентству?

— Вас это совершенно не касается, — ответила она. — Будьте спокойны, это нормальные деньги — не краденые!

— Ладно, — сказал я. — Полагаю, у меня действительно нет права спрашивать вас об этом. Как вы думаете, зачем кому-то понадобилось вламываться сюда?

— Понятия не имею.

— Тут что-то искали… И искали очень старательно! Вы знаете — что?

— Нет. Здесь нет ничего ценного, ничего такого, что могло бы кому-то понадобиться.

— Принимаю этот ответ, — сказал я. — Видите, как хорошо все складывается. Одни люди, чтобы расслабиться, смотрят бейсбол, другие ходят на борьбу, третьи предпочитают телевизор, кино, долгие прогулки. А этому типу нравится врываться в чужие квартиры, ломать мебель, стрелять по невинным людям, а потом удирать через окно! Звучит весьма логично, верно?

2

Она закусила губу.

— Я полагала, что вы работаете на меня, мистер Ройял. Думала, что заплатила агентству деньги — именно за это.

— Вы мешаете мне работать на вас, миссис Бакстер, — сказал я. — Вы не желаете сотрудничать со мной. Должны же вы иметь хоть малейшее представление о том, почему сегодня такое произошло. Почему вы так долго добирались сюда после того, как выскочили из моей машины там, у светофора?

— Я забежала всего на несколько минут к подруге, — объяснила она. — Разве это преступление, мистер Ройял?

— К какой подруге?

— Ну просто к своей подруге!

— Ее имя?

— Это вас не касается и не имеет никакого отношения к исчезновению моего мужа!

— Допустим, — сказал я. — Что ж, будем и дальше продолжать попытки, миссис Бакстер. Спокойной ночи.

— Спокойной ночи, мистер Ройял, — дрожащим голосом сказала она. — И спасибо, что вы вернулись посмотреть, все ли со мной в порядке.

— Это входит в услуги агентства, — пожал я плечами. — Подумайте об этом, миссис Бакстер. Мы могли бы здорово помочь вам, если бы вы тоже хоть в чем-то помогали нам.

— Что вы имеете в виду?

— Объясните мне, чего вы хотите на самом деле, — попросил я. — Вы хотите, чтобы отыскали вашего мужа, или женам достаточно делать вид, что сотрудники бюро пытаются его найти?

— Что вы имеете в виду? — рассердилась она.

— Подумайте как следует, — посоветовал я. — По утрам вы всегда можете застать меня в конторе. Спокойной ночи.

И я аккуратно прикрыл за собой дверь.

Глава 2

Я был в конторе уже в половине десятого. И первое, что увидел, — это сдержанное движение матово-черного атласа — секретарша Пола Крамера глубоко вздохнула.

— Тебе не следует сидеть в конторе, как в клетке, Пэт. — Я подошел к ее столу. — На самом деле тебя должна окружать обстановка пентхауса: на полу — норковый ковер, на стенах — усыпанные алмазами обои!

Она восхищенно смотрела на меня.

— Вот это да, Макс! Как вы, однако, изысканно изъясняетесь! Неужели конкуренция становится все жестче?

— Для Макса Ройяла? Конкуренция? — Я самодовольно рассмеялся. — Конец очереди справа. Если поторопишься, можешь успеть на сто сорок девятое место!

— Прошу прощения, — сказала она, — но я тороплюсь в другом направлении.

Она заправила в пишущую машинку новый лист бумаги.

— Мистер Крамер у себя в кабинете, — сказала она. — И мистер Крамер хочет видеть вас. Должно быть, мистер Крамер сошел с ума!

— Ты занята сегодня вечером? — с надеждой спросил я.

— Разумеется, — сказала она. — Я заново занимаюсь убранством квартиры. Думаю, для разнообразия алмазы будут на полу, а норка — на стенах.

— Очень мило по отношению к твоим друзьям! — холодно сказал я. — Теперь они смогут снять обувь, а потом залезть на стены и устроить настоящий бал!

Я прошел мимо нее в кабинет Крамера.

Он сидел за столом, уставившись прямо перед собой отсутствующим взглядом. Я убрал со стула портфель с клюшками для гольфа и сел.

— Ройял?

Он медленно перевел на меня взгляд.

— Съездив вчера ночью к реке, вы, очевидно, попусту потеряли время?

— Да, — согласился я.

— Полчаса назад мне позвонил Дин, — сказал он. — Личность утопленника установлена. Зовут его Фишер. Генри Фишер, известный всем как Хэнк. Тридцать восемь лет, холост, бывший солдат. Работал телевизионным техником на студии «Юнайтед уорлд».

— Любопытно, — сказал я. — То есть там же, где Джо Бакстер.

— Да, я тоже об этом подумал. Здесь может быть какая-то связь.

— Один парень пропадает, другой погибает. А что, если у них на «Юнайтед уорлд» не предусмотрены перерывы для кофе?

— Лучше бы тебе это проверить.

— Проверю, — согласился я.

— И еще кое-что. О нашей клиентке, миссис Бакстер. Какое впечатление она на тебя произвела?

— Трудно сказать, — задумался я. — Она в самом деле боится… за мужа — или мужа. Пока не могу сказать наверняка, чего именно.

— Сообщи мне, когда выяснишь. Только не торчи в конторе и не разбазаривай лишние деньги!

— Вы играете сегодня в гольф?

— Может быть… А что?

— Надеюсь, что когда-нибудь сумею открыть собственное агентство, — скромно заметил я. — И по-видимому, мне придется научиться играть в гольф.

— Даю тебе пять секунд, чтобы убраться отсюда, — приказал он. — Скорее всего, твоя платежная ведомость в конце месяца все еще будет находиться здесь!

Я все понял.

И вернулся к столу Пэт. Черный атлас, который она всегда носила на работе, был истинной причиной моих визитов сюда — разумеется, не считая тех, что случались в конце каждого месяца.

— Я это чувствую, — сказала она, не поднимая головы от машинки.

— Что?

— Ваш взгляд… — Она все еще не поднимала головы. — Он уже прожег меня до костей. Сделайте одолжение, оставьте в покое хоть мою печень, хорошо?

— Если бы ты не была столь привлекательна, я бы так не волновался, — сказал я.

— Если я буду есть много шоколада, — задумчиво сказала она, — то растолстею. Я могу выдернуть все зубы, а пластический хирург сломает мне нос и не потрудится привести его в порядок. Может быть, дело будет того стоить!

— Ты не возражаешь, если я позвоню!

— Не возражаю, раз вы звоните не мне, — ответила она. — Какой номер вам нужен?

Я назвал ей номер миссис Бакстер, и она набрала его.

— Миссис Бакстер? — деловым тоном произнесла она. — Вам звонит мистер Ройял из Детективного агентства Крамера. Одну минуту, пожалуйста.

Она передала мне трубку.

— Доброе утро, миссис Бакстер, — сказал я.

— Вы узнали что-нибудь о Джо? — с тревогой спросила она.

— Нет, — ответил я. — Зато установлена личность человека, труп которого нашли вчера ночью в реке. Ваш муж был знаком с человеком по имени Фишер — Хэнком Фишером?

— Не уверена, — после небольшой паузы ответила она. — Кто это?

— Он работал в «Юнайтед уорлд», как и ваш муж. Он тоже был техником.

— Фишер? Я… Я думаю, он мог мельком упомянуть это имя, но наверняка сказать не могу.

— Вы не припомните, в связи с чем он упоминал имя Хэнка Фишера?

— Извините, мистер Ройял, нет.

— Ладно, — сказал я. — Спасибо и на том.

Я отдал трубку Пэт.

— Вы куда-нибудь пойдете сегодня, мистер Ройял? — с надеждой спросила Пэт. — Я хотела бы сделать кое-какую работу, а ваши глаза, как рентген, выбивают меня из колеи. И еще я все время жду, что вы скажете, будто у меня в плохом состоянии аппендикс.

— Милая моя, — искренне ответил я, — у тебя ничего не может быть в плохом состоянии. Это просто невозможно!

— Вы уходите, мистер Ройял?

— Ухожу, — сказал я, сдаваясь. — Наверное, пора подыскать себе какую-нибудь новую работу — на телевидении, что ли…

— Думаю, у вас там должно получиться, мистер Рой-ял, — с воодушевлением одобрила она. — Помните, какой громадный успех имел мистер Маггс[1] — у него был потрясающий рейтинг!

— Маггс?

— Вы должны его помнить, — горячо сказала она. — Говорящий шимпанзе!

Я поджал губы и задумался.

— Может быть, мы смогли бы выступать дуэтом? — предположил я. — Что-то вроде квартета парикмахеров, только нас будет двое. Но что мы будем петь?

— У, меня есть обезьянка в… зоопарке Калама; — предложила она.

— А у меня, к большому счастью, есть мисс Пэт в атласном платье, — продекламировал я. — А у Пэт — в алмазах шторки и половичок из норки!

— Вы уйдете наконец, мистер Ройял? — взмолилась она. — Или вы намерены дождаться, пока у меня прямо за машинкой случится истерика?

— У тебя точно сегодня свидание?

— Абсолютно точно, — сказала она. — У него три нефтяные скважины и ранчо в Техасе площадью в пятьдесят тысяч акров.

— Вот этот самый парень и обведет тебя вокруг пальца, — кисло сказал я. — Увидимся, Пэт!

— Похоже на то, мистер Ройял, — с тяжелым вздохом откликнулась она.

Я вышел из конторы. Увы, некоторые девушки не в состоянии распознать идеального мужчину, даже когда встречаются с ним нос к носу.

Спустя пятнадцать минут я вышел из машины у тридцативосьмиэтажного сооружения из алюминия, стали и мрамора, в котором размещалась телевизионная корпорация «Юнайтед уорлд».

Я промаршировал к лифтам через вестибюль, посреди которого находился фонтан, увенчанный обнаженной мраморной Венерой. Богиня меланхолично извергала изо рта воду непрерывным потоком. Судя по всему, она символизировала телевизионного сценариста.

Поднимаясь на лифте и изо всех сил стараясь удержать желудок на том месте, где ему предопределено находиться природой, я вспомнил, что «Юнайтед» управляет человек по имени Сайрус К. Миллхаунд. Судя по разговорам, дошедшим до меня, вторая половина его фамилии вполне соответствовала истине.[2]

Анфилада служебных помещений Большого Человека находилась на тридцатом этаже. Я вошел в приемную, которая хотя и не была устлана норковыми ковриками, но относилась примерно к такому же разряду. Толстая, широкая ковровая дорожка пшеничного цвета тянулась от лифта к двойным, от пола до потолка, стеклянным дверям. На них была надпись золотыми буквами, гласившая: «Сайрус К. Миллхаунд. Посторонним вход воспрещен». Ну, если нынче стали раздавать в личное пользование такие помещения, то просто до слез обидно, что я попусту терял время, пока носил нашивки капрала.

Оставляя позади себя глубокий след, я с трудом проложил дорогу по ковру к хромированному стеклянному столу, который находился между мной и запрещенным входом. За столом сидела невозмутимого вида брюнетка в черном шерстяном платье, которое любовно облегало все изгибы ее тела. Но это дошло до меня не сразу.

Моему взгляду понадобилось некоторое время, чтобы добраться до этой части картинки, потому что под стеклянной поверхностью стола, как на витрине, можно было видеть пару замечательных ножек, причем юбка над ними была с беспечной развязностью поддернута вверх. Достигнув наконец уровня ее глаз, я почувствовал, что все остановки, которые я сделал по пути к ним, не пропали зря.

— Я хотел бы повидать мистера Сайруса К. Миллхаунда, — сообщил я.

Секунд десять она задумчиво смотрела на меня, потом спросила:

— Почему бы вам не подождать дня приема посетителей?

— Меня зовут Ройял, — сказал я, как будто это могло для нее что-то значить.

— Я должна преклонить колени? — равнодушно произнесла она. — Мистер Ройял, я вообще сомневаюсь, что вы когда-либо увидите мистера Миллхаунда. Если вы не записаны на прием…

— У меня срочное дело, — сказал я. — Это касается убийства.

Ее губы тронула улыбка и, воспользовавшись случаем, так и застыла на них.

— Почему же вы раньше не сказали? Вам нужен мистер Стэндиш… Это этажом ниже.

— Спасибо!

Я одарил ее восхищенной улыбкой, которая становилась все шире по мере того, как я обводил ее взглядом от макушки до носочков туфель. Такая обработка артогнем — самый первый ход, и он дает; поразительные результаты… Иногда.

— А нужно ли записываться на прием, чтобы снова увидеть вас? — ласково спросил я.

— Нет, Нужен всего лишь шестизначный счет в банке — текущий! — ответила она. — Позвоните мне, когда купите третий «кадиллак»… новой модели, разумеется.

— Тогда я напишу вам, — сказал я. — Вы можете мне позвонить.

Я спустился в лифте на один этаж. Там стоял еще один стол и сидела еще одна брюнетка, юбка у которой не была поддернута вовсе. Я был разочарован.

— Меня зовут Ройял, — сообщил я ей. — Мне необходимо попасть к мистеру Стэндишу.

— Вы записаны на прием? — спросила она придушенным голосом.

— Только к зубному врачу, — сказал я. — Я увиливаю от этого свидания уже полгода. Но на улице такой чудесный ясный день, и обзор простирается на много миль.

— Прошу прощения? — тупо уставилась она на меня.

— В такой день мне вполне может выпасть удача повидаться даже с самим мистером Стэндишем. Я готов к этому. И даже прихватил с собой темные очки, чтобы не ослепнуть от его блеска.

Она откинулась на спинку стула, очевидно, стараясь оказаться как можно дальше от меня. Я не мог понять почему.

— Вы найдете мистера Стэндиша в конце коридора, — нервно сказала она. — Последняя дверь направо. Сделайте мне одолжение, хорошо? Не говорите ему, что это я вас пустила.

— У вас, случайно, нет сестры-близняшки этажом выше? — спросил я. Она покачала головой.

— Я только иногда там завтракаю, когда мистера Миллхаунда нет на месте. Последняя дверь направо, мистер Ройял.

— Спасибо, — сказал я.

Я прошел до конца коридора и обнаружил, что справа от последней двери горит красная лампочка. Я подумал, что уж «Юнайтед» мог бы оснастить свои служебные помещения и обычными лампочками. Впрочем, может быть, мир телевидения переживал трудные времена.

Я открыл дверь и шагнул в полумрак.

— Бога ради, закройте дверь! — прогремел чей-то голос. — Вы что, не знаете, что, если горит красная лампочка, входить нельзя?

— Простите, нет, — сказал я извиняющимся тоном. — Я не знал. Я…

— Заткнитесь! И закройте эту чертову дверь! Я поспешно закрыл дверь и огляделся. Я попал прямо в одну из студий, и, судя по тому, что все камеры были включены, здесь явно снимали фильм.

В центре находилась съемочная площадка с декорациями. На старомодной веранде стоял старомодный диван. Зато рыжеволосая дама, раскинувшаяся на диване, была определенно не старомодной. Лицо ее выражало тоску, как будто она положила соломенную шляпку не на то место и не могла вспомнить, куда именно. К ней начала приближаться камера на тележке, и тут на веранду медленно вышел высокий красивый герой. Он не стал тратить время на пустую болтовню, а просто облапил рыжеволосую и слился с ней в страстном объятии.

Глядя на все это, я начал всерьез подумывать о карьере на телевидении.

— Стоп! — страдальчески завопил голос. Из-за камеры выскочил лысый режиссер в тяжелых роговых очках, с беспрерывно подергивающимися руками и бросил на героя свирепый взгляд.

— Коул! — с нажимом сказал он. — В сценарии говорится, что ты входишь на веранду и обнимаешь ее. Может быть, ты и думаешь, что это объятие, но десять тысяч Лиг благопристойности по всей стране подберут для этого другое слово!

Герой сердито посмотрел на режиссера.

— Вы лишаете эту сцену всякой сексуальной привлекательности, — мрачно заметил он.

— Не произноси в этих стенах слово «секс», Коул! — простонал режиссер. — Если это услышит спонсор, у него случится сердечный приступ! Повторяем съемку кадра!

Он устало потащился к своему креслу за камерой.

Я подумал, что мне пора. Должно быть, секретарша указала мне не на ту дверь.

Вдруг кто-то крепко сжал мою руку.

— Что вам нужно? — спросил чей-то голос.

— Наверное, я ошибся дверью, — сказал я. — Я искал мистера Стэндиша.

— Знаю. Вы хотели поговорить с мистером Стэндишем об убийстве? Ведь так?

— Слухом земля полнится, — сказал я. — Если вам не трудно, подскажите, где я могу найти мистера Стэндиша…

— Вы его нашли. Меня зовут Стэндиш, и я заведую всеми убийствами в этой организации… Вы хотите, чтобы убийство сделали для вас или вы делаете его сами?

На пару секунд я закрыл глаза, потом открыл их, но человек никуда не исчез.

— Вы хотите сказать, что у меня есть выбор?

— Разумеется! Имейте в виду, вообще-то я предпочел бы добрые полчаса утробного смеха любому убийству.

— А кто не предпочел бы? — слабо проговорил я.

— Или даже что-нибудь эксцентричное, — продолжал он. — В вашем письменном столе, случайно, не припрятан человек, умеющий проходить сквозь стены?

— Когда я заглядывал туда в последний раз, ничего такого не было. Но я загляну снова, когда вернусь. Только бы не забыть…

— Жаль! — Он медленно покачал головой. — Но не обращайте внимания. Полагаю, убийство все же лучше, чем ничего.

— Это спорный вопрос, — рискнул заметить я. — А теперь, если вы немного отодвинетесь от двери, я выскочу через нее и…

— Отлично! — холодно сказал он. — Но если вы не хотите писать для нас, зачем было вообще приходить сюда?

— Писать? — тупо переспросил я. — Вы хотите сказать, что говорили о…

— О чем же еще я могу говорить! — раздраженно воскликнул он. — Да кто вы вообще такой?

— Ройял, — представился я. — Из Детективного агентства Крамера.

— И что вам здесь нужно?

— Мне хотелось бы узнать кое-что об одном из ваших техников, — сказал я. — О Бакстере… Джо Бакстере.

Он пожал плечами.

— Я бы не стал спрашивать здесь о Джо Бакстере, — сказал он. — Он не пользуется известностью!

Он открыл дверь и вышел в коридор, аккуратно закрыв ее перед моим носом.

Я оглянулся на декорации как раз в тот момент, когда режиссер объявил пятиминутный перерыв.

— Это ты спрашиваешь о Джо Бакстере? — произнес за моей спиной хриплый голос.

Я обернулся и никого не увидел. Тогда я опустил глаза примерно на фут и обнаружил его. Он был похож на жокея. Но стоило только увидеть его лицо — и становилось ясно, что никакая лошадь не позволит управлять собой человеку с такой внешностью. Лицо его словно было создано специально для ночных кошмаров.

— Ну ладно, — сказал я. — Кто вы такой? Или это слишком дерзкий вопрос?

— Не имеет значения. Я получил инструкции от руководства. Выметайся из помещения. И немедленно!

— Я только хотел задать несколько вопросов о Бакстере, — сказал я.

— Выметайся! — повторил он. — Или мне позвать парочку охранников, чтобы тебя вышвырнули за дверь?

— Почему никто не хочет говорить о Бакстере? — спросил я. — Может быть, его кто-то убил? Это так?

— А кто говорит, что он мертв? В последний раз повторяю — убирайся!

— Кто же это, интересно, распорядился вытолкать меня взашей? — спросил я. — Сайрус К. Миллхаунд?

— Не твое дело, парень! — огрызнулся он. Он попытался схватить меня, но я быстро отступил назад, и он промахнулся. Зато я ловко наступил кому-то на ногу.

— А, чтоб тебя! — с чувством сказал этот кто-то. Я обернулся и увидел рыжеволосую с дивана, которая балансировала на одной ноге, потирая ступню другой. Ее белая шелковая блузка была заправлена за пояс черной юбки, настолько узкой, что ей пришлось поддернуть ее до середины бедер, чтобы схватиться за ногу.

— Придурок неуклюжий! — проревел кто-то.

В следующее мгновение подлетел высокий красивый герой и отпихнул меня в сторону.

— Не утруждай себя сверх меры, Коул, — ледяным тоном произнесла она. — Это получилось случайно. Он с яростью посмотрел на меня.

— Кто вы такой, черт возьми? — рявкнул он.

— Меня зовут Ройял, — сказал я. — Полагаю, вы статист?

Он вытянулся в полный рост, свирепо глядя на меня.

— Статист? По случайному стечению обстоятельств, я — Коул Джордан, ведущий актер этого шоу.

— Минуточку, Джордан, — запротестовала рыжеволосая.

— То есть в паре с ведущей, — пробормотал он. — Как бы то ни было, вы не имеете права врываться сюда и…

Рыжеволосая оттолкнула его и окинула меня оценивающим взглядом.

— Так как ваше имя?

— Ройял.

На ее мягких губах появилась улыбка.

— Случайно, не Макс Ройял? Я перевел взгляд с нее на рассвирепевшего Коула Джордана, потом обратно и тряхнул головой.

— Вам сегодня здорово повезло. Макс Ройял собственной персоной, — с притворной скромностью сказал я. — Я вижу, вы обо мне слышали?

— А вы не так уж плохо выглядите, — одобрительно промолвила она. — Я рада, что не позволила себя запугать. Мне говорили, будто вы похожи на гориллу.

Я снова посмотрел на нее.

— А у вас есть имя? — спросил я. — Или только номер?

— Елена Картрайт, — сказала она.

— Рад познакомиться. При повторном взгляде на вас должен заметить, что я лишился бы рассудка с горя, если бы этого не случилось.

— Что вы здесь делаете? — спросила она.

— Пытаюсь повидать Большого Белого Вождя Сайруса, — объяснил я, — но быстро прихожу к заключению, что легче увидеться с президентом. Я имею в виду президента Соединенных Штатов.

— Может быть, я сумею помочь вам, мистер Ройял, — сказала она.

— Спасибо. — Я склонил голову. — Но тут возникла еще одна проблема — этот лилипут хочет выгнать меня взашей.

Она взглянула на человечка, который едва доставал мне до локтя. Он прямо-таки задыхался от бешенства.

— Это мистер Пэйн,[3] — сказала она. — Вероятно, он не знал, зачем вы здесь. Он отвечает за безопасность компании.

— Ну… — Я с надеждой посмотрел на него. — Знаете, как говорится, — если терпеть боль достаточно долго, то она просто исчезает сама собой.

Елена взяла меня за руку и повела прочь.

— Я слышала о вас, мистер Ройял, — сказала она. — Вы работаете в Детективном агентстве Крамера, ведь так?

— Точно.

— И вы расследуете что-то здесь, в «Юнайтед»? Это так интересно!

— А вы знаете Джо Бакстера? Она застыла на полушаге.

— Да, я знаю Джо… Мы с ним хорошие друзья.

— Понимаете. Он исчез. Четыре дня назад. У вас есть какие-нибудь предположения? Может быть, он вдруг улизнул от жены? Может быть, у него были какие-то неприятности?

— Боюсь, что нет, мистер Ройял. Я так полагаю, вас наняли, чтобы разыскать его?

— В наше агентство обратилась его жена, — подтвердил я. — Вы ее знаете?

— Норин? Мы встречались. Я бы хотела помочь вам, мистер Ройял, если только смогу. Я, правда, начала сниматься в новом шоу — шоу Елены Картрайт. Мое шоу… Может быть, вы слышали об этом?

— Да, слышал, — уклончиво ответил я.

— Я специализируюсь на житейских историях. Оригинальный материал о человеческих проблемах. Если я помогу вам, из этой истории тоже может получиться неплохой сюжет для моего шоу, как вы думаете?

Мы уже вышли в коридор, как вдруг я услышал позади себя быстрые шаги и увидел, что вслед за нами торопится лилипут. Мы продолжали идти к лестнице, которая вела на следующий этаж.

— Может быть, и получится, — неопределенно ответил я. — В любом случае, вы, конечно, можете мне помочь. Можете держать ушки на макушке и рассказывать мне обо всем, что здесь происходит. Об этом типе Пэйне, например.

— Отлично, — сказала она и дружески улыбнулась мне. — Я буду с вами сотрудничать, мистер Ройял.

— Макс, — подсказал я.

— Макс, — повторила она, по-прежнему улыбаясь мне. Затем покачала головой с удивлением, в котором сквозило восхищение:

— Да, меня определенно ввели в заблуждение. На самом деле вы — тип красивого злодея.

— Я знал, что рано или поздно вы увидите это так же четко, как мое зеркало, — самодовольно усмехнулся я.

— Что меня в вас привлекает, Макс, — задумчиво произнесла она, — так это ваша непритязательная скромность!

Глава 3

Мы уже подходили к входу в приемную Сайруса К. Миллхаунда, а Пэйн все еще тащился за нами по пятам. Я на мгновение задержался возле дверей лифта.

— Они автоматические? — спросил я.

— Да, — кивнула Елена. — В интересах рентабельности. «Юнайтед» свято верит в рентабельность.

— Я тоже, — сказал я.

И тут я обернулся и поманил указательным пальцем Пэйна. Он приблизился с грозным видом.

— Слушай, ты, сыщик, — начал он, — пока ты в компании такой актрисы, как мисс Картрайт, я не могу тебя тронуть. Но как только ты останешься один…

Может быть, это было нечестно со стороны такого здоровенного грубияна, как я, но ему не следовало вести себя так агрессивно. Я схватил его за руки и крепко сжал их.

— Какого… — закричал он.

Правой рукой я молниеносно расстегнул и вытащил ремень из его брюк, затем ослабил хватку на запястьях, освободив их ровно настолько, — чтобы завести руки ему за спину и связать их ремнем. Он неожиданно лягнул меня, но я успел увернуться и затянул ремень на одну дырочку потуже, так что он вскрикнул. Потом я нажал кнопку вызова ближайшего лифта, и через пять секунд его двери открылись. Я перенес Пэйна внутрь и нажал кнопку подвала, вовремя убрав руку, пока двери не закрылись.

— А мораль всего этого такова, — сказал я, довольно потирая руки, — что, если боль никак не хочет исчезать сама по себе, нужно принимать меры. — Я посмотрел на Елену Картрайт. — Простите, что я обращаю на это внимание, — вежливо сказал я, — но у вас открыт рот.

Она с шумом захлопнула рот.

— Вот так намного лучше, — с восторгом отметил я.

— Вам не следовало этого делать, — обеспокоилась она.

— Почему?

— Потому что Пэйн работает у Хэкета.

— Да хоть у Хобокена! Подождите-ка… Хэкет? Вы имеете в виду Амоса Хэкета?

— Его самого, — кивнула она. — Он большая шишка в мире телевидения.

— Как и в некоторых других местах, — сказал я. — Мне приходилось слышать это имя.

Мы подошли к столику секретарши Миллхаунда. Ей все-таки удалось вновь обрести самообладание, и она посмотрела на Елену взглядом, который пронзил ее насквозь, выступив из спины на четыре дюйма.

— Я знаю, что Сайрус у себя, — певуче произнесла Елена. — Так что вы совершенно напрасно смотрите на меня с таким отсутствующим видом.

— Для вас, мисс Картрайт, — ледяным тоном сказала брюнетка, — мистер Миллхаунд всегда у себя!

Елена торжествующе улыбнулась и пошла впереди меня по светлому ковру. Я двинулся за ней, весело улыбнувшись секретарше.

— А кто сказал, что он у себя для вас? — холодно спросила она.

Елена обернулась к ней и снова приятно улыбнулась.

— Вы ведь не знакомы с Дорой официально, правда, мистер Ройял? Дора начала работать на компанию, как только ей исполнилось тридцать, и с тех пор всегда была глазами и ушами «Юнайтед уорлд». Конечно, от этого ее не стали больше любить… и вообще любить, по правде говоря. — Она еще раз улыбнулась взбешенной брюнетке. — Итак, милая Дора, я думаю, вам стоит познакомиться с мистером Ройялом. Знаете, рано или поздно кто-нибудь наверняка попытается придушить вас, и тогда вам понадобится защита. А лучшего защитника, чем мистер Ройял, вы вряд ли найдете. Он — детектив из агентства Крамера, и вы наверняка слышали о нем.

Брюнетка явно была потрясена.

— Пойдемте, мистер Ройял, — решительно сказала Елена. — Нужно дать Доре время на размышления.

И мы вошли в святилище. Сайрус К. Миллхаунд сидел за письменным столом. Вероятно, ему было лет шестьдесят; во всяком случае, на вид он оказался не старше семидесяти. Его аккуратно уложенные седые волосы были зачесаны со лба назад, а на лицо умело наложен грим под солнечный загар. Если бы не красные прожилки в его глазах, я бы сказал, что вид у него вполне здоровый.

Он поднял голову и увидел Елену. Лицо его просветлело. Пока он не увидел меня.

— Что вы хотите, Елена? — Голос его стал сух.

— Я хотела представить вам мистера Ройяла, Сайрус, — с притворной сдержанностью сказала она. — Мистер Ройял — детектив.

— Вот как? — проворчал он. — А кто умер?

— Может быть, водевиль? — предположил я.

— Я управляю телевизионной корпорацией, — сказал он. — Если мне понадобится детектив-комик, я…

— Вы позвоните в Центральное бюро подбора актеров, — подсказал я.

Он в бешенстве посмотрел на меня.

— Вот именно! Но раз уж вы здесь… — Он бросил свирепый взгляд на Елену. — То вполне можете сказать, что вам нужно. Только побыстрее. Я занятой человек!

— Это насчет Джо Бакстера, — подсказала Елена. Вид у него стал скучающим.

— Кто такой Джо Бакстер?

— Он был… То есть, — поправилась она, — я хочу сказать, что он один из лучших техников компании. И один из ваших техников.

— И наверняка состоит в профсоюзе? Он смотрел на меня, поэтому я подумал, что вопрос задан мне.

— Наверняка, — помог я ему. Он снова заворчал.

— Ну хорошо! Что вы хотите узнать о Джо Бакстере, мистер… Доил?

— Все, что можно, — ответил я. — Он исчез… Это случилось четыре дня назад. Его жена обратилась в наше агентство, чтобы найти его. Я подумал, что у него, может быть, были какие-то проблемы на работе.

— Поговорите с начальником его отдела! — сухо посоветовал он. — Вы приходите сюда без приглашения, не записавшись на прием, и тратите мое время на пустые разговоры о каком-то…

— Это важно для его жены, — мягко перебил я. — Вы подумали об этом, мистер… Бладхаунд?[4]

— Миллхаунд! — проревел он. — Вы намеренно оскорбляете меня, молодой человек?

— Не более, чем вы меня, — ответил я. — И еще кое-что. Человек по имени Фишер — Хэнк Фишер, еще один ваш техник. Вы его знаете? Прошлой ночью полиция выловила его из реки, и он был стопроцентно мертвый. — Я с интересом смотрел на него. — Вы что, намеренно топите своих служащих, если они состоят в профсоюзе, мистер Миллхаунд?

Он пронзил меня уничтожающим взглядом.

— Я знаю, кто вы такой! — хрипло заскрипел он. — Вы коммунист! Грязный коммуняка! — И поднялся на ноги. — Убирайтесь! — завопил он. — Убирайтесь из моего кабинета! Убирайтесь из этого здания. И больше не приходите никогда!

Я взглянул на Елену. Она пожала плечами и кивнула в сторону двери.

— Ну что ж, спасибо, — холодно сказал я. — Спасибо, что подарили мне несколько минут своего времени, мистер Миллхаунд. Я сделаю из него чучело и буду хранить как сокровище!

Я вышел из кабинета, Елена — за мной. Мы проследовали мимо брюнетки, стараясь не замечать ее торжествующего взгляда. Елена нажала кнопку лифта, и мы принялись ждать.

— Может быть, нам лучше спуститься ко мне в кабинет, на семнадцатый этаж? — предложила она. — Там воздух прохладнее.

Двери лифта открылись, и мы шагнули в него.

— У меня очень скверное чувство, что покровительство, которое вы мне оказали, не слишком-то будет способствовать вашей карьере в «Юнайтед уорлд», — сказал я, пока лифт вез нас вниз.

— Не беспокойтесь об этом, — беспечно отозвалась Елена. — У меня контракт на три года. Если мое шоу получит хороший рейтинг, я могу делать все, что угодно. И мне все будут только мило улыбаться. Если же оно получит рейтинг паршивый, моя карьера в любом случае закончится.

Мы вышли из лифта и проследовали по коридору к ее кабинету. Она уселась на письменный стол и улыбнулась мне.

— Садитесь, Макс, — пригласила она.

Я осторожно присел на перевернутую вверх дном тростниковую корзину, которая, надо думать, была пародией на стул.

— Эта история, что вы рассказали Сайрусу… О человеке, которого прошлой ночью выловили из реки, — сказала она. — Это было ради красного словца?

Я покачал головой и серьезно сказал:

— Это правда. Я был там и все видел сам.

— Как, вы сказали, его зовут? Хэнк Фишер? Я кивнул.

— Вы уверены, что он работал здесь и что теперь он мертв?

— Если нет, то с ним сыграли скверную шутку. Он всю ночь пролежал в морге на льду.

Она встала, подошла к окну и стала смотреть на улицу. Я наслаждался ее походкой, движением бедер под плотной облегающей тканью юбки. Отвернувшись от окна, она направилась обратно, произведя еще одно, не менее грациозное и завораживающее движение. Я глубоко вздохнул, когда она опустилась в кресло и механизм отключился.

— Хэнк Фишер работал здесь — и теперь мертв. Джо Бакстер тоже работал здесь — и пропал. — Ее взгляд омрачился тревогой, в то время как она изучающе разглядывала мое лицо. — Вы не думаете, что Джо Бакстер тоже мертв? — спросила она.

— Пока нет.

Она покусала свою нижнюю пухлую губку и опустила искусно подкрашенные веки, полуприкрыв глаза.

— А о чем же вы тогда думаете?

— Я еще не пришел ни к какому выводу, — уклончиво ответил я.

— Вы не думаете, что Джо Бакстер мог убить Хэнка Фишера?

— Нет, — признался я. — Разве у него могла быть какая-то причина?

— Не знаю.

— А как думаете вы? Она покачала головой.

— Не знаю, что и думать. Я просто в замешательстве. Честно, не знаю. Но все-таки меня это беспокоит. Мы с Джо были хорошими друзьями.

— А Фишер? Он тоже был вашим другом? Рыжеволосая слегка покраснела.

— Нет. Я даже не знала Фишера, — сказала, как отрубила, она.

— Хорошо, хорошо. Я просто спросил. Она немного смягчилась.

— Простите, что набросилась на вас, Макс. Просто мне не хочется, чтобы вы подумали, будто я такая гулена, с которой всякий может провести время, когда вздумается.

Я кивнул.

— Разумеется. Ну что ж, человек не может заработать себе на жизнь, просиживая штаны, как любит повторять мой шеф Пол Крамер. — Я поднялся. — Может быть, позвоните мне, если вдруг узнаете что-нибудь интересное?

Она пожала плечами.

— Хорошо. Но я думала…

— А если не узнаете ничего интересного, я сам вам позвоню.

Ее лицо прояснилось, и она снова улыбнулась.

— Отлично. Мне бы этого хотелось. Я направился к двери.

— Спасибо за все.

Я взялся за ручку, и тут она обронила фразу, которая заставила меня остановиться.

— Вы пока не знаете ничего, хотя бы отдаленно напоминающее это «все», Макс, — сказала она. — Вот когда это случится, вы скажете мне «спасибо».

Я обернулся. Она сидела в кресле, полуприкрыв глаза. Ее губы, полные и влажные, были слегка раздвинуты. Я прикинул, необходимо ли уходить в данный момент, и попытался припомнить, сколько дней отпуска мне остались должны в конторе. Потом я вспомнил, где работаю. И, вздохнув, кивнул, потом вышел.

На обратном пути в контору я заскочил в бюро по расследованию убийств, чтобы повидать Сэма Дина, но его не оказалось на месте. Я положил в конверт пулю, которую вытащил прошлой ночью из стены в квартире миссис Бакстер, и оставил сержанту, чтобы тот передал ему.

— Пусть на это взглянут в лаборатории, идет? — попросил я.

Я сказал сержанту, что работаю с Сэмом Дином по делу об убийстве Фишера.

— Как мило с вашей стороны, — сказал сержант. — С помощью такого специалиста Сэм наверняка справится с этим делом.

Я подумал, что сержант просто стремится быть любезным. Да и вообще, если человеку так нравится язвить, зачем портить ему удовольствие?

— Ну конечно, — сказал я. — Ведь у Сэма такой груз на плечах… Я не имею в виду голову.

Он не врубился. Я спросил, не знает ли он, где жил Хэнк Фишер. Он послал меня к черту и в жилые кварталы. Я решил, что этот сержант никогда не дослужится до лейтенанта, если будет выдавать столь существенную информацию всякому, кто об этом спросит.

Спустя десять минут я забрался в свой «порше» с откидным верхом, завел мотор и осторожно вписался в поток транспорта, направлявшийся к жилым кварталам. Прошло еще полчаса, прежде чем я разыскал сначала адрес, а потом и дом Фишера. Это оказалось захудалое узкое кирпичное здание года, может быть, на два моложе, чем какая-нибудь трущоба.

Я вышел из машины, направился в вестибюль и просмотрел список жильцов. Мистер и миссис Фишер жили в квартире номер 8 на третьем этаже.

Я поднялся на лифте на третий этаж, подождал, пока прекратятся его содрогания, и с трудом открыл скрипучие двери. Как только я ступил во тьму коридора, в мои ноздри хлынул запах, состоявший из равных частей допотопной кухни, старости и чересчур большого количества человеческих существ, втиснутых на чересчур маленькое пространство. Я подождал, пока глаза привыкнут к темноте, и огляделся.

В дальнем конце коридора виднелась дверь. Я осторожно, на ощупь добрался до нее и постучал.

Через мгновение дверь открыли, и на меня повеяло ароматом женских духов. По-видимому, «Старая ворона» нравилась хозяйке больше, чем «Шанель № 5». Кроме того, что миссис Фишер недавно стала вдовой, она к тому же не так давно изрядно нагрузилась. И я мог бы без проблем принять дозу, просто сделав глубокий вдох.

Она разглядывала меня. Нагрузившаяся или не нагрузившаяся, но она была женщиной в полном смысле этого слова. Я невольно подумал, что Хэнку Фишеру не повезло вдвойне. Плохо было уже одно то, что он пытался перейти пешком через реку с дыркой в голове. Но когда вдобавок ко всему приходится терять и такое — это уже совсем тяжело.

Она стояла в дверях, высокая и стройная. Глаза ее были подведены, заканчиваясь острыми уголками. Даже под толстым слоем косметики можно было разглядеть приятное лицо. Лицо, вполне соответствующее телу. Черное шерстяное платье могло бы означать траур, но сильно выдававшиеся вперед груди, чувственный изгиб губ и узость талии говорили о том, что, хотя Хэнк и погиб, его забудут очень скоро. Такому хозяйству вряд ли было суждено пылиться на витрине.

— Что вам нужно?

Она выговаривала слова не совсем внятно. Я одарил ее одной из своих обаятельнейших улыбок, рассчитанных на то, чтобы осветить каждый закоулок вокруг. Хотя в мои обязанности и не входит утешать свежеиспеченных вдов, я всегда готов сделать исключение, если дело того стоит.

— Лейтенант Хансен из отдела по расследованию убийств.

— Очень мило. Особенно если вашего отца тоже звали Хансен. В чем я глубоко сомневаюсь.

Я понял, что свет в прихожей слишком слаб, чтобы можно было должным образом оценить мои достоинства.

— Понимаю, вы расстроены. Но я не отниму у вас много времени…

— Ты прав, черт возьми, естественно, не отнимешь, — согласилась она.

Я сделал вид, что не расслышал этого.

— Хочу задать вам всего лишь несколько вопросов о вашем дорогом супруге.

— Он был ублюдком, — отрезала она.. — И вообще о чем тут спрашивать? Я уже десятку фараонов рассказала все, что знала. Хэнк мертв. Больше говорить не о чем.

Она хотела закрыть дверь. Я сунул ногу в щель, распахнул ее и вошел в квартиру.

Она попыталась возражать, но потом пожала плечами. Это произвело великолепный эффект, потому что ее груди обозначились еще рельефнее под вязаной тканью.

— Милости просим.

Она закрыла дверь, подошла к столу, стоявшему перед диваном, и взяла полупустой стакан.

— Славненькая у вас квартирка, — сказал я.

— Вы лжец. Это помойная яма, и вы это прекрасно понимаете.

Я оглядел квартиру. В ней не прибирались по меньшей мере неделю.

На кресле и на полу около дивана лежали кучи газет. По всей комнате на различных предметах мебели стояло с полдюжины пустых стаканов. Штора была опущена, и единственное освещение исходило от лампы в углу. Мне пришлось согласиться с миссис Фишер. Это была именно помойная яма. Но, в конце концов, я пришел сюда не для того, чтобы разрекламировать это жилище в журнале «Идеальный дом».

— Не возражаете, если я присяду? — спросил я. Она снова равнодушно пожала плечами: я мог бы смотреть на это целый день, однако она все же пригласила:

— Ну, садитесь.

Я опустился на диван, и пружины жалобно застонали. По звяканью стекла я понял, что если и не правда, будто слоны идут умирать в одно и то же место, то пустые бутылки уж точно заканчивают свой путь под диваном. Те самые бутылки, из которых наполнялись уставившие комнату стаканы, обретя место последнего успокоения именно здесь. Я закурил сигарету.

Она глотнула из своего стакана.

— С чего бы это после всех вопросов, на которые я отвечаю с прошлого вечера, прислали еще и тебя? Неужели вам, фараонам, нечем больше заняться?

— Я в некотором роде особенный фараон, — скромно сказал я. — Не простой.

Она фыркнула, подошла к стоявшему напротив креслу и опустилась в него.

— Особенный?!

Она снова фыркнула и положила одну ногу на другую, отчего юбка задралась выше колен. Без особого энтузиазма она попыталась одернуть ее и наконец оставила эти попытки.

— Так начинайте задавать вопросы, — поторопила она меня. — Вы получите ровно столько же информации, сколько все остальные.

Я медленно выпустил дым.

— Кому понадобилось убить Хэнка? — спокойно спросил я.

— Про это я уже рассказывала, — кивнула она. — Попробуйте какую-нибудь другую категорию вопросов для большей отдачи.

— Хэнк был техником в «Юнайтед уорлд», правильно?

— Об этом меня тоже уже спрашивали.

— Он знал парня по имени Бакстер? Джо Бакстер?

— Откуда мне знать? Хэнк знал многих парней… И девочек.

Вид у нее был слегка тоскующий, и она залила тоску еще одним глотком бурбона. Я заметил, что она пила спиртное неразбавленным и не вздрагивала, когда оно проходило по ее горлу.

7

— Вам это не нравилось? — спросил я. — Я имею в виду девочек?

— Ошибаетесь, фараон! — огрызнулась она. — Хэнк шел своей дорогой, а я — своей. Он не лез ко мне в душу, а я не лезла к нему в постель!

— Как удобно, — пробормотал я. — Могло ли случиться так, что Хэнка убрали за то, что он спал с кем попало?

— Об этом тоже уже спрашивали другие фараоны. Слушай, приятель! Что все-таки в тебе такое особенное? Кроме того, что ты уже опоздал на сутки?

Я как раз подумал, что и я в ней тоже нахожу мало особенного. Пока что она не вручила мне никаких дополнительных ключей.

Я сделал еще одну попытку.

— В последнее время Хэнка что-нибудь беспокоило? — спросил я. — Кто-нибудь угрожал ему?

— Хэнка ничто никогда не беспокоило, — сказала она, снова впадая в тоску. — Даже я. Ни детей, ни денег. И никаких обязанностей. В этом был весь Хэнк!

— Вы когда-нибудь видели его с другой женщиной? Она резко встала.

— Может, ты уберешься отсюда со своими вопросами? — громко сказала она.

Я поднялся. Одно ужасное мгновение мне казалось, что она собирается огреть меня туфлей.

— Ладно, — согласился я. — Все равно с вопросами покончено!

Она пронзительно рассмеялась.

— Если хочешь знать мое мнение, фараонишка, тебе следует завязывать со службой в полиции! — Она метнулась к двери и открыла ее. — У налогоплательщиков тоже есть права, — холодно добавила она. — И им не следует платить за содержание фараонов вроде тебя, которые шляются повсюду и задают дурацкие вопросы о таких типах, как Хэнк. И то, и другое — пустая трата времени и наличных!

Я натянуто улыбнулся.

— Неплохо сказано, — пробормотал я, выходя из комнаты и удаляясь по коридору.

Когда я вернулся в контору, близилось время ленча. Я подумал, что Пэт, может быть, ничем не занята. Эта мысль заставила меня ускорить шаги.

К ее столу я подлетел галопом.

— Нет, — быстро сказала она, — на время ленча у меня назначено свидание. Да, кстати, мистер Крамер очень хочет видеть вас и говорит, что это срочно. Судя по тому, как он это сказал, я бы на вашем месте не строила планов на будущее.

Она глубоко вздохнула, а я отчеканил:

— Слава Богу, я никогда не буду на вашем месте! И вытянулся по стойке «смирно», щелкнув каблуками и молодцевато вскинув правую руку ко лбу.

— Идущие на смерть приветствуют тебя! — сказал я, затем сделал поворот кругом и неторопливо промаршировал по направлению к кабинету шефа.

Когда я вошел туда, то обнаружил, что он метит пистолетом в пустую чернильницу.

Он повернулся в мою сторону как раз в тот момент, когда размахнулся. Я поспешно отступил, чтобы оказаться вне пределов досягаемости.

— Вы хотели меня видеть? — тихо спросил я.

— Ну, ну, ну! — Он медленно опустил пистолет. — Подумать только, да ведь это же Дон-Кихот Ройял! Победитель великанов и истребитель драконов! Тот самый парень, который бросается на ветряные мельницы с авторучкой наперевес!

— Я что-нибудь сделал не так? — встревоженно спросил я. — Или, может, чего-то не сделал?

Крамер подошел к окну, остановился, ссутулившись и в раздумье глядя на улицу.

— Макс, — медленно заговорил он, — это большой город. Город, кишащий людьми. Люди, Макс, — это кровь нашей жизни. Вон те высокие здания, небоскребы, олицетворяют собой мультимиллионные корпорации, Макс! Это нечто большее, чем кровь нашей жизни, — это люди, которые вовремя оплачивают свои счета!

— Мистер Крамер, — осторожно сказал я, — вы опять читали какую-то книгу?

— Вон то здание, — продолжал он, неопределенно качнув головой, — олицетворяет наиболее преуспевающего колосса зрелищного бизнеса всех времен. Я говорю о телевидении, Ройял, а конкретно о «Юнайтед уорлд»!

Я сразу понял, в чем дело, и осторожно раскурил сигарету.

— Он начал первым! — осмелился заметить я.

— Сайрус К. Миллхаунд мог вытереть о тебя ноги, а ты при этом должен был улыбаться! — прорычал Крамер, оборачиваясь и устремляя на меня свирепый взгляд. — Я говорил с ним по телефону десять минут! Сначала он сказал о тебе — что он собирается сделать с тобой. Потом обо мне — что он собирается сделать со мной. А потом он добрался до моего агентства — что он собирается сделать с ним!

— Надеюсь, он не упомянул имени Пэт? — обеспокоенно спросил я.

Он обошел стол и тяжело опустился в кресло.

— Это очень серьезно, Макс! Миллхаунд имеет огромный вес в обществе! Он водит дружбу со всей законодательной властью штата… Он приятель губернатора и комиссара полиции!

— Я не стрелял в него, — сказал я. — Просто разговаривал с ним в том же тоне, что и он со мной.

— Такое оскорбление никому не может сойти с рук, — сказал Крамер. — Так он говорит. И зачем только тебе нужно было это делать?

— Если бы вы когда-нибудь встретились с ним, — сказал я, — мне не понадобилось бы отвечать на этот ваш вопрос.

Он кивнул.

— Я понимаю, что ты имеешь в виду, Макс. Но у него огромная власть — и за пределами его индустрии тоже. Тебе придется быть очень осторожным, действительно очень осторожным!

— Ладно, — сказал я. — Что-нибудь еще?

— Ты продвинулся с делом Бакстера?

— Нет, — честно признался я.

— Если только мне удастся снизить свою среднюю норму еще на двадцать ударов, может быть, я смогу стать профессионалом к тому времени, когда случится крах! — лихорадочно пробормотал Крамер.

— Может быть, мне лучше убраться отсюда, чтобы сэкономить накладные? — с надеждой спросил я.

— Лучше бы тебе убраться и… — Он глубоко вздохнул. — Пожалуйста, Макс! — умоляюще произнес он. Я вернулся в приемную.

— Звонила миссис Бакстер, — сообщила мне Пэт. — Она хочет, чтобы вы перезвонили ей — и немедленно!

Она уже набирала номер и через несколько секунд передала мне трубку.

— Это Ройял, миссис Бакстер, — сказал я.

— Вы не могли бы прямо сейчас приехать ко мне, мистер Ройял? — взволнованно спросила она.

— Конечно. А что случилось?

— Я не могу говорить по телефону, но мне непременно нужно вас увидеть. Пожалуйста, приезжайте прямо сейчас!

— Хорошо, — сказал я. — Уже еду! Я вернул трубку Пэт. Она положила ее на место и задумчиво посмотрела на меня.

— По выражению вашего лица я бы сказала, что это был призыв к оружию!

— Почему ты все время расстраиваешь меня? — спросил я. — Это вредно для моей нервной системы, и у меня развивается язва! Я не могу спать, я не могу есть, я не могу…

— Разве вы не торопитесь, мистер Ройял? — быстро спросила она.

— Почему ты не хочешь открыться мне? — уговаривал я ее. — Почему ты не хочешь быть честной перед самой собой и признать, что с ума сходишь по моему сильному мужскому началу? Скажи, ты считаешь меня самым красивым мужчиной, который тебе когда-либо встречался!

— Макс, — ласково сказала она, — окажите мне услугу. Я наклонился к ней поближе.

— Все, что угодно! — взволнованно сказал я.

— Когда вы будете петь дуэтом с мистером Маггсом, — сладко промурлыкала она, — надевайте шляпу, чтобы я могла вас узнать!

Глава 4

Миссис Бакстер ждала меня в дверях квартиры. Проходя по коридору, я улыбнулся ей.

— Спасибо, что так быстро приехали, мистер Ройял, — сказала она. — Я так боюсь… до смерти боюсь!

Я прошел вслед за ней в гостиную. Со вчерашнего вечера квартиру прибрали, и в комнате было чисто. Я сел на плетеную кушетку. Она устроилась напротив в кресле с твердой спинкой и стиснула руки на коленях.

— Кто-то угрожает мне, — тихо произнесла она. — Все время звонит… и рассказывает, что со мной случится, если я… не отдам ее, если не скажу… где она находится.

— Где находится — что? — спросил я.

— Какая-то лента. Я сказала, что не понимаю, о чем он, а он только рассмеялся. Он смеется каждый раз, когда я говорю ему, что ничего не знаю. А потом рассказывает, что он со мной сделает… — Тембр ее голоса начал истерически повышаться. — Ужасные вещи, мистер Ройял! Кошмарные вещи! Он говорит, что они убьют меня… но сначала…

8

Она уронила голову на руки и безудержно зарыдала.

— Успокойтесь! — сказал я. — Истерика — плохой помощник в делах.

Она медленно подняла заплаканное лицо.

— Наверное, вы правы, мистер Ройял. — Голос ее дрожал. — Сначала Джо… Вот так вот взял и исчез. Потом это…

— Лента? — спросил я. — Какая лента?

— Не знаю! Я никогда не слышала ни о какой ленте! Я повторяла ему это снова и снова, но…

— Ну хорошо, — сказал я. — Значит, вы не имеете понятия ни о какой ленте!

— Это все из-за Джо, — прерывисто произнесла она. — Я чувствую! С ним случилось что-то ужасное!

— Ничего такого вам не известно, — возразил я. — И если вы будете думать об этом, то никоим образом не поможете Джо. Вы должны постараться мыслить конструктивно, миссис Бакстер!

— Вы правы, конечно, — согласилась она. — Но я до сих пор ни разу не слышала ни о какой ленте.

— Джо — техник на телевидении, — сказал я. — Единственная разновидность ленты, с которой он мог иметь дело, — это магнитная лента.

— Магнитная лента? — медленно произнесла она. — Почему я не подумала об этом раньше?! У него действительно была здесь какая-то бобина.

— А вы не знаете, она все еще тут, у вас? Она встала с кресла и подошла к комоду в дальнем углу комнаты. Просмотрев содержимое всех ящиков, она направилась в спальню. Я закурил сигарету и стал ждать. Когда она вернулась в гостиную, лицо у нее было озадаченное.

— Я нигде не могу ее найти, — сказала она. — Должно быть, Джо взял ее с собой.

— Когда вы видели ее в последний раз?

— Точно не могу сказать… Думаю, она была здесь за день до того, как он…

Она снова залилась слезами.

— Может быть, присядете? — предложил я. Она села и оцепенело посмотрела на меня.

— Кто бы ни вломился к вам в квартиру прошлой ночью, он наверняка искал именно эту ленту, — сказал я.

— Видимо, так оно и есть.

— Если это магнитная лента — а я уверен, что так и есть, — то что на ней могло быть такого важного для такого типа, который вам названивает?

— Ума не приложу, мистер Ройял! — в раздумье сказала она.

Я сочувствовал ей и тем не менее всей душой желал, чтобы на свете было поменьше вещей, о которых она ничего не знает.

— Я кое о чем хотел спросить вас, — наконец сказал я. — Был ли Джо в дружеских отношениях с женщиной по имени Елена Картрайт?

Если бы я дал ей хорошего пинка, реакция была бы, наверное, точно такой же. Она вскочила со стула словно ужаленная.

— Что вы хотите этим сказать? — строго спросила она.

— Только то, что сказал. Я встретился с мисс Картрайт, и она сообщила мне, что очень хорошо знает вашего мужа… что они хорошие друзья.

— О! — только и произнесла миссис Бакстер. И тут же немного расслабилась. — Извините. Я подумала, что вы имеете в виду…

— Просто друзья, — уточнил я. Она снова села.

— Так вы знакомы с мисс Картрайт? — спросил я.

— Да, — ответила она. — Мы тоже очень хорошие подруги.

— Понятно, — кивнул я. — Предварительный гонорар в пятьсот долларов… его, конечно, заплатила мисс Картрайт?

— Это она вам сказала?

— Сегодня утром, — сказал я, не задумываясь.

— Но она не могла этого сделать! Она взяла с меня обещание, что я никому не скажу!

— А почему она попросила вас об этом?

— Не знаю.

— Не понимаю, в чем тут дело, — сказал я, — но, должно быть, у нее была на то причина. Может быть, та же самая причина, по которой она сказала мне, что не очень хорошо вас знает?

Я поднялся.

— Кажется, вы в это не верите, миссис Бакстер, но я все еще пытаюсь помочь найти вашего мужа. Тем не менее вы ничего не желаете мне рассказывать. Вы усложняете жизнь нам обоим!

— Извините, мистер Ройял, — произнесла она. — Наверное, мне следовало рассказать вам о Елене. Но она в самом деле недвусмысленно попросила меня не… Ведь вы хитростью вытянули у меня, что это она дала деньги, правда? Пожалуйста, не говорите об этом Елене. Она была так добра ко мне, а я…

Я направился к двери, но тут вспомнил о пуле, которую прошлой ночью вытащил из стены.

— Джо служил в армии? — спросил я.

— Да, — кивнула она.

— Мне просто интересно, — сказал я.

— Это имеет отношение к его исчезновению?

— Пока не знаю, — сказал я. — Я просто подумал, что это могло иметь отношение к тому, что я сам едва не исчез.

Я вышел и тихонько прикрыл за собой дверь, прежде чем она успела прийти в себя от удивления и задать мне еще какие-нибудь вопросы, на которые у меня не было ответов.

Я не потрудился вернуться в контору, потому что только потратился бы и усугубил бы язву Крамера. К тому же для битвы с Пэт день был не слишком благоприятным — это я чувствовал совершенно определенно.

Итак, я поехал в мой любимый бар по соседству — единственный известный мне бар, где до сих пор подают бесплатный ленч — и закрылся в телефонной кабине со стаканом пива, салями, сыром и полным карманом мелочи. Я прикинул, что пора рассмотреть армейский аспект; не будучи точно уверенным в причине, побудившей меня сделать это, но раз уж такое всплыло на поверхность, то наверняка заслуживало более внимательного рассмотрения. По обычным каналам для выяснения деталей мне понадобилось бы недели три, но в Вашингтоне у меня жил приятель — настоящий специалист по успешному проторению путей сквозь канцелярскую волокиту. Опустив монеты в телефонный аппарат, я из суеверия скрестил пальцы: пусть только он окажется на месте!.. Он оказался. Я сообщил ему необходимые статистические данные о Бакстере плюс оплаченный номер телефона, и он пообещал, что позвонит сразу же, как только раздобудет нужную мне информацию.

После трех кружек пива, когда я уже приступил к десерту (салями и сыр), телефон зазвонил — приятель побил все прежние рекорды по борьбе с бюрократией.

Джо Бакстер служил на Тихом океане. Он был дважды награжден знаками отличия за отвагу, отмечен как превосходный снайпер, освобожден от службы по состоянию здоровья, а потом стал инструктором по стрелковому оружию в Форт-Беннинге. Из армии он уволится с сохранением знаков отличия.

Так что же? Значит…

Итак, я поблагодарил этого гениального человека, повесил трубку, проверил возврат монет и здесь тоже остался, по своему обыкновению, ни с чем. Просто день был неудачный.

Я вернулся домой и провел остаток дня, стремясь улучшить себе настроение. Я спал. Нет ничего лучше сна, чтобы поднять упавший тонус, особенно если вам снятся такие сны, как мне.

Это трехцветные сны, в которых являются белокурые, рыжие и брюнетки.

Было около семи вечера, когда я принял решение снова побеседовать с Еленой Картрайт. Я позвонил в «Юнайтед уорлд». Там ответили, что ее нет, но, вероятно, я найду ее дома. Мне назвали адрес, и я старательно записал его в своей маленькой черной книжке. Хотя, может быть, это и отдавало чрезмерным оптимизмом.

Она жила за городом, на другом берегу реки, и было уже почти половина девятого, когда я туда добрался. Дом — большое белое оштукатуренное здание — стоял в стороне от широкой улицы, посредине обсаженного деревьями и цветами участка размером примерно в акр.

Я оставил машину на вымощенной плитами подъездной аллее. Если Елена зарабатывает такие деньги на телевидении, то мне, вероятно, тоже стоит попытаться урвать себе кусочек этого пирога, и к черту мистера Магсса!

Я нажал кнопку около двери и услышал где-то внутри дома перезвон колокольчиков.

— Кто там? — произнес ее голос неожиданно близко от меня.

Я понял, что голос раздается из динамика, встроенного в панель рядом с дверью. Там был еще и микрофон… может быть, сделанный искусным техником Джо Бакстером — или Хэнком Фишером?

— Макс Ройял, — представился я. — Сюрприз-сюрприз!

— Заходите, Макс. Дверь не заперта.

— Разве это не опасно?

— Это и делает жизнь такой интересной, — сказала она. — Никогда не знаешь, кто позвонит. По вечерам я сижу и надеюсь…

Я открыл дверь и вошел в дом. Прихожая, очевидно, была обставлена художником по интерьеру, который пользовался популярностью в этом году и полагал, что старый добрый колониальный стиль никогда не выйдет из моды. Если бы мне когда-нибудь пришлось обставлять дом, я подождал бы до следующего года, когда станет популярным другой художник по интерьеру.

9

Мгновение я стоял, раздумывая, куда же идти. Все двери, выходившие в прихожую, были закрыты. На верхний этаж вела белая лестница с перилами.

— Поднимайтесь сюда, Макс, — нахлынул на меня ее голос. — Комната на верху лестницы.

Я сделал, как мне было сказано. Дверь оказалась открыта, и я вошел.

— Сюда, — позвал голос. По-видимому, он раздавался из-за двери в дальнем конце огромной гостиной. Я пересек комнату, толкнул дверь и вошел в следующее помещение.

Пол здесь был выложен черной мраморной плиткой. Стены отделаны черным и белым кафелем. В углу была встроена в пол ванна; напротив нее на мозаичном столике стоял экраном к ванне изящный портативный телевизор последней модели.

А в ванне лежала Елена. Над пузырьками пены выступали ее голова и плечи. На ней были очки, на дужках которых было выгравировано ее имя — прелестное имя, но не до такой степени, как сама Елена в ванне.

— Как уютно, — не смог сдержать я восхищения. — Просто не терпится отказаться от соблюдения всяческих условностей!

— Выключите телевизор и садитесь, Макс. Мне нравится расслабляться в ванне. К тому же это дает возможность одновременно следить за конкурентами.

Вблизи стояло кресло в строгом колониальном стиле, обитое простеганным атласом. Вырубив телевизор, я сел и сразу понял, почему Джордж Вашингтон никогда не стал бы сюда садиться — он был не дурак, чтобы сидеть на кресле без пружин.

— Вы не против, если я закурю? — спросил я ее.

— Валяйте, — разрешила она. Я зажег сигарету.

— Мне нравятся очки с монограммой… Это очень мило!

Она рассмеялась.

— Это ужасная тайна… Я имею в виду то, что я ношу очки. Вы, Макс, один из немногих избранных, которые узнали о ней. Я близорука, а ванна слишком далеко от экрана, чтобы я могла четко видеть его без очков.

— Я буду надежно хранить вашу тайну, — пришлось пообещать мне. — За соответствующую плату, разумеется!

Она повела плечами, и пузырьки стали с шелестом лопаться.

— Может быть, приготовите мне выпить, Макс? Можно сделать мартини… Все необходимое вы найдете в баре, в гостиной.

— Разумеется, — сказал я. — Вы говорите понятным мне языком!

Я вышел в гостиную и обнаружил, что в баре имеются все необходимые ингредиенты, за исключением льда. Я вернулся в ванную, но не успел сделать и шага от двери.

На какое-то мгновение я увидел нимфу, пугливо исчезающую в волнах. Секунду спустя ее голова с плеском появилась на поверхности. Стекла очков покрылись пузырьками пены, и у меня возникла восхитительная мысль — если она видит меня через них, то я наверняка похож на игрушку «Снежное Рождество».

— Лед, — произнес я.

— Вы что, не имеете привычки стучаться? — сердито спросила Елена. — Я как раз выходила из воды!

— Нет льда, — сказал я, игнорируя ее вопрос.

— Дверь в кухню с другой стороны гостиной. И пожалуйста, закройте дверь, когда будете выходить!

— Да, мэм, — смиренно склонил я голову. — Знаете что? Жаль, что вы любите смотреть в ванне телевизор.

— Почему?

— Если бы вы не смотрели, вам не пришлось бы надевать очки. Без очков вы бы плохо видели. Если бы вы плохо видели, вы не заметили бы и меня в дверях, ведь так?

— Вы прямо как любопытный Том![5] — засмеялась она.

— А какая Годива получилась бы из вас! — с восторгом поддержал я разговор. — Без всяких этих ханжеских длинных волос, которыми она укрывалась, как занавеской!

— Убирайтесь отсюда! — Она недовольно брызнула в меня пеной. — Какие же у вас непристойные мысли!

— Мой разум развращают глаза, — объяснил я. К тому времени, когда к мартини добавился лед, она вышла в гостиную. На ней был черный пеньюар, оставлявший такое ощущение, что его не случайно сделали черным, потому что иначе бы он был просто невидимым. Она подошла к дивану и села. Я подал ей бокал и сел рядом с ней.

— Спасибо. — Она взяла у меня из рук мартини. — Есть какие-нибудь новости о Джо Бакстере?

— Кому нужен этот Джо Бакстер? Кто хочет сидеть рядом с ним в черном пеньюаре? Давайте лучше поговорим о том, чем вас можно очаровать!

— Я поняла, что вы опасный тип, как только вас увидела, — улыбнулась Елена. — Моя жизнь — открытая книга со множеством пустых страниц. Настраивайтесь на канал WXBS в восемь часов вечера каждую среду, и вы увидите историю успеха Елены Картрайт — конечно, если рейтинг останется на прежнем уровне.

— Вы говорите так, словно жалеете себя, — сказал я. — Это все та же старая песенка о бедненькой богатенькой девочке… или конечно-я-имею-грандиозный-успех-но-так-одинока?

— Наверное, это слишком заметно! — Она состроила гримаску. — Но иногда возникает такое чувство, что у меня есть простые составляющие жизни, одна из них деньги. Но зато ни одной из важных составляющих… Почему вы так на меня смотрите?

— Просто проверял. Ведь вы сами сказали, что это должно быть слишком заметно.

— Вы настоящий хам! — Это прозвучало скорее как комплимент.

— Вы говорили что-то о важных составляющих жизни?

— Всего три недели назад я думала, что у меня есть все, чего только может пожелать женщина…

— Не рассказывайте, — попросил я. — Вы увидели другую женщину, одетую в точности как вы… Или, может быть, позвонила его жена? Понял! Новое сочетание цветов в гостиной оказалось совершенно неудачным!

— Ну хорошо, — сказала она. — Тогда давайте не будем отклоняться от простых составляющих. Принесите сюда мартини и налейте мне еще стаканчик.

Я выполнил ее просьбу. Я сделал даже больше — наполнил и свой стакан тоже. Даже если это прозвучит как бахвальство, я готовлю превосходный мартини. Три бокала моего мартини — и девушка, которая все лето говорила мне «нет», начинает думать, что она была не в своем уме. Шесть бокалов мартини — и она в самом деле сходит с ума!

— Вы меня заинтриговали, — прикинулся я непонимающим. — Кто же это такой?

— Вы умеете читать мысли?

— У меня лучше получается гадать по руке, — сострил я.

Она протянула мне руку. Я взял ее и начал чертить кончиками пальцев узоры на ее ладони.

— Я вижу высокого красивого мужчину, — заговорил я нараспев загробным голосом. — Но, на мой взгляд, он — слюнтяй, другие же считают его красавцем. Темноволосый мужчина, настолько темноволосый, что зовут его наверняка Коул.[6]

Она вырвала у меня руку.

— Ладно, — сказала она. — Достаточно!

— Достаточно Коула? — спросил я. — Вообще-то даже больше чем достаточно, если хотите знать мое мнение.

— Я все еще очень уязвима, когда речь заходит о нем, — сказала она. — Больное место не сразу заживает.

— Так и мне говорили, — согласился я.

— Вам никогда не бывает больно?

— Только физически, — сказал я. — Какому только риску я не подвергался! Однажды я встречался с девушкой, которая носила с собой для защиты девятидюймовую шляпную булавку.

— И что же случилось?

— Она весьма ловко напала на меня, — с притворной застенчивостью соврал я. — Расскажите мне еще что-нибудь о Коуле.

Она глубоко вздохнула, в нерешительности помедлила, затем заговорила:

— Когда тебе стукнет тридцать, начинаешь шире смотреть на жизнь — особенно в том бизнесе, которым занимаюсь я. Перестаешь задавать себе вопрос, имеет ли джентльмен в виду священника и утопающий в розах загородный дом. Когда-то я думала, что мы с Коулом одна команда… Мы вместе росли в этом бизнесе. Когда его нет поблизости, я чувствую себя одиноко.

— Мужчины очень необязательны, — заметил я. — Как и женщины.

— Я не обладаю таким определенным взглядом на предмет разговора, — сказала она. — Но прилагаю все усилия, чтобы развить его.

— Так что же все-таки случилось? — спросил я. — Неужели кто-то еще сумел оценить Коула? Вряд ли у него их больше одной, хотя я даже в существовании этой единственной сомневаюсь.

— Да, кое-кто в самом деле его оценил, — медленно произнесла она. — Некто по имени Сильвия Кэйн…

— А он — взаимно — оценил ее?

— У нее есть два важных качества, которым я ничего не могу противопоставить.

Мгновение я изумленно смотрел на Елену, затем покачал головой:

— Не могу поверить! Она усмехнулась, — Прекратите валять дурака! Я имею в виду то, что, во-первых, она владеет полудюжиной нефтяных скважин, записанных на ее собственное имя, а во-вторых, ее отцу принадлежит половина Техаса.

Поразмыслив над этим, я медленно кивнул.

— Это определенно может заставить мужчину пересмотреть свои взгляды.

— Поэтому я не виню Коула за то, что он клюнул на такую наживку.

— Наживка и в самом деле заманчивая, — согласился я.

Резко зазвонил телефон, вдребезги разбив царившее в комнате спокойствие и расшвыряв его зазубренные куски по полу. Елена поднялась и взяла трубку.

Она произнесла несколько слов, затем повернулась и с удивлением посмотрела на меня.

— Это вас!

— Не может быть! — удивился я. — Ни один человек не знает, что я здесь.

— Но просят вас.

— Скажите, что они ошиблись! Она убрала руку с микрофона.

— Нет, — сказала она. — Его здесь нет. Да, я знаю, что сегодня утром он был на студии. Конечно нет! Хорошо, я сделаю это.

Она осторожно положила трубку и вернулась к дивану.

— Что-нибудь не так? — спросил я.

— Нет, — резко сказала она. — Это был Амос Хэкет.

— И что же?

— Он хотел разузнать о вас, — сказала она. — Должно быть, Пэйн рассказал ему, что произошло сегодня утром.

— И чего это он так беспокоится обо мне?

— Не знаю, — с едва заметным раздражением удивилась она.

— Вот и вторглась презренная действительность, — с сожалением констатировал я. — Ну что ж, начнем… Вы дали миссис Бакстер деньги, чтобы она обратилась в сыскное агентство. Почему?

— Что?!

— Держу пари, что вам точно известно, почему Джо Бакстеру пришлось исчезнуть, и вы даже знаете, где он находится в эту самую минуту!

— О чем вы говорите?

— Пожалуйста! — поморщился я. — Не заводите снова эту старую пластинку — миссис Бакстер уже заиграла ее до предела! Сегодня утром на студии вы узнали меня потому, что уже слышали раньше мое имя… Потом вы осторожно сказали мне, что знаете миссис Бакстер не очень хорошо, и это было не правдой. Потом вы добровольно вызвались помогать мне без всякой видимой причины и помогли, перейдя все мыслимые границы всякого долга — даже взяли Сайруса штурмом в его логове. Воспользуйтесь шансом — расскажите мне об этом. Ведь меня наняли на ваши деньги!

Она долго смотрела на меня.

— Ну хорошо, — наконец произнесла она. — Мне терять нечего… Видите ли, я хотела каким-то образом вернуть Коула — как угодно, лишь бы вернуть. Поэтому и сделала эту глупость.

— Какая очаровательная идея! — восхитился я.

— Однажды вечером мы с Коулом репетировали на студии. Было уже довольно поздно. Репетировали любовную сцену — очень страстную.

— Ну разумеется, — понимающе кивнул я. — Я видел его в действии в тот первый раз, когда встретился с вами — помните? Из-за него у камер едва объективы не расплавились.

Елена вежливо улыбнулась.

— Коул в самом деле целиком отдается работе, — сказала она. — Для моих целей это было как нельзя более кстати. Я попросила Джо Бакстера тайком записать на пленку некоторые звуковые эффекты.

— Чтобы использовать ее потом как материал для шантажа?

— Я была в отчаянии! И думала, что если послать эту пленку Сильвии, она не захочет больше иметь никаких дел с Коулом — и тогда я смогу вернуть его.

— Но это не сработало?

— Я так и не отправила ее, — призналась она. — И даже не позаботилась забрать ее со студии. Обдумав все еще раз, я поняла, какая это была идиотская затея.

Я снова наполнил оба бокала.

— Больше я об этом не размышляла, — продолжала она. — И просто забыла обо всем, стараясь привыкнуть к тому, что Коула нет рядом. Потом, несколько дней назад, здесь появился Джо Бакстер. Он сказал, что лента попала в чужие руки и, похоже, кто-то пытается его убить. Сначала мне показалось, что он шутит, но потом я увидела, что человек и в самом деле напуган: когда он разговаривал со мной, у него дрожали руки.

— Бакстер объяснил, что имел в виду, говоря про чужие руки?

Она покачала головой.

— От него было трудно добиться чего-то вразумительного. Он все время твердил, что не может обратиться в полицию, что слишком перепугался, потом сказал, что собирается исчезнуть на несколько дней, пока все не успокоится.

— И все из-за этой ленты?

— Наверняка! — сказала она. — Должно быть, по какой-то причине она много значит для кого-то. Но почему же все-таки Джо был так напуган?

— Если вы знали, что он собирается исчезнуть, зачем было давать его жене пятьсот долларов, чтобы она обратилась в детективное агентство и начала его розыски?

— Джо пообещал связаться со мной, как только где-нибудь устроится. Я не получала от него известий в течение трех дней и начала беспокоиться. Испугалась, что он оказался прав и кто-то действительно собирался убить его из-за этой ленты.

— И все-таки не понимаю, почему вы…

— Неужели вы не видите? — нетерпеливо перебила она. — Если кто-то убил Джо из-за того, что было записано на той ленте, почему не предположить, что этот кто-то догадался, что мне тоже обо всем известно? Допустим, они решили обрубить все концы и удостовериться, что я ничего не расскажу?

Это казалось вполне логичным.

— А как насчет того парня, Амоса Хэкета? Он мог знать о существовании ленты?

— Не думаю.

— А Джордан? Его любят на студии?

— Я бы не сказала. Коул слишком эгоцентричен. К тому же не в его привычках молчать, когда он считает, что кто-то не прав или некомпетентен.

— Значит, у него могут быть враги в «Юнайтед уорлд»?

— Думаю, что да.

— Может ли Джо Бакстер быть одним из этих людей?

Она ошарашенно посмотрела на меня.

— Джо?

— Есть какие-нибудь причины, по которым он мог бы стать его врагом?

— Мне кажется, нет. Я закурил сигарету.

— А может, Джо использует ленту в каких-то своих личных целях? — предположил я. — Ну хотя бы для того, чтобы шантажировать Джордана… А исчезновение служит ему прикрытием.

— Только не Джо, — сказала она упавшим голосом, но в нем не было ни тени уверенности. Я предпринял еще одну попытку.

— Дора, эта невоздержанная на язык брюнеточка… Вы сказали, что она — глаза и уши «Юнайтед уорлд». Может быть, ей тоже известно о ленте?

Во взгляде Елены появилась неподдельная тревога.

— Она и в самом деле много подслушивает. И уж наверняка в курсе каждого телефонного разговора Сайруса. Но я сомневаюсь, что она знает о ленте. Нет, не думаю.

— Она может, кстати, много чего знать и о врагах Джордана, — сказал я. — Реальных или потенциальных. Я мог бы поговорить с ней.

— Вы не скажете ей о ленте… если она не знает?

— Я проверну все это крайне осторожно, — пообещал я. — Может быть, она еще на студии?

— Я сейчас узнаю.

Елена направилась к телефону, а я допил свой мартини. Позвонив, она вернулась и села на диван.

— Ее там нет. Но у меня есть ее домашний адрес.

Она протянула мне листок бумаги с подробно записанным адресом.

— Отлично! — одобрил я. — Может быть, заскочу к ней поздороваться.

— Прямо сейчас? — спросила она.

Я взглянул на Елену. Глаза ее были влажными и слегка блестели. Она вытянула губы в ожидании, а черный пеньюар показался мне даже еще более иллюзорным, чем раньше.

— Ну… — сказал я.

Она придвинулась ближе.

— Я сама немного напугана, Макс, — тихо Сказала она, проведя пальцами по моим губам. — И мне будет ужасно одиноко, если ты покинешь меня прямо сейчас.

— Я тоже так думаю, нет никакой необходимости торопиться к Доре, — сказал я. — В конце концов…

Ее губы прижались к моим, и конец фразы повис в воздухе. Обычно я люблю поговорить, но сейчас не возражал против того, что меня прервали. Ее рот касался моего. Она прильнула ко мне, и из глубины ее горла вырывались приглушенные звериные звуки. Я почувствовал, как она впилась ногтями мне в спину.

11

Через мгновение она ослабила хватку, уперлась ладонями мне в грудь и оттолкнула меня. Ее рот был слегка приоткрыт, взгляд — мечтательный. Она тяжело дышала.

— Макс…

Я поднялся, оттянул книзу узел галстука и расстегнул воротник.

— Да?

— У меня такое чувство, что я начинаю видеть новый смысл своей жизни — с тобой в качестве центральной фигуры.

— Как славно, — пробормотал я. — Я отлично смотрюсь в любом ракурсе — знаешь, как в театре, где сцена находится посреди зрительного зала.

Ее рука скользнула под мою распахнутую рубашку, и она провела пальцами по моей груди.

— Откуда мне знать, если огни рампы потушены?

Чувства начали наигрывать на ксилофоне вдоль позвоночника.

— Но ведь горит свет.

— Я так и знала. Что-нибудь обязательно неладно. Она встала с дивана и прошла через комнату к выключателю около двери.

— Почему ты не снимешь рубашку? Здесь так жарко!

Я понял, что, прежде чем полегчает, станет еще жарче. Я тоже встал и скинул рубашку.

— Мог бы предложить то же самое тебе, — сказал я.

Она озорно улыбнулась. Выключатель щелкнул, и комната погрузилась в темноту. Я снова опустился на диван и стал ждать. Послышались шаги, и она остановилась передо мной.

Зашуршал шелк. Она сбросила пеньюар и выпрямилась. Ее тело мерцало белизной в отраженном свете, падающем из окна. Ноги у нее были длинные, чувственной формы. Округлые бедра переходили в высоко расположенный таз, а тот — в узкую талию, которой я восхищался при первой встрече. Ее груди были полными и высокими, розовые соски — твердыми и заостренными.

Она подняла руки и взъерошила свои волосы, медно блестевшие в слабом свете.

— Я… Мне надо идти, — слабо проскрипел я. — В конце концов, нам предстоит сражение, и…

— И?.. — мягко спросила она.

Я мужественно боролся, стараясь придумать хотя бы одну уважительную причину, из-за которой мне следует уйти, но, к счастью, потерпел поражение. Разумеется, нужно было сделать очень многое, и нам действительно предстояла самая настоящая битва. Но в конце концов, существует ведь исторический прецедент, когда боец по пути к месту сражения задерживается, чтобы восстановить силы. Ведь отправился же Дрейк играть в шары, в то время как по проливу Ла-Манш шла испанская Армада!

Армада потерпела крушение на скалах около десяти часов: Ройял выбрался на поверхность, сделал глубокий вдох, занес этот случай в список своих приключений и решил удалиться.

Это была единственная вещь, которую я непоколебимо делал весь год. В дверях Елена поцеловала меня на прощанье и погладила по лицу теплой, влажной рукой.

Я спустился к машине; мне пришлось посидеть там некоторое время, прежде чем я сумел собраться с силами и завести мотор.

Когда силы слегка восстановились, я закурил сигарету и подумал о Доре.

Поздновато для визитов без предварительной договоренности: но, с другой стороны, всего десять минут одиннадцатого, надо как-то скоротать время до сна.

Я тронул машину и направился обратно в город. Транспорта на улицах стало меньше, и я довольно быстро добрался до многоквартирного дома, в котором жила Дора. Он стоял на многолюдной улице неподалеку от «Юнайтед уорлд» — дорогой и уютный. Наверное, она поняла, что я к ней иду: «порше» въехал на стоянку прямо рядом с домом.

Ночной лифтер был занят кроссвордом, и мне страшно не хотелось беспокоить его — все равно я не слишком-то силен в кроссвордах. До квартиры Доры оставался всего один пролет, поэтому я поднялся по лестнице.

Белая кнопка была встроена в деревянную панель около двери с отметкой 2-Б. Я нажал на нее пару раз и подождал.

Дверь открылась. На пороге стояла Дора. Может быть, она и вправду была тупой и не слишком образованной в некоторых вещах — но при таком внешнем облике кому пришло бы в голову проводить тестирование на интеллектуальные способности? Ее простой пеньюар — без плеч и с разрезом чуть не до талии — уже сам по себе вполне мог заменить классическое образование. Может быть, ее волосы были плохо уложены, но кого это волновало, если они спадали на такие глаза, как глаза Доры?

— Вы! — громко сказала она и попыталась захлопнуть дверь.

И захлопнула бы, если бы я не успел сунуть ногу в щель. Она нажимала, и я тоже нажимал. Тяжело дыша, она сдалась, что вовсе не противоречило правилам образования… особенно когда изучаешь математическую статистику в моем лице.

— Что вам нужно? — прошипела она, когда я вопреки ее желанию вошел в квартиру.

— Вы удивитесь, лапочка, — сказал я, — но я зашел поговорить.

— О чем?

Я оглядел ее жилище. Дора жила так, что это могло в конце концов перерасти в привычку. Помещение было просторное, искусно обставленное в модернистском стиле.

— Какая у вас славная квартирка, — заметил я. — Должно быть, вы платите большие деньги за аренду… или вы не хотели бы углубляться в эту проблему?

— Убирайтесь отсюда! — огрызнулась она. Я ухмыльнулся.

— Не могу, дверь закрыта. И кроме того, стоило ли тратить силы, чтобы приехать сюда и тут же уйти, не задав вам ни одного вопроса?

— Что вам нужно? — снова нетерпеливо спросила она.

Я вздохнул. Этот день — за одним исключением — был для Ройяла не самым удачным.

— Давайте упростим допрос, — предложил я. — Под этими словами я имею в виду следующее: я сяду. Вы тоже сядете. Я задам вопросы. Вы на них ответите. Хорошо?

— Вы просто невозможны! — резко сказала она. — Я позабочусь, чтобы все стало известно мистеру Миллхаунду. Вы уже и так внушили ему любовь к себе!

Мне следовало ответить на это что-нибудь очень умное, но я не мог, ибо был слишком занят, наблюдая за тем, как Дора устраивается на тахте — она положила одну ногу на другую, и разрез пеньюара оказался совсем не там, где следует находиться разрезу на пеньюаре.

Я с трудом отвел глаза, приведя в порядок мысли, и вспомнил, что пришел сюда задавать вопросы. Удержавшись от искушения сесть рядом с ней, я выбрал кресло.

— Вы знаете, почему я здесь, — начал я.

— Вы частный детектив, — самодовольно улыбнулась Дора. — Вам платят за то, чтобы вы заглядывали в чужие окна, под чужие кровати…

— Отчасти это и в самом деле так, — кивнул я. — Но есть и несколько иная интерпретация моей деятельности.

— Избавьте меня от ваших грязных подробностей! — поморщилась она.

— Разумеется. Расскажите мне о Джо Бакстере. Что вы знаете о нем?

Она широко раскрыла глаза:

— Что вы имеете в виду?

— Что у вас с ушами? Вы не расслышали? Повторяю: о Джо Бакстере. Вы ведь знали его, верно?

— Я слышала о нем. Это из-за него вы вызвали у мистера Миллхаунда обострение язвы. Это вам до него есть дело, а мне-то что?

— Елена Картрайт рассказала мне кое-что о вас, лапочка. Она сказала, что вы — глаза и уши «Юнайтед уорлд». Вы могли что-нибудь слышать и о Бакстере.

— Например?

— Например, какой-нибудь разговор о ленте. Только не говорите, будто вы не знаете, что такое лента!

— Сегодня утром я одну порвала! — с притворной застенчивостью призналась она. — Пришлось воспользоваться английской булавкой.

— Очень смешно! — холодно скользнул мой взгляд по ее лицу. — Но та лента, о которой я говорю, содержит нечто гораздо большее! Хэнк Фишер знал об этой ленте и закончил свою жизнь на дне реки, — продолжал я. — Джо Бакстер тоже знал о ней и пропал. Я прошу вас для вашей же пользы, Дора: если вы что-нибудь знаете, расскажите это сейчас!

— Вам? — Она рассмеялась. — Наверное, если бы я что-то знала и рассказала вам, вы бы меня защитили?

— Разумеется.

— Почему бы вам все-таки не уйти? — ледяным тоном предложила она. — Идите пугайте детей — вам даже не понадобится маска!

Я резко поднялся.

— Ну ладно! — холодно сказал я. — Значит, защита вам не нужна. А ведь я пришел к вам только по доброте душевной.

Я решительно направился к двери и распахнул ее.

— Не уходите, — вдруг сказала она. — Разве вы ничего не хотите услышать об этой ленте? Знаете, у меня есть «Адрес в Геттисбурге» — записан на подлинном месте действия.

12

— Весьма забавно! — проворчал я. — Но помните, что завтра может оказаться слишком поздно!

Когда я закрывал за собой дверь, мне показалось, что по ее лицу пробежала легкая тень сомнения. Но разве можно что-нибудь утверждать наверняка, если вы смотрите на лицо Доры?

Я спустился на лифте вниз, вышел через сад и сел в машину. Потом завел мотор и осторожно отъехал от обочины.

Глава 5

Судя по всему, ночь обещала быть напряженной. Мои часы показывали пять минут двенадцатого, когда я вошел в фойе еще одного многоквартирного дома и прочитал в списке жильцов, что Коул Джордан занимает пентхаус. Вот уж кто поистине был человеком из пентхауса!

Я поднялся на лифте под самую крышу и вышел. Нажав кнопку звонка у входа в пентхаус, я стал ждать.

Без грима, в котором он мне запомнился при нашей последней встрече, Джордан выглядел лет на пять старше и почему-то больше своих обычных размеров, если такое вообще возможно. И еще он казался раздраженным.

— Какого черта вам надо? — прорычал он.

Все задавали мне один и тот же вопрос. Кстати, уже дважды за последний час. Мне это начинало надоедать.

— Я пришел не для того, чтобы полюбоваться на вашу коллекцию французских марок, — огрызнулся я. — Мне нужно поговорить с вами.

Я двинулся вперед, а он машинально отступил, так что в квартиру я попал без труда и закрыл за собой дверь.

— Почему бы нам не присесть? — тут же предложил я.

Он посмотрел на меня, и его губы медленно растянулись в ухмылке.

— Сегодня утром вы уже нажили себе достаточно неприятностей в «Юнайтед уорлд», — отрезал он:

— Но когда Сайрус узнает о вашем визите ко мне, уверяю, у вас начнутся настоящие проблемы!

— Кого испугает большая черная охотничья собака? — сказал я. — Вы могли бы проявить большее дружелюбие и предложить мне выпить.

— Я также мог бы свернуть вам шею! — с готовностью откликнулся он.

— Не думаю, что вы такой крутой, — сказал я. — Вы просто стареющая звезда шоу-бизнеса, а все ваши мускулы давно превратились в жир!

Он нанес мне яростный удар сбоку, от которого я успел каким-то чудом увернуться и применил в свою очередь прием дзюдо, рубанув его ребром ладони по шее; Джордан с глухим стуком осел на ковер, тихонько застонав и растирая место удара.

— Вы поняли? — спросил я. — У меня, представьте, тоже отвратительное настроение, и я испытываю большое желание пересчитать вам зубы. Вообще-то, наверное, я так и поступлю!

Я занес было ногу, но в этот момент он вскрикнул от страха.

— Не делайте этого! — умоляюще попросил он. — Если хотите, чтобы я ответил на ваши вопросы, я отвечу. Сейчас же!

— Вот и отлично! — обрадовался я. — Давайте начнем с того вечера, когда Джо Бакстер сделал запись одной репетиции, которую вы проводили с мисс Еленой Картрайт.

Он тупо уставился на меня.

— О чем вы, черт возьми, толкуете?

— Ковер жалко! — сказал я. — Он наверняка стоит кучу денег.

— Ковер? Какой ковер?

— Представьте только на нем кровь и выбитые зубы. Может быть, его даже не удастся очистить.

— Но я говорю правду, Ройял! Я никогда не слышал ни о какой записи!

— Значит, Джо Бакстер никогда не записывал вас с Еленой на магнитофонную ленту, — терпеливо сказал я. — И никто не использует эту самую ленту, чтобы вас шантажировать. И вы ничего не платите, чтобы ваша нефтяная невеста не узнала об этом… И луна сделана из зеленого сыра, а Гручо Маркс — ближайший кандидат в президенты от республиканцев!

Джордан выпрямился, и на мгновение я удивился, почему он не воспользовался своим преимуществом в весе и не вышвырнул меня из квартиры.

— Послушайте, Ройял, — терпеливо заговорил он, — вы ничего не поняли. Может быть, кто-то намеренно рассказал вам эту идиотскую историю, чтобы сбить с толку? Я никогда в жизни не встречался ни с каким Джо Бакстером!

Я решил сделать перерыв и закурил сигарету. Рассчитывать на сколько-нибудь более связный разговор я не мог, а если попробовать потрясти его посильнее, ему, пожалуй, взбредет в голову сопротивляться еще сильнее. Тогда он, вероятно, может и убить меня, а подобная перспектива мне вовсе не улыбалась.

— Хотите выпить? — неожиданно предложил он. — Не бывало еще такой проблемы, которую невозможно было бы уладить с помощью хорошего шотландского виски.

— Почему бы нет? — с готовностью согласился я. Он подошел к встроенному бару и достал бутылку и два стакана.

— Знаете, Ройял, — продолжал он болтать, — даже если бы эта ваша история с записью была правдой, мне-то какая разница?

Он протянул наполненный стакан, а я протянул руку, чтобы взять его. В следующее мгновение Джордан резко выплеснул содержимое стакана мне в лицо. От виски защипало глаза, так что на несколько секунд я потерял способность видеть.

Этих секунд для него оказалось более чем достаточно. На меня обрушился потолок, а в голове взорвалась красивая голубая вспышка. Потом все погрузилось в холодную, непроглядную тьму.

Когда я снова открыл глаза, то неожиданно обрел утешение в награду за пульсирующую боль, которая, казалось, стягивала мне голову, словно обруч.

Утешение имело поразительно синие глаза, гладкий, без морщин, лоб и остренький вздернутый носик. Я с трудом принял сидячее положение и увидел, что плечи утешения сделаны из белого атласа и венчают то, что по запоздалому моему уразумению оказалось платьем из розового атласа.

— Привет, — прощебетало утешение.

— У вас великолепные способности, мисс Кэйн, — сразу догадался я. — Только вы нанесли удар не по нефтяной вышке, а по слабому человеческому существу. Вам следовало бы быть более осмотрительной. Разве я так похож на жителя Техаса?

— Вы споткнулись о коврик и упали, — объяснила она. — Но, к счастью, у вас оказался необыкновенно прочный череп.

Я спустил ноги с кушетки и встал, но в тот же момент моя голова едва не оторвалась от шеи, поэтому мне пришлось быстро сесть обратно.

— Не принимайте близко к сердцу случившееся, мистер Ройял, — мягко сказала она. — Вам нужно время, чтобы оправиться, прийти в себя.

Появился ухмыляющийся Коул Джордан.

— Не надо было так торопиться хватать стакан, — вразумительно поучал он. — Тогда бы и падать не пришлось.

— Вы наверняка почувствовали себя отчаянным храбрецом, ударив меня в тот момент, когда я ничего не видел?

— Я всего лишь позвонил по телефону, — самодовольно сказал он. — Сайрусу К. Миллхаунду. Он считает, что насильственное вторжение в мою квартиру и применение грубой силы с целью запугать меня равносильно преследованию. И сказал, что займется этим делом лично вместе с комиссаром полиции.

— Ну вот и замечательно, — одобрил я. — Вам ведь нечего скрывать от полиции, правда?

— Абсолютно нечего, — холодно ответил он.

— Совсем-совсем ничего?

Я взглянул на Сильвию Кэйн, потом снова на него.

— Если вы думаете об этой мифической ленте, — ухмыльнулся Коул, — не трудитесь сообщать Сильвии. Это я могу сделать и сам. — Он повернулся к девушке. — Ройял рассказывает какую-то фантастическую историю о ленте, на которую человек по имени Джо Бакстер якобы записал страстную любовную сцену, разыгравшуюся между мной и Еленой Картрайт.

— Как мило! — сипло рассмеялась она. — Мне бы хотелось послушать ее, дорогой! Посмотрим, со всеми ли девочками ты пользуешься одинаковыми приемами обольщения?

— Видите, как обстоят дела, Ройял? — широко ухмыльнулся Джордан. — И насколько мысль об этой ленте — если она вообще существует в природе — волнует Сильвию? Так что вряд ли я стал бы платить шантажисту, да еще держать это в тайне от нее, верно? А что касается миллионов моих поклонников-телезрителей, из этого, уверен, получилась бы замечательная рекламная история, как вы думаете?

— Полагаю, что так, — кисло согласился я. Мне удалось подняться на ноги и на этот раз удержаться на них.

— Жаль, что вы так быстро уходите, — радостно проговорил Джордан. — Но, наверное, вам придется побеспокоиться о своей лицензии после того, как вами займется Миллхаунд.

13

— Я мог бы посидеть здесь и поразмыслить об этом, — сказал я. — Из нас получилось бы такое пикантное трио, вы не находите?

Говоря эти слова, я посмотрел на девушку.

— Если вы не уберетесь отсюда в течение тридцати секунд, я вызову полицию! — рявкнул Джордан, приближаясь ко мне. И это было ошибкой с его стороны. Он оказался достаточно близко, чтобы я смог ткнуть его прямыми пальцами прямо в солнечное сплетение. На мой взгляд, это послужило отмщением за выплеснутое в глаза виски и удар по голове, которыми он угостил меня.

На этот раз на ковер без сознания рухнул Коул, и это было настолько в его стиле, что мне даже понравилось.

— Если вы вызовете полицию, — сказал я Сильвии Кэйн, — или если он вздумает вызвать ее, я немедленно расскажу эту историю газетчикам. О том, как у знаменитого телегероя оказалось слабое место прямо посередине его необъятной сорочки.

— Я стану вызывать полицию?! — Она подняла бровь. — Почему я должна беспокоиться об этом?

Девушка равнодушно толкнула Джордана носком правой ноги.

— Думаю, он выживет. Может быть, это даже пойдет ему на пользу!

Она дружески улыбнулась мне.

— Почему бы вам не позвонить мне — в любое время, когда вы почувствуете, что я одинока? Моя фамилия есть в справочнике и, вероятно, никуда оттуда не денется.

— Значит, бывают минуты, когда вы чувствуете себя одинокой?

— Да, — призналась она. — Никакая нефтяная скважина не составит девушке компанию в предрассветные часы.

— Даже если она бьет фонтаном?

— Даже если она бьет рафинированной нефтью! Я направился к входной двери и почти уже вышел, но в этот момент ее голос догнал меня:

— Если вы будете искать работу после того, как вас уничтожит Миллхаунд, можете мне позвонить. Я найду применение человеку с вашими талантами!

— И это будет постоянная работа? На целый день?

— Пожалуй, это скорее будут краткие, но напряженные трудовые порывы. Поразмыслите над этим! Это наверняка принесет вам больше денег, чем вы зарабатываете сейчас… Намного больше!

— И мне придется носить воротничок, делать стойку и прыгать на задних лапках, когда у вас будут посетители?

— Когда вы будете со мной, других посетителей не будет, — ответила она. — Об этом я позабочусь. Обещаю!

— Я поговорю со своим менеджером и извещу вас.

— Даже если вы отклоните столь выгодное деловое предложение, — невозмутимо продолжила она, — это не помешает нашей близкой дружбе.

— Насколько близкой?

— Почему бы вам не позвонить мне как-нибудь в ближайшем будущем и не выяснить это?

Она тихонько прикрыла за мной дверь. Я спустился к машине, размышляя о том, что такие вот девочки, как Сильвия Кэйн, и нагнетают в мои жилы адреналин. Почему же я не оказываю на Пэт такого ошеломляющего воздействия, какое оказал на Сильвию?

По пути к дому я подумал, что у Сильвии появился неплохой шанс сыграть главную роль в ближайшем восхитительном цветном киноэпизоде «Сны Ройяла».

Чем больше я думал об этом, тем сильнее мне не терпелось добраться до дому, лечь в постель — и увидеть их. На этот раз я, в самом деле, намеревался лечь спать!

Я добрался домой, когда уже было несколько минут первого, принял холодный душ, надел пижаму и только направился к проекционной кабине — я имею в виду спальню, — как зазвонил телефон.

— Я поднял трубку, и чей-то голос произнес:

— Ройял?

— Разумеется, — сказал я. — Кто это?

— Хочешь узнать, приятель, что случается с людьми, которые задают глупые вопросы? И с людьми, которые слишком много знают?

— Вы могли бы высказаться более определенно? — холодно заметил я.

— Ты еще помнишь Дору, приятель? Так вот, вернись к ней и посмотри, захочет ли она теперь говорить с тобой!

Около моего уха щелкнула положенная трубка.

Я долго простоял, уставившись на телефон. Может быть, кто-то из моих знакомых и обладает таким странным чувством юмора, но я не был в этом уверен.

Поэтому, устало одевшись, я снова вышел из квартиры, спустился вниз и залез в машину. В конце концов, кому нужны эти сны?

Вернувшись к знакомому дому, я поставил машину на то же место, что и в прошлый раз, и подумал, что уже вроде бы поздно наносить даме визит без приглашения. Но ведь именно неожиданности делают жизнь такой интересной, как сказал один малый, узнав, что его горячо любимая девушка только что вышла замуж за его отца.

Я был на полпути наверх, когда снаружи завизжала тормозами еще какая-то машина. Пройдя две трети лестницы, я услышал, как позади забухали тяжелые шаги. И уже почти на самом верху со мной поравнялся лейтенант Сэм Дин.

— Только ничего не говори! — Он метнул на меня свирепый взгляд. — Ты оказался здесь совершенно случайно, да? А ты, случайно, не собираешься позвонить в дверь под номером «Б»?

— Так уж случайно вышло, что собираюсь. А что? Сэм Дин посмотрел на меня без тени признательности.

— Когда наконец ты перестанешь находить трупы еще до того, как они остынут? — поинтересовался он.

— Трупы? — ослабевшим голосом переспросил я. — Это кто-то, кого я знаю? Лейтенант фыркнул.

— Нам только что позвонил швейцар. Тело обнаружил он.

— Дора?

— Я не знаю ее настолько хорошо, чтобы называть по имени. Но если даму из номера «Б» звали Дора — то это она.

Он протиснулся мимо меня и направился к двери 2-Б. Я последовал за ним. Он не возражал.

Дверь 2-Б была незаперта. Он толкнул ее и вошел внутрь. Я последовал за ним, глядя через его плечо.

Дора уже не была столь привлекательной, как совсем недавно. Она раскинулась в большом кресле, вытянув ноги. На ее искаженном лице застыла гримаса ужаса, а широко раскрытые глаза смотрели прямо на нас, и у меня возникло такое чувство, словно она вот-вот что-то скажет.

Но большое красное пятно спереди на ее блузке и такая же красная струйка, тянувшаяся из уголка рта, не оставляли ни малейшей надежды, что она когда-нибудь договорит то, что не успела сказать.

Сэм Дин подошел ближе и посмотрел на искаженное ужасом лицо.

— Ее наверняка напугали до потери пульса, прежде чем убить. — Он наклонился и приложил ребро ладони к ее щеке. — Однако это произошло совсем недавно. — Он поднял голову. — Так где ты был в течение последних двух часов?

— В постели.

Он покачал головой.

— Ясно. Я ее знаю?

— Совершенно случайно я оказался в постели один и спал, — раздраженно ответил я. — Так что свидетелей у меня нет. Но можешь поверить мне на слово.

— Вот это новость!

Я не понял, имеет ли он в виду под новостью то, что я оказался в постели один, или то, что нужно поверить мне на слово. Но вряд ли об этом стоило переспрашивать.

Лейтенант расхаживал по комнате, брал в руки какие-то безделушки, рассматривал их и снова ставил на место.

— Эта крошка умела жить. — Он окинул взглядом лежащее в кресле тело. — Такие, как правило, даже из собственной смерти делают спектакль.

Он закончил обход гостиной и наконец снова подошел ко мне.

— Почему бы нам в ожидании технарей не поговорить по душам, Макс?

— Разве у меня есть выбор?

Он отрицательно покачал головой, мрачно глядя на меня.

— Абсолютно никакого.

— В таком случае почему бы нет?

Он взял меня под руку и повел в угол гостиной, подальше от тела, чтобы избавиться от ощущения, что Дора смотрит нам в глаза и слышит каждое слово.

— Ну что ж, Макс… — Сэм Дин удобно устроился в кресле и подложил под затылок свою мягкую шляпу. — Начнем.

Я тщательно раскурил сигарету и всячески тянул время, туша спичку.

— Начнем что? — вежливо осведомился я. Лейтенант хотел было сказать что-то резкое, но, очевидно, раздумал и нашел иной, более мягкий подход.

— Ты, конечно, знал ее. В противном случае не стал бы наносить ей дружеского визита в столь позднее время. Что тебе о ней известно?

— Ее зовут Дора. Работала на студии «Юнайтед уорлд». Имела там репутацию соглядатая. Дин кивнул.

— Значит, ты решил забежать к ней среди ночи, чтобы она с тобой посекретничала?

14

Я выпустил дым в потолок, умудрившись попасть себе в глаза, и покачал головой.

— Не угадал. Мне только что позвонили по телефону и пригласили приехать, сообщив, что Дора уже не имеет ничего общего с осведомительными делами.

— Ты узнал голос?

Я покачал головой.

Лейтенант кивнул двум вошедшим мужчинам в белых куртках. Они кивнули в ответ, подошли к телу и профессионально осмотрели его. За ними появились другие техники; один из них был с фотоаппаратом, Сэм Дин снова повернулся ко мне:

— Итак? Зачем этому человеку понадобилось тебе звонить?

— Может быть, и на сей раз Дора что-то подслушала? А они подумали, что она вот-вот расколется, — предположил я.

Лейтенант поджал губы.

— Насчет чего? Насчет этого малого, Бакстера?

— Может быть, и насчет него.

Сэм Дин задумался и устремил взгляд на сотрудников отдела медицинской экспертизы. Они переложили тело с кресла на каталку, накрыли его одеялом и привязали. Один из них подошел к нам и протянул лейтенанту отпечатанную по всей форме бумагу.

— Какое расточительство такого прекрасного материала! — простонал врач, ожидая, пока Сэм Дин поставит под бумагой свою подпись и вернет ее.

— Попросите медэксперта сообщить мне причину смерти сразу, как только она будет установлена. Человек в белой куртке фыркнул.

— Такая пуля вместо галстука-бабочки! Она уж точно умерла не от старости, лейтенант. Дин хмуро взглянул на него.

— Мне нужен подробный отчет плюс фотографии пули. Врач ухмыльнулся и направился к каталке: едва заметная выпуклость под одеялом невольно наводила на грустные размышления. Врач с напарником повезли ее к двери и исчезли в коридоре.

Лейтенант опять повернулся ко мне.

— А что там с этим Бакстером? Что тебе удалось разнюхать?

— Ничего, что имело бы хоть какой-то смысл.

— И все-таки расскажи мне. Я сам буду об этом судить. Я вздохнул. Знаменитая популярность Макса Ройяла на этот раз не обеспечила ему обычного теплого приема. Я выдал Сэму все, что мне было известно о Джо Бакстере, и ответил на все его вопросы. Дин встал, подошел к телефону и набрал номер отдела по расследованию убийств. Я слышал, как он дает на Джо Бакстера сигнал всем постам.

— Что за странная идея, Сэм? — спросил я, когда он наконец положил трубку. — Если тебе нужна нефть, то ты копаешь не в том месте.

— Она не обязательно должна бить фонтаном, — решительно возразил он. — С меня будет довольно, если она потечет хотя бы тонкой струйкой.

— Фараон задает загадки, — язвительно сказал я. — Мне и без того хватает проблем!

Он снова сел и стал наблюдать, как эксперты снимают отпечатки пальцев. Когда они фотографировали их в опасной близости от того места, где я сидел во время первого визита, Сэм вытащил из кармана потертую вересковую трубку.

— Та пуля, что ты оставил мне в бюро, Макс… Где ты ее взял?

— Вчера ночью кто-то вломился в квартиру Джо Бакстера. Я отвозил миссис Бакстер домой. Он выпустил в меня пулю. Я выковырял ее из деревянной панели. Она вам что-нибудь дала?

Он погрузил трубку в кожаный кисет и начал наполнять ее.

— Это точно такая же пуля, как и та, что мы вынули из тела Хэнка Фишера.

— На мой взгляд, это несомненно связывает исчезновение Бакстера со смертью Фишера, — согласился я. Дин зажал трубку зубами.

— Кажется, твое дело стало теперь и моим, — проворчал он.

Я согласно кивнул:

— Вероятно, Сэм. В противном случае это было бы просто совпадение.

— Я не верю в совпадения. Только в факты. Расскажи мне, что ты раскопал. Может быть, у меня и для тебя найдется что-нибудь взамен.

Я рассказал ему все. Клиенту нашего агентства этот рассказ не нанесет никакого вреда, а, принимая во внимание скандал, который Миллхаунд наверняка закатил комиссару, сотрудничество с Сэмом нисколько не повредило бы и мне самому.

Пока я рассказывал, лейтенант молча курил. Когда я наконец закончил, воздух вокруг был сизым от дыма.

— Очень интересно. — Он обдумывал услышанное.

— Ладно. Я рассказал свою часть. Может быть, ты расколешься и тоже выложишь мне несколько лакомых кусочков информации?

— Например?

— Например, то, что у тебя есть на Хэнка Фишера. — Я вытащил из пачки сигарету и сунул ее в рот. — Все, что я смог накопать, — это, пожалуй, то, что он подыскал себе жену с телом ангела и языком гадюки. После того как я поговорил с ней, я бы не удивился, если бы он сам бросился в реку в порядке самозащиты.

— И не надейся. Макс! Не забывай, что Хэнк Фишер заработал себе дырку в голове, прежде чем решил окунуться. В воду он попал уже мертвым.

— Ну хорошо, убедил. Значит, его убили? Глаза Сэма несколько оживились. Он стал похож на только что проснувшегося рабочего-трезвенника.

— Надеюсь, ты откровенен со мной, Макс. Для нашей же общей пользы.

— Я рассказал тебе все, что знаю.

— А о Бакстере? — Его глаза изучали мое лицо. — Ты думаешь, это он убил Фишера? И именно поэтому ударился в бега?

— Насколько мне известно, его нет, Сэм, — осторожно сказал я. — Нам заплатили за то, чтобы мы его нашли. Это пока все.

Он издал звук, похожий на хрюканье, и поднялся на ноги.

— Пойдем! — позвал он. — Эти декорации меня угнетают!

Он был прав. Я последовал за ним; Мы спустились вниз и вышли в переулок.

— Мы и раньше сотрудничали с тобой, Сэм, — сказал я. — Не вижу причины, почему бы нам не возобновить это сотрудничество.

— Может быть! — неопределенно прореагировал он. По-видимому, эта идея не произвела на Сэма особого впечатления. Что-то ему мешало.

— Но пойми, Сэм! Я рассчитываю именно на это!

Я постарался принять оскорбленный вид.

— Надеюсь, — сказал он. — Потому что если ты не будешь этого делать, я расскажу все комиссару, а ему это не понравится — и особенно ему не понравишься ты сам вместе со своим агентством!

— Это «Жалобы на королевской неделе», — сказал я. — И ты вполне бы мог присоединиться к данному спектаклю — в нем участвуют все.

— Хватит шуток! — отрезал он не совсем корректно. Сэм сел на заднее сиденье патрульной машины, а я направился к своей. Это был очень долгий день. Я собирался наконец добраться до дому и провести долгую ночь — отсыпаясь в собственной постели.

Глава 6

Но когда я добрался до квартиры, желание лечь спать у меня пропало. Покрутив приемник, я нашел тихий, спокойный джаз, налил себе большой бокал шотландского виски, влез в пижаму и растянулся на кушетке.

Это был тот самый образ жизни, который мне хотелось бы ввести в привычку. При условии, что меня никто не будет беспокоить.

Но меня побеспокоили. Почти тотчас же зазвонил телефон. Я с усилием встал и поднял трубку.

— Кто это? — недовольно спросил я.

Ответа не последовало. Я повторил вопрос — по-прежнему никакого ответа. Потом послышался тихий щелчок: на том конце линии положили трубку.

Я вернулся на кушетку и снова расслабился с бокалом в руке. «Джерри Муллиган» уступил место «Шерингу», и под легкое, сухое, ледяное шотландское музыка пошла очень хорошо.

Я задремал, потом вдруг проснулся, чтобы налить себе еще виски. Какой-то тип из приемника бормотал всякую чушь о прогрессивном джазе и новых направлениях, и я выключил его. Потом подумал, что в конце концов пора немного поспать.

Я лежал в постели минут пять, думая о Елене Картрайт, а потом меня подхватили волны одного из моих цветных снов. Это был исправленный вариант старого сценария.

Ройял восседал на украшенной кисточками подушке, а повсюду, насколько хватало взгляда, его окружали красавицы — золотоволосые, брюнетки, блондинки, рыжие — одна красивее другой.

Ройял хлопнул в ладоши. Они встали как по команде и начали исполнять танец «Семи покрывал», хотя пользовались всего шестью.

Я отхлебнул ликера из высокого ледяного бокала, затянулся из кальяна и вытянул ноги. Подошел негритенок с опахалом и начал обмахивать меня.

Танец закончился, и я вызвал фаворитку. Это была не та фаворитка, что в предыдущем сне, но такая же красивая, так что жаловаться было не на что.

15

Она села у моих ног и стала играть с их пальцами. Однако занималась этим недолго, начала плавно двигаться вверх, все выше и выше, и наконец добралась до лица, бормоча милые пустяки о ямочке на подбородке. Ее пальцы затрепетали возле моего уха и начали гладить меня по волосам. В какое-то мгновение красавица подняла ко мне лицо — и я увидел, что это Елена Картрайт!

— Зачем вы здесь? — ахнул я.

— Чтобы доставить вам все возможное наслаждение, о, Великий! — промурлыкала она.

— Тогда начинайте! — приказал я.

— Чего вашему величеству угодно более всего? Я лукаво улыбнулся:

— Изволите шутить?

— О, сегодня утром Великий пребывает в игривом настроении, — прошептала она. — Тогда я тоже должна быть шаловливой!

— Это меня вполне устроит, крошка, — ухмыльнулся я. — Прояви все свое обаяние, и Великий впитает его!

Она придвинулась ко мне ближе, ее алые губы коснулись моего подбородка и двинулись вниз, мягкие и теплые. Только я начал поворачиваться, чтобы заключить ее в объятия, как…

Я неожиданно проснулся. В мое подсознание вторгся какой-то шум, хотя и очень-очень слабый. Я лежал неподвижно, только открыл глаза и огляделся.

У меня возникло ощущение, что я не один в комнате, хотя в поле моего зрения не оказалось ничего, что могло бы это подтвердить. Вся спальня тонула в пятнах лунного света, и я видел только привычные очертания мебели на привычных местах. Я уже решил, что просто съел что-нибудь не то.

И вдруг я увидел его.

На дальней стене застыла какая-то необычная тень. Она была едва заметна — просто темное пятно, определенно не имевшее отношения к обычным предметам.

Мой внезапно обострившийся слух уловил приглушенный щелчок — звук взводимого курка.

Я метнулся вправо и кубарем скатился с кровати.

Звук выстрела в ограниченном пространстве походил на пушечный. Для меня не было неожиданностью, что пуля из револьвера такого калибра прорвала в подушке дыру размером с бейсбольный мяч на том самом месте, где за несколько секунд перед тем покоилась моя голова. Но какого черта! Гораздо проще вновь набить подушку, чем попытаться запихнуть мозги обратно в дыру, которую эта пуля проделала бы в моей голове.

Послышался шорох шагов человека с револьвером. Он подошел к кровати, чтобы убедиться, что дело сделано.

Тихо, как только мог, я протиснулся под кровать. Он шепотом выругался, обнаружив, что постель пуста. Оставалось всего несколько секунд до того, как он начнет искать под кроватью.

Он стоял в ногах кровати. Его ботинки находились меньше чем в футе от моей головы. В отчаянии я протянул руки, схватил его за лодыжки и дернул. Он рухнул с грохотом, от которого содрогнулась мебель. При ударе об пол из его легких со свистом вырвался воздух, и хриплое ругательство оборвалось на полуслове.

Я вылез из-под кровати и вскочил на ноги. Человек тоже поднялся. Я попытался добраться до письменного стола, где хранился револьвер, но он набросился на меня, как разъяренная фурия. Его пальцы впились мне в горло, в то время как другой рукой он вцепился мне в волосы и оттянул голову назад. Я почувствовал, как из глаз у меня потекли слезы.

Но, по крайней мере, это были всего лишь слезы! Замешкайся я в постели еще на несколько секунд — и это была бы кровь. Моя кровь.

Я как мог распрямил ноги, ловко вывернулся из его рук и снова ухватил человека за лодыжки. На этот раз, когда я дернул его, он грохнулся не один: мы катались по полу, борясь и извиваясь в темноте. Он был маленький, но сильный и жилистый. В комнате не слышалось никаких звуков, кроме редких ударов о мебель, ворчания и рычания. Его пальцы опять нашли мое горло, и я почувствовал, как воздух в моих легких вот-вот кончится.

Я схватил его за руки и попытался оторвать их от себя, но ладони мои были влажными и скользкими. В отчаянии я выпустил его запястья и рубанул ребрами ладоней по бокам — под грудной клеткой.

Раздалось приглушенное рычание, и хватка на моем горле ослабла. Я сознавал, что он с трудом поднимается на ноги и, шатаясь, направляется к окну, но не мог заставить слушаться свои ноги. На этот раз я даже не мог подняться.

К тому времени, когда мне удалось встать, он уже смывался через окно. Спотыкаясь, я карабкался за ним. Моя нога ударилась о какой-то предмет. Я наклонился и поднял его. И понял, почему этот тип не закончил свое дело с помощью револьвера: падая, он выпустил его из рук. Теперь он был у меня, и если только я не ошибался, я держал в руках оружие убийцы — оружие, из которого в меня выпускали пули в квартире Джо Бакстера.

Когда я добрался до окна, его шаги эхом отзывались на стальных ступеньках пожарной лестницы. Я высунулся наружу как раз в тот момент, когда он достиг нижней площадки.

При таком слабом свете нельзя было быть уверенным до конца, но он сильно напоминал того парня, который пытался пристрелить меня в квартире Норин Бакстер.

Я пошел в гостиную и сделал себе крепкий напиток. Потом вернулся в спальню и рассмотрел то, что осталось от моей подушки. Отбросив ее в сторону, я нашел дыру, которую пуля проделала в матрасе, а через несколько минут обнаружил и саму пулю.

Она была безупречной формы, почти без отметин.

Я подбросил ее на ладони, испытывая странное возбуждение при мысли о том, что она предназначалась для того, чтобы снабдить меня третьим глазом — между моими двумя. Эта мысль вовсе не располагала к тому, чтобы вернуться в постель. К тому же несостоявшийся убийца загубил мои приключения в гареме на всю оставшуюся ночь.

Поэтому, утешаясь спиртным, я просидел до тех пор, пока дневной свет не окрасил пейзаж за окном сначала в мутно-серый, а затем в чрезвычайно непривлекательный розоватый цвет. За что я всегда терпеть не мог утро, так это за то, что все вокруг выглядит так, словно простояло всю ночь на улице.

Глава 7

Было не очень-то вежливо появляться в главном полицейском управлении в такое неподобающее время, как восемь тридцать, поэтому я подождал до восьми сорока, прежде чем поставить свой «порше» под табличкой «Стоянка запрещена».

Думаю, это только справедливо — платить городу в той или иной форме после того, как бесплатно воспользуешься его услугами. Эта сторона моей натуры отнюдь не вызывает у босса теплых чувств. Особенно когда она отражается на счетах за служебные расходы.

В открытом лифте с декоративной металлической решеткой я поднялся на четвертый этаж, где находилась полицейская лаборатория. Когда я вошел, лейтенант Эл Дэвис, дежурный химик, близоруко таращился на раствор, пузырящийся на донышке пробирки. Он поднял голову и кивнул мне.

— Макс Ройял! Давненько не виделись!

Вытерев руки о рабочий халат, он протянул одну мне. Я взял ее и как можно быстрее выпустил. Руки лейтенанта Дэвиса на ощупь всегда напоминали сырое рыбное филе.

— Чем можем помочь, Макс? — поинтересовался он. Кивком я указал на дальнюю часть лаборатории, где находилась дверь с надписью «Баллистика».

— Кто сегодня дежурит в тире?

Лейтенант Дэвис сморщил нос и сосредоточился.

— Майк Коннорс. — Он еще немного подумал и покачал головой. — Нет, прости, сегодня у Майка выходной. Наверное, Ленни Винтере. — Он тоскливо посмотрел на меня. — Так тебе очень нужна баллистическая экспертиза? А здесь мы ничего не можем для тебя сделать? — Может быть, если достану пятна крови. Но, по правде говоря, гарантирую это, если только доберусь до того типа, который нанес мне визит сегодня ночью.

Он кивнул с несчастным видом и вернулся к своей бурлящей пробирке. Я прошел через длинную комнату, сплошь забитую столами из стеатита, горелками Бунсена и бюретками, в лабораторию баллистики.

Ленни Винтере был высоким человеком с копной светлых волос. Когда я вошел, он что-то проворчал и отодвинул отчет, над которым трудился.

— Только не говори, что у тебя еще одна, — сказал он, мрачно усмехнувшись. — Такой малый, как ты, может озадачить человека и без дополнительной помощи.

16

Я полез в карман, достал пулю, которую вынул из матраса, и бросил ему на стол. Винтере взял ее и, осмотрев, нахмурился.

— Где ты ее взял? — поинтересовался он. — Она выглядит так, словно была выпущена в испытательный щиток.

Он повертел ее между пальцами.

— Никаких отметин. Она практически не деформирована.

— Такой она и должна быть, — сказал я. — Я вытащил ее из своего матраса. Винтере фыркнул.

— Кому что больше нравится. Одни любят ложиться в постель с девочками, другие предпочитают 45-й калибр. И то и другое может привести к летальному исходу.

— И вот так весь день. Всякие там шуточки и прочая чепуха. — Я опустился в кресло напротив письменного стола. — Послушай, Ленни, сегодня рано утром какой-то тип проникает ко мне в квартиру и выпускает в меня пулю. Мне удается вовремя убраться с ее пути. Такие приключения здорово выматывают. А эти твои шуточки выматывают еще больше. Окажи мне одну услугу!..

— Выясни, вылетела ли она из той же самой пушки, что и все остальные, — продолжил он как попугай и мгновение пристально смотрел на меня. — Полагаю, ты получил у лейтенанта Дина «добро» на эту проверку?

Я принял оскорбленный вид.

— Разве я был бы здесь, если бы не получил? Подумав, он кивнул.

— Да, конечно!

— Ну ладно, Ленни, я не получал никакого «добро». И подумал, что это пока могло бы остаться между нами. Винтере покачал головой и бросил пулю на стол.

— Не надо меня подмазывать. Макс. Если Дин пронюхает, что мы пользуемся лабораторией для твоих личных дел…

— Каким образом? Разве твоя жена пронюхала о той маленькой рыжеволосой курочке, с которой я тебя познакомил?

Ленни Винтере бросил на меня злой взгляд.

— Эй, погоди-ка!.. Я прервал его.

— Не беспокойся! Я ничего не собираюсь ей сообщать. И упомянул об этом только затем, чтобы напомнить тебе, какой я на самом деле молчаливый парень. Конечно, если ты не испытываешь желания помочь мне…

Ленни Винтере по-прежнему хмурился. Он отпустил какое-то замечание, которое я не совсем расслышал, и снова взял в руки пулю. Потом подошел к металлической картотеке, протянувшейся вдоль задней стены комнаты, выдвинул один из ящиков и, порывшись в нем, достал конверт.

— Вот… Это пуля из тела Хэнка Фишера. Он вытряхнул на стол слегка деформированную пулю. Потом из другого конверта — сплющенный кусочек свинца, который я выковырял из деревянной панели в квартире Джо Бакстера.

— Это та, которую выпустили в тебя, но промахнулись.

По тому, как он это произнес, у меня создалось впечатление, будто он жалеет, что этот тип так плохо целился.

Он взял все три пули, подошел к стоявшему у стены прибору и вставил туда две из них. Потом навел окуляры и приложился к ним. Повозившись с дисками, поднял голову и нахмурился.

— Они вылетели из одного и того же револьвера.

— Ты уверен?

Винтере кивнул и взял в руки пулю, ту, что из квартиры Бакстера.

— Она один к одному с той, убившей Фишера! Сейчас я еще раз сличу ее с пулей из квартиры Бакстера.

Он повозился с пулями, заменил одну на другую и снова прильнул к окулярам. Потом поднял голову.

— Взгляни сам!

Я подошел и посмотрел в линзы. Изображение было раздельное. Вверху была видна пуля из моего матраса, внизу — из стены Джо Бакстера. Стало очевидным, что борозды и царапины, возникшие после прохождения по стволу револьвера, были идентичны на обеих. Я выпрямился и кивнул.

— Если бы мы теперь могли раздобыть еще и револьвер! — пробормотал Винтере.

Я расстегнул куртку и вытащил пушку 45-го калибра, которую коротышка оставил на полу моей квартиры.

— Милости просим!

Он протянул руку, но я отвел револьвер в сторону.

— При одном условии. Я сам расскажу об этом Дину. Он нахмурился.

— А ты ничего не выкинешь?

— Ты ведь хорошо меня знаешь, Ленни. Разве я могу что-нибудь выкинуть?

— Разумеется, я тебя знаю. Потому и спрашиваю.

— Послушай, Ленни, — сказал я ему. — Парень, который стрелял из этой пушки, пытался размазать меня по всей спальне. Ты считаешь, что я способен покрывать такого типа?ъ

Переварив сказанное, он пожал плечами.

— Вероятно, я сошел с ума. Но я сделаю это. Только у меня тоже есть условие. Если ты в течение двадцати четырех часов не поставишь лейтенанта в известность, я это сделаю сам.

Я согласно кивнул:

— Заметано!

* * *

В десять часов в Детективном агентстве Крамера царила такая же радостная атмосфера, как в похоронном бюро на исходе зимы, во время которой была зафиксирована самая низкая смертность.

Двустворчатые вращающиеся двери захлопнулись за моей спиной, и я направился к столу Пэт. При виде меня она старательно натянула на колени юбку. Это был единственный признак того, что она меня узнала.

— Кто умер? — спросил я.

— Мне не хотелось бы этого говорить, — бесстрастно произнесла она. — Но на вашем месте я не стала бы покупать сейчас новый костюм. Не думаю, что вы успеете его надеть… Мистер Крамер разговаривал с комиссаром полиции. Точнее — комиссар полиции разговаривал с мистером Крамером.

— И все в один день, — сказал я. — Пожалуй, сегодня мне не стоит встречаться с мистером Крамером. Я просто выскользну на улицу и помчусь отсюда без оглядки!

— Слишком поздно, — предостерегла она. — Пять минут назад я получила строгое указание: проводить вас к шефу, как только вы появитесь, а затем игнорировать любые крики, раздающиеся из кабинета мистера Крамера, — они могут исходить только от вас… Как идут дела с номером Маггса?

— Эта затея провалилась. Мне сказали, что, если бы у меня было достаточно ума, чтобы петь дуэтом с шимпанзе, я не стал бы работать в таком месте.

— Вы заходите, заходите, Макс Ройял! — кивнула Пэт в сторону святилища. — Труба, труба зовет!.. Вам нужно идти, а мне придется остаться, чтобы потом вымести осколки.

Я вошел в кабинет Крамера задом наперед, подумав, что если войду нормально, то увижу его лицо, а это зрелище вконец лишит меня мужества.

Я закрыл за собой дверь и остановился, разглядывая ее.

— Ты! — Голос Крамера был глух от волнения. — Почему ты стремишься погубить меня, Макс? Скажи?!

— Я всего лишь туповатый служащий… — Я замялся. — Который пытается делать свою работу и…

— Что туповатый — это верно. Слабоумный — это определение тоже годится. Ты задираешь Миллхаунда, и он уже пожаловался комиссару. Не довольствуясь этим, ты силой врываешься в квартиру одного из его ведущих актеров и терроризируешь его. Что ты собираешься делать дальше? Поджечь здание «Юнайтед уорлд»?

— Оно не загорится, — грустно вздохнул я. — Оно почти целиком из алюминия.

— Какое счастье! — прохрипел шеф. — Ты губишь мою жизнь, Ройял! Понимаешь ли ты это? Вчера я разыграл девять лунок и сделал восемнадцать ударов сверх нормы. У меня не хватило духу разыграть остальные девять!

Я набрался мужества и повернулся наконец к нему.

— Расскажите мне что-нибудь об Амосе Хэкете, — попросил я.

— Ну уж нет! — завопил он. — Только не говори мне, что следующим будет Хэкет! Сначала Миллхаунд, потом Джордан, а теперь еще и Хэкет! Поначалу я думал, что ты стремишься просто разорить меня! Но теперь вижу, что этого тебе будет недостаточно — тебе нужно, чтобы я еще и в тюрьму загремел!

— Вы хотели рассказать мне что-то о Хэкете? — с надеждой переспросил я.

— Ну ладно! — безнадежно произнес он. — И вообще, зачем мне свобода? К чему мне платежеспособность? И кому нужен этот гольф?

— Что за человек этот Хэкет? — не обращая внимания на его стенания, терпеливо и настойчиво задавал я свой вопрос.

— Когда Амос Хэкет идет по улице, на улице становится темно, — наконец внял он моим мольбам. — Когда Амос Хэкет участвует в сделке, эта сделка автоматически начинает вонять! У него есть кое-какие политические связи и множество друзей в самых неподобающих местах — включая джентльмена по имени Сайрус К. Миллхаунд. Ты это хотел узнать от меня? Да?

17

— Спасибо, Пол, — искренне поблагодарил я.

— Если позволишь, я побеспокою тебя, Макс, еще немного, — подчеркнуто вежливо сказал он. — Как продвигаются дела с розыском Джо Бакстера?

— Продвигаются, — неопределенно ответил я.

— Это мне известно! — проворчал он. — Но в каком направлении? Назад, как я понимаю? Я сделал вид, что обиделся.

— Я рискую за вас своей головой, и вот какую благодарность за это получаю!

— Ты никогда в своей жизни не рисковал головой, Макс Ройял!

— Ну… вы правы, может быть и нет. Но кто-то решил, что вчера ночью мне как раз пришло время это сделать!

Он нахмурился.

— Что же случилось вчера ночью?

— Кто-то забрался ко мне в квартиру и попытался меня убить! — весьма театрально объявил я. Он поморщился.

— Никогда не нужно есть перед сном. Из-за этого тебя и мучают кошмары!

— Вот как? У этого кошмара оказался с собой револьвер! — сообщил я. — И из этого револьвера вылетела пуля, которая едва не погрузила меня в мой последний и самый долгий сон!

— Ты это серьезно. Макс?

— Я пытаюсь вам объяснить, а вы… не желаете слушать! — вздохнул я.

— Кто это был? — резко спросил он:

— Ты видел его лицо?

— Нет, — помотал я головой. — Он не позволил мне увидеть себя крупным планом. Но тем не менее я постараюсь его найти!

— Я думаю, это тебе поможет!

Он оскалил зубы и бросил через стол утреннюю газету.

Я взял ее и просмотрел. На первой странице была фотография Джо Бакстера в армейской форме, а внизу — заголовок: «Видели ли вы этого человека? Он разыскивается полицией для допроса».

Быстро же Сэм Дин нашел фотографию! В этом деле все действовали быстро — кроме., естественно, меня. Видимо, из-за того, что все остальные знали, в каком направлении необходимо двигаться.

— Сегодня утром со мной беседовал лейтенант Дин, — сообщил Крамер. — И комиссар тоже. Они уже проработали все версии. Джо Бакстер убил Фишера. Очень просто — так-то вот!

— Но какие у них есть доказательства?

— Эта девушка, которую убили прошлой ночью, Дора… Ее застрелили из револьвера 45-го калибра. Ты знал об этом?

— Догадывался. И что же из этого следует? Крамер сердито посмотрел на меня.

— Что значит «и что же»? Фишер был убит из такого же оружия. Кто-то стрелял и в тебя из такого же оружия. — Он наклонился вперед и понизил голос:

— Неужели ты не можешь сложить два и два? Бакстер служил в армии и был инструктором по стрелковому оружию в Форт-Беннинге. Ты знаешь, какими револьверами пользуются в армии, Ройял?

— Итак, револьвер был 45-го калибра. Итак, Бакстер служил в армии. Как, кстати, и несколько миллионов других парней и, между прочим, девушек, — сказал я. — Просто к сведению — у того типа, который хотел меня убить сегодня утром, тоже был такой револьвер. В этом деле кишмя кишат пули 45-го калибра. И все они идентичны.

— Но… — с жаром начал было Крамер.

— Но — ничего! У Сэма Дина нет оснований заявлять, что стрелял Джо Бакстер. И он это понимает. А поскольку жена Бакстера — наш клиент, вам, полагаю, тоже следовало бы это понять.

— Я не суд присяжных! — взорвался Крамер. — Я просто говорю тебе, как рассуждает полиция!

— Спасибо, — поблагодарил я. — Но вот еще кое-что об этом Хэкете… Как вы думаете, может существовать какая-то связь между ним и Миллхаундом?

— Никогда ни о чем подобном не слышал.

— А вы слышали когда-нибудь о маленьком типчике по имени Пэйн?

— Известном еще и под именем Ройял? — неудачно сострил он. — Разумеется, я слышал о Пэйне — это бывший громила, наемный убийца, который работает на Хэкета. И я не вполне уверен в том, что он бывший!

— У вас неточные сведения, — сказал я. — Он работает в «Юнайтед уорлд» начальником отдела внутренней безопасности.

— Может быть, это и есть та самая связь между Хэкетом и Миллхаундом? — предположил Крамер.

— Может быть, — не стал опровергать я эту версию. — Мне кажется, все это очень интересно, и я определенно должен повидаться с мистером Хэкетом.

— А почему бы нет? — явно обрадовался Крамер. — Может быть, он тебя убьет!

Я вышел в приемную, и Пэт посмотрела на меня с живым интересом.

— Синяков не видно, — наконец сказала она.

— Тебе надо взглянуть на другого парня, — объяснил я. — Мясной фарш!

Я набрал номер миссис Бакстер, но там никто не брал трубку. Я уже выходил из конторы, когда Пэт ответила на телефонный звонок и крикнула вслед, что звонят мне. Я вернулся и сразу взял у нее трубку.

— Это Елена Картрайт, Макс, — произнес мне в ухо ее взволнованный голос. — Я только что прочитала сообщение о Доре. Это ужасно! Как все это случилось?

— Мне ничего не известно, кроме того, что она мертва, — с готовностью ответил я.

На другом конце линий наступило короткое молчание. За ним последовал тяжкий вздох.

— Я боюсь, Макс, — едва слышно произнесла Елена. — Я в самом деле боюсь!

— Чего тебе-то бояться?

— Я осталась единственной, кто знает о ленте.

— Не понимаю, какое отношение ты имеешь к этой ленте, если она все еще у Джо Бакстера, а ты не знаешь, где он находится?

— Сегодня утром мне позвонил Коул Джордан, — сообщила она. — Он был в бешенстве!

— По какому поводу?

— Не знаю… Он не сказал ничего вразумительного, но посоветовал мне соблюдать осторожность!

— Ты думаешь, он может что-то сделать?.. Причинить тебе вред или что-нибудь такое? Ты этого боишься?

— Да, — тихо сказала она. — Именно этого я и боюсь!

— Что ты сегодня делаешь?

— Утром мне придется поехать на студию, и, вероятно, я пробуду там большую часть дня.

— Я мог бы заехать на студию и повидаться с тобой чуть позже, — предложил я. — И не беспокойся о Джордане, пока ты в студии. Он ничего не сделает в присутствии множества других людей.

Я положил трубку, посмотрел на Пэт и добавил, ни к кому не обращаясь:

— Надеюсь!..

Я сел и с полминуты размышлял над всем этим, а затем вернулся в кабинет Крамера.

— Ничего не говори! — взмолился он, однако не перестал ерничать и закрыл глаза:

— Ты только что пристрелил Хэкета! Не так ли?

— Мне только что позвонила Елена Картрайт, — ответил я, не замечая его выпада. — Это та девушка, которая одолжила миссис Бакстер пятьсот долларов на аванс, чтобы та могла нанять нас для розыска своего мужа. Елена напугана… Говорит, что Коул Джордан сегодня утром угрожал ей по телефону.

— Настройся на завтра, — устало посоветовал Крамер. — А то я могу заплакать!

— Есть ли у вас на примете кто-нибудь, не занятый чем-нибудь крайне важным, вроде гольфа, — вежливо игнорировал я и этот выпад, — то было бы неплохо отправить за мисс Картрайт «хвост» и проследить, чтобы она не обрела безвременный конец. Поскольку у этой девчушки водятся деньжата, нам вряд ли захочется, чтобы с ней случилось что-то непредвиденное. Не так ли?

— Деньжата? — несколько оживился Пол Крамер. — Ты прав, Ройял! Том Фарлей. Я черта не делает, только накручивает накладные расходы! Я немедленно поручу ему это!

— Можете распорядиться, чтобы он звонил вам через определенные промежутки времени, — предложил я. — Тогда я тоже смогу звонить и следить за тем, что делает он. Это позволило бы нам не занимать телефон.

— Я в любом случае прикажу ему это делать, — сказал он. — Иначе он направится в ближайший бар и просидит там дня два!

Покинув кабинет, я отправился повидать человека по имени Амос Хэкет, дом которого находился в нескольких милях от города… Место, вполне подходящее для банкира с Уолл-стрит или мелкого рэкетира. Амос Хэкет не был ни тем, ни другим, поэтому в его доме было введено несколько новшеств, которые в доме банкира вряд ли найдешь.

Первым новшеством оказалась каменная стена, окружавшая участок земли размером в два или три акра и покрытая сверху битым стеклом. Вторым новшеством были высокие, прочные стальные ворота, перекрывавшие подъездную аллею. Третьим было караульное помещение.

Я остановил машину у ворот и высунул голову из окна. Караульное помещение казалось безлюдным, пока я не посигналил.

18

На солнечный свет вышел стройный парень. Он наморщил лоб, прищурившись от слепящего блеска белой бетонной аллеи, и медленно, боком приблизился ко мне.

— В чем проблема, мистер? — тихо осведомился он.

— Меня зовут Ройял, — сообщил я.

— В этом сезоне мы таких не покупаем, — с ухмылкой сказал он.

— Очень плохо, — нашелся я. — Я бы посоветовал вам приобрести новый галстук-бабочку — на ваше жирное пятно.

Увидеть галстук-бабочку трудно, если он на вас. Стройный парень, задетый моим замечанием, тотчас попытался это сделать, а поскольку он стоял достаточно близко к дверце машины, я в один миг смог дотянуться до него, рванул его к себе и наотмашь ударил по губам. Потом плотнее прижал к дверце автомобиля — на случай, если он попытается сделать какую-нибудь глупость, например, потянется к выступу под левой подмышкой.

— Сопляк! — ласково прожурчал я. — Когда мне захочется посмотреть комедию, я включу телевизор!

С исказившимся лицом он пытался разорвать захват на отворотах куртки. Я пару раз дернул его взад-вперед, стукая о дверцу, потом заговорил снова:

— Уши у тебя, дружок, находятся в непосредственной близости от головы, поэтому позволь усомниться в том, что ты меня не расслышал. Я повторяю погромче — мне это нужно! Слышишь?

— Отпустите меня, мистер, — зло сказал он, продолжая выворачиваться. — Я вас слышу!

— Ладно, — сказал я. — Я тебя отпущу, но ты пойдешь прямо в караулку и откроешь мне ворота. Договорились?

— У меня приказ никого не впускать, если встреча не назначена.

— Стало быть, у меня встреча назначена, — сказал я тоном, не терпящим возражений. — А теперь шевелись!

Я отпихнул его от машины, и он упал на колени. На всякий случай я выхватил револьвер, приподняв его чуть-чуть над краем дверцы, чтобы обладатель галстука-бабочки мог его видеть.

Парень продолжал стоять на коленях, прокручивая, очевидно, все это у себя в мозгу. Казалось, еще немного — и можно будет услышать, как протекает этот процесс. Наконец он поднялся на ноги и, пошатываясь, пошел к караулке.

Стальные ворота, вероятно, приводились в движение с помощью электронной аппаратуры, потому что они отошли назад с тихим приятным звуком.

Я включил сцепление и осторожно провел через них машину.

Бетонная дорожка проходила сквозь аллею из бука и сосен с Аляски. У дома она заканчивалась и переходила в выложенную красным гравием круглую площадку с фонтаном посередине. К фонтану спускалась широкая, с низкими ступенями лестница внушительного старого особняка в колониальном стиле.

Глядя на этот великолепный двухэтажный дом с белым фасадом и двумя идеально цилиндрическими колоннами по обеим сторонам дубовой двери, я размышлял, зачем учреждения по борьбе с детской преступностью так стараются убедить детишек, что совершать преступления не выгодно. Я ведь и сам старался в это поверить!

Остановив машину, я вышел. И успел сделать шагов десять по хрустящему гравию, когда наружная дверь открылась и по лестнице стал неторопливо спускаться высокий стройный негр, двигающийся с грациозностью пантеры.

— Сэ-ар, — спросил он. — Вы будете миста Ройял? Оказывается, новости распространялись тут так быстро, что это восхитило бы самого Александра Белла.

— Тэ-а безусловно прав, парень! — сказал я и ухмыльнулся ему в ответ. Его рот был полон самых белых зубов, какие мне когда-либо довелось видеть.

— Миста Хэкет ждет вас, сэ-ар. Идемте сюда! Я последовал за ним вверх по лестнице. Очевидно, видимость респектабельности Хэкета распространялась даже на чернокожего дворецкого, который был явно под стать старому дому в колониальном стиле. Но я уж никак не ожидал старомодного гостеприимства от самого мистера Амоса Хэкета.

Вестибюль был похож скорее на площадку для игры в поло. Ритмичные шаги верзилы дворецкого по паркету эхом отдавались в просторах отделанной мрамором лестницы, которая вела к широкой изогнутой площадке верхнего этажа.

— Миста Хэкет в кабинете, сэ-ар, — торжественно провозгласил дядя Том, направляясь через сводчатый проход по короткому коридору к двустворчатым раздвижным дверям.

Он постучал и отодвинул одну из дверей. Я вошел следом за ним.

Хэкет сидел за бильярдным столом, который использовался как письменный. Когда мы вошли, он встал. На его квадратном, красивом лице застыла восковая улыбка. Под тонкими, словно нарисованными карандашом черными усиками я заметил хорошие зубы. Выглядел Хэкет сильным, энергичным человеком лет пятидесяти.

Он подошел ко мне с протянутой рукой.

— Вы, наверное, Ройял? — мягко спросил он.

— Именно так, — согласился я.

— Вы свободны, Джозеф, — сказал он дворецкому. — Не присядете ли, Ройял?

Я бросил шляпу на ручку ближайшего кожаного кресла и опустился на сиденье.

— Сигару? — предложил Хэкет. Подняв голову, я увидел в нескольких дюймах от своего лица серебряную гравированную коробку для сигар.

— Нет, спасибо, — сказал я. — Предпочитаю сигареты.

Он любезно кивнул, положил коробку обратно на стол, а сам осторожно присел на его край, покачивая ногой.

— Статистика свидетельствует, что без них можно прожить дольше, — ровным голосом произнес он. — Или вас это не интересует?

— Мне бы хотелось задать вам несколько вопросов, мистер Хэкет.

— Я к вашим услугам, — вежливо склонил он голову.

— Отлично!

— Но, — быстро перебил он, — сначала спрошу я. Позволите? Это деловой визит?

— Мне, в самом деле, нужно отвечать на этот вопрос? — спросил я. — Вы узнали, что я направляюсь сюда еще до того, как я выехал из города. Объясните мне, каким образом?

Хэкет пожевал сигару, разглядывая меня невыразительными глазами.

— Я так понимаю, вы наводите справки о человеке по имени Джо Бакстер, — задумчиво, как констатацию, произнес он. — Ваши расспросы сосредоточились в основном вокруг телевизионной студии «Юнайтед уорлд».

— Именно так, — подтвердил я.

— Как вам, вероятно, известно, мистер Ройял, я, как театральный агент, имею определенные интересы в «Юнайтед уорлд». Поэтому, когда кто бы то ни было начинает допрашивать моих ведущих актеров, меня это конечно же не может не интересовать. — Он кротко улыбнулся. — Скажем так: хороший театральный агент является для своих актеров и актрис одновременно и другом, и юрисконсультом, и духовником. Поэтому, когда об одном из них что-то… ну, скажем так, пытаются узнать, хороший агент начинает естественным образом тревожиться.

— Насколько я понимаю, — медленно произнес я, — Коул Джордан пожаловался вам — как своему агенту, конечно! — что я задавал ему вопросы?

Хэкет тоненько хихикнул.

— Ваше предположение верно только по сути, Ройял. Но вы ошиблись относительно лица: это был не Коул Джордан.

— Тогда кто же?

— Елена Картрайт. Она поведала мне довольно-таки странную историю. Но предполагаю, что вам все известно, Ройял. Может быть, это главная причина того, что вы сейчас находитесь здесь.

Я протянул руку и затушил сигарету в серебряной пепельнице, которая стояла на столе. Глаза Хэкета бегали по моему лицу. Это было очень похоже на то, как змея примеривается к сидящей на ветке птице.

— Почему бы нам не поговорить откровенно, мистер Хэкет? — предложил я. — Вы слышали обо мне. Вам известна вся эта история. Позвольте заметить, я не верю ничему, что вы мне сейчас сказали.

Он не сводил глаз с моего лица.

— Вероятно, я могу решить некоторые ваши проблемы? — мягко спросил он.

— Вероятно, можете. Прежде всего… Я не верю, что о Джо Бакстере вам рассказала Елена.

— Уверяю вас, именно она. Все это пустяки! Спросите ее сами. И вот еще что — вы попусту теряете время, мой друг, пытаясь приплести меня к этому делу.

— Вот тут вы не правы, — не согласился я.

— Тогда зачем же вы приехали? — резко спросил он.

— Вы вправе это знать. И я думаю, что вы уже это знаете. Вы ответили на вопросы, на которые я хотел найти ответ, мистер Хэкет.

— Вполне естественно, — кивнул он. — Если я могу чем-нибудь помочь, обращайтесь ко мне не раздумывая. Но в следующий раз — если будет следующий раз — договоритесь о встрече в моей городской конторе.

19

— Отлично, — сказал я, улыбаясь. — Представляю, как это понравится вашему привратнику! Его взгляд стал напряженным.

— Разумеется, — холодно сказал он.

Я поднялся и взял шляпу. Тут же появился верзила негр — проследить, чтобы я не прихватил с собой серебро.

Глава 8

В город я вернулся в половине четвертого. Остановившись у первой же телефонной будки, я набрал номер «Юнайтед уорлд». Голос служащей на коммутаторе приводил в замешательство, да и тон был ему под стать.

Я заговорил так ласково, как только умел.

— Не могли бы вы сказать мне, на месте ли еще мисс Елена Картрайт?

— Мисс кто? — резко спросила она.

— Не мисс Кто, — терпеливо сказал я, — а мисс Картрайт.

— Картрайт, — громко повторила она. — Пожалуйста, произнесите по буквам. Я здесь новенькая…

— И надолго не задержитесь, — добавил я. — Фамилия Картрайт… «Карт» — как в карт-бланш, и «райт». — Я постарался произнести это как можно отчетливее.

— О Боже мой, — вздохнула она. — Теперь вы меня совсем запутали!

— Вы хотите сказать, что в самом начале нашего разговора вы еще не запутались?

На другом конце линии придушенно ахнули, и у меня над ухом стукнула трубка. Я подумал, что дама либо бросила ее, либо упала в обморок. А вообще говоря, какая разница?

Я снова набрал номер.

— «Юнайтед уорлд»,[7] — произнес голос.

— С русскими или без русских? — спросил я. — А теперь послушай, милочка. Если ты там новенькая — это твои проблемы. Но я все же хочу поговорить с мисс Еленой Картрайт! Ясно?

— Конечно! — резко сказала она. — Минуточку! Я услышал, как она набирает добавочный номер.

Я ждал, но, кажется, ничего не происходило. У меня даже заболели колени.

Наконец снова зазвучал тот же голос.

— Мисс Картрайт ушла, и сегодня ее больше не будет, — холодно произнесла дама.

— Не знаете, случайно, куда она ушла?

— Частная жизнь мисс Картрайт касается только ее, сэр, — сказала она. — Спасибо!

Не за что, подумал я, когда она с шумом положила трубку.

Я набрал номер отдела убийств и спросил лейтенанта Дина. Он угрюмо отозвался.

— Не собираешься угостить меня стаканчиком? — спросил я.

— Только не сейчас, — проворчал он. — Я по уши в делах.

— Что-нибудь новенькое о Бакстере?

— Либо у этого парня приделан реактивный двигатель, либо люди, как я всегда и предполагал, — психи! — сказал он. — Его видели в пяти разных местах в течение двадцати минут, если принять во внимание последний звонок. Нашел его друг по имени Эддисон, который полагает, что Джо Бакстер может позвонить ему. Они вместе служили в армии. Он — водитель грузовика, живет здесь, в городе.

— А если я очень вежливо поинтересуюсь, Сэм, — мне ведь не следует думать, что это имеет какое-то значение, правда?

— Что правда? Я хочу сказать, если ты… Черт, на что ты намекаешь? Я хихикнул.

— На адрес водителя грузовика! Он мог бы мне пригодиться.

— Почему бы и нет? — громко сказал Сэм. — Делу это не повредит, а ты до сих пор вроде сотрудничал с нами.

Я услышал, как он роется в бумагах на своем столе. Затем он продиктовал адрес.

— Спасибо, Сэм. На стаканчик забегу как-нибудь в другой раз, — сказал я, быстро записывая адрес на спичечном коробке.

Не знаю, как это получилось, но все, кто имел отношение к этому делу, принадлежали к категории либо наиболее обеспеченных, либо потерпевших крушение в жизни. Посередине никого не было. Берлога Эддисона находилась на одной из Вестсайдских улиц с грудами отбросов в сточных канавах и многоквартирными домами по обеим сторонам под стать им. Здание было узкое, грязное, со сквозным подъездом, который с обратной стороны выходил в переулок.

Я проверил почтовые ящики и обнаружил, что Эддисон действительно зарегистрирован там и что у него есть жена. Я поднялся по лестнице. Из выходивших на нее квартир доносились вопли играющих детей, ссорящихся взрослых, орущего радио. Такое милое, самодовольное, мирное кипение жизни.

Дверь в квартиру номер 8 была покрыта облупившейся зеленой краской, а рядом висел дверной молоток, какой можно увидеть в некоторых старомодных загородных домах. Я постучал молотком, и дверь конечно же открылась.

Я оглядел ее с ног до головы, и она оглядела меня с ног до головы, так что мы были квиты.

Волосы у нее были золотистые, немного неприбранные, но зато фигурка хорошая. Да и кому нужны модельные прически в дневное время?

— Меня зовут Ройял, — сказал я. — Вы миссис Эддисон?

— Верно, — сипло отозвалась она. — Вы новый сборщик квартплаты? А что случилось с Гарри? Гарри мне нравился. Он понимал… ну, знаете, когда у меня нет денег.

Взгляд у нее был совершенно недвусмысленный, и я удивился, почему Гарри нет рядом.

— Гарри? — ухмыльнулся я. — Нет, вы не так поняли. Я н…

— Мы бы могли славно поладить — я уверена, не хуже, чем с Гарри. Как ваше имя? Пожалуйста, заходите. Видите ли, мой муж работает по ночам и большую часть дня спит.

Я прошел внутрь и окинул взглядом пустую, теплую комнату.

— Присаживайтесь, — сказала она. — Я только пойду посмотрю, как там муж.

Она хихикнула и тихонько подошла к двери в правом углу комнаты. Осторожно приоткрыв ее, она вгляделась в полумрак. Потом вернулась на цыпочках и улыбнулась мне.

— Все в порядке, он спит. Так как, вы сказали, вас зовут?

— Я не говорил… Но меня зовут Макс, Макс Ройял.

— О, мне это нравится. Гарри — скучное имя, правда? Так что же случилось с Гарри?

— Разве я говорил, что с Гарри что-то случилось?

— Конечно, сказал, глупый! Но мне на самом деле наплевать. Раз вы ходите за квартплатой каждую неделю, мы можем, как я и говорила, отлично поладить. Ведь вы будете приходить каждую неделю, да, Макс?

Я подумал, что пора развеять ее иллюзии, как ни неприятно мне было разрушать ее девичьи мечты и какими бы соблазнительными они ни казались.

— Все не совсем так, лапочка, — уточнил я. — Я пришел не за квартплатой — и не пойми это превратно! Это не имеет ничего общего с квартплатой. Я пришел повидаться с твоим мужем.

— Луи? Вы пришли повидаться с ним? Зачем?

— Луи знает одного малого по имени Джо Бакстер — они вместе служили в армии.

— Мистер, — холодно сказала она, — вы заставляете меня так волноваться из-за того, что мне нечем платить за квартиру, а теперь заявляете, будто Луи служил в армии. Мистер, я не знаю и не хочу знать, служил Луи в армии с Джо Бакстером или с Микки Маусом! Меня это не интересует — и можете передать Гарри, чтобы он в будущем держался отсюда подальше, если собирается присылать вместо себя таких типов, как вы. А теперь убирайтесь, мистер!

— Полегче, миссис Эддисон! — прикрикнул я. — Я хочу знать, был ли здесь Джо Бакстер. Ваш муж сказал полицейским, что Бакстер может появиться у него…

— Луи никогда ничего не стал бы говорить фараонам! И вообще, кто сказал, что вы полицейский? Так вот оно что — вы полицейский! Да?

Я направился к двери спальни. Она шла за мной, не переставая трещать.

— Не смейте туда ходить! Луи страшно бесится, если ему не удается поспать как следует — раз он работает по ночам, ему нужно спать весь день. Конечно, мне бывает одиноко, да и фараоны иногда достают девушку. Вас точно не подослал Гарри? Я не позволю ему рассказывать об этом всем своим приятелям. Есть такие парни — стоит им заполучить что-нибудь стоящее, они накидываются, как блохи на собаку — не понимают хорошего обращения…

Я пожал плечами, открыл дверь и всмотрелся в полумрак. Разглядеть мне удалось немного, и, судя по всему, я попусту терял тут время.

Потом я заглянул в ванную. Миссис Эддисон по-прежнему тащилась следом и тараторила не умолкая.

— Если увидите Гарри, передайте, чтобы он пришел сюда в следующие выходные. Скажите, что Луи все выходные не будет дома. Передайте ему это, мистер. Хотя… Может быть, не нужно говорить это Гарри… Может быть, вы забудете это сделать. Понимаете, что я имею в виду, а?

— Мадам, — устало сказал я. — За последние пятнадцать минут вы уже давно могли бы записать для меня все это.

— Вот как? Все-таки вы какой-то псих. Не похожи на сборщика квартплаты. Ну… Так как вас зовут?

— Ройял, — мягко повторил я. — Как его светлость герцога Монако!

— Ну, так слушайте, мистер Светлость, — выметайтесь отсюда, и в следующий раз не торопитесь заглядывать ко мне под кровать. Вам не нужно ничего такого делать, чтобы получить деньги!

Она направилась к лежавшей на диване сумочке, открыла ее и достала несколько банкнотов. Потом чопорно подошла ко мне.

— Ну вот — вот все, что мы вам должны. А теперь выметайтесь!

— Хотя бы на секундочку разуйте уши, — терпеливо урезонивал я ее. — Я не сборщик квартплаты. Я частный детектив. И пришел сюда, чтобы узнать, не приходил ли сюда Джо Бакстер.

— Бакстер? — переспросила она, прищурив глаза. — Бакстер, говорите? Я не знаю никого по имени Бакстер — должно быть, это друг Луи. Или, может быть, его прислал Гарри. Я уже говорила, что парни вроде Гарри рассказывают всем своим приятелям…

Она все еще болтала, когда я открыл дверь, вышел и осторожно закрыл ее за собой.

Спускаясь по лестнице, я взвешивал, стоило ли все это затраченных усилий.

Я сел в машину и медленно поехал обратно в контору. Пэт уже готовилась уходить.

— Я надеялась, что разминусь с вами, — сказала она. — Поэтому хотела уйти пораньше. Я усмехнулся и бросил шляпу на ее стол.

— Никто никогда не упрекнет Макса Ройяла в том, что он препятствует процессу спаривания.

— Вы остроумны, Ройял, — сказала она. — Как питон!

— Фарлей уже звонил, не знаешь? — спросил я.

— Он звонил сразу после ленча и сказал, что работает. С тех пор больше не звонил.

Пэт схватила шляпку и вышла из конторы. Я сел за ее стол и подумал о Фарлее. Ему уже давно следовало выйти на связь.

Зазвонил телефон, и я поднял трубку. Это была Норин Бакстер.

— Как у вас дела? — спросил я.

— Я не могла больше оставаться в той квартире, — сказала она. — Я съехала.

— Где вы?

— Я заказала номер в отеле «Барадин», — сообщила она. — Вы что-нибудь узнали?

— А вы читали газеты?

— Нет! — В ее голосе зазвучало волнение. — Что случилось?

— Полиция, — мягко сказал я. — Они заинтересовались исчезновением вашего мужа.

Я услышал, как она ахнула и тотчас замолчала. Я рассказал ей о том, что застрелили Дору.

— Вы когда-нибудь видели у Джо револьвер? — спросил я.

— Он… У него был револьвер, — сказала она. — Но я заставила продать его.

— Как давно это было?

— Недавно… Всего пару недель назад.

— Вы знаете, где он его продал? Некоторое время она не отвечала.

— Вы считаете, что Джо убил этих людей? — спокойно спросила она.

— А вы?

— Нет! — быстро сказала она. — Он не мог этого сделать. Он мягкий, добрый и…

— Конечно, — сказал я. — Не беспокойтесь об этом. Я так думаю, кто-то пытается его подставить. С полицией могут возникнуть некоторые неприятности, но в конце концов все будет хорошо.

Хотел бы я быть настолько же уверенным в этом сам, насколько уверенно убеждал ее.

Она снова замолчала и, как мне показалось, вздохнула.

— Так вы не знаете, кому Джо продал револьвер? И был ли это его армейский револьвер?

— Я спрашивала его об этом, — сказала она. — Видите ли, мне не нравилось, что эта штука находится в квартире — ну, всякое может случиться. Джо сказал, что продал его кому-то на студии.

— Но не сказал кому?

— Нет.

— Это был точно армейский револьвер? Вы уверены?

— Не уверена, но очень может быть. Джо принес его домой после войны.

— Ладно, — сказал я. — Я вскоре позвоню вам, миссис Бакстер. До свидания. И не беспокойтесь!

Я дал отбой и уселся, положив ноги на стол. Когда часы на столе показали половину шестого, я поднялся и стал расхаживать взад и вперед. Где-то в глубине моего сознания начинала рыть ходы крохотная тревога, и мне никак не удавалось ее подавить.

Я набрал домашний номер Елены. Телефон звонил минут пять, но никто не подходил.

Я сидел за столом, прислушиваясь к тишине. Наконец мне это надоело, и я решил, что так можно просидеть здесь всю ночь и ничего не дождаться.

Я вышел и уже собирался было запереть входную дверь, когда телефон зазвонил снова. Я вернулся и поднял трубку.

— Макс?

Это была Елена.

— Да, — обрадовался я. — Я искал тебя.

— Извини. Меня не было дома. Я увижу тебя сегодня?

— Почему бы нет? Я приеду.

— Отлично, — сказала она. — Скажем, в половине восьмого — в восемь.

— Договорились, — сказал я.

Я запер контору и спустился к машине. Потом поехал к себе домой, переоделся и принял душ.

Я прикинул, что Фарлей уже должен быть дома, и позвонил ему. Никакого ответа. Это не слишком меня обеспокоило. Вероятно, он проводил Елену до дома и либо коротает вечер с какой-нибудь блондиночкой, либо напивается, чтобы достойно завершить день.

Когда я уже одевался, опять зазвонил телефон. Я пошел в гостиную, решив, что это, должно быть, Фарлей или Крамер.

— Макс, это Елена! — Голос у нее был взволнованный. — Мне только что позвонил Джо Бакстер! Он заедет ко мне домой в семь!

— Бакстер? Лапочка, я еду!

Я дал отбой, проверил свой тридцать второй и вырулил с обочины, прежде чем Елена успела положить трубку.

Было как раз около семи, когда я поставил машину на стоянке перед домом Елены. Я вышел и направился по украшенной флажками аллее к входной двери. В груди у меня нарастало какое-то странно напряженное чувство… Такое чувство, какого я не испытывал со времени своего первого свидания. Это вполне могло быть и несварение.

Дверь ее квартиры была чуть приоткрыта. Я вспомнил правила хорошего тона и нажал кнопку звонка. Внутри зазвенели колокольчики, но никто не отозвался.

Хотя, если Елена наверху, она могла не услышать их. Поэтому я толкнул дверь и вошел в прихожую.

Дом был погружен в темноту. Глубокую, полную темноту — если не считать бледного лунного света, который просачивался в левое окно большого зала.

Я замер и осторожно достал револьвер. Я уже собирался позвать ее и даже почти обдумал фразу, но тут же осекся.

Что-то было не так! Я слишком долго занимался подобными делами, чтобы не понять этого.

От волнения у меня свело желудок — настолько, что это стало хуже несварения.

Я отступил и прислонился к стене, нащупывая свободной рукой выключатели, которые, насколько я помнил, должны были быть где-то здесь. Я нашел их и щелкнул одним. Никакого эффекта. Я попробовал другой и третий — приглушенное щелканье выключателей только нарушало тишину, и больше ничего.

Я застыл у стены, прислушиваясь. Ничего!

Я попытался вспомнить, как расположены комнаты. Там была большая прихожая, тщательно обставленная какими-то бесполезными вещами, и большая лестница с правой стороны.

Я подождал, пока мои глаза немного привыкнут к темноте, а затем тихонько, на цыпочках двинулся к лестнице. Я поднялся по ней, шагая через две ступеньки и осторожно рассчитывая каждый шаг.

Лестничная площадка тоже была погружена во мрак. Я остановился на ней и снова прислушался. На этот раз у меня возникло ощущение, от которого волосы на затылке стали колоть шею.

Дверь в гостиную была открыта, и я вошел туда. Ее заливал мягкий, полупрозрачный свет, падающий из четырех окон во всю стену.

Я остановился в дверях, внимательно оглядывая все углы. Казалось, все было на своих местах. Но тут я услышал слабый плеск — и снова наступила тишина.

Когда я начал осторожно продвигаться через гостиную, звук стал громче, и меня вдруг осенило — это капала вода в ванной комнате.

Дверь в нее была наполовину прикрыта. Я поднял револьвер и толкнул ее стволом. Потом скользнул внутрь и прижался к стене: не было смысла рисковать, если за дверью кто-то прятался.

У меня невольно отвисла челюсть. Сгусток страха, образовавшийся в животе, растаял, перейдя в потрясение и слабость. Теперь было ясно, почему вырубился весь свет.

21

Елена лежала наполовину в ванне и наполовину вне ее, ухватившись одной рукой за край и перевесившись через него. В воздухе стоял сильный запах дыма, от которого волосы у меня на затылке встали дыбом.

Я нашарил коробок спичек и зажег одну. И тут же пожалел, что сделал это. Глаза Елены были широко открыты; ее обожженный бок пылал ярко-красным цветом. Переносной телевизор лежал в воде поперек нижней части ее тела.

Картинка произошедшего была отличной! Все так славненько и аккуратно! Предполагалось, что полиция воспримет ее с первого взгляда: лежа в ванне, она потянулась к телевизору. Это случается постоянно, ведь так? Людей убивает током в ванне, потому что они забывают о высокой электропроводимости воды. Первичный шок парализовал ее, и телевизор упал в воду, вызвав смертельный шок, от которого вырубило весь свет. В том числе и саму Елену.

Но в эту схему кое-что не укладывалось. Елена никогда не попыталась бы настроить телевизор лежа в ванне — она просто не смогла бы разглядеть его с такого расстояния своими близорукими глазами. И нигде не было никаких признаков ее очков — а ведь всего несколько человек знали, что без них она не смогла бы настроить даже радио, не говоря уже о телевизоре. Очевидно, убийца не относился к числу тех немногих, кому был известен этот факт.

Я держал спичку, пока она не обожгла мне пальцы, затем со стоном задул ее. Было ясно, что произошло. Должно быть, Елена приняла убийцу за меня, приехавшего на ее зов. Она пригласила его наверх, а когда поняла, что это не я, попыталась вылезти из воды. Вероятно, убийца ударил ее по голове, а потом включил телевизор и опрокинул его в ванну.

Я постоял еще с минуту, борясь с подступившей дурнотой. А потом почувствовал ярость, пообещав себе, что совершивший это человек — пусть даже им окажется женщина — умрет такой же смертью. Жестокой и беспощадной!

Я вернулся в гостиную, закурил сигарету и попытался решить, что же делать дальше.

Потом я вспомнил о Бакстере — основной причине моего сюда приезда. Бакстер был техником — он должен был знать, что произойдет, если включенный телевизор упадет в воду. Он обладал такими познаниями в электричестве, благодаря которым его можно было квалифицировать как первоклассного подозреваемого.

Может быть, я совершил ошибку, которую обычно редко совершаю. Только потому, что у него такая привлекательная миниатюрная жена, и только потому, что она казалась такой беззащитной, я размяк и дал волю своей сентиментальной натуре.

Если это Бакстер, значит, Сэм Дин был прав. А если так, то ему следует знать о том, что случилось с Еленой.

Я взял телефон и начал набирать номер Дина. И успел набрать лишь наполовину, когда услышал, что внизу открывается дверь. Я тихонько положил трубку на место и отодвинулся с залитого лунным светом места подальше в тень за дверью.

Я слышал неуверенное шарканье шагов вверх по лестнице — человек в темноте нащупывал путь.

Потом голос позвал:

— Елена?

Глава 9

Я достал револьвер и замер, плотно прижавшись к стене. Голос позвал снова, затем шаги двинулись дальше.

Я держал револьвер на уровне дверной ручки, чувствуя, как нервы играют с моим позвоночником в прятки.

Шаги зазвучали в комнате, и в этот же момент появился высокий, широкоплечий человек.

— Ни с места! — приказал я.

Он быстро пригнулся и метнулся обратно. Я бросился за ним. В первые же пять секунд я понял, что парень сражается за свою жизнь. Я хотел размахнуться, чтобы шарахнуть его по голове револьвером, но он пригвоздил мою руку к полу, а своей свободной вдавливал в ковер мою голову. Тогда я двинул его коленом. Он опрокинулся назад, выпустив мою руку.

Я сел.

— Ну ладно, Бакстер, — пригрозил я. — Шевельнись еще разок — и ты труп!

Шатаясь, он поднялся на ноги — большое темное пятно в тускло освещенной комнате. Он вытянул шею, словно стараясь разглядеть меня. Было слышно только его прерывистое дыхание.

Я поднялся на ноги и слегка подтолкнул его стволом револьвера на середину комнаты. Он все еще тяжело дышал, и я подумал, что он набросился бы на меня, если бы мог.

— Не волнуйся так, Бакстер, — успокаивал я. — Еще совсем недавно я был на твоей стороне. А теперь мне нужно только одно — услышать твой рассказ.

— Кто вы? — безжизненным голосом спросил человек.

— Ройял… Макс Ройял. Ваша жена наняла меня, чтобы разыскать вас.

— Вы полицейский?

— Частный детектив, — сказал я. — И начинаю терять терпение. Рассказывайте, Бакстер!

— Вы работаете с полицейскими, — тихо сказал он. — Идите к черту! Ни один полицейский мне не поверит!

— Может быть, и нет, — сказал я. — Но есть шанс — весьма незначительный, — что поверю я. Он проворчал что-то, но я не расслышал.

— Похоже на то, — пробормотал он. — Я так думаю, здесь вообще никому нельзя доверять. Не играйте со мной в игрушки, Ройял. Это Елена Картрайт доложила вам, что я приду, верно?

— Разумеется, — сказал я. — Но вы еще ничего не поняли, Бакстер. Елена мертва!

Я полагал, что эта новость повергнет его в столбняк. Но ничего подобного не произошло. Он рванулся вперед, как сжатая стальная пружина, и ударил меня кулаком по запястью. Я выронил револьвер, и он помчался к лестнице.

Я бросился за ним. Добежав до коридора, я услышал, как его тяжелые шаги бухают в темноте по ступенькам.

Я добрался до верхней ступеньки, на которой и закончился мой путь. Нога соскользнула, и я полетел вниз, переворачиваясь и ударяясь головой о каждую из этих проклятых ступенек. В голове у меня взорвались исполосованные молниями черные тучи. Я почувствовал, что долетел до нижней ступеньки, а затем меня поглотила тьма.

Казалось, прошло несколько часов, прежде чем где-то в глубине моей головы слегка забрезжило сознание. Я попытался открыть глаза, но ослепительная вспышка света, исходившего как будто от внутренней стороны глазных яблок, заставила меня застонать и погрузиться обратно во тьму.

Мгновение я лежал, ожидая, пока перестанет кружиться голова. Наконец мне удалось открыть глаза — без слепящей вспышки. На щеке я почувствовал что-то теплое и липкое, а от боли в затылке было почти невозможно думать. Я машинально проверил, нет ли переломов, и не обнаружил ничего.

Я подождал секунду, затем как-то умудрился подняться. Мгновение я стоял, покачиваясь, и проверял свои ноги на прочность. По-видимому, они вполне могли меня держать, поэтому я устало поплелся обратно по лестнице.

На этот раз мне удалось-таки набрать номер Сэма Дина. Я рассказал ему, что обнаружил тело Елены. У него возникло много вопросов, отвечать на которые у меня не было настроения. Я сказал ему, что с того места, где я сижу, это выглядит как обыкновенный удар током, но я сомневаюсь, что это так и есть. И посоветовал ему попросить медэксперта проверить, нет ли каких-нибудь следов удара по голове или подбородку, нанесенного перед смертью. Он обрушил на меня новый град вопросов, но я бросил трубку.

Сидя на кушетке и опустив голову на руки, я пытался унять боль. Резкий звук телефона ничуть этому не способствовал. Сэма Дина было не так-то легко обескуражить. Он продолжал названивать, и скоро мне показалось, что у меня вот-вот отвалится макушка.

Я встал, неверной походкой добрел до лестницы и спустился к машине. Я уже понял, что выкинул идиотский номер, забыв сказать Дину о том, что здесь был Бакстер. Я не мог понять самого себя, неужели все это из-за его маленькой большеглазой жены? Или я в самом деле считаю, что парня пытаются подставить? Поскольку в голове у меня продолжала невыносимо пульсировать боль, я уже ни в чем не мог быть уверен. Но от всей этой кровавой неразберихи очень дурно пахло. Подозрение о подставке напрашивалось само собой. И слишком уж красивое тут получалось кино. К тому же у меня было такое чувство, что Джо Бакстер сидит в первом ряду где-то посередине.

Я поехал в контору, плюнув на правила ограничения скорости. Пронесся мимо лифта и взлетел по лестнице, перепрыгивая через две ступеньки. И вовсе не потому, что прекрасно себя чувствовал.

22

Том Фарлей, один из «хвостов» Детективного агентства Крамера, тоже чувствовал себя не слишком-то хорошо. — Он сидел в приемной, держась за голову, которая была перевязана, и совсем не потому, что масло для волос попало на ленту шляпы.

— Отлично работаешь! — сказал я ему. Он поднял голову и посмотрел на меня. Взгляд у него был слегка мутным.

— Извини, Макс. Просто не могу понять, каким образом она заметила, что я за ней слежу.

— Почему ты думаешь, что она заметила?

— А как ты думаешь, почему у меня такая голова?

— Это действительно несколько интригует, — проворчал я.

Он пронзил меня убийственным взглядом.

— Вот как раз острого словца мне сейчас только и не хватает, — сердито огрызнулся он. — Ты и сам плоховато выглядишь.

Я подошел к аптечке, которая висела над раковиной в туалете, и посмотрелся в зеркало. На щеке запеклась кровь. Я смочил полотенце и вытер ее.

— Да вот решил прыгнуть с лестницы. — Я вдруг почувствовал жалость к себе. — Ну ладно, а теперь, Том, может быть, ты мне все расскажешь?

— Как велел Крамер, я отправился в «Юнайтед уорлд». Ждал минут двадцать и вдруг увидел, как подъезжает Елена Картрайт с высоким темноволосым типом, как я понимаю, Джорданом.

— Продолжай, — сказал я.

— Я жду в баре напротив час или около того, пока они не выходят. Потом ловлю такси и следую за ними в центр города. Полагаю, они не знают, что я за ними слежу. Поэтому, когда они останавливают свой «кадиллак» рядом с заведением под названием «Камилла», я тоже вхожу туда следом за ними. Сажусь в кабину и наблюдаю. Не могу подобраться слишком близко, поэтому почти ничего не слышу. Но вижу, что они спорят о чем-то — и в конце концов Джордан встает и уходит. Елена бросается за ним.

— А ты?

— А я опять иду за ними — что же еще мне остается? Тот парень, что заведует этим кабаком, наверное, подумал, что у него паршиво готовят — так мы оттуда рванули!

Фарлей мрачно усмехнулся, я тоже.

— Это приблизительно часа два, — сказал я. — Что потом?

— Когда я выхожу из «Камиллы», они стоят на тротуаре и продолжают спорить. Елена втолковывает Джордану, что она ничего об этом не знает!

— Не знает — о чем?

— Я не расслышал, о чем, — махнул он рукой. — И быстро прохожу мимо, — ты же знаешь, как это делается.

— Разумеется, — кивнул я.

— Джордан здорово разозлен чем-то, и когда она кладет руку ему на плечо, он сбрасывает ее и садится в «кадиллак». Она некоторое время стоит на обочине, потом подзывает такси.

— И ты берешь такси и следуешь за ней, — предположил я. — Куда она направилась?

— Ну да — я беру такси и следую за ней. И может быть, она догадывается, что я слежу за ней, потому что в течение получаса просто катается по городу. Потом выходит из такси около Центрального парка, и там…

— Отправляется погулять, — подсказываю я. — Что она делала?

— Ну, немного прогулялась по парку, похоже, еще и поплакала. Потом останавливается у бара и входит туда. Я тоже вхожу. Она сидит у стойки, перед ней — бокал розового джина.

— Кто-нибудь разговаривал с ней в то время, что ты за ней следил?

Фарлей уныло покачал головой.

— Нет, Макс. Но в баре кое-что случилось. Я как раз к этому подхожу.

— Ты уже подошел! — резко сказал я.

— Да.

Он глуповато ухмыльнулся.

— Наверное, я хожу вокруг да около, Макс. Но я не хочу ничего упустить!

— Тебе следовало родиться ищейкой! — сказал я. Он снова ухмыльнулся.

— Ну так что там в баре? — напомнил я.

— Это был парень — маленький, привлекательный на вид. Думаю, он очень сильно интересуется Еленой. Потом вдруг дамочка увидела его. Наверное, заметила его в зеркалах за стойкой. И тут она делает странную вещь! Она бросает на стойке джин и еще бакса четыре мелочью и выбегает из кабака!

— Когда ты сказал «выбегает», ты имел в виду, что она именно выбежала?

— Именно! Мне едва удалось ее догнать.

— А этот маленький тип — что сделал он?

— Я его больше не видел — был слишком занят слежкой за дамочкой. К тому времени, как я оказался на тротуаре, она уже вихрем неслась по улице. Я иду за ней, затем хватаю такси и следую за ней таким образом квартала два. Ну, наконец она достаточно устает и тоже берет такси. Надо полагать, это чертовски утомительно для женских ножек — так носиться на высоких каблуках.

— Да уж, — сказал я. — И наверное, только черт знает какой страх может заставить женщину вроде нее столько времени бежать сломя голову — как ты думаешь?

— Конечно! Она мчалась словно вихрь!

— И потом ты поехал за ней?

— Да, и тут опять случилась странная вещь. Она направляется на запад, в ту часть города, которая, на мой взгляд, слишком грязна для таких дамочек!

— Верно заметил, — тихо сказал я. — Это странно — очень странно! Но продолжай же!

— Ну, машина останавливается возле узкого здания, которое очень смахивает на трущобу. Она выходит из машины и заходит внутрь. Я решаю тоже заглянуть туда. И вот тут-то…

— Что?

— Я вхожу в дверь — бах! Наверное, на меня рухнули стены! Когда я прихожу в себя, никто ничего не знает! Кто-то говорит, что я, наверное, оступился на лестнице. Но я даже близко не подошел к лестнице.

Я попытался принять сочувствующий вид, но думал совсем о другом. О водителе грузовика, Эддисоне, армейском приятеле Джо Бакстера.

— Ты запомнил адрес? — спросил я Фарлея. Фарлей выругался, сказав, что он не настолько ленив, и дал мне адрес.

— Вот этого-то, — торжествующе сказал я, — мы и ждали!

— Слушай, я вернулся сюда единственно потому, что девчонка босса дала мне инструкции держать с тобой связь. Я подумал, что ты еще придешь сюда и что она больше никуда не поедет…

— Кто?

Фарлей нахмурился.

— Картрайт. Я думаю, можно поехать к ней домой и попытаться получить кое-какие ответы…

— Только в том случае, старина, если ты умеешь пользоваться планшеткой для спиритических сеансов, — сказал я. — Елена Картрайт мертва.

У него от удивления открылся рот.

— Мертва? Как это?

— Выглядит это как несчастный случай. Но ее убили. Кто-то оглушил ее в ванне и засунул туда же включенный телевизор.

Он недоумевающе покачал головой.

— Это произошло так быстро! Если бы только я поосторожнее вел себя в этой развалюхе в Вест-Сайде… — Он запнулся. — Ты сказал, что чего-то ожидал? Ты знаешь это место?

Я кивнул.

— Я получил сведения, что там живет приятель Бакстера, малый по имени Эддисон. Они были корешами во время войны. И подумал, что, может быть, Бакстер прячется в квартире Эддисона.

— И?

Я пожал плечами.

— У Эддисона есть жена. Болтала она, когда я пришел, прямо как нимфа, но вполне вероятно, что просто разыгрывала спектакль. — Я нахмурился, вспомнив об этом. — По правде сказать, она заговаривала мне зубы, чтобы не дать взглянуть на того, кто находился в то время в спальне, — все трепалась о том, как ей не терпится поваляться со мной на сене.

— Со мной никогда не случается ничего подобного, — с досадой проворчал Фарлей.

— Со мной такого тоже не случалось, — с сожалением сказал я. — Может быть, мозги у этой крошки находятся не там, где я думал. Я-то решил, что они у нее между коленями. Оказалось — нет. Может быть, она и в самом деле заговаривала мне зубы, чтобы я не сцапал Бакстера.

— Ты полагаешь, что мы уже опоздали с этим? Я задумался. Может быть, Бакстер решил, что это самое безопасное укрытие, и снова отправился в эту трущобу?

— Поезжай туда и прочеши квартиру Эддисонов частым гребнем. А если его там нет, подожди. Если Бакстер объявится, в случае необходимости используй оружие. Но только привези его сюда.

— Это дело и правда захватило тебя, Макс.

— Разумеется, — сказал я. — Я весь на нервах. Но сначала посмотри на того, другого парня! Фарлей поднялся и направился к двери.

— Что ты собираешься делать, Макс?

— Спрошу у характерного актера по имени Джордан, о чем он спорил с некоей актрисой, — сообщил я о своих ближайших планах. — Поезжай!

23

Он вышел из конторы. Я оглядел себя в стенном зеркале и решил, что хорошо бы немного привести себя в порядок, прежде чем начать разыскивать Коула Джордана. Поэтому я спустился вниз и отправился сначала домой.

Шел десятый час, когда я подъехал к многоквартирному дому Джордана. Я поставил машину на стоянку и вошел в вестибюль. В этот момент самый дальний от меня лифт спустился вниз, и его двери с мягким жужжанием открылись.

Едва я успел нырнуть в нишу, как из лифта вышли Сильвия Кэйн и Джордан. Смеясь, они прошествовали мимо меня.

Я сел в машину, когда «кадиллак» Джордана уже выруливал с обочины, и держался в ста ярдах позади, пока его машина не затормозила у ночного клуба «Камилла». Тогда я проехал мимо, сделал ближайший поворот налево, объехал квартал кругом и остановил машину на стоянке, примыкающей к клубу.

Я подождал минут пять, затем вышел и направился в фойе. Поболтал с гардеробщицей и выяснил, что она — поклонница Джордана.

— Конечно, — сказала она, — он здесь с великолепной брюнеткой и с кем-то еще. Вся увешана алмазами и мехами, — добавила блондинка. — Ну скажите, ведь только холодные девушки носят норку! Правда?

Я вошел в тускло освещенное помещение.

Джордан сидел спиной ко мне и лицом к компании красавиц. Не считая Сильвии, там были блондинка, брюнетка и рыжеволосая — сгрудились, как пчелы вокруг горшка с медом. Я видел, что они не так уж и скучают в компании Джордана, что свидетельствовало об их весьма дурном вкусе.

Сильвия Кэйн, однако, заметил я, сидела в какой-то напряженной позе. Серебряная норка упала с ее плеча, обнажив нежный загар. Ей явно было чертовски скучно! Ее лицо походило на застывшую маску.

— Смотрите, — сказала за моей спиной гардеробщица, — великолепная наследница прямо брызжет слюной!

— У нее даже это смотрится красиво, — сказал я.

В этот момент Сильвия встала, подобрала свою норку и, насколько я понял, сказала ледяным тоном несколько слов Джордану и тут же ринулась через зал к фойе.

Я быстро повернулся и нырнул под прилавок гардероба.

Высоко поднимая ноги и продолжая шепотом ругаться, Сильвия прошла через устланное коврами фойе на улицу. Я поспешил за ней.

Видимо, у Джордана была склонность доводить девушек: Сильвия стояла на тротуаре, и по ее лицу катились слезы.

— Ну и черт с ним! — бормотала она.

— Согласен! — весело сказал я. Она резко обернулась.

— Вы все-таки добрались сюда! — резко бросила она. — Этот ваш «порше» — черт знает что за машина для слежки!

— В самом деле?

— Коул догадался, что это вы, через двести ярдов после того, как мы отъехали от его дома.

— А вы, очевидно, догадались, что такое Коул, после пятого бокала розового джина? — холодно спросил я.

Она вдруг перестала рыдать и промокнула глаза крохотной квадратной салфеткой.

— Однако какой вы догадливый!

— Скажем так — я привык не ввязываться в конкуренцию.

— Не вижу никакой конкуренции! — язвительно улыбнулась Сильвия.

— Кроме разве что брюнетки, блондинки и рыжей? Я кивнул в сторону ночного клуба.

— Вы не очень-то быстро соображаете, — пробормотала Сильвия. — Я говорила о теперешней компании.

Я усмехнулся.

— Я знаю место, где конкуренция будет еще меньше, — сообщил я.

— Тогда пойдемте туда, — неожиданно сказала она. — Здесь такая атмосфера…

— И не говорите! — в тон ей серьезно согласился я.

— Вы, по крайней мере, понимаете меня, — улыбнулась Сильвия и прижалась ко мне. И тут я в полной мере ощутил аромат алкогольных паров: Сильвия была пьяна.

— Только иногда, лапочка, — не возразил я. Я взял ее под руку и повел к «порше». Она слегка пошатывалась. Открыв дверцу, я помог ей усесться, сел за руль и завел мотор. Когда я вывел машину со стоянки, Сильвия откинулась в углу на спинку сиденья.

Около ста ярдов мы проехали в молчании. Потом она спросила:

— Как тебя зовут?

— Ройял, — усмехнулся я. — Если помнишь, конечно!

— Это я помню! А имя?

— Макс.

— Макс, — пробормотала она, сморщив носик. — Это звучит как пощечина или удар в челюсть. Макс… Похоже на тонну кирпичей!

Я опять усмехнулся.

— Моя мать не знала, что я стану настоящим джентльменом — изысканным и все в этом роде… — засмеялся я.

Сильвия пьяно захихикала.

— Держу пари!

Она задумалась, слегка покачиваясь на сиденье. С ее губ не сходила улыбка.

— Держу пари, она не знала и того, что ты станешь сыщиком!

— Да? — Мне это никогда не приходило в голову. Она снова захихикала.

— В противном случае она придушила бы тебя сразу, как ты родился! — с удовольствием произнесла она.

— Скажи, что ты имеешь против частных сыщиков?

— Не то чтобы я имела что-то против них, — фыркнула Сильвия. — Это они могут иметь что-то против меня!

— Не могу даже и вообразить, чтобы кто-нибудь мог иметь что-нибудь против тебя, лапочка!

— А это значит, — тихо произнесла Сильвия, — что ты еще плохо меня знаешь.

Тут она была права. Я не стал развивать эту тему, и всю дорогу до моего дома мы молчали. Там я остановил машину и открыл дверцу.

— Что это? — спросила она.

— Место, где нет конкуренции, — объяснил я. — Нравится?

— Я склонна предположить, Макс, — пробормотала она, — что ты единственный старомодный сыщик, который мне встречался. Только подумать, частный детектив — и совращает девушку с пути истинного!

— Пожалуйся своему конгрессмену!

— А кто жалуется? — пробормотала она невнятно. — Помоги мне выйти!

Я помог ей выйти и взял под руку. Мы пересекли тротуар и поднялись на лифте к моей квартире. Я включил свет, и она окинула взглядом гостиную.

— Ну и трущоба! — недовольно сказала она. — Ты хочешь сказать, что в самом деле здесь живешь?

— По крайней мере, тут, — холодно ответил я, — нам не помешают ни дворецкий, ни лакей, ни горничная, ни…

Она бросила норку на кресло, повернулась ко мне и обвила руками мою шею. На мгновение я удивился, обнаружив, что она гибкая, как пантера. Потом ее губы встретились с моими — и где-то в джунглях заскулил какой-то зверь.

Когда мы оторвались друг от друга, она улыбнулась мне.

— Это очень помогает, — пробормотала она. — Еще несколько таких поцелуев — и, я думаю, Коул Джордан умрет!

— Еще несколько таких поцелуев, — сказал я, — и я тоже к нему присоединюсь!

— И все-таки я не могу понять, — все еще не очень четко выговаривая слова, призналась она, — зачем ты следил за нами?

— Ты хочешь сказать, что раньше тебя никогда не преследовали мужчины?

— Такой большой и красивый сыщик — никогда, — захихикала она. — А вообще какая разница? Ведь ты же догнал!

Она отвернулась и проплыла через комнату к кушетке. У ее черного вечернего платья не оказалось спины, да и переда тоже почти что не было, зато был длинный разрез на одном бедре, который позволял ей садиться — но и только.

Я подошел к торшеру и включил его. Свет придал ее волосам голубой оттенок, а гладкой загорелой коже — мягкий блеск.

Подойдя к двери, я выключил верхний свет.

— Знаешь, Макс, — весело прощебетала она, — никто еще и никогда не устраивал мне вечер по полной программе.

— Ты всю жизнь жила как за каменной стеной, — глубокомысленно заявил я. — Что может надежнее защитить от забот, чем миллион долларов!

— Можешь мне не верить, но миллион долларов — это такая мелочь, просто курам на смех.

— Это общеизвестно, — сказал я. — Любая курица подтвердит!

— А ты и в самом деле шут гороховый, — вздохнула она. — Иди сюда и сядь рядом со мной. Я знаю, ты не веришь тому, что я говорю о миллионе долларов. Но хочется, чтобы ты верил тому, что я сказала о себе. Повторяю — еще никто никогда не устраивал мне такого вечера. Понятно?

— Ты еще и не жила толком, — уверил я ее. — И не обманывай себя — это еще далеко не полная программа. Пока нет!

Я подошел к проигрывателю, поставил какую-то старую пластинку. Потом запустил его и вернулся к ней.

24

— Музыка, — пробормотала довольная Сильвия. — И приглушенный свет… А как насчет выпить?

— Как я и говорил, — усмехнулся я, — программа может быть гораздо более полной, чем то, что мы имеем.

— Мое горло, — спохватилась она. — У меня пересохло в горле!

Я подошел к бару и достал маленькую толстую зеленую бутылку, которую естественным образом можно было превратить в лампу — как-то раз она вышибла из одной головы много искр.

— Что? — насмешливо произнесла Сильвия. — У тебя нет шампанского?!

— Сегодня не праздник! — холодно заметил я.

— Может быть, ты меня обманываешь? — откликнулась она. — Тогда что же это такое? Приготовления к победе?

— Можно сказать и так.

— Кажется, мне это нравится, — тихо произнесла она. — Я имею в виду победу.

Комментариев не требовалось, поэтому я ничего не ответил. Вместо этого я наполнил два бокала и один подал ей.

— А это смешно? — спросила она. — Шампанское и виски?

— Кто знает? — ответил я вопросом на вопрос. — Попробуй!

Она так и сделала. Я наблюдал за ее лицом. Ничего не произошло. Она взяла виски и в истинно техасской манере опрокинула его одним залпом.

— Я лихо пью! — пробормотала она, похвалив себя. Из проигрывателя по гостиной разливалось приглушенное звучание струнных инструментов.

— Как все это кстати, — сказала Сильвия. — Сейчас самое начало утра.

— И завтра целый день впереди, — продолжил я ее мысль.

Я сел рядом с ней и достал две сигареты. Раскурив, дал одну ей.

— Макс!.. — мечтательно произнесла она.

— М-м-м?

— Ты хочешь сказать… что мы останемся вместе на всю ночь?

— Кто-то же должен преподать тебе жизненный урок, — ответил я. — А кто может научить чему-то лучше частного учителя?

— Никто! — прошептала она. — Наверное, мне придется еще многому учиться.

— Несомненно, — согласился я. — И прежде всего тому, что маленьким девочкам с миллионами долларов не следует тратить свое время и таланты на таких типов, как Коул Джордан.

Она отстранилась и оправила платье. Каким-то образом все происходящее сразу вдруг потеряло перспективу.

— Что ты хочешь этим сказать? — невнятно спросила она. Глаза ее слегка сузились, и она с шумом втянула в себя воздух.

— Только то, что сказал, — ответил я. — Джордан — тупица и посредственность, и мы оба прекрасно это знаем!

— Черт тебя возьми, Ройял! — заплетающимся языком произнесла Сильвия. — Ты не имеешь права так говорить о моем женихе!

— Он твой жених? — В моем голосе прозвучало сомнение. — Но ведь ты, лапочка, — мешок с деньгами!

— И что из этого? — Ее тон стал ледяным. — Ты возражаешь против того, чтобы я тратила свои деньги на кого-то, кроме тебя?

— Разумеется!

— Если ты еще не в курсе, то знай, что у Коула есть собственные деньги. У него много денег!

— Очевидно, вполне достаточно, чтобы платить солидную сумму шантажисту?

Сильвия встала. Ее ноздри слегка подрагивали, а губы плотно сжались. Она смотрела на меня сверху вниз, как будто я был презренным червяком, а она собиралась наступить на меня и раздавить.

— О чем ты говоришь? Не понимаю! — резко бросила она.

— Мы говорили с тобой об этом вчера вечером, лапочка, — о магнитофонной ленте. Ты что, не помнишь?

Она не засмеялась, как в тот раз, и вдруг почему-то успокоилась.

— Может быть, расскажешь мне об этом? — другим, почти смиренным голосом попросила она. — До сих пор мы с тобой, кажется, валяли дурака. Давай теперь поговорим в открытую. Я люблю этого человека!

— Так же, как себя? — предположил я.

— Он сукин сын — но он мой, и всегда будет моим, потому что никто не посмеет обмануть Сильвию Кэйн! Я засмеялся.

— Тебе надо было бы исполнять рекламные песенки! Неплохо получается!

— Макс Ройял! — В ее голосе проскальзывал неподдельный гнев. — Пожалуйста, заткнись! И расскажи мне, что тебе известно об этом шантаже.

— Ты что, серьезно?

— Более чем! Я знаю, что последние несколько дней Коула что-то очень тревожило — и вовсе не лента, на которую кто-то записал его и Елену!

— Почему ты так уверенно это утверждаешь?

— Потому что я его знаю — хорошо знаю! Конечно, человек он паршивый, что и говорить, но у него, представь, тоже есть сердце. И он из тех людей, которые могут запугать кого угодно!

— И такой человек, утверждаешь ты, чего-то сам боится?

Она кивнула.

— Да, он боится!

— И поэтому хочет узнать то, что знаю я… о некоторых людях? — осторожно спросил я.

— То есть? Что ты имеешь в виду? — Ледяной тон снова вернулся к ней.

— Именно то, о чем ты думаешь, лапочка, — сказал я. — Пьяная сцена, бегство из ночного клуба и то, что тебе было известно, что я веду вас с Джорданом, и то, что тебя интересует только секс!

Черное платье вздымалось и опускалось в определенных местах, а ее глаза метали молнии.

— Ты лжец, Ройял! — хрипло сказала она. — И ты сошел с ума, если думаешь, что Коул интересуется тобой! Что ты такое, интересно, можешь знать, что могло бы заинтересовать и его?

— Кто его шантажирует и почему! — вполне определенно высказался я. — И кто убил Елену Картрайт!

Я увидел, что Сильвия ничего не понимает. Ведь она еще не знала, что Елена мертва, и не могла взять в толк, о чем я толкую.

— Она мертва? — наконец дошло до нее. — Елена?..

— А ты не знала? Джордан разве не сказал тебе ничего?

Она молча покачала головой.

— Нет, нет! — пробормотала она. — Он ведь не знал… Правда? Скажи!

— Спроси у него сама.

Она отвернулась и опустилась на кушетку, пристально рассматривая ковер у моих ног. На проигрыватель упала новая пластинка, и это был единственный звук, нарушивший тишину гостиной.

— Зачем кому-то понадобилось ее убивать? — собравшись с мыслями, спросила она наконец.

— На этот вопрос ты можешь получить ответ тоже у Джордана, — объяснил я.

Она подняла голову и пристально взглянула на меня.

— Дай мне еще выпить, — попросила она. — И… к черту все это! Я усмехнулся.

— К черту выпивку? Или…

— Джордана, — пробормотала она. — И Елену Картрайт… и тебя тоже!

— Насколько я понимаю, мы смирились с действительностью?

— Давай напьемся, — предложила она. — По-настоящему, до чертиков!

— И что, это решит все проблемы? Ты так полагаешь?

— Кому нужно решать эти проблемы?

— Мне! — твердо ответил я.

— Ну хорошо… Я помогу тебе найти его. Только давай сначала выпьем. И помни, — тихо добавила она, — ты сам только что сказал, что завтра у нас весь день впереди!

Она встала и обхватила меня за плечи. Ее глаза были влажны от слез, но когда она подняла ко мне лицо, они сияли. Я почувствовал, как ее рука гладит меня по затылку. Она поднялась на цыпочки, чтобы дотянуться до меня.

И тут зазвонил телефон: он, как всегда, звонил не вовремя. Поэтому я не стал подходить.

— Послушай, — прошептала Сильвия. — Это может быть важный звонок.

— Более важный, чем… решение проблемы?

— Это подождет, Макс, — тихо сказала она. Сильвия отпустила меня и налила себе еще выпить. Когда я подошел к телефону и взял трубку, она подняла бокал, как будто желая мне успеха, и подмигнула.

— Да? — безжизненным голосом ответил я.

— Это Фарлей, Макс. Ты собираешься приезжать?

— Тут кое-что возникло, — сказал я. — Понимаешь, непредвиденные обстоятельства!

Я взглянул на Сильвию. Она вперила мне в грудь бесстрастный взгляд.

— Я взял Бакстера, — сообщил Фарлей.

— Что?! — удивлению моему не было границ.

— Повторяю тебе, что я взял Бакстера! Я уже битый час пытаюсь связаться с тобой!

— Где он?

— Рядом со мной, в конторе! Я так понял, ты не хочешь, чтобы полицейские взяли его первыми, поэтому…

— Я сейчас приеду! Слушай, позвони в отель «Барадин» и попроси миссис Бакстер тоже приехать.

— Конечно, — сказал он. — У тебя хорошая интуиция, Макс. Я поехал к Эддисонам, и, как видишь, Бакстер и вправду оказался там. Пришлось обойтись с ним немножко грубовато, но он с самого начала был в плохой форме.

25

— Отлично! — одобрил я. — Только не отпускай его! Смотри же!

Я положил трубку и обернулся. Сильвия стояла рядом со мной.

— Значит, непредвиденное обстоятельство — это я? — тихо спросила она.

— Не бери в голову, — успокоил я. — Я вернусь, лапочка. Пару часов ты можешь слушать пластинки и пить.

Сильвия свирепо посмотрела на меня.

Я пожал плечами и направился к двери. Открыв ее и посмотрев на холодные голые стены коридора, я подумал, что если бы не Джо Бакстер, мне наверняка следовало бы обратиться к психиатру!

Глава 10

Фарлей восседал верхом на стуле с пушкой в левой руке, а напротив него сидел Бакстер. Когда я вошел, он поднял голову. Это был Бакстер собственной персоной, такой, каким я представлял его себе по рассказам тех, кто его зная: здоровенный парень с коротко подстриженными светлыми, вьющимися волосами. У него было симпатичное, ничем не примечательное лицо — широко посаженные глаза, правильной формы нос и рот.

Он был мрачен, но в то же время казался напуганным.

— А ведь вы могли гораздо раньше облегчить жизнь всем нам, — укоризненно сказал я. Он понимающе кивнул.

— Кажется, я все испортил.

— Кажется, так оно и есть! — не мог не согласиться я.

— Я уже объяснил ему вкратце, что происходит, — сказал Фарлей.

— К чему бы все это ни шло, — спокойно заметил Бакстер, — понимаю, теперь у меня действительно начнутся неприятности.

— Что и к чему идет? — спросил я. — Давайте-ка начнем с самого начала, Бакстер. Может быть, мы сможем помочь… Пока не знаю, но несомненно одно — полиция намерена вас арестовать. Косвенных улик у них вполне достаточно, чтобы сжечь вас на костре!

Мгновение он пристально вглядывался в меня, потом опустил глаза и уставился в пол.

Зазвенел дверной звонок. Фарлей поднялся и открыл дверь.

Вошла Норин Бакстер. На ней было все то же серое пальто, что и при первой нашей встрече. Она сразу увидела Бакстера и бросилась к нему.

— Джо! — радостно закричала она.

Он неловко поднялся и молча обнял ее.

— Ох, Джо! — зарыдала она, и радость уступила место слезам; — Ты жив! Ты в самом деле жив!

— Прости, малышка, — только и пробормотал он. Норин тоже больше ничего не говорила от подступившего волнения, только обхватила мужа руками и уткнула голову ему под подбородок.

Фарлей кашлянул и тактично отошел в другой конец комнаты. Норин разжала руки и повернулась ко мне. Ее чуть влажные глаза сияли.

— Спасибо, мистер Ройял, — прошептала она.

— Все в порядке, — кивнул я. — Но нужно сделать кое-что еще, миссис Бакстер. Джо грозят серьезные неприятности, и если он не станет сотрудничать с нами, неприятностей у него будет еще больше.

— Джо! — сказала Норин. — Ты ведь поможешь, правда?

Он довольно долго ничего не отвечал, будто что-то обдумывая.

— Конечно, — произнес он наконец, — помогу.

— Тогда расскажите нам все о сделанной вами записи, Джо, — попросил я. — Хотя лучше я сам расскажу о том, что нам уже известно.

Я кратко пересказал ему все, что сообщила мне Елена. Он молча кивал в подтверждение моих слов, а когда я закончил, пристально посмотрел на меня.

— Да, — наконец произнес он. — Так все и было. Но есть и еще кое-что, чего вы, очевидно, пока не знаете.

— Рассказывайте, — сказал я, приготовившись слушать.

— Елена была права, — тихо сказал он. — Все это начиналось как попытка расстроить роман Коула Джордана с Сильвией Кэйн.

— А потом?

— Ну, Елена не воспользовалась оригинальной пленкой. Она так и не забрала ее из студии. Только через какое-то время я заметил, что пленка исчезла.

— Продолжайте. — Я весь превратился во внимание.

— А потом я обнаружил ее у Хэнка Фишера. Мне нужно было зайти в одну из студий звукозаписи, которой мы редко пользуемся, — и надо же, такое совпадение! — он там прослушивал. Я-то сразу узнал запись, только вот она была несколько иная: там, где раньше был голос одной Елены, кто-то вместо него вмонтировал мужской голос!

Я в изумлении уставился на него.

— Не понял?

Он кивнул с несчастным видом.

— Именно это я и хотел сказать; туда, где был голос Елены, записали мужской голос.

— Значит, на пленке Коул Джордан разыгрывал страстную любовную сцену не с Еленой, а с каким-то мужчиной?

Он кивнул. Я тихонько присвистнул в изумлении.

— Такое и в самом деле могло встревожить парня!

— Да, — кивнул Бакстер. — Это самая подлая шутка, какую только можно сыграть с человеком. И подозреваю, что из-за этого могла погибнуть его карьера.

— Кто же вмонтировал туда мужской голос? Фишер?

— Вот именно! И Хэнк велел мне держать рот на замке. Он сказал, что за это ему заплатят десять тысяч долларов, и тут же пообещал мне тысячу, если я буду хранить молчание.

— А при чем тут Хэкет?

— Хэнк сделал эту запись для него, и Амос Хэкет решил, что может получать легкие деньги, прижав Джордана.

— И все же это никак не объясняет, почему исчезли вы сами!

— Я к этому подхожу, — ровным голосом продолжал Джо. — Меня не очень-то волновало, что случится с Джорданом, а тысяча долларов мне бы очень пригодилась. Но все складывалось совсем по-другому.

Хэнк хотел получить свои десять тысяч, когда доставил эту сфабрикованную пленку, но Хэкет отказался платить.

— И Хэнку Фишеру пришлось поплатиться за это жизнью?

— Да, — мрачно кивнул Бакстер. — Я увяз во всем этом по уши, когда однажды вечером Хэнк пришел повидать меня. Он был перепуган до смерти и отдал пленку после того, как один из парней Хэкета избил его. Но у него еще оставался оригинал.

— И что же?

— Он предчувствовал, что Хэкет в любом случае доберется до него. Видите ли, ведь Хэкет думал, что Хэнк — единственный, кто мог рассказать о поддельной пленке, если бы что-то пошло не так.

— И отдал вам оригинал?

— Конечно! — кивнул Бакстер.

— И что с ним стало, с оригиналом?

— Я его уничтожил.

— Очень плохо! — тихо сказал я. — Может быть, если бы у нас была эта запись… Вообще-то не обращайте внимания, это я размышляю вслух… Но вот еще что! Каким образом Хэкету стало известно, что пленка у вас? Насколько я понимаю, он узнал об этом?

— Конечно, узнал! Не знаю, правда, откуда… Может быть, секретарша Миллхаунда, Дора, каким-то образом пронюхала, что она у меня. Хэнк звонил мне оттуда однажды, и я понял, что он здорово перепуган.

— А Елена знала, что на подлинной пленке был записан ее голос?

— Да, — сказал Бакстер, — видимо, потому ее и убрали. Хэкет очень аккуратен в деталях! Он не оставил в живых никого, кто просто даже знал о такой вещи, как эта, сделанная тайком запись.

— Никого, кроме вас? Он вскинул голову.

— Именно поэтому мне и пришлось скрываться, Рой-ял. — Бакстер в волнении отер рот тыльной стороной ладони. — Мне позвонил один из ребят Хэкета, сказал, что боссу все известно обо мне и пленке. И пригрозил, что, мол, я закончу жизнь в реке вместе с Фишером, если не передам им оригинал.

— И?..

— Я выложил ему всю правду. Сказал, что уничтожил оригинал. Может быть, конечно, я сделал ошибку…

— Почему?

Он пожал плечами.

— Человек Хэкета сказал, что в таком случае все в порядке. Но, может быть, посоветовал он, лучше заехать повидаться с самим Хэкетом? Может быть, он захочет поговорить?..

— Значит, вы его не убедили?

— Думаю все-таки, что убедил. Я покачал головой.

— Все было именно так, как вы рассказали. Хэкет очень аккуратен в таких делах и не хотел оставлять никаких концов.

— Но я поклялся, что буду молчать.

— Для него этого было недостаточно. Ему нужна была абсолютная уверенность. Он же не сумасшедший, чтобы шантажировать Джордана, если оставалась хоть малейшая вероятность того, что может всплыть оригинальная запись. Именно поэтому после вашего исчезновения они перевернули вверх дном всю вашу квартиру.

Бакстер быстро взглянул на Норин. Та вымученно улыбнулась.

26

— Меня в тот момент не было дома, милый.

— Зато был я. И, думаю, Бакстер, вам крупно повезло на этот раз! Я мельком видел того типа, который побывал у вас в квартире, — после того, как он в меня стрелял. Это — теперь я знаю точно — были не вы.

— Кажется, я вел себя по-дурацки, Ройял, — признался Бакстер. — Может быть, если бы я обратился в полицию, когда все это только началось…

— Забудьте об этом, — сказал я. — Они могли и не поверить вам тогда. Ведь Амос Хэкет имеет огромное влияние в городе. И вообще, что сейчас говорить, это уже дело прошлое. Теперь вам необходимо очиститься от подозрений — я имею в виду, полностью очиститься.

— Сделаю все, что нужно, — угрюмо кивнул Бакстер. Я улыбнулся ему.

— Первое, что вам нужно предпринять сейчас, — это отвезти Норин домой. Нет, домой лучше не надо! Только не в свою квартиру! Возвращайтесь с ней в «Барадин». И будьте здесь как можно раньше завтра утром. Фарлей поедет с вами.

— Спасибо, Ройял, — поблагодарил Бакстер. Норин взяла его за руку и улыбнулась мне.

— Ладно… — усмехнулся я. — А теперь выметайтесь отсюда! Да поскорее!

Когда они ушли, я набрал номер своей квартиры и стал слушать телефонные звонки. И уже решил было, что Сильвия устала ждать, когда трубку наконец подняли.

Голос ответил сонный, и это был голос не Сильвии — никакая девушка не могла так охрипнуть, даже после виски и шампанского. Я почувствовал, как мой подбородок невольно отвис почти до груди, когда этот хриплый тип сказал:

— Что за дурацкая идея звонить в такую рань?

— Дурацкая идея? — проскрипел я. — Что за дурацкая идея сидеть в моей квартире и отвечать по моему телефону?! Дурацкая идея, видите ли!..

— Ты либо пьян, либо псих, а может быть, и то и другое! — резко сказал хриплый; откуда-то издалека я услышал сонный голос Сильвии.

— Какой-то кретин говорит, что он здесь живет, — сказал тип. — А я говорю ему, что он может убираться обратно в сумасшедший дом.

— Это, наверное, Ройял, — предположила догадливая Сильвия. — У него хватит наглости!

— У меня хватит наглости?! — завопил я. — Послушайте…

На другом конце линии раздался тихий шуршащий звук, и со мной заговорила Сильвия.

— Ведь не надеялся же ты в самом деле, что я буду ждать тебя всю ночь? — спросила она. — Особенно если завтра весь день впереди, — как ты сам говорил. Оставь наконец меня в покое, Макс Ройял, и сделай одолжение — сделай себе одолжение! — сдохни!

Трубка мягко щелкнула у меня над ухом. Оставшуюся часть ночи я провел в отеле. А на следующее утро спозаранку устроил небольшое собрание. Мы ждали Крамера в его собственном кабинете. Там были Фарлей, Джо Бакстер, миссис Бакстер и я. Мы просто сидели и ждали, пока придет Пол.

Он ввалился в кабинет, весело насвистывая, с полным портфелем клюшек. Потом увидел нас, свист мгновенно оборвался.

— По какому поводу собрание? — осторожно спросил он.

— Мистер Крамер, — официальным тоном произнес я. — Я хотел бы представить вам мистера Джо Бакстера.

— Как вы… — Он вдруг замолчал. — Бакстер? Уберите его отсюда… сбросьте его в шахту лифта, куда хотите, только немедленно избавьтесь от него! Если комиссар когда-нибудь узнает, что Бакстер был у меня в офисе, он…

— Это захватывающая история. Пол! — успокоил его я. — Может быть, присядете и послушаете? — Я тихонько подтолкнул его к креслу.

— Ну хорошо, — вздохнул он. — Но учтите, вы удерживаете меня здесь с помощью грубой физической силы, понятно? — Он сорвал трубку с рычагов. — Пэт? Меня нет — ни для кого! Никаких звонков, никаких посетителей! Если кто-то захочет узнать, где я, то последнее, что тебе известно, — я неожиданно улетел в Европу… Я вдруг вспомнил, что забыл там одну вещь во время своего последнего визита… Нет, это не жар! Будь умницей и делай что тебе ведено. Что значит — ты не можешь делать и то, и другое? Просто никого сюда не впускай, вот и все! — Он бросил трубку и свирепо посмотрел на меня. — Если ты ожидаешь в подарок по случаю твоего ухода золотые часы, Ройял, то можешь на это не рассчитывать!

Я рассказал ему всю историю с начала до самого конца. А когда я закончил, вид у него был очень заинтересованный. Даже более того — восхищенный.

— Сегодня утром по пути сюда я совершил объезд территории, — сказал я. — Взглянул на контору Хэкета — во всяком случае, на то здание, где она находится. Она на тринадцатом этаже.

— У меня просто дух захватывает! — рявкнул Крамер. — И что из этого?

— У меня появилась мысль, — скромно сказал я. — Ведь Фарлей когда-то работал в телефонной компании. Верно, Том?

— Можешь проверить, — кивнул Фарлей.

— А я вот что подумал. Хэкет использовал липовую запись, чтобы шантажировать Коула Джордана. Может быть, нам сделать то же самое с ним?

— Никогда не думал, что доживу до того дня, когда мой сотрудник предложит намеренно воспользоваться преступными методами, чтобы завершить дело, — сказал Крамер. — Я…

— Ты мог бы прослушать телефон? — спросил я Фарлея.

— Нет ничего проще! — сказал он.

— А вы смогли бы это записать и с учетом необходимости перемонтировать? — спросил я Джо Бакстера. Его губы медленно растянулись в улыбке.

— Давайте попробуем!

— Том, — сказал я, — как думаешь, ты мог бы одолжить у телефонной компании парочку форменных костюмов? Не обязательно по официальным каналам. Может быть, ты там кого-нибудь знаешь?

— Сделаю, — кивнул Фарлей.

— Тогда вы с Бакстером станете инженерами связи, — сказал я. — Вы прослушаете телефоны Хэкета у него в конторе и дома.

— Считай, что это уже сделано! — ухмыльнулся Фарлей.

— Тогда бери Бакстера и начинайте прямо сейчас, — сказал я. — Чем быстрее все это заработает, тем лучше.

Они вдвоем вышли из конторы. Крамер открыл было рот, чтобы что-то произнести, но тут зазвонил телефон. Он подскочил с каким-то придушенным воплем.

Я поднял трубку, и четкий голос произнес:

— Звонит лейтенант Дин мистеру Ройялу, мистер Крамер.

— Я поговорю с ним, Пэт, — сказал я. — Мистер Крамер в данный момент ведет персональную войну с законами гравитации.

Раздался жуткий удар — Крамер приземлился обратно в кресло.

— Что это? — ошарашенно спросила Пэт.

— Он только что проиграл! — объяснил я. Послышался щелчок, и зазвучал голос Сэма Дина:

— Это ты, Макс?

— Это я, — признался я.

— Я подумал, тебя заинтересует отчет медэксперта о смерти этой девчонки Картрайт.

— Может быть, — осторожно согласился я.

— Я последовал твоему совету и попросил его проверить, нет ли на теле ссадин и ушибов, которые могли быть нанесены перед смертью. — Он секунду помолчал. — У нее обнаружили шишку на затылке. Совершенно скрытую волосами. Мы могли бы не заметить ее, если бы не искали. Так что мы у тебя в долгу.

— О, отлично, я как раз собирался спросить… Он холодно перебил меня:

— Поэтому не буду вспоминать о том, что ты забыл сообщить мне о револьвере, из которого убили Хэнка Фишера. — Ледяная нотка в его голосе стала еще более явной:

— Где ты его взял?

Я вздохнул. Дело идет к тому, что больше никому нельзя доверять. Ведь Ленни Винтере дал мне слово…

— Я забрал его у парня, который пытался сделать на моей голове татуировку свинцом.

— Какого парня?

— Хотел бы я и сам знать. Он вломился ко мне в квартиру и начал стрелять. Я схватился с ним, но он сумел удрать прежде, чем я успел его разглядеть.

— Честно? — подозрительно спросил Сэм Дин.

— Провалиться мне на месте, лейтенант!

— Хорошо бы, — проворчал он. — Ты больше ничего не скрываешь от меня?

Я покачал головой и скрестил пальцы.

— Никогда и не думал!

— Ты точно не знаешь, почему была убита Картрайт?

— Нет, Сэм. Полагаю, только потому, что работала в «Юнайтед уорлд».

— Какое это имеет отношение к делу? — поинтересовался он.

— Похоже на то, что работа в этой конторе вообще очень опасна и может привести к летальному исходу. Сначала Хэнк Фишер, потом Дора, теперь вот Елена Картрайт…

27

— Ты не забыл о Бакстере?

— Как я мог забыть о Бакстере? Если помнишь, мне заплатили за то, чтобы я его нашел.

— Есть что-нибудь новенькое в этом плане? Я снова скрестил пальцы.

— Ничего!

— Не забудь поставить меня в известность, если что-нибудь обнаружишь, — попросил он фальшиво-ласковым голосом. — Забывчивость может и в самом деле плохо для тебя обернуться — ты лишишься права работать в этом штате.

Он с грохотом бросил трубку, я же аккуратно положил свою на рычаг.

Крамер метнул на меня взгляд и умоляюще закатил глаза к потолку. Я начал рассказывать ему о лейтенанте Дине, но он прервал меня с выражением ужаса на лице, воздев руки к небу:

— Лучше ничего не говори мне, не хочу слушать! Он поднял с пола свои клюшки.

— Но, Пол…

Он взмахнул рукой, приказывая мне замолчать.

— Я не знаю, что ты делаешь, и не хочу знать. Ты совершенно самостоятелен, — сказал он. — Я знаю только то, что собираюсь играть в гольф. И я буду играть в гольф до тех пор, пока либо ты не закончишь это дело, либо тебя не отправят в места не столь отдаленные. Не имеет значения, что именно произойдет, хотя лично я предпочитаю для тебя последнее.

— Вы хотите послать мне открытку? — поинтересовался я.

— Только с уведомлением об отставке! — рявкнул он, выходя из кабинета.

Несколько секунд спустя в дверь постучали и появилась голова Пэт. Она сделала несколько шагов и остановилась перед столом, не сводя с меня глаз.

— В твоей походке, лапочка, есть что-то такое… — с восхищением сказал я. — Ты покачиваешься!

— Если это не прозвучит бестактно, — холодно прореагировала она, — я хотела бы знать, что вообще здесь происходит? Мистер Крамер только что вылетел из конторы, будто за ним гнался по пятам налоговый инспектор.

— Вероятно, так оно и было, — предположил я. — Судя по тому, что мистер Крамер вот уже много лет недоплачивает мне, он наверняка скопил приличное состояние и, вероятно, не включил его сумму в налоговую декларацию. Как иначе он мог бы позволить себе все эти клюшки для гольфа, которыми набит его портфель? Кому нужны шестьдесят разных клюшек, чтобы побегать между восемнадцатью лунками?

— Извините за любопытство, — холодно произнесла Пэт. — Я бросилась за шефом, чтобы узнать, когда он вернется. Он сказал, что никогда и что надо говорить всем, кто позвонит, будто он уехал на Аляску, чтобы скрыться от зимы. Он что, сошел с ума?

— Ничего подобного! — заверил я ее. — Он просто слегка сдвинулся, но это пройдет… Или станет еще хуже.

Она задумалась, и это было ошибкой с ее стороны, потому что если попытаешься найти во всем какой-то смысл, то можно сойти с ума. А когда это случается — очень трудно вернуться в нормальное состояние. Впрочем… стоит спросить у Крамера.

— Кажется, я сдаюсь, — сказала Пэт. — Я просто сяду за стол и каждый раз, как зазвонит телефон, буду начинать печатать — как вы думаете, это будет нормально?

— Это не только будет нормально, но в целом соответствует обшей ситуации, — вынес я свой вердикт. — Если тебе нужно напечатать какие-то письма, можешь просто передать их по телефону стенографистке.

— Очень хорошо, — сказала она. — А если зайдет какой-нибудь посетитель, я просто нагавкаю на него. Так?

— Постарайся это делать как можно естественнее! Может быть, тебе бросят печенье! — с энтузиазмом поддержал я ее идею.

— Гав-гав! — сказала Пэт и вышла.

Оставшись в конторе, я пробездельничал все утро. Было около половины второго, когда зазвонил телефон, и мне пришлось поднять трубку. Пэт пошла перехватить пару сухариков и соединила телефон напрямую с кабинетом Крамера.

— С каких это пор ты заболел ларингитом? — поинтересовался я. — Говори погромче, приятель. Будет лучше, если я услышу то, что ты говоришь.

— Я не могу громко говорить, Макс. Мы в офисе Хэкета. Джо собирается подключить свой телефон к остальным. Не клади трубку некоторое время. Пока.

На линии наступила тишина, но связь не прервалась. Я слышал какие-то слабые щелчки, наконец голос Тома появился снова.

— Ну как? — спросил он. — Да… просто проверка. Теперь телефон в порядке.

Я услышал, как вдалеке кто-то громко сказал:

— Почему бы вам, ребята, не налаживать телефоны после того, как закончится рабочий день?

Я тихонько положил трубку, сел и стал дожидаться Джо и Тома.

Они появились где-то через час, широко улыбаясь.

— Мы сделали оба, — сказал Фарлей. — Все! Теперь Джо нужно только подсоединиться к нашему коммутатору — и полный порядок.

— Отлично, — одобрил я.

— И нам нужен магнитофон, — сказал Бакстер. — Но я это уладил, подумав, что вы не будете против. Он появится совсем скоро.

Он сказал правду: через каких-нибудь пять минут пришел парень с магнитофоном.

— Кто здесь босс? — спросил он.

— Я, — неуверенно сказал я. — По крайней мере…

— Решай скорее, приятель! — нетерпеливо сказал он. В руке он держал полоску розовой бумаги. Я оторвал ее и написал свое имя.

В половине седьмого Бакстер уже подсоединил микрофон к коммутатору, из которого тянулся шнур к магнитофону.

— Мы можем держать его включенным двадцать четыре часа в сутки, — сказал он. — Что бы Хэкет ни сказал — дома или в конторе, — все будет записано на пленку.

— Знаешь, — развеселился я, — это просто замечательная идея!

Рано утром следующего дня — во всяком случае, достаточно рано — мы с Бакстером подъехали к зданию, где находилась контора Хэкета.

— Контора на тринадцатом этаже, — вспомнил я тотчас. — В связи с чем могут возникнуть кое-какие проблемы.

— Например? — поинтересовался Бакстер.

— Давай посмотрим, — сказал я. — Вон то здание расположено прямо напротив, и оно достаточно высокое, чтобы можно было оказаться на одном уровне с кабинетом Хэкета. Я хочу еще кое-что увидеть!

Я вышел из машины и направился ко входу в здание. Джо последовал за мной. Мы поднялись на лифте на тринадцатый этаж и, пройдя несколько ярдов по коридору, остановились перед дверью, на которой золотыми буквами было написано: «ИЗДАТЕЛЬСТВО ДЖОУНСА. ДЕШЕВЫЕ РОМАНЫ». Надпись маленькими буквами под ней гласила: «Входите, пожалуйста». Поскольку мы в любом случае собирались это сделать, то с готовностью приняли приглашение.

За письменным столом сидела блондинка, со скучающим видом нажимая на клавиши пишущей машинки. На ней была так называемая крестьянская блуза свободного покроя, хотя содержимое ее явно не предназначалось для низших классов.

Она радостно улыбнулась и вежливо спросила, что нам нужно.

Нахмурив брови, я посмотрел на нее.

— Полиция, — пришлось представиться мне. Это произвело должное впечатление: она немедленно отодвинула стул.

— Да, сэр. Я тотчас же доложу мистеру Джоунсу. Она встала и помчалась к внутренней двери с надписью: «Посторонним вход воспрещен». Нельзя было сказать наверняка, в какую сторону она покачивалась более восхитительно и эффектно — то ли вперед, то ли назад. Она просунула голову в дверь и что-то тихо там сказала. Потом повернулась к нам и жестом пригласила войти.

Маленький лысеющий человек в кабинете выглядел так, словно унаследовал язву желудка от своего отца и деда как часть бизнеса. Он определенно не относился к тем людям, у которых она развивается по собственной инициативе.

— Лейтенант Дин из департамента полиции! — представился я, не моргнув глазом.

— Садитесь, садитесь, — нервно пригласил человечек. — Чем могу помочь, джентльмены?

— Мне хотелось бы посмотреть из вашего окна, — ровным голосом произнес я.

Он вылупил от удивления глаза и начал судорожно перебирать бумаги на столе.

— Вы… вы хотите сказать, — запинаясь, проговорил он, — что вы хотите выглянуть из окна?

— У вас запрещено выглядывать из окон? — в свою очередь удивился я.

— Н-н-нет! — будто подавился он. — Пожалуйста, лейтенант! Это… достаточно большое окно — подходите и смотрите!

— Спасибо — Я подошел к нему.

Вид из комнаты Хэкета оказался весьма эффектный. Мне удалось запомнить из внешнего вида здания ровно столько, сколько было необходимо, — то есть все, что касалось окон. У Хэкета они были алюминиевые, с поднимающимися вверх рамами, и большие смежные комнаты его личного кабинета были открыты навстречу утреннему солнцу. А для того, что мною было задумано, открытые окна имели весьма существенное значение.

28

Чтобы дать понять редактору, что я не такой уж сумасшедший, каким могу показаться, я начал тщательно осматривать рамы.

Наконец я обернулся.

— Я так и думал, — мрачно произнес я. — В здании термиты.

Было бы трудно определить, кто из них удивился больше — Бакстер или редактор. Бакстер нахмурился, а редактор открыл рот так, что стало видно основание его языка.

— Термиты! — горестно повторил я. — Об этом нужно непременно сообщить в департамент здравоохранения. Но, полагаю, вы знаете, мистер!..

— Джоунс, — с трудом выдавил он. — Эммануэль Джоунс!

— Мистер Джоунс, — продолжал я. — Конечно, это всего лишь обычная проверка. Иногда мы делаем это сами, а иногда докладываем в департамент здравоохранения. Спасибо, мистер Джоунс. До свидания!

Я чопорно, не спеша направился к двери и открыл ее. Потом обернулся к Эммануэлю Джоунсу, приподнял шляпу и подумал, что его язва после нашего визита моментально спровоцировала еще несколько маленьких язвочек.

Он так и остался стоять, ошарашенно глядя нам вслед. Я пропустил Бакстера вперед и закрыл дверь.

— Термиты! — сказал я блондинке, проходя через приемную.

И только когда мы снова оказались в машине, Бакстер заговорил.

— Ничего не понимаю! — Он обрел наконец дар речи.

Я ухмыльнулся.

— Термиты! — сказал я ему.

— Что?

Бакстер тупо уставился на меня. Я завел мотор и вырулил в поток движения.

— Посмотри на это вот с какой точки зрения, Джо, — сказал я. — Когда у нас будет продублированная пленка на Хэкета, как мы с ней поступим?

— Ну, мы…

— Вот именно! — сказал я. — Мы возьмем его за горло. Напугаем его так, что он сломается. Особенно когда узнает, что у меня есть пленка, которая была предназначена для того, чтобы шантажировать выдающегося члена общества. Как ты думаешь, что он сделает?

— Назовет пленку фальшивкой и выбросит тебя с тринадцатого этажа, — жизнерадостно изрек он. — Из окна!

— Вот именно! — Но когда мы заявимся к Хэкету с фальшивой пленкой, нам придется записать еще и этот разговор — точнее, его ответ. Ты согласен?

— Согласен ли я?

— Фальшивая пленка никогда не пройдет в суде как улика, — продолжал я. — Только не по делу о шантаже. Но если я сумею пришить Хэкету убийство Елены Картрайт, когда его бдительность будет усыплена делом о пленке-… — Я замолчал, потом с усмешкой заметил:

— Но у меня есть предложение. Мы могли бы снять трубку его телефона и записать все на пленку у нас в конторе. Но ты знаешь о звуках высокой частоты больше меня — подскажи мне другой способ!

Бакстер вдруг улыбнулся и хлопнул себя по коленям.

— Понял!

— Так объясни и мне! — попросил я.

— В конторе напротив завелись термиты, — сказал он. — Теперь я понимаю, что к чему. Так вот зачем ты так внимательно осматривал окна конторы Хэкета!

— Смышленый, однако, парень! — без тени удивления отметил я.

— Если одно из окон открыто, — продолжал Бакстер, — это можно сделать. Черт возьми, это можно сделать очень просто! Если в конторе через улицу окажется электретный микрофон, голос Амоса Хэкета будет звучать так, словно он кричит в мегафон!

— Я уже говорил тебе, Джо, что ты смышленый парень?

Мы вернулись в контору. Фарлей сидел около магнитофона, а Пэт — около него. На столе лежали пять катушек. Том сказал, что там записаны разговоры Хэкета.

Я подумал, что, наверное, такому молчаливому человеку, как Хэкет, нелегко говорить в течение целого дня.

— Прокрути-ка немножко, а? — попросил я.

— Конечно, — с готовностью ответил Бакстер.

Он взял пленки и вставил одну из них в аппарат. Потом запустил бобины. Я уселся рядом и закурил сигарету.

На первой пленке была куча заказов на цветы для какой-то дамы из Ист-Сайда, плюс длинный разговор о скаковой лошади с типом по имени Пол из Миннесоты, плюс назначение визита к зубному врачу на пятницу — словом, ничего, что могло бы нам пригодиться.

На второй и третьей пленках оказались одно-два места, которые Джо отметил, чтобы вернуться к ним в дальнейшем.

Четвертая была поинтереснее. Какой-то тип изыскивал все возможные юридические лазейки, чтобы не платить Хэкету за большой кусок недвижимости. Хэкет собирался предпринять строго законные действия и заявить свои права на невыплаченную сумму, которая составляла что-то около ста пятидесяти тысяч долларов.

Интересен был следующий отрывок разговора: «Он может заплатить, говорю тебе! У него долгое время было место в ложе. И теперь либо он заплатит, либо к чертовой… (Молчание). Меня устроит сто пятьдесят тысяч долларов. Сообщите ему, что у нас есть чем его прищучить! Хорошо, он ловкач, у него есть связи — ну и что же? Он не первый, кто выплачивает недоимки! Не тяните с этим!»

Мы прослушали пятую пленку, и Бакстер отметил еще один или два отрывка.

— Думаю, вполне достаточно. Макс, — сказал он. — Если эту штуку перезаписать вместе с другим голосом, никто не поверит, что это был не настоящий Маккой!

— Остановись на этом, Джо, — сказал я. — Когда у тебя будет готова пленка, дай нам знать.

Я поднялся и направился к двери во внутренний кабинет. Бакстер пошел за мной и положил руку мне на плечо.

— Макс, — сказал он, — ты позволишь мне озвучить эту пленку, ладно? Мне бы очень хотелось это сделать — в память о Елене!

— Разумеется, Джо, — понимающе сказал я. Я подошел к коммутатору и набрал номер. Меня соединили на удивление легко.

— Мистер Хэкет? — любезно спросил я.

— Кто это? — проворчал он.

— Мне ужасно неприятно отнимать у вас время, мистер Хэкет, — извинился я. — Знаю, что вы деловой человек. Это Макс Ройял.

— Что вам нужно?

— Я хочу кое-что обсудить с вами, если позволите. Вы сказали, что если мне понадобится повидать вас, то нужно договориться о встрече. Сейчас я и звоню, чтобы попытаться это сделать.

— Дело не может подождать?

— Боюсь, что нет.

— Ну, так говорите — в чем оно заключается. Я доверительно кашлянул.

— Это, знаете ли, очень деликатное дело, мистер Хэкет. Не могли бы вы все-таки уделить мне… скажем, десять минут завтра утром?

— Ну хорошо, Ройял, — вздохнул он. — Жду вас в одиннадцать.

— Надеюсь, у вас не возникнет из-за этого дополнительных проблем? — корректно поинтересовался я.

— И что из того, если даже они и возникнут? Надеюсь, я в состоянии позаботиться о таких пустяках!

— Спасибо, мистер Хэкет, — поблагодарил я и положил трубку.

Набрав добавочный номер конторы, я услышал голос Фарлея.

— Записал этот кусок — «и что из того, если возникнут проблемы»?

— Конечно, Макс! — сказал он. — Любая мелочь пригодится!

— Отлично, — сказал я и снова положил трубку. Дав телефону остыть, я позвонил затем шефу департамента здравоохранения.

Я пробился к нему, даже не объясняя, кто я такой.

Бен Уорвик был такой парень, что все звонки, предназначавшиеся ему, проходили именно к нему, а не к какой-нибудь мелкой сошке, которая в девяти случаях из десяти пошлет вас куда подальше.

— Это Макс Ройял, Бен, — сказал я, когда нас соединили.

— Я слышу, Макс. Что случилось?

— Я хочу, чтобы твой департамент оказал мне одну небольшую услугу.

— Какую?

Я вкратце рассказал ему о происходящем. Когда я закончил, он тихо присвистнул.

— Братишка! — сказал он. — Не думаешь ли ты, что рискуешь свернуть себе шею?

— У меня крепкая шея, Бен. Контора, которая нам нужна, находится на тринадцатом этаже здания страховой компании «Акме». Название на двери — «Издательство Джоунса. Дешевые романы». Хорошо?

— Что ж, самое время продезинфицировать некоторых издателей! — засмеялся Бен. — Я все устрою. Макс, не беспокойся!

— Спасибо, Бен. Обязательно сделай так, чтобы контора освободилась к вечеру и оставалась свободной до конца завтрашнего дня, хорошо?

— Будет сделано, Макс.

— И еще, Бен, позвони мне, если что-нибудь не заладится, ладно?

— Разумеется, — сказал он.

Я положил трубку и снова вернулся в кабинет. Непонятно почему, все это ожидание начинало меня раздражать.

29

— Как дела? — спросил я.

Бакстер встал из-за магнитофона и обернулся.

— Думаю, что уже достаточно набрал, Макс. Немного погодя начну монтировать запись.

— Отлично, — одобрил я.

— А ты крепко взялся за дело, Макс! — усмехнулся Фарлей.

Я вышел из конторы, спустился вниз и прошел квартал до ближайшего бара. Там я выпил четыре бурбона и выкурил три сигареты, обдумывая нашу затею. Вернувшись в контору, я почувствовал себя лучше. Наверное, благодаря бурбону.

Было чуть больше четырех, когда вошел Бакстер с магнитофоном и смонтированной пленкой. Он прокрутил ее. Поработал он над ней просто здорово.

— Джо, — восхитился я, — получилось сногсшибательно!

Он заулыбался во весь рот, и я дал ему сигарету.

— Не думаю, что кто-то сможет к этому придраться, — сказал он. — Я наговорил там достаточно и о Миллхаунде, чтобы убедить даже подкомиссию!

— А это не так уж просто, поверь мне, — сказал я. — Следующее, что мы должны сделать, — это установить электретный микрофон в конторе напротив. Я так полагаю, что ребята из департамента здравоохранения очистят помещение часам к шести. После этого мы пойдем туда и подготовим аппаратуру.

— Микрофон и все оборудование у меня внизу, — сказал Джо. — Я готов ехать, как только скажешь, Макс.

— Отлично. Оставь пленку у меня, Джо. Отправляйся домой и перекуси. Встретимся здесь ближе к шести.

Он пошел к двери. Там он потоптался в нерешительности и наконец повернулся ко мне.

— Я хотел бы кое-что сказать, Макс, — тихо произнес он.

— Валяй!

— Это касается… Ну, того, как ты отнесся ко мне и Норин.

— Забудь об этом!

— Я бы хотел поблагодарить тебя.

— Ладно, уже поблагодарил! А теперь давай отсюда, Джо, а то я сейчас превращусь в ангела!

Бакстер улыбнулся и вышел из конторы.

Когда время подползло к шести часам, я почти кипел от досады. Бурбон начал выдыхаться, и у меня кончились сигареты.

Джо Бакстер пришел ровно в шесть. Мы спустились в подвал и взяли оборудование. Уложив его в багажник машины, мы подъехали к зданию напротив конторы Хэкета.

Ребята из департамента здравоохранения отлично справились со своим делом, и в комнатах издательства Джоунса к этому часу не осталось ни души. Они даже оставили для нас дверь незапертой.

Бакстер установил штуковину, которая была похожа на пучок связанных проволокой стержней с микрофоном на конце. Это и был тот самый электретный микрофон, который нужно было подключить к магнитофону.

— Он будет улавливать каждое слово, — усмехнулся Бакстер. — В том случае, конечно, если между ним и Хэкетом не будет никакой преграды.

Я подошел к окну и выглянул. В комнатах конторы Хэкета было темно, но я увидел, как в окнах отражается свет с улицы.

— Отлично, — сказал я. — Окна должны быть открыты…

И тут я замолчал.

Вернувшись в контору, я снова прослушал сфабрикованную пленку, чтобы запомнить, о чем в ней говорится. Ведь Амос Хэкет мог и не попасться на эту удочку.

Эта мысль преследовала меня и тогда, когда я около девяти вернулся к себе домой. Принял душ и лег в постель, но так и не отвязался от нее.

Мне даже приснился сон на эту тему. Хэкет встает из-за стола, берет магнитофон, обматывает пленку вокруг моей шеи и выкидывает магнитофон в окно… Я проснулся с криком, пролетая мимо четвертого этажа.

Встав, я пошел в гостиную, налил себе хорошую порцию хлебной водки и сидел, потихоньку потягивая ее, пока день и я одновременно не начали сереть.

Я не обманывал себя, убеждая, что все пройдет как по маслу. Многое могло и не сработать!

Глава 11

Я приехал в контору в десять часов утра. Там взял магнитофон и ленту и еще раз обговорил все с Фарлеем.

— Ты понял, что тебе нужно делать. Том?

— Все схвачено, Макс. Когда ты появишься в окне кабинета Хэкета, я звоню в полицию и объясняю, где они могут найти Бакстера. Правильно?

— Отлично! — одобрил я. — Расчет времени должен быть верен. И постарайся устроить так, чтобы приехал именно Сэм Дин.

— Разумеется, Макс.

— Джо уже в конторе?

— Да. Я только что оттуда. У него все готово для записи.

— Ладно, — сказал я. — Ну что ж, отправляюсь! Приятно было познакомиться с тобой, Том!

Я подхватил магнитофон с лентой и вышел, аккуратно прикрыв за собой дверь.

Было без нескольких минут одиннадцать, когда я поднялся на тринадцатый этаж, в контору Хэкета.

Темноволосая секретарша мимоходом оглядела меня, переводя взгляд с магнитофона на визитную карточку и потом снова на магнитофон.

— Это мой завтрак, — объяснил я.

— В самом деле? — недоверчиво произнесла она. Ее голубые глаза при обычных обстоятельствах были бы теплыми и манящими. Но сейчас взгляд говорил мне, что данные обстоятельства не совсем обычны.

— Извините за любопытство, но могу я узнать, кто хочет повидать мистера Хэкета? — спросила она.

Я размышлял, благоразумно ли будет сообщать ей, что вскоре после моего визита мистера Хэкета, вероятно, захочет повидать окружной прокурор. Вместо этого сказал:

— Меня зовут Макс Ройял. Я частный детектив. Между прочим, если вы захотите записать мое имя, вдруг в будущем…

— Не могу представить себе ничего менее вероятного, — сообщила она. — Я не обладаю таким нездоровым чувством юмора, как мистер Хэкет. И таким надежным желудком.

Вне всяких сомнений, она безуспешно пыталась сопротивляться моему обаянию.

— Я скажу мистеру Хэкету, что вы пришли, — уступила она. — И ради вашего же блага надеюсь, что вас ожидают. В этом здании частных детективов обычно принято провожать к грузовому лифту. Там, однако, забыли установить кабину, и первый же шаг приводит, как правило, к головокружительным результатам!

Она воткнула шнур в интерком и замурлыкала:

— Здесь посетитель, какой-то детектив. Говорит, что вы его ждете.

Голос Хэкета ответил:

— Пусть войдет.

Выражение лица у брюнетки нисколько не изменилось. Ее взгляд был по-прежнему холоден, как вчерашняя рыба. Она протянула руку и нажала кнопку на столе.

— Ну? — нетерпеливо спросил я. — Вы слышали, что вам сказали?

— Минуточку, — ледяным тоном произнесла она. — Вас будут сопровождать в кабинет мистера Хэкета!

— Послушай, крошка! — сказал я. — Я уже достаточно взрослый мальчик. И сам могу найти дорогу через комнату!

— В самом деле? — промурлыкала она. — Вы меня удивляете!

— Ты меня тоже удивляешь, Ройял! — сказал голос за моей спиной.

Я мгновенно обернулся. Он был такой коротенький, что ему пришлось бы на что-нибудь забраться, чтобы опустить письмо в почтовый ящик. Лицо у него было темное, смуглое, с глубоко посаженными рыбьими глазками.

— Полагаю, сопровождать меня будешь ты, Пэйн? — спросил я.

— Верно, — тихо сказал он. — Вот теперь ты можешь увидеть мистера Хэкета. Сюда!

Времени спорить у меня не было. Я последовал за коротышкой к двери, на которой значилось: «Амос Хэкет, директор». Пэйн открыл дверь, и я вошел.

На Хэкете был легкий серый костюм, который, вероятно, стоил целой недели его непосильного труда. Свежая красная гвоздика в петлице была покрыта бисерными бусинками воды. Скромный галстук-бабочка ходил вверх и вниз, когда он говорил.

— Заходите, Ройял, — приветливо пригласил он. — Вы можете остаться, Пэйн. Итак, Ройял, что же это за деликатное дело, о котором вы хотели бы поговорить со мной?

Я сел в ближайшее ко мне кресло и поставил магнитофон рядом с собой.

Этот момент ничуть не хуже любого другого, подумал я.

— Шантаж! — мягко ответил я.

— Вот как? — улыбнулся Хэкет. — Вы торгуете им вразнос? Или собираетесь сворачивать рынок?

Он вышел из-за стола и присел на его край.

И тогда я увидел это. Единственное окно кабинета было оборудовано кондиционером. Вероятно, Бакстер видел его через улицу, но было уже слишком поздно сообщать мне.

Мне пришлось думать на ходу.

— Вы деловой человек, мистер Хэкет, — сказал я. — Как и я. Поэтому пусть это говорит за меня. Я похлопал по магнитофону.

30

— О? — произнес Хэкет. — Ну конечно, Пэйн, пожалуйста, поставьте магнитофон на стол.

Вид у Пэйна был встревоженный, но он сделал, как ему было сказано.

У меня возникло то же самое ощущение падения, какое я испытал во сне, и когда я во второй раз пролетал мимо четвертого этажа, голос Бакстера крикнул мне: «Между Хэкетом и микрофоном не должно быть никакой преграды! Между Хэкетом и микрофоном не должно быть никакой преграды!»

Через две минуты магнитофон стоял на столе включенный в розетку, а лента была приготовлена к прослушиванию.

— Полагаю, что это не займет много времени? — спросил Хэкет.

— Минут пять, — сказал я, хотя не был в этом уверен.

Я включил аппарат, и бобина начала крутиться.

Раздался голос Хэкета. Я наблюдал за его лицом в ожидании реакции. На щеке у него едва заметно подергивался нерв, но лицо только раз или два дрогнуло, а затем приняло безразличное выражение. Он отвел взгляд от магнитофона и стал смотреть на меня.

«Он заплатит сто пятьдесят тысяч долларов, — произнес голос Хэкета, — или к чертовой… Сообщите ему, что у нас есть чем его прищучить! Ладно, пусть будут неприятности. Я знаю, что он большая шишка — но чем они больше, тем меньше шанс, что они захотят предавать дело огласке!»

Послышался другой голос — голос Бакстера:

«Но Сайрус Миллхаунд — большой человек, Амос. Он может и не заплатить, как это приходится делать другим».

«Мы сумеем позаботиться о нем!» — отрезал Хэкет. Лента крутилась. Через две минуты Хэкет отлично понял, что к чему. Он соскочил со стола и выключил аппарат. Потом быстро обошел стол и сел.

— Ладно, Ройял, — тихо сказал он. — Выкладывайте!

— Вы все слышали, Хэкет, — ровным голосом произнес я. — Вы хотите, чтобы я изложил это в картинках?

— Чего вы хотите добиться этой чепухой, Ройял? — спросил он. — На пленке, кажется, записан мой голос. И я повторяю — кажется, — я собираюсь кого-то шантажировать?

— Если быть точным, Сайруса К. Миллхаунда, — подсказал я.

— О да… Сайруса. Моего очень хорошего друга. А эта пленка… Как быть с ней? Мы ведь можем уничтожить ее, прежде чем вы покинете этот кабинет!

— Это только одна из многих, — усмехнулся я. — Есть копии.

— И что же? — спокойно спросил Хэкет. — Не понимаю вашего странного поведения, Ройял, хотя осведомлен, что у вас весьма сомнительная репутация.

— Иногда это окупается, — сказал я.

— Значит, вы полагаете, эта пленка может послужить весомой уликой в суде, не так ли? Уверяю вас, что ни один суд никогда не признает ее таковой.

— Даже если это просто попадет в газеты, и то с вас будет достаточно, Хэкет. Вероятно, многие начнут задавать вопросы!

— Действительно начнут, друг мой. И прежде всего они спросят, каким образом департамент полиции этого города позволил человеку вроде вас иметь лицензию частного детектива!

Я усмехнулся.

— Но дело не в этом, Хэкет. Насколько эта лента ценна для вас?

Глаза Хэкета сузились. Он медленно откинулся назад в своем вращающемся кресле и начал лениво покачиваться взад и вперед.

— Вы хотите сказать, что вам нужны деньги? — спокойно спросил он. Я снова усмехнулся.

— Покажите мне человека, которому они не нужны!

— Очень забавно, — холодно констатировал он. — В самом деле, очень забавно!

— Ужасно рад, что вы так думаете, — улыбнулся я. — Но я — единственный, кто знает об этой пленке, Хэкет. И я мог бы — за вознаграждение, разумеется…

Он засмеялся. Его смех прозвучал так, словно в ржавом замке поворачивался ключ.

— Вы, конечно, шутите! — Он вопросительно взглянул на меня.

Я пожал плечами, встал и начал расхаживать взад и вперед по кабинету, как будто в глубокой задумчивости. Когда я проходил мимо Пэйна, он бросил на меня дружелюбный взгляд, которым с пятидесяти шагов можно было убить ребенка.

Я подошел к окну и встал рядом с кондиционером, надеясь, что ребята наблюдают за мной из здания напротив.

— Что вам здесь действительно необходимо, так это глоток свежего воздуха, — небрежно бросил я.

Я поднял стул, размахнулся — и стекло раскололось на куски.

Уже в следующее мгновение Пэйн стоял передо мной с короткоствольным автоматическим пистолетом в руке.

— Брось, Ройял! — напряженно произнес он. — Или я уложу тебя тут же!

Я выпустил стул, и тот упал на пол.

— Клаустрофобия, — объяснил я. — Знаете, боязнь замкнутого пространства. У меня это со времен войны, когда меня по ошибке заперли в танке вместе с тридцатью бойцами женского батальона.

— Полагаю, в этом все же должен быть какой-то смысл? — холодно спросил Хэкет.

— Смысл есть, — согласился я. — Между прочим, когда Пэйн ушел из «Юнайтед уорлд»?

— А тебе-то что? — сквозь зубы бросил Пэйн.

— Просто любопытствую, — объяснил я. — Сдается мне, что ты получил ту работу по рекомендации мистера Хэкета. Раз он в таких хороших отношениях с Сайрусом Миллхаундом, это не составило ему никакого труда. А когда ты выполнил там задание Хэкета, он взял тебя обратно.

— Вы считаете, это может иметь какое-то значение, Ройял? — В голосе Хэкета звучала одна скука.

— Да, это может иметь значение, — ответил я. — Я люблю размышлять, мистер Хэкет. Не смотрите на мое лицо и поверьте мне на слово. Может быть, вы хотите узнать, что я думаю?

— Я лично думаю, что вам необходима квалифицированная помощь психиатра, — цинично заулыбался он. — Несколько лет в обитой войлоком палате…

— Спасибо за заботу, — серьезно поблагодарил я. — Но мне известно все о записи, которую Бакстер сделал для Елены Картрайт. Я знаю, что Фишер раздобыл ее для вас и вмонтировал мужской голос вместо голоса Елены. Знаю также, что вы начали шантажировать Коула Джордана, угрожая воспользоваться этой записью. Вы знали, что после истории с «Конфиденшиал» он просто боялся стать центральной фигурой подобного скандала. У него очень много денег, и, что еще интереснее, — он собирается жениться на девушке, у которой в приданом числится едва ли не десяток нефтяных скважин.

— Ну что ж, Ройял, — тихо произнес он. — Я нахожу весьма интересным то, что вы имеете мне сообщить.

— Дела приняли непредвиденный оборот, — продолжал я. — Фишер не уничтожил оригинал — он отдал его Бакстеру. А Бакстер исчез. Поэтому вам пришлось действовать быстро. Вам нужно было заткнуть рот Фишеру, что вы и сделали. Вам нужно было заткнуть рот Елене Картрайт, потому что она знала о пленке, — и вы это тоже сделали.

— Елена сваляла дурака, — уточнил он. — В том же смысле, что и вы, Ройял.

— А как насчет Доры? — спросил я. — Она была глазами кушами «Юнайтед уорлд». Может быть, она услышала чуть больше, чем нужно? Может быть, от Фишера?

— Может быть, — ответил он. — Что вы собираетесь теперь делать, Ройял? Почему вы пришли сюда, чтобы рассказать мне все это?

— Мной руководил дух приключений, — объяснил я. — Он унаследован мною от матери, а она обладала неискоренимой тягой к приключениям — и даже вышла замуж за моего отца! — Я улыбнулся. — И, знаете, я еще никогда не встречал человека, которого бы назвали при рождении более удачно, чем Пэйна. Ведь это Пэйн совершал для вас все убийства. Беда в том, Хэкет, что вы просто не можете убить достаточное количество людей, чтобы выпутаться из всего этого!

— Вы ошибаетесь, Ройял, — покачал головой Хэкет. — Вы абсолютно неверно оцениваете ситуацию. Мне нужно убить всего лишь одного человека, и этот человек — вы! Эта пленка никогда не предстанет перед судом в качестве улики, и вас не будет поблизости, чтобы дать показания! А Бакстер ответит за все убийства — если полиция найдет его, никто не поверит ни одному его слову. Может быть, вы помните, что Пэйн был настолько осторожен, что воспользовался револьвером Бакстера? Теперь ничто не предотвратит ареста Бакстера как убийцы — и ничто не помешает Коулу Джордану платить, платить и платить!

— А вот в этом вы ошибаетесь, мистер Хэкет, — поправил я его. — Есть один человек, который может всему этому помешать. Этот человек — я!

31

— Вы в самом деле думаете, что выйдете из этого кабинета живым и невредимым? — ласково спросил он.

— Вы уже пытались убить меня дважды. Один раз в квартире Бакстера, другой — в моей собственной. Почему вы думаете, что третий раз будет более удачным?

— Оба раза тебе просто повезло, Ройял, — прорычал Пэйн. — В тот первый раз ты застал меня врасплох. Второй раз, у тебя дома, я выронил пушку. — Он помахал револьвером. — На этот раз я не буду таким растяпой!

Хэкет печально покачал головой.

— Вы слышали его, Ройял? Вы задели его гордость. Пэйн в самом деле заслуживает шанса исправить две свои ошибки.

— Клянусь, я сделаю это с удовольствием, босс! Позаботиться о других стало для меня делом обычным. Но пришить этого парня — для меня составит просто удовольствие.

— Удовольствие от боли, — задумчиво сказал я. — Отлично звучит, правда? Вы могли бы сделать это лозунгом своей организации.

— Ты разве не видишь, что он просто тянет время, — резко перебил излияния Пэйна Хэкет. — Ты можешь позаботиться о нем прямо сейчас!

— С удовольствием! — тихо осклабился Пэйн.

Я глянул в дуло пистолета и очень пожалел, что, собираясь на эту встречу, не запланировал для себя запасного выхода.

И тут раздался громкий стук в дверь. Хэкет и Пэйн машинально посмотрели в ту сторону.

Я схватил валявшийся на полу стул и тут же разбил его о голову Пэйна. В тот же момент я услышал голос Сэма Дина, который кричал снаружи, что это полиция, и приказывал открыть дверь.

Пэйн, скорчившись, лежал на полу. Вероятно-, я пробил ему череп; хотелось надеяться, что так оно и есть. Хэкет в отчаянии посмотрел на дверь, затем Направился ко мне. Я поднял кулак, но потом понял, что на самом деле он смотрит не на меня, а куда-то мимо.

Я подумал, что буду последним, кто станет его отговаривать, поэтому осторожно отступил в сторону и снял шляпу в знак уважения. Он вскочил на подоконник и вышел через разбитое окно.

Я, кажется, уже упоминал, что его контора находилась на тринадцатом этаже?

Как говорила брюнетка в приемной, этот первый шаг привел его к головокружительным результатам!

Глава 12

Джо и Норин Бакстеры со счастливым видом сидели рядышком на скамейке. Пол Крамер со счастливым видом сидел за своим столом, а Том Фарлей со счастливым видом стоял у окна. Одним словом, у всех был счастливый вид.

— Признаю, — говорил Крамер, — что это был гениальный ход — записывать все, что происходило в кабинете Хэкета. Полиция была очень довольна этой штукой. И поскольку Хэкет в конце концов… э-э, скажем так, взял всю ответственность на себя, они закрыли дело. Комиссар написал мне личное письмо, в котором высоко оценил деятельность агентства в данной ситуации. Он также упомянул о теплой похвале в наш адрес Сайруса К. Миллхаунда. Нужно ли говорить больше?

— Он даже повысил Джо в должности, — добавила миссис Бакстер. — Это как ночной кошмар: ты просыпаешься — и все вдруг заканчивается.

— Если еще кто-нибудь когда-нибудь попросит меня сделать такую запись, — сказал Джо Бакстер, — я закричу: «Полиция»! — так, что будет слышно в штате Мэн!

— Неплохая идея! — одобрил я.

— Мы просто хотели еще раз поблагодарить вас, мистер Ройял, — застенчиво произнесла миссис Бакстер. — Вы такой замечательный!

— Я всегда такой, — скромно потупился я. — Девиз Детективного агентства Крамера — оказывать услуги и проводить любой матч по гольфу в радиусе ста миль от Нью-Йорка!

— Очень смешно! — проворчал Крамер. — Ну, мистер и миссис Бакстер, что касается меня, я только могу сказать, как я рад…

Он распространялся минут пять, и, если бы его не прервал телефонный звонок, он, по всей видимости, продолжал бы в том же духе еще полчаса.

Пока он разговаривал по телефону, Бакстеры спаслись бегством. Я поудобнее устроился в кресле и закурил сигарету. Том Фарлей подошел и сел на стул рядом со мной.

— Единственный минус, который я вижу в этом деле, — это то, что выручку агентства составили только те самые пятьсот долларов, которые миссис Бакстер заплатила авансом, — задумчиво сказал Том.

— Я думаю, результаты все же окажутся намного лучше, — сказал я. — Если нет, я буду удивлен. Если не сказать — поражен!

Крамер закончил разговор и положил трубку.

— Как я говорил, мистер и миссис Бакстер… — Он разочарованно оглядел кабинет. — Куда же они подевались?

— Туда, — радостно сказал я. — В глубь индейских владений!

— А, хорошо. — Шеф покачал головой. — Все хорошо, что хорошо кончается. А это дело закончилось хорошо. Но самая поразительная вещь случилась сегодня. Я получил с утренней почтой весьма лестное письмо от Миллхаунда с вложенным чеком на две тысячи долларов за оказанные услуги. С какой стати, черт возьми, он это сделал? Как вы думаете?

Я самодовольно посмотрел на него.

— Вы помните запись, которую мы сварганили, прослушивая телефон Хэкета?

— Конечно, помню! — недовольно проворчал он. — Но какое отношение это имеет к Миллхаунду?

— Вы также помните, что мы говорили о нем как о потенциальной жертве, которую Хэкет намеревался шантажировать?

— Да, но…

— Я навестил Сайруса и прокрутил ему эту запись, — сказал я. — Она произвела на него довольно сильное впечатление. Я не сказал ему, что мы ее подделали. Думаю, поэтому у него сложилось впечатление, будто запись настоящая и что мы нашли ее после того, как Хэкет выпрыгнул из окна и все закончилось.

Секунд десять Крамер не сводил с меня глаз.

— Временами, Макс, — с чувством проговорил он, — у меня возникает ощущение, что ты — гордость нашего агентства!

— И, насколько я понимаю, в большинстве, случаев агентство остается у меня в долгу, — подчеркивая интонацией каждое слово, сказал я. — Но, полагаю, уж за дело-то. Бакстера нас с Томом ждет премия?

На лице Крамера изобразилось неописуемое страдание.

— Я больше всего на свете хотел бы дать вам обоим премию, — поспешно сказал он. — Но вы же знаете, как обстоят дела — накладные расходы съедают всю выручку!

После этих слов он быстро нагнулся, подхватил портфель с клюшками и направился к двери.

— Да, только что вспомнил! У меня срочная встреча! — бросил он через плечо. — Но не думайте, ребята, что я не ценю работу, которую вы провернули. — Он глубоко вздохнул. — И, чтобы доказать, как сильно я вас ценю… Почему бы вам не отдохнуть остаток дня? Весь день!

Дверь закрылась за ним так быстро, что никто из нас не успел ответить. И вероятно, это было к лучшему.

— Мне дурно! — с чувством сказал Фарлей. — Такая щедрость! Она меня просто убивает, эта его щедрость!

— Разносит на кусочки! — согласился я. — Не проматывай такой прекрасный подарок в ближайшем баре, ладно?

— И не подумаю! — живо откликнулся Том. — Я проведу остаток дня прямо здесь, в кабинете Крамера, пиная мебель!

Я поднялся с кресла и вышел в приемную. Еще оставался шанс, думал я, один маленький шанс, что выходной, может быть, все же не пройдет впустую.

Тугой черный атлас нежно шелестел над пишущей машинкой.

— Совершенно случайно, — осторожно начал я, — мистер Крамер — да будут благословенны его щедрое сердце и душа — дал мне выходной на остаток дня и…

— Нет! — твердо сказала она.

— Но я…

— Нет!

— Но я думал…

— Нет!

— Ты хочешь сказать… ты не хочешь?

— Временами, мистер Ройял, — мягко произнесла Пэт, — вы довольно-таки быстро соображаете! Я подошел к телефону и набрал номер.

— Я хотел бы поговорить с менеджером мистера Маггса, — сказал я. — О дуэте… Нет, я не шимпанзе…

32