День святого Витта (СИ)

Александр В. Маркьянов

День святого Витта

Это первый в целой серии (как я надеюсь) рассказов, посвященных Сербии и распаду Югославии вообще. Вообще писать на эту тему мне крайне тяжело, но знать правду о происходившем там надо — может быть это спасет нас от повторения тех ошибок здесь.

Сербским воинам, павшим в неравной борьбе за свою родину посвящается…

12 марта 2003 года Центр Белграда

Он знал, что не может промахнуться, не имеет права. Хотя выстрел был сложный — дальность едва ли не пятьсот метров, да и винтовка не самая лучшая — копия русской СВД, снайперская "Застава М-91" калибра 7,62. С той же SACO TRG-42, с которой он обычно работал в последнее время не сравнить — кучность стрельбы полуавтомата, да еще серийной сборки ниже раза в три. Но были два момента, заставивших его выбрать именно эту винтовку. Первый заключался в том, что целей было две, причем их прикрывала служба безопасности. Пока передергиваешь затвор — вторую цель уже свалят с ног, закроют собой телохранители. Полуавтоматическая снайперка системы Драгунова позволяла решить эту проблему — можно было вести огонь со скоростью выстрел в две секунды, а то и еще быстрее. Второй момент заключался в том, что информация о передвижениях объекта пришла в самую последнюю минуту, времени подготовиться, как следует, не было, а штатную снайперскую винтовку, закрепленную за тобой, брать на дело было нельзя. Поэтому пришлось взять первую относительно пригодную "чистую" /то есть до этого не участвовавшую ни в каких акциях/ с не расстрелянным /это очень важно, многие "снайперы" вместо специальных снайперских патронов использовали какие попало — валовые пулеметные, а то и трассирующие и быстро уродовали ствол, после чего винтовка годилась только в виде украшения на настенный ковер, но никак не для точного поражения одиночных целей на дистанциях от пятисот метров/ винтовку из имевшихся в распоряжении. Такой и оказалась "Застава М-91". По крайней мере, он знал, что предыдущий ее пользователь был единственным владельцем этой винтовки, выпустил из нее чуть более трехсот патронов, а пулеметные и трассирующие патроны не использовались. Также он был уверен в том, что оружие не подвергалось сильным ударам, что также могло отрицательно повлиять на точность стрельбы.

Поскольку информация о точном времени и месте расположения цели пришла только два дня назад, пристрелять винтовку как следует, времени не было — ему удалось сделать из нее только около ста выстрелов на одном из стрельбищ, ранее принадлежавших министерству обороны, а теперь сдаваемых на время охотникам и прочим любителям стрельбы. Для того чтобы определить пригодность винтовки к дальней снайперской стрельбе и узнать ее характерные особенности достаточно, но для того чтобы полностью понять оружие, "сжиться" с ним, узнать его как себя, ста выстрелов было явно мало.

Снайпер отодвинулся в сторону от винтовки, лежавшей на мешке с песком на стрелковой позиции в глубине комнаты и взял мощную подзорную трубу с шестидесятикратным увеличением производства Swarovski. Если снайперских винтовок на своей жизни он повидал немало, то труба была для него своеобразным талисманом — он купил ее в Германии в маленьком охотничьем магазине одиннадцать лет назад и с тех пор с ней не расставался. Приложив трубу к глазу, он принялся еще раз внимательно осматривать линию огня…

Дистанция четыреста семьдесят восемь метров, а это значит — маховик вертикальных поправок на пятое деление. Дистанцию он промерил еще вчера лазерным дальномером. Постоянно использовать лазерный дальномер было нельзя, не исключено что у здания правительства были установлены датчики, реагирующие на лазерное излучение. О таких датчиках он читал в одном немецком журнале. Когда страна была в полной блокаде и шла война, таких датчиков, конечно, быть не могло. Но теперь, когда год назад произошла революция и к власти на мутной волне "народного недовольства" /посвященные прекрасно знали, как и кем организовывался этот пьяный сброд студентов и маргиналов, которых в любом крупном городе-миллионнике найти не проблема и кто толкнул их на массовые беспорядки и штурм парламента/ пришел Джинджич, в Белграде крутилось много иностранных "подрядчиков", "советников", просто открытых разведчиков — кто-нибудь вполне мог ввезти такое оборудование в страну для защиты "демократически избранного" правительства от собственного народа. Так что следует быть предельно осторожным.

Поле стрельбы было узким — не более двадцати градусов. Это плохо. Кортеж из четырех-пяти машин заворачивал с улицы к боковому, "премьерскому" спецподъезду, машина с VIP-пассажирами останавливалась как раз напротив входа, к которому вели пять ступенек. VIP выходил из машины и, окруженный телохранителями, делал 12–15 шагов и оказывался внутри здания правительства, под защитой его стен. Всего две, максимум три секунды до того, как вышедшего из машины VIPа прикроют со всех сторон телохранители. Мало… Хотя с другой стороны охрана допускает грубейшую ошибку — натяни они белое полотно рядом с "премьерским" подъездом — и выстрел станет вообще невозможным.

Теперь поправка на угол места цели. Цель на уровне земли, он на третьем этаже, при такой дистанции получается около пяти градусов. Так и запишем.

Ветер. Вот тут ситуация идеальная — с самого утра воздух в Белграде как будто пропал — даже листья на деревьях замерли. Ни шевеления. Это хорошо.

Поправки на атмосферное давление и высоту над уровнем моря. Высота над уровнем моря в Белграде — в среднем сто тридцать два метра, то есть от ста до ста пятидесяти метров. Можно в расчет не принимать.

Деривация — где-то одна тысячная. Учел.

Самая большая проблема — дорога. Чтобы достичь цели пуля должна пролететь над дорогой перед зданием Правительства с ее завихрениями от быстро движущихся машин — причем дорогу пуля пересечет на заключительном отрезке траектории, когда часть скорости пули уже будет потеряна и она будет наиболее чувствительна к атмосферным завихрениям. Конечно, для правительственного кортежа дорогу перекроют, но атмосферные завихрения от проехавшего только что кортежа хоть небольшие, но будут. И рассчитать их нельзя — тут уж приходится полагаться на удачу и Святого Николу Сербского — заступника Сербии. Как он решит, так и будет.

Сама линия стрельбы достаточно чистая — ни веток, ни дорожных знаков ни электрических проводов, в которые может случайно угодить пуля и полностью поменять траекторию.

Кажется все…

Снайпер взглянул на часы. Тридцать восемь минут до расчетного времени прибытия кортежа. Время еще есть…

Союзная Республика Югославия, город Вуковар

Тактическая группа "Юг" Югославской народной армии

— Хорош ворчать, дружище. Личное дело без выговоров все равно что… что ракия без стаканов!

Мужчина по имени Душан сел на кровати, взял с прикроватной тумбочки пачку сигарет, вытряхнул одну в рот, прикурил. Затем недовольно буркнул:

— Излагай, гений что опять у тебя?

— Вчера мои орлы забили хорватскую разведгруппу в районе Осиека. Двоих удалось взять живыми. Сегодня один из них все-таки заговорил (при этих словах Зденек зло усмехнулся). Если верить его словам, есть проход практически до самого центра Вуковара — его держат специально для журналистов. Оборона там расслабилась вконец. Вот я и хочу в один прекрасный день прогуляться туда со своим отрядом — а тебя приглашаю с собой.

— Пригласи лучше Милену свою куда-нибудь, если ты ей еще не надоел…

— Слушай, Душан, давай серьезно. Я вчера целый час над картой просидел. Оборона этого места держится на двух пулеметных расчетах — при этих словах Зденек достал из кармана сложенную в несколько раз крупномасштабную карту района — первый вот здесь, второй тут. На первом стоит М87, на втором ЗПУ-4. А вот тут вот есть очень милый кирпичный домик — как раз позиция для тебя. Отработаешь по огневым позициям — всего то метров пятьсот до самой дальней — это даст нам возможность зайти почти в центр Нового города…

Душан скептически смотрел на карту

— Ничего себе план. Просто гениально… Ты не думал, что как только второй расчет поймет, что по первому работает снайпер, они сразу начнут искать мое местоположение. А тут и искать нечего — возможная позиция — она же практически единственная. Как думаешь, очередь из ЗПУ-4 этот барак выдержит?

Зденек молчал. Он знал характер своего друга — поворчит, но приемлемый план найдет.

Ладно — сказал, наконец, Душан — слушай…

Там же, на следующий день

Раз! — правая рука, скрытая камуфлированной накидкой (метров с десяти враг спутает тебя с кучей веток, если лежать неподвижно) медленно и плавно двигается вперед, ложится на землю. Ноги поджимаются и упираются в землю для следующего движения.

Два! — тело отрывается от земли и плавно движется вперед, упирающиеся в землю ноги медленно распрямляются. Левая рука переносится вперед.

Три! — замереть, оглядеться, прислушаться, понять не выдал ли ты себя чем-нибудь — и приготовиться к новому движению

И так метр за метром.

Душан Митрич, снайпер спецподразделения МВД метр за метром полз, выходя на позицию для стрельбы. Он прекрасно понимал, что снайпер в зоне боя — цель первоочередная, за ним будут охотиться все. Поэтому выбранная его другом Зденеком позиция категорически не годилась — именно потому, что она была такой удобной. При первом же выстреле эту позицию накроют из всех видов вооружения.

Не годились и позиции у деревьев. Во-первых, слишком далеко — до второго расчет шестьсот пятьдесят метров — для снайперской винтовки Застава М-76, которой был вооружен Душан, эта дистанция уже выходила за предел уверенного поражения. А вступать в дуэль с крупнокалиберным пулеметом, а тем более со счетверенной зенитной установкой Душан не собирался. Во-вторых, опять таки эта позиция слишком легко просчитывается — а вызвать минометный огонь можно очень быстро.

Самая удобная позиция в этом случае… — в "чистом поле"! Да, да именно на открытой местности, где глазу не за что зацепиться, где трава и кустарники, где нет четкого рельефа местности, и снайпер выглядит всего лишь кучей травы или веток. Только выжить на такой позиции, и не только выжить, но и выполнить боевую задачу может лишь один снайпер из десяти. Душан как раз и был таким.

Но Душан поступил еще хитрее. Он выбрал позицию всего лишь в двухстах с небольшим метрах от первого расчета и в четырехстах двадцати от второго. Для скрытности действий Митрич надел на ствол ПБС — точность стрельбы это снижало, но на такой близкой дистанции она оставалась все еще приемлемой. А бесшумность выстрелов позволяла надеяться, что расчет не установит его положение на местности и не шарахнет туда очередью из крупнокалиберного пулемета.

Впрочем, на волю случая — заметят, не заметят — Душан ничего не оставлял. Поэтому ночью они со Зденеком побывали на местности и приготовили один очень неприятный сюрприз.

Группа Зденека из тридцати человек, навьюченная автоматами, пулеметами, боеприпасами к ним, гранатами и противотанковыми гранатометами замерла на исходном рубеже движения — в небольшой канавке примерно в восьмистах метрах от пулеметных расчетов. По сигналу Митрича они двинутся вперед.

Кажется, пришел. Местечко приличное — на земле образовалась небольшая промоина — так легче вжаться в землю в случае чего. Конечно, от пули калибра 12,7 это не спасет, но "куча листьев" будет в этом случае ниже, и выглядеть правдоподобнее для возможного наблюдателя. Кусты немного прикрывают позицию, но с другой стороны не мешают стрельбе — линия прицеливания чистая в сторону обеих пулеметных расчетов. Рядом никаких приметных ориентиров — наблюдателю не за что зацепиться глазом, да и навести огонь в этом случае тоже проблематично.

Душан осторожно подтянул к себе волокшийся за ним все это время мешок с винтовкой и боеприпасами. На такой дистанции уже можно было даже без оптики увидеть, что делают солдаты обеих пулеметных расчетов. Первый расчет состоял из трех человек, крупнокалиберного пехотного пулемета М-87 на трехногой станине и расположился на небольшой возвышенности. Сам М-87 стоял, обложенный мешками с песком, по обе стороны на всякий случай были выкопаны окопы полного профиля. Боезапас был выложен несколько в стороне — около десяти огромных деревянных ящиков зеленого цвета.

Личный состав на этой точке состоял полностью из гражданских ополченцев и особого рвения к службе не проявлял. Один ополченец сидел рядом с пулеметом на чем-то, напоминающем перевернутое ведро и со смаком курил, выдыхая клубы дыма в небо. Второй сидя на корточках пытался разжечь костер чуть в стороне от позиции. Третий просто лежал на куче каких-то тряпок и спал. За окрестностями никто из них наблюдать и не думал. Оружие их — два старых автомата М64Б и самозарядный карабин М59/66 с насадкой для запуска "тромблонов" были небрежно брошены около ящиков с боезапасом. Вообще их поведение и внешний вид, грязная замызганная одежда наводили на мысль скорее о какой-то банде, нежели о вооруженном ополчении, не говоря уж об армии.

Митрич повернул оптический прицел в сторону счетверенки ЗПУ-1. Вот там ситуация была намного опаснее. Шесть человек расчета, из них двое — явно бывшие солдаты или офицеры Югославской народной армии. Присутствие кадровых военных на позиции было явно видно — двое ополченцев дежурили около установки. Еще один в камуфляже периодически подносил к глазам бинокль и оглядывал окрестности. Оружие у дежурного расчета было повешено за спину, три автомата отдыхающих были сложены аккуратно в ряд. Душан повел биноклем. Так и есть!

Еще разглядывая карту Душан заметил, что теоретически счетверенка в горячке боя может развернуться так, что очередь придется прямо по второму пулеметному расчету. Ни один командир такого не допустит и примет меры предосторожности. Именно на них и рассчитывал Душан и именно их и увидел. Радиус огня зенитной установки был ограничен с двух сторон вкопанными глубоко в землю толстыми железными швеллерами. То место, которое занимал Душан зенитная установка простреливать не могла, его мог простреливать только первый пулеметный расчет. Еще конечно бойцы второго пулеметного расчета могли засадить из своего штатного оружия, но это не так опасно как рой снарядов калибра 14,5 мм.

Душан снова перевел прицел винтовки на второй пулеметный расчет. Зденек судя по всему уже приготовился — пора начинать.

Успокоиться. Вдох — раз — два — три — выдох. Вдох — раз — два — три — выдох. Пять — четыре-три-два-один…

2

На цифре один Душан, задержав дыхание, нажал на спуск. Винтовка толкнула в плечо, на первой пулеметной позиции, сидевший рядом с пулеметом ополченец начал медленно заваливаться набок.

Теперь быстро! Пока никто не пришел себя, а в этом случае — пока никто не заметил. Душан быстро перевел снайперку на второго, сидевшего рядом с костром и подкладывающим в него какие-то доски боевиком (он даже не понял что их товарища в живых уже нет), в прицеле отпечаталась его спина — выстрел. Боевик упал всем своим телом прямо в костер. Минус два.

Третий боевик резко дернулся на своей импровизированной кровати. Оттолкнулся руками от земли и начал вскакивать. Выстрел — пуля попадает в бок, ее энергия такова что боевика бросает на бок. Еще один выстрел, на этот раз в грудь. Точно — минус три.

Со второй пулеметной позиции раздался приглушенный крик — Душан обернулся и увидел как солдат — наблюдатель медленно, как при замедленной съемке стаскивает с плеча автомат. Дежурный, сидящий за управлением зенитной установкой разворачивает ее в сторону Душана.

Выстрел! Пуля попадает зенитчику в живот — неточно — с нечеловеческим воплем зенитчик начинает съезжать с сидения, клонясь набок, наблюдатель уже, приложив автомат к плечу, нашупывает стволом местоположение Душана, наконец, автомат разряжается длинной громовой очередью. Второй член зенитного расчета спихивает раненого с сидения и его нога готовится нажать на педаль…

Выстрел! Второго зенитчика точное попадание буквально отбрасывает назад от зенитной установки на подбегающего четвертого ополченца.

Очередь! Зденек, молодец, сделал все, как и договаривались. Длинная очередь из единого пулемета М-86 с оптическим прицелом прогремела как раз вовремя. По договоренности Зденек должен был сидеть тихо, но его пулеметчик, Райко должен был после первой же очереди открыть огонь по второй пулеметной позиции. Эта очередь разом достает и четвертого и пятого члена расчета, позволяя Митричу быстро сменить магазин в своей снайперской винтовке.

Выстрел! Последний, шестой член пулеметного расчета, не успев подбежать к зенитке, падает навзничь, получив пулю в шею.

Выстрел!

Создание вернулось к Душану через пару секунд и первое что он сделал — перекатился. уходя от обстрела. В том месте, откуда он только что ушел, тут же ударил фонтанчик земли. Через секунду послышался звук отдаленного винтовочного выстрела. Душан перекатился еще пару раз и оказался под защитой плотных кустов. Защита, надо сказать скверная, но лучше чем ничего.

Только сейчас Душан понял, что ранен. Левый бок и плечо начинало болеть все сильнее и сильнее. Но перевязываться некогда — Душан прислушался к себе и понял, что сильного кровотечения нет — значит, подождет.

Где же он? Митрич дотянулся до ствола винтовки и начал отвинчивать ПБС, напряженно размышляя. ПБС сейчас не нужен, он только ухудшает кучность, а про то, что он здесь, хорватский снайпер уже прекрасно знает. Ближайшие дома метрах в восьмистах — неужели оттуда? Вряд ли — слишком далеко. А если все-таки оттуда? Надо проверить. Но сначала надо связаться со Зденеком. Митрич нащупал рацию.

— Гром вызывает Сокола, прием

— На связи! Как ты?

— Не имеет значения, видел?

— Что предлагаешь?

— Я сейчас выманю его на себя. Внимательно наблюдай, в случае чего Райко работает. Понял?

— Добре, конец связи

Душан достал из кармана большой кусок камуфляжной сети, точно такой же как и надетый на нем камуфляжный костюм, снял с пояса большую литровую зеленую флягу. Подобрал с земли ветку, надел на нее флягу и закрепил на фляге кусок камуфляжной сети. Получившимся инструментом типа "голова Душана" начал осторожно шевелить траву в метре от себя

Выстрел!

Ветку буквально вырвало из рук Душана, пробитая фляга полетела в траву.

Длинная, патронов на тридцать очередь из пулемета с позиций Зденека.

— Гром — Соколу, что?!

— Кажется есть. Двадцать градусов влево от второго расчета, триста метров от тебя, группа деревьев, похоже оттуда. Райко его прижал, но судя по всему, не попал.

Хотя бы есть направление…

— Держите его!

Еще одна пулеметная очередь, короткая…

— Через три минуты работаем второй план!

— Понял!

Душан тщательно прицелился. Риск в этом был, но он отполз от свой предыдущей позиции метров на тридцать. За то время пока он полз, пулемет Райко стрелял еще трижды.

В том месте на которое указал ему Зденек на первый взгляд ничего не было, деревья, густой, плотный подлесок. Только бы не потерять сознание — в голове уже мутилось. Оставалось ждать.

Выстрел!

Но выстрел прозвучал со спины Душана. До акции, Зденек и Душан разработали запасной план. В том самом домике, из которого так удобно стрелять снайперу, в оконном проеме они установили что то вроде самодельной новогодней хлопушки из винтовочного патрона с дистанционным управлением по проводам. Пульт управления был у Зденека. Кроме того, в глубине комнаты они поставили чучело. Самое обыкновенное чучело, которое раньше стояло на поле и отпугивало ворон. Только теперь одетое в камуфляж.

Выстрел!

Митрич увидел, как около одного из деревьев, рядом с самым стволом промелькнуло что то вроде искры на темном фоне кустов. И он, чувствуя торжество в душе, выпустил по тому месту все пять оставшихся в магазине патронов. Хотя на том месте вроде бы ничего не изменилось, Душан знал, что он попал. Последнее что он увидел перед тем как потерять сознание — приближающихся к нему короткими перебежками солдат из группы Зденека…

12 марта 2003 года

Центр Белграда

Появление Ивана на каком то участке фронта всегда означало — грядут серьезные события. На положаи и акции вместе со всеми Иван не ходил, но зато частенько поставлял важнейшую развединформацию и участвовал в планировании спецопераций. Изощренный ум и хитрость Ивана разительно отличались от тупости югославских старших офицеров и спасли не один десяток сербов — ополченцев и военных. В 1994 году развединформация Ивана спасла жизнь и самому Душану, и он об этом хорошо помнил. В девяносто седьмом прошел слух, что Иван попал в плен к боснийским мусульманам и те казнили его после недели жестоких пыток. Однако Душан этому не верил и теперь видел что не ошибся.

— Давайте к делу, господа офицеры

Генерал Попович, заместитель министра внутренних дел, куратор спецназа МВД, где и служил Душан. Именно он, без объяснения причин вытащил Душана из пылающего Косова, где они сдерживали натиск УЧК, одновременно готовя позиции на случай полномасштабного наземного вторжения сил НАТО.

Кстати странно: господа офицеры? Все-таки Иван офицер?

Генерал Попович тем временем продолжил.

— Ты прекрасно знаешь Душан, что на территорию Косово готовится вторжение многонациональных сил НАТО. Недавно нами была получена информация, реализовав которую мы можем серьезно затруднить, а то и сорвать вторжение. Операция, которую мы запланировали, будет проводиться на территории Албании и живым оттуда вернуться шансов немного. Ты готов?

Душан вспомнил пылающее Косово, фугасы и засады на дорогах, вырезанные сербские и албанские села, погибшего совсем недавно в засаде УЧК старого друга Зденека, и твердо сказал:

— Готов.

Ночь на 03.04.1999 года

Борт вертолета Газель ВВС Югославии

За несколько дней до этого

Планирование операции

Из дверей бывшего аэровокзала вышел высокий, пожилой человек в камуфляже без знаков различия и направился к вертолету.

В наушнике переговорника Душана наконец прозвучало два тоновых сигнала — Митричу они показались оглушительными — команда на обратный отсчет.

Пять.

Седой в камуфляже идет по бетонке базы "рентген"

Четыре.

На лице бригадного генерала армии США Джеймса Коннора появилась улыбка — он явно узнал приближающегося к нему человека

Три.

Седой продолжает идти

Два.

Седой уже на расстоянии метра от генерала Коннора

Один

Генерал Коннор странно, по-русски распахивает руки для объятья

Выстрел!

Винтовка в руках Душана ощутимо дернулась и сильно толкнула его в плечо. Через 1,75 секунды пуля врезалась в левую часть спины бригадного генерала Коннора, пробив насквозь его сердце и, почти не потеряв своей энергии, ударила Седого. Но Митрич мог поклясться, что на мгновение раньше вторая снайперская пуля ударила Седого в живот, пробив его насквозь. Еще через секунду до всех находившихся на базе донесся странный, расплывающийся так, что невозможно было понять, откуда стреляли, звук выстрела. Но за секунду до того, Иван нажал на кнопку инициирующего устройства, на противоположной стороне базы в кустах в шестистах метрах от бетонки два миниатюрных взрывных устройства сработали одно через секунду за другим, полностью самоуничтожившись и сымитировав звуки выстрелов. Один из караульных, находившихся ближе всего к этому месту, дико заорал что-то и, наведя на то место ствол своего Мк19, нажал на гашетку. Еще через секунду кусты и все окружающее пространство разорвали сотни пуль и осколков — все, и американские спецназовцы и албанские ополченцы, находящиеся на ВПП открыли по той стороне поля ураганный огонь из всего имевшегося у них оружия.

На бетонке ВВП в странном, посмертном объятии лежали две фигуры — бригадный генерал Джеймс Коннор и неизвестный седой мужчина в камуфляже. Вокруг них растекалась темно-красная лужа крови. Одна на двоих…

Поднявшаяся в воздух "пума" принялась поливать окрестности базы "Рентген" в противоположной от позиции Душана и Ивана стороне из установленного на ней "Минигана" — свинцовый ливень срезал кусты и даже небольшие деревья. На базе начиналась паника…

Два человека с винтовками пригибаясь, почти на четвереньках нырнули в расположенные недалеко кусты. Никто этого не заметил — было не до них…

08.04.1999 года

Албания, лесной массив

— И что же? Получается, все продались?

— Нет, Душан — сказал генерал в отставке Попович и его голос внезапно стал жестче — не все…

12 марта 2003 года 12:45 по местному времени

Центр Белграда

Около двух тысяч сторонников Слободана Милошевича — в несколько раз меньше, чем накануне, — протестовало в среду вечером в центре Белграда против решения югославского правительства о его выдаче Гаагскому трибуналу. Выступающие требовали немедленного освобождения бывшего лидера страны из-под стражи, отставки правительства и проведения досрочных выборов на всех уровнях. По решению руководства соцпартии Сербии, лидером которой по-прежнему остается Милошевич, подобные митинги протеста будут проводиться каждый вечер.

29 июня 2001 г.

Главный прокурор международного трибунала в Гааге Карла дель Понте приветствовала выдачу сербскими властями бывшего югославского президента Слободана Милошевича. В трибунале подтвердили, что Милошевич вылетел в Гаагу, где предстанет перед судом за преступления против албанского населения в Косово в 1999 году. Карла дель Понте назвала этот день важным для торжества справедливости на международной арене. Однако, по ее словам, передача Милошевича сама по себе еще не означает окончания процесса. Наоборот, считает главный прокурор, это лишь начало большой работы.

США планируют увеличить финансовую помощь Югославии в связи с выдачей бывшего президента Слободана Милошевича Гаагскому трибуналу. Газета "Вашингтон пост" со ссылкой на высокопоставленные источники в администрации Буша сообщила, что после того, как Милошевич был доставлен в Гаагу, администрация президента рассмотрела вопрос о возможности увеличить американскую финансовую помощь Белграду.

Правительство Сербии было вынуждено принять решение о выдаче Слободана Милошевича Гаагскому трибуналу, чтобы защитить интересы республики. Об этом в телевизионном обращении к общественности заявил премьер-министр Сербии Зоран Джинджич. Прекращение сотрудничества с Гаагским трибуналом или отсрочка такого сотрудничества "имели бы непредвиденные последствия для настоящего и будущего нашей республики", отметил премьер-министр. Джинджич обратился к гражданам Сербии с просьбой проявить понимание сегодняшнего, как он выразился, "тяжелого, но единственно правильного решения".

12 марта 2003 года.

В 12:45 по местному времени в Белграде у бокового подъезда здания правительства выстрелом из снайперской винтовки убит инициатор обмена бывшего президента Югославии Слободана Милошевича на западный кредит в 1 млрд. 280 млн. долларов бывший диссидент, премьер — министр Сербии Зоран Джинджич.

8