SAS. В Стамбуле

Жерар де Вилье


SAS. В Стамбуле


(SAS – 1)

Глава 1

Его Светлейшее Высочество князь Малко Линге смотрел на Босфор. С третьего этажа отеля Хилтон вид был великолепным. Азиатский берег освещали первые огни. Без конца проплывали суда. Большой советский нефтяной танкер, две ржавых греческих посудины, панамское судно, старый югославский баркас, груженный лесом, и более мелкие суда.

Между Черным и Мраморным морями велась непрерывная торговля, вот почему за Босфор, за этот узкий проход длиной в пятнадцать километров, с XIII века велись войны.

Малко вздохнул. Этот вид напомнил ему реку, которую он любил больше всего, – Дунай. Он любовался им с башен своего замка. Сегодня князь остановился в банальном номере отеля без всякого микроклимата.

Он прибыл час назад. Все его вещи были в безупречном порядке. Четыре одинаковых темно-серых костюма, немного рубашек и белья. Ему ужасно не нравилось часто переодеваться.

За двадцать лет своей профессии он находился в Турции во второй раз. Но его необыкновенная память сохранила все воспоминания. Он до мельчайших подробностей мог бы описать старые деревянные дома, стоявшие на авеню, где теперь построили Хилтон.

Он слегка поморщился при мысли о работе, которую ему предстояло выполнить. Опять проблемы, не представлявшие никакого интереса. Впрочем, за почти четверть века своей работы в качестве секретного агента он никогда по настоящему не интересовался драмами, в которых принимал участие.

По настоящему Малко интересовало только одно – его замок.

Он отошел от окна взглянуть на панорамную фотографию замка длиной в метр, которую вынул из чемодана и водрузил на стол. Это был его “Schloss”, исторические владения Линге, в которых он окончит свои дни. Двадцать лет весь свой заработок он вкладывал в старые камни. Ему удалось восстановить оружейную, салоны и западную башню.

Это все, что досталось ему по наследству за семнадцать поколений благородных феодальных предков. Он был германским князем Священной Римской империи и Светлейшим Высочеством.

Поначалу титул производил впечатление на американских друзей из ЦРУ, но Его Светлейшее Высочество действительно оказалось слишком длинным. Его стали называть просто SAS. Большинство из тех, кто его так называл, даже не догадывалось о том, что скрывалось за этой аббревиатурой.

У него было столько других дел! Подрядчик, работавший практически только на него, уточнил, что крышу надо закончить до зимы, и обойдется она в 50 000 тысяч долларов.

Поэтому он и был в Турции. Как только замок будет реставрирован, ему следовало придать первозданный вид. А это было не так-то легко: невинные владения Линге разделяла граница между Австрией и Венгрией.

Замок находился на австрийской территории, а парк – на венгерской. Вокруг водяных рвов земли было не больше, чем вокруг обычных пригородных домиков.

При этой мысли Малко охватывала благородная ярость. Нужна была другая война, в результате которой граница изменится, и он сможет полностью вернуть себе родовое поместье. В другие времена конфликты разгорались и из-за более мелких причин. Атомное оружие все испортило.

Он посмотрел на себя в зеркало. Отражение понравилось ему. Безупречная прическа и две складки вокруг рта придавали ему высокомерный вид. Особенно исключительные глаза – глаза цвета чистого золота. Глаза, как у крупного хищника. Иногда они становились зеленоватыми, что не предвещало ничего хорошего.

В ЦРУ его порой называли IBM из-за необыкновенной памяти. Он мог пересказать книгу, которую прочел лишь дважды, или узнать кого-нибудь спустя десять лет, после того, как видел его всего двадцать секунд.

Удовлетворенный Малко вернулся к окну. Он забавлялся тем, что считал выстроившиеся вдоль Босфора мечети, как вдруг чей-то крик заставил его поднять голову.

Темная масса неслась прямо на него. Кто-то выпал из окна несколькими этажами выше. Мужчина с искаженным от ужаса лицом пролетел в нескольких сантиметрах от Малко. Его крик прозвучал в наступающем вечере, как вой сирены.

SAS вдруг почувствовал себя очень усталым. Он узнал в мужчине того, с кем должен был встретиться завтра – капитана Кэрола Ватсона.

Глава 2

Длинный черный кокон быстро погружался в голубые воды Мраморного моря. Перископы «Мемфиса» какое-то время следили за пенным следом, который вскоре быстро исчез.

На мостике сопровождавшего «Мемфис» судна «Скайларк», которое специализировалось на эскорте подводных лодок, лейтенант Боб Райдел включил радиотелефон связи с «Мемфисом». В наушниках тотчас раздалось потрескивание сигнала оповещения, потом послышался приказ капитана Харви:

– Dive, dive[1].

Райдел взял микрофон.

– Харви, Харви, как меня слышите?

До лейтенанта сразу донесся сильный и ясный голос Харви.

– Пять на пять. Двигаемся в направлении восток-север-восток. Скорость максимальна. Глубина максимальна. Поднимемся на поверхность в конце дня. Каждые четверть часа буду посылать вам «Гертруду». Over[2].

– О’кей. Вас понял. Over.

«Скайларк» шел полным ходом. Погода была великолепной. Ни единого облачка, только мерное покачивание волн. Расслабившийся Райдел закурил сигарету. В конце концов, в этих маневрах не было ничего неприятного. Какое приятное ощущение находиться на этом небольшом корабле и чувствовать себя под защитой всего 6-го флота Соединенных Штатов. Он посмотрел на горизонт.

Между турецким берегом и его кораблем вырисовывался плоский серый силуэт «Энтерпрайза» – самого крупного авианосца флота. Вокруг, в грациозном балете хорошо выдрессированных сторожевых собак, сновали тяжелые истребители, плавучие базы, эскадренные миноносцы.

С ревом пролетел оранжевый вертолет. Он обеспечивал связь между кораблями.

Вдруг Райдел почувствовал чье-то присутствие. Он обернулся. Ему улыбался белокурый загорелый офицер.

– Ватсон, что ты тут делаешь? Тебя забыли!

Ватсон рассмеялся и покачал головой.

– Нет-нет. Но мое место заняли. Какой-то тип в штатском из Вашингтона. Он хотел провести эксперимент с гидролокатором. Тем лучше. День я проведу на солнце, а вечером вернусь домой.

Офицер Кэрол Ватсон был ответственным на борту «Мемфиса» за гидролокатор – электронное оборудование, способное обнаружить приближение других надводных или подводных кораблей.

Затрещал радиотелефон.

– Говорит Харви, – послышался отчетливый голос капитана. – Двигаемся с максимальной скоростью и прошли отметку «G». Все нормально. Over.

– Понял. Over.

Райдел представил себе капитана Харви у приборного щитка в просторной рубке в окружении трех рулевых. Ему, Райделу, хотелось бы быть подводником. К несчастью при его поступлении на службу в ВМС США, он был зачислен в «охотники» за подводными лодками.

– Что это за отметка «G»? – спросил Ватсон. – Почему он ясно не сказал, на какой они глубине?

– А русские? Ты что, хочешь, чтобы мы выдали им и план корабля? Не забывай, что мы в пятистах километрах от Севастополя, и у них наверняка подслушивающие устройства на всех корытах-траулерах, которые ходят по Босфору. Подожди, сейчас скажу.

Он быстро сверился с таблицей.

– 250 метров. Он может погрузиться еще глубже.

Ватсон задумался. Это правда, «Мемфис» был еще самым засекреченным кораблем в ВМС США. Подводная атомная лодка, восьмая по счету, принятая на вооружение. Она была предназначена исключительно для обнаружения вражеских подлодок и охоты за ними. Кроме длины, которая составляла 83 метра, и радиуса действия примерно в 100 000 километров остальные ее тактико-технические характеристики были засекречены. О ней было известно только то, что это – самая быстрая из всех подводных лодок, которая совершенно бесшумно погружалась намного глубже.

Она была способна погружаться и подниматься на поверхность с ошеломляющей скоростью 300 метров в секунду… Настоящая «сторожевая собака» для Средиземноморья. С ультразвуковым гидролокатором и радиоактивным оборудованием обнаружения она могла засечь другую подводную лодку, даже не выдав себя при этом.

Весь 6-й флот теперь простирался вдоль азиатского берега до пролива Дарданеллы. Тесного Мраморного моря было недостаточно для его маневров.

Успокаивающие сообщения приходили регулярно каждые четверть часа.

Убаюканный качкой Райдел дремал в кресле, слушая голос Харви. Из морской глубины его голос совершенно спокойно сообщал:

– Находимся на глубине «М». Остановились для проверки. Будем держать вас в курсе.

Райдел взглянул на часы: 10.45. «Скайларк» ходил кругами под солнцем. Шесть истребителей «Морской волк» прошли на бреющем полете над водой и вернулись на «Энтерпрайз». Обычный маневр в дружественных водах. Турция была самым замечательным членом НАТО, она никого не интересовала.

Снова послышался голос Харви.

– У нас небольшие проблемы с гидролокатором. Пришлось выключить его. Будем держать вас в курсе.

Ватсон нахмурился.

– Этот кретин в штатском загубит мою игрушку. Она нежнее красотки. А без нее не стоит даже и соваться во враждебные воды. Это все равно, что шляться слепым и глухим среди бандитов…


1

Погружение.

2

Конец связи.

– Здесь нечего бояться, – сказал Райдел. – Последний раз русскую подлодку видели в 56-м. Подумать только, они прибыли сюда из Мурманска или Владивостока! Ты…

Его прервал голос Харви.

– Обнаружили небольшое увеличение радиоактивности. Контролируем обстановку. Over.

Райдел вдруг сломал кончик карандаша, записывая время. 10.57. Офицеры переглянулись.

– Это невозможно, – произнес Ватсон.

Райдел покачал головой.

– У русских тоже есть атомные подлодки. Шесть по данным наших экспертов из ЦРУ, девять, если верить ВМС. Если радиоактивность увеличилась, это означает только одно: здесь находится еще одна подлодка.

– Ты спятил! Здесь, в Мраморном море, которое представляет собой полноценный тупик с Босфором в конце, со всеми этими сетями, минами и 6-м флотом.

Ватсон широким жестом показал окружающее пространство:

– Посмотри, это – тупик!

– Ладно, посмотрим. Во всяком случае, я предупрежу «Энтерпрайз».

Через слуховую трубку он вызвал радиста и приказал ему отправить шифровку.

Ватсон задумчиво смотрел на сверкающее вдали море, туда, где находился «Мемфис» и его 129 товарища. Его охватила неясная тревога. Он дорого дал бы за то, чтобы быть на борту. Только он один мог использовать все возможности гидролокатора. Ватсон вздрогнул, из громкоговорителя опять послышался голос.

– Говорит Харви. Увеличение радиоактивности подтвердилось. Но наш гидролокатор работает плохо. Вы можете нас заменить? Over.

Ватсон вскочил и буквально выхватил микрофон из рук Райдела.

– Говорит Ватсон. Что сделали с моим гидролокатором? Дайте мне инженера в штатском. Я объясню ему.

– Бесполезно, – отрезал четкий голос Харви. – Мы попробовали экспериментальное оборудование, которое вывело его из строя. Поднимемся, как только закончим проверку радиоактивности. Over.

Почти сразу же в громкоговорителе раздался пронзительный сигнал тревоги: капитан Харви объявил боевую готовность. «Мемфису» угрожала опасность. Капитан Харви тоже понимал, что означает увеличение радиоактивности…

Райдел лихорадочно записывал в блокнот полученные по радио сообщения. Ему принесли желтый лист, который он показал Ватсону.

– Ни одной опознанной подлодки в районе маневров за исключением «Мемфиса».

Ватсон облегченно вздохнул.

– Наверное, их искатель расстроен, как и гидролокатор. Это невозможно.

В ту же секунду в громкоговорителе послышался голос Харви:

– Думаем, что нам удалось локализовать источник радиоактивности. Движемся туда. Глубина «E». Поднимемся на глубину «L». Over.

Райдел услышал в наушниках характерный шум воды, выдуваемой из балластов. «Мемфис» поднимался. Он записал время: 11.13. Вдруг появился летящий на очень низкой высоте вертолет, который вскоре сел на палубу возле мостика, где находились Райдел и Ватсон.

Из вертолета вышел мужчина и поднялся по трапу на мостик.

– Это адмирал Купер, – выдохнул Райдел. – Он прилетел за новостями.

Старший офицер подошел прямо к Райделу.

– Ну что? У вас есть связь с 593-м.

593 было кодовым названием «Мемфиса». Купер обосновался на «Энтерпрайзе», который стоял слишком далеко и не мог получать сообщения с подводной лодки. «Скайларк» – единственный корабль, который имел с ней контакт.

– Да, у меня есть с ним связь, – подтвердил Райдел и коротко резюмировал адмиралу ситуацию.

– Вызовите 593-й, – приказал Купер.

Райдел нажал кнопку на микрофоне.

– Харви, Харви, говорит «Скайларк». Сообщите ваш курс и позицию.

Ответа не последовало. Микрофон негромко потрескивал.

– Он говорил со мной две минуты назад, – растерянно проговорил Райдел.

Трое мужчин пристально смотрели на молчащий микрофон. Адмирал повернулся к сопровождавшему его моряку с коротковолновым передатчиком.

– Немедленно поднимите в воздух эскадрильи C и D. Все мои корабли сопровождения должны направиться к последней позиции 593-го.

Он повернулся к Райделу.

– Вызовите его еще раз.

Райдел склонился над микрофоном и почти крикнул:

– Харви, сообщите ваш курс.

Ничего.

Адмирал Купер вырвал микрофон из рук лейтенанта. На лбу у него пульсировала вена.

– Говорит адмирал Купер, – представился он. – Немедленно сообщите вашу позицию. Вы контролируете корабль?

В микрофоне слышался только шум. Потом микрофон завибрировал от приглушенного взрыва, будто вдали грянул гром.

Райдел побледнел.

– Харви! – закричал он.

Большим пальцем он нервно нажал красную кнопку перед собой на пульте. На «Скайларке» завыла сирена.

Мертвенно-бледный Ватсон повторял:

– Это невозможно. Невозможно.

Вдруг в микрофоне послышались отрывистые и искаженные помехами слова.

– Невозможно… поверхность… задеты… взрыв впереди справа… движемся… экспериментальная глубина.

На несколько секунд воцарилась тишина. Потом трое мужчин отчетливо услышали глухой шум, похожий на тот, что издает рухнувшая переборка…

Послышалось еще несколько отрывистых неразборчивых слов. Там, под Средиземноморьем, «Мемфис» пытался продиктовать свое завещание.

Райдел смертельно побледнел. Он хорошо знал этот шум. Этот шум он слышал во время войны. Подводная лодка была раздавлена напором воды. В те времена этот шум наполнял его радостью, потому что там были враги.

Однако сейчас это означало гибель десятков его друзей, совсем рядом. И это-то в совершенно мирное время, в 1963.

– Пошлите туда все свободные вертолеты, – приказал адмирал.

«Скайларк» уже мчался вперед на всех парах. Склонившись над микрофоном, Райдел продолжал постоянно вызывать 593-й. Позади него Ватсон со слезами на глазах пристально смотрел на микрофон, не видя его. Он тоже мог бы остаться там.

Пусковые установки подводных гранат были готовы.

Над «Скайларком» пролетела эскадрилья подводных истребителей F 86, вооруженных ракетами воздух-вода. Над предполагаемой позицией «Мемфиса» уже кружили вертолеты.

– Но что же все-таки произошло? – пробормотал Ватсон. – Невероятно. Русская подлодка в Мраморном море!

– Если это русские, мы их накроем, – сказал Райдел. – Даже если нам придется остаться здесь на три месяца!

Мужчины вздрогнули от серии приглушенных взрывов. Адмирал приказал сбросить серию учебных гранат. Это был условный сигнал «Мемфису» немедленно подняться на поверхность.

Райдел уныло пожал плечами.

– Он больше никогда не поднимется.

Вдруг в небе разорвалась красная ракета, выпущенная с одного из вертолетов.

Офицеры схватились за бинокли. Через несколько мгновений они молча переглянулись: в двух милях западнее «Скайларка» на поверхности моря медленно расплывалось огромное масляное пятно. Сигнал бедствия. Развороченный «Мемфис» истекал кровью.

Схватившись обеими руками за релинги, Ватсон молча плакал. Он больше не увидит своих друзей, такого веселого и бесстрашного Харви, немногословного Смитса и других.

Его охватила ярость.

– Что будем делать? – проревел он. – Здесь действительно есть подлодка, которая выпустила эту торпеду.

Райдел пожал плечами.

– Работают все гидролокаторы флота. Они бы уловили даже, как чихнет рыба. Но если поблизости неопознанная подлодка, она неподвижно ждет, когда мы уберемся, чтобы уйти. Выиграет тот, кто более терпелив…

– Сколько у нее шансов уйти?

– В таком тесном море ни одного шанса из десяти. Как только она двинется с места, ее обнаружат. Купер отдал приказ превратить ее в конфетти.

В течение долгих часов ничего не происходило. «Скайларк» остановился вблизи масляного пятна, и водолазы постоянно погружались под воду, стараясь найти какие-нибудь останки.

Но в морских волнах растворялось только черное жирное масляное пятно. Вдали турецкий берег начал заволакивать синеватый туман. На севере первые огни Стамбула образовали яркий ореол.

На всех кораблях 6-го флота уже были приспущены флаги. На борту «Энтерпрайза» адмирал Купер, закрывшись в своей каюте, внимательно изучал секретное досье на русские подводные лодки. Все они, о существовании которых было известно, находились на противоположном конце земного шара.

Вполне вероятно, что с минимальными шансами «Мемфис» стал жертвой саботажа или случайного взрыва. Нужно было ждать. Если поблизости и была вражеская подлодка, она, в конце концов, даст о себе знать…

Он быстро перелистал пачку бумаг. Из Вашингтона начали сыпаться радиограммы. Из-за разницы во времени люди из ЦРУ и военно-морской разведки узнали о случившемся только несколько минут назад. Официально «Мемфис» не поднялся на поверхность в назначенный для окончания его маневра час.

Адмирал позвонил. Вошел моряк.

– Предупредите всех командиров. Совещание здесь через два часа,- приказал адмирал Купер. – Пусть прилетят сюда на вертолете.

И Купер приступил к составлению длинной радиограммы для штаба ВМС.

Совещание началось в три часа ночи. Адмирал сказал все, как есть.

– Я хочу, чтобы боевая готовность не прекращалась ни на секунду. Если поблизости действительно русская подлодка, мы должны ее найти и уничтожить. Это жизненно важный вопрос для нашей страны.

Офицер, отвечающий за гидролокатор на миноносце «Вагран», лично заступил на вахту на своем корабле: его брат был офицером-механиком на «Мемфисе». Он уже пил шестую чашку кофе, как вдруг на катодном экране появилась зеленая точка. Офицер как зачарованный следил за дрожащей на экране зеленой точкой. Он на ощупь схватил микрофон, связывающий его по радио с другими постами прослушивания флота, и тихо сообщил:

– Неопознанный подводный объект держит курс на север-север-запад.

Почти в туже секунду все другие наблюдатели подтвердили: по всей видимости, неопознанная подводная лодка медленно движется под кораблями 6-го флота в направлении Босфора.

Адмирал спал одетым, когда его разбудили, чтобы сообщить эту новость.

– Ни один корабль не должен двигаться, – приказал он. – Следите за ним.

Через пять минут он уже был на наблюдательном посту «Энтерпрайза». Офицеры лихорадочно наносили на карту курс, показываемый прослушивающей аппаратурой.

– Прикажите самолетам взлететь,- отдал приказ Купер. – Пусть они кружатся над нами в ожидании дальнейших инструкций.

Он вошел в лифт, ведущий на верхний полуют. Огромный корабль кипел от оживления. Первые самолеты-торпедисты уже готовились к взлету.

Ночь была ясной. На небе почти ни одного облачка. С трудом можно было разглядеть темные силуэты двух эскадренных миноносцев. На севере небо освещали огни Стамбула. С другой стороны были Черное море и Россия…

У Купера защемило сердце при мысли о «Мемфисе». «Неуязвимый» – говорили эксперты при спуске его на воду. Однако… Но почему он был атакован?

Появился офицер, отдал честь и передал Куперу бумагу. Купер прочел ее. Это был отчет о прослушивании.

– Неопознанная подводная лодка движется на север-север-запад курсом 130. Скорость 30 узлов. Глубина 100 метров.

На карте отчетливо был виден курс, начинающийся рядом с той точкой, где исчез «Мемфис». И курс лежал прямо на Босфор.

Адмирал провел рукой по лбу.

– Босфор! Он сошел с ума. Это – тупик. Со всеми этими минами, противолодочной сетью и турецкими звукоулавливателями у него ни одного шанса из тысячи пройти там.

Вдруг ему в голову пришла жуткая мысль, и он вздрогнул.

– А если это турки, союзники, совершили ужасную ошибку?

Адмирал быстро вернулся к себе.

– Пошлите шифровку в штаб турецких ВМС, – приказал он. – Спросите, есть ли у них действующая подлодка. Это срочно. Ответ – шифровкой.

Через пять минут по радио пришла ответная шифровка:

– Анкара ответила, что у них нет ни одной действующей подлодки.

Купер глубоко вздохнул и схватил микрофон, связывающий его с оперативным командующим.

– Приказываю всеми силами уничтожить неопознанную подлодку, – четко произнес он.

С авианосца уже взлетала дюжина истребителей, которые грациозно разворачивались в воздухе и неслись к цели. Все они были вооружены ракетами воздух-вода с самонаводящимися боеголовками, которые могли запросто уничтожить подлодку под водой.

Первый залп прогремел в тот момент, когда «Скайларк» проходил над подводной лодкой. Лейтенант Райдел стоял на мостике.

– Go! – крикнул он в интерфон.

С кормы посыпались противолодочные гранаты. Их было достаточно для того, чтобы стереть в порошок любую подлодку. «Скайларк» развернулся и снова пошел на цель. Истребители опять пикировали к морю, и их ракеты со свистом ныряли в воду.

Адмирал Купер со своего мостика наблюдал за ходом операции. Наступало утро. Силуэты его кораблей неясно вырисовывались в сумерках. Только бы какая-нибудь ракета не сбилась с курса и не потопила невинное судно! Вся операция производила дьявольский шум. Придется объяснять туркам, почему вдруг ведутся такие «маневры».

Вбежал запыхавшийся офицер.

– Адмирал, истребители сообщают, что подлодка поднялась на поверхность посреди масляного пятна!

– Иду!

Адмирал Купер бегом спустился по трапу. Вертолет был наготове, его винт вращался, и, едва Купер застегнул ремень безопасности, он поднялся в воздух.

Через несколько минут они пролетали над подводной лодкой. Над ними кружили истребители. Два офицера вгляделись в сероватые волны и сразу же увидели ее. Длинное черное веретено, в котором можно было разглядеть только носовую часть и рубку, окруженную подобием леерного ограждения.

Никаких признаков жизни.

– Если бы она могла подняться еще немного, – пробормотал Купер. – Это может быть все что угодно.

Однако неопознанная подводная лодка продолжала плыть в нейтральных водах, словно раненый кит. Все люки были задраены. Адмирал взял микрофон и гаркнул, чтобы перекричать шум моторов.

– Говорит Стрекоза-лидер, вы сделали фотографии?

– Говорит Красный-лидер, – тотчас ответил ему гнусавый голос. – Мы сделали инфракрасные фотографии.

Адмирал секунду помолчал, потом спокойно отдал приказ.

– Говорит Стрекоза-лидер. Красному-лидеру. Уничтожьте цель.

Офицер рядом с ним вздрогнул и покосился на адмирала. Тот повернулся к нему и сказал:

– Может, вы хотите отбуксировать ее в Стамбул и объяснить русским, что в мирное время мы потопили их подлодку в нейтральных водах? ООН просто взбесится.

– Но она атаковала и уничтожила «Мемфис»… – робко заметил офицер.

– Вы можете это доказать? Нет, не так ли? Русским удастся сохранить лицо, а я рискую быть отправленным драить палубу на «Энтерпрайзе». Во всяком случае, советую вам забыть то, что вы видели и слышали. Я предупрежу всех, замешанных в эту историю, что они предстанут перед военным трибуналом за чрезмерную болтливость.

Вертолет медленно полетел назад. Истребители «Энтерпрайза» сделали еще один заход. От подводной лодки осталось только масляное пятно. На морской поверхности не было никаких останков.

– Мы не сможем даже подобрать оставшихся в живых, – заметил Купер.

Через несколько минут вертолет сел на «Энтерпрайзе». Адмирал Купер закрылся у себя и стал составлять раппорт. Не очень-то веселый. Потерять одну из лучших единиц флота при неясных обстоятельствах и потопить подводную лодку страны, с которой были мирные отношения, – это слишком для одного дня.

Оставалось только узнать, откуда пришла эта подлодка, и куда она направлялась.

– Это дело касается ЦРУ, – вслух произнес Купер. – Оно надолго займет их.

Покончив с нудной письменной работой, он поднялся на палубу. На том месте, где исчез «Мемфис» плавал огромный красный буй.

Вокруг буя кружило множество патрулей. Шансы спасти оставшихся в живых были невелики. Зондирующая аппаратура показала, что останки покоятся на глубине 700 метров. Ничто не может противостоять такому давлению.

Первым поиски прекратил «Скайларк» и дал 21 залп из всех своих орудий.

Потом один за другим другие корабли попрощались со своими погибшими товарищами. «Энтерпрайз» остановился и склонившийся над леерным ограждением, капеллан сотворил короткую молитву. Его слова были унесены ветром, но шестьсот мужчин за его спиной оглушительным хором повторили их.

К месту трагедии подлетел вертолет и сбросил в море сделанный на скорую руку венок. Многие плакали.

«Мемфиса» больше не существовало. Оставалось только отомстить за него. А это, как подумал адмирал Купер, было делом ЦРУ.

Глава 3

Уильям Митчелл, ответственный ЦРУ за Средний Восток, стукнул ладонью по столу так, что с него упала пачка бумаг.

– Невероятно! – пронзительно вскрикнул он. – Вы, лучшие специалисты морской разведки, не можете мне сказать, что делали русские в Мраморном море.

– Мы не волшебники, – стал оправдываться один из мужчин, сидевших перед ним. – Вам известно, что после того, как русские убрали свои подлодки с базы Сено, в Албании, в 1961, мы не видели ни одной в Средиземноморье. Впрочем, мы засекли их в Гибралтаре и в Красном море.

– В конце концов, эта не прилетела туда по воздуху.

Митчелл показал фотографии, сделанные 6-м флотом.

– Разумеется, – подтвердил один из его собеседников. – Но мы не уверены, что она русская. Мы не уверены даже в том, что это – атомная подлодка. И что она потопила «Мемфис».

– А в Босфоре, куда она направлялась? – покраснел Митчелл. – Вежливо попросить, чтобы для нее убрали противолодочные сети, преграждающие путь в Черное море? Или превратиться в бумажного змея.

– Что говорят турки? – спросил второй эксперт.

– Ничего. Они тоже ничего не понимают. Их самые надежные люди охраняют Босфор и регулярно присматривают за сетями. Кроме того, у нас везде свои люди. И нам не сообщали ни о чем необычном. Подводная лодка это все же не пачка сигарет. Ее нельзя не заметить…

– В общем, это невероятно, чтобы подлодка сама бросилась в пасть волку…

– Может быть. Адмирал Купер был категоричен. Подлодка на всех парах направлялась на север, в Черное море.

Наступила пауза.

– Вы знаете, что это значит, господа, – серьезным тоном продолжил Митчелл. – Мы свернули наши ракетные базы в Турции и заменили их в Средиземноморье подлодками, вооруженными «Поларисами». Если русские тоже нашли способ перебросить свои подлодки в Средиземноморье, вся наша стратегия устрашения в этом регионе земного шара рушится…

Пролетел ангел с ракетами под крыльями. Митчелл снова заговорил.

– Нужно во что бы то ни стало выяснить, что это была за подлодка, откуда она взялась и куда направлялась. Нужно разгадать секрет русских. Это жизненно важно для нашей страны. И это будет не легко. Благодарю вас, господа.

Митчелл остался один и обхватил голову руками. Потом нажал кнопку интерфона.

– Билл, зайдите ко мне.

Через несколько минут вошел Билл. Это был шеф оперативного отдела ЦРУ на Среднем Востоке. Крепкий, умный и опасный человек. Он сел, вынул сигарету.

– Что случилось?

– У вас есть люди, которые говорят по-турецки?

– По-турецки?

Билл задумался.

– Нет, никого. За исключением одной бабы, которая совершенно непригодна для заданий. Но у нас есть люди в Анкаре и в Стамбуле.

– О’кей. Выберите двух самых лучших и отправьте их в Стамбул. Пусть они остановятся в Хилтоне. Я пошлю им кое-кого отсюда.

– Кого?

– Это будет SAS.

– Этот чокнутый!

– Чокнутые, которые говорят на двадцати пяти языках, и у которых мозг, как у IBM, не валяются на улице. У него никогда не было проколов.

– Поступайте, как знаете. В конце концов, патрон – вы. Но он опять обойдется нам в целое состояние.

Билл поднялся и вышел. Митчелл взялся за телефон и сказал:

– Соедините меня с номером 925 0524 в Паукипси, штат Нью-Йорк. Личный звонок Его Светлейшему Высочеству князю Малко Линге.

Глава 4

В Измире, старом турецком городе, утыканного мечетями, как торт свечками на день рождения, никогда ничего не происходило. Единственным средством его существования был вид на море, там, где шла вся торговля через Босфор: старые посудины, блестящие новизной нефтяные танкеры, моторные каики, битком набитые разношерстым грузом, и рыболовецкие барки.

С террасы Джона Олтро, вице-консула США, открывался самый великолепный вид на Измир. У него были лучшие технические приспособления: подзорная труба из красной меди, купленная на базаре в Измире, еще одна, более банальная, но более мощная подзорная труба, и старый морской бинокль.

С момента своего прибытия в Измир Джон Олтро внимательно рассматривал каждый проходящий мимо корабль, усердно надеясь обнаружить замаскированный под мирное судно русский крейсер. Перед его отбытием сюда ЦРУ предупредило: хороший дипломат всегда должен быть начеку, а из-за близости русских все турецкие дипломатические представительства были в состоянии «hot».

Однако очень быстро со своим русским коллегой он убедился в том, что Измир вовсе не шпионское гнездо, каким его описали ему в Вашингтоне. Русский вице-консул Дмитрий Ришков большую часть времени проводил за игрой в шахматы сам с собой.

В тот день 25 июля Джон Олтро как обычно устроился на террасе и заметил скопление народа в порту.

Толпа любопытных окружила рыболовецкую барку, которая вернулась в порт. Джон взял бинокль и стал смотреть. То, что он увидел, заставило его вздрогнуть: рыбаки тащили на набережную тело мужчины в черном комбинезоне!

Он подстроил бинокль и присмотрелся повнимательнее. Море время от времени выбрасывало на берег трупы рыбаков, застигнутых штормом. Но на этот раз все выглядело по другому. Вдруг он заметил, как через толпу продирается чей-то высокий силуэт: Дмитрий Ришков, одетый в белый костюм, пришел узнать, в чем дело.

Джон бегом спустился со второго этажа и, пробравшись сквозь толпу, подошел к шефу полиции, который только что пришел. Тот с улыбкой приветствовал его. У Джона были превосходные отношения с турецкой полицией. Американские налогоплательщики не выбрасывали на ветер кучу долларов, манной небесной изливаемых на эту страну.

Джон склонился над прикрытым мешковиной телом.

– Клиент для меня, дорогой друг?

– Не знаю, господин консул. Во всяком случае, этот человек ни турок, ни грек. На нем комбинезон водолазов. Мы осмотрим его. Я сообщу вам о результатах. В настоящий момент за него несет ответственность турецкая полиция.

– Возможно он – водолаз 6-го флота, который проводит маневры, – предположил дипломат.

– Возможно, – лаконично ответил полицейский.

Подъехала «скорая», полицейские отстранили толпу и положили тело на носилки. Джон Олтро заметил, что русский дипломат пристально смотрел на нижнюю часть комбинезона покойного. Джон попытался взглянуть туда же, но носилки уже погрузили в «скорую».

Он и русский встретились взглядами.

– Немного разнообразия, – вздохнул Дмитрий. – Опять один из ваших разжигателей войны с 6-го флота.

– Или один из ваших шпионов, – улыбнулся Джон.

Мужчины пошли в город. Вдруг Джон услышал позади себя чьи-то шаги. Он обернулся и нос к носу столкнулся с шефом полиции. Тот, широко улыбаясь, шепнул ему на ухо:

– Я не хотел говорить при вашем русском коллеге. Но если вас это интересует, пойдемте в мою «контору».

Джон поблагодарил его и неспешно пошел домой. Не стоило привлекать к себе внимание русского товарища.

Но тот уже закрылся в своем кабинете и возбужденно вызывал посольство СССР в Анкаре.


***


Когда Джон Олтро вошел в кабинет комиссара, тот внимательно рассматривал кинжал или, вернее, кортик. Увидев дипломата, он с улыбкой протянул ему этот предмет.

– Он был у него на поясе, – сказал комиссар.

Джон Олтро сразу же заметил на лезвии морской якорь и регистрационный номер. Но то, что он увидел на рукоятке, заставило его вздрогнуть: рукоятка кортика была декорирована красной звездой, серпом и молотом.

– Русский, – тихо произнес он.

– «Руссо», – подтвердил полицейский. – И еще мы нашли вот это.

Он протянул бумажник. Джон Олтро извлек из него карточку, похожую на русское удостоверение личности. Джон немного знал русский. Он прочел, что неизвестного звали Стегар Александр Сергеевич, личный номер В 282 290, и что этот человек был старшим лейтенантом-канониром на корабле 20 546 советских ВМС.

На фотографии он выглядел молодо, но в карточке значилось, что ему тридцать пять лет.

Джон хотел было убрать карточку в карман, но турок остановил его:

– Я не могу, это наделает много шуму. Мне придется сообщить об инциденте вашему коллеге.

Американец продолжил рыться в бумажнике. Еще он извлек из него фото молодой женщины, несколько других карточек, пачку рублей и желтую бумажку, похожую на билет в кино. Джон Олтро какое-то мгновение держал ее между большим и указательным пальцами. Турок конфузливо опустил глаза, когда он убрал ее в карман. Нужно было считаться с НАТО.

– Хотите увидеть тело?

– Конечно.

Полицейские проводили его в камеру и оставили у большого ящика, обложенного льдом. Лицо покойника было спокойным, немного распухшим, глаза – закрыты. Вероятно, он пробыл в воде не больше нескольких часов.

Под комбинезоном на нем были форменные штаны, трико без рукавов под пуловером.

Джон задумчиво смотрел на него. Быть может, это какое-нибудь простое дело. По Босфору часто ходили русские военные корабли. Возможно, этот русский выбрал свободу, или стал жертвой несчастного случая.

– О’кей, спасибо, – поблагодарил он турецкого полицейского. – Пойду составлять отчет.

Американец ушел. Вернувшись к себе, он немедленно отправил длинную шифровку в посольство в Анкаре. Он хотел было упомянуть о билете в кино, но не сделал этого. Занятнее всего – сохранить его в качестве сувенира.

Через два часа пришел ответ на его шифрованную телеграмму. Расшифровав его, он обхватил голову руками: единственный раз в Измире что-то произошло. В ответной телеграмме говорилось:

«Совершенно секретно. Сделайте все возможное, чтобы получить бумаги советского моряка. Дело первостепенной важности и сверхсекретное. Постарайтесь сохранить все в тайне от русских властей. Направляем вам в помощь капитана Ватсона из ВМС».

В тоже время Дмитрий Ришков расшифровывал телеграмму, полученную из своего посольства:

«Совершенно секретно. Сделайте все возможное для того, чтобы дело не получило огласки. Особенно помешайте американцам увидеть тело. Избавьтесь от него и сожгите бумаги. Высылаем вам помощь по обычным каналам».

Джон Олтро был вне себя от радости. Наконец-то ему придется действовать! Он снял трубку телефона и вызвал комиссара.

– Когда вы перевозите тело?

– Ваш советский коллега только что задал мне тот же вопрос. Завтра утром приедет катафалк, чтобы отвезти его в Стамбул и передать советским властям.

– Спасибо. Вы должны поспешить избавиться от этого тела.

Дело будет нелегким. Не было и речи о том, чтобы напасть на комиссариат ночью. Оставался только катафалк.

Глава 5

Каким бы добросовестным наемным убийцей в Стамбуле не был Элько Кризантем, он с трудом сводил концы с концами. Эта профессия, которая в других местах приносит значительную прибыль, позволяла ему только не умереть с голоду. И все потому, что турки – воинственный и гордый народ. Когда-то он был вынужден завербоваться в Корею, в турецкий батальон ООН. Из 4 500 человек вернулось 900.

Потом начался маразм. Ему не нравились политические заговоры, организуемые исключительно военными, слишком озабоченными продвижением по служебной лестнице и нанимающими простое гражданское лицо для убийства полковника, и он оказывал мелкие услуги стамбульской полиции.

С доходом в несколько су он купил «Бьюик» 1951 года выпуска и нанимался со своей машиной к американским туристам Хилтона за 200 ливров в день. В ожидании настоящего дела. Поскольку он достаточно хорошо говорил по-английски, был очень вежлив и куртуазен, пообещал коридорному отеля отрезать бритвой его гениталии, если тот будет направлять клиентов к конкурентам, работы было много.

В тот вечер он надраивал черный «Бьюик» возле своего дома, когда перед ним остановилась машина.

Из нее вышел высокий блондин и спросил:

– Вы Элько Кризантем?

Это был иностранец, но он превосходно говорил по-турецки.

– Да, это – я.

Странно. Незнакомец не был похож на «клиента». И нужно было хорошо знать Стамбул, чтобы прийти в этот возвышавшийся над Босфором квартал.

– Я хочу поговорить с вами. Я – друг Исмета Инону. Он говорил мне о вас… До того, как у него возникли неприятности.

Пролетел ангел. Инону повесили три месяца назад. За шпионаж в пользу русских. Кризантем хорошо его знал. Они вместе были в Корее. Время от времени Инону сбагривал ему «клиента» или какое-нибудь дельце. Он хорошо платил, всегда оставаясь в тени.

– Пойдемте в мою машину, я объясню вам, в чем дело.

Они сели в «Фиат 1100» незнакомца. Незнакомец говорил с ним десять минут. Кризантем размышлял.

– То, о чем вы меня просите, очень опасно. Мне надо подумать.

– Хорошо, – отрезал незнакомец. – Даю вам пять минут. Если вы согласитесь, нужно ехать через час. 10 000 ливров сейчас, остальное – потом.

Кризантем соображал очень быстро. Может быть, это – дело его жизни. Он покосился на своего собеседника. Тот невозмутимо уже вынул из кармана пачку купюр.

– Я согласен, – сказал Кризантем. – Поеду после завтрака. И сделаю все, чтобы дело выгорело. А что будет в случае, если у меня возникнут неприятности?

– Вам помогут покинуть страну.

Такое будущее вовсе не улыбалось Кризантему. Россия была хороша, но только издалека. Он молча покачал головой. Незнакомец сунул ему в руку пачку купюр.

– Встречаемся здесь послезавтра. Нужно постараться. В случае затруднений позвоните человеку, которого вы увидите в Измире. От имени Донешка.

Не дожидаясь ответа, русский сел в машину и уехал. Кризантем убрал купюры в карман и вернулся к себе. Ему оставалось четверть часа, чтобы собрать чемодан. На всякий случай он положил в него старый девяти миллиметровый испанский пистолет, доставшийся ему от кузена, занимавшегося грабежом торговых судов. Однако лично он предпочитал удавку. Она не наделает шума.

Он залил полный бак на своей обычной заправке, потом покатил в Хилтон предупредить друга консьержа, что два дня его не будет. Как только консьерж увидел его, он бросился к нему со всех ног.

– Ты вовремя приехал. Один американец хочет немедленно отправиться в Измир. Я уже полчаса стараюсь помешать ему взять другую тачку.

– В Измир!

Кризантем не поверил своим ушам. Он вдруг вернулся во времена своей молодости. Другой клиент тоже отправил его в Измир…

Портье неверно истолковал его задумчивый вид.

– Ты не можешь? Ты не хочешь больше иметь дела со мной?

– Нет-нет, – поспешно проговорил Кризантем. – Но это – утомительно.

– У него есть деньги. Смотри, вот он.

К ним направлялся американец с чемоданом «Самсонит» каштанового цвета. Он был высоким, одет в голубой костюм, с очень коротко постриженными волосами. С красивым квадратным лицом.

– Военный, – подумал Кризантем.

Они стали обсуждать цену. Турок запросил 1 000 ливров. Американец колебался недолго и сказал «да».

Он получил приказ соглашаться на любую цену. На Кризантема у турков было занимательное и подробное досье. Турки любезно сообщили американцам его имя на случай, подобный этому. Всегда полезно иметь под рукой типа, готового помочь в не очень законном деле.

Таким образом, прибыв в Хилтон, Ватсон нашел на своем имя конверт, в котором была лаконичная записка: при поездке в Измир взять шофером Элько Кризантема. Он может оказаться полезным вам.

Кризантем живо и очень вежливо открыл ему дверцу, потом сел за руль. Через пять минут они стояли в очереди на паром на авеню Мебозан, чтобы переправиться на Азиатский берег, а затем направиться по дороге в Анкару.

Время от времени Кризантем поглядывал в зеркало. Его клиент выглядел напряженным. Вместо того чтобы любоваться берегом и Принцевыми островами он вертел в руках авторучку или теребил перстень с печаткой.

– Он не турист, – предположил Кризантем.

Сначала он подумал о простом совпадении. К тому же получить в два раза больше за одну и туже работу всегда приятно. Теперь он спрашивал себя, действительно ли это – простое совпадение. Все это было странно.

Они ехали целый день, почти не разговаривая. Иногда американец спрашивал, далеко ли еще до места.

Старый «Бьюик» вел себя мужественно, несмотря на разбитое лобовое стекло и отсутствие тормозов.

Они прибыли в Измир с наступлением ночи. Было жарко, улицы заполняла толпа. Кризантем автоматически остановился у отеля Зедир.

– Идите, поешьте чего-нибудь, – сказал американец. – Но возвращайтесь побыстрее. Возможно, вы мне понадобитесь вечером.

Ему действительно хотелось есть! Турок помчался по адресу, который дал ему его первый наниматель. Его сразу же провели в элегантную библиотеку, где его ждал высокий, благовоспитанный и довольно надменный человек.

– Ну что?

– Что, ну что? – спросил Кризантем. – Я приехал.

– Вы знаете, что должны делать?

– Да, но это будет очень трудно.

– Если бы это было легко, мы бы не обратились к вам. Вспомните о том, что мы хотим. Тело должно исчезнуть, и мы должны получить все его бумаги. Вы отдадите их человеку, которого видели.

– Когда перевозят тело?

– Завтра утром. Катафалк, за рулем которого будет один человек. Без оружия. И он ничего не заподозрит. Он поедет из комиссариата. У вас есть план?

Кризантем немного поколебался.

– Да, у меня есть план. Но мне придется – он опять заколебался, произнося следующее слово – нейтрализовать водителя.

– Ну и что, это же катафалк, – сказал его собеседник.

Вполне очевидно, что таким был его взгляд на мир. Заметив, какой оборот принял разговор, турок решил не говорить о своем американце. Следовало отделаться от него как можно быстрее.

Он поехал в комиссариат. Припарковав машину напротив, он быстро прошелся по кварталу. Был только один выезд отсюда, который легко будет держать под наблюдением. Как раз рядом располагалось кафе, оттуда доносилась музыка.

Снова сев в машину, турок вернулся в отель. Его клиент был в холле. Заметив Кризантема, он вскочил с кресла.

– Идите скорее, я тороплюсь, – сказал он ему.

– Но рестораны здесь закрываются поздно, – отрезал Кризантем. – Я знаю один очень хороший ресторан при выезде из порта. Там лучшие в Измире омары.

– Я не желаю ужинать в ресторане. Я хочу немного познакомиться с городом. Сначала я хотел бы увидеть комиссариат.

Кризантем чуть не вздрогнул. Он косо посмотрел на клиента. Это меняло все. Неприятности начинаются! Не стоило посылать его куда подальше.

Во второй раз он объехал вокруг комиссариата. Американец смотрел во все глаза. Кризантема охватило неясное чувство тревоги. Слишком многих людей интересовало одно и тоже дело.

– Отвезите меня на улицу Зедар Содак, 7, – приказал американец.

Это был дом, окруженный парком, посреди жилого квартала. Черный «Бьюик» остановился рядом с «Олдсмобилем» с дипломатическими номерами. Посетителя, вероятно, ждали, поскольку дверь сразу же открылась.

Действительно, их ждал какой-то человек.

– Ватсон? – спросил он, протянув руку посетителю.

– Да, господин консул. Прибыл в ваше распоряжение.

– Пойдемте в мой кабинет.

Ватсон сел в кресло, а дипломат зашагал взад и вперед по комнате.

– Мы находимся в весьма щекотливом положении, дорогой мой, – начал он. – Думаю, наши друзья в Анкаре прислали вас сюда потому, что вы – моряк, и эта история имеет отношение к морю. К ЦРУ…

– Я не из ЦРУ, – отрезал Ватсон. – В настоящий момент я должен был бы находиться на дне в своей подлодке. Меня послали в Стамбул, чтобы помочь людям, которых ЦРУ направит сюда для расследования случившегося.

Он коротко рассказал об исчезновении «Мемфиса». Когда он закончил, консул рассказал ему о трупе.

– Это – русский. Мы должны получить его бумаги. Турки не хотят отдать их нам из-за возможных осложнений. Остается только один путь: похитить их. Вы один?

– Да, но у меня есть шофер. Кажется, этот тип может рискнуть, и он говорит по-английски. Возможно, он сможет помочь мне.

– Это опасно.

– У нас нет выбора. Времени осталось до завтра. Потом, в Стамбуле, будет слишком поздно. И мне кажется, что эти бумаги могут здорово помочь нашим друзьям.

– Хорошо. Желаю вам удачи. Учитывая мое положение, я не могу сделать большего. Но если у вас возникнут серьезные неприятности, я буду там.

Ватсон поднялся. Дипломат продолжительно пожал ему руку и проводил. Кризантем поспешил открыть дверцу.

– Ну, куда мы едем ужинать? – весело спросил американец.

Они приехали в рыбацкий ресторанчик, где подавали в основном креветок. Иногда омары там вызывали настоящую сенсацию. Американец хотел, чтобы Кризантем поужинал с ним. На десерт им принесли тошнотворный рахат-лукум. Американец попробовал и спросил:

– Хотите заработать много денег?

Об этом никогда не спрашивают, если речь идет о честной работе.

– Это будет долгим путешествием, – глуповато улыбнулся Кризантем.

– Завтра я попрошу вас об одной услуге. Если согласитесь, получите 5 000 ливров.

– 5 000 ливров! Это большие деньги.

– Вы поможете мне достать кое-что. И вы никогда никому об этом не расскажете.

Кризантем усиленно размышлял. Ватсон решил, что он боится. Он положил свою руку на руку турка, думая, что его плохо поняли.

– Вы – патриот? Вы любите вашу страну?

– Э… Да, конечно, – сказал удивленный Кризантем.

– Вы будете работать на вашу страну.

– А, хорошо…

– Пойдемте. Завтра придется рано вставать.

По дороге в отель Ватсон в машине объяснил свой план. Турок подумал, не бредит ли он. Конечно, деньги текли рекой, но нужно было прожить как можно дольше, чтобы успеть воспользоваться ими.

Он высадил Ватсона у Зедира и скромно направился спать в небольшой отель, в котором брали 20 ливров за ночь.


***


«Бьюик» был припаркован напротив комиссариата. Катафалк только что приехал. Было почти восемь утра. Как заурядные туристы, готовящиеся провести день в посещениях музеев, мужчины сидели в кафе и пили обжигающий турецкий кофе.

Через десять минут появились четверо полицейских с ящиком, который они погрузили в раскачивающийся из стороны в сторону «Форд». Шофер был в комиссариате. Через несколько минут он вышел с большим желтым конвертом в руке.

Ватсон вздрогнул.

– Вот оно!

– Что? – подозрительно спросил Кризантем. В левом кармане у него была удавка, а в правом – старая испанская пушка.

– Этот конверт. Он мне нужен.

– Как будем действовать?

– У меня есть одна мысль. Поезжайте и заденьте катафалк. Вы выйдите из машины и станете ругаться с этим типом.

– А! А моя машина!

– Не имеет значения, я возмещу вам убытки. Ладно, идите вперед.

Недовольный Кризантем тронулся с места. Катафалк отъехал от тротуара. Турок пристроился за ним. Случай представился на красном сигнале светофора. Катафалк со скрежетом затормозил. Кризантему достаточно было слегка ослабить давление на педаль тормоза, чтобы добиться желаемого результата.

Перед «Бьюика» с оглушительным грохотом врезался в заднюю дверцу катафалка.

Через двадцать секунд вокруг неподвижно стоявших посреди шоссе машин образовалась толпа человек в пятьдесят. Сзади засигналил старый автобус, который, наверное, уже четыре раза должен был бы объехать вокруг земли. Пассажиры прильнули к окнам и, на чем свет стоит, ругали двух водителей.

Кризантем с достоинством вышел из «Бьюика» и заговорил с шофером фургона.

– Чертов придурок, почему ты не остался гнить в брюхе твоей сучьей мамочки вместо того, чтобы сеять раздор на этой тихой улице?

– Trash, – ответил шофер, что на крепком турецком означало: «Пошел ты к греческой матери».

Начатый таким образом разговор мог затянуться. Следующей репликой Кризантема был удар ногой по яйцам. Диалог продолжил удар головой в живот Кризантема. Водители сцепились и под аплодисменты толпы катались по земле. В Измире было мало развлечений…

Ватсон вышел из другой дверцы «Бьюика». Он скользнул к кабине катафалка. Дверца была не заперта изнутри. Ватсон открыл ее. Конверт лежал на сиденье.

Он быстро взглянул назад. Зеваки столпились около двух шоферов. Ватсон быстро протянул руку за конвертом и сунул его во внутренний карман пиджака. Потом он спокойно смешался с толпой.

Сквозь толпу лениво продирался усатый коп в грязной и мятой форме. При виде го все, чья совесть была нечиста, разбежались. Вокруг дерущихся осталось три-четыре человека. Форма успокоила водителя катафалка. Нанеся последний удар ногой бедняге Кризантему, он поднялся.

Последующий сумбурный разговор большей частью был непонятен Ватсону. Очень жаль. Страховка была почти неизвестной роскошью в Турции, в каждой аварии платил тот, кто признавал свою вину. Если у него не было денег, он поступал в распоряжение жертвы.

Следовало остерегаться этого. Однажды к одному вздорному дипломату попал на службу повар, умеющий готовить только одно блюдо, но зато имеющий трех жен и многочисленных детей, которые оказались на иждивении нанимателя.

Кризантем элегантно вышел из сложившейся ситуации. Он вынул из кармана мятые купюры и протянул водителю катафалка 300 ливров. Все сразу заулыбались. Шофер катафалка сел в кабину и уехал.

Ватсон не сводил глаз с катафалка. Только бы его водитель не заметил исчезновение конверта. Впрочем, его не заподозрят. Но все же…

Кризантем сел за руль и тронулся с места.

– Сейчас же поверните направо, – приказал Ватсон.

– Это стоило мне рубашки и шестисот ливров, – проворчал турок. – По крайне мере, у вас есть конверт?

Американец проигнорировал вопрос и сказал:

– Сколько времени нужно для того, чтобы вернуться в Стамбул?

– Около шести часов.

– Тогда поехали. Я хочу быть там к вечеру.

Дело шло из рук вон плохо. Кризантем вздрогнул. Погнавшись за двумя зайцами, он попал в славную передрягу. Первый наниматель не поймет возникших осложнений.

Его деньги могли послужить только для покупки гроба с позолоченными ручками… Вдруг ему в голову пришла гениальная мысль.

– Я не могу так ехать, – возразил он. – Помят радиатор. Мне нужно заехать в гараж.

– Сколько это займет времени?

– Часа два.

– Хорошо, поехали.

Опять неприятности.

– Вам лучше отдохнуть в отеле, – раздраженно сказал Кризантем. – Если они увидят со мной иностранца, то дорого сдерут.

– Ладно. Но поторопитесь.

Кризантем облегченно вздохнул. В предстоящем «ремонте» ему лучше быть одному… Высадив американца у отеля, он помчался прочь из города. Рискованно оставлять американца одного с бумагами, но выбора не было. Нужно было выполнить хотя бы часть работы.

Ему пришлось пробиваться среди невероятного скопления запряженных ослами тележек, автобусов, разваливающихся русских грузовиков, безразличных пешеходов.

По лбу у него градом струился пот. При малейшей задержке весь его план провалится. Оставалось только молиться Аллаху. Кризантем резко прибавил газу, старый «Бьюик» задрожал и рванулся вперед, счетчик неизменно показывал 100 километров в час. Невозможно выжать из «Бьюика» больше, даже с этой скоростью он был подобен бегущему стометровку сердечному больному.

Окружающий пейзаж сменился бедным и плоским, опаленным солнцем сельским ландшафтом. Время от времени попадались убогие деревни с автозаправочными станциями «Тюркай». Катафалка было не видно. Во что бы то ни стало его следовало перехватить до холмов. Кризантем так крепко сжимал руль, что у него заболели костяшки пальцев. Солнце палило нещадно, отчего большая черная машина превратилась в парилку.

Наконец, он заметил катафалк и чуть не врезался в него во второй раз! Непреднамеренно. Катафалк катил по обочине дороге, водитель высунул руку из кабины. Кризантем представил его одуревшим от жары, подумал о покойнике в ящике.

Вдали, в знойной жаре, неясно виднелись синеватые горы. Подъем начинался через десять километров. Дорога пересекала дикое и пустынное пространство. По обеим сторонам были крутые склоны без единого деревца. Идеальное место для деликатной операции.

Кризантем ехал за катафалком. Нужно было не дать ему обнаружить себя слишком быстро. В конце концов, утренний инцидент был не так уж плох. Он облегчит контакт с водителем катафалка.

Катафалк стал подниматься на первый склон. Кризантем понял, что он переключил скорость. Оставалось еще три-четыре километра. Не было видно ни одной машины. Он надавил на газ, «Бьюик» немного приблизился к катафалку.

Приступив к работе, которая была привычна для убийцы, Кризантем чувствовал себя превосходно. Он проверил свой старый парабеллум.

Подъем продолжался еще минут десять. Потом появилось длинное плато, заканчивающееся извилистым спуском к деревне Ортакои. Окружающий пейзаж был величественным и пустынным. Казалось, высокие скалы разбросала здесь рука гиганта. Палящее солнце и никакой растительности.

Кризантем слегка надавил на акселератор. Обгоняя катафалк, он несколько раз посигналил. Потом, высунув руку в окно, сделал знак водителю катафалка остановиться. Сам он сбавил скорость и остановился метрах в ста на обочине дороги.

Он вышел из машины и с самой обаятельной улыбкой встал на дороге.

Катафалк со скрежетом остановился в полуметре от него. Водитель был неуверен в себе. «Наверное, он решил, что мне нужны его бабки» – подумал Кризантем. Подойдя к кабине, турок поспешил успокоить его.

– Я ехал сзади и увидел дым из-под правого колеса. Должно быть, у тебя заклинило тормозную колодку.

– Вот дерьмо! – выругался водитель. – Весело будет разбирать ее на этой жаре.

– Я помогу тебе, – предложил Кризантем.

– Ты не сердишься на меня за это утро? Понимаешь, тачка не моя. Патрон выгнал бы меня с работы.

– Нисколько, – тоном большого вельможи ответил Кризантем. – Заплатил мой клиент. Я даже заработал на этом.

– Тогда понятно, – облегченно сказал водитель. – Меня удивило, что ты так легко сдался.

Он вышел из кабины и потянулся. Мокрая от пота рубашка прилипла к спине. У него было славное толстогубое лицо с выпученными, как у лягушки, глазами. Он пошел назад, со вздохом наклонился и сунул руку под машину.

Кризантем последовал за ним. Из кармана он бесшумно вынул удавку. Потом огляделся по сторонам. Других машин на дороге не было.

– Странно, барабан холодный. Ты уверен, что дым шел из правого колеса?

Вдруг он почувствовал, как в его горло вонзилось лезвие бритвы. Кризантем быстро накинул ему на шею удавку. И теперь он изо всех сил душил его, уперевшись коленом в спину и, не давая жертве подняться. Водитель безуспешно пытался освободиться от удавки, которая с каждой секундой все глубже и глубже впивалась ему в кожу.

Его взгляд помутился. Он открыл рот, чтобы закричать, но не смог произнести ни звука. В отчаянии он попытался резко выпрямиться, но стукнулся головой о ящик и упал оглушенный.

Кризантем воспользовался этим. Всем своим телом он навалился на жертву, продолжая душить ее. Если мимо проедет машина, подумают, что два компаньона копаются в застрявшей на дороге тачке. Шофер катафалка еще несколько раз вздрогнул, потом напрягся как струна и больше не двигался. Для верности Кризантем сильно дернул удавку на себя, потом осторожно снял ее с шеи жертвы.

Немного запыхавшийся турок поднялся. Солнце припекало все больше и больше. Он за ноги вытащил труп из-под машины, быстро обшарил карманы и вынул купюры, которые дал ему утром. Больше он ничего не взял.

С тяжким «ух!» он взвалил тело на плечо, подошел к кабине и бросил его на сиденье катафалка. Голова трупа упала на баранку. Издали могло показаться, что водитель предается сиесте.

Кризантем бросился к своей машине, дал задний ход и остановился аккурат перед катафалком. Он открыл багажник. Канистры были там. С большим трудом он вынул одну канистру и побежал за катафалк. Дверца не была заперта на ключ. Турок сразу же отскочил назад: запах был невыносим. Он с отвращением посмотрел на ящик. Наверное, покойник плавился в нем, как камамбер…

Крышку не забили гвоздями. Он поднял ее и позеленел от вони. Кризантем поспешно открыл канистру и осторожно стал выливать ее содержимое на тело подобно добросовестному повару, поливающему жаркое. Запах бензина показался ему благоуханием роз Испахана. Опустошив канистру, он выпрыгнул из катафалка и опять побежал к своему багажнику. Вокруг по-прежнему никого не было видно.

Вторую канистру он вылил на шофера и в кабину. Бензин был повсюду. Одно только сиденье впитало добрый десяток литров. «Славный получился мангал» – подумал Кризантем.

Из третьей канистры он облил шины и кузов. В канистре еще остался бензин. Вспотевший Кризантем сел в машину и пристроился позади катафалка. Метров через сто дорога круто поворачивала вдоль обрыва, возвышаясь более чем на 200 метров над долиной. Опасное место.

«Бьюик» плавно тронулся с места, ткнулся в заднюю часть катафалка. Турок надавил на акселератор, катафалк подался вперед.

Дело клеилось. Кризантем заглушил мотор. Он вышел из машины и прислушался. В этот час все дальнобойщики предавались сиесте.

Он схватил последнюю канистру и побежал. Это была сама деликатная, но, к сожалению, необходимая часть операции. Метров через пятьдесят он остановился, открыл канистру и вылил оставшийся бензин на шоссе. Потом, отойдя на несколько метров, поджег коробок спичек.

Бензин сразу воспламенился со зловещим «влуф!». Лицо турка обдало жаром. У него осталась минута. Он бегом вернулся к «Бьюику». Впереди горел бензин, от которого поднимался столб черного дыма.

«Бьюик» пришел в движение, толкая перед собой катафалк. Кризантем взглянул в зеркало. Ничего. Машины ускорились. Осталось сорок метров, тридцать, двадцать. Кризантем резко надавил на акселератор, потом до отказа выжал педаль тормоза.

Послышался скрежет железа, «Бьюик» продолжал ехать за катафалком, зацепившись за него бампером. Кризантема прошиб холодный пот.

Бензин горел всего в пятнадцати метрах. Он изжарится, как цыпленок. Пропитанный бензином катафалк неумолимо тащил за собой «Бьюик» к огромной горящей луже. Осталось десять метров. Кризантем изо всех сил надавил на акселератор. Раздался оглушительный скрежет железа. Тогда, навалившись на руль, он опять до отказа выжал педаль тормоза.

Бампер «Бьюика» отцепился от катафалка. Катафалк устремился вперед. Вспотевший турок увидел, как он въехал в лужу горящего бензина, услышал глухое «бух!». Перед ним встала огненная стена.

Обуглившийся катафалк, набирая скорость, катился по дороге. У поворота он съехал с дороги и покатился по склону в долину.

Кризантем подогнал «Бьюик» к повороту. Бензин догорал на дороге. Он вышел из машины, чтобы посмотреть. Внизу пылал внушительный костер. Вверх поднимался столб черного дыма. Жар был такой, что он чувствовался даже с дороги. Послышалось два глухих взрыва: две шины. Потом раздался взрыв помощнее. Это был бак с бензином.

От катафалка немногое осталось. Кризантем облегченно улыбнулся. Он выполнил половину работы. Оставалось сделать самое неприятное…

Он развернул «Бьюик» и поехал в Измир. По обочине дороги со скоростью десять километров в час тащился груженый лесом грузовик. «Аварию» заметят. Посмотрев на часы, турок удивился, что все дело заняло не больше пятнадцати минут.

Когда он остановился у отеля, сердце часто колотилось у него в груди. Если клиент с конвертом исчез, у него будут неприятности. Он вошел в холл. Клиент был там.

– Чем вы занимались? – увидев его, закричал Ватсон. – Я жду вас уже три часа!

Кризантем подобострастно пробормотал какие-то технические объяснения по поводу своего радиатора. Ему оставалось сделать лишь одно.

– Мы сейчас же уедем, – пообещал он. – Только мне нужно позвонить одному другу.

Он помчался к телефонной кабине отеля, попросил соединить его с человеком, с которым встречался по прибытии в Измир. Тот, наверное, ждал звонка, поскольку на другом конце линии сразу же ответили.

– Говорит Кризантем, – сказал турок.

– Как у вас дела?

– Я почти закончил. Но есть одна загвоздка.

– Что! – взревел его собеседник.

Кризантем коротко рассказал о Ватсоне.

– Кретин! – заорали на другом конце линии. – За несколько сотен ливров вы рискуете своей задницей и моей! Мне следовало бы убить вас на месте. Если конверт не будет у нас, я не дам и ломаного гроша за вашу шкуру, даже если мне самому придется придушить вас.

– Но… – заговорил турок.

– Молчать! – прервали его. – Вы сделаете все возможное, чтобы получить конверт во время поездки.

– Да, господин.

– Как зовут этого типа?

– Ватсон, господин.

– Он остановился в Хилтоне?

– Да.

– Я подготовлю запасной вариант. И желаю вам, чтобы все прошло хорошо. После возвращения в Стамбул с вами свяжутся.

На другом конце линии повесили трубку. Немного подавленный турок вернулся к клиенту. Деньги в заднем кармане брюк теперь казались в тягость ему… Он хмуро сел за руль.

По дороге он отчаянно искал выход из сложившейся ситуации. Скоро будут холмы. Отличное пустынное место. В положении, в котором он находился… Он незаметно притормозил. «Бьюик» почти остановился. Кризантем снова надавил на акселератор. Машина рванулась вперед.

– Что происходит? – спросил американец.

– Наверное, бензин. Придется остановиться.

– Поторопитесь.

Кризантем остановил «Бьюик» на обочине. Он вышел и открыл капот. Ему следовало выманить американца из машины, удавка была в кармане…

Покопавшись несколько секунд в моторе, он пошел назад, чтобы попросить помощи у пассажира.

Он не смог произнести ни слова. В правой руке американец держал крупнокалиберный черный пистолет.

– Эй, что на вас нашло? – возмутился турок.

Ватсон направил на него 45-й армейский кольт.

– Даже и не думайте.

Турок натянуто улыбнулся.

– Вы мне не доверяете.

– Я никому не доверяю, – ответил американец.

Кризантем для виду еще несколько минут покопался в моторе, потом закрыл капот. Нужно было придумать что-то еще. Одно дело задушить ничего не подозревающего человека, совсем другое – оказаться перед направленным на тебя стволом, который делает дырки величиной с кулак…

Они ехали очень быстро. В том месте, где опрокинулся катафалк, больше ничего не было. Во всяком случае, сидевший за рулем турок ничего не заметил.

Когда они выехали на авеню Багдад Каддеси, Кризантему так и не пришла в голову ни одна стоящая мысль. Паром пришлось ждать полчаса. Наступила ночь. По Босфору проплывали большие суда, старательно обходя каики и многочисленные барки. Обогнув башню Токсим, они покатили по авеню Кумхуриет. Показался Хилтон. Объехав такси, Кризантем медленно повернул направо к отелю. Останавливаясь под портиком, он ожидал, что в него бросят гранату.

Но их встретил только улыбающийся портье.

– Подождите меня, – приказал Ватсон. – Возможно, вы мне еще понадобитесь.

Кризантем услужливо согласился подождать его. Американец стал ему дороже матери, дороже этой святой женщины.

Ватсон взял ключ. Для него не было никаких сообщений. Он немного поколебался, раздумывая, положить ли драгоценный конверт в сейф, и решил, что его лучше оставить при себе. К тому же, он собирался незамедлительно позвонить представителю ЦРУ в Стамбуле, чтобы получить от него дальнейшие инструкции.

Лифт остановился на восьмом этаже. Он взглянул в лифте на фото Лейлы, исполнявшей танец живота в Руфе. «Стоит посмотреть сегодня вечером» – подумал Ватсон, – «Это развлечет меня». В Мичигане танец живота не увидишь.

Толстый ковер заглушил его шаги. Он подошел к своему номеру 807, открыл дверь и вошел.

У него не было времени зажечь свет. Что-то тяжелое ударило его в висок. Он зашатался, получил второй удар по затылку и рухнул на пол, даже не успев вынуть свой кольт.

Глава 6

Ватсон упал на террасу бара между двумя шведами и турецкой семьей, которая вышла подышать свежим воздухом. На мраморе сразу же стало расплываться большое красное пятно: он падал головой вперед. Молодая турчанка, подававшая кофе и одетая, как женщина из гарема в пышные штаны и короткий полукафтан, уронила кофейник на колени старому англичанину, и с воплем убежала.

Примчался управляющий отеля, еврей неопределенной национальности, с командой гарсонов. На тело набросили покрывало.

– Это – несчастный случай, ужасный несчастный случай, – повторял бледный управляющий.

Кое-кто был не согласен с такой точкой зрения, поскольку через десять минут после падения Ватсона толпу хмуро рассекли три человека. Один из них показал карточку двум турецким полицейским, охранявшим тело. Те вежливо отошли. Это был консул Соединенных Штатов. Что касалось двух сопровождавших его типов, то у них на лбу было написано «коп».

Они действительно были ищейками и прибыли утром из Анкары рейсом 105 авиакомпании Панамерикэн, чтобы помочь человеку, который теперь лежал на мраморе. Бывшие «морские пехотинцы» никогда не знали поражений и могли оказать неоценимую огневую поддержку.

– У него ничего нет, – выпрямившись, сказал консул.

Консула мучили угрызения совести. Это он послал Ватсона в Измир, потому что кроме него больше никого не оказалось под рукой. Офицер ВМС был не в силах бороться с профессионалами из разведки.

– Его номер, – лаконично произнесла одна из «горилл».

Увидев его физиономию, тип в приемной сразу же дал ему ключ. Они молча поднялись на лифте.

Перед тем, как войти в номер, оба, не обмолвившись ни словом, вынули спешл полис 38-го калибра. Один из них с оружием в руке встал сбоку от двери. Другой повернул ключ и ногой распахнул дверь.

Ничего не произошло. Они кинулись в комнату. Все было в порядке, окно – открыто.

За пять минут они перевернули номер вверх дном, опустошив все ящики и даже прощупав матрасы. Они проверили туалет, обследовали стенные шкафы, сняли заднюю панель радиоприемника.

– У него не было времени спрятать, – сказал Крис Джонс.

– Должно быть, они набросились на него, когда он вошел, – заметил Милтон Брабек.

Когда они выходили из номера, пришел директор с двумя турецкими копами в штатском с отсутствующим видом. Директор ломал себе руки.

– Это – ужасно. В моем отеле никогда ничего подобного не происходило, – хныкал он. – Наверное, он высунулся в окно, чтобы посмотреть.

Крис Джонс ухмыльнулся, взял директора за руку и подвел его к окну. Подоконник был ниже пояса.

– Наверное, он чересчур высунулся, – мягко проговорил он.

Директор вздрогнул.

– Но тогда… Он покончил с собой? Он не оставил письма.

– Ему помогли покончить с собой, – подвел итог Джонс.

Его слова заставили директора призадуматься. Он завязал длинный разговор с двумя турецкими копами, потом недоверчиво повернулся к американцам.

– Прежде всего, господа, могу ли я узнать кто вы такие?

Джонс вынул из кармана карточку и сунул ее под нос директору.

– Служба безопасности ВМС США. Этот человек был нашим офицером. И у него не было никаких причин кончать с собой. Держите нас в курсе следствия.

Взявшись руками за шляпы, они вышли одновременно и удалились.

Тело внизу убрали. Небольшие группы людей продолжали говорить о несчастном случае. Два «специалиста» присоединились к консулу, который сидел в кресле в холле.

– Ничего, – сказал Джонс. – Его ждали. Неплохо сработано. Во всяком случае, мы постараемся узнать, что он делал до этого.

Он направился к конторке консьержа.

– В котором часу вернулся мистер Ватсон?

Тот ничего не знал. Вмешался портье:

– Около семи. Потом сразу произошел… несчастный случай.

– Он был один?

– Да.

– Вы знаете, кто его возил в Измир?

– Да, один парень, который давно работает на клиентов отеля. Кризантем.

– Знаете, где его можно найти?

– Он будет здесь завтра. Но я могу дать вам его адрес: улица Куйол, 7, в квартале Леван. Это за городом, над Босфором.

Американец записал адрес и вернулся к своим компаньонам.

– Мы встретимся с вами завтра, – сказал консул. – В одиннадцать, в моем кабинете. Я представлю вам третьего человека, которого прислал сюда Вашингтон, чтобы распутать эту историю.

– А тем временем конверт исчез, – заметил Джонс. – И судя по цене, которую заплатили «иваны» за этот конверт, он чертовски важен для них.

– Без него мы никогда не узнаем, кто был тот парень, которого выловили в Измире. За исключением того, что он – русский.

– И что он служил на подлодке, – заметил Брабек.

– Наверняка есть еще кое-что. Что-то, из-за чего все действуют таким образом.

– А «Мемфис»? Ты считаешь, что этого недостаточно? 129 погибших и 80 миллионов долларов на дне Средиземноморья.

– Не прогуляться ли нам к тому мужику, который возил Ватсона в Измир? Кажется, он говорит по-английски.

– Неплохая мысль. Пойдем.

Мужчины вышли из Хилтона и поймали такси. Разумеется, шофер «забыл» включить счетчик, что позволяло ему утроить стоимость поездки…

За двумя мужчинами из холла наблюдал невысокий человек в черном. SAS Малко Линге видел всю возню вокруг тела Ватсона. Он даже видел намного больше. Как только несчастный пролетел мимо его окна, он выскочил в коридор к лифту и нажал кнопку.

Кабина почти мгновенно остановилась на восьмом этаже. Кроме служанки в коротких белых носках там были два крепких и молчаливых типа. Малко едва успел взглянуть на них, но он узнает их и через двадцать лет.

Он попытался проследить за ними, но это было проблематично. Впрочем, случай проследить за ними так и не представился. Мужчины спокойно прошли через холл и направились в полуподвал к бару.

Малко остановился в холле подумать. У него между ног прошел кот. Он взял его и посадил на колени. Каким бы шикарным отелем не был Хилтон, в нем водились бродячие коты. Нужно сказать, что в каждом дворе Стамбула нашли убежище целые дюжины изголодавшихся котов. И по ночам они прогуливались по коридорам Хилтона в поисках тихого уголка.

Малко размышлял, поглаживая кота. Он, который ненавидел насилие, опять оказался в мире, где убивали друг друга с утра до вечера.

Он никогда не соглашался носить огнестрельное оружие, хотя прекрасно владел им. Однако он мог выучить любой язык за два месяца и говорить на нем без акцента, как в случае с турецким, выученным двадцать лет назад, а великолепная память помогала ему гораздо больше, чем автомат.

Он уже выполнил несколько деликатных миссий для ЦРУ в диковинных странах. Со своей неприметной внешностью, с ангельским и кротким лицом он мог пройти где угодно, не вызывая подозрений.

Рисковал он не из-за выгоды. Он жил весьма просто в небольшом коттедже на Робин Хилл драйв в Паукипси, в штате Нью-Йорк. В коттедже были всего одна комната и большая гостиная. Гараж находился под домом. В отличие от соседей ему не хотелось тратить 2 000 долларов на бассейн.

Однако раз в неделю почтальон приносил ему толстое письмо из Австрии. Предприятие Шарценберг присылало ему список работ. Этот уважаемый подрядчик жил практически за счет Его Светлейшего Высочества Малко Линге. Некоторые его рабочие трудились исключительно в замке.

А это стоило очень дорого Малко. Намного больше, чем доходы от пакета акций, которые ему удалось спасти из состояния отца. Поэтому он и работал внештатным агентом ЦРУ.

Тем не менее, на этот раз он едва не отказался от работы. Три дня назад в четыре часа после полудня в его дверь позвонил Уильям Митчелл, патрон ЦРУ, ответственный за Восток.

Малко молча впустил его и приготовил чай! Это был неизменный ритуал. Митчелл всегда приходил за одним и тем же, но они никогда не говорили о делах сразу. Австрийца трудно было приручить.

– Ну, как идут ваши работы? – спросил Митчелл.

Взгляд Малко загорелся. Он поднялся и принес большой, во весь стол, план своего замка. Кое-где план был закрашен красным цветом: там работы уже закончились. Осталась почти половина.

– В этом году я занялся библиотекой, – объяснил Линге. – Это очень тонкая работа, мне пришлось самому восстанавливать всю резьбу панелей по рисункам того времени. Знаете, замок горел первый раз в 1771, второй раз – в 1812, и три или четыре раза был разграблен… В последний раз это случилось при режиме монголов.

Он в ужасе понизил голос:

– Они развели костер из панелей! Дикари. И уничтожили последние гербы, выгравированные на камне в оружейной. Я провел исследования, и, к счастью, мне удалось их возродить. В Вене мне предлагают чугунную доску для камина, которая, по всей видимости, принадлежала моему роду. Но все это страшно, страшно дорого.

– Вы давно унаследовали этот замок? – поинтересовался Митчелл.

Малко откашлялся и скрестил руки на коленях.

– Честно говоря, я не получал его по наследству. Купил руины замка до войны. Я давно занимался поисками родового гнезда моей семьи. Последней владелец замка умер бездетным в 1917 во время войны. Но у него был кузен, которого тоже звали Линге. Этот кузен тоже мертв, но я – его сын.

К тому же, у меня есть все бумаги. Наш род не так известен, как род Шонбрунов, но вымпел Линге более трехсот лет развевался над северной башней. Деревенские жители прятались в наших водяных рвах во время набегов мадьяр. И каждый вечер два герольда на главной башне трубили сигнал к тушению огня.

Все это вернется. Я хочу дожить свои дни в замке, а не здесь, в крольчатнике.

Митчелл жестом остановил его:

– Ваше Высочество, вы нужны мне.

Австриец покачал головой.

– Только не сейчас, у меня много работы. Я должен восстановить всю резьбу в библиотеке. И мне необходимо заняться уничтоженными гербами. Нет, это, в самом деле, невозможно.

– Вы бывали в Турции?

– В Турции? Да, в конце войны. Подождите-ка, я останавливался в Парк Отеле, в номере 126. Вы, разумеется, говорите по-турецки? В литературе этой страны попадаются очень милые произведения. Вы знаете это?

И вполне непринужденно князь стал декламировать длинную поэму на турецком.

– Это очень мило, – учтиво извинился он. – Я читал ее в 1930, когда был студентом.

Митчелл смотрел на него, разинув рот. Этот человек действительно помнит то, что прочел тридцать лет назад!

– Я могу предоставить вам возможность много заработать, – предложил он. – Этих денег хватит, чтобы закончить замок.

– Неужели?! Тогда я сразу же соглашаюсь.

Американец дал задний ход.

– Э, сколько вам нужно на замок?

– 300 000 долларов, – мечтательно сказал Малко. – Не считая мебели.

– За такую цену вам придется доставить мне Хрущева и Кастро, вместе взятых… Нет, но я могу дать вам возможность заработать, скажем, 20 000 долларов.

– Вы шутите.

Через час они договорились. 50 000 долларов, и половина – вперед.

Митчелл вышел на террасу. Вдали, над Гудзоном, виднелся огромный мост Паукипси. От Нью-Йорка их отделяло всего 80 миль. Тем не менее, можно было подумать, что находишься на Среднем Западе.

– Это будет трудно, – заговорил он. – Совсем пропащее дело. США уже потеряли в нем 80 миллионов долларов и десятки человеческих жизней.

– А, – только и сказал Малко, которого слова Митчелла мало тронули.

Митчелл счел своим долгом объяснить, что от него требовалось. Австриец кивал головой. Он никогда ничего не записывал.

– Вы улетаете завтра, – подвел итог Митчелл. – Постарайтесь вернуться, вас будет трудно заменить.


***


Малко рассчитывал вернуться. Жизнь для него была чрезвычайно приятна. В конце концов, этот Хилтон оказался очень комфортабельным отелем. Он осмотрел холл. Повсюду были в основном иностранцы, и мало хорошеньких женщин.

Нет, одна все-таки была. Взгляд австрийца загорелся. Он обожал ухаживать за женщинами. Немного вышедшие из моды манеры придавали ему необыкновенный шарм. Замеченная им молодая женщина сидела одна на канапе. Темноволосая, одетая в платье из серого шантунга. Она положила ногу на ногу, и Малко видел добрых десять сантиметров ее бедер.

Где-то он уже встречал ее. Он закрыл глаза и сосредоточился. Да, 1955 в Каире, ночное заведение Шеферда. Малко еще несколько минут подумал, роясь в воспоминаниях, потом поднялся, подошел к ней и поклонился:

– Я уже имел счастье встречаться с вами, мадемуазель. Это было в Каире, семь лет назад. На вас тогда было белое муслиновое платье, а волосы были собраны в шиньон.

– Кстати, куда девался опал, который вы носили на левом безымянном пальце? – добавил он, взглянув на ее руки.

Ошеломленная женщина смотрела на него.

– Я… Я потеряла его, – пробормотала она. – Но откуда вы знаете о нем?

– Я никогда не забывал вас, – галантно поклонился Малко. – Не хотите ли поужинать со мной? Пятнадцать лет назад над Босфором был очень хороший ресторан, Румели. Он все еще существует?

– Да, думаю, да.

– В таком случае нужно заказать столик в глубине зала слева, рядом с сервировочным столиком. Это лучшее место. Пойдемте.

Очарованная Лейла встала и подала ему руку. За всю жизнь «восточной» танцовщицы ее много раз соблазняли, но чтобы так – никогда.

Глава 7

Раздался глухой «плуф», Кризантем почувствовал дрожь в коленях и упал. Он узнал выстрел из глушителя. На лбу у него выступил холодный пот. Тип, который стрелял, был профессионалом. И он выстрелит снова. В любом случае, если этот потерпит неудачу, его заменит другой.

Турок вынул свою старую пушку и взвел курок. Она была в отменном состоянии. В кромешной ночной тьме он не видел противника. Подъезжая к своему дому, Кризантем смутно что-то предчувствовал. Он оставил машину за улицу до дома. Однако он никак не ожидал, что принятые против него меры окажутся столь радикальными…

На противоположном тротуаре мелькнула чья-то тень. Кризантем нажал на спуск парабеллума. Звук выстрела прогремел, как оглушительный взрыв. Он инстинктивно выстрелил еще раз. Потом, ослепленный огнями, укрылся за машиной

Ничего. Просто открыли и осторожно закрыли несколько ставен. Противник, должно быть, скрылся, опасаясь, что выстрелы привлекут внимание полиции.

Он выждал несколько минут и поднялся с тысячью предосторожностей. И в это мгновение у него за спиной послышался шепот, который он узнал по акценту:

– Господин Кризантем, не положить ли вам револьвер на землю, и без резких движений?

Голос слышался из-за решетки. Говоривший с ним человек был в саду, невидимый в зарослях. Значит, их было двое. Это успокоило Кризантема. «Невидимка» мог бы легко выстрелить ему в спину. Пока они будут разговаривать, будет и надежда.

Он бросил парабеллум и стал ждать. Через улицу пробежал силуэт: человек, который выстрелил первым. В руке этот человек держал черный пистолет с длинным глушителем.

– Ты чуть не задел меня, – сказал он по-турецки и, прежде чем Кризантем успел ответить, нанес ему сильнейший удар в висок.

Турок почувствовал, что его голова разлетается на мелкие кусочки. Ствол пистолета рассек кожу, и по его лицу заструилась кровь.

– Ладно, ладно, без грубостей, Зари, – снова послышался знакомый Кризантему голос, голос его утреннего «нанимателя».

– Этот ублюдок чуть не всадил мне пулю в живот, – проворчал тот.

– Он не знал, что ты хотел просто напугать его… Не правда ли, дорогой мой?

Кризантем не ответил.

– Кстати, – опять заговорил стрелок, – почему ты не приехал на машине, и почему ты был вооружен? У тебя совесть не чиста?

– Нет-нет, – тихо произнес турок.

– Ты не сделал ничего такого, что бы мне не понравилось, не правда ли?

На этот раз «невидимка» вышел из зарослей, открыл решетку и встал напротив Кризантема.

– Нет, – повторил турок.

– Ты хорошо поработал, а?

События развивались все хуже и хуже.

– Да, – вздохнул Кризантем.

От удара ногой в живот он сложился пополам.

– Сволочь, – сказал его наниматель. – Ты втянул в это дело американцев!

– Но я ничего не знал, – стал оправдываться Кризантем.

Наниматель со всей силы влепил ему пощечину.

– Подонок! Если бы я на секунду подумал, что ты хочешь одурачить меня, я бы уже вырвал тебе глаза. Ты просто хотел заработать побольше бабок.

– Тогда в чем дело? Это ведь не преступление.

– Нет, но для тебя это было равносильно самоубийству.

Кризантем осмелел.

– Документы? Вы их получили?

Наниматель немного поколебался, прежде чем ответить:

– Да. К счастью для тебя. Но дело еще не закончено. Мы не знаем, говорил ли он о них кому-нибудь. И нам пришлось убрать его.

– И все из-за твоей тупости, – жестко добавил наниматель. – Это наделает шуму. Знаешь, кем был твой турист?

– Нет.

– Лейтенантом американских ВМС с секретной миссией!

Было от чего схватить инфаркт. Кризантем привалился к стене.

– И вы убили его, – пробормотал он.

– Нет. Он выпал из окна своего номера… Можешь не сомневаться в том, что скоро объявятся все ищейки янки в Стамбуле, чтобы прояснить эту историю. Поэтому-то я и спрашиваю себя, не помочь ли тебе заткнуться. Навсегда.

– Нет-нет, – выдохнул Кризантем. – Я буду молчать. Вы можете довериться мне.

Наступила минутная пауза. Пролетел ангел и брезгливо скрылся вдали. Наниматель схватил Кризантема за отвороты куртки, притянул его к себе и дыхнул ему в лицо творогом с чесноком:

– Послушай меня хорошенько. Ты не только заткнешься, но и поможешь нам. Прежде всего, через твоих приятелей в отеле ты постараешься узнать, кто еще в курсе этого дела. Ты подрядишься к ним шофером. И сообщишь об этом нам.

– Хорошо, хорошо, – согласился турок. – Я сделаю это, уверяю вас.

Наниматель отпустил его.

– Для начала завтра ты вернешься в отель, как будто ничего и не было.

– А если мне нужно будет связаться с вами?

– С тобой свяжусь я. Ты же не хочешь, чтобы я дал тебе и свой адрес? Честное слово, ты просто гнида. Убирайся.

Кризантем не заставил просить себя дважды. Он ожидал в любой момент получить пулю в спину. Однако ему удалось беспрепятственно дойти до двери. Он счел благоразумным не требовать оставшуюся часть своего гонорара.

Увидев его, жена вскрикнула: рана на виске кровоточила, большущие сгустки крови запеклись на небритых щеках Кризантема. Он ощупал висок кончиком пальца. Это причинило ему собачью боль.

– Господи, что с тобой сделали? – охнула жена. – Я всегда говорила, что когда-нибудь тебя убьют. Лучше тебе честно зарабатывать на жизнь

Это было слишком. Пока она опять не открыла рот, Кризантем оплеухой заставил ее замолчать. Жена расплакалась и скрылась на кухне. Кризантем не был грубым человеком, просто обидчивым.

Турок в бешенстве зашел в ванную. Очень осторожно он смыл запекшуюся кровь. Рана оказалась глубокой, было видно пульсирующую артерию. Девяносто градусным спиртом он смочил вату.

Было больно и неприятно. Турок заскрежетал зубами. Спирт жегся, как огонь.

В дверь позвонили.

От волнения Кризантем уронил пузырек со спиртом, выругался, быстро промокнул голову ватой, снова выругался. В такой час ему никогда не звонили.

Он услышал, как жена пошла открыть. Она подошла к ванной и приоткрыла дверь…

– Тебя хотят видеть два типа.

Опять двое! Только этого не хватало! Турок заклеил рану пластырем и вышел из ванной. На пороге он окаменел.

Типы были другими. И у них были отталкивающие физиономии. Они походили на копов. Два европейца, одетых одинаково: серые костюмы из дакрона, набивные галстуки и шляпы. Глаза тоже одинаковые. Голубые, холодные глаза.

Они вполне мирно стояли у двери. Тот, который был слева, спросил по-английски:

– Господин Кризантем?

Турок хотел было сделать вид, что не говорит по-английски. Взгляд двух собеседников заставил его изменить свое решении.

– Да, это – я.

– Nice to meet you[3], – продолжал противный тип с подавляющим спокойствием. – Меня зовут Крис Джонс. А это – мой друг Милтон Брабек.

Кризантем учтиво поклонился и прикинулся идиотом:

– Сейчас поздновато для прогулки. Если только вы не хотите прогуляться по ночному Стамбулу. Я знаю все ночные заведения. Хорошеньких девочек, которые танцуют и… В общем, вы понимаете.

Милтон без церемоний схватил стул и уселся на него верхом.

– Мы бы хотели поболтать с вами, если вам не доставит это неприятностей.

– Конечно, конечно, – ответил Кризантем, чувствуя приближение грозы. – Но я не понимаю, чем могу быть полезен вам…


3

Рады видеть вас

– У нас с вами общий друг.

– Кто?

– Ваш сегодняшний клиент. Вы знаете американца, которого возили в Измир.

Турок почувствовал, как у него свело живот! Американцы не теряли времени. При мысли о том, что другие два типа видели, как вошли эти, его прошиб озноб. Это могло навести их на неприятные для Кризантема размышления… Кризантем с самым невинным видом заговорил:

– А, да. Американец. Он очень торопился. Думаю, он ненадолго задержится в Стамбуле. Завтра я еду за ним в девять утра.

– Не стоит ехать за ним, – перебил Крис.

Наступила секундная пауза. Потом Кризантем с трудом спросил:

– Он остался недоволен мной?

– Нет-нет, – ответил Крис. – Именно поэтому мы здесь.

Турок попытался улыбнуться. Улыбка получилась неубедительной.

– Он дал вам мой адрес. Вы тоже хотите ехать в Измир?

Крис покачал головой.

– Он не успел дать нам твой адрес.

Снова пауза.

– Произошел несчастный случай, – хмуро продолжил Милтон. – Он выпал из окна своего номера.

Кризантем часто заморгал.

– Он… Он ранен?

– Он мертв.

– Но тогда как вы узнали мой адрес?…

– Я же сказал тебе, что мы его друзья.

– Я… Я не понимаю.

Милтон встал и с невозмутимым видом подошел к Кризантему. Он сунул большие пальцы за пояс, Кризантем заметил под пиджаком ремень кобуры. Милтон пристально смотрел на него своими голубыми и холодными глазами.

– Сейчас поймешь.

Голос Милтона был также холоден и безразличен. Кризантем почувствовал, как превратился в глыбу льда. Второй американец рассматривал свои ботинки.

– Этот парень был нашим приятелем, – продолжил Крис. – Мы уже сказали тебе это. И у нас есть причины полагать, что он не сам выпал из окна…

Кризантем был ошеломлен. Он открыл рот, но не смог произнести ни слова. Два типа парализовали его. Он вдруг предпочел бы видеть перед собой тех, других типов.

– Вы не думаете… – выдавил он из себя.

– О, нет! – успокоил его Милтон.

– А, – облегченно вздохнул Кризантем.

– Но, может быть, ты знаешь, кто помог ему выпасть из окна.

Дело плохо.

– Помог? Но это несчастный случай.

– Несчастный случай? Ты уже видел, как кто-нибудь выпадал из окна с подоконником высотой метр пятьдесят?

Пауза.

– Кстати, у тебя классный синяк! Тоже несчастный случай?

Турок затрясся.

– Нет, не совсем так. Я… Я…

Он отчаянно старался найти хоть какое-нибудь объяснение. О чем подумают эти два типа? Тем не менее, он не мог сказать им правду.

– Этим утром в Измире мы с вашим другом столкнулись с одной машиной, – пробормотал он. – Я ударился о лобовое стекло.

Милтон подошел и осмотрел его лицо.

– Послушай, твою тачку, наверное, разнесло на куски?

– Нет-нет, это – американская машина. «Бьюик». Знаете, она очень крепкая. Не повезло только мне.

– Да, тебе не везет, – замогильным голосом сказал Милтон.

Кризантем глотнул.

– Почему… Почему?

– Ты же теряешь хорошего клиента, разве не так?

– Да-да, конечно.

– Кстати, послушай. А что вы делали в Измире?

Турок сразу оживился.

– Не знаю. Ваш друг должен был с кем-то встретиться. Он хотел, чтобы мы добрались туда и вернулись обратно за день.

– Что вы там делали?

Стоило ли сказать о похищенных бумагах? Возможно, это – ловушка… Но если они знали… Быть может, был способ выкарабкаться.

– Но, господа, – важно заговорил турок, – кто вы такие, и почему задаете мне все эти вопросы? Если меня будет допрашивать полиция, я отвечу. Но здесь я у себя дома… По какому праву…

Милтон опечаленно покачал головой.

– Да, это правда. Мы не имеем права находиться здесь. На твоем месте, мы бы заткнулись. Потому что у нас есть причины полагать, что нашего приятеля шлепнули. И потому, что ты знаешь, кто его шлепнул.

Милтон блефовал. Однако эффект получился феноменальным. Черты лица Кризантема буквально исказились.

Он затрясся и сел на стул.

– Это – безумие, – пробормотал он. – Я – честный труженик. Спросите в Хилтоне.

– Заткнись, – устало перебил его Милтон.

Реакция турка не ускользнула от его взгляда. Он подошел и ткнул ему пальцем в грудь.

– Хочешь спасти свою шкуру?

Кризантем чуть не задохнулся от волнения.

– Мою шкуру? Но вы сошли с ума. Я вызову полицию.

– Не стоит, оставь ее. К тому же мы сами из полиции. Если хочешь, завтра мы придем с легавыми из твоей дыры. Они с удовольствием передадут тебя нам…

– Но, – застонал Кризантем, – почему вы решили, что я имею какое-то отношение к этому… несчастному случаю?

– Просто так, – ответил Милтон. – У тебя гнусная рожа, и ты последним видел его живым. Кстати, он не был чем-то подавлен?

– Нет-нет, он не был подавлен.

– Ты веришь, что он покончил с собой?

Опять неприятности.

– Нет, – проговорил Кризантем.

– А там, в Измире, ты не видел ничего такого, что бы дало нам ключ к разгадке?

Этот парень чересчур настаивал. Кризантем раскололся. Он рассказал о комиссариате. О том, как клиент попросил его заняться шофером катафалка, и о документах. Два американца невозмутимо слушали турка. Когда он закончил, Милтон спросил:

– Ты видел этот конверт?

– Нет.

Кризантем сказал правду.

– А потом?

– Потом? Ничего. Я привез его в Стамбул. Уверяю вас. И высадил у отеля.

– Ты не заметил за собой слежку?

– Нет.

Наступила пауза. Жена Кризантема высунула голову из кухни и сказал по-турецки:

– Ужин готов. Когда они уйдут?

Турок воспользовался случаем.

– Моя жена нервничает… Вы…

– Нет-нет, – вставая, сказал Милтон. – Были рады поговорить с вами. Мы уходим.

– Впрочем, мы еще встретимся, – небрежно добавил он. – So long[4].

– So long, – эхом отозвался Крис.

Мужчины галантно приподняли шляпы и открыли дверь. Перед тем, как уйти, Милтон широко улыбнулся Кризантему. Улыбка была не слишком успокаивающей.

Глава 8

Просторный кабинет консула Соединенных Штатов находился на шестом этаже современного здания на улице Каддеси. Консул лично настоял на том, чтобы в кабинете создали микроклимат. Лето в Стамбуле было жарким, а ему подолгу приходилось разговаривать с турецкими офицерами, всегда тайком готовившими государственный переворот.

На этот раз причина собрания была очень основательной.

– Господа, – начал консул, – мы с вами поставлены перед самым серьезным фактом со дня окончания войны. Государственный Департамент сбился с ног, и сам президент попросил, чтобы дело было раскрыто как можно быстрее. Это жизненно важный вопрос для США.

Он замолчал и взглянул на собравшихся. Два парня из ЦРУ, потупившись и положив шляпы на колени, сидели на стульях и слушали его. Устроившийся в глубоком кожаном кресле SAS Малко Линге прикрыл глаза. Он с трудом приходил в себя после вечера с танцовщицей. И заявления консула его мало интересовали.

В углу стоял турецкий полковник. Выступавшие вперед два зуба делали его улыбку глуповатой, но он был одним из ассов контршпионажа. Его звали Кемаль Лианди, и он свободно говорил по-английски.

Адмирал Купер тоже отказался сесть. С изможденным от усталости лицом он вошел в кабинет под немного недовольным взглядом дипломата и раздраженно спросил:

– Ладно, на чем вы остановились?

Консул невесело улыбнулся.

– Дело плохо, адмирал. Вот два официальных резюме: два коммюнике, которые, вероятно, липа. Поскольку вы не читаете по-турецки, я переведу для вас.

Он показал две статьи, вырезанных из Hurraet, крупной Стамбульской ежедневной газеты. Одна статься занимала всю первую страницу:

Американская суперсовременная атомная подводная лодка «Мемфис» во время маневров 6-го флота потерпела аварию при погружении, и оказалась на глубине ниже экспериментальной. Маловероятно, чтобы кто-то остался в живых.

– Я опускаю подробности, – сказал консул. – Вот другая статья, которая нас заинтересовала.

И он стал читать:

Катафалк, перевозивший тело неизвестного, выловленного в Измире, потерпел аварию на дороге между Измиром и Стамбулом. По непонятной причине водитель не справился с управлением, машина съехала в овраг и загорелась.

– Вот две наши исходные точки. Не густо.

– Вы сами-то верите в аварию? – возмутился адмирал.

Полковник Лианди только пожал плечами.

– Конечно, нет. Но у нас нет никаких доказательств того, что это – убийство. Невозможно провести вскрытие пепла…

– А другой? Тот, которого выловили?

– Тоже сгорел. Два трупа поместились в коробку из-под бисквита.

– Сколько было бензина в баке? – спросил Крис Джонс.

– 60 литров, максимум – 80. Это был фургон «Форд», – ответил турок.

Крис покачал головой.

– Маловато для того, чтобы так испепелить тела. Вероятно, их облили бензином. Убийц, наверное, было несколько.

– А Ватсон? – поинтересовался адмирал Купер.

– Тоже ничего. Никто в отеле ничего не видел и не слышал. Он вернулся в половине седьмого. А через пять минут был мертв. И, конечно же, бумаги исчезли.


4

До свидания.

– Вы уверены, что они были у него?

– Так он сказал нашему консулу в Измире. Он позвонил ему, после того, как похитил бумаги у шофера катафалка. Ватсон сам хотел отвезти их в Стамбул. Он никому не доверял, и был вооружен. Тем не менее…

– За ним, должно быть, следили.

– А его шофер? Тип, который возил его в Измир? Что стало с ним?

– Мы видели его, – вмешался Крис. – С ним что-то странное. У него синяк на виске, будто его сильно ударили. Кроме того, он чего-то боится. У этого парня совесть не чиста. Он наверняка как-то замешан в этом деле. Нужно взять его под наблюдение.

– Если позволите, я найму его личным шофером, – раздался тихий голос.

Малко проснулся. Наступила пауза, потом консул снова заговорил.

– А теперь, господа, не стану от вас скрывать, что у нас нет никаких доказательств причастности русских к этому делу. И никаких доказательств того, что это имеет какое-то отношение к Турции. Наши союзники верны нам, – консул взглянул на полковника. – Эта история с подводной лодкой под Босфором кажется мне самой невероятной фантастикой.

– И все же, она куда-то направлялась, – проворчал Купер.

– Возможно, она хотела сбить вас с толку, – предположил дипломат.

– Тогда к чему убивать Ватсона и сжигать фургон?

– Совпадение…

– Слишком много совпадений. Понимаю, что вам досадно подозревать дружественную страну-союзницу, но мы должны раскрыть это дело. Присутствующий здесь господин Линге прибыл сюда из США специально для этого. Он говорит по-турецки, и у него карт-бланш.

Малко наклонил голову и уважительно заговорил. Купер был одним из самых блестящих офицеров ВМС США.

– Адмирал, кажется, у всех ваших подводных лодок есть приборы звукового обнаружения вражеских подлодок в радиусе примерно трехсот километров.

– Откуда вы знаете? – заволновался Купер. – Это – сверхсекретная информация. Прибор не работал.

Малко кротко улыбнулся.

– Я занимался ими пять лет назад, когда они только принимались на вооружение. Русские очень интересовались ими. Они прекрасно работали. Смотрите…

Вынув карандаш, он стал рисовать на бюваре консула устройство прибора, объяснять принципы его работы и наиболее уязвимые места.

– Возможно, отказали цепи усилителей отраженного сигнала. Это – наиболее слабое место.

– В самом деле, – вздохнул адмирал. – Мы собирались заменить их. Вы специалист?

– О, нет, – скромно сказал Малко. – Присутствовал пару раз на презентациях.

– Пять лет назад?

– Да, около того. Скажите, каковы оборонительные сооружения в Босфоре, препятствующие прохождению подлодок?

Он повернулся к турецкому полковнику. Тот заговорил:

– Есть три вида оборонительных сооружений. Первое – это сеть. Перемещается на высоте десяти метров, чтобы пропустить надводные суда. Она постоянно открыта.

– Ни одна подлодка не может проскользнуть сквозь сеть? – перебил Малко.

– Ни одна. Ее бы заметили. Сеть закреплена на дне и у берегов. Водолазы регулярно ее осматривают.

Второе оборонительное сооружение – противолодочное минное поле за сетью. Мины взрываются при непосредственном контакте, они телеуправляемы, и их можно подорвать магнитным полем. Весь флот взлетит на воздух. Мины тоже регулярно проверяют.

И, наконец, третье сооружение – пост звукового прослушивания, который работает двадцать четыре часа в сутки. Люди там тщательно отобраны. За ними наблюдает офицер Безопасности. Вот…

– Видите, ни одна подлодка не может остаться незамеченной под Босфором, – торжествующе перебил консул.

– Я все-таки кое-что проверю, – возразил Малко. – Фантастикой казалось и то, что у русских уже десять лет была атомная бомба… И все же она была у них.

Воцарилось неловкое молчание. Повернувшись к двум парням из ЦРУ, австриец продолжил:

– Вы говорите по-турецки?

– Нет, – трогательным эхом ответили они.

– В таком случае думаю, что вам лучше присматривать за мной… издалека. Кажется, пока я ничем не рискую.

– Почему?

– Потому, что я ничего не знаю. Они не станут рисковать и убирать меня только из-за одной моей скромной персоны.

– Ладно, – усмехнулся Крис. – Мы только немного прижмем шофера. Посмотрим, что он нам выложит.

Малко возвел глаза к небу. Он бы дорого дал за то, чтобы рядом оказались два настоящих агента ЦРУ, способные шевелить мозгами, а не «гориллы», жаждущие резни.

– Ни в коем случае. Не надо запугивать его. Если те, кто его использует, заметят, что он засветился, его уберут. Пока он единственный, кто может что-то знать.

– Тогда что нам делать?

Малко улыбнулся:

– Ничего. Хотя нет, чистите ваши пистолеты. Возможно, они когда-нибудь понадобятся.

– Я вас оставляю, господа. У меня дела. Если у вас будут новости, вы найдете меня в Хилтоне, в номере 707, – сказал он турецкому полковнику. – Вы можете оказаться полезным мне.

– Слушаюсь.

Малко попрощался и вышел, тихо прикрыв за собой дверь. Он торопился: Лейла ждала его уже минут двадцать. Опаснее всего заставлять ждать такую красотку в холле отеля.

Когда он вошел в холл, она посматривала на вход. Заметив его, Лейла приняла важный и надутый вид.

– Я уже собиралась уходить, – жеманно проговорила она.

– Это было бы самой большой глупостью в твоей жизни, – нравоучительно сказал Малко. – Тебе никогда не встретится такой мужчина, как я.

Она была ошеломлена этим спокойным невысоким человеком. После романтического рассказа о Дунае и Ниле он прилежно занимался с ней любовью, стараясь удовлетворить малейшие ее желания и отзывчиво ощущая на себе ее реакцию. Сила убеждения Малко была такова, что ему удалось заставить Лейлу поверить в то, что он думал о ней все эти пять лет.

Он представился ей инженером и сказал, что компания послала его сюда изучить возможность постройки здесь автомобилестроительных заводов.

– Мне придется покинуть тебя, – снова заговорил Малко. – Сразу после завтрака. Я еду в Измир. Встретимся наверху после твоего танца.

– Возьми меня с собой.

– Для тебя это будет утомительно. Но я кое-что привезу тебе.

– Ты не очень-то любезен, – рассердилась Лейла.

Малко взял ее руку и поцеловал:

– Пойдем, позавтракаем в моем номере. Там нас никто не побеспокоит.

– Ты думаешь только об этом, – обиделась Лейла.

Малко сделал большие невинные глаза:

– О чем?

Она рассмеялась и не ответила. Малко поднялся, она последовала за ним. По пути в номер он остановился у приемной.

– Я хотел бы, чтобы вы прислали мне шофера, который возил в Измир американца. Того, с которым произошел несчастный случай.

– Пойду посмотрю, здесь ли он, – ответил служащий.

Через три минуты появился обеспокоенный и учтивый Кризантем.

– Не согласитесь ли вы отвезти меня в Измир? – спокойно спросил Малко.

Тот посмотрел на него так, будто ему предлагали поездку в преисподнюю.

– В Измир?

– Да, в Измир. Это далеко?

– Нет-нет.

– Хорошо, тогда поедем после завтрака. Плачу 1 000 ливров. Согласны?

– Согласен. Я подожду вас на улице.

Потрясенный Кризантем ушел. Весь разговор происходил на турецком. Однако у этого типа был американский паспорт. Об этом сказал ему парень в приемной. Служащий даже сказал ему больше. Перед поездкой в Измир его клиент Ватсон оставил в ящике этого типа послание. А теперь и он хочет ехать в Измир…

Новый клиент пришел через полтора часа. Вид у него был очень довольный: они помирились с Лейлой. «Бьюик» поехал в Измир.

Малко дремал на подушках. Кризантем размышлял. Трудно будет выбраться из этого осиного гнезда. Вдруг голос пассажира заставил его вздрогнуть:

– Знаете, где случилась авария? Где сгорел катафалк?

– Да-да, – машинально ответил турок. – Немного дальше, в горах.

– Вы мне покажете это место.

Воцарилось молчание. Вскоре «Бьюик» подъехал к крутому повороту.

– Это здесь, – сказал Кризантем.

– Остановитесь.

Турок послушно остановил «Бьюик» на обочине. Малко вышел и подошел к краю. В долине еще виднелись обломки катафалка. Он едва взглянул на них и зашагал по дороге к Измиру. Вскоре он увидел на дороге большое черное пятно. Малко задумчиво посмотрел на него, потом вернулся к «Бьюику».

Они молча продолжили путь. Кризантем задавал себе немало вопросов. Только через час Малко спросил:

– Кстати, откуда вы знаете место аварии?

Турок чуть не врезался во встречный грузовик.

– Газеты не уточняли, где случилась авария, – беспощадно продолжал Малко.

– Мне говорили об этом месте, – пробормотал Кризантем. – Друзья дальнобойщики.

Он проклинал себя за то, что был пойман врасплох. И начал ненавидеть этого приводящего в замешательство человека. Оставшуюся часть пути они проехали в полном молчании и прибыли в Измир в конце дня. Австриец сразу велел отвезти себя к консулу. Консул обедал один. Малко представился, и дипломат тотчас расслабился. Его предупредили.

– Расскажите мне все, что знаете, – попросил Малко.

Дипломат не заставил просить себя дважды. Он рассказал об обнаружении тела и о приезде Ватсона.

– Когда он мне позвонил, у него были бумаги, – уточнил консул. – Он сказал, что отвезет их в Стамбул. Больше мне ничего неизвестно.

– Вы видели эти бумаги? – спросил Малко.

– Да. Но я сказал все, что знал. Я плохо читаю по-русски. Мне удалось только разобрать имя жертвы.

– И эти бумаги теперь наверняка сожжены, – вздохнул Малко. – Жаль. Они могли бы навести на след.

Консул кусал губы.

– Возможно, у меня есть кое-что.

Австриец простодушно смотрел на него своими большими золотистыми глазами.

Приведенный в замешательство этим взглядом консул невнятно заговорил:

– Когда я был в комиссариате, мой друг комиссар позволил мне взглянуть на бумаги. Мне удалось стянуть одну. Одна бумага у меня. Думаю, она вас заинтересует.

– Она у вас?

– Да, вот она.

Консул вынул из кармана пиджака желтую бумажонку и протянул Малко. Тот внимательно рассмотрел ее с обеих сторон, убрал в карман и мягко произнес:

– Вы знаете, что это?

– Нет. Я не читаю по-русски. Может быть, квитанция камеры хранения или что-то в этом роде.

Малко вздохнул:

– Ваш советский коллега знает, что вы не говорите по-русски?

– Думаю, да. Мы всегда говорим с ним по-английски.

– Это – лучшая страховка вашей жизни.

– Но в чем дело? – забеспокоился консул. – Скажите…

– Это было бы смертным приговором для вас. Благодаря этому клочку бумаги смерть лейтенанта Ватсона, быть может, не была напрасной. Никому не говорите об этом.

Через пять минут Малко уже ехал в Стамбул. Раздосадованному Кризантему пришлось обойтись без обеда. SAS Малко Линге начинал понимать, почему так хотели избавиться от тела. Желтая бумажонка, которую передал ему консул, была билетом в кино Севастополя, крупного русского порта на Черном море. И на нем стояла дата пятидневной давности.

Глава 9

Ялик плыл вдоль противолодочной сети. Налегая на весла, Малко с трудом обогнул большой красный и ржавый буй, укреплявший протянутую через Босфор сеть. Ялик встряхнуло в кильватерной струе большого парохода с туристами. Пароход зашел в Черное море, чтобы доставить удовольствие пассажирам, и теперь поворачивал обратно.

Прильнув к леерному ограждению, туристы во все глаза всматривались во мглу Черного моря в надежде заметить там угрожающий силуэт советского военного корабля. Но там были одни только рыболовные траулеры.

Берега Босфора круто спускались к морю. В этом месте он был шириной около двухсот метров. Сильным течением сносило к Стамбулу. На азиатском берегу виднелись развалины сторожевой башни XI века – эпохи, когда из центральной Турции совершались завоевательные набеги.

Малко перестал грести. Ялик прибило течением к толстому стальному тросу. Он взглянул туда, где оставил машину. Крутые прибрежные скалы снизу выглядели громадными. «Бьюик» едва виднелся на горной дороге, ведущей к пляжам Черного моря.

Он спустился по узкой козьей тропе, начинавшейся у небольшой гостиницы, где подавали чай и кефир. На него смотрели с любопытством. Малко держал Лейлу за руку. Он предложил ей прогулку двух влюбленных по Босфору. Прекрасное прикрытие, чтобы познакомиться с местом. Однако в строгом костюме и галстуке он совсем не был похож на спортсмена. Лейла своим очень элегантным платьем удивляла зевак еще больше.

Ялик был привязан к толстой свае. По всей видимости, им пользовался какой-нибудь рыбак по воскресеньям. В Черном море было полно рыбы.

Остановившись посреди Босфора, Малко размышлял. Тихий плеск воды его убаюкивал. Он с любопытством посмотрел на крупное судно, преодолевшее заградительную сеть и взявшее курс на Севастополь. Лейла сидела напротив и о чем-то мечтала.

Что за история! Эта неизвестная подводная лодка, бросившаяся в пасть волку… Здесь все выглядело таким безмятежным. На азиатском берегу он заметил небольшую белую постройку вровень с водой. Перед ней стояли два грузовика, на мачте развевался турецкий флаг. Наверняка это был пост звукового наблюдения турков.

К Стамбулу Босфор расширялся, образуя некое подобие озера, где стояли на якоре три старых, ржавых и грязных греческих посудины.

Казалось невозможным, чтобы здесь прошла советская подводная лодка. Малко улыбнулся, подумав о том, что, быть может, в этот момент одна из них проскальзывает сквозь звенья цепи…

Однако в его предположении было столько невероятного, что это никак не вписывалось в действительность. Если бы не билет в кино, вся история была бы неправдоподобной. Эта желтая бумажонка… Больше, чем совпадение. Она датировалась 22 июля 1963. Тело выловили 25 утром, а подлодку уничтожили 24.

Если она не проходила через Босфор, физически было невозможно, чтобы этот человек сходил в кино в Севастополе 22-го и через два дня оказался в Средиземноморье. Даже если предположить, что офицер самолетом вылетел в Мурманск или во Владивосток, до Средиземноморья плыть не меньше недели.

Он улыбнулся, мысленно увидев искаженное лицо консула.

– Это – ужасно, – вздохнул дипломат. – Если русские нашли способ ввести в Босфор свои подлодки, вся наша стратегия должна быть пересмотрена. А это повлечет за собой немалые осложнения в отношениях с турками. Я немедленно вызову шефа турецкой безопасности…

– Только ничего не предпринимайте, – приказал ему Малко. – В курсе этого дела уже достаточно людей. Почти наверняка в нем замешаны и турки. Может быть, даже и ваш полковник…

– О!

– А почему бы и нет? Есть столько причин для предательства… Предположите хотя бы, что он желает отомстить нынешнему правительству, или ему отказали в повышении по службе. Поверьте мне, не стоит этого делать. Чем меньше турки будут знать, тем лучше. Так я смогу понять, иду ли я по верному следу.

– Но каким образом?

– Пока со мной ничего не случится, это будет означать, что я напал на ложный след. Если же мной заинтересуются, то я попал в цель…

– Будьте осторожны.

Малко наполовину прикрыл свои золотистые глаза. Он был очень осторожен. К счастью, противники не знали о его удивительной памяти. Когда он оставил консула, тот был обеспокоен, но решил молчать. И теперь посреди Босфора Малко искал решение проблемы.

Он осмотрелся вокруг. Заградительная сеть, военные корабли, греческие посудины, крутые склоны берегов. Вдруг что-то привлекло его внимание: остов севшего на мель судна длиной не менее пятисот метров, почти скрытого полосой земли, у азиатского берега.

Малко взялся за весла.

– Давай вернемся, – попросила Лейла. – Я замерзла.

– Подожди немного, мне хотелось бы кое-что посмотреть.

Когда он взглянул на нее, она хотела возразить, но под взором его золотистых глаз оттаяла. Кажется, она поняла.

– Ты ненасытен, – прошептала она. – Нас все увидят. Я не хочу.

В глубине души Лейла была счастлива. Пока Малко налегал на весла, она села на дно ялика и впилась ему в ногу. Краем глаза она постаралась уловить его реакцию. Он посмотрел на нее и задержал взгляд на неприкрытых короткой юбкой ногах.

Кризантем с дороги наблюдал за яликом. Нелепая мысль прогуливаться на ялике по Босфору, когда были более удобные суда с каютами. Он был далек от поэзии. И этот человек с кошачьими глазами не внушал доверия, несмотря на его спокойствие и кротость. Если бы консьерж не уверил его в том, что вечером, когда американец выпал из окна, он встретится с этим…

Прислонившись к дверце «Бьюика» он закурил сигарету, осмотрелся по сторонам. Ни одной машины в поле зрения. Однако он мог бы поклясться в том, что от отеля за ним следили. Старый «Таунус» с двумя людьми.


***


Малко почти доплыл до судна. Теперь он мог разглядеть ржавое железо и заваленную обломками палубу. Это был нефтяной танкер, задний полуют остался целым. Однако судно выглядело заброшенным. Вероятно, оно село на мель или сгорело.

Ничего необычного. Глаза австрийца анализировали каждую деталь, Лейла стала проявлять нетерпение.

– Иди ко мне, – прошептала она.

Австриец что пробормотал. Он наконец-то заметил кое-что.

Позади нефтяного танкера земля была другого цвета. Должно быть, судно пытались снять с мели.

Снова взявшись за весла, он подплыл к корпусу танкера, едва не задев форштевень. Высокая металлическая арматура возвышалась перед ним, словно стена. Огромные заклепки скрепляли листы обшивки, образуя непрерывную выпуклую линию.

Остов судна поражал своей массой и тишиной. Его сплошь покрывала ржавчина. Наверняка этот нефтяной танкер никогда больше не выйдет в море.

Малко направил ялик к корме и вытянул шею, стараясь прочесть название судна. Ржавчина все стерла.

– Ты знаешь, что это? – поинтересовался он у своей спутницы.

– Корабль. Сам не видишь? Он старый, и его, наверное, бросили.

Блестящая логика. Малко улыбнулся. В мире Лейлы старые корабли бросали так же, как старые чулки. Он почувствовал ее раздражение и мягко проговорил:

– Поплывем на другую сторону.

Через сто метров они оказались в небольшой бухточке вдали от нескромных взглядов. Их можно было заметить только с танкера.

Малко снял пиджак и аккуратно его сложил. Лейла прикусила губы, ее глаза стали влажными, она еще больше наклонилась к нему.

– Иди ко мне.

Малко медленно скользнул на дно ялика к Лейле. На какое-то время он забыл о русских и их подводные лодки. Он забылся настолько, что не заметил двух человек, которые ползли над ним на обрывистом берегу. Один из них держал в руке кольт.

Второй, чуть поодаль, тоже был вооружен и наблюдал за берегом. Первый подполз к краю скалы. Он осторожно наклонился. Прямо перед собой внизу он увидел соединившихся в объятиях Малко и Лейлу.

Мужчина тихо выругался. Стоя на четвереньках, он повернулся к своему компаньону и просто сказал:

– Они трахаются.

– О! Мразь, – отозвался второй.

Крис Джонс и Милтон Брабек с отвращением переглянулись. Вот куда заводит чувство долга. Они по собственной инициативе следили за Малко. Они ожидали увидеть австрийца задушенным или в западне, куда завлекла его эта танцовщица, которая не могла быть никем другим, как местной Матой Хари.

Доллары ЦРУ, в самом деле, использовались странным образом. Если бы они предназначались для поддержки революций… Но финансировать Дон Жуанов!

Американцы удалились. Милтон горел желанием выпустить всю обойму в воздух лишь для того, чтобы посмотреть, не опрокинется ли от этого ялик, но дисциплина взяла свое. Он убрал пушку в кобуру и закурил сигарету.

На другом, европейском берегу, два человека в «Таунусе», остановившемся напротив Босфора примерно в километре от «Бьюика» Кризантема, тоже интересовались романической жизнью Малко.

Один из них опустил бинокль, через который наблюдал за яликом, и сказал по-русски своему компаньону:

– Американцы просто омерзительны. Неудивительно, что они повсюду проигрывают.

В ялике Малко приходил в себя. Его мозг работал, как фреза. Лейла вздохнула.

– Я не дура. Я прекрасно знаю, о чем ты думаешь.

– И о чем же я думаю?

– Что я – шлюха. Что женщина, которая позволяет овладеть собой вот так на виду у всех самая последняя шлюха.

– Ты сошла с ума.

– Нет-нет. Ты принимаешь меня за шлюху. Признайся.

Малко пришлось обнять турчанку и уверить ее в том, что подобная мысль никогда не пришла бы ему в голову.

Прогулка по Босфору была утомительной. Течение неумолимо сносило их к Стамбулу.

Увидев их, Кризантем почувствовал, как уважение к его клиенту выросло: прекрасная танцовщица бодро гребла одним веслом.

Малко сошел на берег, держа Лейлу за руку. Кризантем услужливо открыл им дверцу. За все время прогулки он выкурил целую пачку сигарет.

– Возвращаемся в отель, – распорядился Малко.

Пока турок разворачивался по направлению к Стамбулу, Малко спросил его?

– Что это за судно, которое село на мель?

– Нефтяной танкер. Год назад он сгорел, это едва не привело к катастрофе. Он заправился на заводе BP, который видно отсюда, потом на борту вспыхнул пожар. Подумайте только, за пять минут он превратился в горящую головешку. Самый крупный склад горючего в Стамбуле. К счастью капитану удалось посадить его на мель километром ниже по течению.

– А потом?

– Он горел целую неделю. Жар чувствовался даже здесь, а огонь видели за сотни километров. Невозможно было его потушить.

– Почему его там оставили?

– Кажется, его пытались снять с мели. Но это было бесполезно. Он застрял в скалах.

– В скалах?

– Да, так говорят. О, однажды его, в конце концов, продадут торговцу ломом…

Малко замолчал. До самого Стамбула он сжимал руку Лейлы, которая выглядела влюбленной.

В отеле его ждал сюрприз. На его имя оставили записку, в которой крупным женским почерком было написано: «Позвоните в номер 109. От имени Нэнси Спэниел. Life Magazine. »

Имя было незнакомым. Лейла прочла через плечо Малко.

– Кто эта женщина? – выдохнула она.

– Не знаю.

– Почему она хочет тебя видеть?

– Не имею ни малейшего представления.

– Ты смеешься надо мной?

– Послушай, мы встретимся с ней вместе.

– Чудовище!

Вдруг Малко заметил в холле высокую блондинку, которая встала с кресла и направилась прямо к нему. Она протянула ему руку и представилась:

– Меня зовут Нэнси Спэниел. Вы – Его Светлейшее Высочество Малко Линге.

– Да. Но вы можете звать меня Малко.

Он внимательно посмотрел на нее и вдруг вспомнил. Конечно же, он встречал ее в Австрии, где она изучала историю европейской аристократии. Она просила его о свидании.

– Я видела ваше имя в списке постояльцев отеля, а так как я немного заблудилась в этой стране, то подумала, что вы могли бы мне помочь.

– Чем вы занимаетесь?

– «Мемфисом». Знаете, подводная лодка, которая затонула здесь.

– А!

Это было слишком. Слышавшая их разговор Лейла поджала губы:

– Дорогой – она сделала ударение на этом слове – я жду тебя в своем номере.

Турчанка ушла.

– Пойдемте выпьем, – предложил Малко молодой американке. – Но сперва я должен позвонить. Подождите меня в баре.

Он вошел в кабину рядом с приемной и вызвал консула.

– Скажите, вы слышали о нефтяном танкере, который сгорел несколько месяцев назад?

– Да, конечно.

– Знаете, как он называется?

– «Архангельск».

– «Архангельск»?

– Да, это русский танкер.

Малко поблагодарил дипломата и повесил трубку. В его мозгу зажегся красный огонек. Он направился в бар к Нэнси, думая о ржавом остове, брошенным посреди Босфора.

Глава 10

Кризантем оставил дверь кабины приоткрытой, чтобы наблюдать за холлом Хилтона.

– Поторопитесь, – тихо произнес он. – Он сейчас спустится. Что вам нужно?

– Вы вернетесь на корабль?

– Не знаю. Он меня предупреждает в самый последний момент. Во всяком случае, я ничего не могу поделать.

– Я перезвоню сегодня вечером.

На другом конце линии повесили трубку. Раздраженный Кризантем вышел из кабины и нос к носу столкнулся с Малко.

– Другой клиент? – вежливо поинтересовался австриец. – Не забывайте, я нанял вас.

Под взглядом его золотистых глаз Кризантему стало не по себе.

– Нет. Всего лишь друг.

– Вы мне нужны. Найдите мне лодку.

– Какую?

– С мотором. Мы прогуляемся по Босфору.

– Легко. Я знаю одного типа, который сдает лодки. Это рядом с паромом. Но это дорого будет вам стоить.

– Не имеет значения. Кстати, хочу представить вам двух моих друзей, которые работают со мной: Милтон Брабек и Крис Джонс. Это Элько Кризантем.

Элько совсем не хотелось спрашивать их о том, в чем заключалась их работа. Эти два типа приходили к нему вчера вечером… Они стояли позади Малко в своих неизменных шляпах и миролюбиво смотрели на Кризантема, как коты на белую мышь, готовые проглотить ее.

– Привет! – эхом поздоровались они. – Мы уже виделись.

На этом разговор закончился. Кризантем задумчиво открыл дверцы «Бьюика». В прошлый раз он честно рассказал Донешка о прогулке Малко вокруг нефтяного танкера. Тот велел ему:

– Немедленно предупредите меня, если он туда вернется.

Кризантем охотно согласился бы предупредить его. Однако он чувствовал – и он никогда не ошибался – что гориллы только и ждали подозрительного жеста с его стороны, чтобы разорвать его на куски…

Через час они все были в лодке со старым «Эвинрудом» в 35 лошадиных сил, которая плыла против течения вверх по Босфору. До танкера пришлось плыть примерно четверть часа. Закрыв глаза, Малко мечтал. Молодая американка Нэнси была весьма привлекательна. Он ужинал с ней вчера вечером. Она прибыла в Стамбул сделать репортаж о «Мемфисе». Однако это было нелегко.

Малко пообещал помочь ей.

Он уже сводил ее в Караван-сарай, соседнее с Хилтоном заведение. Из-за Лейлы он не позволил себе сходить в roof, в кабаре на втором этаже отеля.

Но Нэнси была счастлива. Она находила Малко очень романтичным. Даже когда он нежно погладил ее ногу под столом. Она танцевала как все американцы, прижавшись к нему всем своим телом. Поскольку она была одного роста с Малко, это было довольно приятно.

Потом Малко проводил Нэнси до ее номера. Перед расставанием она поцеловала его. Ее поцелуй был теплым и нежным. Он обнял ее покрепче. Она не сопротивлялась. Их тела соединились во взаимных объятиях, она погладила его по голове.

На этом все закончилось.

– У нас будет еще уйма времени, – прошептала она, перед тем, как закрыть дверь перед носом Малко.

Сегодня он думал об этом. Страстная Лейла сразу же отошла на второй план.

Они подплывали к танкеру. Малко отряхнул свой безупречный черный костюм. Ему ужасно не нравилось быть небрежно одетым. Кризантем замедлил ход. Силуэт севшего на мель нефтяного танкера выглядел колоссальным. Раскачиваемая кильватерной струей проходящих судов лодка вот-вот могла перевернуться. К счастью в этом месте Босфор расширялся, образуя подобие озера, и они находились вдали от интенсивного судоходного движения. Три греческих судна стояли неподвижно. Немного вдалеке под солнцем светился нефтеперерабатывающий завод.

Кризантем выключил мотор. Лодка была всего в нескольких метрах от танкера. Гориллам было не по себе. Со всей своей артиллерией они могли бы пойти ко дну…

– Обойдите судно, – распорядился Малко.

Не было никакой лестницы, чтобы подняться на судно, которое завораживало Малко своими сооружениями, возвышающимися над верхней палубой, безжизненными обломками. Внутренний голос подсказывал ему, что-то, что он ищет, находится там.

Но какая связь между этим старым остовом и подводной лодкой из Мраморного моря? Не было видно никаких признаков жизни.

– Давно его пытались снять с мели? – спросил Малко.

– О, да! Несколько месяцев назад.

Вероятно, при снятии судна с мели дно очистили от сотен тысяч кубометров земли. Светлое песчаное пятно было длиной в пятьсот метров.

Странно, что им так и не удалось. Судя по всему, танкер не так глубоко застрял в Босфоре. Если только не скалы… Все это беспокоило Малко. Трое его спутников молчали. Все они, кроме Кризантема, задавали себе вопрос, почему Малко так интересуется «Архангельском».

Кое-кто задавал себе тот же вопрос. За деревьями на азиатском берегу стоял старый «Таунус». Внутри сидели три человека. Из переднего левого стекла выглядывал ствол автомата. Он был направлен на «Архангельск».

– Если они поднимутся на борт, я стреляю? – спросил тот, что был с автоматом.

– Да.

Он передернул затвор и вставил магазин.

Моторная лодка была под прицелом. Но ее пассажиры не решались взять танкер штурмом.

Малко безуспешно пытался найти хоть какой-нибудь след. Однако все выглядело вполне естественным. Он велел подвести лодку к танкеру, провел рукой по грязному влажному железу, на котором еще держалась облупившаяся краска. Рука прошла сквозь слой ржавчины, которая глубоко въелась в металл. Странно для судна, которое пытались снять с мели.

Вдруг в голову ему пришла одна мысль.

– Плывите на середину Босфора, – приказал он Кризантему.

Теперь он не сводил глаз с «Архангельска». Через несколько минут он будет уверен в своих предположениях. Перед ним отчетливо вырисовывался профиль танкера. Пожар не сильно повредил возвышающиеся над верхней палубой сооружения.

Малко закрыл глаза. Он мысленно перелистывал книгу, которую читал два года назад: ежегодник Джейна, руководство по всем флотам мира. Там были перечислены сотни кораблей с их характеристиками и рисунками.

Корабли проплывали в памяти Малко, будто он видел их вчера. От напряжения на лбу у него появилась складка. Его мозг работал, словно хорошо отлаженная IBM.

Ничего не клеилось.

Силуэт «Архангельска», русского нефтяного танкера водоизмещением 120 000 тонн, не соответствовал ничему, что мысленно видел Малко. Севшее на мель судно было более мелким, а возвышавшиеся над верхней палубой сооружения совсем другими.

У судна из ежегодника полуют располагался сзади, а у этого он доходил до самой середины палубы. Нефтяной танкер, который назывался «Архангельск», не был «Архангельском»… А это наводило на размышления. Корабль не переименовывают ради удовольствия.

Малко на время оторвался от размышлений. Судно с туристами едва не опрокинуло лодку. Позеленевшие гориллы пожирали Кризантема глазами, который пытался завести мотор. Ему вовремя удалось это: их едва не раскроил крупный буксир, с борта которого посыпались проклятия.

Босфор был слишком оживленным для того, чтобы предаваться подобному виду спорта. Но Малко был доволен собой. Стряхнув невидимую пылинку с безупречного костюма, он улыбнулся.

– Мы возвращаемся.

Его золотистые глаза горели огнем, и трое остальных никак не могли понять, в чем причина этой радости.

Из отеля он позвонил консулу. Лейла ждала его в свом номере.

– У вас есть экземпляр Джейна за 1963 год?

– Да, кажется да, – ответил дипломат.

– Тогда я нанесу вам визит.

Через десять минут Малко пил виски в библиотеке консула. На коленях у него лежал толстый том. Он перелистал его и нашел описание «Архангельска».

Это действительно был тот корабль, который он помнил. Он оказался прав, севший на мель неизвестный нефтяной танкер русские хотели выдать за «Архангельск». Он быстро объяснил все консулу, тот будто с неба свалился.

– Но зачем? – не понял дипломат.

– Не знаю.

– Вы думаете, что это имеет какое-то отношение к «Мемфису»?

– Возможно. Но это пока единственный след, который у меня есть. И я узнал, что русские ничего не оставляют на авось. Есть причина и очень важная причина на то, чтобы «Архангельск» не был «Архангельском».

– Но в таком случае где настоящий?

– Вероятно, плывет под другим названием. Если только он не на дне моря для большей безопасности. Ладно, вы можете оказать мне услугу?

– Конечно.

– Я хотел бы знать название предприятия, которое пыталось снять «Архангельск» с мели – будем продолжать называть его так – и точные обстоятельства инцидента.

– Хорошо, я спрошу об этом полковника Кемала.

– Нет.

Малко встал и закрыл книгу. Подошел к консулу.

– Турки не должны знать, что я интересуюсь этим судном. Скажите, например, что корабль 6-го флота потерпел аварию, и позвоните в контору, которая занимается оказанием помощи. Складно задавая вопросы, вы сможете выйти на тех, кто снимал русское судно с мели.

– Хорошо, я позвоню вам завтра. Не хотите ли остаться обедать?

– Нет, спасибо. У меня дела, и нужно решить одну проблему.

Проблема состояла в том, что у Малко в этот же час была назначена встреча в холле Хилтона с Лейлой и очаровательной южноафриканской манекенщицей Энн. И ему совсем не хотелось отменять эти встречи. Он встретил Энн в приемной при выходе из отеля. Глаза Энн произвели должный эффект.

– Вы знаете хороший ресторан с аттракционами, с музыкой? – спросил он Кризантема.

Турок поколебался.

– Могамбо. Но там очень дорого.

– Не имеет значения. Поехали в Могамбо.

Когда он вошел, девушки были у бара. На Лейле была черная юбка и пуловер, плотно облегающие ее формы. Со своего табурета Энн смотрела на нее со смесью презрения и зависти. Ее розовый наряд был более скромен. Женский инстинкт взял свое. Надев темные очки, чтобы выглядеть серьезной, она небрежно положила ногу на ногу, обнажив при этом большую часть бедер.

В этот момент Малко вошел в бар. Лейла даже не оставила ему выбора. Она встала и прижалась к нему, как счастливая кошечка к своему хозяину. Малко через плечо учтиво улыбнулся Энн.

Она немного натянуто улыбнулась ему в ответ. Австриец оставил Лейлу, подошел к Энн и поцеловал ей руку.

Напряжение было таким, что от него могла бы перегореть люстра. Лейла, выпустив коготки, приготовилась броситься на нее.

– Позволь представить тебе Энн Вилье, жену одного из моих лучших друзей, – поспешил сказать Малко.

Обезоруженная Лейла слегка кивнула головой, но не сдалась.

– Куда мы пойдем ужинать, дорогой, – проворковала она, взяв Малко за руку.

– В любом месте будет приятно провести время с такими прекрасными женщинами, – ответил Малко, подняв глаза к потолку.

Оставалось еще пережить несколько трудных секунд. Лейла спрашивала себя, вонзит ли она свои коготки в глаза Малко или вцепится в волосы своей соперницы. Ее колебание спасло ситуацию, Малко наклонился к ней и тихо произнес:

– Извини меня. Мне хотелось бы, чтобы мы были только с тобой, но я не могу поступить иначе.

Пока Лейла переваривала комплимент, он обратился к Энн.

– Во всяком случае, она оставит нас в одиннадцать. У нее номер.

Счастливые девушки покинули бар, держа Малко под руки. К счастью дверь оказалась широкой, и они прошли в нее все трое. В «Бьюике» от тряски Малко цеплялся руками за все подряд. Ароматы духов прекрасно гармонировали друг с другом.

Малко был счастлив. Он чувствовал, что шел по верному следу. Это поддельное судно скрывало какую-то тайну…

Когда они приехали, ресторан был полон, но, благодаря Кризантему, им предложили столик рядом с танцплощадкой. И их сразу же отвели к глетчеру выбрать рыбу, которую они хотели бы отведать.

Кризантем незаметно исчез, пообещав быть в «Бьюике» через час. Малко проводил его задумчивым взглядом. К несчастью он мог следить за ним только взглядом… А то он увидел бы, как турок вошел в небольшое кафе в двух шагах по соседству и попросил позвонить. На другом конце линии сразу же сняли трубку.

– Он хочет вернуться на корабль завтра утром, – быстро проговорил Кризантем.

На другом конце линии создалась секундная пауза. Потом послышался хорошо знакомый Кризантему голос:

– Хорошо, мы примем необходимые меры.

– Э! – вскричал Кризантем. – Только не сегодня вечером. Он заподозрит…

Трубку уже повесили.

Обеспокоенный Кризантем меланхолично сел в глубине кафе, заказал осьминога с виноградом и йогурт.

Его совесть была нечиста. Этот человек с золотистыми глазами, который так хорошо ухаживал за женщинами, был ему симпатичен.


***


В Могамбо Малко был вне себя от счастья. Лейла держала его правую руку, подобно тигру, который вцепился в кость перед тем, как ее раздробить, а сам он обвил свою ногу вокруг ноги Энн. Она стыдливо опустила глаза, но старалась поддаваться на проделки Малко.

Завсегдатаями ресторана были в основном турки. Деревянные столики, декорированные бумажными скатертями, выглядели очень просто, но стены пестрели хромированными панно, представляющими Босфор во всех ракурсах и днем, и ночью. Еда была сносной. По крайней мере, рыба.

В качестве закуски Малко принесли белесоватый крем под названием Тарамо, от которого несло гнилой икрой. Лейла проглотила три порции.

На десерт им пришлось вытерпеть аттракционы. До этого оркестр тихо играл за драпировкой мотивы, которые были вариациями на тему Enfants du Piree. Он разыгрался, аккомпанируя «восточной» танцовщице, избыточный вес которой заставил усмехнуться Лейлу. Когда она потрясала своими телесами перед их столиком, Энн предупредительно наклонилась к Лейле и прошептала:

– Я должна тоже придти посмотреть на вас.

Лейла только пробормотала по-турецки, что если Энн смеется над ней, она в пять минут выставит ее из зала.

Впрочем, эта была явная ложь, учитывая интерес, который Малко проявлял к молодой южноамериканке, поглаживая ее ногу левой рукой.

Танцовщицу сменили два танцора из Анатолии в странных колпаках из разноцветной шерсти. Они перехлестывались друг с другом с изумительной точностью и танцевали под звуки суховатой музыки. Наконец, они взялись за руки и закружились, словно дервиши.

Поглощенный представлением Малко не заметил высокого типа с лысым, как бильярдный шар, черепом. На нем были синий костюм и желтый галстук. Он облокотился о стойку бара и остался стоять там, не обращая на толкающих его официантов.

Танцоры перестали танцевать. Тогда незнакомец спокойно направился к столику Малко. Малко заметил его, когда он был в двух-трех метрах от них. Вдруг, подойдя к столику, высокий тип зашатался и рухнул на колени Энн. С омерзительной ухмылкой он обнял ее одной рукой, а другой, огромной волосатой лапой с грязными ногтями, стал тискать ее грудь.

Энн пронзительно закричала, заглушив Enfants du Puree. Она попыталась подняться, но тяжесть мужчины пригвоздила ее к стулу. Изо всех сил она впилась ногтями ему в щеку.

Животное что-то процедило сквозь зубы и припало лицом к шее молодой женщины.

Малко изо всех сил оттолкнул типа. Он едва сдвинул его с места. Тогда он схватил руку, цеплявшуюся за стул, и беспощадно стал выгибать палец назад…

Высокий заорал и вскочил на ноги. Левой рукой он смахнул все со стола, сбросив на Энн осколки тарелок. Правой рукой он схватил Малко за горло и стал его душить. Австриец почувствовал, будто его пропускают через прокатный стан. Его взгляд встретился с взглядом высокого типа, и он понял, что имеет дело не с пьянчужкой.

На него в упор смотрели светлые и злые глаза.

Малко выбросил вперед колено. Тип принял его между ног и с брюзжанием отступил, ослабив хватку. Малко отскочил назад и схватил бутылку.

– Осторожно, он опасен!

Это крикнула Лейла.

Тип, в самом деле, шел на Малко с коротким трехгранным лезвием в руке.

По тому, как он держал оружие, австриец сразу же понял, что имеет дело с профессионалом. Он пытался ударить снизу вверх, в самое сердце. С такой силой Малко пришпилят, как бабочку.

Бутылка показалось ему совершенно бесполезной. Если он приблизится к противнику, тот насадит его на вертел.

Он отступил, в надежде бежать. Он проклинал свою привычку никогда не брать с собой оружия. Если бы его гориллы были здесь…

Его спасла Лейла.

Как одержимая она набросилась на типа сзади, царапая ему ногтями лицо и вопя так, будто приближался конец света. Захваченный врасплох тип постарался избавиться от этой пантеры. Она воспользовалась этим, чтобы впиться зубами в его руку, словно бульдог.

Должно быть, она укусила очень крепко, поскольку нож выпал. Наблюдавшие за спектаклем официанты неожиданно опомнились и бросились на жертву. Тип исчез под грудой белых пиджаков.

Но он был очень опасен. Он метнулся к стене, разбросал кучу своих противников и встал на ноги. Выжившие колебались, тип – тоже. Он заметил патрона, который лихорадочно звонил. Полиция будет здесь через пять минут. Он бросился к выходу. Гарсон, который пытался его остановить, отделался раздробленной челюстью, а тип скрылся в ночи. Никто не подумал о том, чтобы преследовать его.

За столиком Малко утешал Энн. У нее был большой синяк на шее, платье выглядело, как потрепанная скатерть…

– Ну вот, ну вот, – повторяла Энн. – Он мог бы меня убить.

Лейла усмехнулась:

– Вам еще повезло. Этих типов трудно….

– Вы, шлюха… – заговорила Энн.

Малко только-только утихомирил Лейлу. Потасовка вывела ее из себя. Она уже говорила о том, чтобы откусить кончики грудей Энн…К счастью молодая американка не понимала турецкий…

– Пойдемте, – сказал Малко. – На сегодняшний вечер достаточно.

Они поднялись. В этот момент гарсон принес Малко на блюдечке сложенную бумажку. Счет.

Лейла взвыла, схватила бумагу и смяла ее. Выпустив красные коготки, она помчалась к патрону, посчитав своим долгом заставить его проглотить счет. Турок вдруг стал настаивать на том, что для него большая честь пригласить таких обаятельных людей, и умолял их вернуться.

Малко с достоинством вышел, подталкивая Энн, Лейла прикрывала их отход.

Кризантем был в «Бьюике». Возвращение прошло в полном молчании. Приехав в Хилтон, он взял Энн за руку и попросил ключ у портье. В холле никого не было.

– Я отведу ее в номер, – сказал он Лейле.

Она странно посмотрела на него. Когда он подталкивал Энн к лифту, она тихо проговорила:

– Я жду тебя в своем номере. После моего танца. Я знаю типа, который напал на тебя. Если хочешь узнать его имя, не оставайся долго с этой шл…

Невысокий лифтер в белых коротких носках и волосатый, как старый служака, с любопытством посмотрел на синяк на шее Энн.

Через десять минут Малко был у Лейлы.

Ему не представилась возможность изобразить из себя героя: Энн захлопнула дверь у него перед носом.

Глава 11

Солнце палило над Стамбулом. Это было время завтрака. Вдоль крепостных стен авеню Йедикюле орава разъездных торговцев продавала мятный чай, зеленый или розовый рахат-лукум, толстые лепешки.

В углу, поглощенные созерцанием витрины с тканями, Малко и Лейла выглядели, как трогательная влюбленная пара. На самом деле, воспользовавшись отражением в стекле, они наблюдали за входом в старый дом, расположенный позади них. Они были на улице уже два часа, и им казалось, что за ними следят все.

В пятидесяти метрах дальше две гориллы, вооруженные до зубов, дышали свежим воздухом на террасе арабского кафе. Им не хватало только гранат.

Они раскричались, как орланы, узнав о вчерашнем инциденте. Сами они провели вечер за игрой в кункен, что является пределом умственной деятельности гориллы. Теперь они горели желанием перейти в рукопашную.

– Он скоро выйдет, – прошептала Лейла. – Или с ним уже что-то случилось…

Это она завлекла Малко в самую глубь Стамбула по другую сторону Золотого Полумесяца. Вдоль старых крепостных стен был лабиринт небольших улочек с деревянными домами, которые чудом еще сохранились.

С самого утра она висела на телефоне. Она знала того типа. Это был мелкий «кот», который не гнушался при случае ограбить припозднившегося прохожего. Много раз он использовал нож в драках. Разумеется, в тех случаях, когда у противника ножа не было.

Лейла не была близко знакома с девушкой этого парня. К счастью у нее оказался ее телефон.

Сонным голосом она назвала имя типа: Омар Кати.

– Наверное, он сейчас в тюрьме, – добавила она. – Его арестовали полгода назад за нападение на пару туристов у мечети Султана Ахмеда.

Малко и Лейла быстро оделись. Танцовщица знала девушку, которая должна была располагать сведениями о типе. Вместе с двумя гориллами они сели в такси и приехали туда, где они сейчас находились.

Лейла поднялась одна. Чтобы не пугать девушку. Та осторожно открыла. Волосы у нее были растрепаны, на ногах – тяжелые домашние туфли. Она была с клиентом. Лейла рассказала ей историю об одолженных деньгах. Девушка усмехнулась:

– Ты все еще можешь попробовать вернуть свои бабки. Этот ублюдок Омар живет недалеко отсюда – улица Эюф, 7. Если он в духе, то трахнет тебя, если нет – задаст тебе взбучку.

Несмотря на такую очаровательную перспективу, Лейла поблагодарила ее. И теперь они ждали. Малко начал проявлять нетерпение. Этот тип – его нить Ариадны, единственный реальный след, который может привести его к тому, что он ищет.

– Если через пять минут он не выйдет, мы пойдем туда, – сказал он Лейле. – Джонс и Брабек нас прикроют.

– Не стоит, смотри.

Это был он. Малко отчетливо видел его отражение в витрине. Все та же отвратительная физиономия, голубой морской свитер и старые штаны. Он направился в сторону Йедикюле, которая вела к ипподрому. Малко и Лейла последовали за ним.

– Займись им ты, – сказал Малко. – Иначе он что-то заподозрит.

В тот момент, когда Лейла пошла вперед, Малко от неожиданности остановился: из-за ворот появились два типа и встали у Омара по бокам.

В плотной толпе Малко с трудом удалось разглядеть Омара, который шел метрах в пятидесяти впереди. Но он отчетливо видел сопровождавших его типов. Один был блондином в мягкой шляпе, другой – темноволосым в синем костюме.

Раздосадованная Лейла вернулась к Малко.

– Последуем за ним. Подождем, когда он будет один, – сказал Малко.

Гориллы следовали за ними на почтительном расстоянии. Малко продирался сквозь толпу, чтобы приблизиться к Омару. Он увидел, как Омар остановился у газетного киоска купить издание о скачках Ettalat.

В этот момент у тротуара остановилась машина. Водитель посигналил, чтобы привлечь внимание Омара. Тот обернулся. Водитель что-то крикнул ему и тронулся с места. Омар улыбнулся и произнес «добрый день».

Потом он продолжил свой путь. Ему оставалось пройти не более пятисот метров до вокзала. Малко ускорил шаг.

– Его нужно перехватить до того, как он сядет в поезд, – объяснил Малко.

Омар почти дошел до вокзала. Вдруг позади него прошел светловолосый человек. Темноволосый повернулся, будто для того, чтобы купить газету.

Оцепеневший Малко увидел, как светловолосый поднял левую руку, в которой держал кольт 38, и выстрелил в шею Омара. Пуля прошла сквозь мозг и вышла через лоб.

Омар с сигаретой в зубах упал ничком, держа в руках газету.

Малко помчался вперед, как сумасшедший, помахав рукой гориллам, чтобы они следовали за ним. Но ему с трудом приходилось прокладывать себе дорогу сквозь толпу, а гориллы были еще далеко.

Светловолосый убийца выбросил револьвер и побежал к вокзалу. Он перепрыгнул через изгородь и оказался на платформе, к которой уже подходил поезд. Джонс и Брабек обогнали Малко, они летели сломя голову, держась руками за рукоятки пистолетов.

Они перепрыгнули изгородь через двадцать минут после убийцы. Тот их заметил. Он бросил черную шелковую перчатку, которую надел для того, чтобы не оставить на оружии отпечатки пальцев, и скрылся в зале, где продавали билеты.

Брабек ринулся за ним. Светловолосый убийца обогнул очереди пассажиров и исчез в двери вокзала. Горилла отстранил толстушку с корзиной и оказался в трех метрах от убийцы, когда на его пути возник поп в грязной сутане.

– Keep away[5]! – заорал Брабек.

И чтобы его лучше поняли, он вынул кольт 357 магнум и сунул его под нос служителю культа.

Тот вскрикнул и кинулся на американца, изрыгая ругательства, которые только знал. Брабек безуспешно пытался отделаться от него: у попа была железная хватка.

Малко подоспел в тот момент, когда поп кричал:

– Арестуйте его. Помогите мне. Это – убийца.

Брабека освободил Джонс, который хладнокровно выпустил обойму в потолок. Зеваки с криком разбежались. Поп тоже испарился, пригрозив:

– Я вызову полицию.

Полиция прибыла через несколько минут. Возле трупа Омара собралась толпа. Понадобилось полчаса разговоров и телефонных звонков, чтобы убедить местного комиссара, что Джонс его не убивал. Наконец, все трое и Лейла смогли уйти.

– Все это заранее спланировано, – подвел итог Малко. – Поп наверняка причастен к этому.

– Не понимаю, почему они убили его, – сказал Джонс. – Он не мог знать, что его опознали. К тому же он работал на них.

– Мы вышли на крупное дело, – ответил Малко. – Я еще не знаю какое именно. Наши противники не станут рисковать. У меня есть одна мысль о том, что касается Омара. Вернемся в отель.


***


Кризантем был уже у Хилтона и добросовестно наводил лоск на «Бьюик».

– Я рассказывал вам, что вчера вечером на меня напали в ресторане?

– Да.

– Так вот, этот человек умер сегодня утром.

– Умер?

– Пуля в голову. И он не покончил с собой.

Глаза Малко в упор смотрели в глаза турка. Кризантему стало не по себе. Сегодня утром ему нанесли визит. И смерть Омара не имела отношения к этому визиту.

– У них кусок льда вместо сердца, – подумал он и кое-как улыбнулся Малко.

– Полиция?

– Нет. Кстати, будьте готовы после завтрака. Мы отправимся на прогулку.

Перед тем, как подняться в свой номер, Малко отвел Джонса в сторону.

– Не отходите ни на шаг от танцовщицы. Возможно, они захотят разделаться с ней так же, как с Омаром.

– А шофер? Почему вы не предоставите его нам? Всего на час.


5

С дороги!

– Это было бы недостаточно. И лучше держать его под контролем. При необходимости его всегда можно обработать…

Малко постучал в номер Энн. Ее не было, а Нэнси отправилась в Нью-Йорк. Он пошел к себе и решил немного отдохнуть. Прежде всего, он погрузился в созерцание панорамной фотографии своего замка. Когда у него были неприятности, вид замка всегда действовал на него, как укол бензедрина.

Он снял пиджак, задернул занавески и погрузился в изучение плана библиотеки. Нужно было найти достаточно высокие панели, чтобы обить все стены. Он как раз слышал об одной партии. Которая стоила целое состояние…

Телефонный звонок оторвал его от старых камней. Он снял трубку. Это был консул.

– Я нашел предприятие, которое пыталось снять «Архангельск» с мели. Это контора под названием Белграт и КО. Работы велись около трех месяцев. Все выполнялось по требованию турков, которые хотели освободить Босфор от этой посудины.

– А пожар?

– Танкер заправился на заводе BP. Он снялся с якоря, а через несколько минут капитан сообщил о пожаре на борту, что вынудило его провести эвакуацию. Человеческих жертв не было. Пока моряки прыгали в Босфор, капитан предупредил, что поведет «Архангельск» по течению и посадит его на мель, чтобы не приближаться к заводу. Что он и сделал.

– А потом?

– Турецкие катера поливали «Архангельск» из брандспойтов. Из-за жары никто не мог подойти ближе. Танкер горел целую неделю, и никто больше им не занимался.

– Известно ли, почему его так и не удалось снять с мели?

– Я неопределенно говорил об этом: кажется «Архангельск» слишком глубоко застрял в песке. Однако они сделали все возможное. Работы велись тралом и даже с помощью водолазов.

– Хорошо, спасибо. Я постараюсь воспользоваться вашей информацией.

Малко повесил трубку и вызвал адмирала Купера в штабе ВМС в Стамбуле. Купера не оказалось на месте, Малко ответил его ординарец. Малко представился и спросил:

– Сколько, по-вашему, стоит довольно старый нефтяной танкер водоизмещением 40 000 тонн, потерпевший крушение?

Ординарец подумал и ответил:

– Не более 250 000 долларов. И…

– А снятие судна с мели дорого стоит?

Он быстро объяснил проблему «Архангельска». Ординарец озадаченно произнес:

– Снять судно с мели может стоит от двух до трех сотен тысяч долларов.

– Это все, что я хотел узнать.

Повесив трубку, Малко взялся за телефонный справочник Стамбула и стал искать предприятие Белграт. Сначала он ничего не нашел. Его не было в списке предприятий, занимающихся ремонтом, так же как в списке судостроительных верфей.

Ему пришлось просмотреть две страницы справочника, прежде чем он нашел его под рубрикой «металлолом». Он скрупулезно записал адрес и спустился вниз.

– Где находится улица Акдениз? – спросил он у служащего в приемной.

Тот с удивлением на него посмотрел.

– Вы уверены в названии?

– Да, а что?

– Это небольшая улочка в квартале вдоль Лондра Асфальти. Что-то вроде блошиного рынка…

Малко решил не брать с собой Кризантема. Проходя мимо, он сказал ему:

– Мадмуазель Лейла отправится за покупками. Вы отвезете ее.

Он пешком пошел по Кумхусиет и, как только убедился в том, что его не видят, сел в такси.

До улицы Акдениз они ехали полчаса. Он остановился у дома 27 с большой деревянной дверью и сероватой земляной стеной. Над дверью висела табличка, на которой еще можно было прочесть «Белграт», несмотря на то что буквы на три четверти были стерты.

Совсем не похоже на предприятие, которое оказывало помощь попавшим в беду судам, подумал Малко, поворачивая ручку двери. Дверь со скрипом отворилась. Он вошел во двор, заваленный железным ломом и остовами машин.

– Не хотите ли убраться отсюда, – крикнул кто-то по-турецки.

Глава 12

Голос прозвучал из пристройки справа, которую Малко не заметил. Это было простое деревянное помещение, укрепленное металлическими стержнями. Большинство окон были заделаны кусками картона. Остальные окна были настолько грязными, что Малко с трудом разглядел внутри чей-то силуэт.

Несмотря на грубость, он продолжал идти к пристройке.

– Я велел вам убираться! – снова заорал тот же голос.

Малко сделал еще шаг.

Дверь распахнули с такой силой, что одна из петель слетела. Из пристройки вышло самое мерзкое существо, которое Малко когда-либо видел: высокий мужик в бесцветной от грязи шотландке и морских штанах с заплаткой на левом колене.

Только пара черных глазок оживляла его лицо, похожее на таявшее мороженое. Ванильное мороженое, поскольку тип был довольно-таки желтым. На сероватом черепе там и сям произрастали косматые волосы. Это очаровательное видение потрясало в правой руке шампуром с мясом такого противного запаха, что Малко не мог себе представить, какому млекопитающему оно принадлежало.

– Вы что глухой?

Показались его почерневшие зубы.

– Вы господин Белграт? – вежливо поинтересовался Малко.

– Господин Белграт мертв.

Он сплюнул и вернулся в свое логово. Малко последовал за ним. На огромный стол, заваленный бумагами, пустыми консервными банками, бутылками и ржавыми шарикоподшипниками, тип поставил нагреватель, сделанный из коробки бисквита, наполненной пропитанным нефтью песком.

Он влюблено провел вертелом над черным дымом, с наслаждением вдыхая запахи нефти и горелого мяса. Раздосадованный тем, что прервали его пиршество, он ткнул вертелом в безупречный костюм Малко.

– Вы еще долго будете доставать меня?

– Господин Белграт давно умер?

– А вам какое дело? Я не люблю любопытных. Убирайтесь.

Острие вертела слегка коснулось галстука Малко. Малко принял глубоко опечаленный вид.

– То есть… У меня деньги для господина Белграта. Что ж, ничего не поделаешь.

И он отступил на шаг.

– Деньги!

Тип вдруг стал неожиданно кротким. Он несколько раз повторил вполголоса «деньги». Очевидно, его мозг отчаянно пытался переварить эту информацию.

– Но я лучший друг Белграта.

Он смотрел на Малко влюбленным взглядом дамы, которой предлагают непорядочные вещи, о которых она только и мечтает. Малко вынул из портмоне купюру в 50 ливров и положил ее на стол.

Тип смотрел на него так, будто он был Магометом.

– Господин Белграт давно умер?

– Скоро год, быть может чуть меньше.

– Он… Он был болен?

– Здоров, как бык. С ним произошел несчастный случай. Попал под машину.

– Он умер сразу?

– Сразу? А! Мой бедный господин, мне не следовало бы говорить вам это, но он был раздавлен, как котенок. Можно было подумать, по нему прошелся дорожный каток…

– Свидетелей не было?

– Это произошло ночью. Недалеко отсюда. Никто ничего не видел.

– А полиция…

Тип пожал плечами и усмехнулся.

– Какое ему дело до полиции? Он ведь не мог подать жалобу, разве нет?

– Но кто тогда ведет его дела?

– О, знаете, его дела… Они всегда шли не очень-то хорошо.

– Тем не менее, он вел одно крупное дело в прошлом году. Судно, которое он пытался снять с мели.

Вдруг лицо типа стало непроницаемым. Малко чувствовал, что нужно было продолжить разговор. Он вынул еще 50 ливров.

– Вы работали с этим судном?

Тот прищурил глаза.

– Вас это интересует, а? Что ж, скажу вам, я тоже задавал себе немало вопросов.

Он многозначительно замолчал. Малко пошуршал купюрой. Старик вздохнул:

– Странно, но я доверяю вам. Я скажу вам все, что знаю.

Это случилось чуть больше года назад. Однажды к господину Белграту пришел один тип. Хорошо одетый парень, который, судя по всему, был при деньгах. Они говорили часа два. На следующий день цирк начался. Я уже двадцать лет работал с Белгратом, он доверял мне. Итак, в тот день он пришел ко мне и сказал: «Кюр – меня зовут Кюр – я выгоню всех, кроме тебя. Но ты должен заткнуться».

– А до этого чем занимался Белграт?

– О, всем. В основном покупал железный лом. Потом потерпевшие крушение суда. Не очень крупные дела, но все же была дюжина типов. Я управлялся с ними.

Впрочем, когда он сказал мне об этом, я ему ответил:

«Если ты выгонишь всех, что делать мне?»

«Ничего», – сказал он.

«Как это ничего? Ты не будешь платить мне?»

«Буду, ты будешь получать 200 ливров в месяц. Только за то, что ты будешь выгонять людей, которые придут ко мне или будут искать работу. А когда я закончу, я дам тебе 2 500 ливров, ты сможешь купить себе что-нибудь».

– Как вы думаете, что я ему ответил? Я согласился. К концу недели я выгнал всех. Я заплатил им бабками, которые дал мне Белграт. Новыми купюрами, я помню.

В понедельник тип вернулся вместе с другим человеком. Так вот, хотите верьте, хотите нет, с того дня я никогда больше с ним не говорил!

– Как это? Но вы же его видели?

– Да. Но он никогда не был один. Всегда с одним или двумя типами. Утром он проходил с ними в бюро. Они оставались там час-два, звонили по телефону, потом уезжали на черной машине.

– Что за машина?

– Не знаю. Черная машина. Большая. Я ничего больше не понимал. Всякий раз, когда я спрашивал Белграта «Черт возьми, что ты делаешь?» он отвечал мне: «Я скажу тебе позже». Однажды тип, который был с ним, посмотрел на меня так, будто хотел перерезать мне горло. Тогда я испугался.

Кюр провел грязной рукой по горлу. Ему было не по себе. Вертел почти полностью обуглился, от него исходил черный дым. Вид купюры успокоил его. Он продолжил:

– Я даже не знал в чем дело. Однажды, когда я был один, мне позвонили. Спросили долго ли еще предприятие Белграта будет держать трал, которое сняло в наем.

«Какой трал»,- сказал я. Тип был явно удивлен. «Трал, который вы сняли, чтобы снять с мели нефтяной танкер. В Босфоре. Прошло уже два месяца, и он нам нужен. Скажите вашему патрону позвонить нам».

Вечером, когда господин Белграт вернулся, я сказал ему об этом. Он подмигнул мне: «Это для дела, которым я сейчас занимаюсь. Мы снимаем с мели судно. А я – технический консультант».

Я рассмеялся! Белграт, технический консультант! Он умел только писать, а в судах я разбирался больше его. Но я промолчал, потому что, когда он увидел, что я смеюсь, у Белграта был довольно несчастный вид. Тогда я подавил смех.

К тому же он никогда не бывал на том судне. Целыми днями он был здесь со своим типом. Или он был у себя с тем же парнем. Сам я думал, что это ненормальная жизнь. Однако он не выглядел несчастным. Однажды он даже сказал мне: «через пару-тройку месяцев мы купим склад и два грузовика и сможем поехать в Анкару за старыми тачками.

Вот только грузовик так и не купили.

– Когда произошел несчастный случай?

– Как раз после того, когда с другими было покончено. Кажется, судно так и не смогли снять с мели, и его бросили. Это никого не расстроило. Однажды вечером Белграт возвращался на верфь один.

«Кюр, – сказал он мне, – вот 2 500 ливров, которые я тебе обещал. В понедельник ты наймешь четырех или пятерых человек, и мы начнем работать. Как только я найду работу, мы купим судно на лом».

Кюр замолчал. Он тщетно пытался выдавить слезу из своих прищуренных глаз.

– А на следующий день он был мертв.

– Вы знаете, куда он направлялся в тот вечер?

– Нет.

– Он обычно выходил по вечерам?

– Никогда. Он всегда рано ложился.

Наступила непродолжительная пауза. Малко размышлял. Он знал достаточно. Не стоило терять время. Он откашлялся и произнес:

– Рад был повидать вас. Вот 500 ливров, которые я должен господину Белграту.

Кюр взял купюры и положил их на стол рядом с вертелом. Он подозрительно посмотрел на Малко.

– Странно, что Белграт никогда не говорил о вас. И почему вы задали мне все эти вопросы? Вы из полиции?

Малко покачал головой.

– Нет. Не я задавал вам столько вопросов. Это вы много говорили…

Воспользовавшись замешательством турка, Малко повернулся и ушел. Турок окликнул его. Малко прикинулся глухим и вышел через небольшую деревянную дверь.

На улице никого не было.

Ему пришлось пройти метров пятьсот, прежде чем он нашел такси. Вернувшись в Хилтон, он вошел в свой номер и заказал бутылку водки с тоником. От Лейлы было три сообщения. Он позвонил ей. Аппарат едва не выпал у него из рук.

– Что на тебя нашло, пристроить в моем номере двух мужчин? – Закричала танцовщица. – Один в моей постели, а другой – в ванной!

Послышался шум борьбы, и в трубке послышался голос Джонса:

– Все в порядке, патрон. Знаете, что вытворяет эта стерва?

– …

– Она исполняла танец живота целый час…Если она будет продолжать в том же духе, я ни за что больше не отвечаю…

– Чудовище! – крикнула Лейла.

Малко повесил трубку. По крайней мере, ее хорошо охраняли. Он стал потягивать водку, думая о таинственном танкере. Столько усилий приложили для того, чтобы его так и не сняли с мели.

Глава 13

Консул вертел в руках карандаш, и выглядел он чрезмерно раздосадованным. Несомненно ситуация поразила его.

– Я спросил турков о Белграте, – сказал он Малко. – Он действительно был задавлен машиной. Кажется, несчастный случай. Расследования практически не было. Кроме этого, ничего об этом человеке.

– А «Архангельск»?

– Тоже ничего. Русские попросили у турков разрешения снять его с мели, разрешение было получено. Через три месяца они сообщили, что операция невозможна, и танкер будет продан на металлолом. С тех пор дело не сдвинулось с места.

– Но «Архангельск» продали, да или нет?

– Кажется, нет. Но никого это не беспокоит. Там, где он есть, он никому не мешает. Однажды какой-нибудь ответственный работник проявит инициативу, и дело будет улажено в течение восьми дней.

– Турецкая разведка или наши службы занимались «Архангельском»?

Консул развел руками.

– Господи, а зачем? В нем нет никакой тайны. Каждый день какой-нибудь танкер терпит бедствие. Все произошло средь бела дня на глазах у пятисот свидетелей.

Малко иронически улыбнулся.

– И вы находите вполне нормальным, что русские, которые обычно серьезные люди, обратились к старьевщику, имеющего опыт только баров для матросов?

Он беспощадно продолжал.

– Вы также находите вполне нормальным, что русские, которые весьма скупы, хотели снять танкер с мели? Его едва не сдали в металлолом. И, наконец, тип, снимавший танкер с мели, раздавлен грузовиком ночью без свидетелей.

– Совпадения…

– Слишком много совпадений.

– Но какая связь между исчезновением «Мемфиса» и этим чертовым танкером?

– Именно это я и хотел бы узнать. Я уверен, что связь есть. Я уверен в этом с позавчерашнего дня.

– Почему с позавчерашнего дня?

– Потому что меня пытались убить. А это означает, что я напал на след. Вы должны мне помочь.

– Господи! – воскликнул дипломат.

Малко сделал успокаивающий жест.

– Нет. Вам не нужно никого убивать. Этим займусь я сам, – насмешливо добавил он.

Консул деланно улыбнулся. Малко продолжил:

– Я хотел бы осмотреть этот танкер. Как можно незаметнее.

– Это будет нелегко. Поскольку он еще не продан, то является собственностью русских. Единственный законный путь – он сделал ударение на этом слове – сделать запрос в советское посольство.

– Понимаю. Ладно, я выйду из положения по другому.

– Умоляю вас, будьте осторожны, – взмолился консул. – Подумайте о несчастном капитане Ватсоне, таком жизнерадостном и полным энтузиазма.

– Спасибо, – холодновато произнес австриец. – Я думаю о нем. Я только и думаю о нем.

Они обменялись рукопожатием, которое могло бы ободрить приговоренного к смерти, и расстались. «В конце концов, так оно и есть, – подумал Малко.- За исключением того, что мне пока не накинули петлю на шею».

Он вошел в лифт. Кризантем ждал его, подремывая за баранкой «Бьюика». У него было время позвонить, и совесть его была чиста. Малко велел отвезти себя в отель и заперся на четверть часа в своем номере, взявшись за телефонный справочник. Он вырвал из него лист с пятью именами.

Тотчас же он вызвал адмирала Купера. Его не оказалось на месте, но весьма любезный капитан записал имя и телефон Малко, пообещав перезвонить ему. Австриец сказал, что это срочно и повесил трубку. В ожидании звонка он принялся изучать счет, полученный утром из Вены, за обивку библиотеки замка.

Конечно, если бы он согласился на современную обивку… Но об этом нечего было и думать.

Телефон зазвонил через полчаса, когда Малко почти отказался от дубовой обивки и решил заменить ее фанерой. Это был Купер.

– Я звоню вам со своего корабля, – сообщил он. – Что нового?

Голос адмирала звучал отчетливо ясно, будто он находился рядом в комнате.

Малко объяснил, что ему нужно.

– Думаю, это будет легко, – ответил Купер. – Но мне нужно двадцать четыре часа. Переодеть одного из моих людей.

– Хорошо. Будьте любезны позвонить мне, когда все будет готово.

Повесив трубку, Малко еще какое-то время подумал об обивке библиотеки, потом спустился вниз, взяв с собой лист бумаги, на котором написал пять имен. Не обратив внимания на Кризантема, он вышел через служебную дверь на берег Босфора, подозвал такси и велел отвезти себя к университету, высокому современному зданию.

На лифте он поднялся на шестой этаж. Он позвонил в дверь, на которой красовалась медная табличка с надписью: Goulendran and CO, Reckage and Ship Builders.

Ему открыл дверь служащий. На нем был модный для страны костюм, который не захотел бы надеть парижский бродяга, рубашка без воротника, а борода была не стрижена со времени последнего рамадана. Он проводил Малко в начищенный до блеска зал ожидания и принес ему стакан горячего чая.

Малко прождал десять минут, потом все тот же служащий проводил его в просторный кабинет, где царил запах жареного шиш-кебаба. И здесь чувствовался Восток.

Вокруг бюро с поразительной прытью обошел лоснящийся от жира толстяк и взял правую руку австрийца своими пухлыми ручонками, украшенными безделушками. Чувствовалось, что он едва сдерживается, чтобы не обнять своего посетителя. Все тоже восточное гостеприимство.

– Господин Линге, – произнес он. – Добро пожаловать. Поверьте, я очень счастлив…

Малко перебил его. Визитная карточка на его имя без титула, но с названием торговой фирмы «Бетлехем Стил Компани», одной из крупных судостроительных компаний и владельца сталелитейных заводов США произвела впечатление. Малко мог спать спокойно. Из-за некоторых контрактов «Бетлехем» ни в чем не отказывало ЦРУ.

Коротко, как бизнесмен, у которого мало времени, Малко объяснил цель своего визита. Речь шла никак не меньше, как о покупке «Goulendran and CO» бывшего в употреблении оборудования. Толстяк замахал руками. Малко продолжал:

– Я выявил первое возможное дело. Сгоревший русский нефтяной танкер. Эксперты осмотрели его. Дело выгодное. Для простоты вы представитесь покупателем этого судна перед русскими властями. Предложите достаточно низкую цену, чтобы можно было поторговаться. А вот чем мы скрепим наше соглашение.

Достав чековую книжку, он выписал чек на сумму 2 000 долларов компании Гулендран в Американском Банке Лос Анжелеса.

– Это небольшая сумма, – скромно проговорил Малко, – но у меня трудности с турецкими властями. Тяжело переводить крупные суммы. Это заняло бы несколько недель.

Гулендран, сложившийся пополам и с блестящими от благодарности глазами, уверил его в своей глубокой преданности. Пока доллар не девальвировался, Малко был самым верным его другом. Именно поэтому он вложил в коммерцию 2 000 долларов. Таким образом, он был уверен в том, что турок обязательно найдет русских.

– Позвоните мне в Хилтон, как только узнаете что-нибудь, – подвел он итог. – А в особенности никому не говорите о моем визите. Знаете, за границей не очень-то любят американские капиталы…

Турок отмахнулся своими пухлыми ручонками от такого противного предположения. Как можно не любить деньги?

В лифте Малко рассмеялся, представив себе бумагомарак из Вашингтона, когда они увидят счет: покупка русского нефтяного танкера, 2 000 долларов. И они никогда не увидят их танкер.

Малко немного прогулялся, перед тем как вернуться в отель. Он никак не мог привыкнуть к запахам Стамбула, к этой смеси грязи, нефти, болотного воздуха и фисташек. Он растолкал добрую дюжину разъездных торговцев с набитыми курительными трубками карманами и сел в развалившийся «Форд», который оказался такси.

На его телефоне неистово мигал красный огонек. Он снял трубку и вызвал телефонистку.

– Для вас сообщение, – сказала она.- Срочно свяжитесь с мадмуазель Лейлой.

Он не успел позвонить. В дверь постучали. Он открыл и был подхвачен черным душистым торнадо, которое с порога закричало:

– Где это шлюха? Где она, я выцарапаю ей глаза.

Она бросилась на четвереньки между двумя кроватями. Малко с трудом глотнул. На Лейле было черное узкое прямое платье, покрытое металлическими полосами, которое выгодно подчеркивало ее бедра и притягивало к себе порядочного человека, как магнит притягивает железо.

Лейла поднялась и встала перед Малко. Ее декольте сводило с ума. Особенно полуобнаженная грудь. Неожиданно танцовщица сменила тактику. Она прижалась к Малко и их губы соединились в поцелуе. Ему показалось, что он окунулся в ароматную ванну.

– Я больше не нравлюсь тебе? – прошептала Лейла.

В тоже время она медленно покачивала бедрами. Ее острый язычок уперся в зубы австрийца.

Ощупью он поискал «молнию» на спине.

– Нет, – выдохнула она. – Не сейчас.

Немного погодя она сама сняла платье и осталась в великолепном черном белье. Лейла прижалась к Малко и заговорила:

– Значит, она уехала?

– Но кто?

– Кто? Одна из твоих шлюх блондинок.

– Ты сошла с ума. Никто не заходил сюда.

– Тогда почему ты велел твоим типам охранять меня?

– Потому что я боялся, что с тобой что-нибудь случится.

Лейла рассмеялась.

– Ты хочешь сказать, что они там для того, чтобы защитить меня?

– Да. Кстати, как они тебя отпустили?

Она опять рассмеялась.

– Отпустили! Но, дорогой мой, я ушла, вот и все. Они в ванной.

– Что?

Малко вскочил и стал надевать штаны, пока Лейла непринужденно продолжала говорить.

– Они сильно нервничали. Тогда я пообещала им восточный стриптиз. Им нужно было преподнести сюрприз, и я должна была одеться одна. Я поклялась на Библии, что никуда не уйду.

– На Библии! Но ты – мусульманка.

– Они этого не знали. Когда они отправились в ванную, я оделась, надушилась – я даже бросила им флакон духов, чтобы они не скучали – и заперла дверь, перед тем как уйти.

Малко оделся.

– Надевай платье и пойдем.

Она послушно повиновалась и повернулась к нему спиной, чтобы он застегнул «молнию».

На лифте они поднялись на шестой этаж. Лейла осторожно вставила ключ в замок. Комната была пуста, но дверь ванной сотрясалась под градом ударов. Лейла шаловливо повернула ключ два раза.

Дверь почти сорвали с петель. Из ванной выскочили побагровевшие от ярости Крис Джонс и Милтон Брабек. Они резко остановились, увидев Малко, и хором заговорили:

– Эта, эта…

– … танцовщица, – продолжила Лейла, уперев руки в боки.

– Ладно, – сказал Малко. – Я понял. Не стоит поручать вам охранять женщин. Для ассов ЦРУ выглядели вы не лучшим образом. Идемте ужинать.

Они обедали вчетвером на веранде, где разбился несчастный Ватсон. Им принесли шиш-кебаб, пламя которого освещало весь отель. После кофе гориллы неодобрительно посмотрели вслед Малко и Лейлы, которые вместе вошли в лифт.

– Не пойти ли нам в киношку? – предложил Милтон. – Показывают «Клеопатру».

Джонс испепелил его взглядом.

– Ты еще не насытился стервами сегодня? Я иду спать.


***


Следующий день прошел спокойно. Малко был занят.Посыльный только принес ему каблограмму из Государственного Департамента, предписывающую ему сделать все возможное для того, чтобы прояснить историю с «Мемфисом». Дело было первостепенной важности.

Как будто он сомневался в этом! Вечером он отправился ужинать в ресторан под открытым небом с оркестром волынщиков, который играл зажигательные танцы. Лейла была счастлива. Гориллы, которые с достоинством устроились за соседним столиком, были не так счастливы. Все, что им подавали, они посыпали витаминным и бактерицидным порошком, а пиво казалось им довольно странным на вкус.

Потом они смотрели номер Лейлы, от чего их уважение к Малко существенно выросло.

На следующее утро Малко позвонил Купер.

– Мы сделали вашу работенку, – сообщил адмирал. – Я посылаю к вам человека с отчетом. Он будет у вас через час и поднимется прямо в ваш номер.

Через час в дверь постучали. Перед Малко стоял загорелый гигант с выбритым черепом, который ростом превосходил его на двадцать сантиметров. Он представился: «Лейтенант Хилл, Морской Корпус».

– Ну? – спросил Малко, когда посетитель сел на подлокотник кресла.

– Я был там вчера с двумя моими парнями водолазами. Мы погружались три раза.

– И что?

Хилл потер щеку.

– Если вам говорят, что судно не могли снять с мели, то эти люди лгут.

– Почему?

– Потому что ваш танкер я вытащил бы за три дня с помощью двух пожарных катеров и команды, которая заделала бы дыру в носу. Он не завяз в песке или в тине по той простой причине, что дно скалистое, и корпус застрял между двумя скалами.

Малко размышлял. Хилл продолжил:

– Но есть еще трал, который работал там несколько недель и выгреб тонны земли. Я видел ее. Скалистая впадина теперь целиком засыпана.

Хилл покачал головой.

– Эта земля не из-под судна. Во всяком случае, не стоит вытаскивать оттуда эту посудину, она полностью сгнила. Обшивку можно пробить одним ударом кулака. Я бы не стал так рисковать в Средиземноморье. Вот.

Офицер встал. Малко последовал его примеру. Задумчиво он проводил своего собеседника. Поистине тайна становилась еще непроницаемей. Не только «Архангельск» не был «Архангельском», но он не садился на мель и даже не стоил того, чтобы им занимались! Если все это что-то не скрывало, было отчего рвать волосы.

Нужно было любой ценой осмотреть танкер. Но прежде стоило испытать один шанс. Он позвонил Лейле и вышел, оставив девушку под присмотром горилл.

В очередной раз он воспользовался служебной дверью. Над Стамбулом ярко светило солнце, и Босфор выглядел так, как на почтовых открытках.


***


Бородатый служащий в рубашке без воротничка проводил его в небольшой салон и принес неизменную чашку чая. Но на этот раз Малко не пришлось ждать.

Господин Гулендран выглядел не таким, как при их первой встрече. Его лоснящееся от жира лицо осунулось, пухлые ручонки безрадостно свисали вдоль тела.

– Присаживайтесь, – умирающим голосом проговорил он.

– Ну, какие новости? – ободряюще поинтересовался Малко.

Невысокий человечек обескуражено поднял руки.

– Плохие новости, очень плохие. Я решительно не понимаю этих русских. Я встречался с торговым атташе, очень вежливым и учтивым человеком. Но когда я заговорил об «Архангельске», я натолкнулся на стену. Судно не продается. Его снимет с мели советское министерство ВМФ, которому оно принадлежит.

– Вы настаивали?

– Да, я настаивал! Но они практически вышвырнули меня из кабинета, настолько сильно я настаивал. И я предложил ему цену, которую ни один конкурент не предложит, только ради этого первого дела с вами.

Я даже открыл все свои карты. Я сказал, что уже осматривал судно, что оно в очень плохом состоянии, что все прогнило и его невозможно отремонтировать. Он даже не послушал меня.

– Но вы, в самом деле, осматривали судно?

– О, я был только на палубе с двумя моими людьми. Конечно, она выглядит не блестяще, но, отремонтировав судно, его можно было бы выгодно продать грекам, они покупают все. К тому же мне кажется, пожар не привел к существенному ущербу. Я заметил…

Зазвонил телефон. Гулендран начал длинный разговор по-турецки по поводу плавучего дока, который больше не плавал, а должен был бы. Сам Гулендран ничего не мог поделать с этим доком. В конце концов, там можно было работать, вода доходила рабочим до пояса.

Наконец, обессиленный Гулендран повесил трубку. Вероятно, ему удалось убедить собеседника, поскольку на его губах появилась слабая улыбка. Однако у Малко не было времени.

– Вы должны еще раз испытать свой шанс, – сказал он. – Напишите прямо в советское министерство в Москву. Человек, который вам ответил, возможно, всего лишь мелкий служащий без полномочий, пожелавший проявить усердие.

Турок не упустил такой возможности и уверил, что письмо отправит сегодня же. Неожиданный шанс сохранить 2 000 долларов.

Немного разочарованный Малко ушел. Это было бы здорово. Все возможности сводились к одной: осмотреть этот чертов, никому ненужный танкер, которым все так интересовались. Выходя из лифта, он заметил в холле кого-то, чье лицо ему показалось знакомым. Красивое благородное лицо. Мужчина с портфелем в руке ждал второй лифт.

Малко вычеркнул из памяти это лицо. У него были другие дела. Прежде всего, организовать экспедицию на «Архангельск». В Хилтон он вернулся на такси. Кризантем, как всегда, полировал свой «Бьюик» и бросил в его сторону недобрый взгляд, упрекая его в том, что ему не доверяют, и он мало зарабатывает.

Гориллы играли в карты в соседнем с Лейлой номере. На постели лежал разобранный 45-й Кольт. Малко присел рядом.

– Господа, вы мне нужны.

Джонс и Брабек приняли гордый вид и выпрямились, словно меч правосудия.

– Завтра вечером мы отправимся осмотреть «Архангельск». Я хочу все выяснить. Мне понадобятся лодка, веревочная лестница, крюк с длинной веревкой, фонари и, конечно же, ваша помощь. Я не хочу ставить турков в известность. Впрочем, лодкой займусь я сам. Займитесь остальным.

Потом Малко пошел к Лейле. Она еще была в постели. Он объяснил ей что от нее требуется. Она заинтригованно посмотрела на него.

– Ты, в самом деле, занимаешься странными вещами, дорогой мой.

Австриец улыбнулся и приложил палец к ее губам.

– Чем меньше ты будешь знать, тем лучше для тебя.

– Ладно, завтра у тебя будет лодка и трое людей. Это отличные ребята, профессиональные грабители. Они наживаются на всех судах, стоящих на якоре в Босфоре. Но ты можешь доверять им.

– Точно?

– Точно. Один из них мой кузен. Он сделает все что угодно для меня.

– А, хорошо. Ты…

– Нет. Ему очень хотелось бы, и он все еще надеется.

Он целомудренно поцеловал ее и вернулся в свой номер составлять длинную телеграмму для Вашингтона, в которой объяснил состояние дел. Потом он лег на кровать и заснул.

Его разбудил телефонный звонок. Это была Энн. Она скучала.

– Вы не позвонили мне, – жеманно проговорила она. – Что происходит? Это… создание все еще с вами?

Малко уверил ее, что создание в полном порядке, и начал рассыпаться в любезностях к великой радости манекенщицы.

– А не присоединится ли мне к вам? – шаловливо произнес он.

– О, Малко, – вздохнула Энн. – Я даже не одета.На мне только ночная рубашка и чулки. Я собиралась лечь спать.

– Ну что ж…

Энн нежно ворковала, и Малко удовлетворенно прикрыл свои золотистые глаза, думая о длинных ногах девушки. Вдруг в голову ему пришла мысль, которая подействовала на него, как оплеуха. Тип из лифта! Это был поп, который прикрыл бегство убийцы Омара.

– Черт возьми, священник! – вскрикнул он.

– Что? – не поняла Энн.

– Извините, я перезвоню вам, – пробормотал Малко.

И он повесил трубку.

Малко схватил телефонный справочник. Быть может, уже слишком поздно. К счастью Гулендран был в справочнике. И он был там один. Малко запомнил адрес и позвонил в номер горилл. Ответа не последовало.

Он нашел их в кафетерии, посыпающими гамбургеры бактерицидной пудрой.

– Пошли, – сказал Малко. – Быстро.

Они не спросили куда. Развернувшись на табуретах, они последовали за Малко.

Кризантем был там. Малко сказал ему адрес, и они сели в машину.

– Быстрее, – торопил Малко.

Это было недалеко. Небольшая вилла в верхней части Стамбула на просторной, пустынной и темной авеню, которая переходила в дорогу на Анкару. Без фонарика Джонса они бы часа три искали номер.

Дом был погружен во тьму. Малко не знал, женат ли Гулендран или нет. Он не видел обручального кольца у него на пальце, но это ничего не значило. Пять минут одиннадцатого.

– Я пойду один, сказал он. – Вы двое останетесь в саду. Если кого увидите, цельтесь в ноги. Впрочем, может ничего и не произойдет.

Малко толкнул деревянную решетку, и та с легкостью отворилась. Гравий на аллее скрипел под ногами. Он больше не видел Брабека и Джонса, которые вышли вслед за ним из машины, подозрительно глянув на Кризантема.

Звонок не работал. Внутри царила тишина. Он постучал. Ничего. Он постучал снова. Опять ничего. Он повернул ручку двери, которая со скрипом поддалась. В лицо ему ударил острый запах плесени. Очевидно, Гулендран был холостяком.

– Господин Гулендран?

Эхо не отразило его голоса. Ощупью он нашел выключатель и повернул его. Прихожая озарилась светом. В ней была только одна вешалка.

В коридор выходили три двери. Одна из них была приоткрыта. Малко толкнул ее и вошел в темную комнату. Он сразу же почувствовал запах, который очень хорошо знал. Пресный тошнотворный запах.

Он зажег свет. Кнопка была рядом с дверью. Комната представляла собой кабинет. В глубине на большом восточном ковре стоял высокий стол, инкрустированный деревянной мозаикой и заваленный бумагами.

Господин Гулендран сидел в кресле с очень высокой спинкой, уронив голову на стол, и выглядел спящим. Но он был голым по пояс, а вокруг головы расплывалось большое коричневое пятно. Он был мертв, мертвее не бывает.

Малко вернулся к входу и негромко свистнул. Из темноты показался Джонс с кольтом в руке. Малко сделал ему знак следовать за ним.

Мужчины обошли вокруг стола. Малко тыльной стороной руки коснулся плеча Гулендрана. Смерть наступила не более часа назад.

Он был привязан к креслу, как к электрическому стулу. Ноги привязали электрическим кабелем к ножкам кресла, верхнюю часть туловища связали подобным же образом. Одна рука еще цеплялась за кресло, другая лежала на столе.

Джонс попытался приподнять голову за волосы. Она не поддавалась, потом медленно отошла назад: голова была буквально приклеена кровью к столу. От туловища ее отделял огромный разрез. Турка зарезали, как свинью. Излившаяся кровь пропитала ковер. Перед смертью Гулендран провел не лучшие часы своей жизни.

– Посмотрите, – сказал Малко бесцветным голосом.

На руках, на плечах, на груди, повсюду были видны круглые темные пятна. А в пепельнице были раздавлены три окурка сигары.

– Его хотели заставить признаться в чем-то, – вздохнул Джонс. – Бедняга!

Он закрыл турку глаза.

– Пойдем отсюда, – мрачно произнес Малко. Его золотистые глаза превратились в две маленькие щелки. Он знал, почему пытали Гулендрана. Его пытали потому, что он побывал на «Архангельске». На судне, которое они осмотрят завтра.

Все это должно было быть очень важно, их противники без колебаний убирали всех, кто интересовался этим проклятым судном.

Глава 14

Крюк с ужасающим грохотом отскочил от железа и упал в воду. Турок быстро вытянул веревку, намотал ее на руку, взял крюк и собрался с силами.

На этот раз крюк зацепился за что-то более прочное, вероятно, за поручни бортового ограждения. Турок несколько раз дернул за веревку и, широко улыбаясь, повернулся к Малко. На поясе у него была закреплена нейлоновая лестница. Когда он схватился за веревку, лодка едва не перевернулась.

Она покачивалась на волнах у борта «Архангельска» со стороны Босфора, и их не могли видеть с берега. Но их могла обнаружить турецкая морская полиция.

– Быстрее, – поторопил Малко.

Турок исчез во тьме, болтая ногами, словно повешенный. С помощью рук он взбирался вверх по веревке. С Малко были еще два турка, которые до этого не произнесли ни слова, и Крис Джонс. Кроме кольта у него было переговорное устройство, позволявшее поддерживать связь с Брабеком на другом берегу. На случай, если дело пойдет плохо.

Два турка, вероятно, было вооружены.

Лестница развивалась на ветру. Турок взобрался на борт. Малко схватился за пеньковый трос лестницы, который больно врезался ему в руки и стал подниматься. К счастью перекладины были деревянными. Но ему стоило немалых усилий подняться на проржавевший борт «Архангельска». Железная стена казалась непомерно высокой. Нейлон впился в ладони Малко сквозь плотные перчатки. Дважды он поскальзывался и ударялся головой о железо.

Пот обильно струился подмышками, все мышцы ужасно болели. Наконец, ему протянули грязную руку. Лежа на палубе «Архангельска» он приходил в себя.

Через четверть часа вся группа была на палубе, лодку привязали в танкеру.

Малко постарался сориентироваться. Они были на носу танкера, перед ними простирались люки трюмов, уничтоженных огнем. Полуют, через который можно было проникнуть внутрь, находился сзади. Пятеро мужчин пошли туда среди всевозможных обломков.

Джонс попробовал связаться по радио с Брабеком. Брабек сразу же ответил. Все было о’кей.

Ночь была темной, не было видно ни зги. Малко несколько раз больно ударился коленями о заклепки на палубе.

Он запретил зажигать фонари, пока они были на палубе.

Наконец, они дошли до полуюта. Один за другим они скользнули вниз по почти вертикальному трапу. Черная дыра, в которой они оказались, представляла собой пустое помещение с металлическими стенами. В утробу судна вел другой трап. Группа спустилась в машинное отделение. Иллюминаторов не было, и Джонс зажег фонарик.

Машины были покрыты толстым слоем пыли, огонь уничтожил детали и составил черные следы расплавленной пластмассы. В течение получаса Малко изучал внутренности «Архангельска», ходил по заваленным коридорам, осмотрел трюмы. Он прошел мимо нефтяного резервуара, развороченного взрывом. Повсюду был слой копоти.

Однако все выглядело вполне нормально. Разбитый корабль.

Кое-что обнаружил Джонс. Он посветил фонариком на переборки и заметил трубу, идущую вдоль коридора. В то время как все вокруг было покрыто копотью, труба выглядела блестящей и новенькой. Джонс позвал Малко.

– Посмотрите.

Мужчины ощупали трубу. Очевидно, ее проложили здесь после пожара. Труба поворачивала под прямым углом и вела в темноту, в глубь судна. Они последовали вдоль трубы. В это время турки искали что бы стащить. Были только тяжелые машины, которые трудно унести.

Труба привела их к двери, которую они приняли за вход в резервуар. Она была такой же грязной, как все вокруг, и заперта. Малко и Джонс тщательно осмотрели поверхность, но так и не нашли никакой ручки. Дверь походила на водонепроницаемую переборку.

Джонс несколько раз ударил кулаком, но дверь даже не дрогнула.

– Пойдем вдоль трубы в другую сторону, – предложил Малко.

Они поднялись в помещение, расположенное над полуютом. Труба исчезала в полой перегородке. Малко просунул руку и нащупал несколько кнопок. Он нажал одну из них. Она не поддалась. При нажатии на вторую кнопку другая кнопка отжалась.

Ничего не произошло.

В конце концов, он оставил кнопку нажатой.

– Спустимся вниз, – сказал он Джонсу. – Кто знает, что может произойти.

Трое турков смотрели на них, разинув рот. Малко велел им оставаться там.

Заблудившись три раза, они оказались перед дверью. Она была открыта.

Малко осмотрел ее ближе. По краям она была усилена плотным каучуком, совсем новым. А с внутренней стороны выкрашена серой краской.

Фонарик Джонса осветил выключатель. Он повернул рубильник. Помещение осветилось. Изумленные мужчины оказались в очень чистой каюте покрашенной в серый цвет. В углу прямо на полу располагалась аккумуляторная батарея. Рядом стоял электрогенерирующий агрегат. В глубине помещения была открыта другая дверь.

– Осторожно с дверью, – сказал Джонс.

– Ничего, – ответил Малко. – Она открывается кнопкой, которую я нажал.

Они продолжили поиски.

– Невероятно, – пробормотал Малко.

В углу были свалены комбинезоны водолазов. Неподалеку стояли закрытые ящики и что-то похожее на торпеду с винтом и рулем. С обеих сторон торпеды были небольшие крылья.

Малко задумался, он уже видел нечто подобное. Это был подводный транспорт для водолазов. Он позволял быстро передвигаться или перевозить тяжелые грузы. Во всяком случае, это транспортное средство не предназначалось для чистики морского дна или траления.

Горилла внимательно все осмотрел. Он вернулся к Малко, держа в руке ласты.

– Никаких опознавательных знаков, – сообщил он. – Нет даже серийного номера.

– В этом можно было не сомневаться. Но здесь чего-то не хватает.

– Чего?

– Выхода. Все это предназначено для использования под водой. Следовательно, должен быть способ выйти под воду. Трап, люк, как на подводных лодках.

Мужчины стали лихорадочно перемещать ящики и снаряжение. Через пять минут они нашли: квадратный люк в полу, завернутый большими болтами.

Джонс отвернул шесть болтов.

Люк откинулся вниз, за ним оказался трап, ведущий в темноту. Держа фонарик в зубах, Джонс спустился первым, Малко за ним.

Они оказались в стальной консервной банке размером четыре на четыре метра, в которой они едва могли стоять в полный рост. Сюда вел единственный трап, и еще один трап был в полу.

Фонарик Джонса осветил два квадратных отверстия, похожих на вентиляционные шахты, вровень с металлическим полом.

– Это шлюзовая камера, – объяснил Малко, показав их Джонсу. – Через нее они выходят по воду. Где-то должны быть насосы. Это помещение заполняется водой, и водолазам остается только открыть трап внизу и уйти под воду со своим снаряжением. Для старого танкера это довольно необычное оборудование.

– Но зачем все это?

Малко ткнул ногой в квадратное отверстие. Он улыбнулся.

– Я начинаю кое-что понимать. Этот танкер – плавучая база для водолазов. При случае можно будет установить контакт с русской подлодкой, которая встанет в глубине Босфора рядом с судном. Но, возможно, есть еще что-то более серьезное.

– Что?

– Мне нужно проверить. Во всяком случае, уходим отсюда. Теперь дело за Купером. Пусть он произведет разведку местности, не привлекая внимания. Сейчас мы ничего не можем сделать на законных основаниях. Ну, поднимаемся.

Они неохотно поднялись по трапу.

Им понадобилось десять минут для того, чтобы добраться до полуюта. В ожидании их три турка лежали прямо на полу. Они нашли только несколько медных трубок, отчего выглядели совершенно удрученными. Перед тем, как дать сигнал к отступлению, Малко нажал кнопку и закрыл дверь внизу. Не стоило оставлять свою визитную карточку.

– Все в порядке, – сообщил Джонс по радио. Брабек подтвердил прием. Один за другим они вышли на палубу. Звезды спрятались за плотными облаками, не было видно ни зги.

– Надеюсь, лодка на месте!

Малко не успел ответить. Трое турок свалились, как кегли. Одного прошила насквозь автоматная очередь, и он буквально сложился пополам.

Малко почувствовал сильный удар в грудь, его отбросило к переборке. Он бессознательно осел на палубу.

От палубы рикошетили пули. Стреляли, по крайней мере, из двух стволов.

Укрывшись за вентиляционной трубой, Джон сжимал в руке бесполезный кольт. Он видел не дальше трех метров. Он положил пистолет и пополз к лежащему на палубе Малко.

На него обрушился град пуль. К счастью его прикрывало бортовое ограждение, и он ничем не рисковал. Он дополз до Малко, схватил его за ворот пиджака и оттащил в укрытие.

Австриец дышал, но он был без сознания. На нем не было никаких следов крови. Джонс надавал ему пощечин, Малко пришел в себя.

В этот момент палубу обстреляли, там, где пали турки. Джонс услышал приглушенный звук прошивающих тела пуль. Один турок дернулся. Он не был мертв.

– Мне больно, – выдохнул Малко.

Он ощупал себя.

– Вы ранены? – спросил Джонс.

– У меня что-то в груди, вот и все. Теперь все в порядке. Нужно выбираться отсюда. У меня нет крови.

Укрывшись за вентиляционной трубой, мужчины выжидали в темноте.

– Только бы Дейв услышал весь этот шум, – вздохнул Джонс. – Теперь попробуем убраться отсюда.

На четвереньках он выполз на палубу. Предстояло преодолеть метров десять открытого пространства, потом они снова будут под защитой металлического ограждения.

Первая пуля прошла в десяти сантиметрах от головы. Две других прожужжали рядом с рукой, опиравшейся на палубу. На этот раз стреляли из винтовки. Джонс поспешно спрятался в укрытие. В ту же секунду послышался негромкий свист и на палубу упал металлический предмет. «Архангельск» потряс сильный взрыв. Обрывки железа разлетелись во все стороны.

Лежавшие в укрытии Малко и Джонс почувствовали, как вокруг них падают обломки.

– Черт возьми, да это – война, – вскричал Джонс.

– Нет, это граната. Выпущенная, вероятно, из подствольного гранатомета, – возразил Малко. – Они хотят получить наши задницы.

– Но как они нас обнаружили?

– У них инфракрасные прицелы.

Малко схватил кусок дерева и выставил его над бортовым ограждением.

Град пуль вырвал дерево из рук Малко. Впереди разорвались еще две гранаты, слишком далеко, чтобы их задеть.

– Плохо дело, – прошептал Джонс.

Вдруг они услышали шум, от которого похолодели: рядом с танкером проплывала моторная лодка.

– Они пришли за нами. Но, черт возьми, чем занят Дейв?

Вдалеке послышался металлический гул. Джонс поднял голову. В деревянные релинги ударила пуля. В ту же секунду они заметили, как в ста метрах от них плывет большое грузовое судно с зажженными огнями.

– Послушайте, – шепнул Джонс.

Рядом с трюмами кто-то двигался. Джонс высунул голову из укрытия. Он никого не увидел, но почувствовал чье-то присутствие. Он медленно поднял оружие и дважды нажал на спуск, целясь в бак танкера.

Раздался крик. Потом над головами мужчин прошелся град пуль, выпущенных из автомата. На этот раз их обложили с обеих сторон. Невозможно пересечь палубу и прыгнуть в воду.

Разъяренный Джонс всунул новую обойму в кольт. Вытаращив глаза, он буравил темноту взглядом. Те, что находились на берегу, больше не стреляли, но подстерегали их.

– Бежим внутрь, – предложил Малко. – Мы выиграем немного времени. К тому же мы будем иметь дело только с теми, кто на палубе.

Они доползли до полуюта, ожидая каждую секунду получить пулю в спину, с облегчением скользнули вниз по ржавому трапу.

Они на ощупь вошли во второе помещение и прислонились к стене.

В течение нескольких секунд ничего не происходило, потом раздались многочисленные выстрелы. Их противники не рисковали.

Потом почти сразу же разовралась первая граната. Они бросили ее с палубы. Глухо разовралась другая граната. Едкий запах заполнил коридор.

– Граната со слезоточивым газом!

Их выкуривали.

– Спустимся еще.

В тот момент, когда Малко отошел от переборки, в другом конце коридора раздалась короткая очередь. Один из противников поджидал их внизу.

– Послушайте, – заговорил Джонс, – я займусь этим парнем. Даже если он меня подстрелит, я достану его первым. У вас будет время спуститься. Укройтесь в машинном отделении. Им понадобится немало времени, чтобы найти нас.

– Об этом не может быть и речи, – возразил Малко. – Мы выбираемся вместе или нет.

Он проклинал себя за то, что оказался в этой западне. Должно быть, ставка была чрезмерно высока для того, чтобы их противники так рисковали. Автомат не слишком подходящее оружие в таком деле. Вдруг сверху кто-то крикнул по-турецки.

– Выходите с поднятыми руками. Мы передадим вас полиции. В противном случае вы будете убиты.

Потом с трапа открыли огонь из автомата. Выпустили два магазина один за другим. В соседней каюте Малко услышал какой-то шум: кто-то спускался по трапу под прикрытием огня. И он бросит гранату!

– Что ж, я выхожу, – сказал Джонс.

– Подождите!

Издалека ветер донес до Малко какой-то звук.

Он прислушался. Ничего. Рядом что-то скрипнуло. Звук стал громче.

Полицейская сирена! Потом еще одна, и еще одна! Сирены выли пронзительно и непрерывно. Целая вереница машин поднималась на холм на азиатском берегу.

Кто-то крикнул по-турецки. По палубе суматошно забегали. Кто-то взбирался по трапу. Джонс поспешил вперед. Малко удержал его.

– Не стоит сейчас рисковать.

Они выждали еще целых пять минут, прижавшись к переборке. Потом на палубе заговорили в громкоговоритель.

– Выходите, держа руки за головой, один за другим. В ту же секунду палубу осветил белесоватый свет. Малко и Джонс медленно поднялись по трапу. Малко был ослеплен лучом прожектора. Он неторопливо направился к бортовому ограждению, Джонс следовал за ним.

– Спускайтесь по трапу, – крикнули в громкоговоритель.

Через пять мнут их встретил улыбающийся Брабек с автоматом в руках.

– Мы прибыли вовремя, – произнес он. – Нелегко было расшевелить турков. К счастью вмешался наш полковник.

– Не будем терять времени, – сказал Малко. – Они ушли. На палубе только три трупа.

Полковник тотчас же предоставил в их распоряжение машину, которая отвезла всех в отель.

– Когда я услышал сигнал, то понял, что дело серьезно.

– К счастью ты быстро соображаешь, – подвел итог Джонс.

Малко нащупал бумажник и вынул его из кармана. Что-то ему мешало. Он сразу понял. Пуля продырявила кожу и застряла в толстой пачке бумаг. Пуля, от которой он упал, и которая могла бы его убить.

Глава 15

При первых лучах солнца Босфор порозовел. Джонс и Брабек, небритые, с распущенными воротничками, лежали рядом на кровати. Адмирал Купер, одетый в гражданское, с сердитым видом ходил по комнате и курил противную сигару.

Малко, еще грязнее Джонса, с пораненными руками чувствовал себя неловко.

– Я допустил ошибка, – признал он. – Мы должны были бы отправиться туда с водолазами, потому что я предполагал, что все происходит под водой. Теперь они будут остерегаться.

– Кто?

– Те, кто превратил безобидный танкер в оперативную базу водолазов. Те, кто уже не раз убивал, чтобы скрыть правду. И я убежден, что старьевщика Белграта тоже убили.

– Вы хотите сказать… – заговорил Купер.

– Что нельзя терять ни минуты. Вы должны отправить своих людей осмотреть дно «Архангельска» и окрестности. Прежде чем они успеют замести компрометирующие их следы.

– Что они должны найти?

– Я не знаю. Вы в курсе ситуации так же, как и я. На «Архангельске» есть шлюзовая камера, через которую водолазы могут спускаться под воду. Нужно узнать, куда они плавают и что делают. При этом мы узнаем, что случилось с «Мемфисом».

– Хорошо, – согласился Купер. – Я сейчас же займусь этим. Для нас лучше было бы найти что-нибудь. Мы еще не воюем с русскими. А это может плохо для нас закончиться.

Малко вздохнул.

– Вы не задумывались о том, откуда извлекались тонны земли, которую выгребал несколько недель снятый Белгратом трал? Учитывая, что «Архангельск» покоится на скалистом дне… Думаю, вы найдете что-то странное…

Адмирал недоверчиво посмотрел на Малко. Австриец продолжал.

– Я догадываюсь, каким образом нас едва не взяли сегодня вечером. Кнопка, открывающая секретный отсек «Архангельска», в то же время включает коротковолновый радиопередатчик, который посылает сигнал тревоги. Если бы наш друг Брабек не отреагировал так быстро, вы бы больше никогда о нас не услышали.

Обессиленный Малко замолчал. Брабек и Джонс уснули и посапывали во сне. Купер протянул руку австрийцу.

– До скорого. Буду держать вас в курсе

Едва закрыв за ним дверь, Малко упал на кровать и заснул.


***


Элько Кризантем тоже спал, но плохо. Его разбудили очень рано. Встреча с русским была короткой и без любезностей. Элько пришлось выбирать между весьма деликатной работой и пулей в живот.

Он решился на отсрочку, оделся и поехал в Хилтон. К счастью он был еще не в курсе перестрелки на «Архангельске». Он только знал, что господин Донешка хочет избавиться от Малко Линге любой ценой и как можно быстрее. И ему, Кризантему, поручили эту работу…

Все это время Малко спал сном праведника. Он проснулся в восемь часов, оттого что не задернул шторы. Гориллы все еще спали, нежно прижавшись друг к другу.

В дверь постучали.

Малко не ответил. Горничные часто проверяют так, занят ли номер или нет. В дверь постучали опять, четыре настойчивых удара.

– Кто там? – спросил Малко.

– Это Кризантем, – ответили из-за двери.

– Что вам нужно?

По другую сторону двери голос звучал напряженно и встревожено. Малко охватило нехорошее предчувствие, когда Кризантем ответил.

– Это мадмуазель Лейла. Вы ей нужны.

– Черт возьми!

А гориллы спали! Ее, наверное, похитили. Малко вскочил и открыл дверь.

Все произошло в какую-то долю секунды. Малко оказался перед пушкой Кризантема, которую тот направил ему в живот. Он видел, как указательный палец турка сжимает спусковой крючок.

Мозг Малко работал быстро. На этот раз, если память его подведет, все будет кончено. На него смотрел черный ствол пистолета. Через долю секунды пуля 9 мм продырявит Малко.

Кризантем даже не заметил его жеста. Рука Малко взялась за пистолет, и большим пальцем он взвел предохранитель. Турок изо всех сил нажал на спуск.

Слишком поздно. Спусковой крючок был блокирован.

На мгновение золотистые глаза Малко встретились с обезумевшим взглядом Кризантема. Он не забыл, как действует старый стар 9 мм.

Малко вывернул турку руку. Турок взвыл от боли и выронил пистолет. В узком коридоре бороться было неудобно. Кризантем понял, что если он хотел воспользоваться своей силой, чтобы задушить Малко, ему нужно было больше места.

Он с невероятной силой толкнул Малко в номер и сунул руку в карман за удавкой. Малко повалился на двух горилл, и все трое упали с кровати Началась беспорядочная потасовка. На мгновение Кризантем оцепенел от невезения. Никогда бы он не подумал, что такой приличный господин может жить в одном номере с такими типами.

Секундой позже гориллы вскочили. Они быстро проснулись. Кризантем хотел дать тягу.

– Стоп! – крикнул Брабек.

Еще сонный Джонс не сказал ничего, во рту у него пересохло. Пуля его 357-го магнума вошла в двух сантиметрах от ручки двери, которую Кризантем инстинктивно отпустил.

– Не убивайте его, – сказал Малко.

Турок повернулся и получил удар в висок рукояткой пистолета Брабека. Горилла нанес еще один удар в подбородок стволом. Элько почувствовал, будто ему на голову свалилась неимоверная тяжесть, и что у него вырвали все передние зубы. Он скользнул вдоль двери на пол. Последнее, что он увидел, был расшнурованный ботинок Брабека.


***


Придя в себя, он понял, что лежит на кровати прикованный наручниками к спинке. Джонс методично хлестал его по щекам так, чтобы перстень с печаткой каждый раз задевал распухший подбородок турка.

Кризантем попытался шевельнуть головой и вскрикнул от боли. Брабек благодушно улыбнулся и весело проговорил:

– Что будем делать патрон? Выбросим в окно или сперва немного обработаем его?

Турок смотрел на него, вытаращив глаза.

– С тобой произойдет несчастный случай, – продолжал Брабек. – Как с Ватсоном. Ты помнишь Ватсона, которого выбросил из окна?

Кризантем попытался сказать, что он не причастен к этому «несчастному случаю», но ему действительно было больно пошевелить головой. Он с фатализмом ожидал получить пулю в голову или быть выброшенным из окна.

Однако Малко решил по другому. Он сел перед Кризантемом. У него было время побриться и надеть чистую рубашку. Он в упор посмотрел на турка.

– Вы знаете, что я имею право убить вас или выдать полиции, нашему другу полковнику.

Перспектива была не из приятных. Из-за криков, доносившихся из подвалов секретной полиции, цены на жилье во всем квартале упали.

– Я предоставлю вам последний шанс, – продолжал Малко. – При двух условиях. Прежде всего, вы расскажете нам, какую роль вы играете во всей этой истории. И ничего не забудьте…

Турок кивнул.

– С настоящего момента вы будете преданы нам. Это означает, что вы измените вашему прежнему нанимателю. Так, чтобы он ни о чем не догадался. Во всяком случае, это будет лучше для вас…

– А я считаю, что пуля в его славную физиономию будет более верным решением, – вмешался Брабек. – Я охотно это сделаю.

– Ну-ну, дайте ему подумать, – возразил Малко. – Он может быть еще полезен.

Кризантем уже подумал и покачал головой.

– Хорошо, я вас слушаю, – продолжил Малко. – И ничего не забудьте.

Подкрепленный стаканом воды Кризантем говорил около часа. Малко, словно магнитофон, записывал его слова. Когда турок закончил Малко велел гориллам:

– Освободите его.

– Вы скажите своему нанимателю, что не смогли меня убить потому, что я был не один, – посоветовал он Кризантему.- Он ничего не должен заподозрить. Поскольку вы мой шофер, то вам легко будет держать меня в курсе.

Пока Кризантем разминал руки, он повернулся к Джонсу.

– Отдайте ему оружие. И не сердитесь. Так он принесет нам больше пользы. Просто присматривайте за ним.

– А…

Турок убрал пушку в карман, предохранитель все еще был взведен. Немного сконфуженный он попрощался и ушел. Солнце стало припекать. Малко снял трубку и заказал чаю.

В дверь постучали. С поразительной слаженностью Дейв и Крис достали свою артиллерию. Дверь резко открылась, и адмирал Купер вздрогнул, увидев направленные на него стволы. Он сразил троих мужчин взглядом.

– Вы сошли с ума?

Смущенные гориллы убрали пушки. С Купером нелегко было иметь дело. Малко в нескольких словах извинился.

Купер сел и заговорил:

– Мы нашли кое-что интересное.

Глава 16

– По поводу «Мемфиса»? – спросил Малко.

– Теперь я знаю, кем и почему был потоплен «Мемфис».

– Продолжайте.

Малко был как на горящих углях.

– Мои люди нашли дыру.

– Дыру?

– Туннель, если вам угодно, – адмирал замолчал, чтобы придать больший вес своим словам. – Русские вырыли туннель под Босфором, под противолодочной сетью. Другой конец туннеля выходит в Черное море. Оттуда остается только взять курс на Севастополь. Колоссальная работа. Туннель имеет сто метров в длину. С обоих концов он выгляди как траншея глубиной метров в двадцать. Сам туннель, вероятно, имеет высоту в восемнадцать метров… Этого достаточно. В ширину он метров десяти. Вот откуда извлекалась земля. 20 000 кубометров.

Малко ошеломленно покачал головой.

– Невероятно. Я думал, что русские просто оборудовали базу подлодок по эту сторону Босфора, чтобы секретно поддерживать их корабли, которые решаются зайти в Средиземноморье. Все это очень серьезно. Это означает, что в случае войны их подводные лодки с ядерными ракетами окажутся в Средиземноморье, в то время как их будут ждать со стороны Владивостока или Архангельска…

Адмирал согласился с ним.

– Я уже сообщил президенту. Это очень важный вопрос для страны. Я удивлен не меньше вашего. И к тому же все это происходит в верной стране союзнице!

– Но, адмирал, – перебил Малко, – размеры вашего туннеля кажутся мне слишком маленьким для атомной подводной лодки. «Мемфис» застрял бы в нем, не так ли?

– Это вы так думаете, – возразил Купер. – Год назад нам удалось узнать, что русские миниатюризировали некоторые атомные подлодки, превратив их в «карманные». И они тоже вооружены ракетами дальнего радиуса действия. Шесть таких лодок могли бы уничтожить 6-й флот за какие-то четверть часа.

– Но как вы обнаружили туннель? Вход в туннель далеко от «Архангельска», он сел на мель вблизи берега.

– Случай. Мои люди стали осматривать дно вокруг танкера и обшивку. Они легко обнаружили шлюз, выходящий в Босфор, но там не было больше ничего интересного. Более часа они вели поиски кругами, но безрезультатно. Они только нашли в корпусе «Архангельска» еще один шлюз в кормовой части, более широкий. Вероятно, оттуда водолазы доставляли легкий сплав, которым укрепляли стены и дно туннеля.

Нам помог случай выяснить суть дела. Одному из наших людей стало плохо. Он обмер и завяз во впадине. Освобождая его, мы наткнулись на стальной трос, закрепленный в скале в десятке метров от шлюзовой камеры «Архангельска». Оставалось только проследовать вдоль него. Он привел нас прямо к туннелю на турецкой стороне. Думаю, русские проложили этот трос для того, чтобы облегчить работу водолазов. Воды Босфора часто загрязнены, а они должны были работать ночью.

– Но зачем водолазы?

– Даже для карманной подводной лодки туннель довольно узок. При малейшем неудачном маневре можно сесть на мель. Таким образом, проходящие через туннель подлодки должны сопровождать водолазы, которые указывают им курс, вероятно, с помощью звуковых сигналов.

Малко налил себе виски. Все выглядело фантастически неправдоподобно. У него в голове было столько вопросов.

– Но как вырыли этот туннель?

– Возможно с помощью бурильных установок, которые мы используем для бурения пакового льда. Земля удалялась через гибкий шланг и отсасывалась тралом. Таким обозом они легко могли бурить по пять-шесть метров в день. В том месте нет скал…

Окончательно проснувшиеся гориллы слушали во все уши. Их пистолеты казались им бесполезными в подобной истории.

Зазвонил телефон. Малко снял трубку, потом передал ее адмиралу.

– Это вас, адмирал.

Разговор был недолгим. Купер послушал пару минут, спросил «когда?» и озабоченно повесил трубку.

– Начинается. «Архангельск» только что взлетел на воздух. Сильный взрыв без пожара четверть часа назад. Корабль погрузился под воду метра на три. Представители официальных властей на месте, но русские их опередили. Советский морской атташе поднялся на борт «Архангельска» и вывесил на нем красный флаг. Он закатил дьявольский скандал, заявив, что танкер стал жертвой диверсии…

– Диверсии!… Они не теряли времени. От специального оборудования на «Архангельске» наверное, ничего не осталось. Те, кто упустил нас, вернулись замести следы.

– Тем не менее, история с туннелем наделает шуму. Жаль, что нельзя показать его туристам, как показывали русские наш туннель для прослушивания переговоров в Берлине в 1961. Я предупрежу турецкие власти, чтобы мы могли официально взорвать этот чертов туннель как можно скорее. Нужно дать пресс-конференцию…

Купер уже взялся за ручку двери, когда Малко окликнул его.

– Адмирал, вы забываете кое-что важное…

Офицер повернулся, он торопился уйти.

– Что?

Малко потер левую щеку. Его золотистые глаза были прикрыты. Он тихо заговорил.

– Хорошо, что туннель обнаружили. Но чтобы русские подлодки проходили по нему, нужно еще кое-что.

– Кое-что?

– У входа в Босфор есть турецкий контрольный пост. Даже в туннеле ваша подлодка наделает шума. Кто-то должен закрывать глаза или, вернее, уши, когда одна из них проходит по туннелю.

Купер окаменел.

– Вы хотите сказать, что среди тщательно отобранных офицеров и обслуживающего персонала поста наблюдения есть русский агент?

– Один или несколько. И это случается не в первый раз. В НАТО уже раскрыли вражеского агента. Поэтому мы не должны торопиться. Туннель от нас никуда не денется. Мы уничтожим его в любой момент. Но опасно забывать о высокопоставленном шпионе.

Купер колебался.

– Придется проверить около пятидесяти турок, – сказал он. – Это займет недели, если представить себе, что турецкие службы безопасности подумали об этом до нас. Наш человек наверняка засекречен… Во что вы хотите меня втянуть?

Наступила пауза. Гориллы в углу прикидывали объем предстоящей работы. Если бы им предоставили возможность, они бы нашли паршивую овцу, и не одну.

Малко нарушил молчание.

– У меня есть мысль, которая позволит сэкономить нам время. Но вы должны послушать меня и не вмешивать в это дело турков.

– Что нужно делать? – подозрительно спросил Купер.

– Повидайтесь с полковником турецкой безопасности. Постарайтесь получить у него полный список людей, занятых в настоящий момент прослушиванием, и время их дежурства. Особенно список увольнительных за последний месяц.

Купер вздрогнул:

– Вы заставляете меня делать грязную работу. Я не шпион. Займитесь этим сами.

– Я вызову у него подозрение. А вы нет…

– Хорошо, – неохотно согласился Купер. – Я пошлю своего адъютанта. Я вам позвоню.

Едва дверь за Купером закрылась, Малко сел на кровать.

– Поспите, – сказал он гориллам. – Кажется, днем у нас будет работа. Пусть один из вас останется поблизости от дома драгоценного Кризантема, на случай, если ему в голову придут дурные мысли.

Гориллы ушли. Малко взял телефон и позвонил Лейле.

– Ты должна прийти ко мне скрасить мой отдых, – нежно проговорил австриец. – У меня все болит, мне нужен массаж.

– Я приду, но не для того, чтобы сделать тебе массаж, – в такт ответила Лейла. – Если ты очень устал, я вернусь к себе.

Она повесила трубку. Малко направился в ванную, почистил зубы и ополоснулся одеколоном.


***


Пробило пять часов, когда в дверь Малко постучали.

Он подозрительно крикнул из постели:

– Кто там?

– Адмирал Купер, – ворчливо ответил ему Купер.

К счастью Лейла ушла к себе. Купер вошел и бросил на постель папку с документами.

– Вот то, о чем вы меня просили. Теперь дело за вами, господин Волшебник.

– Спасибо, адмирал.

Малко улыбнулся, взял папку и стал читать отпечатанные на машинке листы.

– Это список людей, которые ответственны за систему наблюдения. Все они офицеры. Сменяются каждые шесть часов днем и ночью. Вместе с заместителями здесь 150 имен! Надеюсь, вам в голову пришла хорошая мысль, иначе мы провозимся до судного дня.

Купер сел в кресло и закурил сигару. Малко подошел к окну и посмотрел, как большое грузовое судно плывет по Босфору. Потом он взглянул на лист бумаги, который держал в руках. На нем была всего дюжина имен с примечаниями напротив каждого из них: список отсутствовавших в течение месяца. Малко внимательно его прочел. Каждое имя запечатлелось в его памяти. Он положил лист и сел напротив Купера.

– Послушайте, когда исчез «Мемфис»?

– 24-го июля в три часа после полудня, – без колебаний ответил адмирал.

– Хорошо. В тот день на посту наблюдения не было увольнений. Зато 23-го июля лейтенант Бейази, который должен был заступить на смену с полуночи до шести утра, был заменен в последний момент. Вечером у его матери случился сердечный приступ, и он всю ночь провел с ней.

Купер сделал большие глаза.

– Ну и что?

– Слушайте внимательно, адмирал, – сказал Малко. – «Мемфис» был атакован неизвестной подводной лодкой, предположительно советской, которая неподвижно стояла в глубине Мраморного моря. Теперь мы знаем, как она туда попала. Но есть кое-что странное: корабли, проходящие через туннель, ненадолго задерживались в Босфоре или в Мраморном море, которое представляет собой водяную лужу, где их легко могут обнаружить турецкие войсковые единицы.

– Она могла потерпеть аварию, – перебил Купер.

– Маловероятно. Вспомните, что, торпедировав «Мемфис» подлодка умчалась, словно стрела. Если вам будет угодно, оставим на время гипотезу об аварии. И представьте себе, что наша подлодка не выходила из туннеля, а направлялась к нему.

– Зачем?

– Чтобы вернуться на базу после прогулки по Средиземноморью, черт возьми. Теперь представьте себе, что она получила приказ ждать, потому что в последний момент выяснилось, что ее безопасность нельзя гарантировать.

– Пока это всего лишь гипотеза.

– Да, но послушайте: 23-го июля с шести часов до полуночи лейтенанта Бейази заменил один из его товарищей лейтенант Исмет, который дежурил всю ночь, пока тот ухаживал за больной матерью. Следовательно – если моя догадка верна – подводная лодка ждала в глубине Мраморного моря, чтобы без риска пройти через туннель. И вспомните: когда ее обнаружили, она взяла курс на Босфор, что повергло всех в изумление, потому что это – тупик.

Купер обескуражено покачал головой.

– Если вы правы, то остается только одно – вежливо спросить лейтенанта Бейази: Вы русский шпион? У нас нет никаких доказательств против него. А все ваши догадки – ничто, если он будет уверен в себе. Не говоря уже о неприятностях, которые у нас будут с турками. Судя по всему, Безопасность Анкары очень тщательно изучило прошлое всех офицеров, которые работают на станции прослушивания. Это все равно, что сказать, что у президента США партийный билет Коммунистической Партии.

– Тем не менее, у нас нет выбора. У меня есть одна мысль, которая может нам помочь. Если это не сработает, мы ничего не потеряем.

Адмирал скептически пожал плечами.

– В нынешнем положении… Действуйте.

Малко взял телефон и попросил:

– Господина Джонса, пожалуйста.

Горилла сразу же ответил.

– Приведите ко мне Кризантема, – распорядился австриец.

Через три минуты гориллы привели Кризантема. Ему было не по себе.

– Вы знаете имя того, кто вас нанял?

– Да. Господин Донешка.

– Хорошо. Вы встретитесь с неким Бейази – вам дадут его адрес – и вы скажите ему, что Донешка просит у него расписание его следующих дежурств. Если он будет задавать вопросы, скажите, что вы ничего не знаете, кроме места встречи: площадь Золотого Полумесяца, на террасе кафе. А, скажите ему, чтобы он не надевал форму.

Кризантем удивленно на него посмотрел.

– Это все?

– Пока да. И будьте осторожны. Господа Джонс и Брабек будут неподалеку от вас. О’кей? Дейв, уведите его.

Когда турок ушел, Малко сказал Джонсу:

– Когда Бейази выйдет из дома, следите за ним, чтобы я мог узнать его на встрече. Вы сядете за столик рядом с моим.

Купер молча слушал. Оставшись наедине с Малко, он спросил:

– Кто этот Донешка?

– Насколько я знаю патрон русской шпионской сети в Стамбуле. Он должен обеспечивать связь между Бейази и подлодкой. Есть шанс, что Бейази – если это он – попадет в западню. Вероятно, он не профессиональный шпион, он действует по идеологическим мотивам или из чувства мести.

– А если он не придет на встречу.

– Тогда он невиновен… или никому не доверяет. В любом случае, мы немногое можем сделать. Будет лучше, если вы придете и будете следить за операцией издалека


***


На тротуаре перед Малко было полно народу. Он выбрал столик внутри рядом с площадью. Таким образом, он наблюдал за террасой и за улицей. Купер фланировал по площади между витринами рынка.

Прошло четверть часа. Малко посчитал, что Бейази должен был бы придти десять минут назад. Если только его не оказалось дома или…

Высокий силуэт Брабека вырисовывался за оконным стеклом напротив Малко. Как утомленный жарой турист, он плюхнулся на стул и обмахнулся шляпой. Через несколько секунд коренастый человек с темными, коротко постриженными волосами и в темном костюме сел за соседний с Брабеком столик.

Малко сразу же понял, что это был Бейази. Он быстро удостоверился в этом. Положив шляпу рядом с оранжадом, Брабек вошел в кафе. Малко проследил за ним взглядом, и мужчины встретились в грязном и омерзительном туалете.

– Темноволосый тип у вас слева? – спросил Малко.

– Да. Я опознал его с Кризантемом, когда он выходил из дома.

– Хорошо, возвращайтесь за свой столик через пару-тройку минут.

Малко вышел первым и направился прямо к столику турецкого офицера. Тот вздрогнул, когда Малко сел рядом. Австриец не дал ему времени на размышления.

– Я представляю господина Донешка. Он задерживается. Вы принесли расписание?

Бейази подозрительно на него посмотрел.

– Кто вы?

– Это вас не касается, – голос Малко звучал сурово и властно, он нарочно говорил по-турецки с легким акцентом. – Вы принесли список, да или нет? Вы нам понадобитесь в ближайшие дни.

Турок был все еще растерян.

– Почему не пришел Донешка?

– Вопрос безопасности. Нужно, чтобы вас как можно реже видели вместе. Ну, у вас есть информация?

Бейази секунду поколебался, потом сказал:

– Да.

– Хорошо. Опрометчиво отдать мне ее здесь. Пойдемте к моей машине.

Он встал, заметил «Бьюик» Кризантема. Турок был рядом, «разговаривая» с Джонсом. Он подошел к машине и сел сзади, сделав знак Джонсу не двигаться. Бейази немедленно к нему присоединился. Едва устроившись на сиденье, он вынул из кармана сложенный лист бумаги. Малко развернул его и увидел расписание дежурства турка на ближайшие две недели. Он был возбужден и решил сыграть по крупному.

– Надеюсь, на этот раз ваша мать не будет больна, – сурово сказал он.

– Не трогайте мою мать, – проворчал турок. – Бог позаботится о том, чтобы она прожила как можно дольше. А вы, вы выполните свои обязательства?

Дело принимало опасный оборот. Малко форсировал ход событий. Он поднял руку, позвал Джонса и повернулся к турку.

– Лейтенант Бейази, сожалею, но я вас арестовываю. За шпионаж в пользу Советского Союза.

Турок ошеломленно на него посмотрел и метнулся наружу. Его перехватил Джонс, который приставил к его животу кольт. Брабек поспешил ему на помощь. Но помощь не потребовалась. Бейази снова сел в машину, не оказав никакого сопротивления. Увидев, как Кризантем сел за руль, он вздрогнул и изо вех сил плюнул турку в затылок.

Он повернулся к Малко и сказал:

– Это он меня продал.

Малко покачал головой, скрыв свое удовлетворение.

– Не совсем так. На самом деле никто вас не предавал. Возможно, ваша мать. Сама того не желая.

Глава 17

– Давайте взорвем туннель, – предложил консул. – С помощью турков это будет легко.

Золотистые глаза Малко смотрели в потолок. Казалось, он думал о чем-то другом.

– Есть более подходящий вариант, – проговорил он.

– Какой? – живо поинтересовался адмирал Купер.

– Отплатить русским той же монетой…

– Если вам это удастся, ВМФ будет вам весьма признателен, – медленно произнес Купер.

– С политической точки зрения это может быть неосмотрительно, – пробормотал консул. Но его никто не слушал. Все слушали Малко, который излагал свой план.

– Все зависит от нашего друга Бейази.

– Приведите его.

Полковник позвонил. Появился посыльный. Турок отдал ему короткий приказ. Через несколько минут привели Бейази. Его сопровождали два высоких турка в гражданском с физиономиями висельников. Лейтенант был в наручниках, длинная цепь связывал его руки за спиной, другой конец которой держала одна из горилл.

На его лице от скулы до подбородка тянулся длинный порез.

– Он разбил головой окно, – объяснила горилла.

Бейази невозмутимо смотрел в пол, будто он был один. Малко подошел к нему и мягко заговорил с ним по-турецки.

– Вас расстреляют.

Тот презрительно сплюнул.

– Для меня это честь. Моя мать будет гордиться своим вторым сыном, как она гордилась первым.

– Что случилось с вашим братом?

– Его расстреляли. Вместе с пятьюдесятью другими кадетами Военной Школы.

– За что?

– Он хотел, чтобы Турция была независимой, а не марионеточным государством.

– Именно поэтому вы помогали русским?

– Да.

– Вам известно, что они сделают с вашей страной, если выиграют?

Бейази пожал плечами.

– Мы не боимся их. На протяжении двух веков мы боремся с ними. Так будет продолжаться и впредь.

– Из-за вас бессмысленно погибли 129 человек, и, если бы мы не обнаружили туннель, в случае войны он дал бы русским подавляющее преимущество.

– Сначала мы должны избавиться от людей, которые у власти. Только русские дадут нам оружие и деньги для этого. Даже когда меня расстреляют, мое место займут десять, двадцать, сотни других.

Глаза молодого офицера блестели на его уставшем лице. Горилла со злостью дернул цепь. Бейази застонал от боли.

Малко сказал горилле по-турецки:

– Спокойно, мерзавец!

Потом он обратился к турецкому полковнику:

– Я хотел бы, чтобы меня оставили наедине с этим человеком, и чтобы с него сняли наручники.

Турецкий полковник вздрогнул.

– Но он попытается сбежать или покончить с собой! Он убьет вас.

– Я так не думаю, – возразил Малко. – Он дал мне слово офицера, что ничего не предпримет.

– Ладно, снимите с него наручники, – неохотно приказал полковник.

Гориллы отошли в сторону. Лейтенант хмуро стал разминать руки.

– Теперь оставьте нас одних, – попросил Малко. – Адмирал, останьтесь, пожалуйста.

Шестеро мужчин встали и вышли из комнаты. Малко подошел к пленнику и протянул ему «Бенсон» с фильтром. Тот взял сигарету и удивленно посмотрел на Малко.

– Кто вы? Почему все вам подчиняются?

– Они мне доверяют. Так же, как я доверяю вам.

– Почему вы солгали. Я не давал вам слова офицера, и я мог бы сейчас же выброситься из окна. Я сильнее вас.

– Вы этого не сделаете.

– Почему?

– Потому что я могу помочь вам.

– В чем?

– Умереть с честью и спасти вашего брата.

– Бесполезно, он не откажется от своих убеждений. Так же, как и я.

– Речь не об этом. Если вы согласитесь на мое предложение, ваш брат останется жив, и вас не расстреляют.

– Слишком все хорошо.

– Нет, вы мне нужны.

– Что я должен сделать?

– Занять ваш пост, как будто ничего не произошло. В случае, если наши друзья что-то заподозрят, убедить их в том, что вы ничего не сказали, и все осталось в тайне.

– А что потом?

– О, потом мы вступим в игру. У вас один шанс из тысячи. Но поскольку…

– В общем, вы хотите, чтобы я предал.

– Предали еще раз. И вы спасете вашего брата. Я даю вам пять минут на размышления.

Турок был зачарован золотистыми глазами Малко. Он усиленно думал о своем брате. Все в нем восставало против того, чтобы принять предложение австрийца.

Он открыл рот, чтобы сказать «нет», но Малко опередил его:

– Однажды я прочел книгу об истории Турции. Четыреста лет назад один турок, которого звали так же, как и вас, переодетым пробрался в лагерь завоевателей и всех вырезал. Он не ваш родственник?

Бейази изумленно на него посмотрел.

– Откуда вы это знаете? Даже турки не знают об этой истории.

– Я много читаю и у меня хорошая память, – скромно ответил Малко. – Ну, что вы решили?

– Я согласен.

Он произнес это так, будто вместо него кто-то другой сказал «да». Золотистые глаза подавляли его волю.

– Хорошо. Вас освободят. Вам придется трудновато, когда вы встретите ваших… нанимателей. Потом все будет хорошо. До решающего момента.

– А если я провалюсь?

– Вы получите билет на самолет в страну, в какую только пожелаете. Но не слишком то рассчитывайте на это. Убедитесь, что за вами не следят. Теперь я вас оставляю. Позвоните мне утром в Хилтон через два дня. Меня зовут Малко Линге, и я остановился в номере 707.

Малко вышел в другую комнату. Обменявшись с Купером понимающим взглядом, он просто казал:

– Он согласен.

И он отдал распоряжения, касающиеся пленника и его брата.

Турецкому полковнику пришлось согласиться.

– Остается только ждать, приняв необходимые меры предосторожности, – объяснил Малко. – Адмирал, я попрошу у вас нескольких специалистов.

– Конечно.

– Чтобы не привлекать внимания, нефтяной танкер должен заправиться на заводе BP. Достаточно, чтобы он остался там на ночь. На нем должно быть необходимое оборудование и люди.

– Для такой работы у меня достаточно добровольцев, готовых рыть Босфор ногтями, – ответил Купер.

Малко вежливо попрощался и вышел. Он был счастлив оказаться на бульваре Ататюрк посреди такси и пестрой толпы. Он остановился перед лавкой, где продавали сувениры. На витрине были выставлены курительные трубки.

Он вошел, поторговался с полчаса и за 20 ливров купил трубку в форме головы матроса. Затем он сел в такси и вернулся в Хилтон.

Кризантем, который полировал лобовое стекло, оттолкнул портье отеля и сам открыл дверцу такси. Малко улыбнулся ему и произнес фразу, от которой у него по спине побежали мурашки:

– Вы скоро понадобитесь мне.

Турок еще не оправился от шока, когда из другого такси вышли гориллы ЦРУ. Они посмотрели на Кризантема взглядом гремучей змеи.


***


На следующий день во второй половине дня в Босфор вошел американский нефтяной танкер «Марбл Хед». Предупрежденный Купером Малко смотрел, как он проплывает под его окнами. Он имел вид безобидного танкера.

Немного погодя он попросил Кризантема отвезти его в деревню Сариер.

– Я хочу прогуляться по базару, – объяснил он.

Базар и в самом деле был необыкновенным с его разноцветными витринами и торговцами в традиционных нарядах, спустившихся с гор на мулах. Это было более живописное зрелище, чем вставший на якорь серый танкер на другом берегу напротив нефтеперерабатывающего завода.

Прогулявшись какое-то время между лотками, Малко вернулся в отель. Едва он вошел в номер, как зазвонил телефон. Это был Купер.

– Все готово. Вы должны покинуть отель, и убедитесь, что за вами не следят. Одна из наших машин ждет вас на авеню Каддеси. Это серый «Форд» ВМФ. На случай если «Марбл Хед» под наблюдением, для вас приготовили форму.

– Хорошо. Я выйду через полчаса. Я должен принять кое-какие меры предосторожности.

Повесив трубку, Малко зашел в ванную и сполоснулся одеколоном. Потом он спустился в холл и пошел в бар пропустить стаканчик.

Там почти никого не было. Только одна женщина, сидевшая на табурете. Малко занял место рядом с ней и взглянул на газету, которую она читала. Шведка!

Настал момент для крупной игры.

Он мягко заговорил по-шведски:

– Вы очень далеко от родины…

Она вздрогнула.

– Вы швед?

Последовали объяснения. Она оказалась бортпроводницей авиакомпании SAS. Очаровательное создание. И к тому же она была свободна вечером. Экипаж бросил ее… Ее звали Лиз.

– Приглашаю вас на ужин, – предложил Малко. – Приоденьтесь. Встречаемся внизу через полчаса.

Кризантем ждал в холле в кресле. Малко сделал ему знак и дружески взял его под руку, когда он поднялся.

– У меня небольшая проблема, – объяснил он. – Я хочу поужинать с одним другом. Лейла не должна ничего знать. Она очень ревнива. Мне хотелось бы, чтобы вы сперва отвезли ее в ресторан, а я присоединюсь к вам позже.

Лицо Кризантема просияло.

– Встречаемся в Тарабии. Я возьму такси. Она будет здесь через четверть часа. Ни слова Лейле.

Малко поднялся наверх и остановился на четвертом этаже. Крис Джонс был в номере Милтона Брабека. Они играли в покер на ковре. Дверь открыл Милтон.

– Сегодня вечером вы мне понадобитесь. Я сейчас ухожу. Пешком. Убедитесь, что за мной никто не следит. Я пройду пешком триста метров по Кумхуриет до Парк Отеля. Прямо перед ним вы увидите здание, двор которого выходит на небольшую улицу. Я пойду туда. Вы последуете за мной, я рассчитываю на вас.

Он зашел к себе в номер, продел в петлицу гвоздику и спустился вниз.

Лиз уже была там в облегающем ослепительно белом платье. Малко искоса посмотрел на ее загорелую грудь и проглотил слюну: еще одна, которая не носит лифчик.

Он подождал, пока к ним подойдет Кризантем, и сказал:

– Сожалею, Лиз, я жду важного звонка и какое-то время должен остаться в отеле. Поскольку было бы глупо заставлять вас ждать, вы поедете с моим шофером, который покажет вам Стамбул, а потом отвезет в ресторан. Я присоединюсь к вам там.

Немного удивленная Лиз согласилась и последовала за Кризантемом. Перед тем, как она села в «Бьюик», Малко галантно поцеловал ей руку. Он проводил машину взглядом, на минуту вернулся в холл, спросил у консьержа телефон ресторана и вышел.

Крис и Милтон, как один последовали за ним, заметные в своих светлых костюмах, как газовые фонари на пустынной улице.

Малко медленно шел посредине тротуара. Вполне естественно он вошел под портик и подождал во дворе. Подошли Крис и Милтон. Милтон широко улыбался.

– Идите. Мы не двинемся с места.

Малко быстро пересек двор, обогнув бродячих котов, прикорнувших возле старой тачки. В глубине двора деревянная дверь легко открылась. Улица была пустынной. Он побежал.

Во дворе американцы укрылись за углами. Милтон держал в правой руке автоматический кольт, а Крис взялся за рукоятку короткоствольного 38-го «Смит и Вессона» магнум. Оружие, способное уложить слона на расстоянии километра.

Никто не интересовался Малко, и никто за ним не следил.

Серый «Форд» ждал напротив лавки портного. Малко открыл дверцу и сел на заднее сиденье. Машина тронулась с места. Шофер, простой матрос, протянул Малко пакет.

– Ваша форма.

В промежутке между двумя красными огнями светофора Малко переоделся в форму моряка 6-го флота. Проехав паром Мебузан, «Форд» мчался по бульвару Бейлербейи. Через полчаса он остановился на окраине деревни Бейкоз. Там была пристань для небольших судов в Босфоре. Их ждала моторная шлюпка с «Марбл Хед». Как два моряка, возвращавшихся с вахты, Малко и шофер прыгнули в шлюпку под безразличными взглядами двух прохожих. Адмирал Купер ждал их у выхода на наружный трап.

– SAS, позвольте представить вам полковника Марча из спецслужб морского ведомства, – сказал он, когда шлюпка отошла от пристани.

У Марча был вид чиновника. Широкоплечий, лысый, с карими суровыми глазами. Его крепкое рукопожатие превратило фаланги пальцев австрийца в кашу.

– С Марчем двадцать человек. Все профессиональные ныряльщики, – продолжил Купер. – Они в полном вашем распоряжении и будут молчать.

Малко кивнул. Темная громада танкера приближалась. Последовал обмен сигнальными огнями. Шлюпка пристала к наружному трапу, и мужчины поднялись на борт. Купер провел их в офицерскую кают-компанию. Малко вошел. Зрелище было впечатляющим. В помещении было полно черных, сияющих существ. Только их лица напоминали о том, что они – люди.

– Вот мои водолазы, – сообщил Марч. – Лучшие во всей Америке. Они могут все под водой, даже вязать на спицах. Вот этот, Дон Костан, – он показал на одного из водолазов, – прилетел специальным самолетом из Лонг Бич в Калифорнии. Лучший специалист по подводным взрывам.

У всех на поясе в пробковых ножнах был длинный кортик. Малко содрогнулся, подумав о советском водолазе, из-за которого все и началось. Он тоже, наверное, чувствовал себя неуязвимым под водой.

– Они знают, что должны делать, – продолжал Купер. – Вам нужно только дать им максимум необходимой информации. И вам нужно указать им путь. По техническим вопросам обращайтесь к Марчу. Он знает все. Это черное табло в вашем распоряжении.

Малко прошел сквозь толпу. О ней можно было бы подумать, как о стае пингвинов. Черные каучуковые комбинезоны не скрывали только руки и лица. Все были похожи друг на друга: крепкие, сосредоточенные, с невыразительными лицами. Выдрессированные для того, чтобы убивать. Малко стал старательно рисовать на табло. Он подумал о Лиз, которая с нетерпением ждала его в фольклорном ресторане.

Обсуждение заняло около получаса. Марч и его люди задали много вопросов. В конце концов, Малко покачал головой и процедил сквозь зубы:

– Это – фантастика. Туннель прочнее, чем под Берлином[6].

Купер повернулся к нему.

– Операция осуществима?

– Вне всяких сомнений, адмирал. Но ночь коротка.

– У нас нет выбора.

– Тогда вперед.

– Хорошо. SAS, вы отправитесь с первой группой из пяти человек, чтобы найти вход в туннель. Остальные будут ждать вас у левого борта «Архангельска». Там никто их не заметит.

Малко надел комбинезон водолаза, чтобы не быть видимым в темноте, и сел в надувную шлюпку вместе с людьми Марча.

Два человека налегали на весла. Шлюпка медленно плыла вдоль азиатского берега Босфора. Малко вытаращил глаза, стараясь заметить ориентиры. Они миновали неподвижную темную массу «Архангельска».

– Это там, – сказал Малко.

Он заметил огни военного сторожевого корабля. Вход в туннель был под ориентиром посреди Босфора.

Малко тихо разъяснил позицию людям Марча. Они молча его выслушали, потом один за другим бесшумно скользнули в темную воду. Австриец остался один в шлюпке. Он взялся за весла, чтобы его не снесло течением. Все было спокойно. Время от времени по Босфору проходило судно с зажженными огнями. На европейском берегу смутно вырисовывался силуэт Башни Румели.

Через четверть час вода заколыхалась, на борт шлюпки кто поднялся. Это был Марч. Он снял баллоны и просто сказал:

– Мы нашли туннель. Будет нелегко, там сильное течение. Мы поплывем за остальными.

На этот раз за весла взялся он. Через пять минут они подплыли к «Архангельску».

У его борта на волнах покачивалось пять надувных шлюпок. Голубоватый свет электрического фонарика на мгновение ослепил их и тут же погас. Малко успел заметить, что одна из шлюпок полностью загружена ящиками. Марч уже собрал вокруг себя шлюпки и отдавал распоряжения своим людям.

Он поплыл во главе настоящего конвоя и остановился по сигналу Малко. Один из водолазов связал все шлюпки.

Потом один за другим они нырнули. Двое буксировали шлюпку с таинственными ящиками. В очередной раз Малко остался один посреди пустых шлюпок. Он никогда не был чрезмерно возбудимым, но сейчас его сердце билось быстрее при мысли о том, что в

этот момент советские водолазы, возможно, осматривают туннель…

На этот раз Марч появился спустя час. Его сопровождали четверо.

– Нам нужно снаряжение, объяснил он. – Все идет хорошо, но это довольно тяжело, поскольку глубина составляет более двадцати метров.

Все сели в шлюпки. Один из них остался на месте в качестве ориентира.

Они проплыли мимо «Архангельска». После всего темная громада «Марбл Хед» показалась Малко чертовски приятной. Вокруг царило оживление. Странный танкер!

Все были в боевом снаряжении. На палубе стояли груды ящиков. Ни единого огня… Все происходило при лунном свете. В ста метрах на берегу трудно было что-то заподозрить. Вереница теней стала грузить ящики в шлюпки.

Марч подошел к Малко.

– Вы нам больше не нужны. Мои люди нашли туннель. Остается только доставить туда груз. Это почти рутина, но работы на несколько часов. Если только вы не хотите нырнуть вместе с нами…

– Нет-нет, спасибо, – отказался Малко. – Я недостаточно тренирован.

Три водолаза подняли на палубу необычную машину: металлический корпус на двух сферических двуугольниках в виде торпед с винтами, забранными сеткой. К раме были прикреплены две рукоятки, похожие на велосипедный руль. С обеих сторон рымы были подвижные элероны, как рыбьи плавники.


6

В Берлине американцы вырыли туннель в зоне, контролируемой русскими, для прослушивания их телекоммуникаций. Он просуществовал больше года.

– Это наши подводные ручные тележки, – объяснил Марч. – Их разработали после «торпед Ребикова». Управляемые одним водолазом они могут перевозить под водой около двухсот килограммов. У нас их здесь шесть и они будут ходить взад и вперед между нашей исходной точкой и туннелем. Опасно прогуливаться посреди Босфора с нашим грузом. Мы не можем позволить себе роскошь зажечь позиционные огни…

Зачарованный Малко смотрел, как одна из машин бесшумно погружается в воду.

– Водолаз включит мотор, когда отойдет на три-четыре метра, – объяснил Марч.

Перед тем, как вернуться в офицерскую кают-компанию, снять комбинезон Малко заметил по обеим сторонам наружного трапа два силуэта со странным оружием: длинные ружья с оптическим прицелом. Стволы ружей были немалых размеров.

– Инфракрасные ружья с глушителями, – сказал Марч. – На случай, если наши друзья за нами наблюдают и захотят вмешаться. Дальность стрельбы составляет пятьсот метров, и с берега даже не услышат выстрела.

Превосходная организация! Уверенный Малко покинул палубу. Казалось, операция шла неплохо. Переодевшись в форму моряка первого класса, он занял место в официальной шлюпке.

– Вам позвонят завтра утром, – пообещал Марч. – Если мы сегодня не закончим, продолжим завтра.

Шлюпка отошла от танкера с успокаивающим ревом мотора. На корме танкера горел фонарь…

Малко сошел на пустынную набережную. Посмотрел на часы: 11.30. Лиз, наверное, была вне себя от ярости! Его ждал серый «Форд». Шофер дремал, уронив голову на баранку. Малко открыл дверцу, и тот вздрогнул.

– Давайте, поезжайте. Это напротив, – сказал он. – И постарайтесь выбрать кратчайший путь.

Шофер засмеялся. Для того, чтобы сократить путь, нужно было быть амфибией.

В темноте Малко с трудом надел приличную одежду. Шофер мчался вперед на предельной скорости. Они подъехали к парому. Вокруг никого не было. Через несколько минут «Форд» катил по Тарабии.

– Остановитесь здесь, – сказал Малко.

Он вышел из машины, которая тотчас развернулась и уехала. Терраса ресторана была в пятистах метрах, там было полно народу.

Лиз едва оторвалась от тарелки, когда он подошел к ее столику: она вкушала десерт – сладкую баклаву, истекающую медом. Малко присел и извинился: ему пришлось очень долго ожидать телефонного звонка, он сожалеет, что заставил ее ждать, ему не удалось найти в справочнике названием ресторана…

Лиз молча его слушала. Сидевший рядом Кризантем опустил глаза и постарался принять серьезный вид.

– Вы грубиян, – произнесла, наконец, Лиз. – Я жду вас уже два часа.

И в качестве утешения она проглотила большой кусок баклавы.

При виде человечка лет пяти-шести, который ходил между столиками и продавал корзинки с ежевикой, Малко пришла в голову гениальная мысль.

Он подозвал его и дал ему ливр. Счастливый мальчик поставил на стол последние две корзинки. Он был цыганом. Лиз растроганно смотрела на него краем взгляда. Она улыбнулась, когда Малко подвинул к ней две корзинки.

– Мы съедим их вместе. Я не буду ужинать. Это будет мое наказание.

Он взял ее руку и поцеловал. Дела пошли лучше. Удача снова улыбнулась ему: машинально он проследил за мальчиком, который присел на корточки в углу террасы и взял в руки плюшевого мишку, лежащего рядом с корзинками. Подающий надежды бизнесмен превратился в ребенка.

– Посмотрите, – сказала ему Лиз.

Она сразу же оттаяла. Малко воспользовался этим, чтобы положить руку ей на колено под столом. Она не оттолкнула ее. Поедая ежевику, они принялись ворковать. Кризантем испытывал живейшее удовольствие. Этот человек в душе был сватом.

Вдруг взгляд Лиз стал суровым. Она резко оттолкнула руку Малко. Ее глаза пристально смотрели на его галстук.

Он взглянул на него и почувствовал, как ему на голову свалилась тонна кирпичей. Галстук был завязан наизнанку.

– Вы раздевались, чтобы позвонить? – мягко проговорила Лиз.

Прежде чем он открыл рот, она продолжила:

– Теперь я понимаю. Вы хотите одним выстрелом убить двух зайцев в один вечер.

Малко хотел взять ее руку.

– Оставьте меня! – вскрикнула она. – Или я позову на помощь. (Женская логика. Она могла позвать только гарсона.) Когда я думаю… Немедленно отвезите меня в отель.

Она решительно встала, вышла на улицу и села в «Бьюик». Малко внутренне кипел от бешенства. Никогда он не сможет объяснить ей, что раздевался совсем один.

Он оплатил счет и присоединился к Лиз. Когда он сел в машину, она зажалась в угол. За все время поездки она не произнесла ни слова.

Но все это было ничего. Проходя по холлу с Лиз, он заметил на себе сердитый взгляд. Взгляд Лейлы. Когда он хотел подойти к ней, она подчеркнуто отвернулась. Еще одна сцена впереди.

Малко с отвращением взял ключ, поднялся на лифте в свой номер и принял две таблетки нембутала. Бывают вечера, которые не стоит затягивать.

Глава 18

Отправляясь на встречу, Элько Кризантем был обеспокоен.

Русский сидел в «Фиате 1100», припаркованном перед домом. Он был один. Элько сел рядом с ним.

– Ну что?

– Думаю, он выходит из игры.

Он подробно рассказал о неудавшемся вечере Малко со своими любовницами. В конце концов, русский перебил его и сказал:

– В общем, наш друг ускользнул от вашего наблюдения на весь вечер…

– Но он был в отеле, вместе с этой девицей.

– Откуда вы знаете? Это могла быть западня. Для вас лучше, чтобы это было не так. Этот человек опасен. Он уже много раз получал важные сведения о наших лучших людях. Меня удивляет, что, имея на руках нерешенное дело, он проводит время с женщинами. Вспомните о его прогулке по Босфору. Он тоже был с этой танцовщицей. И она не помешала ему работать.

Элько ничего не ответил. Он смутно предчувствовал, что русский прав. Но человек с золотистыми глазами был настолько искренен в тот вечер.

– Я наведу справки в отеле, – предложил Элько. – Я узнаю, так ли все было на самом деле.

– Действуйте быстро. Я буду здесь завтра в это же время.

Кризантем вышел из машины, и русский сразу же уехал. Он едва не врезался в старое такси, настолько он задумался. В этот день у него был еще один важный визит.

Он направился к центру Стамбула по новой автостраде, потом окунулся в лабиринт улиц с деревянными домами. Это был старый Константинополь, кишащий бедными семьями, которые с трудом зарабатывали на хлеб, вырезая трубки или изготовляя туфли без задника и каблука.

Русский остановил машину на углу улицы, которая круто поднималась вверх. Он пошел пешком и сразу же повернул в темный коридор, в котором чувствовался прокисший запах йогурта. Он долго оставался там, всматриваясь в силуэты, проходившие перед дверью. Улица была слишком узкой, и никто не мог ускользнуть от его внимания.

Наконец, он его увидел.

Лейтенант Бейази шел медленно, опустив голову. В руке он нес пакет. Русский выждал несколько минут. Ничего подозрительного. За офицером не следили.

Русский вышел и поспешил за ним. К счастью, он знал, где живет Бейази, поскольку тот уже скрылся из виду. Он быстро догнал его. Офицер ни разу не обернулся.

Он вставил ключ в замок, как вдруг почувствовал чье-то присутствие. Он повернулся и встретился взглядом с взглядом русского. Они не обменялись ни словом. Мужчины вместе вошли в основную комнату. Мебели почти не было. Узкая кровать, стол, стул и старый шкаф. Рядом с кроватью на полочке – вставленная в раму фотография. Обои стен были зелеными, комнату освещала лампочка без абажура.

Русский сел на кровать и вынул из кармана пачку сигарет. Он протянул ее Бейази, который жестом отказался.

– Мы беспокоились. Где вы были?

Офицер немного поколебался.

– Я ездил к матери. Она больна, и за ней некому ухаживать. Я получил увольнительную.

– Вы уезжали из Стамбула?

– Нет. Это рядом. Но я должен заботиться о ней.

Русский пристально на него посмотрел. У Бейази были глубокие мешки под глазами и побелевшее от усталости лицо. Он провел рукой по подбородку, и русский заметил, что она слегка тряслась.

– Вы больны?

– Нет-нет. Просто устал. Очень устал. Я не спал три дня. Моя мать…

– Вы не заболеете?

Бейази невесело усмехнулся.

– А вам то что?

Русский мягко продолжил:

– Ваша последняя болезнь дорого нам стоила.

– Я знаю. Кстати, а оружие?

– Оно прибудет завтра. На судне «Волга». Оно будет выгружено и спрятано в надежном месте.

– Где оно?

– Я скажу вам это через несколько дней.

– Почему?

– Вы нам понадобитесь.

– Когда?

– Завтра или послезавтра. Все в порядке?

Бейази поколебался, прежде чем ответить.

– Да. Но, как вам известно, американцы сбились с ног.

– У нас нет выбора. Это важная миссия. Когда вы будете на службе?

– Завтра вечером. С десяти вечера до восьми и всю следующую ночь в то же время.

– Хорошо. Я рассчитываю на вас. После этого не будет никаких подлодок. Мы хотели бы сохранить этот бесценный туннель на случай более серьезной ситуации… Кстати, если однажды вы почувствуете, что вас подозревают, не раздумывайте: услуги, которые вы оказали нашей стране настолько ценны, что мы предоставим вам советское гражданство и такое же звание в Красной Армии.

– Большое спасибо. Я предпочитаю остаться здесь.

– Как вам будет угодно. Тем временем, я вас предупрежу. Не исчезайте.

Русский встал. Он почти касался головой потолка. Он оглядел эту невзрачную комнату, мрачные стены и вдруг спросил:

– Вам нужны деньги?

– Нет.

Это было сказано ясно и категорично. Бейази уже открыл ему дверь. Мужчины расстались без рукопожатия. Русский неторопливо спустился на улицу. Он испытывал к турку уважение.

Оставшись один, Бейази вынул из пакета эскалоп и зажег спиртовую горелку. Вместе с творогом и редисом это был весь его ужин.

Покончив с ужином, он вымыл руки, надел мундир и вышел. Он остановился у первой попавшейся телефонной кабины на углу авеню Соколу. По телефону разговаривала девушка, и ему пришлось ждать минут десять.

Потом он пошел прогуляться по Флория Корнис, по бульвару вдоль Босфора. В сумерках мягким светом сияла Мечеть Султана с ее шестью минаретами. На пути ему встретились множество влюбленных парочек. Никто не видел слезы в его глазах. Не так часто ему предоставлялась возможность прогуляться по этим местам, которые он так любил.


***


Донешка нервничал. Все должно было закончиться меньше, чем за полчаса. Его машина была спрятана во дворе заброшенной фермы на азиатском берегу недалеко от нефтеперерабатывающего завода BP. Он проводил до берега двух водолазов, они бесшумно погрузились в темные воды Босфора.

Он посмотрел на часы. Час ночи. Подводная лодка должна уже быть в Мраморном море.

Русский нервно закурил сигарету и вышел из машины. В небе светили звезды. Вдали слышался шум Стамбула. Он прислушался. Вокруг была полнейшая тишина. Успокоившись, он открыл заднюю дверцу «Фиата» и приподнял сиденье.

Там был спрятан радиопередатчик. Донешка повернул тумблер, аппарат затрещал. Он тотчас поставил сиденье на место. Как только водолазы вернуться, он пошлет сигнал на рыболовное судно в Черном море. Вполне безобидный траулер…

Русский расслабился. В конце концов, Бейази был на дежурстве до рассвета. Если подлодка задержится, она заляжет на дне Черного моря до завтрашнего вечера.

Мысль о том, что Бейази мог его предать, не пришла ему в голову. Русский знал, что для этой группы офицеров фанатиков он представлял собой деньги и оружие. Какая прекрасная возможность провести американцев! Одним выстрелом убить двух зайцев. Чтобы обмануть ожидание, он решил подойти к лодке, которая служила ориентиром водолазам. Он тщательно закрыл машину.

На берегу никого не было. Но с берега он мог видеть огни поста наблюдения, где работал Бейази.


***


В небольшой комнате, в которой турецкий офицер должен был бы находиться один, было полно народу. Позади него стояли две гориллы из службы безопасности. Малко сидел рядом перед нетронутой чашкой кофе. Множество турецких офицеров ходили взад и вперед между комнатой и остальной частью здания.

Адмирал Купер находился в углу перед коротковолновым радиопередатчиком, с которым управлялся человек в гражданском. Тот начал что-то писать, потом протянул лист бумаги адмиралу.

– Началось, – сказал адмирал. – Они перехватили двух водолазов и нейтрализовали их. Они направляются к подлодке.

Малко не решился спросить, что означает «нейтрализовать» на глубине двадцать метров.

Купер нервно кусал губы.

– Если все получится, это будет самой большой удачей, которая когда-либо улыбалась нам, SAS.

– А что станет с нашими людьми? – спросил Малко.

– Они – добровольцы. В принципе, у них будет время убраться из туннеля. В противном случае…

От его последних слов повеяло холодом.

– Вы слышите что-нибудь? – спросил Купер Бейази.

– Пока ничего. Лодка приближалась, потом она остановилась на глубине в ожидании своих «проводников». Это ненадолго.

– Только бы у них не было кода!

– Это единственный риск. Но, в любом случае, это предусмотрено. Наши люди будут действовать по обстоятельствам. Не забывайте, что мы в турецких территориальных водах.

Бейази поднял руку.

– Внимание!

Все замолчали.

– Моторы заработали. Она приближается.

Напряжение стало невыносимым. Малейшая ошибка могла обернуться катастрофой. А Босфор в эту ночь кишел людьми. Кроме спецгрупп, выполнявших собственно работу, было десять групп снайперов по два человека с радиопередатчиками и ружьями с инфракрасным прицелом, рассредоточившихся по обе стороны заградительной сети. На случай, если кто-то останется в живых, или русские что-то заподозрят.

Невозможно было остановить морское движение, не вызвав тревоги, и какое-нибудь судно могло появиться в самый неподходящий момент.

– Она проходит под сетью, – сообщил Бейази.

Все столпились вокруг него, поскольку только у лейтенанта были наушники. Время шло.

Вдруг комнату потряс глухой взрыв. Бейази снял наушники. Купер пристально смотрел на стрелки контрольного табло. Послышалось еще несколько приглушенных взрывов, потом наступила тишина.

Теоретически все было кончено.

– Остановите движение на Босфоре, – приказал турецкий полковник. – Сообщите всем кораблям, что на поверхность поднялась мина из противолодочного заграждения, и нужно несколько часов, чтобы ее обезвредить.

Один из турков тотчас же ушел.

– Хотите пойти с нами? – спросил Малко Бейази.

– Нет.

После взрыва турок сидел неподвижно. Машинально он взял стоявшую перед ним чашку холодного кофе и выпил.

Все покинули помещение.

Ночь была ясной. Один за другим они направились по тропе к берегу. У самого Босфора они едва не столкнулись с темной фигурой, которая шла прямо на них: это был капитан Марч.

Он подошел к Куперу.

– Миссия выполнена, адмирал. По нашим расчетам русские, должно быть, раскромсаны надвое телеуправляемыми гранатами.

– А наши люди?

– Не хватает двоих.

– Есть шансы?

– Нет. Сначала они поставили магнитные мины на корпус «Ивана» на случай, если в последний момент од даст задний ход. Потом сопровождали его до середины туннеля ударами в обшивку. У них не было времени вернуться…

– У вас есть их имена?

– Килгален и Ретис. Оба добровольцы. Старшие матросы.

Купер повернулся к сопровождавшему его офицеру.

– Подготовьте немедленно два назначения на должность лейтенанта и два прошения о награждении медалью Конгресса. За выдающийся героизм, который останется в неизвестности.

Он протянул руку капитану:

– Это все, что я могу сделать для них. Во всяком случае, их вдовы не умрут с голоду.

Малко удалился от группы, которая шепталась во тьме. Он подошел к берегу. Спокойная водная гладь ярко блестела в лунном свете. И, тем не менее, в трехстах метрах отсюда погибли десятки людей.

Он присоединился к группе.

– Настал момент осветить Босфор прожекторами, – сказал Купер. – Посмотрим, что поднимется на поверхность.

Один из турков умчался выполнять распоряжение.

Через пять минут прожекторы осветили заградительную сеть. На поверхности ничего не было, за исключением большого темного пятна вокруг бакенов.

– Масло, – сообщил Купер.

Вдоль сети по Босфору плыл какой-то предмет: одна из надувных шлюпок водолазов. Вдруг тишину нарушил шум со стороны Стамбула.

Через несколько минут появились четыре катера турецких ВМФ, шедших бок о бок и освещавших своими прожекторами весь Босфор.

– На каждом катере наши люди, – объяснил Купер Малко. – Теперь нам больше нечего делать. Спецгруппы попытаются проникнуть в подлодку, чтобы убедиться, что ни один труп не поднимется на поверхность. Завтра турки починят сеть, которая здорово пострадала, и на этом все закончится. «Мемфис» отомщен.

– Вы не попытаетесь поднять русскую подлодку?

– Слишком опасно. Лучше всех порядочный враг. Мы уничтожили их туннель, из-за которого в случае войны у нас могли быть серьезные неприятности, и мы отплатили им той же монетой. Этого достаточно.

За разговором они поднялись к зданию.

Бейази по прежнему неподвижно сидел на месте. Малко подошел к нему.

– Вы свободны. Не хотите ли теперь пойти с нами?

Тот покачал головой.

– Нет. Я противен самому себе. Я не хочу бороться. Я уйду в восемь часов.

– Вы знаете, что это значит для вас?

– Да.

– Хорошо. Я вас больше никогда не увижу. Прощайте.

Он протянул ему руку. Бейази пожал ее с печальной улыбкой.

– Мой брат…

– Я дал вам слово.

Турецкий полковник слушал их. Малко сказал ему:

– Проследите лично, чтобы брат лейтенанта был освобожден завтра утром!

– Конечно, – ответил турок. – Завтра утром.

Один за другим они вышли из комнаты. Малко направился к серому «Форду» адмирала, как вдруг вспомнил о Кризантеме. Тот все еще сидел за баранкой своего «Бьюика» под насмешливыми взглядами горилл из ЦРУ. Небрежно развалившись на заднем сиденье, с кольтами на коленях, они весело острили по поводу турка.

– Выходите и отпустите его, – приказал Малко.

Гориллы нехотя убрали свою артиллерию и вышли из машины.

Покидая отель, Малко взял Кризантема с собой только для того, чтобы сохранить всю операцию в тайне. Турку было не по себе.

– А что будет со мной? – спросил он Малко.

– Скажите правду. Скажите, что я вас похитил.

– Они не поверят мне.

– Попробуйте.

Кризантем покачал головой и тронулся с места. Позади него остальные машины тоже стали разъезжаться.

Глава 19

Взрыв удивил Донешка, он уже курил двадцать третью сигарету. Сердце подпрыгнуло у него в груди, его едва не вырвало. Как безумный он выскочил из машины и помчался по тропе к берегу.

На горизонте никаких огней. Он постарался убедить себя в том, что взрыв прогремел намного дальше, как вдруг раздался еще один менее мощный взрыв, и над противолодочной сетью забил водяной гейзер.

Он сжал кулаки. Его предали, обвели вокруг пальца, и это предательство будет иметь непоправимые последствия для его страны. Не считая подводников, которые перед смертью, наверное, проклинали того болвана, который попался в руки врага.

Он вернулся к машине и тронулся с места, тихо и непрестанно ругаясь. Он мчался на предельной скорости и остановился только за Мечетью Ускюдар, прямо перед паромом, окруженным пустырями. Он выждал пять минут, чтобы убедиться в том, что за ним не следили.

Потом он откинул заднее сиденье и взялся за передатчик.

Контакт был установлен сразу. Он долго говорил по-русски равнодушным голосом, стараясь ничего не забыть. Затем выключил аппарат и сел за руль. Ему оставалось столько еще сделать. И, прежде всего, свести несколько счетов.

Подождав пять минут, он проехал паром и покатил на север.

Ночь была ясной, на его пути не встретилось ни одной машины. Через четверть часа он подъехал к дому Элько Кризантема. Свет в доме не горел, «Бьюика» не было. Донешка заскрежетал зубами. Это было доказательством того, что турок тоже предал.

Русский прислушался, потом вышел из машины. В правой руке он держал пистолет с длинным глушителем, оружие без серийного номера и опознавательных знаков, изготовленное на небольшом заводе на Кавказе.

Он толкнул решетку.

Под ногами заскрипел гравий, но в доме по-прежнему все было тихо. Тогда он решительно позвонил. Через некоторое время внутри послышался какой-то шум, в прихожей зажегся свет и мадам Кризантем спросила:

– Кто там?

– Друг. Элько дома?

Он говорил по-турецки. Успокоенная жена Кризантема открыла дверь. Выражение лица русского повергло ее в ужас. Она тотчас попыталась закрыть дверь. Слишком поздно. Ударом плеча русский распахнул ее. Увидев пистолет, мадам Кризантем закричала.

Он выстрелил. На шее между ухом и воротничком ночной рубашки появилось большое красное пятно. Две другие пули попали ей в грудь. С ужасающим хрипением она повалилась на пол, напротив двери в комнату.

Для верности Донешка выстрелил еще раз в ухо. Немного успокоившись, он ушел, тщательно прикрыв за собой дверь. Он найдет Кризантема.

В два часа ночи он снова был в нижней части города к югу от Золотого Полумесяца. Он остановился на небольшой улице рядом с Мечетью Кариийе и постучал в дощатую дверь: три удара, потом два, потом снова три. Дверь сразу же открыли. Через десять минут он опять ехал в машине с двумя людьми.

Когда они подъехали к дому Бейази, там было темно. Один из подручных Донешка отправился туда один без оружия и постучал. Ничего. Остальные ждали его в машине. Донешка решил оставить одного человека в засаде чуть выше по улице. Он получил простой приказ: стрелять без предупреждения.

Они уехали. Русским снова овладел гнев. В любом случае для него все было кончено. Боссы не простят его, или же его возьмут турки. Ему совсем не хотелось окончить свои дни в цементных подвалах здания службы безопасности, и он решил драться.

Вокруг парома Ускюдар было все так же пустынно. Он проехал по дороге, по которой ехал час назад, и остановился позади заброшенной фермы. Оттуда он наблюдал за дорогой, которая вела от поста наблюдения, где находился Бейази.

Для очистки совести он спустился до самой воды. Лодка по-прежнему была пуста. Его два товарища либо мертвы, либо попали в плен.

– Думаешь, он придет? – спросил его спутник.

Шанс еще оставался.

– Может быть, он уже уехал.

– Может быть.

Наступило молчание. Вытаращив глаза, Донешка стоял неподвижно во тьме, ожидая рассвета.

В десять минут девятого он толкнул локтем заснувшего компаньона. По дороге ехал мотоцикл. Это был Бейази.


***


Малко разбудил частый стук в дверь. Он зажег свет и посмотрел на часы: 4 утра. Надев халат, он подошел к двери и тихо спросил:

– Кто там?

Он надеялся, что у Лейлы бессонница. Но ему ответил мужской голос.

– Это я, Кризантем. Откройте.

Возможно, это была ловушка. Однако австриец доверился своей интуиции, но принял меры предосторожности. Перед тем, как открыть дверь, он взял телефон и позвонил Джонсу.

– У меня визитер, – тихо объяснил он. – Я не кладу трубку. Слушайте и в случае чего приходите.

Он пошел открыть, в то время как этажом ниже Джонс пытался одной рукой надеть штаны, а другой снять предохранитель кольта.

Кризантем был один. У него был ужасный и измотанный вид, в руке он держал чемоданчик.

– Они убили мою жену, – сказал он. – И они охотятся за моей задницей. Тогда я ушел. Я хочу уехать с вами после того, как разделаюсь с ублюдком, который сделал это.

Я оставляю вам чемодан. Все мои вещи в нем. Если я не вернусь, оставьте его у себя.

– Хотите, чтобы мои парни помогли вам?

Турок покачал головой.

– Не стоит. Это мое личное дело. Если меня убьют, вы окажите мне услугу, продолжив его. До свидания.

И он ушел, тихо прикрыв за собой дверь. «Бьюик» стоял позади отеля. Перед тем, как тронуться с места, Кризантем вынул свою пушку и несколько минут предавался таинственному занятию.

Потом он вернулся к себе. Они наверняка придут сюда.

Он оставил машину далеко от дома и пешком подошел к нему со двора. Прежде чем укрыться в подвале он проверил, что кусок скотча, который приклеил поперек двери, на месте. Следовательно, еще никто не приходил. С пистолетом в руке он устроился на бочке. Ожидание могло продлиться долго.


***


Мотоцикл остановился рядом с «Фиатом». Бейази затормозил, увидев впереди машину. Он поставил ногу на землю, бросил мотоцикл на обочине дороги и подошел. Его лицо ничего не выражало.

– Думаю, вы хотите убить меня, – спокойно проговорил он.

Донешка выскочил из машины, как чертик из табакерки.

– Ублюдок! Я вспорол бы тебе брюхо собственными руками. Ты предал нас. Ты знал, что американцы нашли туннель. Теперь мои товарищи мертвы из-за твоей ошибки.

– Я ненавижу вас, коммунистов. Я спас своего брата.

Вне себя от ярости русский со всей силы влепил ему пару пощечин. Бейази не дрогнул.

Русский достал пистолет с глушителем. Компаньоны последовали его примеру.

– Мы его прикончим здесь? – спросил тот, что был постарше.

– Нет. Я хочу быть спокоен. Поплыли на «Архангельск». Следуйте за мной.

Сопровождаемый двумя русскими Бейази пошел по тропе, которая спускалась к Босфору. Подойдя к берегу, они хотели было сесть в лодку, как их охватила дрожь: у борта плавал огромный черный шар, размеренно ударяясь о планшир.

– Мина!

Вероятно, она оторвалась от заграждения во время взрыва, и ее принесло сюда течением.

Один из русских убежал. Донешка толкнул Бейази в лодку, потом придержал мину за одно из опоясывающих ее колец. Русский уже вернулся с длинной веревкой. Донешка привязал один конец веревки к кольцу и осторожно притянул мину к борту, потом повернулся к Бейази.

– Ложись.

Турок покорно лег на мину, держась обеими руками за крюки. Пока Донешка удерживал мину, его подручные привязали турка руками и ногами к кольцам. Потом Донешка ногой оттолкнул мину.

– Вперед, – приказал он. – Мы отбуксируем господина Бейази на середину Босфора. Так он на что-нибудь натолкнется.

– А если нет?

– Мы будем неподалеку, – ответил Донешка.

Им понадобилось минут двадцать, чтобы доплыть до середины течения. Мина была очень тяжелой. К счастью в этот утренний час прогулочных катеров не было. Зрелище плавающей мины с привязанным к ней человеком, могло бы заинтриговать туристов.

– Стоп! – сказал, наконец, Донешка. Все трое страшно устали.

Они были посреди Босфора. Внизу по течению в тумане виднелись множество судов, плывущих вверх по Босфору. Донешка отвязал веревку и бросил ее в воду. Мина медленно поплыла к кораблям.

– Приятного путешествия, господин Бейази! – с иронией крикнул Донешка. И он добавил:

– Сдохни, ублюдок.

Бейази ничего не ответил. Закрыв глаза, он думал о матери, которая будет беспокоиться, не увидев его.

Налегая на весла, русские вскоре пристали к берегу.


***


Рулевой турецкого судна «Корун» рассеяно вглядывался в Босфор и вдруг заметил плывущий прямо на корабль предмет. Подумав, что эта рыбацкая лодка, он включил сирену, чтобы дать сигнал об опасности.

Предмет продолжал плыть прямо на него.

Включив еще раз сирену, обеспокоенный рулевой взял бинокль. Через пять секунд он крикнул в машинное отделение: «Стоп машина, полный назад!»

Он воевал и мог распознать мину. Рулевой лихорадочно включил сигнал тревоги и сирену. Экипаж поспешил к местам эвакуации.

Мина плыла всего в двадцати метрах от «Коруна». Экипаж в ужасе заметил привязанного к мине человека в форме. У моряков не было времени посочувствовать ему.

Судно потряс глухой взрыв, и впереди по левому борту в небо взмыл водяной гейзер высотой пятьдесят метров. Через пробоину размером два на три метра вода хлынула в носовой трюм.

«Корун» стал тонуть и через три минуты оказался на дне Босфора, надстройки, возвышавшиеся над верхней палубой, едва виднелись над водой. От лейтенанта Бейази остался один эполет, который нашел разъездной торговец чаем на европейском берегу.


***


Слегка побледневшие русские видели взрыв их жертвы. Один из них тихо заметил:

– Смелый парень.

– У нас есть еще работа, – сказал Донешка.

В очередной раз они проехали мимо парома. Через десять минут они были у Кризантема. О нем можно было думать все, что угодно, но Донешка всегда доводил дело до конца.

Нисколько не прячась, трое русских толкнули решетку и вошли в сад.

Кризантем в подвале спокойно сжимал в правой руке старую испанскую пушку. Он тщательно прицелился в одного и нажал на спуск. Никогда не стоит убивать жену турка. Они этого не понимают.

Русский получил пулю в живот. Со страшным хрипом он согнулся пополам и повалился на цемент. У него не было шансов выкарабкаться, поскольку Кризантем крестообразно надрезал пули и натер их луком, отчего могла возникнуть инфекция.

Кризантем продолжал радостно опустошать обойму. Второй русский упал с двумя пулями в груди. Когда он упал на цемент аллеи, Кризантем всадил в него еще одну пулю, которая разнесла ему висок. Потом он вставил другую обойму и стал ждать. Третий русский, которого он знал, исчез.

Послышался шум машины. Мимо портала пронесся «Фиат 1100». Тот не стал испытывать судьбу.

Кризантем спокойно вышел из подвала. Он взял у входа свой плащ и вышел, закрыв за собой дверь. В саду неподвижно лежали два тела. Соседи прильнули к окнам. Кризантем пошел к «Бьюику», оставленному в трехстах метрах от дома.

Через пять минут он постучал в дверь Малко.

Австриец сразу открыл. Он уже побрился и был в пеньюаре.

– Я в вашем распоряжении, – сказал Кризантем. – Меня больше ничто здесь не удерживает. Я отомстил за свою жену, но остался еще один. Надеюсь поквитаться с ним до моего отъезда отсюда. Я не хочу вас беспокоить, подожду вас внизу в холле.

– О’кей, встретимся в одиннадцать в холле.

Кризантем ушел. Малко пошел открыть дверь ванной и освободил Лейлу, на которой была надета рубашка. Она легла на постель и привлекла австрийца к себе. Ненасытная.


***


В одиннадцать часов Малко был в холле. Лейла еще спала. Милтон Брабек и Крис Джонс тоже были там, наблюдая за Кризантемом.

– Пойдемте, – сказал Малко. – Я должен быть на мосту Галата около половины двенадцатого. Мы возьмем машину нашего друга Кризантема.

– Кстати, – он повернулся к двум гориллам, – С сегодняшнего дня Кризантем с нами. Вы будете защищать его так же, как и меня.

Они сели в «Бьюик» в тот момент, когда мимо проходила Лиз. Малко не видел ее с того незабываемого ужина в Румели. Он почувствовал угрызения совести. В конце концов, возможно, он сможет воздать ей должное перед отъездом.

– Лиз! – позвал он. – Не хотите ли прогуляться по Золотому Полумесяцу?

Она с минуту поколебалась. Но предложение прогуляться по Золотому Полумесяцу было заманчивым. С жеманной улыбкой она села в «Бьюик». Оторопевшие от такой вежливости гориллы хотели было привстать.

Они искоса поглядывали на грудь Лиз. Малко повернулся и сурово на них посмотрел. Гориллы тотчас уставились на свои руки.

На мосту Галата было оживленное движение. Грузовики с ранними овощами медленно катили посреди кое-как починенных такси и переполненных автобусов. Плотная толпа двигалась по обоим тротуарам. Кризантем остановил «Бьюик» у въезда на мост и пошел дать усатому копу, который пытался регулировать движение, купюру в пять ливров.

Они все оперлись о парапет. Внизу виднелось скопление стоявших на якоре баркасы, где жили бедные рыбаки. Дощатые дома стояли на воде на прогнивших деревянных сваях. По ночам между сваями бегали крысы в поисках отбросов.

От этой стоячей воды поднимался запах тины и сушеной рыбы, который бы вызвал отвращение у старого морского волка.

Это был Золотой Полумесяц.

Один Малко знал, зачем они сюда приехали. Вдруг его золотистые глаза заблестели.

– Посмотрите, – сказал он.

Вверх по Золотому Полумесяцу два пузатых буксира тянули длинное судно, изрыгая черный дым, от которого потускнели бы купола Мечети Йени.

Все четверо послушно смотрели на судно. На его корме развевался красный флаг СССР. Десяток судов уже стояли на якоре в тупике Золотого Полумесяца, которые в беспорядочном хаосе грузили и выгружали свой груз.

Черное судно уже подходило к мосту Галата, как вдруг что-то произошло.

Послышался резкий щелчок, как будто удар плетью. Правый буксир рванулся вперед. Судно выполнило грациозный вираж и встало поперек Босфора. Перлинь, которым буксир тянул судно, лопнул, вероятно, из-за небрежного маневра.

Другой буксир продолжал тянуть, относя тяжелое судно к северному берегу.

Лоцман, должно быть, заметил свою ошибку. Он резко остановился. Но было слишком поздно. Малко и его спутники видели, как большой черный корпус медленно и неумолимо приближается. На задней палубе жестикулировали и кричали люди.

Кормовая часть грациозно приподнялась над водой и с ужасающим треском врезалась в деревянный дом, который тут же рухнул. Но цементная набережная устояла. Однако листовое железо лопнуло, словно бумага, и на деревянные обломки посыпалась груда ящиков.

В конце концов, судно остановилось. Оно на шесть метров углубилось в набережную.

Озадаченные гориллы, Кризантем и Лиз смотрели на Малко. Тот спрыгнул на набережную. Вдруг он улыбнулся и вытянул руку.

– Сработало, – сдержанно произнес он.

Два ящика разлетелись вдребезги. На набережной валялись длинные черные предметы. Малко показал один из них.

– Вы уже видели разобранный пулемет?

Остальные не успели ему ответить. Их оглушили полицейские сирены. Отовсюду съезжались машины турецкой безопасности. Полицейские быстро выставили оцепление вокруг врезавшегося в набережную судна. За руль зацепилась веревка с бельем, образуя необычную гирлянду.

Турецкий полицейский подобрал обломок ящика и показал его товарищам. На нем было написано русскими буквами размером в двадцать сантиметров: «Запчасти для тракторов из СССР».

Вокруг валялись не менее двадцати стволов крупнокалиберных пулеметов…

– Я знаю капитана, которого ждут неприятности, – пробормотал Малко.

– Копы быстро приехали, – заметил Джонс.

– Последний подарок нашего друга Бейази, – подвел итог Малко. – Он знал, что оружие, которое он потребовал для «своей» революции, привезут на этом судне. Остальное – вопрос организации.

Лиз сильно взволновалась.

– Да, это не была авария, – продолжил Малко. – Веревки перерезали в нужный момент. Это был единственный способ взглянуть на груз. В противном случае ящики выгрузили бы ночью в пустынном месте. Наверняка они предназначались и для других стран.

– Но жители дома? – ужаснулась Лиз.

– Их эвакуировали этой ночью.

Молодая шведка рассеянно смотрела на капитана судна, оживленно беседовавшего с турецким капитаном, который вежливо интересовался у него, устанавливают ли в России на тракторы крупнокалиберные пулеметы.

В любом случае было тяжело, очень тяжело собрать трактор из пулеметов.

– Пойдемте, – сказал Малко. – Представление окончено. – Нужно…

Он не успел закончить

– Ложись!

Лиз посмотрела на него большими глазами. Послышался странный свист. Малко схватил девушку за руку и сделал ей подножку.

Гориллы послушно упали на землю. Кризантем присел у парапета.

Другой свист рассек воздух в том месте, где секунду назад находилась голова Малко.

– Черт возьми, в нас стреляют!- заорал Брабек.

Гориллы мгновенно достали свою артиллерию. Брабек – свой отменный никелированный кольт 45 магнум, Джонс – армейский кольт, а Кризантем – свою старую пушку.

Ошеломленная толпа собралась вокруг их группы. Представьте себе пятерых человек, которые бросились бы на землю на площади Оперы в полдень… Турки задавали себе вопрос, не адепты ли это новой религиозной секты, как вдруг одна женщина заметила револьверы. Она пронзительно закричала и показала пальцем на Брабека.

Толпа сразу же обратилась в беспорядочное бегство. Зеваки столпились метрах в десяти от них.

Позади Джонса от моста отлетел осколок камня. Он инстинктивно выстрелил.

– Во что вы стреляете? – крикнул Малко.

Сконфуженный Брабек не ответил. Он выстрелил наугад, в воздух. Ситуация становилась деликатнее. Стрелять могли только с небольшой площади перед мостом. Но там было полно народу. Машины, прилавки рынка, прохожие…

Стрелять могли и из окон домов, выходивших на площадь.

– Мы не можем так оставаться, – сказал Брабек.

– Если мы поднимемся, нас подстрелят, как кроликов, – возразил Малко.

Послышался еще один свист. Пуля отрикошетила от тротуара.

– Черт возьми, и черт возьми, – выругался Джонс.

– Прикройте Лиз, – приказал Малко.

Для этого горилла знал только один способ, которому его научили в ФБР. Он подполз к девушке и навалился на нее всем телом. Лиз закричала и попыталась освободиться, но 90 килограммов американца намертво прижали ее к асфальту.

Она должна была бы бать польщена: так прикрывают государственных деятелей. Но от потрясения он слегка стукнулась носом о тротуар, а горилла был тяжел…

Метр за метром четверо мужчин осматривали площадь. Убийца был там. Поскольку он использовал глушитель, то мог меряться с ними силами столько, сколько ему было угодно.

Брабек слегка приподнялся, чтобы посмотреть за рядами зеленщиков. Шляпа слетела с его головы, и он поспешно упал на землю.

– Попробуем отползти, – предложил Малко. – Иначе мы никогда отсюда не выберемся.

Они поползли, как вдруг Брабек застонал:

– О, только не это!

К ним направлялся с воинственным видом и помахивая дубинкой коп с перекрестка.

– Что вы там делаете? – крикнул он. – Поднимайтесь и уходите.

– В нас стреляют, – попытался объяснить Малко.

– Вы что, смеетесь надо мной, – заорал усатый.

Вдруг он заметил оружие. Он застыл на месте, но оказался довольно таки смелым.

– Бросьте оружие и поднимайтесь, – приказал он.

Он хотел вынуть из кобуры револьвер, воинственно расстегнул ее и почувствовал себя круглым дураком: как обычно жена положила в кобуру вместо револьвера бутылочку с чаем. У него было слабое горло.

Впрочем, у него не оказалось времени на решение этой проблемы: получив пулю в большую берцовую кость, он с криком рухнул рядом с Малко.

На мосту была паника. Движение с обеих сторон полностью застопорилось. Многие вышли из машин и с почтительного расстояния наблюдали за странной распростертой на земле группой.

Пешеходы тоже остановились. Общим мнением было то, что снимали фильм или рекламу. Все находили это довольно забавным. Поскольку стреляли из пистолета с глушителем, никто не подумал об опасности. Номер копа все оценили, как очень реалистичный.

Для пятерых время остановилось. Особенно для Лиз, которая задыхалась под тушей дисциплинированного Джонса.

Ситуация разрешилась благодаря Малко. Он уже давно «фотографировал» площадь, стараясь заметить что-нибудь подозрительное. Его удивительная память фиксировала каждую деталь.

– Он в черном «Фиате», – сказал Малко. – За торговцем арбузами рядом с трамваем.

Он узнал черный «Фиат», который видел всего один раз в темноте, помятую облицовку радиатора. А за торговцем арбузами он различил силуэт мужчины, который читал газету за рулем. Газета немного передвинулась в сторону: над их головами просвистела пуля.

Теперь Джонс и Брабек тоже увидели.

– Вперед, – сказал Брабек.

Он совершил могучий прыжок и приземлился посреди моста между двумя остановившимися машинами. Теперь он оказался в мертвом пространств, вне досягаемости для стрелка. Двумя большими шагами он пересек мост, вышел на другой тротуар и стал пробираться к черной машине.

Джонс, держа в зубах 357-й магнум, приподнялся над Лиз и пополз к краю моста.

Кризантем последовал за ним. У него был свой счет с убийцей. И очень серьезный.

Трое мужчин вместе добрались до площади. Человек в машине заметил Брабека. Он быстро выстрелил в него три раза и укрылся за «Фиатом». Три пули чудом не задели Брабека.

Американец не стал отвечать. На таком расстоянии он был не уверен в себе. И вокруг были люди.

Убийца побежал вверх по площади, продираясь сквозь плотную толпу на рынке. Трое преследователей были в тридцати метрах позади него. Никто не решался выстрелить. Их бы линчевали на месте.

Вдруг убийца повернул за угол. На пару секунд он оказался вне толпы напротив стены.

Три пистолета выстрелили одновременно. Джонс успел сделать четыре выстрела. Убийца зашатался и скрылся на небольшой улице.

Трое преследователей осторожно последовали за ним. Прибежали запыхавшиеся Малко и Лиз. У Лиз из носа шла кровь.

– Думаю, я задел его, – сказал Кризантем. – Далеко он не уйдет.

Все пятеро вышли на улицу. У каждой двери Кризантем задавал вопросы. Никто не видел иностранца, попадавшего под описание Донешка. Они дошли до конца улицы. Ее перекрыли два турецких полицейских.

Они тоже никого не видели. А стояли они там уже полчаса…

– Нельзя оставлять этого типа на свободе, – сказал Джонс. – Он вооружен, полон решимости и способен на все. Он не мог испариться.

– Обыщем все, – предложил Кризантем.

Они пошли по улице в обратном направлении. Слева было небольшое кафе. Малко взглянул туда и увидел его.

Облокотившись о стойку, спиной к двери, он выглядел, как обычный посетитель. Однако на спине, на уровне правой лопатки, у него расплывалось большое бурое пятно. Наверное, он почувствовал на себе взгляд. Он медленно повернулся и встретился взглядом с взглядом австрийца.

Его руки лежали на стойке. Прежде, чем он успел сделать малейшее движение, Джонс и Брабек уже скрутили его. Убийца вскрикнул от боли и упал на пол. Джонс обыскал его. Пистолет с длинным глушителем был за поясом. Вся его рубашка была в крови.

– Он получил пулю в спину, – заметил Джонс.

Убийца открыл глаза и что-то пробормотал. Малко наклонился над ним.

– Что?

– Я сожалею, что промахнулся… Но…

Его голос был едва слышен. Малко увидел, как он стиснул челюсти, но не успел вмешаться. Русский вздрогнул, его глаза закатились, и он больше не двигался.

– Он отравился, – сказал Малко. – Должно быть, в зубе у него была капсула с цианистым калием. Нужно было лишь покрепче сжать челюсти…

Пришли два копа. Малко объяснил им в чем дело. Они согласились позвонить в службу безопасности. Через десять минут приехал полковник.

Как не обыскивали русского, не удалось узнать даже его имени. Никто не востребует его тело, а русский консул заявит, что он не его подданный.

Малко удалился вместе с Лиз.

– Я сам позабочусь о вашем носе, – предложил он. – И я даже могу поухаживать за вами!

Она рассмеялась и согласилась. Они отправились прямо в номер Малко. Он вежливо посторонился, пропуская девушку вперед. Австриец услышал приглушенный крик и вовремя отошел в сторону, чтобы не быть сбитым с ног. Лиз резко повернулась. Она внезапно остановилась, и Малко получил пощечину, которая наполовину оглушила его.

Он ошеломленно заглянул в номер и вздохнул.

Одетая в черное белье Лейла танцевала перед зеркалом ча-ча-ча.

Глава 20

С самого начала вечеринки SAS Малко Линге молчал. Его золотистые глаза стали зеленоватыми. Он даже не улыбнулся на намек Джонса о его скором возвращении в Австрию. Что-то не клеилось.

И, тем не менее, консул Соединенных Штатов устраивал большой прием в Стамбуле. Если бы он мог себе позволить, то пригласил бы русского коллегу. Только для того, чтобы посмеяться над ним.

Адмирал Купер был в новенькой белой форме. Турки делегировали нескольких полковников, в их числе и шефа спецслужб, который вместе с Малко занимался этим делом. Если его послушать, то турки уничтожили всю советскую шпионскую сеть в их стране. Однако дома у Донешка ничего не нашли. Так же, как и дома у его сообщников. Кончено, был «Фиат 1100» с радиопередатчиком, но передатчик – американского производства.

В углу гориллы любезно беседовали с Малко, который провел их по лавкам, где продавались сувениры, и помог им купить нарядные туфли без задника и каблука для подружек. Все чем славился Стамбул, за исключением курительных трубок.

Малко с раздражением слушал консула, который поздравлял его за умение вести дела, за его деликатность и дипломатичность.

Не хватало только мелких неприятностей.

К счастью вечеринка подходила к концу. Малко уладил с консулом щекотливые вопросы, имевшие отношение к отъезду Кризантема. Турки не желали ничего лучшего для себя, как избавиться от него, но иммиграционные службы Стейтен Айленд упали бы в обморок при виде его curriculum vitae[7]. Консулу пришлось написать теплое рекомендательное письмо, в котором говорилось, что турок служит у него уже три года, что он ярый антикоммунист и достоин стать американским гражданином.

С таким письмом…

К Малко подошел Купер.

– Еще раз браво, SAS. Не думаю, что наши враги опять возьмутся за свое….

– Они попробуют что-нибудь другое.


7

Биография

– Возможно, но вы нанесли им серьезный удар.

Малко перестал вертеть в руке серебряный доллар и посмотрел в глаза офицеру.

– Раз вы так довольны мной, адмирал, вы меня прикроете, если я сделал что-то не так?

Адмирал рассмеялся.

– Что-то не так? Вы хотите похитить вашу танцовщицу живота?

– Нет, все намного серьезнее.

Адмирал помрачнел.

– Вы говорите серьезно?

– Да.

К счастью их никто не слышал в общем гуле голосов.

– Это… не позорит вашу честь?

– Нет. Но это может помешать вам.

– Ничего не поделаешь. В таком случае я вас прикрою. Для меня вы – человек, отомстивший за «Мемфис».

– Благодарю вас, адмирал.

Малко слегка поклонился. Потом он направился к полковнику Ататюрку, который разговаривал с консулом.

– Полковник, я хотел бы поговорить с вами.

Он намеренно повысил голос. Разговоры стихли. Польщенный турецкий офицер встал. Малко странно смотрел на него.

– Полковник, у меня для вас поручение. От того, кто не может поручиться за себя сам.

Немного удивленный Ататюрк ответил:

– Но прошу вас, дорогой мой, говорите.

Никто не видел, как Малко занес руку. Пощечина турку была, как удар мокрым полотенцем. Вторая пощечина оставила такой же красный отпечаток на левой щеке.

Нужно отдать должное: у полковника были хорошие рефлексы. Не успел стихнуть звук от второй пощечины, как у него в руке оказался пистолет. Если бы он оказался на взводе, Малко был бы уже мертв.

Полковник не успел снять предохранитель. Он стоял, как дурак, в упор, глядя на кольты Джонса и Брабека, которые были сняты с предохранителя. Им хватило бы двух секунд, чтобы пересечь зал. Настоящие ракеты.

– Вы позволите? – вежливо предложил Джонс.

Среди турков прошел ропот. Брабек описал дугу никелированным стволом и предупредительно сообщил:

– Даже не думайте.

Честно говоря, подобные фразы успокаивают. Однако консула едва не хватил апоплексический удар. Он поспешил к Малко.

– Вы сошли с ума! Это – офицер, один из лучших в турецкой армии.

– Может быть, но он – сволочь.

Услышав это, дипломат вздрогнул.

– Что вы себе позволяете? Это – друг и союзник.

– Вы помните Бейази?

– Лейтенанта предателя? Да. Ну и что?

– У него был брат в тюрьме. Приговорен нынешним правительством к смертной казни. Бейази согласился помочь нам при одном условии: его брат должен быть освобожден. Этим занимался здесь присутствующий полковник Ататюрк. Сам я дал слово чести.

– Что ж, я уверен, что полковник сделал все необходимое.

– В некотором смысле, да. Брата Бейази расстреляли сегодня утром.

Дипломат побледнел. Полковник, который до этого не произнес ни слова, сдавленно заговорил:

– Я не мог поступить иначе… Этого требовала безопасность страны. Я требую от этого господина немедленных извинений, или я обращусь к своему правительству.

В этот момент подошел адмирал Купер.

– Уходите, – прошипел он. – Я полностью поддерживаю Его Светлейшее Высочество. Вы – человек без чести. Я разрешаю повторить вам мои слова кому угодно. Добавлю, что я не допущу, чтобы мы находились с вами в одном месте.

Турок покорно убрал оружие и, не прощаясь, направился к двери, оставив ошеломленного консула.

Он еще не оправился от шока, как гости покинули его. По правде сказать, полковник Ататюрк был, как местный Берия, и он расстреливал людей за более мелкие проступки…


***


DC 8 грациозно накренился, и Малко увидел Мечеть Султана Ахмета, поблескивающую в лучах заходящего солнца. Рядом с ним Кризантем вытянул шею, чтобы посмотреть на Стамбул.

– Хорошо, за работу, – сказал Малко.

Он развернул на коленях план. Это был будущий салон в замке Его Светлейшего Высочества.

– Дорогой мой, – обратился он к Кризантему, – если мне удастся еще несколько дел, вы станете управляющим самого прекрасного замка в Австрии. Тем временем принимайтесь за работу сами. Вот план работ на ближайшие три месяца.

Кризантем попытался улыбнуться: он ненавидел физический труд, но нужно было зарабатывать на жизнь.

При виде стюардессы у Малко защемило сердце. Она была похожа на Лейлу. На Лейлу, которую он забыл предупредить о своем отъезде.