Алый шелк соблазна

Сара Беннет

Алый шелк соблазна

Пролог

Лондон, клуб «Афродита»

Поздняя весна 1850 года

Прекрасные темные глаза Афродиты, известной лондонской куртизанки, горели острым любопытством. Кресло в египетском стиле подчеркивало ее экзотическую красоту.

– Леди Эллерсли, женщины вашего круга не часто посещают мой клуб. Пожалуйста, скажите же, что вам угодно, и я сделаю все, чтобы осуществить ваши желания.

– Ах, мадам! Если бы все было так просто!

– Возможно, так оно и есть. Расскажите, и мы посмотрим, что можно сделать.

Порция, леди Эллерсли, все еще не могла решиться. На миг ее привычное самообладание дрогнуло, и Афродита поняла, что гостья пытается что-то скрыть.

– Полагаюсь на вашу сдержанность, – со спокойным достоинством произнесла наконец леди Эллерсли.

– Мы все здесь весьма сдержанны, миледи.

В кебе по дороге сюда все казалось таким простым, и вот теперь она сидит лицом к лицу с этой женщиной… О нет, все оказалось совсем не просто! Однако Порция уже приняла решение и не отступит. Да и какая у нее есть альтернатива? Вернуться домой и продолжать бездействовать? Она этого больше не вынесет! Ни одного дня, ни одной минуты!

И ни одной ночи.

Порция сделала глубокий вдох.

– Мадам, как вам известно, я вдова. В моем положении необходимо быть чрезвычайно осмотрительной. Вот почему я приехала сюда в кебе, под чужим именем и в вуали.

Афродита слегка наклонила голову, но по глазам было видно, что она не раз слышала подобные слова. Это воодушевило гостью. В конце концов, она не первая и не последняя. Многие стремятся скрыться от навязанной обществом строгой опеки.

Скрыться?

Нет, скрыться невозможно, разве что на миг забыть о том, чего от нее ждут, и притвориться совсем другим человеком.

– Не желаете ли чашку кофе или чаю? – промурлыкала Афродита, когда Порция на мгновение умолкла. – А может быть, стаканчик чего-нибудь покрепче, чтобы вам было легче рассказывать?

– Спасибо, не нужно, – ответила Порция, стиснув в пальцах изящный ридикюль. Внезапно она заговорила быстро, отчаянно. Поток слов рвался наружу. – Вы очень любезны и предупредительны, но мне сейчас не нужно ни то ни другое. Я не хочу, чтобы меня опекали и нянчились со мною. Не хочу притворяться счастливой, когда я несчастна, не хочу сдерживать слезы и скрывать гнев. Я не желаю прятать свои чувства лишь потому, что в обществе так принято.

Афродита улыбалась, ее черные глаза сверкали любопытством.

– Продолжайте, леди Эллерсли.

– Мадам, на один день, пусть даже на один-единственный час я снова хочу почувствовать себя женщиной. Живой женщиной, а не мраморным памятником своему усопшему мужу.

В нарядной гостиной повисла тишина. Порции хотелось отвести глаза от хозяйки, но она сочла это за трусость и продолжала уверенно смотреть в лицо знаменитой куртизанке.

– Я раскрою вам маленькую тайну, – доверительным полушепотом произнесла Афродита. – Вы не первая знатная дама, которая обращается ко мне за помощью. И, смею думать, не последняя.

– Вот как? Боже, куда катится этот мир! – В голосе Порции прозвучали жесткие нотки, но улыбка смягчила их.

– Этот мир, миледи, придумали мужчины. Вам я скажу то же самое, что говорила всем остальным. Нет ничего дурного в том, что женщина стремится удовлетворить свои чувственные потребности. Это естественно. Однако ваше положение чревато значительным риском. Может быть, разумнее взять любовника из вашего собственного окружения? Друг… Слуга…

Порция покачала головой:

– Нет, мадам. Не должно быть ни тени подозрения. Если малейший слух дойдет до моей семьи или двора… Я не могу чернить память моего покойного супруга. Вы должны понять…

Афродита слегка поклонилась.

– Вы обязаны выглядеть безупречной викторианской женщиной, – шутливо проговорила она. – Я вас отлично понимаю, миледи, и сочувствую вашим трудностям. Вас вознесли на пьедестал, а там одиноко. Особенно, если по природе вы чувственная женщина, а это, я думаю, именно так. Простите, но разве вы не можете снова выйти замуж? Ведь лорд Эдлерсли умер два года назад.

Вопрос показался Порции дерзким, но она решила не обращать на это внимания. Никогда в жизни ей не доводилось быть столь откровенной с женщиной. Она вообще сомневалась, что позволительно вести подобные разговоры. Мысль о том, что сейчас она нарушает одно из незыблемых правил, доставила Порции острое удовольствие.

– Полагаю, в обществе не одобрят мой повторный брак. Сейчас я являюсь воплощением верности своему мужу-герою, ангелом во вдовьих одеждах. Если я снова выйду замуж, чары развеются. Виктория – ее величество королева – желает, чтобы я оставалась в своем нынешнем положении. Ей очень нравится ставить меня в пример другим – этакое олицетворение скорбящей Британии.

К несчастью, все было именно так. В конце концов, она сама виновата. Амбиции и гордость ее матери и собственное чувство долга завели леди Эллерсли в этот тупик. Но разве она согласилась бы поменяться местами с женой какого-нибудь мелкопоместного дворянчика? Ну нет, если уж Порции суждено попасть в ловушку, то лишь в ловушку собственного изготовления!

– Значит, вы не желаете завести любовника и не можете снова выйти замуж. Вместо этого вы пришли ко мне. Разрешите, я угадаю зачем. Вы хотите провести вечер страсти, но так, чтобы это ни к чему не обязывало. Просто незнакомец в одном из моих очаровательных будуаров. Никаких или почти никаких разговоров, а в конце – прощай навсегда.

Если бы Порция имела обыкновение краснеть, она бы покраснела. Но леди Эллерсли с юных лет научилась скрывать истинные чувства под прекрасной и холодной, как английская роза, маской невозмутимости.

– Вы правильно меня поняли, мадам Афродита. Я хочу именно этого.

– Связи с мужчиной, которого вы совсем не знаете? – задала прямой вопрос куртизанка.

Порция вздернула подбородок.

– Да, – без колебаний ответила она. Афродита улыбнулась.

– Дорогая леди, я не пытаюсь смутить вас. Я привыкла говорить с клиентами откровенно, чтобы внести в дело полную ясность, вот и все.

– И за это я очень вам благодарна. Я не привыкла к подобной прямолинейности, мадам. Новизна освежает чувства.

– Тогда позвольте мне продолжить. Вы ведь не девственница? Я спрашиваю потому, что ваш муж был совсем не молод. Он оставался мужчиной?

Даже мать не решалась задавать ей такие вопросы. Да она бы упала в обморок, начни Порция обсуждать с ней поведение мужа в постели. Но сейчас Порция испытала странное удовольствие, беседуя об интимных подробностях, которые хранила целых десять лет.

– Да, он сохранил потенцию, но до замужества я была девственницей. Меня так строго воспитывали, что никаких других вариантов просто не существовало. К тому же я не интересовалась молодыми людьми. О, я была очень серьезной девицей! Никаких любовных мечтаний, никаких фантазий! Мне твердо вбили в голову, что главное – удачно выйти замуж. День за днем я слышала, что от меня зависит благополучие семьи. К своему долгу я относилась весьма ответственно.

Порция говорила правду. Ну, почти правду. Один мужчина все-таки был. Не мужчина, юноша. Она влюбилась и мечтала отдаться ему. Впрочем, мечтала вполне невинно. Разумеется, сам он ни о чем не подозревал. Молодые люди обменялись всего парой фраз, но Порция все лето думала только о нем, а осенью вышла замуж. Она и не вспоминала о своем увлечении. Жизнь ее изменилась. И вот однажды забытые мысли о юной любви вернулись. Но теперь они были не такими невинными…

Афродите незачем о них знать, незачем знать о темных фантазиях, заполняющих ее сны и бессонные ночи.

– Выйдя замуж, я… я поняла, что физическая сторона брака мне приятна, но мой муж действительно был слишком стар и вскоре оказался не в состоянии выполнять супружеские обязанности.

– Понимаю, миледи. Вы любили мужа, но теперь его нет. Мнение света, королевы, собственной семьи вынуждает вас играть роль безутешной вдовы.

– Я и сама не желаю порочить его имя. Не соглашусь на это никогда в жизни. Однако мне всего двадцать семь лет. Я пока не желаю становиться старухой. Мне хочется вспомнить, что значит быть женщиной. Думаю, я успокоюсь, если проведу время с молодым, привлекательным мужчиной. Достаточно будет одного раза.

Унизанные кольцами пальцы Афродиты постукивали по подлокотнику кресла.

– Надеюсь, вы правы, но мой опыт говорит, что чаще всего «один раз» становится лишь началом, – мягко заметила куртизанка.

– Тем не менее я хочу рискнуть, – решительно ответила Порция.

Глава 1

Пожалуй, домой еще рано, решил Марк, шагая по Ковент-Гарден. К тому же Себастьян и Франческа купаются сейчас в семейных радостях. С тех пор как брат Марка женился, он не делает без жены ни шагу. Себастьян превратился в настоящего зануду, и вот результат – Марк свободен, у его ног весь Лондон, а вечер разделить не с кем.

Сегодня Себастьян зашел в комнату брата и задал сакраментальный вопрос:

– Во что ты превращаешь свою жизнь? Плывешь по течению?

Марк пожал плечами, хмыкнул и заявил, что брат просто завидует.

– Разве у каждого есть цель? – продолжал Марк, выбирая жилет. – Как думаешь, этот или новый, с Бонд-стрит?

Себастьян только вздохнул. Вечером Марк побывал в театре, затем поужинал со старыми полковыми товарищами, но тех вызвали в казарму, и он снова остался в одиночестве. Обычное дело, но сегодня Марк ощущал странное беспокойство. Может, пойти в бордель и там убить пару часов? Или посетить варьете, где девицы в коротеньких юбочках, танцуя, высоко вскидывают стройные ножки?

Хорошенькая женщина в дорогом платье бросила на него лукавый взгляд. Марк отлично ее понял: она на работе, ищет богатого джентльмена на вечер. Он уже почти решил стать этим джентльменом, но вдруг вспомнил, что у него действительно назначена встреча, и сунул руку в карман жилета – ага, вот оно, приглашение в закрытый клуб «Афродита».

«Мы приготовили для вас широкий выбор удовольствий», – прочитал он на карточке. Пожалуй, это именно то, что нужно. «Удовольствия» Афродиты сумеют умерить его беспокойство и вернуть обычное беззаботное состояние духа. И Марк решительно махнул рукой проезжавшему мимо кебу.

Порции казалось, что взгляды присутствующих устремлены на нее одну, но лица им не разглядеть – густая вуаль надежно скрывает черты. Странное, пьянящее чувство. Можно смотреть, выбирать, и никто ничего не узнает! Порция всю жизнь ощущала, как ее рассматривают и судят, и сейчас чувствовала непривычную свободу.

Но ведь она едва не отказалась от этого визита.

Виктория, ее величество королева, плохо чувствовала себя, и Порция ждала, что ее вызовут во дворец. К счастью, этого не случилось. В душе Порции облегчение боролось с чувством вины. Виктория набирала вес, это ее страшно огорчало, она пыталась отвлечься от неприятных мыслей в обществе своих друзей и фрейлин, но сегодня с ней остался принц Альберт, а потому присутствия Порции не требовалось.

После ужина Порция рано отправилась спать, объявив, что у нее разболелась голова. Мать, сама страдавшая невыносимыми мигренями, отпустила ее без возражений. Верная горничная Хетти, единственная наперсница, уже ждала свою госпожу. На лице служанки читалась тревога.

– Вы уверены, миледи? Еще можно отказаться.

– Хетти, ты же говорила, что поможешь.

– Конечно, я буду вам помогать. До тех пор пока вы не станете искать любви.

– Любви? – Порция приподняла бровь. – Я ищу страсти, горячего тела, объятий, хочу почувствовать себя женщиной, а не памятником. Что в этом дурного?

– Конечно, ничего, миледи. Подойдите, я помогу вам одеться.

Когда хозяйка была готова, Хетти накинула ей на плечи темный плащ, и Порция спустилась к ожидавшему ее кебу.

И вот она уже в блестящем салоне Афродиты. Здесь много джентльменов. Некоторые приятной наружности, но в основном – наоборот. Разумеется, Порция не рассчитывала встретить тут Аполлона, но она ждала какого-то знака, искры, которая указала бы ей, что это именно он. Ее взгляд переходил с одного джентльмена на другого: этот мал ростом, этот толстый, этот слишком громкоголосый, а тот постоянно посматривает на часы, как будто спешит в другое место.

Зачем она обращает внимание на недостатки? А вдруг она его не найдет?

Порция беспокойно огляделась. Алый шелк соблазнительно зашуршал. Низкий вырез и туго затянутый корсет платья создавали у Порции ощущение чувственности. Платье выбрала Хетти, заявив, что для такого случая оно подойдет лучше всего – ни один мужчина не устоит. А какой чудесный цвет! Боже, как давно Порция не надевала ничего подобного.

Это платье снилось ей ночью. В жарком, лихорадочном сне мужчина держал ее в объятиях и целовал, а потом вдруг обернулся к окну, и в лунном свете Порция увидела, что это он, Марк Уорторн, герой ее юных фантазий из того забытого лета.

Порция вздохнула: может быть, дело в том, что ей нужен не любой мужчина, а лишь такой, которого не существует на свете? Образ Марка Уорторна претерпел в ее воображении большие изменения – Марк повзрослел, возмужал и больше уже не был юнцом, каким она его знала в семнадцать лет. Теперь он стал совсем недосягаемым, да и как иначе? Таких мужчин в природе не бывает.

Афродита, встретив Порцию вечером, предупредила:

– Не тревожьтесь, если сегодня вам никто не понравится. Повезет в следующий раз.

Однако Порция прекрасно знала, что «следующего раза» может не быть. Никогда. У нее не хватит смелости или помешают обстоятельства. Нельзя упускать свой, возможно, единственный шанс. Надо брать то, что посылает судьба.

И вот она сидит у стены в алом шелковом платье с кружевным подолом. Алая вуаль скрывает ее лицо и прическу. В руке уже третий бокал шампанского. Или четвертый? Порция сбилась со счета. Она чувствует легкое головокружение. Очень приятно! Кажется, будто плывешь на мягком, пушистом облаке. Перед глазами кружится хоровод гостей Афродиты, которые заняты выбором. Повеселевшей Порции думается, что подобная откровенность честнее, чем ужасные балы дебютанток, которые она посещала в девичестве. Раз уж женщине предстоит продать себя тому, кто больше даст, пусть все будет открыто!

Порция слегка повернула голову, и он попал в ее поле зрения. Беззаботно кружащаяся перед глазами картина внезапно замерла. Звуки и краски превратились в бессмысленную какофонию.

«О Господи! Этого не может быть!»

Порция отдала себя в руки судьбы, и судьба послала ей странный подарок. Марк Уорторн, мужчина из ее снов, стоял здесь, в центре зала, в клубе «Афродита».

Прежде Марк никогда не бывал у Афродиты. Не то чтобы он избегал веселых заведений и даже борделей, но в этот его судьба не приводила. Конечно, он знал Афродиту – куртизанка приходилась родной матерью его невестке. Но бывать у нее в клубе… Марку казалось, в этом есть что-то неприличное. Теперь, когда в кармане у него лежало приглашение, ситуация изменилась.

Когда Марк переступил порог салона, Афродита, постаревшая копия Франчески, улыбнулась ему, но больше не выказала никаких особых знаков внимания. И ладно. Так даже лучше. Это дело интимное, семейные связи здесь ни при чем.

Марк прошелся по нарядному салону, любуясь прекрасными женщинами и потягивая шампанское. Казалось, он попал в волшебную сказку, где принцессы в откровенных нарядах были готовы выполнить любые его фантазии, лишь бы карман был полон.

И что, спрашивается, в этом дурного? Он же не подыскивает себе жену, а просто хочет провести пару часов в обществе женщины, которая тоже ищет удовольствий. Надо только выбрать ее. Но как выбрать? Они все очаровательны.

И тут Марк увидел ее.

Платье из алого шелка плотно облегало тонкую талию, низкое декольте почти не скрывало грудь. Пожалуй, слишком откровенно, но поза женщины казалась такой величественной, почти королевской… Марк невольно подумал, что она могла бы облачиться и в рогожу, но все равно выглядела бы королевой. Ему хотелось взглянуть на лицо незнакомки, но его скрывала густая, доходящая до плеч вуаль. Таинственная женщина сидела у статуи купидона и была столь неподвижна, что сама казалась статуей. Марк не мог видеть ее глаза, но чувствовал, что она смотрит именно на него.

Он еще раз прошелся по комнате. Женщины в ней были все так же прекрасны и так же готовы доставить ему удовольствие, но сейчас они все выглядели на одно лицо. Марк не понимал, в чем дело, но ноги сами несли его к женщине в алом. Она его заинтриговала.

Незнакомка шевельнулась едва заметно, но Марк вдруг понял, что она остро чувствует его присутствие и, может быть, заинтересована не меньше, чем он. Хорошо бы проверить…

И он снова отправился бродить по салону, краешком глаза наблюдая за незнакомкой. Кажется, она слегка повернула голову в его сторону?

К Марку приблизилась одна из красавиц полусвета, улыбнулась, тронула за руку и заговорила. Он склонился над ней, что-то шутливо ответил, а девушка шлепнула его ярким веером.

Бросив косой взгляд на незнакомку в алом, он убедился, что она – о да! – наблюдает за ним. Скрытое вуалью лицо повернуто в его сторону, стан слегка подался вперед, чтобы не упустить его из виду в толпе гостей. Словно желая скрыть свой интерес, она быстро отвернулась и рассеянным жестом поднесла к губам бокал с шампанским.

Марк двинулся дальше, заговорил еще с одной обольстительницей, потом с другой, но игра потеряла интерес, когда он понял, что дама в алом больше на него не смотрит.

– Достаточно, – с внезапным раздражением пробормотал он себе под нос, развернулся и, как вышедший на охоту хищник, направился прямо к незнакомке.

Она словно почувствовала его приближение, напряглась и повернулась, как будто готовясь к роковой встрече. Может быть, она застенчива? Скорее всего она здесь впервые и не знает никого из присутствующих. Надо же, сама невинность! Марк улыбнулся – становится все интереснее. Он с удовольствием рассматривал свою жертву: безупречные груди вздымались в низком вырезе платья, белая, как молоко, кожа… Леди. И вовсе не старая. Знает ли она, какое впечатление производит на окружающих? Может ли представить, как сильно ему хочется спустить вырез этого алого платья, совсем чуть-чуть, чтобы жадному взгляду открылась вся роскошь ее груди. И взгляду, и ладоням, и губам.

– В вашем стакане пусто, – глубоким, вкрадчивым голосом произнес он. – Позвольте принести вам еще шампанского.

Вуаль дамы казалась совсем легкой, но Марк не мог различить черты лица незнакомки, а ему так хотелось заглянуть ей в глаза.

Женщина молчала.

– Кажется, мы оба одиноки, – продолжал он, как будто ее молчание не имело значения. – Мы – наблюдатели. Мир кружится, как карусель, а мы лишь смотрим. Вы здесь для этого? Понаблюдать?

Ответа по-прежнему не последовало.

– Если вы пожелаете ко мне присоединиться, могу обещать: я составлю вам отличную компанию. – Марк приблизился к даме на шаг, ее голова послушно приподнялась, чтобы не выпустить собеседника из поля зрения. Марк уловил дразнящий запах ее духов. Женщина инстинктивно подняла руку, прикрывая грудь. – О, не делайте этого, – внезапно охрипнув, произнес Марк. – Вы сотканы из той же материи, что и мечты! Не губите впечатление жеманством!

Ответом ему была искра в глазах незнакомки. Мгновение поколебавшись, она опустила руку.

– Благодарю вас! – с жаром воскликнул он. – Вы позволите? – И, не дав ей времени возразить, он взял ее руку и поднес к своим губам. Тепло ее пальцев проникало сквозь тонкую ткань перчаток. Марк видел, что женщину смущает такая близость: когда он отпустил ее руку, она крепко сжала ее в кулак и отвернулась.

Он отступил на шаг и серьезно спросил ее:

– Вы хотите остаться одна?

И снова молчание.

– Очень жаль. – Он окинул взглядом ее фигуру, как будто старался сохранить в памяти чарующий образ. – Мне кажется, мы могли бы чудесно провести время вдвоем.

К Марку вернулся рассудок, он поклонился и отошел, чувствуя острое разочарование. Дама под вуалью заинтриговала его. Он ощущал желание и сам над собой посмеялся: чего ради он жаждет недоступного? Здесь множество женщин, нелепо сожалеть о той, которую нельзя получить.

Он выпил еще пару бокалов шампанского и стал наблюдать за представлением: за полупрозрачным занавесом обнаженные фигуры местных камелий изображали рождение Венеры из картонной раковины. Марку не понравилось.

«Пора уходить. Не хватало еще напиться, исполниться горечи и жалости к собственной персоне!»

Марк уже потянулся к шляпе, когда рядом с ним внезапно появилась Афродита. Колье на ее шее таинственно сверкало, черный шелк платья блестел, а прекрасное лицо, казалось, было неподвластно времени.

– Марк, пожалуйста, не уходите пока!

– Думаю, мне пора, мадам, – твердо ответил он.

– Вам у меня не понравилось?

– Ваш клуб великолепен, а девушки прекрасны.

– Однако вы не в том настроении, чтобы удовлетвориться одной лишь красотой, правда? Вам хочется большего. А вы измените свое решение, если узнаете, что здесь есть дама, которая хочет общения с вами?

– Уверен, что здесь множество джентльменов, которые подойдут ей куда больше, чем я.

– Марк, я говорю о леди под вуалью.

– О даме в алом?

– Вы удивлены? – Афродита улыбнулась. – Вы ей очень понравились, мой дорогой. Но она – особый случай. Ее имя держится в секрете. Она не снимет вуали, пока вы будете вместе. Только один вечер, Марк, – вот все, что ей нужно. Вы можете подарить ей такой вечер, чтобы она помнила его всю свою жизнь?

Марк снял шляпу и с шутливым поклоном передал ее Афродите.

– Полагаю, мадам, что справлюсь.

Глава 2

Порции не сиделось на месте. Когда она сообщила Афродите, какой мужчина ей понравился, та отвела гостью в маленькую, нарядно обставленную комнату. Наверное, уже в десятый раз ее взгляд с тревогой останавливался на роскошной кровати, скрывавшейся в затененном углу. Из-за тяжелых драпировок полога соблазнительно выглядывали подушки. И уже в десятый раз Порция сдерживала порыв убежать отсюда и навсегда забыть о приключении, но усилием воли прогоняла страх: ведь она сама этого хотела, мечтала об этом.

«Я хочу снова почувствовать себя женщиной. Хочу чувствовать. И Марк тоже оказался здесь. Как будто вмешалась судьба…»

О, Марк Уорторн был безупречен. Порция вспомнила его глаза, и ей почудилось, что его взгляд снова обжигает ей кожу. Она так долго мечтала о нем, но даже в самых смелых мечтах – а некоторые из них были действительно смелыми! – она не могла вообразить, что он превратится в столь совершенного мужчину.

Когда Порции было семнадцать, Марк казался недосягаемым. Возможно, в этом и было его очарование. Он понятия не имел о ее существовании. Да и сейчас, вероятно, не смог бы узнать застенчивую девочку, которую встречал, прогуливаясь в парке верхом, ту самую, которая так страшно смутилась тогда в церкви. Но он, безусловно, узнает леди Эллерсли. В Англии ее узнает любой.

Уже юношей Марк выглядел красавцем. Было видно, что он превратится в очень привлекательного мужчину. Высокий, широкоплечий, с узкими бедрами и очень приятным лицом. Его ждала жизнь, полная развлечений. Так и вышло. А Порция осталась узницей собственной совести.

Но какое значение все это имеет сейчас? Она думала лишь о его жарком взгляде, от которого мурашки бежали у нее по спине. Марк знает, как доставить удовольствие женщине. Он способен дать ей все то, о чем она так долго мечтала, а потом уйти и никогда о ней больше не вспомнить.

«Вот и отлично», – одернула себя Порция. Ей не нужны пустые обещания и ложные уверения о будущих встречах. Ей требуются удовольствия без обязательств; на час или два она желает забыть обо всем, и Марк Уорторн поможет ей в этом.

Внезапно дверь распахнулась.

Мужчина на мгновение задержался в дверном проеме. Его силуэт четко обозначился на фоне освещенного газом салона. Порции пришло в голову, что он сделал это намеренно, ибо знал, как хорошо выглядит, но она тут же поняла свою ошибку: Марк остановился, чтобы разглядеть ее на диване у камина.

– Вы позволите к вам присоединиться? – Голос оставался таким же, каким она помнила его с юных лет, но сейчас в нем появилась заметная глубина. Порция вздрогнула, бессознательно отзываясь на ноту соблазна. В голове роились воспоминания, но она отбросила их, стараясь вернуть себе самообладание. Нельзя забывать, кто она такая и как высоко поднялась в обществе!

– О, пожалуйста, – едва слышно произнесла Порция, чтобы ее голос остался неузнанным.

Марк прикрыл дверь и подошел к ней свободным, легким шагом, который привлек ее внимание в салоне. Такой мужчина не может остаться незамеченным. На него всегда будут обращать внимание женщины, будут хотеть его, мечтать о его любви, но он лишь разобьет их сердца.

– Нас не представили, – с улыбкой произнес Марк. Мягкий свет бросал теплые блики на ее кожу. На сей раз Порция не пыталась скрыться от взгляда мужчины.

– Нам ни к чему имена, – пробормотала она.

– Вы правы. – Он сел напротив.

У него карие с золотистым оттенком глаза. Взгляд умный, но несколько циничный. Порция уверилась, что он действительно не слишком серьезно относится к жизни. Да и как иначе? Он вырос в богатой, титулованной семье… Она позавидовала его спокойной, безмятежной манере законченного эгоиста, но знала, что сама никогда не будет такой.

– Мне так хочется увидеть ваше лицо, – с мягкой настойчивостью произнес он.

– Нет.

– Вы боитесь довериться мне? Я умею хранить тайны.

Умеет ли? Впрочем, это не важно. Порция не собиралась поверять ему свои тайны.

Должно быть, он прочел ответ в ее молчании, безразлично пожал плечами, улыбнулся и коснулся ее руки. Порция ощутила жар его пальцев сквозь ткань перчатки. Он гладил тонкое кружево, наблюдая за ней из-под полуопущенных век.

– Вы очень красивая женщина.

– И как же вы догадались?

– По вашим манерам.

– Ах вот как! – насмешливо воскликнула Порция.

– Да, вы очень уверенно держитесь. Знаете, что на вас обязательно будут смотреть.

«А он умен!» Порция убрала руку и поправила вуаль.

– Не тревожьтесь, я не стану подглядывать. – Несколько мгновений он молча, но с видимым удовольствием ее разглядывал. – Позвольте мне сделать то, о чем я мечтал, как только увидел вас.

Порция все еще возилась с вуалью, и он не стал ждать ответа – быстро поднялся, взял ее за руки и заставил встать.

Порция вскрикнула от неожиданности. В ее мире джентльмен не применяет к женщине физическую силу. Она вдруг осознала, что под модным сюртуком прячется мощное, мускулистое тело самца. Упрек был готов сорваться с ее языка, но Порция промолчала. Разве не за этим она явилась сюда? Отступать поздно.

– И чего же вы хотите? – шепотом спросила она, делая шаг назад, чтобы не выдать волнения.

– Вот этого. – Порция не успела и пальцем пошевельнуть, как он протянул руки к ее корсажу и чуть-чуть сдвинул вниз линию выреза.

Она не сопротивлялась, не вскрикнула, не дала ему пощечину, не стала закрывать грудь руками, а просто стояла почти обнаженная и гордая, как королева.

– Простите, – пробормотал он. Не так уж часто ему доводилось просить прощения, но ее поведение его смутило.

– За что? – хриплым шепотом спросила она. – Вы же сказали, что вам этого хотелось.

От этой легкой хрипотцы у Марка закружилась голова.

– Мне следовало вести себя с большей деликатностью.

– Если хотите, мы можем начать сначала.

Марк усмехнулся.

– Не стоит. – Ему было трудно говорить, не видя ее лица. Но при свете камина он кое-что различал: изгиб щеки, линию подбородка.

Марк положил руку ей на грудь, потом склонил голову и губами коснулся соска, втянул его в рот, стал катать языком, как морской камешек. Порция издала звук, похожий на мурлыканье, и вцепилась в его волосы. Марк вновь ощутил дурманящий аромат ее духов.

– Хотите меня остановить? – Он коснулся ладонями ее плеч.

– О нет.

Марк понял, что победил.

Порция дрожала. Марк быстро отыскал застежки на ее платье и ловко справился с ними. Сам он еще не раздевался, и она ему помогла, сначала робко, потом со все возрастающей уверенностью. Развязала галстук, расстегнула воротничок. Заметила, какая мощная у него шея, и ощутила сильное желание поцеловать ее, но, разумеется, не решилась, а лишь просунула руку под тонкий батист рубашки и коснулась его кожи.

Порция приподняла край рубашки и обнаружила полоску темных волос, которая скрывалась за поясом брюк. Кожа Марка была горячей, и Порции захотелось прижаться к ней губами и попробовать на вкус. Ей захотелось сделать все, о чем она так жарко мечтала длинными бессонными ночами.

Но похоже, у Марка были другие планы.

Алое платье Порции шелковым озером лежало у ее ног. Марк опустился на колени и стал целовать внутреннюю сторону ее бедер.

Порция откинула голову назад, с губ сорвался низкий, грудной стон. У нее подогнулись колени. Сбывались самые дерзкие мечты.

Марк приподнял ее и усадил на спинку дивана, удерживая крепкими руками. И вот он снова осыпает поцелуями нежную кожу ее бедер. Порция пыталась выпрямиться, но Марк крепко удерживал ее в этом беспомощном положении. Ее спина выгнулась дугой, ноги остались в его власти. И он этой властью воспользовался. Губы Марка накрыли самую суть ее женского естества. Порцию окатило волной экстаза. Она закричала. Несколько мгновений словно выпали из ее памяти. Мощный поток наслаждения уносил ее прочь от всего земного. Казалось, она кружится в небе вместе со звездами, а потом мягко опускается вниз.

Сознание возвращалось медленно. На Порции по-прежнему оставалась алая вуаль. Только вуаль, и больше ничего. А сама она лежала на кровати в затемненном углу комнаты. Рядом с ней Марк Уорторн. Он тоже обнажен. Порция чувствовала рядом его горячее тело. Он ласково поглаживал ее живот и груди, ожидая, пока она придет в себя.

– Ваша жажда была очень сильна, – произнес Марк, и в его голосе явно слышалось мужское самодовольство.

– О да, – не стала отрицать Порция, да и к чему?

– Я рад, что сумел пригодиться, но теперь моя очередь. – И он накрыл ее своим телом.

Марк опустил руку к источнику ее наслаждения и снова начал свои дразнящие ласки.

– Скажи мне, когда будешь готова, – попросил он. «Сейчас!» – чуть не крикнула Порция, но сумела сдержаться. Ее кожа стала горячей и влажной. Все так долго подавляемые желания с силой рвались наружу. Бедра ее раздвинулись и приподнялись, устремляясь навстречу умелым пальцам.

– Тебе нравится? – прошептал Марк. Порция через вуаль ощутила жар его дыхания. Он слегка переместился, и она поняла, что его отвердевший стержень ищет свою цель. – Позволь мне тебя поцеловать, – прошептал голос искусителя. – Клянусь, я закрою глаза. Позволь лишь чуть-чуть приподнять вуаль и поцеловать тебя в губы.

– О нет…

Его член неглубоко проник во влажную щель, потом, словно поддразнивая женщину, вышел наружу. Решимость Порции ослабела.

– Но только в губы, – прошептала она.

Марк приподнял вуаль, открыв подбородок и губы, медленно-медленно провел по ним пальцем, а потом одарил страстным головокружительным поцелуем. А через мгновение глубоко вошел в ее плоть. Порция ощутила, как в ней нарастает новая волна наслаждения, такая сильная, что у нее перехватило дыхание и она оказалась не в силах даже кричать. Настоящее волшебство! И она могла этого никогда не узнать! Могла навсегда остаться со своими мечтами и с ними уйти в могилу!

Марк издал сильный стон. Порция видела, что сумела доставить ему такое же наслаждение, что он тоже забыл обо всем. Нет ни чувств, ни любви, ни сожалений, ни будущего. Один только этот миг.

Вот этого она и хотела.

Должно быть, Порция задремала, а когда очнулась, то увидела, что Марк лежит рядом и дышит мерно и глубоко.

Ей захотелось погладить его по щеке, провести ладонью по широкой, поросшей темными завитками груди, по плоскому, мускулистому животу… и по всему остальному – тоже. Однако пора было уходить, чтобы вечер, начавшийся так волшебно, не закончился глупой неловкостью. Но она сохранит в памяти каждую мелочь и, сидя на каком-нибудь бесконечном обеде, будет мысленно перебирать воспоминания и улыбаться в душе.

Как жаль, что она его больше не увидит.

«А собственно, почему нет?»

Мысль, коварная и опасная, возникла из ниоткуда.

Порция выскользнула из постели. Сердце отчаянно колотилось. У нее другой план. Один-единственный раз – и все, а больше – слишком опасно.

Вдруг длинные сильные пальцы обхватили ее кисти. Порция замерла, а когда обернулась, поймала уже знакомый и такой волнующий взгляд дразнящих глаз Марка.

– О нет, еще рано. Мы не закончили, дорогая.

– Мне надо идти. – Порция старалась быть твердой, но голос предательски дрогнул.

– Вот как? – Его губы изогнулись в лукавой усмешке. Марк перевернулся на спину и потянулся. Рельефные мышцы рук и ног напряглись. Порция не могла отвести от него глаз. А потом она уже не помнила, как приняла решение, как вернулась в постель, как легла на Марка. Очнулась она, только когда ощутила под собой плотную кожу его тела, к которому прижималась изо всех сил.

Марк ухмылялся и гладил ее по спине и округлым ягодицам. Порция ощутила, как под тяжестью ее бедер напрягся его член, и немного приподняла вуаль, чтобы попробовать его на вкус.

– Пожалуй, еще рано, – с улыбкой прошептала она, чувствуя, как его член трепещет от прикосновения ее губ и языка.

– Марк! – выкрикнул он. – Меня зовут Марк!

«Я знаю», – подумала Порция, но не стала произносить этого вслух, а выпрямилась, положила руки ему на плечи и с соблазнительной улыбкой сказала:

– На этот вечер ты мой. Я могу воплотить все свои фантазии, самые невероятные. И никто ничего не узнает.

– Тогда не теряй времени, – ободряюще улыбнулся он.

Глава 3

– Марк? Во сколько ты вчера вернулся?

Марк приоткрыл глаза. Разумеется, голос принадлежал брату. С тех пор как Себастьян женился, он стал фанатичным приверженцем раннего укладывания в постель. С другой стороны, думал Марк, если бы у него самого была такая очаровательная жена, как Франческа, он, пожалуй, и сам ложился бы раньше.

– Это бекон так благоухает?

– Наверное. Ты собираешься завтракать или будешь продолжать валяться на диване здесь, в библиотеке?

Библиотека подходит для размышлений ничуть не хуже, чем любое другое место. А подумать было о чем. Вчерашнее приключение, встреча с незнакомкой, которая больше походила на греческую богиню, окончилось неожиданно. Марк зачем-то сообщил ей свое имя. А как все было чудесно задумано! Никаких имен, никаких обязательств, никакого притворства. Одна лишь незамутненная чувственная связь. И тут черт его дернул за язык!

Марк рассеянно побрел за братом в столовую и вполне грациозно упал на стул. Брат окинул его косым взглядом и налил кофе.

– Вчера получил письмо от своего управляющего Гривза. Похоже, в Уорторн-Мэноре проблемы с арендаторами.

– Им что, нужен кто-нибудь на подхвате? – с насмешкой спросил Марк. – Себ, я понимаю, к чему ты это говоришь. Хочешь найти мне занятие. Я не нуждаюсь в помощи и сам распоряжаюсь своей жизнью.

Себастьян, стоя у буфета, наполнял тарелку закусками.

– И распоряжаешься плохо, – непререкаемым тоном заявил он. – Прошло много месяцев с тех пор, как ты вышел в отставку, но все еще не решил, чем займешься, какую предпочтешь карьеру.

– Ты сам восемь лет валял дурака, братец. А я потерял всего год или около того. На мой взгляд, карьера – это как пара новых ботинок. Надо выбрать такую, чтобы не жала.

Себастьян поставил перед братом тарелку. Брови его были недовольно нахмурены.

Марк энергично принялся за еду, ибо вчерашние похождения разожгли у него аппетит, но его мысли были далеки от этой элегантной столовой. Интересно, что сейчас делает таинственная незнакомка, леди в алом? Лежит, нежась, в постели, а вокруг хлопочут служанки? А может быть, рядом лежит муж и удивляется, отчего сегодня жена так холодна?

Нет! Марк прогнал эти мысли. Никакого мужа. Она одна. Мечтательно прихлебывает утренний шоколад, думает о нем, об удовольствиях, которые они вместе испытали в клубе «Афродита».

Себастьян многозначительно откашлялся.

– В чем дело, брат? – подавляя зевок, спросил Марк.

– Ты сидишь с открытым ртом и отсутствующим взглядом, как будто собираешься дремать. Насколько я понимаю, ночь ты провел с женщиной?

Марк расхохотался.

– Ну разумеется.

– И хочешь снова с ней увидеться? Узнаю этот стеклянный взгляд. Похоть тебе не к лицу, Марк. Пора остепениться, подумать о женшинах серьезно и найти подходящую жену.

Марк ухмыльнулся.

– Я и так думаю о женщинах только всерьез. Можешь спросить любую, и она скажет тебе, что я обошелся с ней весьма серьезно. Вдумчиво и усердно. К нашему общему удовлетворению.

– И кто же твоя новая любовь? Надеюсь, на сей раз это не актриса. Вспомни, какие тебе пришлось вынести сцены, когда ты расставался со своей предыдущей пассией! Я уж молчу о деньгах, без которых она не могла вернуться к душевному покою. – И Себастьян продолжил перечислять возлюбленных Марка и свои возражения против них, однако брат его не слушал. Он думал о женщине в алом.

Пожалуй, он рассказал бы Себастьяну о вчерашнем приключении, если бы тот согласился на пари. Марк мог поспорить, что его случайная подруга непременно станет искать с ним новой встречи. Обычно с женщинами так и бывало.

Марк планировал согласиться на такое свидание.

Порция спешила в спальню. В галерее звонко отдавались ее торопливые шаги. Сегодня она была подобна вихрю: в кратчайшее время закончила домашние дела, ответила на письма, которые дожидались уже неделю, даже просмотрела счета – нелюбимое занятие, с которым никто, кроме нее, не желал связываться. Сейчас она бежала наверх, чтобы переодеться, приказать закладывать карету и нанести запланированный визит королеве Виктории.

Хетти встретила ее улыбкой.

– Серое шелковое или лавандовый креп, миледи?

Порция лишь недавно сменила траур на полутраур, а потому носила серые, лавандовые и другие сдержанные тона. После двух лет вдовства она могла бы перейти к более ярким расцветкам, но Виктория этого не одобряла. Когда Порция в разговоре с королевой сообщила о своем намерении, Виктория так расстроилась, что у молодой вдовы не хватило духу осуществить этот план.

– Спасибо, Хетти. Серое подойдет. И такой же жакет. Не думаю, что останусь во дворце на ленч, но ты все-таки предупреди маму.

– Ваша матушка еще не выходила. У нее болит голова. Должно быть, это заразно, – заметила Хетти, с любопытством вглядываясь в лицо хозяйки.

Порция не рассказала ей о событиях прошлой ночи.

– Мама очень сдала. Вчера она забыла, как звали отца. На прошлой неделе не могла вспомнить день своего рождения. Не удивлюсь, если однажды она забудет, кто она такая или кто я.

– Просто она забывчива, – успокаивающим тоном ответила Хетти.

– Я говорила об ухудшении ее памяти с доктором Брайантом, но он считает, что ничего страшного. Думаю, надо довериться его мнению. – Но тон Порции явно показывал, что она все-таки не согласна с доктором. В последнее время мать очень переменилась: ее разум, когда-то острый и проницательный, словно бы затуманился. Забывая слово или чье-нибудь имя, она сердилась и не хотела смириться с положением. А что поделаешь? Доктор Брайант сказал, что это признак старения и лекарства от него нет. Ни деньги, ни положение Порции не могли тут помочь.

– Вы сегодня прекрасно выглядите, миледи, – заметила Хетти, но голос ее звучал нерадостно.

Порция подошла к зеркалу, чтобы поправить прическу, и была поражена тем, что увидела. Неужели одна-единственная ночь физического удовлетворения способна произвести подобные перемены? Лицо Порции сияло, кожа выглядела свежей и здоровой, а глаза вдруг сделались ярко-синими.

– Правда? – переспросила она у горничной.

– Что вы скажете, если ее величество спросит, как вы добились такого эффекта?

Порция загадочно улыбнулась, но тут же закусила губу. Давно она так не улыбалась.

– Миледи! – в ужасе воскликнула Хетти.

– Я… я обещаю тебе хорошо себя вести, Хетти.

Да, она осуществила свое заветное желание, и это сошло ей с рук, но больше никогда, никогда нельзя так рисковать.

Марк.

Зачем он сказал ей свое имя? Она ведь не спрашивала. Лучше бы они оставались друг для друга незнакомцами. По крайней мере для него. Она не может поддаться соблазну и искать новой встречи. Повторное свидание обязательно принесет разочарование. Подобного накала чувств нельзя повторить. Нет, она не станет рисковать.

– Ну вот и хорошо, – сказала Хетти, и Порция осознала, что говорила вслух. – Подумайте, что могло бы случиться, если бы вас встретили в подобном месте с этим человеком. Позор…

Порция пожала плечами и мрачным тоном проговорила:

– Мама никогда бы меня не простила. – Однако тут же с улыбкой подумала: «Но скорее всего через неделю она бы все забыла».

– Вас никогда не простит ее величество королева.

Порция считала Викторию своим другом, но всегда знала, что люди, обладающие властью, особенно королевские особы, руководствуются иными мотивами, нежели симпатия или дружба. Если она скомпрометирует себя, Виктория отдаст ее на съедение волкам.

– Ты права, Хетти. Я не могу рисковать. И не собираюсь. С этим покончено.

– Вот и хорошо, – повторила горничная, но в голосе ее прозвучало сомнение, как будто она не совсем поверила своей хозяйке.

Виктория настояла, чтобы Порция осталась на ленч. Маленьким принцам и принцессам разрешили сидеть за столом со взрослыми, и королевская семья являла собой прекрасную картину домашнего благополучия. Виктория и принц-консорт жили совсем иной жизнью, чем прежние монархи, которые раздражали британцев своими скандальными выходками и экстравагантностью. Виктория и Альберт делали все возможное, чтобы доказать своему народу, что они послушны законам Божьим и человеческим, и стремились подавать добрый пример своим подданным.

Разумеется, было много недовольных. Часть аристократии считала респектабельность признаком буржуазности и подчинялась королевской воле лишь на словах, а в частной жизни и не думала изменять своим привычкам.

Порция представляла, как относится к этим вопросам Марк Уорторн. Скорее всего мысль о самоограничении даже не приходила ему в голову. Мнения других людей и угрызения совести не способны лишить его сна. Но сама она привыкла всегда быть «хорошей», «настоящей леди». До вчерашнего вечера.

– Вы улыбаетесь, леди Эллерсли. Чему же? Будьте любезны, поделитесь с нами своим весельем, я настаиваю!

Порция онемела, но тут же собралась с духом. Она давным-давно научилась искусству лицемерия, и сейчас оно оказалось кстати:

– Мадам, я улыбнулась, потому что вспомнила маленькую пьеску, которую мы репетировали в прошлый раз, и задумалась, сможем ли мы продолжить.

Глаза детей заблестели от радости. Беременная на последних месяцах Виктория воскликнула:

– Какая чудесная мысль! Мой дорогой Альберт может к нам присоединиться. Ему полезно ненадолго отвлечься.

За Альбертом послали, и вскоре тот явился. Принц был довольно рассеян. Оказалось, его отвлекли от подготовки к какому-то важному митингу в Сохо. Рабочие требовали земли, работы, справедливости. Радикальные идеи широко расползлись по Европе, они беспокоили королевскую чету и правительство.

– Если эти люди желают жить в республике, пусть отправляются во Францию, – раздраженно проговорила Виктория. – Я не забыла, как они вместо «Боже, храни королеву» распевали в Садлерз-Уэллз «Марсельезу».

– Нельзя отстраняться от подобных вещей лишь потому, что они неприятны, – мягко возразил Альберт. – В Британии есть люди, мечтающие уничтожить всех нас. Они готовят революцию и используют в своих целях бедных и обездоленных. Они с восторгом: притащили бы гильотину на Трафальгарскую площадь и пустили ее в дело.

– О Боже, я не хочу говорить об этом при детях! – шепотом попросила Виктория. – Лучше займемся пьесой. Уверена, леди Эллерсли не желает слушать о подобных вещах.

Альберт бросил на Порцию взгляд, из которого было ясно: он понимает, что о подобных вещах не желает слушать его жена. Альберт по своей природе был человек глубокого ума, но, как и Виктория, боялся малейших перемен в существующем порядке вещей. В Англии еще не забыли, как слетали на эшафотах головы аристократов в революционной Франции. Королевская чета, как и большинство англичан, верила, что каждый обязан хранить верность своей королеве и своей стране и подчиняться ее законам, а жена должна подчиняться мужу.

– Если бы ваш муж, был до сих пор жив, – начал Альберт, – он возглавил бы армию против этих смутьянов и легко одолел бы их.

– Думаю, вы правы, – послушно пробормотала Порция.

– Мы всегда должны о нем помнить, – со слезой в голосе добавила Виктория. – Ваше присутствие, Порция, помогает нам в этом. Вы всегда напоминаете нам о лорде Эллерсли и обо всем самом лучшем в Англии.

– Очень рада, – смиренно ответила Порция. Сейчас она воплощала Британию во вдовьем чепце. Именно об этом Порция говорила Афродите. Образец идеальной женщины для примера и подражания.

Но она вовсе не образец. Она нарушила правила. Воспоминания о Марке были так свежи в ее памяти, что Порция опустила глаза, чтобы Виктория не уловила отражения порочных картин, всего того, что он делал с ней, а она – с ним!

Через несколько дней Порция уже не улыбалась. Воспоминания о той ночи с Марком не угасали, но сейчас они играли против нее. Вместо того чтобы освещать нудные, однообразные дни, они заполняли ночи. Марк приходил к ней во сне, но теперь он был не смутной, безликой фигурой, а настоящим, реальным мужчиной, в которого превратился юноша из ее девических мечтаний.

Являясь во сне, он всегда уходил, оставляя ее неудовлетворенной. Порция стала бояться, что произнесет в забытьи его имя. Вдруг кто-нибудь услышит?

Просыпаясь по утрам, она чувствовала нестерпимое желание, машинально поворачивала голову к Марку, но его не было рядом.

Ей становилось все труднее бороться с внутренним голосом, который убеждал: единственный способ освободиться от наваждения – поддаться желанию еще раз. Почему она не может жить полной жизнью, как другие женщины? В конце концов, это ведь не кто-нибудь, а Марк Уорторн.

Хетти следила за госпожой с возрастающим беспокойством.

– Она ведь предупредила меня.

– Кто предупредил вас и о чем? – Хетти бросила на хозяйку недоуменный взгляд.

– «Чаще всего «один раз» становится лишь началом». – Порция повторила слова знаменитой куртизанки.

Хетти была ошеломлена.

– Вы же не собираетесь снова встречаться с этим человеком?!

– Думаю, придется.

– Но почему? – воскликнула горничная. – Вы же говорили, что больше его не увидите!

– Потому что он сводит меня с ума! – прокричала в ответ Порция. – Как будто он разбудил во мне что-то, и я не могу это теперь уничтожить. Я должна с ним встретиться. Еще раз. Обещаю тебе, Хетти, это будет действительно последний раз. Я не спрашиваю у тебя разрешения. Будешь ты помогать мне или нет, мы все равно встретимся. – Но все-таки Порция знала, что без помощи Хетти ей не обойтись.

Хетти долго молчала, но наконец с мрачным видом кивнула.

– Вы очень рискуете, но раз иначе нельзя, я вам помогу.

Порция с благодарностью взяла ее за руку:

– Благодарю. Мне больше не на кого положиться.

– Я знаю. Вы очень одиноки. И может быть…

Но Порция уже не слушала. В голове роились планы. Она напишет Афродите и попросит ее устроить второе свидание. В глубине души Порция знала, что Марк непременно придет. Она произвела на него не менее глубокое впечатление, чем он на нее.

Вокруг звучали веселые голоса, но Марк Уорторн не поднимал головы, угрюмо уставившись в свои стакан с виски. В клубе «Уайтс» сегодня было многолюдно. Несколько раз Марка окликнули, но он не ответил на приветствия, и знакомые, бросив один только взгляд на его мрачное лицо, оставляли его в покое.

Всю неделю у Марка было странное настроение. Несколько раз он отправлялся вечером в город повеселиться, но возвращался еще до полуночи. Женщины казались ему скучными, разговоры – невыносимыми.

– О Боже! – с циничным недоверием замечал его брат. – Да ты и впрямь начал новую жизнь.

– Ну ты же хотел, чтобы я возвращался по крайней мере до рассвета, – с насмешкой в голосе отвечал Марк..

– Неужели все красотки сидят по домам?

Марк недовольно рыкнул, но правда состояла в том, что им интересовалось множество прекрасных дам, но только не та, которой заинтересовался он сам. Ни одна женщина еще не действовала на него подобным образом. Он не понимал, в чем дело, почему его преследуют мысли о той, чьего лица он не видел, а имени не знал.

Он уже почти ненавидел ее. Марк не заметил, как незнакомка в алом проникла в его мысли, чувства, сны. Теперь она была везде.

– Черт возьми! Что же делать?.. – пробормотал он себе под нос, покачивая в руке тяжелый хрустальный стакан.

А сделать ничего было нельзя. Он пробовал. Сегодня вечером он снова был у Афродиты, пытался выведать у нее имя незнакомки, но тщетно. Глядя на гостя непроницаемым взглядом, Афродита ответила:

– Я не могу раскрыть тебе ее имя. Марк. Ты знал условия, когда соглашался. Одна ночь – и все.

– Но разве нельзя слегка отступить от правил ради родственника? – И он обаятельно улыбнулся.

Афродита покачала головой.

– Негодник! Нет, Марк. Это невозможно. Даже ради тебя.

Разочарованный, Марк ушел. Виски уже затуманило голову. Пора домой. Домой. Но там Себастьян и Франческа так откровенно купаются во взаимной любви, что Марк чувствует себя еще более одиноко, чем здесь.

Одиноко? Марк удивленно тряхнул головой. С каких это пор он чувствует себя одиноко? Жизнь – чудесное приключение, и Марк всегда с охотой шел туда, куда она его заманивала. У него есть друзья, любовница, пара врагов. Марк Уорторн никогда не бывает одинок.

– Афродита сказала, что вы должны быть здесь.

Знакомый голос. Марк приподнял отяжелевшую голову. Боксерский нос, жесткие серые глаза. Лицо тоже знакомо, но откуда?

– Джемми Добсон, – сообщил посланец. – Она отправила меня за вами, сэр. Велела сказать, что вам повезло.

– Мне всегда везет, – невнятно пробурчал Марк.

– Похоже, так и есть. Час назад в клуб прислали записку. Ваша красотка хочет с вами встретиться.

Секунду Марк соображал, о ком идет речь, а потом ухмыльнулся.

– Когда? – спросил он, попытался встать, но покачнулся.

Добсон поймал его за руку и помог удержаться на ногах.

– Когда отрезвеете, – бесстрастно ответил он. – Поехали. Вам надо домой.

– Я знал, что она захочет снова со мной увидеться, – с пьяной хвастливостью заявил Марк, пока Добсон провожал его до двери. – С женщинами всегда так.

Как он мог усомниться? Несмотря на вуаль и всю эту таинственность, она всего-навсего женщина. А Марк всегда был уверен в своей способности доминировать над прекрасным полом. Он облегченно вздохнул и отбросил все странные мысли, которые преследовали его в последние дни, и предался мечтам о свидании со своей богиней.

Глава 4

У Порции дрожали руки. Чтобы успокоиться, она плотно стиснула ладони. Не надо нервничать. Она сама приняла решение и полностью контролирует ситуацию. Марк согласился с ее условиями.

Порция резко встала. Зашуршало алое платье. Марк просил, чтобы она снова его надела. Порции польстила эта просьба. Ко всему прочему этот ее наряд создавал атмосферу нереальности. Казалось, они оба выходили за грань привычного и оказывались в мире собственных фантазий.

Теперь задрожало все тело. Да что с ней такое? На самом деле Порция знала, в чем дело. Дело в нем, в Марке Уорторне. Она словно бы стала принадлежать ему. Порция не ждала этого и не хотела, а теперь вот жаждет его прикосновений, как наркоман жаждет трубки с опиумом. Куда делась ее свежесть? Она побледнела, глаза стали как будто пустыми. Она хотела его так сильно, что боялась: он услышит желание в ее голосе, если даже не сумеет прочесть его в укрытом вуалью лице.

«Не будь смешной», – одернула себя Порция.

Он всего лишь мужчина, мужчина, и ничего больше. Ей доводилось обедать с самыми высокопоставленными особами в империи: с принцами, султанами, эрцгерцогами. Она беседовала с премьер-министрами, обменивалась мнениями с известными поэтами, писателями, композиторами. Кто такой Марк Уорторн по сравнению с этими людьми?

Порция прикрыла глаза и глубоко вздохнула. Вот так-то лучше. Кажется, она успокоилась и снова почувствовала себя леди Эллерсли. Мысли унеслись в прошлое.

Ветви деревьев отбрасывают причудливые тени на дорожку. Порция напряженно всматривается в зеленую глубину парка, опасаясь, что пропустила его. Она намеренно встала пораньше и отправилась на прогулку в то время, когда он выезжает верхом. Но вдруг он сегодня уже катался? Или совсем не поехал?

Звук копыт она услышала раньше, чем заметила лошадь. Верхом на огромном гнедом рысаке мчался Марк Уорторн с развевающимися по ветру темными волосами. Именно о нем Порция вздыхала все лето. Что она скажет, если он заговорит с ней? Появится ли в его глазах тот особенный блеск, который делает его таким привлекательным? Когда он так смотрит, невольно кажется, что ты ему нравишься, и нравишься очень сильно. Или просто забавляешь его?

Но Марк был так глубоко погружен в собственные мысли, что заметил девушку, только когда чуть не наехал на нее. Вовремя удержав коня, он рассерженно воскликнул:

– О чем вы только думаете, мисс?

Порция смотрела на его загорелое лицо, на открытую шею в вырезе рубашки.

Если она собиралась очаровать его своей беседой, то вот он – ее шанс. Но у Порции как назло пересохло в горле. Она, как деревенская девчонка, стояла и молча смотрела на него!

Марк прищурил глаза – карие, с золотистым оттенком – и с едва уловимой насмешкой в голосе спросил:

– Мы знакомы? – Его губы изогнулись в очаровательной улыбке.

Порция сама удивилась, что все-таки сумела заговорить:

– Я дочь преподобного Страуда, сэр.

Он улыбнулся так, словно его позабавили эти слова.

– А, дочка викария!

Интересно, он заметил, как она пожирала его глазами в церкви, пока отец читал свою проповедь? Из-за него ее бессмертная душа подверглась опасности, а он даже не знает, кто она такая. Унизительное положение.

– И что вы делаете здесь в столь ранний час? – спросил он. – Неужели навещаете бедных? В этой стороне никто не живет.

– Я просто гуляю, сэр.

– А, в здоровом теле здоровый дух.

– Именно так, сэр.

Он явно подшучивал над ней, Порция видела это в его смеющихся глазах, но вдруг Марк с серьезным видом произнес:

– Я кое-что вспомнил, мисс Страуд. В паре миль отсюда стоит цыганский табор. Будьте осторожны. Там полно негодяев.

Он тревожится за нее! Порция просияла:

– Б-благодарю вас, сэр.

Марк подождал еще несколько мгновений, удерживая свою норовистую лошадь. Порции он показался самым красивым юношей на свете. Но он уже потерял к ней интерес. Порция поняла это по его взгляду, устремленному в глубину аллеи.

– Всего доброго, мисс Страуд.

– Всего доброго, сэр. Возможно, мы увидимся в церкви…

Он рассеянно кивнул в ответ и пришпорил лошадь.

Порция стояла и смотрела ему вслед. Сердце томила тоска. Она влюблена в Марка Уорторна, а он не отвечает ей взаимностью. Он вообще не замечает ее существования!

Конечно, это была не любовь, а всего лишь мечты о молодом человеке, которого она никогда не могла бы привлечь. Наверное, именно в этой недоступности была его особая притягательность. Если бы в будущем он не явился ей в ночных фантазиях, она скорее всего забыла бы о нем так же, как он забыл о ней.

Однако теперь мечты сделались реальностью и стали угрожать ее душевному спокойствию. Сегодня она освободится от Марка раз и навсегда!

– Ты ведь помнишь условия, Марк? – спросила Афродита, глядя прямо ему в глаза.

– Отлично помню, мадам.

Афродита улыбнулась и приоткрыла дверь. Марк вошел.

Комната освещалась канделябрами. Такой свет мягче и романтичнее новомодного газа.

Загадочная незнакомка сидела на диване в той же позе, что и на первом свидании, и в том же алом платье. Марк испытал удовольствие от того, что она вняла его просьбе. Алый цвет был в его мечтах, любой другой наряд разрушил бы чары.

Марк прикрыл дверь, но незнакомка не обернулась. Он ощущал ее присутствие очень остро. На ней сконцентрировались все его чувства и мысли. Такое с ним впервые. Едва увидев ее, он испытал прилив желания. Не собираясь тратить драгоценное время на пустую болтовню, он шагнул к незнакомке.

– Миледи…

Она вздрогнула от неожиданности. Однако тут же овладела собой и низким голосом негромко произнесла:

– Марк.

Его имя прозвучало из ее уст на редкость чувственно. У Марка закружилась голова.

– Я счастлив, что вы изменили свое решение.

Незнакомка чуть заметно качнула головой.

– Афродита принесла шампанское. Налейте мне, пожалуйста.

Марк нашел глазами бутылку и выполнил просьбу дамы. Их пальцы встретились, когда он передавал ей бокал. Женщина осторожно приподняла вуаль и сделала маленький глоток. Марк завороженно следил за ее губами.

– Почему вы передумали? – спросил он, не двигаясь с места.

Она отпила еще глоток и грациозно поднялась. Алый шелк волнующе зашуршал. Чуть покачивая бедрами, незнакомка приблизилась к Марку. Бокал она рассеянным жестом поставила на стол. Погладила Марка по плечу, затем провела пальцами по жесткой линии челюсти. Марк испытал трепет предвкушения.

– Мне нужно еще, – просто сказала она.

Марк, не глядя, поставил свой бокал на стол, обнял ее, почувствовал, как она перестала дышать, и крепко притянул к себе – пусть ощутит, как сильна его страсть. Раздался легкий, мелодичный смешок, и она сильнее прижалась к его телу. Сквозь густую вуаль Марк видел, как сияли глаза незнакомки.

– Позволь увидеть твое лицо!

– Нет.

– Тогда отдай мне губы! – Он был рассержен и не сумел этого скрыть.

Дама слегка приподняла кружевную ткань. Взгляду Марка открылась дразнящая улыбка. Он зарычал и впился в ее губы.

Его таинственная подруга не осталась бесстрастной. Она с жаром ответила на поцелуй, их языки вступили в сражение друг с другом. Рука Марка скользнула под вуаль, он обхватил затылок незнакомки. Ее волосы были убраны в высокую прическу, но он все же ощутил их шелковистую плотность. Марку страстно захотелось выпустить эти пряди на свободу, зарыться в них лицом, насладиться их мягкостью и цветом. Волосы у нее светлые, в этом он не сомневался, ибо помнил золотистые завитки между бедер.

Незнакомка прервала поцелуй и посмотрела ему в лицо, как будто почувствовала, что он думает о другом.

– В чем дело? Ты передумал?

– Ну уж нет! – Он подхватил ее на руки, рассмеялся, когда с ее губ сорвался нежный, похожий на мурлыканье стон, и направился к кровати. – Просто я раздумывал, какую часть твоего тела хотел бы изучить в первую очередь.

Он легонько опустил ее на мягкое ложе. Подол платья взлетел вверх, открыв взгляду пышные нижние юбки и стройные ноги в чулках. Марк стал было снимать сюртук, но сразу понял, что не может больше ждать и упал рядом с ней.

Они, задыхаясь, смотрели друг на друга. Марк чувствовал, что стоит на пороге чего-то нового, чего с ним никогда не было.

– Ты же понимаешь, у этого нет будущего, – проговорила она таким тоном, как будто убеждала не только его, но и себя. – Есть только «здесь и сейчас».

– Знаю, – отозвался он глубоким, чувственным голосом. – Я не из тех мужчин, с кем можно прожить всю жизнь.

– Ну и хорошо, – прошептала она, проводя пальцем по линии его губ. Марк укусил ее палец. Потом он запустил руку под нижние юбки и погладил ее бедро.

– Я не хочу тебя раздевать, – прошептал Марк ей на ухо. – Не могу больше ждать.

– И я не могу, – задохнувшись, ответила она. Марк лег на нее, и она приняла его в свое лоно. Когда он отстранился, перенося вес тела на руки, Порция подняла на него глаза и увидела, что он пристально всматривается в ее лицо, как будто хочет пронзить взглядом вуаль. Это ее смутило и она притянула Марка к себе, лизнув его кожу.

«Я хочу от него освободиться…»

Марк двигался, не останавливаясь, заполняя ее тело и мысли.

Порция не думала, что второе свидание может оказаться таким же волшебным, как и первое. Она ждала разочарования. Хотела, чтобы разочарование пришло. Тогда будет легче проститься с ним навсегда. Но сейчас, когда внутри нарастало и искало выхода наслаждение, она поняла, что ошиблась. Все было еще лучше, чем раньше. Марк сумел, как из арфы, извлечь из ее тела все самые сладкие звуки, а потом разбрызгал шампанское по ее коже и слизал каждую каплю. Плавные движения языка доставили Порции новое удовольствие. Она последовала его примеру, обнажая тело мужчины с прежде невиданной смелостью. Такое случалось с ней только во сне.

Порция резко выдохнула и застонала, когда он еще раз проник в ее лоно, а она, утомленная пережитым блаженством, снова устремилась навстречу удовольствию. Сейчас она чувствовала себя почти свободной от Марка. Это новое слияние насытит ее сверх меры и уничтожит зависимость. Ее спина выгнулась дугой, с губ слетали стоны. Порция неслась к вершине, а когда достигла ее, то почувствовала, что летит, летит в никуда. Там Марк Уорторн и жажда, которую он в ней пробуждает, больше не будут ее преследовать. Она победила!

Сердце Порции колотилось в груди, как молот. Она лежала рядом с Марком в постели, насыщенная, изнуренная, ушедшая за грань всех желаний, всех взлетов и падений, которые несли с собой эти желания. Она знала, что все кончено. На сей раз действительно кончено.

– Я хочу тебя снова увидеть. – Голос Марка звучал хрипло и глухо.

Порции не хотелось отвечать. Не хотелось даже смотреть на него. Он провел пальцем по ее плечу, и она сдержалась, чтобы не отстраниться. Должно быть, Марк почувствовал перемену, приподнялся на локте и склонился над Порцией. Его лицо оставалось в тени, но свет канделябра мягко заливал его тело. Марк выглядел безупречно: сильный, отлично сложенный, закаленный физическими упражнениями. Внешне он мог казаться разнеженным бездельником, но это было не так. По сравнению с его мускулистым телом ее собственное выглядело хрупким, мягким и очень женственным.

– Мы с тобой еще не закончили, – произнес он.

– Закончили. Мы никогда больше не встретимся.

– Ты так уверена? – с легкой насмешкой в голосе спросил он.

– Да! Да! Уверена!

Он улыбнулся, и она не сразу поняла смысл этой улыбки, но потом он опустил взгляд, и Порция вдруг ощутила, что пальцы их рук переплелись. Они держались за руки!

Марк смеялся, а Порция была потрясена. Она выдернула свою руку и соскочила с кровати. Ее одежда оказалась разбросанной по всей комнате. Ей пришлось обнаженной собирать ее. Ну и пусть! Пусть смотрит! Пусть вспоминает ее, когда они расстанутся. Теперь очередь Марка мечтать о ней.

Она поправила вуаль. В зеркале отражались кровать и любовник, которого она покидала.

– Наши встречи доставили мне много удовольствия, – обернувшись к нему, заявила Порция.

Марк молчал, но она чувствовала его настороженность.

– Прощай, Марк, – закончила она, сделав ударение на первом слове, вышла из комнаты и захлопнула за собой дверь.

Глава 5

Когда незнакомка ушла, Марк встал с кровати и не спеша стал одеваться. Он чувствовал себя насытившимся и удовлетворенным, но знал, что это недолго продлится. К утру он снова захочет ее. Несмотря на прощальные слова своей таинственной любовницы, Марк чувствовал уверенность, что она тоже его захочет. На сей раз он не будет дожидаться приглашения, а возьмет дело в свои руки.

В салоне было, как всегда, многолюдно. Марк узнал одного иностранного принца, гостившего в Англии. Вокруг него кружилась стайка очаровательных созданий. Афродита внимательно приглядывала за происходящим, но, увидев, что Марк собирается уходить, позвала его.

– Марк! Здесь еще осталось шампанское, и в хорошеньких девушках тоже нет недостатка. – Глаза куртизанки искрились так, словно она знала, что все ее «хорошенькие девушки» отныне утратили для него привлекательность.

– Благодарю вас, мадам, но мой брат не уснет, пока я не явлюсь домой. С тех пор как он женился на вашей дочери, он мечтает и меня заманить в брачные сети.

– О да. Они очень счастливы. Это идеальный брак. И я горжусь, что помогла его устроить, мой дорогой. Я всегда на страже счастья моих родных.

Марку не понравилось выражение ее глаз, и он поспешил сообщить:

– Лично я своей жизнью абсолютно доволен.

– И чем же вы так довольны?

– Свободой.

– О, вам еще многому предстоит научиться.

К счастью, на этой фразе Афродиту отвлекли, она пробормотала слова прощания, оставили Марка в покое, и он с облегчением окунулся в прохладу лондонской ночи, которая даже в этот поздний час была полна грохота кебов, омнибусов, людского шума. Нарядная публика разъезжалась после спектаклей в театрах Уэст-Энда. Бедняки в своих лучших одеждах спешили на грошовые представления в Ист-Энде.

Марк шел, задумавшись, и ничего не замечал. Он признавался себе, что незнакомка в алом его заинтриговала. Он желал знать, кто она такая, независимо от того, продлится их связь или нет. Почему она так тщательно скрывает свое имя? К чему же такая таинственность?

В любом случае утром он надеялся получить ответ на все свои вопросы, и тогда… тогда он ее получит! Марк удовлетворенно расхохотался. Он сам будет назначать свидания!

Но все получилось не совсем так, как он предполагал. Утром Марк не смог найти Мартина О'Доннелли, бывшего лакея его брата, а теперь владельца детективного агентства «Репей». Тот не явился на его вызов, а позже Марк узнал, что детектив уехал из города по другому делу.

В дурном расположении духа Марк отправился домой.

Дни шли за днями, а от Мартина не было ни слуху, ни духу. Марка одолевало беспокойство. Что, если потерян единственный шанс узнать, кто она такая?

– Я поставлю на ноги всех шпиков Лондона, но найду ее!

– Что с тобой? – Себастьян поднял голову. – Ты сам с собой разговариваешь?

– Видимо, так, – смущенно рассмеялся Марк.

– Думаю, это признак обеспокоенного ума, – мягким голосом проговорила Франческа.

– Кстати, Фрэн, сколько на этой неделе в Лондоне вечеров, обедов и балов?

– Ты имеешь в виду все-все?

– Нет, только самые значительные. В высшем обществе.

– Наверное, несколько дюжин. Тебя интересует что-то определенное?

– Нет-нет.

Значит, дело не такое уж простое. И почему он решил, что узнает ее, если увидит? После двух жарких свиданий он с закрытыми глазами узнал бы изгиб ее тела, форму губ, аромат духов; помнил, какова на вкус ее кожа, но это не решает вопроса. А если он встретит ее в переполненном бальном зале? Вдруг у него не будет возможности приблизиться и коснуться ее руки? Не может же он бродить по Лондону и обнюхивать всех женщин подряд! А что касается вкуса кожи… Его просто арестуют за неприличное поведение, если, конечно, сразу не упрячут в сумасшедший дом.

– В последнее время ты очень странно себя ведешь, братец, – заметил Себастьян, словно читая его мысли. – Может быть, тебе нужно облегчить душу?

– Ерунда. Просто я стараюсь решить одну загадку. И будь уверен, я ее решу. Должен решить! – добавил он себе под нос.

– Марк, если тебе хочется попасть на какой-то определенный бал или раут, с этим не будет проблем. Ты не женат, хорош собой, к тому же ты брат графа Уорторна, – гордо сверкнув темными глазами, проговорила Франческа.

– Благодарю, дорогая, но ты забыла упомянуть, что я шалопай без копейки за душой.

– Глупости! Речь не об этом. Перед тобой огромный выбор, если, конечно, тебе не придет в голову жениться на особе из королевской семьи. Большинство девушек не станут возражать против столь обаятельного шалопая. А что касается денег, то масса богатых наследниц мечтает попасть в аристократический круг. Так что тебе незачем беспокоиться о своем финансовом положении.

– Я подумаю.

В этот вечер он действительно отправился на бал и без энтузиазма протанцевал с несколькими привлекательными девицами и дамами под внимательными взглядами их строгих мамаш и мужей. Потом Марк долго бродил по залу с бокалом в руке, уверенный, что сразу узнает свою незнакомку, как только ее увидит.

Не увидел и не узнал.

На балу не было никого, кто хотя бы отдаленно напоминал ему его таинственную любовницу. Домой Марк вернулся в еще более мрачном настроении, чем прежде. «Надо бы бросить эту мысль», – думал он, но знал, что не сможет. Выхода не было, придется продолжать поиск.

Однако уже на следующее утро выяснилось, что не было никакой необходимости так глубоко и так бессистемно нырять в светские удовольствия. К Марку явился Мартин О'Доннелли.

– Что-нибудь выпьешь, Мартин? – спросил Марк, взяв в руки графин.

– Благодарю, сэр, но для меня рановато, – отозвался детектив.

– Ну, это никогда не рано.

– Прошу прощения, сэр, что вам так долго пришлось ждать доклада. Я слышал, вы справлялись обо мне несколько раз. Если бы я знал, насколько это срочно, я бы написал вам, а не тянул до своего возвращения.

– Да ладно. Главное, что ты здесь, – с нетерпением в голосе сказал Марк. – Расскажи, что ты узнал?

Мартин с любопытством посмотрел на клиента.

– Сэр, является ли та дама вашим другом?

– Ну разумеется. – Марк прочистил горло. – Скажем так: я хочу, чтобы она стала моим другом. Давай, Мартин, говори. Ты достаточно меня, помучил. Как ее зовут?

Мартин неловко заерзал.

– Я знаю, что она живет на Гросвенор-сквер.

Марк ждал продолжения, но Мартин молчал.

– Ну и?..

– Это резиденция покойного лорда Эллерсли.

– Лорда Эллерсли? Национального героя?

Так, значит, его богиня из семьи лорда Эллерсли? Он не допускал и мысли, что она может быть из прислуги.

– Но кто она, Мартин? – озадаченно спросил он. – Я хочу знать ее имя.

– Она была в плаще и с вуалью, сэр. Я следовал за ней до дома, но у меня не было времени на расспросы, надо было уезжать из города. Простите, но это все.

Марк вскочил и зашагал по комнате, вспоминая все, что знал о семействе Эллерсли. Знал он немного. Старый лорд умер пару лет назад, однако о нем до сих пор не забыли и вспоминают с почтением. Он был героем войны на Пиренейском полуострове и битвы при Ватерлоо, затем стал важной политической фигурой дома, в Англии. Королева Виктория его обожала и приказала устроить государственные похороны с приглушенным барабанным боем, с гробом, укрытым британским флагом, на пушечном лафете, с огромной траурной процессией. Вот, пожалуй, и все. Сам Марк никогда, не вращался в столь высоких кругах и не имел такого желания.

– Ну хорошо, Мартин. Благодарю тебя. Может быть, ты мне еще понадобишься, так что, ради Бога, не, уезжай из города. И пожалуйста, не рассказывай брату об этом деле. Оно личное.

– Разумеется, сэр.

Марк обдумал свои следующие действия. Нужно расспросить Франческу. Она наверняка знает все, что ему нужно. Однако невестки не было дома, и Марку снова пришлось ждать. Лишь вечером в гостиной он сумел коснуться интересующей его темы.

– Почему ты расспрашиваешь об Эллерсли? – Невестка бросила на деверя проницательный взгляд. Марк невольно вспомнил ее мамашу, небрежно пожал плечами и с ленивой улыбкой ответил:

– Просто вспомнилось это имя. Ну же, Фрэн, давай, не заставляй себя просить.

Франческа улыбнулась. Марк всегда ее забавлял, она частенько говорила, что относится к нему как к брату. Имея двух сестер, она ощущала нехватку мужского общества, всегда мечтала, чтобы у нее был брат, а потому любила проводить время с Марком.

– Лорд Эллерсли был женат дважды. Его первой женой была девица из семейства Гордонов, мелких шотландских аристократов. В этом браке был только один ребенок – дочь Лара. Она вышла замуж за Арнольда Гиллингема. Он из хорошей семьи, с деньгами, но так и не сумел оправдать блестящие надежды, которые на него возлагались. Не знаю почему. Вторая жена лорда Эллерсли, его теперешняя вдова, намного моложе. Это Порция Страуд, маленькая мышка из провинции, которая расцвела…

– Мышка не может расцвести, – возразил Марк. – Если бы ты назвала ее гусеницей, тогда можно было бы говорить о бабочке.

– Перестань, Марк, – засмеялась Франческа. – Кем бы она ни была прежде, сейчас это важная дама. Ее величество королева считает Порцию своим другом. Ее везде принимают с любовью.

– И больше от лорда Эллерсли никого не осталось? Только дочь и вдова в огромном, пустом доме?

– Ну, дочь там не живет. Так что в доме одна вдова. Правда, есть еще пара престарелых сестер. Одна из них замужем за адмиралом, а вторая за фабрикантом. – Франческа смешно сморщила нос, изображая притворное пренебрежение. – Торговля, мой дорогой.

– Вот как?

– И вот еще что, В таких домах, как у Эллерсли, обязательно кто-нибудь гостит. И визиты бывают бесконечными. Бедные родственники, кузены, всякие приживалки, которым больше некуда деться.

– Фрэн, как это все помещается у тебя в голове?

– Я интересуюсь такими вещами, – просто ответила Франческа. – Семья значит для меня очень много, даже чужая.

Марк взял руку Франчески и поднес ее к губам.

– Теперь твоя семья – Себ и я.

Франческа улыбнулась и покачала головой, но Марк видел, что она тронута. Да он и правда говорил искренне. Он любил и невестку, и брата, но в глубине души сомневался, нуждается ли сам в семейных связях так, как Франческа. Он даже подозревал, что ему вообще никто не нужен, хотя гордиться тут нечем.

– Так ты расскажешь мне, почему интересуешься семейством Эллерсли? – спросила Франческа, окидывая Марка проницательным взглядом.

– Просто из любопытства.

Франческа явно не поверила Марку, но прекратила расспросы, потому что вошел Себастьян. Все направились в столовую. Марк задавался вопросом, как действовать дальше. У него был адрес и было имя, хотя, возможно, и не той женщины. Но для начала – достаточно.

Марку редко приходилось всерьез добиваться чего-нибудь, но сейчас он решил проявить упорство. Рассказывали, что его отец был человеком упрямым и властным. Сам Марк считал, что ничуть на него не похож, но, возможно, он все же унаследовал семейную силу характера.

– Мне кажется, ты сегодня доволен собой, – заметил Себастьян, с подозрением вглядываясь в лицо брата.

– Вот как? Ну что ж, так и есть. Мне нравится жизнь в столице, и я наслаждаюсь ею изо всех сил.

– Ты помнишь Давелл-Холл?

Марк с недоумением посмотрел на брата.

– Ну, разумеется, помню. Он принадлежал дяде Роджеру, брату матери. Теперь он мой, так ведь?

– А ты был там когда-нибудь?

– Дай подумать… Кажется, нет.

Себастьян выразительно вздохнул.

– Вот видишь! Наш дядя Роджер оставил его тебе больше десяти лет назад, а ты ни разу не удосужился туда съездить. Тебе не стыдно?

– Ничуть. Давелл-Холл находится в Норфолке.

Франческа засмеялась.

– Марк, ты ужасный человек! – заявила она. – Неужели в тебе совсем нет любопытства?

– Есть, конечно. Просто в то время я был очень занят, а потом эта история выскользнула из моей дырявой памяти.

– Возможно, сейчас наступило время полечить этот недуг, – проговорил Себастьян тоном, который казался Марку напыщенным и высокопарным. В прежние времена Себастьян выражался проще.

– Ты опять пытаешься найти мне занятие, а я и так счастлив.

Марк говорил правду. Он чувствовал себя абсолютно счастливым, но секундой позже с ужасом услышал собственные слова, против воли сорвавшиеся с губ:

– Видишь ли, дело в женщине…

Франческа и Себастьян как по команде уставились на Марка.

– В женщине? – с некоторой неловкостью повторил брат и бросил смущенный взгляд на жену. – Надеюсь, это не… не…

– Мне следовало сказать: «В одной леди», – уточнил Марк и невольно подумал, что подражает брату в напыщенности. – Так что я пока не хотел бы уезжать из Лондона.

Супруги обменялись взглядами.

– Вот почему ты выспрашивал меня об Эллерсли! – воскликнула Франческа.

– Если не возражаешь, я не стану обсуждать эту тему.

Марк взял ложку и принялся за суп, стараясь не обращать внимания на выразительные переглядывания Франчески и Себастьяна. Пусть думают, что хотят, лишь бы не пытались отправить его в Норфолк.

– Не думаю, чтобы ты интересовался леди Эллерсли, – наконец прервала молчание Франческа, своей улыбкой показывая, что такая женщина не для него. – Кстати, она и кто-то из ее родственников обязательно будут завтра в театре «Хеймаркет». У них своя ложа. Будут давать «Лючию ди Ламмермур», оперу Доницетти. Дженни Линд в роли Лючии. Там будут все.

– Опера! – Марк передернул плечами. – Благодарю, Фрэн, но это не для меня. Лучше уж я пойду на кошачьи бои, там песни не хуже.

– Ограниченный тип, – заявил Себастьян.

Дальше разговор зашел о домашних делах. Марк расслабился и погрузился в собственные размышления. Пожалуй, он мог бы заглянуть в оперу и посмотреть на эту знаменитую леди Эллерсли и ее бедных родственников. Вполне возможно, что таинственная незнакомка – одна из скромных кузин, о которых говорила Франческа. Тогда понятно, почему она так боится разоблачения. Суровая леди Эллерсли может разгневаться и отправить ее туда, откуда та явилась.

Пожалуй, тут есть возможность выступить в роли благородного героя, который спасает свою богиню от тяжелых обстоятельств. Спасает и?.. Женится? Ну, жениться он, конечно, не собирается – не тот характер, но все же он щедрый любовник.

Марк поднял глаза и заметил, как томно смотрят друг на друга его родственники. Видно, сегодня опять отправятся в спальню пораньше. Марк вздохнул и решил, что опера предпочтительнее.

Глава 6

Как известно, партия Лючии – тяжелое испытание для голосовых связок даже самых одаренных певиц. Мадемуазель Линд исполняла ее безупречно. Порция, которая не очень любила оперу, все же знала достаточно, чтобы это оценить. Вся страна боготворила Дженни Линд.

В ложе Эллерсли, кроме Порции, сидела Лара Гиллингем с мужем Арнольдом и тетя Джейн, одна из пожилых сестер ее покойного мужа. Порция знала, что находится под постоянным наблюдением. Так было всегда. Ложи, партер, амфитеатр… Отовсюду устремлялись взгляды любопытствующих, тех, кто пришел не затем, чтобы слушать оперу, а поглазеть на богатых и знатных. Однако лорд Эллерсли научил ее вести себя с вежливым безразличием – этим искусством обязаны владеть все, на кого устремляются взгляды публики.

Порция оказалась хорошей ученицей. В начале их брака она была застенчивой молодой женой, и муж стремился уберечь ее от слишком пристального внимания окружающих. Со временем Порция поняла: либо она победит собственный страх, либо навсегда останется его пленницей. Решив выйти из тени мужа, она постепенно сумела сделаться заметной личностью. Публика любила ее, но у Порции не было иллюзий на этот счет: эти чувства относились не к ней, а к вдове национального героя. Она уже с трудом помнила, какой была до замужества. Как и Дженни Линд, Порция исполняла назначенную роль, только эта роль была не на один вечер, а на всю жизнь.

Лара что-то шептала Арнольду. Порция не обращала на них внимания, она с вежливым интересом следила за происходящим на сцене, но мысли ее были далеко. В последнее время они постоянно возвращались к тем головокружительным минутам, которые она провела в обществе Марка Уорторна. На любых светских мероприятиях время летело с поразительной быстротой, если Порция, не меняя холодновато-вежливого выражения лица, вспоминала, как Марк нес ее к кровати, как звучал его голос, когда он настойчиво и хрипло прошептал: «Я не могу ждать».

Да, она ничего не забыла, но это не означало, что ей хочется снова его увидеть. Они расстались. В тот вечер, вернувшись от Афродиты, она едва дождалась, пока Хетти ее разденет, упала на постель и тут же заснула. Проснувшись утром, Порция ощутила себя свежей и отдохнувшей. С тех пор ничто не тревожило ее спокойного сна.

Когда Хетти спросила свою госпожу: «Так, значит, с ним покончено?» – та с чистым сердцем ответила: «Да».

К концу первого акта тетя Джейн начала проявлять беспокойство. Младшая сестра лорда Эллерсли еще не достигла восьмидесяти и сохраняла доброе здравие. Пожилая дама не любила отступать от устоявшихся привычек и сейчас уже думала об угощении.

– Где же они? – громким от старческой глухоты голосом требовательно вопросила она. – Когда подадут мадеру и пирожные? Я не могу ждать.

– Я уверена, сейчас все будет, – чувствуя неловкость, пробормотала Лара, огляделась, не слышал ли кто, и поймала внимательный взгляд господина из соседней ложи. – Потише, тетя Джейн.

– Почему это «потише»? – При необходимости старая дама слышала все, что нужно. – Когда тебе будет столько же лет, сколько мне, ты поймешь, как важен режим дня. Может быть, я слушаю оперу в последний раз и в последний раз буду наслаждаться здесь угощением.

Зрители уже поднимались из кресел, направляясь в буфет. Некоторые остались на местах и для развлечения разглядывали сидящих в ложах.

– Миледи?

В ложу проскользнул служитель, церемонно поклонился Порции и передал ей сложенный листок бумаги.

Развернув его, Порция с трудом разобрала неразборчивый почерк:

«Выйди за дверь. Прямо сейчас. Марк».

От ужаса она перестала дышать. Закружилась голова. Жалобы тети Джейн и нетерпеливые возражения Лары превратились в глухой шум.

Это невозможно. Этого не может быть. Откуда он узнал? Она же была в вуали, соблюдала все предосторожности!

Нет, нет, нет…

Скомкав записку, Порция встала с кресла. Лара и тетя Джейн перестали препираться друг с другом, Арнольд удивленно приподнял изящную бровь.

– Пойду узнаю, почему не подают угощение, – сказала Порция первое, что пришло в голову.

Тетя Джейн кивнула:

– Умница. И скажи им…

Но Порция не стала ждать, а выскочила из ложи в коридор, который прямиком вел к большой лестнице. На мгновение она почувствовала острое желание подобрать юбки и сбежать. Но куда ей бежать? Некуда. Оставалась последняя надежда, что все это – нелепая ошибка. За спиной раздались шаги…

– Леди Эллерсли?

Глубокий раскатистый баритон был ей знаком не хуже, чем собственный голос. Она мечтала о нем всего несколько минут назад, слушая «шведского соловья». Что делать? Порция сделала резкий вдох и взяла себя в руки. Нельзя раскисать, надо убедить его, что он ошибся, что она не та женщина, которую он ищет.

Расправив плечи, она обернулась.

Марк Уорторн стоял, прислонившись плечом к стене, и наблюдал за ней. Его золотистые глаза сверкали. «Как будто выиграл в карты», – подумала Порция. Он явно был очень доволен собой, и Порция решила, что это не сулит ей ничего хорошего.

Женщина выглядела так, словно не знала, сбежать или принять бой. О Боже, как она была хороша! Марк удовлетворился бы и просто хорошенькой, но эта женщина оказалась прекрасна, как ангел. Ярко-голубые глаза, золотистые волосы, безупречные черты лица. Как он хотел сорвать с нее эти ненужные одежды и, обнаженную, заключить в объятия!

Из своей ложи с противоположной стороны зала Марк не мог хорошо разглядеть незнакомку, но все же за первый акт он увидел достаточно, чтобы увериться: это она! Движения, осанка, плечи – все выдавало ее. Однако на самом деле Марк узнал ее в первый же миг, как только она появилась. В голове что-то щелкнуло, и все остальное время он лишь наслаждался ее красотой.

Фрэн устроила ему ложу – попросила разрешения у своей сестры Вивианны, которой та принадлежала. Марк нарядился в вечерний костюм, явился пораньше, устроился в глубине ложи за драпировками и стал ждать. Семейство Эллерсли приехало поздно. Пока они рассаживались, все взоры были устремлены на их ложу. Раздался шепот: «Это леди Эллерсли!.. Порция… Это Порция!» Кто-то зааплодировал. Незнакомка улыбнулась и едва заметно склонила голову. Настоящая королева!

Именно тогда Марк и понял, кем была его таинственная подруга. Порция, та самая Порция, леди Эллерсли, вдова национального героя.

Все становилось на свои места. Неудивительно, что она так боялась огласки. Черт возьми, совсем неудивительно! Если станет известно, что эта безупречная, безгрешная вдова посещает бордель и проводит время с таким повесой, как он, для нее все будет кончено. О Господи! Марк сам себе не верил, но это была она. В голове возникла картина их переплетенных тел, звуки ее стонов и страстных выкриков, ее аромат и вкус. Все ясно: его таинственная богиня – это Порция, леди Эллерсли!

Этот факт сразу изменил ситуацию, добавил ей остроты. Марк чувствовал себя грешником, но не желал останавливаться. Воспоминания заставили его мечтать о продолжении романа.

– Разве мы знакомы?

Ее голос вернул Марка к действительности. Порция говорила нетерпеливо и раздраженно, как будто Марк был надоедливым комаром. Значит, она выбрала противостояние. Что же, тем интереснее. Марк улыбнулся.

– О да! Мы знакомы, близко знакомы.

Марк расправил плечи и заметил, как она напряглась от этого движения. Неужели она думает, что он схватит ее и изнасилует прямо на месте? Что за идея! Марк снова улыбнулся. Ну уж нет, он способен на более тонкий подход.

– Вы можете мне верить. Я очень скромен.

– Я вас не знаю!

Глаза женщины, сверкали гневом, щеки раскраснелись. Да она скоро начнет звать на помощь! Похоже, она решила стоять на своем. Марк понимал, что в общем-то у нее нет другого пути.

– Зачем вы это сделали? – с любопытством спросил он. – Зачем рискнули всем? Разумеется, я не жалуюсь и счастлив, что вы выбрали именно меня.

– Очевидно, вы сумасшедший. Я не понимаю, о чем вы говорите.

– Порция, я не остановлюсь. Я хочу вас. И снова получу.

– Мне кажется, вы меня с кем-то путаете, – почти шепотом проговорила Порция. Марк видел, что она начинает терять свой запал, сознавая, что выбранная стратегия не принесет успеха.

– Порция, нам было так хорошо вдвоем. Мы должны и дальше встречаться. Мы будем очень осторожны.

– Оставьте меня!

– Не оставлю. Просто не могу оставить. Я сумею убедить вас изменить решение.

Она покачала головой:

– Не сумеете.

– Сумею.

Марк протянул руку и провел пальцами по ее щеке. Порция словно окаменела. Он смотрел ей в глаза и пытался понять: неужели за этой холодной маской сверкнула искорка чувства?

– Я не сдамся, – проговорил Марк, чувствуя жар ее дыхания на своей щеке. Он слегка наклонился вперед, обещая ее губам такие же страстные поцелуи, какими они обменивались в клубе «Афродита». Марк жаждал обнять Порцию прямо здесь, немедля! На миг он позволил себе вообразить, как ее бедра обвивают его стан, как глубоко вторгается он в ее плоть.

Она тоже об этом думала! Он мог в этом поклясться! Синие глаза Порции потемнели, ресницы затрепетали. Она подалась ему навстречу, так что груди в плену лавандового шелка коснулись его крахмальной рубашки.

– Я хочу тебя, – прошептал Марк.

В каждой линии ее тела, в каждой черточке ее прекрасного лица читалось беспомощное приглашение.

Марк улыбнулся. Если бы он захотел, он мог бы поцеловать ее прямо здесь. Но важнее было ее покорить. Если он разрушит ее репутацию, то не приблизится к цели. Он сделал шаг назад. Глаза Порции широко распахнулись. Она выглядела смущенной и рассерженной.

– Всего наилучшего, леди Эллерсли. – Он развернулся и, ни разу не оглянувшись, пошел прочь. Он не собирается брать ее силой. Она сама должна согласиться на все его условия.

Правила и условности высшего общества для Марка не значили ничего. Не то чтобы он испытывал особое удовольствие, нарушая их. Нет, просто он не обращал на них внимания и делал все, что хотел. Марк привык следовать своим желаниям и не понимал, почему другие этого не делают. Взять, к примеру, Порцию. Она же лишает себя удовольствий. Он докажет ей, что она не права.

Порция так дрожала, что боялась упасть, и потому оперлась о стену. Надо взять себя в руки! Сначала она вела себя правильно, а потом… потом едва не позволила ему поцеловать себя… и даже больше того. А ведь она так искренне верила, что избавилась от него, но оказалось, что желание никуда не делось.

«Он станет болтать, и ты погибнешь. Нельзя было рисковать всем ради нескольких часов наслаждения».

Но тут Порция одумалась. Марк не угрожал ей разоблачением. Он искал ее, потому что хотел новой встречи. Но это безумие! Наверное, он и правда сумасшедший. Но как он ее нашел? Как узнал, кто она такая? Он обманул ее, выследил, нарушил их договор.

«Нечего сожалеть о том, чего не исправишь, – одернула себя Порция. – Надо смотреть фактам в лицо». Он уже нашел ее, он уже знает, кто она, и хочет продолжать с ней встречаться. Следует убедить Марка, что это невозможно. Она должна распутать узел, который сама завязала.

Но ее тело кричало совсем о другом: низ живота обдала жаркая боль, между ног пульсировало желание, губы припухли. Она лгала себе, когда говорила, что не хочет его. Хочет, хочет сильнее, чем прежде. И Марк это знает. Он намеренно показал ей, насколько она беспомощна перед силой желания. Показал… и ушел.

– Миледи? – Это явился служитель с угощением. Порция с усилием изобразила улыбку и прошла в ложу. Острые глазки тети Джейн окинули ее проницательным взглядом, но, к счастью, старушка больше заинтересовалась мадерой и пирожными с кремом.

Когда открылся занавес и начался второй акт, Арнольд наклонился и сунул что-то в ладонь Порции.

– Ты уронила, – бесстрастно сообщил он. Порция опустила взгляд и увидела смятую записку.

Неужели он прочел? Может быть, ее выдало выражение лица? Нет, скорее всего, нет. Она спокойно улыбнулась Арнольду и равнодушно поблагодарила. Он не стал ни о чем спрашивать. Порция и не ждала другого, ведь Арнольд вечно занят только собой. Дженни Линд начала арию, и Лара сделала знак, чтобы они замолчали.

Вечер был безнадежно испорчен. Ее жизнь оказалась на грани краха. Порции хотелось бы винить во всем Марка, но в глубине души она знала, что сама виновата. Да, он выследил ее, но какая-то частичка ее сердца радовалась, что вышло именно так.

Глава 7

Лара мрачно посмотрела на мужа.

– Арнольд, я ее ненавижу. Я пытаюсь быть милосердной и не могу. Не могу ничего с собой поделать. Ну зачем, зачем отец женился на ней? Зачем ему понадобилась жена? Особенно серенькая пасторская дочка?

Арнольд потягивал виски и ждал, пока жена успокоится, а ее гнев утихнет. Вино за обедом только ухудшило дело. Лара всегда после этого становилась шумной и неосторожной.

– Я его уговаривала, чтобы он не женился, но он меня не слушал.

– Лара, твой отец был отличным воином и мудрым генералом, но все же он оставался мужчиной.

– Что ты имеешь в виду?

– Он увидел Порцию и растаял.

– Он ее просто пожалел, – крикнула Лара. – Он не любил ее. Мой отец был сострадательным человеком, а не дураком.

Она продолжала негодовать, расхаживая туда-сюда по комнате, и в этот миг напоминала своего отца. Арнольд старался не вникать в ее жалобы. Ему было о чем подумать. Когда жена успокоится, он уговорит ее попросить Порцию об одолжении. И пусть Лара твердит о ненависти к своей мачехе, она это сделает, как делала всегда.

– Итак, сэр, – произнес Мартин, бросая на Марка косой взгляд, – что именно я должен узнать?

– Я хочу, чтобы ты выяснил все ее планы на следующие две недели. В какие дома ее пригласили, к кому она сама отправится с визитами, кто должен навестить ее. – Марк неопределенно взмахнул рукой.

– Мы говорим о леди Эллерсли? – с сомнением в голосе спросил Мартин, словно не желая поверить, что Марк говорит всерьез. – Вдове национального…

– …героя. Так и есть.

Казалось, с языка Мартина готов сорваться очередной вопрос.

– Это сугубо личное дело, – уверил его Марк.

– Понимаю, – В глазах детектива мелькнула веселая искра.

– И Себастьян ничего не должен знать.

– Разумеется, сэр. Все останется между нами. Кстати, сэр, вам будет интересно узнать, что после нашей предыдущей встречи я завел очень полезное знакомство в кухне на Гросвенор-сквер. Просто на всякий случай.

– Вот как?

– Поразительно, какие чудеса способны творить совсем небольшие суммы.

– Действуй, Мартин, действуй.

Он должен получить приглашение в один из домов, где будет Порция, должен оказаться с ней в одной комнате, должен заглянуть ей в глаза, убедить, что продолжение их отношений стоит любого риска. В конце концов, чего стоит жизнь без малейшей опасности?

– Вы же можете написать ей, сэр, – предложил Мартин.

– Я писал. Письмо вернулось в том же конверте, изорванное в клочья.

Марк улыбнулся. Ярость Порции не рассердила его, а позабавила и обрадовала. Если бы он ничего для нее не значил, она безразлично отложила бы письмо в сторону. Под холодной маской спокойствия крылась страстная и отчаянная натура.

Он болезненно тосковал о ней, мечтал заключить ее в свои объятия и был уверен, что она чувствует то же самое. Какой смысл им обоим мучиться? Это просто смешно. Им так хорошо вдвоем. Почему она не понимает бессмысленности этих страданий, если он здесь, рядом, с ним в любой момент можно увидеться? Он ей нужен. Марк сделает все, чтобы это доказать.

Виктория задержала Порцию во дворце. Они предавались воспоминаниям о лорде Эллерсли. Королева, лишь недавно разрешившаяся от бремени, лежала в постели. На свет появился еще один принц, которого назвали Артуром. И мать, и младенец чувствовали себя хорошо, но королева скучала и жаждала вернуться к привычным занятиям.

Слушая королеву, Порция кивала, улыбалась, пару раз утерла слезинки. Иногда ей невольно приходила в голову мысль о том, что королева немного ревнует. Сколько раз ее величество начинала фразу словами: «Если бы я была леди Эллерсли…» Когда-то ходили сплетни о Виктории и ее премьер-министре лорде Мельбурне. Однако сама Порция считала, что дело тут в другом: Виктории всегда не хватало отца, а не любовника. Возможно, лорд Эллерсли играл сходную роль в жизни молодой королевы.

Когда Порция добралась наконец до дома на Гросвенор-сквер, она чувствовала себя выжатой как лимон. Все ночи после встречи с Марком в опере она плохо спала, ее мучили раскаяние, сожаление, неудовлетворенность. Порой ей казалось, что она сходит с ума.

– Миледи, – обратился к ней дворецкий Дид. – Приехала миссис Гиллингем. Она ожидает в гостиной.

– О нет! – непроизвольно вскрикнула Порция, но тут же устыдилась своей несдержанности. Обычно она не показывала своих чувств никому, кроме Хетти… и Марка. – Я имела в виду, что сейчас поздно, – уже спокойно продолжила она.

– Я и сам упомянул о позднем часе, миледи, – сочувственно произнес Дид.

Порция медленно стянула перчатки и подняла руки к шляпке, одновременно посматривая на дворецкого, чье лицо всегда помогало ей определить настроение в доме.

– С миссис Гиллингем бывает иногда нелегко, Дид, но ведь она единственное дитя лорда Эллерсли.

– Я понимаю, миледи. – Теперь на лице дворецкого было страдальческое выражение. – Очень требовательная леди. Во всяком случае, была такой, когда жила здесь при его светлости. Простите, миледи, если я позволил себе лишнее, но мы здесь, на Гросвенор-сквер, очень довольны сложившимся положением.

Дид не мог яснее выразить мысль о том, что является ее верным и надежным слугой.

– Спасибо, Дид. Чем раньше я повидаюсь с ней, тем быстрее она уйдет.

Дид не позволил себе улыбнуться, разве что самую малость.

Порция шла по мраморному вестибюлю к дверям гостиной и чувствовала, как груз ответственности давит на ее плечи, ответственности, которой она не искала и которой не желала. Лара никогда ее не любила. Порция сделала все, чтобы между ней и падчерицей возникла если не дружба, то по крайней мере взаимное уважение. Ничего у нее не получилось. Почему Лара не может жить своей жизнью, а ее, Порцию, оставить в покое? Почему она вечно критикует мачеху, оценивает каждый ее шаг, спорит о том, кого ее отец любил больше?

Порция ощутила бесконечную усталость. Больше всего ей сейчас хотелось взбежать по лестнице в спальню, упасть на кровать и накрыться с головой, чтобы не было никаких светских ужимок, вежливых улыбок, почтительного выслушивания пространных рассуждений ее величества.

Однако Порция знала, что это невозможно. В доме от нее зависели все, забота о них – ее долг. Обычно она относилась к этому спокойно, даже гордилась, что так старательно выполняет свои обязанности, но сегодня этот груз казался ей неподъемным.

– Порция? – Пронзительный голос Лары разбил тишину вдребезги. Падчерица вышла из гостиной и наблюдала за Порцией. – Почему ты стоишь в темноте? Разве Дид не сказал тебе, что я жду?

Порции оставалось только надеяться, что Лара не сумела прочесть по ее лицу, какие мысли одолевали мачеху. Лара обязательно сохранит в памяти эту минуту слабости и при случае упрекнет Порцию в невнимательности.

– Конечно, сказал, – ровным голосом отозвалась Порция. – Уже поздно, Лара, в этом все дело. Я очень устала, – добавила она, следуя за падчерицей в гостиную.

– Не так уж и поздно, – бесцеремонно заявила гостья. – Я была на балу у Феншоу и решила заехать к тебе по дороге домой.

Бедная девочка! Ей достался нос от отца, но все равно она очень хороша, вернее, была бы хороша, если бы вечное недовольство и бесплодные сожаления не оставили морщин в уголках глаз и вокруг рта.

– А где же Арнольд? – с вежливой улыбкой спросила Порция, опускаясь в кресло.

– В клубе. У него там встреча. Ты же знаешь мужчин. – Лара, захихикав, села напротив Порции.

«Не знаю, – с удивлением подумала Порция, – совсем не знаю».

Ее отец был человеком суровым, у него не было ни времени, ни желания разбираться в фантазиях дочери. Муж был добрым, но он принадлежал к другому поколению. За всю свою жизнь она близко узнала лишь двух мужчин – мужа и Марка… Марк, пожалуй, не в счет. Разве она его знает? Знает лишь, что от него исходит опасность, его занимают исключительно собственные удовольствия. В остальном он для нее такая же загадка, как и все другие мужчины.

– Ты роскошно выглядишь, – с вызовом в голосе заявила Лара. Она явно полагала, что Порция одета слишком пышно. Порция давно привыкла к таким уколам и не считала нужным оправдываться, а сегодня она даже не потрудилась ответить. – Как себя чувствует ее величество?

– У Виктории все хорошо. Младенец тоже здоров.

Лара щелкнула языком.

– Тебе не следует так ее называть. Слишком неуважительно.

– В лицо я ее так не называю. Я уважаю королеву. Думаю, мы друзья. Разумеется, в той мере, в какой королевская особа может дружить с простыми смертными.

– Вы с ней друзья только из-за моего отца, – резко заметила Лара, больше не стараясь соблюдать внешние приличия.

Женщины были одного возраста к могли бы подружиться, но Лара не хотела делить своего отца ни с кем, особенно с его новой женой. Именно в этом, считала Порция, кроются причины такой острой неприязни со стороны падчерицы. Повторный брак не заставил лорда Эллерсли изменить отношение к дочери, он всегда ее любил.

– Когда ее величество смотрит на тебя, она думает о моем отце. – Губы Лары скривились от обиды. – Народ любит моего отца, а ты лишь напоминаешь о нем.

Порция очень устала, у нее болела голова, разговор вконец ее измучил. Ей хватало собственных неприятностей, а она вынуждена терпеть злобные выпады Лары. И впервые за все годы Порция потеряла терпение.

– Лара, что тебе нужно? Скажи прямо, и мы перестанем притворяться, что обожаем друг друга! – Собственные слова потрясли Порцию, она тут же пожалела о них, но, Боже, как хорошо хотя бы раз в жизни сказать правду!

У Лары округлились глаза. Она не казалась обиженной. Похоже, ее восхитила подобная прямота.

– Отлично, – медленно проговорила Лара. – Я тебе скажу. Я пришла к тебе, чтобы попросить об одолжении.

– О каком одолжении?

– Не смотри так подозрительно. Если ты можешь себе позволить содержать всех этих бесчисленных родственников Эллерсли, да и своих собственных тоже, то ты, разумеется, в состоянии оказать любезность и своей падчерице.

– У меня всего одна родственница – моя мать. И ты это прекрасно знаешь. А твоему отцу не понравилось бы, если бы я выгнала из дому его родственников. Ты хочешь, чтобы тетя Джейн отправилась в работный дом?

Лара расхохоталась с притворным весельем.

– О, я же забыла, что ты дочь священника.

– И я этого не стыжусь. – Порция вздернула подбородок.

А Лара, видимо, стыдилась. Она была снобом, тогда как ее отец всегда заявлял, что ценит человека по делам, а не по рождению. Порция часто думала, что легко стоять на такой позиции, если сам принадлежишь к знатной семье, однако об этих своих мыслях помалкивала.

– Так о чем же ты хотела просить? – повторила она. Лара отвела глаза, демонстрируя смущение, но скорее всего испытывая отвращение при мысли, что надо кланяться Порции.

– Арнольд не хочет просить сам, так что придется мне. Он слышал, что при дворе образовалась вакансия. Принцу Альберту нужен секретарь… Арнольд подойдет идеально. Если бы ты шепнула словечко ее величеству… – Порция вздохнула. Лара прищурилась. – И не говори, что у тебя нет никакого влияния. Есть!

– Лара, Виктория живет своим умом. Она не прислушивается к моему мнению. Да и зачем ей? Ты сама сказала, что я всего-навсего дочь священника.

Лара не обратила внимания на эту насмешку и продолжила:

– Арнольд ей не нравится. В прошлом году в министерстве иностранных дел была вакансия. Арнольда рекомендовали сразу несколько человек, очень уважаемых, но она назначила другого, куда глупее и некрасивее.

– Она говорит, что ей не нравятся его глаза.

Лара с удивлением смотрела на мачеху, а сама Порция тут же пожалела о своих словах, потом решила, что, может быть, это и к лучшему, ведь тогда Лара не станет ее просить о невозможных одолжениях.

– Лара, я не хотела тебя обидеть, – осторожно начала Порция. – Арнольд не сделал ничего дурного, но у королевы это бывает: она может кого-нибудь невзлюбить. Вот и с Арнольдом так получилось.

Лицо Лары сделалось пунцовым.

– О, можешь меня не щадить! Скажи лучше, почему это она его невзлюбила? Он красивый, умный, хорошо воспитанный. О ее собственном муже такого не скажешь. Скажи мне, Порция, что она о нем говорила?

– Только то, что у него холодные глаза. Как будто…

– Как будто – что?

– Как будто у него нет сердца.

Лара пришла в бешенство.

– Она сама замужем за мрачным, необщительным Альбертом!

– Лара, тише!

– Но это же правда. Так все говорят!

– Альберт так много делает для Англии.

– Ах, если бы отец был со мной, – прошептала Лара, вытирая слезы, слезы гнева, а не тоски по умершему. – Он бы помог Арнольду. Он всегда говорил, что из Арнольда получится отличный генерал!

На самом деле слова лорда Эллерсли звучали иначе: «Он думает лишь о себе самом, а потому без всяких угрызений совести пошлет своих солдат на смерть». Однако Порция не стала поправлять Лару.

– Ты всегда мне завидовала, – со злобой крикнула Лара.

– Лара, ты же знаешь, что это неправда.

– Правда! Папа любил меня больше, чем тебя, и ты меня за это ненавидела.

– Лара, пожалуйста…

– Знаешь что, дорогая, ты поможешь мне, хочешь ты этого или нет. Ты просто обязана это сделать. Ты приедешь к нам в четверг, и никто не должен подумать, что мы не самые лучшие подруги на свете.

– В четверг?

– У нас будет суаре. Ты обещала, что будешь. Все будут ждать тебя. И не смей меня подводить!

– Я не знаю, смогу ли…

– Ты обещала! И надень черное. Я хочу, чтобы ты была в трауре. – И она бросилась вон из гостиной, громко хлопнув дверью.

Порция, словно окаменев, стояла на месте.

«О Боже, в трауре! Как деревенская дурочка на празднике. Удивительно, как это Ларе не пришло в голову расклеить афиши по всему Лондону, что вдова национального героя посетит суаре на Керзон-стрит».

Порция сделает это. Конечно, сделает, но только Лара никогда не станет относиться к ней лучше и не почувствует себя счастливой.

Внезапно Порции захотелось убежать из этого дома и больше сюда не возвращаться. Убежать от мелких ссор и пререканий, от необходимости всегда думать о других. Стать свободной и делать то, что хочется.

«И чего же тебе хочется?» – спросила она себя.

Порция знала ответ. Лежать в объятиях Марка Уорторна, ибо в те короткие мгновения она познала свободу, истинную свободу, такую, какой не испытала и в детстве.

Это невозможно. И нет смысла мечтать о том, что никогда не случится. Она сама выбрала такую жизнь, вернее, жизнь выбрала ее, а она согласилась с выбором. Воспоминания о Марке останутся с ней навсегда, но связь с ним невозможна. Больше Порция не станет рисковать.

Так откуда же это чувство утраты? Почему она должна ублажать всех, но только не себя?

– Я пыталась! – ломая руки, кричала Лара. Арнольд оставался неумолим.

– Это совсем небольшая просьба, – раздраженно проговорил он. – Я не прошу от тебя многого, а когда все-таки прошу, ты палец о палец не хочешь ударить.

– Она отказалась, – визгливо настаивала Лара. – Если кто и виноват, то это она!

Арнольд промолчал. Лара ненавидела это его молчание. Пусть обидные слова, но только не молчание. Она же любит его! Разве Арнольд этого не знает? Ради него она готова на все!

Как обычно, Лара быстро отступила.

– Пожалуйста, прости меня, – чуть слышно прошептала она.

– Простить тебя?

– Арнольд, ну пожалуйста! Чего ты хочешь?

– Лара, я хочу видеть, что ты меня любишь. Неужели я хочу слишком многого?

– Я люблю!

– Тогда ты должна это доказать.

Губы Лары дрожали, но она сдерживалась и не плакала. Арнольд терпеть не мог слез и всегда говорил, что от слез она становится страшной.

– Скажи мне, что делать, – попросила она, – и я сделаю.

Арнольд сладко улыбнулся ей.

– Может быть, для тебя и правда найдется дело. У меня есть план, и ты должна мне помочь.

– Все, что захочешь, любовь моя, – с восторгом воскликнула Лара и погладила мужа по щеке. Он словно бы оледенел. Арнольд не любил, когда к нему кто-то прикасался, даже жена. Арнольд – красивый мужчина, но холодный как лед. Лара всегда говорила себе, что, если любишь, это не важно, но иногда, лежа по ночам без сна, она желала, чтобы муж был менее безразличен к интимной стороне брака. Ей ведь нужно совсем немного – поцелуй, ласка…

Но она ни за что не станет его просить. Хватит, однажды попросила! Муж пришел в бешенство! Он обвинял ее в том, что она такая же испорченная, как женщины, утюжащие ночью мостовую в поисках клиентов на Ковент-Гарден.

Их любовь должна быть духовным союзом, слиянием душ.

– Порция будет на вечере? – спросил Арнольд, вторгаясь в ее невеселые мысли.

– Да. В черном.

Арнольд улыбнулся.

– Отлично, Лара. Я тобой доволен. Это будет настоящая сенсация. Все увидят неприступную вдову, чистую, как ангел. Она ведь такая, да?

– Что ты имеешь в виду, Арнольд?

– В Порции есть нечто эротичное. Ее неприступность, мысль о недоступности этой женщины делает ее желанной.

– Но, Арнольд, ты ведь не…

– Конечно, не для меня, дурочка, – нетерпеливо отмахнулся он и покачал головой. – Забудь. Иди спать, Лара. Завтра у тебя будет много дел, надо готовиться к суаре. Спокойной ночи, дорогая. – Он наклонился, поцеловал ее в висок и направился в библиотеку.

Лара, со слезами счастья на глазах, поднялась к себе в спальню.

Глава 8

Марк приближался к дому на Керзон-стрит. У ярко освещенного подъезда резиденции Гиллингемов суетилась целая армия слуг, направляя подъезжающие экипажи. Дамы в вечерних платьях, джентльмены во фраках проходили сквозь коридор выстроившихся в две шеренги ливрейных лакеев.

Марк тоже прошел внутрь. Получить приглашение было очень непросто. Три дня и три ночи он провел в поисках того, кто знал бы Гиллингемов и мог провести его на вечер. Помогла ему леди Эннер, крестная Себастьяна. Ей потребовался всего час, чтобы добыть приглашение.

– Понятия не имею, зачем тебе надо тащиться к Ларе Гиллингем, – заметила она, отмахиваясь от его благодарностей. – Снобизм ее погубит, А что касается мужа… Ну, он похож на поэта. Волосы болтаются, взгляд одухотворенный. Я не доверяю поэтичным мужчинам.

Марка это не касалось. Сам он выглядел безупречно – истинный джентльмен. Никто не усомнится в его праве присутствовать здесь. Если он не вертится среди тех, у кого в жилах голубая кровь, это ничего не значит. Захотел бы, его приняли бы в лучших домах. У него было все необходимое: происхождение, воспитание, образование, – а с его обаянием можно очаровать и герцогиню. Беда в том, что в таких местах ему скучно, и он их избегает, но сегодня – другое дело. Из-за Порции Эллерсли.

Интересно, что она скажет, когда столкнется с ним лицом к лицу? Он сможет застать ее врасплох.

Охваченный нетерпением, он вручил приглашение, величественному лакею и нырнул в море гостей, колышущееся в ярком свете газовых люстр. Порцию он увидел сразу, потому что она была в черном. Глубокий траур ее наряда резко выделялся на фоне белых, розовых, голубых туалетов других дам, и те выглядели почти вульгарно. На мгновение Марку пришло в голову, что Порция выбрала траур, чтобы наказать себя за те сумасшедшие свидания, но он тут же решил, что это не так. Порция не станет казнить себя за удовольствия. Она прекрасно знала, на что идет.

Лакей рассмотрел наконец приглашение Марка, прочистил горло и громовым голосом объявил:

– Мистер Марк Уорторн.

Марк наблюдал за реакцией Порции, которая стояла рядом со своей падчерицей и ее мужем и приветствовала прибывающих гостей. Тут же стоял пожилой джентльмен с натянутой улыбкой на устах. Когда прозвучало имя Марка Уорторна, Порция подняла голову, побледнела и посмотрела прямо ему в лицо. Лишь секунду он упивался отчаянным блеском ее глаз, но искренние чувства, на мгновение отразившись на лице Порции, уступили место маске холодной вежливости, и Порция с пустой улыбкой обратилась к пожилому джентльмену.

Марк следом за другими гостями не спеша поднимался по широкой нарядной лестнице. Ему хотелось увидеть, что Порция станет делать дальше.

– Мистер… э-э-э… Уорторн, – обратилась к Марку женщина с въедливым взглядом и крупным носом, с любопытством рассматривая нового гостя. – Мне кажется, мы не знакомы.

– Миссис Гиллингем, вы прекрасно выглядите! – воскликнул Марк.

– Благодарю вас. Кстати, я не помню, где мы встречались? – И она улыбнулась ему.

– Видите ли, я отставной гусар, – пробормотал Марк в качестве объяснения.

– О, конечно, конечно! Должно быть, вы знали моего отца.

– Ваш отец был великим человеком.

От этих слов хозяйка расцвела. Подобные ходы всегда удавались Марку. Теперь он перешел к хозяину, Арнольд Гиллингем, немного вялый джентльмен с длинными светлыми волосами и бледно-голубыми глазами, оказался довольно красив. Его рассеянный взгляд действительно создавал впечатление, что он занят сочинением стихов.

– Отставной гусар? – повторил Арнольд, окидывая Марка холодным взглядом. – Вы знали моего тестя?

– Его слава бессмертна.

– О да, несомненно. – В глазах Арнольда мелькнул огонек. Похоже, он заметил, что Марк не ответил на его вопрос. – Приятного вечера, мистер Уорторн.

И вот наконец Марк сделал шаг, который свел его лицом к лицу с ней. Подол ее платья коснулся его туфель. Траур подчеркнул строгую красоту Порции и великолепие ее волос. Марк чувствовал сладкий, слегка экзотический аромат духов. Ему показалось, что она раздумывает, можно ли не подать ему руки, демонстративно не нарушив приличий.

– Леди Эллерсли, – произнес Марк и первый протянул ей руку. Порция быстро справилась с собой – сказались воспитание и дисциплина – и неохотно ответила на пожатие. Марк не позволил ей слишком уж спешить – он крепко ухватил ее пальцы.

Глаза Порции сердито сверкнули. Она почувствовала себя в ловушке – нельзя нарушать приличия, привлекая к себе внимание.

– Мистер Уорторн… – проговорила она, почти не разжимая губ и не глядя ему в лицо.

– Думаю, никто из этих людей не подозревает, что слева у вас на спине родинка.

Порцию обдало жаром. Она раскрыла изящный веер из перьев и прикрылась им, как щитом, одновременно пряча неуместные чувства и охлаждая горящие щеки.

– Ну вот, вдова уже не похожа на ангела, – пробормотал Марк, довольный, что сумел потревожить ее холодную маску.

– Как вы получили приглашение?

– Я же был бравым гусаром, старинным другом вашего мужа.

– Вы хотите сказать, что служили с моим мужем? – с недоверием произнесла Порция.

– Встречался с ним однажды, – неохотно признался Марк.

– Я вам не верю, – негромко, но очень сердито отозвалась Порция. – Я вообще не верю ни единому вашему слову. Вы никогда не были гусаром, мистер Уорторн…

– Да был же! И, кстати, отлично выглядел в форме.

– Нет, у вас не тот склад. Не могу представить, чтобы вы занимались чем-нибудь стоящим.

Этот укол достиг цели. Марк сам себе удивился. Неужели он дошел до того, что хочет покрасоваться перед Порцией? Не может быть! Ему всегда было наплевать на мнение других людей.

– Вы обидели меня, леди Эллерсли, – лениво протянул Марк. – Вы должны знать, что за моими плечами стоит длинная череда предков – самых лучших английских…

Порция приподняла бровь:

– Лучших английских солдат?

– Лучших любовников Англии.

Ее губы изогнулись в усмешке.

– Мы, Уорторны, гордимся – и я вам это докажу – своим искусством поединка.

Порция кокетливо улыбнулась, но тут же одернула себя.

– Порция! – раздался за ее спиной осуждающий возглас Лары Гиллингем.

Леди Эллерсли обернулась. Марк с восхищением наблюдал за ее мимикой.

– Ты задерживаешь наших гостей.

– Извини, Лара. – И, кивнув Марку, она бесстрастно произнесла: – Доброго вечера, сэр.

Марк отошел, напомнив себе, что у них еще будет время поговорить. Не может же она весь вечер проторчать рядом с этими Гиллингемами. Он поймает ее, и тогда… Марк улыбнулся, предвкушая приключение, и взял с подноса бокал шампанского.

Порция с отчаянием чувствовала, что едва владеет собой. Голова у нее кружилась, ладони под французской лайкой взмокли, мысли путались. Она дрожала. Марк разыскал ее, загнал в ловушку, но это еще не самое страшное.

Он рассмешил ее. Она смеялась, смеялась, как будто ей снова семнадцать лет. Годы слетели с нее так же, как раньше уже слетала одежда. Она могла вспоминать его дерзкую улыбку, его волнующий голос, тепло пальцев сквозь ткань перчаток, но победил он ее не этим. Он заставил ее улыбаться.

Порция до конца не понимала, зачем он ее преследует. Неужели ему так нужно ее тело? Или это дьявольская игра? Неужели Марк способен уничтожить ее ради забавы? Казалось, он не способен на беспричинную жестокость, но ведь она так мало его знает, разве что на вкус.

Порция переступила с ноги на ногу. Рядом с ней пожилой герцог говорил о ее покойном муже, а она, которая так гордилась тем, что никогда не позволяла чувствам мешать исполнению долга вдовы национального героя, вдруг ощутила неодолимое желание повернуться и уйти. Она даже представила, как герцог с открытым от изумления ртом смотрит ей вслед.

Разумеется, она сдержалась и терпеливо выждала момент, когда стало прилично извиниться и отойти.

В комнате было душно, от шума толпы разболелась голова. Приняв от лакея бокал с шампанским, Порция огляделась – ну где же он?

Чувствуя себя загнанным животным, она двинулась сквозь толпу. Улыбка здесь, пара слов там. Кто-то хотел поговорить с ней, и она внимательно слушала, кто-то касался руки – она терпела. Порция давно заметила, что многие желают дотронуться до нее, как будто она была священной реликвией или амулетом.

Темное платье было жарким и неудобным. Его тяжесть и беспрестанное внимание гостей утомили ее сверх всякой меры. Порция пыталась сохранить спокойствие, но чувствовала, что сил не хватает. Наконец она ощутила, что больше не в состоянии выносить это напряжение, выскользнула в боковую дверь и оказалась в пустой комнате.

Ее окружили тишина и покой. В комнате царили прохлада и полумрак. Порция с облегчением вздохнула. Еще одна вежливая улыбка, одна фраза об уме и смелости ее покойного мужа – и она сошла бы с ума. Лара живо отправила бы ее в Бедлам к несчастным лунатикам. Тогда Марку Уорторну пришлось бы ее спасать. Он надел бы свой блестящий гусарский мундир и…

Порция улыбнулась этой нелепой мысли и оглядела комнату. Только сейчас она заметила, где оказалась. Это была настоящая комната боевой славы. Лара собрала здесь все военные реликвии отца: потертые карты, дневники, военные награды и даже сапоги, которые были на нем в битве при Ватерлоо. Порция не бывала здесь довольно давно.

Шурша жестко накрахмаленными нижними юбками и шелком траурного платья, она переходила от одной витрины к другой: вот специально выбитая медаль от принца-регента, вот урна, преподнесенная генералу Эллерсли в Пруссии. Порция нагнулась, чтобы прочитать страничку из дневника мужа, но свет единственной газовой лампы оказался слишком слаб.

Над камином Лара повесила портрет своей матери, первой леди Эллерсли. На губах темноволосой, довольно приятной женщины играла мученическая, как всегда думала Порция, улыбка. Ничего удивительного. В молодые годы лорд Эллерсли был изрядным повесой. Армейские обязанности и пристрастие к женскому полу надолго отрывали его от домашнего очага. Пожалуй, сама Порция не смогла бы проявить столько терпения, как мать Лары, но к тому времени, когда она вышла замуж за лорда Эллерсли, времена военных побед для него уже прошли, да и подвиги на амурном фронте оказались позади, так что у Порции не было причин жаловаться на отсутствие внимания.

Лорд Эллерсли женился на ней после недолгого знакомства, буквально через несколько недель. Мать Порции, миссис Страуд, узнала, что генерал Эллерсли гостит у брата ее школьной подруги, и вместе с дочерью отправилась туда с визитом. Долгие годы Порция слышала, что ее долг – поправить общественное и финансовое положение семьи, теперь настал час этот долг выполнить. Порция вела себя нужным образом, принимала ухаживания престарелого лорда Эллерсли и с покорностью приняла его предложение. Осенью они поженились, и ее, как военный трофей, увезли в Лондон. Она оказалась еще одной победой великого полководца.

Порция с удивлением обнаружила, что завидует своему герою мужу. И не потому, что все его любят, а потому, что он прожил столь интересную и насыщенную жизнь. Он многое сделал и многого достиг, а умирая, сказал, что ни о чем не жалеет. Порция не смогла бы сказать этого о себе.

Что она сделала со своей жизнью? Чего достигла? Ей казалось, что до сих пор она жила лишь для других: для матери и отца, для мужа, Лары и тети Джейн, для английского народа… Даже Виктория ждет от нее определенного поведения. Где теперь Порция, дочь викария, которая любила бродить по сельским дорогам?

Дверь у нее за спиной открылась, и Порция, не глядя, поняла, кто вошел.

– Порция?

Она резко обернулась.

– Что вы делаете? Мы так не договаривались.

Марк двинулся к ней скользящей походкой охотника.

– Тогда давай договоримся по-другому, – вкрадчивым тоном проговорил он. – Старые условия мне все равно не нравились.

– Ты отлично знаешь, что я не могу… – начала она и, осторожно обходя Марка, направилась к двери.

Марк заступил ей дорогу.

– Это слово мне тоже не нравится. Ты можешь делать все, что хочешь, и я тоже. Кто может нас остановить?

– Мы живем в разных мирах. Если я буду делать что захочу, то скоро все потеряю. На меня полагаются многие люди, я отвечаю за них.

– Ну и тоска! – со скукой в голосе протянул Марк. Порция знала, что это правда. Минуту назад она сама оценивала свою жизнь с такой же беспощадной прямотой, однако сейчас слова Марка ее рассердили. Более того, она пришла в ярость, словно в душе лопнула струна, все эти годы удерживающая ее в узде.

«Нельзя показывать слугам, что ты чувствуешь… Настоящие леди так себя не ведут… Дорогая моя, леди не смеются в присутствии посторонних, даже в присутствии собственного мужа… Ну-ну, не надо плакать, держись, как маленький генерал».

Слишком много всего накопилось. Глаза заволокло слезами.

Она сделала шаг к Марку, сама не зная зачем. Может, хотела его ударить или толкнуть? А скорее, просто искала выход скопившемуся напряжению. Марк поймал ее за кисти рук и, отчаянно упирающуюся, притянул к себе. Порция чувствовала, что он смеется, и это лишь разожгло ее гнев.

– Негодяй! Отпусти меня!

– И все?

– Ты не должен был приходить…

– Я хотел увидеть тебя, и не собирался ждать, пока ты меня позовешь. Я знал, что ты тоже хочешь меня видеть.

Порция злобно рассмеялась. Неужели это ее пальцы так скрючены от гнева? Настоящие когти! Сила собственных эмоций ее напугала, но этот взрыв принес чудесное облегчение.

– Ты погубишь меня, – повторила она, обращаясь не только к Марку, но и к себе самой. – Я все потеряю.

А он улыбался как ни в чем не бывало.

– Каким образом? Я никому ничего не скажу, а ты?

– Разумеется, нет.

– Так в чем же дело, Порция?

Он выпустил ее руки, но лишь затем, чтобы обнять за талию и притянуть к себе еще ближе. Она чуть не закричала, а Марк нагнул голову и поцеловал ее, настойчиво, агрессивно. Задыхаясь от злости, Порция попробовала его укусить, но он только рассмеялся.

– Ах ты, негодница! – Голос Марка звучал мягко и ласково.

На его горячих губах ощущался вкус того же шампанского, которое она пила недавно. О, Марк умел целовать! Должно быть, имел обширную практику. Неудивительно, что скоро она стала ему отвечать. Может быть, именно этого она и хотела все это время?

Внезапно гнев обернулся диким желанием. Таким же яростным и неукротимым. Порция вцепилась ему в шею, ее пальцы гладили его кожу, путались в волосах. Пышные юбки мешали, но она все равно сумела прижаться к нему изо всех сил.

Его ладонь скользнула к ее груди и стиснула ее сквозь плотную ткань корсажа. Порция почти ничего не почувствовала, но тело узнало его прикосновение и захотело большего.

В этот миг, задыхаясь, она очнулась, подняла голову и прошептала:

– Нет. Прекрати.

– Прекратить? Но почему? Мы же оба этого хотим.

– Не здесь, – приходя в себя, ответила Порция. Марк огляделся и только тут заметил, что это за комната. Он недовольно сморщился.

– О Боже, да это склеп! Твоя идея?

– Не моя, Лары. Она всегда старалась угодить отцу, пока он был жив, а когда его не стало, продолжает вести себя так же.

– Когда я умру, пожалуйста, похорони меня, как викинга.

– Как это?

– Положи меня в лодку, подожги ее и пусти по морю. Я лучше буду кормить рыб, чем лежать в подобном мавзолее.

– Лорда Эллерсли похоронили в соборе Святого Павла.

– Вот именно. Я хочу, чтобы моя душа была свободна, а не заперта в каменном ящике.

Марк взял ее руку и прижал к себе, как будто боялся, что она сбежит, потом внимательно оглядел комнату, возле шкафа обнаружил вторую дверь и потянул туда Порцию. Это оказалась передняя. Там стояли стол, кресло и небольшая кушетка.

На взгляд Порции, не очень уютно, но по крайней мере здесь ничто не напоминало ей о муже.

– Ну? – спросил Марк, ожидая ее решения. Порция кивнула. Марк втянул ее в комнату и закрыл дверь. В этот момент наружная дверь отворилась, и раздался голос Лары Гиллингем:

– Порция, ты здесь?

В передней было светло из-за окна у самого потолка. Порция с ужасом уставилась в лицо Марка, а он с улыбкой провел пальцами по ее губам, очертил их по контуру и накрыл медленным, сладостным поцелуем, который уносил ее в тот чувственный мир, который он недавно перед ней открыл.

– Куда она делась? – Голос Лары прозвучал ближе. Ковер приглушал ее шаги – очевидно, она остановилась у камина. – Люди спрашивают о ней. Что я им скажу?

– Я был уверен, что она вошла сюда. Наверное, ошибся. – Безразличный голос принадлежал Арнольду Гиллингему. – Забудь, Лара. Пойдем поужинаем, а то эти свиньи все сметут.

Послышались удаляющиеся шаги.

– Надо было мне попросить Порцию, чтобы она пригласила ее величество.

– Пойдем. Даже Порция не смогла бы привести к нам королеву.

– Почему это? Уверена, что она вертит королевой как хочет. Как вертела моим отцом. Представляешь, с тех пор как он умер, она была в этой комнате всего раз или два!

На этих словах дверь захлопнулась. Марк оторвался от губ Порции, и она услышала свое прерывистое дыхание.

– Не забудь, я не разрешил тебе строить святилище в свою честь, когда я умру, – с ленивой улыбкой протянул Марк.

– Туда нечего будет поместить, – парировала она, все еще во власти пережитого страха.

– Довольно невежливо, тебе не кажется.

– Кажется!

Марк расхохотался.

– Отлично! Ты хорошая ученица.

– Это ты – хороший учитель.

Он взял в ладони ее лицо.

– Я очень хороший учитель, миледи.

Разумеется, он говорил об искусстве любви. Порция верила, что он имеет право гордиться своими умениями. В жизни он оказался ничуть не хуже юного Марка из ее одиноких фантазий. Лучше, значительно лучше. Реальный Марк Уорторн делал с ней такие вещи, которые не могли прийти в голову его воображаемому двойнику, потому что воображение Порции было неспособно их придумать.

– А теперь, – серьезным тоном продолжил Марк, – я намерен сделать то, о чем мечтал с того момента, когда вошел и увидел, как ты очаровываешь старого джентльмена. Ты собираешься меня остановить?

Порция решительно покачала головой.

– Нет, – сказала она. – Не собираюсь. Это не входит в мои планы.

Глава 9

Марк читал вожделение на ее лице, и оно еще больше разжигало его собственное желание. Синие глаза Порции потемнели и затуманились, губы припухли от его поцелуев, щеки пылали.

Все говорило о том, что женщина в его объятиях готова к тому, чтобы он взял ее, но Марк медлил, наслаждаясь победой. Порция первая подалась вперед: привстала на цыпочки и поцеловала его влажным и жарким поцелуем. Марк застонал. Ее ладонь скользнула по батисту рубашки и высвободила ее из брюк. Она гладила его живот и грудь с такой жадностью, словно не могла насытиться.

Казалось, ее сжигает огонь.

Марк не ошибся. То, что было между ними, жило своей жизнью. Надо выпустить это пламя наружу, они оба будут сгорать в нем, пока оно само не угаснет, спалив все, что могло гореть. По опыту он знал, что чувства умрут, когда все сгорит дотла. Так было всегда.

Рука Порции проникла ниже пояса брюк, у Марка перехватило дыхание, когда острые ноготки легонько коснулись его отвердевшего члена. В тусклом свете узкого оконца ее глаза горели таинственным светом. Марк видел, что губы Порции изогнулись в жадной, нечестивой улыбке. Едва ли кто-нибудь видел подобную улыбку на восхитительных устах леди Эллерсли.

– Что нам делать с твоими проклятыми нижними юбками? – хрипло проговорил Марк, сгорая от нетерпения, потому что ее ласки привели его в полное неистовство.

Порция рассмеялась, сделала шаг назад и потянула вверх свои юбки. Марку показалось, что они состоят из нескольких миль черного шелка, крепа и атласных лент. Что касается нижних юбок, то их оказалось несколько. Первая, еще предназначенная для обозрения, была из шелка с вышитыми на нем цветами и несколькими рядами кружевных воланов по подолу. Вторая была из простого белого батиста, третья – тоже белая. Потом еще одна. И наконец короткая юбочка – длиной до колена – из конского волоса и шерсти, которая поддерживала все остальные юбки, чтобы они сохраняли модную куполообразную форму. Часть юбок завязывалась на талии, остальные к ним пристегивались.

Марк с любопытством смотрел, как быстро и ловко Порция развязала ленты и все пышное сооружение опустилось к ее ногам. Марк подал ей руку, и она переступила через озеро шелка и батиста. Остались еще панталоны, но Порция быстро от них избавилась. Теперь на ней было только платье; нижние юбки его больше не поддерживали, и оно оказалось слишком длинным. Марк взял ее за талию, приподнял и прижал спиной к стене, потом с нетерпением стал подтягивать юбку вверх. Порция пыталась ему помочь. И вот наконец она освободилась от пут, обхватила ногами его бедра, притянула Марка к себе, запустила пальцы в волосы и стала осыпать поцелуями его лицо, издавая при этом нетерпеливые стоны.

Марк резким толчком проник в ее лоно, проник без труда, потому что она была готова, приняла его с жаром, но Марк удерживал ее бедра так, что она не могла пошевелиться, и заставил ее ждать.

– Ну пожалуйста, пожалуйста, – взмолилась Порция.

– Ты очень хочешь меня снова увидеть? – прошептал он.

Тело Порции сотрясалось от дрожи. Ее бедра подались вперед и выскользнули из железной хватки его ладоней. Марк хрипло вскрикнул, все сильнее возбуждаясь от ее беспомощных стонов и того наслаждения, которое он ей доставлял. Наконец по телу Порции прошла волна судорог, которая подхватила и Марка. Он понял, что не может больше сдерживаться. Они достигли кульминации одновременно, и он обмяк в ее объятиях.

Когда Марк пришел в себя, сердце глухо колотилось в его груди. Он прислонился лбом к стене и постарался вернуть дыханию привычный ритм. Порция лежала в его объятиях, бессильно уронив голову ему на плечо. Ее ноги по-прежнему обхватывали его бедра. Марк подхватил Порцию на руки, присел на деревянную кушетку, усадив Порцию себе на колени. Та потерлась об него носом и удовлетворенно вздохнула.

– Я хочу тебя снова увидеть, – произнес Марк уже привычные слова.

Порция стряхнула охватившую ее слабость и подняла на него взгляд.

– Это не значит, что ты должен меня увидеть.

– Прекрати, Порция. Ты больше не можешь притворяться. Я вижу тебя насквозь и теперь знаю, чего ты хочешь.

Она улыбнулась. Марк знал, что эта дразнящая нечестивая улыбка предназначалась ему и только ему. Порция подняла руку и провела пальцем сначала по одной брови, потом по другой, потом по носу и наконец прижала кончик пальца к его губам.

– Ты опасный человек, Марк, – прошептала она.

– Как мне нравится мое имя у тебя на губах! – с пылом воскликнул он, чувствуя, что в нем вновь пробуждается желание. Но Порция уже поднялась на ноги, покачала головой и с сосредоточенным видом занялась своими нижними юбками.

– Это сумасшествие, Марк. И ты знаешь это не хуже меня. Мы больше не можем видеться. Нужно расстаться.

– Не нужно, если нас не разоблачат. А нас не разоблачат.

Порция подняла на него взгляд и долго смотрела в его лицо, как будто хотела, чтобы Марк прочитал ее мысли. Да, она хочет его, но это опасно. У нее нет сил сопротивляться, однако она пытается.

– Марк, это не может продолжаться. Нас поймают.

Опасность разоблачения лишь увеличивала остроту их встреч, но Марк не стал этого ей говорить.

– Давай снова увидимся, Порция. Ну почему я должен тебя умолять?

Порция, согнувшись, расправляла юбки, но тут она обернулась и подняла на него взгляд. О, как она была хороша – побледневшее прекрасное лицо сияло внутренним светом, который зажгло в ней их слияние. Марк ощутил решимость непременно увидеть ее вновь, чего бы это ему ни стоило.

– Если хочешь, мы можем увидеться за городом, – проникновенным тоном продолжал он. – Там, где нас никто не знает.

Порция хмыкнула:

– Сомневаюсь, что такое место существует.

– Мы сможем гулять вдоль моря босиком, бегать по песку, плескаться в воде. Сделаем вид, что приехали отдохнуть. Я притворюсь… э-э-э… клерком…

– Никогда не видела клерков, похожих на тебя.

– …а ты будешь продавщицей из текстильной лавки. Нет, подожди, лучше швеей, которая шьет нижние юбки.

Порция рассмеялась и отрицательно покачала головой.

– Сделаем вид, что мы впервые отправились в поездку, а обычно живем в маленьком домике в Депфорде вместе с твоими родителями, но они ненавидят меня за то, что считают недостойным своей единственной дочери.

Воображение Марка разыгралось. Он уже перечислил всех кошек и собак в доме и, продолжая придумывать новые детали, заметил, какая тоска появилась в глазах Порции, но она не уступала.

– Марк, я не могу…

– Можешь, Порция, можешь. Мы оба можем. Давай доставим себе удовольствие. Почему бы и нет?

– Почему бы и нет? – с насмешкой повторила она и прошла мимо него к двери.

В мемориальной комнате она, стоя перед зеркалом, привела в порядок прическу и осмотрела себя со всех сторон. Марк наблюдал за ней молча. Он сказал уже все, что мог. Решение оставалось за ней.

– Ты можешь мне обещать, что никто не узнает меня в этом приморском раю? – Порция замерла, глядя на его отражение в зеркале. – Я не перенесу скандала.

– Обещаю.

Она вздохнула и коротко кивнула в знак согласия.

Марк не позволил ей увидеть, что он торжествует. Он победил ее сомнения, но самое сложное впереди. Однако соблазнить непорочную вдову национального героя – это уже немало.

– Я все устрою, – чуть лениво протянул он. – Не беспокойся.

Порция была уже у двери. Бросив на него взгляд через плечо, она просто сказала:

– Разумеется, я буду беспокоиться. Разве можно иначе? – И, помолчав, добавила: – Я верю тебе, Марк. Ты понимаешь, как я на тебя полагаюсь?

Марк сделал глубокий поклон, но испортил впечатление ухмылкой.

– До встречи, леди Эллерсли.

Порция быстро вышла и беззвучно прикрыла за собой дверь.

Все ее сомнения тут же выскочили у Марка из головы. Он уже думал о приготовлениях, которые должен провести к их следующей встрече. Надо, чтобы она состоялась скорее. Он слишком нетерпелив, чтобы ждать. Да и к чему ждать?

Решив, что прошло достаточно времени, он вышел из комнаты и затерялся среди гостей.

Арнольд видел, как Марк Уорторн пробирается сквозь толпу к выходу. Каков наглец! Арнольду повезло, что он подобрал в опере записку и прочел ее, а сегодня обратил внимание на странное поведение Порции, когда она здоровалась с неким Марком Уорторном. Хорошо, что ему удалось сложить в уме эти два факта, иначе он оставался бы в таком же неведении, как и все остальные на этом вечере, но Арнольд гордился остротой своего ума. Он уже давно научился внимательно наблюдать за теми, кто мог быть полезен в осуществлении его тайных амбиций.

Порция всегда казалась безупречной, и Лару это ужасно раздражало. Будь Порция распущенной женщиной, Ларе было бы легче это пережить. Ну как, спрашивается, бороться с совершенством? Сама-то Лара была далеко не безгрешна.

Арнольд умышленно привел Лару в мемориальную комнату. Он надеялся застать врасплох Порцию и ее кавалера, но те ускользнули в переднюю. Арнольд хотел было открыть и ту дверь, чтобы захватить любовников на месте преступления, но потом решил оставить их в покое. Лара устроила бы ужасный скандал; а репутация Порции погибла бы безвозвратно.

Такой козырь следовало приберечь на будущее, когда из него можно будет извлечь максимальную выгоду.

Арнольд стоял в стороне и наблюдал, как Порция изображает из себя аристократку, как будто родилась ею. Для женщины такого низкого происхождения – она ведь всего-навсего дочь викария – у нее получалось совсем неплохо. Одна улыбка – и старый закаленный солдат влюбился в нее без памяти и женился на ней. Арнольд ненавидел Порцию, но и восхищался ею.

Его собственная семья принадлежала к древнейшему английскому роду. В его жилах текла более голубая кровь, чем кровь династии мелких немецких аристократов, которые сейчас правили Британией. Род Гиллингемов старше норманнов. Они – истинные бритты. Это их страна. Британцам пора понять, что бесконечный приток иностранцев разрушает страну. Пройдитесь по Ист-Энду, и вы увидите пеструю массу людей, которые не имеют права здесь находиться, вообще не имеют никаких прав.

Дело не в том, что Арнольд не любит представителей других рас. Совсем нет! В них нет ничего дурного, пока они живут в собственных странах. Однако Англия для англичан. И это правило следует соблюдать.

Необходимо сохранить чистоту английской расы. Об этом часто говорил и писал отец Арнольда, а когда отец умер, Арнольд решил, что его долг – осуществить эту мечту.

Он чувствовал, что его время подходит. Он еще докажет монархии, парламенту и всему народу, что Англия идет неверным путем.

Глава 10

Порция торопливо шла по платформе вокзала Ватерлоо, Хетти семенила следом. Вокзал открылся совсем недавно – год или два назад – и все еще считался новым. От паровоза поднимался столб дыма, пассажиры с чемоданами и детьми торопились занять места в вагонах. Носильщики в форме с важным видом катили багажные тележки. Носильщик Порции шагал на несколько шагов впереди. Он вел их к заказанному Марком персональному вагону первого класса.

Порция столько раз прочла его письмо с подробными инструкциями, что, казалось, знала его наизусть.

«Садись на поезд 9.09 с вокзала Ватерлоо. Выходи на станции Литтл-Танли в 10.17. Поезд остановится специально для тебя. Я буду тебя там ждать».

– Почему вы не надели вуаль? – Вцепившись в корзинку для пикника, Хетти изо всех сил пыталась угнаться за хозяйкой. Содержимое корзинки было приобретено в «Фортнум энд Мейсон», знаменитом магазине деликатесов. Порция не желала, чтобы на кухне задавались вопросом: зачем ей корзинка для пикника при визите к старой школьной подруге?

– Всем известно, что я поеду на поезде, Хетти. В этом нет ничего дурного. Мне незачем прятать лицо.

– Такое место… полно народу… не знаешь, кого встретишь… – продолжала ворчать горничная.

– В этом все дело. Если я буду вести себя так, будто что-то скрываю, все решат, что так и есть. А если я действую открыто, никто во мне не усомнится. – И она улыбнулась, заметив, что несколько старых дам пристально на нее смотрят и шепчут ее имя. – К тому же никто не знает, куда я еду. Я объявила маме и Диду, что собираюсь к подруге. У нас билеты до Саутгемптона. Все, кто нас увидит, решат, что оттуда я отправлюсь на остров Уайт, в резиденцию Виктории Осборн-Хаус. На самом деле мы сойдем раньше.

– Вы все выучили наизусть, но мне все равно не нравится, – мрачно заявила Хетти. – Вы рискуете многим, а взамен получите так мало… В конце концов, кто он такой? Никто.

– Хетти, один день с «никем» – разве я этого не заслужила? Только один день для себя, все остальные – для других. – Порция говорила так, словно просила Хетти ее понять, но на самом деле сознавала, что пытается уговорить свою совесть.

– Этот мужчина… – Хетти фыркнула. – Вы его даже не знаете. Он может оказаться кем угодно.

– Или «никем», – со смехом закончила фразу Порция. Она не хотела думать о плохом. Никаких сомнений, никаких «если» и «вдруг». Ничто не должно испортить ей этот день, ее день. Она собиралась наслаждаться каждой минутой.

Подошли к вагону. Порция поднялась на три ступени, высоко подхватив юбки. Сегодня она осмелилась две из них оставить дома. Платье было новое, в серую и белую полоску, с оборками на юбке и пышными рукавами. Порция недавно купила шляпу из соломки с широкими полями. Сегодня как раз выдался случай ее надеть.

Купе выглядело роскошно: прекрасная обивка, отполированные медные ручки, бархатные занавески на окнах, но Порция была слишком возбуждена, чтобы восхищаться всей этой красотой.

«Там я тебя встречу», – отдавалось у нее в голове. Что он приготовил на этот раз? Порция не хотела загадывать, но была не в состоянии думать ни о чем другом.

Хетти возилась, поправляя свои шерстяные юбки, и что-то бормотала себе под нос по-немецки. «Видимо, это от тревоги», – решила Порция. Хетти охотно помогла ей, когда думала, что речь идет о единственном приключении. Она всегда хотела видеть хозяйку счастливой. Но сейчас дело приняло иной оборот, и никто не знал, чем все кончится.

Подчиняясь внезапному импульсу, Порция взяла руку верной наперсницы в свою ладонь и порывисто воскликнула:

– Хетти, ты вовсе не должна одобрять мои поступки. Я этого и не жду. Я просто хочу, чтобы ты была на моей стороне.

Раздался паровозный свисток. Хетти вздохнула и ответила на пожатие.

– Конечно, я на вашей стороне, миледи. Просто я беспокоюсь. Этот человек… Он хочет от вас большего, чем имеет право требовать. И он совсем не заботится о вашей репутации. Он любит риск. Может быть, потому, что ему нечего терять. А может быть, он из этих… из революционеров, которые считают, что законы писаны не для них. Такие люди опасны.

Поезд задрожал, дернулся и медленно сдвинулся с места. Раздался еще один свисток, на сей раз громче, за плотно закрытыми окнами зашипело, и поезд выкатился с вокзала и полетел, оставляя позади шум, грязь и туман бесконечно разрастающегося Лондона.

Внезапно Порция почувствовала себя сбежавшей с уроков школьницей, юной, веселой и беззаботной.

– О, Хетти, сегодня мой день! Не надо портить его глупыми страхами.

Часа через полтора поезд сделал остановку вне расписания, и они сошли в Литтл-Танли. Паровоз исчез в облаке дыма и пара, а они остались на платформе. Вскоре грохот колес затих, воцарилась тишина.

Порция огляделась. Небо здесь, в отличие от Лондона, было голубым и безоблачным. В горшках у дверей станции цвели герани. Пели птицы. В воздухе чувствовался соленый привкус – море совсем близко.

«Я буду клерком, а ты продавщицей из модной лавки, нет, ты будешь портнихой, будешь шить нижние юбки».

Порция улыбнулась. В этот момент за спиной раздались торопливые шаги. К женщинам поспешно приближался начальник станции, на ходу застегивая форменный китель.

– М-миледи! – бормотал бедняга, тотчас ее узнав. – Нас не предупредили, что вы будете здесь с визитом. Мы, конечно, очень счастливы… Очень благодарны… Я имею в виду…

– Я здесь с частным визитом. Пожалуйста, не беспокойтесь. – Порция милостиво улыбнулась. – У вас очень миленькая станция. Я вам завидую. Лондонские туманы с каждым годом все хуже.

Служащий хлопал ртом, как выброшенная на берег рыба.

– Меня должны встречать. Где здесь у вас стоят кареты? Сюда?

– Да, миледи. Под арку.

Порция раскрыла черный со смелой красной отделкой зонтик от солнца и прошла в указанном направлении. Рядом семенила Хетти с корзинкой в руках. К разочарованию Порции, каретный двор был пуст. За распахнутыми воротами виднелась узкая улочка с колючим кустарником по обеим сторонам. Улочка тоже была пуста.

– Его нет, – пробормотала Хетти.

– Он будет. – Как ни странно, Порция ничуть не была обеспокоена. Свежий воздух, теплый ветерок, аромат цветущей жимолости – чудесный день, к чему тревоги?

– Вы очень доверчивы, миледи, – мрачно проговорила горничная.

В этот момент Порция услышала цокот копыт и постукивание колес. Она не смогла скрыть радости:

– Видишь, Хетти, ты ошиблась. Все как он обещал.

К ним приближалась открытая коляска, запряженная парой лошадей. Кучер потянул вожжи, и Марк ловко соскочил на землю. Порция заулыбалась в ответ на его улыбку. Силуэт Марка четко вырисовывался на фоне неба. Высокий, красивый, веселый. «Мой любовник», – подумала Порция, и по ее телу пробежала дрожь предвкушения.

– Мистер Уорторн. – Порция протянула ему руку и почувствовала, что она дрожит. Не нужно, чтобы он заметил. – Сегодня прекрасный день.

– Не один только день прекрасен. – Он поднес к губам ее руку и выразительно посмотрел ей в глаза.

Хетти фыркнула.

– Это Хетти, моя горничная и доверенное лицо, – представила ее Порция, но Марк понял и несказанное: «Она все знает, но никому ничего не скажет». Он понимающе взглянул на служанку и протянул руку, чтобы помочь сесть на облучке.

– Садитесь рядом с Заком. Он не кусается. Или вы предпочли бы подождать вашу госпожу здесь, на станции?

– Нет, – с негодованием ответила Хетти, не желавшая поддаваться его обаянию.

– Так, значит, наверх, фройляйн!

– Майн Готт! – воскликнула Хетти, одной рукой ухватившись за корзинку, а второй – за шляпку, пока Марк, приподняв ее за талию, подсаживал на сиденье рядом с возницей.

Марк обернулся к Порции, и ей показалось, что он и ее подхватит на руки. Сердце отчаянно заколотилось. Наверное, он прочитал ее мысль, потому что тихонько сказал:

– Позже. – Подал ей руку и со всей пристойностью помог подняться в экипаж, сам сел рядом и скомандовал Заку: – Трогай!

– Не могу поверить, что я на это решилась! – воскликнула Порция, оглядывая окрестности из-под полей новой шляпы. – Всю дорогу сюда я боялась, что нам что-нибудь помешает.

– Ты слишком много беспокоишься, – произнес Марк, не сводя взгляда с ее губ.

– А ты – слишком мало, – парировала она, поигрывая нарядным зонтиком.

– Зачем беспокоиться о том, что, может, никогда не случится? Мой девиз: живи сегодняшним днем, а завтрашний сам о себе позаботится.

– Ты считаешь, адмирал Дрейк тоже так думал, когда бросился в бой с «Непобедимой армадой»? – поддразнила Марка она. – И лорд Эллерсли, когда планировал битву с Наполеоном?

Но Марк не желал говорить серьезно.

– Значит, ты считаешь наше приключение военной кампанией? И какую же вы выбрали стратегию на сегодня, миледи? Решительная атака по всему фронту или партизанские действия?

– Я еще не решила, – ответила Порция и погладила его по твердой щеке. – А сам ты предпочитаешь длительный бой или мгновенную схватку?

– И то, и другое. – Он поймал ее руку и стиснул в своей, рассматривая изящную перчатку с жемчужной застежкой и ослепительно белую кожу Порции, которая была видна между перчаткой и кружевной отделкой манжета. Потом поднес ее кисть к своему лицу и горячими губами осторожно коснулся нежной кожи. Порция вздрогнула. – Да и зачем нам сражаться друг с другом? – помолчав, добавил Марк.

– Ах, вот как!

– Я сразу сдаюсь.

Марк поднял на нее глаза, и на мгновение Порции показалось, что он говорит искренне, но на его губах тут же появилась та ленивая, дразнящая улыбка, которая всегда поднимала в ней волну желания, но не вызывала доверия. Нет, Марку Уорторну она никогда бы не поручила вести армию в сражение! Он слишком легкомысленный. Нельзя доверять ему то, что действительно важно. Красивый, желанный, забавный – да, но и только.

Помрачнев, Порция резко отвернулась, сложила руки на коленях и светским тоном спросила:

– Почему ты выбрал это место?

– Я бывал здесь ребенком. – В глазах Марка вдруг загорелся огонь. – Смотри!

Экипаж поднимался по некрутому склону и как раз достиг вершины. Изгороди больше не заслоняли картину, и восхищенным глазам Порции открылся чудесный пейзаж: пологие холмы мягкими зелеными волнами спускались к спокойному ярко-синему морю.

– Как красиво… – выдохнула она.

Дорога сделала поворот, и берег стал виден еще дальше. Там крутые скалы отвесно спускались в море. Маленькие бухты врезались в прибрежные утесы. Порция заметила небольшую рыбацкую деревушку, втиснувшуюся между песчаной полосой и гористым склоном. Затем дорога отвернула от берега, и видение исчезло.

– Марк, здесь так чудесно!

Марка обрадовала ее оценка, но он со смехом сказал:

– Зимой и при шторме совсем не чудесно. Море ревет, хлещет дождь, но в буре тоже есть своя красота.

– Мы едем туда? В эту деревушку?

– Да. Она называется Сен-Тристан.

Порции хотелось побольше узнать о его детстве. Она уже знала, что он жил в Уорторн-Мэноре, но откуда же Марк узнал про Сен-Тристан? Однако она прикусила язык, полагая, что не стоит проявлять слишком сильный интерес. К тому же не стоит копаться в прошлом. Она же не хочет, чтобы он узнал в ней ту сельскую девчонку, дочь викария! Она для него – знаменитая леди Эллерсли. Пусть так и будет. Их роман – лишь на время, а потому чем меньше они узнают друг о друге, тем легче будет расставаться.

Глава 11

Вблизи деревушка Сен-Тристан оказалась еще более живописна. Зак высадил их и отправился обратно, увозя с собой тревожно оглядывающуюся Хетти. Порция и Марк наконец остались наедине.

– Пойдем? – И Марк подал ей руку.

Жители Сен-Тристана занимались на берегу повседневными делами: ловили и чистили рыбу, чинили сети и лодки. Марк объяснил, что рыбаки только что пришли с уловом. Часть продадут, а то, что продать не смогут, засолят или закоптят для себя.

Порция удостоилась нескольких любопытных взглядов, многие приветливо махали Марку рукой, но в целом никто на них не обращал никакого внимания и не интересовался, что они здесь делают. Порция была настолько удивлена, что в ней не узнают вдову национального героя, что сначала ощущала неловкость, но потом расслабилась и почувствовала себя обыкновенной женщиной. Казалось, она была в вуали. Свобода кружила ей голову.

Они остановились посмотреть на лодки. Некоторые были совсем маленькими, а ведь рыбаки рискуют выходить на них в море. «Должно быть, жизнь здесь нелегка, – подумала Порция, – вот почему эти люди занимаются ремонтом с таким усердием. От этого зависит их жизнь и смерть».

– Ты когда-нибудь плавал в море? – спросила Порция.

– И сам плавал, и ходил под парусом, – хвастливо ответил он.

– Ты умеешь плавать? – воскликнула она.

– Я научился плавать в Уорторн-Мэноре. Это имение моего брата. Все Уорторны плавают как рыбы.

Вот подходящий момент расспросить его об Уорторн-Мэноре, но она не стала этого делать. Сегодня не хотелось говорить о серьезных вещах.

Они шли вдоль берега, смеялись, разговаривали. Порция наслаждалась его обществом и тем, что не надо было ни прятаться, ни притворяться. Ощущение легкости, которое она впервые испытала на станции Литтл-Танли, переполняло ее. Интересно, что это за чувство? И тут Порция его узнала. О Боже, это же счастье!

Порция восхищалась Сен-Тристаном, а Марк испытывал облегчение. За минуту до приезда Порции его вдруг одолели сомнения – подобное с ним редко случалось – вдруг ей здесь не понравится? Такая женщина, как леди Эллерсли, привыкла жить в роскоши и сама воплощала роскошь. Да она плюнет ему в лицо, когда увидит, что он для нее приготовил!

Марк искоса посмотрел на спутницу. Лицо Порции светилось от счастья. Как видно, побег из привычного круга поднял ей настроение. Ясно, что это характеризует ее обыденную жизнь вполне определенным образом. Но Марк не желал углубляться в серьезные темы. Они вдвоем так беззаботно болтают о пустяках. Она не задала ему ни одного вопроса о нем самом, он следовал ее примеру. Ни один из них не спросил, что будет дальше и будет ли это «дальше». Главное, что сейчас они вместе.

Марк вдруг вспомнил, что в начале этого приключения он хотел лишь затащить Порцию в свою постель. Ничто другое его не интересовало. Когда все изменилось?

– Ты не голоден? У Хетти корзинка с едой. Кстати, где Хетти? – Порция огляделась в поисках кареты.

– Зак отвез ее готовить ленч. Скоро он вернется за нами.

Порция просияла солнечной улыбкой.

– Ты обо всем подумал.

– Ну разумеется.

Он не собирался рассказывать ей, сколько усилий и времени потратил, чтобы устроить это путешествие к морю. Кто бы мог подумать, что ухаживание за женщиной потребует столько сил? «Но Порция этого стоит», – думал Марк, наблюдая за спутницей. Она с наслаждением вдыхала соленый воздух. Светлые локоны выбились из-под полей очень милой шляпки. О да, она этого стоит. Марк очень гордился своим бескорыстием. Может быть, для него начинается новая жизнь? А может, и нет.

Его взгляд упал на грудь Порции, спрятанную под плотной тканью дорожного платья. Интересно, будет ли она столь благодарна ему, чтобы позволить… Он только мигнет Заку, и тот отведет глаза бдительной горничной.

Ленч устроили на маленьком пляже вдали от деревни. Скалистые выступы полностью скрывали его от чужих глаз.

Марку и Порции пришлось спускаться по крутому утесу. Когда они прибыли, Хетти уже расстелила скатерть и все приготовила, а теперь отгоняла от импровизированного стола стаи голодных чаек. Марк видел, что Порция счастлива. Она упала на подушки, которые Зак принес из кареты, и с любопытством оглядела блюда.

Там была холодная баранина, пирог с голубями, цыпленок под соусом, лососина, спаржа и салат с вареными яйцами. А на десерт – пирог с крыжовником. Шампанское тоже было. И сейчас оно охлаждалось в воде.

Они с удовольствием принялись за еду. Морской воздух обоим прибавил аппетита. Порция управилась быстрее, но наконец Марк тоже насытился, лег на бок, голову положил на локоть и, прищурившись от яркого света, стал любоваться спутницей.

– Откуда ты знал, что будет хорошая погода? – спросила она, отпивая из бокала шампанское. Спину Порция держала очень прямо, совсем, как на королевском приеме. – А если бы начался дождь?

– Я бы ему не позволил! – решительно заявил Марк, радуясь веселым искрам в ее глазах.

– Все же ты, наверное, волновался.

Он помолчал, потом кивнул и пожал плечами.

– Волновался больше, чем хотел бы признать. – Эти слова удивили его самого. Он не привык ни о чем волноваться. – Тогда мы могли бы спрятаться под деревом.

– Ты говорил, что бывал здесь ребенком. – Порция тут же пожалела, что заговорила об этом.

– Тут неподалеку дом моей тетушки. Я приезжал к ней на каникулы.

– Наверное, ей было приятно твое общество, все-таки развлечение, – произнесла она светским тоном, словно поддерживала разговор в гостиной.

Марк расхохотался.

Порция распахнула глаза. Она уже пожалела о своих словах, и сейчас ей хотелось ударить его зонтиком.

– Что я такого сказала?

– Прости… Тетушка Минни очень эксцентричная особа. Ее хобби – путешествия. На верблюде через пустыню, на слоне по Индии, на каноэ по Амазонке. Ей ни к чему компания бестолкового племянника. Она умеет себя развлечь.

– О, значит, она такая же путешественница, как леди Эстер Стэнхоуп? Хотела бы я с ней встретиться.

Марк бросил на нее косой взгляд.

– Скорее всего ты с ней встречалась, Минни бывает в Букингемском дворце. Она тебя тут же узнает, начнутся вопросы, но если ты хочешь…

– О, нет-нет. Ты прав. – Порция улыбнулась и с беспечным видом сделала еще один глоток из бокала, но у Марка создалось впечатление, что она разочарована.

Марк быстро взглянул на Зака, тот чуть заметно кивнул в ответ и тут же направился к Хетти, которая, как надутый пеликан, сидела на скалах. Марк видел, что они о чем-то заспорили, потом, продолжая возражать, Хетти поднялась, чтобы отправиться за новой порцией шампанского.

Когда они скрылись из виду, Марк вынул бокал из рук Порции.

– Ты его разольешь.

Она нервно рассмеялась, а он притянул ее к себе, положил на одеяло и начал целовать.

– У нас есть время? – спросила она, торопливо расстегивая на нем рубашку.

– Зак вернется не сразу.

– А если еще кто-нибудь придет?

– Опять беспокоишься?

Как будто желая показать ему, что он ошибается, Порция села, сняла шляпу и начала вынимать шпильки. Золотые локоны рассыпались по ее плечам. Глядя ему в глаза и улыбаясь соблазнительной улыбкой испорченной девчонки, она медленно расстегнула высокий корсаж платья. Марк потянулся поцеловать ямку между ключицами. Кожа Порции благоухала свежестью. Ее спина выгнулась дугой, губы раскрылись, волосы заструились по спине и бедрам.

Руки Марка приподняли ее за талию, так что она оказалась на нем верхом. Юбки накрыли его торс и ноги.

– Ну вот, если кто-нибудь появится, то все равно не поймет, чем мы занимаемся. – Его ладони скользнули по ее чулкам и впились в обнаженную кожу на бедрах. – Конечно, если ты снова не станешь кричать, – насмешливо добавил он. – Вы собираетесь кричать, леди Эллерсли?

Дыхание Порции прерывалось. Руки Марка продвигались все выше. Они гладили, дразнили, ласкали ее тело так, словно бы он наизусть знал, что именно ей нравится.

– Могу и закричать, – внезапно охрипнув, ответила она на вопрос. – А ты?

Ее собственные пальцы отыскали наконец цель и сквозь ткань брюк коснулись отвердевшего члена. Порция прикрыла глаза и откинула голову.

– О Боже! – простонал Марк и высвободил свое оружие.

Когда он проник в ее лоно, Порцию уже сотрясала разрядка. Марк замер, позволяя ей насладиться мгновением, а потом, когда голова Порции бессильно склонилась набок, кожа порозовела, а груди еще продолжали вздыматься, он снова взялся за дело. Медленно, расчетливо, умело он двинулся в путь, увлекая ее за собой в райский сад.

Когда она, изможденная наслаждением, поникла в его руках, он помог ей лечь рядом и вдруг обнаружил, что смотрит на ее умиротворенное лицо взглядом собственника. Эта женщина принадлежит ему. Никто другой не смеет заставить ее переживать такие же чувства, даже национальный герой. Только он, Марк Уорторн!

Такие мысли удивили и неприятно поразили его.

Неужели он ревнует к прошлому? Раньше он делил любовницу – танцовщицу из варьете – сразу с несколькими товарищами-гусарами и считал, что все нормально. Сейчас он даже представить не мог, что может делить с кем-нибудь Порцию, при одной мысли об этом на него накатывал гнев и сжимались кулаки.

«Я убью любого, кто до нее дотронется, друга или врага – мне все равно!»

Марк резко встал и начал раздеваться. Порция сонно приподняла голову. Легкий ветерок шевелил разлетевшиеся локоны. Губы распухли от поцелуев.

– Что ты делаешь?

– Собираюсь поплавать. – Марк прыгал на одной ноге, стягивая с другой брюки. Да, ему надо окунуться, чтобы прийти в себя, избавиться от этих странных мыслей и чувств.

– Но, Марк…

– Не беспокойся. Я всегда плаваю, когда бываю здесь. – Обнаженный, он сумел усмехнуться с привычной бесшабашностью, потом побежал к воде, прошел до глубокого места и бросился в волны. Какое облегчение! И вот он уже рассекает сверкающие струи; все тревоги и неприятности остались на берегу, а впереди – только широкий горизонт.

Сначала Порция не беспокоилась. Она прилегла на плед и решила подремать. Однако сон не приходил, что-то ей мешало. Она приподнялась, убрала волосы с глаз и посмотрела в море.

Солнце танцевало на волнах, создавая ослепительную мозаику. Невозможно ничего разглядеть. Порция выпрямилась и прикрыла глаза рукой от солнца.

Как давно он уплыл? Порция долго всматривалась в сверкающее марево, но Марка не было видно. Ее тревога нарастала. Она сняла чулки и туфли и пошла по узкой полоске песка к воде. Горячий песок приятно грел ноги. Порция снова приставила ладонь к глазам. Марка не было!

Но это же смешно! Марк – взрослый мужчина, способный сам о себе позаботиться. Он отличный пловец, иначе не заплыл бы в такую даль. Но он так неосторожен, порывист!

Порция беспокойно ходила по берегу, то в одну сторону, то в другую. Не было ни Хетти, ни Зака. Никто не придет на помощь. Только она сама.

Порция стала быстро раздеваться. Расстегнула крючки на лифе, в спешке порвала шов на плече. Наконец она избавилась от нижней юбки и платья, которое лежало теперь на песке шуршащей кучкой. Туда же отправился корсет, но белую шелковую рубашку как последнюю дань скромности Порция решила оставить. И вот она шагнула в морскую воду.

Вода оказалась холоднее, чем она ожидала. Волны довольно сильно колотились о ее ноги, но Порция шла вперед.

– Марк! Марк! – звала она, но голос звучал слабо, как далекий крик чайки. Вода уже доходила ей до талии, закручивая рубашку вокруг ног. Волосы, падавшие ниже бедер, тоже намокли.

Вдруг ей показалось, что в нескольких ярдах от нее кто-то есть, какой-то темный силуэт мелькнул на фоне светлого неба. Но через мгновение все исчезло, море снова стало пустынным до самого горизонта.

– Марк! – снова закричала Порция и сделала еще шаг вперед – в пустоту. Дна не оказалось. Порция погрузилась в холодную, соленую воду и тут же стала тонуть. Воздуха не хватало. Небо казалось далеким синим пятном, вокруг было безжалостное море. Вздохнуть, только бы вздохнуть!

В это мгновение сильные руки подхватили ее и понесли к солнцу и небу. Вода расступилась, лицо Порции оказалось на поверхности. Она жадно втянула в себя воздух сквозь спутанные пряди волос и увидела, что Марк держит ее одной рукой, а другой убирает от ее лица волосы.

– Что ты делаешь?! – воскликнул он. Его глаза ярко сияли на загорелом лице, волосы намокли и блестели, как шкура морского котика.

– А ты что делаешь? – крикнула в ответ Порция и потерла глаза – от соли их сильно щипало. – Я испугалась, что ты утонул.

– Я же сказал, что плаваю как рыба.

– Сказал, но откуда я знаю, что ты говорил всерьез?

Он поцеловал ее холодные губы.

– Значит, ты полезла меня спасать?

Надо же, каким покровительственным тоном он говорит! Видно, думает, что она совсем потеряла голову от страха и бросилась в воду, сама не зная, как будет его спасать. Она ему покажет!

Порция оттолкнулась от Марка. От неожиданности он ее выпустил. Одним резким движением она нырнула в воду и поплыла ко дну, все глубже и глубже погружаясь в тишину. Впрочем, не в такую уж тишину. Голос Марка было слышно и под водой. Он кричал, звал ее по имени.

Порция не откликалась. Она сделала еще несколько мощных гребков и лишь тогда выплыла на поверхность. Она сначала закрутила волосы в пучок и только потом обернулась, чтобы взглянуть на Марка. Тот смотрел на нее рассерженно.

– Так ты умеешь плавать! – обвиняющим тоном воскликнул он.

Он сердится потому, что она и сама могла выплыть и не надо было ее спасать? Типично мужское поведение!

– Я научилась плавать, когда лорд Эллерсли возил нас на отдых в Брайтон. Он любил Брайтон из-за приятных воспоминаний. Бывал здесь с принцем-регентом в его знаменитом павильоне. К тому же лорд Эллерсли считал, что морская вода помогает ему от ревматизма. Пока он плавал, я ходила в женское отделение и училась там.

– Ты продолжаешь меня удивлять.

– Почему ты не отзывался, когда я тебя звала? Ты же слышал, уверена, что слышал!

Он легко улыбнулся.

– Хотел посмотреть, что ты станешь делать. А ты бросилась меня спасать. – Марк снова улыбнулся. – Я польщен.

Порция испытующе вглядывалась в его лицо.

– Значит, ты не хотел надо мной подшутить?

Марк искренне удивился:

– Нет, Порция, конечно, нет.

И она оказалась в его объятиях. Они целовались, как сумасшедшие. Не отрывая от нее губ, Марк подхватил Порцию за талию и вынес на мель. Тонкая рубашка прилипла к ее телу и больше ничего не скрывала. Марк положил ладони на полукружия ее грудей, коснулся холодных, отвердевших сосков.

Порция задохнулась от остроты этой ласки, повернулась к нему лицом, всем своим телом ощущая его наготу. Она так хотела его сейчас, снова хотела, сильнее, чем когда-либо прежде.

– Миледи! – донесся с берега голос Хетти. Марк зарычал.

– Не обращай на нее внимания. – И. он стал целовать ее шею и грудь.

– Миледи! Ваша одежда!

Голос Хетти звучал испуганно. Порция оглянулась.

Хетти стояла на берегу с охапкой промокшей одежды, с которой продолжала капать вода. Порция узнала юбку в серую и белую полоску и закричала от ужаса.

– Начался прилив! – воскликнул Марк так, словно это его очень позабавило. – О, Порция, прости…

Это его вина. Если бы он не притворялся, что утонул, ей не пришлось бы снимать одежду.

– Что же мне теперь делать? – с отчаянием проговорила она. – Марк! Что мне делать?

Глава 12

Марку было не до смеха. Заплаканная Порция завернулась в плед и забилась в угол коляски. Хетти бросала на Марка злобные взгляды, и один только Зак бесстрастно восседал на своем месте.

– Твоя тетушка мне поможет?

– Обязательно.

– И никому не расскажет?

– Я заставлю ее поклясться.

– Мне не надо было… – Порция замолчала, но Марк понял, что она хотела сказать: «Мне не надо было ехать».

История с одеждой отравила все впечатление. Радость исчезла из глаз Порции, словно ее и не было. Такой инцидент может безнадежно разрушить ее репутацию.

Ну что он может сказать? Марк чувствовал собственную беспомощность, и это его раздражало. Ему так хотелось все исправить, но это было не в его власти. Невыносимая ситуация!

Его тетушка, Минни Давелл, жила в домике, который в незапамятные времена был сторожкой при большом помещичьем доме. Дом давно развалился, а сторожка осталась. Когда экипаж подкатил к крыльцу, тетушка уже спускалась по ступенькам. Одета она была в один из своих заграничных костюмов. Шерстяная английская юбка соседствовала с жакетом из затканной золотом индийской ткани экзотической расцветки. На голове у Минни возвышался тюрбан.

– Марк! – воскликнула Порция, не зная, пугаться ей или смеяться.

Минни тотчас бросилась к ней:

– О Боже! Бедная деточка! Пойдем скорей в дом. Я найду вам что-нибудь надеть, а слуги приготовят горячую ванну.

– Б-б-благодарю вас, мадам.

– Называйте меня Минни. Меня все так зовут.

– Минни… – Губы Порции дрожали. – Мне кажется, мы встречались.

– Конечно, встречались, – согласилась хозяйка. – Но не стоит об этом. Пусть племянник поможет вам выйти из экипажа.

Марк подхватил Порцию за талию и поставил на землю. Минни сделала вид, что не заметила, с какой нежностью он это сделал.

Все прошли в дом. Хетти угрюмо следовала за Марком.

– Ну что ты, Хетти? – устало проговорил он. – Ну скажи, что это я виноват! Что все из-за меня!

– Конечно. Если ее величество узнает об этом, репутация миледи погибнет. Газеты разорвут ее в клочья, а публика… – Хетти передернула плечами. – Ей никогда этого не простят.

– Тогда зачем нужна такая жизнь? Зачем жить, как хотят другие? Делать только то, чего от нее ждут?

– Зачем? – Хетти окинула его гневным взглядом. – Потому что она – леди Эллерсли! Она не выбирала такую жизнь, жизнь ее выбрала.

– Ты говоришь так, будто Порцию приговорили к пожизненной каторге, – насмешливо заметил Марк.

– Вам бы только смеяться, сэр.

– Неужели ты хочешь для своей хозяйки такой жизни? Да она шагу не смеет ступить по собственной воле!

В глазах Хетти мелькнула искра сомнения; но она тут же ее погасила:

– Моя хозяйка – знатная дама. – Горничная выпрямила плечи и гордо прошествовала мимо Марка в дом.

Марк чувствовал усталость. Он так и не сумел убедить ни Порцию, ни ее служанку в своей правоте, а после сегодняшних событий Порция вообще не захочет его видеть.

Он прошел в гостиную и налил себе отличного тетушкиного виски. Комната была обставлена весьма экзотично. В ней сгрудились все сувениры, привезенные хозяйкой с разных концов света: подставка для зонтиков и чудесные фигурки из слоновой кости, эротические картинки, иллюстрирующие «Камасутру».

В детстве Марк любил Минни больше, чем собственную мать, а став взрослым, понял, что именно ей он обязан своей жизнерадостностью и свободными взглядами на жизнь.

В гостиную влетела хозяйка и, по обыкновению, тут же заговорила:

– Мой мальчик, ты выглядишь так, словно увидел восход над Тадж-Махалом.

Марк рассмеялся. Восход над Тадж-Махалом был любимым воспоминанием тети Минни. Она использовала это сравнение, когда хотела сказать, что племянник отлично выглядит.

– Так и есть, Минни. – Он наклонился и поцеловал ее в щеку.

– Где Порция?

– Я оставила леди Эллерсли в ванне. Очень горячей. Она ведь упала в море? Так она сказала. Несчастный случай. – Минни проницательно посмотрела на племянника. – Я ей сказала, что ты наверняка виноват. Уж как – я не знаю, но виноват. С тобой всегда так. Но она очень мило тебя защищала.

– Это и правда вышло случайно.

– Хм-м-м…

– Она провела прекрасный день. Минни, клянусь, она много лет не была так счастлива. А потом намокла одежда.

– А ты был с ней счастлив, дорогой? – с непонятной грустью спросила Минни.

– Да, – просто ответил Марк и вдруг нахмурился.

– Что с тобой? – Минни опустилась в глубокое, украшенное богатой резьбой кресло. Подлокотники были выполнены в форме львиных голов и раскрашены в яркие цвета. Сверху кресло венчал балдахин, чтобы защищать от знойного солнца Индии. Все это сооружение являлось подарком от одного из раджей, с которым Минни познакомилась в ходе своих странствий по Индии. – Ну же, племянничек. Расскажи мне, в чем дело.

«Почему бы и не рассказать, – подумал Марк. – Тетя Минни – надежный друг, к тому же ее трудно шокировать». И Марк рассказал ей всю историю.

– Понимаешь, – закончил он, – мы с самого начала не собирались встречаться больше одного раза. Мы сами установили такие правила. Но я… похоже, я не могу с ней расстаться.

– А ты не можешь изменить правила?

– Я и так их изрядно расширил.

Минни насмешливо улыбнулась:

– Не сомневаюсь.

– Она расценивает нашу связь только как короткий роман. Я пытаюсь ее уговорить, но она упирается.

– Или боится, – мягко закончила Минни. – Видишь ли, племянничек, в отличие от тебя, ей есть что терять. А она стоит того, чтобы за нее бороться? – Минни посмотрела Марку в глаза и прочла в них ответ. – Значит, надо бороться.

«Все это, конечно, хорошо, – думал Марк. – Но за что именно я должен бороться? Бороться за то, чтобы сделать Порцию своей любовницей? Подругой? Или… или женой?»

При этой мысли Марк вздрогнул. Он и опомниться не успеет, как начнет вить уютное домашнее гнездышко, как у Себастьяна и Франчески. А там недалеко и до обустройства детской.

Он решительно мотнул головой и сменил тему:

– Минни, я должен просить тебя приютить нас на одну ночь. Мы опоздали на лондонский поезд. Кроме того, Порция не может ехать в таком состоянии.

– Ну разумеется, не может. Марк, тебе не надо просить. Тебя всегда здесь ждут с распростертыми объятиями. Пойду скажу кухарке, чтобы не делала карри слишком острым.

Марк широко улыбнулся.

– Ты чудесная женщина, Минни. Надеюсь, ты знаешь, как я тебя люблю.

Лицо Минни сделалось мягче.

– Ты ведь мне как сын, малыш, которого у меня никогда не было.

Когда Порция спустилась вниз, по всему дому распространился острый аромат специй. «Наверное, какое-нибудь заграничное блюдо, – решила она. – Едва ли такая женщина, как Минни Давелл, обедает простым ростбифом с картошкой».

Марк был отчасти прав. Порция действительно встречалась с Минни на каком-то официальном мероприятии, только это было не в Букингемском, а в Сент-Джеймсском дворце. Тогда еще был жив ее муж. Минни присутствовала во дворце вместе с группой индийских аристократов. Она разговаривала с лордом Эллерсли, но, кажется, они не нашли общего языка. Лорд Эллерсли ратовал за наведение порядка в Индии военными средствами, а Минни считала, что надо искать пути к сотрудничеству и стараться сохранить обычаи народа.

Подумав об обычаях, Порция опустила взгляд на свое одеяние – прекрасное сари, какие носят индийские женщины. Она невольно задалась вопросом, что сказал бы лорд Эллерсли, увидев ее в таком наряде.

Одеяние было легким и, как ни странно, удобным. Смущало только ощущение собственной наготы, хотя она знала, что надежно скрыта от чужих глаз. Никаких нижних юбок из конского волоса, ни корсета, ни сборок, ни пуговиц, ни крючков. Одна только шелковая ткань чудесного зеленого оттенка. Немного похоже на римскую тогу, только красивее.

Служанка собрала волосы Порции в элегантный узел. На ногах у нее были восточные туфли. Ни чулок, ни перчаток, ни корсета. Естественно, она чувствовала себя раздетой.

– Леди Эллерсли! – воскликнула Минни, как только Порция появилась в дверях. – Вы потрясающе выглядите. – Она поправила свой тюрбан и подошла ближе. – Прекрасно, прекрасно. Правда, Марк?

– Замечательно!

– Благодарю вас, мисс Давелл. – Порция застенчиво улыбнулась, стараясь не смотреть на Марка.

– Минни. Пожалуйста, называйте меня Минни.

– Минни… Я очень вам благодарна.

– О, я сделала бы это для любого. Однажды в Бенгалии мне пришлось спасать мула. Кстати, Марк говорит, что вы опоздали на лондонский поезд и вам придется переночевать у меня.

– Неужели правда? Я опоздала? – Порция с испугом повернулась к Марку.

Он кивнул, проводя по ней тем ленивым, ласкающим взглядом, от которого у нее мурашки бежали по коже.

– О! – с отчаянием прошептала Порция, представив себе все последствия исчезновения леди Эллерсли. Придется снова лгать.

Минни нетерпеливо делала какие-то знаки Марку, наконец тот догадался, откашлялся и заговорил:

– Тебе не нужно беспокоиться. Никто здесь не скажет ни слова. И всегда можно придумать правдоподобную историю.

– Приступ малярии, – предложила Минни.

– Малярия, пожалуй, не подойдет. – Марк сдержал усмешку. – Разве в Англии есть малярия?

– Тогда холера.

– Отлично. Холера – то, что надо.

Порция переводила взгляд с одного на другого и думала, что попала в сумасшедший дом. Надо бы сменить тему:

– Что это за чудесный аромат?

Минни просияла.

– Мадрасское карри, моя дорогая. Я полюбила это блюдо, когда была на Востоке. Вы когда-нибудь пробовали карри?

– Мне кажется, пробовала. Чуть-чуть. Очень остро.

– Конечно, к индийской кухне надо привыкнуть, тогда она доставляет истинное наслаждение. Чем острее, тем лучше. Пойдемте, Порция. Я прослежу, чтобы на столе было достаточно воды, если потребуется гасить огонь внутри. – И Минни потрусила к двери.

Марк приблизился к Порции.

– Мне нравится твое сари. На тебе оно выглядит значительно лучше, чем на тетушке.

– А я себя чувствую неуютно, почти как голая.

– Если бы ты приехала в нем в Букингемский дворец, ты породила бы новую моду.

– Скорее меня не пустили бы на порог и приказали больше не появляться, – слабо улыбнулась Порция.

– Минни всегда смотрит на неприятности, как на возможность узнать жизнь с новой стороны.

– Вот как? А я всегда стремлюсь неприятностей избежать.

– Ты лишена духа приключений, – с мягкой иронией заметил Марк. – Тебе надо учиться жить, Порция. Такое впечатление, что ты всю жизнь провела взаперти.

– Думаю, ты прав. С тех пор как я тебя встретила, мне стало казаться, что моя жизнь скучна и однообразна. Но видишь ли, я действительно не хочу никаких приключений и предпочитаю обходиться без сюрпризов.

Неужели это правда? Порция всегда в это верила, пока однажды не отбросила осторожность и не поехала в клуб «Афродита», где и встретила Марка.

– А сейчас, – жалобно продолжала она, – я больше всего хочу вернуться домой.

Марк взял ее за руку.

– Ничего не получится. Надо смириться и извлечь из ситуации все возможные удовольствия. На свете масса женщин, которые с радостью провели бы вечер с Минни и со мной.

– Значит, я не похожа на других женщин.

Марк заглянул ей в глаза.

– Не похожа, – подтвердил он.

Порция улыбнулась: Марк умеет польстить.

А теперь он наклонился и прошептал ей в самое ухо:

– Прости меня, Порция.

Порция подняла на него взгляд, пытаясь прочесть его мысли. Марк смотрел искренне, но это тоже может быть частью игры. Тем не менее нельзя винить его одного. Они оба виноваты в том, что случилось.

– Прощаю, – так же шепотом ответила Порция.

Едва попробовав карри, Порция тут же потянулась к бокалу с водой. Блюдо было таким острым, что она закашлялась, а из глаз потекли слезы. Марк бросил на нее сочувственный взгляд и пододвинул к ней блюдо с бутербродами, но сам ел с аппетитом. Должно быть, привык. Однако для Порции все это было ново, и она слушала, затаив дыхание.

– Как же у вас хватило смелости? – обратилась она к хозяйке дома. – Неужели ваша семья не тревожилась за вас?

– Не знаю. Глупо было бы тревожиться, ведь я делала то, о чем мечтала.

– А как же… – Порция взмахнула рукой, подыскивая правильное выражение, – как же ваши обязанности?

Марк и Минни смотрели на нее так, словно она заговорила на хинди.

– Ваши обязанности женщины, сестры, дочери? Ваш долг перед родителями и семьей? Вы ведь думали об этом?

– Вовсе не думала. Мой первый долг перед собой. Я считаю, нельзя тратить жизнь на то, чтобы стать идеальной дочерью и женой. И теткой. Не сомневаюсь, что я могла бы научиться прекрасно вышивать, правильно разливать чай и расставлять цветы, но я этого не хотела! Представьте, что пробуждение придет слишком поздно, когда уже будешь слишком стар, чтобы осуществить свои мечты. Кому тогда будет дело до ваших разочарований? Никому. Только вам одной. Надо идти за своей звездой, Порция, а не поворачиваться к ней спиной.

Порция в который раз подумала, что Марк очень похож на свою тетушку. И беда была в том, что она им завидовала.

После обеда вернулись в гостиную. В ожидании кофе Порция бродила по комнате, разглядывая коллекцию Минни. При виде картин, где мужчины и женщины изображались в различных сексуальных позах, у нее глаза полезли на лоб. Она вывернула шею, пытаясь разобрать, где чьи ноги, и услышала, как фыркнул Марк. Порция страшно смутилась, но, обернувшись, увидела, что он внимательно разглядывает, стакан с бренди.

– Нет, я не была замужем, – сказала Минни в ответ на вопрос Порции. – Не было времени. Я не желала сидеть дома и нянчить детей, пока мой муж развлекается по всему свету.

Поразительная точка зрения, но Порцию она не шокировала, разве что чуть-чуть. Минни честно и открыто заявляла о том, о чем, возможно, многие женщины просто не смели заговорить.

– Однако за тобой тянулась череда разбитых сердец, – с улыбкой заметил Марк.

– Да, когда я была совсем юной, был один молодой человек… – начала Минни. – Но я думаю, разбитое сердце было с другой стороны.

– Когда я была совсем юной, был один молодой человек, – вторила ей Порция, сама себе удивляясь. Она не взглянула на Марка, боялась, что он прочтет правду в ее глазах. – Я смотрела на него. Тайно. Он ни о чем не догадывался. Однажды в церкви…

Порция закусила губу. Зачем она все это говорит? Что, если он вспомнит, кто она такая? Возможно, в глубине души Порция действительно испытывала это странное желание, хотела, чтобы он ее узнал? А может быть, считала, что он оставит мысли о ней, узнав, что по происхождению она вовсе не та великосветская дама, какой он всегда ее считал?

– Я учила воскресные гимны, во всяком случае, должна была учить, но нечаянно подняла глаза от нот и увидела в окно, как он идет мимо церкви. К нему подошла одна из деревенских девиц и начала флиртовать. Я подумала, что если поднимусь на колокольню, то лучше увижу происходящее, но я забыла, что в тот день было занятие по колокольному звону…

– Продолжайте, продолжайте, – захлопала в ладоши Минни. – Что было дальше?

– Думаю, вы и сами можете догадаться. Я прекрасно устроилась и стала наблюдать за этой парочкой. Я так ненавидела его за то, что он разговаривает с другой девушкой, хотя сама никогда бы не осмелилась к нему обратиться. И ее тоже ненавидела за то, что она так свободно болтает с «моим» молодым человеком. И тут начали звонить колокола. Я едва не оглохла. Мне пришлось проторчать там целый час, закрывая уши руками. В конце мне стало казаться, что колокола звонят прямо у меня в голове. Мама потом долго удивлялась, почему я не откликаюсь, когда она меня зовет.

Минни смеялась от души, а Марк выглядел озадаченным.

– Почему же ты не спустилась и не объяснила все? – спросил он.

Женщины понимающе переглянулись.

– Рассказать деревенским звонарям, что она забралась на колокольню, чтобы шпионить за молодым человеком? – с сарказмом проговорила Минни. – Для нее это было бы ужасно, дорогой.

– Не понимаю почему. Ясно, что молодой человек, за которым она следила, был настоящим идиотом. Она только зря тратила время. – И он улыбнулся Порции обворожительной улыбкой. – Жаль, что меня там не было.

Порция расхохоталась и никак не могла успокоиться. Марк нахмурился, и она взяла себя в руки, не желая его сердить.

– Ты прав. Надо было спуститься с колокольни и встретиться с ним лицом к лицу. Но я была так молода и не уверена в себе. Я была совсем другой.

Минни в ответ рассказала собственную повесть о неразделенной любви, и на этом разговор был исчерпан.

Порция поздно пошла спать. Она старалась не зевать и не задремать прямо за столом, потому что ей было так приятно и легко в обществе тетушки и племянника и совсем не хотелось уходить, но она сдалась.

Оказавшись в кровати с очень красивым пологом, она боялась, что неприятные мысли не дадут ей уснуть, но, видимо, морской воздух способствовал здоровому сну, и вскоре Порция крепко заснула. Так прошел один из самых лучших и самых худших дней ее жизни.

Глава 13

– Марк, она настоящее сокровище! – Минни сняла с головы тюрбан и установила его на стол. Седые волосы под ним оказались взлохмачены самым невероятным образом.

Марк молчал и смотрел в свой стакан.

– Я воспитывала в тебе бойца не для того, чтобы ты отступал при первой трудности. Ничего не могу сказать об Уорторнах, но Давеллы, родня твоей матери, – сильные люди. Свою мать ты почти не помнишь, ведь так?

Марк покачал головой.

– Пока я был маленьким, она была так далека от меня, всегда занята другими делами, а потом она умерла.

– Она и твой отец были отчаянно влюблены друг в друга. Вижу, тебя это удивляет. Мои родители противились этому браку, считали, что Уорторны недостаточно хороши для нас, к тому же у твоего отца была дурная репутация – карты, женщины.

Марк выпрямился в кресле.

– Да-да, – продолжала Минни, – трудно поверить, правда? Когда он изменился, то изменился полностью – стал строгим, даже аскетичным. Но тогда твоя мать была влюблена в него без памяти. Либо он, либо никто. Наконец наши родители согласились, но ей пришлось побороться за свое счастье. В браке они были счастливы. Может быть, даже слишком. Счастье эгоистично. Они были так заняты друг другом, что мало обращали внимания на окружающую жизнь. Не то чтобы они не любили своих детей, просто забывали это показывать. Мне так жаль, что твоя мать умерла раньше, чем ты успел ее узнать. Но это привело к тому, что мы с тобой познакомились.

– Да, Минни, я не могу считать себя брошенным ребенком, потому что у меня всегда была ты, – задумчиво произнес Марк и взял ее за руку.

В ответ Минни стиснула его пальцы и серьезно продолжила:

– Я вот к чему веду: твоя мать боролась за свое счастье. Ты происходишь из древнего рода борцов. Первые Давеллы были баронами-разбойниками.

– Значит, разбойниками? – с сарказмом переспросил Марк. – И я тоже представляюсь тебе разбойником?

– Ты – Давелл. А Давеллы берут все, что хотят. Их нельзя остановить. Они похищали женщин и женились на них. Правда, те охотно оставались в плену.

– Да это разбой! – весело воскликнул Марк. – Очень романтично!

Минни не обратила внимания на насмешку.

– Я всегда знала, что твоя истинная натура проявится в критический момент…

– Тетушка…

– Дорогой мой мальчик, конечно, я тебя люблю, но должна сказать, что ты разбрасываешься. У тебя нет цели. Тебе надо найти в жизни главное – свою звезду. Кто знает, может быть, эта женщина и есть твоя звезда!

Порция, прекрасная Порция, звезда, сияющая в ночном небе? Неужели он сможет завоевать ее, если решит бороться? Марк был достаточно самоуверен, чтобы поверить, что сможет. Но хочет ли он этого? Он вовсе не собирался ограничиваться одной женщиной и никогда не влюблялся.

– Видишь ли, Марк, самое ценное, что мы можем получить от жизни, – это вовсе не деньги, не дворцы, не драгоценности, а любовь. Без любви мы – ничто. – Глаза Минни подозрительно увлажнились, как будто она вспоминала что-то или кого-то из своего бурного прошлого. Какого-нибудь таинственного барона-разбойника?

Марк не хотел этого знать, как не хотел обсуждать с тетушкой свои чувства к Порции, а потому возразил в шутливом тоне:

– Вовсе это не так, тетушка. Самое ценное в жизни – хороший портной.

Минни швырнула в него тюрбаном.

Порции снилось, что она плавает в море, но на сей раз море было теплым и нежным, как бархат. Она нырнула в его зеленые глубины…

– Порция, моя чудесная Порция… – Голос Марка тоже был мягким, ласкающим. Порция повернулась к нему лицом. Сон превратился в реальность. Его руки обнимают ее, губы целуют. Марк-мужчина и Марк-мечта – оба в ее объятиях. Они близки.

– Марк?

– Да, это я.

– Мне показалось, что я вижу тебя во сне. – Как будто вернулся сон прежних лет, дразнящий и никогда не удовлетворяющий.

– Это не сон.

Порция прижалась к нему сильнее, чувствуя, что он уже проник в ее лоно. Да, это не сон, это реальность! Марк двигался быстро, напористо, нетерпеливо. Порция тихонечко вскрикнула и прижалась губами к его плечу. Марк не останавливался. Волна экстаза накатилась на нее почти внезапно, но Марк впился губами в ее губы, заставляя сдержать крик, и тут же сам достиг пика. Да, это было блаженство, истинное, реальное, каким никогда не был сон!

Блаженная истома охватила Порцию, и она уснула в объятиях Марка.

Когда Марк утром спустился к завтраку, Порция была уже одета и готова к отъезду. После сердечных прощаний с Минни их ничто больше не задерживало.

Она знала, что не успокоится, пока не окажется в лондонском поезде. Ей все казалось, что коляска движется слишком медленно. Зак и Хетти сидели впереди, а Марк – рядом с Порцией. Его рука лежала у нее за спиной, и каждый раз, когда экипаж качало, он гладил ее по плечу. Нервы Порции были так напряжены, что ей хотелось отстраниться от него и даже закричать, чтобы он оставил ее в покое.

– Мне надо было поблагодарить твою тетю, – сказала Порция, чтобы отвлечься от своих мыслей.

– Ты поблагодарила.

И он замолчал. Если Порция явно была напряжена, то Марк, казалось, настолько погрузился в свои мысли, что не видел ничего вокруг. Ей хотелось узнать, о чем он думает, но она не решилась спросить. Сейчас не время обсуждать случившееся и строить планы на будущее. Надо попасть на поезд.

И тут Порция увидела море, синее, сверкающее под утренним солнцем. В памяти возникла картина: Марк стоит в воде, загорелый, мускулистый, держит ее в объятиях и улыбается, оба они мокрые и скользкие, как морские котики. «Вот и еще один сувенир в моей коллекции воспоминаний, – подумала Порция. – Будет о чем вспомнить во время нудных придворных обедов». Она оглянулась и все смотрела на море, пока его окончательно не скрыли деревья.

В молчании подъехали к станции. Вскоре издалека донесся свисток паровоза. Путешественники торопливо прошли под арку. Порция с тревогой увидела, что на платформе никого нет. Показался столб дыма из трубы, послышалось мерное грохотание.

– Он ведь остановится, правда? – со страхом спросила Порция, пораженная внезапной мыслью, что поезд может пройти мимо.

– Я посылал Зака на станцию. Он договорился с начальником станции, что поезд остановится, – объяснил Марк. – Думал, что будут трудности, но оказалось, что одного твоего имени достаточно.

Порция облегченно вздохнула.

– Спасибо тебе. Ты считаешь меня никчемной и беспомощной, но я просто не привыкла заниматься делами, связанными со своими поездками.

Марк отвесил ей легкий поклон. Порции пришлось самой додумать его предполагаемую реплику: «Нет, я вовсе не считаю тебя никчемной, я считаю тебя самой красивой, самой чудесной женщиной на свете!» Порция вовсе не добивалась от него комплиментов, но почему бы ему не сказать ей что-нибудь приятное. Или после вчерашней ночи он потерял к ней интерес? Она ему надоела?

– К ленчу ты будешь дома, – заметил Марк, наблюдая, как приближается поезд.

– Как раз поспею к расспросам.

– Подруга попросила тебя остаться на ночь, – пожал плечами Марк. – Она больна, ты не смогла отказать.

Порция склонила голову набок.

– Полагаю, ты даже знаешь имя этой моей воображаемой школьной подруги.

Марк улыбнулся, едва заметно, но Порция и этому была рада, ведь он улыбнулся впервые за все утро.

– Дороти Майклджон.

Порция с мрачным видом кивнула.

– Старушка Дороти… А что с ней такое? Боюсь, это я тоже забыла.

– В детстве она болела краснухой, и это ее очень ослабило. Зато она обожает читать. Глотает по книге в день. И очень любит музыку. Ты рассказала ей, как слушала Дженни Линд. Она чуть не заплакала.

– Мне уже кажется, что я и правда ее знаю, – пробормотала Порция. – Как это у тебя получается?

– Богатое, ничем не ограниченное воображение, – ответил Марк. – В школе мне изрядно за него доставалось, но они так и не сумели задавить его.

– Миледи?

Перед Порцией стояла маленькая девочка. В ее темные волосы были вплетены атласные ленты. В руках малышка держала торопливо собранный букетик. Поодаль стоял начальник станции, рядом – его жена. Оба сияли, наблюдая, как их дитя неловко приветствует знатную даму.

Обрадованная Порция наклонилась к ребенку.

– Какие чудесные!

– Это для вас, – смущенно проговорила девочка.

– А как тебя зовут?

– Маргарита, миледи.

– Значит, ты тоже цветок. И такая же хорошенькая.

Девочка подалась вперед и негромко спросила:

– А вы королева, да?

– Нет, дитя мое. Но я знаю королеву. Передать ей твои цветы?

Маргарита немного подумала.

– Нет, миледи, это вам.

– Спасибо, маленькая. Я возьму их с собой в Лондон.

Приближаясь к платформе, поезд замедлил ход. Начальник станции вернулся к своим обязанностям. Его супруга увела дочь. Приключение подходило к концу. Порция обернулась и посмотрела Марку в глаза.

– Прощай, – сказала она и протянула ему руку. Он поднес ее к своим губам.

Она ждала, что он станет настаивать на новой встрече, по крайней мере упомянет об этом. Тогда она ему скажет, что все кончено. Если она и сумела извлечь урок из вчерашнего происшествия, то он сводился к тому, что их роман надо прекратить. Навсегда.

– Порция… – Марк не отводил от нее взгляда, и она вдруг осознала, что на самом деле хочет, чтобы он попросил ее о встрече, хочет, чтобы он желал ее! Пусть даже она будет вынуждена ему отказать…

Поезд содрогнулся в последний раз и застыл у платформы. Хетти уже спешила к вагону, на сей раз не персональному, а первого класса. Порция пошла следом. Она все ждала, что он остановит ее, позовет, но он молча позволил ей уйти. Она уже поднялась в вагон, но все еще ожидала хотя бы слова, но так ничего и не услышала.

Хетти суетилась, заслоняла окно, а когда наконец уселась и Порция тоже заняла свое место, платформа оказалась пуста. Марк ушел.

Поезд дернулся, зашипел пар, и они отправились в обратный путь.

– Слава Господу нашему, – пробормотала Хетти.

– Да, слава Богу.

Порция так стремилась успеть на поезд, вернуться домой, думала, что испытает облегчение, оказавшись в вагоне, но сейчас чувствовала лишь пустоту и разочарование.

Марк не сразу вернулся в дом тетушки. Он приказал Заку ехать к бухте, там быстро разделся и поплыл. Плыл долго, пока не устал так, что больше не хватало сил думать и спрашивать себя, почему не последовал совету Минни, не бросился в бой за эту женщину, а позволил ей уйти.

Он видел в ее глазах тоску и решимость сделать эту встречу последней. Она так хотела, чтобы он коснулся ее. Даже если нет ничего другого, она жаждет его тепла, ценит его как желанного любовника. Он мог воспользоваться этой физической жаждой, чтобы уговорить ее встретиться с ним еще раз. Но Марк этого не сделал.

Он понимал: так произошло потому, что он боится. Порция стала значить для него больше, чем он хотел допустить. И он не знает, что с этим делать. В тот вечер он отправился к Афродите, чтобы развлечься, а не искать подругу на всю жизнь. Он ведь и сам не ведал, куда несет его река жизни, так как же можно отягощать себя ответственностью за другого? За человека, о котором надо заботиться, которого надо любить… Себастьян прав: он плывет по течению и не знает, как остановиться.

Марк огляделся. Вокруг была вода. Надо отдохнуть и возвращаться. От жизни не убежишь, даже если теперь это жизнь без Порции.

И Марк медленно поплыл к берегу.

Глава 14

Не успела Порция ступить на порог дома на Гросвенор-сквер, как тут же к ней бросился Дид в сбившемся набок парике.

– Миледи! – потрясенно воскликнул он, но не успел ничего добавить. На площадке величественной лестницы появилась мать Порции и слезливо запричитала:

– Порция, Порция, дитя мое! Страшные новости… Страшные!

У Порции оборвалось сердце. В голове возникла дикая мысль, что этот переполох из-за нее и Марка, что кто-то узнал правду, и теперь это стало всеобщим достоянием. Газеты с сенсационной новостью, в них – самые интимные подробности.

Перед глазами, сменяя друг друга, возникали ужасные картины. Важные персоны, которых она привыкла числить в друзьях, не замечают ее. Виктория с маской отвращения на лице говорит ей: «Леди Эллерсли, вы позволили себе уступить похоти. Какой пример вы подаете моему народу?»

Порция с трудом сглотнула и проговорила:

– Что произошло?

– Покушение на королеву! – Мать зарыдала и привалилась к колонне. Слуги бросились ей на помощь, а Порция не двинулась с места. Она словно приросла к полу, потрясенная неожиданным поворотом событий.

– Она… она… – зашептала Порция, но никак не могла закончить фразу.

– Нет-нет, миледи! – Дид тут же оказался рядом, словно опасаясь, что она тоже упадет в обморок. – Ее величество подверглась удару медным наконечником трости. Она навестила своего дядю, герцога, и как раз выходила из Кембридж-Хауса. После нападения она проявила стойкость, нашла в себе силы подняться в карете на ноги и показать толпе, что с ней ничего не случилось. Очень мужественно, по моему мнению.

Порция с облегчением выдохнула:

– Я так рада!

– Она присылала за тобой, – сообщила мать, которая вновь обрела дар речи. – А ты нашла время ездить к каким-то никому не нужным подругам! Да еще осталась на ночь и никого не предупредила.

– Дороти больна. Она меня так просила…

– Мне нет до этого дела! Я не могла даже объяснить королевскому посланнику, куда ты делась.

– Я немедленно еду во дворец. – Порция заспешила вверх по лестнице, на ходу снимая перчатки. – Заложите карету.

На жизнь Виктории уже было пять покушений, последнее – год назад. Тогда стреляли из пистолета, но он оказался заряжен одним только порохом. Этот случай поразил королеву сильнее, чем все предыдущие, когда в оружии были пули, но выстрел не попадал в цель. Виктория всегда мужественно держалась перед публикой, но Порция знала, что это не проходит для нее бесследно. Королева приходила в ярость от мысли, что кто-то хочет ее убить. И, раздеваясь у себя в комнате, Порция размышляла о том, было ли покушение направлено против монархии или это был очередной сумасшедший.

Хетти помогла хозяйке переодеться.

– Какой кошмар, – бормотала она себе под нос.

– Но она жива, и это главное, – отвечала Порция, вынимая из волос шпильки. – Надо благодарить Бога за это.

– Я не имею в виду ее величество, миледи. Я думаю о том, что могло случиться, если бы королева послала за вами и вас нашли бы вместе с этим человеком.

– Меня бы не нашли.

– А разве одно это не подозрительно?

– Я бы что-нибудь придумала, – отмахнулась Порция.

– Вы бы солгали королеве? – язвительным тоном спросила Хетти. – Вот что получается, если общаешься с таким человеком, как Марк Уорторн.

– Насколько я помню, раньше тебе казалось забавным соврать королеве.

Хетти энергично заработала гребнем, расчесывая волосы Порции, а та понадеялась, что Хетти теперь оставит эту тему, но напрасно.

– Он вас до добра не доведет. Он думает только о себе. Он как… как жиголо. Он бросит вас, когда вы ему надоедите. Я знаю, так и будет. И очень скоро.

Порция, обернувшись к служанке, холодно ответила:

– Я думаю, это уже случилось. Уже надоела. Так что можешь больше не беспокоиться.

– Я беспокоюсь только о вас, – жалобно начала Хетти, но Порция ее прервала:

– Посмотри, готова ли карета. Я спущусь через минуту, только посмотрю, как мама.

Хетти вышла, а Порция подошла к зеркалу и стала рассматривать свое лицо: бледная, под глазами темные круги. Но это можно объяснить страшной новостью, которая ждала ее дома. А новость действительно была страшной, ведь когда Порция услышала о покушении и увидела рыдающую мать, она решила, что Виктория убита. Это был тяжелый удар. И он же заставил ее очнуться. На свете есть более важные вещи, чем Марк Уорторн. Она должна играть свою роль, выполнять свой долг. Настало время отбросить эгоистичные устремления плоти и сосредоточиться на долге.

Ее мать легла в постель, приняв дозу снотворного, и уже почти заснула.

– Мама, тебе лучше?

Женщина открыла глаза. Ее зрачки были расширены.

– Я так устала, – прошептала она. – Ужасные новости…

– Ужасные. Я еду во дворец.

– Иногда у меня в голове все путается. Когда меня спросили, куда ты уехала, я не могла вспомнить. Я пыталась, но не могла. Дид им все объяснил.

– Это не имеет значения, мама.

Мать сжала ее руку.

– Я ведь не хотела на тебя сердиться. Ты хорошая девочка, Порция. Ты всегда делаешь, что тебе скажут.

– Разве?

Мать хотела сделать ей комплимент. Послушная дочь – это правильно, но Порция невольно вспомнила Минни Давелл и задумалась: одобрила бы ее старая дама или нет? Если бы сама Минни всегда делала, что ей говорят, разве оставила бы она своей дом ради чудесных приключений?

– Когда я узнала, что лорд Эллерсли гостит в семье моей подруги, я сказала твоему отцу: «Если старик хоть раз увидит нашу красавицу, ее судьба будет устроена». Ничто так не действует на пожилых мужчин, как вид цветущей юности. И он в тебя влюбился, помнишь? Ты моя прекрасная, моя верная дочь.

Сейчас Порции было неприятно это слышать. Она направилась к двери, но голос матери ее снова остановил:

– Порция, у тебя загорело лицо. И от тебя пахнет морем. Ты была на побережье? Я думала, твоя подруга живет в Оксфорде.

Вот и думай, что мать ничего не помнит!

– Так и есть, мама. Дороти живет в Оксфорде. Тебе просто что-то приснилось. – Но мать и правда уже заснула. Дыхание стало ровным.

Порция любила мать, действительно любила, но сейчас она почувствовала к ней внезапную неприязнь.

Виктория нервно ходила по комнате из угла в угол. Порция никогда не видела королеву в таком гневе. Шишка и ссадина на лбу, как и синяк под глазом, с каждой минутой становились все заметнее.

– Как посмел этот негодяй так подло меня ударить? Трус! Ударить безоружную женщину! Ударить любую женщину – уже подлость, но свою королеву… Я этого не потерплю! Не потерплю!

– Когда карета въезжала в ворота Кембридж-Хауса, ее окружила толпа, – стал рассказывать принц. – Тот человек был среди этих людей. В карете была не только моя дорогая жена, но и Эдди, и Элис, и маленький Альберт/ Мы должны благодарить Бога, что никто из наших детей не пострадал! – Принц был бледен, он еще не оправился от шока, но голос Альберта звучал, как всегда, благоразумно и спокойно. Порцию это восхищало.

– Сэр, известно, кто этот человек? – спросила она.

– Мы выяснили имя. Это Роберт Пейт. Он недавно ушел в отставку. Служил в десятом гусарском полку. Он не желает объяснять причины своего поступка.

Порция выразила свою радость от того, что королева хотя и пострадала, но осталась жива. Ей было ясно, что Виктории требовалось выплеснуть свой гнев. Королева показала ей шляпку, которая приняла на себя удар трости Пейта, и призналась, что страдает от головной боли.

– Если бы у таких людей был план, который они хотели бы привести в исполнение, был бы заговор, мы бы его раскрыли и приняли меры, чтобы подобное не повторялось, – говорил Альберт, – но, похоже, они просто не в своем уме, а любой их заговор – это плод больной фантазии.

– Так, значит, Пейт был один, без сообщников?

– Он сообщил свое имя и рассказал, что был солдатом. Больше ничего. И не захотел объяснить, зачем сделал то, что сделал. Какой-нибудь воображаемый ущерб, нанесенный ему или его семье?.. – Альберт пожал плечами. – Он не в здравом уме. Или хочет нас заставить так думать.

– Порция, если бы дорогой лорд Эллерсли был с нами, – ядовитым тоном проговорила Виктория, – он тотчас бы ринулся на мою защиту.

– Ваше величество, я приношу свои извинения. Я была…

Королева отмахнулась.

– Не имеет значения. Тебе никогда не придется пережить такие покушения на свою жизнь, как довелось мне. Ты не можешь полностью оценить такие события, но твой дорогой муж был на это способен. Он каждый день рисковал жизнью ради меня.

– Ваше величество…

– Думаю, мне надо пойти прилечь. Это все, леди Эллерсли.

Порция сделала книксен, уговаривая себя не обижаться, ведь Виктория не собиралась быть жестокой. Она просто была расстроена, очень расстроена, и не без причины. Но все равно было больно.

Прощаясь с Альбертом, Порция заметила, как он слегка покачал головой, словно пытаясь дать ей понять, что Виктория ничего не имела в виду. Принц, понимал положение Порции лучше всех остальных. Его собственная жизнь тоже проходила в тени супруги. Но в их положении имелась существенная разница: Виктория была живая, теплая, любящая, а Порция одинокая, и сейчас она чувствовала это острее, чем прежде.

Арнольд шел по ковровой лестнице в Хакни. Поднявшись наверх, он особым образом постучал в дверь и лишь тогда отрыл ее. Четыре лица молча повернулись к вошедшему.

В комнате было сильно накурено. На столе стояли тарелки с едой и недопитые бутылки вина.

– Его арестовали, – ровным голосом сообщил один из присутствующих. – Как это может на нас отразиться?

Арнольд сел во главе стола.

– Никак. Я узнавал. Говорят, что он просто свихнувшийся солдат. Мы уверены, он не расскажет правду. Не нарушит клятву.

– Почему вы так уверены?

Арнольд налил себе вина, сделал глоток и заговорил:

– Уверен потому, что я хорошо знаю Роберта. Он верит в то же, во что верим мы. Готовясь к нападению, он несколько недель следил за королевой, но, думаю, когда он увидел ее так близко, то растерялся. Но он не заговорит. – Арнольд сделал еще один глоток кислого вина. – Однако как неудобно, что это случилось именно сейчас!

– Неудобно?! – фыркнул один из присутствующих. – Я бы назвал это иначе.

– Думаю, все не так плохо, как вы считаете. Конечно, некоторое время будет повышенная нервозность, но потом все войдет в свою колею. Мы даже можем извлечь из этого пользу. Никто не будет ждать нового покушения так скоро.

Заговорщики переглянулись. Арнольд знал, что до его прихода они обсуждали этот план, может быть, даже выражали сомнение в его праве руководить ими. Он сделал вид, что не заметил. Ничто не могло поколебать его уверенность.

– Значит, вы намерены продолжать?

– Разумеется. – Арнольд удивленно приподнял бровь. – Роберт хотел бы, чтобы мы продолжали наше общее дело. И мы добьемся успеха. – Он приподнял стакан. В слабом свете свечей его глаза сверкнули фанатичным блеском. – Королева должна умереть!

Все дружно подняли стаканы.

Арнольд удовлетворенно кивнул и обвел взглядом товарищей, пытаясь оценить решимость каждого, потом наклонился вперед и заговорил:

– В этом наша цель, друзья. Нельзя забывать о ней. Когда я нанесу королеве смертельный удар, наше дело станет важнее, чем все мы. Страна наконец очнется. Народ, истинный народ Англии, осознает справедливость того, что мы сделали. Англия для англичан!

Товарищи поддержали его нестройными криками. «Скоро, – думал опьяненный восторгом Арнольд, – очень скоро».

Когда Марк наконец вернулся домой, Минни встретила его известием о новом покушении на королеву. Только что забегал мальчишка из мясной лавки и все рассказал. Марк молча выслушал гневные речи тетушки, но думал о том, как это отразится на Порции.

Конечно, она станет винить себя за то, что не была рядом, когда это случилось, пусть даже она и ничем не смогла бы помочь. Она непременно будет смотреть на него, как на помеху в выполнении долга. Может быть, ей захочется его увидеть, но долг победит. К тому же Порция наверняка воспользуется этим инцидентом как поводом для разрыва, полного и бесповоротного.

Да, их короткий роман окончен.

Глава 15

Порции казалось, что с момента покушения на Викторию у нее не было ни минуты для себя. Королева вела себя настолько требовательно, как будто хотела наказать Порцию за то, что той не было рядом в день покушения.

Порция все время напряженно ждала вызова во дворец, а если его не случалось, то начинала бояться, что пропустила его. Как следствие, она чувствовала слабость, головные боли, а ложась в постель, мечтала только о том, чтобы упасть и заснуть, но и этого у нее не было. Когда Порция старалась утонуть в забвении, там, среди призрачных теней, ее всегда ждал Марк. Здесь, в ее постели, он был всегда. Приходил и улыбался своей ленивой, чувственной улыбкой. Она хотела его так сильно, что сама пугалась накала своих чувств. Ночь за ночью он являлся к ней во сне, но наяву – ни разу.

Она ничего о нем не слышала. Не было даже письма, которое она могла бы порвать и вернуть ему. Не появлялся он ни в опере, ни в балете. Исчез, словно его и не было. Даже себе Порция не признавалась, как сильно она о нем тоскует.

Статуя лорда Эллерсли, заказанная королевой после его смерти, была наконец готова и стояла на постаменте у входа в Грин-парк. Казалось, лорд Эллерсли, в шинели, привычно сутулясь, обозревает какое-то невидимое поле сражения.

«Как будто он никогда не умирал», – думала Порция. Она знала, что мысли эти дурны и несправедливы, но чувствовала, как память о человеке, которого она едва знала, душит ее, не дает жить. Однако статую следовало открыть. Порция отлично понимала, что должна быть рядом с королевой и в очередной раз играть роль ангела во вдовьих одеждах.

О да, она знала, как ее называют. Когда-то это ей льстило, а сейчас сделалось невыносимым. Она не ангел! Она женщина из плоти и крови. Она совершает ошибки, грустит, смеётся, боится. Почему они не позволяют ей быть собой?

И почему это стало так важно для нее сейчас?

Марк стоял на вершине дамбы и смотрел на Давелл-Холл, видневшийся за плоской норфолкской долиной.

Казалось, дом припал к земле и приготовился к прыжку, намереваясь схватить всякого, у кого хватит глупости оказаться поблизости. Марку и в голову не могло прийти, что существуют такие места. В любое другое время он бы ужаснулся и, не раздумывая, вернулся в Лондон. Но не сейчас. Сейчас он дошел до точки, и даже этот чудовищный дом не мог его напугать.

Если смотреть на этот дом с практической точки зрения, то становится ясно, что он обветшал и нуждается в ремонте, но все несущие конструкции в порядке. За столетия этот древний дом настолько беспорядочно достраивали и перестраивали, что сейчас невозможно было понять, к какой архитектурной эпохе он принадлежит. Сооружение располагалось на острове. Вернее, этот клочок земли становился островом при высоком приливе, когда морские воды перекатывались через топкую прибрежную полосу и отсекали дамбу. При отливе равнина обнажалась, и по дамбе можно было добраться до дома.

Дом напоминал скорее корабль, чем сухопутное жилище, а окружающая его стена выглядела, как корпус судна. По ночам, когда скрипело старое дерево и слышался шорох волн, Марку казалось, что он в море. Брат был прав – дом разваливался, но его можно еще спасти. Кстати, Марк успел к нему привязаться, что было, разумеется, странно, если учесть все обстоятельства, но может быть, так случилось потому, что это был его дом.

Что касается арендаторов и жителей ближайшей деревни, то приезд Марка привел их в восторг. Прошло много лет с тех пор, как Давеллы покинули свою резиденцию. Сначала их радость удивила Марка, но дни шли за днями, и эта простая привязанность стала доставлять ему удовольствие.

«Марк Уорторн из Давелл-Холла». Это звучит. К тому же здешние жители отчаянно нуждались в присутствии помещика. Управляющий дяди Роджера умудрился сделать лишь одно – выпил все лучшие вина из погреба. Узнав, что Марк намерен вернуться в родовое гнездо, он прихватил смазливую дочку кузнеца и скрылся в неизвестном направлении.

По приезде Марк понял, почему управляющий счел за благо исчезнуть, не встретив хозяина.

Когда-то прибрежные земли были защищены от приливов плотинами. Существовала система каналов и шлюзовых перемычек. Земли осушили, они превратились в сельские угодья. Теперь море поглотило большую часть пастбищ. Требовалось много труда, чтобы человек вновь взял верх над природой. Очень много труда. Это работа не на неделю. Любой разумный человек продал бы землю и дом за любые деньги или же просто вернулся бы домой и забыл об этих местах.

Возможно, он и не является разумным человеком, думал о себе Марк.

Приехав сюда, он часто отправлялся на долгие прогулки по окрестностям, наблюдал за арендаторами, мелкими фермерами, беседовал с ними. Садился с ними за стол, как равный, ел их хлеб и пил их эль, смеялся над их шутками. Смеялся и над собой, когда они необидно поддразнивали его за утонченные лондонские манеры.

Когда пришло время отъезда, он уже чувствовал себя здесь своим.

Но, вышагивая вдоль берега, Марк думал не только об ирригационных работах и ремонте, очень часто он думал о Порции и о словах Минни. Как только он услышал о покушении на королеву, то сразу понял: Порция сделает однозначный выбор. Долг победит, а он проиграет. Ее всегда учили думать о личном счастье в последнюю очередь.

И вот он стоял на продуваемой всеми ветрами дамбе, чувствовал соленый запах моря, слушал крик чаек и думал все о том же: если Порция нужна ему настолько, что он готов за нее бороться, он должен ей что-то предложить. В конце концов, он собирается противопоставить себя национальному герою. Общество и сама королева Виктория осудят подобную дерзость. Однако Марк был уверен, что способен сделать Порцию счастливой, если только она ему позволит.

Нельзя забывать, что Порция – богатая великосветская дама. Трудно ожидать, что она оставит свой круг ради человека, единственным достоинством которого является первоклассное мастерство любовника. Давелл-Холл в этом смысле представлял собой определенную ценность. Он мог стать его домом, а со временем поместье начнет приносить доход, на который он сможет жить. Они смогут жить.

Марк наконец осознал, чего хочет. Он понял это здесь, в Богом забытом Норфолке. Конечно, он скучал по Лондону, но не так сильно, как думал. В Давелл-Холле он встретился с новыми проблемами, и они его захватили. Здесь его будущее. Одну только Порцию нельзя было ни заменить, ни забыть.

Порция… Он тосковал о ней, желал ее, он был готов бороться за нее.

Однажды ночью, через несколько недель после покушения на Викторию, с Порцией случился приступ лунатизма. Во всяком случае только так Порция могла объяснить происшедшее. Слишком унизительно было думать, что она способна совершить подобный поступок в здравом уме.

В тот вечер у Порции болела голова, и она рано ушла спать. На следующее утро должно было состояться открытие памятника лорду Эллерсли.

В полночь она внезапно проснулась. В голове билась только одна мысль: «Я должна его увидеть!»

Порция схватила плащ, отыскала ночные туфли, мельком взглянула в зеркало: лицо бледное, глаза дикие, волосы распушены, – и натянула капюшон. Голова закружилась, она покачнулась, но успела схватиться за дверной косяк.

Снаружи все было тихо. Газовые светильники едва горели. Порция бросилась вниз по лестнице. Она уже забыла, на сколько задвижек и засовов запирается входная дверь. Возилась с ними довольно долго и шумно.

Наверху раздались голоса. Похоже, мать что-то бормотала в полусне. Порция чувствовала себя как убегающий из тюрьмы узник. Сердце отчаянно колотилось. Она распахнула входную дверь.

В холл ворвался теплый ночной воздух. Порция вдохнула его полной грудью и стала торопливо спускаться по ступеням. Она уже почти перебежала площадь, когда сзади раздались крики Хетти:

– Миледи! Миледи, вы куда? Сейчас ночь!

– Пошла прогуляться, – ответила Порция, но замедлила шаг. На площади было пусто. Мигающие газовые фонари придавали знакомому месту нереальный, призрачный вид.

– На прогулку? – Голос Хетти зазвучал строже. – Дорогая, вы ведь в ночной рубашке!

Порция остановилась и опустила глаза на свой наряд. Плащ скрывал ее одежду, а капюшон – лицо. Никто не мог ее узнать. Тогда какое имеет значение, в ночной рубашке она или в платье? Марку до этого не будет никакого дела. Он засмеется, обнимет ее и поцелуями заставит забыть все тревоги.

Нет, это имеет значение. Все, что она делает, для кого-то имеет значение. Порция, словно со стороны, услышала свой голос:

– Господи, Боже мой, Хетти! Разве я не имею права пойти на прогулку? Конечно, имею.

Хетти взяла ее руку, мягко, но непреклонно.

– Но куда вы идете, дорогая?

– Я?.. Никуда.

Хетти сразу все поняла и нахмурилась.

– Вы же знаете, что вам нельзя ходить к этому человеку. С ним все кончено. Если вы явитесь к нему в полночь, он просто рассмеется вам в лицо. Прогонит вас и разболтает своим друзьям.

Неужели он ее прогонит? Да ведь она сама не оставила ему ни единого шанса. Наверное, он сейчас ее ненавидит. Или еще хуже, забыл о ней и развлекается с новой пассией! Она содрогнулась.

Хетти права. Нельзя этого делать. Она больше не Порция Страуд, дочка викария. Она – леди Эллерсли. Надо заботиться о собственном достоинстве и положении. Это просто мгновенное помешательство.

Порция вздернула подбородок и неспешно вернулась в дом. Из парадной двери выглянул Дид. Когда она вошла, он запер замки. До Порции донесся шорох с лестницы для слуг – из коридора кто-то выглянул посмотреть на нее.

– Хетти, – прошептала она, внезапно очнувшись. Хетти обняла ее за талию и забормотала:

– Вы просто устали, вы не в себе, я позову врача.

– Не надо. Пожалуйста, не надо. Я не хочу никакого шума.

– Порция? Что происходит? Опять дурные новости?

О Господи! Проснулась мать. Стоит на галерее, на плечах шаль, седые волосы выбились из-под чепца, в глазах слезы. Нет, Порция не может заниматься сейчас матерью.

За дело взялась Хетти:

– Миссис Страуд, я хочу послать за доктором. Леди Эллерсли не в себе.

– Да-да. Если вы так считаете, то надо послать. – Мать спустилась по лестнице и потрогала лоб Порции. – Она вся горит.

– Я хочу лечь! – Порция направилась к своей спальне. Остальные потянулись следом.

– Я принесу тебе снотворный порошок. – Голос матери вдруг зазвучал как в прежние времена. – Нельзя бродить в темноте, дочка. Леса вокруг Уорторн-Мэнора опасны. Там бывают цыгане. А если бы ты упала в озеро, кто бы тебя спас? – Видимо, мысли миссис Страуд унеслись далеко в прошлое.

– Я не хочу порошок, мама. Я ненавижу лауданум, в нем опий. – Она забралась в постель, легла на спину и закрыла глаза. Скорее бы они все ушли и оставили ее в покое.

– Я думаю, ваша мама права, – снова вмешалась Хетти. – Нельзя рисковать. Вы опять можете уйти на улицу.

– Никакого опия.

– Тогда надо врача, – с триумфом в голосе объявила Хетти.

– Отлично. Но не думай, что он скажет тебе спасибо за то, что ты вытащишь его из постели среди ночи из-за ерунды.

Но доктор, похоже, не думал, что это ерунда. Он осмотрел Порцию, задал массу вопросов и поставил диагноз: легкая лихорадка, – хотя он и не разобрался в ее причинах.

– Меня беспокоит ее душевное состояние, – заявил он миссис Страуд. Порция тем временем закрыла глаза и притворилась, что спит. – Она ведь уже не молоденькая девушка, а у нее нет ни мужа, ни детей. Иногда женщина, которой не удалось выполнить свои материнские функции, впадает в меланхолию. Может развиться истерия. Вы не замечали у нее сильных перепадов настроения, беспричинных слез, криков?

Порция сжала кулаки и прикусила язык. Истерики? Она действительно закатит ему истерику, если он не уберется из ее дома! Порция едва дождалась, пока он выйдет из комнаты, села в постели и закричала:

– Я больше не желаю видеть этого человека!

– Но, Порция…

– Да-да, мама! Я говорю серьезно. Неужели нет никого помоложе? Современнее? Кого-нибудь, кто не считает, что участь женщины – только плодиться и размножаться?

Миссис Страуд пришла в изумление:

– Но доктора Брайанта тебе порекомендовала ее величество!

– Мне все равно. Я не хочу его видеть. Я не представляла, что у него в голове такие мысли, а уж тем более, что он станет высказывать их вслух!

Хетти и миссис Страуд переглянулись, и Порция поняла: они решили, что доктор прав. Это еще сильнее разозлило ее, но в глубине души она знала: доктор Брайант высказал общепринятое мнение. Наверное, ее разозлил контраст между тем, что говорил доктор, и высказываниями Минни Давелл.

Минни не желала заключать себя в узкие рамки той судьбы, которая ей была предназначена обществом. Порция восхищалась ею. И завидовала ей.

– Лучше бы я никогда его не встречала, – прошептала она.

– Его? – повторила за хозяйкой Хетти.

– Лучше бы я никогда не ходила в клуб «Афродита». Я была бы всем довольна, как раньше.

– Вы снова будете всем довольны, – утешила ее Хетти. – Попытайтесь заснуть, миледи. Давайте уйдем, миссис Страуд. Вам тоже надо лечь. Уже поздно… или очень рано. Утром миледи должна быть на открытии памятника.

– Памятника? – Голоса удалялись.

– Памятника лорду Эллерсли, помните?

– Никто мне про это не говорил.

– О, миссис Страуд, конечно, вам говорили.

Порция почти задремала, но вдруг ощутила, как холодная рука коснулась ее лица.

– Мама! Что ты здесь делаешь?

– Тише. Я принесла тебе чашку молока, – прошептала миссис Страуд. – Оно поможет тебе заснуть, Помнишь, когда ты была маленькая, я всегда приносила тебе теплое молоко? И пела тебе песенки. Хочешь, я снова спою тебе?

Глаза Порции наполнились слезами. Мать очень изменилась, она давно уже стала на себя не похожа. Иногда Порции казалось, что это какая-то незнакомая ей женщина. Она так боялась того момента, когда разум совсем оставит мать. И кто тогда будет помнить ее первые шаги, первые слова, ее жизнь до того, как она сделалась достоянием нации?

– Выпей молока, – сказала мать и сунула ей в руку чашку. – Только не пролей.

Порция была так расстроена, что почти ничего не чувствовала. И только выпив все до капли, она заметила на лице матери удовлетворенное выражение и поняла, что та дала ей снотворное.

– О Боже! Мама! Зачем ты? – закричала Порция и отшвырнула чашку.

– Тебе надо поспать. – В голосе матери звучала обида. – Мама лучше знает, что нужно.

– Сколько порошка ты положила?

– Немного. Обычную дозу. Ты поспишь, а утром тебе станет лучше. Вот увидишь.

Порция застонала.

– Завтра надо открывать памятник лорду Эллерсли. Я должна быть в Грин-парке с Викторией и Альбертом. Там будут все. Пара придет в бешенство, если я не сделаю все, как надо. О, мама, как ты могла? Хетти!

Пока послали за Хетти, пока она прибежала, наркотик уже начал действовать. Пухлое лицо Хетти расплывалось перед глазами Порции, она пыталась поднять руку и не могла.

– Я должна быть там завтра, Хетти. Пожалуйста, проследи, чтобы я проснулась вовремя. Хетти…

– Я хотела, как лучше, – ворчливым тоном заявила миссис Страуд.

– Сколько вы ей дали?

– Обычную дозу. Один порошок. В лесу очень опасно.

– Я знаю. Миледи? Миледи, все будет хорошо. Я прослежу, чтобы вы проснулись вовремя. Миледи?

Голос Хетти таял и вскоре совсем умолк.

Хетти долго сидела у кровати и смотрела на свою спящую хозяйку. Миссис Страуд дала ей не так много опия, как боялась Хетти, но горничная все равно тревожилась и боялась уйти. Если повезет, то к утру все пройдет. Конечно, можно передать извинения, заявить, что у леди Эллерсли жар, но она очень расстроится, если до этого дойдет. В последнее время Порция особенно боялась вызвать недовольство королевы, как же ей пропустить открытие памятника собственному мужу…

Хетти вздрогнула, представив последствия.

И все из-за этого человека. Из-за него она намочила одежду, опоздала на поезд, рассердила королеву. Хетти ему не доверяла и не верила, что он исчез навсегда. Наверняка обдумывает новую каверзу.

А как он смотрел на Порцию в тот день на морском побережье! Он хотел завладеть ею, завладеть полностью. А он из тех, кто привык получать то, что хочет. Эгоистичный, испорченный. И никаких угрызений совести. Он способен разрушить жизнь Порции и даже не раскаяться. А теперь он не дает хозяйке спать. Выманивает ее ночью на улицу, как… как какой-то демон.

Лицо Хетти делалось все более мрачным.

Если так будет продолжаться, ей придется принять серьезные меры. Она, конечно, никогда не думала, что придется действовать тайком от Порции, но сейчас это может понадобиться, если она хочет спасти хозяйку от беды.

Вскоре после суаре у Гиллингемов с Хетти говорил Арнольд Гиллингем. Сначала Хетти удивилась и насторожилась. Зачем этому джентльмену понадобилось обращаться к служанке? Он говорил о Порции и рассуждал о том, что все они должны «приглядывать за ней».

– Это в наших общих интересах, – заявил он, впиваясь в Хетти своими холодными голубыми глазами. – Я хочу сказать следующее: если вы вдруг заметите что-то странное, обязательно обратитесь ко мне. Я очень привязан к леди Эллерсли и не желаю, чтобы у нее были какие-нибудь сложности. Никто из нас этого не желает.

Хетти сделала вид, что не понимает, о чем он толкует, а сама решила, что никогда не поступит так со своей любимой хозяйкой. Однако сейчас она вспомнила слова Арнольда с облегчением. Возможно, он был прав, и наступит время, когда потребуется его помощь. И в этом тоже виноват Марк Уорторн.

Глава 16

Грин-парк был запружен народом, оттуда толпа растекалась на Мэлл и в Сент-Джеймс-парк. Царила праздничная атмосфера. Вымпелы и знамена развевались на ветру, дети размахивали маленькими «юнион Джеками». В этот яркий летний день лондонцы высыпали на улицы, чтобы отдать долг своему национальному герою и поглазеть на королевскую чету и вдову.

Марк, совсем не по-джентльменски размахивая локтями, пробрался почти к самому помосту, сооруженному для королевы и ее гостей.

Мартин О'Доннелли в очередной раз оказал ему услугу, выяснив планы леди Эллерсли.

– Она обязательно там появится, – утверждал детектив. – Ведь будут открывать памятник покойному лорду Эллерсли. Она не может не явиться. Кроме того, королева в последнее время повсюду берет ее с собой. Просто глаз с нее не спускает.

Марк промолчал.

– Простите, сэр, что вмешиваюсь не в свое дело, но почему вы не нанесете ей визит в обычном порядке? – Глаза Мартина горели любопытством.

– Потому что я не хочу с ней разговаривать. Я просто хочу ее увидеть, – бесстрастным тоном объяснил Марк, – И хочу, чтобы она меня тоже увидела. После этого я буду знать, что делать дальше… и будет ли это «дальше».

Ждать пришлось долго. Марку уже казалось, что они никогда не приедут, но вот в сопровождении эскорта подкатила королевская карета. Сама королева показалась Марку изрядно располневшей. «Сколько у нас уже маленьких принцев и принцесс?» – думал Марк, наблюдая, как Виктория опирается на руку принца-консорта. Королевская чета показалась ему очень гармоничной, Альберт и Виктория воплощали идеал семейного счастья.

В следующий момент толпа издала восторженное «У-у-у-у!», и Марк забыл о королеве и ее супруге. Из кареты вышла Порция и направилась к помосту. В сером шелковом платье и такой же шляпке она выглядела очень элегантно. К тому же этот скромный цвет прекрасно оттенял роскошь ее сияющих светлых волос. Ангел во вдовьих одеждах. Но Марк знал, что она вовсе не ангел. Порция, если захочет, способна быть настоящей искусительницей.

Прибывшие высокие лица долго рассаживались на помосте, потом автор памятника – человек известный, но Марк так и не вспомнил его имени – сказал небольшую речь. Затем долго говорил лорд-мэр, очень импозантный в парадной мантии и с золотой цепью на груди.

– Кучка болтунов – вот кто они такие, – сказали за спиной у Марка. Несколько хорошо одетых господ окинули говорящего сердитыми взглядами. Заплакал чей-то ребенок.

Марк смотрел только на Порцию. На лице женщины застыла вежливая полуулыбка – обычная ее маска на парадных мероприятиях. Марку хотелось знать, о чем она сейчас думает, что чувствует, тоскует ли о нем так, как он тоскует о ней?

Не наблюдай Марк за ней так неотступно, он не заметил бы дрожания ее пальцев, когда Порция подняла руку, чтобы поправить выбившуюся из-под шляпки прядь. Заметил он и темные круги под глазами и непривычную бледность в лице Порции. Она стояла, опустив взгляд, словно бы целиком ушла в собственные мысли.

Что случилось с его возлюбленной, пока он был в отъезде? Перед ним была не та Порция, которую он оставил на станции в Литтл-Танли. Не она купалась с ним в море и страстно занималась любовью под синими небесами.

Наконец все речи были произнесены. Королева поднялась со своего кресла и бросила острый взгляд на Порцию, которая от неожиданности тоже вскочила со своего места. Вскочила и вдруг покачнулась. Марк с ужасом увидел, что она теряет равновесие и начинает падать. Голова Порции запрокинулась назад, она взмахнула руками в поисках поддержки.

Марк не успел ни о чем подумать, он просто рванулся вперед, разрезая толпу, как горячий нож разрезает масло. Кто-то из свиты королевы увидел, что Порция падает, и поддержал ее под локоть.

– Порция!

При звуке этого голоса Порция подняла голову и постаралась распрямиться. Ее глаза метались по морю лиц.

– Порция! – снова крикнул Марк.

Наконец она его увидела. Ее взгляд впился в его лицо, а губы беззвучно прошептали: «Нет», – но было поздно. Марк был уже у помоста и мгновенно взлетел наверх. Кто-то схватил его за руку, пытаясь остановить, но он только отмахнулся.

Вот и она. Он схватил ее в объятия и заглянул в смертельно побелевшее лицо. В ее ярко-синих глазах нарастала паника. Для Марка все исчезло – и королевская чета, и внезапно умолкнувшая толпа.

– Марк, я же сказала, тебе нельзя сюда. Все кончено. – Голос Порции звучал едва уловимо.

– Мне можно. – Он стиснул ее пальцы и поднес их к губам. Он хотел бы поцеловать ее в губы, но ему не дали. Толпа разразилась сердитыми криками и подалась вперед. Марка окружили гвардейцы королевы. Не успел он опомниться, как его схватили и грубо поволокли прочь.

– Чудовище! – закричала на него королева с такой злостью, как будто он был насильником или убийцей. Кто-то требовал, чтобы его арестовали, и Марк догадался, что его принимают именно за убийцу. Сквозь шум и возмущенные вопли он расслышал, как Порция негромко выдохнула: «Нет!», но потом раздался властный приказ:

– Арестуйте его.

Марк отчаянно сопротивлялся, но его быстро одолели. На лице осталась пара глубоких ссадин. Он требовал, чтобы его освободили, но никто его не слышал.

Толпа угрожающе окружила Марка. Люди размахивали кулаками и зонтиками, ругали его последними словами, требуя крови.

– Уберите его отсюда, – приказал полицейский констебль. – Иначе его разорвут на куски. Нам не хватит людей удержать толпу.

Марка сунули в тюремный фургон. Дверца захлопнулась, и он оказался в полутьме. Снаружи доносились возбужденные голоса. Чьи-то кулаки стучали в стенку фургона, требуя, чтобы его повесили за то, что он дотронулся до «нашей Порции».

Британская публика, решив, что Марк хотел напасть на их сокровище, требовала крови. Сейчас им ничего нельзя объяснить, они впали в безумие.

Наконец фургон сдвинулся с места. Марк испытал облегчение и закрыл лицо руками. Его гордость была ущемлена. Если раньше он и сомневался в популярности Порции, то сейчас эти сомнения исчезли. Она высоко вознеслась. Тем страшнее ей будет падать.

Может быть, следовало поймать ее на слове и навсегда исчезнуть из ее жизни? Однако Марк не собирался сдаваться, несмотря на тяжелые события этого дня.

Порцию сотрясала дрожь. Ей помогли сесть в кресло. Одна из фрейлин Виктории энергично обмахивала ее веером. Боже, она едва не упала в обморок! Во всем виновата опиумная настойка – лауданум. Утром Порция чувствовала слабость и тошноту, голова кружилась, но пришлось вставать и ехать во дворец.

Там жизнь шла своим чередом. Пришлось разбираться в детских проблемах, выслушивать планы принца Альберта относительно будущей всемирной выставки. Больше всего Порции хотелось уехать домой, но пришлось стиснуть зубы и сесть в карету, направляющуюся в Грин-парк.

Лара и Арнольд были уже там. Глаза Арнольда затуманены, у Лары закушена губа. Сегодня для нее – великий день, и Порция радовалась, что не испортила его.

– Кто бы мог подумать, что старику поставят памятник, – лениво протянул Арнольд. – Ну, через сто лет его все равно забудут.

Порция пристально смотрела на него.

– Почему вы так говорите?

– Моя дорогая Порция, в истории остаются негодяи, а не герои.

– Здесь нет надписи! – воскликнула Лара. – Я думала, будет надпись. Может быть, взять цитату из его дневника?

– «Черт возьми, куда делись эти проклятые сапоги?». Он частенько это повторял, – нежно промурлыкал Арнольд.

Через минуту началась церемония. Порция представить себе не могла, что Марк окажется здесь.

– У меня все в порядке, – пробормотала она, а потом, пытаясь убедить себя и окружающих, повторила более уверенным тоном: – Говорю же вам: все в порядке.

– Он хотел напасть на вас! – гневно воскликнула Виктория.

– Нет, – возразила Порция, – уверяю вас, ваше величество, нет. Я… я немного знаю его. Он увидел, что я сейчас упаду… Он не покушался. Он хотел помочь.

Виктория подозрительно прищурилась.

– Я думаю, леди Эллерсли права, ваше величество, – раздался чей-то голос. – Он испугался, что леди Эллерсли станет дурно.

– Как его имя? – Виктория не сводила глаз с Порции.

– Мистер Марк Уорторн, мадам. Он брат графа Уорторна. Возможно, вы его знаете. Жена графа – сестра леди Монтгомери.

Виктория поняла, кто есть кто, но продолжала сердиться из-за задержки церемонии.

Лара тоже была недовольна. Прищелкивая языком, она выглядывала из-за чьего-то плеча, и ее выразительный взгляд без слов говорил Порции, что думает ее падчерица о той, которая украла у нее возможность быть в центре внимания в этот знаменательный день.

– Очень странный способ прийти на помощь, – продолжала меж тем королева. – Перепрыгнуть через барьер, толкая невинных зрителей. Он что, не в своем уме, леди Эллерсли?

Порция закусила губу.

– Нет, ваше величество. Просто слегка несдержанный.

Вокруг зашептались и захихикали. Королева явно была недовольна.

– Полиция во всем разберется, – закрывая тему, провозгласила она. – А теперь продолжим. Подайте мне ножницы, я перережу ленту. Если, конечно, еще какой-нибудь ваш импульсивный знакомый, леди Эллерсли, не пожелает к нам присоединиться.

Порция промолчала.

Памятник быстро открыли. Лара, не желая проигрывать мачехе, припала к груди Арнольда и утерла пару слезинок. Все восхищались сходством памятника и оригинала. Раздались аплодисменты. Через несколько минут свита во главе с королевой Викторией удалилась. Вслед им летели восторженные крики: «Браво, леди Эллерсли!»

Порция была тронута. Наверное, приятно быть героиней толпы, если бы только эта толпа не считала Марка злодеем.

Краешком глаза она посмотрела на Викторию, пытаясь угадать, всерьез ли рассержена королева или просто раздражена. Что же, тут уж ничего не поделаешь, к тому же сейчас есть более важные дела. Как только она окажется дома, надо будет послать кого-нибудь в полицию, чтобы объяснить происшедшее.

Ну зачем, зачем он это сделал?! Зачем он вообще явился в Грин-парк? Порция не верила, что он вдруг заинтересовался статуей покойного лорда Эллерсли. Нет. Марк пришел, чтобы увидеть ее.

Самонадеянный дурак, вот кто он!

Но как он был красив! Порция уже забыла, насколько он хорош собой. Нет, это неправда. Она забыла, как остро ощущает его присутствие, какой голод в ней пробуждает его взгляд. В такой миг она способна броситься ему на шею прямо на глазах у толпы.

«Интересно, как бы это понравилось Ларе и королеве?»

Порция содрогнулась от этой мысли, к тому же она сразу представила, как на такое событие отзовутся газеты. Станут с гневом писать, что она предала память покойного мужа, что совсем не владеет собой… Публика непостоянна. Сейчас ее любят, но, сделай она хотя бы один неверный шаг, могут в одно мгновение сбросить с пьедестала.

Марк больше не должен искать встречи. Надо с ним как-то связаться… написать? Нет, письмо не поможет. Надо встретиться с ним лицом к лицу. У Порции вспотели ладони. В голове немного шумело. Она пойдет к нему и поговорит, чтобы все стало на свои места. Поблагодарит его за то, что он пришел ей на помощь, скажет, что прекрасно себя чувствует и что в его помощи нет нужды.

Поверит ли он?

Должен поверить. Она должна убедиться, что он принял ее решение и согласился с ним. Беда была в том – тут Порция тяжело вздохнула, – что она сама себе не верила. Жизнь без Марка показалась ей тоскливой и бесцветной.

Глава 17

Полицейский участок, в который доставили Марка, располагался в районе Пиккадилли. Его заперли в тесной комнатке дежурного офицера, который сейчас отсутствовал. У дверей остался стоять констебль на случай, если Марк задумает сбежать.

Похоже, его считали закоренелым преступником, да он и выглядел сейчас как преступник: на щеке ссадина, под глазом синяк, рукав сюртука разорван, пуговиц не хватает. Физических страданий он почти не испытывал, но вот гордость была сильно уязвлена.

Один шаг – и он превратился из повелителя своей возлюбленной в несчастного заключенного. Все сложилось совсем не так, как Марк планировал.

– Вот ты где, мой маленький братец, – раздался знакомый голос.

Марк с облегчением поднял голову.

– Себ! Как ты вовремя!

Констебль бесстрастно наблюдал за встречей родственников.

– Я спешил изо всех сил, – с усмешкой произнес Себастьян, входя в комнату. – Не каждый день моего брата забирают в полицейский участок за дебош в общественном месте. Да, ты отличился!

– Это дурацкая ошибка, – вспыхнул Марк. – Я никому не собирался причинять никакого вреда! Но когда я до нее дотронулся, толпа словно взбесилась. Они буквально жаждали моей крови. Думаю, полиция доставила меня сюда скорее ради моей собственной безопасности, чем по какой-нибудь иной причине.

– Ну разумеется, а как же иначе? – довольно сухо отозвался брат.

Оживление Марка прошло, он опять помрачнел. Он оглядел убогую обстановку своей «темницы» и спросил:

– Ты собираешься выручать меня отсюда?

– Я делаю все, что могу. Потерпи.

В дверях появился некий джентльмен и негромко сказал что-то констеблю, тот сразу ушел. Немолодой, в мешковатом сюртуке, но усталые глаза смотрят остро и проницательно.

– Это старший инспектор Джек Феллоуз из Скотленд-Ярда, – объяснил Себастьян. – Джек, это мой брат Марк.

Старший инспектор чуть заметно поклонился.

– Итак, мистер Уорторн, вы, безусловно, доставили нам немало хлопот. Толпа собиралась отправиться сюда и разнести участок, чтобы добраться до вас. Мы едва предотвратили беспорядки. Причем учтите, пришлось вызвать более сотни полицейских, чтобы удержать этих людей.

– Если бы мне сразу позволили объяснить…

– Они не стали бы вас слушать. Они еще не забыли, как на ее величество напал сумасшедший с тростью. Рядовые лондонцы начинают думать, что по улицам бродят дюжины этих монстров, чтобы нападать на приличных женщин. Газеты же только подливают масла в огонь. Люди готовы к взрыву, а вы сегодня, схватив леди Эллерсли, спустили курок. Скажите спасибо, что вас не разорвали на месте.

– Я не хватал ее. Мне жаль, что так получилось.

– Ваши действия нанесли полиции значительный финансовый ущерб, – продолжал инспектор. – А ведь мы спасли вашу шкуру.

– Марк, ты должен извиниться, – прорычал Себастьян.

Марк вздохнул. Что толку спорить? Надо выбираться отсюда.

– Инспектор Феллоуз, я прошу извинить меня за все причиненные неудобства. Я благодарен, что меня арестовали, чтобы спасти мою жизнь.

Старший инспектор улыбнулся.

– Рад это слышать, мистер Уорторн. Я отлично понимаю, что вы хотели помочь леди Эллерсли. Именно так все было изложено газетчикам. Будем надеяться, что это напечатают в вечерних выпусках и публика поверит. Я бы не хотел, чтобы вы стали жертвой бесчинства толпы. А сейчас вы свободны.

– Свободен?

– Вы ведь не арестованы. Мы говорили с леди Эллерсли, и она подтвердила то, что вы нам сообщили. Мы вас отпускаем, а ваш брат взялся доставить вас домой.

Марк встал.

– Надеюсь, это послужит вам уроком, – добавил инспектор.

– Уроком? – снова вспылил Марк. – Я не сделал ничего плохого!

– Марк! – резко одернул его Себастьян и с чарующей улыбкой обернулся к инспектору: – Джек, я очень вам благодарен за помощь.

– Рад был помочь, мистер Уорторн, – произнес Феллоуз, обращаясь к Себастьяну так, как обращались к нему до получения им титула. – А за этим присматривайте. Очень уж горяч. – Инспектор мотнул головой в сторону Марка. – Такому надо чем-нибудь заниматься.

Марк, стиснув зубы, вышел из участка, чтобы не совершить очередной глупости.

На улице уже темнело. Себастьян отослал экипаж, не желая привлекать к себе внимания. Братья зашагали к дому. Оба спешили, но по разным причинам: Марк считал, что Себастьян хочет скорее увидеть жену, а сам он торопился вымыться, переодеться и отправиться на Гросвенор-сквер. Даже если Порция прикажет его не пускать, он должен попытаться ее увидеть.

Марк сам точно не знал, что ей скажет. Он старался обдумать предстоящий разговор, но Себастьян постоянно прерывал его мысли.

– Думаю, ты понимаешь, на какие рычаги мне пришлось нажать, чтобы освободить тебя.

– Спасибо, брат.

– Почему это ты принялся бросаться на знатных дам в общественных местах? Это совсем не в твоем стиле.

Марк бросил на Себастьяна быстрый взгляд.

– Она чуть не упала в обморок. Я пришел ей на помощь. Мне и в голову не могло прийти обидеть ее.

– Да, она тоже так мне сказала.

– Ты ее видел? – Марк застыл на месте, удивленно глядя на брата.

– А как ты думаешь, чем я занимался все это время? Я отлично понимал, что мне потребуется помощь леди Эллерсли, если я хочу выручить своего маленького брата. Кстати, она уже собиралась послать к тебе своего поверенного, но я убедил ее, что так будет хуже. Бульварная пресса тотчас за это ухватится. Начнутся вопросы, которые лучше не задавать.

Марк рассеянно кивнул. Значит, она собиралась посылать поверенного ему на выручку. Его неприятности ей небезразличны. Эта мысль бальзамом пролилась на его измученную душу.

– Как она себя чувствует?

– Немного раскраснелась, но только после того, как я поцеловал…

– Что?!

– …поцеловал ее руку.

Увидев потрясенное лицо Марка, Себастьян хохотал до тех пор, пока слезы не выступили у него на глазах. Марк молчал, но в глазах его была обида.

– Прости, – отсмеявшись, сказал Себастьян.

– Очень забавно, – холодно отозвался Марк. Себастьян заговорил серьезно:

– Она – птица не твоего полета. На твоем месте я бы присмотрел кого-нибудь попроще.

Теперь, не без горечи, рассмеялся Марк.

– Значит, Себ, ты считаешь, что я недостаточно хорош для нее?

– Наоборот. Я полагаю, ты ничем не хуже ее, вы абсолютно равны, просто тебе ее не отдадут. Она – священная корова общественных верований, ангел во вдовьих одеждах. Думаю, публика предпочла бы, чтобы она умерла от горя, чем видеть ее счастливой и цветущей с твоим сыном на коленях. Им нужен символ, чтобы ему молиться, живая женщина из плоти и крови никого не интересует. Она для тебя недоступна, но не ты этому виной, а она.

– Спасибо тебе за совет, брат, но я предпочитаю делать собственные ошибки.

– Подыщи себе дочку баронета. Или наследницу трактирщика. Зачем убиваться из-за единственной женщины, которую не можешь получить? Это какое-то извращение.

– Однако сам ты вел себя именно так.

– Черт возьми, Марк! Вы с леди Эллерсли находитесь в ситуации, которая никому ничего, кроме горя, не принесет. Ты моложе меня, я всегда за тобой присматривал. Если ты думаешь, что я хочу тебя обидеть, то сильно ошибаешься. Я хочу тебя защитить.

Наконец Марк расслабился и улыбнулся:

– Ладно, буду иметь это в виду, когда меня арестуют в следующий раз.

Себастьян выругался сквозь зубы, но дальше разговаривать было некогда – они подошли к дому. Франческа ждала в холле.

– О Марк! – бросилась она ему на шею. Он ответил на ее объятие.

– Все в порядке, Фрэн. Полицейские оказались милейшими людьми. Себ нажал на кое-какие рычаги и теперь никогда не даст мне об этом забыть.

Франческа бросила любящий взгляд на мужа, который снимал шляпу и перчатки.

– Мы так волновались! Я не могла усидеть на месте. Леди Эллерсли то и дело смотрела на часы.

– Леди Эллерсли? – изумился Марк.

– Ты разве ему не рассказал? – Франческа с удивлением обернулась к мужу.

– Что рассказал? – нетерпеливо спросил Марк, переводя взгляд с одного на другого.

– Что леди Эллерсли ждет тебя в библиотеке. Она хочет с тобой поговорить, – объяснила Франческа с распахнутыми от любопытства глазами.

Марк уставился на дверь библиотеки.

– Она приехала инкогнито, – с улыбкой добавила Франческа. – А если кто-нибудь ее увидит, Себастьян все уладит, объяснит, что вы почти друг друга не знаете, просто ты из толпы увидел, что она падает в обморок, ну и так далее. Теперь недоразумение разъяснилось. Себастьян говорит, что завтра о тебе уже все забудут.

– Снова никто, – бесстрастным тоном прокомментировал Марк.

– Марк, ты же отлично знаешь, что ты не «никто».

– Франческа, хватит его утешать, – нахмурился Себастьян. – А ты… – он проницательно взглянул на брата, – иди, поговори с леди Эллерсли и держись подальше от проблем.

Порция невидящими глазами смотрела в первое издание «Клариссы», которое она взяла с книжной полки, чтобы успокоить нервы, но стремление героини умереть, а не жить с позором, действовало ей на нервы, и Порция перестала читать. Ей было о чем подумать.

Брат Марка, граф Уорторн, убедил ее положиться на него, потому что он лучше справится с этим делом. И Порция доверилась ему. Именно этого ей не хватало в Марке, но все же они с братом были очень похожи.

– Мне надо повидаться с Марком, – сказала Порция, пытаясь сдержать дрожь в голосе и сохранить привычный светский тон. Инцидент на открытии памятника потряс ее, и она до сих пор не пришла в себя.

– Вы считаете, это благоразумно, миледи? – Темные глаза Себастьяна смотрели с удивительной проницательностью.

– Мне обязательно надо с ним поговорить.

Граф посмотрел на нее с жалостливым выражением, а потом кивнул в знак согласия.

– Мой брат обладает поразительной способностью привлекать дам, мне бы не хотелось, чтобы вы думали…

«Мне бы не хотелось, чтобы вы думали, будто вы у него единственная».

Порция улыбнулась вымученной улыбкой.

– Вам нечего опасаться. Я не слепа к его недостаткам, несмотря на всю свою привязанность к нему. Я могу потерять гораздо больше, чем он.

Себастьян сменил тему:

– Что вы придумали?

– Я пока не знаю, – Она неопределенно помахала рукой. – Может быть, нанять карету? Или инкогнито снять комнату у реки.

Себастьян улыбнулся.

– Наемная карета в полночь у реки? Да, в том, что касается романтических фантазий, вы с моим братом пара. Нет, будет лучше, если вы приедете к нам в дом и там подождете. Моя жена Франческа с удовольствием составит вам компанию, пока мы с Марком не вернемся.

Подумав, Порция согласилась, но, выезжая из дому, надела черную траурную шляпку с густой вуалью, чтобы не быть узнанной. Прессе уже было известно об аресте Марка, и, хотя не было никаких сплетен о романтической подоплеке этих событий, Порция не желала давать никакого повода для сплетен.

Она наконец захлопнула книгу, решив, что Клариссе не хватало мужества. Минни могла бы дать ей весьма полезный совет. И в этот момент раздался его голос.

Порция была готова вскочить, распахнуть дверь, но сдержалась. Распахнуть дверь и… что? Броситься к нему в объятия, чтобы всем стало ясно, что она совсем потеряла голову?

Нет, так не пойдет. Между ними все кончено. Она пришла, чтобы сказать ему об этом.

Ему ни к чему знать, сколько часов она провела в тоске и сомнениях. Конечно, она взрослая, опытная женщина, но ее жизнь зависит от мнения других людей. Сказав себе эти слова, Порция решила, что она ничем не лучше Клариссы, такая же слабая и беспомощная. С другой стороны, если подумать, кто они, эти люди – королева Виктория, принц Альберт, жители Лондона, – то все покажется не так просто. Она сделала выбор много лет назад – решилась взвалить на свои плечи обязанности, которые были неотделимы от титула леди Эллерсли. Только сумасшедшая женщина способна все это бросить ради человека, обладающего такими сомнительными достоинствами.

Порция заставила вести себя хладнокровно и практично. Конечно, Марк очень привлекателен. Ее тело поет и тает в его объятиях. Но ведь этого недостаточно! Не должно быть достаточно! Тогда почему у нее на глазах слезы?

Из холла снова донесся голос Марка. Слов было не разобрать. Потом послышались приближающиеся шаги, его шаги. Несмотря на всю свою решимость, она почувствовала, как заколотилось сердце.

Дверь распахнулась, и в дверях появился Марк: один рукав оторван, волосы взлохмачены, щеки исцарапаны, в глазах – отчаянный блеск.

– Леди Эллерсли… – произнес Марк со сдерживаемой страстью.

Другая женщина упала бы в обморок, но Порция нашла в себе силы и с притворным спокойствием начала произносить заготовленную речь:

– Мистер Уорторн, я пришла поблагодарить вас…

– Вы могли бы написать письмо. – Он смотрел на нее так, как будто хотел повалить на ковер прямо здесь и…

Порция сжала сердце в кулак. Она чувствовала, что краснеет, и забыла про вуаль, надежно скрывающую лицо.

– Я хотела увидеть вас. Поблагодарить лично. Вы были очень добры, а все подумали о вас дурно. – Она откашлялась. Марк молчал. – Я не могла не прийти.

Марк не говорил ни слова в ответ. Порции становилось все труднее смотреть ему в глаза. Про вуаль она так и не вспомнила.

– Присядьте, пожалуйста. Вы ранены? У вас ссадины на лице. Марк, пожалуйста…

Неожиданно Марк упал в кресло.

– Вам не о чем беспокоиться. Это всего лишь царапина. Сколько времени вам пришлось ждать?

– Час или два. Леди Уорторн была очень добра.

– Наверное, ты очень хотела меня увидеть, раз так долго ждала. Интересно почему? – со злобой проговорил Марк.

– Марк, – сцепив руки, произнесла она. – Я думаю, ты знаешь почему. Я хотела уговорить тебя… убедить… Все, что между нами было, закончилось. Сегодняшний случай не должен повториться.

– Простите, миледи, что я доставил вам столько неудобств, пытаясь помочь вам.

– Ты прекрасно понимаешь, что я имею в виду. Мне и так больно. Не старайся сделать больнее.

– Почему я должен облегчать твое расставание со мной? Или ты нашла кого-нибудь и поэтому так стремишься избавиться от меня? Какого-нибудь гвардейца из Колдстримского полка, который будет являться по первому зову и не станет претендовать на твое сердце? Или кого-нибудь из дворца, кому приказали сделать леди Эллерсли счастливой и держать ее подальше от таких, как я.

Порция вздрогнула. Марк мотнул головой и потер лицо.

– Прости меня. У меня дурное настроение. Мне стало бы лучше, если бы я увидел твое лицо без этой проклятой вуали.

Порция приподняла вуаль и не спеша закрепила ее на шляпке, стараясь выиграть время и успокоиться. Марк говорил обидные вещи, но он ведь был очень расстроен, поэтому она прощала ему эти слова.

– Мне пришлось опустить вуаль, – ровным голосом начала объяснять Порция, – чтобы никто не узнал меня, когда я буду входить в твой дом.

– Ну разумеется! – с сарказмом воскликнул Марк. – Ужасно, если бы толпа поняла, что вы заботитесь о человеке, который еще жив.

Марк сам чувствовал, что говорит грубые, обидные слова, но ничего не мог с собой поделать. Когда он увидел ее здесь, догадался, что она в очередной раз станет уговаривать его забыть ее, его кровь закипела. Он с гневом наблюдал, как она надевает привычную маску вежливой сдержанности. Черт возьми, почему она с ним не спорит? Почему не закричит, не выйдет из себя? Тогда бы он понял, что небезразличен ей.

– Твоя невестка рассказала мне, что ты уезжал из города. Тебе, должно быть, неизвестно о последнем покушении на королеву? ~ светским тоном осведомилась Порция.

– Известно. Я старался быть в курсе всех новостей. Даже в Норфолке есть связь с внешним миром.

Марк видел, что Порция почти не слушает. Это и понятно. Скорее всего она думает о собственных проблемах. Но он хотел, чтобы она его слушала! Хотел рассказать ей о том, чем занимался, что предпринял. О своих мыслях и планах на будущее. Ведь сейчас у него наконец есть будущее, будущее, о котором он совсем не думал, когда впервые встретился с Порцией. Она должна его выслушать! Еще стоя на дамбе и глядя на Давелл-Холл, он решил поделиться с ней этими мыслями. А она думает о другом.

– Я ездил взглянуть на свой дом в Норфолке, – начал он. – Дом называется Давелл-Холл.

– Вот как? – Порция рассматривала свои пальцы.

– Я надеюсь со временем сделать из него что-нибудь приличное. Конечно, дому требуется ремонт. Там огромное окно. Сейчас оно разбито. Я распорядился, чтобы его застеклили заново. Окружающие земли надо осушить. Ты скажешь, что для праздного джентльмена это слишком тяжелая задача, но я хочу за нее взяться.

Марк засмеялся – он ощущал подъем, смущение, надежду на ее одобрение.

Порция молчала. Он понял, что она его почти не услышала. Его жизнь для нее – ничто. Она вращается в высших сферах, а он – всего лишь младший сын с очень туманными перспективами. Конечно, он неплохой любовник, даже очень хороший любовник, но больше ему нечего ей предложить, да она больше ничего и не хочет.

Эта мысль отрезвила Марка. Будь он слабее, вылетел бы из комнаты или разразился слезами, но Марк выбрал иной путь. Он тут же, на месте, стал обдумывать новый план: как воспользоваться своим единственным преимуществом, чтобы вновь завоевать Порцию. Она ведь несколько раз пыталась порвать с ним, но физическое влечение возвращало ее в его объятия. Если ему не дано удержать ее своими проектами, он сделает это с помощью страсти.

Марк поднялся из кресла и опустился перед Порцией на колени. От неожиданности она вздрогнула. Марк взял ее ладони в свои руки и не позволил встать. Он сразу понял, насколько Порция напряжена в его присутствии и как умело она это скрывает. Под маской скрывается настоящее чувство.

«Отлично», – подумал Марк.

– Марк, я не могу…

– Из-за тебя меня сегодня чуть не убили, – произнес он, наблюдая, как бледнеет ее лицо. – Я рисковал жизнью ради тебя. Некоторые женщины сочли бы меня героем… и даже пылким любовником.

– Я… я сожалею о том, что с тобой произошло, – проговорила Порция, глядя ему в глаза так искренне и серьезно, что Марку захотелось тут же повалить ее на диван. Но пока он сдержался.

– Вот как? – сказал он, с сомнением приподняв бровь.

– Они не имели права тебя арестовывать. Я пыталась объяснить им, но меня никто не слушал. Да никто и не хотел слушать. Все решили считать тебя убийцей.

– Думаю, мне повезло, что конюшие не проткнули меня мечами.

Порция содрогнулась. Казалось, спокойствие покинуло ее. Она выдернула руку из его ладоней и, как видно, хотела поправить локон его темных волос, но вдруг одумалась и сжала ее в кулак. Конечно, ей хотелось дотронуться до него, но она отказывала себе даже в этом маленьком удовольствии. Ну, с этим он точно справится!

– Почему ты оказался в Грин-парке? – с жадным любопытством спросила Порция. – Я никак не могла понять, зачем ты туда пришел.

– Хотел увидеть тебя. Ты здорова? Не могу рассказать, что я почувствовал, когда увидел, как ты падаешь в обморок. – Марк положил руку ей на колено.

У Порции перехватило дыхание.

– Я… У меня немного закружилась голова, но сейчас уже все хорошо. Моя… В общем, я приняла настойку опия, чтобы заснуть, ее действие длилось дольше, чем я рассчитывала. – Она мотнула головой, как будто жалела, что упомянула об этом.

– И почему же ты не могла заснуть? – вкрадчиво проговорил Марк. Порция непроизвольно подалась к нему, и Марк коснулся губами ее щеки, а потом и уголка губ. – Я верну тебе сон, – шептал он ей на ухо, а его рука уже скользнула под юбку.

Порция не сводила с него глаз и как будто не замечала, что он делает, а он мягко поглаживал ее ногу через чулок. Но вдруг она осознала происходящее. Глаза Порции распахнулись, она попыталась отстраниться, но Марк уже целовал ее, не давая произнести ни слова. Она бессильно откинулась в кресле. Его рука касалась нежной кожи ее бедра. Он чувствовал, что она содрогается, желая еще более интимного прикосновения, но боится окончательно потерять контроль над собой.

Бедная Порция, думал Марк. Как ей нелегко. Ведь она хочет порвать с ним навсегда, и в то же время не может противостоять его прикосновению. Он улыбнулся как победитель и с новым пылом стал целовать ее щеки и шею, а потом опять вернулся к губам.

Пальцы Марка наконец добрались до своей цели. Потаенная складка была горячей и влажной. Порция тихонько стонала. Большой палец Марка коснулся ее распухшего бутона и скользнул внутрь. Тело Порции налилось тяжестью.

– Я скучал по тебе, – прошептал он.

– Я… я тоже скучала, – с усилием выговорила она. На ее щеках горел лихорадочный румянец, она закусила губу, чтобы удержать громкие стоны. – Марк, вдруг кто-нибудь войдет?

– Никто не войдет. Ты хочешь меня остановить?

Он стал убирать руку.

– Марк, пожалуйста, нет…

И она впилась губами в его губы, а Марк продолжил свои ласки, чуть-чуть отстранившись, чтобы видеть ее лицо. Благопристойная маска исчезла, осталось лицо влюбленной, охваченной вожделением женщины.

– Не бойся, – шептал он. – Я не перестану, пока ты… – Еще одно почти болезненное прикосновение, и Порция достигла вершины. Ее тело выгнулось, потом содрогнулось в неудержимых судорогах, затем безвольно расслабилось, только высоко вздымалась грудь, закованная в жесткий корсет.

Марк откинул назад голову, любуясь ее расслабленной позой и пытаясь не обращать внимания на боль в паху. Порция выглядела восхитительно: на щеках горел яркий румянец, затуманенные глаза излучали полную удовлетворенность. Она утомленно вздохнула и слабо улыбнулась.

– Давай попрощаемся так, как следует, – ровным тоном проговорил Марк. – В клубе «Афродита». Последний раз. – Он решил воспользоваться ее минутной слабостью. Сейчас она ни в чем ему не могла отказать.

– Ведь мы уже попрощались…

Он рассмеялся.

– Неужели ты всерьез, Порция?

– Я говорю серьезно.

Чувственная истома быстро исчезала из ее глаз, в них появилось иное, слишком знакомое ему выражение.

– Ты же знаешь, что хочешь меня. Я тоже тебя хочу.

– Я не могу с этим спорить и не стану. – Порция отвернулась. – Но мы не можем продолжать встречаться.

– Я не предлагаю продолжать. Я возвращаюсь к себе в Норфолк, миледи, и вы больше меня никогда не увидите.

«Ага! Теперь она слушает с завидным вниманием!»

– Ты уезжаешь? – В глазах Порции появилось сомнение. – Но… Я тебе не верю.

– Хочешь, чтобы я поклялся? – насмешливо спросил Марк. – Я согласен. Моя жизнь теперь в Норфолке. Там я и останусь. Если мне и случится приехать в Лондон, сомневаюсь, что мы встретимся. Мы бываем в разных кругах.

– Ты действительно хочешь навсегда уехать?

– Да. – Ложь легко слетела с его губ, однако Марку пришлось напомнить себе, что это ложь во благо. – Как видишь, это и правда будет наша последняя встреча, а потом мы расстанемся навсегда. Ты же этого хочешь, Порция? Никогда меня больше не видеть?

– Да. – Она вглядывалась в его лицо, и Марк читал на нем сомнение, тоску и желание. Через минуту Порция быстро заговорила, словно опасаясь изменить свое решение: – Хорошо, Марк. Еще один раз. Последний. Прощальный.

Марк сдержал торжествующую улыбку и склонился к ее губам.

– Да, Порция, в последний раз. Надо, чтобы он запомнился, правда?

Она опустила на лицо черную вуаль и поднялась с кресла.

– Я буду ждать с нетерпением, – сказала она светским тоном, словно договариваясь о чашке чая с приятельницей. Марку захотелось ухватить ее за плечи и хорошенько встряхнуть, как он однажды сделал в мемориальной комнате, но вместо этого он учтиво поклонился, и Порция вышла из библиотеки.

Ладно, у него еще будет время привести ее в чувство. Он не собирается сдаваться.

Глава 18

Хетти стояла перед домом на Керзон-стрит и смотрела на резиденцию Гиллингемов. Сейчас они были дома. Хетти видела, как муж и жена вернулись после какого-то визита и вошли внутрь. Может быть, сейчас они уже готовятся ко сну? Не следует им мешать. Пожалуй, она придет завтра утром.

Хетти знала: она должна что-то сделать, чтобы спасти любимую хозяйку от нее самой. Сейчас она опять в клубе Афродиты губит свою душу и все, что у нее есть земного, ради этого человека. Хетти помнила слова Арнольда, что надо обратиться к нему, если потребуется помощь.

Раньше она верила, что сама справится и вытащит Порцию из беды, но сейчас события вышли из-под контроля. Хетти жалела, что помогала хозяйке и даже поощряла ее, скрыв ее первый визит в тот клуб. С тех пор Порция все больше попадала под воздействие чар Марка Уорторна. И сколько бы она ни говорила, что между ними все кончено, «на этот раз по-настоящему, я обещаю», она возвращалась к нему снова и снова. Сейчас чувство вины терзало Хетти. В каком-то смысле она предавала свою хозяйку, но что же ей оставалось делать? Она была так сильно привязана к Порции, так тревожилась за нее. Если эта история станет известна, жизнь Порции будет разрушена. Хетти не могла этого допустить, не могла допустить скандала и бесчестья.

«И кстати, – шептал едва слышный голосок изнутри, – что будет с вами, фройляйн Хетти?»

И это тоже была правда. Она не молодеет. Скоро придется уступить место кому-нибудь более расторопному. Какой-нибудь современной пигалице, лучше разбирающейся в изменчивом мире, в котором живет Порция. А потому Хетти знала, что ей следует подумать о себе и о грядущей отставке. Она не расценивала нынешний свой шаг как предательство, а смотрела на него как на практическое решение.

Домоправительница Гиллингемов узнала Хетти и не посмела отослать ее прочь. Оставив Хетти на минуту в кухне, она вскоре вернулась и сообщила:

– Миссис Гиллингем примет тебя.

– Но я хотела поговорить с мистером Гиллингемом, – возразила Хетти.

– Ничего не могу сделать. Его нет. Миссис Гиллингем сказала, что она поговорит с тобой. Давай, решай. Уже поздно, я хочу спать.

Хетти поняла, что у нее нет выбора.

Лара Гиллингем была одета в желто-зеленое жаккардовое платье с глубоким вырезом и кружевной отделкой на рукавах. На шее сверкало колье, а в волосы были вплетены нити жемчуга. Хетти заметила, что глаза женщины блестят особенно ярко. «Выпила лишнего», – с некоторым презрением подумала она, но, продолжая вести себя крайне почтительно, сделала книксен.

– Ты от леди Эллерсли, Хетти? Почему она сама не пришла? Она ведь здорова? Случай в Грин-парке был неделю назад. Я думала, она уже совсем оправилась.

– Да, мадам. Она оправилась. Дело не в этом.

– А в чем тогда, Хетти?

Хетти кусала губы, что выглядело крайне нелепо. Это была, конечно, игра, но она заранее придумала, как сыграть свою роль в разговоре с мистером Арнольдом, а ей пришлось иметь дело с Ларой и убедить ее.

– Мадам, я беспокоюсь за леди Эллерсли. Не знаю, что делать. Вот я и подумала: может быть, вы поможете?

Лара тотчас насторожилась и подалась вперед.

– Что такое?

– Миледи все любят, мадам. Будет ужасно, если она сделает что-нибудь такое, что будет угрожать этой любви.

– Зачем ей это? Господи, да зачем ей рисковать своим положением? Хетти, ну-ка говори, в чем дело?

Хетти состроила грустную мину.

– Она очень одинока. А в таком положении каждая женщина может стать жертвой хитрого мужчины…

– Так у Порции кто-то есть! – взвизгнула Лара и тут же прикрыла рот рукой.

Хетти уже пожалела, что пришла сюда, но было поздно. Теперь оставалось только извлечь максимальную пользу из положения и все же попытаться помочь хозяйке. Хуже, чем сейчас, Порции быть не может.

– Я очень боюсь, что миледи попала под влияние этого человека, – продолжала Хетти, придерживаясь первоначального плана. – Если он заставит ее забыть о своем положении, а ее семья и друзья ничем ей не помогут, тогда пострадает не только ее репутация, ведь так, миссис Гиллингем?

Лара внимательно смотрела на Хетти.

– Значит, надо ее остановить. Немедленно! До того, как пятно ляжет на всех нас.

– Конечно, – Хетти вздохнула с облегчением.

– И никто не должен знать. О Боже! А если узнает королева?!

Хетти понимала, что этот вопрос не требовал ответа. Лара Гиллингем полностью осознала опасность положения.

– Где Порция сейчас? – спросила она, нацелив на Хетти острые глазки.

– Встречается с ним, мадам. Но скоро вернется домой. Она всегда ночует дома, кроме… – Хетти прикусила язык, почувствовав, что лучше промолчать про Сен-Тристан. Это только осложнит дело.

К счастью, Лара как будто не заметила ее оговорки.

– Благодарю тебя, Хетти. Ты правильно сделала, что пришла ко мне. Я этого не забуду. Я, как и мой отец, вознаграждаю верность. И ничего никому не говори. Особенно леди Эллерсли. Теперь я сама займусь этим делом.

– Спасибо вам, мадам. Но ведь вы ей не скажете, что это я вам…

Лара с сарказмом ответила:

– Хетти, я буду настолько сдержанной, насколько это потребуется.

Это «да» или «нет»? У Хетти не хватило смелости спросить еще раз. Ей оставалось надеяться, что Лара расскажет Арнольду, а тот сам разберется, что делать. Хетти ведь добивалась именно такого исхода.

Покидая резиденцию Гиллингемов, Хетти говорила себе, что испытывает облегчение от того, что теперь другие будут заниматься этой историей. На самом деле никакого облегчения она не испытывала. Ее преследовало чувство вины, оно мучило ее, не давало покоя. Она представить себе не могла, что Лара будет так злобно ликовать, услышав о Порции. И если Порция когда-нибудь узнает, кто именно рассказал Ларе… Хозяйка никогда ее не простит.

Хетти стала горничной Порции, когда мисс Страуд вышла замуж за лорда Эллерсли. Сама королева имела отношение к тому, что Хетти получила это место. Горничная служила у Саксен-Кобургов, откуда происходила семья самой Виктории и Альберта. Но это было много лет назад. Хетти уже давно считала себя англичанкой, а ее семьей была Порция. И вот теперь она предала Порцию, действуя в интересах своей хозяйки. Как она станет с этим жить?

Порция лежала в объятиях Марка. Их по-прежнему связывали страсть и неодолимое влечение. Что толку отрицать это? Если бы чувства хотя бы немного остыли, она бы поверила, что их роман умирает естественной смертью. Но все было иначе. Как только Марк поцеловал ее, она ощутила все те же дрожь и желание.

Ей бы огорчиться, а она радовалась. Радовалась, несмотря на то, что эта страсть принесет ей много страданий, когда он исчезнет из ее жизни.

Марк погладил Порцию по щеке.

– Вы сегодня грустны, миледи.

Порция повернула голову и заглянула ему в глаза. Он разглядывал возлюбленную из-под полуопущенных век с таким видом, как будто знал некую тайну.

– Что в этом плохого?

– Иногда вредно слишком много думать. Слушайся инстинкта – вот мой совет.

– А ты слушаешься? – Порция еще подвинулась, чтобы лучше видеть лицо Марка, но так и не разгадала его выражения.

– Ну конечно, – улыбнулся он и наклонился поцеловать ее за ухом. Порция шевельнула плечом, пытаясь защититься от поддразнивания.

– Я считала, Бог дал мужчинам и женщинам способность мыслить, чтобы они возвысились над животными. Нас ведь этому учили в воскресной школе?

Марк с притворным удивлением воскликнул:

– Порция, ты меня называешь животным?!

Порция не выдержала – захихикала. Он всегда умел ее рассмешить, даже когда она этого не хотела.

– Если я животное, значит, это ты превращаешь меня в животное, точнее, в зверя. – Марк рывком приподнялся и придавил ее своим телом, но придавил осторожно, как будто хотел продемонстрировать Порции, насколько он сильнее, и в то же время дать понять, что никогда эта сила не причинит ей вреда.

– Попроси меня, – прошептал он, легко касаясь ее виска губами.

– О чем попросить? – задыхаясь, проговорила она, делая вид, что не чувствует, как напряжен его член, прижатый к ее бедру.

– Порция… – шептал он, обдавая горячим дыханием ее отвердевшую грудь.

– Марк… – начала она и замолчала. Зачем сопротивляться? Сегодня у них последняя встреча. Она так хочет его, нуждается в нем! Может быть, даже любит…

– Марк… – подсказал он.

– Марк, пожалуйста, возьми меня!

Он с рычанием подчинился.

Позже, начав одеваться, Порция чувствовала, как неотрывно он за ней наблюдает. Завязывая на талии ленты нижних юбок, она улыбнулась ему. Пребывая в приятной истоме, душевной и физической, она не желала думать о завтрашнем дне или послезавтрашнем, когда он уедет. Уедет навсегда.

– Выходи за меня замуж, – вдруг произнес он. Порция застыла, сомневаясь, правильно ли расслышала его слова. Смешные, нелепые, неожиданные…

Они так мило прощались… Он не мог попросить ее…

– Порция, выходи за меня замуж.

Она продолжала завязывать ленты, но пальцы вдруг перестали ей подчиняться, они дрожали и не желали слушаться. Тогда она бросила заниматься с лентами и потянулась к своему красному платью.

– Ты знаешь, что это невозможно, – наконец отозвалась она внезапно охрипшим голосом.

– Почему невозможно? – самоуверенным тоном воскликнул Марк. – Мне нужна жена. Я должен жениться, произвести на свет наследника.

Порция бросила на Марка холодный взгляд.

– Тебе нужна жена, так?

– Конечно, между нами все будет иначе. Мы сможем спать в одной постели, не надо будет сразу вставать и каждому уходить к себе домой. В этом есть новизна.

– Марк, мы же договорились. Ты с самого начала знал, что между нами ничего, кроме этих встреч, не будет. Мы не можем сразу изменить все на свете лишь потому, что тебе понадобилась жена.

– Я рассказывал тебе о Давелл-Холле. – Марк с каждой минутой говорил все увереннее. – Он принадлежит мне. Мы можем там жить. Конечно, он расположен в Норфолке, но я в него уже влюбился. Во всяком случае, ты сможешь жить собственной жизнью. Тебе не придется спрашивать у королевы разрешение каждый раз, когда ты захочешь поменять шляпку. Черт возьми, да ты, если захочешь, сможешь вообще ходить без шляпы!

– Нет, мне тогда придется спрашивать разрешение у тебя.

– Ты хочешь сказать, что я тиран?

– Нет, ты просто эгоист, который любит покомандовать. Ты понял, о чем я? Ты не ставишь себя на мое место, потому что не можешь. Тебе понравился дом, и ты решил, что тебе нужна еще и жена. Все остальное не имеет никакого значения. Марк, ты думаешь, что можешь переделать мир так, как тебе нравится. Не можешь. У нас было с тобой соглашение. Теперь оно истекло. Эта встреча была последней, ты не забыл? Ты обещал. Да этот раз я собираюсь поймать тебя на слове.

Марк вскочил и схватил свою одежду.

Порция надела платье, натянула его на грудь, просунула руки в узкие рукава. Когда она закончила возиться с застежками, Марк уже одергивал сюртук и поправлял манжеты. Затем он рассеянно провел по волосам. Несмотря на раздражение, Порция не могла отвести от него глаз. Какая женщина не мечтала бы каждое утро просыпаться рядом с Марком Уорторном? Садиться с ним вместе за завтрак и знать, что следующим утром он тоже будет здесь? И как посмел он делать ей подобное предложение так небрежно, на ходу? Ведь ему отлично известно, что она не может его принять.

– Ты знаешь, что моя жизнь мне не принадлежит, – уже спокойнее проговорила Порция. – Хоть раз попытайся меня понять!

Марк нагнулся, поднял с пола ее вуаль и пропустил между пальцами.

– Порция, я все понимаю. Ты просто боишься начать жить собственной жизнью, потому что тогда тебе придется думать о том, что нужно именно тебе, а не о том, как ублажать других.

– А как насчет тебя? – Она села и стала натягивать чулки.

– Ну, я надеюсь, ублажать меня тебе понравится.

– Марк, ты просто невыносим!

Она нагнулась в поисках туфелек, но Марк оказался проворнее. Опустившись на колени, он с такой осторожностью обул Порцию, как будто она – или ее туфелька – была хрустальной. Его нежность поразила Порцию. Она больше не могла на него сердиться. Конечно, он делал это намеренно, чтобы привести ее в замешательство, сбить с толку или заставить расплакаться.

– Ну и как, получится из меня горничная? Ты бы наняла меня? Я мог бы торчать в твоем будуаре, пока ты меня не позовешь.

– Для горничной ты слишком опасен, – не принимая шутки, ответила Порция. – Точнее, опасен для хозяйки.

Марк подал ей вуаль. Порция пристроила ее на голове.

– Вот так, – почти весело сказала она. – Никто меня не узнает.

– Да и кому какое дело, что ты проводила время с мистером Никто.

Порцию поразила горечь в его тоне. Неужели своим отказом она обидела его? Возможно, это был просто каприз. Он и сам не ожидал, что она отнесется к нему серьезно. Разве Марк не знал заранее, что она ни за что не согласится? К тому же он так самоуверен, что никакие ее слова не имеют для него значения.

Марк как будто читал ее мысли.

– Знаешь, я не привык, чтобы женщины стеснялись показываться в моем обществе. Большинству из них это нравилось. Могу спорить, если бы я сделал предложение любой из хорошеньких протеже Афродиты, она бы согласилась.

– Тогда делай. Ты же говоришь, что тебе нужна жена. Так и выбирай любую. – В голосе Порции прозвучал вызов.

– Может быть, я так и сделаю, – медленно проговорил Марк, не сводя взгляда с ее лица под вуалью. – И уж я позабочусь, чтобы она не была известной особой с целой оравой пиявок-родственников. И чтобы вся Англия не была в нее влюблена. В общем, я выберу в жены такое же пустое место, как я сам.

– Похоже, ты считаешь, будто я не понимаю, что значит быть скромной, везде ходить так, чтобы тебя не узнавали, – спокойно заговорила Порция. – Когда-то я тоже была мисс Никто.

Марк молча смотрел ей в лицо, и Порции вдруг показалось, что он вспомнит дни, проведенные в Уорторн-Мэноре, вспомнит ее! Но, разумеется, он не вспомнил. Дочка викария была давно забыта, вытеснена из его памяти сотнями других, более привлекательных женщин.

– Я бы хотел, чтобы мы встретились, когда ты была мисс Никто, – с грустью произнес Марк. – Думаю, ты бы больше мне понравилась.

Щеки Порции вспыхнули. Да как он смеет! Она стиснула кулаки. Да он и не взглянул на нее, когда она была скромной дочерью викария и заикалась от волнения всякий раз, если он к ней обращался, и пряталась на церковной колокольне, чтобы подсмотреть, как он флиртует с другой. О нет! Его привлекла таинственная и знаменитая леди Эллерсли, чья недоступность заставила Марка желать ее.

Этот приступ гнева облегчил расставание.

– Я рада этому разговору. До этой минуты я не представляла, насколько ты тщеславен и пуст, – бесстрастно заговорила она, вставая. – Тебе ведь нет дела до того, как я рисковала, отправляясь сюда сегодня вечером? Для тебя это не имеет значения, потому что ты интересуешься только собой.

– Ну разумеется. За это меня и арестовали.

Его насмешка еще больше рассердила Порцию. Зачем он упомянул об этом? Зачем извращает ее слова?

– У людей есть более важные дела, чем удовлетворять свои низменные инстинкты. Но тебе, Марк, этого не понять. Если ты чего-нибудь хочешь, то ты просто берешь это.

Марк не возражал.

– Что, разве не так?

– Я хочу тебя, Порция, и в этом вся беда. Я хочу тебя, а ты не желаешь понять, какой счастливой я тебя сделаю. Ты предпочитаешь оставаться несчастной.

– Самовлюбленный осел!

– Ну разумеется. Но я могу измениться. Я уже изменился. Дай мне шанс доказать тебе, что ты будешь со мною счастлива. Я сделаю тебя счастливой.

Несколько мгновений Порция рассерженно смотрела ему в лицо, потом распахнула дверь и вышла.

Марк привалился к косяку и следил взглядом, как Порция, словно алый порыв ветра, несется по салону. Он расстроил ее, расшатал основы ее маленького уютного мира.

Ну что ж, неплохо.

Он и сам был сердит, ему хотелось догнать Порцию и показать ей, какими могут быть настоящие аргументы в их споре. Ему хотелось снять с нее вуаль и заявить во всеуслышание: «Смотрите, вот она! И она – моя!» Но, разумеется, он этого не сделал.

Он же просил ее выйти за него замуж, но что-то пошло не так. Он не собирался делать ей предложение, но после свидания его сердце растаяло, так захотелось быть с ней всегда и никогда не разлучаться, вот он и не выдержал. Слова слетели сами собой. Марк сразу понял, что это ошибка и лучше бы ему промолчать. Он все сделал неправильно, позволив чувству взять верх над здравым смыслом. Да, он, человек, известный своими успехами в искусстве любви, совсем стушевался, когда пришел час делать предложение!

Марк теперь понимал, почему Порция была так сердита и расстроена, но считал, что и у него есть право испытывать те же чувства. Марк Уорторн, известный повеса, преобразился ради этой женщины. Все, что он теперь делал, он делал с мыслью о Порции и об их общем будущем.

А он-то считал, что у женщин есть интуиция! Почему же Порция, сердито думал он, не смогла его понять?

Глава 19

Порция, измученная и расстроенная, вступила под мирные, как она всегда считала, своды своего дома на Гросвенор-сквер и попала прямиком в эпицентр бури. Лицо Дида, по которому она всегда определяла уровень волнения в доме, было искажено тревогой.

– В чем дело, Дид?

Дворецкий ответил ей жалобным взглядом.

– Вас ожидает миссис Гиллингем, миледи.

– Лара? Среди ночи? Это уже превращается в привычку. Что ей нужно на сей раз?

– И мистер Гиллингем.

– О, Господи! – выдохнула Порция. – Оба?

– Да, миледи. Они хотели, чтобы я сообщил вам: они желают срочно повидаться с вами, как только вы вернетесь.

– Срочно? – Порция опустила глаза на свой наряд. Тяжелый плащ надежно прикрывал весьма откровенное платье из алого шелка. Ей и в голову не пришло, что этот визит может иметь отношение к ее сегодняшней отлучке из дома. Скорее всего, супруги будут снова просить Порцию о каком-нибудь одолжении. Однако ей не хотелось, чтобы они стали задавать нежелательные вопросы.

– Скажи им, я скоро спущусь. – И Порция направилась к лестнице. – Подай им угощение. Лара очень любит миндальное печенье. Это их займет.

Едва Порция успела произнести эти слова, как раздался щелчок двери в гостиную.

– А, Порция, вот и ты. – Голос Арнольда звучал как всегда, мягко и спокойно. – Иди к нам. Нам надо поговорить с тобой на очень важную тему.

Порция обернулась и просияла светской улыбкой.

– Арнольд! Какой чудесный сюрприз. Дид сказал мне, что вы здесь. Извини, мне надо переодеться. Через минуту я спущусь.

– Но нам хотелось бы поговорить с тобой прямо сейчас.

Арнольд говорил все так же вежливо и мягко, но на сей раз в его голосе чувствовался странный холодок.

– Сейчас, – повторил он и, видя, что Порция колеблется, широко распахнул дверь гостиной.

Это был ее дом. Порция знала, что она может отказаться. Однако отказ создаст новые проблемы, и она решила согласиться. Она не станет снимать плащ, постарается свести разговор к минимуму, а потом сошлется на усталость и отправится спать.

– Ну хорошо, – сухо проговорила она и прошла мимо Арнольда в гостиную.

Лара, безупречно выпрямив спину, сидела на диване соломенного цвета. Ее глаза странно поблескивали.

– Порция! – хрипло воскликнула она. – Как ты могла?!

Порция сразу поняла, что дела обстоят хуже, чем она рассчитывала. Лара смотрела на нее с отвращением, а это значит, что они знают, где она была и, возможно, с кем.

На мгновение ее охватила паника, она повернулась и хотела броситься к двери, но было поздно. Арнольд уже прикрыл ее и загородил спиной. В его лице не было даже тени сочувствия и понимания.

– Что вы делаете, – воскликнула Порция, вздернув подбородок. – Это мой дом, и вы не имеете права…

– Это дом моего отца, – со злобой в голосе возразила Лара. – И у нас есть все права. Мы здесь для того, чтобы вразумить тебя.

– Вразумить? Не понимаю, о чем вы говорите? – Но конечно, Порция все поняла и, несмотря на гордый вид, испугалась.

– Ты нас всех погубишь. – Лара вскочила. Наступил ее миг мстительного триумфа. Теперь она рассчитается за все воображаемое зло, которое Порция ей причинила.

– Я никого не губила. О чем вы говорите?

– Думаю, ты и сама знаешь, – с тайным злорадством отозвалась Лара. – Ты опозорила себя, Порция.

– Да ты пьяна!

И тут Лара на нее бросилась. Порция и пальцем не успела пошевелить, а падчерица уже отдернула полу ее плаща и драматично воскликнула:

– Алое платье для беспутной женщины! – Голос Лары дрожал от нездорового возбуждения.

– Не прикасайся ко мне!

– Еще как прикоснусь! – кричала Лара, вцепившись в плащ. – Еще как прикоснусь! – И она схватила ленты завязок. – Снимай, снимай, пусть все посмотрят, что ты за женщина! Как ты посмела выйти замуж за моего отца?! Ты не заслуживаешь такого мужа!

И тут плащ упал к ногам Порции. Ей показалось, что она осталась голой, но Порция не дрогнула, она стояла с высоко поднятым подбородком, как будто их мнение ничего для нее не значило.

– Я этого тебе никогда не прощу, – со сдержанным достоинством сказала она Ларе.

У Лары округлились глаза.

– Арнольд, – задыхаясь, прохрипела она, – скажи ей… скажи…

В отличие от жены Арнольд рассматривал Порцию с таким видом, как будто она была тортом, от которого он и сам был не прочь откусить кусочек. Порция вспомнила, что, несмотря на всю свою вялость, он терпеть не мог слабости в других. Он сочтет ее чувства к Марку слабостью и станет презирать ее за это.

– Лара права, Порция. Если это будет продолжаться, ты погубишь нашу семью. Королева отошлет тебя. Ты же знаешь, она ни за что не смирится с распущенным поведением. Если пройдет слух о твоей неверности, ты и опомниться не успеешь, как окажешься в каком-нибудь Богом забытом замке в Шотландии. Или еще хуже – в колониях.

– Как я могу быть неверной женой, если мой муж умер? – с насмешкой в голосе спросила Порция.

Лара вцепилась себе в горло и хватала губами воздух, но ее глаза ярко блестели от возбуждения.

– Ты… ты… бесстыдное создание! Значит, тебе нечего больше сказать? А как же память о моем отце? Его доброе имя?

– Он продолжает жить в сердцах и умах людей, – напомнил Порции Арнольд, как будто она нуждалась в напоминании. – Они никогда не простят тебя, если ты предашь его. Разве ты сможешь жить с этим, Порция? Разве сможешь посмотреть в глаза всем этим людям, которые тебя любят, и сказать, что тебе безразлично? И все это ради такого никчемного повесы, как Марк Уорторн.

– Вы не знаете…

– Разумеется, знаю. – Его лицо искривилось от отвращения. – Он уже несколько месяцев вертится вокруг тебя. Та записка в опере, встреча в мемориальной комнате – неужели ты думаешь, я об этом не знаю? – забавляясь ее наивностью, проговорил он. – А его героизм при открытии памятника лорду Эллерсли? Ни один джентльмен не стал бы так поступать, позоря тебя и твою семью. Я тогда решил, что ты одумаешься, но ты, как видно, джентльменам предпочитаешь дикарей. Порция, настало время с этим покончить. Раз и навсегда.

– Я понятия не имею, о чем ты говоришь, – упрямо заявила побледневшая, как полотно, Порция, которая сама не могла разобраться, испытывает ли она унижение или гнев, а может быть, и то, и другое. Арнольд говорил правду, но правду, лишенную всякой теплоты и всякого чувства. Так он смотрел на мир, и это возмутило ее больше всего. – Убирайтесь отсюда! – потребовала она. – Убирайтесь сейчас же!

– Вот как? – Арнольд насмешливо приподнял бровь. – А что тогда случится с твоей дорогой мамочкой?

– Что ты имеешь в виду?

– Насколько я понимаю, Порция, ты не захочешь, чтобы с ней что-нибудь произошло. До сих пор тебе удавалось скрывать, что она медленно сходит с ума. Я слышал о ее причудах. Скоро она начнет забывать, как ее зовут. Что скажут люди, если она нападет на кого-нибудь?

– Моя мать никому не причинит вреда.

– Я знаю очень хороших докторов, которые могут решить иначе и заявят, что ее надо изолировать.

Порция задыхалась от гнева, она больше не желала ни о чем с ним договариваться.

– Я не позволю тебе! Ты не можешь…

– Думаешь, не могу? Как же ты мне помешаешь? Особенно если станешь героиней скандала и королева вышлет тебя? Твоя мать останется с нами.

Он угрожал ей! Арнольд, которого она всегда считала мягким, бесцветным и туповатым, посмел угрожать ей! Неужели он говорил всерьез? Ома вгляделась в голубоватые льдинки его глаз и понял, что так и есть.

На мгновение она растерялась, но тут же постаралась взять себя в руки. Они не имеют права ей угрожать. Ее жизнь принадлежит ей, как бы они ни пытались ею манипулировать.

– Ты ошибаешься, – холодно проговорила она. – Мои поступки не имеют к вам никакого отношения. Вы не имеете права разговаривать со мной, как с ребенком. Я вам запрещаю.

– Запрещаешь? – взвизгнула Лара. – Ты, несчастная дочка викария? Ну нет, Порция! Здесь распоряжаюсь я. Я и Арнольд. И мы примем меры, чтобы ты прилично себя вела. С этого момента ни тени скандала не должно быть связано с твоим именем.

– Что? – Порция сумела рассмеяться. – Неужели вы хотите здесь поселиться без моего согласия?

Ее смех остался без ответа.

– Мы собираемся погостить у тебя, – ледяным тоном сообщил Арнольд, – чтобы присматривать за тобой. Ты ведь недавно приболела, дорогая Порция. И естественно, мы, как любящие родственники, беспокоимся о твоем здоровье.

– Моя мать…

– Твоя мать – сумасшедшая старуха, – с презрением заявила Лара.

– Я уже говорил, что знаком с несколькими известными врачами, – продолжал Арнольд. – Стоит мне замолвить словечко, и возникнут сомнения, а затем и вопросы на самом высоком уровне.

«Изолировать маму».

– Этого никогда не будет. Я не допущу… – Но Порция уже начала чувствовать свою обреченность.

– Будет, драгоценная моя Порция, еще как будет, если ты не станешь делать то, что тебе говорят.

На этот раз Порция ничего не ответила, но видела, что Арнольд прочел ее чувства по лицу.

– А, ты хотела бы убить меня? Сегодня ты держишься молодцом, куда лучше, чем за все время нашего знакомства.

– Арнольд, выпусти ее, – резко бросила Лара.

Несколько мгновений Арнольд не двигался с места, чтобы сразу не подчиняться жене, но потом отошел от двери.

– Отправляйся спать, Порция. Увидимся утром.

Порция переводила взгляд с одного на другого. Лара демонстративно не смотрела на мачеху, уставившись на циферблат часов. Губы Арнольда были растянуты во все той же недоброй улыбке. Конечно, она могла бы продолжать спорить, требовать, чтобы они покинули дом, но понимала, что эта тактика окажется бесполезной.

Арнольд собирался поступить именно так, как сказал. Он добьется того, чтобы ее бедную маму заперли в сумасшедшем доме. Порция отлично сознавала, что власть в обществе принадлежит мужчинам, и Арнольд вполне способен выполнить задуманное. Оставалось только надеяться, что наступит время, когда женщины в Англии будут иметь равные права с мужчинами.

Единственный путь – это вести себя разумно и спокойно и убедить их, что на нее можно положиться. Она должна доказать им, что готова хранить в неприкосновенности образ безупречной леди Эллерсли. А когда они успокоятся, она сумеет выжить их из своего дома и спасти тех, кого любит.

– Как хотите, – легко согласилась Порция и направилась к дверям. – Спокойной ночи.

Разумеется, спокойствие было притворным. Поднимаясь по лестнице, она чувствовала, как на глазах закипают слезы гнева, обиды, беспомощности. Да как они посмели! Всю жизнь ей говорили, что делать, и она делала, но на сей раз… Конечно, она знала, что нельзя снова встречаться с Марком, но она так скучала по нему… С ним она чувствовала себя живой. Одно дело, когда она сама говорит себе, что поступает дурно, и совсем другое – слышать это от Лары и Арнольда.

Когда Порция добралась наконец до спальни, слезы градом покатились из ее глаз. Увидев Хетти, ее знакомое, милое лицо, она уткнулась ей в плечо и зарыдала еще сильнее.

– Ну-ну, дорогая, – успокаивающим тоном говорила Хетти, – все, что Бог ни делает, – к лучшему.

Порцию не удивило, что Хетти знает, в чем дело. Она просто не могла понять, как может быть к лучшему то, что приносит столько страдания. Она помнит свой долг и не отказывается от него. Она отказалась от Марка. Неужели этого мало?

– Вам надо лечь, дорогая, – говорила Хетти. – Утром станет легче.

– Они собираются остаться в доме.

– О Господи! – воскликнула Хетти, которая уже начала раздевать хозяйку. – Но я уверена, когда они поймут, что все действительно кончено, они оставят вас в покое.

Порция легла в постель и прикрыла глаза, а Хетти, погасив свет, оставила ее в одиночестве.

«Все действительно кончено», – эхом отдавалось у нее в голове. Порции казалось, что умерла часть ее души. Марк ушел навсегда. Ей было так больно, что хотелось кричать. Уткнувшись в подушку, чтобы заглушить плач, Порция опять залилась слезами, но вскоре, вконец измученная, заснула.

Арнольд видел, что Лару переполняет сознание собственной правоты. Он предоставил ей наслаждаться этим злобным чувством, а сам налил себе изрядную порцию бренди. У Порции в доме, еще со времен покойного лорда Эллерсли, всегда держали отличное бренди, совсем непохожее на все то, что подавали у Гиллингемов. Видно, Лара считала, что и так сойдет.

Интрижка Порции с Марком Уорторном выплыла на свет раньше, чем рассчитывал Арнольд, он был уверен, что сможет замять эту историю. По крайней мере на время. Это необходимо для выполнения его собственных планов, Порция должна оставаться при королеве, чтобы он, Арнольд, имел возможность поближе подобраться к Виктории.

Бедная Порция! Какой несчастной, какой виноватой она выглядела. К чему эта глупая решимость все отрицать? Кстати, она – великолепная женщина, но, к сожалению, у него нет времени ею заняться. Она лишь инструмент в его планах убить королеву. Арнольд не был склонен к эмоциональным привязанностям. Он посвятил жизнь своему призванию, осуществлению мечты отца – Англия для англичан. Кто знает, ждет его победа или поражение? Но в любом случае он не свернет с пути.

Глава 20

Марк не собирался считаться с решением Порции, но у него были неотложные дела, к тому же он хотел заставить ее немного помучиться. Нужно, чтобы она осознала, насколько сильно в ней желание, как она нуждается в нем, а главное, чтобы Порция успела пожалеть о своем отказе.

Прошла неделя, потом вторая. Нетерпение сжигало его, но он ждал.

Марк несколько раз ездил в Давелл-Холл – посмотреть, как застеклили окно, и нанять людей для рытья траншей и осушения прибрежных земель. Дядя Роджер истратил все свои деньги еще при жизни, но у Марка были пусть и небольшие, но собственные средства, оставленные ему отцом, и вложил он их весьма разумно. На самом деле он вовсе не был столь беспечен, как полагал Себастьян. Он работал, обдумывал планы и ждал.

– Марк, ты все еще интересуешься леди Эллерсли?

Голос Франчески оторвал его от яичницы с беконом и кофе. Марк ответил ей тусклым взглядом. Прошлую ночь он провел с бывшими однополчанами, а это значит, что было много шампанского и танцовщиц. Марк запомнил, что одна из девиц была очень мила – голубоглазая, с мелодичным смехом… Да… Что же было дальше? Он переспал с ней? Воспоминания ускользали. «Нет», – с облегчением решил он. Он утомил девушку до слез своими пьяными рассуждениями о том, что для него на свете есть только одна женщина.

– Марк!

Он подскочил на месте.

– Я же к тебе обращаюсь.

Марк заморгал.

– Прости, что ты сказала?

Франческа с отчаянием посмотрела на деверя.

– Я сказала, что с ней всегда ходит один из них. Повсюду. Это так странно. Многие заметили. А вчера на углу продавали листки с карикатурами. Я для тебя сохранила.

Франческа подскочила к комоду, порылась в ящике и подала Марку сомнительного вида листок. Марк отметил, что качество бумаги совсем неплохое, но типографская краска смазана. На картинке он увидел светловолосую женщину с измученным выражением лица. Она стоит посреди гостиной, а обе ее руки прикованы наручниками к стоящим по бокам полицейским – мужчине и женщине. Марк узнал женщину по крупному носу, а мужчину – по свисающим бесцветным прядям. Это были Лара и Арнольд Гиллингем. Позади группы был изображен трон с сидящей на ней пухленькой королевой, которая печально созерцала портрет покойного лорда Эллерсли.

– Прочти! – нетерпеливо потребовала Франческа.

– «Заключенная доставлена, ваше величество». – «Полагаю, она хорошая девочка, не слишком веселится?» – «Нет, ваше величество, этого не приходится опасаться». – Марк непонимающе уставился в листок: – Что это? О Господи!

– Они таскаются за ней повсюду. Эти Гиллингемы. Может, она заболела? Я подумала, вдруг ты знаешь?

– Я не знаю, а вот они, наверное, знают, – пробормотал Марк.

Чувствуя, как кровь быстрее покатилась по жилам, он распрямил спину. В нем вновь проснулась решимость. Он огляделся:

– Где Себ?

– В Уорторн-Мэноре. Да ты же должен знать. Он вчера с тобой попрощался.

– Попрощался?

– Да, и просил, чтобы ты был осторожен и не попал в беду.

Но Марк уже не слушал. Он еще раз взглянул на картинку и понял, что в беду попала Порция. Настал час снова бросаться к помосту – в переносном, конечно, смысле. И на сей раз он никому не позволит себя остановить.

– Марк, что с тобой? Марк! – закричала Франческа, но он уже устремился вон из столовой. К кофе он так и не притронулся.

Если не считать обеда, Порция почти весь день провела у себя в комнате. И это ее устраивало. Спускаясь вниз, она вынуждена была делить дом с Гиллингемами. Сначала она пыталась вести себя независимо, но вскоре устала от ядовитых взглядов Лары и самодовольных усмешек Арнольда.

Ей было безразлично, что о ней думают, но мысль, что они считают возможным обходиться с ней подобным образом, приводила ее в ярость. Порция прекрасно понимала, что они искренне верят, будто она способна их опозорить, а потому защищают свои интересы. Они смотрели на нее, как на курицу, несущую золотые яйца, и не могли позволить ей вырваться на свободу. Но это не давало им права относиться к ней как к пленнице, хуже того, повсюду сопровождать ее! От них не было спасения, и, лишь закрывшись у себя в спальне, Порция оставалась в долгожданном одиночестве.

А тут еще ее мать, которую Порция старалась спасти от ужасной судьбы, взяла привычку спускаться в гостиную и сидеть там после обеда.

– Так приятно посидеть в кругу семьи, – говорила она Порции. – Это напоминает мне время, когда был жив твой отец. Он ведь был твой отец, да? Я что-то не помню…

– Не помните, миссис Страуд? – переспрашивал Арнольд с гнусной улыбкой.

– А эти семейные посиделки включали в себя уроки нравственности? – спрашивала Лара, с усилием разрезая пирог с курицей.

Порция перестала любить домашние обеды, но гордость заставляла ее терпеть. Кроме того, она не желала, чтобы у этой парочки возникли какие-нибудь подозрения. Она уже много дней обдумывала план, как отослать куда-нибудь мать. Ей требовался помощник, но вокруг не было никого, кому можно было бы довериться. Кроме Марка.

Порция тяжело вздохнула. Разве можно к нему обратиться? Она не видела его с той ночи, когда они попрощались в клубе у Афродиты, их последней ночи. Сейчас Марк может быть где угодно. Тогда он говорил, что уедет в Норфолк и останется там жить. Порция ему поверила, но он сказал это еще до того, как сделал ей предложение. Заглядывая себе в душу, Порция пыталась понять, верила ли она когда-нибудь, что он навсегда готов исчезнуть из ее жизни? Может быть, она заставляла себя поверить, так как тогда у нее возникал предлог согласиться еще на одно свидание, якобы последнее.

Она по-прежнему видела его во сне. Забудет ли она его когда-нибудь? Или ей до могилы нести в себе память о его улыбке, прикосновениях, поцелуях? Она вспоминала, как сказала, чтобы он подыскал себе кого-нибудь другого, если ему действительно нужна жена. Вспоминала и содрогалась от глупости и грубости этих слов. Марк с другой женщиной – этого она не могла вынести! Но не могла она и сама получить его. Не могла.

Порция резко встала и подошла к окну. Завтра она должна присутствовать на большом балу в Сент-Джеймсском дворце. Нужно заняться туалетом. Когда-то такие вещи ей представлялись до крайности важными. Она считала, что должна наилучшим образом представлять мужа, что все ее поступки отражаются на нем и на памяти о нем. В нынешнем своем настроении она могла думать лишь о семействе Гиллингемов и о том, что сама она является их пленницей.

Даже Хетти теперь изменилась. Порция не могла понять, в чем именно состоит перемена, но она, несомненно, была. Порция видела, что верная служанка смотрит на нее так, как будто ждет беды.

Порция в подробностях помнила все встречи с Марком, но особенно часто она возвращалась мыслями к той поезде в Сен-Тристан. В ее воспоминаниях это приключение было окутано золотистой дымкой, на мгновение перед ней распахнулось окно в другую жизнь и тут же захлопнулось. Иногда ей страстно хотелось выбежать из дома, добраться до вокзала и прыгнуть в поезд до Литтл-Танли. О, если бы можно было вернуться в прошлое!

Если бы ей снова предстояло делать выбор, она, возможно – только возможно, – навсегда осталась бы в Сен-Тристане.

– Я отослала шелковое лавандовое платье гладить, – входя в комнату, сообщила Хетти. – Я имею в виду платье в греческом стиле с глубоким вырезом и тремя воланами на юбке. Оно простое и элегантное. К тому же ее величество всегда довольна, когда вы в лавандовом. Наденьте его на бал, миледи.

– Она думает, что в нем у меня землистый цвет лица, – с усмешкой сказала Порция.

Хетти улыбнулась.

– Вы так красивы, миледи. А ведь и королевы – тоже женщины.

Порция села перед зеркалом, и Хетти стала подбирать венок для ее прически. Парикмахер уложит локоны на одну сторону, а сзади заплетет волосы в косы и закрепит их гребнем с драгоценными камнями.

– Виктория всегда говорит, что любит меня, но я не думаю, что это правда. Она любила лорда Эллерсли. Я ей напоминаю о нем, а она смотрит на себя как хранительницу его памяти.

Хетти, не поднимая глаз, пыталась лучше пристроить венок.

– Раньше вы так не говорили, миледи.

– Раньше я этого и не чувствовала.

– Только не говорите так при Гиллингемах, дорогая.

Порция открыла шкатулку из черного дерева, выложенную изнутри перламутром.

– Не беспокойся. Я придержу язык. – И она выбрала свой любимый черный медальон с силуэтом лорда Эллерсли и прядью его волос внутри. – Я хочу, чтобы миссис Страуд съездила отдохнуть.

– Вот как? – У Хетти округлились глаза.

– Ей надо уехать. Так будет лучше, для нее в первую очередь. Ах, если бы она поддерживала связи с людьми, которых знала, когда мы жили в Нью-Форесте. Но она всех забросила, когда мы переехали в Лондон.

Миссис Страуд так гордилась триумфом дочери, что сразу сочла себя неровней своим бывшим друзьям. Теперь они бы очень пригодились, но было поздно. Даже если бы они могли ей помочь, то едва ли стали бы это делать. Конечно, в Кембридже была тетка матери Сесилия. Она с удовольствием приняла бы у себя миссис Страуд хотя бы для того, чтобы без конца напоминать гостье о том, как давно та не давала о себе знать. Порция понимала, что матери не понравятся такие разговоры, но разве в их положении можно быть привередливыми?

– Кембридж подошел бы. Там безопасно, – бормотала себе под нос Порция. – Вот только возможно ли…

– Разве миссис Страуд нужно безопасное место? – шепотом спросила Хетти, глядя на хозяйку в зеркало. – Но зачем? Я не понимаю.

Порция медлила с ответом. Конечно, в последнее время Хетти вела себя странно, но она одна из тех немногих, кого Порция любила и кому доверяла. Наконец она решилась, и коротко пересказала горничной разговор, который произошел у нее с Ларой и Арнольдом в ту ночь, когда они застали ее в алом платье.

– Майн Готт! Я не знала. Простите, дорогая, я не знала…

– Откуда же тебе было знать, – вздохнула Порция.

– Миледи, нам поможет Дид, – подумав, сообщила Хетти. – Он не любит Гиллингемов. У вашей матери верная служанка. Если нам удастся вывести миссис Страуд из дома, мы легко переправим ее в надежное место в Кембридже.

– Ты права, Хетти. Я поговорю с Дидом. Надо подготовиться. Как только подвернется случай, придется действовать, не теряя времени. Может быть, другого шанса не будет.

– Надо придумать пароль, миледи, – слово, которое обеим нам скажет, что пришел час действовать.

Порция на минуту задумалась.

– Это должно быть особое слово, чтобы его нельзя было ни с чем перепутать. О! Придумала – «сари»! – воскликнула она и улыбнулась с заговорщицким видом. – Я скажу «сари», и ты поймешь, что надо действовать.

Выбрав этот в общем-то бесхитростный план. Порция почувствовала облегчение. Она спасет мать от злобы Арнольда, а потом возьмется за собственное вызволение.

Марк побывал в детективном агентстве О'Доннелли. Прогулка пошла ему на пользу. В голове прояснилось, а ведь ему надо было многое обдумать.

Сейчас он чувствовал необычайный прилив сил, чего не было уже несколько недель. Похоже, до сегодняшнего дня он сам не сознавал, как глубоко погрузился в пучину апатии. Конечно, он не смирился е решением Порции, но все же его самоуверенность пострадала. Не то чтобы он впал в мстительное настроение, нет, но ничто человеческое было ему не чуждо, а потому он хотел, чтобы Порция, обидев его, страдала. Теперь он понимал, что все это время ждал какого-нибудь события, которое подтолкнуло бы дело вперед.

Он так тоскует по ней, так нуждается в ней, так хочет ее. Может быть, он даже любит ее! Правда, прежде Марк никогда не влюблялся, а потому не был уверен в том, что это любовь. Возможно, он так нелепо предложил Порции выйти за него замуж именно потому, что был в нее влюблен? Сейчас он знал одно: Порция попала в беду, и он должен ее спасти.

Пока Марк разговаривал с Мартином О'Доннелли, детектив смотрел на него слишком настороженно. Марк заподозрил, что излишнее возбуждение, которое он сейчас испытывал, как-то отразилось на его лице. Тем не менее Мартин, как всегда, принес новости.

– Гиллингемы сейчас живут у нее, – сказал детектив. – Может быть, беспокоятся о ее здоровье, но лично я так не думаю. Есть сведения, что миссис Гиллингем разговаривала с мачехой очень грубо. Слуги слышали.

– Могу себе представить. Мартин, выясни, где она будет на следующей неделе. Вдруг мне понадобится устроить случайную встречу…

– Сэр, ее везде сопровождают Гиллингемы. Вам будет трудно подойти к ней так, чтобы они не подслушали весь разговор.

– Я подумаю насчет этого. – Марк нахмурился. – Гиллингем. Какое-то знакомое имя. Был какой-то скандал несколько лет назад, так?

Мартин улыбнулся.

– Я случайно узнал все подробности, сэр. Вы сейчас говорите об отце мистера Арнольда Гиллингема. Он был ученым. Верил в чистоту английской крови и считал, что все наши беды происходят из-за «загрязнения» этой крови, так он выражался, сэр. По его мнению, все, начиная с нормандцев, являются пришельцами. – Ирландский акцент детектива стал заметнее, похоже, в знак протеста.

– Я помню, Мартин. Он совершил что-то абсолютно недопустимое, так?

– Оскорбил короля. Он заявил, что тот не имеет права сидеть на троне Британии. Его отлучили от двора и сослали в деревню. Очевидно, там он окончательно лишился ума. Он умер, когда пытался прогнать итальянских каменщиков, которые реставрировали церковь. Кричал, что они уродуют английскую архитектуру. Арнольд Гиллингем – сын этого человека, и, по слухам, придерживается тех же взглядов. Говорят, он нанимает слуг только с «правильными» английскими именами, так что ему пришлось уволить французского повара.

– Понимаю. Теперь ясно, почему он мне не нравится.

– Он вообще мало кому нравится, сэр.

– Значит, чем скорее я избавлю леди Эллерсли от его общества, тем лучше, – улыбнулся Марк. – Она будет мне так благодарна, что, возможно, согласится остаться со мной. Как тебе мой план?

Мартин весьма разумно не стал высказывать свои сомнения, которые ясно читались в его глазах, да Марк и не желал их слышать. Он вышел на тропу войны, и не было силы, способной его остановить.

Глава 21

Шелковое платье цвета лаванды для бала в Сент-Джеймсском дворце сидело на Порции безупречно. Даже Хетти, которая была весьма строгим судьей, одобрительно кивнула.

– Вы очень элегантны, миледи.

Порция улыбнулась и повертелась перед зеркалом, рассматривая свое отражение. Платье с очень широкой юбкой было простого фасона, а греческий вырез, хотя и глубокий, не смотрелся нескромно. Новые бальные туфельки немного жали, но Порция не собиралась танцевать, так что это не имело значения. Да, выглядит она неплохо, но что касается душевного состояния…

– Хетти, я чувствую себя не в своей тарелке. Как будто внутри у меня что-то сломалось.

– Время все лечит, – успокаивающим тоном проговорила Хетти. – Все утрясется.

– Надеюсь, ты права. Я часто спрашиваю себя, почему я все еще здесь. Все мелочи, которые доставляли мне удовольствие, теперь наводят тоску. Может быть, я схожу с ума, как моя мать? И Арнольд запрет меня в сумасшедшем доме?

Хетти слушала ее с нарастающим волнением, как будто такой поворот в разговоре сильно ее расстроил.

– Леди Эллерсли, вы опоздаете.

– Да, опаздывать мне не положено, правда? Слишком многие будут мною недовольны. Мне следует быть маленьким дисциплинированным генералом. – Порция говорила непривычные вещи, в ее голосе звучала явная горечь, и Хетти встала, чтобы уйти, но хозяйка взяла ее за руку и ободряюще улыбнулась. – Прости меня, я сама не знаю, что говорю. Спасибо, что одела меня, да еще так элегантно.

Хетти кивнула и с облегчением улыбнулась.

– Рада служить вам, миледи. Я спущусь с вами к карете. Вдруг понадобится поправить вам юбки.

Порция собралась с духом и вышла из спальни, но, оказавшись на верхней площадке лестницы, увидела, что внизу ее ждет Арнольд. Как она устала от этого человека! Чем скорее это кончится, тем лучше. Вдруг ей в голову пришла мысль.

– Сегодня со мной поедет Хетти, – громко заявила Порция. – Тебе незачем утруждаться, Арнольд.

– Я вовсе не утруждаюсь, – с холодной улыбкой настаивал он.

– Тем не менее, Хетти поедет. Она может мне понадобиться, а она куда полезнее, чем ты.

Арнольд настороженно смотрел в глаза Порции, а потом вдруг ухмыльнулся.

– На самом деле у меня сегодня другие планы, Порция. Я как раз собирался сказать тебе, что ты достаточно поправилась, чтобы поехать одной. Однако твое предложение очень кстати. Хетти действительно может с тобой поехать.

Сейчас Порция испытывала огромное облегчение, избавившись от общества Арнольда. И вдруг ее осенило. Вот он, шанс! Вот момент, к которому они готовились.

– Возьми свой плащ, Хетти, – безразличным тоном скомандовала она. – Карету сейчас подадут. И не забудь мое сари.

Хетти впилась взглядом в лицо хозяйки.

– Да, миледи. Конечно, не забуду.

Теперь дело было за горничной. Именно ей надлежит привести план в исполнение.

Придерживая пышные юбки, Порция стала неспешно спускаться по ступеням. Всем своим видом она старалась произвести впечатление беззаботности, ведь иногда Арнольду удавалось буквально читать ее мысли…

– Где Лара? – спросила Порция.

Арнольд стоял у основания лестницы, небрежно облокотившись на перила.

– Мне кажется, она учит твоего повара правильно варить суп. Не беспокойся, когда ты придешь в себя, она тоже одумается.

– И ты в это веришь? – Порция с насмешкой приподняла бровь. – Думаю, она сейчас получает массу удовольствия.

Арнольд рассмеялся.

– Пожалуй, она уж слишком злорадствует, правда? Но не вини ее, бедная девочка просто пользуется случаем, ведь она ненавидела тебя столько лет.

Порция с любопытством взглянула на своего странного родственника. Он никогда ей не нравился. Коварный и пронырливый, Арнольд всегда делал вид, будто знает то, что неизвестно остальным. Она хотела было высказать все, что думает о нем, но испугалась, что он передумает и решит сопровождать ее на бал, а потому промолчала. Однако Арнольд и сам все отлично понимал:

– Ты ведь меня терпеть не можешь, Порция? Это потому, что я лучше тебя. Я привык наблюдать за людьми, меня не удивляет их готовность ринуться в бездну корысти или вожделения, однако сам я далек от этих пороков.

– Значит, ты выше этого? – с насмешкой задала вопрос Порция.

– Да, выше, – вызывающим тоном, без тени иронии ответил Арнольд.

– Я тебе не верю.

Взгляд Арнольда заледенел.

– Когда-нибудь ты поймешь меня, Порция.

– Миледи! – Возбужденная Хетти спешила вниз по лестнице с плащом в руках.

Порция посмотрела прямо в глаза Арнольду.

– Я никогда тебя не пойму, да и не хочу понимать. Я презираю тебя.

Она отвернулась от родственника раньше, чем он успел ответить, и направилась к дворецкому, который только что вышел из комнат, чтобы занять место у дверей.

– Дид, – негромко спросила Порция, – ты знаешь, что делать? Мне кажется, сегодня как раз тот день, о котором мы говорили.

– Я помню, миледи. Мисс Хетти упомянула об этом. Позвольте сказать, миледи. Для меня большая честь служить вам.

Понимая, что Арнольд не сводит с нее глаз, Порция кивнула, как будто речь шла о мелочах.

– А кучер знает, что делать?

– Да, миледи. Все готово.

За спиной дворецкого Арнольд продолжал наблюдать за ее отъездом. Его отношение к хозяйке дома было ясно написано у него на лице. Порция не сомневалась – он ее ненавидит.

Она передернула плечами и направилась к экипажу.

– Ш-ш, мадам, вы всех разбудите, – шептала горничная миссис Страуд, поддерживая старую даму за талию, пока они обе спускались по черной лестнице.

– Но куда мы идем? – хныкала миссис Страуд. – Ведь уже темно. Я не вижу звезд.

– Вы едете отдыхать, мадам. Разве не чудесно? Мистер Дид распорядился, чтобы коляску подали к конюшням. Разве не прекрасно? И вы поедете.

Миссис Страуд немножко подумала.

– Я буду скучать по обедам в обществе этого… Как его там? – наконец сказала она. – И моя дочь… Она ведь тоже поедет?

– По-моему, только часть пути.

– Разве мне не надо попрощаться?

– Нет, видите ли, это секрет. Никто не должен знать.

– А… – Миссис Страуд поднесла палец к губам, отчего шаль соскользнула с ее плеч. Одевали ее впопыхах, под платьем оставалась ночная рубашка, волосы были заплетены на ночь, а голову прикрывал ночной чепец. Служанка прихватила теплое одеяло и дала своей подопечной дозу опиумной настойки – лауданума, чтобы она спала во время нежданного путешествия.

Нельзя допустить, чтобы миссис Страуд вдруг раскричалась, а такое с ней бывает часто. Или вдруг бросилась назад в дом из-за какой-нибудь мелочи. Нет, без лауданума нельзя. Если Арнольд их поймает, всем будет худо. Арнольда все боятся, даже Дид. Взгляд у него какой-то странный, ненормальный. Нет, миссис Страуд повезло, что она уезжает.

Хетти шла следом за Порцией к экипажу и возбужденно шептала перепуганным голосом:

– Миссис Страуд… она будет ждать нас у конюшен. Нам с ее горничной пришлось собрать бедняжку кое-как, она почти спит, но будет на месте, дорогая.

– Мы устроим ее в карете, потом вы высадите меня в Сент-Джеймсе, а ее повезете в Кембридж. Я попрошу, чтобы после бала меня отвезли. Если повезет, то Арнольд до завтрашнего обеда не узнает, что мама уехала, а к тому времени она будет уже в безопасности. Пусть говорит что хочет, мне нет до него дела. Скажу, что это была моя идея.

– Ах, если бы вы тоже могли уехать, миледи, и спастись от этих Гиллингемов. Мне страшно, что вам придется один на один разговаривать с мистером Арнольдом. Он очень рассердится.

«О да, рассердится». Порция с усилием сдержала дрожь и спокойно продолжила:

– Если мама уедет, Арнольд и Лара не смогут мне угрожать тем, что запрут ее в сумасшедший дом. Они соберут вещички и вернутся к себе на Керзон-стрит. Чем быстрее они уберутся из моего дома и моей жизни, тем лучше, – сердито закончила Порция.

– Я тоже так думаю, мадам, – упавшим тоном заметила Хетти.

– И клянусь тебе, Хетти, больше я никогда не пущу их к себе, не допущу предательства у себя в доме!

И обе замолчали; каждая углубилась в свои мысли. Экипаж медленно катился по тихой улочке, готовясь обогнуть дом и повернуть к конюшням. Внезапно раздался цокот, копыт и громкий крик. Карета дернулась и остановилась. Послышались голоса и какая-то возня на облучке.

– Что случилось? – Порция выглянула в окно.

Внезапно дверца кареты распахнулась, внутрь поднялся незнакомец в маске, и со зловещим стуком дверь снова захлопнулась. Фонарь на мгновение осветил незнакомца. Он был одет в черное, лицо прикрыто черной повязкой, виднелись только глаза. Шляпа низко надвинута на голову. И все же в нем улавливалось что-то знакомое. Но тут неизвестный разбойник наклонился и задул лампу. Стало темно.

– Служанка, прочь, – прохрипел он.

– О Боже! – Голос Порции звучал скорее сердито, чем испугано. – Вам известно, кто я такая?

– Я не оставлю свою госпожу! – завопила Хетти. Незнакомец воскликнул:

– Вечно с тобой какие-то сложности!

– Марк?

– Ну конечно, – негромко признался Марк. – Я пришел, чтобы спасти вас, миледи, хотите вы этого или нет.

Порция отчаянно замотала головой:

– Нет, Марк, нет. Ты погубишь меня.

– Вот именно, – отозвался злодей. – Тебя давно надо было погубить. Для твоего же блага.

– Прекрати, – закричала Порция. – Моя мать… Они погубят ее.

На минуту все замолчали. Слышалось только прерывистое дыхание женщин. Наконец Марк спросил:

– Твоя мать? Что они могут ей сделать?

Ответила Хетти:

– Мистер Арнольд угрожал, что прикажет забрать и запереть мать миледи…

– Это правда, – прошептала Порция.

– Значит, ты говоришь, что я не могу украсть тебя только потому, что пострадает твоя мать? – Он расхохотался.

– Они используют ее как заложницу, чтобы заставить меня вести себя должным образом, – объяснила Порция. – Я все время пыталась придумать, как увезти ее с Гросвенор-сквер. Они постоянно следят за нами. Сегодня Арнольд в первый раз не стал меня сопровождать. И мы решили воспользоваться случаем.

– Ты могла бы попросить меня спасти твою мать, – с грустью произнес Марк. – Я бы сделал это.

– Сделал бы? – Порция хотела увидеть его глаза, но было слишком темно. – Но мы справились сами, мы придумали план.

Марк распахнул дверцу.

– Выходи. На той стороне сквера меня ждет другой экипаж.

– Нет, я же сказала тебе, я не могу! Меня ждет мать. Мы должны забрать ее от конюшен, мой кучер отвезет ее в Кембридж.

– В Кембридж? Почему в Кембридж?

– Там живет моя тетка.

– Но ведь они догадаются. И через несколько часов привезут ее назад. Нет, я сам спасу твою мать. Я справлюсь лучше, чем ты. Но ты должна поехать со мной.

– Я же еду на бал в Сент-Джеймс! – с отчаянием выкрикнула Порция.

– Ты так замечательно выглядишь!

Порция бросила на него умоляющий взгляд, а Марк взял ее за руку и вывел из кареты. Они оказались так близко, что она ощутила его тепло, почувствовала исходящий от Марка мужской запах, и все это произвело на нее свое обычное действие. Несмотря на ужасную ситуацию, она была рада его видеть, и не потому, что он обещал спасти мать, а лишь потому, что это был он, Марк.

– Ты обещаешь помочь мне, если я пойду с тобой. Это не ловушка?

– Обещаю. – Глаза Марка остро блеснули из-под маски.

– Ты не лучше Арнольда, – пробормотала Порция.

– Если бы я поверил, что ты и правда так думаешь, я бы обиделся, – с улыбкой отозвался Марк. – Он негодяй, а я – герой. Огромная разница. Ну что, идешь со мной?

Разве у нее был выбор? Был. Но так хотелось сказать «да».

– О… Я согласна. Но моя карета? Ей нельзя пока возвращаться. Арнольд догадается.

– Я отправлю кучера в Сент-Джеймс на тот случай, если кто-нибудь заметит. Раз карета на месте, значит, и ты тоже во дворце.

Порция развернулась и пошла к темной громаде его экипажа. Пышные юбки закручивались вокруг ног, бальные туфельки сдавливали пальцы.

Вдруг послышались быстрые шаги Хетти. Горничная вцепилась в плащ Марка.

– Возьмите меня с собой! – умоляюще проговорила она.

Он обернулся.

– Ни в коем случае.

– Но я должна быть с миледи. Я ей нужна. Как она обойдется без меня? Я… я должна с ней поехать. Она рассердится, если вы меня не возьмете. Вы же не хотите сердить ее?

– Черт возьми! – бормотал Марк, пытаясь высвободиться из цепких пальцев служанки.

– Пусть она едет, – крикнула из кареты Порция. – Арнольд накажет ее, если я исчезну.

– Пожалуйста, мистер Уорторн! Я должна ехать!

Марк махнул рукой.

– Садись. Но никаких жалоб ни от одной из вас.

Когда обе женщины расположились в карете. Марк дал кучеру новые указания, и экипаж тронулся. К конюшням подъехали по узкой улочке позади особняка Эллерсли, Марк приказал остановиться в самом начале улицы и, вглядываясь в ночную тьму, спустился на землю.

– Она ждет там? – спросил он у Порции.

– Да.

– Отлично. Но если ты сбежишь, пока я буду ходить, я все равно украду тебя снова. Так и знай. – В голосе Марка прозвучала настоящая угроза.

Порция вздрогнула, но сдержала неуместную улыбку.

– Я никуда не собираюсь бежать.

Марк немного подождал, словно ожидая какого-либо сопротивления, а потом исчез в темноте.

Оставшись одна, Порция стала обдумывать ситуацию. Как ни странно, похищение оказалось лучшим выходом из создавшегося положения. Разве она не думала с отчаянием, что тоже хотела бы убежать? Тревога за мать больше не будет ее удерживать, если Марк действительно поможет. А больше ничто ей не мешает, кроме все того же чувства долга.

Если Марк похитит ее, то выбор между долгом и побегом будет сделан без ее участия. Порции не о чем будет тревожиться. Разве что волноваться о его следующей выходке.

Тут Порция услышала приближающийся шум: жалобы матери, успокаивающее бормотание Дида, рокочущий голос Марка. Наконец дверь экипажа распахнулась, внутрь заглянула миссис Страуд, закутанная в шаль, на голове – ночной чепец. Глаза старой леди смотрели с обидой.

– Порция! Этот джентльмен говорит, что мы едем кататься в его экипаже. Что это значит?

– То и значит, мама. Мы все едем отдыхать.

– Среди ночи? – Но Марк уже подсаживал миссис Страуд в карету.

– Полночь – чудесное время, чтобы отправиться в путешествие, – с притворной веселостью отозвалась Порция.

Старая леди устроилась в уголке кареты. Хетти захлопотала, укрывая ее одеялом, и вскоре миссис Страуд задремала.

Марк тоже занял свое место, карета дернулась и через минуту уже выворачивала на шумную даже в этот час лондонскую улицу.

Порция подождала, пока сердце застучало ровнее, и спросила:

– Арнольд не…

– Нет. Его нет и не было. Он понятия не имеет, что мы уехали. Должно быть, твой дворецкий – ловкий малый. Когда Арнольд все-таки узнает, будет уже поздно. Он ни за что не догадается, где нас искать. Всех нас. – И Марк многозначительно посмотрел на миссис Страуд.

– Слава Богу, – выдохнула Порция.

– Я рад, что вы одобряете мои действия, миледи.

Туфельки были все-таки слишком малы. Порция осторожно сняла их, благо из-под лавандовой юбки ног было не видно. О Господи, что подумает Виктория, если Порция не явится на бал? Будет ужасный скандал. Интересно, кто-нибудь заподозрит Марка? Или решат, что она убежала с ним, как юная и наивная дебютантка? Порция надеялась, что этого все же не будет, хотя сама мысль о побеге с Марком заставила ее сердце колотиться быстрее.

Марк как будто услышал ее мысли.

– Порция, сейчас ты ничего не можешь сделать. Ты не отвечаешь за то, что с тобой происходит. Помни, тебя похищают.

И снова эта мысль не испугала, а приятно взволновала ее.

– Куда мы направляемся? – помолчав, спросила она.

– В Давелл-Холл.

Порция уже слышала это название, но не могла припомнить где. Может быть, Минни Давелл упоминала его? Что-то вроде родового гнезда? Она прикрыла глаза. Марк сидит напротив, наблюдает за ней; он обо всем позаботится. Впервые за много недель Порция чувствовала себя в безопасности.

Возвращаясь домой около двух часов ночи, Арнольд ожидал, что весь дом будет спать. Но получилось иначе – во всех окнах горели огни, а от Лары явно пахло хересом.

Арнольд приятно провел время в обществе друзей, хорошо пообедал, выкурил сигару с бокалом хорошего бренди.

– Стрелять можно, только когда окажешься рядом с ней, – говорил он своим товарищам-заговорщикам. – Нет смысла сидеть в засаде в Гайд-парке или прятаться в толпе нянек с детишками, надеясь на удачный выстрел. Я хочу быть уверен.

– А вы сможете подобраться к ней так близко?

Арнольд вспомнил о Порции.

– Смогу. Я подойду очень близко.

Взгляды заговорщиков светились восхищением. Арнольд так верил в свое предназначение, что не нуждался в поощрении. Конечно, они им восхищаются, но даже этим людям не дано понять высший смысл его целей. Королева должна умереть. Можно всю жизнь писать письма и произносить речи, но так ничего и не добиться. Однако подобная акция навсегда оставит огненный след в истории. Убийца и его дело не будут забыты. Отец, если бы он был жив, гордился бы своим сыном! Отец всегда был для Арнольда образцом для подражания, настоящим героем. Скоро те, кто смеялся над ним, кто отправил его в ссылку, очень пожалеют об этом. Арнольд приподнял стакан:

– За наше дело!

Все остальные дружно повторили тост.

А тут Лара бормочет что-то непонятное, будто исчезли Порция и ее мать. Наконец явился встревоженный Дид, и от него Арнольд узнал все подробности.

Похоже, дело было так. Порция уехала на бал в Сент-Джеймсский дворец, а Лара легла спать. Больше она ничего не слышала. Ночью ее разбудила одна из служанок и сообщила, что леди Эллерсли не вернулась домой с бала. Ее горничной тоже нет. Заглянули к миссис Страуд, полагая, что она может знать, где ее дочь, но комната оказалась пуста. Старая леди тоже пропала.

Арнольд понял, что проиграл. Ну надо же! Только час назад он чувствовал себя владыкой мира, а сейчас… Товарищи будут смеяться над ним. Или еще хуже – сочтут, что он опасен для заговорщиков. Арнольд этого не допустит! Он заставит Порцию заплатить за все! Пусть не сейчас, но он терпелив и умеет ждать. Рано или поздно он найдет предательницу. И тогда Порция пожалеет, что так с ним поступила!

Глава 22

Порция видела сон: она плыла по морю недалеко от Сен-Тристана. Над головой сияло безоблачное небо, а кто-то сильный и добрый держал ее в объятиях, и Порции не о чем было тревожиться. Но тут лодку тряхнуло, Порция проснулась и поняла, что она не в море, а на дороге – едет куда-то среди ночи. Бежит от всего, что ценила, с человеком, которого едва знает. Бежит с любовником. Точнее, с мужчиной, который был ее любовником, пока они не расстались. Порция выпрямила спину и широко распахнула глаза.

Марк похищает ее. Он и сам это признал. Он нарушил закон! Если Арнольд узнает, если узнает Виктория, его арестуют и вернут в Лондон. Какое положено за это наказание? По крайней мере несколько лет тюрьмы. Если, конечно, публика не разорвет его на куски за то, что он посмел прикоснуться к ангелу во вдовьих одеждах.

О Боже, о чем она думала, когда позволила ему действовать?

– Дурной сон?

Марк не спал. Он откинул голову на кожаную подушку и вытянул вперед длинные ноги. Из окна экипажа сочился тусклый утренний свет, играя на темных кудрях похитителя и его мальчишеском лице. Порции так он нравился, что у нее на мгновение перехватило дыхание. Ей хотелось именно таким запомнить своего безрассудного, легкомысленного героя. Взобраться бы к нему на колени, обнять за шею, поцеловать и: забыть обо всем, кроме того чудесного волнения, которое он всегда вызывает. Порция бросила осторожный взгляд на мать и горничную. Обе спали.

– Ты не можешь так поступать. – Голос Порции звучал уверенно и твердо. Сразу видно – эта женщина привыкла сама отвечать за свою судьбу.

– Как поступать? – Похоже, ее суровый тон не произвел на Марка должного впечатления.

– Похищать меня.

– Я уже похитил. – Марк снова прикрыл глаза и сложил на груди руки. – И это доставило мне огромное удовольствие. – Он приоткрыл один глаз. – Только что тебе все нравилось. Почему ты изменила мнение?

– Я подумала…

Марк застонал.

– Марк, последствия будут ужасны. Ты помнишь, что было, когда ты влез на помост в Грин-парке? А сейчас еще хуже. Я не могу позволить тебе рисковать жизнью и свободой. Я сама не могу понять, почему согласилась, почему поверила, что все обойдется.

– Ох, Порция… – вздохнул Марк. – Потому тебя и похитили, умыкнули, украли, называй это, как хочешь, чтобы ни мой риск, ни твои решения от тебя не зависели. Я не вхожу в круг тех, о ком ты обязана заботиться. Я – не объект благотворительности. Пожалуйста, не мучай из-за меня свою совесть. Ты же не просила увозить тебя из Лондона. Я сам это сделал, и я сам буду отвечать за последствия.

– Но, Марк…

– Хочешь, я тебя поцелую? – В глазах Марка играли веселые искорки.

– Что ты имеешь в виду? – испуганно прошептала Порция.

Марк выпрямился на сиденье.

– Нет-нет! – все так же шепотом воскликнула Порция. – Не целуй меня! Нельзя! – Она отшатнулась и плотнее завернулась в плащ, как будто он мог ее защитить.

Марк внимательно посмотрел ей в глаза, что-то прочел в них и растянул губы в самоуверенной мужской усмешке.

– Тогда сиди тихо, иначе мне придется тебя изнасиловать.

Марк притворился, что заснул. Так будет лучше всего. Если Порция увидит, что он не спит, она снова начнет осыпать его вопросами, упреками, уговорами. Он уже пытался образумить ее. Тщетно. В конце концов, он ведь спас ее мать! И будучи очень покладистым похитителем, согласился прихватить в дорогу и горничную, хотя она очень мешала соблазнить Порцию прямо в карете.

Порция никак не унималась, пока он не пригрозил ей поцелуем, а ведь именно о поцелуе оба мечтали. Марк улыбнулся.

– Я видела, видела! – с триумфом воскликнула Порция. – Ты вовсе не спишь.

– Скоро надо менять лошадей.

– А мы собираемся где-нибудь остановиться?

– Тебя, очевидно, редко похищают. Обычно похитители и их жертвы не обедают в придорожных трактирах и не ночуют с удобствами во время бегства.

– За нами будет погоня, – возразила Порция слегка охрипшим голосом. – Ты не знаешь Арнольда. Он может быть очень настырным, если дело идет о его интересах. Тебя бросят в тюрьму.

– Не в первый раз, если помнишь, – с ухмылкой отозвался Марк.

Порция внимательно смотрела на него.

– Марк, зачем ты это делаешь? Мы же договорились, что между нами все кончено. Мы оба согласились.

– Я передумал, – лениво протянул он.

– Ты должен позволить мне вернуться. Ну, пожалуйста. Если нас поймают вдвоем, тебя арестуют. Тебя могут даже повесить!

В голосе Порции звучали такое беспокойство и такой страх, что Марк был тронут, но он не собирался менять своего решения.

– Порция…

И тут Хетти открыла глаза.

– Дорогая, куда нам возвращаться? К Гиллингемам? К королеве? Они вас не любят. А этот… этот любит.

– Хетти! – воскликнула Порция. – Ах ты, негодница! Ты на чьей стороне?

– Я всегда на вашей стороне, – с необычной твердостью ответила Хетти.

Порция, как будто потеряв почву под ногами, умолкла, откинулась на сиденье и стала смотреть в окно. Вскоре Хетти снова заснула, дыхание ее стало ровным, она чуть-чуть похрапывала.

– Со мной ты будешь в безопасности, – произнес наконец Марк. – Хетти права. Я люблю тебя. Думаю, что люблю. Во всяком случае, с другими женщинами я никогда ничего подобного не испытывал.

– Ты просто ужасен! – возмущенно заявила Порция. – И сколько их было, этих других женщин?

– Порция, я могу сделать тебя счастливой. Конечно, ты больше не будешь любимицей толпы, но ты будешь моей.

– Марк, на мне бальное платье. На мне медальон с портретом моего покойного мужа и прядью его волос. При мне нет ни багажа, ни денег. Нельзя же забрать женщину прямо с улицы, без единой вещи, без гребня, без смены одежды, и ожидать, что она будет счастлива.

– Что за медальон? – требовательно спросил Марк, не обращая внимания на все остальное.

Порция приподняла его из впадинки между грудями. Марк, хмурясь, протянул руку. Порция на секунду задумалась, потом расстегнула замочек и передала медальон Марку. Она думала, что он рассмотрит его и отдаст обратно, но вместо этого Марк опустил стекло и вышвырнул медальон наружу.

– Вот и об этом тебе больше нечего беспокоиться, – с триумфом провозгласил он.

– Марк! – слезно проговорила Порция.

Он вздохнул, протянул руки, подхватил ее с сиденья и усадил к себе на колени, не обращая внимания на бесконечные волны лавандового шелка. Она не сопротивлялась, но и не припала доверчиво к его груди, как хотелось бы Марку. Вместо этого Порция выпрямила спину и сидела твердая и непреклонная.

Марк взял осторожно ее руки и заговорил мягким, вкрадчивым тоном:

– Порция, он умер, ушел. Теперь ты со мной. Я хочу провести с тобой всю жизнь. Неужели это для тебя ничего не значит? Неужели ты хочешь остаться в обществе, которое больше всего ценит локон волос в твоем медальоне? Ведь до тебя самой им нет никакого дела. Это же ненормально, Порция. Ты молодая, красивая. Ты должна жить полной жизнью.

– С тобой? – спросила она, пытаясь высвободить свои руки.

– Конечно, со мной. С кем же еще?

– Нас найдут.

– К тому времени будет уже поздно, – с хитрой усмешкой сказал он.

– Марк, ты сам не знаешь, что делаешь. Нельзя поступать так, как хочется. Существуют правила. Законы!

Разумеется, Марк все знал, он понимал опасность своего положения и был готов лицом к лицу встретить эту опасность. Порция стоит любого риска. Марк, как и его тетка Минни Давелл, был оптимистом. Он считал, что если верить в себя и полагаться на голос инстинкта, то все уладится само собой. А в себя он верил всегда. Почему же Порция этого не может?

– Почему моя дочь сидит на коленях у мужчины?

Своими спорами они разбудили миссис Страуд, и теперь та не сводила с них глаз.

Порция с красным от смущения лицом торопливо скользнула на свое место. Она ожидала упреков, выговора, но мать уже обо всем забыла.

– Где мы?

Порция погладила ее по руке.

– Мы почти приехали, – бодрым тоном объявила она, но тут же замолчала, осознав, что происходит нечто незапланированное. – Мы ведь уже должны были добраться до Кембриджа? – резко спросила она, повернувшись к Марку.

– Мы не едем в Кембридж. Я же тебе объяснял, что Кембридж не подойдет.

– А куда же…

– Мы едем в Давелл-Холл. И ты, и твоя мать, и твоя служанка.

– Давелл-Холл? – воскликнула миссис Страуд. – Где это? Я знаю это место?

– Это наш дом, – с гордостью и удовлетворением ответил Марк, потом все же ухмыльнулся. – Мы едем домой.

Пейзаж тех мест, которые Марк называл своим домом, оказался довольно унылым. В основном это были болота и небольшие озера. В сером небе носились тысячи птиц. Остро чувствовался запах моря. Кругом расстилались необозримые, пустые просторы, враждебные, но прекрасные в своей дикости.

Сам дом располагался на острове. Казалось, он вырос из земли и представлял собой причудливую смесь различных архитектурных стилей, начиная от самых древних. Постройку окружала каменная стена.

– Давелл-Холл, – с гордостью объявил Марк. – Мой дом.

На взгляд Порции, здание выглядело довольно зловеще и чем-то напоминало тюрьму. Неужели Марк собирается запереть ее здесь? Она обернулась к матери, чтобы ободрить и успокоить ее, и с удивлением увидела, что старая дама осматривается с жадным интересом, какого она не выказала за все длинное путешествие.

Карета проехала по каменной дамбе, вкатилась в открытые ворота и остановилась на вымощенном брусчаткой дворе.

Внутри все выглядело не так уныло. Стены давали защиту от ветра и позволили развести небольшой сад, где были даже взрослые деревья. Казалось, путешественники попали в другой мир. За стенами – пустота неба и земли, а здесь – уют и тишина.

Пока выходили из экипажа и разминали ноги, появились слуги, с любопытством разглядывавшие приезжих. Порция видела, что они искренне обрадовались появлению Марка. Слуги называли его «молодой хозяин». Марк быстро отдал им какие-то распоряжения. Порцию удивила его уверенная манера.

Вблизи она увидела, что в доме еще идет ремонт. У внешней стены поднимались строительные леса. На них громоздились кучи кирпича, ступы с известковым раствором, какие-то инструменты. Во дворе лежали битый кирпич и черепица для крыши. Рабочие, чем-то занятые на лесах, прекратили работу и уставились на новоприбывших, особенно на Порцию в ее лавандовом бальном платье.

Откуда-то выскочила лохматая собака, залаяла, радостно завиляла хвостом, бросилась к Марку, тот засмеялся и стал чесать ее за ухом. Он явно чувствовал себя здесь как дома. Но ведь он и сказал, что это его дом. Его дом – не древнее фамильное гнездо в Нью-Форесте, не в Лондоне со всеми его удовольствиями, а здесь, на морском берегу, на краю света.

Порции вдруг показалось, что она плохо знает Марка.

– Ты собираешься заходить в дом? – спросил Марк и протянул ей руку.

Порция огляделась. Хетти уже пыталась увести миссис Страуд со сквозняка. Выбора особого не было, приходилось идти в этот огромный мрачный дом. Порция вздернула подбородок, изображая полную готовность к любым испытаниям, подала руку Марку, другой подхватила длинные широкие юбки и в хлипких шелковых туфельках прошествовала по булыжнику к дому.

Она предпочла бы молчать на всем пути к дверям, но лужи вынудили ее заговорить. Она избегала их, как могла, но когда нижние юбки в пятый раз проволоклись по грязи, Порция не сдержалась:

– Полагаю, здесь невозможно найти портниху и модную лавку?

Марк слегка опешил, затем пожал плечами и рассеянно отозвался:

– Думаю, что-нибудь отыщется. Разве это важно?

Порция собралась ответить колкостью, но тут они вошли в холл, и она застыла от удивления. Внутри дом вовсе не выглядел мрачно. Стену над лестницей украшал огромный витраж. Сквозь цветное стекло струились веселые разноцветные потоки света: красные, желтые, зеленые, голубые.

– Мой дядя Роджер обладал в некотором роде артистической натурой, – стал рассказывать Марк, который был явно доволен ее реакцией. – Он сам придумал рисунок этого окна и сам следил за его сооружением.

Порция широко раскрытыми глазами рассматривала фигурки ангелов на витраже.

– Что это означает? – с благоговением спросила она.

– Так он представлял себе рай. – Марк придвинулся ближе, и теперь Порция чувствовала тепло его дыхания на своей щеке. – Когда я сюда приехал, одна секция была разбита. Я заказал новую и вставил на место. Она должна тебе особенно понравиться. Я покажу ее… позже.

– Миледи?

Тихий голос принадлежал полной, низкорослой женщине с седеющими волосами.

– Это Мерси, моя домоправительница и повариха, – с улыбкой представил женщину Марк.

– Здравствуйте, Мерси, – произнесла Порция и тоже улыбнулась. – Мне хочется сказать, что я рада вас видеть.

Мерси фыркнула, потом рассмеялась.

– Я тоже рада, миледи. Я здесь сорок лет. И теперь ни за какие деньга отсюда не уеду… Сами, увидите – это место притягивает. А у молодого хозяина такие планы! Старый дом умер вместе с мастером Роджером, а он его оживил. Честное слово, оживил.

Марк гордо выпрямил спину. Порция нарочно на него не смотрела, чтобы он не оценил это как комплимент.

– Я покажу миледи ее комнату, сэр, – сказала домоправительница. – Там все переделали, как вы сказали.

– Спасибо, Мерси.

Порция чувствовала, что он следил за ней взглядом, пока она шла к лестнице, но так и не оглянулась, полагая, что он расценил бы это как еще одну свою заслугу.

Ее покои состояли из спальни и гостиной. Обе комнаты оказались чистенькими, но весьма скудно обставленными. Стены были отделаны темными панелями, время оставило свой след на деревянном полу, но в целом помещение обладало определенным очарованием. Повсюду были расставлены вазы с цветами, оранжерейными, а не теми, что растут на болотах Норфолка.

– Он специально их заказал, – заметила Хетти, которая была уже здесь и согревала простыни над горячими углями.

– Неужели правда? Какие красивые… – У Порции слезы выступили на глазах, но она сдержалась, убеждая себя, что это от усталости.

– Кровать тоже новая. Вы можете отдохнуть, ведь вы так устали, дорогая, – говорила меж тем Хетти.

– Он покупает мне дорогие цветы, а у меня нет даже ночной рубашки. Нет одежды, нет багажа. Я здесь пленница! Как я могу отдыхать? – Порция уговаривала себя не заплакать. Ни за что!

– Вы можете отдохнуть, потому что устали, – мягко возразила Хетти.

– И ты теперь против меня. Как ты можешь? Ты всегда говорила, что он тебе не нравится, что он разрушит мою жизнь, что он эгоистичный, легкомысленный…

– Я изменила свое мнение, – легко ответила Хетти.

– Но почему?

Хетти сделала загадочное лицо и ничего не ответила. Порция застонала и позволила ей снять с себя бальное платье. Оставшись лишь в нижней рубашке и панталонах, она послушно забралась под одеяло и откинула голову на подушки. Ноздрей коснулся аромат цветов.

– Где моя мать? – вдруг встревожилась Порция.

– Ей выделили комнату, миледи. Мне показалось, что миссис Страуд всем довольна. Не думаю, чтобы она до конца понимала, что происходит, но она спокойна. Она уже два раза сказала мне, что ей нравится мистер Уорторн. Сказала, что у него озорные глаза, и захихикала, как девочка.

– О Господи! – воскликнула Порция. – И она тоже!

И отвернулась.

До нее доносились какие-то голоса, стук молотков на другой стороне дома, потом послышалось птичье пение. Сквозь бархатные шторы просачивался свет, повторяя рисунок ткани. Порция понемногу успокаивалась и приходила в себя. Марк ее похитил, напомнила она себе, но ведь с этим уже ничего не поделаешь…

Ее глаза закрылись, она вздохнула и вскоре уже спала глубоким сном.

Глава 23

Проснулась Порция далеко за полдень. В доме стояла тишина. В окно негромко стучали капли дождя. Она потянулась и выбралась из очень мягкой постели. В одних чулках Порция подошла к окну, распахнула штору и выглянула наружу. Взгляду открылось водяное царство: рябая от дождевых капель заболоченная равнина, мрачное, свинцово-серое. небо… Довольно унылая картина, но все же на горизонте желтела солнечная полоса, а по каналу, вдоль которого стеной стоял камыш, плыла лодка. Человек в лодке забросил сеть, дымок из его трубки висел в воздухе небольшим прозрачным облачком.

Все выглядело так мирно, так спокойно.

Порции казалось, что внутри у нее открылась волшебная дверь, и туда широким потоком вливается эта тишина. Исчезает стук в висках, тает тревога, сердце бьется ритмично и сильно.

Лондон теперь далеко. Даже если бы Порция захотела объяснить королеве, что произошло, она бы не сумела. Марк решил все за нее. Она не может ничего изменить. Это его дом, и, несмотря на все уверения, она – его пленница.

Она должна бы неистовствовать, злиться на него. Она, конечно, злилась… Ведь Порция не из тех, кто привык полагаться на других. Почему же мысль о том, чтобы стать его пленницей, так странно ее волнует? Марк не причинит ей никакого вреда. Скорее он захочет заняться с ней любовью. Конечно, если она согласится…

От этой мысли у нее по спине побежали мурашки, а щеки вспыхнули лихорадочным румянцем.

И это называется «между ними все кончено»? Порция знала, что не сможет долго себя обманывать. Она хотела его, как всегда, и даже больше, ведь они не виделись столько недель. Однако она так легко не сдастся, она будет сопротивляться, сколько сможет… Нельзя забывать о гордости.

Порция все еще стояла у окна, когда в спальню вошла Мерси, принесла ей поднос с едой, и спросила, не желает ли леди спуститься вниз.

– Мы здесь рано обедаем, но у вас еще есть время осмотреться, – объяснила служанка. – В Давелл-Холле можно прожить много лет, и все равно найдется местечко, где вы не были.

– Марк в доме?

– Да, молодой хозяин здесь.

Сначала это выражение раздражало Порцию, а сейчас вызвало у нее улыбку. Она потянулась и зевнула.

– Вы устали, миледи. С городскими это бывает, когда они к нам приезжают. Просто они сами не понимают, насколько устали, пока не попадут к нам.

– Может быть, ты и права. В последнее время было столько неприятностей.

– Выпейте чаю. Я сейчас подыщу вам какую-нибудь одежду, а позже приготовлю чудесную горячую ванну.

О, это было бы замечательно! У Порции заблестели глаза, но ей показалось странным, что она стала такой чувствительной.

– Спасибо, Мерси. Неужели здесь найдется что надеть? У меня с собой совсем нет вещей.

– От мистера Роджера остался сундук с вещами его жены. Конечно, они все старомодные, миледи, но ведь здесь никто не обращает на это внимания. Важно не то, что снаружи, а то, что внутри. – И Мерси коснулась рукой груди.

Интересно, к чему это она? К тому, что внешняя сторона не имеет в Давелл-Холле особого значения? В таком суровом, изолированном от мира краю не место притворству и церемонным позам?

Чай оказался горячим и сладким. Порция выпила все до капли. За окнами раздался колокольный звон. Порция выглянула наружу, но церкви нигде не было.

– Что это? – спросила она у Мерси, которая вернулась в сопровождении двух работников, тащивших огромный сундук. – Колокол?

– С моря надвигается туман. Это чтобы предупредить тех, кто в лодках, что пора домой. Башня на той стороне дома, миледи, вот вам и не видно.

– Туман…

– Мы зовем его морянкой. Иногда он густой, как дым. Можно легко заблудиться. А здесь одежда, о которой я вам говорила. Вы пока посмотрите, а я пойду поищу вашу горничную.

Сундук был старым. Открыв его, Порция ощутила сильный запах лаванды. Вся одежда была уложена очень старательно. Порция вынула первое платье – из тонкого желтого муслина – и поняла, что это наряд времен регентства, то есть носили его около сорока лет назад. Как и у сари, которое она надевала у Минни Давелл, у всех этих платьев линия талии располагалась под грудью, а юбка свободно спадала до щиколоток. Никаких складок и сборок. Нужна лишь одна узкая нижняя юбка.

Когда в комнате появилась Хетти, Порция уже почти опустошила сундук.

– Смотри! – возбужденно закричала она. – Здесь и туфли, и шляпки, и чулки, и эти ужасные старомодные корсеты. А какие красивые шали из кашемира!

– М-м-м, – промычала Хетти, разглядывая одежду, разложенную на кровати. – А вам, дорогая, хоть что-нибудь подходит?

– Думаю, да. А если нет, то можно немного переделать.

– А как насчет туфель?

– Немножко великоваты. Но я нашла несколько пар башмаков со шнурками. Они точно пригодятся.

Хетти кивнула и начала с деловым видом разбирать одежду сама.

– Сегодня наденьте вот это. А остальные надо отдать постирать и выгладить.

Порция пыталась по лицу верной служанки понять ее настроение.

– Здесь так плохо, Хетти? Нам не следовало сюда ехать, да?

Хетти улыбнулась.

– Здесь вовсе не плохо, миледи. Конечно, это не Лондон, но я справлюсь со всеми делами. А миссис Страуд тут очень нравится.

– А где же мама? Я не видела ее с самого приезда.

– Она на кухне с Мерси.

– На кухне?

– Мне кажется, она всем довольна, так что я оставила ее там. – Хетти подала Порции рубашку, шелковые чулки и нижнюю юбку из тонкого хлопка. – Это должно быть как раз. Будете одеваться?

– Я слышала колокол.

– Спускается туман. С башни видно, как он наползает с моря. В такую погоду я бы из дома носа не высунула, – заметила Хетти, передернув плечами.

От бледно-бирюзового платья глаза Порции стали казаться зелеными. Кроме своего алого наряда, Порция очень давно не носила ярких тонов, и хотя официальный траур давно закончился, она чувствовала некоторую неловкость, ведь в последнее время, стараясь угодить королеве, она постоянно носила полутраур.

На женщину, привыкшую к туго затянутой талии и широким юбкам, это платье произвело должное впечатление. Фасон казался ей слишком смелым, было ощущение, что она ходит в нижнем белье.

Башмаки оказались великоваты, но Хетти набила в носки вату, и Порции стало удобно. Плащ у нее был свой. Хетти нашла расческу. Парикмахера здесь не было, поэтому горничная просто заплела пышные волосы Порции в косы, уложила их на затылке и закрепила гребнем с каменьями.

– Лавандовое платье я отчищу, – пробормотала Хетти, хмуро рассматривая пятна на подоле. – Оно вам может понадобиться.

Порция рассмеялась и сама удивилась своей веселости.

– Не думаю, чтобы в Давелл-Холле устраивали балы.

– Оно может понадобиться, когда вы вернетесь в Лондон, – возразила горничная.

Порция вздохнула:

– Лондон так далеко.

Внезапно на нее накатила печаль, воспоминания едва не захлестнули разум, но Порция взяла себя в руки. Что толку грустить о прошлом? Сейчас она здесь. Надо приспосабливаться. Может быть, ей это даже понравится?

– Пойдем, Хетти, – уверенно произнесла Порция. – Надо осмотреться.

Глава 24

Марк работал на болотах вместе с несколькими парнями, которых он нанял в деревне, занимался ремонтом ворот шлюзовой перемычки. Ворота проржавели и не закрывались. Если не пускать воду на земли, которые когда-то были тучными и плодородными, то эти участки вернутся в оборот. Следующей весной здесь можно будет сеять.

Удовлетворение и гордость переполняли Марка. Сейчас он очень хорошо понимал тех краснолицых помещиков, которые хвастали размерами своей свеклы и которых он так остроумно высмеивал в юности. «Я превратился в фермера Уорторна», – забавляясь, думал Марк. Кто бы мог подумать? Себастьян умрет со смеху. А вот Минни его поймет. Она догадается, что привлекло его в Давелл-Холл и почему он решил здесь остаться.

Канал за воротами порос болотной травой, которая его засоряла и задерживала воду. Марк, охваченный новой волной энтузиазма, стянул с себя рубашку, схватил багор и собрался вырвать траву. Холодный воздух на обнаженной коже, радость физического труда как будто ударили ему в голову. Его работники сначала забавлялись, считая его порыв причудой хилого лондонского джентльмена, но потом сами воодушевились и взялись за работу с удвоенной энергией. Сейчас Марк был их настоящим предводителем.

– Сэр…

Марк поднял голову и прищурился. Один из работников указывал пальцем на дамбу, по которой осторожно пробирались две женщины. Первой была Хетти, а второй… Марк убрал со лба влажную прядь, которая мешала смотреть. Второй была, разумеется, Порция. Только он редко ее видел такой. Светлые волосы немного растрепались, плащ развевался на ветру, открывая взгляду платье цвета тропического океана, которое больше походило на ночную рубашку.

Марка окатило волной желания. Так было всегда, когда он ее видел. И Марк надеялся, что так и будет дальше. Но сейчас все было не так просто. Он привез Порцию в Норфолк ради ее собственного блага, но теперь вставал вопрос, что он с ней будет делать? Он собирался держать Порцию здесь и в своем невежестве воображал, что ей понравится Давелл-Холл. И понравится жить здесь с ним, с Марком.

Однако, увидев ее под своей крышей, он стал сомневаться. А вдруг она возненавидит его? Вдруг затоскует по роскошной лондонской жизни и своим великосветским друзьям, по всему тому, чего он не может ей дать и, вероятно, никогда не сможет. Привычная городская жизнь и жизнь в этих местах, как небо и земля. Вдруг окажется, что его бесшабашная выходка принесет им обоим несчастье?

Но Марк не собирался сдаваться. Он знал, что у него есть то, чего она нигде больше не найдет. И она сама жаждет этого. Может быть, следует воспользоваться этим своим преимуществом, чтобы напомнить ей, как много она потеряет, если вернется в Лондон?

– Давайте заканчивать, – скомандовал Марк своим людям и передал одному из них багор. – Вам надо попасть домой, пока погода совсем не испортилась.

В воздухе уже ощущалась липкая влажность. Скоро наползет туман. Марк нагнулся, подобрал рубашку и перекинул ее через плечо. Работники переглянулись между собой:

– Хозяин, вы так и пойдете? Там же леди.

Марк с улыбкой приподнял бровь.

– Главное, что я не вырядился, как петух.

Парни расхохотались. Марк простился с ними и по насыпи влез на дорогу. Дамба была совсем близко, а там – Порция.

Стояла какая-то особенная тишина. Марк чувствовал, что скоро накатятся первые волны тумана. Он уже был на дамбе и широкими шагами продвигался вперед. Женщины увидели его и остановились. Марк бросил взгляд в сторону моря и понял, что начался прилив, но время еще есть, хотя через час или два на этом месте будет вода.

Порция стояла как завороженная. Марк, конечно, понимал, что ей не часто доводилось видеть джентльменов, одетых в одни только бриджи.

– Миледи. – Марк отвесил церемонный поклон, выпрямился и заглянул в ее широко распахнутые глаза. Хетти за спиной Порции поднесла руку к губам, пряча улыбку.

– Марк! Да ты же голый!

Марк и сам прекрасно это знал. Знал и то, что его сапоги и бриджи перепачканы болотной тиной и глиной. В конце концов, он занимался земляными работами, а не расхаживал по Бонд-стрит, а потому ему не было стыдно.

– Рубашка отсырела, – объяснил он. – Не хотелось простыть.

Порция бросила на него подозрительный взгляд.

– А так, значит, ты не простынешь? – Она стала развязывать ленты плаща. – Возьми и надень. Очень сильный ветер.

Марк протянул руку и ухватил ее пальцы, не позволяя развязать плащ.

– Я не боюсь холода. У меня горячая кровь. Во всяком случае, так говорят.

В глазах Порции мелькнула искра. Казалось, она вспомнила что-то, что предпочла бы забыть, отвела взгляд и плотнее завернулась в плащ, как будто пыталась спрятаться.

– Если ты умрешь от простуды, палач будет разочарован, – с насмешкой бросила она.

Марк расхохотался. Он понимал: Порция пытается бороться с собой и делает вид, будто не хочет, чтобы он подхватил ее на руки и отнес в постель.

– Я не умру, Порция. – Марк обнял ее за талию и притянул к себе. – Мне есть для чего жить.

Порция напряглась, сопротивляясь его рукам. Ее глаза стали сине-ледяными. Она не желала уступать. Марк постоял и опустил руку.

– Что вы здесь делаете? – спросил он так, словно ничего не случилось.

– Мы осматриваем поместье, – светским тоном сообщила Порция. – Мы увидели тебя с башни и решили пойти посмотреть, что ты делаешь.

– Я пытаюсь расчистить канал, чтобы осушить свои земли, – стал объяснять Марк. – Но сейчас накатит туман. – Он решительно взял Порцию за руку. – Так что лучше вернуться в дом. Я не желаю, чтобы вы заблудились, миледи.

Порция огляделась. По телу пробежала дрожь.

– Здесь всегда так? – спросила она. У Марка оборвалось сердце. Ей тут не нравится! Она ни за что не останется. Даже если он будет день и ночь заниматься с ней любовью.

– Нет, не всегда, – ровным голосом ответил он, как будто его не огорчил этот вопрос. Они уже двинулись в обратную дорогу, Хетти шла следом. – Иногда хуже.

Порция молчала.

Марк присмотрелся к ее платью, которое виднелось между полами плаща. Оно явно было старомодным. Но зато теперь он может открыто любоваться изящными линиями ее фигуры.

– Где ты его нашла? Оно тебе идет.

Порция смутилась и запахнула полы.

– Твоя домоправительница нашла. Оно принадлежало жене твоего дяди.

– М-м-м…

– Ты же не против, что я его надела? Ведь я из-за тебя оказалась тут в одной рубашке.

– Конечно, я не против. – Марк улыбнулся, глядя в ее голубые глаза. – Хотя я бы предпочёл, чтобы на тебе не было вообще никакой одежды.

– Марк! – возмущенно вскричала Порция.

– А что ты думаешь о моем доме? – как ни в чем не бывало, продолжал он. Пусть уж говорит все сразу. Зачем оттягивать разговор?

– О твоем доме?

– Да. Можешь отбросить деликатность. Не надо меня щадить. Я хочу знать.

– А какое имеет значение, что я думаю? – сердито возразила она.

Марк видел ее лицо в профиль и пытался понять, что она сейчас чувствует, но Порция упрямо не желала смотреть на него. Ветер слегка растрепал ее волосы, и теперь выбившиеся прядки колечками закручивались у нее на шее и на висках. Марку страшно хотелось поцеловать ее и целовать до тех пор, пока она не начнет таять в его объятиях. Он так и сделал бы, если бы не семенящая позади служанка.

– Ты действительно собираешься здесь жить? – спросила Порция с любопытством.

– Собираюсь, – просто ответил он.

Наконец-то она на него посмотрела. Ее взгляд пробежал по широким обнаженным плечам, задержался на курчавых волосах на груди, спустился по плоскому животу к застежке бриджей. Казалось, Порция на мгновение забыла обо всем. Пальцы, лежавшие на его локте, непроизвольно сжались.

– Но… что ты будешь здесь делать? – Второй рукой она указала на расстилавшуюся перед глазами низменность.

В голосе Порции звучало недоумение, но Марк решил отвечать так, как будто она искренне интересуется его делами. Кроме того, ему самому отчаянно хотелось рассказать ей о своих планах. И он стал рассказывать; о расчистке каналов, об осушении земель, о ремонте стен и шлюзов, о севе и намерении развести скот, о желании стать настоящим фермером и помещиком. Марк говорил о встречах с соседями, планировал устраивать балы и обеды, приглашать друзей из Лондона, когда закончится отделка дома. Не обошел он и местную политику, выражая готовность участвовать в местных делах, если это понадобится. Марк сам понимал, что говорит слишком горячо, и эта горячность отражается у него на лице, и Порция наверняка сочла его занудой…

Они уже добрались до стены, окружающей дом. Хетти ушла внутрь, и они остались вдвоем. Стояла странная тишина. Все предметы вокруг расплывались, становились призрачными. Звуки тонули в ватном одеяле тумана.

Марк заметил, что Порция нервничает, видимо, из-за того, что осталась с ним наедине, но он справился с желанием обнять ее.

– Интересно, как здесь зимой, когда штормит? – спросила она таким тоном, как будто погода занимала все ее мысли.

– Говорят, страшно. Но думаю, это должно воодушевлять. Я не могу дождаться зимы! Тогда я заберусь на башню, и пусть меня хлещут дождь и ветер Северного моря.

Порция встретилась с ним глазами и на сей раз не отвела взгляд.

– Ты очень странный человек, – пробормотала она. – Похитил меня и мою мать, привез сюда, где никто и никогда нас не найдет. А теперь рассказываешь, что собираешься провести здесь всю жизнь, копая канавы в то время, когда не будешь исполнять обязанности мирового судьи или члена парламента от этих мест. Но разве ты не будешь скучать по Лондону? По своим друзьям-гусарам?

– Мы же будем встречаться, когда я буду приезжать в город. Реже, конечно, ну и что? В любом случае, я думаю, что вышел из возраста, когда находят удовольствие в пьянках и шашнях с танцовщицами. – Марк захохотал. – Не хмурься, Порция. Я знаю, тебе все это кажется глупостью, но я удовлетворен своей долей.

– Я… я просто удивлена, вот и все. Я считала тебя другим, не думала, что ты способен удовлетвориться такой жизнью.

– Считала гулякой и повесой? – с насмешкой спросил Марк.

– Когда я впервые увидела тебя в клубе Афродиты, ты чувствовал себя там как рыба в воде. Городской денди. Разве представишь тебя в другом окружении?

Порция говорила искренне. Ее слова не удивили Марка. Он и раньше знал ее мнение на свой счет, но это мнение он изменит, изменит во что бы то ни стало!

– Видишь ли, я человек, склонный наслаждаться жизнью, – начал объяснять он. – Но я не собираюсь провести всю свою жизнь в праздности. Раньше мне казалось, что такое возможно, но сейчас я понял, что долгое безделье претит мне. Мне требуется дело, трудное дело. Похоже, здесь я его нашел.

– А женщины? – безразличным тоном спросила Порция, как будто ею двигало одно лишь любопытство. – Ты удовлетворишься деревенскими красотками или… дочкой викария?

Что-то в ее тоне и голосе насторожило Марка. Он пытался понять скрытый смысл вопроса, но так и не разгадал его. Он взял ее лицо в ладони и прошептал:

– Зачем мне дочка викария, если у меня есть ты?

Порция перестала дышать. Казалось, она хотела что-то сказать, но слова так и не сорвались с ее губ.

Марк вдруг понял, как сильно она замерзла:

– Да тебе совсем холодно! – Он инстинктивно притянул ее в тепло своих объятий.

Марк думал, что Порция станет вырываться, сопротивляться, но она уткнулась ему в грудь, приложив холодные ладошки к его горящей коже.

– О, Марк, – вздохнула она, щекоча дыханием его шею. – Зачем я тебе? Тебе больше подойдет дочка викария. Или какая-нибудь другая женщина, от которой у тебя не будет столько неприятностей.

Слова Порции прозвучали неожиданно. Марк воскликнул:

– Порция! В чем дело? Расскажи сейчас же!

На мгновение ему показалось, что ее губы коснулись его груди. Но лишь на мгновение. В следующую секунду Порция отстранилась и заглянула Марку в глаза.

– Ты нашел свою жизнь здесь, Марк, но моя-то жизнь в Лондоне.

– Да ты же там задыхаешься! – сердито закричал он, раздраженный ее нежеланием понять простые вещи. – Не могу поверить, что ты хочешь и дальше жить под неусыпным оком Арнольда.

– Какая разница, чего я хочу, а чего – нет. Мне придется вернуться. Придется столкнуться со всеми последствиями своих поступков. Не забудь, мне предстоит встреча с Ларой и Арнольдом. Не могу же я оставлять их в своем доме, как будто он со всем имуществом принадлежит им. Есть люди, которые зависят от меня и от моих решений. Даже если меня ждет позор, я должна вернуться и заниматься своими делами и… и объясниться с королевой.

Марк оценил мужество Порции, более того, он понял, что ей действительно надо вернуться. Но только не сейчас. И видит Бог, не одной! Она хочет вычеркнуть его из своей жизни, но он решил сделать еще одну попытку.

Подступающий туман почти скрывал их друг от друга.

– Значит, мы должны встретить все эти неприятности вместе. Тебе незачем быть одной, Порция.

– Но ведь я одна, – чуть слышно отвечала она. Марк взял ее за руку и повел к дверям Давелл-Холла.

– Ты забыла, дорогая, что я похитил тебя.

– Нет, я сама попросила тебя увезти меня. Именно так я и скажу, когда вернусь в Лондон.

Значит, она полагает, что может взять на себя ответственность за его действия? Будет Порция-мученица? Марк рассердился:

– Ни в коем случае. Я запрещаю.

Он смотрел на нее таким знакомым взглядом. Пожалуй, лучше бы он был одет. Вот он стоит, ноги широко расставлены, руки на бедрах, перепачканная тиной кожа блестит от влажных капель тумана.

Ей, светской даме, следовало бы испытать отвращение, возмутиться. Любая другая приличная дама так бы и сделала. Наверное, она, Порция, слеплена из другого теста, потому что этот его вид вызывает в ней не гнев, а влечение, которому невозможно противостоять. Когда она поцеловала его в грудь, потребовалась недюжинная сила воли, чтобы потом отстраниться, а не припасть к нему снова, не вцепиться в него со всей своей страстью.

Конечно, она сама виновата. Когда они с Хетти поднялись на колокольню, она тут же отыскала глазами Марка, который работал со своими людьми у канала. Голый до пояса, он, как пират, размахивал длинным багром. Порция нечасто встречала джентльменов в таком виде. От этого зрелища сердце ее удвоило свой ритм.

Она слышала о великосветских дамах, которые предпочитают любовные утехи со слугами и простолюдинами, но никогда не думала, что сама способна испытывать подобные чувства. Или все дело в том, что это Марк? Он один способен превращать ее кровь в огонь.

Его глаза, скорее золотистые, чем карие, смотрели, казалось, в самую глубину ее души, читая все потаенные мысли.

– Порция, любовь моя, ты ведь здесь пленница. Я могу никогда не отпустить тебя в Лондон.

О Боже! Ей следует прийти в негодование от такой дерзости. Такие слова мог бы произнести Арнольд. Но вся разница была в том, что сейчас их произносил Марк. Разговаривая с Арнольдом Гиллингемом, Порция никогда не теряла над собой контроль. А сейчас ей хотелось забыть обо всем и сдаться на милость победителя, но она решила удерживать крепость, насколько хватит сил.

Марк рассказывал ей о своих мечтах тоном, который тронул ее сердце. Но неужели он не понимает: чтобы осуществить задуманное, ему нельзя связываться с ней? Скандал, который произойдет неизбежно, помешает ему создать себе доброе имя в Норфолке. Люди станут косо смотреть на него, уклоняться от встреч, а что касается избрания в парламент… Этого никогда не произойдет. Он закончит свои дни в одиночестве, всеми забытый и озлобленный.

Он возненавидит ее, а этого Порция не выдержит. Лучше расстаться сейчас. Пусть сейчас он не собирается ее отпускать, потребуется время, чтобы убедить его в необходимости такого шага… Надо искать компромисс.

– Я останусь здесь на неделю.

– На год.

– На две недели.

– На месяц.

– Марк…

На этом месте их прервали.

– Мерси говорит, что ваша ванна готова, миледи.

Хетти подошла сзади, они не заметили ее приближения. Сейчас она стояла, с суровым видом сложив руки на груди.

– Мы продолжим этот разговор позже, – сказала Порция, давая понять, что она не сдалась, а он не одержал победу.

– Всенепременно, – с шутовским видом откликнулся Марк. – Насчет «позже» я не возражаю. У тебя или у меня?

Порция вздернула подбородок и, не отвечая, стала подниматься по лестнице.

Глава 25

Порция чувствовала приятную истому. Она приняла ванну, Хетти помогла ей облачиться в еще одно старомодное платье, на этот раз бледно-желтое, дополненное жакетом, который плотно облегал руки и плечи и застегивался под грудью. В этом платье и с локонами по обеим сторонам лица Порция чувствовала себя женщиной другой эпохи.

Как легко было отдаться фантазии, которую Марк создал для них двоих: пленница и ее страж живут в счастливом уединении на краю света, где никто и никогда не сможет их найти.

Однако лавандовые бальные туфельки, слишком плотно сжимавшие ногу, вернули ее к действительности. Туфельки жали, были неудобны и напоминали о такой же неудобной правде.

За обедом прислуживала Мерси. Столовая располагалась в самой старой части дома. Ее стены были обиты панелями темного дерева. Множество свечей, горящих в канделябрах, не могли рассеять тени по углам. Огонь в камине бросал мягкие блики на лица многих поколений Давеллов, которые смотрели со стен веселыми глазами, так похожими на глаза Марка. Порции казалось, что она попала в один из мрачных романов сестер Бронте.

Ее жизнь могла быть такой, с удивлением вдруг подумала Порция. А она отказывается от нее… На мгновение ей захотелось отбросить все мысли о том, что роман с ней может скомпрометировать Марка.

– Мне показалось, миссис Страуд не желает присоединиться к вам за обедом, – сообщила Мерси, краем глаза приглядывая за молодой служанкой, которая подавала на стол. – Она предпочла пообедать у себя в комнате. К слову, она очень любит шахматы. Вы знали об этом, миледи?

Порция ответила удивленным взглядом:

– Я даже не знала, что она умеет играть.

– Похоже, в молодости это было ее любимым занятием. Сейчас с ней играет моя племянница.

– Мама иногда бывает забывчива, – пробормотала Порция и тут же решила, что нет смысла скрывать правду. Арнольда здесь нет. – На самом деле она всегда все забывает.

– Я такое и раньше видела, – жизнерадостно отозвалась Мерси. – Обычно это бывает со стариками, но иногда случается и с молодыми. Будет еще хуже, скоро она перестанет вас узнавать.

– Мама не будет меня узнавать? – спросила Порция, когда они с Марком остались наедине. – Ужасно!

– Ты с ней так близка? Я свою мать почти не знал.

Порция усмехнулась.

– Мама распоряжалась нашим домом и нашими жизнями. Отца это мало интересовало, а может быть, он был не в состоянии противостоять ее напору. Это мама устроила так, чтобы я познакомилась с лордом Эллерсли.

– Ну а дальше – ясно, – угрюмо прокомментировал Марк. – Она в ответе за все.

– Просто ты не знал, какой я была раньше, – печально улыбнулась Порция.

– А какой ты была раньше? – спросил Марк, покачивая в руке бокал, в гранях которого отражались язычки свечей.

– Молодой, неуверенной, застенчивой. Типичный гадкий утенок.

– И понадобился лорд Эллерсли, чтобы ты превратилась в лебедя? Что-то я сомневаюсь.

– Он помог мне стать женщиной, которую ты сейчас знаешь.

– Ты себя недооцениваешь.

«А ты помнишь маленькую Порцию Страуд, девушку, которая была так влюблена в тебя, что в твоем присутствии у нее отнимался язык?»

Разумеется, Порция не сказала этого вслух. Что он станет думать о ней, если узнает? Он очарован леди Эллерсли, а вовсе не мисс Страуд. Не стоит развеивать иллюзии.

– Ты поела? – нетерпеливо спросил Марк, заглядывая ей в тарелку. – Я хочу тебе кое-что показать.

Порция с любопытством прошла следом за ним через большой зал и поднялась по лестнице. Сюрпризы Марка не всегда оказывались кстати.

В Давелл-Холле не было газового освещения, на площадке горела всего одна свеча, было почти темно. Марк приподнял фонарь, который прихватил из столовой, и взгляду открылся огромный витраж с летающими ангелами, причудливыми зверями в прекрасном саду, полном цветов и фруктовых деревьев. Сейчас цвета были неяркими – не хватало солнечного света, но все равно эта картина производила очень сильное впечатление.

– Вот эту секцию я заменил, – объяснил Марк.

Порция как завороженная смотрела туда, куда он показывал. В синем полуночном небе сияла звезда. На нее смотрела женщина в алом платье с длинными светлыми волосами. Ее локоны разметались по плечам, спускались до талии, поблескивая в свете лампы. Целая минута понадобилась Порции, чтобы сообразить, кого автор хотел представить на витраже.

– О Марк…

Он негромко рассмеялся.

– Значит, узнала? Я боялся, что не узнаешь.

Порция обернулась к нему лицом.

– Ты поместил меня в своем витраже.

– Так и есть. – Он поставил лампу, обнял Порцию и, приблизив свои губы к ее губам, прошептал: – Но я предпочел бы видеть тебя в своей постели.

Порция со вздохом прильнула к его телу. Его рука скользнула с талии на грудь. Порция знала, что должна рассердиться, но вместо этого захихикала, как девчонка. Он поцеловал ее, и все мысли о сопротивлении растаяли, как весенний снег.

– Пойдем, – едва слышно прошептал он. – Должен же я наконец показать тебе свою спальню. Просто чтобы ты знала, куда идти, если заблудишься, – с лукавой улыбкой добавил он, взял Порцию за руку и повел наверх.

Она не возражала. Этот самоуверенный, коварный похититель в постели был богом. Ее богом.

У дверей он снова ее поцеловал, и Порция забыла о прошлом и будущем. Он поместил ее в свой витраж, привел в свой дом. Порция была растрогана больше, чем хотела бы признать. Он целовал ее щеки, губы, шею, но когда попытался заговорить, она порывисто прижалась к нему и лихорадочно зашептала:

– Возьми меня, люби, заставь обо всем забыть…

И Марк, воспитанный джентльмен, конечно же повиновался.

Лондон был охвачен истерией. Разносчики газет на всех углах выкрикивали сенсационные заголовки, парламентарии призывали к действию, королева отправляла письмо за письмом своим полицейским властям. У всех на устах звучал только один вопрос: «Где леди Эллерсли?»

Неужели, ее исчезновение – плод заговора против королевы и правительства? Потребуют ли злодеи выкуп за ее возвращение? Несколько политических деятелей уже предложили открыть подписку по сбору средств для ее спасения. Но разумеется, оставались сомнения, всегда следовало помнить, что похищение мог совершить какой-нибудь отчаянный молодец, околдованный красотой молодой вдовы. Одним словом, леди Эллерсли мог похитить поклонник, увезти ее в тайное место и навязать слабой женщине свою волю.

Публика содрогнулась, частью от ужаса, частью от приятного возбуждения, а некоторые – от того и другого. Высказывались самые различные предположения, и больше всего – в доме Себастьяна, графа Уорторна.

– Мне было бы куда спокойнее, если бы я знал, где именно сейчас Марк, – с мрачным видом рассуждал Себастьян. – У меня есть подозрение, что он как-то в этом замешан.

– Не может быть, – успокаивала его Франческа, но в ее голосе звучало сомнение.

– Эта женщина его околдовала. Ты помнишь тот случай, когда она упала в обморок в Грин-парке? Марк не из тех, кто проявляет осторожность, когда ему что-нибудь нужно. Он всегда идет напролом.

– Что ты станешь делать, если он ее заполучил?

– Убью на месте.

Тут разговор прервался. В холле раздались громкие голоса, дверь распахнулась и на пороге возникла тетушка Минни в дорожном костюме и индийском тюрбане.

– Это я виновата! – драматичным тоном воскликнула она.

– Минни, что происходит? – опешил Себастьян. Франческа уже подошла к старой даме:

– Минни, сначала присядьте, а то упадете в обморок. Что случилось?

Минни Давелл позволила усадить себя в кресло и с благодарностью приняла из рук невестки рюмочку ликера.

Себастьян наблюдал за ней, сдерживая нетерпение. Когда она проглотила последнюю каплю, он наконец спросил:

– В чем вы виноваты, Минни? Что-нибудь важное, раз вы проделали весь путь от Литтл-Танли, чтобы рассказать нам об этом?

Минни с притворно грустным видом взглянула на племянника из-под тюрбана.

– Марк похитил леди Эллерсли, – сообщила наконец она с самым сокрушенным видом, но Себастьян мог поклясться, что в голосе старой леди прозвучали горделивые нотки.

Супруги обменялись взглядами.

– Я всегда хвастала перед Марком своими предками со стороны Давеллов, – продолжала Минни. – Эти бароны были настоящими разбойниками. Они отправлялись в набеги и хватали все, что им приглянулось. Я особенно подчеркивала, что жен для себя они тоже похищали, конечно, если были не женаты. Марк всегда смеялся над моими рассказами, но, должно быть, он слушал внимательнее, чем я думала. Теперь, когда я вспоминаю наш последний разговор, мне кажется, что в глазах моего дорогого мальчика появился особенный блеск. Наверное, он уже тогда все запланировал.

– Вы хотите сказать, тетушка, что мой брат действительно похитил леди Эллерсли?! – грозным голосом воскликнул Себастьян. – И вы его в этом поощряли?

Минни вжалась в кресло, но гордо вздернутый подбородок не опустила.

– Боюсь, что так, Себастьян.

– И где же они? В Уорторн-Мэноре? Или сбежали во Францию?

– Разумеется, Марк в Давелл-Холле, – с оскорбленным видом сообщила Минни. – Ты бы мог догадаться. Марк просто голову потерял из-за этого дома. Совсем как Роджер. Знаешь, они очень похожи. Я теперь вспомнила: Роджер тоже влюбился в абсолютно неподходящую девушку.

Франческа вскочила, как будто тотчас, собиралась бежать в Норфолк.

– Это просто ужасно, – стонала она. – Его могут посадить в тюрьму и даже хуже… Себастьян, любовь моя, что нам теперь делать?

– Да, Себастьян, – вмешалась старая леди. – Ты глава семьи и должен взять это дело в свои руки.

Себастьян мрачно кивнул.

– Полагаю, мне следует ехать в Норфолк и постараться исправить положение, пока все не стало еще хуже. Если еще кто-нибудь узнает, где он и что натворил, его разорвут на куски.

Франческа вздрогнула.

– Вы только представьте, что будут говорить! Ангел во вдовьих одеждах попал в лапы Марка, человека, который штурмом взял помост в Грин-парке и пытался заигрывать с ней, или что там писали бульварные листки в то время? Даже если его не порвут на куски в буквальном смысле, гнев публики все равно выльется на его голову. Бедный Марк будет уничтожен, он глаз не сможет показать в приличном обществе, да в любом обществе. Его жизнь будет кончена.

– Вот именно, – с самым зловещим видом подтвердил Себастьян.

– Любовь моя, ты должен его спасти! – воскликнула Франческа. – Поезжай прямо сейчас и сделай все, что возможно.

Себастьян обнял жену, поцеловал ее и тут же вышел. Тетушка Минни вынула раскрашенный веер и стала им энергично обмахиваться.

– А ведь если подумать, – начала она, лукаво улыбаясь Франческе, – это очень романтичная история, правда? Я всегда знала, что Марк – шалопай, но не думала, что до такой степени. Будь я леди Эллерсли, я хотела бы быть похищенной Марком Уорторном.

– Леди Эллерсли это может совсем не понравиться, – с тревогой заметила Франческа. – Представьте только, какой будет скандал! Ее репутация погибнет. Свет очень жесток к женщинам, не соблюдающим его условностей. Буквально вчера я слышала, как одна глупая женщина говорила за обедом, что для леди Эллерсли будет лучше умереть, чем запятнать свою репутацию.

Минни фыркнула:

– Что за чушь!

– Именно так я и подумала. Но если дело обернется плохо, то Порции придется столкнуться как раз с таким отношением. А что до Марка… Если его не посадят в тюрьму, от него все отвернутся. И это в то время, когда он начал интересоваться Давелл-Холлом.

– Скандал… – с блестящими от возбуждения глазами проговорила Минни. – Захватывающе…

Франческа присела рядом со старой леди и испытующе заглянула ей в глаза.

– Минни, вы говорили, что ваш дядя Роджер влюбился в неподходящую девушку.

– Так и было. В дочку трактирщика. Подумать только! Роджер ехал в Лондон и остановился в этом трактире на ночь. К утру он был безумно влюблен. Думаю, она подавала ему ужин, а он уговорил ее присесть и поболтать с ним. Этого ему хватило.

– Но он ведь излечился от этой любви?

– Не совсем. Он женился на этой девице. Был ужасный скандал. Снобы есть во всех слоях общества. Трактирщик был возмущен не меньше, чем мои родители. Но молодые не обращали на это никакого внимания. Роджер любил ее до самой ее смерти, а потом так и не оправился. Марк похож на него. Такой же напористый.

Франческа поднесла руку к глазам.

– О Боже! Только бы не было скандала. Надеюсь, Себастьяну удастся замять это дело, пока все не стало известно. Нам всем это необходимо.

Лара Гиллингем оказалась в ужасном положении. Все шло так замечательно! Порция вела себя отлично, приглашения текли рекой. Жизнь была прекрасна. И вот пожалуйста! Куда бы они ни пошли, все пристают с сочувствием, сплетники выспрашивают, Лара вынуждена делать вид, что убита горем, хотя на самом деле не испытывает ничего, кроме гнева. Как ей хотелось бы рассказать всем, что она думает об этой истории, но нельзя – Арнольд запретил.

– Она давно все это придумала! – визжала Лара. – Лживая, похотливая корова! Она погубила себя, а вместе с собой и нас.

У Арнольда были собственные соображения относительно того, кто именно спланировал побег Порции. Он с пристрастием допросил слуг, но так и не узнал ничего полезного о ее сообщниках. Виноват, безусловно, Марк Уорторн. Арнольд в этом не сомневался. Молодчик не имеет никаких моральных принципов. Вопрос теперь в том, куда он ее увез.

Пока Арнольд этого не узнает, его собственные планы будут висеть в воздухе. Он избрал Порцию своим инструментом и не собирается менять решение. Он вообще не из тех, кто идет на попятную. Арнольд уже принял некоторые меры – нанял людей, которые отыщут Порцию и ее любовника, а когда это будет сделано, он подумает, как повернуть ситуацию в свою пользу. Наверняка что-то еще можно спасти.

– Что же нам делать? – Голос Лары наконец прорвался в его мысли.

Арнольд обернулся к жене, мимоходом отметив ее дикий взгляд и налитое кровью лицо. Похоже, Лара боится, что запланированный званый обед не состоится из-за потока отказов. Конечно, если не найдется Порция.

– Утверждай, что ничего не знаешь, – поучал жену Арнольд. – Говори, что скорее всего это какое-то недоразумение, что скоро она будет дома и все объяснит ко всеобщему удовлетворению. Разумеется, ты обеспокоена, но уверена, что все будет хорошо.

– Не знаю, смогу ли. Я так на нее зла. Иногда я ловлю себя на мысли, что желаю ей страшного… да, чего-нибудь страшного… Она и этот человек! Как я могу делать вид, что люблю ее, ее, такую отвратительную мачеху?

– Тем не менее, ты должна, – холодно отозвался Арнольд. – Дело касается не только тебя, но всей семьи. Помни, память твоего отца священна, и такою она останется, если ты найдешь в себе силы подняться выше всяких сплетен. Репутация Порции может погибнуть. Такое впечатление, что именно этого она и добивается. Но это не коснется ни тебя, ни твоего отца. Возможно, ее падение пойдет нам даже на пользу, и мы сумеем подняться в глазах королевы и всего общества.

Жена подарила Арнольду восхищенный взгляд.

Он уже давно заметил – чем грубее он себя ведет, тем больше она его любит. Возможно, этим он напоминает Ларе ее знаменитого отца, который имел обыкновение командовать дочерью, как своим мичманом. Разумеется, если бы ей были известны все его планы относительно Порции и королевы, она не стала бы им так восхищаться. А может быть, он ее недооценивает, и она сочла бы его героем за то, что он собирается сделать. В конце концов, не каждый человек способен изменить ход истории.

Глава 26

Порция чувствовала истому и удовлетворение. У нее едва хватило сил, чтобы поднять руку и отбросить темную прядь со лба Марка. Он с трудом приоткрыл один глаз, посмотрел на Порцию и улыбнулся.

– И как, миледи, вы оценили мое искусство?

– Очень высоко! – Порция улыбнулась в ответ.

В дальнейших словах Марка прозвучала нота недоумения.

– Знаешь, у меня, как ни странно, возникает порой ощущение, что мы когда-то встречались.

Порция опустила взгляд и стала расправлять покрывало.

– Не могу представить, откуда это.

– Конечно, мне нравится думать, что мы просто родственные души, но все же мне кажется, что я тебя раньше видел. Вообрази – ты на сцене, купаешься в море аплодисментов, а я в задних рядах толпы. Ну в общем, что-то в этом роде.

Неужели Марк считает, что она настолько выше его? Порция видела, что это его ничуть не беспокоит, он гордится ею и ее положением. Она читает это в его взгляде, в его улыбке. И разумеется, это никак не сказывается на его поведении в постели. Тут Марк не проявляет к ней никакого почтения.

Марк вылез из кровати и голый направился к окну.

– Туман рассеялся, – удовлетворенно заметил он. – Хочу завтра доделать эти ворота. Уже пора думать о севе, если мы хотим, чтобы поместье приносило доход.

«Мы».

Порция сделала вид, что не заметила этого слова. Марк оглянулся через плечо, твердо очерченные губы растянулись в довольной улыбке.

– Иди сюда. Посмотри.

Порция неохотно выбралась из теплой постели и босыми ногами ступила на холодный пол. У окна Марк притянул ее к себе. Даже обнаженный, он показался ей таким теплым, что Порция сразу припомнила его слова на дамбе о том, что у него горячая кровь.

Она выглянула в окно. Тумана как не бывало. Взошла луна. Огромный оранжевый шар висел низко над горизонтом и заливал равнину призрачным голубым светом, превращая унылые болота в волшебное королевство сказочного принца, в королевство Марка.

Порция впервые поняла, почему ему здесь нравится. Наверное, он представляет себя могущественным королем, которому подвластно все вокруг. Нет, она плохо про него думает. Безусловно, у Марка есть планы на будущее, он делает все, чтобы осуществить их. Он вовсе не чванливый деспот. Марк – умный и думающий человек. Конечно, иногда он бывает слишком горяч и недооценивает опасность, но теперь Порция знает, как много в нем достойных качеств.

Она ошибалась, когда считала ею пустым городским повесой, который думает лишь о выпивке, картах и женщинах. Возможно, в глубине души Порция всегда знала, что Марк способен на большее, просто ей было удобнее не принимать его всерьез.

– Правда красиво? – прошептал он ей в волосы.

– Да.

– Мы будем здесь жить. Ты и я, – утвердительно произнес он.

– Марк…

Он приподнял ее подбородок и заглянул в глаза.

– Я люблю тебя, Порция. Не думаю, чтобы твой муж так тебя любил. Никто и никогда не будет любить тебя сильнее, чем я. Почему ты не можешь мне довериться, позволить заботиться о тебе?

– Я тебе доверяю, – прошептала она.

– Доверяешь? – В призрачном свете луны Марк вглядывался в глаза Порции, пытаясь прочесть в них правду.

– Конечно, доверяю. Ведь я поехала в Сен-Тристан, когда ты меня позвал. Я пошла в клуб к Афродите. Я столько раз рисковала тем, что меня узнают. Конечно, я доверяю тебе, Марк.

Казалось, Марка тронули и обрадовали эти слова.

– Я не доверяю другим, – помолчав, добавила Порция.

– А вот других предоставь мне.

Порции не хотелось сказать что-нибудь такое, что испортило бы это драгоценное мгновение, и потому она приподнялась на цыпочки и поцеловала его. Поцелуй становился все более страстным и глубоким, наконец Марк зарычал, подхватил Порцию на руки и отнес в постель.

Марк проснулся на рассвете, как всегда бывало с ним в Давелл-Холле. Оседлав лошадь, он отправился объезжать свои земли. Ему все здесь нравилось: и запах моря, и клубящиеся у ног лошади остатки тумана. Лондон казался таким далеким. Марк совсем не скучал по столице.

Прошлая ночь была чудесной. Порция доверяет ему, она сама так сказала. Магия этого края уже начинает окутывать ее своим волшебством. Еще немного, и она согласится остаться здесь навсегда. Несколько недель с любимым в тишине и покое – разве это так уж много? В то же время Марк отлично понимал: будет скандал, и довольно неприятный. Но – что делать? – они все выдержат. Разумеется, сначала будет трудно, но Порция придаёт слишком большое значение тому, что происходит в Лондоне. Здешние жители мало об этом думают. Они присмотрятся к нему и к Порции, поймут, что имеют дело с искренними и честными людьми, и станут ценить их по достоинству.

Позже, когда сплетни утихнут или для них найдутся другие жертвы, Марк и Порция начнут восстанавливать свои позиции. Тут важно время, а у Марка его достаточно. Он закроет от внешнего мира ворота своего замка и приготовится к осаде.

Однако когда Марк повернул коня к дому, он понял, что внешний мир уже вторгся в пределы его королевства.

У конюшни был привязан чужой жеребец. От лошади еще шел пар. Марк заволновался.

Подошел грум принять у хозяина поводья.

– Кто это? – Марк дернул подбородком в сторону чужой лошади.

– Сказал, что он ваш друг, хозяин. Мерси отвела его в дом завтракать. Сказал, что скакал во весь опор от самого Лондона.

Значит, из Лондона. Похоже, столица не так далеко, как полагал Марк. Он направился к дому, собираясь как можно скорее выставить непрошеного гостя за порог. Слава Богу, что Порция еще не вставала, а слуг он предупредил, чтобы не болтали.

Уже перед самыми дверями Марк узнал голос гостя и бесцеремонно ввалился в уютную гостиную.

– Черт возьми, а что ты здесь делаешь?

Порция услышала голоса и выглянула из-за лестницы: Марк и какой-то мужчина. Сквозь витражное стекло лился широкий поток утренних лучей. Порция не смогла удержаться и подняла глаза на тоненькую фигурку в алом платье и с грустной улыбкой.

«Я люблю его, – вдруг поняла она. – Когда я была молоденькой девушкой, мне казалось, что я любила его, но это ничто по сравнению с теперешними чувствами. Я буду любить его до самой смерти, но нельзя позволять ему разрушить свою жизнь ради меня. Я не могу допустить этого. Он – замечательный человек, и он многого добьется. Пусть мне хотелось бы навсегда остаться здесь, в его доме, в его объятиях, я знаю, что рано или поздно это приведет к беде».

– …устроил настоящий переполох в Вестминстере и даже в Букингемском дворце. Я уж не говорю про газеты. Люди пишут, что встречали леди Эллерсли в самых разных концах света. Не думай, что это тебе сойдет с рук. Толпа жаждет крови. Это лишь вопрос времени, пока возьмут твой след и отыщут вас.

– Себ, я знаю, что делаю.

– Брат, Франческа беспокоится о тебе, а я не хочу, чтобы она беспокоилась, – мрачным тоном заявил Себастьян.

К этому моменту Порция узнала второго мужчину. Это же Себастьян, граф Уорторн, брат Марка. Спускаясь по лестнице, она думала, что этот визит не принесет ничего хорошего.

– Марк, ты не можешь рассчитывать вечно прятаться от всего мира.

– Я и не собираюсь. Просто подожду, пока шум немного уляжется.

– Тебе не позволят. Неужели ты не понимаешь? Слишком много больших людей заинтересовано в судьбе леди Эллерсли. Они станут искать козла отпущения, и это будет она сама.

– Когда на дом первых Давеллов нападали, они срывали дамбу.

– Что? Значит, ты собираешься оставаться здесь в блокаде и лить кипящее масло со своих стен? Марк, очнись! Времена рыцарей и драконов миновали. Сейчас девятнадцатый век.

– Ты прав, брат.

Оба подняли головы и смотрели, как к ним спускается Порция. Марк был небрит. Утренний ветер растрепал его волосы.

– Леди Эллерсли. – Себастьян отвесил церемонный поклон.

Порция заметила удивленный взгляд, которым он окинул ее старомодное платье, но, будучи безупречным джентльменом, воздержался от комментариев.

– Боюсь, милорд, что ваш брат не подумал о гардеробе для меня. Так что я воспользовалась тем, что нашлось на чердаке.

В глазах Себастьяна мелькнули веселые искры.

– Мой брат бывает очень легкомысленным, леди Эллерсли.

– Не говори глупостей, Себастьян. Для Порции я герой.

Она улыбнулась Марку. Их взгляды встретились и словно бы переплелись, так что она никак не могла освободиться от пут. Себастьян прочистил горло. Порция очнулась, выпрямила спину и вздернула подбородок в ожидании дурных новостей из Лондона.

– Там знают?

– Пока нет. Я слышал, что муж вашей падчерицы объявил награду за сведения о вашем местонахождении. Некоторые из его агентов – люди весьма беспринципные. Они вас разыщут, это лишь вопрос времени. А дальше он будет решать, распространить ли свои сведения или же самому явиться сюда, чтобы уговорить вас вернуться.

– Арнольд, – побледнев, пробормотала Порция. – Он опасный человек, и он ненавидит меня. Я и сама не знаю почему. Думаю, потому что я не восхищаюсь им так, как Лара. С ней понятнее – она ненавидит меня потому, что ее отец женился на мне. Она ненавидела бы любую женщину на моем месте. – Порция нахмурилась. – Они все еще живут в моем доме?

– Нет, по-моему, они вернулись на Керзон-стрит. Сестра лорда Эллерсли присматривает за вашим домом.

У Порции посветлело лицо.

– Это хорошо.

– Так, значит, вы не собираетесь возвращаться в Лондон, если за вами пришлет Арнольд Гиллингем?

– Разумеется, нет. Даже если он лично явится сюда и потащит силой, я откажусь.

– Пусть только попробует, – бесстрастно заметил Марк. – Мои предки связывали врагов цепями и оставляли на равнине ждать прилива. Меньше возни, чем держать их в темнице.

– Я тебе очень благодарна, Марк, и соблазн, конечно, велик, но не могу одобрить этот план, – с улыбкой ответила Порция, как будто мысленно оценивая нарисованную им картину. – Когда Арнольд явится за мной, я не хочу быть здесь, не хочу прятаться и дрожать от страха. Я должна вернуться раньше, чем разразится скандал. – Ока посмотрела на Себастьяна: – Вы возьмете меня с собой в Лондон, милорд?

Марк не дал ей договорить.

– Забудь об этом! – сердито воскликнул он. – Если кто-нибудь и повезет тебя в Лондон, то только я.

– Нет! – одновременно воскликнули Себастьян и Порция.

Порция схватила Марка за руку и торопливо заговорила:

– Марк, если ты со мной поедешь, тебя арестуют. Тебе надо остаться здесь, в безопасности, пока не уляжется шум.

– Остаться здесь, в безопасности? – У Марка округлились глаза. – Я не школьник, который боится темноты. Я был солдатом и умею сражаться. Я требую, чтобы мы ехали вместе и вместе противостояли твоим врагам.

– Но я этого не хочу.

Казалось, Марк взорвется, закричит, затопает ногами, но вместо этого он бросил на Порцию гневный взгляд и пошел прочь.

Себастьян подождал, пока брат удалится, и снова заговорил:

– Прошу простить за неблагоразумное поведение моего брата.

– Вам нет необходимости извиняться.

– Мой брат – замечательный человек. Умный, добрый. Легкомыслие – это только маска. Однако на некоторые вещи он смотрит иначе, чем все остальные. Я виню нашу сумасшедшую тетушку Минни. Ведь это она воспитывала его после смерти нашей матери.

– Я знакома с вашей тетей Минни, – сказала Порция. – Очень необычная женщина, Она напоминает мне… еще одного человека, который тоже не желает считаться с условностями. В них обоих есть поразительная прямота. Они не имеют пристрастия к пустой болтовне, не желают бездумно следовать светским условностям и говорят только то, что думают.

Себастьян присел рядом с Порцией и стал смотреть в окно.

– Я не был здесь много лет, – начал он. – Когда Роджер Давелл оставил поместье моему брату, я был шокирован, потому что знал: Марк никогда не будет тут жить. Разве что ему потребуется продать поместье ради какой-нибудь авантюры или чтобы выпутаться из беды. Но он влюбился в эти места с первого взгляда.

– Здешние обитатели тоже его полюбили. – Порция с тревогой посмотрела ему в глаза. – Что в Лондоне, очень плохо?

Себастьян презрительно скривил губы.

– Истерия. Публика негодует. У нее украли ангела во вдовьих одеждах. Был даже запрос в парламенте. Королева засыпала полицию письмами. Никто не знает, где вы и почему скрылись. Ваша падчерица утверждает, что ей ничего не известно.

– Она должна знать. И Арнольд – тоже. – Порция опустила голову и, нервно ломая пальцы, продолжила: – Я говорила Марку, что его арестуют, если не хуже.

– Вы правы.

– Как вы полагаете, сколько у нас времени?

– Не более недели. Когда Арнольд Гиллингем вас найдет, он станет действовать. Если он сумеет вернуть вас, то его авторитет несказанно возрастет.

Порция с горечью засмеялась.

– Да, это на него похоже. Холодное честолюбие.

– Марк рассказал мне, через какие испытания вам пришлось пройти в последнее время, леди Эллерсли.

– Пожалуйста, называйте меня Порцией.

Себастьян поклонился.

– Да, Марк увез меня от всего этого. Он, действительно мой герой. Но боюсь, он навлек на себя большую беду. – Порция вздохнула. – Мне необходимо вернуться. Я надеялась пожить здесь еще, но…

– Вы ведь любите моего брата, правда, Порция?

Она подняла голову и улыбнулась.

– Да. Сначала я сопротивлялась, но не справилась с собой. Мне кажется, я всегда его любила.

Себастьян нахмурился.

– Мне, кажется, знакомо ваше лицо.

Порция не удивилась, что Себастьян узнал ее. Когда она была еще совсем девочкой, он несколько раз приходил в дом викария на чай. Нет смысла скрывать, кто она такая.

– Конечно, вы меня знаете. Я была Порцией Страуд, дочерью викария.

– О Господи! Теперь я вспомнил. А Марк…

Порция не успела попросить его о молчании – раздался шум голосов. Голоса приближались, и через минуту в холле появилась миссис Страуд в сопровождении Мерси. Мать что-то говорила, Мерси кивала.

– Вот ваша дочь, мадам, – объявила домоправительница, заметив Порцию и Себастьяна в нише окна.

– О да. Она красивая девочка, правда? Вся в меня.

– Моя мать немного не в себе, – негромко объяснила Порция. – Уже много лет, и ей становится все хуже.

– Но что она здесь делает? – изумился Себастьян. Порция смотрела на него смеющимися глазами.

– Разве Марк вам не рассказал? Арнольд шантажировал меня благополучием матери, и я решила, что должна вывезти ее из Лондона. Отъезд был назначен на ту же ночь, когда появился Марк. Он привез сюда мою мать и мою горничную.

– О Господи! – расхохотался Себастьян.

– Кто этот джентльмен? – требовательно спросила миссис Страуд.

– Это граф Уорторн, мама.

– Я знакома с десятками графов, – сообщила старая леди Себастьяну. – И с герцогами. Должна сказать, они все одинаковые.

– Мама, это невежливо.

– Правда, дочка? – Она смотрела на Порцию так, как будто ждала от нее указания. – Тогда я отведу графа в наш сад и покажу ему цветы. Очень красивые цветы, вам понравится, вот увидите. – Она взяла Себастьяна за руку и увела его.

– Надеюсь, с ней не очень много хлопот? – начала Порция, убедившись, что мать ее не слышит. – Я знаю, временами с ней трудно.

– Она – очень приятная старая леди, – твердо заявила Мерси. – Иногда немножко путается. Похоже, ей здесь нравится. Она все время спрашивает, можно ли ей тут остаться.

– Я никогда не думала, что она так не любит Лондон. Она очень хотела, чтобы я вышла замуж за лорда Эллерсли. Когда это случилось, она была в восторге, надеялась, что станет вести великосветскую жизнь, встречаться с аристократами. Она всегда была очень честолюбива. Положение жены викария не могло ее удовлетворить.

– Но сейчас она счастлива, – заверила Порцию домоправительница. – Может быть, она сама не осознавала, как ей нравилось быть заурядной сельской дамой, и поняла, только когда лишилась этого.

Порция улыбнулась и вместе с Мерси направилась в сад. Светило солнце, но было холодно. В тени сторожки женщина кормила ребенка грудью. Ее муж, один из каменщиков, сидел рядом. Порция на мгновение приостановилась, с завистью разглядывая картину семейного счастья.

Марк стал ее возлюбленным. Она любит его уже много лет. Неужели они не могут жить как все и быть счастливы? Если бы их только оставили в покое… Но на это рассчитывать не приходится. Кольцо сжимается, и, что бы они ни сделали, им не избежать вмешательства большого мира.

Глава 27

– Порция…

Шепот заставил ее обернуться. В тени конюшен стоял Марк.

Порция огляделась вокруг. Мерси присоединилась к миссис Страуд и Себастьяну, которые любовались садом. Через минуту они обернутся и станут ее искать. Порция шагнула к Марку.

– В чем дело? – так же шепотом спросила она.

– Я хочу тебе кое-что показать. – Он крепко взял ее за руку.

– А они? – Она сделала жест в сторону его брата и двух женщин.

– Ты мне нужна для себя. – Он многообещающе посмотрел ей в глаза и стиснул ее локоть.

У Порции подогнулись колени. Как только они скрылись из поля зрения родственников, Марк побежал и потащил следом Порцию. Она задыхалась, но старалась не отставать. Ей казалось, что она снова превратилась в деревенскую девчонку. Они выскользнули из ворот и побежали по тропинке, которая вилась по высокому берегу болота. Прилив еще не кончился, и вода стояла высоко. Ступеньки привели их к маленькому причалу, где качалась на волнах лодка. Марк быстро спустился в нее, подхватил Порцию, устроил ее на сиденье и отвязал конец веревки.

– Хочешь поплавать? – спросил он Порцию, которая испуганно вцепилась в планширы.

– Нет, – со страхом в голосе отозвалась она. – Ты не боишься перевернуться?

Марк отвечал серьезным тоном, но в глазах его играли все те же знакомые искорки:

– Не боюсь. Но я всегда считал, что в жизни все надо попробовать. Однако на сей раз будем надеяться на лучшее, любовь моя.

Он оттолкнулся от пристани и начал грести. Камыши заслоняли обзор, Порция видела лишь верхушку Давелл-Холла и башню с колоколом, а потому она стала смотреть на Марка, на его сильные плечи, на растрепавшиеся от ветра волосы. Одна из прядей упала ему на лоб, и ей страстно: хотелось ее откинуть.

– Здесь лучше, чем на Серпантине?

Порция засмеялась.

– Мне нравится, когда ты так смеешься, – вдруг сказал Марк и серьезно посмотрел ей в глаза. – Ты можешь быть великосветской дамой, леди Эллерсли, но я тешу себя надеждой, что я – единственный человек, который способен заставить тебя веселиться как девочка.

И вовсе он себе не льстил. Порция знала, что с Марком она становится другой женщиной. А если это правда, то и сам он становится с ней другим человеком.

Рядом шлепнула хвостом крупная рыба. Порция испугалась.

– Куда мы плывем? – Она огляделась вокруг.

– Никуда. В этом-то вся прелесть здешних мест. Можно проплыть несколько миль, кружиться в лабиринте каналов и протоков, но так и остаться почти на месте.

– Зато здесь можно спрятаться от твоих врагов.

– Ты имеешь в виду Арнольда Гиллингема? Или всю британскую нацию? Думаю, они одинаково меня ненавидят.

«Самое ужасное то, что это правда», – подумала Порция.

– Порция, есть только один выход из этого положения. – Он не сводил с нее настойчивого взгляда. – Выходи за меня замуж.

Он не просил, а скорее приказывал.

– Чтобы спасти тебя от виселицы?

Он нетерпеливо отмахнулся.

– Господи, да не поэтому! Выходи за меня замуж потому, что тебе это нужно, потому что ты любишь меня. Ты ведь любишь?

– Я люблю тебя.

Марк ухмыльнулся.

– О…

– Но есть практические соображения…

– Я не желаю думать о практичности. – Он оглянулся и стал подгребать к берегу, ткнул лодку носом в камыши и пристроил весла внутри лодки. – Мне нравится это платье, – заговорил он, осторожно подбираясь к Порции. – Оно такое белое, чистое. Ты в нем похожа на дебютантку на первом балу. Такая свеженькая, нетронутая.

– А вовсе не пресыщенная старуха, так? – поддела она его, не доверяя лукавому огоньку в его глазах. Оглянувшись, Порция поняла, что ей некуда деваться, разве что в воду, а она не была готова к купанию.

– О нет, только не это, – расхохотался Марк и обнял ее. Его твердые, жадные губы впились в ее рот.

У Порции перехватило дыхание. Что толку сопротивляться? Да и не хочет она сопротивляться. Не хочет думать обо всех трудностях, которые стоят на пути к их счастью, тем более что Марк не хочет о них слышать.

Марк словно прочитал ее мысли.

– Порция, чего ты хочешь от жизни? – не сводя с нее взгляда, спросил он. – Я говорю не о твоем долге перед другими людьми. Я спрашиваю, чего ты сама хочешь?

Никто и никогда не задавал ей такого вопроса. Ее жизнь вращалась вокруг интересов и потребностей других людей, и пока она не отправилась в клуб «Афродита» и не встретила там Марка, ее все устраивало.

Так чего же она действительно хочет? В самой глубине души? Внезапно Порция поняла: она хочет жить собственной жизнью, хочет иметь мужа, детей и дом, где любят ее саму, а не ее положение. И она больше не хочет стоять на помосте под пристальными взглядами толпы. Она устала от притворства.

– Так что же, любовь моя?

Голос Марка вернул Порцию к действительности. Она открыла глаза и не могла вспомнить, когда их закрыла.

Марк наблюдал за ней. Здесь он не выглядел таким рафинированным красавцем – в нем появилось что-то от варвара: небритый, с растрепанными волосами, в мятой одежде. Он куда меньше напоминал того денди, который являлся ей в мечтах. Сейчас перед ней был реальный мужчина, человек, которого она любит, и с которым хотела бы прожить всю жизнь.

– Я хочу тебя, – прошептала Порция. – И я хочу жить здесь с тобой.

Марк погладил ее по щеке. Пальцы его дрожали.

– Порция, любовь моя.

– Я знаю, ты не хочешь, чтобы я возвращалась, – внезапно успокоившись, заговорила она. – Однако мне нужно все расставить на свои места. Есть люди, которые от меня зависят. Я должна устроить их судьбу. Есть люди, которых обидит такая перемена во мне. Я должна попробовать объясниться с ними. Понимаешь, мне кажется, я не смогу быть с тобой беззаботно счастливой, пока не улажу все в своем прошлом.

– Я тебя понимаю. – Он провел пальцем по ее нижней губе. – И я могу тебе помочь.

– Не можешь. Я должна сделать это сама. Должна покончить со своим прошлым и вернуться к тебе свободной. – Она улыбнулась. – Конечно, если ты меня примешь такой.

– Я хочу тебя, – прошептал Марк и прижался губами к ее губам.

Больше они не разговаривали. В этом не было необходимости. Лодка слегка покачивала их слившиеся тела. Над их головами шуршал камыш, но они ничего не слышали, пребывая в своем потаенном мире, где царили любовь и верность.

– Давелл-Холл. В Норфолке. – Губы Арнольда изогнулись в презрительной усмешке.

У Лары вытянулось лицо.

– Я знаю, что твоей мачехе нечего там делать. Очевидно, там располагается резиденция мистера Уорторна.

– Значит, она все-таки убежала с ним?

– Или он с ней.

– Что же нам делать? – В глазах Лары вспыхнул нездоровый свет. – Мы все расскажем королеве?

– Полагаю, это возможно, – задумчиво протянул Арнольд. – Но сделать это надо весьма осторожно, чтобы выглядеть обеспокоенными родственниками. Но тянуть не следует. Я и так потерял слишком много времени.

– Столько хлопот из-за этой Порции. Она должна понести наказание.

– Не беспокойся. Я этим займусь.

Лара улыбнулась, ее глаза заблестели. Арнольд внезапно почувствовал неожиданный приступ вожделения. Если бы не присутствие в доме его товарищей, он не отказался бы подняться в спальню следом за Ларой.

Лара оглянулась на дверь гостиной, где друзья Арнольда угощались бренди и сигарами.

– Я оставляю вас, – с грустью сообщила она Арнольду, возможно прочитав его мысли. – Полагаю, вы еще несколько часов будете рассуждать о скучных вещах.

– Возможно. – Арнольд задумчиво смотрел на жену, потом протянул руку, погладил ее по плечу, чувствуя пальцами тепло ее плоти, и сам удивился, сказав: – Ты почитай пока, дорогая, я постараюсь долго не задерживаться.

У Лары вспыхнули щеки. Она повернулась и со счастливой улыбкой стала подниматься по лестнице.

Арнольд немного подождал, потом вернулся в столовую и плотно прикрыл за собой дверь. Гости замолчали, ожидая его слов.

– Я надеюсь, что о моей жене позаботятся, когда произойдет запланированное событие, – со спокойным достоинством проговорил Арнольд. – Мы одержим победу, но она окажется перед лицом краха, социального и финансового, и будет нуждаться в поддержке.

– Ну конечно, – один за другим пробормотали присутствующие.

Арнольд каждому посмотрел в глаза жестким, холодным взглядом и почувствовал удовлетворение. Он не любил Лару, во всяком случае, любил куда меньше, чем дело своей жизни, но сейчас вдруг понял, что не хочет приносить ей ненужные страдания. Арнольд мало интересовался ее чувствами к нему, он даже подозревал, что она возненавидит его, когда все случится. Однако со временем ее гордость потребует, чтобы участие Арнольда в убийстве королевы было окутано героическим ореолом, и она найдет способ возвеличить мужа. Пожалуй, Арнольда это бы позабавило, случись ему при этом присутствовать.

Но сейчас надо было заниматься Порцией и Марком Уорторном. Арнольд сказал Ларе правду: не имело значения, кто с кем убежал – Порция с Марком или наоборот. Важно другое: они прячутся на краю света в Давелл-Холле, Арнольду нужно, чтобы они были рядом с королевой. Или королева – рядом с ними.

Час его триумфа быстро приближался, и, странное дело, Арнольду хотелось, чтобы Порция при этом присутствовала. Он хотел, чтобы она оценила, на что он способен, чтобы, пусть и невольно, разделила момент его славы.

Сама эта мысль разбудила в нем вожделение, еще более мощное, чем прежде.

– Друзья мои, я должен вас покинуть, – резко заявил Арнольд, поднимаясь из-за стола. – Вы сами найдете дорогу. Спокойной ночи.

Не обращая внимания на удивленные лица своих гостей, Арнольд захлопнул дверь столовой и, как жених в брачную ночь, бросился вверх по лестнице.

На следующее, утро Арнольд проснулся с ясной головой и быстро решил, как нужно действовать дальше. К девяти часам он уже был в Букингемском дворце. Получить пропуск оказалось не так сложно, как он рассчитывал. Стоило упомянуть имя Порции, и перед ним распахнулись все двери. И вот он уже в приемной и ожидает вызова к королеве.

Виктория не слишком благосклонно выслушала имя посетителя.

– Мистер Гиллингем просит его принять, ваше величество. Он говорит, что хочет поделиться с вами сведениями о леди Эллерсли.

Пухлое лицо Виктории сделалось мрачным. Она не любила Арнольда Гиллингема, ее отталкивал льдистый взгляд этого джентльмена. Виктория вспомнила, что был какой-то скандал, связанный с его отцом. Разумеется, дети не должны страдать за грехи отцов, но в этом случае королева была готова сделать исключение.

– Хорошо. Я приму его. Но ненадолго.

Арнольд вошел и низко поклонился.

– Ваше величество.

– Мистер Гиллингем, мне сказали, что у вас есть новости. Рассказывайте, меня ждет французский посол.

– Повинуюсь, ваше величество, но боюсь, вам эти новости не понравятся.

– Тем не менее, это не повод утаивать их от меня, – с ядом в голосе отозвалась королева.

Арнольд понял, что следует говорить прямо.

– Леди Эллерсли находится в Норфолке с мистером Марком Уорторном. И я боюсь, ваше величество, что она совсем потеряла голову. Моя жена с ужасом думает о том, как это известие отразится на памяти о ее отце.

– Вы имеете в виду, что она там живет с ним? Одна?

– Ну, не совсем. Ее мать, миссис Страуд, тоже находится там. И горничная леди Эллерсли.

Казалось, Виктория не нашла в этом ничего шокирующего.

– Следовательно, леди Эллерсли находится под надлежащим присмотром.

– Мадам, я пришел не только затем, чтобы сообщить вашему величеству о местонахождении леди Эллерсли. Я хочу просить вас о помощи. Моя жена и я сделали все, чтобы уговорить леди Эллерсли изменить поведение, но наши усилия оказались тщетны. Этот человек – негодяй, охотник за приданым, самый опасный тип для чувствительной женщины. Вы имеете такое влияние на леди Эллерсли, она всегда говорит о вас с таким восхищением, и мы надеялись, что вы, ваше величество… Возможно, это слишком дерзкая просьба…

Виктория нетерпеливо прервала его:

– Сэр, говорите же, чего вы хотите. Вам бы следовало знать, что я предпочитаю, когда говорят прямо.

Арнольд поклонился.

– Хорошо, ваше величество. Не согласились бы вы поехать к ней? Не окажете ли вы нам величайшую милость, навестив леди Эллерсли и употребив свое влияние на эту даму. Если бы нам удалось вернуть леди Эллерсли в Лондон раньше, чем ее местонахождение станет известно широкой публике и разразится скандал, то выиграли бы все. Ваше величество, я прошу об этом не только ради себя и леди Эллерсли, но и ради драгоценной памяти ее мужа, лорда Эллерсли.

Виктория, безусловно, намеревалась отказать Гиллингему, слова уже готовы были сорваться с ее языка, но упоминание лорда Эллерсли тронуло ее сердце. Кстати, скандал действительно будет ужасный. Разве подобные потрясения нужны правительству и стране, если она, королева, может их предотвратить? Конечно, в последнее время Порция вела себя странно, но Виктория была к ней очень привязана, а дети вообще ее обожают. Чудовищно, если Порция разрушит свою жизнь из-за человека, недостойного чистить ботинки дорогого лорда Эллерсли.

Разумеется, Виктория была ярым приверженцем самых строгих моральных норм, но ханжой она не была и отлично понимала, что, если ей удастся вырвать Порцию из когтей Марка Уорторна, это пойдет на благо всему обществу.

– Это весьма необычная просьба, сэр, – холодно ответила она Арнольду. Он уже открыл рот, чтобы рассыпаться в извинениях, но королева подняла руку, призывая его к молчанию. – Леди Эллерсли – наш дорогой друг. Правда и то, что я была очень привязана к ее покойному мужу. Однако почему вы решили, что она послушается моего совета? Такое впечатление, что этот Уорторн ее околдовал.

– Ваше величество, к несчастью, это правда. Но я уверен, если она сможет поговорить с вами, она тотчас поймет, чем рискует, и придет в себя. Вы одна способны ее спасти.

Слова прозвучали несколько театрально, к тому же они совсем не соответствовали его темпераменту, но потом Арнольд решил, что это была гениальная находка. Явиться к королеве и просить ее о таких вещах было неслыханной дерзостью, но Арнольд ничем не рисковал. И сейчас, наблюдая за игрой эмоций на этом пухлом лице, он понимал, что, как ни странно, сумел убедить королеву.

Виктория сообщила свое решение: она пустится в дорогу через два дня и поедет практически инкогнито, чтобы не привлекать внимание к фактам, которые они пытаются скрыть.

Когда Арнольд понял, что королева поедет в Давелл-Холл, он едва сдержался, чтобы не подпрыгнуть от радости.

Глава 28

Ремонт шлюзовых ворот был завершен. Порция видела, как гордится своими успехами Марк. Ей казалось, что каждый день в Давелл-Холле раскрывает перед ней новые грани натуры этого человека, но скорее всего она, занятая своими неприятностями, раньше не удосуживалась присмотреться к нему внимательно.

Как могла она считать его просто очаровательным бездельником? Спору нет, очаровательным он был всегда. Ее сердце до сих пор начинало стучать быстрее при одной только мысли о нем. Но Марк – сложный человек. В нем есть сила, решительность, ум, способность к состраданию… Можно целый день перечислять его достоинства.

Когда он смотрел на Порцию с той особой теплотой, которую приберегал для нее одной, она чувствовала, как в груди тает сердце. Но, кроме того, Порция испытывала страх перед трудностями, которые придется преодолеть, прежде чем она станет его женой. Вот об этом она думала постоянно. Невозможная мечта должна была воплотиться в действительность.

Себастьян был еще в Давелл-Холле. Порция просила его сопровождать ее в Лондон, когда придет время, и он согласился. Они не разговаривали об этом между собой. Марк по-прежнему не желал даже обсуждать этот план. Но время отъезда уже не за горами. Простит ли он ее, если она уедет одна? А вдруг он откажется ждать и поедет вместе с ней в Лондон?

Порции становилось дурно при мысли об опасностях, которые могут подстерегать его в столице. Она тянула время, но его почти не оставалось.

– Я просил Порцию выйти за меня замуж, – сообщил Марк своему брату.

Себастьян усмехнулся.

– Ну ты и удивил меня, брат! – с иронией воскликнул он.

– Мы пока не назначили дату, – подхватила Порция. – Сейчас трудно говорить о сроках.

– Нет никаких трудностей, – возразил Марк. – Скажи только слово, и я в тот же миг отведу тебя к алтарю. – Марк улыбался, но Порция видела, что он говорит всерьез.

Себастьян следил за их спором, а потом вмешался:

– Знаете, Порция, Марк может оказаться прав. Брак предотвратит скандал и даже может вызвать к вам обоим симпатию.

– Я не хочу думать об этом, пока не улажу свои дела, – упрямо заявила Порция.

– Вот видишь? – Марк бросил на брата беспомощный взгляд. – Вот с чем мне приходится мириться. Эта женщина просто невозможна. Упряма как баран. И думает только о себе. Она привыкла поступать как ей вздумается и абсолютно не желает учитывать, что разбивает мне сердце.

Разумеется, он ее поддразнивал, но Порция не развеселилась.

– Ты сам не хочешь считаться ни с чем, что не входит в твои планы.

– Отлично. Пусть Себ отвезет тебя в Уорторн-Мэнор, и мы там обвенчаемся. Устроим роскошный праздник, как будто нам не от кого прятаться. Граф Уорторн будет посажёным отцом. Мы пригласим самых значительных персон. Пусть приедут и увидят, что нам нечего скрывать.

– Если бы тебе нечего было скрывать, ты бы венчался с ней в Лондоне, в Сент-Джеймсском соборе, – с легкой насмешкой в голосе заметил Себастьян.

– И рискнуть беспорядками? – в притворном ужасе воскликнул Марк. – Полицейских будет больше, чем гостей. Нет, родовое гнездо Уорторнов – достаточно величественная резиденция. Но я же забыл, Порция его никогда не видела. Ну, любовь моя, тебе предстоит интереснейшая экскурсия. Наше фамильное гнездо, возможно, нуждается в небольшом ремонте, зато там есть все, что полагается феодальному замку: искусственное озеро, баронский зал с изъеденными молью чучелами и ржавыми доспехами.

– Марк, Порция отлично знает Уорторн-Мэнор.

Марк нахмурился.

– Знает? Любовь моя, ты бывала в Нью-Форесте?

У Порции оборвалось сердце. Она знала, что правда когда-нибудь выяснится, но не в столь неподходящий момент. Надо было давно все рассказать Марку. Ну почему она этого не сделала?

– Порция?

Себастьян понял свою ошибку и торопливо проговорил:

– Прошу прощения. Я не знал…

– Что за тайны? – Марк переводил взгляд с Себастьяна на Порцию. – Кто-нибудь соизволит меня просветить?

Порция поставила чашку на стол.

– Себастьян, сделайте одолжение, оставьте нас на несколько минут.

Себастьян тут же удалился.

– Мы с тобой уже встречались, – начала Порция. – Ты просто не помнишь. – Она бросила на него быстрый взгляд. Марк, нахмурившись, внимательно слушал. – А может быть, все-таки помнишь. Ты несколько раз говорил, что тебе знакомо мое лицо.

– Дальше, – прорычал Марк.

– Когда ты юношей жил в Уорторн-Мэноре, мой отец был викарием.

У Марка округлились глаза!

– Так ты – дочь викария? – спросил он.

– Да, – просто ответила Порция.

Марк не улыбнулся. Она так привыкла к его улыбкам, что сейчас затрепетала. Он вдруг показался ей незнакомцем.

– Ты должна была мне сказать.

– Это было так давно, Марк. Я не думала…

– Думала, думала. Поэтому ты мне и не сказала, так ведь? Тебе пришло в голову, что я буду меньше тебя ценить, если узнаю. Что я воспользуюсь этим знанием тебе во вред.

Он слишком хорошо все понял. Порция постаралась возразить:

– Марк, ты ведь даже не помнишь меня! Какое это имеет значение?

– Помню. Ты всегда гуляла по аллее, когда я катался верхом. Иногда мне даже казалось, что ты это делаешь специально.

Порция вдруг по-настоящему испугалась, что он догадается, как сильно она была в него влюблена, пусть глупо, по-девичьи, но влюблена! Поэтому она и молчала. Не желала она ворошить прошлое, вспоминать несчастную дочку священника, которая так жаждала любви! Все это кануло в прошлое.

– Ты должна была мне сказать, – упрямо повторил Марк. Сейчас он сам был на себя не похож. Порция заглянула в глаза этому мрачному человеку и не узнала своего возлюбленного.

– Не придавай значения всяким мелочам!

– Если бы это были мелочи, ты бы мне давно о них рассказала. Но ты не рассказала. Скрыла. И теперь я спрашиваю себя – почему?

Порция резко встала из-за стола. В блюдце звякнула ложечка, стул упал на пол.

– Порция! – закричал ей вслед Марк, но она не обернулась и не остановилась. Слезы застилали ее глаза.

Марк все время опасался, что Порция не доверяет ему, а теперь она сама подтвердила его подозрения. Если бы она ему верила, то рассказала бы правду. Вместо этого она скрывала факт их знакомства, как некую страшную тайну, словно бы опасаясь, что он станет меньше ценить ее. А может быть. Порция относится к нему недостаточно серьезно, чтобы говорить о своей юности и своих чувствах?

Несмотря на все ее обещания и поцелуи, она все решает сама. Марк открыл ей сердце, поведал обо всех планах и мечтах, а она утаивала от него свои секреты! Что же тогда говорить о его надеждах на брак?

Марк был зол и обижен. Он слышал, как простучали ее башмачки по полу вестибюля, поднялся наконец из-за стола и отправился следом за Порцией. Что бы она ни сделала и что бы ни скрыла, он ее любит и, конечно, простит.

Марк был на площадке, когда с мощенного камнем двора раздались звуки подъезжающего экипажа. Он рванулся к окну и стал вглядываться в цветные стекла витража. Карета была большой и черной. Ее сопровождало множество всадников. Видимо, в экипаже ехали важные персоны.

Марк, нахмурившись, наблюдал, как остановилась карета и как в тот же момент в дверях появилась Порция. Она тоже удивилась, но что-то в ее позе говорило о том, что она знает, чей это экипаж. Марк почуял недоброе.

Дверца распахнулась, и на землю ступил Арнольд Гиллингем. Бормоча под нос ругательства, Марк бросился вниз.

Несмотря на дорожные костюмы, Порция узнала нескольких всадников. Это были гвардейцы королевы. Виктория здесь, в Давелл-Холле! На мгновение Порция оледенела.

Потом из кареты появился Арнольд. Лицо его было сосредоточенным и серьезным, но Порция заметила, каким триумфом горят его холодные глаза.

Бежать и спасаться было поздно. Да она в любом случае не стала бы убегать. Ни за что на свете не будет она выказывать слабость перед таким человеком, как. Арнольд Гиллингем. Теперь она знает, какое наслаждение испытывает он, подчиняя себе окружающих. Порция, одна во всем дворе, расправила спину и двинулась к карете, словно была хозяйкой загородного поместья, а не его пленницей.

Виктория, уставшая и раздраженная, уже выходила из кареты.

– Леди Эллерсли, – резко проговорила она и вдруг замолчала, удивленная причудливым старомодным платьем своей подруги. Порция присела.

– Ваше величество, я потрясена.

– Я бы предпочла благодарность. Мне пришлось изменить свои планы, чтобы уладить ваши дела. Я вне себя. Вы доставили мне много хлопот, миледи.

– Мадам…

– Нет, мы не станем обсуждать это в таком месте. Пригласите же меня в дом, Порция, чтобы мы могли поговорить наедине. – Слова прозвучали не как просьба, а как приказ.

– Как вы могли так поступить с нами, Порция? – Из коляски появилась Лара со своими лицемерными причитаниями.

– Наедине, я сказала, – повторила Виктория и бросила на Гиллингемов раздраженный взгляд, который лучше всяких слов рассказал Порции, как прошло путешествие.

Она повела гостей к дому.

В дверях стоял Марк. Порция сделала вид, что не заметила его. Также поступила королева Виктория. Мерси, которая спешила в этот момент из кухни, замерла как вкопанная. Порция на ходу распорядилась подать угощение и провела свою августейшую подругу в гостиную.

К счастью, там горел камин. Королева сразу сняла перчатки, села в кресло и протянула руки к огню.

– Леди Эллерсли, у вас ужасные родственники. Они полагают, что я поверю в их искренность, если они всю дорогу будут надоедать мне рассказами о том, как пекутся о вашем благополучии, и строить постные физиономии.

– Простите, ваше величество, но это родственники моего покойного мужа, а не мои. Я их не выбирала.

– Ладно, – вздохнула Виктория, позволяя себе смягчиться, но тут же бросила на Порцию суровый взгляд. – Думаю, пора поговорить откровенно.

– Да, мадам.

– Присядьте. Вот так-то лучше. Итак, о чем вы думали, дорогая, когда скрылись, не сказав никому ни слова? Я беспокоилась. Весь народ беспокоился. И тут этот Арнольд Гиллингем сообщает мне, что все это время вы были здесь, с этим человеком…

– Прошу простить меня. Это был минутный порыв, внезапное решение. Я была не в состоянии рассуждать здраво. А когда убежала, то не знала, как вернуться обратно.

– Этот человек… Это его вина. Его накажут. Я прикажу отвезти его в Лондон и арестовать. Конечно, будет скандал, но с этим ничего не поделаешь. Во всяком случае, у толпы будет на кого излить свою ненависть.

– Нет! – воскликнула Порция и прикусила губу, заставляя себя говорить спокойно. Истерика не убедит Викторию изменить свою точку зрения. – Мадам, пожалуйста, выслушайте меня. Мистер Уорторн ни в чем не виноват. Он лишь помогал мне убежать от Арнольда.

Виктория смотрела на нее жестким, недоумевающим взглядом.

– Убежать от Арнольда?

Порции показалось, что она вступает в неведомый лабиринт, полный ловушек и капканов, и что каждое неверное слово может привести ее к гибели. В конце концов, именно Арнольд виноват, что она оказалась в таком положении. У нее не было к нему жалости.

– С тех пор как вы, мадам, проявили ко мне милость и сделали свидетельницей своего семейного счастья с вашим дорогим принцем, я стала мечтать о таком же счастье. Однако Арнольд считал, что я должна оставаться вдовой, чтобы он имел возможность осуществлять свои честолюбивые замыслы. Думаю, через меня, ваше величество, он надеялся втереться в доверие к вам.

Виктория кивнула.

– Я всегда считала его ужасным человеком.

– Когда я сообщила ему, что собираюсь выйти замуж за мистера Уорторна, он пригрозил, что в таком случае упрячет мою мать в сумасшедший дом. Она старая, все забывает, но он сказал, что объявит ее буйной. Я бы такого не выдержала, и Арнольд это знал.

Королева плотно сжала губы.

– Вам надо было рассказать все мне, Порция.

– Простите, мадам. Теперь я вижу, что должна была прийти к вам и все рассказать. Но в тот момент я вдруг не выдержала. Когда Марк предложил мне и моей матери убежище здесь, в Норфолке, я согласилась.

«Рассказ более-менее правдив, – думала Порция, – а пробелы королева может восполнить сама». Виктория задумчиво смотрела в огонь.

– Я не могу притворяться, что меня радует ваше намерение вступить в повторный брак. Полагаю, вам это всегда было известно. Именно поэтому вы не обратились ко мне за помощью. Я всегда была очень привязана к лорду Эллерсли.

– Я тоже, мадам. Но я была совсем девочкой, когда вышла за него замуж, а теперь я взрослая женщина. Я хочу снова любить, мадам. Хочу найти такое же счастье, какое выпало вам. Разве это плохо?

– Нет, это не плохо. – Казалось, Виктория не сразу смогла найти ответ на этот простой вопрос. – Сейчас нам следует найти разумный выход из путаницы, которую вы устроили. Если, конечно, это возможно. Лично мне нравится идея обвинить во всем мистера Гиллингема, но боюсь, он будет протестовать.

– Возможно, но все равно стоит попробовать.

Виктория в первый раз улыбнулась.

– Вы мне нравитесь, Порция, – несколько сухо произнесла королева. – Я бы не хотела, чтобы ваша жизнь была разрушена.

Порция была удивлена и тронута, она не знала, как отвечать на такие слова.

– Я должна все обдумать, – продолжала Виктория. В этот момент в гостиной появилась Мерси с подносом и присела в глубоком поклоне. – Сейчас я подкреплюсь, потом отдохну. Мы продолжим разговор позже.

– Да, мадам. – Порция взглянула на Мерси, давая понять, что комната должна быть готова в срок. Домоправительница выглядела несколько ошеломленно, но Порция не усомнилась в ее расторопности.

Когда Виктория в сопровождении служанки благополучно устроилась наверху, Порция отправилась на поиски Марка. Она должна была сообщить ему, что именно рассказала королеве, чтобы их истории совпадали. Но Марк может вообще не захотеть с ней разговаривать, не говоря уж о том, чтобы жениться.

Она застыла на месте. Ветер цеплялся за полы ее плаща, трепал волосы. Бледные щеки Порции раскраснелись. О Боже, какая неразбериха! Она понятия не имеет, как ей выпутаться, да и можно ли выпутаться из этой истории.

– Мистер Уорторн.

Марк узнал этот холодный протяжный голос, но не отвел глаз от разложенных на библиотечном столе планов и карт. Земли поместья изображались на них в прежнем виде – мириады каналов, проток, ворот. Рассмотрев их, Марк понял, как много еще предстоит сделать.

– Полагаю, вы не слишком разочарованы, что ваше маленькое приключение с Порцией подошло к концу? – Арнольд был настолько полон самодовольства, что, казалось, лопнет от гордости. – Надо сказать, что вы забрались в чужие угодья.

– Подошло к концу? Не думаю. Мы скоро поженимся. – Марк наконец обернулся к вошедшему. – Неужели вы проделали столь долгий путь только для того, чтобы высказать эти соображения?

Арнольд расхохотался с таким видом, как будто не мог поверить в подобную чушь, но Марк заметил, как сжались его кулаки.

– Леди Эллерсли имеет слишком большое значение для всего народа, чтобы выйти замуж за такого субъекта, как вы, – с апломбом заявил Арнольд. – Вы доставили мне массу хлопот, Уорторн. Не думайте, что это сойдет вам с рук. Солидный срок по приговору суда будет очень кстати.

Марк присел на край стола и сложил руки на груди.

– Чего вы хотите, Гиллингем? Не могу поверить, что вы явились сюда, да еще убедили приехать королеву только для того, чтобы заставить Порцию вернуться в Лондон? Королева не любит вас. Она ни за что не станет помогать вам в карьере. Вам не видать тех высот, к которым вы стремитесь. Вас ведь влечет к Порции, правда? Влечет тайно. Жаль, но я должен сказать, что она скорее ляжет в постель с бродягой, чем с вами.

– Ну разумеется. Она же спит с вами.

Марк расхохотался.

Внезапно взгляд Арнольда переменился. В нем появилось что-то жесткое и дикое, словно под элегантным сюртуком лондонского денди скрывался какой-то опасный, коварный зверь.

– Отец научил меня честолюбию, – напыщенно произнес Арнольд. – Внушил, что для достижения большой цели надо много трудиться. Я много трудился, а вы почти разрушили все, что я создал. Но вам нечем гордиться. В конце концов вы мне помогли. Здесь идеальное место для осуществления моего плана.

– Я не понимаю, о чем вы говорите, – начал было Марк.

– Разумеется, не понимаете, – с вызовом бросил Арнольд и вышел из библиотеки.

Марк покачал головой.

– Совсем рехнулся, – пробормотал он себе под нос, но в глубине души осталась тревога. Что-то в Арнольде Гиллингеме его насторожило.

– Миледи, мне надо вам что-то сказать. – Голос Хетти звучал странно. Порция посмотрела на горничную в зеркало. Хетти кусала губы. Сейчас она помогала Порции одеться к столу в бальное платье. Мерси сумела приготовить обед, поистине достойный королевы, и Порции хотелось выглядеть соответственно случаю. Конечно, бальное платье будет выглядеть несколько странно, но не более странно, чем те наряды, которые она носила в последнее время. Кроме того, Порция рассчитывала предстать перед Марком во всем блеске, напомнить ему, что, кем бы она ни была в прошлом, сейчас она – леди Эллерсли.

Может быть, они смогут восстановить то, что погубила ее неуместная скрытность, и все еще будет хорошо? Королева, по всей видимости, на ее стороне. Будет глупо, если они раздумают жениться.

«Кого я обманываю? Мое сердце будет разбито».

Порция вздохнула и вернулась мыслями к горничной.

– Так о чем ты хочешь со мной поговорить?

– Я думаю, миледи, вы меня никогда не простите.

– Ну я не верю, что дело так плохо.

«Да и кто я такая, чтобы винить других за скрытность», – думала Порция, наблюдая, как Хетти добавляет последние штрихи к ее безупречной прическе.

– Вы помните день, когда Арнольд и Лара Гиллингем явились в дом на Гросвенор-сквер? Они как будто знали, что вы в клубе «Афродита» с мистером Уорторном?

– Как же я могу такое забыть? Это была самая ужасная ночь в моей жизни.

Хетти помолчала, потом тряхнула головой.

– Миледи, это я им рассказала.

Порция застыла. Вероломство Хетти поразило ее до глубины души.

– Ты рассказала? – прошептала она. – О, Хетти, ты рассказала?

– Простите меня, миледи. Я думала, что стараюсь для вашего блага. Я тогда не понимала… – В глазах Хетти была горечь. – Если бы я тогда знала то, что знаю сейчас, я никогда, никогда бы этого не сделала. – У нее задрожали губы. – Простите меня, дорогая.

Порция никак не могла осмыслить случившееся.

– О, Хетти…

– Простите меня, – зарыдала служанка. – Я не могу больше жить, скрывая от вас правду. Простите, или мне придется уйти от вас. В любом случае мне надо уйти. Я не смогу вынести, если вы будете меня ненавидеть. Я всегда вас любила, с того времени, как вы вышли замуж за лорда Эллерсли. Всегда старалась все делать самым лучшим образом. Но я не прошу вас вспомнить об этом. Я приму любое наказание, какое вы сочтете необходимым.

Порция молча проглотила свое разочарование. Хетти говорила правду. Она любила свою хозяйку, всегда была ее верной наперсницей. Разве можно забыть об этом? Ведь бедная Хетти действовала из лучших побуждений. Она доверилась Арнольду. Это, конечно, ее ошибка, но она ведь так страдает! И Порция решила, что сделает для своей верной служанки то, что Марк должен сделать для нее самой.

– Нет, тебе не надо уходить, – мягко проговорила она. – Кто будет ухаживать за мной лучше тебя? Я прощаю тебя, Хетти.

В ответ Хетти зарыдала еще громче. Порция взяла ее руки и стиснула их в своих ладонях.

– Ну успокойся, Хетти, успокойся, иначе ты заболеешь. Пойди приляг. Тебе незачем меня дожидаться.

Хетти утерла слезы рукавом.

– Благодарю вас, миледи.

– Подожди, может быть, ты не захочешь благодарить меня, если мы проживем здесь всю зиму, – с улыбкой сказала Порция. – Думаю, погода здесь бывает очень неспокойная.

– Ради вас, дорогая, я выдержу любую бурю.

Когда Хетти вышла, Порция поднялась и стала рассматривать себя в зеркало. Ей казалось, она смотрит на портрет. Эта красивая, изящная женщина – вовсе не она. Сама Порция изменилась, но сегодня она должна вновь превратиться в леди Эллерсли. Ради Виктории, ради будущего успеха Марка.

Порция стала спускаться в столовую, и в этот момент с башни донеслись тревожные удары колокола. С моря, как дурное предзнаменование, опять наползал туман.

Глава 29

Свечи в хрустальных канделябрах сражались с подступающим сумраком, но даже в столовой они не могли одержать окончательную победу. Мерси сегодня превзошла себя. Стол ломился от блюд. Виктория сидела во главе. За ее спиной стоял один из гвардейцев. Слева от нее сидели Гиллингемы, а Порция и Себастьян – справа. Марк расположился напротив королевы в дальнем конце стола у двери.

Он вел себя как самый гостеприимный хозяин – внимательный, безупречно любезный, несмотря на тот факт, что Виктория считала его похитителем вдовы любезного ее сердцу лорда Эллерсли. Марк знал, что сам он никогда не нравился королеве, но ему это было безразлично. Порция – другое дело. Ему было необходимо поговорить с ней наедине. С момента приезда королевы Порция почти не замечала его, как будто боялась рассердить свою августейшую подругу. И вот она сидит здесь в великолепном платье цвета лаванды с привычной маской холодной любезности на лице. У Марка засосало под ложечкой при мысли, что Виктория сумеет уговорить Порцию вернуться в Лондон, и он никогда ее больше не увидит.

Как все неудачно складывается! С тех пор как он увидел Порцию, Марк не знал покоя. Он либо пребывал на вершине блаженства, либо впадал в черную меланхолию. Середины не существовало. Но Марк не променял бы свои тревоги на спокойную жизнь без Порции. Он любит ее. И всегда будет любить.

Арнольд Гиллингем смотрел на него так, что Марку хотелось хорошенько двинуть ему по носу, но в данных обстоятельствах это, пожалуй, было бы неуместно. Что касается его жены, Лары, то она улыбалась с таким видом, как будто выиграла главный приз в лотерее, и менялась в лице, лишь когда вспоминала о своей роли заботливой падчерицы. Впечатление создавалось самое комичное. Только вот Марку было не до смеха.

Из-за окон доносились мрачные звуки набата. Колокол предупреждал о надвигающемся тумане. Направляясь в столовую, Марк заметил, что белое покрывало тумана подползло уже к самым окнам, как будто пытаясь проникнуть внутрь. Если кто-нибудь из присутствующих и захочет уехать, то не сможет – в такую погоду путешествовать небезопасно.

– Дорогая, у тебя ледяные руки! – воскликнул Арнольд и взялся растирать пальцы Лары. – Я принесу тебе шаль.

Лара хотела что-то сказать, но промолчала и только недоуменно смотрела на мужа.

Арнольд поднялся, извинился и с поклоном вышел. Когда дверь захлопнулась, атмосфера в столовой немного разрядилась.

– Здесь всегда так плохо с погодой, мистер Уорторн? – довольно резко спросила Виктория, с аппетитом поедая баранину.

– Да, но есть и свои преимущества.

– Вот как? И в чем же они?

– Приходится рано ложиться.

Секунду Виктория смотрела на него с непонимающим видом, потом хмыкнула и улыбнулась.

– Вы безнравственный человек, мистер Уорторн.

– Да, мне уже говорили.

Порция с испугом смотрела на Марка, как будто хотела предупредить его об опасности, однако Марк ответил на ее взгляд своей самой невинной улыбкой.

Распахнулась дверь – Арнольд вернулся с шалью для Лары, но, вместо того чтобы укрыть ею плечи жены, он подошел к столу и заговорил:

– Я долго ждал этого момента и сейчас не нахожу нужных слов. Наверное, подобное событие требует речи, но объяснения подождут.

– Арнольд! – Лара смотрела на мужа с явным недоумением. – Можно мне шаль?

Но Арнольд не слушал. Он развернул смятую в руках шаль, шелк выскользнул из его рук на пол, и все увидели пару заряженных пистолетов.

Королевский гвардеец не медлил. В тот же миг он бросился на сумасшедшего, но Арнольд выстрелил, гвардеец упал на бок и схватился за грудь. Его мундир обагрился кровью. Себастьян вскочил и усадил раненого в кресло. Лара бормотала что-то нечленораздельное.

Порция, бледная как смерть, наблюдала за Арнольдом, а тот повернулся и запер дверь столовой на ключ. Королева не двигалась, в ее глазах читался испуг, но она продолжала гордо держать голову.

– Мои люди слышали выстрел и сейчас они будут здесь, – объявила Виктория. – Положите оружие, мистер Гиллингем.

– Боюсь, никто не придет, мадам. – На лице Арнольда расплывалась широкая улыбка. – Когда я выходил, то наведался на кухню. Ваша охрана от души веселится вместе со слугами. Я заблокировал дверь, а они даже не услышали. Без сомнения, они скоро выберутся на свободу, но будет поздно. К тому времени вы уже умрете. Не забудьте, мой пистолет все еще заряжен.

– Арнольд! – на самой высокой ноте взвизгнула Лара.

– Заткнись. Я ждал этой минуты всю жизнь. Англия для англичан, а вы, моя королева, такая же англичанка, как кайзер.

Марк следил за сменой событий, готовясь к прыжку. Он знал, что не может позволить Арнольду убить королеву. Надо действовать, только правильно выбрать момент.

Себастьян встретился с ним глазами, как будто о чем-то предупреждая. Граф снял визитку и теперь прижимал ее к груди раненого. Бледная Порция сидела с таким же гордым и непреклонным видом, как и Виктория.

Арнольд продолжал говорить, излагал взгляды своего отца, говорил о книгах, которые написал, но так и не опубликовал. Похоже, он верил, что, убив королеву, сумеет распространить свои взгляды по всему миру. Марк считал все это чушью, но не собирался вступать в дискуссию. Чем дольше Арнольд будет разглагольствовать, тем больше времени будет у Марка на то, чтобы его обезоружить.

– Арнольд, пожалуйста! Ты же знаешь, что не сможешь отсюда выбраться. Тебя повесят. А что тогда будет с Ларой? – попыталась успокоить родственника Порция.

Лара громко всхлипнула. Арнольд бросил на Порцию угрожающий взгляд.

– Если бы ты, Порция, не пустилась в бега, я бы давно выполнил свое предназначение. Но получилось так, что мне пришлось ждать. Скажу тебе прямо – я недоволен.

– Вы же могли застрелить меня по дороге. Почему вы медлили? – бесстрастным тоном спросила Виктория.

– Я хотел, чтобы все было торжественно. – Его глаза неотрывно смотрели на Порцию.

Марк рассмеялся.

– Глупости. Просто вы хотели проделать это на глазах у Порции. Хотели показать ей, какой вы крупный негодяй. Хотели произвести на нее впечатление. Признайтесь, Гиллингем! Вы влюблены в нее.

Арнольд побелел от ярости. Пистолет в его руке дрожал так сильно, что ему пришлось придерживать его свободной рукой.

– Вы способны все свести к своему примитивному уровню, – прошипел он. – Моя цель чиста. Чувства, которые вы мне приписываете, замутнили бы ее.

Но дело было сделано. Опрокинув бокал, Лара резко встала. Ее лицо исказилось от бешенства.

– Арнольд! О, Арнольд! Я думала, ты не такой!

– Сядь! – закричал он, и в этот момент всеобщего замешательства Марк рванулся вперед. Он, как пружина, вылетел из своего кресла, бросился к заряженному пистолету, но промахнулся. В последнюю секунду Арнольд отдернул руку. Однако Марк успел со страшной силой ударить по ней. Арнольд не удержал пистолет, и тот шлепнулся в пирог с цыпленком. Но Арнольд не терял времени, он подскочил к столу, схватил фруктовый нож, в ту же секунду оказался рядом с Порцией, прижал ее горло локтем, а к щеке приставил лезвие.

Себастьян хотел задержать его, но у него на пути был раненый гвардеец. Арнольд быстрым ударом выбил стул из-под Себастьяна, и тот растянулся на полу, а сверху на него упал гвардеец. Порция вскрикнула, по ее щеке тоненькой струйкой бежала кровь.

– Назад! – приказал Арнольд. – Я перережу ей глотку. Я не шучу. Она заслужила! – Он прижал Порцию к себе и двинулся к выходу.

Марк понял по его дикому взгляду, что этот сумасшедший не остановится. Порция стонала, пытаясь удержаться на ногах, пока Арнольд тащил ее через всю комнату к двери. Юбки запутались вокруг ее ног, Порция боялась споткнуться, но все же смогла высвободить подол.

– Отпусти ее! – страшно зарычал Марк.

– И не подумаю. Она пойдет со мной, – осклабился Арнольд, уперся спиной в дверь, протянул руку назад, повернул ключ и сделал шаг наружу. Порция пискнула, пытаясь ухватиться за косяк, но Арнольд с силой ударил ее по руке, захлопнул дверь, и все услышали, как в замке повернулся ключ, а потом раздался звук удаляющихся шагов.

Через минуту Марк и Себастьян выбили дверь, но Арнольд и Порция уже исчезли в тумане болот.

Порция старалась не отставать. Если она медлила, Арнольд дергал ее за руку, а один раз попробовал тащить за волосы. Ее лицо было исцарапано, сама она дрожала от страха. У нее не осталось сил на храбрость.

– Ты мне никогда не нравился, – стуча зубами, проговорила она, – но я никогда не думала, что ты способен на убийство.

– Ну что ж, теперь ты это знаешь. Сюда, – приказал он и потащил ее по тропе.

Порция слышала, как внизу шумит вода. Начинался прилив. Было страшно упасть в болото и утонуть в водовороте прибывающей воды. Она знала, что не сумеет выплыть в своих тяжелых юбках.

– Дамбу сейчас зальет, – задыхаясь, крикнула она. – Ты не сможешь сбежать. Лучше сдавайся.

– Нет! – Арнольд оглянулся, но в плотном тумане ничего не было видно. Звук рассеивался и глох. Несколько раз Арнольд испугался эха от собственных шагов, которое летело за ними следом. Казалось, они попали в другой мир. – Здесь есть лодка? – крикнул Арнольд.

Порция испуганно кивнула.

– Покажи где! – Арнольд схватил ее за плечи и сильно тряхнул. Узел ее волос распался, пряди упали Порции на глаза, она попыталась убрать их.

– Не знаю. Все выглядит как-то по-другому.

– Порция, ты найдешь лодку или я швырну тебя в воду. Не думай, что я не смогу. Я с удовольствием полюбуюсь, как ты умрешь.

Она бросила на него отчаянный взгляд и поняла, что Арнольд не шутит.

– Сюда, – пробормотала она, сама не зная, куда ведет эта тропинка. Не имеет значения. Она хотела как можно дольше оставаться в живых, чтобы Марк успел ее найти. Порция знала, что он ее ищет и не позволит ей умереть в страхе и одиночестве.

Тропа становилась все уже. С обеих сторон раздавался плеск волн. Порция приподняла юбки и пошла впереди Арнольда, так как для двоих не оставалось места. Арнольд то и дело оглядывался, но ничего не было видно, только временами слышался звук колокола.

Порция напряженно думала. Хорошо, если Марк ее найдет, а если нет? Тогда она непременно погибнет от руки Арнольда или во время бегства.

В этот момент в сплошном тумане образовалась промоина, и Порция заметила лодку, которая качалась на волнах в нескольких ярдах от беглецов. Потом плотный туман снова спрятал ее от глаз. Порция быстро оглянулась. Арнольд явно ничего не заметил, он слишком часто оборачивался, пытаясь разглядеть погоню. Порция споткнулась, сделала вид, что упала, и подняла с обочины тяжелый булыжник. Арнольд выругался и схватил ее за руку, но она вырвалась. Когда он в следующий раз оглянулся, она с силой швырнула камень назад, в туман за их спинами.

Грохот падения раскатился вокруг, как рассыпавшаяся чечевица. Казалось, звуки летят одновременно со всех сторон. Арнольд с дико выпученными глазами завертелся на месте. И Порция не упустила свой шанс: она быстро скатилась по откосу и прыгнула в лодку. Лодка опасно накренилась. Дрожащими пальцами Порция распутала веревку и оттолкнулась от ветхого причала. Арнольд кричал на берегу. Порция увидела его мельком: темный силуэт внезапно возник прямо у нее над головой, а потом исчез.

Она легла на дно и долго лежала, качаясь на набегающих волнах. Было холодно и сыро, она совсем продрогла, когда наконец услышала зовущий ее голос. Порция прислушалась, стараясь понять, не Арнольд ли пытается ее обмануть, потом успокоилась и отозвалась.

Крики и топот приближались. Мелькнул свет факела. Кто-то слетел по откосу в воду, лодка качнулась от сильных рук. И вот эти руки уже ищут ее, поднимают, обнимают, прижимают к груди.

– Любовь моя, – срывающимся голосом говорил Марк. – Любовь моя. Никогда не бросай меня!

Порция прильнула к его груди, пряча лицо в знакомом запахе и тепле.

– Нет, нет, больше никогда!

На следующий день туман рассеялся.

Арнольда искали несколько часов и наконец обнаружили его тело, плавающее по волнам еще не отступившей воды. Марк считал, что он поскользнулся, упал с тропинки и утонул, но Порция опасалась, что все было еще хуже: Арнольд мог утопиться после провала своего покушения. Лара была в полном отчаянии, но Порции показалось, что падчерица испытывает некоторое облегчение. Как бы она пережила позор? Быть женой предателя, покушавшегося на королеву, – что может быть горше? В этом отношении Лара очень напоминала своего отца: внешне хрупкая, она была выносливой и жесткой.

Виктория уже отправилась в Лондон, но предварительно взяла со всех клятву молчать о происшедшем. Сведения о событиях в Давелл-Холле могут принести немало вреда. Было решено считать их несчастным случаем.

– Я сообщу публике, что леди Эллерсли собирается замуж, – сухо объявила королева. – И что мне было об этом давно известно. Это заставит молчать сомневающихся.

– Благодарю вас, мадам.

– Я буду ждать приглашения на вашу свадьбу, – продолжала Виктория. – А ваша первая дочь будет названа в мою честь.

Марк поклонился, скрывая ухмылку. Однако Виктория заметила ее.

– Думаю, я могла бы полюбить Марка, – сказала она Порции. – Конечно, я никогда не буду относиться к нему так, как к лорду Эллерсли, но все же он совсем неплох.

Позже, прогуливаясь под руку с Марком по саду, Порция со смехом говорила ему:

– Не могу понять, как ты этого добился.

– Добился – чего?

– Чтобы все вышло по-твоему.

– Просто талант.

Порция улыбнулась и вздохнула. Он двумя пальцами приподнял ее подбородок, заглянул ей в глаза и попросил:

– Расскажи мне о дочке викария.

Порция не заставила себя упрашивать.

– Я была влюблена в тебя. Девчоночье увлечение.

– Увлечение? – Марк не сводил с нее глаз. – А что там была за история, которую ты рассказала Минни, насчет колокольного звона? Это про тебя… и меня? О Боже, это точно про нас с тобой!

– Ну конечно.

Марк ухмыльнулся.

– Не смейся надо мной! – с притворной угрозой воскликнула, она. – Иначе я дам тебе по носу.

– Я не смеюсь, – запротестовал Марк. – Во всяком случае, не над тобой. Я просто счастлив. Мне лестно, что ты была влюблена в меня столько лет назад.

Сейчас Марк говорил серьезно. Он так страстно любил Порцию, что испытывал гордость от мысли о ее девичьей влюбленности, хотя в те годы он был настолько глуп, что ничего не заметил.

Порция улыбнулась ему чувственной, ленивой улыбкой и лукаво протянула:

– Подожди, пока я расскажу тебе о своих снах…

Эпилог

Порция прикрыла глаза от солнца. Аллею заливал яркий утренний свет. Чудесное время для прогулки. Она поправила на руке корзинку и отправилась в путь. Сначала она увидела только темный силуэт всадника, но тут же поняла, что это он, Марк Уорторн. Сердце застучало быстрее.

Она замедлила шаг. Вдруг он сегодня остановится и заговорит с ней? Что она ему скажет? А что, если у нее пересохнет в горле и она онемеет, как с ней уже случалось, когда он смотрел на нее в церкви? Он был самым красивым юношей из всех, кого она встречала, и Порция знала, что всегда будет его любить.

Его лошадь замедлила бег. Значит, он все-таки остановится.

Теперь она уже могла его разглядеть: волосы растрепаны ветром, лицо не выбрито, глаза прищурены. Он был без галстука. Расстегнутый ворот открывает ямочку между ключицами. Порция вцепилась в ручку корзинки.

– Мисс Страуд, не так ли? – с ленивой улыбкой протянул всадник.

– Да, сэр.

– Идете навестить бедных?

– Да. Мне… мне надо зайти в одну семью. Там, в конце аллеи.

Марк улыбнулся.

– Вас можно похвалить.

– Я делаю, что могу.

Он оглянулся.

– Кстати, в той стороне цыгане раскинули табор. Будьте осторожны. Эта публика бывает опасна. Думаю, будет лучше, если я вас провожу. Возьмитесь за мою руку.

Порция как завороженная смотрела на него, задрав голову. Марк нетерпеливо пошевелил пальцами.

– Ну что же вы? Станьте на это бревно.

Порция взобралась на бревно и медленно, как во сне, вложила пальцы в его ладонь. Он подхватил ее и посадил перед собой. Все вышло не слишком изящно, но она оказалась в его объятиях. Она едва не задохнулась от волнения и вздрагивала каждый раз, когда он касался ее спины.

Дыхание Марка щекотало ей ухо.

– Думаю, мы вполне можем выбрать длинный путь, мимо цыганского табора.

– А там безопасно, сэр?

– Я бы не сказал. Но так приятно рискнуть, моя красавица. Я покажу вам нечто такое, чего вы никогда не забудете. – Он хлестнул жеребца и пустил его в галоп.

Порция вынула из волос травинку и удовлетворенно вздохнула. Марк дремал, прижимаясь к ней горячим телом. Порция заглянула ему в лицо, и он ответил ей расслабленной улыбкой.

– Я не замечала в тебе склонности к распутству, – прошептала она ему в ухо.

– О, ты не поверишь, я всегда был распутником. Просто ты была слишком невинна, чтобы понять это. – Он погладил ее по обнаженному бедру. – Мне очень понравилось, моя девочка. Ты должна рассказать мне еще какой-нибудь сон.

– Обязательно расскажу, – Порция убрала влажную прядь у него со лба, – когда вернемся в Давелл-Холл. Там ведь уже заканчивают новую отделку?

– Есть еще клуб Афродиты. Она передала через Франческу, что очень рада такому обороту.

– Куртизанка становится свахой, – улыбнулась Порция.

Марк приподнялся на локте.

– Ты не жалеешь, что вышла за меня? Ведь теперь ты не знаменитая леди Эллерсли, не ангел во вдовьих одеждах.

– Конечно, не жалею. Мне нравится быть просто миссис Уорторн.

Марк усмехнулся.

– Ну и отлично. Нам еще рано возвращаться, правда? У нас масса времени до тех пор, пока Себ и Франческа спустятся к завтраку.

– Масса, – пробормотала Порция, чувствуя, как он опять с жаром прижимает ее к траве.

Сара Беннет

Алый шелк соблазна

Пролог

Лондон, клуб «Афродита»

Поздняя весна 1850 года

Прекрасные темные глаза Афродиты, известной лондонской куртизанки, горели острым любопытством. Кресло в египетском стиле подчеркивало ее экзотическую красоту.

– Леди Эллерсли, женщины вашего круга не часто посещают мой клуб. Пожалуйста, скажите же, что вам угодно, и я сделаю все, чтобы осуществить ваши желания.

– Ах, мадам! Если бы все было так просто!

– Возможно, так оно и есть. Расскажите, и мы посмотрим, что можно сделать.

Порция, леди Эллерсли, все еще не могла решиться. На миг ее привычное самообладание дрогнуло, и Афродита поняла, что гостья пытается что-то скрыть.

– Полагаюсь на вашу сдержанность, – со спокойным достоинством произнесла наконец леди Эллерсли.

– Мы все здесь весьма сдержанны, миледи.

В кебе по дороге сюда все казалось таким простым, и вот теперь она сидит лицом к лицу с этой женщиной… О нет, все оказалось совсем не просто! Однако Порция уже приняла решение и не отступит. Да и какая у нее есть альтернатива? Вернуться домой и продолжать бездействовать? Она этого больше не вынесет! Ни одного дня, ни одной минуты!

И ни одной ночи.

Порция сделала глубокий вдох.

– Мадам, как вам известно, я вдова. В моем положении необходимо быть чрезвычайно осмотрительной. Вот почему я приехала сюда в кебе, под чужим именем и в вуали.

Афродита слегка наклонила голову, но по глазам было видно, что она не раз слышала подобные слова. Это воодушевило гостью. В конце концов, она не первая и не последняя. Многие стремятся скрыться от навязанной обществом строгой опеки.

Скрыться?

Нет, скрыться невозможно, разве что на миг забыть о том, чего от нее ждут, и притвориться совсем другим человеком.

– Не желаете ли чашку кофе или чаю? – промурлыкала Афродита, когда Порция на мгновение умолкла. – А может быть, стаканчик чего-нибудь покрепче, чтобы вам было легче рассказывать?

– Спасибо, не нужно, – ответила Порция, стиснув в пальцах изящный ридикюль. Внезапно она заговорила быстро, отчаянно. Поток слов рвался наружу. – Вы очень любезны и предупредительны, но мне сейчас не нужно ни то ни другое. Я не хочу, чтобы меня опекали и нянчились со мною. Не хочу притворяться счастливой, когда я несчастна, не хочу сдерживать слезы и скрывать гнев. Я не желаю прятать свои чувства лишь потому, что в обществе так принято.

Афродита улыбалась, ее черные глаза сверкали любопытством.

– Продолжайте, леди Эллерсли.

– Мадам, на один день, пусть даже на один-единственный час я снова хочу почувствовать себя женщиной. Живой женщиной, а не мраморным памятником своему усопшему мужу.

В нарядной гостиной повисла тишина. Порции хотелось отвести глаза от хозяйки, но она сочла это за трусость и продолжала уверенно смотреть в лицо знаменитой куртизанке.

– Я раскрою вам маленькую тайну, – доверительным полушепотом произнесла Афродита. – Вы не первая знатная дама, которая обращается ко мне за помощью. И, смею думать, не последняя.

– Вот как? Боже, куда катится этот мир! – В голосе Порции прозвучали жесткие нотки, но улыбка смягчила их.

– Этот мир, миледи, придумали мужчины. Вам я скажу то же самое, что говорила всем остальным. Нет ничего дурного в том, что женщина стремится удовлетворить свои чувственные потребности. Это естественно. Однако ваше положение чревато значительным риском. Может быть, разумнее взять любовника из вашего собственного окружения? Друг… Слуга…

Порция покачала головой:

– Нет, мадам. Не должно быть ни тени подозрения. Если малейший слух дойдет до моей семьи или двора… Я не могу чернить память моего покойного супруга. Вы должны понять…

Афродита слегка поклонилась.

– Вы обязаны выглядеть безупречной викторианской женщиной, – шутливо проговорила она. – Я вас отлично понимаю, миледи, и сочувствую вашим трудностям. Вас вознесли на пьедестал, а там одиноко. Особенно, если по природе вы чувственная женщина, а это, я думаю, именно так. Простите, но разве вы не можете снова выйти замуж? Ведь лорд Эдлерсли умер два года назад.

Вопрос показался Порции дерзким, но она решила не обращать на это внимания. Никогда в жизни ей не доводилось быть столь откровенной с женщиной. Она вообще сомневалась, что позволительно вести подобные разговоры. Мысль о том, что сейчас она нарушает одно из незыблемых правил, доставила Порции острое удовольствие.

– Полагаю, в обществе не одобрят мой повторный брак. Сейчас я являюсь воплощением верности своему мужу-герою, ангелом во вдовьих одеждах. Если я снова выйду замуж, чары развеются. Виктория – ее величество королева – желает, чтобы я оставалась в своем нынешнем положении. Ей очень нравится ставить меня в пример другим – этакое олицетворение скорбящей Британии.

К несчастью, все было именно так. В конце концов, она сама виновата. Амбиции и гордость ее матери и собственное чувство долга завели леди Эллерсли в этот тупик. Но разве она согласилась бы поменяться местами с женой какого-нибудь мелкопоместного дворянчика? Ну нет, если уж Порции суждено попасть в ловушку, то лишь в ловушку собственного изготовления!

– Значит, вы не желаете завести любовника и не можете снова выйти замуж. Вместо этого вы пришли ко мне. Разрешите, я угадаю зачем. Вы хотите провести вечер страсти, но так, чтобы это ни к чему не обязывало. Просто незнакомец в одном из моих очаровательных будуаров. Никаких или почти никаких разговоров, а в конце – прощай навсегда.

Если бы Порция имела обыкновение краснеть, она бы покраснела. Но леди Эллерсли с юных лет научилась скрывать истинные чувства под прекрасной и холодной, как английская роза, маской невозмутимости.

– Вы правильно меня поняли, мадам Афродита. Я хочу именно этого.

– Связи с мужчиной, которого вы совсем не знаете? – задала прямой вопрос куртизанка.

Порция вздернула подбородок.

– Да, – без колебаний ответила она. Афродита улыбнулась.

– Дорогая леди, я не пытаюсь смутить вас. Я привыкла говорить с клиентами откровенно, чтобы внести в дело полную ясность, вот и все.

– И за это я очень вам благодарна. Я не привыкла к подобной прямолинейности, мадам. Новизна освежает чувства.

– Тогда позвольте мне продолжить. Вы ведь не девственница? Я спрашиваю потому, что ваш муж был совсем не молод. Он оставался мужчиной?

Даже мать не решалась задавать ей такие вопросы. Да она бы упала в обморок, начни Порция обсуждать с ней поведение мужа в постели. Но сейчас Порция испытала странное удовольствие, беседуя об интимных подробностях, которые хранила целых десять лет.

– Да, он сохранил потенцию, но до замужества я была девственницей. Меня так строго воспитывали, что никаких других вариантов просто не существовало. К тому же я не интересовалась молодыми людьми. О, я была очень серьезной девицей! Никаких любовных мечтаний, никаких фантазий! Мне твердо вбили в голову, что главное – удачно выйти замуж. День за днем я слышала, что от меня зависит благополучие семьи. К своему долгу я относилась весьма ответственно.

Порция говорила правду. Ну, почти правду. Один мужчина все-таки был. Не мужчина, юноша. Она влюбилась и мечтала отдаться ему. Впрочем, мечтала вполне невинно. Разумеется, сам он ни о чем не подозревал. Молодые люди обменялись всего парой фраз, но Порция все лето думала только о нем, а осенью вышла замуж. Она и не вспоминала о своем увлечении. Жизнь ее изменилась. И вот однажды забытые мысли о юной любви вернулись. Но теперь они были не такими невинными…

Афродите незачем о них знать, незачем знать о темных фантазиях, заполняющих ее сны и бессонные ночи.

– Выйдя замуж, я… я поняла, что физическая сторона брака мне приятна, но мой муж действительно был слишком стар и вскоре оказался не в состоянии выполнять супружеские обязанности.

– Понимаю, миледи. Вы любили мужа, но теперь его нет. Мнение света, королевы, собственной семьи вынуждает вас играть роль безутешной вдовы.

– Я и сама не желаю порочить его имя. Не соглашусь на это никогда в жизни. Однако мне всего двадцать семь лет. Я пока не желаю становиться старухой. Мне хочется вспомнить, что значит быть женщиной. Думаю, я успокоюсь, если проведу время с молодым, привлекательным мужчиной. Достаточно будет одного раза.

Унизанные кольцами пальцы Афродиты постукивали по подлокотнику кресла.

– Надеюсь, вы правы, но мой опыт говорит, что чаще всего «один раз» становится лишь началом, – мягко заметила куртизанка.

– Тем не менее я хочу рискнуть, – решительно ответила Порция.

Глава 1

Пожалуй, домой еще рано, решил Марк, шагая по Ковент-Гарден. К тому же Себастьян и Франческа купаются сейчас в семейных радостях. С тех пор как брат Марка женился, он не делает без жены ни шагу. Себастьян превратился в настоящего зануду, и вот результат – Марк свободен, у его ног весь Лондон, а вечер разделить не с кем.

Сегодня Себастьян зашел в комнату брата и задал сакраментальный вопрос:

– Во что ты превращаешь свою жизнь? Плывешь по течению?

Марк пожал плечами, хмыкнул и заявил, что брат просто завидует.

– Разве у каждого есть цель? – продолжал Марк, выбирая жилет. – Как думаешь, этот или новый, с Бонд-стрит?

Себастьян только вздохнул. Вечером Марк побывал в театре, затем поужинал со старыми полковыми товарищами, но тех вызвали в казарму, и он снова остался в одиночестве. Обычное дело, но сегодня Марк ощущал странное беспокойство. Может, пойти в бордель и там убить пару часов? Или посетить варьете, где девицы в коротеньких юбочках, танцуя, высоко вскидывают стройные ножки?

Хорошенькая женщина в дорогом платье бросила на него лукавый взгляд. Марк отлично ее понял: она на работе, ищет богатого джентльмена на вечер. Он уже почти решил стать этим джентльменом, но вдруг вспомнил, что у него действительно назначена встреча, и сунул руку в карман жилета – ага, вот оно, приглашение в закрытый клуб «Афродита».

«Мы приготовили для вас широкий выбор удовольствий», – прочитал он на карточке. Пожалуй, это именно то, что нужно. «Удовольствия» Афродиты сумеют умерить его беспокойство и вернуть обычное беззаботное состояние духа. И Марк решительно махнул рукой проезжавшему мимо кебу.

Порции казалось, что взгляды присутствующих устремлены на нее одну, но лица им не разглядеть – густая вуаль надежно скрывает черты. Странное, пьянящее чувство. Можно смотреть, выбирать, и никто ничего не узнает! Порция всю жизнь ощущала, как ее рассматривают и судят, и сейчас чувствовала непривычную свободу.

Но ведь она едва не отказалась от этого визита.

Виктория, ее величество королева, плохо чувствовала себя, и Порция ждала, что ее вызовут во дворец. К счастью, этого не случилось. В душе Порции облегчение боролось с чувством вины. Виктория набирала вес, это ее страшно огорчало, она пыталась отвлечься от неприятных мыслей в обществе своих друзей и фрейлин, но сегодня с ней остался принц Альберт, а потому присутствия Порции не требовалось.

После ужина Порция рано отправилась спать, объявив, что у нее разболелась голова. Мать, сама страдавшая невыносимыми мигренями, отпустила ее без возражений. Верная горничная Хетти, единственная наперсница, уже ждала свою госпожу. На лице служанки читалась тревога.

– Вы уверены, миледи? Еще можно отказаться.

– Хетти, ты же говорила, что поможешь.

– Конечно, я буду вам помогать. До тех пор пока вы не станете искать любви.

– Любви? – Порция приподняла бровь. – Я ищу страсти, горячего тела, объятий, хочу почувствовать себя женщиной, а не памятником. Что в этом дурного?

– Конечно, ничего, миледи. Подойдите, я помогу вам одеться.

Когда хозяйка была готова, Хетти накинула ей на плечи темный плащ, и Порция спустилась к ожидавшему ее кебу.

И вот она уже в блестящем салоне Афродиты. Здесь много джентльменов. Некоторые приятной наружности, но в основном – наоборот. Разумеется, Порция не рассчитывала встретить тут Аполлона, но она ждала какого-то знака, искры, которая указала бы ей, что это именно он. Ее взгляд переходил с одного джентльмена на другого: этот мал ростом, этот толстый, этот слишком громкоголосый, а тот постоянно посматривает на часы, как будто спешит в другое место.

Зачем она обращает внимание на недостатки? А вдруг она его не найдет?

Порция беспокойно огляделась. Алый шелк соблазнительно зашуршал. Низкий вырез и туго затянутый корсет платья создавали у Порции ощущение чувственности. Платье выбрала Хетти, заявив, что для такого случая оно подойдет лучше всего – ни один мужчина не устоит. А какой чудесный цвет! Боже, как давно Порция не надевала ничего подобного.

Это платье снилось ей ночью. В жарком, лихорадочном сне мужчина держал ее в объятиях и целовал, а потом вдруг обернулся к окну, и в лунном свете Порция увидела, что это он, Марк Уорторн, герой ее юных фантазий из того забытого лета.

Порция вздохнула: может быть, дело в том, что ей нужен не любой мужчина, а лишь такой, которого не существует на свете? Образ Марка Уорторна претерпел в ее воображении большие изменения – Марк повзрослел, возмужал и больше уже не был юнцом, каким она его знала в семнадцать лет. Теперь он стал совсем недосягаемым, да и как иначе? Таких мужчин в природе не бывает.

Афродита, встретив Порцию вечером, предупредила:

– Не тревожьтесь, если сегодня вам никто не понравится. Повезет в следующий раз.

Однако Порция прекрасно знала, что «следующего раза» может не быть. Никогда. У нее не хватит смелости или помешают обстоятельства. Нельзя упускать свой, возможно, единственный шанс. Надо брать то, что посылает судьба.

И вот она сидит у стены в алом шелковом платье с кружевным подолом. Алая вуаль скрывает ее лицо и прическу. В руке уже третий бокал шампанского. Или четвертый? Порция сбилась со счета. Она чувствует легкое головокружение. Очень приятно! Кажется, будто плывешь на мягком, пушистом облаке. Перед глазами кружится хоровод гостей Афродиты, которые заняты выбором. Повеселевшей Порции думается, что подобная откровенность честнее, чем ужасные балы дебютанток, которые она посещала в девичестве. Раз уж женщине предстоит продать себя тому, кто больше даст, пусть все будет открыто!

Порция слегка повернула голову, и он попал в ее поле зрения. Беззаботно кружащаяся перед глазами картина внезапно замерла. Звуки и краски превратились в бессмысленную какофонию.

«О Господи! Этого не может быть!»

Порция отдала себя в руки судьбы, и судьба послала ей странный подарок. Марк Уорторн, мужчина из ее снов, стоял здесь, в центре зала, в клубе «Афродита».

Прежде Марк никогда не бывал у Афродиты. Не то чтобы он избегал веселых заведений и даже борделей, но в этот его судьба не приводила. Конечно, он знал Афродиту – куртизанка приходилась родной матерью его невестке. Но бывать у нее в клубе… Марку казалось, в этом есть что-то неприличное. Теперь, когда в кармане у него лежало приглашение, ситуация изменилась.

Когда Марк переступил порог салона, Афродита, постаревшая копия Франчески, улыбнулась ему, но больше не выказала никаких особых знаков внимания. И ладно. Так даже лучше. Это дело интимное, семейные связи здесь ни при чем.

Марк прошелся по нарядному салону, любуясь прекрасными женщинами и потягивая шампанское. Казалось, он попал в волшебную сказку, где принцессы в откровенных нарядах были готовы выполнить любые его фантазии, лишь бы карман был полон.

И что, спрашивается, в этом дурного? Он же не подыскивает себе жену, а просто хочет провести пару часов в обществе женщины, которая тоже ищет удовольствий. Надо только выбрать ее. Но как выбрать? Они все очаровательны.

И тут Марк увидел ее.

Платье из алого шелка плотно облегало тонкую талию, низкое декольте почти не скрывало грудь. Пожалуй, слишком откровенно, но поза женщины казалась такой величественной, почти королевской… Марк невольно подумал, что она могла бы облачиться и в рогожу, но все равно выглядела бы королевой. Ему хотелось взглянуть на лицо незнакомки, но его скрывала густая, доходящая до плеч вуаль. Таинственная женщина сидела у статуи купидона и была столь неподвижна, что сама казалась статуей. Марк не мог видеть ее глаза, но чувствовал, что она смотрит именно на него.

Он еще раз прошелся по комнате. Женщины в ней были все так же прекрасны и так же готовы доставить ему удовольствие, но сейчас они все выглядели на одно лицо. Марк не понимал, в чем дело, но ноги сами несли его к женщине в алом. Она его заинтриговала.

Незнакомка шевельнулась едва заметно, но Марк вдруг понял, что она остро чувствует его присутствие и, может быть, заинтересована не меньше, чем он. Хорошо бы проверить…

И он снова отправился бродить по салону, краешком глаза наблюдая за незнакомкой. Кажется, она слегка повернула голову в его сторону?

К Марку приблизилась одна из красавиц полусвета, улыбнулась, тронула за руку и заговорила. Он склонился над ней, что-то шутливо ответил, а девушка шлепнула его ярким веером.

Бросив косой взгляд на незнакомку в алом, он убедился, что она – о да! – наблюдает за ним. Скрытое вуалью лицо повернуто в его сторону, стан слегка подался вперед, чтобы не упустить его из виду в толпе гостей. Словно желая скрыть свой интерес, она быстро отвернулась и рассеянным жестом поднесла к губам бокал с шампанским.

Марк двинулся дальше, заговорил еще с одной обольстительницей, потом с другой, но игра потеряла интерес, когда он понял, что дама в алом больше на него не смотрит.

– Достаточно, – с внезапным раздражением пробормотал он себе под нос, развернулся и, как вышедший на охоту хищник, направился прямо к незнакомке.

Она словно почувствовала его приближение, напряглась и повернулась, как будто готовясь к роковой встрече. Может быть, она застенчива? Скорее всего она здесь впервые и не знает никого из присутствующих. Надо же, сама невинность! Марк улыбнулся – становится все интереснее. Он с удовольствием рассматривал свою жертву: безупречные груди вздымались в низком вырезе платья, белая, как молоко, кожа… Леди. И вовсе не старая. Знает ли она, какое впечатление производит на окружающих? Может ли представить, как сильно ему хочется спустить вырез этого алого платья, совсем чуть-чуть, чтобы жадному взгляду открылась вся роскошь ее груди. И взгляду, и ладоням, и губам.

– В вашем стакане пусто, – глубоким, вкрадчивым голосом произнес он. – Позвольте принести вам еще шампанского.

Вуаль дамы казалась совсем легкой, но Марк не мог различить черты лица незнакомки, а ему так хотелось заглянуть ей в глаза.

Женщина молчала.

– Кажется, мы оба одиноки, – продолжал он, как будто ее молчание не имело значения. – Мы – наблюдатели. Мир кружится, как карусель, а мы лишь смотрим. Вы здесь для этого? Понаблюдать?

Ответа по-прежнему не последовало.

– Если вы пожелаете ко мне присоединиться, могу обещать: я составлю вам отличную компанию. – Марк приблизился к даме на шаг, ее голова послушно приподнялась, чтобы не выпустить собеседника из поля зрения. Марк уловил дразнящий запах ее духов. Женщина инстинктивно подняла руку, прикрывая грудь. – О, не делайте этого, – внезапно охрипнув, произнес Марк. – Вы сотканы из той же материи, что и мечты! Не губите впечатление жеманством!

Ответом ему была искра в глазах незнакомки. Мгновение поколебавшись, она опустила руку.

– Благодарю вас! – с жаром воскликнул он. – Вы позволите? – И, не дав ей времени возразить, он взял ее руку и поднес к своим губам. Тепло ее пальцев проникало сквозь тонкую ткань перчаток. Марк видел, что женщину смущает такая близость: когда он отпустил ее руку, она крепко сжала ее в кулак и отвернулась.

Он отступил на шаг и серьезно спросил ее:

– Вы хотите остаться одна?

И снова молчание.

– Очень жаль. – Он окинул взглядом ее фигуру, как будто старался сохранить в памяти чарующий образ. – Мне кажется, мы могли бы чудесно провести время вдвоем.

К Марку вернулся рассудок, он поклонился и отошел, чувствуя острое разочарование. Дама под вуалью заинтриговала его. Он ощущал желание и сам над собой посмеялся: чего ради он жаждет недоступного? Здесь множество женщин, нелепо сожалеть о той, которую нельзя получить.

Он выпил еще пару бокалов шампанского и стал наблюдать за представлением: за полупрозрачным занавесом обнаженные фигуры местных камелий изображали рождение Венеры из картонной раковины. Марку не понравилось.

«Пора уходить. Не хватало еще напиться, исполниться горечи и жалости к собственной персоне!»

Марк уже потянулся к шляпе, когда рядом с ним внезапно появилась Афродита. Колье на ее шее таинственно сверкало, черный шелк платья блестел, а прекрасное лицо, казалось, было неподвластно времени.

– Марк, пожалуйста, не уходите пока!

– Думаю, мне пора, мадам, – твердо ответил он.

– Вам у меня не понравилось?

– Ваш клуб великолепен, а девушки прекрасны.

– Однако вы не в том настроении, чтобы удовлетвориться одной лишь красотой, правда? Вам хочется большего. А вы измените свое решение, если узнаете, что здесь есть дама, которая хочет общения с вами?

– Уверен, что здесь множество джентльменов, которые подойдут ей куда больше, чем я.

– Марк, я говорю о леди под вуалью.

– О даме в алом?

– Вы удивлены? – Афродита улыбнулась. – Вы ей очень понравились, мой дорогой. Но она – особый случай. Ее имя держится в секрете. Она не снимет вуали, пока вы будете вместе. Только один вечер, Марк, – вот все, что ей нужно. Вы можете подарить ей такой вечер, чтобы она помнила его всю свою жизнь?

Марк снял шляпу и с шутливым поклоном передал ее Афродите.

– Полагаю, мадам, что справлюсь.

Глава 2

Порции не сиделось на месте. Когда она сообщила Афродите, какой мужчина ей понравился, та отвела гостью в маленькую, нарядно обставленную комнату. Наверное, уже в десятый раз ее взгляд с тревогой останавливался на роскошной кровати, скрывавшейся в затененном углу. Из-за тяжелых драпировок полога соблазнительно выглядывали подушки. И уже в десятый раз Порция сдерживала порыв убежать отсюда и навсегда забыть о приключении, но усилием воли прогоняла страх: ведь она сама этого хотела, мечтала об этом.

«Я хочу снова почувствовать себя женщиной. Хочу чувствовать. И Марк тоже оказался здесь. Как будто вмешалась судьба…»

О, Марк Уорторн был безупречен. Порция вспомнила его глаза, и ей почудилось, что его взгляд снова обжигает ей кожу. Она так долго мечтала о нем, но даже в самых смелых мечтах – а некоторые из них были действительно смелыми! – она не могла вообразить, что он превратится в столь совершенного мужчину.

Когда Порции было семнадцать, Марк казался недосягаемым. Возможно, в этом и было его очарование. Он понятия не имел о ее существовании. Да и сейчас, вероятно, не смог бы узнать застенчивую девочку, которую встречал, прогуливаясь в парке верхом, ту самую, которая так страшно смутилась тогда в церкви. Но он, безусловно, узнает леди Эллерсли. В Англии ее узнает любой.

Уже юношей Марк выглядел красавцем. Было видно, что он превратится в очень привлекательного мужчину. Высокий, широкоплечий, с узкими бедрами и очень приятным лицом. Его ждала жизнь, полная развлечений. Так и вышло. А Порция осталась узницей собственной совести.

Но какое значение все это имеет сейчас? Она думала лишь о его жарком взгляде, от которого мурашки бежали у нее по спине. Марк знает, как доставить удовольствие женщине. Он способен дать ей все то, о чем она так долго мечтала, а потом уйти и никогда о ней больше не вспомнить.

«Вот и отлично», – одернула себя Порция. Ей не нужны пустые обещания и ложные уверения о будущих встречах. Ей требуются удовольствия без обязательств; на час или два она желает забыть обо всем, и Марк Уорторн поможет ей в этом.

Внезапно дверь распахнулась.

Мужчина на мгновение задержался в дверном проеме. Его силуэт четко обозначился на фоне освещенного газом салона. Порции пришло в голову, что он сделал это намеренно, ибо знал, как хорошо выглядит, но она тут же поняла свою ошибку: Марк остановился, чтобы разглядеть ее на диване у камина.

– Вы позволите к вам присоединиться? – Голос оставался таким же, каким она помнила его с юных лет, но сейчас в нем появилась заметная глубина. Порция вздрогнула, бессознательно отзываясь на ноту соблазна. В голове роились воспоминания, но она отбросила их, стараясь вернуть себе самообладание. Нельзя забывать, кто она такая и как высоко поднялась в обществе!

– О, пожалуйста, – едва слышно произнесла Порция, чтобы ее голос остался неузнанным.

Марк прикрыл дверь и подошел к ней свободным, легким шагом, который привлек ее внимание в салоне. Такой мужчина не может остаться незамеченным. На него всегда будут обращать внимание женщины, будут хотеть его, мечтать о его любви, но он лишь разобьет их сердца.

– Нас не представили, – с улыбкой произнес Марк. Мягкий свет бросал теплые блики на ее кожу. На сей раз Порция не пыталась скрыться от взгляда мужчины.

– Нам ни к чему имена, – пробормотала она.

– Вы правы. – Он сел напротив.

У него карие с золотистым оттенком глаза. Взгляд умный, но несколько циничный. Порция уверилась, что он действительно не слишком серьезно относится к жизни. Да и как иначе? Он вырос в богатой, титулованной семье… Она позавидовала его спокойной, безмятежной манере законченного эгоиста, но знала, что сама никогда не будет такой.

– Мне так хочется увидеть ваше лицо, – с мягкой настойчивостью произнес он.

– Нет.

– Вы боитесь довериться мне? Я умею хранить тайны.

Умеет ли? Впрочем, это не важно. Порция не собиралась поверять ему свои тайны.

Должно быть, он прочел ответ в ее молчании, безразлично пожал плечами, улыбнулся и коснулся ее руки. Порция ощутила жар его пальцев сквозь ткань перчатки. Он гладил тонкое кружево, наблюдая за ней из-под полуопущенных век.

– Вы очень красивая женщина.

– И как же вы догадались?

– По вашим манерам.

– Ах вот как! – насмешливо воскликнула Порция.

– Да, вы очень уверенно держитесь. Знаете, что на вас обязательно будут смотреть.

«А он умен!» Порция убрала руку и поправила вуаль.

– Не тревожьтесь, я не стану подглядывать. – Несколько мгновений он молча, но с видимым удовольствием ее разглядывал. – Позвольте мне сделать то, о чем я мечтал, как только увидел вас.

Порция все еще возилась с вуалью, и он не стал ждать ответа – быстро поднялся, взял ее за руки и заставил встать.

Порция вскрикнула от неожиданности. В ее мире джентльмен не применяет к женщине физическую силу. Она вдруг осознала, что под модным сюртуком прячется мощное, мускулистое тело самца. Упрек был готов сорваться с ее языка, но Порция промолчала. Разве не за этим она явилась сюда? Отступать поздно.

– И чего же вы хотите? – шепотом спросила она, делая шаг назад, чтобы не выдать волнения.

– Вот этого. – Порция не успела и пальцем пошевельнуть, как он протянул руки к ее корсажу и чуть-чуть сдвинул вниз линию выреза.

Она не сопротивлялась, не вскрикнула, не дала ему пощечину, не стала закрывать грудь руками, а просто стояла почти обнаженная и гордая, как королева.

– Простите, – пробормотал он. Не так уж часто ему доводилось просить прощения, но ее поведение его смутило.

– За что? – хриплым шепотом спросила она. – Вы же сказали, что вам этого хотелось.

От этой легкой хрипотцы у Марка закружилась голова.

– Мне следовало вести себя с большей деликатностью.

– Если хотите, мы можем начать сначала.

Марк усмехнулся.

– Не стоит. – Ему было трудно говорить, не видя ее лица. Но при свете камина он кое-что различал: изгиб щеки, линию подбородка.

Марк положил руку ей на грудь, потом склонил голову и губами коснулся соска, втянул его в рот, стал катать языком, как морской камешек. Порция издала звук, похожий на мурлыканье, и вцепилась в его волосы. Марк вновь ощутил дурманящий аромат ее духов.

– Хотите меня остановить? – Он коснулся ладонями ее плеч.

– О нет.

Марк понял, что победил.

Порция дрожала. Марк быстро отыскал застежки на ее платье и ловко справился с ними. Сам он еще не раздевался, и она ему помогла, сначала робко, потом со все возрастающей уверенностью. Развязала галстук, расстегнула воротничок. Заметила, какая мощная у него шея, и ощутила сильное желание поцеловать ее, но, разумеется, не решилась, а лишь просунула руку под тонкий батист рубашки и коснулась его кожи.

Порция приподняла край рубашки и обнаружила полоску темных волос, которая скрывалась за поясом брюк. Кожа Марка была горячей, и Порции захотелось прижаться к ней губами и попробовать на вкус. Ей захотелось сделать все, о чем она так жарко мечтала длинными бессонными ночами.

Но похоже, у Марка были другие планы.

Алое платье Порции шелковым озером лежало у ее ног. Марк опустился на колени и стал целовать внутреннюю сторону ее бедер.

Порция откинула голову назад, с губ сорвался низкий, грудной стон. У нее подогнулись колени. Сбывались самые дерзкие мечты.

Марк приподнял ее и усадил на спинку дивана, удерживая крепкими руками. И вот он снова осыпает поцелуями нежную кожу ее бедер. Порция пыталась выпрямиться, но Марк крепко удерживал ее в этом беспомощном положении. Ее спина выгнулась дугой, ноги остались в его власти. И он этой властью воспользовался. Губы Марка накрыли самую суть ее женского естества. Порцию окатило волной экстаза. Она закричала. Несколько мгновений словно выпали из ее памяти. Мощный поток наслаждения уносил ее прочь от всего земного. Казалось, она кружится в небе вместе со звездами, а потом мягко опускается вниз.

Сознание возвращалось медленно. На Порции по-прежнему оставалась алая вуаль. Только вуаль, и больше ничего. А сама она лежала на кровати в затемненном углу комнаты. Рядом с ней Марк Уорторн. Он тоже обнажен. Порция чувствовала рядом его горячее тело. Он ласково поглаживал ее живот и груди, ожидая, пока она придет в себя.

– Ваша жажда была очень сильна, – произнес Марк, и в его голосе явно слышалось мужское самодовольство.

– О да, – не стала отрицать Порция, да и к чему?

– Я рад, что сумел пригодиться, но теперь моя очередь. – И он накрыл ее своим телом.

Марк опустил руку к источнику ее наслаждения и снова начал свои дразнящие ласки.

– Скажи мне, когда будешь готова, – попросил он. «Сейчас!» – чуть не крикнула Порция, но сумела сдержаться. Ее кожа стала горячей и влажной. Все так долго подавляемые желания с силой рвались наружу. Бедра ее раздвинулись и приподнялись, устремляясь навстречу умелым пальцам.

– Тебе нравится? – прошептал Марк. Порция через вуаль ощутила жар его дыхания. Он слегка переместился, и она поняла, что его отвердевший стержень ищет свою цель. – Позволь мне тебя поцеловать, – прошептал голос искусителя. – Клянусь, я закрою глаза. Позволь лишь чуть-чуть приподнять вуаль и поцеловать тебя в губы.

– О нет…

Его член неглубоко проник во влажную щель, потом, словно поддразнивая женщину, вышел наружу. Решимость Порции ослабела.

– Но только в губы, – прошептала она.

Марк приподнял вуаль, открыв подбородок и губы, медленно-медленно провел по ним пальцем, а потом одарил страстным головокружительным поцелуем. А через мгновение глубоко вошел в ее плоть. Порция ощутила, как в ней нарастает новая волна наслаждения, такая сильная, что у нее перехватило дыхание и она оказалась не в силах даже кричать. Настоящее волшебство! И она могла этого никогда не узнать! Могла навсегда остаться со своими мечтами и с ними уйти в могилу!

Марк издал сильный стон. Порция видела, что сумела доставить ему такое же наслаждение, что он тоже забыл обо всем. Нет ни чувств, ни любви, ни сожалений, ни будущего. Один только этот миг.

Вот этого она и хотела.

Должно быть, Порция задремала, а когда очнулась, то увидела, что Марк лежит рядом и дышит мерно и глубоко.

Ей захотелось погладить его по щеке, провести ладонью по широкой, поросшей темными завитками груди, по плоскому, мускулистому животу… и по всему остальному – тоже. Однако пора было уходить, чтобы вечер, начавшийся так волшебно, не закончился глупой неловкостью. Но она сохранит в памяти каждую мелочь и, сидя на каком-нибудь бесконечном обеде, будет мысленно перебирать воспоминания и улыбаться в душе.

Как жаль, что она его больше не увидит.

«А собственно, почему нет?»

Мысль, коварная и опасная, возникла из ниоткуда.

Порция выскользнула из постели. Сердце отчаянно колотилось. У нее другой план. Один-единственный раз – и все, а больше – слишком опасно.

Вдруг длинные сильные пальцы обхватили ее кисти. Порция замерла, а когда обернулась, поймала уже знакомый и такой волнующий взгляд дразнящих глаз Марка.

– О нет, еще рано. Мы не закончили, дорогая.

– Мне надо идти. – Порция старалась быть твердой, но голос предательски дрогнул.

– Вот как? – Его губы изогнулись в лукавой усмешке. Марк перевернулся на спину и потянулся. Рельефные мышцы рук и ног напряглись. Порция не могла отвести от него глаз. А потом она уже не помнила, как приняла решение, как вернулась в постель, как легла на Марка. Очнулась она, только когда ощутила под собой плотную кожу его тела, к которому прижималась изо всех сил.

Марк ухмылялся и гладил ее по спине и округлым ягодицам. Порция ощутила, как под тяжестью ее бедер напрягся его член, и немного приподняла вуаль, чтобы попробовать его на вкус.

– Пожалуй, еще рано, – с улыбкой прошептала она, чувствуя, как его член трепещет от прикосновения ее губ и языка.

– Марк! – выкрикнул он. – Меня зовут Марк!

«Я знаю», – подумала Порция, но не стала произносить этого вслух, а выпрямилась, положила руки ему на плечи и с соблазнительной улыбкой сказала:

– На этот вечер ты мой. Я могу воплотить все свои фантазии, самые невероятные. И никто ничего не узнает.

– Тогда не теряй времени, – ободряюще улыбнулся он.

Глава 3

– Марк? Во сколько ты вчера вернулся?

Марк приоткрыл глаза. Разумеется, голос принадлежал брату. С тех пор как Себастьян женился, он стал фанатичным приверженцем раннего укладывания в постель. С другой стороны, думал Марк, если бы у него самого была такая очаровательная жена, как Франческа, он, пожалуй, и сам ложился бы раньше.

– Это бекон так благоухает?

– Наверное. Ты собираешься завтракать или будешь продолжать валяться на диване здесь, в библиотеке?

Библиотека подходит для размышлений ничуть не хуже, чем любое другое место. А подумать было о чем. Вчерашнее приключение, встреча с незнакомкой, которая больше походила на греческую богиню, окончилось неожиданно. Марк зачем-то сообщил ей свое имя. А как все было чудесно задумано! Никаких имен, никаких обязательств, никакого притворства. Одна лишь незамутненная чувственная связь. И тут черт его дернул за язык!

Марк рассеянно побрел за братом в столовую и вполне грациозно упал на стул. Брат окинул его косым взглядом и налил кофе.

– Вчера получил письмо от своего управляющего Гривза. Похоже, в Уорторн-Мэноре проблемы с арендаторами.

– Им что, нужен кто-нибудь на подхвате? – с насмешкой спросил Марк. – Себ, я понимаю, к чему ты это говоришь. Хочешь найти мне занятие. Я не нуждаюсь в помощи и сам распоряжаюсь своей жизнью.

Себастьян, стоя у буфета, наполнял тарелку закусками.

– И распоряжаешься плохо, – непререкаемым тоном заявил он. – Прошло много месяцев с тех пор, как ты вышел в отставку, но все еще не решил, чем займешься, какую предпочтешь карьеру.

– Ты сам восемь лет валял дурака, братец. А я потерял всего год или около того. На мой взгляд, карьера – это как пара новых ботинок. Надо выбрать такую, чтобы не жала.

Себастьян поставил перед братом тарелку. Брови его были недовольно нахмурены.

Марк энергично принялся за еду, ибо вчерашние похождения разожгли у него аппетит, но его мысли были далеки от этой элегантной столовой. Интересно, что сейчас делает таинственная незнакомка, леди в алом? Лежит, нежась, в постели, а вокруг хлопочут служанки? А может быть, рядом лежит муж и удивляется, отчего сегодня жена так холодна?

Нет! Марк прогнал эти мысли. Никакого мужа. Она одна. Мечтательно прихлебывает утренний шоколад, думает о нем, об удовольствиях, которые они вместе испытали в клубе «Афродита».

Себастьян многозначительно откашлялся.

– В чем дело, брат? – подавляя зевок, спросил Марк.

– Ты сидишь с открытым ртом и отсутствующим взглядом, как будто собираешься дремать. Насколько я понимаю, ночь ты провел с женщиной?

Марк расхохотался.

– Ну разумеется.

– И хочешь снова с ней увидеться? Узнаю этот стеклянный взгляд. Похоть тебе не к лицу, Марк. Пора остепениться, подумать о женшинах серьезно и найти подходящую жену.

Марк ухмыльнулся.

– Я и так думаю о женщинах только всерьез. Можешь спросить любую, и она скажет тебе, что я обошелся с ней весьма серьезно. Вдумчиво и усердно. К нашему общему удовлетворению.

– И кто же твоя новая любовь? Надеюсь, на сей раз это не актриса. Вспомни, какие тебе пришлось вынести сцены, когда ты расставался со своей предыдущей пассией! Я уж молчу о деньгах, без которых она не могла вернуться к душевному покою. – И Себастьян продолжил перечислять возлюбленных Марка и свои возражения против них, однако брат его не слушал. Он думал о женщине в алом.

Пожалуй, он рассказал бы Себастьяну о вчерашнем приключении, если бы тот согласился на пари. Марк мог поспорить, что его случайная подруга непременно станет искать с ним новой встречи. Обычно с женщинами так и бывало.

Марк планировал согласиться на такое свидание.

Порция спешила в спальню. В галерее звонко отдавались ее торопливые шаги. Сегодня она была подобна вихрю: в кратчайшее время закончила домашние дела, ответила на письма, которые дожидались уже неделю, даже просмотрела счета – нелюбимое занятие, с которым никто, кроме нее, не желал связываться. Сейчас она бежала наверх, чтобы переодеться, приказать закладывать карету и нанести запланированный визит королеве Виктории.

Хетти встретила ее улыбкой.

– Серое шелковое или лавандовый креп, миледи?

Порция лишь недавно сменила траур на полутраур, а потому носила серые, лавандовые и другие сдержанные тона. После двух лет вдовства она могла бы перейти к более ярким расцветкам, но Виктория этого не одобряла. Когда Порция в разговоре с королевой сообщила о своем намерении, Виктория так расстроилась, что у молодой вдовы не хватило духу осуществить этот план.

– Спасибо, Хетти. Серое подойдет. И такой же жакет. Не думаю, что останусь во дворце на ленч, но ты все-таки предупреди маму.

– Ваша матушка еще не выходила. У нее болит голова. Должно быть, это заразно, – заметила Хетти, с любопытством вглядываясь в лицо хозяйки.

Порция не рассказала ей о событиях прошлой ночи.

– Мама очень сдала. Вчера она забыла, как звали отца. На прошлой неделе не могла вспомнить день своего рождения. Не удивлюсь, если однажды она забудет, кто она такая или кто я.

– Просто она забывчива, – успокаивающим тоном ответила Хетти.

– Я говорила об ухудшении ее памяти с доктором Брайантом, но он считает, что ничего страшного. Думаю, надо довериться его мнению. – Но тон Порции явно показывал, что она все-таки не согласна с доктором. В последнее время мать очень переменилась: ее разум, когда-то острый и проницательный, словно бы затуманился. Забывая слово или чье-нибудь имя, она сердилась и не хотела смириться с положением. А что поделаешь? Доктор Брайант сказал, что это признак старения и лекарства от него нет. Ни деньги, ни положение Порции не могли тут помочь.

– Вы сегодня прекрасно выглядите, миледи, – заметила Хетти, но голос ее звучал нерадостно.

Порция подошла к зеркалу, чтобы поправить прическу, и была поражена тем, что увидела. Неужели одна-единственная ночь физического удовлетворения способна произвести подобные перемены? Лицо Порции сияло, кожа выглядела свежей и здоровой, а глаза вдруг сделались ярко-синими.

– Правда? – переспросила она у горничной.

– Что вы скажете, если ее величество спросит, как вы добились такого эффекта?

Порция загадочно улыбнулась, но тут же закусила губу. Давно она так не улыбалась.

– Миледи! – в ужасе воскликнула Хетти.

– Я… я обещаю тебе хорошо себя вести, Хетти.

Да, она осуществила свое заветное желание, и это сошло ей с рук, но больше никогда, никогда нельзя так рисковать.

Марк.

Зачем он сказал ей свое имя? Она ведь не спрашивала. Лучше бы они оставались друг для друга незнакомцами. По крайней мере для него. Она не может поддаться соблазну и искать новой встречи. Повторное свидание обязательно принесет разочарование. Подобного накала чувств нельзя повторить. Нет, она не станет рисковать.

– Ну вот и хорошо, – сказала Хетти, и Порция осознала, что говорила вслух. – Подумайте, что могло бы случиться, если бы вас встретили в подобном месте с этим человеком. Позор…

Порция пожала плечами и мрачным тоном проговорила:

– Мама никогда бы меня не простила. – Однако тут же с улыбкой подумала: «Но скорее всего через неделю она бы все забыла».

– Вас никогда не простит ее величество королева.

Порция считала Викторию своим другом, но всегда знала, что люди, обладающие властью, особенно королевские особы, руководствуются иными мотивами, нежели симпатия или дружба. Если она скомпрометирует себя, Виктория отдаст ее на съедение волкам.

– Ты права, Хетти. Я не могу рисковать. И не собираюсь. С этим покончено.

– Вот и хорошо, – повторила горничная, но в голосе ее прозвучало сомнение, как будто она не совсем поверила своей хозяйке.

Виктория настояла, чтобы Порция осталась на ленч. Маленьким принцам и принцессам разрешили сидеть за столом со взрослыми, и королевская семья являла собой прекрасную картину домашнего благополучия. Виктория и принц-консорт жили совсем иной жизнью, чем прежние монархи, которые раздражали британцев своими скандальными выходками и экстравагантностью. Виктория и Альберт делали все возможное, чтобы доказать своему народу, что они послушны законам Божьим и человеческим, и стремились подавать добрый пример своим подданным.

Разумеется, было много недовольных. Часть аристократии считала респектабельность признаком буржуазности и подчинялась королевской воле лишь на словах, а в частной жизни и не думала изменять своим привычкам.

Порция представляла, как относится к этим вопросам Марк Уорторн. Скорее всего мысль о самоограничении даже не приходила ему в голову. Мнения других людей и угрызения совести не способны лишить его сна. Но сама она привыкла всегда быть «хорошей», «настоящей леди». До вчерашнего вечера.

– Вы улыбаетесь, леди Эллерсли. Чему же? Будьте любезны, поделитесь с нами своим весельем, я настаиваю!

Порция онемела, но тут же собралась с духом. Она давным-давно научилась искусству лицемерия, и сейчас оно оказалось кстати:

– Мадам, я улыбнулась, потому что вспомнила маленькую пьеску, которую мы репетировали в прошлый раз, и задумалась, сможем ли мы продолжить.

Глаза детей заблестели от радости. Беременная на последних месяцах Виктория воскликнула:

– Какая чудесная мысль! Мой дорогой Альберт может к нам присоединиться. Ему полезно ненадолго отвлечься.

За Альбертом послали, и вскоре тот явился. Принц был довольно рассеян. Оказалось, его отвлекли от подготовки к какому-то важному митингу в Сохо. Рабочие требовали земли, работы, справедливости. Радикальные идеи широко расползлись по Европе, они беспокоили королевскую чету и правительство.

– Если эти люди желают жить в республике, пусть отправляются во Францию, – раздраженно проговорила Виктория. – Я не забыла, как они вместо «Боже, храни королеву» распевали в Садлерз-Уэллз «Марсельезу».

– Нельзя отстраняться от подобных вещей лишь потому, что они неприятны, – мягко возразил Альберт. – В Британии есть люди, мечтающие уничтожить всех нас. Они готовят революцию и используют в своих целях бедных и обездоленных. Они с восторгом: притащили бы гильотину на Трафальгарскую площадь и пустили ее в дело.

– О Боже, я не хочу говорить об этом при детях! – шепотом попросила Виктория. – Лучше займемся пьесой. Уверена, леди Эллерсли не желает слушать о подобных вещах.

Альберт бросил на Порцию взгляд, из которого было ясно: он понимает, что о подобных вещах не желает слушать его жена. Альберт по своей природе был человек глубокого ума, но, как и Виктория, боялся малейших перемен в существующем порядке вещей. В Англии еще не забыли, как слетали на эшафотах головы аристократов в революционной Франции. Королевская чета, как и большинство англичан, верила, что каждый обязан хранить верность своей королеве и своей стране и подчиняться ее законам, а жена должна подчиняться мужу.

– Если бы ваш муж, был до сих пор жив, – начал Альберт, – он возглавил бы армию против этих смутьянов и легко одолел бы их.

– Думаю, вы правы, – послушно пробормотала Порция.

– Мы всегда должны о нем помнить, – со слезой в голосе добавила Виктория. – Ваше присутствие, Порция, помогает нам в этом. Вы всегда напоминаете нам о лорде Эллерсли и обо всем самом лучшем в Англии.

– Очень рада, – смиренно ответила Порция. Сейчас она воплощала Британию во вдовьем чепце. Именно об этом Порция говорила Афродите. Образец идеальной женщины для примера и подражания.

Но она вовсе не образец. Она нарушила правила. Воспоминания о Марке были так свежи в ее памяти, что Порция опустила глаза, чтобы Виктория не уловила отражения порочных картин, всего того, что он делал с ней, а она – с ним!

Через несколько дней Порция уже не улыбалась. Воспоминания о той ночи с Марком не угасали, но сейчас они играли против нее. Вместо того чтобы освещать нудные, однообразные дни, они заполняли ночи. Марк приходил к ней во сне, но теперь он был не смутной, безликой фигурой, а настоящим, реальным мужчиной, в которого превратился юноша из ее девических мечтаний.

Являясь во сне, он всегда уходил, оставляя ее неудовлетворенной. Порция стала бояться, что произнесет в забытьи его имя. Вдруг кто-нибудь услышит?

Просыпаясь по утрам, она чувствовала нестерпимое желание, машинально поворачивала голову к Марку, но его не было рядом.

Ей становилось все труднее бороться с внутренним голосом, который убеждал: единственный способ освободиться от наваждения – поддаться желанию еще раз. Почему она не может жить полной жизнью, как другие женщины? В конце концов, это ведь не кто-нибудь, а Марк Уорторн.

Хетти следила за госпожой с возрастающим беспокойством.

– Она ведь предупредила меня.

– Кто предупредил вас и о чем? – Хетти бросила на хозяйку недоуменный взгляд.

– «Чаще всего «один раз» становится лишь началом». – Порция повторила слова знаменитой куртизанки.

Хетти была ошеломлена.

– Вы же не собираетесь снова встречаться с этим человеком?!

– Думаю, придется.

– Но почему? – воскликнула горничная. – Вы же говорили, что больше его не увидите!

– Потому что он сводит меня с ума! – прокричала в ответ Порция. – Как будто он разбудил во мне что-то, и я не могу это теперь уничтожить. Я должна с ним встретиться. Еще раз. Обещаю тебе, Хетти, это будет действительно последний раз. Я не спрашиваю у тебя разрешения. Будешь ты помогать мне или нет, мы все равно встретимся. – Но все-таки Порция знала, что без помощи Хетти ей не обойтись.

Хетти долго молчала, но наконец с мрачным видом кивнула.

– Вы очень рискуете, но раз иначе нельзя, я вам помогу.

Порция с благодарностью взяла ее за руку:

– Благодарю. Мне больше не на кого положиться.

– Я знаю. Вы очень одиноки. И может быть…

Но Порция уже не слушала. В голове роились планы. Она напишет Афродите и попросит ее устроить второе свидание. В глубине души Порция знала, что Марк непременно придет. Она произвела на него не менее глубокое впечатление, чем он на нее.

Вокруг звучали веселые голоса, но Марк Уорторн не поднимал головы, угрюмо уставившись в свои стакан с виски. В клубе «Уайтс» сегодня было многолюдно. Несколько раз Марка окликнули, но он не ответил на приветствия, и знакомые, бросив один только взгляд на его мрачное лицо, оставляли его в покое.

Всю неделю у Марка было странное настроение. Несколько раз он отправлялся вечером в город повеселиться, но возвращался еще до полуночи. Женщины казались ему скучными, разговоры – невыносимыми.

– О Боже! – с циничным недоверием замечал его брат. – Да ты и впрямь начал новую жизнь.

– Ну ты же хотел, чтобы я возвращался по крайней мере до рассвета, – с насмешкой в голосе отвечал Марк..

– Неужели все красотки сидят по домам?

Марк недовольно рыкнул, но правда состояла в том, что им интересовалось множество прекрасных дам, но только не та, которой заинтересовался он сам. Ни одна женщина еще не действовала на него подобным образом. Он не понимал, в чем дело, почему его преследуют мысли о той, чьего лица он не видел, а имени не знал.

Он уже почти ненавидел ее. Марк не заметил, как незнакомка в алом проникла в его мысли, чувства, сны. Теперь она была везде.

– Черт возьми! Что же делать?.. – пробормотал он себе под нос, покачивая в руке тяжелый хрустальный стакан.

А сделать ничего было нельзя. Он пробовал. Сегодня вечером он снова был у Афродиты, пытался выведать у нее имя незнакомки, но тщетно. Глядя на гостя непроницаемым взглядом, Афродита ответила:

– Я не могу раскрыть тебе ее имя. Марк. Ты знал условия, когда соглашался. Одна ночь – и все.

– Но разве нельзя слегка отступить от правил ради родственника? – И он обаятельно улыбнулся.

Афродита покачала головой.

– Негодник! Нет, Марк. Это невозможно. Даже ради тебя.

Разочарованный, Марк ушел. Виски уже затуманило голову. Пора домой. Домой. Но там Себастьян и Франческа так откровенно купаются во взаимной любви, что Марк чувствует себя еще более одиноко, чем здесь.

Одиноко? Марк удивленно тряхнул головой. С каких это пор он чувствует себя одиноко? Жизнь – чудесное приключение, и Марк всегда с охотой шел туда, куда она его заманивала. У него есть друзья, любовница, пара врагов. Марк Уорторн никогда не бывает одинок.

– Афродита сказала, что вы должны быть здесь.

Знакомый голос. Марк приподнял отяжелевшую голову. Боксерский нос, жесткие серые глаза. Лицо тоже знакомо, но откуда?

– Джемми Добсон, – сообщил посланец. – Она отправила меня за вами, сэр. Велела сказать, что вам повезло.

– Мне всегда везет, – невнятно пробурчал Марк.

– Похоже, так и есть. Час назад в клуб прислали записку. Ваша красотка хочет с вами встретиться.

Секунду Марк соображал, о ком идет речь, а потом ухмыльнулся.

– Когда? – спросил он, попытался встать, но покачнулся.

Добсон поймал его за руку и помог удержаться на ногах.

– Когда отрезвеете, – бесстрастно ответил он. – Поехали. Вам надо домой.

– Я знал, что она захочет снова со мной увидеться, – с пьяной хвастливостью заявил Марк, пока Добсон провожал его до двери. – С женщинами всегда так.

Как он мог усомниться? Несмотря на вуаль и всю эту таинственность, она всего-навсего женщина. А Марк всегда был уверен в своей способности доминировать над прекрасным полом. Он облегченно вздохнул и отбросил все странные мысли, которые преследовали его в последние дни, и предался мечтам о свидании со своей богиней.

Глава 4

У Порции дрожали руки. Чтобы успокоиться, она плотно стиснула ладони. Не надо нервничать. Она сама приняла решение и полностью контролирует ситуацию. Марк согласился с ее условиями.

Порция резко встала. Зашуршало алое платье. Марк просил, чтобы она снова его надела. Порции польстила эта просьба. Ко всему прочему этот ее наряд создавал атмосферу нереальности. Казалось, они оба выходили за грань привычного и оказывались в мире собственных фантазий.

Теперь задрожало все тело. Да что с ней такое? На самом деле Порция знала, в чем дело. Дело в нем, в Марке Уорторне. Она словно бы стала принадлежать ему. Порция не ждала этого и не хотела, а теперь вот жаждет его прикосновений, как наркоман жаждет трубки с опиумом. Куда делась ее свежесть? Она побледнела, глаза стали как будто пустыми. Она хотела его так сильно, что боялась: он услышит желание в ее голосе, если даже не сумеет прочесть его в укрытом вуалью лице.

«Не будь смешной», – одернула себя Порция.

Он всего лишь мужчина, мужчина, и ничего больше. Ей доводилось обедать с самыми высокопоставленными особами в империи: с принцами, султанами, эрцгерцогами. Она беседовала с премьер-министрами, обменивалась мнениями с известными поэтами, писателями, композиторами. Кто такой Марк Уорторн по сравнению с этими людьми?

Порция прикрыла глаза и глубоко вздохнула. Вот так-то лучше. Кажется, она успокоилась и снова почувствовала себя леди Эллерсли. Мысли унеслись в прошлое.

Ветви деревьев отбрасывают причудливые тени на дорожку. Порция напряженно всматривается в зеленую глубину парка, опасаясь, что пропустила его. Она намеренно встала пораньше и отправилась на прогулку в то время, когда он выезжает верхом. Но вдруг он сегодня уже катался? Или совсем не поехал?

Звук копыт она услышала раньше, чем заметила лошадь. Верхом на огромном гнедом рысаке мчался Марк Уорторн с развевающимися по ветру темными волосами. Именно о нем Порция вздыхала все лето. Что она скажет, если он заговорит с ней? Появится ли в его глазах тот особенный блеск, который делает его таким привлекательным? Когда он так смотрит, невольно кажется, что ты ему нравишься, и нравишься очень сильно. Или просто забавляешь его?

Но Марк был так глубоко погружен в собственные мысли, что заметил девушку, только когда чуть не наехал на нее. Вовремя удержав коня, он рассерженно воскликнул:

– О чем вы только думаете, мисс?

Порция смотрела на его загорелое лицо, на открытую шею в вырезе рубашки.

Если она собиралась очаровать его своей беседой, то вот он – ее шанс. Но у Порции как назло пересохло в горле. Она, как деревенская девчонка, стояла и молча смотрела на него!

Марк прищурил глаза – карие, с золотистым оттенком – и с едва уловимой насмешкой в голосе спросил:

– Мы знакомы? – Его губы изогнулись в очаровательной улыбке.

Порция сама удивилась, что все-таки сумела заговорить:

– Я дочь преподобного Страуда, сэр.

Он улыбнулся так, словно его позабавили эти слова.

– А, дочка викария!

Интересно, он заметил, как она пожирала его глазами в церкви, пока отец читал свою проповедь? Из-за него ее бессмертная душа подверглась опасности, а он даже не знает, кто она такая. Унизительное положение.

– И что вы делаете здесь в столь ранний час? – спросил он. – Неужели навещаете бедных? В этой стороне никто не живет.

– Я просто гуляю, сэр.

– А, в здоровом теле здоровый дух.

– Именно так, сэр.

Он явно подшучивал над ней, Порция видела это в его смеющихся глазах, но вдруг Марк с серьезным видом произнес:

– Я кое-что вспомнил, мисс Страуд. В паре миль отсюда стоит цыганский табор. Будьте осторожны. Там полно негодяев.

Он тревожится за нее! Порция просияла:

– Б-благодарю вас, сэр.

Марк подождал еще несколько мгновений, удерживая свою норовистую лошадь. Порции он показался самым красивым юношей на свете. Но он уже потерял к ней интерес. Порция поняла это по его взгляду, устремленному в глубину аллеи.

– Всего доброго, мисс Страуд.

– Всего доброго, сэр. Возможно, мы увидимся в церкви…

Он рассеянно кивнул в ответ и пришпорил лошадь.

Порция стояла и смотрела ему вслед. Сердце томила тоска. Она влюблена в Марка Уорторна, а он не отвечает ей взаимностью. Он вообще не замечает ее существования!

Конечно, это была не любовь, а всего лишь мечты о молодом человеке, которого она никогда не могла бы привлечь. Наверное, именно в этой недоступности была его особая притягательность. Если бы в будущем он не явился ей в ночных фантазиях, она скорее всего забыла бы о нем так же, как он забыл о ней.

Однако теперь мечты сделались реальностью и стали угрожать ее душевному спокойствию. Сегодня она освободится от Марка раз и навсегда!

– Ты ведь помнишь условия, Марк? – спросила Афродита, глядя прямо ему в глаза.

– Отлично помню, мадам.

Афродита улыбнулась и приоткрыла дверь. Марк вошел.

Комната освещалась канделябрами. Такой свет мягче и романтичнее новомодного газа.

Загадочная незнакомка сидела на диване в той же позе, что и на первом свидании, и в том же алом платье. Марк испытал удовольствие от того, что она вняла его просьбе. Алый цвет был в его мечтах, любой другой наряд разрушил бы чары.

Марк прикрыл дверь, но незнакомка не обернулась. Он ощущал ее присутствие очень остро. На ней сконцентрировались все его чувства и мысли. Такое с ним впервые. Едва увидев ее, он испытал прилив желания. Не собираясь тратить драгоценное время на пустую болтовню, он шагнул к незнакомке.

– Миледи…

Она вздрогнула от неожиданности. Однако тут же овладела собой и низким голосом негромко произнесла:

– Марк.

Его имя прозвучало из ее уст на редкость чувственно. У Марка закружилась голова.

– Я счастлив, что вы изменили свое решение.

Незнакомка чуть заметно качнула головой.

– Афродита принесла шампанское. Налейте мне, пожалуйста.

Марк нашел глазами бутылку и выполнил просьбу дамы. Их пальцы встретились, когда он передавал ей бокал. Женщина осторожно приподняла вуаль и сделала маленький глоток. Марк завороженно следил за ее губами.

– Почему вы передумали? – спросил он, не двигаясь с места.

Она отпила еще глоток и грациозно поднялась. Алый шелк волнующе зашуршал. Чуть покачивая бедрами, незнакомка приблизилась к Марку. Бокал она рассеянным жестом поставила на стол. Погладила Марка по плечу, затем провела пальцами по жесткой линии челюсти. Марк испытал трепет предвкушения.

– Мне нужно еще, – просто сказала она.

Марк, не глядя, поставил свой бокал на стол, обнял ее, почувствовал, как она перестала дышать, и крепко притянул к себе – пусть ощутит, как сильна его страсть. Раздался легкий, мелодичный смешок, и она сильнее прижалась к его телу. Сквозь густую вуаль Марк видел, как сияли глаза незнакомки.

– Позволь увидеть твое лицо!

– Нет.

– Тогда отдай мне губы! – Он был рассержен и не сумел этого скрыть.

Дама слегка приподняла кружевную ткань. Взгляду Марка открылась дразнящая улыбка. Он зарычал и впился в ее губы.

Его таинственная подруга не осталась бесстрастной. Она с жаром ответила на поцелуй, их языки вступили в сражение друг с другом. Рука Марка скользнула под вуаль, он обхватил затылок незнакомки. Ее волосы были убраны в высокую прическу, но он все же ощутил их шелковистую плотность. Марку страстно захотелось выпустить эти пряди на свободу, зарыться в них лицом, насладиться их мягкостью и цветом. Волосы у нее светлые, в этом он не сомневался, ибо помнил золотистые завитки между бедер.

Незнакомка прервала поцелуй и посмотрела ему в лицо, как будто почувствовала, что он думает о другом.

– В чем дело? Ты передумал?

– Ну уж нет! – Он подхватил ее на руки, рассмеялся, когда с ее губ сорвался нежный, похожий на мурлыканье стон, и направился к кровати. – Просто я раздумывал, какую часть твоего тела хотел бы изучить в первую очередь.

Он легонько опустил ее на мягкое ложе. Подол платья взлетел вверх, открыв взгляду пышные нижние юбки и стройные ноги в чулках. Марк стал было снимать сюртук, но сразу понял, что не может больше ждать и упал рядом с ней.

Они, задыхаясь, смотрели друг на друга. Марк чувствовал, что стоит на пороге чего-то нового, чего с ним никогда не было.

– Ты же понимаешь, у этого нет будущего, – проговорила она таким тоном, как будто убеждала не только его, но и себя. – Есть только «здесь и сейчас».

– Знаю, – отозвался он глубоким, чувственным голосом. – Я не из тех мужчин, с кем можно прожить всю жизнь.

– Ну и хорошо, – прошептала она, проводя пальцем по линии его губ. Марк укусил ее палец. Потом он запустил руку под нижние юбки и погладил ее бедро.

– Я не хочу тебя раздевать, – прошептал Марк ей на ухо. – Не могу больше ждать.

– И я не могу, – задохнувшись, ответила она. Марк лег на нее, и она приняла его в свое лоно. Когда он отстранился, перенося вес тела на руки, Порция подняла на него глаза и увидела, что он пристально всматривается в ее лицо, как будто хочет пронзить взглядом вуаль. Это ее смутило и она притянула Марка к себе, лизнув его кожу.

«Я хочу от него освободиться…»

Марк двигался, не останавливаясь, заполняя ее тело и мысли.

Порция не думала, что второе свидание может оказаться таким же волшебным, как и первое. Она ждала разочарования. Хотела, чтобы разочарование пришло. Тогда будет легче проститься с ним навсегда. Но сейчас, когда внутри нарастало и искало выхода наслаждение, она поняла, что ошиблась. Все было еще лучше, чем раньше. Марк сумел, как из арфы, извлечь из ее тела все самые сладкие звуки, а потом разбрызгал шампанское по ее коже и слизал каждую каплю. Плавные движения языка доставили Порции новое удовольствие. Она последовала его примеру, обнажая тело мужчины с прежде невиданной смелостью. Такое случалось с ней только во сне.

Порция резко выдохнула и застонала, когда он еще раз проник в ее лоно, а она, утомленная пережитым блаженством, снова устремилась навстречу удовольствию. Сейчас она чувствовала себя почти свободной от Марка. Это новое слияние насытит ее сверх меры и уничтожит зависимость. Ее спина выгнулась дугой, с губ слетали стоны. Порция неслась к вершине, а когда достигла ее, то почувствовала, что летит, летит в никуда. Там Марк Уорторн и жажда, которую он в ней пробуждает, больше не будут ее преследовать. Она победила!

Сердце Порции колотилось в груди, как молот. Она лежала рядом с Марком в постели, насыщенная, изнуренная, ушедшая за грань всех желаний, всех взлетов и падений, которые несли с собой эти желания. Она знала, что все кончено. На сей раз действительно кончено.

– Я хочу тебя снова увидеть. – Голос Марка звучал хрипло и глухо.

Порции не хотелось отвечать. Не хотелось даже смотреть на него. Он провел пальцем по ее плечу, и она сдержалась, чтобы не отстраниться. Должно быть, Марк почувствовал перемену, приподнялся на локте и склонился над Порцией. Его лицо оставалось в тени, но свет канделябра мягко заливал его тело. Марк выглядел безупречно: сильный, отлично сложенный, закаленный физическими упражнениями. Внешне он мог казаться разнеженным бездельником, но это было не так. По сравнению с его мускулистым телом ее собственное выглядело хрупким, мягким и очень женственным.

– Мы с тобой еще не закончили, – произнес он.

– Закончили. Мы никогда больше не встретимся.

– Ты так уверена? – с легкой насмешкой в голосе спросил он.

– Да! Да! Уверена!

Он улыбнулся, и она не сразу поняла смысл этой улыбки, но потом он опустил взгляд, и Порция вдруг ощутила, что пальцы их рук переплелись. Они держались за руки!

Марк смеялся, а Порция была потрясена. Она выдернула свою руку и соскочила с кровати. Ее одежда оказалась разбросанной по всей комнате. Ей пришлось обнаженной собирать ее. Ну и пусть! Пусть смотрит! Пусть вспоминает ее, когда они расстанутся. Теперь очередь Марка мечтать о ней.

Она поправила вуаль. В зеркале отражались кровать и любовник, которого она покидала.

– Наши встречи доставили мне много удовольствия, – обернувшись к нему, заявила Порция.

Марк молчал, но она чувствовала его настороженность.

– Прощай, Марк, – закончила она, сделав ударение на первом слове, вышла из комнаты и захлопнула за собой дверь.

Глава 5

Когда незнакомка ушла, Марк встал с кровати и не спеша стал одеваться. Он чувствовал себя насытившимся и удовлетворенным, но знал, что это недолго продлится. К утру он снова захочет ее. Несмотря на прощальные слова своей таинственной любовницы, Марк чувствовал уверенность, что она тоже его захочет. На сей раз он не будет дожидаться приглашения, а возьмет дело в свои руки.

В салоне было, как всегда, многолюдно. Марк узнал одного иностранного принца, гостившего в Англии. Вокруг него кружилась стайка очаровательных созданий. Афродита внимательно приглядывала за происходящим, но, увидев, что Марк собирается уходить, позвала его.

– Марк! Здесь еще осталось шампанское, и в хорошеньких девушках тоже нет недостатка. – Глаза куртизанки искрились так, словно она знала, что все ее «хорошенькие девушки» отныне утратили для него привлекательность.

– Благодарю вас, мадам, но мой брат не уснет, пока я не явлюсь домой. С тех пор как он женился на вашей дочери, он мечтает и меня заманить в брачные сети.

– О да. Они очень счастливы. Это идеальный брак. И я горжусь, что помогла его устроить, мой дорогой. Я всегда на страже счастья моих родных.

Марку не понравилось выражение ее глаз, и он поспешил сообщить:

– Лично я своей жизнью абсолютно доволен.

– И чем же вы так довольны?

– Свободой.

– О, вам еще многому предстоит научиться.

К счастью, на этой фразе Афродиту отвлекли, она пробормотала слова прощания, оставили Марка в покое, и он с облегчением окунулся в прохладу лондонской ночи, которая даже в этот поздний час была полна грохота кебов, омнибусов, людского шума. Нарядная публика разъезжалась после спектаклей в театрах Уэст-Энда. Бедняки в своих лучших одеждах спешили на грошовые представления в Ист-Энде.

Марк шел, задумавшись, и ничего не замечал. Он признавался себе, что незнакомка в алом его заинтриговала. Он желал знать, кто она такая, независимо от того, продлится их связь или нет. Почему она так тщательно скрывает свое имя? К чему же такая таинственность?

В любом случае утром он надеялся получить ответ на все свои вопросы, и тогда… тогда он ее получит! Марк удовлетворенно расхохотался. Он сам будет назначать свидания!

Но все получилось не совсем так, как он предполагал. Утром Марк не смог найти Мартина О'Доннелли, бывшего лакея его брата, а теперь владельца детективного агентства «Репей». Тот не явился на его вызов, а позже Марк узнал, что детектив уехал из города по другому делу.

В дурном расположении духа Марк отправился домой.

Дни шли за днями, а от Мартина не было ни слуху, ни духу. Марка одолевало беспокойство. Что, если потерян единственный шанс узнать, кто она такая?

– Я поставлю на ноги всех шпиков Лондона, но найду ее!

– Что с тобой? – Себастьян поднял голову. – Ты сам с собой разговариваешь?

– Видимо, так, – смущенно рассмеялся Марк.

– Думаю, это признак обеспокоенного ума, – мягким голосом проговорила Франческа.

– Кстати, Фрэн, сколько на этой неделе в Лондоне вечеров, обедов и балов?

– Ты имеешь в виду все-все?

– Нет, только самые значительные. В высшем обществе.

– Наверное, несколько дюжин. Тебя интересует что-то определенное?

– Нет-нет.

Значит, дело не такое уж простое. И почему он решил, что узнает ее, если увидит? После двух жарких свиданий он с закрытыми глазами узнал бы изгиб ее тела, форму губ, аромат духов; помнил, какова на вкус ее кожа, но это не решает вопроса. А если он встретит ее в переполненном бальном зале? Вдруг у него не будет возможности приблизиться и коснуться ее руки? Не может же он бродить по Лондону и обнюхивать всех женщин подряд! А что касается вкуса кожи… Его просто арестуют за неприличное поведение, если, конечно, сразу не упрячут в сумасшедший дом.

– В последнее время ты очень странно себя ведешь, братец, – заметил Себастьян, словно читая его мысли. – Может быть, тебе нужно облегчить душу?

– Ерунда. Просто я стараюсь решить одну загадку. И будь уверен, я ее решу. Должен решить! – добавил он себе под нос.

– Марк, если тебе хочется попасть на какой-то определенный бал или раут, с этим не будет проблем. Ты не женат, хорош собой, к тому же ты брат графа Уорторна, – гордо сверкнув темными глазами, проговорила Франческа.

– Благодарю, дорогая, но ты забыла упомянуть, что я шалопай без копейки за душой.

– Глупости! Речь не об этом. Перед тобой огромный выбор, если, конечно, тебе не придет в голову жениться на особе из королевской семьи. Большинство девушек не станут возражать против столь обаятельного шалопая. А что касается денег, то масса богатых наследниц мечтает попасть в аристократический круг. Так что тебе незачем беспокоиться о своем финансовом положении.

– Я подумаю.

В этот вечер он действительно отправился на бал и без энтузиазма протанцевал с несколькими привлекательными девицами и дамами под внимательными взглядами их строгих мамаш и мужей. Потом Марк долго бродил по залу с бокалом в руке, уверенный, что сразу узнает свою незнакомку, как только ее увидит.

Не увидел и не узнал.

На балу не было никого, кто хотя бы отдаленно напоминал ему его таинственную любовницу. Домой Марк вернулся в еще более мрачном настроении, чем прежде. «Надо бы бросить эту мысль», – думал он, но знал, что не сможет. Выхода не было, придется продолжать поиск.

Однако уже на следующее утро выяснилось, что не было никакой необходимости так глубоко и так бессистемно нырять в светские удовольствия. К Марку явился Мартин О'Доннелли.

– Что-нибудь выпьешь, Мартин? – спросил Марк, взяв в руки графин.

– Благодарю, сэр, но для меня рановато, – отозвался детектив.

– Ну, это никогда не рано.

– Прошу прощения, сэр, что вам так долго пришлось ждать доклада. Я слышал, вы справлялись обо мне несколько раз. Если бы я знал, насколько это срочно, я бы написал вам, а не тянул до своего возвращения.

– Да ладно. Главное, что ты здесь, – с нетерпением в голосе сказал Марк. – Расскажи, что ты узнал?

Мартин с любопытством посмотрел на клиента.

– Сэр, является ли та дама вашим другом?

– Ну разумеется. – Марк прочистил горло. – Скажем так: я хочу, чтобы она стала моим другом. Давай, Мартин, говори. Ты достаточно меня, помучил. Как ее зовут?

Мартин неловко заерзал.

– Я знаю, что она живет на Гросвенор-сквер.

Марк ждал продолжения, но Мартин молчал.

– Ну и?..

– Это резиденция покойного лорда Эллерсли.

– Лорда Эллерсли? Национального героя?

Так, значит, его богиня из семьи лорда Эллерсли? Он не допускал и мысли, что она может быть из прислуги.

– Но кто она, Мартин? – озадаченно спросил он. – Я хочу знать ее имя.

– Она была в плаще и с вуалью, сэр. Я следовал за ней до дома, но у меня не было времени на расспросы, надо было уезжать из города. Простите, но это все.

Марк вскочил и зашагал по комнате, вспоминая все, что знал о семействе Эллерсли. Знал он немного. Старый лорд умер пару лет назад, однако о нем до сих пор не забыли и вспоминают с почтением. Он был героем войны на Пиренейском полуострове и битвы при Ватерлоо, затем стал важной политической фигурой дома, в Англии. Королева Виктория его обожала и приказала устроить государственные похороны с приглушенным барабанным боем, с гробом, укрытым британским флагом, на пушечном лафете, с огромной траурной процессией. Вот, пожалуй, и все. Сам Марк никогда, не вращался в столь высоких кругах и не имел такого желания.

– Ну хорошо, Мартин. Благодарю тебя. Может быть, ты мне еще понадобишься, так что, ради Бога, не, уезжай из города. И пожалуйста, не рассказывай брату об этом деле. Оно личное.

– Разумеется, сэр.

Марк обдумал свои следующие действия. Нужно расспросить Франческу. Она наверняка знает все, что ему нужно. Однако невестки не было дома, и Марку снова пришлось ждать. Лишь вечером в гостиной он сумел коснуться интересующей его темы.

– Почему ты расспрашиваешь об Эллерсли? – Невестка бросила на деверя проницательный взгляд. Марк невольно вспомнил ее мамашу, небрежно пожал плечами и с ленивой улыбкой ответил:

– Просто вспомнилось это имя. Ну же, Фрэн, давай, не заставляй себя просить.

Франческа улыбнулась. Марк всегда ее забавлял, она частенько говорила, что относится к нему как к брату. Имея двух сестер, она ощущала нехватку мужского общества, всегда мечтала, чтобы у нее был брат, а потому любила проводить время с Марком.

– Лорд Эллерсли был женат дважды. Его первой женой была девица из семейства Гордонов, мелких шотландских аристократов. В этом браке был только один ребенок – дочь Лара. Она вышла замуж за Арнольда Гиллингема. Он из хорошей семьи, с деньгами, но так и не сумел оправдать блестящие надежды, которые на него возлагались. Не знаю почему. Вторая жена лорда Эллерсли, его теперешняя вдова, намного моложе. Это Порция Страуд, маленькая мышка из провинции, которая расцвела…

– Мышка не может расцвести, – возразил Марк. – Если бы ты назвала ее гусеницей, тогда можно было бы говорить о бабочке.

– Перестань, Марк, – засмеялась Франческа. – Кем бы она ни была прежде, сейчас это важная дама. Ее величество королева считает Порцию своим другом. Ее везде принимают с любовью.

– И больше от лорда Эллерсли никого не осталось? Только дочь и вдова в огромном, пустом доме?

– Ну, дочь там не живет. Так что в доме одна вдова. Правда, есть еще пара престарелых сестер. Одна из них замужем за адмиралом, а вторая за фабрикантом. – Франческа смешно сморщила нос, изображая притворное пренебрежение. – Торговля, мой дорогой.

– Вот как?

– И вот еще что, В таких домах, как у Эллерсли, обязательно кто-нибудь гостит. И визиты бывают бесконечными. Бедные родственники, кузены, всякие приживалки, которым больше некуда деться.

– Фрэн, как это все помещается у тебя в голове?

– Я интересуюсь такими вещами, – просто ответила Франческа. – Семья значит для меня очень много, даже чужая.

Марк взял руку Франчески и поднес ее к губам.

– Теперь твоя семья – Себ и я.

Франческа улыбнулась и покачала головой, но Марк видел, что она тронута. Да он и правда говорил искренне. Он любил и невестку, и брата, но в глубине души сомневался, нуждается ли сам в семейных связях так, как Франческа. Он даже подозревал, что ему вообще никто не нужен, хотя гордиться тут нечем.

– Так ты расскажешь мне, почему интересуешься семейством Эллерсли? – спросила Франческа, окидывая Марка проницательным взглядом.

– Просто из любопытства.

Франческа явно не поверила Марку, но прекратила расспросы, потому что вошел Себастьян. Все направились в столовую. Марк задавался вопросом, как действовать дальше. У него был адрес и было имя, хотя, возможно, и не той женщины. Но для начала – достаточно.

Марку редко приходилось всерьез добиваться чего-нибудь, но сейчас он решил проявить упорство. Рассказывали, что его отец был человеком упрямым и властным. Сам Марк считал, что ничуть на него не похож, но, возможно, он все же унаследовал семейную силу характера.

– Мне кажется, ты сегодня доволен собой, – заметил Себастьян, с подозрением вглядываясь в лицо брата.

– Вот как? Ну что ж, так и есть. Мне нравится жизнь в столице, и я наслаждаюсь ею изо всех сил.

– Ты помнишь Давелл-Холл?

Марк с недоумением посмотрел на брата.

– Ну, разумеется, помню. Он принадлежал дяде Роджеру, брату матери. Теперь он мой, так ведь?

– А ты был там когда-нибудь?

– Дай подумать… Кажется, нет.

Себастьян выразительно вздохнул.

– Вот видишь! Наш дядя Роджер оставил его тебе больше десяти лет назад, а ты ни разу не удосужился туда съездить. Тебе не стыдно?

– Ничуть. Давелл-Холл находится в Норфолке.

Франческа засмеялась.

– Марк, ты ужасный человек! – заявила она. – Неужели в тебе совсем нет любопытства?

– Есть, конечно. Просто в то время я был очень занят, а потом эта история выскользнула из моей дырявой памяти.

– Возможно, сейчас наступило время полечить этот недуг, – проговорил Себастьян тоном, который казался Марку напыщенным и высокопарным. В прежние времена Себастьян выражался проще.

– Ты опять пытаешься найти мне занятие, а я и так счастлив.

Марк говорил правду. Он чувствовал себя абсолютно счастливым, но секундой позже с ужасом услышал собственные слова, против воли сорвавшиеся с губ:

– Видишь ли, дело в женщине…

Франческа и Себастьян как по команде уставились на Марка.

– В женщине? – с некоторой неловкостью повторил брат и бросил смущенный взгляд на жену. – Надеюсь, это не… не…

– Мне следовало сказать: «В одной леди», – уточнил Марк и невольно подумал, что подражает брату в напыщенности. – Так что я пока не хотел бы уезжать из Лондона.

Супруги обменялись взглядами.

– Вот почему ты выспрашивал меня об Эллерсли! – воскликнула Франческа.

– Если не возражаешь, я не стану обсуждать эту тему.

Марк взял ложку и принялся за суп, стараясь не обращать внимания на выразительные переглядывания Франчески и Себастьяна. Пусть думают, что хотят, лишь бы не пытались отправить его в Норфолк.

– Не думаю, чтобы ты интересовался леди Эллерсли, – наконец прервала молчание Франческа, своей улыбкой показывая, что такая женщина не для него. – Кстати, она и кто-то из ее родственников обязательно будут завтра в театре «Хеймаркет». У них своя ложа. Будут давать «Лючию ди Ламмермур», оперу Доницетти. Дженни Линд в роли Лючии. Там будут все.

– Опера! – Марк передернул плечами. – Благодарю, Фрэн, но это не для меня. Лучше уж я пойду на кошачьи бои, там песни не хуже.

– Ограниченный тип, – заявил Себастьян.

Дальше разговор зашел о домашних делах. Марк расслабился и погрузился в собственные размышления. Пожалуй, он мог бы заглянуть в оперу и посмотреть на эту знаменитую леди Эллерсли и ее бедных родственников. Вполне возможно, что таинственная незнакомка – одна из скромных кузин, о которых говорила Франческа. Тогда понятно, почему она так боится разоблачения. Суровая леди Эллерсли может разгневаться и отправить ее туда, откуда та явилась.

Пожалуй, тут есть возможность выступить в роли благородного героя, который спасает свою богиню от тяжелых обстоятельств. Спасает и?.. Женится? Ну, жениться он, конечно, не собирается – не тот характер, но все же он щедрый любовник.

Марк поднял глаза и заметил, как томно смотрят друг на друга его родственники. Видно, сегодня опять отправятся в спальню пораньше. Марк вздохнул и решил, что опера предпочтительнее.

Глава 6

Как известно, партия Лючии – тяжелое испытание для голосовых связок даже самых одаренных певиц. Мадемуазель Линд исполняла ее безупречно. Порция, которая не очень любила оперу, все же знала достаточно, чтобы это оценить. Вся страна боготворила Дженни Линд.

В ложе Эллерсли, кроме Порции, сидела Лара Гиллингем с мужем Арнольдом и тетя Джейн, одна из пожилых сестер ее покойного мужа. Порция знала, что находится под постоянным наблюдением. Так было всегда. Ложи, партер, амфитеатр… Отовсюду устремлялись взгляды любопытствующих, тех, кто пришел не затем, чтобы слушать оперу, а поглазеть на богатых и знатных. Однако лорд Эллерсли научил ее вести себя с вежливым безразличием – этим искусством обязаны владеть все, на кого устремляются взгляды публики.

Порция оказалась хорошей ученицей. В начале их брака она была застенчивой молодой женой, и муж стремился уберечь ее от слишком пристального внимания окружающих. Со временем Порция поняла: либо она победит собственный страх, либо навсегда останется его пленницей. Решив выйти из тени мужа, она постепенно сумела сделаться заметной личностью. Публика любила ее, но у Порции не было иллюзий на этот счет: эти чувства относились не к ней, а к вдове национального героя. Она уже с трудом помнила, какой была до замужества. Как и Дженни Линд, Порция исполняла назначенную роль, только эта роль была не на один вечер, а на всю жизнь.

Лара что-то шептала Арнольду. Порция не обращала на них внимания, она с вежливым интересом следила за происходящим на сцене, но мысли ее были далеко. В последнее время они постоянно возвращались к тем головокружительным минутам, которые она провела в обществе Марка Уорторна. На любых светских мероприятиях время летело с поразительной быстротой, если Порция, не меняя холодновато-вежливого выражения лица, вспоминала, как Марк нес ее к кровати, как звучал его голос, когда он настойчиво и хрипло прошептал: «Я не могу ждать».

Да, она ничего не забыла, но это не означало, что ей хочется снова его увидеть. Они расстались. В тот вечер, вернувшись от Афродиты, она едва дождалась, пока Хетти ее разденет, упала на постель и тут же заснула. Проснувшись утром, Порция ощутила себя свежей и отдохнувшей. С тех пор ничто не тревожило ее спокойного сна.

Когда Хетти спросила свою госпожу: «Так, значит, с ним покончено?» – та с чистым сердцем ответила: «Да».

К концу первого акта тетя Джейн начала проявлять беспокойство. Младшая сестра лорда Эллерсли еще не достигла восьмидесяти и сохраняла доброе здравие. Пожилая дама не любила отступать от устоявшихся привычек и сейчас уже думала об угощении.

– Где же они? – громким от старческой глухоты голосом требовательно вопросила она. – Когда подадут мадеру и пирожные? Я не могу ждать.

– Я уверена, сейчас все будет, – чувствуя неловкость, пробормотала Лара, огляделась, не слышал ли кто, и поймала внимательный взгляд господина из соседней ложи. – Потише, тетя Джейн.

– Почему это «потише»? – При необходимости старая дама слышала все, что нужно. – Когда тебе будет столько же лет, сколько мне, ты поймешь, как важен режим дня. Может быть, я слушаю оперу в последний раз и в последний раз буду наслаждаться здесь угощением.

Зрители уже поднимались из кресел, направляясь в буфет. Некоторые остались на местах и для развлечения разглядывали сидящих в ложах.

– Миледи?

В ложу проскользнул служитель, церемонно поклонился Порции и передал ей сложенный листок бумаги.

Развернув его, Порция с трудом разобрала неразборчивый почерк:

«Выйди за дверь. Прямо сейчас. Марк».

От ужаса она перестала дышать. Закружилась голова. Жалобы тети Джейн и нетерпеливые возражения Лары превратились в глухой шум.

Это невозможно. Этого не может быть. Откуда он узнал? Она же была в вуали, соблюдала все предосторожности!

Нет, нет, нет…

Скомкав записку, Порция встала с кресла. Лара и тетя Джейн перестали препираться друг с другом, Арнольд удивленно приподнял изящную бровь.

– Пойду узнаю, почему не подают угощение, – сказала Порция первое, что пришло в голову.

Тетя Джейн кивнула:

– Умница. И скажи им…

Но Порция не стала ждать, а выскочила из ложи в коридор, который прямиком вел к большой лестнице. На мгновение она почувствовала острое желание подобрать юбки и сбежать. Но куда ей бежать? Некуда. Оставалась последняя надежда, что все это – нелепая ошибка. За спиной раздались шаги…

– Леди Эллерсли?

Глубокий раскатистый баритон был ей знаком не хуже, чем собственный голос. Она мечтала о нем всего несколько минут назад, слушая «шведского соловья». Что делать? Порция сделала резкий вдох и взяла себя в руки. Нельзя раскисать, надо убедить его, что он ошибся, что она не та женщина, которую он ищет.

Расправив плечи, она обернулась.

Марк Уорторн стоял, прислонившись плечом к стене, и наблюдал за ней. Его золотистые глаза сверкали. «Как будто выиграл в карты», – подумала Порция. Он явно был очень доволен собой, и Порция решила, что это не сулит ей ничего хорошего.

Женщина выглядела так, словно не знала, сбежать или принять бой. О Боже, как она была хороша! Марк удовлетворился бы и просто хорошенькой, но эта женщина оказалась прекрасна, как ангел. Ярко-голубые глаза, золотистые волосы, безупречные черты лица. Как он хотел сорвать с нее эти ненужные одежды и, обнаженную, заключить в объятия!

Из своей ложи с противоположной стороны зала Марк не мог хорошо разглядеть незнакомку, но все же за первый акт он увидел достаточно, чтобы увериться: это она! Движения, осанка, плечи – все выдавало ее. Однако на самом деле Марк узнал ее в первый же миг, как только она появилась. В голове что-то щелкнуло, и все остальное время он лишь наслаждался ее красотой.

Фрэн устроила ему ложу – попросила разрешения у своей сестры Вивианны, которой та принадлежала. Марк нарядился в вечерний костюм, явился пораньше, устроился в глубине ложи за драпировками и стал ждать. Семейство Эллерсли приехало поздно. Пока они рассаживались, все взоры были устремлены на их ложу. Раздался шепот: «Это леди Эллерсли!.. Порция… Это Порция!» Кто-то зааплодировал. Незнакомка улыбнулась и едва заметно склонила голову. Настоящая королева!

Именно тогда Марк и понял, кем была его таинственная подруга. Порция, та самая Порция, леди Эллерсли, вдова национального героя.

Все становилось на свои места. Неудивительно, что она так боялась огласки. Черт возьми, совсем неудивительно! Если станет известно, что эта безупречная, безгрешная вдова посещает бордель и проводит время с таким повесой, как он, для нее все будет кончено. О Господи! Марк сам себе не верил, но это была она. В голове возникла картина их переплетенных тел, звуки ее стонов и страстных выкриков, ее аромат и вкус. Все ясно: его таинственная богиня – это Порция, леди Эллерсли!

Этот факт сразу изменил ситуацию, добавил ей остроты. Марк чувствовал себя грешником, но не желал останавливаться. Воспоминания заставили его мечтать о продолжении романа.

– Разве мы знакомы?

Ее голос вернул Марка к действительности. Порция говорила нетерпеливо и раздраженно, как будто Марк был надоедливым комаром. Значит, она выбрала противостояние. Что же, тем интереснее. Марк улыбнулся.

– О да! Мы знакомы, близко знакомы.

Марк расправил плечи и заметил, как она напряглась от этого движения. Неужели она думает, что он схватит ее и изнасилует прямо на месте? Что за идея! Марк снова улыбнулся. Ну уж нет, он способен на более тонкий подход.

– Вы можете мне верить. Я очень скромен.

– Я вас не знаю!

Глаза женщины, сверкали гневом, щеки раскраснелись. Да она скоро начнет звать на помощь! Похоже, она решила стоять на своем. Марк понимал, что в общем-то у нее нет другого пути.

– Зачем вы это сделали? – с любопытством спросил он. – Зачем рискнули всем? Разумеется, я не жалуюсь и счастлив, что вы выбрали именно меня.

– Очевидно, вы сумасшедший. Я не понимаю, о чем вы говорите.

– Порция, я не остановлюсь. Я хочу вас. И снова получу.

– Мне кажется, вы меня с кем-то путаете, – почти шепотом проговорила Порция. Марк видел, что она начинает терять свой запал, сознавая, что выбранная стратегия не принесет успеха.

– Порция, нам было так хорошо вдвоем. Мы должны и дальше встречаться. Мы будем очень осторожны.

– Оставьте меня!

– Не оставлю. Просто не могу оставить. Я сумею убедить вас изменить решение.

Она покачала головой:

– Не сумеете.

– Сумею.

Марк протянул руку и провел пальцами по ее щеке. Порция словно окаменела. Он смотрел ей в глаза и пытался понять: неужели за этой холодной маской сверкнула искорка чувства?

– Я не сдамся, – проговорил Марк, чувствуя жар ее дыхания на своей щеке. Он слегка наклонился вперед, обещая ее губам такие же страстные поцелуи, какими они обменивались в клубе «Афродита». Марк жаждал обнять Порцию прямо здесь, немедля! На миг он позволил себе вообразить, как ее бедра обвивают его стан, как глубоко вторгается он в ее плоть.

Она тоже об этом думала! Он мог в этом поклясться! Синие глаза Порции потемнели, ресницы затрепетали. Она подалась ему навстречу, так что груди в плену лавандового шелка коснулись его крахмальной рубашки.

– Я хочу тебя, – прошептал Марк.

В каждой линии ее тела, в каждой черточке ее прекрасного лица читалось беспомощное приглашение.

Марк улыбнулся. Если бы он захотел, он мог бы поцеловать ее прямо здесь. Но важнее было ее покорить. Если он разрушит ее репутацию, то не приблизится к цели. Он сделал шаг назад. Глаза Порции широко распахнулись. Она выглядела смущенной и рассерженной.

– Всего наилучшего, леди Эллерсли. – Он развернулся и, ни разу не оглянувшись, пошел прочь. Он не собирается брать ее силой. Она сама должна согласиться на все его условия.

Правила и условности высшего общества для Марка не значили ничего. Не то чтобы он испытывал особое удовольствие, нарушая их. Нет, просто он не обращал на них внимания и делал все, что хотел. Марк привык следовать своим желаниям и не понимал, почему другие этого не делают. Взять, к примеру, Порцию. Она же лишает себя удовольствий. Он докажет ей, что она не права.

Порция так дрожала, что боялась упасть, и потому оперлась о стену. Надо взять себя в руки! Сначала она вела себя правильно, а потом… потом едва не позволила ему поцеловать себя… и даже больше того. А ведь она так искренне верила, что избавилась от него, но оказалось, что желание никуда не делось.

«Он станет болтать, и ты погибнешь. Нельзя было рисковать всем ради нескольких часов наслаждения».

Но тут Порция одумалась. Марк не угрожал ей разоблачением. Он искал ее, потому что хотел новой встречи. Но это безумие! Наверное, он и правда сумасшедший. Но как он ее нашел? Как узнал, кто она такая? Он обманул ее, выследил, нарушил их договор.

«Нечего сожалеть о том, чего не исправишь, – одернула себя Порция. – Надо смотреть фактам в лицо». Он уже нашел ее, он уже знает, кто она, и хочет продолжать с ней встречаться. Следует убедить Марка, что это невозможно. Она должна распутать узел, который сама завязала.

Но ее тело кричало совсем о другом: низ живота обдала жаркая боль, между ног пульсировало желание, губы припухли. Она лгала себе, когда говорила, что не хочет его. Хочет, хочет сильнее, чем прежде. И Марк это знает. Он намеренно показал ей, насколько она беспомощна перед силой желания. Показал… и ушел.

– Миледи? – Это явился служитель с угощением. Порция с усилием изобразила улыбку и прошла в ложу. Острые глазки тети Джейн окинули ее проницательным взглядом, но, к счастью, старушка больше заинтересовалась мадерой и пирожными с кремом.

Когда открылся занавес и начался второй акт, Арнольд наклонился и сунул что-то в ладонь Порции.

– Ты уронила, – бесстрастно сообщил он. Порция опустила взгляд и увидела смятую записку.

Неужели он прочел? Может быть, ее выдало выражение лица? Нет, скорее всего, нет. Она спокойно улыбнулась Арнольду и равнодушно поблагодарила. Он не стал ни о чем спрашивать. Порция и не ждала другого, ведь Арнольд вечно занят только собой. Дженни Линд начала арию, и Лара сделала знак, чтобы они замолчали.

Вечер был безнадежно испорчен. Ее жизнь оказалась на грани краха. Порции хотелось бы винить во всем Марка, но в глубине души она знала, что сама виновата. Да, он выследил ее, но какая-то частичка ее сердца радовалась, что вышло именно так.

Глава 7

Лара мрачно посмотрела на мужа.

– Арнольд, я ее ненавижу. Я пытаюсь быть милосердной и не могу. Не могу ничего с собой поделать. Ну зачем, зачем отец женился на ней? Зачем ему понадобилась жена? Особенно серенькая пасторская дочка?

Арнольд потягивал виски и ждал, пока жена успокоится, а ее гнев утихнет. Вино за обедом только ухудшило дело. Лара всегда после этого становилась шумной и неосторожной.

– Я его уговаривала, чтобы он не женился, но он меня не слушал.

– Лара, твой отец был отличным воином и мудрым генералом, но все же он оставался мужчиной.

– Что ты имеешь в виду?

– Он увидел Порцию и растаял.

– Он ее просто пожалел, – крикнула Лара. – Он не любил ее. Мой отец был сострадательным человеком, а не дураком.

Она продолжала негодовать, расхаживая туда-сюда по комнате, и в этот миг напоминала своего отца. Арнольд старался не вникать в ее жалобы. Ему было о чем подумать. Когда жена успокоится, он уговорит ее попросить Порцию об одолжении. И пусть Лара твердит о ненависти к своей мачехе, она это сделает, как делала всегда.

– Итак, сэр, – произнес Мартин, бросая на Марка косой взгляд, – что именно я должен узнать?

– Я хочу, чтобы ты выяснил все ее планы на следующие две недели. В какие дома ее пригласили, к кому она сама отправится с визитами, кто должен навестить ее. – Марк неопределенно взмахнул рукой.

– Мы говорим о леди Эллерсли? – с сомнением в голосе спросил Мартин, словно не желая поверить, что Марк говорит всерьез. – Вдове национального…

– …героя. Так и есть.

Казалось, с языка Мартина готов сорваться очередной вопрос.

– Это сугубо личное дело, – уверил его Марк.

– Понимаю, – В глазах детектива мелькнула веселая искра.

– И Себастьян ничего не должен знать.

– Разумеется, сэр. Все останется между нами. Кстати, сэр, вам будет интересно узнать, что после нашей предыдущей встречи я завел очень полезное знакомство в кухне на Гросвенор-сквер. Просто на всякий случай.

– Вот как?

– Поразительно, какие чудеса способны творить совсем небольшие суммы.

– Действуй, Мартин, действуй.

Он должен получить приглашение в один из домов, где будет Порция, должен оказаться с ней в одной комнате, должен заглянуть ей в глаза, убедить, что продолжение их отношений стоит любого риска. В конце концов, чего стоит жизнь без малейшей опасности?

– Вы же можете написать ей, сэр, – предложил Мартин.

– Я писал. Письмо вернулось в том же конверте, изорванное в клочья.

Марк улыбнулся. Ярость Порции не рассердила его, а позабавила и обрадовала. Если бы он ничего для нее не значил, она безразлично отложила бы письмо в сторону. Под холодной маской спокойствия крылась страстная и отчаянная натура.

Он болезненно тосковал о ней, мечтал заключить ее в свои объятия и был уверен, что она чувствует то же самое. Какой смысл им обоим мучиться? Это просто смешно. Им так хорошо вдвоем. Почему она не понимает бессмысленности этих страданий, если он здесь, рядом, с ним в любой момент можно увидеться? Он ей нужен. Марк сделает все, чтобы это доказать.

Виктория задержала Порцию во дворце. Они предавались воспоминаниям о лорде Эллерсли. Королева, лишь недавно разрешившаяся от бремени, лежала в постели. На свет появился еще один принц, которого назвали Артуром. И мать, и младенец чувствовали себя хорошо, но королева скучала и жаждала вернуться к привычным занятиям.

Слушая королеву, Порция кивала, улыбалась, пару раз утерла слезинки. Иногда ей невольно приходила в голову мысль о том, что королева немного ревнует. Сколько раз ее величество начинала фразу словами: «Если бы я была леди Эллерсли…» Когда-то ходили сплетни о Виктории и ее премьер-министре лорде Мельбурне. Однако сама Порция считала, что дело тут в другом: Виктории всегда не хватало отца, а не любовника. Возможно, лорд Эллерсли играл сходную роль в жизни молодой королевы.

Когда Порция добралась наконец до дома на Гросвенор-сквер, она чувствовала себя выжатой как лимон. Все ночи после встречи с Марком в опере она плохо спала, ее мучили раскаяние, сожаление, неудовлетворенность. Порой ей казалось, что она сходит с ума.

– Миледи, – обратился к ней дворецкий Дид. – Приехала миссис Гиллингем. Она ожидает в гостиной.

– О нет! – непроизвольно вскрикнула Порция, но тут же устыдилась своей несдержанности. Обычно она не показывала своих чувств никому, кроме Хетти… и Марка. – Я имела в виду, что сейчас поздно, – уже спокойно продолжила она.

– Я и сам упомянул о позднем часе, миледи, – сочувственно произнес Дид.

Порция медленно стянула перчатки и подняла руки к шляпке, одновременно посматривая на дворецкого, чье лицо всегда помогало ей определить настроение в доме.

– С миссис Гиллингем бывает иногда нелегко, Дид, но ведь она единственное дитя лорда Эллерсли.

– Я понимаю, миледи. – Теперь на лице дворецкого было страдальческое выражение. – Очень требовательная леди. Во всяком случае, была такой, когда жила здесь при его светлости. Простите, миледи, если я позволил себе лишнее, но мы здесь, на Гросвенор-сквер, очень довольны сложившимся положением.

Дид не мог яснее выразить мысль о том, что является ее верным и надежным слугой.

– Спасибо, Дид. Чем раньше я повидаюсь с ней, тем быстрее она уйдет.

Дид не позволил себе улыбнуться, разве что самую малость.

Порция шла по мраморному вестибюлю к дверям гостиной и чувствовала, как груз ответственности давит на ее плечи, ответственности, которой она не искала и которой не желала. Лара никогда ее не любила. Порция сделала все, чтобы между ней и падчерицей возникла если не дружба, то по крайней мере взаимное уважение. Ничего у нее не получилось. Почему Лара не может жить своей жизнью, а ее, Порцию, оставить в покое? Почему она вечно критикует мачеху, оценивает каждый ее шаг, спорит о том, кого ее отец любил больше?

Порция ощутила бесконечную усталость. Больше всего ей сейчас хотелось взбежать по лестнице в спальню, упасть на кровать и накрыться с головой, чтобы не было никаких светских ужимок, вежливых улыбок, почтительного выслушивания пространных рассуждений ее величества.

Однако Порция знала, что это невозможно. В доме от нее зависели все, забота о них – ее долг. Обычно она относилась к этому спокойно, даже гордилась, что так старательно выполняет свои обязанности, но сегодня этот груз казался ей неподъемным.

– Порция? – Пронзительный голос Лары разбил тишину вдребезги. Падчерица вышла из гостиной и наблюдала за Порцией. – Почему ты стоишь в темноте? Разве Дид не сказал тебе, что я жду?

Порции оставалось только надеяться, что Лара не сумела прочесть по ее лицу, какие мысли одолевали мачеху. Лара обязательно сохранит в памяти эту минуту слабости и при случае упрекнет Порцию в невнимательности.

– Конечно, сказал, – ровным голосом отозвалась Порция. – Уже поздно, Лара, в этом все дело. Я очень устала, – добавила она, следуя за падчерицей в гостиную.

– Не так уж и поздно, – бесцеремонно заявила гостья. – Я была на балу у Феншоу и решила заехать к тебе по дороге домой.

Бедная девочка! Ей достался нос от отца, но все равно она очень хороша, вернее, была бы хороша, если бы вечное недовольство и бесплодные сожаления не оставили морщин в уголках глаз и вокруг рта.

– А где же Арнольд? – с вежливой улыбкой спросила Порция, опускаясь в кресло.

– В клубе. У него там встреча. Ты же знаешь мужчин. – Лара, захихикав, села напротив Порции.

«Не знаю, – с удивлением подумала Порция, – совсем не знаю».

Ее отец был человеком суровым, у него не было ни времени, ни желания разбираться в фантазиях дочери. Муж был добрым, но он принадлежал к другому поколению. За всю свою жизнь она близко узнала лишь двух мужчин – мужа и Марка… Марк, пожалуй, не в счет. Разве она его знает? Знает лишь, что от него исходит опасность, его занимают исключительно собственные удовольствия. В остальном он для нее такая же загадка, как и все другие мужчины.

– Ты роскошно выглядишь, – с вызовом в голосе заявила Лара. Она явно полагала, что Порция одета слишком пышно. Порция давно привыкла к таким уколам и не считала нужным оправдываться, а сегодня она даже не потрудилась ответить. – Как себя чувствует ее величество?

– У Виктории все хорошо. Младенец тоже здоров.

Лара щелкнула языком.

– Тебе не следует так ее называть. Слишком неуважительно.

– В лицо я ее так не называю. Я уважаю королеву. Думаю, мы друзья. Разумеется, в той мере, в какой королевская особа может дружить с простыми смертными.

– Вы с ней друзья только из-за моего отца, – резко заметила Лара, больше не стараясь соблюдать внешние приличия.

Женщины были одного возраста к могли бы подружиться, но Лара не хотела делить своего отца ни с кем, особенно с его новой женой. Именно в этом, считала Порция, кроются причины такой острой неприязни со стороны падчерицы. Повторный брак не заставил лорда Эллерсли изменить отношение к дочери, он всегда ее любил.

– Когда ее величество смотрит на тебя, она думает о моем отце. – Губы Лары скривились от обиды. – Народ любит моего отца, а ты лишь напоминаешь о нем.

Порция очень устала, у нее болела голова, разговор вконец ее измучил. Ей хватало собственных неприятностей, а она вынуждена терпеть злобные выпады Лары. И впервые за все годы Порция потеряла терпение.

– Лара, что тебе нужно? Скажи прямо, и мы перестанем притворяться, что обожаем друг друга! – Собственные слова потрясли Порцию, она тут же пожалела о них, но, Боже, как хорошо хотя бы раз в жизни сказать правду!

У Лары округлились глаза. Она не казалась обиженной. Похоже, ее восхитила подобная прямота.

– Отлично, – медленно проговорила Лара. – Я тебе скажу. Я пришла к тебе, чтобы попросить об одолжении.

– О каком одолжении?

– Не смотри так подозрительно. Если ты можешь себе позволить содержать всех этих бесчисленных родственников Эллерсли, да и своих собственных тоже, то ты, разумеется, в состоянии оказать любезность и своей падчерице.

– У меня всего одна родственница – моя мать. И ты это прекрасно знаешь. А твоему отцу не понравилось бы, если бы я выгнала из дому его родственников. Ты хочешь, чтобы тетя Джейн отправилась в работный дом?

Лара расхохоталась с притворным весельем.

– О, я же забыла, что ты дочь священника.

– И я этого не стыжусь. – Порция вздернула подбородок.

А Лара, видимо, стыдилась. Она была снобом, тогда как ее отец всегда заявлял, что ценит человека по делам, а не по рождению. Порция часто думала, что легко стоять на такой позиции, если сам принадлежишь к знатной семье, однако об этих своих мыслях помалкивала.

– Так о чем же ты хотела просить? – повторила она. Лара отвела глаза, демонстрируя смущение, но скорее всего испытывая отвращение при мысли, что надо кланяться Порции.

– Арнольд не хочет просить сам, так что придется мне. Он слышал, что при дворе образовалась вакансия. Принцу Альберту нужен секретарь… Арнольд подойдет идеально. Если бы ты шепнула словечко ее величеству… – Порция вздохнула. Лара прищурилась. – И не говори, что у тебя нет никакого влияния. Есть!

– Лара, Виктория живет своим умом. Она не прислушивается к моему мнению. Да и зачем ей? Ты сама сказала, что я всего-навсего дочь священника.

Лара не обратила внимания на эту насмешку и продолжила:

– Арнольд ей не нравится. В прошлом году в министерстве иностранных дел была вакансия. Арнольда рекомендовали сразу несколько человек, очень уважаемых, но она назначила другого, куда глупее и некрасивее.

– Она говорит, что ей не нравятся его глаза.

Лара с удивлением смотрела на мачеху, а сама Порция тут же пожалела о своих словах, потом решила, что, может быть, это и к лучшему, ведь тогда Лара не станет ее просить о невозможных одолжениях.

– Лара, я не хотела тебя обидеть, – осторожно начала Порция. – Арнольд не сделал ничего дурного, но у королевы это бывает: она может кого-нибудь невзлюбить. Вот и с Арнольдом так получилось.

Лицо Лары сделалось пунцовым.

– О, можешь меня не щадить! Скажи лучше, почему это она его невзлюбила? Он красивый, умный, хорошо воспитанный. О ее собственном муже такого не скажешь. Скажи мне, Порция, что она о нем говорила?

– Только то, что у него холодные глаза. Как будто…

– Как будто – что?

– Как будто у него нет сердца.

Лара пришла в бешенство.

– Она сама замужем за мрачным, необщительным Альбертом!

– Лара, тише!

– Но это же правда. Так все говорят!

– Альберт так много делает для Англии.

– Ах, если бы отец был со мной, – прошептала Лара, вытирая слезы, слезы гнева, а не тоски по умершему. – Он бы помог Арнольду. Он всегда говорил, что из Арнольда получится отличный генерал!

На самом деле слова лорда Эллерсли звучали иначе: «Он думает лишь о себе самом, а потому без всяких угрызений совести пошлет своих солдат на смерть». Однако Порция не стала поправлять Лару.

– Ты всегда мне завидовала, – со злобой крикнула Лара.

– Лара, ты же знаешь, что это неправда.

– Правда! Папа любил меня больше, чем тебя, и ты меня за это ненавидела.

– Лара, пожалуйста…

– Знаешь что, дорогая, ты поможешь мне, хочешь ты этого или нет. Ты просто обязана это сделать. Ты приедешь к нам в четверг, и никто не должен подумать, что мы не самые лучшие подруги на свете.

– В четверг?

– У нас будет суаре. Ты обещала, что будешь. Все будут ждать тебя. И не смей меня подводить!

– Я не знаю, смогу ли…

– Ты обещала! И надень черное. Я хочу, чтобы ты была в трауре. – И она бросилась вон из гостиной, громко хлопнув дверью.

Порция, словно окаменев, стояла на месте.

«О Боже, в трауре! Как деревенская дурочка на празднике. Удивительно, как это Ларе не пришло в голову расклеить афиши по всему Лондону, что вдова национального героя посетит суаре на Керзон-стрит».

Порция сделает это. Конечно, сделает, но только Лара никогда не станет относиться к ней лучше и не почувствует себя счастливой.

Внезапно Порции захотелось убежать из этого дома и больше сюда не возвращаться. Убежать от мелких ссор и пререканий, от необходимости всегда думать о других. Стать свободной и делать то, что хочется.

«И чего же тебе хочется?» – спросила она себя.

Порция знала ответ. Лежать в объятиях Марка Уорторна, ибо в те короткие мгновения она познала свободу, истинную свободу, такую, какой не испытала и в детстве.

Это невозможно. И нет смысла мечтать о том, что никогда не случится. Она сама выбрала такую жизнь, вернее, жизнь выбрала ее, а она согласилась с выбором. Воспоминания о Марке останутся с ней навсегда, но связь с ним невозможна. Больше Порция не станет рисковать.

Так откуда же это чувство утраты? Почему она должна ублажать всех, но только не себя?

– Я пыталась! – ломая руки, кричала Лара. Арнольд оставался неумолим.

– Это совсем небольшая просьба, – раздраженно проговорил он. – Я не прошу от тебя многого, а когда все-таки прошу, ты палец о палец не хочешь ударить.

– Она отказалась, – визгливо настаивала Лара. – Если кто и виноват, то это она!

Арнольд промолчал. Лара ненавидела это его молчание. Пусть обидные слова, но только не молчание. Она же любит его! Разве Арнольд этого не знает? Ради него она готова на все!

Как обычно, Лара быстро отступила.

– Пожалуйста, прости меня, – чуть слышно прошептала она.

– Простить тебя?

– Арнольд, ну пожалуйста! Чего ты хочешь?

– Лара, я хочу видеть, что ты меня любишь. Неужели я хочу слишком многого?

– Я люблю!

– Тогда ты должна это доказать.

Губы Лары дрожали, но она сдерживалась и не плакала. Арнольд терпеть не мог слез и всегда говорил, что от слез она становится страшной.

– Скажи мне, что делать, – попросила она, – и я сделаю.

Арнольд сладко улыбнулся ей.

– Может быть, для тебя и правда найдется дело. У меня есть план, и ты должна мне помочь.

– Все, что захочешь, любовь моя, – с восторгом воскликнула Лара и погладила мужа по щеке. Он словно бы оледенел. Арнольд не любил, когда к нему кто-то прикасался, даже жена. Арнольд – красивый мужчина, но холодный как лед. Лара всегда говорила себе, что, если любишь, это не важно, но иногда, лежа по ночам без сна, она желала, чтобы муж был менее безразличен к интимной стороне брака. Ей ведь нужно совсем немного – поцелуй, ласка…

Но она ни за что не станет его просить. Хватит, однажды попросила! Муж пришел в бешенство! Он обвинял ее в том, что она такая же испорченная, как женщины, утюжащие ночью мостовую в поисках клиентов на Ковент-Гарден.

Их любовь должна быть духовным союзом, слиянием душ.

– Порция будет на вечере? – спросил Арнольд, вторгаясь в ее невеселые мысли.

– Да. В черном.

Арнольд улыбнулся.

– Отлично, Лара. Я тобой доволен. Это будет настоящая сенсация. Все увидят неприступную вдову, чистую, как ангел. Она ведь такая, да?

– Что ты имеешь в виду, Арнольд?

– В Порции есть нечто эротичное. Ее неприступность, мысль о недоступности этой женщины делает ее желанной.

– Но, Арнольд, ты ведь не…

– Конечно, не для меня, дурочка, – нетерпеливо отмахнулся он и покачал головой. – Забудь. Иди спать, Лара. Завтра у тебя будет много дел, надо готовиться к суаре. Спокойной ночи, дорогая. – Он наклонился, поцеловал ее в висок и направился в библиотеку.

Лара, со слезами счастья на глазах, поднялась к себе в спальню.

Глава 8

Марк приближался к дому на Керзон-стрит. У ярко освещенного подъезда резиденции Гиллингемов суетилась целая армия слуг, направляя подъезжающие экипажи. Дамы в вечерних платьях, джентльмены во фраках проходили сквозь коридор выстроившихся в две шеренги ливрейных лакеев.

Марк тоже прошел внутрь. Получить приглашение было очень непросто. Три дня и три ночи он провел в поисках того, кто знал бы Гиллингемов и мог провести его на вечер. Помогла ему леди Эннер, крестная Себастьяна. Ей потребовался всего час, чтобы добыть приглашение.

– Понятия не имею, зачем тебе надо тащиться к Ларе Гиллингем, – заметила она, отмахиваясь от его благодарностей. – Снобизм ее погубит, А что касается мужа… Ну, он похож на поэта. Волосы болтаются, взгляд одухотворенный. Я не доверяю поэтичным мужчинам.

Марка это не касалось. Сам он выглядел безупречно – истинный джентльмен. Никто не усомнится в его праве присутствовать здесь. Если он не вертится среди тех, у кого в жилах голубая кровь, это ничего не значит. Захотел бы, его приняли бы в лучших домах. У него было все необходимое: происхождение, воспитание, образование, – а с его обаянием можно очаровать и герцогиню. Беда в том, что в таких местах ему скучно, и он их избегает, но сегодня – другое дело. Из-за Порции Эллерсли.

Интересно, что она скажет, когда столкнется с ним лицом к лицу? Он сможет застать ее врасплох.

Охваченный нетерпением, он вручил приглашение, величественному лакею и нырнул в море гостей, колышущееся в ярком свете газовых люстр. Порцию он увидел сразу, потому что она была в черном. Глубокий траур ее наряда резко выделялся на фоне белых, розовых, голубых туалетов других дам, и те выглядели почти вульгарно. На мгновение Марку пришло в голову, что Порция выбрала траур, чтобы наказать себя за те сумасшедшие свидания, но он тут же решил, что это не так. Порция не станет казнить себя за удовольствия. Она прекрасно знала, на что идет.

Лакей рассмотрел наконец приглашение Марка, прочистил горло и громовым голосом объявил:

– Мистер Марк Уорторн.

Марк наблюдал за реакцией Порции, которая стояла рядом со своей падчерицей и ее мужем и приветствовала прибывающих гостей. Тут же стоял пожилой джентльмен с натянутой улыбкой на устах. Когда прозвучало имя Марка Уорторна, Порция подняла голову, побледнела и посмотрела прямо ему в лицо. Лишь секунду он упивался отчаянным блеском ее глаз, но искренние чувства, на мгновение отразившись на лице Порции, уступили место маске холодной вежливости, и Порция с пустой улыбкой обратилась к пожилому джентльмену.

Марк следом за другими гостями не спеша поднимался по широкой нарядной лестнице. Ему хотелось увидеть, что Порция станет делать дальше.

– Мистер… э-э-э… Уорторн, – обратилась к Марку женщина с въедливым взглядом и крупным носом, с любопытством рассматривая нового гостя. – Мне кажется, мы не знакомы.

– Миссис Гиллингем, вы прекрасно выглядите! – воскликнул Марк.

– Благодарю вас. Кстати, я не помню, где мы встречались? – И она улыбнулась ему.

– Видите ли, я отставной гусар, – пробормотал Марк в качестве объяснения.

– О, конечно, конечно! Должно быть, вы знали моего отца.

– Ваш отец был великим человеком.

От этих слов хозяйка расцвела. Подобные ходы всегда удавались Марку. Теперь он перешел к хозяину, Арнольд Гиллингем, немного вялый джентльмен с длинными светлыми волосами и бледно-голубыми глазами, оказался довольно красив. Его рассеянный взгляд действительно создавал впечатление, что он занят сочинением стихов.

– Отставной гусар? – повторил Арнольд, окидывая Марка холодным взглядом. – Вы знали моего тестя?

– Его слава бессмертна.

– О да, несомненно. – В глазах Арнольда мелькнул огонек. Похоже, он заметил, что Марк не ответил на его вопрос. – Приятного вечера, мистер Уорторн.

И вот наконец Марк сделал шаг, который свел его лицом к лицу с ней. Подол ее платья коснулся его туфель. Траур подчеркнул строгую красоту Порции и великолепие ее волос. Марк чувствовал сладкий, слегка экзотический аромат духов. Ему показалось, что она раздумывает, можно ли не подать ему руки, демонстративно не нарушив приличий.

– Леди Эллерсли, – произнес Марк и первый протянул ей руку. Порция быстро справилась с собой – сказались воспитание и дисциплина – и неохотно ответила на пожатие. Марк не позволил ей слишком уж спешить – он крепко ухватил ее пальцы.

Глаза Порции сердито сверкнули. Она почувствовала себя в ловушке – нельзя нарушать приличия, привлекая к себе внимание.

– Мистер Уорторн… – проговорила она, почти не разжимая губ и не глядя ему в лицо.

– Думаю, никто из этих людей не подозревает, что слева у вас на спине родинка.

Порцию обдало жаром. Она раскрыла изящный веер из перьев и прикрылась им, как щитом, одновременно пряча неуместные чувства и охлаждая горящие щеки.

– Ну вот, вдова уже не похожа на ангела, – пробормотал Марк, довольный, что сумел потревожить ее холодную маску.

– Как вы получили приглашение?

– Я же был бравым гусаром, старинным другом вашего мужа.

– Вы хотите сказать, что служили с моим мужем? – с недоверием произнесла Порция.

– Встречался с ним однажды, – неохотно признался Марк.

– Я вам не верю, – негромко, но очень сердито отозвалась Порция. – Я вообще не верю ни единому вашему слову. Вы никогда не были гусаром, мистер Уорторн…

– Да был же! И, кстати, отлично выглядел в форме.

– Нет, у вас не тот склад. Не могу представить, чтобы вы занимались чем-нибудь стоящим.

Этот укол достиг цели. Марк сам себе удивился. Неужели он дошел до того, что хочет покрасоваться перед Порцией? Не может быть! Ему всегда было наплевать на мнение других людей.

– Вы обидели меня, леди Эллерсли, – лениво протянул Марк. – Вы должны знать, что за моими плечами стоит длинная череда предков – самых лучших английских…

Порция приподняла бровь:

– Лучших английских солдат?

– Лучших любовников Англии.

Ее губы изогнулись в усмешке.

– Мы, Уорторны, гордимся – и я вам это докажу – своим искусством поединка.

Порция кокетливо улыбнулась, но тут же одернула себя.

– Порция! – раздался за ее спиной осуждающий возглас Лары Гиллингем.

Леди Эллерсли обернулась. Марк с восхищением наблюдал за ее мимикой.

– Ты задерживаешь наших гостей.

– Извини, Лара. – И, кивнув Марку, она бесстрастно произнесла: – Доброго вечера, сэр.

Марк отошел, напомнив себе, что у них еще будет время поговорить. Не может же она весь вечер проторчать рядом с этими Гиллингемами. Он поймает ее, и тогда… Марк улыбнулся, предвкушая приключение, и взял с подноса бокал шампанского.

Порция с отчаянием чувствовала, что едва владеет собой. Голова у нее кружилась, ладони под французской лайкой взмокли, мысли путались. Она дрожала. Марк разыскал ее, загнал в ловушку, но это еще не самое страшное.

Он рассмешил ее. Она смеялась, смеялась, как будто ей снова семнадцать лет. Годы слетели с нее так же, как раньше уже слетала одежда. Она могла вспоминать его дерзкую улыбку, его волнующий голос, тепло пальцев сквозь ткань перчаток, но победил он ее не этим. Он заставил ее улыбаться.

Порция до конца не понимала, зачем он ее преследует. Неужели ему так нужно ее тело? Или это дьявольская игра? Неужели Марк способен уничтожить ее ради забавы? Казалось, он не способен на беспричинную жестокость, но ведь она так мало его знает, разве что на вкус.

Порция переступила с ноги на ногу. Рядом с ней пожилой герцог говорил о ее покойном муже, а она, которая так гордилась тем, что никогда не позволяла чувствам мешать исполнению долга вдовы национального героя, вдруг ощутила неодолимое желание повернуться и уйти. Она даже представила, как герцог с открытым от изумления ртом смотрит ей вслед.

Разумеется, она сдержалась и терпеливо выждала момент, когда стало прилично извиниться и отойти.

В комнате было душно, от шума толпы разболелась голова. Приняв от лакея бокал с шампанским, Порция огляделась – ну где же он?

Чувствуя себя загнанным животным, она двинулась сквозь толпу. Улыбка здесь, пара слов там. Кто-то хотел поговорить с ней, и она внимательно слушала, кто-то касался руки – она терпела. Порция давно заметила, что многие желают дотронуться до нее, как будто она была священной реликвией или амулетом.

Темное платье было жарким и неудобным. Его тяжесть и беспрестанное внимание гостей утомили ее сверх всякой меры. Порция пыталась сохранить спокойствие, но чувствовала, что сил не хватает. Наконец она ощутила, что больше не в состоянии выносить это напряжение, выскользнула в боковую дверь и оказалась в пустой комнате.

Ее окружили тишина и покой. В комнате царили прохлада и полумрак. Порция с облегчением вздохнула. Еще одна вежливая улыбка, одна фраза об уме и смелости ее покойного мужа – и она сошла бы с ума. Лара живо отправила бы ее в Бедлам к несчастным лунатикам. Тогда Марку Уорторну пришлось бы ее спасать. Он надел бы свой блестящий гусарский мундир и…

Порция улыбнулась этой нелепой мысли и оглядела комнату. Только сейчас она заметила, где оказалась. Это была настоящая комната боевой славы. Лара собрала здесь все военные реликвии отца: потертые карты, дневники, военные награды и даже сапоги, которые были на нем в битве при Ватерлоо. Порция не бывала здесь довольно давно.

Шурша жестко накрахмаленными нижними юбками и шелком траурного платья, она переходила от одной витрины к другой: вот специально выбитая медаль от принца-регента, вот урна, преподнесенная генералу Эллерсли в Пруссии. Порция нагнулась, чтобы прочитать страничку из дневника мужа, но свет единственной газовой лампы оказался слишком слаб.

Над камином Лара повесила портрет своей матери, первой леди Эллерсли. На губах темноволосой, довольно приятной женщины играла мученическая, как всегда думала Порция, улыбка. Ничего удивительного. В молодые годы лорд Эллерсли был изрядным повесой. Армейские обязанности и пристрастие к женскому полу надолго отрывали его от домашнего очага. Пожалуй, сама Порция не смогла бы проявить столько терпения, как мать Лары, но к тому времени, когда она вышла замуж за лорда Эллерсли, времена военных побед для него уже прошли, да и подвиги на амурном фронте оказались позади, так что у Порции не было причин жаловаться на отсутствие внимания.

Лорд Эллерсли женился на ней после недолгого знакомства, буквально через несколько недель. Мать Порции, миссис Страуд, узнала, что генерал Эллерсли гостит у брата ее школьной подруги, и вместе с дочерью отправилась туда с визитом. Долгие годы Порция слышала, что ее долг – поправить общественное и финансовое положение семьи, теперь настал час этот долг выполнить. Порция вела себя нужным образом, принимала ухаживания престарелого лорда Эллерсли и с покорностью приняла его предложение. Осенью они поженились, и ее, как военный трофей, увезли в Лондон. Она оказалась еще одной победой великого полководца.

Порция с удивлением обнаружила, что завидует своему герою мужу. И не потому, что все его любят, а потому, что он прожил столь интересную и насыщенную жизнь. Он многое сделал и многого достиг, а умирая, сказал, что ни о чем не жалеет. Порция не смогла бы сказать этого о себе.

Что она сделала со своей жизнью? Чего достигла? Ей казалось, что до сих пор она жила лишь для других: для матери и отца, для мужа, Лары и тети Джейн, для английского народа… Даже Виктория ждет от нее определенного поведения. Где теперь Порция, дочь викария, которая любила бродить по сельским дорогам?

Дверь у нее за спиной открылась, и Порция, не глядя, поняла, кто вошел.

– Порция?

Она резко обернулась.

– Что вы делаете? Мы так не договаривались.

Марк двинулся к ней скользящей походкой охотника.

– Тогда давай договоримся по-другому, – вкрадчивым тоном проговорил он. – Старые условия мне все равно не нравились.

– Ты отлично знаешь, что я не могу… – начала она и, осторожно обходя Марка, направилась к двери.

Марк заступил ей дорогу.

– Это слово мне тоже не нравится. Ты можешь делать все, что хочешь, и я тоже. Кто может нас остановить?

– Мы живем в разных мирах. Если я буду делать что захочу, то скоро все потеряю. На меня полагаются многие люди, я отвечаю за них.

– Ну и тоска! – со скукой в голосе протянул Марк. Порция знала, что это правда. Минуту назад она сама оценивала свою жизнь с такой же беспощадной прямотой, однако сейчас слова Марка ее рассердили. Более того, она пришла в ярость, словно в душе лопнула струна, все эти годы удерживающая ее в узде.

«Нельзя показывать слугам, что ты чувствуешь… Настоящие леди так себя не ведут… Дорогая моя, леди не смеются в присутствии посторонних, даже в присутствии собственного мужа… Ну-ну, не надо плакать, держись, как маленький генерал».

Слишком много всего накопилось. Глаза заволокло слезами.

Она сделала шаг к Марку, сама не зная зачем. Может, хотела его ударить или толкнуть? А скорее, просто искала выход скопившемуся напряжению. Марк поймал ее за кисти рук и, отчаянно упирающуюся, притянул к себе. Порция чувствовала, что он смеется, и это лишь разожгло ее гнев.

– Негодяй! Отпусти меня!

– И все?

– Ты не должен был приходить…

– Я хотел увидеть тебя, и не собирался ждать, пока ты меня позовешь. Я знал, что ты тоже хочешь меня видеть.

Порция злобно рассмеялась. Неужели это ее пальцы так скрючены от гнева? Настоящие когти! Сила собственных эмоций ее напугала, но этот взрыв принес чудесное облегчение.

– Ты погубишь меня, – повторила она, обращаясь не только к Марку, но и к себе самой. – Я все потеряю.

А он улыбался как ни в чем не бывало.

– Каким образом? Я никому ничего не скажу, а ты?

– Разумеется, нет.

– Так в чем же дело, Порция?

Он выпустил ее руки, но лишь затем, чтобы обнять за талию и притянуть к себе еще ближе. Она чуть не закричала, а Марк нагнул голову и поцеловал ее, настойчиво, агрессивно. Задыхаясь от злости, Порция попробовала его укусить, но он только рассмеялся.

– Ах ты, негодница! – Голос Марка звучал мягко и ласково.

На его горячих губах ощущался вкус того же шампанского, которое она пила недавно. О, Марк умел целовать! Должно быть, имел обширную практику. Неудивительно, что скоро она стала ему отвечать. Может быть, именно этого она и хотела все это время?

Внезапно гнев обернулся диким желанием. Таким же яростным и неукротимым. Порция вцепилась ему в шею, ее пальцы гладили его кожу, путались в волосах. Пышные юбки мешали, но она все равно сумела прижаться к нему изо всех сил.

Его ладонь скользнула к ее груди и стиснула ее сквозь плотную ткань корсажа. Порция почти ничего не почувствовала, но тело узнало его прикосновение и захотело большего.

В этот миг, задыхаясь, она очнулась, подняла голову и прошептала:

– Нет. Прекрати.

– Прекратить? Но почему? Мы же оба этого хотим.

– Не здесь, – приходя в себя, ответила Порция. Марк огляделся и только тут заметил, что это за комната. Он недовольно сморщился.

– О Боже, да это склеп! Твоя идея?

– Не моя, Лары. Она всегда старалась угодить отцу, пока он был жив, а когда его не стало, продолжает вести себя так же.

– Когда я умру, пожалуйста, похорони меня, как викинга.

– Как это?

– Положи меня в лодку, подожги ее и пусти по морю. Я лучше буду кормить рыб, чем лежать в подобном мавзолее.

– Лорда Эллерсли похоронили в соборе Святого Павла.

– Вот именно. Я хочу, чтобы моя душа была свободна, а не заперта в каменном ящике.

Марк взял ее руку и прижал к себе, как будто боялся, что она сбежит, потом внимательно оглядел комнату, возле шкафа обнаружил вторую дверь и потянул туда Порцию. Это оказалась передняя. Там стояли стол, кресло и небольшая кушетка.

На взгляд Порции, не очень уютно, но по крайней мере здесь ничто не напоминало ей о муже.

– Ну? – спросил Марк, ожидая ее решения. Порция кивнула. Марк втянул ее в комнату и закрыл дверь. В этот момент наружная дверь отворилась, и раздался голос Лары Гиллингем:

– Порция, ты здесь?

В передней было светло из-за окна у самого потолка. Порция с ужасом уставилась в лицо Марка, а он с улыбкой провел пальцами по ее губам, очертил их по контуру и накрыл медленным, сладостным поцелуем, который уносил ее в тот чувственный мир, который он недавно перед ней открыл.

– Куда она делась? – Голос Лары прозвучал ближе. Ковер приглушал ее шаги – очевидно, она остановилась у камина. – Люди спрашивают о ней. Что я им скажу?

– Я был уверен, что она вошла сюда. Наверное, ошибся. – Безразличный голос принадлежал Арнольду Гиллингему. – Забудь, Лара. Пойдем поужинаем, а то эти свиньи все сметут.

Послышались удаляющиеся шаги.

– Надо было мне попросить Порцию, чтобы она пригласила ее величество.

– Пойдем. Даже Порция не смогла бы привести к нам королеву.

– Почему это? Уверена, что она вертит королевой как хочет. Как вертела моим отцом. Представляешь, с тех пор как он умер, она была в этой комнате всего раз или два!

На этих словах дверь захлопнулась. Марк оторвался от губ Порции, и она услышала свое прерывистое дыхание.

– Не забудь, я не разрешил тебе строить святилище в свою честь, когда я умру, – с ленивой улыбкой протянул Марк.

– Туда нечего будет поместить, – парировала она, все еще во власти пережитого страха.

– Довольно невежливо, тебе не кажется.

– Кажется!

Марк расхохотался.

– Отлично! Ты хорошая ученица.

– Это ты – хороший учитель.

Он взял в ладони ее лицо.

– Я очень хороший учитель, миледи.

Разумеется, он говорил об искусстве любви. Порция верила, что он имеет право гордиться своими умениями. В жизни он оказался ничуть не хуже юного Марка из ее одиноких фантазий. Лучше, значительно лучше. Реальный Марк Уорторн делал с ней такие вещи, которые не могли прийти в голову его воображаемому двойнику, потому что воображение Порции было неспособно их придумать.

– А теперь, – серьезным тоном продолжил Марк, – я намерен сделать то, о чем мечтал с того момента, когда вошел и увидел, как ты очаровываешь старого джентльмена. Ты собираешься меня остановить?

Порция решительно покачала головой.

– Нет, – сказала она. – Не собираюсь. Это не входит в мои планы.

Глава 9

Марк читал вожделение на ее лице, и оно еще больше разжигало его собственное желание. Синие глаза Порции потемнели и затуманились, губы припухли от его поцелуев, щеки пылали.

Все говорило о том, что женщина в его объятиях готова к тому, чтобы он взял ее, но Марк медлил, наслаждаясь победой. Порция первая подалась вперед: привстала на цыпочки и поцеловала его влажным и жарким поцелуем. Марк застонал. Ее ладонь скользнула по батисту рубашки и высвободила ее из брюк. Она гладила его живот и грудь с такой жадностью, словно не могла насытиться.

Казалось, ее сжигает огонь.

Марк не ошибся. То, что было между ними, жило своей жизнью. Надо выпустить это пламя наружу, они оба будут сгорать в нем, пока оно само не угаснет, спалив все, что могло гореть. По опыту он знал, что чувства умрут, когда все сгорит дотла. Так было всегда.

Рука Порции проникла ниже пояса брюк, у Марка перехватило дыхание, когда острые ноготки легонько коснулись его отвердевшего члена. В тусклом свете узкого оконца ее глаза горели таинственным светом. Марк видел, что губы Порции изогнулись в жадной, нечестивой улыбке. Едва ли кто-нибудь видел подобную улыбку на восхитительных устах леди Эллерсли.

– Что нам делать с твоими проклятыми нижними юбками? – хрипло проговорил Марк, сгорая от нетерпения, потому что ее ласки привели его в полное неистовство.

Порция рассмеялась, сделала шаг назад и потянула вверх свои юбки. Марку показалось, что они состоят из нескольких миль черного шелка, крепа и атласных лент. Что касается нижних юбок, то их оказалось несколько. Первая, еще предназначенная для обозрения, была из шелка с вышитыми на нем цветами и несколькими рядами кружевных воланов по подолу. Вторая была из простого белого батиста, третья – тоже белая. Потом еще одна. И наконец короткая юбочка – длиной до колена – из конского волоса и шерсти, которая поддерживала все остальные юбки, чтобы они сохраняли модную куполообразную форму. Часть юбок завязывалась на талии, остальные к ним пристегивались.

Марк с любопытством смотрел, как быстро и ловко Порция развязала ленты и все пышное сооружение опустилось к ее ногам. Марк подал ей руку, и она переступила через озеро шелка и батиста. Остались еще панталоны, но Порция быстро от них избавилась. Теперь на ней было только платье; нижние юбки его больше не поддерживали, и оно оказалось слишком длинным. Марк взял ее за талию, приподнял и прижал спиной к стене, потом с нетерпением стал подтягивать юбку вверх. Порция пыталась ему помочь. И вот наконец она освободилась от пут, обхватила ногами его бедра, притянула Марка к себе, запустила пальцы в волосы и стала осыпать поцелуями его лицо, издавая при этом нетерпеливые стоны.

Марк резким толчком проник в ее лоно, проник без труда, потому что она была готова, приняла его с жаром, но Марк удерживал ее бедра так, что она не могла пошевелиться, и заставил ее ждать.

– Ну пожалуйста, пожалуйста, – взмолилась Порция.

– Ты очень хочешь меня снова увидеть? – прошептал он.

Тело Порции сотрясалось от дрожи. Ее бедра подались вперед и выскользнули из железной хватки его ладоней. Марк хрипло вскрикнул, все сильнее возбуждаясь от ее беспомощных стонов и того наслаждения, которое он ей доставлял. Наконец по телу Порции прошла волна судорог, которая подхватила и Марка. Он понял, что не может больше сдерживаться. Они достигли кульминации одновременно, и он обмяк в ее объятиях.

Когда Марк пришел в себя, сердце глухо колотилось в его груди. Он прислонился лбом к стене и постарался вернуть дыханию привычный ритм. Порция лежала в его объятиях, бессильно уронив голову ему на плечо. Ее ноги по-прежнему обхватывали его бедра. Марк подхватил Порцию на руки, присел на деревянную кушетку, усадив Порцию себе на колени. Та потерлась об него носом и удовлетворенно вздохнула.

– Я хочу тебя снова увидеть, – произнес Марк уже привычные слова.

Порция стряхнула охватившую ее слабость и подняла на него взгляд.

– Это не значит, что ты должен меня увидеть.

– Прекрати, Порция. Ты больше не можешь притворяться. Я вижу тебя насквозь и теперь знаю, чего ты хочешь.

Она улыбнулась. Марк знал, что эта дразнящая нечестивая улыбка предназначалась ему и только ему. Порция подняла руку и провела пальцем сначала по одной брови, потом по другой, потом по носу и наконец прижала кончик пальца к его губам.

– Ты опасный человек, Марк, – прошептала она.

– Как мне нравится мое имя у тебя на губах! – с пылом воскликнул он, чувствуя, что в нем вновь пробуждается желание. Но Порция уже поднялась на ноги, покачала головой и с сосредоточенным видом занялась своими нижними юбками.

– Это сумасшествие, Марк. И ты знаешь это не хуже меня. Мы больше не можем видеться. Нужно расстаться.

– Не нужно, если нас не разоблачат. А нас не разоблачат.

Порция подняла на него взгляд и долго смотрела в его лицо, как будто хотела, чтобы Марк прочитал ее мысли. Да, она хочет его, но это опасно. У нее нет сил сопротивляться, однако она пытается.

– Марк, это не может продолжаться. Нас поймают.

Опасность разоблачения лишь увеличивала остроту их встреч, но Марк не стал этого ей говорить.

– Давай снова увидимся, Порция. Ну почему я должен тебя умолять?

Порция, согнувшись, расправляла юбки, но тут она обернулась и подняла на него взгляд. О, как она была хороша – побледневшее прекрасное лицо сияло внутренним светом, который зажгло в ней их слияние. Марк ощутил решимость непременно увидеть ее вновь, чего бы это ему ни стоило.

– Если хочешь, мы можем увидеться за городом, – проникновенным тоном продолжал он. – Там, где нас никто не знает.

Порция хмыкнула:

– Сомневаюсь, что такое место существует.

– Мы сможем гулять вдоль моря босиком, бегать по песку, плескаться в воде. Сделаем вид, что приехали отдохнуть. Я притворюсь… э-э-э… клерком…

– Никогда не видела клерков, похожих на тебя.

– …а ты будешь продавщицей из текстильной лавки. Нет, подожди, лучше швеей, которая шьет нижние юбки.

Порция рассмеялась и отрицательно покачала головой.

– Сделаем вид, что мы впервые отправились в поездку, а обычно живем в маленьком домике в Депфорде вместе с твоими родителями, но они ненавидят меня за то, что считают недостойным своей единственной дочери.

Воображение Марка разыгралось. Он уже перечислил всех кошек и собак в доме и, продолжая придумывать новые детали, заметил, какая тоска появилась в глазах Порции, но она не уступала.

– Марк, я не могу…

– Можешь, Порция, можешь. Мы оба можем. Давай доставим себе удовольствие. Почему бы и нет?

– Почему бы и нет? – с насмешкой повторила она и прошла мимо него к двери.

В мемориальной комнате она, стоя перед зеркалом, привела в порядок прическу и осмотрела себя со всех сторон. Марк наблюдал за ней молча. Он сказал уже все, что мог. Решение оставалось за ней.

– Ты можешь мне обещать, что никто не узнает меня в этом приморском раю? – Порция замерла, глядя на его отражение в зеркале. – Я не перенесу скандала.

– Обещаю.

Она вздохнула и коротко кивнула в знак согласия.

Марк не позволил ей увидеть, что он торжествует. Он победил ее сомнения, но самое сложное впереди. Однако соблазнить непорочную вдову национального героя – это уже немало.

– Я все устрою, – чуть лениво протянул он. – Не беспокойся.

Порция была уже у двери. Бросив на него взгляд через плечо, она просто сказала:

– Разумеется, я буду беспокоиться. Разве можно иначе? – И, помолчав, добавила: – Я верю тебе, Марк. Ты понимаешь, как я на тебя полагаюсь?

Марк сделал глубокий поклон, но испортил впечатление ухмылкой.

– До встречи, леди Эллерсли.

Порция быстро вышла и беззвучно прикрыла за собой дверь.

Все ее сомнения тут же выскочили у Марка из головы. Он уже думал о приготовлениях, которые должен провести к их следующей встрече. Надо, чтобы она состоялась скорее. Он слишком нетерпелив, чтобы ждать. Да и к чему ждать?

Решив, что прошло достаточно времени, он вышел из комнаты и затерялся среди гостей.

Арнольд видел, как Марк Уорторн пробирается сквозь толпу к выходу. Каков наглец! Арнольду повезло, что он подобрал в опере записку и прочел ее, а сегодня обратил внимание на странное поведение Порции, когда она здоровалась с неким Марком Уорторном. Хорошо, что ему удалось сложить в уме эти два факта, иначе он оставался бы в таком же неведении, как и все остальные на этом вечере, но Арнольд гордился остротой своего ума. Он уже давно научился внимательно наблюдать за теми, кто мог быть полезен в осуществлении его тайных амбиций.

Порция всегда казалась безупречной, и Лару это ужасно раздражало. Будь Порция распущенной женщиной, Ларе было бы легче это пережить. Ну как, спрашивается, бороться с совершенством? Сама-то Лара была далеко не безгрешна.

Арнольд умышленно привел Лару в мемориальную комнату. Он надеялся застать врасплох Порцию и ее кавалера, но те ускользнули в переднюю. Арнольд хотел было открыть и ту дверь, чтобы захватить любовников на месте преступления, но потом решил оставить их в покое. Лара устроила бы ужасный скандал; а репутация Порции погибла бы безвозвратно.

Такой козырь следовало приберечь на будущее, когда из него можно будет извлечь максимальную выгоду.

Арнольд стоял в стороне и наблюдал, как Порция изображает из себя аристократку, как будто родилась ею. Для женщины такого низкого происхождения – она ведь всего-навсего дочь викария – у нее получалось совсем неплохо. Одна улыбка – и старый закаленный солдат влюбился в нее без памяти и женился на ней. Арнольд ненавидел Порцию, но и восхищался ею.

Его собственная семья принадлежала к древнейшему английскому роду. В его жилах текла более голубая кровь, чем кровь династии мелких немецки