А ты ревнуешь ?

Глава 1

- Только не Алекс Барези! - Лори вскочила с кресла, ее зеленые глаза потемнели от ужаса.- Он ведь не приедет сюда, правда?

- Девочка моя, что с тобой, не надо так волноваться.- Отец ласково погладил ее по руке, которую та стиснула в кулачок так, что фаланги пальцев побелели.- Ничего не поделаешь, он едет. В конце концов,- негромко добавил он,- Алекс теперь глава семейной фирмы, и вполне естественно, что...

- Глава волчьей стаи - вот кто он такой! - Губы Лори скривились в горькой усмешке.- Прости, я сморозила глупость. Неужели он откажет себе в удовольствии присутствовать при гибели своей жертвы? Ведь четыре последних года он только тем и занимался, что втаптывал нас в грязь.

- Во всем виноват лишь я.- Отец откинул со лба седые редеющие волосы, и Лори ощутила боль в сердце при виде морщин, которые постоянное чувство тревоги прорезало на его некогда молодом лице.

- Не наговаривай на себя, папа! - с жаром воскликнула она, и в ней шевельнулось знакомое чувство вины.- Если б ты не поддался на мои уговоры и не отпустил меня в Венецию, я бы никогда не познакомилась с Алексом и ничего бы такого не случилось.

Внезапно Лори замолчала. Она порывисто шагнула к окну и стояла, глядя на покрытые зеленью холмы и лужайки, правда, не столь идеально ухоженные, как некогда.

То злосчастное лето... Перед началом занятий в художественном колледже отец захотел отправить ее в летнюю школу в Италию для изучения техники изготовления венецианского стекла, но она упросила, чтобы вместо этого он позволил ей пожить в семье его друзей. Лори только что покинула стены монастырской школы. Она рано осталась без матери, отец всячески оберегал и баловал единственную дочку. Незадолго до этого он познакомился на торговой ярмарке с Алессандро Барези-старшим и решил, что самый подходящий для Лори вариант - поселиться у них.

Семья Барези... Как ни была расстроена Лори, она не удержалась от улыбки при воспоминании об их радушии и чисто романской жизнерадостности. А потом появился Алекс...

- Чепуха! - Ее воспоминания прервал раздавшийся позади нее голос отца.- Барези расширяли свою империю на протяжении многих лет.

Лори медленно обернулась.

- Возможно, ты прав. Наша лишь последняя кампания из многих других, в которую они вонзили свои хищные челюсти.

- И тем не менее, я повторяю: то, что вы с Алексом не поладили, не имеет к этому ровно никакого отношения.

"Не поладили". Что ж, можно сказать и так,- усмехнулась про себя Лори. Конечно, у нее никогда не хватало духу рассказать отцу правду о банальной драме, разыгравшейся между ней и Алексом. Но без сомнения то, что четыре года назад она, застенчивая семнадцатилетняя девчонка, отвергла его сексуальные притязания, могло явиться для Алекса достаточно веской причиной, чтобы развернуть против фирмы ее отца настоящую, тщательно спланированную вендетту.

"Да, могло",- с внезапной ясностью подумала Лори, и дрожь пробежала по ее телу. Главным в воспоминаниях об Алексе Барези, преследовавших ее уже целые четыре года изо дня в день, а то и по ночам, была его холодная жестокость и ледяное бешенство, охватывавшее его, когда что-либо вставало на его пути. В такие моменты Лори боялась его, и этот страх, она прекрасно знала это, до сих пор дремлет в ней, готовый в любую минуту пробудиться вновь.

- Прости меня, папа, но я не могу видеть его. В конце концов,- она с усилием улыбнулась, чтобы хоть как-то смягчить свои слова,- я полагаю, ты хочешь, чтобы все прошло благопристойно, а я не могу обещать, что не наброшусь на него и не выцарапаю ему глаза. ("Какие красивые у него глаза, светло-серые, и словно светятся изнутри...") Когда он приедет?

- Мы договорились... то есть я хотел сказать,- смутился отец,- он позвонил из аэропорта и сообщил, что будет в три. Он предложил встретиться здесь, в Маллардсе, а не на фабрике, я согласился: не так официально, к тому же, не хотелось бы раньше времени волновать служащих.

- Но...- Лори закусила губу.- Что проку возмущаться.- Она хотела было сказать, что своим присутствием Алекс Барези осквернит их уютную гостиную, но промолчала. Отец и без того расстроен. К тому же,- сокрушенно подумала девушка,- раз Алекс заявил о своем намерении приехать сюда - он непременно будет здесь.

Может быть,- и при этой мысли словно ледяная рука сжала ей сердце,- может быть, он хочет как следует разглядеть их красивый дом, окинуть его своим алчным взором. Ведь, как ни крути, а дом является частью имущества "Пэджет Кристал" - с тех пор, как два года назад отец был вынужден перезаложить его, так что, возможно, в плане захвата новых территорий Алекса и он значится... У Лори перехватило дыхание, и она постаралась не думать о том, что там еще может значиться.

- Как бы то ни было, тебе придется поприсутствовать,- настаивал отец, правда, достаточно мягко.- Ты мой единственный ребенок, наследница "Пэджета"...

- Ах, почему я не родилась мальчишкой! - с горячностью перебила его Лори.- Уж вдвоем-то мы сумели бы справиться с ним.

- Девочка моя родная,- отец взял ее за руку,- ничего другого мне не надо. Я горжусь тобой.- Сердце у Лори сжалось от любви и сострадания.- Увы, это печальное дело в равной мере касается нас обоих; я говорил по телефону с Джеймсом, он тоже так считает. Сам он, разумеется, тоже будет здесь - защищать наши интересы, и не только как главный бухгалтер.

Он многозначительно улыбнулся, и Лори смущенно опустила глаза на свое изящное бриллиантовое колечко. Милый верный Джеймс - вот на кого всегда можно положиться.

- Пока, папа.- Она торопливо обняла его.- Мне пора. Я обещала Бобу сдать завтра предварительные эскизы новой серии ваз. Надо их закончить.

- Ты успеешь вернуться к трем? - нагнал ее голос отца.

- Постараюсь.- Лори улыбнулась и вышла, помахав на прощание рукой.

Лори проехала сквозь арку в высокой кирпичной стене, едва бросив взгляд на знакомые с детства слова "Стекольное производство Пэджета. 1874", выложенные более темным кирпичом. Она направилась было к месту парковки главы фирмы, но тут же резко затормозила: там уже стоял чей-то синий "ровер". Лори недовольно нахмурилась и вздохнула. Еще одно знамение времени. В былые времена никто не то что не осмелился бы - помыслить не мог - припарковаться здесь, на отцовском месте. Она развернула свой "мини", едва не задев бампер той машины, затем перебросила через плечо сумку и вышла, яростно хлопнув дверцей.

Поднявшись по ступеням крыльца, Лори очутилась в холле; отсюда тянулись ряды служебных кабинетов. Там, в небольшой комнатке, располагалась и ее мастерская. Перед этим она на несколько мгновений задержалась в мощенном булыжником дворе.

Здесь в 1797 году Эфраим Пэджет, ее великий прапрапра... дедушка открыл крохотное стекольное производство. В детстве Лори никогда не надоедало слушать семейные предания.

- Правда, что он пришел сюда пешком из Ливерпуля босиком - правда? а ему было всего тринадцать лет? - Этот вопрос она задавала отцу сотни раз, и всякий раз он торжественно произносил:

- Да, дитя мое, шаг за шагом, питаясь одним лишь хлебом.

И глаза пятилетней Лори наполнялись слезами.

Сейчас Эфраим взирал на нее с портрета работы Лоренса, висящего на обшитой деревянными панелями стене рядом с двумя десятками прочих Пэдже-тов, с видом такого довольства и процветания, словно родился с дюжиной серебряных ложек во рту и не имел ни малейшего представления о том, ч го это такое - стереть ноги до крови.

Неожиданно стоявший у нее в горле вот уже несколько дней комок исчез, оставив после себя лишь ощущение легкой боли.

- О, Эфраим,- еле слышно прошептала она,- как ты, должно быть, гордился всем этим. Надеюсь, твой дух не бродит здесь и не видит всего, что происходит с нами.

Лори вздохнула, затем, решительно поведя худенькими плечами, поднялась по лестнице.

1

Минуя отцовский кабинет, она бросила взгляд на дверь и сквозь матовое стекло заметила чей-то силуэт. Наверное, миссис Джонсон, секретарь отца. Но нет, та пониже ростом, силуэт, похоже, принадлежал мужчине. Наверное это Джеймс - готовится к предстоящей встрече.

Лори, улыбаясь, открыла дверь. Но тут же радостная улыбка застыла на ее губах, она прижала руку ко рту, ошеломленно глядя перед собой.

Человек сидел к ней вполоборота, развалясь в обтянутом черной кожей кресле, задрав длинные ноги на стол, и изучал какой-то документ. Рядом на столе валялся светло-серый пиджак; он ослабил узел галстука и расстегнул верхнюю пуговицу белоснежной рубашки.

Не поднимая головы, он произнес:

- Ага, хорошо. Там положите.- И властно ткнул загорелым пальцем в сторону стола.

Первым побуждением Лори было повернуться и уйти, но праведный гнев возобладал. Набрав в легкие побольше воздуха, чтобы совладать с предательской слабостью во всем теле и сдержать охватившую ее ярость, она вошла в комнату, с грохотом захлопнув за собой дверь.

- Я сказал, положите там.- На этот раз в тоне сказанного прозвучало неприкрытое раздражение.

Лори стояла, глядя на него сверху вниз. Надменное породистое лицо. Тонкие губы, лишь немного более полная нижняя нарушала идеальную гармонию, свидетельствуя о чувственности, скрывавшейся - она имела случай убедиться в этом - под внешней ледяной неприступностью. Черные, как смоль, волосы были зачесаны назад, лишь одна прядь падала на загорелый лоб, придавая его облику обманчивую видимость некой незащищенности. Подобную иллюзию создавали и пушистые черные ресницы вокруг необычно светлых опалово-серых глаз, взгляд которых - пристальный и равнодушный - был устремлен сейчас на Лори.

На какое-то мгновение что-то будто мелькнуло в ледяной глубине этих глаз - и тут же исчезло. Алекс Барези со своей необычайно ленивой грацией поднимался с кресла.

- Лорина, какой приятный сюрприз! - Откровенно ироничная интонация покоробила ее, и она сделала вид, что не заметила протянутой ей руки.

- Как ты посмел! - Лори метнула в его сторону гневный взгляд и услышала, как дрожит ее голос - не столько от закипавшей в ней ярости, сколько от давнего страха перед этим человеком, страха, что столько лет таился в ней и теперь прорывался наружу.- Убирайся!

Лори вскинула голову, тряхнув длинными светлыми волосами, и театральным жестом указала на дверь.

Но он лишь печально покачал головой.

- Знаешь, сага, а время не пошло тебе на пользу. По крайней мере,- он помолчал и дерзко оглядел ее с головы до ног, словно сняв с нее взглядом бирюзовое льняное платье и оставив ее обнаженной,- по крайней мере, в том, что касается твоих манер.

Лори стиснула кулаки так, что ногти впились ей в ладони, и, с трудом сдерживаясь, произнесла:

- Между прочим, ты находишься в кабинете моего отца и это - его кресло.

- Да неужели? - Алекс демонстративно плюхнулся обратно.

От бессильной ярости у Лори на глазах навернулись слезы.

- Убирайся с этого кресла - и из этой комнаты! Ты... ты еще не хозяин "Пэджет Кристал"!

- Нет,- с готовностью отозвался он. Приподняв манжет рубашки, бросил взгляд на изящные золотые часы.- До этой упоительной минуты осталось всего лишь сорок минут.

Лори с ненавистью смотрела на него. Раздался осторожный стук в дверь, и прежде чем она успела отреагировать, он ответил:

- Войдите.

Дверь растворилась, на пороге появилась миссис Джонсон, порозовевшая от смущения, прижимая к себе пачку комьютерных распечаток.

- Вот то, что вы просили, мистер Барези. А, здравствуй, Лори, я и не знала, что ты здесь.

У Лори перехватило дыхание. Двадцать лет секретарша верой и правдой служила отцу - и уже переметнулась в стан врага. Неужели такое возможно? Взгляды их встретились, и щеки миссис Джонсон из розовых превратились в бордовые. Кладя бумаги на стол,- Алекс при этом что-то пробурчал себе под нос в качестве благодарности,- она обратила на Лори взгляд, полный немой мольбы.

- Ничего, миссис Джонсон.- Лори коснулась ее руки.- Я все понимаю.- "Понимаю слишком хорошо",- с горечью подумала она. Когда требования Алекса Барези не исполнялись, мало нашлось бы людей, способных противостоять его гневу.

Когда дверь за миссис Джонсон затворилась, Лори снова резко обернулась к Алексу, но он, углубившись в бумаги, водил длинным пальцем по колонкам цифр и все более хмурился. Она шагнула поближе, чтобы заглянуть через его плечо в документы, и задохнулась от негодования:

- Что тебе здесь надо?

- Ваши текущие счета, естественно.- Он даже не потрудился оторваться от чтения.

- Дай сюда.

Лори протянула руку и попыталась вырвать бумаги, но не тут-то было. Когда она все же умудрилась завладеть ими, Алекс железными пальцами обхватил ее за запястье и лишь сильнее сжал их, когда она попыталась высвободиться. Он не произнес ни слова, только взглянул на нее исподлобья, но, разглядев выражение его светлых глаз, Лори разжала руку, и бумаги полетели на стол. Лори с ненавистью смотрела на него и яростно терла запястье, чтобы умерить боль.

- Ты не имеешь права. Это секретные документы.

- В течение...- Он снова взглянул на часы.- ...еще примерно тридцати двух минут. Но тогда всякая секретность будет ни к чему, а я бы хотел войти в новое дело соответственно подготовленным. В данном конкретном случае,- продолжал он, улыбаясь одними лишь губами, глаза его оставались абсолютно бесстрастными,- мне необходимо было убедиться, что я имел дело с реальными, а не с воображаемыми цифрами, что их не придумали для обмана ни в чем не повинного покупателя.

- Это ты-то ни в чем не повинен! - взорвалась она, вспомнив Джеймса, чья честность действительно не знала границ.- Подползаешь, словно змея, и обираешь людей до нитки!

На ее щеках опять появились пятна от гнева.

- На мой взгляд, сага, тебе меньше всего пристало читать мне лекции о честном поведении в бизнесе.

- Что ты имеешь в виду?

- Согласен, "Барези Интернешнл" может вести жесткую игру, но - в отличие от некоторых других фирм - мы всегда играем в открытую.

- Душите в открытую, ты хотел сказать?

- Если угодно, да,- сухо произнес Алекс.- Порой это даже гуманно по отношению к умирающему.- Он вновь опустил глаза на компьютерную распечатку.- Цифры весьма тревожные. Оказывается, дела обстоят еще хуже, чем меня информировали.

- А кто в этом виноват? - Голос Лори дрогнул.- Кто затеял всю эту безжалостную вендетту?

- Вендетту? - Он с любопытством приподнял одну бровь.- Что-то в этом есть от мелодрамы, не находишь?

- Не нахожу. И с каких это пор итальянцы, а тем более семья Барези, могут забыть или простить оскорбление?

- Что ж, ты права. Разумеется, кое-что прощать нельзя.- На мгновение их глаза встретились. Лори тут же залилась краской и опустила затрепетавшие ресницы.

- Но какое это имеет отношение к печальной участи "Пэджет Кристал"? - спросил он.

- Самое что ни есть прямое. Да за четыре года ни один наш шаг не обходился без того, чтобы не появился ты и не вставил нам лыко в строку. Мы подписали было контракт с международной гостиничной сетью, но тут выяснилось, что ты влез к ним с гораздо более выгодным предложением. А вспомни хотя бы переговоры о поставке стекла на тот туристический суперлайнер: ты запросил у них такую ничтожную сумму за подряд, что я до сих пор удивляюсь, как тебе удалось заработать на нем хоть пенни.

- Уверяю тебя, Лори,- вкрадчиво вставил он,- что я ни разу еще не заключал соглашения, в результате которого Барези остались бы в убытке.

- Верю-верю,- с горечью в голосе согласилась она.- А потом, когда курс наших акций упал до предела, ты скупил их подчистую - через подставных лиц, разумеется, так что мы даже не знали откуда исходит удар, хотя могли бы, конечно, догадаться. А теперь ты готов добить нас окончательно.

- Добить? Я бы сказал - кинуть вам спасательный круг, оказать первую медицинскую помощь.

2

- О да! Завел нас на рифы, лишил руля И ветрил, и теперь лживо рассуждаешь о спасательном круге. Сколько же в тебе лицемерия!

- Хватит!

В светлых глазах Алекса полыхнуло пламя гнева, и Лори невольно отступила назад, но он пружинисто вскочил на ноги и развернул ее лицом к себе.

- П-пусти...- Больше Лори ничего не удалось произнести, ибо он с силой прижал свои губы к ее рту. Она отчаянно стиснула челюсти, пытаясь противостоять непрошеному вторжению. Но Алекс отклонял ее голову назад до тех пор, пока из ее горла не вырвался слабый протестующий стон, и тут ее губы слегка разжались, и он протолкнул внутрь язык и завладел ее ртом полностью.

В глазах Лори металось бессильное зеленое пламя, она обмякла в его руках, чувствуя, как постепенно вкус его поцелуя, теплый, мужской запах его тела заполняют всю ее без остатка. В следующее мгновение она уже снова была в саду венецианской виллы. Ночной ветерок ласково шелестел ветвями кипарисов, а вдали раздавались смех и крики, несущиеся с террасы; в честь ее отъезда семья Барези устроила вечеринку.

Но здесь, в саду, они были только вдвоем. Алекс был в простых голубых брюках и белой рубашке с расстегнутым - прямо как сейчас - воротом, а Лори - в лучшем своем белом поплиновом платье без рукавов. Он сорвал две нежно-розовые розы и торжественно воткнул ей в волосы. Она робко улыбнулась, глядя на него, и тут он как бы невзначай обнял ее за плечи.

Лора сразу же напряглась, но вскоре успокоилась, прижавшись к нему. Алекс, наследник империи Барези и типичный плейбой, в свои двадцать семь лет выглядел ненамного старше. Его образ жизни служил неиссякаемым источником скандального материала для авторов колонок сплетен в итальянских газетах. Но с ней он неизменно вел себя так, словно был всего лишь заботливым старшим братом...

Тропа вела к круглому мраморному бассейну; лунный свет наполнял его мерцающими голубыми искрами. В глубине резвились рыбки, а на поверхности плавали лилии. Лори присела на парапет и погрузила руку в воду, ощутив пальцами течение горного ручья, вливающегося в бассейн. Из глубины неспешно поднялась рыбка и легонько укусила ее за палец. Лори, улыбаясь, обернулась к Алексу.

В темноте лицо его было едва различимым пятном, бледневшим над светлой рубашкой, но в его пристальном взгляде было нечто такое, отчего у нее закружилась голова и перехватило горло так, что она едва могла дышать. Чуть подняв руку, он отвел в сторону прядь ее шелковистых пепельно-светлых волос, почти белых при свете луны.

- Знаешь, Лорина, ты очень похожа на боттичеллевскую Примаверу. Те же огромные глаза цвета моря, цветы в волосах - само воплощение весны.

Голос Алекса звучал странно напряженно; Лори подняла на него глаза, губы ее слегка разжались, он распустил ее волосы, и они рассыпались по плечам. Алекс поставил ее на ноги, обняв руками за плечи, и поцеловал. Вначале поцелуй был очень нежным, даже робким. Лори была настолько поражена, что застыла, не двигаясь, в его объятиях, но он стал более настойчивым, и - как сейчас - язык его преодолел сопротивление ее губ и зубов, и его пряное дыхание смешалось с медовым ароматом ее рта.

Он положил руку девушке на грудь, и Лори ощутила, как где-то, очень глубоко внутри, шевельнулось странное, доселе неведомое ей чувство. Она хотела сопротивляться, но ноги ее словно налились свинцом, она не в силах была даже двинуться с места. Но тут он что-то пробормотал, сдвинул руку ей на талию и привлек ближе к себе. Лори с ужасом ощутила, как что-то твердое прижалось к ее телу, и ее охватила паника.

- Нет! - Передернувшись от отвращения, она сбросила его руку.

Девушка отшатнулась, рука ее сама собой поднялась, и она влепила ему звонкую пощечину, не в силах вынести такого поругания своей девичьей чистоты и невинности.

Пощечина прозвучала подобно ружейному выстрелу - и сразу же наступила тишина. Не дожидаясь ответной реакции Алекса, Лори повернулась и опрометью бросилась по тропинке назад, к дому, всхлипывая на ходу.

Остальные, похоже, ничего не заметили - ни когда она появилась на террасе, взволнованная и бледная, ни когда возвратился Алекс. Лицо его было абсолютно спокойным, но следы пальцев на щеке были открыты всеобщему обозрению. Лишь Джулия, кузина Алекса, смазливая молчунья, с которой Лори почти не общалась, улучила момент и сочувственно пожала ей руку, передавая блюдо оливок.

В тот раз она вырвалась. Сейчас Алекс сам отпустил ее, так же неожиданно, как и схватил, и Лори покачнулась назад, больно ударившись о письменный стол.

- Да ты что! Ты просто... просто свинья! - выдохнула она, глядя на него сквозь дымку растрепавшихся волос, и принялась яростно тереть рот тыльной стороной ладони, чтобы как-то умерить боль. Но все это было пустой бравадой, ибо она с пугающей ясностью сознавала, что, как и в прошлый раз, поцелуй Алекса Барези будет долгие недели, а то и месяцы заполнять все ее существо.

- Знаешь, сага,- тонкие его губы презрительно искривились,- а ты по-прежнему целуешься так, словно делаешь это впервые в жизни. Целомудренно, совсем по-детски...

Издевка покоробила Лори, но она с трудом удержала себя в руках и сухо произнесла:

- Раз уж мы взялись за взаимные оскорбления, то, на мой взгляд, по-детски как раз поступает "опытнейший" любовник Алекс Барези. Его мужская честь была задета, когда ему не удалось обольстить наивную семнадцатилетнюю...

- Обольстить?! Ты слишком высокого о себе мнения, золотко мое. Если бы я всерьез намеревался обольстить тебя,- ленивый его голос словно порхал вокруг нее,- неужели ты на самом деле веришь, что смогла бы устоять?

Лори задохнулась от негодования. Наглая, самодовольная итальянская свинья! И все же, все же, несмотря на весь свой гнев, она не могла не почувствовать некое излучение, исходящее от него, оно струилось вокруг нее, стремясь покорить себе. Четыре года назад Лори лишь смутно ощутила его и сразу же убежала. Но теперь она знала название этого излучения - сексуальность красивого самца, хищного и крайне опасного.

Лори начала нервно крутить кольцо на пальце левой руки, словно это могло избавить ее от наваждения.

- Ты бы не посмел так разговаривать со мной, будь здесь Джеймс! - набросилась она на него.

- Джеймс? - переспросил он без малейшего интереса.

- Да! Наш главный бухгалтер - и мой жених,- с вызовом добавила она.

- Твой жених!

Впервые за время их перепалки Алекс на мгновение - насколько это вообще было возможно - потерял самообладание. И прежде чем Лори успела что-либо сообразить, схватил ее за худенькую руку и поднес ближе к глазам, чтобы получше разглядеть изящное колечко с бриллиантами.

- Что ж, скромненько и со вкусом, как и подобает случаю.- Он явно издевался над ней.- Прими мои поздравления. Надеюсь, вы будете счастливы друг с другом.

- Постараемся, - сухо произнесла она и вырвала руку, но кожа ее долго хранила тепло его паяцев - А теперь, синьор Барези, мне надо поработать, с вашего позволения - закончить кое-какие эскизы.

- Твои собственные?

Показалось ей или в комнате действительно стало градусов на двадцать холоднее?

- Мои собственные? - она непонимающе уставилась на него. - Разумеется да.

Неужто завязала с промышленным шпионажем?

- Промышленным шпионажем? - Лори была в состоянии лишь тупо, как попугай, повторять его слова.

- Что ж могу выразиться и попроще чтобы до тебя дошло Эти эскизы - они твои собственные или ты и их украла?

Глава 2

- Украла? - Лори с изумлением смотрела на него.- Конечно, нет! Я никогда в жизни не воровала эскизов, как, впрочем, и ничего другого,- с жаром добавила она.

- Неужели? - Вся его прежняя учтивость вдруг куда-то улетучилась; осталось лишь ледяное, презрительное недоверие.

- Разумеется, черт побери!

- Прошу тебя, Лорина, не надо. Эти широко раскрытые невинные глазки могли одурачить меня лишь однажды, но теперь-то мы поумнели, а?

3

- И что же я украла? - Она стояла перед ним совершенно спокойно, но внутри у нее все клокотало.- Скажи, чтоб я была в курсе.

- Чтоб ты была в курсе,- передразнил ее он,- ты украла мои эскизы к женевской выставке.

- О которых ты говорил, когда показывал мне свою мастерскую в Мурано? - Лори говорила очень медленно, пытаясь лучше осмыслить его слова.- Но я их даже не видела. Когда я попросила, ты и взглянуть на них мне не позволил, сказав, что это совершенно секретно.

- Именно так.- У рта Алекса появилась жесткая складка.- А потом меня позвали и я, как последний болван, вышел, оставив тебя там одну. Ты, уж не знаю как, но залезла в запертый сейф и сделала себе небольшой подарок.

- Нет! - Лори яростно замотала головой, отшатнувшись от него; теперь их разделял письменный стол; она с силой прижала ладони к его твердой поверхности, словно бы та могла придать ей уверенности. Она прикрыла на мгновение глаза. Может быть, все события последних четырех лет: смерть синьора Алессандро Барези, после которой его сын затеял эту жестокую вендетту; сегодняшнее появление Алекса и, наконец, это чудовищное обвинение - всего лишь кошмарный сон?

Но когда она вновь открыла глаза, кошмар не рассеялся. Алекс - живой, из плоти и крови - стоял перед ней в элегантном костюме, сшитом у лучших итальянских портных, и сверлил ее серыми льдинками глаз.

- Ты ошибаешься, Алекс,- неуверенно начала было Лори, чувствуя, как боль и обида берут верх над гневом. В стремлении добиться взаимопонимания она вновь обошла стол и осторожно тронула его за руку. Он равнодушно взглянул на нее и брезгливо стряхнул ее руку, словно какое-то насекомое.

- Ты действительно дал мне какие-то свои эскизы, но помнишь, ты сам же мне сказал, что это отработанный материал и они тебе не нужны.

Лори сжала губы, и непрошеные воспоминания нахлынули на нее. Ее последний день в Венеции... Вот Алекс, все еще исполняющий роль заботливого старшего брата, игриво ерошит ей волосы и вытаскивает откуда-то папку набросков.

- Вот,- небрежно бросил он,- можешь взять от меня на память.

Затаив дыхание, Лори смотрела, как он своим четким ровным почерком выводит на папке "Алессандро Барези" и протягивает ей, чуть застенчиво улыбаясь. Ах, как она тогда боготворила этого обаятельного красавчика! Она прижала папку к груди, не в силах вымолвить ни слова от переполнявших ее чувств...

- Эскизы,- сказала Лори, вернувшись к реальности,- были великолепны. Когда я приехала домой и показала их отцу...

- Ах да, конечно, отцу. Надеюсь, он как следует отблагодарил тебя. Он не мог не остаться недовольным результатами твоих трудов целого месяца.

Если бы он кулаком ударил ее в солнечное сплетение, ей бы и тогда не было так больно.

- Ты всерьез думаешь, будто мой отец намеренно отправил меня к вам, чтобы я что-нибудь украла?

Он мрачно склонил голову.

- Я бы не сумел выразиться яснее. На ее щеках снова выступили пятна.

- Ты даже ни разу не видел моего отца. Если б ты его хорошо знал, то, уверяю, не сомневался бы в том, что он совершенно неспособен на бесчестный поступок - что бы ты ни думал обо мне самой. Его тонкие губы тронула усмешка.

- Как трогательно: любящая дочь бросается на защиту кристально честного отца.

- Да, кристально честного! Не знаю, что за безумные мысли бродят в твоем извращенном мозгу, но предполагать, что он, как и я, способен на такое - просто смешно.

- Разве? Но ты идеально подготовлена для исполнения подобной роли. Выросла в мире стекольного производства, такая юная, наивная, неискушенная.- Он улыбнулся, но в его улыбке было нечто зловещее.- Я часто задавал себе вопрос: не было ли твое бурное возмущение тем вечером, в саду, частью тщательно продуманного плана. Сейчас я понимаю, что ошибался, по крайней мере, в этом. Твоя сексуальность была еще не разбужена тогда, дремлет она и сейчас. Несмотря на героические усилия, которые наверняка прилагает твой женишок...

Ее зеленые глаза гневно сверкнули.

- Ты ничего не знаешь о Джеймсе, хотя бы его оставь в покое.

- С удовольствием.

И тут, несмотря на смятение, в котором она находилась, ее осенило:

- Так, значит, твоя вендетта...- Он недовольно нахмурился, и она поспешно закончила:-...не имеет никакого отношения к тому, что случилось в саду?

Его изумление казалось искренним.

- Лорина, дорогая моя, ты себе льстишь. Неужели ты и впрямь веришь, что я способен потратить четыре года жизни на месть за такой пустяк? Уверяю тебя,- явно забавляясь, добавил он, и жестокость его слов ранила Лори в самое сердце,- все было забыто через час.

- Но почему ты решил, что эскизы взяла я?

- Вскоре после того, как ты вернулась домой, мои вазы - с незначительными изменениями - появились под маркой "Пэджета".

Лори глубоко дышала. Она не выносила, ненавидела этого человека всеми фибрами души, но надо было как-то объясниться с ним.

- Постой, Алекс, но я привезла домой только те эскизы, который ты сам отдал мне...

- Плюс еще несколько.

- Нет! - в отчаянии она ударила кулаком по ладони.- Уезжая в колледж, я оставила их здесь. Действительно, отец был настолько восхищен ими, что захотел кое-что использовать в новых сериях нашей продукции, но лишь после того, как я вновь и вновь убеждала его, что ты отдал мне совсем ненужный вам материал.

Но он лишь рассмеялся ей в лицо.

- Звучит очень мило. Жаль только, что это ложь от первого до последнего слова. И то, что

вы использовали лишь те самые эскизы, было, конечно, простым совпадением. Остальные, по всей видимости, выбросили на помойку.

- Нет, все не так. Я...- Лори осеклась. Нет, гордость не позволяла ей дать ему повод лишний раз позубоскалить, рассказав о том, как она собрала все неиспользованные отцом чертежи, вернувшись домой после первого семестра в колледже, и они до сих пор лежат в ящике ее туалетного столика.

И тут другая мысль пронзила ее.

- Если ты действительно считаешь, что мы так поступили, почему ты не подашь на нас в суд за нарушение авторских прав? Несомненно, такой известный, и отнюдь не уважаемый мною человек, как Алекс Барези, в два счета выиграл бы процесс.

- Само собой, это было моим первым побуждением,- неторопливо согласился он,-o лишить тебя с твоим драгоценным папашей всего, до последнего пенни. Но потом я решил доставить себе более утонченное удовольствие, наблюдая за тем, как "Пэджет Кристал" медленно истекает кровью.- Застыв на месте, Лори смотрела на него, а его голос стал похож на урчание сытого тигра; он словно смаковал каждое слово.- Да, Лорина, смерть от тысяч царапин. Это гораздо приятнее во всех отношениях, ты не находишь?

Волосы у нее на голове зашевелились, когда она увидела, как изящно очерченные губы патриция искривила жестокая ухмылка.

- Ты... ты дьявол! - У нее пересохло во рту от страха, и вместо слов вырвалось невнятное сипение.- А ты не боишься получить кинжал меж ребер как-нибудь темной ночью?

Алекс безразлично пожал плечами.

- Уверяю тебя, я прекрасно сплю по ночам. Но сейчас,- он снова посмотрел на часы,- нам пора идти. Полагаю, ты не хочешь заставить своего отца ждать?

- Я не пойду,- быстро проговорила Лори. Он нахмурился.

- Но позволь, раз ты так близко к сердцу принимаешь интересы "Пэджет Кристал",- Лори сделала вид, что не заметила едкого сарказма, и ни один мускул на ее лице не дрогнул,- ты, несомненно, должна принять самое живое и непосредственное участие в финальных переговорах.

- Переговорах! - взорвалась она.- Ты ведешь переговоры?! Не смеши меня. Ты... ты вроде разбойника с большой дороги, который останавливает почтовый дилижанс, перерезает подпругу у лошадей, стреляет вознице в сердце, а потом приставляет пистолет к виску пассажира и говорит: "Что ж, начнем переговоры".

Алекс негромко рассмеялся.

- А тебе не откажешь в остроте ума, я, право, польщен.- Он насмешливо поцокал языком в знак одобрения.- Но лестью, дорогая моя Лорина, меня нельзя заставить передумать. А сейчас,- голос его сразу посуровел,- я хочу, чтобы ты там присутствовала. Так что, идем.

4

Алекс быстро повязал галстук, накинул пиджак, затем открыл портфель и сложил туда бумаги. Он взял ее за руку, она в нерешительности замялась на месте, и пальцы его сжались сильнее. Лори внимательно посмотрела на него и невольно поежилась, несмотря на жару, прочтя угрожающее предостережение в его серых глазах. Поджав губы, она покорно пошла рядом с ним.

На стоянке автомобилей она глухо спросила:

- Тебя подвезти?

- Нет, спасибо. Я взял автомобиль напрокат.

Он указал на синий "ровер", и Лори нахмурилась. Можно было бы и догадаться! Ни один из служащих ее отца не мог и помыслить о том, чтобы занять это место - только этот самонадеянный мерзавец, спокойный, как удав...

- Но если ты будешь настолько добра, что покажешь мне дорогу,- продолжал он, и видно было, что его нимало не волнует ее мнение,- я поеду следом.

Не проронив ни слова, Лори резко повернулась, забралась в свой "мини", резко дала задний ход и вылетела со стоянки, чудом проскочив перед фургоном с надписью "Пэджет" на борту. Она мчалась, специально выбирая самые узкие и кривые улочки на окраинах городка. Но в зеркальце заднего вида неизменно маячил блестящий синий капот, и когда ее машина с ревом начала подниматься по извилистой дорожке, ведущей к Маллардсу, и затем припарковалась у окруженного галереей входа, разбрасывая гравий, "ровер" все время был рядом. Алекс вышел из машины и остановился, глядя на красивый старинный дом, каменный фасад которого наполовину скрывали раскидистые ветви цветущих деревьев.

- Любуешься недавним приобретением? - Неосторожные слова сорвались с языка прежде, чем она сумела сдержаться.

Алекс на мгновение остановил на ней ледяной взгляд, но все, что он сказал, было:

- Красивый дом.

- И является, ты не можешь этого не знать, частью имущества фирмы с тех пор, как отец вынужден был перезаложить его. Он живет здесь с самого детства, и мама здесь жила, до того как...- Лори не договорила. В этом доме и сама она жила с самого рождения, здесь прошло ее безоблачное детство, рано закончившееся после смерти матери,- Послушай, Алекс,- продолжила она, хотя еще мгновение назад и не помышляла говорить этого,- что бы ты ни думал о нас с отцом, умоляю, не выгоняй его отсюда. Он так любит этот дом. Это... это убьет его.

Губы ее задрожали, и она подняла на него глаза, в которых заблестели непрошеные слезы. Но Алекс лишь насмешливо изогнул одну бровь.

- Взываешь к моим лучшим чувствам, Лорина? А тебе должно быть известно, что у меня таковых не имеется.

Странно улыбаясь, он повернулся, поднялся по ступеням и вошел в просторную прихожую. Слева

из комнаты доносился гул голосов. При их появлении трое мужчин, стоявших у мраморного камина, обернулись в их сторону.

- А, Лори,- с облегчением произнес ее отец и, улыбаясь, двинулся к ним навстречу.- Синьор Барези.- Он протянул руку Алексу, и Лори не могла не восхититься его самообладанием: несмотря на личные обиды, он остается безупречно вежливым.- Вы, конечно, знакомы с моей дочерью. Позвольте представить вам Фрэнка Симпсона, юриста компании, и Джеймса Форсита, нашего главного бухгалтера.

Алекс удостоил их обоих одним кивком.

- Смерть вашего отца глубоко потрясла всех нас,- продолжал мистер Пэджет.- Прекрасный

был человек.

Алекс слегка склонил голову.

- Благодарю вас. Я получил тогда ваше письмо с соболезнованиями.

Стоявшая между ними Лори слушала обмен любезностями и наконец не выдержала:

- Пап, он считает, что мы...

- Может, начнем,- учтиво перебил ее Алекс.- По-моему, мы итак опоздали на пару

минут.

Он направился к овальному столу красного дерева, и Лори ничего не оставалось кроме как быстренько усесться в кресло между отцом и Джеймсом. Тут же она поняла свою оплошность, но было поздно: она оказалась прямо напротив Алекса, который самоуверенно взял бразды ведения разговора в свои руки, нимало не смущаясь тем, что находится на территории противника, один против четверых.

То и дело Лори ловила себя на том, что помимо своей воли она то и дело посматривает на человека, отделенного от нее полированной поверхностью стола. Она украдкой наблюдала за ним из-под опущенных ресниц, а он в пух и прах разбивал вроде бы юридически обоснованные возражения, выдвигаемые Фрэнком Симпсоном. До чего же скользкий дьявол! Красивый дьявол - этого не отнимешь - типичный смуглый итальянский красавчик, но тем не менее самый настоящий дьявол, гордый и коварный, как сам Люцифер, Князь Тьмы.

И такого человека сделать своим врагом! По спине Лори пробежал холодок. Как попали к ней эти злосчастные эскизы? Алекс думал, что они надежно заперты в сейфе, а они каким-то образом оказались среди тех, что он подарил ей, не удосужившись даже просмотреть. Возможно, так оно и было. И в этой нелепой истории повинна лишь его рассеянность. Лори вновь подняла глаза, и одного взгляда на эти резкие, упрямые черты было достаточно, чтобы понять: и за миллион лет ей не переубедить его.

Справившись с оставшимися возражениями Фрэнка, Алекс откинулся на спинку стула и вытянул под столом свои длинные ноги, наступив при этом Лори на ногу. А когда он впервые за все время беседы посмотрел ей в глаза, Лори почувствовала, что густо покраснела, и поспешила засунуть свои ноги поглубже под стул.

К счастью, в эту самую минуту Джеймс предпринял последнюю попытку добиться наиболее благоприятных для них условий платежей. Алекс отвел взгляд, от которого Лори так терялась, и принялся один за другим опровергать доводы Джеймса, вкладывая в это чрезмерную долю яда. Лори пыталась поймать глаза Джеймса, улыбнуться ему, подбодрить, но он не мигая смотрел через стол, волосы его растрепались, обычно румяное лицо побелело. Бедный Джеймс, он был опытным, квалифицированным бухгалтером, но не в его силах было противостоять Алексу Барези. С тем же успехом можно бросить новорожденного ягненка на арену к разъяренному тигру.

- А теперь, джентльмены, естественно, мисс Пэджет,- Алекс отвесил грациозный поклон,- на мой взгляд, мы подошли к позиции, когда я могу суммировать достигнутые к данному моменту соглашения. Разумеется, лишь основные пункты. Окончательный вариант контракта, который мы с вами подпишем, подготовят мои адвокаты. По существу, с первого июля "Пэджет Кристал" становится кампанией, подчиненной "Барези Интернешнл". "Пэджет" будет продолжать торговую деятельность под собственным именем, и я гарантирую, что в обозримом будущем все служащие останутся на своих местах.

Лори сжала руку отца. Они одержали, хоть и маленькую, но победу. Его доводы в защиту рабочих, со многими из которых он проработал более сорока лет, оказались убедительными.

- Но само собой,- мурлыкал Алекс,- эта уступка не касается руководства. Я намереваюсь сам подобрать кандидатуры на ключевые посты, с одним исключением,- он обернулся к отцу Лори.- Если пожелаете, я готов оставить вас в правлении в качестве консультанта.

- Консультанта! Марионетки в руках Барези! - Лори чуть было не подпрыгнула на стуле: от негодования, не обращая внимания на то, что отец пытался удержать ее за руку.- Еще бы, ты не такой дурак, чтобы отказываться от папиных мозгов, его бесценного опыта - ведь он всю жизнь проработал в стекольном производстве. Но, будь28

те уверены, все решения отныне будут приниматься в паучьем логове в Венеции.

Голос ее прервался, она глубоко, прерывисто дышала, готовясь противостоять очередному взрыву ярости Алекса. Но он сидел не шелохнувшись и наблюдал за ней поверх сложенных пирамидкой ладоней. Какое-то новое, не поддающееся определению выражение появилось в этих серых глазах, и под этим взглядом Лори почувствовала себя странно неуютно, хотя не могла бы сказать почему.

- Итак, мистер Пэджет,- произнес, наконец, Алекс, будто ничего не произошло,- вы согласны?

Лори, наблюдая за отцом краешком глаза, увидела, как тот, поколебавшись долю секунды, торопливо кивнул, и стиснула зубы от переполнявшей ее злобы.

5

Алекс тоже кивнул ему в ответ.

- Но на всех прочих участках персонал будет заменен.- Он помолчал и добавил почти ласково:- Например, вся дизайнерская группа.

- Как, все мы? - Лори не сумела удержаться от восклицания - так она была потрясена.

- Разумеется.

- Но это несправедливо. Выгони меня, если хочешь... Могла бы и сама догадаться,- с горечью добавила она.- Без этого твоя программа окажется неполной, так? Но остальные не имеют ни малейшего отношения к...

- Синьор Барези,- вмешался ее отец,- я бы настоятельно советовал вам переменить решение. Вы собираетесь уничтожить блестящую дизайнерскую группу. Сама Лори - способный молодой...

Губы Алекса растянулись в улыбке, в которой не было ни грана веселья. Лори с отчаянием перебила:

- Стой, папа, с ним без толку спорить. Да я сама не осталась бы при таком положении вещей. Но выгнать Боба и остальных - это бесчеловечно!

Щеки ее пылали от гнева, зеленые глаза сверкали, она откинула назад длинные светлые волосы и сердито посмотрела на него, снова наткнувшись на тот же загадочный взгляд.

- Позвольте полюбопытствовать,- подался вперед Джеймс, голос его звенел от ненависти,- как я могу заключить, эта генеральная уборка касается и бухгалтерии?

Алекс безразлично пожал плечами. - Главного бухгалтера - безусловно. Лори, не сомневаясь, что взгляд его все еще прикован к ней, не поднимала головы. И в этом виновата она. Кто тянул ее за язык, зачем она рассказала об их с Джеймсом помолвке? Ведь без сомнения, только благодаря этому, он стал жертвой безудержной мести Алекса, хотя в его жилах и не течет кровь Пэджетов.

- Есть еще два пункта, которые я требую присовокупить к проекту соглашения,- продолжал Алекс.- Во-первых, несмотря на то, что дом этот теперь является собственностью Барези, я не возражаю против того, что вы, сэр,- он наклонил голову, обращаясь к мистеру Пэджету,- будете проживать здесь столько, сколько пожелаете.

Лори тихонько ахнула и подняла на Алекса благодарный взгляд, но он больше не смотрел на нее. Значит, все же во внезапном приливе сострадания он удержал руку от последнего губительного удара. Может, не так уж все и страшно. Отец остался в правлении, и название фирмы не изменилось: перед глазами промелькнули довольные жизнью Пэджеты, чьи портреты висели на стене в правлении. Джеймс, как и она, в любом случае уволился бы; с его квалификацией он быстро найдет себе место. А что касается Боба и остальных дизайнеров... Что ж, конкурирующие фирмы не раз предпринимали попытки переманить их к себе. Лишь преданность ее отцу не позволяла им уйти. Да, все могло быть гораздо хуже...

- И последнее.- Лори перевела взгляд на Алекса. В его спокойном размеренном голосе зазвучало нечто такое, отчего она с ужасающей ясностью поняла, что главный козырь он приберег напоследок и собирается выложить его сейчас.

- Вы должны уяснить, что все дальнейшее зависит от выполнения этого условия.- Он ненадолго умолк. Мужчины озадаченно смотрели на него, но Лори, чьи нервы были натянуты, подобно струнам, и, казалось, вот-вот лопнут, не выдержала:

- И что это за условие?

- Что вы, мисс Пэджет, согласитесь стать моей женой.

Глава 3

- Твоей женой,- тупо повторила Лори, и когда смысл слов Алекса наконец достиг ее оцепеневшего мозга, почувствовала, как кровь отхлынула у нее от лица.

- Ты хочешь сказать: выйти за тебя замуж? Он кивнул. Как сквозь вату до нее доносились возгласы изумления, возмущенные протесты присутствовавших в комнате, но глаза ее были прикованы только к Алексу.

- Это невозможно,- пролепетала она.- Это какая-то глупая шутка. Ты просто смеешься над нами - надо мной.- Действительно, подобные жестокие розыгрыши были как раз в его стиле. Но на этот раз в пристально глядящих на нее каменно-серых глазах не было и намека на юмор, возможно, где-то на их дне и таился огонек злорадного наслаждения, но уж никак не веселье.

- Уверяю тебя, Лори, я не шучу.

Ей хотелось вскочить на ноги, опрокинуть стол и закричать во всю горло: "Нет! Нет! Ненавижу тебя!" Но она дрожала всем телом и не в силах была даже двинуться с места.

- Но зачем тебе это?

Алекс еле заметно повел плечом.

- Ты наследница компании, которая вот-вот вольется в империю Барези. Вот я и решил: почему бы нам не пожениться? Что может быть более логичным при данных обстоятельствах?

- Прямо феодализм какой-то устраивать браки во имя укрепления связей между двумя королевствами.- Ее широко раскрытые глаза потемнели от потрясения, лицо стало белее бумаги.- Это... это гадко. Чудовищная идея.

- В таком случае,- он, казалось, искренне сожалел,- придется мне взять свои слова обратно.

Сквозь окружавшую ее пелену до Лори донесся чей-то голос, чья-то рука обняла ее. Она порывисто обернулась и в охватившем ее смятении не сразу узнала собственного отца. Он успокаивающе сжал ее плечо.

- Не волнуйся, детка. Я не допущу этого. Но она снова обратилась к Алексу.

- Если я правильно поняла. Или я принимаю твое предложение, или наше соглашение теряет силу.

- А ты довольно быстро соображаешь, Лорина.

- Ясно,- медленно проговорила она.

- И думать об этом не смей, Лори,- поспешно вмешался ее отец.- Фрэнк, использование подобной угрозы не может считаться законным, верно?

Юрист заметно помрачнел.

- Все это достаточно необычно и, безусловно, не имеет морального оправдания. Но с точки зрения закона, возражений быть не может, если,- он взглянул на Лори,- обе стороны придут к соглашению.

- Ну что ж,- вздохнул с облегчением мистер Пэджет,- в таком случае, проблем никаких нет. Поскольку очевидно, что Лори не желает...

- Минутку, папа. Мне нужно немного подумать. "Пэджет"...

- Нет, Лори. Если спасти компанию возможно только такой ценой, ничего не поделаешь, значит, ей суждено погибнуть. Мне очень жаль, синьор Барези,- он пристально посмотрел на Алекса, тон его сразу же стал официальным и твердым,- но не может быть и речи о том, чтобы моя дочь - моя единственная дочь,- Лори почувствовала, как пальцы его сильнее сжали ее плечо,- приносила себя в жертву. Кроме всего прочего, она уже обручена, возможно, вы и не знаете об этом.

Знает он, все он знает,- думала Лори, ощущая почти физическую боль.- Но от этого, наверное, его удовольствие становится лишь более изощренным.

Джеймс... В безумные последние пять минут она почти забыла о его существовании. Она перевела взгляд на него. Он сидел, откинувшись на спинку стула, лицо его было бледным, губы сжаты.

- Джеймс.- Лори взывала о помощи, губы ее дрожали, но он в ответ лишь едва заметно пожал плечами, что должно было означать: "Ничего не могу поделать, дорогая. Тебе решать".

А она представляла себе дуэль в предрассветном тумане. Джеймс убивает соперника, бросается к ней и сжимает в объятиях. Сгорбившись, Лори отвернулась, мягко отстранилась от отца и перевела взгляд на Алекса.

- Но зачем,- снова повторила она,- зачем тебе это?

- Говорю же: что может быть логичнее? И, кроме того,- он понизил голос так, что никто больше не мог разобрать его слов,- у нас с тобой осталось одно незавершенное дельце. Лори охнула, залившись краской гнева и стыда при воспоминаниях, разбуженных этими словами. Все остальные словно отошли на задний план. Они теперь стали лишь зрителями драмы, разыгрывавшейся между ней и сидящим напротив нее человеком. Он задумчиво постукивал золотой авторучкой по папке для бумаг, разглядывая ее, словно хищник - оцепеневшего от страха кролика. Он был абсолютно спокоен и до омерзения уверен в себе. Да будь он проклят! Лори захлестнула волна бешеной злобы, оставившая вслед за собой лишь ледяное равнодушие.

- Допустим, я осмелюсь отвергнуть это "предложение",- отрывисто произнесла она,- какие еще варианты возможны?

- Нет у вас никаких других вариантов. Лори невольно поморщилась: столько презрения он вложил в свои слова. Конечно, он прав, теперь она поняла это. Все их тягостные беседы с отцом долгими бессонными ночами сводились к тому, что прийти к ним на помощь было некому, и Алекс Барези знал это. И сейчас, когда фирма поставлена на грань гибели, лишь от исхода битвы, которая разыгрывается сейчас в этой мирной гостиной за блестящим столом из красного дерева, зависит, нанесет ли он последний, решающий удар.

6

- Кроме того,- как бы между прочим заметил Алекс,- еще не поздно подать в суд за нарушение авторских...

- Нет! - Отцу и так пришлось перенести слишком многое, нельзя подвергать его еще одному удару, по крайней мере, сейчас.- Прошу тебя, не надо,- вполголоса добавила она, умоляюще глядя на него.

- Значит, договорились? - спросил Алекс, словно речь шла о рядовом деловом вопросе.

- Лори, нет, я решительно запрещаю тебе... Но она жестом попросила отца помолчать.

- Пожалуйста, папа, не надо. Я достаточно взрослая и могу сама решать за себя. Через несколько недель мне исполнится двадцать один год.

Несмотря на эти твердо произнесенные слова, Лори чувствовала, как вначале крохотный комочек тоски и отчаяния разливается по всему ее телу. В последней безнадежной попытке она вновь обратилась к Алексу:

- Значит, других вариантов нет?

И когда он еле заметно покачал головой, выдохнула:

- Хорошо, я согласна.

На долю секунды Лори показалось, что она заметила... но что? Радость победителя? Нет, что-то другое промелькнуло в непроницаемых серых глазах. Но это другое исчезло настолько быстро, что она решила, что все это ей лишь померещилось.

Торопливо взглянув на часы, Алекс вновь обратил внимание на мужчин, которые в продолжение всей сцены сидели, словно окаменев.

- Итак, джентльмены, как только будут оформлены необходимые документы, мы подпишем соглашение.

- Но, синьор Барези,- вновь обрел дар речи отец Лори,- раз вы всерьез настаиваете на браке с моей дочерью, необходимо сделать какие-то приготовления, хотя, на мой взгляд, при данных обстоятельствах было бы предпочтительнее, чтобы между помолвкой и свадьбой прошло как можно больше времени.

Слабый огонек надежды затеплился в душе Лори, которая от горя полностью потеряла способность рассуждать. Да, пусть они будут как можно дольше помолвлены - кто знает, может, Алекс пересмотрит свое безумное, сумасбродное решение. И, возможно, кто-то за это время вдруг поймет, что жизнь его будет неполной, если он не возьмет на себя бремя ведения дел "Пэджет Кристал"?..

- Мне очень жаль.- Безапелляционный тон Алекса вернул ее к реальности, и огонек надежды тут же погас.- Через два дня я возвращаюсь в Италию и хотел бы, чтобы Лори сопровождала меня и приняла участие в подготовке к свадьбе.

Лори, слишком потрясенная, чтобы хоть как-то реагировать, увидела, как Джеймс медленно поднимается с места.

- Если позволите, сэр,- обратился он к ее отцу, полностью игнорируя Алекса,- я бы хотел пару минут побеседовать с Лори наедине.

- Ради Бога, Джеймс,- она обратила на него полный муки взгляд,- не пытайся отговорить меня.

Но он не сводил с мистера Пэджета вопрошающего взгляда.

- Разумеется,- Лори покоробило, когда она заметила, что отец сперва взглянул на Алекса, словно бы испрашивая его разрешения, и заговорил лишь после того, как тот милостиво развел руками, предоставляя ему свободу действий.

- Хорошо,- еле слышно проговорила она.- Нам, наверное, будет лучше пойти в сад?

Когда Лори встала, ей пришлось на мгновение ухватиться руками за стол, чтобы не потерять равновесие, затем сквозь двустворчатые стеклянные двери она вышла на террасу. Она шла все быстрее и быстрее, словно для того, чтобы поскорее забыть ужасную сцену, разыгравшуюся в доме. Ноги сами несли ее к излюбленной части сада - розарию.

Джеймс не спеша следовал за ней, а она опрометью неслась вниз по истертым каменным ступеням, по усыпанной жемчужно-розовыми лепестками дорожке, миновала сложенную из неотесанного камня арку и, наконец, замерла в увитой зеленью беседке, среди роз - белоснежных, сорта "Альберик Барбье", и необыкновенных, медно-персиковых, сорта "Альбертина",- наполнявших полуденный воздух сладчайшим ароматом.

Лори дико озиралась, ничего не видя перед собой: глаза ее были воспалены, словно бы в них попал песок. Как часто она скрывалась в этом укромном уголке от мирских тревог. Но не сегодня. Когда появился Джеймс, Лори, зябко обхватив себя руками, словно на дворе стояло не лето, а была суровая зима, шагала взад и вперед, ступая по усыпавшим траву разноцветным лепесткам, напоминавшим свадебное конфетти.

Она порывисто обернулась к нему, лицо ее казалось абсолютно спокойным.

- Ради Бога, Джеймс, я представляю, как тебе тяжело, но не пытайся отговорить меня. Лишь от меня сейчас зависит, будет ли существовать "Пэджет" и сможет ли отец спокойно провести остаток жизни здесь. И я должна выполнить свой долг.

Голос ее дрогнул, Джеймс ничего не ответил. Тогда она подошла к нему и приникла к его груди.

- Пойми: нет у меня выбора. Ведь во всем виновата только я. О, нет, не подумай ничего дурного,- торопливо добавила она, увидев озадаченный взгляд Джеймса,- но именно из-за меня Алекс затеял все это. А сейчас у меня появился шанс все исправить.

- Девочка моя бедная.- Он нежно поцеловал ее в бровь, лицо его было печально.- Наверное, ты права. Ведь, по большому счету, "Пэджет" важнее каждого из нас.

Лори пробормотала что-то в знак согласия. Но в глубине души она была разочарована тем, что Джеймс, оказывается, вовсе не намерен, подобно разъяренному быку, бросаться за нее в бой.

Его лицо посуровело.

- Господи, какой же он все-таки подонок!

К глазам Лори подступили слезы, она знала, что если позволить хоть одной слезинке прорваться наружу, ничто уже не остановит их неудержимый поток. Нет, ради Джеймса она не должна плакать.

- Эй, поосторожнее,- на губах ее появилось подобие улыбки,- ты, между прочим, говоришь о моем женихе.- Это был юмор висельника, голос ее задрожал и прервался.

- Лори, Лори, не надо.- Джеймс неловко обнял ее и произнес, дыша ей в волосы:- Как бы то ни было, не все еще потеряно. Там, наверху, я напряженно размышлял и, полагаю, нам удастся заставить его вести себя так, как того хотим мы.

Алекса Барези? Нет, это невозможно. Не родился еще тот человек, который заставил бы его покориться своей воле.

- Но ты же видишь, как он настроен. Что бы мы ни предложили, он ни за что не откажется от "Пэджета".

Джеймс невесело рассмеялся.

- Согласен, все указывает на то, что он - из той породы зверей, которые, если уж вцепились во что-то челюстями, ни за что не отпустят - и тогда приходится вырывать их зубы один за другим... Но,- он запнулся и когда продолжил, в голосе его было заметно скрытое напряжение,- если ты согласишься сделать так, как предлагаю я, он вскоре почтет за счастье избавиться от тебя.

- Лори высвободилась из его объятий и пристально посмотрела ему в глаза.

- Что ты имеешь в виду?

- А вот что: пусть поиграет в женитьбу; а мы сделаем так, что в этой игре не будет победителей. Короче говоря,- продолжил он с ноткой раздражения в голосе,- в Италии по-прежнему довольно сложно получить развод, но даже там одним из самых надежных оснований для того, чтобы аннулировать брак, является отказ выполнять супружеские обязанности. Ты понимаешь, что я хочу сказать? - Но Лори продолжала в полном замешательстве смотреть на него.- Не подпускай эту скотину к своей постели!

От ужаса и удивления Лори так широко раскрыла глаза, что они, казалось, поглотили всю остальную часть ее лица. До этого момента разум ее находился в таком смятении, что она не заглядывала дальше церемонии бракосочетания. А теперь...

- Но... Станет ли он мириться с этим?

- Думаю, да. Барези подл и циничен, но к тому же и горд, не думаю, что он способен унизиться до того, чтобы взять женщину силой, даже если речь идет о его собственной строптивой жене.

- Надеюсь, что это так,- с расстановкой произнесла Лори, стараясь отогнать прочь жуткие картины, представшие в ее сознании после его слов.

- Мало того, такие, как он, буквально помешаны на семье, династии и прочей ерунде. Уверен, он мечтает, чтобы как можно скорее вылупился целый выводок маленьких барезят. И если ты его этим не снабдишь, само собой... Вместо того чтобы закончить фразу, он многозначительно пожал плечами.- И, таким образом, наша с тобой свадьба лишь откладывается на некоторое время, а ты сбережешь себя для меня.

7

Он победоносно осклабился, и Лори попыталась улыбнуться в ответ. И все же... Внутри нее копошился червячок сомнения. Реакция Алекса непредсказуема, сумеет ли она противостоять ему, когда он узнает об этих немаловажных деталях их супружеской жизни? И потом, Джеймс, это же я! - хотелось ей крикнуть во весь голос.- Ты рассуждаешь о моем теле так, словно речь идет всего лишь о пустячной ставке в карточной игре.

Лори в растерянности смотрела на него. Это был совершенно новый Джеймс, таким она его прежде не знала. Да, всегда он был спокойным, уравновешенным, дотошно вникал в суть любой проблемы и четко планировал свои дела. Но сейчас он был столь бесцеремонно-прямолинеен, что будто это не он, а кто-то другой, Лори бы сразу же в ужасе отшатнулась.

- Так что все в твоих руках, милая. Сможешь устоять - а это не будет слишком сложно, принимая во внимание чувства, которые ты питаешь к этой скотине - я полагаю, он будет более, чем счастлив выставить тебя за дверь.

- Да, и останется при этом владельцем "Пэджета".

- Если я хоть немного разбираюсь в людях, он возненавидит само имя "Пэджет" не меньше, чем тебя!

Намеренно навлечь на себя ненависть Алекса Барези? Лори имела случай убедиться на практике в том, что это такое. От одной лишь мысли об этом в горле у нее пересохло.

- Полагаю, он с готовностью примет любые условия при выкупе фирмы и таким образом избавится от всего, что связано с тобой. Итак,- взяв Лори за локти, он отстранил ее от себя и самодовольно улыбнулся,- справишься ты с этим, дорогая? Ради нас?

И тут Лори подумала об Алексе, о том, какому унижению подвергает он их в своей ненасытной жажде мести - и все ее сомнения смыла волна любви и преданности.

- Справлюсь, Джеймс. Конечно, справлюсь.- Она обняла его и поцеловала.

- Какая трогательная сцена!

При звуках насмешливого голоса Лори, словно девчонка, поспешно отскочила назад. Разозлившись на саму себя, она повернулась и гневно посмотрела на подошедшего.

- Что тебе здесь надо?

Алекс, явно недовольный ее тоном, изогнул темную бровь.

- Перекинуться с тобой парой словечек,- сухо бросил он.- Так что, если позволите...

Он в упор посмотрел на Джеймса, тот не мигая выдержал его взгляд. Воздух, казалось, накалился от их ненависти друг к другу. Джеймс первый отвел глаза и отступил.

- Ладно, Лори,- он сжал ее руку,- мне пора.

- В чем дело, милый? - Она стрельнула глазами в сторону Алекса.- Разве ты не останешься обедать?

- Наверное, я должен сообщить тебе, Лорина,- мягко заметил Алекс.- Твой отец был так любезен, что пригласил и меня отобедать с вами.

- Что ж, неудивительно: отец никогда не отступит от правил приличия. Как бы ему это ни претило, он должен пригласить на обед будущего зятя.

- Спасибо, Лори,- Джеймс обращался только к ней,- думаю, ты простишь меня, если я не останусь. Всего доброго.

Лори смотрела ему вслед, пока он скрылся в зарослях сада, затем медленно повернула голову в сторону Алекса. Здесь, в увитой зеленью беседке, ветви роз касались его черных, как вороново крыло, волос. Солнце уже клонилось к закату, и лицо его было в тени. Он снова был без галстука и расстегнул пару верхних пуговиц на рубашке; Лори видела мелкие завитки черных волос на загорелой груди, а повыше, у горла, билась крошечная жилка.

Она, как завороженная, смотрела на эту жилку и чувствовала, как собственный ее пульс бьется в унисон с сердцем Алекса, становясь все более спокойным и размеренным... Она сглотнула слюну и отвела взгляд.

- Значит, ты решительно настроен принудить меня ломать эту комедию со свадьбой? - Каким- то чудом ей удалось заставить свой голос звучать как ни в чем не бывало, словно бы речь шла о каком-то обыденном деле.

- Я не собираюсь "принуждать" тебя делать что-либо.- Небрежно привалившись к стене беседки, он разглядывал ее.

- Не принуждаешь? Не болтай чепухи! - взорвалась Лори.- Это насилие, шантаж - в самой вопиющей и изощренной форме.

- Если тебе угодно,- кротко ответил он.

А сам продолжал откровенно разглядывать ее. И вдруг напомнил ей пресыщенного кота, объевшегося крохотных пичужек. А рядом прыгает воробушек, и кот - не в силах противостоять искушению - лениво протягивает лапу и убивает его. Непроницаемый этот взгляд вселял в Лори настоящий I ужас, но выбирать не приходилось: либо бороться, либо стать очередной, разорванной в клочья и истекающей кровью жертвой Барези.

- Знаешь что,- набросилась она на него,- я презираю тебя, ты мне омерзителен.

Алекс немного приподнял одно плечо.

- Вполне могу это пережить.

- А то нет: не думаю, что я первая женщина, от которой ты это слышишь.

Не отрывая от него взгляда, Лори нервно теребила складки на юбке.

- Неужели ты недостаточно поизмывался надо мной, объявив воровкой, уволив в присутствии других - и так уж необходимо было заставлять меня пройти и через это последнее унижение?

Он казался задетым:

- Стать женой Алекса Барези - унижение? Множество женщин, сага...

- И не смей называть меня "сага". Я не твоя "дорогая", и никогда в жизни...

- ...В Италии - и не только - не согласились бы с тобой.

- Дело вкуса,- угрюмо произнесла она.

- Нет, сага, это неопровержимый факт.

Он был до отвращения уверен в себе! Но она собиралась вывести его из равновесия - неважно, во что это выльется.

- Так ты говоришь, что, женившись на мне, прекратишь развязанную против нас войну.

- Я бы выразился не так резко.

- Но, насколько я помню, завоевав новую область, древние римские полководцы позволяли солдатам насиловать местных женщин. Поражаюсь, как ты не ограничился тем, что просто не изнасиловал меня. Ведь как-то ты уже предпринимал достаточно энергичные попытки!

Алекс беззаботно рассмеялся, и этим буквально резанул ее по сердцу.

- Ох, Лорина, до чего же у тебя живое воображение.

- А что мешает тебе довольствоваться этим? - не отступала она.- К чему связываться с женитьбой, ты, несомненно, и без этого утолил свою жажду мести?

- Мести? Гм...- Он задумчиво поглядел на нее.- Возможно, я решил, что так моя месть будет слаще. И захотел растянуть ее.

- Но для тебя все это - просто месть, ведь так?

Алекс снова пожал плечами.

- Можешь считать и так, если тебе нравится. Но обещаю тебе, amore mio (Любовь моя), . - он недолго помолчал, а затем промурлыкал,- что в этом случае месть будет столь же сладка для побежденного, сколь и для победителя.

Сердце Лори тревожно забилось.

- Я... было...- начала она говорить, но тут язык у нее совсем онемел.

Она перевела дух, нервно проведя кончиком языка по верхней губе, и вновь попыталась заговорить:

- И все равно, ты не должен так обращаться с Джеймсом. Он не имеет никакого отношения к истории с эскизами.

- Ах да, драгоценный мистер Форсит.- Алекс произнес это имя с такой гримасой на лице, словно бы его аристократические ноздри учуяли какой- то дурной запах.- Поверь мне, я оказываю тебе услугу.

- Услугу? Каким, интересно, образом?

- Спасая тебя от брака с этим бесполым калькулятором. Ты не была бы счастлива с таким человеком.

Лори побагровела: столько наглости и цинизма было в его тоне.

- Ас тобой, можно подумать, буду!

Он ничуть не обиделся, лишь лениво растянул губы в улыбке.

- Я не думаю. Я знаю это. Выпрямившись, он неспешно приблизился к ней, а она стояла, как зачарованная, не в силах двинуться с места. Он взглянул на нее сверху вниз, легкая усмешка заиграла на его губах.

- Видишь ли, Лорина, четыре года назад ты заинтриговала меня, я и по сей день заинтригован. Что-то такое в тебе есть... Эти пепельные волосы, эти светло-зеленые глаза, которые темнеют, когда ты сердишься, это стройное, гибкое тело, до сих пор хранящее некоторую детскую угловатость.- Алекс словно бы разговаривал сам с собой.- "Держись от меня подальше!" - вот что заметит в тебе любой мужчина. Но я, тем не менее, ощущаю иные, более глубинные сигналы, вижу, как бушует в тебе скрытый огонь.

8

- Какие глупости ты...

- Этих сигналов абсолютно не замечает драгоценный наш Джеймс. Да едва заподозрив об их существовании, он милю бы пробежал без передышки прочь от тебя.

- Ты не прав, не прав,- звенящим голосом начала говорить она.- Джеймс, он...

- ...Ничтожество, ноль без палочки. Взять хотя бы то,- продолжал Алекс, не обращая внимания на ее протесты,- как он безропотно уступил тебя мне. Настоящий мужик убил бы за такую женщину, как ты.

Лори задело звучащее в его голосе брезгливое презрение. По правде говоря, ей и самой приходили в голову подобные крамольные мысли. Но в конечном счете выходило, что Джеймс-то умнее умнейшего из умнейших - Алекса Барези. От этой мысли ей предстояло черпать утешение еще долгие недели, а то и месяцы.

- Скажи на милость,- продолжала она, стараясь, чтобы в ее голосе прозвучало ледяное безразличие,- когда тебе пришла в голову эта дикая идея? Или это было задумано давно - в качестве финального акта твоей вендетты?

- Нет, до сегодняшнего дня у меня и в мыслях ничего подобного не было.

Так неожиданно? Непредсказуемость действий этого человека внушала ужас.

- А вдруг ты завтра передумаешь?

- Вряд ли. Я давно подметил, что самые блестящие решения принимаю без долгих раздумий.

- Да, в том, что касается бизнеса.

- А есть какая-то разница? Я действую, повинуясь своим инстинктам, а сейчас они подсказывают мне, что мы с тобой... Фраза осталась незаконченной, но Лори вновь, как тогда, в кабинете отца, почувствовала, что он медленно раздевает ее взглядом, и, казалось, не только глаза его, но и пальцы лениво ощупывают каждый сантиметр ее дрожащего тела.

Прямо перед ним рос куст розы сорта "Фантэн Лятур". Алекс сорвал дивно благоухающий розовый цветок и воткнул в волосы остававшейся неподвижной Лори. Это было повторением давней сцены в саду и, застигнутая врасплох воспоминаниями, она смотрела на него широко раскрытыми глазами.

В его взгляде появилось неуловимо странное выражение.

- Знаешь, солнышко, четыре года назад, на вилле...- Она невольно вздрогнула, оказывается, он тоже вспоминал тот вечер,- ...я сказал тебе, что ты похожа на Примаверу Боттичелли: едва сформировавшаяся юная девушка, само воплощение весны. Но теперь ты скорее похожа на лето: пробуждающаяся, созревающая, готовая вот-вот расцвести.

Он подошел так близко, что от его дыхания вздрагивали завитки светлых волос у нее на висках, и, несмотря на злость и гнев, она вдруг со страхом поняла, что попадает под влияние его чувственных чар. Нет, все происходило независимо от него самого. Алекс не культивировал эти чары в себе, тренируясь по утрам перед зеркалом, они являлись неотъемлемой частью его натуры, словно вторая кожа - и от этого были лишь только более опасными.

Но она сможет противостоять ему. Ради Джеймса она пойдет на все. Но тем не менее Лори отступила от него на шаг, непроизвольно прижав руку к губам.

-o О, это мне что-то напоминает. И, заметив, что Лори продолжает пятиться от него, Алекс схватил ее руку и, прежде чем она сумела что-либо предпринять, сорвал с ее пальца колечко, ободрав ей при этом кожу на суставе. Лори даже охнула от боли. Но боль тут же сменил ужас, ибо Алекс, едва взглянув на кольцо, подбросил его в воздух, и оно шлепнулось прямо в каменный бассейн в центре розария.

- Ты что делаешь?! - вне себя от возмущения закричала она.

- Если Джеймс пожелает, он может смело его забрать.

- Но ты должен был мне позволить самой вернуть его.

- Я был должен? - Алекс, казалось, был абсолютно равнодушен.

Он снял с мизинца своей правой руки перстень с печаткой.

- Как ты догадываешься, у меня не было возможности подобрать для тебя обручальное кольцо, но пока...- И он немедленно надел перстень, все еще хранящий тепло его кожи, на ее безымянный палец. У Лори бешено колотилось сердце, и странные чувства обуревали ее, когда она смотрела на это широкое, очень тяжелое золотое кольцо с темно-зеленым нефритовым диском. Вот оно, первое звено в металлической цепи, приковывающей ее к Алексу Барези.

- Оно... оно мне велико. Я потеряю его,- отрывисто сказала Лори, но когда попыталась снять кольцо, он крепко удержал ее за руку.

- Нет, ты этого не сделаешь.- Глаза их находились в нескольких дюймах друг от друга, их разделяли только сцепленные руки, ресницы Лори задрожали и опустились.

- Что означает этот герб?

- Здесь изображено два льва. Один лев - это Венеция, другой - семья Барези.

Лори рассматривала двух зверей, стоящих на задних лапах друг напротив друга; на их утомленных мордах замер немой рык. Алекс словно пометил ее своим личным клеймом, кольцо на руке заставляло ее чувствовать себя собственностью Барези.

- Поносишь его, пока я не подберу тебе более подходящее. Этот перстень был подарен Барези Дожем Венеции в шестнадцатом веке в знак благодарности за оказанные услуги.

- Видимо, помогли без хлопот избавиться от какого-нибудь врага? - не без ехидства спросила она.

Но Алекс лишь рассмеялся в ответ.

- О нет, все гораздо благороднее. Моя прапрапра... бабка была его фавориткой, большая, говорят, была искусница в делах любви.

Все еще держа руку Лори, он коснулся губами тыльной стороны ее ладони, но затем, не выпуская ее, перевернул и нежно поцеловал ладошку. Его губы едва коснулись теплой кожи, но тем не менее от этой крошечной точки по всему телу Лори словно бы побежал электрический ток, посылая ей в кровь бешено кружащиеся снопы искр и покалывая кожу иголочками.

Наконец - Лори показалось, будто прошла вечность - он поднял голову и посмотрел на ее лицо, на приоткрывшиеся губы. Она увидела, как светло-серые глаза потемнели, и он загадочно улыбнулся уголками губ.

Эта улыбка мгновенно вернула Лори к действительности. С ума она, что ли, сошла - успела уже забыть данное Джеймсу обещание? Нет, нельзя! Она вырвала руку, чувствуя, как ее захлестывает густая волна стыда и ненависти.

- Я ухожу,- Лори задыхалась так, словно целый день бегала по вздымающимся за Маллардсом холмам. Она помолчала, чтобы хоть немного прийти в себя, а затем продолжала, слегка повысив голос: o- Мой отец, наверное, захочет начать готовиться к свадьбе.- Едва вымолвив это слово, она почувствовала, как рот ее жжет, словно она глотнула кислоты.

- Не стоит ему беспокоиться,- твердо сказал Алекс.- Думаю, моя мама пожелает заняться всем сама.

- Но как? - Ужасная догадка пронзила ее.-o Мы же здесь поженимся, разве нет.

Алекс покачал головой.

- Я говорил, уже через два дня мы отбываем в Венецию.

- Я так поняла, что лишь за тем, чтобы повидаться с твоей родней.

-Нет. Я уверен, моя мама пожелает, чтобы свадьба состоялась в Венеции.

Он вновь взял ее за руку, но она вырвалась, не сводя с него пристального взгляда.

- Я не хочу выходить замуж в Венеции. Здесь мой дом, и я хочу выйти замуж здесь. Впрочем, за тебя я нигде не хотела бы...- Она посмотрела на него испепеляющим взглядом.- Но если я обязана где-то выйти замуж, то пусть это произойдет здесь, в деревенской церкви.

В этой маленькой церкви ее крестили. Школьницей она мечтала, как пойдет здесь под руку с отцом, в белом платье, с затуманенными от счастья глазами... Единственное, чего ей никогда не удавалось представить себе, так это - лицо человека, ожидающего ее у алтаря. Как ни старалась она, в ее девичьих грезах оно всегда оставалось лишь смутным пятном. И даже после помолвки с Джеймсом вовсе не он был ее избранником, оборачивался к ней, улыбался, протягивал руку...

- Лорина,- в голосе Алекса более не ощущалось недовольство ее упрямством,- ты должна примириться с этим, прошу тебя. Мама всегда хотела, чтобы ее дети, а особенно ненаглядный единственный сыночек,- он усмехнулся, но Лори не ответила,- венчались в той самой церкви в Венеции, где венчались они с отцом. Если ты согласишься, она будет счастлива.

Вся его язвительность куда-то вдруг исчезла, в голосе Алекса появились новые, почти смущенные нотки.

9

- Понимаешь, брак моих родителей был, как это у вас говорят, заключен на небесах, и ей будет очень приятно, я знаю, если наша свадьба состоится в церкви Пресвятой Девы.

Лори нервно покусывала губы. Весь день сегодня ее унижали и распоряжались ею, как хотели, и вот теперь предоставилась возможность нанести ответный удар... Но синьора Барези была так добра к ней тем летом, четыре года назад, она окружила Лори такой материнской заботой, что Лори впервые осознала настоящие размеры своей утраты. Она искренне огорчилась, когда узнала от отца о смерти синьора Барези. Тот тоже был очень добр. Они были похожи с сыном как две капли воды. Синьор Барези баловал ее, подарил ей крошечных стеклянных зверушек, которых сделал сам когда-то в молодости.

- Хорошо, я согласна,- тихо произнесла она. Но сразу, чтобы Алекс не подумал, будто он снова одержал верх, сухо добавила: - В конце концов, какая разница, где мы поженимся! Уж этот-то брак будет заключен точно не на небесах.

Глава 4

Алекс осторожно вырулил на автостраду у аэропорта Марко Поло, и блестящий "альфа ромео" влился в бешеный поток машин. Лори продолжала безучастно смотреть через боковое стекло. Их встречал одетый в униформу шофер, тот же, что приезжал за ней четыре года назад. Но Алекс почему-то решил сам сесть за руль, так что они вдвоем оказались впереди, а Джованни удобно расположился на заднем сиденье.

Лори взглянула на свои руки, крепко сцепленные на коленях. Розовая хлопчатобумажная юбка была совершенно помятой. И... с какой стати она надела ее сегодня: буквально через несколько минут носки та становилась такой, словно никогда в жизни не гладили. Видимо, перед отъездом в ней заговорило чувство противоречия. Два дня назад, уезжая из Маллардса, Алекс как бы между прочим сказал:

- Кстати, не бери с собой слишком много барахла.

И когда Лори, мгновенно ощетинившись и с вызовом спросила: "Почему же?", он ответил:

- У тебя будет новый гардероб.

"Новый гардероб". Правильнее было бы сказать: "новая жизнь".

- А как насчет свадебного наряда? - поинтересовалась Лори, которую слова его явно задели.- Что ж, опять мне молчать. Здесь я тоже не имею права голоса, так что ли?

- Если речь идет обо мне, то мне абсолютно все равно, что ты наденешь - или не наденешь- на эту церемонию, но об этом тоже позаботятся.

Это очередное проявление его власти над ней явилось достойным завершением тягостного обеда. Они втроем сидели за огромным столом; к счастью, мужчины взяли на себя бремя поддерживать разговор, а Лори сидела, делая вид, что ест, и молчала, но пища застревала у нее в горле, словно сухой песок, так что большую часть обеда ей пришлось только размазывать пищу по тарелке.

Мало-помалу она начала ощущать, что отец, | преодолев первоначальную холодность и сдержанность, проникается к Алексу некоторой симпатией, попав под его чары - и это предательство ужаснуло ее. О, папа, как ты можешь? - с тоской подумала она.- Как можно быть таким доверчивым?

А очень просто,- призналась она самой себе буквально через несколько секунд. Безукоризненно вежливый, обаятельный и остроумный, Алекс в разговоре с легкостью переходил от последних политических скандалов в Венеции к сравнительному анализу достоинств английских и итальянских футбольных команд.

Намеренно что ли он стремился очаровать будущего тестя? Лори украдкой понаблюдала за ним и убедилась в обратном; его удивительная обаятельность, способность так легко пускать пыль в глаза была неотъемлемой частью всего его естества. Раз она даже поймала себя на том, что улыбается, но, заметив, что Алекс стал оборачиваться в ее сторону, постаралась торопливо надеть маску ледяного равнодушия, за которым решила отныне скрывать любые проявления своих эмоций. Конечно, он-то мог позволить себе быть изысканно-любезным. Он выиграл сегодня, он - победитель, а они - побежденные. И это его обаяние, против которого даже и ангелы бы небесные не устояли, лишь усилило горечь поражения, которую Лори буквально ощущала у себя во рту.

Позже они вышли провожать Алекса. Он пожал руку отцу, затем прикоснулся к ее ледяной руке и вдруг совершенно официально поцеловал в щеку. Некоторое время они с отцом простояли, наблюдая, как скрывается из виду синий "ровер".

Мистер Пэджет откашлялся и неуверенно произнес:

- Неплохой человек Алекс, ты не находишь?

- Да? - Голос ее прозвучал абсолютно безжизненно.

Отец обернулся к ней.

- Лори...

Но она больше не могла все это терпеть, на сегодня ей было более чем достаточно, так что она улыбнулась и с наигранной веселостью и поспешно проговорила:

- День был длинным. Я пошла спать.

* * *

Вплоть до самой их встречи в зале аэропорта Хитроу она не видела Алекса. В самую последнюю минуту, лишь на одно мгновение, девушка, как бывало в детстве, приникла к отцу, но когда он прижал ее к себе, словно пытаясь удержать, осторожно высвободилась и снова растянула губы в бессмысленной улыбке.

- Скоро увидимся, пап. Вот назначим день свадьбы...

- Да-да, конечно.- Он повернулся к Алексу, который наблюдал за ними с каким-то странным выражением, застывшим в серых глазах, и хрипло произнес:

- Вы позаботитесь о ней? И Алекс серьезно ответил:

- Разумеется.

Лори не проронила ни слова, пока они пробирались к своим местам в салоне первого класса. И когда самолет тронулся с места, она закрыла глаза, только намереваясь притвориться спящей. Но две бессонные ночи взяли свое, и она мгновенно провалилась в черную яму забытья...

* * *

Машина повернула в сторону, противоположную городу, и теперь катила вдоль лениво струящихся вод. Вдруг ей стало неловко от присутствия на заднем сиденье Джованни, который, несомненно, весь обратился в слух и зрение. По прошлому приезду она помнила, что его знание английского было близко к нулю, но не может же он не чувствовать витавшего даже в воздухе напряжения.

Облизав языком пересохшие губы, она спросила:

- Это... Это, случайно, не канал Брента?

Алекс кивнул, и она продолжила разговор, стараясь, чтобы голос ее звучал как можно естественней:

- Значит, мы едем в дом твоей матери?

- Конечно.- Алекс, напротив, казался абсолютно спокойным.- А почему ты спрашиваешь?

- Так, просто поинтересовалась.- Лори помолчала.- Вся семья будет в сборе?

Она почувствовала, как он краем глаза взглянул на нее.

- Почти. Конечно, это известие явилось для всех несколько неожиданным, но три из моих сестер будут непременно. Уверен, они будут очень рады возобновить знакомство со своей будущей невесткой.

Ее так и подмывало съязвить в ответ, но, подумав об ожидающем ее теплом приеме, она лишь произнесла:

- О, надеюсь, что так.- Но затем спросила, ей необходимо было это знать: - Ты рассказывал им? В смысле о том, что я, как предполагается, сделала,- не удержалась она от ехидства.

- Нет, о том, что ты сделала, они ничего не знают.- Без сомнения, лишь благодаря Джованни, голос ее звучал тепло и сердечно. Только Лори смогла ощутить в его словах скрытые от посторонних ушей острые края льдинок.- Как и отец, я никогда не посвящаю семью во все тонкости бизнеса. Ты, золотце, для них по-прежнему,- и на этот раз она непроизвольно поморщилась от неприкрытой издевки,- все та же, самая наивная, семнадцатилетняя девчушка, буквально околдовавшая всех четыре года назад.

- Понятно.

В воздухе повисла тянущая ей душу долгая пауза, после которой он произнес:

- Теперь у меня собственный дом в Венеции, и в церковь мы отправимся,- Лори судорожно сжала руки,- оттуда. Но меня неправильно бы поняли, если бы я сразу же отвез тебя туда.

- Неправильно поняли? - Она рывком обернулась к нему, еле сдерживая себя от того, чтобы истерически не расхохотаться.

- Что-то не так? - Алекс, чье внимание было поглощено едущим впереди набитым подростками "фиатом", приподнял темную бровь.

10

- Да нет, что ты.- Его невозмутимость была просто невыносимой, голос Лори зазвенел; но затем она, памятуя о "слухе и зрении" на заднем сиденье, перешла на свистящий шепот.- Ты безжалостно уничтожаешь "Пэджет", увольняешь меня, шантажом вынуждаешь выйти замуж, несмотря на то, что я уже обручена,- она содрогнулась, всем телом, вспомнив о реакции Джеймса в тот страшный день,- и после этого у тебя еще хватает наглости говорить о том, что тебя "не поймут". Ты... Меня тошнит от тебя,- произнесла она сквозь зубы.

- Ты уже сообщала мне об этом,- безразлично отозвался Алекс.- И, должен признать, это нас с тобой сближает.

- Каким образом?

- Ибо меня от воров - особенно от таких с виду наивных, таких чистеньких - тоже тошнит.

- Но я тебе говорила,- начала было она, но осеклась, закусив губу, и сжала кулачки. Чего бы ей это ни стоило, нельзя же постоянно унижаться, оправдываясь перед ним. Пусть думает что угодно - ей наплевать на то, что там о ней будет думать он или его ненаглядная семейка. Мало того, чем хуже будет его мнение о ней, тем лучше. Тем большим благом сочтет он избавление от нее.

Алекс резко крутанул руль, и они съехали на посыпанную гравием дорожку, обрамленную рядами серебристых грабов, ведущую к большому красивому дому под ярко-розовой черепичной крышей. Дом был построен в виде буквы "Г". Перед ним был разбит английский сад, окаймленный живой изгородью из низкорослой поросли лаванды и розмарина, вдоль которой по узкой извилистой тропинке, посыпанной песком, горделиво расхаживали красавцы павлины.

На какое-то мгновение отчаяние и страхи вдруг куда-то отступили, и Лори глубоко, с наслаждением вздохнула. За четыре года она успела позабыть, до чего же здесь славно.

Джованни, снова натянув на курчавую серебристую шевелюру фуражку с козырьком, чуть ли не на ходу выскочил из машины. Он распахнул перед ней дверцу, но Лори вдруг потеряла способность двигаться, лишь смотрела на него, слабо улыбаясь. Тогда он открыл багажник, подхватил в каждую руку по чемодану и скрылся в направлении украшенного колоннами подъезда.

Алекс лениво потянулся, неторопливо обошел машину, взял Лори под руку - и тогда, слегка пошатываясь, она ступила на землю. Не глядя на него, Лори повернулась, чтобы взять сумку. Поддерживающая ее рука не ослабла, а, напротив, напряглась. Чте ж, опять останутся синяки,- она сокрушенно посмотрела на бледно-голубые пятна, вот уже три дня украшавшие ее запястье.

- Может, хватит нам "Марии Антуанетты у гильотины", не кажется тебе? - Для посторонних голос его прозвучат бы вполне ласково, но когда Лори резко обернулась к нему, в его серых глазах было столько же тепла, сколько в Ледовитом океане.- Или ты намереваешься разыгрывать подобные сцены и когда мы пойдем к алтарю?..

- Я ничего не разыгрываю,- пролепетала она.

- Вот как? - Его спокойно вежливый тон резанул ухо Лори, так, словно кто-то провел мокрым пальцем по стеклу.- Но в любом случае, тебе не мешает усвоить, что для моей семьи у нас с тобой - роман века.

- О, Господи.- На какое-то мгновение она онемела, затем, пытаясь вложить в свои слова как можно больше яда, проговорила: - И с чего, интересно, они это взяли?

Уголки его губ дрогнули.

- Любовь с первого взгляда, amore mio, точнее, со второго - по прошествии четырех лет. Я встретил гадкого утенка, превратившегося в прекрасного лебедя - и любовь расцвела в моем сердце.

Лори метнула в его сторону взгляд, полный ненависти.

- Ты удивительно циничен...

- Какие бы чувства, прелесть моя, ты ни питала по отношению ко мне лично;- мягко перебил ее Алекс,- тебе придется помнить об этом, общаясь с ними.

- Конечно, мне не хотелось бы разрушать их i иллюзии,- произнесла Лори.

- Да, с твоей стороны это было бы бессовестно.- Голос его по-прежнему звучал бесстрастно, но в его серых глазах она прочла предостережение, а образовавшаяся у тонких губ складка заставила ее сердце заколотиться от страха.

- Алекс! - раздалось вдруг радостное восклицание, и Лори от неожиданности едва не подпрыгнула на месте. Повернувшись, она увидела выходящую к ним навстречу с распростертыми обьятиями синьору Барези. Через мгновение Алекс был уже прижат к пышной материнской груди, и на него низвергались потоки непонятной итальянской скороговорки. Когда он, наконец, был отпущен, Лори тоже была стиснута в объятиях и горячо расцелована в обе щеки.

- Лори, девочка моя,- синьора Барези, как и сын, и прочие члены семьи, прекрасно говорила по-английски,- я так рада снова видеть тебя.

Она потрепала Лори по руке и, заметив перстень, зацокала языком.

- Эх уж этот мой сын, вечно он спешит. Даже не купил обручального колечка, и тебе пришлось надеть это.

- Что поделать, мама,- рука Алекса скользнула Лори на талию, и она замерла, когда его пальцы впились ей в бок.- Я уже говорил тебе по телефону, это было так неожиданно. Наши глаза встретились - и все свершилось, так ведь, carina?

Соглашайся - и немедленно,- недвусмысленно предостерегли его пальцы, снова больно впиваясь в ее тело. А Лори хотелось прыгать на месте от бешенства и вопить: "Ваш обожаемый сынуля - конечно, для вас он пуп Вселенной, и даже ухоженные ногти на его ногах сверкают ярче Солнца - так вот он подлый, гнусный мерзавец!"

Но заметив, как увлажнились глаза синьоры Ба-рези, державшей ее за руки, Лори не решилась разочаровать ее - по крайней мере сегодня - и она растянула губы в ослепительной улыбке, которая от нее требовалась.

Мать Алекса легонько отстранила ее на расстояние вытянутой руки.

- А ты стала гораздо привлекательнее!

- Видишь, мама, что любовь делает! Обернувшись, Лори увидела старшую сестру Алекса Елену, улыбающуюся им с входной галереи, и тотчас же все остальные члены семьи вереницей сбежали по ступенькам. Наконец, их с Алексом увлекли внутрь дома, и ей пришлось приложить немало усилий, чтобы хотя бы малая частица ее души не поддалась этому всеобщему приливу ликования. По опыту четырехлетней давности, она знала, как просто плениться заразительным весельем семьи Барези. "Но сейчас нельзя, нельзя",- с отчаянием думала она.

- Джулия, козочка моя, иди же взгляни на Лори.- Синьора Барези двинулась по направлению к кузине Алекса, которая мялась в стороне.

- Здравствуй, Лори.- Смущенно улыбаясь, та чмокнула ее в щеку и взяла за руку. Лори вновь, как и четыре года назад, ощутила полное скрытого смысла пожатие. Не бойся,- чудилось, говорило оно,- я понимаю, как тебе тяжело, но я твой друг.

Впервые за несколько дней Лори искренне улыбнулась и в свою очередь прикоснулась губами к холодной щеке. Кто знает, может, бледная задумчивая девушка, принадлежавшая к семье Барези, но все же чем-то непохожая на них... Лори вспомнила, как ей рассказывали о том, что родители Джулии умерли и ее взяли на воспитание; что она выросла вместе с Алексом и его сестрами, а теперь работает в отделе дизайна на стеклодувной фабрике Барези... Кто знает, может, она станет ее подругой, а то и союзником. Разумеется, Лори никогда не сможет довериться ей полностью: как-никак она Барези. Но все равно, не помешает заручиться поддержкой: впереди долгие недели и месяцы борьбы.

- А теперь - чай, настоящий английский чай.- Синьора Барези вела их по наполненному прятной прохладой дому, во внутренний дворик, куда не проникал полуденный зной. В тени деревьев были расставлены мягкие кресла и шезлонги. В центре располагался небольшой фонтан. Вода извергалась из резного рога, который держал в руках облупившийся каменный херувим.

Лори выбрала маленькое кресло с прямой спинкой: в шезлонге она бы расслабилась, а этого она не могла себе позволить - ни на секунду. Она намеренно поставила кресло так, что Алекс, ведущий оживленную беседу с Еленой и двумя ее подростками-сыновьями, оказался по другую сторону фонтана. Скороговорка слов и энергичная жестикуляция напоминали финальную сцену из оперы Верди, а речь, как она могла догадаться, шла о том, сколько золотых рыбок должно быть в бассейне и не могла ли какая-нибудь приблудная кошка угоститься ими, В прошлый раз эти мини-спектакли забавляли и умиляли Лори, порой она даже с налетом зависти представляла, как здорово, наверное, быть частью такой темпераментной, полной жизни семьи.

11

Алекс наклонился, чтобы пощупать пальцем воду бассейна. При этом прядь черных волос упала ему на лоб, он откинул ее назад. Да, он чертовски красив, этого отрицать нельзя. Правда, не столь красив, сколько сексуален. Аура сексуальности не покидала его даже в этом мирном семейном кругу. Он носил эту ауру с той же элегантной небрежностью, что и свои дорогие одежды... И какое счастье, что она, Лори, сумела распознать это, найти этому название и, при малейшем душевном отклике со своей стороны, не терять голову, зная, что его привлекательность, или, скорее алчность, не имеет ничего общего с любовью. Джеймс давал ей гораздо большее. Что может быть важнее любви, уважения, взаимопонимания...

- Ох, Лори, мы совсем забыли про тебя, как это с нашей стороны невежливо,- нарушила ее раздумья старшая сестра Алекса.- Попроси Алекса поучить тебя итальянскому, поверь, это совсем просто. И потом,- она лукаво посмотрела на Лори,- это язык любви.

- Нет-нет-нет, в этом нет никакой необходимости, я не собираюсь,- вырвалось было у Лори, застигнутой врасплох, но она тут же поправила себя: - Я хотела сказать, скоро, надеюсь, я смогу понимать его, просто так, слушая ваши разговоры.

Она обернулась и тут же наткнулась на пристальный взгляд серых глаз Алекса. Было в них нечто такое, отчего холодок вновь пробежал по ее спине. Не может же он знать об их с Джеймсом заговоре! От страха Лори прошиб холодный пот. Да нет, конечно, нет. Даже для изощренного ума Алекса это просто невозможно.

Старательно изображая непринужденность, она подалась вперед и взяла со стола маленькое тающее во рту печенье. Но ей казалось, что взгляд, которым наградил ее Алекс, продолжает гнетуще висеть в воздухе, словно надвигающаяся гроза. Лори была счастлива, когда в дверях появился муж младшей сестры Алекса Эммы - Марчелло, который был всего лишь на пару лет старше ее.

Ее вновь представили - на этот раз более формально, ведь Марчелло еще не было здесь четыре года назад. Вслед за ним вышла няня с его маленьким сыном - тоже Марчелло на руках. Лори улыбалась, глядя, как малыш переходит из рук в руки, осыпаемый бурными ласками, но когда Эмма подошла к ней и попыталась передать крошечный сверток, Лори испуганно запротестовала:

- О нет, прошу вас, я ни разу не держала ребенка в руках.

Раздались возгласы изумления, затем младенца осторожно уложили ей на колени, так что волей-неволей ей пришлось подержать его. Он был необыкновенно легким, но крепеньким, его шелковистая головка лежала у нее на руке, он шевелил пухлыми загорелыми ножками и теребил свой нарядный, в оборочках, синий комбинезончик.

Неведомые доселе чувства овладели Лори, когда она нерешительно провела пальцем по

махонькой ладошке. Мальчик тут же обхватил ее палец. Умиленно улыбаясь, она подняла глаза и снова обменялась взглядом с Алексом. Хотя смысл его взгляда нельзя было понять, но опять в нем промелькнуло нечто такое, от чего сердце ее тревожно забилось.

"Такие, как он, буквально помешаны на семье, династии и прочей ерунде..." Слова Джеймса всплыли в ее памяти, и она отвела глаза, услышав довольный голос синьоры Барези:

- Учись, скоро тебе это пригодится, сага, скоро, очень скоро.- Лори еле слышно охнула, а та продолжала:- Вся семья ждет не дождется, когда у нас будет еще один маленький Алессандро.

- Мама, ты смущаешь Лори,- мягко вмешался Алекс, не спуская с Лори глаз.

Синьора Барези, казалось, была потрясена.

- Разговора о детях??? - И хотя врожденная вежливость не позволила ей развивать эту тему и дальше, молчание ее было красноречивее всяких слов: "Dio mio", эти молоденькие англичанки, для чего, интересно, по их мнению, они родились на свет, как не для того, чтобы рожать детишек?"

Алекс склонился над Лори и взял у нее Марчелло-младшего. Поднял малыша высоко над головой, отчего тот начал повизгивать от восторга, затем опустил пониже, позволив малюсеньким ручкам хватать себя за лицо. Наблюдая за этой сценой, Лори безразлично подумала: "Великолепный отец из него получится". "Когда-нибудь, безусловно,- вмешался ледяной внутренний голос,- только дети-то будут не твои, а? К тому времени ты будешь далеко-далеко, выйдешь замуж за Джеймса, и вы каждый день будете смеяться, вспоминая, как здорово ему отомстили".

Ужинали они на террасе, увитой виноградом. Вечерний воздух был напоен одуряюще-сладким ароматом цветущего жасмина. Снова, как и в Маллардсе, кусок не лез ей в горло. Лори была оказана особая честь, без чего, впрочем, она вполне могла бы и обойтись: ее посадили между Алексом и его матерью, и на нее поминутно обрушивался поток радостной болтовни, которому, казалось, не будет конца. Правда, адресован он был, по большей части, Алексу, но ей тоже надо было как-то реагировать, и она улыбалась, пока мышцы ее лица не заныли.

К тому времени, когда неспешная трапеза подошла к концу и подали кофе, нервы Лори были так до предела натянуты, что она не удивилась бы, услышав, как они со звоном рвутся, словно скрипичные струны. Каждый раз, когда рука Алекса прикасалась к ней, она передергивалась, словно кошка, которую погладили против шерсти, а если нога Алекса случайно задевала ее под столом, она судорожно отодвигала свою.

В конце концов Лори решительно отставила от себя недопитую чашку кофе и поднялась.

- Прошу меня изивинить, но я очень устала. Лори при этом даже не взглянула на Алекса, но не успела она и двинуться с места, как он уже был на ногах.

- Я провожу тебя до комнаты.

- Ой нет, не надо. То есть...- вяло запротестовала было она, но Алекс взял ее за локоть и под дружное "buona notte" уверенно повел ее к двери.

Когда они оказались вне поля зрения остальных, Лори попыталась высвободить руку. Но Алекс лишь сильнее сжал ее. Она рывком обернулась к нему.

- Я сама в состоянии найти дорогу в спальню, благодарю.

- Не сомневаюсь, но, смею надеяться, ты позволишь мне вести себя сообразно правилам приличия. А ты сама будешь продолжать вести себя так, как того ожидает наша семья.

Лори медленно поднялась по лестнице, миновала широкий коридор и, наконец, оказалась перед дверью своей комнаты. Но когда она взялась за ручку, Алекс не позволил ей сделать этого. Он положил обе руки ей на плечи, и она ясно почувствовала, как мелкая дрожь пробегает по всему ее телу.

- Ты дрожишь, как чистокровная скаковая лошадь. Расслабься, сага.

Алекс улыбнулся, глядя на нее сверху вниз, это была беспечная улыбка человека, абсолютно уверенного в себе, и Лори овладело безумное желание накинуться на него с кулаками. Но она сумела взять себя в руки и ограничилась тем, что прорычала в ответ:

- Расслабься? Какое уж тут, к черту, расслабление!

Алекс якобы сочувственно закивал:

- Знаю-знаю, дни перед свадьбой - настоящее испытание для молоденьких девушек. Волнение, ожидание...

- Плевать мне на это, и ты прекрасно это знаешь! - Лори сердито топнула ногой.- Зачем ты мучаешь меня? Ты же признался, что затеял все это из мести. Давай все отменим. Еще не поздно.

- Поздно,- жестко сказал он.- Все уже организовано.

- Верю, но разве не может могущественный Алекс Барези с тем же успехом все расстроить?

- Могу, конечно,- спокойно согласился он,- но, видишь ли, angelo mio, я получаю несказанное удовольствие, обуздывая и объезжая норовистых молодых лошадок, а сейчас я предвкушаю истинное наслаждение, приручая своенравную, избалованную юную англичанку.

От его вкрадчивых слов уже знакомый ледяной пот заструился у нее по спине, но Лори, пытаясь не обращать на это никакого внимания, с негодованием воскликнула:

- Избалованной? Ну ты и наглец! Это тебя матушка и сестры избаловали до неприличия! Да ты считаешь, что сама земля, по которой ты ступаешь, становится священной! Ты самый изнеженный, самый испорченный человек в мире!

- А как же иначе? - Вспышка ярости Лори, казалось, не произвела на него ни малейшего впечатления и он казался по-прежнему невозмутимым.- И тебе, примерной итальянской женушке, придется присоединиться к ним.

12

Лори с трудом сдерживала себя.

- Вот что я тебе скажу...

Но договорить ей не удалось. Алекс поднял руку и очень медленно провел тыльной стороной указательного пальца по ее нижней губе. Никакой удар не заставил бы ее замолчать лучше, чем это легчайшее из прикосновений.

- Тише, тише, ты слишком много говоришь. Твой рот,- и вновь словно бабочка села на ее губы,- был создан не для того, чтобы говорить.

Алекс склонил голову и слегка прикоснулся своими губами к ее губам. Лори стояла, словно окаменев, он поднял голову и посмотрел на нее, чуть-чуть улыбнулся и заправил ей за ухо выбившуюся прядь длинных светлых волос.

- Dormi bene (Хороших снов). Спокойной ночи, душа моя.

С насмешливым огоньком в глазах он растворил дверь, включил свет, жестом пригласил ее войти и закрыл за ней дверь.

Она прислонилась к стене, чтобы не упасть, ладони ее были влажными, глаза широко раскрыты, словно у затравленного зверя. Что с ней творится? Ее била внутренняя дрожь, ноги подкашивались, колени подгибались,- а ведь Алекс едва прикоснулся к ней... Но Лори ни на мгновение не переставала ощущать каменно несокрушимую силу этого человека, его безжалостную решимость победить любой ценой. Да неужели одно то, что она находится с ним в одной комнате, дышит с ним одним воздухом, способно вселить в нее этот доводящий до умопомрачения ужас? Увы, именно так оно и было.

Лори отвели ту же спальню, что и в прошлый раз, здесь стояла та же изящная светлая дубовая мебель, висели те же веселенькие светло-зеленые занавески в тон лежащему на кровати покрывалу, но теперь это была для нее враждебная среда, полная угроз и опасностей. Озираясь кругом, Лори всхлипнула и прижала ко рту ладонь, но затем решительно выпрямилась и побрела в маленькую ванную.

Чувство тоски и полной оторванности от прежней жизни не покидало ее и когда она лежала в кровати, а сквозь распахнутое в теплую тьму окно доносилось пение цикад. Наконец Лори включила ночник, пошарила в тумбочке и извлекла оттуда фотографию, которую спрятала туда, чтобы ее не обнаружила распаковывавшая багаж служанка.

- О Джеймс,- жалобно прошептала она, обращаясь к миловидному лицу в серебряной рамке,- в твоих устах все казалось таким простым, но вот я здесь, совершенно одна. Что будет со мной, когда Алекс обо всем узнает?

Лори, не отрываясь, смотрела на портрет, словно это был. некий талисман, оберегавший ее от темных сил, не дающий подступить к ней этим силам, притаившимся в окружающей со всех сторон темноте. Перед тем как спрятать фотографию под подушку и выключить свет, она прижала ее к губам и поцеловала холодное безжизненное стекло.

- Милый, прошу тебя,- вслух произнесла она в темноту,- не заставляй меня так долго ждать. Пожалуйста, вызволи меня отсюда.

Глава 5

Не совсем еще проснувшись, Лори повернулась на другой бок, открыла глаза и наткнулась на немигающий взгляд Алекса. Лишь одно мгновение она парила где-то между явью и сном, но когда он слегка шевельнулся, сдавленно простонала и отпрянула от него.

И тут же с внезапным ужасом осознала, что, видимо, даже не просыпаясь, душной ночью скинула с себя ночную рубашку и теперь распростерлась на кровати как говорится в чем мать родила. Обжигающая краска стыда залила всю ее - от макушки до кончиков пальцев на ногах, она лихорадочно схватила простыню и закуталась в нее.

- Не смущайся, tesoro mio (Сокровище мое), - в глазах его заплясали веселые искорки.- Мне приятно видеть тебя такой... раскрепощенной. Естественно, сам я всегда сплю обнаженным.- Лори невольно прикрыла глаза, представив себе то, что таилось за этими словами: вытянувшееся на постели с ленивой грацией длинное, стройное загорелое тело.- Кроме того, я отнюдь не впервые вижу голую женщину. Но впервые, охотно признаю, вижу такую красавицу: с такой нежной белой кожей, столь восхитительно-свежую, напоминающую мне дивный спелый плод, еще никем не тронутый.

Лори вновь ощутила неторопливо нарастающую внутреннюю дрожь, но ни в коем случае нельзя допустить того, чтобы он почувствовал это тоже и лишний раз потешил свое самолюбие.

- Что тебе нужно? - сухо спросила она.

- Лишь насладиться твоим пробуждением.- Двусмысленность этих слов не стала менее явной от того, что произнесены они были с отменной учтивостью. Лори попыталась встретиться с ним взглядом, но засмущалась и опустила глаза.- И сказать, что пора вставать. Мы едем в Венецию.

Венеция... Лори невольно ощутила радостное волнение. Четыре года назад ее буквально околдовал этот самый романтичный и сказочный из всех городов мира; несколько месяцев она только о нем и говорила. И даже всего лишь на прошлой неделе предложила Джеймсу провести здесь медовый месяц, но тот лишь снисходительно улыбнулся и сморщил нос, проворчав что-то о канализации и загрязненной воде. И вот теперь... Лори закусила губу при мысли о чудовищной иронии судьбы.

Она машинально взглянула на то место, куда спрятала фотографию, и с ужасом обнаружила, что из-под подушки выглядывает уголок серебряной рамки. Алекс тоже смотрел на него, слегка нахмурившись. У Лори едва не остановилось сердце, она попыталась засунуть ее обратно, но Алекс опередил ее. Он вытащил фотографию, повертел в руках, и она увидела, как сурово сдвинулись его брови, а каждая черточка его точеного лица стала жестче.

- Что это такое, черт побери? - Он брезгливо держал портрет двумя пальцами.

- А что, непонятно? Это портрет моего жениха.

- По-моему, ты несколько неточно выразилась.- Голос его был тих, угрожающе тих.

- Как раз точно.- Что-то словно взорвалось в ней, напрочь отметая благоразумие и страх.- Что бы ты ни принуждал меня делать, я по-прежнему люблю Джеймса.

Глаза Алекса сузились.

- Мне кажется, amore mio,- медленно произнес он,- что было бы полезнее для тебя - а для него и подавно, если бы вы расстались изящно. Несмотря на все признаки нежелания устроить скандал,- губы Алекса искривила легкая усмешка,- слуги вряд ли решат, что это - фотография твоего эстрадного кумира.

Стиснув зубы, Лори смотрела, как фотография исчезает в кармане его темно-синего шелкового халата.

Теперь Алекс склонился над ней, и тут только Лори поняла, что под небрежно запахнутым халатом у него тоже ничего нет. Треугольник загорелой груди в мелких завитках влажных после душа волос оставался открытым; на коленях халат расходился от движений мускулистых бедер.

Каждая клеточка тела Лори вопила, что надо спасаться: выбежать ли сломя голову из комнаты, выпрыгнуть ли из окна - неважно как. Он присел на постель, а тело ее оказалось в ловушке под натянутой простыней; он приподнял ее и усадил на кровати. Лори забилась в отчаянии, но он взял ее за подбородок, грубо повернул лицом к себе, испытующе глядя на нее.

- Надеюсь, мы обойдемся без затей, angelo mio?

- Затей? Не понимаю, о чем ты,- выдавила она из себя.

- Гм.- Его пальцы еще сильнее сжали нежный подбородок, так что Лори буквально почувствовала, как на нем выступают синяки.- Позволь мне лишь предупредить тебя на всякий случай, что если кое-кто намеревается появиться в поле зрения на белом коне, чтобы вызволить даму сердца...

"Вызволить!" От потрясения кровь бешено застучала у нее в висках. Неужели Алекс в довершение всего умеет еще и читать мысли?

- Ты подразумеваешь Джеймса? - Каким-то чудом ей удалось заставить свой голос звучать как ни в чем не бывало.

- Разумеется. Или за кулисами выстроилась целая очередь воздыхателей?

- Чтобы вызволить меня из твоих когтей? - Она вздохнула.- Нет, увы. И не стоит беспокоиться, Алекс,- за это представление она, без сомнения, заслужила бы "Оскара",- Джеймс слишком щепетилен...

- Да, как это глупо с моей стороны...- Вновь его тонкие губы искривились в усмешке.- Этот щепетильный мистер Форсит. Но все же, ради такой женщины, как ты...- Не закончив фразы, он продолжал; слова его обжигали, словно капли кислоты: - И ты, надеюсь, не настолько неразумна, чтобы попытаться сделать из меня еще большего дурака. Ведь в следующий раз не будет полумер. Я полностью уничтожу "Пэджет" и все, что с ним связано.

13

Алекс отпустил ее, но она лежала, словно парализованная, а он сжал правую руку в кулак, словно беспощадно раздавливал что-то - или кого-то - насмерть.

- Я достаточно ясно выразился?

- Да.- Ей пришлось собрать все силы, чтобы ее голос звучал отчетливо.- Я прекрасно поняла тебя, Алекс.

- Хорошо. Разумеется, все это касается очень краткого промежутка времени. После чего...

Он помолчал. И Лори не удержалась от вопроса:

- После чего - что?

- После чего мы поженимся,- промурлыкал он.- И я намереваюсь сделать все, чтобы ты больше никогда не вспоминала ни о Джеймсе Форсите, ни о каком-либо другом мужчине!

Тут ноздри Лори наполнил аромат мыла, пряный запах одеколона и теплый, живой всепоглощающий запах мужского тела. Впоследствии она твердила себе сотни раз, что именно смесь всего этого, проникшая в каждую клеточку ее тела, была виной тому, что она, и не пытаясь сопротивляться, глядела на него, широко раскрыв глаза, и даже приоткрыла губы, когда Алекс склонился и припал к ее рту во властном, собственническом поцелуе.

Лори беспомощно лежала в его объятиях, придавленная мощной грудью Алекса, и сначала его губы, а затем и язык поглотили сладость ее рта, наполняя собственной влажной свежестью. Голова у Лори закружилась, она закрыла глаза, и у нее из горла вырвался слабый стон.

Она смутно ощутила, как рука Алекса заскользила вниз по ее шее, поверх тонкой хлопчатобумажной простыни, и застыла на ее груди. Очень медленно он принялся поглаживать ее ладонью, это нежное прикосновение было почти нестерпимо; перед глазами Лори в бешеном темпе закружились звездочки. И когда ее собственная рука конвульсивно вцепилась во все еще влажные темные волосы Алекса, она ощутила, как сосок затвердел и напрягся под его теплой ладонью.

И лишь после этого Алекс прервал поцелуй. Губы его заскользили вниз по ее горлу, время от времени чуть пощипывая разгоряченную кожу. Тело Лори натянулось, словно тетива лука, и она почти бессознательно выгнула шею навстречу его поцелуям. Алекс припал ртом к ее соску, она напряглась, и когда он куснул его зубами, тело ее содрогнулось - частью от боли, частью от упоения.

Но так нельзя. Он не должен так поступать. Лори, погрузившись в бурный океан новый ощущений, прильнула к нему; и когда через раскрытое окно с террасы послышались голоса спорящих о чем-то Елены и сыновей, Алекс наконец оторвался от нее, а она все смотрела на него ничего не видящим взглядом.

Его глаза потемнели.

- Ну-и-ну.

Еле уловимая ирония прозвучала в тоне им сказанного, и это тотчас же отрезвило Лори. Тело ее захлестнула густая, едкая волна стыда.

- Как ты смеешь целовать меня так? - воскликнула она.- Это... это гадко.- Однако гадливость она испытала, в основном, по отношению к себе.

Алекс изогнул темную бровь. - По-моему, лишь секунду назад тебе это гадким не казалось, но если тебе угодно так думать, что я, виноват.- Но он ничуть не выглядел виноватым.- Конечно, если бы сейчас сюда вошла моя мать, мое поведение шокировало бы ее.- Он криво усмехнулся.- Она, возможно, стала бы даже настаивать, чтобы свадьба состоялась сегодня же, а не через три дня.

- Три дня! - От потрясения Лори позабыла про свой стыд и ярость.- Но это невозможно.- Глупо, конечно, было так думать: для Алекса ничего не было невозможного.

- Это легко устроить. Сейчас сюда прибудет мой адвокат, ему потребуется твоя подпись, чтобы покончить с необходимыми формальностями. Мы обсудили это вчера вечером после того, как ты ушла, и семья согласилась со мной (а как же иначе: без сомнения, они согласятся и с тем, что Луна сделана из сыра горгонзола, если Алекс поведает им об этом),- что так будет лучше. Недурная кульминация,- насмешливо добавил он,- нашего головокружительного романа, а?

- Но мой отец...

- Я уже позвонил твоему отцу, он прилетает завтра утренним рейсом. Мы встретим его в аэропорту и отвезем в мой городской дом.

- Ах, ты уже и об этом позаботился! - хохотнула она.

- Само собой разумеется,- Алекс выразительно развел руками,- невеста ни о чем не должна беспокоиться - лишь о том, чтобы быть самой красивой. Для жениха, естественно.

- А ты припрятал получше столовое серебро и прочие ценности?

- А в чем дело?

- Но ведь мы с папой будем свободно разгуливать по твоему дому,- едко произнесла она,- сразу двое воров.

- Теперь, познакомившись с твоим отцом, я понял, что был несправедлив по отношению к нему,- ровно произнес Алекс.

- Ох! - Лори смотрела на него, радостно улыбаясь.

- Я уверен, он порядочный человек. Немного, возможно, наивный в бизнесе, но честный.

- Вот видишь, я же говорила тебе... И ты, значит, не считаешь больше, что я...- Она запнулась, безумная надежда мешала ей говорить.

- Украла мои эскизы? Этого я никогда не говорил, сага.- Она могла поклясться, что сожаление его было искренним - почти.- Во что я готов поверить, так это в то, что твоя кража явилась не частью заранее продуманного плана, но решением, принятым под влиянием момента. Ты просто не смогла не воспользоваться удобным случаем.

- Значит, я все еще воровка.- Горькое разочарование пронзило сердце Лори, и она невесело рассмеялась.- Отличный фундамент для будущей семьи. Ты считаешь меня воровкой, я же... Ты прекрасно знаешь, как я отношусь к тебе.

- И как же ты ко мне относишься? - Красивое смуглое лицо Алекса было совсем рядом, но Лори как-то умудрилась спокойно выдержать его ироничный взгляд.

- Ненавижу, проклинаю тебя, ты просто омерзителен, а как же еще! Этого достаточно?

Снова эта ленивая кошачья улыбка.

- Ах, вот как? А ты уверена, что это - твои истинные чувства по отношению ко мне?

- Конечно, да! И очень скоро ты увидишь, насколько я...- Лори осеклась, ладони ее стали липкими от пота. Охваченная гневом и разочарованием, она чуть было не выдала себя - и Джеймса.

- Насколько ты - что? - напомнил он, чуть прищурившись.

- Так, ничего.

- Гм.- Он испытующе заглянул ей в глаза, и это мгновение показалось ей бесконечно долгим.- Но как бы то ни было, carissima, в то время, как ты утверждаешь одно, тело твое,- словно нехотя он провел пальцем по ее груди, там, где была натянута простыня,- говорит мне нечто совсем иное. Лори стиснула зубы, прикусив при этом губу, когда ощутила, что от одного лишь его прикосновения грудь ее снова напряглась, соски затвердели и поднялись, словно моля о продолжении ласки. И она понимала, что он не может не ощущать этого.

Алекс бросил взгляд на небольшой будильничек.

- Луиджи Маннини, мой адвокат, будет здесь через полчаса. А потом мы отправимся в Венецию.

Даже после того как он захлопнул за собой дверь, Лори долго не могла унять дрожь.

Она съежилась на кровати, устремив свой взгляд на стену, а ужас вновь охватил все ее существо. Еще не поздно. Можно отказаться подписывать бумаги, рассказать юристу, что ее шантажом вовлекли в финальный акт этой чудовищной вендетты. Свадьбу можно еще отменить даже сейчас. Но нет, она должна пройти через все испытания - ради отца, ради "Пэджета". Если она даст Алексу повод, он без малейших угрызений совести уничтожит их всех.

И эти умиротворяющие рассуждения Джеймса насчет поведения Алекса после свадьбы: дескать он почтет изнасилование или нечто в этом роде унизительным для тебя... Тогда это казалось достаточно убедительным, но теперь она здесь, на передовой линии борьбы...

Лори провела пересохшим языком по бескровным губам. Придется ли Алексу прибегнуть к насилию? Он же дьявол, искусный соблазнитель. Прежде она об этом и не догадывалась, а теперь знает точно. Несколько минут назад он продемонстрировал лишь малую толику своей власти - и она сразу же сдалась. Предав саму себя и Джеймса.

Взгляд Лори упал на простыню, и она увидела едва различимый округлый влажный след там, где он лежал, лаская ее, одним лишь языком и губами доведя до грани безумия. След ее позора...

Она провела по нему пальцем, затем одним движением отбросив простыню, слезла с постели и побрела в ванную, чтобы принять душ.

14

Катер-такси ткнулся носом в причал; Алекс ловко выпрыгнул на берег и протянул Лори свою сильную руку. И лишь после того, как помог ей сойти на пристань, достал из бумажника пачку денег и передал ее водителю. В этом был весь Алекс Барези. Когда ранним утром они прибыли на пристань, чтобы отправиться в Венецию, множество туристов уже ожидало посадки на vaporetto (Речной трамвайчик или прогулочный пароходик в Венеции), точно такой же, как те, на которых она плавала четыре года назад, в одиночестве осматривая окрестности. Но Алекс уверенно повел ее к частному катеру. Ужасно дорого, но намного быстрее - и это было гораздо важнее для Алекса.

Настроение Лори немного улучшилось, когда они поплыли по Гранд-каналу; былой, уже ранее испытанный ею, восторг нарастал в ней при виде куполов храмов, резных фасадов сказочно-изысканных зданий эпохи Возрождения, palazzi (Дворцов), перед которыми покачивались на волнах гондолы, привязанные к полосатым красно-белым кнехтам. Сойдя с катера, она осмотрелась и так же, как и четыре года назад, у нее перехватило дыхание и заныло в груди - настолько красива была площадь Св. Марка.

- Как... как здесь чудесно,- восторженно выдохнула она.

- Согласен, здесь чудесно.- Голос Алекса звучал безразлично, но это не ввело Лори в заблуждение. Как все венецианцы, под внешним равнодушием он скрывал гордость и страстную, собственническую любовь к родному городу. Что будет, если эта страсть собственника перейдет на другой объект? Например, на жену...

Алекс взял ее под руку и повел через площадь. Хотя было еще довольно рано, становилось все жарче и жарче, даже серо-белая мостовая излучала тепло, и Лори порадовалась, что надела тонкое прозрачное платье, в бледных сине-зеленых разводах. Алекс тоже был одет просто, но, как всегда, элегантно: на нем ладно сидели серые брюки и белая рубашка.

На площади уже собралось несколько групп туристов. Они сбились вокруг своих энергичных гидов, словно стада овец вокруг пастухов. Множество голубей кружило над ними; кто-то раскидал вокруг зерна кукурузы. Лори замешкалась, путь ей преградила целая стая клюющих зерно голубей. Один из них, описав в воздухе круг, сел к ней на плечо, а когда она осторожно протянула руку, другой с нежным воркованием опустился ей на ладонь. Она, улыбаясь, обернулась к Алексу, и увидела, что он наблюдает за ней, но на лице его не было ответной улыбки, а лишь присутствовало странное напряженное внимание.

На мгновение все: площадь, туристы, голуби - отступило на второй план. Лори как-то неловко пошевельнулась, и птицы, хлопая крыльями, улетели. В следующее мгновение как ни в чем не бывало Алекс шел рядом с ней под мозаичными сводами собора. Лори прерывисто дышала, кровь стучала у нее в висках

Они свернули на узкую улочку и вошли в ювелирный магазин. Тотчас навстречу к ним поспешил хозяин.

- Синьор Барези. Синьорина,- он улыбнулся и отвесил ей церемонный поклон,- вас обоих можно поздравить?

"Ничего не скажешь,- усмехнулась про себя Лори,- быстро же распространяются в Венеции хорошие новости".

- Я хотел бы посмотреть обручальные кольца,- сразу же приступил к делу Алекс.

- Почему же я, а не мы? - ядовито усмехнувшись, заметила Лори.

И когда ювелир полез за ключом, она процедила сквозь зубы:

- Право, не стоит так тратиться, для столь спешной помолвки.

Но Алекс лишь скривил губы в своей обычной улыбочке.

- Я думаю, ты будешь носить это кольцо вечно.

Вечно! Но она не собирается оставаться здесь навсегда.

- Раз это так необходимо, пусть оно будет с бриллиантом.- Из-под опущенных ресниц она метнула в сторону Алекса испепеляющий взгляд.- У меня было уже как-то симпатичное колечно с бриллиантом. Обожаю бриллианты.

В ответ он слегка приподнял одно плечо.

- Не спорю, душа моя, но всему свое место. А их место отнюдь не на твоем безымянном пальчике.- Обернувшись к ювелиру, он сказал: - Покажите-ка мне с изумрудом.

В ожидании ювелира Лори положила левую руку на прилавок, нервно барабаня по нему пальцами.

По дороге сюда Алекс, наконец, снял перстень с ее руки, снова надев его себе на мизинец, и на мгновение Лори показалось, что ей теперь чего-то не хватает. Забавно, как легко человек ко всему привыкает; кто знает, возможно, в древности рабы не представляли себе жизнь без своих цепей.

Ювелир положил перед ними поднос с кольцами. Алекс небрежно поковырялся в них и покачал головой.

- Нет, здесь нет ничего стоящего.

У Лори едва не перехватило дыхание от обиды за ювелира, чьи чувства бьии так оскорблены. Но тот, видно, привык обращаться с сильными мира сего.

- Найдется ли у синьора Барези минута-другая? Есть у меня одно кольцо... Это нечто особенное. Отперев вмонтированный в стену сейф, он извлек оттуда маленькую кожаную коробочку, раскрыл ее и торжественно положил кольцо на белую бархатную подушечку. Безо всяких комментариев Алекс взял его и надел Лори на палец.

Она уставилась на кольцо, губы ее от изумления приняли форму маленькой буквы "о". Огромный плоский изумруд был вставлен в простую, темного золота оправу; на ее худенькой руке он полыхал, словно холодное зеленое пламя, внутри него переливалась теплота, там отражался свет люстры.

Словно сквозь какую-то пелену до Лори донесся голос продавца:

- В нем нет ни малейшего изъяна. Редко встречаются столь совершенные камни.

- Я беру его.

"Нет, не надо",- мысленно взмолилась Лори. О таком прозаическом предмете, как деньги, речи конечно не было, ведь количества бумажных лир, в котором выражалась цена этого фантастического кольца, несомненно хватило бы на то, чтобы выложить ими путь до Луны - и еще на полпути обратно, но ее волновало совсем другое.

Она надеялась через несколько месяцев снять его и взамен надеть колечко Джеймса.

Но едва Лори открыла рот, чтобы возразить, Алекс с силой сжал ее руку, и кольцо врезалось в нежную кожу.

- Мне также нужны и обручальные кольца - для меня и для моей невесты.

Едва они вышли из магазина, Лори накинулась на него:

- Почему ты купил именно его? Я сказала, что хочу с бриллиантами, а ты...

- Потому, что это точь-в-точь цвет твоих глаз - когда ты сердишься на меня.

- Ох.- Лори на мгновение растерялась, но не отступала.- Но оно было самым дорогим в магазине.

- Надеюсь, что так.

Алекс быстро шагал через маленькую площадь, Лори, задыхаясь, еле поспевала следом. В центре площади был фонтан, и на какое-то мгновение ею овладело искушение сорвать с пальца кольцо и швырнуть его в темную воду, повторив то же, что он когда-то сделал с кольцом Джеймса, славным, аккуратненьким, с ободком из алмазиков. Но, представив себе реакцию Алекса, она испугалась, и кольцо осталось на месте.

Алекс свернул на очередную маленькую улочку и остановился у витрины, в которой висело всего лишь одно шелковое платье, внешне совсем простое, с розовым боа из перьев.

- Так,- бодро произнес он,- отсюда возьмет начало твой новый гардероб.

- Но я не хочу никакого нового гардероба.- Этот маленький скандал Лори задумала еще в тот самый вечер в Маллардсе, когда Алекс сказал, что ей придется выбросить почти всю свою одежду, так что слова полились довольно легко.- Видишь ли, я привыкла к джинсам с футболкой или свитером. Так что это будет пустой тратой...

- Да, но моей жене придется отвыкать от джинсов и футболок. Свободный стиль одежды мог соответствовать твоему образу жизни в Англии, но он не подходит жене Алессандро Барези. Так что...

И прежде чем Лори успела упереть свои непокорные ножки в булыжную мостовую, она уже оказалось по ту сторону стеклянной двери.

-oВепе (Хорошо (ит.).). - Алекс взглянул на часы.- По-моему, подходит время обеда.

Они снова были на площади Св. Марка, и взгляд Лори непроизвольно обратился к переполненным столикам кафе, разбросанным вокруг площади.

- Нет, не здесь.- Алекс выудил из заднего кармана брюк скрученный темно-серый шелковый галстук.- Мы поедим в отеле "Даниэли".

15

И он повел ее сквозь толпу туристов.

Глава 6

Ресторан располагался в прохладном тенистом саду на крыше отеля. Лори отпила из фужера немного минеральной воды и откинулась на спинку стула. Внизу, казалось, у самых их ног раскинулась окутанная легким маревом лагуна; вдали виднелся остров Сан-Джорджио-Маджоре, где, словно в прекрасном несбыточном сне, сверкал величественный купол храма. От такой красоты щемило сердце. Улыбка заиграла на губах Лори, забывшись, она обернулась к Алексу, чтобы поделиться с ним своим восхищением.

К счастью, все его внимание было поглощено подробнейшим меню, и Лори принялась изучать посетителей ресторана. В чем секрет этого духа сдержанной роскоши, что всегда окружает истинно богатых людей? Возможно, все дело в туалетах женщин - в их неброской изысканности читался почерк самых дорогих модельеров мира.

Ее собственное простое тонкое платье смотрелось здесь вполне уместно, хотя некоторые из туалетов, в данный момент находившихся в пути к городскому дому Алекса, конечно, подошли бы в данный момент лучше... Взять хотя бы те изящные шелковые юбки и блузоны, крепоно-вое малиновое платье с высокой талией или костюм из льна. Да все что угодно здесь было бы вполне уместно. Кроме разве что платья от Валентине,- улыбнулась про себя Лори. Оно было длинным, буквально ей до пят, цвета красного сургуча; одно плечо оставалось открытым; разрез доходил до бедра, так что каждый шаг, который она делала, выглядел почти непристойно.

Лори невольно ощутила радостное возбуждение. Но при мысли о прочих покупках: всех этих крошечных кофейных, кремовых, белоснежных лоскутках из шелка и кружева - лифчиках и трусиках - в горле у нее появился комок, и она судорожно пыталась избавиться от него. А ночные рубашки и пеньюары... Разглядывая себя в огромном зеркале в примерочной, Лори впервые в жизни со внезапным страхом осознала истинность суждения о том, что

женское тело гораздо эротичнее, когда оно слегка прикрыто и можно лишь догадываться обо всех его изгибах, ложбинках и прочих деталях...

- Ты готова что-нибудь заказывать? - Алекс внимательно смотрел на нее.

- Еще нет.- Она уткнулась носом в свое меню.

- Мне нравятся твои серьги.

Лори оторвалась от восхитительного мусса из крабов.

- Я сама их сделала. Алекс протянул руку.

- Дай взглянуть.

Положив вилку, Лори вытащила из уха тоненькую спиральку и опустила ему на ладонь.

- Здесь есть изъян,- словно оправдываясь, сказала она,- пузырек воздуха попал.

Алекс посмотрел сережку на свет. В его сильных руках миниатюрное украшение выглядело довольно странно. - У вас налажено их производство?

- Не то чтобы налажено... Я делала их для своих друзей, но это, скорее, хобби. Так, для удовольствия.- Она скорчила важную гримаску.- Это, пожалуй, единственное, что я сделала своими руками с тех пор, как окончила колледж. В последнее время основное внимание я уделяю дизайну.

Ей следовало бы прикусить язычок, но он лишь склонил голову на бок.

- Прекрасно тебя понимаю. Я занимаюсь торговлей и поэтому большую часть времени провожу в кабинетах и самолетах, но порой пальцы прямо-таки физически ощущают тоску по шарику расплавленного стекла.- Он вернул Лори серьгу.- Это может неплохо пойти. Я готов предоставить тебе печь, если хочешь.

- О нет, что ты.- Лори почувствовала себя уязвленной. Только что они с Алексом разговаривали почти на равных, объединенные знанием и любовью к стеклу. И вот...- Нет, лучше не надо,- отрезала она. И так уже слишком много нитей привязывают ее к Венеции, не хватает, чтобы к ним добавились хрупкие стеклянные волоконца.

Лори принялась вдевать серьгу в ухо, и тут луч солнца, отразившись в серебряном ведерке с шампанским, упал на изумруд у нее на пальце, и тот ярко засиял. Блеск кольца слепил глаза - вот так и Алекс совершенно намеренно старался ослепить ее роскошью,- подумала она.

- Знаешь что, ничего у тебя не выйдет,- отрывисто произнесла она.

- Что? - Одна его темная бровь чуть-чуть любопытно шевельнулась.

- Я прекрасно понимаю, что ты затеял. Это кольцо, эти бешено дорогие наряды, этот роскошный обед во дворце Дожей пятнадцатого века.- Лора обвела жестом столики.- Привел меня сюда, чтобы я потолкалась среди "красивых людей".- Губы ее искривились.- Как тщательно ты все рассчитал.

- Зачем, интересно? - Взгляд его серых глаз должен был ввести ее в замешательство, но она не позволит сбить себя с толку.

- Само собой, для того чтобы дать понять, что все, что от меня требуется - быть покорной женушкой Алекса Барези. И тогда у меня будет все, что моей душеньке угодно.

- Именно так. Ты безупречно вычислила свое будущее, carina.

- А что, если я не желаю такого будущего? - с горячностью парировала она.- Ты, должно быть, думаешь, что я все еще ребенок, которого можно заманить леденцами на палочке.

- Ребенок? - Что ты, amore mio! - Голос его понизился до интимного воркования.- Уверяю тебя, я больше не считаю тебя ребенком - особенно после сегодняшнего утра.

Мгновенно краска бросилась ей в лицо, но она сдержалась и ничего не ответила, и так наболтала много лишнего, а ведь у Алекса кошачья хватка. Если она потеряет контроль над собой, их с Джеймсом планы рассыпятся в прах. И "Пэджет" заодно с ними.

Так что она ограничилась тем, что стала яростно ковырять вилкой в тающей во рту форели, которая только что неслышно появилась на столе.

Алекс остановился на площади, размером чуть больше носового платка, и Лори принялась ее разглядывать. Она была вымощена булыжником;

в центре располагался старинный каменный колодец; одну ее сторону омывал узкий канал. В темно-зеленой, подернутой рябью воде подрагивали отражения высоких зданий, замыкавших ее с трех других сторон.

На канал выходил красивый дом - четырехэтажный, окрашенный неяркой охрой. Верхние окна были плотно закрыты ставнями, нижние - распахнуты на обнесенный балюстрадой каменный балкон, где в кадках росла багряная герань и небольшие подстриженные лавровые деревца.

Алекс порылся в кармане, достал ключ и отпер тяжелую деревянную дверь парадного. Взгляду Лори предстал отделанный черным и белым мрамором холл; винтовая лестница скрывалась во тьме наверху. Алекс жестом пригласил ее войти.

- Добро пожаловать в твой новый дом.

Но на этот раз Лори почти не заметила легкой иронии, прозвучавшей в его голосе. За обедом Алекс заставил ее выпить третий бокал шампанского; выйдя из отеля, они углубились в лабиринт узких улочек и мостиков - от всего этого голова у Лори пошла кругом. Она глядела на него, раскрыв рот.

- Это твой дом? Но ведь это - дворец.

- Небольшой такой, да.

Они вступили в напоенный дивной прохладой холл, и из его глубины появилась одетая во все черное пожилая женщина.

- Ольга Черезо, моя экономка.

Алекс что-то сказал женщине, указывая на Лори, лицо той мгновенно расцвело в улыбке. Лори выдавила из себя ответную улыбку, и синьора Черезо разразилась потоком итальянской речи. Наконец Алекс вмешался:

- Она спрашивает, не хочешь ли ты выпить чего-нибудь холодного.

- О,- Лори обернулась к женщине.- Э... No, grazie, signora (Нет, спасибо, синьора (ит.).).

- Может, попозже.- Алекс помолчал, потом небрежно заметил: - Еще она сказала, что у меня очень хорошенькая невеста.

Лори, смутившись, смогла лишь еще раз вымученно улыбнуться экономке. Алекс быстро проговорил несколько слов, и та, сделав небольшой реверанс, удалилась.

- Теперь позволь показать тебе твой новый дом.

- Бога ради,- нервы Лори были на пределе,- обязательно повторять, что это - мой новый дом?

- Но, золотце мое, ведь так оно и есть.

Алекс растворил одну из ведущих из холла дверей, и они оказались в просторной комнате гармоничных пропорций; высокий потолок и карнизы были украшены затейливой лепниной. Над огромным камином располагалась резная каменная плита, на которой были высечены уже знакомые ей два льва, олицетворяющие Венецию и род Барези: как на перстне Алекса они грозно соприкасались передними лапами.

16

Высокие окна вели на балкон, откуда открывался вид на узенький канал и каменный фасад дома напротив. Комната была изысканно, даже роскошно, обставлена, но внимание Лори сразу же привлек застекленный шкафчик из красного дерева, и она невольно сделала шаг по направлению к нему.

Сзади раздался негромкий смех Алекса.

* * *

Так и думал, что это покажется тебе наиболее интересным, чем английские гепплуайтовские стулья или флорентийские портьеры семнадцатого века.

- Ах, да, конечно,- спохватилась она,- мои воровские глаза жадно ощупывают бесценное венецианское стекло.

Алекс еле слышно вздохнул, затем, взяв ее руками за плечи, повернул лицом к себе.

- Знаешь, сага, пора тебе перестать отыскивать в каждом моем слове скрытые оскорбления.

- Пора? - с вызовом начала было Лори, но взгляд ее не смог поднятья выше второй пуговицы на его рубашке. Ткань была такой тонкой, что, казалось, она могла различить, как бьется под ней его сердце.

- Да, пора. А в данном случае я всего лишь имел в виду, что мы с тобой оба профессионалы, оба неравнодушны к искусным изделиям из стекла.- Алекс раскрыл дверцы шкафа.- Прошу тебя, не стесняйся.

Затаив дыхание, Лори взяла в руки широкую и неглубокую чашу из переливчатого стекла, в глубине которой теплился зелено-золотистый огонь.

- У тебя недурной вкус.- Алекс наблюдал, как Лори бережно водит пальцем по гладкой поверхности.

- Она такая красивая.

- Это самый старинный экспонат, которым я располагаю. Работа Барези, основавшего нашу фирму в 1643 году. Его тоже звали Алессандро. Он сделал ее для своей будущей жены - Лючии Виалли.

Лори поморщилась.

- Тогда, пожалуй, я лучше положу ее обратно.

После того, как она осторожно поставила чашу на место, Алекс продолжил:

-Почти все вещи, которые ты видишь здесь, были сделаны для невест Барези. После Алессандро это стало своеобразной семейной традицией. Моя мать до сих пор бережно хранит работу моего отца, которую он преподнес ей перед свадьбой. У нас с тобой, к сожалению, не было времени.

И снова она не посмела поднять на него глаза.

- Это тоже была чаша?

- Нет.- Голос его был абсолютно бесстрастен.- Он сделал для нее кубок любви. Ты должна как-нибудь попросить маму показать тебе его.

Но Лори знала, что никогда этого не сделает. Пожалуй, ничто не может мучительнее подчеркнуть разительный контраст между ее свадьбой и той, чем вид прекрасного стеклянного кубка - символа верности супружеской четы, чья любовь продолжалась всю жизнь. Тут ее охватила такая тоска, что она закусила губу и немедленно закрыла шкаф.

В холле Алекс немного помешкал.

- Почти все основные комнаты расположены на первом и втором этажах. Но прежде...

Открыв еще одну дверь, он провел Лори вниз по свежеструганным сосновым ступеням, раздвинул стеклянные двери, щелкнул выключателем, и они оказались перед небольшим бассейном, наполненным подсвеченной снизу ярко-синей водой. В дальнем конце зала виднелась белая садовая решетка с растущими в горшках растениями: пальмами, юккой. Усыпанные голубыми цветами плети плюща достигали потолка. За решеткой располагалась отделанная сосной раздевалка, где на скамье валялся черный махровый халат.

Лори была так потрясена, что у нее вырвался нервный смешок.

- Ты одобряешь, надеюсь? - сухо спросил Алекс.

- Да. Впечатляет. Несколько, я бы сказала, неожиданно в palazzo шестнадцатого века.

- Я обустроил все тут пару лет назад. Нет лучше способа снять напряжение после общения с трудными клиентами. А теперь - остальная часть дома.

Винтовая лестница, ведущая на второй этаж, была задрапирована муаровым шелком бледно-персикового цвета, прекрасно оттеняющим написанные маслом полотна в золоченых рамах. Но по мере того, как они взбирались по лестнице, у Лори нарастало паническое настроение. Намеренно ли все это делал Алекс или нет - результат был один. Разве можно оставаться равнодушной при этой небрежной демонстрации изобилия, путешествуя по сказочному дому, где каждый камушек дышит богатством, так же, как и его владелец! Лори никогда не придавала слишком большого значения деньгам: с удовольствием носила джинсы, разъезжала на стареньком потрепанном "мини", фешенебельным ресторанам предпочитала закусочные. Положа руку на сердце, порой она замечала, что это беспечное отношение к жизни раздражает Джеймса. Но теперь ей вдруг стало страшно.

Несмотря на свои дерзкие слова за обедом, Лори знала, что должна остерегаться, иначе все это: помпезная столовая; прелестная, залитая солнцем гостиная на другом этаже, которая, как сказал Алекс, будет принадлежать ей; ее личная гардеробная; мраморная ванная - все это, действительно, способно вскружить голову.

Алекс распахнул еще одну дверь. Спальня. Гигантская кровать с резной спинкой. На молочно-белом покрывале аккуратно сложены коробки в серебряной обертке - ее новый гардероб, прибывший в целости и сохранности.

- Нравится?

М-м-м, да.- Лори с удивлением разглядывала строгую мебель, простенькие обои.

Ты можешь здесь кое-что изменить, если хочешь.

- О спасибо, но...- неловко произнесла она. Только должен предупредить, я не любитель спать среди розового ситчика.

Ох, прости.- Лори слегка порозовела от смущения.- Я решила, что это моя спальня, раз здесь сложена моя одежда.

- Так оно и есть,- вкрадчиво произнес он.- Точнее сказать, наша; по крайней мере, нашей она станет через три ночи.

- О, но...- Теперь ее щеки стали малиновыми.

- Я знал, что расстрою тебя тем, что у нас не будет свадебного путешествия.- Действительно ли прозвучал в его голосе легкий намек на иронию? - Но все случилось так неожиданно,- теперь можно было бы сомневаться насчет иронии,- а у меня, к сожалению, предстоят две весьма важные поездки, которые никак нельзя отложить. Мы перенесем свадебное путешествие - куда ты пожелаешь - на более позднее время. Пока могу лишь обещать, что сделаю все от меня зависящее, чтобы ты позабыла обо всех наших распрях.

Лори показалось, что тело ее свела судорога; она метнула взгляд в сторону кровати, затем столь же быстро отвела его. После нескольких дней, прошедших, как в полусне - или, скорее, в кошмаре она окончательно пробудилась. Этой комнате, этой кровати суждено стать полем предстоящей между ними битвы. Этой битвы она может избежать лишь ценой полного краха судьбы своего отца и своей собственной.

Пытаясь скрыть поднимавшееся в ее душе смятение, Лори подошла к окну. Оно было наполовину прикрыто ставнями, но сквозь щель открывался вид на узкий канал, впадающий в лагуну, все еще окутанную дымкой полуденного зноя.

- Тот остров вдали, это...

- Да, это Мурано.- Алекс бесшумно пересек комнату ("Словно пантера, подкрадывающаяся к добыче",- невольно подумала она), и теперь голос его звучал совсем близко. Каждая ее мышца напряглась, но она не обернулась.- Скоро я свожу тебя туда, посмотришь нашу фабрику.

В последний раз Лори была там в тот злополучный день, была в мастерской Алекса и якобы украла...

- В ясные дни здание фабрики видно и отсюда.

- Как это удобно для тебя,- ехидно заметила Лори.- В том смысле, что можно ни на минуту не спускать глаз с рабочих.

- Конечно, можно,- голос его ничуть не изменился.- Но в этом нет нужды.

От его дыхания шевелились завитки волос у нее на шее, щекоча ее. Лори порывисто шагнула от окна по направлению к стене, на которой, как только что она заметила, висела какая-то картина. Лори глядела на нее, не веря своим глазам. Ренуар в столовой, Матисс в гостиной ("Разумеется, подлинники",- беззаботно заметил Алекс), но это... нет, не может быть.

Боюсь, мне не удалось бы убедить галерею Уффици расстаться с оригиналом,- усмехнулся Алекс,- но копия великолепная, ты не находишь?

Лори не спеша подошла поближе, любуясь очаровательным лесным пейзажем, нимфами в прозрачных одеждах, Купидоном, парящим над дивно безмятежной Венерой. И вот она, Флора - сама Весна - с длинными светлыми волосами, зелеными глазами, полным чувственным ртом, в восхитительном платье, усыпанном цветами, и с венком в волосах. "Знаешь, Лорина, ты очень похожа на боттичеллевскую Примаверу..." Лори медленно обернулась к Алексу, губы ее приоткрылись; он как-то странно смотрел на нее.

17

- Лори,- начал он хрипло, и в комнате повисло тяжелое молчание, но тут до них донеслись раздававшиеся внизу голоса, и, недовольно по-( морщившись, он отвернулся.

- Синьора Джаннини.- Алекс взглянул на часы.- Точно в назначенное время.

Лори озадаченно посмотрела на него, и тогда он ткнул большим пальцем в сторону одной из лежавших на кровати коробок. В отличие от всех остальных та выглядела старой и потрепанной.

- Взгляни-ка.

Это прозвучало, как приказ, и она не спеша подошла к кровати, сдвинула крышку, и тут же в нос ей ударил запах лаванды, исходящий от сложенной белой материи. Испытывая все большее чувство неловкости, Лори разгладила ткань и вопросительно взглянула на него.

- Доставай же,- в голосе его слышалось не столько нетерпение, сколько волнение.

Тонкое и невесомое, словно паутинка, платье было не совсем белым, а приятного кремового оттенка. Когда Лори взяла его в руки, оно кружевным каскадом заструилось вниз.

- Венецианское кружево,- негромко произнес Алекс,- с острова Бурано. Разумеется, абсолютно все - ручная работа.

- Но что это? - прошептала она.

- Подвенечное платье Барези. Его сшили больше века назад, и с тех пор каждая невеста Барези надевала его.

Лори вновь охватила паника. Подвенечное платье Барези - очередное звено в цепи, приковывающей ее к этому человеку.

- Нет! - громко сказала она.- Его я не надену.- Алекс сдвинул черные брови.

- Почему?

- Потому что,- она стушевалась, завидев, как он рассердился,- я уверена, что оно мне не подойдет. Твоя мама вечно твердит, что я ужасно худая.

- И именно для этого здесь синьора Джаннини. Она портниха моей матери.

Не успел Алекс закончить фразы, как раздался осторожный стук в дверь, и он отозвался:

- Avanti (Войдите (ит.).). Лори ожидала увидеть сухонькую старушонку в черном, сжимающую портняжный сантиметр, но она ошибалась. Синьорина Джаннини оказалась стройной молодой женщиной в элегантном шелковом костюме и в туфлях на высоких каблуках, в руках у нее был строгий деловой портфель.

- Buongiorno (Добрый день (ит.)), синьор Барези. Добрый день, мисс Пэджет.

Лори, все еще в состоянии замешательства, сумела лишь что-то невнятно промычать в ответ.

Алекс обернулся к ней.

- Я покидаю вас, сага.- Он адресовал им обеим улыбку, которая, не преминула мрачно отметить про себя Лори, произвела неизгладимое впечатление на портниху. Сама же она по-прежнему сохраняла каменное выражение лица, но та буквально расцвела.- Говорят, плохая примета, если жених видит невесту в подвенечном платье до торжественного момента в церкви, когда красивее ее не будет никого в целом свете.

Одна Лори смогла уловить в его словах скрытую иронию. Но, не доверяя своему голосу, она лишь метнула в его сторону из-под опущенных ресниц полный презрения взгляд. Но Алекс, судя по всему, ничего не заметил, ибо поднес к губам ее руку и склонил голову для поцелуя. Лори попыталась вырвать руку, но Алекс лишь крепче сжал ее, перевернул ладонью вверх и трепетно провел по ней губами, легонько куснув подушечку у основания большого пальца. Лори прикрыла глаза, пульс ее участился, вероломное тело вновь зажило своей собственной жизнью.

Наконец он освободил ее, она отдернула руку, и лицо ее запылало, когда она увидела, что синьорина Джаннини снисходительно наблюдает за ними.

- Apiu tardi (Я скоро вернусь, драгоценная (ит.)),- промурлыкал Алекс.- Синьорина,- он учтиво поклонился,- надеюсь мы с вами еще увидимся до вашего ухода.

Когда дверь закрылась, Лори взглянула на женщину и с удивлением обнаружила, что на симпатичном личике застыло выражение почти что благоговения. Благоговения,- жестоко подумала она, - беспомощной маленькой женщины перед холеным красивым самцом. Синьорина Джаннини, знаете ли вы, что этот тип пожирает людей? - так и подмывало ее сказать.- Глотает и перемалывает их душу и тело, а после выплевывает косточки.

Их взгляды встретились, и Лори заметила в ее карих глазах не то чтобы зависть, скорее, горестное признание того, что, да, она, Лори, вытащила свой счастливый билет. Затем портниха деловито положила свой портфель на кровать.

- А теперь, мисс Пэджет, снимите, пожалуйста, платье.

Держа подвенечное платье так, чтобы Лори удобнее было его надеть, она запахнула его сзади и застегнула бесчисленные шелковые пуговички на спине. Шелковый лиф был усыпан кружевными цветочками. Юбка тоже была расшита кружевными рюшами, узкие у пояса оборочки становились широкими, спускаясь к шлейфу. В сердцевину каждого цветка была вшита жемчужина, похожая на прозрачную слезинку.

Портниха, сжав губы, медленно обошла вокруг Лори.

- Надеюсь, синьор Барези останется доволен невестой.- Она мимоходом улыбнулась Лори.- Разумеется, после того как я уберу все лишнее по бокам.- Она ловко втыкала в материю булавки.- Сейчас я заберу платье с собой и завтра вечером принесу его к вам на виллу. Синьора Барези хочет сама все проверить, к тому же, приедет ее парикмахер, чтобы решить, какая прическа лучше всего подойдет под фату.- Она указала на горку кружев, все еще лежавшую на дне коробки.- Он приедет, кажется, в шесть, по-моему...- Синьорина Джаннини вопросительно посмотрела на Лори, а та подумала с обидой: "Меня, пожалуйста, не спрашивайте. Уж кто-кто, а я ничего не знаю", но вслух произнесла:

- Д-да, кажется.

Приобняв ее за плечи, женщина подвела ее к большому, в полный рост, зеркалу.

- Взгляните, какая красота.

Лори, однако, едва слышала ее. Она смотрела, как глубокий вырез и рукава с небольшими буфами выделяют красоту ее лица и плеч, пышные юбки подчеркивают стройность фигуры, а кремовый цвет платья оттеняет нежную кожу и большие зеленые глаза.

Но это было еще не все. Платье обладало магической силой, не иначе. Ибо когда Лори, немного робея, встретилась глазами со своим отражением, она увидела, что лицо ее сияет, словно впитав в себя радость всех счастливых невест Барези, когда-то надевавших это платье,- но, увы, все это было не для нее.

- О, мисс Пэджет,- прочувствованно вздохнула синьорина Джаннини позади нее. По идее, этот вздох должен был разозлить Лори. Но вместо этого он затронул какие-то струны в ее сердце и заставил глаза наполниться опасной влагой.- Вы выглядите...

Глава 7

- Великолепно, девочка моя.- Отец Лори откашлялся и вздохнул.- Если бы только твоя мать могла видеть свою красавицу дочку в день свадьбы.

- Папа, прошу тебя, не надо.- Лори была так напряжена, что ей казалось, будто внутри нее извивается клубок злобных змей; она торопливо коснулась руки отца.- А то мы оба сейчас расплачемся.

- Кстати... Джеймс,- каждая мышца ее тела напряглась,- звонил мне перед отъездом. Просил передать тебе наилучшие пожелания, он уверен, что все обернется лучшим образом для тебя. Знаешь, он держится молодцом.

- Да,- согласилась равнодушно Лори. Верный Джеймс, он так надеется на свой план. Эти его слова, несомненно, зашифрованное утешение ей на случай, если она в нем нуждается - и это, увы, так.

- Лори,- отец взял обе ее руки в свои и серьезно посмотрел ей в глаза,- ты ведь действительно хочешь выйти замуж за Алекса?

На какую-то долю секунды ей показалось, что она не выдержит искушения. Бросится вверх по лестнице, сорвет с себя это прекрасное, но ненавистное платье - и скорей в аэропорт, обратно в Англию, к Джеймсу... Алекс женится на ней из мести, и это явится превосходным ответным ударом - это может быть лучше, чем унизить его, бросив одного у самых ступеней алтаря, на глазах у всего венецианского высшего света.

Но нет. Лори отогнала эту мысль прочь и твердо встретила озабоченный взгляд отца.

- Конечно, хочу, папа. Как же иначе?

Глаза Лори скользнули мимо отца, и она увидела отражение их обоих в огромном зеркале в золоченой раме, висящем на дальней стене комнаты. Он был исполнен достоинства, в безупречном светло-сером костюме; она - холодно-спокойна, но очень бледна, несмотря на румяна, которые наложила по настоянию синьоры Барези перед тем, как в облаке духов и шелка отправиться в церковь. Сквозь кожаные туфельки ее пронизывал холод мраморного пола, она начинала уже дрожать, но тут наконец распахнулась входная дверь.

18

- Пора, дорогая,- вполголоса произнес отец.

Кто-то осторожно опустил фату ей на лицо, чьи-то руки передали ей букет из белых фрезий и орхидей - и вот она уже оказалась в слепящем свете солнца. Словно актриса, знающая назубок свою роль, пересекла маленькую площадь и ступила на катер, который тронулся вдоль узкого канала. А люди улыбались и хлопали в ладоши, высовываясь из окон; в центре города разыгрывался спектакль, и вся Венеция превратилась в пеструю толпу статистов.

Над головой Лори сверкал великолепный мраморный фасад церкви; вот они вошли в прохладный зал, где три сестры Алекса в длинных синих шелковых платьях ожидали их с необычайно торжественным видом. Синьорина Джаннини тоже была там, она оправляла платье Лори, и фату, и длинный шлейф, а та стояла без движения.

Наконец все нараставший звук органа превратился в крещендо, все собравшиеся в церкви встали, и Лори медленно двинулась к алтарю. Тут она увидела Алекса, стоявшего у основания широкой белой мраморной лестницы, ведущей к алтарю, и смотревшего на нее.

Лишь на одно мгновение она пошатнулась, и ноги ее словно приросли к полу. Эта церковь, с ее кораллово-серыми мраморными стенами, украшенными богатой резьбой колоннами, сводами, расписанными яркими красками, совсем не похожа на простую деревенскую церквушку ее детских грез. Но тем не менее сейчас она впервые видела вместо неясного пятна лицо мужчины, ждущего ее у алтаря - лицо Алекса. И, казалось, что именно так и должно было быть - и лишь этого не доставало главней ее мечте.

Почувствовав на себе взгляд отца, Лори пришла в себя. Еще бы, Алекс казался здесь на своем месте, здесь, в этой экзотической итальянской церкви, в этом своем кремовом шелковом костюме. Луч света падал на его черные волосы, бросая отблеск на красивое лицо и отражаясь в опалово-серых глазах - глаза эти, не отрываясь, смотрели на Лори, когда она вновь двинулась вперед.

Священники в роскошных, белых с золотом одеяниях спускались навстречу к ним. Марчелло стоял рядом с Алексом, но она уже смутно видела всех остальных, не в силах отвести глаз от Алекса. Когда она приблизилась к нему, он простер к ней руку, и она, оставив руку отца, протянула ему свои холодные пальцы. И они вместе поднялись по ступеням под тихий шорох кружевного шлейфа подвенечного платья Лори. А потом началась служба, и все потонуло в запахе фимиама, мении и блеске свечей.

Лори очнулась только однажды - в тот момент, когда Алекс надевал ей на палец кольцо. Руки ее по-прежнему были холодны, как лед, но его ладони были теплыми, и она чувствовала, как по ним струится жизнь. Лори замерла. Да что она делает, позволяя этому человеку, который ни во что ее не ставит, считает воровкой, который женится на ней исключительно ради мести, для которого свадьба - лишь финальный акт очередной деловой махинации, надевать ей на палец обручальное кольцо?! Лори опустила взор на золотой ободок - последнее звено в цепи, приковавшей ее к Алексу Барези. "Как бы не так",- подумала она. Отнюдь не последнее, ему никогда не удастся полностью поработить ее.

Она механически взяла кольцо, которое протягивал ей священник, и стала надевать его Алексу на палец. На суставе кольцо застряло, и ей пришлось взять его за руку. Лори подняла голову и заглянула ему в глаза. Они были так же непроницаемо спокойны, как и обычно. И все же - на долю мгновения - в них мелькнуло иное выражение, от которого у нее тотчас же пересохло в горле, а сердце заколотилось, как сумасшедшее.

Лори торопливо потупила глаза, но тщетно всю оставшуюся часть службы она пыталась стереть из памяти этот взгляд. Так Алекс смотрел на нее четыре года назад в саду, а потом - в Маллардсе, в тот жуткий день решающей встречи. Взгляд этот говорил ей, что даже во время этой церемонии, сопровождаемой тщательно разработанным ритуалом, он не переставал хотеть ее, желать ее.

В ризнице Лори наблюдала, как он ставит свою четкую размашистую подпись в книгах гражданской и церковной регистрации; теперь была ее очередь. В последний раз она сможет написать: "Ларина Джейн Пэджет", отныне она становится Лориной Барези. Но вполне возможно, скоро это имя станет "Миссис Джеймс Форсит" - злорадно подумала она, оставив на бумаге россыпь крошечных чернильных клякс.

Теперь уже под руку с Алексом она спустилась по мраморным ступеням, с намертво приклеенной улыбкой прошла по залу и вновь оказалась на залитой солнцем площади, среди водопада розовых лепестков и щелканья фотокамер.

Лишь однажды улыбка сползла с ее лица. Из толпы гостей, репортеров и туристов, заполонившей площадь и выплескивавшейся на выгнувшийся над каналом мостик, вдруг вынырнуло одно лицо. Лицо Джеймса. Лори смотрела на него во все глаза, оцепенев всем телом, но почувствовав, что Алекс оборачивается к ней, с усилием отвела взгляд. Несколько мгновений спустя, когда взор ее, словно магнитом, вновь притянуло к тому месту, Джеймс уже исчез.

Несомненно, это была всего лишь галлюцинация, родившаяся в ее переутомленном мозгу. Стоит рядом со своим новоиспеченным мужем и грезит о лице любимого.

Тут она осознала, что Алекс ведет ее сквозь сумятицу к краю площади, где была пришвартована украшенная цветами и белыми лентами гондола. Ловко ступив на палубу, он повернулся и на руках перенес ее в трюм. Лори устроилась на сиденье, нарядное платье волнами улеглось вокруг нее. Алекс сел рядом, так близко, что рука его касалась ее тела, нога прижималась к ее ноге, и сквозь тонкий шелк она ощущала его мускулистое бедро.

Когда гондола плавно заскользила вперед, он откинулся назад, небрежно положив руку на спинку сиденья, и взгляды их встретились. Он улыбнулся ей, и от этой улыбки и без того до предела натянутые нервы Лори не выдержали, и словно что-то взорвалось в ней.

- Надеюсь, теперь ты удовлетворен? - прошипела она, помня, что прямо позади них стоит улыбающийся гондольер в шляпе с белой лентой.

- Удовлетворен? Пока не совсем.- Он наградил ее одной из своих кошачьих улыбочек.- Но теперь уже скоро буду... обещаю тебе, душа моя.

При мысли о предстоящей решающей схватке желудок у Лори сжался в кулачок. Но он ни в коем случае не должен видеть ее испуга.

- Ты, наверное, считаешь, что победил,- процедила она сквозь зубы.

- Но ведь так оно и есть,- кротко отозвался он.

- Да? Ты абсолютно в этом уверен?

- Разумеется. По правде говоря, сага mia, в этом никогда не было ни малейшего сомнения. Так что,- голос его стал чуть жестче,- тебе придется раз и навсегда примириться с тем, что ты проиграла.

- Думаешь? - она повысила голос.- Тебе и впрямь безразлично, что я ненавижу тебя за то, как ты со мной поступил?

- Отнюдь. Ты говоришь, что я насильно женил тебя на себе, что это явилось заключительным актом моей вендетты. Что ж, в таком случае,- и до того, как она успела отпрянуть, он взял ее руку и поднес к губам,- все, что тебе остается,- это проиграть с достоинством, дорогая моя жертва вендетты.

Они с Марчелло описали в танце последний круг, и музыка стихла. Лори улыбнулась ему, и тут же напряглась, ибо к ним приближался Алекс. Два часа назад они вдвоем открыли бал, и после этого он как примерный хозяин старательно распределял свое внимание поровну между гостями, и Лори начала было обретать душевное равновесие, чувствуя себя в безопасности в заполненном народом зале. Но теперь ее вновь охватила паника.

- Ты позволишь? - И, не дожидаясь ответа от зятя, Алекс по-хозяйски обвил рукой талию Лори и увлек ее прочь. Когда она попыталась чуть отстраниться, он лишь теснее прижал ее к себе.

В помпезной дворцовой столовой они сидели бок о бок, слушали речи, тосты. Казалось, завтрак никогда не кончится. Алекс вел себя совершенно непринужденно, ее же спокойствие было таким же хрупким, как стеклянные сережки. Когда трапеза, наконец, подошла к концу, что ознаменовалось кофе, сладкими ликерами и клубами сигарного дыма, она поднялась наверх и сняла платье Барези. Обручальное кольцо Алекса плотно сидело на ее пальце - если б и его можно было сбросить с той же легкостью...

19

Лори приняла душ и переоделась для танцев в одно из новых своих платьев - абрикосового цвета, с глубоким вырезом и обтягивающей ее стройные бедра юбочкой, пышно расширяющейся ниже колен. Она провела щеткой по волосам, на пол упало два розовых лепестка. Она стояла и глядела на них, пока не появилась синьора Барези, чтобы спросить, не нужна ли ей какая-нибудь помощь.

Грянул вальс, и Лори замерла в ожидании, что Алекс сейчас сожмет ее в объятиях. Вместо этого он вывел ее из зала, закрыв за собой стеклянные двустворчатые двери. Прижался к ним спиной и посмотрел на нее. Лори отрывисто произнесла:

- Н-но, наверное, нам пока еще нельзя уходить.

Пока продолжались танцы - и судя по всему, никто из гостей пока не собирался домой, решающий момент оттягивался. Лори взялась было за дверную ручку, но он положил свою ладонь поверх ее руки.

- Они замечательно себя чувствуют и без нас. А нам пора отправляться в свадебное путешествие.

- Свадебное путешествие? - Лори ошеломленно уставилась на него.- Но ты же говорил, что у нас его не будет.

- Длинного не будет, да. Но, несомненно,- его голос словно обволакивал ее,- у каждой

невесты должен быть свой медовый месяц, пусть и очень коротенький, чтоб было о чем вспоминать в сладких снах долгие-долгие годы.

- В сладких снах? - Она горько рассмеялась.- После этого свадебного спектакля меня, пожалуй, будут преследовать одни ночные кошмары.

- Посмотрим, amore mio, посмотрим.- Подняв руку, Алекс тихонько провел большим пальцем по ее нижней губе.- Мы проведем три дня в отеле "Киприани", яхта уже нас ждет.

С той стороны двери доносилась музыка, смех, оживленные голоса. Если там Лори чувствовала себя более или менее спокойно, то здесь, наедине с Алексом, она ощущала явную опасность. Но, не обращая внимания на то, как затравленно она смотрит на него, Алекс взял девушку за руку и повел ее, не способную к дальнейшему сопротивлению, к ожидающей их яхте.

Вдали, за угольно-черной водной гладью канала, мерцали огни Венеции. Лори остановила взгляд на бледно-оранжевом прямоугольнике, но он тут же погас. Люди ложатся спать. Ее передернуло от озноба, и она плотнее закуталась в кремовый шелковый пеньюар, который обнаружила в сумке, заботливо уложенной синьорой Черезо. Она резко отвернулась от окна и еще раз оглядела спальню.

Мягкий свет настенных ламп лился на роскошную антикварную мебель, сделавшую бы честь любому международному аукциону. Но у Лори в глазах стояла только одна лишь кровать с украшенной восхитительной резьбой деревянной спинкой. Пока она принимала ванну, горничная уже аккуратно свернула покрывало.

Лори стояла возле кровати, не в силах отвести от нее взгляда, нервно теребя пальцами кремовые ленточки, завязанные на шее, и вслушивалась в шум льющейся из душа воды. Она представила себе это сильное загорелое тело в водяных струях, медленно перевела взгляд на дверь, и ее зеленые глаза расширились от ужаса.

Когда шум воды стих, Лори тяжело вздохнула и вся затрепетала. Едва отдавая себе отчет в том, что делает, схватила с кровати подушку, бросилась в гостиную и, прижимая подушку к себе, упала на обтянутый бархатом диван.

Напряженно вслушиваясь во тьму, она услышала, как отворилась и затворилась дверь в ванную, затем на несколько мгновений наступила тишина; после чего открылась дверь в гостиную, и на пороге в льющемся из спальни свете появился Алекс, одетый в черный шелковый халат. Лори чувствовала, что он неуверенно всматривается в полумрак; наконец, отыскав взглядом ее, он облокотился о косяк, скрестив на груди руки.

- Пора в постель, сага,- мягко проговорил он.

Решающий момент настал. Превозмогая страх, Лори вскинула подбородок.

- Я не собираюсь ложиться в постель. Я буду спать здесь.- Но она не смогла избавиться от дрожи в голосе.

Раздался какой-то звук, похоже, смех, затем Алекс выпрямился и двинулся к ней. Он уселся рядом с Лори, так близко, что она, стиснутая между ним и спинкой дивана, оказалась в ловушке. Пути к отступлению не было.

Он сжал ее руку меж своих ладоней.

- Ты замерзла.

- Нет. Вовсе нет.

Зубы ее действительно стучали, но не от холода. Алекс водил пальцами по ее запястьям, и она знала, что сквозь похолодевшую кожу он ощущает бешеное, как у затравленного животного, биение ее пульса.

Он взял ее руками за плечи и повернул лицом к себе. Она попыталась отвернуться, но он, приложив ладонь к ее щеке, заставил посмотреть прямо себе в глаза.

- Лори.

- Что? - Она старалась, чтобы голос ее звучал как можно спокойнее, но почему-то от этой непривычной нежности и ласковой улыбки что-то странное творилось у нее в груди.

Алекс накрутил прядь ее светлых волос себе на палец.

- Какие чудесные у тебя волосы - такие мягкие и шелковистые. Но они могут опутать сердце мужчины, подобно стальной проволоке.

- Я как раз подумываю о том, чтобы обрезать их. Здесь слишком жарко, чтобы ходить с длинными волосами.

Алекс с силой потянул ее за волосы, Лори поморщилась от боли.

- Так ты собираешься укоротить их? Слышишь меня? - не получив ответа, переспросил он.

- Я поступлю так, как мне будет нужно.- Не будь нервы ее натянуты до предела - и даже более - она в жизни не отважилась бы так испытывать его терпение.- Это мои собственные волосы.

Она почувствовала, как мечутся внутри него электрические разряды гнева, но, как ни странно, он удержал себя в руках.

- Ох, Лори,- он с жалостью усмехнулся.- Но почему мне постоянно приходится сдерживать желание перекинуть тебя через колено и отшлепать как следует?

- Не знаю. Возможно, потому что ты садист.

Но он лишь улыбнулся в ответ; улыбка полоснула Лори по сердцу словно бритва; затем, взяв ее за руку, он нежно поцеловал ее в ладонь.

- Верь мне, сага,- прошептал он, припав губами к повлажневшей коже,- я знаю, ты испугана, но обещаю, что буду осторожен и ничего не сделаю без твоего желания.

Он приподнял голову, и Лори вновь увидела в серых глазах Алекса нежность и страсть. Какой, наверное, он прекрасный любовник... На мгновение она ощутила нечто, очень похожее на сожаление, но тотчас же отогнала от себя это предательское чувство. Конечно, прекрасный - такой ловкий, изощренный, такой опытный. И ведь он ни капли не сомневается в том, что она в скором времени пополнит список его легких побед. Что же, она намерена его разочаровать - сию же минуту.

Но даже сейчас ей пришлось облизать языком пересохшие губы прежде, чем заговорить.

- Алекс...

Ей не удалось продолжить. Он вскочил на ноги и, не успела она и пошевелиться, сгреб ее в объятия. Мгновение он глядел на нее, прижав к себе, затем понес в спальню и положил на кровать. Лори тут же попыталась снова убежать, но он удержал ее за запястье.

o- Пусти,- задыхаясь, произнесла она,- я сказала: я останусь в той комнате.

- Сегодня ты не будешь там спать.

- Ты что, не понимаешь? Я не собираюсь спать с тобой - никогда.

Некоторое время он вглядывался в нее, глаза его сузились, а зрачки были такими темными, что Лори могла видеть в них собственные крошечные отражения.

- Значит, сопротивление, оказанное мне,- начал Алекс, дернув головой,- вовсе не было, как я предполагал, вызвано страхом робкой, неопытной девственницы.- Столько яда было в его презрительном тоне, что он, казалось, словами мог прожечь ее кожу.

- А ты у нас, оказывается, сообразительный,- парировала она,- сразу все понял.

Еле сдерживая ярость, он выпустил ее запястья. Они пристально уставились друг другу в глаза. Лори была очень бледна, на его щеках выступили ярко-красные пятна.

- Как скоро ты позабыла,- его слова падали в комнату, словно кусочки арктического льда,- клятвы, произнесенные тобой у алтаря лишь несколько часов назад. Но может быть, ты что- то недопоняла, может, к тебе надо было приставить переводчика? - Губы его искривились в усмешке.

- Нет, я все прекрасно поняла. Любовь, уважение и послушание - так, по-моему? Или там было еще что-то между строк?

20

В этот момент взгляд его потемневших серых глаз, казалось, был способен расколоть гранит. Но Алекс, видимо, сумел обуздать свой гнев, ибо все, что он произнес, было:

- Совершенно точно: любить, уважать и слушаться своего мужа.

- Или, другими словами, быть тебе покорной женой, так? - На какое-то мгновение голос ее задрожал от сознания всего ужаса того, что она делает.- Не думай, что мне не противно говорить все это, Алекс. Но ты сам вынуждаешь меня. Я умоляла тебя - ты был непреклонен. А клятва, произнесенная по принуждению, ни к чему не обязывает, ты знаешь это не хуже меня.

Алекс что-то проворчал, похоже, какое-то ругательство.

- Смею напомнить тебе, tesoro, что ты вышла замуж в обмен...

- ...на существование "Пэджет Кристал". И...

- Именно так. Я позволил вашей фирме существовать - и теперь ты должна вернуть мне должок.

- Но я сделала все, что ты требовал. Я вышла за тебя замуж, не так ли? Или я упустила какой-то пункт в нашем небольшом деловом соглашении?

- Мне твое остроумие ни к чему.

Но Лори уже больше не могла молчать.

- Ты заставил меня стать твоей женой, Алекс. Ты можешь заставить меня стать покорной, не сомневаюсь,- она невольно опустила глаза на свое запястье, на белоснежной коже все еще виднелись бледно-голубые синяки, оставленные им в тот раз,- но ты не можешь заставить меня любить тебя. Любви нельзя добиться с помощью силы. И ты сам прекрасно это понимаешь, ведь ты и сам не любишь меня.

Лори ненадолго запнулась, но продолжала:

- А в моем романе любовь и секс неразлучны.

- Ох, и что же это, интересно, за роман? - Мурашки побежали у нее по коже от ледяного тембра его голоса.- "Постельный справочник фригидных английских девиц", я полагаю.

Жестокая издевка, прозвучавшая в его словах, едва не сломила ее способности сопротивляться.

- Я не буду заниматься с тобой любовью. Ты мог купить меня, но...

- Да, мог. И в моем романе,- зловеще передразнил ее он,- ты моя собственность, что дает мне исключительное право и на твое тело.

- Нет. Я согласна быть маленькой декоративной женой - ведь именно это нужно таким, как ты, разве нет? Ты уже снабдил меня шмотками, драгоценностями,- взгляд ее невольно упал на кольцо с изумрудом,- и я постараюсь создавать для тебя подобающий фон перед твоими друзьями и клиентами, но, клянусь, ничем большим для тебя я не стану.

Мгновение он смотрел на нее.

- Ты, маленькая сучка,- очень тихо проговорил он,- я бы на твоем месте хорошенько подумал, ох, хорошенько, прежде чем играть со мной в такие игры...

- Это не игра, Алекс, уверяю тебя,- Лори даже умудрилась беззаботно хохотнуть.

- Я могу, к примеру, пересмотреть свою позицию в отношении "Пэджет Кристал".

- Что ты имеешь в виду? Не можешь же ты...

- Я все могу. "Пэджет" теперь является моей фирмой, и коли мне заблагорассудится, я могу стереть его с лица земли.

- Ты бессердечное животное. Алекс пожал плечами.

- Ты уже сообщала мне об этом.

Она уставилась на него, с ожесточением впившись зубами в свою нижнюю губу. Гнев накачивал адреналин в ее кровь, ее так и подмывало закричать, бросить ему в лицо: "Что бы ты ни делал, черт побери, я все равно не буду спать с тобой!" Но ей приходилось сдерживать себя. Если она и дальше будет продолжать дразнить пока спящего тигра ярости Алекса, кто знает, что может произойти. Одно несомненно: это будет нечто ужасное.

Она глубоко вздохнула.

- Слушай, Алекс, я говорю серьезно. Я вышла за тебя замуж и обещаю, что постараюсь быть хорошей женой - по крайней мере, в глазах света. И никому ничего не надо знать, кроме нас.

- А не кажется ли тебе, дурочка, что в своем милом деловом планчике ты не учла одного пункта?

- Какого?

- Я хочу детей.- Он говорил спокойно, словно бы даже скучая, но за его словами скрывалась абсолютная правда. Перед глазами Лори тотчас предстала сцена, когда он нянчил маленького племянника, и то, как он смотрел на малыша.

- Ох! - От страха она не удержалась от восклицания. "Такие, как он, буквально помешаны на семье, династии и прочей ерунде..."- всплыли в памяти слова Джеймса, указывая ей путь к спасению.

- Что ж, придется тебе обзавестись ими где-нибудь еще,- сказала она, поражаясь собственному внешнему спокойствию.- И ежели тебе необходимы наследники священной империи Барези, то женись на ком-нибудь другом. Право, у тебя есть все основания. В крайнем случае, моя бесплодность дает тебе повод для развода.

- В самом деле? - Лицо его приняло каменное выражение.- До чего складно все у тебя получается, моя дорогая. Я бы не удивился...

Он схватил ее за волосы и, не обращая ни малейшего внимания на ее крики, повернул лицом к свету и испытующе заглянул ей в глаза. Губы его при этом сжались в тонкую линию. У Лори едва не остановилось сердце. Если Алекс, эта жестокая, бессердечная скотина, хотя бы только заподозрит о заговоре, он уничтожит Джеймса, а ее навсегда сделает своей пленницей, единственно ради того, чтобы насладиться чувством мести.

Каким-то образом ей удалось спокойно выдержать его сверлящий взгляд, пока, вроде бы немного успокоившись, он, наконец, не выпустил ее; но руки его тотчас скользнули ей на шею.

- Что за дивная шейка,- заметил он, водя пальцем по ее нежной коже,- что за дивное личико, волосы и...

Другой рукой Алекс так рванул на ней пеньюар, что она услышала, как затрещали рвущиеся ленты, затем, прежде чем она успела что-либо предпринять, взялся за глубокий вырез ее ночной рубашки и без малейшего усилия сорвал и ее.

- ...и,- голос его стал хриплым,- что за дивное тело. Уверен, никто не стал бы обвинять меня, если бы я прямо сейчас силой овладел тобой.

- Ты не сделаешь этого.- Лори лежала совершенно беспомощная, скованная ужасом настолько, что едва могла шевелить губами.

Он улыбнулся, но не той своей кошачьей ленивой улыбкой, а улыбкой кровожадной пантеры.

- Не сделаю?

- Нет.- В голосе ее зазвенело отчаяние.- Гордость не позволит тебе настолько унизить себя.

- Ты так считаешь? Что ж, может, проверим? Взгляд его мгновенно стал напряженным, но прежде чем она успела пошевельнуться, он схватил ее и прижал к себе, грубо зажав рукой рот так, что едва не свернул ей челюсть.

Лори извивалась, пытаясь сопротивляться, задыхалась, ее бьющееся нагое тело неосторожно прижалось к этой ужасающе твердой мужской плоти в неистовом усилии вырваться из его лап. Но попытки эти были сродни усилиям насмерть перепуганного воробушка, машущего крыльями в железных пальцах мучителя.

Кровь с шумом стучала у нее в висках, и она боялась, что вот-вот потеряет сознание. Но вот каким-то чудом она ухитрилась на мгновение высвободить рот и вонзила зубы Алексу в плечо. С неистовым воплем он отшвырнул ее от себя, и она распласталась на кровати. Он смотрел на свое плечо, а Лори в ужасе прижала руку ко рту, разглядев сквозь пелену слез отчетливый след двух рядов зубов и выступившие на коже капельки крови.

Охваченная страхом и стыдом, она попыталась соскочить с кровати, но Алекс опередил ее.

- Иди сюда, ты! - прорычал он.

Налетел на нее, обхватил за талию и повалил навзничь на постель. Одной рукой он прижал ее руки к кровати у нее за головой, другой - сорвал с нее остатки порванной ночной рубашки. Затем развязал пояс халата. Не обращая внимания на ее сдавленные крики ужаса, лег на нее, раздвинув коленом ее ноги, и Лори ощутила его тело - сильное, яростное, требующее - меж своих бедер. Она закрыла глаза, у нее вырвался последний безнадежный всхлип.

Внутри у Лори все напряглось, и она обреченно ожидала жестокого вторжения, после которого жизнь для нее будет кончена. Но в следующее мгновение он откатился на кровати прочь от нее.

- Прикройся.- Алекс тяжело, с хрипом втягивал воздух.

Он накинул на нее пеньюар, и Лори неловко укуталась в него, руки ее так дрожали, что она едва удерживала скользкую ткань. А он тем временем продолжил разговор, но в голосе его на этот раз было только одно отвращение:

21

- Ты права, я не могу изнасиловать женщину.

- Даже свою жену?

- Тем более свою жену.- Он помолчал, сверля ее ледяным взглядом серых глаз.- Вот что я тебе скажу: я действительно намереваюсь стать отцом наследника священной империи Барези, как ты точно выразилась. Мало того, я намереваюсь сделать это с твоей помощью.

Лори показалось, что на нее вылили ушат холодной воды, и на смену шоку пришел спасительный гнев.

- Никогда! Говорю тебе...

- А я обещаю тебе это. Ты можешь, по каким- либо нелепым соображениям, считать, что всю жизнь будешь хранить целомудрие, но рано или поздно ты приползешь ко мне на коленях, умоляя меня об этом. Тогда, и только тогда, мы займемся любовью.

Каким-то образом Лори собрала в кулак последние жалкие остатки былой дерзости:

- Что ж, отлично, только знай, что я этого не сделаю - никогда.

Подавшись вперед, он провел ладонью по ее груди, и, не веря самой себе, Лори ощутила мгновенный отклик, кровь прилила к затвердевшим соскам, отчего они беззастенчиво натянули тонкий, как паутинка, шелк.

- Нет? - усмехнулся Алекс, но в этой усмешке не ощущалось ни капли юмора. Затем, поднявшись со спокойной неторопливостью, он сбросил халат, так что теперь стоял перед ней абсолютно голый.

- Что ты делаешь?

- О нет, не тревожься, дорогуша,- презрительно усмехнулся он.- Я ложусь в постель - баиньки.- И, откинув в сторону покрывало, он забрался между простынями.- Только учти. Ты будешь спать здесь, в этой кровати, рядом со мной. Иначе...

Незавершенная угроза повисла в воздухе. Он повернулся на бок спиной к ней и через несколько минут Лори услышала его спокойное, размеренное дыхание: он провалился в сон мгновенно, словно кот. Лори долго прислушивалась к этому дыханию, не смея пошевелиться, застыв в неудобной позе - полулежа, полусидя, но затем, наконец, потушила свет и пристроилась на самом краешке кровати. Ее должно переполнять торжество, она должна до потолка прыгать от радости. Она выиграла первый раунд - значит, скорей всего, сумеет выиграть и весь бой. Первый шаг был самым сложным и, несмотря на все свои угрозы, Алекс теперь узнал все о реальных перспективах их совместной супружеской жизни; дальше будет только легче - ив конце концов он смирится с неизбежным и отпустит ее. Но раз так, почему щеки ее мокры от слез?

Лежа без сна в течение долгих часов, она вновь и вновь повторяла, словно заклинание, имя Джеймса. И произнося его, она безуспешно пыталась представить милое лицо, ведь привиделось оно ей, пусть ненадолго, возле церкви. Но на этот раз ничего не получилось. Ей не удавалось больше увидеть Джеймса. Лишь один мужчина владел отныне ее мыслями и телом - Алекс Барези.

Глава 8

Утром, когда Лори проснулась, Алекса рядом не было. Она лениво повернулась на другой бок, вначале не обратив свою память к бурным событиям, но затем разом вспомнила все и ее буквально подбросило на кровати. Но другая половина постели была пуста, и Лори, протянув руку, осторожно потрогала уже совсем остывшую вмятину на подушке, там, где лежала его черноволосая голова.

Скинув простыню, она побрела в мраморно-золотую ванную, сбросила с себя обрывки некогда роскошной шелковой ночной рубашки и бесстрастно посмотрела на свое отражение в занимавшем целую стену зеркале.

Лицо ее было белее полотна, за исключением темных пятен, нарисованных безжалостной рукой под зелеными глазами, которые, в свою очередь, стали потухшими и тоскливыми. Внезапно рот ее болезненно искривился. Если б Алекс сейчас увидел ее, он бы не воспылал к ней такой страстью, как ночью.

На одной груди ее виднелся синеватый след, такой же остался на внутренней стороне бедра. Алекс почти овладел ею, как и грозил. Но последнего удара так и не последовало. Вместо этого он оттолкнул ее с брезгливым отвращением на лице. Глубокий прерывистый вздох потряс всю ее худенькую фигурку, затем, неторопливо выпрямившись, она встала под душ.

Когда Лори шла обратно через спальню, ей показалось, что в комнате душно. Она подошла к окну, распахнула его и замерла, все еще держась за ручку. Прямо под ней, среди правильно спланированного сада располагался бассейн, где виднелась одинокая фигура. Алекс плавал взад и вперед, его мускулистые сильные плечи вздымались над сине-зеленой водой в облаке брызг. Каждый раз, достигнув бортика, он уходил в глубину и вновь поднимался на поверхность, чтобы тотчас же пуститься в обратный путь. Даже на таком расстоянии Лори ощущала кипевший в глубине этого мощного тела гнев, который он пытался заглушить с помощью изнурительного заплыва.

Лори медлила, не в силах отвести глаз, завороженно следя за этими ритмично двигающимися плечами. Наконец он выбрался из воды, темные его волосы прилипли к голове, струи воды стекали по лоснившейся смуглой коже; он напоминал какое-то морское создание. Алекс был почти совсем обнаженным, за исключением малюсеньких черных плавок, едва прикрывавших его ягодицы. Лори ощутила в нижней части живота то самое необычное жжение, не то чтобы неприятное, но глубоко волнующее. Ладони стали липкими и влажными, легкие словно бы немилосердно сдавила пара гигантских рук, так что она едва могла вздохнуть. Что же с ней творится? Может, она чем-то больна, может, это какая-то инфекция? Лори потрясла головой в тщетной попытке избавиться от головокружения и тут увидела, как Алекс энергично растирается полотенцем. В то же мгновение пелена спала с ее глаз. Из ее горла вырвался сдавленный звук, наполовину - стон ужаса, наполовину - рыдание. Она хотела Алекса. Но это невозможно, решительно невозможно. Она же ненавидит, проклинает все, что связано с ним! Как может она испытывать подобные чувства?

Лори вцепилась в оконную раму, уставясь невидящим взглядом на бассейн, поверхность которого все еще слабо колыхалась там, где он вылез из воды. Наверное, ее мозг, утомленный потрясениями минувшей ночи, затеял с ней какие-то кошмарные шутки! Иначе и быть не может!

Но нет, все было бесполезно. Тело бесповоротно взяло верх над разумом, перевернуло в ней все и открыло ей позорную, жуткую правду. Она желала Алекса - жадно и безоглядно.

- Нет! - крикнула Лори во весь голос и стукнула кулаком по подоконнику, но ее внутреннее Я лишь посмеялось над жалкой попыткой самообмана.

Алекс скрылся из поля зрения. Лишь куда-то вели его мокрые следы. Он возвращается сюда! Но нельзя встретить его в таком состоянии, надо хотя бы попытаться взять себя в руки. Схватив бирюзовое батистовое платье, которое до этого она разложила на кровати, Лори натянула его через голову, судорожно всунула руки в рукава так, что швы затрещали, и метнулась в ванную.

Она провела щеткой по волосам, стараясь не замечать изменившегося лица, глядящего на нее из зеркала: предательский румянец заиграл на щеках и шее, глаза лихорадочно блестели. Затем она бросилась назад, через спальню, рывком распахнула дверь и оказалась лицом к лицу с Алексом.

Он перекинул полотенце через шею, волосы его еще не высохли, кожа блестела - и Лори тут же охватило непреодолимое желание протянуть руку и коснуться этих усеянных капельками воды плеч или провести пальцами по мелким завиткам мокрых волос у него на груди.

- Ты собралась куда-то? - Голос его был ровным и лишенным всякого выражения, но теперь это резануло ее буквально до костей.

- Н-нет,- запинаясь, пробормотала она и попятилась обратно в комнату, опустив глаза в пол, чтобы не выдать себя.

В конце коридора раскрылась дверь лифта, и показался официант, катящий перед собой тележку с сервированным на ней завтраком. Алекс как-то странно скривился и жестом указал ему в глубь номера. Когда официант вошел, он увидел поднос с шампанским, которое принес сюда накануне ночью и торжественно откупорил, когда появились молодожены.

Теперь всеми забытая бутылка торчала из серебряного ведерка, наполненного растаявшим льдом, но когда официант вознамерился было забрать ее, Алекс нетерпеливо произнес:

- Оставьте, пожалуйста.

22

И тот, видимо ощутив разряды невидимых молний, засверкавших у него над головой, поспешно ретировался.

Алекс взял бутылку за горлышко.

- Праздник закончился, как я понимаю,- мрачно заметил он и двинулся в ванную, откуда через некоторое время раздался звук лившегося в раковину "Дом Периньона".

Возвратившись, Алекс прошел мимо нее к гардеробу и вынул оттуда брюки и рубашку - судя по всему, первые попавшиеся под руку. Лори отметила про себя, что за все это время он ни разу не взглянул на нее.

- Я иду в душ. Начинай без меня.

Он разговаривал с ней, словно с совершенно посторонним человеком. Слова его по-прежнему были полностью лишены каких бы то ни было эмоций: естественно, в них не ощущалось какой-либо теплоты, но не было и холодного презрения. Лори была бы почти счастлива услышать его обычные язвительные замечания - что угодно было бы сейчас для нее лучше, чем видеть этого нового, отчужденного молчаливого Алекса.

Вдруг у нее задрожали колени, она рухнула в глубокое кресло и утомленно подперла голову рукой. "Господи, как я влипла, ужасно, ужасно влипла". Но безусловно, эти новые, абсолютно неожиданные чувства к Алексу ровно ничего не меняют. Она по-прежнему будет стоять на своем.

Неистовое сексуальное влечение было лишь новой помехой, которая вполне может расстроить все ее планы. Слава Богу, что до сегодняшнего утра эти чувства не давали о себе знать, иначе она не устояла бы перед ним...

Выпрямившись в кресле, Лори подвинула к себе тележку и налила две чашки кофе, рука ее при этом слегка дрожала. Появился Алекс в белой рубашке и серых джинсах, так плотно обтягивающих его ягодицы и бедра, что это выглядело почти неприличным. Он шел по ковру по направлению к ней, и Лори чувствовала, как взгляд ее буквально притягивает основная деталь мужской анатомии, и она поспешно, злясь на себя, отвела глаза.

Усевшись в кресло, Алекс взял чашку и отхлебнул кофе. И тут же, поморщившись, поставил ее обратно, пролив при этом часть содержимого в блюдце.

- Он холодный. Кто тебя просил наливать? Лори судорожно сцепила руки на коленях, но все, что позволила себе сказать, было:

- Прости. Ты отсутствовал дольше, чем я предполагала. Я налью тебе другую чашку.

- Можешь не утруждать себя. Я лучше сам это сделаю.

Пружинисто вскочив на ноги, Алекс взял чашку, вылил содержимое в раковину и вновь наполнил ее кофе. Но тот, судя по его насупленному виду, тоже не пришелся ему по вкусу.

- Может, апельсинового сока?

- Что? - На мгновение он перестал угрюмо постукивать ложкой по блюдечку и наградил ее очередным свирепым взглядом.- Нет, благодарю.

Он взял со стола рогалик, намазал его маслом и принялся жевать.

Лори потянулась за серебряным кофейником, он - тоже, руки их встретились, и она тотчас отпрянула. Это инстинктивное движение не ускользнуло от внимания Алекса, но он ничего не произнес, лишь еще больше насупил брови, и губы его вновь сжались в тонкую линию.

Тишина давила на Лори, казалось, еще секунда - и она вскочит на ноги, опрокинет тележку с завтраком прямо на пушистый ковер и завопит. Она торопливо попыталась заговорить, но рот ее был словно полон песка.

- Что? - Алекс оторвался от изучения узора на своей тарелке.

- Я...- Лори провела кончиком языка по губам.- Я хотела спросить, что мы сегодня будем делать?

- Я все утро буду играть в теннис.

- А-а-а.- Не мешало бы ему спросить, не составит ли она ему компанию. Она, конечно, отказалась бы, но ведь он и не предлагал.

- Я... я подумала, может, ты захочешь уехать, в смысле, пораньше.- Слова словно бы падали в вязкую тишину.

- Потому что здесь меня больше ничего не держит, ты хочешь сказать.- Впервые за все утро он поднял глаза и посмотрел прямо на нее так, что она сразу же смутилась и потупила взгляд.- Само собой, никуда мы не поедем. Я сказал, что мы проведем здесь три дня, и так оно и будет.- Он взглянул на часы и отодвинул кресло.- Обед в час, тогда и увидимся.

Когда он вышел, Лори долго сидела, не двигаясь с места, глотая тепловатый кофе, почти не ощущая его вкуса, пока осторожный стук официанта не заставил ее очнуться.

Спустившись вниз, она бродила по отелю, пока наконец не обнаружила в гостиной неплохой выбор книг, в том числе и на английском. Она остановилась на Агате Кристи и устроилась в тенистом уголке сада. Но даже "Убийство в Восточном экспрессе" не смогло отвлечь ее от теннисного корта, куда ее влекло, словно мотылька на огонь, и она, невидимая за кустами, поглядывала на Алекса, посылавшего один сокрушительный удар за другим, разбивая в пух и прах вереницы неудачливых противников.

Два следующих дня протекли так же. Алекс плавал, играл в бесконечный свой теннис, так что виделись они лишь за едой, когда необходимость вяло поддерживать пустой разговор доводила Лори почти до истерики. Не один раз комок подступал у нее к горлу, и приходилось опускать глаза в тарелку, чтобы как-то взять себя в руки.

После первого ужасного утра Лори более не позволяла себе смотреть ему прямо в глаза. Она пыталась убедить себя, что это была лишь минутная слабость и она вовсе не испытывает к нему подобных чувств - но все было тщетно. В его отсутствие тело постоянно испытывало неизъяснимое томление, а когда Алекс был рядом, она страдала от нестерпимого желания прикоснуться к нему.

Но страшнее всего были ночи, когда она лежала без сна рядом с его великолепным обнаженным телом, погруженным в глубокий сон всего в нескольких дюймах от нее. Но Алекс более не предпринимал никаких поползновений и, казалось, вообще не замечал ее присутствия.

* * *

- Ох, прости.- Лори замерла на пороге кабинета Алекса в palazzo, увидев его - в рубашке с короткими рукавами - склонившегося над столом.- Я думала, ты ушел,- неловко добавила она.

Алекс явно был недоволен тем, что ему помешали, но быстро погасил свое раздражение.

- Пожалуйста,- он милостиво протянул руку ;- я вовсе не хотел спугнуть тебя.- И сделав вид, что не замечает едкой иронии в его словах, Лори прошла в комнату.

Прошедшие пару недель он всеми силами избегал ее: не только старался не находиться с нею в одной комнате, хотя продолжал настаивать, чтобы спали они вместе, но и удерживался от любого физического контакта с ней. Лори это вполне устраивало, ибо только в отсутствие Алекса, живого, из плоти и крови, она могла сдерживать свои буйные чувства.

- Может, тебе будет интересно взглянуть. Ее покоробила сухая официальность его тона, но она послушно подошла к столу. Он был завален бумагами, архитектурными чертежами и фотографиями старинного дома на различных этапах реставрации. Она вопросительно подняла на него глаза.

- Я купил его в прошлом году с целью превратить в загородную резиденцию, или, скорее,- усмехнулся он,- в нору, куда можно было бы время от времени забираться.

- Я и не знала об этом. Алекс пожал плечами.

- А как ты могла об этом знать? - Он взял одну из фотографий и протянул ей.- Вот снимок, который я сделал в день покупки.

- Но это же настоящие руины!

Слабая улыбка на мгновение появилась на его сосредоточенном лице.

- Почти. Поэтому я его и купил. Почти все я сделал своими руками, когда удавалось выкроить время.

- Ясно.- В очередной раз Лори поразилась неиссякаемой энергии этого человека.

Он разыскал на столе еще одну фотографию.

- А вот я уже почти закончил крышу, разумеется не без помощи местных специалистов-строителей.- Он улыбнулся, словно оправдываясь.

- Это здесь недалеко?

- Помилуй Бог, нет. Идем, я покажу тебе.- Над столом висела взятая в рамку карта Венето.- Вот Падуя. Если ехать по этой дороге... видишь деревню?

- Да.- Коротенькое слово прозвучало как-то странно. Лори стояла так близко от него, что ощущала резкий запах одеколона и - сквозь него - тот дурманящий запах Алекса. Интересно, каждое мужское тело пахнет так по-особенному, так чарующе обольстительно? Нет, конечно, нет. Джеймс, например... Она в ужасе спохватилась и вновь обратила внимание на карту.

23

- Из этой деревни ведет лишь одна дорога на запад. И ведет она прямо к моему дому - вот он. Лори ощущала на щеке тепло его дыхания, его рука двигалась в нескольких дюймах от ее лица. Гибкая, сильная, изящная - на несколько секунд она представила себе эту загорелую руку на своей светлой коже и поспешно отступила назад.

- Это очень мило,- заметила она невпопад и обернулась к столу.- А этот снимок, наверное, делали весной.

- Да, в этом году. Пожалуй, в это время года там лучше всего. В саду цветут фруктовые деревья, окрестные луга покрываются полевыми цветами.

Неожиданно у Лори защипало в глазах. Она ясно себе представила описываемые Алексом красоты.

- Я... я хотела бы увидеть все это,- неуверенно произнесла она.

Она старалась не смотреть на него, наступила недолгая пауза, и Лори приготовилась уже услышать резкий отказ, но он сказал:

- Возможно, как-нибудь возьму и тебя с собой.

- А может, я сумею даже помочь тебе с интерьером,- слова вылетали сами собой. Как можно быть такой дурой! Не собирается же она оставаться здесь до того времени, когда он примется за отделку виллы.

Но как бы то ни было Алекс холодно заметил:

- Не думаю, чтобы это была бы слишком хорошая идея.

- Ах! - Он был совершенно прав, но Лори показалось, будто она получила пощечину. Он все яснее и яснее дает ей понять, что в свою жизнь допускать ее не намерен. В наказание за ее непокорность. Как, должно быть, он ненавидит ее. И значит, будет счастлив как можно скорее положить конец этому несуразному брачному фарсу. Но тогда почему она...

Зазвонил телефон. Алекс поднял трубку.

- Барези,- отрывисто произнес он, и раздражения в его тоне как не бывало.- Джулия! - Последовали восклицания, итальянская скороговорка, и, наконец, он положил трубку.

- Неприятности на фабрике. Мне нужно идти, по сути дела, я должен быть уже там.

Рядом с картой располагался раскрытый сейф, вделанный в стену. Разговаривая по телефону, Алекс выхватывал оттуда бумаги и закидывал их в атташе-кейс. Захлопнул сейф, щелкнул дисками с цифрами и для надежности подергал дверцу.

Бросив взгляд через плечо, он увидел, что Лори наблюдает за ним, и криво усмехнулся:

- В наши дни нельзя быть слишком неосторожным.

- Конечно,- согласилась Лори и прежде, чем успела прикусить язычок, добавила:- Особенно, когда в доме поселился вор.

Он на мгновение замер, надевая пиджак, глаза его сузились, но затем улыбнулся и произнес:

- Ты абсолютно права.

Она стояла, не в силах двинуться с места, ощущая нестерпимую обиду. Воровка, в придачу еще и обманщица на супружеском ложе. Вот кто она для Алекса. Но зато, зато он будет рад избавиться от нее как можно скорее - и тогда эта кошмарная полужизнь будет позади.

Уже в дверях он обернулся.

- Сегодня вечером я опять задержусь. Я уже сказал Ольге, чтобы не готовила ужин на меня.

Таков был их обычный уклад жизни со дня переезда в palazzo. Алекс либо работал здесь, в кабинете, либо возвращался домой, когда она уже лежала в постели. Действительно ли на работе он задерживается? - подумала вдруг Лори.- Или уже нашел себе утешение на стороне? В конце концов он ясно дал ей понять, что именно так оно и будет.

Удобно расположившись в его мягком кожаном кресле, она подперла голову рукой и равнодушно блуждала взглядом по разбросанным на столе фотографиям. На одной из них неухоженная черно-белая кошка играла со сгнившим яблоком. Приблудная, наверное. Может, Алекс как-то покормил ее, но все равно она - чужая, ненужная. Лори закусила губу, и обильные слезы вот-вот были готовы брызнуть у нее из глаз. О, Боже, что же это такое - плакать о кошке, которую она даже не видела? Смех, да и только.

Лори аккуратно убрала фотографии в конверт из плотной бумаги, сложила карандаши и ручки и обессиленно откинулась в кресле. Впереди - еще один бесконечно мучительный день в длинной череде дней, которые она проводила либо здесь, в раlazzo, либо - когда ей стали надоедать любопытные взгляды прислуги - блуждая по запутанным лабиринтам узких улочек и piazzas, горбатым мостикам с затейливыми металлическими перилами, среди сплетения каналов. Она старалась держаться подальше от района Сан-Марко: там все, казалось, всегда наслаждаются жизнью. Экскурсии, группки туристов, обнявшиеся парочки - Венеция была полна влюбленными, и только Лори всегда была одна.

Только сегодня утром она решила было позвонить Джулии и предложить вместе провести день: походить по магазинам, пообедать где-нибудь, но этот телефонный звонок вернул ее к реальности. Джулия работала на семейной фабрике, без сомнения, ее высоко ценили. Она, кажется, дизайнер. Правая рука Алекса. Лицо Лори исказилось от боли и, отбросив кресло, она выбежала из комнаты...

* * *

Через пару дней изнемогая от скуки, Лори решительно направилась в кухню, где Ольга Черезо деспотически управляла своим безупречным металлическим королевством.

- Синьора Черезо, perfavore,-начала она разговор и неуверенно продолжила, подбирая слова из своего англо-итальянского разговорника:- Я никогда не умела готовить итальянские блюда, и я просила бы вас...

С минуту та колебалась, затем улыбнулась, надела на Лори передник, и они приступили к работе...

Как ни странно, в этот вечер Алекс вернулся домой раньше обычного. По обыкновению, он сразу же скрылся в кабинете, но к ужину появился за столом. Служанка принесла спагетти с зеленью и сметаной. Алекс рассеянно положил себе немного и принялся жевать, задумчиво ковыряя вилкой тончайшие ломтики. Постепенно он ощутил на себе взгляд Лори и поднял глаза.

- Что-то не так? - Снова эта холодная учтивость, ранившая ее в самое сердце.

- Н-нет. Э-э-э... то тебе нравится?

- А что?

- Это я приготовила.

- Замечательно,- только и сказал он.

- А по-моему, нет.- Она отшвырнула вилку.- Тебе же не нравится, признавайся.

Он что-то проворчал себе под нос и громко спросил:

- Черт побери, я сказал хоть слово?

- А не надо ничего и говорить. Не волнуйся, я все понимаю...

- Ради всего святого.- Стиснув зубы, он поднялся, вытер салфеткой рот, скомкал ее и так резко отодвинул стул, что тот закачался и повалился на бок.

- Куда ты?

- Ухожу. Неожиданно я понял, что не хочу есть.

Лори распахнула входную дверь и тихонько вошла. Как приятно оказаться в прохладном полутемном холле после венецианского пекла. Несмотря на то что она собрала волосы в узел - обрезать их не хватало храбрости,- по ее шее струился жаркий и липкий пот.

Она положила было руку на перила, собираясь подняться наверх и принять душ, но помедлила. Неплохо бы искупаться. До сих пор она упрямо держалась подальше от бассейна Алекса, опасаясь столкнуться там с его великолепным телом, прикрытым лишь крошечными плавками, а то и вовсе без них. Но сегодня это ей не грозило. Он сказал, что задержится - как всегда.

Сбегав наверх за купальником аквамаринового цвета, Лори распахнула дверь в подвал, включила свет, и зеленовато-голубая вода бассейна буквально ожила. Она, словно скользкая ткань, приятно холодила разгоряченную кожу, и Лори долго, не спеша, с наслаждением плавала, а вереница невеселых мыслей, все эти дни кружившихся у нее в мозгу, вдруг куда-то внезапно улетучилась.

И тут дверь без предупреждения растворилась, и появился Алекс, все еще одетый в светло-серый деловой костюм. Лори находилась в том конце бассейна, где было помельче, он, видимо, не заметил ее за растениями и начал стаскивать с себя легкий пиджак.

Он выглядел усталым, крайне усталым. Все эти дни Лори старалась не глядеть на него, и сейчас была поражена его изможденным видом, кругами под глазами, опущенными уголками рта. Ее моментально - прежде чем она успела спохватиться - охватило неистовое желание обнять его и целовать это усталое лицо до тех пор, пока не исчезнет застывшее на нем напряжение.

При этой крамольной мысли тело ее непроизвольно дернулось, и хотя от этого движения по воде пробежала лишь легчайшая рябь, Алекс заметил ее.

24

Он быстро взглянул на Лори, нахмурился и тотчас натянул на лицо привычное отчужденное выражение.

- Прости, не знал, что ты здесь.

Алекс повернулся было, чтобы уйти, но тут Лори быстро начала подниматься по лесенке из бассейна.

- Нет, пожалуйста, не уходи: я уже искупалась, а тебе, судя по твоему виду, купание не помешает.- Она робко улыбнулась, глядя на него снизу вверх, но он смотрел на нее, словно не видя.- Алекс, прошу тебя,- мягко добавила она и положила мокрую руку на рукав его белоснежной рубашки.

Он не переставал пристально смотреть на нее, и она заметила, что уголок его рта слегка подергивается.

- Да нет, я раздумал. К тому же, пора обедать. Дверь с глухим стуком захлопнулась за ним.

Лори стояла, не двигаясь, плечи ее начали подрагивать. Она проклинала тот день, когда решила навлечь на свою голову ненависть Алекса - ив этом она более чем преуспела. Ох, зачем она позволила вовлечь себя в эту дикую авантюру? Разве можно расплачиваться - даже за столь бесценное, как жизнь "Пэджета" и счастье отца,- такой дорогой ценой?

Но она постаралась взять себя в руки. Совсем скоро, не сомневайся, Лори,- сказала она себе,- весь этот кошмар будет позади. Скоро тебе не придется противостоять ненависти Алекса, вообще не придется видеть его. Он выгонит тебя навсегда. Но, как ни странно, мысль эта не принесла ей успокоения. А наоборот, болезненным комком застряла у нее в горле.

Глава 9

Когда на следующее утро Лори спустилась к завтраку, Алекс появился в дверях своего кабинета.

- Доброе утро,- буркнул он и, когда она посторонилась, чтобы дать ему пройти, отрывисто произнес:

- Учти, бал на следующей неделе будет костюмированным.

- Какой бал? - Она в полном замешательстве посмотрела на него.

- В следующий четверг. Твой день рождения,- пояснил он, а она продолжала непонимающе смотреть на него.

- Ой.- Лори прижала руку ко рту, она совсем забыла. Так была поглощена собственными горестями, что чуть было не пропустила свой двадцать первый день рождения.

- Но не нужно никакого бала,- воспротивилась она. От одной мысли, что ей придется исполнять роль искрящейся весельем именинницы, что-то больно сжалось у нее в животе.

- Не будь дурочкой. Бал будет - никуда ты от этого не денешься.- Чувствовалось, что Алекс с большим трудом сдерживает раздражение.- Бал- маскарад на совершеннолетие - это традиция семьи Барези.

- К черту традиции Барези! - Лори ударила кулаком по перилам.- Я не Барези. И никогда ею не стану,- дерзко добавила она.

Алекс грозно нахмурил брови.

- Ты Барези. Синьора Лорина Барези. Независимо от того, нравится тебе это или нет.

- Не нравится.

- Но нравится тебе это или нет, бал все равно состоится. Тебе не придется ничего делать, Ольга обо всем позаботится, и она даст тебе несколько адресов магазинов карнавальных нарядов, где ты сможешь подобрать себе костюм.

- Не хочу я никакого костюма, - упрямо твердила она. - Может быть, я хочу надеть свои старые джинсы и футболку, которые ты не позволяешь мне носить.

- Вырядишься, как неряшливая хипующая студентка? - неприязненно отозвался он.

- Нет, как Лори Пэджет - некая особь, находящаяся под угрозой уничтожения. - Она играла с огнем и знала это, но молчать уже больше не могла.

Он сжал губы.

- Вижу, ты продолжаешь испытывать мое терпение...

- Какое терпение?

- ...пока оно не лопнет. Но на этот раз, детка, тебе придется обуздать свой дурной нрав.

- Это мне нравится. Мой дурной нрав?

- Или я буду вынужден проучить тебя раз и... На столике у лестницы зазвонил телефон, и Алекс подцепил трубку пальцем.

- Барези. - Он прислушался. Повторил: - Барези, - нахмурился и швырнул трубку на рычаг. - Никто не отвечает, третий раз уже за неделю. Должно быть, неполадки на линии. Надо сообщить.

- Что ты сегодня делаешь?

Вопрос вырвался сам собой. Он посмотрел на нее долгим взглядом, затем ответил холодно:

- Весь день буду на фабрике. А что?

- Да так, - она слегка пожала плечами, - ничего.

Когда он ушел, Лори, совсем обессилев, облокотилась о перила. И с какой, стати она взялась дразнить его? Возможно, ей хотелось любой ценой разрушить эту становящуюся невыносимой холодную враждебность и добиться от него хоть какой-то - какой угодно - ответной реакции. Но какова бы ни была причина, Лори ступила на крайне опасную тропу, ибо Алекс не из тех людей, кому можно безнаказанно перечить. Что ж, тем хуже для него,- сердито подумала она. Чем больше будет она его бесить, тем скорее он с радостью избавится от нее.

На всякий случай перед тем, как выйти из дома, она взяла у синьоры Черезо список магазинов карнавальных нарядов, но так ни разу и не заглянула в него за все время своих бесцельных блужданий по городу. Наконец она очутилась на пристани и долго стояла, устремив взгляд в даль лагуны. Там виднелся остров Мурано. Там сейчас Алекс...

Рядом с ней причалил vaporetto, и группа туристов принялась шумно взбираться на его борт. Лори рассеянно прочла надпись: "Кольцевой маршрут. Сан Микеле - Мурано". Он уже почти отчаливал, когда Лори вспрыгнула на палубу и села на деревянное сиденье. Конечно, Алекс не будет в восторге от ее визита. При мысли о приеме, какой он окажет ей, у Лори что-то опять сжалось в животе. Нет, она просто осмотрит остров, может, посетит какую-нибудь другую фабрику, а Алексу вовсе даже необязательно знать, что она там была.

- Posso aiutaria, signorina? (Чем могу служить, синьорина? (ит.))- В устланной коврами приемной молодая, элегантно одетая девушка подняла на нее глаза.

Лори набрала в легкие побольше воздуха.

- Puo indicarmi la direzione per... (Укажите мне направление к... (ит.)) - запинаясь, начала она разговор по-итальянски.

Девушка улыбнулась:

- Вы англичанка?

- Да.- Лори была благодарна ей.- Я хотела бы видеть синьора Барези.

- Мне очень жаль, signorina, но синьор Барези очень занят сегодня с самого утра и велел не беспокоить его ни под каким предлогом.- Безукоризненно учтивая улыбка не допускала дальнейших возражений.

- Понимаю,- протянула Лори. Она повернулась было, чтобы уйти, но раздумала.- Прошу прощения, не могли бы вы все же передать ему, что я здесь?

- Хорошо. Ваше имя?

- Синьора Барези.

Секретарша едва не открыла рот от изумления, взгляд ее сразу лее устремился на широкое золотое кольцо и пресловутый изумруд, о котором, несомненно, судачило пол-Венеции, но она тут же взяла себя в руки.

- Конечно. Прошу прощения, синьора.

Она уже положила было палец на кнопку селектора, но Лори запротестовала.

- Нет.- Вдруг он наотрез откажется видеть ее, а такого унижения она не вынесет.- Будьте добры, проводите меня в его кабинет.

Девушка недолго поколебалась, вышколенный персонал Алекса привык к беспрекословному подчинению, но затем поднялась.

- Разумеется, синьора.

Она застучала по коридору высокими каблучками, остановилась у двери и, поправив свою безупречную прическу,- это не ускользнуло от внимания Лори - тихонько постучала. После чего открыла дверь и жестом пригласила Лори войти.

- Синьора Барези,- почтительно произнесла она и удалилась, оставив Лори в дверях, перед Алексом и Джулией. Они стояли рядом у стола, склонившись над какими-то бумагами, так что ее слегка вьющиеся каштановые волосы свешивались ему на плечо.

Они одновременно подняли головы, и на лице Алекса она увидела смесь удивления и недовольства - но их мгновенно сменила привычная вежливая маска.

- Сага, как я рад тебя видеть. Входи же. Шагнув к Лори, он обнял ее и поцеловал в щеку.

Они обменялись быстрыми взглядами, и в его глазах она прочла предостережение: никто ничего не должен заподозрить, особенно члены семьи.

- Здравствуй, Джулия.- Лори улыбнулась девушке и продолжала:- Я... я не знала, чем занять себя сегодня утром, и вот решила заглянуть сюда.- Ей немалого труда стоило говорить более менее естественней.- Ведь я не была здесь с самой... свадьбы. Но если ты занят...- Она замялась.

25

- Да нет, мы вроде бы уже почти закончили, так ведь, Джулия? - Алекс вопросительно взглянул на девушку, та кивнула.- Если хочешь, посиди здесь, я сейчас...

И, как послушная девочка, Лори присела на краешек стула, а они, казалось, сразу же позабыв о ее присутствии, продолжили разговор. Здесь она была совершенно посторонняя, словно письменный стол был государственной границей, по одну сторону которой находились они, по другую - она. А ведь при другом положении дел она могла бы стоять там, рядом с ними, или даже вдвоем с Алексом. Работать рука об руку, не замечая ничего вокруг.

Наконец Джулия попыталась хоть немного вовлечь и ее в разговор:

- Мы пытаемся разработать новую технологию изготовления стекольной массы, чтобы добиться большего коммерческого эффекта при массовом производстве.

- Да-да. У нас тоже возникали такие же проблемы с этим,- с готовностью затараторила благодарная Лори.- Мы испробовали различные формулы состава компонентов, но нам не удавалось полностью избежать трещин в изделиях в самый решающий момент.

Поднявшись, она двинулась по направлению к столу, но не успела сделать и шага, как Алекс протянул руку и перевернул бумаги. Движение было как бы случайным, внешне почти незаметным, но она остановилась как вкопанная. Он не доверяет ей. А собственно, с какой стати ей доверять? Только дурак подпустит к сверхсекретным бумагам такую подлую шпионку и воровку, как она, даже ближе, чем на сотню миль.

Джулия, казалось, ничего не заметила, к тому же Лори удалось скрыть свою злость и обиду. Она стояла и смотрела, как та собирает бумаги. После чего Алекс легонько обнял сестру за плечи и чмокнул в нос. И тут же в душе Лори буйно пророс безобразный росток ревности, и ей даже пришлось сунуть руки в карманы кремового шелкового пиджака, чтобы не накинуться с кулаками на ни в чем не повинную Джулию.

Ей стоило стольких трудов сохранить самообладание, что она упустила нить их разговора, а когда пришла в себя, то услышала, как Алекс подтрунивает над Джулией:

- Что-то я тут слышал насчет какого-то нового ухажера?

Та на миг испуганно затаила дыхание, затем густо покраснела:

- А откуда ты знаешь?

- Так, сорока на хвосте принесла.- Алекс таинственно покачал головой, затем сжалился:- Сильвия рассказала. Итак, крошка, когда же мы удостоимся чести лицезреть этого счастливчика?

- Я пока даже не знаю...

- Надеюсь, он венецианец? - Алекс все еще поддразнивал ее.

- Нет, но работает в Венеции. Алекс ласково потрепал ее по щеке.

- Что ж, я хотел бы поскорее познакомиться с ним.

Джулия собрала свои вещи и поспешно удалилась. Лори смотрела ей вслед, не отделавшись еще от мук ревности. Было очевидно, что Алекс питает к сестре исключительно родственные чувства. И все же он не имеет права ни с одной женщиной быть таким ласковым. Кроме тебя,- прошептал ей на ухо вкрадчивый голосок, и это так испугало ее, что она даже на шаг отодвинулась от Алекса.

Он смотрел на нее через стол, но на лице его уже не было нежного выражения.

- Я иду в цех. Ты со мной? Приглашение было не очень-то теплым; теперь, когда они остались вдвоем, ни к чему было класть ей руку на плечо, называть "сага" - но это дает ей возможность хоть еще немного побыть с ним.

Лори пожала плечами, всем своим видом изображая полное безразличие.

- Пожалуй. Все равно нечего делать.

Он пошел впереди вдоль по коридору, открыл двустворчатые двери, и они мгновенно из мира мягких ковров и кондиционированного воздуха, витрин и комнатных растений попали в преисподнюю, полную грохота и жара.

Лори была совсем младенцем, когда отец впервые взял ее с собой на "Пэджет". И сейчас она невольно улыбнулась, когда ноздри ее учуяли родной едкий запах стекольного производства. Она с наслаждением окунулась в знакомую стихию. И невозможно было привыкнуть к тому, что среди этого шума, пыли и грязи, из груды песка, соды и извести в искусных человеческих руках рождается волшебная хрупкая красота. Вокруг нее, у пылающих отверстий небольших печей группками по четыре человека работали голые по пояс мужчины. Старик с лоснящимся от пота лицом выпрямился и что-то сказал Алексу. Тот в ответ кивнул, затем обернулся к ней, выражение лица его немного изменилось.

- А ты удачно подгадала свой визит. Джузеппе говорит, стекло, что я просил подготовить, ждет меня.

- Но ты вроде говорил, что в последнее время не работаешь.

- Обычно нет. Но это - особый случай. Она оглядела цех.

- А кто твои помощники?

- Это работа для одного.- Он пристально посмотрел на нее.- Я должен выполнить ее сам.

- Ты имеешь в виду...- Лори была так потрясена, что утратила все свое самообладание и растерянно смотрела на него.

- Вот именно.- Ироничная усмешка искривила его губы.- Твой свадебный подарок.

- Но зачем? Ни к чему мне это.

- Я же говорил, душа моя. Сделать свадебный подарок для невесты своими собственными руками - святая обязанность мужей Барези.

- Но в нашем случае в этом нет особой необходимости, ты не находишь? - Лори тщетно пыталась взять себя в руки, но была уже на грани истерики. Костюмированный бал на ее совершеннолетие, а теперь еще и это. Алекс полон решимости неукоснительно придерживаться всех ритуальных обычаев, сопровождающих счастливую свадьбу в семействе Барези.

- В этом есть крайняя необходимость,- с нажимом произнес он.- Помимо всего прочего, это проверка мастерства мужа. Как стеклодува,- добавил он после почти неуловимой паузы.

- Но я, наверное, не должна при этом присутствовать.

- Да, это несколько необычно. Но ты все равно здесь, а все уже готово.

- Алекс, пожалуйста,- свистящим шепотом произнесла она,- не надо, правда, не надо.

- Не можем же мы разочаровывать рабочих, как по-твоему? - Она обвела взглядом группки работающих мужчин. Время от времени то один, то другой отрывался от работы и с любопытством поглядывал на них.- Я знаю, они прямо-таки сгорают от нетерпения: интересно, что я сумею сотворить для своей очаровательной английской женушки,- добавил он, и в его серых глазах мелькнула холодная насмешка.

- Ну и что ты собираешься сделать? Может, блюдо или чашу, как первый Алессандро,- только бы это было что-нибудь настолько же не лишенное значения.

- Любовный кубок. Как раз то, что нужно, ты не согласна?

И Алекс уже скидывал пиджак. Отдал его Лори, за пиджаком последовали галстук и рубашка. Одежда еще хранила тепло его тела, и Лори прерывисто вздохнула, пытаясь заставить себя не смотреть на этот великолепный торс.

Стараясь не путаться под ногами, Лори отошла к покрытой копотью стене и наблюдала за Алексом. Он придирчиво оглядел лежащие на рабочем столе инструменты, затем взял длинную железную трубку и чуть сдвинул брови. Лори буквально кожей ощущала его напряжение, она по себе знала, насколько волнителен всегда первый момент. Но вот он повернулся к печи, теперь - Лори знала - для него не существовало ни ее, ни окружающего мира, только работа.

Джузеппе отодвинул дверцу, и Алекс, сунув трубку в красно-золотистое чрево печи, потихоньку вращал ее в руках. Затем осторожно вытащил ее; собранная жидкая масса шевелилась и переливалась, словно живое существо. Он дал ей медленно стечь на стол, чтобы та немного поостыла, затем, приставив ко рту конец трубки, начал выдувать жидкий стеклянный пузырь. Лори досконально знала эту сложную операцию - сама делала это сотни раз, но никогда с таким упоением не наблюдала за ней.

Алекс поочередно то раздувал массу, то придавал ей форму, время от времени он возвращался к печи за новыми порциями жидкого стекла. Его смуглая кожа блестела от пота, переливаясь, словно скользкий сатин. Под сатином, в гармоничном сочетании силы и грации, двигались мускулы спины и рук.

Вдруг пульс Лори участился, кровь зашумела у нее в висках, и она почувствовала, как всю ее захлестывает жгучая волна желания. Какое у него тело: сильное, но грациозное. Быть в его объятиях, ощущать ласку этих рук... У Лори защемило в груди, она почти задыхалась.

26

Но к счастью, Алекс не обращал на нее ни малейшего внимания, а то от его острого проницательного взгляда не ускользнула бы ее внутренняя дрожь. Он коротко кивнул Джузеппе - и тот поднес еще немного расплавленного стекла, которое Алекс вылил на дно кубка, чтобы сформировать его основание, затем добавил еще чуть-чуть, для тонких витых ручек.

Кубок был великолепен. Лори всегда считала Алекса лишь преуспевающим бизнесменом. Но теперь, глядя, как переливается творение его рук в отблесках печи, она поняла, что он еще и настоящий мастер стекольного дела.

Наконец он остался доволен работой и, утирая пот со лба тыльной стороной ладони, взял напильник. Лори вовсе перестала дышать. Эта стадия, когда законченную вещь словно бы отпускают на свободу, разбивая стеклянный стебелек, связывающий ее с железной трубкой,- самая ответственная из всех. Отец называл ее "момент истины". Одно неверное движение - и кубок любви, ее кубок любви прорежет трещина, и тогда Алекс разобьет его и швырнет осколки обратно, в переплавку. И вдруг она с отчаянием осознала, что ни о чем на свете не мечтает больше, чем об этом кубке.

Словно кинжалом, замахнувшись напильником, Алекс с силой опустил его на стебелек, и кубок, целый и невредимый, покатился по верстаку. Джузеппе обернулся к ней, беззвучно изображая бурный вздох облегчения, остальные нестройно зааплодировали.

Затем Алекс, раскрасневшийся, с прилипшими ко лбу темными волосами, улыбаясь, повернулся к ней, глаза его светились торжеством. И в этот самый момент - момент истины, улыбаясь ему в ответ, Лори, охваченная внезапным трепетом, подумала: "Я люблю его".

Дурацкая ревность, бесцельные прогулки в пустой веренице сменяющих друг друга однообразных дней, физическое влечение - все это давно должно было раскрыть ей глаза на происходящее. Но я не могу,- в отчаянии подумала она,- не могу любить его. Я же не какая-нибудь влюбчивая пустышка - я люблю Джеймса.

Не любишь ты Джеймса,- вмешался внутренний голос, спокойный и рассудительный.- И никогда не любила его по-настоящему - и Лори знала, что это так.- И теперь, когда ты знаешь правду, что ты собираешься делать? Один презирает тебя, другой будет ранен до глубины души, узнав, что ты не сдержала данного ему слова; ты в ловушке.

Алекс приближался к ней, лицо его по-прежнему хранило отпечаток торжества, и ей захотелось взять это лицо в свои ладони и целовать. Но вместо этого она выдавила из себя почти естественную улыбку, не смея, однако, поднять на него глаза.

- Прими мои поздравления. Это настоящий шедевр,- сказала она деревянным тоном.

- Рад, что тебе нравится.- Он мгновенно перенял сухость ее тона. Взяв одежду, которую Лори продолжала сжимать в руках, совершенно позабыв о ней, он продолжал:- Ты собираешься провести здесь весь день?

- Нет,- быстро ответила Лори. Он явно хотел, чтобы она ушла, да ей и самой надо было побыть одной, разобраться в бушующем у нее в груди урагане чувств.

- Вот и отлично. Мне нужно принять душ.- Он прикоснулся к ее руке, затем наградил ее тем, что со стороны, без сомнения, казалось нежным, исполненным любви поцелуем, но губы его едва скользнули по ее щеке.- Ciao, angelo mio.- Как всегда, ее слегка царапнул остренький краешек насмешки. И Алекс удалился.

Возвратившись в Венецию, Лори несколько часов подряд бесцельно бродила по городу, но наконец оказалась у palazzo. Заперевшись в спальне, она принялась без устали мерить ее шагами, покуда не постучала синьора Черезо - сообщить, что пришла Елена, сестра Алекса. Так что Лори пришлось наклеить на лицо ослепительную приветливую улыбку, спуститься вниз разливать чай и вести светскую беседу.

Елена собралась уже уходить, когда появился Алекс.

- Елена, как я рад.- Он поцеловал ее в щеку.- Останешься ужинать?

- Очень жаль, но не смогу.- Она внимательно вглядывалась в брата, недовольно поджав губы.- Ты слишком много работаешь, Алекс. А что касается моей невестки...- Лори, неподвижно стоявшая в стороне, вздрогнула и, опомнившись, вновь растянула губы в улыбке.- Как тебе не стыдно, почему она такая бледная, такая изможденная? Если только - она быстро перевела взгляд с него на нее, и внутри у Лори все сжалось, когда она поняла, что за этим неизбежно последует,- мы не ждем маленького Алессандро.

Лори судорожно сжала руки и бросила на Алекса взгляд, исполненный немой мольбы.

- Я попала в точку? - Елена расплылась от восторга, неправильно истолковав явную неловкость невестки.- О, мама будет так счастлива! С самой свадьбы она только...

- Жаль разочаровывать тебя, Елена,- вкрадчивый голос Алекса пресек ее радостную болтовню. Он обвил рукой Лори, прижав ее к себе.- Но пока не ожидается никакого маленького Алессандро, как ты это называешь. По крайней мере, пока, да, сага?

Развернув Лори лицом к себе, он легонько поцеловал ее в губы. Она знала, что делает он это ради нее - впрочем, ради себя тоже, но не смогла ответить поцелуем на поцелуй. Казалось, еще немного - и она начнет глупо хихикать, столь нелепа была эта сцена.

После того как они попрощались с Еленой, рука Алекса, державшая ее за талию, безжизненно упала, словно была сделана из расплавленного стекла. Он взялся за кейс-атташе.

- На ужин придет наш коммерческий директор,- он говорил отрывисто.- Мне надо обсудить с ним кое-какие дела, боюсь, это продлится допоздна, так что спать я лягу в комнате для гостей.

- О, но ничего страшного...

- А завтра рано утром я улетаю в Париж.

- В Париж? Ты мне ничего не говорил.

- Разве? - коротко отозвался он.- У меня там назначено несколько деловых встреч, по всей видимости, это займет не один день.

Лори попыталась что-то сказать, но голос изменил ей.

Алекс повернулся было, чтобы уходить, но остановился.

- Что?

- Нет, ничего. Хотя... Ты едешь в Париж один?

Он слегка сдвинул брови.

- В Париж? Разумеется, а что?

- Да нет, так просто спросила.

Алекс, пожалуйста, не смотри на меня так. Я люблю тебя. Неужели ты не понимаешь, неужели не видишь этого?

Но он уже выходил из комнаты, и дверь кабинета захлопнулась за ним. Она все равно не смогла ничего произнести: слова застряли бы у нее в горле...

На следующее утро, даже не спускаясь вниз, Лори поняла, что он уже уехал. Она долго лежала в постели, но наконец уселась на кровати, скрючившись и обхватив руками колени. Это начало: Алекс прокладывает между ними непреодолимую полосу отчуждения. Прошлой ночью они впервые не спали вместе, а сегодня он уехал, ни на секунду не задумываясь о том, что она, может быть, тоже желает поехать вместе с ним в Париж. В этом заключалась жестокая ирония судьбы: предсказания Джеймса сбывались, и даже гораздо быстрее, чем на это можно было надеяться. Если бы только...

Джеймс! Ко всем ее переживаниям прибавились мысли о том, что делать с ним, честно пекущимся о ее освобождении. При этом ее пронзило ощущение нестерпимой вины, и она закусила губу, словно от физической боли, а глаза ее наполнились слезами.

Но придется обо всем ему рассказать. Как бы ни сложились их отношения с Алексом - даже если он прогонит ее - она не сможет вернуться к Джеймсу. Это будет для него жестоким ударом, но еще более подло - выйти за него замуж и знать, что она не любит его и что никогда в жизни не сможет полюбить никого другого, кроме Алекса. Она напишет ему - сегодня же - в надежде, что он все поймет и простит.

А Алекс? Вдруг уже слишком поздно? Она, конечно, может признаться ему, как только он возвратится. "Алекс,- скажет она,- какой я была глупой..." А что, если Алекс встретит ее слова с тем же холодным безразличием, которое он теперь постоянно демонстрирует в ее присутствии? Этого она не вынесет.

"Рано или поздно ты приползешь ко мне на коленях". Неужели так оно и будет? Нет. Он лишь еще сильнее запрезирает ее или, что еще хуже, снизойдет и небрежно овладеет ею. Но как, как открыться ему? Лори кусала губы, бесцельно блуждая глазами по комнате.

27

И тут взгляд ее упал на висящую на стене картину. "Знаешь, Лори, ты очень похожа на боттичеллевскую Примаверу".

Может, это и есть ее единственный шанс? Сердце ее отбивало барабанную дробь. Она любовалась изображенной на картине фигурой. Затем, вскочив с кровати, бросилась к телефону и принялась лихорадочно листать записную книжку. Вот - синьорина Джаннини, портниха. Лори вздохнула поглубже и слегка дрожавшей рукой набрала номер.

Глава 10

Лори сидела за туалетным столиком, склонив вперед голову, и сражалась с застрявшей на полпути молнией, когда хлопнула дверь и она услышала быстрые шаги вверх по лестнице. Алекс. Наконец-то. Внутри у нее все сжалось сперва от облегчения, затем - от тревоги, и она нервно провела языком по губам. Как он себя поведет?

Когда дверь распахнулась и он вошел, руки у нее окаменели. Алекс снял галстук и уже было потянулся к верхней пуговице рубашки. Лори была вне поля его зрения, так что он поначалу не заметил ее присутствия. Но вот он на мгновение замер на месте, затем медленно пересек комнату и встал у Лори за спиной, глядя на ее отражение в зеркале.

- Здравствуй, Алекс,- негромко произнесла она.- Я думала, ты уже не приедешь на мой день рождения.

- А я приехал.- Он продолжал глядеть ей прямо в глаза, Лори чувствовала, как румянец выступает у нее на щеках, но взгляда отвести не могла.- Вылет из Праги задерживался.

- Из Праги?- Она непонимающе уставилась на него.

- Разве Ольга не передала тебе мою телеграмму?- Голос его звучал отстраненно, словно мысли его блуждали где-то далеко, далеко.

- Да-да, конечно.

На самом деле, когда экономка передала ей безликое лаконичное послание секретарши Алекса, что прямо из Парижа он направляется в Восточную Европу, Лори поднялась к себе наверх и долго плакала. Он не может выносить ее близости, настолько она ему противна. Она едва не позвонила синьорине Джаннини, чтобы отменить заказ.

Алекс продолжал сохранять внешнее спокойствие, но она не могла не ощущать, как он внутренне напряжен. Возможно, в душе он смеется над жалкой ее попыткой добиться взаимопонимания, но старается не показать этого. Но сегодня все-таки день ее рождения, он не должен быть таким жестоким.

Вздохнув поглубже, чтобы унять нервную дрожь, Лори улыбнулась ему и слегка склонилась вперед, потупив глаза.

- Не мог бы ты застегнуть мне молнию? Ткань такая тонкая, боюсь порвать ее.

- Не шевелись.- Она почувствовала, как его пальцы отодвигают волосы с ее шеи.

- Это платье сшила синьорина Джаннини.- Как бы она хотела, чтобы голос ее не так дрожал.- Правда, потрясающе?

- Встань, чтобы я мог как следует разглядеть его.- Его язык, видимо, тоже почти - совсем чуть-чуть - отказывался повиноваться ему.

Лори медленно поднялась, и длинный водопад усыпанного цветами воздушного муслина упал к ее босым ступням.

- Мне повезло.- Опять эта легкая дрожь в голосе.- У нее нашелся этот материал. Не точно такой, как у той, я хочу сказать, на твоей картине,- добавила она на случай, если он не понял скрывающегося подо всем этим подтекста,- но очень похож. Видишь, она нашила цветы, и если я распущу волосы, то, по-моему...

- Молчи,- хрипло произнес Алекс, и Лори охватил восторг, когда она поняла, что разглядывает он не само чудо портняжного искусства, а то, как оно облегает ее тело, подчеркивая высокую грудь, изящную линию бедер, длину стройных ног. Он стоял и смотрел на нее, во взгляде его ничего невозможно было прочесть, но Лори заметила, что легчайший румянец заиграл на его щеках.

- Этот вырез просто восхитителен.- Подняв руку, он потрогал кружевной краешек декольте, ощутив сквозь муслин тепло его кожи, она на мгновение прикрыла глаза.- Он обрамляет твое лицо, словно нежный цветок.- И он провел рукой по ее губам.

- О Алекс!- Лишь пальцами он смог ощутить легчайший выдох, но этого было достаточно.

С невнятным восклицанием Алекс порывисто сжал ее в своих объятиях, и Лори всем своим естеством, изнемогая от любви, которую так устала хранить в себе, обвила его руками, привлекая к себе. Он прильнул губами к теплой выемке между ее плечом и шеей, а она гладила его темные волосы и, повинуясь доселе неведомому порыву, запрокинула голову, подавшись вперед.

Лори услышала, как он застонал, пальцы его оказались на вырезе ее платья, стягивая его вниз, на плечи, лаская ее грудь сквозь тонкий муслин. Горячие губы прильнули к ее соску, от их прикосновения в ней тоже начало бушевать пламя, невыносимый жар понесся по ее жилам, и каждая клеточка ее тела начинала гореть огнем.

- Синьор Барези.

Раздавшийся голос экономки и осторожный стук в дверь заставили их отпрянуть друг от друга. У Лори вырвался сдавленный полувздох, полустон, перед глазами у нее все кружилось; чтобы не упасть, она прислонилась к Алексу. Тихонько закрыв ладонью ее губы, он прижал ее к себе.

- Что такое, Ольга?- отозвался он, голос его звучал почти как ни в чем не бывало.

- Простите, синьор, но гости уже начинают прибывать.

Он невнятно выругался сам себе под нос и сказал:

- Принесите им мои, то есть наши, извинения. Мы спустимся в холл через несколько минут.

Вслушиваясь в звук удаляющихся шагов, он прижимал Лори к себе, и она почувствовала, как постепенно утихают бешеные удары его сердца. Затем Алекс отстранил ее, держа одной рукой за запястье, а другой прикоснулся к ее лицу, чтобы она обернулась к нему. Он раскраснелся, на губах его блуждала чувственная улыбка, а от выражения его глаз у нее перехватило дыхание.

- Так, значит, ты одобряешь мой выбор костюма.- Слова давались ей с трудом.

Он склонил голову.

- Разумеется.

.- А ты? Что ты наденешь?

- Ах, piccola (Малышка (ит.).), - он легонько щелкнул ее пальцем по кончику носа.- Немного терпения - и ты все увидишь. Но сначала и я быстренько приму душ.- И, сбрасывая на ходу рубашку, он удалился в ванную.

Очень скоро он возвратился, в волосах его блестели капельки воды, кожа все еще была влажной. На бедрах болталось небрежно завязанное полотенце, и его почти нагое тело предстало перед глазами Лори. Их взгляды встретились. Алекс замер на месте, на мгновение их вновь связала невидимая нить страсти, затем он отрывисто произнес:

- Мой костюм в гардеробной.- И снова вышел.

Пытаясь утихомирить бешеный поток крови в своих жилах, Лори начала поправлять розочки в волосах. Она почти уже расправилась с последней, приколов ее точно на то же самое место, когда раздался крик Алекса:

- Лори, иди сюда!

Когда она раскрыла дверь, он стоял перед зеркалом, теребя косо висящий на шее белый кружевной воротник. Он обернулся и недовольно поморщился:

- Никак не могу справиться с этой дурацкой штуковиной.

- Давай я,- успокаивающе произнесла она и, отведя его руки, принялась прилаживать воротник, поворачивая его и так и сяк, покуда Алекс не замычал от нетерпения. Наконец она хлопнула по нему ладошкой и отступила на шаг.

- По-моему, нормально.

- Спасибо.- Он виновато улыбнулся, затем перекинул через плечо черный плащ с высоким воротником.- Ну, как я выгляжу?

- Ты выглядишь изумительно,- сказала Лори, почему-то с трудом переведя дух. Обтягивающие светло-серые бриджи, черные сапоги по колено, белая отделанная кружевами рубашка, воротник на крепкой шее.

Она несмело улыбнулась ему.

- Знаешь, по-моему, ты опоздал родиться столетия эдак на два. Тебе необычайно идет костюм восемнадцатого века.

Он рассмеялся, запрокинув голову и сверкнув белоснежными зубами.

- Но ведь тогда бы мы с тобой не встретились. Итак, я тебе нравлюсь в этом образе?

- В образе кого?

Он на мгновение отвернулся, что-то надел на лицо и предстал перед ней в черной маске. Достал из кожаной сумки пару пистолетов с серебряными рукоятками, покрутил их и нацелился на нее.

- Не бойся, сага,- успокоил он ее, когда она невольно ахнула,- они не заряжены.

И тут до нее дошло.

28

- Так ты - разбойник!

- Естественно.- Он улыбнулся еще более зловеще.- Ты, помнится, как-то говорила, что мне это подходит.- Он низко поклонился ей.- Ты готова?

- Подожди, я только надену маску.- Лори натянула узенькую полоску черного бархата.

- А туфли?

Она решительно замотала головой.

- Нет. Примавере не нужны туфли, чтобы бегать по лугам..

- Но, angelo mio,- голос его превратился в знакомое ей мурлыканье,- ты разве не знаешь, что случается с молоденькими девушками, которые бегают босиком по лугам?

- Расскажи, пожалуйста.- Она невинно посмотрела на него широко раскрытыми глазами, а он медленно растянул губы в таинственной улыбке, от которой сердце ее снова забилось.

- Думаю, лучше будет, если я тебе покажу.

Осторожно поправив вырез ее платья, он пробежал кончиками пальцев по кружевной отделке декольте, и тело ее вновь затрепетало. Она подалась к нему, прикрыв глаза, но он удержал ее.

- Нет, моя дорогая. А то там, внизу, Ольгу сейчас хватит удар. Но когда наши гости уйдут,- вновь эта ленивая улыбка,- остаток ночи после твоего дня рождения принадлежит нам.

Взявшись за руки, они пошли вдоль по коридору и спустились по широкой лестнице, где собравшиеся гости встретили их аплодисментами.

- Лори, дитя мое,- свекровь прижала ее к груди,- ты сегодня очаровательна. С днем рожденья.

- Да, с днем рожденья,- подхватила добрая сотня голосов, и поздравления не переставали звучать у нее в ушах, когда Алекс повел ее в зал, чтобы открыть бал.

В течение следующих двух часов она танцевала то с одним, то с другим кавалером, и улыбалась, и смеялась, и мило розовела от комплиментов; и хотя она очень мало времени могла находиться рядом с Алексом, каждую секунду каждой клеточкой своего тела она ощущала его присутствие, какое-то шестое чувство подсказывало ей, где он сейчас находится, так что всякие несколько минут глаза их встречались, и они обменивались быстрыми взглядами, полными ожидания предстоящей ночи.

Закончился еще один танец, ее кавалер поклонился, и когда она обернулась, то оказалась лицом к лицу с мужчиной в костюме борца за свободу Италии из отряда Гарибальди. Маска и надвинутая на глаза мятая шляпа полностью скрывали его лицо.

Заиграла музыка, он подхватил ее - даже не произнося традиционного "вы разрешите?", и ей пришлось с вежливой улыбкой позволить увлечь себя в водоворот вальса. Но когда они достигли дальнего конца зала, он вдруг вытолкнул ее сквозь раскрытые двери в прихожую, а затем - в небольшой садик на заднем дворе.

- Куда вы меня тащите?- Она смеялась, но по спине у нее пробежал тревожный холодок.- Кто вы?

По-прежнему, не произнося ни слова, человек повел ее прочь от льющегося из окон света, поднес руку к лицу, и перед ней предстало хохочущее лицо...

- Джеймс!

В одно мгновение радостная улыбка исчезла с ее лица, она побледнела, схватившись рукой за горло.

- Привет, Лори.- Он торжествующе улыбался, она всеми силами пыталась сохранить самообладание.

- Как... Что ты здесь делаешь?- шепотом спросила она.

- Пришел повидать свою красавицу невесту, что же еще? Ты же не думала, что я смогу пропустить твой двадцать первый день рождения?

- Я... Я...- Ноги ее готовы были вот-вот подкоситься. Она оперлась о белое плетеное кресло, чтобы не упасть.

- Умный Джеймс, а?- Он упивался собой, его мальчишеские черты так и светились ликованием, и он не замечал оцепенения Лори.

- Но... как ты сюда попал? Надеюсь, не через забор же перелез?- Ее обуял страх за него.- Если Алекс тебя обнаружит...

- Конечно, я не лез через забор. Меня пригласили.

- Кто?

Он поскреб переносицу и подмигнул ей.

- Высокие друзья, дорогая.

Лори озадаченно сдвинула брови. О чем это он? Но времени на радумья не было - в любую минуту кто-нибудь мог появиться.

- Э... Джеймс,- она судорожно проглотила комок в горле,- то письмо...

Конечно, он пришел из-за письма, пришел, чтобы умолять ее не бросать его. И ей придется еще сильнее ранить его. Доброе сердце Лори сжалось при этой мысли.

- Письмо? Я не получал никакого письма. Должен признаться, последние несколько недель я находился здесь.

- Ты хочешь сказать, в Венеции!- Лори в ужасе уставилась на него. Если Алекс его видел...

- Да, я здесь работаю - у Малдини. - Малдини?- Имя это было ей знакомо: еще ; одна стекольная фирма, располагавшаяся на Мурано.

- Абсолютно точно. Все получилось как нельзя более удачно, ты не находишь? Этот ублюдок вышвыривает меня с работы, а я нахожу общий язык с его главным конкурентом. Вот что, Лори,- бой барабанов возвестил об окончании очередного танца,- та моя идея насчет выкупа "Пэджета"... Наверное, ничего не получится. Барези уже расставил своих людей на всех ключевых постах. Остальное, разумеется, остается в силе: в смысле, насчет тебя и его.

- Джеймс, я...

- Этот мерзавец в любом случае получит по заслугам.

- Что ты хочешь сказать?

- Этот твой муженек, ты, может, не в курсе, слишком зарвался - и добром для него это не кончится.

- Нет, я этого не знала,- медленно проговорила она.

- "Пэджет" не единственная фирма, которой он завладел в последнее время, а сейчас он попытался расширить свой рынок сбыта в Восточной Европе.

Лори ошарашенно смотрела на него.

- Но откуда тебе все это известно?

- Я уже говорил: нужные друзья на нужных местах.

Она наморщила лоб.

- О чем это ты?

Но он лишь покачал головой, злорадно ухмыляясь. Лори едва заметила эту ухмылку, мозг ее лихорадочно работал.

Работает на Малдини... Надо непременно предупредить Алекса- но тогда придется рассказать и о их с Джеймсом отношениях.

- В такой ситуации неизбежно...- Он провел ребром ладони себе по горлу.

Лори внутренне содрогнулась. Конечо, он старается сделать как лучше, но, несмотря на это...

- А что конкретно ты делаешь у Малдини? Джеймс принял важный вид.

- Не задавай лишних вопросов, дорогая.- Из комнаты позади них донеслись взрывы хохота, и он бросил быстрый взгляд через плечо.- Сейчас нет времени, но скоро ты все узнаешь. Скажу лишь, что тебе не придется долго терпеть домогательства этого подонка. До сих пор тебе это удавалось?

Она густо покраснела.

- Да. Но...

- Я пытался дозвониться тебе, чтобы сообщить, что я здесь, но всякий раз подходил или этот кретин, или какая-то старая дура, так что я немедленно бросал трубку.

"Значит, вот какие были эти неполадки на линии..." - догадалась Лори, но он продолжал испытующе смотреть на нее.

- Должен сказать, дорогая, семейная жизнь - даже с этим дьяволом, похоже, идет тебе на пользу. Ты сегодня обворожительна. Такая... чувственная.- Голос его слегка поплыл, и тут только Лори уловила исходящий от него запах спиртного.- Ты даже еще красивее, чем в день свадьбы.

- Ты был там?- Глаза ее почти поглотили остальную часть лица.- На площади?

- Естественно.

Значит, ей не померещилось. И снова ее охватил ужас при мысли о том, что может натворить Алекс, если узнает...

- Но зачем?- "Зачем причинять себе лишнюю боль?" - подумала она, но вслух произнести не решилась.

- Из любопытства, наверное. Вроде как посмотрел репетицию нашей с тобой свадьбы.

Наконец она собралась с духом, чтобы выговорить:

- Джеймс, прошу тебя, не продолжай. Я должна тебе кое-что сказать. Я... не смогу.

Глаза его слегка сузились.

- Что ты, черт побери, имеешь в виду?

- Я не смогу,- повторила она,- оставить Алекса и выйти за тебя замуж.- Вначале Лори хотела как-то смягчить удар, подготовить его и пыталась сделать это еще в письме, но возможно,- подумала она,- после внезапного признания ему, наоборот, будет легче забыть ее.

- Что?

- Я виновата перед тобой, Джеймс.- Она попыталась взять его за руку, но он вырвался.- Но с моей стороны было бы нечестно выходить за тебя замуж. Я не люблю тебя. Я поняла, что люблю Алекса.

29

На мгновенье наступила полная тишина, затем он произнес:

- Как роматично.- Ухмылка скривила лицо Джеймса, всю мальчишескую веселость как рукой сняло.- Ну-ну. Что ж, быстро ты обернулась.

- Что ты имеешь в виду?

- Любишь его? Не смеши меня. Деньги - вот что вскружило тебе голову, милочка. Вот это все,- он указал рукой назад, на palazzo, наполненный музыкой и смехом.- Блеск, мишура - и деньги.

- Нет. Не думай, будто я не задавала себе этого вопроса много раз, но клянусь тебе, дело не в этом. О Джеймс,- она была готова заплакать,- я так виновата перед тобой.

- Виновата?- Его распирало от еле сдерживаемого бешенства.- Значит, я провел последние пять лет, заискивая перед этим твоим недоумком-папашей...

- Ах!- Лори едва не задохнулась от ужаса и негодования.

- А что до тебя, то ты всего лишь маленькая дрянь...- Он запнулся подбирая слова.

Лори ненадолго прикрыла глаза, чтобы удержать навернувшиеся слезы.

- Что до меня?- спросила она прерывающимся голосом.

- Ты, дорогуша, была моим пригласительным билетом в богатую жизнь - до тех пор, пока "Пэджет" еще хоть как-то дышал на ладан. А потом ты стала для меня средством расквитаться с этой свиньей за унижение, которое я перенес от него.

- Ты хочешь сказать,- еле слышно произнесла она,- ты не любишь меня и никогда не любил?

Он надсадно, с издевкой захохотал.

- Любил тебя? Боже Праведный, конечно, нет. Но даже...

Она заметила, что взгляд его стал жестче, и рванулась было прочь, чтобы убежать, но не успела: он вцепился в нее, схватил в охапку и грубо прижал к себе.

- Нет! Пожалуйста, Джеймс, пусти меня,- неистово зашептала она. Даже сейчас она не могла позволить себе позвать на помощь и навлечь гнев Алекса на свою и его голову.

- Отпустить тебя? Но не раньше, чем я наслажусь твоим аппетитным телом.

И, зажав ей рот своим, чтобы заставить замолчать, он начал грубо мять ей грудь, немилосердно тискать пальцами нежную плоть. Это была чудовищная пародия на ласку Алекса, и Лори сквозь муслин почувствовала, какие липкие у него ладони.

Свет померк у нее в глазах, она не могла дышать, но тут услышала, как Джеймс что-то пробурчал - и, о чудо, отпустил ее. Она открыла глаза и увидела, что он бьется, пытаясь вырваться из железных объятий Алекса.

- Что ты, гадина, делаешь с моей женой!- Алекс был в бешенстве.- Лори, с тобой все в порядке?

- Да.- Она судорожно глотала свежий ночной воздух.- Но не надо...

- Так, а ты... Давай-ка посмотрим, кто ты такой.

Он рывком развернул Джеймса к свету, словно тряпичную куклу, и она услышала, как дыхание со свистом вырывается из его груди. Алекс лишь мельком взглянул на нее; она стояла, оперевшись о кресло, руки и ноги ее дрожали, тошнота подступала к горлу. И тут он съездил кулаком по искаженному лицу Джеймса.

Лори как-то сумела выпрямиться. В подобном состоянии, граничащем с умопомрачением, и от ярости он, без сомнения, способен был убить Джеймса. Бросившись вперед, она схватила его за руку.

- Нет! Нет! Алекс, не надо!

Вначале казалось, что он вовсе не собирается внимать ее отчаянным мольбам, но затем исполненным брезгливости жестом отпустил Джеймса. Джеймс покачнулся назад и упал прямо в кресло.

- Вставай.- Даже она ни разу не слышала от Алекса подобного звериному рычания. Холодного, отчужденного и недвусмысленно угрожающего.- Вставай и убирайся!

Джеймс неловко поднялся, ощупывая разбитую щеку, из которой сочилась кровь.

- Ты гость у меня в доме,- тон Алекса был все тем же,- так что больше я тебя не трону. Но если ты когда-либо еще раз осмелишься переступить этот порог или прикоснуться к моей жене хотя бы пальцем - клянусь, я удавлю тебя вот этими самыми руками.

Джеймс повернулся было, чтобы скорее уйти, но затем передумал и остановился, переводя взгляд с Алекса на Лори; отвратительная гримаса исказила его некогда миловидное лицо.

- На твоем месте я бы последил за женушкой, Барези,- заплетающимся языком произнес он.- Не думай, что дело во мне... Вот эта... вот она... пройти не может мимо чего угодно, лишь бы оно было в штанах.

И, увидев, что Алекс вновь сжал кулаки, он быстро развернулся и скрылся в одной из боковых аллей.

Лори хотела, чтобы Алекс повернулся к ней, обнял, приласкал и успокоил. Да, он повернулся к ней - очень медленно, и она увидела выражение его глаз через прорези в черной маске.

- Приведи себя в порядок.- Тон его не изменился, несмотря на то, что Джеймс удалился.

Опустив глаза, она увидела, что платье в ожесточенной схватке сползло с плеча, и одна из ее жемчужно-белых грудей оказалась снаружи. Дрожащими пальцами она поправила платье.

- Не знал, что необходимо проверять список твоих гостей.

- Моих?- Пальцы ее замерли.- Не думаешь же ты, что это я пригласила Джеймса?- Господи, да именно так он и подумал. От ужаса у нее перехватило дыхание.- Алекс, пожалуйста.

- Алекс, пожалуйста - что?

- Пожалуйста, верь мне.- Тело ее било неудержимая дрожь, с которой, казалось, она была уже не в силах совладать.

- Верить тебе, ты, маленькая...

- Ах, вот вы где!

Они оба резко обернулись и увидели в дверном проеме Елену, которая неодобрительно цокала языком.

- Не будь эгоистом, братец, милый. Ты не можешь держать Лори подле себя весь вечер. По крайней мере, до тех пор, пока мы здесь.

И она лукаво улыбнулась им, отчего Лори едва не зашлась в припадке истерического хохота. Затем, не замечая "буквально звенящего в окружающем их воздухе напряжения, она взяла обоих молодоженов за руки и потащила обратно в дом.

Оставшуюся часть вечера, когда бы Лори ни находила глазами Алекса в толпе, он неотрывно смотрел на нее и его серые глаза вонзались в нее, словно два острых осколка серого гранита. И когда она задувала свечи на великолепном, облитом розовой глазурью торте и отрезала первый кусочек, он легонько положил ей руку на плечо, но пальцы его были холоднее льда.

Глава 11

- Готовишься к очередному представлению? Лори неподвижно глядела на отражавшуюся в трюмо незнакомку: мертвенно-бледную, с лихорадочным взглядом. Она резко обернулась к Алексу, который наблюдал за ней, облокотившись о дверной косяк. Выпрямившись, он прошел в комнату, неслышно затворив за собой дверь.

Он швырнул на кровать свою разбойничью накидку, за ней последовали пистолеты, после чего стащил с себя маску, и теперь она ясно увидела полыхавший в его глазах гнев.

Лори облизала губы.

- Алекс, я знаю, как все это выглядит со стороны, но неужели ты действительно думаешь, что я настолько глупа, чтобы пригласить Джеймса сюда? Посуди сам,- продолжала она, немного воодушевившись, заметив, что уголки губ его слегка дрогнули,- как бы я осмелилась на это, отлично зная, какова будет твоя реакция?

Он пожал плечами.

- А чем ты рисковала? Бал-маскарад - идеальное место для свидания с любовником.

- Нет!- Она в отчаянии стукнула кулаком.

- Если бы вы только смогли удержаться от бурных ласк,- его исполненный презрения тон обжигал даже ее кожу,- хитрее способа и не придумать.

- Нет!- громко повторила она.- Все было не так. Ты должен поверить мне. Кто-то действительно пригласил его, как он говорит, но, клянусь, не я.

- Кто же тогда? Моя мать? Елена? Марчелло?

- Да. Нет. Да не знаю я. Она обхватила руками голову.- Знаю лишь, что я этого не делала.

- Я тебя умоляю.- Холодок в его тоне сменился арктическим морозом.- Сделай одолжение, признай у меня наличие хоть капли мозгов. Кроме всего прочего,- арктический мороз сменился абсолютным нулем,- кто, кроме тебя, в Венеции знаком с Форситом? Никто.

Лори ухватилась за его слова.

- Но Джеймс сказал, что знает здесь кого-то. Он... он работает у Малдини.

- Что? - Алекс помрачнел до такого состояния, что это трудно было себе представить.

- И он говорит, что ты рискуешь не справиться с разрастающимся производством. Это правда?

30

- Отчасти. Но я держу ситуацию под контролем. О, не волнуйся, милочка, твой роскошный образ жизни вне опасности.

- Не это меня волнует, и ты прекрасно это знаешь,- с жаром возразила она.- Но Джеймс находится здесь уже несколько недель, с самого дня нашей свадьбы.

Слишком поздно она поняла, что подставляет себя под удар. Она увидела, как Алекс прищурился, затем он пересек комнату и наклонился над ней, сверля ее глазами, она вздрогнула, когда его тень накрыла ее.

Что ж, неудивительно, что ты сумела устоять перед моим неотразимым обаянием.- Он сжал губы.- Все это время у тебя был любовник, который вполне удовлетворял тебя.

- Говорю тебе, нет.- На этот раз она схватила щетку для волос и так стукнула ею по столу, что стоявшие на нем пузырьки жалобно зазвенели, затем посмотрела на него, взор ее был чист и светел.- Ради Бога, Алекс, не говори таких ужасных вещей. Когда-нибудь ты будешь очень сожалеть об этом, я уверена.- Голос ее задрожал, и она с силой закусила губу.- Ни за что на свете она не расплачется перед ним.

- Какая невинность.- Он бесстрастно рассматривал обращенное к нему лицо жены.- Но меня не проведешь. Все эти твои бесцельные блуждания по Венеции - без сомнения, ты встречалась с ним каждый день. Я, судя по всему, недооценивал этого джентльмена. Он вовсе не такой щепетильный, как я думал. Как ты, должно быть, досадовала, что я умудрился вернуться к твоему дню рождения - сейчас бы вы праздновали его вдвоем, в этой самой кровати.

- Ты с ума сошел. Если ты думаешь, что я бы...

- А тот небольшой спектакль несколько часов назад... Любой мужик сгодится да? Отвечай же,- не отступал он, а Лори, потупив глаза, разглядывала свои сцепленные на коленях руки, беспрерывно сжимая и разжимая пальцы. Схватив ее за волосы, он повернул ее лицом к себе.- Так или нет?

- Как тебе угодно, Алекс,- бесстрастно пробормотала она.

Он некоторое время пристально всматривался ей в лицо, затем резко, словно испугавшись того, что он может совершить, отпустил ее, сунул руки в карманы, отошел и прислонился к стене.

- Предпочтительнее, конечно, Форсит, но и прочие могут сгодиться, даже твой незадачливый муж.

- Ах!- Она прижала ладонь ко рту, вздрогнув, словно он действительно ударил ее. Но

жестокое презрение, прозвучавшее в его голосе, вывело ее из оцепенения как ничто другое. Вскочив на ноги, она смело посмотрела ему в лицо, через нейтральную полосу белого ковра.

- Вижу, ты намерен думать обо мне лишь самое худшее, Алекс. Ладно, но я хочу тебе кое-что сказать.

- Но, пожалуйста,- он утомленно покачал головой,- не надо больше лжи.

- Нет,- отчетливо произнесла она,- именно потому, что я не хочу больше лжи, я собираюсь сказать тебе это.

Но сердце ее учащенно забилось при мысли о том, как сильно она рискует. Как он, взбешенный до невменяемости, поведет себя? Но отступать было поздно.

- Это началось в тот самый день в Маллардсе, помнишь?

Он угрюмо хохотнул.

- Вряд ли мне удастся его забыть.

- Ты сказал, я должна выйти за тебя замуж,- медленно начала она, но затем слова полились сами собой,- или ты уничтожишь "Пэджет". Да, я не могла допустить этого, боялась, что отец не перенесет удара. И тогда Джеймс, то есть мы,- даже сейчас какие-то остатки былой привязанности к Джеймсу заставили ее навлечь и на себя часть гнева Алекса,- составили план.

Лори взглянула на него, но обрамленное кружевным воротником лицо было погружено в тень. Она разглядела лишь жесткую складку его губ.

- Мне пришлось согласиться на эту свадьбу, но я собиралась отказаться спать с тобой. Джеймс... то есть мы посчитали, что в таком случае ты начнешь ненавидеть меня настолько, что будешь счастлив избавиться от меня и, согласившись на развод, дашь нам выкупить "Пэджет".

Лори замолчала, ожидая, что он ей на это скажет, но такой же реакции на свои слова она могла бы ожидать только от гранитной глыбы.

- Алекс, поверь, мне очень жаль, что так получилось. Но ведь ты тогда не предоставил нам никакого выбора, разве не так? - Она робко улыбнулась ему, но он словно не заметил этого.

- Вот, значит, чего ты добиваешься.- Голос его звучал словно откуда-то издалека.- Развод, и "Пэджет", разумеется.

- Нет же. Я сама так думала, но теперь все изменилось. Сегодня я сказала Джеймсу,- а до этого я написала ему,- но он уже был здесь и не получил письма,- что я отказываюсь от всех наших замыслов.

- Силенок не хватает?

- Нет, не поэтому,- Для него она лгунья, аферистка, а теперь еще и трусиха. Как еще убедить его, когда их разделяет не несколько футов ковра, а целая бездна злобы и недоверия? Господи, сделай так, чтобы он услышал меня!

Лори ожесточенно теребила пальцами одной руки тончайший муслин на декольте платья, глядя на него невидящим взглядом. И тут ее осенило.

- Это платье, Алекс.- Она смело посмотрела ему в глаза.- Почему, по-твоему, я надела его?

Он слегка лениво повел плечом.

- Понятия не имею.

- Больше никто не называл меня своей Примаверой. Я надела его для тебя.- Помимо воли голос ее дрогнул. Она раскрывалась перед ним, всецело отдаваясь его власти.- Я не могла прямо сказать тебе это, и я нашла способ показать тебе, что я...

- Показала мне что? - Он был неумолим.

- Что я люблю тебя.

Ее негромко сказанные слова растворились в комнате, и наступила такая тишина, что Лори смогла расслышать даже удары собственного сердца.

У Алекса не дрогнул ни один мускул на лице. Все напрасно. И тут Лори не выдержала, переживания вечера сломили ее напускное спокойствие. Где-то в глубине ее груди родилось рыдание и упорно прорывалось наружу. Она приложила обе руки ко рту, чтобы сдержать его, но бесполезно. Первый всхлип вырвался с мучительным звуком, за ним - еще один, и еще один, пока все ее хрупкое тело не стало содрогаться под их бурным натиском.

И в следующее мгновение он обнял Лори, прижав ее голову к своей груди, а чтобы успокоить, гладил волосы жены, пока наконец последние рыдания не стихли. Тогда он легонько отстранил ее и произнес со странной, искаженной страданием улыбкой:

- Знаешь, сага, слезы,- это запрещенное оружие.

- Прости.- Она легонько всхлипнула, и еще две дрожащие слезинки повисли на ресницах, Алекс нежно стряхнул их мизинцем.

- Лори,- хрипло произнес он.

- Да? - Она несмело улыбнулась ему, потом, подняв руку, погладила его по щеке, пытаясь этим ласковым жестом выразить все то, что не могла передать словами.

Алекс поймал ее руку, прижался губами к теплой коже, и в следующий момент словно что-то взорвалось внутри их обоих, и они прильнули друг к другу, пальцы их яростно срывали непрочные преграды, разделяющие страстные тела. Они забыли осторожность, забыли даже нежность.

Подхватив Лори на руки, Алекс бросил ее на кровать, она сразу же приподнялась, прильнула к нему. Как и в ночь свадьбы, он развел в стороны ее колени, но теперь каждой клеточкой своего тела она жаждала его, и она с упоением отдалась ему.

Лишь на мгновение он остановился, ощутил теплую влагу, уже готовую принять его, и скользнул внутрь. Лори пронзило насквозь, и она едва не застонала - не столько от боли, сколько от неслыханного прилива наслаждения, которое становилось невыносимым, а он двигался, вновь и вновь проникая в глубь нее в нетерпеливом пульсирующем ритме.

Вне этого ритма, этих рук, гладящих нежную бархатистую кожу, и прерывистого дыхания, раздававшегося в ушах каждого из них, ничто на свете не существовало - и так, казалось, было всегда. Ибо этого момента она ожидала со дня своей самой первой встречи с Алексом. И просто не знала, что именно этого - пугающего, восхитительного, невыносимого - недоставало ей все это время.

Впившись ногтями в его плечо, Лори ощутила, как напряглось его тело, он чуть отпрянул от нее, и с его последним сокрушительным ударом словно бы вся Вселенная взорвалась на мельчайшие частицы...

Ей казалось, что прошли века, прежде чем она выкарабкалась из бездны сладостного забытья. Она открыла глаза и увидела Алекса, лицо его сияло от нежности, он лежал на боку, глядя на нее.

31

- Лори,- мягко произнес он и ласково, но по- хозяйски положил руку ей на живот.

- Да?

- Ничего. Просто - Лори...- И, взяв ее за руку, он тихонько ткнулся носом в ее ладонь.- Я сделал тебе больно, amore mio? - Голос его звучал приглушенно.

- Нет, что ты.- Она застенчиво улыбнулась.- Это было прекрасно.

Он негромко рассмеялся.

- О, но в следующий раз...- Он многообещающе помолчал, и взгляды их встретились, затем Лори отвела глаза, стыдясь того, что он может прочесть в них ее ненасытное желание, нестерпимую тягу к нему.

- О, мое платье! - Наряд Примаверы свернулся бесформенным комочком в ногах кровати, куда Алекс закинул его; она потянулась за ним. Платье было безнадежно испорчено: Алекс сорвал его, резко дернув молнию, и тончайший муслин не выдержал.

- Что бы сказала синьорина Джаннини?

- Думаю, она была бы довольна результатами своих трудом,- хохотнул он.

Отобрав у нее платье, Алекс швырнул его на пол, к прочей одежде, в беспорядке разбросанной по ковру. Взгляд Лори упал на его сапоги, которые она лихорадочно помогала ему сбрасывать, и она слегка покраснела, закусив губу.

- Не смущайся, carissima,- торопливо сказал он.- Любовь между мужчиной и женщиной - это величайшее чудо, это самый чистый восторг, который способны испытывать человеческие существа.

- Но ты можешь подумать, что я...

- Маленькая распутница? Конечно.- Он подтрунивал над ней.- Но разве я не говорил тебе как-то, что в тебе бушует пламя? А сегодня - наша ночь, ночь, когда открывается истина.- Неожиданно он хлопнул себя ладонью по лбу.- Чуть не забыл!

Пройдя к гардеробу, он растворил дверцы и достал две обернутые в белую бумагу коробки, которые положил на кровать. Лори открыла ту, что поменьше, там оказалась массивная золотая цепочка с великолепным каплевидным изумрудом.

Взяв ее в свою левую руку, он поднес ее обручальное кольцо к кулону.

- Мне сказали, что они вместе составят прекрасный гарнитур.- Лори, не в силах вымолвить ни слова от избытка чувств, подняла на него глаза, а он продолжал: - Я не знал, что бы подарить тебе на день рождения, но на прошлой неделе позвонил ювелир и сообщил, что ему - совершенно случайно - попала в руки эта вещица, и он решил, что она меня заинтересует.

- Какая красота, Алекс,- с трудом произнесла она. Камень у нее на ладони горел темно- зеленым огнем.

- Надо было вручить тебе его пораньше, чтобы ты могла появиться в нем на балу, но я так торопился, что позабыл обо всем на свете. Но утро пока не наступило, так что с днем рождения, amore mio.

Он повесил цепочку ей на шею, и камушек улегся в ложбинку меж ее белоснежных округлых грудей.

- Не забудь про это.- Он указал Лори на другую коробку, гораздо больших размеров.

- О, но ты не должен делать мне столько подарков,- запротестовала она.

- Это - свадебный подарок.

Раскрыв коробку и развернув мягкую бумагу, Лори обнаружила там любовный кубок. Она приподняла его, глядя, как играет свет в его гранях. Алекс, перегнувшись через нее, легонько щелкнул по краешку, и стекло издало мелодичный звон.

- Это восхитительно,- выдохнула она.- Спасибо, Алекс.

- Мы должны немедленно из него выпить. Говорят, что это добрая примета.

Найдя свой черный халат, Алекс накинул его и вышел, появившись через несколько минут с ведерком со льдом и бутылкой шампанского.

- Подними кубок,- велел он и наполнил его почти до краев пенящимся розовым вином.

Лори протянула кубок ему.

- Нет, сначала ты. Но мы должны держать его вместе.

Взявшись каждый за одну из витых ручек, они приподняли кубок, и Лори поднесла его к губам. Ледяная жидкость побежала по горлу, от пузырьков пощипывало в носу.

- М-м-м, замечательно. Теперь ты, Алекс.- Он тоже выпил, затем снова протянул кубок ей. На этот раз Лори чувствовала на себе его взгляд, наблюдающий поверх кубка за тем, как она пьет, и от выражения его глаз она...

- Держи как следует. Ты же льешь мимо рта. Она опустила глаза и хихикнула.

- О Господи, действительно.

Правую грудь пересекала цепочка светло-розовых капелек, но когда она попыталась стереть их, Алекс остановил ее.

- Позволь мне.

Нагнув голову, он слизал капельки, нежно скользя языком по бархатисной коже, покуда Лори не застонала, закусив губу, живущее внутри нее желание стало нестерпимым.

- Алекс,- выдохнула она еле слышно.

- М-м?

- Научи меня любить тебя.

- Всему свое время.- И снова он нежно скользил по ее коже, пока ее тело яростно не содрогнулось.

- Нет, я хочу, чтобы и тебе было приятно.- Она проговорила это, задыхаясь, борясь со своим собственным желанием, гладя его по голове.

- Хорошо.- Он перевернулся на спину и распростер руки, в глазах его плясали ленивые смешинки.- Я весь в твоей власти, сага.

Медленно, стыдясь чего-то, она протянула руку и провела ею по его груди, легко касаясь пальцами пушистых темных волос, затем начала ритмично двигать их вокруг его сосков, ощущая ладонью, как они напрягаются.

- Тебе нравится? - осторожно спросила она.

- Возможно.- Лори уловила смех, звучавший в его голосе.

С опаской она двинулась ниже, описывая замысловатые спирали по его животу, восхищаясь при этом мощными мышцами, напрягшимися под тонкой кожей, затем еще ниже, где кончики ее пальцев ощутили мягкие заросли волос, и еще дальше, в пах.

- А это?

- Конечно.- Смеха в его голосе больше не было.

- А это? - прошептала она. Алекс застонал.

- Ты, маленькая ведьмочка, прекрати же немедленно. Сегодня вся ночь принадлежит только мне.

Но Лори, чувствуя, как в глубине ее закипает неудержимая радость от осознания своей власти над ним, лишь дерзко улыбнулась, скромно потупив глазки, покуда он с очередным воплем побежденного не накинулся на нее.

И они попали в ураган страсти. Он ревел над их головами, подхватывал их, швырял из стороны в сторону, затем кидал вниз, словно поломанных кукол, и они лежали, разбитые и опустошенные, в объятиях друг друга.

Уже светало, когда Лори очнулась. Комнату наполнял неясный полупрозрачный свет, какой бывает лишь на границе дня и ночи. Алекс, приподнявшись на локте, наблюдал за ней. На ее щеках еще не высохли слезы восторга и боли. Алекс осторожно вытер их кончиком пальца.

- Ах, Алекс,- голос ее задрожал. Он ничего не сказал, лишь озорно улыбнулся ей, отчего внутри у нее все болезненно сжалось, и вновь обвил ее руками. На этот раз он действовал медленно, сладострастно, его оружием были лишь губы и руки. Кровь в жилах Лори превратилась в тягучий мед, приторная сладость струилась по ее телу. Голова ее металась по подушке; вновь и вновь она невнятно повторяла его имя, но когда попыталась привлечь его к себе, он одной рукой удержал ее за запястье, другой продолжал атаку на ее чувства, которые более не принадлежали ей.

Раз за разом он доводил ее до грани потери сознания, но каждый раз, когда она молила взять ее немедленно, он убивал ее; он заглушал ее протесты своим ртом, нежно заставляя замолчать, успокаивал ее, возвращая к жизни от той последней грани. Плоть ее трепетала и содрогалась под его прикосновениями, она лежала, беспомощно распростертая, а он вновь и вновь зарождал в ней этот медленный сладостный водоворот чувств, заставляя забывать о боли. И Лори, наполненной тягучим жаром, казалось, что она - лишь пузырь из расплавленного стекла, который руки мастера доводят до все большего совершенства.

И когда наконец Алекс овладел всем ее телом, на этот раз с намеренной бесконечной медлительностью, она зашлась в диком протяжном вопле. Ничто в этом мире, знала она, никогда не будет прежним, ибо Алекс разбил ее на мельчайшие осколки, расплавил и переделал, и теперь она - совсем другая.

Прости меня, сага, что я лишил себя удовольствия видеть твое пробуждение. На сегодняшнее утро у меня назначены решающие эксперименты, но я вернусь пораньше.

Лори пробежала записку глазами и положила ее обратно на прикроватную тумбочку, откуда все равно могла видеть четкие черные буквы, и, к стыду своему, ощутила жгучую -досаду. Не будь смешной! Не мог же он не поехать. И он скоро вернется, не зря же написал об этом.

32

Сегодня она попросит Ольгу приготовить что-нибудь особенное... Они поужинают вдвоем при свечах на балконе, выходящем на канал... Она наденет синее шелковое, нет - Лори затаила дыхание при одной мысли - истошно-красное платье от Валентине, которое без дела висело в шкафу уже несколько недель... А после...

Она покраснела, устыдившись образов, представших перед ее мысленным взором, затем рассмеялась и, отбросив покрывало, направилась в ванную. Она должна была измениться за эту ночь, она не знала, как именно, но была уверена в этом. Она посмотрелась в зеркало и поняла, что не ошибалась. Хотя оттуда на нее смотрела та же самая Лори, она полностью преобразилась.

Кожа ее словно светилась изнутри. Как сказал Алекс, когда первые лучи солнца упали на кровать, а она засыпала в его объятиях? "Твоя кожа словно жемчуг в вине". И после этого нежно убаюкал ее.

И лицо тоже. На обычно бледных щеках заиграл румянец, зеленые глаза излучали счастливое сияние, а губы - они были приоткрытыми, полными и чувственными, распухшими от поцелуев Алекса.

Когда Лори спустилась вниз, кругом суетились слуги, делая генеральную уборку после вчерашнего приема. Она прошла на кухню.

- Пожалуйста, позвольте мне помочь,- попросила она и попыталась надеть фартук, но экономка, придя в ужас от самой мысли, что синьора будет марать свои ручки, предельно учтиво выпроводила ее.

Она удалилась, забрав с собой поднос с кофе, апельсиновым соком и горячими булочками с маслом. В столовой царила суматоха, так что Лори, наконец, нашла убежище в кабинете Алекса, куда, как она знала, никто из прислуги не посмеет и носа сунуть.

Стол был завален фотографиями и чертежами нового дома. Накануне вечером она слышала, как Алекс рассказывал о ней Эмме и Марчелло, он собирался отвезти их туда. Она расчистила место для подноса, налила себе кофе и приступила к еде, рассеянно разглядывая снимки.

Очень скоро Алекс возьмет ее туда - и теперь позволит ей помогать. Она сможет выбрать цветовую гамму... Это будет кухней, в углу плита, которую топят дровами... К сосновой мебели идеально подойдет солнечно-персиковый цвет, может, с небольшими вкраплениями светло-зеленого и белого... А это будет спальня, потолок простирается вверх, к самым стропилам - для прохлады. Как славно будет просыпаться здесь и видеть кругом покрытые зеленью горы...

Достав из пачки очередную фотографию, Лори обнаружила под ней конверт из коричневой бумаги. Наверное, еще снимки - до чего же Алекс гордится своей новой игрушкой! Улыбнувшись, она открыла конверт и вытащила оттуда несколько листочков бумаги, покрытых рядами сложных математических формул. Улыбку сменила сосредоточенная гримаска, она переворачивала листки, но там были лишь очередные уравнения. Наверху одного листка было написано почерком Алекса, который невозможно было ни с чем перепутать: "Стекольная масса. Температурная шкала". Без сомнения, это было именно то, над чем они работали вместе с Джулией, пытаясь разработать новую, более продуктивную технологию. Но в таком случае, почему бумаги валяются здесь, среди планов дома, открытые для всех любопытных глаз?

Тут Лори неожиданно поняла, что то же самое случилось и тогда, четыре года назад. Алекс был до того уверен, что сверхсекретные эскизы надежно заперты в сейфе, а сам вместо этого оставил их среди старых, которые подарил ей. Лори охватило ликование. Даже после прошедшей ночи она не была до конца уверена, что он уже не считает ее воровкой. Теперь-то он поверит ей.

Но прежде всего надо спрятать их в надежное место. Засунув бумаги обратно в конверт, она встала и повернулась к стенному сейфу. Машинально положила руку на диск с цифрами, тут же подумала: "Глупая, ты же не знаешь кода!", и вдруг от ее легкого прикосновения дверца распахнулась.

А вот это, действительно, непростительная беспечность. Вчера вечером Алекс, наверное, не отдавал себе отчета в своих действиях - или это было сегодня утром? Улыбаясь про себя, она распахнула дверцу, чтобы положить конверт на нижнюю полку.

- Ах вот ты где. , От голоса Алекса, исполненного теплоты и нежности, Лори едва не выскочила из своей кожи. Она торопливо обернулась.

- Ой, Алекс, как ты меня напугал. Я думала, ты уехал на целый день.

Она с облегчением рассмеялась, он приблизился к ней.

- Что ты здесь делаешь, Лори? - Голос его едва уловимо изменился.

- Всюду такая кутерьма. Я принесла завтрак сюда. И смотри, среди фотографий нашла вот этот конверт. Кто угодно мог его взять.

- Мог,- согласился он, но от ледяных интонаций в его голосе она почувствовала легкую тревогу.

- И я решила, что нужно спрятать его.

- А каким образом ты открыла сейф?

- Он был уже открыт. Знаешь, Алекс,- она улыбнулась ему,- я уверена, что именно это произошло, когда...

- А знаешь, что я думаю, Лори? Я думаю, ты вовсе не перекладывала конверт, а доставала его.

- Ох! - Последние лучики счастливого сияния улетучились из ее глаз, и она прижала руку ко рту. Алекс тоже побледнел и сжал губы.

- Алекс,- неуверенно начала она.- Не можешь же ты по-прежнему считать меня воровкой - даже после прошлой ночи.- Голос ее прервался.

- Не могу? - в глазах его сквозил холод, который проникал ей в самое сердце.- Позволь мне высказать собственную версию, душа моя. Нет,- прервал он ее, когда она снова попыталась продолжить разговор. Он произнес это ровным голосом, но Лори вынуждена была умолкнуть.- Действительно, с моей стороны было глупо сообщать в записке о том, что я собираюсь отсутствовать дома весь день. Это было тебе на пользу, чтобы осуществить свои планы. А перед этим ты узнала о том, что мы начинаем испытывать новую технологию... И ты решилась. Если ты намеревалась действовать, надо было поторопиться.

- Но зачем? Если на то пошло,- с горечью произнесла Лори, ощущая сердечную боль,- какой в этом был смысл? "Пэджет" теперь принадлежит тебе.

Он скривил тонкие губы.

- Не строй из себя паиньку. Я уже сыт этим по горло, больше ты меня не проведешь.

Он ухватил ее за руки, пальцы, совсем недавно доводившие ее до вершины блаженства, теперь давили, как клещи. Лори еле удерживалась, чтобы не .рскрикнуть от боли. Лицо Алекса перекосилось от злости, и, словно боясь не совладать с собой, он резко оттолкнул ее от себя так, что она больно уда-Филась плечом о стену.

- Есть много других фирм по производству стеклянных изделий, помимо "Пэджета", которые бы заплатили за то, чтобы узнать наши секреты.- Он помолчал.- Малдини, например.

- Нет! - Она в ужасе уставилась на него.- Не думаешь же ты...

- Почему бы и нет? Вчера вечером, когда я застал вас с Форситом в страстных объятьях, первая моя реакция все же оказалась правильной.- На этот раз Лори не была уверена, кому было адресовано это презрение, ей или ему самому.

- Ты ошибаешься, Алекс, ошибаешься с самого начала. Я...

- Вы обсудили все детали своего преступления, да, преступления,- повторил он, когда она поморщилась от чудовищного слова,- кражи формулы. Он бы ее скопировал, а ты могла бы преспокойно вернуть документы на место, и если бы разум мой сегодня не занимали совсем иные проблемы,- он невесело усмехнулся,- и мне не пришлось бы возвратиться за ними обратно домой, все прошло бы как нельзя более гладко. Право, должен поздравить тебя, душа моя. Такой прогресс по сравнению с топорными методами работы четырехлетней давности. Или, возможно, поздравить следует более опытного жулика, мистера Форсита?

- Алекс, я ни на секунду не могу допустить, что в этом замешан Джеймс. Ты оставил их здесь, среди фотографий, иначе и быть не может. Когда я спросила Джеймса, как он попал на прием, он сказал что-то о нужных друзьях на нужных местах.

- Именно так. Кто может быть лучшим другом в таком деле, чем моя собственная жена, и какое нужное место - лучше моей постели?

Кровь бросилась ей в лицо и вновь отхлынула, так что Лори снова стала бледной. Она готова была кинуться ему в ноги, но нужно было как-то оправдываться - кроме как на саму себя положиться ей было не на кого.

33

- Я сказала ночью, что ты намерен думать обо мне лишь самое худшее - и так оно и есть.

- А что прикажешь мне о тебе думать?

- Ты давно мог бы понять, что я неспособна на такое.

- С какой стати?

- Потому что я люблю тебя и, что бы ты ни говорил, буду продолжать любить тебя.

Мгновение он глядел на обращенное к нему лицо Лори. Но затем почти печально покачал головой.

- Ох нет, святая моя невинность, довольно. Прошлой ночью я, как дурак, позволил провести себя смазливому личику, красивому платью и, - голос его зазвенел от ярости на себя,- поверить паре-тройке слезинок. Все, хватит.

- Не волнуйся, Алекс, мне больше не понадобятся слезы. Скажи только, зачем мне дурачить тебя?

- Из мести, естественно, милая моя жертва вендетты. А как же?

- Значит, ты действительно веришь, что я могла так поступить с тобой? - Сердце Лори рвалось на части, на сотни крошечных страдающих кусочков, и она с трудом выдавливала из себя слова.

Он слегка пожал плечами, словно вопрос этот его никак не касался.

- Ты не оставляешь мне альтернативы.

- Но ты должен позволить мне...

- О, Бога ради, убирайся из моего дома, пожалуйста.

Она смотрела на него невидящим взором сквозь пелену слез, несмотря на все ее гордые слова, а он добавил:

- И убирайся из моей жизни - навсегда!

Глава 12

Схватив конверт, Алекс круто развернулся и вышел из комнаты. Сначала Лори услышала доносившийся из холла голос экономки, Алекс что-то односложно пробурчал в ответ, затем входная дверь с грохотом захлопнулась за ним. t - О, Алекс,- вырвались у нее сдавленные слова, и лицо ее искривилось от физической боли, пронзившей все ее существо. Она направилась было к креслу, но, заслышав шаги снаружи, подошла к окну и стояла, глядя в него. Никто не вошел, но в любом случае нельзя прятаться здесь целый день. Алекс хочет, чтобы она уехала, не так ли? "Убирайся из моего дома... из моей жизни". Его слова прозвучали словно погребальный звон, он что-то убил в ее душе, и она никогда не оправится от этого. Но тем не менее ей придется притворяться и заставить окружающих поверить, что она все еще жива. "Убирайся из моей жизни..."

* * *

В аэропорту, едва осознавая, что делает, Лори присоединилась к беспорядочной очереди возвращавшихся домой английских туристов, тянущейся к окошечку "Бритиш Эйрлайнз". Она прикрыла глаза и едва не пошатнулась. Неужели она покидает Италию, страну Алекса, ставшую теперь и ее домом? Но ведь ты не нужна ему,- прежний холодный внутренний голос снова был с ней.- Садись на самолет - и к вечеру ты будешь уже в Маллардсе.

На мгновение ее измученная душа затосковала по целебной размеренности и спокойствию деревенской жизни, шелесту листвы, аромату роз в ночном воздухе.

- Синьора?

Лори раскрыла глаза и увидела перед собой девушку в щегольской форме, вопросительно смотревшую на нее.

- Ох, простите. Я... Я передумала,- выпалила она и, не обращая внимания на любопытные взоры окружающих, повернулась, подхватила чемодан и решительно направилась к пункту проката автомобилей.

* * *

Должно быть, это та самая дорога. Лори взглянула на карту, выданную ей автопрокатной фирмой, и мысленно сопоставила ее с той, что висела у Алекса в кабинете. Да, из деревни на запад ведет только одна дорога. Она сбавила скорость, подавшись вперед, вглядываясь вдаль сквозь лобовое стекло. Там, на горе, действительно, виднелся одинокий дом.

Она вывела свой "фиат" на узкую дорожку, и когда та превратилась в травянистую колею, остановилась и вышла. Перед ней была высокая неухоженная живая изгородь с ветхой деревянной калиткой. Лори протиснулась внутрь, и перед ней предстал - точно такой же, как и на фотографиях,- дом Алекса.

Шершавые побеленные стены, новенькая, покрытая розовой черепицей крыша. За домом росло несколько кипарисов, а перед ним, на заросшей травой лужайке - пара оливковых деревьев, под которыми расположились стол и скамейка. В небольшом фруктовом саду зреющие яблоки и груши поблескивали в мягком свете клонящегося к закату солнца. А за всем этим, насколько хватало глаз, далеко вдаль расстилались луга. Так просто и так красиво - от этой мысли в горле у Лори появился комок.

Она подергала входную дверь, но та оказалась запертой. Конечно, заперто, не будь дурой. Но нельзя же проделать весь этот путь и не заглянуть - хотя бы одним глазком - внутрь! Возможно, позади дома...

Но задняя дверь, наполовину скрытая плетями виноградной лозы, спускающимися со старого навеса по стенам, тоже была заперта.

Лори лишь мгновение постояла на месте, прижав руки к деревянной поверхности, но затем, повернув голову, заметила, что одно из окон приоткрыто. Отыскав палку, она просунула ее в щель, раскачала - и через мгновение окно распахнулось, а она пробралась внутрь.

Девушка оказалась в кухне - точно такой же, как на фотографиях. Действительно, персиковый цвет с легкими нежно-зелеными штрихами прекрасно будет гармонировать с этой старинной сосновой мебелью. О Господи, неужели только сегодня утром она сидела, мечтая о многих днях, которые хотела провести здесь рядом с Алексом, помогая ему? Лори зажала рот рукой, чтобы заглушить вырвавшийся всхлип. Не думай об этом. Но ты должна, Лори. Ты должна продолжать думать об этом - напоминать себе о том, с какой ненавистью и презрением он смотрел на тебя. Ибо это единственный способ заживить рану, прижечь ее раскаленным железом, чтобы навсегда уничтожить боль - и любовь.

Из кухни дверь вела в комнату, которой предстояло стать уютной гостиной, с деревянными балками под потолком и недавно побеленными стенами. К окну, выходящему во внутренний дворик, был придвинут старый продавленный шезлонг, рядом с ним возвышалась кипа книжек в мягких обложках и стоял пустой фужер.

Наверху располагалась ванная и две спальни. Одна - маленькая, другая - занимавшая почти всю оставшуюся свободной площадь дома. Лори стояла в дверях, заглядывала внутрь и почему-то не решалась войти в комнату, где, судя по всему, спал Алекс, когда приезжал сюда поработать.

Здесь было огромное окно - от пола до потолка, рядом с ним валялся матрас, пара подушек и смятое покрывало. Он, конечно, лежал на этом матрасе, глядя на огни в долине, расстилающейся до самой Падуи, или вверх, на звезды. Стоявший в углу старый гардероб был настежь распахнут, в нем Лори увидела джинсы, клетчатые рубашки, полотняные брюки и пару старых черных туфель на веревочной подошве.

Дом, как казалось ей, было полон Алексом - не только легчайшим ароматом его одеколона, который витал в ванной, но и его книгами, его одеждой. Внизу, на кухне, стояла пара простых, но необыкновенно изящных стеклянных ваз, которые, как Лори каким-то образом догадалась, сделал он сам. И дом был полон его жизнью - жизнью, в которой ей не было места.

И все из-за его рассеянности и упрямого нежелания поверить в возможность того, что и он может ошибаться. Как же так? Внезапно Лори обуял гнев. Если прибавить к этому легкое головокружение от голода, сочетание получалось довольно взрывоопасным. И результат не заставил себя долго ждать: решив немедленно покончить со всем этим, Лори уже неслась сломя голову вниз по лестнице, схватила на бегу сумку, остервенело отодвинула дверные засовы, захлопнула дверь за собой и бросилась к машине.

Только после того как, подавая машину задним ходом и предварительно протаранив живую изгородь и не совладав с незнакомым управлением, Лори помчалась вдоль по петляющей дорожке, она осознала, что, во-первых, пока она находилась в доме, сгустились сумерки, во-вторых, она не знала, как здесь включаются фары, и в-третьих, что прямо за поворотом пара слепящих огней прорезала наступающую ночь.

Чья-то машина с ревом промчалась мимо нее. Лишь в последний момент водитель заметил ее, круто взял влево с ужасающим визгом тормозов и покрышек, и его занесло. Машина боком задела маленький "фиат" и остановилась у самого края пропасти. У Лори сердце при этом забилось где-то в горле - и ее машина тоже остановилась с жутким скрежетом, врезавшись в дерево.

34

Лори, чувствуя, что в любой момент может упасть в обморок, с трудом заставила себя выйти, шатаясь, подошла к другой машине и распахнула дверцу.

И вдруг увидела Алекса. Он освобождался от ремня безопасности, но при виде выражения его лица она прижала руку ко рту и отступила на несколько шагов назад.

Он медленно выбрался наружу и стоял, пристально глядя на нее. На одной щеке у него виднелась ссадина, но в целом его красивое тело, как казалось, ничуть не пострадало.

- Ох, Алекс,- Голос ее прервался.- С тобой все в порядке?

- Если так, то не благодаря тебе.- Он глубоко вздохнул, кипя негодованием.- Боже правый, в Англии что, не принято включать фары в темноте?

- Я... Я не могла найти переключатель,- сокрушенно прошептала она.

- И намеревалась ехать до самой Падуи, да? - проворчал он.- А что, именно этого и следовало ожидать, черт возьми, от...

- Заткнись, пожалуйста, ладно? - Они уже орали друг на друга.- Если бы ты не несся, как одержимый, ты бы заметил меня. Но, разумеется, все итальянцы носятся, как сумасшедшие, разве...

- И ты тоже заткнись. Ты сама одержимая: сваливаешься на голову, словно исчадие ада, не включив даже фары.

- Все, все, ты высказался.- Шок постепенно проходил, и Лори чувствовала, что ее начинает колотить дрожь. Глаза ее скользнули в сторону некогда роскошной "альфа-ромео".- Она очень сильно побита?

Алекс бегло осмотрел искореженный металл и лаконично произнес:

- Все равно ее пора было менять, в целом все не так уж и плохо.

- Ой, мне очень жаль.- Губы ее задрожали.

- Ради Бога, неужели ты думаешь, меня так волнует эта дурацкая машина? - Он сделал шаг по направлению к ней, затем остановился, сунув руки в карманы.- Дурочка, ты же могла погибнуть, ты что, не понимаешь?

- Мы оба могли погибнуть, ты хочешь сказать? Но, может, это могло бы...

- Могло бы - что?

- О, ничего.- Обжигающие слезы наворачивались Лори на глаза, и она отвернула лицо.- Ты... ты едешь в свой дом?

- Думаю, моя машина не пострадала. Подвезти тебя?

- Пожалуй, я лучше пройдусь, если ты не против.

И они молчаливо побрели вдоль по дороге. Лори пыталась возродить в себе гнев, кипевший в ней совсем недавно, но преуспела лишь в том, что ей стало бесконечно жаль себя.

Алекс растворил калитку и отступил, чтобы пропустить ее, но неожиданно Лори почувствовала, что у нее подкашиваются ноги. Она прижала руку ко лбу, он обхватил ее рукой за талию - очень крепко - и почти понес к задней двери.

Та была настежь распахнута, и, когда Алекс взглянул на нее, Лори пробормотала, еле ворочая языком:

- Мне казалось, я захлопнула ее. Я влезла в окно.

- Понятно.

На кухне все еще продолжая держать ее, он ногой выдвинул из-под стола стул и опустил Лори на него. Затем зажег большой масляный светильник и поставил его на подоконник. При его золотистом свете снаружи сразу стало вроде бы еще темнее, а в доме - тепло и уютно. И сердце Лори болезненно сжалось.

- Ты в порядке? - Его серые глаза поблескивали при свете лампы.

- К-кажется. Да.

- Гм-м.

Раскрыв буфет, он выудил оттуда бутылку коньяка и два стакана, налил им обоим по хорошей дозе и опустился на стул напротив нее. Он вращал стакан в руках, согревая янтарную жидкость и задумчиво разглядывал Лори.

- Ты...- начала было Лори и умолкла.

- Да? - Он не поднимал глаз.

- Ты знал, что я здесь?

- Конечно.- Он по-прежнему не смотрел на нее.- Обегав аэропорт, вокзал и паромную переправу, я попробовал обратиться в пункты проката автомобилей, и там, само собой, оказалось не так много молоденьких девушек с британскими водительскими правами на имя Лорины Пэджет, интересующихся картами Падуи и окрестностей.

- Ах вот оно что.- Одна часть ее души была наполнена горькой радостью, другая - страданием.

- Но Алекс, в этом не было никакого смысла, я имею в виду ехать за мной.- Она говорила очень тихо, низко склонив голову, шелковистые волосы падали ей на лицо.- Раз ты так обо мне думаешь, нам лучше, наверное, никогда больше не видеться, разве нет?

- Лори.- Внезапная нежность в его голосе заставила ее вздернуть голову и, прежде чем она успела отстраниться, Алекс взял ее за руку.- Я должен был ехать, потому что мне необходимо кое- что сказать тебе.- В тоне его чувствовалась неловкость, почти застенчивость, какой она никогда, прежде не замечала.- Дело в том, что теперь я знаю, что ты невиновна, и четыре года назад...

- Ох! - Лори задохнулась от прилива настоящего счастья.

- Но откуда? Алекс поморщился.

- Не успел я утром доехать до Мурано, как понял, что не прав. Как я мог любить тебя этой ночью, сжимать в объятиях и не почувствовать, что обнимаю лгунью и предательницу?

- Но сегодня утром ты считал, что я снова взялась за свои старые жульнические штучки.

- Да, я пытался убедить себя в этом,- хмуро произнес он.- Но знаешь, Лори, когда я застал тебя с этими бумагами в руках, какая-то часть меня действительно хотела поверить, что ты виновата.

- Но почему?

- Потому что иначе это означало бы, что я ошибался и четыре года назад, а великий Алекс Барези никогда не ошибается.

Он порывисто встал и, ссутулившись, подошел к окну, вглядываясь во тьму.

- Именно поэтому я снова вернулся домой и обнаружил истинного вора, пытавшегося довершить свои делишки, которые он не успел закончить накануне вечером.

- Истинного вора?

- Да, Джулию.- Алекс резко обернулся к ней.- Как только я увидел ее лицо, я сразу все понял, все встало на свои места. Только она знала коды обоих сейфов - этого и того, в Мурано, четыре года назад. Она работала со мной над обоими проектами. Как бы то ни было, я вынудил ее признаться, и она, что ж,- похоже, Алексу неприятно было вспоминать об этом,- поначалу она пыталась все отрицать, но затем что-то не выдержало в ней, и весь яд вылился наружу. Она ненавидит тебя, Лори,- с тех самых пор, как ты впервые приехала сюда.

- Она ненавидит меня? Но я думала, что нравлюсь ей.- Голос ее дрогнул.- Она была моей подругой.

- О, сага.- Снова Алекс шагнул к ней и снова, казалось, удержал себя.- Она взяла те эскизы четыре года назад и намеренно спрятала их среди прочих, рассчитывая, что в этом обвинят тебя.

- И то же самое она сделала и на этот раз?

- Не совсем.- Алекс помолчал.- Мне очень неприятно говорить тебе это, Лори. Но ее приятель, помнишь, я поддразнивал ее тогда, он оказался никем иным как Форситом.

- Джеймс?

- Помнишь его слова о друзьях на нужных местах? О, я знаю, это расстроит тебя, но ты должна знать. Джулия познакомилась с ним в Венеции, думаю, он это подстроил, хотя она и не подозревает об этом. Ее приглашение на твой день рождения было на два лица, и она решила, что это весьма подходящий случай, чтобы выведать формулу и передать ее новым хозяевам Джеймса.

- Малдини?

- Совершенно точно.- Лицо его на мгновение стало жестким.- Ее спугнули, когда она доставала бумаги, и она спрятала их среди фотографий; я выпроводил Форсита,- он злорадно улыбнулся при этом воспоминании,- и ей пришлось возвратиться за ними сегодня утром - лишь для того, чтобы столкнуться лицом к лицу со мной.

- Но зачем? - Боль от предательства Джулии была ничтожна по сравнению с тем, что ей пришлось перенести, но все равно это сильно ранило ее.

- Зачем ей нужно было ставить под удар тебя? Потому что она ненавидит тебя, дорогая моя.

- Но почему? Что я ей сделала? - Голос Лори опасно задрожал.

- Боюсь,- Алекс говорил так, словно у него не хватало духу вымолвить эти слова,- все потому, что она любит меня. Видимо, она всегда любила меня.

- О нет! И ты не догадывался об этом!

- Абсолютно.

- Бедная Джулия.- Глаза Лори наполнились слезами. Она слишком хорошо понимала, как легко влюбиться в такого человека, как Алекс, и долгие годы страдать от невысказанной, неразделенной любви...

- Она обо всем рассказала - и о том, как мечтала, что когда-нибудь я приду к ней. Но потом, когда я женился на тебе, все ее надежды были похоронены окончательно.

35

- И она нашла утешение с Джеймсом,- будто бы по слогам произнесла Лори.- Но тогда, четыре года назад, какой был в этом смысл?

- Она еще тогда заметила то, чего не замечал никто другой, любовь моя, и даже я был слишком слеп, чтобы понять это.

- Что? - Дикая, невероятная надежда зародилась в ней.

- Когда ты возвратилась в Англию, я тысячи раз повторял себе, что сошел с ума. Я, пресыщенный жизнью, пользующийся невообразимым успехом среди роскошных женщин, изощренных в делах любви, потерял голову из-за семнадцатилетней угловатой школьницы. Я даже повесил картину в спальне для того, чтобы она напоминала мне о тебе. Так что - прямо как сегодня - я был даже рад убеждать себя, что ты воровка.

- Это не имеет никакого значения,- тихо вставила Лори, но он, казалось, не расслышал ее.

- Но все было тщетно. В тот день я прибыл в "Пэджет", и в кабинет вошла та юная девочка, преобразившаяся в стройную своенравную нимфу с чувственным ртом и сияющими глазами цвета моря. - Лицо его исказилось.- И в тот самый момент Алекс Барези был навсегда потерян для всех остальных.

- Значит, ты женился, на мне не ради мести? - неуверенно спросила она.

- Разумеется, нет.- В его серых глазах мелькнуло нечто от прежнего, знакомого Алекса.- Мне достаточно было разок взглянуть на этого Форсита, чтобы решить, что я не могу отказать себе в удовольствии вырвать тебя из этих холодных клешней, чего бы это мне ни стоило.

- Понятно.- Ногтем большого пальца она беспрестанно водила кругом крошечного завитка на сосновом столе.

- О, carissima, ну что с тобой? Конечно, не только поэтому.

- Почему же? Я знаю, ты не любишь меня, но...

- Не люблю тебя? - Алекс в изумлении уставился на нее и с негодованием воскликнул: - Что ты, черт возьми, имеешь в виду? Ты что, не слышала? Конечно, я люблю тебя, дурочка ты эдакая. Я боготворю каждый дюйм твоего тела, от этих прекрасных волос до самых,- он усмехнулся,- упоительных пыльных туфелек.

- О, Алекс.- Радость заполнила ее всю, согревая окоченевшее сердце.- Но почему ты не сказал мне об этом раньше?

- Сказать это женщине, которая никогда не упускала удобного случая, чтобы сообщить, до чего ей ненавистен и омерзителен самый мой вид, и вдобавок любила другого? - Он удрученно покачал головой.- Не думаю, что моя гордость позволила бы мне сделать это. А сейчас,- губы его сжались,- слишком уже поздно.

- Слишком поздно?

- После того, как гнусно я повел себя, после всего, что я тебе наговорил, ты никогда не сможешь...- Он умолк.

- Простить тебя, Алекс? Но конечно же, смогу.- Она несмело улыбнулась ему.- Ведь я люблю тебя.

- О, amore mio.- В два прыжка он оказался рядом с ней, порывисто поднял ее со стула и крепко обнял ее.

- А Джулия? - произнесла она, уткнувшись ему в грудь.- Пожалуйста, не поступай с ней плохо.

- Не волнуйся. Я позвонил матери и оказалось, что в последний раз ее видели, когда она сломя голову неслась прочь из дома, крича, что уезжает к своему любовнику, и они действительно, любовники, Лори, об этом она мне тоже рассказала. По-моему, это будет неплохая парочка, как ты считаешь?

- Думаю, что да,- пробормотала она.- Бедная Джулия.

- Или, кто-то может сказать, бедный Джеймс. Хотя, возможно, они будут счастливы друг с другом.- Он помолчал, ласково потерся подбородком о ее волосы, затем продолжал задумчиво: - Само собой, раз Джулия ушла, мне понадобится новый талантливый дизайнер. У тебя случайно никого нет на примете?

- О, Алекс? - Конечно, невозможно было вместить в себя столько счастья, сердце Лори готово было разорваться.- Помнишь, ты говорил, что я могла бы заняться теми стеклянными сережками? Так вот я подумала...

- Не сейчас, tesoro,- мягко прервал он ее и, легонько отстранив от себя, склонил голову, чтобы поцелуем заставить ее замолчать.- Завтра расскажешь.

Забрав с собой лампу, он освещал их путь на лестнице. Поставил ее на лестничной площадке, провел Лори в спальню и там, между бледным золотом светильника и бледным серебром Луны, он медленно расстегнул пуговицы на ее платье и снял его. Лори стояла перед ним нагая, прижав руки к груди, он распустил ей волосы и, проведя по ним пальцами, заставил их заструиться каскадами по ее хрупким плечам.

- Моя Примавера,- хрипло произнес он, и при виде выражения его глаз - нежного, но исполненного страсти, у Лори перехватило дыхание.

Взяв Лори на руки, Алекс уложил ее на матрас. У них под ногами мерцали огни долины, над их головами сияли миллионы звезд, а в их сердцах жила светлая, бесконечная любовь.

36