Аксиома любви (В огне любви)

Барбара Ауэр

Аксиома любви

ГЛАВА ПЕРВАЯ

В тот вечер женское внимание требовалось Сэму Аллардайсу меньше всего на свете. Но, увы, стоило Сэму увидеть шедшую прямо к нему ослепительную стройную блондинку с фигурой, которой могла бы позавидовать любая супермодель, как мужской гормон сделал свое черное дело.

Завораживающие большие глаза цвета нефрита смотрели на него так, что невозможно было отвести взгляд. Не успев подумать о последствиях, он совершил роковую ошибку и подбодрил женщину улыбкой.

Пока красотка приближалась, Сэм стоял в центре переполненного мельбурнского бара, словно приросший к полу, и смотрел на нее как кролик на удава. На полных губах блондинки играла дразнящая улыбка. Эти губы были специально созданы для того, чтобы сводить мужчин с ума.

О да, эта женщина действительно вызвала его интерес. Причем очень сильный. Но это не значило, что он должен был поддаваться порыву. Сэм пришел в бар не для того, чтобы провести веселый вечерок. Он вообще не появился бы здесь, если бы Порох и Рей не захватили его пикап. Сэм ценил желание друзей оказать ему моральную поддержку после выпавшей на их долю тяжелой недели, но предпочел бы спокойно посидеть у себя дома.

Сэму не хотелось идти в бар; он не ощущал потребности устраивать пирушку ради того, чтобы забыть о случившейся трагедии. Да, работа у них была нелегкая, и с опасностью приходилось сталкиваться каждый день. Несмотря на строгие меры безопасности, несчастные случаи все еще происходили. Но самое скверное, что это случилось в его смену и с одним из его людей.

Блондинка подходила все ближе, и у Сэма появилась возможность, как следует рассмотреть ее. Она была высокая, изящная, более хрупкая, чем ему показалось с первого взгляда, и шла прямо к Сэму, слегка покачивая бедрами. Для вечера пятницы она была одета очень скромно. Куда более скромно, чем девяносто процентов присутствовавших в зале женщин. Ее блузка, обнажавшая руки с остатками летнего загара, была заправлена в длинную прямую юбку до лодыжек. Однако это только подстегивало и без того возбужденное воображение Сэма. Практичные коричневые туфли на низком каблуке действовали на фантазию Сэма куда сильнее, чем самые умопомрачительные босоножки.

Женщина остановилась перед Сэмом, и ее улыбка слегка поблекла. Несмотря на высокий рост, ее макушка едва достигала плеча Сэма. Он ждал, гадая, что будет дальше. Интересно, что она скажет? Может быть, у нее есть какой-нибудь особый способ знакомиться с мужчинами в баре? Нет, Сэм не испытывал антипатии к женщинам, твердо знавшим, чего они хотят, но, к сожалению, сегодня вечером он был не в том настроении. Совершенно не в том.

— Надеюсь, это не слишком банально. — Тон у нее был спокойный и уверенный в себе, но легкая морщинка между бровями говорила об обратном. — Можно угостить вас каким-нибудь напитком?

На языке Сэма уже вертелся вежливый ответ «спасибо, как-нибудь в другой раз», но тут она тревожно оглянулась. Он посмотрел поверх ее макушки на двух других женщин, которых заметил за ее столиком, когда шел в туалет. Платиновая блондинка в нарядном платье ослепительно улыбалась, подняв вверх два больших пальца. Напротив, брюнетка в яркой шелковой блузке и темных слаксах сложила руки на груди и скептически приподняла брови.

Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что к чему. Либо подруги подбили ее подойти к нему, либо она проспорила какое-то пари. Сэму и самому приходилось бывать в таких ситуациях.

Женщина повернулась к нему лицом и нахмурилась еще сильнее. Она вытерла ладони об узкую юбку и сжала кулаки.

— Вы очень поможете мне, если скажете «да».

Честно говоря, Сэм еще час назад выпил два коктейля, которые позволил себе на сегодня, и уже собрался идти домой. Краем глаза он заметил, что Бакстер ткнул в бок Гарри Беллами по кличке Порох. Пороху хватило наглости присвистнуть.

Тьфу, чтоб тебя! — подумал Сэм. Он заколебался. Если отказать блондинке и вернуться за столик, эта пара не даст ему проходу. Особенно младший братец. С тех пор, как Бакстер удивил всех, вступив в прочную моногамную связь, его насмешки над старшим братом стали еще более обидными. А средний брат, Морган, лишь два дня назад вернувшийся из свадебного путешествия, тоже медленно, но верно начинал капать Сэму на мозги.

Несмотря на дурное предчувствие, Сэм решил выбрать из двух зол меньшее. Почему бы не выпить с симпатичной женщиной? Это лучше, чем терпеть издевательства, которые посыплются на него, когда спутники обнаружат, что он позволил уйти такой красотке.

— Вы выиграли или проиграли? — спросил он.

Блондинка наклонила голову. Прядь светлых волос выбилась из-под заколки и упала ей на щеку.

— Простите, не поняла.

— Пари с подругами, — объяснил Сэм, кивнув в их сторону. — Кто я, приз или наказание?

Пленительные губки расплылись в широкой улыбке, а потом послышался негромкий смех.

— Конечно, приз. Но это было не совсем пари.

— Серьезно? — Черт побери, она его заинтриговала. Это не к добру...

— Хотите, я угощу вас и все расскажу? — предложила она.

Особого выбора у Сэма не было. Если он пойдет домой, то сядет и начнет снова и снова вспоминать несчастный случаи, анализировать каждый шаг, который они сделали, прибыв на место пожара. Но ничто не изменится. Результат будет тот же; придется признать, что только он один виноват в гибели Бобби Макфарленда по кличке Мак.

Внезапно перспектива одиночества показалась ему такой же привлекательной, как пломбирование больного зуба.

— Конечно, — услышал он собственный голос. — Почему бы и нет?

Ее глаза заблестели, улыбка стала шире.

— Фиона, — представилась женщина и протянула правую руку.

Сэм принял ее маленькую кисть и слегка удивился силе пожатия.

— Сэм. — Вполне достаточно имени, подумал он, пытаясь убедить себя, что в этом нет ничего личного. Просто девушка проиграла пари, вот и все. Ничего другого ей не нужно.

Внезапно она перестала улыбаться и отняла руку.

— Нам повезло, — сказала она, показав, на пустую кабинку.

Слава Богу, они окажутся достаточно далеко от его спутников и их дерзкие комментарии и нахальное поведение не смогут ее смутить. Впрочем, осуждать ребят не приходится. Не каждый день к Сэму подходят красивые незнакомки.

Нет, чего-чего, а предложений у Сэма хватало. Но прочные связи его не прельщали. Он приходил на свидания и, если девушка ему нравилась, приглашал ее куда-нибудь. Но когда они узнавали, что Сэм не ищет духовной близости, то тут же исчезали.

На то у него были свои причины, причем, по мнению Сэма весьма серьезные. После гибели матери (это случилось, когда Сэму было десять лет) отец начал спиваться. Заботиться о двух младших братьях и защищать их, от катившегося по наклонной плоскости отца было нелегко, но зато Сэм получил ценный урок и поклялся, что не последует его примеру. Лет в шестнадцать он понял, что пошел характером в мать, которая была удивительно стойкой. В отличие от отца, который позволил отчаянию погубить себя.

Физическая близость — это совсем другое дело. Она не создает проблем. Судя по опыту Сэма, большинство женщин стремилось к тому, что он отказывался им дать, — прочной связи. Последняя подружка назвала Сэма бессердечным ублюдком, потому что он не позволил ей переехать к нему.

Когда Фиона заняла место в кабинке, он помахал официантке. Один стаканчик, сказал себе Сэм. Потом я поблагодарю ее и уйду. Пусть тело остро реагирует на ее близость, но это вовсе не значит, что подошедшая ко мне красавица хочет чего-то большего.

Взрыв мужского смеха заставил его покоситься на круглый стол в углу. Конечно, братец и его приятели, веселятся вовсю. Впрочем, Сэма не волновало, что он стал мишенью их грубых шуток. Ребятам нужно снять стресс. Что ж, он согласен стать мальчиком для битья. Это самое меньшее, что он может для них сделать.

Во всем было виновато упрямство, которым славились женщины семейства Келли.

1

— У тебя никогда не было... чего?!

Фиона откинулась на спинку стула. Подумаешь, какое дело. Словно она призналась подругам в том, что до сих пор сохранила девственность... И незачем так кричать. Она покосилась в дальний угол бара, где сидела компания симпатичных молодых людей. Вдруг эти парни услышали изумленный возглас Сесили Симпсон?

— А потише нельзя? — Черт побери, когда сегодня вечером она открывала рот, то болтала все, что приходило в голову. В том числе и то, чего болтать не следовало.

— На этих парней в углу можешь не обращать внимания, — сказала начинающая актриса Бесс Лорример, небрежно махнув рукой с безукоризненным маникюром. — Объясни, каким это образом у тебя ни разу в жизни не было оргазма.

Во всяком случае, не из-за недостатка практики.

— Вообще-то один у меня был, — хихикнула Фиона собственной шутке. — Только что. Причем неслыханный.

— Спиртное не в счет. — Бесс возвела глаза к потолку, постучав по краю высокого стакана длинным ярко-красным ногтем.

— Ты не... — В лавандовых глазах Сесили отразилась боль. Во всяком случае, сегодня они были лавандовыми. Завтра они будут зелеными или карими. Все зависело от настроения и цвета контактных линз, который сегодня был по вкусу Сесили, адвокату, специализировавшемуся в области административного права. — О Боже, Фиона... Только не говори, что ты девушка.

Фиона театрально вздохнула и надолго припала к стакану. Учитывая ее мизерный вклад в сексуальную революцию, это было вполне возможно...

— Я знаю, что такое секс, — оправдывающимся тоном сказала она.

— Значит, это был не тот секс.

Две лучшие подруги затронули, слишком личную и слишком болезненную для Фионы тему.

Зычный мужской смех заставил Фиону снова оглянуться на красавчиков, сидевших за круглым столом в задней части бара. Один из них встал. У него были иссиня-черные волосы, широкие плечи и узкие бедра. Даже издалека было видно, что фигура у него такая, которые показывают в коммерческих клипах. На мгновение его глаза цвета льда встретились с глазами Фионы, после чего он что-то сказал приятелям. У Фионы заурчало в животе, но она была уверена, что к напитку, который только что выпила, это никакого отношения не имеет.

Где-то далеко звучал хорошо поставленный голос Бесс, звякали ее браслеты, но Фиона смотрела только на смуглого красавца, лавировавшего между занятыми столиками и с каждым шагом становившегося все ближе. На нем была бежевая водолазка, обтягивавшая широкую грудь и сужавшаяся к плоскому животу, напоминавшему стиральную доску. Закатанные рукава обнажали мускулистые руки, и Фиона невольно позавидовала женщине, знавшей его объятия.

Он прошел мимо, вознаградив Фиону видом своих бедер, обтянутых черными джинсами. Бедняжка тут же припала к погруженной в стакан соломинке.

Похоже, я слишком много выпила, сказала себе Фиона. Только спьяну можно так пялиться на мужскую задницу. Но внезапное учащение пульса нельзя было списать на счет одного-единственного коктейля.

— Фиона, вернись на землю.

Она повернулась к Бесс.

— Что ты сказала?

— Я спросила, каким образом тебе удалось никогда не испытать оргазма.

— Неужели в это так трудно поверить? — Фиона поставила пустой стакан на столик. — Либо одна из вас, либо вы обе наверняка хотя бы раз занимались сексом, так и не кончив.

Сесили цинично засмеялась. Причиной этого цинизма были неподходящие мужчины и давно разбитое сердце.

— Если парень эгоистичный ублюдок или просто плох в постели, то конечно... Но продолжай. Неужели никогда? — Сесили обменялась взглядами с Бесс и снова уставилась на Фиону.

— С этим нужно что-то делать, — твердо сказала Бесс.

— Тебе нужен мужчина, — грустно промолвила Сесили.

— Ей нужен хороший мужчина, — подчеркнула Бесс и негромко засмеялась. — По-настоящему хороший.

— Мужчина нужен мне, как собаке пятая нога. — Фиона бросила суровый взгляд на подруг.

Нет, Фиону нельзя было назвать мужененавистницей, но после бесславного конца последней любовной связи она не торопилась начинать новый роман, решив воспользоваться вынужденным перерывом, чтобы сосредоточиться на работе. Конечно, ветреная Бесс и циничная Сесили, едва ли смогли бы это понять.

Но решение оправдало себя, поскольку она, в конце концов, получила повышение и только что стала старшим инспектором по охране труда. Увы, это повышение означало, что к следующему делу, которым ей предстояло заняться в понедельник, придется отнестись особенно тщательно. А дело, как назло, выдалось такое, что хуже не бывает.

Это воспоминание заставило Фиону заказать у официантки еще один коктейль. Обычно ей нравилось расследовать несчастные случаи на производстве и давать рекомендации по соблюдению техники безопасности. Иногда ее использовали в качестве судебного эксперта. Хотя Фиона любила перемены, но предпочитала свою обычную работу. И все же тысяча выступлений в суде не могла сравниться с делом, которое ей пришлось принять сегодня. Случай был со смертельным исходом. В огне погиб спасатель. Каждый инспектор по охране труда знает, что братство, связывающее этих людей, крепкое как сталь. Можно было держать пари, что на 5-м участке дело обстояло именно так. Собирать информацию, имеющую отношение к несчастному случаю, всегда трудно, но, если случай повлек за собой человеческие жертвы, эти трудности увеличиваются раз в десять...

— Я говорю о мужчине не для связи, — сказала Бесс, возвращая Фиону на землю, — а о мужчине, который способен доставить тебе сексуальное удовлетворение.

— Хватит об этом. — Когда понадобится, Фиона сама найдет себе партнера. Она еще со старших классов привыкла к опеке Бесс и сыта этим по горло. Тем более что в отношении мужчин их вкусы диаметрально противоположны. — Я собираюсь некоторое время хранить целомудрие.

— Как, по-твоему, она сможет испытать оргазм, если у нее не будет мужчины? — спросила Сесили, поворачиваясь к Бесс.

И тут, словно в насмешку, высокий смуглый красавец снова появился перед глазами Фионы. Он остановился перед музыкальным автоматом, положил руки на стекло, наклонил голову и начал читать надписи.

Фиона уставилась на него, как загипнотизированная.

— Мы ей кого-нибудь подыщем, — промолвила Бесс.

Это заставило Фиону очнуться.

— Вы что, рехнулись?

— Подожди минутку. Мы же не предлагаем тебе отправиться на охоту за скальпами. Просто нужно найти мужчину, который знает, как доставить женщине удовольствие.

— Не мы, — поправила Бесс Сесили. — А ты. Но Фионе было все равно, кому в голову пришла эта дурацкая мысль.

— На одну ночь?

— Конечно, — беспечно пожала плечами Бесс. — А почему нет?

Почему? Фиона могла бы назвать сразу несколько причин. Во-первых, это не в ее правилах. Во-вторых, это опасно. В-третьих... Она снова посмотрела на великолепного представителя мужской половины человечества, все еще стоявшего у музыкального автомата.

— Не знаю. — Ее взгляд снова упал на красавчика. Тот по-прежнему стоял перед автоматом и читал надписи. Должно быть, что-то привлекло его внимание, потому что он сунул монету в щель и нажал на кнопку. Когда прозвучали первые такты одной из композиций ее любимца Оззи Осборна, Фиона улыбнулась. Наверное, было бы приятно заняться сексом с мужчиной, который придерживается тех же музыкальных вкусов, что и ты сама. Будет ли он нежным? Бережным? Сможет ли думать о ее потребностях больше, чем о своих собственных?

Не успела официантка поставить перед ней второй коктейль, как Фиона схватила стакан. О Господи, что это пришло ей в голову? Мысль о сексе на одну ночь была совершенно чужда ей...

— А что тут знать? Ты находишь мужчину, который кажется тебе симпатичным, привлекаешь его внимание, флиртуешь, а затем ложишься с ним в постель, вот и все.

Фиона снова уставилась на привлекшего ее внимание красавчика. А действительно, что тут особенного? Наверное, у нее нелады с физиологией. Или, может быть, подруги правы и она, в самом деле, спала не с теми мужчинами?

2

У нее был кое-какой сексуальный опыт. Неужели имеет значение, что все ее любовные связи можно пересчитать по пальцам одной руки? Все началось с любовного приключения с однокашником, которое состоялось незадолго до ее поступления в колледж. Самым лучшим в этой связи было то, что она быстро закончилась. Если бы Фиона вместе с Бесс и Сесили через два дня не уехали из города, она не смогла бы смотреть своему первому мужчине в глаза.

В колледже серьезных связей у нее тоже не было. Хотя Ли Айртон по способности доставить женщине удовольствие получил у Фионы двойку, она вышла бы за него замуж, если бы тот на предпоследнем курсе не перевелся в Сиднейский университет.

Честно говоря, сама она в постели была неплоха. Во всяком случае, никто на нее не жаловался. Проблемы начинались лишь тогда, когда любовник пытался прибегать к чрезвычайным мерам, чтобы довести Фиону до оргазма, а потом обвинял в неудаче ее саму.

Она не считала себя фригидной, потому что испытывала возбуждение. Но, когда доходило до развязки, все сгорало быстрее, чем ракета во время салюта. Она научилась притворяться. Мужчина не в силах догадаться, когда женщина испытывает наслаждение, а когда просто делает вид, чтобы не ущемлять его самолюбия. По крайней мере, два ее последних бойфренда ничего не замечали. Но поскольку оба были законченными эгоистами, то вполне возможно, что им было на это наплевать.

Не сводя глаз с совершенного зада смуглого красавчика, она спросила подруг:

— А как узнать, что мужчина, который тебе понравился, — э-э... не эгоист?

Бесс засмеялась.

— По размеру его носа.

Фиона покосилась на нос стоявшего у музыкального автомата мужчины. Нос был прямой, хорошей формы, не короткий, не длинный.

— Или рук, — добавила Сесили.

— Рук? — воскликнула Бесс. — Ничего подобного. — Она обернулась, посмотрела на музыкальный автомат, а затем улыбнулась Сесили. — У Джейми были великолепные большие руки, а что толку? Поверь мне, это нос.

— Я всегда думала, что главное — это то, как мужчина обращается с женщиной, — задумчиво сказала она. — Насколько он добр, нежен и понимает, чего хочет женщина в постели.

Сесили приподняла бровь.

— Тебе нужен в постели настоящий мужчина или ангел во плоти?

— По крайней мере, ангел уважал бы мои чувства, — пробормотала Фиона, сделала еще один глоток и отставила стакан в сторону.

— Забудь о чувствах, — рассудительно ответила ей Сесили. — Секс на одну ночь должен доставить удовольствие только твоему телу.

Бесс облокотилась о стол и подперла ладонью подбородок.

— Некоторые мужчины годятся только в любовники.

— Но как узнать? — Фиона слегка повернулась на стуле. — Что вы скажете о нем? — спросила она, слегка кивнув в сторону красавца. — Будет ли он хорош в постели?

Бесс подмигнула Сесили, а затем хитро улыбнулась Фионе.

— Может, попробуешь выяснить?

Фиона закашлялась.

— Ты что, шутишь?

— Нет, — покачала головой Бесс. — Не шучу. Подойди к нему и спроси сама.

Фиона сама не знала, какой бес в нее вселился, но смутно подозревала, что это имеет отношение к двум выпитым коктейлям.

— Знаешь, я могла бы. Если бы это было мне интересно. А мне не интересно. Сесили снова выгнула бровь.

— Конечно, не интересно. И поэтому ты чуть не упала со стула, пытаясь разглядеть его задницу, верно?

— Я не смотрела на его... зад. Просто хотела выяснить, какие у него руки.

— Ну что, теперь поняла? — спросила Бесс, слишком четкая дикция которой выбивала Фиону из колеи. — Конечно, тебе это интересно.

Фиона подняла руки.

— Ладно, ладно, сдаюсь. Он действительно симпатичный. — Слишком мягко сказано. — Но это не значит, что я хочу лечь с ним в постель. Я даже не знаю этого человека.

— Фиона, для секса на одну ночь это не самое главное, — медленно промолвила Сесили, как будто она говорила с умственно отсталой.

— Речь идет только о сексе, — добавила Бесс.

Сесили усмехнулась.

— О сексе без всяких стрессов.

— О сексе, освобождающем от напряжения, — уточнила Бесс и засмеялась.

Красавчик выбрал новую мелодию.

— О жарком сексе, — прошептала Фиона, представив себе, как руки жгучего брюнета раздевают ее и скользят по ее телу. Недостаток опыта помешал ей представить остальное. О Боже, как же ей хотелось на самом деле погрузиться в водоворот чувственного наслаждения...

— Жаль, что тебе не интересно, — сказала Бесс. — Похоже, он и в самом деле очень неплох.

Фиона нахмурилась и посмотрела на подругу.

— Очень неплох? Что ты хочешь этим сказать?

Бесс пожала плечами.

— Так он выглядит. Правда, Сесили?

Сесил и взяла стакан и посмотрела на красавчика.

— Гм-м-м... — промурлыкала она. — Шика-арный малый...

— Руки прочь, — шутливо предупредила Фиона. — Я увидела его первой.

— Раз так, сделай что-нибудь, — ответила ей Сесили. — Впервые в жизни дай себе волю и получи удовольствие.

— Вперед, Фиона! — поддержала подругу Бесс.

Фиона снова посмотрела на мужчину. О Боже, искушение слишком сильно. Но...

— Что я ему скажу? Эй, красавчик, хочешь поехать в какое-нибудь тихое место и спустить пар? Тьфу, какая мерзость! — Она явно слишком много выпила, иначе бы ей и в голову не пришло подойти к абсолютно незнакомому мужчине, каким бы сексуальным тот ни был. Сесили испустила раздраженный вздох.

— Я уже сказала. Нужно привлечь его внимание, затем пофлиртовать и посмотреть, что из этого выйдет.

Бесс наклонилась к уху Фионы.

— Если он заинтересуется тобой, то сам сделает первый шаг.

— А если нет, — добавила Сесили, — то решай сама.

Фиона потянулась за стаканом и как следует, глотнула для храбрости. Потом со стуком поставила стакан, собираясь выйти из-за стола.

Но не сделала этого. Как ни велик был соблазн, о знакомстве с мужчиной в баре не могло быть и речи.

— Не могу.

На губах Сесили заиграла коварная улыбка.

— Что, слабо?

Фиона застонала. Ей надоела эта игра. Надоела до чертиков. Если она попадалась на подначку Сесили или Бесс, то в девяти случаях из десяти дорого платила за свое упрямство.

Бесс откинулась на спинку стула и сложила руки на груди.

— Конечно, слабо.

— Лучше замолчи, — предупредила Фиона.

Но Сесили, на которую предупреждение не подействовало, продолжала дразнить подругу:

— Трусиха ты, вот ты кто. Была, есть и будешь.

Стерпеть такое оскорбление она уже не смогла.

— Ладно. Твоя взяла. — Фиона порывисто встала. — Я пойду и поговорю с ним. Но больше — ни-ни! — Пари есть пари, однако она не собиралась подходить к мужчине и спрашивать, не хочет ли тот с ней переспать.

Бесс встала, зазвенела, браслетами и быстро расстегнула три верхних пуговицы блузки Фионы, обнажив изрядную часть ложбинки между грудями.

— Вот теперь ты готова, — сказала она так повелительно, что Фионе и в голову не пришло застегнуть пуговицы.

— Вперед! — скомандовала Сесили.

Фиона повернулась к музыкальному автомату. В ту же секунду мужчина отвернулся от него. Их взгляды встретились, и в животе Фионы вновь возник знакомый холодок. Ее ладони вспотели, сердце бешено заколотилось в ребра.

Уголок рта незнакомца еле заметно приподнялся.

Другого приглашения ей не требовалось.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Фиона сделала глубокий вдох, тщетно пытаясь убедить себя, что волноваться не из-за чего. Самое трудное осталось позади, остальное — дело техники. Во всяком случае, так она надеялась.

Она снова вытерла о юбку влажные ладони. Главное — не показаться этому мужчине набитой дурой. Они немного поболтают о всяких пустяках, после чего можно будет с гордо поднятой головой вернуться к подругам и сквозь зубы солгать, что смуглый красавчик либо полный болван, либо голубой.

Но если так, то почему она продолжает остро чувствовать прикосновение его руки? И откуда взялся лихорадочный жар, разливающийся внутри? Неужели для этого достаточно простого рукопожатия? Смешно. Но невероятно возбуждающе.

3

— А как быть с вашими друзьями? — спросила она, когда Сэм сел напротив.

— Они уже большие мальчики. — Он улыбнулся, отчего в уголках глаз появились симпатичные тонкие морщинки. — И могут сами придумать что-нибудь, не так ли?

До них донесся новый взрыв смеха. Представив себе, что именно могло вызвать такой хохот, Фиона поняла, что вступила на опасный путь, и почувствовала, что краска залила не только ее щеки, но и шею.

— Да, конечно — Еще как могут. Фиона представила себе, что они говорят, и едва не задохнулась от унижения. Плевать на пари. Это выше ее сил. Она передвинулась на край сиденья, собираясь спастись из кабинки бегством. — Наверное, это была не слишком хорошая идея, — сказала она, пытаясь говорить спокойно. — Прошу прощения.

— Подождите! — Властный тон заставил ее застыть на месте. Но этого Сэму было мало — он схватил ее за запястье и не дал улизнуть. — Не уходите, — мягко сказал он, разжав пальцы. — Все в порядке. Обычно вы таких вещей не делаете, верно?

От его прикосновения кожу покалывало как иголками... Фиона пыталась не обращать на это внимания, но безуспешно. Внутри все напряглось. О Господи, такого с ней не случалось никогда! В этом Фиона могла поклясться.

— Вы имеете в виду знакомство с мужчинами в барах? — Вырвавшийся у нее хриплый смешок, вопреки ее желанию, прозвучал слишком сексуально, а не непринужденно, как она надеялась. Видимо, на женщин гормоны действуют не менее сильно, чем на мужчин. — Неужели это так заметно?

— Заметно, — кивнул Сэм. Улыбка коснулась его глаз, но не смогла стереть омрачавшую их тень, на которую Фиона сначала не обратила внимания. — Итак, зачем вы это сделали?

К ним подошла официантка. Поскольку на сегодня нарушениями традиций Фиона была сыта по горло, она решила выбрать сравнительно безопасный бокал сухого вина.

— На слабо, — сказала она, когда Сэм заказал себе пиво.

Он откинулся на спинку сиденья и рассмеялся. Морщинки вокруг глаз стали еще заметнее.

— На слабо?

— Да, — сконфуженно призналась она. — Они сказали, что я была, есть и буду трусихой.

Громкий хохот Сэма спас ее сильно пострадавшую гордость.

— Я не слышал этого с самого детства!

— Да, верно. Но кто сказал, что взрослые женщины должны всегда вести себя разумно и солидно?

— И все же это тяжело. Даже в столь почтенном возрасте, как... Сколько вам?

— Двадцать семь, — ответила она, мучительно завидуя непринужденности Сэма. Интересно, сколько ему? Тридцать два? Тридцать три? Вряд ли больше.

— Всем известно, что более страшного обвинения не бывает.

— Вот именно, — немного успокоившись, ответила Фиона. — Сесил и Бесс играли нечестно, но у меня не было выбора.

— Конечно, не было. На кону стояла ваша репутация.

Когда принесли заказ, Фиона потянулась за сумочкой.

— Я очень рада, что вы это поняли, — сказала она, расплачиваясь с официанткой.

Сэм дождался, когда они остались одни, и спросил:

— Почему ваши подруги решили прибегнуть к этой крайней мере?

Потому что вы показались мне невероятно привлекательным, но, если бы не подруги, я ни за что не решилась бы подойти к вам. Потому что теперь, когда Сесили и Бесс узнали правду, они готовы на все, лишь бы сексуально просветить меня.

— Уф... Если я отвечу на ваш вопрос, — уклончиво промолвила Фиона, — это поставит под угрозу наши женские тайны...

— Рискните.

Хватило одного слова и мужского интереса, читавшегося в его гипнотических глазах, чтобы Фиона ощутила головокружение и начисто забыла о присущем ей здравом смысле.

— Мы спорили об оргазме.

— Я заинтригован, — медленно сказал Сэм.

Его глубокий, низкий, бархатный голос заставил Фиону подумать о словах, которые любовники шепчут друг другу после полуночи. Ох, как бы она этого хотела...

— Значит, теперь я должна объяснить, почему мы спорили об оргазме? — С этого дня я не возьму в рот ничего, кроме домашнего вина, желательно белого и слабенького.

— Пожалуй. — Он пожал сильными широкими плечами.

Фиона потянулась к бокалу, напомнив себе, что пить, залпом не следует.

— Вообще-то мне следовало бы заказать кофе. — Она опорожнила сразу треть бокала. А, гори все, синим пламенем... Если бы у нее были ключи от казначейства, она отдала бы их ему, не задумываясь ни на минуту. — Потому что я никогда его не испытывала, — призналась Фиона, не моргнув глазом. И даже не покраснела при этом.

Сэм едва не подавился пивом. Потом смерил ее долгим пристальным взглядом, пытаясь осмыслить это чудовищное заявление.

— Вы девушка?

— Ох... нет, — пролепетала она. — Нет, просто я никогда... — Фиона пожала плечами. — Ну... сами понимаете.

Господи помилуй... Сэм не верил собственным ушам. Точнее, не мог поверить, что она решилась сказать ему столь интимную вещь. У него возникла сотня вопросов, но потрясенный Сэм сумел выдавить только одно слово:

— Почему?

Она тяжело вздохнула.

— Если бы я знала ответ, мы бы здесь не сидели. Потому что тогда Сесили и Бесс не пришлось бы брать меня на это дурацкое слабо.

— А можно узнать, в чем именно состояло ваше пари? — В мозгу Сэма тут же возникла цепь эротических картин — он, Фиона, смятые простыни, их тела, блестящие от испарины. Любовной испарины.

Ее большие зеленые глаза расширились.

— Ох, нет, только не это! — быстро сказала она. — Со мной вашей добродетели ничто не грозит.

Сэм ощутил горькое разочарование. Видение смятых простыней было слишком ярким.

— Гм... Сэм... — Фиона складывала салфетку, пока та не превратилась в крошечный треугольник. — Кем вы работаете?

— Кажется, вы что-то говорили об оргазме.

Она стиснула бокал в тонких пальцах.

— Вы не считаете, что эта тема может быть опасной? — задумчиво промолвила Фиона.

— Считаю. Более того, она может быть очень опасной. — Но все же не такой, как владевшее Сэмом желание, уровень которого, приближался к критическому.

Увидев сладострастный блеск его глаз, Фиона впилась ногтями в сложенную салфетку и разорвала ее.

Он с трудом проглотил слюну.

— Какие интересные фильмы вам удалось посмотреть в последнее время? — спросила Фиона.

— Вы меняете тему разговора.

— Пытаюсь, — ответила она. — Вы так и не ответили мне, чем занимаетесь.

Сэм положил ладонь на руку Фионы и прикоснулся кончиками пальцев к ее запястью. Пульс бился так часто, что возбуждение Сэма достигло предела. Внезапно ему стало казаться, что эта ночь обещает ему множество возможностей за исключением одной — тоскливого возвращения домой. Он вдруг понял, почему трагедия заставляет людей утверждать торжество жизни. Может быть, ему все-таки удастся притупить его такое острое чувство вины. Может быть, Фиона поможет ему сделать это.

— Не стоит прибегать к банальностям, когда есть, столько интересных тем. В частности, оргазм, которого вы никогда не испытывали.

— Ох, Сэм... — промурлыкала она. — Могу побиться об заклад, что вы мастер по части обольщения женщин. И многих вы обольстили?

В ее голосе слышалось беспокойство, и Сэм понял, что этот вопрос для Фионы крайне важен.

— Нет, — честно ответил он. — Немногих.

Кончик языка Фионы облизал нижнюю губу, после чего желание Сэма стало нестерпимым. Она подняла взгляд и медленно повернула его руку ладонью вверх. Потом провела кончиком пальца по его среднему пальцу, словно пыталась что-то понять. Затем продолжила осмотр, растопырила пальцы и измерила длину его ладони. Наконец на ее губах заиграла чувственная улыбка.

— Очень впечатляюще, — хрипловато прошептала она.

Он с трудом втянул в себя воздух. Когда Фиона подняла глаза, в них горела такая страсть, что у Сэма бешено, забилось сердце. Одно ее слово — и ночь неслыханных возможностей станет явью. Ночь, которую он собирался провести наедине со своими невеселыми мыслями.

Одно ее слово.

— Сэм... Давайте поговорим об оргазме. Волшебное слово все-таки прозвучало.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

— Ну... — Она сделала глубокий вдох, собрав в кулак все свое мужество. — Все говорят, что оргазм грандиозная вещь. Это действительно так?

4

Она не думала, что может удивить Сэма еще сильнее, чем прежде, но, похоже, тайне женских чар ничто не угрожало. Брови Сэма взлетели вверх, а глаза-льдинки загорелись от любопытства.

Он надолго припал к бутылке с пивом, которую сжимал в руке.

— Вы и в самом деле этого не знаете? — наконец спросил он. На его лоб упала темная прядь, заставив его пригладить волосы. Его рука задержалась на затылке, а потом опустилась на стол.

— Вы снова отклоняетесь от темы, — пошутил он. — Расскажите, что вы ощущали в тот момент, когда были близки к оргазму.

Фиона с удовольствием рассказала бы, чего ждет от оргазма, который переживет с ним. Парить в облаках. Лететь к луне. Видеть взрывающиеся звезды и небо в огне.

Во всяком случае, так ей описывали это другие.

— Фиона... — поторопил он.

— Я ощущала... — Чувственно искривившиеся губы и хрипловатый голос Сэма вновь заставили ее затаить дыхание и лишили способности связно мыслить. — Покалывание! — наконец выпалила она.

— Покалывание? — Сэм произнес это слово, смакуя его. — Просто покалывание?

Фиона кивнула.

— Где именно?

Ее щеки заалели, как у тринадцатилетней школьницы.

— Ну вот, опять вы за свое. Заставляете меня выдавать наши женские секреты.

Он протянул руку, бережно разжал пальцы Фионы, сжимавшие ножку бокала, взял ее кисть и провел губами по внутренней стороне запястья. Потом прикоснулся кончиком языка к бешено пульсировавшей жилке, отчего по коже Фионы побежали мурашки, и отпустил ее руку.

— Покалывание было такое? — спросил он тоном, которым говорят любовники.

Соски Фионы пронзил электрический ток, тело охватил жар. Кто кого соблазняет? У нее промокли трусики. Ничего подобного с ней до сих пор не случалось. Она откашлялась.

— Да. Но немного сильнее.

— Всего лишь немного?

— Совсем чуть-чуть.

На лице Сэма отразилось удовлетворение. Фиона поняла, что польстила его самолюбию, но только махнула рукой. В том, что касается покалывания, этот мужчина настоящий ас.

— Кажется, дело упрощается. Опишите, что именно вы чувствовали.

Фиона хорошо знала, что она чувствует сейчас. На смену покалыванию пришло лихорадочное возбуждение. Когда она подошла к Сэму, у нее и в мыслях не было провести с ним ночь. Но сейчас Фиона сомневалась, что у нее хватит силы воли отказаться от дальнейшего.

Она подумала о своем последнем любовном свидании, надеясь, что воспоминание о неудаче поможет прогнать нескромные мысли и отрезвит ее. В тот раз Фиона легла в постель с понравившимся ей мужчиной через два месяца после первого знакомства. Что ж, опыт был полезный и даже приятный. Она возбудилась, но ее тогдашние ощущения, не шли ни в какое сравнение с тем палящим жаром, который вызвало простое прикосновение языка Сэма к ее запястью.

— После того, что вы сделали, я поняла, что слово «покалывание» здесь не подходит, — наконец сказала она. — Наверное, такое ощущение испытываешь, когда сбрасываешь обувь после долгого знойного дня. Вы меня понимаете?

— По-моему, это скорее облегчение, чем сексуальное удовлетворение. — Сэм с трудом сдержал улыбку.

Фиона допила вино и замотала головой, увидев, что Сэм хочет дать сигнал официантке.

— Поскольку речь шла именно о недостатке сексуального удовлетворения, можно сделать вывод, что вы правы. А теперь вы, наконец, ответите на мой вопрос?

— На какой именно?

— Оргазм действительно так хорош, как о нем говорят?

Сэм откинулся на спинку сиденья. Вид у него был непринужденный и до ужаса сексуальный.

— Действительно, — сказал он, слегка наклонив голову. — Если вы переживаете его с подходящим партнером.

В мозгу Фионы возникли десятки соблазнительных картин, одна эротичнее другой. Во всех этих картинах фигурировали три элемента — она, Сэм и ближайшая кровать.

— Расскажите, что это такое.

Сэм посмотрел на нее таким пристальным взглядом, что Фиона начала теребить салфетку и чуть не опрокинула пустой бокал. Она расправила плечи, постаралась успокоиться, и почти добилась своего, когда Сэм спросил:

— Может быть, лучше показать?

Сэм забрал у Фионы ключ от квартиры и вставил его в замочную скважину. Он не собирался думать о правильности своих действий и тратить время на сожаления о том, что гормоны взяли верх над разумом. С тех пор, как Фиона произнесла волшебное слово «оргазм», он испытывал мучительное желание, ничуть не угасшее за те двадцать минут, которые отделяли бар от ее квартиры.

Хотя мотивы Сэма нельзя было назвать исключительно рыцарскими, все же он ощущал к Фионе нечто вроде привязанности. Но основой этой привязанности было хорошо понятное ему чувство — чисто животная тяга. Он давно не испытывал такой тяги к женщине. Видимо, чудовищно трудные последние дни существенно сказались на его умственных способностях. Сэм не мог понять, почему должен подавить желание, которое ощутил в тот момент, когда их взгляды встретились.

Нет, он просто обязан узнать, так ли нежны и мягки ее губы, как ему кажется. Когда Фиона выходила из его пикапа, Сэм ощутил почти физическую боль. Ее длинная юбка зацепилась за сиденье, обнажив стройные ноги. Зрелище было слишком эротичное, чтобы не обратить на него внимания.

Он открыл замок, повернулся и протянул Фионе ключ. Слабый запах ее духов возбудил его еще сильнее.

Фиона обошла его и прижалась спиной к дверному косяку. В ее глазах горела страсть. В неярком свете лампочки была видна жилка, пульсировавшая на ее шее. Желание прижаться губами к ее нежной коже, ощутить языком биение ее пульса заставило Сэма сократить разделявшее их крошечное расстояние.

— Вы войдете? — хрипловато спросила Фиона.

Ее теплое дыхание коснулось губ Сэма. Нет, с таким искушением не мог бы справиться и святой.

Оторвав взгляд от шеи Фионы, он посмотрел на ее рот и увидел, что розовый язычок облизал пухлую нижнюю губу. Рискнет ли он узнать вкус этой губки?

— Да, — ответил он. Впервые в жизни Сэм не хотел думать о том, к каким последствиям приведет его решение и как оно подействует на другого человека. Впервые в жизни он действовал, повинуясь безотчетному порыву. Он поднял руку и бережно прикоснулся к щеке Фионы. — Но сначала я должен поцеловать вас.

Уголки ее рта обольстительно приподнялись.

— Я надеялась на это.

Забыв обо всем на свете, Сэм накинулся на ее губы, надавил кончиком пальца на ее подбородок, заставил раскрыть рот и проник внутрь.

Теплый шелковистый язык тут же столкнулся с его языком. Сэма обдало жаром, его тело инстинктивно напряглось.

Руки Фионы обвили его шею, сумочка со стуком упала на пол, но Сэм не обратил на это внимания. Ее объятия были крепкими, пышная упругая грудь прижималась к его груди. Пальцы Сэма чесались от желания прикоснуться к ее соскам. Ему хотелось смаковать эти тугие бутоны, прикасаться к ним языком, слышать, как протяжно она стонет от наслаждения.

Колено Фионы медленно поднялось и потерлось о его ляжку. Это прикосновение чуть не свело его с ума. Еще пять — десять сантиметров, и она почувствует всю силу его желания...

Напряжение, которое владело им последние дни, начало медленно отступать. Его тяга к Фионе не имела ничего общего ни с желанием выпустить пар, ни с желанием самым доступным образом восстановить свою связь с другими людьми. Нет, это было настоящее вожделение, вожделение в чистом виде... Он еще крепче впился в губы Фионы и сжал в ладонях ее груди.

Она прервала поцелуй куда раньше, чем хотелось Сэму, и начала хватать ртом воздух, пытаясь восстановить дыхание.

Потом медленно опустила руки и отодвинулась на несколько сантиметров, словно нуждалась в пространстве. Но Сэм, не желавший отпускать добычу, положил руки на ее бедра и не дал спастись бегством.

Ресницы Фионы затрепетали, и она тяжело вздохнула.

— Ну, а теперь вы войдете?

Решительность ее тона удивила Сэма. Он мог бы поклясться, что для этого Фионе понадобилось собрать всю свою смелость.

— Вы уверены? — Хотя Фиона согласилась привести его к себе, но отдает ли она отчет в том, что случится, когда они останутся наедине? Сам Сэм прекрасно знал, чего он хочет. Последний поцелуй не оставлял в этом никаких сомнений.

5

Вместо ответа она закинула руку за спину и толчком распахнула дверь. Сэм нагнулся, подобрал ее сумочку, прошел следом, закрыл за собой дверь и запер ее.

Она стояла в середине комнаты, слегка нахмурив брови. Неужели передумала? О Боже, только не это! Сэм никогда не любил холодный душ.

Комнату освещала лампа, стоявшая на квадратном белом столе, к которому примыкали два кресла в синюю и белую полоску. Сэм бросил сумочку на полосатый диван, прошел по ковру, обнял Фиону и вновь накинулся на ее губы.

Ощутив этот умопомрачительный поцелуй, Фиона тут же забыла свои дурные предчувствия. Когда она шла к нему, то ни на секунду не верила, что способна лечь в постель с едва знакомым мужчиной. Что это было — глупость, наивность или подсознательная решимость? Не успела она решить эту головоломку, как оказалась прижатой к стене.

Ладони Фионы легли на его спину. Мышцы, скрытые тонким слоем ткани, подрагивали от ее прикосновений. Это заставило ее почувствовать свою женскую власть. С гордостью, вызванной этим открытием, соперничало желание, заставившее ее крепко сжать бедра. Холодная стена поглощала жар ее тела. От вкуса его губ, от прикосновения его рук, от запаха его кожи у Фионы кружилась голова. Сэм приподнял ее блузку, положил ладони на обнажившуюся полоску кожи, и внизу живота начала скапливаться сладкая боль. Как называется это чувство? Напряжение? Тоска? Тяга?

Но когда теплые ладони Сэма обхватили ее груди, Фиона перестала ломать себе голову.

Мужские пальцы ритмично ласкали ее чувствительные соски сквозь кружевную ткань лифчика. Она застонала, оторвалась от его губ, выгнулась дугой, отчаянно желая большего, и стукнулась головой о стену.

— Попробуй меня... — Собственный порывистый шепот на мгновение удивил Фиону. Она никогда не была болтушкой и во время секса предпочитала заниматься делом. Неужели проблема заключается именно в этом?

Сэм издал глухое рычание, и этот звук лишил Фиону остатков рассудка. Как только он наклонил голову и прильнул губами к ее груди, Фиона отбросила все сомнения и сосредоточилась на собственных ощущениях. Сэм мучительно медленно расстегнул блузку и распахнул полы в стороны. Потом обхватил губами ее правый сосок, обтянутый кружевным лифчиком. Ощущение было таким ошеломляющим, что Фиона невольно вскрикнула.

Ее дыхание стало частым и судорожным. Казалось, легким не хватает кислорода. Мир качнулся... нет, закружился. Она пошатнулась, ухватилась за плечи Сэма и с опозданием поняла, что не сможет сопротивляться буре, бушевавшей внутри.

Тем временем Сэм занялся ее левым соском, и у Фионы подогнулись колени. Она попыталась выпрямить их, но поняла, что не способна на это. Иначе невероятное наслаждение, которое она ощущала, крепко сжимая бедра, закончилось бы.

Сэм поднял голову, погладил ее шею. Потом он взял в руки ее лицо и посмотрел ей в глаза, и этот взгляд сделал то, чего до сих пор не мог добиться ни один ее любовник: каждый кусочек ее тела заныл от сладкого ожидания.

Может быть, Сесили и Бесс правы? Наверное, если занимаешься любовью с единственной целью испытать удовольствие, это позволяет ощутить удивительную свободу. Желание и благоговейный страх, читавшиеся в глазах Сэма, заставили ее забыть обо всем на свете. Сегодняшняя ночь создана для наслаждения, напомнила себе Фиона.

Ее наслаждения.

Его наслаждения.

А все остальное не имеет значения.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

— Сейчас попробую.

Его слова были нежными, как бархат и твердыми, как сталь. Негромкими, но решительными. Такими же, как его поцелуи. И прикосновения. Успокаивающими и требовательными одновременно.

— Фиона, я хочу узнать вкус каждого миллиметра твоей кожи. Понимаешь, о чем я говорю?

Каждого миллиметра?

Фиона расстегнула его рубашку и прижалась губами к теплой обнаженной коже.

— Что? — Фиона стащила с него рубашку и дала ей упасть на пол. — Что тебя останавливает? — Она лизнула кончиком языка плоский сосок, а затем прихватила его зубами, желая, чтобы Сэм почувствовал то же, что и она. А потом покрыла частыми поцелуями его грудь.

У Сэма вырвался стон, и это еще больше воодушевило ее.

Он схватил ее за плечи, крепко прижал к груди и поцеловал так жадно, что у Фионы голова пошла кругом. Она и не подозревала, что способна вызвать у мужчины столь пылкую страсть. Широкие ладони скользнули по ее груди, легли на талию, расстегнули поясок и со свистом выдернули его из шлевок юбки.

Хотя настоящий оргазм оставался для Фионы тайной, но желание она ощущала. Пару раз она возбуждалась еще во время любовной игры. Но ее тогдашнее возбуждение не имело ничего общего с тем, что ее заставляли чувствовать поцелуи и ласки Сэма. Жар. Томление. Учащение дыхания. Отчаянное стремление испытать то, чего она до сих пор не испытывала. Возбуждение, от которого ныл каждый нерв ее тела.

Сэм расстегнул крючок и молнию, сделал шаг назад, и юбка упала к ее ногам. Фиона сняла туфли и пинком отбросила их вместе с юбкой. На ней остались только кружевные лифчик и трусики, а также пояс с чулками. Она ждала, что почувствует смущение и даже стыд, но выражение глаз Сэма заставило ее отбросить сомнения.

— Потрясающе, — сказал он таким тоном, что Фиона лишилась остатков рассудка. — Просто потрясающе.

Она улыбнулась, подошла ближе, обняла Сэма за талию и крепко прижалась к нему. От прикосновения затвердевших сосков к колючему кружеву и горячей мужской груди по ее спине побежали мурашки, и она невольно вздрогнула.

— Холодно? — спросил Сэм.

Фиона слегка укусила его в шею, потом закинула голову и посмотрела ему в глаза.

— Жарче не бывает. Его глаза потемнели.

— Если ты будешь говорить так, мы никогда не доберемся до спальни.

Она подарила ему самую чувственную улыбку из своего прискорбно малого арсенала.

— А кто сказал, что мы должны делать это в спальне?

Сэм неторопливо запустил руки под резинку трусиков, обхватил ее ягодицы и привлек Фиону еще ближе.

— Ты выдумщица. Это мне нравится.

Она выгнула спину и прижалась задом к его теплым мозолистым рукам.

— Гм-м... — промурлыкала Фиона, когда пальцы Сэма слегка сжали ее плоть. — А что еще тебе нравится?

— Фантазии. Расскажи мне свои фантазии.

Она бы поделилась с ним, если бы было чем делиться. Но Фиона не хотела признаваться в убогом воображении, в котором до сих пор так и не возникло ни одной непристойной картины.

— У меня есть идея получше.

Руки Сэма спускались вниз, мучительно медленно подбираясь к промежности. Он наклонил голову и нежно прикусил мочку ее уха.

— Рассказывай.

Горячее дыхание коснулось ее уха в тот момент, когда его пальцы начали ласкать ее влажные кудри. Эти ласки были такими легкими, что Фиона не могла отличить реальность от тех самых фантазий, о которых ему хотелось поговорить. Какие могут быть разговоры, если все внутри напряглось и заставляет прижиматься к его умелым рукам?

Она немного отстранилась и потянулась к заколке, все еще скреплявшей волосы. Видя, что Сэм следит за ней, Фиона осторожно расстегнула заколку и бросила ее на ковер рядом с одеждой и туфлями. Потом слегка тряхнула головой, и волосы рассыпались по ее плечам.

— Лучше продемонстрируй мне свои собственные фантазии, — негромко сказала она.

Грешное пламя, загоревшееся в глазах Сэма, заставило ее затаить дыхание.

— Сегодня ночью моя фантазия — это ты.

Не успела Фиона осмыслить эту чрезвычайно эротичную фразу, как ладонь Сэма обхватила оба ее запястья. Он прижал Фиону к стене и завел руки ей за голову. Его свободная рука могла делать что угодно. В конце концов, это была его фантазия.

Сэм провел кончиком большого пальца по нижней губе Фионы, затем опустил его и начал ласкать шею. Потом нагнул голову, и его горячие губы, следуя по тропинке, оставленной рукой, прошлись по ложбинке между грудями.

Его горячая ладонь была мозолистой, но ласкала нежно и бережно. Язык, губы и зубы приникали к ее груди так нежно, что кружилась голова.

6

Когда она подумала, что сейчас сойдет с ума от бушевавшего внутри желания, Сэм выпустил ее руки и медленно опустился на колени, продолжая ласкать губами и языком ее разгоряченную кожу. Чтобы не упасть, Фиона оперлась ладонями о стену. Он запустил пальцы под резинку и начал медленно спускать с нее трусики, целуя обнажавшиеся места с благоговением, от которого у Фионы сжалось сердце.

Когда трусики оказались на полу, Сэм провел ладонями по ее голеням и начал поглаживать ляжки. Ощущение было столь острым, что Фиона едва не потеряла сознание.

Потом он раздвинул ей ноги так бережно, словно Фиона была тепличным цветком. А когда притронулся к губкам и ввел во влажные глубины палец, все внутри напряглось еще сильнее. Желание стало нестерпимым.

Фиона затаила дыхание, потом судорожно выдохнула и издала гортанный стон, удививший ее саму. Ощущения опережали мысли. Под кожей заструились потоки мошной энергии; желание заставило ее податься вперед... к...

Она закрыла глаза и забыла о реальности, оставшейся за запертой дверью. Сегодня ночью ей предстоит путешествие в заоблачные края... если не подведет тело.

Но тут мысли окончательно покинули ее и остались только ощущения.

Возбуждение. Поглаживания пальцев. Блаженное напряжение. Прикосновения губ к влажным волосам. Огонь внутри. Язык, описывающий круги вокруг самого чувствительного места...

Она испытала все это и умирала от желания испытать большее.

— Не останавливайся, — прошептала Фиона.

Он тут же превратил горевший внутри костер в геенну огненную. Языки пламени, лизавшие тело, заставили ее качнуться к нему... к...

Сэм остановился.

У Фионы подломились колени, но его руки не дали ей упасть. Она широко открыла глаза.

Он остановился?

— Нет! — яростно, крикнула она и потянулась к его плечам, но Сэм уже встал. — Нет, — повторила она, готовая умолять Сэма, закончить начатое. Как он это сделал? Она была близка к оргазму. Во всяком случае, ближе, чем когда бы то ни было. Черт побери, она же просила его не останавливаться!

У него хватило духу улыбнуться.

— Почему?

Фиона открыла рот и уставилась на него, чувствуя, что сердце колотится о ребра.

— Почему? — наконец повторила она как попугай. Неужели это нужно объяснять? Он что, тупой?

— Почему? — кивнул он.

Если этот тип сейчас наклонится за рубашкой, она даст ему пинка в зад.

— Потому! — Конечно, ответ был не самый умный.

Сэм улыбнулся еще шире и крепко поцеловал ее в распухшие губы.

— Потому что ты была близка к оргазму?

Фиона смерила его подозрительным взглядом. Что за игру он затеял?

Одна рука Сэма погладила ее обнаженное бедро, вторая поднялась и бережно отвела в сторону волосы Фионы, потемневшие от пота.

— Все еще хочешь знать, так ли это хорошо, как тебе рассказывали?

Если бы он не остановился, она сама узнала бы ответ на свой вопрос.

— Ожидание, — сказал он в ответ на упрямое молчание Фионы. — Не просто получение физического удовольствия, на смену которому приходит облегчение, но нечто такое, что усиливает все твои чувства.

— Если бы мне была нужна словесная модель, я бы прочитала книгу или сходила на лекцию, — буркнула Фиона.

— Каждое нервное окончание в твоем теле оживает, а потом взрывается, — словно не слыша ее, продолжил Сэм. — Жидкое тепло, медленно заполняющее твое тело, это вещь чисто физическая. Но для полного сексуального удовлетворения нужно потерять рассудок. Вот что такое настоящий полный оргазм.

— Я была бы согласна и на половину.

Сэм улыбнулся, провел ладонью по ее плечу и предплечью, а потом их пальцы переплелись.

— Фиона, я мог бы заставить тебя кончить, но это было бы всего лишь физиологией.

— Ты действительно хочешь добраться туда, где не бывал еще ни один мужчина? — Она заставила себя засмеяться, несмотря на острое разочарование. — Чтобы попасть на южный полюс, тебе придется пересечь Антарктиду. Но мужчины плохо ориентируются на этой местности.

Сэм улыбался и не подавал виду, что его задел ее сарказм. Фиона ничего не могла с собой поделать. Его сексуальность, была слишком вызывающей.

Он поднес ее руку к губам и снова повторил фокус с прикосновением языка к запястью.

— Обещаю, — низко, звучно и чувственно сказал Сэм. — Я дам тебе все, о чем ты мечтала.

...Сэм никогда не встречал более рассудительной женщины. Как и женщины, менее стеснявшейся собственного тела. Обнаженная Фиона стояла в дверном проеме; свет, пробивавшийся из ванной, обрисовывал ее силуэт.

Он в жизни не испытывал большего возбуждения. Пятнадцать минут назад он прервал любовную игру вовсе не потому, что ему захотелось прочитать Фионе лекцию. Нет, он боялся потерять контроль над собой. Именно это заставило его предложить Фионе перейти в спальню.

— Не знаю, сможем ли мы воспользоваться этими презервативами, — сказала она.

Если бы он не остановился, то совершил бы самую грандиозную и постыдную ошибку и овладел бы ею без всяких предосторожностей. Сэм был достаточно опытен и понимал, что окончательно потерявшая голову Фиона не стала бы возражать против этого.

— Почему? Они что, старые? — Сэм прижался спиной к изголовью и прикрылся простыней.

Фиона повернулась к свету, посмотрела на коробочку, сдула с нее пыль и чихнула.

— Сколько им месяцев? — Сэму понравилось, что коробочка с презервативами стояла у нее в ванной так давно, что покрылась пылью. Это льстило его самолюбию.

— Шесть, — пожав плечами, ответила она. — Может быть, восемь. Ты не включишь лампу?

Сэм щелкнул выключателем и поймал брошенную ему коробочку одной рукой. Фиона забралась на кровать и раздвинула ему ноги так, словно делала это всегда. После их предыдущих ласк стыдливость была бы ханжеством.

— Там не написано, за какое время они высыхают? — Он положил коробочку на тумбочку, рядом с будильником.

— Ну, срок годности у них не такой, как у холодильника, но за пару лет ручаться можно.

Сэм положил ладони на ее бедра и привлек к себе.

— Что еще ты хочешь обсудить? — спросил он, хотя в данный момент беседа ему была нужна меньше всего на свете. Сейчас для него самым главным был первый оргазм Фионы.

От лампы с абажуром лился мягкий розовый свет. В зеленых глазах Фионы плясали озорные искорки. Она колыхнула грудью и подобралась ближе. Член Сэма тут же напрягся и запульсировал.

Фиона негромко застонала и потерлась о него через простыню.

— Какие-то вопросы у меня были, но сейчас я предпочитаю чувствовать.

Сэм, всегда готовый пойти женщине навстречу, провел ладонью по ее спине снизу вверх и слегка нажал на затылок. Фиона прильнула к нему, и Сэм уткнулся губами в ее шею.

— Расскажи, что бы ты хотела почувствовать. — Он коснулся языком нежной впадинки на шее, и Фиона затрепетала в его объятиях.

Она встала на колени и рывком сдернула разделявшую их простыню. Когда никаких преград не осталось, Фиона приподнялась, потерлась промежностью о кончик его члена и издала негромкий удивленный стон. Потом неуверенно повторила это движение, ахнула от удовольствия, и Сэму пришлось сосчитать до десяти, чтобы не потерять контроль над собой.

— Я хочу еще раз ощутить это, — сказала она, чувственно двигая бедрами. Сэм сосчитал до двадцати.

— Все тугое и горячее. Этап покалывания миновал. — Она затаила дыхание, затем выдохнула и испустила еще один довольный стон. — Я хочу, чтобы стало еще влажнее. Влажнее и жарче.

Когда она опустилась и стала тереться о его член, у Сэма задергались бедра. Физически Фиона была готова принять его, но он хотел большего. Хотел, чтобы Фиона забыла обо всем, кроме него и того наслаждения, которое он мечтал ей подарить.

А разве он сам сегодня ночью не желал забыть обо всем на свете? По его венам струилось пламя. Тело требовало облегчения и подгоняло сознание к той точке, после которой все потеряет для него значение, кроме этой невероятно чувственной женщины, сводящей его с ума.

Он схватил Фиону, опрокинул навзничь, лег на нее сверху и прорычал:

7

— С удовольствием!

Сэм был уверен, что без труда возбудит ее. Он пустил в ход губы и руки; негромкие стоны, музыкой звучавшие в его ушах, доказали, что он прав. Сэм широко раздвинул ей ноги, собираясь проникнуть глубже, чем в прошлый раз. Бедра Фионы инстинктивно приподнялись; она явно желала большего. И он дал ей это большее. Сначала ввел в нее один палец, затем два, провел языком по влажным губкам, а затем приник к самому чувствительному месту.

Тихие стоны Фионы сменились громкими криками; ее наслаждение возрастало с каждым движением мужских пальцев и языка. Ее тело было полностью готово. Сэм чувствовал, что она стремится достичь удовлетворения, но не желал заканчивать ее эротическое путешествие, хотя сам терпел из последних сил.

Он возбуждал ее, заставлял кричать, а потом осторожно отстранялся. Ноги ее дрожали, мышцами она сжимала его пальцы, но Сэм все еще не давал ей ощутить облегчение, к которому она так отчаянно стремилась. Он прижал Фиону к матрасу, чтобы сменить ритм, дать ей спуститься на землю, а потом снова воспарить ввысь.

Ожидание убивало его. Он испугался, что кончит сразу же, как только овладеет ею. Но сил сдерживаться больше не было. Он быстро надел презерватив и лег на нее. Потом осторожно поднял ее ногу и положил к себе на плечо, чтобы заставить Фиону полностью раскрыться. И только после этого медленно вошел в нее.

— Да-а-а... — простонала Фиона.

Она подняла бедра и целиком приняла его в себя. Внутри у нее было туго и влажно. Он раз за разом вонзался в нее, приближая к оргазму и Фиону, и самого себя. Ее стоны становились громче с каждым движением, тело извивалось, руки комкали простыню.

Наконец она испустила негромкое животное рычание, вырвавшееся из самой глубины ее существа. Ее мышцы судорожно сжались, стиснув его, и Сэм едва не потерял контроль над собой.

— Открой глаза, — приказал он, когда ее ресницы затрепетали и сомкнулись. — Смотри на меня, Фиона.

Она подчинилась, и Сэм как зачарованный следил за тем, как к читавшейся в ее глазах страсти присоединились изумление и суеверный страх. Тело Фионы свело сладостной судорогой.

— Да! — вскрикнула она, испытав оргазм и сжав кольцом мышц его член. — Ох, Сэм... Да!

Этих слов было достаточно, чтобы порвать цепи, в которые заковал себя Сэм. Он еще раз глубоко вонзился в нее, и его затопила волна наслаждения...

Прошло немало времени, прежде чем он снова начал ощущать окружающий мир. Острый, мускусный запах любви. Лежащее под ним тело Фионы, покрытое испариной. Ее едва слышный плач.

Сэм сполз с нее и привлек к себе. Как только она прижалась к его боку, он взял простыню и накрыл их обоих.

— Фиона, извини. Я сделал тебе больно, да?

— Нет. — Она шмыгнула носом. — Просто... — У нее сорвался голос, и затряслись плечи.

Встревоженный Сэм взял Фиону за подбородок и с удивлением увидел, что ее глаза полны слез.

— Ты что?

Она едва заметно улыбнулась.

— Не могу найти слов. Это было... Фиона вздохнула и прижалась к нему. — Невероятно. Совершенно невероятно.

...В щели жалюзи пробивался слабый утренний свет. Сэм стоял в изножье двуспальной кровати и следил за безмятежно спавшей Фионой. Она лежала на боку, обнимая его подушку. Это зрелище вызвало у него благоговейный страх и желание бежать со всех ног.

Желание бежать он понимал и даже одобрял. Но страх заставлял его нервничать.

Внимание Сэма привлекли красные цифры, замерцавшие на будильнике. Нужно идти, иначе он опоздает. Но он не мог собраться с силами, чтобы сделать это. Мысль о том, что Фиона проснется в его отсутствие, почему-то огорчала его. Не потому ли, что ночью он еще дважды занимался с ней любовью, но так и не смог насытиться?

Эта женщина так сексуальна, что ею хочется овладевать снова и снова.

Почему все так сложно?

Нужно уходить отсюда, думал Сэм. Немедленно. Он уже воспользовался ее душем, потому что проспал; до сих пор с ним ничего подобного не случалось. Заехать домой и переодеться, не было времени, иначе он опоздал бы на суточное дежурство. Если поторопиться, он успеет приехать на участок еще до того, как прибудет субботняя смена. Особенно парни, которые вчера были с ним в баре.

Но угроза разоблачения и насмешки не могла заставить его сдвинуться с места. О Боже, как ему хочется остаться с Фионой! Достаточно одной мысли о том, как он разбудит ее и займется с ней любовью, чтобы его тело напряглось. Черт побери, он отдал бы все на свете, чтобы еще раз услышать ее стоны. А потом пусть парни смеются над ним, сколько влезет.

Воспоминание о стонах Фионы заставило его улыбнуться. Он все-таки заставил ее испытать неведомое. Причем несколько раз подряд.

Сэм грустно вздохнул и провел рукой по влажным волосам. Нет, эта женщина не страдает недостатком воображения и знает толк в любви. И все же в ней есть что-то невинное и беззащитное... Странная мысль для человека, который избегает прочных связей.

Нет, он не питал к прочным связям отвращения, характерного для прежнего Бакстера, но и не желал расставаться с холостяцкой жизнью, как недавно сделал их средний брат Морган. Связи у Сэма были, но законный брак его не прельщал. Он не находил в семейной жизни ничего привлекательного. В отличие от подавляющего большинства женщин, с которыми ему приходилось иметь дело.

Да, он вступал в связи, но на своих условиях. Что тоже не нравилось большинству женщин. Все они стремились удержать Сэма и помешать ему, заниматься любимым делом — спасать людей.

Ну же, уходи, подумал он. Уходи незаметно. Не буди сытую женщину, которая зарылась лицом в подушку, еще хранящую твой запах.

И все же он обошел кровать, осторожно сел на край постели, протянул руку и убрал с ее лица прядь волос медового цвета. Потом наклонился и поцеловал ее в щеку.

— Фиона...

Она вздохнула и еще крепче обняла подушку.

— Гм?

Сэм ощутил прилив мужской гордости. В причине ее усталости сомневаться не приходилось.

— Мне пора на работу, — негромко сказал он. — Я хотел бы еще раз увидеть тебя.

Он не лгал. Хотя и думал, что здесь сыграл свою роль ген рыцарства. Фиона не должна считать себя одиночкой.

— Угу... Я тоже, — не открывая глаз, сонно ответила она.

— Может быть, завтра днем сходим в кино, а потом пообедаем? — Нет, рыцарство тут ни при чем. Ему и в самом деле хотелось узнать Фиону поближе.

— Не могу, — пролепетала она и перевернулась на другой бок. — Семейные дела.

— Я позвоню тебе, — сказал Сэм, не уверенный в том, что Фиона его слышала и запомнит этот разговор. Он самодовольно улыбнулся. Слова его она, может, и не вспомнит, но его самого не забудет никогда.

Он заботливо прикрыл одеялом обнаженное плечо Фионы, вышел из квартиры, удостоверился, что захлопнул за собой дверь, и по лестнице сбежал к пикапу, припаркованному у подъезда дома.

И только тогда спохватился, что не знает ее телефона. Ему не пришло в голову спросить не только номер телефона, но и фамилию Фионы. Дверь подъезда, снабженная кодовым замком, уже закрылась, и он не мог посмотреть, что написано на ее почтовом ящике.

Негромко чертыхнувшись, он завел двигатель. Может быть, это знак свыше, что прошедшая ночь должна остаться единственной и им следует держаться друг от друга подальше?

Сэм обвел здание взглядом, увидел цифры из кованого чугуна и несколько раз повторил их, чтобы не забыть.

Потом поехал по пустынной улице, добрался до перекрестка и прочел название на углу. Когда через пятнадцать минут Сэм выехал на скоростную трассу, он был уверен, что небеса ошиблись.

Желание увидеть Фиону еще раз не имело ничего общего с жарким сексом. Уже несколько месяцев он не испытывал такого интереса к женщине. Одного этого было достаточно, чтобы заинтриговать Сэма и заставить его предпринять дальнейшие шаги. Пожалуй, секс тоже сыграл свою роль. Жаркий секс и воспоминание о гордости, которую он испытал при виде страсти, вспыхнувшей в глазах Фионы.

О да, подумал он. Дело стоит того, чтобы продолжить исследование. И не только в постели.

8

ГЛАВА ПЯТАЯ

Подруги несколько недель думали, как лучше провести этот уикенд. Фиона сидела в самой шикарной сауне Мельбурна и думала, что сделать лучший выбор было нельзя. Горячий пар сотворил настоящее чудо. Массаж тоже был очень к месту. Мышцы, о существовании которых она и не подозревала, все еще слегка ныли, напоминая о самой сексуальной ночи в ее жизни. Но благодаря Сэму внутреннего напряжения она больше не ощущала.

Испустив блаженный стон, она закрыла глаза, без усилий представив руки, ласкавшие ее груди, и почувствовав прикосновение языка и зубов к чувствительным соскам.

— Хватит, Фиона, — прервал ее фантазии голос Бесс. — Рассказывай. Мы имеем на это право.

Фиона поправила пушистое махровое полотенце, завязанное узлом на груди, и смерила подруг неодобрительным взглядом.

— Скажите спасибо, что я вообще с вами разговариваю. Сначала напоили меня, а потом взяли на слабо, зная, что я не смогу отказаться...

Сесили громко хихикнула.

— Судя по румянцу на твоих щеках, ты попала в хорошие руки.

О да, руки у него что надо, подумала Фиона. Сэм подарил ей наслаждение, о котором она и не мечтала. Этот мужчина оказался искусным любовником, щедрым и самоотверженным. Он играл на ее теле как на скрипке, зная, где следует ласкать, чтобы доставить ей максимальное удовольствие.

Она отдала бы все на свете, чтобы испытать это удовольствие еще раз.

— Этот человек мог оказаться серийным убийцей, — шутливо сказала Фиона.

— У жертв серийного убийцы не бывает такой довольной физиономии, — возразила Бесс.

— Неправда! — вспыхнула Фиона.

— Сама знаешь, что правда. Так что выкладывай немедленно. — Бесс подтолкнула ее локтем. — Что было дальше?

Землетрясение.

— Он отвез меня домой. — И заставил совершить полет на Луну.

Сесили наклонилась и сложила руки на коленях.

— И?..

— Он целовал тебя? — спросила Бесс.

Фиона откашлялась, чтобы не расплыться в дурацкой улыбке. Он целовал каждый дюйм ее тела, как и обещал. Целовал места, которые мужчины целовали только в прочитанных ею книгах.

— Для начала.

— Для начала? О Господи, рассказывай. Не томи душу, — не вытерпела Сесили. — И только попробуй утаить хоть одну подробность!

Бесс убрала с лица спиральный платиновый локон.

— Я горжусь тобой. — Ее глаза блестели от любопытства. — Ну и как все прошло?

Гордиться тут нечем. Подумаешь, решилась переспать с совершенно незнакомым мужчиной... Не самое умное решение, независимо от результата. Говоря, что Сэм мог оказаться серийным убийцей, она шутила только наполовину. Фиона сама не знала, что на нее нашло, и приписывала свое стремление пуститься во все тяжкие упрямству и излишку спиртного.

И все же я не променяла бы эту ночь ни на что другое, подумала она. В конце концов, я все же испытала настоящий оргазм, а не простое покалывание. Уголок ее рта приподнялся сам собой. Возможно, теперь у нее появится пара сексуальных фантазий...

— Ты пригласила его к себе? — спросила Бесс.

Фиона кивнула.

— Да.

— И сколько он у тебя пробыл? — поинтересовалась Сесили. Всю ночь. Фиона пожала плечами и уставилась в пол.

— Ну... какое-то время.

Бесс недовольно хмыкнула. Не потому, что не одобряла безрассудное поведение подруги, а потому, что хотела услышать пикантные подробности.

— Когда он ушел? — продолжала допытываться Сесили.

Фиона закусила губу. Она не имела об этом понятия и проснулась лишь от звонка Сесили, объявившей, что она будет у Фионы через полчаса. Торопясь привести себя в порядок, Фиона с трудом вспоминала обрывки разговора и не могла понять, что ей приснилось, а что нет.

— Толком не знаю, — призналась она.

— Не верю! — воскликнула Бесс, а затем ахнула. — Так ты сделала это? — Она схватила Сесили за руку. — Ты можешь в это поверить? Она действительно сделала это!

Слава Богу, что они в отдельном номере, мелькнуло у Фионы в голове.

— Ну? — Бесс снова ткнула Фиону локтем. Та подняла глаза к небу.

— Сделала это? Нам что, снова шестнадцать лет? — Да, она уклонялась от ответа, но сомневалась, что такими интимными подробностями следует делиться даже с закадычными подругами. Эта ночь была... особенной.

Сесили наклонилась так далеко, что чуть не свалилась с керамической скамьи с подогревом.

— Ну? Каков он в постели?

Совершенство, подумала Фиона. Абсолютное совершенство.

— Земля тряслась? — поинтересовалась Бесс.

Фиона смущенно засмеялась, потому что подруга словно читала ее мысли.

Но земля действительно тряслась. Как минимум десять баллов по шкале Рихтера. С последующими менее сильными толчками, которые она ощущала во сне. Сэм перевернул ее мир с ног на голову, а потом заставил пересечь галактику и очутиться на седьмом небе, с которого мучительно не хотелось возвращаться на грешную землю. Одного воспоминания о рае было достаточно, чтобы захотеть очутиться там еще раз.

Бесс бросила на нее суровый взгляд.

— Фиона, не увиливай!

— Она просто не умеет делиться! — фыркнула Сесили.

Фиона очень даже умела делиться и, видит Бог, сделала бы это, не задумываясь. Но только с Сэмом.

— Разве у меня нет права кое-что утаить?

— Ты потеряла его в ту минуту, когда призналась, — возразила Сесили. — А теперь колись. Мы должны все знать. Ты трахнулась с ним или нет?

Фиона еле слышно вздохнула. Ну, никакой силы воли...

— Все ясно, — задумчиво сказала Бесс и кивнула. — Тебе повезло. Но как именно?

Когда рассказ закончился, щеки Фионы напоминали цветом свеклу. Но она понимала, что жаркая сауна была тут ни при чем. Бесс и Сесили смотрели на нее, широко раскрыв глаза и подняв брови. В номере воцарилась абсолютная тишина.

Фиона широко улыбнулась, а потом рассмеялась. Наконец-то ей удалось шокировать этих бесстыжих...

— Ты увидишься с ним еще раз? — выйдя из ступора, спросила Бесс.

Сесили бросила на Бесс недовольный взгляд.

— С самого начала подразумевалось, что это будет одна ночь. Зачем ты всегда все усложняешь? Секс ради секса. В этом нет ничего трудного.

Бесс с досадой покосилась на подругу.

— Не все из нас сексуальные революционерки. Некоторым нравится спать с одними и теми же мужчинами.

— По крайней мере, я не кривлю душой. — Сесили улыбнулась и послала Бесс воздушный поцелуй.

Фиона сурово посмотрела на обеих, потом вытянула ноги и откинулась на спинку сиденья.

— Вы очень смешные, но сегодня я не в том настроении, чтобы начинать гражданскую войну. — Сесили и Бесс спорили друг с другом — иногда яростно — еще со школьных времен. Фиона закинула голову, уставилась в потолок, а потом закрыла глаза. — Кажется, он сказал, что хочет увидеть меня еще раз, — сказала она. — Я не уверена, но что-то такое он говорил, когда уходил сегодня утром.

Сесили скептически хмыкнула.

— Ты провела незабываемую ночь, ну и что? Это еще не значит, что тебе нужно начинать искать простыни с монограммами!

Я даже не знаю фамилии Сэма, так что подобная опасность мне не грозит. Не знаю, где он живет и кем работает. Конечно, это не имеет значения, но все же было бы приятно узнать о нем кое-какие подробности.

Судя по внешности, Сэму немного за тридцать. Иными словами, он всего на несколько лет старше ее самой. На женатого он не похож, но может состоять в разводе и иметь полдюжины сыновей, которым не терпится пойти по стопам папочки.

А вдруг Сэм чопорный консерватор? Что он подумает о такой беспутной женщине, как она? Или зануда? Нет уж, спасибо. От зануд ее выворачивает наизнанку.

Хронический трудоголик? Еще хуже. Этого она не вынесла бы. Брак родителей рухнул на ее глазах, потому что отца никогда не было дома. Просто чудо, что он явился в суд на свой бракоразводный процесс.

— Нет, — наконец сказала Фиона. — Сесили права. Это была связь на одну ночь. — Она выпрямилась и серьезно посмотрела на подруг. — Первая и последняя. Тем более что я не знаю, как его найти.

9

— Через справочное бюро, — подсказала Бесс.

Фиона поморщилась.

— Не могу.

— Еще как сможешь, — ответила Бесс. — Поднимешь трубку и наберешь номер.

— Дело не в этом. Я не знаю его фамилии, — объяснила Фиона.

Тут отвисла челюсть даже у сексуально продвинутой Сесили.

— Хочешь сказать, что ты переспала с парнем, испытала первый в жизни неслыханный оргазм и даже не узнала, как его зовут?

— На самом деле их было три, — хмуро ответила Фиона. — Или четыре... — Их наверняка было бы четыре, если бы Сэм вовремя не убрал руку. — Нет, точно три.

Хотя Сэм безбожно дразнил ее, но насчет ожидания он не лгал. Когда она, наконец, испытала оргазм, то была так ошеломлена, что заплакала. А потом заснула в его объятиях, сытая до изнеможения. Вскоре Сэм разбудил ее поцелуем, и они снова занялись любовью. На сей раз неторопливо и чарующе медленно, но земля тряслась еще сильнее, чем в первый раз. Потом уже она сама разбудила его. Их совокупление было таким первобытным и стихийным, а оргазм таким сильным, что Фиона чуть не взорвалась.

Сесили щелкнула пальцами, привлекая внимание Фионы.

— Фамилия?

— Об этом и речи не было, — смущенно призналась Фиона. — Послушай, это неважно. Мы отлично провели время, вот и все. Я больше никогда его не увижу, так что это не имеет значения. А теперь давайте сменим тему, ладно? Обсудим карьеру Бесс или то, почему у нашей дорогой Сесили сегодня кислое настроение.

— У нее всегда кислое настроение. — Бесс улыбнулась. — А у меня действительно есть новости. Могу тебя обрадовать: мне предложили читать закадровый текст, для нескольких коммерческих клипов.

Новый предмет для дискуссии действительно обрадовал Фиону.

— А что с мультфильмом, который тебе предложили озвучивать на прошлой неделе? — спросила она.

Бесс хотела стать актрисой с тех пор, как Фиона ее помнила. К несчастью, объектив камеры заставлял ее цепенеть, что обнаружилось после первых же проб. Но, к счастью, звукооператорам нравился ее голос. Бесс прилично зарабатывала, озвучивая тридцатисекундные рекламные ролики или документальные фильмы. Но Фиона знала, как важна для Бесс аудитория. Озвучивание мультфильма очень много значило не только для финансового положения подруги, но и для ее дальнейшей карьеры. Бесс покачала головой, и ее завитые локоны запрыгали, как чертики на веревочке.

— Пока ничего. Нужно подождать три дня.

Фиона недоуменно нахмурилась. Разве Бесс только что не сказала, что получила предложение озвучить несколько рекламных клипов? Это как минимум месяц тяжелой работы...

— Бесс... — В голосе Сесили снова послышалось нетерпение. — Ради Бога, о чем вы говорите?

— Он позвонит ей через три дня, — объяснила Бесс таким тоном, словно разговаривала с тупицей.

— Она права, — подтвердила Сесили, кивком показав на Бесс. — Это дурацкое мужское правило. Даже если парни очень заинтересованы, они все равно ждут три дня, прежде чем позвонить.

Фиона снова закинула голову, закрыла глаза и выгнула спину, пытаясь снять напряжение с мышц.

— Я не давала ему номера своего телефона, так что говорить об этом не имеет смысла. Инцидент исчерпан, тема закрыта.

— Только один вопрос! — взмолилась Сесили. — Кто был прав, я или Бесс?

Фиона тяжело вздохнула.

— Ты о чем?

— Нос или руки?

Фиона расхохоталась, потом выпрямила руку и раздвинула пальцы.

— От основания ладони до кончика среднего пальца, — широко улыбнувшись, сказала она.

Сэм положил трубку и сунул в бумажник кредитную карточку. Продавца цветочного магазина не слишком обрадовало, что Сэм сделал заказ, не зная фамилии Фионы. Как и то, что Сэм попросил указать на сопроводительной открытке только номер его телефона. Малый испустил несколько тяжелых вздохов, но он был не настолько глуп, чтобы отказаться принять заказ на три дюжины розовых роз.

Идея с цветами была несколько старомодная, но Сэм не собирался от нее отказываться. По его мнению, ничто не действует на женщин сильнее роз. Разве что драгоценности. Он ни на секунду не сомневался, что Фиона поймет, кто их прислал. Теперь ей предстояло решить, стоит им увидеться еще раз или нет. Он сделал только одно: послал тридцать шесть доказательств того, почему Фиона должна позвонить ему.

Субботнее дежурство выдалось относительно спокойным, и Сэм воспользовался тишиной, чтобы немного вздремнуть. За день поступило всего несколько вызовов, для которых вполне хватило двух нарядов спасателей.

Остальные после проверки оборудования и транспортных средств уселись в общей комнате перед большим телевизором и начали смотреть футбольный матч.

Ребята не приставали к нему с насмешками — все были слишком подавлены гибелью Мака во время пожара в Мадинге восемь дней назад. В понедельник на голову Сэма должны были свалиться типы из Управления охраны труда. Большие шишки всегда вмешиваются, когда кто-то погибает, но Сэма ничуть не радовало, что по его душу явятся зануды и книжные черви, понятия не имеющие, что такое тактика. Ни одна чрезвычайная ситуация не похожа на другую. Спасатель действует благодаря инстинкту, развившемуся за годы учебы и работы; этому искусству невозможно научиться, читая инструкции.

Футбольный матч не вызвал у него интереса. Удивляться не приходится. Если Сэм не думал о Фионе, его мысли снова и снова возвращались к пожару, который стоил Маку жизни.

Пытаясь отвлечься, он вышел из общей комнаты и прошел в дежурку. Морган и его напарник Рей Грант, только что вернувшиеся с вызова, снимали с себя форму и клали на место неиспользованные медикаменты.

Сэм прислонился плечом к дверному косяку.

— Поздравляю с возвращением в ад, — сказал он брату, который провел медовый месяц на островах Тонга.

Морган оторвался от ящика с бинтами и серьезно ответил:

— Могло быть и хуже. — Потом толчком закрыл ящик, выдвинул следующий и оглянулся на напарника. — А где четыре одноразовых шприца?

Рей с силой хлопнул себя по лбу.

— Я так и знал, что что-то забыл!

— Как себя чувствует Хоуп? — спросил Сэм. Жена Рея была беременна.

— Слава Богу, ее утренняя тошнота закончилась, — ответил Рей. — Еще немного — и я бы почувствовал себя виноватым.

Потом Рей пошел к машине, оставив Моргана и Сэма наедине.

— Он превратился в настоящего слюнтяя, — сказал Морган, убедившись, что Рей не слышит. — Боюсь, со мной случится то же самое, если Джессика станет кланяться фарфоровому богу по двадцать четыре часа семь дней в неделю.

Сэм не сомневался в этом ни секунды. Он был уверен, что вскоре Морган испытает это на собственной шкуре. Ему было заранее жаль свою невестку. Сердце у Моргана доброе; в конце концов, он начнет страдать не меньше, чем Джессика, и бедняжке придется его утешать.

Хвала небесам, самому Сэму это не грозит. С него вполне хватает теоретических знаний о беременности и родах, которых требует инструкция. Он видел достаточно родов в дороге и понимал, что это не пикник. Как для матери, так и для отца.

Морган откашлялся.

— Что-то вид у тебя неважнецкий... Поздно лег?

Невинный тон брата не обманул Сэма.

— Слухи распространяются быстро.

— Разве можно молчать, когда старину Сэма подцепляет какая-то красотка?

— Сплетнями развлекаются только недоумки.

Морган пожал плечами и усмехнулся.

— Это куда интереснее правды... Ну что, будем признаваться или играть в молчанку?

Сэм отошел в сторону, увидев Рея, тащившего несколько коробок с лекарствами.

— И не собирался, — ответил Сэм. Морган взял у Рея коробки и поставил их на стол.

— Мы с Бакстером тоже не собирались, но ты всегда нас раскалывал.

Как только Рей снова пошел к машине, Сэм сложил руки на груди и снова прижался плечом к косяку.

— Потому что я старше, умнее и красивее. Морган рассмеялся, а потом покачал головой.

— Старше — не спорю, а вот все остальное — вряд ли. Что, сильно разобрало?

Конечно, Моргану можно доверять. Более того, он этого заслуживает. Но это не значит, что Сэм имеет право размякать так же, как делали братья, когда он выпытывал у них подробности. Да, они считают его слишком властным и любопытным, но он всегда заботился о них. Бакстер и Морган — это его семья. Он приглядывал за ними с десяти лет. Конечно, теперь братья выросли, но это дела не меняет.

10

— Не очень, — сказал Сэм, сделав бесстрастное лицо. — Я кое-кого встретил, и мы неплохо провели время. Все, конец истории. — Он не возражал бы против повторения. Частого повторения.

Морган сунул вернувшемуся Рею пригоршню одноразовых шприцев.

— Ты присутствовал при этом? — спросил он напарника.

— Конечно, — хихикнул Рей. — У него глаза на лоб полезли.

Сэм выпрямился и сунул руки в передние карманы форменных брюк.

— Ну, вы, гении, с чего вы это взяли?

— Достаточно было двух слов. — Морган поднял в воздух два пальца. — «Конец истории». — Он посмотрел на Рея. — Ты когда-нибудь слышал, чтобы он говорил «конец истории»?

Грант сунул шприцы в ящик.

— Никогда.

Морган торжествовал.

— Значит, тебя сильно разобрало. — Он потянулся за остальными коробками, принесенными Реем. — Признавайся.

Сэм пожал плечами, уверенный только в том, что снова хочет лечь с Фионой в постель. Причем, как можно скорее.

— Сначала ты, — сказал Рей Моргану, выходя вслед за ним из кладовки. — Потом Бакстер, а теперь Сэм. Мужики семейства Аллардайс тонут быстро.

Сэм слегка попятился.

— Идите, идите... — Но расстояние не помогло ему избавиться от тревожных мыслей. Он не утонет. Не станет жертвой болезни, которая поразила Моргана и, похоже, даже Бакстера. — Мы хорошо провели время, вот и все. И будут хорошо его проводить, пока у Фионы хватит сил терпеть его. Да, его зацепило, но какого мужчину не зацепила бы фантастическая ночь, проведенная с такой женщиной? Много лет назад Сэм поклялся, что никто и ничто не встанет между ним и теми, кого он любит. А Фиона не исключение.

Когда его мать, тоже спасатель, погибла при исполнении служебных обязанностей, их старик махнул рукой на все, что прежде имело для него значение: карьеру, детей и даже собственную жизнь.

Первые месяцы Сэм боялся отца и приступов его пьяного гнева. Но, когда Хью Аллардайс выходил из запоя, он погружался в глубокую депрессию, и вскоре страх Сэма перешел в презрение. По его мнению, каждый раз, когда отец топил горе в вине, — а происходило это часто, — он предавал память Коры Аллардайс.

В то время Морган и Бакстер были слишком маленькими и не помнили, как их родители ссорились из-за профессии, выбранной матерью. Кора была сильной женщиной и не пасовала ни перед мужем, ни перед начальством, которое не хотело, чтобы она участвовала в ликвидации чрезвычайных ситуаций. Мать погибла как герой. Сэм и тогда и теперь был убежден, что она заслуживала куда большего, чем постоянное ворчание мужа, недовольного ее борьбой за свои права.

— Эй, Сэм... Сэм!

Сэм заставил себя прогнать мысли о прошлом (как делал двадцать с лишним лет, когда его начинали душить воспоминания), посмотрел на брата и увидел его мрачное лицо.

Морган кивнул на Рея.

— Что он имел в виду, когда сказал «потом Бакстер»?

Рей застонал и спрятал глаза.

— Не обращай внимания.

— О чем он говорит? — спросил Морган Сэма.

— Бекки Бадд, — напомнил Сэм. Он начал подозревать, что между младшим братом и Бекки что-то происходит, когда Бакстер пригласил девушку на свадьбу Моргана. — Это может быть серьезно.

— Бакстер? — Морган расхохотался и прижал руку к груди. — Наш Бакстер? Бакстер, который живет в спальне с вращающейся дверью?

Эта новость удивила Сэма куда меньше, но приходится учитывать, что Моргана сильно отвлекал роман с Джессикой.

— Он самый.

Морган негромко присвистнул.

— Будь я проклят!

Рей присел на корточки.

— Похоже, он тоже здорово втрескался.

Морган покачал головой.

— Ни в коем случае. Только не Бакстер! — Он снова засмеялся. — Женщины — это его хобби. Помните, как он дал маху и пригласил к себе двух девушек, назначив им свидание в одно и то же время?

Рей улыбнулся и поднял лохматые брови.

— Да, и обе остались ночевать. Везет же некоторым!

— В последнее время это не так, — ответил обоим Сэм. — После знакомства с Бекки, все как рукой сняло.

Рей положил руки на колени и кивнул.

— Я слышал, что Бакстер ни с кем не встречался даже в те две недели, когда они с Бекки не разговаривали.

Морган провел рукой по волосам.

— Просто ужас, что может случиться с человеком за три недели.

Сэм смерил Рея суровым взглядом.

— Что тебе известно?

Тот поднял руки, показывая, что больше не скажет ни слова.

— Поговори с ним сам.

Морган подошел к Сэму, и они устремились в атаку.

— Мы разговариваем с тобой.

— Кончайте, ребята, — принялся защищаться тот. — Я дал Пороху слово, что буду молчать.

— А я даю слово, что размажу тебя по стенке, если не расколешься, — сказал Морган. Конечно, это была только угроза, однако Рей все же попытался сдержать улыбку.

— Ладно, так и быть. Но только потому, что мы напарники.

Морган нахмурился.

— Ближе к делу, Рей.

— Сегодня Порох сказал, что Бакстер просил Джуди сходить с ним к ее ювелиру. — Рей перевел взгляд с Моргана на Сэма.

Сэм равнодушно пожал плечами.

— Это может значить что угодно.

Рей задумчиво покачал головой.

— Нет, парень. Ему нужно обручальное кольцо.

Эта новость застала Сэма врасплох. Конечно, Бакстер неравнодушен к Бекки. Сэм плохо знал ее, но эта девушка не похожа на других подружек его младшего брата. Неужели Бакстер решился?..

— Ты ведь не думаешь, что он собирается жениться, правда? — спросил он Моргана.

Брат возвел глаза к небу.

— Старик, я понимаю, что в таких вещах ты не разбираешься, но люди поумнее, считают тебя полным ослом.

— Морган, она беременна, — сказал Сэм. Он не мог смириться с мыслью, что Бакстер станет семейным человеком. Мысль о прочной связи его младшему брату была чужда.

Морган помрачнел.

— Ну и что?

— Но не от Бакстера. Зачем ему нужна такая ответственность? — возразил Сэм. В отличие от Моргана Бакстер не герой. Он не спасает женщин, как Морган, а коллекционирует их. Довольно трудно представить себе, что Бакстер способен, на прочную связь. Но жениться на женщине с чужим ребенком? Это, не лезет ни в какие ворота.

— По-твоему, это многое меняет?

Сэм на мгновение задумался. Может быть, и нет. Самое главное — это чтобы брат был счастлив. Что ж, теперь, когда Морган женился, а Бакстер, кажется, тоже готов продать себя в рабство, он умывает руки.

— Наверное, ты прав, — наконец ответил Сэм, ломая голову над тем, какой вирус поразил его братьев почти одновременно.

— Конечно, прав. Но прежде чем ты начнешь всюду совать свой нос, давай прижмем к стенке Пороха, — предложил Морган.

— Зачем? — нахмурился Сэм. — Что он сделал?

Если бы тощий фельдшер посмел обидеть Джуди Батлер, ему пришлось бы держать ответ перед всеми тремя братьями. Джуди и Бакстер были одногодками и лучшими друзьями с тех пор, как Бакстер раздавил велосипедом ее куклу, а она за это дала ему в глаз. Лет в пятнадцать она стала настоящим бедствием, решив, что влюбилась в Сэма. Но даже это не повлияло на его чувство к ней. Джуди была своей, а своих Сэм привык защищать.

Не ожидая объяснений, Сэм устремился в общую комнату. Нужно напомнить Пороху, что с Джуди следует обращаться осторожно. Морган и Рей пошли следом.

— Тебе не кажется, что он сегодня слегка не в себе? — театральным шепотом сказал Морган напарнику.

Рей хмыкнул.

— Похоже, он думает о чем то другом.

— Точнее, о ком-то.

Сэм обернулся и смерил обоих угрюмым взглядом.

— Эй, клоуны, вы про что?

Морган посмотрел на него с жалостью, как на несмышленыша.

— У Джуди никогда не было своего ювелира.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Фиона пошевелила пальцами, издала довольный вздох и аккуратно поставила замшевые туфли рядом с кроватью: нужно было проветрить их, прежде чем класть в коробку. Она больше никогда не сравнит секс с парой туфель, снятых после долгого дня. Как говорится, дистанция огромного размера...

Она встала и пошла к шкафу за любимым тренировочным костюмом. Перед зеркалом в большой хрустальной вазе стояли присланные Сэмом розы. Три дюжины самых бледных розовых роз, которые ей доводилось видеть. Фиона вдохнула изысканный аромат, наполнивший комнату. Мужчины и раньше дарили ей цветы, но обычно она получала букеты только по особым случаям. Например, в день рождения.

11

Слава Богу, цветы доставили, когда она была одна. После утра, проведенного в сауне, последовал поздний ланч, а затем Сесили развезла подруг по домам. По дороге Фионе пришлось выслушать романтические бредни Бесс и еще одну циничную речь сексуальной революционерки.

Цветы ясно говорили, что Сэм хочет увидеться еще раз. Фиона оценила щедрость поклонника, но не обманывалась на его счет. Сэма привлекает секс, а не желание лучше узнать ее.

Невероятный, ошеломляющий секс, но всего лишь секс...

Правда, эта мысль не слишком огорчала ее. Во-первых, Фиона наслаждалась каждой проведенной с ним минутой; во-вторых, она и сама не искала прочной связи. В один прекрасный день появится мужчина, с которым она захочет связать жизнь, но это не Сэм.

Несмотря на отсутствие иллюзий, относительно его намерений, следует соблюдать вежливость — так уж ее воспитали. Нужно позвонить ему и поблагодарить. Поблагодарить, вот и все.

Фиона переоделась, вынула из пластика сопроводительную открытку, прошла в спальню, посмотрела на телефон и закусила губу.

Секунду помедлив, она решительно взяла трубку и набрала номер.

— Привет. Это Фиона. — Она пыталась говорить спокойно и уверенно, но на самом деле сильно нервничала.

— Я надеялся услышать тебя.

Тон у Сэма был довольный, но она недостаточно знала этого человека, чтобы отличить любезность от искреннего интереса.

— Я только что вернулась с дня рождения.

— Со своего?

— Ишь, какой хитрый! — засмеялась она.

— Пытаюсь, — ответил Сэм. — А когда у тебя день рождения?

Мужчины, интересующиеся только сексом, таких вопросов не задают... Фиона слегка оттаяла.

— Если ты спросишь, какой у меня знак зодиака, я повешу трубку. — Фиона услышала шуршание бумаги. Он читает газету? Нет, скорее комикс.

— Да, это слишком банально, — со смешком ответил он.

— Как и цветы. Но они красивые. — Она откинулась на гору подушек. — Именно за этим я и звоню. Спасибо, Сэм.

— Мне нравится слышать, как ты произносишь мое имя.

Можно было либо пропустить эти слова мимо ушей, либо продолжить флирт. Конечно, продолжить, подсказал внутренний голос.

— Особенно приятно оно звучало в пятницу вечером, — добавил Сэм.

Как будто ей требуется напоминание... Фиона закрыла глаза и тут же открыла их снова, борясь с эротическими воспоминаниями.

— Угу, — пробормотала она, начиная чувствовать возбуждение. Ее решимость таяла на глазах. — В пятницу вечером или в субботу утром?

— Утром. — Голос Сэма стал хрипловатым. И сексуальным. — Как насчет обеда?

Фиона рывком выпрямилась.

— Сейчас? — Неужели он читает ее мысли?

— Еще и семи нет. Если ты сыта, можем ограничиться десертом.

Кто из них будет этим десертом? У Фионы подскочил пульс.

Да, она сама пригласила Сэма к себе, но это вовсе не значит, что она легкая добыча.

— Знаешь, звучит заманчиво, но я не могу.

— Другие планы? — В голосе Сэма прозвучало разочарование.

Неужели он действительно хочет увидеться?

— Честно говоря, я без сил, — солгала Фиона. Она еще никогда не ощущала такого прилива энергии. — Праздновала день рождения племянников. У моей старшей сестры двое близнецов. Ты можешь представить, на что способна дюжина пятилетних мальчишек? Они тараторят со скоростью сто слов в минуту, а шум стоит как на концерте «Металлики».

— Могу, — ответил он.

Интересно, откуда? Личный опыт? Фиона снова подумала о полудюжине маленьких Сэмов, идущих по стопам отца.

— А как насчет завтрашнего вечера? — спросил он. — Я освобожусь в шесть. Семь часов подходит?

Похоже, он и в самом деле хочет видеть ее...

— Подходит, — сказала Фиона. Посещение 5-го участка не сулит ей ничего хорошего. Может, обед позволит отвлечься от неприятных мыслей... — Завтра у меня тяжелый день, так что это может оказаться очень кстати.

— Что именно тебе предстоит?

Искренний интерес, прозвучавший в голосе Сэма, заставил ее улыбнуться.

— Новое задание, которое мне не по душе, — сказала она. — Нужно к нему подготовиться, а я совершенно измучена.

— Могу помочь.

Этот человек умеет обольщать. Хотя Фиона и не знала, что им руководит, но соблазн слишком велик.

— Я отдала бы полцарства за массаж спины.

— Я кладу руки тебе на плечи. Ты их чувствуешь?

Она закрыла глаза, отмахнулась от внутреннего голоса и дала волю фантазии.

— Да.

— Мои ладони смазаны ароматическим маслом. Ты ощущаешь, как они скользят по твоей коже? Чувствуешь, как они спускаются по спине?

У Фионы захватило дух.

— Ниже... — Сэм сделал паузу. — Еще ниже. Еще один дюйм, и это станет опасно...

Она откашлялась.

— Расслабься, Фиона, — промурлыкал Сэм ей на ухо. — Расслабься и представь себе, что мои руки гладят твои бедра.

Фиона громко вздохнула. Плевать на бедра. Она прекрасно знает, к чему должны прикасаться его руки. Внизу живота возникла сладкая боль.

— Спокойной ночи, Фиона.

Услышав щелчок, за которым последовали гудки, Фиона широко раскрыла глаза.

— Не-е-ет! — Этот подлец все-таки достал ее. Добился своего.

Фиона злобно уставилась на аппарат. Интересно, как ей удастся сосредоточиться на работе, если тело изнывает по мужчине, которого нет рядом? Тем более теперь, когда она знает, какого удовольствия лишается?

Фиона протянула капитану Невиллу Хаммеру составленный вчера вечером перечень людей, с которыми ей хотелось побеседовать в первую очередь.

— В ближайшие дни я собираюсь провести собеседование с людьми, оказавшимися свидетелями несчастного случая, проверить оборудование и понаблюдать за действиями ваших подчиненных.

На вид Хаммеру было лет сорок пять. Пока что требования Фионы не вызывали у него отпора.

— Кроме того, я хотела бы, чтобы командир отделения завтра встретил меня на месте событий и рассказал, как все происходило.

— Лейтенант Аллардайс, — кивнул капитан, не дав ей снова заглянуть в перечень. — Это не проблема.

Видимо, Хаммер не считает ее врагом. Но Фиона сомневалась, что его подчиненные думают так же. К инспекторам Управления обычно относятся, как к ядовитым змеям.

— Если лейтенант Аллардайс свободен, я хотела бы начать опрос именно с него.

— Свободен. — Капитан встал. — Он даст вам всю информацию, которая нужна для скорейшего завершения дознания. Кроме того, наши сотрудники помогут вам проверить исправность приборов.

— Спасибо, капитан. — Фиона встала. — Я знаю, всем вам приходится несладко. Сочувствую вашей потере.

Лицо капитана помрачнело. Он кивнул Фионе и пошел к двери.

— Я пришлю лейтенанта Аллардайса. Можете пользоваться моим кабинетом столько, сколько понадобится.

Фиона еще раз поблагодарила его, взяла чемоданчик, села за письменный стол и задумалась. Если она будет действовать с позиции силы, ее начнут уважать, хотя и со скрипом. Без этого ничего не получится.

Она одернула короткий блейзер цвета морской волны и расправила плечи. Когда дверь открылась, Фиона подняла взгляд, не поверила своим глазам и молча опустилась в потертое кожаное кресло.

Этого не может быть...

На пороге стоял Сэм. Темно-синие брюки облегали его мускулистые бедра и длинные ноги. Голубая форменная рубашка обтягивала грудь и подчеркивала ширину плеч. Тех самых плеч, которые она сжимала в порыве страсти.

Лоб Сэма пересекла глубокая морщина, взгляд светло-голубых глаз стал подозрительным.

— Ты лейтенант Аллардайс? — все еще не веря себе, спросила Фиона. — Спасатель?

— Верно, — медленно ответил он. — Фиона, что ты здесь делаешь?

— О Боже... — пробормотала она и закрыла лицо руками. — Это невозможно. Просто невозможно.

Дверь со стуком закрылась. Или это был стук ее собственного сердца, упавшего на пол?

— Что происходит, черт побери?! — сердито спросил Сэм. Его голос не имел ничего общего с сексуальным шепотом. С шепотом, от которого ее бросало в дрожь.

Фиона подняла голову. Этот человек ничем не напоминал мужчину, который перевернул ее мир вверх тормашками и заставил понять, что такое настоящий секс. Он был холодным, замкнутым и взвинченным.

12

Она боролась с дурными предчувствиями.

— Я расследую дело о гибели Роберта Макфарленда, — сказала Фиона. — Работаю инспектором в отделе пожаров Управления охраны труда.

Сэм затейливо выругался.

Фиона задумчиво кивнула.

— Вот именно, — сказала она. — Я тоже так думаю.

Должно быть, это дурной сон, подумал Сэм. Он ожидал встретить в кабинете капитана напыщенного малого в дешевом костюме, а не женщину, с которой хотел лечь в постель.

— Нужно было сказать мне, что ты работаешь в Управлении охраны труда.

Фиона встала, уперлась ладонями в крышку стола и смерила его сердитым взглядом. В голосе Сэма слышалось осуждение. Что ж, тем хуже для него.

— А ты сам сказал мне, где работаешь?! Мы даже фамилий друг друга не спрашивали!

Разве он мог это забыть? Анонимность притягивала его. Он с радостью ухватился за возможность стать не спасателем, не командиром отделения, не мальчиком, который был слишком мал для ответственности, свалившейся на его плечи, а просто Сэмом. Позволил себе, на несколько часов забыть, зачем вообще пришел в этот бар, не думая, чем это может закончиться.

Он посмотрел на Фиону. Ее губы были плотно сжаты. Она ничем не напоминала вчерашнюю женщину. Деловой костюм серого цвета, белая блузка и строгая прическа раздражали Сэма не меньше, чем осуждение, звучавшее в ее голосе. Он предпочитал ту Фиону, которая кричала во время оргазма.

Фиона снова села в кресло и подперла рукой подбородок.

— И что мне теперь делать? — пробормотала она, глядя в другую сторону.

По его мнению, выход был только один.

— Пусть дознание поручат кому-нибудь другому.

Фиона медленно опустила руку, смерила Сэма еще одним сердитым взглядом и нахмурилась.

— Черта с два! — бросила она.

Сэм, не чувствовавший себя виноватым, сделал два шага, уперся руками в стол и наклонился вперед, как только что сделала она.

— У тебя нет выбора. — Он понизил голос, боясь, что их подслушают. — Конфликт интересов, Фиона. Звони в Управление.

— Нет, — так же негромко, но решительно ответила она. — Это мое дело. Мое дознание. Понял?

— У тебя нет выбора, — повторил Сэм, на сей раз громче.

— Я не стану отказываться от дела только потому, что мы... — Она нахмурилась еще сильнее. — Только потому, что мы с тобой трахнулись! — выпалила Фиона.

И тут Сэм не выдержал. Что вывело его из себя? Грубое слово, которым Фиона охарактеризовала их отношения? Ее презрительное отношение к объединявшему их неповторимому чувству? Или то, что его шансы провести с Фионой сегодняшнюю ночь теперь равняются нулю? Ради собственного спокойствия следует выбрать последний вариант. Но, увы, он подозревал, что два первых куда ближе к истине.

— Разве этот этап миновал? Забыла, что ты согласилась сегодня пообедать со мной?

Она прищурилась и процедила:

— Если ты думаешь, что из-за грандиозного секса я поставлю под удар свою карьеру, то сильно ошибаешься. Этого не будет.

Сэм выпрямился.

— Передача дела не скажется на твоей карьере. В отличие от продолжения. Я был там старшим. Именно я послал Мака в тот дом. Наши личные отношения могут повлиять на твою объективность. Ты должна понять это.

Фиона сложила руки на груди и уставилась на него.

— Наши отношения? Нет у нас никаких отношений! — При виде ее саркастической улыбки гнев, который Сэм до сих пор тщательно сдерживал, вырвался наружу.

— Ты так думаешь? Напоминаю. Ты просишь разрешения угостить меня. Потом приглашаешь меня к себе домой. Мы занимаемся любовью. — Он злобно прищурился и посмотрел ей в глаза. — Всю ночь напролет.

Фиона отвернулась.

— Это еще не значит, что между нами существуют личные отношения.

— Ах, вот как? — взвился Сэм. — Ты позвонила мне. Согласилась встретиться со мной сегодня вечером. Мы даже играли в секс по телефону. Напоминаю на случай, если ты забыла. По-твоему, это не личные отношения? Нет, конфликт интересов налицо.

— Ты сам прислал мне цветы. — Краска, залившая щеки Фионы, существенно ослабила силу этого аргумента.

— А ты сама решила позвонить мне! — Сэм повысил голос, но даже не заметил этого. — Черта с два ты сняла бы трубку, если бы не хотела продолжения!

Фиона опустила руки. В ее взгляде читались гнев и досада.

— Значит, во всем виновата я?

Сэм сел на угол письменного стола и попытался взять себя в руки.

— Я хочу сказать только одно: тебе не следует заниматься этим делом. Я тебя ни в чем не обвиняю.

— Нет, обвиняешь, — стояла на своем Фиона. — Впрочем, мне все равно. Я не собираюсь передавать дознание другому человеку только из-за того, что мое пребывание здесь действует тебе на нервы.

Сэм сделал глубокий вдох, но справиться с собой так и не сумел. Новая Фиона, ему ничуть не нравилась. Она была не решительной, а упрямой как осел. Неспособной воспринимать разумные доводы. И, как ни прискорбно, чертовски сексуальной. Он желал ее. Желал отчаянно. И хотел, чтобы это желание вылилось в нечто более позитивное, чем дурацкая ссора.

— Как ты можешь заниматься этим делом? Твою объективность поставят под сомнение, — возразил он.

— Я профессионал. И не позволю, чтобы это случилось.

Нежелание Фионы прислушиваться к доводам рассудка окончательно вывело его из себя.

— Черт побери! — прорычал он и оттолкнулся от стола.

Фиона широко раскрыла глаза, и это заставило его опомниться.

Сэм провел рукой по волосам и сделал глубокий вдох. О Господи, что с ним происходит? Он никогда не терял хладнокровия. Не злился и не кричал, особенно на женщин. Поклялся, что не будет следовать примеру отца, но слова своего не сдержал.

Сладить с гневом было нелегко. Куда исчез тот хладнокровный бессердечный ублюдок, которым его часто называли в последнее время? На что он потратил столько лет?

— Извини, — сказал он Фионе. Она кивнула, показывая, что принимает его извинение.

Слегка успокоившись, Сэм спросил:

— Неужели ты не понимаешь, что это может кончиться катастрофой?

Она тяжело вздохнула и села на краешек кресла для посетителей.

— Катастрофой кончится, если мы будем продолжать видеться друг с другом.

Она что, шутит?

— Во всяком случае, пока не кончится дознание, — продолжила Фиона, — наши отношения будут сугубо официальными.

Серьезный тон Фионы вызвал у него острую досаду. Сэм уже двое суток мечтал снова очутиться в ее постели.

Он не осуждал Фиону за преданность делу. И хорошо понимал ее нежелание передавать дознание другому сотруднику. Но почему она не хочет признавать, что их неудержимо влечет друг к другу? Неужели эта женщина слепая?

Сэм шумно выдохнул. Он обязан заставить ее понять, что к чему. Если Фиона откажется передать дело другому, придется принять жесткие меры. Внезапно ему стало ясно, что именно нужно сделать.

Он схватил ее за руку, вытащил из кресла и привлек к себе.

— Ничего не выйдет, — решительно сказал он.

Взгляд Фионы стал осторожным, но она не сопротивлялась.

— Нет, выйдет... — неуверенно ответила она.

Вот и отлично.

Стоило Сэму наклонить голову и коснуться губами ее уха, как она забыла, что находится на работе. Она задрожала всем телом, потом негромко застонала и прошептала его имя.

— Тсс-с... — Он прикусил мочку ее уха. — В том, как ты действуешь на меня, нет ничего профессионального, — прошептал он. — А в реакции твоего тела — и подавно.

Не успела Фиона открыть рот, как Сэм крепко поцеловал ее. Она испустила еще один громкий стон и обвила руками его шею. Более сладкой победы не было на свете.

Близость ее стройного тела несказанно возбуждала Сэма. Он прильнул губами к шее Фионы и вдохнул опьяняющий экзотический аромат ее шелковистой кожи.

— Ничего профессионального, — прошептал он.

Фиона прижалась к нему, откинула голову, и он прикоснулся языком к жилке, пульсировавшей на ее шее.

Она вздохнула.

— Тебя могут обвинить в сексуальном домогательстве...

Он чуть отстранился и увидел, что глаза Фионы потемнели от желания.

13

— Ни в коем случае. — Сэм слегка покачал головой. — Ты ответила на мой поцелуй.

Фиона неохотно высвободилась из его объятий. Сэму не терпелось раздеть ее, положить в постель, услышать, как охваченная страстью женщина снова и снова шепчет его имя. Что он и собирался сделать в самое ближайшее время.

— Ты прав, нам будет трудно работать вместе, — сказала она. — Но ты должен понять, что работа для меня главное.

У Фионы был дар произносить нужные слова. К счастью для Сэма, она задела его больное место. Работа всегда оставалась для него главной. Он уважал этот принцип.

— Я не откажусь от дознания, — продолжила она. — Не следует смешивать дело и удовольствие. Это совершенно ясно. Я составлю отчет, а там будет видно. Согласен?

— Согласен, — почти искренне ответил Сэм. Да, смешивать дело и удовольствие не следует, особенно в данном случае, но он не собирался ждать, пока Фиона закончит дознание. Он продолжал питать дерзкую надежду, что их взаимное влечение заставит Фиону срочно передать дознание другому сотруднику. Мысль о предстоящих возможностях и наслаждениях заставила его широко улыбнуться. — Да, — медленно произнес Сэм. — Там будет видно.

...Фиона вернулась домой в конце дня, измотанная, как морально, так и физически. Она положила чемоданчик и сумочку в платяной шкаф, как делала каждый вечер, а затем прошла в ванную и включила горячую воду.

Ей нужно было расслабиться и смыть с себя напряжение, вызванное трудными опросами работников участка. Кожу покалывало, тело мучительно жаждало мужского прикосновения, и ей хотелось плакать от досады. Сэм без труда опроверг все доводы Фионы и раздул пламя, просто прикусив мочку ее уха.

В следующий раз ей придется быть сильнее. Но как это сделать?

После размолвки в кабинете капитана все отделение узнало об их отношениях. Более того, во время бесед она поняла, что кое-кто из этих людей в пятницу был в баре.

Инстинкт самосохранения велел Фионе перенести беседу с Сэмом на следующее утро. Хотя до конца дня они почти не виделись, но одного страстного поцелуя оказалось достаточно, чтобы Сэм не выходил у нее из головы.

Фиона сняла с себя одежду, бросила ее в корзину для грязного белья, смыла косметику и распустила волосы. Она не ждала, что спасатели охотно поделятся информацией с посторонним человеком, и оказалась права. Получить нужные сведения было нелегко. Даже в официальных отчетах содержалось больше подробностей, чем ей удалось выудить из сплоченного коллектива 5-го участка.

Чем крупнее трагедия, тем сильнее заговор молчания, подумала она. И все же кое-что я узнала. Как ни странно, специалист по расследованию умышленных поджогов Бакстер Аллардайс, которого она запомнила в баре, оказался младшим братом Сэма. Морган, другой брат Сэма, работал здесь же фельдшером. Правда, сегодня была не его смена, да и на месте гибели спасателя второй категории Роберта Макфарленда он не присутствовал.

Согласно показаниям Бакстера, два спасателя вошли в дом, пытаясь выручить из беды молодую мать и двух маленьких детей. Семью удалось эвакуировать, один из спасателей также выбрался наружу, но Макфарленд заблудился в дыму. Он вызвал помощь по рации, но было слишком поздно: через несколько секунд рухнула крыша.

В сведениях, сообщенных Бакстером, не было ничего нового. То же самое содержалось в отчетах и показаниях других сотрудников участка. За одним маленьким исключением: команда, состоявшая из специально обученных людей и предназначенная для эвакуации спасателей из огня, помочь Макфарленду не смогла.

Бригаду вызвали, но, когда она прибыла на место происшествия, оцепление не позволило ей проникнуть в здание. Мысль о том, почему спасателям не позвонили раньше, повергала ее в трепет. Вся ответственность за произшедшее лежала на командире отделения. Иными словами, на Сэме. Это поддерживало решимость Фионы временно ограничить их отношения сугубо официальными рамками.

Фиона повернулась спиной к струе, но горячая вода не смогла избавить ее от мрачных мыслей. Если Сэм окажется виноватым, едва ли их связь будет иметь продолжение.

Нет. Неправда. Ее работа заключается в выяснении и анализе ситуации, определении причины трагедии (роковое стечение обстоятельств или человеческий фактор), подготовке рекомендаций по предотвращению возникновения подобной ситуации и передаче их начальству. Ее чувства к Сэму тут ни при чем. Она сумеет сохранить объективность и одолеть физическую тягу к Сэму.

Вымыв голову, Фиона вышла из душа, вытерлась и надела свой любимый махровый халат. Одеваться она не стала, поскольку собиралась поужинать на скорую руку. Обед с Сэмом пришлось отменить, поэтому после телевизионных новостей она посмотрит какое-нибудь шоу. А потом ляжет спать на новых фланелевых простынях.

Одна, подсказал ей внутренний голос.

Она включила телевизор. Ведущий невозмутимо рассказывал о том, как волнения в разных уголках мира влияют на состояние экономики. Может быть посмотреть какую-нибудь романтическую комедию? Нет, в данный момент у нее не то настроение.

Завтрашний день будет не легче, с тяжелым вздохом подумала она. Сэм должен посетить с ней место происшествия — значит, изрядную часть дня они проведут вместе. Наедине. Перспектива тревожная, но возбуждающая.

Когда она полезла в буфет за консервированным супом, прозвучал звонок в дверь. Пальцы Фионы сжали банку. Хотя она жила в доме с охраной, это не означало, что в подъезд не мог пройти посторонний. Сэм — человек решительный, и никакие преграды ему не страшны.

По коже Фионы побежали мурашки. Глупости. Это вовсе не он. Они же договорились не видеться. Сэм не отступит от своего слова.

Звонок прозвучал снова. Фиона вздохнула, поставила банку и посмотрела на настенные часы, висевшие над маленьким обеденным столом. Почти семь. Сесили и Бесс редко приходят без предварительной договоренности. Так же, как мать и сестры. Если бы с ней хотел встретиться отец, то позвонила бы его секретарша.

По пути к двери Фиона туже затянула пояс халата. Что за чушь! — сказала она себе. Просто соседке с нижнего этажа снова понадобился миксер.

Когда Фиона заглянула в глазок, у нее похолодело в животе. Она негромко чертыхнулась и рывком открыла дверь. Сэм сменил форму на темные джинсы и белую рубашку в тонкую синюю полоску, удивительно гармонировавшую с цветом его глаз. Кончики слегка влажных пышных черных волос завивались кольцами. А лукавая улыбка уголком рта делала его просто неотразимым.

Одной рукой Фиона уперлась в дверь, а другой в косяк, показывая, что на теплый прием ему рассчитывать не приходится.

— Ты зачем пришел?

Его дьявольски сексуальная улыбка стала еще шире.

— Ты забыла? У нас свидание.

— Мы договорились не видеться, — напомнила ему Фиона.

— Если мы пообедаем вдвоем, ничего страшного не случится. — Он держал большой пакет из бурой бумаги.

Пальцы Фионы стиснули ручку двери.

— Нам не следует... — Не «мы не можем» или «я не буду». «Нам не следует». Настоящее нытье.

Сэм подошел ближе, и Фиона почувствовала густой, слегка пряный аромат. Что-то итальянское? У нее заурчало в животе. Этот мерзавец подкупает ее едой.

— Мы действительно не должны... — Но прозвучало это не слишком убедительно.

— А если мы оба дадим слово не говорить о дознании?

Она закусила нижнюю губу. Соблазн был слишком велик.

— Тебе нужно поесть, — убеждал ее Сэм обольстительно низким голосом, который действовал на нее безотказно. Именно так он говорил, когда они занимались любовью. — Что плохого, если два человека едят вместе?

И спят в одной постели?

Она не сказала этого, но непроизнесенные слова остались висеть в воздухе. Как угроза или обещание.

Ну что ж, она действительно проголодалась. И в прямом и в переносном смысле. Едва ли жиденький консервированный супчик можно назвать настоящей едой. Конечно, если она ляжет с Сэмом в постель, то нарушит профессиональную этику, но ведь он принес еду. Тем более, итальянскую. Ее любимую. Ей не хватит силы воли сохранить объективность.

14

Быстро! Закрой дверь и закажи пиццу, пока не стало слишком поздно!

Но ее благие намерения тут же вылетели в дверь и загремели по лестнице.

— Только обед. — Она сделала шаг в сторону и пропустила Сэма в квартиру. — Если скажешь хоть слово о дознании, выгоню в три шеи, — предупредила Фиона.

А если он скажет хоть слово о сексе, она сойдет с ума от желания. Острое помешательство, лекарства от которого нет.

Ну... вообще-то есть одно... Сладкое лекарство, вызывающее привыкание, и куда более опасное, чем сама болезнь.

Сэм прошел за Фионой на маленькую кухню, изучая взглядом тонкую талию и аппетитные бедра, скрытые толстым и пушистым халатом. Он понятия не имел, есть ли под халатом белье, но надеялся узнать это. Причем очень скоро.

— Я не был уверен, что сумею убедить тебя. — Он поставил пакет на стойку. — И надеялся, что еда сделает свое дело.

— Вот хитрец! — Фиона заглянула в пакет. — О Боже, пахнет невероятно.

На самом деле невероятным было зрелище грудей Фионы, наклонившейся над пакетом и вдыхавшей аромат принесенной еды.

Сэм составил план заранее. Он собирался провести с Фионой ночь и показать ей, чего та лишится, если не согласится передать дознание другому сотруднику Управления. Так и будет, если он сумеет довести дело до конца. Похоже, этот план имеет все шансы на успех.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Радостная улыбка Фионы заставила Сэма испытать угрызения совести. Если он не удовлетворит ее так же, как в ночь с пятницы на субботу, это может кончиться членовредительством...

— Ты играешь нечестно, — хихикнув, сказала она.

Сэма пронзило желание схватить ее в объятия и начать целовать. Он проявил гигантское усилие воли и сдержался. Позже.

— Что же нечестного в обеде? — Сэм начал выкладывать из пакета еду и вино. Она пошла к буфету за посудой.

— Объясни, с помощью какого нечестного приема ты узнал, что мне нужно?

Мысль о том, что именно ей нужно и как он надеется это выяснить, вызвала к жизни самые мучительные фантазии. Рано, напомнил он себе. Нужно продержаться еще минут сорок.

— Ты имеешь в виду итальянскую кухню?

Она передала Сэму салатную ложку и две тарелки.

— Не совсем. Но вино очень кстати.

Сэм начал раскладывать салат.

— Трудный был день? — спросил он, уже зная ответ. Судя по его беседам с членами бригады, парни предпочитали помалкивать. Повлиять на них Сэм не мог. Он понимал, что дознание нужно провести, как можно быстрее, но большинство сотрудников Управления, и не догадывается, что такие раны не заживают. Ребята смогут говорить о несчастном случае только по прошествии времени. Лишь откровенность поможет им избавиться от потрясения. Но пока они видят в Фионе врага и боятся, что каждое сказанное ими слово будет неправильно истолковано. Смириться с потерей одного из членов бригады — это одно, а откровенничать с тем, кто хочет обвинить тебя в этом, — совсем другое.

— Скажем так: я не прочь немного расслабиться. И сменить тему. — Фиона тяжело вздохнула.

Лично он предпочел бы другой способ расслабиться... Сэм сделал глубокий вдох и отогнал похотливые мысли.

Фиона сунула ему банку и начала накрывать на стол.

— И что я должен с ней сделать? — озадаченно спросил Сэм.

— Поставь туда. — Она показала на буфет.

Он открыл дверцу и заглянул внутрь. На нижней полке стояли фруктовые и овощные консервы: овощные справа, фруктовые слева. На второй полке снизу находились ровные ряды банок с супом. Верхняя полка была занята банками необычной формы, расставленными по размеру. Сэм посмотрел на Фиону. Она продолжала накрывать на стол, раскладывая столовые приборы на равном расстоянии от тарелок.

Почувствовав на себе его взгляд, Фиона обернулась и недоуменно нахмурилась.

— Поставь ее на другую банку, — сказала она. — Между куриными грудками и устричной похлебкой.

Сэм поставил банку на указанное место и закрыл буфет.

— Ну, ты и педант! — весело сказал он.

Фиона возвела глаза к потолку и начала поправлять и без того безукоризненно разложенные столовые приборы.

— Любовь к порядку — это не преступление.

— Но у тебя даже консервы расставлены по алфавиту! — Сэм расхохотался. — Это уже не любовь к порядку, а мания.

Фиона пожала плечами, посмотрела в другую сторону, слегка улыбнулась и покраснела. Это сделало ее такой хорошенькой, что Сэм чуть не махнул рукой на свои благие намерения.

Пока Фиона заканчивала накрывать на стол, он открыл вино.

— Где у тебя бокалы? — спросил он.

Фиона отодвинула стул, села и положила на колени салфетку.

— На верхней полке, слева от раковины.

В отличие от его разномастных тарелок, пластмассовых стаканчиков и старых кофейных кружек, посуда и хрусталь Фионы были безукоризненно расставлены по размеру и назначению. Сэму и в голову не приходило, что пылкая и несдержанная любовница может быть одновременно помешанной на порядке.

Несдержанная? Она не стеснялась собственного тела, но так и не рассказала, что ей нравится. Хотя ее стоны были очень эротичными, Сэму хотелось, чтобы Фиона вела себя в постели поактивнее.

Он вынул из пакета пачку в фольге и положил ее рядом с вином и бокалами. На лице Фионы появилось испуганное выражение. Она схватила пачку так порывисто, словно Сэм бросил на стол грязные носки.

— Неужели ты собираешься, есть эту гадость?

Он разлил вино по бокалам и пожал плечами.

— Ты что-то имеешь против сыра?

— Не против сыра, а против упаковки.

Фиона бросила пачку в мусорное ведро под раковиной, открыла холодильник и достала пластмассовую коробочку с пармезаном.

— Вот это совсем другое дело, — промолвила она, откусила кусочек сыра и застонала от удовольствия. Потом она посмотрела на Сэма и пробормотала что-то неразборчивое.

Ее сладострастный стон вызвал у Сэма желание смести со стола посуду, развязать пояс ее халата и лично убедиться, есть ли на ней белье. Он надеялся, что нет.

— Сэм?

Смешливые искорки, плясавшие в ее глазах, заставили Сэма заподозрить, что она читает его мысли.

— Ты что-то сказала? — спросил он.

— Сказала, что это очень мило с твоей стороны. — На ее соблазнительно не накрашенных губах и была благодарная улыбка. — Спасибо.

— Рад, что это доставило тебе удовольствие.

Глаза Фионы потемнели. Она опустила голову и уставилась в тарелку.

— Не знала, что у тебя есть братья. Сегодня я познакомилась с одним из них, — бодро сказала она.

Сэм неохотно расстался со своей фантазией.

— Если ты придешь на участок и завтра, то познакомишься с Морганом.

Если? — подумала Фиона. Хватит подозревать Сэма во всех смертных грехах. Причина его появления ясна как божий день. Но, к несчастью, утренняя ссора усилила ее подозрения.

— Ты до сих пор командуешь ими? — спросила Фиона, отогнав от себя неприятные мысли.

Сэм нахмурился и начал вертеть в пальцах кусочек хлеба.

— А что? Что тебе сказал Бакстер?

—Ничего. — Его осторожность заставила Фиону рассмеяться. — У меня есть старшие сестры, так что я знаю это по собственному опыту.

— Именно они научили тебя накрывать на стол?

— Да, это была моя обязанность. Как самой младшей.

— Я так и думал.

— Серьезно? А почему?

Сэм намазал хлеб маслом.

— Самый младший либо лезет из кожи вон, стараясь обратить на себя внимание, либо становится тихим и послушным. — Он положил нож на край тарелки. — Твоя... воинственность, — с улыбкой сказал Сэм, — только подтверждает мою теорию.

С какой стати он ее осуждает? Сам хорош! Утренний взрыв Сэма удивил Фиону, но не встревожил ее. Он ничем не напоминает типов, которые бьют женщин ради удовлетворения собственного самолюбия. Для этого Сэм слишком уверен в себе.

— Я не отличалась воинственностью, — ответила она. — Просто была склонна к упрямству. Иногда это выходило мне боком.

Сэм поднял бровь.

— Только иногда? По-моему, это приуменьшение.

15

Фиона фыркнула и начала есть салат.

— Да нет. Честно говоря, однажды Мэри сказала, что я побоюсь удрать с ней на вечеринку. Это стоило мне нескольких швов.

Озадаченный Сэм уставился на нее во все глаза, и Фиона поняла, что он вспоминает ночь с пятницы на субботу. Внезапно на его лице вспыхнула лукавая улыбка, которой она не могла сопротивляться.

— Ага, — медленно сказал он. — Так вот чем объясняется шрам на твоей попке?!

Фиона откашлялась и быстро пробормотала:

— Именно... — Гордиться тут нечем. Пятисантиметровый рубец на ягодице служит ей постоянным напоминанием о собственной глупости. — Еще одна причина не носить бикини.

У Сэма потемнели глаза.

— А это уже преступление.

У нее подскочил пульс.

— Лет в шесть-семь я отказалась, есть овощи, — сказала она, заставляя себя сосредоточиться на беседе, а не на мурашках, побежавших по коже.

— В этом возрасте большинство детей начинают ненавидеть овощи. — Сэм пожал широкими плечами. — Я до сих пор не ем ни бобы, ни горох.

— Но ты не устраивал налет на холодильник и кладовку и не отдавал все овощи соседям.

Смех Сэма были низким и чувственным.

— Ты не смогла их выкинуть?

— Да ты что? — с наигранным возмущением воскликнула Фиона. — За это мне всыпали бы по первое число. «Когда в странах третьего мира дети умирают с голоду...» Ну, сам знаешь.

— Можешь не рассказывать, — кивнул он и занялся салатом.

Фионе нравились его улыбка и то, как он слегка прищуривал глаза. Возбуждение Фионы нарастало с каждой секундой. Влюбиться в него легко. Слишком легко. Прошло всего три дня, а она привыкла к нему так, что расстаться будет очень трудно.

Час спустя они перешли в гостиную, взяв с собой полные бокалы, и Фиона рассказала ему, обо всех трудных моментах своей жизни начиная с детства. В отличие от большинства мужчин Сэм оказался хорошим слушателем.

— А ты? — Фиона положила на кофейный столик две салфетки. — Я весь вечер рассказываю о своих подростковых бунтах, а ты молчишь. Неужели у тебя все время уходило на воспитание братьев?

Улыбка Сэма погасла, на лице появилось тоскливое выражение. Это только подхлестнуло ее любопытство.

— Рассказывать особенно нечего.

Они сидели совсем рядом, и Фиону дразнил запах его одеколона. От прикосновения его бедра у нее твердели соски.

— А ты попробуй.

Было бы честнее сказать: возьми меня...

Фиона боролась с желанием, положить голову на его плечо. Черт побери, пожалуй, она могла бы привыкнуть к прочной связи.

Пальцы Сэма поглаживали ее волосы.

— Все это пустяки. Обычные подростковые шалости, — сказал он и пригубил бокал.

Фиона ему не верила и понимала, что нужно попробовать какой-то другой подход.

— Ты здорово отличаешься от братьев.

— Бакстер у нас самый младший. — Глаза Сэма накрыла тень. — А давно известно, что с младшими больше всего хлопот.

Ее тактика не увенчалась успехом.

Может, Сэм еще стесняется ее? Нет, это тут тоже ни при чем. У нее есть доказательства обратного. Его улыбки. Страстный и безоглядный секс. Он смотрит на нее так, как умирающий от жажды смотрит на источник воды. Нет, наверное, ему просто неприятно вспоминать прошлое. Что ж, у нее тоже есть парочка скелетов в шкафу. Например, родители. Особенно отец. Прошлое создает человека, а, судя по всему, человек из Сэма получился достойный.

Он наклонился и поставил бокал на салфетку.

— Я думал над нашей ситуацией, — сказал он, меняя тему.

—И?.. — осторожно спросила Фиона. Она ничуть не шутила. Одно слово о дознании — и ему придется уйти. Сам факт совместного обеда уже противоречит правилам.

— Я согласен, что в данных обстоятельствах наша связь является нарушением служебной этики, — продолжил он. — Особенно когда мы на работе. Однако многие пары успешно работают вместе.

Фиона с трудом понимала слова Сэма, но одно из них горело в ее мозгу как неоновая вывеска. «Пары». Значит, он считает их парой? Внутри разлилось блаженное тепло, не имевшее никакого отношения, к выпитому. До сих пор Фиона думала, что это слово для мужчин такое же табу, как слово «любовь».

— Прости, но ведь ты сам говорил о конфликте интересов...

Сэм кивнул и повернулся к ней лицом.

— Может быть, я поторопился. — Его ладонь легла на ее колено.

Внезапно Фиона ощутила, что рука Сэма отделена от ее тела лишь слоем ткани. Она сделала глубокий вдох и медленно выдохнула.

— Продолжай.

— Если мы не будем говорить в постели о работе, а на работе о постели, почему бы нам не выяснить, чем это может кончиться?

Похоже, кто-то из них уступает другому. Он? Или она? Если Сэм уберет руку с ее колена, возможно, она и сумеет мыслить здраво...

Фиона все же сумела взять себя в руки.

— Я бы с удовольствием, — честно ответила она. — Но теперь считаю, что ты был прав. Если я буду вести дознание и одновременно продолжать роман с тобой, это будет, по меньшей мере, неэтично.

Ладонь Сэма погладила ее колено и двинулась выше. Он придвинулся к ней так близко, что она увидела его голубые радужки, обведенные темным ободком. В его глазах горела решимость.

— Очень жаль, если так, — негромко и хрипло сказал Сэм. Тем временем его рука продвинулась еще, на несколько миллиметров. — Тогда ничего не будет.

О Боже, это действительно нечестная игра. Что-то внутри напряглось, по венам заструилась волна тепла. Тело затрепетало от ожидания.

Сэм придвинулся еще ближе и прихватил зубами ее нижнюю губу.

— Ни поцелуев... — прошептал он и жадно прильнул к ее губам.

Чары Сэма сделали свое дело: Фиона охотно ответила ему. Ее кожу покалывало, между ног стало горячо и мокро. Бороться с желанием не было никакой возможности. Интересно, как он относится к фланелевым простыням?

Язык Сэма сталкивался с языком Фионы, дразнил его, отступал, а затем возвращался, с каждым разом становясь все более дерзким и требовательным. Она провела рукой по его спине и запустила пальцы в пышные шелковистые волосы, черные как смоль.

Прикосновение Сэма заставило ее забыть о фланелевых простынях. На диване тоже хорошо...

Он прервал поцелуй слишком быстро, но, когда губы Сэма проделали дорожку от подбородка до чувствительного места под ухом, Фиона забыла обо всем на свете. Она почувствовала прикосновение прохладного воздуха к обнаженной коже только тогда, когда Сэм распахнул на ней халат. Одна рука Сэма обхватила ее затылок, вторая легла на грудь, словно проверяя ее вес.

— Ни прикосновений... — донеслось до Фионы сквозь чувственный туман, заволокший ее сознание. Когда чужой палец ласкает твой сосок, а губы целуют в шею, собраться с мыслями невозможно.

— Сэм... — простонала Фиона и закрыла глаза. Пусть он считает ее жадной и бесстыжей, наплевать. Она хочет его. Особенно теперь, когда знает, что такое настоящее наслаждение. Выдержать подобную пытку невозможно. Если он не облегчит эту тяжесть, она за себя не отвечает.

— Ни оргазмов. — Рука Сэма медленно переместилась на ее живот. Скользнула ниже, еще ниже и, наконец, коснулась пушистого треугольника.

Фиона раздвинула ноги, ожидая более интимных ласк.

Палец Сэма вошел во влажную глубину и начал совершать возвратно-поступательные движения.

О да, она действительно могла бы к этому привыкнуть.

— Ты, в самом деле, хочешь расстаться? Теперь, когда знаешь, как нам хорошо вместе?

Фиона закусила губу, чтобы не расхныкаться, как щенок, требующий, чтобы его погладили. Напряжение росло с каждым движением его руки, пока тело не сотрясла дрожь. Одной рукой Фиона обхватила плечо Сэма, а второй вцепилась в подлокотник дивана, причем с такой силой, что заболели пальцы.

— Ты готова, Фиона?

Очередное прикосновение заставило ее выгнуться дугой.

— Тогда иди ко мне, — хрипло сказал Сэм, крепко прижимаясь к ее губам.

После этого Фиона целиком отдалась своим ощущениям. Язык Сэма повторял движения его пальцев и вскоре довел Фиону до того, что у нее захватило дух. Оргазм был таким сильным, словно окружающий ее мир взорвался. Фиона инстинктивно подняла бедра и испустила яростный крик, приглушенный губами Сэма. Все внутри наполнилось жидким пламенем.

16

Фиона не имела представления, сколько времени прошло перед тем, как ее бережно вернули на землю. Реальность напомнила о себе запахом мускуса и каким-то странным писком. Она открыла глаза и услышала тяжелый вздох Сэма.

— Наверное, ты права. — Сэм медленно встал. — Работать вместе и одновременно заниматься чем-то другим неэтично.

Фиона с ужасом следила за тем, как он вынул из кармана ключи. Неужели он хочет уйти? Конечно, он удовлетворил ее, но... но она хотела большего. Хотела всего.

— Куда ты?

Он сексуально улыбнулся уголком рта.

— На работу.

Она смерила его взглядом. В глазах Сэма горела страсть, и все же он... собирается уйти? Нет, это невозможно!

Фиона встала и крепко завязала пояс халата.

— Почему? — сердито спросила она. — Твоя смена кончилась. — Как он может уйти и оставить ее изнывающей от желания? Сам разжег костер, а потом удирает...

Он пожал плечами.

— Я нужен.

За эту реплику его следовало бы расстрелять. Разве Сэм не понимает, что ей он нужнее? Его улыбка стала шире.

— Кроме того, ты ведь не хочешь отказываться от дознания, верно?

Фионе хотелось схватить ближайший тяжелый предмет и швырнуть его Сэму в голову, но она сдержалась.

Он подошел к двери и открыл ее.

— Думай о том, чего ты лишаешься, пока дело не будет закрыто. — Он ушел, не дав Фионе бросить уничтожающую реплику.

Черт бы его побрал! Она и так знает, чего лишается. Изощренного жаркого секса, продолжающегося всю ночь. С мужчиной, играющим в самую старую игру на свете и в конце концов, добивающимся желаемого.

Она пошла в душ, пробормотав по дороге несколько ругательств, от которых у Сэма должно было звенеть в ушах. Она утешала себя лишь тем, что Сэм испытывает такие же мучения, но душ принять не может. Острая досада не помешала ей хихикнуть и почти пожалеть беднягу.

Фиона негромко постучала в дверь кабинета начальницы.

— Можно?

Делия Уорнер оторвалась от толстой папки, улыбнулась и помахала Фионе рукой.

— Хорошо, что зашла. Я сама собиралась поговорить с тобой. — Она подняла трубку и набрала номер. — Подожди минутку, ладно?

Фиона кивнула, пытаясь справиться с приступом раздражения. Неужели Делия уже слышала о ней и Сэме?

Она опустилась в кресло для посетителей и посмотрела в окно. Хотя Фиона доказывала Сэму, что ни при каких обстоятельствах не передаст Дело другому, но сегодня утром пришла к выводу, что придется сообщить Делии о конфликте интересов. Другого выхода нет.

Решение оказалось нелегким: Фиона боялась признаться, что личные отношения могут повлиять на ее объективность. Но после бессонной ночи стало ясно, что эта объективность вызывает большие сомнения. Если Сэм без труда перевернул ее мир вверх тормашками, едва ли ей удастся отделить чувство от дела.

Хуже того, упрямое нежелание думать о передаче дела напоминало поведение отца. Поскольку Фиона отказывалась идти по стопам родителя, она решила ввести Делию в курс дела и спросить, как ей быть.

Для Сирила Келли самым главным в жизни была карьера. Отец, не колеблясь, принес ей в жертву жену и дочерей. И хотя добился большого успеха, но на старости лет его ожидало одиночество: ни одна из полученных им наград не могла заменить семью. Нет, Фиона не надеялась прожить с Сэмом до конца жизни, но правда есть правда — ни карьера, ни финансовая независимость не стоят того, чтобы ради них забывать все остальное.

Делия положила трубку и повернулась к Фионе.

— Послушай, у тебя есть какие-нибудь планы на ближайший уикенд?

— Нет, — ответила Фиона. — Никаких.

Она искренне восхищалась Делией. И не могла поверить своему счастью, когда узнала, что ее повышение связано с переводом в отдел Делии Уорнер. Делия занималась расследованием пожаров двадцать лет и сумела многого добиться благодаря ее усилиям действия спасателей стали куда успешнее. Кроме того, у нее была репутация деловой дамы с железной хваткой. Это только осложняет задачу Фионы. Как объяснить такой женщине, что близость Сэма действует на нее гипнотически?

— Извини, что не предупредила заранее. — Делия откинулась на спинку кресла. — Кто-то должен представлять наш отдел в Кингстоне. Семинар рассчитан на полтора дня — с утра пятницы до полудня субботы. Что скажешь?

— Провести уикенд в Кингстоне? — Фиона перевела дух. — Да это просто подарок!

— Вот и хорошо. Тогда зайди к Эдит. Она все устроит... Кажется, ты что-то хотела мне рассказать.

Фиона сжала подлокотники кресла и собралась с силами.

— Я попала в сложное положение.

Делия сняла очки в роговой оправе и положила их на стол.

— Не можешь найти контакт с бригадой?

Фиона покачала головой.

— Нет. Дело не в этом. Я имела в виду конфликт интересов.

Делия подалась вперед.

— Какой именно?

— У меня личные отношения с одним из сотрудников 5-го участка.

Лицо Делии приняло озабоченное выражение.

— Понятно, — осторожно сказала она. — Можно спросить, какие именно?

Предчувствия Фионы оправдались. Она очень надеялась, что до этого не дойдет.

— Интимные. — Фиона снова обругала себя за упрямство. Если бы не это, ей не пришлось бы признаваться в таких вещах не только начальнице, но и женщине, вызывающей ее искреннее восхищение. Неужели жизнь ее ничему не научила? Все, хватит!

— Нужно было предупредить, когда я поручала тебе это дело, — с легким осуждением сказала Делия. — Тогда я отдала бы его Мэрчисону или Харди.

Фиона сделала глубокий вдох, как перед прыжком в воду.

— Стыдно признаться, но тогда я еще не знала этого человека.

Из «предбанника» донеслись мужские голоса. Делия встала, подошла к двери и закрыла ее. Слава Богу... Фиона не хотела, чтобы коллеги перемывали ей косточки.

Делия вернулась и села в кресло рядом с Фионой.

— Объясни, как это вышло.

У Фионы слегка отлегло от сердца.

— Я познакомилась с ним в пятницу вечером, — сказала она. — И не думала, что мы встретимся еще раз, но... — Но он свел меня с ума. Черт побери, меня так и тянет к нему.

— Но он тебе очень понравился, — закончила Делия.

— Да, — пробормотала Фиона.

У Делии слегка расширились глаза. Это было не к добру.

— Мы не говорили о работе, — продолжила Фиона, — поэтому я понятия не имела, что он спасатель. Вчера утром я пришла на пятый участок и выяснила, что он не просто лейтенант, но командир того самого отделения, в котором произошел несчастный случай.

Недовольство Делии вырвалось наружу.

— Знаешь, Фиона, я видела и слышала многое, но еще никогда мой старший дознаватель не спал с лейтенантом спасателей.

Фиона уставилась в пол.

— И как мне теперь быть?

— Не знаю, — отрезала Делия. — Заменить тебя некем. Мэрчисон и Харди только что получили новые задания. Сама знаешь, отдел недоукомплектован... — Она на мгновение задумалась, а затем покачала головой. — Все остальные расследуют катастрофу в аэропорту и освободятся не раньше чем через три-четыре недели.

— Но расследование случая на пятом участке нельзя отложить, — напомнила ей Фиона. — Я уже провела несколько опросов и хотела кое-что проверить в более спокойной обстановке. Просто мне нужен ваш совет. Как следует поступать в такой ситуации?

— Фиона, я доверяю твоему мнению, иначе просто не поручила бы тебе столь сложную работу. По правилам дело нужно у тебя забрать, но беда в том, что передать его некому.

Фиона видела, что Делия недовольна, однако увольнять ее она не собирается. Спасибо и на этом...

Начальница встала и вернулась на свое место.

— Спасибо за предупреждение. Я лично буду следить за этим делом, и проверять объективность твоих выводов. А для страховки сообщу об этом капитану.

Фиона едва не застонала. Судя по всему, капитан, — как и весь 5-й участок, — уже знает, что его заместитель и дознаватель спят вместе. Теперь этот слух подтвердится официально. Хотя их с Сэмом связывает нечто большее, чем секс на одну ночь...

17

— Продолжай дознание, — сказала Делия, снова надевая очки. — Если возникнут сложности, я постараюсь решить, как нам быть дальше.

Фиона встала. На душе у нее слегка полегчало. Во всяком случае, она ничего не скрыла от начальства.

— Спасибо, Делия. Мне действительно очень жаль, что так вышло, — сказала она и пошла к двери.

— Фиона... — окликнула ее Делия. — Один вопрос. Как ты поступишь, если выяснится, что во всем виноват лейтенант?

Эта мысль приводила Фиону в ужас.

— А как еще я могу поступить? — ответила она вопросом на вопрос. — Составлю соответствующий отчет, и буду надеяться на лучшее.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Когда Сэм приехал на место пожара, Фиона уже ждала его. Он остановил красный седан рядом с ее машиной и выключил двигатель. Потом опустил стекло и стал следить за тем, как Фиона, покачивая бедрами, выходит из своего спортивного «ауди». Черные джинсы, туфли на низком каблуке, короткая синяя курточка, грифельная доска под мышкой... Сэму не терпелось прикоснуться к ней.

Вчерашний уход обошелся ему слишком дорого. Он проворочался всю ночь, но так и не смог уснуть. А виновата в этом Фиона, не выходившая у него из головы. Черт побери, может быть, им съехаться? Хотя бы на то время, пока не кончится их связь, уточнил он. Пока она не начнет зудеть насчет его опасной профессии. В конце концов, Фиона поймет, что он ни за что не откажется от своей работы, и уйдет. Так же, как до нее делали все остальные. Эта мысль не улучшила его настроения.

Сэм вышел из машины и хлопнул дверью.

— Судя по всему, ты так и не отказалась от дела.

Фиона остановилась как вкопанная, но он не обратил на это внимания. Главной причиной кислого настроения Сэма была досада. Кроме того, ему не хотелось, чтобы Фиона бередила, свежую рану.

Она прикрыла глаза рукой, посмотрела на него, изобразила сладкую улыбку, подошла к машине, оперлась о капот и непринужденно скрестила лодыжки.

— А ты ждал кого-то другого?

— Да уж...

Улыбка Фионы стала шире, одна бровь взлетела вверх.

— Злишься, да? — вызывающе спросила она.

Раздражение Сэма стало еще сильнее. Он обогнул машину и подошел к ней.

Желание и вызов, горевшие в ее зеленых глазах, подействовали на него возбуждающе. Она положила руку на его грудь, но не сделала попытки оттолкнуть. Наоборот, раздвинула пальцы, стремясь ощутить биение его сердца.

— Сам виноват. Не нужно было уходить.

Это напоминание окончательно разозлило его. Она понятия не имеет, чего ему это стоило. Он доставил ей удовлетворение, а сам ушел несолоно хлебавши. Сегодня ему предстоит тяжелая работа; он не может позволить себе страдать от недосыпания и огорчения.

— Я остался бы. Но это чертово дознание тебе дороже.

На этот раз Фиона отстранила его и отошла на полметра в сторону.

— Сэм, это моя работа.

Ну, хоть кол на голове теши...

— Ты могла бы передать ее кому-нибудь другому.

Фиона покачала головой.

— Не могла.

— Черт побери, почему ты не хочешь оставить это дело?! — злобно прорычал Сэм.

— Я сама могу задать тебе тот же вопрос, — решительно ответила она и смерила его вызывающим взглядом. — Может быть, тебе есть что скрывать?

Увы, есть. В тот день он был старшим. Мак погиб в его смену. Не следовало ставить его в пару с зеленым новичком, который не знал о склонности Мака к риску. Сэм сделал неправильный выбор и не хотел, чтобы Фиона напоминала ему об этом.

— Ответь мне! — потребовал он, сознательно пропустив мимо ушей ее вопрос.

Фиона нетерпеливо заправила за ухо выпавший из прически белокурый локон.

— Я пыталась. Так что можешь радоваться.

Сэм сложил руки на груди.

— И все же ты здесь.

Она сжала губы и смерила Сэма сердитым взглядом. Грифельная доска полетела в открытое окно седана.

— Потому что меня некем заменить, — негромко сказала Фиона и шагнула к нему. — Ты не в курсе, но меня только что повысили. Этот случай — мое первое серьезное дело. Но я пошла к своему новому боссу и сообщила, что сплю с человеком, который осуществлял руководство во время расследуемого инцидента.

— О, черт! — пробормотал он. — Почему ты не сказала об этом вчера? — Сэм по-прежнему не желал, чтобы она совала нос в это дело, но ему хотелось избавиться от острого чувства вины. Если бы Фиона сказала правду... Впрочем, какая разница? До сих пор ни одна женщина не могла задеть его за живое. Но достаточно было одного вида Фионы или звука ее голоса, чтобы Сэма проняло до самых кишок.

— Твои подчиненные в курсе наших отношений. Я не хочу знать, что они обо мне думают. Но могу держать пари: если они услышат, что я в отделе новичок, это наверняка не добавит мне уважения. — Она сложила руки на груди. — У моего босса сложилось впечатление, что наша связь может повлиять на мою объективность, но это неважно. Гораздо важнее другое: возможно, твой капитан уже в курсе происходящего.

Сэм чертыхнулся, но не потому, что Невилл узнал о его отношениях с Фионой. До него вдруг дошло, чем обернулась для Фионы его попытка снова заманить ее в постель.

— Мне очень жаль. Я не хотел...

— Черт побери, мне не нужны твои извинения! — выпалила она. — Ты слишком самонадеян! Неужели ты действительно думаешь, что ради тебя я готова рискнуть карьерой?

— Я не...

— Я поняла, что выбора не было. Речь шла о профессиональной этике. И о моей собственной тоже. Раньше я могла лгать, но теперь, когда решение принято, я не хочу, чтобы из-за тебя люди сомневались в моей порядочности.

Фиона стремительно обернулась и пошла к машине, но Сэм настиг ее и не дал спастись бегством.

— Мне очень жаль, — снова сказал он.

Фиона отвернулась. Сэм хотел положить руки ей на плечи, но передумал и сунул сжатые кулаки в карманы брюк.

— Я обещаю уважать твое решение и держаться на расстоянии, пока ты не закончишь дознания. — Потому что ты дорога мне, подумал он.

Фиона посмотрела ему в глаза.

— Честно?

— Честно, — поклялся Сэм. Выхода нет: слово придется держать. Даже если это убьет его.

Осеннее небо накрыли низкие тучи, подул холодный ветер. Погода соответствовала настроению Фионы, хотя после объяснения с Сэмом оно немного улучшилось. Сэм дал слово держаться от нее на расстоянии, но досада еще не оставила ее. Едва ли он понял, что речь шла и о дознании, и об их связи одновременно, однако снова поднимать эту тему ей не хотелось. Если все пройдет гладко, дело закончится через пару дней, после чего они смогут выяснять отношения до посинения.

Фиона, следом за Сэмом шедшая к подножию холма, чтобы осмотреть место происшествия, дрожала от холода. От коротенькой курточки не было никакого толку. Похоже, Сэм тоже почувствовал смену температуры, потому что сунул руки в карманы куртки, хорошо подходившей к его темно-синим форменным брюкам.

Чем ближе они подходили к пожарищу, тем мрачнее становилось лицо Сэма. Только тут Фиона вспомнила о потере, понесенной его участком. Ему тяжело возвращаться сюда. Но думать о его чувствах не следует. Фионе и без того трудно видеть в Сэме командира отделения, а не мужчину, от близости которого ее бросает в дрожь.

На склоне копошились строительные рабочие. В воздухе стоял шум голосов, стук молотков и грохот мошной техники. К едкому запаху гари примешивались запахи свежих опилок и только что вскопанной земли. На противоположной стороне улицы стояла женщина в темном костюме — должно быть, представитель страховой компании. Женщина разговаривала с парой средних лет, дом которой понес сравнительно незначительные повреждения.

Сэм резко остановился на середине склона, и они с Фионой начали молча осматривать окрестности. Хотя Фиона извинилась за свою вспышку, она остро ощущала возникшую между ними неловкость. Возможно, из-за необходимости вновь посетить арену недавних ужасных событий.

— Расскажи подробно, что случилось в то утро.

— Сигнал поступил в половине девятого, — неохотно ответил он. — Мы были первой бригадой, ответившей на звонок по телефону. Сразу по прибытии, я оценил обстановку и вызвал по рации помощь.

18

Фиона разгладила мятые страницы отчета о происшествии.

— В течение получаса после объявления тревоги поступило еще три звонка, верно?

— Тут была куча работы. Мы не могли справиться с ней одни, — буркнул Сэм. — Необычно жаркое лето и начало осени высушили все вокруг. Добавь к этому несильный, но постоянный ветер с океана и температуру воздуха градусов под тридцать. Короче, идеальные условия для быстро распространяющегося пожара. — Сэм не оправдывался, но его ссутулившиеся плечи говорили сами за себя. Впрочем, его можно понять. — Большинство домов старой постройки. — Он показал рукой на казавшееся целым двухэтажное кирпичное здание, возле которого стояла представительница страховой компании. — Крытые дранкой. То, что нам удалось спасти, либо было построено позже, либо владельцы заменили дранку черепицей.

— Под твоим началом находились семь автопомп, две машины с лестницами и команда спасателей, верно?

— В тушении пожара принимало участие пятьдесят семь человек, — негромко ответил он. А домой вернулись пятьдесят шесть... Сэм не сказал этого. Просто отвернулся.

Фиона молчала. Она знала, что ничем не может ему помочь. Видимо, Сэм, как и все остальные сотрудники участка, чувствовал себя виноватым перед погибшим. А поскольку Сэм был командиром, самое тяжелое бремя падало на его плечи.

Она положила ладонь на его плечо.

— Что, плохо тебе?

Сэм посмотрел на нее сверху вниз, и в груди Фионы что-то напряглось. Она знала, что Сэму будет трудно, но не была готова к тому, что боль, исказившая его красивое лицо, отзовется в ее собственном сердце.

Нет, он ни в чем не виноват. Разве что в излишней чувствительности...

Сэм снова отвернулся и отрывисто произнес:

— Ничего, переживу.

Досада вернулась и заставила Фиону вновь вспомнить о деле.

— Где и когда начался пожар? — сухо спросила она.

— Там. — Сэм показал на середину холма. Поскольку для возведения новых зданий и ремонта пострадавших разрешения Управления не требовалось, обломки успели убрать, и о пожаре напоминала лишь яма между двумя обгоревшими домами. — Во всем виновата неисправная система газоснабжения. Хозяйка включила фен... Взрывом снесло крышу с задней части дома. Когда мы прибыли, два соседних здания были охвачены огнем, и пожар распространялся.

Фиона снова заглянула в отчет.

— Домовладелица не выжила, верно?

Сэм покачал головой.

— Умерла по дороге в больницу.

Фиона замешкалась; следующий вопрос вызывал у нее страх. Паузу заполнили крики строителей.

— Ты можешь показать мне дом, в который вошли спасатель первой категории О"Нил и спасатель второй категории Макфарленд?

Сэм молча повернулся, пошел вперед и остановился у четвертого по счету дома. В конце длинного пологого подъема высились остатки двухэтажного здания.

— Согласно отчету о происшествии, к тому времени в доме находились трое жильцов. — При мысли о женщине и двух маленьких детях, попавших в огненную ловушку, у Фионы сжалось сердце, но она сделала глубокий вдох и продолжила опрос: — Как это было возможно, если все соседи слышали и даже чувствовали взрыв?

— Подробности должен был сообщить Бакстер. Именно он разговаривал с матерью, — ответил Сэм. — Видимо, она спала и проснулась только от криков детей. Комната матери находилась в конце коридора второго этажа, а спальни детей в его начале.

— Что ты сделал, когда узнал о сложившейся ситуации?

Сэм вынул руки из карманов и сложил их на груди.

— Приказал Маку и О"Нилу найти и спасти их.

— Во время поиска и спасения всегда соблюдается правило «двое входят, двое выходят»? — Вопрос был глупый. Особенно для такого опытного спасателя, как Сэм. Но она была обязана его задать.

Сэм смерил ее хмурым взглядом.

— Это предусмотрено инструкцией.

Фиона откашлялась и заглянула в свои записи.

— Макфарленд передал мальчика в окно третьему спасателю, а О"Нил с девочкой выбрался через дверь. Ты знаешь, почему О"Нил ушел с девочкой, а не остался с Макфарлендом?

Сэм провел рукой по волосам и начал массировать затылок. Он знал ответ, но медлил, стараясь найти нужные слова. Ферджи О"Нил работал на участке без году неделю, и Сэм не мог осуждать молодого спасателя за строгое следование инструкции.

В отличие от Макфарленда. Тот иногда давал себе волю, но спасателем был отличным. Сэм знал, что Мак не в ладах с дисциплиной, но ему было известно, что этот малый скорее погибнет, чем позволит напарнику уйти последним. Молодые спасатели учились у старших товарищей. До несчастного случая Сэм не думал, что это может кончиться катастрофой.

— Мак должен был выйти следом за О"Нилом, — сказал он Фионе. — Но вместо этого он пошел за матерью. Тем временем загорелась крыша. Сирена подала сигнал немедленной эвакуации, так что О"Нил просто не мог вернуться за Маком. Мы были обязаны ждать спецкоманду. — Сэм не сказал Фионе, — и не включил в отчет, — только одно: О"Нил пытался вернуться за Маком. Джерри Конрою и двум спасателям из другого расчета пришлось удержать парня силой. Они были совершенно правы. После объявления тревоги номер один в здание имели право входить только специально обученные люди.

— Почему эту команду не вызвали раньше? — спросила Фиона.

Ее официальный тон вывел Сэма из себя. Фиона задавала неприятные вопросы по долгу службы, но все же...

— Мы не знали, что будет взрыв, — объяснил он. — Эвакуаторов вызвали сразу же, как только я заметил, что Мак не вышел из дома.

Фиона пытливо посмотрела ему в глаза.

— Но команда так и не вошла внутрь. Почему?

В глубине души Сэм понимал, что Фиона вовсе не хочет заставлять его ходить по горячим углям. Но дела это не меняло.

— Парни пытались, — отрывисто ответил он. — Но их отозвали, потому что огонь охватил несущие балки.

Фиона наклонила голову и что-то записала.

— Макфарленд спас мать. Потом крыша рухнула, и он оказался в ловушке, — сказала она, повторяя уже известное. — В отчете о несчастном случае указано, что он передал тебе по рации о нехватке воздуха.

— Верно.

Резкий тон Сэма заставил Фиону опустить блокнот и нахмуриться.

— Он знал, сколько сжатого воздуха находится в резервуаре, и наверняка слышал сирену, требовавшую немедленной эвакуации, но все же пошел за матерью. Почему?

Сэм медленно выдохнул сквозь зубы.

— Мак следовал своему инстинкту. Женщине грозила смерть, и он сделал то, что мог бы сделать каждый из нас. Спас ее. Благодаря Маку двое ребятишек не стали сиротами. Это кое-что значит.

Фиона нахмурилась еще сильнее и покачала головой.

— Нет, — с нажимом сказала она. — Так не пойдет.

Речь шла о вопиющем нарушении техники безопасности, и тут Фиона была бессильна. Мак отступил от инструкции, но заплатил за это своей жизнью. Не говоря о горе жены и двух маленьких сыновей. Как пишут в некрологах, «пал смертью храбрых, героически выполнив свой долг»...

— Фиона, не торопись судить о вещах, с которыми ты никогда не сталкивалась. Скажи честно, на его месте ты могла бы поступить по-другому?

— Могла бы, — упрямо возразила она. — Да, я никогда не оказывалась в такой ситуации, но представляю себе, как трудно покинуть горящее здание, зная, что внутри остались люди. Особенно если есть хоть малейшая возможность их спасти. Но правила на то и существуют, чтобы предупреждать подобные случаи, а Макфарленд грубо нарушил их. Да, это стоило ему жизни, но в тот день он эгоистично рисковал жизнями других людей, участвовавших в операции.

В мозгу Сэма вертелись тысячи доводов против, но он предпочел промолчать. Если называть вещи своими именами, то Фиона была совершенно права.

— Догадываюсь, каким будет твой вывод. Ошибка спасателя.

Фиона посмотрела на остатки дома, а потом на Сэма.

— У меня нет другого выхода. — В ее взгляде светилось сочувствие. — Макфарленд отступил от инструкции. Его импульсивность угрожала жизни других людей. А если бы О"Нил вернулся за ним? Ты хоронил бы двух подчиненных вместо одного. Сочувствую твоей потере, но нужно смотреть в лицо фактам.

19

Сэм готов был возненавидеть Фиону, хотя она лишь повторила то, что и без того было известно всему участку. Только в глазах парней Мак был героем. Фиона не обвиняла Сэма, но это вовсе не значит, что его мучениям настал конец. В тот день командовал он. И это решало все.

На обратном пути к машинам Сэма одолевали мрачные мысли. Он не первый раз сталкивался с формулировкой «ошибка спасателя». Гибель его матери объяснили той же причиной. Но в отличие от Мака в этом обвинили не Кору Аллардайс, отрезанную огнем, а двух человек, которых послали ей на выручку.

Сэм понятия не имел, что случилось с первым из них. Увы, про второго этого сказать было нельзя. Потому что вторым был его собственный отец.

...После осмотра места происшествия прошло два дня. Сэм держал слово и не настаивал на новой встрече. Если бы не голодный блеск в глазах, который заметила Фиона, приехав утром на участок, она бы решила, что Сэм вообще не хочет ее видеть.

Она не жалела о своем решении прервать отношения до окончания дознания. Хотя Сэм вел себя как истинный джентльмен, Фиона скорее прыгнула бы с самолета без парашюта, чем призналась, что дошла до ручки. Слава Богу, сегодня дознание должно закончиться. Два с половиной дня без телефонных звонков, поцелуев и оргазмов могли свести с ума кого угодно.

Она осмотрела принесенные Сэмом канаты и снова посмотрела в опись инвентаря.

— Тут указано, что на следующей неделе предстоит полный осмотр оснастки. Никто не заметил, что канаты истерлись? Их нужно заменить.

— Маленький недосмотр, — ответил Сэм. — Исправим немедленно.

Тон Сэма был деланно равнодушным, но в нем слышалось нетерпение. Фиона ощутила укол вины. Сэм еще не знает, что наступил последний день их вынужденного воздержания. Она снова сверилась со своими записями.

— В системе очистки слегка засорился сток. Концентрация патогенов еще не достигла опасного уровня, но скоро это случится.

— Что еще? — хмуро спросил Сэм.

Фиона подняла глаза и улыбнулась.

— На касках двух спасателей наклеены огнеопасные картинки. Это не запрещено, но может вызвать проблемы.

Она положила грифельную доску на стол, сняла блейзер в черно-белую клетку и лениво потянулась. Тонкая блузка обрисовала ее пышную грудь, и у Сэма тут же потемнели глаза. Он смерил Фиону долгим взглядом, от которого ее бросило в жар. Пришлось расстегнуть две верхние пуговицы блузки.

— Каска Джералда Конроя слегка переделана.

Сэм нетерпеливо провел рукой по волосам.

— Если он немедленно исправит каску, я не включу этот пункт в перечень недостатков.

Сэм только кивнул в ответ, и Фиона заподозрила, что ее маленький стриптиз заставил голосовые связки Сэма впасть в спячку. Она взяла со стола доску и проверила список.

— Мне нужно осмотреть инфракрасную камеру.

Сэм повернулся к шкафу, достал оттуда увесистую камеру и поставил ее на стол. Увидев напрягшиеся мышцы его предплечий, Фиона, уже два дня тосковавшая по мужским объятиям, внутренне ахнула.

— Это та самая камера, которая была с О"Нилом и Макфарлендом, когда они вошли в дом? — спросила Фиона, когда ее собственные голосовые связки пробудились от спячки.

Сэм нажал на кнопку, и камера тут же заработала.

— Нет. Это новейшая модель.

Подойдя ближе, Фиона вдохнула запах чистого мужского тела, от которого у нее бешено, заколотилось сердце.

Слава Богу, она вовремя опомнилась и не показала, чего ей стоит вынужденное воздержание.

— Бакстер здесь? — отрывисто спросила Фиона.

Сэм нахмурился.

— Что тебе от него нужно?

— Ничего особенного. Просто хотела задать ему пару вопросов о показаниях одного из свидетелей пожара.

Выражение его лица немного смягчилось.

— Он взял пару отгулов. В субботу сдает экзамен на чин детектива по расследованию умышленных поджогов.

Эта новость удивила Фиону не меньше, чем нотка гордости, прозвучавшая в голосе Сэма. Сэм — спасатель высокого класса. Едва ли ему по душе мысль, что брат покинет участок и станет служить в полиции.

Она наклонилась к прибору и проверила дату последнего осмотра. О Боже, от запаха Сэма у нее кружилась голова.

— Осталось по-быстрому провести испытание в действии, и все...

Сэм улыбнулся краешком рта.

— По-быстрому?

Сексуальный намек был достаточно прозрачным, но теперь, когда до вечера оставалось всего ничего, давать себе волю не следует.

— Сэм, пожалуйста, поскорее... — слабо пролепетала она.

Он порочно улыбнулся, и только тут Фиона спохватилась, что неправильно выбрала слова. В глазах Сэма горело желание, сопротивляться которому было невозможно.

— Камера, — поправилась она. — Давай поскорее проверим камеру.

Сэм что-то подкрутил, направил объектив на дверь шкафа и повернул камеру так, чтобы Фионе был виден маленький экран, на котором появилось изображение мужской ладони. А потом написал на двери кончиком среднего пальца: «Я хочу тебя!»

Слова быстро выцвели, но в мозг Фионы они врезались навсегда.

— Как ты это сделал? — Как он сумел возбудить ее с помощью трех опьяняющих слов?

Его улыбка была чувственной и многообещающей.

— Теплом тела.

Под ложечкой тут же засосало. Сэм убрал камеру и небрежно оперся о дверь шкафа.

Пламя, горевшее в его глазах, заставило Фиону забыть обо всем на свете.

— Тогда до вечера?

Брови Сэма взлетели вверх.

— Ты уверена?

Надежда, звучавшая в его голосе, заставила Фиону кивнуть.

— Моя работа здесь почти закончена. Завтра я уже не приду.

— У меня, — сказал Сэм и продиктовал ей адрес. — В половине седьмого. Без опоздания.

Фионе и в голову не пришло спорить.

— Я принесу обед.

— А десерт?

Фиона смерила его долгим взглядом, а потом улыбнулась.

— Ладно, малыш, будет тебе десерт.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Сэм выпрыгнул из машины, на ходу оценивая ситуацию. Передок старого серебристого седана был вдребезги разбит о фонарный столб. От проводов, упавших на автомобиль и мокрую мостовую, сыпались снопы искр. Чрезвычайно опасная ситуация мешала спасателям извлечь из седана потерявшую сознание женщину.

Сэм приказал не предпринимать никаких действий, пока не отключат электричество. Морган и Рей, первыми прибывшие на место аварии, стояли под непрекращающимся дождем и переминались с ноги на ногу, ожидая разрешения приступить к работе.

Сэм по опыту знал, что первый осенний дождь несет с собой множество аварий. Мокрые автострады, за лето пропитавшиеся маслом и бензином, а также беспечность и нетерпеливость водителей представляют собой взрывчатую смесь. Прогноз сулил затяжные дожди, и несколько дней спасателям придется сбиваться с но...

— Черт побери, что ей тут нужно? — крикнул Джерри Конрой.

Проследив за его взглядом, Сэм увидел переходившую улицу Фиону. Его сердце на мгновение остановилось, а затем зачастило. Дьявольщина, у них работы по горло! Он не может позволить себе отвлекаться...

— Вбить нам очередной гвоздь в стул, — покачав головой, ответил Ферджи О"Нил.

Сэм был с ним согласен, но не стал подрывать авторитет Фионы.

— Она делает свое дело, — сказал он подчиненным. — А вы делайте свое, и не обращайте на нее внимания. Поняли?

Во время проверки представители управления часто наблюдали за действиями спасателей, так что в этом не было ничего необычного. Но присутствие Фионы выбивало Сэма из колеи.

Фиона уже почти перешла оживленную улицу, когда ее остановил один из полицейских, перекрывших движение. Она что-то сказала, предъявила удостоверение, махнула рукой и пошла дальше.

— Свяжись с компанией и узнай, почему они тянут, — велел он Конрою и отошел в сторону.

Всего тридцать минут назад Сэм сгорал от желания и не знал, как переживет оставшиеся до свидания три часа. Но в эту минуту ему хотелось одного — как следует отчитать Фиону за полное пренебрежение правилами техники безопасности, запрещавшими посторонним приближаться к месту происшествия.

20

Пытаясь успокоиться, он сосчитал до десяти, но это не помогло.

— Какого дьявола тебе здесь нужно?

Удивленная его резкостью, Фиона несколько раз мигнула мокрыми ресницами.

— У меня есть полное право быть здесь. — Она зябко запахнулась в пальто.

— Черт побери, здесь опасно!

Дело плохо. Он никогда не испытывал такого страха за другого человека. Сэм заботился о других, сколько себя помнил. Детские выходки братьев и Джуди бросали его в дрожь, но это были цветочки по сравнению с тем, что он чувствовал сейчас, при виде оголенных проводов.

— Сэм, не трать время понапрасну. Просто расскажи, что здесь происходит.

Он шумно выдохнул. Она права.

— Машина против фонарного столба. Водитель потерял сознание. Похоже, он ранен.

Крики, донесшиеся с места происшествия, заставили Сэма бегом вернуться обратно.

Провода, болтавшиеся вокруг машины и валявшиеся на земле, продолжали рассыпать снопы искр. Слава Богу, женщина, сидевшая за рулем, не понимала, какой опасности подвергается. Сэм, по собственному опыту знавший, что парни остро переживают свое бессилие, еще раз велел им соблюдать спокойствие.

— О Боже! — ахнула остановившаяся позади Фиона. — Она беременна!

Сэм подумал, что он ослышался. Во всяком случае, надеялся на это.

— Что ты сказала?

— Она беременна, — повторила Фиона, показывая на то, что осталось от серебристого седана.

Сэм присмотрелся и понял, что Фиона права. Большой и круглый живот женщины лежал на погнутой рулевой колонке. Судя по возрасту машины, воздушной подушки в ней не было.

Подошел Джерри и, не обращая внимания на Фиону, сказал:

— Техпомощь прибудет не раньше чем через десять минут.

Новость была плохая.

— Почему такая задержка? Ты сказал им, что ситуация экстренная?

Джерри кивнул.

— Пробки. Дождь. Обрыв линии на другом конце города.

— Стой здесь, — велел Сэм Фионе. — Нет, лучше пойдем отсюда.

Потом он отвернулся и обратился к Моргану и Рею.

—Вы заметили, что женщина беременна?

— Да, — ответил побледневший Рей.

— Я могу попробовать подобраться к ней, — вызвался Морган. — Через люк в крыше. Сэм смерил брата суровым взглядом.

— Когда вокруг висят высоковольтные провода под током? И думать не смей. Дождемся аварийной бригады. Понял?

Морган мрачно кивнул в ответ.

— Вы должны что-то сделать! — быстро сказала Фиона. Ее голос дрожал от страха. Сэм понял, что у нее вот-вот начнется истерика. — Почему вы ничего не делаете?

Нужно убрать ее отсюда, пока она не выкинула какой-нибудь фортель.

— Кажется, я просил тебя уйти, — сдерживаясь изо всех сил, промолвил он.

— Вы должны вытащить ее. — В широко раскрытых глазах Фионы стояли слезы. — А вдруг прорвет газопровод?

Спасатели знали, что искры могут вызвать взрыв, но у них были связаны руки. Раздался треск, и на крышу машины вновь обрушился огненный сноп.

Фиона вздрогнула, и Сэм понял, что ее нужно увести отсюда как можно скорее. Ситуация ухудшалась с каждой секундой, и ему не хотелось думать, как это повлияет на Фиону. В отличие от нее у спасателей были средства борьбы со стрессом.

Сэм положил руки ей на плечи, заставил отвернуться от места происшествия, подвел к машине Моргана и Рея, открыл пассажирскую дверцу и помог забраться внутрь.

— Вы должны что-то сделать, — сказала она. — Должны спасти женщину и ребенка.

Сэм достал из ящика за сиденьем одеяло и положил ей на колени.

— Спасем. Даю слово.

Холодные пальцы коснулись щек Сэма.

— Сделай что-нибудь. Немедленно.

— Сначала нужно дождаться аварийной бригады, — сказал Сэм тоном, который приберегал для перепуганных жертв, отстранил ее руки и положил их на колени Фионы. — Мы не можем работать, пока они не отключат электричество.

Доходит ли до нее ирония судьбы? Когда имеешь дело с живыми людьми, начинаешь смотреть на правила по-другому. Но в учебниках об этом не пишут.

В машине было тепло, однако Фиону продолжало знобить.

— Как только опасность минует, Морган и Рей проникнут внутрь и определят ее состояние. Осталось недолго. — Хотелось бы надеяться...

Нижняя губа Фионы задрожала. До Сэма донеслись новые крики, но он мысленно заткнул уши. Нужно помочь Фионе успокоиться.

Он заправил ей за ухо влажную прядь.

— Мне нужно, чтобы ты оставалась здесь. Что бы ни случилось. Ясно?

Зеленые глаза Фионы наполнились слезами, но она кивнула. У Сэма сдавило грудь, и он с трудом втянул в себя воздух. Скверно... Похоже, Фиона действительно дорога ему.

Она дарила ему наслаждение, страстно отвечала на его ласки. Ее кокетство неизменно разжигало желание. Он спорил с ней, злился на ее упрямство. Но достаточно было одной улыбки Фионы, чтобы у него подскочил пульс. Достаточно было одного легкого прикосновения, чтобы его охватило пламя. С этим Сэм смирился. Однако к слезам Фионы он готов не был.

Сэма ждала работа, но сейчас он хотел только одного: прижимать ее к себе и успокаивать.

Сколько времени проживет это чувство? Пока она с ним? Или намного дольше?

Прибытие аварийной бригады позволило ему отвлечься от этих мыслей. По крайней мере, на время. Но хорошенького понемножку.

Фиона зябко вздрогнула, подобрала с пола рубашку Сэма и накинула ее на плечи. Как ни странно, все пуговицы на рубашке были целы.

Она опоздала на тридцать минут, потому что бумажка с адресом, лежавшая в кармане пальто, промокла насквозь. К тому времени Фиона умирала с голоду.

Едва успев войти в широкую стрельчатую дверь, она бросилась к Сэму и крепко обняла его. Вторая половина дня прошла бурно, так что у нее был повод накинуться на беднягу.

Но он не жаловался, с улыбкой подумала Фиона, подвертывая рукава рубашки. Вел себя так, словно заранее знал, что ей нужно дать волю. Фионе не терпелось отдаться ему. Они не добрались до спальни и занялись любовью прямо на полу гостиной. Потом Сэм отнес ее в кровать и был таким нежным и заботливым, что у нее до сих пор щемило сердце.

Сэм вошел с подносом, положил его на середину кровати, сел рядом с Фионой и начал открывать коробки. В спальне вкусно запахло китайскими специями.

Фиона скрестила ноги и разорвала упаковку с палочками.

— Ты вырос в моих глазах, — сказала она.

— Ты имеешь в виду постель?

Фиона засмеялась, подцепила кусочек цыпленка, затем наклонилась и быстро поцеловала Сэма в губы.

— Твое искусство в этой области не знает себе равных. Но я имела в виду другое. Инструкции запрещают помогать человеку с риском для собственной жизни. Но в реальности все происходит по-другому. Увидев ту несчастную женщину, я забыла обо всем. А ты нет. Как тебе удается выдерживать такие эмоциональные стрессы изо дня в день?

Сэм положил руку на ее колено.

— Тут главное опыт. — Он взял вилку и тоже полез в картонку за цыпленком. — По книгам этому не научишься, верно?

— Да, — подтвердила Фиона. Ей стоило неимоверных усилий сдержать данное Сэму слово не выходить из машины. Она ограничилась тем, что перебралась на сиденье водителя, откуда было лучше видно происходящее. — Не научишься.

Как только аварийная бригада отключила электричество, спасатели под руководством Сэма освободили женщину, после чего Морган и его партнер осмотрели ее, оказали первую помощь и отвезли в больницу. Плод не пострадал, но перед отъездом Морган сказал Фионе, что к травме головы добавились переломы лодыжки и запястья. Перед уходом с участка Сэм связался с Морганом и выяснил, что других осложнений нет.

— Я следила за тем, как ты общаешься с людьми, — сказала Фиона. — Ты действительно заботишься об их безопасности во время работы. — Она искренне восхищалась им. Не только как героем, но и как человеком. Он умный и добрый. Всю прошедшую неделю она действовала Сэму на нервы, а он терпел и с каждым днем все глубже проникал в ее душу. Когда их связь подойдет к концу, кто-то останется с разбитым сердцем. И, судя по всему, это будет не Сэм... — Похоже, ты родился спасателем.

21

У него приподнялся уголок рта.

— Так оно и есть. Мои родители тоже ликвидировали чрезвычайные ситуации.

Фиона взяла с подноса картонку с жареным рисом.

— Они должны гордиться тобой и твоими братьями.

— Надеюсь, — с отсутствующим видом ответил Сэм и принялся за крылышко. Его деланно бесстрастный тон заставил Фиону насторожиться.

— Надеешься? — переспросила она.

— Мама умерла, когда мне было десять лет. — Плечи Сэма напряглись. — А мой старик последовал за ней два года спустя.

— Мне очень жаль, — тихо сказала она. Родители Фионы сводили ее с ума, но с ними можно было поговорить. Иногда.

— Это было давно, — не глядя на нее, ответил Сэм.

Лежа есть рис палочками было неудобно, поэтому Фиона взялась за креветок.

— Тебе пришлось нелегко, — деланно небрежно сказала она. — И твоим братьям тоже.

— Малышка, хитрость не относится к числу твоих достоинств, — усмехнулся Сэм. — Если хочешь знать, как это случилось, спроси прямо.

Не в бровь, а в глаз...

— Расскажи мне о родителях, — сказала она и сунула в рот креветку.

Сэм потянулся и ткнул вилкой в ее коробочку.

— Только в обмен.

Она хихикнула и покачала головой.

— Зато ты такой хитрец, что дальше некуда.

— Начинай.

— Это нечестно! Я спросила первая.

— Ну и что? — Сэм сунул креветку в рот.

Если так пойдет и дальше, она опоздает на самолет. В пять утра ей следует быть в аэропорту. Сначала Фиона решила, что сразу по окончании семинара вернется в Мельбурн, но день выдался такой тяжелый, что она передумала и решила понежиться на белом песочке.

— Мои родители разошлись, когда я училась в девятом классе, — сказала она. — Но отец часто ездил в командировки, дома почти не бывал, так что развод родителей стал для меня не травмой, а скорее облегчением.

— Почему? — с любопытством спросил Сэм.

— Они часто ссорились.

— Из-за его работы?

Фиона подцепила еще одну креветку и задумалась.

— Да нет... — Она тяжело вздохнула. — Чаще всего это случалось, когда до матери доходила весть о его очередном романе. Верность не входила в число его достоинств. Все. Теперь твоя очередь.

— Угу. — Сэм протянул руку и отнял у нее коробочку. — Рассказывай дальше, иначе не получишь креветок.

Фиона засучила рукава рубашки и сделала вид, что ужасно разозлилась.

— Ты слишком много себе позволяешь. Неужели никогда не слышал, что отнимать у женщины креветки запрещено?

Сэм провел картонкой перед ее носом.

— Вкусно пахнет, правда?

Фиона тяжело вздохнула.

— Мой отец снимает документальные фильмы. Работа значила для него больше, чем семья, и это вызывало трудности.

Горечь, прозвучавшая в голосе Фионы, заставила Сэма поднять бровь.

— А теперь отдай мои креветки.

Он улыбнулся.

— Еще один вопрос.

Фиона покачала головой и протянула руку.

— Теперь твоя очередь.

Сэм неохотно отдал коробку. Нет, он не боялся ее вопросов. Просто не любил вспоминать детство. Редко говорил о прошлом с братьями и никогда не делился воспоминаниями с женщинами. После смерти отца тетка водила мальчиков к лучшим детским психологам, но все усилия были тщетны. Просто Сэм не видел смысла в том, чтобы ворошить прошлое.

— Моя мать была спасателем, — сказал он так, словно речь шла о погоде. — И погибла на боевом посту. Отец не перенес этого, начал пить и пару лет спустя, умер от инсульта.

Фиона уставилась на него во все глаза.

— Боже, какая трагедия... А ты говоришь о ней совершенно спокойно.

Сэм положил вилку на поднос и пожал плечами.

— Трагедии случаются сплошь и рядом. В этом случае у человека два выхода: либо пережить утрату, либо умереть с горя. Отец предпочел умереть. Но я не он.

— Ты пережил утрату? — спросила Фиона, складывая картонки на поднос. — Или просто избегаешь разговоров на эту тему?

Сэм взял поднос и поставил его на пол.

— Пережил, — решительно ответил он. Братья нуждались в нем, так что у него не было другого выхода. Сэм лег и привлек ее к себе. Не потому ли, что нуждался в утешении? — Я не говорю, что это было легко, — признался он. — Морган и Бакстер и не догадываются о скандалах между моими стариками. Отец сердился на мать за то, что она пошла в спасатели. Начальство не хотело, чтобы мать выезжала на места происшествий, но она боролась и победила. После чего обстановка в доме стала попросту невыносимой.

Фиона прижалась к Сэму и положила голову на его плечо.

О Боже, я начинаю к этому привыкать, подумал он. Тем хуже для меня. Когда Фиона узнает, что я могу быть таким же ублюдком, как мой старик, ее чувство тут же превратится в дым.

— После смерти матери отца начало грызть чувство вины. Он стал заглядывать в бутылку, но это не помогало. Старик либо впадал в гнев, либо лежал пластом. Однажды он сказал мне, что Господь прибрал мать, потому что она предпочла работу своим детям.

Фиона громко ахнула и обвила рукой его талию.

— Разве можно говорить такие вещи ребенку? Мои родители ссорились, но никогда не посвящали нас в свои дела. Не могу представить...

— Что он был на это способен? — Когда она кивнула, Сэм продолжил: — Не стану отрицать, нам всем приходилось нелегко. Но я пытался принимать огонь на себя. Особенно когда отец начал пить не просыхая.

Фиона подняла голову и заглянула ему в лицо.

— Тебе было всего десять лет. — У нее увлажнились глаза. — Что ты мог сделать?

Больше, чем она думала. Ради того, чтобы защитить Моргана и Бакстера, он шел на все. Сэм давно не практиковался, но был уверен, что еще и сейчас сумеет безукоризненно скопировать подпись старика. Он подделывал чеки, чтобы компания не отключила электричество, и получал платежи по материнской страховке. Подделывал подписи в табеле и на разрешениях принять участие в турпоездках для себя и братьев. Иными словами, он делал все, что было необходимо для их выживания.

— Я защищал братьев, — сказал он и поторопился сменить тему: — Зачем говорить о делах давно минувших дней, если на свете есть масса куда более интересных вещей?

На дороге памяти слишком много ухабов. Одно неверное движение — и результат будет таким же неутешительным, как сознание того, что он по собственной воле завел Фиону туда, куда не ступала нога другой женщины...

Фиона посмотрела на него и обольстительно улыбнулась.

— Ты на что намекаешь?

Сэм обрадовался предлогу, привлек Фиону к себе, и она тут же оседлала его. Он отреагировал без промедления.

— Кажется, ты что-то говорила насчет десерта.

Ее смех сделал чудо: скелет тут же вернулся в шкаф, из которого вылез. Нет, поправился он. Никакого скелета не было. Он сразил своего дракона много лет назад. Или нет?

— Извини, — сказала она, — но этот десерт мы уже съели. И попросили добавки.

Сэм потянул ее за волосы и заставил закинуть голову.

— Это был не десерт, а аперитив, — сказал он, затем опустил голову и прильнул губами к ее атласной коже. Фиона прерывисто вздохнула, и по венам Сэма заструилось пламя. Неужели он когда-нибудь насытится этой женщиной? Может быть. Лет через сто.

Ее страстный стон прозвучал одновременно с телефонным звонком. Сэм чертыхнулся, потянулся к тумбочке, где стоял аппарат, и поднял трубку. Звонил дежурный по его 5-му участку. Множественное столкновение автомобилей с опрокидыванием и пожаром.

Сэм снял с себя Фиону.

— Мне нужно ехать. — Он включил настольную лампу и начал искать трусы.

— Прямо сейчас?

Он надел трусы, не обращая внимания на ее разочарование. Потом рывком натянул джинсы и устремился к шкафу за рубашкой.

Пружины скрипнули, и Фиона очутилась рядом.

— Разве у тебя не выходной?

Сэм схватил первую попавшуюся рубашку и надел ее через голову.

— Меня требуют. Я должен ехать. — Он застегнул джинсы и выдвинул ящик с носками. — Останься и немного поспи.

Фиона взяла ботинки и протянула их Сэму.

— Когда ты вернешься, меня уже не будет.

22

Сэм поднял глаза, но в тоне Фионы не слышалось и намека на недовольство.

— Я вернусь, как только смогу, — нетерпеливо сказал он, не желая чувствовать себя виноватым из-за того, что его вызвали на работу.

— Уже ночь. До моего самолета осталось несколько часов. Моя сумка в машине. Я вернусь в воскресенье. Примерно в полдень.

— Куда ты летишь? — из вежливости спросил Сэм. Его ум был занят другим.

— В Кингстон. На семинар.

Он рассеянно кивнул и надел куртку. Слово «семинар» дошло до него только у дверей.

— Ты ничего не забыл?

Сэм с досадой обернулся. Неужели она не понимает, что он торопится?

Фиона держала на ладони ключи и улыбалась.

— Думаю, они тебе понадобятся.

Он шумно выдохнул.

— Спасибо. Я позвоню.

Не ожидая ответа, Сэм выскочил за дверь. В его крови бушевал адреналин.

Штормы, рано обрушившиеся на побережье, отпугнули всех туристов, кроме самых упрямых. Симпатичный приморский курорт напоминал город-призрак. Поскольку о пляжах с белым песком пришлось забыть, Фиона посвятила вторую половину дня здешним магазинам.

Семинар оказался весьма познавательным. А уикенд... Разве можно было считать, что он пошел псу под хвост, если Фиона не только пополнила свои знания, но и сумела купить подарки? Стоило остаться здесь хотя бы ради необычной репродукции, подходившей для кабинета Сесили, и старинных хрустальных подсвечников, предназначенных для Бесс.

Она заказала кофе с пирожным, расплатилась, села за маленький столик у окна и стала смотреть на дождь. Перебегая от маркизы к маркизе, она могла бы добраться до гостиницы, не промокнув при этом, но сильный ветер заставил Фиону нырнуть в кафе и переждать внезапно налетевший ливень.

Фиона беспокоилась. Не за Сэма, который мог попасть в беду, а за их отношения. О Боже, что ее заставило по уши влюбиться в такого человека?

Многое, ответила себе она. Одной постели для этого мало. Поговорив с подчиненными Сэма, Фиона поняла, что ее первое впечатление было ошибочным. Он был спокойным, деловитым, но ни в коем случае не холодным и черствым. Во всяком случае, с ней. Когда он не пытался настоять на своем, то становился добрым, нежным и невероятно страстным. Обладал замечательным чувством юмора и часто заставлял ее смеяться. В нем чувствовалась мягкость, привлекавшая Фиону не меньше, чем все остальное. Кроме того, он относился к окружающим с уважением... В общем, придраться было практически не к чему.

И все же кое-что ее настораживало.

Сэм дважды убегал от нее, стоило ему только узнать о катастрофе. Если бы Сэм был на дежурстве, она бы не волновалась, но оба раза у него был выходной. То ли она эгоистка, то ли у нее действительно есть повод для тревоги.

Отрицать не приходится, профессия у Сэма важная. Он спасает жизни. От него зависят люди, с которыми Сэм работает, и жертвы, которым он приходит на помощь. В отличие от ее отца Сэм не носится по всему земному шару, забыв о семье. Он занимается нужным делом. Или он такой же трудоголик, как ее отец, только на другой лад?

Фиона откусила кусочек пирожного и задумалась. Ее единственная опора — это мать. Нет, мать нельзя назвать наседкой, но ни одно событие в жизни четырех ее дочерей не ускользает от ее внимания. Единственными знаками внимания со стороны отца были подарки, но Фиона подозревала, что на самом деле их делала мать. Сэм же заботился о своих братьях, это доказывает, что семья значит для него очень много.

Самая тяжелая доля на свете — быть матерью-одиночкой при живом муже. В детстве она не понимала мать, осуждавшую отца за долгие отлучки, и равнодушие к близким. И прозрела только в восьмом классе, после знакомства с Сесили.

Сесили переехала в Мельбурн из Аделаиды, потому что известная адвокатская контора предложила ее отцу возглавить отдел, занимавшийся авторскими правами. Детство Сесили было таким же, как у Фионы и Бесс, разница заключалась лишь в том, что Сесили относилась к постоянному отсутствию отца, более прагматично, чем подруги. По мнению Сесили, постоянно разочаровываться из-за того, что человек, которого ты ставишь на пьедестал, падает с него, означало даром тратить силы. Куда выгоднее считать, что все люди несовершенны от рождения. Жизнь не кино, часто повторяла она.

Хотя Фиона не слишком серьезно относилась к этому тезису, но считала, что даром тратить силы все же не стоит. Нужно было либо перестать требовать от отца того, на что он был неспособен, либо страдать до конца жизни. Она выбрала из двух зол меньшее.

Когда она допила кофе, дождь утих. Фиона взяла покупки и вышла из кафе.

Через десять минут она вошла в номер, положила покупки в шкаф, повесила мокрое пальто сушиться и стала думать, как провести остаток уикенда. Хотелось улететь пораньше, но причиной этого желания была тоска по Сэму.

Она вытерла волосы полотенцем, причесалась и решила посмотреть телевизор.

Жалкая замена страстной ночи с одним толстокожим спасателем, подумала Фиона.

Она вошла в комнату... и испуганно вскрикнула.

В ее кровати лежал обнаженный мужчина. Точнее, Фионе так показалось, потому что нижнюю часть его тела прикрывала простыня.

— Сэм, как ты сюда попал? — спросила она, как только сердце, ушедшее в пятки, вернулось на свое место. Если он надеялся на более теплый прием, не нужно было пугать ее до полусмерти. — Она сложила руки на груди и сердито уставилась на хитро улыбавшегося Сэма. — Интересно, сколько законов ты нарушил, забравшись в мой номер?

— Два. Или три, — бесстыдно признался он.

— Я попрошу, чтобы тебя арестовали.

Мерзавец расплылся от уха до уха.

— Не попросишь.

Фиона прищурилась.

— Ты слишком уверен в себе.

— Тогда тебе придется довольствоваться жалкой заменой. — От пламени, горевшего в его глазах, у Фионы подкосились колени. — Мне показалось, что ты предпочтешь страстную ночь.

— Следить за тем, как тебя вытащат из номера два дюжих полицейских, будет еще приятнее.

Сэм хихикнул.

— Не-а.

Фиона, с трудом удержавшись от улыбки, фыркнула, подошла к креслу с высокой спинкой и села. На круглом столике красного дерева стояла ваза с дюжиной бледно-розовых роз. Когда она уходила из номера, цветов здесь не было.

—Не думай, что розы достаточная компенсация за мой испуг. — Фиона вынула из вазы цветок и вдохнула его аромат. — И все же, как ты попал в мой номер? — с любопытством спросила она.

— Тебя не было, поэтому я заказал розы, надеясь, что их тут же доставят в номер. Так и получилось. Я прошел за коридорным, дождался, когда он уйдет, и вошел в номер, словно живу здесь. — Он слегка нахмурился. — Этот тип пытался выклянчить у меня чаевые.

Голый, хитрый и нахальный. Убийственное сочетание для влюбленной по уши женщины.

— Я думала, что есть закон, который это запрещает, — сурово сказала Фиона, не желая льстить его самолюбию.

Лоб Сэма прорезала морщина.

— Если такого закона нет, его следовало бы выдумать, — серьезно сказал он. — Это оказалось слишком легко.

Она повертела розу в пальцах.

— Похоже, придется позволить тебе остаться. В конце концов, на тебе нет никакой одежды, а на улице идет дождь.

— Да. Я наверняка простужусь.

— Хуже. — Фиона встала и пошла к нему. — Заболеешь пневмонией.

Сэм снова улыбнулся.

— И тебя будет мучить совесть.

— Интересно, что с тобой делать, раз уж ты здесь? — Она осторожно откинула простыню и ахнула.

Сэм схватил ее за руку и притянул к себе. Не успела Фиона прийти в себя, как оказалась лежащей навзничь.

— Если ты постараешься, то что-нибудь придумаешь, — прошептал он ей на ухо.

Фиона обвила его руками и прижала к себе.

— Мне сейчас не до мыслей.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Когда через четыре часа любовники пришли в себя, наступил вечер. Шторм, наконец, закончился, и они решили сходить пообедать. Итальянский ресторан со свечами, и негромкой музыкой (пел Фрэнк Синатра) оказался очаровательным.

23

Поглощая консоме с моллюсками, Фиона пришла к выводу, что вкусы у Сэма консервативные, но граничащие с либеральными. Такое сочетание казалось ей терпимым. Кроме того, выяснилось, что никаких отпрысков, мечтающих пойти по стопам папаши, у него нет. Но более всего Фиону удивило то, что он и не собирался жениться. Это внушало сомнения в его способности поддерживать долгую связь.

— Неужели ты никому не делал предложения? — спросила она, уверенная, что женским вниманием Сэм обижен не был.

Он покачал головой и сделал глоток темно-красного вина.

— Никому.

— А мне делали. Правда, до обручения не дошло, — призналась она. — Мы вместе учились, но когда он переехал в Сидней, я поняла справедливость поговорки «с глаз долой, из сердца вон».

Внезапно на его губах появилась порочная улыбка.

— Расскажи мне о своих фантазиях, — прошептал Сэм, придвинувшись ближе.

Наверное, резкая смена темы должна была насторожить Фиону, но пламя, горевшее в глазах Сэма, лишило ее способности связно мыслить.

— Это для меня белое пятно, — призналась она и беспомощно пожала плечами. — Извини.

Если Сэм и удивился, то не подал виду.

— У каждого есть фантазии, — хрипловато сказал он. Рука Сэма легла на ее колено и забралась под подол короткой красной юбки.

Фиону тут же бросило в жар.

— Не у каждого. — У нее были не фантазии, а воспоминания. Сладкие сексуальные воспоминания о том, как они занимались любовью.

— Я фантазировал о тебе. — Пальцы Сэма коснулись обнаженной кожи над кружевной резинкой чулка. — Много.

Фиона с трудом втянула в себя воздух, радуясь тому, что их прикрывает длинная скатерть.

— Серьезно? — Впрочем, в объяснениях она не нуждалась. Воспоминания говорили сами за себя.

Сэм кивнул и пристально посмотрел ей в глаза.

— Вспомни душ, — вполголоса сказал он.

Она откашлялась и прошептала:

— Это была не фантазия. — Когда Фиона вспомнила, как льнули друг к другу их тела, скользкие от мыла и теплой воды, ее бросило в дрожь. Им было жарко. Тесно. И ужасно приятно.

Мужская рука начала поглаживать ее ляжку.

— Нет, фантазия, — сказал Сэм, заставив ее слегка раздвинуть ноги. — Я уже давно думал об этом.

Когда пальцы Сэма добрались до ее трусиков, Фиона едва не застонала. Никакая фантазия не могла сравниться с тем, что она переживала сейчас.

Сэм придвинулся еще ближе, как будто пытался закрыть ее от взглядов других посетителей ресторана. Слава Богу, что он выбрал кабинку в самом темном углу. Нарочно? Скорее всего, да.

— Фиона, ты когда-нибудь доставляла удовольствие самой себе? — шепнул он ей на ухо. По коже Фионы побежали мурашки.

— Я всего неделю назад узнала, что такое оргазм. А что?

Сэм отстранился и посмотрел на Фиону. Его глаза потемнели от желания.

— Даже в тот вечер, когда мы разговаривали по телефону?

Она покачала головой. Да, даже тогда, хотя ее тело изнывало от тоски по нему.

— Ты доверяешь мне? — спустя мгновение спросил Сэм.

Фиона знала, что Сэм не причинит ей физического вреда. Знала так же, как-то, что солнце встает на востоке, а садится на западе. Но не была уверена, что он не разобьет ей сердце.

— Да, — прошептала она. — Доверяю.

— Закрой глаза.

— Ты не забыл, что мы в ресторане? — спросила Фиона, но глаза все же закрыла. — Это общественное место.

— Расскажи, что на тебе надето. Под платьем.

Видимо, для мужчины, решившего настоять на своем, место значения не имеет.

— Лифчик и трусики.

— Это не дает простора воображению. Какого они цвета?

— Красные. Точнее, цвета спелой вишни, — добавила она. — Или бархатной коробочки с конфетами, которые дарят в День святого Валентина. — Фиона открыла один глаз и посмотрела на него. — Или это цвет моих щек?

Сэм хмыкнул, и его рука застыла на месте.

— Закрой глаза.

Она подчинилась и снова почувствовала легкое прикосновение его пальцев. Фиона подалась навстречу его руке, словно та была наркотиком, способным погрузить ее в мир грез.

— Это кружева. — Хрипловатый голос Сэма действовал на нее опьяняюще.

— Это стринг? — спросил он. — Лоскуток материи, который дразнит тебя, возбуждает и заставляет жаждать моих прикосновений?

Фиона представила себе, что пальцы Сэма проникают в нее. Желание заструилось по ее жилам как вода, прорвавшая плотину.

— Сэм... — Ее шепот был похож на страстный стон.

— Фиона, скажи, какие на тебе трусики. Но не пытайся лгать. Я сразу пойму.

Кончик большого пальца ритмично поглаживал ее промежность, заставив Фиону вспомнить влажный жар мужских губ.

— Это трусы для мальчиков.

— Гм... — пробормотал Сэм. — Они мокрые. Это очень возбуждает.

Фиона закусила губу. Ресторан исчез, и они очутились в закрытом гроте. От белого песка их отделяет лишь тонкая подстилка. Волны накатываются на берег, солнце целует их тела, а Сэм целует ее в самые интимные места...

Ее живот напрягся и запульсировал.

Они одни. Свободные, обнаженные и думающие лишь об удовольствии.

Она — Венера Боттичелли. Только что родившаяся и готовая бесстыдно насладиться вновь обретенным телом.

О Боже, сейчас она ощутит оргазм посреди ресторана!

Фиона рывком открыла глаза, схватила Сэма за запястье и отстранила его руку.

— Давай уйдем, — сдавленно пробормотала она.

— Почему? — невинно спросил Сэм и снова прижал руку к ее промежности, заставив Фиону скорчиться. — Это только начало.

Она потянулась к бокалу и выпила остатки вина как сырую воду.

— Сэм, — дрожа всем телом, сказала Фиона, — если ты не уведешь меня, я кончу прямо здесь.

— Если ты не знаешь собственного тела, — сказал Сэм, — то откуда ты знаешь, что может доставить тебе удовольствие?

Он прижимался грудью к спине Фионы. Оба смотрели в зеркало платяного шкафа. Их тела, напоминавшие эротический портрет, купались в мягком свете настольной лампы, горевшей в другой комнате.

Фиона чувственно улыбнулась.

— Я знаю, что доставляет мне удовольствие.

Сэм провел ладонями по ее предплечьям.

— Тогда скажи мне. Что может свести тебя с ума?

— Разве это не ясно? Когда я... когда ты заставляешь меня... — Она пожала плечами. — Сам знаешь.

У нее порозовели щеки. Этот внезапный приступ стыдливости заставил Сэма улыбнуться. Полчаса назад она без всякой робости призналась, что была близка к оргазму.

Его замысел отвлечь Фиону от неудобного разговора о прошлых связях увенчался успехом, но дорого обошелся самому Сэму. Впрочем, ситуация требовала решительных мер.

Красные кружевные трусики едва прикрывали ее бедра, крошечный лифчик не оставлял простора воображению. Впрочем, Сэму это было только на пользу.

Он взял в ладони изящные кисти Фионы и провел ими по ее стройным бедрам. Кончики его пальцев ласкали ее кожу, теплую, нежную и шелковистую.

— Следи за тем, что я делаю, когда ласкаю тебя. — Сэм наклонил голову и прижался губами к ее плечу. — Ты должна знать, что заставляет твое тело откликаться. Что возбуждает тебя и вызывает оргазм.

— Сэм? — тревожно прошептала она.

Он поцеловал ее в шею.

— Тсс... — пробормотал он. — Ни о чем не думай. Сосредоточься на своих ощущениях.

Ночь чувственных открытий требовала ее добровольного участия в изучении собственного тела. Может быть, Фиона сама не понимала этого, но она доверилась ему с момента первой встречи. Сегодня они должны были проверить, есть ли у этого доверия границы. Никаких ограничений. Никаких сожалений. Никаких угрызений совести. Сегодня она была нужна ему вся. Целиком.

Сможет ли он сам без угрызений совести принять этот драгоценный товар? Сэм не лгал ей, когда говорил, что ни разу не делал предложения женщине. От одной мысли о связи на всю жизнь его бросало в дрожь. Хотя Сэм еще не был готов предложить Фионе руку, но сегодня утром возвращение в пустой дом заставило его ощутить острое чувство одиночества.

Расставшись с Фионой в ночь с четверга на пятницу, он сделал несколько выездов, потом немного поспал на участке, а с утра вышел на дежурство. Вызовов было множество, и в следующие восемнадцать часов Сэм ни разу не присел. Когда он начал орать на подчиненных, как старый сержант, капитан пригрозил на неделю отстранить его от работы, если Сэм покажется на участке до утра понедельника. Конечно, это была шутка, но Сэм и сам знал, что нужно сделать перерыв. Обижать парней не следовало.

24

Все же он сумел убедить себя, что решил съездить в Кингстон только для того, чтобы на пару дней оказаться подальше от участка. Однако это убеждение разлетелось вдребезги, когда он услышал нежный голос Фионы, еще не знавшей, что он проник в ее номер. Конечно, он тосковал по ней, но эта тоска могла кончиться очень плохо...

Продолжая держать руки Фионы, он провел ими по ее бедрам и животу, спустился к пупку, а потом сунул их под резинку трусиков. Глаза Фионы расширились, дыхание замерло.

— Я знаю, что ты не стыдишься собственного тела. Малышка, покажи, что тебе нравится. Расскажи, что может доставить тебе удовольствие.

Фиона прижалась ягодицами к его животу. Увидев, как их сплетенные руки спускаются все ниже, Сэм чуть не заскрежетал зубами. Его член запульсировал так, что с мыслью о долгой любовной игре можно было проститься.

А когда они вместе начали изучать ее влажную промежность, желание стало и вовсе нестерпимым. Сэм услышал гортанный стон, но не понял, кто из них его издал.

Фиона приоткрыла губы, судорожно втянула в себя воздух, но не отвела глаз от зеркала. Нет, так не пойдет. Еще немного — и это зрелище сведет его с ума. Движения пальцев стали более быстрыми.

— Что ты чувствуешь, Фиона?

— Мокро, — прошептала она. — Мокро и горячо.

Колючее кружево царапало его возбужденный член.

— Ах, как мокро, — пробормотал он и заставил Фиону ввести пальцы во влагалище. — Ах, как горячо...

Она всхлипнула.

— Еще? — прошептал он ей на ухо.

— Еще. — Когда он выполнил ее просьбу, Фиона вскрикнула, и тут терпению Сэма пришел конец.

Когда он начал массировать ее клитор, у Фионы подогнулись колени. Внутри все напряглось, дыхание стало частым.

— Не закрывай глаза, — негромко приказал он. — Следи за собой.

— Не... не останавливайся, — взмолилась она. Через несколько секунд ее вздохи сменились протяжным сладострастным стоном. Фиона со страхом и изумлением следила за тем, как ее тело свело судорогой.

Затем Сэм повернул Фиону лицом к себе, снял с нее трусики, заставил обвить ногами его бедра, прижал спиной к стене, обхватил ладонями ее ягодицы и насадил на свое твердое древко.

Звериный крик, который испустила Фиона в этот момент, тараном ударил в стену, окружавшую его сердце. Она отдалась ему душой и телом; желать большего, было невозможно.

Пальцы Фионы впивались в его плечи, как ножи, но он не чувствовал боли. Только наслаждение. Она могла порвать его на куски; ничто не помешало бы Сэму с каждым движением проникать в нее все глубже и глубже.

Он перестал сдерживаться. На свете не было ничего, кроме Фионы и их общего неистового желания давать и брать.

— Да, — выдохнула она, а потом выкрикнула его имя так громко, что от стен отразилось эхо. Кольцо мышц туго стиснуло его. Сэм, пронятый до глубины души, зарычал от наслаждения, вонзился в нее последний раз и кончил.

Мир понемногу вернулся на свое место. Звон в ушах прекратился, прерывистое дыхание Фионы заставило рассеяться стоявший перед глазами сладострастный туман. Или так тяжело дышал он сам? Сэм не знал этого и не хотел знать.

— Пожалуйста, скажи, что ты приняла таблетки, — с трудом отдышавшись, выдавил он. Сэм понял, что полностью потерял власть над собой. Если выяснится, что они занимались любовью, забыв о средствах предохранения, виноват в этом будет только он.

— Да, — прошептала Фиона.

Слава Богу... Он облегченно вздохнул, ощутив стоявший в воздухе запах любви, поднял голову, открыл глаза, увидел их отражение в зеркале и снова ощутил возбуждение.

Заметив выражение его глаз, Фиона слабо улыбнулась.

— Ты меня изумляешь, — хрипло сказала она. — Я еще не отдышалась, а ты уже готов к новым подвигам.

— Черт побери, я люблю тебя! — не успев подумать, выпалил Сэм.

Внезапно ее лоб прорезала морщинка. Она осторожно посмотрела ему в глаза.

В мозгу Сэма забил колокол. Зачем я это сказал? Сердце заколотилось как бешеное. Он не произносил запретного слова. Нет, не произносил.

Сэм расцепил руки и опустил Фиону на пол.

— Мне было хорошо, — поправился он. — Очень хорошо. — Однако это была лишь часть правды. Да, ему нравилось, что Фиона сыта, но...

Фиона расстегнула лифчик и повесила его на крючок.

— Мне нужно принять душ. — Она подняла трусики, сложила их и пошла в ванную. — Пойдешь со мной? — оглянувшись, спросила Фиона.

— Нет, — хмуро ответил недовольный собой Сэм.

Она пожала плечами, закрыла дверь и пустила воду.

Сэм продолжал стоять на месте. Он не мог ни двигаться, ни дышать. Это был настоящий шок. Фиона воспользовалась тем, что у него есть сердце, и украла его.

Почему? Когда? Как?

Легко, подумал Сэм, когда сумел перевести дух. Любить ее очень легко. Достаточно слышать ее звонкий смех. При виде ее лица у него начинало колотиться сердце. Даже тогда, когда она злилась на него, отстаивая свои права, или доказывала, что он ошибается. Черт побери, да он поседеет раньше, чем сумеет назвать все черты, за которые ее можно любить...

Так что же теперь делать? Ничего. Там видно будет. Этот способ служил ему верой и правдой долгие годы. Почему он должен менять свои жизненные правила только из-за того, что позволил Фионе проникнуть в его душу?

Сэм вошел в ванную и отодвинул занавеску.

— Нет, — снова сказал он, уверенный, что Фиона его понимает.

— Я уже слышала. — Увидев, что Сэм застыл на месте, Фиона слегка нахмурилась. — Ты что? Мне холодно.

Он переступил через край ванны и задернул занавеску.

— Я сказал тебе неправду. — Сердце бешено заколотилось. Дрожащая рука Сэма коснулась щеки Фионы. О Боже, он еще никогда так не нервничал. — Я люблю тебя, Фиона.

Ответом ему была улыбка, от которой могло разорваться сердце. Фиона потянулась к Сэму и нежно поцеловала его в губы.

— Я тоже люблю тебя. — Она взяла с полки кусок мыла и передала ему. — Но еще не простила за то, что сегодня днем ты напугал меня.

Эта женщина могла бы выжать воду из камня.

— Ладно, — сказал он и сложил руки на груди. — И чего это будет мне стоить?

В глазах Фионы заплясали чертики.

— Ты обещал сделать мне массаж спины.

— Сама знаешь, чем это кончится.

Фиона обвила его руками и привлекла к себе.

— Обожаю мужчин, которые все планируют заранее.

— Что?!

Оглушительный крик Сэма заставил Фиону проснуться. Она, рывком села, пытаясь понять, что заставило его зареветь как медведь.

— Не может быть! — Сэм разразился ругательствами. — Я не кричу! — рявкнул он в трубку.

Ну да. Он говорит шепотом.

Сэм сидел на кровати, спустив ногу на пол и повернувшись к Фионе спиной. Но Фиона знала, что его лицо искажено от ярости.

— Почему мне звонишь ты, а не Бакстер? — спросил он неизвестного собеседника. — Отвечай сейчас же! Не строй из себя умника! — Послышались новые ругательства, одно заковыристее другого.

Фиона выбралась из постели и отправилась в ванную. До возвращения в Мельбурн оставалось всего несколько часов. Днем они собирались сходить в аквапарк. Поскольку Сэму явно требовалось уединение, она решила принять душ и одеться.

— Выходит, я должен радоваться? — донесся до нее крик Сэма.

Как только вода нагрелась до нужной температуры, Фиона встала под струю. Голос Сэма все еще слышался, но слова стали неразборчивыми. Фиона уже знала, что такое гнев Сэма, и от души сочувствовала человеку, который его вызвал. Это самый большой недостаток Сэма, внезапно поняла она. У него множество достоинств, но он не терпит, когда другие люди обманывают его ожидания. Кому это и знать, как не ей? Они с Сэмом одного поля ягоды.

Она чудесно провела с ним время. Этот день будет ее лучшим воспоминанием. Он любит ее. Не только телом, но и душой. Но признаться в этом ему было нелегко. Когда с его языка сорвались три роковых слова, лицо Сэма побелело от ужаса.

Фиона не подала виду, что заметила его страх. Сначала она решила, что Сэм поддался порыву и потом пожалеет об этом. Мать часто твердила ей и сестрам, что в угаре страсти мужчина может сказать что угодно. Но потом...

25

Она понятия не имела, что будет дальше. Конечно, они любят друг друга, но что из этого следует? Сегодня утром они впервые проснулись вместе. Да, пожалуй, Фиона могла бы к этому привыкнуть, но покупать фарфоровые сервизы еще рано. Черт побери, они даже не успели подумать о том, чтобы съехаться, хотя это было бы логично.

Когда она вышла из душа, крики прекратились. Фиона замотала голову одним полотенцем, завернулась в другое, прошла в комнату, и тут у нее душа ушла в пятки. Дверца шкафа была открыта, на перекладине болтались четыре пустые вешалки.

Фиона подошла к стене и уперлась в нее плечом. Пока она мылась, Сэм закончил разговор, оделся и начал собирать вещи.

— Что, планы меняются? — с досадой спросила она.

Он сунул рубашки в сумку, не удосужившись сложить их. Джинсы и легкие брюки постигла та же участь.

— Извини, что разбудил, — лаконично сказал он.

Но Фиону куда больше волновало то, что Сэм уходит от нее. Опять.

— Что-то случилось на работе? — Разочарование тут же переросло в обиду.

— Тебя это интересует? — Сэм бросил в сумку бритвенный прибор и посмотрел на нее. Его глаза были такими же холодными, как и голос.

Фиона оттолкнулась от стены и пожала плечами.

— Не знаю, — честно ответила она. Конечно, звонил Морган, но, поскольку они работают вместе, вполне возможно, что Сэма снова вызвали в участок. — Может быть.

Сэм бесстрастно смотрел на нее несколько секунд. Может быть, в этом виновато воображение, но Фионе начало казаться, что он отдаляется от нее. А она понятия не имела, как его остановить.

— Дело в моем брате, — наконец сказал он и рывком застегнул сумку.

— Бакстер? — тут же напряглась Фиона. — С ним что-то случилось?

— Да, — бросил Сэм. — Этот болван рехнулся.

Сбитая с толку Фиона опустилась на кровать рядом с сумкой.

— Сэм, в чем дело?

Он со свистом выдохнул и провел рукой по волосам.

— Бакстер удрал и тайком женился! Я знал, что он выбирает кольцо. И ждал, что нас пригласят на помолвку. А вышло совсем по-другому.

Фионе казалось, что Сэм должен радоваться этому, а не злиться, как капризный ребенок.

— Не понимаю, чего ты так расстраиваешься. По-моему, это замечательно.

Он прищурился.

— Ты говоришь в точности как Морган. — Судя по тону Сэма, это был вовсе не комплимент. — Что замечательного в том, что Бакстер пренебрег своим долгом? Вчера ему предстоял экзамен на чин детектива.

Ох уж эти тупые мужчины...

— Сэм, твой брат сбежал с невестой и зарегистрировал брак. Такое событие следует отпраздновать.

Он посмотрел на Фиону как на сумасшедшую.

— Отпраздновать?

— Бакстер может сдать экзамен позже. Причина уважительная. Кроме того, — добавила она, если ты и так знал, что он собирается жениться, то какая разница?

— Разница в том, что он удрал. Как будто хотел спрятаться. Тупые и упрямые.

— Убежать с невестой еще не значит спрятаться. — Фиона улыбнулась и встала с кровати. — Просто они так влюблены, что хотят поскорее начать жить вместе.

Лицо Сэма стало мрачным. Похоже, он не разделял ее романтические взгляды.

— У него есть обязанности.

Фиона подошла к шкафу и выдвинула ящик.

— Перед кем? — спросила она, сняв полотенце и натянув синие хлопчатобумажные трусики. — Перед тобой? — Не глядя на Сэма, она застегнула синий лифчик, вынула из другого ящика пушистый голубой свитер и попыталась натянуть его через голову. — О Боже, — сказала она, поняв, что забыла про второе полотенце. — В этом все дело, верно? Ты злишься потому, что Бакстер не предупредил тебя заранее.

Сэм скрестил руки на груди и смерил Фиону мрачным взглядом. Ага, кажется, она задела его больное место. Причем попала в самое яблочко.

Фиона вздохнула и шагнула к нему.

— Сэм, твой брат взрослый человек.

— Знаю, — буркнул он. — Я сам его и вырастил.

Она положила ладонь на его руку, но Сэм не откликнулся на прикосновение. Просто продолжал смотреть на нее взглядом, от которого Фиону бросило в дрожь. Она опустила руку.

— Бакстер не нуждается в твоем разрешении на брак. Так же, как не нуждается в разрешении на сдачу экзамена. Ты больше не отвечаешь за него.

— Я никогда не говорил, что собираюсь отвечать за него всю жизнь.

— Этого и не требуется. Послушай, я тебя понимаю. Ты был вынужден с детства заботиться о братьях. За это тебе честь и хвала. Ты сам был ребенком, но принял на себя ответственность за них. Тогда у тебя не было выбора. А сейчас он есть. Пора перестать командовать ими.

Сэм резко отвернулся, пошел к окну и процедил сквозь зубы:

— Ты сама не знаешь, о чем говоришь. — Повернувшись к Фионе спиной, Сэм предупреждал, что она ступает на опасную почву.

Но она не боялась его раньше, не испугалась и теперь.

— Нет, знаю. Если все держишь под контролем, то уверен, что все будет в порядке. Но знаешь что? Если ненадолго отпустить Землю, она не перестанет вращаться.

Сэм сначала оглянулся, а потом повернулся к ней лицом.

— В этой комнате есть только один человек, помешанный на порядке. Я не расставляю продукты в холодильнике по алфавиту.

Фиона подбоченилась и прищурилась.

— Послушай, не стоит отгрызать мне голову только за то, что я говорю неприятные вещи.

— Фиона, тебя с нами не было. Ты не знаешь, что это такое.

— Может быть, и не было. Но зато я знаю твое упрямство. И любовь к порядку вовсе не то же самое, что желание командовать всеми подряд. Лучше посмотри, как ты уложил вещи. Глядеть противно. — Она снова полезла в шкаф. — Знаешь, Сэм, это уже нечто большее, чем синдром старшего брата. Ты думаешь, что можешь справиться с чем угодно? Но это не так. Нет у человека таких сил.

— Ты ошибаешься, — ответил он.

— Сомневаюсь. Сэм, твой отец умер. Тогда командовал ты, но так и не смог спасти его. Когда ты научишься прощать себя за то, в чем не был виноват?

В глазах Сэма загорелся гнев.

— Фиона, лучше помолчи, — предупредил он.

Она была готова выбросить этого упрямого осла в окно. По крайней мере, тогда Сэм стал бы сопротивляться, а не затыкать ей рот.

— Ты хотел, чтобы я отказалась от дознания, потому что боялся. Боялся, что я скажу, будто ты не владел ситуацией. Но ты владел ситуацией, а Мак все равно погиб. Сколько времени ты будешь обвинять себя в этом?

На щеке Сэма забилась какая-то жилка. Казалось, он был готов заткнуть Фионе рот носком... или выбросить ее в окно. Он устремился к кровати и схватил сумку.

— Мне пора ехать.

Фиона пошла за ним к двери.

— И что ты собираешься делать? — саркастически спросила она. — Запретить Бакстеру неделю смотреть телевизор, потому что он плохой мальчишка?

Сэм медленно повернулся.

— Осторожнее, Фиона. — Было ясно, что это предупреждение последнее. — Если я отвечу, тебе не поздоровится.

Тут ее терпение лопнуло.

— Зачем вообще было приезжать, если ты убегаешь от меня при первой возможности?

Сэм со стуком бросил сумку и наклонился, к Фионе.

— Потому что, — сказал он, оказавшись с ней нос к носу, — мне приказали взять отгул!

— Ах, вот как? — взвилась она. — Значит, я была для тебя удобной заменой? Предлогом отвлечься от работы? — Ледяной взгляд заставил Фиону пожалеть, что Сэм перестал злиться. По крайней мере, было бы ясно, что он что-то чувствует. От его молчания разрывалось сердце. — Ублюдок! — набросилась на него Фиона. — Я не была и не буду твоей подстилкой! И ничьей вообще! — О Боже, уж лучше бы он не говорил, что любит ее. Тогда она смогла бы дышать.

Он пожал плечами, наклонился, взял сумку и толчком открыл дверь.

— Черт побери, Сэм! Давай закончим разговор.

Он обернулся и посмотрел на Фиону. Этот Сэм ничем не напоминал доброго и отзывчивого человека, в которого она была смертельно влюблена.

— Мы его уже закончили, — сказал он и ушел.

Судя по всему, навсегда.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Сэм доехал от Кингстона до Мельбурна за шесть часов. Когда он свернул к дому Моргана и Джессики, солнце начинало садиться. По дороге гнев Сэма остыл, сменившись угрызениями совести. Перед его мысленным взором стояли глаза Фионы, наполненные болью. Он свалял дурака. Заставил Фиону поверить, что она для него просто подстилка.

26

Понадобилось проделать пятьсот километров с лишним, чтобы понять, что это неправда.

Придется просить прощения. При условии, что она вообще захочет с ним разговаривать. Но теперь, когда Фиона считает его бессердечным ублюдком (что недалеко от истины), она просто пошлет его куда подальше.

Да, она ударила его в больное место, о существовании которого Сэм и не подозревал. И все же он вел себя непростительно. Черт побери, зачем ей это понадобилось? Он приехал бы в Мельбурн, разобрался с Бакстером, успокоился бы и вернулся к ней. А она вывела его из себя. Выкопала из-под земли то, чему следовало лежать в могиле, вынула и сунула ему под нос. Не только обнаружила рану, которую он залечил много лет назад, но вскрыла ее, отошла в сторону и стала следить за тем, как он истекает кровью.

Он выключил двигатель и припарковал пикап рядом с машиной Бакстера. Нового «сааба» Джессики не было: похоже, Сэма ждут только братья.

Интересно, зачем они его ждут? Чтобы услышать, что Бакстер сделал ошибку, махнув рукой на свою карьеру? Что он не готов к тому, чтобы стать мужем и отцом сразу? Черт побери, наверное, Фиона права, внезапно подумал Сэм. Главной причиной того, что он добрался до Мельбурна в рекордный срок, было то, что Бакстер принял жизненно важное решение, не посоветовавшись со старшим братом. Это означало, что в нем, Сэме, больше не нуждаются.

Сэм пошел к заднему крыльцу, не зная, что и думать. Ясно одно: сил для новой ссоры у него нет. Он еще от старой не оправился.

Когда калитка осталась позади, из-за угла выскочил ретривер Грей и приветствовал его оглушительным лаем. Сэм наклонился и погладил его.

— По крайней мере, есть хоть одно создание, которое мне радуется, — пробормотал он.

Во внутреннем дворике его ждал Морган.

— Паршиво выглядишь.

Вполне возможно, подумал Сэм. Он не удосужился побриться, швырнул прибор в сумку, растоптал гордость Фионы и ушел.

— И ты тоже здравствуй, — саркастически ответил он Моргану. Слава Богу, брат промолчал. Похоже, Джессика научила его хорошим манерам.

Грей влетел в дом первым, несколько раз обежал гигантскую стеганую подушку и с довольным стоном улегся на нее. Дом Моргана всегда был удобным, но в последнее время стал уютнее — возможно, благодаря влиянию Джессики.

Стены недавно отремонтированной гостиной украшали афиши кинофильмов. Сэм заметил новое приобретение — вставленную в рамку страницу из какого-то сценария с автографом кинозвезды. По бокам прямоугольного кофейного столика стояли два стеганых кресла и кожаный стул, повернутые к телевизору с большим экраном.

Сэм попытался прогнать со стула рыжего кота, но животное протестующе замяукало и отказалось сдвинуться с места.

— Упрямая тварь, — пробормотал он, и устало опустился в одно из кресел. — Где Бакстер?

— Наверху. — Морган сел в другое кресло и положил руки на подлокотники. — Через минуту спустится.

На кофейном столике лежали книги и блокнот с записями. Сэм поднял одну из книг и посмотрел на брата.

— «Горячий секс и как им правильно заниматься»? — удивился он. — Неужели Джессика изменила своим приключенческим романам?

— Она называет это предварительным исследованием, — улыбнулся Морган. — Готовится писать новую книгу. Эротический триллер.

Джессика была одной из подопечных Моргана. Она оказалась на складе обоев и красок как раз тогда, когда там начался пожар. Бедняжка получила травму головы, потеряла память, и Морган трогательно ухаживал за ней, пока Джессика не вспомнила имя главного героя своей книги, для которой тогда собирала материал.

Сэм положил книгу на стол и саркастически хмыкнул.

— Знаю я, ее предварительные исследования... Кстати, я не видел ее машину.

Пушистый рыжий шар перемахнул через подлокотник кресла и плюхнулся на колени Моргана.

— Она и Джуди повезли Бекки к Тильде. — Морган поморщился и столкнул кошку, когда та начала точить о него когти. — Что-то вроде девичника в честь первой брачной ночи Бекки.

Похоже, Джессика решила защитить от меня Бекки, подумал Сэм. Но он ничего не имел против этой девушки, которую почти не знал. Ничего, теперь узнает...

Бакстер вошел в гостиную, держа в одной руке бутылку с содовой, а в другой — две бутылки пива.

— Джуди говорила, что они будут там делать? — спросил Морган, взяв у него бутылку пива.

— Нет. Есть шоколадные конфеты. Красить ногти. Всю ночь слушать музыку. — Бакстер пожал плечами. — Да пусть хоть голые пляшут при луне, какая разница? — Он сунул Сэму вторую бутылку янтарного цвета. — Подумал, что тебе с дороги захочется холодненького.

Сэм кивком поблагодарил его, поставил бутылку на стол, встал и протянул руку.

— Поздравляю, Бакстер.

Брат с опаской пожал ее.

— Спасибо.

Сэм невольно отметил, что Бакстер предпочел сесть рядом с Морганом. Объединенный фронт, подумал он. Против меня.

— Ты должен был сообщить мне, что собираешься жениться, — сказал он Бакстеру. Нет, читать нотации Сэм не собирался. И все же его тон был суровым.

Морган открыл свою бутылку.

— Какой смысл убегать, если все будут знать об этом заранее?

— Не все, — ответил Сэм. Он посмотрел на Моргана, а потом снова смерил взглядом Бакстера. — Только твои родные.

Количество родных за последний год увеличилось. Сначала собственной семьей обзавелся Морган, а теперь то же самое сделал Бакстер. У Сэма сжалось сердце. Что это пришло ему в голову?

Бакстер положил ногу на ногу.

— Мы с Бекки решили убежать и пожениться, потому что ее положение начинало бросаться в глаза. Поскольку рекламное агентство, где она служит, начнет работать с первого января, а ребенок родится в конце марта, праздновать свадьбу уже некогда.

Сэм мрачно посмотрел на младшего брата.

— А подождать неделю было никак нельзя? Тогда ты не пропустил бы экзамен.

— Какая разница? Следующий будет через полгода. — Бакстер пожал плечами. — Даже если бы я его сдал, все равно пришлось бы ждать вакансии и проходить собеседование.

— Но у тебя было бы преимущество, — напомнил Сэм. — Теперь ты станешь детективом только через год с лишним. — У Бакстера был редкий талант по части расследования поджогов, и Сэм выходил из себя, видя, что этот талант зарывается в землю. — Неужели тебе хочется так долго ждать?

— Подумаешь, какой-то год! — нетерпеливо ответил Бакстер. — Да хоть два. Главное — это Бекки. Она для меня важнее, чем разнюхивание каких-то дурацких поджогов.

Сэм искренне хотел понять брата, но до него не доходило, почему Бакстер хочет поставить крест на своей карьере. В скоропалительном браке был смысл, и все же Сэм предпочел бы, чтобы его предупредили заранее. Зачем? Чтобы попробовать отговорить Бакстера? Неужели его сегодняшний гнев вызван нежеланием посмотреть правде в лицо и понять, что братья в нем больше не нуждаются?

Сэм посмотрел на Моргана.

— А ты что молчишь?

— Ну, если он хочет подождать еще год, прежде чем перейти в полицию, это его дело. Бакстер и Бекки должны решать сами, — серьезно ответил Морган. — Лично я никогда не предпринял бы такой шаг, не посоветовавшись с Джессикой.

— Бекки и так придется нелегко с рекламным агентством и ребенком, — добавил Бакстер. — Если бы я занялся поисками новой работы, то тратил бы на это все время и не смог бы помогать жене.

— А разве у тебя нет долга перед самим собой? — спросил Сэм.

— Бекки и ребенок — это и есть мой долг. Я желаю им самого лучшего.

Сэм тяжело вздохнул и откинулся на спинку кресла. Он провел рукой по лицу и не стал напоминать Бакстеру, что тот приносит себя в жертву чужому ребенку. Видимо, эта разница от брата ускользает.

Когда Бекки познакомилась с Бакстером, она уже была беременна. Бывший бойфренд Бекки жил в Канберре. Недавно Бакстер сказал Сэму, что Бекки и этот парень еще не договорились насчет опеки над ребенком и порядка его посещений. Теперь брату придется серьезно подумать над этим.

— А что лучше для тебя? — спросил он Бакстера.

27

Ярко-зеленые глаза Бакстера потемнели.

— Ты мой брат, я люблю и уважаю тебя. Один Бог знает, что с нами было бы, если бы не ты. Но Бекки — моя жена. Если ты не можешь смириться с этим...

— Я не возражаю против твоей женитьбы, — устало сказал Сэм. Сегодня он уже расстался с одним любимым человеком; этого было вполне достаточно. — Меня беспокоит только одно: ты берешь на себя тяжелое бремя и от слишком многого отказываешься.

Расстроенный Бакстер со стуком поставил на стол бутылку с содовой, и вскочил с кресла.

— Это тебя больше не касается. На всякий случай напоминаю: мы с Морганом уже давно сами заботимся о себе.

Он пошел к раздвижной стеклянной двери. Сэм подумал, что брат сейчас уйдет, но Бакстер оперся рукой о косяк и уставился на задний двор.

«Если ненадолго отпустить Землю, она не перестанет вращаться».

Довод Бакстера и слова Фионы врезались в него, как товарный поезд. Они оба правы, неохотно подумал Сэм. Он действительно пытался удержать Землю. Привык заботиться о братьях и считал, что их безопасность можно обеспечить за счет усиления хватки. Но, как сказала Фиона, в жизни так не бывает. У него просто не хватит на это сил. Может быть, пора перестать считать, что он в ответе за весь свет. То, что Бакстер решил жениться, не посоветовавшись с ним, вовсе не означает, что Сэм потерял брата. Когда Морган несколько недель назад обвенчался с Джессикой, его отношения со старшим братом не изменились. Нет, Сэма пугала возможность потерять не братьев, а цель в жизни.

Морган поставил бутылку на стол и покосился на Бакстера.

— Подожди минутку. Сейчас я сформулирую проблему так, что даже он поймет.

Бакстер скептически хмыкнул.

— Желаю удачи.

— Жениться то же самое, что войти в команду. — Морган положил босые ноги на кофейный столик. Но вместо одиннадцати футболистов или бригады спасателей в этой команде всего два человека. Когда возникает проблема, команда собирается и принимает коллективное решение. Муж и жена делают то же самое. Работают вместе.

Бакстер вернулся и сел в кресло.

— Неплохо сказано.

— Спасибо, — улыбнулся Морган. — Иногда меня осеняет.

Задушить этих подонков или рассмеяться?

— Ладно, ваша взяла... Меня беспокоит только твое будущее, — сказал он. — Я знаю, как ты хотел получить повышение.

— Когда придет время, работа найдется, — ответил Бакстер.

Морган сцепил пальцы на затылке.

— Сэм, в жизни есть не только работа. Я слышал, что Невилл пригрозил отстранить тебя от должности.

Братья уставились на него с интересом.

— Если тебя выгонят, что ты будешь делать? — спросил Бакстер.

— Знаешь, ты не единственный в семье, который переживает за других, — добавил Морган.

Нет, с ним такого никогда не случится. И все же Сэму не нравилось, что братья волнуются за него.

— Если будешь упрямиться, тебя отправят на пенсию, — предупредил его Морган. — И что тогда? Начнешь якшаться с отставниками и целый день лакать кофе?

— В его возрасте? — Бакстер поморщился. — Это было бы ужасно.

— Ладно, я вас понял, — ответил Сэм. Отставниками называли спасателей, ушедших на пенсию. Большую часть времени старики торчали на участке, вспоминали минувшие дни и давали ценные советы. Их уважали и даже чтили за опыт и долгие годы, отданные службе. Но Сэм для этого слишком молод и не хотел тратить время на воспоминания о героическом прошлом и поглощение дрянного кофе. — Я занялся бы чем-нибудь другим. Вы довольны?

— Почему бы тебе не жениться? — спросил Бакстер. — И позволить кому-то заботиться о тебе. Хотя бы ради разнообразия.

— Эта малышка из Управления очень симпатичная, — небрежно сказал Морган, после чего они с Бакстером посмотрели друг на друга, как заговорщики.

— Думаю, она больше не захочет со мной разговаривать, — признался Сэм. Меньшей кары он не заслуживает.

Морган хихикнул.

— Что, показал себя во всей красе?

— Вроде того, — пробормотал Сэм. Потом выпрямился, схватил бутылку, открыл ее и сделал большой глоток.

— Ну и?.. — нетерпеливо подсказал Бакстер.

— Мы поссорились. — Потому что эта упрямая ослица попыталась вытащить скелет из шкафа, намереваясь доказать, что он все еще там. Хотела, чтобы он воскресил давно похороненное прошлое, потому что стремилась доказать, что Сэм так и не сумел с ним расстаться. В ту пору Сэм был ребенком, однако перенес смерть родителей и все остальное, как, взрослый. Но сейчас все изменилось. Он понял свою ошибку и должен был немедленно ее исправить. Морган покачал головой.

— Неправда. Ты никогда не ссоришься. На меня с Бакстером ты можешь орать, но с женщинами тверд, как кремень.

— А с ней он ссорится, — возразил Бакстер.

Морган присвистнул и широко раскрыл глаза.

— Вот тебе и раз! Значит, это серьезно.

Сэму не понравилось, что братья говорят о его отношениях с Фионой так, словно его здесь нет.

— Кончайте, — предупредил он.

Но Морган и Бакстер не обратили на него никакого внимания.

— Ты не видел их на участке, — продолжил Бакстер. — Они вопили друг на друга так, что стены тряслись. Знаешь, она заводится еще быстрее, чем твоя Джессика.

Потому что она, очень страстная, подумал Сэм. Во всем. Если Фиона верит во что-то или кому-то, то дает волю своей страстной натуре. Полагается на свои инстинкты и перестает сдерживаться. Это похоже на бесконечные американские горки: то вверх, то вниз, а эмоции — посередине. С такой женщиной не соскучишься. А без нее почувствуешь тоску и одиночество.

— Слушай, ты действительно неважно выглядишь. — Голос Моргана отвлек Сэма от невеселых мыслей. — Неужели так скверно?

Сэм допил остатки пива, и поставил пустую бутылку на столик. Будь рядом Фиона, она упала бы в обморок, потому что он не воспользовался подставкой.

— Она думает, что я считаю ее чем-то вроде подстилки... А я даже не попытался ее разуверить.

Бакстер посмотрел на него с сочувствием, но тут же рассмеялся и все испортил.

— Значит тебе, как следует всыпали?

— Ничего, это ненадолго, — засмеялся Морган.

— В таких делах помогает подхалимаж. — Бакстеру стало неловко; видимо он вспомнил собственный неудачный опыт.

— Похоже, цветами тут не отделаешься, — подхватил Морган. — Старик, тебе придется отправиться в ювелирный магазин.

Бакстер залез в карман, вынул бумажник, достал кредитную карточку и положил ее на стол.

— Думаю, она тебе понадобится.

Сэм взял карточку.

— Ювелирный магазин?

— Но никакого белья, — предупредил Морган. — Когда женщина обижена, она не должна думать, что тебе от нее нужен только секс.

— Это было бы большой ошибкой, — кивнул Бакстер.

Сэм не любил признаваться в своей неправоте и не привык получать от братьев советы. До сих пор все было наоборот. Но сегодня он благодарен им за помощь.

— Думаете, это поможет? — Ради того, чтобы вернуть Фиону, он пошел бы на что угодно.

Морган и Бакстер обменялись улыбками, как будто знали то, что Сэму еще только предстоит узнать.

— А что ты теряешь? — Улыбка Бакстера стала еще шире. — Ничего, кроме гордости.

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

— И все это от него? — Сесили взяла одну из бархатных коробочек, стоявших на обеденном столе, и открыла ее.

— Ох, Фиона... — Бесс провела безукоризненно накрашенным ногтем по браслету с изумрудами. — Просто потрясающе.

Когда Сесили открыла вторую коробочку, где лежали такие же серьги, проняло даже ее.

— Он явно подлизывается к тебе.

Фиона понесла к раковине вазу с осенними цветами и добавила в нее воды. Она понятия не имела, куда ставить новый букет. Квартира была забита цветами и декоративными растениями, названий которых она не знала.

— Как на похоронах, — мрачно сказала Фиона.

Подарки начали поступать, когда Сэм понял, что она не собирается отвечать на его звонки. Их приносили в ее кабинет, на квартиру и даже в места, где она проводила осмотры. Именно это случилось вчера, когда Фиона отправилась с новым сотрудником на плановую проверку очередного участка. Кроме цветов и драгоценностей ей доставляли дорогой шоколад и десерты. Иногда это случалось по два-три раза на день. В среду Фионе пришлось отнести букет домой, чтобы не испытывать неловкости перед своей секретаршей.

28

— Все это очень мило, — сказала Бесс, — но он догадался попросить прощения за то, что вел себя, как последний осел?

Фиона коротко рассмеялась. Непосредственная реакция Бесс поднимала ей настроение. Она оставила вазу в раковине и вернулась к столу. Три подруги только что закончили импровизированную воскресную трапезу.

Фиона протянула руку и достала толстую стопку розовых бланков с телеграммами.

— Тысячу раз. Все это поступило моей секретарше, которая называет Сэма Санта-Клаусом. Странно, что он не подкупил сторожа автостоянки, чтобы тот приклеивал сообщения к стеклу моей машины. — Она разжала пальцы, и розовые листочки дождем посыпались на стол.

— Брось, Фиона, — сказала Сесили, придирчиво рассматривая браслет. — Он присылает тебе украшения, а ты не отвечаешь на его звонки?

Бесс встала, обошла стол и положила руку на лоб Сесили.

— Что с тобой? Ты не заболела?

— Отстань! — отпихнула ее подруга. — Фиона, тебе придется рано или поздно простить его. Чего ты ждешь? Последней модели «порше»?

— Я не хочу быть подстилкой. Ни для кого. — Даже для мужчины, которого люблю. Тем более для мужчины, которого люблю.

— Ты стала еще упрямее, — уронила Бесс и вернулась на место.

Фиона понимала, что это глупо, но у нее не было выбора. Она не доверяла себе. Если ей трудно читать его телеграммы, то, что будет, если она посмотрит в его невероятные голубые глаза или увидит его лукавую сексуальную улыбку?

— Я хочу, чтобы мужчина уважал меня как личность. Что в этом плохого? Почему я должна к кому-то приноравливаться? Вы знаете, как жили мои родители. Мать всегда подлаживалась под отца, а что получила взамен? Неверного мужа, который даже не помнил, что у него есть семья. Я так жить отказываюсь.

Бесс открыла огромную коробку с швейцарскими шоколадными конфетами «Линдт», доставленную сегодня утром.

— Ты даже не притронулась к ним.

— Можешь забрать их с собой. — Все равно он пришлет еще, подумала Фиона.

Сесили откинулась на спинку стула и сложила руки на груди.

— Нет, так нельзя, — сказала она. — Конечно, он подлизывается, но переживает искренне.

Когда подруги ушли, Фиона включила телевизор, надеясь как-то отвлечься от тяжелых мыслей. Но все было напрасно. Сэм украл ее сердце, а потом разбил на мелкие кусочки.

Но если у нее больше нет сердца, почему ей так больно? Потому, что я люблю его, подумала она. Не сердцем, а всей душой. Я тоскую по нему. Тоскую до боли.

В ее мозгу тут же зародились десятки соблазнительных образов. Эротичные воспоминания о невероятных наслаждениях, которые они дарили друг другу. Но они не шли ни в какое сравнение с реальностью. Реальностью, которая принадлежала бы Фионе, если бы она согласилась довольствоваться объедками. Объедками, которые ей бросал бы хозяин. Если бы был в хорошем настроении. Нет, она не позволит вытирать о себя ноги.

Она решительно выключила телевизор, оделась и вышла из дому, намереваясь пройтись по магазинам.

— Эта девушка начинает мне нравиться, — сказала Джессика.

Бекки оперлась о край стола и положила руку на едва заметный живот.

— Сэм, ты должен удвоить усилия, — сказала она. — Куда девались знаменитые чары братьев Аллардайс?

Сэм откинулся на спинку кожаного кресла.

— Все достались Бакстеру. — Вот до чего дошло: он завидует успеху брата у женщин... — Объясните, зачем вам понадобилось уговаривать меня.

Бекки посмотрела на него, как на умственно отсталого.

— Потому что ты любишь ее.

— Все получится, — подбодрила его Джессика. — Только напряги воображение.

— Мое воображение вот-вот лопнет, — пожаловался Сэм. По настоянию невесток он перепробовал все: цветы, украшения, шоколадные конфеты, но ничего не вышло. Видимо, Бекки и Джессика недооценили упрямство Фионы.

— А белье ты ей не посылал?

— Нет, — ответил он Бекки.

— Вот и хорошо. Если эта девушка решит, что тебе от нее нужен только секс, пиши пропало.

— Это вы мне уже говорили, — пробормотал Сэм.

Джессика взяла его за плечи и слегка встряхнула.

— Думай, Сэм. Думай. Как по-твоему, чему она не может сопротивляться?

— Знаешь, я могла бы напечатать в «Сидней ньюс» объявление на всю страницу, — предложила Бекки. — Для тебя — бесплатно.

— Бекки, всякому унижению есть пределы.

Джессика больно ущипнула его.

— После того, что ты сделал?

В комнату заглянул Бакстер.

— Морган спрашивает, сколько бифштексов покупать на обед.

— Шесть, — сказал брату Сэм, после чего неожиданно почувствовал прилив новых сил. Если Фиона не придет к нему по своей воле, он притащит ее. Даже если она будет брыкаться и вопить. Плевать он хотел на ее упрямство. Так или иначе, но с этим будет покончено. Сегодня же.

Сорок пять минут, которые Сэм провел у дверей дома Фионы, были самыми мучительными в его жизни. Войти или не войти? — думал он. А вдруг она снова прогонит его. Его гордость была уязвлена. Но что такое гордость по сравнению с тем, что бушует у него внутри?!

Сэм решительно направился к подъезду и... нос к носу столкнулся с Фионой.

— Ты? — В ее голосе звучало изумление.

Сэм не знал, с чего начать. Насколько можно судить, облегчать его задачу Фиона не собиралась.

Она сложила руки на груди. Глаза ее прикрывали темные очки, мешавшие Сэму понять, в каком она настроении.

Фиона была одета по погоде: короткая кожаная юбка обнажала ее красивые длинные ноги, ярко-синий топ соблазнительно подчеркивал полоску обнаженной кожи над поясом. Если под одеждой скрывается тот самый сводящий с ума вишневый гарнитур, он пропал.

Теплый ветер играл завитком ее волос. Фиона поморщилась и заправила локон за ухо.

— Зачем ты здесь? — бросила она. — Мне еще нужно запломбировать зуб.

У Сэма приподнялся уголок рта.

— По воскресеньям дантисты не работают, — напомнил он.

Фиона сдвинула очки на кончик носа и уставилась на него поверх оправы.

— Для меня сделали исключение.

Ага, как же...

— Я рад, что встретил тебя.

Ее бровь взлетела вверх; затем Фиона кончиком среднего пальца вернула очки на место.

Очевидный смысл этого жеста заставил Сэма поморщиться.

— Если я извинюсь, ты простишь меня?

Фиона приторно улыбнулась, пытаясь вывести его из себя.

Но сегодня ей это не удастся. Он будет терпеть, чего бы это ему ни стоило.

— Почему? — спросила Фиона и сняла очки.

Теперь, когда она была рядом, желание Сэма прикоснуться к ней стало втрое сильнее. Ему до боли хотелось прижать Фиону к себе. Если бы он не боялся членовредительства, то схватил бы ее в объятия и целовал до тех пор, пока она не забудет свой гнев.

Эта женщина явно испытывает пределы его терпения. И все же ему хватит сил одолеть ее упрямство.

Сэм подошел к ней совсем близко и обхватил ее за плечи.

— Я люблю тебя, Фиона, — сказал он, глядя в ее расширившиеся от удивления глаза. — Это кое-чего стоит.

— Говорить ты умеешь, — саркастически сказала Фиона, но в ее глазах стояла боль. — Но слово не воробей.

— Я никогда не называл тебя подстилкой.

Фиона быстро отвернулась, но Сэм успел заметить, что в ее глазах блеснула искра надежды. Он ждал и чувствовал, что ее решимость слабеет. Широко расправленные плечи Фионы слегка ссутулились. Но лишь на пять секунд.

Потом она презрительно фыркнула и вырвалась. Разделявшее их расстояние было куда больше физического. Над Сэмом нависла угроза поражения.

— Мне так не показалось. — Фиона положила очки в сумочку и повернулась к нему. Ее лицо было искажено обидой и гневом. — Пока мы были вместе, нам было хорошо, — сказала она и направилась к своей машине, припаркованной возле подъезда. Сэм следовал за ней. — Но настала пора понять, что мы не подходим друг другу, и разойтись в разные стороны. — Она потянулась к ручке дверцы.

Сэм положил ладонь на ее руку, не давая открыть дверцу. Если бы она хотела расстаться, то говорила бы другим тоном и в ее глазах не блестели бы слезы, подумал он, понимая, что еще ничего не потеряно.

29

— Чего ты от меня хочешь? — спросил он. — Скажи, что я должен сделать. Потому что я сам не имею об этом представления.

Фиона медленно покачала головой из стороны в сторону, и сердце Сэма сжалось от страха. Черт побери, он знает, что Фиона любит его, так почему она стремится уйти? Да, он свалял дурака, но она не дает ему возможности исправиться.

— Я хочу того, что ты мне дать не можешь, — прошептала она.

Сэм бережно провел по ее щеке тыльной стороной ладони.

— Фиона, ты уже забрала мое сердце. Разве этого недостаточно?

Она закусила губу и крепко зажмурилась. У Сэма перехватило дыхание.

— А если нет? — спросила Фиона, открыв глаза. — Я не тот человек, которого можно положить на полку и снять когда понадобится. Все детство я считала себя существом второго сорта. Это больно. Пожалуйста, Сэм. Не заставляй меня снова испытывать то же чувство. Я этого не выдержу.

И только тут до Сэма дошло, какую глубокую рану он ей нанес. Позволив Фионе поверить, что она ничего для него не значит, он нечаянно разбудил дракона, которого Фиона так и не смогла сразить. О Боже, почему он не понял этого раньше? Ее упрямое стремление к совершенству. То, как она реагировала на каждый уход Сэма, верившего, что он нужен всем. Каждый его уход воскрешал в Фионе ребенка, обиженного невниманием отца, а он, Сэм, даже не догадывался об этом.

Инстинкт, развившийся за долгие годы, заставлял его желать загнать чудовище обратно в пещеру и защитить Фиону, но Сэм знал, что это выше его сил. Она сама должна победить своего дракона, иначе старые раны не заживут никогда. Впрочем, это не обязательно делать в одиночку. Если Фиона позволит, он будет рядом и поддержит ее своей любовью.

Сэм обнял ее за щеки и заставил поднять лицо.

— Фиона, ты никогда не будешь для меня существом второго сорта. Клянусь тебе.

— Я знаю, это звучит эгоистично...

— Нет. Не думай так. Если бы ты была эгоисткой, то предъявила бы мне ультиматум. Но ты не требовала, чтобы я бросил свою работу или свою семью, правда?

— Я бы никогда не потребовала бросить то, что тебе дорого.

Он наклонил голову и поцеловал ее в губы.

— Тогда не требуй, чтобы я бросил тебя.

Ее нижняя губа задрожала. Он ждал, что она заплачет, но этого не случилось.

— Я люблю тебя, — еле слышно прошептала она. — Так сильно, что это пугает меня.

— Знаю, малышка, — сказал Сэм и привлек ее к себе. — Потому что я и сам боюсь. Но мы справимся с этим. Верно?

Фиона кивнула, робко улыбнулась, обняла Сэма за шею и крепко прижалась к нему. Вцепилась так, словно не хотела отпускать, но Сэм ничего не имел против этого.

— Ты выйдешь за меня замуж? Скажи мне об этом сейчас. Ты для меня главный человек на свете и всегда будешь главным. Всегда! — повторил он.

— Да, я выйду за тебя замуж, Сэм Аллардайс! — прошептала Фиона.

Им было наплевать, что они стоят на самой середине подъездной аллеи. Сопротивляться пронзившему их обоих желанию было невозможно. Они смогли прервать поцелуй лишь тогда, когда послышался громкий гудок автомобиля.

— Я должен кое-что узнать. — Сэм потащил Фиону к подъезду. — Какие на тебе трусики?

— Хочешь посмотреть?

Он схватил Фиону за руку и привлек к себе. Когда зад Фионы прижался к его паху, Сэм выдохнул сквозь стиснутые зубы. Потом наклонил голову и поймал зубами мочку ее уха.

— Говори, — велел он. — Но не пытайся лгать. Я сразу пойму.

— Красные, — прошептала она. — Кружевные. Цвета спелой вишни.

Он испустил протяжный стон.

— Ты играешь нечестно, — сказал Сэм, когда она отстранилась.

Фиона повернулась к нему лицом. На ее полных губах появилась грешная улыбка, в глазах загорелся сладострастный огонек.

— А я и не собиралась играть честно.

30

Барбара Ауэр

Аксиома любви

ГЛАВА ПЕРВАЯ

В тот вечер женское внимание требовалось Сэму Аллардайсу меньше всего на свете. Но, увы, стоило Сэму увидеть шедшую прямо к нему ослепительную стройную блондинку с фигурой, которой могла бы позавидовать любая супермодель, как мужской гормон сделал свое черное дело.

Завораживающие большие глаза цвета нефрита смотрели на него так, что невозможно было отвести взгляд. Не успев подумать о последствиях, он совершил роковую ошибку и подбодрил женщину улыбкой.

Пока красотка приближалась, Сэм стоял в центре переполненного мельбурнского бара, словно приросший к полу, и смотрел на нее как кролик на удава. На полных губах блондинки играла дразнящая улыбка. Эти губы были специально созданы для того, чтобы сводить мужчин с ума.

О да, эта женщина действительно вызвала его интерес. Причем очень сильный. Но это не значило, что он должен был поддаваться порыву. Сэм пришел в бар не для того, чтобы провести веселый вечерок. Он вообще не появился бы здесь, если бы Порох и Рей не захватили его пикап. Сэм ценил желание друзей оказать ему моральную поддержку после выпавшей на их долю тяжелой недели, но предпочел бы спокойно посидеть у себя дома.

Сэму не хотелось идти в бар; он не ощущал потребности устраивать пирушку ради того, чтобы забыть о случившейся трагедии. Да, работа у них была нелегкая, и с опасностью приходилось сталкиваться каждый день. Несмотря на строгие меры безопасности, несчастные случаи все еще происходили. Но самое скверное, что это случилось в его смену и с одним из его людей.

Блондинка подходила все ближе, и у Сэма появилась возможность, как следует рассмотреть ее. Она была высокая, изящная, более хрупкая, чем ему показалось с первого взгляда, и шла прямо к Сэму, слегка покачивая бедрами. Для вечера пятницы она была одета очень скромно. Куда более скромно, чем девяносто процентов присутствовавших в зале женщин. Ее блузка, обнажавшая руки с остатками летнего загара, была заправлена в длинную прямую юбку до лодыжек. Однако это только подстегивало и без того возбужденное воображение Сэма. Практичные коричневые туфли на низком каблуке действовали на фантазию Сэма куда сильнее, чем самые умопомрачительные босоножки.

Женщина остановилась перед Сэмом, и ее улыбка слегка поблекла. Несмотря на высокий рост, ее макушка едва достигала плеча Сэма. Он ждал, гадая, что будет дальше. Интересно, что она скажет? Может быть, у нее есть какой-нибудь особый способ знакомиться с мужчинами в баре? Нет, Сэм не испытывал антипатии к женщинам, твердо знавшим, чего они хотят, но, к сожалению, сегодня вечером он был не в том настроении. Совершенно не в том.

— Надеюсь, это не слишком банально. — Тон у нее был спокойный и уверенный в себе, но легкая морщинка между бровями говорила об обратном. — Можно угостить вас каким-нибудь напитком?

На языке Сэма уже вертелся вежливый ответ «спасибо, как-нибудь в другой раз», но тут она тревожно оглянулась. Он посмотрел поверх ее макушки на двух других женщин, которых заметил за ее столиком, когда шел в туалет. Платиновая блондинка в нарядном платье ослепительно улыбалась, подняв вверх два больших пальца. Напротив, брюнетка в яркой шелковой блузке и темных слаксах сложила руки на груди и скептически приподняла брови.

Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что к чему. Либо подруги подбили ее подойти к нему, либо она проспорила какое-то пари. Сэму и самому приходилось бывать в таких ситуациях.

Женщина повернулась к нему лицом и нахмурилась еще сильнее. Она вытерла ладони об узкую юбку и сжала кулаки.

— Вы очень поможете мне, если скажете «да».

Честно говоря, Сэм еще час назад выпил два коктейля, которые позволил себе на сегодня, и уже собрался идти домой. Краем глаза он заметил, что Бакстер ткнул в бок Гарри Беллами по кличке Порох. Пороху хватило наглости присвистнуть.

Тьфу, чтоб тебя! — подумал Сэм. Он заколебался. Если отказать блондинке и вернуться за столик, эта пара не даст ему проходу. Особенно младший братец. С тех пор, как Бакстер удивил всех, вступив в прочную моногамную связь, его насмешки над старшим братом стали еще более обидными. А средний брат, Морган, лишь два дня назад вернувшийся из свадебного путешествия, тоже медленно, но верно начинал капать Сэму на мозги.

Несмотря на дурное предчувствие, Сэм решил выбрать из двух зол меньшее. Почему бы не выпить с симпатичной женщиной? Это лучше, чем терпеть издевательства, которые посыплются на него, когда спутники обнаружат, что он позволил уйти такой красотке.

— Вы выиграли или проиграли? — спросил он.

Блондинка наклонила голову. Прядь светлых волос выбилась из-под заколки и упала ей на щеку.

— Простите, не поняла.

— Пари с подругами, — объяснил Сэм, кивнув в их сторону. — Кто я, приз или наказание?

Пленительные губки расплылись в широкой улыбке, а потом послышался негромкий смех.

— Конечно, приз. Но это было не совсем пари.

— Серьезно? — Черт побери, она его заинтриговала. Это не к добру...

— Хотите, я угощу вас и все расскажу? — предложила она.

Особого выбора у Сэма не было. Если он пойдет домой, то сядет и начнет снова и снова вспоминать несчастный случаи, анализировать каждый шаг, который они сделали, прибыв на место пожара. Но ничто не изменится. Результат будет тот же; придется признать, что только он один виноват в гибели Бобби Макфарленда по кличке Мак.

Внезапно перспектива одиночества показалась ему такой же привлекательной, как пломбирование больного зуба.

— Конечно, — услышал он собственный голос. — Почему бы и нет?

Ее глаза заблестели, улыбка стала шире.

— Фиона, — представилась женщина и протянула правую руку.

Сэм принял ее маленькую кисть и слегка удивился силе пожатия.

— Сэм. — Вполне достаточно имени, подумал он, пытаясь убедить себя, что в этом нет ничего личного. Просто девушка проиграла пари, вот и все. Ничего другого ей не нужно.

Внезапно она перестала улыбаться и отняла руку.

— Нам повезло, — сказала она, показав, на пустую кабинку.

Слава Богу, они окажутся достаточно далеко от его спутников и их дерзкие комментарии и нахальное поведение не смогут ее смутить. Впрочем, осуждать ребят не приходится. Не каждый день к Сэму подходят красивые незнакомки.

Нет, чего-чего, а предложений у Сэма хватало. Но прочные связи его не прельщали. Он приходил на свидания и, если девушка ему нравилась, приглашал ее куда-нибудь. Но когда они узнавали, что Сэм не ищет духовной близости, то тут же исчезали.

На то у него были свои причины, причем, по мнению Сэма весьма серьезные. После гибели матери (это случилось, когда Сэму было десять лет) отец начал спиваться. Заботиться о двух младших братьях и защищать их, от катившегося по наклонной плоскости отца было нелегко, но зато Сэм получил ценный урок и поклялся, что не последует его примеру. Лет в шестнадцать он понял, что пошел характером в мать, которая была удивительно стойкой. В отличие от отца, который позволил отчаянию погубить себя.

Физическая близость — это совсем другое дело. Она не создает проблем. Судя по опыту Сэма, большинство женщин стремилось к тому, что он отказывался им дать, — прочной связи. Последняя подружка назвала Сэма бессердечным ублюдком, потому что он не позволил ей переехать к нему.

Когда Фиона заняла место в кабинке, он помахал официантке. Один стаканчик, сказал себе Сэм. Потом я поблагодарю ее и уйду. Пусть тело остро реагирует на ее близость, но это вовсе не значит, что подошедшая ко мне красавица хочет чего-то большего.

Взрыв мужского смеха заставил его покоситься на круглый стол в углу. Конечно, братец и его приятели, веселятся вовсю. Впрочем, Сэма не волновало, что он стал мишенью их грубых шуток. Ребятам нужно снять стресс. Что ж, он согласен стать мальчиком для битья. Это самое меньшее, что он может для них сделать.

Во всем было виновато упрямство, которым славились женщины семейства Келли.

1

— У тебя никогда не было... чего?!

Фиона откинулась на спинку стула. Подумаешь, какое дело. Словно она призналась подругам в том, что до сих пор сохранила девственность... И незачем так кричать. Она покосилась в дальний угол бара, где сидела компания симпатичных молодых людей. Вдруг эти парни услышали изумленный возглас Сесили Симпсон?

— А потише нельзя? — Черт побери, когда сегодня вечером она открывала рот, то болтала все, что приходило в голову. В том числе и то, чего болтать не следовало.

— На этих парней в углу можешь не обращать внимания, — сказала начинающая актриса Бесс Лорример, небрежно махнув рукой с безукоризненным маникюром. — Объясни, каким это образом у тебя ни разу в жизни не было оргазма.

Во всяком случае, не из-за недостатка практики.

— Вообще-то один у меня был, — хихикнула Фиона собственной шутке. — Только что. Причем неслыханный.

— Спиртное не в счет. — Бесс возвела глаза к потолку, постучав по краю высокого стакана длинным ярко-красным ногтем.

— Ты не... — В лавандовых глазах Сесили отразилась боль. Во всяком случае, сегодня они были лавандовыми. Завтра они будут зелеными или карими. Все зависело от настроения и цвета контактных линз, который сегодня был по вкусу Сесили, адвокату, специализировавшемуся в области административного права. — О Боже, Фиона... Только не говори, что ты девушка.

Фиона театрально вздохнула и надолго припала к стакану. Учитывая ее мизерный вклад в сексуальную революцию, это было вполне возможно...

— Я знаю, что такое секс, — оправдывающимся тоном сказала она.

— Значит, это был не тот секс.

Две лучшие подруги затронули, слишком личную и слишком болезненную для Фионы тему.

Зычный мужской смех заставил Фиону снова оглянуться на красавчиков, сидевших за круглым столом в задней части бара. Один из них встал. У него были иссиня-черные волосы, широкие плечи и узкие бедра. Даже издалека было видно, что фигура у него такая, которые показывают в коммерческих клипах. На мгновение его глаза цвета льда встретились с глазами Фионы, после чего он что-то сказал приятелям. У Фионы заурчало в животе, но она была уверена, что к напитку, который только что выпила, это никакого отношения не имеет.

Где-то далеко звучал хорошо поставленный голос Бесс, звякали ее браслеты, но Фиона смотрела только на смуглого красавца, лавировавшего между занятыми столиками и с каждым шагом становившегося все ближе. На нем была бежевая водолазка, обтягивавшая широкую грудь и сужавшаяся к плоскому животу, напоминавшему стиральную доску. Закатанные рукава обнажали мускулистые руки, и Фиона невольно позавидовала женщине, знавшей его объятия.

Он прошел мимо, вознаградив Фиону видом своих бедер, обтянутых черными джинсами. Бедняжка тут же припала к погруженной в стакан соломинке.

Похоже, я слишком много выпила, сказала себе Фиона. Только спьяну можно так пялиться на мужскую задницу. Но внезапное учащение пульса нельзя было списать на счет одного-единственного коктейля.

— Фиона, вернись на землю.

Она повернулась к Бесс.

— Что ты сказала?

— Я спросила, каким образом тебе удалось никогда не испытать оргазма.

— Неужели в это так трудно поверить? — Фиона поставила пустой стакан на столик. — Либо одна из вас, либо вы обе наверняка хотя бы раз занимались сексом, так и не кончив.

Сесили цинично засмеялась. Причиной этого цинизма были неподходящие мужчины и давно разбитое сердце.

— Если парень эгоистичный ублюдок или просто плох в постели, то конечно... Но продолжай. Неужели никогда? — Сесили обменялась взглядами с Бесс и снова уставилась на Фиону.

— С этим нужно что-то делать, — твердо сказала Бесс.

— Тебе нужен мужчина, — грустно промолвила Сесили.

— Ей нужен хороший мужчина, — подчеркнула Бесс и негромко засмеялась. — По-настоящему хороший.

— Мужчина нужен мне, как собаке пятая нога. — Фиона бросила суровый взгляд на подруг.

Нет, Фиону нельзя было назвать мужененавистницей, но после бесславного конца последней любовной связи она не торопилась начинать новый роман, решив воспользоваться вынужденным перерывом, чтобы сосредоточиться на работе. Конечно, ветреная Бесс и циничная Сесили, едва ли смогли бы это понять.

Но решение оправдало себя, поскольку она, в конце концов, получила повышение и только что стала старшим инспектором по охране труда. Увы, это повышение означало, что к следующему делу, которым ей предстояло заняться в понедельник, придется отнестись особенно тщательно. А дело, как назло, выдалось такое, что хуже не бывает.

Это воспоминание заставило Фиону заказать у официантки еще один коктейль. Обычно ей нравилось расследовать несчастные случаи на производстве и давать рекомендации по соблюдению техники безопасности. Иногда ее использовали в качестве судебного эксперта. Хотя Фиона любила перемены, но предпочитала свою обычную работу. И все же тысяча выступлений в суде не могла сравниться с делом, которое ей пришлось принять сегодня. Случай был со смертельным исходом. В огне погиб спасатель. Каждый инспектор по охране труда знает, что братство, связывающее этих людей, крепкое как сталь. Можно было держать пари, что на 5-м участке дело обстояло именно так. Собирать информацию, имеющую отношение к несчастному случаю, всегда трудно, но, если случай повлек за собой человеческие жертвы, эти трудности увеличиваются раз в десять...

— Я говорю о мужчине не для связи, — сказала Бесс, возвращая Фиону на землю, — а о мужчине, который способен доставить тебе сексуальное удовлетворение.

— Хватит об этом. — Когда понадобится, Фиона сама найдет себе партнера. Она еще со старших классов привыкла к опеке Бесс и сыта этим по горло. Тем более что в отношении мужчин их вкусы диаметрально противоположны. — Я собираюсь некоторое время хранить целомудрие.

— Как, по-твоему, она сможет испытать оргазм, если у нее не будет мужчины? — спросила Сесили, поворачиваясь к Бесс.

И тут, словно в насмешку, высокий смуглый красавец снова появился перед глазами Фионы. Он остановился перед музыкальным автоматом, положил руки на стекло, наклонил голову и начал читать надписи.

Фиона уставилась на него, как загипнотизированная.

— Мы ей кого-нибудь подыщем, — промолвила Бесс.

Это заставило Фиону очнуться.

— Вы что, рехнулись?

— Подожди минутку. Мы же не предлагаем тебе отправиться на охоту за скальпами. Просто нужно найти мужчину, который знает, как доставить женщине удовольствие.

— Не мы, — поправила Бесс Сесили. — А ты. Но Фионе было все равно, кому в голову пришла эта дурацкая мысль.

— На одну ночь?

— Конечно, — беспечно пожала плечами Бесс. — А почему нет?

Почему? Фиона могла бы назвать сразу несколько причин. Во-первых, это не в ее правилах. Во-вторых, это опасно. В-третьих... Она снова посмотрела на великолепного представителя мужской половины человечества, все еще стоявшего у музыкального автомата.

— Не знаю. — Ее взгляд снова упал на красавчика. Тот по-прежнему стоял перед автоматом и читал надписи. Должно быть, что-то привлекло его внимание, потому что он сунул монету в щель и нажал на кнопку. Когда прозвучали первые такты одной из композиций ее любимца Оззи Осборна, Фиона улыбнулась. Наверное, было бы приятно заняться сексом с мужчиной, который придерживается тех же музыкальных вкусов, что и ты сама. Будет ли он нежным? Бережным? Сможет ли думать о ее потребностях больше, чем о своих собственных?

Не успела официантка поставить перед ней второй коктейль, как Фиона схватила стакан. О Господи, что это пришло ей в голову? Мысль о сексе на одну ночь была совершенно чужда ей...

— А что тут знать? Ты находишь мужчину, который кажется тебе симпатичным, привлекаешь его внимание, флиртуешь, а затем ложишься с ним в постель, вот и все.

Фиона снова уставилась на привлекшего ее внимание красавчика. А действительно, что тут особенного? Наверное, у нее нелады с физиологией. Или, может быть, подруги правы и она, в самом деле, спала не с теми мужчинами?

2

У нее был кое-какой сексуальный опыт. Неужели имеет значение, что все ее любовные связи можно пересчитать по пальцам одной руки? Все началось с любовного приключения с однокашником, которое состоялось незадолго до ее поступления в колледж. Самым лучшим в этой связи было то, что она быстро закончилась. Если бы Фиона вместе с Бесс и Сесили через два дня не уехали из города, она не смогла бы смотреть своему первому мужчине в глаза.

В колледже серьезных связей у нее тоже не было. Хотя Ли Айртон по способности доставить женщине удовольствие получил у Фионы двойку, она вышла бы за него замуж, если бы тот на предпоследнем курсе не перевелся в Сиднейский университет.

Честно говоря, сама она в постели была неплоха. Во всяком случае, никто на нее не жаловался. Проблемы начинались лишь тогда, когда любовник пытался прибегать к чрезвычайным мерам, чтобы довести Фиону до оргазма, а потом обвинял в неудаче ее саму.

Она не считала себя фригидной, потому что испытывала возбуждение. Но, когда доходило до развязки, все сгорало быстрее, чем ракета во время салюта. Она научилась притворяться. Мужчина не в силах догадаться, когда женщина испытывает наслаждение, а когда просто делает вид, чтобы не ущемлять его самолюбия. По крайней мере, два ее последних бойфренда ничего не замечали. Но поскольку оба были законченными эгоистами, то вполне возможно, что им было на это наплевать.

Не сводя глаз с совершенного зада смуглого красавчика, она спросила подруг:

— А как узнать, что мужчина, который тебе понравился, — э-э... не эгоист?

Бесс засмеялась.

— По размеру его носа.

Фиона покосилась на нос стоявшего у музыкального автомата мужчины. Нос был прямой, хорошей формы, не короткий, не длинный.

— Или рук, — добавила Сесили.

— Рук? — воскликнула Бесс. — Ничего подобного. — Она обернулась, посмотрела на музыкальный автомат, а затем улыбнулась Сесили. — У Джейми были великолепные большие руки, а что толку? Поверь мне, это нос.

— Я всегда думала, что главное — это то, как мужчина обращается с женщиной, — задумчиво сказала она. — Насколько он добр, нежен и понимает, чего хочет женщина в постели.

Сесили приподняла бровь.

— Тебе нужен в постели настоящий мужчина или ангел во плоти?

— По крайней мере, ангел уважал бы мои чувства, — пробормотала Фиона, сделала еще один глоток и отставила стакан в сторону.

— Забудь о чувствах, — рассудительно ответила ей Сесили. — Секс на одну ночь должен доставить удовольствие только твоему телу.

Бесс облокотилась о стол и подперла ладонью подбородок.

— Некоторые мужчины годятся только в любовники.

— Но как узнать? — Фиона слегка повернулась на стуле. — Что вы скажете о нем? — спросила она, слегка кивнув в сторону красавца. — Будет ли он хорош в постели?

Бесс подмигнула Сесили, а затем хитро улыбнулась Фионе.

— Может, попробуешь выяснить?

Фиона закашлялась.

— Ты что, шутишь?

— Нет, — покачала головой Бесс. — Не шучу. Подойди к нему и спроси сама.

Фиона сама не знала, какой бес в нее вселился, но смутно подозревала, что это имеет отношение к двум выпитым коктейлям.

— Знаешь, я могла бы. Если бы это было мне интересно. А мне не интересно. Сесили снова выгнула бровь.

— Конечно, не интересно. И поэтому ты чуть не упала со стула, пытаясь разглядеть его задницу, верно?

— Я не смотрела на его... зад. Просто хотела выяснить, какие у него руки.

— Ну что, теперь поняла? — спросила Бесс, слишком четкая дикция которой выбивала Фиону из колеи. — Конечно, тебе это интересно.

Фиона подняла руки.

— Ладно, ладно, сдаюсь. Он действительно симпатичный. — Слишком мягко сказано. — Но это не значит, что я хочу лечь с ним в постель. Я даже не знаю этого человека.

— Фиона, для секса на одну ночь это не самое главное, — медленно промолвила Сесили, как будто она говорила с умственно отсталой.

— Речь идет только о сексе, — добавила Бесс.

Сесили усмехнулась.

— О сексе без всяких стрессов.

— О сексе, освобождающем от напряжения, — уточнила Бесс и засмеялась.

Красавчик выбрал новую мелодию.

— О жарком сексе, — прошептала Фиона, представив себе, как руки жгучего брюнета раздевают ее и скользят по ее телу. Недостаток опыта помешал ей представить остальное. О Боже, как же ей хотелось на самом деле погрузиться в водоворот чувственного наслаждения...

— Жаль, что тебе не интересно, — сказала Бесс. — Похоже, он и в самом деле очень неплох.

Фиона нахмурилась и посмотрела на подругу.

— Очень неплох? Что ты хочешь этим сказать?

Бесс пожала плечами.

— Так он выглядит. Правда, Сесили?

Сесил и взяла стакан и посмотрела на красавчика.

— Гм-м-м... — промурлыкала она. — Шика-арный малый...

— Руки прочь, — шутливо предупредила Фиона. — Я увидела его первой.

— Раз так, сделай что-нибудь, — ответила ей Сесили. — Впервые в жизни дай себе волю и получи удовольствие.

— Вперед, Фиона! — поддержала подругу Бесс.

Фиона снова посмотрела на мужчину. О Боже, искушение слишком сильно. Но...

— Что я ему скажу? Эй, красавчик, хочешь поехать в какое-нибудь тихое место и спустить пар? Тьфу, какая мерзость! — Она явно слишком много выпила, иначе бы ей и в голову не пришло подойти к абсолютно незнакомому мужчине, каким бы сексуальным тот ни был. Сесили испустила раздраженный вздох.

— Я уже сказала. Нужно привлечь его внимание, затем пофлиртовать и посмотреть, что из этого выйдет.

Бесс наклонилась к уху Фионы.

— Если он заинтересуется тобой, то сам сделает первый шаг.

— А если нет, — добавила Сесили, — то решай сама.

Фиона потянулась за стаканом и как следует, глотнула для храбрости. Потом со стуком поставила стакан, собираясь выйти из-за стола.

Но не сделала этого. Как ни велик был соблазн, о знакомстве с мужчиной в баре не могло быть и речи.

— Не могу.

На губах Сесили заиграла коварная улыбка.

— Что, слабо?

Фиона застонала. Ей надоела эта игра. Надоела до чертиков. Если она попадалась на подначку Сесили или Бесс, то в девяти случаях из десяти дорого платила за свое упрямство.

Бесс откинулась на спинку стула и сложила руки на груди.

— Конечно, слабо.

— Лучше замолчи, — предупредила Фиона.

Но Сесили, на которую предупреждение не подействовало, продолжала дразнить подругу:

— Трусиха ты, вот ты кто. Была, есть и будешь.

Стерпеть такое оскорбление она уже не смогла.

— Ладно. Твоя взяла. — Фиона порывисто встала. — Я пойду и поговорю с ним. Но больше — ни-ни! — Пари есть пари, однако она не собиралась подходить к мужчине и спрашивать, не хочет ли тот с ней переспать.

Бесс встала, зазвенела, браслетами и быстро расстегнула три верхних пуговицы блузки Фионы, обнажив изрядную часть ложбинки между грудями.

— Вот теперь ты готова, — сказала она так повелительно, что Фионе и в голову не пришло застегнуть пуговицы.

— Вперед! — скомандовала Сесили.

Фиона повернулась к музыкальному автомату. В ту же секунду мужчина отвернулся от него. Их взгляды встретились, и в животе Фионы вновь возник знакомый холодок. Ее ладони вспотели, сердце бешено заколотилось в ребра.

Уголок рта незнакомца еле заметно приподнялся.

Другого приглашения ей не требовалось.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Фиона сделала глубокий вдох, тщетно пытаясь убедить себя, что волноваться не из-за чего. Самое трудное осталось позади, остальное — дело техники. Во всяком случае, так она надеялась.

Она снова вытерла о юбку влажные ладони. Главное — не показаться этому мужчине набитой дурой. Они немного поболтают о всяких пустяках, после чего можно будет с гордо поднятой головой вернуться к подругам и сквозь зубы солгать, что смуглый красавчик либо полный болван, либо голубой.

Но если так, то почему она продолжает остро чувствовать прикосновение его руки? И откуда взялся лихорадочный жар, разливающийся внутри? Неужели для этого достаточно простого рукопожатия? Смешно. Но невероятно возбуждающе.

3

— А как быть с вашими друзьями? — спросила она, когда Сэм сел напротив.

— Они уже большие мальчики. — Он улыбнулся, отчего в уголках глаз появились симпатичные тонкие морщинки. — И могут сами придумать что-нибудь, не так ли?

До них донесся новый взрыв смеха. Представив себе, что именно могло вызвать такой хохот, Фиона поняла, что вступила на опасный путь, и почувствовала, что краска залила не только ее щеки, но и шею.

— Да, конечно — Еще как могут. Фиона представила себе, что они говорят, и едва не задохнулась от унижения. Плевать на пари. Это выше ее сил. Она передвинулась на край сиденья, собираясь спастись из кабинки бегством. — Наверное, это была не слишком хорошая идея, — сказала она, пытаясь говорить спокойно. — Прошу прощения.

— Подождите! — Властный тон заставил ее застыть на месте. Но этого Сэму было мало — он схватил ее за запястье и не дал улизнуть. — Не уходите, — мягко сказал он, разжав пальцы. — Все в порядке. Обычно вы таких вещей не делаете, верно?

От его прикосновения кожу покалывало как иголками... Фиона пыталась не обращать на это внимания, но безуспешно. Внутри все напряглось. О Господи, такого с ней не случалось никогда! В этом Фиона могла поклясться.

— Вы имеете в виду знакомство с мужчинами в барах? — Вырвавшийся у нее хриплый смешок, вопреки ее желанию, прозвучал слишком сексуально, а не непринужденно, как она надеялась. Видимо, на женщин гормоны действуют не менее сильно, чем на мужчин. — Неужели это так заметно?

— Заметно, — кивнул Сэм. Улыбка коснулась его глаз, но не смогла стереть омрачавшую их тень, на которую Фиона сначала не обратила внимания. — Итак, зачем вы это сделали?

К ним подошла официантка. Поскольку на сегодня нарушениями традиций Фиона была сыта по горло, она решила выбрать сравнительно безопасный бокал сухого вина.

— На слабо, — сказала она, когда Сэм заказал себе пиво.

Он откинулся на спинку сиденья и рассмеялся. Морщинки вокруг глаз стали еще заметнее.

— На слабо?

— Да, — сконфуженно призналась она. — Они сказали, что я была, есть и буду трусихой.

Громкий хохот Сэма спас ее сильно пострадавшую гордость.

— Я не слышал этого с самого детства!

— Да, верно. Но кто сказал, что взрослые женщины должны всегда вести себя разумно и солидно?

— И все же это тяжело. Даже в столь почтенном возрасте, как... Сколько вам?

— Двадцать семь, — ответила она, мучительно завидуя непринужденности Сэма. Интересно, сколько ему? Тридцать два? Тридцать три? Вряд ли больше.

— Всем известно, что более страшного обвинения не бывает.

— Вот именно, — немного успокоившись, ответила Фиона. — Сесил и Бесс играли нечестно, но у меня не было выбора.

— Конечно, не было. На кону стояла ваша репутация.

Когда принесли заказ, Фиона потянулась за сумочкой.

— Я очень рада, что вы это поняли, — сказала она, расплачиваясь с официанткой.

Сэм дождался, когда они остались одни, и спросил:

— Почему ваши подруги решили прибегнуть к этой крайней мере?

Потому что вы показались мне невероятно привлекательным, но, если бы не подруги, я ни за что не решилась бы подойти к вам. Потому что теперь, когда Сесили и Бесс узнали правду, они готовы на все, лишь бы сексуально просветить меня.

— Уф... Если я отвечу на ваш вопрос, — уклончиво промолвила Фиона, — это поставит под угрозу наши женские тайны...

— Рискните.

Хватило одного слова и мужского интереса, читавшегося в его гипнотических глазах, чтобы Фиона ощутила головокружение и начисто забыла о присущем ей здравом смысле.

— Мы спорили об оргазме.

— Я заинтригован, — медленно сказал Сэм.

Его глубокий, низкий, бархатный голос заставил Фиону подумать о словах, которые любовники шепчут друг другу после полуночи. Ох, как бы она этого хотела...

— Значит, теперь я должна объяснить, почему мы спорили об оргазме? — С этого дня я не возьму в рот ничего, кроме домашнего вина, желательно белого и слабенького.

— Пожалуй. — Он пожал сильными широкими плечами.

Фиона потянулась к бокалу, напомнив себе, что пить, залпом не следует.

— Вообще-то мне следовало бы заказать кофе. — Она опорожнила сразу треть бокала. А, гори все, синим пламенем... Если бы у нее были ключи от казначейства, она отдала бы их ему, не задумываясь ни на минуту. — Потому что я никогда его не испытывала, — призналась Фиона, не моргнув глазом. И даже не покраснела при этом.

Сэм едва не подавился пивом. Потом смерил ее долгим пристальным взглядом, пытаясь осмыслить это чудовищное заявление.

— Вы девушка?

— Ох... нет, — пролепетала она. — Нет, просто я никогда... — Фиона пожала плечами. — Ну... сами понимаете.

Господи помилуй... Сэм не верил собственным ушам. Точнее, не мог поверить, что она решилась сказать ему столь интимную вещь. У него возникла сотня вопросов, но потрясенный Сэм сумел выдавить только одно слово:

— Почему?

Она тяжело вздохнула.

— Если бы я знала ответ, мы бы здесь не сидели. Потому что тогда Сесили и Бесс не пришлось бы брать меня на это дурацкое слабо.

— А можно узнать, в чем именно состояло ваше пари? — В мозгу Сэма тут же возникла цепь эротических картин — он, Фиона, смятые простыни, их тела, блестящие от испарины. Любовной испарины.

Ее большие зеленые глаза расширились.

— Ох, нет, только не это! — быстро сказала она. — Со мной вашей добродетели ничто не грозит.

Сэм ощутил горькое разочарование. Видение смятых простыней было слишком ярким.

— Гм... Сэм... — Фиона складывала салфетку, пока та не превратилась в крошечный треугольник. — Кем вы работаете?

— Кажется, вы что-то говорили об оргазме.

Она стиснула бокал в тонких пальцах.

— Вы не считаете, что эта тема может быть опасной? — задумчиво промолвила Фиона.

— Считаю. Более того, она может быть очень опасной. — Но все же не такой, как владевшее Сэмом желание, уровень которого, приближался к критическому.

Увидев сладострастный блеск его глаз, Фиона впилась ногтями в сложенную салфетку и разорвала ее.

Он с трудом проглотил слюну.

— Какие интересные фильмы вам удалось посмотреть в последнее время? — спросила Фиона.

— Вы меняете тему разговора.

— Пытаюсь, — ответила она. — Вы так и не ответили мне, чем занимаетесь.

Сэм положил ладонь на руку Фионы и прикоснулся кончиками пальцев к ее запястью. Пульс бился так часто, что возбуждение Сэма достигло предела. Внезапно ему стало казаться, что эта ночь обещает ему множество возможностей за исключением одной — тоскливого возвращения домой. Он вдруг понял, почему трагедия заставляет людей утверждать торжество жизни. Может быть, ему все-таки удастся притупить его такое острое чувство вины. Может быть, Фиона поможет ему сделать это.

— Не стоит прибегать к банальностям, когда есть, столько интересных тем. В частности, оргазм, которого вы никогда не испытывали.

— Ох, Сэм... — промурлыкала она. — Могу побиться об заклад, что вы мастер по части обольщения женщин. И многих вы обольстили?

В ее голосе слышалось беспокойство, и Сэм понял, что этот вопрос для Фионы крайне важен.

— Нет, — честно ответил он. — Немногих.

Кончик языка Фионы облизал нижнюю губу, после чего желание Сэма стало нестерпимым. Она подняла взгляд и медленно повернула его руку ладонью вверх. Потом провела кончиком пальца по его среднему пальцу, словно пыталась что-то понять. Затем продолжила осмотр, растопырила пальцы и измерила длину его ладони. Наконец на ее губах заиграла чувственная улыбка.

— Очень впечатляюще, — хрипловато прошептала она.

Он с трудом втянул в себя воздух. Когда Фиона подняла глаза, в них горела такая страсть, что у Сэма бешено, забилось сердце. Одно ее слово — и ночь неслыханных возможностей станет явью. Ночь, которую он собирался провести наедине со своими невеселыми мыслями.

Одно ее слово.

— Сэм... Давайте поговорим об оргазме. Волшебное слово все-таки прозвучало.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

— Ну... — Она сделала глубокий вдох, собрав в кулак все свое мужество. — Все говорят, что оргазм грандиозная вещь. Это действительно так?

4

Она не думала, что может удивить Сэма еще сильнее, чем прежде, но, похоже, тайне женских чар ничто не угрожало. Брови Сэма взлетели вверх, а глаза-льдинки загорелись от любопытства.

Он надолго припал к бутылке с пивом, которую сжимал в руке.

— Вы и в самом деле этого не знаете? — наконец спросил он. На его лоб упала темная прядь, заставив его пригладить волосы. Его рука задержалась на затылке, а потом опустилась на стол.

— Вы снова отклоняетесь от темы, — пошутил он. — Расскажите, что вы ощущали в тот момент, когда были близки к оргазму.

Фиона с удовольствием рассказала бы, чего ждет от оргазма, который переживет с ним. Парить в облаках. Лететь к луне. Видеть взрывающиеся звезды и небо в огне.

Во всяком случае, так ей описывали это другие.

— Фиона... — поторопил он.

— Я ощущала... — Чувственно искривившиеся губы и хрипловатый голос Сэма вновь заставили ее затаить дыхание и лишили способности связно мыслить. — Покалывание! — наконец выпалила она.

— Покалывание? — Сэм произнес это слово, смакуя его. — Просто покалывание?

Фиона кивнула.

— Где именно?

Ее щеки заалели, как у тринадцатилетней школьницы.

— Ну вот, опять вы за свое. Заставляете меня выдавать наши женские секреты.

Он протянул руку, бережно разжал пальцы Фионы, сжимавшие ножку бокала, взял ее кисть и провел губами по внутренней стороне запястья. Потом прикоснулся кончиком языка к бешено пульсировавшей жилке, отчего по коже Фионы побежали мурашки, и отпустил ее руку.

— Покалывание было такое? — спросил он тоном, которым говорят любовники.

Соски Фионы пронзил электрический ток, тело охватил жар. Кто кого соблазняет? У нее промокли трусики. Ничего подобного с ней до сих пор не случалось. Она откашлялась.

— Да. Но немного сильнее.

— Всего лишь немного?

— Совсем чуть-чуть.

На лице Сэма отразилось удовлетворение. Фиона поняла, что польстила его самолюбию, но только махнула рукой. В том, что касается покалывания, этот мужчина настоящий ас.

— Кажется, дело упрощается. Опишите, что именно вы чувствовали.

Фиона хорошо знала, что она чувствует сейчас. На смену покалыванию пришло лихорадочное возбуждение. Когда она подошла к Сэму, у нее и в мыслях не было провести с ним ночь. Но сейчас Фиона сомневалась, что у нее хватит силы воли отказаться от дальнейшего.

Она подумала о своем последнем любовном свидании, надеясь, что воспоминание о неудаче поможет прогнать нескромные мысли и отрезвит ее. В тот раз Фиона легла в постель с понравившимся ей мужчиной через два месяца после первого знакомства. Что ж, опыт был полезный и даже приятный. Она возбудилась, но ее тогдашние ощущения, не шли ни в какое сравнение с тем палящим жаром, который вызвало простое прикосновение языка Сэма к ее запястью.

— После того, что вы сделали, я поняла, что слово «покалывание» здесь не подходит, — наконец сказала она. — Наверное, такое ощущение испытываешь, когда сбрасываешь обувь после долгого знойного дня. Вы меня понимаете?

— По-моему, это скорее облегчение, чем сексуальное удовлетворение. — Сэм с трудом сдержал улыбку.

Фиона допила вино и замотала головой, увидев, что Сэм хочет дать сигнал официантке.

— Поскольку речь шла именно о недостатке сексуального удовлетворения, можно сделать вывод, что вы правы. А теперь вы, наконец, ответите на мой вопрос?

— На какой именно?

— Оргазм действительно так хорош, как о нем говорят?

Сэм откинулся на спинку сиденья. Вид у него был непринужденный и до ужаса сексуальный.

— Действительно, — сказал он, слегка наклонив голову. — Если вы переживаете его с подходящим партнером.

В мозгу Фионы возникли десятки соблазнительных картин, одна эротичнее другой. Во всех этих картинах фигурировали три элемента — она, Сэм и ближайшая кровать.

— Расскажите, что это такое.

Сэм посмотрел на нее таким пристальным взглядом, что Фиона начала теребить салфетку и чуть не опрокинула пустой бокал. Она расправила плечи, постаралась успокоиться, и почти добилась своего, когда Сэм спросил:

— Может быть, лучше показать?

Сэм забрал у Фионы ключ от квартиры и вставил его в замочную скважину. Он не собирался думать о правильности своих действий и тратить время на сожаления о том, что гормоны взяли верх над разумом. С тех пор, как Фиона произнесла волшебное слово «оргазм», он испытывал мучительное желание, ничуть не угасшее за те двадцать минут, которые отделяли бар от ее квартиры.

Хотя мотивы Сэма нельзя было назвать исключительно рыцарскими, все же он ощущал к Фионе нечто вроде привязанности. Но основой этой привязанности было хорошо понятное ему чувство — чисто животная тяга. Он давно не испытывал такой тяги к женщине. Видимо, чудовищно трудные последние дни существенно сказались на его умственных способностях. Сэм не мог понять, почему должен подавить желание, которое ощутил в тот момент, когда их взгляды встретились.

Нет, он просто обязан узнать, так ли нежны и мягки ее губы, как ему кажется. Когда Фиона выходила из его пикапа, Сэм ощутил почти физическую боль. Ее длинная юбка зацепилась за сиденье, обнажив стройные ноги. Зрелище было слишком эротичное, чтобы не обратить на него внимания.

Он открыл замок, повернулся и протянул Фионе ключ. Слабый запах ее духов возбудил его еще сильнее.

Фиона обошла его и прижалась спиной к дверному косяку. В ее глазах горела страсть. В неярком свете лампочки была видна жилка, пульсировавшая на ее шее. Желание прижаться губами к ее нежной коже, ощутить языком биение ее пульса заставило Сэма сократить разделявшее их крошечное расстояние.

— Вы войдете? — хрипловато спросила Фиона.

Ее теплое дыхание коснулось губ Сэма. Нет, с таким искушением не мог бы справиться и святой.

Оторвав взгляд от шеи Фионы, он посмотрел на ее рот и увидел, что розовый язычок облизал пухлую нижнюю губу. Рискнет ли он узнать вкус этой губки?

— Да, — ответил он. Впервые в жизни Сэм не хотел думать о том, к каким последствиям приведет его решение и как оно подействует на другого человека. Впервые в жизни он действовал, повинуясь безотчетному порыву. Он поднял руку и бережно прикоснулся к щеке Фионы. — Но сначала я должен поцеловать вас.

Уголки ее рта обольстительно приподнялись.

— Я надеялась на это.

Забыв обо всем на свете, Сэм накинулся на ее губы, надавил кончиком пальца на ее подбородок, заставил раскрыть рот и проник внутрь.

Теплый шелковистый язык тут же столкнулся с его языком. Сэма обдало жаром, его тело инстинктивно напряглось.

Руки Фионы обвили его шею, сумочка со стуком упала на пол, но Сэм не обратил на это внимания. Ее объятия были крепкими, пышная упругая грудь прижималась к его груди. Пальцы Сэма чесались от желания прикоснуться к ее соскам. Ему хотелось смаковать эти тугие бутоны, прикасаться к ним языком, слышать, как протяжно она стонет от наслаждения.

Колено Фионы медленно поднялось и потерлось о его ляжку. Это прикосновение чуть не свело его с ума. Еще пять — десять сантиметров, и она почувствует всю силу его желания...

Напряжение, которое владело им последние дни, начало медленно отступать. Его тяга к Фионе не имела ничего общего ни с желанием выпустить пар, ни с желанием самым доступным образом восстановить свою связь с другими людьми. Нет, это было настоящее вожделение, вожделение в чистом виде... Он еще крепче впился в губы Фионы и сжал в ладонях ее груди.

Она прервала поцелуй куда раньше, чем хотелось Сэму, и начала хватать ртом воздух, пытаясь восстановить дыхание.

Потом медленно опустила руки и отодвинулась на несколько сантиметров, словно нуждалась в пространстве. Но Сэм, не желавший отпускать добычу, положил руки на ее бедра и не дал спастись бегством.

Ресницы Фионы затрепетали, и она тяжело вздохнула.

— Ну, а теперь вы войдете?

Решительность ее тона удивила Сэма. Он мог бы поклясться, что для этого Фионе понадобилось собрать всю свою смелость.

— Вы уверены? — Хотя Фиона согласилась привести его к себе, но отдает ли она отчет в том, что случится, когда они останутся наедине? Сам Сэм прекрасно знал, чего он хочет. Последний поцелуй не оставлял в этом никаких сомнений.

5

Вместо ответа она закинула руку за спину и толчком распахнула дверь. Сэм нагнулся, подобрал ее сумочку, прошел следом, закрыл за собой дверь и запер ее.

Она стояла в середине комнаты, слегка нахмурив брови. Неужели передумала? О Боже, только не это! Сэм никогда не любил холодный душ.

Комнату освещала лампа, стоявшая на квадратном белом столе, к которому примыкали два кресла в синюю и белую полоску. Сэм бросил сумочку на полосатый диван, прошел по ковру, обнял Фиону и вновь накинулся на ее губы.

Ощутив этот умопомрачительный поцелуй, Фиона тут же забыла свои дурные предчувствия. Когда она шла к нему, то ни на секунду не верила, что способна лечь в постель с едва знакомым мужчиной. Что это было — глупость, наивность или подсознательная решимость? Не успела она решить эту головоломку, как оказалась прижатой к стене.

Ладони Фионы легли на его спину. Мышцы, скрытые тонким слоем ткани, подрагивали от ее прикосновений. Это заставило ее почувствовать свою женскую власть. С гордостью, вызванной этим открытием, соперничало желание, заставившее ее крепко сжать бедра. Холодная стена поглощала жар ее тела. От вкуса его губ, от прикосновения его рук, от запаха его кожи у Фионы кружилась голова. Сэм приподнял ее блузку, положил ладони на обнажившуюся полоску кожи, и внизу живота начала скапливаться сладкая боль. Как называется это чувство? Напряжение? Тоска? Тяга?

Но когда теплые ладони Сэма обхватили ее груди, Фиона перестала ломать себе голову.

Мужские пальцы ритмично ласкали ее чувствительные соски сквозь кружевную ткань лифчика. Она застонала, оторвалась от его губ, выгнулась дугой, отчаянно желая большего, и стукнулась головой о стену.

— Попробуй меня... — Собственный порывистый шепот на мгновение удивил Фиону. Она никогда не была болтушкой и во время секса предпочитала заниматься делом. Неужели проблема заключается именно в этом?

Сэм издал глухое рычание, и этот звук лишил Фиону остатков рассудка. Как только он наклонил голову и прильнул губами к ее груди, Фиона отбросила все сомнения и сосредоточилась на собственных ощущениях. Сэм мучительно медленно расстегнул блузку и распахнул полы в стороны. Потом обхватил губами ее правый сосок, обтянутый кружевным лифчиком. Ощущение было таким ошеломляющим, что Фиона невольно вскрикнула.

Ее дыхание стало частым и судорожным. Казалось, легким не хватает кислорода. Мир качнулся... нет, закружился. Она пошатнулась, ухватилась за плечи Сэма и с опозданием поняла, что не сможет сопротивляться буре, бушевавшей внутри.

Тем временем Сэм занялся ее левым соском, и у Фионы подогнулись колени. Она попыталась выпрямить их, но поняла, что не способна на это. Иначе невероятное наслаждение, которое она ощущала, крепко сжимая бедра, закончилось бы.

Сэм поднял голову, погладил ее шею. Потом он взял в руки ее лицо и посмотрел ей в глаза, и этот взгляд сделал то, чего до сих пор не мог добиться ни один ее любовник: каждый кусочек ее тела заныл от сладкого ожидания.

Может быть, Сесили и Бесс правы? Наверное, если занимаешься любовью с единственной целью испытать удовольствие, это позволяет ощутить удивительную свободу. Желание и благоговейный страх, читавшиеся в глазах Сэма, заставили ее забыть обо всем на свете. Сегодняшняя ночь создана для наслаждения, напомнила себе Фиона.

Ее наслаждения.

Его наслаждения.

А все остальное не имеет значения.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

— Сейчас попробую.

Его слова были нежными, как бархат и твердыми, как сталь. Негромкими, но решительными. Такими же, как его поцелуи. И прикосновения. Успокаивающими и требовательными одновременно.

— Фиона, я хочу узнать вкус каждого миллиметра твоей кожи. Понимаешь, о чем я говорю?

Каждого миллиметра?

Фиона расстегнула его рубашку и прижалась губами к теплой обнаженной коже.

— Что? — Фиона стащила с него рубашку и дала ей упасть на пол. — Что тебя останавливает? — Она лизнула кончиком языка плоский сосок, а затем прихватила его зубами, желая, чтобы Сэм почувствовал то же, что и она. А потом покрыла частыми поцелуями его грудь.

У Сэма вырвался стон, и это еще больше воодушевило ее.

Он схватил ее за плечи, крепко прижал к груди и поцеловал так жадно, что у Фионы голова пошла кругом. Она и не подозревала, что способна вызвать у мужчины столь пылкую страсть. Широкие ладони скользнули по ее груди, легли на талию, расстегнули поясок и со свистом выдернули его из шлевок юбки.

Хотя настоящий оргазм оставался для Фионы тайной, но желание она ощущала. Пару раз она возбуждалась еще во время любовной игры. Но ее тогдашнее возбуждение не имело ничего общего с тем, что ее заставляли чувствовать поцелуи и ласки Сэма. Жар. Томление. Учащение дыхания. Отчаянное стремление испытать то, чего она до сих пор не испытывала. Возбуждение, от которого ныл каждый нерв ее тела.

Сэм расстегнул крючок и молнию, сделал шаг назад, и юбка упала к ее ногам. Фиона сняла туфли и пинком отбросила их вместе с юбкой. На ней остались только кружевные лифчик и трусики, а также пояс с чулками. Она ждала, что почувствует смущение и даже стыд, но выражение глаз Сэма заставило ее отбросить сомнения.

— Потрясающе, — сказал он таким тоном, что Фиона лишилась остатков рассудка. — Просто потрясающе.

Она улыбнулась, подошла ближе, обняла Сэма за талию и крепко прижалась к нему. От прикосновения затвердевших сосков к колючему кружеву и горячей мужской груди по ее спине побежали мурашки, и она невольно вздрогнула.

— Холодно? — спросил Сэм.

Фиона слегка укусила его в шею, потом закинула голову и посмотрела ему в глаза.

— Жарче не бывает. Его глаза потемнели.

— Если ты будешь говорить так, мы никогда не доберемся до спальни.

Она подарила ему самую чувственную улыбку из своего прискорбно малого арсенала.

— А кто сказал, что мы должны делать это в спальне?

Сэм неторопливо запустил руки под резинку трусиков, обхватил ее ягодицы и привлек Фиону еще ближе.

— Ты выдумщица. Это мне нравится.

Она выгнула спину и прижалась задом к его теплым мозолистым рукам.

— Гм-м... — промурлыкала Фиона, когда пальцы Сэма слегка сжали ее плоть. — А что еще тебе нравится?

— Фантазии. Расскажи мне свои фантазии.

Она бы поделилась с ним, если бы было чем делиться. Но Фиона не хотела признаваться в убогом воображении, в котором до сих пор так и не возникло ни одной непристойной картины.

— У меня есть идея получше.

Руки Сэма спускались вниз, мучительно медленно подбираясь к промежности. Он наклонил голову и нежно прикусил мочку ее уха.

— Рассказывай.

Горячее дыхание коснулось ее уха в тот момент, когда его пальцы начали ласкать ее влажные кудри. Эти ласки были такими легкими, что Фиона не могла отличить реальность от тех самых фантазий, о которых ему хотелось поговорить. Какие могут быть разговоры, если все внутри напряглось и заставляет прижиматься к его умелым рукам?

Она немного отстранилась и потянулась к заколке, все еще скреплявшей волосы. Видя, что Сэм следит за ней, Фиона осторожно расстегнула заколку и бросила ее на ковер рядом с одеждой и туфлями. Потом слегка тряхнула головой, и волосы рассыпались по ее плечам.

— Лучше продемонстрируй мне свои собственные фантазии, — негромко сказала она.

Грешное пламя, загоревшееся в глазах Сэма, заставило ее затаить дыхание.

— Сегодня ночью моя фантазия — это ты.

Не успела Фиона осмыслить эту чрезвычайно эротичную фразу, как ладонь Сэма обхватила оба ее запястья. Он прижал Фиону к стене и завел руки ей за голову. Его свободная рука могла делать что угодно. В конце концов, это была его фантазия.

Сэм провел кончиком большого пальца по нижней губе Фионы, затем опустил его и начал ласкать шею. Потом нагнул голову, и его горячие губы, следуя по тропинке, оставленной рукой, прошлись по ложбинке между грудями.

Его горячая ладонь была мозолистой, но ласкала нежно и бережно. Язык, губы и зубы приникали к ее груди так нежно, что кружилась голова.

6

Когда она подумала, что сейчас сойдет с ума от бушевавшего внутри желания, Сэм выпустил ее руки и медленно опустился на колени, продолжая ласкать губами и языком ее разгоряченную кожу. Чтобы не упасть, Фиона оперлась ладонями о стену. Он запустил пальцы под резинку и начал медленно спускать с нее трусики, целуя обнажавшиеся места с благоговением, от которого у Фионы сжалось сердце.

Когда трусики оказались на полу, Сэм провел ладонями по ее голеням и начал поглаживать ляжки. Ощущение было столь острым, что Фиона едва не потеряла сознание.

Потом он раздвинул ей ноги так бережно, словно Фиона была тепличным цветком. А когда притронулся к губкам и ввел во влажные глубины палец, все внутри напряглось еще сильнее. Желание стало нестерпимым.

Фиона затаила дыхание, потом судорожно выдохнула и издала гортанный стон, удививший ее саму. Ощущения опережали мысли. Под кожей заструились потоки мошной энергии; желание заставило ее податься вперед... к...

Она закрыла глаза и забыла о реальности, оставшейся за запертой дверью. Сегодня ночью ей предстоит путешествие в заоблачные края... если не подведет тело.

Но тут мысли окончательно покинули ее и остались только ощущения.

Возбуждение. Поглаживания пальцев. Блаженное напряжение. Прикосновения губ к влажным волосам. Огонь внутри. Язык, описывающий круги вокруг самого чувствительного места...

Она испытала все это и умирала от желания испытать большее.

— Не останавливайся, — прошептала Фиона.

Он тут же превратил горевший внутри костер в геенну огненную. Языки пламени, лизавшие тело, заставили ее качнуться к нему... к...

Сэм остановился.

У Фионы подломились колени, но его руки не дали ей упасть. Она широко открыла глаза.

Он остановился?

— Нет! — яростно, крикнула она и потянулась к его плечам, но Сэм уже встал. — Нет, — повторила она, готовая умолять Сэма, закончить начатое. Как он это сделал? Она была близка к оргазму. Во всяком случае, ближе, чем когда бы то ни было. Черт побери, она же просила его не останавливаться!

У него хватило духу улыбнуться.

— Почему?

Фиона открыла рот и уставилась на него, чувствуя, что сердце колотится о ребра.

— Почему? — наконец повторила она как попугай. Неужели это нужно объяснять? Он что, тупой?

— Почему? — кивнул он.

Если этот тип сейчас наклонится за рубашкой, она даст ему пинка в зад.

— Потому! — Конечно, ответ был не самый умный.

Сэм улыбнулся еще шире и крепко поцеловал ее в распухшие губы.

— Потому что ты была близка к оргазму?

Фиона смерила его подозрительным взглядом. Что за игру он затеял?

Одна рука Сэма погладила ее обнаженное бедро, вторая поднялась и бережно отвела в сторону волосы Фионы, потемневшие от пота.

— Все еще хочешь знать, так ли это хорошо, как тебе рассказывали?

Если бы он не остановился, она сама узнала бы ответ на свой вопрос.

— Ожидание, — сказал он в ответ на упрямое молчание Фионы. — Не просто получение физического удовольствия, на смену которому приходит облегчение, но нечто такое, что усиливает все твои чувства.

— Если бы мне была нужна словесная модель, я бы прочитала книгу или сходила на лекцию, — буркнула Фиона.

— Каждое нервное окончание в твоем теле оживает, а потом взрывается, — словно не слыша ее, продолжил Сэм. — Жидкое тепло, медленно заполняющее твое тело, это вещь чисто физическая. Но для полного сексуального удовлетворения нужно потерять рассудок. Вот что такое настоящий полный оргазм.

— Я была бы согласна и на половину.

Сэм улыбнулся, провел ладонью по ее плечу и предплечью, а потом их пальцы переплелись.

— Фиона, я мог бы заставить тебя кончить, но это было бы всего лишь физиологией.

— Ты действительно хочешь добраться туда, где не бывал еще ни один мужчина? — Она заставила себя засмеяться, несмотря на острое разочарование. — Чтобы попасть на южный полюс, тебе придется пересечь Антарктиду. Но мужчины плохо ориентируются на этой местности.

Сэм улыбался и не подавал виду, что его задел ее сарказм. Фиона ничего не могла с собой поделать. Его сексуальность, была слишком вызывающей.

Он поднес ее руку к губам и снова повторил фокус с прикосновением языка к запястью.

— Обещаю, — низко, звучно и чувственно сказал Сэм. — Я дам тебе все, о чем ты мечтала.

...Сэм никогда не встречал более рассудительной женщины. Как и женщины, менее стеснявшейся собственного тела. Обнаженная Фиона стояла в дверном проеме; свет, пробивавшийся из ванной, обрисовывал ее силуэт.

Он в жизни не испытывал большего возбуждения. Пятнадцать минут назад он прервал любовную игру вовсе не потому, что ему захотелось прочитать Фионе лекцию. Нет, он боялся потерять контроль над собой. Именно это заставило его предложить Фионе перейти в спальню.

— Не знаю, сможем ли мы воспользоваться этими презервативами, — сказала она.

Если бы он не остановился, то совершил бы самую грандиозную и постыдную ошибку и овладел бы ею без всяких предосторожностей. Сэм был достаточно опытен и понимал, что окончательно потерявшая голову Фиона не стала бы возражать против этого.

— Почему? Они что, старые? — Сэм прижался спиной к изголовью и прикрылся простыней.

Фиона повернулась к свету, посмотрела на коробочку, сдула с нее пыль и чихнула.

— Сколько им месяцев? — Сэму понравилось, что коробочка с презервативами стояла у нее в ванной так давно, что покрылась пылью. Это льстило его самолюбию.

— Шесть, — пожав плечами, ответила она. — Может быть, восемь. Ты не включишь лампу?

Сэм щелкнул выключателем и поймал брошенную ему коробочку одной рукой. Фиона забралась на кровать и раздвинула ему ноги так, словно делала это всегда. После их предыдущих ласк стыдливость была бы ханжеством.

— Там не написано, за какое время они высыхают? — Он положил коробочку на тумбочку, рядом с будильником.

— Ну, срок годности у них не такой, как у холодильника, но за пару лет ручаться можно.

Сэм положил ладони на ее бедра и привлек к себе.

— Что еще ты хочешь обсудить? — спросил он, хотя в данный момент беседа ему была нужна меньше всего на свете. Сейчас для него самым главным был первый оргазм Фионы.

От лампы с абажуром лился мягкий розовый свет. В зеленых глазах Фионы плясали озорные искорки. Она колыхнула грудью и подобралась ближе. Член Сэма тут же напрягся и запульсировал.

Фиона негромко застонала и потерлась о него через простыню.

— Какие-то вопросы у меня были, но сейчас я предпочитаю чувствовать.

Сэм, всегда готовый пойти женщине навстречу, провел ладонью по ее спине снизу вверх и слегка нажал на затылок. Фиона прильнула к нему, и Сэм уткнулся губами в ее шею.

— Расскажи, что бы ты хотела почувствовать. — Он коснулся языком нежной впадинки на шее, и Фиона затрепетала в его объятиях.

Она встала на колени и рывком сдернула разделявшую их простыню. Когда никаких преград не осталось, Фиона приподнялась, потерлась промежностью о кончик его члена и издала негромкий удивленный стон. Потом неуверенно повторила это движение, ахнула от удовольствия, и Сэму пришлось сосчитать до десяти, чтобы не потерять контроль над собой.

— Я хочу еще раз ощутить это, — сказала она, чувственно двигая бедрами. Сэм сосчитал до двадцати.

— Все тугое и горячее. Этап покалывания миновал. — Она затаила дыхание, затем выдохнула и испустила еще один довольный стон. — Я хочу, чтобы стало еще влажнее. Влажнее и жарче.

Когда она опустилась и стала тереться о его член, у Сэма задергались бедра. Физически Фиона была готова принять его, но он хотел большего. Хотел, чтобы Фиона забыла обо всем, кроме него и того наслаждения, которое он мечтал ей подарить.

А разве он сам сегодня ночью не желал забыть обо всем на свете? По его венам струилось пламя. Тело требовало облегчения и подгоняло сознание к той точке, после которой все потеряет для него значение, кроме этой невероятно чувственной женщины, сводящей его с ума.

Он схватил Фиону, опрокинул навзничь, лег на нее сверху и прорычал:

7

— С удовольствием!

Сэм был уверен, что без труда возбудит ее. Он пустил в ход губы и руки; негромкие стоны, музыкой звучавшие в его ушах, доказали, что он прав. Сэм широко раздвинул ей ноги, собираясь проникнуть глубже, чем в прошлый раз. Бедра Фионы инстинктивно приподнялись; она явно желала большего. И он дал ей это большее. Сначала ввел в нее один палец, затем два, провел языком по влажным губкам, а затем приник к самому чувствительному месту.

Тихие стоны Фионы сменились громкими криками; ее наслаждение возрастало с каждым движением мужских пальцев и языка. Ее тело было полностью готово. Сэм чувствовал, что она стремится достичь удовлетворения, но не желал заканчивать ее эротическое путешествие, хотя сам терпел из последних сил.

Он возбуждал ее, заставлял кричать, а потом осторожно отстранялся. Ноги ее дрожали, мышцами она сжимала его пальцы, но Сэм все еще не давал ей ощутить облегчение, к которому она так отчаянно стремилась. Он прижал Фиону к матрасу, чтобы сменить ритм, дать ей спуститься на землю, а потом снова воспарить ввысь.

Ожидание убивало его. Он испугался, что кончит сразу же, как только овладеет ею. Но сил сдерживаться больше не было. Он быстро надел презерватив и лег на нее. Потом осторожно поднял ее ногу и положил к себе на плечо, чтобы заставить Фиону полностью раскрыться. И только после этого медленно вошел в нее.

— Да-а-а... — простонала Фиона.

Она подняла бедра и целиком приняла его в себя. Внутри у нее было туго и влажно. Он раз за разом вонзался в нее, приближая к оргазму и Фиону, и самого себя. Ее стоны становились громче с каждым движением, тело извивалось, руки комкали простыню.

Наконец она испустила негромкое животное рычание, вырвавшееся из самой глубины ее существа. Ее мышцы судорожно сжались, стиснув его, и Сэм едва не потерял контроль над собой.

— Открой глаза, — приказал он, когда ее ресницы затрепетали и сомкнулись. — Смотри на меня, Фиона.

Она подчинилась, и Сэм как зачарованный следил за тем, как к читавшейся в ее глазах страсти присоединились изумление и суеверный страх. Тело Фионы свело сладостной судорогой.

— Да! — вскрикнула она, испытав оргазм и сжав кольцом мышц его член. — Ох, Сэм... Да!

Этих слов было достаточно, чтобы порвать цепи, в которые заковал себя Сэм. Он еще раз глубоко вонзился в нее, и его затопила волна наслаждения...

Прошло немало времени, прежде чем он снова начал ощущать окружающий мир. Острый, мускусный запах любви. Лежащее под ним тело Фионы, покрытое испариной. Ее едва слышный плач.

Сэм сполз с нее и привлек к себе. Как только она прижалась к его боку, он взял простыню и накрыл их обоих.

— Фиона, извини. Я сделал тебе больно, да?

— Нет. — Она шмыгнула носом. — Просто... — У нее сорвался голос, и затряслись плечи.

Встревоженный Сэм взял Фиону за подбородок и с удивлением увидел, что ее глаза полны слез.

— Ты что?

Она едва заметно улыбнулась.

— Не могу найти слов. Это было... Фиона вздохнула и прижалась к нему. — Невероятно. Совершенно невероятно.

...В щели жалюзи пробивался слабый утренний свет. Сэм стоял в изножье двуспальной кровати и следил за безмятежно спавшей Фионой. Она лежала на боку, обнимая его подушку. Это зрелище вызвало у него благоговейный страх и желание бежать со всех ног.

Желание бежать он понимал и даже одобрял. Но страх заставлял его нервничать.

Внимание Сэма привлекли красные цифры, замерцавшие на будильнике. Нужно идти, иначе он опоздает. Но он не мог собраться с силами, чтобы сделать это. Мысль о том, что Фиона проснется в его отсутствие, почему-то огорчала его. Не потому ли, что ночью он еще дважды занимался с ней любовью, но так и не смог насытиться?

Эта женщина так сексуальна, что ею хочется овладевать снова и снова.

Почему все так сложно?

Нужно уходить отсюда, думал Сэм. Немедленно. Он уже воспользовался ее душем, потому что проспал; до сих пор с ним ничего подобного не случалось. Заехать домой и переодеться, не было времени, иначе он опоздал бы на суточное дежурство. Если поторопиться, он успеет приехать на участок еще до того, как прибудет субботняя смена. Особенно парни, которые вчера были с ним в баре.

Но угроза разоблачения и насмешки не могла заставить его сдвинуться с места. О Боже, как ему хочется остаться с Фионой! Достаточно одной мысли о том, как он разбудит ее и займется с ней любовью, чтобы его тело напряглось. Черт побери, он отдал бы все на свете, чтобы еще раз услышать ее стоны. А потом пусть парни смеются над ним, сколько влезет.

Воспоминание о стонах Фионы заставило его улыбнуться. Он все-таки заставил ее испытать неведомое. Причем несколько раз подряд.

Сэм грустно вздохнул и провел рукой по влажным волосам. Нет, эта женщина не страдает недостатком воображения и знает толк в любви. И все же в ней есть что-то невинное и беззащитное... Странная мысль для человека, который избегает прочных связей.

Нет, он не питал к прочным связям отвращения, характерного для прежнего Бакстера, но и не желал расставаться с холостяцкой жизнью, как недавно сделал их средний брат Морган. Связи у Сэма были, но законный брак его не прельщал. Он не находил в семейной жизни ничего привлекательного. В отличие от подавляющего большинства женщин, с которыми ему приходилось иметь дело.

Да, он вступал в связи, но на своих условиях. Что тоже не нравилось большинству женщин. Все они стремились удержать Сэма и помешать ему, заниматься любимым делом — спасать людей.

Ну же, уходи, подумал он. Уходи незаметно. Не буди сытую женщину, которая зарылась лицом в подушку, еще хранящую твой запах.

И все же он обошел кровать, осторожно сел на край постели, протянул руку и убрал с ее лица прядь волос медового цвета. Потом наклонился и поцеловал ее в щеку.

— Фиона...

Она вздохнула и еще крепче обняла подушку.

— Гм?

Сэм ощутил прилив мужской гордости. В причине ее усталости сомневаться не приходилось.

— Мне пора на работу, — негромко сказал он. — Я хотел бы еще раз увидеть тебя.

Он не лгал. Хотя и думал, что здесь сыграл свою роль ген рыцарства. Фиона не должна считать себя одиночкой.

— Угу... Я тоже, — не открывая глаз, сонно ответила она.

— Может быть, завтра днем сходим в кино, а потом пообедаем? — Нет, рыцарство тут ни при чем. Ему и в самом деле хотелось узнать Фиону поближе.

— Не могу, — пролепетала она и перевернулась на другой бок. — Семейные дела.

— Я позвоню тебе, — сказал Сэм, не уверенный в том, что Фиона его слышала и запомнит этот разговор. Он самодовольно улыбнулся. Слова его она, может, и не вспомнит, но его самого не забудет никогда.

Он заботливо прикрыл одеялом обнаженное плечо Фионы, вышел из квартиры, удостоверился, что захлопнул за собой дверь, и по лестнице сбежал к пикапу, припаркованному у подъезда дома.

И только тогда спохватился, что не знает ее телефона. Ему не пришло в голову спросить не только номер телефона, но и фамилию Фионы. Дверь подъезда, снабженная кодовым замком, уже закрылась, и он не мог посмотреть, что написано на ее почтовом ящике.

Негромко чертыхнувшись, он завел двигатель. Может быть, это знак свыше, что прошедшая ночь должна остаться единственной и им следует держаться друг от друга подальше?

Сэм обвел здание взглядом, увидел цифры из кованого чугуна и несколько раз повторил их, чтобы не забыть.

Потом поехал по пустынной улице, добрался до перекрестка и прочел название на углу. Когда через пятнадцать минут Сэм выехал на скоростную трассу, он был уверен, что небеса ошиблись.

Желание увидеть Фиону еще раз не имело ничего общего с жарким сексом. Уже несколько месяцев он не испытывал такого интереса к женщине. Одного этого было достаточно, чтобы заинтриговать Сэма и заставить его предпринять дальнейшие шаги. Пожалуй, секс тоже сыграл свою роль. Жаркий секс и воспоминание о гордости, которую он испытал при виде страсти, вспыхнувшей в глазах Фионы.

О да, подумал он. Дело стоит того, чтобы продолжить исследование. И не только в постели.

8

ГЛАВА ПЯТАЯ

Подруги несколько недель думали, как лучше провести этот уикенд. Фиона сидела в самой шикарной сауне Мельбурна и думала, что сделать лучший выбор было нельзя. Горячий пар сотворил настоящее чудо. Массаж тоже был очень к месту. Мышцы, о существовании которых она и не подозревала, все еще слегка ныли, напоминая о самой сексуальной ночи в ее жизни. Но благодаря Сэму внутреннего напряжения она больше не ощущала.

Испустив блаженный стон, она закрыла глаза, без усилий представив руки, ласкавшие ее груди, и почувствовав прикосновение языка и зубов к чувствительным соскам.

— Хватит, Фиона, — прервал ее фантазии голос Бесс. — Рассказывай. Мы имеем на это право.

Фиона поправила пушистое махровое полотенце, завязанное узлом на груди, и смерила подруг неодобрительным взглядом.

— Скажите спасибо, что я вообще с вами разговариваю. Сначала напоили меня, а потом взяли на слабо, зная, что я не смогу отказаться...

Сесили громко хихикнула.

— Судя по румянцу на твоих щеках, ты попала в хорошие руки.

О да, руки у него что надо, подумала Фиона. Сэм подарил ей наслаждение, о котором она и не мечтала. Этот мужчина оказался искусным любовником, щедрым и самоотверженным. Он играл на ее теле как на скрипке, зная, где следует ласкать, чтобы доставить ей максимальное удовольствие.

Она отдала бы все на свете, чтобы испытать это удовольствие еще раз.

— Этот человек мог оказаться серийным убийцей, — шутливо сказала Фиона.

— У жертв серийного убийцы не бывает такой довольной физиономии, — возразила Бесс.

— Неправда! — вспыхнула Фиона.

— Сама знаешь, что правда. Так что выкладывай немедленно. — Бесс подтолкнула ее локтем. — Что было дальше?

Землетрясение.

— Он отвез меня домой. — И заставил совершить полет на Луну.

Сесили наклонилась и сложила руки на коленях.

— И?..

— Он целовал тебя? — спросила Бесс.

Фиона откашлялась, чтобы не расплыться в дурацкой улыбке. Он целовал каждый дюйм ее тела, как и обещал. Целовал места, которые мужчины целовали только в прочитанных ею книгах.

— Для начала.

— Для начала? О Господи, рассказывай. Не томи душу, — не вытерпела Сесили. — И только попробуй утаить хоть одну подробность!

Бесс убрала с лица спиральный платиновый локон.

— Я горжусь тобой. — Ее глаза блестели от любопытства. — Ну и как все прошло?

Гордиться тут нечем. Подумаешь, решилась переспать с совершенно незнакомым мужчиной... Не самое умное решение, независимо от результата. Говоря, что Сэм мог оказаться серийным убийцей, она шутила только наполовину. Фиона сама не знала, что на нее нашло, и приписывала свое стремление пуститься во все тяжкие упрямству и излишку спиртного.

И все же я не променяла бы эту ночь ни на что другое, подумала она. В конце концов, я все же испытала настоящий оргазм, а не простое покалывание. Уголок ее рта приподнялся сам собой. Возможно, теперь у нее появится пара сексуальных фантазий...

— Ты пригласила его к себе? — спросила Бесс.

Фиона кивнула.

— Да.

— И сколько он у тебя пробыл? — поинтересовалась Сесили. Всю ночь. Фиона пожала плечами и уставилась в пол.

— Ну... какое-то время.

Бесс недовольно хмыкнула. Не потому, что не одобряла безрассудное поведение подруги, а потому, что хотела услышать пикантные подробности.

— Когда он ушел? — продолжала допытываться Сесили.

Фиона закусила губу. Она не имела об этом понятия и проснулась лишь от звонка Сесили, объявившей, что она будет у Фионы через полчаса. Торопясь привести себя в порядок, Фиона с трудом вспоминала обрывки разговора и не могла понять, что ей приснилось, а что нет.

— Толком не знаю, — призналась она.

— Не верю! — воскликнула Бесс, а затем ахнула. — Так ты сделала это? — Она схватила Сесили за руку. — Ты можешь в это поверить? Она действительно сделала это!

Слава Богу, что они в отдельном номере, мелькнуло у Фионы в голове.

— Ну? — Бесс снова ткнула Фиону локтем. Та подняла глаза к небу.

— Сделала это? Нам что, снова шестнадцать лет? — Да, она уклонялась от ответа, но сомневалась, что такими интимными подробностями следует делиться даже с закадычными подругами. Эта ночь была... особенной.

Сесили наклонилась так далеко, что чуть не свалилась с керамической скамьи с подогревом.

— Ну? Каков он в постели?

Совершенство, подумала Фиона. Абсолютное совершенство.

— Земля тряслась? — поинтересовалась Бесс.

Фиона смущенно засмеялась, потому что подруга словно читала ее мысли.

Но земля действительно тряслась. Как минимум десять баллов по шкале Рихтера. С последующими менее сильными толчками, которые она ощущала во сне. Сэм перевернул ее мир с ног на голову, а потом заставил пересечь галактику и очутиться на седьмом небе, с которого мучительно не хотелось возвращаться на грешную землю. Одного воспоминания о рае было достаточно, чтобы захотеть очутиться там еще раз.

Бесс бросила на нее суровый взгляд.

— Фиона, не увиливай!

— Она просто не умеет делиться! — фыркнула Сесили.

Фиона очень даже умела делиться и, видит Бог, сделала бы это, не задумываясь. Но только с Сэмом.

— Разве у меня нет права кое-что утаить?

— Ты потеряла его в ту минуту, когда призналась, — возразила Сесили. — А теперь колись. Мы должны все знать. Ты трахнулась с ним или нет?

Фиона еле слышно вздохнула. Ну, никакой силы воли...

— Все ясно, — задумчиво сказала Бесс и кивнула. — Тебе повезло. Но как именно?

Когда рассказ закончился, щеки Фионы напоминали цветом свеклу. Но она понимала, что жаркая сауна была тут ни при чем. Бесс и Сесили смотрели на нее, широко раскрыв глаза и подняв брови. В номере воцарилась абсолютная тишина.

Фиона широко улыбнулась, а потом рассмеялась. Наконец-то ей удалось шокировать этих бесстыжих...

— Ты увидишься с ним еще раз? — выйдя из ступора, спросила Бесс.

Сесили бросила на Бесс недовольный взгляд.

— С самого начала подразумевалось, что это будет одна ночь. Зачем ты всегда все усложняешь? Секс ради секса. В этом нет ничего трудного.

Бесс с досадой покосилась на подругу.

— Не все из нас сексуальные революционерки. Некоторым нравится спать с одними и теми же мужчинами.

— По крайней мере, я не кривлю душой. — Сесили улыбнулась и послала Бесс воздушный поцелуй.

Фиона сурово посмотрела на обеих, потом вытянула ноги и откинулась на спинку сиденья.

— Вы очень смешные, но сегодня я не в том настроении, чтобы начинать гражданскую войну. — Сесили и Бесс спорили друг с другом — иногда яростно — еще со школьных времен. Фиона закинула голову, уставилась в потолок, а потом закрыла глаза. — Кажется, он сказал, что хочет увидеть меня еще раз, — сказала она. — Я не уверена, но что-то такое он говорил, когда уходил сегодня утром.

Сесили скептически хмыкнула.

— Ты провела незабываемую ночь, ну и что? Это еще не значит, что тебе нужно начинать искать простыни с монограммами!

Я даже не знаю фамилии Сэма, так что подобная опасность мне не грозит. Не знаю, где он живет и кем работает. Конечно, это не имеет значения, но все же было бы приятно узнать о нем кое-какие подробности.

Судя по внешности, Сэму немного за тридцать. Иными словами, он всего на несколько лет старше ее самой. На женатого он не похож, но может состоять в разводе и иметь полдюжины сыновей, которым не терпится пойти по стопам папочки.

А вдруг Сэм чопорный консерватор? Что он подумает о такой беспутной женщине, как она? Или зануда? Нет уж, спасибо. От зануд ее выворачивает наизнанку.

Хронический трудоголик? Еще хуже. Этого она не вынесла бы. Брак родителей рухнул на ее глазах, потому что отца никогда не было дома. Просто чудо, что он явился в суд на свой бракоразводный процесс.

— Нет, — наконец сказала Фиона. — Сесили права. Это была связь на одну ночь. — Она выпрямилась и серьезно посмотрела на подруг. — Первая и последняя. Тем более что я не знаю, как его найти.

9

— Через справочное бюро, — подсказала Бесс.

Фиона поморщилась.

— Не могу.

— Еще как сможешь, — ответила Бесс. — Поднимешь трубку и наберешь номер.

— Дело не в этом. Я не знаю его фамилии, — объяснила Фиона.

Тут отвисла челюсть даже у сексуально продвинутой Сесили.

— Хочешь сказать, что ты переспала с парнем, испытала первый в жизни неслыханный оргазм и даже не узнала, как его зовут?

— На самом деле их было три, — хмуро ответила Фиона. — Или четыре... — Их наверняка было бы четыре, если бы Сэм вовремя не убрал руку. — Нет, точно три.

Хотя Сэм безбожно дразнил ее, но насчет ожидания он не лгал. Когда она, наконец, испытала оргазм, то была так ошеломлена, что заплакала. А потом заснула в его объятиях, сытая до изнеможения. Вскоре Сэм разбудил ее поцелуем, и они снова занялись любовью. На сей раз неторопливо и чарующе медленно, но земля тряслась еще сильнее, чем в первый раз. Потом уже она сама разбудила его. Их совокупление было таким первобытным и стихийным, а оргазм таким сильным, что Фиона чуть не взорвалась.

Сесили щелкнула пальцами, привлекая внимание Фионы.

— Фамилия?

— Об этом и речи не было, — смущенно призналась Фиона. — Послушай, это неважно. Мы отлично провели время, вот и все. Я больше никогда его не увижу, так что это не имеет значения. А теперь давайте сменим тему, ладно? Обсудим карьеру Бесс или то, почему у нашей дорогой Сесили сегодня кислое настроение.

— У нее всегда кислое настроение. — Бесс улыбнулась. — А у меня действительно есть новости. Могу тебя обрадовать: мне предложили читать закадровый текст, для нескольких коммерческих клипов.

Новый предмет для дискуссии действительно обрадовал Фиону.

— А что с мультфильмом, который тебе предложили озвучивать на прошлой неделе? — спросила она.

Бесс хотела стать актрисой с тех пор, как Фиона ее помнила. К несчастью, объектив камеры заставлял ее цепенеть, что обнаружилось после первых же проб. Но, к счастью, звукооператорам нравился ее голос. Бесс прилично зарабатывала, озвучивая тридцатисекундные рекламные ролики или документальные фильмы. Но Фиона знала, как важна для Бесс аудитория. Озвучивание мультфильма очень много значило не только для финансового положения подруги, но и для ее дальнейшей карьеры. Бесс покачала головой, и ее завитые локоны запрыгали, как чертики на веревочке.

— Пока ничего. Нужно подождать три дня.

Фиона недоуменно нахмурилась. Разве Бесс только что не сказала, что получила предложение озвучить несколько рекламных клипов? Это как минимум месяц тяжелой работы...

— Бесс... — В голосе Сесили снова послышалось нетерпение. — Ради Бога, о чем вы говорите?

— Он позвонит ей через три дня, — объяснила Бесс таким тоном, словно разговаривала с тупицей.

— Она права, — подтвердила Сесили, кивком показав на Бесс. — Это дурацкое мужское правило. Даже если парни очень заинтересованы, они все равно ждут три дня, прежде чем позвонить.

Фиона снова закинула голову, закрыла глаза и выгнула спину, пытаясь снять напряжение с мышц.

— Я не давала ему номера своего телефона, так что говорить об этом не имеет смысла. Инцидент исчерпан, тема закрыта.

— Только один вопрос! — взмолилась Сесили. — Кто был прав, я или Бесс?

Фиона тяжело вздохнула.

— Ты о чем?

— Нос или руки?

Фиона расхохоталась, потом выпрямила руку и раздвинула пальцы.

— От основания ладони до кончика среднего пальца, — широко улыбнувшись, сказала она.

Сэм положил трубку и сунул в бумажник кредитную карточку. Продавца цветочного магазина не слишком обрадовало, что Сэм сделал заказ, не зная фамилии Фионы. Как и то, что Сэм попросил указать на сопроводительной открытке только номер его телефона. Малый испустил несколько тяжелых вздохов, но он был не настолько глуп, чтобы отказаться принять заказ на три дюжины розовых роз.

Идея с цветами была несколько старомодная, но Сэм не собирался от нее отказываться. По его мнению, ничто не действует на женщин сильнее роз. Разве что драгоценности. Он ни на секунду не сомневался, что Фиона поймет, кто их прислал. Теперь ей предстояло решить, стоит им увидеться еще раз или нет. Он сделал только одно: послал тридцать шесть доказательств того, почему Фиона должна позвонить ему.

Субботнее дежурство выдалось относительно спокойным, и Сэм воспользовался тишиной, чтобы немного вздремнуть. За день поступило всего несколько вызовов, для которых вполне хватило двух нарядов спасателей.

Остальные после проверки оборудования и транспортных средств уселись в общей комнате перед большим телевизором и начали смотреть футбольный матч.

Ребята не приставали к нему с насмешками — все были слишком подавлены гибелью Мака во время пожара в Мадинге восемь дней назад. В понедельник на голову Сэма должны были свалиться типы из Управления охраны труда. Большие шишки всегда вмешиваются, когда кто-то погибает, но Сэма ничуть не радовало, что по его душу явятся зануды и книжные черви, понятия не имеющие, что такое тактика. Ни одна чрезвычайная ситуация не похожа на другую. Спасатель действует благодаря инстинкту, развившемуся за годы учебы и работы; этому искусству невозможно научиться, читая инструкции.

Футбольный матч не вызвал у него интереса. Удивляться не приходится. Если Сэм не думал о Фионе, его мысли снова и снова возвращались к пожару, который стоил Маку жизни.

Пытаясь отвлечься, он вышел из общей комнаты и прошел в дежурку. Морган и его напарник Рей Грант, только что вернувшиеся с вызова, снимали с себя форму и клали на место неиспользованные медикаменты.

Сэм прислонился плечом к дверному косяку.

— Поздравляю с возвращением в ад, — сказал он брату, который провел медовый месяц на островах Тонга.

Морган оторвался от ящика с бинтами и серьезно ответил:

— Могло быть и хуже. — Потом толчком закрыл ящик, выдвинул следующий и оглянулся на напарника. — А где четыре одноразовых шприца?

Рей с силой хлопнул себя по лбу.

— Я так и знал, что что-то забыл!

— Как себя чувствует Хоуп? — спросил Сэм. Жена Рея была беременна.

— Слава Богу, ее утренняя тошнота закончилась, — ответил Рей. — Еще немного — и я бы почувствовал себя виноватым.

Потом Рей пошел к машине, оставив Моргана и Сэма наедине.

— Он превратился в настоящего слюнтяя, — сказал Морган, убедившись, что Рей не слышит. — Боюсь, со мной случится то же самое, если Джессика станет кланяться фарфоровому богу по двадцать четыре часа семь дней в неделю.

Сэм не сомневался в этом ни секунды. Он был уверен, что вскоре Морган испытает это на собственной шкуре. Ему было заранее жаль свою невестку. Сердце у Моргана доброе; в конце концов, он начнет страдать не меньше, чем Джессика, и бедняжке придется его утешать.

Хвала небесам, самому Сэму это не грозит. С него вполне хватает теоретических знаний о беременности и родах, которых требует инструкция. Он видел достаточно родов в дороге и понимал, что это не пикник. Как для матери, так и для отца.

Морган откашлялся.

— Что-то вид у тебя неважнецкий... Поздно лег?

Невинный тон брата не обманул Сэма.

— Слухи распространяются быстро.

— Разве можно молчать, когда старину Сэма подцепляет какая-то красотка?

— Сплетнями развлекаются только недоумки.

Морган пожал плечами и усмехнулся.

— Это куда интереснее правды... Ну что, будем признаваться или играть в молчанку?

Сэм отошел в сторону, увидев Рея, тащившего несколько коробок с лекарствами.

— И не собирался, — ответил Сэм. Морган взял у Рея коробки и поставил их на стол.

— Мы с Бакстером тоже не собирались, но ты всегда нас раскалывал.

Как только Рей снова пошел к машине, Сэм сложил руки на груди и снова прижался плечом к косяку.

— Потому что я старше, умнее и красивее. Морган рассмеялся, а потом покачал головой.

— Старше — не спорю, а вот все остальное — вряд ли. Что, сильно разобрало?

Конечно, Моргану можно доверять. Более того, он этого заслуживает. Но это не значит, что Сэм имеет право размякать так же, как делали братья, когда он выпытывал у них подробности. Да, они считают его слишком властным и любопытным, но он всегда заботился о них. Бакстер и Морган — это его семья. Он приглядывал за ними с десяти лет. Конечно, теперь братья выросли, но это дела не меняет.

10

— Не очень, — сказал Сэм, сделав бесстрастное лицо. — Я кое-кого встретил, и мы неплохо провели время. Все, конец истории. — Он не возражал бы против повторения. Частого повторения.

Морган сунул вернувшемуся Рею пригоршню одноразовых шприцев.

— Ты присутствовал при этом? — спросил он напарника.

— Конечно, — хихикнул Рей. — У него глаза на лоб полезли.

Сэм выпрямился и сунул руки в передние карманы форменных брюк.

— Ну, вы, гении, с чего вы это взяли?

— Достаточно было двух слов. — Морган поднял в воздух два пальца. — «Конец истории». — Он посмотрел на Рея. — Ты когда-нибудь слышал, чтобы он говорил «конец истории»?

Грант сунул шприцы в ящик.

— Никогда.

Морган торжествовал.

— Значит, тебя сильно разобрало. — Он потянулся за остальными коробками, принесенными Реем. — Признавайся.

Сэм пожал плечами, уверенный только в том, что снова хочет лечь с Фионой в постель. Причем, как можно скорее.

— Сначала ты, — сказал Рей Моргану, выходя вслед за ним из кладовки. — Потом Бакстер, а теперь Сэм. Мужики семейства Аллардайс тонут быстро.

Сэм слегка попятился.

— Идите, идите... — Но расстояние не помогло ему избавиться от тревожных мыслей. Он не утонет. Не станет жертвой болезни, которая поразила Моргана и, похоже, даже Бакстера. — Мы хорошо провели время, вот и все. И будут хорошо его проводить, пока у Фионы хватит сил терпеть его. Да, его зацепило, но какого мужчину не зацепила бы фантастическая ночь, проведенная с такой женщиной? Много лет назад Сэм поклялся, что никто и ничто не встанет между ним и теми, кого он любит. А Фиона не исключение.

Когда его мать, тоже спасатель, погибла при исполнении служебных обязанностей, их старик махнул рукой на все, что прежде имело для него значение: карьеру, детей и даже собственную жизнь.

Первые месяцы Сэм боялся отца и приступов его пьяного гнева. Но, когда Хью Аллардайс выходил из запоя, он погружался в глубокую депрессию, и вскоре страх Сэма перешел в презрение. По его мнению, каждый раз, когда отец топил горе в вине, — а происходило это часто, — он предавал память Коры Аллардайс.

В то время Морган и Бакстер были слишком маленькими и не помнили, как их родители ссорились из-за профессии, выбранной матерью. Кора была сильной женщиной и не пасовала ни перед мужем, ни перед начальством, которое не хотело, чтобы она участвовала в ликвидации чрезвычайных ситуаций. Мать погибла как герой. Сэм и тогда и теперь был убежден, что она заслуживала куда большего, чем постоянное ворчание мужа, недовольного ее борьбой за свои права.

— Эй, Сэм... Сэм!

Сэм заставил себя прогнать мысли о прошлом (как делал двадцать с лишним лет, когда его начинали душить воспоминания), посмотрел на брата и увидел его мрачное лицо.

Морган кивнул на Рея.

— Что он имел в виду, когда сказал «потом Бакстер»?

Рей застонал и спрятал глаза.

— Не обращай внимания.

— О чем он говорит? — спросил Морган Сэма.

— Бекки Бадд, — напомнил Сэм. Он начал подозревать, что между младшим братом и Бекки что-то происходит, когда Бакстер пригласил девушку на свадьбу Моргана. — Это может быть серьезно.

— Бакстер? — Морган расхохотался и прижал руку к груди. — Наш Бакстер? Бакстер, который живет в спальне с вращающейся дверью?

Эта новость удивила Сэма куда меньше, но приходится учитывать, что Моргана сильно отвлекал роман с Джессикой.

— Он самый.

Морган негромко присвистнул.

— Будь я проклят!

Рей присел на корточки.

— Похоже, он тоже здорово втрескался.

Морган покачал головой.

— Ни в коем случае. Только не Бакстер! — Он снова засмеялся. — Женщины — это его хобби. Помните, как он дал маху и пригласил к себе двух девушек, назначив им свидание в одно и то же время?

Рей улыбнулся и поднял лохматые брови.

— Да, и обе остались ночевать. Везет же некоторым!

— В последнее время это не так, — ответил обоим Сэм. — После знакомства с Бекки, все как рукой сняло.

Рей положил руки на колени и кивнул.

— Я слышал, что Бакстер ни с кем не встречался даже в те две недели, когда они с Бекки не разговаривали.

Морган провел рукой по волосам.

— Просто ужас, что может случиться с человеком за три недели.

Сэм смерил Рея суровым взглядом.

— Что тебе известно?

Тот поднял руки, показывая, что больше не скажет ни слова.

— Поговори с ним сам.

Морган подошел к Сэму, и они устремились в атаку.

— Мы разговариваем с тобой.

— Кончайте, ребята, — принялся защищаться тот. — Я дал Пороху слово, что буду молчать.

— А я даю слово, что размажу тебя по стенке, если не расколешься, — сказал Морган. Конечно, это была только угроза, однако Рей все же попытался сдержать улыбку.

— Ладно, так и быть. Но только потому, что мы напарники.

Морган нахмурился.

— Ближе к делу, Рей.

— Сегодня Порох сказал, что Бакстер просил Джуди сходить с ним к ее ювелиру. — Рей перевел взгляд с Моргана на Сэма.

Сэм равнодушно пожал плечами.

— Это может значить что угодно.

Рей задумчиво покачал головой.

— Нет, парень. Ему нужно обручальное кольцо.

Эта новость застала Сэма врасплох. Конечно, Бакстер неравнодушен к Бекки. Сэм плохо знал ее, но эта девушка не похожа на других подружек его младшего брата. Неужели Бакстер решился?..

— Ты ведь не думаешь, что он собирается жениться, правда? — спросил он Моргана.

Брат возвел глаза к небу.

— Старик, я понимаю, что в таких вещах ты не разбираешься, но люди поумнее, считают тебя полным ослом.

— Морган, она беременна, — сказал Сэм. Он не мог смириться с мыслью, что Бакстер станет семейным человеком. Мысль о прочной связи его младшему брату была чужда.

Морган помрачнел.

— Ну и что?

— Но не от Бакстера. Зачем ему нужна такая ответственность? — возразил Сэм. В отличие от Моргана Бакстер не герой. Он не спасает женщин, как Морган, а коллекционирует их. Довольно трудно представить себе, что Бакстер способен, на прочную связь. Но жениться на женщине с чужим ребенком? Это, не лезет ни в какие ворота.

— По-твоему, это многое меняет?

Сэм на мгновение задумался. Может быть, и нет. Самое главное — это чтобы брат был счастлив. Что ж, теперь, когда Морган женился, а Бакстер, кажется, тоже готов продать себя в рабство, он умывает руки.

— Наверное, ты прав, — наконец ответил Сэм, ломая голову над тем, какой вирус поразил его братьев почти одновременно.

— Конечно, прав. Но прежде чем ты начнешь всюду совать свой нос, давай прижмем к стенке Пороха, — предложил Морган.

— Зачем? — нахмурился Сэм. — Что он сделал?

Если бы тощий фельдшер посмел обидеть Джуди Батлер, ему пришлось бы держать ответ перед всеми тремя братьями. Джуди и Бакстер были одногодками и лучшими друзьями с тех пор, как Бакстер раздавил велосипедом ее куклу, а она за это дала ему в глаз. Лет в пятнадцать она стала настоящим бедствием, решив, что влюбилась в Сэма. Но даже это не повлияло на его чувство к ней. Джуди была своей, а своих Сэм привык защищать.

Не ожидая объяснений, Сэм устремился в общую комнату. Нужно напомнить Пороху, что с Джуди следует обращаться осторожно. Морган и Рей пошли следом.

— Тебе не кажется, что он сегодня слегка не в себе? — театральным шепотом сказал Морган напарнику.

Рей хмыкнул.

— Похоже, он думает о чем то другом.

— Точнее, о ком-то.

Сэм обернулся и смерил обоих угрюмым взглядом.

— Эй, клоуны, вы про что?

Морган посмотрел на него с жалостью, как на несмышленыша.

— У Джуди никогда не было своего ювелира.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Фиона пошевелила пальцами, издала довольный вздох и аккуратно поставила замшевые туфли рядом с кроватью: нужно было проветрить их, прежде чем класть в коробку. Она больше никогда не сравнит секс с парой туфель, снятых после долгого дня. Как говорится, дистанция огромного размера...

Она встала и пошла к шкафу за любимым тренировочным костюмом. Перед зеркалом в большой хрустальной вазе стояли присланные Сэмом розы. Три дюжины самых бледных розовых роз, которые ей доводилось видеть. Фиона вдохнула изысканный аромат, наполнивший комнату. Мужчины и раньше дарили ей цветы, но обычно она получала букеты только по особым случаям. Например, в день рождения.

11

Слава Богу, цветы доставили, когда она была одна. После утра, проведенного в сауне, последовал поздний ланч, а затем Сесили развезла подруг по домам. По дороге Фионе пришлось выслушать романтические бредни Бесс и еще одну циничную речь сексуальной революционерки.

Цветы ясно говорили, что Сэм хочет увидеться еще раз. Фиона оценила щедрость поклонника, но не обманывалась на его счет. Сэма привлекает секс, а не желание лучше узнать ее.

Невероятный, ошеломляющий секс, но всего лишь секс...

Правда, эта мысль не слишком огорчала ее. Во-первых, Фиона наслаждалась каждой проведенной с ним минутой; во-вторых, она и сама не искала прочной связи. В один прекрасный день появится мужчина, с которым она захочет связать жизнь, но это не Сэм.

Несмотря на отсутствие иллюзий, относительно его намерений, следует соблюдать вежливость — так уж ее воспитали. Нужно позвонить ему и поблагодарить. Поблагодарить, вот и все.

Фиона переоделась, вынула из пластика сопроводительную открытку, прошла в спальню, посмотрела на телефон и закусила губу.

Секунду помедлив, она решительно взяла трубку и набрала номер.

— Привет. Это Фиона. — Она пыталась говорить спокойно и уверенно, но на самом деле сильно нервничала.

— Я надеялся услышать тебя.

Тон у Сэма был довольный, но она недостаточно знала этого человека, чтобы отличить любезность от искреннего интереса.

— Я только что вернулась с дня рождения.

— Со своего?

— Ишь, какой хитрый! — засмеялась она.

— Пытаюсь, — ответил Сэм. — А когда у тебя день рождения?

Мужчины, интересующиеся только сексом, таких вопросов не задают... Фиона слегка оттаяла.

— Если ты спросишь, какой у меня знак зодиака, я повешу трубку. — Фиона услышала шуршание бумаги. Он читает газету? Нет, скорее комикс.

— Да, это слишком банально, — со смешком ответил он.

— Как и цветы. Но они красивые. — Она откинулась на гору подушек. — Именно за этим я и звоню. Спасибо, Сэм.

— Мне нравится слышать, как ты произносишь мое имя.

Можно было либо пропустить эти слова мимо ушей, либо продолжить флирт. Конечно, продолжить, подсказал внутренний голос.

— Особенно приятно оно звучало в пятницу вечером, — добавил Сэм.

Как будто ей требуется напоминание... Фиона закрыла глаза и тут же открыла их снова, борясь с эротическими воспоминаниями.

— Угу, — пробормотала она, начиная чувствовать возбуждение. Ее решимость таяла на глазах. — В пятницу вечером или в субботу утром?

— Утром. — Голос Сэма стал хрипловатым. И сексуальным. — Как насчет обеда?

Фиона рывком выпрямилась.

— Сейчас? — Неужели он читает ее мысли?

— Еще и семи нет. Если ты сыта, можем ограничиться десертом.

Кто из них будет этим десертом? У Фионы подскочил пульс.

Да, она сама пригласила Сэма к себе, но это вовсе не значит, что она легкая добыча.

— Знаешь, звучит заманчиво, но я не могу.

— Другие планы? — В голосе Сэма прозвучало разочарование.

Неужели он действительно хочет увидеться?

— Честно говоря, я без сил, — солгала Фиона. Она еще никогда не ощущала такого прилива энергии. — Праздновала день рождения племянников. У моей старшей сестры двое близнецов. Ты можешь представить, на что способна дюжина пятилетних мальчишек? Они тараторят со скоростью сто слов в минуту, а шум стоит как на концерте «Металлики».

— Могу, — ответил он.

Интересно, откуда? Личный опыт? Фиона снова подумала о полудюжине маленьких Сэмов, идущих по стопам отца.

— А как насчет завтрашнего вечера? — спросил он. — Я освобожусь в шесть. Семь часов подходит?

Похоже, он и в самом деле хочет видеть ее...

— Подходит, — сказала Фиона. Посещение 5-го участка не сулит ей ничего хорошего. Может, обед позволит отвлечься от неприятных мыслей... — Завтра у меня тяжелый день, так что это может оказаться очень кстати.

— Что именно тебе предстоит?

Искренний интерес, прозвучавший в голосе Сэма, заставил ее улыбнуться.

— Новое задание, которое мне не по душе, — сказала она. — Нужно к нему подготовиться, а я совершенно измучена.

— Могу помочь.

Этот человек умеет обольщать. Хотя Фиона и не знала, что им руководит, но соблазн слишком велик.

— Я отдала бы полцарства за массаж спины.

— Я кладу руки тебе на плечи. Ты их чувствуешь?

Она закрыла глаза, отмахнулась от внутреннего голоса и дала волю фантазии.

— Да.

— Мои ладони смазаны ароматическим маслом. Ты ощущаешь, как они скользят по твоей коже? Чувствуешь, как они спускаются по спине?

У Фионы захватило дух.

— Ниже... — Сэм сделал паузу. — Еще ниже. Еще один дюйм, и это станет опасно...

Она откашлялась.

— Расслабься, Фиона, — промурлыкал Сэм ей на ухо. — Расслабься и представь себе, что мои руки гладят твои бедра.

Фиона громко вздохнула. Плевать на бедра. Она прекрасно знает, к чему должны прикасаться его руки. Внизу живота возникла сладкая боль.

— Спокойной ночи, Фиона.

Услышав щелчок, за которым последовали гудки, Фиона широко раскрыла глаза.

— Не-е-ет! — Этот подлец все-таки достал ее. Добился своего.

Фиона злобно уставилась на аппарат. Интересно, как ей удастся сосредоточиться на работе, если тело изнывает по мужчине, которого нет рядом? Тем более теперь, когда она знает, какого удовольствия лишается?

Фиона протянула капитану Невиллу Хаммеру составленный вчера вечером перечень людей, с которыми ей хотелось побеседовать в первую очередь.

— В ближайшие дни я собираюсь провести собеседование с людьми, оказавшимися свидетелями несчастного случая, проверить оборудование и понаблюдать за действиями ваших подчиненных.

На вид Хаммеру было лет сорок пять. Пока что требования Фионы не вызывали у него отпора.

— Кроме того, я хотела бы, чтобы командир отделения завтра встретил меня на месте событий и рассказал, как все происходило.

— Лейтенант Аллардайс, — кивнул капитан, не дав ей снова заглянуть в перечень. — Это не проблема.

Видимо, Хаммер не считает ее врагом. Но Фиона сомневалась, что его подчиненные думают так же. К инспекторам Управления обычно относятся, как к ядовитым змеям.

— Если лейтенант Аллардайс свободен, я хотела бы начать опрос именно с него.

— Свободен. — Капитан встал. — Он даст вам всю информацию, которая нужна для скорейшего завершения дознания. Кроме того, наши сотрудники помогут вам проверить исправность приборов.

— Спасибо, капитан. — Фиона встала. — Я знаю, всем вам приходится несладко. Сочувствую вашей потере.

Лицо капитана помрачнело. Он кивнул Фионе и пошел к двери.

— Я пришлю лейтенанта Аллардайса. Можете пользоваться моим кабинетом столько, сколько понадобится.

Фиона еще раз поблагодарила его, взяла чемоданчик, села за письменный стол и задумалась. Если она будет действовать с позиции силы, ее начнут уважать, хотя и со скрипом. Без этого ничего не получится.

Она одернула короткий блейзер цвета морской волны и расправила плечи. Когда дверь открылась, Фиона подняла взгляд, не поверила своим глазам и молча опустилась в потертое кожаное кресло.

Этого не может быть...

На пороге стоял Сэм. Темно-синие брюки облегали его мускулистые бедра и длинные ноги. Голубая форменная рубашка обтягивала грудь и подчеркивала ширину плеч. Тех самых плеч, которые она сжимала в порыве страсти.

Лоб Сэма пересекла глубокая морщина, взгляд светло-голубых глаз стал подозрительным.

— Ты лейтенант Аллардайс? — все еще не веря себе, спросила Фиона. — Спасатель?

— Верно, — медленно ответил он. — Фиона, что ты здесь делаешь?

— О Боже... — пробормотала она и закрыла лицо руками. — Это невозможно. Просто невозможно.

Дверь со стуком закрылась. Или это был стук ее собственного сердца, упавшего на пол?

— Что происходит, черт побери?! — сердито спросил Сэм. Его голос не имел ничего общего с сексуальным шепотом. С шепотом, от которого ее бросало в дрожь.

Фиона подняла голову. Этот человек ничем не напоминал мужчину, который перевернул ее мир вверх тормашками и заставил понять, что такое настоящий секс. Он был холодным, замкнутым и взвинченным.

12

Она боролась с дурными предчувствиями.

— Я расследую дело о гибели Роберта Макфарленда, — сказала Фиона. — Работаю инспектором в отделе пожаров Управления охраны труда.

Сэм затейливо выругался.

Фиона задумчиво кивнула.

— Вот именно, — сказала она. — Я тоже так думаю.

Должно быть, это дурной сон, подумал Сэм. Он ожидал встретить в кабинете капитана напыщенного малого в дешевом костюме, а не женщину, с которой хотел лечь в постель.

— Нужно было сказать мне, что ты работаешь в Управлении охраны труда.

Фиона встала, уперлась ладонями в крышку стола и смерила его сердитым взглядом. В голосе Сэма слышалось осуждение. Что ж, тем хуже для него.

— А ты сам сказал мне, где работаешь?! Мы даже фамилий друг друга не спрашивали!

Разве он мог это забыть? Анонимность притягивала его. Он с радостью ухватился за возможность стать не спасателем, не командиром отделения, не мальчиком, который был слишком мал для ответственности, свалившейся на его плечи, а просто Сэмом. Позволил себе, на несколько часов забыть, зачем вообще пришел в этот бар, не думая, чем это может закончиться.

Он посмотрел на Фиону. Ее губы были плотно сжаты. Она ничем не напоминала вчерашнюю женщину. Деловой костюм серого цвета, белая блузка и строгая прическа раздражали Сэма не меньше, чем осуждение, звучавшее в ее голосе. Он предпочитал ту Фиону, которая кричала во время оргазма.

Фиона снова села в кресло и подперла рукой подбородок.

— И что мне теперь делать? — пробормотала она, глядя в другую сторону.

По его мнению, выход был только один.

— Пусть дознание поручат кому-нибудь другому.

Фиона медленно опустила руку, смерила Сэма еще одним сердитым взглядом и нахмурилась.

— Черта с два! — бросила она.

Сэм, не чувствовавший себя виноватым, сделал два шага, уперся руками в стол и наклонился вперед, как только что сделала она.

— У тебя нет выбора. — Он понизил голос, боясь, что их подслушают. — Конфликт интересов, Фиона. Звони в Управление.

— Нет, — так же негромко, но решительно ответила она. — Это мое дело. Мое дознание. Понял?

— У тебя нет выбора, — повторил Сэм, на сей раз громче.

— Я не стану отказываться от дела только потому, что мы... — Она нахмурилась еще сильнее. — Только потому, что мы с тобой трахнулись! — выпалила Фиона.

И тут Сэм не выдержал. Что вывело его из себя? Грубое слово, которым Фиона охарактеризовала их отношения? Ее презрительное отношение к объединявшему их неповторимому чувству? Или то, что его шансы провести с Фионой сегодняшнюю ночь теперь равняются нулю? Ради собственного спокойствия следует выбрать последний вариант. Но, увы, он подозревал, что два первых куда ближе к истине.

— Разве этот этап миновал? Забыла, что ты согласилась сегодня пообедать со мной?

Она прищурилась и процедила:

— Если ты думаешь, что из-за грандиозного секса я поставлю под удар свою карьеру, то сильно ошибаешься. Этого не будет.

Сэм выпрямился.

— Передача дела не скажется на твоей карьере. В отличие от продолжения. Я был там старшим. Именно я послал Мака в тот дом. Наши личные отношения могут повлиять на твою объективность. Ты должна понять это.

Фиона сложила руки на груди и уставилась на него.

— Наши отношения? Нет у нас никаких отношений! — При виде ее саркастической улыбки гнев, который Сэм до сих пор тщательно сдерживал, вырвался наружу.

— Ты так думаешь? Напоминаю. Ты просишь разрешения угостить меня. Потом приглашаешь меня к себе домой. Мы занимаемся любовью. — Он злобно прищурился и посмотрел ей в глаза. — Всю ночь напролет.

Фиона отвернулась.

— Это еще не значит, что между нами существуют личные отношения.

— Ах, вот как? — взвился Сэм. — Ты позвонила мне. Согласилась встретиться со мной сегодня вечером. Мы даже играли в секс по телефону. Напоминаю на случай, если ты забыла. По-твоему, это не личные отношения? Нет, конфликт интересов налицо.

— Ты сам прислал мне цветы. — Краска, залившая щеки Фионы, существенно ослабила силу этого аргумента.

— А ты сама решила позвонить мне! — Сэм повысил голос, но даже не заметил этого. — Черта с два ты сняла бы трубку, если бы не хотела продолжения!

Фиона опустила руки. В ее взгляде читались гнев и досада.

— Значит, во всем виновата я?

Сэм сел на угол письменного стола и попытался взять себя в руки.

— Я хочу сказать только одно: тебе не следует заниматься этим делом. Я тебя ни в чем не обвиняю.

— Нет, обвиняешь, — стояла на своем Фиона. — Впрочем, мне все равно. Я не собираюсь передавать дознание другому человеку только из-за того, что мое пребывание здесь действует тебе на нервы.

Сэм сделал глубокий вдох, но справиться с собой так и не сумел. Новая Фиона, ему ничуть не нравилась. Она была не решительной, а упрямой как осел. Неспособной воспринимать разумные доводы. И, как ни прискорбно, чертовски сексуальной. Он желал ее. Желал отчаянно. И хотел, чтобы это желание вылилось в нечто более позитивное, чем дурацкая ссора.

— Как ты можешь заниматься этим делом? Твою объективность поставят под сомнение, — возразил он.

— Я профессионал. И не позволю, чтобы это случилось.

Нежелание Фионы прислушиваться к доводам рассудка окончательно вывело его из себя.

— Черт побери! — прорычал он и оттолкнулся от стола.

Фиона широко раскрыла глаза, и это заставило его опомниться.

Сэм провел рукой по волосам и сделал глубокий вдох. О Господи, что с ним происходит? Он никогда не терял хладнокровия. Не злился и не кричал, особенно на женщин. Поклялся, что не будет следовать примеру отца, но слова своего не сдержал.

Сладить с гневом было нелегко. Куда исчез тот хладнокровный бессердечный ублюдок, которым его часто называли в последнее время? На что он потратил столько лет?

— Извини, — сказал он Фионе. Она кивнула, показывая, что принимает его извинение.

Слегка успокоившись, Сэм спросил:

— Неужели ты не понимаешь, что это может кончиться катастрофой?

Она тяжело вздохнула и села на краешек кресла для посетителей.

— Катастрофой кончится, если мы будем продолжать видеться друг с другом.

Она что, шутит?

— Во всяком случае, пока не кончится дознание, — продолжила Фиона, — наши отношения будут сугубо официальными.

Серьезный тон Фионы вызвал у него острую досаду. Сэм уже двое суток мечтал снова очутиться в ее постели.

Он не осуждал Фиону за преданность делу. И хорошо понимал ее нежелание передавать дознание другому сотруднику. Но почему она не хочет признавать, что их неудержимо влечет друг к другу? Неужели эта женщина слепая?

Сэм шумно выдохнул. Он обязан заставить ее понять, что к чему. Если Фиона откажется передать дело другому, придется принять жесткие меры. Внезапно ему стало ясно, что именно нужно сделать.

Он схватил ее за руку, вытащил из кресла и привлек к себе.

— Ничего не выйдет, — решительно сказал он.

Взгляд Фионы стал осторожным, но она не сопротивлялась.

— Нет, выйдет... — неуверенно ответила она.

Вот и отлично.

Стоило Сэму наклонить голову и коснуться губами ее уха, как она забыла, что находится на работе. Она задрожала всем телом, потом негромко застонала и прошептала его имя.

— Тсс-с... — Он прикусил мочку ее уха. — В том, как ты действуешь на меня, нет ничего профессионального, — прошептал он. — А в реакции твоего тела — и подавно.

Не успела Фиона открыть рот, как Сэм крепко поцеловал ее. Она испустила еще один громкий стон и обвила руками его шею. Более сладкой победы не было на свете.

Близость ее стройного тела несказанно возбуждала Сэма. Он прильнул губами к шее Фионы и вдохнул опьяняющий экзотический аромат ее шелковистой кожи.

— Ничего профессионального, — прошептал он.

Фиона прижалась к нему, откинула голову, и он прикоснулся языком к жилке, пульсировавшей на ее шее.

Она вздохнула.

— Тебя могут обвинить в сексуальном домогательстве...

Он чуть отстранился и увидел, что глаза Фионы потемнели от желания.

13

— Ни в коем случае. — Сэм слегка покачал головой. — Ты ответила на мой поцелуй.

Фиона неохотно высвободилась из его объятий. Сэму не терпелось раздеть ее, положить в постель, услышать, как охваченная страстью женщина снова и снова шепчет его имя. Что он и собирался сделать в самое ближайшее время.

— Ты прав, нам будет трудно работать вместе, — сказала она. — Но ты должен понять, что работа для меня главное.

У Фионы был дар произносить нужные слова. К счастью для Сэма, она задела его больное место. Работа всегда оставалась для него главной. Он уважал этот принцип.

— Я не откажусь от дознания, — продолжила она. — Не следует смешивать дело и удовольствие. Это совершенно ясно. Я составлю отчет, а там будет видно. Согласен?

— Согласен, — почти искренне ответил Сэм. Да, смешивать дело и удовольствие не следует, особенно в данном случае, но он не собирался ждать, пока Фиона закончит дознание. Он продолжал питать дерзкую надежду, что их взаимное влечение заставит Фиону срочно передать дознание другому сотруднику. Мысль о предстоящих возможностях и наслаждениях заставила его широко улыбнуться. — Да, — медленно произнес Сэм. — Там будет видно.

...Фиона вернулась домой в конце дня, измотанная, как морально, так и физически. Она положила чемоданчик и сумочку в платяной шкаф, как делала каждый вечер, а затем прошла в ванную и включила горячую воду.

Ей нужно было расслабиться и смыть с себя напряжение, вызванное трудными опросами работников участка. Кожу покалывало, тело мучительно жаждало мужского прикосновения, и ей хотелось плакать от досады. Сэм без труда опроверг все доводы Фионы и раздул пламя, просто прикусив мочку ее уха.

В следующий раз ей придется быть сильнее. Но как это сделать?

После размолвки в кабинете капитана все отделение узнало об их отношениях. Более того, во время бесед она поняла, что кое-кто из этих людей в пятницу был в баре.

Инстинкт самосохранения велел Фионе перенести беседу с Сэмом на следующее утро. Хотя до конца дня они почти не виделись, но одного страстного поцелуя оказалось достаточно, чтобы Сэм не выходил у нее из головы.

Фиона сняла с себя одежду, бросила ее в корзину для грязного белья, смыла косметику и распустила волосы. Она не ждала, что спасатели охотно поделятся информацией с посторонним человеком, и оказалась права. Получить нужные сведения было нелегко. Даже в официальных отчетах содержалось больше подробностей, чем ей удалось выудить из сплоченного коллектива 5-го участка.

Чем крупнее трагедия, тем сильнее заговор молчания, подумала она. И все же кое-что я узнала. Как ни странно, специалист по расследованию умышленных поджогов Бакстер Аллардайс, которого она запомнила в баре, оказался младшим братом Сэма. Морган, другой брат Сэма, работал здесь же фельдшером. Правда, сегодня была не его смена, да и на месте гибели спасателя второй категории Роберта Макфарленда он не присутствовал.

Согласно показаниям Бакстера, два спасателя вошли в дом, пытаясь выручить из беды молодую мать и двух маленьких детей. Семью удалось эвакуировать, один из спасателей также выбрался наружу, но Макфарленд заблудился в дыму. Он вызвал помощь по рации, но было слишком поздно: через несколько секунд рухнула крыша.

В сведениях, сообщенных Бакстером, не было ничего нового. То же самое содержалось в отчетах и показаниях других сотрудников участка. За одним маленьким исключением: команда, состоявшая из специально обученных людей и предназначенная для эвакуации спасателей из огня, помочь Макфарленду не смогла.

Бригаду вызвали, но, когда она прибыла на место происшествия, оцепление не позволило ей проникнуть в здание. Мысль о том, почему спасателям не позвонили раньше, повергала ее в трепет. Вся ответственность за произшедшее лежала на командире отделения. Иными словами, на Сэме. Это поддерживало решимость Фионы временно ограничить их отношения сугубо официальными рамками.

Фиона повернулась спиной к струе, но горячая вода не смогла избавить ее от мрачных мыслей. Если Сэм окажется виноватым, едва ли их связь будет иметь продолжение.

Нет. Неправда. Ее работа заключается в выяснении и анализе ситуации, определении причины трагедии (роковое стечение обстоятельств или человеческий фактор), подготовке рекомендаций по предотвращению возникновения подобной ситуации и передаче их начальству. Ее чувства к Сэму тут ни при чем. Она сумеет сохранить объективность и одолеть физическую тягу к Сэму.

Вымыв голову, Фиона вышла из душа, вытерлась и надела свой любимый махровый халат. Одеваться она не стала, поскольку собиралась поужинать на скорую руку. Обед с Сэмом пришлось отменить, поэтому после телевизионных новостей она посмотрит какое-нибудь шоу. А потом ляжет спать на новых фланелевых простынях.

Одна, подсказал ей внутренний голос.

Она включила телевизор. Ведущий невозмутимо рассказывал о том, как волнения в разных уголках мира влияют на состояние экономики. Может быть посмотреть какую-нибудь романтическую комедию? Нет, в данный момент у нее не то настроение.

Завтрашний день будет не легче, с тяжелым вздохом подумала она. Сэм должен посетить с ней место происшествия — значит, изрядную часть дня они проведут вместе. Наедине. Перспектива тревожная, но возбуждающая.

Когда она полезла в буфет за консервированным супом, прозвучал звонок в дверь. Пальцы Фионы сжали банку. Хотя она жила в доме с охраной, это не означало, что в подъезд не мог пройти посторонний. Сэм — человек решительный, и никакие преграды ему не страшны.

По коже Фионы побежали мурашки. Глупости. Это вовсе не он. Они же договорились не видеться. Сэм не отступит от своего слова.

Звонок прозвучал снова. Фиона вздохнула, поставила банку и посмотрела на настенные часы, висевшие над маленьким обеденным столом. Почти семь. Сесили и Бесс редко приходят без предварительной договоренности. Так же, как мать и сестры. Если бы с ней хотел встретиться отец, то позвонила бы его секретарша.

По пути к двери Фиона туже затянула пояс халата. Что за чушь! — сказала она себе. Просто соседке с нижнего этажа снова понадобился миксер.

Когда Фиона заглянула в глазок, у нее похолодело в животе. Она негромко чертыхнулась и рывком открыла дверь. Сэм сменил форму на темные джинсы и белую рубашку в тонкую синюю полоску, удивительно гармонировавшую с цветом его глаз. Кончики слегка влажных пышных черных волос завивались кольцами. А лукавая улыбка уголком рта делала его просто неотразимым.

Одной рукой Фиона уперлась в дверь, а другой в косяк, показывая, что на теплый прием ему рассчитывать не приходится.

— Ты зачем пришел?

Его дьявольски сексуальная улыбка стала еще шире.

— Ты забыла? У нас свидание.

— Мы договорились не видеться, — напомнила ему Фиона.

— Если мы пообедаем вдвоем, ничего страшного не случится. — Он держал большой пакет из бурой бумаги.

Пальцы Фионы стиснули ручку двери.

— Нам не следует... — Не «мы не можем» или «я не буду». «Нам не следует». Настоящее нытье.

Сэм подошел ближе, и Фиона почувствовала густой, слегка пряный аромат. Что-то итальянское? У нее заурчало в животе. Этот мерзавец подкупает ее едой.

— Мы действительно не должны... — Но прозвучало это не слишком убедительно.

— А если мы оба дадим слово не говорить о дознании?

Она закусила нижнюю губу. Соблазн был слишком велик.

— Тебе нужно поесть, — убеждал ее Сэм обольстительно низким голосом, который действовал на нее безотказно. Именно так он говорил, когда они занимались любовью. — Что плохого, если два человека едят вместе?

И спят в одной постели?

Она не сказала этого, но непроизнесенные слова остались висеть в воздухе. Как угроза или обещание.

Ну что ж, она действительно проголодалась. И в прямом и в переносном смысле. Едва ли жиденький консервированный супчик можно назвать настоящей едой. Конечно, если она ляжет с Сэмом в постель, то нарушит профессиональную этику, но ведь он принес еду. Тем более, итальянскую. Ее любимую. Ей не хватит силы воли сохранить объективность.

14

Быстро! Закрой дверь и закажи пиццу, пока не стало слишком поздно!

Но ее благие намерения тут же вылетели в дверь и загремели по лестнице.

— Только обед. — Она сделала шаг в сторону и пропустила Сэма в квартиру. — Если скажешь хоть слово о дознании, выгоню в три шеи, — предупредила Фиона.

А если он скажет хоть слово о сексе, она сойдет с ума от желания. Острое помешательство, лекарства от которого нет.

Ну... вообще-то есть одно... Сладкое лекарство, вызывающее привыкание, и куда более опасное, чем сама болезнь.

Сэм прошел за Фионой на маленькую кухню, изучая взглядом тонкую талию и аппетитные бедра, скрытые толстым и пушистым халатом. Он понятия не имел, есть ли под халатом белье, но надеялся узнать это. Причем очень скоро.

— Я не был уверен, что сумею убедить тебя. — Он поставил пакет на стойку. — И надеялся, что еда сделает свое дело.

— Вот хитрец! — Фиона заглянула в пакет. — О Боже, пахнет невероятно.

На самом деле невероятным было зрелище грудей Фионы, наклонившейся над пакетом и вдыхавшей аромат принесенной еды.

Сэм составил план заранее. Он собирался провести с Фионой ночь и показать ей, чего та лишится, если не согласится передать дознание другому сотруднику Управления. Так и будет, если он сумеет довести дело до конца. Похоже, этот план имеет все шансы на успех.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Радостная улыбка Фионы заставила Сэма испытать угрызения совести. Если он не удовлетворит ее так же, как в ночь с пятницы на субботу, это может кончиться членовредительством...

— Ты играешь нечестно, — хихикнув, сказала она.

Сэма пронзило желание схватить ее в объятия и начать целовать. Он проявил гигантское усилие воли и сдержался. Позже.

— Что же нечестного в обеде? — Сэм начал выкладывать из пакета еду и вино. Она пошла к буфету за посудой.

— Объясни, с помощью какого нечестного приема ты узнал, что мне нужно?

Мысль о том, что именно ей нужно и как он надеется это выяснить, вызвала к жизни самые мучительные фантазии. Рано, напомнил он себе. Нужно продержаться еще минут сорок.

— Ты имеешь в виду итальянскую кухню?

Она передала Сэму салатную ложку и две тарелки.

— Не совсем. Но вино очень кстати.

Сэм начал раскладывать салат.

— Трудный был день? — спросил он, уже зная ответ. Судя по его беседам с членами бригады, парни предпочитали помалкивать. Повлиять на них Сэм не мог. Он понимал, что дознание нужно провести, как можно быстрее, но большинство сотрудников Управления, и не догадывается, что такие раны не заживают. Ребята смогут говорить о несчастном случае только по прошествии времени. Лишь откровенность поможет им избавиться от потрясения. Но пока они видят в Фионе врага и боятся, что каждое сказанное ими слово будет неправильно истолковано. Смириться с потерей одного из членов бригады — это одно, а откровенничать с тем, кто хочет обвинить тебя в этом, — совсем другое.

— Скажем так: я не прочь немного расслабиться. И сменить тему. — Фиона тяжело вздохнула.

Лично он предпочел бы другой способ расслабиться... Сэм сделал глубокий вдох и отогнал похотливые мысли.

Фиона сунула ему банку и начала накрывать на стол.

— И что я должен с ней сделать? — озадаченно спросил Сэм.

— Поставь туда. — Она показала на буфет.

Он открыл дверцу и заглянул внутрь. На нижней полке стояли фруктовые и овощные консервы: овощные справа, фруктовые слева. На второй полке снизу находились ровные ряды банок с супом. Верхняя полка была занята банками необычной формы, расставленными по размеру. Сэм посмотрел на Фиону. Она продолжала накрывать на стол, раскладывая столовые приборы на равном расстоянии от тарелок.

Почувствовав на себе его взгляд, Фиона обернулась и недоуменно нахмурилась.

— Поставь ее на другую банку, — сказала она. — Между куриными грудками и устричной похлебкой.

Сэм поставил банку на указанное место и закрыл буфет.

— Ну, ты и педант! — весело сказал он.

Фиона возвела глаза к потолку и начала поправлять и без того безукоризненно разложенные столовые приборы.

— Любовь к порядку — это не преступление.

— Но у тебя даже консервы расставлены по алфавиту! — Сэм расхохотался. — Это уже не любовь к порядку, а мания.

Фиона пожала плечами, посмотрела в другую сторону, слегка улыбнулась и покраснела. Это сделало ее такой хорошенькой, что Сэм чуть не махнул рукой на свои благие намерения.

Пока Фиона заканчивала накрывать на стол, он открыл вино.

— Где у тебя бокалы? — спросил он.

Фиона отодвинула стул, села и положила на колени салфетку.

— На верхней полке, слева от раковины.

В отличие от его разномастных тарелок, пластмассовых стаканчиков и старых кофейных кружек, посуда и хрусталь Фионы были безукоризненно расставлены по размеру и назначению. Сэму и в голову не приходило, что пылкая и несдержанная любовница может быть одновременно помешанной на порядке.

Несдержанная? Она не стеснялась собственного тела, но так и не рассказала, что ей нравится. Хотя ее стоны были очень эротичными, Сэму хотелось, чтобы Фиона вела себя в постели поактивнее.

Он вынул из пакета пачку в фольге и положил ее рядом с вином и бокалами. На лице Фионы появилось испуганное выражение. Она схватила пачку так порывисто, словно Сэм бросил на стол грязные носки.

— Неужели ты собираешься, есть эту гадость?

Он разлил вино по бокалам и пожал плечами.

— Ты что-то имеешь против сыра?

— Не против сыра, а против упаковки.

Фиона бросила пачку в мусорное ведро под раковиной, открыла холодильник и достала пластмассовую коробочку с пармезаном.

— Вот это совсем другое дело, — промолвила она, откусила кусочек сыра и застонала от удовольствия. Потом она посмотрела на Сэма и пробормотала что-то неразборчивое.

Ее сладострастный стон вызвал у Сэма желание смести со стола посуду, развязать пояс ее халата и лично убедиться, есть ли на ней белье. Он надеялся, что нет.

— Сэм?

Смешливые искорки, плясавшие в ее глазах, заставили Сэма заподозрить, что она читает его мысли.

— Ты что-то сказала? — спросил он.

— Сказала, что это очень мило с твоей стороны. — На ее соблазнительно не накрашенных губах и была благодарная улыбка. — Спасибо.

— Рад, что это доставило тебе удовольствие.

Глаза Фионы потемнели. Она опустила голову и уставилась в тарелку.

— Не знала, что у тебя есть братья. Сегодня я познакомилась с одним из них, — бодро сказала она.

Сэм неохотно расстался со своей фантазией.

— Если ты придешь на участок и завтра, то познакомишься с Морганом.

Если? — подумала Фиона. Хватит подозревать Сэма во всех смертных грехах. Причина его появления ясна как божий день. Но, к несчастью, утренняя ссора усилила ее подозрения.

— Ты до сих пор командуешь ими? — спросила Фиона, отогнав от себя неприятные мысли.

Сэм нахмурился и начал вертеть в пальцах кусочек хлеба.

— А что? Что тебе сказал Бакстер?

—Ничего. — Его осторожность заставила Фиону рассмеяться. — У меня есть старшие сестры, так что я знаю это по собственному опыту.

— Именно они научили тебя накрывать на стол?

— Да, это была моя обязанность. Как самой младшей.

— Я так и думал.

— Серьезно? А почему?

Сэм намазал хлеб маслом.

— Самый младший либо лезет из кожи вон, стараясь обратить на себя внимание, либо становится тихим и послушным. — Он положил нож на край тарелки. — Твоя... воинственность, — с улыбкой сказал Сэм, — только подтверждает мою теорию.

С какой стати он ее осуждает? Сам хорош! Утренний взрыв Сэма удивил Фиону, но не встревожил ее. Он ничем не напоминает типов, которые бьют женщин ради удовлетворения собственного самолюбия. Для этого Сэм слишком уверен в себе.

— Я не отличалась воинственностью, — ответила она. — Просто была склонна к упрямству. Иногда это выходило мне боком.

Сэм поднял бровь.

— Только иногда? По-моему, это приуменьшение.

15

Фиона фыркнула и начала есть салат.

— Да нет. Честно говоря, однажды Мэри сказала, что я побоюсь удрать с ней на вечеринку. Это стоило мне нескольких швов.

Озадаченный Сэм уставился на нее во все глаза, и Фиона поняла, что он вспоминает ночь с пятницы на субботу. Внезапно на его лице вспыхнула лукавая улыбка, которой она не могла сопротивляться.

— Ага, — медленно сказал он. — Так вот чем объясняется шрам на твоей попке?!

Фиона откашлялась и быстро пробормотала:

— Именно... — Гордиться тут нечем. Пятисантиметровый рубец на ягодице служит ей постоянным напоминанием о собственной глупости. — Еще одна причина не носить бикини.

У Сэма потемнели глаза.

— А это уже преступление.

У нее подскочил пульс.

— Лет в шесть-семь я отказалась, есть овощи, — сказала она, заставляя себя сосредоточиться на беседе, а не на мурашках, побежавших по коже.

— В этом возрасте большинство детей начинают ненавидеть овощи. — Сэм пожал широкими плечами. — Я до сих пор не ем ни бобы, ни горох.

— Но ты не устраивал налет на холодильник и кладовку и не отдавал все овощи соседям.

Смех Сэма были низким и чувственным.

— Ты не смогла их выкинуть?

— Да ты что? — с наигранным возмущением воскликнула Фиона. — За это мне всыпали бы по первое число. «Когда в странах третьего мира дети умирают с голоду...» Ну, сам знаешь.

— Можешь не рассказывать, — кивнул он и занялся салатом.

Фионе нравились его улыбка и то, как он слегка прищуривал глаза. Возбуждение Фионы нарастало с каждой секундой. Влюбиться в него легко. Слишком легко. Прошло всего три дня, а она привыкла к нему так, что расстаться будет очень трудно.

Час спустя они перешли в гостиную, взяв с собой полные бокалы, и Фиона рассказала ему, обо всех трудных моментах своей жизни начиная с детства. В отличие от большинства мужчин Сэм оказался хорошим слушателем.

— А ты? — Фиона положила на кофейный столик две салфетки. — Я весь вечер рассказываю о своих подростковых бунтах, а ты молчишь. Неужели у тебя все время уходило на воспитание братьев?

Улыбка Сэма погасла, на лице появилось тоскливое выражение. Это только подхлестнуло ее любопытство.

— Рассказывать особенно нечего.

Они сидели совсем рядом, и Фиону дразнил запах его одеколона. От прикосновения его бедра у нее твердели соски.

— А ты попробуй.

Было бы честнее сказать: возьми меня...

Фиона боролась с желанием, положить голову на его плечо. Черт побери, пожалуй, она могла бы привыкнуть к прочной связи.

Пальцы Сэма поглаживали ее волосы.

— Все это пустяки. Обычные подростковые шалости, — сказал он и пригубил бокал.

Фиона ему не верила и понимала, что нужно попробовать какой-то другой подход.

— Ты здорово отличаешься от братьев.

— Бакстер у нас самый младший. — Глаза Сэма накрыла тень. — А давно известно, что с младшими больше всего хлопот.

Ее тактика не увенчалась успехом.

Может, Сэм еще стесняется ее? Нет, это тут тоже ни при чем. У нее есть доказательства обратного. Его улыбки. Страстный и безоглядный секс. Он смотрит на нее так, как умирающий от жажды смотрит на источник воды. Нет, наверное, ему просто неприятно вспоминать прошлое. Что ж, у нее тоже есть парочка скелетов в шкафу. Например, родители. Особенно отец. Прошлое создает человека, а, судя по всему, человек из Сэма получился достойный.

Он наклонился и поставил бокал на салфетку.

— Я думал над нашей ситуацией, — сказал он, меняя тему.

—И?.. — осторожно спросила Фиона. Она ничуть не шутила. Одно слово о дознании — и ему придется уйти. Сам факт совместного обеда уже противоречит правилам.

— Я согласен, что в данных обстоятельствах наша связь является нарушением служебной этики, — продолжил он. — Особенно когда мы на работе. Однако многие пары успешно работают вместе.

Фиона с трудом понимала слова Сэма, но одно из них горело в ее мозгу как неоновая вывеска. «Пары». Значит, он считает их парой? Внутри разлилось блаженное тепло, не имевшее никакого отношения, к выпитому. До сих пор Фиона думала, что это слово для мужчин такое же табу, как слово «любовь».

— Прости, но ведь ты сам говорил о конфликте интересов...

Сэм кивнул и повернулся к ней лицом.

— Может быть, я поторопился. — Его ладонь легла на ее колено.

Внезапно Фиона ощутила, что рука Сэма отделена от ее тела лишь слоем ткани. Она сделала глубокий вдох и медленно выдохнула.

— Продолжай.

— Если мы не будем говорить в постели о работе, а на работе о постели, почему бы нам не выяснить, чем это может кончиться?

Похоже, кто-то из них уступает другому. Он? Или она? Если Сэм уберет руку с ее колена, возможно, она и сумеет мыслить здраво...

Фиона все же сумела взять себя в руки.

— Я бы с удовольствием, — честно ответила она. — Но теперь считаю, что ты был прав. Если я буду вести дознание и одновременно продолжать роман с тобой, это будет, по меньшей мере, неэтично.

Ладонь Сэма погладила ее колено и двинулась выше. Он придвинулся к ней так близко, что она увидела его голубые радужки, обведенные темным ободком. В его глазах горела решимость.

— Очень жаль, если так, — негромко и хрипло сказал Сэм. Тем временем его рука продвинулась еще, на несколько миллиметров. — Тогда ничего не будет.

О Боже, это действительно нечестная игра. Что-то внутри напряглось, по венам заструилась волна тепла. Тело затрепетало от ожидания.

Сэм придвинулся еще ближе и прихватил зубами ее нижнюю губу.

— Ни поцелуев... — прошептал он и жадно прильнул к ее губам.

Чары Сэма сделали свое дело: Фиона охотно ответила ему. Ее кожу покалывало, между ног стало горячо и мокро. Бороться с желанием не было никакой возможности. Интересно, как он относится к фланелевым простыням?

Язык Сэма сталкивался с языком Фионы, дразнил его, отступал, а затем возвращался, с каждым разом становясь все более дерзким и требовательным. Она провела рукой по его спине и запустила пальцы в пышные шелковистые волосы, черные как смоль.

Прикосновение Сэма заставило ее забыть о фланелевых простынях. На диване тоже хорошо...

Он прервал поцелуй слишком быстро, но, когда губы Сэма проделали дорожку от подбородка до чувствительного места под ухом, Фиона забыла обо всем на свете. Она почувствовала прикосновение прохладного воздуха к обнаженной коже только тогда, когда Сэм распахнул на ней халат. Одна рука Сэма обхватила ее затылок, вторая легла на грудь, словно проверяя ее вес.

— Ни прикосновений... — донеслось до Фионы сквозь чувственный туман, заволокший ее сознание. Когда чужой палец ласкает твой сосок, а губы целуют в шею, собраться с мыслями невозможно.

— Сэм... — простонала Фиона и закрыла глаза. Пусть он считает ее жадной и бесстыжей, наплевать. Она хочет его. Особенно теперь, когда знает, что такое настоящее наслаждение. Выдержать подобную пытку невозможно. Если он не облегчит эту тяжесть, она за себя не отвечает.

— Ни оргазмов. — Рука Сэма медленно переместилась на ее живот. Скользнула ниже, еще ниже и, наконец, коснулась пушистого треугольника.

Фиона раздвинула ноги, ожидая более интимных ласк.

Палец Сэма вошел во влажную глубину и начал совершать возвратно-поступательные движения.

О да, она действительно могла бы к этому привыкнуть.

— Ты, в самом деле, хочешь расстаться? Теперь, когда знаешь, как нам хорошо вместе?

Фиона закусила губу, чтобы не расхныкаться, как щенок, требующий, чтобы его погладили. Напряжение росло с каждым движением его руки, пока тело не сотрясла дрожь. Одной рукой Фиона обхватила плечо Сэма, а второй вцепилась в подлокотник дивана, причем с такой силой, что заболели пальцы.

— Ты готова, Фиона?

Очередное прикосновение заставило ее выгнуться дугой.

— Тогда иди ко мне, — хрипло сказал Сэм, крепко прижимаясь к ее губам.

После этого Фиона целиком отдалась своим ощущениям. Язык Сэма повторял движения его пальцев и вскоре довел Фиону до того, что у нее захватило дух. Оргазм был таким сильным, словно окружающий ее мир взорвался. Фиона инстинктивно подняла бедра и испустила яростный крик, приглушенный губами Сэма. Все внутри наполнилось жидким пламенем.

16

Фиона не имела представления, сколько времени прошло перед тем, как ее бережно вернули на землю. Реальность напомнила о себе запахом мускуса и каким-то странным писком. Она открыла глаза и услышала тяжелый вздох Сэма.

— Наверное, ты права. — Сэм медленно встал. — Работать вместе и одновременно заниматься чем-то другим неэтично.

Фиона с ужасом следила за тем, как он вынул из кармана ключи. Неужели он хочет уйти? Конечно, он удовлетворил ее, но... но она хотела большего. Хотела всего.

— Куда ты?

Он сексуально улыбнулся уголком рта.

— На работу.

Она смерила его взглядом. В глазах Сэма горела страсть, и все же он... собирается уйти? Нет, это невозможно!

Фиона встала и крепко завязала пояс халата.

— Почему? — сердито спросила она. — Твоя смена кончилась. — Как он может уйти и оставить ее изнывающей от желания? Сам разжег костер, а потом удирает...

Он пожал плечами.

— Я нужен.

За эту реплику его следовало бы расстрелять. Разве Сэм не понимает, что ей он нужнее? Его улыбка стала шире.

— Кроме того, ты ведь не хочешь отказываться от дознания, верно?

Фионе хотелось схватить ближайший тяжелый предмет и швырнуть его Сэму в голову, но она сдержалась.

Он подошел к двери и открыл ее.

— Думай о том, чего ты лишаешься, пока дело не будет закрыто. — Он ушел, не дав Фионе бросить уничтожающую реплику.

Черт бы его побрал! Она и так знает, чего лишается. Изощренного жаркого секса, продолжающегося всю ночь. С мужчиной, играющим в самую старую игру на свете и в конце концов, добивающимся желаемого.

Она пошла в душ, пробормотав по дороге несколько ругательств, от которых у Сэма должно было звенеть в ушах. Она утешала себя лишь тем, что Сэм испытывает такие же мучения, но душ принять не может. Острая досада не помешала ей хихикнуть и почти пожалеть беднягу.

Фиона негромко постучала в дверь кабинета начальницы.

— Можно?

Делия Уорнер оторвалась от толстой папки, улыбнулась и помахала Фионе рукой.

— Хорошо, что зашла. Я сама собиралась поговорить с тобой. — Она подняла трубку и набрала номер. — Подожди минутку, ладно?

Фиона кивнула, пытаясь справиться с приступом раздражения. Неужели Делия уже слышала о ней и Сэме?

Она опустилась в кресло для посетителей и посмотрела в окно. Хотя Фиона доказывала Сэму, что ни при каких обстоятельствах не передаст Дело другому, но сегодня утром пришла к выводу, что придется сообщить Делии о конфликте интересов. Другого выхода нет.

Решение оказалось нелегким: Фиона боялась признаться, что личные отношения могут повлиять на ее объективность. Но после бессонной ночи стало ясно, что эта объективность вызывает большие сомнения. Если Сэм без труда перевернул ее мир вверх тормашками, едва ли ей удастся отделить чувство от дела.

Хуже того, упрямое нежелание думать о передаче дела напоминало поведение отца. Поскольку Фиона отказывалась идти по стопам родителя, она решила ввести Делию в курс дела и спросить, как ей быть.

Для Сирила Келли самым главным в жизни была карьера. Отец, не колеблясь, принес ей в жертву жену и дочерей. И хотя добился большого успеха, но на старости лет его ожидало одиночество: ни одна из полученных им наград не могла заменить семью. Нет, Фиона не надеялась прожить с Сэмом до конца жизни, но правда есть правда — ни карьера, ни финансовая независимость не стоят того, чтобы ради них забывать все остальное.

Делия положила трубку и повернулась к Фионе.

— Послушай, у тебя есть какие-нибудь планы на ближайший уикенд?

— Нет, — ответила Фиона. — Никаких.

Она искренне восхищалась Делией. И не могла поверить своему счастью, когда узнала, что ее повышение связано с переводом в отдел Делии Уорнер. Делия занималась расследованием пожаров двадцать лет и сумела многого добиться благодаря ее усилиям действия спасателей стали куда успешнее. Кроме того, у нее была репутация деловой дамы с железной хваткой. Это только осложняет задачу Фионы. Как объяснить такой женщине, что близость Сэма действует на нее гипнотически?

— Извини, что не предупредила заранее. — Делия откинулась на спинку кресла. — Кто-то должен представлять наш отдел в Кингстоне. Семинар рассчитан на полтора дня — с утра пятницы до полудня субботы. Что скажешь?

— Провести уикенд в Кингстоне? — Фиона перевела дух. — Да это просто подарок!

— Вот и хорошо. Тогда зайди к Эдит. Она все устроит... Кажется, ты что-то хотела мне рассказать.

Фиона сжала подлокотники кресла и собралась с силами.

— Я попала в сложное положение.

Делия сняла очки в роговой оправе и положила их на стол.

— Не можешь найти контакт с бригадой?

Фиона покачала головой.

— Нет. Дело не в этом. Я имела в виду конфликт интересов.

Делия подалась вперед.

— Какой именно?

— У меня личные отношения с одним из сотрудников 5-го участка.

Лицо Делии приняло озабоченное выражение.

— Понятно, — осторожно сказала она. — Можно спросить, какие именно?

Предчувствия Фионы оправдались. Она очень надеялась, что до этого не дойдет.

— Интимные. — Фиона снова обругала себя за упрямство. Если бы не это, ей не пришлось бы признаваться в таких вещах не только начальнице, но и женщине, вызывающей ее искреннее восхищение. Неужели жизнь ее ничему не научила? Все, хватит!

— Нужно было предупредить, когда я поручала тебе это дело, — с легким осуждением сказала Делия. — Тогда я отдала бы его Мэрчисону или Харди.

Фиона сделала глубокий вдох, как перед прыжком в воду.

— Стыдно признаться, но тогда я еще не знала этого человека.

Из «предбанника» донеслись мужские голоса. Делия встала, подошла к двери и закрыла ее. Слава Богу... Фиона не хотела, чтобы коллеги перемывали ей косточки.

Делия вернулась и села в кресло рядом с Фионой.

— Объясни, как это вышло.

У Фионы слегка отлегло от сердца.

— Я познакомилась с ним в пятницу вечером, — сказала она. — И не думала, что мы встретимся еще раз, но... — Но он свел меня с ума. Черт побери, меня так и тянет к нему.

— Но он тебе очень понравился, — закончила Делия.

— Да, — пробормотала Фиона.

У Делии слегка расширились глаза. Это было не к добру.

— Мы не говорили о работе, — продолжила Фиона, — поэтому я понятия не имела, что он спасатель. Вчера утром я пришла на пятый участок и выяснила, что он не просто лейтенант, но командир того самого отделения, в котором произошел несчастный случай.

Недовольство Делии вырвалось наружу.

— Знаешь, Фиона, я видела и слышала многое, но еще никогда мой старший дознаватель не спал с лейтенантом спасателей.

Фиона уставилась в пол.

— И как мне теперь быть?

— Не знаю, — отрезала Делия. — Заменить тебя некем. Мэрчисон и Харди только что получили новые задания. Сама знаешь, отдел недоукомплектован... — Она на мгновение задумалась, а затем покачала головой. — Все остальные расследуют катастрофу в аэропорту и освободятся не раньше чем через три-четыре недели.

— Но расследование случая на пятом участке нельзя отложить, — напомнила ей Фиона. — Я уже провела несколько опросов и хотела кое-что проверить в более спокойной обстановке. Просто мне нужен ваш совет. Как следует поступать в такой ситуации?

— Фиона, я доверяю твоему мнению, иначе просто не поручила бы тебе столь сложную работу. По правилам дело нужно у тебя забрать, но беда в том, что передать его некому.

Фиона видела, что Делия недовольна, однако увольнять ее она не собирается. Спасибо и на этом...

Начальница встала и вернулась на свое место.

— Спасибо за предупреждение. Я лично буду следить за этим делом, и проверять объективность твоих выводов. А для страховки сообщу об этом капитану.

Фиона едва не застонала. Судя по всему, капитан, — как и весь 5-й участок, — уже знает, что его заместитель и дознаватель спят вместе. Теперь этот слух подтвердится официально. Хотя их с Сэмом связывает нечто большее, чем секс на одну ночь...

17

— Продолжай дознание, — сказала Делия, снова надевая очки. — Если возникнут сложности, я постараюсь решить, как нам быть дальше.

Фиона встала. На душе у нее слегка полегчало. Во всяком случае, она ничего не скрыла от начальства.

— Спасибо, Делия. Мне действительно очень жаль, что так вышло, — сказала она и пошла к двери.

— Фиона... — окликнула ее Делия. — Один вопрос. Как ты поступишь, если выяснится, что во всем виноват лейтенант?

Эта мысль приводила Фиону в ужас.

— А как еще я могу поступить? — ответила она вопросом на вопрос. — Составлю соответствующий отчет, и буду надеяться на лучшее.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Когда Сэм приехал на место пожара, Фиона уже ждала его. Он остановил красный седан рядом с ее машиной и выключил двигатель. Потом опустил стекло и стал следить за тем, как Фиона, покачивая бедрами, выходит из своего спортивного «ауди». Черные джинсы, туфли на низком каблуке, короткая синяя курточка, грифельная доска под мышкой... Сэму не терпелось прикоснуться к ней.

Вчерашний уход обошелся ему слишком дорого. Он проворочался всю ночь, но так и не смог уснуть. А виновата в этом Фиона, не выходившая у него из головы. Черт побери, может быть, им съехаться? Хотя бы на то время, пока не кончится их связь, уточнил он. Пока она не начнет зудеть насчет его опасной профессии. В конце концов, Фиона поймет, что он ни за что не откажется от своей работы, и уйдет. Так же, как до нее делали все остальные. Эта мысль не улучшила его настроения.

Сэм вышел из машины и хлопнул дверью.

— Судя по всему, ты так и не отказалась от дела.

Фиона остановилась как вкопанная, но он не обратил на это внимания. Главной причиной кислого настроения Сэма была досада. Кроме того, ему не хотелось, чтобы Фиона бередила, свежую рану.

Она прикрыла глаза рукой, посмотрела на него, изобразила сладкую улыбку, подошла к машине, оперлась о капот и непринужденно скрестила лодыжки.

— А ты ждал кого-то другого?

— Да уж...

Улыбка Фионы стала шире, одна бровь взлетела вверх.

— Злишься, да? — вызывающе спросила она.

Раздражение Сэма стало еще сильнее. Он обогнул машину и подошел к ней.

Желание и вызов, горевшие в ее зеленых глазах, подействовали на него возбуждающе. Она положила руку на его грудь, но не сделала попытки оттолкнуть. Наоборот, раздвинула пальцы, стремясь ощутить биение его сердца.

— Сам виноват. Не нужно было уходить.

Это напоминание окончательно разозлило его. Она понятия не имеет, чего ему это стоило. Он доставил ей удовлетворение, а сам ушел несолоно хлебавши. Сегодня ему предстоит тяжелая работа; он не может позволить себе страдать от недосыпания и огорчения.

— Я остался бы. Но это чертово дознание тебе дороже.

На этот раз Фиона отстранила его и отошла на полметра в сторону.

— Сэм, это моя работа.

Ну, хоть кол на голове теши...

— Ты могла бы передать ее кому-нибудь другому.

Фиона покачала головой.

— Не могла.

— Черт побери, почему ты не хочешь оставить это дело?! — злобно прорычал Сэм.

— Я сама могу задать тебе тот же вопрос, — решительно ответила она и смерила его вызывающим взглядом. — Может быть, тебе есть что скрывать?

Увы, есть. В тот день он был старшим. Мак погиб в его смену. Не следовало ставить его в пару с зеленым новичком, который не знал о склонности Мака к риску. Сэм сделал неправильный выбор и не хотел, чтобы Фиона напоминала ему об этом.

— Ответь мне! — потребовал он, сознательно пропустив мимо ушей ее вопрос.

Фиона нетерпеливо заправила за ухо выпавший из прически белокурый локон.

— Я пыталась. Так что можешь радоваться.

Сэм сложил руки на груди.

— И все же ты здесь.

Она сжала губы и смерила Сэма сердитым взглядом. Грифельная доска полетела в открытое окно седана.

— Потому что меня некем заменить, — негромко сказала Фиона и шагнула к нему. — Ты не в курсе, но меня только что повысили. Этот случай — мое первое серьезное дело. Но я пошла к своему новому боссу и сообщила, что сплю с человеком, который осуществлял руководство во время расследуемого инцидента.

— О, черт! — пробормотал он. — Почему ты не сказала об этом вчера? — Сэм по-прежнему не желал, чтобы она совала нос в это дело, но ему хотелось избавиться от острого чувства вины. Если бы Фиона сказала правду... Впрочем, какая разница? До сих пор ни одна женщина не могла задеть его за живое. Но достаточно было одного вида Фионы или звука ее голоса, чтобы Сэма проняло до самых кишок.

— Твои подчиненные в курсе наших отношений. Я не хочу знать, что они обо мне думают. Но могу держать пари: если они услышат, что я в отделе новичок, это наверняка не добавит мне уважения. — Она сложила руки на груди. — У моего босса сложилось впечатление, что наша связь может повлиять на мою объективность, но это неважно. Гораздо важнее другое: возможно, твой капитан уже в курсе происходящего.

Сэм чертыхнулся, но не потому, что Невилл узнал о его отношениях с Фионой. До него вдруг дошло, чем обернулась для Фионы его попытка снова заманить ее в постель.

— Мне очень жаль. Я не хотел...

— Черт побери, мне не нужны твои извинения! — выпалила она. — Ты слишком самонадеян! Неужели ты действительно думаешь, что ради тебя я готова рискнуть карьерой?

— Я не...

— Я поняла, что выбора не было. Речь шла о профессиональной этике. И о моей собственной тоже. Раньше я могла лгать, но теперь, когда решение принято, я не хочу, чтобы из-за тебя люди сомневались в моей порядочности.

Фиона стремительно обернулась и пошла к машине, но Сэм настиг ее и не дал спастись бегством.

— Мне очень жаль, — снова сказал он.

Фиона отвернулась. Сэм хотел положить руки ей на плечи, но передумал и сунул сжатые кулаки в карманы брюк.

— Я обещаю уважать твое решение и держаться на расстоянии, пока ты не закончишь дознания. — Потому что ты дорога мне, подумал он.

Фиона посмотрела ему в глаза.

— Честно?

— Честно, — поклялся Сэм. Выхода нет: слово придется держать. Даже если это убьет его.

Осеннее небо накрыли низкие тучи, подул холодный ветер. Погода соответствовала настроению Фионы, хотя после объяснения с Сэмом оно немного улучшилось. Сэм дал слово держаться от нее на расстоянии, но досада еще не оставила ее. Едва ли он понял, что речь шла и о дознании, и об их связи одновременно, однако снова поднимать эту тему ей не хотелось. Если все пройдет гладко, дело закончится через пару дней, после чего они смогут выяснять отношения до посинения.

Фиона, следом за Сэмом шедшая к подножию холма, чтобы осмотреть место происшествия, дрожала от холода. От коротенькой курточки не было никакого толку. Похоже, Сэм тоже почувствовал смену температуры, потому что сунул руки в карманы куртки, хорошо подходившей к его темно-синим форменным брюкам.

Чем ближе они подходили к пожарищу, тем мрачнее становилось лицо Сэма. Только тут Фиона вспомнила о потере, понесенной его участком. Ему тяжело возвращаться сюда. Но думать о его чувствах не следует. Фионе и без того трудно видеть в Сэме командира отделения, а не мужчину, от близости которого ее бросает в дрожь.

На склоне копошились строительные рабочие. В воздухе стоял шум голосов, стук молотков и грохот мошной техники. К едкому запаху гари примешивались запахи свежих опилок и только что вскопанной земли. На противоположной стороне улицы стояла женщина в темном костюме — должно быть, представитель страховой компании. Женщина разговаривала с парой средних лет, дом которой понес сравнительно незначительные повреждения.

Сэм резко остановился на середине склона, и они с Фионой начали молча осматривать окрестности. Хотя Фиона извинилась за свою вспышку, она остро ощущала возникшую между ними неловкость. Возможно, из-за необходимости вновь посетить арену недавних ужасных событий.

— Расскажи подробно, что случилось в то утро.

— Сигнал поступил в половине девятого, — неохотно ответил он. — Мы были первой бригадой, ответившей на звонок по телефону. Сразу по прибытии, я оценил обстановку и вызвал по рации помощь.

18

Фиона разгладила мятые страницы отчета о происшествии.

— В течение получаса после объявления тревоги поступило еще три звонка, верно?

— Тут была куча работы. Мы не могли справиться с ней одни, — буркнул Сэм. — Необычно жаркое лето и начало осени высушили все вокруг. Добавь к этому несильный, но постоянный ветер с океана и температуру воздуха градусов под тридцать. Короче, идеальные условия для быстро распространяющегося пожара. — Сэм не оправдывался, но его ссутулившиеся плечи говорили сами за себя. Впрочем, его можно понять. — Большинство домов старой постройки. — Он показал рукой на казавшееся целым двухэтажное кирпичное здание, возле которого стояла представительница страховой компании. — Крытые дранкой. То, что нам удалось спасти, либо было построено позже, либо владельцы заменили дранку черепицей.

— Под твоим началом находились семь автопомп, две машины с лестницами и команда спасателей, верно?

— В тушении пожара принимало участие пятьдесят семь человек, — негромко ответил он. А домой вернулись пятьдесят шесть... Сэм не сказал этого. Просто отвернулся.

Фиона молчала. Она знала, что ничем не может ему помочь. Видимо, Сэм, как и все остальные сотрудники участка, чувствовал себя виноватым перед погибшим. А поскольку Сэм был командиром, самое тяжелое бремя падало на его плечи.

Она положила ладонь на его плечо.

— Что, плохо тебе?

Сэм посмотрел на нее сверху вниз, и в груди Фионы что-то напряглось. Она знала, что Сэму будет трудно, но не была готова к тому, что боль, исказившая его красивое лицо, отзовется в ее собственном сердце.

Нет, он ни в чем не виноват. Разве что в излишней чувствительности...

Сэм снова отвернулся и отрывисто произнес:

— Ничего, переживу.

Досада вернулась и заставила Фиону вновь вспомнить о деле.

— Где и когда начался пожар? — сухо спросила она.

— Там. — Сэм показал на середину холма. Поскольку для возведения новых зданий и ремонта пострадавших разрешения Управления не требовалось, обломки успели убрать, и о пожаре напоминала лишь яма между двумя обгоревшими домами. — Во всем виновата неисправная система газоснабжения. Хозяйка включила фен... Взрывом снесло крышу с задней части дома. Когда мы прибыли, два соседних здания были охвачены огнем, и пожар распространялся.

Фиона снова заглянула в отчет.

— Домовладелица не выжила, верно?

Сэм покачал головой.

— Умерла по дороге в больницу.

Фиона замешкалась; следующий вопрос вызывал у нее страх. Паузу заполнили крики строителей.

— Ты можешь показать мне дом, в который вошли спасатель первой категории О"Нил и спасатель второй категории Макфарленд?

Сэм молча повернулся, пошел вперед и остановился у четвертого по счету дома. В конце длинного пологого подъема высились остатки двухэтажного здания.

— Согласно отчету о происшествии, к тому времени в доме находились трое жильцов. — При мысли о женщине и двух маленьких детях, попавших в огненную ловушку, у Фионы сжалось сердце, но она сделала глубокий вдох и продолжила опрос: — Как это было возможно, если все соседи слышали и даже чувствовали взрыв?

— Подробности должен был сообщить Бакстер. Именно он разговаривал с матерью, — ответил Сэм. — Видимо, она спала и проснулась только от криков детей. Комната матери находилась в конце коридора второго этажа, а спальни детей в его начале.

— Что ты сделал, когда узнал о сложившейся ситуации?

Сэм вынул руки из карманов и сложил их на груди.

— Приказал Маку и О"Нилу найти и спасти их.

— Во время поиска и спасения всегда соблюдается правило «двое входят, двое выходят»? — Вопрос был глупый. Особенно для такого опытного спасателя, как Сэм. Но она была обязана его задать.

Сэм смерил ее хмурым взглядом.

— Это предусмотрено инструкцией.

Фиона откашлялась и заглянула в свои записи.

— Макфарленд передал мальчика в окно третьему спасателю, а О"Нил с девочкой выбрался через дверь. Ты знаешь, почему О"Нил ушел с девочкой, а не остался с Макфарлендом?

Сэм провел рукой по волосам и начал массировать затылок. Он знал ответ, но медлил, стараясь найти нужные слова. Ферджи О"Нил работал на участке без году неделю, и Сэм не мог осуждать молодого спасателя за строгое следование инструкции.

В отличие от Макфарленда. Тот иногда давал себе волю, но спасателем был отличным. Сэм знал, что Мак не в ладах с дисциплиной, но ему было известно, что этот малый скорее погибнет, чем позволит напарнику уйти последним. Молодые спасатели учились у старших товарищей. До несчастного случая Сэм не думал, что это может кончиться катастрофой.

— Мак должен был выйти следом за О"Нилом, — сказал он Фионе. — Но вместо этого он пошел за матерью. Тем временем загорелась крыша. Сирена подала сигнал немедленной эвакуации, так что О"Нил просто не мог вернуться за Маком. Мы были обязаны ждать спецкоманду. — Сэм не сказал Фионе, — и не включил в отчет, — только одно: О"Нил пытался вернуться за Маком. Джерри Конрою и двум спасателям из другого расчета пришлось удержать парня силой. Они были совершенно правы. После объявления тревоги номер один в здание имели право входить только специально обученные люди.

— Почему эту команду не вызвали раньше? — спросила Фиона.

Ее официальный тон вывел Сэма из себя. Фиона задавала неприятные вопросы по долгу службы, но все же...

— Мы не знали, что будет взрыв, — объяснил он. — Эвакуаторов вызвали сразу же, как только я заметил, что Мак не вышел из дома.

Фиона пытливо посмотрела ему в глаза.

— Но команда так и не вошла внутрь. Почему?

В глубине души Сэм понимал, что Фиона вовсе не хочет заставлять его ходить по горячим углям. Но дела это не меняло.

— Парни пытались, — отрывисто ответил он. — Но их отозвали, потому что огонь охватил несущие балки.

Фиона наклонила голову и что-то записала.

— Макфарленд спас мать. Потом крыша рухнула, и он оказался в ловушке, — сказала она, повторяя уже известное. — В отчете о несчастном случае указано, что он передал тебе по рации о нехватке воздуха.

— Верно.

Резкий тон Сэма заставил Фиону опустить блокнот и нахмуриться.

— Он знал, сколько сжатого воздуха находится в резервуаре, и наверняка слышал сирену, требовавшую немедленной эвакуации, но все же пошел за матерью. Почему?

Сэм медленно выдохнул сквозь зубы.

— Мак следовал своему инстинкту. Женщине грозила смерть, и он сделал то, что мог бы сделать каждый из нас. Спас ее. Благодаря Маку двое ребятишек не стали сиротами. Это кое-что значит.

Фиона нахмурилась еще сильнее и покачала головой.

— Нет, — с нажимом сказала она. — Так не пойдет.

Речь шла о вопиющем нарушении техники безопасности, и тут Фиона была бессильна. Мак отступил от инструкции, но заплатил за это своей жизнью. Не говоря о горе жены и двух маленьких сыновей. Как пишут в некрологах, «пал смертью храбрых, героически выполнив свой долг»...

— Фиона, не торопись судить о вещах, с которыми ты никогда не сталкивалась. Скажи честно, на его месте ты могла бы поступить по-другому?

— Могла бы, — упрямо возразила она. — Да, я никогда не оказывалась в такой ситуации, но представляю себе, как трудно покинуть горящее здание, зная, что внутри остались люди. Особенно если есть хоть малейшая возможность их спасти. Но правила на то и существуют, чтобы предупреждать подобные случаи, а Макфарленд грубо нарушил их. Да, это стоило ему жизни, но в тот день он эгоистично рисковал жизнями других людей, участвовавших в операции.

В мозгу Сэма вертелись тысячи доводов против, но он предпочел промолчать. Если называть вещи своими именами, то Фиона была совершенно права.

— Догадываюсь, каким будет твой вывод. Ошибка спасателя.

Фиона посмотрела на остатки дома, а потом на Сэма.

— У меня нет другого выхода. — В ее взгляде светилось сочувствие. — Макфарленд отступил от инструкции. Его импульсивность угрожала жизни других людей. А если бы О"Нил вернулся за ним? Ты хоронил бы двух подчиненных вместо одного. Сочувствую твоей потере, но нужно смотреть в лицо фактам.

19

Сэм готов был возненавидеть Фиону, хотя она лишь повторила то, что и без того было известно всему участку. Только в глазах парней Мак был героем. Фиона не обвиняла Сэма, но это вовсе не значит, что его мучениям настал конец. В тот день командовал он. И это решало все.

На обратном пути к машинам Сэма одолевали мрачные мысли. Он не первый раз сталкивался с формулировкой «ошибка спасателя». Гибель его матери объяснили той же причиной. Но в отличие от Мака в этом обвинили не Кору Аллардайс, отрезанную огнем, а двух человек, которых послали ей на выручку.

Сэм понятия не имел, что случилось с первым из них. Увы, про второго этого сказать было нельзя. Потому что вторым был его собственный отец.

...После осмотра места происшествия прошло два дня. Сэм держал слово и не настаивал на новой встрече. Если бы не голодный блеск в глазах, который заметила Фиона, приехав утром на участок, она бы решила, что Сэм вообще не хочет ее видеть.

Она не жалела о своем решении прервать отношения до окончания дознания. Хотя Сэм вел себя как истинный джентльмен, Фиона скорее прыгнула бы с самолета без парашюта, чем призналась, что дошла до ручки. Слава Богу, сегодня дознание должно закончиться. Два с половиной дня без телефонных звонков, поцелуев и оргазмов могли свести с ума кого угодно.

Она осмотрела принесенные Сэмом канаты и снова посмотрела в опись инвентаря.

— Тут указано, что на следующей неделе предстоит полный осмотр оснастки. Никто не заметил, что канаты истерлись? Их нужно заменить.

— Маленький недосмотр, — ответил Сэм. — Исправим немедленно.

Тон Сэма был деланно равнодушным, но в нем слышалось нетерпение. Фиона ощутила укол вины. Сэм еще не знает, что наступил последний день их вынужденного воздержания. Она снова сверилась со своими записями.

— В системе очистки слегка засорился сток. Концентрация патогенов еще не достигла опасного уровня, но скоро это случится.

— Что еще? — хмуро спросил Сэм.

Фиона подняла глаза и улыбнулась.

— На касках двух спасателей наклеены огнеопасные картинки. Это не запрещено, но может вызвать проблемы.

Она положила грифельную доску на стол, сняла блейзер в черно-белую клетку и лениво потянулась. Тонкая блузка обрисовала ее пышную грудь, и у Сэма тут же потемнели глаза. Он смерил Фиону долгим взглядом, от которого ее бросило в жар. Пришлось расстегнуть две верхние пуговицы блузки.

— Каска Джералда Конроя слегка переделана.

Сэм нетерпеливо провел рукой по волосам.

— Если он немедленно исправит каску, я не включу этот пункт в перечень недостатков.

Сэм только кивнул в ответ, и Фиона заподозрила, что ее маленький стриптиз заставил голосовые связки Сэма впасть в спячку. Она взяла со стола доску и проверила список.

— Мне нужно осмотреть инфракрасную камеру.

Сэм повернулся к шкафу, достал оттуда увесистую камеру и поставил ее на стол. Увидев напрягшиеся мышцы его предплечий, Фиона, уже два дня тосковавшая по мужским объятиям, внутренне ахнула.

— Это та самая камера, которая была с О"Нилом и Макфарлендом, когда они вошли в дом? — спросила Фиона, когда ее собственные голосовые связки пробудились от спячки.

Сэм нажал на кнопку, и камера тут же заработала.

— Нет. Это новейшая модель.

Подойдя ближе, Фиона вдохнула запах чистого мужского тела, от которого у нее бешено, заколотилось сердце.

Слава Богу, она вовремя опомнилась и не показала, чего ей стоит вынужденное воздержание.

— Бакстер здесь? — отрывисто спросила Фиона.

Сэм нахмурился.

— Что тебе от него нужно?

— Ничего особенного. Просто хотела задать ему пару вопросов о показаниях одного из свидетелей пожара.

Выражение его лица немного смягчилось.

— Он взял пару отгулов. В субботу сдает экзамен на чин детектива по расследованию умышленных поджогов.

Эта новость удивила Фиону не меньше, чем нотка гордости, прозвучавшая в голосе Сэма. Сэм — спасатель высокого класса. Едва ли ему по душе мысль, что брат покинет участок и станет служить в полиции.

Она наклонилась к прибору и проверила дату последнего осмотра. О Боже, от запаха Сэма у нее кружилась голова.

— Осталось по-быстрому провести испытание в действии, и все...

Сэм улыбнулся краешком рта.

— По-быстрому?

Сексуальный намек был достаточно прозрачным, но теперь, когда до вечера оставалось всего ничего, давать себе волю не следует.

— Сэм, пожалуйста, поскорее... — слабо пролепетала она.

Он порочно улыбнулся, и только тут Фиона спохватилась, что неправильно выбрала слова. В глазах Сэма горело желание, сопротивляться которому было невозможно.

— Камера, — поправилась она. — Давай поскорее проверим камеру.

Сэм что-то подкрутил, направил объектив на дверь шкафа и повернул камеру так, чтобы Фионе был виден маленький экран, на котором появилось изображение мужской ладони. А потом написал на двери кончиком среднего пальца: «Я хочу тебя!»

Слова быстро выцвели, но в мозг Фионы они врезались навсегда.

— Как ты это сделал? — Как он сумел возбудить ее с помощью трех опьяняющих слов?

Его улыбка была чувственной и многообещающей.

— Теплом тела.

Под ложечкой тут же засосало. Сэм убрал камеру и небрежно оперся о дверь шкафа.

Пламя, горевшее в его глазах, заставило Фиону забыть обо всем на свете.

— Тогда до вечера?

Брови Сэма взлетели вверх.

— Ты уверена?

Надежда, звучавшая в его голосе, заставила Фиону кивнуть.

— Моя работа здесь почти закончена. Завтра я уже не приду.

— У меня, — сказал Сэм и продиктовал ей адрес. — В половине седьмого. Без опоздания.

Фионе и в голову не пришло спорить.

— Я принесу обед.

— А десерт?

Фиона смерила его долгим взглядом, а потом улыбнулась.

— Ладно, малыш, будет тебе десерт.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Сэм выпрыгнул из машины, на ходу оценивая ситуацию. Передок старого серебристого седана был вдребезги разбит о фонарный столб. От проводов, упавших на автомобиль и мокрую мостовую, сыпались снопы искр. Чрезвычайно опасная ситуация мешала спасателям извлечь из седана потерявшую сознание женщину.

Сэм приказал не предпринимать никаких действий, пока не отключат электричество. Морган и Рей, первыми прибывшие на место аварии, стояли под непрекращающимся дождем и переминались с ноги на ногу, ожидая разрешения приступить к работе.

Сэм по опыту знал, что первый осенний дождь несет с собой множество аварий. Мокрые автострады, за лето пропитавшиеся маслом и бензином, а также беспечность и нетерпеливость водителей представляют собой взрывчатую смесь. Прогноз сулил затяжные дожди, и несколько дней спасателям придется сбиваться с но...

— Черт побери, что ей тут нужно? — крикнул Джерри Конрой.

Проследив за его взглядом, Сэм увидел переходившую улицу Фиону. Его сердце на мгновение остановилось, а затем зачастило. Дьявольщина, у них работы по горло! Он не может позволить себе отвлекаться...

— Вбить нам очередной гвоздь в стул, — покачав головой, ответил Ферджи О"Нил.

Сэм был с ним согласен, но не стал подрывать авторитет Фионы.

— Она делает свое дело, — сказал он подчиненным. — А вы делайте свое, и не обращайте на нее внимания. Поняли?

Во время проверки представители управления часто наблюдали за действиями спасателей, так что в этом не было ничего необычного. Но присутствие Фионы выбивало Сэма из колеи.

Фиона уже почти перешла оживленную улицу, когда ее остановил один из полицейских, перекрывших движение. Она что-то сказала, предъявила удостоверение, махнула рукой и пошла дальше.

— Свяжись с компанией и узнай, почему они тянут, — велел он Конрою и отошел в сторону.

Всего тридцать минут назад Сэм сгорал от желания и не знал, как переживет оставшиеся до свидания три часа. Но в эту минуту ему хотелось одного — как следует отчитать Фиону за полное пренебрежение правилами техники безопасности, запрещавшими посторонним приближаться к месту происшествия.

20

Пытаясь успокоиться, он сосчитал до десяти, но это не помогло.

— Какого дьявола тебе здесь нужно?

Удивленная его резкостью, Фиона несколько раз мигнула мокрыми ресницами.

— У меня есть полное право быть здесь. — Она зябко запахнулась в пальто.

— Черт побери, здесь опасно!

Дело плохо. Он никогда не испытывал такого страха за другого человека. Сэм заботился о других, сколько себя помнил. Детские выходки братьев и Джуди бросали его в дрожь, но это были цветочки по сравнению с тем, что он чувствовал сейчас, при виде оголенных проводов.

— Сэм, не трать время понапрасну. Просто расскажи, что здесь происходит.

Он шумно выдохнул. Она права.

— Машина против фонарного столба. Водитель потерял сознание. Похоже, он ранен.

Крики, донесшиеся с места происшествия, заставили Сэма бегом вернуться обратно.

Провода, болтавшиеся вокруг машины и валявшиеся на земле, продолжали рассыпать снопы искр. Слава Богу, женщина, сидевшая за рулем, не понимала, какой опасности подвергается. Сэм, по собственному опыту знавший, что парни остро переживают свое бессилие, еще раз велел им соблюдать спокойствие.

— О Боже! — ахнула остановившаяся позади Фиона. — Она беременна!

Сэм подумал, что он ослышался. Во всяком случае, надеялся на это.

— Что ты сказала?

— Она беременна, — повторила Фиона, показывая на то, что осталось от серебристого седана.

Сэм присмотрелся и понял, что Фиона права. Большой и круглый живот женщины лежал на погнутой рулевой колонке. Судя по возрасту машины, воздушной подушки в ней не было.

Подошел Джерри и, не обращая внимания на Фиону, сказал:

— Техпомощь прибудет не раньше чем через десять минут.

Новость была плохая.

— Почему такая задержка? Ты сказал им, что ситуация экстренная?

Джерри кивнул.

— Пробки. Дождь. Обрыв линии на другом конце города.

— Стой здесь, — велел Сэм Фионе. — Нет, лучше пойдем отсюда.

Потом он отвернулся и обратился к Моргану и Рею.

—Вы заметили, что женщина беременна?

— Да, — ответил побледневший Рей.

— Я могу попробовать подобраться к ней, — вызвался Морган. — Через люк в крыше. Сэм смерил брата суровым взглядом.

— Когда вокруг висят высоковольтные провода под током? И думать не смей. Дождемся аварийной бригады. Понял?

Морган мрачно кивнул в ответ.

— Вы должны что-то сделать! — быстро сказала Фиона. Ее голос дрожал от страха. Сэм понял, что у нее вот-вот начнется истерика. — Почему вы ничего не делаете?

Нужно убрать ее отсюда, пока она не выкинула какой-нибудь фортель.

— Кажется, я просил тебя уйти, — сдерживаясь изо всех сил, промолвил он.

— Вы должны вытащить ее. — В широко раскрытых глазах Фионы стояли слезы. — А вдруг прорвет газопровод?

Спасатели знали, что искры могут вызвать взрыв, но у них были связаны руки. Раздался треск, и на крышу машины вновь обрушился огненный сноп.

Фиона вздрогнула, и Сэм понял, что ее нужно увести отсюда как можно скорее. Ситуация ухудшалась с каждой секундой, и ему не хотелось думать, как это повлияет на Фиону. В отличие от нее у спасателей были средства борьбы со стрессом.

Сэм положил руки ей на плечи, заставил отвернуться от места происшествия, подвел к машине Моргана и Рея, открыл пассажирскую дверцу и помог забраться внутрь.

— Вы должны что-то сделать, — сказала она. — Должны спасти женщину и ребенка.

Сэм достал из ящика за сиденьем одеяло и положил ей на колени.

— Спасем. Даю слово.

Холодные пальцы коснулись щек Сэма.

— Сделай что-нибудь. Немедленно.

— Сначала нужно дождаться аварийной бригады, — сказал Сэм тоном, который приберегал для перепуганных жертв, отстранил ее руки и положил их на колени Фионы. — Мы не можем работать, пока они не отключат электричество.

Доходит ли до нее ирония судьбы? Когда имеешь дело с живыми людьми, начинаешь смотреть на правила по-другому. Но в учебниках об этом не пишут.

В машине было тепло, однако Фиону продолжало знобить.

— Как только опасность минует, Морган и Рей проникнут внутрь и определят ее состояние. Осталось недолго. — Хотелось бы надеяться...

Нижняя губа Фионы задрожала. До Сэма донеслись новые крики, но он мысленно заткнул уши. Нужно помочь Фионе успокоиться.

Он заправил ей за ухо влажную прядь.

— Мне нужно, чтобы ты оставалась здесь. Что бы ни случилось. Ясно?

Зеленые глаза Фионы наполнились слезами, но она кивнула. У Сэма сдавило грудь, и он с трудом втянул в себя воздух. Скверно... Похоже, Фиона действительно дорога ему.

Она дарила ему наслаждение, страстно отвечала на его ласки. Ее кокетство неизменно разжигало желание. Он спорил с ней, злился на ее упрямство. Но достаточно было одной улыбки Фионы, чтобы у него подскочил пульс. Достаточно было одного легкого прикосновения, чтобы его охватило пламя. С этим Сэм смирился. Однако к слезам Фионы он готов не был.

Сэма ждала работа, но сейчас он хотел только одного: прижимать ее к себе и успокаивать.

Сколько времени проживет это чувство? Пока она с ним? Или намного дольше?

Прибытие аварийной бригады позволило ему отвлечься от этих мыслей. По крайней мере, на время. Но хорошенького понемножку.

Фиона зябко вздрогнула, подобрала с пола рубашку Сэма и накинула ее на плечи. Как ни странно, все пуговицы на рубашке были целы.

Она опоздала на тридцать минут, потому что бумажка с адресом, лежавшая в кармане пальто, промокла насквозь. К тому времени Фиона умирала с голоду.

Едва успев войти в широкую стрельчатую дверь, она бросилась к Сэму и крепко обняла его. Вторая половина дня прошла бурно, так что у нее был повод накинуться на беднягу.

Но он не жаловался, с улыбкой подумала Фиона, подвертывая рукава рубашки. Вел себя так, словно заранее знал, что ей нужно дать волю. Фионе не терпелось отдаться ему. Они не добрались до спальни и занялись любовью прямо на полу гостиной. Потом Сэм отнес ее в кровать и был таким нежным и заботливым, что у нее до сих пор щемило сердце.

Сэм вошел с подносом, положил его на середину кровати, сел рядом с Фионой и начал открывать коробки. В спальне вкусно запахло китайскими специями.

Фиона скрестила ноги и разорвала упаковку с палочками.

— Ты вырос в моих глазах, — сказала она.

— Ты имеешь в виду постель?

Фиона засмеялась, подцепила кусочек цыпленка, затем наклонилась и быстро поцеловала Сэма в губы.

— Твое искусство в этой области не знает себе равных. Но я имела в виду другое. Инструкции запрещают помогать человеку с риском для собственной жизни. Но в реальности все происходит по-другому. Увидев ту несчастную женщину, я забыла обо всем. А ты нет. Как тебе удается выдерживать такие эмоциональные стрессы изо дня в день?

Сэм положил руку на ее колено.

— Тут главное опыт. — Он взял вилку и тоже полез в картонку за цыпленком. — По книгам этому не научишься, верно?

— Да, — подтвердила Фиона. Ей стоило неимоверных усилий сдержать данное Сэму слово не выходить из машины. Она ограничилась тем, что перебралась на сиденье водителя, откуда было лучше видно происходящее. — Не научишься.

Как только аварийная бригада отключила электричество, спасатели под руководством Сэма освободили женщину, после чего Морган и его партнер осмотрели ее, оказали первую помощь и отвезли в больницу. Плод не пострадал, но перед отъездом Морган сказал Фионе, что к травме головы добавились переломы лодыжки и запястья. Перед уходом с участка Сэм связался с Морганом и выяснил, что других осложнений нет.

— Я следила за тем, как ты общаешься с людьми, — сказала Фиона. — Ты действительно заботишься об их безопасности во время работы. — Она искренне восхищалась им. Не только как героем, но и как человеком. Он умный и добрый. Всю прошедшую неделю она действовала Сэму на нервы, а он терпел и с каждым днем все глубже проникал в ее душу. Когда их связь подойдет к концу, кто-то останется с разбитым сердцем. И, судя по всему, это будет не Сэм... — Похоже, ты родился спасателем.

21

У него приподнялся уголок рта.

— Так оно и есть. Мои родители тоже ликвидировали чрезвычайные ситуации.

Фиона взяла с подноса картонку с жареным рисом.

— Они должны гордиться тобой и твоими братьями.

— Надеюсь, — с отсутствующим видом ответил Сэм и принялся за крылышко. Его деланно бесстрастный тон заставил Фиону насторожиться.

— Надеешься? — переспросила она.

— Мама умерла, когда мне было десять лет. — Плечи Сэма напряглись. — А мой старик последовал за ней два года спустя.

— Мне очень жаль, — тихо сказала она. Родители Фионы сводили ее с ума, но с ними можно было поговорить. Иногда.

— Это было давно, — не глядя на нее, ответил Сэм.

Лежа есть рис палочками было неудобно, поэтому Фиона взялась за креветок.

— Тебе пришлось нелегко, — деланно небрежно сказала она. — И твоим братьям тоже.

— Малышка, хитрость не относится к числу твоих достоинств, — усмехнулся Сэм. — Если хочешь знать, как это случилось, спроси прямо.

Не в бровь, а в глаз...

— Расскажи мне о родителях, — сказала она и сунула в рот креветку.

Сэм потянулся и ткнул вилкой в ее коробочку.

— Только в обмен.

Она хихикнула и покачала головой.

— Зато ты такой хитрец, что дальше некуда.

— Начинай.

— Это нечестно! Я спросила первая.

— Ну и что? — Сэм сунул креветку в рот.

Если так пойдет и дальше, она опоздает на самолет. В пять утра ей следует быть в аэропорту. Сначала Фиона решила, что сразу по окончании семинара вернется в Мельбурн, но день выдался такой тяжелый, что она передумала и решила понежиться на белом песочке.

— Мои родители разошлись, когда я училась в девятом классе, — сказала она. — Но отец часто ездил в командировки, дома почти не бывал, так что развод родителей стал для меня не травмой, а скорее облегчением.

— Почему? — с любопытством спросил Сэм.

— Они часто ссорились.

— Из-за его работы?

Фиона подцепила еще одну креветку и задумалась.

— Да нет... — Она тяжело вздохнула. — Чаще всего это случалось, когда до матери доходила весть о его очередном романе. Верность не входила в число его достоинств. Все. Теперь твоя очередь.

— Угу. — Сэм протянул руку и отнял у нее коробочку. — Рассказывай дальше, иначе не получишь креветок.

Фиона засучила рукава рубашки и сделала вид, что ужасно разозлилась.

— Ты слишком много себе позволяешь. Неужели никогда не слышал, что отнимать у женщины креветки запрещено?

Сэм провел картонкой перед ее носом.

— Вкусно пахнет, правда?

Фиона тяжело вздохнула.

— Мой отец снимает документальные фильмы. Работа значила для него больше, чем семья, и это вызывало трудности.

Горечь, прозвучавшая в голосе Фионы, заставила Сэма поднять бровь.

— А теперь отдай мои креветки.

Он улыбнулся.

— Еще один вопрос.

Фиона покачала головой и протянула руку.

— Теперь твоя очередь.

Сэм неохотно отдал коробку. Нет, он не боялся ее вопросов. Просто не любил вспоминать детство. Редко говорил о прошлом с братьями и никогда не делился воспоминаниями с женщинами. После смерти отца тетка водила мальчиков к лучшим детским психологам, но все усилия были тщетны. Просто Сэм не видел смысла в том, чтобы ворошить прошлое.

— Моя мать была спасателем, — сказал он так, словно речь шла о погоде. — И погибла на боевом посту. Отец не перенес этого, начал пить и пару лет спустя, умер от инсульта.

Фиона уставилась на него во все глаза.

— Боже, какая трагедия... А ты говоришь о ней совершенно спокойно.

Сэм положил вилку на поднос и пожал плечами.

— Трагедии случаются сплошь и рядом. В этом случае у человека два выхода: либо пережить утрату, либо умереть с горя. Отец предпочел умереть. Но я не он.

— Ты пережил утрату? — спросила Фиона, складывая картонки на поднос. — Или просто избегаешь разговоров на эту тему?

Сэм взял поднос и поставил его на пол.

— Пережил, — решительно ответил он. Братья нуждались в нем, так что у него не было другого выхода. Сэм лег и привлек ее к себе. Не потому ли, что нуждался в утешении? — Я не говорю, что это было легко, — признался он. — Морган и Бакстер и не догадываются о скандалах между моими стариками. Отец сердился на мать за то, что она пошла в спасатели. Начальство не хотело, чтобы мать выезжала на места происшествий, но она боролась и победила. После чего обстановка в доме стала попросту невыносимой.

Фиона прижалась к Сэму и положила голову на его плечо.

О Боже, я начинаю к этому привыкать, подумал он. Тем хуже для меня. Когда Фиона узнает, что я могу быть таким же ублюдком, как мой старик, ее чувство тут же превратится в дым.

— После смерти матери отца начало грызть чувство вины. Он стал заглядывать в бутылку, но это не помогало. Старик либо впадал в гнев, либо лежал пластом. Однажды он сказал мне, что Господь прибрал мать, потому что она предпочла работу своим детям.

Фиона громко ахнула и обвила рукой его талию.

— Разве можно говорить такие вещи ребенку? Мои родители ссорились, но никогда не посвящали нас в свои дела. Не могу представить...

— Что он был на это способен? — Когда она кивнула, Сэм продолжил: — Не стану отрицать, нам всем приходилось нелегко. Но я пытался принимать огонь на себя. Особенно когда отец начал пить не просыхая.

Фиона подняла голову и заглянула ему в лицо.

— Тебе было всего десять лет. — У нее увлажнились глаза. — Что ты мог сделать?

Больше, чем она думала. Ради того, чтобы защитить Моргана и Бакстера, он шел на все. Сэм давно не практиковался, но был уверен, что еще и сейчас сумеет безукоризненно скопировать подпись старика. Он подделывал чеки, чтобы компания не отключила электричество, и получал платежи по материнской страховке. Подделывал подписи в табеле и на разрешениях принять участие в турпоездках для себя и братьев. Иными словами, он делал все, что было необходимо для их выживания.

— Я защищал братьев, — сказал он и поторопился сменить тему: — Зачем говорить о делах давно минувших дней, если на свете есть масса куда более интересных вещей?

На дороге памяти слишком много ухабов. Одно неверное движение — и результат будет таким же неутешительным, как сознание того, что он по собственной воле завел Фиону туда, куда не ступала нога другой женщины...

Фиона посмотрела на него и обольстительно улыбнулась.

— Ты на что намекаешь?

Сэм обрадовался предлогу, привлек Фиону к себе, и она тут же оседлала его. Он отреагировал без промедления.

— Кажется, ты что-то говорила насчет десерта.

Ее смех сделал чудо: скелет тут же вернулся в шкаф, из которого вылез. Нет, поправился он. Никакого скелета не было. Он сразил своего дракона много лет назад. Или нет?

— Извини, — сказала она, — но этот десерт мы уже съели. И попросили добавки.

Сэм потянул ее за волосы и заставил закинуть голову.

— Это был не десерт, а аперитив, — сказал он, затем опустил голову и прильнул губами к ее атласной коже. Фиона прерывисто вздохнула, и по венам Сэма заструилось пламя. Неужели он когда-нибудь насытится этой женщиной? Может быть. Лет через сто.

Ее страстный стон прозвучал одновременно с телефонным звонком. Сэм чертыхнулся, потянулся к тумбочке, где стоял аппарат, и поднял трубку. Звонил дежурный по его 5-му участку. Множественное столкновение автомобилей с опрокидыванием и пожаром.

Сэм снял с себя Фиону.

— Мне нужно ехать. — Он включил настольную лампу и начал искать трусы.

— Прямо сейчас?

Он надел трусы, не обращая внимания на ее разочарование. Потом рывком натянул джинсы и устремился к шкафу за рубашкой.

Пружины скрипнули, и Фиона очутилась рядом.

— Разве у тебя не выходной?

Сэм схватил первую попавшуюся рубашку и надел ее через голову.

— Меня требуют. Я должен ехать. — Он застегнул джинсы и выдвинул ящик с носками. — Останься и немного поспи.

Фиона взяла ботинки и протянула их Сэму.

— Когда ты вернешься, меня уже не будет.

22

Сэм поднял глаза, но в тоне Фионы не слышалось и намека на недовольство.

— Я вернусь, как только смогу, — нетерпеливо сказал он, не желая чувствовать себя виноватым из-за того, что его вызвали на работу.

— Уже ночь. До моего самолета осталось несколько часов. Моя сумка в машине. Я вернусь в воскресенье. Примерно в полдень.

— Куда ты летишь? — из вежливости спросил Сэм. Его ум был занят другим.

— В Кингстон. На семинар.

Он рассеянно кивнул и надел куртку. Слово «семинар» дошло до него только у дверей.

— Ты ничего не забыл?

Сэм с досадой обернулся. Неужели она не понимает, что он торопится?

Фиона держала на ладони ключи и улыбалась.

— Думаю, они тебе понадобятся.

Он шумно выдохнул.

— Спасибо. Я позвоню.

Не ожидая ответа, Сэм выскочил за дверь. В его крови бушевал адреналин.

Штормы, рано обрушившиеся на побережье, отпугнули всех туристов, кроме самых упрямых. Симпатичный приморский курорт напоминал город-призрак. Поскольку о пляжах с белым песком пришлось забыть, Фиона посвятила вторую половину дня здешним магазинам.

Семинар оказался весьма познавательным. А уикенд... Разве можно было считать, что он пошел псу под хвост, если Фиона не только пополнила свои знания, но и сумела купить подарки? Стоило остаться здесь хотя бы ради необычной репродукции, подходившей для кабинета Сесили, и старинных хрустальных подсвечников, предназначенных для Бесс.

Она заказала кофе с пирожным, расплатилась, села за маленький столик у окна и стала смотреть на дождь. Перебегая от маркизы к маркизе, она могла бы добраться до гостиницы, не промокнув при этом, но сильный ветер заставил Фиону нырнуть в кафе и переждать внезапно налетевший ливень.

Фиона беспокоилась. Не за Сэма, который мог попасть в беду, а за их отношения. О Боже, что ее заставило по уши влюбиться в такого человека?

Многое, ответила себе она. Одной постели для этого мало. Поговорив с подчиненными Сэма, Фиона поняла, что ее первое впечатление было ошибочным. Он был спокойным, деловитым, но ни в коем случае не холодным и черствым. Во всяком случае, с ней. Когда он не пытался настоять на своем, то становился добрым, нежным и невероятно страстным. Обладал замечательным чувством юмора и часто заставлял ее смеяться. В нем чувствовалась мягкость, привлекавшая Фиону не меньше, чем все остальное. Кроме того, он относился к окружающим с уважением... В общем, придраться было практически не к чему.

И все же кое-что ее настораживало.

Сэм дважды убегал от нее, стоило ему только узнать о катастрофе. Если бы Сэм был на дежурстве, она бы не волновалась, но оба раза у него был выходной. То ли она эгоистка, то ли у нее действительно есть повод для тревоги.

Отрицать не приходится, профессия у Сэма важная. Он спасает жизни. От него зависят люди, с которыми Сэм работает, и жертвы, которым он приходит на помощь. В отличие от ее отца Сэм не носится по всему земному шару, забыв о семье. Он занимается нужным делом. Или он такой же трудоголик, как ее отец, только на другой лад?

Фиона откусила кусочек пирожного и задумалась. Ее единственная опора — это мать. Нет, мать нельзя назвать наседкой, но ни одно событие в жизни четырех ее дочерей не ускользает от ее внимания. Единственными знаками внимания со стороны отца были подарки, но Фиона подозревала, что на самом деле их делала мать. Сэм же заботился о своих братьях, это доказывает, что семья значит для него очень много.

Самая тяжелая доля на свете — быть матерью-одиночкой при живом муже. В детстве она не понимала мать, осуждавшую отца за долгие отлучки, и равнодушие к близким. И прозрела только в восьмом классе, после знакомства с Сесили.

Сесили переехала в Мельбурн из Аделаиды, потому что известная адвокатская контора предложила ее отцу возглавить отдел, занимавшийся авторскими правами. Детство Сесили было таким же, как у Фионы и Бесс, разница заключалась лишь в том, что Сесили относилась к постоянному отсутствию отца, более прагматично, чем подруги. По мнению Сесили, постоянно разочаровываться из-за того, что человек, которого ты ставишь на пьедестал, падает с него, означало даром тратить силы. Куда выгоднее считать, что все люди несовершенны от рождения. Жизнь не кино, часто повторяла она.

Хотя Фиона не слишком серьезно относилась к этому тезису, но считала, что даром тратить силы все же не стоит. Нужно было либо перестать требовать от отца того, на что он был неспособен, либо страдать до конца жизни. Она выбрала из двух зол меньшее.

Когда она допила кофе, дождь утих. Фиона взяла покупки и вышла из кафе.

Через десять минут она вошла в номер, положила покупки в шкаф, повесила мокрое пальто сушиться и стала думать, как провести остаток уикенда. Хотелось улететь пораньше, но причиной этого желания была тоска по Сэму.

Она вытерла волосы полотенцем, причесалась и решила посмотреть телевизор.

Жалкая замена страстной ночи с одним толстокожим спасателем, подумала Фиона.

Она вошла в комнату... и испуганно вскрикнула.

В ее кровати лежал обнаженный мужчина. Точнее, Фионе так показалось, потому что нижнюю часть его тела прикрывала простыня.

— Сэм, как ты сюда попал? — спросила она, как только сердце, ушедшее в пятки, вернулось на свое место. Если он надеялся на более теплый прием, не нужно было пугать ее до полусмерти. — Она сложила руки на груди и сердито уставилась на хитро улыбавшегося Сэма. — Интересно, сколько законов ты нарушил, забравшись в мой номер?

— Два. Или три, — бесстыдно признался он.

— Я попрошу, чтобы тебя арестовали.

Мерзавец расплылся от уха до уха.

— Не попросишь.

Фиона прищурилась.

— Ты слишком уверен в себе.

— Тогда тебе придется довольствоваться жалкой заменой. — От пламени, горевшего в его глазах, у Фионы подкосились колени. — Мне показалось, что ты предпочтешь страстную ночь.

— Следить за тем, как тебя вытащат из номера два дюжих полицейских, будет еще приятнее.

Сэм хихикнул.

— Не-а.

Фиона, с трудом удержавшись от улыбки, фыркнула, подошла к креслу с высокой спинкой и села. На круглом столике красного дерева стояла ваза с дюжиной бледно-розовых роз. Когда она уходила из номера, цветов здесь не было.

—Не думай, что розы достаточная компенсация за мой испуг. — Фиона вынула из вазы цветок и вдохнула его аромат. — И все же, как ты попал в мой номер? — с любопытством спросила она.

— Тебя не было, поэтому я заказал розы, надеясь, что их тут же доставят в номер. Так и получилось. Я прошел за коридорным, дождался, когда он уйдет, и вошел в номер, словно живу здесь. — Он слегка нахмурился. — Этот тип пытался выклянчить у меня чаевые.

Голый, хитрый и нахальный. Убийственное сочетание для влюбленной по уши женщины.

— Я думала, что есть закон, который это запрещает, — сурово сказала Фиона, не желая льстить его самолюбию.

Лоб Сэма прорезала морщина.

— Если такого закона нет, его следовало бы выдумать, — серьезно сказал он. — Это оказалось слишком легко.

Она повертела розу в пальцах.

— Похоже, придется позволить тебе остаться. В конце концов, на тебе нет никакой одежды, а на улице идет дождь.

— Да. Я наверняка простужусь.

— Хуже. — Фиона встала и пошла к нему. — Заболеешь пневмонией.

Сэм снова улыбнулся.

— И тебя будет мучить совесть.

— Интересно, что с тобой делать, раз уж ты здесь? — Она осторожно откинула простыню и ахнула.

Сэм схватил ее за руку и притянул к себе. Не успела Фиона прийти в себя, как оказалась лежащей навзничь.

— Если ты постараешься, то что-нибудь придумаешь, — прошептал он ей на ухо.

Фиона обвила его руками и прижала к себе.

— Мне сейчас не до мыслей.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Когда через четыре часа любовники пришли в себя, наступил вечер. Шторм, наконец, закончился, и они решили сходить пообедать. Итальянский ресторан со свечами, и негромкой музыкой (пел Фрэнк Синатра) оказался очаровательным.

23

Поглощая консоме с моллюсками, Фиона пришла к выводу, что вкусы у Сэма консервативные, но граничащие с либеральными. Такое сочетание казалось ей терпимым. Кроме того, выяснилось, что никаких отпрысков, мечтающих пойти по стопам папаши, у него нет. Но более всего Фиону удивило то, что он и не собирался жениться. Это внушало сомнения в его способности поддерживать долгую связь.

— Неужели ты никому не делал предложения? — спросила она, уверенная, что женским вниманием Сэм обижен не был.

Он покачал головой и сделал глоток темно-красного вина.

— Никому.

— А мне делали. Правда, до обручения не дошло, — призналась она. — Мы вместе учились, но когда он переехал в Сидней, я поняла справедливость поговорки «с глаз долой, из сердца вон».

Внезапно на его губах появилась порочная улыбка.

— Расскажи мне о своих фантазиях, — прошептал Сэм, придвинувшись ближе.

Наверное, резкая смена темы должна была насторожить Фиону, но пламя, горевшее в глазах Сэма, лишило ее способности связно мыслить.

— Это для меня белое пятно, — призналась она и беспомощно пожала плечами. — Извини.

Если Сэм и удивился, то не подал виду.

— У каждого есть фантазии, — хрипловато сказал он. Рука Сэма легла на ее колено и забралась под подол короткой красной юбки.

Фиону тут же бросило в жар.

— Не у каждого. — У нее были не фантазии, а воспоминания. Сладкие сексуальные воспоминания о том, как они занимались любовью.

— Я фантазировал о тебе. — Пальцы Сэма коснулись обнаженной кожи над кружевной резинкой чулка. — Много.

Фиона с трудом втянула в себя воздух, радуясь тому, что их прикрывает длинная скатерть.

— Серьезно? — Впрочем, в объяснениях она не нуждалась. Воспоминания говорили сами за себя.

Сэм кивнул и пристально посмотрел ей в глаза.

— Вспомни душ, — вполголоса сказал он.

Она откашлялась и прошептала:

— Это была не фантазия. — Когда Фиона вспомнила, как льнули друг к другу их тела, скользкие от мыла и теплой воды, ее бросило в дрожь. Им было жарко. Тесно. И ужасно приятно.

Мужская рука начала поглаживать ее ляжку.

— Нет, фантазия, — сказал Сэм, заставив ее слегка раздвинуть ноги. — Я уже давно думал об этом.

Когда пальцы Сэма добрались до ее трусиков, Фиона едва не застонала. Никакая фантазия не могла сравниться с тем, что она переживала сейчас.

Сэм придвинулся еще ближе, как будто пытался закрыть ее от взглядов других посетителей ресторана. Слава Богу, что он выбрал кабинку в самом темном углу. Нарочно? Скорее всего, да.

— Фиона, ты когда-нибудь доставляла удовольствие самой себе? — шепнул он ей на ухо. По коже Фионы побежали мурашки.

— Я всего неделю назад узнала, что такое оргазм. А что?

Сэм отстранился и посмотрел на Фиону. Его глаза потемнели от желания.

— Даже в тот вечер, когда мы разговаривали по телефону?

Она покачала головой. Да, даже тогда, хотя ее тело изнывало от тоски по нему.

— Ты доверяешь мне? — спустя мгновение спросил Сэм.

Фиона знала, что Сэм не причинит ей физического вреда. Знала так же, как-то, что солнце встает на востоке, а садится на западе. Но не была уверена, что он не разобьет ей сердце.

— Да, — прошептала она. — Доверяю.

— Закрой глаза.

— Ты не забыл, что мы в ресторане? — спросила Фиона, но глаза все же закрыла. — Это общественное место.

— Расскажи, что на тебе надето. Под платьем.

Видимо, для мужчины, решившего настоять на своем, место значения не имеет.

— Лифчик и трусики.

— Это не дает простора воображению. Какого они цвета?

— Красные. Точнее, цвета спелой вишни, — добавила она. — Или бархатной коробочки с конфетами, которые дарят в День святого Валентина. — Фиона открыла один глаз и посмотрела на него. — Или это цвет моих щек?

Сэм хмыкнул, и его рука застыла на месте.

— Закрой глаза.

Она подчинилась и снова почувствовала легкое прикосновение его пальцев. Фиона подалась навстречу его руке, словно та была наркотиком, способным погрузить ее в мир грез.

— Это кружева. — Хрипловатый голос Сэма действовал на нее опьяняюще.

— Это стринг? — спросил он. — Лоскуток материи, который дразнит тебя, возбуждает и заставляет жаждать моих прикосновений?

Фиона представила себе, что пальцы Сэма проникают в нее. Желание заструилось по ее жилам как вода, прорвавшая плотину.

— Сэм... — Ее шепот был похож на страстный стон.

— Фиона, скажи, какие на тебе трусики. Но не пытайся лгать. Я сразу пойму.

Кончик большого пальца ритмично поглаживал ее промежность, заставив Фиону вспомнить влажный жар мужских губ.

— Это трусы для мальчиков.

— Гм... — пробормотал Сэм. — Они мокрые. Это очень возбуждает.

Фиона закусила губу. Ресторан исчез, и они очутились в закрытом гроте. От белого песка их отделяет лишь тонкая подстилка. Волны накатываются на берег, солнце целует их тела, а Сэм целует ее в самые интимные места...

Ее живот напрягся и запульсировал.

Они одни. Свободные, обнаженные и думающие лишь об удовольствии.

Она — Венера Боттичелли. Только что родившаяся и готовая бесстыдно насладиться вновь обретенным телом.

О Боже, сейчас она ощутит оргазм посреди ресторана!

Фиона рывком открыла глаза, схватила Сэма за запястье и отстранила его руку.

— Давай уйдем, — сдавленно пробормотала она.

— Почему? — невинно спросил Сэм и снова прижал руку к ее промежности, заставив Фиону скорчиться. — Это только начало.

Она потянулась к бокалу и выпила остатки вина как сырую воду.

— Сэм, — дрожа всем телом, сказала Фиона, — если ты не уведешь меня, я кончу прямо здесь.

— Если ты не знаешь собственного тела, — сказал Сэм, — то откуда ты знаешь, что может доставить тебе удовольствие?

Он прижимался грудью к спине Фионы. Оба смотрели в зеркало платяного шкафа. Их тела, напоминавшие эротический портрет, купались в мягком свете настольной лампы, горевшей в другой комнате.

Фиона чувственно улыбнулась.

— Я знаю, что доставляет мне удовольствие.

Сэм провел ладонями по ее предплечьям.

— Тогда скажи мне. Что может свести тебя с ума?

— Разве это не ясно? Когда я... когда ты заставляешь меня... — Она пожала плечами. — Сам знаешь.

У нее порозовели щеки. Этот внезапный приступ стыдливости заставил Сэма улыбнуться. Полчаса назад она без всякой робости призналась, что была близка к оргазму.

Его замысел отвлечь Фиону от неудобного разговора о прошлых связях увенчался успехом, но дорого обошелся самому Сэму. Впрочем, ситуация требовала решительных мер.

Красные кружевные трусики едва прикрывали ее бедра, крошечный лифчик не оставлял простора воображению. Впрочем, Сэму это было только на пользу.

Он взял в ладони изящные кисти Фионы и провел ими по ее стройным бедрам. Кончики его пальцев ласкали ее кожу, теплую, нежную и шелковистую.

— Следи за тем, что я делаю, когда ласкаю тебя. — Сэм наклонил голову и прижался губами к ее плечу. — Ты должна знать, что заставляет твое тело откликаться. Что возбуждает тебя и вызывает оргазм.

— Сэм? — тревожно прошептала она.

Он поцеловал ее в шею.

— Тсс... — пробормотал он. — Ни о чем не думай. Сосредоточься на своих ощущениях.

Ночь чувственных открытий требовала ее добровольного участия в изучении собственного тела. Может быть, Фиона сама не понимала этого, но она доверилась ему с момента первой встречи. Сегодня они должны были проверить, есть ли у этого доверия границы. Никаких ограничений. Никаких сожалений. Никаких угрызений совести. Сегодня она была нужна ему вся. Целиком.

Сможет ли он сам без угрызений совести принять этот драгоценный товар? Сэм не лгал ей, когда говорил, что ни разу не делал предложения женщине. От одной мысли о связи на всю жизнь его бросало в дрожь. Хотя Сэм еще не был готов предложить Фионе руку, но сегодня утром возвращение в пустой дом заставило его ощутить острое чувство одиночества.

Расставшись с Фионой в ночь с четверга на пятницу, он сделал несколько выездов, потом немного поспал на участке, а с утра вышел на дежурство. Вызовов было множество, и в следующие восемнадцать часов Сэм ни разу не присел. Когда он начал орать на подчиненных, как старый сержант, капитан пригрозил на неделю отстранить его от работы, если Сэм покажется на участке до утра понедельника. Конечно, это была шутка, но Сэм и сам знал, что нужно сделать перерыв. Обижать парней не следовало.

24

Все же он сумел убедить себя, что решил съездить в Кингстон только для того, чтобы на пару дней оказаться подальше от участка. Однако это убеждение разлетелось вдребезги, когда он услышал нежный голос Фионы, еще не знавшей, что он проник в ее номер. Конечно, он тосковал по ней, но эта тоска могла кончиться очень плохо...

Продолжая держать руки Фионы, он провел ими по ее бедрам и животу, спустился к пупку, а потом сунул их под резинку трусиков. Глаза Фионы расширились, дыхание замерло.

— Я знаю, что ты не стыдишься собственного тела. Малышка, покажи, что тебе нравится. Расскажи, что может доставить тебе удовольствие.

Фиона прижалась ягодицами к его животу. Увидев, как их сплетенные руки спускаются все ниже, Сэм чуть не заскрежетал зубами. Его член запульсировал так, что с мыслью о долгой любовной игре можно было проститься.

А когда они вместе начали изучать ее влажную промежность, желание стало и вовсе нестерпимым. Сэм услышал гортанный стон, но не понял, кто из них его издал.

Фиона приоткрыла губы, судорожно втянула в себя воздух, но не отвела глаз от зеркала. Нет, так не пойдет. Еще немного — и это зрелище сведет его с ума. Движения пальцев стали более быстрыми.

— Что ты чувствуешь, Фиона?

— Мокро, — прошептала она. — Мокро и горячо.

Колючее кружево царапало его возбужденный член.

— Ах, как мокро, — пробормотал он и заставил Фиону ввести пальцы во влагалище. — Ах, как горячо...

Она всхлипнула.

— Еще? — прошептал он ей на ухо.

— Еще. — Когда он выполнил ее просьбу, Фиона вскрикнула, и тут терпению Сэма пришел конец.

Когда он начал массировать ее клитор, у Фионы подогнулись колени. Внутри все напряглось, дыхание стало частым.

— Не закрывай глаза, — негромко приказал он. — Следи за собой.

— Не... не останавливайся, — взмолилась она. Через несколько секунд ее вздохи сменились протяжным сладострастным стоном. Фиона со страхом и изумлением следила за тем, как ее тело свело судорогой.

Затем Сэм повернул Фиону лицом к себе, снял с нее трусики, заставил обвить ногами его бедра, прижал спиной к стене, обхватил ладонями ее ягодицы и насадил на свое твердое древко.

Звериный крик, который испустила Фиона в этот момент, тараном ударил в стену, окружавшую его сердце. Она отдалась ему душой и телом; желать большего, было невозможно.

Пальцы Фионы впивались в его плечи, как ножи, но он не чувствовал боли. Только наслаждение. Она могла порвать его на куски; ничто не помешало бы Сэму с каждым движением проникать в нее все глубже и глубже.

Он перестал сдерживаться. На свете не было ничего, кроме Фионы и их общего неистового желания давать и брать.

— Да, — выдохнула она, а потом выкрикнула его имя так громко, что от стен отразилось эхо. Кольцо мышц туго стиснуло его. Сэм, пронятый до глубины души, зарычал от наслаждения, вонзился в нее последний раз и кончил.

Мир понемногу вернулся на свое место. Звон в ушах прекратился, прерывистое дыхание Фионы заставило рассеяться стоявший перед глазами сладострастный туман. Или так тяжело дышал он сам? Сэм не знал этого и не хотел знать.

— Пожалуйста, скажи, что ты приняла таблетки, — с трудом отдышавшись, выдавил он. Сэм понял, что полностью потерял власть над собой. Если выяснится, что они занимались любовью, забыв о средствах предохранения, виноват в этом будет только он.

— Да, — прошептала Фиона.

Слава Богу... Он облегченно вздохнул, ощутив стоявший в воздухе запах любви, поднял голову, открыл глаза, увидел их отражение в зеркале и снова ощутил возбуждение.

Заметив выражение его глаз, Фиона слабо улыбнулась.

— Ты меня изумляешь, — хрипло сказала она. — Я еще не отдышалась, а ты уже готов к новым подвигам.

— Черт побери, я люблю тебя! — не успев подумать, выпалил Сэм.

Внезапно ее лоб прорезала морщинка. Она осторожно посмотрела ему в глаза.

В мозгу Сэма забил колокол. Зачем я это сказал? Сердце заколотилось как бешеное. Он не произносил запретного слова. Нет, не произносил.

Сэм расцепил руки и опустил Фиону на пол.

— Мне было хорошо, — поправился он. — Очень хорошо. — Однако это была лишь часть правды. Да, ему нравилось, что Фиона сыта, но...

Фиона расстегнула лифчик и повесила его на крючок.

— Мне нужно принять душ. — Она подняла трусики, сложила их и пошла в ванную. — Пойдешь со мной? — оглянувшись, спросила Фиона.

— Нет, — хмуро ответил недовольный собой Сэм.

Она пожала плечами, закрыла дверь и пустила воду.

Сэм продолжал стоять на месте. Он не мог ни двигаться, ни дышать. Это был настоящий шок. Фиона воспользовалась тем, что у него есть сердце, и украла его.

Почему? Когда? Как?

Легко, подумал Сэм, когда сумел перевести дух. Любить ее очень легко. Достаточно слышать ее звонкий смех. При виде ее лица у него начинало колотиться сердце. Даже тогда, когда она злилась на него, отстаивая свои права, или доказывала, что он ошибается. Черт побери, да он поседеет раньше, чем сумеет назвать все черты, за которые ее можно любить...

Так что же теперь делать? Ничего. Там видно будет. Этот способ служил ему верой и правдой долгие годы. Почему он должен менять свои жизненные правила только из-за того, что позволил Фионе проникнуть в его душу?

Сэм вошел в ванную и отодвинул занавеску.

— Нет, — снова сказал он, уверенный, что Фиона его понимает.

— Я уже слышала. — Увидев, что Сэм застыл на месте, Фиона слегка нахмурилась. — Ты что? Мне холодно.

Он переступил через край ванны и задернул занавеску.

— Я сказал тебе неправду. — Сердце бешено заколотилось. Дрожащая рука Сэма коснулась щеки Фионы. О Боже, он еще никогда так не нервничал. — Я люблю тебя, Фиона.

Ответом ему была улыбка, от которой могло разорваться сердце. Фиона потянулась к Сэму и нежно поцеловала его в губы.

— Я тоже люблю тебя. — Она взяла с полки кусок мыла и передала ему. — Но еще не простила за то, что сегодня днем ты напугал меня.

Эта женщина могла бы выжать воду из камня.

— Ладно, — сказал он и сложил руки на груди. — И чего это будет мне стоить?

В глазах Фионы заплясали чертики.

— Ты обещал сделать мне массаж спины.

— Сама знаешь, чем это кончится.

Фиона обвила его руками и привлекла к себе.

— Обожаю мужчин, которые все планируют заранее.

— Что?!

Оглушительный крик Сэма заставил Фиону проснуться. Она, рывком села, пытаясь понять, что заставило его зареветь как медведь.

— Не может быть! — Сэм разразился ругательствами. — Я не кричу! — рявкнул он в трубку.

Ну да. Он говорит шепотом.

Сэм сидел на кровати, спустив ногу на пол и повернувшись к Фионе спиной. Но Фиона знала, что его лицо искажено от ярости.

— Почему мне звонишь ты, а не Бакстер? — спросил он неизвестного собеседника. — Отвечай сейчас же! Не строй из себя умника! — Послышались новые ругательства, одно заковыристее другого.

Фиона выбралась из постели и отправилась в ванную. До возвращения в Мельбурн оставалось всего несколько часов. Днем они собирались сходить в аквапарк. Поскольку Сэму явно требовалось уединение, она решила принять душ и одеться.

— Выходит, я должен радоваться? — донесся до нее крик Сэма.

Как только вода нагрелась до нужной температуры, Фиона встала под струю. Голос Сэма все еще слышался, но слова стали неразборчивыми. Фиона уже знала, что такое гнев Сэма, и от души сочувствовала человеку, который его вызвал. Это самый большой недостаток Сэма, внезапно поняла она. У него множество достоинств, но он не терпит, когда другие люди обманывают его ожидания. Кому это и знать, как не ей? Они с Сэмом одного поля ягоды.

Она чудесно провела с ним время. Этот день будет ее лучшим воспоминанием. Он любит ее. Не только телом, но и душой. Но признаться в этом ему было нелегко. Когда с его языка сорвались три роковых слова, лицо Сэма побелело от ужаса.

Фиона не подала виду, что заметила его страх. Сначала она решила, что Сэм поддался порыву и потом пожалеет об этом. Мать часто твердила ей и сестрам, что в угаре страсти мужчина может сказать что угодно. Но потом...

25

Она понятия не имела, что будет дальше. Конечно, они любят друг друга, но что из этого следует? Сегодня утром они впервые проснулись вместе. Да, пожалуй, Фиона могла бы к этому привыкнуть, но покупать фарфоровые сервизы еще рано. Черт побери, они даже не успели подумать о том, чтобы съехаться, хотя это было бы логично.

Когда она вышла из душа, крики прекратились. Фиона замотала голову одним полотенцем, завернулась в другое, прошла в комнату, и тут у нее душа ушла в пятки. Дверца шкафа была открыта, на перекладине болтались четыре пустые вешалки.

Фиона подошла к стене и уперлась в нее плечом. Пока она мылась, Сэм закончил разговор, оделся и начал собирать вещи.

— Что, планы меняются? — с досадой спросила она.

Он сунул рубашки в сумку, не удосужившись сложить их. Джинсы и легкие брюки постигла та же участь.

— Извини, что разбудил, — лаконично сказал он.

Но Фиону куда больше волновало то, что Сэм уходит от нее. Опять.

— Что-то случилось на работе? — Разочарование тут же переросло в обиду.

— Тебя это интересует? — Сэм бросил в сумку бритвенный прибор и посмотрел на нее. Его глаза были такими же холодными, как и голос.

Фиона оттолкнулась от стены и пожала плечами.

— Не знаю, — честно ответила она. Конечно, звонил Морган, но, поскольку они работают вместе, вполне возможно, что Сэма снова вызвали в участок. — Может быть.

Сэм бесстрастно смотрел на нее несколько секунд. Может быть, в этом виновато воображение, но Фионе начало казаться, что он отдаляется от нее. А она понятия не имела, как его остановить.

— Дело в моем брате, — наконец сказал он и рывком застегнул сумку.

— Бакстер? — тут же напряглась Фиона. — С ним что-то случилось?

— Да, — бросил Сэм. — Этот болван рехнулся.

Сбитая с толку Фиона опустилась на кровать рядом с сумкой.

— Сэм, в чем дело?

Он со свистом выдохнул и провел рукой по волосам.

— Бакстер удрал и тайком женился! Я знал, что он выбирает кольцо. И ждал, что нас пригласят на помолвку. А вышло совсем по-другому.

Фионе казалось, что Сэм должен радоваться этому, а не злиться, как капризный ребенок.

— Не понимаю, чего ты так расстраиваешься. По-моему, это замечательно.

Он прищурился.

— Ты говоришь в точности как Морган. — Судя по тону Сэма, это был вовсе не комплимент. — Что замечательного в том, что Бакстер пренебрег своим долгом? Вчера ему предстоял экзамен на чин детектива.

Ох уж эти тупые мужчины...

— Сэм, твой брат сбежал с невестой и зарегистрировал брак. Такое событие следует отпраздновать.

Он посмотрел на Фиону как на сумасшедшую.

— Отпраздновать?

— Бакстер может сдать экзамен позже. Причина уважительная. Кроме того, — добавила она, если ты и так знал, что он собирается жениться, то какая разница?

— Разница в том, что он удрал. Как будто хотел спрятаться. Тупые и упрямые.

— Убежать с невестой еще не значит спрятаться. — Фиона улыбнулась и встала с кровати. — Просто они так влюблены, что хотят поскорее начать жить вместе.

Лицо Сэма стало мрачным. Похоже, он не разделял ее романтические взгляды.

— У него есть обязанности.

Фиона подошла к шкафу и выдвинула ящик.

— Перед кем? — спросила она, сняв полотенце и натянув синие хлопчатобумажные трусики. — Перед тобой? — Не глядя на Сэма, она застегнула синий лифчик, вынула из другого ящика пушистый голубой свитер и попыталась натянуть его через голову. — О Боже, — сказала она, поняв, что забыла про второе полотенце. — В этом все дело, верно? Ты злишься потому, что Бакстер не предупредил тебя заранее.

Сэм скрестил руки на груди и смерил Фиону мрачным взглядом. Ага, кажется, она задела его больное место. Причем попала в самое яблочко.

Фиона вздохнула и шагнула к нему.

— Сэм, твой брат взрослый человек.

— Знаю, — буркнул он. — Я сам его и вырастил.

Она положила ладонь на его руку, но Сэм не откликнулся на прикосновение. Просто продолжал смотреть на нее взглядом, от которого Фиону бросило в дрожь. Она опустила руку.

— Бакстер не нуждается в твоем разрешении на брак. Так же, как не нуждается в разрешении на сдачу экзамена. Ты больше не отвечаешь за него.

— Я никогда не говорил, что собираюсь отвечать за него всю жизнь.

— Этого и не требуется. Послушай, я тебя понимаю. Ты был вынужден с детства заботиться о братьях. За это тебе честь и хвала. Ты сам был ребенком, но принял на себя ответственность за них. Тогда у тебя не было выбора. А сейчас он есть. Пора перестать командовать ими.

Сэм резко отвернулся, пошел к окну и процедил сквозь зубы:

— Ты сама не знаешь, о чем говоришь. — Повернувшись к Фионе спиной, Сэм предупреждал, что она ступает на опасную почву.

Но она не боялась его раньше, не испугалась и теперь.

— Нет, знаю. Если все держишь под контролем, то уверен, что все будет в порядке. Но знаешь что? Если ненадолго отпустить Землю, она не перестанет вращаться.

Сэм сначала оглянулся, а потом повернулся к ней лицом.

— В этой комнате есть только один человек, помешанный на порядке. Я не расставляю продукты в холодильнике по алфавиту.

Фиона подбоченилась и прищурилась.

— Послушай, не стоит отгрызать мне голову только за то, что я говорю неприятные вещи.

— Фиона, тебя с нами не было. Ты не знаешь, что это такое.

— Может быть, и не было. Но зато я знаю твое упрямство. И любовь к порядку вовсе не то же самое, что желание командовать всеми подряд. Лучше посмотри, как ты уложил вещи. Глядеть противно. — Она снова полезла в шкаф. — Знаешь, Сэм, это уже нечто большее, чем синдром старшего брата. Ты думаешь, что можешь справиться с чем угодно? Но это не так. Нет у человека таких сил.

— Ты ошибаешься, — ответил он.

— Сомневаюсь. Сэм, твой отец умер. Тогда командовал ты, но так и не смог спасти его. Когда ты научишься прощать себя за то, в чем не был виноват?

В глазах Сэма загорелся гнев.

— Фиона, лучше помолчи, — предупредил он.

Она была готова выбросить этого упрямого осла в окно. По крайней мере, тогда Сэм стал бы сопротивляться, а не затыкать ей рот.

— Ты хотел, чтобы я отказалась от дознания, потому что боялся. Боялся, что я скажу, будто ты не владел ситуацией. Но ты владел ситуацией, а Мак все равно погиб. Сколько времени ты будешь обвинять себя в этом?

На щеке Сэма забилась какая-то жилка. Казалось, он был готов заткнуть Фионе рот носком... или выбросить ее в окно. Он устремился к кровати и схватил сумку.

— Мне пора ехать.

Фиона пошла за ним к двери.

— И что ты собираешься делать? — саркастически спросила она. — Запретить Бакстеру неделю смотреть телевизор, потому что он плохой мальчишка?

Сэм медленно повернулся.

— Осторожнее, Фиона. — Было ясно, что это предупреждение последнее. — Если я отвечу, тебе не поздоровится.

Тут ее терпение лопнуло.

— Зачем вообще было приезжать, если ты убегаешь от меня при первой возможности?

Сэм со стуком бросил сумку и наклонился, к Фионе.

— Потому что, — сказал он, оказавшись с ней нос к носу, — мне приказали взять отгул!

— Ах, вот как? — взвилась она. — Значит, я была для тебя удобной заменой? Предлогом отвлечься от работы? — Ледяной взгляд заставил Фиону пожалеть, что Сэм перестал злиться. По крайней мере, было бы ясно, что он что-то чувствует. От его молчания разрывалось сердце. — Ублюдок! — набросилась на него Фиона. — Я не была и не буду твоей подстилкой! И ничьей вообще! — О Боже, уж лучше бы он не говорил, что любит ее. Тогда она смогла бы дышать.

Он пожал плечами, наклонился, взял сумку и толчком открыл дверь.

— Черт побери, Сэм! Давай закончим разговор.

Он обернулся и посмотрел на Фиону. Этот Сэм ничем не напоминал доброго и отзывчивого человека, в которого она была смертельно влюблена.

— Мы его уже закончили, — сказал он и ушел.

Судя по всему, навсегда.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Сэм доехал от Кингстона до Мельбурна за шесть часов. Когда он свернул к дому Моргана и Джессики, солнце начинало садиться. По дороге гнев Сэма остыл, сменившись угрызениями совести. Перед его мысленным взором стояли глаза Фионы, наполненные болью. Он свалял дурака. Заставил Фиону поверить, что она для него просто подстилка.

26

Понадобилось проделать пятьсот километров с лишним, чтобы понять, что это неправда.

Придется просить прощения. При условии, что она вообще захочет с ним разговаривать. Но теперь, когда Фиона считает его бессердечным ублюдком (что недалеко от истины), она просто пошлет его куда подальше.

Да, она ударила его в больное место, о существовании которого Сэм и не подозревал. И все же он вел себя непростительно. Черт побери, зачем ей это понадобилось? Он приехал бы в Мельбурн, разобрался с Бакстером, успокоился бы и вернулся к ней. А она вывела его из себя. Выкопала из-под земли то, чему следовало лежать в могиле, вынула и сунула ему под нос. Не только обнаружила рану, которую он залечил много лет назад, но вскрыла ее, отошла в сторону и стала следить за тем, как он истекает кровью.

Он выключил двигатель и припарковал пикап рядом с машиной Бакстера. Нового «сааба» Джессики не было: похоже, Сэма ждут только братья.

Интересно, зачем они его ждут? Чтобы услышать, что Бакстер сделал ошибку, махнув рукой на свою карьеру? Что он не готов к тому, чтобы стать мужем и отцом сразу? Черт побери, наверное, Фиона права, внезапно подумал Сэм. Главной причиной того, что он добрался до Мельбурна в рекордный срок, было то, что Бакстер принял жизненно важное решение, не посоветовавшись со старшим братом. Это означало, что в нем, Сэме, больше не нуждаются.

Сэм пошел к заднему крыльцу, не зная, что и думать. Ясно одно: сил для новой ссоры у него нет. Он еще от старой не оправился.

Когда калитка осталась позади, из-за угла выскочил ретривер Грей и приветствовал его оглушительным лаем. Сэм наклонился и погладил его.

— По крайней мере, есть хоть одно создание, которое мне радуется, — пробормотал он.

Во внутреннем дворике его ждал Морган.

— Паршиво выглядишь.

Вполне возможно, подумал Сэм. Он не удосужился побриться, швырнул прибор в сумку, растоптал гордость Фионы и ушел.

— И ты тоже здравствуй, — саркастически ответил он Моргану. Слава Богу, брат промолчал. Похоже, Джессика научила его хорошим манерам.

Грей влетел в дом первым, несколько раз обежал гигантскую стеганую подушку и с довольным стоном улегся на нее. Дом Моргана всегда был удобным, но в последнее время стал уютнее — возможно, благодаря влиянию Джессики.

Стены недавно отремонтированной гостиной украшали афиши кинофильмов. Сэм заметил новое приобретение — вставленную в рамку страницу из какого-то сценария с автографом кинозвезды. По бокам прямоугольного кофейного столика стояли два стеганых кресла и кожаный стул, повернутые к телевизору с большим экраном.

Сэм попытался прогнать со стула рыжего кота, но животное протестующе замяукало и отказалось сдвинуться с места.

— Упрямая тварь, — пробормотал он, и устало опустился в одно из кресел. — Где Бакстер?

— Наверху. — Морган сел в другое кресло и положил руки на подлокотники. — Через минуту спустится.

На кофейном столике лежали книги и блокнот с записями. Сэм поднял одну из книг и посмотрел на брата.

— «Горячий секс и как им правильно заниматься»? — удивился он. — Неужели Джессика изменила своим приключенческим романам?

— Она называет это предварительным исследованием, — улыбнулся Морган. — Готовится писать новую книгу. Эротический триллер.

Джессика была одной из подопечных Моргана. Она оказалась на складе обоев и красок как раз тогда, когда там начался пожар. Бедняжка получила травму головы, потеряла память, и Морган трогательно ухаживал за ней, пока Джессика не вспомнила имя главного героя своей книги, для которой тогда собирала материал.

Сэм положил книгу на стол и саркастически хмыкнул.

— Знаю я, ее предварительные исследования... Кстати, я не видел ее машину.

Пушистый рыжий шар перемахнул через подлокотник кресла и плюхнулся на колени Моргана.

— Она и Джуди повезли Бекки к Тильде. — Морган поморщился и столкнул кошку, когда та начала точить о него когти. — Что-то вроде девичника в честь первой брачной ночи Бекки.

Похоже, Джессика решила защитить от меня Бекки, подумал Сэм. Но он ничего не имел против этой девушки, которую почти не знал. Ничего, теперь узнает...

Бакстер вошел в гостиную, держа в одной руке бутылку с содовой, а в другой — две бутылки пива.

— Джуди говорила, что они будут там делать? — спросил Морган, взяв у него бутылку пива.

— Нет. Есть шоколадные конфеты. Красить ногти. Всю ночь слушать музыку. — Бакстер пожал плечами. — Да пусть хоть голые пляшут при луне, какая разница? — Он сунул Сэму вторую бутылку янтарного цвета. — Подумал, что тебе с дороги захочется холодненького.

Сэм кивком поблагодарил его, поставил бутылку на стол, встал и протянул руку.

— Поздравляю, Бакстер.

Брат с опаской пожал ее.

— Спасибо.

Сэм невольно отметил, что Бакстер предпочел сесть рядом с Морганом. Объединенный фронт, подумал он. Против меня.

— Ты должен был сообщить мне, что собираешься жениться, — сказал он Бакстеру. Нет, читать нотации Сэм не собирался. И все же его тон был суровым.

Морган открыл свою бутылку.

— Какой смысл убегать, если все будут знать об этом заранее?

— Не все, — ответил Сэм. Он посмотрел на Моргана, а потом снова смерил взглядом Бакстера. — Только твои родные.

Количество родных за последний год увеличилось. Сначала собственной семьей обзавелся Морган, а теперь то же самое сделал Бакстер. У Сэма сжалось сердце. Что это пришло ему в голову?

Бакстер положил ногу на ногу.

— Мы с Бекки решили убежать и пожениться, потому что ее положение начинало бросаться в глаза. Поскольку рекламное агентство, где она служит, начнет работать с первого января, а ребенок родится в конце марта, праздновать свадьбу уже некогда.

Сэм мрачно посмотрел на младшего брата.

— А подождать неделю было никак нельзя? Тогда ты не пропустил бы экзамен.

— Какая разница? Следующий будет через полгода. — Бакстер пожал плечами. — Даже если бы я его сдал, все равно пришлось бы ждать вакансии и проходить собеседование.

— Но у тебя было бы преимущество, — напомнил Сэм. — Теперь ты станешь детективом только через год с лишним. — У Бакстера был редкий талант по части расследования поджогов, и Сэм выходил из себя, видя, что этот талант зарывается в землю. — Неужели тебе хочется так долго ждать?

— Подумаешь, какой-то год! — нетерпеливо ответил Бакстер. — Да хоть два. Главное — это Бекки. Она для меня важнее, чем разнюхивание каких-то дурацких поджогов.

Сэм искренне хотел понять брата, но до него не доходило, почему Бакстер хочет поставить крест на своей карьере. В скоропалительном браке был смысл, и все же Сэм предпочел бы, чтобы его предупредили заранее. Зачем? Чтобы попробовать отговорить Бакстера? Неужели его сегодняшний гнев вызван нежеланием посмотреть правде в лицо и понять, что братья в нем больше не нуждаются?

Сэм посмотрел на Моргана.

— А ты что молчишь?

— Ну, если он хочет подождать еще год, прежде чем перейти в полицию, это его дело. Бакстер и Бекки должны решать сами, — серьезно ответил Морган. — Лично я никогда не предпринял бы такой шаг, не посоветовавшись с Джессикой.

— Бекки и так придется нелегко с рекламным агентством и ребенком, — добавил Бакстер. — Если бы я занялся поисками новой работы, то тратил бы на это все время и не смог бы помогать жене.

— А разве у тебя нет долга перед самим собой? — спросил Сэм.

— Бекки и ребенок — это и есть мой долг. Я желаю им самого лучшего.

Сэм тяжело вздохнул и откинулся на спинку кресла. Он провел рукой по лицу и не стал напоминать Бакстеру, что тот приносит себя в жертву чужому ребенку. Видимо, эта разница от брата ускользает.

Когда Бекки познакомилась с Бакстером, она уже была беременна. Бывший бойфренд Бекки жил в Канберре. Недавно Бакстер сказал Сэму, что Бекки и этот парень еще не договорились насчет опеки над ребенком и порядка его посещений. Теперь брату придется серьезно подумать над этим.

— А что лучше для тебя? — спросил он Бакстера.

27

Ярко-зеленые глаза Бакстера потемнели.

— Ты мой брат, я люблю и уважаю тебя. Один Бог знает, что с нами было бы, если бы не ты. Но Бекки — моя жена. Если ты не можешь смириться с этим...

— Я не возражаю против твоей женитьбы, — устало сказал Сэм. Сегодня он уже расстался с одним любимым человеком; этого было вполне достаточно. — Меня беспокоит только одно: ты берешь на себя тяжелое бремя и от слишком многого отказываешься.

Расстроенный Бакстер со стуком поставил на стол бутылку с содовой, и вскочил с кресла.

— Это тебя больше не касается. На всякий случай напоминаю: мы с Морганом уже давно сами заботимся о себе.

Он пошел к раздвижной стеклянной двери. Сэм подумал, что брат сейчас уйдет, но Бакстер оперся рукой о косяк и уставился на задний двор.

«Если ненадолго отпустить Землю, она не перестанет вращаться».

Довод Бакстера и слова Фионы врезались в него, как товарный поезд. Они оба правы, неохотно подумал Сэм. Он действительно пытался удержать Землю. Привык заботиться о братьях и считал, что их безопасность можно обеспечить за счет усиления хватки. Но, как сказала Фиона, в жизни так не бывает. У него просто не хватит на это сил. Может быть, пора перестать считать, что он в ответе за весь свет. То, что Бакстер решил жениться, не посоветовавшись с ним, вовсе не означает, что Сэм потерял брата. Когда Морган несколько недель назад обвенчался с Джессикой, его отношения со старшим братом не изменились. Нет, Сэма пугала возможность потерять не братьев, а цель в жизни.

Морган поставил бутылку на стол и покосился на Бакстера.

— Подожди минутку. Сейчас я сформулирую проблему так, что даже он поймет.

Бакстер скептически хмыкнул.

— Желаю удачи.

— Жениться то же самое, что войти в команду. — Морган положил босые ноги на кофейный столик. Но вместо одиннадцати футболистов или бригады спасателей в этой команде всего два человека. Когда возникает проблема, команда собирается и принимает коллективное решение. Муж и жена делают то же самое. Работают вместе.

Бакстер вернулся и сел в кресло.

— Неплохо сказано.

— Спасибо, — улыбнулся Морган. — Иногда меня осеняет.

Задушить этих подонков или рассмеяться?

— Ладно, ваша взяла... Меня беспокоит только твое будущее, — сказал он. — Я знаю, как ты хотел получить повышение.

— Когда придет время, работа найдется, — ответил Бакстер.

Морган сцепил пальцы на затылке.

— Сэм, в жизни есть не только работа. Я слышал, что Невилл пригрозил отстранить тебя от должности.

Братья уставились на него с интересом.

— Если тебя выгонят, что ты будешь делать? — спросил Бакстер.

— Знаешь, ты не единственный в семье, который переживает за других, — добавил Морган.

Нет, с ним такого никогда не случится. И все же Сэму не нравилось, что братья волнуются за него.

— Если будешь упрямиться, тебя отправят на пенсию, — предупредил его Морган. — И что тогда? Начнешь якшаться с отставниками и целый день лакать кофе?

— В его возрасте? — Бакстер поморщился. — Это было бы ужасно.

— Ладно, я вас понял, — ответил Сэм. Отставниками называли спасателей, ушедших на пенсию. Большую часть времени старики торчали на участке, вспоминали минувшие дни и давали ценные советы. Их уважали и даже чтили за опыт и долгие годы, отданные службе. Но Сэм для этого слишком молод и не хотел тратить время на воспоминания о героическом прошлом и поглощение дрянного кофе. — Я занялся бы чем-нибудь другим. Вы довольны?

— Почему бы тебе не жениться? — спросил Бакстер. — И позволить кому-то заботиться о тебе. Хотя бы ради разнообразия.

— Эта малышка из Управления очень симпатичная, — небрежно сказал Морган, после чего они с Бакстером посмотрели друг на друга, как заговорщики.

— Думаю, она больше не захочет со мной разговаривать, — признался Сэм. Меньшей кары он не заслуживает.

Морган хихикнул.

— Что, показал себя во всей красе?

— Вроде того, — пробормотал Сэм. Потом выпрямился, схватил бутылку, открыл ее и сделал большой глоток.

— Ну и?.. — нетерпеливо подсказал Бакстер.

— Мы поссорились. — Потому что эта упрямая ослица попыталась вытащить скелет из шкафа, намереваясь доказать, что он все еще там. Хотела, чтобы он воскресил давно похороненное прошлое, потому что стремилась доказать, что Сэм так и не сумел с ним расстаться. В ту пору Сэм был ребенком, однако перенес смерть родителей и все остальное, как, взрослый. Но сейчас все изменилось. Он понял свою ошибку и должен был немедленно ее исправить. Морган покачал головой.

— Неправда. Ты никогда не ссоришься. На меня с Бакстером ты можешь орать, но с женщинами тверд, как кремень.

— А с ней он ссорится, — возразил Бакстер.

Морган присвистнул и широко раскрыл глаза.

— Вот тебе и раз! Значит, это серьезно.

Сэму не понравилось, что братья говорят о его отношениях с Фионой так, словно его здесь нет.

— Кончайте, — предупредил он.

Но Морган и Бакстер не обратили на него никакого внимания.

— Ты не видел их на участке, — продолжил Бакстер. — Они вопили друг на друга так, что стены тряслись. Знаешь, она заводится еще быстрее, чем твоя Джессика.

Потому что она, очень страстная, подумал Сэм. Во всем. Если Фиона верит во что-то или кому-то, то дает волю своей страстной натуре. Полагается на свои инстинкты и перестает сдерживаться. Это похоже на бесконечные американские горки: то вверх, то вниз, а эмоции — посередине. С такой женщиной не соскучишься. А без нее почувствуешь тоску и одиночество.

— Слушай, ты действительно неважно выглядишь. — Голос Моргана отвлек Сэма от невеселых мыслей. — Неужели так скверно?

Сэм допил остатки пива, и поставил пустую бутылку на столик. Будь рядом Фиона, она упала бы в обморок, потому что он не воспользовался подставкой.

— Она думает, что я считаю ее чем-то вроде подстилки... А я даже не попытался ее разуверить.

Бакстер посмотрел на него с сочувствием, но тут же рассмеялся и все испортил.

— Значит тебе, как следует всыпали?

— Ничего, это ненадолго, — засмеялся Морган.

— В таких делах помогает подхалимаж. — Бакстеру стало неловко; видимо он вспомнил собственный неудачный опыт.

— Похоже, цветами тут не отделаешься, — подхватил Морган. — Старик, тебе придется отправиться в ювелирный магазин.

Бакстер залез в карман, вынул бумажник, достал кредитную карточку и положил ее на стол.

— Думаю, она тебе понадобится.

Сэм взял карточку.

— Ювелирный магазин?

— Но никакого белья, — предупредил Морган. — Когда женщина обижена, она не должна думать, что тебе от нее нужен только секс.

— Это было бы большой ошибкой, — кивнул Бакстер.

Сэм не любил признаваться в своей неправоте и не привык получать от братьев советы. До сих пор все было наоборот. Но сегодня он благодарен им за помощь.

— Думаете, это поможет? — Ради того, чтобы вернуть Фиону, он пошел бы на что угодно.

Морган и Бакстер обменялись улыбками, как будто знали то, что Сэму еще только предстоит узнать.

— А что ты теряешь? — Улыбка Бакстера стала еще шире. — Ничего, кроме гордости.

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

— И все это от него? — Сесили взяла одну из бархатных коробочек, стоявших на обеденном столе, и открыла ее.

— Ох, Фиона... — Бесс провела безукоризненно накрашенным ногтем по браслету с изумрудами. — Просто потрясающе.

Когда Сесили открыла вторую коробочку, где лежали такие же серьги, проняло даже ее.

— Он явно подлизывается к тебе.

Фиона понесла к раковине вазу с осенними цветами и добавила в нее воды. Она понятия не имела, куда ставить новый букет. Квартира была забита цветами и декоративными растениями, названий которых она не знала.

— Как на похоронах, — мрачно сказала Фиона.

Подарки начали поступать, когда Сэм понял, что она не собирается отвечать на его звонки. Их приносили в ее кабинет, на квартиру и даже в места, где она проводила осмотры. Именно это случилось вчера, когда Фиона отправилась с новым сотрудником на плановую проверку очередного участка. Кроме цветов и драгоценностей ей доставляли дорогой шоколад и десерты. Иногда это случалось по два-три раза на день. В среду Фионе пришлось отнести букет домой, чтобы не испытывать неловкости перед своей секретаршей.

28

— Все это очень мило, — сказала Бесс, — но он догадался попросить прощения за то, что вел себя, как последний осел?

Фиона коротко рассмеялась. Непосредственная реакция Бесс поднимала ей настроение. Она оставила вазу в раковине и вернулась к столу. Три подруги только что закончили импровизированную воскресную трапезу.

Фиона протянула руку и достала толстую стопку розовых бланков с телеграммами.

— Тысячу раз. Все это поступило моей секретарше, которая называет Сэма Санта-Клаусом. Странно, что он не подкупил сторожа автостоянки, чтобы тот приклеивал сообщения к стеклу моей машины. — Она разжала пальцы, и розовые листочки дождем посыпались на стол.

— Брось, Фиона, — сказала Сесили, придирчиво рассматривая браслет. — Он присылает тебе украшения, а ты не отвечаешь на его звонки?

Бесс встала, обошла стол и положила руку на лоб Сесили.

— Что с тобой? Ты не заболела?

— Отстань! — отпихнула ее подруга. — Фиона, тебе придется рано или поздно простить его. Чего ты ждешь? Последней модели «порше»?

— Я не хочу быть подстилкой. Ни для кого. — Даже для мужчины, которого люблю. Тем более для мужчины, которого люблю.

— Ты стала еще упрямее, — уронила Бесс и вернулась на место.

Фиона понимала, что это глупо, но у нее не было выбора. Она не доверяла себе. Если ей трудно читать его телеграммы, то, что будет, если она посмотрит в его невероятные голубые глаза или увидит его лукавую сексуальную улыбку?

— Я хочу, чтобы мужчина уважал меня как личность. Что в этом плохого? Почему я должна к кому-то приноравливаться? Вы знаете, как жили мои родители. Мать всегда подлаживалась под отца, а что получила взамен? Неверного мужа, который даже не помнил, что у него есть семья. Я так жить отказываюсь.

Бесс открыла огромную коробку с швейцарскими шоколадными конфетами «Линдт», доставленную сегодня утром.

— Ты даже не притронулась к ним.

— Можешь забрать их с собой. — Все равно он пришлет еще, подумала Фиона.

Сесили откинулась на спинку стула и сложила руки на груди.

— Нет, так нельзя, — сказала она. — Конечно, он подлизывается, но переживает искренне.

Когда подруги ушли, Фиона включила телевизор, надеясь как-то отвлечься от тяжелых мыслей. Но все было напрасно. Сэм украл ее сердце, а потом разбил на мелкие кусочки.

Но если у нее больше нет сердца, почему ей так больно? Потому, что я люблю его, подумала она. Не сердцем, а всей душой. Я тоскую по нему. Тоскую до боли.

В ее мозгу тут же зародились десятки соблазнительных образов. Эротичные воспоминания о невероятных наслаждениях, которые они дарили друг другу. Но они не шли ни в какое сравнение с реальностью. Реальностью, которая принадлежала бы Фионе, если бы она согласилась довольствоваться объедками. Объедками, которые ей бросал бы хозяин. Если бы был в хорошем настроении. Нет, она не позволит вытирать о себя ноги.

Она решительно выключила телевизор, оделась и вышла из дому, намереваясь пройтись по магазинам.

— Эта девушка начинает мне нравиться, — сказала Джессика.

Бекки оперлась о край стола и положила руку на едва заметный живот.

— Сэм, ты должен удвоить усилия, — сказала она. — Куда девались знаменитые чары братьев Аллардайс?

Сэм откинулся на спинку кожаного кресла.

— Все достались Бакстеру. — Вот до чего дошло: он завидует успеху брата у женщин... — Объясните, зачем вам понадобилось уговаривать меня.

Бекки посмотрела на него, как на умственно отсталого.

— Потому что ты любишь ее.

— Все получится, — подбодрила его Джессика. — Только напряги воображение.

— Мое воображение вот-вот лопнет, — пожаловался Сэм. По настоянию невесток он перепробовал все: цветы, украшения, шоколадные конфеты, но ничего не вышло. Видимо, Бекки и Джессика недооценили упрямство Фионы.

— А белье ты ей не посылал?

— Нет, — ответил он Бекки.

— Вот и хорошо. Если эта девушка решит, что тебе от нее нужен только секс, пиши пропало.

— Это вы мне уже говорили, — пробормотал Сэм.

Джессика взяла его за плечи и слегка встряхнула.

— Думай, Сэм. Думай. Как по-твоему, чему она не может сопротивляться?

— Знаешь, я могла бы напечатать в «Сидней ньюс» объявление на всю страницу, — предложила Бекки. — Для тебя — бесплатно.

— Бекки, всякому унижению есть пределы.

Джессика больно ущипнула его.

— После того, что ты сделал?

В комнату заглянул Бакстер.

— Морган спрашивает, сколько бифштексов покупать на обед.

— Шесть, — сказал брату Сэм, после чего неожиданно почувствовал прилив новых сил. Если Фиона не придет к нему по своей воле, он притащит ее. Даже если она будет брыкаться и вопить. Плевать он хотел на ее упрямство. Так или иначе, но с этим будет покончено. Сегодня же.

Сорок пять минут, которые Сэм провел у дверей дома Фионы, были самыми мучительными в его жизни. Войти или не войти? — думал он. А вдруг она снова прогонит его. Его гордость была уязвлена. Но что такое гордость по сравнению с тем, что бушует у него внутри?!

Сэм решительно направился к подъезду и... нос к носу столкнулся с Фионой.

— Ты? — В ее голосе звучало изумление.

Сэм не знал, с чего начать. Насколько можно судить, облегчать его задачу Фиона не собиралась.

Она сложила руки на груди. Глаза ее прикрывали темные очки, мешавшие Сэму понять, в каком она настроении.

Фиона была одета по погоде: короткая кожаная юбка обнажала ее красивые длинные ноги, ярко-синий топ соблазнительно подчеркивал полоску обнаженной кожи над поясом. Если под одеждой скрывается тот самый сводящий с ума вишневый гарнитур, он пропал.

Теплый ветер играл завитком ее волос. Фиона поморщилась и заправила локон за ухо.

— Зачем ты здесь? — бросила она. — Мне еще нужно запломбировать зуб.

У Сэма приподнялся уголок рта.

— По воскресеньям дантисты не работают, — напомнил он.

Фиона сдвинула очки на кончик носа и уставилась на него поверх оправы.

— Для меня сделали исключение.

Ага, как же...

— Я рад, что встретил тебя.

Ее бровь взлетела вверх; затем Фиона кончиком среднего пальца вернула очки на место.

Очевидный смысл этого жеста заставил Сэма поморщиться.

— Если я извинюсь, ты простишь меня?

Фиона приторно улыбнулась, пытаясь вывести его из себя.

Но сегодня ей это не удастся. Он будет терпеть, чего бы это ему ни стоило.

— Почему? — спросила Фиона и сняла очки.

Теперь, когда она была рядом, желание Сэма прикоснуться к ней стало втрое сильнее. Ему до боли хотелось прижать Фиону к себе. Если бы он не боялся членовредительства, то схватил бы ее в объятия и целовал до тех пор, пока она не забудет свой гнев.

Эта женщина явно испытывает пределы его терпения. И все же ему хватит сил одолеть ее упрямство.

Сэм подошел к ней совсем близко и обхватил ее за плечи.

— Я люблю тебя, Фиона, — сказал он, глядя в ее расширившиеся от удивления глаза. — Это кое-чего стоит.

— Говорить ты умеешь, — саркастически сказала Фиона, но в ее глазах стояла боль. — Но слово не воробей.

— Я никогда не называл тебя подстилкой.

Фиона быстро отвернулась, но Сэм успел заметить, что в ее глазах блеснула искра надежды. Он ждал и чувствовал, что ее решимость слабеет. Широко расправленные плечи Фионы слегка ссутулились. Но лишь на пять секунд.

Потом она презрительно фыркнула и вырвалась. Разделявшее их расстояние было куда больше физического. Над Сэмом нависла угроза поражения.

— Мне так не показалось. — Фиона положила очки в сумочку и повернулась к нему. Ее лицо было искажено обидой и гневом. — Пока мы были вместе, нам было хорошо, — сказала она и направилась к своей машине, припаркованной возле подъезда. Сэм следовал за ней. — Но настала пора понять, что мы не подходим друг другу, и разойтись в разные стороны. — Она потянулась к ручке дверцы.

Сэм положил ладонь на ее руку, не давая открыть дверцу. Если бы она хотела расстаться, то говорила бы другим тоном и в ее глазах не блестели бы слезы, подумал он, понимая, что еще ничего не потеряно.

29

— Чего ты от меня хочешь? — спросил он. — Скажи, что я должен сделать. Потому что я сам не имею об этом представления.

Фиона медленно покачала головой из стороны в сторону, и сердце Сэма сжалось от страха. Черт побери, он знает, что Фиона любит его, так почему она стремится уйти? Да, он свалял дурака, но она не дает ему возможности исправиться.

— Я хочу того, что ты мне дать не можешь, — прошептала она.

Сэм бережно провел по ее щеке тыльной стороной ладони.

— Фиона, ты уже забрала мое сердце. Разве этого недостаточно?

Она закусила губу и крепко зажмурилась. У Сэма перехватило дыхание.

— А если нет? — спросила Фиона, открыв глаза. — Я не тот человек, которого можно положить на полку и снять когда понадобится. Все детство я считала себя существом второго сорта. Это больно. Пожалуйста, Сэм. Не заставляй меня снова испытывать то же чувство. Я этого не выдержу.

И только тут до Сэма дошло, какую глубокую рану он ей нанес. Позволив Фионе поверить, что она ничего для него не значит, он нечаянно разбудил дракона, которого Фиона так и не смогла сразить. О Боже, почему он не понял этого раньше? Ее упрямое стремление к совершенству. То, как она реагировала на каждый уход Сэма, верившего, что он нужен всем. Каждый его уход воскрешал в Фионе ребенка, обиженного невниманием отца, а он, Сэм, даже не догадывался об этом.

Инстинкт, развившийся за долгие годы, заставлял его желать загнать чудовище обратно в пещеру и защитить Фиону, но Сэм знал, что это выше его сил. Она сама должна победить своего дракона, иначе старые раны не заживут никогда. Впрочем, это не обязательно делать в одиночку. Если Фиона позволит, он будет рядом и поддержит ее своей любовью.

Сэм обнял ее за щеки и заставил поднять лицо.

— Фиона, ты никогда не будешь для меня существом второго сорта. Клянусь тебе.

— Я знаю, это звучит эгоистично...

— Нет. Не думай так. Если бы ты была эгоисткой, то предъявила бы мне ультиматум. Но ты не требовала, чтобы я бросил свою работу или свою семью, правда?

— Я бы никогда не потребовала бросить то, что тебе дорого.

Он наклонил голову и поцеловал ее в губы.

— Тогда не требуй, чтобы я бросил тебя.

Ее нижняя губа задрожала. Он ждал, что она заплачет, но этого не случилось.

— Я люблю тебя, — еле слышно прошептала она. — Так сильно, что это пугает меня.

— Знаю, малышка, — сказал Сэм и привлек ее к себе. — Потому что я и сам боюсь. Но мы справимся с этим. Верно?

Фиона кивнула, робко улыбнулась, обняла Сэма за шею и крепко прижалась к нему. Вцепилась так, словно не хотела отпускать, но Сэм ничего не имел против этого.

— Ты выйдешь за меня замуж? Скажи мне об этом сейчас. Ты для меня главный человек на свете и всегда будешь главным. Всегда! — повторил он.

— Да, я выйду за тебя замуж, Сэм Аллардайс! — прошептала Фиона.

Им было наплевать, что они стоят на самой середине подъездной аллеи. Сопротивляться пронзившему их обоих желанию было невозможно. Они смогли прервать поцелуй лишь тогда, когда послышался громкий гудок автомобиля.

— Я должен кое-что узнать. — Сэм потащил Фиону к подъезду. — Какие на тебе трусики?

— Хочешь посмотреть?

Он схватил Фиону за руку и привлек к себе. Когда зад Фионы прижался к его паху, Сэм выдохнул сквозь стиснутые зубы. Потом наклонил голову и поймал зубами мочку ее уха.

— Говори, — велел он. — Но не пытайся лгать. Я сразу пойму.

— Красные, — прошептала она. — Кружевные. Цвета спелой вишни.

Он испустил протяжный стон.

— Ты играешь нечестно, — сказал Сэм, когда она отстранилась.

Фиона повернулась к нему лицом. На ее полных губах появилась грешная улыбка, в глазах загорелся сладострастный огонек.

— А я и не собиралась играть честно.

30

Барбара Ауэр

Аксиома любви

ГЛАВА ПЕРВАЯ

В тот вечер женское внимание требовалось Сэму Аллардайсу меньше всего на свете. Но, увы, стоило Сэму увидеть шедшую прямо к нему ослепительную стройную блондинку с фигурой, которой могла бы позавидовать любая супермодель, как мужской гормон сделал свое черное дело.

Завораживающие большие глаза цвета нефрита смотрели на него так, что невозможно было отвести взгляд. Не успев подумать о последствиях, он совершил роковую ошибку и подбодрил женщину улыбкой.

Пока красотка приближалась, Сэм стоял в центре переполненного мельбурнского бара, словно приросший к полу, и смотрел на нее как кролик на удава. На полных губах блондинки играла дразнящая улыбка. Эти губы были специально созданы для того, чтобы сводить мужчин с ума.

О да, эта женщина действительно вызвала его интерес. Причем очень сильный. Но это не значило, что он должен был поддаваться порыву. Сэм пришел в бар не для того, чтобы провести веселый вечерок. Он вообще не появился бы здесь, если бы Порох и Рей не захватили его пикап. Сэм ценил желание друзей оказать ему моральную поддержку после выпавшей на их долю тяжелой недели, но предпочел бы спокойно посидеть у себя дома.

Сэму не хотелось идти в бар; он не ощущал потребности устраивать пирушку ради того, чтобы забыть о случившейся трагедии. Да, работа у них была нелегкая, и с опасностью приходилось сталкиваться каждый день. Несмотря на строгие меры безопасности, несчастные случаи все еще происходили. Но самое скверное, что это случилось в его смену и с одним из его людей.

Блондинка подходила все ближе, и у Сэма появилась возможность, как следует рассмотреть ее. Она была высокая, изящная, более хрупкая, чем ему показалось с первого взгляда, и шла прямо к Сэму, слегка покачивая бедрами. Для вечера пятницы она была одета очень скромно. Куда более скромно, чем девяносто процентов присутствовавших в зале женщин. Ее блузка, обнажавшая руки с остатками летнего загара, была заправлена в длинную прямую юбку до лодыжек. Однако это только подстегивало и без того возбужденное воображение Сэма. Практичные коричневые туфли на низком каблуке действовали на фантазию Сэма куда сильнее, чем самые умопомрачительные босоножки.

Женщина остановилась перед Сэмом, и ее улыбка слегка поблекла. Несмотря на высокий рост, ее макушка едва достигала плеча Сэма. Он ждал, гадая, что будет дальше. Интересно, что она скажет? Может быть, у нее есть какой-нибудь особый способ знакомиться с мужчинами в баре? Нет, Сэм не испытывал антипатии к женщинам, твердо знавшим, чего они хотят, но, к сожалению, сегодня вечером он был не в том настроении. Совершенно не в том.

— Надеюсь, это не слишком банально. — Тон у нее был спокойный и уверенный в себе, но легкая морщинка между бровями говорила об обратном. — Можно угостить вас каким-нибудь напитком?

На языке Сэма уже вертелся вежливый ответ «спасибо, как-нибудь в другой раз», но тут она тревожно оглянулась. Он посмотрел поверх ее макушки на двух других женщин, которых заметил за ее столиком, когда шел в туалет. Платиновая блондинка в нарядном платье ослепительно улыбалась, подняв вверх два больших пальца. Напротив, брюнетка в яркой шелковой блузке и темных слаксах сложила руки на груди и скептически приподняла брови.

Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что к чему. Либо подруги подбили ее подойти к нему, либо она проспорила какое-то пари. Сэму и самому приходилось бывать в таких ситуациях.

Женщина повернулась к нему лицом и нахмурилась еще сильнее. Она вытерла ладони об узкую юбку и сжала кулаки.

— Вы очень поможете мне, если скажете «да».

Честно говоря, Сэм еще час назад выпил два коктейля, которые позволил себе на сегодня, и уже собрался идти домой. Краем глаза он заметил, что Бакстер ткнул в бок Гарри Беллами по кличке Порох. Пороху хватило наглости присвистнуть.

Тьфу, чтоб тебя! — подумал Сэм. Он заколебался. Если отказать блондинке и вернуться за столик, эта пара не даст ему проходу. Особенно младший братец. С тех пор, как Бакстер удивил всех, вступив в прочную моногамную связь, его насмешки над старшим братом стали еще более обидными. А средний брат, Морган, лишь два дня назад вернувшийся из свадебного путешествия, тоже медленно, но верно начинал капать Сэму на мозги.

Несмотря на дурное предчувствие, Сэм решил выбрать из двух зол меньшее. Почему бы не выпить с симпатичной женщиной? Это лучше, чем терпеть издевательства, которые посыплются на него, когда спутники обнаружат, что он позволил уйти такой красотке.

— Вы выиграли или проиграли? — спросил он.

Блондинка наклонила голову. Прядь светлых волос выбилась из-под заколки и упала ей на щеку.

— Простите, не поняла.

— Пари с подругами, — объяснил Сэм, кивнув в их сторону. — Кто я, приз или наказание?

Пленительные губки расплылись в широкой улыбке, а потом послышался негромкий смех.

— Конечно, приз. Но это было не совсем пари.

— Серьезно? — Черт побери, она его заинтриговала. Это не к добру...

— Хотите, я угощу вас и все расскажу? — предложила она.

Особого выбора у Сэма не было. Если он пойдет домой, то сядет и начнет снова и снова вспоминать несчастный случаи, анализировать каждый шаг, который они сделали, прибыв на место пожара. Но ничто не изменится. Результат будет тот же; придется признать, что только он один виноват в гибели Бобби Макфарленда по кличке Мак.

Внезапно перспектива одиночества показалась ему такой же привлекательной, как пломбирование больного зуба.

— Конечно, — услышал он собственный голос. — Почему бы и нет?

Ее глаза заблестели, улыбка стала шире.

— Фиона, — представилась женщина и протянула правую руку.

Сэм принял ее маленькую кисть и слегка удивился силе пожатия.

— Сэм. — Вполне достаточно имени, подумал он, пытаясь убедить себя, что в этом нет ничего личного. Просто девушка проиграла пари, вот и все. Ничего другого ей не нужно.

Внезапно она перестала улыбаться и отняла руку.

— Нам повезло, — сказала она, показав, на пустую кабинку.

Слава Богу, они окажутся достаточно далеко от его спутников и их дерзкие комментарии и нахальное поведение не смогут ее смутить. Впрочем, осуждать ребят не приходится. Не каждый день к Сэму подходят красивые незнакомки.

Нет, чего-чего, а предложений у Сэма хватало. Но прочные связи его не прельщали. Он приходил на свидания и, если девушка ему нравилась, приглашал ее куда-нибудь. Но когда они узнавали, что Сэм не ищет духовной близости, то тут же исчезали.

На то у него были свои причины, причем, по мнению Сэма весьма серьезные. После гибели матери (это случилось, когда Сэму было десять лет) отец начал спиваться. Заботиться о двух младших братьях и защищать их, от катившегося по наклонной плоскости отца было нелегко, но зато Сэм получил ценный урок и поклялся, что не последует его примеру. Лет в шестнадцать он понял, что пошел характером в мать, которая была удивительно стойкой. В отличие от отца, который позволил отчаянию погубить себя.

Физическая близость — это совсем другое дело. Она не создает проблем. Судя по опыту Сэма, большинство женщин стремилось к тому, что он отказывался им дать, — прочной связи. Последняя подружка назвала Сэма бессердечным ублюдком, потому что он не позволил ей переехать к нему.

Когда Фиона заняла место в кабинке, он помахал официантке. Один стаканчик, сказал себе Сэм. Потом я поблагодарю ее и уйду. Пусть тело остро реагирует на ее близость, но это вовсе не значит, что подошедшая ко мне красавица хочет чего-то большего.

Взрыв мужского смеха заставил его покоситься на круглый стол в углу. Конечно, братец и его приятели, веселятся вовсю. Впрочем, Сэма не волновало, что он стал мишенью их грубых шуток. Ребятам нужно снять стресс. Что ж, он согласен стать мальчиком для битья. Это самое меньшее, что он может для них сделать.

Во всем было виновато упрямство, которым славились женщины семейства Келли.

1

— У тебя никогда не было... чего?!

Фиона откинулась на спинку стула. Подумаешь, какое дело. Словно она призналась подругам в том, что до сих пор сохранила девственность... И незачем так кричать. Она покосилась в дальний угол бара, где сидела компания симпатичных молодых людей. Вдруг эти парни услышали изумленный возглас Сесили Симпсон?

— А потише нельзя? — Черт побери, когда сегодня вечером она открывала рот, то болтала все, что приходило в голову. В том числе и то, чего болтать не следовало.

— На этих парней в углу можешь не обращать внимания, — сказала начинающая актриса Бесс Лорример, небрежно махнув рукой с безукоризненным маникюром. — Объясни, каким это образом у тебя ни разу в жизни не было оргазма.

Во всяком случае, не из-за недостатка практики.

— Вообще-то один у меня был, — хихикнула Фиона собственной шутке. — Только что. Причем неслыханный.

— Спиртное не в счет. — Бесс возвела глаза к потолку, постучав по краю высокого стакана длинным ярко-красным ногтем.

— Ты не... — В лавандовых глазах Сесили отразилась боль. Во всяком случае, сегодня они были лавандовыми. Завтра они будут зелеными или карими. Все зависело от настроения и цвета контактных линз, который сегодня был по вкусу Сесили, адвокату, специализировавшемуся в области административного права. — О Боже, Фиона... Только не говори, что ты девушка.

Фиона театрально вздохнула и надолго припала к стакану. Учитывая ее мизерный вклад в сексуальную революцию, это было вполне возможно...

— Я знаю, что такое секс, — оправдывающимся тоном сказала она.

— Значит, это был не тот секс.

Две лучшие подруги затронули, слишком личную и слишком болезненную для Фионы тему.

Зычный мужской смех заставил Фиону снова оглянуться на красавчиков, сидевших за круглым столом в задней части бара. Один из них встал. У него были иссиня-черные волосы, широкие плечи и узкие бедра. Даже издалека было видно, что фигура у него такая, которые показывают в коммерческих клипах. На мгновение его глаза цвета льда встретились с глазами Фионы, после чего он что-то сказал приятелям. У Фионы заурчало в животе, но она была уверена, что к напитку, который только что выпила, это никакого отношения не имеет.

Где-то далеко звучал хорошо поставленный голос Бесс, звякали ее браслеты, но Фиона смотрела только на смуглого красавца, лавировавшего между занятыми столиками и с каждым шагом становившегося все ближе. На нем была бежевая водолазка, обтягивавшая широкую грудь и сужавшаяся к плоскому животу, напоминавшему стиральную доску. Закатанные рукава обнажали мускулистые руки, и Фиона невольно позавидовала женщине, знавшей его объятия.

Он прошел мимо, вознаградив Фиону видом своих бедер, обтянутых черными джинсами. Бедняжка тут же припала к погруженной в стакан соломинке.

Похоже, я слишком много выпила, сказала себе Фиона. Только спьяну можно так пялиться на мужскую задницу. Но внезапное учащение пульса нельзя было списать на счет одного-единственного коктейля.

— Фиона, вернись на землю.

Она повернулась к Бесс.

— Что ты сказала?

— Я спросила, каким образом тебе удалось никогда не испытать оргазма.

— Неужели в это так трудно поверить? — Фиона поставила пустой стакан на столик. — Либо одна из вас, либо вы обе наверняка хотя бы раз занимались сексом, так и не кончив.

Сесили цинично засмеялась. Причиной этого цинизма были неподходящие мужчины и давно разбитое сердце.

— Если парень эгоистичный ублюдок или просто плох в постели, то конечно... Но продолжай. Неужели никогда? — Сесили обменялась взглядами с Бесс и снова уставилась на Фиону.

— С этим нужно что-то делать, — твердо сказала Бесс.

— Тебе нужен мужчина, — грустно промолвила Сесили.

— Ей нужен хороший мужчина, — подчеркнула Бесс и негромко засмеялась. — По-настоящему хороший.

— Мужчина нужен мне, как собаке пятая нога. — Фиона бросила суровый взгляд на подруг.

Нет, Фиону нельзя было назвать мужененавистницей, но после бесславного конца последней любовной связи она не торопилась начинать новый роман, решив воспользоваться вынужденным перерывом, чтобы сосредоточиться на работе. Конечно, ветреная Бесс и циничная Сесили, едва ли смогли бы это понять.

Но решение оправдало себя, поскольку она, в конце концов, получила повышение и только что стала старшим инспектором по охране труда. Увы, это повышение означало, что к следующему делу, которым ей предстояло заняться в понедельник, придется отнестись особенно тщательно. А дело, как назло, выдалось такое, что хуже не бывает.

Это воспоминание заставило Фиону заказать у официантки еще один коктейль. Обычно ей нравилось расследовать несчастные случаи на производстве и давать рекомендации по соблюдению техники безопасности. Иногда ее использовали в качестве судебного эксперта. Хотя Фиона любила перемены, но предпочитала свою обычную работу. И все же тысяча выступлений в суде не могла сравниться с делом, которое ей пришлось принять сегодня. Случай был со смертельным исходом. В огне погиб спасатель. Каждый инспектор по охране труда знает, что братство, связывающее этих людей, крепкое как сталь. Можно было держать пари, что на 5-м участке дело обстояло именно так. Собирать информацию, имеющую отношение к несчастному случаю, всегда трудно, но, если случай повлек за собой человеческие жертвы, эти трудности увеличиваются раз в десять...

— Я говорю о мужчине не для связи, — сказала Бесс, возвращая Фиону на землю, — а о мужчине, который способен доставить тебе сексуальное удовлетворение.

— Хватит об этом. — Когда понадобится, Фиона сама найдет себе партнера. Она еще со старших классов привыкла к опеке Бесс и сыта этим по горло. Тем более что в отношении мужчин их вкусы диаметрально противоположны. — Я собираюсь некоторое время хранить целомудрие.

— Как, по-твоему, она сможет испытать оргазм, если у нее не будет мужчины? — спросила Сесили, поворачиваясь к Бесс.

И тут, словно в насмешку, высокий смуглый красавец снова появился перед глазами Фионы. Он остановился перед музыкальным автоматом, положил руки на стекло, наклонил голову и начал читать надписи.

Фиона уставилась на него, как загипнотизированная.

— Мы ей кого-нибудь подыщем, — промолвила Бесс.

Это заставило Фиону очнуться.

— Вы что, рехнулись?

— Подожди минутку. Мы же не предлагаем тебе отправиться на охоту за скальпами. Просто нужно найти мужчину, который знает, как доставить женщине удовольствие.

— Не мы, — поправила Бесс Сесили. — А ты. Но Фионе было все равно, кому в голову пришла эта дурацкая мысль.

— На одну ночь?

— Конечно, — беспечно пожала плечами Бесс. — А почему нет?

Почему? Фиона могла бы назвать сразу несколько причин. Во-первых, это не в ее правилах. Во-вторых, это опасно. В-третьих... Она снова посмотрела на великолепного представителя мужской половины человечества, все еще стоявшего у музыкального автомата.

— Не знаю. — Ее взгляд снова упал на красавчика. Тот по-прежнему стоял перед автоматом и читал надписи. Должно быть, что-то привлекло его внимание, потому что он сунул монету в щель и нажал на кнопку. Когда прозвучали первые такты одной из композиций ее любимца Оззи Осборна, Фиона улыбнулась. Наверное, было бы приятно заняться сексом с мужчиной, который придерживается тех же музыкальных вкусов, что и ты сама. Будет ли он нежным? Бережным? Сможет ли думать о ее потребностях больше, чем о своих собственных?

Не успела официантка поставить перед ней второй коктейль, как Фиона схватила стакан. О Господи, что это пришло ей в голову? Мысль о сексе на одну ночь была совершенно чужда ей...

— А что тут знать? Ты находишь мужчину, который кажется тебе симпатичным, привлекаешь его внимание, флиртуешь, а затем ложишься с ним в постель, вот и все.

Фиона снова уставилась на привлекшего ее внимание красавчика. А действительно, что тут особенного? Наверное, у нее нелады с физиологией. Или, может быть, подруги правы и она, в самом деле, спала не с теми мужчинами?

2

У нее был кое-какой сексуальный опыт. Неужели имеет значение, что все ее любовные связи можно пересчитать по пальцам одной руки? Все началось с любовного приключения с однокашником, которое состоялось незадолго до ее поступления в колледж. Самым лучшим в этой связи было то, что она быстро закончилась. Если бы Фиона вместе с Бесс и Сесили через два дня не уехали из города, она не смогла бы смотреть своему первому мужчине в глаза.

В колледже серьезных связей у нее тоже не было. Хотя Ли Айртон по способности доставить женщине удовольствие получил у Фионы двойку, она вышла бы за него замуж, если бы тот на предпоследнем курсе не перевелся в Сиднейский университет.

Честно говоря, сама она в постели была неплоха. Во всяком случае, никто на нее не жаловался. Проблемы начинались лишь тогда, когда любовник пытался прибегать к чрезвычайным мерам, чтобы довести Фиону до оргазма, а потом обвинял в неудаче ее саму.

Она не считала себя фригидной, потому что испытывала возбуждение. Но, когда доходило до развязки, все сгорало быстрее, чем ракета во время салюта. Она научилась притворяться. Мужчина не в силах догадаться, когда женщина испытывает наслаждение, а когда просто делает вид, чтобы не ущемлять его самолюбия. По крайней мере, два ее последних бойфренда ничего не замечали. Но поскольку оба были законченными эгоистами, то вполне возможно, что им было на это наплевать.

Не сводя глаз с совершенного зада смуглого красавчика, она спросила подруг:

— А как узнать, что мужчина, который тебе понравился, — э-э... не эгоист?

Бесс засмеялась.

— По размеру его носа.

Фиона покосилась на нос стоявшего у музыкального автомата мужчины. Нос был прямой, хорошей формы, не короткий, не длинный.

— Или рук, — добавила Сесили.

— Рук? — воскликнула Бесс. — Ничего подобного. — Она обернулась, посмотрела на музыкальный автомат, а затем улыбнулась Сесили. — У Джейми были великолепные большие руки, а что толку? Поверь мне, это нос.

— Я всегда думала, что главное — это то, как мужчина обращается с женщиной, — задумчиво сказала она. — Насколько он добр, нежен и понимает, чего хочет женщина в постели.

Сесили приподняла бровь.

— Тебе нужен в постели настоящий мужчина или ангел во плоти?

— По крайней мере, ангел уважал бы мои чувства, — пробормотала Фиона, сделала еще один глоток и отставила стакан в сторону.

— Забудь о чувствах, — рассудительно ответила ей Сесили. — Секс на одну ночь должен доставить удовольствие только твоему телу.

Бесс облокотилась о стол и подперла ладонью подбородок.

— Некоторые мужчины годятся только в любовники.

— Но как узнать? — Фиона слегка повернулась на стуле. — Что вы скажете о нем? — спросила она, слегка кивнув в сторону красавца. — Будет ли он хорош в постели?

Бесс подмигнула Сесили, а затем хитро улыбнулась Фионе.

— Может, попробуешь выяснить?

Фиона закашлялась.

— Ты что, шутишь?

— Нет, — покачала головой Бесс. — Не шучу. Подойди к нему и спроси сама.

Фиона сама не знала, какой бес в нее вселился, но смутно подозревала, что это имеет отношение к двум выпитым коктейлям.

— Знаешь, я могла бы. Если бы это было мне интересно. А мне не интересно. Сесили снова выгнула бровь.

— Конечно, не интересно. И поэтому ты чуть не упала со стула, пытаясь разглядеть его задницу, верно?

— Я не смотрела на его... зад. Просто хотела выяснить, какие у него руки.

— Ну что, теперь поняла? — спросила Бесс, слишком четкая дикция которой выбивала Фиону из колеи. — Конечно, тебе это интересно.

Фиона подняла руки.

— Ладно, ладно, сдаюсь. Он действительно симпатичный. — Слишком мягко сказано. — Но это не значит, что я хочу лечь с ним в постель. Я даже не знаю этого человека.

— Фиона, для секса на одну ночь это не самое главное, — медленно промолвила Сесили, как будто она говорила с умственно отсталой.

— Речь идет только о сексе, — добавила Бесс.

Сесили усмехнулась.

— О сексе без всяких стрессов.

— О сексе, освобождающем от напряжения, — уточнила Бесс и засмеялась.

Красавчик выбрал новую мелодию.

— О жарком сексе, — прошептала Фиона, представив себе, как руки жгучего брюнета раздевают ее и скользят по ее телу. Недостаток опыта помешал ей представить остальное. О Боже, как же ей хотелось на самом деле погрузиться в водоворот чувственного наслаждения...

— Жаль, что тебе не интересно, — сказала Бесс. — Похоже, он и в самом деле очень неплох.

Фиона нахмурилась и посмотрела на подругу.

— Очень неплох? Что ты хочешь этим сказать?

Бесс пожала плечами.

— Так он выглядит. Правда, Сесили?

Сесил и взяла стакан и посмотрела на красавчика.

— Гм-м-м... — промурлыкала она. — Шика-арный малый...

— Руки прочь, — шутливо предупредила Фиона. — Я увидела его первой.

— Раз так, сделай что-нибудь, — ответила ей Сесили. — Впервые в жизни дай себе волю и получи удовольствие.

— Вперед, Фиона! — поддержала подругу Бесс.

Фиона снова посмотрела на мужчину. О Боже, искушение слишком сильно. Но...

— Что я ему скажу? Эй, красавчик, хочешь поехать в какое-нибудь тихое место и спустить пар? Тьфу, какая мерзость! — Она явно слишком много выпила, иначе бы ей и в голову не пришло подойти к абсолютно незнакомому мужчине, каким бы сексуальным тот ни был. Сесили испустила раздраженный вздох.

— Я уже сказала. Нужно привлечь его внимание, затем пофлиртовать и посмотреть, что из этого выйдет.

Бесс наклонилась к уху Фионы.

— Если он заинтересуется тобой, то сам сделает первый шаг.

— А если нет, — добавила Сесили, — то решай сама.

Фиона потянулась за стаканом и как следует, глотнула для храбрости. Потом со стуком поставила стакан, собираясь выйти из-за стола.

Но не сделала этого. Как ни велик был соблазн, о знакомстве с мужчиной в баре не могло быть и речи.

— Не могу.

На губах Сесили заиграла коварная улыбка.

— Что, слабо?

Фиона застонала. Ей надоела эта игра. Надоела до чертиков. Если она попадалась на подначку Сесили или Бесс, то в девяти случаях из десяти дорого платила за свое упрямство.

Бесс откинулась на спинку стула и сложила руки на груди.

— Конечно, слабо.

— Лучше замолчи, — предупредила Фиона.

Но Сесили, на которую предупреждение не подействовало, продолжала дразнить подругу:

— Трусиха ты, вот ты кто. Была, есть и будешь.

Стерпеть такое оскорбление она уже не смогла.

— Ладно. Твоя взяла. — Фиона порывисто встала. — Я пойду и поговорю с ним. Но больше — ни-ни! — Пари есть пари, однако она не собиралась подходить к мужчине и спрашивать, не хочет ли тот с ней переспать.

Бесс встала, зазвенела, браслетами и быстро расстегнула три верхних пуговицы блузки Фионы, обнажив изрядную часть ложбинки между грудями.

— Вот теперь ты готова, — сказала она так повелительно, что Фионе и в голову не пришло застегнуть пуговицы.

— Вперед! — скомандовала Сесили.

Фиона повернулась к музыкальному автомату. В ту же секунду мужчина отвернулся от него. Их взгляды встретились, и в животе Фионы вновь возник знакомый холодок. Ее ладони вспотели, сердце бешено заколотилось в ребра.

Уголок рта незнакомца еле заметно приподнялся.

Другого приглашения ей не требовалось.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Фиона сделала глубокий вдох, тщетно пытаясь убедить себя, что волноваться не из-за чего. Самое трудное осталось позади, остальное — дело техники. Во всяком случае, так она надеялась.

Она снова вытерла о юбку влажные ладони. Главное — не показаться этому мужчине набитой дурой. Они немного поболтают о всяких пустяках, после чего можно будет с гордо поднятой головой вернуться к подругам и сквозь зубы солгать, что смуглый красавчик либо полный болван, либо голубой.

Но если так, то почему она продолжает остро чувствовать прикосновение его руки? И откуда взялся лихорадочный жар, разливающийся внутри? Неужели для этого достаточно простого рукопожатия? Смешно. Но невероятно возбуждающе.

3

— А как быть с вашими друзьями? — спросила она, когда Сэм сел напротив.

— Они уже большие мальчики. — Он улыбнулся, отчего в уголках глаз появились симпатичные тонкие морщинки. — И могут сами придумать что-нибудь, не так ли?

До них донесся новый взрыв смеха. Представив себе, что именно могло вызвать такой хохот, Фиона поняла, что вступила на опасный путь, и почувствовала, что краска залила не только ее щеки, но и шею.

— Да, конечно — Еще как могут. Фиона представила себе, что они говорят, и едва не задохнулась от унижения. Плевать на пари. Это выше ее сил. Она передвинулась на край сиденья, собираясь спастись из кабинки бегством. — Наверное, это была не слишком хорошая идея, — сказала она, пытаясь говорить спокойно. — Прошу прощения.

— Подождите! — Властный тон заставил ее застыть на месте. Но этого Сэму было мало — он схватил ее за запястье и не дал улизнуть. — Не уходите, — мягко сказал он, разжав пальцы. — Все в порядке. Обычно вы таких вещей не делаете, верно?

От его прикосновения кожу покалывало как иголками... Фиона пыталась не обращать на это внимания, но безуспешно. Внутри все напряглось. О Господи, такого с ней не случалось никогда! В этом Фиона могла поклясться.

— Вы имеете в виду знакомство с мужчинами в барах? — Вырвавшийся у нее хриплый смешок, вопреки ее желанию, прозвучал слишком сексуально, а не непринужденно, как она надеялась. Видимо, на женщин гормоны действуют не менее сильно, чем на мужчин. — Неужели это так заметно?

— Заметно, — кивнул Сэм. Улыбка коснулась его глаз, но не смогла стереть омрачавшую их тень, на которую Фиона сначала не обратила внимания. — Итак, зачем вы это сделали?

К ним подошла официантка. Поскольку на сегодня нарушениями традиций Фиона была сыта по горло, она решила выбрать сравнительно безопасный бокал сухого вина.

— На слабо, — сказала она, когда Сэм заказал себе пиво.

Он откинулся на спинку сиденья и рассмеялся. Морщинки вокруг глаз стали еще заметнее.

— На слабо?

— Да, — сконфуженно призналась она. — Они сказали, что я была, есть и буду трусихой.

Громкий хохот Сэма спас ее сильно пострадавшую гордость.

— Я не слышал этого с самого детства!

— Да, верно. Но кто сказал, что взрослые женщины должны всегда вести себя разумно и солидно?

— И все же это тяжело. Даже в столь почтенном возрасте, как... Сколько вам?

— Двадцать семь, — ответила она, мучительно завидуя непринужденности Сэма. Интересно, сколько ему? Тридцать два? Тридцать три? Вряд ли больше.

— Всем известно, что более страшного обвинения не бывает.

— Вот именно, — немного успокоившись, ответила Фиона. — Сесил и Бесс играли нечестно, но у меня не было выбора.

— Конечно, не было. На кону стояла ваша репутация.

Когда принесли заказ, Фиона потянулась за сумочкой.

— Я очень рада, что вы это поняли, — сказала она, расплачиваясь с официанткой.

Сэм дождался, когда они остались одни, и спросил:

— Почему ваши подруги решили прибегнуть к этой крайней мере?

Потому что вы показались мне невероятно привлекательным, но, если бы не подруги, я ни за что не решилась бы подойти к вам. Потому что теперь, когда Сесили и Бесс узнали правду, они готовы на все, лишь бы сексуально просветить меня.

— Уф... Если я отвечу на ваш вопрос, — уклончиво промолвила Фиона, — это поставит под угрозу наши женские тайны...

— Рискните.

Хватило одного слова и мужского интереса, читавшегося в его гипнотических глазах, чтобы Фиона ощутила головокружение и начисто забыла о присущем ей здравом смысле.

— Мы спорили об оргазме.

— Я заинтригован, — медленно сказал Сэм.

Его глубокий, низкий, бархатный голос заставил Фиону подумать о словах, которые любовники шепчут друг другу после полуночи. Ох, как бы она этого хотела...

— Значит, теперь я должна объяснить, почему мы спорили об оргазме? — С этого дня я не возьму в рот ничего, кроме домашнего вина, желательно белого и слабенького.

— Пожалуй. — Он пожал сильными широкими плечами.

Фиона потянулась к бокалу, напомнив себе, что пить, залпом не следует.

— Вообще-то мне следовало бы заказать кофе. — Она опорожнила сразу треть бокала. А, гори все, синим пламенем... Если бы у нее были ключи от казначейства, она отдала бы их ему, не задумываясь ни на минуту. — Потому что я никогда его не испытывала, — призналась Фиона, не моргнув глазом. И даже не покраснела при этом.

Сэм едва не подавился пивом. Потом смерил ее долгим пристальным взглядом, пытаясь осмыслить это чудовищное заявление.

— Вы девушка?

— Ох... нет, — пролепетала она. — Нет, просто я никогда... — Фиона пожала плечами. — Ну... сами понимаете.

Господи помилуй... Сэм не верил собственным ушам. Точнее, не мог поверить, что она решилась сказать ему столь интимную вещь. У него возникла сотня вопросов, но потрясенный Сэм сумел выдавить только одно слово:

— Почему?

Она тяжело вздохнула.

— Если бы я знала ответ, мы бы здесь не сидели. Потому что тогда Сесили и Бесс не пришлось бы брать меня на это дурацкое слабо.

— А можно узнать, в чем именно состояло ваше пари? — В мозгу Сэма тут же возникла цепь эротических картин — он, Фиона, смятые простыни, их тела, блестящие от испарины. Любовной испарины.

Ее большие зеленые глаза расширились.

— Ох, нет, только не это! — быстро сказала она. — Со мной вашей добродетели ничто не грозит.

Сэм ощутил горькое разочарование. Видение смятых простыней было слишком ярким.

— Гм... Сэм... — Фиона складывала салфетку, пока та не превратилась в крошечный треугольник. — Кем вы работаете?

— Кажется, вы что-то говорили об оргазме.

Она стиснула бокал в тонких пальцах.

— Вы не считаете, что эта тема может быть опасной? — задумчиво промолвила Фиона.

— Считаю. Более того, она может быть очень опасной. — Но все же не такой, как владевшее Сэмом желание, уровень которого, приближался к критическому.

Увидев сладострастный блеск его глаз, Фиона впилась ногтями в сложенную салфетку и разорвала ее.

Он с трудом проглотил слюну.

— Какие интересные фильмы вам удалось посмотреть в последнее время? — спросила Фиона.

— Вы меняете тему разговора.

— Пытаюсь, — ответила она. — Вы так и не ответили мне, чем занимаетесь.

Сэм положил ладонь на руку Фионы и прикоснулся кончиками пальцев к ее запястью. Пульс бился так часто, что возбуждение Сэма достигло предела. Внезапно ему стало казаться, что эта ночь обещает ему множество возможностей за исключением одной — тоскливого возвращения домой. Он вдруг понял, почему трагедия заставляет людей утверждать торжество жизни. Может быть, ему все-таки удастся притупить его такое острое чувство вины. Может быть, Фиона поможет ему сделать это.

— Не стоит прибегать к банальностям, когда есть, столько интересных тем. В частности, оргазм, которого вы никогда не испытывали.

— Ох, Сэм... — промурлыкала она. — Могу побиться об заклад, что вы мастер по части обольщения женщин. И многих вы обольстили?

В ее голосе слышалось беспокойство, и Сэм понял, что этот вопрос для Фионы крайне важен.

— Нет, — честно ответил он. — Немногих.

Кончик языка Фионы облизал нижнюю губу, после чего желание Сэма стало нестерпимым. Она подняла взгляд и медленно повернула его руку ладонью вверх. Потом провела кончиком пальца по его среднему пальцу, словно пыталась что-то понять. Затем продолжила осмотр, растопырила пальцы и измерила длину его ладони. Наконец на ее губах заиграла чувственная улыбка.

— Очень впечатляюще, — хрипловато прошептала она.

Он с трудом втянул в себя воздух. Когда Фиона подняла глаза, в них горела такая страсть, что у Сэма бешено, забилось сердце. Одно ее слово — и ночь неслыханных возможностей станет явью. Ночь, которую он собирался провести наедине со своими невеселыми мыслями.

Одно ее слово.

— Сэм... Давайте поговорим об оргазме. Волшебное слово все-таки прозвучало.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

— Ну... — Она сделала глубокий вдох, собрав в кулак все свое мужество. — Все говорят, что оргазм грандиозная вещь. Это действительно так?

4

Она не думала, что может удивить Сэма еще сильнее, чем прежде, но, похоже, тайне женских чар ничто не угрожало. Брови Сэма взлетели вверх, а глаза-льдинки загорелись от любопытства.

Он надолго припал к бутылке с пивом, которую сжимал в руке.

— Вы и в самом деле этого не знаете? — наконец спросил он. На его лоб упала темная прядь, заставив его пригладить волосы. Его рука задержалась на затылке, а потом опустилась на стол.

— Вы снова отклоняетесь от темы, — пошутил он. — Расскажите, что вы ощущали в тот момент, когда были близки к оргазму.

Фиона с удовольствием рассказала бы, чего ждет от оргазма, который переживет с ним. Парить в облаках. Лететь к луне. Видеть взрывающиеся звезды и небо в огне.

Во всяком случае, так ей описывали это другие.

— Фиона... — поторопил он.

— Я ощущала... — Чувственно искривившиеся губы и хрипловатый голос Сэма вновь заставили ее затаить дыхание и лишили способности связно мыслить. — Покалывание! — наконец выпалила она.

— Покалывание? — Сэм произнес это слово, смакуя его. — Просто покалывание?

Фиона кивнула.

— Где именно?

Ее щеки заалели, как у тринадцатилетней школьницы.

— Ну вот, опять вы за свое. Заставляете меня выдавать наши женские секреты.

Он протянул руку, бережно разжал пальцы Фионы, сжимавшие ножку бокала, взял ее кисть и провел губами по внутренней стороне запястья. Потом прикоснулся кончиком языка к бешено пульсировавшей жилке, отчего по коже Фионы побежали мурашки, и отпустил ее руку.

— Покалывание было такое? — спросил он тоном, которым говорят любовники.

Соски Фионы пронзил электрический ток, тело охватил жар. Кто кого соблазняет? У нее промокли трусики. Ничего подобного с ней до сих пор не случалось. Она откашлялась.

— Да. Но немного сильнее.

— Всего лишь немного?

— Совсем чуть-чуть.

На лице Сэма отразилось удовлетворение. Фиона поняла, что польстила его самолюбию, но только махнула рукой. В том, что касается покалывания, этот мужчина настоящий ас.

— Кажется, дело упрощается. Опишите, что именно вы чувствовали.

Фиона хорошо знала, что она чувствует сейчас. На смену покалыванию пришло лихорадочное возбуждение. Когда она подошла к Сэму, у нее и в мыслях не было провести с ним ночь. Но сейчас Фиона сомневалась, что у нее хватит силы воли отказаться от дальнейшего.

Она подумала о своем последнем любовном свидании, надеясь, что воспоминание о неудаче поможет прогнать нескромные мысли и отрезвит ее. В тот раз Фиона легла в постель с понравившимся ей мужчиной через два месяца после первого знакомства. Что ж, опыт был полезный и даже приятный. Она возбудилась, но ее тогдашние ощущения, не шли ни в какое сравнение с тем палящим жаром, который вызвало простое прикосновение языка Сэма к ее запястью.

— После того, что вы сделали, я поняла, что слово «покалывание» здесь не подходит, — наконец сказала она. — Наверное, такое ощущение испытываешь, когда сбрасываешь обувь после долгого знойного дня. Вы меня понимаете?

— По-моему, это скорее облегчение, чем сексуальное удовлетворение. — Сэм с трудом сдержал улыбку.

Фиона допила вино и замотала головой, увидев, что Сэм хочет дать сигнал официантке.

— Поскольку речь шла именно о недостатке сексуального удовлетворения, можно сделать вывод, что вы правы. А теперь вы, наконец, ответите на мой вопрос?

— На какой именно?

— Оргазм действительно так хорош, как о нем говорят?

Сэм откинулся на спинку сиденья. Вид у него был непринужденный и до ужаса сексуальный.

— Действительно, — сказал он, слегка наклонив голову. — Если вы переживаете его с подходящим партнером.

В мозгу Фионы возникли десятки соблазнительных картин, одна эротичнее другой. Во всех этих картинах фигурировали три элемента — она, Сэм и ближайшая кровать.

— Расскажите, что это такое.

Сэм посмотрел на нее таким пристальным взглядом, что Фиона начала теребить салфетку и чуть не опрокинула пустой бокал. Она расправила плечи, постаралась успокоиться, и почти добилась своего, когда Сэм спросил:

— Может быть, лучше показать?

Сэм забрал у Фионы ключ от квартиры и вставил его в замочную скважину. Он не собирался думать о правильности своих действий и тратить время на сожаления о том, что гормоны взяли верх над разумом. С тех пор, как Фиона произнесла волшебное слово «оргазм», он испытывал мучительное желание, ничуть не угасшее за те двадцать минут, которые отделяли бар от ее квартиры.

Хотя мотивы Сэма нельзя было назвать исключительно рыцарскими, все же он ощущал к Фионе нечто вроде привязанности. Но основой этой привязанности было хорошо понятное ему чувство — чисто животная тяга. Он давно не испытывал такой тяги к женщине. Видимо, чудовищно трудные последние дни существенно сказались на его умственных способностях. Сэм не мог понять, почему должен подавить желание, которое ощутил в тот момент, когда их взгляды встретились.

Нет, он просто обязан узнать, так ли нежны и мягки ее губы, как ему кажется. Когда Фиона выходила из его пикапа, Сэм ощутил почти физическую боль. Ее длинная юбка зацепилась за сиденье, обнажив стройные ноги. Зрелище было слишком эротичное, чтобы не обратить на него внимания.

Он открыл замок, повернулся и протянул Фионе ключ. Слабый запах ее духов возбудил его еще сильнее.

Фиона обошла его и прижалась спиной к дверному косяку. В ее глазах горела страсть. В неярком свете лампочки была видна жилка, пульсировавшая на ее шее. Желание прижаться губами к ее нежной коже, ощутить языком биение ее пульса заставило Сэма сократить разделявшее их крошечное расстояние.

— Вы войдете? — хрипловато спросила Фиона.

Ее теплое дыхание коснулось губ Сэма. Нет, с таким искушением не мог бы справиться и святой.

Оторвав взгляд от шеи Фионы, он посмотрел на ее рот и увидел, что розовый язычок облизал пухлую нижнюю губу. Рискнет ли он узнать вкус этой губки?

— Да, — ответил он. Впервые в жизни Сэм не хотел думать о том, к каким последствиям приведет его решение и как оно подействует на другого человека. Впервые в жизни он действовал, повинуясь безотчетному порыву. Он поднял руку и бережно прикоснулся к щеке Фионы. — Но сначала я должен поцеловать вас.

Уголки ее рта обольстительно приподнялись.

— Я надеялась на это.

Забыв обо всем на свете, Сэм накинулся на ее губы, надавил кончиком пальца на ее подбородок, заставил раскрыть рот и проник внутрь.

Теплый шелковистый язык тут же столкнулся с его языком. Сэма обдало жаром, его тело инстинктивно напряглось.

Руки Фионы обвили его шею, сумочка со стуком упала на пол, но Сэм не обратил на это внимания. Ее объятия были крепкими, пышная упругая грудь прижималась к его груди. Пальцы Сэма чесались от желания прикоснуться к ее соскам. Ему хотелось смаковать эти тугие бутоны, прикасаться к ним языком, слышать, как протяжно она стонет от наслаждения.

Колено Фионы медленно поднялось и потерлось о его ляжку. Это прикосновение чуть не свело его с ума. Еще пять — десять сантиметров, и она почувствует всю силу его желания...

Напряжение, которое владело им последние дни, начало медленно отступать. Его тяга к Фионе не имела ничего общего ни с желанием выпустить пар, ни с желанием самым доступным образом восстановить свою связь с другими людьми. Нет, это было настоящее вожделение, вожделение в чистом виде... Он еще крепче впился в губы Фионы и сжал в ладонях ее груди.

Она прервала поцелуй куда раньше, чем хотелось Сэму, и начала хватать ртом воздух, пытаясь восстановить дыхание.

Потом медленно опустила руки и отодвинулась на несколько сантиметров, словно нуждалась в пространстве. Но Сэм, не желавший отпускать добычу, положил руки на ее бедра и не дал спастись бегством.

Ресницы Фионы затрепетали, и она тяжело вздохнула.

— Ну, а теперь вы войдете?

Решительность ее тона удивила Сэма. Он мог бы поклясться, что для этого Фионе понадобилось собрать всю свою смелость.

— Вы уверены? — Хотя Фиона согласилась привести его к себе, но отдает ли она отчет в том, что случится, когда они останутся наедине? Сам Сэм прекрасно знал, чего он хочет. Последний поцелуй не оставлял в этом никаких сомнений.

5

Вместо ответа она закинула руку за спину и толчком распахнула дверь. Сэм нагнулся, подобрал ее сумочку, прошел следом, закрыл за собой дверь и запер ее.

Она стояла в середине комнаты, слегка нахмурив брови. Неужели передумала? О Боже, только не это! Сэм никогда не любил холодный душ.

Комнату освещала лампа, стоявшая на квадратном белом столе, к которому примыкали два кресла в синюю и белую полоску. Сэм бросил сумочку на полосатый диван, прошел по ковру, обнял Фиону и вновь накинулся на ее губы.

Ощутив этот умопомрачительный поцелуй, Фиона тут же забыла свои дурные предчувствия. Когда она шла к нему, то ни на секунду не верила, что способна лечь в постель с едва знакомым мужчиной. Что это было — глупость, наивность или подсознательная решимость? Не успела она решить эту головоломку, как оказалась прижатой к стене.

Ладони Фионы легли на его спину. Мышцы, скрытые тонким слоем ткани, подрагивали от ее прикосновений. Это заставило ее почувствовать свою женскую власть. С гордостью, вызванной этим открытием, соперничало желание, заставившее ее крепко сжать бедра. Холодная стена поглощала жар ее тела. От вкуса его губ, от прикосновения его рук, от запаха его кожи у Фионы кружилась голова. Сэм приподнял ее блузку, положил ладони на обнажившуюся полоску кожи, и внизу живота начала скапливаться сладкая боль. Как называется это чувство? Напряжение? Тоска? Тяга?

Но когда теплые ладони Сэма обхватили ее груди, Фиона перестала ломать себе голову.

Мужские пальцы ритмично ласкали ее чувствительные соски сквозь кружевную ткань лифчика. Она застонала, оторвалась от его губ, выгнулась дугой, отчаянно желая большего, и стукнулась головой о стену.

— Попробуй меня... — Собственный порывистый шепот на мгновение удивил Фиону. Она никогда не была болтушкой и во время секса предпочитала заниматься делом. Неужели проблема заключается именно в этом?

Сэм издал глухое рычание, и этот звук лишил Фиону остатков рассудка. Как только он наклонил голову и прильнул губами к ее груди, Фиона отбросила все сомнения и сосредоточилась на собственных ощущениях. Сэм мучительно медленно расстегнул блузку и распахнул полы в стороны. Потом обхватил губами ее правый сосок, обтянутый кружевным лифчиком. Ощущение было таким ошеломляющим, что Фиона невольно вскрикнула.

Ее дыхание стало частым и судорожным. Казалось, легким не хватает кислорода. Мир качнулся... нет, закружился. Она пошатнулась, ухватилась за плечи Сэма и с опозданием поняла, что не сможет сопротивляться буре, бушевавшей внутри.

Тем временем Сэм занялся ее левым соском, и у Фионы подогнулись колени. Она попыталась выпрямить их, но поняла, что не способна на это. Иначе невероятное наслаждение, которое она ощущала, крепко сжимая бедра, закончилось бы.

Сэм поднял голову, погладил ее шею. Потом он взял в руки ее лицо и посмотрел ей в глаза, и этот взгляд сделал то, чего до сих пор не мог добиться ни один ее любовник: каждый кусочек ее тела заныл от сладкого ожидания.

Может быть, Сесили и Бесс правы? Наверное, если занимаешься любовью с единственной целью испытать удовольствие, это позволяет ощутить удивительную свободу. Желание и благоговейный страх, читавшиеся в глазах Сэма, заставили ее забыть обо всем на свете. Сегодняшняя ночь создана для наслаждения, напомнила себе Фиона.

Ее наслаждения.

Его наслаждения.

А все остальное не имеет значения.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

— Сейчас попробую.

Его слова были нежными, как бархат и твердыми, как сталь. Негромкими, но решительными. Такими же, как его поцелуи. И прикосновения. Успокаивающими и требовательными одновременно.

— Фиона, я хочу узнать вкус каждого миллиметра твоей кожи. Понимаешь, о чем я говорю?

Каждого миллиметра?

Фиона расстегнула его рубашку и прижалась губами к теплой обнаженной коже.

— Что? — Фиона стащила с него рубашку и дала ей упасть на пол. — Что тебя останавливает? — Она лизнула кончиком языка плоский сосок, а затем прихватила его зубами, желая, чтобы Сэм почувствовал то же, что и она. А потом покрыла частыми поцелуями его грудь.

У Сэма вырвался стон, и это еще больше воодушевило ее.

Он схватил ее за плечи, крепко прижал к груди и поцеловал так жадно, что у Фионы голова пошла кругом. Она и не подозревала, что способна вызвать у мужчины столь пылкую страсть. Широкие ладони скользнули по ее груди, легли на талию, расстегнули поясок и со свистом выдернули его из шлевок юбки.

Хотя настоящий оргазм оставался для Фионы тайной, но желание она ощущала. Пару раз она возбуждалась еще во время любовной игры. Но ее тогдашнее возбуждение не имело ничего общего с тем, что ее заставляли чувствовать поцелуи и ласки Сэма. Жар. Томление. Учащение дыхания. Отчаянное стремление испытать то, чего она до сих пор не испытывала. Возбуждение, от которого ныл каждый нерв ее тела.

Сэм расстегнул крючок и молнию, сделал шаг назад, и юбка упала к ее ногам. Фиона сняла туфли и пинком отбросила их вместе с юбкой. На ней остались только кружевные лифчик и трусики, а также пояс с чулками. Она ждала, что почувствует смущение и даже стыд, но выражение глаз Сэма заставило ее отбросить сомнения.

— Потрясающе, — сказал он таким тоном, что Фиона лишилась остатков рассудка. — Просто потрясающе.

Она улыбнулась, подошла ближе, обняла Сэма за талию и крепко прижалась к нему. От прикосновения затвердевших сосков к колючему кружеву и горячей мужской груди по ее спине побежали мурашки, и она невольно вздрогнула.

— Холодно? — спросил Сэм.

Фиона слегка укусила его в шею, потом закинула голову и посмотрела ему в глаза.

— Жарче не бывает. Его глаза потемнели.

— Если ты будешь говорить так, мы никогда не доберемся до спальни.

Она подарила ему самую чувственную улыбку из своего прискорбно малого арсенала.

— А кто сказал, что мы должны делать это в спальне?

Сэм неторопливо запустил руки под резинку трусиков, обхватил ее ягодицы и привлек Фиону еще ближе.

— Ты выдумщица. Это мне нравится.

Она выгнула спину и прижалась задом к его теплым мозолистым рукам.

— Гм-м... — промурлыкала Фиона, когда пальцы Сэма слегка сжали ее плоть. — А что еще тебе нравится?

— Фантазии. Расскажи мне свои фантазии.

Она бы поделилась с ним, если бы было чем делиться. Но Фиона не хотела признаваться в убогом воображении, в котором до сих пор так и не возникло ни одной непристойной картины.

— У меня есть идея получше.

Руки Сэма спускались вниз, мучительно медленно подбираясь к промежности. Он наклонил голову и нежно прикусил мочку ее уха.

— Рассказывай.

Горячее дыхание коснулось ее уха в тот момент, когда его пальцы начали ласкать ее влажные кудри. Эти ласки были такими легкими, что Фиона не могла отличить реальность от тех самых фантазий, о которых ему хотелось поговорить. Какие могут быть разговоры, если все внутри напряглось и заставляет прижиматься к его умелым рукам?

Она немного отстранилась и потянулась к заколке, все еще скреплявшей волосы. Видя, что Сэм следит за ней, Фиона осторожно расстегнула заколку и бросила ее на ковер рядом с одеждой и туфлями. Потом слегка тряхнула головой, и волосы рассыпались по ее плечам.

— Лучше продемонстрируй мне свои собственные фантазии, — негромко сказала она.

Грешное пламя, загоревшееся в глазах Сэма, заставило ее затаить дыхание.

— Сегодня ночью моя фантазия — это ты.

Не успела Фиона осмыслить эту чрезвычайно эротичную фразу, как ладонь Сэма обхватила оба ее запястья. Он прижал Фиону к стене и завел руки ей за голову. Его свободная рука могла делать что угодно. В конце концов, это была его фантазия.

Сэм провел кончиком большого пальца по нижней губе Фионы, затем опустил его и начал ласкать шею. Потом нагнул голову, и его горячие губы, следуя по тропинке, оставленной рукой, прошлись по ложбинке между грудями.

Его горячая ладонь была мозолистой, но ласкала нежно и бережно. Язык, губы и зубы приникали к ее груди так нежно, что кружилась голова.

6

Когда она подумала, что сейчас сойдет с ума от бушевавшего внутри желания, Сэм выпустил ее руки и медленно опустился на колени, продолжая ласкать губами и языком ее разгоряченную кожу. Чтобы не упасть, Фиона оперлась ладонями о стену. Он запустил пальцы под резинку и начал медленно спускать с нее трусики, целуя обнажавшиеся места с благоговением, от которого у Фионы сжалось сердце.

Когда трусики оказались на полу, Сэм провел ладонями по ее голеням и начал поглаживать ляжки. Ощущение было столь острым, что Фиона едва не потеряла сознание.

Потом он раздвинул ей ноги так бережно, словно Фиона была тепличным цветком. А когда притронулся к губкам и ввел во влажные глубины палец, все внутри напряглось еще сильнее. Желание стало нестерпимым.

Фиона затаила дыхание, потом судорожно выдохнула и издала гортанный стон, удививший ее саму. Ощущения опережали мысли. Под кожей заструились потоки мошной энергии; желание заставило ее податься вперед... к...

Она закрыла глаза и забыла о реальности, оставшейся за запертой дверью. Сегодня ночью ей предстоит путешествие в заоблачные края... если не подведет тело.

Но тут мысли окончательно покинули ее и остались только ощущения.

Возбуждение. Поглаживания пальцев. Блаженное напряжение. Прикосновения губ к влажным волосам. Огонь внутри. Язык, описывающий круги вокруг самого чувствительного места...

Она испытала все это и умирала от желания испытать большее.

— Не останавливайся, — прошептала Фиона.

Он тут же превратил горевший внутри костер в геенну огненную. Языки пламени, лизавшие тело, заставили ее качнуться к нему... к...

Сэм остановился.

У Фионы подломились колени, но его руки не дали ей упасть. Она широко открыла глаза.

Он остановился?

— Нет! — яростно, крикнула она и потянулась к его плечам, но Сэм уже встал. — Нет, — повторила она, готовая умолять Сэма, закончить начатое. Как он это сделал? Она была близка к оргазму. Во всяком случае, ближе, чем когда бы то ни было. Черт побери, она же просила его не останавливаться!

У него хватило духу улыбнуться.

— Почему?

Фиона открыла рот и уставилась на него, чувствуя, что сердце колотится о ребра.

— Почему? — наконец повторила она как попугай. Неужели это нужно объяснять? Он что, тупой?

— Почему? — кивнул он.

Если этот тип сейчас наклонится за рубашкой, она даст ему пинка в зад.

— Потому! — Конечно, ответ был не самый умный.

Сэм улыбнулся еще шире и крепко поцеловал ее в распухшие губы.

— Потому что ты была близка к оргазму?

Фиона смерила его подозрительным взглядом. Что за игру он затеял?

Одна рука Сэма погладила ее обнаженное бедро, вторая поднялась и бережно отвела в сторону волосы Фионы, потемневшие от пота.

— Все еще хочешь знать, так ли это хорошо, как тебе рассказывали?

Если бы он не остановился, она сама узнала бы ответ на свой вопрос.

— Ожидание, — сказал он в ответ на упрямое молчание Фионы. — Не просто получение физического удовольствия, на смену которому приходит облегчение, но нечто такое, что усиливает все твои чувства.

— Если бы мне была нужна словесная модель, я бы прочитала книгу или сходила на лекцию, — буркнула Фиона.

— Каждое нервное окончание в твоем теле оживает, а потом взрывается, — словно не слыша ее, продолжил Сэм. — Жидкое тепло, медленно заполняющее твое тело, это вещь чисто физическая. Но для полного сексуального удовлетворения нужно потерять рассудок. Вот что такое настоящий полный оргазм.

— Я была бы согласна и на половину.

Сэм улыбнулся, провел ладонью по ее плечу и предплечью, а потом их пальцы переплелись.

— Фиона, я мог бы заставить тебя кончить, но это было бы всего лишь физиологией.

— Ты действительно хочешь добраться туда, где не бывал еще ни один мужчина? — Она заставила себя засмеяться, несмотря на острое разочарование. — Чтобы попасть на южный полюс, тебе придется пересечь Антарктиду. Но мужчины плохо ориентируются на этой местности.

Сэм улыбался и не подавал виду, что его задел ее сарказм. Фиона ничего не могла с собой поделать. Его сексуальность, была слишком вызывающей.

Он поднес ее руку к губам и снова повторил фокус с прикосновением языка к запястью.

— Обещаю, — низко, звучно и чувственно сказал Сэм. — Я дам тебе все, о чем ты мечтала.

...Сэм никогда не встречал более рассудительной женщины. Как и женщины, менее стеснявшейся собственного тела. Обнаженная Фиона стояла в дверном проеме; свет, пробивавшийся из ванной, обрисовывал ее силуэт.

Он в жизни не испытывал большего возбуждения. Пятнадцать минут назад он прервал любовную игру вовсе не потому, что ему захотелось прочитать Фионе лекцию. Нет, он боялся потерять контроль над собой. Именно это заставило его предложить Фионе перейти в спальню.

— Не знаю, сможем ли мы воспользоваться этими презервативами, — сказала она.

Если бы он не остановился, то совершил бы самую грандиозную и постыдную ошибку и овладел бы ею без всяких предосторожностей. Сэм был достаточно опытен и понимал, что окончательно потерявшая голову Фиона не стала бы возражать против этого.

— Почему? Они что, старые? — Сэм прижался спиной к изголовью и прикрылся простыней.

Фиона повернулась к свету, посмотрела на коробочку, сдула с нее пыль и чихнула.

— Сколько им месяцев? — Сэму понравилось, что коробочка с презервативами стояла у нее в ванной так давно, что покрылась пылью. Это льстило его самолюбию.

— Шесть, — пожав плечами, ответила она. — Может быть, восемь. Ты не включишь лампу?

Сэм щелкнул выключателем и поймал брошенную ему коробочку одной рукой. Фиона забралась на кровать и раздвинула ему ноги так, словно делала это всегда. После их предыдущих ласк стыдливость была бы ханжеством.

— Там не написано, за какое время они высыхают? — Он положил коробочку на тумбочку, рядом с будильником.

— Ну, срок годности у них не такой, как у холодильника, но за пару лет ручаться можно.

Сэм положил ладони на ее бедра и привлек к себе.

— Что еще ты хочешь обсудить? — спросил он, хотя в данный момент беседа ему была нужна меньше всего на свете. Сейчас для него самым главным был первый оргазм Фионы.

От лампы с абажуром лился мягкий розовый свет. В зеленых глазах Фионы плясали озорные искорки. Она колыхнула грудью и подобралась ближе. Член Сэма тут же напрягся и запульсировал.

Фиона негромко застонала и потерлась о него через простыню.

— Какие-то вопросы у меня были, но сейчас я предпочитаю чувствовать.

Сэм, всегда готовый пойти женщине навстречу, провел ладонью по ее спине снизу вверх и слегка нажал на затылок. Фиона прильнула к нему, и Сэм уткнулся губами в ее шею.

— Расскажи, что бы ты хотела почувствовать. — Он коснулся языком нежной впадинки на шее, и Фиона затрепетала в его объятиях.

Она встала на колени и рывком сдернула разделявшую их простыню. Когда никаких преград не осталось, Фиона приподнялась, потерлась промежностью о кончик его члена и издала негромкий удивленный стон. Потом неуверенно повторила это движение, ахнула от удовольствия, и Сэму пришлось сосчитать до десяти, чтобы не потерять контроль над собой.

— Я хочу еще раз ощутить это, — сказала она, чувственно двигая бедрами. Сэм сосчитал до двадцати.

— Все тугое и горячее. Этап покалывания миновал. — Она затаила дыхание, затем выдохнула и испустила еще один довольный стон. — Я хочу, чтобы стало еще влажнее. Влажнее и жарче.

Когда она опустилась и стала тереться о его член, у Сэма задергались бедра. Физически Фиона была готова принять его, но он хотел большего. Хотел, чтобы Фиона забыла обо всем, кроме него и того наслаждения, которое он мечтал ей подарить.

А разве он сам сегодня ночью не желал забыть обо всем на свете? По его венам струилось пламя. Тело требовало облегчения и подгоняло сознание к той точке, после которой все потеряет для него значение, кроме этой невероятно чувственной женщины, сводящей его с ума.

Он схватил Фиону, опрокинул навзничь, лег на нее сверху и прорычал:

7

— С удовольствием!

Сэм был уверен, что без труда возбудит ее. Он пустил в ход губы и руки; негромкие стоны, музыкой звучавшие в его ушах, доказали, что он прав. Сэм широко раздвинул ей ноги, собираясь проникнуть глубже, чем в прошлый раз. Бедра Фионы инстинктивно приподнялись; она явно желала большего. И он дал ей это большее. Сначала ввел в нее один палец, затем два, провел языком по влажным губкам, а затем приник к самому чувствительному месту.

Тихие стоны Фионы сменились громкими криками; ее наслаждение возрастало с каждым движением мужских пальцев и языка. Ее тело было полностью готово. Сэм чувствовал, что она стремится достичь удовлетворения, но не желал заканчивать ее эротическое путешествие, хотя сам терпел из последних сил.

Он возбуждал ее, заставлял кричать, а потом осторожно отстранялся. Ноги ее дрожали, мышцами она сжимала его пальцы, но Сэм все еще не давал ей ощутить облегчение, к которому она так отчаянно стремилась. Он прижал Фиону к матрасу, чтобы сменить ритм, дать ей спуститься на землю, а потом снова воспарить ввысь.

Ожидание убивало его. Он испугался, что кончит сразу же, как только овладеет ею. Но сил сдерживаться больше не было. Он быстро надел презерватив и лег на нее. Потом осторожно поднял ее ногу и положил к себе на плечо, чтобы заставить Фиону полностью раскрыться. И только после этого медленно вошел в нее.

— Да-а-а... — простонала Фиона.

Она подняла бедра и целиком приняла его в себя. Внутри у нее было туго и влажно. Он раз за разом вонзался в нее, приближая к оргазму и Фиону, и самого себя. Ее стоны становились громче с каждым движением, тело извивалось, руки комкали простыню.

Наконец она испустила негромкое животное рычание, вырвавшееся из самой глубины ее существа. Ее мышцы судорожно сжались, стиснув его, и Сэм едва не потерял контроль над собой.

— Открой глаза, — приказал он, когда ее ресницы затрепетали и сомкнулись. — Смотри на меня, Фиона.

Она подчинилась, и Сэм как зачарованный следил за тем, как к читавшейся в ее глазах страсти присоединились изумление и суеверный страх. Тело Фионы свело сладостной судорогой.

— Да! — вскрикнула она, испытав оргазм и сжав кольцом мышц его член. — Ох, Сэм... Да!

Этих слов было достаточно, чтобы порвать цепи, в которые заковал себя Сэм. Он еще раз глубоко вонзился в нее, и его затопила волна наслаждения...

Прошло немало времени, прежде чем он снова начал ощущать окружающий мир. Острый, мускусный запах любви. Лежащее под ним тело Фионы, покрытое испариной. Ее едва слышный плач.

Сэм сполз с нее и привлек к себе. Как только она прижалась к его боку, он взял простыню и накрыл их обоих.

— Фиона, извини. Я сделал тебе больно, да?

— Нет. — Она шмыгнула носом. — Просто... — У нее сорвался голос, и затряслись плечи.

Встревоженный Сэм взял Фиону за подбородок и с удивлением увидел, что ее глаза полны слез.

— Ты что?

Она едва заметно улыбнулась.

— Не могу найти слов. Это было... Фиона вздохнула и прижалась к нему. — Невероятно. Совершенно невероятно.

...В щели жалюзи пробивался слабый утренний свет. Сэм стоял в изножье двуспальной кровати и следил за безмятежно спавшей Фионой. Она лежала на боку, обнимая его подушку. Это зрелище вызвало у него благоговейный страх и желание бежать со всех ног.

Желание бежать он понимал и даже одобрял. Но страх заставлял его нервничать.

Внимание Сэма привлекли красные цифры, замерцавшие на будильнике. Нужно идти, иначе он опоздает. Но он не мог собраться с силами, чтобы сделать это. Мысль о том, что Фиона проснется в его отсутствие, почему-то огорчала его. Не потому ли, что ночью он еще дважды занимался с ней любовью, но так и не смог насытиться?

Эта женщина так сексуальна, что ею хочется овладевать снова и снова.

Почему все так сложно?

Нужно уходить отсюда, думал Сэм. Немедленно. Он уже воспользовался ее душем, потому что проспал; до сих пор с ним ничего подобного не случалось. Заехать домой и переодеться, не было времени, иначе он опоздал бы на суточное дежурство. Если поторопиться, он успеет приехать на участок еще до того, как прибудет субботняя смена. Особенно парни, которые вчера были с ним в баре.

Но угроза разоблачения и насмешки не могла заставить его сдвинуться с места. О Боже, как ему хочется остаться с Фионой! Достаточно одной мысли о том, как он разбудит ее и займется с ней любовью, чтобы его тело напряглось. Черт побери, он отдал бы все на свете, чтобы еще раз услышать ее стоны. А потом пусть парни смеются над ним, сколько влезет.

Воспоминание о стонах Фионы заставило его улыбнуться. Он все-таки заставил ее испытать неведомое. Причем несколько раз подряд.

Сэм грустно вздохнул и провел рукой по влажным волосам. Нет, эта женщина не страдает недостатком воображения и знает толк в любви. И все же в ней есть что-то невинное и беззащитное... Странная мысль для человека, который избегает прочных связей.

Нет, он не питал к прочным связям отвращения, характерного для прежнего Бакстера, но и не желал расставаться с холостяцкой жизнью, как недавно сделал их средний брат Морган. Связи у Сэма были, но законный брак его не прельщал. Он не находил в семейной жизни ничего привлекательного. В отличие от подавляющего большинства женщин, с которыми ему приходилось иметь дело.

Да, он вступал в связи, но на своих условиях. Что тоже не нравилось большинству женщин. Все они стремились удержать Сэма и помешать ему, заниматься любимым делом — спасать людей.

Ну же, уходи, подумал он. Уходи незаметно. Не буди сытую женщину, которая зарылась лицом в подушку, еще хранящую твой запах.

И все же он обошел кровать, осторожно сел на край постели, протянул руку и убрал с ее лица прядь волос медового цвета. Потом наклонился и поцеловал ее в щеку.

— Фиона...

Она вздохнула и еще крепче обняла подушку.

— Гм?

Сэм ощутил прилив мужской гордости. В причине ее усталости сомневаться не приходилось.

— Мне пора на работу, — негромко сказал он. — Я хотел бы еще раз увидеть тебя.

Он не лгал. Хотя и думал, что здесь сыграл свою роль ген рыцарства. Фиона не должна считать себя одиночкой.

— Угу... Я тоже, — не открывая глаз, сонно ответила она.

— Может быть, завтра днем сходим в кино, а потом пообедаем? — Нет, рыцарство тут ни при чем. Ему и в самом деле хотелось узнать Фиону поближе.

— Не могу, — пролепетала она и перевернулась на другой бок. — Семейные дела.

— Я позвоню тебе, — сказал Сэм, не уверенный в том, что Фиона его слышала и запомнит этот разговор. Он самодовольно улыбнулся. Слова его она, может, и не вспомнит, но его самого не забудет никогда.

Он заботливо прикрыл одеялом обнаженное плечо Фионы, вышел из квартиры, удостоверился, что захлопнул за собой дверь, и по лестнице сбежал к пикапу, припаркованному у подъезда дома.

И только тогда спохватился, что не знает ее телефона. Ему не пришло в голову спросить не только номер телефона, но и фамилию Фионы. Дверь подъезда, снабженная кодовым замком, уже закрылась, и он не мог посмотреть, что написано на ее почтовом ящике.

Негромко чертыхнувшись, он завел двигатель. Может быть, это знак свыше, что прошедшая ночь должна остаться единственной и им следует держаться друг от друга подальше?

Сэм обвел здание взглядом, увидел цифры из кованого чугуна и несколько раз повторил их, чтобы не забыть.

Потом поехал по пустынной улице, добрался до перекрестка и прочел название на углу. Когда через пятнадцать минут Сэм выехал на скоростную трассу, он был уверен, что небеса ошиблись.

Желание увидеть Фиону еще раз не имело ничего общего с жарким сексом. Уже несколько месяцев он не испытывал такого интереса к женщине. Одного этого было достаточно, чтобы заинтриговать Сэма и заставить его предпринять дальнейшие шаги. Пожалуй, секс тоже сыграл свою роль. Жаркий секс и воспоминание о гордости, которую он испытал при виде страсти, вспыхнувшей в глазах Фионы.

О да, подумал он. Дело стоит того, чтобы продолжить исследование. И не только в постели.

8

ГЛАВА ПЯТАЯ

Подруги несколько недель думали, как лучше провести этот уикенд. Фиона сидела в самой шикарной сауне Мельбурна и думала, что сделать лучший выбор было нельзя. Горячий пар сотворил настоящее чудо. Массаж тоже был очень к месту. Мышцы, о существовании которых она и не подозревала, все еще слегка ныли, напоминая о самой сексуальной ночи в ее жизни. Но благодаря Сэму внутреннего напряжения она больше не ощущала.

Испустив блаженный стон, она закрыла глаза, без усилий представив руки, ласкавшие ее груди, и почувствовав прикосновение языка и зубов к чувствительным соскам.

— Хватит, Фиона, — прервал ее фантазии голос Бесс. — Рассказывай. Мы имеем на это право.

Фиона поправила пушистое махровое полотенце, завязанное узлом на груди, и смерила подруг неодобрительным взглядом.

— Скажите спасибо, что я вообще с вами разговариваю. Сначала напоили меня, а потом взяли на слабо, зная, что я не смогу отказаться...

Сесили громко хихикнула.

— Судя по румянцу на твоих щеках, ты попала в хорошие руки.

О да, руки у него что надо, подумала Фиона. Сэм подарил ей наслаждение, о котором она и не мечтала. Этот мужчина оказался искусным любовником, щедрым и самоотверженным. Он играл на ее теле как на скрипке, зная, где следует ласкать, чтобы доставить ей максимальное удовольствие.

Она отдала бы все на свете, чтобы испытать это удовольствие еще раз.

— Этот человек мог оказаться серийным убийцей, — шутливо сказала Фиона.

— У жертв серийного убийцы не бывает такой довольной физиономии, — возразила Бесс.

— Неправда! — вспыхнула Фиона.

— Сама знаешь, что правда. Так что выкладывай немедленно. — Бесс подтолкнула ее локтем. — Что было дальше?

Землетрясение.

— Он отвез меня домой. — И заставил совершить полет на Луну.

Сесили наклонилась и сложила руки на коленях.

— И?..

— Он целовал тебя? — спросила Бесс.

Фиона откашлялась, чтобы не расплыться в дурацкой улыбке. Он целовал каждый дюйм ее тела, как и обещал. Целовал места, которые мужчины целовали только в прочитанных ею книгах.

— Для начала.

— Для начала? О Господи, рассказывай. Не томи душу, — не вытерпела Сесили. — И только попробуй утаить хоть одну подробность!

Бесс убрала с лица спиральный платиновый локон.

— Я горжусь тобой. — Ее глаза блестели от любопытства. — Ну и как все прошло?

Гордиться тут нечем. Подумаешь, решилась переспать с совершенно незнакомым мужчиной... Не самое умное решение, независимо от результата. Говоря, что Сэм мог оказаться серийным убийцей, она шутила только наполовину. Фиона сама не знала, что на нее нашло, и приписывала свое стремление пуститься во все тяжкие упрямству и излишку спиртного.

И все же я не променяла бы эту ночь ни на что другое, подумала она. В конце концов, я все же испытала настоящий оргазм, а не простое покалывание. Уголок ее рта приподнялся сам собой. Возможно, теперь у нее появится пара сексуальных фантазий...

— Ты пригласила его к себе? — спросила Бесс.

Фиона кивнула.

— Да.

— И сколько он у тебя пробыл? — поинтересовалась Сесили. Всю ночь. Фиона пожала плечами и уставилась в пол.

— Ну... какое-то время.

Бесс недовольно хмыкнула. Не потому, что не одобряла безрассудное поведение подруги, а потому, что хотела услышать пикантные подробности.

— Когда он ушел? — продолжала допытываться Сесили.

Фиона закусила губу. Она не имела об этом понятия и проснулась лишь от звонка Сесили, объявившей, что она будет у Фионы через полчаса. Торопясь привести себя в порядок, Фиона с трудом вспоминала обрывки разговора и не могла понять, что ей приснилось, а что нет.

— Толком не знаю, — призналась она.

— Не верю! — воскликнула Бесс, а затем ахнула. — Так ты сделала это? — Она схватила Сесили за руку. — Ты можешь в это поверить? Она действительно сделала это!

Слава Богу, что они в отдельном номере, мелькнуло у Фионы в голове.

— Ну? — Бесс снова ткнула Фиону локтем. Та подняла глаза к небу.

— Сделала это? Нам что, снова шестнадцать лет? — Да, она уклонялась от ответа, но сомневалась, что такими интимными подробностями следует делиться даже с закадычными подругами. Эта ночь была... особенной.

Сесили наклонилась так далеко, что чуть не свалилась с керамической скамьи с подогревом.

— Ну? Каков он в постели?

Совершенство, подумала Фиона. Абсолютное совершенство.

— Земля тряслась? — поинтересовалась Бесс.

Фиона смущенно засмеялась, потому что подруга словно читала ее мысли.

Но земля действительно тряслась. Как минимум десять баллов по шкале Рихтера. С последующими менее сильными толчками, которые она ощущала во сне. Сэм перевернул ее мир с ног на голову, а потом заставил пересечь галактику и очутиться на седьмом небе, с которого мучительно не хотелось возвращаться на грешную землю. Одного воспоминания о рае было достаточно, чтобы захотеть очутиться там еще раз.

Бесс бросила на нее суровый взгляд.

— Фиона, не увиливай!

— Она просто не умеет делиться! — фыркнула Сесили.

Фиона очень даже умела делиться и, видит Бог, сделала бы это, не задумываясь. Но только с Сэмом.

— Разве у меня нет права кое-что утаить?

— Ты потеряла его в ту минуту, когда призналась, — возразила Сесили. — А теперь колись. Мы должны все знать. Ты трахнулась с ним или нет?

Фиона еле слышно вздохнула. Ну, никакой силы воли...

— Все ясно, — задумчиво сказала Бесс и кивнула. — Тебе повезло. Но как именно?

Когда рассказ закончился, щеки Фионы напоминали цветом свеклу. Но она понимала, что жаркая сауна была тут ни при чем. Бесс и Сесили смотрели на нее, широко раскрыв глаза и подняв брови. В номере воцарилась абсолютная тишина.

Фиона широко улыбнулась, а потом рассмеялась. Наконец-то ей удалось шокировать этих бесстыжих...

— Ты увидишься с ним еще раз? — выйдя из ступора, спросила Бесс.

Сесили бросила на Бесс недовольный взгляд.

— С самого начала подразумевалось, что это будет одна ночь. Зачем ты всегда все усложняешь? Секс ради секса. В этом нет ничего трудного.

Бесс с досадой покосилась на подругу.

— Не все из нас сексуальные революционерки. Некоторым нравится спать с одними и теми же мужчинами.

— По крайней мере, я не кривлю душой. — Сесили улыбнулась и послала Бесс воздушный поцелуй.

Фиона сурово посмотрела на обеих, потом вытянула ноги и откинулась на спинку сиденья.

— Вы очень смешные, но сегодня я не в том настроении, чтобы начинать гражданскую войну. — Сесили и Бесс спорили друг с другом — иногда яростно — еще со школьных времен. Фиона закинула голову, уставилась в потолок, а потом закрыла глаза. — Кажется, он сказал, что хочет увидеть меня еще раз, — сказала она. — Я не уверена, но что-то такое он говорил, когда уходил сегодня утром.

Сесили скептически хмыкнула.

— Ты провела незабываемую ночь, ну и что? Это еще не значит, что тебе нужно начинать искать простыни с монограммами!

Я даже не знаю фамилии Сэма, так что подобная опасность мне не грозит. Не знаю, где он живет и кем работает. Конечно, это не имеет значения, но все же было бы приятно узнать о нем кое-какие подробности.

Судя по внешности, Сэму немного за тридцать. Иными словами, он всего на несколько лет старше ее самой. На женатого он не похож, но может состоять в разводе и иметь полдюжины сыновей, которым не терпится пойти по стопам папочки.

А вдруг Сэм чопорный консерватор? Что он подумает о такой беспутной женщине, как она? Или зануда? Нет уж, спасибо. От зануд ее выворачивает наизнанку.

Хронический трудоголик? Еще хуже. Этого она не вынесла бы. Брак родителей рухнул на ее глазах, потому что отца никогда не было дома. Просто чудо, что он явился в суд на свой бракоразводный процесс.

— Нет, — наконец сказала Фиона. — Сесили права. Это была связь на одну ночь. — Она выпрямилась и серьезно посмотрела на подруг. — Первая и последняя. Тем более что я не знаю, как его найти.

9

— Через справочное бюро, — подсказала Бесс.

Фиона поморщилась.

— Не могу.

— Еще как сможешь, — ответила Бесс. — Поднимешь трубку и наберешь номер.

— Дело не в этом. Я не знаю его фамилии, — объяснила Фиона.

Тут отвисла челюсть даже у сексуально продвинутой Сесили.

— Хочешь сказать, что ты переспала с парнем, испытала первый в жизни неслыханный оргазм и даже не узнала, как его зовут?

— На самом деле их было три, — хмуро ответила Фиона. — Или четыре... — Их наверняка было бы четыре, если бы Сэм вовремя не убрал руку. — Нет, точно три.

Хотя Сэм безбожно дразнил ее, но насчет ожидания он не лгал. Когда она, наконец, испытала оргазм, то была так ошеломлена, что заплакала. А потом заснула в его объятиях, сытая до изнеможения. Вскоре Сэм разбудил ее поцелуем, и они снова занялись любовью. На сей раз неторопливо и чарующе медленно, но земля тряслась еще сильнее, чем в первый раз. Потом уже она сама разбудила его. Их совокупление было таким первобытным и стихийным, а оргазм таким сильным, что Фиона чуть не взорвалась.

Сесили щелкнула пальцами, привлекая внимание Фионы.

— Фамилия?

— Об этом и речи не было, — смущенно призналась Фиона. — Послушай, это неважно. Мы отлично провели время, вот и все. Я больше никогда его не увижу, так что это не имеет значения. А теперь давайте сменим тему, ладно? Обсудим карьеру Бесс или то, почему у нашей дорогой Сесили сегодня кислое настроение.

— У нее всегда кислое настроение. — Бесс улыбнулась. — А у меня действительно есть новости. Могу тебя обрадовать: мне предложили читать закадровый текст, для нескольких коммерческих клипов.

Новый предмет для дискуссии действительно обрадовал Фиону.

— А что с мультфильмом, который тебе предложили озвучивать на прошлой неделе? — спросила она.

Бесс хотела стать актрисой с тех пор, как Фиона ее помнила. К несчастью, объектив камеры заставлял ее цепенеть, что обнаружилось после первых же проб. Но, к счастью, звукооператорам нравился ее голос. Бесс прилично зарабатывала, озвучивая тридцатисекундные рекламные ролики или документальные фильмы. Но Фиона знала, как важна для Бесс аудитория. Озвучивание мультфильма очень много значило не только для финансового положения подруги, но и для ее дальнейшей карьеры. Бесс покачала головой, и ее завитые локоны запрыгали, как чертики на веревочке.

— Пока ничего. Нужно подождать три дня.

Фиона недоуменно нахмурилась. Разве Бесс только что не сказала, что получила предложение озвучить несколько рекламных клипов? Это как минимум месяц тяжелой работы...

— Бесс... — В голосе Сесили снова послышалось нетерпение. — Ради Бога, о чем вы говорите?

— Он позвонит ей через три дня, — объяснила Бесс таким тоном, словно разговаривала с тупицей.

— Она права, — подтвердила Сесили, кивком показав на Бесс. — Это дурацкое мужское правило. Даже если парни очень заинтересованы, они все равно ждут три дня, прежде чем позвонить.

Фиона снова закинула голову, закрыла глаза и выгнула спину, пытаясь снять напряжение с мышц.

— Я не давала ему номера своего телефона, так что говорить об этом не имеет смысла. Инцидент исчерпан, тема закрыта.

— Только один вопрос! — взмолилась Сесили. — Кто был прав, я или Бесс?

Фиона тяжело вздохнула.

— Ты о чем?

— Нос или руки?

Фиона расхохоталась, потом выпрямила руку и раздвинула пальцы.

— От основания ладони до кончика среднего пальца, — широко улыбнувшись, сказала она.

Сэм положил трубку и сунул в бумажник кредитную карточку. Продавца цветочного магазина не слишком обрадовало, что Сэм сделал заказ, не зная фамилии Фионы. Как и то, что Сэм попросил указать на сопроводительной открытке только номер его телефона. Малый испустил несколько тяжелых вздохов, но он был не настолько глуп, чтобы отказаться принять заказ на три дюжины розовых роз.

Идея с цветами была несколько старомодная, но Сэм не собирался от нее отказываться. По его мнению, ничто не действует на женщин сильнее роз. Разве что драгоценности. Он ни на секунду не сомневался, что Фиона поймет, кто их прислал. Теперь ей предстояло решить, стоит им увидеться еще раз или нет. Он сделал только одно: послал тридцать шесть доказательств того, почему Фиона должна позвонить ему.

Субботнее дежурство выдалось относительно спокойным, и Сэм воспользовался тишиной, чтобы немного вздремнуть. За день поступило всего несколько вызовов, для которых вполне хватило двух нарядов спасателей.

Остальные после проверки оборудования и транспортных средств уселись в общей комнате перед большим телевизором и начали смотреть футбольный матч.

Ребята не приставали к нему с насмешками — все были слишком подавлены гибелью Мака во время пожара в Мадинге восемь дней назад. В понедельник на голову Сэма должны были свалиться типы из Управления охраны труда. Большие шишки всегда вмешиваются, когда кто-то погибает, но Сэма ничуть не радовало, что по его душу явятся зануды и книжные черви, понятия не имеющие, что такое тактика. Ни одна чрезвычайная ситуация не похожа на другую. Спасатель действует благодаря инстинкту, развившемуся за годы учебы и работы; этому искусству невозможно научиться, читая инструкции.

Футбольный матч не вызвал у него интереса. Удивляться не приходится. Если Сэм не думал о Фионе, его мысли снова и снова возвращались к пожару, который стоил Маку жизни.

Пытаясь отвлечься, он вышел из общей комнаты и прошел в дежурку. Морган и его напарник Рей Грант, только что вернувшиеся с вызова, снимали с себя форму и клали на место неиспользованные медикаменты.

Сэм прислонился плечом к дверному косяку.

— Поздравляю с возвращением в ад, — сказал он брату, который провел медовый месяц на островах Тонга.

Морган оторвался от ящика с бинтами и серьезно ответил:

— Могло быть и хуже. — Потом толчком закрыл ящик, выдвинул следующий и оглянулся на напарника. — А где четыре одноразовых шприца?

Рей с силой хлопнул себя по лбу.

— Я так и знал, что что-то забыл!

— Как себя чувствует Хоуп? — спросил Сэм. Жена Рея была беременна.

— Слава Богу, ее утренняя тошнота закончилась, — ответил Рей. — Еще немного — и я бы почувствовал себя виноватым.

Потом Рей пошел к машине, оставив Моргана и Сэма наедине.

— Он превратился в настоящего слюнтяя, — сказал Морган, убедившись, что Рей не слышит. — Боюсь, со мной случится то же самое, если Джессика станет кланяться фарфоровому богу по двадцать четыре часа семь дней в неделю.

Сэм не сомневался в этом ни секунды. Он был уверен, что вскоре Морган испытает это на собственной шкуре. Ему было заранее жаль свою невестку. Сердце у Моргана доброе; в конце концов, он начнет страдать не меньше, чем Джессика, и бедняжке придется его утешать.

Хвала небесам, самому Сэму это не грозит. С него вполне хватает теоретических знаний о беременности и родах, которых требует инструкция. Он видел достаточно родов в дороге и понимал, что это не пикник. Как для матери, так и для отца.

Морган откашлялся.

— Что-то вид у тебя неважнецкий... Поздно лег?

Невинный тон брата не обманул Сэма.

— Слухи распространяются быстро.

— Разве можно молчать, когда старину Сэма подцепляет какая-то красотка?

— Сплетнями развлекаются только недоумки.

Морган пожал плечами и усмехнулся.

— Это куда интереснее правды... Ну что, будем признаваться или играть в молчанку?

Сэм отошел в сторону, увидев Рея, тащившего несколько коробок с лекарствами.

— И не собирался, — ответил Сэм. Морган взял у Рея коробки и поставил их на стол.

— Мы с Бакстером тоже не собирались, но ты всегда нас раскалывал.

Как только Рей снова пошел к машине, Сэм сложил руки на груди и снова прижался плечом к косяку.

— Потому что я старше, умнее и красивее. Морган рассмеялся, а потом покачал головой.

— Старше — не спорю, а вот все остальное — вряд ли. Что, сильно разобрало?

Конечно, Моргану можно доверять. Более того, он этого заслуживает. Но это не значит, что Сэм имеет право размякать так же, как делали братья, когда он выпытывал у них подробности. Да, они считают его слишком властным и любопытным, но он всегда заботился о них. Бакстер и Морган — это его семья. Он приглядывал за ними с десяти лет. Конечно, теперь братья выросли, но это дела не меняет.

10

— Не очень, — сказал Сэм, сделав бесстрастное лицо. — Я кое-кого встретил, и мы неплохо провели время. Все, конец истории. — Он не возражал бы против повторения. Частого повторения.

Морган сунул вернувшемуся Рею пригоршню одноразовых шприцев.

— Ты присутствовал при этом? — спросил он напарника.

— Конечно, — хихикнул Рей. — У него глаза на лоб полезли.

Сэм выпрямился и сунул руки в передние карманы форменных брюк.

— Ну, вы, гении, с чего вы это взяли?

— Достаточно было двух слов. — Морган поднял в воздух два пальца. — «Конец истории». — Он посмотрел на Рея. — Ты когда-нибудь слышал, чтобы он говорил «конец истории»?

Грант сунул шприцы в ящик.

— Никогда.

Морган торжествовал.

— Значит, тебя сильно разобрало. — Он потянулся за остальными коробками, принесенными Реем. — Признавайся.

Сэм пожал плечами, уверенный только в том, что снова хочет лечь с Фионой в постель. Причем, как можно скорее.

— Сначала ты, — сказал Рей Моргану, выходя вслед за ним из кладовки. — Потом Бакстер, а теперь Сэм. Мужики семейства Аллардайс тонут быстро.

Сэм слегка попятился.

— Идите, идите... — Но расстояние не помогло ему избавиться от тревожных мыслей. Он не утонет. Не станет жертвой болезни, которая поразила Моргана и, похоже, даже Бакстера. — Мы хорошо провели время, вот и все. И будут хорошо его проводить, пока у Фионы хватит сил терпеть его. Да, его зацепило, но какого мужчину не зацепила бы фантастическая ночь, проведенная с такой женщиной? Много лет назад Сэм поклялся, что никто и ничто не встанет между ним и теми, кого он любит. А Фиона не исключение.

Когда его мать, тоже спасатель, погибла при исполнении служебных обязанностей, их старик махнул рукой на все, что прежде имело для него значение: карьеру, детей и даже собственную жизнь.

Первые месяцы Сэм боялся отца и приступов его пьяного гнева. Но, когда Хью Аллардайс выходил из запоя, он погружался в глубокую депрессию, и вскоре страх Сэма перешел в презрение. По его мнению, каждый раз, когда отец топил горе в вине, — а происходило это часто, — он предавал память Коры Аллардайс.

В то время Морган и Бакстер были слишком маленькими и не помнили, как их родители ссорились из-за профессии, выбранной матерью. Кора была сильной женщиной и не пасовала ни перед мужем, ни перед начальством, которое не хотело, чтобы она участвовала в ликвидации чрезвычайных ситуаций. Мать погибла как герой. Сэм и тогда и теперь был убежден, что она заслуживала куда большего, чем постоянное ворчание мужа, недовольного ее борьбой за свои права.

— Эй, Сэм... Сэм!

Сэм заставил себя прогнать мысли о прошлом (как делал двадцать с лишним лет, когда его начинали душить воспоминания), посмотрел на брата и увидел его мрачное лицо.

Морган кивнул на Рея.

— Что он имел в виду, когда сказал «потом Бакстер»?

Рей застонал и спрятал глаза.

— Не обращай внимания.

— О чем он говорит? — спросил Морган Сэма.

— Бекки Бадд, — напомнил Сэм. Он начал подозревать, что между младшим братом и Бекки что-то происходит, когда Бакстер пригласил девушку на свадьбу Моргана. — Это может быть серьезно.

— Бакстер? — Морган расхохотался и прижал руку к груди. — Наш Бакстер? Бакстер, который живет в спальне с вращающейся дверью?

Эта новость удивила Сэма куда меньше, но приходится учитывать, что Моргана сильно отвлекал роман с Джессикой.

— Он самый.

Морган негромко присвистнул.

— Будь я проклят!

Рей присел на корточки.

— Похоже, он тоже здорово втрескался.

Морган покачал головой.

— Ни в коем случае. Только не Бакстер! — Он снова засмеялся. — Женщины — это его хобби. Помните, как он дал маху и пригласил к себе двух девушек, назначив им свидание в одно и то же время?

Рей улыбнулся и поднял лохматые брови.

— Да, и обе остались ночевать. Везет же некоторым!

— В последнее время это не так, — ответил обоим Сэм. — После знакомства с Бекки, все как рукой сняло.

Рей положил руки на колени и кивнул.

— Я слышал, что Бакстер ни с кем не встречался даже в те две недели, когда они с Бекки не разговаривали.

Морган провел рукой по волосам.

— Просто ужас, что может случиться с человеком за три недели.

Сэм смерил Рея суровым взглядом.

— Что тебе известно?

Тот поднял руки, показывая, что больше не скажет ни слова.

— Поговори с ним сам.

Морган подошел к Сэму, и они устремились в атаку.

— Мы разговариваем с тобой.

— Кончайте, ребята, — принялся защищаться тот. — Я дал Пороху слово, что буду молчать.

— А я даю слово, что размажу тебя по стенке, если не расколешься, — сказал Морган. Конечно, это была только угроза, однако Рей все же попытался сдержать улыбку.

— Ладно, так и быть. Но только потому, что мы напарники.

Морган нахмурился.

— Ближе к делу, Рей.

— Сегодня Порох сказал, что Бакстер просил Джуди сходить с ним к ее ювелиру. — Рей перевел взгляд с Моргана на Сэма.

Сэм равнодушно пожал плечами.

— Это может значить что угодно.

Рей задумчиво покачал головой.

— Нет, парень. Ему нужно обручальное кольцо.

Эта новость застала Сэма врасплох. Конечно, Бакстер неравнодушен к Бекки. Сэм плохо знал ее, но эта девушка не похожа на других подружек его младшего брата. Неужели Бакстер решился?..

— Ты ведь не думаешь, что он собирается жениться, правда? — спросил он Моргана.

Брат возвел глаза к небу.

— Старик, я понимаю, что в таких вещах ты не разбираешься, но люди поумнее, считают тебя полным ослом.

— Морган, она беременна, — сказал Сэм. Он не мог смириться с мыслью, что Бакстер станет семейным человеком. Мысль о прочной связи его младшему брату была чужда.

Морган помрачнел.

— Ну и что?

— Но не от Бакстера. Зачем ему нужна такая ответственность? — возразил Сэм. В отличие от Моргана Бакстер не герой. Он не спасает женщин, как Морган, а коллекционирует их. Довольно трудно представить себе, что Бакстер способен, на прочную связь. Но жениться на женщине с чужим ребенком? Это, не лезет ни в какие ворота.

— По-твоему, это многое меняет?

Сэм на мгновение задумался. Может быть, и нет. Самое главное — это чтобы брат был счастлив. Что ж, теперь, когда Морган женился, а Бакстер, кажется, тоже готов продать себя в рабство, он умывает руки.

— Наверное, ты прав, — наконец ответил Сэм, ломая голову над тем, какой вирус поразил его братьев почти одновременно.

— Конечно, прав. Но прежде чем ты начнешь всюду совать свой нос, давай прижмем к стенке Пороха, — предложил Морган.

— Зачем? — нахмурился Сэм. — Что он сделал?

Если бы тощий фельдшер посмел обидеть Джуди Батлер, ему пришлось бы держать ответ перед всеми тремя братьями. Джуди и Бакстер были одногодками и лучшими друзьями с тех пор, как Бакстер раздавил велосипедом ее куклу, а она за это дала ему в глаз. Лет в пятнадцать она стала настоящим бедствием, решив, что влюбилась в Сэма. Но даже это не повлияло на его чувство к ней. Джуди была своей, а своих Сэм привык защищать.

Не ожидая объяснений, Сэм устремился в общую комнату. Нужно напомнить Пороху, что с Джуди следует обращаться осторожно. Морган и Рей пошли следом.

— Тебе не кажется, что он сегодня слегка не в себе? — театральным шепотом сказал Морган напарнику.

Рей хмыкнул.

— Похоже, он думает о чем то другом.

— Точнее, о ком-то.

Сэм обернулся и смерил обоих угрюмым взглядом.

— Эй, клоуны, вы про что?

Морган посмотрел на него с жалостью, как на несмышленыша.

— У Джуди никогда не было своего ювелира.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Фиона пошевелила пальцами, издала довольный вздох и аккуратно поставила замшевые туфли рядом с кроватью: нужно было проветрить их, прежде чем класть в коробку. Она больше никогда не сравнит секс с парой туфель, снятых после долгого дня. Как говорится, дистанция огромного размера...

Она встала и пошла к шкафу за любимым тренировочным костюмом. Перед зеркалом в большой хрустальной вазе стояли присланные Сэмом розы. Три дюжины самых бледных розовых роз, которые ей доводилось видеть. Фиона вдохнула изысканный аромат, наполнивший комнату. Мужчины и раньше дарили ей цветы, но обычно она получала букеты только по особым случаям. Например, в день рождения.

11

Слава Богу, цветы доставили, когда она была одна. После утра, проведенного в сауне, последовал поздний ланч, а затем Сесили развезла подруг по домам. По дороге Фионе пришлось выслушать романтические бредни Бесс и еще одну циничную речь сексуальной революционерки.

Цветы ясно говорили, что Сэм хочет увидеться еще раз. Фиона оценила щедрость поклонника, но не обманывалась на его счет. Сэма привлекает секс, а не желание лучше узнать ее.

Невероятный, ошеломляющий секс, но всего лишь секс...

Правда, эта мысль не слишком огорчала ее. Во-первых, Фиона наслаждалась каждой проведенной с ним минутой; во-вторых, она и сама не искала прочной связи. В один прекрасный день появится мужчина, с которым она захочет связать жизнь, но это не Сэм.

Несмотря на отсутствие иллюзий, относительно его намерений, следует соблюдать вежливость — так уж ее воспитали. Нужно позвонить ему и поблагодарить. Поблагодарить, вот и все.

Фиона переоделась, вынула из пластика сопроводительную открытку, прошла в спальню, посмотрела на телефон и закусила губу.

Секунду помедлив, она решительно взяла трубку и набрала номер.

— Привет. Это Фиона. — Она пыталась говорить спокойно и уверенно, но на самом деле сильно нервничала.

— Я надеялся услышать тебя.

Тон у Сэма был довольный, но она недостаточно знала этого человека, чтобы отличить любезность от искреннего интереса.

— Я только что вернулась с дня рождения.

— Со своего?

— Ишь, какой хитрый! — засмеялась она.

— Пытаюсь, — ответил Сэм. — А когда у тебя день рождения?

Мужчины, интересующиеся только сексом, таких вопросов не задают... Фиона слегка оттаяла.

— Если ты спросишь, какой у меня знак зодиака, я повешу трубку. — Фиона услышала шуршание бумаги. Он читает газету? Нет, скорее комикс.

— Да, это слишком банально, — со смешком ответил он.

— Как и цветы. Но они красивые. — Она откинулась на гору подушек. — Именно за этим я и звоню. Спасибо, Сэм.

— Мне нравится слышать, как ты произносишь мое имя.

Можно было либо пропустить эти слова мимо ушей, либо продолжить флирт. Конечно, продолжить, подсказал внутренний голос.

— Особенно приятно оно звучало в пятницу вечером, — добавил Сэм.

Как будто ей требуется напоминание... Фиона закрыла глаза и тут же открыла их снова, борясь с эротическими воспоминаниями.

— Угу, — пробормотала она, начиная чувствовать возбуждение. Ее решимость таяла на глазах. — В пятницу вечером или в субботу утром?

— Утром. — Голос Сэма стал хрипловатым. И сексуальным. — Как насчет обеда?

Фиона рывком выпрямилась.

— Сейчас? — Неужели он читает ее мысли?

— Еще и семи нет. Если ты сыта, можем ограничиться десертом.

Кто из них будет этим десертом? У Фионы подскочил пульс.

Да, она сама пригласила Сэма к себе, но это вовсе не значит, что она легкая добыча.

— Знаешь, звучит заманчиво, но я не могу.

— Другие планы? — В голосе Сэма прозвучало разочарование.

Неужели он действительно хочет увидеться?

— Честно говоря, я без сил, — солгала Фиона. Она еще никогда не ощущала такого прилива энергии. — Праздновала день рождения племянников. У моей старшей сестры двое близнецов. Ты можешь представить, на что способна дюжина пятилетних мальчишек? Они тараторят со скоростью сто слов в минуту, а шум стоит как на концерте «Металлики».

— Могу, — ответил он.

Интересно, откуда? Личный опыт? Фиона снова подумала о полудюжине маленьких Сэмов, идущих по стопам отца.

— А как насчет завтрашнего вечера? — спросил он. — Я освобожусь в шесть. Семь часов подходит?

Похоже, он и в самом деле хочет видеть ее...

— Подходит, — сказала Фиона. Посещение 5-го участка не сулит ей ничего хорошего. Может, обед позволит отвлечься от неприятных мыслей... — Завтра у меня тяжелый день, так что это может оказаться очень кстати.

— Что именно тебе предстоит?

Искренний интерес, прозвучавший в голосе Сэма, заставил ее улыбнуться.

— Новое задание, которое мне не по душе, — сказала она. — Нужно к нему подготовиться, а я совершенно измучена.

— Могу помочь.

Этот человек умеет обольщать. Хотя Фиона и не знала, что им руководит, но соблазн слишком велик.

— Я отдала бы полцарства за массаж спины.

— Я кладу руки тебе на плечи. Ты их чувствуешь?

Она закрыла глаза, отмахнулась от внутреннего голоса и дала волю фантазии.

— Да.

— Мои ладони смазаны ароматическим маслом. Ты ощущаешь, как они скользят по твоей коже? Чувствуешь, как они спускаются по спине?

У Фионы захватило дух.

— Ниже... — Сэм сделал паузу. — Еще ниже. Еще один дюйм, и это станет опасно...

Она откашлялась.

— Расслабься, Фиона, — промурлыкал Сэм ей на ухо. — Расслабься и представь себе, что мои руки гладят твои бедра.

Фиона громко вздохнула. Плевать на бедра. Она прекрасно знает, к чему должны прикасаться его руки. Внизу живота возникла сладкая боль.

— Спокойной ночи, Фиона.

Услышав щелчок, за которым последовали гудки, Фиона широко раскрыла глаза.

— Не-е-ет! — Этот подлец все-таки достал ее. Добился своего.

Фиона злобно уставилась на аппарат. Интересно, как ей удастся сосредоточиться на работе, если тело изнывает по мужчине, которого нет рядом? Тем более теперь, когда она знает, какого удовольствия лишается?

Фиона протянула капитану Невиллу Хаммеру составленный вчера вечером перечень людей, с которыми ей хотелось побеседовать в первую очередь.

— В ближайшие дни я собираюсь провести собеседование с людьми, оказавшимися свидетелями несчастного случая, проверить оборудование и понаблюдать за действиями ваших подчиненных.

На вид Хаммеру было лет сорок пять. Пока что требования Фионы не вызывали у него отпора.

— Кроме того, я хотела бы, чтобы командир отделения завтра встретил меня на месте событий и рассказал, как все происходило.

— Лейтенант Аллардайс, — кивнул капитан, не дав ей снова заглянуть в перечень. — Это не проблема.

Видимо, Хаммер не считает ее врагом. Но Фиона сомневалась, что его подчиненные думают так же. К инспекторам Управления обычно относятся, как к ядовитым змеям.

— Если лейтенант Аллардайс свободен, я хотела бы начать опрос именно с него.

— Свободен. — Капитан встал. — Он даст вам всю информацию, которая нужна для скорейшего завершения дознания. Кроме того, наши сотрудники помогут вам проверить исправность приборов.

— Спасибо, капитан. — Фиона встала. — Я знаю, всем вам приходится несладко. Сочувствую вашей потере.

Лицо капитана помрачнело. Он кивнул Фионе и пошел к двери.

— Я пришлю лейтенанта Аллардайса. Можете пользоваться моим кабинетом столько, сколько понадобится.

Фиона еще раз поблагодарила его, взяла чемоданчик, села за письменный стол и задумалась. Если она будет действовать с позиции силы, ее начнут уважать, хотя и со скрипом. Без этого ничего не получится.

Она одернула короткий блейзер цвета морской волны и расправила плечи. Когда дверь открылась, Фиона подняла взгляд, не поверила своим глазам и молча опустилась в потертое кожаное кресло.

Этого не может быть...

На пороге стоял Сэм. Темно-синие брюки облегали его мускулистые бедра и длинные ноги. Голубая форменная рубашка обтягивала грудь и подчеркивала ширину плеч. Тех самых плеч, которые она сжимала в порыве страсти.

Лоб Сэма пересекла глубокая морщина, взгляд светло-голубых глаз стал подозрительным.

— Ты лейтенант Аллардайс? — все еще не веря себе, спросила Фиона. — Спасатель?

— Верно, — медленно ответил он. — Фиона, что ты здесь делаешь?

— О Боже... — пробормотала она и закрыла лицо руками. — Это невозможно. Просто невозможно.

Дверь со стуком закрылась. Или это был стук ее собственного сердца, упавшего на пол?

— Что происходит, черт побери?! — сердито спросил Сэм. Его голос не имел ничего общего с сексуальным шепотом. С шепотом, от которого ее бросало в дрожь.

Фиона подняла голову. Этот человек ничем не напоминал мужчину, который перевернул ее мир вверх тормашками и заставил понять, что такое настоящий секс. Он был холодным, замкнутым и взвинченным.

12

Она боролась с дурными предчувствиями.

— Я расследую дело о гибели Роберта Макфарленда, — сказала Фиона. — Работаю инспектором в отделе пожаров Управления охраны труда.

Сэм затейливо выругался.

Фиона задумчиво кивнула.

— Вот именно, — сказала она. — Я тоже так думаю.

Должно быть, это дурной сон, подумал Сэм. Он ожидал встретить в кабинете капитана напыщенного малого в дешевом костюме, а не женщину, с которой хотел лечь в постель.

— Нужно было сказать мне, что ты работаешь в Управлении охраны труда.

Фиона встала, уперлась ладонями в крышку стола и смерила его сердитым взглядом. В голосе Сэма слышалось осуждение. Что ж, тем хуже для него.

— А ты сам сказал мне, где работаешь?! Мы даже фамилий друг друга не спрашивали!

Разве он мог это забыть? Анонимность притягивала его. Он с радостью ухватился за возможность стать не спасателем, не командиром отделения, не мальчиком, который был слишком мал для ответственности, свалившейся на его плечи, а просто Сэмом. Позволил себе, на несколько часов забыть, зачем вообще пришел в этот бар, не думая, чем это может закончиться.

Он посмотрел на Фиону. Ее губы были плотно сжаты. Она ничем не напоминала вчерашнюю женщину. Деловой костюм серого цвета, белая блузка и строгая прическа раздражали Сэма не меньше, чем осуждение, звучавшее в ее голосе. Он предпочитал ту Фиону, которая кричала во время оргазма.

Фиона снова села в кресло и подперла рукой подбородок.

— И что мне теперь делать? — пробормотала она, глядя в другую сторону.

По его мнению, выход был только один.

— Пусть дознание поручат кому-нибудь другому.

Фиона медленно опустила руку, смерила Сэма еще одним сердитым взглядом и нахмурилась.

— Черта с два! — бросила она.

Сэм, не чувствовавший себя виноватым, сделал два шага, уперся руками в стол и наклонился вперед, как только что сделала она.

— У тебя нет выбора. — Он понизил голос, боясь, что их подслушают. — Конфликт интересов, Фиона. Звони в Управление.

— Нет, — так же негромко, но решительно ответила она. — Это мое дело. Мое дознание. Понял?

— У тебя нет выбора, — повторил Сэм, на сей раз громче.

— Я не стану отказываться от дела только потому, что мы... — Она нахмурилась еще сильнее. — Только потому, что мы с тобой трахнулись! — выпалила Фиона.

И тут Сэм не выдержал. Что вывело его из себя? Грубое слово, которым Фиона охарактеризовала их отношения? Ее презрительное отношение к объединявшему их неповторимому чувству? Или то, что его шансы провести с Фионой сегодняшнюю ночь теперь равняются нулю? Ради собственного спокойствия следует выбрать последний вариант. Но, увы, он подозревал, что два первых куда ближе к истине.

— Разве этот этап миновал? Забыла, что ты согласилась сегодня пообедать со мной?

Она прищурилась и процедила:

— Если ты думаешь, что из-за грандиозного секса я поставлю под удар свою карьеру, то сильно ошибаешься. Этого не будет.

Сэм выпрямился.

— Передача дела не скажется на твоей карьере. В отличие от продолжения. Я был там старшим. Именно я послал Мака в тот дом. Наши личные отношения могут повлиять на твою объективность. Ты должна понять это.

Фиона сложила руки на груди и уставилась на него.

— Наши отношения? Нет у нас никаких отношений! — При виде ее саркастической улыбки гнев, который Сэм до сих пор тщательно сдерживал, вырвался наружу.

— Т