«Принц» и «нищий» (СИ)

***********************************************************************************************

«Принц» и «нищий»

http://ficbook.net/readfic/2368583

***********************************************************************************************

Автор:OLGA-OLGA (http://ficbook.net/authors/171139)

Беты (редакторы): Касанди

Фэндом: Ориджиналы

Персонажи: м/м

Рейтинг: R

Жанры: Слэш (яой), Романтика, Юмор, POV, Учебные заведения

Предупреждения: Нецензурная лексика

Размер: Мини, 15 страниц

Кол-во частей: 1

Статус: закончен

Описание:

Они вечно сталкивались в словесной пикировке и не понимали, что таким образом привлекали внимание друг друга. Что может связать обеспеченного парня и сироту, живущего в общежитии? Хм, ну не купание же пьяного Степана в ванне…

Посвящение:

Автору заявки. Я же обещала, что напишу)

Публикация на других ресурсах:

Спросите.

Примечания автора:

Сижу на работе первый день, только сейчас появилась возможность без лишних ушей и глаз сюда войти.

<tab>

<tab>

<tab>Перепрыгивая через лужи, в избытке разукрасившие серый асфальт, молодой парень спешил на первую пару по экономике. Ещё вчера светило яркое солнце, погода радовала глаза и душу своим теплом и яркими майскими красками, но сегодняшний день принёс дождь и промозглую слякоть.

<tab>Настроение Степана Волкова колебалось между «хреново» и «охренеть как паршиво». Вчера ректор вызвал его к себе и поставил в известность, что если парень не сдаст все зачёты по физкультуре и не подтянет экономический анализ, то стипендию тот будет видеть только во снах.

<tab>«Вот почему в других учебных заведениях ректор не вмешивается в дела простых смертных, поручая это своим подчинённым? А у нашего, понимаешь ли, фишка такая — радеть за моральный и нравственный образ каждого студента и, что обидно, меня в частности! За что мне это? Чем я провинился в прошлой жизни, что из всех институтов, готовых принять такого особенного и замечательного меня, выбрал именно с ректором-трудоголиком! Блинство! И не важно, что это единственный институт, в который меня взяли с такими, скажем так, не впечатляющими оценками… они просто вовремя рассмотрели во мне огромный потенциал!» — мысленно стонал парень, перепрыгивая очередную лужу.

<tab>— Елтысь! — невнятно ругнулся Степан, со звучным сопровождением проваливаясь обутой в чёрный кроссовок ногой в грязную воду. — Офигенное начало дня…

<tab>Низ синих джинсов украсился аляповатыми разводами, а рядом громыхнуло так, будто с рельсов сошёл грузовой поезд и перевернулся.

<tab>Вздрогнув всем телом и чудом не выронив зонт, который парень утром взял в аренду у своего соседа по общежитию под неимоверные проценты (час эксплуатации — половина батона или булочка с изюмом), Волков сквозь зубы матюкнулся. Разом сработала сигнализация на всех стоявших на стоянке перед институтом машинах. За какофонией грома, шелестом дождевых капель и воем сигналок парень не услышал прозвучавшего звонка на занятия.

<tab>Бег по пустому коридору под крик уборщика: «По вымытым полам не бегать! Учись летать, паршивец!» — закончился вполне ожидаемо — столкновением с кем-то, спешившим навстречу. Этот кто-то чуть пошатнулся, но устоял, а вот Степану не повезло. Взмахнув руками, отчего зонт улетел в сторону шкафов и с громким «ба-бах!» спикировал на пол, парень протаранил пятой точкой довольно грязный пол (видимо, не все студенты умели летать) и яростно зашипел от прострелившей поясницу боли.

<tab>— Ты куда по встречке прёшь? — пропитанные сарказмом слова ворвались в мозг Степана, заставив последнего резко вскинуть голову.

<tab>На него не мигая уставился Евгран Охотников — одногруппник, спортсмен, любимец учителей, девушек и всего института скопом. Только вот сам Волков отчего-то с первого взгляда невзлюбил этого высокого блондина с ярко-голубыми глазами. И что обиднее, несмотря на такой цвет волос, брови и ресницы Евграна были чёрными, что придавало лицу парня невероятный шарм и притягательность. Ямочки на щеках, малюсенькая родинка под правым глазом и небольшой шрам над верхней губой не портили Охотникова, а наоборот, украшали. Ангельская внешность Евграна полностью компенсировалась взрывным характером и язвительными фразами, которыми тот очень часто «бил» Степана.

<tab>— Может, мне ещё и поворотник нужно было включить? — тихо буркнул Волков, неуклюже поднимаясь и становясь напротив ухмыляющегося одногруппника. — Ваше Величество двигалось не по своей полосе, так что авария полностью на Вашей совести! Будем оформлять страховку? — уже громче.

<tab>Евгран по-птичьи склонил голову к плечу и фыркнул. Он с первого курса обожал вступать в словесные пикировки с этим рыжеволосым недоразумением, которое злобно щетинилось и яростно дышало ему в плечо. Россыпь веснушек на носу и щеках, пронзительные карие глаза, курносый, вечно вздёрнутый нос так и норовили вызвать немотивированную улыбку и желание подколоть.

<tab>— Ого, я уже слышу шаги ДПСника, — хмыкнул Евгран, оборачиваясь. — Сейчас не только страховку оформит, но и права отберёт…

<tab>Из глубины коридора раздался громкий голос ректора, отчитывающего какого-то нерасторопного студента.

<tab>— Чёрт! — Степан вильнул в сторону, подхватил с пола зонт и, окинув напоследок презрительным взглядом чем-то очень довольного Охотникова, дёрнул на себя дверь подсобного помещения, вмещающего в себя швабру, несколько полок, ведро с половой тряпкой и давно увядшую декоративную пальму в кадке. — Я страховой полис забыл! — сообщил он Евграну, захлопывая дверь.

<tab>Тут и Охотников вспомнил, что лекция уже началась, а у ректора на парня зуб размером с указательный палец Кличко, и идея с обживанием подсобки заиграла новыми красками. Со словами: «Подвинься, рыжик!» — Евгран втиснулся в затхлое помещение и вжал ошарашенного таким поворотом дел Степана в пальму. Та не выдержала двойного счастья и завалилась на стену, окончательно переламываясь у основания. За спиной блондина что-то грохнуло и звонко стукнуло об пол.

<tab>— Ты чего делаешь, дылда? — шипел Волков, упираясь одним кулаком в плечо блондина, а вторым с зажатым в нём зонтом в пах парня. Воздух катастрофически быстро заканчивался, и жар смущения окрасил щёки Степана. — Это моё убежище.

<tab>— Тихо, — шикнул Евгран, чутко прислушиваясь к происходящему в коридоре. — Да не ёрзай ты… э-э… а что это мне упирается… — удивлённо распахнул глаза Охотников, опуская взгляд на рыжеволосую макушку.

<tab>— Зонт, — буркнул Волков. — А вот что упирается в мою руку…

<tab>— Телефон, — открестился Евгран и постарался живенько отстраниться.

<tab>Не получилось. Оказалось, что путь назад перекрыт упавшей шваброй, и если парни начнут двигаться, шум привлечёт нежелательное внимание стоявших прямо за дверью ректора и уборщика, громким голосом жаловавшегося на неуважение нынешней молодёжи к его сединам.

<tab>Евгран упёрся двумя ладонями в стену, вновь нависнув над злющим до чёртиков Степаном.

<tab>— Мне воздуха не хватает, — поставил тот в известность Охотникова.

<tab>— Могу сделать искусственное дыхание, — неожиданно даже для себя предложил Евгран и замер, неосознанно втягивая носом приятный запах мандаринов, исходивший от волос рыжика.

<tab>На минуту воцарилась тишина, разбавляемая громкими ударами сердец обоих парней и их частыми вдохами.

<tab>— Ты сейчас пошутил? — наконец смог выдавить из себя Степан. Рука, державшая зонт, стала затекать, но разжать пальцы и выронить его означало привлечь к себе внимание ректора.

<tab>— Надежда в твоём голосе наталкивает меня на нехорошие мысли. — Евгран опустил вниз одну руку и сжал бок Волкова, чтобы унять зуд в ладони.

<tab>Стена была холодной, а ладонь всё ещё кровоточила. Собственно, по этой самой причине Охотников и пропустил начало лекции, спеша в туалет, чтобы промыть рану.

<tab>— Среди нас гей, — пискнул рыжик и попытался занять место пальмы в кадке.

<tab>— С какой целью ты мне в этом сейчас признался? — обалдел Евгран.

<tab>— Я?! — вопль Степана оповестил не только ректора о местонахождении проштрафившихся, но и всех студентов и преподавателей из ближайших кабинетов.

<tab>Дверь в подсобку резко распахнулась, яркий свет резанул по глазам, а угрожающее: «Это ещё что такое? Охотников? Ты кого там тискаешь? Другого места не нашли с подружкой для любовных игр?» — заставило Волкова поперхнуться свежим воздухом от возмущения.

<tab>— А я тут это… как бы не совсем с девушкой, — растерянно пробормотал Евгран, отстраняясь от негодующе пыхтящего Степана, спиной отодвигая швабру, которая окончательно соскользнула на пол.

<tab>У ректора пропал дар речи. Немолодой уже мужчина в строгом сером костюме с завязанным на шее галстуком неэстетично уронил челюсть и забыл, что хотел сказать.

<tab>— Что значит «не совсем с девушкой»? — практически зарычал Волков, отталкивая Охотникова и принимая стоячее положение. — Что за полумеры?! Я мужик!

<tab>— Наполовину… — Евграну захотелось рассмеяться, видя недовольное и обиженное выражение лица рыжика.

<tab>— Ненавижу тебя, — прохрипел Степан, выскакивая из подсобки, зонтом оттесняя с дороги внезапно онемевшего ректора, в голове которого вертелось слово «толерантность» и вопрос «Она меня сразу убьёт?».

<tab>Евгран вздрогнул. Два этих слова неприятно резанули слух, оседая в сердце холодком. Ему почему-то хотелось броситься за рыжиком, схватить за руку, повернуть к себе и… что «и», парень не успел додумать, так как толпа студентов, образовавшая спонтанную пробку перед подсобкой, перекрыла дорогу окончательно озверевшему Степану.

<tab>Чувствовавший себя униженным, безвинно оскорблённым, Волков зашипел, дёрнулся и тут же вскинул руки, раскрывая зонт и врываясь в это море тел, расшвыривая их в стороны.

<tab>— Вот это я понимаю — самонаводящаяся торпеда, — хихикнул Павел Сеничкин, лучший друг Евграна, протиснувшийся к самой двери и с любопытством рассматривающий композицию «одухотворённый ректор и задумчивая овечка в волчьей шкуре». — Ев, ты подался в оппозицию?

<tab>— В смысле? — не понял парень, всё ещё наблюдая за стремительно улепётывающим рыжиком, размахивающим зонтом.

<tab>— Примеряешь на себя цвета неба? — пояснил Павел.

<tab>— Хм, пока не уверен, — задумчиво.

<tab>И в этот момент отмер ректор. С трубным: «А ну рассосались!» — подавился, откашлялся, бросил на Евграна извиняющийся взгляд, заставивший парня в удивлении вскинуть бровь, мужчина захлопнул дверь в подсобку перед носом округлившего в обалдении глаза Охотникова.

<tab>— Офигеть, — подытожил блондин, опускаясь задом в многострадальную кадку.

<tab>Степан, пробежавший весь коридор института, решил забить на учёбу (всё равно уже ничем не исправить своего бедственного положения, и стипендия теперь виделась чем-то заоблачно недосягаемым) и пойти подлечить расшатанные нервы. Перед его глазами всё ещё маячила обтянутая серой рубашкой грудь Евграна, а в ушах стоял стук его сердца.

<tab>«Придётся теперь рассчитывать только на зарплату ночного сторожа в детском саду», — уныло подумал Волков и тяжело вздохнул.

<tab>Незаметно выскользнув из учебного учреждения, парень воровато оглянулся по сторонам и двинулся в сторону небольшого кафе. Дождь решил взять передышку, чтобы позже с новыми силами обрушиться на головы нерасторопных прохожих.

<tab>***

<tab>— А сколько у вас стоит сто грамм водки? — рассматривая меню, спросил Степан официантку, молодую женщину со следами похмелья на лице.

<tab>Екатерина нахмурилась, наклонилась к взъерошенному парню, с особой любовью прижимающему к своей груди зонт, и тоже заглянула в меню. Мало ли, вдруг за её вчерашний выходной что-то изменилось? Ан нет…

<tab>— Двести рублей, — пояснила женщина, уже с подозрением поглядывая на странного клиента.

<tab>— Грабёж! Да я на эти деньги целую бутылку могу купить! — возмутился Волков, вскидывая голову. — А пиво с большим количеством алкоголя у вас есть?

<tab>— «Девятка», что ли? — не так любезно произнесла Екатерина, уже понимая, что ни чаевых, ни приличного заказа от парня не получит.

<tab>Степан пожевал губу, прикинул в уме, сколько у него наличности, и тяжело вздохнул. Выходило, что пятьдесят грамм водки парень осилить в состоянии, а вот на закуску придётся сжевать салфетку, в виде лебедя украшающую центр стола. Нет, в его комнате в общежитии была припрятана заначка на чёрный день — целых шестьсот рублей двумя бумажками — и по логике этот самый день уже наступил, только вот жаба — баба душевная — душит, душит, душит…

<tab>— Меня не устраивает качество обслуживания в этом заведении, — Волков царственно поднялся со стула, отодвинул зонтом в сторону официантку, по лбу которой крупными буквами пробегала строка из двух слов: «WTF» и «КОЗЁЛ!» — и поспешил к выходу, стараясь не оборачиваться.

<tab>Спину парня жёг озлобленный взгляд, а в груди скапливалось напряжение, грозящееся в ближайшее время вылиться в настоящую бурю негативных эмоций.

<tab>«Меня лапал гей! — остервенело потирая бок, размышлял Степан, направляясь в сторону места, известного каждому студенту в бедственном положении. — А вдруг это заразно? Я же тоже могу… — Парень резко затормозил и хватанул ртом пропитанный влагой воздух. Представил, как целуется с Евграном, лапает за ягодицу, и окончательно перепугался. Отвращения не было, скорее какое-то любопытство и взбудораженность. — Всё, заразил!»

<tab>То, что сам Степан довольно часто ловил себя на разглядывании мускулистой фигуры и подтянутой задницы Охотникова в душевой — парень проигнорировал, списав необычный интерес на отсутствие личной жизни. При росте в сто шестьдесят пять сантиметров Степану было очень трудно эту самую жизнь не то что вести, но и хотя бы начать. Девушки умилялись смешливому рыжеволосому пареньку, рассматривая его в качестве друга, а не как будущего бойфренда. Ещё и отсутствие свободных денег, которые студенту третьего курса экономического института взять было негде — родители всю жизнь проработали учителями в сельской школе и два года назад погибли, попав на остановке под «пятёрку», которой управлял пьяный в дупель водитель — играло немаловажную роль.

<tab>Вот Охотникову повезло. Богатые родители подарили любимому и единственному отпрыску двухкомнатную квартиру в центре города (Степан однажды попал в неё на праздник жизни Евграна вместе с остальными осчастливленными одногруппниками), чёрный BMW свёл с ума не одну его подружку, банковская карточка с неиссякаемым денежным лимитом вызывала гложущее чувство зависти в груди Степана, стильная и дорогая одежда.

<tab>Волков был уверен — если бы не было всей этой «золотой» шелухи, Евгран ничего бы из себя не представлял. Отличные оценки по всем предметам и спортивные достижения Охотникова не могли убедить Степана в обратном. Он с въедливостью пиявки выискивал худшие стороны блондина, наращивая на них «мясо» и накручивая себя всё больше и больше.

<tab>Бабушка «божий одуванчик» подслеповато щурилась, протягивая рыжеволосому студенту литр самогона в пластиковой бутылке с надписью «Буратино». Очень символично…

<tab>Начавшийся снова дождь загнал Степана в беседку на детской площадке. Устроившись на деревянной лавочке, парень разложил рядом с собой свою нехитрую снедь: бутылку, пластиковый стаканчик и две булочки с изюмом, которые он купил соседу по комнате в уплату дивидендов. И только сейчас рассмотрел бурое пятно на своей бежевой ветровке.

<tab>— Это ещё что за больная фантазия Пикассо? — глупо хлопая глазами и ногтем колупая особенно жирный потёк, поинтересовался неизвестно у кого парень. — Это когда же я умудрился? Ведь утром ещё ничего не было…

<tab>Прокрутив в голове события сегодняшнего дня, Волков закипел, как перегретый чайник со свистком. Ведь как ни крути, перед всем институтом опозорился, да и неизвестно, что предпримет ректор в наказание, а тут ещё и этот блондинистый!

<tab>— Ах он, козлина гомосекская! Руки об меня вздумал вытирать?! Мало ему было ног?!

<tab>На этой пессимистичной ноте Степан шустро отвинтил крышку с бутылки и набулькал себе треть стаканчика. Подумав немного и прищурив правый глаз, он наполнил его ещё на треть и удовлетворённо кивнул.

<tab>— Что ж, в связи с отсутствием собутыльника, дабы не показаться запойным алкоголиком, провозглашаю тост: за мир во всём мире и у меня в частности!

<tab>Второй тост был за отличную погоду в доме и в комнате общежития в частности, третий — за родителей, четвёртый — за любовь к ближнему, на пятом Степан застопорился. Горло жгло, по пищеводу будто стая жар-птиц потопталась, и почему-то чесалось левое ухо. Логично решив, что Ванька (сосед) и до стипендии с дивидендами потерпит (то, что эту самую стипендию придётся теперь ждать до прихода Мазая с зайцами, парень благополучно забыл), Волков вгрызся в булочку, рассматривая немного остекленевшими глазами надпись на внутренней стороне беседки «Я тебя люблю, Миша», а прямо под ней — другую «И я тебя, Слава».

<tab>Потерев кулаком глаз, Степан снова перечитал эту личную переписку и неожиданно покраснел.

<tab>— Они существую-ют, — провыл Степан, тыча пальцем в стену, и глупо хихикнул.

<tab>Дальше парень продолжил запивать жизненные неприятности и загубленную молодость уже без тостов…

<tab>***

<tab>— Ты не можешь с ним встречаться! — припечатал ректор, нервно расхаживая по своему кабинету и стараясь не смотреть на устроившегося в расслабленной позе Охотникова в кресле.

<tab>— Это ещё почему? — если сначала Евгран и не собирался проводить никакие эксперименты со своей ориентацией, то после этих слов твёрдо вознамерился поступить с точностью наоборот.

<tab>— Он… он… рыжий! — буркнул Ринат Эдмундович, на миг замирая перед стеллажом с папками.

<tab>Охотников опешил, подаваясь вперёд и вдавливая пальцы в подлокотники сидения.

<tab>— Да ладно? — приторно-сладким голосом произнёс он. — А я и не заметил.

<tab>— Не паясничай! — Ректор выдохнул, утёр ладонью выступивший на лбу пот и решился посмотреть на племянника. — Он плохо учится…

<tab>— Я его подтяну, — тут же выдал Евгран, начиная забавляться над ситуацией.

<tab>— Твоя мать хочет от тебя детей! — выдал весомый аргумент Ринат Эдмундович, победно взглянув на блондина.

<tab>— А от моего отца ей их не достаточно? — Охотников расслабился, начиная мысленно посмеиваться.

<tab>— У него член! — не унимался ректор.

<tab>— У меня тоже, живу же как-то! — развёл руками парень и хмыкнул.

<tab>— Вот именно! Как вы…

<tab>— Раком!

<tab>— Евгран!!!

<tab>— Дядя, вы бы со своей личной жизнью разобрались прежде, чем в мою вмешиваться! — Охотников встал и снял со спинки кресла свою сумку.

<tab>— Ты мне угрожаешь? — зашипел ректор.

<tab>— У вас жена, две дочери, собака, две кошки, хомяк, золотые рыбки, любовница, которую я вчера случайно увидел…

<tab>— Мы просто обедали!

<tab>— Ага, в половине первого ночи, в мотеле, со своей студенткой…

<tab>— Что ты от меня хочешь? — устало протянул Ринат, прикрывая глаза.

<tab>— Не судите и не судимы будете, — уже открывая дверь, ответил Евгран.

<tab>— Что хоть ты в нём нашёл? — в голосе ректора появились нотки любопытства.

<tab>— Язык у него… — ректор поперхнулся, — хорошо подвешен. — Охотников рассмеялся и пошёл на следующую пару.

<tab>То, что Степан решил не идти на занятия, было вполне предсказуемым. Тот и раньше не отличался особой усидчивостью, а уж после последних событий…

<tab>Евгран отсидел все лекции, не обращая внимания на взгляды, полные любопытства и вопросов, и поехал домой, по дороге продумывая планы по соблазнению рыжика. Представив, как Степан падает на его кровать совершенно обнажённый, протягивает к нему руки и пошло облизывается, Охотников нервно заёрзал на сидении и чуть не проехал на красный свет.

<tab>— Хм, стоит попробовать, — пробормотал парень и тут же разразился грубой руганью.

<tab>Какой-то мудак, не обращая внимания на погоду и глубокие лужи на дороге, пролетел мимо BMW, накрыв машину фонтаном грязной воды.

<tab>— Сука! — ударив по рулю, рыкнул Охотников.

<tab>До дома оставались считанные метры, а переться на мойку совершенно не улыбалось. Махнув рукой, парень загнал машину под небольшой навес, поставил её на сигнализацию и скрылся в недрах небольшого, но аккуратного дома.

<tab>Евгран ещё не знал, что вечер и ночь пройдут для него очень продуктивно!

<tab>***

<tab><b>POV Степан</b>

<tab>Как же мне хреново! В голове словно поселилась вся оркестровая яма — звуки виолончели перебивались позвякиванием колокольчиков, а скрипка визжала дуэтом с контрабасом!

<tab>С мученическим стоном потягиваюсь и тут же хватаюсь за горло. Желудок попросился наружу вместе со всем его содержимым.

<tab>Да счас! Самогонку не жалко, но там же ещё булочки… Хватаю ртом воздух, стараясь унять тайфун в животе.

<tab>— М-м-м, — слова произнести не получается, а хрипы способны испугать даже льва. — Пи-и-тт-ть, — опа, смог! Да я чёртов Макаренко!

<tab>Ванька спешить на помощь не торопился. Где моя таблетка аспирина и стакан воды? Где нудение над ухом о вреде пьянства в одно рыло? Кхм, а где мой зонт…

<tab>Шарю руками по кровати, которая почему-то не кончается, да и под пальцами вместо грубой простыни шёлковое великолепие. Боюсь открывать глаза…

<tab>— Есть здесь кто-нибудь? — тихонечко, чтобы не дай Бог никто не услышал.

<tab>Смешок откуда-то справа заставил напрячься.

<tab>Лежу, не двигаюсь, руки вытянул вдоль тела, притворяюсь трупом… очень хрипло сопящим трупом… с насморком!

<tab>— И долго ты ещё будешь приходить в себя? — спросил знакомый язвительный голос, и по прикрытым веками глазам больно ударил свет.

<tab>— Гадёныш! — шиплю, резко вскакивая на кровати.

<tab>Мир сотрясся. Мучное, подгоняемое изюмом, поплыло на «Буратино» к горлу с намерением постучаться в зубы.

<tab>На ощупь сползаю с постели и, зажимая рот рукой, ползу на голос.

<tab>— А ночью называл «мой котёнок», — наигранно вздохнув, посетовал Евгран. — Ты правильно ползёшь, только не в том направлении — туалет намного правее.

<tab>Возмущённо булькнув, растянулся на полу. Что ж, если суждено нагадить на глазах этой сволочи, я это сделаю с честью! То есть честно предупредил:

<tab>— По-бе-ерегись!..

<tab>— Эй!

<tab>Меня подхватывают за талию и зажимают рот уже в две руки. Моей и этого переростка. Куда-то несут, стараясь не сильно давить на живот. Правильно, нечего разбазаривать моё добро.

<tab>— Сам справишься? — поинтересовался Охотников, устраивая мою тушку рядом с унитазом.

<tab>Нет, что ты? Давай сделаем это вместе! За компанию, так сказать.

<tab>Отрицательно мычу, рукой показывая, чтобы этот помощничек выметался.

<tab>Сижу на закрытой крышке унитаза и смущаюсь. Дело в том, что есть у меня одна особенность: когда выпиваю, начинаю творить странные вещи, но когда прихожу в себя — память возвращается, постепенно подкидывая мне всё новые картинки.

<tab>Вот и сейчас ситуация удручала.

<tab>Первое воспоминание: обнимаю одной рукой ствол берёзы, второй — тычу зонтом в прифигевшую от возмущения дворняжку.

<tab>Второе воспоминание: пытаюсь выяснить у испуганного неизвестного дедка о его ориентации. После вопроса: «Вам мальчики или девочки нравятся?» — у того открылось второе дыхание и, вспомнив молодость, дед резво поковылял в сторону ларька с «живым» пивом.

<tab>Третье воспоминание: чья-то грязная машина украсилась надписью «помой меня», похихикал, прищурился и поставил в конце спича сердечко.

<tab>Четвёртое воспоминание: пролезаю в окно общежития, прижимая к груди многострадальный зонт. Ползу как партизан мимо округлившей глаза вахтёрши, иногда прикладывая к губам палец. Видимо, пытаюсь ей объяснить, чтобы не шумела. Вручаю зонт и надкусанную сбоку булочку открывшему дверь в комнату Ваньке, заверяя того, что булочка почти новая, ни разу не уроненная, даже почти не мокрая (вспомнил, почему обиделся на дворняжку). По стеночке пробираюсь в душ. Воды нет! С возмущением разворачиваюсь обратно. Рядом с вахтёршей вновь становлюсь на четвереньки и ползу к выходу из общаги. «После одиннадцати не впущу», — со смехом мне вслед.

<tab>Пятое воспоминание: сижу у столба, обхватив ноги, и пытаюсь выть на облака. Вокруг уже темно, полная луна почти полностью скрыта. Жалею себя и утираю лицо грязным рукавом.

<tab>Шестое воспоминание: стою уже у знакомой машины и с воодушевлением перечитываю чужую надпись под своей: «Приходи, помою». До меня доходит, кому принадлежит BMW, радостно хлопаю в ладоши и теряю равновесие.

<tab>Седьмое воспоминание: долблю кулаком в дверь, оставляя на ней грязные пятна. Лыблюсь в возмущённое лицо открывшего дверь Евграна. «Я мыться!» — ставлю того в известность и, не разуваясь, гордо прохожу (медленно ползу, держась за стенку) в коридор, отодвигая с дороги Охотникова.

<tab>Восьмое воспоминание: сижу в джакузи, радуюсь пузырькам. Рядом на корточках сидит Евгран и пристально смотрит на мою голую грудь. Широким жестом предлагаю хозяину квартиры чувствовать себя как дома. Надо мной ржут. Обидно…

<tab>Девятое воспоминание: потемневшие глаза Охотникова очень близко от моего лица, хищный оскал, хриплые слова: «Сам напросился!» — и поцелуй, мигом выбивший из моей головы все посторонние мысли. Чужие губы сминают, язык вторгается на мою территорию, проходится по зубам и дёснам. В паху резко тяжелеет, а с губ срывается непроизвольный стон.

<tab>Десятое воспоминание: мою невменяемую тушку вытирают пушистым полотенцем и куда-то несут. Руками трогаю уши Евграна, радуюсь его шипению. Меня роняют на кровать и быстро уходят. Мерзко хихикаю и сползаю на пол. Спешу (семеню мелкими перебежками, прячась за предметами мебели) за Охотниковым.

<tab>Одиннадцатое воспоминание: открыв рот, наблюдаю в чуть приоткрытую дверь за обнажённым Евграном, дрочившим в душе. Опускаю ладонь на свой пах, обхватывая уже твёрдую плоть в кулак. Дрочим вместе.

<tab>Двенадцатое воспоминание: меня засекли, красиво выругались, кончили… Непонимающе смотрю на свою испачканную спермой ладонь. Мне было так хорошо…

<tab>Тринадцатое воспоминание: «Не угомонишься — трахну!» — меня кутают в одеяло, затыкая рот краешком подушки. Мычу. Хочется до конца выяснить, есть ли у Евграна волосы на заднице. Охотников бесится и вжимает меня в матрас. Успокаиваюсь, когда на мой вопрос «Ты меня сильно любишь?» отвечают: «Безумно, рыжик, но давай об этом утром поговорим!»

<tab>Четырнадцатое воспоминание: хочу писать. Гусеничка в моём лице начинает извиваться, пытаясь выбраться из одеяльного плена. Евгран рычит, матерится и бьётся головой о спинку кровати.

<tab>Пятнадцатое воспоминание: воровато оглядываюсь, тыря колбасу из чужого холодильника. Охотников стоит в дверях кухни, скрестив руки на груди. Видимо, на стрёме…

<tab>Шестнадцатое воспоминание: жадно целуюсь с Евграном, пытаясь руками пробраться под резинку его боксёров. Шиплю от укуса в губу. На меня орут и вновь укутывают в одеяло. Вопрос про волосы всё ещё остаётся открытым…

<tab>Семнадцатое воспоминание: нежный поцелуй в шею. Томно вздыхаю и проваливаюсь в сон.

<tab>— Я труп, — обхватив голову руками, раскачиваюсь на унитазе. Раз десять почистил уже зубы, чтобы хоть ненадолго перебить привкус горечи во рту.

<tab>И тут меня пронзает неожиданная мыслишка. А я ещё девственник?!

<tab>Ёрзаю, пытаясь получить ответ на этот животрепещущий вопрос. Не болит. А может, это я его?..

<tab>— Ты там живой? Выйти можешь? — голос Евграна полон нетерпения.

<tab>— Не могу, я голый! — сообщаю я, оглядываясь в поисках полотенца. Какое-никакое, но всё же прикрытие.

<tab>За дверью смеются.

<tab>— Тебе не кажется, что ты как-то поздно об этом спохватился?

<tab>— Ты меня соблазнил! — обвиняю Евграна. — И бросил! — добавляю громче.

<tab>— Это когда? — не понял Охотников и начал открывать дверь.

<tab>— Не шевелись, — ору я, резво вскакивая со «стула» и подлетая к примеченной ранее вешалке с разноцветным халатом.

<tab>Успел просунуть первую руку в рукав, когда почувствовал пристальный взгляд на своей пояснице.

<tab>— А у тебя веснушки на копчике, — тихий голос Евграна прогнал толпу мурашек по позвоночнику.

<tab>— Это родинки, придурок, — не оборачиваясь, надел на себя короткий халат (женский!) и потуже затянул пояс.

<tab>— Отлично выглядишь, — что-то меня напрягают хриплые нотки в голосе Охотникова. — И я тебя бросать не собираюсь…

<tab>— А я тебя? — вопрос вырвался сам по себе.

<tab>— Только попробуй! — и столько решимости в голосе.

<tab>— Откуда у тебя в ванной женский халат?— как ни пытался, скрыть ревнивые нотки в голосе не удалось.

<tab>Резко оборачиваюсь, чтобы увидеть, как этот хищник медленно приближается ко мне. Вытягиваю вперёд руки и упираюсь ему в грудь. Голую грудь.

<tab>— Ты же не думаешь, что до тебя я был монахом? — Евгран опустил взгляд вниз и сглотнул.

<tab>Я тоже проследил в том же направлении и вздрогнул. Серые боксёры не скрывали довольно внушительный стояк, натянувший ткань его трусов.

<tab>Минуты две мы молчали, тяжело дыша.

<tab>— Я гей? — тихо интересуюсь и пытаюсь осторожно отстраниться.

<tab>Мне этого не позволяют, обхватывая запястья и впечатывая в твёрдую грудь. В нос тут же проник умопомрачительный запах ванили. Начинает вновь тошнить…

<tab>— Скоро выясним, — поцелуй в шею.

<tab>Тошнота усиливается. Вырываюсь, но меня зажимают крепче, целуя уже мочку уха. Пытаюсь движениями тела просигналить, что мне что-то не хорошо. Меня понимают, но как-то неправильно. Евграновская наглая рука пробирается под халат и сдавливает бедро, член парня трётся о мой живот, вызывая не совсем естественный отклик в моём организме.

<tab>— Меня сейчас стошнит! — заявляю в открытую, для наглядного примера демонстрируя позеленевшую физиономию и чуть повлажневшие глаза.

<tab>Меня тут же отпускают и уже привычно матерятся.

<tab>А я что? Я ничего! Повторно схожусь лицом к «лицу» с унитазом.

<tab>— Стёп, тебя от поцелуя стошнило? — неуверенный и такой обиженный голос Охотникова.

<tab>Ржу и булькаю, ржу и булькаю… И уже не смущает мысль, что такой интимный процесс приходится выставлять на всеобщее обозрение. Мы дрочили вместе!

<tab>Ополоснув руки и лицо, почистив несколько раз зубы и съев треть тюбика пасты — наконец ответил злобно пыхтящему Евграну:

<tab>— Меня тошнит от твоей нерешительности…

<tab>Зря я это сказал…

<tab><b>Конец POV</b>

<tab>***

<tab>В то утро Волкова не лишили девственности только потому, что к Охотникову пожаловала делегация в лице матери Евграна и ректора института.

<tab>Ринат Эдмундович мялся в дверях кухни, не решаясь вмешаться в разговор на повышенных тонах Евграна и Елизаветы Эдмундовны. Степан прятался в спальне (женский халат — не лучшая одежда для знакомства с родителями), но чутко прислушивался к баталиям.

<tab>— Почему я не в курсе, что мой сын — гей?! — кричала женщина, грозно надвигаясь на невозмутимого сына.

<tab>— Я не гей! — Евгран, успевший натянуть на себя только джинсы, посмотрел поверх головы матери и хмуро буркнул в сторону ректора: — Стукач!

<tab>— Но Ринатик сказал…

<tab>— А если он скажет, что в пятьдесят лет он спит с женой, любовницей и собакой, ты ему тоже поверишь?

<tab>— Ты что такое говоришь?! — возмутился ректор. — Какой ещё собакой?

<tab>Елизавета Эдмундовна медленно обернулась и прищурилась.

<tab>— Значит, против любовницы ты не возражаешь? — угрожающе протянула она.

<tab>Ректор вжал голову в плечи и попятился.

<tab>Мать Евграна решила отложить разборки с братом на другое время и вновь повернулась к сыну.

<tab>— Ты точно не гей? — уточнила она.

<tab>— Точно. Я всего лишь би…

<tab>— А это ещё что за вид? — не поняла Елизавета.

<tab>— Ну, это когда и парни, и девушки однофигственны, — тут же сдал племянника Ринат Эдмундович.

<tab>— А ты откуда знаешь? — Елизавета ну очень по-доброму.

<tab>— Какие ещё девушки? — влетевший на кухню Степан.

<tab>— Невестушка пожаловала, — ядовито Ринат Эдмундович.

<tab>Мама Евграна пристально осмотрела женский халат Степана, его покрасневшее от негодования лицо, сжатые кулаки и хмыкнула. Она никогда не была гомофобом. Правда, всё же не думала, что её сын пойдёт по этой стезе. Да она вообще об этой стороне жизни не думала. Любимый муж, практически сдувающий с неё пылинки. Старший брат, опекающий женщину. Работа, к которой она относилась с особым трепетом. Племянницы, вечно норовившие что-нибудь разбить в их квартире, когда оставались с ночёвкой. Ну гей, ну нравятся ему парни — и что? Сразу впадать в панику? Глупо. Ему только двадцать один год! Возможно, в будущем перебесится, заведёт нормальную семью, остепенится… А если нет — ничего страшного. Рыжеволосый паренёк, с таким неистовством рассматривающий её сына, сразу понравился женщине. Да и глаза Евграна буквально сверкали, отображая все чувства, что он испытывал к нему. Решено! Она не станет ломать сыну жизнь, та сама ещё не раз подкинет ему подлянку. Если хочет плыть, а не тонуть — пусть научится нести ответственность за свои решения. Потерять сына она не хотела. Подготовку мужа женщина решила взять на себя — по крайней мере ещё не все грешки молодости тот отработал…

<tab>— Одобряю, — просто сказала она и двинулась к выходу из кухни, по пути схватив за рукав пиджака ректора института.

<tab>— Я не невестушка, — вслед парочке крикнул Степан. — Я женишок!

<tab>— И не мечтай, — Евгран хищно оскалился и двинулся на парня. — Мне нравится твоя ревность…

<tab>— Ах, ревность?! — возмутился Волков и сверкнул глазами. — То-то я смотрю, мой сосед по комнате на меня странно по утрам смотрит… Точно! — хлопает себя ладонью по лбу. — Я ему нравлюсь. Интересно, а как он целуется?..

<tab>Евгран яростно зарычал и в одно мгновение оказался рядом со Степаном.

<tab>— Никаких общежитий! Ты сегодня же переезжаешь ко мне, и это не обсуждается! — грубый поцелуй и рука на члене Волкова сбили последнего с мысли.

<tab>Уже по пути в спальню Степан позволил себе самодовольно усмехнуться. Ничего, проблема с проживанием решилась сама собой, теперь бы ещё со стипендией уладить…

<tab>— Дылда, я так понял, наш ректор — твой дядя? — начал пробивать почву Волков.

<tab>— Да, — буркнул Евгран, еле сдерживаясь, чтобы не разложить рыжика прямо в коридоре.

<tab>— А он грозил лишить меня стипендии. Видимо, таким образом пытался нас разлучить, — жалостливо шмыгнув носом, пожаловался парень.

<tab>— Не волнуйся, не лишит… я сам твоим образованием займусь! — И, рассмеявшись над недовольно сопящим Степаном, Евгран хлопнул по обтянутой шёлковым халатом заднице рыжика.

<tab>— Деспот!

<tab>— Я тебя тоже обожаю…

***********************************************************************************************

«Принц» и «нищий»

http://ficbook.net/readfic/2368583

***********************************************************************************************

Автор:OLGA-OLGA (http://ficbook.net/authors/171139)

Беты (редакторы): Касанди

Фэндом: Ориджиналы

Персонажи: м/м

Рейтинг: R

Жанры: Слэш (яой), Романтика, Юмор, POV, Учебные заведения

Предупреждения: Нецензурная лексика

Размер: Мини, 15 страниц

Кол-во частей: 1

Статус: закончен

Описание:

Они вечно сталкивались в словесной пикировке и не понимали, что таким образом привлекали внимание друг друга. Что может связать обеспеченного парня и сироту, живущего в общежитии? Хм, ну не купание же пьяного Степана в ванне…

Посвящение:

Автору заявки. Я же обещала, что напишу)

Публикация на других ресурсах:

Спросите.

Примечания автора:

Сижу на работе первый день, только сейчас появилась возможность без лишних ушей и глаз сюда войти.

<tab>

<tab>

<tab>Перепрыгивая через лужи, в избытке разукрасившие серый асфальт, молодой парень спешил на первую пару по экономике. Ещё вчера светило яркое солнце, погода радовала глаза и душу своим теплом и яркими майскими красками, но сегодняшний день принёс дождь и промозглую слякоть.

<tab>Настроение Степана Волкова колебалось между «хреново» и «охренеть как паршиво». Вчера ректор вызвал его к себе и поставил в известность, что если парень не сдаст все зачёты по физкультуре и не подтянет экономический анализ, то стипендию тот будет видеть только во снах.

<tab>«Вот почему в других учебных заведениях ректор не вмешивается в дела простых смертных, поручая это своим подчинённым? А у нашего, понимаешь ли, фишка такая — радеть за моральный и нравственный образ каждого студента и, что обидно, меня в частности! За что мне это? Чем я провинился в прошлой жизни, что из всех институтов, готовых принять такого особенного и замечательного меня, выбрал именно с ректором-трудоголиком! Блинство! И не важно, что это единственный институт, в который меня взяли с такими, скажем так, не впечатляющими оценками… они просто вовремя рассмотрели во мне огромный потенциал!» — мысленно стонал парень, перепрыгивая очередную лужу.

<tab>— Елтысь! — невнятно ругнулся Степан, со звучным сопровождением проваливаясь обутой в чёрный кроссовок ногой в грязную воду. — Офигенное начало дня…

<tab>Низ синих джинсов украсился аляповатыми разводами, а рядом громыхнуло так, будто с рельсов сошёл грузовой поезд и перевернулся.

<tab>Вздрогнув всем телом и чудом не выронив зонт, который парень утром взял в аренду у своего соседа по общежитию под неимоверные проценты (час эксплуатации — половина батона или булочка с изюмом), Волков сквозь зубы матюкнулся. Разом сработала сигнализация на всех стоявших на стоянке перед институтом машинах. За какофонией грома, шелестом дождевых капель и воем сигналок парень не услышал прозвучавшего звонка на занятия.

<tab>Бег по пустому коридору под крик уборщика: «По вымытым полам не бегать! Учись летать, паршивец!» — закончился вполне ожидаемо — столкновением с кем-то, спешившим навстречу. Этот кто-то чуть пошатнулся, но устоял, а вот Степану не повезло. Взмахнув руками, отчего зонт улетел в сторону шкафов и с громким «ба-бах!» спикировал на пол, парень протаранил пятой точкой довольно грязный пол (видимо, не все студенты умели летать) и яростно зашипел от прострелившей поясницу боли.

<tab>— Ты куда по встречке прёшь? — пропитанные сарказмом слова ворвались в мозг Степана, заставив последнего резко вскинуть голову.

<tab>На него не мигая уставился Евгран Охотников — одногруппник, спортсмен, любимец учителей, девушек и всего института скопом. Только вот сам Волков отчего-то с первого взгляда невзлюбил этого высокого блондина с ярко-голубыми глазами. И что обиднее, несмотря на такой цвет волос, брови и ресницы Евграна были чёрными, что придавало лицу парня невероятный шарм и притягательность. Ямочки на щеках, малюсенькая родинка под правым глазом и небольшой шрам над верхней губой не портили Охотникова, а наоборот, украшали. Ангельская внешность Евграна полностью компенсировалась взрывным характером и язвительными фразами, которыми тот очень часто «бил» Степана.

<tab>— Может, мне ещё и поворотник нужно было включить? — тихо буркнул Волков, неуклюже поднимаясь и становясь напротив ухмыляющегося одногруппника. — Ваше Величество двигалось не по своей полосе, так что авария полностью на Вашей совести! Будем оформлять страховку? — уже громче.

<tab>Евгран по-птичьи склонил голову к плечу и фыркнул. Он с первого курса обожал вступать в словесные пикировки с этим рыжеволосым недоразумением, которое злобно щетинилось и яростно дышало ему в плечо. Россыпь веснушек на носу и щеках, пронзительные карие глаза, курносый, вечно вздёрнутый нос так и норовили вызвать немотивированную улыбку и желание подколоть.

<tab>— Ого, я уже слышу шаги ДПСника, — хмыкнул Евгран, оборачиваясь. — Сейчас не только страховку оформит, но и права отберёт…

<tab>Из глубины коридора раздался громкий голос ректора, отчитывающего какого-то нерасторопного студента.

<tab>— Чёрт! — Степан вильнул в сторону, подхватил с пола зонт и, окинув напоследок презрительным взглядом чем-то очень довольного Охотникова, дёрнул на себя дверь подсобного помещения, вмещающего в себя швабру, несколько полок, ведро с половой тряпкой и давно увядшую декоративную пальму в кадке. — Я страховой полис забыл! — сообщил он Евграну, захлопывая дверь.

<tab>Тут и Охотников вспомнил, что лекция уже началась, а у ректора на парня зуб размером с указательный палец Кличко, и идея с обживанием подсобки заиграла новыми красками. Со словами: «Подвинься, рыжик!» — Евгран втиснулся в затхлое помещение и вжал ошарашенного таким поворотом дел Степана в пальму. Та не выдержала двойного счастья и завалилась на стену, окончательно переламываясь у основания. За спиной блондина что-то грохнуло и звонко стукнуло об пол.

<tab>— Ты чего делаешь, дылда? — шипел Волков, упираясь одним кулаком в плечо блондина, а вторым с зажатым в нём зонтом в пах парня. Воздух катастрофически быстро заканчивался, и жар смущения окрасил щёки Степана. — Это моё убежище.

<tab>— Тихо, — шикнул Евгран, чутко прислушиваясь к происходящему в коридоре. — Да не ёрзай ты… э-э… а что это мне упирается… — удивлённо распахнул глаза Охотников, опуская взгляд на рыжеволосую макушку.

<tab>— Зонт, — буркнул Волков. — А вот что упирается в мою руку…

<tab>— Телефон, — открестился Евгран и постарался живенько отстраниться.

<tab>Не получилось. Оказалось, что путь назад перекрыт упавшей шваброй, и если парни начнут двигаться, шум привлечёт нежелательное внимание стоявших прямо за дверью ректора и уборщика, громким голосом жаловавшегося на неуважение нынешней молодёжи к его сединам.

<tab>Евгран упёрся двумя ладонями в стену, вновь нависнув над злющим до чёртиков Степаном.

<tab>— Мне воздуха не хватает, — поставил тот в известность Охотникова.

<tab>— Могу сделать искусственное дыхание, — неожиданно даже для себя предложил Евгран и замер, неосознанно втягивая носом приятный запах мандаринов, исходивший от волос рыжика.

<tab>На минуту воцарилась тишина, разбавляемая громкими ударами сердец обоих парней и их частыми вдохами.

<tab>— Ты сейчас пошутил? — наконец смог выдавить из себя Степан. Рука, державшая зонт, стала затекать, но разжать пальцы и выронить его означало привлечь к себе внимание ректора.

<tab>— Надежда в твоём голосе наталкивает меня на нехорошие мысли. — Евгран опустил вниз одну руку и сжал бок Волкова, чтобы унять зуд в ладони.

<tab>Стена была холодной, а ладонь всё ещё кровоточила. Собственно, по этой самой причине Охотников и пропустил начало лекции, спеша в туалет, чтобы промыть рану.

<tab>— Среди нас гей, — пискнул рыжик и попытался занять место пальмы в кадке.

<tab>— С какой целью ты мне в этом сейчас признался? — обалдел Евгран.

<tab>— Я?! — вопль Степана оповестил не только ректора о местонахождении проштрафившихся, но и всех студентов и преподавателей из ближайших кабинетов.

<tab>Дверь в подсобку резко распахнулась, яркий свет резанул по глазам, а угрожающее: «Это ещё что такое? Охотников? Ты кого там тискаешь? Другого места не нашли с подружкой для любовных игр?» — заставило Волкова поперхнуться свежим воздухом от возмущения.

<tab>— А я тут это… как бы не совсем с девушкой, — растерянно пробормотал Евгран, отстраняясь от негодующе пыхтящего Степана, спиной отодвигая швабру, которая окончательно соскользнула на пол.

<tab>У ректора пропал дар речи. Немолодой уже мужчина в строгом сером костюме с завязанным на шее галстуком неэстетично уронил челюсть и забыл, что хотел сказать.

<tab>— Что значит «не совсем с девушкой»? — практически зарычал Волков, отталкивая Охотникова и принимая стоячее положение. — Что за полумеры?! Я мужик!

<tab>— Наполовину… — Евграну захотелось рассмеяться, видя недовольное и обиженное выражение лица рыжика.

<tab>— Ненавижу тебя, — прохрипел Степан, выскакивая из подсобки, зонтом оттесняя с дороги внезапно онемевшего ректора, в голове которого вертелось слово «толерантность» и вопрос «Она меня сразу убьёт?».

<tab>Евгран вздрогнул. Два этих слова неприятно резанули слух, оседая в сердце холодком. Ему почему-то хотелось броситься за рыжиком, схватить за руку, повернуть к себе и… что «и», парень не успел додумать, так как толпа студентов, образовавшая спонтанную пробку перед подсобкой, перекрыла дорогу окончательно озверевшему Степану.

<tab>Чувствовавший себя униженным, безвинно оскорблённым, Волков зашипел, дёрнулся и тут же вскинул руки, раскрывая зонт и врываясь в это море тел, расшвыривая их в стороны.

<tab>— Вот это я понимаю — самонаводящаяся торпеда, — хихикнул Павел Сеничкин, лучший друг Евграна, протиснувшийся к самой двери и с любопытством рассматривающий композицию «одухотворённый ректор и задумчивая овечка в волчьей шкуре». — Ев, ты подался в оппозицию?

<tab>— В смысле? — не понял парень, всё ещё наблюдая за стремительно улепётывающим рыжиком, размахивающим зонтом.

<tab>— Примеряешь на себя цвета неба? — пояснил Павел.

<tab>— Хм, пока не уверен, — задумчиво.

<tab>И в этот момент отмер ректор. С трубным: «А ну рассосались!» — подавился, откашлялся, бросил на Евграна извиняющийся взгляд, заставивший парня в удивлении вскинуть бровь, мужчина захлопнул дверь в подсобку перед носом округлившего в обалдении глаза Охотникова.

<tab>— Офигеть, — подытожил блондин, опускаясь задом в многострадальную кадку.

<tab>Степан, пробежавший весь коридор института, решил забить на учёбу (всё равно уже ничем не исправить своего бедственного положения, и стипендия теперь виделась чем-то заоблачно недосягаемым) и пойти подлечить расшатанные нервы. Перед его глазами всё ещё маячила обтянутая серой рубашкой грудь Евграна, а в ушах стоял стук его сердца.

<tab>«Придётся теперь рассчитывать только на зарплату ночного сторожа в детском саду», — уныло подумал Волков и тяжело вздохнул.

<tab>Незаметно выскользнув из учебного учреждения, парень воровато оглянулся по сторонам и двинулся в сторону небольшого кафе. Дождь решил взять передышку, чтобы позже с новыми силами обрушиться на головы нерасторопных прохожих.

<tab>***

<tab>— А сколько у вас стоит сто грамм водки? — рассматривая меню, спросил Степан официантку, молодую женщину со следами похмелья на лице.

<tab>Екатерина нахмурилась, наклонилась к взъерошенному парню, с особой любовью прижимающему к своей груди зонт, и тоже заглянула в меню. Мало ли, вдруг за её вчерашний выходной что-то изменилось? Ан нет…

<tab>— Двести рублей, — пояснила женщина, уже с подозрением поглядывая на странного клиента.

<tab>— Грабёж! Да я на эти деньги целую бутылку могу купить! — возмутился Волков, вскидывая голову. — А пиво с большим количеством алкоголя у вас есть?

<tab>— «Девятка», что ли? — не так любезно произнесла Екатерина, уже понимая, что ни чаевых, ни приличного заказа от парня не получит.

<tab>Степан пожевал губу, прикинул в уме, сколько у него наличности, и тяжело вздохнул. Выходило, что пятьдесят грамм водки парень осилить в состоянии, а вот на закуску придётся сжевать салфетку, в виде лебедя украшающую центр стола. Нет, в его комнате в общежитии была припрятана заначка на чёрный день — целых шестьсот рублей двумя бумажками — и по логике этот самый день уже наступил, только вот жаба — баба душевная — душит, душит, душит…

<tab>— Меня не устраивает качество обслуживания в этом заведении, — Волков царственно поднялся со стула, отодвинул зонтом в сторону официантку, по лбу которой крупными буквами пробегала строка из двух слов: «WTF» и «КОЗЁЛ!» — и поспешил к выходу, стараясь не оборачиваться.

<tab>Спину парня жёг озлобленный взгляд, а в груди скапливалось напряжение, грозящееся в ближайшее время вылиться в настоящую бурю негативных эмоций.

<tab>«Меня лапал гей! — остервенело потирая бок, размышлял Степан, направляясь в сторону места, известного каждому студенту в бедственном положении. — А вдруг это заразно? Я же тоже могу… — Парень резко затормозил и хватанул ртом пропитанный влагой воздух. Представил, как целуется с Евграном, лапает за ягодицу, и окончательно перепугался. Отвращения не было, скорее какое-то любопытство и взбудораженность. — Всё, заразил!»

<tab>То, что сам Степан довольно часто ловил себя на разглядывании мускулистой фигуры и подтянутой задницы Охотникова в душевой — парень проигнорировал, списав необычный интерес на отсутствие личной жизни. При росте в сто шестьдесят пять сантиметров Степану было очень трудно эту самую жизнь не то что вести, но и хотя бы начать. Девушки умилялись смешливому рыжеволосому пареньку, рассматривая его в качестве друга, а не как будущего бойфренда. Ещё и отсутствие свободных денег, которые студенту третьего курса экономического института взять было негде — родители всю жизнь проработали учителями в сельской школе и два года назад погибли, попав на остановке под «пятёрку», которой управлял пьяный в дупель водитель — играло немаловажную роль.

<tab>Вот Охотникову повезло. Богатые родители подарили любимому и единственному отпрыску двухкомнатную квартиру в центре города (Степан однажды попал в неё на праздник жизни Евграна вместе с остальными осчастливленными одногруппниками), чёрный BMW свёл с ума не одну его подружку, банковская карточка с неиссякаемым денежным лимитом вызывала гложущее чувство зависти в груди Степана, стильная и дорогая одежда.

<tab>Волков был уверен — если бы не было всей этой «золотой» шелухи, Евгран ничего бы из себя не представлял. Отличные оценки по всем предметам и спортивные достижения Охотникова не могли убедить Степана в обратном. Он с въедливостью пиявки выискивал худшие стороны блондина, наращивая на них «мясо» и накручивая себя всё больше и больше.

<tab>Бабушка «божий одуванчик» подслеповато щурилась, протягивая рыжеволосому студенту литр самогона в пластиковой бутылке с надписью «Буратино». Очень символично…

<tab>Начавшийся снова дождь загнал Степана в беседку на детской площадке. Устроившись на деревянной лавочке, парень разложил рядом с собой свою нехитрую снедь: бутылку, пластиковый стаканчик и две булочки с изюмом, которые он купил соседу по комнате в уплату дивидендов. И только сейчас рассмотрел бурое пятно на своей бежевой ветровке.

<tab>— Это ещё что за больная фантазия Пикассо? — глупо хлопая глазами и ногтем колупая особенно жирный потёк, поинтересовался неизвестно у кого парень. — Это когда же я умудрился? Ведь утром ещё ничего не было…

<tab>Прокрутив в голове события сегодняшнего дня, Волков закипел, как перегретый чайник со свистком. Ведь как ни крути, перед всем институтом опозорился, да и неизвестно, что предпримет ректор в наказание, а тут ещё и этот блондинистый!

<tab>— Ах он, козлина гомосекская! Руки об меня вздумал вытирать?! Мало ему было ног?!

<tab>На этой пессимистичной ноте Степан шустро отвинтил крышку с бутылки и набулькал себе треть стаканчика. Подумав немного и прищурив правый глаз, он наполнил его ещё на треть и удовлетворённо кивнул.

<tab>— Что ж, в связи с отсутствием собутыльника, дабы не показаться запойным алкоголиком, провозглашаю тост: за мир во всём мире и у меня в частности!

<tab>Второй тост был за отличную погоду в доме и в комнате общежития в частности, третий — за родителей, четвёртый — за любовь к ближнему, на пятом Степан застопорился. Горло жгло, по пищеводу будто стая жар-птиц потопталась, и почему-то чесалось левое ухо. Логично решив, что Ванька (сосед) и до стипендии с дивидендами потерпит (то, что эту самую стипендию придётся теперь ждать до прихода Мазая с зайцами, парень благополучно забыл), Волков вгрызся в булочку, рассматривая немного остекленевшими глазами надпись на внутренней стороне беседки «Я тебя люблю, Миша», а прямо под ней — другую «И я тебя, Слава».

<tab>Потерев кулаком глаз, Степан снова перечитал эту личную переписку и неожиданно покраснел.

<tab>— Они существую-ют, — провыл Степан, тыча пальцем в стену, и глупо хихикнул.

<tab>Дальше парень продолжил запивать жизненные неприятности и загубленную молодость уже без тостов…

<tab>***

<tab>— Ты не можешь с ним встречаться! — припечатал ректор, нервно расхаживая по своему кабинету и стараясь не смотреть на устроившегося в расслабленной позе Охотникова в кресле.

<tab>— Это ещё почему? — если сначала Евгран и не собирался проводить никакие эксперименты со своей ориентацией, то после этих слов твёрдо вознамерился поступить с точностью наоборот.

<tab>— Он… он… рыжий! — буркнул Ринат Эдмундович, на миг замирая перед стеллажом с папками.

<tab>Охотников опешил, подаваясь вперёд и вдавливая пальцы в подлокотники сидения.

<tab>— Да ладно? — приторно-сладким голосом произнёс он. — А я и не заметил.

<tab>— Не паясничай! — Ректор выдохнул, утёр ладонью выступивший на лбу пот и решился посмотреть на племянника. — Он плохо учится…

<tab>— Я его подтяну, — тут же выдал Евгран, начиная забавляться над ситуацией.

<tab>— Твоя мать хочет от тебя детей! — выдал весомый аргумент Ринат Эдмундович, победно взглянув на блондина.

<tab>— А от моего отца ей их не достаточно? — Охотников расслабился, начиная мысленно посмеиваться.

<tab>— У него член! — не унимался ректор.

<tab>— У меня тоже, живу же как-то! — развёл руками парень и хмыкнул.

<tab>— Вот именно! Как вы…

<tab>— Раком!

<tab>— Евгран!!!

<tab>— Дядя, вы бы со своей личной жизнью разобрались прежде, чем в мою вмешиваться! — Охотников встал и снял со спинки кресла свою сумку.

<tab>— Ты мне угрожаешь? — зашипел ректор.

<tab>— У вас жена, две дочери, собака, две кошки, хомяк, золотые рыбки, любовница, которую я вчера случайно увидел…

<tab>— Мы просто обедали!

<tab>— Ага, в половине первого ночи, в мотеле, со своей студенткой…

<tab>— Что ты от меня хочешь? — устало протянул Ринат, прикрывая глаза.

<tab>— Не судите и не судимы будете, — уже открывая дверь, ответил Евгран.

<tab>— Что хоть ты в нём нашёл? — в голосе ректора появились нотки любопытства.

<tab>— Язык у него… — ректор поперхнулся, — хорошо подвешен. — Охотников рассмеялся и пошёл на следующую пару.

<tab>То, что Степан решил не идти на занятия, было вполне предсказуемым. Тот и раньше не отличался особой усидчивостью, а уж после последних событий…

<tab>Евгран отсидел все лекции, не обращая внимания на взгляды, полные любопытства и вопросов, и поехал домой, по дороге продумывая планы по соблазнению рыжика. Представив, как Степан падает на его кровать совершенно обнажённый, протягивает к нему руки и пошло облизывается, Охотников нервно заёрзал на сидении и чуть не проехал на красный свет.

<tab>— Хм, стоит попробовать, — пробормотал парень и тут же разразился грубой руганью.

<tab>Какой-то мудак, не обращая внимания на погоду и глубокие лужи на дороге, пролетел мимо BMW, накрыв машину фонтаном грязной воды.

<tab>— Сука! — ударив по рулю, рыкнул Охотников.

<tab>До дома оставались считанные метры, а переться на мойку совершенно не улыбалось. Махнув рукой, парень загнал машину под небольшой навес, поставил её на сигнализацию и скрылся в недрах небольшого, но аккуратного дома.

<tab>Евгран ещё не знал, что вечер и ночь пройдут для него очень продуктивно!

<tab>***

<tab><b>POV Степан</b>

<tab>Как же мне хреново! В голове словно поселилась вся оркестровая яма — звуки виолончели перебивались позвякиванием колокольчиков, а скрипка визжала дуэтом с контрабасом!

<tab>С мученическим стоном потягиваюсь и тут же хватаюсь за горло. Желудок попросился наружу вместе со всем его содержимым.

<tab>Да счас! Самогонку не жалко, но там же ещё булочки… Хватаю ртом воздух, стараясь унять тайфун в животе.

<tab>— М-м-м, — слова произнести не получается, а хрипы способны испугать даже льва. — Пи-и-тт-ть, — опа, смог! Да я чёртов Макаренко!

<tab>Ванька спешить на помощь не торопился. Где моя таблетка аспирина и стакан воды? Где нудение над ухом о вреде пьянства в одно рыло? Кхм, а где мой зонт…

<tab>Шарю руками по кровати, которая почему-то не кончается, да и под пальцами вместо грубой простыни шёлковое великолепие. Боюсь открывать глаза…

<tab>— Есть здесь кто-нибудь? — тихонечко, чтобы не дай Бог никто не услышал.

<tab>Смешок откуда-то справа заставил напрячься.

<tab>Лежу, не двигаюсь, руки вытянул вдоль тела, притворяюсь трупом… очень хрипло сопящим трупом… с насморком!

<tab>— И долго ты ещё будешь приходить в себя? — спросил знакомый язвительный голос, и по прикрытым веками глазам больно ударил свет.

<tab>— Гадёныш! — шиплю, резко вскакивая на кровати.

<tab>Мир сотрясся. Мучное, подгоняемое изюмом, поплыло на «Буратино» к горлу с намерением постучаться в зубы.

<tab>На ощупь сползаю с постели и, зажимая рот рукой, ползу на голос.

<tab>— А ночью называл «мой котёнок», — наигранно вздохнув, посетовал Евгран. — Ты правильно ползёшь, только не в том направлении — туалет намного правее.

<tab>Возмущённо булькнув, растянулся на полу. Что ж, если суждено нагадить на глазах этой сволочи, я это сделаю с честью! То есть честно предупредил:

<tab>— По-бе-ерегись!..

<tab>— Эй!

<tab>Меня подхватывают за талию и зажимают рот уже в две руки. Моей и этого переростка. Куда-то несут, стараясь не сильно давить на живот. Правильно, нечего разбазаривать моё добро.

<tab>— Сам справишься? — поинтересовался Охотников, устраивая мою тушку рядом с унитазом.

<tab>Нет, что ты? Давай сделаем это вместе! За компанию, так сказать.

<tab>Отрицательно мычу, рукой показывая, чтобы этот помощничек выметался.

<tab>Сижу на закрытой крышке унитаза и смущаюсь. Дело в том, что есть у меня одна особенность: когда выпиваю, начинаю творить странные вещи, но когда прихожу в себя — память возвращается, постепенно подкидывая мне всё новые картинки.

<tab>Вот и сейчас ситуация удручала.

<tab>Первое воспоминание: обнимаю одной рукой ствол берёзы, второй — тычу зонтом в прифигевшую от возмущения дворняжку.

<tab>Второе воспоминание: пытаюсь выяснить у испуганного неизвестного дедка о его ориентации. После вопроса: «Вам мальчики или девочки нравятся?» — у того открылось второе дыхание и, вспомнив молодость, дед резво поковылял в сторону ларька с «живым» пивом.

<tab>Третье воспоминание: чья-то грязная машина украсилась надписью «помой меня», похихикал, прищурился и поставил в конце спича сердечко.

<tab>Четвёртое воспоминание: пролезаю в окно общежития, прижимая к груди многострадальный зонт. Ползу как партизан мимо округлившей глаза вахтёрши, иногда прикладывая к губам палец. Видимо, пытаюсь ей объяснить, чтобы не шумела. Вручаю зонт и надкусанную сбоку булочку открывшему дверь в комнату Ваньке, заверяя того, что булочка почти новая, ни разу не уроненная, даже почти не мокрая (вспомнил, почему обиделся на дворняжку). По стеночке пробираюсь в душ. Воды нет! С возмущением разворачиваюсь обратно. Рядом с вахтёршей вновь становлюсь на четвереньки и ползу к выходу из общаги. «После одиннадцати не впущу», — со смехом мне вслед.

<tab>Пятое воспоминание: сижу у столба, обхватив ноги, и пытаюсь выть на облака. Вокруг уже темно, полная луна почти полностью скрыта. Жалею себя и утираю лицо грязным рукавом.

<tab>Шестое воспоминание: стою уже у знакомой машины и с воодушевлением перечитываю чужую надпись под своей: «Приходи, помою». До меня доходит, кому принадлежит BMW, радостно хлопаю в ладоши и теряю равновесие.

<tab>Седьмое воспоминание: долблю кулаком в дверь, оставляя на ней грязные пятна. Лыблюсь в возмущённое лицо открывшего дверь Евграна. «Я мыться!» — ставлю того в известность и, не разуваясь, гордо прохожу (медленно ползу, держась за стенку) в коридор, отодвигая с дороги Охотникова.

<tab>Восьмое воспоминание: сижу в джакузи, радуюсь пузырькам. Рядом на корточках сидит Евгран и пристально смотрит на мою голую грудь. Широким жестом предлагаю хозяину квартиры чувствовать себя как дома. Надо мной ржут. Обидно…

<tab>Девятое воспоминание: потемневшие глаза Охотникова очень близко от моего лица, хищный оскал, хриплые слова: «Сам напросился!» — и поцелуй, мигом выбивший из моей головы все посторонние мысли. Чужие губы сминают, язык вторгается на мою территорию, проходится по зубам и дёснам. В паху резко тяжелеет, а с губ срывается непроизвольный стон.

<tab>Десятое воспоминание: мою невменяемую тушку вытирают пушистым полотенцем и куда-то несут. Руками трогаю уши Евграна, радуюсь его шипению. Меня роняют на кровать и быстро уходят. Мерзко хихикаю и сползаю на пол. Спешу (семеню мелкими перебежками, прячась за предметами мебели) за Охотниковым.

<tab>Одиннадцатое воспоминание: открыв рот, наблюдаю в чуть приоткрытую дверь за обнажённым Евграном, дрочившим в душе. Опускаю ладонь на свой пах, обхватывая уже твёрдую плоть в кулак. Дрочим вместе.

<tab>Двенадцатое воспоминание: меня засекли, красиво выругались, кончили… Непонимающе смотрю на свою испачканную спермой ладонь. Мне было так хорошо…

<tab>Тринадцатое воспоминание: «Не угомонишься — трахну!» — меня кутают в одеяло, затыкая рот краешком подушки. Мычу. Хочется до конца выяснить, есть ли у Евграна волосы на заднице. Охотников бесится и вжимает меня в матрас. Успокаиваюсь, когда на мой вопрос «Ты меня сильно любишь?» отвечают: «Безумно, рыжик, но давай об этом утром поговорим!»

<tab>Четырнадцатое воспоминание: хочу писать. Гусеничка в моём лице начинает извиваться, пытаясь выбраться из одеяльного плена. Евгран рычит, матерится и бьётся головой о спинку кровати.

<tab>Пятнадцатое воспоминание: воровато оглядываюсь, тыря колбасу из чужого холодильника. Охотников стоит в дверях кухни, скрестив руки на груди. Видимо, на стрёме…

<tab>Шестнадцатое воспоминание: жадно целуюсь с Евграном, пытаясь руками пробраться под резинку его боксёров. Шиплю от укуса в губу. На меня орут и вновь укутывают в одеяло. Вопрос про волосы всё ещё остаётся открытым…

<tab>Семнадцатое воспоминание: нежный поцелуй в шею. Томно вздыхаю и проваливаюсь в сон.

<tab>— Я труп, — обхватив голову руками, раскачиваюсь на унитазе. Раз десять почистил уже зубы, чтобы хоть ненадолго перебить привкус горечи во рту.

<tab>И тут меня пронзает неожиданная мыслишка. А я ещё девственник?!

<tab>Ёрзаю, пытаясь получить ответ на этот животрепещущий вопрос. Не болит. А может, это я его?..

<tab>— Ты там живой? Выйти можешь? — голос Евграна полон нетерпения.

<tab>— Не могу, я голый! — сообщаю я, оглядываясь в поисках полотенца. Какое-никакое, но всё же прикрытие.

<tab>За дверью смеются.

<tab>— Тебе не кажется, что ты как-то поздно об этом спохватился?

<tab>— Ты меня соблазнил! — обвиняю Евграна. — И бросил! — добавляю громче.

<tab>— Это когда? — не понял Охотников и начал открывать дверь.

<tab>— Не шевелись, — ору я, резво вскакивая со «стула» и подлетая к примеченной ранее вешалке с разноцветным халатом.

<tab>Успел просунуть первую руку в рукав, когда почувствовал пристальный взгляд на своей пояснице.

<tab>— А у тебя веснушки на копчике, — тихий голос Евграна прогнал толпу мурашек по позвоночнику.

<tab>— Это родинки, придурок, — не оборачиваясь, надел на себя короткий халат (женский!) и потуже затянул пояс.

<tab>— Отлично выглядишь, — что-то меня напрягают хриплые нотки в голосе Охотникова. — И я тебя бросать не собираюсь…

<tab>— А я тебя? — вопрос вырвался сам по себе.

<tab>— Только попробуй! — и столько решимости в голосе.

<tab>— Откуда у тебя в ванной женский халат?— как ни пытался, скрыть ревнивые нотки в голосе не удалось.

<tab>Резко оборачиваюсь, чтобы увидеть, как этот хищник медленно приближается ко мне. Вытягиваю вперёд руки и упираюсь ему в грудь. Голую грудь.

<tab>— Ты же не думаешь, что до тебя я был монахом? — Евгран опустил взгляд вниз и сглотнул.

<tab>Я тоже проследил в том же направлении и вздрогнул. Серые боксёры не скрывали довольно внушительный стояк, натянувший ткань его трусов.

<tab>Минуты две мы молчали, тяжело дыша.

<tab>— Я гей? — тихо интересуюсь и пытаюсь осторожно отстраниться.

<tab>Мне этого не позволяют, обхватывая запястья и впечатывая в твёрдую грудь. В нос тут же проник умопомрачительный запах ванили. Начинает вновь тошнить…

<tab>— Скоро выясним, — поцелуй в шею.

<tab>Тошнота усиливается. Вырываюсь, но меня зажимают крепче, целуя уже мочку уха. Пытаюсь движениями тела просигналить, что мне что-то не хорошо. Меня понимают, но как-то неправильно. Евграновская наглая рука пробирается под халат и сдавливает бедро, член парня трётся о мой живот, вызывая не совсем естественный отклик в моём организме.

<tab>— Меня сейчас стошнит! — заявляю в открытую, для наглядного примера демонстрируя позеленевшую физиономию и чуть повлажневшие глаза.

<tab>Меня тут же отпускают и уже привычно матерятся.

<tab>А я что? Я ничего! Повторно схожусь лицом к «лицу» с унитазом.

<tab>— Стёп, тебя от поцелуя стошнило? — неуверенный и такой обиженный голос Охотникова.

<tab>Ржу и булькаю, ржу и булькаю… И уже не смущает мысль, что такой интимный процесс приходится выставлять на всеобщее обозрение. Мы дрочили вместе!

<tab>Ополоснув руки и лицо, почистив несколько раз зубы и съев треть тюбика пасты — наконец ответил злобно пыхтящему Евграну:

<tab>— Меня тошнит от твоей нерешительности…

<tab>Зря я это сказал…

<tab><b>Конец POV</b>

<tab>***

<tab>В то утро Волкова не лишили девственности только потому, что к Охотникову пожаловала делегация в лице матери Евграна и ректора института.

<tab>Ринат Эдмундович мялся в дверях кухни, не решаясь вмешаться в разговор на повышенных тонах Евграна и Елизаветы Эдмундовны. Степан прятался в спальне (женский халат — не лучшая одежда для знакомства с родителями), но чутко прислушивался к баталиям.

<tab>— Почему я не в курсе, что мой сын — гей?! — кричала женщина, грозно надвигаясь на невозмутимого сына.

<tab>— Я не гей! — Евгран, успевший натянуть на себя только джинсы, посмотрел поверх головы матери и хмуро буркнул в сторону ректора: — Стукач!

<tab>— Но Ринатик сказал…

<tab>— А если он скажет, что в пятьдесят лет он спит с женой, любовницей и собакой, ты ему тоже поверишь?

<tab>— Ты что такое говоришь?! — возмутился ректор. — Какой ещё собакой?

<tab>Елизавета Эдмундовна медленно обернулась и прищурилась.

<tab>— Значит, против любовницы ты не возражаешь? — угрожающе протянула она.

<tab>Ректор вжал голову в плечи и попятился.

<tab>Мать Евграна решила отложить разборки с братом на другое время и вновь повернулась к сыну.

<tab>— Ты точно не гей? — уточнила она.

<tab>— Точно. Я всего лишь би…

<tab>— А это ещё что за вид? — не поняла Елизавета.

<tab>— Ну, это когда и парни, и девушки однофигственны, — тут же сдал племянника Ринат Эдмундович.

<tab>— А ты откуда знаешь? — Елизавета ну очень по-доброму.

<tab>— Какие ещё девушки? — влетевший на кухню Степан.

<tab>— Невестушка пожаловала, — ядовито Ринат Эдмундович.

<tab>Мама Евграна пристально осмотрела женский халат Степана, его покрасневшее от негодования лицо, сжатые кулаки и хмыкнула. Она никогда не была гомофобом. Правда, всё же не думала, что её сын пойдёт по этой стезе. Да она вообще об этой стороне жизни не думала. Любимый муж, практически сдувающий с неё пылинки. Старший брат, опекающий женщину. Работа, к которой она относилась с особым трепетом. Племянницы, вечно норовившие что-нибудь разбить в их квартире, когда оставались с ночёвкой. Ну гей, ну нравятся ему парни — и что? Сразу впадать в панику? Глупо. Ему только двадцать один год! Возможно, в будущем перебесится, заведёт нормальную семью, остепенится… А если нет — ничего страшного. Рыжеволосый паренёк, с таким неистовством рассматривающий её сына, сразу понравился женщине. Да и глаза Евграна буквально сверкали, отображая все чувства, что он испытывал к нему. Решено! Она не станет ломать сыну жизнь, та сама ещё не раз подкинет ему подлянку. Если хочет плыть, а не тонуть — пусть научится нести ответственность за свои решения. Потерять сына она не хотела. Подготовку мужа женщина решила взять на себя — по крайней мере ещё не все грешки молодости тот отработал…

<tab>— Одобряю, — просто сказала она и двинулась к выходу из кухни, по пути схватив за рукав пиджака ректора института.

<tab>— Я не невестушка, — вслед парочке крикнул Степан. — Я женишок!

<tab>— И не мечтай, — Евгран хищно оскалился и двинулся на парня. — Мне нравится твоя ревность…

<tab>— Ах, ревность?! — возмутился Волков и сверкнул глазами. — То-то я смотрю, мой сосед по комнате на меня странно по утрам смотрит… Точно! — хлопает себя ладонью по лбу. — Я ему нравлюсь. Интересно, а как он целуется?..

<tab>Евгран яростно зарычал и в одно мгновение оказался рядом со Степаном.

<tab>— Никаких общежитий! Ты сегодня же переезжаешь ко мне, и это не обсуждается! — грубый поцелуй и рука на члене Волкова сбили последнего с мысли.

<tab>Уже по пути в спальню Степан позволил себе самодовольно усмехнуться. Ничего, проблема с проживанием решилась сама собой, теперь бы ещё со стипендией уладить…

<tab>— Дылда, я так понял, наш ректор — твой дядя? — начал пробивать почву Волков.

<tab>— Да, — буркнул Евгран, еле сдерживаясь, чтобы не разложить рыжика прямо в коридоре.

<tab>— А он грозил лишить меня стипендии. Видимо, таким образом пытался нас разлучить, — жалостливо шмыгнув носом, пожаловался парень.

<tab>— Не волнуйся, не лишит… я сам твоим образованием займусь! — И, рассмеявшись над недовольно сопящим Степаном, Евгран хлопнул по обтянутой шёлковым халатом заднице рыжика.

<tab>— Деспот!

<tab>— Я тебя тоже обожаю…

***********************************************************************************************

«Принц» и «нищий»

http://ficbook.net/readfic/2368583

***********************************************************************************************

Автор:OLGA-OLGA (http://ficbook.net/authors/171139)

Беты (редакторы): Касанди

Фэндом: Ориджиналы

Персонажи: м/м

Рейтинг: R

Жанры: Слэш (яой), Романтика, Юмор, POV, Учебные заведения

Предупреждения: Нецензурная лексика

Размер: Мини, 15 страниц

Кол-во частей: 1

Статус: закончен

Описание:

Они вечно сталкивались в словесной пикировке и не понимали, что таким образом привлекали внимание друг друга. Что может связать обеспеченного парня и сироту, живущего в общежитии? Хм, ну не купание же пьяного Степана в ванне…

Посвящение:

Автору заявки. Я же обещала, что напишу)

Публикация на других ресурсах:

Спросите.

Примечания автора:

Сижу на работе первый день, только сейчас появилась возможность без лишних ушей и глаз сюда войти.

<tab>

<tab>

<tab>Перепрыгивая через лужи, в избытке разукрасившие серый асфальт, молодой парень спешил на первую пару по экономике. Ещё вчера светило яркое солнце, погода радовала глаза и душу своим теплом и яркими майскими красками, но сегодняшний день принёс дождь и промозглую слякоть.

<tab>Настроение Степана Волкова колебалось между «хреново» и «охренеть как паршиво». Вчера ректор вызвал его к себе и поставил в известность, что если парень не сдаст все зачёты по физкультуре и не подтянет экономический анализ, то стипендию тот будет видеть только во снах.

<tab>«Вот почему в других учебных заведениях ректор не вмешивается в дела простых смертных, поручая это своим подчинённым? А у нашего, понимаешь ли, фишка такая — радеть за моральный и нравственный образ каждого студента и, что обидно, меня в частности! За что мне это? Чем я провинился в прошлой жизни, что из всех институтов, готовых принять такого особенного и замечательного меня, выбрал именно с ректором-трудоголиком! Блинство! И не важно, что это единственный институт, в который меня взяли с такими, скажем так, не впечатляющими оценками… они просто вовремя рассмотрели во мне огромный потенциал!» — мысленно стонал парень, перепрыгивая очередную лужу.

<tab>— Елтысь! — невнятно ругнулся Степан, со звучным сопровождением проваливаясь обутой в чёрный кроссовок ногой в грязную воду. — Офигенное начало дня…

<tab>Низ синих джинсов украсился аляповатыми разводами, а рядом громыхнуло так, будто с рельсов сошёл грузовой поезд и перевернулся.

<tab>Вздрогнув всем телом и чудом не выронив зонт, который парень утром взял в аренду у своего соседа по общежитию под неимоверные проценты (час эксплуатации — половина батона или булочка с изюмом), Волков сквозь зубы матюкнулся. Разом сработала сигнализация на всех стоявших на стоянке перед институтом машинах. За какофонией грома, шелестом дождевых капель и воем сигналок парень не услышал прозвучавшего звонка на занятия.

<tab>Бег по пустому коридору под крик уборщика: «По вымытым полам не бегать! Учись летать, паршивец!» — закончился вполне ожидаемо — столкновением с кем-то, спешившим навстречу. Этот кто-то чуть пошатнулся, но устоял, а вот Степану не повезло. Взмахнув руками, отчего зонт улетел в сторону шкафов и с громким «ба-бах!» спикировал на пол, парень протаранил пятой точкой довольно грязный пол (видимо, не все студенты умели летать) и яростно зашипел от прострелившей поясницу боли.

<tab>— Ты куда по встречке прёшь? — пропитанные сарказмом слова ворвались в мозг Степана, заставив последнего резко вскинуть голову.

<tab>На него не мигая уставился Евгран Охотников — одногруппник, спортсмен, любимец учителей, девушек и всего института скопом. Только вот сам Волков отчего-то с первого взгляда невзлюбил этого высокого блондина с ярко-голубыми глазами. И что обиднее, несмотря на такой цвет волос, брови и ресницы Евграна были чёрными, что придавало лицу парня невероятный шарм и притягательность. Ямочки на щеках, малюсенькая родинка под правым глазом и небольшой шрам над верхней губой не портили Охотникова, а наоборот, украшали. Ангельская внешность Евграна полностью компенсировалась взрывным характером и язвительными фразами, которыми тот очень часто «бил» Степана.

<tab>— Может, мне ещё и поворотник нужно было включить? — тихо буркнул Волков, неуклюже поднимаясь и становясь напротив ухмыляющегося одногруппника. — Ваше Величество двигалось не по своей полосе, так что авария полностью на Вашей совести! Будем оформлять страховку? — уже громче.

<tab>Евгран по-птичьи склонил голову к плечу и фыркнул. Он с первого курса обожал вступать в словесные пикировки с этим рыжеволосым недоразумением, которое злобно щетинилось и яростно дышало ему в плечо. Россыпь веснушек на носу и щеках, пронзительные карие глаза, курносый, вечно вздёрнутый нос так и норовили вызвать немотивированную улыбку и желание подколоть.

<tab>— Ого, я уже слышу шаги ДПСника, — хмыкнул Евгран, оборачиваясь. — Сейчас не только страховку оформит, но и права отберёт…

<tab>Из глубины коридора раздался громкий голос ректора, отчитывающего какого-то нерасторопного студента.

<tab>— Чёрт! — Степан вильнул в сторону, подхватил с пола зонт и, окинув напоследок презрительным взглядом чем-то очень довольного Охотникова, дёрнул на себя дверь подсобного помещения, вмещающего в себя швабру, несколько полок, ведро с половой тряпкой и давно увядшую декоративную пальму в кадке. — Я страховой полис забыл! — сообщил он Евграну, захлопывая дверь.

<tab>Тут и Охотников вспомнил, что лекция уже началась, а у ректора на парня зуб размером с указательный палец Кличко, и идея с обживанием подсобки заиграла новыми красками. Со словами: «Подвинься, рыжик!» — Евгран втиснулся в затхлое помещение и вжал ошарашенного таким поворотом дел Степана в пальму. Та не выдержала двойного счастья и завалилась на стену, окончательно переламываясь у основания. За спиной блондина что-то грохнуло и звонко стукнуло об пол.

<tab>— Ты чего делаешь, дылда? — шипел Волков, упираясь одним кулаком в плечо блондина, а вторым с зажатым в нём зонтом в пах парня. Воздух катастрофически быстро заканчивался, и жар смущения окрасил щёки Степана. — Это моё убежище.

<tab>— Тихо, — шикнул Евгран, чутко прислушиваясь к происходящему в коридоре. — Да не ёрзай ты… э-э… а что это мне упирается… — удивлённо распахнул глаза Охотников, опуская взгляд на рыжеволосую макушку.

<tab>— Зонт, — буркнул Волков. — А вот что упирается в мою руку…

<tab>— Телефон, — открестился Евгран и постарался живенько отстраниться.

<tab>Не получилось. Оказалось, что путь назад перекрыт упавшей шваброй, и если парни начнут двигаться, шум привлечёт нежелательное внимание стоявших прямо за дверью ректора и уборщика, громким голосом жаловавшегося на неуважение нынешней молодёжи к его сединам.

<tab>Евгран упёрся двумя ладонями в стену, вновь нависнув над злющим до чёртиков Степаном.

<tab>— Мне воздуха не хватает, — поставил тот в известность Охотникова.

<tab>— Могу сделать искусственное дыхание, — неожиданно даже для себя предложил Евгран и замер, неосознанно втягивая носом приятный запах мандаринов, исходивший от волос рыжика.

<tab>На минуту воцарилась тишина, разбавляемая громкими ударами сердец обоих парней и их частыми вдохами.

<tab>— Ты сейчас пошутил? — наконец смог выдавить из себя Степан. Рука, державшая зонт, стала затекать, но разжать пальцы и выронить его означало привлечь к себе внимание ректора.

<tab>— Надежда в твоём голосе наталкивает меня на нехорошие мысли. — Евгран опустил вниз одну руку и сжал бок Волкова, чтобы унять зуд в ладони.

<tab>Стена была холодной, а ладонь всё ещё кровоточила. Собственно, по этой самой причине Охотников и пропустил начало лекции, спеша в туалет, чтобы промыть рану.

<tab>— Среди нас гей, — пискнул рыжик и попытался занять место пальмы в кадке.

<tab>— С какой целью ты мне в этом сейчас признался? — обалдел Евгран.

<tab>— Я?! — вопль Степана оповестил не только ректора о местонахождении проштрафившихся, но и всех студентов и преподавателей из ближайших кабинетов.

<tab>Дверь в подсобку резко распахнулась, яркий свет резанул по глазам, а угрожающее: «Это ещё что такое? Охотников? Ты кого там тискаешь? Другого места не нашли с подружкой для любовных игр?» — заставило Волкова поперхнуться свежим воздухом от возмущения.

<tab>— А я тут это… как бы не совсем с девушкой, — растерянно пробормотал Евгран, отстраняясь от негодующе пыхтящего Степана, спиной отодвигая швабру, которая окончательно соскользнула на пол.

<tab>У ректора пропал дар речи. Немолодой уже мужчина в строгом сером костюме с завязанным на шее галстуком неэстетично уронил челюсть и забыл, что хотел сказать.

<tab>— Что значит «не совсем с девушкой»? — практически зарычал Волков, отталкивая Охотникова и принимая стоячее положение. — Что за полумеры?! Я мужик!

<tab>— Наполовину… — Евграну захотелось рассмеяться, видя недовольное и обиженное выражение лица рыжика.

<tab>— Ненавижу тебя, — прохрипел Степан, выскакивая из подсобки, зонтом оттесняя с дороги внезапно онемевшего ректора, в голове которого вертелось слово «толерантность» и вопрос «Она меня сразу убьёт?».

<tab>Евгран вздрогнул. Два этих слова неприятно резанули слух, оседая в сердце холодком. Ему почему-то хотелось броситься за рыжиком, схватить за руку, повернуть к себе и… что «и», парень не успел додумать, так как толпа студентов, образовавшая спонтанную пробку перед подсобкой, перекрыла дорогу окончательно озверевшему Степану.

<tab>Чувствовавший себя униженным, безвинно оскорблённым, Волков зашипел, дёрнулся и тут же вскинул руки, раскрывая зонт и врываясь в это море тел, расшвыривая их в стороны.

<tab>— Вот это я понимаю — самонаводящаяся торпеда, — хихикнул Павел Сеничкин, лучший друг Евграна, протиснувшийся к самой двери и с любопытством рассматривающий композицию «одухотворённый ректор и задумчивая овечка в волчьей шкуре». — Ев, ты подался в оппозицию?

<tab>— В смысле? — не понял парень, всё ещё наблюдая за стремительно улепётывающим рыжиком, размахивающим зонтом.

<tab>— Примеряешь на себя цвета неба? — пояснил Павел.

<tab>— Хм, пока не уверен, — задумчиво.

<tab>И в этот момент отмер ректор. С трубным: «А ну рассосались!» — подавился, откашлялся, бросил на Евграна извиняющийся взгляд, заставивший парня в удивлении вскинуть бровь, мужчина захлопнул дверь в подсобку перед носом округлившего в обалдении глаза Охотникова.

<tab>— Офигеть, — подытожил блондин, опускаясь задом в многострадальную кадку.

<tab>Степан, пробежавший весь коридор института, решил забить на учёбу (всё равно уже ничем не исправить своего бедственного положения, и стипендия теперь виделась чем-то заоблачно недосягаемым) и пойти подлечить расшатанные нервы. Перед его глазами всё ещё маячила обтянутая серой рубашкой грудь Евграна, а в ушах стоял стук его сердца.

<tab>«Придётся теперь рассчитывать только на зарплату ночного сторожа в детском саду», — уныло подумал Волков и тяжело вздохнул.

<tab>Незаметно выскользнув из учебного учреждения, парень воровато оглянулся по сторонам и двинулся в сторону небольшого кафе. Дождь решил взять передышку, чтобы позже с новыми силами обрушиться на головы нерасторопных прохожих.

<tab>***

<tab>— А сколько у вас стоит сто грамм водки? — рассматривая меню, спросил Степан официантку, молодую женщину со следами похмелья на лице.

<tab>Екатерина нахмурилась, наклонилась к взъерошенному парню, с особой любовью прижимающему к своей груди зонт, и тоже заглянула в меню. Мало ли, вдруг за её вчерашний выходной что-то изменилось? Ан нет…

<tab>— Двести рублей, — пояснила женщина, уже с подозрением поглядывая на странного клиента.

<tab>— Грабёж! Да я на эти деньги целую бутылку могу купить! — возмутился Волков, вскидывая голову. — А пиво с большим количеством алкоголя у вас есть?

<tab>— «Девятка», что ли? — не так любезно произнесла Екатерина, уже понимая, что ни чаевых, ни приличного заказа от парня не получит.

<tab>Степан пожевал губу, прикинул в уме, сколько у него наличности, и тяжело вздохнул. Выходило, что пятьдесят грамм водки парень осилить в состоянии, а вот на закуску придётся сжевать салфетку, в виде лебедя украшающую центр стола. Нет, в его комнате в общежитии была припрятана заначка на чёрный день — целых шестьсот рублей двумя бумажками — и по логике этот самый день уже наступил, только вот жаба — баба душевная — душит, душит, душит…

<tab>— Меня не устраивает качество обслуживания в этом заведении, — Волков царственно поднялся со стула, отодвинул зонтом в сторону официантку, по лбу которой крупными буквами пробегала строка из двух слов: «WTF» и «КОЗЁЛ!» — и поспешил к выходу, стараясь не оборачиваться.

<tab>Спину парня жёг озлобленный взгляд, а в груди скапливалось напряжение, грозящееся в ближайшее время вылиться в настоящую бурю негативных эмоций.

<tab>«Меня лапал гей! — остервенело потирая бок, размышлял Степан, направляясь в сторону места, известного каждому студенту в бедственном положении. — А вдруг это заразно? Я же тоже могу… — Парень резко затормозил и хватанул ртом пропитанный влагой воздух. Представил, как целуется с Евграном, лапает за ягодицу, и окончательно перепугался. Отвращения не было, скорее какое-то любопытство и взбудораженность. — Всё, заразил!»

<tab>То, что сам Степан довольно часто ловил себя на разглядывании мускулистой фигуры и подтянутой задницы Охотникова в душевой — парень проигнорировал, списав необычный интерес на отсутствие личной жизни. При росте в сто шестьдесят пять сантиметров Степану было очень трудно эту самую жизнь не то что вести, но и хотя бы начать. Девушки умилялись смешливому рыжеволосому пареньку, рассматривая его в качестве друга, а не как будущего бойфренда. Ещё и отсутствие свободных денег, которые студенту третьего курса экономического института взять было негде — родители всю жизнь проработали учителями в сельской школе и два года назад погибли, попав на остановке под «пятёрку», которой управлял пьяный в дупель водитель — играло немаловажную роль.

<tab>Вот Охотникову повезло. Богатые родители подарили любимому и единственному отпрыску двухкомнатную квартиру в центре города (Степан однажды попал в неё на праздник жизни Евграна вместе с остальными осчастливленными одногруппниками), чёрный BMW свёл с ума не одну его подружку, банковская карточка с неиссякаемым денежным лимитом вызывала гложущее чувство зависти в груди Степана, стильная и дорогая одежда.

<tab>Волков был уверен — если бы не было всей этой «золотой» шелухи, Евгран ничего бы из себя не представлял. Отличные оценки по всем предметам и спортивные достижения Охотникова не могли убедить Степана в обратном. Он с въедливостью пиявки выискивал худшие стороны блондина, наращивая на них «мясо» и накручивая себя всё больше и больше.

<tab>Бабушка «божий одуванчик» подслеповато щурилась, протягивая рыжеволосому студенту литр самогона в пластиковой бутылке с надписью «Буратино». Очень символично…

<tab>Начавшийся снова дождь загнал Степана в беседку на детской площадке. Устроившись на деревянной лавочке, парень разложил рядом с собой свою нехитрую снедь: бутылку, пластиковый стаканчик и две булочки с изюмом, которые он купил соседу по комнате в уплату дивидендов. И только сейчас рассмотрел бурое пятно на своей бежевой ветровке.

<tab>— Это ещё что за больная фантазия Пикассо? — глупо хлопая глазами и ногтем колупая особенно жирный потёк, поинтересовался неизвестно у кого парень. — Это когда же я умудрился? Ведь утром ещё ничего не было…

<tab>Прокрутив в голове события сегодняшнего дня, Волков закипел, как перегретый чайник со свистком. Ведь как ни крути, перед всем институтом опозорился, да и неизвестно, что предпримет ректор в наказание, а тут ещё и этот блондинистый!

<tab>— Ах он, козлина гомосекская! Руки об меня вздумал вытирать?! Мало ему было ног?!

<tab>На этой пессимистичной ноте Степан шустро отвинтил крышку с бутылки и набулькал себе треть стаканчика. Подумав немного и прищурив правый глаз, он наполнил его ещё на треть и удовлетворённо кивнул.

<tab>— Что ж, в связи с отсутствием собутыльника, дабы не показаться запойным алкоголиком, провозглашаю тост: за мир во всём мире и у меня в частности!

<tab>Второй тост был за отличную погоду в доме и в комнате общежития в частности, третий — за родителей, четвёртый — за любовь к ближнему, на пятом Степан застопорился. Горло жгло, по пищеводу будто стая жар-птиц потопталась, и почему-то чесалось левое ухо. Логично решив, что Ванька (сосед) и до стипендии с дивидендами потерпит (то, что эту самую стипендию придётся теперь ждать до прихода Мазая с зайцами, парень благополучно забыл), Волков вгрызся в булочку, рассматривая немного остекленевшими глазами надпись на внутренней стороне беседки «Я тебя люблю, Миша», а прямо под ней — другую «И я тебя, Слава».

<tab>Потерев кулаком глаз, Степан снова перечитал эту личную переписку и неожиданно покраснел.

<tab>— Они существую-ют, — провыл Степан, тыча пальцем в стену, и глупо хихикнул.

<tab>Дальше парень продолжил запивать жизненные неприятности и загубленную молодость уже без тостов…

<tab>***

<tab>— Ты не можешь с ним встречаться! — припечатал ректор, нервно расхаживая по своему кабинету и стараясь не смотреть на устроившегося в расслабленной позе Охотникова в кресле.

<tab>— Это ещё почему? — если сначала Евгран и не собирался проводить никакие эксперименты со своей ориентацией, то после этих слов твёрдо вознамерился поступить с точностью наоборот.

<tab>— Он… он… рыжий! — буркнул Ринат Эдмундович, на миг замирая перед стеллажом с папками.

<tab>Охотников опешил, подаваясь вперёд и вдавливая пальцы в подлокотники сидения.

<tab>— Да ладно? — приторно-сладким голосом произнёс он. — А я и не заметил.

<tab>— Не паясничай! — Ректор выдохнул, утёр ладонью выступивший на лбу пот и решился посмотреть на племянника. — Он плохо учится…

<tab>— Я его подтяну, — тут же выдал Евгран, начиная забавляться над ситуацией.

<tab>— Твоя мать хочет от тебя детей! — выдал весомый аргумент Ринат Эдмундович, победно взглянув на блондина.

<tab>— А от моего отца ей их не достаточно? — Охотников расслабился, начиная мысленно посмеиваться.

<tab>— У него член! — не унимался ректор.

<tab>— У меня тоже, живу же как-то! — развёл руками парень и хмыкнул.

<tab>— Вот именно! Как вы…

<tab>— Раком!

<tab>— Евгран!!!

<tab>— Дядя, вы бы со своей личной жизнью разобрались прежде, чем в мою вмешиваться! — Охотников встал и снял со спинки кресла свою сумку.

<tab>— Ты мне угрожаешь? — зашипел ректор.

<tab>— У вас жена, две дочери, собака, две кошки, хомяк, золотые рыбки, любовница, которую я вчера случайно увидел…

<tab>— Мы просто обедали!

<tab>— Ага, в половине первого ночи, в мотеле, со своей студенткой…

<tab>— Что ты от меня хочешь? — устало протянул Ринат, прикрывая глаза.

<tab>— Не судите и не судимы будете, — уже открывая дверь, ответил Евгран.

<tab>— Что хоть ты в нём нашёл? — в голосе ректора появились нотки любопытства.

<tab>— Язык у него… — ректор поперхнулся, — хорошо подвешен. — Охотников рассмеялся и пошёл на следующую пару.

<tab>То, что Степан решил не идти на занятия, было вполне предсказуемым. Тот и раньше не отличался особой усидчивостью, а уж после последних событий…

<tab>Евгран отсидел все лекции, не обращая внимания на взгляды, полные любопытства и вопросов, и поехал домой, по дороге продумывая планы по соблазнению рыжика. Представив, как Степан падает на его кровать совершенно обнажённый, протягивает к нему руки и пошло облизывается, Охотников нервно заёрзал на сидении и чуть не проехал на красный свет.

<tab>— Хм, стоит попробовать, — пробормотал парень и тут же разразился грубой руганью.

<tab>Какой-то мудак, не обращая внимания на погоду и глубокие лужи на дороге, пролетел мимо BMW, накрыв машину фонтаном грязной воды.

<tab>— Сука! — ударив по рулю, рыкнул Охотников.

<tab>До дома оставались считанные метры, а переться на мойку совершенно не улыбалось. Махнув рукой, парень загнал машину под небольшой навес, поставил её на сигнализацию и скрылся в недрах небольшого, но аккуратного дома.

<tab>Евгран ещё не знал, что вечер и ночь пройдут для него очень продуктивно!

<tab>***

<tab><b>POV Степан</b>

<tab>Как же мне хреново! В голове словно поселилась вся оркестровая яма — звуки виолончели перебивались позвякиванием колокольчиков, а скрипка визжала дуэтом с контрабасом!

<tab>С мученическим стоном потягиваюсь и тут же хватаюсь за горло. Желудок попросился наружу вместе со всем его содержимым.

<tab>Да счас! Самогонку не жалко, но там же ещё булочки… Хватаю ртом воздух, стараясь унять тайфун в животе.

<tab>— М-м-м, — слова произнести не получается, а хрипы способны испугать даже льва. — Пи-и-тт-ть, — опа, смог! Да я чёртов Макаренко!

<tab>Ванька спешить на помощь не торопился. Где моя таблетка аспирина и стакан воды? Где нудение над ухом о вреде пьянства в одно рыло? Кхм, а где мой зонт…

<tab>Шарю руками по кровати, которая почему-то не кончается, да и под пальцами вместо грубой простыни шёлковое великолепие. Боюсь открывать глаза…

<tab>— Есть здесь кто-нибудь? — тихонечко, чтобы не дай Бог никто не услышал.

<tab>Смешок откуда-то справа заставил напрячься.

<tab>Лежу, не двигаюсь, руки вытянул вдоль тела, притворяюсь трупом… очень хрипло сопящим трупом… с насморком!

<tab>— И долго ты ещё будешь приходить в себя? — спросил знакомый язвительный голос, и по прикрытым веками глазам больно ударил свет.

<tab>— Гадёныш! — шиплю, резко вскакивая на кровати.

<tab>Мир сотрясся. Мучное, подгоняемое изюмом, поплыло на «Буратино» к горлу с намерением постучаться в зубы.

<tab>На ощупь сползаю с постели и, зажимая рот рукой, ползу на голос.

<tab>— А ночью называл «мой котёнок», — наигранно вздохнув, посетовал Евгран. — Ты правильно ползёшь, только не в том направлении — туалет намного правее.

<tab>Возмущённо булькнув, растянулся на полу. Что ж, если суждено нагадить на глазах этой сволочи, я это сделаю с честью! То есть честно предупредил:

<tab>— По-бе-ерегись!..

<tab>— Эй!

<tab>Меня подхватывают за талию и зажимают рот уже в две руки. Моей и этого переростка. Куда-то несут, стараясь не сильно давить на живот. Правильно, нечего разбазаривать моё добро.

<tab>— Сам справишься? — поинтересовался Охотников, устраивая мою тушку рядом с унитазом.

<tab>Нет, что ты? Давай сделаем это вместе! За компанию, так сказать.

<tab>Отрицательно мычу, рукой показывая, чтобы этот помощничек выметался.

<tab>Сижу на закрытой крышке унитаза и смущаюсь. Дело в том, что есть у меня одна особенность: когда выпиваю, начинаю творить странные вещи, но когда прихожу в себя — память возвращается, постепенно подкидывая мне всё новые картинки.

<tab>Вот и сейчас ситуация удручала.

<tab>Первое воспоминание: обнимаю одной рукой ствол берёзы, второй — тычу зонтом в прифигевшую от возмущения дворняжку.

<tab>Второе воспоминание: пытаюсь выяснить у испуганного неизвестного дедка о его ориентации. После вопроса: «Вам мальчики или девочки нравятся?» — у того открылось второе дыхание и, вспомнив молодость, дед резво поковылял в сторону ларька с «живым» пивом.

<tab>Третье воспоминание: чья-то грязная машина украсилась надписью «помой меня», похихикал, прищурился и поставил в конце спича сердечко.

<tab>Четвёртое воспоминание: пролезаю в окно общежития, прижимая к груди многострадальный зонт. Ползу как партизан мимо округлившей глаза вахтёрши, иногда прикладывая к губам палец. Видимо, пытаюсь ей объяснить, чтобы не шумела. Вручаю зонт и надкусанную сбоку булочку открывшему дверь в комнату Ваньке, заверяя того, что булочка почти новая, ни разу не уроненная, даже почти не мокрая (вспомнил, почему обиделся на дворняжку). По стеночке пробираюсь в душ. Воды нет! С возмущением разворачиваюсь обратно. Рядом с вахтёршей вновь становлюсь на четвереньки и ползу к выходу из общаги. «После одиннадцати не впущу», — со смехом мне вслед.

<tab>Пятое воспоминание: сижу у столба, обхватив ноги, и пытаюсь выть на облака. Вокруг уже темно, полная луна почти полностью скрыта. Жалею себя и утираю лицо грязным рукавом.

<tab>Шестое воспоминание: стою уже у знакомой машины и с воодушевлением перечитываю чужую надпись под своей: «Приходи, помою». До меня доходит, кому принадлежит BMW, радостно хлопаю в ладоши и теряю равновесие.

<tab>Седьмое воспоминание: долблю кулаком в дверь, оставляя на ней грязные пятна. Лыблюсь в возмущённое лицо открывшего дверь Евграна. «Я мыться!» — ставлю того в известность и, не разуваясь, гордо прохожу (медленно ползу, держась за стенку) в коридор, отодвигая с дороги Охотникова.

<tab>Восьмое воспоминание: сижу в джакузи, радуюсь пузырькам. Рядом на корточках сидит Евгран и пристально смотрит на мою голую грудь. Широким жестом предлагаю хозяину квартиры чувствовать себя как дома. Надо мной ржут. Обидно…

<tab>Девятое воспоминание: потемневшие глаза Охотникова очень близко от моего лица, хищный оскал, хриплые слова: «Сам напросился!» — и поцелуй, мигом выбивший из моей головы все посторонние мысли. Чужие губы сминают, язык вторгается на мою территорию, проходится по зубам и дёснам. В паху резко тяжелеет, а с губ срывается непроизвольный стон.

<tab>Десятое воспоминание: мою невменяемую тушку вытирают пушистым полотенцем и куда-то несут. Руками трогаю уши Евграна, радуюсь его шипению. Меня роняют на кровать и быстро уходят. Мерзко хихикаю и сползаю на пол. Спешу (семеню мелкими перебежками, прячась за предметами мебели) за Охотниковым.

<tab>Одиннадцатое воспоминание: открыв рот, наблюдаю в чуть приоткрытую дверь за обнажённым Евграном, дрочившим в душе. Опускаю ладонь на свой пах, обхватывая уже твёрдую плоть в кулак. Дрочим вместе.

<tab>Двенадцатое воспоминание: меня засекли, красиво выругались, кончили… Непонимающе смотрю на свою испачканную спермой ладонь. Мне было так хорошо…

<tab>Тринадцатое воспоминание: «Не угомонишься — трахну!» — меня кутают в одеяло, затыкая рот краешком подушки. Мычу. Хочется до конца выяснить, есть ли у Евграна волосы на заднице. Охотников бесится и вжимает меня в матрас. Успокаиваюсь, когда на мой вопрос «Ты меня сильно любишь?» отвечают: «Безумно, рыжик, но давай об этом утром поговорим!»

<tab>Четырнадцатое воспоминание: хочу писать. Гусеничка в моём лице начинает извиваться, пытаясь выбраться из одеяльного плена. Евгран рычит, матерится и бьётся головой о спинку кровати.

<tab>Пятнадцатое воспоминание: воровато оглядываюсь, тыря колбасу из чужого холодильника. Охотников стоит в дверях кухни, скрестив руки на груди. Видимо, на стрёме…

<tab>Шестнадцатое воспоминание: жадно целуюсь с Евграном, пытаясь руками пробраться под резинку его боксёров. Шиплю от укуса в губу. На меня орут и вновь укутывают в одеяло. Вопрос про волосы всё ещё остаётся открытым…

<tab>Семнадцатое воспоминание: нежный поцелуй в шею. Томно вздыхаю и проваливаюсь в сон.

<tab>— Я труп, — обхватив голову руками, раскачиваюсь на унитазе. Раз десять почистил уже зубы, чтобы хоть ненадолго перебить привкус горечи во рту.

<tab>И тут меня пронзает неожиданная мыслишка. А я ещё девственник?!

<tab>Ёрзаю, пытаясь получить ответ на этот животрепещущий вопрос. Не болит. А может, это я его?..

<tab>— Ты там живой? Выйти можешь? — голос Евграна полон нетерпения.

<tab>— Не могу, я голый! — сообщаю я, оглядываясь в поисках полотенца. Какое-никакое, но всё же прикрытие.

<tab>За дверью смеются.

<tab>— Тебе не кажется, что ты как-то поздно об этом спохватился?

<tab>— Ты меня соблазнил! — обвиняю Евграна. — И бросил! — добавляю громче.

<tab>— Это когда? — не понял Охотников и начал открывать дверь.

<tab>— Не шевелись, — ору я, резво вскакивая со «стула» и подлетая к примеченной ранее вешалке с разноцветным халатом.

<tab>Успел просунуть первую руку в рукав, когда почувствовал пристальный взгляд на своей пояснице.

<tab>— А у тебя веснушки на копчике, — тихий голос Евграна прогнал толпу мурашек по позвоночнику.

<tab>— Это родинки, придурок, — не оборачиваясь, надел на себя короткий халат (женский!) и потуже затянул пояс.

<tab>— Отлично выглядишь, — что-то меня напрягают хриплые нотки в голосе Охотникова. — И я тебя бросать не собираюсь…

<tab>— А я тебя? — вопрос вырвался сам по себе.

<tab>— Только попробуй! — и столько решимости в голосе.

<tab>— Откуда у тебя в ванной женский халат?— как ни пытался, скрыть ревнивые нотки в голосе не удалось.

<tab>Резко оборачиваюсь, чтобы увидеть, как этот хищник медленно приближается ко мне. Вытягиваю вперёд руки и упираюсь ему в грудь. Голую грудь.

<tab>— Ты же не думаешь, что до тебя я был монахом? — Евгран опустил взгляд вниз и сглотнул.

<tab>Я тоже проследил в том же направлении и вздрогнул. Серые боксёры не скрывали довольно внушительный стояк, натянувший ткань его трусов.

<tab>Минуты две мы молчали, тяжело дыша.

<tab>— Я гей? — тихо интересуюсь и пытаюсь осторожно отстраниться.

<tab>Мне этого не позволяют, обхватывая запястья и впечатывая в твёрдую грудь. В нос тут же проник умопомрачительный запах ванили. Начинает вновь тошнить…

<tab>— Скоро выясним, — поцелуй в шею.

<tab>Тошнота усиливается. Вырываюсь, но меня зажимают крепче, целуя уже мочку уха. Пытаюсь движениями тела просигналить, что мне что-то не хорошо. Меня понимают, но как-то неправильно. Евграновская наглая рука пробирается под халат и сдавливает бедро, член парня трётся о мой живот, вызывая не совсем естественный отклик в моём организме.

<tab>— Меня сейчас стошнит! — заявляю в открытую, для наглядного примера демонстрируя позеленевшую физиономию и чуть повлажневшие глаза.

<tab>Меня тут же отпускают и уже привычно матерятся.

<tab>А я что? Я ничего! Повторно схожусь лицом к «лицу» с унитазом.

<tab>— Стёп, тебя от поцелуя стошнило? — неуверенный и такой обиженный голос Охотникова.

<tab>Ржу и булькаю, ржу и булькаю… И уже не смущает мысль, что такой интимный процесс приходится выставлять на всеобщее обозрение. Мы дрочили вместе!

<tab>Ополоснув руки и лицо, почистив несколько раз зубы и съев треть тюбика пасты — наконец ответил злобно пыхтящему Евграну:

<tab>— Меня тошнит от твоей нерешительности…

<tab>Зря я это сказал…

<tab><b>Конец POV</b>

<tab>***

<tab>В то утро Волкова не лишили девственности только потому, что к Охотникову пожаловала делегация в лице матери Евграна и ректора института.

<tab>Ринат Эдмундович мялся в дверях кухни, не решаясь вмешаться в разговор на повышенных тонах Евграна и Елизаветы Эдмундовны. Степан прятался в спальне (женский халат — не лучшая одежда для знакомства с родителями), но чутко прислушивался к баталиям.

<tab>— Почему я не в курсе, что мой сын — гей?! — кричала женщина, грозно надвигаясь на невозмутимого сына.

<tab>— Я не гей! — Евгран, успевший натянуть на себя только джинсы, посмотрел поверх головы матери и хмуро буркнул в сторону ректора: — Стукач!

<tab>— Но Ринатик сказал…

<tab>— А если он скажет, что в пятьдесят лет он спит с женой, любовницей и собакой, ты ему тоже поверишь?

<tab>— Ты что такое говоришь?! — возмутился ректор. — Какой ещё собакой?

<tab>Елизавета Эдмундовна медленно обернулась и прищурилась.

<tab>— Значит, против любовницы ты не возражаешь? — угрожающе протянула она.

<tab>Ректор вжал голову в плечи и попятился.

<tab>Мать Евграна решила отложить разборки с братом на другое время и вновь повернулась к сыну.

<tab>— Ты точно не гей? — уточнила она.

<tab>— Точно. Я всего лишь би…

<tab>— А это ещё что за вид? — не поняла Елизавета.

<tab>— Ну, это когда и парни, и девушки однофигственны, — тут же сдал племянника Ринат Эдмундович.

<tab>— А ты откуда знаешь? — Елизавета ну очень по-доброму.

<tab>— Какие ещё девушки? — влетевший на кухню Степан.

<tab>— Невестушка пожаловала, — ядовито Ринат Эдмундович.

<tab>Мама Евграна пристально осмотрела женский халат Степана, его покрасневшее от негодования лицо, сжатые кулаки и хмыкнула. Она никогда не была гомофобом. Правда, всё же не думала, что её сын пойдёт по этой стезе. Да она вообще об этой стороне жизни не думала. Любимый муж, практически сдувающий с неё пылинки. Старший брат, опекающий женщину. Работа, к которой она относилась с особым трепетом. Племянницы, вечно норовившие что-нибудь разбить в их квартире, когда оставались с ночёвкой. Ну гей, ну нравятся ему парни — и что? Сразу впадать в панику? Глупо. Ему только двадцать один год! Возможно, в будущем перебесится, заведёт нормальную семью, остепенится… А если нет — ничего страшного. Рыжеволосый паренёк, с таким неистовством рассматривающий её сына, сразу понравился женщине. Да и глаза Евграна буквально сверкали, отображая все чувства, что он испытывал к нему. Решено! Она не станет ломать сыну жизнь, та сама ещё не раз подкинет ему подлянку. Если хочет плыть, а не тонуть — пусть научится нести ответственность за свои решения. Потерять сына она не хотела. Подготовку мужа женщина решила взять на себя — по крайней мере ещё не все грешки молодости тот отработал…

<tab>— Одобряю, — просто сказала она и двинулась к выходу из кухни, по пути схватив за рукав пиджака ректора института.

<tab>— Я не невестушка, — вслед парочке крикнул Степан. — Я женишок!

<tab>— И не мечтай, — Евгран хищно оскалился и двинулся на парня. — Мне нравится твоя ревность…

<tab>— Ах, ревность?! — возмутился Волков и сверкнул глазами. — То-то я смотрю, мой сосед по комнате на меня странно по утрам смотрит… Точно! — хлопает себя ладонью по лбу. — Я ему нравлюсь. Интересно, а как он целуется?..

<tab>Евгран яростно зарычал и в одно мгновение оказался рядом со Степаном.

<tab>— Никаких общежитий! Ты сегодня же переезжаешь ко мне, и это не обсуждается! — грубый поцелуй и рука на члене Волкова сбили последнего с мысли.

<tab>Уже по пути в спальню Степан позволил себе самодовольно усмехнуться. Ничего, проблема с проживанием решилась сама собой, теперь бы ещё со стипендией уладить…

<tab>— Дылда, я так понял, наш ректор — твой дядя? — начал пробивать почву Волков.

<tab>— Да, — буркнул Евгран, еле сдерживаясь, чтобы не разложить рыжика прямо в коридоре.

<tab>— А он грозил лишить меня стипендии. Видимо, таким образом пытался нас разлучить, — жалостливо шмыгнув носом, пожаловался парень.

<tab>— Не волнуйся, не лишит… я сам твоим образованием займусь! — И, рассмеявшись над недовольно сопящим Степаном, Евгран хлопнул по обтянутой шёлковым халатом заднице рыжика.

<tab>— Деспот!

<tab>— Я тебя тоже обожаю…

***********************************************************************************************

«Принц» и «нищий»

http://ficbook.net/readfic/2368583

***********************************************************************************************

Автор:OLGA-OLGA (http://ficbook.net/authors/171139)

Беты (редакторы): Касанди

Фэндом: Ориджиналы

Персонажи: м/м

Рейтинг: R

Жанры: Слэш (яой), Романтика, Юмор, POV, Учебные заведения

Предупреждения: Нецензурная лексика

Размер: Мини, 15 страниц

Кол-во частей: 1

Статус: закончен

Описание:

Они вечно сталкивались в словесной пикировке и не понимали, что таким образом привлекали внимание друг друга. Что может связать обеспеченного парня и сироту, живущего в общежитии? Хм, ну не купание же пьяного Степана в ванне…

Посвящение:

Автору заявки. Я же обещала, что напишу)

Публикация на других ресурсах:

Спросите.

Примечания автора:

Сижу на работе первый день, только сейчас появилась возможность без лишних ушей и глаз сюда войти.

<tab>

<tab>

<tab>Перепрыгивая через лужи, в избытке разукрасившие серый асфальт, молодой парень спешил на первую пару по экономике. Ещё вчера светило яркое солнце, погода радовала глаза и душу своим теплом и яркими майскими красками, но сегодняшний день принёс дождь и промозглую слякоть.

<tab>Настроение Степана Волкова колебалось между «хреново» и «охренеть как паршиво». Вчера ректор вызвал его к себе и поставил в известность, что если парень не сдаст все зачёты по физкультуре и не подтянет экономический анализ, то стипендию тот будет видеть только во снах.

<tab>«Вот почему в других учебных заведениях ректор не вмешивается в дела простых смертных, поручая это своим подчинённым? А у нашего, понимаешь ли, фишка такая — радеть за моральный и нравственный образ каждого студента и, что обидно, меня в частности! За что мне это? Чем я провинился в прошлой жизни, что из всех институтов, готовых принять такого особенного и замечательного меня, выбрал именно с ректором-трудоголиком! Блинство! И не важно, что это единственный институт, в который меня взяли с такими, скажем так, не впечатляющими оценками… они просто вовремя рассмотрели во мне огромный потенциал!» — мысленно стонал парень, перепрыгивая очередную лужу.

<tab>— Елтысь! — невнятно ругнулся Степан, со звучным сопровождением проваливаясь обутой в чёрный кроссовок ногой в грязную воду. — Офигенное начало дня…

<tab>Низ синих джинсов украсился аляповатыми разводами, а рядом громыхнуло так, будто с рельсов сошёл грузовой поезд и перевернулся.

<tab>Вздрогнув всем телом и чудом не выронив зонт, который парень утром взял в аренду у своего соседа по общежитию под неимоверные проценты (час эксплуатации — половина батона или булочка с изюмом), Волков сквозь зубы матюкнулся. Разом сработала сигнализация на всех стоявших на стоянке перед институтом машинах. За какофонией грома, шелестом дождевых капель и воем сигналок парень не услышал прозвучавшего звонка на занятия.

<tab>Бег по пустому коридору под крик уборщика: «По вымытым полам не бегать! Учись летать, паршивец!» — закончился вполне ожидаемо — столкновением с кем-то, спешившим навстречу. Этот кто-то чуть пошатнулся, но устоял, а вот Степану не повезло. Взмахнув руками, отчего зонт улетел в сторону шкафов и с громким «ба-бах!» спикировал на пол, парень протаранил пятой точкой довольно грязный пол (видимо, не все студенты умели летать) и яростно зашипел от прострелившей поясницу боли.

<tab>— Ты куда по встречке прёшь? — пропитанные сарказмом слова ворвались в мозг Степана, заставив последнего резко вскинуть голову.

<tab>На него не мигая уставился Евгран Охотников — одногруппник, спортсмен, любимец учителей, девушек и всего института скопом. Только вот сам Волков отчего-то с первого взгляда невзлюбил этого высокого блондина с ярко-голубыми глазами. И что обиднее, несмотря на такой цвет волос, брови и ресницы Евграна были чёрными, что придавало лицу парня невероятный шарм и притягательность. Ямочки на щеках, малюсенькая родинка под правым глазом и небольшой шрам над верхней губой не портили Охотникова, а наоборот, украшали. Ангельская внешность Евграна полностью компенсировалась взрывным характером и язвительными фразами, которыми тот очень часто «бил» Степана.

<tab>— Может, мне ещё и поворотник нужно было включить? — тихо буркнул Волков, неуклюже поднимаясь и становясь напротив ухмыляющегося одногруппника. — Ваше Величество двигалось не по своей полосе, так что авария полностью на Вашей совести! Будем оформлять страховку? — уже громче.

<tab>Евгран по-птичьи склонил голову к плечу и фыркнул. Он с первого курса обожал вступать в словесные пикировки с этим рыжеволосым недоразумением, которое злобно щетинилось и яростно дышало ему в плечо. Россыпь веснушек на носу и щеках, пронзительные карие глаза, курносый, вечно вздёрнутый нос так и норовили вызвать немотивированную улыбку и желание подколоть.

<tab>— Ого, я уже слышу шаги ДПСника, — хмыкнул Евгран, оборачиваясь. — Сейчас не только страховку оформит, но и права отберёт…

<tab>Из глубины коридора раздался громкий голос ректора, отчитывающего какого-то нерасторопного студента.

<tab>— Чёрт! — Степан вильнул в сторону, подхватил с пола зонт и, окинув напоследок презрительным взглядом чем-то очень довольного Охотникова, дёрнул на себя дверь подсобного помещения, вмещающего в себя швабру, несколько полок, ведро с половой тряпкой и давно увядшую декоративную пальму в кадке. — Я страховой полис забыл! — сообщил он Евграну, захлопывая дверь.

<tab>Тут и Охотников вспомнил, что лекция уже началась, а у ректора на парня зуб размером с указательный палец Кличко, и идея с обживанием подсобки заиграла новыми красками. Со словами: «Подвинься, рыжик!» — Евгран втиснулся в затхлое помещение и вжал ошарашенного таким поворотом дел Степана в пальму. Та не выдержала двойного счастья и завалилась на стену, окончательно переламываясь у основания. За спиной блондина что-то грохнуло и звонко стукнуло об пол.

<tab>— Ты чего делаешь, дылда? — шипел Волков, упираясь одним кулаком в плечо блондина, а вторым с зажатым в нём зонтом в пах парня. Воздух катастрофически быстро заканчивался, и жар смущения окрасил щёки Степана. — Это моё убежище.

<tab>— Тихо, — шикнул Евгран, чутко прислушиваясь к происходящему в коридоре. — Да не ёрзай ты… э-э… а что это мне упирается… — удивлённо распахнул глаза Охотников, опуская взгляд на рыжеволосую макушку.

<tab>— Зонт, — буркнул Волков. — А вот что упирается в мою руку…

<tab>— Телефон, — открестился Евгран и постарался живенько отстраниться.

<tab>Не получилось. Оказалось, что путь назад перекрыт упавшей шваброй, и если парни начнут двигаться, шум привлечёт нежелательное внимание стоявших прямо за дверью ректора и уборщика, громким голосом жаловавшегося на неуважение нынешней молодёжи к его сединам.

<tab>Евгран упёрся двумя ладонями в стену, вновь нависнув над злющим до чёртиков Степаном.

<tab>— Мне воздуха не хватает, — поставил тот в известность Охотникова.

<tab>— Могу сделать искусственное дыхание, — неожиданно даже для себя предложил Евгран и замер, неосознанно втягивая носом приятный запах мандаринов, исходивший от волос рыжика.

<tab>На минуту воцарилась тишина, разбавляемая громкими ударами сердец обоих парней и их частыми вдохами.

<tab>— Ты сейчас пошутил? — наконец смог выдавить из себя Степан. Рука, державшая зонт, стала затекать, но разжать пальцы и выронить его означало привлечь к себе внимание ректора.

<tab>— Надежда в твоём голосе наталкивает меня на нехорошие мысли. — Евгран опустил вниз одну руку и сжал бок Волкова, чтобы унять зуд в ладони.

<tab>Стена была холодной, а ладонь всё ещё кровоточила. Собственно, по этой самой причине Охотников и пропустил начало лекции, спеша в туалет, чтобы промыть рану.

<tab>— Среди нас гей, — пискнул рыжик и попытался занять место пальмы в кадке.

<tab>— С какой целью ты мне в этом сейчас признался? — обалдел Евгран.

<tab>— Я?! — вопль Степана оповестил не только ректора о местонахождении проштрафившихся, но и всех студентов и преподавателей из ближайших кабинетов.

<tab>Дверь в подсобку резко распахнулась, яркий свет резанул по глазам, а угрожающее: «Это ещё что такое? Охотников? Ты кого там тискаешь? Другого места не нашли с подружкой для любовных игр?» — заставило Волкова поперхнуться свежим воздухом от возмущения.

<tab>— А я тут это… как бы не совсем с девушкой, — растерянно пробормотал Евгран, отстраняясь от негодующе пыхтящего Степана, спиной отодвигая швабру, которая окончательно соскользнула на пол.

<tab>У ректора пропал дар речи. Немолодой уже мужчина в строгом сером костюме с завязанным на шее галстуком неэстетично уронил челюсть и забыл, что хотел сказать.

<tab>— Что значит «не совсем с девушкой»? — практически зарычал Волков, отталкивая Охотникова и принимая стоячее положение. — Что за полумеры?! Я мужик!

<tab>— Наполовину… — Евграну захотелось рассмеяться, видя недовольное и обиженное выражение лица рыжика.

<tab>— Ненавижу тебя, — прохрипел Степан, выскакивая из подсобки, зонтом оттесняя с дороги внезапно онемевшего ректора, в голове которого вертелось слово «толерантность» и вопрос «Она меня сразу убьёт?».

<tab>Евгран вздрогнул. Два этих слова неприятно резанули слух, оседая в сердце холодком. Ему почему-то хотелось броситься за рыжиком, схватить за руку, повернуть к себе и… что «и», парень не успел додумать, так как толпа студентов, образовавшая спонтанную пробку перед подсобкой, перекрыла дорогу окончательно озверевшему Степану.

<tab>Чувствовавший себя униженным, безвинно оскорблённым, Волков зашипел, дёрнулся и тут же вскинул руки, раскрывая зонт и врываясь в это море тел, расшвыривая их в стороны.

<tab>— Вот это я понимаю — самонаводящаяся торпеда, — хихикнул Павел Сеничкин, лучший друг Евграна, протиснувшийся к самой двери и с любопытством рассматривающий композицию «одухотворённый ректор и задумчивая овечка в волчьей шкуре». — Ев, ты подался в оппозицию?

<tab>— В смысле? — не понял парень, всё ещё наблюдая за стремительно улепётывающим рыжиком, размахивающим зонтом.

<tab>— Примеряешь на себя цвета неба? — пояснил Павел.

<tab>— Хм, пока не уверен, — задумчиво.

<tab>И в этот момент отмер ректор. С трубным: «А ну рассосались!» — подавился, откашлялся, бросил на Евграна извиняющийся взгляд, заставивший парня в удивлении вскинуть бровь, мужчина захлопнул дверь в подсобку перед носом округлившего в обалдении глаза Охотникова.

<tab>— Офигеть, — подытожил блондин, опускаясь задом в многострадальную кадку.

<tab>Степан, пробежавший весь коридор института, решил забить на учёбу (всё равно уже ничем не исправить своего бедственного положения, и стипендия теперь виделась чем-то заоблачно недосягаемым) и пойти подлечить расшатанные нервы. Перед его глазами всё ещё маячила обтянутая серой рубашкой грудь Евграна, а в ушах стоял стук его сердца.

<tab>«Придётся теперь рассчитывать только на зарплату ночного сторожа в детском саду», — уныло подумал Волков и тяжело вздохнул.

<tab>Незаметно выскользнув из учебного учреждения, парень воровато оглянулся по сторонам и двинулся в сторону небольшого кафе. Дождь решил взять передышку, чтобы позже с новыми силами обрушиться на головы нерасторопных прохожих.

<tab>***

<tab>— А сколько у вас стоит сто грамм водки? — рассматривая меню, спросил Степан официантку, молодую женщину со следами похмелья на лице.

<tab>Екатерина нахмурилась, наклонилась к взъерошенному парню, с особой любовью прижимающему к своей груди зонт, и тоже заглянула в меню. Мало ли, вдруг за её вчерашний выходной что-то изменилось? Ан нет…

<tab>— Двести рублей, — пояснила женщина, уже с подозрением поглядывая на странного клиента.

<tab>— Грабёж! Да я на эти деньги целую бутылку могу купить! — возмутился Волков, вскидывая голову. — А пиво с большим количеством алкоголя у вас есть?

<tab>— «Девятка», что ли? — не так любезно произнесла Екатерина, уже понимая, что ни чаевых, ни приличного заказа от парня не получит.

<tab>Степан пожевал губу, прикинул в уме, сколько у него наличности, и тяжело вздохнул. Выходило, что пятьдесят грамм водки парень осилить в состоянии, а вот на закуску придётся сжевать салфетку, в виде лебедя украшающую центр стола. Нет, в его комнате в общежитии была припрятана заначка на чёрный день — целых шестьсот рублей двумя бумажками — и по логике этот самый день уже наступил, только вот жаба — баба душевная — душит, душит, душит…

<tab>— Меня не устраивает качество обслуживания в этом заведении, — Волков царственно поднялся со стула, отодвинул зонтом в сторону официантку, по лбу которой крупными буквами пробегала строка из двух слов: «WTF» и «КОЗЁЛ!» — и поспешил к выходу, стараясь не оборачиваться.

<tab>Спину парня жёг озлобленный взгляд, а в груди скапливалось напряжение, грозящееся в ближайшее время вылиться в настоящую бурю негативных эмоций.

<tab>«Меня лапал гей! — остервенело потирая бок, размышлял Степан, направляясь в сторону места, известного каждому студенту в бедственном положении. — А вдруг это заразно? Я же тоже могу… — Парень резко затормозил и хватанул ртом пропитанный влагой воздух. Представил, как целуется с Евграном, лапает за ягодицу, и окончательно перепугался. Отвращения не было, скорее какое-то любопытство и взбудораженность. — Всё, заразил!»

<tab>То, что сам Степан довольно часто ловил себя на разглядывании мускулистой фигуры и подтянутой задницы Охотникова в душевой — парень проигнорировал, списав необычный интерес на отсутствие личной жизни. При росте в сто шестьдесят пять сантиметров Степану было очень трудно эту самую жизнь не то что вести, но и хотя бы начать. Девушки умилялись смешливому рыжеволосому пареньку, рассматривая его в качестве друга, а не как будущего бойфренда. Ещё и отсутствие свободных денег, которые студенту третьего курса экономического института взять было негде — родители всю жизнь проработали учителями в сельской школе и два года назад погибли, попав на остановке под «пятёрку», которой управлял пьяный в дупель водитель — играло немаловажную роль.

<tab>Вот Охотникову повезло. Богатые родители подарили любимому и единственному отпрыску двухкомнатную квартиру в центре города (Степан однажды попал в неё на праздник жизни Евграна вместе с остальными осчастливленными одногруппниками), чёрный BMW свёл с ума не одну его подружку, банковская карточка с неиссякаемым денежным лимитом вызывала гложущее чувство зависти в груди Степана, стильная и дорогая одежда.

<tab>Волков был уверен — если бы не было всей этой «золотой» шелухи, Евгран ничего бы из себя не представлял. Отличные оценки по всем предметам и спортивные достижения Охотникова не могли убедить Степана в обратном. Он с въедливостью пиявки выискивал худшие стороны блондина, наращивая на них «мясо» и накручивая себя всё больше и больше.

<tab>Бабушка «божий одуванчик» подслеповато щурилась, протягивая рыжеволосому студенту литр самогона в пластиковой бутылке с надписью «Буратино». Очень символично…

<tab>Начавшийся снова дождь загнал Степана в беседку на детской площадке. Устроившись на деревянной лавочке, парень разложил рядом с собой свою нехитрую снедь: бутылку, пластиковый стаканчик и две булочки с изюмом, которые он купил соседу по комнате в уплату дивидендов. И только сейчас рассмотрел бурое пятно на своей бежевой ветровке.

<tab>— Это ещё что за больная фантазия Пикассо? — глупо хлопая глазами и ногтем колупая особенно жирный потёк, поинтересовался неизвестно у кого парень. — Это когда же я умудрился? Ведь утром ещё ничего не было…

<tab>Прокрутив в голове события сегодняшнего дня, Волков закипел, как перегретый чайник со свистком. Ведь как ни крути, перед всем институтом опозорился, да и неизвестно, что предпримет ректор в наказание, а тут ещё и этот блондинистый!

<tab>— Ах он, козлина гомосекская! Руки об меня вздумал вытирать?! Мало ему было ног?!

<tab>На этой пессимистичной ноте Степан шустро отвинтил крышку с бутылки и набулькал себе треть стаканчика. Подумав немного и прищурив правый глаз, он наполнил его ещё на треть и удовлетворённо кивнул.

<tab>— Что ж, в связи с отсутствием собутыльника, дабы не показаться запойным алкоголиком, провозглашаю тост: за мир во всём мире и у меня в частности!

<tab>Второй тост был за отличную погоду в доме и в комнате общежития в частности, третий — за родителей, четвёртый — за любовь к ближнему, на пятом Степан застопорился. Горло жгло, по пищеводу будто стая жар-птиц потопталась, и почему-то чесалось левое ухо. Логично решив, что Ванька (сосед) и до стипендии с дивидендами потерпит (то, что эту самую стипендию придётся теперь ждать до прихода Мазая с зайцами, парень благополучно забыл), Волков вгрызся в булочку, рассматривая немного остекленевшими глазами надпись на внутренней стороне беседки «Я тебя люблю, Миша», а прямо под ней — другую «И я тебя, Слава».

<tab>Потерев кулаком глаз, Степан снова перечитал эту личную переписку и неожиданно покраснел.

<tab>— Они существую-ют, — провыл Степан, тыча пальцем в стену, и глупо хихикнул.

<tab>Дальше парень продолжил запивать жизненные неприятности и загубленную молодость уже без тостов…

<tab>***

<tab>— Ты не можешь с ним встречаться! — припечатал ректор, нервно расхаживая по своему кабинету и стараясь не смотреть на устроившегося в расслабленной позе Охотникова в кресле.

<tab>— Это ещё почему? — если сначала Евгран и не собирался проводить никакие эксперименты со своей ориентацией, то после этих слов твёрдо вознамерился поступить с точностью наоборот.

<tab>— Он… он… рыжий! — буркнул Ринат Эдмундович, на миг замирая перед стеллажом с папками.

<tab>Охотников опешил, подаваясь вперёд и вдавливая пальцы в подлокотники сидения.

<tab>— Да ладно? — приторно-сладким голосом произнёс он. — А я и не заметил.

<tab>— Не паясничай! — Ректор выдохнул, утёр ладонью выступивший на лбу пот и решился посмотреть на племянника. — Он плохо учится…

<tab>— Я его подтяну, — тут же выдал Евгран, начиная забавляться над ситуацией.

<tab>— Твоя мать хочет от тебя детей! — выдал весомый аргумент Ринат Эдмундович, победно взглянув на блондина.

<tab>— А от моего отца ей их не достаточно? — Охотников расслабился, начиная мысленно посмеиваться.

<tab>— У него член! — не унимался ректор.

<tab>— У меня тоже, живу же как-то! — развёл руками парень и хмыкнул.

<tab>— Вот именно! Как вы…

<tab>— Раком!

<tab>— Евгран!!!

<tab>— Дядя, вы бы со своей личной жизнью разобрались прежде, чем в мою вмешиваться! — Охотников встал и снял со спинки кресла свою сумку.

<tab>— Ты мне угрожаешь? — зашипел ректор.

<tab>— У вас жена, две дочери, собака, две кошки, хомяк, золотые рыбки, любовница, которую я вчера случайно увидел…

<tab>— Мы просто обедали!

<tab>— Ага, в половине первого ночи, в мотеле, со своей студенткой…

<tab>— Что ты от меня хочешь? — устало протянул Ринат, прикрывая глаза.

<tab>— Не судите и не судимы будете, — уже открывая дверь, ответил Евгран.

<tab>— Что хоть ты в нём нашёл? — в голосе ректора появились нотки любопытства.

<tab>— Язык у него… — ректор поперхнулся, — хорошо подвешен. — Охотников рассмеялся и пошёл на следующую пару.

<tab>То, что Степан решил не идти на занятия, было вполне предсказуемым. Тот и раньше не отличался особой усидчивостью, а уж после последних событий…

<tab>Евгран отсидел все лекции, не обращая внимания на взгляды, полные любопытства и вопросов, и поехал домой, по дороге продумывая планы по соблазнению рыжика. Представив, как Степан падает на его кровать совершенно обнажённый, протягивает к нему руки и пошло облизывается, Охотников нервно заёрзал на сидении и чуть не проехал на красный свет.

<tab>— Хм, стоит попробовать, — пробормотал парень и тут же разразился грубой руганью.

<tab>Какой-то мудак, не обращая внимания на погоду и глубокие лужи на дороге, пролетел мимо BMW, накрыв машину фонтаном грязной воды.

<tab>— Сука! — ударив по рулю, рыкнул Охотников.

<tab>До дома оставались считанные метры, а переться на мойку совершенно не улыбалось. Махнув рукой, парень загнал машину под небольшой навес, поставил её на сигнализацию и скрылся в недрах небольшого, но аккуратного дома.

<tab>Евгран ещё не знал, что вечер и ночь пройдут для него очень продуктивно!

<tab>***

<tab><b>POV Степан</b>

<tab>Как же мне хреново! В голове словно поселилась вся оркестровая яма — звуки виолончели перебивались позвякиванием колокольчиков, а скрипка визжала дуэтом с контрабасом!

<tab>С мученическим стоном потягиваюсь и тут же хватаюсь за горло. Желудок попросился наружу вместе со всем его содержимым.

<tab>Да счас! Самогонку не жалко, но там же ещё булочки… Хватаю ртом воздух, стараясь унять тайфун в животе.

<tab>— М-м-м, — слова произнести не получается, а хрипы способны испугать даже льва. — Пи-и-тт-ть, — опа, смог! Да я чёртов Макаренко!

<tab>Ванька спешить на помощь не торопился. Где моя таблетка аспирина и стакан воды? Где нудение над ухом о вреде пьянства в одно рыло? Кхм, а где мой зонт…

<tab>Шарю руками по кровати, которая почему-то не кончается, да и под пальцами вместо грубой простыни шёлковое великолепие. Боюсь открывать глаза…

<tab>— Есть здесь кто-нибудь? — тихонечко, чтобы не дай Бог никто не услышал.

<tab>Смешок откуда-то справа заставил напрячься.

<tab>Лежу, не двигаюсь, руки вытянул вдоль тела, притворяюсь трупом… очень хрипло сопящим трупом… с насморком!

<tab>— И долго ты ещё будешь приходить в себя? — спросил знакомый язвительный голос, и по прикрытым веками глазам больно ударил свет.

<tab>— Гадёныш! — шиплю, резко вскакивая на кровати.

<tab>Мир сотрясся. Мучное, подгоняемое изюмом, поплыло на «Буратино» к горлу с намерением постучаться в зубы.

<tab>На ощупь сползаю с постели и, зажимая рот рукой, ползу на голос.

<tab>— А ночью называл «мой котёнок», — наигранно вздохнув, посетовал Евгран. — Ты правильно ползёшь, только не в том направлении — туалет намного правее.

<tab>Возмущённо булькнув, растянулся на полу. Что ж, если суждено нагадить на глазах этой сволочи, я это сделаю с честью! То есть честно предупредил:

<tab>— По-бе-ерегись!..

<tab>— Эй!

<tab>Меня подхватывают за талию и зажимают рот уже в две руки. Моей и этого переростка. Куда-то несут, стараясь не сильно давить на живот. Правильно, нечего разбазаривать моё добро.

<tab>— Сам справишься? — поинтересовался Охотников, устраивая мою тушку рядом с унитазом.

<tab>Нет, что ты? Давай сделаем это вместе! За компанию, так сказать.

<tab>Отрицательно мычу, рукой показывая, чтобы этот помощничек выметался.

<tab>Сижу на закрытой крышке унитаза и смущаюсь. Дело в том, что есть у меня одна особенность: когда выпиваю, начинаю творить странные вещи, но когда прихожу в себя — память возвращается, постепенно подкидывая мне всё новые картинки.

<tab>Вот и сейчас ситуация удручала.

<tab>Первое воспоминание: обнимаю одной рукой ствол берёзы, второй — тычу зонтом в прифигевшую от возмущения дворняжку.

<tab>Второе воспоминание: пытаюсь выяснить у испуганного неизвестного дедка о его ориентации. После вопроса: «Вам мальчики или девочки нравятся?» — у того открылось второе дыхание и, вспомнив молодость, дед резво поковылял в сторону ларька с «живым» пивом.

<tab>Третье воспоминание: чья-то грязная машина украсилась надписью «помой меня», похихикал, прищурился и поставил в конце спича сердечко.

<tab>Четвёртое воспоминание: пролезаю в окно общежития, прижимая к груди многострадальный зонт. Ползу как партизан мимо округлившей глаза вахтёрши, иногда прикладывая к губам палец. Видимо, пытаюсь ей объяснить, чтобы не шумела. Вручаю зонт и надкусанную сбоку булочку открывшему дверь в комнату Ваньке, заверяя того, что булочка почти новая, ни разу не уроненная, даже почти не мокрая (вспомнил, почему обиделся на дворняжку). По стеночке пробираюсь в душ. Воды нет! С возмущением разворачиваюсь обратно. Рядом с вахтёршей вновь становлюсь на четвереньки и ползу к выходу из общаги. «После одиннадцати не впущу», — со смехом мне вслед.

<tab>Пятое воспоминание: сижу у столба, обхватив ноги, и пытаюсь выть на облака. Вокруг уже темно, полная луна почти полностью скрыта. Жалею себя и утираю лицо грязным рукавом.

<tab>Шестое воспоминание: стою уже у знакомой машины и с воодушевлением перечитываю чужую надпись под своей: «Приходи, помою». До меня доходит, кому принадлежит BMW, радостно хлопаю в ладоши и теряю равновесие.

<tab>Седьмое воспоминание: долблю кулаком в дверь, оставляя на ней грязные пятна. Лыблюсь в возмущённое лицо открывшего дверь Евграна. «Я мыться!» — ставлю того в известность и, не разуваясь, гордо прохожу (медленно ползу, держась за стенку) в коридор, отодвигая с дороги Охотникова.

<tab>Восьмое воспоминание: сижу в джакузи, радуюсь пузырькам. Рядом на корточках сидит Евгран и пристально смотрит на мою голую грудь. Широким жестом предлагаю хозяину квартиры чувствовать себя как дома. Надо мной ржут. Обидно…

<tab>Девятое воспоминание: потемневшие глаза Охотникова очень близко от моего лица, хищный оскал, хриплые слова: «Сам напросился!» — и поцелуй, мигом выбивший из моей головы все посторонние мысли. Чужие губы сминают, язык вторгается на мою территорию, проходится по зубам и дёснам. В паху резко тяжелеет, а с губ срывается непроизвольный стон.

<tab>Десятое воспоминание: мою невменяемую тушку вытирают пушистым полотенцем и куда-то несут. Руками трогаю уши Евграна, радуюсь его шипению. Меня роняют на кровать и быстро уходят. Мерзко хихикаю и сползаю на пол. Спешу (семеню мелкими перебежками, прячась за предметами мебели) за Охотниковым.

<tab>Одиннадцатое воспоминание: открыв рот, наблюдаю в чуть приоткрытую дверь за обнажённым Евграном, дрочившим в душе. Опускаю ладонь на свой пах, обхватывая уже твёрдую плоть в кулак. Дрочим вместе.

<tab>Двенадцатое воспоминание: меня засекли, красиво выругались, кончили… Непонимающе смотрю на свою испачканную спермой ладонь. Мне было так хорошо…

<tab>Тринадцатое воспоминание: «Не угомонишься — трахну!» — меня кутают в одеяло, затыкая рот краешком подушки. Мычу. Хочется до конца выяснить, есть ли у Евграна волосы на заднице. Охотников бесится и вжимает меня в матрас. Успокаиваюсь, когда на мой вопрос «Ты меня сильно любишь?» отвечают: «Безумно, рыжик, но давай об этом утром поговорим!»

<tab>Четырнадцатое воспоминание: хочу писать. Гусеничка в моём лице начинает извиваться, пытаясь выбраться из одеяльного плена. Евгран рычит, матерится и бьётся головой о спинку кровати.

<tab>Пятнадцатое воспоминание: воровато оглядываюсь, тыря колбасу из чужого холодильника. Охотников стоит в дверях кухни, скрестив руки на груди. Видимо, на стрёме…

<tab>Шестнадцатое воспоминание: жадно целуюсь с Евграном, пытаясь руками пробраться под резинку его боксёров. Шиплю от укуса в губу. На меня орут и вновь укутывают в одеяло. Вопрос про волосы всё ещё остаётся открытым…

<tab>Семнадцатое воспоминание: нежный поцелуй в шею. Томно вздыхаю и проваливаюсь в сон.

<tab>— Я труп, — обхватив голову руками, раскачиваюсь на унитазе. Раз десять почистил уже зубы, чтобы хоть ненадолго перебить привкус горечи во рту.

<tab>И тут меня пронзает неожиданная мыслишка. А я ещё девственник?!

<tab>Ёрзаю, пытаясь получить ответ на этот животрепещущий вопрос. Не болит. А может, это я его?..

<tab>— Ты там живой? Выйти можешь? — голос Евграна полон нетерпения.

<tab>— Не могу, я голый! — сообщаю я, оглядываясь в поисках полотенца. Какое-никакое, но всё же прикрытие.

<tab>За дверью смеются.

<tab>— Тебе не кажется, что ты как-то поздно об этом спохватился?

<tab>— Ты меня соблазнил! — обвиняю Евграна. — И бросил! — добавляю громче.

<tab>— Это когда? — не понял Охотников и начал открывать дверь.

<tab>— Не шевелись, — ору я, резво вскакивая со «стула» и подлетая к примеченной ранее вешалке с разноцветным халатом.

<tab>Успел просунуть первую руку в рукав, когда почувствовал пристальный взгляд на своей пояснице.

<tab>— А у тебя веснушки на копчике, — тихий голос Евграна прогнал толпу мурашек по позвоночнику.

<tab>— Это родинки, придурок, — не оборачиваясь, надел на себя короткий халат (женский!) и потуже затянул пояс.

<tab>— Отлично выглядишь, — что-то меня напрягают хриплые нотки в голосе Охотникова. — И я тебя бросать не собираюсь…

<tab>— А я тебя? — вопрос вырвался сам по себе.

<tab>— Только попробуй! — и столько решимости в голосе.

<tab>— Откуда у тебя в ванной женский халат?— как ни пытался, скрыть ревнивые нотки в голосе не удалось.

<tab>Резко оборачиваюсь, чтобы увидеть, как этот хищник медленно приближается ко мне. Вытягиваю вперёд руки и упираюсь ему в грудь. Голую грудь.

<tab>— Ты же не думаешь, что до тебя я был монахом? — Евгран опустил взгляд вниз и сглотнул.

<tab>Я тоже проследил в том же направлении и вздрогнул. Серые боксёры не скрывали довольно внушительный стояк, натянувший ткань его трусов.

<tab>Минуты две мы молчали, тяжело дыша.

<tab>— Я гей? — тихо интересуюсь и пытаюсь осторожно отстраниться.

<tab>Мне этого не позволяют, обхватывая запястья и впечатывая в твёрдую грудь. В нос тут же проник умопомрачительный запах ванили. Начинает вновь тошнить…

<tab>— Скоро выясним, — поцелуй в шею.

<tab>Тошнота усиливается. Вырываюсь, но меня зажимают крепче, целуя уже мочку уха. Пытаюсь движениями тела просигналить, что мне что-то не хорошо. Меня понимают, но как-то неправильно. Евграновская наглая рука пробирается под халат и сдавливает бедро, член парня трётся о мой живот, вызывая не совсем естественный отклик в моём организме.

<tab>— Меня сейчас стошнит! — заявляю в открытую, для наглядного примера демонстрируя позеленевшую физиономию и чуть повлажневшие глаза.

<tab>Меня тут же отпускают и уже привычно матерятся.

<tab>А я что? Я ничего! Повторно схожусь лицом к «лицу» с унитазом.

<tab>— Стёп, тебя от поцелуя стошнило? — неуверенный и такой обиженный голос Охотникова.

<tab>Ржу и булькаю, ржу и булькаю… И уже не смущает мысль, что такой интимный процесс приходится выставлять на всеобщее обозрение. Мы дрочили вместе!

<tab>Ополоснув руки и лицо, почистив несколько раз зубы и съев треть тюбика пасты — наконец ответил злобно пыхтящему Евграну:

<tab>— Меня тошнит от твоей нерешительности…

<tab>Зря я это сказал…

<tab><b>Конец POV</b>

<tab>***

<tab>В то утро Волкова не лишили девственности только потому, что к Охотникову пожаловала делегация в лице матери Евграна и ректора института.

<tab>Ринат Эдмундович мялся в дверях кухни, не решаясь вмешаться в разговор на повышенных тонах Евграна и Елизаветы Эдмундовны. Степан прятался в спальне (женский халат — не лучшая одежда для знакомства с родителями), но чутко прислушивался к баталиям.

<tab>— Почему я не в курсе, что мой сын — гей?! — кричала женщина, грозно надвигаясь на невозмутимого сына.

<tab>— Я не гей! — Евгран, успевший натянуть на себя только джинсы, посмотрел поверх головы матери и хмуро буркнул в сторону ректора: — Стукач!

<tab>— Но Ринатик сказал…

<tab>— А если он скажет, что в пятьдесят лет он спит с женой, любовницей и собакой, ты ему тоже поверишь?

<tab>— Ты что такое говоришь?! — возмутился ректор. — Какой ещё собакой?

<tab>Елизавета Эдмундовна медленно обернулась и прищурилась.

<tab>— Значит, против любовницы ты не возражаешь? — угрожающе протянула она.

<tab>Ректор вжал голову в плечи и попятился.

<tab>Мать Евграна решила отложить разборки с братом на другое время и вновь повернулась к сыну.

<tab>— Ты точно не гей? — уточнила она.

<tab>— Точно. Я всего лишь би…

<tab>— А это ещё что за вид? — не поняла Елизавета.

<tab>— Ну, это когда и парни, и девушки однофигственны, — тут же сдал племянника Ринат Эдмундович.

<tab>— А ты откуда знаешь? — Елизавета ну очень по-доброму.

<tab>— Какие ещё девушки? — влетевший на кухню Степан.

<tab>— Невестушка пожаловала, — ядовито Ринат Эдмундович.

<tab>Мама Евграна пристально осмотрела женский халат Степана, его покрасневшее от негодования лицо, сжатые кулаки и хмыкнула. Она никогда не была гомофобом. Правда, всё же не думала, что её сын пойдёт по этой стезе. Да она вообще об этой стороне жизни не думала. Любимый муж, практически сдувающий с неё пылинки. Старший брат, опекающий женщину. Работа, к которой она относилась с особым трепетом. Племянницы, вечно норовившие что-нибудь разбить в их квартире, когда оставались с ночёвкой. Ну гей, ну нравятся ему парни — и что? Сразу впадать в панику? Глупо. Ему только двадцать один год! Возможно, в будущем перебесится, заведёт нормальную семью, остепенится… А если нет — ничего страшного. Рыжеволосый паренёк, с таким неистовством рассматривающий её сына, сразу понравился женщине. Да и глаза Евграна буквально сверкали, отображая все чувства, что он испытывал к нему. Решено! Она не станет ломать сыну жизнь, та сама ещё не раз подкинет ему подлянку. Если хочет плыть, а не тонуть — пусть научится нести ответственность за свои решения. Потерять сына она не хотела. Подготовку мужа женщина решила взять на себя — по крайней мере ещё не все грешки молодости тот отработал…

<tab>— Одобряю, — просто сказала она и двинулась к выходу из кухни, по пути схватив за рукав пиджака ректора института.

<tab>— Я не невестушка, — вслед парочке крикнул Степан. — Я женишок!

<tab>— И не мечтай, — Евгран хищно оскалился и двинулся на парня. — Мне нравится твоя ревность…

<tab>— Ах, ревность?! — возмутился Волков и сверкнул глазами. — То-то я смотрю, мой сосед по комнате на меня странно по утрам смотрит… Точно! — хлопает себя ладонью по лбу. — Я ему нравлюсь. Интересно, а как он целуется?..

<tab>Евгран яростно зарычал и в одно мгновение оказался рядом со Степаном.

<tab>— Никаких общежитий! Ты сегодня же переезжаешь ко мне, и это не обсуждается! — грубый поцелуй и рука на члене Волкова сбили последнего с мысли.

<tab>Уже по пути в спальню Степан позволил себе самодовольно усмехнуться. Ничего, проблема с проживанием решилась сама собой, теперь бы ещё со стипендией уладить…

<tab>— Дылда, я так понял, наш ректор — твой дядя? — начал пробивать почву Волков.

<tab>— Да, — буркнул Евгран, еле сдерживаясь, чтобы не разложить рыжика прямо в коридоре.

<tab>— А он грозил лишить меня стипендии. Видимо, таким образом пытался нас разлучить, — жалостливо шмыгнув носом, пожаловался парень.

<tab>— Не волнуйся, не лишит… я сам твоим образованием займусь! — И, рассмеявшись над недовольно сопящим Степаном, Евгран хлопнул по обтянутой шёлковым халатом заднице рыжика.

<tab>— Деспот!

<tab>— Я тебя тоже обожаю…