Cо второго укуса

Мишель Роуэн

Cо второго укуса

— Знаешь, кто я такой? — Привлекательный незнакомец рядом изучал Джулию так пристально, что она почувствовала себя на досмотре в аэропорту, а вовсе не в баре для одиноких сердец под названием «Аукцион свиданий».

— Интересная стратегия, — хмыкнула девушка.

— Что, прости?

— Стратегия «Знаешь, кто я такой?». Это неплохая альтернатива обычному «Как часто вы сюда приходите?».

— Меня зовут Эван Фрост.

— Джулия, — представилась она после секундного замешательства. — Джулия Доннер.

Мужчина вытянул руку, и Джулия вложила в нее свою, собираясь ответить на рукопожатие. Вместо этого его пальцы сжались, и он поднес ее ладонь ко рту, прикасаясь теплыми губами к коже.

— Это ты, — заявил он. — Теперь я точно знаю.

— Знаешь что? — Джулия выгнула бровь.

Он собирается купить ей выпивку? Или это она должна его угостить? Проклятье, Джулия терпеть не могла, когда свихнувшиеся подружки затаскивали ее в подобные места. Это все не для нее.

— Она говорила, что это ты, но я сперва не поверил. А теперь вот верю.

— Кто там что тебе говорил?

— Ведьма. Она привела меня к тебе. Я искал тебя триста лет, и вот наконец ты вернулась ко мне.

— Не понимаю, ты вообще о чем?

Его взгляд был абсолютно серьезным.

— Джулия Доннер, ты реинкарнация моей возлюбленной.

Джулия громко расхохоталась.

— Да ты разыгрываешь меня, правда?

Он нахмурился.

— Я вовсе не шучу.

Джулии пришлось признать, что она чувствует некоторое разочарование. На первый взгляд, у этого парня был шанс — вполне реальный шанс — оказаться в ее спальне. А вот со второго стало понятно, что он очередной неудачник. Внешне симпатичный, но на самом деле полный псих.

Джулия вздохнула.

— Триста лет? Это очень много. Ты что, вампир, или что-то в этом роде?

Конечно, она пыталась шутить, но выражение его лица ясно говорило, что он вполне серьезен.

— Ты сразу поняла, кто я, — довольно заявил он. — Значит, ты меня узнаёшь.

Джулия с трудом сдерживала смех.

— Нет, не узнаю. К тому же, вампиры холодные и мертвые. А ты… ну ты… — «очень жаркий», — теплый и вроде бы дышишь.

— Настоящие вампиры совсем не такие, как ты себе представляешь. Просто мы отличаемся от людей. Мы бессмертны. Но если наши возлюбленные гибнут прежде, чем их удается обратить, мы вынуждены искать их в следующей жизни. Найти тебя оказалось очень непросто. Я уже боялся, что не смогу.

Ну да, конечно.

— Думаю, тебе уже пора. Мой друг сейчас вернется.

Ничуть не обеспокоившись, мужчина подвинулся к ней еще ближе.

— Это я, моя дорогая Джулия. Эван. Загляни себе в сердце. Ты же знаешь меня. Я уверен.

Джулия отстранилась.

— Тебе лучше двигать отсюда, иначе у нас возникнут большие проблемы.

Он выглядел несколько обескураженным. То ли удивился, что фишка с реинкарнацией не сработала, то ли он и правда был психом. Джулия не знала точно. Но ей это казалось неважным. Потому что оба варианта наводили на нее жуть.

— Я не хочу тебя пугать, — сказал он, нахмурившись, отчего на лбу у него залегли глубокие морщины.

Девушка начала слезать с барного стула. Эван положил руки ей на талию, словно пытаясь удержать.

— Пожалуйста, Джулия, останься, давай немного поговорим.

— Я уже все сказала, — твердо заявила она. — Отойди от меня.

Легкая улыбка тронула его губы.

— Я помню это пламя, что горело внутри тебя. Многое теперь совсем по-другому, но есть вещи, которые не меняются. Ты точно такая же, как и была. Ведьма не ошиблась. Она гарантировала, что это именно ты.

— В смысле, твоя возродившаяся возлюбленная?

— Да, — его улыбка стала шире. — Ты начинаешь верить. Это чудесно.

Она попыталась его оттолкнуть, но он не двинулся с места. Не пора ли звать охрану?

Кажется, никто вокруг не обращал на них внимания. Окинув взглядом бар, Джулия убедилась, что несколько пар знакомились друг с другом столь же тесно, как и она с Эваном.

— Чего ты хочешь? — с опаской спросила она.

— Конечно же, тебя, — отозвался он.

— Мне это неинтересно. — Джулия заглянула ему в глаза. — Может, тебе стоит поискать шею на закуску в каком-нибудь другом месте?

— В моем возрасте мне надо совсем мало крови.

— Тогда сколько тебе лет, если ты вампир?

— Почти четыреста.

На вид ему было не больше тридцати. Чертовски привлекательный и совершенно чокнутый тридцатилетний мужчина.

— Предпочитаю идти, куда хочу, не опасаясь приставаний со стороны мертвых парней.

— Я не мертвый.

— Тогда со стороны упырей.

Он разочарованно вздохнул.

— Ты мне не веришь.

— Вполне очевидно, что нет.

— Ведьма уверяла, что тебя не придется долго убеждать в искренности моих намерений.

— Это каких, например? — Джулия вновь обернулась к нему.

Он шагнул еще ближе.

— Добиться тебя, сделать своей женой, заниматься с тобой любовью до тех пор, пока не удовлетворю все твои желания, а потом обратить в вампира, чтобы мы больше никогда не разлучались.

Это не должно было ее возбуждать. Парень говорил как герой какого-то ужастика пятидесятых годов. Но было в нем что-то такое…

Знакомое?

Нет уж, спасибо.

— Я не верю в вампиров, — сообщила ему Джулия, хотя ее голос дрогнул. — И в вечных возлюбленных тоже.

Он наклонился ближе и, заправляя ей прядь волос за ухо, шепнул:

— Позволь тебе доказать.

Черт, а это работало. Печально, но факт: Джулии катастрофически не хватало мужского внимания. Она вот уже несколько лет разыгрывала из себя «уверенную женщину», избегая отношений, которые не могли развиваться.

«Куда развиваться? — подумала Джулия. — В вечность?»

Она не верила в истинную любовь. И уж конечно, в вечных возлюбленных. Тогда какого черта она разрешает этому так называемому теплокровному вампиру покусывать ее ухо?

И почему позволяет целовать себя посреди бара, у всех на глазах? Бар выбрали ее подружки, выбравшиеся на ночную охоту за мужчинами. Но Джулия-то совсем другая.

Однако вскоре она целовала Эвана в ответ. Робкие протесты в сознании угасли.

Через секунду она почувствовала резкий укол и вырвалась.

— Что это было? — требовательно спросила Джулия.

— Прости, — Эван нахмурился, на его лбу залегли складки. Он посмотрел на нее, и она вдруг поняла, что его глаза стали черными. В самом прямом смысле. Не карими, не темными из-за плохого освещения. Совсем черными, даже белки. — Я вовсе не собирался так быстро пробовать тебя на вкус.

Джулия дотронулась до кончика языка и поняла, что обо что-то порезала его, и теперь он кровоточит.

— Что у тебя с глазами? — поинтересовалась она.

— Это потому что я вкусил крови, — Эван отвернулся. — Я могу себя контролировать. Уверяю, тебе не надо беспокоиться о собственной безопасности.

Джулия вытянула руку и оттопырила его верхнюю губу.

— У тебя есть клыки, — констатировала она.

— Да. Ты, должно быть, не заметила их раньше. Они совсем небольшие, пока мой голод не берет свое.

Глаза Джулии медленно распахивались по мере того, как тошнотворное осознание настигало ее.

— Ты вампир.

Он кивнул.

— Обычно я не раскрываю секрет из опасения привлечь ненужное внимание, особенно в публичных местах вроде этого. Но для тебя было лучше узнать это как можно скорее.

Джулия лишь молча смотрела на своего случайного знакомого.

К глазам Эвана медленно возвращался их нормальный оттенок синего.

— Так что, как сама видишь, я говорю тебе правду. Я бессмертный, ты моя возлюбленная, и мы наконец-то воссоединились.

Джулия слезла с барного стула и выпрямилась во весь рост, но даже ее далеко не маленькие каблуки не позволили ей оказаться на одном уровне с высоким мужчиной. Он выглядел абсолютно счастливым. Длинные острые клыки чуть выступали из-под верхней губы.

Положив руку ему на грудь, она почувствовала под тонкой черной рубашкой тепло человеческого тела, крепкие мышцы груди и живота. Сердце билось, но не так часто, как должно было. Раза в два медленнее ее. Может, даже еще реже.

— Так ты веришь? — спросил он.

Она кивнула.

— Верю.

Счастливая улыбка Эвана сменилась гримасой боли, когда Джулия ткнула его коленом в пах, оттолкнула и с криком выбежала из бара.

Она помчалась ко входу в метро, расположенному всего в квартале отсюда; улица, полная прохожих, манила ее возвращением к обычной жизни. Однако прежде чем она успела добраться до нее, чьи-то стальные руки сгребли Джулию сзади. Ладонь зажала ей рот. Девушка начала брыкаться, прекрасно понимая, что пользы от этого не будет. Ее захлестнули ужас и паника, принимаясь бороться за первое место. Борьба шла на равных.

И что теперь с ней сделает Эван Фрост? Что, если своим бегством она довела его до бешенства? Да уж, определенно. Вряд ли бы ее схватили и тащили сейчас в сторону темного переулка, если бы все было радужно прекрасно.

К остальным эмоциям добавилась ярость. Как только рука уберется от ее рта, Джулия поднимет дикий визг. Она напрягла грудь, готовясь к крику.

В ее спину врезалась кирпичная стена, выбивая последний воздух из легких, и вдруг у горла Джулии оказался нож. Очень большой нож.

— Хоть слово вякнешь, и я отрежу тебе голову, — угроза была настолько бескомпромиссной, что Джулия тут же кивнула в знак согласия. Нож оказался острым, а Джулии нравилась ее голова именно там, где она сейчас находилась.

К тому же, это оказался вовсе не Эван. Ее схватил кто-то другой. Мужчина, которого Джулия видела впервые в жизни. Высокий, с растрепанными темно-каштановыми волосами. Неулыбчивый. Один глаз закрыт повязкой, другой — темно-синий, почти черный.

Мужчина медленно отнял руку от ее рта.

Он явно не выглядел довольным жизнью. Скорее, до чертиков разозленным.

— Как тебя зовут? — прорычал он.

Джулия растерянно моргнула.

— Я… я же согласилась м-молчать, помнишь?

— Я прирежу тебя, только если заорешь. Поняла? Мне нужны ответы, и немедленно.

— Л-ладно.

— Имя.

— Д-джулия, — она закусила губу. Джулия не хотела без крайней необходимости называть свою фамилию. К счастью, он не стал допытываться.

Она прижала к груди сумочку. Мужчина принялся разглядывать девушку.

— Так значит, ты возлюбленная Эвана? Какая прелесть.

— Он п-псих.

— Скажи что-нибудь, чего я не знаю.

— Он… он в-вампир.

Мужчина улыбнулся, но совсем не дружелюбно. Джулия сразу же заметила клыки. Мысль о том, что этот парень — тоже вампир, ничуть не помогла ситуации.

— Я чувствую запах крови. Ты порезалась?

Она с трудом сглотнула.

— Эван поцарапал мне язык.

— Такой очаровашка, правда? Не может даже спрятать клыки, когда тискает девушку.

Мужчина шагнул к ней и сжал пальцами подбородок, вынуждая ее открыть рот, чтобы взглянуть на маленькую ранку. Здоровый глаз заволокло черным, и мужчина улыбнулся.

— Не стоило, наверное, мне этого делать. Я ведь сейчас страшно голоден. Давно не имел возможности перекусить. Очень уж был занят слежкой за Эваном.

— С-слежкой?

— Как ни странно, он пытался от меня отделаться. Думает, я слишком его опекаю. Кстати, можешь больше не притворяться, что заикаешься.

Джулия нахмурилась.

— Я не притворяюсь. Я всегда заикаюсь от с-страха, когда кто-то держит нож у моего горла.

Он выгнул бровь.

— Этот маленький ножик? — Мужчина повертел в руках огромное мачете, и лезвие заблестело в свете ближайшего уличного фонаря. — В большом и страшном городе парню нужно средство защиты от таких опасных женщин, как ты.

— Средство защиты… От меня?

Его лицо окаменело.

— Ты, должно быть, удивлена, — он приблизился настолько, что она могла почувствовать теплое дыхание на своей коже. — Ведь в прошлый раз ты была гораздо красивее.

Джулия уставилась на него.

— В прошлый раз?

— В прошлый раз, когда ты крутила с моим младшим братиком Эваном триста лет назад. Вот тогда ты была настоящей красоткой. Слышала, что говорят про Елену Троянскую? Так вот, ты была еще жарче.

Учитывая непростую ситуацию, Джулия удивилась, насколько ее разозлила подобная критика ее «недостаточно жаркой» внешности.

— Между прочим, в плане привлекательности тебе до брата ох как далеко.

Мужчина усмехнулся.

— Думаю, я это заслужил.

— Я не та, за кого вы с ним меня принимаете.

— Ну конечно же, — очередная улыбка подчеркнула семейное сходство с красавцем-братом, но все внимание Джулии по-прежнему занимал большой старый тесак в его руке. — Ты — возродившаяся возлюбленная Эвана. И так как я хорошо знал ее — точнее, тебя, — то вынужден сообщить, что тебе снова придется стать мертвой.

— Тебе все же следует меня отпустить.

— Разве? — Он насмешливо взглянул на нее. — Кажется, ты спутала меня с братом. Это он делал все, чего ты только пожелаешь. Ты обводила его вокруг своего маленького пальчика. Это был не лучший период в нашей жизни. Возможно, Эван так и не понял до конца, что ты за женщина, но я-то все осознал.

— Да ну? И что же я за женщина?

— Жестокая, — ровно произнес он. — Коварная. Расчетливая. И только благодаря своей красоте ты тогда отделалась так легко. Ты почти сломала Эвана. Я не позволю тебе начать все заново, — он поднял руку и дотронулся до повязки. — И я помню, как ты со мной обошлась. То, что вампиры бессмертны, вовсе не означает, что мы умеем регенерировать части тела. Я скучаю по своему глазу.

Джулия почувствовала холодок.

— Я бы никогда не сделала ничего подобного, — она резко выдохнула. — Если, конечно, это была не самооборона. Такой большой и страшный бандит, как ты, наверняка это заслужил.

Он приблизился настолько, что его лицо оказалось в каком-то дюйме от ее.

— Ты сделала это, когда я был связан и без сознания.

— Ой, — трудно говорить о самообороне, если «нападавший» был настолько беззащитен.

— Ты думала, я пытаюсь уговорить Эвана бросить тебя, и таким образом дала мне знать, насколько же я тебе не нравлюсь. Сработало. Эван был потрясен тем, что ты натворила — черт, ты почти убила меня в ту ночь, — но механизм связывания ваших душ уже запустился. Когда я наконец распутал веревки, ты решила удрать. И если бы не упала с лестницы и не сломала себе шею, Эван никогда бы от тебя не отделался.

Джулия вздрогнула, слишком ярко представив себе эту картину.

— Механизм связывания душ?

Он закатил глаза.

— Когда двое возлюбленных встречают друг друга, в тот же момент словно нажимается кнопка, которая запускает некий механизм. Души узнают друг друга и притягиваются, как магнитом. Судя по всему, игнорировать это нельзя. Не знаю. К счастью, я никогда этого не испытывал.

— И ты собираешься меня убить? — ее голос дрожал.

— Таков был первоначальный план.

Однако складки на его лбу сейчас залегли глубже, чем раньше. Он захватил с собой нож и собирался ее хладнокровно прикончить, но все-таки он хмурился. Колебался. Вокруг никого не было. Если мужчина хотел чисто и эффективно покромсать Джулию на мелкие кусочки, сейчас ему выпала самая удобная возможность.

Он выдохнул сквозь стиснутые зубы.

— Черт. Не думал, что это будет так трудно. Я знаю, кто ты. Я знаю, на что ты способна. Но я бы предпочел, чтобы ты больше походила на себя. Тогда это стало бы проще.

— О да, как раз то, чего я хочу. Чтобы тебе было проще убивать меня.

Он откашлялся.

— Почему бы тебе не рассказать немного о себе… Джулия? Небольшая светская беседа — именно то, что мне сейчас требуется.

— Я монахиня, — тут же заявила она, цепляясь за любую возможность затруднить ему убийство. — Несколько лет назад я посвятила жизнь Господу. Веду праведную жизнь, жертвую собой ради других. Это приносит такое удовлетворение.

Он склонил голову набок, и Джулия могла поклясться, что заметила искорки смеха в его единственном глазу.

— И часто в этом районе монахини захаживают в бар для одиноких сердец?

— Пытаюсь помочь другим найти свой путь. Потерянные души и все такое.

— Точно. Конечно же, верю. Тогда, думаю, ты как невеста Господа размышляла о вампирах и демонах? О воплощениях зла?

— Учитывая, что я поверила в их реальность минут двадцать назад, должна сказать, что у меня еще не сложилось о вампирах окончательного мнения.

— И каково же это: не верить во что-то, считать всего лишь мифом и вдруг столкнуться с ним лицом к лицу?

— Это шокирует, — призналась она. — Хотя и не так, как большой нож у горла.

— Могу себе представить, — он криво улыбнулся. — Итак, сестра, а что вы думаете обо мне?

— Я же тебя не знаю.

— Ты знаешь, что я вампир, и, судя по всему, у меня есть склонность к насилию.

— Ты же пока меня не убил.

— Все еще впереди.

У Джулии не было причин не верить ему, но что-то в складках у его рта или в том, как он избегал встречаться с ней взглядом, заставило ее поставить его слова под сомнение.

Вот только почему? Она совсем не знала этого парня. От одного его вида Джулию бросало в дрожь, хотя сейчас он пугал ее уже не так, как всего несколько минут назад. Из-под непритязательных черных шмоток, повязки на глазу и дневной щетины проглядывало нечто, что вовсе не было отталкивающим. Хотя непросто судить о чьей-либо внешности, когда объект обещает лишить тебя жизни. Страх, как правило, ослепляет.

Вампир угрожал ей чертовым ножом. Джулия должна валяться в обмороке или вопить от ужаса, а не оценивать его мужскую привлекательность.

И все же в данный момент Джулия именно этим и занималась. В какой-то степени. Вообще-то, чем дольше длился их странный разговор, тем меньше она верила, что мужчина способен на убийство, пусть он и был вампиром.

Он просто пытался не дать своему глупому младшему брату совершить ошибку. Вот и все. Он вовсе не был убийцей. Джулия это поняла. На уровне инстинктов.

И с чего бы это она вынесла такой вердикт? Потому что у мужчины аппетитные губы? Красиво очерченные скулы? Глубокий сексуальный голос? Мускулистое тело?

Нет, в нем было нечто сокрытое, что-то, до чего Джулия не могла дотронуться рукой. Кроме того, если он вампир-убийца, то почему еще не укусил ее? Он даже в оружии не нуждался, ведь у него имелась парочка острых клыков. А ее шея так беззащитно выставлена напоказ, потому что Джулия опрометчиво решила надеть в клуб черное тесное платье.

Она сходит с ума. Должно быть, это шок дает о себе знать. Единственное объяснение.

Он вампир. Чудовище. С огромным ножом. И, черт возьми, ее ни капельки не должно волновать что-либо, помимо этого.

— Как тебя зовут? — спросила она.

Молчание затягивалось. Наконец он отозвался:

— Генри.

Джулия была удивлена, что он все-таки ответил. Удивил и тот факт, что его звали Генри. Он не был похож на Генри. Может, на Люсьена. Или Дэмиана. В общем, ему подошло бы что-нибудь более мрачное, опасное и сексуальное.

«Стоп, — оборвала она себя. — Почему я думаю об этом? В этом нет смысла. Ни капелюшечки».

Голова у нее шла кругом. Джулия понятия не имела, чем этот парень так заинтриговал ее. Он вампир и собирается ее убить. Видимо, ее мозг слишком перегружен информацией. У нее шок, вот и все причины.

— Генри Фрост, — сказала она вслух, предположив, что у них с братом общая фамилия.

— Верно.

— Ты всегда заботился о брате, Генри?

Нахмурившись, он взглянул на нее.

— Что?

— Что слышал. Я же совсем не знаю тебя или твоего брата…

— Да неужели? — Он свел темные брови. — Не хочешь ли ты сказать, что совсем не помнишь прошлую жизнь?

Джулия со свистом выдохнула.

— Во-первых, я не верю в реинкарнацию или вечных возлюбленных. Во-вторых… хотя нет, есть только «во-первых». И уж конечно, я не помню прошлую жизнь. Я не та, за кого вы меня принимаете. Просто поверь.

— Ведьма сказала, что это ты.

— Ты там был? Сам это слышал?

— Да. Пусть не в одной комнате с ней и Эваном, но я держался поблизости.

Джулия моргнула.

— Ну значит, она ошиблась.

— Я и не сомневался, что ты будешь все отрицать. Ты ведь все такая же интриганка, как и была всегда.

— Мы можем обсуждать это до второго пришествия, но это ничего не изменит. Я не возродившаяся возлюбленная твоего брата. Я всего лишь работаю консультантом в отделе косметики в «Sears». И подруга, которая была со мной в баре, будет меня искать. Может, уже ищет. А она очень настойчивая.

— А мне казалось, кто-то упоминал, что ты монахиня, — Генри выгнул бровь, и его губы на миг сложились в улыбку. — Как там говорят: из тебя монашка, как из меня балерина?

— Ты должен позволить мне уйти.

Его челюсти снова сжались.

— Не могу.

К ее страху прибавилось разочарование. Мужчина казался невероятно упрямым, но Джулия не собиралась сдаваться. Слишком уж часто она отступалась, потому что заполучить или сохранить желаемое оказывалось чересчур сложно, но будь она проклята, если опустит руки сейчас, когда на кону ее собственная жизнь. Было в Генри нечто такое, что заставляло ее поддерживать разговор, продолжать борьбу, не оставлять попыток убедить его, что он не прав.

— А ты подумал, что будет, если ты ошибаешься? Если убьешь меня, а потом окажется, что я не та? Вроде как «упс, ведьма-то промахнулась»?

— Эта ведьма никогда не ошибается. Она эксперт по нахождению возлюбленных. Такова ее специализация.

— Эксперт по нахождению возлюбленных, — повторила Джулия. — Должно быть, я сплю. После обеда я решила прилечь ненадолго и, видно, задремала. Тогда во всем этом есть хоть какой-то смысл.

Морщинки на лбу Генри углубились.

— Единственная странность в том, что обычно возродившаяся душа узнает своего возлюбленного с первого же взгляда. Пусть она не может вспомнить все подробности прошлой жизни, но она чувствует связь и притяжение. Так что либо ты очень хорошая актриса, либо что-то пошло не так.

Джулии наконец удалось набрать в грудь немного воздуха.

— Ну вот и ответ.

— Что ты хорошая актриса?

— Я ужасная актриса. Отвратительная. Я даже не смогла получить в шестом классе роль в школьном спектакле, — Джулия хваталась за соломинку, но ничего другого не оставалось. Ее подстегивал разыгравшийся до предела инстинкт самосохранения. — Ты же не хочешь убивать меня.

— Разве?

Она покачала головой.

— Ты не убийца.

Он прищурился.

— Ты же не знаешь меня.

— Я хорошо разбираюсь в людях.

— Весьма сомнительно. Дай-ка уточню: я хватаю тебя, затаскиваю в темный переулок, приставляю нож к горлу, а ты пытаешься доказать мне, что искренне полагаешь, будто я не способен на убийство? А может, ты пытаешься меня исправить? Ты разглядела под этой грубой внешностью доброе сердце, так, что ли?

Она сглотнула.

— Ладно, это прозвучало немного наивно.

— Даже очень наивно. — Он покачал головой. — В прошлой жизни ты такой не была. Ты была хитрющей лисицей, играющей мужчинами и заставляющей их выполнять все твои желания.

— Даже тебя?

На его лицо набежала тень.

— Ты пыталась. Но у тебя не вышло. У меня оказался иммунитет к твоим чарам, и красивого личика оказалось недостаточно, чтобы вскружить мне голову.

— Ты гей?

В единственном глазу вспыхнуло удивление.

— Нет!

— Но тебе же не нравятся женщины.

Он раздраженно застонал.

— Я НЕ гей. Мне нравятся женщины. Кроме тебя. Я, в отличие от Эвана, видел, какая ты лживая сука.

— Та женщина. Как ее звали?

— Катерина.

— Значит, Катерина приставала к тебе, хотя была возлюбленной Эвана…

— Она была шлюхой.

Джулия не обратила внимания на его грубость.

— Она стала вешаться тебе на шею, а тебя это не зацепило. Совсем-совсем? Она же была красоткой, так?

— Как я уже говорил, ее красоты не хватило, чтобы вскружить мне голову. Кроме того, она… ты, — он застонал от досады, — ты была связана с моим братом. Мой долг не позволяет предать его, даже если бы между мной и Катериной возникло хоть какое-то притяжение. Но его не было.

— Она поцеловала тебя.

— Она много чего еще пыталась сделать, когда связала меня. Перед тем как вырезать мне глаз, — он вновь тронул повязку. — Ее поцелуй вызвал у меня отвращение. Ну и дальше… В общем, ты знаешь, что говорят про отвергнутую женщину, с которой даже фурии…

Джулия приподнялась на цыпочки и поцеловала его в губы. Она почувствовала, как Генри резко втянул воздух, явно шокированный ее действиями. Проклятье, девушка и сама была шокирована.

Какого черта она это вытворяет?

В следующую секунду раздался громкий металлический звон, когда мачете упало на землю. Джулия боялась того, что последует за этим, вдруг Генри в принципе решительно настроен против поцелуев и все такое… Однако тот, кто отверг набросившуюся на него бывшую возлюбленную Эвана, не стал отталкивать Джулию и брезгливо вытирать губы. Вместо этого девушка ощутила, как сильные руки обернулись вокруг ее талии, подтягивая ближе к твердому и очень теплому мужскому телу. Поцелуй углубился, и язык Генри сплелся с ее, вызывая странную и невероятно мощную волну желания, едва не сбившую Джулию с ног.

Этот сумасшедший теплокровный вампир умел целоваться. И, казалось, останавливаться он не собирался. Джулия почувствовала острые клыки, которые еще минуту назад были гораздо меньше. Хотя клыки оказались не единственной частью его тела, увеличившейся в размере за время их поцелуя.

Что ж, похоже, он и правда не гей. Хорошая новость.

«Но почему? — Джулия вдруг поняла, какое это безумие. — Почему это хорошая новость?»

За вечер она поцеловала уже двух чокнутых вампиров. И — как же ей не хотелось в этом признаваться, — одноглазый ей понравился куда больше.

— Подожди, — выдохнул Генри, наконец-то отстраняясь. Его единственный глаз казался непроницаемо черным. — И что, черт возьми, это было?

Рот Джулии чуть припух, она закусила нижнюю губу.

— Прости, я, должно быть, на чем-то поскользнулась.

Он с такой силой свел брови, что натянутая кожа едва ли не лопалась.

— Это было противно.

— Ты весьма необычным способом продемонстрировал свое отвращение.

— Почему ты поцеловала меня?

— А почему ты меня поцеловал?

— Не смешно, — прорычал он.

— Я не смеюсь, — Джулия сглотнула. — Просто пыталась доказать, что я не возлюбленная Эвана. Ты же говорил, что поцелуи Катерины тебе не нравились.

— То есть ты с помощью поцелуя пыталась убедить меня, что я ошибаюсь? — Напряженно глядя на девушку, он покачал головой. — Все такая же изворотливая.

Его слова были резкими, но Генри не пытался ни убрать руки с ее талии, ни наклониться за упавшим оружием. Джулия нежно коснулась его повязки.

— Я бы никогда с тобой такого не сделала.

Он вздрогнул, но не отшатнулся.

— Что, черт возьми, со мной происходит?

— Ну, во-первых, я надеюсь, что ты больше не хочешь меня убить?

Он резко выдохнул.

— Нет.

— Приятно слышать.

Несколько секунд он молчал.

— Не понимаю, что происходит. Почему ты не она? Ведь ты должна быть ею. Ведьма не ошибается. Ни единого промаха за тысячу лет. Никогда, — он покачал головой. — И все же я чувствую, что ты не похожа на Катерину. Когда она целовала меня, я чувствовал лишь холод. А твой поцелуй был горячим.

Джулия изучала его.

— У тебя глаз все еще черный.

— Сильные эмоции пробуждают голод. Гнев, боль или… или желание, — его взгляд упал на ее губы. — Я больше никогда не должен целовать тебя. Это слишком опасно.

— Опасно?

Он кивнул.

— Эван — по-прежнему твой возлюбленный. Даже если ты изменилась, — он набрал в грудь воздуха. — Возможно, в разных жизнях характер не обязательно должен оставаться тем же самым. В таком случае я рад за него. Мой брат — счастливчик.

Генри все так же был уверен, что она предназначена Эвану. Это возможно? Если отбросить все странности, с которыми Джулия столкнулась за вечер, готова ли она хотя бы предположить, что их слова — правда? В конце концов, она же не верила, что вампиры реальны. И вот они. Она их своими глазами видела, и даже при большом желании не смогла бы ничего отрицать. Может, и с вечными возлюбленными также? Нравится ли ей идея о том, что в мире есть мужчина, с которым ей предназначено прожить целую вечность? О да. Джулия никогда не влюблялась и уже думала, что с ней такого не произойдет. Но может, она выискивала в парнях недостатки, не позволяя себе ни с кем сближаться, потому что ждала, когда же наступит этот вечер? И ее возлюбленный наконец-то найдет ее?

Если Джулия готова в это поверить, значит, ее возлюбленный — Эван.

Но он ей даже не нравится. Пусть он достаточно привлекателен, но она не чувствовала с ним глубокой, настоящей связи.

«Вроде той, что возникла между тобой и Генри?» — спросила она себя, зная, что в этом нет смысла.

«Да, что-то в этом духе», — тут же ответила она самой себе.

— Так что же нам теперь делать? — нарушила напряженную тишину Джулия.

Генри по-прежнему не сводил с нее взгляда.

— Прости за то, что я тебе наговорил.

— За что там прощать-то?

— Я ведь сказал, что ты непривлекательная… Я солгал. Ты очень красивая.

— Но с Катериной мне все равно не сравниться.

— Ее красота была ледяной. Недосягаемой. А ты… — Генри опустил взгляд туда, где он все еще касался Джулии, — …очень даже осязаемая. — Он сглотнул. — По-прежнему меня боишься?

— Наверное, стоило бы, но я перестала бояться примерно в то же время, как атаковала твои губы.

— Понятно, — его челюсти сжались. — Кажется, у меня появилась большая проблема. Видеть тебя с моим братом. Знать, что вместе вы обрели счастье, — он тряхнул головой, словно пытаясь отбросить эти мысли. — Не понимаю, что со мной происходит. Никогда прежде такого не чувствовал.

— Я тоже.

Их взгляды пересеклись.

— Никогда?

Она лишь покачала головой.

И в ту же секунду почувствовала нечто очень странное — внутри словно затянулась какая-то пружина.

— Что случилось? — Дыхание Генри участилось. — Это же не могло быть то, о чем я думаю.

— Ты тоже почувствовал, будто мы две детальки конструктора Лего, которые только что соединились?

— Ага, именно, — Генри опустил руки и медленно отодвинулся от Джулии. — Ты не моя. Ты принадлежишь Эвану.

— Я никому не принадлежу.

«Разве что тебе», — мысленно поправилась она. И нахмурилась.

И что, черт возьми, с ней творится? Все не так. Она вовсе не соединилась с Генри. Они же едва познакомились, причем при очень необычных обстоятельствах, если не сказать больше. Джулия не верила в любовь с первого взгляда, особенно направленную на четырехсотлетнего вампира с большим ножом. И в возлюбленных она тоже не верила.

Не верила. И никогда не поверит.

И все же…

«Нет, — строго сказала она себе. — Просто нет».

Хотя… не исключено, что…

— Это все в корне неправильно, — через секунду выдавил Генри, и на его лице отразилась малая часть той паники, что чувствовала сейчас Джулия. — Не может быть двоих возлюбленных. Такого никогда не случалось.

— Тогда, думаю, у нас проблема.

Генри кивнул. Обуреваемый противоречивыми эмоциями, без лишних слов, он вдруг бросился к Джулии и сгреб ее в объятия.

— Вели мне остановиться. Вели мне уйти и никогда больше к тебе не приближаться.

— Поцелуй меня, — потребовала она.

Его глаз потемнел.

— Этого явно не стоит делать.

— Ну прости.

И когда Джулии уже стало казаться, что Генри вот-вот ее поцелует, он вдруг замер. Причем в странной позе.

— Отпусти ее, — рявкнул за его спиной Эван.

Генри убрал от Джулии руки и поднял их, делая несколько шагов назад. Джулия увидела, что Эван приставил к спине брата его же мачете, которое поднял с земли.

— Это не то, что ты думаешь, — начал Генри.

— Это как раз то, что я думаю. Ты всегда ее ненавидел. Как ты мог так поступить со мной, ведь я так долго и отчаянно искал ее? Хочешь сказать, что не собирался ее убить?

— Я правда не могу этого отрицать, но…

— Заткнись, — прорычал Эван. — Ты всегда лез в мою жизнь, братишка.

— Когда пытался защищать тебя?

— Я устал от этого. Целые столетия провел у тебя под каблуком. Только собрался сбежать от тебя раз и навсегда, а ты меня взял и выследил?

— Найти тебя оказалось совсем несложно, — пожал плечами Генри. — Ты такой безалаберный, когда дело касается путешествий. Всегда таким был.

— Как ты узнал о ней? — Эван бросил взгляд в сторону Джулии.

— Подслушал ваш с ведьмой разговор.

— Понятно. Значит, после того как я пообщался с моей возлюбленной в баре, ты последовал за ней. И собирался воспользоваться этим… — Эван прижал острое лезвие к шее Генри, — чтобы свести с ней старые счеты.

— Она лишила меня глаза. Не говоря уже о том, что она жестокая стерва и обожает забавы ради убивать людей. Забыл?

— У нее были свои причины, так же, как теперь они есть у меня — на то, чтобы прикончить тебя на этом самом месте.

Джулия с ужасом наблюдала за мужчинами. В их противостоянии не проскальзывало никаких дружеских или братских чувств. Оно казалось столь же смертоносным, как и мачете. Тонкая красная линия проступила на горле Генри, показывая, насколько острым был клинок.

Эван повернулся к Джулии.

— Любимая, с тобой все в порядке?

Она протянула к нему руки.

— Опусти нож.

— Не могу. Надо избавиться от Генри раз и навсегда. Теперь, когда я вновь обрел тебя, я не допущу, чтобы он причинил тебе вред, — его лицо смягчилось. — Знаю, ты мне пока не поверила. К тому же все это очень неожиданно. Моим гениталиям потребуется еще некоторое время, чтобы восстановиться после того, что случилось…

Генри удивленно вскинул брови.

Джулия пожала плечами.

— Вмазала ему, когда он начал распускать руки.

Уголки его рта приподнялись в едва заметной улыбке.

— Я ведь знал, что ты опасная.

— Я что, разрешал тебе говорить? — зарычал Эван на брата. — Все должно закончиться сегодня, Генри. Я не могу каждую секунду бояться, что ты вот-вот попытаешься убить мою любимую за преступление, совершенное триста лет назад. Я положу этому конец.

— Ты правда собираешься убить меня?

— Мне придется.

Джулия понимала, что это совсем не шутка и никакая не игра. Эван действительно перережет брату горло. Она не знала, можно ли так убить вампира, но рисковать все же не стоило.

— Подожди, — воскликнула она. — Пожалуйста, не делай этого, Эван.

Он обернулся к ней.

— Хочешь сама взять нож?

Ей понадобилась целая секунда, чтобы понять, что он имеет в виду. Хочет ли она убить Генри? Конечно, нет! Пусть сначала их знакомство несколько не заладилось, но между ними что-то возникло, что-то очень серьезное, и неважно, была ли причиной этому какая-то магия, мистика или же нечто совсем другое. Джулия не желала, чтобы все закончилось так быстро. Она не желала, чтобы Генри умер прежде, чем они разберутся в этом загадочном торнадо чувств, которое бушевало в ее груди.

— Я же твоя возлюбленная? — спросила она Эвана.

Он решительно кивнул:

— Так ты поверила?

— Естественно, — соврала Джулия. — Ты и я. Вместе навеки. Ты просто застал меня врасплох, вот и все. Похоже, в прошлой жизни я была немного злой, — они с Генри обменялись быстрыми взглядами.

Эван насупился.

— Ты не должна слушать, что говорит Генри.

— Отчего же? Разве он неправ?

Эван поежился.

— Ну я бы не сказал, что «злая». Скорее, несдержанная и импульсивная.

— Ты, должно быть, шутишь, — иронично заметил Генри.

— Заткнись, — прошипел Эван. — Ты собирался убить женщину, которую я люблю, и при этом еще издеваешься надо мной? В твоем положении тебе полагается разве что о пощаде молить.

— Не убивай его, — с нажимом повторила Джулия.

Эван нахмурился.

— Но почему?

— Потому что… — Она отчаянно пыталась придумать хоть какой-нибудь разумный повод остановить кровопролитие. — Потому что я изменилась. Я больше не злая. Просто я хочу, чтобы мы были все вместе, счастливы.

— Это, конечно, замечательно, но я сомневаюсь, что братец испытывает те же чувства. Он никогда не отступится. Ведь он всегда неумолимо идет к своей цели. Чертовски раздражающая привычка.

Джулия посмотрела на Генри, откинувшего голову под нажимом лезвия в руке Эвана.

— Обещаешь больше не преследовать меня?

Их глаза встретились, и она почувствовала, как спираль внутри скрутилась еще сильнее.

— Не уверен, что могу это обещать, — выдавил он. — Даже если захочу, вряд ли у меня получится держаться от тебя на расстоянии.

Джулия поняла, что он говорит вовсе не об убийстве, но Эван-то этого не знал.

— Спасибо, что облегчил задачу, братец, — Эван отвел руку, готовясь нанести смертельный удар.

Джулия метнулась вперед, протискиваясь между братьями прежде, чем лезвие достигло горла Генри.

— Стой, — воскликнула она. — Никто сегодня не умрет. Я пойду с тобой. Куда захочешь. И мы никогда его больше не увидим. Только не убивай его. Пожалуйста.

— Ты такая непостоянная, — хмуро пробормотал Эван.

— Просто вечер сегодня довольно необычный.

И вдруг Джулия услышала какой-то посторонний звук. Тихое жужжание.

Эван поморщился.

— Минуточку, — он вытащил из кармана мобильник и поднес его к уху. — Эван Фрост, — Пауза. — Да, точно, — Снова пауза, затем Эван поднял голову и принялся внимательно разглядывать стоявшую перед ним парочку.

Джулия чувствовала тепло от тела Генри за ее спиной. Она не хотела оборачиваться. Не хотела что-либо говорить. Она понимала, что произойдет, если ей не удастся убедить Эвана забыть обо всем и уйти вместе с ней. Он без лишних разговоров убьет Генри. И неважно, что они братья и целую вечность провели вместе. Один из них умрет. И Джулия не сомневалась, что Генри не шелохнет и пальцем, чтобы защитить себя. Слишком долго он пытался оградить брата от бед и не станет теперь сражаться с ним не на жизнь, а на смерть.

Она знала, что невозможно влюбиться в кого-то за считанные секунды, причем так отчаянно, что будешь готов изменить всю свою жизнь, лишь бы спасти любимого. Но именно это сейчас с ней и происходило. Она собиралась уйти вместе с Эваном ради Генри.

Настоящее безумие, которое, к сожалению, оказалось суровой реальностью. Джулия никогда в жизни не чувствовала такой уверенности. Она любит Генри и не хочет, чтобы он умер.

— Не делай этого, — прошептал Генри ей в волосы. — Пусть он убьет меня. Так будет лучше для всех.

— Заткнись, — только и сказала она.

Эван, продолжая разговаривать по телефону, недовольно нахмурился.

— Не понимаю. Ладно, если вы настаиваете… — он снова взглянул на Генри и Джулию. — Это ведьма, которая с помощью заклинаний ищет возлюбленных. Она хочет что-то сказать по громкой связи, — он нажал кнопку и поднял телефон в вытянутой руке.

— Здравствуйте. Вы слышите меня? — донесся из динамика голос ведьмы.

— Эээ… Да, — ответила Джулия.

— Громко и отчетливо, — подтвердил Генри.

— Очень хорошо, — ведьма откашлялась. — Боюсь, произошла какая-то ошибка, и я не совсем понимаю, как это могло случиться.

— Ошибка? — В голосе Эвана послышалась тревога. — Вы это о чем?

— С того момента, как вы ушли, мистер Фрост, я почувствовала, что что-то пошло не так. Это ощущение не оставляло меня весь день, пока минуту назад не случился всплеск энергии. Мой хрустальный шар засиял как фонарь. И я без малейшей тени сомнений поняла, что со вчерашним заклинанием случилось нечто ужасно неправильное.

Эван перехватил мачете, не отрывая глаз от Джулии.

— Ничего неправильного. С вашей помощью я нашел свою возлюбленную и благодарю вас за это от всего сердца. Ваши услуги стоят каждого потраченного на них пенни. Она моя навеки, наши души воссоединились. Я еще никогда, ни разу за все время своего существования, не чувствовал такой всепоглощающей любви.

— Джулия Доннер — не ваша возлюбленная, — отрезала ведьма.

— В каком смысле «не моя»? — растерялся Эван. — Кажется, я вас неправильно понял.

— Знаю, все это очень странно. Я нашла не ту. Энергия, которую я вчера высвободила, почему-то направилась в другую сторону. Не знаю, почему. С нами ведь никого больше не было. Больше никакой сущности, за которую я могла бы уцепиться. Не понимаю.

— Ну, я там был, — послышался тихий голос Генри.

— Простите? — переспросила ведьма.

— Я там был, — повторил Генри. — Я следил за Эваном. Хотел узнать, как найти его возлюбленную, чтобы убить ее и не позволить ей больше отравлять жизнь моего брата.

Повисла тишина.

— Она мертва?

— Нет, пока жива, — подала голос Джулия. — Сбита с толку, перепугана, шокирована, но жива.

— Значит, это и есть ответ, — заявила ведьма. — Тогда в этом есть смысл. А я-то уж думала, что облажалась, чего, представьте себе, никогда не было. Понимаете? Мы можем говорить о тысячах обретенных возлюбленных. У меня великолепная репутация… хотя, чего уж тут скромничать? Я лучшая в своем деле. Я не знала, что во время вчерашнего заклинания присутствовали двое братьев Фрост. И теперь совершенно очевидно, куда же отправилась энергия — искать возлюбленную вашу, Генри. А не Эвана.

Генри и Джулия взглянули друг на друга. Он сглотнул.

— Это невозможно. У меня нет возлюбленной.

— Просто раньше вы ее не встречали, наверное, потому что не прибегали к моей помощи. Но теперь она у вас есть. Поздравляю. Живите долго и счастливо. Я пришлю вам счет.

Джулия была потрясена. Больше, чем просто потрясена — шокирована. Так это правда? Невероятно глубокая тяга, которую она чувствовала к Генри, возникла из-за того, что они возлюбленные, которые просто не находили друг друга раньше?

— Эй, — напомнил о себе Эван и наконец опустил мачете. — Какого черта тут происходит?

Ведьма, явно нервничая, откашлялась.

— Приношу извинения за доставленные неудобства, Эван. Если вам это поможет, я смогла найти вашу возлюбленную, ранее известную как Катерина.

Удрученное лицо Эвана озарилось радостью.

— Где же она?!

— Есть как хорошая новость, так и плохая. В этой жизни она родилась питбулем. Это была плохая.

Плечи Эвана поникли:

— А какая же хорошая?

— Она живет в этом городе. Можете с ней повидаться, если захотите.

Эван закусил нижнюю губу.

— Да, пожалуй, мне нужен ее адрес.

Он отключил динамик.

— Генри, — заявил он. — Прости за эту неразбериху. Без обид?

— Считай, уже все забыл, — отозвался тот.

Эван, прижав телефон к уху, побрел прочь.

— Ну… — начала Джулия после нескольких секунд молчания. — Странная ночка выдалась, правда?

Генри сглотнул.

— От всего сердца извиняюсь за все, что здесь произошло.

Она поджала губы.

— Пожалуй, тебе следует знать, что я так до конца и не поверила во все эти родственные души.

— Разве? — Генри вскинул бровь.

Она покачала головой.

— Это за пределами моего привычного понимания.

Генри кивнул.

— Мне так и показалось.

— Однако…

— Да?

— Думаю, я без особых проблем научусь всему, — Джулия расплылась в улыбке. — Если, конечно, ты захочешь преподать мне пару уроков.

— Я могу быть очень убедительным, — ответная улыбка тронула его губы. — Так ты прощаешь меня за то, что я пытался убить тебя?

— Нет. Но если в теории нам суждено провести вместе целую вечность, то, в конце концов, может быть, и прощу, — она вытянула руку, нащупывая его ладонь. — Как насчет вернуться в бар и поболтать о случившемся за выпивкой?

— Я бы сказал, что это отличное начало.

Мир словно увеличился в размерах. Он оказался полон необычных существ вроде красавцев-вампиров и ведьм, специализирующихся на поиске потерянных возлюбленных.

Неужели одноглазый вампир Генри — ее возлюбленный? Был ли он тем самым мужчиной, которого она ждала всю жизнь — или даже несколько жизней, — и только затем, чтобы он упал в ее объятия при самых невероятных обстоятельствах?

Что ж, Джулия собиралась это выяснить.

~~~ КОНЕЦ ~~~