11 дней и ночей

К. Борджиа

11 дней и ночей

ПОСВЯЩАЕТСЯ Т. А.

Любовь – это дружба, вдохновляемая красотой

Афоризм древних эпикурейцев

Часть I

Нью-Йорк – Париж

Глава 1

– Ты не представляешь, какое это блаженство иметь возможность разговаривать по телефону, не выходя из туалета! Особенно, если тебя застает там звонок какой-нибудь молоденькой особы, которая нуждается в твоем совете, в твоем участии. С появлением у меня радиотелефона вся моя жизнь заиграла новыми красками. Поверишь ли…

В кафе было прохладно и пахло весенним дождем.

Рассказчик прервался, потому что к столику подошла безразлично привлекательная официантка и сменила пепельницу. Ее синий чистенький передник приятно обтягивал плоский живот, к которому так и хотелось прижаться разгоряченной от выпитого щекой.

Когда официантка наклонилась, черные локоны упали на ее холодное лицо, на котором пылал только цветок чувственного рта. Оба собеседника учтиво попытались ей помочь, однако с того места, где сидела наблюдавшая за происходящим Стефания, то есть за решетчатой перегородкой в метре от столика, было отчетливо видно, что мужчины делают это исключительно затем, чтобы воспользоваться неожиданно предоставившимся случаем и заглянуть официантке в широкий вырез платья.

Представив, что они могли там увидеть, даже Стефания пожалела о том, что не сидит ближе.

Официантка гордо удалилась, унося в длинных пальчиках белую стеклянную пепельницу с двумя смятыми фильтрами «кэмела» и горкой пепла, высыпанного из тоненькой итальянской трубки.

Трубку курил как раз тот самый счастливый обладатель радиотелефона.

Стефания уже давно присматривалась к нему. Наблюдая, она обычно сравнивала незнакомых людей либо с теми, которых уже знала, выявляя чисто внешнюю схожесть с тем или иным типом, что позволяло ей с достаточной проницательностью определять характер человека, либо, следуя другому правилу физиогномики, видела в объекте черты того или иного животного – мышиную мордочку, повадки увальня-медведя, некрасивое очарование раскосой лани, Грозный шарик бульдожьей морды.

Господин с трубкой до сих пор казался ей героем, сошедшим с киноэкрана 60-х годов. Даже косынка была на месте, с нарочитой небрежностью повязанная под клетчатым воротником не по погоде теплой хлопковой рубашки.

Когда Стефания зашла в кафе, он уже сидел здесь, лаская в правой руке длинный стакан с пивом, – эдакий состарившийся, но еще ой до чего удалый ковбой! Он был наивен и открыт – этот живой символ уходящей Америки. С ним можно было заговорить и не опасаться, что тебя поднимут на смех. Он знает жизнь, у него уже большие, быть может, уже успевшие охаметь на каменных просторах нью-йоркских авеню внуки, его сын давно врос в броню безупречного костюма и с удовольствием душит себя по утрам шелковым галстуком за сто долларов, а он все так же чист душой и только добродушно усмехается вечно мимолетной моде.

Подслушанное из уст этого человека ликующее признание нельзя сказать, чтобы поразило Стефанию. Оно лишь заставило ее улыбнуться и лишний раз задуматься.

Двуличие людей никого не удивляет. Все о нем знают, если не сказать больше. Но совсем другое, когда такая перемена происходит на твоих глазах.

Стефания улыбнулась, потому что представила себе этого почтенного господина с косынкой на шее сидящим на белом фарфоровом стульчаке и ласкающим пластмассу прижатой к уху трубки, из которой доносится воркующий женский голосок.

Тридцать шестой президент Америки Линдон Джонсон тоже, говорят, любил общаться с гостями, не выходя из уборной…

Что ж, быть может, в соседе Стефании по столику умер не менее агрессивный политический деятель?[1]

Пряча на лице улыбку, Стефания обвела взглядом довольно большой, но уютный зал кафе «Марокко».

В этот ранний час посетителей было мало, причем большинство составляли люди случайные, забежавшие сюда второпях перекусить бутербродом с пивом или кофе, или школьники, решившие проигнорировать первые уроки.

Сама Стефания приходила в «Марокко» почти каждое утро. Она получала удовольствие, сидя за стойким дубовым столиком, выкуривая обычные две сигареты и развеивая остатки сонливости чашкой бодрящего «капучино». Люди не зря придумывают себе всевозможные вообразимые и невообразимые ритуалы. Ритуал возбуждает, ритуал успокаивает, ритуал дает ощутить вкус бытия, театрализуя его.

Заодно можно было собраться с мыслями и не спеша перелистать странички записной книжки, в которой жили ориентиры на предстоящий день и воспоминания о днях прошедших.

Сегодня первым номером на повестке дня стояло получасовое посещение студии приезжего фотохудожника из Чикаго. Далее – как скажет Дороти. На вкус и честность своей хозяйки и подруги Стефания могла положиться с закрытыми глазами.

«Студией» огромное чердачное помещение под крышей жилого небоскреба на 7-й Авеню называлось только тогда, когда его арендовал какой-нибудь художник, режиссер или фотограф, вроде этого, позвонившего вчера в контору и заказавшего «девушку мировых форм». Он так и сказал: «мировых». На что Дот ответила, что, мол, в «Мотыльке» у всех девушек фигуры имеют пропорции, близкие к идеальным. Расплывчатый ответ на расплывчатый запрос заставил клиента сформулировать свои требования конкретнее. Получилось нечто вроде резвой телки. Стефания присутствовала при разговоре – телефон был умышленно переключен на общий выход, чтобы находившиеся поблизости от стола управляющей девушки могли позабавиться, – и сама вызвалась отправиться на съемки. Сравнение с «телкой», казалось, нисколько не смущало ее. Кроме того, она уже бывала в «студии» прежде и теперь, как решила про себя Дот, хотела освежить некоторые воспоминания.

По утрам у Стефании был еще один повод посидеть в «Марокко» подольше: здесь, прямо за столиком, в непринужденной атмосфере просыпающегося города она любила медленно приводить себя в боевой порядок, начиная с подведения глаз и заканчивая приклеиванием накладных ноготков. Свои ногти, тоже вполне красивые, Стефания предпочитала стричь, поскольку так было гораздо удобнее печатать на домашнем компьютере. В последнюю очередь она обрисовывала яркой помадой рот. Наклеивание же ногтей требовало сосредоточенности, и Стефания непроизвольно облизывала губы.

Она уже перешла к указательному пальцу левой руки, что означало скорое успешное завершение мероприятия, когда внимание ее привлекли двое юношей, севших за дальний столик в углу.

Один был среднего роста, едва ли намного выше Стефании, и плотно сложен. Если бы не подвижная жестикуляция, которой он сопровождал поток слов, можно было бы подумать, что это и есть один из представителей типа «увалень». Стефании понравились его мальчишеское лицо с большим ртом и короткая стрижка. Бойскаут, решила она, и перевела взгляд на второго юношу. Тот вел себя сдержанно, больше слушал, что говорит ему приятель, однако по гордо поднятому подбородку и спокойному взору, который он то пускал ПО залу, то устремлял на собеседника, было видно, что он привык быть центром внимания. И точно, когда он заговорил, едва заметно открывая рот и почти не делая движений, «бойскаут» весь обратился в слух.

На плече второго юноши висела фотокамера в специальной сумочке. Прежде чем сесть за стол, он поставил рядом со своим стулом точно такую же сумку, только раза в два больше. Вероятно, это было как-то связано с его работой или увлечением.

При взгляде на камеру Стефания вспомнила о предстоящих съемках и сверилась с часиками, невесомой черной змейкой обвивавшими левую руку. Старенькие «Картье» показывали, что в ее распоряжении есть еще двадцать минут.

Подушечкой пальца Стефания протерла циферблат. В свое время она отдала за эти часики немногим менее полутора тысяч «самцов».[2]

вернуться

1

Линдон Джонсон (президент США с 1963 по 1969 г.) был зачинателем войны о Вьетнаме и в 1965 г. осуществил интервенцию в Доминиканской Республике. (Прим. К.Б.)

вернуться

2

Buck – самец любого животного (англ.); в американском разговорном языке используется для обозначения доллара. (Прим. К.Б.)

Поскольку Стефания всем видам транспорта предпочитала пешие прогулки по городу, который она любила странной любовью пленницы закоулков, витых решеток и старинных дверных ручек, которых вокруг становилось все меньше, она могла точно рассчитывать свое время и знала, что за двадцать минут ей ничего не стоит покрыть расстояние от «Марокко» до студии на 7-й Авеню.

«Свои двое» подвели ее только однажды, когда она прилетела в Бангкок и в первый же вечер решила прогуляться по городу, предварительно позаботившись о подробной карте. Стоило ей покинуть отель «Нана», что расположен в юго-восточной центральной части города, и пройти несколько шагов до оживленного перекрестка Сукхумвит и Сои-3, как ее умыкнул в такси какой-то местный зазывала, искренне думавший, что говорит по-английски. Из-за этого вся программа вечера пошла насмарку, но Стефании сделалось весело, и прежде всего от своей полной беспомощности. От нового знакомого нельзя было просто так отделаться. Он был маленький, щуплый и все время говорил. Он как будто только всю жизнь и делал, что стоял на улице и ждал Стефанию.

Через несколько дней она поняла, что допустила весьма простительную ошибку человека, впервые попавшего не просто на Восток, а именно в Тайланд. Целый рой подобных зазывал кормится в Бангкоке и других крупных городах за счет белых туристов. Причем не просто белых, а незагорелых. В Таиланде бронзовый отлив получаешь так быстро, что, если тебе на глаза попадается бледный и потный европеец с бутылкой уже теплой «колы» да еще в районе гостиниц – знай, что это идет потенциальная жертва зазывалы. Зазывала буквально ловит его и везет по знакомым ювелирным магазинам, ателье, где свои портняжные услуги предлагают многозначительные индусы в засаленных тюрбанах, а если позволяет время суток – то и по ночным заведениям. Там несчастный подвергается не менее продуманным атакам продавцов и уступает, делая только им одним нужную покупку.

Так было и со Стефанией. Она купила тяжелый серебряный браслет в форме дракона и почти невесомую цепочку на шею. И снова только потому, что была очарована обаянием хорошенькой продавщицы, не отходившей от нее ни на шаг и всем своим видом словно показывавшей, что, доплати «мадам» еще немного, и она завернет в подарочную бумагу саму себя. Зазывала терпеливо ждал за порогом магазина. Когда они уже ехали дальше, он как бы между делом поинтересовался, на сколько долларов Стефания осчастливила свой женский гардероб. Было очевидно, что он подсчитывает причитающиеся ему проценты.

В конце концов Стефании удалось отделаться от назойливого знакомого, ставшего как ни в чем не бывало предлагать для «богатой мадам мальчика на всю ночь», и она бросилась искать указатели улиц.

Ни единого опознавательного знака. Конечно, можно было взять такса-метр[3] и назвать нужное место – в надежде, что тебя поймут, однако Стефания решила не изменять проверенной тактике и двинулась по городу пешком, не выпуская из рук карты. Два часа ушло у нее только на то, чтобы выяснить, что здесь почти никто не говорит по-английски, а если и говорят, то не читают карту, которая, правда, тоже оказалась почти полной противоположностью реальной местности. Отчаявшись не только определить нужное направление, но и найти по карте свое собственное местоположение, Стефания махнула рукой, взяла «тук-тук» и… еще на полчаса застряла в пробке. К назначенной в тот вечер встрече она пришла вся в мыле и с опозданием на двадцать минут.

Хотя Нью-Йорк после двадцати трех лет жизни в нем и отличался для Стефании от Бангкока в лучшую сторону, она решила не искушать судьбу и встала из-за столика.

Когда она шла к выходу, несколько посетителей, причем не только мужского пола, оглянулись ей вслед и проводили восхищенными взглядами статную пышнотелую блондинку в белой обтягивающей кофточке и короткой белой юбке, столь же откровенно подчеркивавшей упругость и богатство форм.

Стефания привыкла ощущать на себе эти взгляды, словно баграми срывавшие с нее одежду до самого белья – когда она носила таковое. Они приятно щекотали ее и не давали расслаблять сдобные булочки ягодиц под натянутой юбкой.

Глава 2

Конечно же, Дороти ошибалась: Стефания вызвалась отправиться на съемки в «студию» вовсе не затем, чтобы освежать воспоминания. Да, воспоминания были, и даже весьма приятного характера, однако девушка была устроена таким образом, что ее гораздо больше волновало настоящее и будущее, нежели подернутое дымкой времени прошлое.

Из прошлого она делала выводы.

В агентстве «Мотылек», кроме Стефании, была только одна профессиональная фотомодель – Наташа. С другой стороны, Дороти все же не обманула клиента, когда сказала, что ее девушки близки к идеалу. Любая могла бы при желании найти себе место манекенщицы или топ-модели. Любая – если бы одни только физические данные, пусть даже выдающиеся, определяли поступки того или иного человека.

Почему-то считается устоявшимся правилом, что если у тебя длинные ноги, приятной округлости бедра и грудь, заставляющая завистниц предполагать хирургическое в нее вмешательство, забывая о провидении Господнем, то твоя судьба предрешена: капризность в сочетании с покорством чванливым мужчинам – сильным мира сего – даст тебе возможность беззаботного существования в розовом гнездышке среди зеркал, мехов и баснословно дорогих ароматов. Это стало чуть ли не аксиомой, как будто кто-то удосужился спросить мнение самих обладательниц стройных ног и волнующих форм относительно того, а нужно ли им такое гнездышко.

Думать так – значит усреднять всех девушек с хорошими фигурами до (как это он выразился?) резвых телок. Телок, которым лишь бы стойло потеплее да сено послаще. Фу, гадость какая…

Пересекая улицу, Стефания сделала вид, будто не замечает оживленной мимики водителя бирюзовой с металлическим отливом «вольво». Лишнее подтверждение ее мыслям – люди просто отказываются верить в то, что «девушка с обложки» будет разгуливать по пешеходным переходам да еще без эскорта поклонников и телохранителей. Значит, делают они вывод, она сама не знает, какой драгоценностью является, а тогда почему бы за ней не увязаться.

И в этом состоит второе заблуждение обывателей. Бытует мнение, что если девушка (телка?) одета – раздета – вызывающе обтянуто, значит, она предлагает себя, причем всем подряд, и тут главное только не теряться.

Стефания брезгливо передернула плечами и подмигнула засмотревшемуся на нее негру в полицейской форме.

Конечно, очень может статься, что она и не подозревает о том, что является исключением. Что, гуляя по городу, а не скользя по улицам в роскошном лимузине, она просто эпатирует нью-йоркскую публику. Что ее наряды, призванные отнюдь не скрывать происходящего под ними, есть вовсе не призыв к нападению, а средство самовозбуждения, поддержания тонуса на уровне чуть повыше среднего. Почему бы и нет? Кому-то для того же необходимо напиться, а кто-то пьянеет от жизни. И нет двух похожих людей, и для каждого – своя мерка. Даже для «девушек с обложки».

Рядом притормозила «тойота», из открытого окошка которой доносилась заводная испанская дребедень. Поймав устремленный на ее ноги взгляд из-под темных очков, Стефания весело прошлась в ритме ламбады, чем вызвала бурю восторга как у водителя, так и у прохожих вокруг, но только отмахнулась, вильнула крепким задком и свернула в последний переулок.

7-я Авеню с застывшим в ожидании гостьи небоскребом была уже в каких-нибудь ста шагах.

По мере приближения к цели, Стефания все отчетливее чувствовала, что за ней кто-то наблюдает. Внимание прохожих было не в счет. Может, это ей только так казалось, но Стефания готова была поспорить с кем угодно, что фотограф уже высматривает ее из окна «студии». В телевик ли фотоаппарата или в полевой бинокль – она ощущала этот взгляд. Но ведь он никогда ее не видел! Хотя… Дот довольно подробно описала ее по телефону.

Во взглядах фотографов, привыкших работать с женской натурой, есть что-то магнетическое. Наташа, прошедшая в свое время неплохую школу в России, считала, что человек с фотоаппаратом – все равно что врач. Стефания никогда так не думала. Всякий мужчина старается выбирать профессию или хобби по душе, чтобы оно в той или иной мере отвечало его жизненным запросам. Скульпторы или художники, если только они не прячутся цинично за натюрморты, церкви и прочие «предметы», ищут живую натуру. Творческий акт для них – Стефания была в этом уверена – понятие гораздо более широкое, чем создание конечного результата. Многим бывает важнее процесс, будь то лепка, живопись или фотографирование. Фотографы в душе распутны – это заключение она давно уже взяла на вооружение. И чем чаще подтверждал его опыт, тем охотнее она шла на общение с этими странными людьми. Наверное, потому, что сама была странной и распутной. В душе.

вернуться

3

Разновидность комфортабельного такси с кондиционером, неожиданно дешевого и в отличие от многих других средств передвижения придерживающегося установленного тарифа, когда с водителем не приходится «договариваться» заранее, как, например, с «тук-туком» – управляющим мотоциклом с продуваемой двухколесной коляской. (Прим. К.Б.)

Вот и дом, вот и вход, вот и лифт. Небоскреб был старый и не такой уж по нынешним временам высокий. Лифт лязгал металлическими решетками, дверцы открывались и закрывались вручную, пол проседал, а когда кабина шла вверх, было слышно, как трутся и поскрипывают тросы. Стефанию эта допотопность многих нью-йоркских построек не переставала забавлять. Однако теперь цель была так близка, что пришло время сосредоточиться.

Кабина стала.

Стефания распахнула дверцы и увидела через решетку, что с тех пор, как она его помнила, помещение претерпело разительные изменения.

Исчезла вся мебель. Огромные окна зияли, лишенные занавесок. Зато повсюду теперь сидели, стояли и лежали невозмутимые манекены, куклы в человеческий рост, лысые, пластмассовые, с режущими глаз следами стыков в самых неподходящих местах и все до одного – мужские. Одни стояли, прислоненные крепкими затылками к колоннам и стенам, другие застыли на подобиях кресел в позах астронавтов, вышедших в открытый космос, третьи валялись прямо на полу, как будто их случайно уронили и забыли поднять.

Невдалеке от лифта, посреди обширного пространства, условно ограниченного тремя колоннами, стоял голубой, с низкой спинкой диван в белый цветочек.

Стефания робко вышла из лифта и была приятно обрадована тем, что пол под изящными туфельками чисто подметен и свежевымыт. Запустение и хаос были ложными.

Она огляделась.

Никто ее не встречал, никто не протягивал к ней влажных рук и не говорил, как она замечательно выглядит. Ей давали время на то, чтобы как следует осмотреться.

За неимением ничего лучшего, Стефания приблизилась к дивану. Не успела она, однако, сесть на него, как из висевших тут же динамиков раздался приятный мужской голос.

– Доброе утро, Стефания. Спасибо за точность. Все уже готово, и мы можем приступать.

– Вы не хотите поздороваться со мной по-человечески? – задиристо спросила пустоту девушка.

– Пока это не входит в мои планы. Вы же знаете вашу задачу.

– Разумеется, как знаю и то, что в вашем распоряжении полчаса. Время уже пошло, не так ли?

– Вы правы, Стефания. Раздевайтесь.

Она уже заметила, где мог находиться обладатель невидимого голоса: у одной их самых дальних колонн была расположена широкая бархатная ширма. За ней-то он наверняка и прятался.

Сбоку от ширмы что-то сверкнуло. Это мог быть только объектив нацеленного на нее аппарата.

Подумав о том, хватит ли для фотографа света – конечно, хватит, окна здесь вон какие громадные, – Стефания расстегнула на боку «молнию» юбки и наклонилась вперед, отчего юбка аккуратно спустилась до стройных щиколоток.

Оставшись в белой кофточке и узких шелковых трусиках, рассекавших белоснежным конусом женственно выпуклую чашу живота и полные, но упругие бедра, Стефания потянулась. Она любила раздеваться перед мужчинами и сознавать силу своего крепко сбитого и одновременно нежного тела. Особенно, если видела этого мужчину впервые в жизни. Сейчас она не видела его вообще.

Всякий раз, когда она делала это, ей становилось стыдно. И радостно. Радостно оттого, что удалось подавить стеснение и снова одержать над собой маленькую победу. Чувство же стыда, причем не кокетливого, а всамделишнего, до румянца на щеках, возникало потому, что Стефания с детства имела привычку наблюдать за собой со стороны и анализировать свои поступки как посторонний созерцатель. Ее стыдила сама ситуация: женщина, обнажающая свое тело для удовольствия, как правило, постороннего мужчины. Когда мужчина становился не посторонним, ощущения притуплялись, если только он не обладал изощренной фантазией, что встречается, как это ни странно, довольно редко. Быть может, именно поэтому Стефания до сих пор не смогла остановиться на ком-нибудь одном…

Проверив, хорошо ли держатся клипсы, Стефания стянула через голову кофточку. Груди ее на мгновение приподнялись вместе с узкой материей, но сразу же смекнули, где попросторнее, и выскользнули на свободу.

У Стефании была пышная грива каштановых, местами причудливо выбеленных волос, которые мягко спадали ей ниже плеч и казались живыми – с такой лаской они никли к ее голой коже.

Повернувшись к ширме спиной, она слегка наклонилась над диваном и спустила с бедер трусики. Она обожала это ощущение, когда волосы внизу живота охватывал свежий воздух и все тело пело: обнажена, обнажена!

Теперь на ней остались только клипсы, часики – нужно же следить за временем – и туфли на высоком каблуке.

Когда голос из динамиков зазвучал вновь, Стефания почему-то подумала, что пауза получилась непроизвольная. Фотограф наверняка собирался покомандовать ею, сказать, с чего начать, каким боком повернуться, но вышло по-другому: она просто-напросто опередила его своей дерзостью и – ох уж эта самокритичность! – красотой. Только сейчас он снова обрел дар речи.

– Все замечательно, Стефания. Теперь мне нужно, чтобы ты поиграла с манекенами.

– Что?

– Вообрази, что они живые, что они хотят тебя.

Тут он дал промашку. Стефания поняла, что говорящий недостаточно хорошо чувствует ее. Он должен был сказать: «что ты хочешь их».

Подумав об этом, она, однако, заметила, что уже идет по направлению к ближайшему пластмассовому истукану, распростертому в горизонтальном положении и устремившему раскрашенные белки глаз в потолок.

Пол в помещении был бетонным, отчего каблучки ее туфель издавали волнующее цоканье.

Стефания считала, что обнаженная женщина никогда не должна ходить босиком. И вовсе не потому, что тогда у нее в самом невыгодном свете обрисовывается линия ноги, укороченной и слоноватой. Просто наготу, если она предназначена для соблазнения, возбуждения или восхищения, всегда следует прикрывать. Лежащая в постели голенькая Даная смотрится слишком обыкновенно, в ней нет утонченности, которая непременно требуется при создании атмосферы, называемой эротикой. Стефании очень нравились фотографии распростертых на покрывалах девушек в одних только носочках. Одного этого оказывалось достаточно – картинка оживала и влекла к себе взгляд. Обнаженность полная требовала, по мнению Стефании, отточенности позы, поскольку неправильная постановка того же кадра могла превратить нагую босую девушку в голую девку.

Но это – что касается искусства. Стефания же считала, что жизнь не должна сильно отличаться от искусства – и даже от сна-мечты. Многим людям почему-то кажется, будто состояние последнего недостижимо в реальности. Однако это не было правдой, какой ее понимала и знала Стефания. Обычным людям зачастую просто не хватает дерзости, дерзновения. Внутренний голос испуганно нашептывает им: этого нельзя, так никто не делает, опомнись. Но разве можно поверить во что бы там ни было, не проверив самой, на своем опыте? Разве хоть кто-нибудь из живущих верит в смерть? Никто. Да, ее боятся, но все-таки до конца не могут осознать конечности бытия. Только уход близкого человека как бы приоткрывает завесу, и тогда одним становится страшно, а другим легко на душе, но в корне это ничего не меняет.

Стефания с самых юных лет учила себя не прятаться от сна. Он явственно проступал перед ней и наяву, указывая дорогу, и девочка шла по ней, шла, как сомнамбула, шла отчаянно, пока сон не стал ее будничным, повседневным состоянием и окружением. При этом она отнюдь не перестала ощущать действительность. Напротив, та сделалась для нее еще более яркой и насыщенной. Человек, сделавший самого себя, – self-made man – это выражение можно было с полным правом отнести и к Стефании, но только придав ему больше романтичности: self-dreamed woman – женщина, сотворившая себя из грез.

Манекен смотрел, как Стефания склоняется над ним, и тянулся к ее медленно оттягивающимся вниз грудям бежевыми пластмассовыми руками.

Она уперлась в его твердую грудь ладонями и ощутила животом гладкую бесполую промежность. Ей захотелось лечь на него, и она не стала бороться с желанием.

Хотя все окна были закрыты, от каменного пола поднималась прохлада, а по помещению гулял легкий ветерок, так что Стефания вздрогнула, когда прикоснулась нежной кожей к мертвому пластику. Груди расплющились и постепенно согрели пластмассу.

Манекен закачался.

Он был почти как живой, этот яйцеголовый мужчина без признаков пола, одновременно застывший в беспомощной позе и чувствительно отзывающийся на каждое движение модели.

Модели…

В самом деле, Стефания на какое-то мгновение совершенно позабыла о том, что за ней наблюдают. Она приподняла голову и поверх блестящего лба куклы увидела, как сверкает в солнечных лучах объектив возле ширмы. Сам фотограф умудрялся даже сейчас хранить инкогнито. Вероятно, он был слишком занят собой и боялся, как бы девушка не обнаружила, что он там делает на самом деле. Однако она и без того была вполне уверена в том, что он не теряет времени даром и уже запустил пятерню под раскрытую «молнию» на ширинке.

Отклеившись от первого любовника, так и оставшегося покачиваться в позе зародыша, Стефания плавно перешла к тому, который стоял посреди залы на подставке, в которую влип ногами. Она двигалась с вызовом, как гарцующая по загону лошадка.

Теперь она стояла к наблюдателю боком и терлась животом о пластмассовое бедро. Манекен упорно смотрел перед собой, и как Стефания ни искала его взгляд, смотрел он выше нее.

Заметив, что поднятая рука куклы снабжена шарнирами, девушка опустила ее вниз. Оттопыренный большой палец оказался так соблазнительно близко, что она слегка раздвинула ноги и аккуратно присела на него. Не все же одному фотографу наслаждаться, подумала она и закрыла глаза.

Где-то вдалеке щелкал затвор. Потом слышалось жужжание перемотки. Неужели у него уже кончилась первая пленка? Или вторая?..

От неудобства положения полусогнутые ноги Стефании напряглись, однако она продолжала мерно двигать бедрами, чувствуя, как увлажняется под ней бесстрастный палец манекена. Она уже перестала думать о том, что палец мог оказаться пыльным или вообще грязным, ей было до упоения все равно. Палец принадлежал какому-никакому мужчине и жил внутри нее своей, только одному ему внятной жизнью.

– Походи по залу, – донесся голос из динамиков.

Стефания не хотела подчиняться. Палец не отпускал ее. Она терлась об него, впускала в себя, насаживаясь, словно на колышек, и чувствуя приближение заветного взрыва. Однако она все же послушалась, выпрямила ноги и отошла от манекена.

Рука куклы блестела ее влагой.

Теперь Стефания слушалась только голоса, который настойчиво приказывал ей то повернуться, то сесть на корточки, то нагнуться и взяться за щиколотки, а то и просто побегать по студии или попрыгать.

При полной груди у Стефании была очень узкая, гибкая талия, переходящая в округлые бедра, и девушка знала, каким соблазнительным представляется это место для мужчин. Она томно изгибалась, вставая на цыпочки, поднимала руки над головой и наклонялась плечами вперед, следя за тем, как мягко отвисают полные груди. Она подхватывала их ладонями и нежно мяла, заставляя розовые кружочки сосков твердеть и морщиться.

Летавший по помещению ветерок приятно овевал ее жаркое тело, не давая выступать на коже капелькам пота.

– Поиграй с собой, – сказал голос.

Стефания остановилась у колонны рядом с грустным манекеном и повернулась лицом к ширме. Ей нравилось то, что ей предлагали сделать.

Чувствуя за спиной молчаливую поддержку колонны, Стефания расставила ноги, напрягая икры и бедра. Потом подумала и расставила еще шире. Обе ладони заскользили по животу вниз, локти сблизились и стиснули груди. Ягодицы вздрогнули и образовали ямочки, оставшиеся невидимыми для объектива фотоаппарата.

Зато из-за ширмы было видно, как длинные пальцы с красными овалами ногтей прорежают и ерошат завитки каштановых волос на выпуклом лобке. «Гнездо порока» с готовностью уступало ласкам. Стефания надавила средним пальцем на расщелинку, делившую на две равные половинки заветный треугольник, и проникла в тепленькое и скользкое нутро, по которому был один путь – ниже, к узкому отверстию, притаившемуся в нежных складках плоти.

Стефания осознавала, как высоко ценят мужчины эту ее девственную узость – награду за терпение и упорство в нежелании заводить детей. Тело ее было тем божеством, фимиам которому она курила и днем, и ночью. Поиск не только духовного, но и физического совершенства, культивирование себя, своего тела были для Стефании заботой и отдохновением. Не склонная к нарциссизму,[4] она вместе с тем отдавала должное той красоте, которой наградила ее природа, и старалась всячески ее поддерживать.

Забота о теле была для нее тем же самым приятным ритуальным времяпрепровождением, что и чашечка утреннего кофе в «Марокко». Три раза в неделю, по вечерам, она ходила в спортивный зал, недавно открывшийся на соседней улице, и там два часа «качалась», работая с весом, над прессом и растяжкой. Мистер Дженкинс, директор зала, пускал ее бесплатно, потому что именно в эти три дня в его заведении был полный аншлаг. Стефания же ничуть не стеснялась настойчивого внимания толпы атлетов, смело показывала себя во всех даже самых причудливых ракурсах, а заодно экономила на тренере, поскольку советы ей давались, как из рога изобилия, и, надо отдать девушке должное, она к ним охотно прислушивалась.

Широко разведя в стороны колени, Стефания присела на корточки. Многим мужчинам нравилась такая поза. Она открывала женщину и делала ее по-своему беззащитной. Высокие каблучки помогали сохранять равновесие.

Стефания медленно гладила себя между ног левой рукой, наслаждаясь красотой пальцев, которым могла бы позавидовать любая музыкантка. Пальцы были гибкими и настойчивыми. От долгого напряжения нежные вытянутые губки приоткрылись, как маленький клювик. Это было ее, женское начало.

Следя за левой рукой, Стефания заметила часики. Отняв руку от теплой промежности, она поднесла ее к глазам и увидела, что полчаса уже две минуты как истекли.

Она встала.

– Стефания!

– В следующий раз. – Она помахала ширме рукой и пошла к оставленным на диване вещам.

Она почти оделась, когда к ней подошел сам фотограф. Стефания не сразу обратила на него внимание, а когда заметила, то была поражена разницей между тем человеком, которого рисовало ее воображение, опиравшееся на звучание голоса, и тем, который робко стоял сейчас рядом с ней, отсчитывая деньги.

Это был гигант, толстый, весь оплывший жиром и похожий на большого ребенка в дешевых роговых очках. Он старался не смотреть на девушку.

Не успел он заговорить, как раздался телефонный звонок. Звонил аппарат, стоявший на полу за диваном. Гигант взял трубку, сказал «да» и передал трубку растерянно улыбавшейся Стефании.

– Это тебя.

Она узнала голос Дороти.

– Как успехи, детка? Все прошло нормально? Я вам там не помешала?

Стефания приняла из рук фотографа три стодолларовые купюры.

– Полный порядок, Дот. Мы как раз закончили. Я даже не успела устать.

– Это очень хорошо. Звонил Баковский. Он хочет только тебя. Я пообещала, что ты будешь через час.

– Дот, но для этого нужен подходящий туалет, а я… – Стефания взглянула на свое отражение в восхищенных глазах фотографа.

– Купи платье по дороге и запиши на мой счет. Мне важно, чтобы Баковский остался доволен. Я знаю, что могу на тебя положиться.

– Разумеется.

– Потом возвращайся в контору.

Дот повесила трубку, не попрощавшись.

Стефания пожала плечами и подмигнула фотографу, которому явно не терпелось что-то сказать. Он проводил ее до самого лифта и только тогда осмелился открыть рот.

– Я хочу видеть тебя каждый день…

– Не имею ничего против, дорогой. Позвони в контору.

– А без конторы мы никак обойтись не можем?

– Ах ты негодник! – погрозила пальцем Стефания и шагнула в кабину. – Нет, дорогой, без «Мотылька» я буду приходить к тебе только во сне. Договорились?

И, упиваясь своей профессиональной честностью, Стефания захлопнула дверцы лифта и уплыла под пол, оставив бедного фотографа наедине с его умиравшими от бессильного желания манекенами.

вернуться

4

Болезненное любование собой. (Прим. К.Б.)

Глава 3

Стефания вошла в стеклянные двери магазина «Good's Goods» походкой женщины, которая вполне уверена в том, что ей купить. Это должно было быть «платье для Баковского». Собственно, ему понравится все, что бы она ни надела.

Внутри магазина было как всегда светло и весело. Маргарита, племянница госпожи Гудс, хозяйки заведения, сразу же узнала Стефанию. Это была хорошенькая восемнадцатилетняя девушка, втайне в нее влюбленная и стесняющаяся своих чувств. Стефания на ходу потрепала ее по щеке и прошла в отдел женской верхней одежды.

В самом деле, выбирать ей долго не пришлось. Платье было черное, узкое и короткое. Оно начиналось сантиметров на пять ниже трусиков, а заканчивалось пуританским вырезом под самое горло, что создавало соблазнительный двойной эффект. Полиамид, из которого оно было изготовлено, нравился Стефании не очень, однако он делал вещь практичной, а в данном случае это было весьма важно. К тому же искусственный материал гораздо лучше обрисовывал линии тела.

Неся в одной руке сумочку, в другой – платье, Стефания проследовала в примерочную. Кроме нее, как ей показалось, в отделе никого не было, и потому она даже не стала закрывать дверцу кабинки.

Раздевшись до трусиков, она уже наклонилась, чтобы подобрать платье с табуретки, когда краем глаза заметила, что за ней наблюдают: из-за вешалок на нее внимательно смотрел мужчина. Где-то она его видела раньше, причем недавно. Зрительная память моментально восстановила цепочку событий, сегодняшнее утро, кафе, немногочисленные посетители… конечно, двое ребят за столиком, короткая стрижка, большой рот – «бойскаут»! Какая встреча! Только времени совсем не осталось.

Парень словно не замечал того, что его тоже видят. Полуголая девушка в открытой примерочной кабинке превратила его в эдакого радостного истукана.

Стефания укоризненно покачала головой и захлопнула дверцу.

Когда она вышла, оставшись в обновке и запихивая старую юбку и блузку в пакет с двумя фирменными буквами «GG», все тот же парень стоял у прилавка, а Маргарита терпеливо ждала, когда он отыщет свой бумажник. Бумажник куда-то явно запропастился, и потому незадачливому покупателю пришлось пропустить Стефанию вперед себя.

Стефания чувствовала спиной его пристальный взгляд. Она привыкла к подобный взглядам. Вот и Маргарита, отсчитывающая сдачу, не сводит глаз с точеных линий ее черной груди. Привычка оставляла Стефанию равнодушной ко многим из них. Взгляд «бойскаута» ей нравился.

– Заходите почаще, – сказала Маргарита и попыталась улыбнуться.

Стефания кивнула и направилась к выходу. Не успела она взяться за ручку двери, как злосчастный кошелек был найден.

* * *

Недалеко от офиса Баковского располагался гостеприимно распахнутый «Макдональдс», надпись над входом в который красноречиво сообщала прохожим о том, что в связи с очередным юбилеем на все кушанья в течение этой недели будет 25-процентная скидка.

Вообще Стефания редко заходила в «Макдональдсы». Ее раздражало умение тамошних поваров так готовить хваленые мясные бутерброды, что через четверть часа после возникновения ощущения сытости вновь хотелось есть. Однако соблазнительная скидка и достаточный запас времени заставили ее задуматься, а потом и свернуть под красно-желтый козырек.

Оказалось, что Стефания вовсе не одна изменила своим привычкам. Обычно полупустующее заведение буквально кишело голодным людом.

Ньюйоркцы любят поесть. В этом они похожи на итальянцев. А те в свою очередь – на русских. Собственно, желание утолять голод в той или иной степени известно всем народам. Только многие европейцы, как, например, датчане с их огромными комплексами крохотной нации, стесняются его обнаруживать, ссылаясь на дороговизну продуктов. Жадность, однако, еще никому не приносила пользы.

Стефания отошла от стойки, неся на подносе чизбургер и душистый коктейль с упруго воткнутой в него белой соломинкой. Это был ее второй завтрак.

Место ей нашлось в самой глубине зала за столиком, который только что покинула стайка круглоголовых японцев, увешанных фото– и видеокамерами. Осторожно разворачивая пальцами теплую обертку чизбургера и одновременно потягивая через пластмассовую соломинку густую прохладную жидкость, Стефания задумалась.

Баковский был из тех людей, которых принято называть «киношниками». При этом к производству фильмов как таковых он никакого отношения не имел. Просто в его ведении находился громадный магазин, буквально заваленный всевозможными декорациями, пригодными для использования как при съемках батальных сцен войны за независимость, так и самых головокружительных космических одиссей. Все началось с отцовского сарая, забитого хламом, – евреи вообще отличаются любовью к старью. Баковский-младший переоборудовал сарай в эдакий ангар и стал торговать пылесосами, лампами и огрызками некогда дорогой мебели. Он вовремя смекнул, что на одной купле-продаже хороших денег не сделаешь, и стал приобретать для своего склада вещи поприличнее, которые сдавал напрокат всем кому не лень: молодоженам, разводящимся, старикам, вдовам вьетнамской войны, неграм, пуэрториканцам, таким же евреям, как и он сам, и т. д. и т. п. Потом он рискнул и взял в аренду настоящий добротный склад поближе к Сити. Тут он уже мог позволить себе развернуться как следует. Задумка была проста – от мелочей перейти к вещам большим и даже громоздким. Накопленного первоначального капитала хватило и на то, чтобы нанять двух негритят-уборщиков, в обязанности которых он вменил поддержание опрятного вида нового «магазина». Благодаря этому он постепенно добился того, что последнее слово утеряло кавычки и превратилось из пыльного склада в порядочное заведение. Были, конечно, и личные связи, способствовавшие разрастанию ассортимента фирмы «Bakovsky & Со.», однако о них новоиспеченный президент старался не распространяться. Появилась клиентура. Предприятие заработало. Вместе с ним преобразился и сам господин Баковский. Из тщедушного жиденыша, затянутого в узкий, излишне чопорный костюмчик, служивший ему первые годы самостоятельного бизнеса подобием брони, за которой он прятал свою робость перед сильными мира сего, Сандер Баковский превратился в молодцеватого, раскрепощенного парня – ему было немногим более тридцати, – преданного 501-й модели джинсов фирмы «Levi's» и клетчатой ковбойке с расстегнутым воротом. В таком наряде он с одинаковой уверенностью общался с собственными грузчиками, подрядчиками строительных фирм и людьми, входившими в двери его магазина из могучих «роллс-ройсов». Теперь он мог позволить себе быть демократичным! Все чаще ему стали попадаться контракты, не требующие вообще никаких неудобств, связанных с погрузками, перевозками, разгрузками и монтажом: в ход пошли его способности просто доставать то, что было нужно другим. Его гордостью последних месяцев был кругленький контракт на оборудование телестудии Си-эн-эн в Нью-Йорке. Каждый день в кабинете Баковского возникали новые лица, которые он раньше видел только на экране. Общительность и приятная наружность делали его «любимцем публики», и он умело этим пользовался. Как-то он даже признался Стефании, что подумывает о том, чтобы перенести все свое хозяйство поближе к «мекке» – куда-нибудь в район Беверли Хиллс или вроде того.

Стефания познакомилась с ним еще до того, как стала работать в «Мотыльке».

Сандер не понравился ей сразу же.

Она вообще плохо относилась ко всем неарийцам, прощая этот недостаток только тем, кто уже стали ее друзьями. В первый вечер, когда он стал «клеиться» к ней в баре на Бродвее, Стефания влепила ему отличную пощечину и с гордым видом удалилась. Подруга, с которой она туда пришла, успела шепнуть ей, что это «сам» Баковский, однако она сделала вид, будто не расслышала, так что пощечина прошла на все сто процентов.

Потом он оказался в числе наиболее уважаемых клиентов Дот, и вторая их встреча была проникнута остротой воспоминаний. Теперь Стефания всего лишь выполняла доверенную ей миссию и олицетворяла покорность и согласие. Баковский влюбился в нее по уши и заявил, что женится на ней. Второй пощечине не суждено было прозвучать только потому, что оба оказались к тому моменту до неприличия пьяны. Наутро, когда они нашли в себе силы проснуться, Стефания с легким сердцем отдалась своему новому обожателю.

С тех пор прошел почти год. Баковский хотел Стефанию по крайней мере раз в неделю. И всегда их встречи оформлялись «официально» – через контору «Мотылек». Стефания никогда не навещала любовника сама, из дружеских, так сказать, побуждений. Баковский не настаивал. У Стефании часто возникало ощущение, что эта возможность именно купить женщину, не тратя времени на обольщение, придает ему дополнительные силы – в этом смысле ему и в самом деле было мало равных.

Из состояния задумчивости Стефанию вывел аппетитный запах расплавленного сыра. Тут она увидела, что по проходу между столиками идет ее старый знакомый – все тот же «бойскаут». Поистине судьба задумала сыграть с ней какую-то не то злую, не то забавную шутку!

В толчее юноша потерял способность различать лица. Он уже нес поднос с двумя стаканами и двумя картонными коробочками и был озабочен только тем, чтобы найти свободное место и одновременно не уронить драгоценную ношу.

Первое удалось ему довольно успешно – веснушчатая девушка в очках встала из-за столика прямо у него за спиной.

Вторую задачу выполнить оказалось гораздо сложнее, потому что к опустевшему стулу он метнулся слишком поспешно. Кто-то даже вскрикнул под его рукой, решив, что один из стаканов вот-вот опрокинется. Так бы, вероятно, и произошло, если бы «бойскаут» не призвал на помощь всю свою ловкость и не продемонстрировал чудеса эквилибра с неустойчивыми предметами. Стакан качнулся, соломинка задрожала, но гладкая поверхность столика была уже спасительно близка.

Стефания в восторге рассмеялась.

Парность предметов на подносе навела ее на мысль о том, что сейчас из толпы появится утренний «фотограф» с сумочками. Однако юноша принялся уплетать первый биг-мак, явно нацеливаясь и на второй. При этом Стефания отметила, что кусает он хлеб как-то излишне осторожно. Так обычно едят люди, у которых не все в порядке с зубами и которые научены горьким опытом грызения сухарей.

«Бойскаут» тоже заметил Стефанию. Смутившись, он сразу же отвел взгляд и стал тщательно жевать.

Их разделяло всего два столика.

Стефании сделалось смешно, и она теперь откровенно наблюдала за незнакомцем. А тот все кусал, жевал и то и дело вытирал полные губы салфеткой, остававшейся при этом идеально чистой. Подобную привычку имеют те, у кого раньше была борода и кто недавно с ней расстался.

Стефания решила, что юноша – ее ровесник. У нее даже возникло желание кивнуть ему и познакомиться – ведь для чего-то же провидение свело их в третий раз, – однако она вовремя спохватилась и взглянула на часики. Она опаздывала.

С шумом всосав последние капли коктейля, Стефания оставила недоеденный чизбургер на подносе и устремилась на улицу. Улыбающаяся девочка в дверях пожелала ей счастливого дня.

Глава 4

У Сандера Баковского были посетители.

Стефания заметила их не сразу. Они сидели вместе с хозяином в своеобразной беседке, расположенной на возвышении в центре огромного зала, заваленного бумажными колоннами, лодками, пенопластовыми башнями, гигантскими фигурами птиц, обезьян, санта-клаусов, лампами, рождественскими елками, пушками, фруктами в человеческий рост, – короче, всем тем, что только может родить больная фантазия художников и дизайнеров. Царивший повсюду хаос был, однако, кажущимся. Каждая елка, каждый орангутанг имели свое, отведенное именно им и пронумерованное место.

При появлении Стефании из-за столика внутри стеклянной беседки поднялся высокий черноволосый мужчина с несколько узковатым лбом, но зато с большими карими глазами, неприятно въедливыми и про изводящими даже хищное впечатление из-за густых, почти срастающихся над переносицей бровей.

Это и был господин Баковский.

Четверо его гостей – мужчины примерно одних с ним лет – остались сидеть за столиком и при этом, нисколько не смущаясь, разглядывали Стефанию.

– Ты как всегда опоздала, прелесть моя, – объявил Баковский, распахивая дверцу беседки и спускаясь по лесенке навстречу девушке. – И я как всегда тебя прощаю.

– Надеюсь, ты вызвал меня по делу? – Стефания покосилась на любопытные лица за стеклом.

– Разумеется. Не обращай на них внимания. Это мои новые компаньоны.

– По-моему, когда я вошла, вы играли в карты, – заметила Стефания.

– Не вижу криминала, дорогая.

С этими словами Сандер Баковский покровительственным жестом обнял девушку за плечи. Она невольно прижалась к нему и сменила гнев на милость.

– Так мы будет работать, Алекс? Полное имя Баковского было Александр.

– Как я люблю, когда ты называешь это «работой»!

– Главное, дорогой, чтобы «зарплата» ей соответствовала.

– Ты же знаешь, что я плачу за труд сдельно.

– Так по рукам и никаких перекуров!

Они уже отошли на значительное расстояние от беседки и теперь находились в окружении недоумевающих гномов, мартышек и диванов.

Здесь Баковский остановил ее.

– Дальше не пойдем.

– Что, прямо на этой раскладушке? – поинтересовалась Стефания, берясь за подол платья.

– Этот диван, моя дорогая, завтра будет стоять в Национальной библиотеке, – с легкой обидой в голосе ответил он. – Тебе это что-то говорит?

– А я и не знала, что американцы теперь предпочитают чтению здоровый сон! Хотя, наверное, ты прав, и пора перестроить наши библиотеки в гостиницы.

– Писательница, и так кощунствует!

Стефания пропустила замечание мимо ушей. Зато она заметила подвешенную на столбе метрах в пяти от пола видеокамеру. Рядом с объективом мигала красная точка.

Ого, подумала девушка, кажется, мы в прямом эфире… Кто же зрители? Уж не тот ли квартет в беседке? Ладно, ребята, вы хотите увидеть спектакль? Вы его получите!

Как бы в подтверждение ее слов, Баковский заговорщически улыбнулся.

Он отступил на шаг, давая девушке возможность раздеться. Стефания уже давно обратила внимание на эту его особенность начинать любовную игру. Он никогда не раздевал ее сам. Ему хотелось видеть. При этом он продолжал оставаться полностью одетым и просто наблюдал за тем, как она обнажает для него свое роскошное, ароматное тело.

Сегодня, как успела смекнуть Стефания, зрителей было больше.

Разумеется, тот факт, что Баковский разыгрывает с ней спектакль на потребу своих дружков, которые, может быть, даже заплатили за это, уязвлял самолюбие девушки. Не мог предупредить, предатель! Обязательно наябедничаю Дороти, решила она. Фирма не должна терять законные прибыли.

С другой же стороны, сознание постороннего присутствия при одном из самых интимных моментов человеческого бытия действовало на Стефанию возбуждающе. Как прирожденная эксгибиционистка, она не имела ничего против того, чтобы превращать свое обнаженное тело в зрелище, пробуждающее похоть в тех, кому посчастливилось стать его свидетелями.

Стефания ненавидела другую крайность того же проявления бесстыдства – нудизм. Совершенно голые люди, собирающиеся на пляжах или в общих банях. Псевдоискатели возвращения к естественному, к природе. Выставляя в самом неприглядном виде свою наготу, они тем самым уничтожают не только эротику и красоту во взаимоотношениях полов, но и собственную плоть. Стефания даже представить себе не могла, каким нужно быть животным, чтобы после столь продолжительного созерцания десятков голых троглодитов находить силы для возбуждения. Да от такой порнографической «раскрепощенности» у нормального человека все функции должны атрофироваться!

Совсем другое дело, когда снимать одежду приходится не для того, чтобы продемонстрировать полнейшее пренебрежение к окружающим, а чтобы создать неестественную ситуацию, при которой сам воздух кажется заряженным флюидами чувственности. Причем для этого вовсе не достаточно просто раздеться, как думают многие. Раздеваться нужно уметь. В этом отношении Стефания прошла хорошую школу. Лет с пятнадцати она любила провоцировать окружающих. Поначалу манерой одеваться, короткими юбками, из-под которых в самый неподходящий – подходящий! – момент робко выглядывали трусики, узкими, обтягивавшими все, что можно и что еще только-только намечалось, кофтами и расстегнутыми до пупка рубашками. Потом – действиями, заставлявшими ровесников хихикать, взрослых – возмущаться, а бабушек и дедушек – падать замертво.

И при всем при этом то было отнюдь не болезненным желанием во что бы то ни стало раздеться перед посторонними. Самое потрясающее заключалось как раз в том, что до сих пор, разыгрывая в той или иной форме маленький стриптиз, Стефания стеснялась. И именно этот стыд давал ей великолепную возможность всякий раз мучить и будоражить себя саму.

Волнительнее всего было для нее раздеваться донага в каком-нибудь частном салоне перед публикой, среди которой находились облаченные в роскошные наряды женщины. В мужских глазах Стефания умела и любила разжигать восторженный огонь. Глаза женщин оставались, как правило, холодны и ироничны. Для них она была игрушкой, которой забавлялись их братья и мужья. Однако, не будучи мазохисткой, Стефания и в этом находила упоительные мгновения.

Платье было стянуто через голову. Стефания замерла перед любовником в одних трусиках, поднимая ладонями груди. Тот же, сложив на груди руки, молча смотрел на нее и улыбался.

Она сделала шаг вперед и потерлась кончиками сосков о рукав его рубашки. Соски послушно сморщились и стали коричневыми.

Стефания заглянула в глаза Баковского. Он кивнул. Она присела возле его ног на корточки и стянула до колен белоснежные трусики. Оставаясь в таком положении, обеими руками обняла мужчину за икры и запрокинула голову. Он выждал паузу, наклонился и поцеловал ее в лоб. Но поцелуй не был отеческим.

– На диван! – как-то нервно и резко сказал Баковский.

Стефания охотно подчинилась. Она медленно поднялась. Трусики упали с колен вниз и накрыли мыски туфель. Она переступила через них и оглянулась на любовника. Тот легонько подтолкнул ее пониже спины.

Она встала коленями на диван и взялась руками за спинку. Присела, выпячивая упругие ягодицы, разделенные глубокой и влекущей ложбинкой.

Многим мужчинам в женщинах нравится больше всего именно это место. И если оно совершенно, словно специально для них отлито в божественной форме, они умирают от томления.

Почувствовав на пояснице большую ладонь Баковского, Стефания пошире расставила колени и еще попятилась, отчего ее живот выгнулся почти горизонтально по отношению к дивану. Лицо ее при этом опустилось до уровня спинки. Диван был обтянут бархатом и пах так, как будто долгое время стоял в дорогой гостиной, где курились ароматные трубки и прогуливались великосветские дамы в вечерних платьях, сопровождаемые шлейфом роскошных парижских благовоний.

Ладони Баковского осторожно легли на ягодицы. Стефания прикрыла глаза.

В такие моменты она не имела привычки оглядываться и следить за тем, что делает с ней мужчина. Она любила чувствовать его.

Не отрывая ладоней от натянутой и едва уловимо вздрагивающей кожи, Баковский большими пальцами приоткрыл заманчивую расщелину.

Стефания глубоко дышала, стараясь держать себя в руках.

Внезапно ее пронзила мысль о том, что глазок камеры тоже сейчас наблюдает за ней сзади, а следовательно – видит те же самые укромные местечки на ее теле, к которым на правах любовника не спеша подкрадывался Баковский.

Прогоняя эту мысль, она встряхнула гривой волос, которые пришли в плавное движение и мягкой волной легли на плечи, прикрыв часть спины.

Баковский снял руки с ягодиц девушки. Мгновение она оставалась совсем одна, голая, на диване в огромном помещении, где на нее смотрели пять пар живых глаз, один холодный объектив и неизвестно сколько пар глаз кукольных.

Потом теплая ладонь вновь возникла, накрыв снизу упругий комок волос на красиво выступающем лобке.

Мужчина держал Стефанию сзади за это интимнейшее место между широко расставленными стройными бедрами, и она благосклонно позволяла ему дарить ей ласки, не уклоняясь и делая вид, как будто сама ничего не чувствует и все это – только ради него.

– У тебя сегодня уже был кто-нибудь? – нарушил тишину вновь ставший спокойным голос Баковского.

– Нет, – не оглядываясь, ответила Стефания. – Ты будешь первым.

– А ты этого хочешь?

Подушечка большого пальца уперлась в сморщенное колечко ануса.

– Да…

Стефания очень часто ловила себя на том, что бывает совершенно безразличной к совокуплению как таковому. Ей гораздо больше нравилось, когда мужчина терпеливо ласкает ее, не торопя и не принуждая как можно быстрее бросаться в любовную скачку. Таких партнеров она ценила. Потому еще, что их было катастрофически мало. Мужчина, даже оставаясь наедине с девушкой, даже перед самим собой постоянно хочет кому-то что-то доказать. Он зачастую действует убийственно примитивно, руководствуясь принципом «вошел – кончи». Если с этим возникают проблемы, задержки, он готов удариться в панику и клянет всех и вся. Мужчине, каким видела его Стефания, не всегда хватало женственности.

Сейчас, говоря «да», она знала, что не нарушит обычного ритуала. Баковский умел не спешить. Однажды поверив в себя, он не терял этой уверенности ни при каких обстоятельствах.

Действительно, первое, что она почувствовала, расслабившись и приготовившись принять его сзади, было горячее дыхание, ласковой волной обдавшее ее напряженные ягодицы.

Он с наслаждением целовал прохладную натянутость кожи, осторожно помогая себе языком.

Стефания заметила, как бедра ее сами собой начинают двигаться из стороны в сторону, не то уклоняясь от влажного языка, не то подставляя ему самые нежные уголки.

Она представляла, как выглядит со стороны их своеобразный дуэт: нагая девушка в туфельках на диване и полностью одетый мужчина, зарывшийся лицом между ее раздвинутых ягодиц. Блюстители морали не задумываясь назвали бы это извращением. На самом же деле, знала Стефания, эта игра была не более чем «изощрением» двух любящих друг друга людей. И даже работающая камера оказывалась здесь ни при чем…

– Возьми меня, – попросила Стефания, – Не нужно сдерживаться.

– Тебе будет приятно?

– Глупый… Да.

– Не холодно?

– Мне жарко. Давай…

Он долго возился сзади, расстегивая брюки. Нет, разумеется, он не стал раздеваться полностью. Да и к чему потчевать приятелей собственным рачоблачением? Наготы послушной девушки им будет вполне достаточно.

Когда он вошел в нее, больно, упруго и упоительно, она невольно задержала дыхание.

Всякий раз, когда Баковский брал ее таким вот образом, Стефании казалось, что он втыкает в нее какой-то неживой предмет, таким бесчувственно твердым был его сильный член. Других мужчин она ощущала, они проникали во влажный грот, еще не успев как следует напрячься, и только уже там, в мягких и теплых тисках, каменели и принимались медленно или же, наоборот, бешено двигаться, выскакивая, охая и снова нагнетая воздух извне.

Баковский был всегда, как эбонитовый прут, он никогда не терял голову и скользил по предоставленному в его полное распоряжение туннелю размеренно и даже с каким-то чувством собственного достоинства. Стефании ужасно нравилось это ощущение того, что ею наслаждаются.

Другие клиенты зачастую, хотя и отдавали должное ее незаурядной красоте, просто пользовались девушкой. Правда, Стефании это тоже нравилось.

Теперь, чувствуя внутри этот длинный, горячий и достаточно посторонний предмет, она была готова к тому, что закончится все так же, как и началось, – на том же месте, в той же позе. Едва ли сегодня, однажды разговевшись в нее, Баковский захочет повторить. Вот когда Стефания приезжала к нему домой и могла остаться до вечера, а то и на всю ночь, тогда Баковский имел возможность – и желание – взять ее сразу, как теперь, без особенных выдумок, просто для того, чтобы пережить считанные мгновения оргазма в покорном и нежно-теплом теле любимой женщины, и только потом, после отдыха или даже короткого сна, приступить к воплощению не требующих более никаких усилий фантазий. Ибо он знал, что Стефания не умеет кончать при обычном совокуплении. Как, собственно, и многим девушкам вообще, ей были необходимы для этого некоторые специальные возбудители.

Когда Баковский застонал, Стефания спохватилась. Она так задумалась, что не заметила, как он кончил. Первым ее порывом было успеть соскользнуть с древка до выплеска семени, но она опомнилась: под ней был диван, которому завтра предстояло украшать аж самую что ни на есть Национальную библиотеку, так что подозрительные пятна могли подорвать репутацию фирмы-поставщика. Подставить спину? Но где тогда искать душ?

Пока она решала, что и как, Баковский опустошился прямо в нее. Стефания даже растерялась. Обычно он всякий раз заранее спрашивал, можно или нельзя делать это сегодня, предоставляя ей брать всю ответственность на себя.

Он еще вздрогнул несколько раз и замер, продолжая прижиматься к прохладным ягодицам девушки влажным от напряжения животом.

Стефанией овладела приятная истома. Случившееся сделалось ей безразлично. Только где-то в глубине сознания работал медленный счетчик, анализировавший дни и циклы. Результат вырисовывался отрицательный. Стефания успокоилась.

На всякий случай прикрыв разгоряченную промежность ладонью, она встала с дивана. Так она некоторое время стояла и смотрела, как Баковский застегивает брюки. Заметив ее растерянность, он с благодарностью поцеловал девушку в губы. В ответ она обняла его свободной рукой и тихо шепнула, влюбленно заглядывая в глаза:

– Ты негодяй.

Она перевела взгляд вверх, на камеру.

Баковский вздрогнул и покраснел. Он никак не мог предположить, что Стефания с самого начала знала о ее существовании и тем не менее…

– Где я могу привести себя в порядок? – уже деловым тоном поинтересовалась она, переминаясь с ноги на ногу.

– Пойдем, я покажу.

И он повел ее, как маленькую девочку, в туалет. Там же он с ней и расплатился.

Забравшись в трусики и натянув через голову платье, Стефания невозмутимо проследовала из туалета мимо дивана, мимо кукол и беседки, за окнами которой четыре торса делали вид, будто увлечены игрой в карты, к выходу.

Проводив гостью, Баковский вздохнул, пригладил волосы и, весь сияя, вернулся к хохочущим дружкам.

На игровом столе уже лежали заготовленные купюры – плата за живой аттракцион. Ни в ком из присутствующих не чувствовалось сожаления по поводу случившегося.

Баковский сел за Стол, хмыкнул и сгреб деньги. Потом обвел веселым взором компанию и расхохотался.

– Сегодня я продемонстрировал вам самый легкий способ разбогатеть, господа. Благодарю за внимание.

– … говоришь, контора называется «Мотылек»?

Один из устремленных на него взглядов, как показалось Баковскому, посерьезнел и сделался задумчивым.

Это ему не понравилось, и он предложил вернуться к игре.

Глава 5

Малыш, ты была совершенно права.

Люди могут не видеться подолгу, но если при этом они находятся на досягаемом расстоянии друг от друга, тоска не чувствуется.

Но вот ты уехала за тридевять земель, и мне стало удивительно грустно, как не было уже давно. До сих пор я полагал, что утратил эту печальную способность, наличие которой указывает, однако, на то, что человек живет полноценной жизнью. Спасибо тебе, мой маленький.

Вероятно, ты переживаешь, не донимают ли меня телефонными звонками мои прежние поклонницы. Ведь ты знаешь, что сам я почти никогда никому не звоню. Конечно, мне звонили. И не раз. Но поверишь ли: я не испытывал ни малейшего желания куда-то ехать, с кем-то встречаться и… предавать тебя только для того, чтобы предаться острым ощущениям. Какая глупость! Ни одно ощущение не кажется мне теперь достойным этого.

Раньше я мог без малейших угрызений совести по очереди назначать свидания разным женщинам. Иногда даже подругам. Смею надеяться, что они были искренни в проявлении своих чувств ко мне. Меня же самого эти перипетии по большей части только забавляли. Та же однокомнатная квартира на окраине, те же стены, зеркала, та же ванная. И те же слова. Разные женщины вели себя одинаково. Это лишний раз доказывало условность происходящего.

С тобой все эти схожести и различия не имеют для меня ни малейшего значения. Их просто нет. Но есть ты, малыш. Дай Бог, чтобы у тебя все было хорошо.

Наверное, я доверчив. Мне всегда кажется, что люди относятся ко мне искренне. Такую же искренность я ищу и в себе. Это нелегко. Всегда проще жить, не снимая глянцевой маски отрешенности и благополучия. Увы, я знаю и таких людей. Они мне омерзительны.

Наша с тобой связь получается довольно странной, малыш. И виной тому известные тебе обстоятельства. Хочешь, я скажу честно? Я теряюсь. Иногда мне хочется все сломать, изменить, получить на тебя единоличное право. Но я не делаю этого. Едва ли мне достаточно твоего теплого шепота: «Я твоя, вся-вся твоя». Меня сдерживает racio, разум, рассудок. Только не подумай, что я скрываю за этими словами свой страх. Может быть, ты уже имела возможность убедиться в том, что я стараюсь не пасовать перед сложностями. И не сожалеть о содеянном.

С тобой мне всегда хочется быть нежным. Хочется баловать тебя, ласкать, позволять мелкие проказы. По-моему, ты с самого детства не была ничьей куклой. Ты слишком рано освободила родителей от их обязанностей по отношению к тебе. Я бы желал вернуть утраченное. Возвращайся поскорей.

Интересно, думаешь ли ты обо мне сейчас? Позвонишь ли завтра? Вероятно, мой голос прозвучит буднично. Не верь ему. Верь этим строкам, которые ты прочтешь много, много позже. Пусть это будет нашей маленькой тайной. Она – как поплавок, заброшенный в голубое озеро будущего. Мы плывем к ней, но когда достигнем – окажется ли она там, где мы ожидали? Да и и будем ли мы…

Радости тебе, малыш.

Глава 6

В двадцать три года Рич был девственником.

А самое ужасное – он до сих пор сам никак не мог понять, кто же его привлекает больше: девушки или юноши. С юношами он был верным другом, с девушками – милой подругой. При этом и тех, и других он жутко стеснялся. Зато и те, и другие любили его за открытую, добродушную внешность, большой рот, как у ребенка-губошлепа, полноватую, хотя и вполне подтянутую фигуру и слегка раскачивающуюся походку. Ростом он не выделялся ни в ту, ни в другую сторону, но вот силой обладал впечатляющей: как-никак три года честно прозанимался в атлетическом клубе.

В Нью-Йорк Рич приехал за два дня до описываемых событий.

Все получилось неуловимо быстро и совсем не так, как он того ожидал.

До сих пор Рич жил в Кливленде, штат Огайо, на берегу живописного озера Эри. Там он, собственно, и родился. Кем становятся люди, родившиеся в этом городе, известно всем – компьютерными гениями. Рич был отнюдь не против такой участи. Отец, портовый служащий, купил сыну компьютер, когда Рич еще только начинал ходить в школу. К пятому классу мальчуган уже вовсю торговал программами собственного производства. Среди его «заказчиков» оказалась даже местная телевизионная компания. Рич прославился, но не бросал любимое дело.

После школы он тихо и мирно поступил в специализированный колледж имени Рузвельта, в котором прошел полный курс компьютерных премудростей. По опыту старших товарищей он знал, что оставаться после учебы в Кливленде и пытаться найти работу по специальности – дохлый номер: все хорошие места уже поделены между специалистами классом ничуть не ниже тебя, а соглашаться на какие-то двадцать пять или тридцать тысяч в год не позволяют амбиции.

Добрые люди посоветовали читать газеты на предмет объявлений по найму. Ричу повезло, и, еще не успев окончательно распрощаться с колледжем, он списался с фирмой «Фараон» в Нью-Йорке, которая как раз нуждалась в квалифицированном программисте. И вот приглашение было получено, учеба осталась за плечами, и Рич, гордый тем, что так успешно начинается его взрослая жизнь, собрался в Нью-Джерси. Но тут ему предстояло решить одну немаловажную проблему: жилье. Фирма ответила на его запрос по этому поводу как-то уклончиво, и Рич решил на всякий случай позаботиться о себе сам. Так ничего и не придумав, он обратился за помощью к сестре, и та, поразмыслив на досуге, напомнила ему о некоем фотографе по имени Джеф Паркинс, прошлым летом навещавшем их с мужем в Кливленде. Джеф был другом Томми, то есть мужа, и провел у них в гостях две недели, за время которых они с Ричем неплохо подружились.

Джеф был постарше Рича года на три и отличался своеобразным поведением. Начать хотя бы с того, что фотографировал он исключительно животных и мужчин. В Рича он буквально влюбился, чем вызвал у последнего даже некоторые опасения. Вот и сестра, предлагая ему эту кандидатуру, предостерегла:

– Но только учти, что Джеф педик. Томми мне много про него рассказывал. Будь с ним поаккуратнее, хотя я сомневаюсь, чтобы для тебя он представлял опасность.

В Нью-Йорк Рич прилетел самолетом – раз в жизни хочется пошиковать! – так Джеф примчался встречать его в аэропорт. Рич смутился столь откровенному проявлению гостеприимства, однако отдал себе отчет в том, что подобное внимание ему довольно приятно.

Прямо из аэропорта Джеф повез нового друга по городу, словно хотел показать сразу все достопримечательности, заставить полюбить Нью-Йорк и вызвать желание остаться здесь навсегда. Так, во всяком случае, показалось Ричу, который чертовски устал с дороги и мечтал лишь о том, чтобы поскорее принять душ.

Созваниваясь с Джефом и договариваясь о возможности хотя бы некоторое время «перекантоваться» у него, Рич все же не был до конца уверен в том, что поступает верно. Он больше всего не любил быть людям в тягость. Прошлым летом Джеф произвел на него впечатление человека если не нищенствующего, то уж, во всяком случае, знающего цену деньгам.

И вот теперь он оказался просто поражен, увидев, что Джеф грузит его потертые сумки в багажник роскошного спортивного «форда», способного вызвать зависть даже у видавших виды ньюйоркцев. Сам он ни о чем не спросил, а то, с какой легкостью, если не сказать небрежностью, Джеф управлялся с автомобилем, навело Рича на предположение о том, что «форд» не является его собственностью.

Каково же было его удивление, когда после многочасовой прогулки Джеф тормознул возле тихого, укрытого зеленью пятиэтажного дома, свернул в распахнутые воротца и скатился прямехонько в подземный гараж.

– Вот мы и прибыли, – объявил он, улыбаясь Ричу.

Квартира была настолько огромной, что показалась изумленному гостю пустой, хотя в ней было все, что необходимо для комфортного существования целой семьи. Джеф жил здесь один.

Когда они посидели в гостиной и выпили положенные в таких случаях две чашечки кофе, произошел инцидент, заставивший Рича спуститься с неба на землю и насторожиться.

Он захотел осуществить свою заветную мечту и принять хотя бы душ – дома в Кливленде он любил понежиться в ванне. Ванная комната была тотчас же предоставлена в его полное распоряжение. Решив, что запер дверь, Рич разделся и встал под прохладные струи, смывая усталость и дорожную пыль.

Только он намылился, как дверь, представлявшаяся ему запертой, открылась и вошел Джеф. Для Рича это было такой неожиданностью, что он инстинктивно прикрылся ладонями.

– Не обращай внимания, – с деланным равнодушием бросил Джеф. – Я только хотел предложить тебе полотенце.

При этом он так смотрел на мокрого Рича, что тому стало как-то не по себе.

– Но… у меня есть свое полотенце.

– Как хочешь. Вот, на всякий случай я и это оставлю. Джеф вышел, а Рич кое-как домылся, однако в тот вечер разговор у них уже не клеился. Потом Джефу кто-то позвонил и он уехал, а Рич не преминул воспользоваться предоставившейся возможностью набраться сил перед первым рабочим днем и лег спать.

* * *

Проснулся он от ощущения того, что рядом с ним кто-то лежит. Это было приятно, тем более что Ричу приснился сон, как будто ему предлагает дружбу очень красивая женщина, о которой он знал только то, что она кинозвезда.

Не открывая глаз, он повернулся на бок и уткнулся лицом в чью-то широкую голую спину.

Сна сразу как не бывало. Рядом спал Джеф. Рич в первые мгновения ничего не мог понять. Сначала ему стало обидно, потому что в распоряжении самого Джефа было по крайней мере три пустые комнаты, а он почему-то явился к Ричу да еще забрался под одеяло, лишая половины постельного пространства.

Потом Рич подумал, что друг, вероятно, просто где-то напился и перепутал все на свете.

В конце концов он понял, что Джеф вовсе не спит. Спина пришла в движение, Рич отпрянул к стене и увидел в сумраке комнаты, как Джеф переворачивается и ложится, устремляя взор лунатично открытых глаз в потолок. На мгновение Ричу сделалось даже страшно.

– Извини, – донесся до него приглушенный голос Джефа. – Может, я валяю дурака, но твой приезд совершенно сбил меня с панталыку.

– Я завтра перееду в гостиницу, – так же тихо сказал Рич.

Губы Джефа растянулись в улыбке. Он продолжал смотреть в далекий потолок.

– Никуда ты не переедешь. Перееду я. – Он покосился на возразившего было Рича. – Ничего не нужно говорить, я все уже решил. У меня слишком много работы в Бронксе,[5] и я так или иначе дня на три-четыре буду вынужден уехать.

– Фотографировать? – спросил зачем-то Рич, хотя прекрасно понимал, что поездка в Бронкс – просто повод.

– Да. Приехали «голубые» из России. Нужно помочь им подготовить выставку и вообще. Если будет время, можешь тоже заглянуть – все-таки любопытно.

Джеф говорил тихо, но совершенно будничным тоном, как будто приглашал друга в кино. Рич хотел было сказать, что творчество гомосексуалистов, пусть даже русских, мало его интересует, однако счел подобное замечание в данном случае нетактичным. Собственно, он даже не знал, как ему реагировать в такой ситуации.

Джеф лежал молча, словно чего-то ждал. Потом спросил:

– Приедешь?

– Может быть, не уверен…

– Мне бы очень этого хотелось, Рич… – Джеф порывисто повернулся и одной рукой обнял окончательно растерявшегося друга за шею. – Я с прошлого лета мечтал о таком вот разговоре с тобой. Я не умею и не могу этого объяснять. Но я чувствую, что мы найдем общий язык. Когда ты был в ванной, я понял, что ты еще не готов. – Он выдержал долгую паузу. – А ведь знаешь, я терпелив. Сейчас, то есть утром, мне действительно нужно будет уехать. Но я хочу, чтобы ты остался и жил у меня, среди моих вещей, столько, сколько сочтешь нужным. Пользуйся всем, что есть у меня. А потом просто позвони мне. Я дам тебе телефон одного из моих друзей. По нему ты сможешь меня застать каждый вечер. Я буду ждать твоего звонка, Рич. Ты позвонишь и скажешь, что я могу вернуться.

Он надеялся, что Рич ответит, однако тот молчал, пытаясь осознать услышанное. Его делают наложником, отдают в полное распоряжение роскошные апартаменты, но при этом с него не берут никаких закабаляющих обязательств. С одной стороны, это было стыдно и жутко неудобно, но с другой… с другой – даже опять-таки приятно. Если такой парень, как Джеф, бесспорно красивый, видный, при деньгах выделяет его (Рич даже про себя не мог произнести слово «любит»), значит, он чего-то стоит.

Рич вздохнул. Близость Джефа уже не пугала его, не была ему противна и по-своему возбуждала.

Не получив ответа, Джеф осторожно вытянул под одеялом руку и дотронулся слегка дрожащими пальцами до бедра Рича. Следуя модной теории здоровья, Рич всегда спал голым. Теперь эта привычка могла сыграть с ним злую шутку, потому что неожиданное открытие оказало на Джефа моментальное воздействие. Он потянулся рукой дальше.

Опытные пальцы обнаружили, что Рич расслаблен. Это обстоятельство повлияло на него, как ледяной душ.

Рич настолько разволновался, что не мог бы возбудиться даже при желании. Это его и спасло.

Джеф отдернул руку, полежал, что-то как будто судорожно решая, потом резко встал и ушел к себе в комнату.

Первым желанием Рича было броситься за ним и каким-нибудь образом успокоить, но когда он представил себе, как именно ему придется успокаивать чувственного друга, ему расхотелось даже спать.

Так он пролежал в постели без сна до тех пор, пока не стало светать. Все это время из-за прикрытой двери не доносилось ни звука.

* * *

Наутро оба делали вид, как будто ночью между ними ничего не произошло. В этом им помогало то, что обоих ждал день, полный новых забот.

Джеф, еще не одетый, в шикарном шелковом халате, проверял готовность аппаратуры, состояние кошелька (Рич успел заметить, что у Джефа почти нет кредитных карточек, но зато полным-полно наличности) и распределял ключи.

вернуться

5

Один из районов Нью-Йорка. (Прим. К.Б.)

Собственно, с последним проблем не было никаких, потому что накануне приезда Рича Джеф заказал для него полную связку: от калитки, от входных дверей, от гаража – где, кроме «форда», который Джеф брал с собой в Бронкс, стоял еще и «мерседес» 1985 года выпуска, – и множество разных других ключей, назначение которых Ричу предстояло выяснить самому в процессе обживания на новом месте.

Когда Джеф в конце концов начал одеваться, Рич скромно вышел на кухню выпить воды из холодильника. Ему предстояло появиться в «Фараоне» только к одиннадцати, когда туда должен был приехать главный работодатель Рича, заведующий ОПР – Отдела Программных Разработок – господин Дэрк Макригл, возвращавшийся в то утро из вынужденной командировки в Индианаполис.

Джеф, распоряжавшийся своим временем по собственному усмотрению, предложил заехать в какое-нибудь кафе. Заодно он мог таким образом подбросить Рича до работы.

Джефу приглянулась вывеска «Марокко», и друзья не долго думая решили там и позавтракать. Джеф, любивший уют, граничивший со скрытностью, прошел в самый дальний конец зала и занял столик в углу.

Они заказали по яичнице с сосиской, кофе и шоколад.

Импозантная официантка поинтересовалась, будут ли господа курить и принести ли им для этой цели пепельницу, на что Рич ответил отрицательно, а Джеф вообще сделал вид, что личность девушки как таковой ему глубоко безразлична. Вероятно, так оно в сущности и было.

Рич со стыдом сознавал, что рад отъезду гостеприимного товарища. И даже не столько потому, что опасался новых проявлений не совсем братской любви, сколько из желания просто побыть одному в непривычной для себя обстановке огромного города, огромной квартиры, работы.

Рич вообще был склонен к одиночеству. Будучи с детства самым нормальным ребенком, он в то же время отличался от многих сверстников, которых так и тянуло из дома на улицу, в компанию. Рич никогда не донимал ни родителей, ни сестру просьбами «поиграть с ним». Он умел находить себе занятие сам. Мама считала это его качество достоинством и любила говорить, что «ребенок родился с даром занятости».

А Ричу было просто интересно наедине с собой. Он не требовал никаких развлечений извне. Все, что ему было нужно, как бы находилось в нем изначально, он просто извлекал это на свет в процессе игр, будь то индейцы или компьютер, невольно осмыслял и таким образом познавал самого себя.

Он потому и согласился на предложение остановиться у Джефа без особого энтузиазма, что не любил обнаруживать свой внутренний мир и делить его с кем-то еще. Только обилие свободных комнат и возможность иметь отдельное замкнутое пространство, где ему было позволительно при желании уединяться, придали Ричу оптимизм и заставили довольно охотно пойти на такие условия проживания.

Теперь же ему вообще не нужно было уединяться. Он делался хозяином всего огромного пространства с телевизором, шкафами, ванной, магнитофонами, телефонами и многими другими аксессуарами комфортной жизни. Это было маленькое счастье.

Чтобы как-то скрыть свою радость, Рич начал суетиться. Сидя за столиком и уплетая за обе щеки вкусную яичницу, он вовсю делился с Джефом планами по работе, рассказывал о Кливленде, который еще не успел разлюбить, о бейсболе, шутил и сыпал анекдотами.

– Одна подруга спрашивает другую: «Джулия, вот ты когда любовью занимаешься, с мужем как, разговариваешь?» – «Конечно, отвечает та, телефон всегда рядом».

– На эту тему есть другая шутка, – заметил Джеф. – «Жан, сказал француз своему приятелю, ты знаешь, что твоя жена в последнее время стала мне изменять?»

Рич расхохотался.

– А хочешь анекдот не для стола?

– То есть?

– Сидит йог на гвоздях и медитирует: «Я не пукну… я не пукну… я не пук… это не я пукнул… это не я пукнул…».

– А приличные знаешь какие-нибудь?

– Идет мужик по пустыне. Видит – кувшин. Мужик поднял кувшин, потер, из кувшина вылетает джинн и говорит: «Что ты хочешь, мой повелитель?» – «Домой хочу» – «Что ж, пошли». – «Да нет, ты меня не понял: я хочу быстро». – «Тогда побежали».

Немногочисленные посетители за соседними столиками с улыбками оглядывались на двух хохочущих друзей.

Внимание Рича привлекла сидевшая у решетчатой перегородки девушка, которая была поглощена тем, что пыталась одновременно красить ногти, пить кофе и поглядывать по сторонам. При этом она делала еще какие-то пометки в записной книжке.

Сначала его заинтересовала именно эта деловитость юной особы. Но потом он на минуту как бы отключился от происходящего и внезапно увидел, что девушка поразительно хороша собой. Он так и подумал: «хороша собой», поскольку красота незнакомки вызвала в нем ассоциацию с чем-то аристократически-возвышенным. И это при том, что она суетливо, чисто по-женски старалась привести себя в порядок прямо здесь, в кафе.

Пока Джеф о чем-то пространно рассуждал со свойственной ему манерой взвешивать слова, Рич внимательно рассматривал девушку. Его терпение было в конце концов вознаграждено.

Покончив со всеми своими мелкими делами, девушка защелкнула сумочку и уже не спеша осмотрела зал.

Это был взгляд Дамы пик! Взгляд львицы, знающей наверняка, что здесь она сильнее всех. Но при всем при этом сколько в нем было затаенной иронии, ума и сердечности!

Когда она посмотрела на Рича, спокойно и уверенно, он почувствовал, что не знает, где находится. Он забыл даже название города…

Незнакомка поднялась из-за столика и, уже ни на кого не глядя, направилась к выходу. Роскошный бюст дерзко подпрыгивал в такт изящной походке, сжимаясь в узкую талию, ниже которой, как осиное брюшко, плавно покачивались обтянутые узкой белой юбкой сильные бедра.

Она ушла, а Рич все еще пребывал в состоянии легкого нокдауна от увиденного. Ему с трудом удалось скрыть это от Джефа, который закончил мысль и ждал реакции.

– Да, мне пора идти, – невпопад пробормотал Рич.

Однако, как оказалось, еще даже не принесли заказанные кофе с шоколадом.

Рич весь как-то внутренне опустился, погрустнел. Но не бежать же ему было следом за незнакомой девушкой, у которой наверняка больше чем достаточно таких поклонников, как он, начинающий программист да еще без явно выраженной половой ориентации… Эх, если бы не Джеф… А что, побежал бы? Да нет, конечно, нет, не посмел бы. Таким, как он, на роду написано вечно маяться в тоске по невнятному…

* * *

Сейчас уже Рич не помнил наверняка, как провел время до одиннадцати.

Впечатление, произведенное на него незнакомкой, отдалило мысли юноши от дел насущных. Джеф это почувствовал. Они еще посидели в кафе, и Джеф первым вспомнил, что ему пора.

Они дружески попрощались. Джеф просил Рича звонить «если что». Рич обещал.

Из «Марокко» он направился, как говорится, куда глаза глядят. Это не совсем верно, потому что у человека, находящегося в Нью-Йорке второй день, глаза глядят, как правило, вверх.

Рич решил просто поплутать по улицам города, а в половине одиннадцатого взять такси и попросить отвезти его по адресу «Фараона».

Накануне Джеф успел показать ему Нью-Йорк в общих чертах, но одно дело – пытаться уследить за указующим пальцем через стекло разучившейся останавливаться машины, и совсем другое – идти мимо тех же мест пешком.

Наслаждаться на все сто Ричу мешали две вещи: дурной воздух и негры. И если первое еще можно было перенести – все ж таки не на курорт, а работать приехал, – то второе вызывало в юном выходце из Кливленда физическое отвращение.

Негры – бич Америки. Когда-нибудь, и притом весьма скоро, они станут причиной ее гибели и как цивилизации, и как страны. И в Нью-Йорке это чувствуется особенно остро.

Разумеется, негры – пардон, черные – живут повсюду. Но если в Чикаго они – расплавляющиеся от жары шоколадины, ленивые и безобидные, а в Вашингтоне – надменные хозяева, всемирно признанные в этом статусе, то негры Нью-Йорка – шпана и хулиганье, одновременно ленивое и надменное.

Пока Рич шел по улицам, у него на глазах произошло четыре инцидента, провокаторами и основными действующими лицами в которых выступали черные. Шумные, они что-то горланили на своей англо-папуасской тарабарщине, плевались под ноги прохожим, задирали молоденьких девушек и шарахались от цыкавших на них плечистых парней. У Рича даже возникло желание снять галстук, пиджак, засучить рукава и разобраться с этом братией по-свойски.

Мысль о галстуке сфокусировала его зрение на витрине магазина одежды, мимо которого он как раз проходил. В витрине были представлены образцы пикантного женского белья, причем представляли их манекены стройных пышногрудых девушек из белой и черной пластмассы. Выполнены манекены были в человеческий рост, и Рич невольно залюбовался блестящей на солнце поверхностью сильных плеч, упругих бедер и длинных ног. Вероятно, именно так выглядела в нижнем белье та незнакомка из «Марокко»…

Рич вошел в магазин. Как он и подозревал, здесь продавалась исключительно женская одежда, причем отнюдь не самая дешевая. И ни одного покупателя.

Рич опасался, как бы на него сразу же не набросились гостеприимные продавщицы с расспросами о том, что бы он хотел приобрести, для кого, по какому случаю, какого размера и т. п. Однако симпатичная девушка, стоявшая за прилавком, только любезно кивнула ему, жестом приглашая осмотреть ассортимент. Это Ричу очень понравилось, и он даже решил что-нибудь наверняка купить. Какой-нибудь пустячок «для подружки», которой пока не было. Но будет. Может быть.

Вообще к одежде Рич был довольно равнодушен, но одежда женская, да еще развешенная на плечиках, пустая и жалкая, производила на него трогательное впечатление. Одежда без женщины часто представляется «еще не надетой», а «уже снятой».

Пока Рич осматривал яркие купальники, к которым стеснительные в большинстве своем американки придут не скоро – «без верха», «веревочки» и т. д., – мимо него кто-то торопливо прошел. Покосившись из одного только любопытства, Рич опешил: это была его Незнакомка. Та же беленькая кофта, та же узкая юбка, та же походка, та же грива волос. Он заметил, что идет за ней, продолжая держаться на почтительном расстоянии.

Изящно лавируя между вешалками, девушка прошла в отдел верхней одежды. Рич спрятался за колонной.

Девушка не появлялась.

Тогда он сообразил, что она, должно быть, примеряет покупку, и решил рискнуть. Он заглянул в отдел, пробежал взглядом вдоль вешалок, никого не обнаружил, сделал несколько шагов вперед, оглянулся и оказался стоящим прямо перед примерочной кабинкой, дверца которой была распахнута, а внутри, на фоне зеркала, стояла Она. Девушка была почти голая, в одних трусиках, она придирчиво рассматривала себя в зеркале, стоя спиной к потрясенному Ричу, который видел только отражение ее левой груди с аккуратным кружком соска.

Нет, он не упал в обморок, с ним не произошло солнечного удара, он просто не мог пошевелиться и отвести взгляда от этого эталона божественной благодати, ниспосланного на грешную землю в укор тем из смертных, кто возомнил, будто знает красоту.

Девушка повернулась к Ричу боком и наклонилась над табуреткой, где лежало то самое платье, которое она намеревалась примерить. Рич увидел, как соблазнительно при этом отстают от грудной клетки два упругих загорелых шара с алыми кончиками.

Она вдруг повернула голову и посмотрела на завороженного юношу.

От сознания собственной беспомощности Рич улыбнулся. Девушка глядела на него некоторое время, словно что-то вспоминая, потом укоризненно покачала головой и захлопнула дверцу кабинки.

Рич опрометью бросился прочь из отдела, схватил по пути какие-то колготки – первое, что подвернулось ему под руку, – и подскочил к кассе. Девушка за прилавком встретила его неизменной улыбкой. Улыбаться ей пришлось долго, потому что у Рича, как назло, куда-то запропастился кошелек.

А сзади уже подходила Она. Ричу ничего не оставалось, как с дурацкими ужимками пропустить незнакомку вперед. Боже, она была в новом платье! А этот аромат! Его можно было уловить, только стоя у нее за спиной, почти вплотную, теряя сознание, теряя собственное достоинство, принюхиваясь к ее роскошным волосам, замирая от боли в сердце при виде осиной талии и почти полного отсутствия юбки, прикрывавшей разве что попку, полную, но ядреную…

Издалека он слышал, как девушка за прилавком со смущенной улыбкой пролепетала:

– Заходите почаще.

На что получила в ответ корректный кивок, и только. Незнакомка быстро удалилась.

– Давайте, что там у вас? – сказала продавщица изменившимся голосом.

Рич сообразил, что она имеет в виду кошелек, который он уже некоторое время бессознательно мял в руке.

* * *

Незнакомка повстречалась Ричу в третий раз. Через десять минут после того, как он вышел из магазина и собрался перекусить в празднично переполненном «Макдональдсе».

Приближались заветные одиннадцать часов – время первого разговора с господином Макриглом, – и Рич начал нервничать, да так, что волнение переросло в настоятельный голод. Поэтому, пробившись к кассе, он решил не мелочиться и заказал разом две порции того и сего. Все это он, правда, чуть было не уронил при «заходе на посадку», однако выкрутился, сел за столик, который освободила девушка, усыпанная веснушками, и принялся осторожно жевать.

Черное платье через два столика!

Еще только заметив его, Рич уже почувствовал, что это снова Она. В таком огромном городе, как Нью-Йорк, три встречи подряд не могли быть случайностью. Господин Макригл был не просто забыт – его теперь не существовало вовсе.

А между тем Рич ощущал, что незнакомка откровенно наблюдает за ним. Он попытался поднять на нее взгляд, но всякий раз ему мешали сделать это робость и страх показаться смешным.

Когда же он наконец решился и посмотрел в том направлении, где только что чернело платье, незнакомки уже не было.

* * *

И все же господин Дэрк Макригл существовал.

В этом Рич смог убедиться сам, когда позвонил в звонок под позолоченной табличкой с надписью «Pharaon Ltd.». Мимо шли прохожие, и никому на всем свете не было дела до молодого человека, настороженно прислушивающегося к тому, что ответит звонок.

– Вы к кому? – спросил наконец женский голос из запрятанного в толщу стены динамика.

– Я Ричард Хэррингтон. У меня назначена встреча с… Замок в двери уже дружески жужжал, приглашая войти.

Рич нажал на рукоятку и толкнул тяжелую створку вперед.

На лестнице, уходящей круто вверх, было прохладно.

Хотя никаких иных офисов, кроме фирмы «Фараон», здесь не предвиделось, Рич решил не плутать в поисках заветного Отдела Программных Разработок, а обратиться в приемную.

Солидная женщина, чей голос он, видимо, и слышал с улицы, встретила будущего сотрудника улыбкой и предложила подождать. Пока Рич осматривал белые крашеные стены со столь любимыми на современных фирмах и ничего ровным счетом не значащими картинами «мастеров» примитивизма, она связалась с кем-то по внутренней связи и объявила, что сейчас за ним спустятся.

Не прошло и минуты, как в приемной возник лысоватый молодой человек в черных безупречных брюках, в белоснежной рубашке, при галстуке, от яркости которого у Рича зарябило в глазах, и пригласил гостя следовать за ним.

За пределами тихой приемной царило долгожданное оживление. Двери офисов стояли нараспашку, в коридор то и дело выходили озабоченные люди с кипами бумаг или крохотными дискетами, гудели лазерные принтеры, множество голосов читало одним им понятные монологи в телефонные трубки, а над всем этим царил аромат неиссякаемого кофе.

Кабинет «главного» находился в самом конце коридора. Рич оглянулся на провожатого. Тот кивнул. Рич постучал.

– Да, да!

Голос оживленный. Это радовало. Рич не переносил сухости в обращении. Вошел.

Господин Макригл остался сидеть в удобном кожаном кресле, но бравурный всплеск руками и красноречивый жест в сторону такого же кресла, застывшего в ожидании гостя перед черной дугой блестящего во всех отношениях стола, дали Ричу понять, что его появление здесь отнюдь не в тягость хозяину кабинета.

Макригл взял со стола пачку бумаг в прозрачной папке и переложил ее привычным движением на полку за спиной. Бумаги явно не относились к делу.

– Ричард Хэррингтон, – представился Рич, усаживаясь поудобнее и весь превращаясь во внимание.

– Вы когда-нибудь бывали в Индианаполисе? – поинтересовался Макригл с таким видом, как будто требовал отчета о проделанной работе в колледже.

– Не доводилось.

– Жуткая дыра. Если я вас туда буду посылать, старайтесь найти повод отказаться. – Он вдруг улыбнулся и оказался нестарым и весьма приятным человеком с седеющей бородкой и живыми, умными глазами. – Вы, насколько я знаю, впервые в Нью-Йорке?

– Совершенно верно. Вчера утром прилетел и…

– Вас разместили?

– О, господин Макригл, с этим никаких проблем!

– Замечательно, Ричард. То есть вы хотите убедить меня в том, что готовы в бой хоть сейчас?

– Но только не в Индианаполис!

– Браво! Один-ноль в вашу пользу. – Макригл от души рассмеялся.

Он, не спрашивая, поставил перед Ричем пластиковую чашку и налил в нее горячий кофе из термоса.

– Сахар вот здесь. – Он пододвинул к собеседнику точно такую же чашку, доверху наполненную белыми кубиками. – Кладите, сколько нужно.

Рич выждал. Макригл налил кофе и себе, но к сахару не притронулся. Рич последовал его примеру.

– Насчет боя я не шучу, Ричард. Мы еще слишком молоды, чтобы сидеть в наших конурках. Вы курите?

– Нет.

– Я иногда балуюсь по старой привычке. Надо бросать. Но что касается вас, то вам, повторяю, здесь пока не место. Поэтому готовьтесь к тому, что я стану на первых порах посылать вас в самые разные командировки по городу. Нам как раз нужны для этого свежие кадры вроде вас, мой дорогой.

Макригл усмехнулся в усы. Вспоминает молодость, решил Рич.

– С вашим «послужным списком» я ознакомился достаточно хорошо, чтобы уже сейчас доверить отдельные персональные задания. В вашу компетенцию будут входить посещение заказчика на месте, ознакомление с сутью предлагаемой задачи, составление требуемых программ и их наладка, а если потребуется – сервисное обслуживание. Что-нибудь неясно?

– Да нет, работа знакомая.

– Вот и славно. Через полчаса вы должны быть на объекте.

– То есть? – даже растерялся Рич.

– Одному местному бюро знакомств понадобилось установить у себя компьютерную систему учета заявок, предложений, адресов и всякой прочей ерунды. Насчет «ерунды» это я так, к слову, потому что клиент этот весьма серьезный и платежеспособный, а мы, сами понимаете, заинтересованы в хорошей репутации.

– Я все понял. – Ричард встал.

– Сейчас по коридору налево, вторая дверь. Там вам покажут ваше рабочее место. Желаю успехов.

Руки он так и не подал.

Карьера юного программиста началась.

Глава 7

Входя в помещение конторы «Мотылек», Стефания всегда чувствовала себя так, словно возвращается домой.

Контора располагалась на 34-й улице, в непосредственной близости от взмывшего ввысь Эмпайр Стейт Билдинга. Дороти по этому поводу шутила, что если небоскреб когда-нибудь завалится, то непременно накроет «Мотылька», а потому ее девочки должны трудиться не покладая рук, чтобы небоскреб всегда находился в состоянии эрекции.

«Девочек» же было всего шесть, не считая саму хозяйку, которая, правды ради стоит заметить, не гнушалась иметь свой собственный круг клиентов. Поэтому будет правильнее начать знакомство с жизнью «Мотылька» именно с нее.

* * *

ДОРОТИ ЙАСОН – 36 лет, рост 172 см, вес 61 кг, родилась в Джерси-Сити, штат Нью-Джерси, разведена, детей нет.

В юные годы Дороти, как и многие ее сверстницы, хотела быть «деловой женщиной», однако на первых порах замечательная внешность и новизна ощущений заставили ее вкусить несколько иной жизни.

В восемнадцать лет она познакомилась с фотографом, который как раз искал девушку, достаточно эффектную для того, чтобы он с ее помощью мог сделать себе карьеру через уже набравший к тому времени обороты журнал «Пентхауз».

Мать Дороти была родом с Филиппин, отец – чистейших кровей ирландец, всю жизнь проживший в Америке, так что результат этой связи вышел и в самом деле изумительный.

В восемнадцать лет у Дороти были черные как смоль прямые волосы, прикрывавшие всю спину до поясницы, раскосые глаза газели, высокие скулы и смуглая кожа.

Первые же снимки, принесенные фотографом в редакцию «Пентхауза», возымели там действие урагана – мужчины пришли в восторг, женщины, делая поправку на юный возраст новой «звезды», тоже, и даже сам Боб Гуччоне[6] пожелал встретиться с ней.

Дальше все развивалось, как по сценарию, и в течение последующих одиннадцати лет Дороти брала от жизни по максимуму. Именно этому периоду она была обязана своими многочисленными деловыми связями, которые помогли ей в тот момент, когда она решила наконец открыть собственное дело.

Поначалу «Мотылек» задумывался как агентство фотомоделей. Так в нем, помимо прочих девушек, оказались Стефания и Наташа. Однако гонорары, получаемые девушками, и относительная редкость настоящих контрактов заставили Дороти пересмотреть тактику. Девушкам была предложена более тесная работа с клиентами. Большинство сочли это для себя унизительным и ушли. Их не держали. Ибо Дороти мыслила свое заведение как предприятие наемное, с чисто добровольным членством. Оно нигде не рекламировалось, не объявляло об «очередном наборе», не пропагандировало «свободный секс». На собеседование к Дороти приходили только девушки, которым вакансия была предложена частным образом, знакомыми той же Дороти, клиентами или теми, кто уже работал в «Мотыльке». Поэтому никаких проколов, скандалов и тому подобной ненужной ерунды в деятельности агентства «нового типа» не возникало.

Дороти набирала девушек, руководствуясь четкими и строгими критериями, делая ставку не на количество, а на качество «живого товара». (Выражения типа «живой товар» иронично употреблялись самими девушками, которым претили законы двуличной морали псевдопуританского общества.) Прежде всего претендентка должны была быть «шикарной женщиной», что подразумевало внешние данные, манеру держаться, образование, вкус. Во-вторых, на работу, которую предлагала Дороти, девушка должна была смотреть отнюдь не как на средство зарабатывания денег – нередко очень больших, – а как на «средство самовыражения», по меткому замечанию Стефании. Дороти давала претенденткам испытательный срок, по истечении которого никаких специальных контрактов не подписывалось. Девушка либо уходила сама, поняв, что это не для нее, либо ее выставляли на улицу за присвоение себе части полученного гонорара – среди клиентов Дороти были и те, кто помогал «испытывать» новеньких, – либо она принимала неписаные правила «Мотылька» и неукоснительно следовала им. Таким образом, предприятие Дороти было бы правильнее назвать «объединением». Девушки получали удовольствие, приносили доход и делили между собой прибыль.

* * *

АДЕЛА ЭЛИНОР ШАЕ (Нелл) – 22 года, рост 167 см, вес 50 кг, родилась в Тусоне, штат Аризона, не замужем.

Нелл, как ласкательно звали ее подруги, восемь месяцев назад была рекомендована в «Мотылек» Стефанией, которая познакомилась с ней в одном из клубов Лост-Вейджеса,[7] где та исполняла то, что принято называть стриптизом, хотя танец Нелл едва ли можно было воспринять иначе, нежели «пластический этюд». Публика ревела от восторга, когда совершенно нагая девушка, освободившись от одежды по всем законам жанра, вставала на мостик, переходила с него в стойку на руках и в таком положении делала полный шпагат. Гибкостью Нелл обладала потрясающей. На «смотрины» к Дороти она пришла с альбомом фотографий одного знаменитого голландского фотохудожника – в свое время снимавшего и Стефанию, – пять страниц которого иллюстрировали головокружительные и не менее головоломные позы загорелой голенькой Нелл. Фотографии были превосходные.

Оказалось, что родители Нелл были цирковыми артистами, так что выбора будущей специальности у девочки практически не оставалось. К пятнадцати годам она в совершенстве освоила профессию акробатки, но трагическая потеря обоих родителей заставила Нелл пересмотреть свое отношение к цирку. Кроме того, маленькая гимнастка едва сводила концы с концами, выступая на арене захудалого шапито не более трех раз в неделю. Л в довершение всего, она находилась в том трогательном возрасте, когда девочка еще не осознает своей девственной привлекательности и не умеет ею пользоваться.

вернуться

6

Основатель «Пентхауза». (Прим. К.Б.)

вернуться

7

Lost-Wages («Потерянные зарплаты») – так американцы в шутку называют столицу игорного бизнеса Лас-Вегас. (Прим. К.Б.)

Нелл же была очаровательна. Стройненькая, гибкая, как тростинка, в шлейфе длинных полос-соломинок, она могла бы явиться самым подходящим прототипом всемирно известной Долорес Гейз.[8] Однако к тому времени роман Владимира Владимировича был уже написан, и потому видевшие Нелл могли только сравнивать ее с незабвенной нимфеткой Ло.

И такие люди находились. Причем, как правило, это были степенные господа из тех, что давно уже воспитали детей и получили в подарок или в наказание резвых внуков и внучек.

Один из них, некий господин Кросс, Гельмут Кросс, шестидесяти двух лет, преуспевающий банкир, эмигрировавший в Соединенные Штаты еще из фашистской Германии, оказался наиболее смелым в своих желаниях. Он купил Нелл. Купил у нее же самой, заставив уйти из порядком надоевшей ей труппы и переселиться в его дом, вернее, в один из его домов, где он получил возможность единолично наслаждаться искусством юной гимнастки. Ибо Нелл вовсе не собиралась бросать свое любимое занятие полностью. Она чувствовала, что период благоденствия под крылышком у богатого «дядюшки Гельмута» может в любой момент прерваться по не зависящим ни от кого чисто биологическим причинам.

Нельзя сказать, чтобы господин Кросс был бескорыстным самаритянином, однажды решившим спасти девочку от голодной смерти. Запирая ее в золотой клетке, он тем самым превращал Нелл в свою наложницу, любовницу и служанку. Скрепя сердце, она покорно делала для своего седого благодетеля все, чего он только не желал.

А желал он многого.

Соглашалась Нелл еще и потому, что он никогда не выставлял ее на всеобщее обозрение, а, наоборот, ревнуя соблазнительного ребенка буквально ко всем, старался придать их отношениям как можно больше скрытности и интима.

Именно для него Нелл впервые стала выступать со своими «гимнастическими этюдами» полностью обнаженной. Она поудобнее располагала старое кожаное кресло, украшавшее обогреваемую камином гостиную, господин Кросс усаживался в него, закуривал сигару и самодовольно щурился на восхитительную фигурку добровольной маленькой рабыни, которая сбрасывала к его ногам, накрытым теплым мексиканским пледом, одежду и принималась танцевать и изгибаться посреди комнаты на толстом ковре.

В завещании, оставшемся после его скоропостижной смерти, господин Кросс отказывал возлюбленной акробатке тот самый дом, в котором провел с ней последние и, должно быть, наиболее волнительные часы своей драматической жизни, вместе со всем внутренним убранством и даже стареньким «бьюиком», давно позабытым в подвальном гараже.

Обретя полную свободу и независимость, Нелл, однако, осталась верна себе. Ощущения, которые пробуждал в ней сладострастный взгляд старого любовника, когда она становилась перед ним на мостик или делала шпагат, поддерживая на ладонях небольшие, но достаточно соблазнительные грудки, вывели ее за пределы райской обители обратно, в народ, на подмостки.

Нелл исполнилось двадцать – у нее все еще было впереди, но благодаря оказавшимся столь скоротечными годам, прожитым под крышей богатого человека, она теперь стала понимать истинную цену своего таланта. У нее появилась уверенность.

Разумеется, работать ей было в принципе ни к чему. Однако прозябание в бездействии тоже претило ее натуре. Так она устроилась в дорогой ночной клуб Лас-Вегаса, где ее однажды и увидела Стефания.

* * *

НАТАША ЧЕПМАН (Наталия Левицкая)– 24 года, рост 173 см, вес 56 кг, родилась в Москве, Россия, разведена, детей нет.

Как уже упоминалось, кроме Стефании, Наташа была в «Мотыльке» единственной профессиональной фотомоделью. Этому званию она удовлетворяла как послужным списком, так и внешностью, на первый взгляд довольно обычной, но – только на первый взгляд.

Юность ее пришлась на хваленое время перемен, когда русские девушки поняли, что добиваться положения в обществе можно не только хорошими оценками в школе и активной комсомольской деятельностью, органически перерастающей в партийную.

Был соблазн пойти «на панель». Благодатная нива проституции рекламировалась на всех углах, однако что-то Наташу удержало. Нет, она вовсе не морщила носик при виде веселых и глупых иностранцев, она отнюдь не пренебрегала этой возможностью «сделать жизнь», однако отложила ее на черный день.

Между тем бывшая школьница поступила на исторический факультет Московского университета, проучилась два курса и не потянула. То есть она бы, конечно, «потянула»: учиться в престижном вузе – совсем не то же самое, что туда попасть, но просто в один прекрасный день Наташе сделалось скучно каждое утро ездить из центра до метро «Университет», идти по одной и той же аллее между решеткой и низкорослыми деревцами до дырки в заборе, через которую лезли все, от декана до последнего двоечника, – и все это ради того, чтобы потом весь день вместо «дебильных» лекций сидеть на «сачке»[9] и курить одну за другой импортные сигареты.

Короче говоря, Наташа покинула 1-й гуманитарный корпус МГУ, а вместе с ним и большую науку, чем вызвала в семье нечто напоминающее бурю, только пострашнее. Отца, преподавателя того же исторического факультета, каким-то чудом, причем, вероятно, сама этого не желая, нейтрализовала мать, актриса оперетты.

Совершая свой решительный поступок, Наташа до конца не осознавала, что уходит, собственно, в никуда. Она теперь праздно шаталась по городу, привлекая внимание озабоченных одиночеством молодых людей, покупала в подземных переходах газеты и читала всевозможные объявления, откровенность которых была в то время еще внове.

Однажды она принесла домой свежий номер газеты «Из рук в руки». Вечером зашла подруга, и девушки принялись вместе просматривать раздел знакомств, потешаясь над, с одной стороны, пошлостью, а с другой – над юмором и изобретательностью «кисок», «Козерогов», «москвичей», «симпатичных молодых женщин» сорока девяти лет и тому подобным.

В разделе «Работа» их внимание привлекло на первый взгляд неприметное объявление следующего содержания:

«Фотостудия СМАЙЛ, Дания, предлагает работу фотомодели в жанре «ню» эффектной девушке. Опыт предпочтителен. Показательные фотографии высылать по адресу 103473, Москва, а/я 101».[10]

Наташа имела некоторое представление о французском языке и потому сразу поняла, что означенный жанр предполагает, что «эффектная девушка» должна будет позировать обнаженной. Это ее несколько смутило, хотя попробовать себя в роли фотомодели тоже очень хотелось. Чаша весов перевесила в конце концов из-за подруги, которая, видя, что Наташа в сомнениях, стала заклинать ее не делать глупостей и никаких «показательных» фотографий никому – Боже упаси! – не слать. Разумеется, на следующий же день Наташа ответила.

Меньше чем через неделю ей позвонили. Приятный мужской голос пригласил ее на фотопробы. Наташа удивилась, что даже они будут ей оплачены. Гонорар между тем был назван не настолько большой, чтобы заподозрить работников студии в желании всеми правдами и неправдами заманить глупую девочку и сделать с ней что-нибудь плохое.

Собственно, никаких «работников» как таковых в студии не оказалось. Был один человек – «и швец, и жнец», – разговаривавший с кандидатками, делавший снимки и оплачивавший все расходы из собственного кармана.

После первой же встречи Наташа поняла, что понравилась ему. Он и в самом деле позвонил через неделю и поинтересовался, нет ли у нее желания продолжить. Снимки, которые он ей показал при встрече, вызвали в Наташе волну восторга, сменившуюся волной негодования. Она была приятно удивлена качеством слайдов и черно-белых отпечатков, но зато пришла в легкий ужас от собственного вида. Она не сразу поняла, что фотограф безжалостно показывает ей все снимки, а не только те, где она получилась наиболее удачно.

Она решила доказать всем и прежде всего себе самой, что может быть фотомоделью «на уровне». Начала она с того, что отказалась брать какие бы то ни было гонорары за позирование, но за это взяла с фотографа слово, что он не забудет о ней, если тот или иной снимок будет куплен заграничным изданием.

вернуться

8

Настоящее имя героини знаменитого романа Владимира Набокова, она же Ло, она же Лола, она же Лолита. (Прим. К.Б.)

вернуться

9

На студенческом жаргоне – фойе первого этажа. (Прим. КБ.)

вернуться

10

По проверенным данным, текст объявления по-прежнему актуален. (Прим. КБ.)

Ибо пометка «Дания» имела право появиться в объявлении потому, что фотограф продавал некоторые свои работы именно в эту страну, где у него были налаженные связи, а именно – превосходный эротический литературно-художественный журнал «Купидо».

Наташа впервые узнала о студии СМАЙЛ в мае месяце, а уже в сентябре фотограф, вернувшийся из Копенгагена, сообщил ей, что снимки с ее изображением вызвали интерес в редакции и отложены. В рождественском выпуске она нашла себя сразу на двух страницах.

С этой публикации все и началось. Конечно, было случайностью, что именно тот номер «Купидо» попал в офис московского представительства журнала «Пентхауз». Через студию СМАЙЛ вышли на Наташу. Ей было предложено сниматься в роли «девушки месяца». Удивляясь собственной дерзости и отчаянности, Наташа согласилась.

Были съемки, интересные поездки, дорогие подарки, неожиданные встречи. Во время одной из таких поездок – в Суздаль, где Наташа обнажала свое восхитительное упругое тело на фоне Кремля, – она познакомилась с журналистом из Бостона Эрлом Чепманом. Еще через четыре месяца молодые супруги отбыли в Соединенные Штаты.

Муж оказался не слишком ревнивым, и Наташа сумела осуществить давнишнюю мечту – поступить в настоящую школу фотомоделей. Одновременно ее новые снимки оказались опубликованными теперь уже в американском, самом откровенном – наравне с испанским – варианте «Пентхауза».

Такого испытания господин Чепман не выдержал. До сих пор Наташа была уверена в том, что причиной тому послужила его работа, вернее, коллеги по работе, которые раздули из этого целую историю: мол, жена известного журналиста неизвестно чем занимается. Была даже опубликована статья «Голая правда журналиста Чепмана». Супруг подал на развод. Наташа не стала перечить.

Тем более что подобная перестановка сил весьма кстати давала Наташе возможность прислушаться к тому предложению, которое сделала ей однажды на званом вечере бывшая модель того же «Пентхауза» Дороти Басон. Тогда она впервые услышала название «Мотылек». Теперь Наташа позвонила новой знакомой и попросила рассказать о предприятии поподробнее. Она уже достаточно много видела и пережила, чтобы трезво взвешивать излагавшиеся ей спокойным мелодичным голосом принципы работы.

Она не сказала «да», а сказала «попробую». И осталась.

* * *

ТЕРИ РУДИН – 25 лет, рост 170 см, вес 53 кг, родилась в Сан-Антонио, штат Техас, не замужем, имеет дочь.

В «Мотылек» Тори «сосватала» сама Джинджер Линн, всемирно известная порнозвезда и знакомая одного из бывших поклонников Дороти.

Из всех девочек Дот Тери была единственной профессионалкой в области секса. С Джинджер она дважды снималась в порнофильмах, причем завоевала доверие бывалой партнерши сценами откровенно лесбийского характера. Поговаривали даже, что Тери и Джинджер – любовницы в жизни.

Последнее утверждение лишено основания по двум причинам. Во-первых, Джинджер, обладающая достаточно властным характером, едва ли стала бы делиться своей любовью с кем бы то ни было. Во-вторых, у Тери была собственная дочь. История знает лишь один случай, когда от близости двух женщин родился ребенок: оказалось, что одна из них незадолго перед этим имела сношение с мужчиной и семенная жидкость попала в нужное место второй методом «опыления».

У Тери была большая грудь, сильные, длинные ноги, хорошо развитые плечи и лицо невозмутимой женщины-вамп. Она предпочитала в быту мужскую одежду, однако, если надевала какой-нибудь из своих вечерних нарядов, рядом с ней любая красавица голубых кровей могла попросить дать ей фору.

Тери была неотразима. Она обладала тем, что в «Мотыльке» любили называть «хищным шармом», употребляя этот эпитет как наивысшую похвалу женщине.

Она никогда нигде толком не училась, представление об окружающем ее мире имела самое поверхностное, но мужчины, общаясь с ней, ничего этого не замечали, какими бы умными и начитанными они не были. Все равно она оказывалась выше их. И вовсе не потому, что в ее обществе отпадало само желание поддерживать беседу. Тери просто-напросто никогда бы не позволила первому встречному, даже уже заплатившему за нее в кассу «Мотылька», с порога перейти к «делу». Всем своим видом она давала клиентам понять, что ее нужно прежде всего увлечь и завоевать.

Из всех шести «мотыльков» Тери приносила фирме самый большой доход. Как уже говорилось, соглашаясь на предлагаемую работу, девушки одновременно соглашались отдавать определенный процент в общий фонд помимо тех ангажементов, которые устраивались и оплачивались через контору напрямую. При этом ставка у всех девушек была одинаковой с поправкой на «коэффициент сложности» конкретного задания.

Тери же подписывала через «Мотылек» и все свои съемочные контракты. На деле это оказывалось для нее гораздо выгоднее, чем если бы она попыталась скрыть их существование вообще. С одной стороны, Дороти первой бы узнала о выходе в свет фильма с участием питомицы, которой после этого пришлось бы иметь довольно бледный вид. С другой стороны, в распоряжении Дороти был первоклассный адвокат, который умел добиваться наиболее благоприятных условий. В кулуарах было известно, что Тери считается самой высокооплачиваемой актрисой в жанре «порно». Кто изучал психологию людей знает, что чем дороже вещь, тем сильнее соблазн ее купить. Красота Тери была нарасхват.

Дочку Тери звали Минни. Ей было три с половиной года. Тери уверяла, что это имя полное, а отнюдь не уменьшительное от Мэри или Вильгельмины, как можно было подумать.

Минни была любимицей всей конторы. Она жила с пожилой еврейской тетушкой Тери по отцу, однако на выходные мать часто забирала ее и вела по магазинам в «путешествие за подарками», часто заканчивавшееся на 34-й улице. Минни была кареглазой рыжулькой, знавшей толк в нарядных платьях, пирожных и мужчинах. Девушки обожали уединяться с ней – с молчаливого согласия Тери – в маленькой, но настоящей оранжерее позади кабинета Дороти, и поверять серьезно насупленной крохе свои душевные тайны. Выслушав очередную «исповедь», Минни начинала задавать наводящие вопросы и в конце концов делала некое заключение о том, что следует предпринять, чтобы возыметь успех. Единственной женщиной, которой она доверяла самой строить отношения с мужчинами, была ее мать.

На самом деле у Тери было несколько любовников, действительно нашедших отклик в ее прохладном сердце.

Первым в этом списке шел человек, имя которого было на устах у всей Америки, однако здесь оно по понятным соображениям будет опущено. Быть может, когда-нибудь он сам напишет о Тери Рудин в своих воспоминаниях.

Второй счастливчик – Норман Дю Пон.[11] Если в первом любовнике Тери нравилось его положение в обществе и скандальность их связи, то Норман покорил ее своей изощренной порочностью и пренебрежением к мнению толпы. Естественно, он мог позволить себе быть выше сплетен. Ради него Тери раз в месяц брала «отпуск» и улетала на Гавайи, где у Нормана было свое небольшое поместье. Даже маленькой Минни не позволялось ехать к «дяде Дюпопону» с мамой. Зато по возвращению Тери щедро одаривала всю контору – только эта ее связь обогащала кассу «Мотылька» на полмиллиона долларов наличными.

Третьим и, увы, пока последним, был никому, кроме самой Тери, неизвестный юноша с Манхеттена. Знали только, что он работает актером где-то на Бродвее. Его никто и никогда не видел. Иногда он, правда, звонил в контору и просил пригласить к телефону «мисс Рудин». Всем было ясно, что с него Тери не берет ни цента, скорее, наверное, наоборот.

* * *

АБИГЕЙЛ ФОКС (Фокси) – 23 года, рост 171 см, вес 54 кг, родилась в Лондоне, Англия, замужем, детей нет.

Абигейл не отличалась ни гибкостью Нелл, ни вампиризмом Тери. Однако с самого первого взгляда что-то неуловимое в ее внешности обязательно привлекало. Она была немного похожа на Наташу, но не столько чертами безупречно-правильного лица, не столько естественностью поведения, что в той или иной степени было присуще всем «мотылькам», сколько некой «нездешней» девственностью в движениях, походке, манере говорить. Вероятно, причиной такого сходства был достаточно поздний приезд обеих девушек в Америку. Когда отец Абигейл получил кафедру в главном здании Нью-Йоркского университета, что неподалеку от Уошингтон-сквер, и вся семья покинула Англию, девочке было почти девятнадцать.

вернуться

11

Семья Дю Пон насчитывает свыше 2000 членов и считается одной из самых богатых в США с общим капиталом порядка 8, 6 миллиардов долларов. (Прим. К.Б.)

Жизнь Абигейл всегда текла тихо и размеренно. Женственная, скромная во всем, что касалось быта, одежды и т. п., она между тем привлекала мужчин отнюдь не меньше, чем та же Тери. Всегда попадались клиенты, уставшие от волнений и желавшие обрести в обществе красивой девушки уют и покой.

Однако несмотря на подобную «серость», образ Абигейл преследовала загадка, не дававшая покоя никому, кто знал о существовании законного мужа. Непосвященных могло удивить разве что несоответствие облика девушки и прозвища, данного ей на фирме – Фокси.[12]

Тем не менее, в отличие от всех остальных «мотыльков» Фокси единственной было, что терять. Только она вела двойной образ жизни и рисковала домашним очагом. При этом она чувствовала себя достаточно свободно и почти никогда муж не оказывался преградой на пути ее желаний. На расспросы подруг, заинтригованных таким странным поведением – разумеется, мужа – она отвечала, что не боится быть обнаруженной, потому что придерживается твердого правила: никогда не лгать, говорить правду и только правду, но… не всю правду.

Чувства свои она любила сдерживать, притворяясь иногда даже холодной, однако в постели она могла, по собственному выражению, «сорваться с тормозов» и дать волю всему самому порочному, что день ото дня жило в ее хорошенькой головке. Вместе с тем Фокси нельзя было назвать изощренной в делах любви. Некоторые клиенты приходили в восторг, когда видели, что их очередные новшества рождают в больших глазах девушки искорки удивления перед неведомым.

В Лондоне Абигейл училась музыке по классу фортепьяно. Оказавшись в Америке она их продолжила, получила диплом и даже стала преподавать любимый предмет в одной частной школе на Лонг-Айленде.[13] Муж – нелюдим и затворник, не желающий тратить время ни на что, кроме компьютеров – по-прежнему думал, что она дает уроки и выступает с благотворительными концертами по стране. Это давало ей возможность относительно свободно покидать дом на несколько дней и не опасаться за то, что по возвращении ее встретит запертая дверь с приколотой статьей о прошедшем выступлении без упоминания ее имени среди участников.

Дороти любила всех своих замечательных питомиц, но Абигейл – особенно. Это была любовь, зачастую переходившая рамки обычной дружеской привязанности. Однажды Стефания даже видела, как Дороти целуется с Абигейл в губы, закрывшись в кабинете и полагая, будто в конторе, кроме них никого нет. Стефания, конечно, промолчала об увиденном, но сама стала присматриваться и заметила, что женщина, бывшая одной из ее лучших подруг, обнаруживает в себе такие качества, о которых она, Стефания, не могла и подумать.

Это произошло через две недели после того, как Абигейл была принята в «Мотылек». Стефания знала о том, что Дот переживает легкий кризис, столь знакомый многим женщинам, когда они сами толком не отдают себе отчета в том, чего хотят, и могут броситься на шею первому встречному.

Вероятно, Абигейл оказалась послушной партнершей. С тех пор она смотрела на Дот, как на хозяйку и никогда не спорила, если та отказывала какому-либо клиенту, хотевшему конкретную девушку, отказывала под предлогом того, что «как раз сегодня вечером Фокси занята». Случалось это, правда, довольно редко, настолько, что никому из подопечных Дот даже в голову не приходило ревновать ее к Абигейл.

* * *

КЭРОЛИН ПАРКС (Керри) – 19 лет, рост 168 см, вес 55 кг, родилась в Гонолулу, штат Гавайи, не замужем, детей нет.

Самая юная сотрудница «Мотылька» имела две отличительные особенности. Во-первых, она была не белой, то есть американкой гавайского происхождения в пропорции 50 на 50 со всеми вытекающими из этого последствиями, как то до синевы черные волосы, смуглая кожа, огромные карие глаза и налитое здоровьем тело. Во-вторых, последнее нужно было видеть.

Дело в том, что в пятнадцать лет Керри, тогда еще звавшаяся не столь красноречиво,[14] а просто Кэрол, влюбилась в белого американца, руководившего в Гонолулу секцией культуристов. Девочка решила, что путь к сердцу атлета лежит через «металл», и стала усиленно посещать тренировки.

Итан, избранник Керри, тренировал, разумеется, мужчин, так что появление в группе девочки вызвало всеобщее радостное волнение. За Керри само собой установилось пристальное наблюдение. Каждое ее движение бралось на заметку искушенных силачей, анализировалось и тут же критиковалось.

Через три с небольшим месяца Керри стала поднимать вес, равный ее собственному. Еще через месяц она призналась Итану в своих чувствах.

Девочку ждало разочарование.

Итан долго уклонялся от интимных встреч, хотя ему было уже почти тридцать, а наивность Керри, ее молодое тело индианки и первозданная, никогда не проходившая процесса одомашнивания красота могли свести с ума любого, кто имел глаза и видел. Наконец, теряя терпение – как-никак горячая кровь! – Керри попробовала сама отдаться ему. Она выследила Итана и, когда он однажды вечером остался один в мужской душевой, смело разделась донага и пришла к нему под прохладные струи.

Итан не захотел ее. Керри до сих пор не могла без отвращения вспоминать те унизительные минуты, когда она с безумной отчаянностью предлагала ему себя, испробовав все возможные средства и кончив тем, что встала коленями на мокрый кафель пола и взяла его безжизненного дружка в рот. Она, девственница…

Это фиаско многому ее научило. С Итаном они, как ни странно, остались друзьями. Зато теперь у девочки спала с глаз пелена влюбленности, и она увидела, сколько еще мужчин готовы выстроиться в длинную очередь, чтобы с гордостью назваться ее любовником.

Тем не менее, Керри некоторое время выжидала. Домашнее воспитание привило ей убеждение в том, что девственность – не порок, а богатство, которое следует поелику возможно беречь. Она дразнила всех своим кокетливым вниманием, не бросала ни на день тренировок и крепла телом и духом.

А потом ей все вдруг разом надоело. Она устала на что-то надеяться. И отдалась. Самому обычному парню, совсем даже не культуристу, которого встретила одним погожим субботним вечером в баре по соседству с домом. И снова ей пришлось начинать эту игру в ухаживание первой, потому что бедняга никак не мог поверить в то, что эта до одури красивая девчонка сама предлагает ему выпить еще по «мартини», а пока он сосет хмельное зелье через соломинку, гладит его по ноге и преданно заглядывает в глаза.

Потом они вышли из бара и отправились гулять по пустынному в этом месте пляжу.

Керри запела. Еще в детстве мать научила ее многим гавайским песням, и вот теперь она вспомнила одну из них, о хищном кондоре, который летит над островом и видит внизу, среди скал, двух влюбленных. Сама себе аккомпанируя голосом, Керри стала раздеваться перед новым знакомым, а когда сняла с себя последнее, легла на песок и призывно потянулась мускулистым телом.

Юноша был значительно старше Керри, но он никогда в жизни не видел ничего подобного. Она даже испугалась, что все повториться, как то было с Итаном, когда юноша присел рядом с ней на корточки и стал с трепетом водить сухой ладонью по упругой коже ее живота, бедер и груди.

Опасения Керри оказались напрасными. В тот вечер она стала женщиной и была приятно удивлена новыми, пришедшими неизвестно откуда ощущениями.

С этого момента мужчины сделались ее страстью, которую она по-прежнему старалась несколько сдерживать упорными занятиями в тренажерном зале.

В семнадцать лет она обратила на себя внимание сразу всех американских мужчин, завоевав на конкурсе женского бодибилдинга титул «Мисс Тело». Газеты справедливо заметили по этому поводу, что титул недостаточно точен и не дает полного представления о достоинствах победительницы. Правоту этой точки зрения Керри подтвердила на следующий год, заняв первое место в конкурсе «Мисс Гавайи».

вернуться

12

Foxy – хитрый (англ.)

вернуться

13

Остров, на котором расположен Нью-Йорк. (Прим. К.Б.)

вернуться

14

Имеется в виду схожесть по звучанию имени Керри (Carrie) и английского глагола «to carry» – нести, тащить. (Прим. КБ.)

Если Дороти и Наташа пришли в «Мотылек» через журнал «Пентхауз», то Керри оказалась там благодаря тому, что после второго конкурса наотрез отказалась позировать перед объективом Боба Гуччоне. Отказ этот вызвал бурю негодования и кривотолков – короче, скандал получился на славу, и портреты юной, доселе неизвестной широкому кругу обывателей красотки замелькали на самых читаемых страницах еженедельников и газет.

Дороти тоже была заинтригована. В прессе усиленно муссировался тот факт из биографии маленькой скандалистки, что она всегда с большой охотой шла на сближение с мужчинами, как говорится, невзирая на лица. А тут раз – и влепить пощечину специально мужскому журналу! Где это видано?..

Одним словом, Дороти не поленилась найти в Нью-Йорке гостиницу, в которой временно жила Керри, и имела с девушкой долгую беседу, закончившуюся к обоюдному удовольствию в китайском ресторанчике. В доверительной обстановке Керри призналась новообретенной подруге в том, что шумиха была спровоцирована ею специально, причем с полного одобрения самою шефа «Пентхауза», тоже заинтересованного в лишней рекламе своего детища. Кстати, с ним она заранее подписала контракт на год о том, что не будет фотографироваться обнаженной ни для одного издания как внутри, так и за пределами Америки, чтобы через год вспыхнуть яркой звездой на страницах столь «презираемого» ею сейчас журнала.

В тот же вечер Дороти откровенно изложила перед юной слушательницей свою точку зрения на мир и отношение в нем двух полов, после чего было высказано предложение о сотрудничестве.

Керри стала «мотыльком». Это она посоветовала Стефании, по крайней мере, три раза в неделю ходить заниматься в спортзал.

* * *

СТЕФАНИЯ АУРАМ – 24 года, рост 172 см, вес 55 кг, родилась в Будапеште, Венгрия, в браке не состояла, детей нет.

Собственно, рассказывать о ней уже нет ни смысла, ни времени, поскольку она как раз входит в залитое ярким солнцем фойе «Мотылька».

Глава 8

– Всех ненавижу! – заявила Стефания, захлопывая за собой дверь и устало плюхаясь на мягкую подушку кожаного дивана, издавшего при этом вздох удовольствия.

– Не выспалась? – спросила ее Керри, стоявшая у распахнутого окна, допивая свой «утренний» кофе.

– Не выспалась! – Стефания запрокинулась на спинку дивана и провела ладонями по обтянутой платьем груди. – Милая моя, к твоему сведению я на ногах с семи утра. Это ты, я вижу, только проснулась.

Керри не оглядывалась на подругу, но по ее губам, прикасавшимся к краешку аппетитной белой чашки было видно, что она улыбается.

– Просто этот подлец Баковский решил сделать из меня порнозвезду, вроде нашей Тери. Кстати, ее сегодня что, нет?

– Утром заходила отметиться, – подала голос Наташа, сидевшая в противоположном углу помещения за компьютером. Клавиатуру она при этом держала на коленях, так что издалека могло показаться, будто она ласкает себе бедра. – Господин Дю Пон пригласил ее вчера в круиз по Новой Зеландии.

– Наверное, они уже там, – мечтательно подхватила Керри, ставя чашку на подоконник. – Я слышала, что Новая Зеландия – действительно райское местечко, каких теперь на Земле уже не осталось. Не зря же, наверное, австралийцы устраивают туда буквально паломничества.

– В Австралии мало настоящей природы, – согласилась Фокси, выходя из-за двери туалета. – Я с мужем летала туда прошлым летом. Калифорния нравится мне теперь куда больше.

Она села рядом со Стефанией.

– Чем же тебе так не угодил Баковский?

– Баковский? – Стефания как будто уже забыла, о чем говорила минуту назад. – Нет, мне просто очень хочется наябедничать на него Дот. Он занимался со мной любовью при включенной телекамере, а какие-то олухи пялились на нас в телевизор. Я не стала закатывать ему сцен, но мне кажется, что подобные экспромты должны оплачиваться отдельно.

– Неужели тебе не хочется сделать ради Баковского исключение? – не без доли ехидства спросила Фокси. – Он ведь, помнится, был одно время с тобой близок.

– Даже эта близость всегда оплачивалась, – урезонила ее Стефания. – И я не собираюсь менять это правило. Деньги, моя дорогая, большая дрянь, как ты, должно быть, знаешь. Но они выполняют одну очень хорошую функцию – регулируют отношения между людьми и могут сгодиться в роли колючей проволоки. Отношения без взаиморасчетов обязывают обе стороны, тогда как отношения купли-продажи помогают людям оставаться друзьями.

– Мне нравится то, какими глобальными категориями ты иногда мыслишь, Стефания, заметила Фокси, снимая туфли и по-домашнему забираясь на диван с ногами. – Сразу видно, что ты пишешь книги.

– Хорошие книги, – напомнила от окна Керри.

– А где Дот? – Стефания поспешила сменить тему разговора, переходившего на ту область, о которой она совсем не любила распространяться даже среди друзей.

– У нее посетитель, – загадочно ответила Керри, чем заставила Фокси недовольно фыркнуть. – Мужчина.

– Новый клиент? – удивленно подняла брови Стефания.

Обычно мужчин старались в «Мотыльке» не принимать. Контора была своеобразным царством женщин, куда могли быть допущены только им подобные. Смысл, это нигде специально не оговаривавшееся правило, имело не только «кастовый» – ведь любая фирма имеет право хранить свои коммерческие тайны, – но и чисто практический: оказавшись здесь в день, когда у девушек нет работы – и такое бывало! – заставший их всех шестерых вместе, да еще если во главе с Дороти, слабонервный мужчина мог впасть в психический транс от такого обилия великолепия, сосредоточенного в четырех стенах. Обычно девушки часам к десяти утра подтягивались в контору. Это было своеобразным «хорошим тоном». Однако так получалось не всегда, потому что многим приходилось работать – «ходить на дело», «быть на задании», «ловить мышей» и т. д., если пользоваться их же жаргоном – по ночам, и тогда они, конечно же, получали право на целительный сон до полудня.

«Получали право» тоже громко сказано, поскольку все девушки, в принципе, были вольны распоряжаться своим временем по собственному усмотрению. Дороти не могла сказать той же Стефании: «Во столько-то тебе нужно быть там-то и встретиться с тем-то». Она могла только предложить и в самом крайнем случае – попросить. А уж Стефания была вольна решать, принимать ей предложение или отклонять.

Жить в свободном обществе и быть зависимым от него – нельзя! Дот уже забыла, где прочла оригинал этого лозунга, который таким вот образом переделала на свой лад.

Некоторые приходили в «Мотылек» уже во всеоружии, как, например, Тери, обожавшая производить на окружающих впечатление «и в работе, и в быту». Никто из девушек никогда не видел ее кроме как в роскошных нарядах, подчеркивавших обворожительную фигуру секс-дивы, всегда готовой вступить в бой с очередным «неверным».

С другой стороны, та же Нелл, которой тоже было что подчеркнуть узкой юбкой или глубоким декольте, обычно являлась по утрам в небрежном тренировочном костюме, который она переодевала только тогда, когда нужно было садиться в машину и спешить на работу.

Последнее выражение тоже было спорным. То, чем занимались девушки, называлось ими «работой» исключительно в шутку и потому еще, что иначе трудно было бы упоминать размеры гонораров, считая все это только хобби. Что и говорить, Дороти была превосходным менеджером и сумела найти в столь щекотливом предприятии невидимую постороннему глазу заветную «золотую середину»!

Керри и Наташа игриво переглянулись.

– Нет, не клиент, – вздохнула Керри. – По делам пришел. К сожалению.

Невинная забава почему-то взволновала Стефанию. Сегодня она с самого утра была явно настроена на романтический лад и хотела воспринимать все происходящее с чрезмерной серьезностью.

Подобное настроение Стефания зачастую предпочитала ветренности и легкомыслию, тоже свойственный ей. В такие часы она превращалась из запойного деятеля в стороннего наблюдателя, все подмечала, все запоминала, пропуская через себя, чтобы впоследствии воплотить в том, что по праву могло считаться ее хобби – в книгах.

Ибо все свободное от любви время Стефания посвящала писанию романов о той же любви, героиней которой была она сама.

И романы эти публиковались, причем очень хорошими тиражами, и не только в Соединенных Штатах, и не только на английском языке оригинала, но и в переводах.

Была ли Стефания Аурам известна как писательница? И да, и нет. Портреты девушки замечательной красоты смотрели на читателей с глянцевых обложек всех ее книг, но только имя автора значилось как Таня Мохач – настоящее имя Стефании…

– Я сейчас пойду и помешаю им, – сказала она, поднимаясь с дивана и направляясь к кабинету Дороти. – Может быть, это моя судьба, а вы тут ехидничаете.

Даже Наташа оторвалась от компьютера, чтобы пронаблюдать за тем, как Стефания будет «вмешиваться» в разговор начальницы.

Керри села на подоконник. Фокси на всякий случай спустила ноги с дивана и поддела кончиками пальцев туфельки. Казалось, ее сейчас гораздо больше интересуют собственные чулки.

Чулки и впрямь заслуживали внимания, ибо далеко не каждая жительница Нью-Йорка могла позволить себе подобную покупку, не опасаясь при этом законного вопроса мужа: «Дорогая, на какие, собственно, шиши?!». Однако только знатоки догадывались о том, что за такую вот обновку девушке пришлось сказать «до свидания» доброй сотне долларов. Супруг же Фокси знатоком быть не мог по определению: его компьютеры чулок не носили.

Между тем Стефания пересекла комнату, наполненную ароматами молодых женских тел, запахами лопоухих растений в горшках, расставленных по углам, и шумом с улицы, самозабвенно наслаждавшейся своим независимым существованием под открытыми окнами конторы, остановилась перед дверью в кабинет, деловито постучала и, не дожидаясь приглашения, вошла.

Дороти, в удивительно шедшем ее стройной фигуре джинсовом платье, по своему обыкновению стояла возле предписанного ей по положению кресла и вела беседу с мужчиной, который сидел в кресле поменьше, так сказать, для посетителей, спиной к замершей на пороге Стефании.

Дороти терпеть не могла сидеть, чем всегда смущала собеседников, особенно если среди них оказывались знающие в этом толк джентельмены. Такая странная привычка придавала ее облику дополнительную деловитость, но требовала лишних пояснений, сводившихся к тому, что сидячий образ жизни пагубно влияет на тонус и физическую форму, «хотя вы можете присаживаться и чувствовать себя как дома, сэр».

Замерла же Стефания в дверях по той простой причине, что спиной к ней сидел ее утренний знакомый.

Она узнала «бойскаута» сразу. Как-никак это была уже их четвертая встреча. Так вот откуда ее волнение, возникшее от упоминания о том, что в кабинете Дороти посетитель! Телепатические ощущения такого рода Стефания – прошу прощения, Таня Мохач – описывала, помнится, в предпоследнем автобиографическом романе «Облако желанья».

Однако сейчас ей нужно было как-то абстрагироваться и объяснить причину своего вторжения. Тем более, что Дороти уже прервала фразу на полуслове и приветствовала девушку легким кивком, лишенным раздражения.

Стефания успела справиться с удивлением и взять себя в руки прежде, чем столбенеть настала очередь юноши. Оглянувшись, он так растерялся, что забыл встать из кресла.

– Познакомься, дорогая, это Ричард Хэррингтон, специалист по программированию компьютеров. А это Стефания Аурам, моя помощница.

Дороти не могла не заметить, что гость потрясен, однако приписала это исключительно эффективности Стефании, усиленной хорошим вкусом, о чем говорило приобретенное «по случаю» платье, и потому продолжила:

– Господин Хэррингтон любезно согласился разработать для нас программу, которая бы помогла систематизировать все поступающие к нам заказы, могла бы быть использована как картотека и… короче, благодаря ей мы будем отныне планировать нашу загруженность, вести учет доходов, распределять выручку и многое-многое другое. Я правильно вас поняла, господин Хэррингтон? – Она сочувственно посмотрела на Рича. – Вы уверяете, что все это возможно?

– Да, конечно, – ответил тот едва слышно. – Через два дня я смогу предоставить вам конкретную схему…

Последнюю фразу он растянул настолько, чтобы успеть подняться и сделать робкую попытку ретироваться к выходу.

– Мне кажется, – улыбнулась Стефания, как бы невзначай преграждая ему дорогу, – что мы с Ричардом уже имели удовольствие встречаться.

– В самом деле? – Дороги любовалась своей питомицей.

– Да, за сегодняшнее утро три раза, по-моему. Смею надеяться, удовольствие было обоюдным, господин Хэррингтон? Скажите, вы часто заходите в магазин «Good's Goods»?

Зная, на что намекает девушка, Рич покраснел.

– Нет. Если честно, то в Нью-Йорке я всего лишь второй день…

– Второй день? – Стефания посмотрела на него с любопытством.

Ей было трудно представить, что существуют американцы, никогда не посещавшие Нью-Йорк.

Рич окончательно смутился и только пожимал плечами. Дороти делала из-за его спины знаки Стефании, чтобы та не приставала.

– Простите, – выдавил из себя юноша и хотел что-то добавить, но Стефания прервала его.

– Это вы меня простите. В магазине я очень торопилась. – Она сейчас стояла так близко, что он чувствовал аромат ее свежего дыхания. – Поверьте, мне бы хотелось как-нибудь это вам возместить. Вы сможете быть сегодня вечером в «Марокко», скажем в семь часов?

– В «Марокко»…

– Вы заходили туда утром с приятелем.

– Ах, да, помню, спасибо, хорошо, я буду в семь. – Он еще что-то хотел добавить, но вместо этого обалдело оглянулся на Дороти. – Я могу идти?

Получилось так, словно он спрашивает у нее разрешения на свидание со Стефанией. Дороти кивнула, сдерживая улыбку.

– Разумеется, господин Хэррингтон, мы все уже решили.

– До свидания. – Это относилось к обеим женщинам.

– До семи, – напомнила Стефания и открыла перед Ричем дверь.

В приемной юношу встретили три восхищенных взгляда. Дороти, вышедшей следом, снова пришлось его выручать. Она объяснила, что «господин Хэррингтон теперь будет их частым гостем, потому что предстоит разработать и заложить в компьютер новую программу».

– А может, вы и мой компьютер сегодня вечером запрограммируете? – ко всеобщему веселью поинтересовалась Керри. – Я и живу здесь неподалеку.

Стефания положила руку на плечо Рича и с равнодушным видом ответила за него:

– Мне очень жаль, моя милая, но как раз сегодня господин Хэррингтон занят. Придется потерпеть.

– Бедняжка, – сказала она, когда широкая спина Рича скрылась за входной дверью. – Должно быть, он решил, что мы с ним серьезно.

– Вот в семь часов и узнаешь, – усмехнулась Дороти, сунув обе руки в карманы платья и перекатываясь с пятки на мысок, что она делала непроизвольно, когда о чем-то углубленно размышляла.

– Я же пошутила, – отмахнулась Стефания.

– А если он этого не заметил?

– Тогда мне жаль его, он славный.

* * *

Рич и в самом деле решил, будто у него сегодня свидание с самой красивой девушкой, которую ему когда-либо приходилось видеть. Вот что значит оказаться в Нью-Йорке! – думал он, неторопливо шествуя по улице и помахивая, как первоклассник, кожаным кейсом, в котором пока лежала только записная книжка да несколько распечаток, отданных в его распоряжение Дороти.

Откуда-то до него доносились приседающие ритмы реггей.

Хороводы негров с влажными зеркалами черных тел. Глухой рокот барабанов.

Плавные раскачивания женских бедер под юбками из пальмовых листьев.

Это была его музыка! Музыка затерянных в океане островов. Музыка жарких ночей, обдуваемых легким бризом. Музыка босых ног по мокрому песку…

Рич смотрел по сторонам, но видел только непрозрачную туманность, за которой вот-вот должен был проявиться Ее образ.

Она же совсем девчонка! – вдруг подумал он, вспомнив лицо Стефании, каким оно было вблизи, лицо шаловливого ребенка, теплые искорки в уголках глаз, насмешливая ямочка на нежном подбородке…

А если это любовь? – спохватился Рич и сам же рассмеялся своим наивным страхам. При чем тут любовь? Не мог же он не понять, что за контора этот «Мотылек»… Она – только одна из них. Прекрасная девочка, недевочка, взрослый ребенок, и все же ребенок, готовый доверчиво прижаться к груди того, кто сильнее, ласковая, добрая…

Она покачивалась в его объятиях под ухание кожаных барабанов, реггей, душистое реггей влажных тропиков, сама жизнь звучит в переливах томных голосов, хриплый солист нашептывает что-то в ритмично покачивающийся микрофон, падают большие капли дождя, это плачет туча, проплывающая над островом, плачет потому, что не может спуститься и войти в пьянящий хоровод танцоров, а они могут, могут идти, обнявшись, притоптывая по лужицам слез…

Глава 9

Надо сказать, что для своего агентства Дороти придумала замечательное название, выбрав в качестве символа букашку столь легкомысленную и воздушную. Только настоящие «мотыльки» могли выжить в тех условиях, которые были им предложены.

«Выжить» следует понимать, разумеется, фигурально, на духовном уровне.

Девушки, работающие здесь, должны были уметь абстрагироваться и в прямом смысле слова забывать о том, что с ними только что происходило. Иметь любовников для души никому не воспрещалось, но вот приникать всем сердцем к клиентам было нежелательно и даже опасно.

В науке психологии – или, точнее, сексологии – известно три типа поведения мужчин.

Первый – Дон-Жуан – любитель женщин, спортсмен в своем роде, для которого жизнь есть постоянная смена партнеров, то бишь партнерш. По сути, за его кажущимся любвеобилием ничего не стоит, кроме муки и огорчений, поскольку на самом деле он никого не любит.

Второй – юный Вертер – думающий о женщинах, думающий о них постоянно, с трепетом, мечтающих о нежной и страстной любви, но… неспособный воплотить свои мечты ни на йоту в реальность, отказывающийся бороться.

Оба эти типа – крайности, хотя и весьма широко узнаваемые в жизни.

Наконец, третий тип – Казанова. Как и Дон-Жуан, он любитель женщин, которых у него нисколько не меньше, чем у оппонента, однако отличительная и притягательная особенность его характера заключается в том, что он по-настоящему любит каждую из них, ту, с которой его свела судьба выданный момент и в данном месте. Так же искренне он будет любить и другую, и третью…

Девушки, прошедшие «естественный отбор» и оставшиеся в «Мотыльке», обладали именно последним «мужским» характером. Они любили и умели кокетничать, заставляя мужчин верить в то, что они интересны, красивы и – что немаловажно для сильного пола – умны, однако мгновения более или менее вынужденной близости заканчивались, и девушки уже порхали дальше, к новому цветку, к новому пестику…

Знакомство с Ричем не оставило следа в сердце Стефании. Он ушел, и она лишний раз подумала о том, каким причудливым бывает провидение, посылающее нам такие вот удивительные совпадения, когда мы даже не знаем наверняка, простая ли то была случайность – четыре встречи в одно утро с человеком, только второй день находящимся в городе – или за ней скрывается некий рок, которому еще предстоит напомнить о себе в будущем. И все, Рич был забыт.

Первым делом Стефания привела в исполнение свою угрозу и заявила Дороти в довольно ультимативной форме, что если Баковский не извинится перед ней и «Мотыльком», она откажется знаться с ним впредь. Извинение, добавила она, может иметь и чисто материальное выражение.

Дороти восприняла известие о подвохе совершенно хладнокровно.

– Надеюсь, ты хоть не ударила в грязь лицом и достойно сыграла свою роль? – поинтересовалась она, закуривая.

– Разумеется, – надула губки Стефания. – Неужели ты думаешь, что я могла дать этому негодяю и его мерзким дружкам возможность стать свидетелями моего гнева. А так еще неизвестно, кто над кем посмеялся.

Она торжествующе взглянула на Дороти.

Та улыбнулась, выпуская между тонких губ струйку белого дыма.

– Ты у меня умница, я всегда это знала. Видишь ли, дорогая, Баковский предупредил меня о том, что хочет устроить маленькое шоу с твоим участием. И я могу показать тебе чек с соответственной оплатой твоей работы. Ты сердишься на меня?

Стефания удивленно подняла брови, долго смотрела на старшую подругу, а потом весело рассмеялась.

– Кстати, ты знаешь, Дот, я давно так не возбуждалась, как в тот момент, когда поняла, что за мной установлено наблюдение.

– Тогда, может быть, ты скажешь мне спасибо?

– Спасибо, Дот.

– А Баковскому?

– Как-нибудь я тоже запишу нашу встречу с ним на видео и отдам кассету одному своему знакомому с телевидения. Будем квиты.

– Не думаю, что скандалы такого рода действуют на мужчин возбуждающе, – заметила Дороти.

– Ты имеешь в виду тех, кто о них слышит, или тех, кто в них участвует?

Дороти не ответила, показывая, что тема исчерпана и пора поговорить серьезно. Она снова встала из кресла, на котором просидела не дольше двух минут, и прошлась по кабинету. Стряхнула столбик серого пепла в стеклянную вазочку в форме прозрачной розы.

– Таня, у меня для тебя есть одно важное дело. Если ты понравишься, «Мотылек» получит нового богатого клиента.

– Ты уже договорилась? – Стефания пропустила мимо ушей то, что подруга в обращении назвала ее настоящим именем. В беседе с глазу на глаз они могли себе это позволить.

– Не совсем. – Дороти присела на край стола, отчего полы ее платья приоткрылись, обнаружив стройные загорелые ноги. – Помнится, ты рассказывала мне, что имеешь некоторый опыт общения с арабами.

– Тогда уж с шейхами, – поправила Стефания, уже смекнув в чем дело.

– Именно о шейхе – или почти о шейхе – я и хотела с тобой посоветоваться. Человека этого зовут Омар Абу-Анга.

– Мне это кажется, или ты действительно когда-то мне о нем уже рассказывала?

– Может быть, и рассказывала. Родом он из Арабских Эмиратов. В свои сорок с небольшим добился огромной власти у себя на родине и в Америке. Поговаривают, что он связан с мафией, но я не склонна придавать этому значение. Так теперь говорят обо всех, у кого водятся большие деньги. У Абу-Анга деньги очень большие. Мне известно, например, что через подставных лиц он скупил половину зданий на Бродвее…

– … а под Лас-Вегасом у него целый город, – подхватила Стефания. – Об этом даже где-то писали.

– Дорогая моя, как слово произнесенное – есть ложь, так и слово печатное есть ложь двойная, – поучительно заметила Дороти и взглянула на часы. – Зато ты едва ли где прочтешь, что в свое время он спас от верной гибели Хусейна, когда американцам оставалось нанести всего несколько ударов. Но они их не нанесли. И знаешь почему?

– Твой клиент купил президента? – с улыбкой предположила Стефания.

– Я этого не говорила, – серьезно ответила Дороти.

– И что ему нужно от меня? Глупый вопрос?

– Конечно. Он хочет видеть тебя в отеле «Нью-Йорк Пента» через два с половиной часа.

– Это на 7-й Авеню?

– Совершенно верно.

– Ладно, загляну.

– Я рассчитываю на тебя, дорогая. Знаешь сколько я за тебя запросила?

– Сколько?

Дороти назвала цифру.

– Очень мило, а он?

– Он удвоил.

Стефания расхохоталась.

– Он сумашедший! Да за такие деньги он мог бы на всю неделю очистить улицы города от гулящих женщин, собрав их под крышей «Пенты».

– Согласна, но ему нужна ты, и он просто платит столько, сколько ему не жалко.

– Хорошо, что ты сказала. Теперь я обязательно попрошу у него на чай.

– Дурила ты моя маленькая! – Дороти прыснула со смеху и обняла Стефанию за плечи.

Глава 10

К вопросу об авторитетах и об отношении к ним…

Один из друзей Стефании на вопрос девушки о том, как он мог с таким откровенно скучающим видом общаться с Ким Бессинджер, Лайзой Минелли и еще несколькими знаменитостями из мира Голливуда – происходило это на одной светской вечеринке, куда были приглашены и Стефания с означенным другом – ответил:

– Дорогая моя, когда я разговариваю с признанным кумиром, я думаю о том, как он выглядит, сидя на унитазе. Ей-богу, это помогает справиться с робостью.

Тогда Стефания только и сделала, что фыркнула, однако фраза, сказанная наполовину всерьез, наполовину в шутку – говоривший и сам мог потягаться с любыми из присутствовавших в знаменитости, – врезалась ей в память, и впоследствии весьма пригодилась.

Вот и теперь, собираясь на свидание с могущественным Омаром Абу-Анга, Стефания оставалась совершенно равнодушна.

Конечно, она лишала себя львиной доли того возбуждения, которое испытывает любая нормальная девушка, знающая, что ее ждет встреча с совершенно необычным человеком, причем этому человеку предстоит показать себя с наиболее интересной, если не сказать, пикантной стороны.

Однако Стефания прекрасно знала, что в нужный момент это возбуждение и все, что с ним связано, придет. Только это будет уже не возбуждение робкого агнца, которого помимо его воли ведут на заклание под нож мудрого старца, но экстаз пробужденной в безумном слиянии женщины, чья дрожащая плоть умирает и рождается на дуге мужской плоти, и этот переход от жизни к нежизни заключен в одном единственном мгновении вечного таинства.

* * *

«Машина приехала за мной ровно в пять. К тому времени все наши девушки уже успели разойтись по заказчикам, так что провожать меня осталась одна Дот.

Когда в «Мотылек» вошел водитель, я по простоте душевной решила, что это и есть мой сегодняшний господин. Молодой человек в шелковом костюме серого цвета был высок, строен и изысканно красив.

Прежде чем броситься ему на шею, я вовремя вспомнила, что Омару Абу-Анга за сорок, так что передо мной, в крайнем случае, его сын.

Сразу же заметив меня, довольно робко поднявшуюся со своего места, он учтиво мне поклонился… и прошел мимо, в кабинет к Дот.

«Уж не обознался ли он?» – подумала я. А может быть, мероприятие сорвалось по независящим от меня причинам?

Признаться честно, я успела настроиться, и такой поворот событий мог бы меня только расстроить. Мысль об Омаре из Арабских Эмиратов привлекала меня, привлекала и как женщину, и как авантюристку, и как писательницу.

Вы, мужчины, читающие сейчас эти строки, едва ли можете себе вообразить, как мы, женщины, порой нуждаемся в новых источниках волнений, возбуждений, мук…

Вы называете это изменами. Да, мы должны время от времени вам изменять, чтобы чувствовать себя полноценными, чтобы любить, чтобы, в конце концов, воочию убедиться в том, что на самом деле значение для нас имеете только вы – наши мужья и любовники.

Но горе вам, если мы в этом не убеждаемся!

Сейчас я говорю о сильных женщинах, уверенных в себе, к которым со свойственной мне скромностью отношу и себя. Женщины слабые, как и слабые мужчины, с удовольствием пользуются давно изжившей себя моралью прикрывают свою никчемность и беспомощность пустыми словесами о некой верности.

Это все глупости, скажу я вам, мои дорогие клуши, верности нет, есть любовь. Я не буду верна своему мужу – если таковой когда-нибудь вообще отважится появиться в моей жизни – только потому, что он мой муж. Но если я смогу по-настоящему любить его, мне не нужно будет ему изменять. Я так чувствую, хотя никогда этого не пробовала.

Серый костюм между тем снова замаячил на пороге кабинета. Как потом выяснилось, он просто передавал Дот сувенир от господина Абу-Анги, да, такой вот маленький сувенир, безделушку просто, цепочку какую-то там золотую, ну с бриллиантами, ну долларов на двадцать, в смысле тысяч, короче, пустячок.

Выполнив таким образом возложенную на него миссию, молодой человек еще раз поклонился мне, подал руку и вывел меня, откровенно признаться, не привыкшую к подобному надменно-учтивому обхождению со стороны мужчин, на крыльцо.

У тротуара нас ждал «роллс-ройс», длинный и блестящий, у гостеприимно распахнутой задней дверцы которого стоял навытяжку второй молодой человек – точный дубликат первого.

Поскольку для того, чтобы добраться до пункта назначения, нам было достаточно свернуть за угол и потом проехать еще метров двести, я не могла не оценить всей серьезности предприятия.

Бедные сопровождающие были одеты явно не по погоде. Под костюмами чернели свитера. На их фоне ярко выделялись тяжелые золотые цепи.

Я уже давно заметила ту особенность, что представители арабского мира питают слабость именно к подобным нарядам. Им, кажется, никогда не бывает жарко, а нарочитая одинаковость в одежде греет им души, напоминая о принадлежности к некоему только, вероятно, им известному ордену.

Я села на заднее сидение, мой спутник устроился рядом – я ошибалась, принимая его за водителя, но кто же знал, что их будет двое? – а юноша, мягко захлопнувший за нами дверцу, занял свое место впереди.

Оказавшись внутри просторного салона, я заметила, что у меня кружится голова. Не от счастья, не от роскоши, окружавшей меня со всех сторон, но от странного пьянящего аромата, в котором мои провожатые чувствовали себя вполне вольготно.

Я предположила, что это своеобразная психологическая обработка, целью которой является подготовка меня к предстоящей встрече, и «отключилась».

Забытье мое длилось недолго. Через три минуты мы уже тормозили перед подъездом «Нью-Йорк Пенты», где мне приходилось бывать несколько раз в жизни и все по одному и тому же поводу.

Церемония выпускания меня наружу повторилась в точности, но только наоборот. Шофер остался у машины греться на солнышке, а мой верный сопровождающий повел меня к стеклянным дверям отеля, которые уже распахивали перед нами два «красных» швейцара.

Когда мы шли через холл, у меня было такое чувство, как будто все, кто встречается нам на пути, кто поднимает подслеповатый взгляд от газеты, кто прерывает оживленную беседу, чтобы проследить за нами до лифта, все они знают, ради чего я здесь. Была ли я этим смущена? Отнюдь. Польщена? Едва ли. Все это было слишком обычно, чтобы на это обратила внимание любая другая девушка моей профессии, кроме писательницы.

На том этаже, куда мы поднялись в бесшумной кабине лифта, нас уже ждали. Когда дверцы плавно разъехались и я увидела черных людей, неприветливо стоящих вдоль коридора, по которому мне предстояло пройти, у меня возникло такое ощущение, как будто я собиралась проникнуть в штаб-квартиру самого Хусейна, о котором упомянула Дот.

Все это оказалось полной противоположностью того, что я обнаружила, оказавшись впущенной в святая святых – аппартаменты Омара Абу-Ангы.

Они вовсе не поражали своими размерами, скорее, наоборот. А главное, здесь не было ни единой живой души.

Мой провожатый и вся коридорная братия остались за дверью, я же была теперь предоставлена самой себе.

Огляделась.

Убранство уютного бунгало, зашторенные окна, мало мебели, все в коврах, включенный телевизор, вещающий что-то о беспорядках в ЮАР…

– Есть тут кто-нибудь живой? – разочарованно позвала я.

У меня было такое ощущение, какое возникает у пациента, пришедшего к стоматологу: с одной стороны ему ясно, что это посещение необходимо, более того, он к нему готовился, пришел и согласен заплатить немалые деньги за осмотр, а с другой стороны, он рад, когда медсестра, извиняясь, сообщает, что приема сегодня не будет.

Сомнения мои, однако, были скоро рассеяны появлением в комнате высокого мужчины в шитом золотом банном халате из тяжелого черного шелка.

Вышел он явно не на мой голос, поскольку, заметив меня, даже остановился, но в следующее мгновение, словно что-то вспомнив, улыбнулся.

– Стефания?

Голос был низким и очень приятным. Даже мое имя он умудрился произнести с акцентом. Как же они любят подчеркивать свое отличие от нас, белых!

Я молча ждала, пока он подойдет и так, будто мы встречаемся раз в двадцатый, возьмет за плечи, вынуждая заглянуть себе в глаза.

У него было большое, не слишком хорошо выбритое смуглое лицо и длинные усы, делавшие его похожим на русского гусара.

– Кей феля? – поинтересовалась я.

«Как дела?» была единственная фраза, которую я знала на арабском.

Омар расхохотался, показав сильные ровные зубы, которыми как я представила, он рвет тела «неверных».

– Ай да умница! Все знает! – забасил он в мою честь дифирамбы.

Я невольно вздохнула.

Омар оказался примитивен, что не было для меня неожиданностью, хотя и огорчало. Любой женщине хочется, чтобы у ее партнера было побольше не только в чреслах, но и в голове. Однако жителей Востока никоим образом не следует сравнивать с европейцами, включая белых американцев, потому что это совершенно разные люди с разными укладами жизни. То, что я называла глупостью, помогало тому же Омару не только шутя расставаться с кучей денег «просто так», но и столь же шутя их зарабатывать.

Вспомнив обо всем этом, я расслабилась и решила просто отдыхать в свое удовольствие. Благо настроение моего нового мужчины тому способствовало.

Он поцеловал меня в губы, усадил на диван, выключил телевизор и с того же пульта дистанционного управления, буквально исчезавшего в его широкой ладони, оживил музыкальный центр:

– And it seems to me you lived your life Like a candle in the wind…

Это была песня Элтона Джона «Свеча на ветру» о Норме Джин.[15]

Я терпеть не могу «пышку Мерлин» и меня просто бесит, когда некоторые умники начинают меня с ней сравнивать. Неужели я выгляжу такой же бабой? сокрушаюсь я тогда. Неужели я настолько же неэротична, однобока и стервозна?

Я вообще считаю, что шестидесятые года были самыми несексуальными годами нашего века.

Снова переведя горящий взгляд на меня, Омар сказал:

– Сейчас мы будем пить, потом примешь душ, а потом мы будем друг друга любить.

Программа была оптимальной. Главное – все четко, что за чем, вот только время не проставлено. Ну да ладно, как-нибудь не запутаемся».

* * *

В ожидании обещанных напитков Стефания откинулась на упругую спинку дивана и еще более пристально оглядела своего будущего противника.

Омар был высок даже для европейца – чего уж там говорить об арабах, которые по большей своей части склонны не превышать высоту ста семидесяти сантиметров. Конечно, с другой стороны, араб арабу – рознь, и Омар был наглядным тому примером.

Кроме того, он произвел на Стефанию впечатление шириной плеч и волосатостью смуглой груди, видневшейся в распахе халата. На груди висела цепь с тяжеленной блямбой в виде короны. Ничего не попишешь, царственная грудь требует царственного венца.

Немногословность хозяина позволила Стефании быстро позабыть все свои прежние рассуждения относительно примитивизма отдельных мужчин.

Перед ней и в самом деле был хозяин.

Это чувствовалось уже по одному тому, как он поставил на столик рядом с диваном два фужера и разлил в них вино из красивой красной бутылки. Уверенность его движений и взгляда не допускали возможности отказа.

Не успела Стефания распробовать вкус вина, как Омар, сев рядом, взял у нее из рук фужер и сказал:

– Я хочу на тебя посмотреть. Разденься.

Стефания встала.

Она чувствовала, что этот зверь хочет ее, и это ей даже льстило.

Она ничего заранее не придумывала и не готовила, и потому оставалась все в том же утреннем черном обтягивающем платье. Осознавая, как мало на ней надето и что всякому мужчине хочется, чтобы перед ним раздевались как можно дольше, она стала медленно покачиваться в такт музыке и обеими руками закатывать подол юбки на бедра, пока под ее ладонями не образовалось толстое кольцо, обнявшее узкую талию.

Она заметила, как он удивился, увидев, что на ней нет чулок. Мало кто мог похвастаться такими безупречно гладкими и точеными ногами, какими обладала Стефания.

– Что теперь? – спросила она, чувствуя, что скрываемое до сих пор возбуждение неумолимо растет.

Омар молча указал пальцем на алые трусики – эту часть туалета Стефания меняла постоянно.

Стефания не могла не оценить этот жест хозяина.

Еще во времена Овидия[16] сложился некий канон того, как следует описывать обнаженное женское тело – постепенно, сверху вниз. Этой традиции следовали потом все художники, писатели, артисты, вплоть до постановщиков номеров стриптиза. Но почему – никто толком не знал и не отдавал себе отчета. Ведь куда как эффектнее выглядит женщина, начинающая обнажаться снизу. Хотя… кому что нравится, конечно. Омару, судя по всему, нравилось то же, что и самой Стефании.

Она отошла подальше от дивана. Отошла вовсе не для того, чтобы не дать мужчине возможность дотронуться до нее, но чтобы, напротив, увеличить расстояние и тем создать ощущение театральности.

В столь индивидуальном и интимном вопросе, как сексуальное мировоззрение, существует множество деталей, на которые мало кто обращает достойное внимание.

Например, можно посадить человека перед самой сценой, на которой эдакая бесстыдная нимфа будет танцевать изощреннейший стриптиз, но если поставить рядом со сценой большой монитор и проектировать на него тот же танец, зритель заметит, что возбуждает его гораздо сильнее та девушка, которую «видит» камера, а не та, которая извивается в метре от него. Всякая нарочитость, всякая непосредственность восприятия снижают его остроту.

Стефания не спешила. Омар молча ждал, не торопя ее.

Она смотрела на его руки, державшие фужер, на губы, трогающие его замутненный край, и думала о том, как те же руки и губы скоро будут владеть ею.

Она вдруг резко повернулась к зрителю спиной и присела на корточки, приспустив трусики до щиколоток.

– Покажись.

Стефания выпрямилась и замерла, подняв над головой руки и плотно сжав ноги.

Она знала, что смотрится со стороны очень красиво. Она импровизировала и наслаждалась.

Медленно переступая ногами, повернулась к мужчине лицом.

Она видела, что его взгляд устремлен на ее живот.

Живот женщины всегда притягивает мужчину. Едва ли при этом он думает о том, что сам когда-то вышел из него, быть может, он тешит себя иной, надменной мыслью: смотри у меня, если я захочу, эта гладкая поверхность неимоверно раздуется, отяжеленная плодом, моим плодом.

Под животом у Стефании находился еще один предмет ее женской гордости: твердый, слегка выпуклый лобок, поросший темной, мягкой шерсткой, за которой она тщательно ухаживала.

Лишь однажды она позволила мужчине «надругаться» над ней в этом месте. Они надолго расставались, разлука могла продлиться и месяц, и два, и он попросил разрешения оставить себе какую-нибудь память о ней. Она лежала тогда в постели, нагая, поверх одеяла, а он вышел в соседнюю комнату и вернулся с ножницами. Она улыбнулась и вынула из-за ушка нежный локон. Однако мужчина хотел другого. Кроме ножниц, он вооружился ниткой и, склонившись над ногами замершей в ожидании Стефании, обвязал ею щепотку волосков на лобке. Затянув нитку потуже, он осторожно подрезал волоски под самый корень, отчего осталась забавная проплешина. Стефания попыталась загладить ее пальцами – бесполезно. А нитка тоже оказалась слабой, и, как узнала потом Стефания, любовнику пришлось ссыпать отстриженные волоски в отдельный конверт, который он убрал в записную книжку и там хранил до следующей их встречи.

Омар с таким терпением смотрел на нее и оставался настолько невозмутим, что Стефании захотелось приблизиться к нему и первой прервать эту игру, грозившую выжечь все желание их обоих.

– Иди в ванную, – сказал Омар, словно уловив отчаянную решимость девушки.

вернуться

15

Норма Джин – настоящее имя актрисы Мерлин Монро. (Прим. К.Б.)

вернуться

16

Публий Овидий Назон (43 г. до н. э. – 18 г. н. э.) – крупнейший римский поэт; здесь имеется в виду его так называемая 5-я любовная элегия. (Прим. К.Б.)

Он указал на дверь.

Открыв ее, Стефания увидела просторное помещение, выложенное симпатичным розовым кафелем, идеально чистое и пахнущее ароматным мылом.

Оглянувшись, она перехватила жадный взгляд хозяина и поняла, что он хочет видеть со своею места все.

Войдя внутрь, она даже улыбнулась, оценив хитрость планировки.

Розовая лагуна ванны располагалась как раз напротив распахнутой двери, представляя таким образом уникальную сцену. Не сходя с дивана и даже не пересаживаясь, Омар мог наблюдать за всем тем, что будет делать Стефания, получив лаконичный приказ «принимать душ».

Стефания сама любила эротические аттракционы. Любила и как зрительница, и как участница. И если второе возбуждало ее буквально до умопомрачения, первое наводило на пространственные размышленья, которым часто способствовала оказавшаяся под рукой пачка сигарет.

* * *

Так было и в тот вечер в Патпонге, в центре Бангкока, когда она сидела возле колонны в темном зале одного из тамошних ночных заведений, а всего в двух метрах от ее столика, на помосте, служившем сценой, мылись под тремя тонкими струйками, падавшими прямо с потолка, три смугленькие девушки.

Глядя на их мокрые, причудливо извивающиеся тела, Стефания думала о том, как должны быть возбуждены сейчас присутствовавшие в зале мужчины.

Однако она не решалась оглянуться, продолжая следить за действиями девушек.

На сцене они появились в одних трусиках. Тихо играла музыка.

Своеобразный диск-жокей, прятавшийся за своей аппаратурой справа от сцены, на ломанном английском объявил, что сейчас зрители увидят, как моются тайские девушки.

Сразу же после его слов с зеркального потолка стала капать вода.

Зал оживился.

Девушки спустили с бедер трусики, переступили через них босыми ногами и отбросили подальше от того места, где должно было разворачиваться действие, чтобы не замочить.

Одна из них была маленькая и пухленькая, с большими, отвисающими грудями, которые она с безразличным видом поддерживала на ладошках.

Вторая была сложена пропорционально, хотя Стефания уже успела отметить про себя, что в европейском понимании здесь трудно найти девушку с действительно красивой фигурой. Все тайландки производили впечатление неоформившихся десятилетних девочек, если им было до двадцати, зато потом они резко усыхали и превращались в старушек.

Третья актриса была совсем худенькой и безгрудой.

Таким образом, все трое демонстрировали на потребу публики не только интимную картину женской бани, но и потакали различным вкусам разглядывавших их из темноты мужчин.

Вода полилась сильнее.

Девушки подошли каждая к своей струйке, попробовали воду руками, покрутились, смачивая глянцевую кожу и стали тщательно намыливаться. При этом они отошли подальше от края сцены, чтобы было больше простора для телодвижений.

Две из них продолжали стоять, проворачиваясь к зрителям то лицом, то боком, то маленькими напряженными попками, по которым скользили, оставляя белые мыльные следы, их маленькие ладони, а та, что была в центре, села на пол.

Сначала она намыливалась, сидя по-турецки, потом встала на колени и долго терла себя между ног.

Все это происходило под приятную мелодию тайской музыки.

Побывав в разных барах, Стефания успела обратить внимание на то, что таиландцы предпочитают использовать для подобных номеров и вообще в качестве фона музыку американскую. Америка, в принципе, осталась для них недосягаемой мечтой, тягу к которой эти черненькие человечки все время подчеркивали. Национальные напевы звучали зато во всех крупных универмагах и по телевидению.

Однако в сцене купания справедливость была восстановлена, и Стефания могла с интересом прислушиваться к непонятным, но благозвучным слонам ласковой песни, исполняемой невидимой певицей.

Стефания курила и видела тела девушек сквозь мутные перевивы медленного дыма и блестящие искорки брызг. Внезапно она ощутила странное, совсем мужское желание стать хозяйкой этих голеньких девочек. Это желание дополнялось уверенностью в том, что такое вполне возможно и зависит исключительно от способностей ее кошелька. Она даже представила себе, как живет с ними на каком-нибудь уединенном ранчо и забавляется, словно они – живые куклы. По утрам они будут выносить во двор пластмассовые тазики, наполнять их теплой дождевой водой, а она на правах хозяйки сама будет снимать с них ночные распашонки, звонко шлепать по крепеньким попкам и смотреть, как они плещутся, стоя в тазиках.

Тем временем сцена подходила к концу.

Девушки смывали с себя мыло. При этом они то стояли под струями, то опускались на четвереньки, то ползали в пузырящихся лужах.

Та, что была слева, худенькая, легла на спину, повернулась к зрителям и широко раздвинула ноги.

Никто не засмеялся.

Толстуха стояла на коленях и смущенно улыбалась.

Ее подруга в центре извивалась бедрами, стоя на четвереньках и позволяя всем желающим видеть, как она устроена между ягодиц.

Потом оказалось, что все три девушки уже стоят на ногах, принимая аплодисменты.

Вода тоже перестала литься.

Когда девушки, подхватив трусики, ушли за дверь в глубине сцены, им навстречу вышел парень со шваброй и стал разгонять лужи, высушивая место для новых выступлений.

* * *

Осмотревшись, Стефания стянула через голову платье.

Оказавшись в одних туфельках и оттого почувствовав себя еще более обнаженной, она склонилась над ванной и открыла краны.

Выпрямилась.

Оглянулась.

Омар смотрел на нее, не выпуская из рук фужера. Он не замечал, что фужер давно пуст.

Перевесив понравившееся ей полотенце поближе к ванне, Стефания разулась.

Сначала она обливала себя из крана, сидя перед ним на корточках, так что мужчина видел ее только по пояс. Ничего, пусть помучается, думала она, нежно споласкивая себя между ног.

Запрокинулась.

Длинные пряди волос прилипли к мокрой спине. Подставила под толстую струю открытый рот. Вода устремилась по подбородку на грудь. Кажется, Омар что-то ей сказал…

На всякий случай Стефания встала в полный рост и переключила водяной поток на гибкий душ.

Сноп струек ударил ее в бедро и брызнул на пол, на туфли.

Бросив взгляд на мужчину, она виновато развела руками. Омар покачал головой и улыбнулся.

Стефания стала мыться, чувствуя себя одной из тех трех тайских девушек, которыми она хотела обладать там, в Бангкоке. Теперь была ее очередь пробуждать такие же чувства в единственном зрителе.

Интересно, что бы можно было устроить в том же Бангкоке, окажись она тогда вместе с Омаром Абу-Анга – и с его средствами?

Отложив блестящую змею душа, Стефания послала мужчине воздушный поцелуй и начала не спеша намыливаться.

Даже занимаясь этим в одиночестве, она особое внимание всегда уделяла грудям, большим и упругим, которые делались от скользкого мыла только еще более соблазнительными.

Дома она оборудовала ванную зеркалами, получив возможность видеть себя одновременно со всех сторон. Там, переставая слышать шум падающих струй, она обнимала груди ладонями, нежно мяла их и с наслаждением следила за тем, как съеживаются от желания кружки сосков, превращаясь в твердые пуговки.

Сейчас, на глазах мужчины, она проделывала с собой то же самое.

Поскольку дверь оставалась открыта, то свежий воздух и постоянно ощущаемый взгляд постороннего не давали девушке возможности даже согреться, не то что понежиться в тепле. Соски от этого сделались просто каучуковыми. Она их сжимала и оттягивала пальцами, представляя, что это губы любимого.

Доведя себя таким образом чуть ли не до экстаза, она отпустила груди и, тяжело дыша, стала водить мыльными ладонями по животу и сильным бедрам, ощущая игру мышц под гладкой поверхностью нежной кожи.

Потом, обратившись лицом к стене, слегка присела и выпятила навстречу мужскому взгляду ровный овал, разделенный пополам глубокой ложбинкой.

Если внимательно пролистать эротические фотожурналы, становится очевидным, что мужчина с особенным постоянством любуется в женщине именно этим местом. Тогда как от самих женщин гораздо чаще можно услышать недовольство по поводу «маленькой груди», нежели «низкой попки».

Стефания знала наверняка, что с этой стороны у нее изъянов нет.

Как, впрочем, и со всех остальных.

А потому она не спешила поворачиваться и задумчиво водила длинными пальцами между чуть-чуть приоткрывшихся ягодиц. Она буквально чувствовала на пальцах взгляд из соседней комнаты. Интересно, сколько у него хватит сил сдерживаться? А у нее?..

Наконец, она отложила мыло и направила себе в грудь колющие струи душа. Мыло потекло по животу и бедрам вниз и стало засасываться торопливой воронкой.

С телом было покончено. Поразмыслив, Стефания смело намочила волосы. Мокрые женские волосы в любом мужчине могут пробудить желание, а уж если этого желания хоть отбавляй…

Выключив воду, она в наступившей тишине вытерла ноги и нашла кончиками пальцев туфли. Встала рядом с ванной, намереваясь вытереться, как следует.

– Не нужно, – послышался голос. – Иди сюда.

Покорно войдя в комнату, Стефания приблизилась к уже встававшему с дивана Омару Абу-Анга. По молчанию, которым он ее встретил, она поняла, чего ему сейчас хочется больше всего.

Нельзя сказать, чтобы и она поступала против своей воли, медленно опускаясь на колени перед застывшей фигурой повелителя. Пол был накрыт толстым ковром, так что никакого физического неудобства она при этом не испытала.

Приоткрывая полы шелкового халата, Стефания ожидала обнаружить вот-вот готовые лопнуть плавки, а потому удивилась в первую очередь тому, что никаких плавок и в помине не было. Под халатом Омар был так же обнажен, как и она.

Однако еще сильнее ей предстояло удивиться при виде безжизненно опущенного мужского достоинства. Неужели все это время информация о купающейся девушке не поступала в эту часть тела? Конечно, тело было большим, но ведь и информация того стоила.

С тихим шорохом халат упал на ковер.

Стефания подняла взгляд и увидела, что Омар в болезненной истоме запрокинул голову и чего-то ждет.

После первого же поцелуя член ожил и стал на глазах увеличиваться в длине и толщине.

Стефания следила за ним, затаив дыхание. Так смотрит зритель, приглашенный из зала на сцену, где ловкий фокусник морочит его под самым носом.

Устав сдерживаться, она поймала окрепший ствол губами и некоторое время усиленно сосала, закрыв глаза и ни о чем не думая.

Изо рта по всему телу стали расходится волны желания. Кто сказал, что «игра на флейте» – как выражались древние китайцы – приносит наслаждение только мужчинам?

Стефания блаженствовала. Ее по-прежнему никто не торопил. Ей как будто самой доверяли регулировать ритм и последовательность движений.

Теперь уже не только она нанизывалась на упругое древко. Бедра Омара ходили так, словно он брал ее, брал в положенное место, а не в теплый и покорно открытый рот.

Он издал рык удовольствия и выскользнул в последний раз.

Стефания улыбнулась ему снизу-вверх.

– Я хочу в постель, – тихо попросила она, когда сильные руки подняли ее с ковра и поставили на ноги.

Омар поцеловал ее в подбородок, в закрытые глаза, обнял одной рукой за гибкую талию и повел через гостиную в спальню.

Там она пропустила его вперед, подождала, пока он не ляжет на простыни и не устроится, как ему удобно, и только тогда легла на него, прижавшись разомлевшими грудями к его широкой, волосатой груди.

Раньше Стефании казалось, что волосатая мужская грудь, это так же неприятно, как лысая голова. Потом ей встретился человек, у которого была одновременно и залысина, и борода, и довольно густой волосяной покров на груди.

Вопреки всякому «здравому» смыслу, Стефания вдруг поняла, что любит его и перестала узнавать себя.

Теперь ей доставляло наслаждение целовать мужское волосатое тело, она упивалась его животностью, уживавшейся с завидной цивилизованностью ума – он был философом и неплохим писателем, – а на лысину ей даже в голову не приходило обращать внимание. Любовь зла…

Начав с поцелуя в лоб, нос, полураскрытые губы и подбородок распростертого под ней араба, Стефания постепенно спустилась по груди к животу. Здесь ее задержал глубокий пупок, маленький и нежный и потому никак не вязавшийся с грубым, мускулистым телом.

Она трепетно облизала пупок, подула на него и покосилась на Омара.

Тот лежал на подушках, запрокинув лицо, и глядел в потолок.

Тогда губы Стефании неумолимо заскользили по вздрагивающему животу вниз.

* * *

– А у тебя есть гарем?

– Что?

– Гарем. Ну там, дома…

– Да, есть.

– Настоящий?

– Настоящий.

– А сколько у тебя жен?

Пауза.

– Семнадцать. Нет, восемнадцать.

– Ты их что, совсем-совсем не любишь?

– Очень люблю. Одна мне как-то изменила – я приказал отрубить ей голову.

– Отрубить? Ты шутишь.

– Она тоже думала, что шучу. Отрубили.

– Но с кем она тебе изменила? Они там, наверное, охраняются.

– Да, охраняются, но не могу же я кастрировать всех стражников. Мы ведь цивилизованные люди.

Пауза.

– А что ты сделал с тем стражником?

Пауза.

– Ну, а жены, они тебя любят?

– По-моему, они меня больше боятся. Я для них воплощение Аллаха.

– А ты хотел бы иметь женщину, которая бы тебя не боялась?

– Не знаю. Когда боятся, тоже приятно. Иногда вечерами мне становится скучно и тогда я отдаю служанкам распоряжение, чтобы они шли готовить жен.

– Готовить?

– Когда я прихожу выбирать себе спутницу на ночь, все жены уже ждут меня в Спальной Зале. Они становятся спиной ко мне, по кругу, опускаются коленями на подушки и приникают лицом к полу. Потом служанки поднимают им сзади юбки, чтобы я мог найти то, что хочу. Мои жены для таких случаев специально ничего под юбки не поддевают. И вот я хожу вдоль предоставленных в мое распоряжение голых ягодиц и щупаю их, сравниваю, иногда – пробую. Мне никто не может запретить это делать. Разве это не приятно?

– Я снова хочу тебя… Мне тоже так встать?

Пауза.

– Да.

* * *

Очнувшись, Стефания не могла понять, заснула она или просто лежала в полузабытьи, наслаждаясь покоем, исходившим от жаркого тела утомленного любовной игрой араба.

Приподнявшись на локтях, она поискала глазами часы. Будильник на ночном столике показывал половину восьмого.

Что-то больно кольнуло мозг.

Она забыла. Но что? Половина восьмого. Ну и что? Восемь. Нет, семь… Семь! В семь она назначила встречу Ричарду! Он ждет ее в «Марокко» уже полчаса. А она только проснулась! Конечно, он ей безразличен, но тогда зачем она сама предложила ему эту встречу? По-свински получилось…

Стефания соскочила с постели и как была, нагишом, побежала в ванную.

Наспех сполоснулась ледяной водой.

Лицо сразу посвежело.

Бегом в спальню.

Нет!

Стоп!

Обратно!

Платье ты сняла в ванной. Забыла?

Но раз уж выскочила в гостиную, надо найти трусики.

Вот и они!

Так, теперь платье.

Готово!

Хорошо еще, что догадалась купить немнущееся!

Прощай, милый! Спи спокойно и не поминай лихом!

Бросив рассеянный взгляд на распростертое поперек всклоченной постели голое тело Омара Агу-Анга, Стефания устремилась к выходу.

Она опасалась того, что охрана начнет приставать к ней, а то и вообще откажется ее выпускать без особого на то распоряжения шефа.

Вероятно, она была не первой девушкой, покидавшей любвеобильного араба в такой спешке. Охранники ничего ей не сказали и сделали вид, будто ее вообще нет.

Промчавшись мимо них по коридору, Стефания вскочила в закрывающуюся кабину лифта и заскользила вниз, обратно на землю.

Перед входом в отель дежурили гостеприимные такси.

– В «Марокко»! – бросила на ходу Стефания, обежала машину спереди и плюхнулась на сидение рядом с шофером.

– Дороговато будет стоить, мисс, – косясь на девушку хитрым глазом, заметил пожилой негр и дал задний ход.

– Это еще почему? – Стефания уже во всю красила губы, сверяясь с боковым зеркальцем, ради чего до конца опустила стекло.

– Другой континент, однако.

– А, хоть край света! Меня ждут.

* * *

Ее и в самом деле ждали.

Рич сидел за тем же столиком, что и утром, и тупо смотрел в пустую кружку, в которой когда-то было холодное пиво.

– Я немного опоздала, – игривым тоном начала Стефания, но, увидев лицо парня, поняла, что шутки неуместны. – Извини, пожалуйста.

Она попробовала взять его за руку. Рука «случайно» поменяла местоположение.

– Я, честное слово, не смогла освободиться раньше. Перед ней стояла чистая тарелка. Он думал, что они будут ужинать вместе… Бедняга…

– Что мы закажем? – Стефания старалась не менять бравурного тона.

– Я не голоден.

Он поднял на нее усталый взгляд.

– И вообще, мне пора. Еще куча дел…

Он встал.

Этого Стефания никак не ожидала.

– Куда ты? Хотя бы посиди со мной. Давай поговорим. Мотая головой и не оглядываясь, Рич медленно пошел прочь от столика.

Стефания рассердилась. Ну и пусть себе катится! Обиделся! Мог бы и подождать!

А внутренний голос заметил: Он и ждал! Ждал, пока ты там со своим усатым деньги отрабатывала! Шлюха, ты и есть шлюха! А еще писательница, будь ты неладна! Хоть бы уроком тебе это послужило!

Рич ушел.

Стефания осталась одна. Опять одна. Как глупо…

Глава 11

Приятно возвращаться домой, к любимой подруге, которая ждет тебя к традиционному пятничному чаю.

Но какой неприятный сюрприз, когда подруга встречает тебя на лестничной клетке, вся в слезах, расстроенная, и, всхлипывая, сообщает, что виновата, что ей нет прощения, что из-за нее ты оказалась в жутком положении.

Прежде чем бедняжка Сисли сумела членораздельно объяснить, что же произошло, Стефания уже сама все поняла: незваным гостем явился Баковский, и девушка по простоте душевной сначала его пустила, а потом только сообразила, что делать этого под тем или иным предлогом не следовало.

– Штефи, я не смогла…

Сисли забавно называла Стефанию «Штефи» по имени своей любимой теннисистки.

– Прости меня, пожалуйста. Но он хитростью заставил меня открыть. Я так виновата!

– Пустяки, – лаконично успокоила подругу Стефания. – Ты нисколько не виновата. Мне и самой нужно было с ним поговорить. Побудь лучше пока у себя.

– Это правда? – Сисли была почти счастлива и уже не знала, продолжать ли ей плакать или смеяться.

– Конечно. Стефания решительно вошла в спальню, служившую ей одновременно и рабочим кабинетом, и плотно закрыла за собой дверь.

– Давненько не виделись, – сказала она в спину молчаливо сидящего на аккуратно заправленной постели мужчины.

Баковский резко оглянулся.

* * *

Сисли Вест вошла в жизнь Стефании неожиданно и так же неожиданно заняла в ней свое маленькое, но постоянное место.

Познакомились они в Париже, куда юная писательница, едва известная в Соединенных Штатах и совершенно неизвестная в Европе, приехала с самой тривиальной целью – в поисках приключений. Просто она знала, что именно так начинается каждый мало-мальски популярный фильм.

Кстати, саму Стефанию звали тогда Таня Мохач и ей только-только исполнился двадцать один год.

Как и всякая уважающая себя писательница, Стефания начала с того, что прочла довольно много книг. Так она постепенно постигала то, как это делается. Потом книги стали ее раздражать, и она почувствовала, что может написать лучше и интереснее.

В Париж ее привели дневники и новеллы знаменитой англо-французской писательницы Анаис Нин. Мир богемы, мир Монпарнаса, запечатленный в ее бессмертных и не менее фривольных творениях, настолько завладели помыслами Стефании, что, когда встал вопрос о том, куда направить стопы, он сам собой скромно отпал, – Париж ждал молоденькую янки, в которой от предчувствия скорого свидания с Европой, где были корни рода Мохач, уже кипела и пенилась страстная венгерская кровь.

Город блистательных писателей и милых в своей изящной непосредственности художников встретил Стефанию не слишком приветливо.

Как-то вдруг оказалось, что она не знает французского языка.

Собственно, ничего удивительного в этом факте не было уже хотя бы по той простой причине, что никогда специально Стефания французским не занималась. Как настоящая американка, она была искренне уверена в том, что во всем мире ее просто обязаны понимать.

Между тем многие французы понимать английский отказывались.

А Стефании, кроме всего прочего, хотелось еще и общения. Она не могла найти себе даже подходящего мужчину. Те двое парней, которые познакомились с ней в «Орли»[17] и которым она охотно отдалась, когда они все втроем благополучно добрались до их маленькой квартирки на бульваре Распай, оказались изрядными пройдохами и ничего толком о своем городе не знали. Она покинула их через два дня без малейшего сожаления и поселилась в уютном «Отель де Сюлли Сен-Жермен» на рю дез Эколь, в десяти минутах ходьбы от Нотр-Дама.

В гостинице был только бар. Однако Стефании этого вполне хватило для того, чтобы в тот же вечер встретить там еще одного местного ловеласа. Звали оного Шарль, и хотелось ему одного – как можно скорее затащить новую знакомую в постель. «Новая знакомая» согласилась два раза, а на третий построила такую замысловатую английскую фразу, что бедняга исключительно по интонации смог судить о том, как далеко ему предстоит теперь направляться.

В Париже было начало лета.

Все свободное время – а чем еще заниматься девушке? – Стефания проводила в прогулках по городу.

Сена манила ее и отпугивала. Так бывает у разных людей, которым с детства начинает мерещиться, будто они во что бы то ни стало должны погибнуть, окончив свои дни кто в самолете, кто под колесами автомобиля, кто в безучастной ко всему мирскому воде. Один знакомый Стефании, например, рассказывал ей, что боится переступать через рельсы, будь то железнодорожные или трамвайные: он, видите ли, чувствует, что здесь проходил или скоро пройдет поезд, и ему отчетливо видится, как стальные маленькие колеса разрезают ему ступни, а потом кромсают безжизненное тело.

Странно, раньше Стефания никогда не боялась воды. Теперь же она буквально заставляла себя переходить Сену то по Королевскому мосту, то по мосту Согласия, поскольку обычный ее маршрут проходил через сквер перед Лувром.[18]

Именно в этом сквере ее заинтересовал пожилой художник, умудрявшийся даже в такое жаркое время года не снимать с себя пальто и ярко-красного шарфа.

Стефания обращала на него внимание несколько дней подряд, пока наконец не решилась подойти и посмотреть, что же он, собственно, с таким упоением рисует.

На узком холсте была изображена красивая обнаженная девушка.

Стефания невольно огляделась в поисках натуры, но не увидела ничего, кроме зелени сквера да вечно распростертых объятий Лувра.

Художник делал вид, будто не замечает интереса к своей персоне. Приникнув к холсту, он осторожными мазками подводил девушке кончики грудей. Краска медленно сохла, и алые соски влажно блестели.

– Нравится? – спросил он вдруг, причем как-то сразу угадав, на каком языке следует обращаться к любопытной прохожей.

– Очень, – откровенно ответила Стефания и улыбнулась.

– Мне тоже. – Художник окинул собеседницу беглым взглядом, оставшись явно довольным. – Ее зовут Сисли. Хотите, я вас познакомлю?

Стефания хотела.

Сисли оказалась американкой, пятнадцать из восемнадцати своих лет прожившей в Париже. Старый художник был другом ее матери – отца Сисли не помнила, – и когда девочка подросла, предложил ей работу натурщицы в ателье, где он вел свою собственную школу живописи. В деньгах Сисли особенно не нуждалась, однако ее соблазнила перспектива новых ощущений.

вернуться

17

Один из двух международных аэропортов, расположенных почти у самой черты города – в 14 км от собора Нотр-Дам; второй аэропорт – Ле Бурже. (Прим. К.Б.)

вернуться

18

Имеется в виду сад Тюильри. (Прим. К.Б)

Старый мастер знал людей и безошибочно углядел в девочке склонность к покорству – качеству, столь свойственному натурщицам и натурщикам.

Однако, ко всему прочему, господин Кристоф – так звали художника – оказался человеком ревнивым и потому после первого же общего сеанса, на котором ему, собственно, впервые и довелось увидеть Сисли без одежды, он заявил, что отныне девочка если и будет позировать, то только ему персонально.

В ателье он был хозяином, никто из учеников не мог ему перечить, мать девочки продолжала оставаться его близкой знакомой, а маленькая Сисли, которой к тому времени едва исполнилось семнадцать, была просто очарована вниманием, оказываемым ей благовоспитанным старцем.

Однако в тот день господин Кристоф не пригласил Стефанию к себе. Вместо этого он предложил ей встретиться на том же месте, в сквере, назавтра.

Ночь ожидания показалась девушке вечностью. Ей даже приснился сон о том, как она присутствует на уроке мастера. Однако наутро все забылось.

Когда она пришла в сад Тюильри на следующий день, художник уже ждал ее. Он был один. По-прежнему в пальто и красном шарфе. Стефанию он встретил, как старую знакомую, только что не поцеловал.

До ателье им пришлось ехать через весь город, до самого кладбища Пер-Лашез. У девушки появился лишний повод задуматься, к чему вся эта конспирация и зачем понадобилось назначать встречу так далеко.

Расплатившись с таксистом, всю дорогу заинтересованно поглядывавшем в зеркальце на Стефанию, которая уютно устроилась на заднем сиденье, господин Кристоф пригласил гостью войти в калитку, за которой начинался прелестный садик, укрытый от посторонних взглядов довольно высокой кирпичной стеной.

Они прошли по аллее до живописного крыльца и были встречены на пороге пожилой женщиной в фартуке.

Художник не стал представлять ее Стефании, и девушка могла лишь сама догадываться о том, что это либо его жена, либо служанка. Скорее второе, решила она, глядя на то, с каким почтением женщина уступает им дорогу и проводит в прохладную переднюю.

– Мой кабинет, – сказал старик, распахивая перед гостьей дубовую дверь с вырезанным по центру гербом в виде двух перекрещенных роз и многообещающим лозунгом «PANEM ЕТ CIRCENSES».[19]

– Сисли! – позвал он, когда они оба удобно расположились: Стефания – на диване, сам же господин Кристоф – в кожаном кресле.

Откуда-то из-за стены в комнату впорхнула миниатюрная, очень хорошенькая девушка и сразу же поклонилась приятно удивленной гостье. Она была явно предупреждена об этом визите.

– Дорогая моя, – обратился старик к девушке, – это и есть Стефания, о которой я тебе вчера рассказывал. Мы с ней тоже много говорили о тебе. Сегодня она хотела бы на тебя посмотреть. Ты не против?

Сисли согласно кивнула.

– Тогда представь, что это наш с тобой очередной сеанс. Сними одежду.

Стефания была настолько поражена тем, как разворачиваются события, что пропустила тот момент, когда с девушки упало последнее и она замерла обнаженной статуэткой посреди комнаты всего в нескольких шагах от восторженных зрителей.

Сначала Сисли просто «позировала», принимая те позы, которые предлагал ей старик, знавший, как показать свою питомицу с наилучшей стороны.

Стефания чувствовала, что девушке и в самом деле нравится это будоражащее ощущение несоответствия ее голого тела с полностью одетыми людьми. Она даже заметила влажный блеск на внутреннем изгибе стройной правой ляжки.

Сисли была в одних туфельках и изнывала от желания, то и дело бросая взгляды на гостью. Старик это заметил и кивнул.

Девушка юркнула на диван рядом со Стефанией и прижалась к ней всем телом, неловко ища губы.

Стефания теперь была не столько удивлена, сколько тронута этим детским порывом.

Она обняла Сисли за голое плечо и коснулась ртом ее маленького ротика. Ее тотчас же обжег шустрый и влажный язычок.

Художник, сидевший тут же, тихо посмеивался.

Все произошло точно как в фильме, снятом на основе новелл уже упомянутой Анаис Нин. Не найдя себе стоящего любовника, Стефания обрела в Париже преданную любовницу. Кроме того, она получила возможность общаться на родном языке.

Сисли оказалась натурой романтической. До встречи со Стефанией она перечитала чуть ли не всю французскую литературу – в подлиннике! – и любила под настроение цитировать своего любимого Верлена:

В осеннем парке,Скучны и жалки,Скрипок стоныМне душу ранят,Истомой манятМонотонно.И я, бледнея,Вздохнуть не смея,ВспоминаюГода былые.Часы бьют злые.Я рыдаю.И ухожу я…Меня, ликуя,Ветер-свистС собой уносит,А в траву броситМертвый лист.[20]

От таких поэтических излияний у Стефании на душе становилось тоскливо и трепетно.

Когда же Сисли узнала о том, что имеет дело с настоящей писательницей, она пришла в бурный восторг, сменившийся тихим обожанием и твердым решением во что бы то ни стало не разлучаться с новой подругой.

Она была готова часами внимать Стефании, любившей иногда на досуге почитать вслух рождающиеся главы будущей книги, она буквально спала с ее рукописями и получала истинное наслаждение, перепечатывая их днем.

Когда Стефания решила, что срок ее творческой командировки подходит к концу, Сисли, не зная, как быть, предложила стать ее личным литературным агентом. До сих пор Стефания привыкла обходиться на писательском поприще своими силами и поначалу воспринимала эту идею как неплохой повод сохранить дружбу и объяснить близким Сисли их совместный переезд в Америку, против которого, заподозрив неладное, уже начал выступать старый «опекун», господин Кристоф.

Однако по приезде домой выяснилось, что предложение Сисли не просто выгодно практически, но и превосходно по своей сути. Благодаря юной партнерше Стефания очень быстро «раскрутилась» с теми издательствами, о которых она раньше, будучи писательницей одиночкой, не смела и мечтать.

Ее французские заметки, составившие автобиографический по большей части роман «В объятиях Парижа», были сразу же изданы небывалым для новичка тиражом – 30 ООО экземпляров.[21]

Что понравилось Стефании больше всего, так это то, что критики отмечали не только скандальную откровенность нового произведения, но и «прекрасную манеру изложения молодой писательницы».

Сисли отказалась где бы то ни было указывать свою роль в работе над книгой.

– Ты же знаешь, что все это я делала и буду делать только для тебя, Стефания, – горячо объяснила она. – И мне важно, чтобы ты осталась довольна мной, а слава и успех – это принадлежит тебе, и я не хочу делить с тобой ничего, кроме…

Разумеется, тут она замолчала, не в состоянии произнести такое грубое слово, как «постель».

Вообще Сисли была созданием весьма странным. Начать хотя бы с того, что она совершенно не ревновала Стефанию к ее многочисленным любовникам, довольствуясь «объедками с барского стола». Более того, Стефания не могла отнести ее с полным правом ни к разряду лесбиянок, ни к стопроцентным мазохисткам, столько в ней, с одной стороны, было женственности и самостоятельности в принятии решений – с другой.

Если говорить коротко, Сисли была интересной личностью, и Стефания ее любила – как младшую сестру, как отчаянную любовницу и как заботливую мать.

* * *вернуться

19

PANEM ET CIRCENSES (лат.) – «хлеба и зрелищ». (Прим. К.Б.)

вернуться

20

Перевод К. Борджиа.

вернуться

21

Обычно «пробные» издания выходят на Западе тиражом 5 – 10 тысяч экземпляров. (Прим. К.Б.)

Оглянувшись, Баковский смерил Стефанию оценивающим взглядом. Она же стояла в дверях и, казалось, не собиралась предпринимать первой никаких действий.

– Твоя подружка была против, чтобы я входил.

– Я знаю. Она была права. Нам не о чем с тобой разговаривать.

– То есть?

– После того, что ты со мной сделал? Скажи спасибо, что я не опозорила тебя.

– Стефания…

По тону его голоса она почувствовала, что Баковский пришел не выяснять отношения. Он встал с постели и принял угрожающую позу, однако во взгляде его читалась мольба о прощении.

Стефания за то и любила этого человека, что у него не было маски. У всех людей они есть. Кто-то агрессивен, кто-то всю жизнь разыгрывает ребенка, кто-то вечно плачет, кому-то всегда смешно. Баковский был нагл и беззащитен в каждом своем поступке. Даже сейчас он не знал, с чего начать.

– Ты поступил подло, милый Алекс.

Стефания вошла, наконец, в комнату и села на пуфик перед любимым старинным трельяжем, который достался ей еще от бабушки-венгерки. По непроверенным данным, бабушка до встречи с дедушкой проводила время в одном из дорогих борделей Будапешта, и этот самый трельяж украшал тогда ее спальню. После свадьбы бабушка с прошлым завязала полностью, стала под влиянием дедушки набожной и благовоспитанной дамой полусвета, а трельяж был оставлен как напоминание о бурной молодости.

В Стефании он будил желания. Глядя в помутневшие от времени зеркала, она представляла себе те сцены, молчаливыми свидетелями которых они невольно стали. Читая английскую порнографическую литературу эпохи Викторианства, она невольно ассоциировала прочитанное с трельяжем.

Теперь же, рассматривая себя, она делала вид, будто не обращает ни малейшего внимания на Баковского, стоявшего у нее за спиной.

Он положил обе ладони ей на макушку и тем самым заставил поднять взгляд.

– Я предполагал, что события могут развернуться именно таким образом, – сказал он. – И поэтому пришел тебя шантажировать. Таня.

– Я бы хотела… Как ты меня назвал?

Стефания вскочила на ноги с такой отчаянностью, что Баковский отпрянул. Этого еще только не хватало!

– Спокойно, дорогая, пока об этом известно только мне.

– Что тебе известно? Перестань молоть чушь!

– Ты сама можешь догадаться, кто мне все рассказал. Таня Мохач? Это даже забавно, не правда ли?

Сисли! Это она! Так вот почему ей было до слез неловко перед Стефанией. Она не только впустила чужого человека без разрешения, но и выболтала ему важную тайну. Негодница! Уж она придумает ей наказание!

– Я думаю, – продолжал Баковский, – общественность Америки будет не в восторге, узнав о том, что знаменитая писательница и социальный критик зарабатывает на жизнь не только литературой, но и прекрасным телом. Тебя не посадят в тюрьму, как Тайсона,[22] но уверен, что в прессе твое имя будет не менее популярно. И знаешь, все ведь зависит от того, как именно тебя к тому времени будут звать: Стефания Аурам, Таня Мохач, а может быть… Таня Баковский?

Стефания опешила.

– Я пришел, чтобы предложить тебе выйти за меня замуж, – просто, как будто сообщая всеми давно уже обмусоленную новость, сказал Сандер. – Ты ведь не откажешься? – Он улыбнулся.

– А если я и вправду соглашусь? – услышала свой голос Стефания. – Что это будет означать?

– Это будет означать, – нараспев заговорил Баковский, обнимая девушку за плечи, – что мы станем жить вместе, спать вместе, будем пользоваться одним унитазом, одной плитой…

– Замечательная идея! – Стефания прыснула. Глаза ее сузились до щелок и искрились. – А как же мои остальные мужчины? Моя «вторая» работа?

– Я сделаю так, что тебе будет достаточно меня одного. Он чмокнул ее в щеку и ощутил, как упругое тело через силу, но поддается.

– А если у тебя не получится? – не унималась Стефания, упираясь руками в жесткую грудь мужчины.

– Я не настолько ревнив, как ты, быть может, думаешь. Иногда мне бывает если не приятно, то интересно почувствовать себя не единовластным хозяином. Я разрешу тебе работу как хобби.

Стефания стала отвечать на поцелуи.

Целуясь, она всегда закрывала глаза, но знала, что Баковский продолжает смотреть на нее.

Ей сейчас было очень хорошо и спокойно. Главное, что впереди ночь, а завтра… завтра она сама будет решать, что и когда ей делать. В конце концов это ведь только хобби.

– Пусти, – тихо попросила она, отрываясь от теплых губ человека, предложившего стать ее мужем, и, покачиваясь перед ним на неустойчивых каблуках, быстро разделась.

Он осмотрел ее, вызывающе обнаженную и вдруг ставшую ему почти родной девушку, потом протянул руку и дотронулся до спелой груди с алой ягодкой соска.

– Подними руки.

Она заложила руки за голову и снова прикрыла глаза, потому что теперь выносить происходящее было выше ее сил.

Со стороны могло показаться, будто Баковский откровенно лапает застывшую перед ним девушку, настолько выверенны и смелы были его движения. О том, что на самом деле он изощренно ее ласкает, знала одна Стефания.

Сейчас она чувствовала себя греческой рабыней, выведенной на помост посреди невольничьего рынка и выбираемой сладострастными заморскими купцами, изголодавшимися за время странствий по горячей женской плоти.

Работорговец, которому она принадлежала с детских лет и который привел ее сюда, скромно отошел в сторону, дабы не мешать покупателям самим проверять ценность выставленной на торг вещи.

А те и не думали обращать на него свое внимание, которым полностью овладела беззащитно голая среди них девушка. Они открывали ей рот, рассматривали язык, щелкали ногтями по зубам, проверяя их прочность, гладили и обнюхивали лишенные волос подмышки, облизывали груди, удостовериваясь в девственной эластичности сосков, не познавших еще губ ребенка, мяли тугой живот и крепкий бугорок мохнатого лобка, шлепали ладонями по крутым бедрам и маленьким ягодицам, так неохотно уступающим их настойчивым пальцам и все-таки раздвигающимся, чтобы явить взорам мужчин глубокую и тщательно выбритую опытными руками ложбинку с потайным отверстием, которое некоторые девушки боятся показать даже своему любовнику. Кто-то попробовал воткнуть в это отверстие палец…

Стефания очнулась.

Баковский стоял перед ней на коленях и целовал бедра. Рука его, просунутая между широко расставленных ног, ласкала выгнутую назад попку.

– Давай ляжем, – сказала она.

После всего, что случилось с ней в тот день, она чувствовала себя усталой и не готовой к новым подвигам. Это, однако, отнюдь не означало, что ей не хотелось, чтобы ее взяли. Только не стоя…

– Хорошо, пошли, – отозвался Баковский, встал, взял ее за руку и вдруг повел прочь из спальни.

Стефания шла за ним, как была, в одних туфельках, и думала о том, что их в любой момент может увидеть находящаяся где-то здесь же Сисли.

Тем не менее они беспрепятственно дошли до гостиной, в которой перед самым выходом на балкон стоял белого цвета круглый столик на одной, причем весьма устойчивой ножке. На столике помещалась только большая ваза с цветами.

Стефания растерянно ждала, пока Баковский осторожно снимет вазу и поставит ее под окно на пол.

– Ложись, – сказал он, указывая на опустевший столик.

– Алекс, но…

– Ложись, или у нас с тобой никогда не будет первой брачной ночи.

Он сам развернул Стефанию за плечи и стал медленно заваливать спиной на круглую крышку столика. Скоро она уже беспомощно лежала, причем ноги и голова ее свешивались над полом.

Она непроизвольно поджала ноги и стала ждать.

Баковский тем временем раздевался.

В перевернутом проеме двери Стефания увидела Сисли. Та несколько мгновений смотрела на нее широко открытыми от удивления глазами, потом так же тихо исчезла.

Баковский разделся. Теперь он стоял между широко разведенными в стороны ногами Стефании совершенно голый и к чему-то готовился.

Сначала она почувствовала под коленями его сильные руки. Руки не давали ногам опуститься и мешали свести колени.

вернуться

22

Имеется в виду чемпион мира по боксу среди профессионалов Майк Тайсон, осужденный на 6 лет тюремного заключения по ложному обвинению в изнасиловании. (Прим. К.Б.)

И то, и другое было сейчас для Стефании безразлично. Она расслабилась, закрыла глаза и вся превратилась в чувство.

Ее пронзил шомпол. Он вошел в нее резко, безжалостно, не дав настроиться.

Обоим в первый момент стало больно.

Потом она начала чувствовать, что он плавно движется в ней, начала чувствовать его едва заметные пульсации. Шомпол был живой. И он хотел ее.

«Вас никогда не имели на столе, сударыня?» – «А вы не пробовали в снегу?» – «А на лампе?» – «Я предпочитаю под водой, а вы?»

Пошлейшие вопросы, но они не лишены смысла, думала Стефания. Насколько приятнее делать так, как хочется, а не так, как получается. Еще древние китайцы любили использовать для этих целей качели или просто подвешивали девушку за руки – за ноги на веревках к перекладине и раскачивали, так что она как бы сама нанизывалась на их желтые члены.

Баковский словно услышал ее мысли.

Его древко на мгновение покинуло теплую пещерку полностью, помешкало снаружи и вошло обратно, как таран, сильно и глубоко.

Несколько махов поршня внутри – и снова наружу.

Стефания со смущением ощущала, как из ее влажных недр то и дело выходит воздух, нагнетаемый туда столь изощренным способом.

Потом что-то заскрипело, и она заметила, как перевернутая дверь стала уплывать в сторону.

Ее разворачивали вместе с подвижно закрепленной крышкой стола. При этом мужчина оставался на месте, так что в конце концов лицо девушки оказалось точно напротив его ликующего до слез органа.

Чувствуя, как кровь приливает к лицу, она покорно открыла рот и сразу же забыла обо всем, что до сих пор волновало ее.

Она действительно любила Баковского.

Глава 12

Многие люди ведут двойную жизнь. Стефания пыталась вести тройную. Иногда ей это удавалось.

В первой жизни она была писательницей, посвятившей себя увековечению двух своих остальных ипостасей.

Во второй она была «мотыльком», дорогой проституткой, любившей и умевшей давать наслаждение тем мужчинам, которые за него платили.

И, наконец, в третьей жизни это была обычная девушка, еще не нашедшая своего места в мире, но упорно его ищущая, готовая идти ради этого на любые лишения, достаточно беззащитная, чтобы обращать внимание на возможные опасности, и достаточно независимая, чтобы продолжать двигаться вперед к невнятной еще цели.

В этой третьей жизни Стефания, как самая обычная школьница, хотела заново сделать себе карьеру. Причем какую угодно.

Зная это ее хобби, девушки из «Мотылька» то и дело снабжали ее всякими адресами, телефонами, визитными карточками. И Стефания шла, звонила, разговаривала. Одним словом, вела насыщенную жизнь и вдыхала ее освежающий воздух полной – весьма полной! – грудью.

Это был ее способ мобилизовываться, то есть вводить себя в такое состояние, когда при видимом отсутствии времени успеваешь сделать гораздо больше, чем когда праздно слоняешься по комнате, а то и просто лежебочишь в постели, размышляя, что бы такое сотворить.

Сегодня был как раз такой день. Совсем не загруженный свиданиями, как вчера. Раз на раз не приходится.

Наташа «подарила» Стефании адрес одного агентства, где набирали девушек для съемок рекламы. Сама она толком ничего не знала, но намекнула, что под рекламой может подразумеваться неограниченный спектр услуг. При этом она посмотрела на губы подруги. Стефания пожала плечами и поблагодарила. Итак, она взяла свой портфолио[23] и отправилась разыгрывать эдакую «девочку с улицы», которой ну просто очень нужны деньги.

Баковский с утра тоже уехал к себе в контору, пообещав к вечеру вернуться с вещами.

О том, что ничего интересного ее здесь не ждет, Стефания догадалась сразу же, как только увидела здание, где помещалось агентство. Вероятно, после отмены сухого закона это была пивоварня, от которой до сего дня уцелели лишь стены да запах.

В темной, с низким, давящим потолком комнате на втором этаже стоял стол, за столом стоял стул, а на стуле сидел неопределенного возраста человек и разговаривал с «прихожанами», точнее, с «прихожанками».

Последних было немного. Стефания оказалась в списке четвертой, за ней подошли еще две девушки, после чего человек за столом, обращаясь неизвестно к кому, объявил, что на сегодня прием закончен.

Потом он принялся долго и нудно рассуждать о работе манекенщиц, предупредил, что сейчас познакомит слушательниц со стратегией агентства, но так ничего конкретного и не сказал, только все смотрел на безнадёжно притихших девушек, вещал и слушал свой голос.

У Стефании было предостаточно времени, чтобы подробно разглядеть соседок.

Две из них были откровенными «крючками»,[24] пришедшими сюда исключительно в надежде, что им заплатят деньги и при этом не потребуют менять профиль работы. По тому, что оратор сразу же не попросил их освободить помещение, Стефания поняла, что у них есть некоторые шансы, а значит, она не ошиблась в диагнозе заведения.

Остальные девушки были попроще, скорее всего, ищущие, где бы подработать, студентки или матери-одиночки.

В конце концов человек попросил всех пройти в соседнюю комнату и раздеться. Никто не стал спорить. Едва ли его речь могла кого-то убедить, просто девушки, вероятно, думали, что уж раз пришли, чего теперь ломаться.

В соседней комнате их ждал лысоватый толстенький фотограф. Он напомнил Стефании ее вчерашнего нового знакомого из «студии».

Девушки покорно раздевались и выходили на черный помост, застеленный пыльным бархатом.

Фотограф заставлял их принимать разные позы, щелкал камерой, поправлял то и дело выскользавшее из-под ремня брюшко и вообще был явно доволен происходящим.

Стефания пропустила свою очередь, а когда у нее спросили, будет ли она раздеваться, с милой улыбкой отказалась. Фотограф огорчился, но уламывать ее не стал. Он чувствовал, что этот орешек ему не по зубам.

Тем не менее, когда человек из приемной объявил, что на сегодня все и девушки могут быть свободны до тех пор, пока им не позвонят, Стефанию он попросил задержаться.

– Мне кажется, вам я мог бы подыскать работу уже сейчас, – сказал он, когда они остались одни. – Кстати, где я мог видеть ваше лицо раньше? Погодите, я сейчас посмотрю то, что может вас заинтересовать. Кстати, моя визитка.

Стефания не глядя сунула протянутую ей визитку в сумочку и, когда означенный на ней Джералд Хикс поднялся из-за стола и вышел в поисках «чего-то интересного», торопливо перевернула лицевой стороной вверх книгу, которая лежала здесь же, поверх бумаг. Это был роман Тани Мохач «Моя сотня мужчин» с портретом автора во всю заднюю обложку.

Иногда жизни Стефании причудливо пересекались…

Глава 13

После посещения агентства у Стефании началось самое отвратительное состояние – состояние апатии.

День был потерян, и даже заявившийся поздним вечером Баковский мало что изменил. Что ж, и такое бывает…

вернуться

23

Альбом с показательными фотографиями, который должна иметь каждая мало-мальски серьезная модель. (Прим. К.Б.)

вернуться

24

Прозвище американских проституток. (Прим. К.Б.)

Глава 14

Причину своей вчерашней депрессии Стефания поняла наутро, когда пришла в «Мотылек» и села напротив Дот в ожидании указаний.

– Кстати, как прошло твое свидание с нашим компьютерщиком? – поинтересовалась Дот, отрываясь от разложенной перед ней на столе писанины.

Стефания неопределенно пожала плечами.

– Никак.

– То есть?

– Да нет, просто поболтали в ресторане и разошлись.

– К кому именно?

– По-моему, ты начинаешь перегибать палку! – неожиданно для себя самой вспылила Стефания. – В свободное от работы время я делаю то, что хочу, не так ли?

– Извини, если задела за живое. – Дороти с улыбкой опустила глаза обратно в бумаги.

– Чего уж там. – Стефании сделалось стыдно. Вероятно, вчерашняя мигрень не прошла и по-прежнему дает о себе знать. – Если честно, то я просто опоздала на свидание.

– Он хоть дождался?

– Дождался. Но потом сразу же ушел.

– И правильно сделал. Впредь тебе будет наука.

– Как-нибудь переживу…

В голосе Стефании не слышалось уверенности.

– Надеюсь, в твоем лице мальчик не обиделся на всю нашу контору, – продолжала Дот, возвращаясь от тем лирических к вопросам дела. – А то я никак не могу его отловить. Попробую при тебе.

Она порылась в своей рукописной картотеке, стоявшей тут же на столе в пластмассовой коробке с прозрачной крышкой. В частности эту картотеку и должна была сменить современная программа, неизвестно как разрабатываемая теперь Ричем.

Дот в два счета отыскала нужную ей карточку.

– Так, попробуем…

Она поднесла трубку к уху и стала смотреть на Стефанию. Потом поджала губы, потом покачала головой, потом взглянула на часы и наконец повесила трубку.

– Бесполезно. Этого молодого человека никогда не бывает дома. В крайнем случае мне приходится общаться с автоответчиком.

Стефания сделала вид, как будто ей все равно.

Тут в кабинет заглянула Тери и позвала Дороти.

У Тери были какие-то проблемы на личном фронте. Поездка с господином Дю Поном в Новую Зеландию не состоялась. Кое-кто в конторе по этому поводу зубоскалил. Тери же открывала душу только Дот.

Но сейчас Стефании не было до всего этого никакого дела: не успела Дот выйти из кабинета, как она уже рылась в картотеке.

Так… так… так… Боже, неужели она и этого знает! Н-да, карточка с этим именем может дорого стоить… Ну так где же? Ага, кажется, есть! Хэррингтон… Ричард. Запишем!

Когда Дороти вернулась, Стефания равнодушно сидела на своем прежнем месте и подпиливала ногти.

Дот сделала «глаза» и поплотнее прикрыла дверь.

– Что? – осведомилась Стефания.

– Я отправила ее домой. Похоже, наш «вамп» совсем раскис.

– Он что, все-таки ее бросил?

– Представляешь! – Дороти села за стол и закурила. Этот Дю Пон не предполагал, оказывается, в каких фильмах снимается его любовь. А она и не говорила. Думала, все нормально, взрослый человек, знает, но скромно молчит. А тут ему возьми да и покажи на днях в одной компании порнофильм. А там наша Тери. Во всей красе. Ты ведь знаешь, на что она способна. У бедняги шок.

– Ну и…

– Они имели разговор. – Дороти закатила глаза, вздохнула и стала с увлечением разглядывать пепельницу. – Она еще надеется, что он позвонит.

– Мне почему-то кажется, – заметила Стефания, – что во всей этой ситуации наша Тери стесняется только одного человека – Минни. Теперь, если дочка узнает о постигшем ее родительницу фиаско, Тери не избежать лекции на тему «Женщина в жизни мужчины – глазами Микки Мауса».

– Вероятно, ты не далека от истины. Кстати, «женщина в жизни мужчины», ты не забыла, что у тебя сегодня съемка?

– Эта гора мяса что, звонила? – Стефания фыркнула.

– Хочешь сказать, он тебе не понравился как фотограф?

– Да мне наплевать на то, какой он фотограф! Я тебе не рассказывала, но он хотел меня заказать напрямую, без «Мотылька». Я ему показала вот такой…

– Последнее время, дорогая, ты стала исключительно агрессивна, – сказала Дот, любившая ставить своим девочкам диагнозы. – Что-нибудь случилась? Или из-за компьютерщика?

«Ну и чутье у этой стервы!» – зло подумала Стефания, а вслух произнесла:

– Баковский сделал мне предложение.

Так, словно именно это событие только и занимало ее мысли, объясняя буквально все. У Дороти подлетели брови.

– Он уже перебрался ко мне, – добавила Стефания.

– И Сисли его терпит?

Вопрос был не праздный. Об отношениях между Стефанией и Сисли Дороти не только догадывалась, но и кое-что знала. Собственно, ее отношения с Фокси, вероятно, мало чем отличались.

– Кажется, она будет не против попробовать вжиться в складывающийся треугольник, – пожала плечами Стефания. – Вчера, например, я застала ее за тем, что она разгуливала перед ним в одной рубашке. Причем рубашка не была застегнута.

– У тебя интересное будущее, – рассмеялась Дороти. – Ну так как с Уинстоном?

– С кем?

– С фотографом.

– Так его Уинстон зовут! – Стефания оживилась. – А ведь он, гад, даже мне не представился! Ну, все, теперь я буду называть его «Черчилль». Между прочим, Дот, мальчик – любитель поонанировать. Я сомневаюсь, вставляет ли он вообще пленку. Хотя, наверное, вставляет: чтобы оставалось что-нибудь и на память.

– Очень может быть, – протянула Дороти. – Тебя это волнует?

Стефания отрицательно помотала головой.

– Вот и меня тоже. Пока он платит, пусть что угодно с собой делает. А любителей мастурбации становится сейчас все больше.

– Кажется, это занятие никогда не утрачивало популярности.

Женщины рассмеялись.

* * *

На сей раз никакой ширмы в студии не было. Заодно у Стефании появилась возможность убедиться в том, что их с Дот предположения относительно одноруких увлечений фотографа оказались несостоятельными.

Черчилль не стал прятаться. Наоборот, заметив девушку, еще когда она подходила к зданию по улице, он встретил Стефанию у лифта чуть ли не с распростертыми объятиями, осведомился, как она себя чувствует, и только тогда, удовлетворившись ничего не значащим «все нормально», предложил ей раздеться.

Пока она снимала с себя то немногое, что было на ней надето – синюю рубашку, красную юбку на мягкой резинке, от которой почти не оставалось следов на талии, и трусики, – он стоял рядом и откровенно наблюдал.

Оставшись в одних туфельках на очень высоком каблуке – их она принесла с собой в сумке, придя в обычных матерчатых туфлях, в которых было удобно гулять по городу, – Стефания подняла руки, запустила пальцы под пышные пряди на затылке и с удовольствием потянулась.

Перехватив восторженный взгляд Черчилля, она ответила ему улыбкой.

– Ну что, поехали?

– Подожди, – начал он довольно робко. – Сегодня я собираюсь фотографировать тебя вблизи, и мне бы хотелось, чтобы сначала прошли шрамики на коже.

Стефания пристально оглядела свои бедра. Действительно, две тонкие диагональные полоски от талии до лобка спереди, две такие же – сзади и одна – под пупком.

– Хорошо, пока я не буду засекать время, – милостиво сообщила она и, как была, нагишом, присела на диван.

– Кстати, ты знаешь, что сегодня я пригласил тебя на весь час? – почему-то забеспокоился Черчилль.

– Да, Дороти меня предупредила. Я надеюсь, десяти минут хватит? У меня хорошая кожа.

– В этом я не сомневаюсь. Черчилль вдруг осмелел.

Он уселся на диван рядом со Стефанией, положил себе на пузо свой «хассельблад»[25] и стал смотреть на девушку сверху вниз так, будто она уже была его собственностью. Стефания понимала, что ему льстит ее доверие, однако ни на какие братания она идти отнюдь не собиралась.

Тем не менее она не воспротивилась, когда большая, пухлая ладонь легла ей на колено.

– Хочешь, – вкрадчиво сказал Черчилль, – я тебе помогу? Я тебя разотру, и полоски сразу же исчезнут.

Стефания с удивлением заметила, что неожиданное предложение человека-горы довольно сильно ее возбуждает. Она почувствовала себя обнаженной рядом с ним. В первый раз этого ощущения не было.

вернуться

25

Название самого популярного среди профессионалов фотоаппарата, производимого в Швеции и стоящего порядка 15 000 американских долларов за комплект. (Прим. КБ.)

– Хорошо, разотри, – сказала она, поднимаясь с дивана и вставая между широко раздвинутыми коленями Черчилля. – Но тогда считай, что время пошло.

Последнего замечания он уже явно не слышал. Покачивающиеся прямо перед его лицом широкие бедра, гладкий живот и мягкая подушечка блестящих волос под ним превратили Черчилля в один выпученный циклопий глаз.

Он положил дрожащие руки на крутые бока девушки и принялся медленно массировать мягкую, податливую кожу.

Ощущая на местах, обычно скрытых под одеждой, прикосновения постороннего мужчины, Стефания расслабилась и задумалась о своем.

Как же все-таки интересно устроен мир! Почему такое вожделение пробуждают в каждом нормальном мужчине формы обнаженного женского тела? Да и разве только мужчинам знакомы эти сокровенные спазмы в самой глубине естества, спазмы предвкушения перед зрелищем, таким одинаковым в принципе и настолько всякий раз отличным? Не секрет, что гораздо большее количество женщин понимают и оценивают красоту себе подобных, чем мужчины, у которых вид обнаженного на потребу той или иной публике юноши вызывает либо откровенное возмущение, либо брезгливость, либо ревность.

Женщина может назвать другую женщину красивой, причем не только в насмешку. Мужчина о мужчине скажет в крайнем случае «красавчик».

И будет прав.

Стефании были известны многие случаи, когда ее подруги шли на поводу у чисто зрительных ощущений и пытались связать свою жизнь с «мальчиком с обложки». Максимум через год они освобождались и искали уже не «форму», а «содержание».

В женщине же все-таки основополагающей остается внешность. Лукавят те, кто говорят, будто им нравится ее характер, что она добрая, и тому подобную чушь. Всем им подавай «классные ноги» и «смазливую мордашку» – хотя бы только для затравки. А какой там у нее характер, это они потом узнают – если охота не пропадет.

Женщина и должна быть красивой, считала Стефания. Это основное. Это ее предназначение. Красивый мужчина – здорово! Красивая женщина – хорошо, восхитительно! Некрасивый мужчина – ну и что, не в этом счастье. Некрасивая женщина – омерзительно… Конечно, бывают и «никакие» женщины. Но это обстоятельство удручало Стефанию. Женщина не должна быть «никакой».

Размышления Стефании были прерваны излишне смелым прикосновением Черчилля, до сих пор зачарованно гладившего тыльной стороной ладони черный треугольник. Средний палец осторожно раздвинул еще припухшие с ночи губки.

Стефания вздрогнула.

Ей вовсе не хотелось, чтобы ее сейчас вот так вот ласкали.

То есть в какой-нибудь другой момент она бы этого очень даже хотела, но сейчас в ней заговорил дух противоречия.

Дух капризничал. – Не надо, – сказала Стефания.

Гигант, испугавшись было своего поступка и оттого превратившись в съежившегося карлика, недоверчиво посмотрел на нее.

Предполагавшаяся гроза прошла стороной. Его не убило молнией.

Черчилль вспомнил о «хассельбладе», прикорнувшем у него на животе, и взялся за фотоаппарат. Стефания отступила, огляделась.

– Куда мне идти?

– Прошлые снимки получились неплохо, но большой процент вышел темновато. Давай ты попробуешь походить мимо самых окон. Так, фильтр я снял. Можно.

Он тяжело поднялся с дивана и дал девушке время отойти к первому окну. Всего их в ряду было пять.

На улице кипела обычная бестолковая жизнь. Из соседнего дома вполне могли заметить обнаженную девушку, стоящую у раскрытого окна.

Стефания предполагала эти взгляды, но ничего против них не имела. Не для одного же фотографа ей раздеваться!

Заметив, что Черчилль потихоньку снимает, Стефания не спеша двинулась от первого окна ко второму. Шла она совершенно расслабленно, прекрасно зная о том, что в фотографии очень важно, как модель движется.

Конечно, результат – это остановленное мгновение. Но ведь само по себе это мгновение должно быть подготовлено. Фотограф, даже если и знает, как девушке – тем более лишенной спасительной вуали одежды – лучше встать, как повернуться, как расположить ноги, – не может объяснить это словами. То, что от нее требуется, модель должна чувствовать.

Другой вариант – когда фотограф только фиксирует тот образ, который «родила» для него сама модель. Это есть высший класс «моделинга», это ищут все фотографы, работающие с живой натурой. Модель должна быть соавтором. Чаще же всего она – исполнитель, пусть даже очень профессиональный.

Стефания удивлялась, почему многим девушкам так бывает трудно двигаться. В жизни – элегантные красавицы, с великолепной походкой, но стоит им намекнуть, что сейчас их снимают, как вдруг все тело окаменевает и буквально перестает слушаться.

Слушаться же приходится и в прямом смысле. Некоторые фотографы, особенно если чувствуют, что девушка может придумать что-то сама, больше молчат, а потом «ловят мгновение», и тут задача модели держать ухо востро, потому что и голос, бывает, окажется тихим, и сам фотограф того и гляди разозлится, если его не поймут и успеют «уйти» из кадра прежде, чем он щелкнет затвором.

Всем этим немудреным премудростям Стефания училась уже в деле, однако природа наделила ее отменной координацией движений, так что вопрос заключался лишь в том, чтобы совершенствоваться. Что она и делала время от времени. Ей нравилось позировать. Тем более обнаженной.

Зная, что красива, Стефания любила дразнить мужчин своей доступностью.

В жизни ей повезло. Она встречала людей, которые умели ценить прекрасное. Ведь сколько есть мужчин, которые желают иметь просто женщину, а вовсе не какую-то особенную. Разумеется, все предпочитают на словах стройных, умных, «с внешностью фотомодели», но действительность иногда поражает контрастом с мечтой. Многие берут то, что есть, не заботясь о том, что «могло бы быть», выдержи они паузу подольше. С одной стороны, это хорошо: почти всем женщинам таким образом достается свой мужчина. Но как же много при этом теряет человечество в целом, когда действительно красивых пар – наперечет!

Что же касается красивых женщин как таковых, то это особая статья. Один знакомый так Стефании и признался, что, мол, живет только ради них. Он не был Дон-Жуаном, у него долгое время не было жены, но в красоте он толк знал. Он тоже был чем-то вроде фотографа, хотя никому своих работ – весьма недурственных – толком не показывал, а продавал от силы две на тысячу. Однако то почтение, которое ощущали девушки, переступая порог его холостяцкой квартиры, заставляло многих из них переживать настоящий приток любви и к самому фотографу, и к тому делу, которым он с таким упоением занимался.

Постепенно Стефания заметила, что тоже стала его любовницей. Это «тоже» вывело ее из себя, стоило ей вообще об этом подумать. Все довольно скоро прошло, но те несколько встреч, когда можно было «заодно и пофотографироваться», Стефания запомнила слишком отчетливо.

Так вот этот человек говорил, что просто раздевающаяся женщина его не возбуждает. Интерес начинается тогда, когда это делает женщина красивая. Такая, чтобы на нее и взглянуть-то боязно было, не то что голой увидеть. А такие женщины есть. Он в это свято верил. И считал, что с некоторыми знаком. Со Стефанией, например.

– Постой так некоторое время, – послышался голос Черчилля.

Стефания стояла лицом к окну и левым боком к снимавшему. Примерно ощущая, что именно оказывается в кадре, она слегка просела в попке и выгнула спину, положив руки на бедра.

А ведь это было не так давно… Странно, но многое с тем мужчиной у нее было впервые. Хотя она всегда считала себя любительницей разных изощрений.

Оказалось, однако, что существует немало областей, куда ни один из его предшественников ее не заводил. Все они то ли не знали об их принципах, то ли не отваживались ей этого предложить.

Он же ничего не боялся.

Не боялся даже, что она в конце концов устанет от него или испугается, короче, бросит.

Именно эта его небрежность и удерживала ее. Она знала, что, расставшись с ним, потеряет многое, он же – только ее. Если бы она в тот момент могла заглянуть в его душу, то поняла бы, что он готов потерять многое, но только не ее. Но у нее на сей счет были свои предположения, она хотела следовать неким принципам, ею же самой сдуру и придуманным, и в конце концов произошел глупейший разрыв, один из тех, к каким он и в самом деле привык, а с другой стороны, тогда ему было куда как проще умереть, чем ампутировать часть изболевшегося сердца.

– Пройди, пожалуйста к следующему окну и повернись ко мне спиной. Ноги чуть пошире.

Теперь она даже не знала, где он живет, как, с кем. В сущности, они просто перестали видеться и созваниваться. Однажды ей на глаза попалась фотография, подписанная его именем. Она выбросила журнал.

Черчилль хотел, чтобы она села на корточки.

До чего же фотографам нравится усаживать беззащитных голых моделей в эту позу! Да еще колени пошире раздвинуть. Хорошо, если боковой свет оставляет приоткрытую промежность в тени, создавая эффект загадочности. А если тут как тут вспышка? Все наружу. Жуть.

Одной рукой Стефания продолжала держаться за подоконник. Другую положила на колено. Бяка-раскоряка…

Черчилль обошел ее, сделал несколько снимков сзади.

Правильно, у нее красивый крестец с двумя аккуратными ямочками.

Потом Стефания снова шла, снова садилась и снова шла, и так до бесконечности. Почти до бесконечности.

Конечность наступила, когда она взглянула на часики, которые из принципа не снимала с руки, и увидела, что время сеанса истекло.

Черчилль был, как обычно, озадачен и обижен. Для него расставаться со Стефанией было так же тяжело, как расставаться с любимой игрушкой.

Но девушка только улыбалась и пожимала плечами.

Она отказалась даже от приплаты, сославшись на неотложные дела.

Черчилль остался в одиночестве перематывать пленку.

Глава 15

У телефонного звонкаЕсть удивительное свойство:Его предчувствовать – тоска,Его услышать – беспокойство…В нем умирает тишина,Которой сердце жило слепо.И снова звезды, и луна,И жадный зев пустого склепа…Не знаешь ты, как страстно ждуЯ трели звонкой издалека.Одиннадцать… Часы в бреду,Но ты безмолвна и жестока.Неужто в том моя вина,Что отпустил тебя безвольно?Сияют звезды и луна,И только сердцу сладко больно…

Глава 16

В Нью-Йорке было жарко.

Вернувшись домой уже под вечер, Рич первым делом открутил голову пузатой бутылке с пепси-колой, наполнил кипящей от обретенной свободы влагой большой стакан и сразу отхлебнул половину. Стало полегче.

Раздевшись до трусов, Рич вошел в ванную и обнаружил, что там настоящая парилка – уходя на работу утром, он забыл плотно завинтить кран с горячей водой.

Чертыхаясь и уже покрываясь с головы до ног блестящей пленкой пота, он сильно пустил ледяной душ, чтобы освежить помещение, и вернулся в гостиную прослушать, что ему наговорили за день на автоответчик.

Первый голос, конечно, мамин:

– Ричи, дорогой мой, что же ты совсем исчез? Я уже начинаю волноваться. Нельзя так. Вот и папа переживает. Как ты? Как работа? Я понимаю, что ты наверняка очень занят, но ведь мы пока еще твои родители и волнуемся. Передавай привет Джефу. Звони.

Ох уж эта мама! Когда они вместе, она – его основной критик, то и дело затевает ссоры на пустом месте, несправедливые, чисто женские. Но вот стоило ему уехать и не позвонить домой два дня, как она уже вся извелась. Жаль ее, конечно, возраст теперь не тот, приходится чем-то себя занимать, забота о ближнем скрашивает жизнь, однако как иногда приятно почувствовать, что ты один и предоставлен сам себе!

Так, что там дальше на пленке?

– Господин Хэррингтон, Дороти Йасон из агентства «Мотылек». Нигде не могу вас застать. Как продвигается наш проект? Желательно, чтобы вы не звонили, а зашли сами. Надеюсь, до скорого.

Да, тут он не прав. Завтра же пойдет с отчетом, благо почти все готово.

Рич налил себе еще пепси и стал слушать дальше.

– Здравствуй, Рич. Это Джеф. – Голос помолчал, подышал в трубку. – Я буду терпелив, Рич. – Снова многозначительная пауза. – Но я жду.

Он остановил запись. Подумал. Включил снова. Нет, после фразы «я жду» шли частые гудки.

Странно, но по дороге домой он размышлял именно о Джефе. Вспоминал ту ночь… Воспоминание рождало невнятное и невыразимое желание. Желание плоти, говоря языком фильмов, отчего оно вовсе не становилось менее серьезным.

– Это Стефания…

Рич даже не сразу сообразил, в чем дело. Спохватился, перемотал пленку назад.

– Это Стефания. Ричард, прости, что так получилось. Я буду ждать тебя в «Марокко» сегодня в девять. Без опозданий.

Он не знал, плакать ему или смеяться. Она позвонила сама. Она назначила ему свидание. Она просила у него прощения.

Рич сверился с часами.

До девяти еще оставался почти час. Успеет принять душ. Если вообще пойдет. А может быть, и правда – проучить ее? Не ходить? Конечно, ведь он обижен. Но кому от этого будет хуже? Ей, которая, может, и звонит-то только потому, что пожалела его? Или ему, который все это время думал… сейчас он совершенно явственно понял, что после той встречи никак не может изба питься от свербящей мысли о ней.

В ванной шумел душ.

Рич стянул трусики и пошел освежаться.

Ледяную воду даже при такой жаре он не выдержал и прибавил горячей.

А если она захочет?.. Если поведет себя так, как будто он ее обычный клиент? Интересно, сколько она получает за свои услуги? Сотню? Тысячу?

Ему почему-то казалось, что признаться в своей девственности другу гораздо проще, чем открыться девушке. Друг даст совет. Девушка обидится и уйдет к другому. Вероятно, именно этой робостью и были вызваны его душевные метания. Сам не отдавая себе в этом отчета, он хотел уже с самой первой девушкой быть мужчиной. И не полагаться на какую-нибудь «взрослую женщину», «учительницу», которая могла бы взять на себя роль просветительницы. Он не верил женщинам. Но он их желал.

Стоя голый под душем и разглядывая через открытую дверь гостиную, Рич впервые осознал, что все его мысли, направленные на друзей, на Джефа, – баловство, не более чем «заблуждение пола». На самом деле его притягивали теплые и нежные создания, ждущие его сильных рук, его ласковых слов, его члена.

Рич тщательно намылил себя под животом.

Если ей захочется, он должен хорошо пахнуть.

Рич не сдержал невольной улыбки. Член напрягся, весь в белой пене. Интересно, какое это ощущение, когда его сжимает и трет женская ручка?

Ричу даже дурно стало.

Ему явственно представилось, как он вот так же стоит в ванне, а за его спиной, на корточках, сидит эдакая голенькая нимфа, и он замечает, как ее маленькая, но уверенная рука проскальзывает ему сзади между ног и обхватывает ствол у самого корня, приподнимая и сдавливая мошонку. И он не видит ничего, кроме ловких пальчиков, теребящих упругую плоть…

А потом…

Он уже не мог сдержаться. Граница допустимого была перейдена. Его неумолимо уносило волной желания к головокружительному расслаблению, сопровождающемуся судорогами в коленях.

Он кончил и еще долго после этого стоял и глупо смотрел, как исчезает в воронке под ногами мутная, густая капля.

Это исчезало его детское вожделение, свидетелем триумфа которого был только он. Неужели когда-нибудь то же самое произойдет с ним на глазах девушки?

Переведя дух, Рич насухо вытерся полотенцем и вышел в гостиную.

Сел в кресло перед телефоном. Взял трубку. Нет, голым звонить как-то неудобно. Встал. Надел трусы и носки. Достал записную книжку.

Голос Джефа прозвучал после первого же гудка. Он как будто специально сидел перед телефоном и ждал.

– Алло, я слушаю. Кто это?

Рич вдруг понял, что ничего не скажет.

– Вас не слышно. Рич, это ты? Перезвони.

Трубку еще долго не вешали, все прислушивались. Наконец пошел пунктир коротких гудков. Рич откинулся на спинку кресла. Произошедшее в ванной неимоверно расслабило его. Хотелось есть.

Но ведь он собирался ехать в «Марокко»!

Желание ослабло. Образ Стефании померк.

Однако Рич прекрасно понимал, что это состояние есть не более чем естественная реакция организма на выброс давно сдерживаемого семени. И через некоторое время ему, наверное, захочется снова…

* * *

Когда он вошел в «Марокко», Стефания уже была там. Она сидела за «их» столиком – тем самым, за которым Рич прождал ее столько времени в прошлый раз. Заметив его еще в дверях, она радостно помахала.

Никаких выяснений отношений, чего Рич боялся, не состоялось. Они просто подозвали официантку – девушку с пышным бюстом, – сделали заказ и как ни в чем не бывало начали разговаривать.

– Получается? – спросила Стефания.

– Программа-то? – Рич оценил неожиданность выпада. – Да, завтра я как раз собираюсь навестить вашу начальницу. Дороти, кажется?

– Да, хотя мы все называем ее Дот.

– Интересная женщина. – Этого, может быть, не стоило говорить.

– Специфическая. Так вы впервые в Нью-Йорке?

Рич хотел сказать, что сейчас у него многое впервые, но решил не скатываться на сантименты и ответил кратко:

– Да. Мне тут нравится.

– А откуда вы?

– Кливленд. Слышали?

Взгляд Стефании сделался насмешливым.

– Вы поняли, что задали глупый вопрос? Ладно, отвечу: да, слышала.

– Я там вырос.

– Интересная у вас манера рассказывать. Как биографию читаете.

– Кливленд и есть моя биография. Никуда не ездил. Ничего не видел…

– … кроме замечательного озера Эри, – дополнила Стефания.

– Почти что так. А вы?

– Я видела Париж.

Последовавшая за этими словами пауза должна была помочь Ричу представить себе, сколь необъятен для Стефании образ города Парижа.

– Вы бы хотели там жить?

– Я там жила. Недолго, правда. Нет, скорее, нет. Хотя мои предки жили в Венгрии, я все-таки американка. Мне хорошо здесь. – Она окинула взглядом «Марокко». – Вы курите?

– Нет.

– Можно, я покурю?

– Конечно.

Стефания достала узкую пачку зеленого «Мора».

– Вообще-то я не курю, а если балуюсь, обычно «Данхилом», но тут решила попробовать вот это. Главное, чтобы с ментолом.

– Для чего главное?

– Для удовольствия.

– Скажите, Стефания, а зачем вы вообще этим занимаетесь? – Рич все ждал возможности задать наболевший вопрос, но не дождался и просто задал.

– Чем?

– Я не знаю, как это правильнее назвать. Я имею в виду то, чем занимаются у вас в «Мотыльке».

Стефании стало грустно. Значит, он тоже считает это чем-то предосудительным. Что ж, как нормальный человек он имеет такое право…

– То, чем мы занимаемся в «Мотыльке», я определяю для себя как миссию. У каждого должна быть в жизни миссия. Я очень высокопарно выражаюсь?

– Нет.

– Почему же вы улыбаетесь?

– Похоже на Даму с лампой. Намек был явно на статую Свободы.

– Я не такая большая, Ричард. И лампы у меня нет. Только вот эта зажигалка. Но моя миссия не в том, чтобы был свет, а в том, чтобы не было темноты.

Тут они прервали беседу, потому что подошла официантка с заказом и оба вспомнили, как проголодались.

Наблюдая за тем, как ест Рич, Стефания отметила про себя ту тщательность, с какой он подобрал костюм для этого выхода. Это делало ему честь. Сама Стефания была в обычном своем платье, правда, дорогом, но оно уже успело поваляться на полу по крайней мере двух гостиничных номеров. Увы, издержки профессии. Вот и рассуждай теперь о своей высокой миссии!

Ни о чем высоком Стефании рассуждать не пришлось, потому что снова возле их столика появилась официантка.

– Вас к телефону, – сказала она, обращаясь к девушке. Стефания удивленно перевела взгляд на Рича, который молча смотрел на нее, продолжая есть.

– Понятия не имею, кто это мог вычислить меня здесь? Однако она лукавила. Некоторые подозрения на этот счет у нее все же были. Они оправдались, стоило ей зайти в кабинет администратора и взять трубку.

– Стефания.

– Я так и думал. – Это был голос Баковского. – Какого черта ты там делаешь?

– Ем. Можно?

– Доедай, что ты там ешь, и марш домой. Я хочу тебя видеть. Срочно.

– Что-нибудь случилось?

– Это я должен тебя спросить, что случилось. Почему ты мне не сказала, что идешь в ресторан?

Стефании очень захотелось ему надерзить, заметить, что это не его дело и что он ей пока не муж, чтобы указывать, где проводить свободное время.

Но она промолчала. Сейчас ей не нужны были ссоры с Баковским. Она еще не успела полюбить его окончательно, и тем сильнее ей не терпелось проверить свои чувства.

– Не кричи, я скоро буду, – сказала она и повесила трубку.

Ричу она сообщила, что ее зовут домой. Он уже доел свою порцию и был готов проводить девушку.

Стефания поблагодарила и отказалась. Она возьмет такси, а ему позвонит на днях. Может быть, даже завтра.

– Завтра я буду в «Мотыльке», – вспомнил Рич.

– Тогда до скорого.

Стефания забыла о нем сразу же, как только вышла из «Марокко» в ночную прохладу бессонного города.

* * *

Дома ее встретил по-прежнему рассерженный Баковский. Он был в банном халате и теребил в кулаках кончики шелкового пояса.

– Я все знаю, Стефания, – сказал он, идя следом за невозмутимой девушкой к ней в комнату – в их комнату. – Ты была в ресторане не одна. Тебя там видели с каким-то ублюдком.

– Конечно, дорогой. Только выбирай выражения. Мне бы очень не хотелось начинать наш вечер с оплеух: у тебя довольно красивое лицо.

От такой наглости Баковский потерял дар речи, но быстро справился с захлестнувшими его эмоциями.

– Как ты не поймешь, Стефания, что я тебя люблю! Мне больно узнавать, что ты проводишь время с другими.

– Дорогой мой, зачем такие страстные речи? Ведь ты же сам сказал, что знаешь обо мне все. Да и познакомились мы с тобой не в библиотеке, ведь правда?

– Ты хочешь сказать, что гордишься тем, что зарабатываешь деньги проституцией, и не намерена бросать этого занятия? Это ты хочешь сказать?

– Я хочу не говорить, а действовать. – Стефания резко повернулась и обняла Баковского за шею обеими руками. – Поэтому я и вернулась. Раздень меня.

Застигнутый врасплох, Баковский сразу же расхотел возражать.

Под платьем девушки скрывалось жаркое тело. Положив ладони на голую спину, красиво обрисованную низким вырезом, он почувствовал, что кожа слегка увлажнена потом.

Он поцеловал Стефанию в шею, под правое ушко, где она любила спрыскивать себя духами.

Сейчас аромат казался особенно упоительным, смешанный с запахом чистого женского тела, такого сильного и вместе с тем податливого.

Баковский заглянул в глаза девушки.

Стефания утвердительно потупилась.

Он положил руки ей на плечи и осторожно взялся за платье. Платье было, как всегда, эластичное, немнущееся и легко снимающееся. Баковский спустил его до локтей.

Стефания осталась стоять в его объятиях, обнаженная по пояс.

Она опустила голову.

Пряди волос, двумя живыми потоками обрамлявшие лицо, придавали ее облику загадочность и недосказанность.

Теперь они оба смотрели на прижавшиеся друг к дружке полные груди, мягкие и упругие, увенчанные красивыми вишенками сосков.

Баковский наклонился и поцеловал один из них. Второй обиженно сморщился.

– Еще, – попросила Стефания.

Баковский осторожно зажал крепенький бутон губами и пощекотал языком.

– Да, так, приятно…

Голос девушки сорвался. Сейчас она действительно чувствовала его.

Она сама высвободила из рукавов руки. Молча стояла, ожидая, пока он, опустившись перед ней на колени, как перед богиней – чем не выходящая из пены Афродита? – не спустит платье с крутых бедер, по сильным ляжкам бегуньи, вдоль стройных икр, до туфелек. Там оно и осталось.

Следом за ним были спущены узкие трусики.

Баковский выпрямился.

Обнял Стефанию за голую талию, погладив напряженные ягодицы.

– А так тебе приятно?

– Да…

Она хотела сказать, что любит его, но почему-то не смогла.

– Подними руки.

– Зачем?

– Так ты будешь казаться мне еще более беззащитной и открытой.

Беззащитность женщины, даже любимой, возбуждает многих мужчин. Им порою просто необходимо ощущать, что хозяева положения – они, что она – кукла, забава, хотя и с наслаждением принимающая такую участь.

Стефания подняла руки над головой.

Он отступил от нее на шаг, собираясь получше рассмотреть.

– Повернись.

Вопроса «зачем» не последовало.

Она послушно повернулась на месте и замерла спиной к Баковскому. Потом попыталась переступить через сброшенную одежду.

Он запретил. Ему хотелось наблюдать ее такую, словно стреноженную платьем и трусиками.

Присев за спиной Стефании на корточки, он дотронулся губами до того трогательного места, где расщелина между ягодицами переходит в копчик. Кожа здесь всегда бывает особенно нежна и прохладна.

Стефания ждала с поднятыми руками, когда Баковский насладится ее хорошенькой попкой.

– Тебе не хочется в туалет? – внезапно спросил он.

– Нет. – Она оглянулась и посмотрела на него сверху вниз. – Но, когда захочется, скажу. Будешь опять подглядывать?

Он ничего не ответил, еще несколько раз поцеловал обе ягодицы, лизнул копчик и встал.

Наконец-то Стефания получила возможность высвободить туфли. Баковский подобрал платье и трусики и отбросил их на коврик перед кроватью.

– Поаккуратнее, – попросила Стефания, поворачиваясь и снова обвивая руками его шею. – Они ни в чем не виноваты.

Баковский был все еще полностью одет, и прикосновение голым животом и грудью к его рубашке и грубой ткани брюк подействовало на девушку крайне возбуждающе. Ноги ее сами собой подломились, и теперь она оказалась сидящей перед мужчиной на корточках.

Стефания прижалась пылающей щекой к живому вздутию под молнией на брюках. Это было похоже на корень дерева, наполненный соками и залегающий неглубоко под землей. Недолго думая, она впилась в корень зубами – прямо через ткань. Голос Баковского засмеялся где-то наверху.

– Я хочу его, – призналась Стефания.

Правой рукой она незаметно потрогала себя под животом. Рука сделалась влажной.

Баковский, успевший за свою жизнь неплохо изучить женщин, видел, что девушка заведена. Она сейчас нисколько не напоминала тех девиц из порнографических фильмов, которые пищат на все голоса и задыхаются от «страсти». Настоящее чувство выражается в том, как у женщины прикрываются глаза, как она дышит, глубоко втягивая воздух вздрагивающими ноздрями, как замедляются ее движения.

Стефания действительно «хотела». Тем больше был соблазн ей отказать. Он поднял лицо девушки за подбородок.

– Не будем спешить. Или счетчик включен? Такса прежняя?

Стефания встала и пересела на диван. Баковский ждал, что она ответит, любуясь обнаженным телом в черных туфельках.

– Я сделаю так, как хочется тебе, Алекс, – устало сказала она. – Ты прав, иногда без счетчика интереснее. Когда впереди целая ночь.

– Ты больше не будешь ходить неизвестно с кем по ресторанам? Он присел рядом с ней и погладил ладонью теплую коленку.

Вместо ответа Стефания наклонилась и поцеловала сильные пальцы. Баковский ласково потрепал ее по волосам и провел ладонью по голой спине. Поддел под попку.

– Принеси что-нибудь.

– Хорошо.

Стефания поднялась с дивана и теперь делала вид, будто не замечает своей наготы.

Баковский сидел и следил за ее перемещениями по гостиной. Ему нравилось, когда женщины не стеснялись его и позволяли смотреть, как они что-нибудь делают, оставаясь при этом раздетыми. А ведь всем известно, что нагота, облаченная в движение, есть нагота вдвойне.

Стефания все-таки подобрала с коврика платье и повесила его в шкаф. Трусики расправила и положила на пуфик перед трельяжем.

Она стояла перед открытой дверцей бара и наливала в два бокала вкусное австралийское вино, когда в гостиную вошла Сисли.

– Я не помешаю? – спросила она, переводя улыбающийся взгляд с Баковского на подругу.

– Как он скажет, – махнула рукой Стефания.

На самом деле она знала, что между Баковским и Сисли уже установились некоторые отношения, чему способствовали те же частые отлучки Стефании. Стоило ли ей ревновать подругу к любимому человеку? Стефания по-своему любила их обоих и воспринимала Сисли как некую часть себя, которая тоже тянется к столь неожиданно появившемуся в доме мужчине. Кроме того, ей казалось, что Сисли не привлекает внимание Баковского сама по себе, а только опосредованно, через Стефанию. Желание всех мужчин – иметь гарем, но при этом они в душе знают, что будут любить только одну из жен.

– Иди ко мне, – позвал Сисли Баковский.

Когда Стефания вернулась к дивану с тремя бокалами вина на медном подносе, Сисли уже сидела на коленях мужчины и лукаво щурилась на обнаженную подругу. Баковский шептал ей что-то на ушко, и она хихикала.

Теперь Стефания оказалась вместе с двумя одетыми людьми. Ощущение собственной наготы стало от этого еще сильнее. Вместе с ним росло и удовольствие.

Все трое пригубили вино и остались довольны.

– Как тебе нравится наша Стефания? – спросил Баковский у Сисли.

– Я обожаю ее! – Девушка вытянула губки трубочкой и наклонилась к подруге, которая сидела перед диваном на корточках.

– А ты бы могла мне показать, как именно ты это делаешь?

– Что «именно»? – Сисли оглянулась на говорившего. Баковский кивнул на Стефанию.

– У нас это называется «лесбийское шоу», – заметила та, не отрывая бокала от губ. Ей нравилось вино, и она чувствовала, что хмелеет. – За него полагается отдельная плата.

– Шоу в кредит, – смеясь, предложил Баковский. – Заплачу потом натурой. Принимаете?

– Ты как? – Стефания посмотрела на неизвестно чем довольную Сисли. – Согласна?

– На натуру? – Девушка покосилась на лицо Баковского. – Если имеется в виду то, на чем я сейчас сижу, то согласна. Меня устраивает размер.

Стефания внезапно поняла, что вся эта сцена была заранее спланирована. Она почувствовала, что оба в ее отсутствие успели приложиться к содержимому бара. Она даже представила, как они без ее ведома распивают бутылку за бутылкой, целуются, Баковский хочет взять Сисли, а та сопротивляется и предлагает принять в долю ее, Стефанию. Она ведь знала, что подруга пошла в «Марокко»…

Это озарение, однако, ничего не изменило. Она по-прежнему хотела Баковского, а игра с Сисли могла только способствовать поднятию настроения.

Сисли уже встала на ноги. Баковский, обняв ее сзади, расстегивал на ней джинсы. Стефания наблюдала за ними с ковра.

Сисли сбросила тапочки и осталась в носках. Стоптала расстегнутые джинсы и стащила через голову майку. Отфыркиваясь, посмотрела на Стефанию. Та уже призывно ложилась на спину и вытягивала ноги.

Грудь у Сисли была маленькая, но очень выразительная. Ее всегда хотелось трогать.

Сисли направилась было к распростертой подруге. Баковский ухватил ее за трусики, и девушке пришлось прежде избавиться от них. Голенькая, она уселась верхом на живот такой же голенькой Стефании, спиной к мужчине, который снова вооружился бокалом и приготовился быть зрителем.

Сисли медленно навалилась на Стефанию грудью. Ей нравилось чувствовать, как сминаются и трутся друг о дружку их твердеющие соски.

Стефания же подумала о том, что сейчас Баковский видит бесстыдно приоткрытую попку девушки, и ей стало даже неловко.

Сисли ничего этого не замечала, Прикрыв глаза, она с упоением целовала теплый рот Стефании.

Было во всем этом что-то первородное, что-то удивительно естественное, о чем в современном мире просто успели забыть. Тяга двух неполноценных начал слиться в единое целое, которое никогда не получается, одновременно трагична и патетична. Женщины знают это. И тем не менее многие рано или поздно пробуют пройти через подобное испытание плоти.

Хотя многими этот акт воспринимается еще более интимно, чем совокупление с мужчиной. Его по-прежнему расценивают как отклонение от нормы, которой на самом деле в таком тонком вопросе просто не существует. Есть желание, и ему нужно следовать. Главное – чтобы рождалась красота. Она оправдывает все.

Два тела переплелись среди замысловатых узоров мягкого ковра…

* * *Две девы томные усталоВ объятье пламенном сплелись.В них все усладою дышало,Уста улыбками слились.Два обнаженных страстью тела:Как будто в зеркало одноЛишь зачарованно глядело,В холодный образ влюблено.Но был тот образ тепл и нежен,Он ласки трепетно дарилИ так же, чист и безмятежен,Плоть близнеца боготворил…* * *

В конце концов девушки вспомнили о существовании Баковского.

Тот сидел на диване, широко раздвинув ноги. Бокал был давно пуст.

Упоение любовниц неумолимо передавалось и мужчине, о чем свидетельствовали его порывистые движения, которыми он пытался высвободить свою рвущуюся наружу страсть.

Девушки переглянулись и дружно приняли зовущую позу, которой рисковали свести беднягу с ума: стоя рядом на четвереньках, спиной к Баковскому. Они попеременно оглядывались, словно искали у себя хвостики.

Баковский потянулся к ним обеими руками. Он не дотягивался, и тогда они попятились ему навстречу. Они уже давно достигли той стадии, когда женщине хочется изображать из себя эдакого соблазнительного звереныша.

Они продолжали целовать друг друга, слыша, как Баковский срывает с себя одежду.

– Тебя, – прошептала Сисли.

– Нет, тебя первую, – улыбнулась Стефания.

Они обе ошиблись.

Не выбирая, Баковский пронзил обеих большими пальцами разведенных в стороны рук. Девушки сладко застонали. Сисли забавно ерзала попкой.

Стефания мерно раскачивалась, то соскальзывая с пальца, то вновь на него нанизываясь.

Это могло продолжаться до бесконечности.

– Идите ко мне… – позвал их охрипший голос. Оставаясь на четвереньках, девушки развернулись и невольно потянулись навстречу рвущейся ввысь плоти.

Сисли замешкалась, и Стефания первая начала кусаться.

Баковский весь запрокинулся и накрыл послушные затылки девушек ладонями.

Потом примеру подруги последовала Сисли…

Потом они делали это вместе, стараясь превзойти одна другую сладострастием и нежностью.

Животворящий нектар достался обеим.

Стефания осталась лежать на ковре рядом с обессилевшим Баковским, а Сисли бросилась в ванную полоскать рот.

– Неплохо получилось. – У Баковского наконец нашлись силы заговорить.

Стефания поцеловала его в плечо.

Она знала о невольной брезгливости некоторых мужчин, не позволявших женщине сразу после содеянного целовать их в губы. Тем не менее ей не хотелось вставать и идти следом за Сисли в ванную. Можно и потерпеть.

Сисли между тем вернулась и легла на диван.

– Я хочу курить, – капризным голосом сообщила она. – Кто угостит меня сигаретой?

Баковский остался лежать на ковре, как будто не слышал.

Стефания встала и дала подруге коричневый прутик «Мора». Та с удовольствием затянулась.

– Похоже, ты медленно, но верно входишь во вкус, – заметила Стефания.

– Ты насчет курева? – не поняла Сисли.

– Нет, насчет мужчин.

– А мне всегда хотелось чего-нибудь эдакого.

– Я не эдакое, – обиделся Баковский, по-своему понимая намек.

Он встал и тоже направился в ванную.

Когда Стефания вошла туда же через пять минут, он стоял под душем и с упоением мылился. Было видно, что вода действует на него бодряще и укрепляюще.

– Молодой человек, можно к вам? – спросила Стефания.

Баковский кивнул мокрой головой и галантно уступил ей место рядом. Однако вымыться как следует он девушке не дал: ему снова ее хотелось.

Обеспокоенная долгим отсутствием обоих, Сисли заглянула в ванную и увидела Стефанию, согнутую пополам и вцепившуюся пальцами в скользкий кафель, и Баковского, с довольным видом занявшего позицию сзади.

Сисли стояла, не решаясь им помешать.

– Теперь ее очередь, – вдруг сказал Баковский и оттолкнул ягодицы Стефании.

Девушки понимающе переглянулись и поменялись местами.

Стефания отметила про себя, что даже в такой невыигрышной позе Сисли выглядит очень хорошенькой. Она то и дело закрывала глазки, морщилась и постанывала. Баковский придерживал ее за бедра и уверенно мчался вперед.

– Ну, поиграли – и хватит!

Стефания почувствовала, что конец близок, разлучила любящих и во второй раз приняла то, что предназначалось подруге, в рот. С ее стороны это было бестактно, но уж больно хотелось.

Баковский одобрил ее решение животным рычанием.

Впервые во взгляде Сисли появилось любопытство. Стефания почувствовала, что в следующий раз она наверняка не упустит своего шанса.

Однако Баковский был потенциально мужчиной нормальным, и потому следующего раза не приходилось ждать раньше утра. С этими успокаивающими мыслями Стефания вернулась в спальню и устроилась под одеялом.

Сисли еще о чем-то ворковала в коридоре с Баковским.

Засыпая, Стефания вспомнила жующее лицо Рича в ресторане, и ей сделалось грустно и приятно. Хорошо, что завтра он сам придет в «Мотылек»…

Глава 17

Сказать, что Дороти Йасон, открыв свое дело, как бы ушла в монастырь, значит неправильно судить о настоящей женщине. Не пользоваться «служебным положением» на ее месте было бы просто неумно. Не все же молодежи собирать взращенный ею урожай…

Вместе с тем былая прыть куда-то пропала, она уже чего-то побаивалась, перестраховывалась, стеснялась, одним словом, с возрастом пришла робость.

Поэтому нет ничего странного в том, что однажды Дороти вызвала к себе Стефанию, которой все же доверяла больше других, и сообщила, что собирается принять приглашение посетить двух молодых людей. Она будет весьма обязана Стефании, если та не откажется сопровождать ее, тем более что требовались именно две девушки.

Стефания нисколько не удивилась и согласилась.

А телефонный звонок, явившийся причиной этого договора, раздался за час до этого, когда Дороти сидела в офисе одна и листала подшивки газет.

Голос в телефоне звучал грубовато, но это был голос настоящего мужчины.

– Нам с другом нужна женщина, – сказал он. – Вы можете нам помочь?

После недолгих расспросов выяснилось, что звонившие – находка для современной женщины: два настоящих техасских ковбоя, сделавшие хорошие деньги и на радостях приехавшие в Нью-Йорк поразвлечься.

– Мы звоним вам потому, что здесь сказано «дорого». – Имелось в виду рекламное объявление. – Нам не нужна какая-нибудь дешевка.

– Так одна девушка или две? – переспросила Дороти, уже чувствуя, что будет себя корить, если упустит этот случай.

– Можно и две.

– Сколько вам лет?

– Зачем это, мэм? Мы бравые ребята, и девушкам у нас понравится.

– Не сомневаюсь. И все же?

– Двадцать девять и сорок. Нам бы чего-нибудь покруче, а?

Дороти спросила, куда приезжать. Был назван адрес действительно дорогой гостиницы.

Вот с этим ненавязчивым предложением Дороти и обратилась к Стефании.

Поехать «на задание с шефом» девушка расценила как особое доверие.

Передав текущие дела Наташе, которая и так была занята в основном компьютером по причине общего недомогания, Дороти и Стефания подхватили сумочки и побежали ловить такси.

Через четверть часа они быстро шли по вестибюлю гостиницы.

– Чего мы так бежим? – спохватилась Дороти. – Это вредно, ты не находишь?

– Мое дело – не отставать от тебя, Дот. Хотя ты совершенно права, и приходить в номер к мужчинам, которые тебя хотят, запыхавшись, неприлично.

Дороти поняла это замечание как намек и резко сбавила ход.

Дверь им открыл здоровенный детина, в протертых чуть ли не до дыр джинсах, голый по пояс и в выгоревшей ковбойской шляпе. Он пристально оглядел женщин, расплылся в улыбке и отступил вглубь комнаты.

– Милости просим, проходите.

Дороти переглянулась со Стефанией, смущенно рассмеялась и вошла.

– А мы с приятелем уж заждались, – сказал хозяин, поигрывая мускулами торса. – Ну, здравствуйте, меня зовут Джон. Томми сейчас спустится. – Он кивнул в сторону витой лесенки, уходившей на второй этаж. – Томми, к тебе пришли! – И снова, обращаясь к женщинам: – У вас здесь в Нью-Йорке так жарко, что мы с Томми не вылезаем из душа.

Ему показалось, что это смешно, и он хохотнул. Вышло заразительно, и обе гостьи прыснули.

Судя по предварительным данным, Джон и был старшим, сорокалетним. Хотя на сорок он не выглядел.

Именами женщин он даже не поинтересовался. Вероятно, это автоматически откладывалось на потом, когда компания разделится на парочки и нужно будет о чем-то говорить.

Разумеется, Джон забыл предложить дамам сесть. Дороти, которая никак не могла перебороть смущение, так бы и осталась стоять посреди комнаты, если бы не Стефания.

– Насколько я слышала, – начала та, – вам в нашем городе повезло, и вы разбогатели.

– Можно и так сказать. – Крепыш самодовольно кивнул и подбоченился.

– Значит, вы снимаете этот вот замечательный номер? – продолжала Стефания.

– Да, снимаем.

– Полагаю, с мебелью?

– С мебелью, а что?

– То есть мебель ваша? – не унималась девушка, решившая развлечься по полной программе.

– В некотором смысле…

– И, значит, вы имеете полное право пригласить нас ею воспользоваться?

– Да…

– Спасибо, дорогой Джон! Я чувствовала, что не зря сюда пришла.

И с этими словами Стефания плюхнулась в мягкое кресло. Дороти ничего не оставалось, как последовать ее примеру. Бедняга Джон понял, что ему придется либо продолжать разыгрывать простака, либо извиняться за досадную оплошность. Он уже смекнул, что девицы – особенно одна – не промах, и с ними лучше быть поосторожнее.

Надо каким-то образом предупредить об этом открытии Томми, подумал он, однако было уже поздно.

Томми, в одном полотенце, обмотанном вокруг талии, спускался по ступенькам в гостиную.

– Какие гостьи! – Он замер на предпоследней ступеньке и, как и приятель, сначала сравнил женщин, выбирая ту, которой предстоит уделить время. По крайней мере вначале.

Дороти и Стефания тоже могли его беспрепятственно рассмотреть, отдавая себе, правда, отчет в том, что последнее слово здесь, к сожалению, не за ними.

А иначе быть сегодня Джону в одиночестве.

Потому что его младший товарищ представлял собой как раз тот тип мужчины, в который женщины влюбляются с первого взгляда, хотя многие потом жалеют о содеянном и никак не могут понять, что же заставило их сделать такую глупость.

У Томми была внешность киногероя, каким его сделал экран конца 80-х. Тонкие, правильные черты европейского лица, смуглая кожа, черные, аккуратно причесанные короткие волосы, не выдающееся, но плотно сбитое тело и иронично-наглый взгляд.

Трудно было поверить, что Томми согласился бы «купить телок», не окажись он в компании излишне активного Джона. Таким парням, как Томми, женщины обычно приплачивают сами…

Стефания поняла это сразу, как только перевела взгляд с мокрого полотенца, надежно прикрывавшего прочие достоинства молодого человека, на подругу.

Дот трепетала от желания.

Стефании стало ясно, что на сегодня ее, Стефании, клиент – Джон.

Между тем Томми вразвалочку преодолел последние ступеньки и сошел на пол гостиной. Он был в резиновых шлепанцах.

– Извините моего друга – он терпеть не может одежду, – невпопад вставил реплику Джон…

– Мы тоже, – призналась Стефания и вызывающе посмотрела на Томми.

Если бы он был итальянцем, подумала она, то в этом месте наверняка сбросил бы свое дурацкое полотенце.

Томми итальянцем не был.

Однако полотенце сбросил…

Дороти взвизгнула от восторга.

Под полотенцем оказались черные плавки в разноцветную полоску.

Реакция Дороти тоже была оценена по достоинству: Томми присел рядом с ней на диван и даже взял за руку.

– Джон, ты не против? – И, не оглядываясь на товарища, который теперь не мог отвести радостного взгляда от Стефании, Томми поцеловал красивые женские пальцы.

Пальцы вздрогнули, но остались лежать в его большой ладони.

Что происходило между Томми и Дороти в течение последующих нескольких минут, Стефания не видела, потому что все ее внимание переключилось на Джона, который чинно опустился на стул напротив кресла, уютно занятого Стефанией, и без лишних слов подобрал и положил ноги девушки себе на колени.

Стефания молча следила за его неспешными движениями.

Проведя грубоватой рукой, привыкшей к кожаной уздечке и жесткой лошадиной холке, по стройной икре от туфельки до колена, Джон оказался приятно удивлен отсутствием чулок, восхитительно замаскированным ровным загаром.

Стефания опустила сумочку на пол рядом с креслом, заложила руки за голову и расслабилась, предоставляя мужчине самому решать, с чего начать и что делать.

Джон поступил достаточно примитивно. Он наклонился, запустил руки под юбку девушки и попробовал стянуть с нее трусики.

Стефания ожидала нечто подобное, а потому с готовностью приподняла попку…

* * *

«Нельзя сказать, чтобы прямота Джона претила мне, как то может показаться какой-нибудь искушенной читательнице. Фу, поморщится она, неужели ей не противно было уступать такому мужлану!..

Во-первых, уступать всегда приятно. Если ты именно уступаешь, а не униженно предлагаешь себя, что случается в наши дни довольно часто. Будь то грубый натиск или нежное принуждение – хорошо, когда мужчина понимает, что может тебя завоевать.

Сегодня почему-то принято спрашивать разрешения.

Или скотски насиловать.

Нет, Джон прекрасно понимал, с кем имеет дело, понимал, что перед ним женщина, прежде всего женщина, а уж потом – противник.

Просто он не знал, что такое «прелюдия к акту».

Я же не стала его переучивать. Ей-Богу, любовь – палка о двух концах! Одни умеют распалить женщину, но не доводят дело до надлежащего конца, ссылаясь на некую дурацкую эстетику. Другие рвут с места в карьер, но их напор бывает даже предпочтительнее рассусоливаний.

Что касается меня, то за последнее время я устала от всевозможных эротических изощрений, которыми без зазрения совести, на правах собственника с художественной жилкой потчевал меня тот же Баковский. Я, конечно, не хочу сказать ничего плохого о нем и его безудержной изобретательности в этой щекотливой области, но иногда мне казалось, что он просто забывает о том, что я, как обычная женщина, хочу самым прозаическим образом потрахаться. Без изысков и фантазий. От всего ведь устаешь.

Так что нет, когда Джон захотел раздеть меня под платьем, я не стала кривляться, а позволила ему это сделать и даже по мере сил помогла.

Мужчин возбуждает не только сопротивление женщины, как то принято считать, но и уступчивость. Первое придает им сил для продолжения поединка, второе превращает самых яростных дикарей в нежных обольстителей.

Власть женщины заключается в том, что она может выбирать, как ей больше нравится, чтобы ее взяли, причем этот выбор мужчина по привычке записывает на свой счет.

С Джоном случилось то, что и должно было случиться.

Избавив меня от трусиков, которые я не удерживала даже взглядом, он стал медленно продолжать гладить мои ноги, поднимаясь от колен по ляжкам вместе с подолом платья.

Сначала почувствовав, а потом и увидев под ладонями мою густую шерстку, которую я как раз стригла накануне по прихоти Баковского, – ему, видите ли, вздумалось выстричь у меня целый пучок «на память», причем обвязанный ниткой пучок не хотел держаться и его пришлось аккуратно стряхнуть в почтовый конверт, – так вот, увидев мысок ровно подстриженных волос под моим животом, Джон сразу же бросился его целовать.

Помимо теплых губ, у него было жаркое дыхание, он явно хотел если не распалить меня, то уж наверняка согреть, и я, желая сделать ему приятное, а заодно кое-что проверить, как бы невзначай и постепенно стала разводить колени в стороны.

Джон правильно понял это как приглашение, но не спешил, а ждал, когда я откроюсь достаточно для того, чтобы уже не могло быть речи о разночтениях.

Потомив его некоторое время, я согнула ноги в коленях, подтянула к себе и уперлась ступнями в сиденье кресла.

На всякий случай Джон заглянул мне в глаза. То, что он там увидел, развеяло последние его сомнения.

Опустившись на корточки перед креслом, он обнял меня руками за бедра и приник ртом к тому месту, которое у некоторых мужчин – не стану этого отрицать – вызывает странно брезгливые ощущения. Попробуйте убедить их поцеловать вас туда, докажите им, что вам это будет невыразимо приятно – они откажутся, а то и вовсе поднимут вас на смех. Им это, видите ли, представляется унижением собственного достоинства.

Смело бросайте их – они вас не любят!

Они не чувствуют, что вы не лукавите, когда умоляете их снизойти до подобной ласки, кстати, до ласки, которая в вашем исполнении по отношению к ним воспринимается как нечто само собой разумеющееся. Они считают это всего лишь игрой, будто вам так уж нужна эта маленькая победа – именно как победа.

Вам же хочется просто ощутить их, ощутить их шершавый язык, их теплые губы там, где природа обустроила все наиболее нежным образом.

Не обращая внимания на соседнюю парочку, которая могла за нами подглядывать, – чего она не делала, насколько я могла судить, пока не закрыла глаза, – да, по-моему, и на меня тоже, Джон начал очень медленно лизать мою разгоряченную промежность.

Если вам это кажется порнографией, господа американцы, тогда вся ваша жизнь с ее несусветно глупой борьбой за чистоту нравов представляется мне порнографией вдвойне! Потому что если вы сами пробовали делать нечто подобное по отношению к своей возлюбленной, а теперь считаете это порочным, значит, вы обманывали себя и друг друга уже тогда. Если же вы всю жизнь стеснялись это делать, вы просто ущербны, как человек, сидящий в пещере спиной к выходу и представляющий себе реальный мир в виде теней на стене, – кажется, это сравнение пришло в голову еще древнему Сократу.

Как бы то ни было, Джон с упоением лизал меня, и я в то мгновение была готова бросить ради него всех и вся.

Страсть делает человека наивным. Не потому ли мы так ею дорожим?..

По движению губ и особенно языка Джона я не могла судить о том, насколько продуманны его действия. Скорее всего, мой самый первый диагноз оказался верным, и Джон просто любил так, как подсказывали ему его животные инстинкты. В нем было больше напора, нежели чувства.

И это мне чертовски нравилось.

Единственное неприятное ощущение возникло у меня тогда, когда я вдруг представила, как он с таким же точно упоением лижет промежности других женщин – вернее, всех женщин. Это и было как раз тем обстоятельством, которое все-таки укрепляет меня во мнении о том, что заниматься любовью следует в основном с мужчинами – как бы правильнее выразиться? – интеллигентными, что ли. Бог с ними, что в каждом их движении чувствуется не столько страсть, сколько мысль и расчет! Зато они очень редко позволяют себе опускаться ниже однажды установленной планки. Если им предлагает себя женщина недостаточно интересная по тем или иным соображениям, они охотнее останутся в одиночестве, чем пойдут на компромисс. Отдаваясь им, я всегда знаю, что до меня их губы не прикасались к половым достопримечательностям какой-нибудь грязной шлюхи, к тому же – черной.

В случае с Джоном я об этом судить наверняка не могла.

Но, черт возьми, он меня завел!

Все, что он делал со мной, сопровождалось молчанием. Он не рассуждал.

Я пододвинулась на самый край кресла, давая ему возможность играть языком с моим чистеньким анусом.

Это удивительное ощущение! На всем теле я именно это местечко считаю наиболее интимным.

Джон словно прилип ко мне, забыв о том, что существует еще уйма способов удовлетворять желание в паре с опытной девушкой.

А себя я считаю все же опытной.

И не только потому, что название книги «Моя сотня мужчин» отнюдь не является преувеличением. Ощущения прочувствованные и продуманные оказываются для будущего гораздо полезнее, нежели просто переживаемые и забываемые от случая к случаю.

Очнуться меня заставил стон.

Стонала Дороти.

Я приоткрыла глаза и покосилась в сторону дивана. Томми, уже без плавок, голый и очень красивый, усиленно толкал блестящими не то после душа, не то от пота бедрами ягодицы моей дорогой начальницы, безропотно стоящей перед ним на четвереньках.

Вся одежда Дот лежала здесь же на полу. Вероятно, у них, как и у нас, не было времени все взвесить и первым делом благоустроиться.

Переживания, отчетливо читавшиеся на запрокинутом лице Дот, настолько меня захватили своей выразительностью и сиюминутностью, что я почти перестала ощущать то, что в это же самое время проделывали со мной.

Раньше мне не раз приходилось – или доводилось – принимать участие в так называемых «оргиях».

В Копенгагене, куда я приехала однажды вместе с друзьями во время моего жития в Париже – я до сих пор предпочитаю почему-то не говорить «во Франции», – меня как-то вечером пригласили посетить встречу членов «Черного общества», проходившую в отведенном специально для этих целей подвале в уединенном переулке, выходившем на Noerrebrogade.[26]

Встречи Общества, как я уже знала, были исключительно садо-мазохистского характера, так что перед тем, как отправиться туда, моя датская подружка по имени Метте принесла из своего собственного магазинчика все необходимое: кожаную юбку, кофту из полиамидной сетки, устрашающие браслеты на руки и на шею и потрясающие кожаные сапоги на высоченном каблуке. Все, разумеется, было черного цвета и являлось совершенно обязательной униформой.

Мне объяснили, что доступ в «Черное общество» получает далеко не всякий, а многие датчане даже не догадываются о его существовании. Теперь-то я думаю, что обычным датчанам, привыкшим к тому, что их соплеменники от безделья не знают, чем себя занять, на проделки Общества просто наплевать.

А тогда я постаралась отнестись к происходящему серьезно.

О нашем приходе в подвале были, по всей видимости, предупреждены.

Никто не удивился, когда в полутемный зал вошли две девушки в черном.

Метте приветствовали голоса знакомых.

Мы пришли заранее, так что я смогла «насладиться» происходящим с самого начала.

Помещение, стены которого были либо закрашены черной краской, либо занавешены такого же цвета материей, оказалось совсем небольшим, с очень низким потолком и подействовало на меня не слишком приятно.

Слева от входа располагалась стойка допотопного бара, за которой улыбались хозяева заведения – довольно пожилые супруги, тоже, конечно же, в коже.

Справа специальный раздвижной занавес отделял некое подобие комнаты с красным кожаным топчаном, гирляндой плеток, вывешенных вдоль стены, и огромным деревянным крестом выше человеческого роста. Метте поспешила объяснить, что это «сакральное место», куда «хозяин» может завести свою «рабыню» – или «хозяйка» «раба» соответственно – для того, чтобы либо заняться любовью принародно, либо задернуть занавеску, а тогда уж мешать и подглядывать было строго-настрого запрещено.

Играла музыка.

Навстречу нам вышла женщина лет тридцати, под короткой рубашкой которой я безошибочно могла определить полное отсутствие белья. Как потом выяснилось, она была шведка, частенько приезжавшая сюда со своим мужчиной специально для занятий садо-мазохизмом в доброй, а главное, понимающей компании датчан.

В Швеции подобные общества запрещены.

Кроме них, в зале присутствовала еще одна шведская, вполне на вид солидная пара лет тридцати с небольшим: по крайней мере дама была аж в очках.

Мы с Метте сели на низенький диван – надо ли пояснять, что диван был кожаный и черный? – где уже сидели худой очкарик, похожий на студента-отличника – в черной коже же, – и его не менее очкастая подруга, у которой позднее оказалась совершенно потрясающая фигура.

вернуться

26

Одна из центральных улиц Копенгагена, известная, в частности, кладбищем (Assistens Kirkegaard), где похоронены Х.К. Андерсен и Серен Киркегор – поэт и философ. (Прим. КБ.)

Кроме всех уже перечисленных, в тот вечер в подвале сидели еще один парень, любитель исключительно мазохистских утех, и самодовольный, круглолицый основатель Общества – убей Бог, не помню, как его звали, – с которым у меня завязалась беседа о положении сексуальных меньшинств в Штатах.

Между тем к первой шведке присоединился ее любовник, и они сначала долго танцевали в одиночестве, показывая пример остальным, которым в принципе не было до них никакого дела.

Халатик женщины распахнулся, и я могла удостовериться в правильности своего изначального предположения относительно скудости ее нательного гардероба.

Она так и продолжала танцевать – в стороне от партнера, поскольку медленный танец к тому времени уже кончился, – демонстрируя желающим стройное, я бы даже сказала, жилистое тело, очень рельефное, с мыском светлых волос на выразительно выступавшем под плоским животом лобке.

Не считая повисшего на плечах халатика, на женщине были только белые туфли, подчеркивавшие ее наготу. Признаюсь откровенно, то, что она с удовольствием оставалась голой в нашем затянутом в кожу обществе, подействовало на меня возбуждающе – и притом весьма.

Она была той, которую здесь принято было называть «рабой». Мужчина, долговязый швед, производивший своими заторможенными движениями впечатление человека, хорошо знакомого с расслабляющим воздействием наркотиков, в конце концов обнял ее за талию и подвел к кресту.

Она послушно подняла руки и дала их закрепить двумя кожаными ремешками.

«Хозяин» долго стоял, тупо рассматривая подругу, пока она беспомощно извивалась перед ним, призывая всем своим видом принять надлежащие меры.

Для того, чтобы скрыть явную немощь, парень стал истязать жертву пальцами.

Женщина в восторге билась на кресте, привлекая к себе все больше и больше внимания.

Все то, что последовало за этим, осталось в моей памяти набором отдельных сценок, достаточно живописных, но почти не связанных между собой, а будто выхватываемых из, вероятно, плавного течения того вечера.

Вот шведка, уже не на кресте, а на коленях перед топчаном, принимает своего «хозяина» сзади.

Вот она же, уже на соседнем с нами диване, жадно присосалась к детородному органу второго шведа, а первый сидит рядом и с равнодушным видом зондирует пальцем ее достоинства, скрытые между ягодиц.

Вот уже в дело, не снимая очков, вступает вторая шведка, которую тоже «исследуют» с обеих сторон.

Наконец, друг за друга принимаются мои скромные очкарики. Я как сейчас вижу широкий круп девицы и размазываемую по нему членом блестящую жидкость.

Это было одновременно и гадко, и интересно, и как-то уж больно обыденно.

Мазохист попросил Метте, чтобы она занялась его воспитанием.

Метте молча курила и слушала его униженную болтовню.

Говорили они на своем дурацком языке, но я могла понять, что у моей подруги сегодня нет настроения – едва ли парень стал бы приставать к ней, не зная о ее склонностях заранее.

Тут я неожиданно для себя самой обратилась к Метте и поинтересовалась, правильно ли я догадалась о том, что парню нужно, и не могла бы я заняться им вместо нее.

Метте посмотрела на меня с нескрываемым интересом и по-английски сообщила «рабу», что берет его, но при одном условии: он будет делать то, что захочет ее подруга, то есть я.

Парень, уже некоторое время стоявший перед нами на коленях, вместо ответа радостно наклонился и поцеловал мой сапог.

Я вся дрожала от не знакомого мне до сих пор восторга, когда вставала с дивана и видела, что парень по-прежнему лежит у моих ног и даже не предпринимает попытки подняться.

Я почувствовала, что действительно владею им, этим совершенно посторонним мне человеком. Непередаваемое ощущение!

Такое ощущение, боюсь, испытывают разве что маньяки. Ощущение своего превосходства над беспомощной жертвой и полной безнаказанности любых действий по отношению к ней.

Маньяк не любит свою жертву.

Именно поэтому какие бы то ни было изощренные игры между любовниками напрочь лишены подобной остроты.

Помню, как один мой знакомый в пылу откровения признался, что в юности мечтал повелевать женщинами, подчинять их свой воле и делать с ними все, что захочется. Потом у него стали появляться любовницы. Он проводил в ними легкие эксперименты – «походи передо мной на четвереньках», «поцелуй мне руку», «пойдешь в туалет, не закрывай дверь» и т. п., – и все до единой соглашались на такое, о чем можно разве что прочесть в «крутых» порнороманах.

Но он при этом ничего не испытывал. Он любил этих девушек. И понимал, что они идут на подобные унижения тоже исключительно из-за привязанности к нему.

Отношение к человеку не просто нелюбимому, а вовсе постороннему обостряет восприятие эротичности ситуации.

Парень шел за мной следом на четвереньках.

Я заметила, что стою около красного топчана, и только сейчас увидела, какой он блестящий, холодный и неприветливый. Такой выглядит театральная мебель, когда смотришь на нее сначала из зала, а потом – взойдя после спектакля непосредственно на сцену. Я приказала парню раздеться.

Наблюдая за его порывистыми движениями, я как-то не думала о том, что на нас смотрят.

Он снял с себя все, и я велела ему лечь на топчан.

У него оказалось довольно противное тщедушное тело, исполосованное следами от резинок и ремня.

– Возьми плетку, – тихо попросил он по-английски, и мне захотелось убить его за это.

Такой гад, да еще сам хочет, чтобы его исхлестали! Ну, погоди у меня!

От обилия вариантов, которые я обнаружила развешенными по стене, у меня буквально разбежались глаза. Были здесь и крохотные плеточки, неизвестно для чего предназначенные – вероятно, как поняла я позже, для легкой игры с гениталиями, – и резиновые лопатки, вырезанные в форме растопыренной пятерни, и длинные, тонкие розги, и даже настоящий кнут, который едва ли можно было принять за орудие распаления страсти – скорее, за оружие массового уничтожения.

Я выбрала плетку средних размеров с кожаной петелькой на деревянной ручке для удобства. Мне показалось, что ею можно наносить удары, соответствующие настроению, а не зависящие от габаритов самой штуковины.

Когда я вернулась к топчану, парень лежал на нем, свернувшись калачиком, и крепко спал.

Я только сейчас сообразила, что он совершенно пьян.

У меня сразу же пропало всякое желание прикасаться к нему…

Я поискала глазами Метте.

Она уже пристроилась ко второй шведской парочке, ласка я жену и подставляя себя всю натиску осоловелого от бессонницы мужа.

Мне подумалось, что они, быть может, сидят в этом подвале не первые сутки.

Боясь показаться невежливой и только потому не рискнув уйти сразу, я села в кресло посреди этого кукольного Содома, и остаток ночи вспоминаю теперь как будто в полусне.

Вот какова была оргия, за которой последовали ей подобные, интереснее и скучнее, и которая с такой живостью всплыла в моей памяти вдруг сейчас, когда я присматривалась и прислушивалась к покорно стоящей на четвереньках Дот.

Упруго прогнутая спина. Остро и задорно торчащая вверх попка. Вздрагивающие между напряженно упертых в диван рук груди. Рельефно очерченная с боков грудная клетка. Запрокинутое к потолку лицо.

Дот напомнила мне египетского сфинкса, только живого, мерно покачивающегося взад-вперед, но оттого не менее загадочного.

Хотя мы были добрыми подругами, даже мне Дот всегда казалась носительницей некой тайны. Я чувствовала, что история ее жизни, настоящая история, знала которую только она, скрывает в себе немало интересного, может быть, и страшного. В ней, в ее характере, в манере общаться со знакомыми и незнакомыми людьми, в том, как она вела дела агентства, ощущался некий странный надлом, будто простота ее поведения на самом деле дорого ей стоит.

Я увидела, как руки Дот сами собой подламываются и она припадает к дивану щекой, отчего образуется правильный угол, вершина которого, устремленная в потолок, изнывает под толчками сильных бедер мужчины.

Между тем мой ковбой поднялся на ноги и вдруг показался мне огромным. Я, будто зачарованная, следила за тем, как его сильные пальцы борются с «молнией» на джинсах.

Только сейчас я заметила, что он по-прежнему в шляпе. Как она удержалась у него на голове во время предыдущей сцены, остается для меня загадкой и поныне. Самое интересное, что я ее даже не чувствовала.

Про шляпу я сразу же забыла снова, потому что пальцы были действительно сильными и справились с застежкой во мгновение ока.

Джон присел и стянул джинсы вместе с узкими черными трусами до икр.

С улыбкой снова выпрямился.

Лгут те из женщин, которые утверждают, будто член мужчины как таковой не имеет для них значения, подразумевая его размеры. Конечно, с точки зрения медицины, это, должно быть, не лишено основания, однако кто возьмется судить о том, что важнее в таком тонком деле, как сексуальная сфера человеческого общения: физиология или эстетика?

Для меня важно, чтобы член имел красивую форму, был сильным и хотел меня. Ему вовсе не обязательно быть длинным, но все же желательно иметь побольше сантиметров в диаметре.

Джон стоял передо мной в спущенных ниже колен джинсах и напоминал провинившегося школьника из викторианской Англии, с которого за какую-то провинность сняли перед всем классом штаны и теперь собираются отхлестать розгами.

Ничего такого, конечно, не ожидалось, это все мое больное воображение, распаленное датскими воспоминаниями, на самом деле тяжко вот-вот должно было сделаться мне. Однако я ждала своей участи довольно спокойно, потому что предварительная игра достаточно меня подготовила – я чувствовала, что влаги между ног скопилось столько, что она начинает постепенно просачиваться наружу и стекать по приоткрытым губкам на кожу кресла.

Джон выжидательно смотрел на меня.

По его взгляду я поняла, что от меня ждут не покорного приятия, а совершенно определенных действий.

Спустив ноги с кресла на пол, я наклонилась вперед, положила ладони на влажные бедра мужчины и медленно приблизила губы к кончику вздрагивающего члена.

Никакого неприятного запаха, могущего отбить интерес на весь вечер, не было. Член пах мылом и сильной плотью.

Я поцеловала его.

Джон тихо застонал.

Некоторые мужчины любят подсказывать, объясняют, что и как нужно делать, чтобы им было приятно. Таким образом они, сами того не желая, воспринимают всех женщин как одну и ту же, для них не существует понятия разнообразия в подходе к вещам столь щепетильным. Они еще обижаются, если партнерша захочет проявить свою индивидуальность и сделает что-нибудь совсем не так, как они к тому привыкли.

С одной стороны, они по-своему правы, удовольствие необходимо, но тогда им нужно жениться, а не гоняться за многими. Что толку?

Джон предпочитал отмалчиваться и предоставлял мне полную свободу действия.

Баковский был таким же. Первое время, когда я с ним только познакомилась, он дал мне возможность изучить себя, а заодно и сам привык ко мне. Несколько раз он даже не мог кончить. Говорил, что не хочет и что так оно даже лучше.[27]

А я-то прекрасно понимала, в чем тут дело. Мне знаком подобный тип мужчин. У них физическое неотъемлемо связано с психическим, и все внешние проявления ждут сигналов от мозга. Таким людям необходим соответствующий настрой, им зачастую приходится искусственно концентрироваться, чтобы довести себя до нужного состояния, когда уже пути обратно нет и кипящее семя устремляется к выходу.

Зато такие мужчины оказываются настоящей находкой для страстной женщины, влюбленной в процесс. Что бы она ни делала, они остаются в постоянно возбужденном состоянии, которым она может пользоваться в свое удовольствие часами, и тут важно только, чтобы это «равнодушие» ее не смущало. Ведь многие женщины вдруг начинают переживать, если их партнер не в состоянии разговеться. Они думают, что в том виноваты именно они, что он их не хочет. Да как же он не хочет, когда у него вот уже два часа не расслабляется!..

Баковский всегда ждал, что буду делать я. И молчал. По мере того как мы встречались, я должна была изучить его натуру и сама управлять теми волнами, которые накатывались откуда-то изнутри его замечательного тела и снова отступали от каменеющего ствола плоти в моих руках или губах.

Джон тоже ждал.

И я стала исследовать его, проверяя, какие ласки рождают в нем наиболее непреодолимые импульсы, а какие он не чувствует вовсе.

Я давно заметила одну особенность в подобном проявлении женского начала: по тому, как девушка делает минет, можно судить о ее характере.

Звучит пошло? Тогда я прошу высокоморального читателя пропустить несколько последующих абзацев. Ибо я намерена порассуждать на тему, о которой каждый нормальный человек имеет свое мнение, но которая в европейском быту воспринимается как нечто нечистоплотное.

Я слышала о мужчинах, которые приходили в ужас, когда их возлюбленные вдруг начинали проявлять свое желание тем, что превращались в нежных «сосунков». Это действие представлялось им «грязным», то есть достойным проститутки, а не будущей матери семейства.

Но ведь это бред! Интимная жизнь потому и интимна, что в ней допустимы все самые изощренные способы любви. И грязь здесь ни при чем. Тщательно вымытый в теплой воде с мылом или шампунем мужской член всегда воспринимается умной женщиной как изумительная забава и орудие самых неимоверных фантазий.

Разумеется, возникает вопрос, как им пользоваться.

Нельзя забывать и о том, что не все женщины прислушиваются к гласу природы. Для некоторых минет – мука. Они идут на нее исключительно потому, что так нравится возлюбленному партнеру.

Другие не превозмогают себя, но при этом воспринимают минет как работу, как приятную повинность. Лица у них напрягаются – сколько раз приходилось видеть в компаниях! – и они однообразно сосут, как заводные, туда-сюда, словно не подозревают о том, что существует уйма других способов. Наверное, и правда – не подозревают.

Наконец, третьи делают это для того, чтобы получать наслаждение. Ведь у женщины рот бывает такой же возбудимой зоной, как и половые органы. Эти любительницы «поиграть на флейте» не работают, не напрягаются и не спешат.

Они провоцируют. И им есть чем.

Они долго стараются вообще избегать брать член в рот, а вместо этого целуют и облизывают ствол, прослеживают кончиком языка вспухшие вены, кусаются, всасывают по очереди упругие шарики, перекатывающиеся в мошонке, и то и дело хитро косятся на возлюбленного.

Потом они заглатывают член целиком, пропуская в самое горло, чем заставляют мужчин изумляться такой вместительности. Мужчины вообще склонны неправильно оценивать возможности тех или иных органов и их сочетаний.

Но чаще всего рот их оказывается открыт гораздо шире, чем того требует ситуация. Они понимают – как в свое время поняла и я, – что большинство мужчин при минете возбуждают вовсе не те физические ощущения, которыми он сопровождается, а сознание того, что их член, эта столь интимная принадлежность к полу, усиленно скрываемая от посторонних взглядов, вдруг оказывается во рту женщины, красивой женщины, которой часто для удобства приходится принимать опять-таки «унизительную» позу на коленях перед мужчиной.

Я вообще считаю, что настоящие ценители любовных утех получают основное удовольствие не от физических переживаний, а от пикантности самой ситуации. И тогда важнее всего остального оказывается деталь, поза, одежда, запах, слово…

Я дала Джону понять, что мне до безумия приятно чувствовать его у себя во рту. Так оно, собственно, и было, поскольку все эти рассуждения приходят мне в голову обычно уже потом. А когда я сама «делаю любовь», у меня ни о чем думать не получается.

Джон встал сбоку от кресла, чтобы мне было удобнее и не приходилось наклоняться. Сам он при этом тоже смог поменять акцент и сделаться активной стороной. Теперь он не просто наблюдал за тем, как я его облизываю и обсасываю, а энергично двигал бедрами и буквально «брал» меня в услужливо открытый рот…»

вернуться

27

В китайской традиции считается, что на каждые 10–12 соитий мужчина должен кончать 1–2 раза, с тем чтобы не растрачивать, а, наоборот, накапливать свою мужскую силу; японцы до сих пор считаются одними из самых выносливых мужчин в этом плане; схожая практика достаточно широко распространена в странах, где существует многоженство. (Прим. К.Б.)

* * *

Джон в тот вечер, хотя и получил свое сполна, все-таки многое упустил, выбрав в качестве первой партнерши Стефанию.

Девушка так распалила его одними только припухшими от желания губами и влажным язычком, что он спохватился, когда ничего уже нельзя было остановить. Одна радость – Стефания не стала уворачиваться, а самоотверженно приняла его горячее семя внутрь и все проглотила, после чего еще некоторое время не выпускала вздрагивающее древко изо рта.

Томми повезло. Дот не провоцировала его и не заставляла кончать, а только послушно потворствовала его желаниям.

Заметив, что Стефания осталась одна, покинутая Джоном, который уселся во второе кресло и на некоторое время блаженно закрыл глаза, он сделал ей знак, приглашая приблизиться.

Стефания поднялась.

Она по-прежнему была полностью одета – единственная из всех присутствовавших.

Томми, не отпуская бедер Дот, приветственно протянул Стефании руку.

И тогда Стефания сделала то, что могла сделать в подобной ситуации только она.

Она эту руку поцеловала.

Забытый всеми Джон ничего не видел.

Томми на мгновение показался даже смущенным.

Глаза Дороти, только что затянутые поволокой сладострастия, сверкнули ревностью. Она поняла, что Стефания так же преклоняется перед мужским началом в Томми, как и она, но при том благодаря своему чутью и опыту может сыграть роль сильной соперницы.

Стефания отпустила руку, которую только что поцеловала, и та легла ей на грудь поверх платья. Уклоняясь от нее, девушка как бы случайно присела на корточки перед диваном.

Томми молниеносно воспользовался этой возможностью.

Он резко вышел из Дороти, оставшейся на четвереньках, и направил поблескивавший влагой и готовый вот-вот взорваться член в улыбающееся лицо Стефании.

Она ловко поймала его языком и всосала в рот.

Красивая, полностью одетая девушка застыла на корточках перед совершенно обнаженным мужчиной, став с ним единым целым.

Обезумевшая от досады Дороти сползла с дивана на пол и прижалась щекой к ноге Томми, наблюдая за действиями подруги.

Опустив руки до пола и не прикасаясь к телу мужчины ничем, кроме одного места, Стефания с упоением сосала то, что принадлежало ей сейчас по праву сильнейшей.

Видя безвыходность ситуации, Дороти решила изменить тактику. Если твой дар не могут оценить и не принимают, нужно брать самой.

Дороти отпустила колено Томми и села на корточки рядом со Стефанией.

И тут вдруг оказалось, что они по-прежнему подруги и нет никаких причин для ссоры.

Стефания выпустила член изо рта, уперлась в ствол губами и повернула его в сторону Дороти, красноречиво предлагая перенять эстафету.

Потрясенный Томми смотрел, как Дороти прикрывает глаза, открывает красивый рот и медленно нанизывается на скользкое древко.

Запрокинутые лица женщин были теперь совсем рядом.

Томми даже показалось, что одна с наслаждением целует сосущие губы другой.

Вероятно, так и было, потому что Дороти скоро вспомнила об оказанной ей услуге и передала член обратно в нежный плен Стефании…

Так они некоторое время обменивались этим блаженством.

Потом, пока Дороти самозабвенно сосала, Стефания пристроилась на корточках у нее за спиной и стала покрывать поцелуями шею и плечи обнаженной подруги. Постепенно губы ее спустились вдоль гибкого позвоночника до широкой поясницы.

Она нежно облизала напряженные ягодицы Дот.

И встала.

Томми ухватил было ее за руку, однако Стефания с улыбкой высвободилась и присела на диван. Казалось, она теперь намерена только наблюдать.

Да и было за чем.

Дороти сидела перед мужчиной на корточках, широко разведя в стороны колени, так что красивая, густо заросшая черными кудряшками промежность особенно откровенно бросалась в глаза, приоткрытая и жадно поблескивающая алыми губками.

Стефания подумала о том, что является сейчас единственной, кому доступно это замечательное по своей одновременно наивности и порочности зрелище.

Когда Томми почувствовал, что вот-вот кончит, он оглянулся на Стефанию и увидел, что девушка стоит на диване на коленях, спиной к нему, и держится обеими руками за спинку. Подол платья завернут до пояса, оголяя ровные, очень гладкие ягодицы, между которыми зажат нежный, шелковистый персик с манящей щелкой.

Томми повернулся всем телом.

Дороти тоже увидела, какое соблазнительное зрелище представляет теперь ее подруга. Она опередила Томми.

Запрыгнув на диван, Дот приняла такую же точно позу, что и Стефания.

Обе женщины оглянулись на подходящего Томми.

Стефания пошире расставила колени. Дороти тоже. Томми не успел.

Уже приблизившись к Стефании, но еще не войдя в нее, он не выдержал, и густая струя брызнула на натянутую кожу ягодиц.

Дороти застонала.

Стефания рассмеялась.

Ей вторил голос Джона, очнувшегося в своем кресле. Отдохнув, он чувствовал, что уже снова крепнет и скоро будет готов взять реванш.

Томми пожал плечами, подобрал полотенце и побрел вверх по лестнице. Наверное, обратно под душ…

Глава 18

В Бронкс Стефания, изменив традиции, приехала на такси.

Расплатившись с оживленным шофером, уже собиравшимся пригласить пассажирку в тот же вечер куда-нибудь в ресторан, она вышла на тротуар, сунула под мышку заветный портфолио и направилась ко входу с вывеской «Здесь Вас Ждут».

На самом деле Стефанию там никто не ждал.

Двери стояли нараспашку, что в такую теплынь могло означать только одно – в помещении нет кондиционеров.

Этот адрес Стефания нашла сама, точнее, она наткнулась на него, читая утренние газеты. Ей понравилось лишенное всяческих претензий, простенькое объявление, приглашавшее начинающих фотомоделей обращаться с предложениями в «Студию Паркинса».

Стефания не изменяла своей традиционной привычке поддерживать форму таким вот малораспространенным способом. Вместо того чтобы зарабатывать большие деньги в роли настоящей топ-модели, она всякий раз предпочитала им обыкновенные пробы.

В полутемном коридоре она чуть не наткнулась на столик, за которым кто-то сидел.

– Поосторожнее, мисс, – предупредил манерный мужской голос. – Вам кого?

– Я пришла по объявлению, – сообщила в темноту Стефания.

– Насчет того, чтобы сниматься?

– Да, а что, прием уже закончен?

– Почему же? Вы можете подождать, пока господин Паркинс не освободится.

Сказано это было таким тоном, как будто Стефании следовало задохнуться от восторга при мысли о том, что с ней поговорит «сам Паркинс».

Фамилия Паркинс, значившаяся в названии студии, была Стефании неизвестна. Что ж, новые люди, новые характеры, новые события – писательский хлеб.

Подождать Стефании было предложено на одиноко стоящем в единственном светлом углу стуле с высокой спинкой. Прямо перед ней уходила вверх лестница, слева находилась дверь в студию.

Некоторое время вообще ничего не происходило.

Стефания сидела, принюхиваясь к теплому воздуху – правды ради нужно отметить, что здесь все же наблюдался кое-какой сквозняк – и поджав под себя ноги, как трогательная студентка, пришедшая сдавать экзамен.

Невидимый собеседник, вероятно, это отметил и пожалел ее.

– Пока вы все равно ждете, давайте я вас запишу, – начал он из темноты, но тут на лестнице послышались голоса и навстречу Стефании стали спускаться два молодых человека.

Шли они в обнимку, как закадычные друзья, и присутствие девушки нисколько их не потревожило. Более того, они были настолько увлечены, что вовсе ее не заметили.

Один все смеялся, а другой доканчивал неизвестно когда и зачем начатую фразу:

– … и он пообещал всех их перетрахать, чтобы, как он выразился, почувствовать вдохновение. Нет, ты представляешь, какой подлец!

Они вместе потянули за ручку двери и как-то вдруг скрылись за ней. На мгновение лестничную площадку озарили ослепительные вспышки, и кто-то прокричал «ура».

Стефания еще посидела.

– Как вы думаете, он там скоро освободится? – спросила она.

Ответа не последовало. Темнота молчала.

Вероятно, невидимый собеседник отлучился.

Все это было как-то странно, хотя Стефания привыкла к тому, что, кроме роскошных салонных, фотостудии часто отличаются особенной атмосферой, когда полнейшая профанация предмета граничит с гениальностью.

Не боги горшки обжигают, вспомнила она пословицу.

Пословица навела ее на мысль встать и проверить, что же там в конце концов происходит.

Так Стефания и сделала.

Дверь открылась на удивление легко.

Стефанию снова ослепил свет, из-за чего ей пришлось некоторое время стоять и вглядываться в яркие пятна. Одновременно она дала находившимся внутри возможность заметить ее.

В помещении собрались одни мужчины.

В тех, кто стоял на фоне серебристого экрана, похожего на фольгу – из-за которой, вероятно, и происходило такое буйство света, – она безошибочно признала увиденную ею только что парочку.

Один из двоих был во всем кожаном и производил впечатление не то рокера, не то полицейского, чему виной – многозубчатая фуражка на запрокинутой голове.

Второй, обнимавший его, стоял совершенно голый.

Время, показавшееся Стефании бесконечностью, было всего лишь каким-то мгновением.

Человек с фотоаппаратом резко повернулся.

– Вы ко мне? – спросил он, вглядываясь в чем-то знакомые черты удивленного женского лица.

– Нет, простите, я, кажется, ошиблась, – скороговоркой выпалила Стефания и отступила обратно за порог.

– Постойте! Я сейчас закончу. Мы могли бы поговорить, – прозвучало ей вслед.

Опять натолкнувшись на столик в темном коридоре – на сей раз по-настоящему, больно, бедром, – она чертыхнулась, но даже не замешкалась.

Все тот же таксист просигналил ей с противоположной стороны улицы. Выходит, все это время он безнадежно ждал ее.

Стефания перебежала пустую проезжую часть и оказалась в прохладном салоне автомобиля. Здесь кондиционер работал исправно.

– Не приняли? – весело поинтересовался таксист, плавно откатывая от бордюра. – Не расстраивайтесь, девушка, я свожу вас в отличный ресторан, и все пройдет!

Откуда ему было знать, что Стефания не слышит его, оглушенная водоворотом мыслей, сомнений и просто обрывочных эмоций, узнав в Паркинсе того самого фотографа, в компании которого она впервые видела «бойскаута» Рича.

Глава 19

От судьбы не уйдешь.

Это уже давно набившее оскомину, но оттого не утратившее правоты изречение из всех девушек, трудившихся не покладая рук в агентстве «Мотылек», с наибольшей яркостью проявило себя в жизни Аделы Элинор Шае – циркачки Нелл, Лолиты.

Аделу как магнитом тянуло к господам в возрасте, охочим до неопытных девушек, олицетворением которых она с полным правом и могла считаться.

Вначале был упоминавшийся ранее Гельмут Кросс.

Связь с ним оказала на судьбу Аделы воздействие не только материальное. Благодаря ей девушка осознала, что наделена способностью пробуждать в мужчинах эмоции, весьма отличные от тех, которые пробуждает просто красивая женщина.

Знаток астрологии сказал бы, что Адела окружена «аурой девственности».

Во всяком случае, именно такой она стала видеть себя в глазах встречавшихся ей в жизни мужчин.

Адела находила это сперва просто забавным, поскольку на самом деле «девственность» облика отнюдь не отражала «девственности» души, вмещавшей страсти куда как не детские.

Потом она начала понимать, что обладает замечательным даром соблазнять и что этот ее дар можно и нужно всячески использовать для своего удовольствия.

Мужчины в летах вызывали в Аделе особый интерес. Ведь кому не известна непредсказуемость женского характера, руководствующегося принципом отсутствия каких бы то ни было принципов и совершающего поступки, противоречащие представлениям о самой элементарной логике.

Пожилые воздыхатели одновременно забавляли и трогали девушку своей наивностью, своим желанием нравиться ей, желанием всегда «производить впечатление».

Она же в свою очередь старалась потакать им во всевозможных прихотях и капризах, получая удовольствие от того эффекта, которое производило на мужчин ее игривое покорство и уступчивость, доходившая порой до самоуничижения.

* * *

Телефон зазвонил ровно в десять.

Было начало пасмурного воскресного дня, и Аделе очень не хотелось вставать, хотя она слышала и телефон, и то, как расторопная служанка снимает трубку и что-то тихо объясняет.

Она проспала еще минут двадцать, после чего все же встала и направилась в душ.

Встретившаяся ей в коридоре служанка, придав своему голосу заговорщический тон, сообщила, что звонил господин Лемингтон. Она ответила ему, что «мисс Шае еще спит, так что попробуйте где-нибудь через час».

Венс Тимоти Лемингтон был акционером сразу трех преуспевающих американских компаний и держателем пакета акций еще одной лондонской фирмы, специализирующейся на торговле недвижимостью.

Ему было около шестидесяти.

Дети его, сын и дочь, давно обзавелись собственными семьями, жили в Европе и отца навещали разве что на Рождество, да и то скорее не ради него самого, а ради своих детей, то есть внуков Венса, которым доставляло истинное удовольствие пребывание в сказочном доме деда, построенном еще в прошлом веке в стиле доброй старой Англии, откуда Лемингтоны и вели свой древний род.

Отойдя от непосредственных дел и довольствуясь отменными дивидендами, которые с завидным постоянством приносили ему упомянутые акции, Венс Тимоти Лемингтон не терял времени даром и увлеченно совершенствовался во многих областях. Отличный охотник, заядлый коллекционер экзотических бабочек и вообще всякой засушенной живности, неплохой фотограф и даже журналист «по случаю», он все больше и больше внимания уделял теперь своей физической форме.

Вообще господин Лемингтон был одним из тех незаурядных мужчин, которые довольно рано «стареют», то есть теряют волосы, отпускают бороду, надевают очки, но зато таким образом как бы «консервируются» на многие годы, оставаясь тридцатипятилетними и в двадцать пять, и в пятьдесят пять лет.

Женщины, пекущиеся о постоянстве в интимной жизни и знающие цену настоящему мужчине, а не ищущие сиюминутного удовольствия в объятиях кого попало, наивно полагая, что тем самым отсрочат наступление неизбежной дряхлости, предпочитают именно такой тип.

У господина Лемингтона была законная жена, вторая по счету и не родившая ему ни одного ребенка, но с полным правом играющая на Рождество роль доброй бабушки.

Именно ее присутствие в доме и накладывало на отношения между Аделой и Венсом столь необходимые для поддержания взаимного интереса ограничения. Не будь госпожи Лемингтон, которую по забавному совпадению тоже звали Нелл – только не от Элинор, а от Хелен, – привязанность к маленькой Аделе вполне могла бы подвигнуть Венса на решительные действия, целью которых было бы привязать девушку к себе пусть даже официальными узами.

Хелен была младше супруга всего на три года.

О существовании Аделы она не догадывалась, а знала. Поскольку Венс не умел и не хотел ни из чего делать тайн в силу завидной привычки всегда ощущать себя на коне благодаря хотя бы все тем же финансовым средствам. Хелен же тонко чувствовала, что для нее идти на принцип и рвать с мужем отношения – далеко не лучший выход. Компромисс ее вполне устраивал. Мужа она никогда по-настоящему не любила, а женская гордость – ну, с этим уж она как-нибудь справится сама.

Утренний звонок Аделе мог означать только то, что Венс хочет ее сегодня же видеть. Просто так он никогда ее не беспокоил.

А может быть, не хотел беспокоиться сам, потому что об увлечениях девушки, к которым следовало отнести ее участие в работе «Мотылька», он был осведомлен и втайне переживал, негодуя по поводу легкомыслия возлюбленной, легкомыслия, которое, с другой стороны, всякий раз, когда он об этом думал, наполняло его страстным трепетом желания, поскольку оно являлось в понимании Венса неотъемлемой частью ее детского характера.

В свою очередь свободное поведение девушки давало ему самому повод относиться к ней соответствующим образом и предъявлять такие требования, на какие он никогда бы не отважился, будь она просто соблазнительной киской двадцати двух лет.

А «киска» тем временем с удовольствием принимала теплый душ, смывая остатки забытого сна, от которого осталось только общее приятное впечатление.

Адела мечтала о такой ванной, которую ей довелось видеть в некоторых нью-йоркских домах: со стеклянным окном во всю стену, отчего у купающейся возникало ощущение, будто она находится не в помещении, а вовсе даже на улице, на балконе. При этом можно было видеть жизнь города и вздрагивать от щекотливого предчувствия, что и за тобой именно сейчас могут откуда-нибудь наблюдать в бинокль, хотя эта возможность практически равнялась нулю, поскольку подобные ванные комнаты планировались таким образом, чтобы окно либо выходило на незастроенные районы города, либо чтобы все близлежащие дома были значительно ниже его уровня.

Плескаться голышом в пенной воде на высоте в несколько сотен метров над раскаленным асфальтом и видеть вокруг на многие километры – что может быть более потрясающим для юной девушки, сознающей, что она способна соблазнить случайного наблюдателя, будь то юноша, старик, женщина, ребенок или беспризорная собака! Существуют вещи, понятные всем…

Накинув халатик, Адела вышла в гостиную завтракать. С момента пробуждения прошло полчаса. Скоро Венс должен был позвонить во второй раз.

Бывший дом господина Кросса, ныне всецело принадлежащий Аделе, стоял на северной оконечности Лонг-Айленда, почти на берегу Ист-Ривер. Супруги Лемингтоны жили в Куинсе, однако девушка, исходя из своего опыта, могла предположить, что если Венс захочет ее увидеть, то наверняка пригласит в замечательное имение в двухстах километрах от Нью-Йорка, на востоке того же Лонг-Айленда.

Служанка, женщина сорока с небольшим лет, по имени Люсинда, работавшая здесь еще при старом хозяине и единственная, кого Адела оставила на постоянном содержании, отказавшись ото всей прочей прислуги, накрыла на стол в уютной кухне, которую девушка предпочитала для завтрака специально предназначенной для этого столовой на втором этаже, куда в былые времена еду подавали при помощи особого механизма в стене.

Пока Адела аппетитно жевала поджаренные хлебцы, слизывая с губ вишневое варенье – не то желе, что продается в магазинах, а настоящее, домашнее, – в кухню снова вошла Люсинда и передала девушке черную трубку радиотелефона.

– Здравствуй, малыш, – сказал приятный мужской голос лет на тридцать моложе своего обладателя. – С легким паром.

– Венс, я соскучилась по тебе. Почему ты не звонишь?

– Я звоню, малыш.

– Только сейчас. А почему не вчера? Я так хотела тебя услышать!

– А увидеть?

– Ты меня приглашаешь?

– Конечно. Если я заеду за тобой через полтора часа?

– Через два.

– Хорошо. На всю ночь.

– Не обещаю.

– Почему? – В голосе прозвучали нотки досады.

– Тогда мне еще нужно будет успеть отменить кое-какие важные встречи на завтра.

Адела проводила взглядом спину Люсинды и просунула ладонь под халатик. Кожа на животе почти высохла.

– Ты уж постарайся, малыш.

– А куда мы поедем? К тебе на фазенду?

– Надеюсь, ты не против?

– Совсем нет. Я хочу быть с тобой. Приезжай скорей. Она нажала на кнопку и разъединила линию. Адела была не из тех девушек, которые любят часами болтать по телефону, даже если это ей нравилось. Она умела казаться сдержанной.

В гостиной она поставила диск Криса Pea, наполнив пространство гулкой мелодией, поддерживаемой хрипловатым голосом.

Сбросив халат и оставшись в одних трусиках, Адела принялась исследовать содержимое платяного шкафа на предмет того, во что бы ей одеться для поездки. Сейчас на улице по-прежнему пасмурно, однако воздух очень влажен, поэтому стоит поискать что-нибудь полегче. Но ведь предстоят еще вечер и завтрашнее утро. А если Венсу, как в прошлый раз, захочется завести ее по дороге в ресторан на ланч? Нет, все надо должным образом продумать.

За два часа идея и в самом деле родилась неплохая.

Адела то и дело прерывала свое занятие танцами на мягком ковре. Надеясь, что Люсинда не станет ее беспокоить понапрасну, она даже спустила трусики.

Танцевать нагишом казалось ей самым естественным занятием.

Крутясь перед большим зеркалом, отражавшим ее гибкую фигурку в полный рост, она представляла себе Венса, наблюдающего за ней с той стороны.

В качестве наряда она остановила свой выбор на обтягивающей кофте синего цвета с глубокими вырезами спереди и сзади, рукава которой прикрывали изящные руки до самых кистей. Кофту дополняла очаровательная воздушная юбочка из белого шелка в черный крупный горох. Юбочка была очень короткой, и потому девушка с особой тщательностью подобрала чулки.

Желая не выходить из образа проказницы Лолиты, она натянула замечательного коричневого оттенка чулки с серебристым отливом, удерживаемые у самого верха стройных ляжек эластичными повязками.

Трусики она решила надеть совсем новые, купленные за безумные деньги на прошлой неделе в Центре. Трусики были восхитительного салатового цвета и имели мелкую кружевную окантовку, придававшую им особую пикантность.

К такому наряду лучше всего подходили те изящные бархатные туфли на высоком каблучке, что идеально сочетались с кофтой.

Черный пояс – на узкую талию поверх юбки и пластмассовый браслет на правую руку – прелестная поделка из Тайланда с настоящими крохотными ракушечками, залитыми разноцветной смолой, подарок Стефании, завершили воскресный костюм. Умница Адела, сообразительная девочка! В таком наряде можно и по городу пройтись, и в ресторан заглянуть, и в машине с интересным мужчиной прокатиться. И всюду он будет выглядеть на ней одинаково вызывающим и соблазнительным: не то девочка, не то шлюшка, не то куколка.

Она как раз закончила подводить пухлые губки кроваво-красной помадой, когда появилась Люсинда с известием о том, что господин Лемингтон прибыл и ожидает ее внизу.

В двадцать два года жить в окружении таких вот светских условностей, при служанке, одной, в огромном доме – что может быть интереснее!

Адела упивалась собой, спускаясь по лестнице на первый этаж, где в кресле у погашенного камина – еще только не хватало в такую духоту топить камин! – сидел ее немолодой друг.

– Отлично, малыш! – воскликнул он, лукаво следя за девушкой. – За то время, пока мы не виделись, ты не разучилась сбивать с толку стариков вроде меня.

– А ты все иронизируешь! – Последние ступеньки Адела преодолела вприпрыжку, насколько позволяли высокие каблуки.

– Иди ко мне.

– Что я и делаю.

Венс не встал с кресла, и девушка опустилась рядом с ним на корточки. Она сама взяла его красивую руку английского аристократа и поцеловала слабеющую кожу.

Венс благодарно потрепал Аделу по соломенным волосам.

– Ты по-прежнему не носишь сережек? – поинтересовался он, обнажая маленькое ушко и наклоняясь губами к мягенькой мочке.

– Зачем они мне нужны, когда у меня такие длинные волосы?

Поцелуй показался ей щекотным, она засмеялась и встала.

– Идем?

– Да, конечно, я совсем забыл. Венс взялся руками за подлокотники.

Адела насупилась и остановила его, уперевшись обеими ладошками ему в грудь.

– Может быть, ты этого не хочешь?

Венс поправил очки и на мгновение сделался похожим на умного профессора университета, привлекающего молоденьких студенток своей беспомощностью.

– Я давно тебя не видел, – как заклинание, повторил он. Адела опустилась верхом к нему на колени, и оба замерли в жадном поцелуе.

– А как поживает твоя супружница? – осведомилась девушка, когда они уже сидели в салоне шикарного «кадиллака».

У Лемингтонов был свой шофер, однако Венс обожал сам водить машину. Особенно «кадиллак». «Пежо» и два спортивных «форда» последних лет выпуска он еще мог доверить кому-нибудь другому, но «кадиллак» был его неприкосновенным любимцем. Только Аделе иногда разрешалось им порулить.

– У нее в очередной раз заболела подруга, и она помчалась ее навещать, – отозвался Венс.

Хотя дела семейные не считались у них закрытой темой, он предпочитал не вдаваться в подробности. Подробности отвлекали, а он хотел максимально полно насладиться обществом прелестного создания.

– Можно я покурю? – спросила Адела, уже нажав любимую кнопку, опускавшую боковое стекло.

Венс молча передал ей пачку «кента». По тому, как блестели его глаза, устремленные вдаль улицы, девушка поняла, что сегодня он в настроении, а это, в свою очередь, означало, что ей предстоит насыщенный день, а главное – ночь.

Сначала они по неписаной традиции заехали в небольшой, но очень уютный ресторан на побережье.

Немногочисленные посетители наверняка приняли их за молодого деда и взрослую внучку. Кого-нибудь эта пара, вероятно, даже умилила, являя собой пример единения двух столь разных поколений.

Правда, было в этом сочетании и нечто такое, что не позволяло, например, молодым людям, если они приходили в театр или в клуб, предпринимать попытки познакомиться с «внучкой». «Дед» не производил впечатления безобидного старца. А девушка, надо отдать ей должное, никогда и никому, кроме него, не оказывала ни малейших знаков внимания.

И вовсе не потому, что Адела отличалась несовременной порядочностью. Просто рядом с Венсом ей и в самом деле не хотелось думать ни о ком другом.

– Почему ты на меня так смотришь? – спросил он, когда официант, подававший десерт, отошел от их столика.

Взяв в рот чайную ложечку с шоколадным мороженым, Адела некоторое время вглядывалась в губы собеседника, потом тихо и отчетливо произнесла:

– Мне бы хотелось быть сейчас совершенно обнаженной, и чтобы ты вот так же спокойно разговаривал со мной.

Венс промолчал.

Он пытался не думать о том, что бы вообще было, получи они возможность воплощать в жизнь все свои тайные желания.

Но именно невозможное, именно запретное, именно недосягаемое манит человеческую душу, и именно поэтому Венс, постепенно сходя с ума от посещающих его греховных мыслей, поспешил предложить своей юной подруге продолжить путешествие, искусственное затягивание которого могло бы привести к самым непредсказуемым последствиям.

По дороге они большей частью отмалчивались, ощущая, как сгущаются между ними флюиды притяжения, грозившие превратиться в трескучие искры животной наэлектризованности.

Имение Венса было надежно укрыто в густом лесу, тоже являвшемся его частным владением. В этой части Лонг-Айленда жилье попадалось все еще довольно редко, так что можно было не опасаться визита непрошенных гостей, хотя никаких заграждений, а тем более охраны вокруг не предусматривалось. В доме жили только управляющий и двое слуг – пожилые супруги, пенсионеры, воспринимавшие свою участь как райское блаженство.

Они все знали Аделу, знали, зачем она здесь, но никогда не интересовались больше положенного. Собственное благополучие было для них гораздо важнее всего остального, включая порядочность хозяина, который вполне их устраивал, потому что щедро платил и сам никогда не вмешивался в чьи бы то ни было личные дела.

Между людьми пожилыми многие вопросы решаются обычно полюбовно.

Управляющего в тот день не оказалось на месте. Эдвин, выполнявший от случая к случаю обязанности повара, разнорабочего и садовника, пояснил, что тот уехал к попавшему накануне в аварию сыну, который, хотя и отделался легкими травмами, угодил в больницу.

– Что-то сегодня все куда-то уезжают, – заметил Венс, оглядываясь на вошедшую следом за ним Аделу и имея в виду свою собственную жену. – А как здоровье Дженис?

– Спасибо, пока не жалуется, господин Лемингтон, – ответил слуга. – Она сейчас как раз на кухне и готовит вам ужин.

– А мы только что из ресторана, – возбужденно сообщила Адела, уже чувствуя себя здесь хозяйкой.

Ей нравилось раззадоривать стариков, в деланном безразличии которых она все же улавливала укор в свой адрес.

Она бросила на диван сумочку и прошлась по холлу, словно впервые оглядывая старинную мебель из красного дерева, бронзовые бюсты на мраморных стойках и расписной потолок с лепниной. Что и говорить, таких домов уже давно не строят, а если и строят, то почему-то обычно портят исключительно современным внутренним убранством. Настоящий быт с большой буквы дорого стоит.

Когда она повернулась к наблюдавшему за ней Венсу, слуги поблизости не оказалось. Очевидно, он уже ушел по делам, решив не мешать им.

– Насколько твой дом нравится мне больше моего! – воскликнула она и подбежала к улыбающемуся любовнику за поцелуем.

– Ты несправедлива, малыш. У тебя гнездышко что надо, а этот дворец скоро, боюсь, станет мне не по карману.

– Вот и отлично, тогда я его куплю, а тебе отдам свой!

Венсу почему-то показалось, что девушка говорит это на полном серьезе. Однако сейчас он был вовсе не настроен выяснять истину.

Адела начала подниматься по лестнице. Венс нагнал ее и прижал бедром к резным перилам. Она не сопротивлялась, когда почувствовала, что он стягивает с нее трусики прямо из-под юбки.

Это не было грубым раздеванием. Просто трусики были сняты. И все. Венс этим как будто удовлетворился.

Он подобрал со ступени крохотный комок зеленой материи и сунул его себе в карман.

Он даже не поднял подол и без того короткой юбочки. Ему сейчас не нужно было ничего видеть, а достаточно было одного сознания того, что его Лолита лишена самой существенной части своего сегодняшнего туалета.

Сознание того же запалило фитилек сладострастия и самой Аделы.

Венс больше ее не держал, и она двинулась дальше вверх по ступеням.

– Ты не хочешь ничего выпить? – спросил он, когда они незаметно для себя оказались в одной из трех спален на втором этаже.

– Ничего.

Адела подошла к двери, открывавшейся на балкон. Под балконом сразу же начинался лес. Маленький огороженный сад располагался по другую сторону дома.

– Чего же ты тогда хочешь, малыш?

Венс помог девушке справиться с тугой ручкой, и дверь распахнулась.

– Отдохнуть.

Она посмотрела на друга и снова перевела взгляд на густые кроны деревьев.

– Отдохнуть от города, от жары. И даже от одиночества, – добавила она, вдыхая лесные ароматы. – А у тебя здесь прохладно.

– Ты сегодня какая-то загадочная, малыш! – Венс трепетал, сдерживаясь и ощущая близость юного, бесстыдно обнаженного под легкой одеждой тела. – Что-то задумала?

– Все зависит от тебя. Я привыкла, что ты мой режиссер, а я твоя покорная актриса. Мне незачем менять это амплуа. Но только не спеши, я хочу, чтобы все происходило медленно, на грани замирания.

Венс обнял девушку сзади за плечи. Наклонился. Отстранил губами прямые светлые пряди и поцеловал нежную шейку.

– И ты обещаешь мне быть такой же покорной, как всегда?

Он говорил почти с трудом, досадуя на сбивающийся голос, но ничего не мог с собой поделать.

– Обещаю… Мне это тоже нравится.

Она запрокинула голову и поцеловала его в бороду.

– Не думай, что я все отдаю тебе. Я сама при этом получаю гораздо больше.

– Я знаю, – шепнул Венс.

– Мне раздеться? – Голос девушки почти перестал быть слышен.

От кожи исходил тонкий запах французских духов. Всякий раз Адела приносила с собой новый аромат. У Венса кружилась голова.

– Я хочу, – начал он, словно подбирая слова, – я хочу посмотреть, как ты моешься.

Он любил истязать себя, наблюдая.

– Если ты меня отпустишь, я все покажу, – в тон ему ответила девушка, предпринимая слабую попытку разжать объятия.

– Не здесь, – сказал Венс и указал рукой на лес. – Вон там.

Адела поняла не сразу. Когда же до нее дошел смысл предложения, Венс ощутил, что она дрожит всем телом.

– В лесу?

– Да, пока тепло. Ты будешь мыться на поляне родниковой водой. Как лесная фея.

– Но родниковая вода холодная, – возразила Адела, поворачиваясь и приникая к широкой груди мужчины, словно уже сейчас ища у него тепла.

– Ты разведешь костер и согреешь ее.

Такого она еще никогда не делала. Хотя видела нечто подобное в каком-то фильме, и тогда сцена купающейся на лоне дикой природы нагой девушки, признаться, сильно возбудила ее.

Теперь ей предлагали проделать это самой. Могла ли она отказаться от возможности проверить себя на новые ощущения? Она знала, что ей будет стыдно, до слез стыдно стоять нагишом в тазу и обливать себя теплой водой из кастрюльки на глазах полностью одетого пожилого мужчины. Но уже от одной только этой мысли у нее под животом начинался пожар, грозивший в любое мгновение загасить сам себя густой влагой из укромного источника. Она должна через это пройти.

Она должна быть благодарна другу за его причудливые фантазии, которые сразу же становились и ее фантазиями, даже если до этого она не отваживалась ни о чем подобном даже мечтать.

– Мы не будем ждать, пока стемнеет? – спросила она, оттягивая мгновение принятия окончательного решения.

– Нет, не имеет смысла. – Венс отпустил девушку из объятий и направился к выходу. – Теперь ты можешь раздеться. Я ненадолго отлучусь, а потом приду за тобой. Нам не должны помешать.

Он дал ей четверть часа.

Когда он вернулся, Адела стояла у окна в одних туфельках. Вся одежда была аккуратно сложена на постели.

Обняв себя обеими руками под грудью, девушка не трогалась с места и ждала, пока мужчина не приблизится к ней сам.

Вместо этого он с порога поманил ее пальцем.

– Что, прямо так? – удивилась она, делая первые шаги.

– Нет, туфли тоже сними.

Адела разулась и почувствовала себя от этого еще более голой.

Босиком она вышла следом за другом из спальни.

– Нас увидят слуги, – шептала она, спускаясь по главной лестнице и тщетно пытаясь прикрыться ладонями.

– Вряд ли.

Он даже не оборачивался на нее, уверенный в том, что она сделает все, как надо. Они вышли на крыльцо.

Солнце так и не появилось, и девушка инстинктивно поежилась, хотя было вполне тепло.

Венс двинулся вперед, мимо застывшего в оцепенении «кадиллака», совсем недавно доставившего их сюда и теперь с удивлением взиравшего лупоглазыми фарами на свою бывшую пассажирку, которая, совершенно нагая, осторожно кралась за тем, кто обычно сидел за рулем, кралась, стараясь не наступать босыми ногами на острые камешки.

Нужно было как можно скорее миновать пространство, отделявшее дом от первых деревьев, за которыми она могла скрыться от посторонних взоров, оставшись на виду только у одного зрителя, имеющего на нее полное право.

Венс остановился и подождал, пока она не нагонит его.

– Иди первой. Я буду говорить куда.

И она пошла, неловко разведя в стороны руки, будто боясь потерять равновесие на колючках, твердых змеях корней и подлых ветках.

Метрах в тридцати от дома Адела обнаружила впереди себя крохотную полянку. О том, что ей предстоит разыгрывать перед Венсом сцену купания именно здесь, она поняла по пластмассовому красному тазу и двум железным ведрам, стоявшим в зеленой траве.

Чуть поодаль стоял раскладной стул, предназначенный для единственного зрителя.

Девушка в нерешительности остановилась.

Венс прошел мимо нее и занял свое место на стуле, расположенном так, чтобы можно было видеть всю поляну.

Сейчас Венс уже не выглядел таким взволнованным, как в доме. Он явно успел пережить все, чему предстояло подвергнуться девушке, в воображении, и теперь его занимало лишь воплощение задуманного плана.

– Сперва набери воды, – посоветовал он, кивая в ту сторону, где должен был находиться родник.

Адела подобрала ведра и пошла в указанном направлении.

Действительно, перед ней возникла довольно глубокая яма, из стенки которой торчала труба с несильной струйкой.

Адела присела на корточки и по очереди наполнила оба ведра.

Подставив под струйку палец, она лишний раз убедилась в том, что вода ледяная. Значит, костер тоже будет необходим.

Так и получилось. Хвороста на поляне было предостаточно. Но его еще предстояло собрать. Казалось, Венс специально позаботился о том, чтобы сучья и ветки были разбросаны как можно дальше друг от друга, и девушке пришлось немало потрудиться, собирая их в костер, на котором предполагалось согреть два ведра воды.

Адела особенно долго боролась с сухой веткой, никак не желавшей выпутываться из объятий куста.

Зритель пришел в восторг.

Наконец хворост был с грехом пополам сложен, и Венс бросил девушке коробок спичек.

Сам он встал со своего места лишь однажды, чтобы помочь установить подставки для ведер.

Разведя наконец костер и расположив над ним первое ведро, Адела в нерешительности замерла, не зная, что делать дальше.

– Кстати, – сказал вдруг Венс, спохватываясь и вставая с раскладного стула, в котором он уже успел одну за другой выкурить две сигареты. – Я забыл о самом главном.

Девушка умоляюще посмотрела на него, ожидая разъяснений.

– Мыло. Ты постой здесь, а я сейчас за ним схожу.

– Венс, куда ты?

Видя, что друг не шутит, Адела бросилась следом за ним.

– Я же сказал – принесу мыло. – Он улыбнулся. – Даже в таких походных условиях девушке нужно быть чистой.

– Неужели ты думаешь, что мне все равно не придется перемываться потом в доме? Какая тебе разница? Я ведь и так согласилась на купанье. Ради тебя.

– Лучше с мылом, – повторил Венс, будто не слыша того, в чем его пытались убедить.

И ушел.

Голая девушка осталась на поляне одна.

Она вернулась к костру и села на корточки.

Выступать со стриптизом в переполненном, прокуренном зале казалось ей совершенно обычным делом. Множество глаз, устремленных на нее, сами собой образовывали подобие живой ограды, внутри которой она чувствовала себя в полной безопасности, раздеваясь не столько для них, для этих похотливых или погруженных в задумчивость мужских и женских лиц, сколько для своего собственного удовольствия.

Сейчас же все изменилось.

Она была одинока в огромном лесу, где ее не видели, но могли увидеть, где ее нагота наконец-то стала настоящей, постыдной наготой, которая вызывает не ощущение восторга от красивого сочетания линий, а жалость и желание надругаться над ней.

Между тем вода в первом ведре пошла пузырями. Адела с большим трудом сняла его с огня, стараясь не обжечься, и повесила второе.

Венс все не шел.

Появился он минут через десять, сжимая в руке кусок мыла, завернутый в бумагу.

Он положил его на траву рядом с тазом и прошел на свое место.

– Ты неправильно делаешь, – заметил он, присмотревшись к происходящему. – Тебе вовсе незачем греть второе ведро. Иначе у тебя не будет холодной воды, чтобы разбавлять кипяток из первого.

Адела сняла уже успевшее потеплеть ведро с огня, поставила на землю и встала обеими ногами в таз.

Небольшая пластмассовая кружка красного цвета висела здесь же на ветке куста.

Девушка стала черпать ею по очереди из обоих ведер и поливать себя тонкой струйкой.

Потом, стоя лицом к Венсу, тщательно намылилась.

– Тебе нравится? – спросил он, закидывая ногу на ногу.

– Очень… Я чувствую тебя… Твой взгляд… Мне стыдно… Оба одновременно вспомнили, что забыли еще одну важную вещь – полотенце.

После короткого спора было решено, что девушка вернется в дом как есть, не вытираясь. На сей раз победа была за Аделой – она не хотела снова оставаться в одиночестве.

Уже в доме Венс придумал для нее новое испытание: на второй этаж девушке пришлось подниматься по лестнице на четвереньках. Она ползла, а он наблюдал, как следом за ней тянется со ступеньки на ступеньку мокрая дорожка из капель.

Понимала ли Адела, что ее унижают? Странно, но она отдавала себе отчет во всем, что делала, и при этом не испытывала никаких неприятных ощущений. То есть неприятные ощущения были, однако именно благодаря им, благодаря тому, что она находила в себе силы преодолевать их, ей это не просто нравилось – она упивалась своей покорностью. Она знала, что и Вене может видеть это ее состояние, хотя, скорее всего, он воспринимал влажное поблескивание между напряженных бедер как последствие купания.

Она же продолжала купаться. Купаться в этом взгляде, в прохладных струях воздуха, перемещающегося над самым полом, в волнах новых для себя ощущений, в мягком сером свете затухающего дня.

Глава 20

Для многих из нас оказывается гораздо приятнее думать о том человеке, которого именно сейчас нет поблизости и чей воображаемый двойник представляется нам вершиной совершенства. Мы склонны приписывать ему самые замечательные свойства, мы мечтаем, мы строим планы, но все это продолжается лишь до тех пор, пока мы вновь не встретим оригинал, и тогда все наши фантазии кажутся нам скучными и лишенными всякого основания.

Иногда же происходит обратное: не видя человека перед собой, мы забываем о нем, но стоит нам снова его повстречать, как что-то происходит, и он притягивает к себе все наше внимание.

Именно так и вышло у Стефании в случае с Ричем.

Они встретились вновь на следующий день после прерванного свидания в «Марокко», и Стефания не без удивления заметила, что не может ограничиться сухими «привет» и «как дела?». Чаши весов поменялись местами. Баковский был забыт.

Ричард! Она должна разобраться с ним до конца, выяснить, кто он такой, почему при виде его ей все время хочется чего-то, что она пока не в состоянии определить даже для себя самой.

Из «Мотылька» они вышли вместе. Чуть ли не обнявшись. У обоих было отличное настроение, и мечталось о чем-то невероятном.

– Я знаю одно место, где тебе наверняка понравится, – заявила Стефания, беря Рича под руку. – Мы можем зайти туда совсем ненадолго.

– Отлично! Только сначала нужно перекусить. – Он шел по улице, гордый от сознания того, что привлекает живое внимание прохожих своей длинноногой спутницей, словно ступающей по подиуму на демонстрации парижских мод, а не в толпе вечно куда-то спешащих ньюйоркцев. Я чуть не проспал утром и потому не успел позавтракать.

– То-то ты так жадно вглядывался в бутерброд на столе Дот! – смеялась Стефания, откидывая со лба непослушные пряди. – Ты что, из гордости отказался, когда я предложила тебе такой же?

– Мне показалось, что отказаться будет вежливо. Но если бы ты настояла…

– На твоей могилке будет написано: «Погиб голодной смертью от вежливости». Не правда ли, звучит?

– Постой, так это ты придумываешь лозунги против апартеида в Южной Африке? У тебя неплохо получается.

– Мой последний лозунг: «Долой красноречивых компьютерщиков!».

Они весело смеялись и шли дальше. В Нью-Йорке вот уже несколько дней держалась хорошая погода.

В парках, на газонах лежала молодежь. Отдыхали. Целовались. Пожирали толстые сосиски с хлебом. Старики грелись на солнышке.

Голуби неистовствовали, отплясывая перед скамейками, с которых им под лапки летели аппетитные крошки.

Бездомные делали вид, что им очень плохо, и тем самым взывали к совести прохожих, требуя милостыни. Некоторые давали.

Повсюду развевались полосатые полотнища национальной гордости, хлопая на ветру и напоминая о том, что каждый день, прожитый в Америке, есть праздник.

Уличные музыканты извлекали из своих инструментов какофонию, которой следовало внимать, как божественной литургии.

Угнетаемые повсюду негры в костюмах за тысячу долларов блаженно потели в раскаленных лимузинах.

Только здоровущим американским детям в мятых трусах до колен не было никакого дела до погоды. Они жили будущим Америки. И они были этим будущим.

– А тебя не хватятся на работе? – предупредительно поинтересовалась Стефания, когда они, плотно закусив, вышли из бистро на углу 7-й Авеню и направились вдоль витрин магазинов одежды.

– Хватились бы, да некому – шеф укатил в свой любимый Индианаполис (Рич хохотнул), а всем остальным нет до меня никакого дела. К тому же ты ведь сама сказала, что это ненадолго.

– В общем, да, – начала Стефания и, чтобы Рич не заподозрил подвоха, поспешно добавила: – Но ведь мы и так уже вон сколько времени потратили.

– Потратили?

Рич ехидно улыбался.

– Хорошо, провели. Какая разница?

– Никакой. Идем.

Через пять минут Стефания подвела его к заветному лифту, поднялась вместе с ним на последний этаж и с видом полного равнодушия пригласила в сквозняк чердачного беспредела.

– Это принадлежит одному моему другу, – лаконично пояснила она.

– Неплохо…

Рич ходил по давно не подметавшемуся полу и с интересом осматривался. Выглянул из окон на город.

– Что здесь происходит? Ведь не живет же он здесь, твой друг!

– Нет, конечно. – Стефания подошла к дивану и устало села на гордо промявшиеся под ее крепкими ягодицами пружины. – Он тут держит свое ателье. Он модельер.

– И где же он?

Рич сделал круг почета, развернулся и тоже подошел к дивану.

– Как видишь. – Стефания пожала плечами. – Он уехал. В Чикаго.

– А тебя оставил присматривать?

– Можно сказать и так.

Она откинулась на спинку дивана и приняла вопросительно-сладострастную позу. Рич сел.

Стефания опустила правую руку, и ладонь осталась невинно лежать на колене юноши.

– Я здесь впервые за этот месяц, – зачем-то соврала она.

Рич смотрел на нее во все глаза. Они оба ждали чего-то.

Физика говорит о том, что вне зависимости от своих размеров два тела обязательно так или иначе притягиваются друг другом. В случае Рича и Стефании опытным путем было получено блистательное тому подтверждение.

Чем дольше они смотрели друг на друга, тем ближе оказывались их лица.

Когда критическое расстояние было преодолено, Стефания с легким стоном приникла ртом к потвердевшим губам Рича.

Боже, да он ведь не умеет как следует целоваться!..

Хотя Стефания нечто подобное предполагала заранее, сейчас ее охватила внезапная паника. Пытаясь справиться с ней, девушка решила, что лучшее средство – атака, и совершила ошибку.

Когда ее рука скользнула между ног Рича, он вздрогнул, окаменел, распахнул глаза навстречу умоляющему взгляду Стефании… и вскочил.

Она подняла ему вслед руку, но даже не попыталась остановить ускользающие фалды пиджака.

Рич бросился к дверям лифта, нервно ударил кулаком по кнопке и, когда кабина распахнулась перед ним, не оглядываясь, шагнул в прямоугольник света.

Стефания уронила голову на грудь.

Все было кончено в один миг.

– Отлично получилось! – пробасил голос над диваном. Зная, что скрывать нечего, потому что слез нет и до дома не будет, Стефания подняла глаза.

Сияющий Черчилль комкал в кулачищах крохотный фотоаппарат и переминался с ноги на ногу, потрясая брюхом.

– Только обидно, что ты не смогла его удержать. Какая досада! Слушай, а почему он ушел? Жаль, что ты не позволила мне вмешиваться.

Он открыл крышку фотоаппарата и достал перемотанную обратно на катушку пленку.

– Но некоторые кадрики будут просто блеск!

– Дай-ка посмотреть, – сказала Стефания. Черчилль протянул ей катушку, не замечая явной бессмысленности просьбы.

Стефания задумчиво потянула за кончик пленки и внезапно одним рывком выхватила ее всю.

– Ты прав, отличные кадры, – усмехнулась она, возвращая комок засвеченной ленты онемевшему от удивления незадачливому фотографу. – А теперь мне пора. Созвонимся.

Она резко встала и повторила путь Рича.

– Что ты наделала? Зачем? – шептал себе под нос бедный Черчилль, провожая ладную фигурку девушки уже слезящимся взглядом. – Этого никто не сможет повторить. Я не понимаю. Такая хорошая пленка…

Стефании больше не было.

Только где-то внизу осторожно стукалась о стенки шахты старенькая кабина спускающегося лифта.

Глава 21

Керри еще раз сверилась с записной книжкой и доняла, что пришла по адресу.

Обычно клиенты сами приезжали за девушками или присылали своих шоферов. Однако сегодня за вызов была уплачена такая кругленькая сумма, что Дот не возражала, когда выяснилось, что Керри должна добираться до места назначения своим ходом.

Девушка стояла перед внушительного вида особняком, утопавшим в зелени. Дорожка была выложена гравием. Мимо по шоссе с долгими интервалами проскальзывали шальные машины.

Этот район города отличался уединенностью.

Керри поймала себя на мысли о том, что никогда прежде здесь не была.

Захлопывая записную книжку, она представляла, что ей предстоит.

Сегодняшним ее клиентом была женщина.

Накануне миссис Оффали приехала в «Мотылек» и имела разговор с Дороти, которая дала ей на ознакомление каталог своих девушек. Заказчица сразу же остановила выбор на Кэролин Паркс.

– Она совершенная дикарка, – заметила женщина с нескрываемым восторгом. – Но при этом в ней бездна шарма. Завтра я хотела бы видеть у себя именно ее.

Когда наутро Дороти делилась с Керри своими впечатлениями, она высказала предположение, что миссис Оффали – поклонница Сапфо,[28] причем, видимо, пассивная, если ее соблазнило смуглое тело культуристки.

В отличие от той же Фокси, у Керри еще никогда не было женщин. Поэтому, нажимая на кнопку звонка, она чувствовала, что слегка волнуется.

С другой стороны, ей тоже было интересно.

Дверь открылась.

На пороге стояла миссис Оффали собственной персоной.

Так, будто они добрые соседки и видятся каждый день, миссис Оффали протянула Керри руку и без лишних разговоров пригласила войти.

Это была женщина лет тридцати, невысокая, в изящном брючном костюме, черноволосая – крашеная, сразу же решила Керри, – с короткой стрижкой и большими задумчивыми глазами.

Керри почувствовала в ней то, что принято называть «стержнем».

– Мужа еще нет, так что нам с вами придется немного его подождать, – сказала она, провожая гостью в каминную, одна из стен которой была стеклянной и выходила в красивый садик, усыпанный цветами. – Что вам предложить выпить?

Пока Керри пыталась спрятать за улыбкой удивление по поводу возникновения еще и супруга, которого, ко всему прочему, нужно было ждать, что как-то не вписывалось в ее представление о радостях лесбийской жизни, хозяйка сама наполнила два из трех стоявших на столике бокалов розовым мартини. Третий, вероятно, предназначался мистическому мужу.

Мистическим муж оставался, однако, не более десяти минут, пока Керри была вынуждена поддерживать с миссис Оффали ничего ровным счетом не значившую беседу о погоде и катастрофических изменениях климата по всему земному шару, которые приводили к ужасающим стихийным бедствиям, не обходившим стороной и Америку.

Когда эта животрепещущая тема была исчерпана и разговор сам собой перешел на спорт и уже подбирался к вопросу культуризма вообще и женского в частности, обе женщины увидели, как по садику за стеклянной стеной пробирается интересный мужчина в дорогом костюме цвета морской волны.

Это и был господин Оффали.

На вид ему можно было дать лет сорок, хотя кое-где в красиво уложенных волосах уже просматривалась седина.

Миссис Оффали поднялась ему навстречу и открыла входную дверь.

– Добрый день, сударыня, – сказал он, элегантно прикладываясь к руке Керри губами. – Очень рад вас видеть. Валерия рассказывала мне о вашей красоте. Теперь я вижу сам, что она рассказала мне не все. Нас ждет замечательный вечер, не так ли?

Керри только и могла, что неопределенно повести плечами.

Господин Оффали сел в кресло.

Наливая в мужнин бокал мартини, Валерия посмотрела на притихшую девушку и сказала:

– Вы не находите, что у нас в доме слишком жарко?

– Нет, – простодушно ответила Керри.

– Как бы то ни было, дорогая, вам бы не мешало раздеться. Я хочу, чтобы Маркус до конца убедился в правоте моих слов относительно ваших достоинств.

Маркус утвердительно кивнул и выжидательно уставился на Керри.

Недолгая прелюдия закончилась. Настало время действовать.

Супруги сидели, один – в кресле, другая – на диване, а девушка вышла на середину комнаты и стала с серьезным видом расстегивать на спине платье.

Когда обнажились плечи, Маркус восторженно оглянулся на жену.

– Мы с мужем оба любим сильные тела, – пояснила Валерия, внимательно следя за действиями девушки.

Платье было стоптано на ковер.

Под платьем Керри носила белое белье с пояском. Туфли на высоком каблуке тоже были белые.

– Ты видишь, как великолепно контрастирует с белизной белья ее смуглая кожа? – сказала Валерия. – Послушайте, Кэролин, вы таитянка, я забыла?

– Я родилась на Гавайях.

Керри переступила через платье и посмотрела в стекло на сад.

Дверь за Маркусом никто не прикрыл, теперь она стояла настежь, и из сада приятно тянуло прохладой, смешанной с благоуханиями цветов.

– Все снимать? – спросила Керри, запуская указательные пальчики под резинку трусиков.

– Да, конечно, – сказала Валерия и пригубила свой мартини. – Вы созданы для того, чтобы быть обнаженной.

Керри нравилось ощущение, которое возникало, когда она избавлялась от низа и сохраняла верх. Так было гораздо пикантнее, чем наоборот.

Лифчик ласково придерживал груди, когда она наклонилась, чтобы скатать отстегнутые от пояска чулки.

Маркус повернулся в кресле и что-то говорил жене. Валерия кивала.

Керри оставила чулки скатанными до туфелек, отчего получалось, что она как будто в сапожках.

Расстегнула и бросила поверх платья поясок. Маркус встал.

Керри уже собиралась избавиться от лифчика, но увидев, что хозяин неторопливо приближается к ней, невольно замерла.

Маркус обнял ее и сразу поцеловал в губы.

От неожиданности Керри не успела даже закрыть глаза и потому заметила, как Валерия улыбается ей с дивана. В этой улыбке не было ревности, только интерес и предвкушение.

Разжав объятия, Маркус обошел вокруг девушки, оглаживая ее тело ладонью. Ловко расстегнул лифчик на спине.

Керри стояла, безвольно опустив руки, не помогая ему и не мешая.

Маркус стряхнул бретельки с приподнятых плеч и дал лифчику тихо упасть на ковер.

– Кэролин, поднимите руки, – послышался голос Валерии.

Теперь это уже была не поза бездумного приятия, а сознательное подчинение.

Маркус легонько сжал между пальцами вытянутые соски девушки.

– У вас божественная грудь, – шепнул он. Отпустив, снова обошел вокруг и остановился за спиной.

Керри при этом стояла боком к дивану с наслаждающейся зрелищем Валерией.

Маркус провел ладонью по круглым ягодицам девушки.

Ягодицы имели идеальную форму и были гордостью Керри.

Она ждала, чувствуя, как средний палец мужчины протискивается в узкую расщелинку.

– Не напрягайтесь, – попросил он, заметив, что она невольно сжимает ягодицы.

Керри попыталась расслабиться. Тут вторая рука уперлась ей в спину и начала пригибать к полу. Она наклонилась.

Теперь Маркусу стало проще. Он откровенно трогал девушку сзади между ног, как торговец лошадьми, проверяющий покупку.

– Влажная? – спросили сбоку.

– Да, – ответил он.

– Кэролин, возьмите себя за щиколотки. Она подчинилась.

Почувствовала, как ловкие и совершенно бесстыдные пальцы проткнули оба отверстия.

Хотя никто не мог этого видеть, Керри закрыла глаза. Ей было больно, стыдно и приятно одновременно. «Как на Востоке», – сказала бы Стефания, имея в виду особенности тамошней кухни, где всякая еда соединяет в себе сразу все вкусовые оттенки – горькие, сладкие, кислые и соленые.

– Может быть, погуляем в саду? – предложила Валерия. Керри отпустила щиколотки и выпрямилась.

Маркус обнял ее одной рукой за плечи.

– Хорошая девушка, – обронила Валерия, проходя мимо и первая переступая через порог в сад.

вернуться

28

Древнегреческая поэтесса, воспевавшая любовь между женщинами. (Прим. К.Б.)

Маркус повел Керри следом, держа за руку.

В саду было много тени и прохладно.

Керри чувствовала, что покрывается мурашками.

Она никак не могла понять, ради кого она здесь – ради мужчины или женщины. Ведь должен же был кто-то из них быть инициатором происходящего.

Близость Маркуса нравилась ей. У него была сильная и теплая рука.

Зато в такой же степени ее смущала элегантная Валерия, стройная, независимая, в безукоризненно сидящем на ней костюме.

Они остановились перед столиком, на котором стояли вазы со всевозможными экзотическими фруктами. Стульев было всего два.

Оба тотчас же оказались занятыми супругами.

Маркус отпустил руку Керри, и девушка замерла перед столиком, предчувствуя новые испытания.

Из-за зелени до них доносились приглушенные шумы с соседнего шоссе. Автомобили мчались куда-то по делам своих хозяев, и никто не догадывался о том, что происходит здесь, в тиши кустов.

– Хочешь абрикос? – спросила Валерия, запуская длинные пальцы в вазу.

Керри не хотела, но не могла же она отказаться, если хозяева предлагали ей очередную игру.

– Да.

Потом она долго следила за тем, как Валерия разламывает абрикос пополам и извлекает косточку.

А потом рука женщины с абрикосом опустилась вниз, и абрикос оказался на высоте сантиметров тридцати от земли.

Это было приглашение.

Супруги ждали. Оба с удовольствием рассматривали обнаженное тело девушки, на котором лежал причудливый узор теней от листвы.

Керри опустилась на колени. Подумала и встала на четвереньки.

Абрикос покачивался в длинных пальцах с тонкими овалами алых ногтей. На указательном пальце поблескивал перстень.

Девушка поползла навстречу абрикосу. Она увидела лакированные туфельки Валерии. Услышала голос:

– Смелее, моя прелесть.

Чтобы получить абрикос, ей пришлось сначала поцеловать держащие его пальцы.

Пальцы издавали аромат розы.

Пока девушка пережевывала сочный плод, рука Валерии ласкала ее лицо.

– Дай ей банан, – подсказал Маркус.

– Дать тебе банан, девочка? – переспросила женщина.

– Да…

– Сядь на корточки.

Постепенно супруги разговорились между собой и о существовании девушки даже как-то забыли. Они беседовали о своих делах, лаконично, без подробностей, называя ничего не говорящие Керри имена знакомых и используя только им одним понятные выражения.

Время от времени Валерия отламывала кусочек банана и сама клала его в послушно открывающийся ротик девушки.

При этом та видела, что на нее даже не смотрят, просто подкармливают, как домашнюю собачку, которая ластится к хозяйским ногам и просит еще и еще.

– Кажется, мы забыли мартини, – заметила между делом Валерия. – А я бы сейчас выпила. Дитя мое, принеси, не сочти за труд, ты ведь помнишь, где стоит бутылка. И бокалы тоже. Ну, будь умницей!

Керри хотела встать на ноги, но тут вдруг поняла, что от нее требуют совсем не этого. Мартини было просто поводом. Как этюд при поступлении в актерскую школу. «Представьте, что у вас жажда, а стакана нет…»

Она снова опустилась на четвереньки и медленно поползла к по-прежнему распахнутой двери на веранду.

Они должны были почувствовать, что она знает условия их игры и согласна с ними. В конце концов работа у Дороти нужна была ей для того, чтобы проверять себя. Она проверяла себя, и за это ей платили.

Игриво повиливая напряженными ягодицами, голая девушка ползла по зеленой траве от столика, за которым вела беседу благополучная супружеская чета, решившая просто немного поразвлечься.

Глава 22

После позорного бегства от Стефании Ричу не оставалось ничего, кроме как работать. Слушать диски из обширной коллекции Джефа. Листать фотоальбомы с обилием обнаженных тел, мужских и женских. Просыпаться и снова идти на работу.

В такой ерунде прошло несколько дней.

Господин Макригл возвратился из Индианаполиса и уже успел снова туда уехать.

Задание, полученное в агентстве «Мотылек», Рич все время откладывал на потом. В этом ему немалую помощь оказала занятость на работе.

«Фараон» наметил переезд в новый офис. Не в Индианаполис, но тоже свет не ближний.

Собственно, перевозить собирались только один отдел, и в этом отделе оказался Рич.

Целыми днями сотрудники обсуждали новость, критикуя произвол начальства.

– Если бы не зарплата, я давно бы сказал до свидания, – признался как-то Нолл Гринок, с которым Рич сошелся ближе других, потому что их рабочие столы стояли напротив. – Но мне нужны постоянные деньги. Ты Дика знаешь? Между нами – он предложил мне создать свою фирму. Парень он головастый, и я в нем почти уверен. Да только не пойду я. Не хочу напрягаться.

Они шли по улице.

Рич слушал приятеля краем уха, думая о своем.

Однако, завернув за угол, он перестал не только слышать, но и думать.

Впереди, шагах в двадцати от них покачивалась осиная талия Стефании…

Те же крутые бедра, обтянутые новым желтым платьем.

Точеные ножки.

Легкий цокот каблучков по асфальту. Ричу показалось, что он даже слышит этот звук, хотя вокруг было полным-полно громких машин.

– Но с этим переездом они явно промахнулись, – продолжал рассуждать Нолл. – Я не верю, что на новом месте все уже налажено. Еще неделю будем приспосабливаться. А у меня ответственный проект. Хоть на больничный садись и работай дома.

Рич давно забыл, куда они идут. Теперь его главной заботой было не отстать от стремительной фигурки.

Стефания шла, не оглядываясь и обращая внимание только на витрины проплывавших мимо магазинов. Зато Рич не мог не заметить, с каким интересом оборачивались на нее некоторые прохожие. Его это злило.

Нолл продолжал рассуждать на одного его интересующие темы. Рич судорожно думал о том, как бы не потерять девушку из виду.

Внезапно ему показалось, что она исчезла.

В ужасе он так припустил вперед, что даже речь Нолла сошла с колеи:

– Куда это ты так? Погоди!

– Что?

Рич оглянулся на него. Он уже успел убедиться в том, что ничего не потеряно – просто девушка юркнула в стеклянные двери отеля, и он увидел, как она проходит по зеркальному фойе, – и потому мог спокойно дослушать коллегу.

– Я говорю, мы, кажется, заблудились. – Нолл посмотрел по сторонам. – Хотя нет, все в порядке. Тебе в какую сторону?

– Мне туда. – Рич кивнул в сторону переулка.

– Ладно, тогда, до завтра. И подумай, о чем я тебе сказал.

Когда Нолл удалился, Рич вздохнул посвободнее. Он вошел в отель.

– Вы к кому, господин?

На Рича смотрел нагловатый негр в красном камзоле швейцара и фирменной каскетке, надвинутой на самые глаза.

Рич замешкался.

– В какой вы номер?

– Здесь только что прошла одна девушка…

– В какой номер? – повторил негр.

– Это моя сестра. Я должен ее найти.

– Никаких девушек я здесь не видел.

Он лгал! Он только что отдавал ей честь – Рич сам это видел!

Однако спорить было бесполезно. К тому же он и в самом деле не знал, в каком она номере.

– Подождите лучше на улице. Выругавшись про себя, Рич вышел из отеля.

На другой стороне проезжей части он увидел пустую скамейку. Что ж, придется посидеть там.

Переходя улицу, он то и дело оглядывался, чтобы не упустить Стефанию, если она вдруг снова появится в дверях.

Пока он шел, лавочку заняла пожилая негритянка с внуком. Всюду эти негры, зло подумал Рич, но все же сел. Он решил ждать не больше часа.

* * *

– А-а-а-а-а-а-у-у-у-у-у… – послышался сзади сдавленный рык.

Стефания чувствовала, как сильные пальцы мужчины впиваются в беззащитные ягодицы. Сейчас клиент переживал то самое мгновение, которое называется «пароксизмом страсти».

Она терпеливо смотрела на измятую подушку.

– … у-у-у-у… Какая ты умница… Поцелуй в спину.

Он кончил ей на крестец. Пожалел. И на том спасибо.

Стефания, утомленная долгам стоянием на четвереньках, повалилась животом на постель.

Простыни пахли потом. Ее потом. Их потом…

Клиент оказался могучим бойцом. За полчаса он выжал из нее все соки и сам едва не засыпал от усталости. Его тяжелое тело всей своей массой придавило хрупкое тело девушки.

– Куда ты? – спросил он, почувствовав, что Стефания порывается выбраться.

– Извини, но мне надо идти.

Она встала на ноги и, придерживая ладонью спину, чтобы не закапать пол, босиком побежала в ванную.

Потом она вернулась в комнату, и парень получил возможность пронаблюдать, как она натягивает трусики.

Это зрелище подействовало на него возбуждающе.

– Я бы не отказался повторить, – самодовольно заметил он, показывая Стефании крепнущую в кулаке плоть.

– Я тоже, дорогой. – Она уже извивалась всем телом, втискиваясь в платье. – Но у меня не осталось времени. В следующий раз. Ну, будь умницей!

Наклонившись, она поцеловала парня во влажный живот, подхватила с кресла сумочку и торопливо вышла из номера.

* * *

Рич с таким нетерпением ждал появления Стефании, что в первый момент не заметил ее. Увидев знакомый силуэт, отходящий от стеклянных створ, он вскочил на ноги, напугав негритянку с ее слюнявым внуком.

Стефания двигалась по улице в том направлении, откуда пришла.

Рич подождал, пока на переходе загорится зеленый, плюнул и пошел параллельно девушке по своей стороне.

Ни по лицу, ни по походке Стефании нельзя было определить, что именно она делала в отеле. А это был как раз тот вопрос, который жалил мозг Рича все те тридцать с небольшим минут, пока она пропадала в сияющих недрах здания.

Теперь он боялся, что девушка возьмет такси и укатит неизвестно куда. Однако автомобили, равно как и общественный транспорт, Стефанию нисколько не интересовали. Она быстро шла, упруго переступая стройными ногами и окруженная аурой независимости и неприступности.

В конце концов Ричу удалось с опасностью для жизни пересечь улицу. Больше всего он в этот момент боялся, как бы скрип тормозов или возмущенный окрик водителя не привлек внимание девушки к его мечущейся в водовороте машин персоне. К счастью, все обошлось – без травм и узнаваний.

Так они прошли друг за другом несколько кварталов.

Рич поражался упорству Стефании. По его скромным представлениям, девушки такого ранга иначе как в лимузинах не передвигаются, а эта знай себе идет и идет, словно километровые прогулки на каблуках для нее одно сплошное удовольствие.

Внезапная мысль об удовольствии бросила Рича в пот. Глядя на длинную спину Стефании и крепкие, напряженно двигающиеся под коротким платьем бедра, он ощутил сладкий прилив похоти.

Волна прокатилась по животу вверх и остановилась под горлом.

Как тогда, в ванной, под душем…

Если бы вот то же самое произошло с ним в том пустом ателье, куда привела его Стефания. Ведь именно из-за того, что этой волны не было, он и обратился в бегство, пытаясь таким глупейшим образом скрыть свою минутную немощь, вызванную растерянностью и, наверное, слишком сильным желанием.

Сейчас Рич знал одно: он хочет Стефанию, хочет во что бы то ни стало, хочет так, как стыдно признаться даже самому себе, потому что ощущение это было новое, хотя и выстраданное долгами бессонными ночами.

Стефания пересекла бульвар, и Рич вовремя заметил, что она остановилась перед входом в пятиэтажный жилой дом. Из-за дерева он наблюдал, как она нажимает на кнопку звонка и одновременно поправляет прическу, глядясь, как в зеркало, в стекло двери.

Тот, кому она звонила, не впустил ее, а вместо этого вышел сам.

Высокий мужчина в джинсах и старомодной белой водолазке.

Они обнялись. Было видно, как они целуются, стоя прямо на пороге.

Рич резко повернулся и пошел прочь.

Едва ли ему стало бы легче, узнай он, что мужчину, открывшего дверь прекрасной гостье, звали Александер Баковский…

Сейчас он знал только то, что зря шел за Стефанией, зря приехал в Нью-Йорк, зря в детстве увлекался компьютерами, да и вообще зря появился на свет.

Ему вдруг сделалось безынтересно жить.

Глава 23

Фотография Джефа в металлической рамке стояла на комоде.

Джеф улыбался.

Рич смотрел на него и не знал, кому эта улыбка адресована, то ли безымянному фотографу, то ли ему, Ричу.

Потом он вспомнил, что уже спрашивал по поводу этой фотографии у самого Джефа, и тогда тот ответил, что фотографировал сам себя со штатива.

Сейчас Рич был так же одинок. Если бы ему захотелось сделать свой снимок, чтобы, например, отослать родителям, от тоже был бы вынужден выкручиваться собственными силами.

Он уже держал портрет в руках и размышлял, что с ним делать, глупый вопрос, не мог же он его разбить, разве что попытаться набрать заветный номер телефона, – когда в дверь позвонили.

Машинально спрятав прямоугольник холодного стекла за спину, Рич свободной рукой открыл дверь.

На пороге стояла Стефания.

В прежнем черном платье.

Такая же, как всегда.

В руках она держала большой белый сверток.

– Привет, Рич. Я вот тут принесла ужин на двоих. Купила в магазине за углом. Хочешь есть?

– Ты…

– Я, наверное, могу даже войти?

Поскольку Рич не только ошалело молчал, потеряв дар речи, но и не двигался с места, Стефания легонько подцепила его локотком и прошла в квартиру.

– Где тут у тебя кухня?

– Вон там…

Объяснение было настолько неопределенным, что Стефании пришлось самой искать, куда бы положить порядком надоевший ей сверток.

Рич незаметно поставил фотографию одиноко улыбающегося Джефа на место.

– Так вот ты как живешь, – не то восхищенно, не то разочарованно вздохнула девушка, возвращаясь из кухни и осматриваясь. – Ничего квартирка. Кстати, я не помешала? Дай, думаю, зайду, может, ему скучно – тебе то есть. А ты что, ванну принимал?

– Нет.

– Хороший халат. Так ничего, что я без звонка? Рич набрал в легкие побольше воздуха.

– Это просто отлично!

Стефания хитро на него взглянула.

– Проголодался?

– Не то слово!

– Что бы ты без меня делал!

– Не знаю…

Это признание вырвалось у него само собой, и Стефания все поняла. Она сделала вид, будто ищет, куда бы присесть.

Рич предложил ей кресло.

– Ты извини меня за прошлый раз, – сказала девушка, садясь и поправляя слегка задравшийся подол.

Переход был достаточно резким, чтобы остаться равнодушным.

– Стефания…

Голос его предательски сорвался в самом неподходящем месте.

– Ну, иди ко мне, – как маленькому ребенку, сказала она и призывно открыла объятия. Она шутила, но так было легче для них обоих.

Рич опустился на колени перед креслом и прижался щекой к теплому колену девушки.

– Прости меня…

– Тебя-то за что, Рич?

– За то, что я ничего не умею. Ведь я ничего не умею, Стефания! И поэтому я трус. Даже с тобой…

– Чего ты не умеешь, глупый? – Она наклонилась и по-матерински поцеловала в макушку. – У тебя что, никогда не было женщины?

– Никогда.

Теперь прямота ответа смутила Стефанию. Она продолжала гладить Рича по волосам и некоторое время молча о чем-то думала. Потом спросила:

– Значит, я буду первой?

Ему показалось, что он не расслышал. Она повторила:

– Я буду первой?

– Стефания, я…

– Не сейчас, конечно. – Глаза с расширенными зрачками уже улыбались. – Сначала ведь нужно поужинать.

– А что ты купила?

Рич стряхнул с себя оцепенение и встал с колен. Она смотрела на него снизу вверх. И перечисляла:

– Два сэндвича с сосисками и два с сыром. Огурцы – по одному, тебе и мне. Помидоры. Чипсы на случай, если у тебя есть пиво. И пирожные, Рич! Я обожаю пирожные! Могу есть их бесконечно.

– Я тоже.

Он протянул ей руку, помогая подняться. Стефания выпрямилась и на мгновение приникла к юноше всем телом.

– Я очень расстроилась, когда ты ушел…

Рич прогнал картину, сразу же возникшую перед глазами: Стефания, целующая мужчину на пороге дома. Какое это имело теперь значение? Может быть, для нее. Но не для него. Для него была она, здесь, близкая, осязаемая, теплая под платьем и нежная.

– Мне было стыдно, Стефания. Стыдно за себя. Если бы ты тогда этого захотела, я бы наверняка ничего не смог…

– А сейчас?

Она подняла лицо и долго смотрела ему в глаза.

Рич почувствовал, что ему вдруг стало легко и просто общаться с этой удивительной девушкой. Самое красивое создание Нью-Йорка стоит в его, Рича, объятиях так, как будто всю жизнь только это и делало. Ни тени жеманства. Стоит и ждет ответа.

– Не переживай, пиво есть. Выпад получился ловкий.

Стефания нисколько не обиделась. Она была рада возможности снова надеть маску несерьезности.

– Раз так, пошли жевать, обжора. И она потянула Рича за собой.

– А ты точно помнишь, где расположена кухня?

– По запаху, дорогой мой, по запаху! Не отставай!

* * *

– Огурец посолить?

– Вообще-то я мало ем соли.

– Я тоже.

– Тогда давай посолим.

– Ага. Ой, пересыпала!

– Правильно, чтобы на зубах хрустело.

– Гад, это ты мне под руку сказал! Вот теперь сам и ешь.

– С удовольствием!

– Рич! Прекрати! Что ты делаешь!

– Ем.

– Выброси сейчас же эту гадость! Я обманула тебя, я купила не два, а три огурца. Возьми новый.

– Не-а.

– Ну пожалуйста. Я не могу видеть, как ты его жуешь. Фу!

– Хочешь попробовать?

– Я лучше пива.

– Между прочим, датское.

– Все датчане садомазохисты.

– Что ты имеешь в виду?

– Потом расскажу.

– А сейчас?

– Сейчас я пью пиво, смотрю на тебя и думаю, что ты очень милый.

– Я милый, а ты меня объедаешь?

– Я?!

– А кто утащил мой сэндвич?

– Стефания.

– Стефания плохая.

– Нет, Стефания любит Рича.

– …

– ?

– Да?

– Потому что у него есть пиво.

– Заразка!

– И не только.

– И не только заразка?

– И не только пиво?

– Да-а?

– Да-а.

– А что еще?

– Послушай, тебе не кажется, что мы слишком много выпили?

– Скорее, огурцами объелись.

– Вот и поделом тебе!

– И тебе.

– А я не объелась вовсе. Мне даже очень приятно.

– Давай будем пить чай.

– Давай. С пи-рож-ны-ми.

– Конечно. Тебе с сахаром?

– И с лимоном, если есть.

– Ах ты какая! А если нет?

– Тогда будем считаться, кому идти в магазин.

– Есть лимон.

– Повезло тебе. Режь. Не брызгайся.

– Вот.

– Спасибо. А ты можешь съесть дольку целиком?

– Как нечего делать. Смотри.

– Представь, что будет, когда соль с огурца и лимон встретятся.

– Я нарушу мораторий на ядерные взрывы.

– То-то и оно…

– Но все равно интересно. Кстати, если ты обратила внимание, даже не поморщился.

– Это тебе только так показалось. Морщился.

– Мне хочется кое-что тебе сказать, Стефания.

– Если очередную гадость, то давай я первая.

– А если нет?

– Тогда – вторая.

– Мне хорошо с тобой.

– А мне плохо без тебя.

– Хочешь еще чаю?

– Оставим его на утро.

– Оставим.

– А пирожные доедим…

* * *

Чтобы не смущать Рича лишний раз, поскольку она все еще не была уверена до конца в том, что он готов принять все условия игры, Стефания разделась первой.

Когда она взялась обеими руками за подол платья, Рич в нерешительности стоял рядом.

Она толкнула его боком в сторону кресла.

– Тебе будет удобнее, если ты сядешь.

– Удобнее для чего? – Он послушно сел.

– Удобнее смотреть.

Вместе с тем ей не хотелось вести себя слишком уж буднично, нарочито упрощая ситуацию. Он должен был возбудиться. Сама она сдерживалась с большим трудом.

Стефания завернула подол до груди. Платье превратилось в коротенькую черную маечку.

Наклонившись, Стефания быстро стянула трусики, оставила их лежать на полу и выпрямилась перед креслом.

Рич смотрел в другую сторону.

– Ри-ич! – окликнула она его. – Это неприлично. Он перевел взгляд на девушку.

Она покачивалась перед ним на длинных, стройных ногах, и треугольник аккуратно подстриженных волос под животом причудливо менял форму.

«Орудие производства», – мелькнула грубая мысль.

На какое-то мгновение Ричу сделалось тошно.

Стефания плавно повернулась к нему спиной и положила ладони на ягодицы.

Подол платья медленно спустился до талии.

Теперь девушка была как бы рассечена пополам: черный, «одетый» верх и загорелый низ с белым треугольником кожи от трусиков – Стефания никогда не загорала нагишом.

Она через голову стянула платье, оставшись в одних черных туфельках. Решила было сразу же направиться в ванную, но оглянулась и, увидев Рича, прикованного к креслу, повернулась и села бочком к нему на колени.

– Я не верю, что у тебя не было женщин, – с улыбкой сказала она и не дала ответить, зажав его губы своими.

Рич почувствовал, что она тяжелая. У нее было сильное тело, даже мощное, что удавалось скрыть одеждой. Теперь же, когда одежды не стало, он увидел, что женская кожа – это вовсе не «нежный бархат» или «мраморная белизна», как принято писать в хороших книгах. У кожи даже самой красивой женщины есть свои недостатки, равно как и достоинства, что складывается в единый, присущий только ей одной рисунок.

Это открытие слегка разочаровало Рича, хотя нечто подобное он всегда предполагал. Между тем он не мог не отдавать себе отчета в том, что перед ним – точнее, прямо на нем – плоть женщины, близкой к идеалу. Плоть, имеющая вес, температуру и запах, что вместе давало ощущение реальности происходящего. Это последнее было тем более ценно, что до сих пор, рисуя в своем воображении сцены близости со Стефанией, Рич не мог отделаться от впечатления, что все это возможно не иначе как во сне.

И вот сон был здесь, у него на коленях, он тихо дышал и трогал его ласковыми губами.

– Хочешь, мы вместе примем душ? – сказала Стефания. – Это хорошо расслабляет.

Рич открыл было рот, чтобы ответить, но тут почувствовал, что девушка права: ему и в самом деле следовало расслабиться – под животом что-то ныло и рвалось вверх.

Ему еще никогда не приходилось испытывать эрекции в присутствии посторонней девушки. И вот надо ж было случиться, чтобы как раз тогда, когда это произошло, она почувствовала ее раньше, чем он сам!

Странно, но Ричу совсем не было стыдно.

Он вдруг как-то в одно мгновение осознал, что испытывать возбуждение в присутствии женщины – самое естественное, на что способен мужчина, что это вовсе не зазорно и уж тем более не так похабно, как о том говорят всезнающие юнцы и «опытные» любители рвать глотку за кружкой пива в баре.

Рич почувствовал, что становится обладателем величайшего в своей сокровенности знания, самого простого, самого человеческого и самого непередаваемого. Здесь не было правил и примеров. Здесь был только эксперимент, удивительный в своей вечной незавершенности…

* * *

– Послушай, как здесь тихо! – шепнула Стефания, целуя Рича в плечо.

Они лежали в гостиной, на диване, и им было очень тесно, потому что они забыли опустить спинку.

Здесь они оказались сразу же после душа и потому были чистые и совершенно голые.

Воспользовавшись неудобством, Стефания легла на распростертого на спине юношу. Рич шутливо покряхтел. Обоим было неимоверно приятно.

Рич прислушался.

– Да, очень тихо. А у тебя разве не так?

– Что ты, я ведь живу чуть ли не в центре! Там, конечно, привыкаешь, но когда оказываешься в настоящей тишине, как здесь, она даже оглушает. Тебе повезло.

Рич представил себе Стефанию, которая вот точно так же, только у себя дома, лежит на другом мужчине и, смеясь, пытается перекричать шум улицы, влетающий в комнату через распахнутое окно.

Она снова поцеловала его.

– Ты замечательный, Рич…

– В каком смысле?

Он опустил подбородок на самую грудь и скосил глаза на задумчиво улыбающуюся девушку. Под подбородком образовались складки.

– Не знаю. Просто мне хорошо с тобой. С тобой мне удивительно спокойно и никуда не хочется идти.

– А тебе нужно идти?

– Вообще-то нужно…

– Но ты не ходи.

– … но я не пойду. Мне хочется быть рядом с тобой всю ночь, спать рядом с тобой, смотреть на тебя. Я смешная?

– Ты очень красивая. – Рич погладил ее по голове. – И если ты уйдешь, мне будет плохо.

– Мне тоже, Рич. Я хочу тебя…

То, что произошло между ними в душе полчаса назад, было уже воспоминанием.

Видя, что Стефания зашевелилась, Рич расслабился. Закрыл глаза.

Он чувствовал, как влажные пряди девушки скользят по его лицу, по груди, по животу. Он пытался представить себе то, что видит сейчас она. Его тело. Тело взрослого младенца, только сегодня – какое там! – только сейчас узнавшее о своем истинном предназначении.

Он тоже хотел Стефанию, но понимал, что не сможет воплотить это желание в жизнь так сразу.

И девушка решила ему помочь.

Он ничего особенного не почувствовал. Ему не стало ни упоительно приятно, ни больно. Просто его расслабленному где-то там, внизу, члену вдруг сделалось тепло.

Рич ровно дышал, уже зная, что она взяла его в рот. Очень просто. Не так, как в фильмах. В этом не было ничего постыдного ни для нее, ни для него.

Тут ему представилось, что бы сказала мама, увидев его сейчас. Удивительно, как это он вообще появился на свет в стране, где у людей на глазах такие узкие шоры…

В отличие от тех же фильмов, которыми он в свое время увлекался, чем пугал и родителей, и себя, маленького мальчика, верившего в слова папы о том, что от таких «идиотских зрелищ» мужчина может навсегда утратить потенцию, так вот, в отличие от этих фильмов ему сейчас и в голову не приходило кричать от восторга, стонать и задыхаться. Ему было просто приятно, тепло и спокойно лежать вот так, на диване, и знать, что очень красивая девушка, еще только утром казавшаяся ему навеки потерянной сказкой, сжимает пальцами его бедра и принимает в нежный рот его на первый взгляд совершенно не подходящий для этого орган.

Который, кстати, заметно креп и постепенно превращался в ствол.

– Я хочу, чтобы ты видел, что я делаю, – раздался хрипловатый голос Стефании. – На диване не получится. У тебя есть нормальная постель?

Она говорила чуть ли не раздраженно.

– Да.

Рич с трудом поднялся.

Она обхватила пальцами его член, будто боялась, что тот в ее отсутствие может снова поникнуть.

Они вместе вошли в комнату с двуспальной кроватью.

Одной рукой продолжая держать Рича, другой Стефания сорвала покрывало, откинула в сторону одеяло и забралась коленями на белые простыни.

– Ложись на спину.

Она устроила подушки таким образом, чтобы Рич мог полулежать на них, а сама свернулась калачиком у его бедер и долго смотрела на замерший по стойке смирно столбик упругой плоти, слегка поглаживая его ладонью.

– Тебе нравится, когда я так делаю?

– Очень.

– А так? – Она приблизила к столбику открытый рот и подышала.

– Да…

Больше он уже не мог отвечать.

Стефания лизала гладкую кожу и смотрела на Рича.

Теперь ему сделалось понятно, почему девушек часто называют «кошечками».

Стефания собрала губы в трубочку и начала медленно нанизываться ртом на еще более потолстевший ствол.

Когда следом за губами соскользнула крайняя плоть, Ричу на мгновение сделалось больно. Но теплый язычок сейчас же унял жжение.

Несколько минут она с упоением сосала, приноравливая Рича к своему ритму.

Он лежал и думал о том, что так может продолжаться вечно. Он устал, он еще не скоро кончит, но острота ощущения не притуплялась, он по-прежнему мог чувствовать и переживать.

– У тебя красивый член, – сказала Стефания, целуя предмет своего поклонения.

– Не короткий?

– Нет, но это и не важно. Мне нужно, чтобы он был упругим и хотел меня.

«Она делает это заключение, исходя, разумеется, из собственного опыта», – снова подумал Рич. Скольким мужчинам она говорила те же слова, что и ему сейчас? А со сколькими она проделывала то же, что и с ним? Этими же губами…

– Рич, не смотри на меня так. Он закрыл глаза.

Стефания поднялась с простыней и села на бедра Рича верхом. Придерживая одной рукой член, она начала медленно на него опускаться.

Она была сухая, и он застонал от легкой боли.

– Прости… – Стефания насела на ствол до упора и несколько раз привстала. Сразу стало легче. – Мне хочется, чтобы тебе было приятно.

– Мне приятно.

Этого не нужно было произносить вслух. Слова в такие моменты лгут и сбивают.

Но Стефания их и не слышала.

Уперевшись ладонями в широкие плечи Рича, она упруго подскакивала на его бедрах, стараясь как можно плотнее сжимать внутри себя его скользкий ствол.

Вскоре голова ее запрокинулась, и тогда она стала похожа на нагую и прекрасную ведьму, летящую в ночи на званый шабаш…

* * *

– Где ты была всю ночь? – набросился на нее с порога Баковский.

– Не твое дело!

Стефания с независимым видом вошла в квартиру.

– Не мое? Я тут с ума схожу, а она – «не твое дело»!

– Я же не спрашиваю, чем вы занимались с Сисли. Проходя через прихожую, она стащила с себя платье. Не оглядываясь, вошла в душ.

Баковский не дал ей запереть дверь.

– Какого черта! При чем здесь Сисли! Я спрашиваю, где была ты!

– А право у тебя на это есть? – Стефания спустила трусики и открутила оба крана. – Лучше не мешай мне, я должна принять душ.

– Жду тебя в комнате.

Он вышел, хлопнув дверью.

Пока Стефания мылась, ей стало стыдно за свое поведение. Собственно, чем перед ней провинился Баковский? Тем, что она встретила другого? В своих поступках она руководствовалась чувствами, а разум подсказывал, что не нужно рубить сгоряча. Никто из окружающих этого не заслужил. Она должна попытаться найти общий язык с Баковским.

Обернувшись толстым махровым полотенцем, Стефания вышла из ванной и направилась в спальню.

Баковский поджидал ее, лежа на одеяле. Он был обнажен и нетерпеливо сучил волосатыми ногами.

Его вид вызвал в Стефании жалость. Что он без нее? Покоритель женских сердец? А кому они нужны, если нет любви?

Она развязала полотенце и встала коленями на постель.

– Предупреждаю, что я устала. – И она потянулась, глядя на него сверху вниз.

– Я тоже. Поэтому не будем терять времени…

Он притянул девушку к себе, и она с покровительственной улыбкой бухнулась на четвереньки.

– Только не делай больно, – предупредила она.

– Это уж как получится, – бросил Баковский, пристраиваясь сзади.

* * *

Стефанию донимали странные ощущения.

Связаны они были с двумя мужчинами и представляли собой неразрешимую паутину сомнений и противоречий.

Утренняя связь с Баковским после ночи, проведенной в квартире Рича, поначалу просто не произвела на нее впечатления. Должного впечатления, поскольку до сих пор их отношения были девушке в удовольствие. В самом деле, она готова была признаться в том, что любит Баковского. По крайней мере она по доброй воле впустила его в свой дом и жила с ним вот уже несколько дней без ссор и разочарований, даже несмотря на присутствие Сисли, которую они оба воспринимали скорее как живую игрушку, нежели как возможную соперницу.

Теперь же, когда Баковский уехал к себе в контору, куда должны были пожаловать очередные богатые заказчики – с недавних пор иных у него просто не водилось, – а Стефания осталась лежать в постели, ей вдруг захотелось, чтобы он не возвращался.

Нет, это еще не была та до боли известная ей стадия отношений, когда мужчина делался ей противен физически после нескольких проведенных с ним ночей. Это не была «деградация образа героя». Просто Стефании в какое-то мгновение расхотелось его видеть.

Потом она подумала о том, что вечером он все же придет, причем на почти законном основании.

И она не сможет выставить его за дверь, потому что сама разрешила так делать.

Она приручила его. Она совершенно не боялась того, что он исполнит свою угрозу и выдаст ее правосудию как растлительницу общества, которое приняло ее и дает средства к существованию. Подобной ерундой он мог разве что пугать. По сути своей Баковский был человеком порядочным.

Ей просто было приятно, что у нее наконец появился постоянный мужчина, который, наверное, действительно любит ее и к которому она испытывает смешанные чувства, в массе своей до сих пор напоминавшие ей любовь.

Вероятно, она ошибалась.

Потому что теперь она уже не могла думать ни о ком другом, кроме этого зеленого юнца, такого гордого и такого беззащитного одновременно. Лежа в постели, она с улыбкой представляла себе его мускулистое тело и сильные руки, его губы, очень быстро обучившиеся искусству чувственных поцелуев, его голос…

Если бы кто-нибудь еще неделю назад сказал ей, что она даст себя увлечь такому вот типу, каким был «бойскаут», однажды увиденный ею в кафе «Марокко», она бы рассмеялась. Это был герой не ее романа. Она всегда хотела иметь любовника старше себя лет на пять как минимум. Теперь же ей приходилось общаться со сверстником, для которого во многих отношениях она была все равно что мать.

И тем не менее она продолжала смотреть в потолок над постелью и думать о том, что медленно и верно сходит с ума. Просто так. Потому что ей хорошо. Потому, например, что она может снять телефонную трубку и услышать тот голос, который хочет услышать.

– Ничего, что я звоню на работу?

– А, это ты! Привет! Подожди секундочку, я прикрою дверь.

Она отчетливо слышала, как он встает со стула и отходит. Улыбнулась, представив его размеренные движения.

– Слушай, ты забыла у меня свои трусики…

– Ну и что? Ты не рад?

– Рад, но я прихватил их с собой.

– Глупый, зачем? – Она уже смеялась.

– Чтобы вернуть тебе. Мы встретимся сегодня?

– Когда скажешь.

– Я постараюсь закончить пораньше.

– Замечательно. Во сколько тебе перезвонить?

– Давай я тебе сам позвоню. Или ты забыла, что дала мне телефон?

– Я могу быть не дома.

Он помолчал, наверное, раздумывая. Когда он снова заговорил, голос его звучал как-то по-другому.

– Хорошо, я жду твоего звонка в пять, нет, в половине пятого.

– Я позвоню.

Стефания повесила трубку и блаженно потянулась.

Теперь можно было вставать и не спеша завтракать. На сегодня она свободна от «Мотылька» – накануне удалось договориться о выходном по причине горящей рукописи, которую ей предстояло очень скоро сдать в издательство.

* * *

Когда они встретились в Центральном парке в половине шестого, Рич смотрел на Стефанию как-то подозрительно. Так, будто разыскивал в ее внешности следы новых переживаний, которые она наверняка испытала в то время, пока они не были вместе. То есть пока она была где-то еще, с кем-то еще…

Стефания этой внимательности к себе вовсе не заметила.

– Ну, так где же мои трусики? – первым делом поинтересовалась она.

– Что, прямо здесь?.. – Рич опасливо огляделся.

Они сидели на скамейке довольно далеко от прогуливающихся целыми семьями ньюйоркцев, зато те были повсюду.

В ответ на ироничный взгляд девушки он вынул из кармана брюк крохотный черный комок и протянул ей.

– Ты очень заботлив, Рич.

С этими словами Стефания встала со скамейки и начала не спеша залезать в любимые трусики. При этом она смело задрала подол юбки до самого пупа.

«Господи, да ведь она все это время была голой!» – мелькнула у Рича дрожащая мысль.

Одернув юбку, Стефания снова села.

Глядя на нее, Рич едва слышно проронил:

– Я боюсь женщин.

– Меня тоже?

У Стефании оставался игривый тон, но глаза смотрели серьезно и как-то даже грустно.

– Да… Не знаю. Стефания…

– Да.

– Послушай. – Он отвел взгляд от по-вечернему прекрасного лица девушки, словно и в самом деле призывая ее к чему-то прислушаться. Между тем он продолжал, глядя теперь на прогуливающиеся среди зелени фигурки: – К черту их всех, а? Я не стану врать, что долго об этом думал, но, Стефания, давай будем вместе.

Их взгляды встретились и высекли резвую искорку.

– Хорошо. – Стефания легко вскочила со скамейки и протянула Ричу обе руки. – Тогда поехали!

* * *

– Дорогая моя, тебя не было целых два дня вместо оговоренного одного! Что случилось?

Стефания молча прошла в контору, всем своим сияющим видом давая понять, что опасения относительно ее самочувствия совершенно беспочвенны. Она даже помолодела, если в ее возрасте вообще можно помолодеть.

– Я была с Ричардом, – заявила она, когда почувствовала, что хранить молчание и дальше уже невозможно.

– Кто это? – не сразу поняла ее Дороти.

Стефания подошла к своему столику и стала рыться в бумагах, вырезках из журналов и прочем мусоре, предоставляя Дороти возможность догадываться самой.

– Постой-ка! С нашим мальчиком-компьютерщиком?

– Кстати, не такой уж он и мальчик, – заметила Стефания.

– Да уж, конечно, тебе виднее! Погоди, ты что, серьезно? – Только сейчас Дороти заметила, что при наличии прежнего блеска в глазах взгляд Стефании сделался каким-то отсутствующим. – Ты звонила домой?

– Собираюсь. А что, Баковский тревожил?

– Нет, твоя подружка.

– Сисли? А он?

– Она сказала, что он в отъезде.

– В самом деле? Вот и прекрасно! Тогда мне пока там вообще нечего делать. – Стефания подмигнула Дороти и заспешила обратно к выходу. – Позвоню, когда сама пойму, что происходит. Надеюсь, ты не в обиде.

– Но… Стефания!

Выбежавшая на улицу девушка уже не слышала ее.

* * *

– Иди ко мне, Рич! Где ты там? – донесся из-за открытой двери ванной голос Стефании. – Мне ску-у-учно…

– Иду-иду! – отозвался Рич, залистывая записную книжку девушки, которую по-шпионски разыскал среди прочих мелочей в маленькой сумочке и из которой торопливо переписал ее домашний адрес. – Уже иду.

* * *

Сильнее любви оказался только неоконченный роман. Стефания убеждала себя в том, что именно он и явился поводом, чтобы вернуться, а вовсе не приезд из командировки Баковского.

Сисли осталась верной подругой, и как ей ни было тяжело самой, она ничего ему не сказала. Снова была ночь дикой страсти.

Баковский раздел Стефанию донага, буквально порвав на ней одежду, и привязал за руки и за ноги к перекладинам кровати.

Ему, видите ли, захотелось разыграть сцену изнасилования.

Приглашенная в качестве наблюдательницы Сисли сидела здесь же и созерцала не без скрытого удовольствия, как Баковский сначала берет ее подругу в послушно открытый рот, а потом ложится на нее плашмя и взнуздывает так, что все скрипит.

Это была и ее месть за несколько дней пренебрежительного отсутствия…

Наутро Баковский никуда не пошел, решив, вероятно, наверстать упущенное.

Стефания позволила ему удовлетворить нужду ранним утром, но потом гордо удалилась в душ, а когда вернулась, то строго-настрого запретила даже приближаться к себе.

– Да, дорогой, и без глупостей, пожалуйста! Тебе и так уже давно пора прекратить злостно меня трахать. Утихомирься, будь любезен. Тетушке Стефании нужно поработать.

Баковский примирительно пожал плечами, но во взгляде его по-прежнему сверкали хищные искорки. Была середина дня.

Стефания сидела в домашнем халатике за компьютером. Она добралась до предпоследней главы, когда в дверь позвонили.

– Я открою, – сказал Баковский и вышел. Через минуту он вновь появился в спальне.

– Кто там еще? – спросила Стефания. Молчание заставило ее оглянуться.

Рядом с Баковским стоял Рич и мял в руках кожаную папку.

– К тебе, – многозначительно сообщил Баковский.

– Меня зовут Ричард, – сказал Рич. – Я занимаюсь составлением компьютерной программы для агентства «Мотылек». Простите, не мог бы я оставить вам вот этот вопросник? В нем не должно быть ничего для вас сложного. Просто нужно прочитать и заполнить. Если возникнут какие-нибудь вопросы, позвоните мне. Хорошо?

– Хорошо, – ответил за Стефанию Баковский.

Взять у Рича папку она ему, однако, не позволила, поднявшись и немногословно поблагодарив за внимательность.

– Кто этот парень? – слегка повысил голос Баковский, закрывая за Ричем дверь.

– Кажется, он все сказал членораздельно! Даже ты мог понять.

– Почему такие нервы, дорогая?

Изобразив на лице саму невинность, Баковский обнял Стефанию за плечи.

– Да потому, что ты наглым образом мешаешь мне закончить роман!

Весь остаток дня Баковский хранил понимающее молчание и только шептался на кухне с Сисли, однако главе в тот вечер так и не суждено было быть дописанной.

* * *

Рич сидел посреди просторной гостиной на стуле и смотрел на вращающиеся колесики диктофона.

– Ты извини меня, Джеф, за то, что я так тебе и не позвонил. Просто рука не поднимается вот так взять и снять трубку. Я чувствую, что ты ждешь, когда я это сделаю, но ты ждешь напрасно…

Я о многом успел подумать за эти дни, Джеф. И я по-настоящему благодарен тебе. Я кое-что все-таки понял. Понял себя, наверное… Ведь это самое главное, да? Я бы не смог быть таким, как хочешь ты. Когда мы встретились, я во многом сомневался. Но потом у меня появилась девушка. Настоящая девушка, Джеф. Я любил ее…

Рич нажал на паузу, подумал и продолжал:

– Я люблю ее. Мне даже кажется, что и она испытывает те же чувства. Однако я знаю, что не могу быть для нее единственным. Она очень хорошая, Джеф. Она красивая. Я даже не знаю, как ее описать, но… Мне иногда бывает страшно. Нет, не потому, что я боюсь от чего-то ради нее отказаться, что-то бросить, чем-то пожертвовать. Да и чем, если у меня ничего такого пока нет?

Мне потому страшно, Джеф, что я не знаю, сможет ли она расстаться со своим благополучием. Порой мне кажется, что оно тоже ее гнетет, что она искренна, когда говорит, что хочет быть только со мной. Но ведь это ложь, Джеф! Чем больше она любит меня, тем сильнее мое желание вырваться из ее объятий, таких нежных объятий, Джеф, вырваться и убежать прочь.

Вчера я был у нее дома. Она меня не ждала, не могла ждать, потому что я заполучил ее адрес хитростью. Она была с мужчиной, Джеф! Я чуть не убил ее у него на глазах. О, это было бы настоящей драмой! Вроде тех, которые мы ставили в школе, когда были детьми. Детьми быть опасно, Джеф. Тебе не кажется?

Я не тронул ее. Разве она виновата в том, что она женщина? Винить я могу только себя. Потому что я никогда не смогу ее взять просто так и забыть. Она значит для меня все, Джеф. Я даже готов ей поверить, если она скажет, что это был ее брат. Какая глупость…

В это самое мгновение раздался телефонный звонок.

Рич машинально нажал на паузу и взял трубку.

– Это Стефания, привет! Чем занят?

– Ужинаю.

– Слушай, я сегодня никак не смогу к тебе заглянуть. Но я все решила. Знаешь, что я сделала?

– Нет.

– Я купила нам с тобой два билета на самолет. На завтра. Понимаешь?

– Да.

– Ничего ты не понимаешь, глупый! Завтра мы улетим отсюда. В Париж. Ты ведь не был в Париже. Я подумала, что ты был прав: к черту всех, Рич! Ты согласен?

– Да.

– Умница! Так, значит, завтра, Рич. В половине четвертого я жду тебя в аэропорту Джона Ф. Кеннеди, у центрального табло. Оба билета при мне. Договорились?

– Да.

– Я так счастлива, Рич!

Опять она первой повесила трубку, не дослушав до конца. А что он мог ей сказать?

– Ты слышал этот звонок, Джеф? Это была она. Решила, что я уже вообще ничего не понимаю и клюну на всякий розыгрыш. Но хватит об этом. Иначе я забуду сказать главное. Я переезжаю, Джеф. Я остаюсь в городе, но мне необходимо поменять квартиру. Среди твоих вещей, ты прав, я все время вспоминаю о тебе, и потому мне делается тошно. Я так не могу. Я не могу все время чувствовать себя обязанным кому-то, даже тебе, Джеф. Давай расстанемся, пока мы не встретились вновь. А если нам приведется встретиться случайно, то не держи на меня зла. Прощай. Да, ключи я оставляю на кухне, где всегда.

Он остановил запись и перемотал кассету на начало. Прослушивать не стал – и так все было ясно.

* * *

– Дот, дорогая, только не подумай что я тебя бросила.

В аэропорту было шумно, и Стефании приходилось кричать.

– Я тебе напишу из Парижа. Может, даже пришлю свадебные фотографии. Что? Если до этого дойдет? Считай, что дошло. Я обожаю его. Ну ладно, я побежала его встречать, вон он, кажется, идет. Напишу!

Она бросила телефонную трубку на рычаг и устремилась вдогонку за плотной фигурой с небольшим чемоданом.

Это был не Рич. Мужчина улыбнулся и высказал пожелание, чтобы его именно так звали с рождения.

Стефания уже не слушала его.

Времени оставалось мало.

Прошло двадцать минут с того момента, как объявили посадку на их рейс.

Мимо Стефании неторопливым потоком двигались пассажиры. Кто-то останавливался. Кое-кто даже заговаривал с ней.

Она поднималась на цыпочки и смотрела поверх ненавистных, незнакомых голов.

Наконец она не выдержала и кинулась обратно к автомату.

Домашний телефон Рича молчал.

Дрожащими пальцами она набрала рабочий номер.

– Мистера Хэррингтона? – сказал приятный мужской голос. – Одну минуту.

«Это неправда! – чуть не закричала она. – Его там нет! Его там не может быть!»

– Хэррингтон слушает.

– Рич?!

– Да, кто это?

– Стефания…

– Привет. Знаешь, я сейчас немного занят. Послушай, давай встретимся сегодня после работы. Мне нужно с тобой переговорить.

– Рич… – Стефания вдруг почувствовала, что стоит в телефонной будке одна, совершенно одна, аэропорт был пуст, пассажиры куда-то все шли и шли, но они были из другого мира, а здесь, кроме нее и этого далекого, спокойного голоса, никого не осталось. – А как же Париж, Рич?..

– О чем ты? – На мгновение голос замолчал. – Постой, что это там за шумы в трубке? Стефания, ты откуда звонишь?

– Нет, ничего, ниоткуда, хорошо, увидимся в «Марокко», – почти шепотом сказала она и, уже повесив что-то выкрикивавшую трубку, добавила: – Когда-нибудь…

Репродукторы пропели призыв к последним пассажирам, вылетающим рейсом «Нью-Йорк – Париж».

При слове «Париж» Стефания встрепенулась.

Это был ее рейс.

Это был ее выбор.

Это была по-прежнему ее жизнь.

К сожалению, по-прежнему только ее…

Часть II

Игра

* 1 *

«Приступая ко всякому новому произведению, а именно так я называю все то, что пишу, поскольку люблю каждое свое детище, хотя и не всегда довольна, но иначе – зачем тогда вообще писать? – итак, приступая ко всякому новому произведению, я должна прежде всего придумать начало. Не у всего есть конец, но все имеет начало. Даже в Библии их два. В «Истории О»[29] их тоже два. Я готова ограничиться одним, но только чтобы оно «цепляло» читателя. Однако в последнее время с зачином у меня что-то явно не ладится. Потому что как же «зацепить» этого самого читателя, если в действительности все началось на не Бог весть каком романтичном пароме?..»

вернуться

29

Имеется в виду роман французской писательницы Полины Реаж (издан в 1954 г.), положивший начало серии современных садо-мазохистских романов. (Прим. К.Б.)

* 2 *

Паром уже отплыл от причала Хобокена[30] и стал медленно поворачивать тупой белый нос вниз по течению, туда, где выстроились в остолбенелом ожидании стеклянные пирамиды Мирового Торгового Центра.

Паром был пуст.

Молодой человек в очках, успевший запрыгнуть на палубу в самый последний момент, долгое время казался сам себе единственным пассажиром.

Это обстоятельство мало кого волновало. У парома был свой заведенный маршрут, и он одинаково равнодушно пыхтел и под грузом толпы – что в иные дни тоже случалось, – и под модными ботинками одного, хотя и подающего большие надежды инженера Берни Стауэра.

Стояла середина осени. Самое непредсказуемое и изменчивое время года в Нью-Йорке. Причем изменчивое почему-то все больше в сторону дождя и промозглого ветра.

Берни поплотнее запахнул недавно приобретенное твидовое пальто и медленно пошел вдоль левого борта, от нечего делать всматриваясь в до отвращения знакомые контуры Манхэттена.

Незаметно для себя он обогнул палубу с носа и, никого не встретив, свернул на правый борт.

Берни было двадцать восемь лет. Шесть из них он провел на стройке и так ничего толком не добился бы, если бы не случайность, везение – да Бог его знает, как это называется! Одним словом, проработав не поймешь кем пять лет и одиннадцать месяцев, Берни в одночасье сделался помощником начальника целого строительства на Западной Стороне,[31] как раз-таки в районе Торгового Центра.

Знакомые шутили, что Берни помогли очки, придававшие ему вид делового, а главное – изначально преуспевающего молодого человека из хорошей семьи.

На самом деле в хорошую семью Берни только собирался попасть, но об этом речь дальше, а пока он стоял как вкопанный посреди покачивающейся палубы и смотрел на фигуру длинноволосой девушки, облокотившейся на перила и с нескрываемым интересом возвращавшей ему его близоруко-прищуренный взгляд.

Девушка была в черном плотном плаще, который развевался на ветру, красиво повторяя взмахи ее роскошных каштановых волос.

Берни машинально поправил очки.

Незнакомка продолжала рассматривать его. Потом она улыбнулась. Но эта улыбка была адресована уже не ему.

Девушка смотрела на небо.

Сверкали фарфоровые белки огромных, слегка раскосых к вискам глаз. Плащ блестел и оттого казался мокрым, превращая девушку в русалку или сирену, только что выброшенную на пустую палубу игривой волной.

Берни именно так ее и воспринял. Начиная с Афродиты, девушки подобной красоты могли являться разве что из океанских глубин.

Незнакомка снова покосилась на два стеклышка инженерских очков. Очки отказывались слушаться и то и дело сползали с носа, так что Берни приходилось всякий раз поправлять их пальцем. При этом он не отрывал глаз от удивительно одинокой фигуры, колыхавшейся на ветру всего в каких-нибудь десяти метрах от него.

Ему очень хотелось что-то сейчас же сделать. Десятка он был не робкого, но не мог же он просто так за здорово живешь подойти к незнакомой сирене и представиться.

Если бы у него водились сигареты, он бы хоть мог воспользоваться ими как поводом, но, на свою беду, Берни заботился о здоровье нации и не курил.

Однако взгляд сирены не отпускал его надолго, перетекая то на воду, то на небо, но постоянно возвращаясь и маня.

По всем законам жанра такое не могло продолжаться бесконечно.

«Если она еще раз так на меня взглянет, будь что будет, но я заговорю с ней», – решил Берни.

Тут девушка отклеилась от перил и сама пошла ему навстречу.

У нее была выверенная походка манекенщицы, которую не смущала даже бортовая качка. Руки она теперь держала в карманах плаща.

Берни собрался уже разыграть галантного героя какого-нибудь куртуазного романа и даже придумал первую фразу, получившуюся, правда, довольно банальной – «Добрый день», – когда увидел, что незнакомка исчезла. Он не сразу сообразил, что она, должно быть, просто свернула в проход между рубкой и трапом.

Спеша проверить свою догадку, Берни сделал три шага вперед и снова увидел ту, которая за несколько мгновений успела настолько потрясти его мужское воображение.

Девушка стояла в тени прохода.

Берни заметил, что она вынула руки из карманов и держится теперь за пояс, который уже почему-то развязан.

Она опустила руки.

Полы черного плаща распахнулись.

Под ним белело ослепительное женское тело.

Незнакомка стояла перед Берни совершенно нагая под плащом. Но зачем это? Он ведь ни о чем таком даже не думал…

Ветер дунул с удвоенной силой, и Берни показалось, что его мужской долг – не пялиться на прекрасную плоть, а спасать незнакомку от верной простуды. Самого же его бросило в жар, да такой, что на философском лбу выступил пот.

Однако опасения Берни оказались напрасными: в укромном проходе ветра не было.

Не шевелясь и держа плащ распахнутым, девушка ждала.

Берни подошел к ней вплотную.

От голой бархатистой кожи исходил приятный аромат, смешанный с теплом живого тела.

Незнакомка смотрела на Берни широко распахнутыми глазами.

«Ей не может не быть холодно», – подумал он, заметив, как беззащитно сморщились бурые соски ее полных белых грудей.

И в следующее мгновение он уже отогревал их пересохшими губами.

С тихим смехом девушка отпустила полы плаща и обняла мужчину, тесно прижав к себе и ощущая нежной кожей холодный металл пуговиц на его пальто.

Потом она ловко расстегивала их, запускала тонкие пальцы под рубашку, под ремень, расстегивала брюки, и снова ласкала, и снова целовала обветренные губы, а руки вслепую находили то, что было нужно, отчаянно, трепетно, дерзко, это каменное древко, этот лакомый таран, ради которого природа создала ее такой мягкой и уступчивой, ради которого она приподнималась на цыпочки и обхватывала сильную шею незнакомого ей мужчины, а он тяжело дышал, с трудом успевая отвечать на поцелуи, и что-то едва слышно шептал…

Когда они слились одним безумным рывком, ветер стих, а мерная качка в шорохе волн стала их верным союзником.

* 3 *

Паром осторожно причалил к пристани, и все снова встало на свои места.

Девушка пересекала пустой зал упругой походкой совершенно уверенной в себе топ-модели или манекенщицы, последние лет пять не сходившей со скользких парижских подмостков в домах признанных законодателей моды.

Берни едва поспевал за ней.

«Чумная девка, – думал он, восторженно косясь на летящий профиль, устремленный вперед взор и притягательные взмахи каштановых волос за ушками. – Неужели она и по городу пойдет голая и в плаще? С одной стороны, оно, конечно, практично, но с другой…»

– Как тебя зовут? – спросила незнакомка, останавливаясь наконец напротив огромного щита с рекламой LEVI'S – аккуратная женская попка, обтянутая грубой, но классной материей.

– Берни Стауэр. – Он поправил очки. – А тебя?

– Стефания.

Она вынула руки из карманов плаща: в одной оказалась пачка CAMEL, в другой – недешевая зажигалка ZIPPO. Закурила.

– Ну ладно, было приятно познакомиться. Не скучай, Берни!

С этими словами она снова спрятала руки в черноте блестящих переливов, улыбнулась, уже позабыв о собеседнике, и свернула в боковой выход.

Берни посмотрел ей вслед, пожал плечами и поспешил своей дорогой.

вернуться

30

Hoboken – один из пригородов Нью-Йорка, расположенный на правом берегу Гудзон-ривер, прямо напротив южной оконечности полуострова Манхэттен. (Прим. К.Б.)

вернуться

31

West Side – т. е. западное побережье Манхэттена. (Прим. К.Б.)

* 4 *

Увернувшись из-под самых гусениц трактора, Берни стал перепрыгивать с кочки на кочку и в конце концов добрался до человека в желтой каске строителя и тщательно отутюженном костюме служащего банка.

Человек этот был настолько толст, что напоминал пришельца с планеты пивных бочек. При всем при том он отличался завидной подвижностью и работоспособностью. После минуты общения с ним становилось ясно, почему именно его сделали начальником стройки.

Николас Росс, он же человек-бочка, он же непосредственный шеф Берни, оживленно жестикулировал рабочим, оседлавшим стальной каркас будущего здания на уровне третьего этажа, и выкрикивал что-то ценное и неслышное в реве въедливого экскаватора. Завидев приближающегося помощника, он всплеснул руками.

– Берни, какого черта! Где тебя носило? Я уж думал, ты сегодня вообще не доплывешь. Что, девчонку какую-нибудь подцепил?

Берни смущенно улыбался.

Теперь он знал наверняка, что в начальники выбиваются не только люди чудовищной толщины, не только чудовищной энергии, но и просто прозорливые индивидуумы.

Видя, что помощник сознает свою оплошность и весьма по этому поводу сокрушается, Николас дружески хлопнул его по плечу и пробасил примирительно:

– Ладно, хорошо хоть, что доплыл. Не пойти ли нам выпить по этому поводу, а? Я сегодня не успел даже позавтракать.

Так Берни был преподнесен еще один урок, гласивший, что начальниками становятся и те, кто умеет прощать слабости других, но при этом не забывает о собственном желудке.

Они направились в ближайший бар.

* 5 *

– Берни, старина, пора бы тебе остепениться, как ты считаешь? – продолжал развивать свою мысль Николас Росс, когда они сделали по хорошему глотку пива из пол-литровых кружек и безжалостно искусали сочные ломтики пиццы с помидорами и луком. – Кстати, отменный Гиннес, ты не находишь? Берни, я насчет девочек. Ты не забыл, что через двенадцать – постой, сегодня какое? – да, ровно через двенадцать дней у тебя свадьба с моей милой племянницей? Племянница она мне, конечно, не родная, а вовсе даже двоюродная, если я не ошибаюсь, но сути дела это обстоятельство не меняет. Ты на пороге ответственного поступка, Берни. Я прав? – Берни кивнул и заглянул в свою кружку. – Я прав. И поэтому намотай на ус, дорогой: свадьба – это похороны, похороны твоей холостяцкой житухи, так что и относиться к ней стоит со всей серьезностью. Давай за здоровье Эстер еще по глоточку.

Они выпили, доели пиццу, и Берни так расчувствовался из-за отеческой заботы, которой с таким бескорыстием окружил его господин Росс, что решил совершить жест, вовсе не связанный с подхалимажем, а именно – расплатиться. Ощупав карманы пальто, пиджака и, наконец, брюк, он с видом жалкого двоечника ухватился за спасительную, но уже пустую кружку.

– Что случилось, Берни?

Глаза начальника откровенно смеялись над ним.

– Потерял бумажник, кажется…

– Эх, молодость, молодость! – Николас положил деньги на подносик подоспевшей как раз вовремя хорошенькой официантки, слегка переплатив и потому посчитав себя вправе игриво ей подмигнуть. – Я же сказал, что хорошо еще, что ты вообще сегодня доплыл. Знаем мы этих попутчиц! Все. – Он встал из-за столика, причем так же легко, как сел десять минут назад. – Поели, теперь надо за работу. По коням, Берни!

Берни было очень стыдно. Зато теперь он хотя бы понял смысл той игры, в которую его с таким мастерством втянули на палубе парома. А он-то радовался, что еще не перевелись поборницы «искусства ради искусства»!..

* 6 *

– Я полагаю, ты сама прекрасно понимаешь, что тот сюжет, который ты мне сейчас так красочно живописала, слишком короток для романа. Даже для романа, написанного тобой, моя милая. От тебя нужен полновесный роман, страниц на четыреста. Ведь мы именно об этом говорили, Стефания. Ты помнишь?

Дама за столом выжидательно смотрела на девушку.

Стефания, без плаща, но уже полностью одетая, причем весьма со вкусом, сидела напротив нее в удобном кресле.

Обе некоторое время молча курили.

Стефания посмотрела на свои ногти, стряхнула пепел с сигареты и перевела взгляд на спокойное и все еще красивое лицо заведующей издательством.

Джейн Тайбэй – кореянка по происхождению – знала, что говорит. За последние три года она великолепно издала и с огромным успехом продала четыре «полновесных» романа Стефании, подарив тем самым американской литературе новое имя – Таня Мохач.

Джейн было уже слегка за пятьдесят, однако Стефания ни на секунду не сомневалась в том, что она по-прежнему может оценивать не только объем произведений, но и все богатство содержания, изобилующего описанием таких сцен, которые циничная американская цензура безоговорочно относила к разряду порнографических. Коими они и являлись. По жанру, но отнюдь не по качеству языка, по силе изобразительных приемов, по образности и по тому подобным критериям настоящего художественного произведения. Джейн эти романы смело издавала и считала, что время рассудит.

Однако в некоторых вещах она оставляла за собой право вмешиваться и диктовать свои условия, определяемые законами коммерции.

Она хотела и откровенно говорила о том, что романы Тани Мохач должны быть бестселлерами. Таких бестселлеров она за свою жизнь выпустила в свет не одну дюжину и среди них – четыре первые книги самой Стефании. Но для создания имени этого мало, считала она.

У Стефании не было причин с ней не соглашаться.

Сейчас она смотрела на Джейн и как будто что-то вспоминала. Та ее не торопила.

Наконец Стефания очнулась, затушила сигарету и сказала:

– В таком случае мне ничего не остается, как только найти этого парня и с его помощью развить сюжет. Готова заняться этим сегодня же.

Джейн с некоторым сомнением покачала головой.

– И как же ты собираешься его искать? Ты уверена в том, что он назвал тебе свое настоящее имя?

– Вполне, – улыбнулась Стефания и открыла крохотную черную сумочку на длинном и тонком, как нитка, ремешке.

Она положила на стол перед собеседницей слегка потрепанные водительские права.

– Теперь мне достаточно свистнуть, и он сам ко мне прибежит. Я никогда не работаю без вещественных доказательств.

– Интересно. – Джейн взяла паспорт в руки и перелистала. – Да, все сходится. Бернард Стауэр. – Она присмотрелась к фотографии. Симпатичный паренек. Только ты мне говорила, что он был в очках. А здесь он без них.

– В очках он еще лучше, – заметила Стефания и ревниво убрала трофей обратно в сумочку. – Так что мне есть над чем поработать. Как будут первые результаты, позвоню. Думаю, что уже скоро.

Она грациозно встала.

Плащ послушно ждал ее на вешалке при выходе из кабинета.

Джейн невольно залюбовалась своей юной писательницей. Она ни на секунду не сомневалась в том, что Бернард Стауэр окажет ей посильную помощь в написании очередного бестселлера. В очках или без, но окажет…

* 7 *

Всегда приятно разглядеть в толпе лицо симпатичной девушки. Особенно если эта девушка – твоя невеста.

Эстер поджидала Берни на пересечении Мэдисон-сквер и Бродвея. Заметив его еще издали и убедившись в том, что он тоже ее видит, она сделала вид, будто внимательно изучает содержимое ближайшей витрины.

Эстер Гордон было девятнадцать лет. Всю свою жизнь она прожила под крышей отчего дома, отличаясь в положительную сторону от большинства своих сверстников и даже сверстниц, предпочитавших шальную свободу родительской опеке.

Она привыкла к маме и папе, к тому, что они всегда рядом, всегда готовы ей помочь в любой мелочи, всегда знают, что и как нужно делать в данной ситуации.

И вот теперь ей предстояло очень скоро, через каких-то двенадцать дней совершить поступок, о последствиях которого она со счастливой улыбкой на коралловых устах предпочитала не думать. Для этого она слишком любила своего непутевого избранника, как всегда опаздывавшего даже сейчас…

– Эстер, дорогая, здравствуй! Какая ты сегодня у меня нарядная!

Они поцеловались.

Этот ритуал был для Эстер чем-то вроде священнодействия. Но после…

Неохотно оторвавшись от губ Берни, она смешно наморщила носик и обиженно заметила:

– Ты опоздал на двадцать пять минут. Мы так не договаривались, дорогой. У нас сегодня куча дел. Или ты забыл?

Примирительно улыбаясь и прекрасно зная, что все это напускное, Берни обнял невесту за тоненькую талию, и они пошли рядом, слившись с потоком прохожих и вместе с тем оставаясь такими неповторимыми в своем роде. Друг для друга, разумеется.

– Мне просто необходимо, чтобы ты взглянул на те раздельные бра, которые я присмотрела вчера для нашей спальни, – позабыв про обиду, тараторила Эстер, гордо окидывая взглядом идущих навстречу им девушек так, словно призывала их не спешить, а обратить внимание на нее и ее слегка рассеянного кавалера. – Они замечательные уже потому, что раздельны. Мне это безумно нравится. А кроме того, ты увидишь, какие они прелестные. На них даже бахрома, и та смотрится необычно.

– Эстер, послушай…

– Подожди, не начинай сразу спорить, Берни. Ты не знаешь. А потом я хочу показать тебе один восхитительный гарнитур, от которого у меня, признаться, до сих пор мурашки по коже.

– Эстер, секундочку.

– Позволяю.

– Понимаешь, у меня сейчас куча дел. Извини, но я вынужден тебя оставить. А что касается бра и гарнитура, то я полностью доверяю твоему вкусу. Ты ведь у меня умница.

– О, Берни, ты неисправим! – Эстер остановилась и снизу вверх посмотрела на будущего мужа. Он был бесподобен. – Ну да ладно, иди. Я постараюсь справиться сама.

– Ты правда не обиделась? – спросил он на всякий случай, нерешительно отходя в сторону стоявшего на перекрестке такси.

– Нисколько. – Эстер даже помахала ему на прощание рукой. – Только не забудь, что в шесть мы смотрим китайский сервиз для гостиной.

* 8 *

В жизни любого мужчины обязательно наступает минута, когда он садится в кресло или на диван, снимает ботинки, кладет ноги на стол, включает негромкую музыку и погружается в раздумья о смысле бытия. Иногда эта минута растягивается на несколько часов.

Придя домой в половине десятого вечера, Берни чувствовал, что такая минута наступила и для него.

Нескольких часов в его распоряжении не было, поскольку на следующий день ему предстояло снова брать быка за рога и сначала бегать по стройке, сверяя, ругая, согласовывая и отменяя, а потом еще полдня мотаться из офиса в офис по всему городу и вести нескончаемые переговоры с заказчиками, поставщиками и производителями того, что ему, Берни Стауэру, никогда самому не понадобится, но что совершенно необходимо разложить по полочкам именно сейчас, чтобы иметь поелику возможно уверенность в завтрашнем дне. Однако некоторое время перед сном он собирался урвать наверняка.

Включив телевизор и устроившись поудобнее на диване—в одних трусах, спрятав ненавистный костюм в шкафу среди доброго десятка ему подобных и растерев уставшую от очень красивого галстука шею, – Берни приготовился наслаждаться жизнью с запотевшим бокалом мартини под рукой и ведерком незаменимого в таких случаях льда.

Блок новостей подходил к концу, когда закурлыкал стоявший тут же телефон. Берни очень не хотелось брать трубку, но это мог быть, во-первых, Николас Росс с новой идеей относительно планировки подъездных путей к подземному гаражу, а во-вторых, Эстер, вдруг вспомнившая, что забыла сообщить самое главное.

Голос был женский. Но не Эстер. Голос женщины, не забывающей ничего.

– Это я, Стефания. Паром помнишь?

Как часто мысли одного человека находят отзвук в мыслях другого! Помнить и забывать. Не подозревать о причине собственного настроения и вдруг получать ответ сразу на все вопросы.

– Как ты узнала мой телефон, Стефания?

Берни заметил, что ноги уже не лежат на столе двумя зудящими от усталости колодами, а бодро притопывают носками по полу.

– Твой бумажник, Берни Стауэр. Ты потерял свой бумажник. Но я была рядом, и он не пропал. Я не заглядывала в него, можешь быть спокоен. Только проверила водительские права. Наверное, это жутко утомительно ходить целый день пешком.

– Постой, не вешай трубку! – вдруг испугался он. Ему показалось, что его умело шантажируют. Да и голос был уж больно вкрадчивый. Хотя произошедшее на пароме к этому как бы обязывало, однако у Берни имелись свои личные подозрения и опасения. – Ты совершенно права, бумажник мне очень нужен.

– А мне нужен ты, Берни! – зашептала трубка. – Я сама не рада, что сделала это. Но я только о тебе и думаю. Я хочу тебя видеть. Я хочу тебя чувствовать… Я не знаю, почему, но это сильнее меня. Ты должен ко мне приехать, Берни. Прямо сейчас.

– Но я…

Она прервала его. Торопливо, словно куда-то опаздывая, назвала адрес. А потом добавила «я жду» и упредила всяческие возражения короткими гудками.

– Чертова кукла! – вырвалось у Берни. – Так я и нанялся тебе в свиту! Она еще бумажники ворует! Нет, ну это просто неслыхано! – А рука уже нажимала мягкие кнопки. – Алло, такси? Примите срочный заказ…

* 9 *

Получилось все совсем не так, как предполагал Берни. И даже про цель своей поездки – бумажник – он в первое мгновение просто-напросто забыл, когда входная дверь после двух настойчивых звонков открылась и на пороге возникла та, кто до сих пор представлялась ему почему-то некой мистической фигурой из сна, хотя на палубе парома он ощущал ту же самую фигуру весьма отчетливо. А ведь прошла всего ночь.

На Стефании был серебристый шелковый халат. Не присматриваясь, Берни с первого взгляда понял, что под ним на девушке ничего нет.

Просто это было ее стилем. Ничего лишнего. Или вообще ничего.

Сегодня каштановые волосы уже не казались длинными водорослями в бурном течении. В квартире не было не то что ветра, но даже сквозняка, а кроме этого, у девушки оказалось достаточно времени для того, чтобы уложить их как следует – может быть, в дорогом салоне где-нибудь в центре, кто знает?

Стефания долго смотрела на юношу, не пропуская внутрь квартиры. Она словно хотела то ли запечатлеть черты его лица на будущее, то ли воскресить из прошлого, каким он привиделся ей в первый раз. Короче говоря, обоих посетили одни и те же сомнения.

При этом трудно было установить, кто из них смущен больше и почему. Вероятно, все же Берни как представитель интеллигенции сильного пола.

Наконец войдя в просторную прихожую, он с беспокойством посмотрел, куда бы причалить, чтобы перевести дух. Можно было подумать, что он бежал всю дорогу.

Куда там – на такси ехал!

Что-то все-таки с нервами, Эстер права…

А кто такая Эстер? Тьфу ты, черт…

– Давай не будем сразу о деле, – предложила Стефания и под руку довела гостя до дивана.

Всюду диваны! Почему нельзя придумать какие-нибудь стояки, чтобы хоть как-то разнообразить минуты отдыха? Чушь – если предлагают сесть, нужно садиться…

Хотя Берни понял так, что злосчастный бумажник будет возвращен в хозяйские руки дай Бог в конце вечера, Стефания, оказывается, называла «делом» отнюдь не это.

Она молча положила на колени Берни его пропажу.

Этим она тонко намекала на наступившую столь неожиданно необходимость выбора. Причина приезда была сама собой устранена, и Берни, по идее, имел полное право поблагодарить, раскланяться, даже поцеловать ручку, но после этого – непременно удалиться, откуда пришел. Однако тем же самым жестом Стефания приглашала его задержаться у нее, только уже по собственному желанию, ибо говорить спасибо и уходить – некрасиво.

Берни понял, что по рассеянности допустил еще одну – роковую для себя – ошибку: не купил по дороге сюда ни цветов, ни какого-нибудь вина, ни даже шоколадку, которой можно было бы красноречиво показать свое личное отношение к происходящему и его виновнице: вот вам, мол, барышня, кушайте вкусности, да только ко мне не приставайте, не по зубкам вам, да-с. Цветов и вина не было.

То есть они, конечно, были: вино на столе в гостиной, причем любое, цветы – повсюду. Но все это служило разве что тому, чтобы лишний раз продемонстрировать гостю, как мало в нем светскости и понимания жизни, когда речь заходит о случайном: о случайной встрече, случайном свидании, случайной женщине. Отправляясь в гости к Эстер, он не позволял себе расслабляться до забывчивости. Там был его будущий очаг, его дом, его крепость. А здесь? Бунгало опытной гетеры. Номера. Место, где не разбиваются сердца.

Он сел.

Стефания присела рядом и заговорила:

– Я терпеть не могу навязываться, Берни. Мне нравится, когда меня саму выбирают и дают понять, что я чего-то все-таки стою. Это моя жизнь. Я вижу, ты неправильно меня понял, да? Нет, я никогда не делала этого за деньги. Мне не хочется тебя оскорбить, но ведь ты пошел за мной тогда, на пароме, потому, что почувствовал – я не такая, как все, я не буду ни о чем просить. Мне это и не надо. – Она не без затаенной гордости обвела взглядом свои впечатляющие апартаменты. – Я хочу одного, Берни, – любить по-настоящему. И я думаю… нет, я робко надеюсь, что наша встреча не была такой уж случайностью, как это тебе кажется. Для меня. И для тебя. Что ты скажешь?

– Через одиннадцать дней я женюсь, Стефания. Я не тот человек, за которого ты меня приняла. Я женатый человек. И я люблю свою жену.

– Ты хотел сказать «невесту», – поправила девушка. Бури не получилось. Расставляющее все точки над «i» известие было воспринято как нечто само собой разумеющееся. Все равно что сказать «я промочил нога», когда идет ливень.

– Я хочу, чтобы ты попробовал сначала белое вино. Можно, я тебе налью?

– Да, пожалуйста. Но ты меня выслушай, Стефания!

– Сначала мы немного выпьем, да?

– Хорошо. Твое здоровье.

– Спасибо.

Она смотрела на него, она дышала жизнью, она была невыразимо свежа и хороша собой, дома, по-домашнему одетая, если не считать эротических белоснежных туфелек с кожаными бантиками на пятках и умело наложенного вечернего макияжа.

– Ты можешь не продолжать, Берни. Я замечательно тебя поняла. Но вынуждена сознаться: твоя холостяцкая или семейная жизнь меня не интересует нисколечко. – Она мягко взяла его за руку и заглянула в глаза. – Ты упомянул об одиннадцати днях. Я не стану на них претендовать. Но тогда подари мне хотя бы одиннадцать ночей. Ты не пожалеешь. Я буду любить тебя, как любила на палубе, только дольше, совсем неторопливо, так, как захочется тебе, мой милый…

Она низко-низко наклонила голову, и каштановые водопады закрыли ее лицо. Берни не увидел, но почувствовал, что она целует ему руку.

Это был уже сон.

– Подари мне одиннадцать ночей, Берни… – Она вдруг резко поднялась с дивана. – И еще одну минуту – сейчас!

С замирающим сердцем и тугим стуком в висках следил он за тем, как она, стоя прямо перед ним, осторожно, словно боясь его напугать, распускает тесемки, сдерживающие полы серебристого халата.

Только сейчас он заметил, что шелк имеет цвет – розоватый.

Она не распахнула халат сразу, по всей длине. Нет, сначала она показала мужчине главное – свой удивительно женственный пах: сферу гладкого живота и нарочито выделяющийся в контрасте с бледно-золотой кожей пышный и густой треугольник темных вьющихся волос.

Это было ее руно – то руно, за которым устремлялись к далеким армянским берегам легендарные аргонавты во главе с одержимым навязчивой идеей Ясоном. Это было ее естество, ее достоинство, ее сила и ее слабость, покорявшая еще надежнее, чем сила. Покорявшая тех, кто видел это чудо, тех, кому она благосклонно показывала его, гордясь собой, гордясь своим нежным, податливым телом и изнывая от стыда, потому что здесь, в этом самом месте особенно явственно выступала ее неприкрытая нагота, обрамленная живой амфорой полных бедер.

Потом раскол халата устремился вверх, к запрокинутой в полной беззащитности шее, но Берни не следил за ним. Он не мог оторваться от сумасшедшего переплетения трогательных завитков под едва заметно вздрагивающим животом, от этой упоительной головоломки, имеющей свою потрясающую логику, в которой заключалась ее первозданная красота. Распутать ее, выпрямить, расчесать – все равно что расплести конскую гриву, отчего бедное животное зачахнет и погибнет, не подозревая о том, что пало жертвой чересчур заботливого хозяина.

Он осознал произошедшее лишь тогда, когда из-под шелка обнажились красиво развернутые плечи и вся невесомая тяжесть материи рухнула с высоты изумительного женского тела вниз, по безвольно опущенным тонким рукам, под стройные ноги породистой кобылицы.

– Сначала хорошенько осмотри меня, – сказала Стефания.

Словно глаза гостя не были одновременно на всех уголках ее дрожащей, выскользнувшей из ледяного кокона девственно-теплой плоти.

– Смотри на меня сколько захочешь, пока ты не поймешь, что я принадлежу тебе вся, как есть, нагая, нагая для тебя, только для тебя, пока ты не ощутишь желание обладать мною еще больше, проникнуть в меня, слиться со мной…

Он смотрел. Он видел. Он чувствовал. Он страдал.

– Ты сможешь проникнуть в меня так, как тебе будет приятнее, мой любимый. Я готова распахнуть перед тобой все три тайных пути в тело жаждущей этой ласки женщины. Смотри!

Она опустилась перед ним на широко расставленные колени.

Подняла над головой длинные змеи рук. И открыла красивый, сверкающий алой губной помадой рот.

Он смотрел на нее.

Прикрыв глаза, она открыла рот так, чтобы ему стало видно влажное нёбо и не находящий себе места в этой ароматной пещерке розовый язычок.

Она хотела, чтобы он понял наверняка, для чего и как он может воспользоваться этим путем.

Потом губы надулись и вытянулись в трубочку.

Ему так понравился рот, что он застонал, когда девушка опустила руки на пол и стала медленно разворачиваться на четвереньках.

Обнаружилось, что подошвы ее туфель совершенно новые, без единой царапины – она наверняка надела их впервые к сегодняшнему вечеру. Она хотела показать ту тщательность, с какой к нему готовилась.

Уже стоя на четвереньках спиной к гостю, девушка подогнула руки и уперлась в ковер локтями. От этого плечи ее стали ниже, а гладкий круп с двумя аккуратными ямочками и упруго натянутые, слегка раздвинутые ягодицы оказались несмело выставленными напоказ.

Он еще никогда не смотрел на живую женщину с такого ракурса.

Это было дико, сладостно и чудесно. – Ты видишь меня? – послышался голос. – Ты меня видишь?

Не получив ответа, она вытянула руки перед собой, пошире расставила колени и легла на ковер щекой. Все было гладко выбрито.

Он никогда не задумывался о том, что и здесь у женщин есть волосы, но сейчас ему стало со всей очевидностью ясно, что она перед его приходом не только приняла расслабляющую душистую ванну, но и дотошно побрила все лишнее, на чем бы мог задержаться его испытующий взгляд.

Взгляд его не был испытующим.

Взгляд был робким и то и дело поскальзывался в гладком желобке.

Внизу желобка была еще одна нежная расщелина, причудливо обрамленная двумя крохотными пухлыми подушечками и алая, как полюбившиеся губы. Взгляд скатывался на нее, трогал теплые складки и снова поднимался по желобку вверх.

Здесь его ждало последнее и самое трогательное отверстие – бурое сморщенное колечко, которое тоже жило своей жизнью, то втягиваясь в натянутое дно желобка, то выступая из него чувственным пригорком.

Неужели и в эту тесноту она может позволить проникнуть его желанию? Неужели она действительно думает, что он сделает это и тем самым осквернит красоту, сотворенную природой и только по странному недоразумению предоставленную в распоряжение грубого завоевателя? Нет, он не будет этим завоевателем, он будет храмовым жрецом, идолопоклонником, нищим у порога дворца изобилия, покорным судьбе путником на пути в Мекку, в его Мекку…

Тут он увидел, что длинные пальцы девушки нервно проверяют, все ли так хорошо, как ей казалось раньше, когда в доме не было посторонних.

Пальцы с овальными ногтями, похожими на капли крови, терли и мяли пухлые подушечки, опережая друг друга, взбирались между ягодицами и по очереди жалили бедненькое колечко.

Это была их игра, игра, которой они предавались в любое время, но сейчас она была для него, а ему казалось, что игра слишком жестока, потому что явственно доносились приглушенные постанывания девушки.

Ему вдруг захотелось крови, и он нагнулся и попробовал слизнуть живые капли.

Это были ее пальцы, и он лизал и целовал их, иногда промахиваясь и прикасаясь губами к тонкой коже между расщелиной и колечком. Он был принят в игру.

Постепенно ему становилось все труднее и труднее успевать за очумевшими ноготками. Их пляска сменилась непредсказуемой мельтешней.

Распаляя себя, девушка извивалась всем телом и только иногда оглядывалась через плечо, чтобы встретиться помутневшим взглядом с широко открытыми глазами Берни.

Внезапно она глухо вскрикнула и замерла, прогнувшись так сильно, что он испугался, как бы у нее не лопнул позвоночник.

Не зная наверняка, не явился ли он сам причиной этой резкой паузы, Берни невольно отпрянул и посмотрел на девушку уже с безопасной высоты дивана.

Она стояла у него в ногах на четвереньках, по-прежнему спиной к нему, и напоминала большую белую кошку, которой добрый хозяин поставил блюдце со сливками и которая лакает из него прямо с пола, содрогаясь от наслаждения.

Обе дырочки взволнованно дышали. Наклонившись, он мог бы дотронуться до любой из них пальцем. Но он не сделал этого. У него не осталось на это времени.

Стефания повернулась на коленях.

По ее разрумянившемуся лицу было отчетливо видно, что она только что пережила сильное потрясение. Движения ее сделались вялыми, когда она вытягивала вперед руки и клала ладони на колени мужчины, призывая его ощутить ее близость.

– Я хочу тебя… – пробормотала она. – Ты не представляешь, как я хочу тебя…

Берни наивно думал, что представляет. Ему все еще казалось, что это есть не что иное, как отлично вызубренная роль, игра, способ удовлетворять свои болезненные инстинкты. У него было недостаточно опыта для того, чтобы судить о чувствах женщины без ложной здравости. Не умел он прислушиваться и к себе.

– Встань, – попросила она.

Было уже очень поздно. Он не хотел даже смотреть на часы.

Когда он поднялся на ноги и остановился над ней, нагой и коленопреклоненной, Стефания осторожно ухватилась пальцами за его ремень.

Она перехватила недоуменный взгляд и спросила:

– Можно?

Сверху он видел белые пятки туфель, ободки ее ягодиц, каштановую макушку и крепкие яблочки грудей между оживившихся локтей.

Она не без труда расстегнула ремень и принялась за пуговицы.

Когда брюки упали по ногам до колен и замерли двумя черными гармошками, он вдруг вспомнил, что ведь она уже видела его, даже чувствовала в себе, и потому он зря готовится к тому, что сейчас произойдет, как к чему-то новому. Другое дело, что произойти это должно по-новому благодаря окружавшим их теперь удобствам, теплу и уюту квартиры, служившей жильем красивой девушке, что уже само по себе привносило в квартиру атмосферу волнительности и тайны.

Следом за брюками были стянуты узкие трусы.

Внешне ничего как будто сразу не изменилось. Рубашка оказалась достаточно длинной, чтобы прикрыть твердеющий ствол освобожденной плоти.

Стефания снизу вверх смотрела на гостя. На ее выжидательно поджатых губах играла легкая усмешка. Она добилась своего и теперь была на пути к разбухающей вопреки его желанию цели.

Она запустила руку под измятый после долгого заточения подол рубашки и тыльной стороной пальцев легонько провела по зябко подобравшейся мошонке.

От отчаянности своего положения – еще бы, брюки спущены, как у первоклассника, ни шаг шагнуть, ни подобрать, не отбиваться же ему от девушки, он сам обрек себя на упоительный плен ее рук – Берни запрокинул голову и закрыл глаза, чтобы не отвлекаться и только чувствовать.

У Стефании была маленькая прохладная ладошка, и прикосновения ее к разгоряченному взаперти члену вызывали в нем желание плакать от умиления и беспомощности.

Она же быстро осмелела и уже просто мяла податливый кожаный мешочек, в котором что-то загадочно и твердо перекатывалось, наводя на мысли о сокрытом здесь кладе.

Свободной рукой Стефания расстегнула две нижние пуговицы и распахнула рубашку, словно только сейчас вспомнила, что у мешочка есть не менее увлекательное продолжение. Это самое продолжение сделалось уже достаточно длинным и упруго покачивалось, как грозный перст, призывающий к порядку.

Однако она его не боялась.

Как бы ни напрягался он в ее кулачке, как бы ни наливался кровью двойной желудок в форме сердца, как бы ни пульсировали под тонкой кожей вздутые вены, она знала все его повадки и теперь доверчиво льнула к нему щекой, залитой очаровательным румянцем предвкушения.

Одновременно она незаметно для Берни обнюхала его и удостоверилась в том, что лишний раз ходить в ванную не придется.

– У тебя очень красивый член, – услышал он тихое признание откуда-то с пола.

А потом его буквально обжег влажный язычок, улиткой скользнувший вдоль всего ствола от основания до притупленного кончика. На кончике улитка замешкалась и превратилась в крылышко крохотной колибри.

Стефания лизала его.

Это было так удивительно, что Берни открыл глаза и наклонил голову.

Она покорной рабой стояла перед ним на коленях и, не прикасаясь к нему руками, одним язычком доводила до бешенства и сводила с ума.

– Можно, я возьму его в рот? – зачем-то спросила она, будто он и так не принадлежал ей уже целиком и полностью.

Она приняла его сразу весь, дотронувшись посапывающим носиком до жестких волос в паху, и потом стала очень медленно выпускать негнущийся и мокро блестящий ствол, удерживая его алым колечком губ.

Берни невольно подался вперед, боясь, что его бросили, но это была только пробная вылазка – Стефания готовилась к серьезной осаде.

Она пошире открыла рот и высунула лопатку язычка, на которую положила твердую головку и стала снова клониться к животу мужчины, нанизываясь на каменное древко.

«Как ей не стыдно?» – потрясенно думал Берни.

Мужчины вообще в таких случаях возбуждаются сильнее не от физических ощущений – они могут даже ничего не чувствовать совершенно, – а от сознания того, что женщина сознательно унижается перед ними, чтобы сделать им приятное. Скажите об этом самой женщине, и она рассмеется, потому что со своей стороны ей кажется, что это она – хозяйка положения, владеющая мужчиной и заставляющая его напрягаться и рычать от удовольствия.

Потом Берни стало как-то спокойно на душе. У него сосали, перед ним пресмыкались, а он только и делал, что стоял и наблюдал за происходящим, имея возможность заодно и участвовать в нем пассивно, своими чувствами.

– Я не хочу, чтобы ты кончал сейчас, – сказала Стефания, имея в виду некоторые признаки приближающегося оргазма. – Сначала ты должен проверить меня всю.

Она встала с ковра и прижалась к Берни грудью.

– Тебе не больно? Ты можешь терпеть?

Он не ответил. Он хотел того же, что и она. Но у него не было слов, чтобы в этом признаться.

Стефания снова опустилась на пол. Только теперь она легла на ковер спиной и раскрыла перед ним объятия согнутых в коленях ног.

– Сними рубашку, – попросила она, обхватывая себя за икры руками и ожидая, когда он выберется из брюк и расстегнет все пуговицы.

Для Берни все это было как в каком-то наркотическом сне. Он сам не верил в то, что может с такой легкостью изменить Эстер, изменить их чистой, почти платонической любви, которая еще вчера так много для него значила. Это был не он. Не он, яростно стряхивающий с рук рубашку. Не он, опускающийся в капкан разведенных в стороны ног. Не он, отыскивающий членом уютное, мягкое гнездышко, которое поначалу сдавило его, не желая пропускать внутрь, и вдруг поддавшееся, узкое и бездонное.

Она подняла колени к подбородку и положила ноги на плечи Берни.

Он уперся в пол за ее головой руками и закачался на весу, как пружина, напрягая и расслабляя ягодицы.

Само тело знало, что нужно делать. Можно было ни о чем не думать. Только смотреть в глаза друг другу и чувствовать.

Когда же она успела так приворожить его к себе? Или она была права, говоря, что его увлекает в ней отсутствие каких бы то ни было запросов, кроме одного – любить ее?

Он не знал этого. Он не знал, зачем так жестоко надругается над своей невестой, зачем приехал сюда – ведь не за бумажником же! – зачем вообще это все… Неужели страсть и в самом деле превращает человека в животное, для которого важнее всего его природные инстинкты?

Он не мог в это поверить.

Не мог прогнать неотвязное наваждение.

Не мог ничего.

Только пронзать ее, пронзать это открытое тело, ловить ртом чужое дыхание, думать о той гармонии, которая заложена в тела мужчины и женщины, когда они слиты в одно, и снова пронзать, пронзать…

«Нет, все-таки я хорошая свинья», – подумал Берни. Ведь он даже не додумался поцеловать девушку. Занятый своими идиотскими размышлениями, он упустил из виду, что все это происходит с ним в действительности, а отнюдь не во сне, и если ему сейчас приятно, то только благодаря ей, прекрасной незнакомке, скрывающейся под именем Стефания.

Она ждала этого поцелуя. Она ждала, что он поймет ее и если и не оценит, что само по себе было бы не лишено пошловатости, то по крайней мере будет ей благодарен.

Они скосили взгляды вниз, туда, где нежно стукались их напряженные животы и сминались холмики волос, объединенные влажным стержнем, принадлежавшим сейчас им обоим.

– Мне жарко, Берни, давай выйдем на балкон.

– Но…

– Нас никто не увидит. Ты забыл, что уже давно ночь? Нет, про ночь он не забыл, однако заниматься этим на улице…

Он накинул рубашку, не застегиваясь.

Стефания не надела на себя ничего.

Город шумел под ними черным зеркалом, в котором отражались тысячи разноцветных огней.

Оказывается, за то время, пока Берни был у нее, успел пройти дождь и сделалось свежо.

– Ты не замерзнешь? – спросил он.

– Замерзну, если этому не помешаешь ты.

Она ухватилась руками за край балкона и повернулась к Берни округлой попкой. На ягодицах играли синие и красные отсветы.

– Хотя подожди.

Она присела на корточки, оглянулась и густо смочила древко горячей слюной.

– Мне будет больно, но так лучше. А теперь давай, пока опять не высох.

И она снова встала перед ним, выпрямив ноги и согнувшись пополам.

Он ничего не видел и несколько раз ткнулся во что-то твердое. А потом ему на помощь пришла ее маленькая рука.

– Не бойся и дави сильнее. Я хочу этого…

Нет, она слишком узка, он может ее порвать, это ужасно, девочка моя, зачем тебе это, ну еще чуть-чуть потерпи, я не ослабну, я проколю тебя, как ты этого просишь, ну, вот, еще… есть.

Ему вдруг стало опять легко и удобно.

Он был в ней.

В последнем, третьем отверстии. Самом маленьком и нежном.

И он мог в нем двигаться, ощущая со всех сторон гладкие стенки этой живой трубы. Живой. В ней все было живое. Все дышало и извивалось.

Выпустив край балкона, она пыталась помочь им обоим, раздвигая руками булочки ягодиц.

Было жарко.

С Гудзон-ривер дул промозглый ветер, но там, на балконе, никто его не замечал.

А потом была минута, когда Берни понял, что, даже если сейчас умрет от разрыва сердца, жизнь прожита не зря.

Ему не нужно было спрашивать, можно ли извергнуться внутрь или сегодня тот день, когда стоит поберечься.

Все было в его власти.

Она подарила ему эту власть. Она предвидела, что так будет. Будет… будет… ну же… Кажется, балкон падает…

* 10 *

– Берни, возьми, пожалуйста, еще пудинг. Я ведь знаю, что ты его любишь.

Заботливая госпожа Гордон, мама Эстер, тянулась через весь стол с розовой фарфоровой миской этого жуть какого приторного желе.

– Спасибо, я все, спасибо.

– Ну хоть чуть-чуть.

– В самом деле, я совершенно сыт.

– У нас принято есть, сколько хочешь, – заметил со своего места господин Гордон, подмигивая будущему зятю. – Это тебе не Европа, где все делают вид, будто наелись, хотя ничего толком не съели. А все от жадности и дурацкой идеи, будто раз продукты дорогие, на них нужно во что бы то ни стало экономить. Согласись, разве не бред?

Берни демонстративно вытер салфеткой губы. Он не хотел есть пудинг.

– Мама, папа, ну что вы пристали к бедному Берни! – подала голос Эстер, сидевшая рядом с объевшимся возлюбленным. – Если человек и в самом деле сыт, зачем его заставлять?

– Да потому что он хочет еще. Я же вижу, – не унималась мама. – Я права?

Берни отрицательно помотал головой и поднес к губам фужер с очень хорошим, но уже окончательно потерявшим вкус вином. Украдкой взглянул на часы.

Они ужинают уже два часа.

Здесь это называлось «чаевничать».

Определенно, Берни не имел ничего против дружных еврейских семей и искренне любил малышку Эстер, но все имеет свои пределы. Его пределом сегодня был пудинг.

Кроме того, набитый сладостями, отказаться от которых поначалу не поднималась рука, желудок уже начинал тянуть в сон. Сказывалась предыдущая ночь, проведенная как в угаре, после которой был долгий день, полный неотложных дел, мыслей, дождей, бетонных свай и подписей под очередными драгоценными контрактами.

Хорошо еще, что он договорился со Стефанией и теперь заглянет к ней попозже. Хотя иначе у него был бы повод прямо сейчас встать из-за стола…

Берни поправил галстук, напоминавший, что они еще не родня и что потому следует соблюдать некоторые условности. Некоторые. Например, ужинать в определенное время и с ничего не значащими беседами о милом прошлом, никудышнем настоящем и превосходном будущем.

Отец остановил в воздухе пудинговую миску и примирительно, с немалой долей иронии обратился к супруге:

– Ладно, дорогая, не нужно. В конце концов мне ведь еще предстоит завтракать. Уберем пудинг в холодильник.

Он влюбленно посмотрел на дочь и сравнил ее с поскучневшим избранником. Сравнение было явно не в пользу последнего.

– У нас пока еще есть время найти общий язык с нашим дорогим Берни. – Он наткнулся на суровый взгляд дочери и улыбнулся. – Тем более что скоро нам жить всем вместе.

– Через десять дней! – уточнила, просияв, Эстер.

Берни моментально забыл о том, что поел.

– Вы хотите сказать…

– А ты как думал! – заговорщически усмехнулась госпожа Гордон, сверля зятя глазками-буравчиками. – Наша дочь не может жить в холостяцкой конуре. Придется потерпеть. Через полгода мы с отцом переселим вас в отдельную квартиру. – Ободренная радостным вздохом Эстер, она продолжала: – А пока нам предстоит небольшой эксперимент.

– О какой квартире вы говорите? – поставил фужер обратно на белую скатерть Берни.

– Пустяки, – сказал господин Гордон. – Просто в свое время мы с мамой начали потихоньку откладывать деньги. Молодым побегам нужно помогать.

В этот момент его житейская философия торжествовала, и он торжествовал вместе с ней.

– Спасибо за замечательный ужин. Было очень вкусно, – проговорил Берни, уже нетерпеливо ерзая на стуле и ища только предлог, чтобы встать. – Давайте обсудим этот вопрос как-нибудь в другой раз. И вообще, знаете ли, у нас с Эстер есть на этот счет кое-какие свои планы.

Эстер наступила ему на ногу под столом.

Их планы на жизнь – это одно, словно говорил ее умоляющий взгляд, а родительская опека – совсем другое. Старших следует уважать. Или по крайней мере терпеть. Хотя бы до поры до времени.

Берни понимающе ей кивнул и галантно раскланялся.

На сегодня он считал свои обязанности перед любимым семейством худо-бедно исчерпанными.

* 11 *

Когда он уходил от нее утром, ему казалось, что он уже никогда больше сюда не вернётся: все было сказано, все испробовано, никакой тайны не оставлено. Он полагал, что за предстоящий день с легкостью сожжет возведенные ночью хрупкие мосты.

И вот теперь его снова тянуло сюда: в это парадное, в этот лифт, к этим кнопкам, из которых одна оказывалась именно той заветной, с цифрой, подспудно становящейся любимой, подспудно, но отчетливо.

Не потому ли пребывание в доме родителей Эстер оказало на него столь удручающее воздействие именно сегодня? Может быть, не отдавая себе в том отчета, он сам провоцировал это неприятие их заботливости, их совершенно нормальной при складывающихся обстоятельствах опеки, их суеверного страха перед «холостяцкой конурой»? Почему конурой?

Пройдя коридор и приблизившись к двери, он увидел, что она не заперта.

Больно защемило сердце.

Со Стефанией что-то случилось…

Он толкнул дверь плечом и вошел.

Это была не та квартира, из которой он ушел утром. Тогда она только еще выныривала из сумрачных волн ночи, тогда в ней еще жило странное ощущение пережитого – боли, наслаждения, страха, предчувствия, отчаяния, пресыщенности. Сейчас же квартира в эти волны едва начинала погружаться. В нее уже затекла с разноогненной улицы ночь, но в ней еще не было его присутствия, в ней не было еще ее. Стефании не было…

Он понял это сразу, как только переступил порог гостиной, где вчера ему было предложено на выбор три входа в божественное тело обнаженной специально для этого ритуала девушки.

В гостиной был только ее запах.

Потом он заметил, что повсюду горит свет.

Это могло означать надежду на скорое возвращение хозяйки. Или ее безвозвратное исчезновение из этого мира.

Где ты, мой маленький? С кем ты? Вернись!

Взгляд его упал на телевизор. Прямо на экране был приклеен желтый листок бумаги.

Чьей-то рукой – Боже, да ведь он даже не знает ее почерка! – было размашисто написано: «Включи телевизор и видео».

Берни вспомнил, что держит в руках купленное в магазине на углу ведерко со льдом и воткнутой в него бутылкой шампанского.

Праздничная встреча откладывалась.

Поставив ведерко на стол, Берни взял черный пенал совмещенного пульта, лежавший здесь же, и отошел к дивану.

На вспыхнувшем экране распустилась картинка ее уютного гнездышка. Посередине стояла широкая двуспальная кровать.

– Привет! – раздался голос, и к кровати подошла Стефания, в обтягивающей шелковой комбинации, точно такая же, какой он оставил ее утром. Вероятно, запись была сделана сразу после его ухода. – Как видишь, я не дома.

– Да уж вижу, – пробормотал Берни. – Ладно, что ж делать, подожду.

Он отвернулся от экрана и стал распаковывать ведерко, тщательно завернутое в бумагу и целлофан.

– Спасибо за шампанское, – сказала Стефания, с ногами забираясь на кровать. – Но только не пей его без меня, хорошо?

Берни опешил.

Не могла же она предугадать, что он явится к ней не с пустыми, как в первый раз, руками? Или она и в самом деле была ведьмой? Прекрасной ведьмой, которую нужно было во что бы то ни стало испепелить на костре.

– Сегодня вечером нас ждет обширная программа, – продолжала девушка, лениво укладываясь на подушки. – Как видишь, я даже сейчас не оставляю тебя одного. Мне приятно, что ты на меня смотришь. И ты можешь делать это, сколько пожелаешь.

Она пошевелилась, лежа на боку, и подол комбинации задрался, оголив попку. Берни увидел между поджатыми к груди бедрами темную манящую полоску.

– Какого черта, Стефания!

– А скоро мы будем вместе на самом деле, дорогой. Я так хочу тебя! Как жаль, что я не могу сейчас тебя видеть!..

Берни собирался что-то возразить, но тут девушка на экране повернулась на спину и развела ноги широко в стороны.

Комбинация завернулась на живот. Такой она была вчера, когда предлагала себя на ковре. Чтобы потомить зрителя, девушка прикрыла низ живота обеими руками. Берни понял, что она ласкает себя. Это было оскорбление.

Она издевалась над ним, издевалась словами, потому что лгала, будто хочет быть с ним вместе, издевалась действиями, потому что так ласкать ее имел право только он один, издевалась всем, даже взглядом, потому что смотрела в камеру пристально, с легкой улыбкой, будто видела его.

Берни стало смешно.

Он уже понял, что зря пришел сюда, что все это – обман, мираж, что гораздо полезнее вернуться домой и лечь спать, так как завтра будет новый день, истерзанный заботами.

Он тяжело поднялся с дивана.

Шампанское пусть остается. Она должна знать, что он был у нее.

– Не уходи, Берни, – сказала девушка на экране, не меняя позы и не убирая рук от выставленной напоказ промежности. – Неужели тебе неинтересно узнать, что же будет дальше?

Оторопев в самое первое мгновение, он все-таки справился с удивлением и нашел в себе силы взять пульт и выключить телевизор. Ведь это было проще всего. Конец сомнениям.

Раздался телефонный звонок.

Берни решил, что это не его, и долго не брал трубку, но телефон не унимался, словно зная, что он стоит и смотрит на него.

– Алло.

– Почему ты отверг меня, Берни?

Это была она.

Тот же самый голос, что и по телевизору. Что и вчера ночью.

Странно, ведь обычно телефоны, телевизоры, магнитофоны и прочие средства связи очень меняют голоса людей, почти до неузнаваемости. Меняется порой даже тембр.

Голос Стефании все время оставался одним и тем же.

– А ты не можешь сама прийти сюда? – спросил Берни, едва скрывая раздраженность, что удавалось ему с трудом. – Я здоровый человек, Стефания, и не хочу смотреть этот дурацкий телевизор. Мне не нужны заменители. Или ты, или ничего. Где ты?

– Я здесь.

Дверь спальни тихо приоткрылась, и на пороге, с телефоном в руке, в той же самой обтягивающей комбинации перед потрясенным Берни предстала Стефания во плоти.

– Ты уверен, что не хочешь смотреть на меня?

Она наклонилась, поставила телефон на пол и быстро подошла к гостю.

Он невольно отступил на шаг, споткнулся о диван и сел.

Она забралась к нему верхом на колени.

Одним движением сняла через голову комбинацию.

– Я же обещала тебе сегодня обширную программу, – напомнила она, склоняясь прохладными грудями к его пылающему лицу.

Рядом раздался оглушительный хлопок.

Пробка вылетела из горлышка бутылки, ударилась в потолок и срикошетила в телевизор.

Пенная струя окатила голую спину девушки.

Стефания с хохотом запрокинулась.

Берни, как сумасшедший, целовал ее нежную шею и устремленный вверх твердый подбородок.

* 12 *

До сих пор Берни всегда казалось, что люди на улицах очень много обращают внимания на них с Эстер. Вернее, на Эстер. Его с ней просто невольно сравнивали. И это ему весьма льстило.

Но все те взгляды, все те улыбки, которые он то и дело ловил на своей юной невесте, были ничем иным, как бледным отражением того настоящего фурора, который производила на прохожих совершенно безразличная к ним Стефания, когда шла рядом с Берни на следующее утро, провожая его до ближайшей станции метро.

У мужчин, должно быть, потом весь день болели шеи.

Бедные женщины, называющие всех вокруг себя красавицами, но изнывающие от ревности при виде настоящей красоты, наверняка теряли самым кошмарным образом аппетит и неделями отказывались выходить на улицу.

Маленькие мальчики и девочки, которых в этот ранний час было особенно много по причине начала занятий в школах, определенно влюблялись в незнакомую даму и донимали пап просьбами купить им такую же «тетю», приводя в полнейшее негодование мам.

Собаки забывали о существовании кошек, кошки переставали замечать мышей. На некоторое время в мире замирала вся эволюция фауны.

Только флора в виде клумб, мимо которых они проходили, оживала еще более яркими и радостными красками, чувствуя, что наконец-то появилось на свете то, раде чего стоит пусть даже преждевременно расцвести, чтобы увянуть до срока. Ведь зачем влачить существование без смысла, если можно хоть однажды ради него сгореть от любви?

– Кстати, у тебя на галстуке пятно от мороженого, – сообщила Стефания, когда они переходили улицу и утренний бриз примчался поиграть их одеждами. – Мы с тобой мороженого не ели, так что меня потом не ругай.

– И не собираюсь. – Он поймал полосатую змейку и поискал след на шелке. – Это я вчера ужинал дома у моей невесты.

– Да? – Она проводила взглядом проскользнувший мимо «форд», водитель которого делал ей красноречивые знаки. – Хотя, конечно, это совершенно нормально. Но только я не хочу разговаривать с тобой о других женщинах. Они меня не касаются.

«Как и меня – твои ухажеры», – хмуро подумал Берни, зная, что это практически неосуществимо. Того, кто сидел в «форде», он уже сейчас готов был удушить собственным галстуком, благо тот все равно испорчен.

Стефания дернула его за рукав.

– Послушай, а почему бы тебе меня не изнасиловать?

– Не понял…

– Я смерть как хочу, чтобы ты меня изнасиловал!

Берни посмотрел на побледневшее от внезапного желания лицо девушки и огляделся по сторонам, словно ища помощи извне.

– Хорошо, ночью.

– Нет. – Она остановилась и удержала его за руку, призывая отнестись к сказанному с большей серьезностью. – В постели не интересно, тебе не кажется? Изнасилуй меня на улице. Прямо здесь. Сейчас.

Некоторое время они смотрели друг другу в глаза.

Внезапно Стефания бросилась прочь, словно он и в самом деле ударил ее, и с криками «помогите!» свернула за угол.

Понимая, что делает глупость, Берни побежал следом.

За углом, метрах в двадцати от себя, он увидел, что Стефания стоит и оживленно объясняет что-то дежурному полицейскому. При этом она оглядывалась и указывала рукой в его сторону.

Берни ждал.

Он знал, что ничего серьезного из этой затеи получиться не может, что девушка просто разыгрывает его, неизвестно зачем, но разыгрывает.

И только когда полицейский медленно пошел ему навстречу, сопровождаемый Стефанией, продолжавшей возбужденно размахивать руками, Берни сделалось как-то не по себе.

Они уже поравнялись, полицейский пристально смотрел на Берни, намереваясь призвать его к ответу, когда девушка, словно спохватившись, обрадованно вскрикнула:

– А вот и мой муж! Все в порядке, господин полицейский. Извините за беспокойство.

Она взяла Берни под руку.

– К вашим услугам, – отрапортовал страж порядка, ничуть не сожалея о том, что пришлось обознаться. Незнакомка стоила того.

Стефания уже тянула «мужа» дальше.

Берни не дал ей времени на то, чтобы придумать новую шалость, и заговорил первым. До станции метро оставалось пройти один перекресток.

– Ты замечательная девушка, Стефания. И ты сама прекрасно это знаешь.

Уловив в его словах серьезные нотки, она остановилась. Он тоже.

– Вот я и думаю, почему бы тебе не позвонить мне, скажем, через годик. Вспомнили бы старые добрые времена…

Сейчас в нем говорила его усталость после двух бессонных ночей, это негодование по поводу постоянных бессмысленных розыгрышей, полное отсутствие желания быть взрослой, а не взбалмошной куклой.

Берни поцеловал Стефанию в щеку и пошел дальше, оставив ее стоять на месте.

Вот так все и кончилось. И никаких сцен.

Он оглянулся.

Тротуар был пуст.

Мгновение назад она стояла там. Всего мгновение он ликовал, гордясь своей твердостью.

Неужели она и в самом деле ушла? Разве его тон прозвучал настолько категорично? Хорошо, что он не сказал это в шутку. Зато теперь незачем огорчаться. Ее больше нет. Как и не было до той злосчастной встречи на пароме. Все возвращается на круги своя. Куда же он собирался ехать? Ах, да…

Он почти уже подошел к лесенке, уводившей под землю, в металлический лязг метро, когда кто-то окликнул его сзади.

Стефания стояла у стены дома, мимо угла которого он только что задумчиво прошел. Она улыбалась ему. Он приблизился.

Вокруг не было ни единой живой души. Глаза Стефании радостно сверкали. Он усмехнулся – своим надеждам, своим страхам? – и запустил правую руку ей под юбку.

Теплая кожа, уютный волосатый бугорок.

– Ты не надела трусики?

Она торжествующе обняла его за шею.

– Терпеть не могу трусики!

* 13 *

– Мистер Росс, тут для господина Стауэра пакет. Вы не могли бы передать?

Николас взял пакет и взглянул на почерк, которым был написан адрес.

Никакого адреса не было.

Рабочий, послуживший почтальоном, уже катил дальше на своем быстроходном тракторе. Окликать его не имело смысла.

Николас осторожно вскрыл пакет.

Проделал он это без какого-либо злого умысла, а просто не придав значения словам, что это «для господина Стауэра». На работе у них не могло быть никаких секретов друг от друга.

Но то на работе.

Содержимое пакета моментально убедило Николаса в том, что к стройке это не имеет ни малейшего отношения…

* 14 *

Они встретились все в том же баре, где уже привыкли проводить обеденные перерывы. Берни был озабочен.

Он только что вернулся из города с очередных переговоров и видел мир вокруг себя в черном цвете, потому что переговоры прошли совсем не так, как предполагалось.

Зато начальника это известие, казалось, нисколько не тронуло.

Наблюдая за Берни, Николас запустил руку в карман брюк.

Он заметил, что помощник последние два дня все больше пьет кофе и вообще выглядит так, как будто только что проснулся.

Ну ничего, сейчас я тебя разбужу, как следует!

– Тут меня попросили кое-что тебе передать, Берни, – буднично начал он и наконец извлек из кармана то, что жгло ему ногу всю дорогу сюда.

Это были кружевные женские трусики черного цвета с красной каемкой.

Берни удивленно посмотрел на шефа.

– К этому хозяйству прилагалась еще вот эта записка. Он вынул из нагрудного кармана пиджака сложенный вчетверо листок бумаги, развернул и прочел вслух.

– В десять тридцать вечера, кафе «Зеленое яблоко». Ты хоть знаешь, где это?

– Знаю, – устало поник головой Берни.

– Вот уж до чего педики дошли, никого не стесняются, – услышали они чей-то голос от стойки.

Фраза была встречена смехом.

Николас метнул по сторонам свирепый взгляд, но посетители уже нарочито не смотрели в их сторону.

– Спрячь и не позорься, – бросил он через стол Берни и протянул комок материи. – А лучше выброси. Представь, что бы было, если бы эта твоя бабенка прислала такую игрушку тебе домой. Конечно, можно сделать вид, будто это подарок для малышки Эстер, но едва ли в магазинах продается белье с таким дурманящим ароматом.

Берни недоверчиво посмотрел на шефа, поднес трусики к носу и понюхал.

Это был ее новый запах, который она продемонстрировала ему накануне. Запах ландышей и меда.

– Она хоть стоит того? – поинтересовался Николас уже другим тоном, виной чему могла послужить сочная сосиска с горчицей, которую он только что аккуратно отправил в рот.

– Я, честное слово, сам не знаю, Ник…

– Охотно верю. Бьюсь об заклад, ты даже не помнишь, сколько часов спал сегодня. Если вообще спал.

Берни снял очки и протер глаза.

Ему не хотелось ни о чем думать. Он совершенно запутался в своих никчемных мыслях и ждал только того момента, когда рядом вновь окажется Стефания, всегда по крайней мере знающая, что надо делать.

* 15 *

Готовиться к свадьбе, твердо зная, что это в первый и последний раз, – что может быть прекраснее!

Эстер полностью доверилась в этом весьма тонком деле своей матери. Они вместе ходили по магазинам, делая все самые необходимые покупки, спорили, но всегда принимали общее взвешенное решение, как правило, предлагавшееся госпожой Гордон.

Привыкшая слушаться мать во всем, Эстер оставляла за собой право иметь собственное мнение лишь по одному предмету: все, что касалось ее Берни, она держала при себе и никому не позволяла вмешиваться в их отношения.

На замечания матери о том, что в последние перед свадьбой дни он мог бы быть и повнимательней к Эстер, девушка резонно возражала, что для ее Берни самое главное сейчас все же работа.

Она не уточняла, почему, хотя в душе поддерживала будущего супруга в его решимости строить жизнь по-своему, без родительской опеки. Конечно, вдвоем с Берни она бы чувствовала себя совершенно по-иному. Однако он только звонил ей, рассказывал о том, как любит ее, свою маленькую Эстер, и наотрез отказывался зайти к ней домой или даже встретиться среди дня. Разумеется, формулировал он эти отказы во вполне благопристойной форме, так, что они даже не звучали как обычные отговорки, а были твердо мотивированы, но Эстер было от этого ничуть не легче.

Она скучала по Берни.

В тот волнительный период, когда Эстер стала ходить с матерью на примерки в ателье, где они заранее заказали подвенечный наряд, Берни тоже не тратил времени даром и навещал своего друга, у которого был уютный магазинчик, в котором шили и продавали верхнюю одежду для мужчин. И все это время рядом с ним находилась Стефания.

Пожелав лично присутствовать при этом, она садилась на диван в глубине примерочной, не отказывалась от какого-нибудь прохладительного напитка и смотрела на то, как Берни осторожно, боясь дышать, влезает в буквальном смысле шитые белыми нитками брюки, или роняет на пол еще не пришитый рукав, или поправляет перед зеркалом воображаемую бабочку. Все это забавляло ее. Она как будто не чувствовала, что происходят эти приготовления к чему-то важному вовсе не ради нее. Перед ней стоял ее Берни, и одного этого уже было достаточно, чтобы веселиться, шутить и в последний момент ловить соскальзывающий со столика бокал, на котором оставались следы ее губной помады.

Берни не сказал приятелю о целях своего заказа, но тот, видя Стефанию, едва ли ошибался в напрашивающемся само собой выводе. Он не мог знать только об истинной избраннице, но полагал, что об этом даже не стоит спрашивать – и так все ясно.

Присутствие Стефании действовало возбуждающе на любую компанию, в которой они оказывались вместе с Берни, будь то пошивочная, где работало несколько молодых портных, или кафе в кинотеатре, куда они забрели как-то вечером, когда их застал дождь, или детская площадка в парке, или утопающий в свете электрических свечей зал роскошного ресторана. Они всегда были в центре, им улыбались, их иногда даже поздравляли неизвестно с чем. Стефанию это забавляло и приводило в восторг. Берни же мрачнел, становился задумчивым, но в конце концов приходил к давно известному выводу, что лучше ловить мгновение, и гордо оглядывался по сторонам в поисках возможных соперников.

Таковых было всегда много, однако Стефания ни разу не дала ему повода почувствовать, что, кроме него, в ее жизни может присутствовать еще кто-то. Как жаль, что сам Берни не воздавал ей должное за подобную преданность и воспринимал это тогда по-своему…

Беда состояла в том, что он любил эту странную девушку и одновременно очень боялся себе в этом признаться.

* 16 *

Сегодня вечером Стефания нарядилась для посещения ресторана особенно экстравагантно.

Кроме длинного фиолетового платья, ослепительно переливающегося блестками, и двух гирлянд золотых браслетов, закрывающих обнаженные руки чуть ли не до самых локтей, она надела причудливую шляпку, повторяющую цвет и рисунок платья, круглую, как космический шлем, и увенчанную двумя фантастическими перьями. При этом она умудрилась каким-то образом убрать под нее все волосы, оставив только два легких локона на висках.

Поначалу Берни ее даже не узнал. Отсутствие волос сразу же не понравилось ему, он любил, когда волос было много, однако за то время, пока они добирались до ресторана и делали заказ, он с удивлением заметил, что привыкает и к такой пикантной внешности. Ведь глаза, поднимавшиеся на него сейчас от папки с меню, были теми же, что и тогда, на пароме…

Когда закуска была с аппетитом поглощена, а вино продегустировано, Стефания первый раз обратила внимание на соседние столики, заинтригованные необычной парой, и с улыбкой обратилась к настороженному спутнику:

– Ты надел то, что я тебя просила?

Берни поперхнулся, хотя ждал этого вопроса, и кивнул.

– Отлично, мой милый. Сейчас я уйду вон туда. – Она указала кончиком вилки на ширму, за которой скрывались двери туалета. – Дай мне подготовиться и через две минуты иди следом. Ты все понял?

– Опять твои фокусы, Стефания. Может, не стоит сегодня?

– Тебе понравится.

С этими словами она чинно поднялась и поплыла через весь зал к ширме, сопровождаемая плавным колыханием перьев и как всегда восторженными взглядами.

Берни одним глотком допил вино и засек две минуты.

Ровно через сто двадцать секунд он проделал путь Стефании, не так обворожительно, но с таким же равнодушием к окружающим, которым, надо сказать, до него тоже было гораздо меньше дела, чем до его спутницы.

Она ждала его перед зеркалом во всю стену, отражавшим шикарное убранство помещения.

Увидев позади себя Берни, Стефания бросила в мусорный бачок салфетку и отошла к распахнутой дверце одной из кабинок.

– А ты уверена, что нас здесь никто не заметит? – спросил он.

– Будь хорошим мальчиком, Берни. Не бойся. Иди сюда.

Он вошел следом за ней в тесное пространство.

– Покажи мне теперь, как они на тебе смотрятся. Раздевайся.

Смеясь, он снял пиджак, расстегнул рубашку, спустил до колен брюки и продемонстрировал девушке трусики, те самые, которые она прислала ему в конверте на стройку.

– А они тебе идут.

Стефания стянула с головы шляпку и встряхнула пышными прядями.

– Давай переоденемся, милый. Примерь это платье. У нас с тобой должен быть похожий размер.

Переодевание возбуждало.

Берни стоял еще совершенно голый, когда Стефания уже повязывала на шее его галстук. Костюм довершила шляпа, неизвестно откуда возникшая и очень удобная для того, чтобы прятать под ней волосы.

Окинув возлюбленного скептическим взглядом, девушка открыла дверцу и вышла.

– Ты куда? – окликнул ее удивленный Берни.

– Встретимся в зале, дорогой. И не забудь, что ты должен произвести на меня впечатление.

Она ушла.

Она оставила ему все, включая сумочку.

Злой из-за того, что позволил так глупо себя обмануть, Берни в то же время решил не сдаваться даже в столь критической ситуации. Он не только разобрался со всеми крючками и застежками, но проявил немалую фантазию и хороший вкус, подведя глаза и накрасив губы.

Самым сложным оказалась шляпка, но и ее удалось натянуть должным образом.

Через четверть часа из туалета вышла элегантная дама и направилась к выходу из ресторана. Но тут ее ждал подвох.

То ли мужские ноги не привыкли к быстрой ходьбе на высоких каблуках, то ли туфельки отказались верить в то, что мужские ноги на это способны, но только дама через три шага оступилась и со стоном рухнула на пол.

Подбежавший официант услужливо помог Берни подняться.

Берни чуть не плакал.

Шляпа съехала на ухо, и перья приобрели вид грозного оперенья драгунского кивера.

– Ваш счет, – сказал официант, ехидно улыбаясь и предлагая на подносе исписанный каракулями листок бумаги.

Он прекрасно видел, кто перед ним.

Берни бросил на поднос деньги из сумочки Стефании и побежал вон из зала. «Побежал», разумеется, фигурально, потому что, наученный горьким опытом, он теперь едва передвигал ноги.

Девушка поджидала его на улице. Ей мужской костюм шел как нельзя лучше.

– Ты похожа на педика! – злобно прошипел Берни, направляясь к стоянке такси.

– Благодарю за комплимент, – спарировала Стефания. – Ты тоже ничего. Только не сутулься так сильно. Это тебя старит.

– Когда мы вернемся домой, я тебя убью, – пообещал он, неуклюже забираясь на заднее сиденье.

– Ты просто прелесть, дорогая!

Ловко сев рядом, Стефания поцеловала Берни в накрашенные губы, после чего назвала полусонному шоферу свой адрес.

Такси тронулось в плавание по ночным улицам.

* 17 *

– Только после дам!

Стефания распахнула входную дверь и галантно посторонилась.

«Дама» нелицеприятно выругалась и вошла.

– Каким же я был идиотом! – простонал Берни, тяжело бухаясь на постель и задирая ноги.

Стефания с невинной улыбкой смотрела на него.

– Причем даже не напился, что обидно.

Он ожесточенно срывал туфли, обеими руками растирая сведенные пальцы.

– Ну, что ты на меня так смотришь? Давай раздевайся и возвращай мне мою одежду!

Он вскочил на ноги и потоптался, привыкая к горизонтальной почве.

Стефания не двигалась с места.

– Слышишь, что говорю? Эта клоунада у меня уже вот где! – Берни чиркнул себя по горлу. – С меня хватит. Я ухожу.

Девушка медленно ожила.

Она подошла к мужчине, обняла его за бедра, словно приглашая на белый танец – хотя, в сущности, все было наоборот, – и зашептала прямо в губы:

– А может быть, все не так уж глупо, милый? Может быть, я сейчас сама раздену тебя? Ведь сегодня ты – это я, а я – ты…

Берни вдруг безудержно захотелось поцеловать проказницу. Он чуть не зарычал от блаженства, когда осознал, что может это сделать в любой момент. Она была с ним, она больше не издевалась, все снова встало на свои места, и мешал только этот идиотский женский наряд.

Он молчал, но она поняла и без слов.

И переложила ладони на плечи.

Спустить по рукам бретельки не составляло никакого труда.

Стефания отлично помнила, как в таких случаях вел себя сам Берни, а потому наклонилась и стала облизывать теплым язычком его большие соски.

От прикосновений рта девушки Берни не испытывал никакого физического возбуждения – в отличие от нее самой, как ласкающей сейчас, так и принимавшей эти ласки прежде, – но сознание того, что это делает именно она, было упоительно в своей откровенности.

Стефания приложила еще одно небольшое усилие, и Берни почувствовал, как шелк платья сначала обнял, а потом отпустил его бедра и упал к ногам.

Это было странно двоякое ощущение: с одной стороны, как будто раздевали женщину, а с другой – женщина раздевала его самого.

Спуская платье до пола, Стефания присела на корточки.

Она подняла руки и потянула за черные трусики с красной каемкой.

Член выпрыгнул наружу и в первое мгновение безвольно повис над ее улыбающимся лицом, но потом стал медленно наливаться жизнью и выпрямляться.

Стефания умышленно проигнорировала его.

– Пойдем в ванную? – спросила она. – Я тебя вымою. Берни сначала слегка обиделся, но потом понял, что это отнюдь не означает, будто девушка нашла его грязным. Просто ей хочется поиграть с ним таким образом.

Он покорно позволил раздеть себя донага.

Последней была снята шляпка.

Пока Стефания откручивала краны и напускала воду, Берни стоял за ее спиной. Свободной рукой она осторожно держала его за тугой ствол обезумевшей от желания плоти.

– Залезай, – скомандовала она и потянула.

Берни переступил через край ванны обеими ногами и выпрямился.

Прислонившись к стене, он с интересом наблюдал за тем, как девушка намыливает руки. Делала она это с тщательностью, присущей разве что хирургам.

– Встань поближе ко мне.

Он отклеился от стены и замер, опустив руки по швам.

Она начала мылить грудь, не спеша, втирая мыло в широкие плечи, просовывая скользкие ладони под мышки. При этом она внимательно следила за тем воздействием, которое оказывали на него ее размеренные движения.

Придерживая Берни за ягодицы, она густым слоем пены замазала ему живот.

До колен натерла ноги.

Он поставил левую ступню на край ванны.

Мгновение помешкав, словно решая, стоит ли продолжать, Стефания присела на корточки и намылила сильную икру, пятку и пальцы.

Берни, сохраняя на лице выражение серьезности, выставил правую ногу.

– Получается, как будто я твоя послушная раба. Видишь, до чего ты меня доводишь?

– А ты как хотела?

– Я хотела, чтобы сегодня ты был моей игрушкой. В детстве я очень любила купать кукол-мальчиков. Пластмассовые негритята с длинными ногами безумно меня возбуждали.

– Я похож на негритенка?

– Нет, но ноги у тебя красивые.

– А еще что?

– Повернись.

Она определенно отказывалась замечать, как он ее хочет…

Маленькие ладони снова заскользили по плечам.

Спину она мылила долго, как будто считала квадратные сантиметры. Сантиметров было много. Берни было чем гордиться.

– Напряги ягодицы.

Он выпрямил ноги и прогнул спину.

На некоторое время ладони исчезли. Берни представил, как она стоит и разглядывает его. Полностью одетая. В его костюме.

Кажется, она догадалась засучить рукава. Ладони вернулись.

Теперь она намыливала его между ягодиц. Берни на всякий случай уперся руками в стену.

– Расставь пошире ноги, – попросила Стефания. Подчинившись, он почувствовал ее. Маленькая ладошка с проворными пальчиками украдкой пробралась из-под низа и обняла основание его лопающегося члена. Приподняла провисшую от тепла мошонку.

– Тебе так приятно?

Он не мог ничего ей ответить и только присел пониже.

Она поцеловала его мокрую спину, продолжая массировать рукой под животом.

В какое-то мгновение ему даже стало страшно. Очень не хотелось разговеться раньше времени.

Глаза сами собой закрывались. По оранжевому мареву плыли круги. Девушка держала его за самое чувствительное место, просто держала, не двигая рукой, но этого было достаточно, чтобы почувствовать, как сознание пустеет, а из глубины тела поднимается волна, которую с каждым мгновением все труднее и труднее остановить…

В самый последний момент она отдернула руку, то ли не подозревая о том, что с ним происходит, то ли не желая, чтобы это случилось так скоро.

Она предала его! Она убивает его! Как она может оставить его именно тогда, когда он должен чувствовать ее близость?..

Он резко повернулся, из последних сил удерживая в себе преодолевающую последние преграды волну содроганий. Стефания сидела перед ванной на корточках.

– Сейчас… – выдохнул Берни.

Она моментально поняла, что происходит, и рванулась ему навстречу. Еще миг, и все бы было безвозвратно потеряно…

Тугая белая струя вылетела из налитого кровью сердечка.

Теряя сознание, Берни успел заметить, что в последний момент девушка успела жадно открыть рот, и весь поток скрылся между ее алых губ.

Он был спасен. Он дико рычал от удовольствия, не будучи в силах справиться с дрожью в подкашивающихся ногах, и благодарно ласкал любимую всклокоченную голову, приникшую к его дрожащему животу, как слепой сосунок к теплому брюху матери.

* 18 *

– Неплохо, – сказала Джейн Тайбэй. – Но только чего-то не хватает.

Она положила на стол пластиковый конверт с рукописью.

– Интересно, чего именно? Стараясь скрыть раздражение, Стефания закурила. Джейн пожала плечами.

– Не знаю. Может быть, какой-то опасности?

* 19 *

«Европейцу ночная жизнь в Тайланде довольно быстро приедается.

С одной стороны, это связано с тем, что вся эротика воспринимается здесь слишком уж естественно, чем автоматически сводится на нет. Местные девушки чувствуют себя одинаково удобно как в одежде, так и без нее. Им ничего не стоит оголить перед посетителем бара упругие детские грудки, чтобы он сам мог убедиться в том, какие они сладенькие, а то и вообще выскользнуть из легкой ткани и нагишом забраться к незнакомому мужчине на колени, прося его для начала только об одном: купить «cola for me, please».[32]

С другой стороны, тайландцы как нация начисто лишены дара выступать на публике. После лихих американских шоу, где все продумано и выверено и где любой экспромт – это хорошая домашняя заготовка, выступления самых знаменитых тайских артистов смотрятся как дешевенький любительский концерт.

Взять хотя бы хваленое кабаре «Альказар», что расположено в черте курорта Паттайа. По слухам, тщательно подогреваемым самими тайцами, все женские роли здесь исполняют одни мужчины, не только загримированные должным образом, но и изменившие свою изначальную природу хирургическим вмешательством.

Посещение «Альказара» лишний раз напомнило мне истину, к которой приходишь уже через несколько дней жизни в этой в общем-то весьма симпатичной стране: если таец объясняет тебе дорогу и говорит, что нужно идти строго направо, смело иди налево.

На своем столь же хроническом, сколь и безобидном вранье местные жители ничего для себя не выигрывают. Просто они не могут иначе. Не знаю, дурят ли они своего брата с таким же упоением, но доверчивым европейским туристам может прийтись здесь действительно несладко.

Когда я подъехала к огромному зданию кабаре, оказалось, что я не самая умная: большинство зрителей уже были здесь и толпились двумя потоками на обеих лестницах.

Ажиотаж в таком месте интриговал, и я покорно ждала, когда нас позовут внутрь. Предчувствовалось нечто и в самом деле грандиозное.

Когда двери распахнулись, первыми в них устремились японцы. Я никогда не думала, что эти внешне всегда спокойные и уравновешенные люди способны на такое. Но нет, они бежали целыми семьями, опережая друг друга, и только успевали придерживать колотящиеся на груди кино– и фотокамеры.

Войдя с основной массой в зал, я в первое мгновение удивилась, не поняв, ради чего вся эта спешка: хотя места в билетах указаны не были, первые рядов шесть оставались совершенно пустыми. Однако стоило мне пробраться к ним поближе, как я была вынуждена отдать должное расторопности японцев, которые знали, что делают, занимая все подряд, начиная с седьмого ряда: оказывается, места впереди были раза в два дороже наших (за свое, не зная, я, например, заплатила 350 бат, то есть 14 долларов). Разумеется, никакой особой разницы в том, где сидеть, не было. Разве что дело престижа.

Ходившие по узким проходам бои с подносами разносили всем одни и те же прохладительные напитки.

Я взяла сок манго. Ничего в нем хорошего не было, но действовал он освежающе, а при тридцати восьми градусах на улице даже вечером это оказывалось весьма кстати.

Перед началом представления низкий мужской голос с пафосом объявил, что сейчас мы все станем свидетелями самого потрясающего зрелища на свете. Этой преамбулы было достаточно, чтобы зародить во мне некоторые сомнения.

Когда же, сменяя одна другую, стали разыгрываться коротенькие сценки, я поняла окончательно, что вечер пропал зря.

Солировали обыкновенные девушки. Не слишком стройные и не слишком музыкальные.

Действительно, среди девушек-статисток были и мальчики, но распознать их по неуклюжим движениям не составляло ни малейшего труда.

Скетчи из национальной жизни еще кое-как смотрелись благодаря необычности и яркости декораций и лаконичности пластики народных танцев, зато картины, изображавшие Монмартр или городок Дикого Запада, никуда не годились.

Я заметила, что и многие туристы в зале перемигиваются.

Кое-кто в середине представления откровенно заснул.

Мы все оказались заложниками собственного любопытства. На это устроители шоу и рассчитывали. Ведь не все же путешественники, возвратясь домой, расскажут знакомым о том, как их облапошили в Паттайе. Зато бледное выступление и откровенное любительство исполнителей не стоят таких бешеных денег, которые привыкли тратить на феерические концерты западные продюсеры.

Но это что касается одной стороны ночной жизни Тайланда и притом с точки зрения человека, желающего увидеть, так сказать, подлинное искусство.

Иногда же хочется чего-нибудь совсем необычного. И об этом стоит сказать отдельно. Тем более что тут мои рассуждения затрагивают второй конец палки – отсутствие эротичности по причине обыденности и привычки.

С обманом это, разумеется, тоже связано напрямую, поскольку, с одной стороны, приезжающие из Тайланда рассказывают черт знает о чем, а с другой – во всех местных справочниках и путеводителях индустрия ночных развлечений описывается как нечто совершенно пресное и пристойное. Двойная мораль, похоже, пропитала все общества на земле.

На тех фотографиях в туристических буклетах, что рекламируют известные бары «го-го», прогуливающиеся по подиуму длинноволосые девушки всегда облачены в скромные купальники, в самом крайнем случае – без верха.

Сами тайцы считают – то есть говорят, – что полиция строго следит за соблюдением приличия в подобных заведениях и что хозяева, устраивающие полуподпольные шоу для гостей, подвергают себя немалому риску. Я там была, сама видела и могу твердо заверить – враки это все!

Просто за риск нужно платить. И доверчивые туристы, когда им говорят такое, охотно платят. Тогда их ведут путаными переулками, с кучей предосторожностей заводят в какое-нибудь внешне обычное кафе, и вот там оказывается, что на втором – непременно не на первом – этаже, идет шоу, такое… такое…

Кстати, доверительно шепчут вам, вы просто в рубашке родились, потому что именно сегодня вечером – точнее, ночью, поскольку на часах начало второго – будут выступать отдельным номером мальчик и девочка. Что это значит, вам предлагается догадываться самим. Но вы уже заинтригованы, вы согласны остаться, хотя очень хочется спать, а если вы остаетесь, то ваш шустрый гид может рассчитывать на чаевые от хозяев заведения, потому что вы еще не раз закажете что-нибудь выпить в баре или у молоденькой девушки, которая суетится вокруг столиков и нежно дышит вам в затылок.

Потом, на вторую, на третью ночь пребывания в Бангкоке вы обнаруживаете, что предложенное вам как изюминка, как нечто «только здесь и нигде больше» – везде и, что самое противное, всюду одинаково. Те же мальчики, те же девочки…

Наверное, если бы тайские «артисты» – без кавычек у меня рука не поднимется написать – могли призвать на помощь хоть какую-нибудь фантазию, если бы они не просто копировали друг дружку, а придумывали нечто свое, традиционные номера «го-го» баров не приедались бы и их бы, наоборот, хотелось смотреть и смотреть.

Потому что посмотреть и в самом деле есть на что.

Первый раз, по крайней мере.

По большому счету, все женщины на земле одинаковые. Все они имеют то, чего нет у мужчин, и не имеют того, что составляет мужскую гордость. В древности, правда, считали, что на другом краю земли живут люди с тремя ногами, одним глазом и все сплошь волосатые, однако теперь мы поумнели и знаем, что это не совсем так.

Наблюдая за тайландками, я поймала себя на мысли, что они отличны от нас, белых женщин, причем даже физическими данными. И вот почему.

вернуться

32

«Колу для меня, пожалуйста» (англ.).

Во-первых, внешне, фигурами.

Когда тайландки, посидев с клиентами в «го-го» баре, поднимаются на высокий подиум, вокруг которого расположены столики и за которым можно тоже сидеть на тонком табурете, как за стойкой обычного бара, и сбрасывают то немногое, что на них надето, все они, вне зависимости от своего истинного возраста, делаются похожими на неразвитых девочек. Педофилам[33] и старикам здесь одно сплошное раздолье.

Зато я сама была свидетельницей того, как реагировали на происходящее европейцы.

Голые девочки, расхаживающие перед ними по сцене, до туфелек которых можно было дотронуться рукой, почти не возбуждали их. Возбудиться по-настоящему здесь рисковали те, на кого в эротике воздействует сама ситуация, как то одетость большинства и обнаженность немногих, или те, кто находит заветный «нерв» в жалких своей детскостью телах.

Один мой хороший знакомый, побывавший в Тайланде после меня, признался, что на него местные красотки производили впечатление трогательных обезьянок.

Кому что…

Однако я отвлеклась.

Это было, так сказать, отличие внешнее.

Но существует и другое, которое действительно потрясает и не упомянуть о котором здесь я просто не имею права. Ведь не пришлось же мне в конце концов пожалеть о нескольких сотнях долларов, потраченных мною долгими бангкокскими вечерами, переходящими в ранние рассветы.

Все происходит под музыку.

В Паттайе девушки действительно просто ходят, почти полностью одетые и ничего «экстра» не делают. Наверное, именно в силу того, что «го-го» бары в большинстве своем расположены на первых этажах, так что заглянуть в них можно, не уходя с улицы – что многие любопытные прохожие и делают, – и потому хозяева не заинтересованы в том, чтобы лишний раз шокировать публику. Быть может, на счет Паттайа я не права, и там тоже есть заведения вроде бангкокских, однако когда я туда добралась, мне уже ничего такого не хотелось и я потеряла всяческую активность исследовательницы.

Поэтому расскажу только о том, что видела сама в ночной столице.

На подиум выходит девушка. При этом часто другие девушки равнодушно продолжают свое хождение на высоких каблучках, нисколько не заботясь о том, чтобы создать подруге надлежащую атмосферу.

Это к вопросу о сценическом искусстве. Здесь делают кто что и как умеет. Без изысков и актерских находок.

Девушка закуривает. Сразу две или три сигареты. Их она может для острастки попросить у сидящих рядом парней.

Девушка снимает трусики.

Ложится спиной на пол подиума, поднимает к груди согнутые в коленях ноги и дает возможность всем желающим вдоволь налюбоваться зрелищем ее маленькой промежности.

Потом она втыкает обе сигареты между пухлыми губками и, вскидывая напряженным животом, начинает попыхивать. Отчетливо видно, что сигареты раскуриваются по-настоящему.

Позабавив одну половину полупустого зала, девушка встает, ложится на другую сторону подиума и проделывает то же самое для остальных.

Так что вовсе незачем раньше времени вскакивать со своих мест.

Никто и не вскакивает.

Вторая девушка появляется как ни в чем не бывало, спускает трусики, широко расставляет ноги и начинает что-то между ними искать. Сначала ничего не понятно, а потом становится видно, что она с самым будничным видом вытягивает из промежности нитку.

Признаться, я сама люблю игры, при которых в тебя вставляют, а потом вынимают какой-нибудь неуместный предмет.

Но то, что в конце концов появляется из тайской девушки, до сих пор заставляет меня вздрагивать.

К нитке блестящей гирляндой прикреплены настоящие иглы, сантиметров по пять длиной каждая. И их не одна или две, а несколько десятков. Извлеченная до конца нитка имеет в длину метра три.

В другом варианте вместо игл к нитке прикрепляются лезвия бритв. В доказательство того, что тут нет никакого подвоха, девушка одной бритвой долго вырезает фигурки из бумаги.

Четвертая девушка – хотя на самом деле исполнительниц может быть и две на все номера – ложится так же, как и первая, только вместо сигарет она вставляет в промежность трубочку, из которой, ко всеобщему восторгу, выстреливает специальную пульку, от попадания которой лопаются шарики над головами смеющихся зрителей.

Пятая садится на четвереньки, раскладывает перед собой листы ватмана, втыкает во влагалище уголек или фломастер и обращается к присутствующим с предложением называть ей имена. Многие мужчины оказываются не прочь поиметь столь специфический сувенир, где фраза типа «привет, Боб, как дела» написана в прямом смысле слова интимным местом женщины. Такое на старости лет не стыдно и внукам показать. Да и стоит подобный плакатик всего доллара два.

Но больше всего меня потрясли в Бангкоке «открывалки».

Я терпеть не могу, когда при мне открывают бутылку с железной пробкой зубами. Это трудно и можно пораниться. Тайландки придумали свой метод.

Девушка выходит на сцену обычно сразу с несколькими бутылками. Сняв трусики, она садится на корточки и начинает изо всех сил бить донцем бутылки в каменный бордюр помоста. Могу поклясться, что при этом она не поддевает пробку ничем посторонним. Просто вспенивает содержимое – которым обычно является простая фанта или кола, – нагнетая внутреннее давление на пробку.

Потом она садится прямо на горлышко бутылки, некоторое время пристраивает ее поудобнее, после чего запрокидывается на спину, рывок бедрами – и из бутылки бьет пенная струя.

Иногда некоторые пробки не поддаются, и видно, что девушка не всесильна. Но ведь до и после ей это удавалось. И это действительно потрясающе!

Тот же знакомый, с которым я обсуждала этот феномен, поделился со мной впечатлением от личного контакта с обычной шлюшкой из подобного бара. Бутылок как таковых она не открывала, но «покуривала». Во время интимной с ней близости он специально проверил пальцем, как она «оснащена» в известном месте. Мне он сказал, что ему показалось, будто вместо знакомого по дому мягкого естества палец наткнулся на что-то достаточно твердое, нечто вроде костного образования, в чем было ровное отверстие. Я предполагаю, что за костное образование он принял очень хорошо развитый внутренний мускул, который можно, вероятно, натренировать и под пробки…

Что же касается общепринятого здесь «гвоздя программы», то есть, обещанных мальчика с девочкой, то выглядит все это достаточно «по-домашнему». Просто на сцене появляется пара молодых людей, наверняка дружащих таким образом и в жизни – иначе откуда подобная совместимость? – юноша раздевает девушку, девушка – юношу, и оба начинают демонстрировать максимальное количество сексуальных поз из доступных человеческому телу, причем в действии.

Со стороны, тем более на мой женский взгляд, это больше похоже на парный гимнастический этюд, нежели на любовный акт.

Интересно, что юноше совершенно не обязательно в финале номера, который в общей сложности длится минуты три, кончать. Это опять-таки «любительское» искусство, где никто не ставит перед собой неких сверхзадач. Да и едва ли исполнителям удается как следует сосредоточиться друг на друге, когда даже в самые рискованные моменты они могут заметить такие близкие столики вокруг, красные точки сигарет и отблески от очков зрителей, проверяющих прежде всего свои собственные эмоции.

Из Тайланда я тоже уехала с самодельным плакатиком за два доллара».

вернуться

33

Педофилия – в широком смысле: сексуальное отклонение, заключающеся в обостренном влечении к детям. (Прим. К.Б.)

* 20 *

– Обними меня, – попросила Эстер Берни, когда они шли по залитому солнцем бульвару.

Она остановилась.

Берни улыбнулся ей, обнимая и прижимая хрупкое тельце к себе.

– Тебе что, холодно?

– Нет. – Она подняла на него робкий взгляд из-под пушистых ресниц. – Ты холоден. Берни, почему так все происходит?

– Я не понимаю, о чем ты, родная моя? – Он погладил ее по голове, потрогал пальцем бледную щечку, поцеловал другую. – Ничего не происходит.

– В том-то и дело! Ничего не происходит, Берни. Все эти дни мы проводим с тобой отдельно друг от друга. Я не хочу так. Берни, ответь, почему?

Она просила, она требовала ответа, она ничего не знала наверняка, она даже не догадывалась. И тем не менее ему стало мерзко на душе оттого, что приходилось юлить и обманывать. Но разве могла она понять его, если бы он вдруг сказал, что у него есть девушка, с которой он заключил устное соглашение о том, что они проведут вместе все ночи до самой свадьбы, после чего она откажется от дальнейших встреч и не будет ему мешать.

Думая сейчас об этом, Берни осознавал, что договор и в самом деле достаточно странный, так нормальные люди не делают, здесь что-то скрывается. Как это она так вдруг возьмет и разлюбит его через неделю? Значит, она не любит его и сейчас. Значит, у нее есть какие-то свои причины, о которых она молчит.

А он? У него никаких причин и в помине нет. Он думает о предстоящей свадьбе, он очень любит Эстер, он в этом ни на мгновение не сомневается. И тем не менее он продолжает встречаться со Стефанией, он подыгрывает ей, словно делая одолжение, которое в действительности отнюдь ему не в тягость – и это заставляет лишний раз задуматься.

– Просто я слишком сильно занят последние дни, дорогая. Ты ведь умница и поняла, что мне совершенно не улыбается перспектива получить квартиру в подарок от твоих родителей. Это, конечно, приятно, однако мне не по душе. А на работе дела идут. Мне нужно только немного напрячься сейчас, чтобы потом все было тип-топ. Твой родственник тоже, кажется, мной доволен.

Эстер заметно успокоилась.

– Ничего, – сказала она, поднимаясь на цыпочки и целуя Берни в подбородок. – Как только мы поженимся, тебе будет предоставлена возможность отоспаться.

– Ты так в этом уверена? – Берни подхватил ее на руки и закружил.

– Я же не уточнила, когда именно ты сможешь отсыпаться: днем или ночью.

– Миссис Стауэр, так вас и до замужества посещали распутные мысли?

– Только с моим женихом. Клянусь на Библии.

– Суд присяжных, так и быть, оправдывает вас.

* 21 *

Берни обманывал прежде всего себя.

Негласный договор со Стефанией вовсе не был никаким компромиссом. Он сам хотел этого. Да, может быть, ругая себя за слабохарактерность, но он звонил ей, если она не звонила первой, и уславливался о встрече.

Чаще всего они встречались у нее. Не сговариваясь, они оба чувствовали, что так надежнее.

Сегодня звонок Берни остался без ответа. Никто не снял трубку.

Тогда он решил покончить со всеми делами в офисе и позвонить перед самым отходом.

Однако телефон Стефании по-прежнему встречал его равнодушными гудками.

Делать было нечего. Берни поехал к себе, намереваясь позвонить из дома. А если и тогда никто не пожелает с ним разговаривать, то он просто-напросто воспользуется случаем и завалится спать.

Переступив порог своей квартиры, Берни вспомнил, что последнее время почти здесь не был. Как это выразилась госпожа Гордон? Конура! Ну-ну! Кажется, сама она вообще сюда никогда не заходила. Вот и нечего тогда критиковать, если не знаешь. Отличная квартира, между прочим. Кого угодно уместит. Да они с самого первого дня смогут жить здесь вдвоем без малейших хлопот.

Резкий звонок в дверь заставил Берни встрепенуться.

Он уже успел переодеться и теперь стоял посреди комнаты в халате, не зная, попытать ли счастья еще или забыть про телефон и завалиться под одеяло до утра.

И вот нужно было идти и кому-то открывать.

В последний момент ему подумалось, что это, быть может, она.

За дверью стояли два китайца. В черных костюмах.

С бархатными бабочками, стягивающими белоснежные воротники.

В руках – накрытые салфетками подносы.

– Ваш заказ, – объявили они дружным хором, вежливо поклонились и чинно вошли мимо несколько удивленного Берни.

– Но я ничего не заказывал, – заметил он, видя, как китайцы ставят подносы на стол в гостиной.

– Вы Бернард Стауэр? – спросили гости.

– Да.

– Ваш заказ. Китайский ресторан «Черный лотос». Оплачено, господин Стауэр.

Заявление было сделано категорическим тоном.

Положив салфетки рядом с подносами, китайцы еще раз поклонились и вышли вон, как будто их и не было.

По квартире уже расползался дурманящий аромат восточной кухни. Берни приблизился к столу и увидел россыпь чашечек, блюдец и вазочек, наполненных всякой всячиной. Всячина здорово пахла, но не настолько, чтобы все это мог съесть один человек. Даже два.

Когда в дверь снова позвонили, Берни решил, что вернулись официанты, которые осознали свою ошибку и теперь отнесут подносы кому следует.

Он ошибся и на этот раз.

С песнями и криками в квартиру ввалилась настоящая бой-бригада. Размалеванные девицы в обнимку с лохматыми женоподобными парнями, не то хиппи, не то панки. Человек двадцать. Они сразу же заполнили собой все комнаты, и Берни невольно подумал, что мама Эстер в чем-то была все же права.

Подносы мигом опустели. В гостиной кто-то включил магнитофон Берни, и несколько парочек вышли в круг.

«Танцующие уроды», – думал Берни, чувствуя себя незваным гостем на этом странном празднике китайской кухни и европейского идиотизма.

Ему уже даже начало казаться, что все происходящее – неожиданно настигший его сон, а раз так – не имеет смысла кричать, возмущаться и гнать всех прочь, Не лучше ли просто присесть на диван и расслабиться?

Неожиданно среди всей этой толкотни и неразберихи он увидел Стефанию.

На ней было настоящее японское кимоно розового цвета и традиционные деревянные колодки на ногах.

В руках – веер.

Даже волосы она убрала в духе страны Восходящего Солнца, что ей, кстати, весьма шло.

Стефания семенила между танцующими, хитро поглядывала на Берни и загадочно улыбалась.

Теперь он знал, что не спит.

– Убирайтесь все прочь, – сперва совсем тихо сказал он.

За шумом музыки его никто не услышал. И тогда он набрал побольше воздуха в легкие и гаркнул, призывая незваных гостей не задерживаться в пределах его квартиры и тем самым не нарушать законов свободы личности.

«Уроды» оказались на удивление понятливыми. Они повставали с пола, со стульев, с дивана и, оставив включенным орущий магнитофон и грязную китайскую посуду – где попало, медленно потянулись к выходу.

– А вот ты останься, – окликнул Берни Стефанию, которая уже шла следом за всеми.

Она оглянулась. Замешкалась. На ее губах по-прежнему играла легкая улыбка. Они теперь были вдвоем среди царящего повсюду беспорядка и запустенья.

– Если ты хочешь, чтобы я осталась, – сказала девушка, складывая веер и внезапно принимая серьезный вид, – отныне все должно быть по-моему.

Он кивнул, и тогда она одним взмахом руки распустила прическу, снова превратив ее в гриву непослушных волос.

* 22 *

Только когда Стефания завязала последний узелок и вышла из-за спины Берни, он почувствовал, что не может пошевельнуть ни рукой, ни ногой.

Предложив все это как игру, она по-настоящему связала его, за руки и за ноги приковав к деревянному столбу, подпирающему потолок в холле. Столб был декоративным, однако строители постарались от души и вколотили его в пол так, что его нельзя было ни вырвать, ни сломать.

– Что ты еще задумала? – спросил Берни, глядя на девушку, которая теперь стояла прямо перед ним и задумчиво гладила длинными пальцами его напряженное бедро.

Берни стоял совершенно голый, как римский раб, которого за неповиновение привязали к позорному столбу – руки над головой, ноги больно трутся щиколотками. Сейчас хозяйка должна была решить его жалкую участь.

Стефания не спешила отвечать.

Она провела ладонью по слегка приподнятому члену.

– Послушай, все это выглядит довольно глупо, тебе не кажется?

– Мне – не кажется. – Стефания погладила широкую грудь и, опуская руку, снова задела член. – А если так кажется тебе, попробуй высвободиться.

Берни машинально дернулся.

Выглядевшие поначалу такими непрочными ленты чувствительно врезались в кожу.

– Ну, хорошо, я не буду сопротивляться. – Он улыбнулся. – Ты довольна?

– Ты и не можешь сопротивляться, дорогой. – Стефания наклонилась и поцеловала юношу в плечо. Сейчас, когда на ней были высокие японские колодки, а он стоял босиком, они сделались почти одного роста. – Ты можешь только принимать меня такой, какая я есть. Тебе нравится быть голым в моем присутствии?

– Да. Это возбуждает.

– Меня тоже. Немного.

С этими словами она отошла от него и присела на диван, на подлокотнике которого стоял ее недопитый бокал мартини.

Берни закрыл глаза и представил все это как бы со стороны.

Полностью одетая девушка задумчиво потягивает на уютном диване свой любимый напиток, а обнаженный для ее удовольствия юноша сладострастно корчится на столбе.

Он почувствовал, как у него сам собой поднимается член.

Остановить его или сделать что-либо другое было невозможно.

Сейчас она могла и хотела видеть все. Стефания закурила.

Кажется, он впервые заметил, что она курит. Это было красиво.

Отставив бокал, Стефания порывисто поднялась. Берни решил, что она подойдет к нему и будет истязать ласками, однако девушка прошла мимо. Она распахнула окно.

Вместе с шумом машин в комнату ворвался холодный воздух с улицы.

Юноша вздрогнул. Кожа моментально покрылось мурашками.

Стефания вернулась на диван.

Ей как будто доставляло удовольствие видеть, что он страдает.

Да, он страдал, но, с другой стороны, возбуждение его росло, а вытянувшийся почти вдоль живота ствол плоти трепетал он невыносимого напряжения.

Сознание своей наготы, холод и взгляд девушки давали удивительный эффект.

Он молчал. Он уже знал, что возражать или советовать бесполезно. Из одушевленного человека, может быть, даже любимого, он превратился для нее в сексуальный объект. Она хотела его просто использовать.

Они оба, не сговариваясь, понимали, что она имеет на это право.

Из соседней комнаты доносилась музыка.

По-прежнему пахло съеденными китайскими кушаньями, однако холодный сквозняк уже побеждал все прочие запахи.

– Закрой окно, – сказал он.

Она среагировала не сразу. Только когда кончилась сигарета.

Она тоже замерзла.

Лишние звуки стихли. Стало слышно, как шелестит ее шелковое кимоно.

Она обошла вокруг столба, выставив левую руку и оглаживая ладонью обнаженное тело.

– Жаль, что я не могу перевязать тебя лицом к столбу. Он невольно напряг ягодицы.

Она зажала в пальцах ствол члена. Одним рывком стянула крайнюю плоть и потрогала ноготком раздутое сердечко.

– Согрей меня.

Она присела на корточки и стала дышать на живот, на бедра, на подтянутую мошонку.

– Ртом…

Она не слышала его.

Она встала и вышла, но скоро вернулась, неся в руках стеклянную банку в форме бочонка. Он узнал банку.

Это был мед, который они накануне купили в каком-то универмаге вместе с Эстер. Эстер уверяла, что мед оказывает очень хорошее воздействие на сон.

Она открыла крышку.

Мед стоял со вчерашнего дня в холодильнике и поэтому потерял всякий запах.

Обмакнув в банку указательный палец, она обмазала сначала левый сосок юноши.

Он почему-то подумал, что теперь настало время пчел. Где-то он читал о подобной пытке.

Единственной пчелой была она. Но она не жалила. Она наклонилась к его взволнованно поднимающейся груди и с упоением слизывала мед.

Потом она зачерпнула из банки всей пригоршней и размазала мед по его животу. В пупке собралась целая капля.

Мед очень медленно стекал вниз на бедра.

Она поставила банку на пол и осторожно стряхнула с плеч кимоно, боясь его испачкать.

Голая прижалась к юноше.

Тела их слиплись.

Член, зажатый крепким лобком девушки, болел.

Потом она со стоном отлипла от него и снова приникла, только уже спиной.

Что-то бормоча себе под нос, наклонилась вперед.

Он смотрел на ее красивую длинную спину, плавно переходящую в широкий круп с ямочками.

Рукой из-за спины она торопливо вставила изнывающее древко в жаркое влагалище.

Он не верил в то, что это возможно. А когда поверил, она уже соскользнула с влажного насеста и опустилась на корточки, снова лицом к нему.

Прямо из банки капнула на кончик члена.

Капля обогнула ствол и потянулась к полу, но она успела перехватить ее языком. И обняла губами тугую головку.

Просто подержала ее в мягком колечке и отпустила.

Стала слизывать и сцеловывать липкий мед.

Берни наклонил голову.

Стефания смотрела на него снизу вверх, и из уголков ее широко открытых глаз катились две слезинки. Берни молчал.

То, что делала девушка, было изумительно. Прекрасно. Восхитительно. Это никоим образом не вязалось с тем, как принято оценивать подобные ласки – порнография, извращение, пошлость…

Когда минет делает красивая девушка, очень красивая, потрясающе красивая, для которой это не обязанность, а наслаждение, тогда это зрелище воспринимается даже со стороны как истинное искусство, вызывающее отнюдь не только физическое возбуждение, но и восхищение, желание смотреть еще и еще, следить, как мягко приоткрываются ее губы, как нежно всасывает она в себя гладкий ствол, как помогает себе маленьким язычком, как тугая труба скользит взад-вперед в едва сдерживаемом ритме, как девушка выпускает ее и закусывает сбоку, чтобы затем снова принять в самое горло, роняя горькие слезки радости.

Сегодня вечером Стефания явно решила помучить Берни.

Юноша молчал, и она по каким-то внутренним ощущениям, внятным только ей, понимала, когда в глубинах его тела начинается та самая волна, которая потом выплескивается наружу густой белой струей.

Зная это, зная, что еще не время, она всякий раз успевала отнимать губы, и пленник стонал, извиваясь на столбе и требуя, чтобы его удовлетворили, а не дразнили, как Тантала.[34]

Наконец она поднялась с корточек и встала к Берни вплотную.

– Я хочу тебя, – сказал он.

Она привстала на цыпочки и стала медленно насаживаться на раскаленное древко.

Берни всегда казалось, что мазохисты правы, утверждая, будто настоящее наслаждение должно быть непременно связано с болью. Он даже вспоминал распространенную в древности казнь, когда преступника сажали на кол. Вероятно, ощущения женщины в первые мгновения соития схожи с ощущениями тех несчастных. У них также перехватывало дыхание и закатывались глаза.

Берни страдал оттого, что не может обнять девушку.

Продолжая стоять на правой ноге, Стефания подняла левую на уровень его бедра и начала осторожно приседать, держась обеими руками за плечи юноши.

Но и теперь оказалось, что она только дразнила его.

вернуться

34

Мифический царь, наказание которого в подземном мире заключалось в том, чтобы стоять в воде, опускавшейся, когда он хотел напиться, и привязанным к дереву, поднимавшим свои ветви, когда он тянулся к растущим на них плодам; отсюда пошло выражение «Танталовы муки». (Прим. К.Б.)

Через минуту она покинула его совсем, вышла из комнаты, пропала…

Берни не хотелось даже смотреть вниз, на то жалкое состояние, в котором она его оставила.

Потом он ждал ее, думая, что она должна вот-вот вернуться.

Она не возвращалась.

Мед высох и неприятно стягивал кожу.

Хотелось по нужде.

Ленты надежно стягивали руки и ноги…

На следующий день было воскресенье. По воскресеньям к Берни приходила старая негритянка делать уборку. У нее был свой ключ от входной двери.

В то утро уборщицу ждал приятный сюрприз.

Хотя она сокрушенно охала и горестно причитала, отвязывая его, у Берни было такое чувство, как будто она несказанно рада свалившейся ему на голову напасти.

Когда Берни вышел из душа, она была еще здесь, домывая пол на кухне, и с ехидной миной на губастом лице призналась, что уже лет десять не видела так близко голого мужчину.

Берни оставалось только поздравить ее.

* 23 *

– Берни!

Он поднял голову.

На временном мосту, перекинутом через строительную площадку, стояла Стефания и махала ему рукой.

– Кажется, к тебе пришли, – хмыкнул Николас.

– Это по делам. Я мигом, – уже на ходу бросил Берни. Николас скептически посмотрел ему вслед.

* 24 *

– За кого ты меня принимаешь, Стефания?

– Ни за кого. – Она хитро погрозила ему пальчиком. – Просто я хочу, чтобы ты меня любил.

– Но я чуть не умер! А потом опоздал на работу…

– Откуда же я могла знать, что ты работаешь и по воскресеньям. Когда я вернулась утром, тебя уже и след простыл.

– Да, спасибо одной моей знакомой.

– Ах, вот даже как! – Она фыркнула.

– Еще бы, не будь ей шестьдесят с небольшим лет, она бы наверняка изнасиловала меня. Обычно женщины такие случаи не упускают.

Услышав о возрасте предполагаемой соперницы, Стефания вздохнула облегченно.

Она вынула руку из кармана своего неизменного черного плаща и протянула Берни что-то блестящее.

– Это тебе на память о перенесенных ради меня невзгодах.

– Не «ради тебя», а «из-за тебя». Что это?

Девушка открыла ладонь, и он увидел, что на ней лежит красивый золотой браслет.

Она сама надела его ему на правую руку.

– Что это означает? – удивился он, заметив вырезанную на золотой пластинке цифру «101».

– Почти ничего. Я объясню тебе потом.

– Когда?

– Может быть, вечером. А может быть, никогда. Мы встретимся сегодня в восемь?

– Ты опять что-то задумала?

– Разумеется.

– Говори скорее.

– Берни, тебя всегда отличала завидная терпеливость. Что случилось? Ты не можешь подождать до вечера?

– Да, пожалуй, ты права – я слишком терпелив. – Он вздохнул и грустно улыбнулся. – Ладно, мне пора возвращаться на допрос к моему шефу. До вечера.

Она поцеловала его и побежала по мосту в сторону метро.

Вопреки ожиданиям Берни Николас не задал ему ни одного вопроса.

* 25 *

Студия звукозаписи, куда вечером того же дня они приехали вместе со Стефанией, вовсе не походила на «Сан рекордс»,[35] а сам Берни вовсе не рассчитывал на звездную карьеру певца, однако он не стал сопротивляться, когда девушка завела его в маленькую комнату, единолично занятую огромным микшерским пунктом, и предложила подождать, спросив, хочет ли он кофе или еще чего-нибудь. Кофе он не хотел.

Тогда Стефания покинула его, пообещав вскорости вернуться. На сей раз она сказала правду. Вернулась она, правда, не одна, а в сопровождении долговязого парня с косичкой.

Парень вяло пожал руку Берни и сказал, что готов.

– Мы можем пройти в кабину, – пояснила Стефания. Джекки сейчас все наладит.

Перед тем как приехать в студию, они посетили дна бара, так что теперь Берни было достаточно все равно, куда и зачем идти.

Они уединились в тихой кабине, стены которой были выложены пористой звуконепроницаемой изоляцией.

Голос Стефании прозвучал странно глухо, когда она сказала, чтобы Берни надел наушники.

Через длинную прорезь окна они могли видеть, как Джекки колдует над пультом. Сейчас он был похож на гигантского богомола.

– Должен заранее предупредить, что я не умею петь, – сказал Берни. – Или теперь так модно?

– Пение – отнюдь не главное, – отозвалась Стефания, прислушиваясь. – Главное – как человек выражает свои чувства. Ты понимаешь меня?

Потом они оба услышали в наушниках голос Джекки:

– Все готово, Стефания. Пускать?

– Пускай. И можешь идти. Спасибо.

Берни видел, как парень махнул им из-за окошка рукой и шмыгнул за дверь.

Полилась нежная мелодия.

Они стояли друг напротив друга, лопоухие и смешные.

Стефания что-то говорила, но он уже не мог ее слышать.

Поняв это, она плавно отступила на шаг и принялась в такт музыке не спеша расстегивать на себе одежду.

Он никогда не думал, что одежда современной женщины может состоять из такого количества «молний».

Покачиваясь в танце и не отрывая смеющегося взгляда от Берни, Стефания проводила двумя пальцами по бедрам, по груди, по животу, и всюду после этого возникали коротенькие просветы ее бархатистой кожи.

Потом вся одежда разом упала к ее ногам и стала напоминать выброшенного на душный пляж морского моллюска. Изящные туфельки топтали его, и он неохотно шевелился, предчувствуя скорую смерть.

Музыка сжимала голову Берни с обеих сторон. Она постепенно превратилась в сплошной пульсирующий ритм, и он понял, что это в висках стучит разогретая кровь.

Голая девушка танцевала перед ним.

Она слышала ту же музыку, что и он, но, кроме них, ее не слышал никто. И это тоже казалось удивительным.

Подложив ладони под полные груди, нагая танцовщица медленно поворачивалась вокруг своей оси, забыв о проводе, в который так же медленно закручивались ее стройные ноги. В последний момент она все же о нем вспомнила и начала разворачиваться в обратную сторону.

Когда-то он сам для себя сделал вывод о том, что заставлять людей возбуждаться по-настоящему – удел искусства. Однажды он зашел в фотоателье своего друга как раз в тот момент, когда тот был занят с очень хорошенькой моделью, позировавшей ему в одной шляпке и сапожках. Наблюдая за девушкой, Берни заметил, что ничего не испытывает. Присутствие в той же комнате посторонних, среди которых были гримеры, осветители, просто какие-то люди, может быть, друзья самой девушки, деловая атмосфера, будничность происходящего – все это отвлекало от сути действа, весьма эротического в принципе. Фотограф командовал, девушка с удовольствием ползала по каким-то балкам, вокруг переговаривались, и Берни показалось, что все так и должно быть, что это замечательно, что работа есть работа. Однако некоторое время спустя он увидел сделанные тогда фотографии опубликованными в солидном журнале и, к величайшему удивлению своему, заметил, что реагирует на то же самое, чему был живым свидетелем, совершенно определенно, как здоровый мужчина.

Невозможность непосредственного контакта, опосредованность восприятия – через журнал – превратили Берни из зрителя в стороннего наблюдателя.

Точно таким же было его ощущение, когда в другой раз они с Эстер зашли провести ночь в один из нью-йоркских клубов, где сбоку от сцены, на которой время от времени молоденькие девушки исполняли стриптиз, стоял большой монитор. На мониторе, как в фильме, были те же девушки, что танцевали в двух шагах от Берни, однако то, как снимала их расположенная здесь же камера, оказывалось зрелищем гораздо более сильным, нежели то, которое являли девушки во плоти.

И вот теперь перед ним сладострастно извивалась красивая девушка в одних наушниках, девушка, с которой у него за последние дни возникли очень близкие отношения, она была здесь, рядом, до нее можно было дотронуться, и тем не менее Берни ни на мгновение не захотелось увидеть все то же самое в телевизоре или в журнале.

вернуться

35

Имеется в виду студия грамзаписи Сэма Филлипса в Мемфисе, где в 1953 г. восемнадцатилетний водитель грузовика напел две баллады. Звали водителя Элвис Пресли. (Прим. К.Б.)

Это было удивительное ощущение причастности к искусству.

Оглушенный не то музыкой, не то стуком собственной крови в распухшей голове, он смотрел на ее запрокинутое лицо, на беззащитно открытое горло, на волосы, пышной массой спадающие по плечам на красивую спину, на груди с напряженными сосками, которые она ласково мяла длинными пальцами, на подтянутый живот с треугольной бородкой каштановых волос, на маленькие, упруго трущиеся друг о дружку ягодицы, смотрел и думал о том, какая же она все-таки замечательная девушка и как хорошо, что однажды утром он решил отправиться на работу на продуваемом всеми ветрами пароме.

* 26 *

– Ты правда любишь меня? – спросила героиня, заливаясь слезами.

– Иначе бы я не вернулся, – боясь показать нахлынувшие на него чувства, ответил герой.

Эстер тоже плакала.

– Какая прелесть, – вздыхала она. – Я давно так не переживала. Казалось бы, обычная история, но до чего трогает. Ты тоже так думаешь, Берни?

Она провожала мутным взором поплывшие по экрану титры и всхлипывала. Сквозь пелену слез титры казались пузырьками, всплывающими по стенкам огромного аквариума.

Увлеченная перипетиями фильма, Эстер только сейчас почувствовала странную тяжесть на правом плече.

Покосившись, она обнаружила, что это голова ее Берни. Берни сладко спал.

Дали свет. Зрители повставали со своих мест и теперь не спеша подтягивались к выходу, обмениваясь впечатлениями.

Берни продолжал спать.

Эстер толкнула его локотком в бок.

Берни сел вертикально, с интересом уставился в экран, осознал, что фильма там уже никакого нет, и, повернувшись к спутнице, радостно сообщил свое мнение:

– Нет, они просто молодцы! Мне очень понравилось. А тебе?

– Отвези меня домой, Берни, – попросила Эстер, провожая уходящие спины отсутствующим взглядом. – Я устала. Да и ты тоже.

Всю дорогу они молчали.

На душе у Берни скребли кошки. Ему было стыдно. Стыдно перед бедной и ни в чем не виноватой Эстер. Стыдно за то, что она такая маленькая и так любит его, а он, неблагодарный изверг, ею пренебрегает, но ведь он тоже ее любит, любит по-настоящему, как будущий муж, а не так, как эту снова ставшую вмиг (на миг?) ненавистной Стефанию, которую он, собственно, вовсе даже и не любит и только почему-то все время думает о ней…

Уже на пороге дома, когда Эстер молча открыла своим ключиком замок и оглянулась, сами еще не зная, пригласить ли его войти или сделать обиженный вид, чтобы раз и навсегда проучить, Берни опередил ее и, шепнув «прости», стал ждать, когда она прикроет за собой дверь.

Это было невыносимо.

Эстер вошла в переднюю, но не сдержалась и снова выглянула на улицу.

Она успела заметить только спину Берни, торопливо выходившего в калитку, скрипучие петли которой еще утром смазал отец.

* 27 *

Через десять минут Берни стоял в телефонной будке и набирал номер Стефании Аурам.

Начал накрапывать дождь, и по стеклу побежали пресные капли вернувшихся вспять испарений земли.

Все в природе повторяется…

У Стефании никто не отвечал.

Берни почувствовал, что что-то неладно. Вероятно, ему подействовало на нервы глупое расставание с Эстер, которая не заслуживала подобного к себе отношения, однако Берни злился сейчас и на нее тоже, за то хотя бы, что она безропотно позволяет ему быть свободным в своих поступках, за то, что она раз и навсегда не предъявит на него свои права, за то в конце концов, что она не чувствует того, какая неразбериха творится в его голове! Почему она не понимает, что у него появилась другая женщина? Неужели она не осознает всей опасности своего положения?

Себя он просто презирал.

Была еще Стефания, но ненавидеть ее у него уже не было сил. Она сама издевалась над ним, она требовала его полного к себе внимания, она трахала его так, как будто хотела затрахать до смерти, она была эгоистка, садистка, бесстыжая шлюха!

Но она не подходила к телефону, и он был готов завыть волком от бессилия заставить ее сделать это…

Сперва он решил ехать домой и лечь спать. Потом вспомнил, что выспался в кинотеатре, а это значит, что ночь будет бессонной.

Он снова позвонил.

Телефон загадочно помалкивал.

* 28 *

Дверь открыли не сразу. Берни прислушался.

Изнутри доносилась приглушенная музыка. Выходит, там все-таки кто-то был, кто мог подойти к телефону.

Хорошо, что Берни уговорил себя не заезжать по дороге ни в какие бары «для смелости». Иначе несдобровать бы сейчас двери…

Он еще раз нажал на кнопку звонка и отчетливо услышал знакомый перелив.

Музыка стихла.

Повернулся дверной замок.

Берни заметил, что стоит, прижавшись ухом к тугой обивке, и невольно отпрянул.

Дверь распахнулась внутрь. В светлом проеме замерла девушка в полупрозрачном пеньюаре.

– Чего тебе надо? Что ты здесь делаешь?

– Стефания, я пришел…

– Я вижу, ну и что с того?

– Я войду?

Она неохотно отступила вглубь прихожей и остановилась. Он переступил порог, однако настороженный взгляд девушки вызвал в нем такое чувство, как будто он все еще стоит на улице.

– Так что ты хочешь, Берни?

– Ничего. – Он сделал шаг вперед. – Может быть, мне уйти? Я тебе мешаю?

Видя, что намерения у него самые серьезные, Стефания загородила собой дверь спальни.

– Сюда нельзя, Берни. Это уж было слишком…

– Неужели ты не понимаешь, что я не одна?

– Именно это я как раз и понимаю!

Он ухватил ее за локоть и решительно оттолкнул сторону, стараясь вместе с тем ненароком не причинить боль.

Стефания ойкнула.

Он вошел в спальню.

На постели, поверх смятого одеяла, вытянувшись на спине…. лежала хорошенькая мулатка в одном только черном бюстгальтере, плотно облегавшем ее полные грудки.

Обратив на незваного гостя вопросительный взгляд, она лениво согнула одну ногу в колене, словно ей сделалось немного стыдно оттого, что он видит черную гривку ее густых волос в паху.

– Это Дейзи, – сказала за его спиной Стефания. – Познакомься, раз пришел.

Она подтолкнула потрясенного Берни вперед, к кровати. Дейзи вдруг обворожительно улыбнулась и протянула ему навстречу длинную руку.

– Добрый вечер, – сказала она. – А вы, вероятно, Берни? Мы со Стефанией как раз о вас говорили.

«Едва ли для этого было необходимо снимать трусики», – подумал он и заметил, что отвечает на мягкое рукопожатие.

– Поболтай пока с Дейзи, а я в это время сварю для нас кофе.

Берни показалось, что Стефания смеется. Он оглянулся.

Дверь спальни была осторожно прикрыта. Он остался вдвоем с незнакомой девушкой, которая уже повернулась на бок и все не выпускала его руку.

– Мне сегодня было так одиноко, Берни! – начала она, видя, что собеседник послушно присел на край постели. – Когда мне одиноко, я всегда прихожу к Стефании. Она вам, наверное, про меня не рассказывала.

– Нет, – пробурчал он.

– Мы со Стефанией давнишние подруги. Когда ей бывает плохо, она звонит мне, и наоборот. Да вы не стесняйтесь, я не кусаюсь. – Сейчас она была уже очень близко. – Можно, я вас поцелую, Берни? Ведь вы не откажетесь от одного поцелуя? Мне так нужно!

«Она совершенно не пьяная», – мелькнула у него растерянная мысль, и в следующее мгновение сочные губы девушки прижались к его рту.

Она сразу же высунула язычок и попыталась добраться до его стиснутых зубов.

Судорожно размышляя, отвечать или не отвечать на это внезапное проявление чувств, он уже обнимал ее одной рукой за голую талию.

– Ну поцелуй и ты меня! Поцелуй! – жарко шептала она. – Не нужно думать ни о чем! Ты любишь Стефанию, я знаю. Я тоже люблю ее. Мы не можем обидеть ее ничем. Наша любовь будет только сильнее. В два раза сильнее. Это очень приятно… Нет, положи свою руку вот сюда. Подожди… Да, вот так. Берни… Как я рада, что ты пришел! У тебя теплая рука. Ты даже представить себе не можешь, как мне нужно это чувствовать. Да, погладь меня там. Ты замечаешь, какая я влажная? Такой влажной сделала меня Стефания. Я люблю ее. Я люблю тебя… Она тоже тебя любит. Это точно. Но я не ревную. Мы ведь можем быть все вместе. – Она обняла его за шею обеими руками и впилась в губы. – Только не прогоняйте меня сейчас! Вам не нужно оставаться вдвоем. Я никому не помешаю. Ты слышишь? Я буду с вами, я буду при вас, я буду помогать вам любить друг друга. Что может быть прекраснее! Берни!

Она лежала на боку, широко раздвинув длинные ноги и извиваясь бедрами под его рукой, уже уверенно накрывавшей ее горячую промежность.

Во всем этом было что-то сатанинское, отчего у Берни волосы на голове становились дыбом. Однако он продолжал отчаянно целовать смуглое лицо и сжимать между пальцами нежные складки плоти.

– Скажи, что ты не заставишь Стефанию прогнать меня. Скажи! Я не переживу сегодняшнюю ночь одна.

Ее шепот превращался в сбивчивое бормотание. Она целовалась, не закрывая глаз, и от этого ее большие зрачки слились в один – зрачок Циклопа.

Страстные речи действовали, как наркотик.

Где-то за дверью, на кухне, осознавалось присутствие другой девушки, не менее замечательной внешне, не менее желанной, которой он сейчас непроизвольно мстил за мучительные переживания, доставленные ее необъяснимым поведением.

Он уже лежал на распростертой под ним Дейзи и покрывал жадными поцелуями ее сильный живот.

Через минуту он заметил, что она норовит раздвинуть ноги и подставить его губам поросшие жесткими волосками и ставшие очень влажными складки промежности.

Это был своеобразный вызов. Берни не принял его. Ему вдруг расхотелось, чтобы мулатка решила, будто он подпал под ее обаяние.

На самом же деле он был просто обыкновенным мужчиной, который считает почему-то унизительным для себя подарить девушке эту сокровенную ласку, расценивая мольбы самой девушки как незаконные притязания. Если бы она в свою очередь отказалась принять в рот его мужское достоинство, он бы решил, что его беспричинно оскорбили.

– Позови Стефанию, – задыхалась Дейзи, запустив длинные пальцы в его волосы и не отпуская от себя. – Она умеет это делать. Она сделает это для меня. Я не могу… Стефания!

Берни замер.

Нет, никто не отозвался.

Не услышать призыва Стефания не могла, значит, ее либо уже нет в квартире, либо она сознательно не идет. Оба варианта он воспринял как предательство.

Между тем, воспользовавшись возникшей по ее вине паузой, Дейзи изогнулась дикой кошкой и, выскользнув из-под мужчины, напала на него сверху.

В первое мгновение Берни не подумал сопротивляться.

Девушка успела расстегнуть на нем ремень и запустить левую руку под брюки.

Почувствовав на члене ее сильные пальцы, он не нашел в себе мужества возражать. Она завладела им.

Стефания могла войти в любой момент. Берни думал об этом, лежа на спине и отрешенно глядя в белый потолок. Девушка стояла боком к нему на четвереньках и как все та же дикая кошка с наслаждением вылизывала затвердевший пах. Она касалась восставшего ствола только губами и шершавым языком. Спина ее красиво прогибалась, переходя в натянутые полукружья ягодиц. Руки, согнутые в локтях, рельефно обрисовывались мускулами. Она жарко дышала и одним глазом косилась на мужчину.

– Я хочу видеть, как ты это делаешь, – послышался его сдавленный голос.

Она послушно переползла вбок и одной рукой подняла спадавшие на лицо черные пряди.

Он увидел ее профиль с пеликаньим подбородком и втянутой гладкой щекой. То и дело по щеке изнутри словно прокатывался шарик. Это и был его член, который она теперь самозабвенно посасывала, забыв обо всем, кроме того, что должна доставлять партнеру удовольствие. Она механически опускала голову, насаживаясь ртом на толстое древко, а потом поднималась, выпуская из трубочки губ, как будто целовала в кончик хобота маленького слоненка. И все начиналось снова.

Наконец он не выдержал и выпустил густую струю беловатого семени прямо ей в лицо, дрожа и вскидываясь всем телом. Мутные капли повисли у нее на правой ноздре и потекли по нижней губе на подбородок. Она слизнула их одним взмахом язычка и принялась смачно высасывать последнее.

Берни сделалось неприятно от такой прожорливости этой, четверть часа назад совершенно незнакомой ему, девушки.

Ему невольно пришла в голову мысль, что, если бы на его месте оказался кто-то другой, она проделала бы все то же самое с не меньшей охотой и артистизмом.

Берни едва успел снова застегнуть брюки, как в спальню вошла с подносом в руках Стефания. На подносе дымились чашечки с кофе. В маленьком блюдце лежали шоколадные печенья.

Чашечек было три, однако Дейзи отказалась.

– Я, пожалуй, пойду, – сказала она, поднимаясь с постели и, как была, в одном лифчике, подбирая сброшенную в кресло одежду. – У меня еще дела, да и лишней я быть не хочу.

Стефания протянула ей несколько крупных банкнот. Прижимая платье к животу, Дейзи оглянулась на удивленного Берни, взяла деньги и поспешно вышла из комнаты.

Стефания прикрыла за ней дверь и улыбнулась.

– Надеюсь, тебе пришелся по душе мой маленький сюрприз? – сказала она, садясь на постель и поднимая двумя руками чашечку на блюдце. – Пей, пока не остыл.

– Так это была не твоя подруга? – Берни другими глазами смотрел на девушку.

– За кого ты меня принимаешь? – Стефании с аппетитом надкусила печенье. – Если бы она не брала за это денег, я бы еще подумала. Потому что в своем деле Дейзи толк знает. А так это все равно что акт благотворительности. Я рада, что тебе понравилось.

– Стефания!

Они допили кофе в молчании. Каждый думал о своем. А потом пошли вместе принимать расслабляющий душ.

* 29 *

Домой Берни вернулся только под утро.

Поднимаясь по лестнице, он еще издалека заметил, что под его дверью кто-то сидит.

Приблизившись, он был потрясен, обнаружив, что это Эстер.

Поджав колени и склонив на руки голову, она тихо спала.

Берни сел рядом.

Эстер была в теплом свитере и джинсах. Она сидела на холодном полу, подложив под себя кожаную сумочку, ту самую, которую они вместе покупали две недели назад, когда в его жизни существовала только одна маленькая женщина.

Эстер не почувствовала ладонь, опустившуюся ей на плечо. И только когда Берни во второй раз повторил: «Что ты тут делаешь?» – открыла глаза и посмотрела на него с такой невинностью, как будто они заранее договорились об этой встрече.

– Я жду тебя, – тихо сказала она, словно разговаривая во сне и боясь проснуться. – Я жду тебя всю ночь, Берни.

– Что случилось, глупенькая? Зачем?

– Когда ты вчера ушел, Берни, я почувствовала себя очень одинокой. Я хотела спать с тобой…

Продолжая говорить, она смотрела на его лицо, близкое и такое далекое, лицо человека, осознающего, что совершил тяжкий проступок, за который полагается возмездие. Однако этого возмездия можно было избежать, если свести все к шутке. Но только захотят ли эту шутку принять?

– Я хотела спать с тобой и проснуться в твоих объятиях. Послушай, где ты был?

Голос ее звучал тревожно, как будто она и теперь ничего не поняла.

– Пойдем домой, Эстер.

Он обнял ее за плечи.

Она послушно встала, и они стали спускаться по лестнице.

На улице уже занимался новый день.

* 30 *

У калитки ее дома они остановились. Эстер не спешила входить, и Берни ждал, что она скажет.

Мимо, шурша шинами по гравию, проскользил автомобиль.

Оба проводили его невидящими взглядами.

– У тебя другая женщина, – сказала наконец Эстер, поднимая на Берни грустные большие глаза. – Я думаю, что она красивее меня. У нее тело настоящей женщины, развитое, с большой грудью, соблазнительное. Мы с ней наверняка очень разные. Да, Берни? Но только имей, пожалуйста, в виду, что разница между нами заключается еще и в том, что я люблю тебя.

Она вдруг задохнулась, но все-таки нашла в себе силы продолжать.

– Я так сильно тебя люблю, Берни, что готова все это тебе простить. Я понимаю, что этого ни за что нельзя делать, что это никогда не забудется, но я прощаю тебя. Я готова на все ради того, чтобы ты был со мной. А теперь пусти, я устала…

Берни молча распахнул перед ней калитку.

Она ушла, не оглядываясь, втянув голову в плечи.

«Побитая собачонка», – с легким отвращением подумал он. Неужели она думает, что может на что-то рассчитывать? Так унижая себя перед ним?

Сейчас он не любил никого и едва сдерживался, чтобы не встать на четвереньки и не завыть протяжно, по-волчьи…

* 31 *

Николас Росс сидел в баре один.

У него было скверное настроение, однако толстый кусок пиццы с сочным помидором не давал ему упасть духом окончательно.

В девушке, внезапно подошедшей к его столику, Николас не сразу признал свою любимую племянницу. Ему показалось, что с тех пор, как они виделись последний раз, она заметно похудела и осунулась. Если принять во внимание, что думал он в этот момент именно о ней, можно понять, как удивило его появление девушки.

– Где он? – спросила Эстер и села на табуретку напротив.

Она не здоровалась, она не справлялась о его собственном самочувствии, она даже не уточняла, о ком идет речь. Все и так было ясно.

– На работе, девочка. На работе. Где же ему еще быть?

Неужели этот негодник не рассказывал тебе? Он очень занят. И он мне нужен.

– Это хорошо, дядя. – Эстер подперла подбородок кулачком и поглядела в сторону. – Ну а как она, мила?

– Ты про кого это?

– Только не делайте вид, будто не знаете. Лучше скажите как есть.

Николас смутился и тупо уставился в пиццу. Конечно, она все понимает. Берни просто идиот. Но что же делать? Он посмотрел на племянницу.

Она спокойно встретила его растерянный взгляд и ждала ответа.

– Да нет, ничего такого особенного… – Все, сказал! – Как-то раз заглядывала на стройку. Обыкновенная…

– У нас свадьба через пять дней! – выдохнула Эстер и закусила губку. – Я с ума сойду!

Она резко встала.

– Давай я поговорю с ним, девочка.

Она стряхнула его руку со своего локтя, за который он попытался ее остановить. Она уже забыла о нем. Она торопливо шла к выходу.

Николас оттолкнул тарелку с недоеденной пиццей и в сердцах громко стукнул кулаком по столу.

Он уже не был уверен в том, что правильно поступил, обманув племянницу и дав ей надежду. Почему он не осмелился сказать правду о ее сопернице, самой потрясающей девчонке, которую когда-либо доводилось видеть господину Россу?..

* 32 *

– Берни, пять минут назад я имел несчастье разговаривать с твоей невестой. Послушай, что ты делаешь? Ты сам-то понимаешь, что ты делаешь?

Николас взял помощника за плечи и, видя, что тот только вяло отмахивается от него, как от назойливой мухи, хорошенько встряхнул.

– Одумайся, Берни! Девочка по-настоящему страдает. А ведь в том, что происходит, нет никакого смысла. Неужели ты сам этого не видишь? Ты же не можешь быть сразу с двумя. Не можешь. Ни один мужчина не может. Когда какой-нибудь сопляк рассказывает при мне, что у него несколько любовниц, что он выбирает по записной книжке, с какой именно ему провести вечер или ночь, мне становится его жалко. Это значит, что сколько бы у него их ни было, пусть даже по новой на каждый день недели, он не любит их. И я уверен, что и они его не любят. У них тоже наверняка есть такие же записные книжки, в которых мужских имен не меньше, чем в его – женских. Человек не может любить сразу два предмета, Берни. Он может разлюбить один и перенести свои чувства на второй, да, но не может любить два одновременно. И ты не можешь. Но ты зачем-то обманываешь, себя. Ты мучаешься, я же вижу. И заставляешь мучиться отличную девочку, которая создана для тебя, для такого неблагодарного оболтуса. Ты бы видел ее глаза, Берни. Она ведь все понимает, все чувствует. Если ты не знаешь, кому отдать предпочтение, скажи ей об этом сам, не будь трусом. Я уверен, что ей будет легче. Подумай, Берни.

В тот день погода была солнечной. Даже не хотелось, чтобы стройка когда-нибудь заканчивалась, чтобы иметь возможность подольше побыть на свежем воздухе.

Ветер с реки развевал пестрые галстуки стоящих друг против друга мужчин.

Берни мотал головой, и было непонятно, соглашается ли он со словами начальника или наотрез отказывается принимать его веские доводы.

– Я вижу, как ты подустал за эти дни, старик. Возьми сегодня и завтра отгул. Я отпускаю. Иди домой, подумай обо всем, прими решение. Я не сомневаюсь, что оно будет правильное, Берни. Ведь ты отлично умеешь строить дома. Построй же еще один, свой собственный. Иди.

Пожав плечами, Берни кивнул и направился к стоянке автомобилей. Тут он вспомнил, что добирался сегодня на работу подземкой, и уже было поменял направление, как из-за домика охраны прямо ему навстречу вышла та, которую он не мог забыть, сколько ни пытался.

– Я вот тоже решила пройтись погулять. Ты не составишь мне компанию?

– Стефания…

– Согласись, это не самое плохое имя. Я права? Так куда мы пойдем, дорогой?

Она игриво взяла Берни под руку и повела прочь, победно покачивая крутыми бедрами. Сегодня она была как-то по-особенному прекрасна.

* 33 *

Если бы Берни не остановился так не вовремя, а дошел бы таки до стоянки автомобилей, он бы мог увидеть в одном из них притаившуюся за рулем Эстер.

Эстер больше не плакала.

* 34 *

В рабочее время в Нью-Йорке мало кто из прохожих обращает внимание на то, что творится кругом. Здесь просто так стараются не гулять. Складывается впечатление, будто у всех есть некая определенная цель, которой они следуют в своей стремительной ходьбе по переполненным жизнью улицам.

В тот день на Бродвее было особенно оживленно. Занудно сигналили машины.

На перекрестке Бродвея и Фултон-стрит произошла авария. Толпа собралась и так же быстро рассосалась. Никто толком не пострадал, и всем сделалось неинтересно.

Некоторые пешеходы тем не менее находили время, чтобы оглянуться и еще раз, только теперь уже со спины, увидеть красивую пару молодых людей, идущих, взявшись за руки, сквозь эту безликую массу, не замечая ее, не замечая аварии, не замечая того, что возбуждают мимолетное внимание, и реагируя только на сигналы светофоров.

Это здесь у всех в крови.

Поравнявшись с парком, они не свернули в гостеприимно распахнутые воротца, а пошли дальше, то и дело задирая головы и заглядываясь на небо.

Сегодня на небе не было ни облачка.

В том же потоке, перетекавшем с улицы на улицу, всего в каких-нибудь двадцати метрах от элегантной пары торопилась на своих высоких каблучках одинокая девушка. Она то останавливалась, то делала вид, будто изучает что-то в соседних витринах, а то снова пускалась в путь, вытягивая шейку и лишний раз убеждаясь в том, что объект ее преследования по-прежнему находится в поле зрения.

На Франклин-стрит пара остановилась, и поотставшая девушка увидела, что молодые люди, забыв обо всем, сладко целуются.

Это зрелище отразилось на ее хорошеньком лице такой болью, что проходивший мимо спортивно одетый пожилой итальянец остановился и задал девушке вопрос, который она сначала не расслышала.

– Вам плохо, кара?[36]

– Ах, нет, оставьте! – Она отмахнулась и тут увидела, что пара сворачивает в сторону Чайна-тауна.

– Какая красивая девушка! – не унимался итальянец. – У меня дочка такая. Очень хорошая. Я здесь недалеко живу. Можем зайти. Я только вчера из Милана вернулся, все лучшие вина с собой привез. Тут таких нигде не купишь. Пошли угощу. Ну что за красавица!

Он ослепительно улыбался, а потом, видя, что девушка стоит в нерешительности, зашептал, насколько позволял шум:

– Не нужно грустить, кара. Ты такая замечательная. Никогда не видел таких глаз, как у тебя, даже в Италии. Пойдем ко мне, ей-Богу, не пожалеешь.

Девушка ответила отказом, но как раз в этот момент мимо них на полном ходу, оглушительно стрекоча, промчалась рогатая «хонда», и слова девушки оказались неуслышанными даже ею самой.

Повторить отказ она не успела – итальянец уже увлекал ее в сторону, на пешеходный переход. Она невольно подчинилась, потом хотела вернуться, оглянулась, пары нигде не было, в это время ей показалось, что вот-вот должен зажечься красный свет, и ей ничего уже не оставалось делать, как побежать рядом со смеющимся всеми своими белыми зубами итальянцем.

вернуться

36

Дорогая (итал.).

* 35 *

В этом доме пахло, как во сне.

Тяжелые испанские или португальские гобелены, застилавшие стены, дышали средневековой пылью.

Каменным холодом сияли тяжеленные бюсты великих римлян на бронзовых постаментах, выстроенных вдоль стен широкого коридора, по которому шла Эстер. Римляне смотрели далеко перед собой невыразительными глазами без зрачков, и казалось, будто они вглядываются в мраморную глубь себя.

– Галерея предков, – рокочущим баском пояснил итальянец, идущий рядом с Эстер.

Она недоверчиво покосилась на него, но он только улыбнулся и приложил палец к губам.

Между бронзовыми постаментами высились длинногорлые вазы с сухими цветами на тонких стеблях. Цветы напоминали опахала, которыми египетские рабы обмахивали своих юных фараонов. Они тоже пахли историей.

Эстер уже не могла вспомнить, как оказалась в этом дворце.

Они некоторое время брели по улице, куда-то сворачивали, итальянец о чем-то рассказывал, ни на мгновение не умолкая, а она думала о том, что увидела.

Женщина Берни была воплощенной мечтой. Это для Эстер стало понятно сразу, как только она заметила ее выходящей из-за будки охраны на стройке. С мечтой невозможно тягаться. Она получает с легкостью все, до чего ни дотронется. Она всюду и нигде. Она владеет всем и никому себя не навязывает. Но все тянется к ней и не хочет отпускать.

А потом прямо с улицы они попали во дворец. Хотя, может быть, их туда довезло такси. Эстер этого уже не помнила.

– Сегодня вы будете моей королевой, – сказал итальянец.

Он осторожно взял спутницу под локоть и свернул в боковой проход, занавешенный золотыми струнами.

Струны приятно звенели, когда хозяйская рука отстранила их, приглашая девушку смелее идти дальше.

Из пыльного средневековья они вышли в ликующий под солнцем тропический сад и двинулись по тропинке между раскидистых папоротников и карликовых пальм.

Ветра не было.

– Как здесь тихо! – прошептала, постепенно забываясь, Эстер, проводя ладонями по набухшим соками листьям.

– А вы не заметили?

Итальянец поднял взгляд, и девушка, проследив за ним, поняла, что над их головами выгибается стеклянный купол в форме полусферы.

– Эту оранжерею придумал мой отец, – сказал итальянец и обнял Эстер за плечи. – Там в глубине есть фонтан. В нем очень вкусная и полезная вода. Если вы искупаетесь в нем в полночь, то помолодеете на десять лет.

– Тогда мне придется снова идти в школу, – грустно усмехнулась девушка, наблюдая за птицами, кружившими в это самое мгновение над куполом.

– О, я знаю, вы очень молоды! – восторженно прошептал итальянец. – Вам не нужен мой волшебный источник. Вы сами можете подарить не один десяток лет жизни любому, кто сумеет завоевать ваше сердце.

Из оранжереи они попали в огромную залу с бассейном. Вдоль стен с одной стороны стояли массивные диваны, обтянутые кожей, а с другой – шипели, разбиваясь о каменный пол, густые струи душей.

Казалось, здесь только что было множество людей, и вот они все куда-то вышли и должны скоро вернуться.

– Я люблю, когда влажно, – сказал итальянец. Бассейн замыкался лестницей, уводившей по спирали вниз.

Через два пролета начинался новый коридор.

На этот раз можно было подумать, что хозяин этой роскоши – заядлый охотник: на стенах висели оскаленные морды медведей, гривастые головы львов, оленьи рога, плавники гигантских рыб и черепа.

– Человеческие, – кивнул итальянец, понимая, о чем думает его спутница. – Не бойтесь, это трофеи прошлого века. Они напоминают мне о том, как быстротечна наша жизнь. Кстати, какой-то из этих черепов принадлежит моряку из команды Христофора Колумба. Я все никак не могу его отыскать. Но это не важно.

Эстер заметила, что их шаги не производят ни малейшего звука.

Они шли по толстой ковровой дорожке, прибитой к полу золотыми шпильками.

Нет, вокруг нее был не музей. Хотя не было и ощущения, что здесь кто-то живет. Однако музей – это то, что принадлежит всем. В нем никто не чувствует себя хозяином. Между тем Эстер твердо знала, что хозяин окружавшего ее сейчас великолепия идет рядом.

Коридор закончился высокой дверью в новую залу.

Музей преобразился в картинную галерею.

Эстер совершенно не разбиралась в живописи, однако даже она почувствовала, что находится среди настоящих полотен, имеющих свою историческую и художественную ценность, и притом, вероятно, немалую. Она поняла это по тому, что притихшие на стенах картины выглядели на первый взгляд очень скромно и ничем не выделялись. Самые первые, которые она увидела, были просто мрачными, в них только угадывались фигуры людей, склоненных над столами с рыбой и крабами.

– Голландия? – поинтересовалась Эстер.

– Ранний Рубенс, – кивнул итальянец. – Очень старые работы. Видите, как их вытемнило время? Но я люблю, когда нет излишне ярких красок. В яркости всегда избыток.

Хочется отвернуться. А мне нравится, когда хочется смотреть.

– Вы коллекционер?

– В некотором роде.

Они уже шли мимо полотен импрессионистов. Пейзажи Парижа начала века сменялись образами обнаженных женщин. Постепенно нагота сделалась доминирующей темой картин.

Эстер не заметила, как они перешли в смежную залу. Здесь превалировали скульптурные композиции.

– На мой взгляд, лучшая работа Родена.

Итальянец обратил внимание спутницы на вытянутую в струнку худенькую голую девушку в объятиях могучего обнаженного юноши.

– Мне кажется, вам должно нравиться такое искусство.

– Да, это красиво, – смутилась Эстер.

Ее охватило волнение. Волнение было ей приятно.

– А вот и обещанное вино!

Итальянец подошел к стенному шкафу, который по обеим сторонам охранялся двумя нагими негритянками, стоящими на четвереньках.

Негритянки были из бронзы.

Он открыл дверцу шкафа.

Эстер увидела, что внутри пусто. Она решила было сделать вид, что не заметила конфуза, и заговорить о чем-нибудь постороннем, однако итальянец с улыбкой повернулся к ней и сказал:

– Вы моя гостья – выбирайте. И нажал на потайную кнопку.

Сразу же в шкафу все ожило, задняя стенка медленно поползла вверх, и Эстер с восхищением увидела, что следом за ней из недр стены поднимаются деревянные полки, а на них в специальных люльках лежат всевозможных видов и цветов бутыли с вином.

Механизм, приводивший в действие все это сооружение, был явно старым, потому что иногда полки дергались и бутыли весело вздрагивали.

Только сейчас Эстер услышала, что итальянец комментирует этот своеобразный парад, называя марки вин и возраст бутылок.

Девушка растерялась и ничего толком ответить не могла. Тогда хозяин со смехом остановил череду полок и взял, как показалось Эстер, первое, что попалось под руку.

– Вот с этого нам стоит начать, – сказал он, приглашая гостью к изящному деревянному столику, больше похожему на этажерку на длинных, витиевато резных ножках.

Они сели в два кресла с чрезмерно высокими спинками и без подлокотников.

– Вы верите в предопределенность встреч? – спросил итальянец, наливая душистое красное вино в длинные серебряные бокалы.

Эстер не знала, что ответить, и только неопределенно пожала плечами.

Со своего места она теперь могла как следует осмотреться.

Зала, где они оказались, как уже упоминалось, была средоточием скульптур из камня, бронзы, стали, мрамора и всевозможных других материалов, природу которых Эстер была не в состоянии определить, не потрогав рукой.

Однако материал не имел значения. Основным были сюжеты и образы, в нем запечатленные.

Некоторые скульптуры казались Эстер знакомыми по альбомам музеев, изображая прекрасных античных юношей в длинных плащах и гривастых шлемах на пышных кудрях. Юноши замерли в свободных задумчивых позах, плащи были распахнуты, и от этого с наибольшей отчетливостью бросалось в глаза, что под своей легкой одеждой они совершенно обнажены.

Эстер всегда замечала, что подобные фигуры древности имеют то странное свойство, что, вырезанные из камня, они кажутся живыми участниками событий, происходящих вокруг, будь то музейный зал или аллея парка. Они словно ощущали взгляды посторонних и бесстыдно позволяли себя рассматривать.

Девушке пришло в голову, что она впервые видит античные скульптуры в частном доме, где можно практически оставаться с ними один на один. Интересно, какое тогда возникает чувство?

Точно так же соблазнительно выглядели и стоявшие рядом с юношами скульптуры нагих античных дев.

Эстер нередко пыталась определить возраст позировавших скульпторам девушек. И всегда у нее почему-то выходило, что это были уже дамы в летах, матери семейств, стремившиеся хоть таким образом продлить свою молодость, продлить на века…

Однако были здесь и не только невинные образы достойных подражания тел.

Не то дошедшие из более древних времен, чем они, не то рожденные больным воображением современных художников, кое-где стояли увеличенные во много раз отдельные фрагменты мужчин и женщин. Преобладал культ фаллоса. Возбужденные мужские члены стояли, лежали, переплетались между собой, как толстые стебли лиан, то похожие на настоящие, то абстрактные, то совершенно неправдоподобные. Некоторые были запечатлены в момент проникновения в разверстые каменные или железные влагалища, как эпизоды незатейливого порнографического фильма.

Наконец, были здесь представлены и парные сцены из так называемой «супружеской жизни»: девушки, стоящие на четвереньках и покрываемые мощными мужскими телами, девушки на коленях, приникшие ртами к животворящим органам партнеров, девушки, страстно обнимающие друг друга, девушки, опрокинутые на спины, с разведенными в стороны ногами, ласкающие себя на глазах невидимых наблюдателей, совокупляющиеся юноши, две девушки, дерущиеся за право оседлать равнодушного к ним мужчину…

Итальянец молчал, давая гостье возможность привыкнуть к столь необычной обстановке.

– Почему вы не пьете? – спросил он, когда решил, что времени было дано достаточно.

Эстер спохватилась. Вино оказалось действительно вкусным. Девушка не заметила, как стала пьянеть. Ей казалось, что это происходит само собой, что это естественно, потому что нельзя было оставаться бесчувственной в окружении такого избытка эмоций, пусть даже застывших.

– Вам не жарко? – сказал итальянец.

Она посмотрела на него.

Какие у него сейчас были мягкие глаза!

– А что, можно раздеться? – игривым тоном спросила Эстер, не отрывая губ от прохладного края бокала.

– Да, снимите юбку.

Произнесено это было совершенно по-будничному, без подвоха, просто предложение умудренного жизнью человека.

Эстер осталась сидеть.

Итальянец выжидательно смотрел на нее, лаская одними глазами.

– Мне хочется вас сравнить, – прибавил он, отставляя свой бокал.

Девушка почувствовала, что делает то же самое и медленно встает с кресла.

– Только юбку?

– Да, только юбку.

Следя за своими руками, она расстегнула поясок и молнию. Нагнулась, опустив ткань до пола, и осторожно переступила через нее.

Она знала, что у нее красивые ноги. Особенно сейчас, обтянутые дорогими чулками, доходившими до середины ляжек, где их удерживали кружевные подвязки.

Короткая кофточка позволяла видеть узкие черные трусики, облегавшие низ живота.

Она еще раз нагнулась и подтянула чулки, хотя в этом не было никакой необходимости.

– Можно сесть?

– Нет, не спешите. Вам стало прохладнее?

– Да, немного. У вас тут хорошо. Итальянец смотрел на нее, не трогаясь с места.

– Видите ли, кара, – начал он, снова беря в руку недопитый бокал. – Проводя большую часть жизни среди произведений искусства, я невольно привыкаю видеть в окружающем меня мире только красоту. Все остальное оказывается просто вне поля моего зрения. Как вы уже поняли, я из породы эстетов, которым кажется, что существовать имеет право только прекрасное. По-своему мы правы. Иначе было бы страшно думать, что свет может быть отдан на потребу уродства.

Он вздохнул.

– Увы, я вижу одни лишь крайности. Но красота, хотя и вечна, не должна закостеневать и обрастать плесенью. Вы понимаете, о чем я говорю?

Эстер кивнула.

Она стояла перед собеседником, покачиваясь на стройных ногах и чувствуя, что это только прелюдия.

– Поэтому красоте нужно обновление, приток свежести. Сегодня я увидел его в вас, когда вы шли по улице. Я ни о чем вас не спрашиваю, но мне показалось, что и вы, и я одинаково одиноки. И тогда мне захотелось показать вам мой мир вечности.

Он отпил из бокала несколько глотков, не отрывая глаз от серьезного лица девушки.

– Теперь я бы попросил разрешения рассмотреть вас повнимательней.

– Что я должна делать?

Итальянец указал на низенький пуфик, стоявший рядом с одной из парных скульптур. Девушка на четвереньках смотрела на подходившую Эстер и, качалось, совсем не замечала, с каким напором берет ее сзади козлоногий фавн.

Вблизи стало видно, что пуфик обтянут мягким фиолетовым бархатом.

Эстер в нерешительности остановилась.

– Встаньте на него коленями.

Она подчинилась. Оглянулась через плечо на итальянца.

– Спустите трусики.

Возражать было по меньшей мере глупо.

Эстер взялась за резинку и стянула трусики почти до колен.

Итальянец некоторое время молчал.

– У вас очень красивые ягодицы, – сказал он наконец. – Я так и думал. Это не могло быть иначе. Вы слишком юны, чтобы иметь малейший изъян. Хотя бедра уже вполне сформировавшейся женщины. Присядьте на пятки. Да, я был прав. Какое чудо! Вы когда-нибудь слышали о содомии?

– Да, – тихо ответила Эстер.

– Вы просто созданы для нее, кара. Такие соблазнительные попки бывают только у совсем еще маленьких девочек. Они настолько хороши, что даже не наводят на греховные мысли. Попробуйте немножко раздвинуть ягодицы.

Эстер нагнулась сильнее и помогла себе пальцами.

– Я даже отсюда вижу, какая нежная у вас промежность. Наверное, вы еще не начали ее подбривать. Мои соотечественницы, да и вообще многие женщины запускают это место и позволяют ему зарастать волосами, что очень редко бывает красиво. В таком положении должны быть отчетливо видны пухлые губки. Какие они у вас маленькие!

Эстер слушала эти странные слова и удивлялась себе, потому что никогда прежде даже представить не могла, что сможет вот так стоять на четвереньках спиной к незнакомому мужчине и при этом не испытывать ни малейшего чувства стыда. Он описывал ее, как произведение искусства, он метался, подыскивая слова, и тосковал, как художник, скованный полотном.

– Можно, я подойду к вам, кара?

Она кивнула, ничего не услышала, поняла, что он не понял ответа, и сказала:

– Можно.

Когда сзади послышались шаги, она вся съежилась, уже предчувствуя смелое прикосновение. Так и произошло.

Он положил ладонь на ее плоский крестец и слегка погладил.

– У вас изумительная кожа, кара. Сколько вам все-таки лет?

– Девятнадцать.

Ее ответ остался без внимания, потому что нетерпеливые пальцы уже спешили вниз, по уютной расщелинке между ягодицами, к мягким и совершенно беззащитным губкам.

– Зачем вы это делаете? – простонала она. Мне стыдно…

– Вам не должно быть стыдно, кара. Стыдиться можно только плохого. А вы хорошая. Вы нежная. Вы доверчивая, Вы любите?

Вопрос был слишком неожиданным, чтобы на него сразу ответить.

Ласковая рука продолжала задумчиво массировать голые ягодицы.

– У вас есть возлюбленный?

– Да. – Она закрыла глаза. – Мы должны пожениться.

– Тогда думайте о нем, кара. Вообразите, что это он стоит рядом с вами и гладит вас нежно-нежно…

На мгновение ей вдруг показалось, что так оно и есть. Это было похоже на гипноз. Но потом появилась каштановая красавица и увела Берни.

– Сейчас вам будет еще приятнее, – говорил голос, и она чувствовала, как что-то твердое и холодное повторяет путь, пройденный пальцами, и останавливается на сжатой точке ануса. – Не напрягайтесь.

Она еще ниже опустила плечи, боясь оглянуться. Холодный предмет медленно входил в нее.

– Что вы делаете? – прошептала Эстер, будучи не в силах сопротивляться.

– Ничего страшного, кара. Это обычная перьевая ручка. У вас появился маленький, хорошенький хвостик.

В пору было провалиться со стыда, но ей сделалось, наоборот, весело.

– На кого я теперь похожа?

– А вы можете сами на себя посмотреть. Дайте руку.

Она открыла глаза.

Итальянец стоял рядом. Он помог девушке встать с пуфика. Трусики, стреноживавшие ее, упали на пол. Эстер переступила через них.

Холодок между ягодиц заставил ее завести руку за спину.

– Нет, не нужно, – остановил ее хозяин. – Оставайтесь как есть.

Он провел ее за руку по зале и остановился перед огромным зеркалом, в котором Эстер смогла увидеть себя почти в полный рост. Не хватало только плеч и головы. Таким образом была сохранена причудливая анонимность отражения.

Итальянец обнял ее сзади за бедра. Она видела, как его руки медленно сползают вниз, вдоль округления живота под коротким подолом кофточки, и ладони двумя теплыми плавниками накрывают ровный треугольник черных волос.

Она невольно подалась бедрами назад.

Итальянец засмеялся.

– Нет, кара, вы не совсем меня поняли. Я вовсе не хочу брать вас в том обычном понимании, которое доступно каждому мужлану. Быть с женщиной гораздо эротичнее, чем быть в женщине. Вы никогда об этом не думали?

– Спасибо, – вдруг тихо вырвалось у девушки. Он поцеловал ее в маленькое ушко.

– Почему вы сказали «спасибо»?

– Потому что вы оказались еще лучше, чем я о вас думала. Вы даете мне возможность переживать наяву мои самые сокровенные грезы, в которых я не всегда признаюсь даже самой себе, и при этом ни на что не претендуете. Теперь я вижу, что не все мужчины так одинаковы, как пытаются это показать. Поэтому я и благодарна вам.

– Вы прямо поете мне дифирамбы, которых я, ей-Богу, не заслуживаю! Но я тоже рад, что вы оказались именно такой, какой я вас увидел на улице.

Он мял кончиками пальцев ее нежный лобок под густой шерсткой.

– Но постойте! – Эстер, начавшая было покачиваться в такт его уверенным движениям, замерла, потрясенная догадкой. – Ведь тогда получается, что если не мужчины, то мы, женщины, похожи друг на друга. Выходит, у нас один и те же грезы, созвучия которым мы все так или иначе находим здесь, в вашем доме. Вы же не будете уверять меня и том, что привели меня сюда первую?

– Нет, вы пятая, – просто ответил он.

– Всего лишь? Я полагала, что все это богатство должно иметь более широкое применение.

– Почему?

Он взял в горсть ее промежность и легонько сжал.

– Что же вы замолчали, кара?

– Наверное, я и в самом деле не то говорю…

– Отнюдь. Все правильно. И ваши вопросы уместны. Второй рукой он мягко поглаживал ее живот. Эстер, не отрываясь, смотрела на свое отражение. У девушки там и вправду были красивые ноги.

– Если хотите услышать, что думаю по этому поводу я, кара, то вот вам мое мнение. Все мы так или иначе похожи друг на друга. Мужчины на женщин, женщины на мужчин. Таких, как я, вы совершенно правы, достаточно мало. Но они есть. Нам не нужна женщина как механизм удовлетворения нашей похоти. Для этой цели существует множество иных способов, зачастую, быть может, даже еще более привлекательных. Женщина интересует нас с точки зрения… нет, я не хочу произносить слово «искусство». Оно обычно воспринимается чересчур академически. Как совокупность неких художественных приемов, как эдакая «надмирская» ипостась. На самом же деле я подразумеваю под искусством то, чего мы обычно не видим в жизни. Древние китайцы называли это «дао» и призывали вообще не упоминать его всуе. «Кто знает – не говорит, кто говорит – не знает». Это действительно так. Современники тех художников, полотна которых мы миновали в самом начале нашей маленькой экскурсии, объясняли это отношение к женщине по-своему, возводя ее на пьедестал где-то между смертным человеком и Богом. Правды ради замечу, что предыдущие поколения мужчин отдавали пальму первенства в этом вопросе собственному полу.

– Однако большинство их богинь – женщины, – вставила резонное замечание Эстер, хотя сейчас ей было вовсе не до эстетических философствований.

– Разумеется, но вспомните, какие почти все они были стервы, – заговорщически рассмеялся итальянец и снова поцеловал полюбившееся ушко.

– Мне почему-то кажется, что и эта точка зрения вам близка.

– Не то чтобы близка, как вы выразились, но я ее принимаю.

– В таком случае мне, наверное, стоило бы спросить у вас о том, сколько здесь до меня побывало мальчиков. – Она повернула голову.

Итальянец поймал ее губы и впервые поцеловал.

– У вас острый ум, кара. Вы правы совершенно: в мальчиках есть своя прелесть. Однако я чувствую, что отошел от исходной темы. Мужчины и женщины похожи между собой тем, что и те, и другие весьма разные. И среди девушек вашего возраста тоже можно найти немало тех, к которым упомянутые вами грезы не являются даже во сне. Они – рабочий материал для подобных им мужчин-самцов. И те, и другие не подозревают о том, как несчастны в своей животности и скольких радостей лишены. Хотя я отчетливо понимаю, что и мы для них кажемся чем-то убогим, поскольку не всегда пользуемся предоставленной нам возможностью совокупляться. Для них дикость – наше пассивное любование.

– Ваше любование пассивным никак не назовешь, – заметила Эстер, имея в виду пальцы собеседника, уже некоторое время не покидавшие ее сжатого между ног гнездышка.

– Бог с вами, кара! Они знают о существовании только двух вещей на теле человека и пребывают в полнейшей уверенности, будто если одна из них заменена чем-то другим, то это следует называть мастурбацией.

– Вы думаете, они знают такие слова?

– Может быть, и нет. Да, вы задали хороший вопрос. Ведь действительно, ни одно животное не может удовлетворить себя само. Ему всегда необходим партнер. Иначе оно дуреет. Как дуреют самцы, долгое время лишенные тел самок, в которые им только и приятно изливать свою страсть, А вы сами мастурбируете?

Он снова задал вопрос таким образом, что на него нельзя было сразу найти ответ, хотя в данном случае требовалось всего лишь односложное и однозначное «да» или «нет».

Пока Эстер думала, как лучше ответить, итальянец лизал ее крохотную мочку.

– Последнее время мне приходится заниматься этим каждую ночь.

– Вы же говорили, что собираетесь замуж.

– Именно поэтому. Я очень хочу этого человека, а он как будто специально избегает меня.

– Как вы это делаете?

– Что?

– Ласкаете себя.

– Ну… по-разному.

– Где?

– Где? В основном в ванной, по вечерам.

Было странно рассказывать ему все это и одновременно ощущать шевелящиеся внутри себя пальцы совершенно постороннего мужчины.

– А еще где?

– В постели.

– Вы в это время закрываете глаза и думаете о нем или вам необходимо зеркальце, чтобы видеть, как это происходит на самом деле?

– И так, и так.

– Покажите.

– Что показать?

– Я люблю смотреть, когда женщина делает себе приятное. – И добавил, видя, что Эстер хочет ему возразить: – Потому что я знаю это свойство некоторых женщин: предаваясь обычным ласкам вдвоем с мужчиной, они не могут кончить, но зато потом, оставшись одни, они возбуждают себя да безумия.

– Мне еще никогда не приходилось кончать в присутствии мужчины.

– Но ведь вы попробуете?

– Прямо сейчас?

– Конечно, нет. Сначала я предложу вам еще немного выпить.

Он обнял девушку за талию и повел обратно к креслам, где осталось их вино.

Присаживаясь, Эстер ойкнула, потому что забыла о металлической ручке, пикантно выглядывавшей между ее округлых ягодиц. Она снова хотела было вынуть ручку, но итальянец сказал, что ей придется потерпеть.

Эстер осталась стоять перед столиком, а итальянец устало опустился в кресло и разлил вино.

– Пейте, кара.

– Тогда мне будет казаться, что я согласилась на это только потому, что была неприлично пьяна.

Она отпила несколько глотков и протянула бокал собеседнику.

– Мое вино не опьяняет.

– Что же оно делает?

– Раскрепощает. Повернитесь.

Эстер впервые почувствовала, что для того, чтобы отдать команду телу, ей требуется некоторое время.

– Возьмите себя за щиколотки. Она нагнулась к полу, стараясь при этом не сгибать ноги.

– Когда девушка принимает такую позу перед мужчиной, это уже о многом говорит.

Кровь прилила к голове Эстер, и она не могла ответить. Да и не хотела.

– Выпрямитесь.

– Где я могу это сделать?

– Вот видите. – Итальянец поднялся с кресла. – Вы тоже задаетесь вопросом, где. Для таких людей, как Мы, все-таки важно соблюдать некоторые условности. Хорошо, идемте, я провожу вас.

Эстер невольно восхитилась тем, что у этого человека есть специальное помещение, где гости в его присутствии могут предаваться столь интимным утехам.

Прямо из залы они вошли в темную комнату, вход в которую был занавешен тяжелой портьерой.

Итальянец щелкнул невидимым выключателем.

Комната озарилась ослепительным светом.

Девушка увидела посреди нарочито замкнутого пространства без окон высокое кожаное кресло на своеобразном постаменте. Кресло сверкало никелированной сталью и вообще неприятно напоминало стульчак в кабинете женского врача. Сходство довершали разведенные в стороны на блестящих трубках кожаные подставки для ног.

Прямо напротив стоял плюшевый диван, изогнутый в виде подковы. На таком диване, подумала Эстер, могут сразу поместиться несколько человек. Означает ли это, что в некоторые дни здесь бывает больше одного зрителя?

Она представила, как бы это выглядело, если бы она согласилась проделать то же самое на виду у двоих, троих, четверых мужчин. А если бы среди приглашенных были женщины?..

– Я должна лечь в это кресло?

– Буду вам весьма признателен.

– Только нельзя ли убавить свет?

– Отчего же?

В следующее мгновение освещение стало почти сумеречным.

– Да, так лучше. Она подошла к креслу и потрогала одну из подставок.

– Если я положу сюда ногу, это будет некрасиво.

– Ошибаетесь.

Итальянец уже занял место на диване.

– Сначала снимите с себя все. Здесь, по-моему, совсем не холодно.

Она огляделась, словно желая убедиться в правоте его слов. Не спеша расстегнула и спустила с плеч кофточку. Стащила через голову майку.

Бюстгальтеров Эстер не носила, не слушая возражений матери относительно того, что подобное обхождение с грудью лишает ее должной формы.

Грудь у Эстер была маленькая, но очень выразительная, с заметно выступающими пирамидками бурых сосков.

Пока она избавлялась от майки, соски нервно сморщились.

Она растерла их ладонями.

Взгляд итальянца уже не волновал ее в той мере, как поначалу, а, напротив, подбадривал и согревал.

Она поднялась на помост и легла спиной в прохладу черной кожи.

Не снимая туфель, она подняла ноги и опустила икры на оказавшиеся очень удобными подставки.

Между широко раздвинутых ног на нее внимательно смотрел мужчина.

Она не могла оторваться от его завораживающего взгляда, подсознательно представляя себе, что именно он видит благодаря ее совершенно раскрытой позе.

Итальянец молча ждал.

Эстер заложила руки за голову и замерла, прикрыв глаза. Ей нужно было расслабиться.

Думая о своем, она начала поводить из стороны в сторону бедрами и сразу же почувствовала ручку, задевающую край кресла и трогающую ее своим кончиком где-то внутри.

Заиграла музыка.

Слушая ее, Эстер забыла о том, что должна делать.

Мужчина не торопил ее. Он курил трубку, и аромат его крепкого табака сам собой воскрешал грезы, которые посещали Эстер прошлой ночью…

Только вместо вчерашнего Берни теперь рядом с ней оказалась та ненавистная женщина, которая была причиной их немого раздора.

Чтобы хоть как-то отомстить, Эстер представила ее себе обнаженной.

Это было ошибкой, потому что без черного плаща соперница выглядела еще великолепнее.

Груди женщины нависали над самым лицом Эстер, полные и тяжелые, с крепкими брусничниками сосков. До них хотелось дотянуться губами.

Женщина стояла и смотрела на Эстер, а левая рука ее уже трогала лепестки раскрытого цветка…

Итальянец с интересом наблюдал, как пальцы девушки медленно ложатся на розовые складки промежности и начинают сначала робко, а потом все уверенней и уверенней играть с ними, раздвигая и пощипывая.

Пальцы были длинные и тонкие, с красивыми овальными ногтями, имевшими загадочный перламутровый оттенок.

Потом он встал с дивана и подошел к креслу вплотную, остановившись между свободно разметавшимися ногами. Глаза Эстер были закрыты.

Она не могла не чувствовать его приближении. Она просто не хотела, чтобы он об этом знал. Она ждала, и только пальцы ее жили своей независимой жизнью…

Он нащупал потеплевший от долгого соприкосновения с телом стержень ручки.

Ощутив постороннее движение, девушка слабо застонала.

Присев на корточки, итальянец осторожно вытянул стержень и заметил, как плавно закрылось за ним крохотное отверстие.

Он убрал ручку в нагрудный карман. Это был его любимый «паркер» с платиновым пером.

Розовые губки излучали нежность. Они и в самом деле напоминали детский ротик, который хотелось приголубить и поцеловать.

Он поборол соблазн. Он вернулся на диван.

Пальцы замерли.

Она думала, что сейчас все начнется, но ничего не произошло.

Неужели он действительно не хочет ее?

Иногда перед сном ей представлялось, что она лежит именно в этой раскрытой позе на массивном столе из мореного дуба и мужчина – не то Берни, не то кто-то другой – подходит к ней и жестоко берет, пронзая до самого нутра.

Греза осталась мечтой. Эстер открыла глаза.

Итальянец по-прежнему был здесь. Она почему-то думала, что он ушел, покинув ее в этой странной комнате, потолок которой, как она теперь видела, был очень низким.

Зато она больше не чувствовала предмета, одновременно приятно и неприятно торчавшего в ней все это время.

Скосив глаза на своего единственного зрителя, она увидела кончики грудей и прикрыла их ладонями.

Он улыбнулся.

– Сейчас вы были похожи на изумительную скульптуру, кара. Знаете, существуют такие скульптуры, у которых какая-то часть подвижна, но при этом сохраняется ощущение статики. Вам идет быть беззащитной.

Только сейчас она заметила, что ноги ее, до сих пор просто лежавшие на подставках, оказались прикованы к ним мягкими кожаными шнурами. Когда это было сделано, она не знала. Она знала только то, что при желании итальянец может проделать с ней все что угодно, и она будет вынуждена ему покориться.

– Не бойтесь, кара. – Он верно прочел ее мысли. – Мне важно ваше ощущение. Я не тот, кто издевается над женщинами. Только варвары брызгают кислотой на картины бессмертных мастеров. Скажите что-нибудь.

– Что вы от меня хотите?

– Ничего. Вам разве не хочется просто лежать и давать мне возможность лицезреть вас во всей красе, дарованной вам природой?

– И вы не надругаетесь надо мной?

Она даже сама не могла точно для себя установить, чего именно она этим добивается. Убеждает или провоцирует?

– Если мы оба понимаем, что я в любой момент могу это сделать, тогда зачем мне делать это по-настоящему?

– Наверное, это приятно… Ведь многие мужчины не упускают случая.

– Это ваш маленький комплекс, кара. Ни один мужчина не изнасилует женщину, которая ему нравится. Обычно насильники вообще не смотрят на внешность жертвы. Она им безразлична. И наоборот, красота женщины служит ей самой верной защитой, если у нее нет ничего другого. Вы скажете, что случается всякое. Разумеется, есть и безумцы. Мы все – безумцы, но каждый – по-своему.

– Я тоже?

– У вас есть сомнения?

Она вздохнула.

– Как жаль сознавать, что для того, чтобы получить удовольствие, нужно немножко сойти с ума…

– Однако некоторые сходят с ума, не получая удовольствия.

– Но никогда – наоборот.

Эстер увлекал этот причудливый философский диспут. Диспут между обнаженной девушкой, распятой во врачебном кресле, и полностью одетым мужчиной, который удобно устроился на диване и знай себе попыхивает гнутой трубкой.

– Мне не хочется думать о том, что будет, когда я отсюда уйду, – произнесла она вдруг вслух.

– А что будет?

– Правильнее сказать: чего «не будет»…

– Так вы предпочли бы остаться? В таком случае мой маленький дворец в вашем распоряжении. В конце недели я должен на некоторое время уехать на Гавайи, так что живите, сколько хотите.

– Спасибо, у меня есть дом.

Она снова заложила руки за голову, и мужчина увидел ее трогательную, лишенную волос подмышку.

– Я могу вам еще как-то помочь?

– Скажите, зачем вам все это нужно? – Эстер села и обнаружила, что сковывающие ноги шнуры очень легко распутываются. – Ведь я выхожу замуж. Выхожу за человека, которого люблю. Мы даже не сможем с вами видеться.

– Почему? Разве ваш муж не работает? Разве вы, согласившись пойти со мной сегодня, не предполагая, что вас ждет, откажетесь позвонить мне завтра? Не в обиду вам будет сказано, но разве вы женщина строгих правил?

Эстер улыбнулась, представив себя сейчас со стороны.

– Конечно, я вам позвоню, если вы дадите мне телефон и предложите им воспользоваться. Но что это даст вам?

– Лично мне – ничего. Это даст нам обоим. Вы никогда не думали о том, как редко встречаются люди, которых называют «родственными душами»?

– Думала, и довольно часто.

Они оба замолчали.

– Наверное, мне лучше уйти, – сказала она наконец. – Пора уже. Я совсем опьянела.

– Подождите минутку, не вставайте.

Итальянец поднялся и подошел к девушке. Она снова откинулась на спину. Он снял с ее правой ноги туфельку и, наклонившись, коснулся губами маленьких пальчиков.

– Все это время я хотел вас, кара.

– Но я…

– Нет, не нужно, вы правы, сейчас нам будет лучше расстаться. Я могу переоценить свои силы.

У Эстер комок подкатил к горлу.

– Я позвоню вам.

Он только усмехнулся.

– Я пошутил: у меня нет телефона, кара. Когда-нибудь мы снова случайно встретимся на улице, и вы пригласите меня… скажем, в бар.

Эстер не хотелось ничего ему отвечать. Только бы побыстрее одеться и уйти. Забыть о нем, забыть обо всем, что здесь произошло, о картинах, о скульптурах, о холодной ручке…

Она быстро развязала один из шнуров. Итальянец помог ей со вторым и подал руку.

Эстер сошла на пол.

Нагнувшись, чтобы подобрать одежду, она почувствовала на спине приятную тяжесть мужской ладони.

Выпрямившись, она оказалась стоящей в объятиях итальянца.

Эти объятия сразу же показались ей излишне судорожными и никак не вязались с предыдущим спокойствием их беседы.

Однако это по-прежнему был он.

Итальянец прижимал ее голое тело к себе, и Эстер чувствовала, как врезаются в нежную кожу краешки пуговиц. Он смотрел на нее, буквально пронизывая взглядом.

– Нет, я не могу отпустить вас просто так, вот просто так взять и отпустить, кара!

– Мне больно.

– Я знаю. – Он не ослабил объятий. – Вы должны решиться на это сами.

– На что?

– Станьте моей до конца, кара. Я отпущу вас. Я никогда больше не встречусь вам на пути. Нью-Йорк – большой город. Но только не сейчас… Вы слышите меня?

Он поцеловал ее в шею.

Эстер запрокинула голову и увидела прямо над собой белый потолок.

Пространство было слишком ограниченным.

– Я уже не могу так… – тихо сказала она, невольно пугаясь робости своего тона. – Это, наверное, все-таки лучше прервать сразу и…

Он не дал ей договорить.

Вам нужно выпить, кара. Вы вся дрожите. Я тоже. Вы чувствуете?

Только сейчас она обратила внимание на то, что его пальцы ухватились за ее левую бессильно опущенную руку и притягивают кисть к тому месту, где под брюками явственно прощупывалось твердое вздутие подземного корня.

Прикосновение к этому предмету, призванному свидетельствовать об истинном состоянии любого мало-мальски здорового мужчины, оказало на Эстер воздействие, схожее по силе с воздействием молнии на одиноко стоящее посреди поля дерево.

Она была потрясена. Она никогда раньше не предполагала, что это место на теле мужчины можно воспринимать с такой обостренностью, так отчаянно упоенно и настолько вне связи с остальным телом.

Под ее рукой было что-то живое. И это живое было упрямо, своенравно и одновременно покорно. Ей. Ей одной.

У Эстер закружилась голова.

Оставшейся без присмотра рукой она обвила шею мужчины и, прикрыв глаза, стала слепым котенком искать его губы.

Ноздри ее трепетали от переполнявшего их аромата обветренной мужской кожи.

Губы их едва касались, теплые и сухие.

Он отпустил ее руку, и она взяла в ладони его склоненную голову.

Теперь она уже касалась вздутия под тканью брюк не пальцами, но упругим лобком. От этих прикосновений ее с головы до ног пронизывало изумительными разрядами тока, колени дрожали, ноги подкашивались, хотелось рыдать и смеяться. Такое было с ней впервые, даже близость любимого Берни не казалась больше откровением. Душевное вдохновение сплелось в этот миг с физическим возбуждением и стало катализатором сильнейшего потрясения, которое только может пережить женщина, оказавшаяся в роли добровольной пленницы, вдруг ощутившей себя всемогущественной хозяйкой и с восторгом испугавшейся предоставленной ей возможности.

А потом ей стало по-настоящему страшно.

Страшно того, что она делает.

Она предает человека, которого любит и с которым хочет связать всю свою оставшуюся жизнь. Да, между ними стоит другая женщина, но какое значение имеет эта незнакомка, если она, Эстер, любит, любит его, своего глупого, своего податливого Берни и никогда, никогда и никому его не отдаст?

Губы итальянца ласкали ее лицо, скользили по щекам, согревали кончик носа…

– Да, мне нужно выпить, – пробормотала она, понимая, что этими словами сокрушает последнюю баррикаду, разделяющую восставшую плоть и распаленное сознание.

Это был конец.

Итальянец перестал ее целовать, обнял одной рукой за голую талию и вывел в другую комнату.

Там Эстер сидела в кожаном кресле, небрежно раскинув длинные ноги, и пила из постоянно наполняемого хозяйской рукой бокала. Мысли ее смешались, страхи исчезли, она уже больше не была предоставлена самой себе, она купалась в новых ощущениях, она знала наверняка, что сейчас произойдет, хотя готовилась к этому еще тогда, когда только вошла в этот странный дом. Но тогда все обернулось шуткой, лишь распалившей воображение, и вот теперь ей приходилось посредством хорошего, но уж очень крепкого вина