Песня страсти

Аннетт БРОДРИК

ПЕСНЯ СТРАСТИ

Глава 1

Он пересек гостиничный вестибюль, уверенно чеканя шаг по выложенному мраморной плиткой полу. У нее было явное преимущество – стоя у дверей ресторана, она его видела, а он ее нет. С замиранием сердца она наблюдала, как у входа в небольшой бар он приостановился, оглядывая собравшуюся там публику, потом лихо сдвинул на затылок свой стэтсон и шагнул внутрь. Лишь когда он наконец исчез за голубоватой завесой сигаретного дыма, Кристина Коул перевела дыхание. Ну что тут поделаешь – Джейсон Макалистер всегда действовал на нее таким образом.

Она только что поселилась в этой гостинице и как раз решила быстренько перекусить с дороги, но неожиданное появление Джейсона настолько выбило ее из колеи, что она забыла о еде. Метрдотель с напряженно-терпеливым видом ждала, когда клиентка наконец выйдет из ступора и соблаговолит проследовать к свободному месту в зале. Вздрогнув, Кристи очнулась от оцепенения, виновато улыбнулась картинно скучающей девушке и прошла за ней к маленькому столику, укрытому среди раскидистых пальм в огромных напольных горшках.

Этот мотель, принадлежащий концерну «Холидей Инн», возник в рамках широко разрекламированной кампании по развитию небольших городков юго-западного Техаса. Построили его на развилке шоссе, огибающего Сиело, невдалеке от которого прошло детство Кристи. Ни этой магистрали, ни мотеля еще не было и в помине, когда пять лет назад она покидала родной Техас.

Может, она вернулась бы раньше, если бы не Джейсон Макалистер. Во всем виноват только он. И только из-за него она сейчас была здесь.

Господи, что же делать, как поступить? – билось в мозгу. Кристи с досадой закусила губу: ведь всего несколько часов назад она не спеша ехала из Нью-Йорка на своем «триумфе-ТР7», наслаждаясь покоем и полной свободой. Да, это было истинное наслаждение, которое поймет лишь тот, у кого, как у нее, каждый день расписан по пунктам и каждая минута имеет свое значение, выливающееся в доллары, причем немалые.

Она и не думала здесь останавливаться, до ранчо брата оставалось миль пятьдесят, не больше. Но ей вдруг подумалось, что, прежде чем появляться у брата, заменившего ей и мать, и отца, надо передохнуть и отоспаться. И еще секунду назад это решение казалось единственно верным.

Теперь ее охватили сомнения.

Конечно, Кристи ехала сюда именно затем, чтобы увидеться с Джейсоном – но не так же внезапно, без всякой подготовки! Нет, на такую встречу она совершенно не рассчитывала.

Но с какой стати так нервничать? С кем только не доводилось ей встречаться за эти пять лет! Были и миллионеры, и члены королевских семей, и важные политические деятели, и просто повесы. Так почему же появление какого-то фермера, владельца Богом забытого техасского ранчо, заставило ее буквально впасть в транс? Сердце оборвалось и затрепетало в груди стаей испуганных мотыльков.

Что же делать? – снова и снова спрашивала она себя.

Величавый официант с тем же скучающе-терпеливым, как и у метрдотеля, видом нацелился карандашиком в свой блокнот, ожидая, когда эта странная клиентка наконец сделает заказ. Не просто же так она сюда забрела, верно?

Ах да, нужно заказать ужин. Не глядя в меню, Кристи сказала:

– Салат, пожалуйста.

Лицо официанта осталось непроницаемым, но в глубине глаз, быстро скользнувших по хрупкой фигурке, мелькнуло сожаление.

Да, я худощава, с раздражением подумала Кристи, да, мне, как и всем фотомоделям, приходится сидеть на диете, почти голодать, чтоб быть в форме. Желая вознаградить официанта за длительное ожидание, она одарила его ослепительной улыбкой.

– Что-нибудь еще, мэм?

– Да, бокал шабли.

К черту калории, мне необходимо выпить. Внутри все дрожит, как после землетрясения.

Надо взять себя в руки. Совсем не обязательно встречаться с ним именно сегодня, лучше действовать по заранее намеченному плану – несколько дней погостить у Кайла и Фрэнсин, а потом позвонить Джейсону и договориться о встрече.

Официант принес шабли. Взяв бокал, Кристи заметила, как дрожит ее рука. Вот до какой степени Джейсон выбил ее из колеи! Поднося бокал к губам, она умудрилась расплескать вино, и несколько капель упало на мягкую замшевую юбку. Машинально и без особого результата она промокнула салфеткой уже впитавшиеся капли, но мысли были заняты совсем другим.

От кого Кристи унаследовала свою поразительную внешность, было неразрешимой загадкой. Ни у кого в семье не было ни высоких скул, ни загадочно мерцающих изумрудных глаз. Густые огненно-рыжие волосы непокорной волной падали на плечи. А уж когда ведущие фотомастера подметили, как красиво и таинственно светится ее матовая кожа в ярких лучах софитов, от приглашений сотрудничать не стало отбою. Нежное лицо Кристи украшало теперь обложки многочисленных журналов, выходящих не только в Соединенных Штатах, но и во многих европейских странах.

Да, Кристи Коул была настоящей знаменитостью, но не на юго-западе Техаса.

Любопытно, найдет ли Джейсон ее изменившейся? Ведь она уже не та девочка-подросток с мальчишескими ухватками, что часами в затертых джинсах скакала на лошади. Манеры стали более женственными, изменился и стиль поведения, но в душе она осталась все той же Кристи, через всю жизнь пронесшей любовь к Джейсону Макалистеру.

Сам Джейсон нисколько не изменился, по крайней мере внешне. Он все так же походил на горного льва, которого ей однажды довелось увидеть, когда они с Кайлом и Джейсоном лазили в песчаные пещеры на берегах Рио-Гранде. У него была та же ленивая кошачья походка и так же, как у того льва, переливались под кожей бугры мышц. Даже волосы цвета спелой пшеницы смахивали на гриву и были чуть светлее загорелого лица.

Кристи наконец доела салат и положила вилку. Ладно, решила она, какой смысл откладывать встречу, раз уж он тут. Джейсон не отвечал на ее письма, категорически отказывался повидаться с ее адвокатом, чтобы обсудить детали развода, вот и пришлось самой ехать в Техас. И будет лучше, если они прямо сейчас и поговорят.

За пять долгих лет она немного успокоилась, пришла в себя, чувство глубокой тоски и опустошенности приутихло. Кристи не сумела стать ему хорошей женой, зато сделала блестящую карьеру. Она примирилась с судьбой и теперь хотела только одного – покончить с прошлым и обрести полную свободу.

Вздернув подбородок, Кристи прошла через вестибюль и, подобно Джейсону, чуть помедлила у входа в затемненный бар. Когда глаза привыкли к полумраку, она осмотрелась по сторонам. Комната освещалась только свечами, лица посетителей расплывались в сигаретном дыму. Человек шесть мужчин на высоких табуретах возле стойки с нескрываемым интересом уставились на застывшую в дверях Кристи.

К такому откровенному вниманию она привыкла давным-давно и перестала обращать внимание на бесцеремонные взгляды. Смешные они, эти мужчины! Бармен, протиравший бокал, замер с салфеткой в руках, а сидящий ближе к дверям малый ухмыльнулся и сказал:

– Кого-нибудь ищешь, красавица? Не меня ли? Могу составить неплохую компанию.

Взгляд зеленых глаз полыхнул в его сторону, за секунду отметив и дряблый животик, нависший над серебряной пряжкой ремня, и рубаху в голубую полоску, расходящуюся на груди. Кристи спокойно и твердо глядела на него до тех пор, пока улыбка не сползла с его лица и он в смущении не отвел глаза. А Кристи продолжила осмотр помещения.

В глубине золотом вспыхнула светлая шевелюра – он все еще тут, и один.

Джейсон отхлебнул разбавленный водой бурбон, глядя на высокую стройную женщину, пробирающуюся сквозь толпу разгоряченных мужчин. Отблеск свечей заиграл в ее рыжих волосах, и он крепко стиснул челюсти. Неужели еще не прошло, неужели в каждой высокой рыжеволосой женщине он так и будет видеть Кристи?

Она была уже почти рядом с его столиком. Дамочка желает поразвлечься, цинично подумал Джейсон. Но у него не то настроение, слишком его выбил из колеи очередной звонок адвоката Кристи. Он даже хотел послать к черту Альвареса, когда тот позвонил и назначил встречу в этом баре, а ведь сведения, которых он ждал от Альвареса, были чрезвычайно важными.

Сколько раз можно повторять одно и то же? Он устал твердить, что не желает никакого развода. В конечном итоге Джейсон примирился с тем, что Кристи предпочла карьеру в Нью-Йорке скучной жизни с ним, и уже почти не надеялся на ее возвращение домой. Джейсон горестно тряхнул головой и отхлебнул большой глоток бурбона. Что ж, он свыкся с чувством постоянного одиночества и боли, мучительно сознавая, что не смог обеспечить любимой такую жизнь, о какой она мечтала. Но совсем отказаться от нее было выше его сил.

Кристи подошла к его столику. Джейсон поднял голову, из-под нахмуренных бровей оглядел ее с ног до головы, лишь на мгновение задержавшись на лице, и снова уставился в свой стакан.

От этого ледяного взгляда Кристи смешалась. Джейсон ее не узнал! Она, несомненно, сильно изменилась, но все же холод, которым от него повеяло, застал ее врасплох. Не в силах унять дрожь в коленях, она опустилась в кожаное кресло за соседним столиком.

Мысли беспорядочно метались в мозгу. Ничего себе! Она-то настраивалась на серьезный разговор, а он даже не узнал ее! Кристи осмотрелась. Может, всему виной дымная пелена? В мутном полумраке ничего толком не разглядишь; наверняка и она бы не узнала его, если бы не видела, как он прошел в бар.

Теперь она оказалась перед дилеммой – сказать ему, что это она, Кристи, или же сделать вид, будто они незнакомы? Так или иначе, почему бы не посидеть тут минуту-другую и не выпить чего-нибудь. Для этого совсем не обязательно вступать с ним в беседу. Кристи стало немного легче.

Из-под пушистых ресниц она исподтишка наблюдала, как Джейсон задумчиво склонился над своим стаканом. Возле локтя – бутылка с бурбоном. Это новость. Сколько она знала Джейсона, он изредка любил выпить холодного пива, да и то в жаркий день, а крепких напитков вообще не употреблял.

Возле ее столика остановилась белокурая официантка – ажурные чулки, стройные ножки, едва прикрытые крохотной юбочкой.

– Что будете заказывать? – спросила она, окидывая Кристи надменным взглядом.

– Бокал шабли, пожалуйста.

Блондинка резко повернулась и отошла к стойке. Кристи прекрасно понимала, о чем та думает: вино в таких заведениях пить не принято, его заказывали только янки и иностранцы.

Туг Кристи почувствовала на себе взгляд Джейсона. Сердце подпрыгнуло и лихорадочно задергалось где-то у горла.

Джейсона привлек звук ее голоса. Вот уже несколько лет он не слышал Кристи, намеренно не звонил ей, чтобы не мучить себя и не слышать в трубке бархатистый, чуть хрипловатый голос. У женщины за соседним столиком было такое же контральто, но речь звучала правильно, без характерного южного выговора, сдержанно и четко. Ее фигура расплывалась в неверном свете свечей, колеблющемся на сквозняке. Руки женщины свободно лежали на столе, лишь посверкивал на ногтях бледно-розовый лак.

Кристи чувствовала, что он ее рассматривает, но выработанное за эти годы самообладание помогло и на этот раз. Она оставалась спокойной, словно его и не было рядом. Вот выпьет шабли и уйдет отсюда.

– Потанцуем, красавица?

Она вздрогнула и подняла голову. Ясно. Малый с серебряной пряжкой решил попытать счастья. Кристи вежливо улыбнулась одними губами.

– Нет, благодарю.

– Да ладно тебе, я же вежливо пригласил, так ведь? – проговорил парень, считая себя абсолютно неотразимым.

– Дама не хочет танцевать, Герман, ты что, с первого раза не понял? Отвали, приятель. – Услыхав голос Джейсона, Кристи едва не подпрыгнула в кресле, словно только что дотронулась до оголенного провода.

– Да я ничего такого не хотел… Ты же меня знаешь… – забормотал Герман.

– Конечно. Зато дама не знает тебя так, как я. Малый смущенно ретировался к стойке под веселые смешки и комментарии своих дружков. Кристи сдержанно улыбнулась.

– Благодарю.

Джейсон, пристально вглядываясь в нее, сказал:

– Не хочу походить навязчивостью на Германа, но все-таки рискну попросить разрешения присоединиться к вам. Мне всегда претило пить в одиночку.

От его блуждающей улыбки Кристи опять стало не по себе. Сердце заколотилось с новой силой. Она внутренне ужаснулась: не могу же я сидеть с ним рядом, не раскрывая, что я его жена! На редкость нелепая ситуация!

Она смущенно кивнула. Джейсон сгреб со своего стола бутылку, стакан и деньги и уселся рядом. Она непроизвольно бросила взгляд на его руки, и по телу пробежала дрожь от сокровенных воспоминаний об этих длинных, чутких пальцах, на одном из которых поблескивало обручальное кольцо.

Сама идея встретиться с Джейсоном на равных интриговала Кристи. Между ними было десять лет разницы, и восемнадцатилетняя Кристи все время своего замужества чувствовала его превосходство. Она глубоко вздохнула и расслабленно откинулась в кресле. Интересно, сколько еще придется притворяться, что они незнакомы?

– Вы приезжая, – сказал Джейсон. Это было утверждение, не вопрос. – Сразу видно.

– Верно, я приехала погостить.

И снова он напрягся от звучания ее голоса. И как это голоса двух женщин могут быть так схожи? Он явственно ощутил, как внутри что-то перевернулось.

Официантка принесла шабли, но не успела Кристи протянуть руку к сумочке, чтобы расплатиться, как Джейсон вытащил пару банкнотов из кучи, сваленной на столе возле его стакана, и двинул их в сторону официантки. Кристи кивком поблагодарила его, подняла бокал в безмолвном приветствии и пригубила вино.

– Вы часто сюда заглядываете? – спросила она, склоняя голову набок. Джейсон вздернул брови.

– Так, иногда. А что?

Улыбнувшись, Кристи легким кивком указала на блондинистую официантку, старательно протирающую соседний столик, но явно подсматривающую за ними.

– По-моему, она вас ревнует. Ну по крайней мере вы ей не безразличны.

Джейсон равнодушно передернул плечами.

– Ерунда, просто в наших краях все друг о друге все знают. Мы тут на виду, никуда не скрыться. – Он взял свой стакан и сделал солидный глоток.

Кристи не отрываясь смотрела на него. Морщинки лучиками разбегались от его глаз, складки у рта стали глубже, чем раньше. На лоб падали тяжелые пряди золотистых волос, снова будоража воспоминания. Ей вдруг захотелось дотронуться до его лица и, как раньше, отвести волосы со лба.

– Откуда вы приехали? – вежливо поинтересовался" Джейсон. Его глаза сияли в мягком свете, завораживая и обволакивая, словно заманивая ее в ловушку. Кристи подозрительно прищурилась – уж не разыгрывает ли он ее на самом деле?

– Из Нью-Йорка. – Эта информация его спровоцирует. Надо думать, не так уж много высоких рыжеволосых женщин из Нью-Йорка посетили Сиело в последние дни.

Тон его был по-прежнему вежлив и невозмутим.

– По делам?

Ну хватит, пора все ему сказать. Я приехала, чтобы увидеться с тобой, Джейсон. Нам необходимо решить некоторые вопросы насчет развода, и на этом наши отношения закончатся. Все это она намеревалась произнести решительным голосом, но вместо этого услышала свой невнятный лепет:

– У меня небольшой отпуск, и я решила остановиться здесь. Есть кое-какие дела. – По крайней мере в этом есть доля правды, подумала она, злясь на себя за трусость.

– Хотите проинтервьюировать здешнее население? Интересуетесь, как нам удается сводить концы с концами в достаточно примитивных условиях жизни Дикого Запада? – Улыбка смягчила резкость вопроса.

Он одним глотком прикончил свой бурбон и, сразу же наполнив стакан, снова потянулся к карману за сигаретами. Предложил одну ей, но в ответ последовал короткий отрицательный жест. Он склонился над зажженной спичкой и прикурил.

Над его плечом буквально ниоткуда материализовалась белокурая официантка.

– Джейсон, – пропела она. – Там тебя к телефону, какой-то Альварес. Талдычит, что ему необходимо что-то с тобой обговорить. Иначе я не решилась бы оторвать тебя от столь приятной собеседницы.

Джейсон встрепенулся, взглянул на часы, извинился, поднялся из-за столика и с кошачьей грацией пошел к стойке.

Кристи припомнилось, как однажды она обвинила его в том, что в его жилах течет индейская кровь, и построила свое доказательство на его умении неслышно подкрасться сзади. Он тогда от души рассмеялся и объяснил, что в любой семье, достаточно долго прожившей на техасских равнинах, обязательно найдется индейская кровь. Техасские семьи предпочитают не обсуждать эти тонкости. Заинтригованная Кристи со всех ног бросилась домой и стала с пристрастием допрашивать брата, есть ли и в их жилах индейская кровь. До сих пор в ее ушах звучал смех Кайла, долго еще поминавшего ее наивность и доверчивость.

Джейсон не узнал ее. Или только делает вид, что не узнал? Вот что сейчас главное. Может, он просто решил выяснить, чего она, Кристи, хочет добиться, притворяясь, что видит его впервые?

Как же ее волнует мужественность, которой веет от Джейсона! Сердце билось как безумное с первой же минуты, едва она вошла в бар.

Джейсон вернулся к столу, и Кристи сразу почувствовала, что он кипит от злости. Он подал официантке знак принести еще бокал вина для Кристи, а себе налил полный стакан из бутылки, плеснув в него немного воды.

– Что-то случилось? – спросила Кристи. Раньше ее всегда поражало умение Джейсона владеть собой в любой ситуации и не поддаваться эмоциям. Да что там, она завидовала ему, завидовала всегда, а сейчас особенно – ей так необходимо было взять себя в руки!

– Я должен был встретиться с одним человеком, а он позвонил, что не сумеет выбраться сюда. Мог бы предупредить и пораньше, – раздраженно добавил он и дотронулся до ее руки. – Может, потанцуем немного по такому случаю?

Вопрос застал Кристи врасплох. Она только что твердо решила уйти – ей было нестерпимо видеть, что он так много пьет.

Джейсон понял, что она колеблется, и это его удивило. Незнакомка его совсем не интересовала, ну, может, слегка заинтриговало неуловимое сходство с Кристи. Забавно, что она тоже из Нью-Йорка. Но какое это имеет значение? Кристи он никогда больше не увидит. Так что же случится, если они немного потанцуют? Ему так хотелось забыть Кристи, забыть Альвареса, забыть нахлынувшее ощущение беспомощности.

Кристи встала и направилась к центру бара, где под томные звуки последнего хита Кении Роджерса на крохотном пятачке танцевали еще две пары. Она повернулась, ожидая, что Джейсон возьмет ее за руку, но он тесно притянул ее к себе – делать нечего, пришлось опустить руки ему на плечи. Почувствовав его сильное тело так близко, уловив знакомый аромат его одеколона, она вздрогнула. Словно и не было этих пяти лет. Терпкий пряный аромат дурманил, навевая воспоминания о прошлом.

Да, Джейсон всегда так действовал на нее. Покинув эти места, Кристи сделала все возможное, чтобы похоронить в глубине души свои чувства. Шли годы, и она все чаще слышала, как мужчины называют ее Снежной Королевой и Спящей Красавицей, но не обижалась, ведь они были правы – ей и не хотелось пробуждаться. А сейчас, почувствовав руки Джейсона, Королева начала таять. Кристи расслабилась и отдалась ритму танца.

Эта женщина слишком хрупка, думал Джейсон. На его вкус, могла бы быть и не такой тоненькой. Если бы захотел, он бы с легкостью обхватил ее талию ладонями. Когда же я танцевал в последний раз? Уже и не припомню. Куда-то мы с Кристи поехали… Джейсон погрузился в приятные воспоминания, волной нахлынувшие на него. Как же приятно было ощущать ее тело – и на танцевальной площадке, и в постели. А эта женщина, черт подери, даже одного роста с Кристи! Пора, давно пора все забыть, выкинуть из жизни и из памяти…

Джейсон медленно покачивался в ритме любовной мелодии, бессознательно поглаживая спину партнерши. Одна мелодия сменяла другую, а они все танцевали, до тех пор пока музыканты не ушли отдыхать. Только тогда в полном молчании они вернулись за свой столик.

Запыхавшаяся Кристи глотнула вина и чуть не поперхнулась. Голова кружилась от близости Джейсона, в мозгу свербил предательский вопрос: неужели он теперь так проводит свои вечера? Эта мысль неприятно поразила Кристи. Но почему это ее так занимает? Она ведь давно сделала свой выбор и приняла решение. У них с Джейсоном не было будущего. Даже интересно, почему он сам много лет тому назад не расторг их брак, он же всегда мечтал о большой семье с множеством малышей.

Ну ладно, с нее довольно. Джейсон не узнал ее, иначе давно бы выдал себя. Кристи взглянула на бутылку на столе и покачала головой. Неужели память подвела ее? Это был не тот человек, которого она знала и за которого вышла замуж. Ее Джейсон никогда не стал бы убивать время в баре за бутылкой, тем более флиртуя с первой заглянувшей туда женщиной. Кристи сдержанно улыбнулась.

– Спасибо за танцы и за вино. – Она выскользнула из кресла. – Думаю, мне пора спать, сегодня был трудный день, и я очень устала.

Он вынул изо рта сигарету, так и не успев закурить, и бросил ее на стол. Глаза сверкнули, губы растянулись в жесткой ухмылке.

– Это что, приглашение?

Внезапная смена его настроения не сразу дошла до сознания Кристи. Она чуть помедлила, и тут ее щеки вспыхнули от незаслуженной обиды. Она ожгла его взглядом.

– Простите, не поняла. О чем вы? И взгляд, и тон голоса должны были дать Джейсону понять, что он совершил ошибку. Но от его внимания ускользнуло и то и другое.

– Уж не знаю, как ведут себя парни в Нью-Йорке, но тут у нас, в Техасе, все значительно проще, мужчина берет инициативу в свои руки.

Кристи схватила со стола сумочку. Ее переполнял гнев. Тем не менее, когда она обратилась к Джейсону, голос ее был спокоен и подчеркнуто холоден.

– Слушайте, вы, надменный, эгоистичный и к тому же в стельку пьяный ковбой! Если б я захотела найти мужчину на ночь, я бы легко подыскала кого-нибудь получше и потрезвей!

Она круто повернулась на каблуках и твердыми шагами вышла в вестибюль. Едва за ней закрылась дверь бара, Кристи остановилась и облегченно вздохнула, радуясь, что выбралась наконец из дымного чада, густо смешанного с алкогольными парами.

Черт бы его побрал! Лучше бы вовсе не встречаться с ним, а жить воспоминаниями о милом прошлом. Человек в баре был нисколько не похож на того Джейсона Макалистера, которого она так любила и за которого шесть лет назад вышла замуж. И никогда еще решение развестись с ним не казалось ей таким правильным и своевременным, как в эту минуту.

Выйдя из гостиницы, она зашагала по тротуару, огибающему основное здание мотеля. Увидев свой огненно-красный «триумф», стоявший у дверей ее номера, секунду постояла возле него, потом пошарила в сумочке, отыскала ключ и вставила его в замочную скважину.

Она уже хотела повернуть дверную ручку, как вдруг мужская рука накрыла ее ладонь, дверь распахнулась, и Кристи втолкнули внутрь.

От неожиданности Кристи с трудом удержалась на ногах и едва не вскрикнула в изумлении – перед ней стоял Джейсон. Снова эта его неслышная кошачья походка! Она даже и не догадывалась, что он крадется следом. Только на сей раз его внезапное появление не вызвало у Кристи былого восторга.

– Вон из этой комнаты! – сжав челюсти, проговорила она.

Джейсон огляделся по сторонам, в одну секунду увидел раскрытый чемодан на стуле, по-королевски широкую кровать и прозрачную ночную рубашку, легкой дымкой расположившуюся на подушках. Он улыбнулся. Ярко-красная машина отлично сочеталась с элегантностью нижнего белья.

Джейсон потянулся к двери, захлопнул ее и, повернувшись к Кристи, сдвинул стэтсон на затылок. Уходя поужинать, Кристи оставила включенной только лампочку в гардеробной, и теперь комнату освещал лишь тусклый свет из-за полуприкрытых дверей. Джейсон оторвался от косяка и подошел к Кристи. Она стояла возле кровати.

– Я должен попросить прощения. Видимо, я все не так понял. – Теперь их разделял только один шаг.

Кристи оглядела его с головы до ног, от стэтсона до ботинок, и презрительно произнесла:

– Да, ты ошибся, ковбой. Но и я совершила ошибку. Так, напомнил мне кое-кого. Взгляд ее был тверд и непреклонен. Джейсон обеими руками обхватил ее затылок, большие, пальцы сошлись на ее щеках, нежно их поглаживая.

– Забавно, что ты это сказала, потому что и ты очень похожа на… Впрочем, это неважно. Как тебя зовут, мисс Нью-Йорк?

Он чувствовал, как учащенно бьется ее пульс, ощущал на лице прерывистое дыхание. Однако голос прозвучал абсолютно спокойно:

– Это не имеет значения.

Скорее бы он убрался отсюда, подумала Кристи. Завтра или чуть позже она окончательно разберется с их отношениями, а сегодня ей нужно побыть одной и хорошенько подумать о метаморфозе, которая произошла с этим человеком.

– Ты права, – пробормотал Джейсон. – Действительно, какая разница, как тебя зовут…

Он склонил к ней голову и поцеловал в губы, одной рукой еще сильнее прижимая к своему мускулистому, затвердевшему от тяжелой работы телу, другой перебирая подобранные на затылке волосы, огненным водопадом спадающие на спину.

Нежное прикосновение его губ удивило Кристи. После всего, что случилось, она была вправе ожидать грубого насилия. Джейсон мягко и нежно водил губами по ее губам, раздвигая языком стиснутые зубы.

Что же это такое, в самом деле! Кристи была убеждена, что годы, прожитые без Джейсона, начисто стерли воспоминания и о нем самом, и о том, как он на нее действовал. Так нет же! Сознание словно бы раздвоилось. Она любит его – она ненавидит его – она страстно желает его – она жаждет освободиться от его чар.

Но Боже мой! Как же приятно снова оказаться в его объятиях! И что такого случится, если она еще раз, так сказать, на прощание, отдастся ему? Желания, которые она столько лет пыталась подавить, вырвались на свободу.

Кристи со стоном разжала зубы и ответила на его поцелуй, обвив руками его сильную шею. Пальцы затрепетали на прядях золотистых волос. Джейсон глухо застонал.

Они стояли совсем рядом с кроватью, и Кристи, у которой подкосились ноги, упала на нее, увлекая за собой Джейсона, так и не ослабившего своих объятий и не оторвавшего рта от ее губ. Правой рукой он нетерпеливо провел по ее плечу, нащупал застежку-молнию и потянул вниз. Одновременно бедром раздвинул ее ноги. Юбка задралась, он всей тяжестью придавил Кристи.

Задыхаясь от нахлынувшей страсти, Джейсон приник губами к ее нежной шее, опускаясь все ниже к груди, а его руки продолжали раздевать ее, беспорядочно сбрасывая одежду на пол. И вот она осталась в одних кружевных трусиках.

По телу Кристи пробегал трепет. Она потянулась к нему и стала быстро расстегивать рубашку на его груди, потом рванула ее с плеч Джейсона, и перед ней предстало обнаженное тело, по которому она так тосковала все эти долгие годы. Она чувствовала, как он дрожит от ее прикосновений, не переставая ласкать ее тело. О, как знакомы, как дороги ей были его руки, когда-то давно научившие ее с восторгом отдаваться ласкам любви!

Сдерживая страсть, Джейсон покрывал ее поцелуями, легкими движениями пальцев пробегал по самым укромным изгибам. Кристи блаженно расслабилась, растворилась под его руками, полностью доверяясь ему. Но…

Но вдруг он отпрянул и поднялся. Что это? Не может же он сейчас уйти! Все ее существо жаждало близости с ним. Но нет, Джейсон просто снимает ботинки и стягивает джинсы, плотно облегающие мускулистые ноги. Вот он снова лег к ней, и Кристи всем телом потянулась к нему, чтобы опять ощутить исходящее от него тепло.

Джейсон целовал ее грудь, живот, бедра.

Кристи задрожала от нетерпения. Только один человек в мире умел зажечь ее и так сразу довести до точки кипения. Как же она желала его! И как только ей удалось прожить столько времени без его ласк, без ощущения властной, но такой нежной силы этого мощного тела?

Она уже не принадлежала себе. Раскинув ноги, она словно приглашала его войти, и Джейсон не заставил себя ждать. Все, он мой, только мой, пусть на это мгновение, пусть в последний раз, мне достаточно!

Кристи парила наверху блаженства – столько лет она жила, обуздывая свои желания, стараясь забыть удивительное тело Джейсона, и теперь словно наверстывала упущенное. Она не выпускала его из объятий, а он не ослаблял вековечного ритма страсти.

Ход времени остановился, все сосредоточилось на ощущениях двух существ, слившихся воедино. Джейсон с каждой секундой становился все настойчивее, наконец Кристи услышала его сдавленный крик, почувствовала внутри взрыв титанической силы – и вновь содрогнулась от нахлынувших волн собственного страстного упоения.

– О, Джейс… – выдохнула она.

Он соскользнул с нее, но руки все еще обнимали ее за плечи, словно он был не в силах выпустить свою добычу.

Несколько минут Кристи плавала в небесах от только что испытанного счастья, но мало-помалу до нее стал доходить смысл того, что он выкрикнул в мгновенье экстаза. Боже, ведь это было ее имя! Вот и сейчас он прошептал эти два слога – Кристи! – будто смакуя их на губах.

Так что же это? Играет с ней в кошки-мышки, давным-давно разгадав, кто она такая? Кристи чуть-чуть отодвинулась и внимательно посмотрела на Джейсона. Да он спит! Выпитый алкоголь и мощный выплеск энергии полностью его отключили. Выходит, и ее имя сорвалось с его языка бессознательно? Кто знает!

Вглядываясь в лицо спящего, она никак не могла понять, был ли он так пьян, что на самом деле не узнал ее, или же искусно притворялся. Кристи сделала попытку отодвинуться к краю кровати, но он сильнее обнял ее за плечи. Даже во сне не отпускает!

Кристи расслабилась. Ей некуда спешить, незачем бежать. После прожитых в разлуке лет она оказалась там, где началось ее счастье, – в объятиях Джейсона.

Тяжелый сон Джейсона был прерван ярким солнечным лучом, упавшим на лицо. Он очнулся, рывком сел на постели и изумленно оглядел пустую комнату. Как он здесь очутился? Глянув на часы, он пришел в ужас. Девять с лишним! Джейсон испустил тяжелый вздох.

Чувствовал он себя далеко не лучшим образом. В голове топал строй солдат-новобранцев, шагающих не в ногу, во рту прегадостное ощущение, словно там ночевал целый эскадрон с этими новобранцами в придачу.

Эх, зря он пил этот бурбон! Ведь хватило пары стаканов – и ему повсюду стала мерещиться Кристи. Отчасти это можно объяснить вчерашним звонком ее адвоката, но все же нельзя было так распускаться. Столько лет он жил в надежде, что Кристи вернется, – и на тебе! Попался на удочку вчерашней женщины. Что с того, что у нее такого же цвета волосы и такой же рост. Во всем остальном она ничем не походила на ту беззаботную, веселую, импульсивную девчонку, которую он знал столько лет. А может, Кристи давно изменилась? Может, та девчонка существовала только в его мечтах? Ведь в письмах, призывающих к содействию в расторжении брака, явственно звучал холодный голос рассудка…

Да никогда, ни за что на свете он не даст ей развода! Поглядим, что у нее получится, если она считает, что его можно склонить к подобной глупости.

Что же заставило его последовать за этой рыжеволосой красоткой, когда она вышла из бара? О чем они вообще говорили? Он судорожно припоминал обрывки разговора за столом, но так и не понял, отчего она так внезапно вскочила. Оскорбил он ее, что ли? Тогда получается, что он хотел извиниться за грубость, потому и пошел за ней. А что дальше?

Джейсон тряхнул головой. Ничего, ну решительно ничего не всплывало в памяти, затуманенной алкоголем. Что было ночью? В сознании мелькали какие-то обрывочные всплески. Хрупкое, нежное тело… Он срывает с нее одежду… Что дальше?

Черт возьми! Он ведь не какой-нибудь желторотый, юнец, которого можно вот так просто затащить в койку! Джейсон спустил ноги с кровати и обеими руками схватился за виски. Голова раскалывалась от боли.

– И поделом тебе, идиот! – с отвращением пробормотал он сквозь зубы.

На полу возле кровати валялись скомканные джинсы. Джейсон медленно, осторожно, чтобы голова. Боже упаси, не отделилась от туловища, потянулся за ними, затем каким-то чудом умудрился встать и натянуть их на себя. Мало того, даже застегнуть.

Через пять минут он покинул комнату, держа в дрожащей руке стэтсон и поспешно застегивая на широкой груди мятую рубашку. Красной машины возле дверей не было. Вот это его вполне устраивало. Он никогда больше эту женщину не увидит! Джейсон вдруг озадаченно замер. Надо же, он и лица-то ее не помнит! В глубине души он надеялся, что она тоже не вспомнит о нем.

Пикап стоял там, где он его оставил накануне. Стараясь не делать лишних движений, усиливающих головную боль, Джейсон сел за руль и включил мотор, обуреваемый одной мыслью: поскорее добраться до ближайшего кафе и выпить чашку крепкого кофе. А может, у них найдется и таблетка аспирина.

Черт бы побрал этого Альвареса! – думал он. Бурбон-то я заказал для него, а он, видите ли, не смог прийти! И ведь прекрасно понимает, что время не терпит.

Перед внутренним взором возникло прелестное тело, мерцающее в предрассветной дымке, великолепная грудь, до которой так хотелось дотронуться кончиками пальцев.., и губами… Джейсон тряхнул головой, стараясь отделаться от наваждения, и новобранцы у него в мозгу затопали с новой силой. Он беспомощно застонал.

Через полчаса Джейсон подкатил к кафе и вылез из пикапа с твердым намерением вычеркнуть прошлую ночь из памяти.

Глава 2

Теплое техасское солнце приятно ласкало плечи и шею Кристи. Она свернула на узкую проселочную дорогу, ведущую к ранчо брата. Еще немного, и она будет на месте.

Была середина апреля, весна вступала в свои права, деревья оделись нежно-зеленой листвой, по обочинам дороги пестрели пробившиеся сквозь оттаявшую землю полевые цветы. Не то что в Нью-Йорке, где в эту пору еще частенько свирепствовали холодные зимние ветры.

События минувшей ночи мелькали в ее памяти с той самой минуты, как она проснулась. То ей виделись глаза Джейсона, вспыхивающие золотыми огоньками, то его ускользающая улыбка, то она, как наяву, ощущала на себе его ласковые руки.

Эта ночь повергла ее в полнейшее замешательство. Накануне все было ясно и четко расставлено по местам, но вот она увидела его и… И после этого…

Что бы там ни было, ночь с Джейсоном доказала, что никакая она не Снежная Королева. Это прозвище к ней не подходит, хотя мужчины, уверенные в том, что им все дозволено, чуть было не убедили ее в обратном. Они постоянно лезли со своими тисканьями да обжиманьями, а Кристи, с детства ненавидевшая все эти липкие штучки, предпочитала держать их на расстоянии. Вот ей и приклеили ярлык. Она была готова поверить, что просто не способна на сильную страсть. Вчерашняя ночь убедила ее, что это не так, но, видимо, на такие чувства ее мог подвигнуть только один человек – Джейсон Макалистер.

Джейсон Макалистер. Кристи знала его всегда, он стал частью ее жизни, постоянно присутствовал в ней. Как-то мать обмолвилась, что десятилетний Джейс, увидев в колыбели новорожденную сестричку лучшего друга, пришел в неописуемый восторг. В свои одиннадцать лет Кайл находил для себя более приятное занятие, чем торчать возле крохотного несмышленыша, а вот Джейсон был буквально очарован малышкой и часто играл с ней. Едва научившись ходить, Кристи, как тень, повсюду следовала за друзьями. Мама иногда подшучивала над Джейсоном: дескать, Кристи считает его своим вторым братом. Джейсону такая мысль нравилась. Он был единственным ребенком в семье и, ощущая свое одиночество, почти все время проводил на соседнем ранчо, у Коулов.

Родители погибли в страшной дорожной аварии под Далласом, когда Кристи только-только исполнилось девять лет. К тому времени Кайл уже несколько месяцев был женат на Фрэнсин. И все трое – Кайл, Фрэнсин и Джейсон – окружили девочку теплом и заботой, заполнили собой ужасную пустоту, образовавшуюся с уходом из жизни дорогих людей.

Кристи припомнился один день из далекого прошлого…

– Я уже сделала все уроки, Кайл! Ты ведь обещал, что вы с Джейсоном возьмете меня с собой, если я закончу вовремя. – Она топнула ножкой, и жидкая грязь разлетелась по коровнику. – Кайл, ты же обещал!

Джейсон умиленно глядел на десятилетнюю Кристи.

– Ну-ка, приятель, выполняй обещание. Слово есть слово. Пора трогаться. – Он вскочил на застоявшегося коня, нетерпеливо бьющего копытом.

Кайл посмотрел в сторону дома, надеясь, что на крыльце появится Фрэнсин и позовет девочку по какому-нибудь делу.

– Ладно, тогда скорее беги за шапкой, сейчас холодно. А я пока что оседлаю для тебя Тумана.

Обрадованная Кристи вприпрыжку побежала за шапкой и уже через минуту снова стояла перед братом, сияя изумрудными глазами. Кайл помог ей взобраться на Тумана.

– Скоро каникулы, – сказал Джейсон. – Ты рада?

– Еще бы! Терпеть не могу сидеть в четырех стенах. – Она звонко рассмеялась. – Давай наперегонки!

Джейс улыбнулся, ему нравилась ее бьющая через край энергия.

– Не сегодня, малышка. Мы с Кайлом поздно легли, и я немного не в форме.

– Ага, я знаю. – Кристи энергично кивнула, и рыжие кудряшки на лбу вспыхнули золотом. – Кайл уже получил за завтраком от Фрэнсин. Она говорит, что ты на него плохо влияешь.

– Замолчи, Кристи! Джейсу вовсе не обязательно знать, что происходит за нашим столом, – сердито бросил Кайл. – К тому же Джейс и сам соображает насчет своего влияния.

Только спустя несколько лет Кристи оценила, какую ответственность взвалила на плечи брата смерть родителей. Он был так молод, а на него обрушились все хлопоты по хозяйству, а в придачу содержание малолетней сестры и юной супруги. Тогда же она поняла, как нуждался Кайл в дружеской поддержке Джейсона в это трудное для него время.

– Смотри, Кайл, там отбившаяся корова! – завопила Кристи, пришпоривая Тумана каблуками. Друзья целый день охотились за разбежавшимися коровами, и она была счастлива, что сейчас первой заметила еще одну.

Быть может, этот день так ярко запечатлелся в ее памяти потому, что через несколько недель Джейсон внезапно объявил о своем решении пойти в армию. Кайл тогда изо всех сил отговаривал друга, ссылаясь на то, что он нужен на ранчо. Отец Джейсона был очень болен, ему стало трудно управляться по хозяйству, а Джейсон как-никак единственный сын.

– Никто тебя не осудит, если ты не пойдешь в солдаты, Джейс, ты нужен дома.., так же, как и я. – В голосе брата звучали умоляющие нотки.

Но менять принятое решение было не в характере Джейсона, и он отправился воевать в страну, о существовании которой лет десять назад никто и слыхом не слыхал.

Пока его не было, Кристи повзрослела. В шестнадцать она выглядела совершенно взрослой оформившейся девушкой, но в душе оставалась той же девчушкой, боготворившей брата и Джейсона.

За это время короткие кудряшки сменились длинными волосами, которые рыжими каскадами падали чуть не до талии, но она редко носила их распущенными. Как правило, заплетала в две толстых косы, невзирая на шуточки одноклассников – ну как же, слишком старомодно! Но ей на это было глубоко наплевать.

Однажды вечером Кристи, приняв ванну, сушила свои роскошные волосы, как вдруг до нее донесся крик Кайла:

– Джейсон! Ах ты, сукин сын! Вернулся наконец. Как дела, дружище?

В ответ послышался радостный смех, и она пулей выскочила на кухню, а там, едва взглянув на похудевшего Джейсона, бросилась ему на шею.

– О Джейс! Ты снова дома! Какое счастье, ты с нами!

И тут она почувствовала, как Джейсон напрягся. Оторвав ее от себя, он нахмурился и вгляделся в ее лицо. Сбитая с толку, Кристи уставилась на него, а Кайл и Фрэнсин от души расхохотались.

– Ты что, не узнаешь ее? Это же Кристи! – воскликнул Кайл, даже не пытаясь скрыть гордость за яркую красоту сестры.

Девушка смутилась. Как же это? Она так ждала его, а он ее не узнал!

– Кристи? – изумленно повторил Джейсон, вглядываясь в изумрудные глаза. Она судорожно сглотнула и кивнула. – Боже мой, Кристи, как же ты повзрослела! – В его голосе сквозили удивление и почему-то ужас.

Она постаралась замять возникшую неловкость.

– Естественно, ведь прошло немало времени. – Кристи всмотрелась в него. – А ты, между прочим, постарел! – Обхватив Джейсона за плечи, она нежно поцеловала его и прошептала:

– А я все равно тебя люблю. – Отстранившись, она склонила голову набок, ожидая, что он скажет.

Джейсон осторожно снял с плеч ее руки и отступил на шаг назад, а потом, еще не оправившись от шока, произнес:

– Только не говори об этом своему дружку, малышка. Он не должен страдать от ревности к такому старику, как я.

Он уселся за стол, на котором Фрэнсин уже успела расставить кофейник, чашки и блюдо с коричными булочками.

Чуть ли не всю ночь они просидели за столом, рассказывая друг другу о том, что случилось за эти шесть лет. Три года назад умер отец Джейсона, и с тех пор делами на ранчо занимался управляющий, служивший у Макалистеров еще до рождения Джейсона.

– Знаешь, Кайл, Нэйт значительно лучше меня справляется с делами. У них с Молли здорово получается.

Кристи обратила внимание, что всякий раз, как речь заходила о Востоке и о войне, с которой он только что вернулся, Джейсон тотчас становился сдержан и молчалив. И рассказывал он лишь о том, как проводил отпуска и какие веселые истории с ним тогда приключались. Кристи зачарованно слушала, не сводя с него сияющих глаз и отмечая про себя, как серьезно он смотрит на собеседника и как сильно похудел.

Та ночь прошла, и, когда она через несколько дней подскакала на своем любимом Тумане к его ранчо, Джейсон встретил ее туча тучей.

– Какого черта тебя сюда занесло? – вот таким было его неласковое приветствие.

Кристи перебросила через плечо косу и посмотрела на него с высоты седла, не понимая, почему он так раздражен. А Джейсон, подбоченясь, ожидал ответа.

– Я приехала к тебе, Джейс. А в чем дело? Я что-то сделала не так?

– Да, уж конечно. Ты еще дурочка и не соображаешь, что просто так, без дела, тебе сюда приезжать не следует. И о чем только думает Кайл, отпуская тебя одну?

Кристи в полный рост поднялась в стременах и высокомерно объявила:

– К вашему сведению, Джейсон Макалистер, мне уже скоро семнадцать лет! И по-моему, я вовсе не обязана испрашивать у брата разрешения, если надумала куда-нибудь поехать.

Джейсон раздраженно сорвал с головы стэтсон и похлопал им по колену. Пшеничные волосы упали на лоб, и он отвел их согнутым локтем, одновременно утирая пот.

– Слушай-ка, девушка. Твой брат может сколько угодно думать, что ты достаточно взрослая и можешь располагать собой, но я другого мнения, учти. И с моей точки зрения, тебе не следует вот так, в полном одиночестве, скакать по степи и тем более одной приезжать сюда. Надеюсь, я ясно изложил свои мысли? – Он твердо встретил возмущенный взгляд Кристи.

Вид у него был настолько свирепый, что Кристи решила не дразнить гусей. Сменив тактику, она улыбнулась обезоруживающей улыбкой и спрыгнула с лошади.

– Мне просто захотелось тебя увидеть, Джейс. Что же в этом плохого?

Он покачал головой, взял из ее рук поводья и повел Тумана к конюшне.

– Ладно, Кристи, на сей раз делать нечего, ты уже здесь. Пошли в дом. Молли как раз позвала меня на ленч, иначе ты бы меня не застала.

И как ни сердит был Джейсон, она с удовлетворением отметила, что он обнял ее за плечи, ведя к крыльцу. Она с облегчением вздохнула.

– Молли, как всегда, готовит на десятерых, все хочет откормить меня, так что всем хватит. – Джейсон пропустил ее в дом и остановился в дверях.

Толстенькая, неказистая, но ужасно уютная Молли выкрикнула из-за плеча Кристи:

– Ты же знаешь, Джейс, я всегда готова накормить дюжину голодных мужиков! – Улыбнувшись девушке, она воскликнула:

– Господи всемогущий! Кристи! Тебя и не узнать! Надо же, как ты повзрослела! Как у тебя дела, девочка?

– Спасибо, Молли, прекрасно. Молли достала еще одну тарелку и продолжила сервировку. Лишний вес не мешал ей двигаться с поразительным проворством. Она порывисто обхватила Кристи за плечи и проговорила:

– Ну какая красавица, а? – Она вопрошающе глянула на понурого Джейсона. – Джейс, что ты на это скажешь?

Обе женщины по-своему нетерпеливо ожидали его ответа, и он прищурился, переводя взгляд с Молли на Кристи. Потом беспечно пожал плечами и уставился в свою тарелку.

– Согласен. Но и то, что стоит на столе, не менее прекрасно. Давайте поедим. У меня еще полно дел сегодня.

Женщины обменялись недоуменными взглядами и одновременно хмыкнули. Кристи, конечно, не была равнодушна к тому, как к ней относятся сверстники и тем более сам Джейсон, но сейчас ее больше занимали происшедшие с ним перемены. Неужели, думала она, эти годы так разъединили их?

Последовавшие за этим месяцы научили Кристи принимать как должное, что Джейсон категорически возражает против ее приездов без брата или Фрэнсин. Но, на ее счастье, Джейсон и Кайл снова стали неразлучны, их дружба возобновилась с новой силой.

Дважды в неделю Джейс ужинал с ними. В эти вечера Кристи окончательно поняла, что Джейсон не то что перестал видеть в ней друга, но его как бы вообще больше не интересовала ее особа. Он охотно часами общался с Фрэнсин и Кайлом, перебрасывался с ними шуточками, но либо старался избегать общества Кристи, либо был с ней подчеркнуто вежлив и холоден.

Иногда она даже спрашивала себя, осознает ли он ее присутствие за столом.

Кристи вспомнила и тот вечер, когда он стал ей еще ближе, чем раньше.

После возвращения Джейсона прошло уже больше года. Он, как обычно, ужинал в их доме. После ужина они с Кайлом пошли на конюшню посмотреть новорожденного жеребенка, а она осталась с Фрэнсин убирать со стола и мыть посуду. Мужчинам и в голову не приходило, каких трудов стоило Кристи приготовить этот ужин и сколько рецептов различных блюд она перечитала накануне. Они просто уселись, быстро заглотали еду и ушли по делам. Кристи еле уговорила Фрэнсин не рассказывать им, как она готовилась к ужину.

– Но почему, Кристи? По-моему, ты стала потрясающе готовить. Этим надо гордиться!

– Я не хочу, чтобы они знали об этом, вот и все, – мрачно стояла на своем Кристи.

– А мне каково? Задумывалась ли ты хоть на секунду о моих чувствах, когда они нахваливают приготовленные тобой блюда? – Фрэнсин ласково улыбнулась девушке. – Это же все-таки ложь. Может, лучше открыться?

– Зачем? Они не принимают меня всерьез. И мне совсем не улыбается, чтобы Джейсон думал, будто я стараюсь из-за него. – Кристи подошла к распахнутой двери и уставилась на залитый лунным светом двор.

Фрэнсин понимающе улыбнулась.

– Не хочу погружаться в далекое прошлое, когда ты, совсем ребенок, обожала своего героя.

Но я подозреваю, что сейчас, став взрослой девушкой, ты влюбилась в него по-настоящему.

Кристи обернулась. По лицу Фрэнсин пробежала тревожная тень. Девушка дернула плечом.

– Ну и что? Ему безразлично, существую ли я на этом свете. И меня это даже устраивает. Подумаешь, принц нашелся… И кому какое до этого дело!

Фрэнсин опустилась на стул возле мойки.

– Извини, дорогая, мне не следовало начинать этот разговор…

– Да Господи Боже мой, Фрэнсин, ты говоришь так, словно я только что перенесла тяжелую болезнь и потихоньку встаю на ноги. Со мной все в порядке, уверяю тебя, я выживу. – Щека предательски дрогнула, убеждая Фрэнсин в обратном.

– О дорогая, твое состояние волнует меня значительно меньше. Ты-то, конечно, выживешь, а вот Джейс… – тихо произнесла Фрэнсин.

В мгновение ока Кристи через всю кухню подлетела к мойке и вперила глаза в Фрэнсин.

– Что ты имеешь в виду?

– Да ничего особенного, успокойся. Просто тебе, солнышко, по-моему, ничего не стоит околдовать любого мужчину. Это касается и Джейсона. Его в первую очередь.

Кристи нахмурилась.

– Не понимаю, о чем ты говоришь.

– Я говорю о жизни, дорогая, и обо всем, что с ней связано. – Фрэнсин неторопливо приподнялась, достала из шкафчика чашку и налила себе кофе. – Как-то моя мама, – продолжила она, – сказала, что мне надо быть осторожной в своих желаниях и чаяниях, так как я все смогу получить. – На лице Кристи появилось непонимающее выражение. Фрэнсин улыбнулась. – Вот и я тогда, так же как ты, не поняла смысла ее слов. – Фрэнсин замолчала, обводя глазами кухню. Ее взгляд остановился на цветном настенном календаре. – А вот теперь поняла.

Она отвернулась от календаря, посмотрела на юное существо, сидящее напротив, и вздохнула.

– Я думаю, цель твоей жизни – выйти замуж за Джейса, воспитывать детей и помогать по хозяйству. Я правильно понимаю?

Кристи, раздираемая противоречивыми чувствами, пришла в замешательство. Неужели она настолько выдала себя? И не потому ли Джейсон избегает ее? Господи, какой ужас! Да она и в глаза ему больше не сможет посмотреть! Низко опустив голову, она пробормотала:

– Откуда ты узнала?

Фрэнсин протянула через стол руку и дотронулась до ее локтя.

– Да я то же самое почувствовала, как только впервые увидела Кайла, вот откуда.

Напряжение немного спало – Джейсон, должно быть, ни о чем не догадывается. Мужчины ведь такие толстокожие, то, о чем говорит Фрэнсин, доступно только женщинам.

– А что, это так видно? Я имею в виду мое отношение к нему…

Фрэнсин успокаивающе похлопала ее по плечу.

– Да нет, Кристи, не видно. Даже я догадалась об этом только сегодня вечером, хотя могла бы сообразить значительно раньше. – Она улыбнулась. – Уж извини.

Кристи вскочила, не в силах усидеть на месте, и подошла к холодильнику. Открыла дверцу, достала кувшин с охлажденным чаем и налила себе полный стакан.

– Я вовсе не ожидаю, что он в меня влюбится. Фрэнси, пойми, дело в том, что до отъезда он относился ко мне совсем по-другому, ему нравилось мое общество. – Кристи сделала огромный глоток и чуть не захлебнулась. – А сейчас.., сейчас он ведет себя так, будто ему невтерпеж, если я где-то поблизости, будто ему крайне неприятно мое присутствие.

– Солнышко, – вдруг спросила Фрэнсин, – а ты давно не смотрелась в зеркало?

– Какое это может иметь значение?

– О, огромное. Когда Джейс уехал на войну, ты была совсем ребенком. И вот он вернулся. Что же он увидел? Маленькая несмышленая проказница превратилась в настоящую красавицу. Он просто не смог сразу воспринять эту разительную перемену.

– И сколько для этого понадобится времени? – застонала Кристи.

– Никто не знает, дорогая. Не надо его торопить. Но так или иначе, я за тебя рада.

Допив ледяной чай, Кристи сполоснула стакан и поставила на сушилку.

– Ты говоришь загадками, Фрэнси, мне трудно тебя понять. – Она плюхнулась на стул и покачала головой, всем своим видом давая понять, что действительно не соображает, о чем та говорит.

– Я очень хотела выйти замуж за твоего брата. Понимаешь, это был предел моих мечтаний, мой звездный час. Но ты, Кристи… С тобой совсем другое дело. Ты другая, не такая, как мы, здешние. Неужели ты до сих пор не понимаешь, что способна творить своими чарами? – Она помедлила, гладя на покачивающую головой Кристи. – Я говорю серьезно, девочка. В тебе есть какой-то сильный сексуальный импульс, завораживающий мужчин. Этакая невинная секс-бомбочка! И неужели ты захочешь навсегда остаться здесь, в этой глуши? Неужели предпочтешь стать женой обыкновенного фермера?

Кристи устало вздохнула.

– Ты начиталась романов, Фрэнси. По-моему, у нас полным-полно девушек с такой же внешностью. Ничего особенного во мне нет. Ни для кого. И для Джейсона тоже. – Она поднялась и направилась к двери. – Пойду-ка поищу их.

Во дворе было темно, и Кристи, увидев мерцание сигареты, пошла на этот неверный свет.

– Кайл? Джейс уже уехал? – неуверенно спросила она.

От изгороди отделилась тень, и она попятилась.

– Нет, Джейс все еще здесь, – проговорил хрипловатый голос.

– Ой, Джейс, это ты! – Кристи отчаянно старалась не выдать своего волнения. – А где Кайл?

Она облокотилась на изгородь. Над западной кромкой холмов выглянула луна, неверным светом осветив ландшафт.

– Кайл пошел переговорить с работниками. Джейсон выплюнул окурок и затушил его сапогом.

– Джейс, ты же не курил раньше, ну когда уезжал на войну, – застенчиво произнесла Кристи, стараясь не обидеть его.

Он ухмыльнулся.

– Верно, не курил. Я научился многому, чего не делал раньше.

Он не рассердился. Кристи воспрянула духом.

– Чему, например?

Он рассмеялся, а у Кристи от его смеха по всему телу побежали мурашки.

– А это уже не для ушек невинных маленьких девочек.

Шутливый тон раззадорил Кристи.

– Ничего себе, маленькая девочка! Каланча! Во мне, между прочим, метр семьдесят два!

– Ну хорошо, исправляюсь – не для ушек невинных юных барышень. Так лучше?

Вот опять он подшучивает над ней, опять говорит как с малым ребенком. Неужели так и не заметил, что она давно выросла? Кристи вспыхнула.

– С чего ты взял, что я такая уж невинная барышня?

Какое счастье, что на улице темно и он не видит, как пылают ее щеки. Что это на нее нашло? Что вдруг дернуло ляпнуть такую глупость? Она и на свидание-то ни разу не ходила, только на вечеринки со множеством одногодок.

Мальчишки были ей совсем не интересны. Все мысли занимал один Джейсон.

Он вдруг шагнул к ней и притянул к себе. Вскрик не успел сорваться с ее губ – он наклонился и поцеловал ее. Кристи замерла в его сильных руках. Так ее еще никто никогда не целовал. Оторвавшись, он произнес:

– Именно поэтому я и решил, что ты невинна, Кристи. Ты даже целоваться не умеешь.

Вспыхнувший гнев подавил все замешательство и стыдливость. Кристи пылко вскинула руки ему на плечи и приникла к его груди, ощущая сильное мускулистое тело и учащенное биение сердца. Боже, как хорошо! – пронеслось в голове. Но я не позволю ему мной командовать!

– Так научи меня! – воскликнула она и сама потянулась к его губам.

Тело его напряглось, губы сжались и затвердели, руки взметнулись вверх – он схватил Кристи за запястья и попытался высвободиться из ее объятий. В отчаянном порыве Кристи сильно прижалась к нему, неумелыми поцелуями стараясь разжать его губы.

Джейсон больше не сопротивлялся. По его телу пробежала дрожь, и он обнял ее и ответил на поцелуй. Это было что-то божественное! Кристи никогда не думала, что поцелуй может доставить столько наслаждения. Оторвавшись от ее рта, Джейсон стал легонько покусывать мочки ее ушей, потом скользнул губами по нежной щеке и снова жадно приник ко рту. Кристи закрыла глаза и потеряла счет времени.

Подсознательно подражая Джейсону, Кристи повторяла его движения, все сильнее прижимаясь к нему и одновременно гладя по спине. Она почувствовала, как он возбужден, дыхание замерло на ее устах. Рассудком он считает меня девчонкой, подумала она, но тело знает лучше, оно воспринимает меня как женщину!

Довольная, Кристи отдалась новым ощущениям, забыв обо всем на свете.

Внезапно в ней вспыхнуло желание. Ей уже было мало одних поцелуев, хотелось, чтобы он немедленно продолжил урок…

Хлопнула дверь, Джейсон опомнился и оторвался от нее. Кристи так и стояла с закрытыми глазами, слегка поеживаясь – ей как-то сразу стало холодно без него.

– Прости меня, Кристи, – прошептал Джейсон. – Я совсем потерял голову.

Не поднимая ресниц, Кристи наслаждалась лунным светом, ласкающим ее запрокинутое лицо. Потом медленно открыла глаза, посмотрела на Джейсона и едва слышно протянула:

– Джейс…

Джейсон разбудил в ней женщину, и Кристи никак не могла прийти в себя. Она даже не подозревала, что способна на такие сильные чувства.

– Ступай в дом, Кристи. Мне тоже пора. Завтра рано вставать. – Его голос звучал сдержанно, словно ничего и не произошло, но Кристи стояла совсем близко и прекрасно слышала его неровное дыхание. Рука девушки все еще лежала на его груди, биение его сердца толчками отдавалось под ее ладонью. И зачем он притворяется?

– Что с тобой, Джейсон? Ты не хотел целовать меня? Тебе было неприятно? – спросила она с недоумением и обидой.

– Староват я для таких игр с поцелуями в темноте, Кристи, – хрипло произнес он. – Почему бы тебе не продолжить эксперименты с мальчиками твоего возраста?

Она отпрянула, словно от удара. Какая же она дура! Вообразила, что он в нее влюблен! Куда девалась ее гордость!

– Благодарю за совет, попробую им воспользоваться. – Она повернулась и быстро пошла к дому.

В ту ночь она долго не могла заснуть.

Через две недели после своего восемнадцатилетия Кристи закончила школу. Она была счастлива – наконец-то все это позади! Некоторые предметы ей нравились, например английский, история, риторика, рисование, но математику и физику она терпеть не могла. Точные науки давались ей с трудом, и, хотя отметки в аттестате были в основном хорошие, школу она ненавидела.

Несколько раз она заводила с братом серьезный разговор о том, чтобы он больше загружал ее работой на ранчо, но Кайл старательно уклонялся от прямого ответа, однако разрешал ей проводить с ним и Джейсоном столько времени, сколько заблагорассудится, совсем как раньше.

Фрэнсин давно поняла, что из Кристи получилась бы хорошая фотомодель. По ее настоянию они поехали в Даллас к профессиональному фотографу. Золовке она пояснила, что хотела бы иметь несколько ее фотографий в восемнадцать лет, просто так, на память. Кристи не скрывала, что считает эту поездку пустой тратой времени, но согласилась. Фотограф провозился с ней несколько часов, заставляя надевать то один, то другой наряд из тех, которые Фрэнсин «совершенно случайно» захватила с собой. Когда же дело дошло до купального костюма, терпение Кристи лопнуло.

– Нет уж, Фрэнси, этого не будет. Либо в одежде, либо вообще сниматься не стану. Это мое последнее слово, и давай не ссориться.

Фрэнсин переглянулась с фотографом и пожала плечами, понимая, что девушку не переупрямить.

У Кристи между тем были свои тайные планы. С того весеннего вечера, когда Джейсон впервые поцеловал ее, она знала, что будет делать. Она ему небезразлична, это ясно как дважды два, значит, надо брать инициативу в свои руки. К концу лета он должен понять, что имеет дело с женщиной, а не с сопливой девчонкой.

Прежде всего надо его убедить, что он не слишком стар для нее. Подумаешь, каких-то десять лет разницы! Ведь они оба вполне взрослые люди. Давить на него, смотреть телячьими глазами, конечно, незачем, только все испортишь. Поэтому она изменила тактику и теперь вела себя с Джейсоном так, словно видела в нем лишь друга, и не более того.

Месяц-другой он был с ней по-прежнему осторожен и холодноват, и вот Кристи наконец с радостью отметила, что он понемногу оттаивает, а вскоре их отношения стали такими же непринужденными и легкими, как у него с Фрэнсин.

Следующий шаг Кристи сделала только через несколько месяцев после окончания школы.

– Можно взять твой старый джип, Кайл? Хочу съездить в Сиело, там сегодня фильм, который я давно мечтала посмотреть. – Ясные, широко распахнутые глаза обвели сидящих за столом, лишь на секунду задержались на Джейсоне и снова уставились в тарелку. Ужин подходил к концу.

Кайл озабоченно нахмурился.

– Кристи, ты никогда не ездила в город так поздно. Фильм кончится за полночь, а тебе еще до дому добираться. – Он посмотрел на жену в ожидании поддержки, но Фрэнсин так и не успела раскрыть рот.

– Если тебе так хочется посмотреть эту картину, Кристи, – сказал Джейсон, – я могу тебя отвезти.

Кристи «удивленно» вскинула глаза.

– О, спасибо, Джейс, но это ни к чему. Если Кайл даст мне джип, я прекрасно справлюсь сама. – Она быстро доела свой ужин и посмотрела на брата. – Все будет в порядке. Кайл, не волнуйся.

Кайл смущенно кашлянул.

– Я не хочу стеснять твою самостоятельность, но все же мне будет намного спокойнее, если ты поедешь с Джейсом. В дороге всякое может случиться, поломка какая-нибудь или еще что. – В его глазах читалась просьба: ну, пожалуйста, Кристи, постарайся понять меня, я ведь буду волноваться.

О, как же она любила брата! На миг ей даже стало совестно втягивать его в эту затею. Она вздохнула, посмотрела на Джейсона и улыбнулась.

– Прости, Джейс, я просто не хотела навязываться. Но, если у тебя есть время, отвези меня, пожалуйста. Это будет чудесно.

Фильмов оказалось целых два. Первый – вестерн – сразу увлек их обоих, а второй – любовная история в чистом виде – растрогал Кристи до слез, да и Джейсона не оставил равнодушным.

Когда они вышли из кинотеатра, была уже глубокая ночь. Город словно вымер. Кристи и Джейсон молча уселись в джип и поехали домой. Чтобы поменьше трясло, он крепко обнял ее за плечи и вел джип одной рукой. Кристи положила голову ему на плечо, все еще размышляя о фильме. Ноздри ей щекотал легкий терпкий запах его одеколона; бедро, на котором покоилась ее рука, бугрилось мышцами всякий раз, как он нажимал на газ или тормоз. Ей было так уютно рядом с Джейсоном, так радостно чувствовать на плече его руку. Кристи еще ближе придвинулась к нему и тихонько заговорила прямо в ухо:

– Слушай, Джейс, а мы ведь впервые за много месяцев остались вдвоем.

Джейсон вздрогнул. Сняв руку с плеча Кристи, он полез в карман за сигаретами. Она вдавила зажигалку в приборный щиток, подождала, когда та выскочит, и поднесла к его сигарете.

Джейсон взялся за руль уже обеими руками.

Молча попыхал сигаретой и лишь через минуту ответил:

– Да, знаю.

Она ждала, но он снова погрузился в молчание.

– Ты еще сердишься на меня за тот вечер?

– Какой вечер?

– Ну, когда я тебя поцеловала.

– По-моему, – с легким смешком отозвался Джейсон, – мы оба активно участвовали в этом процессе.

Кристи рассмеялась.

– Да, конечно. Но так или иначе, мне жаль, что я своим поведением отпугнула тебя.

Как бы ей хотелось быть художницей, чтобы запечатлеть на холсте этот чеканный профиль.

– Я тебя избегал вовсе не поэтому, – тихо проговорил Джейсон.

У Кристи замерло сердце – ведь он только что признался, что делал это умышленно!

– Да? – как можно беззаботней воскликнула она. – Тогда почему же?

Джейсон быстро взглянул на ее слабо освещенное приборным щитком лицо, потом глубоко затянулся сигаретой и выкинул окурок в окно.

– Потому что боялся твоей близости, боялся, что не смогу держать себя в руках.

– А теперь, значит, не боишься? Теперь можешь держать себя в руках?

– Тебе видней. В кино я, кажется, вел себя прилично. – Джейсон расплылся в широкой улыбке.

– А тебя не очень смутило, что я так увлеклась тобой, Джейс?

– Увлеклась? – повторил он. – Не понимаю, о чем ты.

– Да все ты прекрасно понимаешь! Все мои мысли только о тебе, и ты это знаешь.

Кристи взглянула на него, но он по-прежнему смотрел на дорогу.

– Я тоже с самого моего возвращения ни о чем другом не могу думать, только о тебе, дорогая. – Он снова обнял ее, прижал к себе и, не отрывая глаз от дороги, прошептал:

– Если б билетерши умели читать чужие мысли, меня бы с позором вышвырнули из зала – вот что я о тебе думаю.

Кристи звонко расхохоталась.

– О Джейс, но это же безумие! Почему ты таился от меня?

– Ждал, пока ты подрастешь, Кристи. Я, как ты знаешь, терпелив.

– Сколько же времени мы потеряли! – Она чмокнула его в ухо. – Но сейчас я уже взрослая – мне уже восемнадцать, и я кончила школу.

Он сбросил скорость и свернул с автострады на проселок, ведущий к ранчо.

– И чем же ты собираешься заниматься?

– Как чем? Любить тебя, конечно. Эти слова, произнесенные тихим голосом и так обыденно, потрясли Джейсона до глубины души. Нога соскользнула с акселератора, машина замедлила ход. Через секунду он пришел в себя и выжал сцепление. Кристи снова положила голову ему на плечо. В полном молчании они проехали несколько миль, и Кристи стала подремывать, как вдруг Джейсон проговорил:

– Что ты думаешь, Кристи?

Она тряхнула головой, соображая, послышался ли ей этот вопрос. Они уже подъехали к ранчо Коулов. Джейсон выключил мотор, фары погасли.

– О чем ты, Джейс?

Он повернул ее к себе лицом.

– О нас с тобой. Что ты о нас думаешь? Джейсон сделал ударение на слове «нас».

Никогда в жизни Кристи не видела, чтобы он был так серьезен.

Она мягко улыбнулась, чувствуя свою власть над ним.

– А что бы тебе хотелось?

– Мне бы хотелось увезти тебя куда-нибудь подальше и любить так, чтобы ты вопила о помощи. – Странно, но голос его звучал мрачно.

Кристи кивнула.

– Отлично. Давай на следующей неделе? Джейсон выпрямился за рулем.

– Ты серьезно?

– Конечно. А ты что, шутишь? Я скажу Фрэнсин, что подруга пригласила меня на уикэнд.., а буду с тобой.

В темноте он не видел ее лица, но вполне представлял себе жизнерадостную мордашку и глаза, вспыхнувшие при одной мысли о том, что она удерет от брата и его жены.

– Хорошо, следующий уик-энд меня устраивает.

Кристи так давно и так сильно любила этого человека, что теперь уже не могла отступить.

– Так до встречи?

– Да, Кристи, и не сомневайся во мне, милая. – Он внезапно притянул ее к себе. Руль впился между ребер, но она не обратила на это внимания.

Поцелуй был долгим и жарким. Кристи больше ни секунды не сомневалась, что Джейсон испытывает к ней самую настоящую страсть. Она тихонько вскрикнула, только когда руль слишком сильно вдавился в бок, и это заставило его разжать объятия.

– Да, здесь не место, – сказал он прерывающимся голосом.

Кристи откинулась на сиденье, судорожно переводя дыхание. Господи, что же это с ней? Рядом Джейсон, она его любит, и он ее тоже! Это самое важное на свете, все остальное несущественно.

– Меня отпустят, милый, вот увидишь!

Так оно и вышло. Кристи мимоходом сказала Фрэнсин, что поедет к подруге в город, на что Фрэнсин с некоторым удовлетворением заметила, что «девочке наскучила сельская жизнь». Кристи сознательно воздержалась от комментариев.

Раньше Кристи никогда не лгала, и родные полностью ей доверяли. Кайл ничего не заподозрил, даже когда явился Джейсон и предложил подвезти ее в город.

Они проехали уже несколько миль, но Джейсон хранил молчание и хмуро смотрел на дорогу.

– Куда мы едем? – спросила наконец Кристи.

– В Нуэво-Ларедо.

– В Мексику?

Он быстро взглянул на нее и снова уставился вперед.

– Чем тебе не нравится Мексика?

– Да нет, все в порядке, просто я немного удивилась.

– А ты думала, я повезу тебя к себе, прямо под заботливое крылышко Молли? – сердито спросил Джейсон. Н-да, хорошенькое начало уик-энда!

– Извини, Джейс, я не подумала. С тобой хоть на край света.

Снова воцарилось молчание. Кристи досадливо наморщила носик. Не так виделись ей первые минуты вдвоем. Она, конечно, нервничала, впервые уезжая из дома на два дня с мужчиной, но ему-то, Джейсону, такое было не впервой. От этой мысли ей стало больно, и она постаралась отстать ее от себя. В двадцать восемь лет у него наверняка был опыт в подобных делах. Глупо воображать, что он до сих пор девственник.

Они пересекли границу Мексики. И тут удивление Кристи сменилось полнейшей озадаченностью: вместо того чтобы поискать какую-нибудь гостиницу, Джейсон затормозил перед казенного вида зданием.

– Где это мы?

Джейсон решительно произнес:

– Видишь ли, Кристи, я не намерен провести с тобой этот уик-энд украдкой где-нибудь в дешевом мотеле, а после как ни в чем не бывало возвратить домой брату. Может, ты этого и хотела, но я на такое не способен.

Сердце у Кристи камнем ухнуло вниз. Выходит, он не так уж и увлечен ею, просто захотел поразвлечься, посмотреть, что получится из ее затеи. Тогда зачем же он привез ее сюда? Так же твердо Джейсон продолжил:

– Сейчас мы войдем туда и поженимся. – Жестом он остановил Кристи, которая хотела что-то сказать. – И никаких возражений, черт побери Я люблю тебя и не могу лечь с тобой в постель, а потом вести себя так, будто ничего не произошло. Словом, мы поженимся, а когда вернемся, я все объясню Кайлу и Фрэнсин. Они, конечно, расстроятся, да и мне не очень по душе, что мы не предупредили их заранее… – он помедлил, коснулся рукой ее щеки, – но я слишком долго терпел и не в силах ждать свадебной церемонии с большим приемом.

Кристи порывисто бросилась ему на шею и, не обращая внимания на любопытные взгляды прохожих, осыпала его лицо быстрыми поцелуями.

– О Джейс! – захлебываясь от счастливого смеха, воскликнула она. – Мне и не снилось, что ты захочешь взять меня в жены, вот я и предложила стать твоей просто так, без регистрации брака. Я счастлива выйти за тебя, дурачок ты мой, я об этом мечтала всю жизнь!

Взявшись за руки, они вошли в здание.

– Все-таки я чувствую себя подлецом, – сквозь зубы пробормотал Джейсон.

– Правильно, ты и есть подлец. А вдобавок вор, укравший любимую сестричку у лучшего друга! – Она засмеялась, сжимая его ладонь.

Джейсон улыбнулся.

– Ничего подобного, я тебя умыкнул на время.

Уик-энд они провели в роскошном мексиканском отеле.

Кристи была невинной девушкой и ничего не смыслила в физической близости между мужчиной и женщиной. Понимая это, Джейсон вел себя деликатно и не проявлял нетерпения. Кристи оказалась хорошей ученицей, в ней быстро проснулись чувственные желания. И чем больше нежности и деликатности выказывал Джейсон, тем сильнее она проникалась к нему доверием.

Днем они бегали по рынку и по магазинам и с большим удовольствием восприняли здешний обычай отдыхать в полуденные часы, хотя отдых у них получался весьма относительный.

Они планировали выехать домой в воскресенье ранним утром, тогда будет достаточно времени, чтобы все объяснить Фрэнсин и Кайлу. Но всевозможные мелочи, как-то: принятие душа, одевание, упаковка нехитрого багажа в перерывах между поцелуями, изрядно их задержали, так что к ранчо они подъехали, когда было уже далеко за поддень.

Кристи нервничала. Да, она теперь замужняя женщина, но готова ли она к новой жизни? Что ждет ее в доме Джейсона?

Джейсон и Кристи вошли в гостиную и замерли на пороге. Кайл, растянувшись на тахте, смотрел телевизор, а Фрэнсин, на третьем месяце беременности, сидела в углу, склонившись над рукоделием – вязала приданое для малыша.

Первой заговорила Кристи.

– Кайл, Фрэнси.., мы хотим вам кое-что сказать…

Кайл повернулся, увидел их, вскочил с тахты и потянулся.

– Привет, Джейс, – улыбнулся он. – Я уж и не ждал тебя. Уехал в город подвезти Кристи – и пропал.

– Не совсем так, – протянул Джейсон, – мы и не расставались с твоей сестрой. Дело в том, что в эту пятницу мы с Кристи поженились.

Кайл застыл, словно его вдруг выключили: рука, протянутая Джейсону, повисла в воздухе, на губах дружеская улыбка.

Спицы вывалились из рук Фрэнсин и в наступившей тишине громко звякнули об пол.

– Кристи! – воскликнула она. – Ты не могла так поступить! – Вид у нее был настолько убитый, что Кристи на секунду стало ее жалко. Она подошла к невестке и порывисто обняла за плечи.

– Фрэнси, милая, дорогая, прости нас, мы не предупредили заранее, но до пятницы мы и думать об этом не думали. А потом вдруг… – Она погладила Фрэнсин по плечу. – Ну, не плачь, Фрэнси, пожалуйста, дорогая, не плачь. Ты же знаешь, я так этого хотела.

Кайл очнулся от ступора, выпрямился в полный рост, сразу став на несколько дюймов выше Джейсона, и медленно шагнул к другу.

– Что это значит, Джейс? Откуда такая спешка, тем более в столь серьезном деле? – Пронизывающим взглядом он сверлил друга в ожидании ответа.

Кристи увидела, как краска отхлынула от лица Джейсона, и поспешила ему на помощь.

Джейсон был не из тех, кто оправдывается, но сейчас перед ним стоял лучший друг.

– Кайл, не думай о нас плохо, ничего такого не было, ты же меня знаешь!

– Верно, я думал, что знаю тебя. Но тот Джейсон Макалистер, которого я знал до сих пор, никогда бы не увез мою сестру, не сказав мне ни слова!

Таким Кристи не видела брата с того страшного дня, когда они узнали о гибели родителей.

Кристи бросилась к Кайлу.

– Пожалуйста, Кайл, улыбнись, прошу тебя! Я не вынесу этого! Я люблю Джейсона, и это ни для кого не новость. Да, решение пожениться было импульсивным, но мы ведь все равно были бы вместе, так или иначе. Никого, кроме Джейсона, мне в этой жизни не нужно, я всегда его любила, но мне надо было немного повзрослеть, чтобы он увидел во мне женщину.

– Как я понимаю, у него это получилось. – Губы Кайла скривились в усмешке. Он нацелил палец в грудь Джейсона. – Что же, мне остается принять тебя в семью, что звучит несколько смешно, если учесть, что ты всегда был для нас как родной. – Мужчины, не отводя друг от друга глаз, обменялись рукопожатием.

Женщины меж тем подобрали с полу спицы и пряжу.

– Господи, Кристи, у меня были такие планы насчет тебя… – причитала Фрэнсин. – Я ведь послала твои фотографии в Нью-Йорк и связалась с агентом, который согласился устроить тебя в школу фотомоделей!

Джейсон и Кристи одновременно повернулись к ней.

– О чем ты говоришь, Фрэнси? – первым опомнился Джейсон.

– Несколько недель назад я возила Кристи в Даллас, и ее там сфотографировали. Так вот, большие специалисты в шоу-бизнесе находят, что она бесподобна – цвет волос, матовая кожа… А уж глаза! Я не стала ничего ей говорить, пока агент не даст письменный ответ или не позвонит лично.

Взгляд Джейсона затвердел. Он посмотрел на Кристи.

– Я и не знал, что ты хочешь стать моделью, ты никогда мне об этом не говорила.

За секунду нежный, любящий муж превратился в холодного, отчужденного человека. Кристи ужаснулась. Она подошла к нему и, обняв за талию, заглянула в лицо.

– Я и не собиралась, Джейсон. Поверь, я впервые об этом слышу!

– Но ты позировала фотографу.

– Фрэнси сказала, что хочет сделать несколько моих снимков на память. Я понятия не имела, что она куда-то их пошлет.

– Это правда, Джейсон, – вмешалась Фрэнсин. – Идея была целиком моя. Я давно поняла, что девочка способна достичь значительно большего, чем всю жизнь горбатиться на ранчо. – Она смотрела на новоиспеченного зятя прямо, давая понять, что отступать не собирается.

Возникшее в комнате напряжение разрядила Кристи. Она звонко чмокнула Джейсона в шею.

– Джейс, мне нужен только ты. По-моему, я это доказала вполне.

Ура, победила! Мышцы Джейсона расслабились, глаза потеплели, в их янтарной глубине замерцало желание. Нет, все-таки трудно привыкнуть к ощущению, что этот сильный человек в твоей власти!

– Как бы то ни было, Кристи, менять что-то уже поздно. Ты теперь моя жена. Ты сказала, что хотела этого всю жизнь, и я поверил тебе. – Джейсон обвил рукой ее хрупкие плечи и жестом собственника прижал к себе. И он, и Кристи были полностью поглощены друг другом, словно и не замечая Кайла и Фрэнсин. – Ступай к себе, собери вещи. Нам пора домой.

В ближайшие недели Кристи очень редко виделась с братом и Фрэнсин, старательно входя в роль жены Джейсона и хозяйки нового дома. Хотя сама прекрасно готовила, она уговорила Молли остаться у них экономкой, потому что ей, дескать, еще многому надо научиться. Довольная толстушка не дала себя долго упрашивать и начала постепенно вводить ее в курс дел по дому.

Однажды утром раздался телефонный звонок.

– Я говорю с Кристи Коул? Кристи, не успевшая еще привыкнуть к новой фамилии, быстро ответила:

– Да.

– Кристи, это Джонатан Сигал. Я только что говорил с вашей невесткой, и она любезно дала мне номер вашего телефона.

Какой еще Джонатан Сигал?

– Боюсь, я не совсем вас понимаю, мистер Сигал. Зачем я вам понадобилась?

Сквозь помехи междугородной линии послышался довольный смешок.

– Миссис Коул сказала, что это она послала мне ваши фотографии, хотя мне-то совершенно без разницы, кто именно их послал. А понадобились вы мне вот зачем: хотел сообщить, что, если вы приедете в Нью-Йорк, я помогу вам стать супермоделью. И очень скоро ваше личико будет украшать обложки всех иллюстрированных журналов нашей страны. – Он опять засмеялся.

А-а, ясно! Это тот самый агент, о котором тогда говорила Фрэнсин.

– Простите, мистер Сигал, но моя невестка наверняка сказала вам, что я недавно вышла замуж. И карьера фотомодели меня сейчас нисколько не интересует.

На том конце линии немного помолчали, потом до нее донесся вздох.

– Понятно. – Пауза. – Какая жалость! Право, вы самая фотогеничная женщина из всех, чьи фото я просмотрел за последнее время. К вашему лицу и фигуре просто невозможно придраться, ничего, ну просто совершенно ничего лишнего. С вашей внешностью и моими связями мы бы горы своротили, вы бы за несколько лет стали самой высокооплачиваемой фотомоделью.

На мгновение в мозгу Кристи пронеслись яркие видения огромного, шумного, праздничного Нью-Йорка и сверкающих огнями фотостудий. Неужели это возможно? Но тут же перед ее внутренним взором возникло лицо Джейсона. Она улыбнулась.

– Я высоко ценю ваш интерес к моей скромной персоне, но у меня сейчас иное предназначение.

По проводам снова долетел протяжный вздох.

– Ну ладно, что ж поделаешь… Но, Кристи, если вы вдруг передумаете, немедленно дайте мне знать.

– Обязательно, мистер Сигал, – засмеялась она. – Если мне придет в голову стать богатой и знаменитой, вы узнаете об этом первым.

– Вот вы сейчас шутите, дружочек, а я именно тот, кто может дать вам это. Не забывайте о моем предложении.

Время шло, и Кристи начисто забыла об этом звонке. В ее замужней жизни возникли некоторые трудности. Джейсон теперь частенько пропадал по делам, не посвящая в них свою молодую жену.

Однажды глубокой ночью Кристи еще не спала, когда Джейсон наконец тихонько юркнул под одеяло. Было два часа ночи, и Кристи совершенно извелась, представляя себе мужа то в объятиях другой женщины, то в обломках разбитого автомобиля, то в веселой компании дружков, подливающих ему спиртное. Она твердо решила не подавать виду, что не спит, но все же не выдержала и спросила:

– Где ты был?

Куда только подевалась ее гордость?

Джейсон притянул ее к себе и обнял за плечи.

– У меня была важная встреча, милая. К сожалению, она затянулась. Я хотел позвонить, но боялся разбудить тебя.

Он нежно поцеловал ее в шею за ухом.

– За ужином ты ничего не говорил ни о какой важной встрече, – пробормотала она, как всегда попадая во власть его рук и губ, заставляющих забыть все тревоги и огорчения.

– Тогда я и сам не знал, мне позвонили позже.

– А что за встреча, Джейс? Что в ней такого важного, что ты сломя голову бросился из дома? – Она увернулась от его поцелуя и услышала легкий вздох.

– Извини, Кристи, но я не хочу обсуждать эту тему, и пусть этот вопрос не будет вставать между нами. – Говорил он нежно, голос обволакивал, заставляя забыть обо всем на свете.

И все-таки эти его «важные встречи» встали между ними. Проходили месяцы, и отлучки Джейсона участились, теперь он иной раз отсутствовал и день, и два, и три. Правда, он предупреждал Кристи заранее и просил Нэйта и Молли побыть с ней, чтобы она не скучала, не чувствовала себя покинутой. Но Кристи становилась все грустнее, все больше ощущала свое одиночество. Почему любимый стал таким замкнутым, почему не делится с ней своими заботами? Может, по-прежнему считает ее маленькой девочкой, не способной ничего понять? Или же просто уверен, что стоит ему переступить порог – и она тут же простит его и, как всегда, упадет к нему на грудь?

Быть может, Кристи так и примирилась бы со своим существованием, если бы не случилось непоправимое – она потеряла ребенка. Как она была счастлива, узнав, что забеременела Совсем недавно разрешилась от бремени Фрэнсин, дав жизнь Кэвину, своему первенцу, и Кристи радостно думала, что их дети будут почти ровесниками. Джейсон носился с ней, как будто она была сделана из драгоценного хрупкого фарфора. Жизнь для Кристи обрела новый смысл. Но своих вылазок из дома Джейсон не прекратил и по-прежнему ничего не рассказывал ей о своих делах.

Кристи была на третьем месяце, когда, проснувшись посреди ночи, почувствовала, что случилось что-то ужасное, непоправимое. Джейсона радом не было. Она рывком включила настольную лампу, потянулась к телефону, набрала номер брата. Через полчаса в спальню ворвались Кайл и Фрэнсин и увезли ее в больницу.

Мало что из этой жуткой ночи осталось в ее памяти, она почти все время была без сознания, но следующее утро она помнила с точностью до мгновения. Седовласый врач сострадательным голосом объявил ей, что у нее случился выкидыш.

– Видите ли, Кристи, дело в том, что операция не обошлась без осложнений. Увы, такое бывает. – У него были грустные глаза человека, которого жизнь научила, что не всегда и не все кончается благополучно. – Возможно, у вас никогда не будет детей, хотя это покажет только время.

Кристи видела, как шевелятся его губы, слышала негромкий голос, но рассудок отказывался осознать смысл сказанного.

– Нет! Не может быть! Мы с мужем хотим иметь много детей, большую семью… Он был единственным ребенком, и это его угнетало… У нас будет много детей, доктор! – Она схватила врача за руку и с силой сжала ее, словно стараясь убедить, что все будет именно так. Доктор кивнул.

– Да, Кристи, конечно, шансы есть, не надо отчаиваться. Я только хотел предупредить на случай, если…

Кристи горько разрыдалась. Доктор несколько часов просидел у ее постели, ласково поглаживая по руке, а она все плакала и плакала над потерянным ребенком и над теми, которым не суждено родиться. Она была очень благодарна врачу, но больше всего на свете ей сейчас был нужен Джейсон.

А его не было…

Только поздно вечером, когда часы посещений давно закончились, он на цыпочках вошел в палату.

Кристи лежала в полумраке, глядя на причудливые тени, которые отбрасывали на стену колышущиеся от легкого ветерка шторы. Услышав шаги, она медленно повернула голову. Джейсон молча опустился на колени перед кроватью, обнял жену своими большими руками и положил голову ей на грудь. Кристи, тоже молча, погладила его по светлым волосам, тонкими пальцами перебирая непослушные пряди.

Когда Джейсон наконец поднял голову, в его глазах блестели слезы. Он нежно поцеловал ее в губы и прошептал:

– Мне так жаль, Кристи.

– Я знаю, – тихо сказала Кристи. Как хорошо, что он рядом, думала она, хотя и понимала, что скоро муж опять исчезнет.

– Что говорит доктор? Когда можно забрать тебя отсюда?

– Завтра утром. Меня пока держат под наблюдением, чтобы убедиться, что кровотечение не начнется снова.

Джейсон хотел что-то сказать, но голос сорвался. Он прокашлялся.

– Мне нельзя было оставлять тебя одну. На это ей нечего было возразить. Миновало несколько однообразных недель. Кристи стала молчалива, замкнулась в себе, мысли были заняты потерей ребенка и противоречивыми чувствами к Джейсону. Он любил и желал ее по-прежнему, но сама она была вконец раздавлена сложностями взрослой жизни, тяжелым грузом придавившей ей плечи.

Однажды, когда Джейсона, как всегда, не было дома, Кристи вспомнила о предложении Джонатана Сигала. Она долго думала о Джейсоне и пришла к выводу, что жена ему в общем-то не нужна, особенно такая, которая не сможет дать ему то, чего он так страстно хочет, – большую, шумную, дружную семью. Если она уедет, он сможет развестись с ней и жениться снова. Погруженная в глубокую депрессию, Кристи решила, что стала ему обузой.

В таком состоянии она по телефону связалась с Сигалом, и тот сразу же обещал сделать все возможное, чтобы устроить ее в самую престижную школу фотомоделей. От нее требовалось одно – сообщить о дне приезда.

Когда Кристи объявила мужу о своем решении, он ни слова не сказал против, только кровь разом отхлынула от лица, словно его облили белой краской. В глубине души она ждала, что Джейсон попросит ее остаться, но он промолчал. И она уехала.

Кристи перебралась в Нью-Йорк и, по-прежнему замкнутая в скорлупке своего горя, начала учиться. Ей пришлось сесть на жесткую диету, соблюдать строгий режим дня, привыкнуть четко расписывать каждую минуту. Это отвлекало от тяжелых раздумий и потому вполне ее устраивало.

Грусть, затаившаяся в изумрудных глазах, придавала ее облику немного испуганное, загнанное выражение. Джонатан говорил, что любой мужчина, видевший ее фотографии, был бы счастлив зажечь радостью эти прекрасные глаза. Очень скоро Кристи приобрела большую популярность, и это было очень кстати: чем больше работы, тем меньше времени остается на воспоминания.

На первый взгляд она жила насыщенной жизнью. Научилась непринужденно чувствовать себя в окружении самых изысканных светских знаменитостей и сильных мира сего. Но разного рода предложения и комплименты, которыми одолевали ее мужчины, оставляли ее равнодушной, потому что все ее чувства были далеко-далеко отсюда – в Техасе.

С годами боль приутихла, Кристи выкарабкалась из своей раковины, ожила. Сейчас ей было уже трудно припомнить, когда именно она решила попросить у Джейсона развод. Фрэнсин писала ей каждую неделю и буквально умоляла приехать в Техас, повидать подросшего Кэвина и его маленькую сестричку Кэри, но Кристи никак не могла собраться с силами и сделать этот шаг. Только когда адвокат сообщил об упорном нежелании Джейсона идти на контакт и предложил ей лично встретиться с мужем и обсудить условия развода, она поняла, что другого выхода нет, надо ехать домой.

Причин уклоняться от встречи у Джейсона не было, ведь она не требует ничего невозможного, просто хочет получить свободу.

Но в это свежее весеннее утро, подъезжая к ранчо брата и вспоминая свою жизнь с Джейсоном и особенно минувшую ночь, Кристи начала сомневаться, сумеет ли она когда-нибудь вырваться на свободу.

Глава 3

Кристи ехала по извилистой дороге к ранчо, невольно отмечая перемены, происшедшие за годы ее отсутствия. Как же она соскучилась по отчему дому, как часто он снился ей!

Минувшая ночь показала, что Джейсон до сих пор держит ее в своих цепких объятиях, не выпускает из магического круга. Главное – не показывать ему этого, иначе спасения нет.

Не успела она затормозить у дома, как дверь с грохотом распахнулась и два очаровательных малыша кубарем скатились по ступенькам крыльца. Словно гигантская рука стиснула сердце Кристи, но боль тут же отступила. Вот она и вернулась в сегодняшний день.

Ребятишки вихрем метнулись к ней, но вдруг в смущении замерли на полпути, не зная, видимо, как их встретит незнакомая пока тетушка.

Сразу видно, настоящие Коулы, подумала Кристи. Кэвин, высокий для своих неполных шести лет, гибкий, очень похожий на отца, выжидательно смотрел на нее смышлеными глазенками. Четырехлетняя Кэри определенно будет красавицей, уже теперь в ней чувствовалась фамильная стать. У обоих темные с рыжинкой волосы, смоляных локонов Фрэнсин не было и в помине.

Дети внимательно наблюдали, как Кристи проворно выбралась из машины и, склонив голову, встала у открытой дверцы. Она улыбнулась и ласково спросила:

– Ну-ка, кто поможет внести в дом вещи, а? Они словно только этого и ждали. Подбежав к автомобилю, Кэвин забрал у Кристи ключи и пошел к багажнику, а Кэри взяла с переднего сиденья сумочку с ночной рубашкой и гордо стала рядом.

С крыльца сбежала Фрэнсин, обняла золовку.

– О Кристи, как я рада тебя видеть! – Она смахнула слезинку. – Как хорошо, что ты приехала!

Кристи весело рассмеялась, совсем как в старые добрые времена.

– Я тоже рада, Фрэнси, дорогая. – Она в свою очередь обняла невестку. – Я так по тебе соскучилась! И наконец-то увидела твоих малышей наяву. В жизни они гораздо красивее, чем на карточках. Этакие непоседы.

– Это уж точно. Представляешь, чего мне стоило заставить их усидеть перед фотокамерой!

Они направились к дому. Дети замыкали шествие.

– Ты не жалеешь, что продолжила традицию нашей семьи и дала им имена, начинающиеся с "К"? – улыбаясь, спросила Кристи.

– Конечно, нет, правда, поначалу немного путалась. Называла Кэвина Кэри, и он очень обижался, так что пришлось поднапрячься. Сейчас-то я уже привыкла.

– Просто они родились сразу друг за другом. Со мной и Кайлом такие проблемы не возникали, Мама успела привыкнуть к его имени, пока меня не было на свете.

Они вошли в дом через боковую дверь, ведущую на кухню.

– Ой, Фрэнси, как красиво! Когда же ты сделала такой ремонт?

Невестка зарделась от удовольствия.

– Если честно, когда ты подъехала, я как раз вешала занавески, потому и вышла не сразу.

Насколько Кристи помнила, кухня, где по вечерам собиралась вся семья, была очень уютная, но не слишком элегантная. Теперь же стены украсились новыми обоями в красно-белую полоску, такой же расцветки занавески висели на окне, дверцы шкафчиков с кухонной утварью выкрашены под орех, а их верхние панели – в тон обоев и занавесок.

– Да ты настоящая волшебница! – воскликнула Кристи, подошла к окну и выглянула во двор. – А где Кайл? Занят на ранчо?

– Да, но скоро приедет обедать. Вот он обрадуется! По телефону ты не называла точной даты приезда, и мы не знали, когда тебя ждать.

– Понимаешь, я давно уже разучилась нормально отдыхать и не хотела ставить себя в жесткие рамки, их у меня и так хватает.

Она открыла дверцу нового большого холодильника, достала кувшин, ни секунды не сомневаясь, что там именно охлажденный чай, и налила полный стакан.

– А Кайл как отнесся к моему возвращению?

Фрэнсин поставила на стол блюдо с домашним печеньем, жестом пригласила Кристи присесть и ответила:

– Если процитировать твоего брата дословно, то он сказал так. – Она понизила голос и протянула:

– «Давно-о пора-а».

Обе рассмеялись.

Кристи села, взяла печенье. Она и не думала, что соскучилась по этим вкусным вещам, которые печет Фрэнсин. Но следующая фраза невестки буквально заставила ее подпрыгнуть.

– Сегодня к ужину приедет Джейсон. – Фрэнсин внимательно посмотрела на Кристи и добавила:

– Хотя, может, ты не хочешь его видеть? Тогда я ему позвоню.

При упоминании имени Джейсона сердце Кристи бешено заколотилось. Усилием воли она взяла себя в руки. Ей же не восемнадцать, в конце концов, уже двадцать пять лет, не маленькая! Она давно научилась сохранять в затруднительных положениях внешнее спокойствие.

– Нет-нет, дорогая, я вовсе не против. – Кристи выдавила улыбку. – Рано или поздно нам все равно придется встретиться. – Она выкинула из памяти воспоминания о минувшей ночи. – Только вот не знаю, как он воспримет мое появление.

Фрэнсин задумчиво вглядывалась в безупречно красивое лицо этой самоуверенной молодой женщины, пытаясь разглядеть в ней былую неопытную, доверчивую девочку. В ее нынешней красоте сквозило что-то нереальное, неземное. Да, не из такого теста лепились жены простых фермеров со здешних ранчо.

– Джейсон сказал, ты прислала ему бумаги на развод.

– Неужели сказал? – ровным голосом произнесла Кристи.

– Да. – Фрэнсин помедлила, не зная, как себя вести с этой новой Кристи, и опасаясь совершить новый промах. – Понимаешь, Кристи… – Она облизнула пересохшие вдруг губы. – Когда ты уехала, я дала себе слово не вмешиваться в ваши дела, я и без того внесла в них сумятицу, когда связалась с Джонатаном Сигалом…

– Ты правильно сделала, – перебила ее Кристи. – Никакой сумятицы, наоборот, ты мне очень помогла, а я даже толком не поблагодарила тебя.

– Нет, все равно я не имела никакого права так бесцеремонно лезть в вашу жизнь. И все эти годы я предпочитала молчать.., до сегодняшнего дня. Мне кажется, девочка, тебе надо кое-что узнать. Ни Кайл, ни Джейсон тебе этого не скажут.

Кристи невольно напряглась, понимая, что ничего приятного сейчас не услышит, но уйти от разговора было невозможно.

– Говори, Фрэнси.

– Я не знаю и не хочу знать, почему ты оставила Джейсона. Тебе тогда было очень нелегко, и, вероятно, самым разумным было срочно сменить обстановку, уехать в Нью-Йорк, увидеть мир и узнать, чего ты стоишь. По крайней мере я сама этого хотела… Да, ты залечила свои раны, забыла о терзающей тебя боли. Но… – Она склонилась ближе к Кристи. – Но подумала ли ты о Джейсоне и о его боли?

Кристи сжала в руке стакан, глядя на плавающие в чае льдинки, потом сделала большой глоток и поставила стакан на стол.

– Конечно, я причинила ему боль своим отъездом, Фрэнси, но он и не подумал меня остановить.

На мгновение в глазах Фрэнсин вспыхнул гнев, она отвела взгляд и покачала головой.

– Ты так и не поняла его.

– Что ты хочешь этим сказать?

– Джейсон Макалистер никогда ни в чем не мог тебе отказать. Поэтому ему в голову не пришло отговаривать тебя, раз ты решила стать моделью в Нью-Йорке.

– Но он мог хотя бы сказать, что думает по этому поводу, а он промолчал. После того как мы потеряли ребенка, он вообще почти не разговаривал со мной. – Кристи бессознательно двигала стакан кругами по столу, наблюдая, как вихрится чай.

– Дорогая, ты мучительно переживала потерю ребенка, это все понимают, но почему ты думаешь, что это было только твое горе? Джейсон страдал не меньше, чем ты. К тому же он не мог простить себе, что его не было рядом с тобой в ту ночь, словно в его власти было предотвратить несчастье. – Фрэнсин помолчала, подбирая слова. – А вдобавок он лишился и горячо любимой жены. Ты так хотела, и он не стал вмешиваться в твою жизнь, решил, что тебе с ним плохо.

Противоречивые чувства переполняли Кристи, она встала и подошла к окну.

– Почему же в таком случае он не соглашается на развод? – спросила она, стоя спиной к Фрэнсин, словно боясь встретиться с ней взглядом.

– Может быть, он ждет, что ты сама попросишь его об этом. Лично.

Кристи резко повернулась к ней.

– Именно так я и собираюсь поступить. Надеюсь, ты догадалась, что я приехала не только ради отдыха.

Фрэнсин медленно, опираясь на столешницу, как усталая пожилая женщина, поднялась из-за стола.

– Да, догадалась. – Она взглянула на хрупкую фигурку у окна. – Я задам тебе еще один вопрос, Кристи, причем вовсе не требую ответа. Ты должна ответить на него самой себе. Так вот, ты уверена, что честно поступила с Джейсоном? Подумай об этом. – Она отнесла посуду в мойку и уже мягче продолжала:

– Больше я не стану надоедать тебе поучениями, так что не напрягайся. Я хочу, чтобы ты хорошенько отдохнула, и не жду от тебя никаких оправданий. – Подойдя к Кристи, она обняла ее за плечи. – Идем, дорогая, я покажу тебе твою комнату. – Она первой вышла в коридор, на ходу поясняя:

– Когда ты уехала, я переделала твою комнату в гостевую, так что тебе там будет очень удобно.

Раньше комната Кристи больше всего смахивала на кладовку: кругом незаконченные эскизы и вышивки, да еще гладильная доска и швейная машинка. Теперь с ней произошла разительная перемена.

Стены были выкрашены желтоватой краской, напомнившей Кристи цвет неба, едва тронутого первыми лучами солнца. Белые кружевные гардины мягко колыхались на двух широких окнах, выходящих в цветущий сад, в который Фрэнсин вложила столько сил. Белая с золотом мебель придавала комнате уютный вид. Кристи подошла к кровати с пологом на четырех столбиках и провела рукой по голубому узорному покрывалу.

– Фрэнсин, дорогая, ты зарыла в землю свой талант, наверняка могла бы стать знаменитым декоратором. Загляденье, а не комната!

Щеки Фрэнсин порозовели от удовольствия.

– Ты преувеличиваешь, но все равно мне приятно, что тебе понравилось. В Нью-Йорке вряд ли оценили бы мой, как ты говоришь, талант, но, оформляя эту комнату, я думала о тебе, особенно когда подбирала ковер.

Кристи уже успела сбросить туфли. Босой ногой она провела по мягкому ворсу роскошного темно-синего ковра.

– Мой любимый цвет. Спасибо, Фрэнсин, ты помнишь такие мелочи! – Только сейчас она поняла, что безумно устала. – Если ты не возражаешь, я бы не прочь немного отдохнуть.

Ну конечно. Кайл приедет только через час.

– Если я засну, разбуди меня, когда он появится.

Фрэнсин рассмеялась.

– Не волнуйся, девочка, сама проснешься. Стоит ему увидеть возле дома твою машину, здесь такое начнется! Почище ежегодного праздника ковбоев! И мертвый проснется! – Она посмотрела в окно. – Между прочим, у тебя потрясающая машина, девочка!

Кристи с наслаждением вытянулась на кровати.

– Да, мне тоже нравится. Когда хочется незаметно улизнуть из города, она становится моим ковром-самолетом, никто не может за мной угнаться.

По пути к двери Фрэнсин задержалась у кровати и погладила Кристи по плечу.

– Я тебя хорошо понимаю, тебе необходим такой ковер-самолет, но, куда бы он тебя ни уносил от нью-йоркской суеты, помни: нет ничего лучше родного дома!

Рокочущий бас брата разбудил Кристи, хотя спала она очень крепко.

– Это кто же у нас там наверху? Что за сказочная принцесса нас посетила? Неужто Златовласка?

Тяжелый топот по лестнице – и вот уже возле кровати стоит улыбающийся Кайл, а по обе стороны от него – Кэвин и Кэри.

– Какая же она Златовласка, папа! – хихикнула девочка. – У Златовласки волосы желтые, а не рыжие! – Голубые глазенки весело стрельнули в сторону отца.

– Гм. – Кайл в притворном раздумье потер подбородок. – Да, дочка, ты права. Так кто же эта прелестная незнакомка? – Смеющимися глазами он смотрел на сестру, но лицо оставалось серьезным.

Кэвин рассудительно произнес:

– Папа, это тетя Кристи. Ведь мама только что сказала тебе, что она приехала.

Кристи села на кровати и улыбнулась.

– Правильно, Кэвин. По-моему, твой папа притворяется.

– Притворяюсь? – обиженно воскликнул Кайл. – Так-то ты разговариваешь со старшим братом? – Он плюхнулся рядом и притянул ее к себе. Потом легонько отстранил, посмотрел в лицо и хрипловато проговорил:

– Добро пожаловать домой, детка, мы тебя заждались.

Кристи прижалась к брату, опустила голову ему на плечо.

– Мне так хорошо, Кайл. Ты прав, давно надо было приехать.

– Вот и отлично, нам всегда удавалось найти общий язык. – Он поднялся и та руки потянул ее к себе. – Пойдем, сестричка, обед давно на столе, а я умираю с голоду.

Они в обнимку вышли на лестничную площадку, детишки выкатились следом. Кайл совершенно не изменился, даже стал еще привлекательней. Чуть пополнел, но при его росте это было неопасно. Мимические морщинки, лучиками разбегавшиеся от уголков глаз, говорили о том, что он прожил эти годы счастливо и без особых хлопот. Кристи прижалась к нему.

– Ты прекрасно выглядишь, Кайл, прямо киношный сердцеед! Голову даю на отсечение – Фрэнсин держит в доме увесистую палку, чтобы отгонять от тебя поклонниц!

Он усмехнулся, обнял ее за талию и повел вниз.

– Ишь какая догадливая! Но вернемся на грешную землю. По-моему, ты страшно похудела, просто кожа да кости, уж не обижайся.

– В Нью-Йорке это называется иначе. – Она приняла картинную позу. – Видишь, я сама гибкость, изящество и привлекательность! – На лице появилось чувственно-неприступное выражение. – Вот так, теперь дошло, мужлан ты этакий?

– Ну, может, по нью-йоркским меркам это и привлекательно, а я вот нахожу, что вид у тебя болезненный. Мои новорожденные телята выглядят гораздо здоровее.

Она обиженно надулась, и Кайл расхохотался. Кристи не выдержала и тоже прыснула.

Так они и уселись за стол.

– Все по-старому, – заметила Фрэнсин. – Как раньше, знай подкалываете друг друга, словно без остановки тренировались все эти пять лет.

Да, все по-старому, только теперь за столом сидели двое очаровательных сорванцов. Кристи было приятно наблюдать, с какой гордостью смотрят на своих малышей Кайл и Фрэнсин. Их лица сияли. Кайл без тени раздражения отвечал на бесчисленные вопросы маленького Кэвина, а Фрэнсин, беседуя с Кристи, не забывала подкладывать Кэри лакомые кусочки.

– Ты позвонила Джейсону? – обратился Кайл к жене. – Он уже знает, что Кристи вернулась?

Кристи вздрогнула. С замиранием сердца она ждала, что ответит невестка.

– Нет, я как-то не подумала об этом. – Фрэнсин подняла на него глаза и нахмурилась. – Считаешь, надо было позвонить?

Во взглядах, которыми они обменялись, сквозила тревога за Джейсона. Может, Фрэнсин права? Кристи с головой ушла в собственное горе, совершенно не принимая во внимание, что он тоже страдает… Она напряженно смотрела в тарелку, теперь уже ожидая ответа Кайла.

– Да нет. Он предупредил, что, наверно, не поспеет сегодня к ужину и чтобы мы его не ждали, если он не явится до половины седьмого. Так что торопиться незачем, завтра обо всем узнает.

Кристи подняла на брата умоляющие глаза, и он, поняв, что разговор ей неприятен, сменил тему. Кристи облегченно вздохнула.

Интересно, знает ли Кайл, что его друг пьет? Сейчас говорить об этом было бессмысленно. А может, Джейсон запил из-за нее? Но он всегда был такой сильный, волевой. Ей в голову не приходило, что у него могут быть какие-то слабости, нет, вряд ли ее отсутствие повлияло на него столь ужасным образом. И все же, прежде чем встречаться с ним, Кристи многое надо было обдумать…

После обеда Кайл оседлал коней, и они вместе объехали ранчо. Кайл с гордостью показы вал все, что уже успел сделать, и объяснял свои замыслы по усовершенствованию конюшен и коровников. По всему было видно, что он очень доволен жизнью.

Он подробно расспрашивал ее о работе в Нью-Йорке, о друзьях и о том, счастлива ли она. О Джейсоне не было сказано ни слова. Как бы Кайл ни относился к разрыву их отношений, он твердо решил держать свое мнение при себе.

На берегу небольшого ручья Кайл натянул поводья, спешился и помог ей слезть с коня.

Хотя в Нью-Йорке Кристи старалась как можно чаще посещать манеж, с непривычки у нее болели все мышцы – слишком долгой была эта конная прогулка. Вот как быстро отвыкаешь от того, что раньше так любила, с грустью подумала она, растирая затекшую поясницу.

– Ты надолго к нам? – спросил Кайл, шагая за ней к поросшей молодой травой полянке. Они уселись рядышком, плечом к плечу.

– Я свободна от съемок до первого июня, но не уверена, смогу ли так долго оставаться у вас.

– Это почему же?

Кристи охватило раздражение. Неужели и так не ясно?

– Что значит – почему? До июня целых два месяца, так долго гостить не принято.

Кайл лениво растянулся подле нее во весь рост.

– Глупости и предрассудки. Или ты хочешь сказать, что тебе с нами скучно?

– Конечно, нет. Скорее, я сама вам надоем. Кайл с любовью смотрел на сестру и думал о том, как прекрасно, что Кристи дома, и как хочется руками развести все ее беды, но это, увы, невозможно. Это ее жизнь, и она сама должна отвечать за свои поступки. Брат и сестра помолчали, наслаждаясь предзакатной тишиной, затем Кайл сел и, глядя на холмы вдали, сказал:

– Пора возвращаться, детка. Для первого дня ты и так слишком много времени провела в седле, это тебе еще аукнется. Завтра костей с постели не соберешь.

– Я-то думала, ты из вежливости промолчишь об этом, – простонала Кристи, с трудом поднимаясь на ноги. – А ты, братик, как всегда, бесцеремонно груб со своей единственной сестрой!

Перебрасываясь шутками, они пустили коней шагом. Кристи мечтала только о горячей ванне. Добро пожаловать домой, с мрачным юмором подумала она, туг я быстро приду в норму!

Усталый, вконец измученный Джейсон подъехал к дому Коулов, когда уже стемнело. Все в этот день валилось из рук, все шло не так, как хотелось. Работники обнаружили, что в одном из загонов завалилась ограда, потом он вместе с ними гонялся по степи, разыскивая коров, загонял их назад, чинил ограду. При этом один из парней сильно поранил руку колючей проволокой, и он возил его к врачу. И все это на фоне ужасающей похмельной головной боли!

Хуже того, весь день его преследовали воспоминания о годах, прожитых без Кристи. Он тогда совсем лишился сна, ночи напролет бродил по опустевшему дому, ломая голову, что же теперь делать. Конечно, он сам виноват, все произошло исключительно по его собственной глупости. Стараясь оградить любимую от неприятностей, он держал в тайне причины своих частых отлучек. Объяснять что-либо после ее отъезда было уже слишком поздно.

Через некоторое время он установил, что, если напиться до бесчувствия, до полного забвения, сон приходит почти мгновенно, и – пристрастился к бутылке. Так продолжалось до тех пор, пока однажды вечером к нему не ворвался Кайл и не устроил ему грандиозный разнос. Ему удалось вывести Джейсона из полубессознательного состояния, тот внезапно отрезвел и даже полез в драку, что очень обрадовало Кайла.

Таким образом Джейсон бросил пить и понемногу примирился с безысходностью одинокого существования. Так и жил – до вчерашнего вечера. Что же произошло с ним вчера?

Он с отвращением потряс головой и, обогнув дом, остановился как вкопанный перед огненно-красным «триумфом» с нью-йоркскими номерами.

– Боже! – прошептал он, уставившись на изящную машину. Кристи! Это была Кристи! Значит, как бы он ни был пьян, сознание все-таки не подвело, иначе он не пошел бы за той женщиной.

Весь день он старательно гнал воспоминания о ночных происшествиях, но сейчас ему до дрожи захотелось оживить в памяти мельчайшие подробности.

План сработал – ему удалось выманить ее из Нью-Йорка, а он уж и надеяться перестал. Джейсон устало улыбнулся. Она хочет развестись? Дудки! С мыслями о разводе так не отдаются! Она все еще любит его!

Думала ли она о том, как закончится вечер? Вряд ли. Танцуя с ним, она вела себя слишком отчужденно. Он явственно ощутил ее тело, безучастно покачивающееся под звуки томного танго.

Она вернулась, теперь отступать от задуманного нельзя. Придя к выводу, что Кристи не забыла его и сохранила еще какие-то чувства, Джейсон воодушевился. На это он даже не рассчитывал, хотел снова завоевать ее расположение.

С того самого дня, когда ее мать положила ему на руки крохотный запеленатый сверток, Кристи принадлежала ему. И он никому ее не отдаст!

Кристи блаженно нежилась в горячей ванне. Натруженные мышцы расслабились, чего нельзя было сказать о совести. Снова и снова Кристи прокручивала в голове свое бегство от мужа и поведение за эти пять минувших лет, но теперь уже видела это глазами Джейсона и своих родных. И чем больше она думала об этом, тем беспощаднее осуждала себя. Какая же она эгоистка! Как можно было так поступить с дорогими ей людьми!

Что же теперь? Да ничего. Джейсон всколыхнул в ней былые чувства, заставил понять, что никуда ей не деться от любви к нему, и все же ничего путного из их брака не выйдет. Слишком поздно. Она изменилась, их больше ничего не связывает. При встрече нужно убедить Джейсона в необходимости развода. Только не поддаваться его обаянию!

Она вылезла из ванны, надела светло-коричневый восточный халат, свободными складками льющийся по стройным длинным ногам, подобрала лентой роскошные волосы, рассыпавшиеся по плечам, и пошла вниз. Спустившись на две ступеньки, она замерла, услышав голос Джейсона.

– Чья это там машина, Фрэнси? Смотрится довольно неуместно рядом с тракторами, пикапами и джипами, тебе не кажется? – Говорил он спокойно, даже весело.

– О, Джейс, привет! – А вот у Фрэнсин голос звучал нервозно.

Немудрено, что Джейсон все-таки приехал к ужину, ведь никто не удосужился предупредить его о ее присутствии. Кристи подумала, как нелегко сейчас Фрэнсин, и стала спускаться дальше. В конце концов, у нее были определенные преимущества перед Джейсоном: он не только не знал, что она здесь, но и не подозревал, что эту ночь провел с ней.

Эта мысль развеселила Кристи, но затаившиеся на время мотыльки все же проснулись и вновь затрепетали крылышками где-то внутри. На пороге кухни она приостановилась и окинула взглядом стоящего у стола мужчину. Выглядел он ужасно: под глазами залегли тени, возле рта проступили глубокие складки. Значит, так и не сумел передохнуть днем.

– Привет, Джейсон! – улыбаясь, протянула она.

Он резко повернулся, и Кристи вздрогнула. Что-то в выражении его глаз подсказывало ей, что он обо всем знает. И о ее приезде, и о том, что в баре была именно она. Вон даже иронически поднял бровь, будто намекая, что помнит, как та официантка произносила его имя. Но обдумать, как себя вести дальше, он ей не дал.

Быстрыми шагами Джейсон пересек кухню и порывисто сжал Кристи в объятиях. В следующую секунду, не давая ей опомниться, он жадно приник к ее губам долгим поцелуем, в который вложил всю свою страсть и бесконечную любовь. У Кристи закружилась голова. Чтобы не упасть, она прижалась к нему. Только Джейсон умел так целовать! Наконец он оторвался от нее и, задыхаясь, прошептал:

– Добро пожаловать домой, миссис Макалистер!

– Джейс! – протестующе воскликнула Кристи.

Он весело рассмеялся и, снова притянув ее к себе, промурлыкал:

– Отлично. По крайней мере ты помнишь, как меня зовут. Неплохо для начала. – Он повернул ее так, что они оказались лицом к лицу с ошеломленной Фрэнсин. Но и Кристи была изумлена не меньше невестки. Она заранее перебирала в уме разные варианты встречи, но такой ей даже в голову не приходил. Сверкая янтарными глазами, Джейсон обратился к Фрэнсин:

– Кажется, ты хотела преподнести мне приятный сюрприз? Так вот, тебе это удалось на все сто.

Джейсон по-прежнему обнимал Кристи за талию, давая понять, что улизнуть ей не удастся.

– Э, не совсем так, Джейсон, – запинаясь, произнесла Фрэнсин, пытаясь собраться с мыслями. Таким она Джейсона никогда еще не видела. Неужели он решил, что Кристи вернулась к нему! Вряд ли, ведь он сам сказал им о разводе. Так что же происходит? Что он задумал? Она сбивчиво зачастила:

– То есть, я хочу сказать, мы с Кайлом знали о приезде Кристи, но она не сообщила, когда это будет. А Кайл сегодня предупредил, что ты задерживаешься по делам, ну я и не стала тебе звонить.

Кристи думала, что хорошо знает Джейсона, но его поведение совершенно сбило ее с толку. Она чувствовала его напрягшиеся мышцы, понимала, как на него подействовал этот страстный поцелуй. Но удивительное дело – ни в его глазах, ни в интонациях не было и тени обиды или враждебности. А ведь что греха таить, вчера она самым коварным образом пыталась его провести. Или он узнал ее с самого начала?

В кухню вошел Кайл.

– О, Джейс! Рад, что ты все-таки сумел выбраться. Извините, я опоздал. Сейчас помою руки, и сядем ужинать. – Глянув на руку Джейсона, обвившую талию сестры, он улыбнулся и повернулся к Фрэнсин. – А дети где?

– Я их уже покормила. Там какая-то передача по телевизору, они хотели ее посмотреть, и я решила, что без них мы сможем спокойнее поговорить с нашей красавицей.

Кристи воспользовалась передышкой и выскользнула из рук Джейсона. Да, она недооценила его. Мучилась раскаянием, жалела, что была так беспощадна к нему. Только сейчас ей стало ясно, за какое трудное дело она взялась. Этот человек излучал такой мощный поток чувственности, его пронзительный взгляд одурманивал ее, приковывал к месту, лишал воли.

Ужин оказался на редкость непринужденным. В привычной домашней атмосфере, среди близких людей, Кристи мало-помалу начала оттаивать. Воспоминаниям не было конца, все четверо словно сговорились беседовать только о приятном.

Кайл принялся рассказывать всякие забавные истории, связанные с Кристи, с ее импульсивным, вспыльчивым характером. Его то и дело прерывал дружный хохот. Да уж, подумала она, ох и натерпелись они от меня!

Весело смеясь, Кристи поднесла к губам бокал, взглянула на Джейсона и застыла – столько любви, нежности и желания было в его глазах. Секунду-другую он смотрел на нее в упор, потом отвел взгляд, и она перевела дух.

Джейсон был наверху блаженства, наслаждаясь ее близостью. Стоило ей вот так же рассмеяться накануне вечером, и он бы сразу ее узнал. Он обожал ее звонкий смех. Правда, после свадьбы Кристи смеялась все реже, но, не сбеги она так внезапно, он бы горы своротил, лишь бы сделать ее счастливой. И теперь она должна дать ему этот шанс.

Детей отправили спать, а четверо взрослых расположились в гостиной. Мужчины обсуждали повседневные дела, женщины слушали. Кристи совсем разморило. Вдруг Джейсон поднялся и произнес:

– Поедем домой, Кристи, а? У нас есть чем заняться.

Кристи вспыхнула.

– Я хочу сказать, – добавил он, – нам надо кое о чем поговорить, а это вовсе не интересно Кайлу и Фрэнсин.

Ну что за дурацкие намеки? При виде довольной ухмылки брата Кристи еще больше зарделась. Она тоже встала и холодно сказала:

– Нет, благодарю. В нынешних обстоятельствах это не самое удачное предложение, Джейсон. Тем более что мне и тут есть чем заняться… – Он улыбнулся, а Кристи закончила:

– С Кайлом и Фрэнсин.

Кошачьей походкой Джейсон пошел к двери и на пороге обернулся.

– Тогда, может, проводишь меня до машины?

Кристи заметила, как брат и невестка понимающе переглянулись. Ну зачем он говорит таким тоном? Всем сразу стало ясно, что ему не терпится остаться с ней наедине!

– Хорошо, – кивнула она, намереваясь высказать все, что о нем думает.

В полном молчании они подошли к пикапу, стоящему бок о бок с машиной Кристи. Тусклая лампочка над крыльцом мягко освещала лицо Джейсона. Он посмотрел на «триумф», потом перевел взгляд на Кристи.

– Что-то я не понял твои маневры вчерашней ночью. Видимо, в Нью-Йорке принято договариваться о разводе таким образом?

Кристи была готова к этому вопросу. Что ж, лучший способ защиты, как известно, нападение. Она усмехнулась.

– Вот уж не думала, что ты хоть что-то помнишь из прошлой ночи!

Он сдвинул стэтсон на затылок.

– Браво, удачный ход. Видишь ли, мне смутно припоминается только, что проснулся я в твоей постели.

В глазах Кристи заплясали веселые чертики.

– А-а, – протянула она, – так это потому, что ты в ней заснул.., или вырубился, что точнее определяет твое вчерашнее состояние.

– К черту мое состояние. Лучше объясни, чего ты хотела добиться.

– А если я скажу – ничего? Поверишь? Я видела, как ты вошел в бар, и хотела просто подойти к тебе и сказать, что я здесь. Надеюсь, в этом нет ничего предосудительного. – Кристи прислонилась к пикапу. Поза обманчиво расслабленная, на самом деле нервы напряжены до предела. – Но ты, мой дорогой, меня не узнал. Что мне оставалось? Я промолчала. – Какое счастье, что он не слышит, как громко бьется ее сердце!

Джейсон легонько коснулся ладонью ее щеки. Кристи вздрогнула.

– А ты что там делала? – Голос звучал приглушенно, словно его куда больше волновала ее близость, чем тема разговора. Кристи тоже стоило усилий собраться с мыслями.

– Я.., я решила сначала хорошенько выспаться и только потом ехать домой. А тебя увидела, когда шла ужинать.

Джейсон наклонился и поцеловал ее в щеку.

– Я тебя не заметил.

– Ясное дело. У тебя был такой целеустремленный вид, будто ты спешил на свидание. Когда я вошла в бар и увидела, что ты сидишь в полном одиночестве, я была немало удивлена. И, сказать по правде, не только этим.

– Да? Что же еще тебя удивило? – Теперь он обвил руками ее талию и притянул к себе, не скрывая растущего возбуждения.

– Джейсон Макалистер, которого я знала, никогда в жизни не стал бы часами торчать в баре и стаканами глушить бурбон. Это меня особенно поразило.

Кристи старалась не встречаться с ним взглядом, чтобы ненароком не выдать чувств, которые захлестывали ее. Руки Джейсона нежно гладили ее по спине, что тоже никак не способствовало спокойной беседе.

– У меня предложение – возьми надо мной шефство. Что скажешь? – Кристи не отвечала, и он продолжил:

– С годами люди меняются, Кристи. Ты изменилась.., я тоже.., это закон жизни. Неизменным осталось только одно…

Под ее ладонями, лежащими на его груди, мощными толчками билось сердце.

– Что же? – выдавала она, едва владея собой.

– То, как мы с тобой откликаемся друг на Друга.

С этими словами он наконец поцеловал Кристи, мгновенно заставив ее забыть обо всем на свете. Истосковавшиеся губы покорно приоткрылись, принимая жаркую ласку его языка. С глубоким вздохом Джейсон стиснул ее, всей тяжестью придавив к дверце пикапа, расстегнул до пояса легкий халатик и завладел ее грудью.

Руки Кристи помимо ее воли обхватили Джейсона, нетерпеливо выдернули из джинсов рубашку и скользнули под нее, пальцы с наслаждением ощутили упругие мышцы, затрепетавшие от прикосновения. Господи, до чего же она соскучилась по нему! Каждую клеточку этого тела она знала как свою собственную, руки уверенно пробегали по плечам, по спине, будто и не было долгих лет разлуки.

Быстрыми легкими поцелуями Джейсон осыпал ее лицо, шею и наконец приник к нежной ложбинке между грудями. Он жадно вдыхал тонкий дразнящий аромат духов, тех самых, что преследовали его со вчерашнего дня.

Внезапно Джейсон отпрянул и дрожащими руками наглухо застегнул ее халат и в следующий миг, прижав ее к своему горячему, возбужденному телу, хрипло выдохнул:

– Поедем домой, дорогая, я так хочу тебя! Кристи тщетно пыталась унять бешеный стук сердца. Дыхание с шумом вырывалось из груди, голова кружилась, как после карусели. Как, как ей побороть физическое влечение к этому человеку? Хватит ли сил? Она покачала головой.

– Нет, Джейс, не могу. Неужели ты не понимаешь, что это не решит наших проблем?

Джейсон перевел дыхание, как бегун на финише, и ухмыльнулся.

– Ну, кое-какие проблемы мы все-таки решим.

Она высвободилась из его объятий, чтобы вернуть себе хоть немного уверенности. Прислонившись к пикапу, Джейсон наблюдал за ней.

– Ты ведь сам только что сказал, что я изменилась. Да, я уже не здешняя, не отсюда, моя жизнь связана с Нью-Йорком, там моя работа, мой дом, наконец, я хочу там жить. Нам с тобой давным-давно следовало развестись. – (Джейсон замер, как охотник, выслеживающий добычу.) – Почему ты отказываешься подписать бумаги? Он рванул на себя дверцу и сел за руль.

– Здесь не место обсуждать подобные темы. Если хочешь поговорить, поедем домой.

– Только не сегодня, Джейс. Она подошла ближе, а он вдруг наклонился и рванул ее к себе. Кристи даже не сопротивлялась.

– Хорошо, – кивнул он, – не сегодня. Побудь немного с родными, ты по ним наверняка соскучилась, но потом я за тобой приеду, так и знай. – Он приник к ее губам долгим нежным поцелуем, явно идущим вразрез с бушующей в них обоих страстью. – И еще запомни, я никогда не позволю тебе уйти. Никогда! – С этими словами он отпустил Кристи и захлопнул дверцу.

Прижав кончики пальцев к опухшим губам, Кристи проводила взглядом разворачивающийся грузовик. Что же она наделала? Зачем вернулась? Ведь была совершенно уверена, что с легкостью уговорит его на развод, – и сразу же опять подпала под его чары, да так, что едва смогла взять себя в руки.

В дом она вернулась задумчивая и притихшая.

Глава 4

Следующие дни пролетели словно легкий ветерок. Все свое время Кристи проводила с Кайлом и Фрэнсин, беззаботно играла с очаровательными племянниками – словом, отдыхала душой и телом. Но.., безотчетно ждала появления Джейсона.

Как-то в полдень она сидела на веранде и читала книгу, которую прихватила с собой из Нью-Йорка. Тополя ласково шелестели листвой, поскрипывало кресло-качалка. Эти милые звуки, дарившие сердцу мир и покой, заглушили рокот мотора, и Кристи не услышала, как во двор въехал пикап. Из задумчивой мечтательности ее вывел голос Джейсона:

– Книга, как я понимаю, захватывающая. От неожиданности Кристи вздрогнула. На верхней ступеньке стоял Джейсон в покрытых пылью джинсах – день у него, видно, выдался не из легких. Пропотевшая рубаха цвета золотистого хереса оттеняла сощуренные в улыбке глаза.

Кристи смотрела на мужа, вдруг осознав, как ей все это время хотелось его увидеть. Ничего себе! Называется, приехала разводиться!.. Под спокойным, внимательным взглядом Джейсона она машинально схватилась за ворот своей зеленой блузки, проверяя, хорошо ли она застегнута. Джейсон молча шагнул к ней.

Вот он уже совсем близко, опять пахнуло знакомой терпкостью одеколона и таким родным, теплым запахом его кожи. И Кристи вновь пришлось мобилизовать все силы, чтобы сию же секунду не броситься ему на шею.

Тяжелая рука опустилась на спинку кресла-качалки.

– Ты одна? Чтобы хоть чем-то занять дрожащие руки, Кристи перебирала пальцами кончик своей толстой косы.

– Фрэнси повезла детей в город, а я решила немного почитать в тишине. – Нервным движением она накрутила на мизинец прядку волос. – А Кайл.., он где-то здесь, наверное.

Джейсон мягко завладел ее косой, провел рукой по шелковистым волосам. В тщетной попытке сделать вид, что ей совершенно безразлично его появление, Кристи опрометчиво спросила:

– Зачем ты приехал? Ты же знаешь, что в такое время его не застать… – И тотчас осеклась, поняв всю глупость вопроса. По лицу Джейсона разливалось безмятежное спокойствие, но, как ни странно, ее идиотский вопрос ничуть не задел его.

– Как тебе сказать… – протянул он. – Раньше в такие дни ты любила составить компанию мне и Кайлу, прокатиться верхом… Правда, это было давно. Но, может быть, ты и сейчас не против съездить со мной к реке, а?

Джейсон говорил ровно, не повышая тона и не выпуская из рук рыжей косы, только глаза полыхали огнем, обжигая Кристи воспоминаниями о недавней ночи, о которой она, как видно, уже никогда не сможет забыть. Жаркие лучики, играющие в смеющихся янтарных глазах, говорили, что он думает о том же. Кончиком косы он легонько пощекотал ей щеку.

Кристи вздрогнула. Неужели он не понимает, что делает с ней?

Не дождавшись ответа, Джейсон пояснил:

– Мои ребята заметили подозрительные дымы в южной части ранчо. Надо посмотреть. Однажды мы уже прищучили там кой-кого. – Джейсон опять провел кончиком косы по ее щеке. – Ну так как, поедем? Сама знаешь, с того берега реки перебраться в мои владения проще простого.

Кристи, естественно, знала, что Рио-Гранде в этих местах совсем неширокая и в жаркие летние месяцы иной раз пересыхает настолько, что ее можно легко перейти вброд.

– Думаешь, опять нелегальные визитеры из-за границы? – спросила Кристи, изо всех сил стараясь говорить нейтральным тоном. Но вряд ли ей это удалось. Джейсон слишком хорошо ее знал.

– Возможна – Он кивнул, явно забавляясь озабоченным выражением ее лица.

– Кайл на днях что-то такое говорил, правда, добавил, что вокруг этого не поднимают большого шума, иначе туристы перестанут ездить в Мексику. – Кристи повела плечом в слабой надежде, что он оставит ее в покое, но маневр не удался.

– Слышал я эту его теорию, но, по-моему, он не прав. Туристы, как мне кажется, здесь совершенно ни при чем.

– Так в чем же дело?

– Хм… Слабая мексиканская экономика создала чреватую взрывом внутреннюю напряженность. За последние пять лет песо уже дважды девальвировалось. Поэтому все норовят перебраться через реку, в Штаты, надеясь найти работу. – Лицо его стало жестким. – Я этих людей не виню, но так уж получилось, что иммиграционная служба не спускает глаз с нашего брата, с фермеров, владеющих приграничными угодьями. Думают, мы по дешевке нанимаем мексиканцев, и если что, штрафуют по-страшному. Так что мне не по карману пускать мексиканцев на свою землю. – Он приподнял ее подбородок. – Ну как, поедешь?

Глядя в глаза Джейсону, она была не в силах сопротивляться.

– Ладно, едем. – Кристи бросила взгляд на свою книгу: ведь начисто запамятовала, о чем там речь! – Погоди, мне надо переобуться. – Она поспешно встала, и не потому, что ей не терпелось прокатиться верхом, а потому, что боялась оставаться с ним наедине.

Джейсон прошел за нею в дом, а это уж никак не входило в ее планы. Как бы его осадить? И она холодно процедила:

– Я сейчас вернусь.

Она быстро поднялась наверх и нырнула в кладовую, но, выйдя оттуда с парой заношенных сапог – все ж таки нашла! – оказалась лицом к лицу с Джейсоном. Он стоял посреди ее комнаты, с интересом рассматривая новые гардины и в беспорядке разбросанные вещи Кристи.

– Аккуратностью я никогда не отличалась, – буркнула она.

– Что правда, то правда, – усмехнулся Джейсон, и от его взгляда по телу Кристи побежали мурашки. – Но у тебя масса иных достоинств.

Каким-то чудом Кристи сумела скрыть волнение, надела сапоги и, беззаботно поднявшись со стула, притопнула ногами.

– Правильно. Вот и считай, что я – подарок хмельному ковбою, утеха его в трудный час. – Она взглянула на него из-под пушистых ресниц. – Хотя той ночью ты не сказал мне, почему нуждаешься в утешении.

– Не помню точно, что там было. Но утешила ты меня неплохо.

Они стояли посреди спальни, глядя друг другу в глаза и сознавая близкое соседство широкой уютной кровати. Кристи много бы дала, чтобы узнать, что же он помнит из той ночи. Понял ли, что все эти годы у нее не было других мужчин?

– Куртку взять?

– Да не мешало бы. Вдруг задержимся. И напиши записку своим.

Записку Кристи оставила на кухонном столе, прислонив ее к сахарнице. В глубине души она была совершенно уверена, что ни Кайла, ни Фрэнсин ее отъезд с Джейсоном не удивит.

От Кристи не укрылись перемены на ранчо Джейсона. Самым главным новшеством было то, что он заасфальтировал дорогу и она больше не пылила. Большой двухэтажный каркасный дом был недавно покрашен, и белые стены с синим узором балок выглядели очень нарядно; старые дубы все так же охраняли дом со всех сторон, погружая его в уютную густую тень.

Джейсон припарковал пикап и направился к конюшне. Кристи чуть приотстала, с любопытством озираясь по сторонам. Интересно, за хозяйством по-прежнему присматривает Молли?

Глядя, как Джейсон седлает лошадей, она спросила о Молли и Нэйте.

– Да, они оба здесь, как в старые времена. Даже не представляю, как бы я без них жил. Молли хлопочет по дому и все пытается меня откормить, а Нэйт благодушно наставляет на путь истинный и оч-чень тактично исправляет то, что я успел напортить. – Да, таким теплым дружеским тоном говорят только о людях, которых ценят и любят.

Джейсон вывел лошадей из конюшни и привязал к дереву возле дома.

– Пойдем. Мне надо кое-что взять, а ты поздороваешься со старушкой Молли.

Он по-хозяйски обнял ее за плечи, и они зашагали по ухоженной дорожке.

Веселая толстушка встретила Кристи лучезарной улыбкой.

– С этой косичкой тебе и больше шестнадцати не дашь! – Она скользнула взглядом по тоненькой, хрупкой фигурке. – Только раньше, родная, ты была поплотнее.

Джейсон рассмеялся. Кристи обиженно подняла на него глаза, и он развел руками.

– Ну что я могу поделать, дорогая, Молли всегда говорит то, что думает, всю правду в глаза. Такая уж у нее натура. – Он помолчал, лаская взглядом ее худенькую фигурку, потом протянул:

– И все-таки что ты с собой сделала? Куда подевались формы?

Он ловко перехватил руку, готовую вцепиться ему в волосы, хихикнул, а через секунду, глядя в рассерженное лицо жены, расхохотался.

Отпустив ее, он сказал Молли, что они с Кристи решили съездить верхом к реке, потом достал из холодильника большую коробку и положил ее в холщовую сумку.

– Ой, Джейсон, чуть не забыла! Тебе звонил мистер Альварес!

Он резко вскинул голову.

– Когда?

– Да с полчаса назад, не больше. Он номер свой оставил. Сейчас найду. А, вот. – Молли протянула ему клочок бумажки.

Джейсон помедлил, потом, видимо приняв решение, повернулся к Кристи.

– Прости, дорогая, мне надо срочно позвонить. Я сейчас. – Он улыбнулся и прошел в кабинет, плотно прикрыв за собою дверь.

Кристи огляделась.

– Здесь так уютно, Молли, просто здорово. Джейс, как я вижу, даже кухню усовершенствовал. – Она кивнула на микроволновую печь.

Молли хитро улыбнулась.

– Пару месяцев назад в него словно бес вселился. Представляешь, вызвал целую команду оформителей и все тут переустроил.

– Да? А что именно?

– Ой, и не говори! Наверху сломали стену, увеличили спальню, да еще сделали рядом лишнюю ванную, такую, знаешь, современную! Я прямо чуть не померла! Зачем ему такое роскошество, он и дома-то не бывает!

Несколько месяцев назад, подумала Кристи, как раз когда она впервые обратилась к нему с просьбой о разводе… Может, он вспомнил, как она сетовала на отсутствие лишней ванной?.. Если б Джейсон подписал бумаги, присланные ее адвокатом, она бы подумала, что он снова женится, но.., но он же уперся как бык и слышать не хотел о разводе.

Надо срочно обсудить ситуацию. Вот уже пять лет, как их пути разошлись, так что пора что-то делать. Больше это продолжаться не может.

Из задумчивости ее вывел раздраженный голос Джейсона:

– Да хватит тебе, Альварес! На днях я целый вечер ждал тебя в баре, куда ты же сам меня и вызвал, а ты даже не соизволил явиться! Черт побери, ты ведь знаешь, как ты мне сейчас нужен! Времени-то почти не осталось.

Женщины посмотрели друг на друга и тут же отвели взгляд – неловко подслушивать, даже поневоле. Вскоре к ним присоединился Джейсон, вид у него был довольно угрюмый, и Кристи сочла за благо его не раздражать.

Он вскинул сумку на плечо и направился к двери.

– Пока, Молли, скоро увидимся. Подойдя к лошадям, он принялся перекладывать из сумки в седельные вьюки какие-то пакеты. Провизия, что ли? Только уж больно много! Ведь в отъезде они будут час, ну, максимум два, зачем же брать с собой столько еды – проголодаться и то не успеешь. Правда, Кристи знала, что, уезжая из дома хотя бы и ненадолго, Джейсон непременно запасался пищей и водой, такая уж у него привычка.

Они направлялись на юг, в сторону холмов, и Кристи размышляла о том, какое же чудо техасская весна. Это время года она любила больше всего. Еще месяц-другой, и здесь станет жарко, душно, пыльно. Выйдешь из дома с непокрытой головой – солнечный удар обеспечен. А сейчас можно спокойненько позволить шляпе болтаться за спиной.

– Тебе никогда не хотелось перебраться в другие места, а, Джейс?

Джейсон думал о чем-то своем, и вопрос Кристи застал его врасплох. Он удивленно поднял брови и, оглядевшись по сторонам, покачал головой.

– Нет. Я еще в армии понял, что могу быть счастлив только здесь. А почему ты спрашиваешь?

– Сама не знаю. Просто я не в силах вообразить тебя в другой обстановке.

Они опять замолчали. Тишину нарушал только цокот копыт. Кристи думала о том, как безумно скучала по дому, особенно первые месяцы, в Нью-Йорке, как не могла заснуть ночами и, невзирая на это, упорно отказывалась вернуться в родной Техас.

Холмы, издали такие отлогие, гладкие, на самом деле поросли колючим кустарником и канделябровыми кактусами, кое-где пучками зеленела трава и виднелись высохшие русла небольших ручьев. Да, здешний климат сурово обходится с землей.

Но вот Джейсон осадил коня и, спешившись, внимательно осмотрел почву под ногами. Кристи тоже остановила лошадь и пригляделась: действительно, след от большого костра. Причем тот, кто его тут жег, отлично знал, что и как нужно делать. Кострище располагалось поодаль от кустов и было аккуратно обложено крупными камнями, которые не дадут огню расползтись.

Кристи спрыгнула с седла и хлопнула ладонью по крупу лошади, отпуская ее попастись. Ближайший ручей еще не вполне пересох, и русло у него было пошире, чем у других, – видно, поблизости есть подземный источник. Все вокруг дышало покоем, просто не верится, что именно здесь может возникнуть конфликт.

Осторожно, легким шагом она подошла к ручью. Длинные ветви плакучих ив тянулись к воде, будто стремясь заключить в объятия веселый журчащий поток. Кристи огляделась. Интересно, далеко ли отсюда до Рио-Гранде и сколько людей грелось у этого костра в первую ночь другой, как они думали, новой жизни.

Она обернулась на Джейсона и удивленно воскликнула:

– Эй, что ты там делаешь?

– А ты как думаешь? – спокойно отозвался Джейсон, не отрываясь от своего занятия.

– Похоже, ты расседлываешь лошадей! – в сердцах бросила Кристи.

– О, юная дама на редкость проницательна. – Так и не взглянув на нее, он достал из седельных вьюков спальные мешки и раскатал их невдалеке от обложенного камнями кострища. – Могла бы, между прочим, помочь. Например, поискать хворосту для костра. Нам давным-давно пора поесть.

– Джейсон! Мы ведь не можем остаться здесь на ночь!

– Да? Почему же? – Твердый, внимательный взгляд из-под ресниц.

– Ты прекрасно понимаешь почему. Кайл и Фрэнси сойдут с ума от беспокойства.

– С чего бы это им сходить с ума, дорогая? Ты же оставила записку, они знают, что ты со мной. – Джейсон пожал плечами и опять принялся вытаскивать пакеты и раскладывать их на камнях.

– Да им и в голову не придет, что я останусь с тобой на ночь, ты же знаешь! – Кристи, нервничая, наблюдала за его уверенными движениями. – Господи, что ты задумал?

– Если честно, я давно жду этого вопроса. – Он полез в карман, выудил измятую пачку сигарет, достал одну и не спеша закурил.

Кристи была уже не та наивная восемнадцатилетняя девочка с широко распахнутыми глазами, которая принимала на веру каждое слово, слетавшее с его губ. Однако и в двадцать четыре года она – увы! – не могла побороть своих чувств к этому человеку.

– Мог бы и предупредить, между прочим, – сладким голосом протянула она.

Такого ответа Джейсон никак не ожидал. Ведь он думал, что знает ее вдоль и поперек, воображал, что может предугадать каждый ее жест и каждое слово. Янтарные глаза сузились, пожирая Кристи, стоявшую под ивами, потом потеплели. На губах заиграла улыбка. Ничего не поделаешь, женился он на девочке, а теперь перед ним была настоящая женщина.

– Все в порядке, Кристи, не напрягайся, ничего страшного с тобой не произойдет. Просто мне показалось, что нам обоим не мешает уехать куда-нибудь подальше, забыть обо всем и постараться начать все сначала. Когда-то тебе нравились наши ночевки на свежем воздухе, вот я и решил, что ты и на сей раз не откажешься от романтического приключения. – Он затянулся сигаретой. – Кстати, неужели ты всерьез думаешь, будто Кайл и Фрэнсин ждут, что я привезу тебя к ужину?

Между супругами – бывшими? – вспыхнул огонек желания. Косые лучи заходящего солнца бросали на их лица алый отсвет. Кристи опустила глаза – Джейсону незачем читать ее потаенные мысли.

Чувствуя себя немного не в своей тарелке, она припомнила его просьбу и тихо произнесла:

– Пойду поищу хворосту.

Она оглянулась по сторонам, но те, кто останавливался тут до них, начисто выбрали весь хворост. Ничего, подумала она, поищем за ручьем, там наверняка что-нибудь найдется.

И Кристи направилась туда, осторожно ступая по осклизлым камням.

Джейсон проводил взглядом удаляющуюся грациозную фигурку, чувствуя, как неудержимо разгорается желание, которое он все эти годы вынужденного одиночества старался подавить. Он бросил все и пошел следом за Кристи.

Вскоре они обнаружили невысокие кустарники и много сухих москитных веток, обломанных ветром с деревьев. Кристи припомнились их давние совместные вылазки в самые глухие здешние места. Джейсон прав – она обожала ночевки в лесу. Кайл и Фрэнсин частенько брали ее с собой, даже когда она была совсем крошкой.

К тому времени, как они набрали хворосту, вернулись на стоянку и разожгли костер, совсем стемнело. От костра поплыл знакомый уютный запах дыма. В таинственных пакетах Джейсона оказались разнообразные мясные консервы, бобы в томатном соусе и замороженные кукурузные лепешки. Кристи успела проголодаться, а потому набросилась на еду и быстро опустошила целую тарелку.

Спальные мешки лежали на земле головами друг к другу. Кристи прилегла на один из них, глядя в усыпанное звездами высокое небо. Она столько лет прожила в огромном городе, что совсем забыла, как ярко мерцают звезды вдали от этих человеческих муравейников. Напряжение и усталость пяти долгих лет мало-помалу отступали, мир и покой охватили ее. Словно и не было разлуки с родными местами.

Кристи медленно повернула голову и посмотрела на Джейсона. Он подкинул в костер сушняку, потом подвесил над огнем дорожный кофейник. Аромат свежего кофе донесся до Кристи, и она подумала, что все-таки нет ничего вкуснее кофе, приготовленного на костре. Дымок живого огня, казалось, придавал напитку совершенно особый вкус.

Джейсон с довольным вздохом опустился на соседний спальник и оглядел хрупкую фигурку жены.

– Я скучал по тебе, Кристи.

От звуков этого низкого хрипловатого голоса она затрепетала всем своим существом. В изумрудных глазах, следивших за каждым его движением, вспыхнули теплые искры.

– Я тоже, Джейс.

– Тогда почему же ты так долго не возвращалась?

– Не могла. – Она вздохнула. – Понимаешь, просто не могла.

Джейсон потянулся было к ней, но тотчас резко опустил руку. Закурил сигарету, спросил:

– Почему?

Она смотрела в завораживающее пламя костра.

– Я поняла, что была тебе плохой женой, потому и не хватало духу встретиться. Боялась. Хотела сперва собраться с силами.

Их негромкие голоса органично вплетались в звуки ночи – потрескивал хворост в костре, посылая в небо россыпи искр, стрекотали невидимые цикады, ухала сова, где-то далеко тоскливо завыл койот. Кристи вздрогнула.

– Я и подумать не мог, – наконец тихо сказал Джейсон, – что ты вобьешь себе в голову такую глупость, Кристи. Ты была мне плохой женой? Какая ерунда! – В его голосе звучала неподдельная боль, что очень удивило Кристи. – Жаль, что ты молчала, а то я нашел бы способ тебя переубедить. – Все это время он смотрел в огонь, но сейчас взглянул ей прямо в глаза. – Прости, дорогая, что я не понял этого раньше… И все-таки почему ты так решила?

Этот на первый взгляд простой вопрос всколыхнул в душе Кристи тяжелые воспоминания. Она подтянула колени к груди и обхватила их руками, потом медленно, с трудом выдавала:

– Я.., я не смогла сделать тебя счастливым, оказалась неспособна рожать детей, а ты их так хотел… И ты все время уезжал… У тебя была какая-то своя, далекая от меня жизнь, в которую ты не хотел меня впускать. – Она подняла на него глаза и вымученно улыбнулась. – Ведь я во многом была тогда растерянной маленькой дурочкой.., не сумела сообразить, чего именно ты от меня ждешь, и даже как женщина потерпела неудачу.

Боль, с которой она произнесла эти слова, острым ножом прошла по сердцу Джейсона, и он невольно подался к ней. Кристи поежилась и еще сильнее обхватила себя руками, словно ограждаясь от нахлынувших воспоминаний.

– Ну что ты, успокойся, любимая. Ты сама не понимаешь, о чем говоришь, я всю жизнь только о тебе и мечтал.., только ты все эти годы занимала мои мысли. Я был уверен, что тебе это известно.

Джейсон порывисто обнял ее, но Кристи грустно качала головой, и он продолжал:

– Пойми же, Кристи, когда мы поженились, я уже не относился к тебе как к несмышленой девочке, ты стала для меня самой желанной женщиной на свете. И кстати, ты сама своим отъездом лишила нас возможности стать счастливыми родителями, ведь, когда ты выписалась, доктор сказал, что через несколько месяцев ты все-таки можешь забеременеть. – Он помолчал и легонько встряхнул обмякшую Кристи. – Помнишь?

Не поднимая глаз, она кивнула. Джейсон бережно уложил ее на спальник и опустился рядом. Как же приятно снова держать в объятиях ее хрупкое тело! Вот так лежал бы и лежал с ней под куполом звездного неба! Этот разговор и в нем оживил мучительные воспоминания. Знать бы тогда, какой одинокой и незащищенной она себя чувствовала, – все было бы иначе…

– О, как бы мне хотелось вернуться назад, я бы не вел себя так, был бы с тобой более откровенным.

Негромкие слова Джейсона заставили Кристи удивленно вскинуть голову и взглянуть на него. О чем это он? О своих отлучках? Почему он заговорил о них? Она-то не ждала никаких объяснений.

– Понимаешь, Кристи, я, самонадеянный дурак, решил, что могу сделать Тебя счастливой, оградив, что называется, от суровой реальности. А вместо этого без всякой нужды столкнул тебя с другими сложностями. – Взглядом, полным любви и нежности, он ласкал любимые черты.

Кристи завороженно глядела на отблески света и тени, скользившие по серьезному лицу Джейсона, а в мозгу тревожно билось: как теперь сжечь мосты? Как оторвать от себя этого человека, ведь он часть моей жизни?

Джейсон устремил взгляд в затухающее пламя костра и тихо произнес:

– Лучше поздно, чем никогда. Попробую кое-что тебе объяснить. В армии я сразу попал в разведку и потом постарался стереть из памяти все, что с этим связано, но, к сожалению, расстаться с прошлым не так-то легко. – Он нежно провел рукой по ее щеке.

У Кристи перехватило дыхание, она тряхнула головой и заставила себя вслушиваться в его слова.

– Когда я вернулся, со мной тотчас связались представители федеральных служб. Попросили помочь с раскрытием контрабандной сети, действующей здесь, на границе. И наше и мексиканское правительство равно заинтересованы в прекращении нелегального провоза наркотиков.

Уютно устроившись в объятиях Джейсона, Кристи слушала его рассказ. Он быстро чмокнул ее в губы, виновато передернул плечами и продолжил:

– Мое ранчо находится как раз у самой границы, вот они и обратились ко мне: ведь я могу свободно передвигаться по своей территории, не возбуждая ничьих подозрений.

Наверно, все было бы совсем иначе, подумала Кристи, расскажи он об этом раньше… А может, он и был прав, не посвящая ее в, свои дела? Кто знает, как бы она это восприняла?

– Ты с ними до сих пор сотрудничаешь? – мягко промурлыкала Кристи.

Рука Джейсона скользнула по ее шее, задержалась у верхней пуговки зеленой блузки, поиграла с ней и наконец расстегнула.

– Нет, дорогая. Через полгода после твоего отъезда их главари сели за решетку, к тому времени у нас были против них неопровержимые улики. – Он подобрался к следующей пуговке. – Но тогда было уже поздно посвящать тебя в мои дела. – Расстегнута последняя пуговка, и Джейсон, склонившись к ее плечу, быстрым движением освободил ее от ажурного лифчика. – Ты была вполне довольна своей новой жизнью.

Сердце Кристи забилось так, что, казалось, готово было выпрыгнуть из груди.

– Почему ты так решил? – прерывисто спросила она.

– Как «почему»? Ты же звонила Фрэнсин, и голос у тебя был довольный.

– А почему ты сам ни разу не позвонил мне, Джейс? – едва слышно прошептала Кристи.

– Можешь смеяться, но мне тоже было страшно. Услышь я твой голос, и я бы тут же сорвался с места и помчался в Нью-Йорк, чтобы увезти тебя домой.

Кристи нежно коснулась его шеи, зачарованная близостью этого сильного гибкого тела.

– Но если твое чувство ко мне.., достаточно велико, почему ты с такой легкостью отпустил меня в Нью-Йорк?

Джейсон низко склонил к ней голову, теплое дыхание обвевало ее щеку.

– Я все время думал о том, что взял в жены совсем еще девочку, которая не знала тогда, чего хочет от жизни.., и мне казалось, я не вправе опять навязывать тебе мою волю… – Его рука завладела грудью Кристи, пальцы ласкали нежный сосок. Едва сдерживаясь, Кристи томно повернулась, открывая ему доступ к другой груди. – Но на сей раз, дорогая, я не позволю тебе так просто исчезнуть, уж извини.

Его губы скользнули по ее теплым губам, и она вся затрепетала в ответ на эту ласку, а он крепко прижал ее к себе.

Когда Кристи вернула поцелуй, Джейсон легко приподнял ее и стянул с плеч блузку, не переставая гладить прекрасную грудь, мерцающую в слабых отблесках костра. Потом расстегнул молнию на ее джинсах, и через секунду она лежала перед ним совершенно нагая.

Произнеси Джейсон хоть слово, Кристи наверняка бы взбунтовалась, но он хранил молчание, и в его прикосновениях было столько нежности, что у нее не было сил сопротивляться. Господи, как же его остановить, как остановиться самой? Ничего, она еще немножко, совсем немножко понежится в его объятиях и… И что? Встряхнется и объяснит, что не видит никакой возможности возврата к прежней жизни, что они слишком разные люди?.. Но сердце, чувство, мгновенно отвечающее на каждый его жест, каждое движение, заглушило холодный голос рассудка.

Кристи так и не уловила, когда, в какую именно секунду медлительная нега движений сменилась настойчивостью, не оставляющей сомнений в намерениях Джейсона. Она знала только одно: каждая клеточка ее существа вспыхнула жарким пламенем желания.

Внезапно ее овеяло прохладным речным ветерком – Джейсон отодвинулся и привстал. Кристи подняла ресницы. Он торопливо сдирал с себя джинсы и сапоги. Затаив дыхание, она любовалась его поджарой атлетической фигурой.

Мгновение спустя он снова был рядом. Чувствуя его возбуждение, Кристи затрепетала, а его руки продолжали творить чудеса, легонько дотрагиваясь до самых сокровенных местечек ее тела и вновь вспархивая к плечам и шее.

– О Джейс! – наконец простонала она, не в силах больше терпеть эту сладкую муку. – Возьми меня!

– Да, любимая, да! – Он приподнял ее за бедра, и они слились в упоительном единении.

Несколько мгновений оба лежали не шевелясь, прижавшись друг к другу, наполняя друг друга своим теплом, и лишь неровное дыхание Джейсона шевелило волосы у ее виска. Потом Джейсон начал медленные движения, и Кристи обхватила ногами его бедра, желая еще больше вобрать его в себя. Это как бы подстегнуло Джейсона, он ускорил темп, и внутри у Кристи что-то взорвалось ярким калейдоскопом. Он почувствовал это и крепче прижал ее к себе. Но вот она затихла в его объятиях, и он вновь начал вековечный танец любви.

Такого с Кристи еще не случалось: только что она достигла пика любви – и опять была во власти желания. Забыв обо всем на свете, упивалась блаженством.

Джейсон опять ускорил ритм. В ответ Кристи сжала его с такой силой, что ему даже стало трудно дышать. В последний раз он погрузился в пульсирующую теплоту ее естества и взорвался в ней животворящим гейзером.

После неистовой вспышки страсти обоих мгновенно сморил сон, они так и не разомкнули объятий и даже ничем не накрылись – не хватило сил.

Ночью, когда ветерок посвежел, Джейсон проснулся и осторожно встал, стараясь не потревожить сон прелестной женщины, подарившей ему такое наслаждение. Тихонько расстегнув молнию на своем спальнике, он подтянул его поближе, приподнял объятую сладким сном Кристи, тепло укутал ее, сам лег рядом и свободной рукой накрыл себя и жену вторым спальником. Так и не проснувшись, Кристи слегка пошевельнулась и уютно пристроилась на его плече.

Джейсон долго еще лежал, обнимая вновь обретенную жену, и смотрел в черное ночное небо, усеянное мерцающими звездами, пока его снова не сморил спокойный, умиротворенный сон.

Глава 5

Джейсон смотрел, как встает солнце, окрашивая золотом вершины холмов. Кристи еще крепко спала в его объятиях. Сколько раз за эти долгие годы он мечтал вот так встретить нарождающееся утро, но – увы! – просыпался в одиночестве.

Итак, вчера Кристи его выслушала, но ничем не показала, как восприняла его запоздалое объяснение. Они были близки, и она отдавалась ему с неподдельной страстью, спору нет, он по-прежнему вызывал в ней желание, но.., но любит ли она его, как раньше? Захочет ли остаться его женой или снова начнет твердить о разводе? Пять лет назад он позволил ей уехать, но повторять этот подвиг теперь – выше его сил. Это как экзамен, который человек проходит раз в жизни, – повторение смертельно.

А Кристи снилось, что ее обнимает Джейсон, крепко-крепко. Не просыпаясь, она теснее прижалась к нему, чтоб быть еще ближе, чтоб он любил ее. Но сон уже отступал, и она вдруг поняла, что все это наяву. Едва открыв глаза, она почувствовала на губах страстный поцелуй и снова растворилась в его объятиях.

Теперь он взял ее властно и нетерпеливо, словно никак не мог насытиться ее близостью. Безудержная сила его желания мгновенно разбудила Кристи, зажгла ответным огнем. Но на сей раз она разделила с ним наслаждение – блаженный стон одновременно сорвался с их уст.

Они лежали рядом, жадно ловя ртом прохладный утренний воздух. Служивший одеялом спальник давно сполз на землю, и покрытые испариной обнаженные тела обвевал свежий ветерок. Вдруг Джейсон тихонько рассмеялся.

– А вы, юная леди, оказывается, настоящая тигрица в любви!

Кристи на секунду задумалась. Да уж, сейчас ее вряд ли можно назвать Снежной Королевой! Она улыбнулась и отвела с его лба влажные пряди волос.

– А тебе больше по душе, если бы я напустила на себя холодный вид и отвергла твои притязания?

Тут он расхохотался в полный голос.

– Боюсь, солнышко, тебе пришлось бы немало потрудиться, чтобы, как ты выразилась, отвергнуть мои притязания!

– Вот и я так прикинула, – деланно скромным голосом проворковала Кристи.

Ее тон привел Джейсона в замешательство. Такой он ее не знал. Куда девалась послушная девочка? Нет, его любовь была по-прежнему безгранична, Кристи была ему необходима как воздух, но то, что она так внезапно повзрослела – без него! – обескураживало. А вдобавок закрадывалось смутное подозрение, что ей нравится смущать его. т Кристи блаженно лежала рядом с Джейсоном и думала о том, что все ее рассудочные намерения вернуться в родные места и легко заполучить его подпись на документах о разводе разлетелись в пух и прах, растаяли вместе с невесомым дымком вчерашнего костра.

Она села, не стесняясь своей наготы и не обращая внимания на утреннюю прохладу.

– Джейсон, нам надо поговорить. Он залюбовался прекрасной обнаженной грудью, розовеющей в лучах утреннего солнца, приподнялся на локте и долгим поцелуем приник к нежной ложбинке.

– О чем?

– О разводе.

Джейсон замер, потом медленно выпрямился и твердым голосом тихо проговорил:

– Развода не будет, Кристи.

Кристи охватила дрожь, и отнюдь не от речного ветерка. Боже правый, он не понял! Она залепетала было, пытаясь объяснить:

– Я хотела сказать…

– Я знаю, что ты хотела сказать. Так вот, я решительно против.

В панике, что он так и не даст ей высказаться, Кристи порывисто вскочила на ноги. Где же, черт побери, ее одежда? А, вон валяется на траве. Это хорошо, не к месту мелькнула мысль, значит, в нее не набился песок. Она торопливо оделась.

– Да подожди минуту, Джейс, ты же не дал мне договорить! То, что ты против, я прекрасно поняла. Но моя работа в Нью-Йорке…

– Опять этот чертов Нью-Йорк! Представь, мне уже пять лет известно, где находится твоя работа. – Он схватил свои джинсы и, когда договорил, был уже полностью одет. Взял кофейник, зачерпнул воды из ручья и стал раздувать угли. – По-моему, тебе со мной было неплохо, и мне почудилось, что ты выбросила из головы мысли о своем дурацком Нью-Йорке. Теперь я вижу, что ошибся.

Кристи мысленно сосчитала до десяти и только тогда ровным голосом сказала:

– Все не так просто, Джейсон, меня связывают определенные обязательства…

– Ясное дело, связывают! И в первую очередь – со мной. Выйдя за меня – заметь, добровольно! – ты тем самым связала свою жизнь с моей. Только вот забыла поставить меня в известность о заветной мечте позировать перед камерами.

– Зачем передергивать, Джейс? Ты же знаешь, это не правда. Я уехала только потому, что ты даже не попросил меня остаться и после тоже ни разу не звонил, вот я и подумала, что не нужна тебе… Откуда мне было знать, что ты меня еще любишь?

Кристи сунула руки в карманы и с вызовом посмотрела на него.

Огонь наконец занялся. Джейсон подбросил хворосту и выпрямился.

– Ты не могла не знать об этом, Кристи. Я о своих обязанностях не забывал.

– Да, конечно, но я не хотела мертвым грузом висеть на твоей шее. Ты мечтал иметь детей, а я…

– Довольно, Кристи, мы это уже обсудили. Да, я хочу детей, но, если получилось так, что ты не можешь мне их подарить, значит, детей у нас не будет. Ты мне слишком дорога, чтобы мы из-за этого расстались!

– Это правда? – Ее голос дрогнул. Джейсон совсем помрачнел и бросил:

– Представь себе!

– Господи! Почему ты не сказал этого тогда? – простонала Кристи.

Джейсон возмущенно развел руками.

– Все, с меня хватит. Больше не могу! – Он повернулся на каблуках и пошел прочь от стоянки.

Кристи задумчиво спустилась к ручью, постояла в нерешительности, глядя в прозрачную воду, потом по скользким булыжникам перешла на другой берег и направилась к поросшим кустарником холмам. Ей хотелось побыть одной и хорошенько все обдумать.

Может, и не стоило ждать от Джейсона объяснений… Он всегда был довольно замкнут, не распространялся о своих чувствах, предпочитал держать их при себе. И он прав, она не сомневалась в его любви и не требовала доказательств ее до тех пор, пока не случился выкидыш, сыгравший такую трагическую роль в их судьбах. С того дня начались все ее тревоги и сомнения. Она нуждалась в его поддержке и, не найдя ее, решила, что он к ней охладел.

Что же она наделала! Сколько горя принесла любимому человеку!

Когда Кристи вернулась к костру, до нее донесся аромат свежего кофе. Джейсон сидел у костра. Увидев ее, он подхватил кофейник и налил две полные кружки. Одну поставил на траву радом с собой, другую поднес к губам и принялся дуть, сбивая пар. Кристи тихо пробормотала: «Спасибо!» – и подняла кружку.

Джейсон все еще был мрачен и холоден. Что же сказать, как снять напряжение? Минуту назад все было ясно, а теперь она снова почувствовала, что между ними пролегла пропасть непонимания. Раньше, в беззаботные юные годы, ей казалось, одной любви достаточно, чтобы два человека были счастливы. И вот на собственном горьком опыте убедилась, что это не так. Нельзя строить жизнь только на любви, необходимо взаимное уважение и глубокое понимание своего партнера, его чувств и чаяний.

Из ее груди вырвался вздох.

– Надо съездить к реке, – объявил Джейсон, поднялся, достал из седельной сумки пакет с коричными пирожками и протянул Кристи. – Перекуси. Молли вчера напекла.

У Кристи потекли слюнки. Она взяла пирожок и жадно впилась в него зубами, наслаждаясь терпкостью корицы и сладостью сахарной глазури. Потом взглянула на Джейсона и увидела улыбку на его губах.

– Что тебя развеселило? – спросила она, проглотив кусочек пирожка.

Джейсон оглядел ее с ног до головы – одежда помята, коса растрепалась, а довольное лицо вымазано глазурью – и улыбнулся еще шире.

– Видели бы тебя твои нью-йоркские друзья!

Она небрежно отмахнулась и снова принялась за еду. Нью-Йорк казался таким далеким, словно был на другой планете, чужой и малопривлекательной.

Разлив остатки кофе по кружкам, Джейсон спокойными, уверенными движениями упаковал поклажу и оседлал лошадей. К этому времени Кристи как раз кончила завтракать.

День обещал быть таким же чудесным, как накануне, только чуть более ветреным. Джейсон, похоже, был целиком поглощен созерцанием одному ему видных следов на земле. Когда они поднялись на косогор, Кристи поразилась, как близко от стоянки была река. Рио-Гранде вяло несла свои мутные воды. Кристи внимательно оглядела берега, сравнивая их. Ну никакой разницы! Даже не верилось, что стоит пересечь эту пограничную реку – и окажешься в совершенно другом государстве, услышишь иную речь, увидишь живущих другой жизнью людей…

Джейсон пришпорил коня. Пристально глядя в землю, он спустился к воде, проехал немного вдоль берега, а потом направил коня к северу. Кристи держалась рядом, с беспокойством посматривая на него. Джейсон был мрачен и молчалив. То, что он здесь обнаружил, было ему явно не по душе.

В молчании они проехали несколько миль, и Кристи мало-помалу погрузилась в собственные мысли. Н-да, Джейсон высказался четко и определенно. И что это дает? Работа связывает Кристи с Нью-Йорком, значит, надо возвращаться. А хочет ли она этого? Снова окунуться в шумный, беспокойный ритм делового города и вести расписанную по часам жизнь соломенной вдовы? А Джейсон? Чего хочет он?

Нахлынули воспоминания о прошлой ночи. Кристи смущенно вспыхнула. Какая же она идиотка! Ведь он ясно дал понять, чего хочет. Таинственная сила взаимопритяжения так страстно влекла их друг к другу! Только.., достаточно ли это прочный фундамент для возобновления супружеских отношений? Кристи исподтишка взглянула на Джейсона, но он напряженно смотрел под ноги лошади. Казалось, он начисто забыл о ее существовании.

Губы Кристи тронула улыбка: ей припомнились такие же поездки по отдаленным закоулкам ранчо, особенно сразу после свадьбы. Эх, если бы он тоща вел себя с ней так же властно, – словно поставил на ней свое тавро! Да ей бы и в голову не пришло менять привычный уклад жизни и спасаться бегством от любимого человека.

Интересно, подумала Кристи, что скажет Джонатан, если я вдруг позвоню и сообщу, что намерена расторгнуть контракт? И не стану ли скучать по Нью-Йорку, по шумным приемам – ведь там друзья, работа, наряды, слава, деньги, наконец…

Ответа пока не было. Ведь раньше Кристи об этом и не помышляла.

До дома оставалось чуть меньше мили, когда они увидели какого-то всадника, который галопом, в облаке пыли, скакал им навстречу. Это был один из работников Джейсона.

– Скорее! – крикнул он, осаживая взмыленного коня. – Нэйт разбился! Он очень плох. МЫ тебя всюду искали. Молли велела нести его в дом, а потом мы вызвали доктора, только он еще не приехал.

– Что с ним, Пит? Что случилось? – пуская лошадь в галоп, спросил Джейсон. Пит и Кристи последовали за ним.

– Твой новый конь, тот, которого ты недавно купил, с перепугу начал метаться по загону и сбросил Нэйта.

Ветер свистел в ушах, и Кристи с трудом разбирала слова Пита.

– Мы бросились к нему, но этот чертов жеребец успел раздробить копытом его ногу. Такой хруст раздался, на весь загон слышно было!

Они ворвались во двор. Джейсон спрыгнул на землю.

– Может, еще ребра поломаны, а Молли боится, что и без сотрясения мозга не обошлось. – Пит побежал за Джейсоном. – Он очень плох!

Перепрыгивая через три ступеньки, Джейсон взлетел на крыльцо и, ругаясь на чем свет стоит, вбежал в дом.

Кристи спешилась и собралась отвести разгоряченных лошадей на конюшню, но подошедший Пит забрал поводья из ее рук.

– Я присмотрю за ними, мэм. Вам-то наверняка хочется успокоить бедняжку Молли.

Конечно, он прав. Нэйт и Молли всегда были неразлучны. Кристи считала их не просто супружеской парой, а одним-единственным организмом. Она поспешила к дому.

Проходя мимо кабинета Джейсона, она услышала, как он отдает по телефону четкие, отрывистые распоряжения. Потом он резко бросил трубку на рычаг и прошагал мимо нее в одну из спален на первом этаже. Раздался его ровный, уверенный голос, будто вгоняющий в мишень пулю за пулей:

– Через пятнадцать минут ждем вертолет, Нэйт. Тебя доставят в Сан-Антонио. Там хорошие больницы, замечательные врачи. Все будет в порядке, старина.

Кристи остановилась на пороге. Поверх пестрого покрывала на кровати лежал Нэйт, бледное лицо цветом сливалось с взлохмаченными седыми волосами. Рядом на стуле с высокой прямой спинкой пристроилась Молли. Стараясь казаться спокойной, она держала мужа за руку, но в заплаканных глазах металась тревога. Возле кровати, расставив ноги, стоял Джейсон.

Нэйт заменил ему отца. Кристи видела, что он с трудом сохраняет присутствие духа. Такое несчастье! Как это могло произойти!

Джейсон перевел взгляд на экономку.

– Собери вещи, Молли. Как знать, сколько тебе придется пробыть в Сан-Антонио. Молли удивленно вскинула голову.

– Но, Джейс, я не могу уехать! Ты же нанял сезонников – завтра прививка, потом будут клеймить скот, ты не забыл? – Она перевела взгляд на бескровное лицо мужа на подушке, потом снова посмотрела на Джейсона, смаргивая навернувшиеся слезы.

Не глядя на Кристи, Джейсон резко проговорил:

– Чепуха, Молли, твое место рядом с Нэйтом. О хозяйстве не беспокойся. Обо всем позаботится Кристи. Я уверен, она неплохо справится.

Только впавший в беспамятство Нэйт не отреагировал на его слова. Молли подпрыгнула на стуле, ее лицо осветилось радостной улыбкой, и она с надеждой посмотрела на Кристи. А вот выражение лица Кристи можно было бы назвать смешным, если бы не серьезность ситуации: глаза вытаращены, челюсть отвисла.

– О Кристи, это правда? Тебя не затруднит приглядеть за мужчинами? – дрожащим голосом воскликнула толстушка. – Они пробудут здесь всего-то денечка три, но.., тебе придется готовить на двенадцать человек…

Джейсон сардонически ухмыльнулся, и это подстегнуло Кристи. Она быстро справилась с собой.

– Что ты, Молли! Конечно, до тебя мне далеко, но я постараюсь, чтобы никто не остался голодным. – Она спокойно встретила взгляд Джейсона.

Послышался шум вертолетных винтов. Молли проворно вскочила со стула.

– Чего же это я расселась? Сейчас, сейчас, я скоренько. – Она со всех ног бросилась из спальни, поразив даже привыкшую к ее редкостной подвижности Кристи.

Джейсон подошел к Нэйту, пощупал пульс. На крыльце раздались голоса, и Кристи вышла в коридор. В дом вошли два медбрата с носилками и медицинским саквояжем. Она провела их в спальню.

Через некоторое время Нэйта вынесли из дома. Молли семенила рядом с носилками, стараясь быть как можно ближе к мужу. Кристи приятно удивила слаженность действий медиков, их профессионализм и быстрота, с какой они явились на вызов. Возле вертолета Джейсон о чем-то беседовал с пилотом.

К дому подкатил автомобиль, из него торопливо выбрался местный доктор. Джейсон перехватил его на полпути к крыльцу, попытался объяснить ситуацию, но шум винтов заглушил его слова. Джейсон безнадежно махнул рукой, и мужчины молча повернулись к огромной сверкающей стрекозе, поднимающейся в воздух. Через несколько минут она исчезла из виду. Теперь, когда не нужно было «держать лицо», Джейсон озабоченно нахмурился.

– Здравствуйте, доктор Джонсон. Рад вас видеть. Извините, что пришлось напрасно вас потревожить.

Кристи, грустно улыбаясь, подошла к мужчинам: ей вспомнилось то ужасное утро, когда добродушный Джонсон сидел у ее постели и безуспешно пытался утешить ее.

– Боже мой, Кристи! Я и не знал, что вы вернулись, деточка. Искренне рад вас видеть. – Он крепко пожал ей руку. Джейсон молча наблюдал за ними.

– Вы не торопитесь, доктор? – спросила Кристи. – Может, зайдете и выпьете чего-нибудь?

– Боюсь, Кристи, поторапливаться мне следовало чуть раньше. Но раз уж я приехал, не откажусь поболтать с вами. – Врач повернулся к Джейсону. – Как он, Джейсон?

Тот неопределенно пожал плечами и жестом пригласил всех в дом.

– Пока трудно что-либо сказать, доктор. Медики считают, что жизненные функции в норме. Придется подождать. Молли позвонит из больницы и сообщит результаты рентгена. А до тех пор…

Стенные часы в кухне показывали второй час дня. Кристи ужаснулась – Джейс наверняка здорово проголодался. Она открыла холодильник и улыбнулась. Да, в этом доме с голоду не умрешь! На полке стояла огромная миска свежих овощей, тут же лежала нарезанная тонкими ломтиками ветчина, рядом с куском жареной говядины красовалось блюдо с картофельным салатом, а на нижней полке – чашка с маринованной свеклой. Кристи быстро накрыла на стол, добавив к этим яствам кувшин холодного чая.

Доктор без долгих уговоров согласился пообедать с ними. Потом Джейсон проводил его до машины, вернулся на кухню и налил себе крепкого кофе. Лицо его было спокойно. Сильный человек, подумала Кристи, не любит давать волю своим эмоциям. А лучше бы не сдерживался. Она-то знает, как он переживает из-за Нэйта.

Кристи начала убирать со стола.

– Мне надо съездить домой, взять кое-какие вещи и объяснить Кайлу и Фрэнси, что произошло, если уж я остаюсь здесь.

Наблюдая за ее легкими движениями, Джейсон глухо спросил:

– А ты в этом сомневалась? Кристи прислонилась к мойке.

– Я останусь тут, Джейсон, потому что я так хочу, а вовсе не оттого, что ты все решил за меня.

– Вот как! – Джейсон довольно откинулся на стуле. – Такой, значит, расклад?

– Именно такой, и учти, что покину я этот дом тоже тогда, когда сама захочу.

Янтарные глаза потемнели, по губам скользнула улыбка.

– Ты что, думала, я намерен держать тебя под замком?

Насмешливый тон рассердил Кристи, она вспыхнула.

– Вот еще! Я просто хочу, чтобы ты понял, почему я согласилась пожить тут. – Что-то Джейсон не в меру развеселился, надо остудить его пыл. – А спать я буду отдельно, в комнате для гостей.

Бровь Джейсона медленно поползла вверх, но он молчал, не отрывая от нее глаз.

В комнате воцарилась тишина. Выражение лица Джейсона не изменилось. Наконец он с шумом отодвинул стул и поднялся из-за стола.

– Ну что ж, отлично, меня это вполне устраивает. Сейчас меня ждут кое-какие дела, а ты можешь взять пикап. – В дверях он остановился и повернулся к ней. – Да, кстати, если хочешь, пригласи на вечер Кайла и Фрэнси. Они будут рады, а у тебя, надеюсь, хватит сноровки приготовить хороший ужин.

А что? Почему бы нет? К тому же этот несносный тип, по всей видимости, сомневается в ее кулинарных способностях!

– Неплохая идея, – улыбнулась Кристи. Джейсон исчез, с крыльца донесся его приглушенный смешок.

С ума от него можно сойти, ей-Богу!

Облегченно вздохнув, Кристи забралась в постель. Так много всего произошло с того времени, как на заре она проснулась рядом с Джейсоном в его спальном мешке! Ужин прошел как нельзя лучше. Кайл и Фрэнсин приняли ее возвращение в дом мужа как должное, были веселы и беззаботны. Джейсон вел себя так же, как в день ее приезда из Нью-Йорка, поддразнивал ее, но Кристи не обращала внимания на его шуточки. Неужели он думает, что стоит ему поманить, как она снова впорхнет в его объятья? Ну уж нет, не бывать этому, у нее тоже есть самолюбие. Она осталась здесь не по воле этого самоуверенного, надменного упрямца, а ради спокойствия Молли, так что пусть не воображает о себе и не думает, что она вернулась навсегда.

Кристи выбрала для себя комнату для гостей на втором этаже. Когда она раскладывала свои вещи в шкафу, Джейсон не сказал ни слова. Вымыв после ужина посуду, она заявила, что устала и хочет лечь пораньше. Джейсон молча кивнул и снова погрузился в чтение каталога, который принес ему Кайл.

Вытянувшись в постели, Кристи тщетно старалась заснуть. Повернулась на бок и тут услыхала тихие шаги Джейсона. Он поднимался по лестнице. Так, значит, вот почему она не засыпала – она ждала. Затаив дыхание, Кристи прислушалась. Но… Джейсон прошел мимо ее двери. Кристи вздохнула. Глупости, и вовсе она не хотела, чтобы он вошел в ее спальню!

Она поуютней устроилась под одеялом и совсем было задремала, как вдруг дверь тихонько скрипнула, и в комнату скользнула едва различимая в темноте тень. Джейсон! Он бесшумно подкрался к кровати, откинул одеяло и улегся рядом.

– Что тебе здесь надо? – пробормотала Кристи.

Джейсон притянул ее к себе и прошептал прямо в ухо:

– Хочу заслужить твое прощение. – (Кристи пошевелилась.) – Спи, дорогая. Теперь тебе не придется нежиться в постели допоздна, подъем в пять утра. Привыкай хозяйничать в своем доме.

Как же с ним уютно и тепло! Кристи счастливо вздохнула и сразу провалилась в сон.

Глава 6

Разбудил Кристи пряный запах одеколона. Еще не вполне проснувшись, она заворочалась, почувствовала на губах нежный поцелуй и приподняла ресницы. Джейсон стоял, склонившись над ней, и с удовольствием смотрел на нее кошачьими желтыми глазами. Он был в синей рабочей рубашке и застиранных джинсах.

– Пора вставать, любовь моя, – проворковал он, наслаждаясь красотой и свежестью жены.

Рыжие локоны в беспорядке рассыпались по плечам, подчеркивая белизну лица, от которого словно исходило сияние. Кристи улыбнулась, стряхивая остатки сна, томно потянулась к Джейсону, обняла за шею и поцеловала в губы. Поцелуй был долгим. Джейсон с трудом оторвался от нее и шумно перевел дыхание.

– Милая, если так пойдет дело, я не скоро смогу взяться за работу, а у меня ее полно. – Он выпрямился и потянул ее за собой. – Тебе тоже предстоит трудный день.

Он скользнул ладонями по изгибам ее тела и быстро, будто обжегшись, отвел руки, потом направился к двери.

– Через полчасика мы приедем завтракать.

Джейсон сгреб со стула стэтсон и вышел из спальни. По лестнице застучали торопливые шаги. Кристи блаженно потянулась и оглядела себя в большом зеркале на туалетном столике. Прозрачная ночная рубашка мало что скрывала. Кристи припомнила взгляд Джейсона, которым он ее только что пожирал, и весело хихикнула.

Значит, он хочет видеть ее женой фермера? Ладно, он ее получит! Кристи решительно взяла в охапку белье, закрыла за собой дверь и пошла было к ванной комнате, которой когда-то пользовались они оба, но, вспомнив слова Молли, повернула обратно и открыла дверь в спальню Джейсона. Да, толстушка нисколько не преувеличивала – комната стала намного просторней, да и обставлена была с большей роскошью, чем другие комнаты в доме. На полу лежал мягкий, кофейного цвета ковер, приятно оттеняющий бело-голубые тона обоев, мебельной обивки и оконных занавесок. Кристи отметила, что Джейсон не стал придавать комнате подчеркнуто мужской вид. Удобный шезлонг у окна был явно предназначен для женщины.

Кристи пошла в ванную, окинула ее взглядом и расхохоталась. Это уж чересчур! Ванна и та поражала гигантскими размерами, одна стена была сплошь зеркальная, и даже душевая кабинка могла свободно вместить двоих. Ну, Джейсон, с тобой все ясно!

Времени до завтрака оставалось мало. Кристи быстро приняла душ, бегом промчалась в свою комнату, натянула джинсы и синий облегающий свитерок, а волосы подхватила на затылке широкой лентой, и они заструились по плечам шелковистым потоком. Ну что ж, теперь она готова к подвигам на хозяйственной ниве. Пора на кухню, она ему покажет, на что способна настоящая жена фермера!

Завтрак прошел очень весело. Джейсон нанял на время весенних каникул старшеклассников из колледжа, никого из них Кристи раньше не видела. Когда он представил ее как свою жену, голос его звенел от гордости. Кристи с удовольствием прислушивалась к шуткам Джейсона, к его громкому, радостному смеху и от души хохотала вместе с ним над забавными историями, которые сыпались за столом как из рога изобилия.

Неужели это ее присутствие так изменило Джейсона? Она с надеждой думала, что да. Слишком много он значил в ее жизни, все время был рядом в пору ее взросления. И теперь Кристи хотелось вернуть ему хоть малую толику той любви, какой он окружал ее. Почему, ну почему она была такой эгоисткой – знай себе купалась в его любви, ничего не давая взамен!

Новые помощники Джейсона наперебой расхваливали ее стряпню. Наконец завтрак подошел к концу, и молодежь, сверкая улыбками на юных лицах, высыпала на улицу. Джейсон немного задержался, обнял Кристи за талию и тихонько проговорил:

– Надо тебя подкормить, малышка. Еще несколько подобных завтраков, и ты снова наберешь вес.

Задохнувшись от негодования, Кристи резко повернулась к нему от раковины с грязной посудой, и он сразу же приник губами к ее рту. Отступил на шаг и улыбнулся.

– Это поддержит меня до обеда.

Следующие несколько дней прошли точно так же. Из Сан-Антонио звонила Молли. Вести были утешительные – Нэйт быстро шел на поправку. Сотрясение мозга оказалось неопасным, но переломы за один день не срастаются, так что на ранчо и Нэйта, и Молли стоит ждать недели через две-три.

Все в доме казалось Кристи совершенно другим, не таким, как пять лет назад. Тогда хозяйством управляла Молли, теперь же ей пришлось все взять в свои руки. И она с радостью принялась за дела.

У Джейсона подозрительно часто возникали веские причины наезжать домой, поэтому она даже не успевала соскучиться в одиночестве – он то и дело бесшумно вырастал рядом, чмокал ее в щеку или гладил по руке, а сам так и светился от счастья, что они снова вместе.

Нэйт наконец выздоровел. Фрэнсин помогла Кристи навести в доме глянец к скорому возвращению супругов. День клонился к вечеру, все закончили дневные дела и разошлись по домам. Кристи прибралась на кухне и решила заглянуть в кабинет, где работал Джейсон. В дверях она задержалась, невольно любуясь его фигурой. Потом посмотрела в окно – вечернее солнце золотило цветочные клумбы, на которых она аккуратно высадила ноготки, циннии и анютины глазки, и теперь там пестрели бутоны, обещая со дня на день вспыхнуть яркими цветами. Кристи всегда нравилось копаться в саду. И как это она могла столько лет провести в городе, вдали от земли?

Перед ее мысленным взором встала нью-йоркская квартира. Странно, но с тех пор, как вернулась на ранчо Джейсона, она ни разу о ней не вспомнила. Там, в Нью-Йорке, она дома почти и не бывала, приходила только ночевать. Ну и жизнь у нее была – сплошная суета и нервотрепка! Но ведь тогда ей это было по вкусу, работа приносила деньги, славу, знакомства с интересными людьми…

Она, конечно, скучала по Джонатану и его своеобразному суховатому юмору, не хватало ей и общества двух-трех подруг-фотомоделей. Но никто из них не заменит ей Джейсона!

Он поднял голову от своих бухгалтерских книг, повернулся к двери и увидел Кристи, задумчиво глядящую мимо него в окно. Стройная фигурка в джинсах. Он ухмыльнулся, вспомнив, как девчонкой она вечно носилась в таких вот затертых джинсах, не сознавая собственной волнующей соблазнительности. Все-таки Кристи чуточку пополнела, вон как обтягивает ее грудь тонкая золотистая кофточка. Она даже поворчала по этому поводу утром, когда одевалась.

Под взглядом Джейсона Кристи очнулась от воспоминаний и подошла к письменному столу. Склонив голову набок, она посмотрела на мужа.

Солнечные блики играли в светлых волосах, от ленивой улыбки сладко сжималось сердце. Но ее привело сюда не праздное желание снова увидеться с ним, а дело, и она спросила:

– Скажи, кто такой Альварес?

Джейсон не торопился с ответом. Он откинулся в огромном кожаном кресле и бросил на стол карандаш, которым делал пометки в своем гроссбухе. Вопрос жены его не удивил. Чуть ранее он разговаривал с Альваресом по телефону, и Кристи могла слышать, как он называл того по имени.

– Один мой знакомый из Мехико. Почему он тебя заинтересовал?

– Сама не знаю, – неуверенно протянула она. – Но всякий раз, когда ты с ним говоришь, у тебя такой нервный голос…

Улыбка потухла на лице Джейсона, он выпрямился и в замешательстве проговорил:

– Что-то я тебя не понял.

Собираясь с мыслями, Кристи нахмурилась.

– Ты говоришь с ним так холодно, так надменно.., очень сухо, по-деловому. И у меня сложилось впечатление, что этот человек не нравится тебе, Джейс. Но если это правда, зачем ты так часто с ним связываешься?

Серьезное выражение слегка прищуренных зеленых глаз встревожило Джейсона. Берегись, приятель, мелькнуло в голове, вот тебе и первое испытание новых отношений с женой. Не будь дураком на этот раз, ведь все так легко испортить!

Джейсон встал и, обогнув стол, подошел к Кристи. Провел пальцем по ее щеке, думая о том, насколько уязвимым становится в присутствии этой женщины. Слово «любовь» было слишком слабым для обозначения того буйства чувств, какое она вызывала в нем.

Он взял Кристи за руку, подвел к камину, сел в уютное кожаное кресло, усадил ее к себе на колени и обнял, баюкая, словно маленькую девочку.

Как же мне с ним хорошо, подумала Кристи, я готова забыть обо всем!

Ей показалось, что и Джейсон забыл, о чем она его спрашивала, потому что заговорил он о совершенно другом человеке.

– Я никогда не рассказывал тебе о своем друге Джо, верно? – тихо спросил он, отводя рыжие локоны с ее тонкой шеи.

Она отрицательно покачала головой.

– Его зовут Джо Герреро. Познакомились мы на армейских учениях. Он родом из Эль-Пасо, двумя годами моложе меня. – Он улыбнулся чему-то своему и рассеянно погладил Кристи по спине. – Джо слишком торопится жить, ему не хватает терпения ждать у моря погоды. Парень он общительный, веселый, энергия так и брызжет, иными словами, о таком друге можно только мечтать.

Джейсон легонько сжал ее руку и продолжил свой рассказ:

– На Востоке мы с Джо оказались вместе и вместе выполняли кой-какие особые задания. Очень скоро я убедился, что более надежного напарника нет и быть не может, Джо никогда не подведет. – Джейсон улыбнулся. – Знаешь, иногда мы в шутку спорили, кто кого чаще вытаскивал из беды, но на самом деле.., это была не шутка… – Улыбка сползла с его лица. – Такое не забывается… Теперь, оглядываясь назад, я понимаю, какое чудо, что мы оба выжили в той войне.

В комнате воцарилась тишина. Кристи молчала, ожидая, что будет дальше, ведь эта история, наверно, каким-то образом связана с Альваресом.

– Джо вернулся в Штаты за несколько месяцев до меня, и я потерял его из виду. – Джейсон опять умолк, задумавшись о своем, потом тряхнул головой и посмотрел на Кристи. – Как выяснилось, Джо тоже был привлечен к операции против контрабандистов, он работал на мексиканское правительство. Я узнал об этом не сразу. Кое-кто из его родни живет в Мексике. Так вот, его двоюродный брат спутался с этой самой наркомафией, а когда решил порвать с ними, его попросту прикончили. После этого Джо и предложил свои услуги мексиканскому правительству. – Легонько поглаживая Кристи по спине (она едва не замурлыкала), Джейсон продолжил:

– Мы с ним вошли в контакт, но соблюдали предельную осторожность, чтобы мафиози не пронюхали о нашей связи, и, насколько мне известно, они об этом не узнали. В результате многих из них арестовали, но сделано это было чисто, когда ни меня, ни его «не было на месте», так что нас никто не заподозрил.

Джейсон запечатлел на ее губах легкий поцелуй.

– В этой операции участвовал и Альварес. Он тоже называл себя другом Джо, хоть я и сомневаюсь, знает ли он, что такое настоящая дружба. – Джейсон откинул голову на спинку кресла и тяжело вздохнул, глядя на Кристи из-под ресниц. – Как бы там ни было, незадолго до твоего приезда Альварес сообщил мне, что Джо попал в переплет где-то там, в Мексике, и просил Альвареса связаться со мной. Его держат в тюрьме, Кристи, и я обязательно вытащу его оттуда, чего бы мне это ни стоило.

Кристи вспомнились ужасные ночи, когда она мучилась, не зная, где Джейсон и чем он занят. Она через силу выдохнула одно-единственное слово:

– Когда?

Джейсон крепче прижал ее к себе. Лукавить нельзя, их жизнь должна строиться на честности и доверии.

– Как только Альварес закончит необходимые приготовления. Мы надеемся, что он сумеет найти охранника, который не прочь подзаработать. Это здорово облегчит нашу задачу.

– За что они арестовали Джо?

– Он схлестнулся с кем-то из местных чиновников. По словам Альвареса, после временного затишья наркомафия опять поднимает голову. – Джейсон нахмурился. – Альварес считает, что некое не очень высокое должностное лицо хочет получить от них мзду и намерено держать Джо в качестве заложника, пока не положит свое в карман. – Он покачал головой. – Мексиканские тюрьмы – места отнюдь не самые приятные…

– А разве он не может объяснить, что является гражданином Соединенных Штатов?

– Глупышка! Думаешь, в занюханном мексиканском городишке это кого-нибудь впечатлит? Против Джо выдвинуты обвинения – как считает Альварес, сфабрикованные, и я полностью с ним согласен, – и они будут держать его за решеткой без суда и следствия хоть весь остаток жизни.

– Но это ужасно! – От негодования Кристи даже затрясло.

– Знаю, милая. Потому и хочу помочь Джо.

– Но если подкуп не сработает, что тогда? – с подозрением спросила Кристи. Джейсон беспечно пожал плечами.

– Что-нибудь придумаю.

– Будешь действовать силой?

– Надеюсь, до этого не дойдет. Поживем – увидим. Мы с Джо знаем кое-какие хитрости, которые помогут вызволить его без лишнего шума. Вот приеду и разберусь на месте, как обтяпать дело с минимальными потерями.

Он замолчал. Кристи обдумывала услышанную историю, сопоставляя ее с тем, что знала раньше.

– Так это из-за Альвареса ты так напился в тот вечер в мотеле?

Джейсон озадаченно посмотрел на жену.

– Да, он назначил мне встречу в баре, и бутылку я заказал для него. Хм, а мне показалось, ты решила, будто я ударился в пьянство, – ровным голосом добавил он.

– Поначалу так и было. Ты был похож на типичного алкаша-ковбоя, решившего приударить за первой попавшейся юбкой, – насмешливо сказала Кристи. Джейсон покраснел. – Но с того вечера я провела с тобой слишком много времени, чтобы убедиться в своей ошибке. – Она подняла ладошку и начала загибать пальцы. – Во-первых, с тех пор ты ничего, кроме кофе, не пил, даже когда разбился Нэйт. Правда, ты так его завариваешь, что он прямо с ног валит. – Она оглядела могучие плечи Джейсона. – Во-вторых, вряд ли ты смог бы держаться в такой отличной форме и одновременно быть алкоголиком.

– Черт! А я-то уж решил, что ты проводишь со мной сеанс реабилитации!

Джейсон легко поставил ее на ноги и поднялся. Кристи озадаченно глядела на него.

– Ты хотел, чтобы я думала, будто у тебя проблемы с алкоголем?

– Да нет, просто мне очень нравится, как ты за мной ухаживаешь.

Внезапно он подхватил ее на руки и закружил по комнате.

– Что ты делаешь, Джейс? Ты с ума сошел! Немедленно отпусти!

– Никогда! Для укрепления мышц и поддержания формы нужно что? Физические упражнения! – Он весело рассмеялся и, прижав к груди драгоценную ношу, в два прыжка очутился на втором этаже.

Распахнув ногой Дверь, он внес Кристи в спальню и тем же манером дверь захлопнул. Потом бережно опустил Кристи на кровать, быстро расстегнул легкую золотистую кофточку и бросил ее на пол. Не прошло и минуты, как следом полетели джинсы, туфли и трусики. Если бы на свете существовал конкурс на самое быстрое раздевание женщины, Джейсон наверняка занял бы первое место!

Кристи, улыбаясь, наблюдала, как он стремительно срывает с себя одежду. Секунду спустя он уже был с нею рядом, на кровати. Кристи даже не думала протестовать, она так любила этого человека, что только и мечтала поскорее очутиться в его объятиях.

А Джейсон, склонясь над нею, начал покрывать поцелуями ее колени и бедра, постепенно поднимаясь все выше. Вперемежку с поцелуями он что-то тихонько пробормотал.

– Что ты сказал, Джейс?

Едва прикасаясь кончиками пальцев, он, словно пушистым перышком, нежно ласкал ее бедра. Потом поднял на нее глаза.

– Вдали от тебя, Кристи, даже когда занят делами на ранчо, я думаю только о тебе, любимая, рисую в воображении, что сделаю с тобой, как только вернусь, – пробормотал Джейсон и вновь принялся осыпать ее поцелуями.

Желание жаркой волной захлестывало Кристи. Она задрожала в его руках.

– О Джейс!

Из полуоткрытых губ Джейсона вырывалось хриплое дыхание. Кристи с силой потянула его на себя. И сразу все вокруг взорвалось ярким фейерверком и закружилось в опьяняющем танце любви.

– О… Джейс… Боже мой… Джейс! Джейсон приподнялся на локтях и взглянул в ее упоенно запрокинутое лицо.

– Тебе такое впервой, дорогая? – От страсти его голос звучал глухо.

– Конечно! Ты ведь.., никогда так раньше не делал.

Кристи почувствовала, как Джейсон вдруг напрягся, открыла глаза и увидела, что он с глубокой нежностью смотрит на нее.

– Кристи, – мягко начал он, – ты мне только что призналась!

Она удивленно моргнула. В чем призналась?

– Значит, нью-йоркские любовники не ласкали тебя так, как я. – Видимо прочитав в глазах Кристи недоумение, Джейсон спросил:

– Неужели у тебя вообще не было любовников?

Его взгляд жег Кристи огнем. Она покачала головой.

– Господи, Джейс, конечно, не было. Я думала, ты давно понял.

– Любимая! – Он сжал ее так, что она едва не вскрикнула от боли. – Я не знал и не хотел спрашивать.., но не смог удержаться. – Он поцеловал Кристи в губы с такой любовью и нежностью, что у нее замерло сердце. Потом отстранился и отвел с ее лба влажные прядки волос. – Знаешь, за пять лет все могло случиться, ты ведь живой человек, но я счастлив, что я единственный мужчина в твоей жизни.

– Джейс?

– Ммм?

– Ты узнал меня тогда, в баре? – В мягких серебряных сумерках глаза Кристи светились как изумруды.

– А ты как думаешь?

– Даже не знаю. Я не могу поверить, что ты способен лечь в постель с первой встречной женщиной.

– Ax, Кристи, с тех пор как ты решила проверить на мне действие твоих чар и поцеловала меня у ограды, я ни с кем больше любовью не занимался. – В его словах сквозила легкая насмешка над собой.

– Но это было так давно, Джейс…

– Да.

– Значит, ты действительно меня любил. Почему же ты молчал?

– Я думал, милая, ты и так знаешь. С какой стати было жениться без любви? Ты сводила меня с ума, и мне казалось, что ты чувствовала то же самое.

– Да, Джейс, так и было… Я и сейчас схожу от тебя с ума, я никого не смогу так любить, как тебя.

Слова Кристи, тон, каким она их произнесла, заставили Джейсона позабыть обо всем, и его страстный порыв не остался без ответа. Кристи легонько шевельнулась, придавленная его тяжестью, и он овладел ее податливым телом – мощно, властно, нетерпеливо. Она застонала от наслаждения.

Могучий ритм страсти захватил обоих, и Кристи, и Джейсон жаждали одного – всецело обладать друг другом. Для нее во всем мире существовал сейчас только Джейсон и те божественные ощущения, какие рождала в ней его любовь. Он замедлил темп, умышленно растягивая удовольствие, не переставая руками и губами ласкать ее разгоряченное тело.

О, как же я люблю этого человека! – подумала Кристи, и Джейсон, шестым чувством уловив ее мысли, нанес последний удар, вознесший обоих на вершину блаженства. Кристи целиком растворилась в его нежности, медленно спускаясь с высот любви на землю.

Не разжимая объятий, Джейсон перекатился на бок. Она безвольно, умиротворенно покоилась в его руках. Он прислушался к легкому ровному дыханию, улыбнулся, поцеловал ее и тоже погрузился в сон.

Глава 7

Нэйта наконец выписали из больницы. Он настолько оправился, что мог передвигаться без посторонней помощи, опираясь только на палочку. Обрадованный Джейсон счел, что возвращение Нэйта и толстушки Молли нужно хорошенько отпраздновать, поэтому сел за телефон и наприглашал кучу друзей на импровизированную вечеринку.

Наступил вечер, стали съезжаться гости. Облокотившись на перила крыльца, Кристи наблюдала за собравшимися на лужайке. На приглашение Джейсона откликнулись все, приехали даже те, кого она помнила только по школе. Теперь они все были давно женаты и прибыли целыми семьями.

Лужайку украшали разноцветные праздничные фонарики, раскачивающиеся на легком ветерке. От огромной жаровни шел восхитительный аромат жарящегося мяса, накрытый неподалеку длинный стол ломился от тарелок с салатами и овощами. У Кристи слюнки текли в предвкушении пиршества.

Вокруг жаровни толпилась компания мужчин. Попивая холодное пиво прямо из банок, громко переговариваясь и смеясь, они смотрели, как священнодействует Джейсон, переворачивая аппетитные куски мяса на громадной решетке и сбрызгивая их водой. Джейсон очень изменился, что, конечно, не ускользнуло от цепкого взгляда Молли, заявившей, что он будто снова превратился в того веселого, беспечного мальчишку, который взрослел и мужал у нее на глазах. Толстушка не скрывала радости, когда узнала, что ее любимец и Кристи опять спят в общей спальне.

К задумавшейся Кристи подошла Фрэнсин, обняла ее за плечи.

– Вот уж не думала, что у фотомоделей теперь модно встречать гостей в таком виде! – прищурившись, сказала она, оглядывая золовку, одетую в ковбойку бирюзового цвета, аккуратно заправленную в джинсы.

Кристи рассмеялась.

– Между прочим, из всей здешней публики я единственная выгляжу типично по-техасски.

Обе посмотрели по сторонам, и лица их осветились улыбкой.

На Фрэнсин было легкое нарядное платье, подчеркивающее ее стройную фигуру.

– Ты права, дорогая, – кивнула она. – Никто не рискнул бы появиться на вечеринке в такой одежде, и я не исключение. – Глаза Фрэнсин озорно сверкнули.

– Уж не знаю почему, но Джейсон сам выбрал для меня этот «наряд», а мне очень нравится делать так, как он хочет. – Кристи засмеялась, и тут раздался победный клич Джейсона:

– Все готово, ребята! Хватайте тарелки и налетайте на еду, всем хватит.

Повторять приглашение не пришлось. Когда Кристи подошла к жаровне, тарелки у всех были уже полны. При виде жены глаза Джейсона вспыхнули огнем.

– Я уж тебя заждался. Ты что, не хочешь есть?

Кристи посмотрела на помолодевшее улыбающееся лицо мужа и с трудом подавила желание немедленно, прямо при всех поцеловать его.

– Наоборот, умираю с голоду. Просто решила дождаться, пока ты освободишься и перекусишь вместе со мной.

Джейсон как радушный хозяин оглядел гостей и, убедившись, что все заняты едой, сказал:

– Умница, правильно решила. – Потом обратился к собравшимся:

– Если кто захочет добавки, не стесняйтесь, накладывайте сами.

Кристи и Джейсон положили на тарелки по большому куску сочного мяса, добавили гарнир и уселись под могучим раскидистым дубом.

Расправившись с едой, Джейсон искоса взглянул на жену.

– Тебе хорошо? Вопрос ее удивил.

– Конечно. А ты думал нет?

– Я не был уверен, что ты будешь чувствовать себя с этими людьми по-прежнему уютно. – Он ткнул полуобглоданным ребрышком в сторону гостей.

– А тебе это небезразлично, Джейс? – едва слышно спросила Кристи.

– Какое, к дьяволу, безразличие! Отпускать тебя я не намерен, это уж точно, но все-таки хотелось бы твердо знать, что тебе тут нравится. Я хочу, чтобы ты была счастлива.

– Но, Джейсон, я же не могу вот так, в одночасье, бросить работу!

Рука с банкой пива замерла в воздухе. Джейсон осторожно поставил банку обратно на колено.

– Как это понимать?

– Я ведь говорила, что у меня есть обязательства. В конце концов, я не могу сорвать график съемок, который был составлен задолго до моего приезда сюда.

Лицо Джейсона помрачнело. У Кристи упало сердце.

– Ну и?..

– Ну и к первому июня мне надо вернуться в Нью-Йорк.

– То есть через несколько недель?

– Да.

Джейсон отпил большой глоток пива и, улыбнувшись одними губами, хрипловато спросил:

– Ты все-таки хочешь развестись со мной?

– Да нет же! Мне казалось, ты давно понял, что я оставила все мысли о разводе.

– Вот как? Ты мне льстишь, Кристи, я еще не научился читать мысли на расстоянии… Итак, мы остаемся мужем и женой. – Он перевел взгляд на толпящихся вокруг гостей. Кое-кто уже начал танцевать под звуки музыки, льющейся из больших динамиков, которые Джейсон заранее вытащил на веранду. – Ну что ж, в каком-то смысле это победа, хоть и небольшая. – С этими словами он поднялся на ноги. – Давай-ка присоединимся к компании. Пошли. – Он протянул Кристи руку и помог встать. От неприятного разговора ей стало не по себе, и она с удовольствием оперлась на его локоть, ощущая спасительное тепло его большого тела.

Потом Кристи ненадолго исчезла в доме и вернулась, неся поднос с многослойным шоколадным тортом и двумя вишневыми пирогами. Расставляя все это на столе, она поискала глазами Джейсона. Наконец обнаружила его – и сердце в груди замерло. Она медленно подошла к стоявшей неподалеку Фрэнсин и безразличным тоном спросила:

– Что это за женщина, с которой танцует Джейс?

– Люсинда Рэйес. Она и ее брат Рамон несколько лет назад переехали сюда из Монтерея, Рамон купил у старика Стодцарда его ранчо. Наверное, они запоздали к началу, поэтому Джейс не успел тебя с ними познакомить. – Фрэнсин пристально поглядела на золовку, не сводящую глаз с танцующих, и добавила:

– Знаешь, одно время ходили сплетни, что. Люси не прочь скрасить одиночество Джейсона, пока ты в Нью-Йорке.

Кристи ощутила неприятную тяжесть в желудке. Она не слышала, о чем говорили Джейсон и Люсинда, но по манере держаться, по теплым ласковым улыбкам и так было ясно, что отношения между ними самые дружеские. Да это и неудивительно, Джейсон очень хорош собой, немудрено, что им интересуется другая женщина.

Кристи задумалась. Никто ни слова не говорил ей о Люсинде, но из случайно оброненных фраз, которые только сейчас всплыли в ее памяти, можно было сделать вывод, что большинство гостей сгорали от любопытства: как Кристи воспримет появление Люсинды?

Трудно было не заметить, какие чувства питала к Джейсону эта женщина. Кристи не отрываясь смотрела, как они кружатся в медленном танце. Никогда еще ей не было так больно. Вот Люсинда что-то сказала, и Джейсон нагнулся к ней, чтобы лучше расслышать, вот он запрокинул голову и от души расхохотался. Сердце Кристи пронзила ревность.

Да, они были прекрасной парой, эти двое. Смуглая кожа Люсинды и черные как вороново крыло волосы, водопадом струящиеся по плечам, подчеркивали светлую шевелюру Джейсона. Его рука свободно лежала на тонкой талии партнерши. Кристи с трудом отвела взгляд, не в силах больше выносить такую муку.

– По-моему, мы незнакомы, – внезапно услышала она низкий голос и вздрогнула от неожиданности. Обернувшись, она увидела стройного темноволосого молодого человека. На его лице сверкала белозубая улыбка. – Меня зовут Рамон Рэйес, моя сестра танцует сейчас с вашим мужем.

– Да, мне уже говорили, – кисло ответила Кристи и снова посмотрела в сторону Джейсона, который в этот миг как раз прижал Люсинду к себе, делая красивый плавный разворот.

– Не стоит расстраиваться, миссис Макалистер. Моей сестре, как и всем в округе, хорошо известно, что Джейсон влюблен только в одну женщину – свою жену. – Он снова ослепительно улыбнулся. – Она это понимает.

– Он ей нравится, верно? И надо сказать, она этого не скрывает.

– Да. Джейсон наш хороший друг, но он никогда не давал ей повода надеяться и не разделял ее чувств, уверяю вас. – В карих глазах Рамона отразилось сострадание. – Я хочу, чтобы вы это знали.

Кристи снова стало не по себе, как во время разговора с Джейсоном, вдобавок у нее заболела голова.

– Благодарю вас, вы очень любезны.

– А вы очень красивы. Можно пригласить вас на танец?

Почему бы нет, подумала Кристи, оглядывая импровизированную танцплощадку. Хватит бродить тенью, пора и себя показать.

– Спасибо, не откажусь.

Сперва Кристи танцевала с Рамоном, потом ее стали нарасхват приглашать и другие кавалеры. Кто-то сунул ей в руку бокал пунша, и она, запыхавшись от танцев, жадно его выпила, не придав значения неожиданной крепости этого невинного с виду напитка.

Головная боль как будто поутихла. Кристи с удовольствием танцевала, подчиняясь ритму сменяющих одна другую мелодий. Вот музыка на миг умолкла, а с первыми аккордами следующего танца на ее талию легла сильная рука, и она почувствовала – рядом муж.

Кристи подняла голову и улыбнулась, в изумрудных глазах сверкал огонь. Едва разжимая зубы, Джейсон пробормотал:

– Теперь моя очередь, если не возражаешь. Все страхи мгновенно улетучились. Кристи рассмеялась и, кокетливо глядя на него, проворковала:

– А ты ждал, что я сама тебя приглашу?

– Как же, от тебя дождешься! – сказал Джейсон и сильнее притянул ее к себе, раздвигая сильными бедрами ее ноги.

– Джейс, веди себя прилично, – прошептала Кристи, но щеки ее горели вовсе не от смущения, а, скорее, от нахлынувшего желания, о чем Джейсону, разумеется, знать не обязательно…

– Я и так веду себя прилично, дорогая, весь вечер только и делаю, что держу себя в руках. Но если гости не начнут вскорости собираться по домам, хозяину придется на время умыкнуть хозяйку в спальню.

Неужели совсем недавно она терзалась муками ревности? Теперь все это казалось далеким и глупым. Он здесь, он рядом, он любит ее!

Вдруг ее внимание привлек человек лет сорока пяти, только что появившийся на краю освещенного фонариками пространства возле дома. В темной одежде, очень смуглый, он остался незамеченным для большинства присутствующих. Да и Кристи увидела его только из-за вспыхнувшего кончика сигары, которую он в этот момент поднес ко рту.

– Кто это, Джейс?

Джейсон повернул голову и замер как вкопанный.

– Альварес. Хотел бы я знать, каким ветром его принесло.

Альварес сделал ему какой-то знак и отступил подальше в тень. Джейсон продолжил танец.

– Что ему здесь надо?

– Понятия не имею, милая. Потерпи, скоро все выяснится.

Наконец музыка смолкла, пары разбрелись по лужайке. Кристи и Джейсон присоединились к тем, что собрались возле чаши с пуншем. Джейсон, который весь вечер пил только пиво, попробовал пунш и покатился со смеху. Кристи уже успела осушить и снова наполнить свой бокал.

– Тебе не нравится? По-моему, вкус очень приятный.

– Вне всяких сомнений, – усмехнулся Джейсон. – Кто-то пошутил: разве ты не чувствуешь, что туда добавили кое-какие лишние ингредиенты? Забористая штучка получилась!

Кристи уже изрядно разморило. Она глуповато посмотрела на него и тряхнула головой. Это была ошибка – она поднесла ко лбу руку, чтобы унять головокружение.

– Пожалуй, не стоило мне пить последний бокал.

Джейсон засмеялся и подхватил ее за талию.

– Отлично, теперь у меня есть повод увести тебя в дом.

Когда они взошли на крыльцо, за спиной Джейсона возник Альварес.

– Нам надо срочно поговорить, – сказал он так тихо, что Кристи едва расслышала. Джейсон кивнул.

– Сейчас отведу жену наверх и буду в твоем распоряжении.

Супруги молча поднялись по лестнице. У Кристи снова разболелась голова, и она сразу прошла в ванную за аспирином. Джейсон наблюдал за ней, прислонясь к дверному косяку.

– Как ты себя чувствуешь? – В его тоне сквозило беспокойство.

Не поворачиваясь, она пробормотала:

– Сносно. Посплю, и все пройдет. – Она приняла сразу две таблетки, запила водой и улыбнулась. – Не волнуйся обо мне. Я сейчас прилягу. Прости, что не смогу проводить гостей.

– Ерунда, не думай об этом. Я скоро вернусь, только узнаю, зачем пожаловал Альварес.

Однако вернулся он очень не скоро.

Как ни странно, заснула Кристи не сразу. В голове роились мысли – реакция Джейса на ее сообщение о скором отъезде в Нью-Йорк, Люсинда, Альварес… Через некоторое время она все-таки задремала. Сны были отрывочны и беспокойны. То ей мерещилось, будто Джейсон обнимает Люсинду и говорит, что никуда ее не отпустит, то Альварес объясняет ей, Кристи, почему Джейсону придется отбывать срок в мексиканской тюрьме…

Она бессознательно протянула руку, но мужа рядом не было.

Глава 8

Кристи с трудом раскрыла глаза. Принятый накануне аспирин не помог. Ей казалось, что голова распухла до необъятных размеров. Осторожно повернувшись, она с удивлением обнаружила, что подушка Джейсона даже не примята. Значит, дома он не ночевал.

Кристи прошла в ванную и стала под теплую струю воды. После душа стало легче. Но почему не вернулся Джейсон? Что такого сказал ему этот Альварес?

Было уже одиннадцать, когда она наконец спустилась вниз. Толстушка Молли приветствовала ее веселым щебетанием о том, какая чудесная выдалась вечеринка.

– Вот только жалко, что Джейсону пришлось уехать ни свет ни заря. По-моему, так он вовсе и не спал.

Глотнув бодрящего свежего кофе, Кристи спросила:

– С чего ты взяла?

Молли шустро сновала от плиты к столу, и вскоре перед Кристи появилась тарелка с ветчиной и бисквитами.

– А очень просто. Он вместо себя оставил заправлять одного парня, сказал, что его не будет несколько дней. – Молли опустилась на стул, налила себе кофе и сдула со лба прядку седых волос.

Кристи нахмурилась.

– Странно, он не собирался уезжать. А тебе или Нэйту он ничего не говорил?

– Ха, Джейсон уже давно нам не докладывает о своих планах. Думает, он уже большой и самостоятельный. Кристи вспыхнула.

– Он вправе не отчитываться и передо мной, только мне кажется, было бы порядочнее по крайней мере поставить меня в известность.

– Так, может, он записку оставил? Да, конечно, она ведь с постели прямиком отправилась под душ! Кристи быстро кивнула.

– Не исключено. Пойду погляжу. Не слушая протестов Молли, Кристи поспешила вверх по лестнице. В спальне на туалетном столике лежал конверт с крупной надписью «Для Кристи». Какая же я дурочка, подумала она, вскрывая конверт и разворачивая записку.

Кристи!

Дела на юге, похоже, складываются удачно. Постараюсь вернуться как можно скорее. Я люблю тебя.

Джейс Кристи перечитала стремительные, летящие строчки и вдруг поняла, что это первое письмо, которое он ей написал. Не выпуская записку из рук, она опустилась на кровать. «Я люблю тебя. Джейс», – снова и снова перечитывала она. Если бы она хоть раз получила такое послание тогда, пять лет назад, когда он так же внезапно исчезал из дома!

Джейсон сказал, что сейчас он уже не связан с федеральными службами. Но вот ведь уехал снова, и наверняка ему грозит большая опасность. У Кристи были веские основания подозревать, что задуманное ее мужем предприятие не понравилось бы полиции любой страны мира, не только мексиканской.

Кристи вернулась на кухню. Заботливая Молли поставила недоеденный завтрак в микроволновую печь. Разогретая еда быстро появилась на столе.

– Ты была права, Молли, он оставил записку. Вернется через несколько дней. – Еда казалась безвкусной; Кристи машинально жевала, размышляя, чем занять долгий день. Без Джейсона все потеряло смысл. Она допила кофе и поднялась. – Навещу-ка я, пожалуй, Фрэнсин.

Она позвонила на ранчо Коулов и сообщила, что скоро приедет. Ей не столько хотелось увидеться с родными, с которыми она общалась только вчера, сколько было необходимо отвлечься от гложущей тревоги о Джейсоне.

Он отсутствовал целых пять дней и ночей.

Хуже всего было именно по ночам. Днем она что-то делала, уставала физически, но ничего не помогало – никакая усталость не валила ее с ног, и она либо без сна ворочалась в постели, либо мучилась кошмарами.

Только теперь Кристи поняла, каково было Джейсону после ее скоропалительного отъезда. Ей-то было намного легче, ее сразу захватила неведомая ранее работа, новая жизнь, ее окружали новые люди, появились друзья. Все было для нее непривычно и отвлекало от мыслей о муже.

Теперь она бродила по дому, и каждая мелочь напоминала о нем, повсюду слышался его голос, отзываясь в сердце невыразимой болью. Вот так же было и с ним. Господи! До чего ему было тяжело! И ведь все стерпел, даже словом не обмолвился о том, что пережил по ее вине!

Ну а если бы он позвонил и все сказал – поверила бы она? Кристи с внутренним содроганием припомнила ту глупую, эгоистичную девчонку, замкнувшуюся в своем горе и упрямо не желавшую прислушаться к чужой боли. Как ни ужасно, но она была именно такой.

Правда, за годы, проведенные вне дома, жизнь многому ее научила. Например, ценить в людях те качества, какими в изобилии обладал Джейсон. Столкнувшись с вероломством и жестокостью мирка, в котором ей пришлось вращаться, она не раз с благодарностью вспоминала о простоте и преданности Кайла, Джейсона и Фрэнсин, окружавших ее добротой и теплом. Любовь и искренность этих дорогих ее сердцу людей помогли ей сохранить индивидуальность в дни, когда к ней впервые пришла слава. И только любовь к Джейсону оградила ее от связей с мужчинами, постоянно докучавшими ей. Если бы не любовь к нему, кто знает, как сложилась бы сейчас ее жизнь…

После возвращения Кристи чувствовала себя счастливой, но… Но Джейсон снова уехал. Только бы он не кривил душой, когда уверял, что больше не работает на правительство!

Каждый вечер, ложась в постель, Кристи ждала и надеялась, что наутро ее разбудит любимый. И была вознаграждена.

Она очнулась от неясного шума на первом этаже, села в кровати, прислушалась. Нет, почудилось. В комнате царил мрак, ничего не видно. Она все-таки выскользнула из-под одеяла, накинула халатик, сунула ноги в тапочки. Открыла дверь, выглянула на лестницу. В неверном свете луны, льющемся из окна в дальнем конце коридора, она увидела, что снаружи никого нет. Но как бьется сердце! Оно не может обмануть. Кристи на цыпочках подкралась к перилам и посмотрела вниз. Из-под двери кабинета Джейсона пробивалась слабая полоска света. Он вернулся!

Она скатилась вниз по ступенькам и рывком распахнула дверь кабинета. То, что она увидела, заставило ее задохнуться. Рубашка на Джейсоне была разорвана в клочья, грудь перевязана окровавленными бинтами. Услыхав ее топот и звук открывшейся двери, он схватил со стола пистолет. Кристи замерла на пороге.

– Кристи! Как ты меня напугала! Я думал, ты спишь.

Джейсон положил пистолет на стол.

– Что с тобой? Ты ранен? – Она шагнула к нему.

Он отстранился.

– Так, пустяки, царапина, только кровищи много натекло. Не обращай внимания. Сейчас все здесь приберу и приведу себя в порядок. – Окинув ее усталым взглядом, он добавил:

– -Иди к себе, я скоро приду.

Кристи медленно двинулась вверх по лестнице, Джейсон шел следом. В спальне он стянул замызганные сапоги, сбросил грязную, пропотевшую одежду.

Похоже, с тех пор как они расстались, у него не было во рту ни крошки. Резко проступили ребра, вокруг рта и около носа залегли глубокие складки. Освободившись от одежды, он направился в ванную.

– Ты нашел Джо? – спросила Кристи. Джейсон задержался в дверях.

– Нашел. – Лицо его еще больше помрачнело. – Он сейчас у нас, внизу. Поговорим об этом позже. – Дверь ванной захлопнулась.

Кристи постояла немного посреди комнаты, потом опять сбежала вниз по лестнице. Распахнула аптечку в кухне, собрала все необходимое, снова поднялась наверх и разложила медикаменты на туалетном столике.

Из ванной появился свежевыбритый Джейсон с махровым полотенцем на бедрах.

– Ложись, Джейс, я посмотрю, что там с тобой, – велела она твердым голосом.

Он хотел отшутиться, но понял, что она настроена весьма серьезно. Какая там царапина! В боку – рваная рана, на вид достаточно глубокая. И как это он умудрился сам себя перевязать? Объяснение последовало незамедлительно:

– У Джо поблизости оказались надежные друзья, они нам помогли.

Джейсон сморщился от боли. Кристи, оглядев рану и мысленно поблагодарив незнакомых ей друзей Джо, стала наносить мазь с антибиотиками. Кажется, ему повезло, рана была чистая.

– Значит, ты устроил Джо в нижней спальне, – негромко, ровным голосом сказала Кристи. Незачем ему замечать ее тревогу.

– Да. Он пока не в той кондиции, чтобы осилить подъем по лестнице.

– Что с ним? В него тоже стреляли? – как можно спокойнее спросила она.

– Нет, но он больше полугода провел в ужасных условиях, без свежего воздуха и впроголодь. Он очень истощен. – Кристи стала накладывать свежую повязку, и Джейсон скрежетнул зубами. Потом через силу улыбнулся. – Как тебе понравилась роль единовластной хозяйки дома?

Скинув полотенце, он блаженно растянулся на кровати, усталость и напряжение последних дней постепенно сходили с его лица.

– Не особенно, – буркнула Кристи, аккуратно завязывая бинт на его груди. – А вот тебе, похоже, нравится играть с огнем. – Она ласково погладила мужа по плечу, радуясь его близости.

– Все оказалось не так опасно, как ты думаешь. Должен признаться, я недооценивал Альвареса, он все подготовил точно по нашему плану. Альварес работает на мексиканское правительство, Джо был одним из его лучших парней, и он сделал все, чтобы вытащить его из тюрьмы. Я вступил в игру, поскольку Джо однажды рассказал ему, что когда-то мы с ним придумали целый набор маленьких, но вполне эффективных хитростей для подобных случаев. – Джейсон улегся поудобней и прижал ее к здоровой стороне груди. – Давай договорим утром, ладно? Все эти дни я практически не спал. – Он чмокнул ее в лоб. – Любимая, до чего же хорошо дома!

Кристи перегнулась через него и выключила ночник.

– Какое счастье, что ты наконец вернулся! Но учти, я еще не простила тебя за то, что ты не предупредил меня об отъезде.

– Ага, я просто струсил. Гораздо проще было черкнуть записку. – Джейсон потерся носом о ее щеку и сонно добавил:

– Ты же знала, что я вернусь…

– Конечно, но тебя не было так долго!

– Клянусь, я ни на час не задержался, разлука с тобой невыносима… – Голос становился все тише, и вскоре по ровному дыханию мужа Кристи поняла, что он спит. Она облегченно вздохнула и впервые после его исчезновения погрузилась в спокойный, глубокий сон.

К тому времени, когда Кристи рано утром спустилась вниз, Джейсон уже уехал по обычным делам. Она посмотрела на часы – около шести. В половине седьмого мужчины придут завтракать. На эту неделю Кристи отпустила Молли ухаживать за мужем. Во-первых, ей хотелось побольше занять себя хозяйственными делами, а во-вторых, присутствие жены пойдет выздоравливающему на пользу.

Для себя Кристи почти не готовила, ей хватало кусочка бисквита с апельсиновым соком. Наскоро перекусив, она сварила кофе. Мысли были заняты Джейсоном и Джо. Интересно, расскажет ли Джейс всю правду о приключениях в Мексике? Маловероятно. Скорее всего, просто постарается успокоить ее, чтобы навсегда закрыть тему.

На веранде послышались шаги, мужчины вошли в кухню и молча расселись вокруг стола. Кристи знала, сейчас разговора не получится, разве только после завтрака. Но после завтрака Джейсон вместе со всеми направился к двери.

– Джейс! – окликнула она мужа, стараясь, чтобы голос не дрожал.

Он нетерпеливо оглянулся.

– Не сейчас, Кристи. Сперва надо заняться делами, а то из-за моей отлучки слишком много времени упущено. – Он открыл дверь, потом посмотрел на нее и улыбнулся, смягчая суровость тона. – Я скоро вернусь, дорогая. Веди себя хорошо, договорились?

Он ушел, и Кристи с досадой хлопнула ладонью по столу.

Пропылесосив весь нижний этаж и засунув в духовку большой кусок мяса к обеду, она решила выпить еще кофе. Но едва успела пригубить душистый напиток, как дверь отворилась. Остановившийся на пороге человек бессильно привалился к косяку.

Черные как смоль волосы в беспорядке падали на взмокший лоб, вместо одежды жалкие лохмотья, которыми побрезговали бы даже нищие оборванцы. Худой, просто кожа да кости, на изможденном изжелта-смуглом лице жили одни только глаза, запавшие, но горящие точно уголья.

– Где Джейс? – спросил он так тихо, что Кристи с трудом расслышала.

Казалось, у него не было сил не только держаться на ногах, но и говорить. Господи, сколько же вынес этот человек! И каких трудов стоило Джейсу доставить его сюда! Кристи сорвалась с места, подбежала к нему, бережно подвела к столу и помогла сесть. Они были почти одного роста, только он походил скорее на обтянутый кожей скелет, чем на человека.

– Джейс ушел с работниками, но обещал скоро вернуться. Я сейчас налью вам кофейку, для бодрости, – сказала Кристи.

Мужчина вяло облокотился на стол и подпер руками подбородок.

– А может, хотите перекусить? – продолжала Кристи. – Возьмите пока бисквит, а я быстренько приготовлю яичницу с беконом. – Она внимательно приглядывалась к нему, размышляя, не лучше ли будет уложить его в постель.

Мужчина с заметным усилием поднял голову и устремил на нее бессмысленный взгляд. Может, забыл английский? А она по-испански ни в зуб ногой. Когда же вернется Джейс?

Но тут он медленно и почти без всякого акцента заговорил:

– Благодарю вас, это было бы прекрасно. Я очень проголодался.

Кристи обрадовалась, что можно чем-то заняться. Налила ему кофе, придвинула чашку и захлопотала у плиты.

Он уже заканчивал завтрак, допивая третью чашку кофе, когда наконец появился Джейсон.

– Джо! Какого черта ты здесь делаешь? Зачем встал? Не для того я вытаскивал тебя из этой передряги, чтобы ты тут отдал Богу душу! – Он говорил сердито, но Кристи без труда уловила теплые дружеские нотки.

– Ничего, amigo, не так уж я и плох. Вонючие мексиканские тюряги меня на тот свет не отправят. – Джо растянул бесцветные губы в подобие улыбки. Кристи заметила, что он хоть и бодрится, но дрожит от озноба и вот-вот уронит чашку.

Без лишних слов Джейсон забрал у него чашку, поставил ее на стол, легко сгреб друга в охапку, словно тот был тряпичной куклой, и понес в комнату. До Кристи донеслось его беззлобное ворчанье:

– Черт побери, Джо, что ты хочешь доказать своей бравадой? Погоди, сейчас я тебя уложу, и ты, дружок, будешь лежать ровно столько, сколько понадобится. Кристи будет готовить еду, а приносить ее тебе буду я сам. Через несколько дней встанешь на ноги, вот увидишь.

Кристи вышла в коридор, но в комнату войти не решилась. Изнутри донесся слабый голос Джо:

– Кристи? Так это была Кристи? Что ж ты не сказал мне, что она вернулась, amigo? А, ну да, понятно, боялся, что я отобью у тебя красавицу жену, а? Признайся.

Джейсон громко расхохотался.

– Это точно! Разве тебе можно доверять? Вон как ты только что распускал перед ней хвост! – Тут он перешел на шепот. Кристи хотела было вернуться на кухню, но Джейсон позвал:

– Кристи! Зайди на минуточку, надо же вас наконец познакомить.

Лишь теперь, войдя, она поняла, почему Джейсон выбрал для друга именно эту комнату: здесь было два окна, а кровать стояла так, что Джо, не отрывая головы от подушек, мог обозревать окрестности. К тому же из окон открывался прекрасный вид, и это наверняка окажет благотворное воздействие на издерганные нервы Джо.

Джейсон взял жену за руку и притянул поближе к постели друга. Кристи отметила, что Джейсон успел снять с него грязные лохмотья и натянуть на истощенное тело свою пижаму.

– Познакомься, Кристи, это мой старинный друг Джо Герреро, ты о нем уже слышала. – Джейсон задержал на ней взгляд сверкающих топазовых глаз и продолжил:

– Джо, а это моя жена Кристи.

Джо немного приподнялся и с явным удовольствием оглядел их обоих.

– Очень рад познакомиться, миссис Макалистер. А ведь вы еще красивее, чем я себе представлял по рассказам Джейса, но я уверен, он нарочно не говорил мне всю правду. – Джо откинулся на подушки и с раздражением пробурчал:

– Я так обессилел, что даже поцеловать вас не могу.

– С этим можно и подождать, – насмешливо произнес Джейсон. – Сейчас куда важнее, что Кристи великолепная кулинарка, ешь побольше да наращивай мясо на костях. А поцелуи потом. – Обняв Кристи за талию, он направился к двери. – Теперь, дружище, тебе надо поспать, поговорим позже.

В коридоре Кристи заботливо дотронулась до его груди.

– Милый, не пора ли сделать перевязку? Он улыбнулся, и веселые морщинки собрались вокруг глаз.

– Конечно, пора. Я, как никогда, нуждаюсь в тепле и заботе любимой жены.

Они поднялись в спальню, и Джейсон прямо на пороге снял сапоги, чем немало удивил Кристи. Усевшись на край кровати, он потянул ее к себе. Кристи начала расстегивать на нем рубашку, а он – ее кофточку.

– Джейс, что ты делаешь? – В удивлении она отпрянула.

– Интересный вопрос. Помогаю тебе раздеться, что же еще? – без тени смущения пояснил Джейсон, озорно сверкая глазами.

– Странные, однако, у тебя идеи, Джейс. Чтобы наложить свежую повязку, мне вовсе не обязательно раздеваться догола.

– Конечно, дорогая, но, пока ты будешь менять повязку, это отвлечет меня от боли. Ты же не хочешь, чтобы я страдал, правда? – Плечи Кристи уже освободились от легкой кофточки, и теперь Джейсон нежно провел рукой по ее спине. Щелчок – и легкий ажурный лифчик упал к ее ногам.

– Джейс!

– Мда-а-а, я весь внимание. – Он пробежал кончиками пальцев по ее ребрам – вверх-вниз, вниз-вверх. От легкого прикосновения к обнаженной груди по спине побежали мурашки.

Стараясь сохранять спокойствие, Кристи сняла пропитанную кровью повязку. Отлично, рана быстро заживает, подумала она, наложила свежий тампон и аккуратно перебинтовала.

Пока она обрабатывала рану, руки Джейсона ни на секунду не оставались в покое. В результате расстегнутые джинсы, которые он успел стащить с ее бедер, последовали вслед за лифчиком на пол. А Джейсон сразу же начал поглаживать ее живот, украдкой подбираясь к тоненьким трусикам. И вот цель достигнута: горячие, властные, но такие нежные пальцы скользнули под материю и стали ласкать нежную кожу.

У Кристи перехватило дыхание. Джинсы мешались под ногами, сковывали движения, и она слегка отпрянула от мужа, стараясь удержать равновесие, но Джейсон засмеялся, схватил ее за руки и вместе с ней опрокинулся на кровать.

– Джейс, не сходи с ума! Ты же ранен! – воскликнула Кристи, вырываясь из его сильных рук.

Все напрасно! Джейсон сдернул с нее туфли, отшвырнул подальше джинсы. Как только его руки снова принялись ласкать ее, Кристи перестала сопротивляться. Она порывисто обняла его за шею и прильнула к горячим губам. О, это был долгий страстный поцелуй, на который муж с готовностью ответил.

Еще мгновение – и Кристи оказалась совершенно обнаженной. Дыхание у обоих участилось. Кристи нетерпеливо потянулась к пряжке на его ремне. Только бы поскорее почувствовать его тело, по которому она так соскучилась! А Джейсон жадно ловил ртом ее губы, целовал шею, грудь и вновь возвращался к губам. Кристи хотела стянуть с него джинсы, но не смогла, слишком он был тяжелый. Тогда она высвободилась из его объятий, уселась на кровати и с силой дернула джинсы на себя. На сей раз Джейсон ей помогал.

Раздевая его, Кристи покрывала поцелуями каждый кусочек тела, освобождающийся от одежды.

– Иди ко мне, любимая, я так хочу тебя! – невнятно пробормотал Джейсон, лаская ее грудь, и она прильнула к нему, чувствуя, как напряглось его тело. Через мгновение он был уже в ней. Боже, какое счастье! – только и успела подумать Кристи.

Не отрываясь от жены, Джейсон слегка приподнялся, и снова их губы слились в упоительном поцелуе. Потом его губы скользнули вниз и сомкнулись вокруг розового соска. И снова Кристи оказалась во власти блаженства, начисто забыв об окружающем мире.

Джейсон так долго был вдали от Кристи и так не хотел покидать жену, пусть даже на время, даже зная, что обязательно к ней вернется. Он ни секунды не сомневался, что она поймет причину его внезапного отъезда и простит, но легче от этого не становилось. Поддержкой была только мысль о том, как по возвращении он обнимет любимую, прижмет к своей груди и снова сольется с ее прекрасным телом. Но то, что творилось сейчас, превосходило все ожидания.

Держа ее в своих объятиях, счастливую, обессиленную, Джейсон думал, что еще не раз ему придется обуздывать готовые сорваться с языка просьбы не уезжать. Слишком сильна была его любовь, чтобы удерживать ее, если ей это нужно, но выдержит ли он новую разлуку?

Глава 9

По календарю был только конец весны, но на юго-западе Техаса лето уже вступило в свои права. Дни стояли жаркие, солнце палило вовсю, и Кристи с еще большим прилежанием поливала свой любимый цветник.

Заботливый уход друзей сделал свое дело:

Джо быстро шел на поправку. И вскоре Кристи поняла, почему Джейсон так к нему привязан. Энергичный, жизнерадостный Джо никогда не падал духом. Как только его состояние улучшилось, он принялся потчевать Кристи рассказами о своем весьма бурном прошлом. И если верить Джейсону, все это была чистая правда. Да, она определенно будет скучать без этого веселого парня, когда он окончательно выздоровеет и снова пустится в приключения, из которых словно бы и состояла его жизнь. Раз она невольно подслушала, как Джо беззаботно обронил в разговоре с Джейсоном, что никогда ни на кого не держал зла. Интересно, подумала Кристи, неужели он забыл невзгоды в Мексике, неужели смог простить своих тюремщиков? Да, такого человека голыми руками не возьмешь, никакие перипетии не способны положить конец его странствиям.

Джейсон хотел лично переправить друга домой, в Эль-Пасо, и тогда у Кристи родилась мысль устроить прощальную пирушку и пригласить на нее семейство Коул. Вечеринка удалась на славу. Маленькие Кэвин и Кэри, как всегда, весело резвились и смешили всех своими шалостями и забавными замечаниями.

Все шло прекрасно, как вдруг Джо сказал:

– Ты меня удивляешь, Джейс. Еще в армии ты мечтал создать семью, помнишь? А какая же семья без малышей? Почему вы медлите с этим? – Джо допил вино, весело рассмеялся и только потом осознал, что смех повис в воздухе и в комнате наступила зловещая тишина. Внимательно оглядев присутствующих, он снова повернулся к Джейсону:

– Прости, дружище, я, кажется, сунулся не в свое дело. Конечно, я не вправе вмешиваться в твою семейную жизнь.

Его слова пронзили сердце Кристи резкой болью, но вид у него был настолько растерянный, что она поспешила прийти на помощь. Ведь, в сущности, он прав, все, кто мало-мальски знал Джейсона, знали о том, как он хотел иметь детей. Она давно примирилась с неизбежным, а кроме того…

– Все в порядке, Джо, откуда тебе знать, – быстро сказала она, потом потянулась к мужу и взяла его за руку. – Несколько лет назад я забеременела, но возникли кое-какие сложности. – Взглянув на Джейсона, она заметила, как его увлажнившиеся глаза наполнились болью. Он до сих пор чувствовал себя виноватым перед ней. Довольно мучить любимого, решила она и непринужденно продолжила:

– Кстати, я была у доктора, и он считает, что на сей раз беременность может пройти нормально, так что ребенок у нас обязательно будет.

Последние слова Кристи произвели эффект разорвавшейся бомбы. Кайл заорал: «Сестричка, это правда?», Фрэнсин воскликнула: «Вот здорово!», но Кристи сейчас больше всего интересовала реакция Джейсона.

По его лицу медленно расползлась улыбка, янтарные глаза засияли.

– Когда ты у него была, Кристи? Почему же ты мне не сказала?

– Просто не успела. Я виделась с ним сегодня, а при всех говорить об этом не хотелось. – Кристи обвела глазами обрадованные лица. – Вы бы непременно обо всем узнали после нашего разговора с Джейсоном. – Она смущенно вспыхнула, и все рассмеялись.

Поздно ночью, на смятых после жарких объятий простынях, Джейсон прошептал ей в ухо:

– Ах ты, маленькая хитрюга! Здорово улучила минуту, чтобы всех ошарашить! Кристи весело улыбнулась.

– Ничего подобного, просто у бедняги Джо был такой обескураженный вид, что мне захотелось выручить его. – Она потерлась щекой о мускулистое плечо мужа, наслаждаясь его близостью.

Джейсон погладил ее по спине, все еще влажной после любовной сцены.

– А что же теперь станется с твоей карьерой?

Вопрос немедленно вернул ее с небес на грешную землю. Господи, ее карьера, она же напрочь забыла о делах!

– Деваться некуда, позвоню Джонатану и постараюсь объяснить, что я нужна здесь.

– Конечно, любимая, ты очень нужна здесь, как, впрочем, и раньше. – Джейсон с нежностью повернул ее к себе, и их губы слились в долгом поцелуе, а потом он задал давно мучивший его вопрос:

– Значит, ты не собираешься возвращаться в Нью-Йорк?

– Чтобы аннулировать контракт с Джонатаном, мне придется ненадолго вернуться туда. К тому же надо решить вопрос с квартирой, собрать вещи, но это терпит, эти дела можно уладить и позже. – Уютно пристроившись на его плече, она добавила сонным голосом:

– На сей раз ты так просто от меня не отделаешься.

– Я только и мечтаю окружить мою любимую заботой и теплом, – сказал Джейсон, но она уже не слышала.

Утром телефонный звонок застал Кристи уже в дверях. Джейсон с другом на заре отправился в Эль-Пасо, он собирался там заночевать и вернуться домой на следующий день. Пользуясь его отсутствием, Кристи договорилась с Фрэнсин проехаться по магазинам, сделать кое-какие покупки для задуманного в доме ремонта.

Телефон не умолкал. Пришлось вернуться.

– Алло.

– Кристи?

Голос Джонатана, о котором она и думать забыла, заставил ее вздрогнуть.

– Да, Джонатан, привет. Как дела?

– Черт побери, Кристи, дела как сажа бела. Правда, теперь-то уже получше. А то, пока нашел тебя, чуть умом не тронулся. Весь Техас обзвонил.

– Ах, бедняжка!

– Дерзишь, милочка. Как видно, отпуск пошел тебе на пользу, раньше я за тобой такого не замечал.

– Кстати, об отпуске, Джонатан…

– Вот из-за этого я тебе и звоню. Отдых придется прервать. Расписание съемок изменилось, так что тебе необходимо прибыть завтра к утру. Я тебя несколько дней разыскивал, пока наконец не наткнулся в картотеке на фамилию твоего брата. – Он хохотнул. – Запамятовал, видишь ли, твою фамилию в замужестве.

Джонатанова говорливость была сейчас весьма к месту. Кристи надо было собраться с мыслями, его звонок совершенно выбил ее из колеи. Когда он наконец сделал паузу в своих словоизлияниях, она сказала:

– Джонатан, это исключено, я не могу приехать завтра.

– Никаких отговорок, душечка. Слушать не желаю. За один день нам замену не найти. Кстати, ты не забыла, что подписала контракт?

– Нет, но завтра я действительно не могу.

– Не дури, девочка. По контракту ты обязана быть на месте по первому требованию. Так вот, съемки завтра. Советую поторопиться.

Что же делать? Все ее мысли были только о Джейсоне. Как ему объяснить? И вдруг ее осенило: объяснять ничего не надо, его же сегодня не будет дома. Она посмотрела на часы. Нужно быстро собраться, чтобы поспеть в Нью-Йорк до полуночи.

– Хорошо, Джонатан, успокойся, я приеду. Но мне необходимо с тобой поговорить.

– Отлично, дорогая, я так соскучился по тебе. Вот увидимся, и ты обо всем расскажешь, идет? Перезвони, как только закажешь билет на самолет, я тебя встречу в аэропорту.

– Ладно. Пока, Джонатан, – хмуро сказала Кристи.

Она медленно положила трубку, аккуратно проследив, чтобы та точно легла на рычаги, словно сейчас это было самое важное. Все ее тщательно продуманные планы пошли прахом.

Кристи удрученно вздохнула, поднялась в спальню и стала перебирать одежду – в Нью-Йорке ей почти ничего из этого не понадобится. Укладывая в сумочку туалетные принадлежности, она раздумывала, не написать ли Джейсону записку. Нет, не стоит, ведь она понятия не имеет, когда вернется. Джонатан, конечно, прав: контракт есть контракт, она должна быть на месте.

Как и было условлено, Фрэнсин ждала ее возле дома. Едва взглянув на заплаканное лицо свояченицы, она бросилась к ней, обняла за плечи и отвела на кухню.

– Что случилось?

– Ничего страшного, дорогая, просто я жутко расстроилась. Понимаешь, я только что узнала, что мне надо срочно лететь в Нью-Йорк. На две недели раньше, чем планировалось. – Она бессильно опустилась на стул, а Фрэнсин налила ей чашку кофе – панацею от всех болезней.

– Мда, девочка, нельзя сказать, что это сильно обрадует Джейсона, – сказала она, усаживаясь за стол напротив Кристи.

– В том-то и дело. И что еще хуже, я даже не могу ему ничего объяснить, времени в обрез, ехать надо прямо сейчас, а он вернется только завтра.

– Как это – сейчас? Сию секунду, что ли? – нахмурилась Фрэнсин, глянув на стенные часы.

– Нет, конечно, допить кофе мы успеем. Ты отвезешь меня в аэропорт? Да, и еще надо пригнать обратно мою машину, – добавила она, озираясь на дверь.

– Нет проблем… – Фрэнсин помедлила. – Бедный Джейсон…

– А я? Меня-то пожалей. Поверь, мне сейчас тоже ох как тяжело.

– Конечно, милая, я и не отрицаю, только для Джейсона опять повторится весь ужас, который ему однажды уже пришлось пережить. – Фрэнсин поднялась, отнесла чашки в мойку. – Но, как я понимаю, тут ничего не поделаешь. Сейчас разберусь с детьми, и все вместе поедем.

Глаза Кристи наполнились слезами. Какая же чудесная женщина эта Фрэнсин!

– Что бы я без тебя делала? – воскликнула она.

– Не знаю, – протянула та. – И знать не хочу. Да и тебе не советую. – Они рассмеялись, и Фрэнсин отправилась искать своих отпрысков.

Самолет, на котором летела Кристи, приземлился в Нью-Йорке около полуночи. Она была так измотана, словно несколько дней подряд не смыкала глаз. К тому же у нее раскалывалась голова. Даже при виде элегантной высокой фигуры Джонатана легче не стало. Шум аэродрома болью отдавался в ушах. Она успела отвыкнуть от оглушительных звуков большого города. Неужели когда-то ей было здесь хорошо?

– Ты потрясающе выглядишь, детка. Какой здоровый румянец! – разглагольствовал Джонатан, забирая у нее дорожную сумку. Никакого другого багажа при ней не было, о чем она и поспешила его уведомить. – Понимаю, ты теперь путешествуешь налегке. Пошли, лимузин ждет. Для Снежной Королевы все самое лучшее, на то она и королева.

Кристи скривилась. Она теперь стала совсем другая, и шуточки Джонатана действовали ей на нервы.

– Поразительно, что ты нашел на моих щеках какой-то румянец, у меня жуткая мигрень, – пробормотала она, усаживаясь в роскошный автомобиль.

– В таком случае немедленно едем к тебе, ты сразу ляжешь в постель, ладно? К утру, солнышко, ты должна выглядеть как огурчик.

– Да знаю я, Джонатан, знаю, иначе бы не приехала.

– Ой-ой, какие мы стали раздражительные! Ну ладно, ладно, я не обижаюсь. Ты ведь всегда ненавидела самолеты. Ха, помнишь те потрясающие съемки на Средиземном море?! Господи, какая же ты была несносная со своими капризами!

– А чего же ты хотел? Я там чувствовала себя совершенно не к месту, все было чужое, незнакомое…

– Вся беда, любовь моя, в том, что тебя постоянно раздирают противоречия. Внешне ты красивая, умная, светская женщина. – Он помолчал, оглядывая ее изящную фигурку. – А вот внутри ты так и осталась наивной техасской девчонкой, которой лошади и необозримые степные просторы куда больше по сердцу, чем все блага городской цивилизации.

Кристи на мгновение прикрыла глаза, потом посмотрела на Джонатана.

– Я никогда об этом не задумывалась, но, наверное, ты прав. – Она и не догадывалась, насколько проницателен ее менеджер.

– Не удивляйся, Кристи, я не ясновидец. Я ведь сам наводил на тебя тот блеск, который теперь у тебя не отнять. И только я один вижу твою истинную душу.

Остаток пути прошел в молчании, оба погрузились в собственные мысли.

Когда машина остановилась у дома Кристи, Джонатан вышел вместе с ней, хотя она возражала, доказывая, что все будет в порядке, что при современной системе безопасности никто без ее ведома к ней в квартиру не проникнет. Но Джонатан был неумолим. Ее не было дома несколько недель, невозмутимо сообщил он, поэтому его присутствие отнюдь не повредит. Береженого Бог бережет, добавил он, открывая перед ней дверь.

В квартире все было по-прежнему, даже цветы на подоконниках чувствовали себя прекрасно благодаря заботам соседки, которой Кристи перед отъездом оставила ключи. Только теперь, после просторного дома Джейсона, все казалось удивительно маленьким и тесным.

Джонатан тщательно обследовал все закутки и наконец объявил, что все в порядке. Кристи не терпелось остаться одной, но избавиться от заботливого менеджера удалось лишь после торжественной клятвы незамедлительно после его ухода лечь спать, что она с удовольствием и сделала.

Утром, когда пронзительно зазвенел будильник, Кристи с трудом разлепила веки – сказывалась разница во времени. Но делать нечего, пора приниматься за работу.

За ленчем, состоявшим из нескольких листиков салата, приправленных постным маслом, Кристи решила объяснить Джонатану, что оставаться в Нью-Йорке она больше не может.

– Подумаешь, набрала пару лишних фунтов! Тоже мне беда. Как набрала, так и сбросишь. – Он помахал рукой, показывая, как легко она это сделает.

– Я не хочу сбрасывать эти фунты, Джонатан. Послушай меня внимательно. Я себя отлично с ними чувствую, это мой нормальный вес. Мне до смерти надоело вечно ходить голодной. – Она с омерзением взглянула на тарелку с салатом. А ведь еще не так давно ей нравилось соблюдать диету, и она даже находила известную прелесть в этой кроличьей пище.

– Детка, кто платит, тот и заказывает музыку, в нашем случае это твои работодатели. И если они решат, что ты не влезаешь в кадр, тебе придется похудеть.

Его тон начал раздражать Кристи.

– Я понимаю, что ты хочешь сказать, но я-то имею в виду, что вообще не собираюсь больше позировать. – Все. Сказала. И она с вызовом посмотрела на собеседника.

Джонатан выпрямился на стуле и сразу стал как будто еще выше и импозантнее. Строгий костюм-тройка серо-стального цвета удивительно шел к его седеющим волосам. Ни дать ни взять серьезный, преуспевающий бизнесмен, знающий себе цену, каковым он, в сущности, и был.

– Это не минутный каприз, Джонатан, и ты это понимаешь. Сам же всегда говорил, что я самая рассудительная из твоих фотомоделей.

– Значит, я самым роковым образом ошибался. Ну, и когда же тебя посетила столь замечательная идея?

Именно этого Кристи и опасалась – он был оскорблен. Никогда раньше она ему не противоречила.

– Как тебе объяснить, Джонатан… Мне кажется, я никогда не хотела быть моделью.

– Ах вот оно что. Выходит, тебя похитили, связали по рукам и ногам, насильно запихнули в самолет и привезли ко мне. Боже правый, и как это я раньше не догадался? – Длинные холеные пальцы нервно забарабанили по столу.

– Прошу тебя, Джонатан, не надо иронизировать, это делу не поможет. – Кристи обвела взглядом зал шикарного ресторана, жалея, что начала этот нелегкий для обоих разговор. Меньше чем через час ей надо возвращаться в студию. Зря она пригласила его сюда и затеяла это объяснение.

– Ошибаешься, детка, – хмуро усмехнулся Джонатан, – еще как поможет. Таким образом я выпускаю пар. Если бы не вся эта шикарная публика, я взял бы тебя за воротник да встряхнул хорошенько, вместо того чтобы сидеть тут и выслушивать эту ерунду. – С поразительным спокойствием он отхлебнул вина.

– Ты же знал, что я замужем.

– Да, конечно, хотя, если мне не изменяет память, ты ясно дала понять, что с браком покончено. И эту тему больше не поднимала. Что же произошло теперь?

Кристи почувствовала, как вспыхнули ее щеки. Да чего же спорить, если он во всем прав! С трудом заставив себя посмотреть ему в глаза, она с внутренним содроганием прочитала гнев в их горящих глубинах.

– Я поняла, что все еще люблю Джейсона.

– Ах, как трогательно.

– Прекрати!

– А чего ты от меня ждала, Кристи? На создание твоего образа, от которого умирает все мужское население страны, я потратил огромное количество энергии и времени, не говоря уж о деньгах. А теперь ты спокойненько сообщаешь, что намерена бросить дело, которым так хотела… – Он помедлил, затем продолжил:

– Не побоюсь даже сказать, мечтала заниматься. Так чего же ты от меня ждала? – Его рука сжалась в кулак, на виске забилась жилка.

– Довольно, Джонатан, договорим позже. – Кристи глотнула холодной воды, единственного напитка, который она теперь себе позволяла.

За последние два месяца она набрала целых двенадцать фунтов. Девушке в примерочной пришлось расставлять ее платье в талии, и съемки немного задержались. По сему поводу она выслушала короткую нотацию о необходимости придерживаться строгой диеты.

– Да, мы непременно вернемся к этой теме. Между прочим, красавица, не могу не подчеркнуть один незначительный – для тебя – момент: пока ты там резвилась под жарким солнышком и нагуливала свой очаровательный румянец, я обивал пороги всех мыслимых агентств, чтобы обеспечить тебя работой на несколько месяцев вперед. – Навалившись грудью на стол, Джонатан вперил в нее горящий взгляд. – И думать не смей выходить из игры, слышишь? Шутки кончились, я говорю серьезно.

Впервые Кристи видела такого Джонатана, впервые он был по-настоящему зол. Но раньше у него не было повода говорить с ней в подобном тоне, она никогда не противоречила, была, скорее, пассивна и во всем ему доверялась. Ей было глубоко безразлично, чем заниматься. Однако теперь все изменилось, теперь ей предстояло бороться за свое будущее. За свою счастливую жизнь с Джейсоном.

Педант до кончиков ногтей, Джонатан проводил ее до студии и сдержанно попрощался.

Что же делать? – билась в мозгу ставшая уже привычной мысль.

Глава 10

Фары пикапа ярко осветили подъездную дорожку. Еще издали Джейсон обратил внимание, что окна в доме темные. Он не предупредил Кристи, в котором часу вернется – он и сам этого не знал, – поэтому не рассчитывал увидеть жену на пороге, но в глубине души все-таки теплилась надежда, что без него она спать не ляжет.

Он развернулся и плавно въехал под навес стоянки. Странно, машины Кристи нет на месте. Он взглянул на светящийся циферблат своих часов – около полуночи.

Озабоченно вздернув бровь, Джейсон заглушил мотор и быстро пошел к дому. Взбежал на крыльцо, зажег свет в прихожей. Торопливые шаги гулко отдавались в коридоре, но Кристи навстречу не вышла. Внезапно сердце захлестнул ужас, как в кошмарном сне.

Дверь спальни была распахнула настежь, и, включая свет, он уже точно знал, что комната пуста. Кристи ушла. На туалетном столике, как раз там, где и он оставил свою записку, белел конверт. Замерев в дверях, он вспомнил тот их разговор.

«Я не простила тебе, что ты уехал, не предупредив».

«Да, я струсил. Понял, что не смогу вот так просто попрощаться с тобой… И решил, что гораздо проще оставить записку…»

Гораздо проще оставить записку. Записку… Он медленно шагнул к столику, повторяя про себя это слово. Конверт завораживал, притягивал взгляд, его имя, выведенное изящным почерком Кристи, чернело на белой бумаге.

Джейсон, оцепенев, смотрел на письмо, а в памяти всплывали сцены прошлого. Вот он усаживает совсем крохотную, едва начавшую ходить Кристи перед собой в седло; вот она пришпоривает своего собственного пони, озаряя все вокруг лучезарной улыбкой; а вот с восторгом смотрит на него, ворвавшись в кухню в день его возвращения с войны… Роскошные шелковистые волосы в лучах яркого света отливают червонным золотом, глаза сверкают, она бросается к нему и прижимается всем телом… И последнее – Кристи на белоснежных простынях в больничной палате…

– Господи, Кристи, неужели все сначала? Я этого больше не вынесу! – выкрикнул он в потолок, и невыразимая боль в его голосе разнеслась по опустевшему дому.

Джейсон взял со столика конверт и бессильно опустился на край кровати. Руки так тряслись, что он с трудом вытащил записку. Прочитал первые строки и окаменел.

Джейсон, любовь моя!Только что позвонил Джонатан и сказал,Что расписание съемок изменилось. УтромЯ должна быть в Нью-Йорке.

Он оторвался от письма и перевел взгляд на верхний угол. Записка была датирована вчерашним днем. Значит, тогда Кристи и уехала. Сейчас она уже в Нью-Йорке, вернулась, стало быть, в привычную атмосферу… Ладно, что там дальше?

Ужасно, Что я не могу с тобой проститься, но Джонатан не оставил мне выбора – у меня контракт.

Строчки поплыли перед глазами, читать стало невмоготу. Сердце до отказа заполнила жуткая боль безысходности, скрутившаяся в один ноющий комок. Как же все это выдержать?

Опять один, опять надо учиться жить без Кристи. Письмо выпало из рук. Джейсон кое-как добрался до ванной, включил горячую воду и встал под струю, пытаясь осознать случившееся.

Кристи ушла. Ушла. Хотела она того или нет, факт остается фактом. Ушла. Не устояла перед блеском сверкающих огней, так и не приняла ту жизнь, какую он ей предлагал.

Джейсон выключил воду и энергично растерся полотенцем. Потом поплелся в спальню, поднял с пола недочитанное письмо и спустился вниз, в кабинет. Заснуть сегодня, понятно, не удастся, тем более в постели.

Очнувшись от нелегких мыслей и оглядевшись по сторонам, Джейсон обнаружил, что стоит посреди кабинета с бутылкой бурбона в руке. Плеснул немного в стакан. А что? Собственно, почему бы и нет? Спиртное поможет снять напряжение.

Опустившись в кресло, он стал читать дальше.

Любимый, я вернусь домой, как только смогу. Еще и уехать не успела, а уже скучаю по тебе. Буду писать каждый день и звонить в свободную минуту. А ты, милый, наверняка будешь так занят делами на ранчо, что и не заметишь моего отсутствия.

Он застонал.

Может, только ночью и заскучаешь обо мне! По крайней мере я на это надеюсь. Я люблю тебя, тысячу раз люблю. Помни об этом.Твоя Кристи

Джейсон без сил откинулся на спинку кресла. Впереди была долгая, бессонная ночь.

День выдался изнурительный. Едва волоча ноги от усталости, Кристи добралась до дома. А ведь еще совсем недавно она легко выдерживала бешеный темп съемок. И только хорошенько отдохнув в родных местах, поняла, что все эти пять лет работала на износ.

Родина, дом… Дом у человека там, где осталось его сердце, а сердце Кристи осталось с Джейсоном. Перед тем как лечь в постель, она набрала его номер. В трубке послышались долгие гудки, но к телефону никто не подошел. Взглянув на часы, Кристи высчитала, что в Техасе сейчас начало девятого вечера. Надо бы попробовать связаться с Джейсоном еще раз, но безмерная усталость буквально свалила ее с ног.

Обняв руками подушку, она свернулась клубочком и крепко уснула. Всю ночь ей снился Джейсон. Будто она все звонит ему, а телефон упорно не отвечает. О, эти долгие, бесконечные звонки!.. Она вдруг очнулась от сна и села в постели – звонил ее собственный телефон.

– Алло, – сонно сказала она в трубку, с трудом нашарив ее в кромешной тьме.

– Мисс Коул? – раздался незнакомый мужской голос.

– Да, – ответила Кристи, стряхивая остатки сна.

– Это Малкольм Меткаф, мисс Коул. Я работаю в охране вашего дома.

– Да-да, – озадаченно повторила Кристи.

– Простите, что пришлось вас разбудить, но тут внизу к вам рвется какой-то человек. Требует, чтобы мы его пропустили. – Меткаф нервно кашлянул. – Говорит, что он ваш муж. – Голос охранника звучал нерешительно.

Кристи вмиг скатилась с кровати, крикнув в трубку так, что по всей квартире разнеслось эхо:

– Что? Джейс?

– По документам он Джейсон Макалистер, но он настаивает, что он ваш муж, мисс Коул.

Кристи истерически захохотала. Джейсон здесь, в Нью-Йорке?

– Кхм, так что, пропустить его наверх? – спросил охранник.

– О, простите. Конечно! Большое вам спасибо, все в порядке.

Кристи с такой силой сжимала трубку, что даже пальцы онемели. Она быстро включила свет и накинула старенький ситцевый халатик, в котором обычно убирала квартиру.

Джейсон в Нью-Йорке! Сейчас он поднимется сюда. Кристи подбежала к входной двери, трясущейся рукой отперла замок, скинула цепочку и, очутившись на лестничной площадке, нетерпеливо уставилась на лифт. Господи, до чего же медленно он ползет! Ну просто как черепаха. И почему она раньше этого не замечала?

Казалось, прошла целая вечность. Наконец кабина остановилась на ее этаже, и дверцы бесшумно раздвинулись. Джейсон вышел из лифта, огляделся и увидел Кристи. Сердито впечатывая в пол каблуки, он направился к ней.

– Джейсон! – выкрикнула Кристи, бросилась к нему, едва не сбив с ног. Он помедлил, но все-таки обнял ее хрупкие плечи. Так они и вошли в квартиру. Джейсон ногой захлопнул дверь.

Какой же он красивый, радостно думала Кристи. Легкий бежевый костюм подчеркивал могучие плечи и узкие бедра, брюки облегали крепкие ноги и свободно падали на до блеска начищенные ботинки. В этой одежде он еще больше обычного походил на горного льва. На очень сердитого льва.

– Почему этот тип из охраны не знает, что ты замужем? Или здесь, на Востоке, ты предпочитаешь держать сей факт твоей биографии в тайне? – резко спросил он.

Его крупная фигура заполнила собой всю комнату. Он гневно смотрел на жену, ожидая ответа. По крайней мере пытался смотреть гневно, так как Кристи в это время покрывала поцелуями его лицо и шею, не обращая ни малейшего внимания на его пылающий взгляд. Тогда он ногой придвинул стул и вместе с Кристи опустился на него.

– Отвечай же, черт подери! – Он даже рычал, как дикий лев.

Кристи наконец оторвалась от мужа и сияющими глазами оглядела его. Лицо ее светилось счастьем.

– Прости, дорогой, я не расслышала. Ты что-то спросил?

Но, прежде чем Джейсон повторил вопрос, она прильнула к его рту в нежнейшем поцелуе, стараясь раздвинуть языком его сжатые губы и проникнуть в теплые глубины. Когда же Джейсон заговорил вновь, она воспользовалась этим, и на сей раз он уже не смог устоять перед таким натиском. Поцелуй был долгим и чувственным.

– Так что ты спросил, любимый? – промурлыкала Кристи, продолжая покрывать быстрыми поцелуями его скулы и покусывать мочки ушей.

– Почему охранник не знает, что ты замужем?

– Да потому, что в Нью-Йорке никому нет никакого дела до личной жизни окружающих, Джейс. Я не знаю этого охранника, а он не знает меня. Здесь это совершенно нормально. – Кристи ощупью принялась расстегивать пуговицы на его рубашке. – А каким образом ты здесь очутился?

– Приехал, чтобы отыскать свою жену, – отчеканил Джейсон.

– Хорошо, ковбой, ты ее нашел. И что теперь? – Рубашка расстегнута, рука Кристи погладила широкую грудь.

– Теперь нам надо поговорить, – твердо объявил он.

– Поговорить? Ничего себе! Я тут его целую, ласкаю, раздеваю, а он хочет поговорить! Да ты никак стареешь. – Кристи напустила на себя возмущенный вид.

Джейсон подхватил ее на руки.

– Ну что ж, если разговаривать ты не хочешь, найдем другое занятие.

В дверях спальни он приостановился, огляделся, потом подошел к кровати. На тумбочке красовалась большая фотография в рамке, и он с подозрением всмотрелся в нее. Брови удивленно поползли вверх. На старом снимке он разглядел самого себя и радостно смеющегося Кайла. Когда-то давно, смутно припомнилось ему, Фрэнсин сфотографировала неразлучных друзей, сообщив, что назовет этот снимок «Ковбои за работой». Неужели все это время Кристи хранила его у себя?

Джейсон опустил Кристи на кровать и, любуясь, склонился над ней. Погладил рассыпавшиеся по подушке шелковистые волосы. Какая же она красивая! И как сильно он любит ее!

Кристи лежала, облитая мягким светом настольной лампы, и смотрела на мужа. Она все еще не могла прийти в себя от счастья, что видит его рядом, и нежно провела пальцами по его щеке, ощутив колючую щетину.

– Сейчас побреюсь.

– Нет, не надо, ты и так хорош.

Она обхватила ладонью его затылок и притянула лицо любимого к своему полуоткрытому ждущему рту. Им больше не было нужды обретать уверенность друг в друге, и они это прекрасно знали. Это бесповоротно ушло в прошлое. Теперь их любовь была спокойна и не требовала никаких доказательств.

– Так зачем же ты приехал? – проворковала она через некоторое время, когда Джейсон, с нежностью глядя на нее, приподнялся в постели.

Он начал было отвечать, но голос сорвался, пришлось откашляться.

– Потому что здесь ты, любовь моя. Как выяснилось, брак на расстоянии меня не устраивает. Я не могу без тебя, и, если ты собираешься жить в Нью-Йорке, я тоже останусь тут. – Он говорил медленно и хрипло, будто каждое слово давалось ему с трудом.

– Но, Джейсон! Ты сошел с ума! Ты же не сможешь здесь жить. В этой тесной квартирке ты просто задохнешься. – Кристи высвободилась из его рук и села.

Его глаза сузились.

– Ну уж нет, Кристи, это ты сошла с ума, если всерьез думаешь, что я смогу уехать от тебя. Больше мы не расстанемся. – Он взял ее руку и стал целовать ладонь и тонкие изящные пальчики. – Я остаюсь в Нью-Йорке, и хватит об этом.

– А как же ранчо?

– Нэйт уже совсем выздоровел, хотя объезжать лошадей ему еще долго не придется. Так или иначе, я сейчас в таком состоянии, что пользы от меня все равно никакой. – Джейсон улыбнулся. – Значит, надо привыкать к городской жизни, – добавил он и всмотрелся в лицо жены, читая ее мысли.

– О Джейс! Даже не знаю, что сказать. Ты знаешь, я была бы счастлива, если б ты был рядом, но из этого ничего не выйдет. Кончится тем, что ты меня возненавидишь, а этого я не перенесу. – Она жадно поцеловала мужа.

– Приятно слышать, но не так давно кое-кто подумывал о разводе.

– Да… Мне казалось: только полностью порвав с тобой и всем, что с тобой связано, я вновь обрету спокойствие.

– Понятно. И для этой цели ты поставила мое фото рядом с кроватью. Логично. – Джейсон хитро прищурился.

– Ну как ты не понимаешь! Ты же не просто мой муж, ты – мое детство, моя первая и единственная любовь, вся моя жизнь. Поэтому я и не смогла развестись с тобой, нас слишком многое связывает.

– И давно ты пришла к этому потрясающему выводу? – спросил Джейсон, снимая с нее халатик.

– Когда ты вошел ко мне в мотеле. Он принялся освобождать ее от кружевной ночной рубашки на тонких бретельках.

– Неужели? – В его голосе сквозило удивление. Потом он пробормотал себе под нос:

– Черт побери, если б я знал!

Теперь он начал раздеваться сам.

– О чем ты?

– Не думал, что мой план сработает так быстро.

– План? Какой план?

– Как мне вернуть тебя в Техас. – Он уже скинул ботинки, быстро снял брюки и через секунду был уже раздет.

– Никто меня в Техас не возвращал, – возмутилась Кристи, – я приехала сама, по собственной воле.

Джейсон снова лег рядом и тесно прижал ее к себе.

– Конечно, сама, никто и не спорит. Но только для того, чтобы заставить меня подписать бумаги на развод, верно?

– Верно, и что из этого?

– А то, что ты действовала строго по моему плану. Я прикинул, что, если стану тянуть и отказываться от контактов с твоим адвокатом, ты поневоле явишься лично. – Увидев растерянное выражение на ее лице, он расплылся в улыбке. – Это такая старая охотничья уловка. Чтобы выманить дичь, надо долго затаиваться. Вот ты и попалась. Только выжидать да затаиваться пришлось очень долго.

– Знаешь, – шепотом призналась Кристи, – я ведь совершенно искренне думала порвать наши отношения и была уверена, что мне это удастся. А потом.., потом увидела тебя в баре, и тогда у меня возникли сомнения, но я гнала их прочь. Даже когда наутро уехала от тебя к Кайлу. – Она провела ладонью по его груди, ощущая, как напряглись его мышцы. – О Джейс! Я такт тебя люблю! – порывисто воскликнула Кристи и в подтверждение поцеловала его в губы.

– Сколько времени мы здесь пробудем? – не желая пока отвлекаться от темы, спросил Джейсон.

– Сама не знаю. Джонатан рвет и мечет, прямо кипит от ярости. Я его, конечно, не виню, он так много для меня сделал!

– Только не давай поймать себя на эту удочку, солнце мое. Ты тоже немало сделала для старины Джонатана.

– Он сказал, что устроил несколько контрактов до конца года. Хочет, чтобы я их подписала. – Кристи опустила голову на грудь Джейсона. Да, он не сможет тут жить, но и она без него не сможет. Сама мысль о его отъезде была невыносима.

Джейсон вздохнул. Ему тоже нелегко, подумала Кристи. Что же делать? И вдруг она поняла, что он трясется от смеха.

– Джейс, ты что? Что я сказала смешного?

– Ничего, дорогая, просто я представил себе, как вытянулось лицо бедняги Джонатана, когда ты объявила, что не станешь ничего подписывать.

Кристи отстранилась и снова села в кровати.

– Но, Джейс, ты не понял. Мне придется подписать эти контракты, у меня нет выбора. – Она сверху вниз посмотрела на Джейсона, поражаясь его легкомысленному поведению в такую минуту. Давно уже она не видела, чтобы муж так веселился. А может, это истерика? Реакция на вынужденную разлуку? Она начала тихонько поглаживать его лоб и бормотать что-то успокаивающее, но это вызвало лишь новый приступ хохота.

Отсмеявшись, он проговорил:

– Совсем забыл сказать самое важное. Когда я вернулся и не застал тебя дома, я заперся в своем логове и уснул. Проспал всю ночь и все утро. Только после полудня меня разбудил телефонный звонок. – Он замолчал, обдумывая, как бы получше сообщить неожиданную новость. – Я и не знал, что доктор брал у тебя анализы.

Глаза Кристи расширились.

– Тебе звонили из больницы? Что они сказали?

Улыбка Джейсона стала еще шире.

– Сказали, что через шесть с небольшим месяцев ты станешь матерью, в связи с чем, любовь моя, у тебя возникнут большие сложности с позированием перед фотокамерой. – Хорошо, что она узнала это не из чужих уст, а от него, подумал Джейсон, глядя, как в ее глазах вспыхивает счастье. Шутливо нахмурив брови, он спросил:

– Почему ты не говорила мне об анализах? Не просто же так ты их делала.

– Я боялась ошибиться, решила, что сама себя обманываю. Боялась, что доктор развеет мои надежды. – Кристи кинулась ему на шею. – Получилось! Боже мой, Джейс, у нас будет ребенок, настоящая семья, о которой мы так мечтали! – Голос ее прервался, и она уткнулась лицом в грудь мужа..

– Да, любимая, да. Представляешь, чти я почувствовал, услышав об этом? Больше меня ничего не удерживало, и я очертя голову бросился к тебе. – Джейсон нежно обнял ее и провел рукой по обнаженной спине. – Не думаю, чтобы в нынешних обстоятельствах даже такой могущественный человек, как твой Джонатан, заставил тебя подписать эти дурацкие контракты.

– Пусть только попробует! – сквозь слезы радости воскликнула Кристи, подняла голову и посмотрела Джейсону прямо в глаза. – А знаешь, когда я возвращалась в Техас, мне приходили в голову всякие глупые мысли. Например, что я вдруг снова забеременею и тогда ты навсегда останешься со мной. – Изумрудные глаза сверкнули. – Так что не только твой план удался, но и мой тоже.

Все. Джейсон слишком долго сдерживал жгущее его желание. Он нетерпеливо притянул ее к себе и жадно поцеловал, давая понять, что переходит к серьезным действиям. Последней связной мыслью было: Кто же из нас кого поймал?

Аннетт БРОДРИК

ПЕСНЯ СТРАСТИ

Глава 1

Он пересек гостиничный вестибюль, уверенно чеканя шаг по выложенному мраморной плиткой полу. У нее было явное преимущество – стоя у дверей ресторана, она его видела, а он ее нет. С замиранием сердца она наблюдала, как у входа в небольшой бар он приостановился, оглядывая собравшуюся там публику, потом лихо сдвинул на затылок свой стэтсон и шагнул внутрь. Лишь когда он наконец исчез за голубоватой завесой сигаретного дыма, Кристина Коул перевела дыхание. Ну что тут поделаешь – Джейсон Макалистер всегда действовал на нее таким образом.

Она только что поселилась в этой гостинице и как раз решила быстренько перекусить с дороги, но неожиданное появление Джейсона настолько выбило ее из колеи, что она забыла о еде. Метрдотель с напряженно-терпеливым видом ждала, когда клиентка наконец выйдет из ступора и соблаговолит проследовать к свободному месту в зале. Вздрогнув, Кристи очнулась от оцепенения, виновато улыбнулась картинно скучающей девушке и прошла за ней к маленькому столику, укрытому среди раскидистых пальм в огромных напольных горшках.

Этот мотель, принадлежащий концерну «Холидей Инн», возник в рамках широко разрекламированной кампании по развитию небольших городков юго-западного Техаса. Построили его на развилке шоссе, огибающего Сиело, невдалеке от которого прошло детство Кристи. Ни этой магистрали, ни мотеля еще не было и в помине, когда пять лет назад она покидала родной Техас.

Может, она вернулась бы раньше, если бы не Джейсон Макалистер. Во всем виноват только он. И только из-за него она сейчас была здесь.

Господи, что же делать, как поступить? – билось в мозгу. Кристи с досадой закусила губу: ведь всего несколько часов назад она не спеша ехала из Нью-Йорка на своем «триумфе-ТР7», наслаждаясь покоем и полной свободой. Да, это было истинное наслаждение, которое поймет лишь тот, у кого, как у нее, каждый день расписан по пунктам и каждая минута имеет свое значение, выливающееся в доллары, причем немалые.

Она и не думала здесь останавливаться, до ранчо брата оставалось миль пятьдесят, не больше. Но ей вдруг подумалось, что, прежде чем появляться у брата, заменившего ей и мать, и отца, надо передохнуть и отоспаться. И еще секунду назад это решение казалось единственно верным.

Теперь ее охватили сомнения.

Конечно, Кристи ехала сюда именно затем, чтобы увидеться с Джейсоном – но не так же внезапно, без всякой подготовки! Нет, на такую встречу она совершенно не рассчитывала.

Но с какой стати так нервничать? С кем только не доводилось ей встречаться за эти пять лет! Были и миллионеры, и члены королевских семей, и важные политические деятели, и просто повесы. Так почему же появление какого-то фермера, владельца Богом забытого техасского ранчо, заставило ее буквально впасть в транс? Сердце оборвалось и затрепетало в груди стаей испуганных мотыльков.

Что же делать? – снова и снова спрашивала она себя.

Величавый официант с тем же скучающе-терпеливым, как и у метрдотеля, видом нацелился карандашиком в свой блокнот, ожидая, когда эта странная клиентка наконец сделает заказ. Не просто же так она сюда забрела, верно?

Ах да, нужно заказать ужин. Не глядя в меню, Кристи сказала:

– Салат, пожалуйста.

Лицо официанта осталось непроницаемым, но в глубине глаз, быстро скользнувших по хрупкой фигурке, мелькнуло сожаление.

Да, я худощава, с раздражением подумала Кристи, да, мне, как и всем фотомоделям, приходится сидеть на диете, почти голодать, чтоб быть в форме. Желая вознаградить официанта за длительное ожидание, она одарила его ослепительной улыбкой.

– Что-нибудь еще, мэм?

– Да, бокал шабли.

К черту калории, мне необходимо выпить. Внутри все дрожит, как после землетрясения.

Надо взять себя в руки. Совсем не обязательно встречаться с ним именно сегодня, лучше действовать по заранее намеченному плану – несколько дней погостить у Кайла и Фрэнсин, а потом позвонить Джейсону и договориться о встрече.

Официант принес шабли. Взяв бокал, Кристи заметила, как дрожит ее рука. Вот до какой степени Джейсон выбил ее из колеи! Поднося бокал к губам, она умудрилась расплескать вино, и несколько капель упало на мягкую замшевую юбку. Машинально и без особого результата она промокнула салфеткой уже впитавшиеся капли, но мысли были заняты совсем другим.

От кого Кристи унаследовала свою поразительную внешность, было неразрешимой загадкой. Ни у кого в семье не было ни высоких скул, ни загадочно мерцающих изумрудных глаз. Густые огненно-рыжие волосы непокорной волной падали на плечи. А уж когда ведущие фотомастера подметили, как красиво и таинственно светится ее матовая кожа в ярких лучах софитов, от приглашений сотрудничать не стало отбою. Нежное лицо Кристи украшало теперь обложки многочисленных журналов, выходящих не только в Соединенных Штатах, но и во многих европейских странах.

Да, Кристи Коул была настоящей знаменитостью, но не на юго-западе Техаса.

Любопытно, найдет ли Джейсон ее изменившейся? Ведь она уже не та девочка-подросток с мальчишескими ухватками, что часами в затертых джинсах скакала на лошади. Манеры стали более женственными, изменился и стиль поведения, но в душе она осталась все той же Кристи, через всю жизнь пронесшей любовь к Джейсону Макалистеру.

Сам Джейсон нисколько не изменился, по крайней мере внешне. Он все так же походил на горного льва, которого ей однажды довелось увидеть, когда они с Кайлом и Джейсоном лазили в песчаные пещеры на берегах Рио-Гранде. У него была та же ленивая кошачья походка и так же, как у того льва, переливались под кожей бугры мышц. Даже волосы цвета спелой пшеницы смахивали на гриву и были чуть светлее загорелого лица.

Кристи наконец доела салат и положила вилку. Ладно, решила она, какой смысл откладывать встречу, раз уж он тут. Джейсон не отвечал на ее письма, категорически отказывался повидаться с ее адвокатом, чтобы обсудить детали развода, вот и пришлось самой ехать в Техас. И будет лучше, если они прямо сейчас и поговорят.

За пять долгих лет она немного успокоилась, пришла в себя, чувство глубокой тоски и опустошенности приутихло. Кристи не сумела стать ему хорошей женой, зато сделала блестящую карьеру. Она примирилась с судьбой и теперь хотела только одного – покончить с прошлым и обрести полную свободу.

Вздернув подбородок, Кристи прошла через вестибюль и, подобно Джейсону, чуть помедлила у входа в затемненный бар. Когда глаза привыкли к полумраку, она осмотрелась по сторонам. Комната освещалась только свечами, лица посетителей расплывались в сигаретном дыму. Человек шесть мужчин на высоких табуретах возле стойки с нескрываемым интересом уставились на застывшую в дверях Кристи.

К такому откровенному вниманию она привыкла давным-давно и перестала обращать внимание на бесцеремонные взгляды. Смешные они, эти мужчины! Бармен, протиравший бокал, замер с салфеткой в руках, а сидящий ближе к дверям малый ухмыльнулся и сказал:

– Кого-нибудь ищешь, красавица? Не меня ли? Могу составить неплохую компанию.

Взгляд зеленых глаз полыхнул в его сторону, за секунду отметив и дряблый животик, нависший над серебряной пряжкой ремня, и рубаху в голубую полоску, расходящуюся на груди. Кристи спокойно и твердо глядела на него до тех пор, пока улыбка не сползла с его лица и он в смущении не отвел глаза. А Кристи продолжила осмотр помещения.

В глубине золотом вспыхнула светлая шевелюра – он все еще тут, и один.

Джейсон отхлебнул разбавленный водой бурбон, глядя на высокую стройную женщину, пробирающуюся сквозь толпу разгоряченных мужчин. Отблеск свечей заиграл в ее рыжих волосах, и он крепко стиснул челюсти. Неужели еще не прошло, неужели в каждой высокой рыжеволосой женщине он так и будет видеть Кристи?

Она была уже почти рядом с его столиком. Дамочка желает поразвлечься, цинично подумал Джейсон. Но у него не то настроение, слишком его выбил из колеи очередной звонок адвоката Кристи. Он даже хотел послать к черту Альвареса, когда тот позвонил и назначил встречу в этом баре, а ведь сведения, которых он ждал от Альвареса, были чрезвычайно важными.

Сколько раз можно повторять одно и то же? Он устал твердить, что не желает никакого развода. В конечном итоге Джейсон примирился с тем, что Кристи предпочла карьеру в Нью-Йорке скучной жизни с ним, и уже почти не надеялся на ее возвращение домой. Джейсон горестно тряхнул головой и отхлебнул большой глоток бурбона. Что ж, он свыкся с чувством постоянного одиночества и боли, мучительно сознавая, что не смог обеспечить любимой такую жизнь, о какой она мечтала. Но совсем отказаться от нее было выше его сил.

Кристи подошла к его столику. Джейсон поднял голову, из-под нахмуренных бровей оглядел ее с ног до головы, лишь на мгновение задержавшись на лице, и снова уставился в свой стакан.

От этого ледяного взгляда Кристи смешалась. Джейсон ее не узнал! Она, несомненно, сильно изменилась, но все же холод, которым от него повеяло, застал ее врасплох. Не в силах унять дрожь в коленях, она опустилась в кожаное кресло за соседним столиком.

Мысли беспорядочно метались в мозгу. Ничего себе! Она-то настраивалась на серьезный разговор, а он даже не узнал ее! Кристи осмотрелась. Может, всему виной дымная пелена? В мутном полумраке ничего толком не разглядишь; наверняка и она бы не узнала его, если бы не видела, как он прошел в бар.

Теперь она оказалась перед дилеммой – сказать ему, что это она, Кристи, или же сделать вид, будто они незнакомы? Так или иначе, почему бы не посидеть тут минуту-другую и не выпить чего-нибудь. Для этого совсем не обязательно вступать с ним в беседу. Кристи стало немного легче.

Из-под пушистых ресниц она исподтишка наблюдала, как Джейсон задумчиво склонился над своим стаканом. Возле локтя – бутылка с бурбоном. Это новость. Сколько она знала Джейсона, он изредка любил выпить холодного пива, да и то в жаркий день, а крепких напитков вообще не употреблял.

Возле ее столика остановилась белокурая официантка – ажурные чулки, стройные ножки, едва прикрытые крохотной юбочкой.

– Что будете заказывать? – спросила она, окидывая Кристи надменным взглядом.

– Бокал шабли, пожалуйста.

Блондинка резко повернулась и отошла к стойке. Кристи прекрасно понимала, о чем та думает: вино в таких заведениях пить не принято, его заказывали только янки и иностранцы.

Туг Кристи почувствовала на себе взгляд Джейсона. Сердце подпрыгнуло и лихорадочно задергалось где-то у горла.

Джейсона привлек звук ее голоса. Вот уже несколько лет он не слышал Кристи, намеренно не звонил ей, чтобы не мучить себя и не слышать в трубке бархатистый, чуть хрипловатый голос. У женщины за соседним столиком было такое же контральто, но речь звучала правильно, без характерного южного выговора, сдержанно и четко. Ее фигура расплывалась в неверном свете свечей, колеблющемся на сквозняке. Руки женщины свободно лежали на столе, лишь посверкивал на ногтях бледно-розовый лак.

Кристи чувствовала, что он ее рассматривает, но выработанное за эти годы самообладание помогло и на этот раз. Она оставалась спокойной, словно его и не было рядом. Вот выпьет шабли и уйдет отсюда.

– Потанцуем, красавица?

Она вздрогнула и подняла голову. Ясно. Малый с серебряной пряжкой решил попытать счастья. Кристи вежливо улыбнулась одними губами.

– Нет, благодарю.

– Да ладно тебе, я же вежливо пригласил, так ведь? – проговорил парень, считая себя абсолютно неотразимым.

– Дама не хочет танцевать, Герман, ты что, с первого раза не понял? Отвали, приятель. – Услыхав голос Джейсона, Кристи едва не подпрыгнула в кресле, словно только что дотронулась до оголенного провода.

– Да я ничего такого не хотел… Ты же меня знаешь… – забормотал Герман.

– Конечно. Зато дама не знает тебя так, как я. Малый смущенно ретировался к стойке под веселые смешки и комментарии своих дружков. Кристи сдержанно улыбнулась.

– Благодарю.

Джейсон, пристально вглядываясь в нее, сказал:

– Не хочу походить навязчивостью на Германа, но все-таки рискну попросить разрешения присоединиться к вам. Мне всегда претило пить в одиночку.

От его блуждающей улыбки Кристи опять стало не по себе. Сердце заколотилось с новой силой. Она внутренне ужаснулась: не могу же я сидеть с ним рядом, не раскрывая, что я его жена! На редкость нелепая ситуация!

Она смущенно кивнула. Джейсон сгреб со своего стола бутылку, стакан и деньги и уселся рядом. Она непроизвольно бросила взгляд на его руки, и по телу пробежала дрожь от сокровенных воспоминаний об этих длинных, чутких пальцах, на одном из которых поблескивало обручальное кольцо.

Сама идея встретиться с Джейсоном на равных интриговала Кристи. Между ними было десять лет разницы, и восемнадцатилетняя Кристи все время своего замужества чувствовала его превосходство. Она глубоко вздохнула и расслабленно откинулась в кресле. Интересно, сколько еще придется притворяться, что они незнакомы?

– Вы приезжая, – сказал Джейсон. Это было утверждение, не вопрос. – Сразу видно.

– Верно, я приехала погостить.

И снова он напрягся от звучания ее голоса. И как это голоса двух женщин могут быть так схожи? Он явственно ощутил, как внутри что-то перевернулось.

Официантка принесла шабли, но не успела Кристи протянуть руку к сумочке, чтобы расплатиться, как Джейсон вытащил пару банкнотов из кучи, сваленной на столе возле его стакана, и двинул их в сторону официантки. Кристи кивком поблагодарила его, подняла бокал в безмолвном приветствии и пригубила вино.

– Вы часто сюда заглядываете? – спросила она, склоняя голову набок. Джейсон вздернул брови.

– Так, иногда. А что?

Улыбнувшись, Кристи легким кивком указала на блондинистую официантку, старательно протирающую соседний столик, но явно подсматривающую за ними.

– По-моему, она вас ревнует. Ну по крайней мере вы ей не безразличны.

Джейсон равнодушно передернул плечами.

– Ерунда, просто в наших краях все друг о друге все знают. Мы тут на виду, никуда не скрыться. – Он взял свой стакан и сделал солидный глоток.

Кристи не отрываясь смотрела на него. Морщинки лучиками разбегались от его глаз, складки у рта стали глубже, чем раньше. На лоб падали тяжелые пряди золотистых волос, снова будоража воспоминания. Ей вдруг захотелось дотронуться до его лица и, как раньше, отвести волосы со лба.

– Откуда вы приехали? – вежливо поинтересовался" Джейсон. Его глаза сияли в мягком свете, завораживая и обволакивая, словно заманивая ее в ловушку. Кристи подозрительно прищурилась – уж не разыгрывает ли он ее на самом деле?

– Из Нью-Йорка. – Эта информация его спровоцирует. Надо думать, не так уж много высоких рыжеволосых женщин из Нью-Йорка посетили Сиело в последние дни.

Тон его был по-прежнему вежлив и невозмутим.

– По делам?

Ну хватит, пора все ему сказать. Я приехала, чтобы увидеться с тобой, Джейсон. Нам необходимо решить некоторые вопросы насчет развода, и на этом наши отношения закончатся. Все это она намеревалась произнести решительным голосом, но вместо этого услышала свой невнятный лепет:

– У меня небольшой отпуск, и я решила остановиться здесь. Есть кое-какие дела. – По крайней мере в этом есть доля правды, подумала она, злясь на себя за трусость.

– Хотите проинтервьюировать здешнее население? Интересуетесь, как нам удается сводить концы с концами в достаточно примитивных условиях жизни Дикого Запада? – Улыбка смягчила резкость вопроса.

Он одним глотком прикончил свой бурбон и, сразу же наполнив стакан, снова потянулся к карману за сигаретами. Предложил одну ей, но в ответ последовал короткий отрицательный жест. Он склонился над зажженной спичкой и прикурил.

Над его плечом буквально ниоткуда материализовалась белокурая официантка.

– Джейсон, – пропела она. – Там тебя к телефону, какой-то Альварес. Талдычит, что ему необходимо что-то с тобой обговорить. Иначе я не решилась бы оторвать тебя от столь приятной собеседницы.

Джейсон встрепенулся, взглянул на часы, извинился, поднялся из-за столика и с кошачьей грацией пошел к стойке.

Кристи припомнилось, как однажды она обвинила его в том, что в его жилах течет индейская кровь, и построила свое доказательство на его умении неслышно подкрасться сзади. Он тогда от души рассмеялся и объяснил, что в любой семье, достаточно долго прожившей на техасских равнинах, обязательно найдется индейская кровь. Техасские семьи предпочитают не обсуждать эти тонкости. Заинтригованная Кристи со всех ног бросилась домой и стала с пристрастием допрашивать брата, есть ли и в их жилах индейская кровь. До сих пор в ее ушах звучал смех Кайла, долго еще поминавшего ее наивность и доверчивость.

Джейсон не узнал ее. Или только делает вид, что не узнал? Вот что сейчас главное. Может, он просто решил выяснить, чего она, Кристи, хочет добиться, притворяясь, что видит его впервые?

Как же ее волнует мужественность, которой веет от Джейсона! Сердце билось как безумное с первой же минуты, едва она вошла в бар.

Джейсон вернулся к столу, и Кристи сразу почувствовала, что он кипит от злости. Он подал официантке знак принести еще бокал вина для Кристи, а себе налил полный стакан из бутылки, плеснув в него немного воды.

– Что-то случилось? – спросила Кристи. Раньше ее всегда поражало умение Джейсона владеть собой в любой ситуации и не поддаваться эмоциям. Да что там, она завидовала ему, завидовала всегда, а сейчас особенно – ей так необходимо было взять себя в руки!

– Я должен был встретиться с одним человеком, а он позвонил, что не сумеет выбраться сюда. Мог бы предупредить и пораньше, – раздраженно добавил он и дотронулся до ее руки. – Может, потанцуем немного по такому случаю?

Вопрос застал Кристи врасплох. Она только что твердо решила уйти – ей было нестерпимо видеть, что он так много пьет.

Джейсон понял, что она колеблется, и это его удивило. Незнакомка его совсем не интересовала, ну, может, слегка заинтриговало неуловимое сходство с Кристи. Забавно, что она тоже из Нью-Йорка. Но какое это имеет значение? Кристи он никогда больше не увидит. Так что же случится, если они немного потанцуют? Ему так хотелось забыть Кристи, забыть Альвареса, забыть нахлынувшее ощущение беспомощности.

Кристи встала и направилась к центру бара, где под томные звуки последнего хита Кении Роджерса на крохотном пятачке танцевали еще две пары. Она повернулась, ожидая, что Джейсон возьмет ее за руку, но он тесно притянул ее к себе – делать нечего, пришлось опустить руки ему на плечи. Почувствовав его сильное тело так близко, уловив знакомый аромат его одеколона, она вздрогнула. Словно и не было этих пяти лет. Терпкий пряный аромат дурманил, навевая воспоминания о прошлом.

Да, Джейсон всегда так действовал на нее. Покинув эти места, Кристи сделала все возможное, чтобы похоронить в глубине души свои чувства. Шли годы, и она все чаще слышала, как мужчины называют ее Снежной Королевой и Спящей Красавицей, но не обижалась, ведь они были правы – ей и не хотелось пробуждаться. А сейчас, почувствовав руки Джейсона, Королева начала таять. Кристи расслабилась и отдалась ритму танца.

Эта женщина слишком хрупка, думал Джейсон. На его вкус, могла бы быть и не такой тоненькой. Если бы захотел, он бы с легкостью обхватил ее талию ладонями. Когда же я танцевал в последний раз? Уже и не припомню. Куда-то мы с Кристи поехали… Джейсон погрузился в приятные воспоминания, волной нахлынувшие на него. Как же приятно было ощущать ее тело – и на танцевальной площадке, и в постели. А эта женщина, черт подери, даже одного роста с Кристи! Пора, давно пора все забыть, выкинуть из жизни и из памяти…

Джейсон медленно покачивался в ритме любовной мелодии, бессознательно поглаживая спину партнерши. Одна мелодия сменяла другую, а они все танцевали, до тех пор пока музыканты не ушли отдыхать. Только тогда в полном молчании они вернулись за свой столик.

Запыхавшаяся Кристи глотнула вина и чуть не поперхнулась. Голова кружилась от близости Джейсона, в мозгу свербил предательский вопрос: неужели он теперь так проводит свои вечера? Эта мысль неприятно поразила Кристи. Но почему это ее так занимает? Она ведь давно сделала свой выбор и приняла решение. У них с Джейсоном не было будущего. Даже интересно, почему он сам много лет тому назад не расторг их брак, он же всегда мечтал о большой семье с множеством малышей.

Ну ладно, с нее довольно. Джейсон не узнал ее, иначе давно бы выдал себя. Кристи взглянула на бутылку на столе и покачала головой. Неужели память подвела ее? Это был не тот человек, которого она знала и за которого вышла замуж. Ее Джейсон никогда не стал бы убивать время в баре за бутылкой, тем более флиртуя с первой заглянувшей туда женщиной. Кристи сдержанно улыбнулась.

– Спасибо за танцы и за вино. – Она выскользнула из кресла. – Думаю, мне пора спать, сегодня был трудный день, и я очень устала.

Он вынул изо рта сигарету, так и не успев закурить, и бросил ее на стол. Глаза сверкнули, губы растянулись в жесткой ухмылке.

– Это что, приглашение?

Внезапная смена его настроения не сразу дошла до сознания Кристи. Она чуть помедлила, и тут ее щеки вспыхнули от незаслуженной обиды. Она ожгла его взглядом.

– Простите, не поняла. О чем вы? И взгляд, и тон голоса должны были дать Джейсону понять, что он совершил ошибку. Но от его внимания ускользнуло и то и другое.

– Уж не знаю, как ведут себя парни в Нью-Йорке, но тут у нас, в Техасе, все значительно проще, мужчина берет инициативу в свои руки.

Кристи схватила со стола сумочку. Ее переполнял гнев. Тем не менее, когда она обратилась к Джейсону, голос ее был спокоен и подчеркнуто холоден.

– Слушайте, вы, надменный, эгоистичный и к тому же в стельку пьяный ковбой! Если б я захотела найти мужчину на ночь, я бы легко подыскала кого-нибудь получше и потрезвей!

Она круто повернулась на каблуках и твердыми шагами вышла в вестибюль. Едва за ней закрылась дверь бара, Кристи остановилась и облегченно вздохнула, радуясь, что выбралась наконец из дымного чада, густо смешанного с алкогольными парами.

Черт бы его побрал! Лучше бы вовсе не встречаться с ним, а жить воспоминаниями о милом прошлом. Человек в баре был нисколько не похож на того Джейсона Макалистера, которого она так любила и за которого шесть лет назад вышла замуж. И никогда еще решение развестись с ним не казалось ей таким правильным и своевременным, как в эту минуту.

Выйдя из гостиницы, она зашагала по тротуару, огибающему основное здание мотеля. Увидев свой огненно-красный «триумф», стоявший у дверей ее номера, секунду постояла возле него, потом пошарила в сумочке, отыскала ключ и вставила его в замочную скважину.

Она уже хотела повернуть дверную ручку, как вдруг мужская рука накрыла ее ладонь, дверь распахнулась, и Кристи втолкнули внутрь.

От неожиданности Кристи с трудом удержалась на ногах и едва не вскрикнула в изумлении – перед ней стоял Джейсон. Снова эта его неслышная кошачья походка! Она даже и не догадывалась, что он крадется следом. Только на сей раз его внезапное появление не вызвало у Кристи былого восторга.

– Вон из этой комнаты! – сжав челюсти, проговорила она.

Джейсон огляделся по сторонам, в одну секунду увидел раскрытый чемодан на стуле, по-королевски широкую кровать и прозрачную ночную рубашку, легкой дымкой расположившуюся на подушках. Он улыбнулся. Ярко-красная машина отлично сочеталась с элегантностью нижнего белья.

Джейсон потянулся к двери, захлопнул ее и, повернувшись к Кристи, сдвинул стэтсон на затылок. Уходя поужинать, Кристи оставила включенной только лампочку в гардеробной, и теперь комнату освещал лишь тусклый свет из-за полуприкрытых дверей. Джейсон оторвался от косяка и подошел к Кристи. Она стояла возле кровати.

– Я должен попросить прощения. Видимо, я все не так понял. – Теперь их разделял только один шаг.

Кристи оглядела его с головы до ног, от стэтсона до ботинок, и презрительно произнесла:

– Да, ты ошибся, ковбой. Но и я совершила ошибку. Так, напомнил мне кое-кого. Взгляд ее был тверд и непреклонен. Джейсон обеими руками обхватил ее затылок, большие, пальцы сошлись на ее щеках, нежно их поглаживая.

– Забавно, что ты это сказала, потому что и ты очень похожа на… Впрочем, это неважно. Как тебя зовут, мисс Нью-Йорк?

Он чувствовал, как учащенно бьется ее пульс, ощущал на лице прерывистое дыхание. Однако голос прозвучал абсолютно спокойно:

– Это не имеет значения.

Скорее бы он убрался отсюда, подумала Кристи. Завтра или чуть позже она окончательно разберется с их отношениями, а сегодня ей нужно побыть одной и хорошенько подумать о метаморфозе, которая произошла с этим человеком.

– Ты права, – пробормотал Джейсон. – Действительно, какая разница, как тебя зовут…

Он склонил к ней голову и поцеловал в губы, одной рукой еще сильнее прижимая к своему мускулистому, затвердевшему от тяжелой работы телу, другой перебирая подобранные на затылке волосы, огненным водопадом спадающие на спину.

Нежное прикосновение его губ удивило Кристи. После всего, что случилось, она была вправе ожидать грубого насилия. Джейсон мягко и нежно водил губами по ее губам, раздвигая языком стиснутые зубы.

Что же это такое, в самом деле! Кристи была убеждена, что годы, прожитые без Джейсона, начисто стерли воспоминания и о нем самом, и о том, как он на нее действовал. Так нет же! Сознание словно бы раздвоилось. Она любит его – она ненавидит его – она страстно желает его – она жаждет освободиться от его чар.

Но Боже мой! Как же приятно снова оказаться в его объятиях! И что такого случится, если она еще раз, так сказать, на прощание, отдастся ему? Желания, которые она столько лет пыталась подавить, вырвались на свободу.

Кристи со стоном разжала зубы и ответила на его поцелуй, обвив руками его сильную шею. Пальцы затрепетали на прядях золотистых волос. Джейсон глухо застонал.

Они стояли совсем рядом с кроватью, и Кристи, у которой подкосились ноги, упала на нее, увлекая за собой Джейсона, так и не ослабившего своих объятий и не оторвавшего рта от ее губ. Правой рукой он нетерпеливо провел по ее плечу, нащупал застежку-молнию и потянул вниз. Одновременно бедром раздвинул ее ноги. Юбка задралась, он всей тяжестью придавил Кристи.

Задыхаясь от нахлынувшей страсти, Джейсон приник губами к ее нежной шее, опускаясь все ниже к груди, а его руки продолжали раздевать ее, беспорядочно сбрасывая одежду на пол. И вот она осталась в одних кружевных трусиках.

По телу Кристи пробегал трепет. Она потянулась к нему и стала быстро расстегивать рубашку на его груди, потом рванула ее с плеч Джейсона, и перед ней предстало обнаженное тело, по которому она так тосковала все эти долгие годы. Она чувствовала, как он дрожит от ее прикосновений, не переставая ласкать ее тело. О, как знакомы, как дороги ей были его руки, когда-то давно научившие ее с восторгом отдаваться ласкам любви!

Сдерживая страсть, Джейсон покрывал ее поцелуями, легкими движениями пальцев пробегал по самым укромным изгибам. Кристи блаженно расслабилась, растворилась под его руками, полностью доверяясь ему. Но…

Но вдруг он отпрянул и поднялся. Что это? Не может же он сейчас уйти! Все ее существо жаждало близости с ним. Но нет, Джейсон просто снимает ботинки и стягивает джинсы, плотно облегающие мускулистые ноги. Вот он снова лег к ней, и Кристи всем телом потянулась к нему, чтобы опять ощутить исходящее от него тепло.

Джейсон целовал ее грудь, живот, бедра.

Кристи задрожала от нетерпения. Только один человек в мире умел зажечь ее и так сразу довести до точки кипения. Как же она желала его! И как только ей удалось прожить столько времени без его ласк, без ощущения властной, но такой нежной силы этого мощного тела?

Она уже не принадлежала себе. Раскинув ноги, она словно приглашала его войти, и Джейсон не заставил себя ждать. Все, он мой, только мой, пусть на это мгновение, пусть в последний раз, мне достаточно!

Кристи парила наверху блаженства – столько лет она жила, обуздывая свои желания, стараясь забыть удивительное тело Джейсона, и теперь словно наверстывала упущенное. Она не выпускала его из объятий, а он не ослаблял вековечного ритма страсти.

Ход времени остановился, все сосредоточилось на ощущениях двух существ, слившихся воедино. Джейсон с каждой секундой становился все настойчивее, наконец Кристи услышала его сдавленный крик, почувствовала внутри взрыв титанической силы – и вновь содрогнулась от нахлынувших волн собственного страстного упоения.

– О, Джейс… – выдохнула она.

Он соскользнул с нее, но руки все еще обнимали ее за плечи, словно он был не в силах выпустить свою добычу.

Несколько минут Кристи плавала в небесах от только что испытанного счастья, но мало-помалу до нее стал доходить смысл того, что он выкрикнул в мгновенье экстаза. Боже, ведь это было ее имя! Вот и сейчас он прошептал эти два слога – Кристи! – будто смакуя их на губах.

Так что же это? Играет с ней в кошки-мышки, давным-давно разгадав, кто она такая? Кристи чуть-чуть отодвинулась и внимательно посмотрела на Джейсона. Да он спит! Выпитый алкоголь и мощный выплеск энергии полностью его отключили. Выходит, и ее имя сорвалось с его языка бессознательно? Кто знает!

Вглядываясь в лицо спящего, она никак не могла понять, был ли он так пьян, что на самом деле не узнал ее, или же искусно притворялся. Кристи сделала попытку отодвинуться к краю кровати, но он сильнее обнял ее за плечи. Даже во сне не отпускает!

Кристи расслабилась. Ей некуда спешить, незачем бежать. После прожитых в разлуке лет она оказалась там, где началось ее счастье, – в объятиях Джейсона.

Тяжелый сон Джейсона был прерван ярким солнечным лучом, упавшим на лицо. Он очнулся, рывком сел на постели и изумленно оглядел пустую комнату. Как он здесь очутился? Глянув на часы, он пришел в ужас. Девять с лишним! Джейсон испустил тяжелый вздох.

Чувствовал он себя далеко не лучшим образом. В голове топал строй солдат-новобранцев, шагающих не в ногу, во рту прегадостное ощущение, словно там ночевал целый эскадрон с этими новобранцами в придачу.

Эх, зря он пил этот бурбон! Ведь хватило пары стаканов – и ему повсюду стала мерещиться Кристи. Отчасти это можно объяснить вчерашним звонком ее адвоката, но все же нельзя было так распускаться. Столько лет он жил в надежде, что Кристи вернется, – и на тебе! Попался на удочку вчерашней женщины. Что с того, что у нее такого же цвета волосы и такой же рост. Во всем остальном она ничем не походила на ту беззаботную, веселую, импульсивную девчонку, которую он знал столько лет. А может, Кристи давно изменилась? Может, та девчонка существовала только в его мечтах? Ведь в письмах, призывающих к содействию в расторжении брака, явственно звучал холодный голос рассудка…

Да никогда, ни за что на свете он не даст ей развода! Поглядим, что у нее получится, если она считает, что его можно склонить к подобной глупости.

Что же заставило его последовать за этой рыжеволосой красоткой, когда она вышла из бара? О чем они вообще говорили? Он судорожно припоминал обрывки разговора за столом, но так и не понял, отчего она так внезапно вскочила. Оскорбил он ее, что ли? Тогда получается, что он хотел извиниться за грубость, потому и пошел за ней. А что дальше?

Джейсон тряхнул головой. Ничего, ну решительно ничего не всплывало в памяти, затуманенной алкоголем. Что было ночью? В сознании мелькали какие-то обрывочные всплески. Хрупкое, нежное тело… Он срывает с нее одежду… Что дальше?

Черт возьми! Он ведь не какой-нибудь желторотый, юнец, которого можно вот так просто затащить в койку! Джейсон спустил ноги с кровати и обеими руками схватился за виски. Голова раскалывалась от боли.

– И поделом тебе, идиот! – с отвращением пробормотал он сквозь зубы.

На полу возле кровати валялись скомканные джинсы. Джейсон медленно, осторожно, чтобы голова. Боже упаси, не отделилась от туловища, потянулся за ними, затем каким-то чудом умудрился встать и натянуть их на себя. Мало того, даже застегнуть.

Через пять минут он покинул комнату, держа в дрожащей руке стэтсон и поспешно застегивая на широкой груди мятую рубашку. Красной машины возле дверей не было. Вот это его вполне устраивало. Он никогда больше эту женщину не увидит! Джейсон вдруг озадаченно замер. Надо же, он и лица-то ее не помнит! В глубине души он надеялся, что она тоже не вспомнит о нем.

Пикап стоял там, где он его оставил накануне. Стараясь не делать лишних движений, усиливающих головную боль, Джейсон сел за руль и включил мотор, обуреваемый одной мыслью: поскорее добраться до ближайшего кафе и выпить чашку крепкого кофе. А может, у них найдется и таблетка аспирина.

Черт бы побрал этого Альвареса! – думал он. Бурбон-то я заказал для него, а он, видите ли, не смог прийти! И ведь прекрасно понимает, что время не терпит.

Перед внутренним взором возникло прелестное тело, мерцающее в предрассветной дымке, великолепная грудь, до которой так хотелось дотронуться кончиками пальцев.., и губами… Джейсон тряхнул головой, стараясь отделаться от наваждения, и новобранцы у него в мозгу затопали с новой силой. Он беспомощно застонал.

Через полчаса Джейсон подкатил к кафе и вылез из пикапа с твердым намерением вычеркнуть прошлую ночь из памяти.

Глава 2

Теплое техасское солнце приятно ласкало плечи и шею Кристи. Она свернула на узкую проселочную дорогу, ведущую к ранчо брата. Еще немного, и она будет на месте.

Была середина апреля, весна вступала в свои права, деревья оделись нежно-зеленой листвой, по обочинам дороги пестрели пробившиеся сквозь оттаявшую землю полевые цветы. Не то что в Нью-Йорке, где в эту пору еще частенько свирепствовали холодные зимние ветры.

События минувшей ночи мелькали в ее памяти с той самой минуты, как она проснулась. То ей виделись глаза Джейсона, вспыхивающие золотыми огоньками, то его ускользающая улыбка, то она, как наяву, ощущала на себе его ласковые руки.

Эта ночь повергла ее в полнейшее замешательство. Накануне все было ясно и четко расставлено по местам, но вот она увидела его и… И после этого…

Что бы там ни было, ночь с Джейсоном доказала, что никакая она не Снежная Королева. Это прозвище к ней не подходит, хотя мужчины, уверенные в том, что им все дозволено, чуть было не убедили ее в обратном. Они постоянно лезли со своими тисканьями да обжиманьями, а Кристи, с детства ненавидевшая все эти липкие штучки, предпочитала держать их на расстоянии. Вот ей и приклеили ярлык. Она была готова поверить, что просто не способна на сильную страсть. Вчерашняя ночь убедила ее, что это не так, но, видимо, на такие чувства ее мог подвигнуть только один человек – Джейсон Макалистер.

Джейсон Макалистер. Кристи знала его всегда, он стал частью ее жизни, постоянно присутствовал в ней. Как-то мать обмолвилась, что десятилетний Джейс, увидев в колыбели новорожденную сестричку лучшего друга, пришел в неописуемый восторг. В свои одиннадцать лет Кайл находил для себя более приятное занятие, чем торчать возле крохотного несмышленыша, а вот Джейсон был буквально очарован малышкой и часто играл с ней. Едва научившись ходить, Кристи, как тень, повсюду следовала за друзьями. Мама иногда подшучивала над Джейсоном: дескать, Кристи считает его своим вторым братом. Джейсону такая мысль нравилась. Он был единственным ребенком в семье и, ощущая свое одиночество, почти все время проводил на соседнем ранчо, у Коулов.

Родители погибли в страшной дорожной аварии под Далласом, когда Кристи только-только исполнилось девять лет. К тому времени Кайл уже несколько месяцев был женат на Фрэнсин. И все трое – Кайл, Фрэнсин и Джейсон – окружили девочку теплом и заботой, заполнили собой ужасную пустоту, образовавшуюся с уходом из жизни дорогих людей.

Кристи припомнился один день из далекого прошлого…

– Я уже сделала все уроки, Кайл! Ты ведь обещал, что вы с Джейсоном возьмете меня с собой, если я закончу вовремя. – Она топнула ножкой, и жидкая грязь разлетелась по коровнику. – Кайл, ты же обещал!

Джейсон умиленно глядел на десятилетнюю Кристи.

– Ну-ка, приятель, выполняй обещание. Слово есть слово. Пора трогаться. – Он вскочил на застоявшегося коня, нетерпеливо бьющего копытом.

Кайл посмотрел в сторону дома, надеясь, что на крыльце появится Фрэнсин и позовет девочку по какому-нибудь делу.

– Ладно, тогда скорее беги за шапкой, сейчас холодно. А я пока что оседлаю для тебя Тумана.

Обрадованная Кристи вприпрыжку побежала за шапкой и уже через минуту снова стояла перед братом, сияя изумрудными глазами. Кайл помог ей взобраться на Тумана.

– Скоро каникулы, – сказал Джейсон. – Ты рада?

– Еще бы! Терпеть не могу сидеть в четырех стенах. – Она звонко рассмеялась. – Давай наперегонки!

Джейс улыбнулся, ему нравилась ее бьющая через край энергия.

– Не сегодня, малышка. Мы с Кайлом поздно легли, и я немного не в форме.

– Ага, я знаю. – Кристи энергично кивнула, и рыжие кудряшки на лбу вспыхнули золотом. – Кайл уже получил за завтраком от Фрэнсин. Она говорит, что ты на него плохо влияешь.

– Замолчи, Кристи! Джейсу вовсе не обязательно знать, что происходит за нашим столом, – сердито бросил Кайл. – К тому же Джейс и сам соображает насчет своего влияния.

Только спустя несколько лет Кристи оценила, какую ответственность взвалила на плечи брата смерть родителей. Он был так молод, а на него обрушились все хлопоты по хозяйству, а в придачу содержание малолетней сестры и юной супруги. Тогда же она поняла, как нуждался Кайл в дружеской поддержке Джейсона в это трудное для него время.

– Смотри, Кайл, там отбившаяся корова! – завопила Кристи, пришпоривая Тумана каблуками. Друзья целый день охотились за разбежавшимися коровами, и она была счастлива, что сейчас первой заметила еще одну.

Быть может, этот день так ярко запечатлелся в ее памяти потому, что через несколько недель Джейсон внезапно объявил о своем решении пойти в армию. Кайл тогда изо всех сил отговаривал друга, ссылаясь на то, что он нужен на ранчо. Отец Джейсона был очень болен, ему стало трудно управляться по хозяйству, а Джейсон как-никак единственный сын.

– Никто тебя не осудит, если ты не пойдешь в солдаты, Джейс, ты нужен дома.., так же, как и я. – В голосе брата звучали умоляющие нотки.

Но менять принятое решение было не в характере Джейсона, и он отправился воевать в страну, о существовании которой лет десять назад никто и слыхом не слыхал.

Пока его не было, Кристи повзрослела. В шестнадцать она выглядела совершенно взрослой оформившейся девушкой, но в душе оставалась той же девчушкой, боготворившей брата и Джейсона.

За это время короткие кудряшки сменились длинными волосами, которые рыжими каскадами падали чуть не до талии, но она редко носила их распущенными. Как правило, заплетала в две толстых косы, невзирая на шуточки одноклассников – ну как же, слишком старомодно! Но ей на это было глубоко наплевать.

Однажды вечером Кристи, приняв ванну, сушила свои роскошные волосы, как вдруг до нее донесся крик Кайла:

– Джейсон! Ах ты, сукин сын! Вернулся наконец. Как дела, дружище?

В ответ послышался радостный смех, и она пулей выскочила на кухню, а там, едва взглянув на похудевшего Джейсона, бросилась ему на шею.

– О Джейс! Ты снова дома! Какое счастье, ты с нами!

И тут она почувствовала, как Джейсон напрягся. Оторвав ее от себя, он нахмурился и вгляделся в ее лицо. Сбитая с толку, Кристи уставилась на него, а Кайл и Фрэнсин от души расхохотались.

– Ты что, не узнаешь ее? Это же Кристи! – воскликнул Кайл, даже не пытаясь скрыть гордость за яркую красоту сестры.

Девушка смутилась. Как же это? Она так ждала его, а он ее не узнал!

– Кристи? – изумленно повторил Джейсон, вглядываясь в изумрудные глаза. Она судорожно сглотнула и кивнула. – Боже мой, Кристи, как же ты повзрослела! – В его голосе сквозили удивление и почему-то ужас.

Она постаралась замять возникшую неловкость.

– Естественно, ведь прошло немало времени. – Кристи всмотрелась в него. – А ты, между прочим, постарел! – Обхватив Джейсона за плечи, она нежно поцеловала его и прошептала:

– А я все равно тебя люблю. – Отстранившись, она склонила голову набок, ожидая, что он скажет.

Джейсон осторожно снял с плеч ее руки и отступил на шаг назад, а потом, еще не оправившись от шока, произнес:

– Только не говори об этом своему дружку, малышка. Он не должен страдать от ревности к такому старику, как я.

Он уселся за стол, на котором Фрэнсин уже успела расставить кофейник, чашки и блюдо с коричными булочками.

Чуть ли не всю ночь они просидели за столом, рассказывая друг другу о том, что случилось за эти шесть лет. Три года назад умер отец Джейсона, и с тех пор делами на ранчо занимался управляющий, служивший у Макалистеров еще до рождения Джейсона.

– Знаешь, Кайл, Нэйт значительно лучше меня справляется с делами. У них с Молли здорово получается.

Кристи обратила внимание, что всякий раз, как речь заходила о Востоке и о войне, с которой он только что вернулся, Джейсон тотчас становился сдержан и молчалив. И рассказывал он лишь о том, как проводил отпуска и какие веселые истории с ним тогда приключались. Кристи зачарованно слушала, не сводя с него сияющих глаз и отмечая про себя, как серьезно он смотрит на собеседника и как сильно похудел.

Та ночь прошла, и, когда она через несколько дней подскакала на своем любимом Тумане к его ранчо, Джейсон встретил ее туча тучей.

– Какого черта тебя сюда занесло? – вот таким было его неласковое приветствие.

Кристи перебросила через плечо косу и посмотрела на него с высоты седла, не понимая, почему он так раздражен. А Джейсон, подбоченясь, ожидал ответа.

– Я приехала к тебе, Джейс. А в чем дело? Я что-то сделала не так?

– Да, уж конечно. Ты еще дурочка и не соображаешь, что просто так, без дела, тебе сюда приезжать не следует. И о чем только думает Кайл, отпуская тебя одну?

Кристи в полный рост поднялась в стременах и высокомерно объявила:

– К вашему сведению, Джейсон Макалистер, мне уже скоро семнадцать лет! И по-моему, я вовсе не обязана испрашивать у брата разрешения, если надумала куда-нибудь поехать.

Джейсон раздраженно сорвал с головы стэтсон и похлопал им по колену. Пшеничные волосы упали на лоб, и он отвел их согнутым локтем, одновременно утирая пот.

– Слушай-ка, девушка. Твой брат может сколько угодно думать, что ты достаточно взрослая и можешь располагать собой, но я другого мнения, учти. И с моей точки зрения, тебе не следует вот так, в полном одиночестве, скакать по степи и тем более одной приезжать сюда. Надеюсь, я ясно изложил свои мысли? – Он твердо встретил возмущенный взгляд Кристи.

Вид у него был настолько свирепый, что Кристи решила не дразнить гусей. Сменив тактику, она улыбнулась обезоруживающей улыбкой и спрыгнула с лошади.

– Мне просто захотелось тебя увидеть, Джейс. Что же в этом плохого?

Он покачал головой, взял из ее рук поводья и повел Тумана к конюшне.

– Ладно, Кристи, на сей раз делать нечего, ты уже здесь. Пошли в дом. Молли как раз позвала меня на ленч, иначе ты бы меня не застала.

И как ни сердит был Джейсон, она с удовлетворением отметила, что он обнял ее за плечи, ведя к крыльцу. Она с облегчением вздохнула.

– Молли, как всегда, готовит на десятерых, все хочет откормить меня, так что всем хватит. – Джейсон пропустил ее в дом и остановился в дверях.

Толстенькая, неказистая, но ужасно уютная Молли выкрикнула из-за плеча Кристи:

– Ты же знаешь, Джейс, я всегда готова накормить дюжину голодных мужиков! – Улыбнувшись девушке, она воскликнула:

– Господи всемогущий! Кристи! Тебя и не узнать! Надо же, как ты повзрослела! Как у тебя дела, девочка?

– Спасибо, Молли, прекрасно. Молли достала еще одну тарелку и продолжила сервировку. Лишний вес не мешал ей двигаться с поразительным проворством. Она порывисто обхватила Кристи за плечи и проговорила:

– Ну какая красавица, а? – Она вопрошающе глянула на понурого Джейсона. – Джейс, что ты на это скажешь?

Обе женщины по-своему нетерпеливо ожидали его ответа, и он прищурился, переводя взгляд с Молли на Кристи. Потом беспечно пожал плечами и уставился в свою тарелку.

– Согласен. Но и то, что стоит на столе, не менее прекрасно. Давайте поедим. У меня еще полно дел сегодня.

Женщины обменялись недоуменными взглядами и одновременно хмыкнули. Кристи, конечно, не была равнодушна к тому, как к ней относятся сверстники и тем более сам Джейсон, но сейчас ее больше занимали происшедшие с ним перемены. Неужели, думала она, эти годы так разъединили их?

Последовавшие за этим месяцы научили Кристи принимать как должное, что Джейсон категорически возражает против ее приездов без брата или Фрэнсин. Но, на ее счастье, Джейсон и Кайл снова стали неразлучны, их дружба возобновилась с новой силой.

Дважды в неделю Джейс ужинал с ними. В эти вечера Кристи окончательно поняла, что Джейсон не то что перестал видеть в ней друга, но его как бы вообще больше не интересовала ее особа. Он охотно часами общался с Фрэнсин и Кайлом, перебрасывался с ними шуточками, но либо старался избегать общества Кристи, либо был с ней подчеркнуто вежлив и холоден.

Иногда она даже спрашивала себя, осознает ли он ее присутствие за столом.

Кристи вспомнила и тот вечер, когда он стал ей еще ближе, чем раньше.

После возвращения Джейсона прошло уже больше года. Он, как обычно, ужинал в их доме. После ужина они с Кайлом пошли на конюшню посмотреть новорожденного жеребенка, а она осталась с Фрэнсин убирать со стола и мыть посуду. Мужчинам и в голову не приходило, каких трудов стоило Кристи приготовить этот ужин и сколько рецептов различных блюд она перечитала накануне. Они просто уселись, быстро заглотали еду и ушли по делам. Кристи еле уговорила Фрэнсин не рассказывать им, как она готовилась к ужину.

– Но почему, Кристи? По-моему, ты стала потрясающе готовить. Этим надо гордиться!

– Я не хочу, чтобы они знали об этом, вот и все, – мрачно стояла на своем Кристи.

– А мне каково? Задумывалась ли ты хоть на секунду о моих чувствах, когда они нахваливают приготовленные тобой блюда? – Фрэнсин ласково улыбнулась девушке. – Это же все-таки ложь. Может, лучше открыться?

– Зачем? Они не принимают меня всерьез. И мне совсем не улыбается, чтобы Джейсон думал, будто я стараюсь из-за него. – Кристи подошла к распахнутой двери и уставилась на залитый лунным светом двор.

Фрэнсин понимающе улыбнулась.

– Не хочу погружаться в далекое прошлое, когда ты, совсем ребенок, обожала своего героя.

Но я подозреваю, что сейчас, став взрослой девушкой, ты влюбилась в него по-настоящему.

Кристи обернулась. По лицу Фрэнсин пробежала тревожная тень. Девушка дернула плечом.

– Ну и что? Ему безразлично, существую ли я на этом свете. И меня это даже устраивает. Подумаешь, принц нашелся… И кому какое до этого дело!

Фрэнсин опустилась на стул возле мойки.

– Извини, дорогая, мне не следовало начинать этот разговор…

– Да Господи Боже мой, Фрэнсин, ты говоришь так, словно я только что перенесла тяжелую болезнь и потихоньку встаю на ноги. Со мной все в порядке, уверяю тебя, я выживу. – Щека предательски дрогнула, убеждая Фрэнсин в обратном.

– О дорогая, твое состояние волнует меня значительно меньше. Ты-то, конечно, выживешь, а вот Джейс… – тихо произнесла Фрэнсин.

В мгновение ока Кристи через всю кухню подлетела к мойке и вперила глаза в Фрэнсин.

– Что ты имеешь в виду?

– Да ничего особенного, успокойся. Просто тебе, солнышко, по-моему, ничего не стоит околдовать любого мужчину. Это касается и Джейсона. Его в первую очередь.

Кристи нахмурилась.

– Не понимаю, о чем ты говоришь.

– Я говорю о жизни, дорогая, и обо всем, что с ней связано. – Фрэнсин неторопливо приподнялась, достала из шкафчика чашку и налила себе кофе. – Как-то моя мама, – продолжила она, – сказала, что мне надо быть осторожной в своих желаниях и чаяниях, так как я все смогу получить. – На лице Кристи появилось непонимающее выражение. Фрэнсин улыбнулась. – Вот и я тогда, так же как ты, не поняла смысла ее слов. – Фрэнсин замолчала, обводя глазами кухню. Ее взгляд остановился на цветном настенном календаре. – А вот теперь поняла.

Она отвернулась от календаря, посмотрела на юное существо, сидящее напротив, и вздохнула.

– Я думаю, цель твоей жизни – выйти замуж за Джейса, воспитывать детей и помогать по хозяйству. Я правильно понимаю?

Кристи, раздираемая противоречивыми чувствами, пришла в замешательство. Неужели она настолько выдала себя? И не потому ли Джейсон избегает ее? Господи, какой ужас! Да она и в глаза ему больше не сможет посмотреть! Низко опустив голову, она пробормотала:

– Откуда ты узнала?

Фрэнсин протянула через стол руку и дотронулась до ее локтя.

– Да я то же самое почувствовала, как только впервые увидела Кайла, вот откуда.

Напряжение немного спало – Джейсон, должно быть, ни о чем не догадывается. Мужчины ведь такие толстокожие, то, о чем говорит Фрэнсин, доступно только женщинам.

– А что, это так видно? Я имею в виду мое отношение к нему…

Фрэнсин успокаивающе похлопала ее по плечу.

– Да нет, Кристи, не видно. Даже я догадалась об этом только сегодня вечером, хотя могла бы сообразить значительно раньше. – Она улыбнулась. – Уж извини.

Кристи вскочила, не в силах усидеть на месте, и подошла к холодильнику. Открыла дверцу, достала кувшин с охлажденным чаем и налила себе полный стакан.

– Я вовсе не ожидаю, что он в меня влюбится. Фрэнси, пойми, дело в том, что до отъезда он относился ко мне совсем по-другому, ему нравилось мое общество. – Кристи сделала огромный глоток и чуть не захлебнулась. – А сейчас.., сейчас он ведет себя так, будто ему невтерпеж, если я где-то поблизости, будто ему крайне неприятно мое присутствие.

– Солнышко, – вдруг спросила Фрэнсин, – а ты давно не смотрелась в зеркало?

– Какое это может иметь значение?

– О, огромное. Когда Джейс уехал на войну, ты была совсем ребенком. И вот он вернулся. Что же он увидел? Маленькая несмышленая проказница превратилась в настоящую красавицу. Он просто не смог сразу воспринять эту разительную перемену.

– И сколько для этого понадобится времени? – застонала Кристи.

– Никто не знает, дорогая. Не надо его торопить. Но так или иначе, я за тебя рада.

Допив ледяной чай, Кристи сполоснула стакан и поставила на сушилку.

– Ты говоришь загадками, Фрэнси, мне трудно тебя понять. – Она плюхнулась на стул и покачала головой, всем своим видом давая понять, что действительно не соображает, о чем та говорит.

– Я очень хотела выйти замуж за твоего брата. Понимаешь, это был предел моих мечтаний, мой звездный час. Но ты, Кристи… С тобой совсем другое дело. Ты другая, не такая, как мы, здешние. Неужели ты до сих пор не понимаешь, что способна творить своими чарами? – Она помедлила, гладя на покачивающую головой Кристи. – Я говорю серьезно, девочка. В тебе есть какой-то сильный сексуальный импульс, завораживающий мужчин. Этакая невинная секс-бомбочка! И неужели ты захочешь навсегда остаться здесь, в этой глуши? Неужели предпочтешь стать женой обыкновенного фермера?

Кристи устало вздохнула.

– Ты начиталась романов, Фрэнси. По-моему, у нас полным-полно девушек с такой же внешностью. Ничего особенного во мне нет. Ни для кого. И для Джейсона тоже. – Она поднялась и направилась к двери. – Пойду-ка поищу их.

Во дворе было темно, и Кристи, увидев мерцание сигареты, пошла на этот неверный свет.

– Кайл? Джейс уже уехал? – неуверенно спросила она.

От изгороди отделилась тень, и она попятилась.

– Нет, Джейс все еще здесь, – проговорил хрипловатый голос.

– Ой, Джейс, это ты! – Кристи отчаянно старалась не выдать своего волнения. – А где Кайл?

Она облокотилась на изгородь. Над западной кромкой холмов выглянула луна, неверным светом осветив ландшафт.

– Кайл пошел переговорить с работниками. Джейсон выплюнул окурок и затушил его сапогом.

– Джейс, ты же не курил раньше, ну когда уезжал на войну, – застенчиво произнесла Кристи, стараясь не обидеть его.

Он ухмыльнулся.

– Верно, не курил. Я научился многому, чего не делал раньше.

Он не рассердился. Кристи воспрянула духом.

– Чему, например?

Он рассмеялся, а у Кристи от его смеха по всему телу побежали мурашки.

– А это уже не для ушек невинных маленьких девочек.

Шутливый тон раззадорил Кристи.

– Ничего себе, маленькая девочка! Каланча! Во мне, между прочим, метр семьдесят два!

– Ну хорошо, исправляюсь – не для ушек невинных юных барышень. Так лучше?

Вот опять он подшучивает над ней, опять говорит как с малым ребенком. Неужели так и не заметил, что она давно выросла? Кристи вспыхнула.

– С чего ты взял, что я такая уж невинная барышня?

Какое счастье, что на улице темно и он не видит, как пылают ее щеки. Что это на нее нашло? Что вдруг дернуло ляпнуть такую глупость? Она и на свидание-то ни разу не ходила, только на вечеринки со множеством одногодок.

Мальчишки были ей совсем не интересны. Все мысли занимал один Джейсон.

Он вдруг шагнул к ней и притянул к себе. Вскрик не успел сорваться с ее губ – он наклонился и поцеловал ее. Кристи замерла в его сильных руках. Так ее еще никто никогда не целовал. Оторвавшись, он произнес:

– Именно поэтому я и решил, что ты невинна, Кристи. Ты даже целоваться не умеешь.

Вспыхнувший гнев подавил все замешательство и стыдливость. Кристи пылко вскинула руки ему на плечи и приникла к его груди, ощущая сильное мускулистое тело и учащенное биение сердца. Боже, как хорошо! – пронеслось в голове. Но я не позволю ему мной командовать!

– Так научи меня! – воскликнула она и сама потянулась к его губам.

Тело его напряглось, губы сжались и затвердели, руки взметнулись вверх – он схватил Кристи за запястья и попытался высвободиться из ее объятий. В отчаянном порыве Кристи сильно прижалась к нему, неумелыми поцелуями стараясь разжать его губы.

Джейсон больше не сопротивлялся. По его телу пробежала дрожь, и он обнял ее и ответил на поцелуй. Это было что-то божественное! Кристи никогда не думала, что поцелуй может доставить столько наслаждения. Оторвавшись от ее рта, Джейсон стал легонько покусывать мочки ее ушей, потом скользнул губами по нежной щеке и снова жадно приник ко рту. Кристи закрыла глаза и потеряла счет времени.

Подсознательно подражая Джейсону, Кристи повторяла его движения, все сильнее прижимаясь к нему и одновременно гладя по спине. Она почувствовала, как он возбужден, дыхание замерло на ее устах. Рассудком он считает меня девчонкой, подумала она, но тело знает лучше, оно воспринимает меня как женщину!

Довольная, Кристи отдалась новым ощущениям, забыв обо всем на свете.

Внезапно в ней вспыхнуло желание. Ей уже было мало одних поцелуев, хотелось, чтобы он немедленно продолжил урок…

Хлопнула дверь, Джейсон опомнился и оторвался от нее. Кристи так и стояла с закрытыми глазами, слегка поеживаясь – ей как-то сразу стало холодно без него.

– Прости меня, Кристи, – прошептал Джейсон. – Я совсем потерял голову.

Не поднимая ресниц, Кристи наслаждалась лунным светом, ласкающим ее запрокинутое лицо. Потом медленно открыла глаза, посмотрела на Джейсона и едва слышно протянула:

– Джейс…

Джейсон разбудил в ней женщину, и Кристи никак не могла прийти в себя. Она даже не подозревала, что способна на такие сильные чувства.

– Ступай в дом, Кристи. Мне тоже пора. Завтра рано вставать. – Его голос звучал сдержанно, словно ничего и не произошло, но Кристи стояла совсем близко и прекрасно слышала его неровное дыхание. Рука девушки все еще лежала на его груди, биение его сердца толчками отдавалось под ее ладонью. И зачем он притворяется?

– Что с тобой, Джейсон? Ты не хотел целовать меня? Тебе было неприятно? – спросила она с недоумением и обидой.

– Староват я для таких игр с поцелуями в темноте, Кристи, – хрипло произнес он. – Почему бы тебе не продолжить эксперименты с мальчиками твоего возраста?

Она отпрянула, словно от удара. Какая же она дура! Вообразила, что он в нее влюблен! Куда девалась ее гордость!

– Благодарю за совет, попробую им воспользоваться. – Она повернулась и быстро пошла к дому.

В ту ночь она долго не могла заснуть.

Через две недели после своего восемнадцатилетия Кристи закончила школу. Она была счастлива – наконец-то все это позади! Некоторые предметы ей нравились, например английский, история, риторика, рисование, но математику и физику она терпеть не могла. Точные науки давались ей с трудом, и, хотя отметки в аттестате были в основном хорошие, школу она ненавидела.

Несколько раз она заводила с братом серьезный разговор о том, чтобы он больше загружал ее работой на ранчо, но Кайл старательно уклонялся от прямого ответа, однако разрешал ей проводить с ним и Джейсоном столько времени, сколько заблагорассудится, совсем как раньше.

Фрэнсин давно поняла, что из Кристи получилась бы хорошая фотомодель. По ее настоянию они поехали в Даллас к профессиональному фотографу. Золовке она пояснила, что хотела бы иметь несколько ее фотографий в восемнадцать лет, просто так, на память. Кристи не скрывала, что считает эту поездку пустой тратой времени, но согласилась. Фотограф провозился с ней несколько часов, заставляя надевать то один, то другой наряд из тех, которые Фрэнсин «совершенно случайно» захватила с собой. Когда же дело дошло до купального костюма, терпение Кристи лопнуло.

– Нет уж, Фрэнси, этого не будет. Либо в одежде, либо вообще сниматься не стану. Это мое последнее слово, и давай не ссориться.

Фрэнсин переглянулась с фотографом и пожала плечами, понимая, что девушку не переупрямить.

У Кристи между тем были свои тайные планы. С того весеннего вечера, когда Джейсон впервые поцеловал ее, она знала, что будет делать. Она ему небезразлична, это ясно как дважды два, значит, надо брать инициативу в свои руки. К концу лета он должен понять, что имеет дело с женщиной, а не с сопливой девчонкой.

Прежде всего надо его убедить, что он не слишком стар для нее. Подумаешь, каких-то десять лет разницы! Ведь они оба вполне взрослые люди. Давить на него, смотреть телячьими глазами, конечно, незачем, только все испортишь. Поэтому она изменила тактику и теперь вела себя с Джейсоном так, словно видела в нем лишь друга, и не более того.

Месяц-другой он был с ней по-прежнему осторожен и холодноват, и вот Кристи наконец с радостью отметила, что он понемногу оттаивает, а вскоре их отношения стали такими же непринужденными и легкими, как у него с Фрэнсин.

Следующий шаг Кристи сделала только через несколько месяцев после окончания школы.

– Можно взять твой старый джип, Кайл? Хочу съездить в Сиело, там сегодня фильм, который я давно мечтала посмотреть. – Ясные, широко распахнутые глаза обвели сидящих за столом, лишь на секунду задержались на Джейсоне и снова уставились в тарелку. Ужин подходил к концу.

Кайл озабоченно нахмурился.

– Кристи, ты никогда не ездила в город так поздно. Фильм кончится за полночь, а тебе еще до дому добираться. – Он посмотрел на жену в ожидании поддержки, но Фрэнсин так и не успела раскрыть рот.

– Если тебе так хочется посмотреть эту картину, Кристи, – сказал Джейсон, – я могу тебя отвезти.

Кристи «удивленно» вскинула глаза.

– О, спасибо, Джейс, но это ни к чему. Если Кайл даст мне джип, я прекрасно справлюсь сама. – Она быстро доела свой ужин и посмотрела на брата. – Все будет в порядке. Кайл, не волнуйся.

Кайл смущенно кашлянул.

– Я не хочу стеснять твою самостоятельность, но все же мне будет намного спокойнее, если ты поедешь с Джейсом. В дороге всякое может случиться, поломка какая-нибудь или еще что. – В его глазах читалась просьба: ну, пожалуйста, Кристи, постарайся понять меня, я ведь буду волноваться.

О, как же она любила брата! На миг ей даже стало совестно втягивать его в эту затею. Она вздохнула, посмотрела на Джейсона и улыбнулась.

– Прости, Джейс, я просто не хотела навязываться. Но, если у тебя есть время, отвези меня, пожалуйста. Это будет чудесно.

Фильмов оказалось целых два. Первый – вестерн – сразу увлек их обоих, а второй – любовная история в чистом виде – растрогал Кристи до слез, да и Джейсона не оставил равнодушным.

Когда они вышли из кинотеатра, была уже глубокая ночь. Город словно вымер. Кристи и Джейсон молча уселись в джип и поехали домой. Чтобы поменьше трясло, он крепко обнял ее за плечи и вел джип одной рукой. Кристи положила голову ему на плечо, все еще размышляя о фильме. Ноздри ей щекотал легкий терпкий запах его одеколона; бедро, на котором покоилась ее рука, бугрилось мышцами всякий раз, как он нажимал на газ или тормоз. Ей было так уютно рядом с Джейсоном, так радостно чувствовать на плече его руку. Кристи еще ближе придвинулась к нему и тихонько заговорила прямо в ухо:

– Слушай, Джейс, а мы ведь впервые за много месяцев остались вдвоем.

Джейсон вздрогнул. Сняв руку с плеча Кристи, он полез в карман за сигаретами. Она вдавила зажигалку в приборный щиток, подождала, когда та выскочит, и поднесла к его сигарете.

Джейсон взялся за руль уже обеими руками.

Молча попыхал сигаретой и лишь через минуту ответил:

– Да, знаю.

Она ждала, но он снова погрузился в молчание.

– Ты еще сердишься на меня за тот вечер?

– Какой вечер?

– Ну, когда я тебя поцеловала.

– По-моему, – с легким смешком отозвался Джейсон, – мы оба активно участвовали в этом процессе.

Кристи рассмеялась.

– Да, конечно. Но так или иначе, мне жаль, что я своим поведением отпугнула тебя.

Как бы ей хотелось быть художницей, чтобы запечатлеть на холсте этот чеканный профиль.

– Я тебя избегал вовсе не поэтому, – тихо проговорил Джейсон.

У Кристи замерло сердце – ведь он только что признался, что делал это умышленно!

– Да? – как можно беззаботней воскликнула она. – Тогда почему же?

Джейсон быстро взглянул на ее слабо освещенное приборным щитком лицо, потом глубоко затянулся сигаретой и выкинул окурок в окно.

– Потому что боялся твоей близости, боялся, что не смогу держать себя в руках.

– А теперь, значит, не боишься? Теперь можешь держать себя в руках?

– Тебе видней. В кино я, кажется, вел себя прилично. – Джейсон расплылся в широкой улыбке.

– А тебя не очень смутило, что я так увлеклась тобой, Джейс?

– Увлеклась? – повторил он. – Не понимаю, о чем ты.

– Да все ты прекрасно понимаешь! Все мои мысли только о тебе, и ты это знаешь.

Кристи взглянула на него, но он по-прежнему смотрел на дорогу.

– Я тоже с самого моего возвращения ни о чем другом не могу думать, только о тебе, дорогая. – Он снова обнял ее, прижал к себе и, не отрывая глаз от дороги, прошептал:

– Если б билетерши умели читать чужие мысли, меня бы с позором вышвырнули из зала – вот что я о тебе думаю.

Кристи звонко расхохоталась.

– О Джейс, но это же безумие! Почему ты таился от меня?

– Ждал, пока ты подрастешь, Кристи. Я, как ты знаешь, терпелив.

– Сколько же времени мы потеряли! – Она чмокнула его в ухо. – Но сейчас я уже взрослая – мне уже восемнадцать, и я кончила школу.

Он сбросил скорость и свернул с автострады на проселок, ведущий к ранчо.

– И чем же ты собираешься заниматься?

– Как чем? Любить тебя, конечно. Эти слова, произнесенные тихим голосом и так обыденно, потрясли Джейсона до глубины души. Нога соскользнула с акселератора, машина замедлила ход. Через секунду он пришел в себя и выжал сцепление. Кристи снова положила голову ему на плечо. В полном молчании они проехали несколько миль, и Кристи стала подремывать, как вдруг Джейсон проговорил:

– Что ты думаешь, Кристи?

Она тряхнула головой, соображая, послышался ли ей этот вопрос. Они уже подъехали к ранчо Коулов. Джейсон выключил мотор, фары погасли.

– О чем ты, Джейс?

Он повернул ее к себе лицом.

– О нас с тобой. Что ты о нас думаешь? Джейсон сделал ударение на слове «нас».

Никогда в жизни Кристи не видела, чтобы он был так серьезен.

Она мягко улыбнулась, чувствуя свою власть над ним.

– А что бы тебе хотелось?

– Мне бы хотелось увезти тебя куда-нибудь подальше и любить так, чтобы ты вопила о помощи. – Странно, но голос его звучал мрачно.

Кристи кивнула.

– Отлично. Давай на следующей неделе? Джейсон выпрямился за рулем.

– Ты серьезно?

– Конечно. А ты что, шутишь? Я скажу Фрэнсин, что подруга пригласила меня на уикэнд.., а буду с тобой.

В темноте он не видел ее лица, но вполне представлял себе жизнерадостную мордашку и глаза, вспыхнувшие при одной мысли о том, что она удерет от брата и его жены.

– Хорошо, следующий уик-энд меня устраивает.

Кристи так давно и так сильно любила этого человека, что теперь уже не могла отступить.

– Так до встречи?

– Да, Кристи, и не сомневайся во мне, милая. – Он внезапно притянул ее к себе. Руль впился между ребер, но она не обратила на это внимания.

Поцелуй был долгим и жарким. Кристи больше ни секунды не сомневалась, что Джейсон испытывает к ней самую настоящую страсть. Она тихонько вскрикнула, только когда руль слишком сильно вдавился в бок, и это заставило его разжать объятия.

– Да, здесь не место, – сказал он прерывающимся голосом.

Кристи откинулась на сиденье, судорожно переводя дыхание. Господи, что же это с ней? Рядом Джейсон, она его любит, и он ее тоже! Это самое важное на свете, все остальное несущественно.

– Меня отпустят, милый, вот увидишь!

Так оно и вышло. Кристи мимоходом сказала Фрэнсин, что поедет к подруге в город, на что Фрэнсин с некоторым удовлетворением заметила, что «девочке наскучила сельская жизнь». Кристи сознательно воздержалась от комментариев.

Раньше Кристи никогда не лгала, и родные полностью ей доверяли. Кайл ничего не заподозрил, даже когда явился Джейсон и предложил подвезти ее в город.

Они проехали уже несколько миль, но Джейсон хранил молчание и хмуро смотрел на дорогу.

– Куда мы едем? – спросила наконец Кристи.

– В Нуэво-Ларедо.

– В Мексику?

Он быстро взглянул на нее и снова уставился вперед.

– Чем тебе не нравится Мексика?

– Да нет, все в порядке, просто я немного удивилась.

– А ты думала, я повезу тебя к себе, прямо под заботливое крылышко Молли? – сердито спросил Джейсон. Н-да, хорошенькое начало уик-энда!

– Извини, Джейс, я не подумала. С тобой хоть на край света.

Снова воцарилось молчание. Кристи досадливо наморщила носик. Не так виделись ей первые минуты вдвоем. Она, конечно, нервничала, впервые уезжая из дома на два дня с мужчиной, но ему-то, Джейсону, такое было не впервой. От этой мысли ей стало больно, и она постаралась отстать ее от себя. В двадцать восемь лет у него наверняка был опыт в подобных делах. Глупо воображать, что он до сих пор девственник.

Они пересекли границу Мексики. И тут удивление Кристи сменилось полнейшей озадаченностью: вместо того чтобы поискать какую-нибудь гостиницу, Джейсон затормозил перед казенного вида зданием.

– Где это мы?

Джейсон решительно произнес:

– Видишь ли, Кристи, я не намерен провести с тобой этот уик-энд украдкой где-нибудь в дешевом мотеле, а после как ни в чем не бывало возвратить домой брату. Может, ты этого и хотела, но я на такое не способен.

Сердце у Кристи камнем ухнуло вниз. Выходит, он не так уж и увлечен ею, просто захотел поразвлечься, посмотреть, что получится из ее затеи. Тогда зачем же он привез ее сюда? Так же твердо Джейсон продолжил:

– Сейчас мы войдем туда и поженимся. – Жестом он остановил Кристи, которая хотела что-то сказать. – И никаких возражений, черт побери Я люблю тебя и не могу лечь с тобой в постель, а потом вести себя так, будто ничего не произошло. Словом, мы поженимся, а когда вернемся, я все объясню Кайлу и Фрэнсин. Они, конечно, расстроятся, да и мне не очень по душе, что мы не предупредили их заранее… – он помедлил, коснулся рукой ее щеки, – но я слишком долго терпел и не в силах ждать свадебной церемонии с большим приемом.

Кристи порывисто бросилась ему на шею и, не обращая внимания на любопытные взгляды прохожих, осыпала его лицо быстрыми поцелуями.

– О Джейс! – захлебываясь от счастливого смеха, воскликнула она. – Мне и не снилось, что ты захочешь взять меня в жены, вот я и предложила стать твоей просто так, без регистрации брака. Я счастлива выйти за тебя, дурачок ты мой, я об этом мечтала всю жизнь!

Взявшись за руки, они вошли в здание.

– Все-таки я чувствую себя подлецом, – сквозь зубы пробормотал Джейсон.

– Правильно, ты и есть подлец. А вдобавок вор, укравший любимую сестричку у лучшего друга! – Она засмеялась, сжимая его ладонь.

Джейсон улыбнулся.

– Ничего подобного, я тебя умыкнул на время.

Уик-энд они провели в роскошном мексиканском отеле.

Кристи была невинной девушкой и ничего не смыслила в физической близости между мужчиной и женщиной. Понимая это, Джейсон вел себя деликатно и не проявлял нетерпения. Кристи оказалась хорошей ученицей, в ней быстро проснулись чувственные желания. И чем больше нежности и деликатности выказывал Джейсон, тем сильнее она проникалась к нему доверием.

Днем они бегали по рынку и по магазинам и с большим удовольствием восприняли здешний обычай отдыхать в полуденные часы, хотя отдых у них получался весьма относительный.

Они планировали выехать домой в воскресенье ранним утром, тогда будет достаточно времени, чтобы все объяснить Фрэнсин и Кайлу. Но всевозможные мелочи, как-то: принятие душа, одевание, упаковка нехитрого багажа в перерывах между поцелуями, изрядно их задержали, так что к ранчо они подъехали, когда было уже далеко за поддень.

Кристи нервничала. Да, она теперь замужняя женщина, но готова ли она к новой жизни? Что ждет ее в доме Джейсона?

Джейсон и Кристи вошли в гостиную и замерли на пороге. Кайл, растянувшись на тахте, смотрел телевизор, а Фрэнсин, на третьем месяце беременности, сидела в углу, склонившись над рукоделием – вязала приданое для малыша.

Первой заговорила Кристи.

– Кайл, Фрэнси.., мы хотим вам кое-что сказать…

Кайл повернулся, увидел их, вскочил с тахты и потянулся.

– Привет, Джейс, – улыбнулся он. – Я уж и не ждал тебя. Уехал в город подвезти Кристи – и пропал.

– Не совсем так, – протянул Джейсон, – мы и не расставались с твоей сестрой. Дело в том, что в эту пятницу мы с Кристи поженились.

Кайл застыл, словно его вдруг выключили: рука, протянутая Джейсону, повисла в воздухе, на губах дружеская улыбка.

Спицы вывалились из рук Фрэнсин и в наступившей тишине громко звякнули об пол.

– Кристи! – воскликнула она. – Ты не могла так поступить! – Вид у нее был настолько убитый, что Кристи на секунду стало ее жалко. Она подошла к невестке и порывисто обняла за плечи.

– Фрэнси, милая, дорогая, прости нас, мы не предупредили заранее, но до пятницы мы и думать об этом не думали. А потом вдруг… – Она погладила Фрэнсин по плечу. – Ну, не плачь, Фрэнси, пожалуйста, дорогая, не плачь. Ты же знаешь, я так этого хотела.

Кайл очнулся от ступора, выпрямился в полный рост, сразу став на несколько дюймов выше Джейсона, и медленно шагнул к другу.

– Что это значит, Джейс? Откуда такая спешка, тем более в столь серьезном деле? – Пронизывающим взглядом он сверлил друга в ожидании ответа.

Кристи увидела, как краска отхлынула от лица Джейсона, и поспешила ему на помощь.

Джейсон был не из тех, кто оправдывается, но сейчас перед ним стоял лучший друг.

– Кайл, не думай о нас плохо, ничего такого не было, ты же меня знаешь!

– Верно, я думал, что знаю тебя. Но тот Джейсон Макалистер, которого я знал до сих пор, никогда бы не увез мою сестру, не сказав мне ни слова!

Таким Кристи не видела брата с того страшного дня, когда они узнали о гибели родителей.

Кристи бросилась к Кайлу.

– Пожалуйста, Кайл, улыбнись, прошу тебя! Я не вынесу этого! Я люблю Джейсона, и это ни для кого не новость. Да, решение пожениться было импульсивным, но мы ведь все равно были бы вместе, так или иначе. Никого, кроме Джейсона, мне в этой жизни не нужно, я всегда его любила, но мне надо было немного повзрослеть, чтобы он увидел во мне женщину.

– Как я понимаю, у него это получилось. – Губы Кайла скривились в усмешке. Он нацелил палец в грудь Джейсона. – Что же, мне остается принять тебя в семью, что звучит несколько смешно, если учесть, что ты всегда был для нас как родной. – Мужчины, не отводя друг от друга глаз, обменялись рукопожатием.

Женщины меж тем подобрали с полу спицы и пряжу.

– Господи, Кристи, у меня были такие планы насчет тебя… – причитала Фрэнсин. – Я ведь послала твои фотографии в Нью-Йорк и связалась с агентом, который согласился устроить тебя в школу фотомоделей!

Джейсон и Кристи одновременно повернулись к ней.

– О чем ты говоришь, Фрэнси? – первым опомнился Джейсон.

– Несколько недель назад я возила Кристи в Даллас, и ее там сфотографировали. Так вот, большие специалисты в шоу-бизнесе находят, что она бесподобна – цвет волос, матовая кожа… А уж глаза! Я не стала ничего ей говорить, пока агент не даст письменный ответ или не позвонит лично.

Взгляд Джейсона затвердел. Он посмотрел на Кристи.

– Я и не знал, что ты хочешь стать моделью, ты никогда мне об этом не говорила.

За секунду нежный, любящий муж превратился в холодного, отчужденного человека. Кристи ужаснулась. Она подошла к нему и, обняв за талию, заглянула в лицо.

– Я и не собиралась, Джейсон. Поверь, я впервые об этом слышу!

– Но ты позировала фотографу.

– Фрэнси сказала, что хочет сделать несколько моих снимков на память. Я понятия не имела, что она куда-то их пошлет.

– Это правда, Джейсон, – вмешалась Фрэнсин. – Идея была целиком моя. Я давно поняла, что девочка способна достичь значительно большего, чем всю жизнь горбатиться на ранчо. – Она смотрела на новоиспеченного зятя прямо, давая понять, что отступать не собирается.

Возникшее в комнате напряжение разрядила Кристи. Она звонко чмокнула Джейсона в шею.

– Джейс, мне нужен только ты. По-моему, я это доказала вполне.

Ура, победила! Мышцы Джейсона расслабились, глаза потеплели, в их янтарной глубине замерцало желание. Нет, все-таки трудно привыкнуть к ощущению, что этот сильный человек в твоей власти!

– Как бы то ни было, Кристи, менять что-то уже поздно. Ты теперь моя жена. Ты сказала, что хотела этого всю жизнь, и я поверил тебе. – Джейсон обвил рукой ее хрупкие плечи и жестом собственника прижал к себе. И он, и Кристи были полностью поглощены друг другом, словно и не замечая Кайла и Фрэнсин. – Ступай к себе, собери вещи. Нам пора домой.

В ближайшие недели Кристи очень редко виделась с братом и Фрэнсин, старательно входя в роль жены Джейсона и хозяйки нового дома. Хотя сама прекрасно готовила, она уговорила Молли остаться у них экономкой, потому что ей, дескать, еще многому надо научиться. Довольная толстушка не дала себя долго упрашивать и начала постепенно вводить ее в курс дел по дому.

Однажды утром раздался телефонный звонок.

– Я говорю с Кристи Коул? Кристи, не успевшая еще привыкнуть к новой фамилии, быстро ответила:

– Да.

– Кристи, это Джонатан Сигал. Я только что говорил с вашей невесткой, и она любезно дала мне номер вашего телефона.

Какой еще Джонатан Сигал?

– Боюсь, я не совсем вас понимаю, мистер Сигал. Зачем я вам понадобилась?

Сквозь помехи междугородной линии послышался довольный смешок.

– Миссис Коул сказала, что это она послала мне ваши фотографии, хотя мне-то совершенно без разницы, кто именно их послал. А понадобились вы мне вот зачем: хотел сообщить, что, если вы приедете в Нью-Йорк, я помогу вам стать супермоделью. И очень скоро ваше личико будет украшать обложки всех иллюстрированных журналов нашей страны. – Он опять засмеялся.

А-а, ясно! Это тот самый агент, о котором тогда говорила Фрэнсин.

– Простите, мистер Сигал, но моя невестка наверняка сказала вам, что я недавно вышла замуж. И карьера фотомодели меня сейчас нисколько не интересует.

На том конце линии немного помолчали, потом до нее донесся вздох.

– Понятно. – Пауза. – Какая жалость! Право, вы самая фотогеничная женщина из всех, чьи фото я просмотрел за последнее время. К вашему лицу и фигуре просто невозможно придраться, ничего, ну просто совершенно ничего лишнего. С вашей внешностью и моими связями мы бы горы своротили, вы бы за несколько лет стали самой высокооплачиваемой фотомоделью.

На мгновение в мозгу Кристи пронеслись яркие видения огромного, шумного, праздничного Нью-Йорка и сверкающих огнями фотостудий. Неужели это возможно? Но тут же перед ее внутренним взором возникло лицо Джейсона. Она улыбнулась.

– Я высоко ценю ваш интерес к моей скромной персоне, но у меня сейчас иное предназначение.

По проводам снова долетел протяжный вздох.

– Ну ладно, что ж поделаешь… Но, Кристи, если вы вдруг передумаете, немедленно дайте мне знать.

– Обязательно, мистер Сигал, – засмеялась она. – Если мне придет в голову стать богатой и знаменитой, вы узнаете об этом первым.

– Вот вы сейчас шутите, дружочек, а я именно тот, кто может дать вам это. Не забывайте о моем предложении.

Время шло, и Кристи начисто забыла об этом звонке. В ее замужней жизни возникли некоторые трудности. Джейсон теперь частенько пропадал по делам, не посвящая в них свою молодую жену.

Однажды глубокой ночью Кристи еще не спала, когда Джейсон наконец тихонько юркнул под одеяло. Было два часа ночи, и Кристи совершенно извелась, представляя себе мужа то в объятиях другой женщины, то в обломках разбитого автомобиля, то в веселой компании дружков, подливающих ему спиртное. Она твердо решила не подавать виду, что не спит, но все же не выдержала и спросила:

– Где ты был?

Куда только подевалась ее гордость?

Джейсон притянул ее к себе и обнял за плечи.

– У меня была важная встреча, милая. К сожалению, она затянулась. Я хотел позвонить, но боялся разбудить тебя.

Он нежно поцеловал ее в шею за ухом.

– За ужином ты ничего не говорил ни о какой важной встрече, – пробормотала она, как всегда попадая во власть его рук и губ, заставляющих забыть все тревоги и огорчения.

– Тогда я и сам не знал, мне позвонили позже.

– А что за встреча, Джейс? Что в ней такого важного, что ты сломя голову бросился из дома? – Она увернулась от его поцелуя и услышала легкий вздох.

– Извини, Кристи, но я не хочу обсуждать эту тему, и пусть этот вопрос не будет вставать между нами. – Говорил он нежно, голос обволакивал, заставляя забыть обо всем на свете.

И все-таки эти его «важные встречи» встали между ними. Проходили месяцы, и отлучки Джейсона участились, теперь он иной раз отсутствовал и день, и два, и три. Правда, он предупреждал Кристи заранее и просил Нэйта и Молли побыть с ней, чтобы она не скучала, не чувствовала себя покинутой. Но Кристи становилась все грустнее, все больше ощущала свое одиночество. Почему любимый стал таким замкнутым, почему не делится с ней своими заботами? Может, по-прежнему считает ее маленькой девочкой, не способной ничего понять? Или же просто уверен, что стоит ему переступить порог – и она тут же простит его и, как всегда, упадет к нему на грудь?

Быть может, Кристи так и примирилась бы со своим существованием, если бы не случилось непоправимое – она потеряла ребенка. Как она была счастлива, узнав, что забеременела Совсем недавно разрешилась от бремени Фрэнсин, дав жизнь Кэвину, своему первенцу, и Кристи радостно думала, что их дети будут почти ровесниками. Джейсон носился с ней, как будто она была сделана из драгоценного хрупкого фарфора. Жизнь для Кристи обрела новый смысл. Но своих вылазок из дома Джейсон не прекратил и по-прежнему ничего не рассказывал ей о своих делах.

Кристи была на третьем месяце, когда, проснувшись посреди ночи, почувствовала, что случилось что-то ужасное, непоправимое. Джейсона радом не было. Она рывком включила настольную лампу, потянулась к телефону, набрала номер брата. Через полчаса в спальню ворвались Кайл и Фрэнсин и увезли ее в больницу.

Мало что из этой жуткой ночи осталось в ее памяти, она почти все время была без сознания, но следующее утро она помнила с точностью до мгновения. Седовласый врач сострадательным голосом объявил ей, что у нее случился выкидыш.

– Видите ли, Кристи, дело в том, что операция не обошлась без осложнений. Увы, такое бывает. – У него были грустные глаза человека, которого жизнь научила, что не всегда и не все кончается благополучно. – Возможно, у вас никогда не будет детей, хотя это покажет только время.

Кристи видела, как шевелятся его губы, слышала негромкий голос, но рассудок отказывался осознать смысл сказанного.

– Нет! Не может быть! Мы с мужем хотим иметь много детей, большую семью… Он был единственным ребенком, и это его угнетало… У нас будет много детей, доктор! – Она схватила врача за руку и с силой сжала ее, словно стараясь убедить, что все будет именно так. Доктор кивнул.

– Да, Кристи, конечно, шансы есть, не надо отчаиваться. Я только хотел предупредить на случай, если…

Кристи горько разрыдалась. Доктор несколько часов просидел у ее постели, ласково поглаживая по руке, а она все плакала и плакала над потерянным ребенком и над теми, которым не суждено родиться. Она была очень благодарна врачу, но больше всего на свете ей сейчас был нужен Джейсон.

А его не было…

Только поздно вечером, когда часы посещений давно закончились, он на цыпочках вошел в палату.

Кристи лежала в полумраке, глядя на причудливые тени, которые отбрасывали на стену колышущиеся от легкого ветерка шторы. Услышав шаги, она медленно повернула голову. Джейсон молча опустился на колени перед кроватью, обнял жену своими большими руками и положил голову ей на грудь. Кристи, тоже молча, погладила его по светлым волосам, тонкими пальцами перебирая непослушные пряди.

Когда Джейсон наконец поднял голову, в его глазах блестели слезы. Он нежно поцеловал ее в губы и прошептал:

– Мне так жаль, Кристи.

– Я знаю, – тихо сказала Кристи. Как хорошо, что он рядом, думала она, хотя и понимала, что скоро муж опять исчезнет.

– Что говорит доктор? Когда можно забрать тебя отсюда?

– Завтра утром. Меня пока держат под наблюдением, чтобы убедиться, что кровотечение не начнется снова.

Джейсон хотел что-то сказать, но голос сорвался. Он прокашлялся.

– Мне нельзя было оставлять тебя одну. На это ей нечего было возразить. Миновало несколько однообразных недель. Кристи стала молчалива, замкнулась в себе, мысли были заняты потерей ребенка и противоречивыми чувствами к Джейсону. Он любил и желал ее по-прежнему, но сама она была вконец раздавлена сложностями взрослой жизни, тяжелым грузом придавившей ей плечи.

Однажды, когда Джейсона, как всегда, не было дома, Кристи вспомнила о предложении Джонатана Сигала. Она долго думала о Джейсоне и пришла к выводу, что жена ему в общем-то не нужна, особенно такая, которая не сможет дать ему то, чего он так страстно хочет, – большую, шумную, дружную семью. Если она уедет, он сможет развестись с ней и жениться снова. Погруженная в глубокую депрессию, Кристи решила, что стала ему обузой.

В таком состоянии она по телефону связалась с Сигалом, и тот сразу же обещал сделать все возможное, чтобы устроить ее в самую престижную школу фотомоделей. От нее требовалось одно – сообщить о дне приезда.

Когда Кристи объявила мужу о своем решении, он ни слова не сказал против, только кровь разом отхлынула от лица, словно его облили белой краской. В глубине души она ждала, что Джейсон попросит ее остаться, но он промолчал. И она уехала.

Кристи перебралась в Нью-Йорк и, по-прежнему замкнутая в скорлупке своего горя, начала учиться. Ей пришлось сесть на жесткую диету, соблюдать строгий режим дня, привыкнуть четко расписывать каждую минуту. Это отвлекало от тяжелых раздумий и потому вполне ее устраивало.

Грусть, затаившаяся в изумрудных глазах, придавала ее облику немного испуганное, загнанное выражение. Джонатан говорил, что любой мужчина, видевший ее фотографии, был бы счастлив зажечь радостью эти прекрасные глаза. Очень скоро Кристи приобрела большую популярность, и это было очень кстати: чем больше работы, тем меньше времени остается на воспоминания.

На первый взгляд она жила насыщенной жизнью. Научилась непринужденно чувствовать себя в окружении самых изысканных светских знаменитостей и сильных мира сего. Но разного рода предложения и комплименты, которыми одолевали ее мужчины, оставляли ее равнодушной, потому что все ее чувства были далеко-далеко отсюда – в Техасе.

С годами боль приутихла, Кристи выкарабкалась из своей раковины, ожила. Сейчас ей было уже трудно припомнить, когда именно она решила попросить у Джейсона развод. Фрэнсин писала ей каждую неделю и буквально умоляла приехать в Техас, повидать подросшего Кэвина и его маленькую сестричку Кэри, но Кристи никак не могла собраться с силами и сделать этот шаг. Только когда адвокат сообщил об упорном нежелании Джейсона идти на контакт и предложил ей лично встретиться с мужем и обсудить условия развода, она поняла, что другого выхода нет, надо ехать домой.

Причин уклоняться от встречи у Джейсона не было, ведь она не требует ничего невозможного, просто хочет получить свободу.

Но в это свежее весеннее утро, подъезжая к ранчо брата и вспоминая свою жизнь с Джейсоном и особенно минувшую ночь, Кристи начала сомневаться, сумеет ли она когда-нибудь вырваться на свободу.

Глава 3

Кристи ехала по извилистой дороге к ранчо, невольно отмечая перемены, происшедшие за годы ее отсутствия. Как же она соскучилась по отчему дому, как часто он снился ей!

Минувшая ночь показала, что Джейсон до сих пор держит ее в своих цепких объятиях, не выпускает из магического круга. Главное – не показывать ему этого, иначе спасения нет.

Не успела она затормозить у дома, как дверь с грохотом распахнулась и два очаровательных малыша кубарем скатились по ступенькам крыльца. Словно гигантская рука стиснула сердце Кристи, но боль тут же отступила. Вот она и вернулась в сегодняшний день.

Ребятишки вихрем метнулись к ней, но вдруг в смущении замерли на полпути, не зная, видимо, как их встретит незнакомая пока тетушка.

Сразу видно, настоящие Коулы, подумала Кристи. Кэвин, высокий для своих неполных шести лет, гибкий, очень похожий на отца, выжидательно смотрел на нее смышлеными глазенками. Четырехлетняя Кэри определенно будет красавицей, уже теперь в ней чувствовалась фамильная стать. У обоих темные с рыжинкой волосы, смоляных локонов Фрэнсин не было и в помине.

Дети внимательно наблюдали, как Кристи проворно выбралась из машины и, склонив голову, встала у открытой дверцы. Она улыбнулась и ласково спросила:

– Ну-ка, кто поможет внести в дом вещи, а? Они словно только этого и ждали. Подбежав к автомобилю, Кэвин забрал у Кристи ключи и пошел к багажнику, а Кэри взяла с переднего сиденья сумочку с ночной рубашкой и гордо стала рядом.

С крыльца сбежала Фрэнсин, обняла золовку.

– О Кристи, как я рада тебя видеть! – Она смахнула слезинку. – Как хорошо, что ты приехала!

Кристи весело рассмеялась, совсем как в старые добрые времена.

– Я тоже рада, Фрэнси, дорогая. – Она в свою очередь обняла невестку. – Я так по тебе соскучилась! И наконец-то увидела твоих малышей наяву. В жизни они гораздо красивее, чем на карточках. Этакие непоседы.

– Это уж точно. Представляешь, чего мне стоило заставить их усидеть перед фотокамерой!

Они направились к дому. Дети замыкали шествие.

– Ты не жалеешь, что продолжила традицию нашей семьи и дала им имена, начинающиеся с "К"? – улыбаясь, спросила Кристи.

– Конечно, нет, правда, поначалу немного путалась. Называла Кэвина Кэри, и он очень обижался, так что пришлось поднапрячься. Сейчас-то я уже привыкла.

– Просто они родились сразу друг за другом. Со мной и Кайлом такие проблемы не возникали, Мама успела привыкнуть к его имени, пока меня не было на свете.

Они вошли в дом через боковую дверь, ведущую на кухню.

– Ой, Фрэнси, как красиво! Когда же ты сделала такой ремонт?

Невестка зарделась от удовольствия.

– Если честно, когда ты подъехала, я как раз вешала занавески, потому и вышла не сразу.

Насколько Кристи помнила, кухня, где по вечерам собиралась вся семья, была очень уютная, но не слишком элегантная. Теперь же стены украсились новыми обоями в красно-белую полоску, такой же расцветки занавески висели на окне, дверцы шкафчиков с кухонной утварью выкрашены под орех, а их верхние панели – в тон обоев и занавесок.

– Да ты настоящая волшебница! – воскликнула Кристи, подошла к окну и выглянула во двор. – А где Кайл? Занят на ранчо?

– Да, но скоро приедет обедать. Вот он обрадуется! По телефону ты не называла точной даты приезда, и мы не знали, когда тебя ждать.

– Понимаешь, я давно уже разучилась нормально отдыхать и не хотела ставить себя в жесткие рамки, их у меня и так хватает.

Она открыла дверцу нового большого холодильника, достала кувшин, ни секунды не сомневаясь, что там именно охлажденный чай, и налила полный стакан.

– А Кайл как отнесся к моему возвращению?

Фрэнсин поставила на стол блюдо с домашним печеньем, жестом пригласила Кристи присесть и ответила:

– Если процитировать твоего брата дословно, то он сказал так. – Она понизила голос и протянула:

– «Давно-о пора-а».

Обе рассмеялись.

Кристи села, взяла печенье. Она и не думала, что соскучилась по этим вкусным вещам, которые печет Фрэнсин. Но следующая фраза невестки буквально заставила ее подпрыгнуть.

– Сегодня к ужину приедет Джейсон. – Фрэнсин внимательно посмотрела на Кристи и добавила:

– Хотя, может, ты не хочешь его видеть? Тогда я ему позвоню.

При упоминании имени Джейсона сердце Кристи бешено заколотилось. Усилием воли она взяла себя в руки. Ей же не восемнадцать, в конце концов, уже двадцать пять лет, не маленькая! Она давно научилась сохранять в затруднительных положениях внешнее спокойствие.

– Нет-нет, дорогая, я вовсе не против. – Кристи выдавила улыбку. – Рано или поздно нам все равно придется встретиться. – Она выкинула из памяти воспоминания о минувшей ночи. – Только вот не знаю, как он воспримет мое появление.

Фрэнсин задумчиво вглядывалась в безупречно красивое лицо этой самоуверенной молодой женщины, пытаясь разглядеть в ней былую неопытную, доверчивую девочку. В ее нынешней красоте сквозило что-то нереальное, неземное. Да, не из такого теста лепились жены простых фермеров со здешних ранчо.

– Джейсон сказал, ты прислала ему бумаги на развод.

– Неужели сказал? – ровным голосом произнесла Кристи.

– Да. – Фрэнсин помедлила, не зная, как себя вести с этой новой Кристи, и опасаясь совершить новый промах. – Понимаешь, Кристи… – Она облизнула пересохшие вдруг губы. – Когда ты уехала, я дала себе слово не вмешиваться в ваши дела, я и без того внесла в них сумятицу, когда связалась с Джонатаном Сигалом…

– Ты правильно сделала, – перебила ее Кристи. – Никакой сумятицы, наоборот, ты мне очень помогла, а я даже толком не поблагодарила тебя.

– Нет, все равно я не имела никакого права так бесцеремонно лезть в вашу жизнь. И все эти годы я предпочитала молчать.., до сегодняшнего дня. Мне кажется, девочка, тебе надо кое-что узнать. Ни Кайл, ни Джейсон тебе этого не скажут.

Кристи невольно напряглась, понимая, что ничего приятного сейчас не услышит, но уйти от разговора было невозможно.

– Говори, Фрэнси.

– Я не знаю и не хочу знать, почему ты оставила Джейсона. Тебе тогда было очень нелегко, и, вероятно, самым разумным было срочно сменить обстановку, уехать в Нью-Йорк, увидеть мир и узнать, чего ты стоишь. По крайней мере я сама этого хотела… Да, ты залечила свои раны, забыла о терзающей тебя боли. Но… – Она склонилась ближе к Кристи. – Но подумала ли ты о Джейсоне и о его боли?

Кристи сжала в руке стакан, глядя на плавающие в чае льдинки, потом сделала большой глоток и поставила стакан на стол.

– Конечно, я причинила ему боль своим отъездом, Фрэнси, но он и не подумал меня остановить.

На мгновение в глазах Фрэнсин вспыхнул гнев, она отвела взгляд и покачала головой.

– Ты так и не поняла его.

– Что ты хочешь этим сказать?

– Джейсон Макалистер никогда ни в чем не мог тебе отказать. Поэтому ему в голову не пришло отговаривать тебя, раз ты решила стать моделью в Нью-Йорке.

– Но он мог хотя бы сказать, что думает по этому поводу, а он промолчал. После того как мы потеряли ребенка, он вообще почти не разговаривал со мной. – Кристи бессознательно двигала стакан кругами по столу, наблюдая, как вихрится чай.

– Дорогая, ты мучительно переживала потерю ребенка, это все понимают, но почему ты думаешь, что это было только твое горе? Джейсон страдал не меньше, чем ты. К тому же он не мог простить себе, что его не было рядом с тобой в ту ночь, словно в его власти было предотвратить несчастье. – Фрэнсин помолчала, подбирая слова. – А вдобавок он лишился и горячо любимой жены. Ты так хотела, и он не стал вмешиваться в твою жизнь, решил, что тебе с ним плохо.

Противоречивые чувства переполняли Кристи, она встала и подошла к окну.

– Почему же в таком случае он не соглашается на развод? – спросила она, стоя спиной к Фрэнсин, словно боясь встретиться с ней взглядом.

– Может быть, он ждет, что ты сама попросишь его об этом. Лично.

Кристи резко повернулась к ней.

– Именно так я и собираюсь поступить. Надеюсь, ты догадалась, что я приехала не только ради отдыха.

Фрэнсин медленно, опираясь на столешницу, как усталая пожилая женщина, поднялась из-за стола.

– Да, догадалась. – Она взглянула на хрупкую фигурку у окна. – Я задам тебе еще один вопрос, Кристи, причем вовсе не требую ответа. Ты должна ответить на него самой себе. Так вот, ты уверена, что честно поступила с Джейсоном? Подумай об этом. – Она отнесла посуду в мойку и уже мягче продолжала:

– Больше я не стану надоедать тебе поучениями, так что не напрягайся. Я хочу, чтобы ты хорошенько отдохнула, и не жду от тебя никаких оправданий. – Подойдя к Кристи, она обняла ее за плечи. – Идем, дорогая, я покажу тебе твою комнату. – Она первой вышла в коридор, на ходу поясняя:

– Когда ты уехала, я переделала твою комнату в гостевую, так что тебе там будет очень удобно.

Раньше комната Кристи больше всего смахивала на кладовку: кругом незаконченные эскизы и вышивки, да еще гладильная доска и швейная машинка. Теперь с ней произошла разительная перемена.

Стены были выкрашены желтоватой краской, напомнившей Кристи цвет неба, едва тронутого первыми лучами солнца. Белые кружевные гардины мягко колыхались на двух широких окнах, выходящих в цветущий сад, в который Фрэнсин вложила столько сил. Белая с золотом мебель придавала комнате уютный вид. Кристи подошла к кровати с пологом на четырех столбиках и провела рукой по голубому узорному покрывалу.

– Фрэнсин, дорогая, ты зарыла в землю свой талант, наверняка могла бы стать знаменитым декоратором. Загляденье, а не комната!

Щеки Фрэнсин порозовели от удовольствия.

– Ты преувеличиваешь, но все равно мне приятно, что тебе понравилось. В Нью-Йорке вряд ли оценили бы мой, как ты говоришь, талант, но, оформляя эту комнату, я думала о тебе, особенно когда подбирала ковер.

Кристи уже успела сбросить туфли. Босой ногой она провела по мягкому ворсу роскошного темно-синего ковра.

– Мой любимый цвет. Спасибо, Фрэнсин, ты помнишь такие мелочи! – Только сейчас она поняла, что безумно устала. – Если ты не возражаешь, я бы не прочь немного отдохнуть.

Ну конечно. Кайл приедет только через час.

– Если я засну, разбуди меня, когда он появится.

Фрэнсин рассмеялась.

– Не волнуйся, девочка, сама проснешься. Стоит ему увидеть возле дома твою машину, здесь такое начнется! Почище ежегодного праздника ковбоев! И мертвый проснется! – Она посмотрела в окно. – Между прочим, у тебя потрясающая машина, девочка!

Кристи с наслаждением вытянулась на кровати.

– Да, мне тоже нравится. Когда хочется незаметно улизнуть из города, она становится моим ковром-самолетом, никто не может за мной угнаться.

По пути к двери Фрэнсин задержалась у кровати и погладила Кристи по плечу.

– Я тебя хорошо понимаю, тебе необходим такой ковер-самолет, но, куда бы он тебя ни уносил от нью-йоркской суеты, помни: нет ничего лучше родного дома!

Рокочущий бас брата разбудил Кристи, хотя спала она очень крепко.

– Это кто же у нас там наверху? Что за сказочная принцесса нас посетила? Неужто Златовласка?

Тяжелый топот по лестнице – и вот уже возле кровати стоит улыбающийся Кайл, а по обе стороны от него – Кэвин и Кэри.

– Какая же она Златовласка, папа! – хихикнула девочка. – У Златовласки волосы желтые, а не рыжие! – Голубые глазенки весело стрельнули в сторону отца.

– Гм. – Кайл в притворном раздумье потер подбородок. – Да, дочка, ты права. Так кто же эта прелестная незнакомка? – Смеющимися глазами он смотрел на сестру, но лицо оставалось серьезным.

Кэвин рассудительно произнес:

– Папа, это тетя Кристи. Ведь мама только что сказала тебе, что она приехала.

Кристи села на кровати и улыбнулась.

– Правильно, Кэвин. По-моему, твой папа притворяется.

– Притворяюсь? – обиженно воскликнул Кайл. – Так-то ты разговариваешь со старшим братом? – Он плюхнулся рядом и притянул ее к себе. Потом легонько отстранил, посмотрел в лицо и хрипловато проговорил:

– Добро пожаловать домой, детка, мы тебя заждались.

Кристи прижалась к брату, опустила голову ему на плечо.

– Мне так хорошо, Кайл. Ты прав, давно надо было приехать.

– Вот и отлично, нам всегда удавалось найти общий язык. – Он поднялся и та руки потянул ее к себе. – Пойдем, сестричка, обед давно на столе, а я умираю с голоду.

Они в обнимку вышли на лестничную площадку, детишки выкатились следом. Кайл совершенно не изменился, даже стал еще привлекательней. Чуть пополнел, но при его росте это было неопасно. Мимические морщинки, лучиками разбегавшиеся от уголков глаз, говорили о том, что он прожил эти годы счастливо и без особых хлопот. Кристи прижалась к нему.

– Ты прекрасно выглядишь, Кайл, прямо киношный сердцеед! Голову даю на отсечение – Фрэнсин держит в доме увесистую палку, чтобы отгонять от тебя поклонниц!

Он усмехнулся, обнял ее за талию и повел вниз.

– Ишь какая догадливая! Но вернемся на грешную землю. По-моему, ты страшно похудела, просто кожа да кости, уж не обижайся.

– В Нью-Йорке это называется иначе. – Она приняла картинную позу. – Видишь, я сама гибкость, изящество и привлекательность! – На лице появилось чувственно-неприступное выражение. – Вот так, теперь дошло, мужлан ты этакий?

– Ну, может, по нью-йоркским меркам это и привлекательно, а я вот нахожу, что вид у тебя болезненный. Мои новорожденные телята выглядят гораздо здоровее.

Она обиженно надулась, и Кайл расхохотался. Кристи не выдержала и тоже прыснула.

Так они и уселись за стол.

– Все по-старому, – заметила Фрэнсин. – Как раньше, знай подкалываете друг друга, словно без остановки тренировались все эти пять лет.

Да, все по-старому, только теперь за столом сидели двое очаровательных сорванцов. Кристи было приятно наблюдать, с какой гордостью смотрят на своих малышей Кайл и Фрэнсин. Их лица сияли. Кайл без тени раздражения отвечал на бесчисленные вопросы маленького Кэвина, а Фрэнсин, беседуя с Кристи, не забывала подкладывать Кэри лакомые кусочки.

– Ты позвонила Джейсону? – обратился Кайл к жене. – Он уже знает, что Кристи вернулась?

Кристи вздрогнула. С замиранием сердца она ждала, что ответит невестка.

– Нет, я как-то не подумала об этом. – Фрэнсин подняла на него глаза и нахмурилась. – Считаешь, надо было позвонить?

Во взглядах, которыми они обменялись, сквозила тревога за Джейсона. Может, Фрэнсин права? Кристи с головой ушла в собственное горе, совершенно не принимая во внимание, что он тоже страдает… Она напряженно смотрела в тарелку, теперь уже ожидая ответа Кайла.

– Да нет. Он предупредил, что, наверно, не поспеет сегодня к ужину и чтобы мы его не ждали, если он не явится до половины седьмого. Так что торопиться незачем, завтра обо всем узнает.

Кристи подняла на брата умоляющие глаза, и он, поняв, что разговор ей неприятен, сменил тему. Кристи облегченно вздохнула.

Интересно, знает ли Кайл, что его друг пьет? Сейчас говорить об этом было бессмысленно. А может, Джейсон запил из-за нее? Но он всегда был такой сильный, волевой. Ей в голову не приходило, что у него могут быть какие-то слабости, нет, вряд ли ее отсутствие повлияло на него столь ужасным образом. И все же, прежде чем встречаться с ним, Кристи многое надо было обдумать…

После обеда Кайл оседлал коней, и они вместе объехали ранчо. Кайл с гордостью показы вал все, что уже успел сделать, и объяснял свои замыслы по усовершенствованию конюшен и коровников. По всему было видно, что он очень доволен жизнью.

Он подробно расспрашивал ее о работе в Нью-Йорке, о друзьях и о том, счастлива ли она. О Джейсоне не было сказано ни слова. Как бы Кайл ни относился к разрыву их отношений, он твердо решил держать свое мнение при себе.

На берегу небольшого ручья Кайл натянул поводья, спешился и помог ей слезть с коня.

Хотя в Нью-Йорке Кристи старалась как можно чаще посещать манеж, с непривычки у нее болели все мышцы – слишком долгой была эта конная прогулка. Вот как быстро отвыкаешь от того, что раньше так любила, с грустью подумала она, растирая затекшую поясницу.

– Ты надолго к нам? – спросил Кайл, шагая за ней к поросшей молодой травой полянке. Они уселись рядышком, плечом к плечу.

– Я свободна от съемок до первого июня, но не уверена, смогу ли так долго оставаться у вас.

– Это почему же?

Кристи охватило раздражение. Неужели и так не ясно?

– Что значит – почему? До июня целых два месяца, так долго гостить не принято.

Кайл лениво растянулся подле нее во весь рост.

– Глупости и предрассудки. Или ты хочешь сказать, что тебе с нами скучно?

– Конечно, нет. Скорее, я сама вам надоем. Кайл с любовью смотрел на сестру и думал о том, как прекрасно, что Кристи дома, и как хочется руками развести все ее беды, но это, увы, невозможно. Это ее жизнь, и она сама должна отвечать за свои поступки. Брат и сестра помолчали, наслаждаясь предзакатной тишиной, затем Кайл сел и, глядя на холмы вдали, сказал:

– Пора возвращаться, детка. Для первого дня ты и так слишком много времени провела в седле, это тебе еще аукнется. Завтра костей с постели не соберешь.

– Я-то думала, ты из вежливости промолчишь об этом, – простонала Кристи, с трудом поднимаясь на ноги. – А ты, братик, как всегда, бесцеремонно груб со своей единственной сестрой!

Перебрасываясь шутками, они пустили коней шагом. Кристи мечтала только о горячей ванне. Добро пожаловать домой, с мрачным юмором подумала она, туг я быстро приду в норму!

Усталый, вконец измученный Джейсон подъехал к дому Коулов, когда уже стемнело. Все в этот день валилось из рук, все шло не так, как хотелось. Работники обнаружили, что в одном из загонов завалилась ограда, потом он вместе с ними гонялся по степи, разыскивая коров, загонял их назад, чинил ограду. При этом один из парней сильно поранил руку колючей проволокой, и он возил его к врачу. И все это на фоне ужасающей похмельной головной боли!

Хуже того, весь день его преследовали воспоминания о годах, прожитых без Кристи. Он тогда совсем лишился сна, ночи напролет бродил по опустевшему дому, ломая голову, что же теперь делать. Конечно, он сам виноват, все произошло исключительно по его собственной глупости. Стараясь оградить любимую от неприятностей, он держал в тайне причины своих частых отлучек. Объяснять что-либо после ее отъезда было уже слишком поздно.

Через некоторое время он установил, что, если напиться до бесчувствия, до полного забвения, сон приходит почти мгновенно, и – пристрастился к бутылке. Так продолжалось до тех пор, пока однажды вечером к нему не ворвался Кайл и не устроил ему грандиозный разнос. Ему удалось вывести Джейсона из полубессознательного состояния, тот внезапно отрезвел и даже полез в драку, что очень обрадовало Кайла.

Таким образом Джейсон бросил пить и понемногу примирился с безысходностью одинокого существования. Так и жил – до вчерашнего вечера. Что же произошло с ним вчера?

Он с отвращением потряс головой и, обогнув дом, остановился как вкопанный перед огненно-красным «триумфом» с нью-йоркскими номерами.

– Боже! – прошептал он, уставившись на изящную машину. Кристи! Это была Кристи! Значит, как бы он ни был пьян, сознание все-таки не подвело, иначе он не пошел бы за той женщиной.

Весь день он старательно гнал воспоминания о ночных происшествиях, но сейчас ему до дрожи захотелось оживить в памяти мельчайшие подробности.

План сработал – ему удалось выманить ее из Нью-Йорка, а он уж и надеяться перестал. Джейсон устало улыбнулся. Она хочет развестись? Дудки! С мыслями о разводе так не отдаются! Она все еще любит его!

Думала ли она о том, как закончится вечер? Вряд ли. Танцуя с ним, она вела себя слишком отчужденно. Он явственно ощутил ее тело, безучастно покачивающееся под звуки томного танго.

Она вернулась, теперь отступать от задуманного нельзя. Придя к выводу, что Кристи не забыла его и сохранила еще какие-то чувства, Джейсон воодушевился. На это он даже не рассчитывал, хотел снова завоевать ее расположение.

С того самого дня, когда ее мать положила ему на руки крохотный запеленатый сверток, Кристи принадлежала ему. И он никому ее не отдаст!

Кристи блаженно нежилась в горячей ванне. Натруженные мышцы расслабились, чего нельзя было сказать о совести. Снова и снова Кристи прокручивала в голове свое бегство от мужа и поведение за эти пять минувших лет, но теперь уже видела это глазами Джейсона и своих родных. И чем больше она думала об этом, тем беспощаднее осуждала себя. Какая же она эгоистка! Как можно было так поступить с дорогими ей людьми!

Что же теперь? Да ничего. Джейсон всколыхнул в ней былые чувства, заставил понять, что никуда ей не деться от любви к нему, и все же ничего путного из их брака не выйдет. Слишком поздно. Она изменилась, их больше ничего не связывает. При встрече нужно убедить Джейсона в необходимости развода. Только не поддаваться его обаянию!

Она вылезла из ванны, надела светло-коричневый восточный халат, свободными складками льющийся по стройным длинным ногам, подобрала лентой роскошные волосы, рассыпавшиеся по плечам, и пошла вниз. Спустившись на две ступеньки, она замерла, услышав голос Джейсона.

– Чья это там машина, Фрэнси? Смотрится довольно неуместно рядом с тракторами, пикапами и джипами, тебе не кажется? – Говорил он спокойно, даже весело.

– О, Джейс, привет! – А вот у Фрэнсин голос звучал нервозно.

Немудрено, что Джейсон все-таки приехал к ужину, ведь никто не удосужился предупредить его о ее присутствии. Кристи подумала, как нелегко сейчас Фрэнсин, и стала спускаться дальше. В конце концов, у нее были определенные преимущества перед Джейсоном: он не только не знал, что она здесь, но и не подозревал, что эту ночь провел с ней.

Эта мысль развеселила Кристи, но затаившиеся на время мотыльки все же проснулись и вновь затрепетали крылышками где-то внутри. На пороге кухни она приостановилась и окинула взглядом стоящего у стола мужчину. Выглядел он ужасно: под глазами залегли тени, возле рта проступили глубокие складки. Значит, так и не сумел передохнуть днем.

– Привет, Джейсон! – улыбаясь, протянула она.

Он резко повернулся, и Кристи вздрогнула. Что-то в выражении его глаз подсказывало ей, что он обо всем знает. И о ее приезде, и о том, что в баре была именно она. Вон даже иронически поднял бровь, будто намекая, что помнит, как та официантка произносила его имя. Но обдумать, как себя вести дальше, он ей не дал.

Быстрыми шагами Джейсон пересек кухню и порывисто сжал Кристи в объятиях. В следующую секунду, не давая ей опомниться, он жадно приник к ее губам долгим поцелуем, в который вложил всю свою страсть и бесконечную любовь. У Кристи закружилась голова. Чтобы не упасть, она прижалась к нему. Только Джейсон умел так целовать! Наконец он оторвался от нее и, задыхаясь, прошептал:

– Добро пожаловать домой, миссис Макалистер!

– Джейс! – протестующе воскликнула Кристи.

Он весело рассмеялся и, снова притянув ее к себе, промурлыкал:

– Отлично. По крайней мере ты помнишь, как меня зовут. Неплохо для начала. – Он повернул ее так, что они оказались лицом к лицу с ошеломленной Фрэнсин. Но и Кристи была изумлена не меньше невестки. Она заранее перебирала в уме разные варианты встречи, но такой ей даже в голову не приходил. Сверкая янтарными глазами, Джейсон обратился к Фрэнсин:

– Кажется, ты хотела преподнести мне приятный сюрприз? Так вот, тебе это удалось на все сто.

Джейсон по-прежнему обнимал Кристи за талию, давая понять, что улизнуть ей не удастся.

– Э, не совсем так, Джейсон, – запинаясь, произнесла Фрэнсин, пытаясь собраться с мыслями. Таким она Джейсона никогда еще не видела. Неужели он решил, что Кристи вернулась к нему! Вряд ли, ведь он сам сказал им о разводе. Так что же происходит? Что он задумал? Она сбивчиво зачастила:

– То есть, я хочу сказать, мы с Кайлом знали о приезде Кристи, но она не сообщила, когда это будет. А Кайл сегодня предупредил, что ты задерживаешься по делам, ну я и не стала тебе звонить.

Кристи думала, что хорошо знает Джейсона, но его поведение совершенно сбило ее с толку. Она чувствовала его напрягшиеся мышцы, понимала, как на него подействовал этот страстный поцелуй. Но удивительное дело – ни в его глазах, ни в интонациях не было и тени обиды или враждебности. А ведь что греха таить, вчера она самым коварным образом пыталась его провести. Или он узнал ее с самого начала?

В кухню вошел Кайл.

– О, Джейс! Рад, что ты все-таки сумел выбраться. Извините, я опоздал. Сейчас помою руки, и сядем ужинать. – Глянув на руку Джейсона, обвившую талию сестры, он улыбнулся и повернулся к Фрэнсин. – А дети где?

– Я их уже покормила. Там какая-то передача по телевизору, они хотели ее посмотреть, и я решила, что без них мы сможем спокойнее поговорить с нашей красавицей.

Кристи воспользовалась передышкой и выскользнула из рук Джейсона. Да, она недооценила его. Мучилась раскаянием, жалела, что была так беспощадна к нему. Только сейчас ей стало ясно, за какое трудное дело она взялась. Этот человек излучал такой мощный поток чувственности, его пронзительный взгляд одурманивал ее, приковывал к месту, лишал воли.

Ужин оказался на редкость непринужденным. В привычной домашней атмосфере, среди близких людей, Кристи мало-помалу начала оттаивать. Воспоминаниям не было конца, все четверо словно сговорились беседовать только о приятном.

Кайл принялся рассказывать всякие забавные истории, связанные с Кристи, с ее импульсивным, вспыльчивым характером. Его то и дело прерывал дружный хохот. Да уж, подумала она, ох и натерпелись они от меня!

Весело смеясь, Кристи поднесла к губам бокал, взглянула на Джейсона и застыла – столько любви, нежности и желания было в его глазах. Секунду-другую он смотрел на нее в упор, потом отвел взгляд, и она перевела дух.

Джейсон был наверху блаженства, наслаждаясь ее близостью. Стоило ей вот так же рассмеяться накануне вечером, и он бы сразу ее узнал. Он обожал ее звонкий смех. Правда, после свадьбы Кристи смеялась все реже, но, не сбеги она так внезапно, он бы горы своротил, лишь бы сделать ее счастливой. И теперь она должна дать ему этот шанс.

Детей отправили спать, а четверо взрослых расположились в гостиной. Мужчины обсуждали повседневные дела, женщины слушали. Кристи совсем разморило. Вдруг Джейсон поднялся и произнес:

– Поедем домой, Кристи, а? У нас есть чем заняться.

Кристи вспыхнула.

– Я хочу сказать, – добавил он, – нам надо кое о чем поговорить, а это вовсе не интересно Кайлу и Фрэнсин.

Ну что за дурацкие намеки? При виде довольной ухмылки брата Кристи еще больше зарделась. Она тоже встала и холодно сказала:

– Нет, благодарю. В нынешних обстоятельствах это не самое удачное предложение, Джейсон. Тем более что мне и тут есть чем заняться… – Он улыбнулся, а Кристи закончила:

– С Кайлом и Фрэнсин.

Кошачьей походкой Джейсон пошел к двери и на пороге обернулся.

– Тогда, может, проводишь меня до машины?

Кристи заметила, как брат и невестка понимающе переглянулись. Ну зачем он говорит таким тоном? Всем сразу стало ясно, что ему не терпится остаться с ней наедине!

– Хорошо, – кивнула она, намереваясь высказать все, что о нем думает.

В полном молчании они подошли к пикапу, стоящему бок о бок с машиной Кристи. Тусклая лампочка над крыльцом мягко освещала лицо Джейсона. Он посмотрел на «триумф», потом перевел взгляд на Кристи.

– Что-то я не понял твои маневры вчерашней ночью. Видимо, в Нью-Йорке принято договариваться о разводе таким образом?

Кристи была готова к этому вопросу. Что ж, лучший способ защиты, как известно, нападение. Она усмехнулась.

– Вот уж не думала, что ты хоть что-то помнишь из прошлой ночи!

Он сдвинул стэтсон на затылок.

– Браво, удачный ход. Видишь ли, мне смутно припоминается только, что проснулся я в твоей постели.

В глазах Кристи заплясали веселые чертики.

– А-а, – протянула она, – так это потому, что ты в ней заснул.., или вырубился, что точнее определяет твое вчерашнее состояние.

– К черту мое состояние. Лучше объясни, чего ты хотела добиться.

– А если я скажу – ничего? Поверишь? Я видела, как ты вошел в бар, и хотела просто подойти к тебе и сказать, что я здесь. Надеюсь, в этом нет ничего предосудительного. – Кристи прислонилась к пикапу. Поза обманчиво расслабленная, на самом деле нервы напряжены до предела. – Но ты, мой дорогой, меня не узнал. Что мне оставалось? Я промолчала. – Какое счастье, что он не слышит, как громко бьется ее сердце!

Джейсон легонько коснулся ладонью ее щеки. Кристи вздрогнула.

– А ты что там делала? – Голос звучал приглушенно, словно его куда больше волновала ее близость, чем тема разговора. Кристи тоже стоило усилий собраться с мыслями.

– Я.., я решила сначала хорошенько выспаться и только потом ехать домой. А тебя увидела, когда шла ужинать.

Джейсон наклонился и поцеловал ее в щеку.

– Я тебя не заметил.

– Ясное дело. У тебя был такой целеустремленный вид, будто ты спешил на свидание. Когда я вошла в бар и увидела, что ты сидишь в полном одиночестве, я была немало удивлена. И, сказать по правде, не только этим.

– Да? Что же еще тебя удивило? – Теперь он обвил руками ее талию и притянул к себе, не скрывая растущего возбуждения.

– Джейсон Макалистер, которого я знала, никогда в жизни не стал бы часами торчать в баре и стаканами глушить бурбон. Это меня особенно поразило.

Кристи старалась не встречаться с ним взглядом, чтобы ненароком не выдать чувств, которые захлестывали ее. Руки Джейсона нежно гладили ее по спине, что тоже никак не способствовало спокойной беседе.

– У меня предложение – возьми надо мной шефство. Что скажешь? – Кристи не отвечала, и он продолжил:

– С годами люди меняются, Кристи. Ты изменилась.., я тоже.., это закон жизни. Неизменным осталось только одно…

Под ее ладонями, лежащими на его груди, мощными толчками билось сердце.

– Что же? – выдавала она, едва владея собой.

– То, как мы с тобой откликаемся друг на Друга.

С этими словами он наконец поцеловал Кристи, мгновенно заставив ее забыть обо всем на свете. Истосковавшиеся губы покорно приоткрылись, принимая жаркую ласку его языка. С глубоким вздохом Джейсон стиснул ее, всей тяжестью придавив к дверце пикапа, расстегнул до пояса легкий халатик и завладел ее грудью.

Руки Кристи помимо ее воли обхватили Джейсона, нетерпеливо выдернули из джинсов рубашку и скользнули под нее, пальцы с наслаждением ощутили упругие мышцы, затрепетавшие от прикосновения. Господи, до чего же она соскучилась по нему! Каждую клеточку этого тела она знала как свою собственную, руки уверенно пробегали по плечам, по спине, будто и не было долгих лет разлуки.

Быстрыми легкими поцелуями Джейсон осыпал ее лицо, шею и наконец приник к нежной ложбинке между грудями. Он жадно вдыхал тонкий дразнящий аромат духов, тех самых, что преследовали его со вчерашнего дня.

Внезапно Джейсон отпрянул и дрожащими руками наглухо застегнул ее халат и в следующий миг, прижав ее к своему горячему, возбужденному телу, хрипло выдохнул:

– Поедем домой, дорогая, я так хочу тебя! Кристи тщетно пыталась унять бешеный стук сердца. Дыхание с шумом вырывалось из груди, голова кружилась, как после карусели. Как, как ей побороть физическое влечение к этому человеку? Хватит ли сил? Она покачала головой.

– Нет, Джейс, не могу. Неужели ты не понимаешь, что это не решит наших проблем?

Джейсон перевел дыхание, как бегун на финише, и ухмыльнулся.

– Ну, кое-какие проблемы мы все-таки решим.

Она высвободилась из его объятий, чтобы вернуть себе хоть немного уверенности. Прислонившись к пикапу, Джейсон наблюдал за ней.

– Ты ведь сам только что сказал, что я изменилась. Да, я уже не здешняя, не отсюда, моя жизнь связана с Нью-Йорком, там моя работа, мой дом, наконец, я хочу там жить. Нам с тобой давным-давно следовало развестись. – (Джейсон замер, как охотник, выслеживающий добычу.) – Почему ты отказываешься подписать бумаги? Он рванул на себя дверцу и сел за руль.

– Здесь не место обсуждать подобные темы. Если хочешь поговорить, поедем домой.

– Только не сегодня, Джейс. Она подошла ближе, а он вдруг наклонился и рванул ее к себе. Кристи даже не сопротивлялась.

– Хорошо, – кивнул он, – не сегодня. Побудь немного с родными, ты по ним наверняка соскучилась, но потом я за тобой приеду, так и знай. – Он приник к ее губам долгим нежным поцелуем, явно идущим вразрез с бушующей в них обоих страстью. – И еще запомни, я никогда не позволю тебе уйти. Никогда! – С этими словами он отпустил Кристи и захлопнул дверцу.

Прижав кончики пальцев к опухшим губам, Кристи проводила взглядом разворачивающийся грузовик. Что же она наделала? Зачем вернулась? Ведь была совершенно уверена, что с легкостью уговорит его на развод, – и сразу же опять подпала под его чары, да так, что едва смогла взять себя в руки.

В дом она вернулась задумчивая и притихшая.

Глава 4

Следующие дни пролетели словно легкий ветерок. Все свое время Кристи проводила с Кайлом и Фрэнсин, беззаботно играла с очаровательными племянниками – словом, отдыхала душой и телом. Но.., безотчетно ждала появления Джейсона.

Как-то в полдень она сидела на веранде и читала книгу, которую прихватила с собой из Нью-Йорка. Тополя ласково шелестели листвой, поскрипывало кресло-качалка. Эти милые звуки, дарившие сердцу мир и покой, заглушили рокот мотора, и Кристи не услышала, как во двор въехал пикап. Из задумчивой мечтательности ее вывел голос Джейсона:

– Книга, как я понимаю, захватывающая. От неожиданности Кристи вздрогнула. На верхней ступеньке стоял Джейсон в покрытых пылью джинсах – день у него, видно, выдался не из легких. Пропотевшая рубаха цвета золотистого хереса оттеняла сощуренные в улыбке глаза.

Кристи смотрела на мужа, вдруг осознав, как ей все это время хотелось его увидеть. Ничего себе! Называется, приехала разводиться!.. Под спокойным, внимательным взглядом Джейсона она машинально схватилась за ворот своей зеленой блузки, проверяя, хорошо ли она застегнута. Джейсон молча шагнул к ней.

Вот он уже совсем близко, опять пахнуло знакомой терпкостью одеколона и таким родным, теплым запахом его кожи. И Кристи вновь пришлось мобилизовать все силы, чтобы сию же секунду не броситься ему на шею.

Тяжелая рука опустилась на спинку кресла-качалки.

– Ты одна? Чтобы хоть чем-то занять дрожащие руки, Кристи перебирала пальцами кончик своей толстой косы.

– Фрэнси повезла детей в город, а я решила немного почитать в тишине. – Нервным движением она накрутила на мизинец прядку волос. – А Кайл.., он где-то здесь, наверное.

Джейсон мягко завладел ее косой, провел рукой по шелковистым волосам. В тщетной попытке сделать вид, что ей совершенно безразлично его появление, Кристи опрометчиво спросила:

– Зачем ты приехал? Ты же знаешь, что в такое время его не застать… – И тотчас осеклась, поняв всю глупость вопроса. По лицу Джейсона разливалось безмятежное спокойствие, но, как ни странно, ее идиотский вопрос ничуть не задел его.

– Как тебе сказать… – протянул он. – Раньше в такие дни ты любила составить компанию мне и Кайлу, прокатиться верхом… Правда, это было давно. Но, может быть, ты и сейчас не против съездить со мной к реке, а?

Джейсон говорил ровно, не повышая тона и не выпуская из рук рыжей косы, только глаза полыхали огнем, обжигая Кристи воспоминаниями о недавней ночи, о которой она, как видно, уже никогда не сможет забыть. Жаркие лучики, играющие в смеющихся янтарных глазах, говорили, что он думает о том же. Кончиком косы он легонько пощекотал ей щеку.

Кристи вздрогнула. Неужели он не понимает, что делает с ней?

Не дождавшись ответа, Джейсон пояснил:

– Мои ребята заметили подозрительные дымы в южной части ранчо. Надо посмотреть. Однажды мы уже прищучили там кой-кого. – Джейсон опять провел кончиком косы по ее щеке. – Ну так как, поедем? Сама знаешь, с того берега реки перебраться в мои владения проще простого.

Кристи, естественно, знала, что Рио-Гранде в этих местах совсем неширокая и в жаркие летние месяцы иной раз пересыхает настолько, что ее можно легко перейти вброд.

– Думаешь, опять нелегальные визитеры из-за границы? – спросила Кристи, изо всех сил стараясь говорить нейтральным тоном. Но вряд ли ей это удалось. Джейсон слишком хорошо ее знал.

– Возможна – Он кивнул, явно забавляясь озабоченным выражением ее лица.

– Кайл на днях что-то такое говорил, правда, добавил, что вокруг этого не поднимают большого шума, иначе туристы перестанут ездить в Мексику. – Кристи повела плечом в слабой надежде, что он оставит ее в покое, но маневр не удался.

– Слышал я эту его теорию, но, по-моему, он не прав. Туристы, как мне кажется, здесь совершенно ни при чем.

– Так в чем же дело?

– Хм… Слабая мексиканская экономика создала чреватую взрывом внутреннюю напряженность. За последние пять лет песо уже дважды девальвировалось. Поэтому все норовят перебраться через реку, в Штаты, надеясь найти работу. – Лицо его стало жестким. – Я этих людей не виню, но так уж получилось, что иммиграционная служба не спускает глаз с нашего брата, с фермеров, владеющих приграничными угодьями. Думают, мы по дешевке нанимаем мексиканцев, и если что, штрафуют по-страшному. Так что мне не по карману пускать мексиканцев на свою землю. – Он приподнял ее подбородок. – Ну как, поедешь?

Глядя в глаза Джейсону, она была не в силах сопротивляться.

– Ладно, едем. – Кристи бросила взгляд на свою книгу: ведь начисто запамятовала, о чем там речь! – Погоди, мне надо переобуться. – Она поспешно встала, и не потому, что ей не терпелось прокатиться верхом, а потому, что боялась оставаться с ним наедине.

Джейсон прошел за нею в дом, а это уж никак не входило в ее планы. Как бы его осадить? И она холодно процедила:

– Я сейчас вернусь.

Она быстро поднялась наверх и нырнула в кладовую, но, выйдя оттуда с парой заношенных сапог – все ж таки нашла! – оказалась лицом к лицу с Джейсоном. Он стоял посреди ее комнаты, с интересом рассматривая новые гардины и в беспорядке разбросанные вещи Кристи.

– Аккуратностью я никогда не отличалась, – буркнула она.

– Что правда, то правда, – усмехнулся Джейсон, и от его взгляда по телу Кристи побежали мурашки. – Но у тебя масса иных достоинств.

Каким-то чудом Кристи сумела скрыть волнение, надела сапоги и, беззаботно поднявшись со стула, притопнула ногами.

– Правильно. Вот и считай, что я – подарок хмельному ковбою, утеха его в трудный час. – Она взглянула на него из-под пушистых ресниц. – Хотя той ночью ты не сказал мне, почему нуждаешься в утешении.

– Не помню точно, что там было. Но утешила ты меня неплохо.

Они стояли посреди спальни, глядя друг другу в глаза и сознавая близкое соседство широкой уютной кровати. Кристи много бы дала, чтобы узнать, что же он помнит из той ночи. Понял ли, что все эти годы у нее не было других мужчин?

– Куртку взять?

– Да не мешало бы. Вдруг задержимся. И напиши записку своим.

Записку Кристи оставила на кухонном столе, прислонив ее к сахарнице. В глубине души она была совершенно уверена, что ни Кайла, ни Фрэнсин ее отъезд с Джейсоном не удивит.

От Кристи не укрылись перемены на ранчо Джейсона. Самым главным новшеством было то, что он заасфальтировал дорогу и она больше не пылила. Большой двухэтажный каркасный дом был недавно покрашен, и белые стены с синим узором балок выглядели очень нарядно; старые дубы все так же охраняли дом со всех сторон, погружая его в уютную густую тень.

Джейсон припарковал пикап и направился к конюшне. Кристи чуть приотстала, с любопытством озираясь по сторонам. Интересно, за хозяйством по-прежнему присматривает Молли?

Глядя, как Джейсон седлает лошадей, она спросила о Молли и Нэйте.

– Да, они оба здесь, как в старые времена. Даже не представляю, как бы я без них жил. Молли хлопочет по дому и все пытается меня откормить, а Нэйт благодушно наставляет на путь истинный и оч-чень тактично исправляет то, что я успел напортить. – Да, таким теплым дружеским тоном говорят только о людях, которых ценят и любят.

Джейсон вывел лошадей из конюшни и привязал к дереву возле дома.

– Пойдем. Мне надо кое-что взять, а ты поздороваешься со старушкой Молли.

Он по-хозяйски обнял ее за плечи, и они зашагали по ухоженной дорожке.

Веселая толстушка встретила Кристи лучезарной улыбкой.

– С этой косичкой тебе и больше шестнадцати не дашь! – Она скользнула взглядом по тоненькой, хрупкой фигурке. – Только раньше, родная, ты была поплотнее.

Джейсон рассмеялся. Кристи обиженно подняла на него глаза, и он развел руками.

– Ну что я могу поделать, дорогая, Молли всегда говорит то, что думает, всю правду в глаза. Такая уж у нее натура. – Он помолчал, лаская взглядом ее худенькую фигурку, потом протянул:

– И все-таки что ты с собой сделала? Куда подевались формы?

Он ловко перехватил руку, готовую вцепиться ему в волосы, хихикнул, а через секунду, глядя в рассерженное лицо жены, расхохотался.

Отпустив ее, он сказал Молли, что они с Кристи решили съездить верхом к реке, потом достал из холодильника большую коробку и положил ее в холщовую сумку.

– Ой, Джейсон, чуть не забыла! Тебе звонил мистер Альварес!

Он резко вскинул голову.

– Когда?

– Да с полчаса назад, не больше. Он номер свой оставил. Сейчас найду. А, вот. – Молли протянула ему клочок бумажки.

Джейсон помедлил, потом, видимо приняв решение, повернулся к Кристи.

– Прости, дорогая, мне надо срочно позвонить. Я сейчас. – Он улыбнулся и прошел в кабинет, плотно прикрыв за собою дверь.

Кристи огляделась.

– Здесь так уютно, Молли, просто здорово. Джейс, как я вижу, даже кухню усовершенствовал. – Она кивнула на микроволновую печь.

Молли хитро улыбнулась.

– Пару месяцев назад в него словно бес вселился. Представляешь, вызвал целую команду оформителей и все тут переустроил.

– Да? А что именно?

– Ой, и не говори! Наверху сломали стену, увеличили спальню, да еще сделали рядом лишнюю ванную, такую, знаешь, современную! Я прямо чуть не померла! Зачем ему такое роскошество, он и дома-то не бывает!

Несколько месяцев назад, подумала Кристи, как раз когда она впервые обратилась к нему с просьбой о разводе… Может, он вспомнил, как она сетовала на отсутствие лишней ванной?.. Если б Джейсон подписал бумаги, присланные ее адвокатом, она бы подумала, что он снова женится, но.., но он же уперся как бык и слышать не хотел о разводе.

Надо срочно обсудить ситуацию. Вот уже пять лет, как их пути разошлись, так что пора что-то делать. Больше это продолжаться не может.

Из задумчивости ее вывел раздраженный голос Джейсона:

– Да хватит тебе, Альварес! На днях я целый вечер ждал тебя в баре, куда ты же сам меня и вызвал, а ты даже не соизволил явиться! Черт побери, ты ведь знаешь, как ты мне сейчас нужен! Времени-то почти не осталось.

Женщины посмотрели друг на друга и тут же отвели взгляд – неловко подслушивать, даже поневоле. Вскоре к ним присоединился Джейсон, вид у него был довольно угрюмый, и Кристи сочла за благо его не раздражать.

Он вскинул сумку на плечо и направился к двери.

– Пока, Молли, скоро увидимся. Подойдя к лошадям, он принялся перекладывать из сумки в седельные вьюки какие-то пакеты. Провизия, что ли? Только уж больно много! Ведь в отъезде они будут час, ну, максимум два, зачем же брать с собой столько еды – проголодаться и то не успеешь. Правда, Кристи знала, что, уезжая из дома хотя бы и ненадолго, Джейсон непременно запасался пищей и водой, такая уж у него привычка.

Они направлялись на юг, в сторону холмов, и Кристи размышляла о том, какое же чудо техасская весна. Это время года она любила больше всего. Еще месяц-другой, и здесь станет жарко, душно, пыльно. Выйдешь из дома с непокрытой головой – солнечный удар обеспечен. А сейчас можно спокойненько позволить шляпе болтаться за спиной.

– Тебе никогда не хотелось перебраться в другие места, а, Джейс?

Джейсон думал о чем-то своем, и вопрос Кристи застал его врасплох. Он удивленно поднял брови и, оглядевшись по сторонам, покачал головой.

– Нет. Я еще в армии понял, что могу быть счастлив только здесь. А почему ты спрашиваешь?

– Сама не знаю. Просто я не в силах вообразить тебя в другой обстановке.

Они опять замолчали. Тишину нарушал только цокот копыт. Кристи думала о том, как безумно скучала по дому, особенно первые месяцы, в Нью-Йорке, как не могла заснуть ночами и, невзирая на это, упорно отказывалась вернуться в родной Техас.

Холмы, издали такие отлогие, гладкие, на самом деле поросли колючим кустарником и канделябровыми кактусами, кое-где пучками зеленела трава и виднелись высохшие русла небольших ручьев. Да, здешний климат сурово обходится с землей.

Но вот Джейсон осадил коня и, спешившись, внимательно осмотрел почву под ногами. Кристи тоже остановила лошадь и пригляделась: действительно, след от большого костра. Причем тот, кто его тут жег, отлично знал, что и как нужно делать. Кострище располагалось поодаль от кустов и было аккуратно обложено крупными камнями, которые не дадут огню расползтись.

Кристи спрыгнула с седла и хлопнула ладонью по крупу лошади, отпуская ее попастись. Ближайший ручей еще не вполне пересох, и русло у него было пошире, чем у других, – видно, поблизости есть подземный источник. Все вокруг дышало покоем, просто не верится, что именно здесь может возникнуть конфликт.

Осторожно, легким шагом она подошла к ручью. Длинные ветви плакучих ив тянулись к воде, будто стремясь заключить в объятия веселый журчащий поток. Кристи огляделась. Интересно, далеко ли отсюда до Рио-Гранде и сколько людей грелось у этого костра в первую ночь другой, как они думали, новой жизни.

Она обернулась на Джейсона и удивленно воскликнула:

– Эй, что ты там делаешь?

– А ты как думаешь? – спокойно отозвался Джейсон, не отрываясь от своего занятия.

– Похоже, ты расседлываешь лошадей! – в сердцах бросила Кристи.

– О, юная дама на редкость проницательна. – Так и не взглянув на нее, он достал из седельных вьюков спальные мешки и раскатал их невдалеке от обложенного камнями кострища. – Могла бы, между прочим, помочь. Например, поискать хворосту для костра. Нам давным-давно пора поесть.

– Джейсон! Мы ведь не можем остаться здесь на ночь!

– Да? Почему же? – Твердый, внимательный взгляд из-под ресниц.

– Ты прекрасно понимаешь почему. Кайл и Фрэнси сойдут с ума от беспокойства.

– С чего бы это им сходить с ума, дорогая? Ты же оставила записку, они знают, что ты со мной. – Джейсон пожал плечами и опять принялся вытаскивать пакеты и раскладывать их на камнях.

– Да им и в голову не придет, что я останусь с тобой на ночь, ты же знаешь! – Кристи, нервничая, наблюдала за его уверенными движениями. – Господи, что ты задумал?

– Если честно, я давно жду этого вопроса. – Он полез в карман, выудил измятую пачку сигарет, достал одну и не спеша закурил.

Кристи была уже не та наивная восемнадцатилетняя девочка с широко распахнутыми глазами, которая принимала на веру каждое слово, слетавшее с его губ. Однако и в двадцать четыре года она – увы! – не могла побороть своих чувств к этому человеку.

– Мог бы и предупредить, между прочим, – сладким голосом протянула она.

Такого ответа Джейсон никак не ожидал. Ведь он думал, что знает ее вдоль и поперек, воображал, что может предугадать каждый ее жест и каждое слово. Янтарные глаза сузились, пожирая Кристи, стоявшую под ивами, потом потеплели. На губах заиграла улыбка. Ничего не поделаешь, женился он на девочке, а теперь перед ним была настоящая женщина.

– Все в порядке, Кристи, не напрягайся, ничего страшного с тобой не произойдет. Просто мне показалось, что нам обоим не мешает уехать куда-нибудь подальше, забыть обо всем и постараться начать все сначала. Когда-то тебе нравились наши ночевки на свежем воздухе, вот я и решил, что ты и на сей раз не откажешься от романтического приключения. – Он затянулся сигаретой. – Кстати, неужели ты всерьез думаешь, будто Кайл и Фрэнсин ждут, что я привезу тебя к ужину?

Между супругами – бывшими? – вспыхнул огонек желания. Косые лучи заходящего солнца бросали на их лица алый отсвет. Кристи опустила глаза – Джейсону незачем читать ее потаенные мысли.

Чувствуя себя немного не в своей тарелке, она припомнила его просьбу и тихо произнесла:

– Пойду поищу хворосту.

Она оглянулась по сторонам, но те, кто останавливался тут до них, начисто выбрали весь хворост. Ничего, подумала она, поищем за ручьем, там наверняка что-нибудь найдется.

И Кристи направилась туда, осторожно ступая по осклизлым камням.

Джейсон проводил взглядом удаляющуюся грациозную фигурку, чувствуя, как неудержимо разгорается желание, которое он все эти годы вынужденного одиночества старался подавить. Он бросил все и пошел следом за Кристи.

Вскоре они обнаружили невысокие кустарники и много сухих москитных веток, обломанных ветром с деревьев. Кристи припомнились их давние совместные вылазки в самые глухие здешние места. Джейсон прав – она обожала ночевки в лесу. Кайл и Фрэнсин частенько брали ее с собой, даже когда она была совсем крошкой.

К тому времени, как они набрали хворосту, вернулись на стоянку и разожгли костер, совсем стемнело. От костра поплыл знакомый уютный запах дыма. В таинственных пакетах Джейсона оказались разнообразные мясные консервы, бобы в томатном соусе и замороженные кукурузные лепешки. Кристи успела проголодаться, а потому набросилась на еду и быстро опустошила целую тарелку.

Спальные мешки лежали на земле головами друг к другу. Кристи прилегла на один из них, глядя в усыпанное звездами высокое небо. Она столько лет прожила в огромном городе, что совсем забыла, как ярко мерцают звезды вдали от этих человеческих муравейников. Напряжение и усталость пяти долгих лет мало-помалу отступали, мир и покой охватили ее. Словно и не было разлуки с родными местами.

Кристи медленно повернула голову и посмотрела на Джейсона. Он подкинул в костер сушняку, потом подвесил над огнем дорожный кофейник. Аромат свежего кофе донесся до Кристи, и она подумала, что все-таки нет ничего вкуснее кофе, приготовленного на костре. Дымок живого огня, казалось, придавал напитку совершенно особый вкус.

Джейсон с довольным вздохом опустился на соседний спальник и оглядел хрупкую фигурку жены.

– Я скучал по тебе, Кристи.

От звуков этого низкого хрипловатого голоса она затрепетала всем своим существом. В изумрудных глазах, следивших за каждым его движением, вспыхнули теплые искры.

– Я тоже, Джейс.

– Тогда почему же ты так долго не возвращалась?

– Не могла. – Она вздохнула. – Понимаешь, просто не могла.

Джейсон потянулся было к ней, но тотчас резко опустил руку. Закурил сигарету, спросил:

– Почему?

Она смотрела в завораживающее пламя костра.

– Я поняла, что была тебе плохой женой, потому и не хватало духу встретиться. Боялась. Хотела сперва собраться с силами.

Их негромкие голоса органично вплетались в звуки ночи – потрескивал хворост в костре, посылая в небо россыпи искр, стрекотали невидимые цикады, ухала сова, где-то далеко тоскливо завыл койот. Кристи вздрогнула.

– Я и подумать не мог, – наконец тихо сказал Джейсон, – что ты вобьешь себе в голову такую глупость, Кристи. Ты была мне плохой женой? Какая ерунда! – В его голосе звучала неподдельная боль, что очень удивило Кристи. – Жаль, что ты молчала, а то я нашел бы способ тебя переубедить. – Все это время он смотрел в огонь, но сейчас взглянул ей прямо в глаза. – Прости, дорогая, что я не понял этого раньше… И все-таки почему ты так решила?

Этот на первый взгляд простой вопрос всколыхнул в душе Кристи тяжелые воспоминания. Она подтянула колени к груди и обхватила их руками, потом медленно, с трудом выдавала:

– Я.., я не смогла сделать тебя счастливым, оказалась неспособна рожать детей, а ты их так хотел… И ты все время уезжал… У тебя была какая-то своя, далекая от меня жизнь, в которую ты не хотел меня впускать. – Она подняла на него глаза и вымученно улыбнулась. – Ведь я во многом была тогда растерянной маленькой дурочкой.., не сумела сообразить, чего именно ты от меня ждешь, и даже как женщина потерпела неудачу.

Боль, с которой она произнесла эти слова, острым ножом прошла по сердцу Джейсона, и он невольно подался к ней. Кристи поежилась и еще сильнее обхватила себя руками, словно ограждаясь от нахлынувших воспоминаний.

– Ну что ты, успокойся, любимая. Ты сама не понимаешь, о чем говоришь, я всю жизнь только о тебе и мечтал.., только ты все эти годы занимала мои мысли. Я был уверен, что тебе это известно.

Джейсон порывисто обнял ее, но Кристи грустно качала головой, и он продолжал:

– Пойми же, Кристи, когда мы поженились, я уже не относился к тебе как к несмышленой девочке, ты стала для меня самой желанной женщиной на свете. И кстати, ты сама своим отъездом лишила нас возможности стать счастливыми родителями, ведь, когда ты выписалась, доктор сказал, что через несколько месяцев ты все-таки можешь забеременеть. – Он помолчал и легонько встряхнул обмякшую Кристи. – Помнишь?

Не поднимая глаз, она кивнула. Джейсон бережно уложил ее на спальник и опустился рядом. Как же приятно снова держать в объятиях ее хрупкое тело! Вот так лежал бы и лежал с ней под куполом звездного неба! Этот разговор и в нем оживил мучительные воспоминания. Знать бы тогда, какой одинокой и незащищенной она себя чувствовала, – все было бы иначе…

– О, как бы мне хотелось вернуться назад, я бы не вел себя так, был бы с тобой более откровенным.

Негромкие слова Джейсона заставили Кристи удивленно вскинуть голову и взглянуть на него. О чем это он? О своих отлучках? Почему он заговорил о них? Она-то не ждала никаких объяснений.

– Понимаешь, Кристи, я, самонадеянный дурак, решил, что могу сделать Тебя счастливой, оградив, что называется, от суровой реальности. А вместо этого без всякой нужды столкнул тебя с другими сложностями. – Взглядом, полным любви и нежности, он ласкал любимые черты.

Кристи завороженно глядела на отблески света и тени, скользившие по серьезному лицу Джейсона, а в мозгу тревожно билось: как теперь сжечь мосты? Как оторвать от себя этого человека, ведь он часть моей жизни?

Джейсон устремил взгляд в затухающее пламя костра и тихо произнес:

– Лучше поздно, чем никогда. Попробую кое-что тебе объяснить. В армии я сразу попал в разведку и потом постарался стереть из памяти все, что с этим связано, но, к сожалению, расстаться с прошлым не так-то легко. – Он нежно провел рукой по ее щеке.

У Кристи перехватило дыхание, она тряхнула головой и заставила себя вслушиваться в его слова.

– Когда я вернулся, со мной тотчас связались представители федеральных служб. Попросили помочь с раскрытием контрабандной сети, действующей здесь, на границе. И наше и мексиканское правительство равно заинтересованы в прекращении нелегального провоза наркотиков.

Уютно устроившись в объятиях Джейсона, Кристи слушала его рассказ. Он быстро чмокнул ее в губы, виновато передернул плечами и продолжил:

– Мое ранчо находится как раз у самой границы, вот они и обратились ко мне: ведь я могу свободно передвигаться по своей территории, не возбуждая ничьих подозрений.

Наверно, все было бы совсем иначе, подумала Кристи, расскажи он об этом раньше… А может, он и был прав, не посвящая ее в, свои дела? Кто знает, как бы она это восприняла?

– Ты с ними до сих пор сотрудничаешь? – мягко промурлыкала Кристи.

Рука Джейсона скользнула по ее шее, задержалась у верхней пуговки зеленой блузки, поиграла с ней и наконец расстегнула.

– Нет, дорогая. Через полгода после твоего отъезда их главари сели за решетку, к тому времени у нас были против них неопровержимые улики. – Он подобрался к следующей пуговке. – Но тогда было уже поздно посвящать тебя в мои дела. – Расстегнута последняя пуговка, и Джейсон, склонившись к ее плечу, быстрым движением освободил ее от ажурного лифчика. – Ты была вполне довольна своей новой жизнью.

Сердце Кристи забилось так, что, казалось, готово было выпрыгнуть из груди.

– Почему ты так решил? – прерывисто спросила она.

– Как «почему»? Ты же звонила Фрэнсин, и голос у тебя был довольный.

– А почему ты сам ни разу не позвонил мне, Джейс? – едва слышно прошептала Кристи.

– Можешь смеяться, но мне тоже было страшно. Услышь я твой голос, и я бы тут же сорвался с места и помчался в Нью-Йорк, чтобы увезти тебя домой.

Кристи нежно коснулась его шеи, зачарованная близостью этого сильного гибкого тела.

– Но если твое чувство ко мне.., достаточно велико, почему ты с такой легкостью отпустил меня в Нью-Йорк?

Джейсон низко склонил к ней голову, теплое дыхание обвевало ее щеку.

– Я все время думал о том, что взял в жены совсем еще девочку, которая не знала тогда, чего хочет от жизни.., и мне казалось, я не вправе опять навязывать тебе мою волю… – Его рука завладела грудью Кристи, пальцы ласкали нежный сосок. Едва сдерживаясь, Кристи томно повернулась, открывая ему доступ к другой груди. – Но на сей раз, дорогая, я не позволю тебе так просто исчезнуть, уж извини.

Его губы скользнули по ее теплым губам, и она вся затрепетала в ответ на эту ласку, а он крепко прижал ее к себе.

Когда Кристи вернула поцелуй, Джейсон легко приподнял ее и стянул с плеч блузку, не переставая гладить прекрасную грудь, мерцающую в слабых отблесках костра. Потом расстегнул молнию на ее джинсах, и через секунду она лежала перед ним совершенно нагая.

Произнеси Джейсон хоть слово, Кристи наверняка бы взбунтовалась, но он хранил молчание, и в его прикосновениях было столько нежности, что у нее не было сил сопротивляться. Господи, как же его остановить, как остановиться самой? Ничего, она еще немножко, совсем немножко понежится в его объятиях и… И что? Встряхнется и объяснит, что не видит никакой возможности возврата к прежней жизни, что они слишком разные люди?.. Но сердце, чувство, мгновенно отвечающее на каждый его жест, каждое движение, заглушило холодный голос рассудка.

Кристи так и не уловила, когда, в какую именно секунду медлительная нега движений сменилась настойчивостью, не оставляющей сомнений в намерениях Джейсона. Она знала только одно: каждая клеточка ее существа вспыхнула жарким пламенем желания.

Внезапно ее овеяло прохладным речным ветерком – Джейсон отодвинулся и привстал. Кристи подняла ресницы. Он торопливо сдирал с себя джинсы и сапоги. Затаив дыхание, она любовалась его поджарой атлетической фигурой.

Мгновение спустя он снова был рядом. Чувствуя его возбуждение, Кристи затрепетала, а его руки продолжали творить чудеса, легонько дотрагиваясь до самых сокровенных местечек ее тела и вновь вспархивая к плечам и шее.

– О Джейс! – наконец простонала она, не в силах больше терпеть эту сладкую муку. – Возьми меня!

– Да, любимая, да! – Он приподнял ее за бедра, и они слились в упоительном единении.

Несколько мгновений оба лежали не шевелясь, прижавшись друг к другу, наполняя друг друга своим теплом, и лишь неровное дыхание Джейсона шевелило волосы у ее виска. Потом Джейсон начал медленные движения, и Кристи обхватила ногами его бедра, желая еще больше вобрать его в себя. Это как бы подстегнуло Джейсона, он ускорил темп, и внутри у Кристи что-то взорвалось ярким калейдоскопом. Он почувствовал это и крепче прижал ее к себе. Но вот она затихла в его объятиях, и он вновь начал вековечный танец любви.

Такого с Кристи еще не случалось: только что она достигла пика любви – и опять была во власти желания. Забыв обо всем на свете, упивалась блаженством.

Джейсон опять ускорил ритм. В ответ Кристи сжала его с такой силой, что ему даже стало трудно дышать. В последний раз он погрузился в пульсирующую теплоту ее естества и взорвался в ней животворящим гейзером.

После неистовой вспышки страсти обоих мгновенно сморил сон, они так и не разомкнули объятий и даже ничем не накрылись – не хватило сил.

Ночью, когда ветерок посвежел, Джейсон проснулся и осторожно встал, стараясь не потревожить сон прелестной женщины, подарившей ему такое наслаждение. Тихонько расстегнув молнию на своем спальнике, он подтянул его поближе, приподнял объятую сладким сном Кристи, тепло укутал ее, сам лег рядом и свободной рукой накрыл себя и жену вторым спальником. Так и не проснувшись, Кристи слегка пошевельнулась и уютно пристроилась на его плече.

Джейсон долго еще лежал, обнимая вновь обретенную жену, и смотрел в черное ночное небо, усеянное мерцающими звездами, пока его снова не сморил спокойный, умиротворенный сон.

Глава 5

Джейсон смотрел, как встает солнце, окрашивая золотом вершины холмов. Кристи еще крепко спала в его объятиях. Сколько раз за эти долгие годы он мечтал вот так встретить нарождающееся утро, но – увы! – просыпался в одиночестве.

Итак, вчера Кристи его выслушала, но ничем не показала, как восприняла его запоздалое объяснение. Они были близки, и она отдавалась ему с неподдельной страстью, спору нет, он по-прежнему вызывал в ней желание, но.., но любит ли она его, как раньше? Захочет ли остаться его женой или снова начнет твердить о разводе? Пять лет назад он позволил ей уехать, но повторять этот подвиг теперь – выше его сил. Это как экзамен, который человек проходит раз в жизни, – повторение смертельно.

А Кристи снилось, что ее обнимает Джейсон, крепко-крепко. Не просыпаясь, она теснее прижалась к нему, чтоб быть еще ближе, чтоб он любил ее. Но сон уже отступал, и она вдруг поняла, что все это наяву. Едва открыв глаза, она почувствовала на губах страстный поцелуй и снова растворилась в его объятиях.

Теперь он взял ее властно и нетерпеливо, словно никак не мог насытиться ее близостью. Безудержная сила его желания мгновенно разбудила Кристи, зажгла ответным огнем. Но на сей раз она разделила с ним наслаждение – блаженный стон одновременно сорвался с их уст.

Они лежали рядом, жадно ловя ртом прохладный утренний воздух. Служивший одеялом спальник давно сполз на землю, и покрытые испариной обнаженные тела обвевал свежий ветерок. Вдруг Джейсон тихонько рассмеялся.

– А вы, юная леди, оказывается, настоящая тигрица в любви!

Кристи на секунду задумалась. Да уж, сейчас ее вряд ли можно назвать Снежной Королевой! Она улыбнулась и отвела с его лба влажные пряди волос.

– А тебе больше по душе, если бы я напустила на себя холодный вид и отвергла твои притязания?

Тут он расхохотался в полный голос.

– Боюсь, солнышко, тебе пришлось бы немало потрудиться, чтобы, как ты выразилась, отвергнуть мои притязания!

– Вот и я так прикинула, – деланно скромным голосом проворковала Кристи.

Ее тон привел Джейсона в замешательство. Такой он ее не знал. Куда девалась послушная девочка? Нет, его любовь была по-прежнему безгранична, Кристи была ему необходима как воздух, но то, что она так внезапно повзрослела – без него! – обескураживало. А вдобавок закрадывалось смутное подозрение, что ей нравится смущать его. т Кристи блаженно лежала рядом с Джейсоном и думала о том, что все ее рассудочные намерения вернуться в родные места и легко заполучить его подпись на документах о разводе разлетелись в пух и прах, растаяли вместе с невесомым дымком вчерашнего костра.

Она села, не стесняясь своей наготы и не обращая внимания на утреннюю прохладу.

– Джейсон, нам надо поговорить. Он залюбовался прекрасной обнаженной грудью, розовеющей в лучах утреннего солнца, приподнялся на локте и долгим поцелуем приник к нежной ложбинке.

– О чем?

– О разводе.

Джейсон замер, потом медленно выпрямился и твердым голосом тихо проговорил:

– Развода не будет, Кристи.

Кристи охватила дрожь, и отнюдь не от речного ветерка. Боже правый, он не понял! Она залепетала было, пытаясь объяснить:

– Я хотела сказать…

– Я знаю, что ты хотела сказать. Так вот, я решительно против.

В панике, что он так и не даст ей высказаться, Кристи порывисто вскочила на ноги. Где же, черт побери, ее одежда? А, вон валяется на траве. Это хорошо, не к месту мелькнула мысль, значит, в нее не набился песок. Она торопливо оделась.

– Да подожди минуту, Джейс, ты же не дал мне договорить! То, что ты против, я прекрасно поняла. Но моя работа в Нью-Йорке…

– Опять этот чертов Нью-Йорк! Представь, мне уже пять лет известно, где находится твоя работа. – Он схватил свои джинсы и, когда договорил, был уже полностью одет. Взял кофейник, зачерпнул воды из ручья и стал раздувать угли. – По-моему, тебе со мной было неплохо, и мне почудилось, что ты выбросила из головы мысли о своем дурацком Нью-Йорке. Теперь я вижу, что ошибся.

Кристи мысленно сосчитала до десяти и только тогда ровным голосом сказала:

– Все не так просто, Джейсон, меня связывают определенные обязательства…

– Ясное дело, связывают! И в первую очередь – со мной. Выйдя за меня – заметь, добровольно! – ты тем самым связала свою жизнь с моей. Только вот забыла поставить меня в известность о заветной мечте позировать перед камерами.

– Зачем передергивать, Джейс? Ты же знаешь, это не правда. Я уехала только потому, что ты даже не попросил меня остаться и после тоже ни разу не звонил, вот я и подумала, что не нужна тебе… Откуда мне было знать, что ты меня еще любишь?

Кристи сунула руки в карманы и с вызовом посмотрела на него.

Огонь наконец занялся. Джейсон подбросил хворосту и выпрямился.

– Ты не могла не знать об этом, Кристи. Я о своих обязанностях не забывал.

– Да, конечно, но я не хотела мертвым грузом висеть на твоей шее. Ты мечтал иметь детей, а я…

– Довольно, Кристи, мы это уже обсудили. Да, я хочу детей, но, если получилось так, что ты не можешь мне их подарить, значит, детей у нас не будет. Ты мне слишком дорога, чтобы мы из-за этого расстались!

– Это правда? – Ее голос дрогнул. Джейсон совсем помрачнел и бросил:

– Представь себе!

– Господи! Почему ты не сказал этого тогда? – простонала Кристи.

Джейсон возмущенно развел руками.

– Все, с меня хватит. Больше не могу! – Он повернулся на каблуках и пошел прочь от стоянки.

Кристи задумчиво спустилась к ручью, постояла в нерешительности, глядя в прозрачную воду, потом по скользким булыжникам перешла на другой берег и направилась к поросшим кустарником холмам. Ей хотелось побыть одной и хорошенько все обдумать.

Может, и не стоило ждать от Джейсона объяснений… Он всегда был довольно замкнут, не распространялся о своих чувствах, предпочитал держать их при себе. И он прав, она не сомневалась в его любви и не требовала доказательств ее до тех пор, пока не случился выкидыш, сыгравший такую трагическую роль в их судьбах. С того дня начались все ее тревоги и сомнения. Она нуждалась в его поддержке и, не найдя ее, решила, что он к ней охладел.

Что же она наделала! Сколько горя принесла любимому человеку!

Когда Кристи вернулась к костру, до нее донесся аромат свежего кофе. Джейсон сидел у костра. Увидев ее, он подхватил кофейник и налил две полные кружки. Одну поставил на траву радом с собой, другую поднес к губам и принялся дуть, сбивая пар. Кристи тихо пробормотала: «Спасибо!» – и подняла кружку.

Джейсон все еще был мрачен и холоден. Что же сказать, как снять напряжение? Минуту назад все было ясно, а теперь она снова почувствовала, что между ними пролегла пропасть непонимания. Раньше, в беззаботные юные годы, ей казалось, одной любви достаточно, чтобы два человека были счастливы. И вот на собственном горьком опыте убедилась, что это не так. Нельзя строить жизнь только на любви, необходимо взаимное уважение и глубокое понимание своего партнера, его чувств и чаяний.

Из ее груди вырвался вздох.

– Надо съездить к реке, – объявил Джейсон, поднялся, достал из седельной сумки пакет с коричными пирожками и протянул Кристи. – Перекуси. Молли вчера напекла.

У Кристи потекли слюнки. Она взяла пирожок и жадно впилась в него зубами, наслаждаясь терпкостью корицы и сладостью сахарной глазури. Потом взглянула на Джейсона и увидела улыбку на его губах.

– Что тебя развеселило? – спросила она, проглотив кусочек пирожка.

Джейсон оглядел ее с ног до головы – одежда помята, коса растрепалась, а довольное лицо вымазано глазурью – и улыбнулся еще шире.

– Видели бы тебя твои нью-йоркские друзья!

Она небрежно отмахнулась и снова принялась за еду. Нью-Йорк казался таким далеким, словно был на другой планете, чужой и малопривлекательной.

Разлив остатки кофе по кружкам, Джейсон спокойными, уверенными движениями упаковал поклажу и оседлал лошадей. К этому времени Кристи как раз кончила завтракать.

День обещал быть таким же чудесным, как накануне, только чуть более ветреным. Джейсон, похоже, был целиком поглощен созерцанием одному ему видных следов на земле. Когда они поднялись на косогор, Кристи поразилась, как близко от стоянки была река. Рио-Гранде вяло несла свои мутные воды. Кристи внимательно оглядела берега, сравнивая их. Ну никакой разницы! Даже не верилось, что стоит пересечь эту пограничную реку – и окажешься в совершенно другом государстве, услышишь иную речь, увидишь живущих другой жизнью людей…

Джейсон пришпорил коня. Пристально глядя в землю, он спустился к воде, проехал немного вдоль берега, а потом направил коня к северу. Кристи держалась рядом, с беспокойством посматривая на него. Джейсон был мрачен и молчалив. То, что он здесь обнаружил, было ему явно не по душе.

В молчании они проехали несколько миль, и Кристи мало-помалу погрузилась в собственные мысли. Н-да, Джейсон высказался четко и определенно. И что это дает? Работа связывает Кристи с Нью-Йорком, значит, надо возвращаться. А хочет ли она этого? Снова окунуться в шумный, беспокойный ритм делового города и вести расписанную по часам жизнь соломенной вдовы? А Джейсон? Чего хочет он?

Нахлынули воспоминания о прошлой ночи. Кристи смущенно вспыхнула. Какая же она идиотка! Ведь он ясно дал понять, чего хочет. Таинственная сила взаимопритяжения так страстно влекла их друг к другу! Только.., достаточно ли это прочный фундамент для возобновления супружеских отношений? Кристи исподтишка взглянула на Джейсона, но он напряженно смотрел под ноги лошади. Казалось, он начисто забыл о ее существовании.

Губы Кристи тронула улыбка: ей припомнились такие же поездки по отдаленным закоулкам ранчо, особенно сразу после свадьбы. Эх, если бы он тоща вел себя с ней так же властно, – словно поставил на ней свое тавро! Да ей бы и в голову не пришло менять привычный уклад жизни и спасаться бегством от любимого человека.

Интересно, подумала Кристи, что скажет Джонатан, если я вдруг позвоню и сообщу, что намерена расторгнуть контракт? И не стану ли скучать по Нью-Йорку, по шумным приемам – ведь там друзья, работа, наряды, слава, деньги, наконец…

Ответа пока не было. Ведь раньше Кристи об этом и не помышляла.

До дома оставалось чуть меньше мили, когда они увидели какого-то всадника, который галопом, в облаке пыли, скакал им навстречу. Это был один из работников Джейсона.

– Скорее! – крикнул он, осаживая взмыленного коня. – Нэйт разбился! Он очень плох. МЫ тебя всюду искали. Молли велела нести его в дом, а потом мы вызвали доктора, только он еще не приехал.

– Что с ним, Пит? Что случилось? – пуская лошадь в галоп, спросил Джейсон. Пит и Кристи последовали за ним.

– Твой новый конь, тот, которого ты недавно купил, с перепугу начал метаться по загону и сбросил Нэйта.

Ветер свистел в ушах, и Кристи с трудом разбирала слова Пита.

– Мы бросились к нему, но этот чертов жеребец успел раздробить копытом его ногу. Такой хруст раздался, на весь загон слышно было!

Они ворвались во двор. Джейсон спрыгнул на землю.

– Может, еще ребра поломаны, а Молли боится, что и без сотрясения мозга не обошлось. – Пит побежал за Джейсоном. – Он очень плох!

Перепрыгивая через три ступеньки, Джейсон взлетел на крыльцо и, ругаясь на чем свет стоит, вбежал в дом.

Кристи спешилась и собралась отвести разгоряченных лошадей на конюшню, но подошедший Пит забрал поводья из ее рук.

– Я присмотрю за ними, мэм. Вам-то наверняка хочется успокоить бедняжку Молли.

Конечно, он прав. Нэйт и Молли всегда были неразлучны. Кристи считала их не просто супружеской парой, а одним-единственным организмом. Она поспешила к дому.

Проходя мимо кабинета Джейсона, она услышала, как он отдает по телефону четкие, отрывистые распоряжения. Потом он резко бросил трубку на рычаг и прошагал мимо нее в одну из спален на первом этаже. Раздался его ровный, уверенный голос, будто вгоняющий в мишень пулю за пулей:

– Через пятнадцать минут ждем вертолет, Нэйт. Тебя доставят в Сан-Антонио. Там хорошие больницы, замечательные врачи. Все будет в порядке, старина.

Кристи остановилась на пороге. Поверх пестрого покрывала на кровати лежал Нэйт, бледное лицо цветом сливалось с взлохмаченными седыми волосами. Рядом на стуле с высокой прямой спинкой пристроилась Молли. Стараясь казаться спокойной, она держала мужа за руку, но в заплаканных глазах металась тревога. Возле кровати, расставив ноги, стоял Джейсон.

Нэйт заменил ему отца. Кристи видела, что он с трудом сохраняет присутствие духа. Такое несчастье! Как это могло произойти!

Джейсон перевел взгляд на экономку.

– Собери вещи, Молли. Как знать, сколько тебе придется пробыть в Сан-Антонио. Молли удивленно вскинула голову.

– Но, Джейс, я не могу уехать! Ты же нанял сезонников – завтра прививка, потом будут клеймить скот, ты не забыл? – Она перевела взгляд на бескровное лицо мужа на подушке, потом снова посмотрела на Джейсона, смаргивая навернувшиеся слезы.

Не глядя на Кристи, Джейсон резко проговорил:

– Чепуха, Молли, твое место рядом с Нэйтом. О хозяйстве не беспокойся. Обо всем позаботится Кристи. Я уверен, она неплохо справится.

Только впавший в беспамятство Нэйт не отреагировал на его слова. Молли подпрыгнула на стуле, ее лицо осветилось радостной улыбкой, и она с надеждой посмотрела на Кристи. А вот выражение лица Кристи можно было бы назвать смешным, если бы не серьезность ситуации: глаза вытаращены, челюсть отвисла.

– О Кристи, это правда? Тебя не затруднит приглядеть за мужчинами? – дрожащим голосом воскликнула толстушка. – Они пробудут здесь всего-то денечка три, но.., тебе придется готовить на двенадцать человек…

Джейсон сардонически ухмыльнулся, и это подстегнуло Кристи. Она быстро справилась с собой.

– Что ты, Молли! Конечно, до тебя мне далеко, но я постараюсь, чтобы никто не остался голодным. – Она спокойно встретила взгляд Джейсона.

Послышался шум вертолетных винтов. Молли проворно вскочила со стула.

– Чего же это я расселась? Сейчас, сейчас, я скоренько. – Она со всех ног бросилась из спальни, поразив даже привыкшую к ее редкостной подвижности Кристи.

Джейсон подошел к Нэйту, пощупал пульс. На крыльце раздались голоса, и Кристи вышла в коридор. В дом вошли два медбрата с носилками и медицинским саквояжем. Она провела их в спальню.

Через некоторое время Нэйта вынесли из дома. Молли семенила рядом с носилками, стараясь быть как можно ближе к мужу. Кристи приятно удивила слаженность действий медиков, их профессионализм и быстрота, с какой они явились на вызов. Возле вертолета Джейсон о чем-то беседовал с пилотом.

К дому подкатил автомобиль, из него торопливо выбрался местный доктор. Джейсон перехватил его на полпути к крыльцу, попытался объяснить ситуацию, но шум винтов заглушил его слова. Джейсон безнадежно махнул рукой, и мужчины молча повернулись к огромной сверкающей стрекозе, поднимающейся в воздух. Через несколько минут она исчезла из виду. Теперь, когда не нужно было «держать лицо», Джейсон озабоченно нахмурился.

– Здравствуйте, доктор Джонсон. Рад вас видеть. Извините, что пришлось напрасно вас потревожить.

Кристи, грустно улыбаясь, подошла к мужчинам: ей вспомнилось то ужасное утро, когда добродушный Джонсон сидел у ее постели и безуспешно пытался утешить ее.

– Боже мой, Кристи! Я и не знал, что вы вернулись, деточка. Искренне рад вас видеть. – Он крепко пожал ей руку. Джейсон молча наблюдал за ними.

– Вы не торопитесь, доктор? – спросила Кристи. – Может, зайдете и выпьете чего-нибудь?

– Боюсь, Кристи, поторапливаться мне следовало чуть раньше. Но раз уж я приехал, не откажусь поболтать с вами. – Врач повернулся к Джейсону. – Как он, Джейсон?

Тот неопределенно пожал плечами и жестом пригласил всех в дом.

– Пока трудно что-либо сказать, доктор. Медики считают, что жизненные функции в норме. Придется подождать. Молли позвонит из больницы и сообщит результаты рентгена. А до тех пор…

Стенные часы в кухне показывали второй час дня. Кристи ужаснулась – Джейс наверняка здорово проголодался. Она открыла холодильник и улыбнулась. Да, в этом доме с голоду не умрешь! На полке стояла огромная миска свежих овощей, тут же лежала нарезанная тонкими ломтиками ветчина, рядом с куском жареной говядины красовалось блюдо с картофельным салатом, а на нижней полке – чашка с маринованной свеклой. Кристи быстро накрыла на стол, добавив к этим яствам кувшин холодного чая.

Доктор без долгих уговоров согласился пообедать с ними. Потом Джейсон проводил его до машины, вернулся на кухню и налил себе крепкого кофе. Лицо его было спокойно. Сильный человек, подумала Кристи, не любит давать волю своим эмоциям. А лучше бы не сдерживался. Она-то знает, как он переживает из-за Нэйта.

Кристи начала убирать со стола.

– Мне надо съездить домой, взять кое-какие вещи и объяснить Кайлу и Фрэнси, что произошло, если уж я остаюсь здесь.

Наблюдая за ее легкими движениями, Джейсон глухо спросил:

– А ты в этом сомневалась? Кристи прислонилась к мойке.

– Я останусь тут, Джейсон, потому что я так хочу, а вовсе не оттого, что ты все решил за меня.

– Вот как! – Джейсон довольно откинулся на стуле. – Такой, значит, расклад?

– Именно такой, и учти, что покину я этот дом тоже тогда, когда сама захочу.

Янтарные глаза потемнели, по губам скользнула улыбка.

– Ты что, думала, я намерен держать тебя под замком?

Насмешливый тон рассердил Кристи, она вспыхнула.

– Вот еще! Я просто хочу, чтобы ты понял, почему я согласилась пожить тут. – Что-то Джейсон не в меру развеселился, надо остудить его пыл. – А спать я буду отдельно, в комнате для гостей.

Бровь Джейсона медленно поползла вверх, но он молчал, не отрывая от нее глаз.

В комнате воцарилась тишина. Выражение лица Джейсона не изменилось. Наконец он с шумом отодвинул стул и поднялся из-за стола.

– Ну что ж, отлично, меня это вполне устраивает. Сейчас меня ждут кое-какие дела, а ты можешь взять пикап. – В дверях он остановился и повернулся к ней. – Да, кстати, если хочешь, пригласи на вечер Кайла и Фрэнси. Они будут рады, а у тебя, надеюсь, хватит сноровки приготовить хороший ужин.

А что? Почему бы нет? К тому же этот несносный тип, по всей видимости, сомневается в ее кулинарных способностях!

– Неплохая идея, – улыбнулась Кристи. Джейсон исчез, с крыльца донесся его приглушенный смешок.

С ума от него можно сойти, ей-Богу!

Облегченно вздохнув, Кристи забралась в постель. Так много всего произошло с того времени, как на заре она проснулась рядом с Джейсоном в его спальном мешке! Ужин прошел как нельзя лучше. Кайл и Фрэнсин приняли ее возвращение в дом мужа как должное, были веселы и беззаботны. Джейсон вел себя так же, как в день ее приезда из Нью-Йорка, поддразнивал ее, но Кристи не обращала внимания на его шуточки. Неужели он думает, что стоит ему поманить, как она снова впорхнет в его объятья? Ну уж нет, не бывать этому, у нее тоже есть самолюбие. Она осталась здесь не по воле этого самоуверенного, надменного упрямца, а ради спокойствия Молли, так что пусть не воображает о себе и не думает, что она вернулась навсегда.

Кристи выбрала для себя комнату для гостей на втором этаже. Когда она раскладывала свои вещи в шкафу, Джейсон не сказал ни слова. Вымыв после ужина посуду, она заявила, что устала и хочет лечь пораньше. Джейсон молча кивнул и снова погрузился в чтение каталога, который принес ему Кайл.

Вытянувшись в постели, Кристи тщетно старалась заснуть. Повернулась на бок и тут услыхала тихие шаги Джейсона. Он поднимался по лестнице. Так, значит, вот почему она не засыпала – она ждала. Затаив дыхание, Кристи прислушалась. Но… Джейсон прошел мимо ее двери. Кристи вздохнула. Глупости, и вовсе она не хотела, чтобы он вошел в ее спальню!

Она поуютней устроилась под одеялом и совсем было задремала, как вдруг дверь тихонько скрипнула, и в комнату скользнула едва различимая в темноте тень. Джейсон! Он бесшумно подкрался к кровати, откинул одеяло и улегся рядом.

– Что тебе здесь надо? – пробормотала Кристи.

Джейсон притянул ее к себе и прошептал прямо в ухо:

– Хочу заслужить твое прощение. – (Кристи пошевелилась.) – Спи, дорогая. Теперь тебе не придется нежиться в постели допоздна, подъем в пять утра. Привыкай хозяйничать в своем доме.

Как же с ним уютно и тепло! Кристи счастливо вздохнула и сразу провалилась в сон.

Глава 6

Разбудил Кристи пряный запах одеколона. Еще не вполне проснувшись, она заворочалась, почувствовала на губах нежный поцелуй и приподняла ресницы. Джейсон стоял, склонившись над ней, и с удовольствием смотрел на нее кошачьими желтыми глазами. Он был в синей рабочей рубашке и застиранных джинсах.

– Пора вставать, любовь моя, – проворковал он, наслаждаясь красотой и свежестью жены.

Рыжие локоны в беспорядке рассыпались по плечам, подчеркивая белизну лица, от которого словно исходило сияние. Кристи улыбнулась, стряхивая остатки сна, томно потянулась к Джейсону, обняла за шею и поцеловала в губы. Поцелуй был долгим. Джейсон с трудом оторвался от нее и шумно перевел дыхание.

– Милая, если так пойдет дело, я не скоро смогу взяться за работу, а у меня ее полно. – Он выпрямился и потянул ее за собой. – Тебе тоже предстоит трудный день.

Он скользнул ладонями по изгибам ее тела и быстро, будто обжегшись, отвел руки, потом направился к двери.

– Через полчасика мы приедем завтракать.

Джейсон сгреб со стула стэтсон и вышел из спальни. По лестнице застучали торопливые шаги. Кристи блаженно потянулась и оглядела себя в большом зеркале на туалетном столике. Прозрачная ночная рубашка мало что скрывала. Кристи припомнила взгляд Джейсона, которым он ее только что пожирал, и весело хихикнула.

Значит, он хочет видеть ее женой фермера? Ладно, он ее получит! Кристи решительно взяла в охапку белье, закрыла за собой дверь и пошла было к ванной комнате, которой когда-то пользовались они оба, но, вспомнив слова Молли, повернула обратно и открыла дверь в спальню Джейсона. Да, толстушка нисколько не преувеличивала – комната стала намного просторней, да и обставлена была с большей роскошью, чем другие комнаты в доме. На полу лежал мягкий, кофейного цвета ковер, приятно оттеняющий бело-голубые тона обоев, мебельной обивки и оконных занавесок. Кристи отметила, что Джейсон не стал придавать комнате подчеркнуто мужской вид. Удобный шезлонг у окна был явно предназначен для женщины.

Кристи пошла в ванную, окинула ее взглядом и расхохоталась. Это уж чересчур! Ванна и та поражала гигантскими размерами, одна стена была сплошь зеркальная, и даже душевая кабинка могла свободно вместить двоих. Ну, Джейсон, с тобой все ясно!

Времени до завтрака оставалось мало. Кристи быстро приняла душ, бегом промчалась в свою комнату, натянула джинсы и синий облегающий свитерок, а волосы подхватила на затылке широкой лентой, и они заструились по плечам шелковистым потоком. Ну что ж, теперь она готова к подвигам на хозяйственной ниве. Пора на кухню, она ему покажет, на что способна настоящая жена фермера!

Завтрак прошел очень весело. Джейсон нанял на время весенних каникул старшеклассников из колледжа, никого из них Кристи раньше не видела. Когда он представил ее как свою жену, голос его звенел от гордости. Кристи с удовольствием прислушивалась к шуткам Джейсона, к его громкому, радостному смеху и от души хохотала вместе с ним над забавными историями, которые сыпались за столом как из рога изобилия.

Неужели это ее присутствие так изменило Джейсона? Она с надеждой думала, что да. Слишком много он значил в ее жизни, все время был рядом в пору ее взросления. И теперь Кристи хотелось вернуть ему хоть малую толику той любви, какой он окружал ее. Почему, ну почему она была такой эгоисткой – знай себе купалась в его любви, ничего не давая взамен!

Новые помощники Джейсона наперебой расхваливали ее стряпню. Наконец завтрак подошел к концу, и молодежь, сверкая улыбками на юных лицах, высыпала на улицу. Джейсон немного задержался, обнял Кристи за талию и тихонько проговорил:

– Надо тебя подкормить, малышка. Еще несколько подобных завтраков, и ты снова наберешь вес.

Задохнувшись от негодования, Кристи резко повернулась к нему от раковины с грязной посудой, и он сразу же приник губами к ее рту. Отступил на шаг и улыбнулся.

– Это поддержит меня до обеда.

Следующие несколько дней прошли точно так же. Из Сан-Антонио звонила Молли. Вести были утешительные – Нэйт быстро шел на поправку. Сотрясение мозга оказалось неопасным, но переломы за один день не срастаются, так что на ранчо и Нэйта, и Молли стоит ждать недели через две-три.

Все в доме казалось Кристи совершенно другим, не таким, как пять лет назад. Тогда хозяйством управляла Молли, теперь же ей пришлось все взять в свои руки. И она с радостью принялась за дела.

У Джейсона подозрительно часто возникали веские причины наезжать домой, поэтому она даже не успевала соскучиться в одиночестве – он то и дело бесшумно вырастал рядом, чмокал ее в щеку или гладил по руке, а сам так и светился от счастья, что они снова вместе.

Нэйт наконец выздоровел. Фрэнсин помогла Кристи навести в доме глянец к скорому возвращению супругов. День клонился к вечеру, все закончили дневные дела и разошлись по домам. Кристи прибралась на кухне и решила заглянуть в кабинет, где работал Джейсон. В дверях она задержалась, невольно любуясь его фигурой. Потом посмотрела в окно – вечернее солнце золотило цветочные клумбы, на которых она аккуратно высадила ноготки, циннии и анютины глазки, и теперь там пестрели бутоны, обещая со дня на день вспыхнуть яркими цветами. Кристи всегда нравилось копаться в саду. И как это она могла столько лет провести в городе, вдали от земли?

Перед ее мысленным взором встала нью-йоркская квартира. Странно, но с тех пор, как вернулась на ранчо Джейсона, она ни разу о ней не вспомнила. Там, в Нью-Йорке, она дома почти и не бывала, приходила только ночевать. Ну и жизнь у нее была – сплошная суета и нервотрепка! Но ведь тогда ей это было по вкусу, работа приносила деньги, славу, знакомства с интересными людьми…

Она, конечно, скучала по Джонатану и его своеобразному суховатому юмору, не хватало ей и общества двух-трех подруг-фотомоделей. Но никто из них не заменит ей Джейсона!

Он поднял голову от своих бухгалтерских книг, повернулся к двери и увидел Кристи, задумчиво глядящую мимо него в окно. Стройная фигурка в джинсах. Он ухмыльнулся, вспомнив, как девчонкой она вечно носилась в таких вот затертых джинсах, не сознавая собственной волнующей соблазнительности. Все-таки Кристи чуточку пополнела, вон как обтягивает ее грудь тонкая золотистая кофточка. Она даже поворчала по этому поводу утром, когда одевалась.

Под взглядом Джейсона Кристи очнулась от воспоминаний и подошла к письменному столу. Склонив голову набок, она посмотрела на мужа.

Солнечные блики играли в светлых волосах, от ленивой улыбки сладко сжималось сердце. Но ее привело сюда не праздное желание снова увидеться с ним, а дело, и она спросила:

– Скажи, кто такой Альварес?

Джейсон не торопился с ответом. Он откинулся в огромном кожаном кресле и бросил на стол карандаш, которым делал пометки в своем гроссбухе. Вопрос жены его не удивил. Чуть ранее он разговаривал с Альваресом по телефону, и Кристи могла слышать, как он называл того по имени.

– Один мой знакомый из Мехико. Почему он тебя заинтересовал?

– Сама не знаю, – неуверенно протянула она. – Но всякий раз, когда ты с ним говоришь, у тебя такой нервный голос…

Улыбка потухла на лице Джейсона, он выпрямился и в замешательстве проговорил:

– Что-то я тебя не понял.

Собираясь с мыслями, Кристи нахмурилась.

– Ты говоришь с ним так холодно, так надменно.., очень сухо, по-деловому. И у меня сложилось впечатление, что этот человек не нравится тебе, Джейс. Но если это правда, зачем ты так часто с ним связываешься?

Серьезное выражение слегка прищуренных зеленых глаз встревожило Джейсона. Берегись, приятель, мелькнуло в голове, вот тебе и первое испытание новых отношений с женой. Не будь дураком на этот раз, ведь все так легко испортить!

Джейсон встал и, обогнув стол, подошел к Кристи. Провел пальцем по ее щеке, думая о том, насколько уязвимым становится в присутствии этой женщины. Слово «любовь» было слишком слабым для обозначения того буйства чувств, какое она вызывала в нем.

Он взял Кристи за руку, подвел к камину, сел в уютное кожаное кресло, усадил ее к себе на колени и обнял, баюкая, словно маленькую девочку.

Как же мне с ним хорошо, подумала Кристи, я готова забыть обо всем!

Ей показалось, что и Джейсон забыл, о чем она его спрашивала, потому что заговорил он о совершенно другом человеке.

– Я никогда не рассказывал тебе о своем друге Джо, верно? – тихо спросил он, отводя рыжие локоны с ее тонкой шеи.

Она отрицательно покачала головой.

– Его зовут Джо Герреро. Познакомились мы на армейских учениях. Он родом из Эль-Пасо, двумя годами моложе меня. – Он улыбнулся чему-то своему и рассеянно погладил Кристи по спине. – Джо слишком торопится жить, ему не хватает терпения ждать у моря погоды. Парень он общительный, веселый, энергия так и брызжет, иными словами, о таком друге можно только мечтать.

Джейсон легонько сжал ее руку и продолжил свой рассказ:

– На Востоке мы с Джо оказались вместе и вместе выполняли кой-какие особые задания. Очень скоро я убедился, что более надежного напарника нет и быть не может, Джо никогда не подведет. – Джейсон улыбнулся. – Знаешь, иногда мы в шутку спорили, кто кого чаще вытаскивал из беды, но на самом деле.., это была не шутка… – Улыбка сползла с его лица. – Такое не забывается… Теперь, оглядываясь назад, я понимаю, какое чудо, что мы оба выжили в той войне.

В комнате воцарилась тишина. Кристи молчала, ожидая, что будет дальше, ведь эта история, наверно, каким-то образом связана с Альваресом.

– Джо вернулся в Штаты за несколько месяцев до меня, и я потерял его из виду. – Джейсон опять умолк, задумавшись о своем, потом тряхнул головой и посмотрел на Кристи. – Как выяснилось, Джо тоже был привлечен к операции против контрабандистов, он работал на мексиканское правительство. Я узнал об этом не сразу. Кое-кто из его родни живет в Мексике. Так вот, его двоюродный брат спутался с этой самой наркомафией, а когда решил порвать с ними, его попросту прикончили. После этого Джо и предложил свои услуги мексиканскому правительству. – Легонько поглаживая Кристи по спине (она едва не замурлыкала), Джейсон продолжил:

– Мы с ним вошли в контакт, но соблюдали предельную осторожность, чтобы мафиози не пронюхали о нашей связи, и, насколько мне известно, они об этом не узнали. В результате многих из них арестовали, но сделано это было чисто, когда ни меня, ни его «не было на месте», так что нас никто не заподозрил.

Джейсон запечатлел на ее губах легкий поцелуй.

– В этой операции участвовал и Альварес. Он тоже называл себя другом Джо, хоть я и сомневаюсь, знает ли он, что такое настоящая дружба. – Джейсон откинул голову на спинку кресла и тяжело вздохнул, глядя на Кристи из-под ресниц. – Как бы там ни было, незадолго до твоего приезда Альварес сообщил мне, что Джо попал в переплет где-то там, в Мексике, и просил Альвареса связаться со мной. Его держат в тюрьме, Кристи, и я обязательно вытащу его оттуда, чего бы мне это ни стоило.

Кристи вспомнились ужасные ночи, когда она мучилась, не зная, где Джейсон и чем он занят. Она через силу выдохнула одно-единственное слово:

– Когда?

Джейсон крепче прижал ее к себе. Лукавить нельзя, их жизнь должна строиться на честности и доверии.

– Как только Альварес закончит необходимые приготовления. Мы надеемся, что он сумеет найти охранника, который не прочь подзаработать. Это здорово облегчит нашу задачу.

– За что они арестовали Джо?

– Он схлестнулся с кем-то из местных чиновников. По словам Альвареса, после временного затишья наркомафия опять поднимает голову. – Джейсон нахмурился. – Альварес считает, что некое не очень высокое должностное лицо хочет получить от них мзду и намерено держать Джо в качестве заложника, пока не положит свое в карман. – Он покачал головой. – Мексиканские тюрьмы – места отнюдь не самые приятные…

– А разве он не может объяснить, что является гражданином Соединенных Штатов?

– Глупышка! Думаешь, в занюханном мексиканском городишке это кого-нибудь впечатлит? Против Джо выдвинуты обвинения – как считает Альварес, сфабрикованные, и я полностью с ним согласен, – и они будут держать его за решеткой без суда и следствия хоть весь остаток жизни.

– Но это ужасно! – От негодования Кристи даже затрясло.

– Знаю, милая. Потому и хочу помочь Джо.

– Но если подкуп не сработает, что тогда? – с подозрением спросила Кристи. Джейсон беспечно пожал плечами.

– Что-нибудь придумаю.

– Будешь действовать силой?

– Надеюсь, до этого не дойдет. Поживем – увидим. Мы с Джо знаем кое-какие хитрости, которые помогут вызволить его без лишнего шума. Вот приеду и разберусь на месте, как обтяпать дело с минимальными потерями.

Он замолчал. Кристи обдумывала услышанную историю, сопоставляя ее с тем, что знала раньше.

– Так это из-за Альвареса ты так напился в тот вечер в мотеле?

Джейсон озадаченно посмотрел на жену.

– Да, он назначил мне встречу в баре, и бутылку я заказал для него. Хм, а мне показалось, ты решила, будто я ударился в пьянство, – ровным голосом добавил он.

– Поначалу так и было. Ты был похож на типичного алкаша-ковбоя, решившего приударить за первой попавшейся юбкой, – насмешливо сказала Кристи. Джейсон покраснел. – Но с того вечера я провела с тобой слишком много времени, чтобы убедиться в своей ошибке. – Она подняла ладошку и начала загибать пальцы. – Во-первых, с тех пор ты ничего, кроме кофе, не пил, даже когда разбился Нэйт. Правда, ты так его завариваешь, что он прямо с ног валит. – Она оглядела могучие плечи Джейсона. – Во-вторых, вряд ли ты смог бы держаться в такой отличной форме и одновременно быть алкоголиком.

– Черт! А я-то уж решил, что ты проводишь со мной сеанс реабилитации!

Джейсон легко поставил ее на ноги и поднялся. Кристи озадаченно глядела на него.

– Ты хотел, чтобы я думала, будто у тебя проблемы с алкоголем?

– Да нет, просто мне очень нравится, как ты за мной ухаживаешь.

Внезапно он подхватил ее на руки и закружил по комнате.

– Что ты делаешь, Джейс? Ты с ума сошел! Немедленно отпусти!

– Никогда! Для укрепления мышц и поддержания формы нужно что? Физические упражнения! – Он весело рассмеялся и, прижав к груди драгоценную ношу, в два прыжка очутился на втором этаже.

Распахнув ногой Дверь, он внес Кристи в спальню и тем же манером дверь захлопнул. Потом бережно опустил Кристи на кровать, быстро расстегнул легкую золотистую кофточку и бросил ее на пол. Не прошло и минуты, как следом полетели джинсы, туфли и трусики. Если бы на свете существовал конкурс на самое быстрое раздевание женщины, Джейсон наверняка занял бы первое место!

Кристи, улыбаясь, наблюдала, как он стремительно срывает с себя одежду. Секунду спустя он уже был с нею рядом, на кровати. Кристи даже не думала протестовать, она так любила этого человека, что только и мечтала поскорее очутиться в его объятиях.

А Джейсон, склонясь над нею, начал покрывать поцелуями ее колени и бедра, постепенно поднимаясь все выше. Вперемежку с поцелуями он что-то тихонько пробормотал.

– Что ты сказал, Джейс?

Едва прикасаясь кончиками пальцев, он, словно пушистым перышком, нежно ласкал ее бедра. Потом поднял на нее глаза.

– Вдали от тебя, Кристи, даже когда занят делами на ранчо, я думаю только о тебе, любимая, рисую в воображении, что сделаю с тобой, как только вернусь, – пробормотал Джейсон и вновь принялся осыпать ее поцелуями.

Желание жаркой волной захлестывало Кристи. Она задрожала в его руках.

– О Джейс!

Из полуоткрытых губ Джейсона вырывалось хриплое дыхание. Кристи с силой потянула его на себя. И сразу все вокруг взорвалось ярким фейерверком и закружилось в опьяняющем танце любви.

– О… Джейс… Боже мой… Джейс! Джейсон приподнялся на локтях и взглянул в ее упоенно запрокинутое лицо.

– Тебе такое впервой, дорогая? – От страсти его голос звучал глухо.

– Конечно! Ты ведь.., никогда так раньше не делал.

Кристи почувствовала, как Джейсон вдруг напрягся, открыла глаза и увидела, что он с глубокой нежностью смотрит на нее.

– Кристи, – мягко начал он, – ты мне только что призналась!

Она удивленно моргнула. В чем призналась?

– Значит, нью-йоркские любовники не ласкали тебя так, как я. – Видимо прочитав в глазах Кристи недоумение, Джейсон спросил:

– Неужели у тебя вообще не было любовников?

Его взгляд жег Кристи огнем. Она покачала головой.

– Господи, Джейс, конечно, не было. Я думала, ты давно понял.

– Любимая! – Он сжал ее так, что она едва не вскрикнула от боли. – Я не знал и не хотел спрашивать.., но не смог удержаться. – Он поцеловал Кристи в губы с такой любовью и нежностью, что у нее замерло сердце. Потом отстранился и отвел с ее лба влажные прядки волос. – Знаешь, за пять лет все могло случиться, ты ведь живой человек, но я счастлив, что я единственный мужчина в твоей жизни.

– Джейс?

– Ммм?

– Ты узнал меня тогда, в баре? – В мягких серебряных сумерках глаза Кристи светились как изумруды.

– А ты как думаешь?

– Даже не знаю. Я не могу поверить, что ты способен лечь в постель с первой встречной женщиной.

– Ax, Кристи, с тех пор как ты решила проверить на мне действие твоих чар и поцеловала меня у ограды, я ни с кем больше любовью не занимался. – В его словах сквозила легкая насмешка над собой.

– Но это было так давно, Джейс…

– Да.

– Значит, ты действительно меня любил. Почему же ты молчал?

– Я думал, милая, ты и так знаешь. С какой стати было жениться без любви? Ты сводила меня с ума, и мне казалось, что ты чувствовала то же самое.

– Да, Джейс, так и было… Я и сейчас схожу от тебя с ума, я никого не смогу так любить, как тебя.

Слова Кристи, тон, каким она их произнесла, заставили Джейсона позабыть обо всем, и его страстный порыв не остался без ответа. Кристи легонько шевельнулась, придавленная его тяжестью, и он овладел ее податливым телом – мощно, властно, нетерпеливо. Она застонала от наслаждения.

Могучий ритм страсти захватил обоих, и Кристи, и Джейсон жаждали одного – всецело обладать друг другом. Для нее во всем мире существовал сейчас только Джейсон и те божественные ощущения, какие рождала в ней его любовь. Он замедлил темп, умышленно растягивая удовольствие, не переставая руками и губами ласкать ее разгоряченное тело.

О, как же я люблю этого человека! – подумала Кристи, и Джейсон, шестым чувством уловив ее мысли, нанес последний удар, вознесший обоих на вершину блаженства. Кристи целиком растворилась в его нежности, медленно спускаясь с высот любви на землю.

Не разжимая объятий, Джейсон перекатился на бок. Она безвольно, умиротворенно покоилась в его руках. Он прислушался к легкому ровному дыханию, улыбнулся, поцеловал ее и тоже погрузился в сон.

Глава 7

Нэйта наконец выписали из больницы. Он настолько оправился, что мог передвигаться без посторонней помощи, опираясь только на палочку. Обрадованный Джейсон счел, что возвращение Нэйта и толстушки Молли нужно хорошенько отпраздновать, поэтому сел за телефон и наприглашал кучу друзей на импровизированную вечеринку.

Наступил вечер, стали съезжаться гости. Облокотившись на перила крыльца, Кристи наблюдала за собравшимися на лужайке. На приглашение Джейсона откликнулись все, приехали даже те, кого она помнила только по школе. Теперь они все были давно женаты и прибыли целыми семьями.

Лужайку украшали разноцветные праздничные фонарики, раскачивающиеся на легком ветерке. От огромной жаровни шел восхитительный аромат жарящегося мяса, накрытый неподалеку длинный стол ломился от тарелок с салатами и овощами. У Кристи слюнки текли в предвкушении пиршества.

Вокруг жаровни толпилась компания мужчин. Попивая холодное пиво прямо из банок, громко переговариваясь и смеясь, они смотрели, как священнодействует Джейсон, переворачивая аппетитные куски мяса на громадной решетке и сбрызгивая их водой. Джейсон очень изменился, что, конечно, не ускользнуло от цепкого взгляда Молли, заявившей, что он будто снова превратился в того веселого, беспечного мальчишку, который взрослел и мужал у нее на глазах. Толстушка не скрывала радости, когда узнала, что ее любимец и Кристи опять спят в общей спальне.

К задумавшейся Кристи подошла Фрэнсин, обняла ее за плечи.

– Вот уж не думала, что у фотомоделей теперь модно встречать гостей в таком виде! – прищурившись, сказала она, оглядывая золовку, одетую в ковбойку бирюзового цвета, аккуратно заправленную в джинсы.

Кристи рассмеялась.

– Между прочим, из всей здешней публики я единственная выгляжу типично по-техасски.

Обе посмотрели по сторонам, и лица их осветились улыбкой.

На Фрэнсин было легкое нарядное платье, подчеркивающее ее стройную фигуру.

– Ты права, дорогая, – кивнула она. – Никто не рискнул бы появиться на вечеринке в такой одежде, и я не исключение. – Глаза Фрэнсин озорно сверкнули.

– Уж не знаю почему, но Джейсон сам выбрал для меня этот «наряд», а мне очень нравится делать так, как он хочет. – Кристи засмеялась, и тут раздался победный клич Джейсона:

– Все готово, ребята! Хватайте тарелки и налетайте на еду, всем хватит.

Повторять приглашение не пришлось. Когда Кристи подошла к жаровне, тарелки у всех были уже полны. При виде жены глаза Джейсона вспыхнули огнем.

– Я уж тебя заждался. Ты что, не хочешь есть?

Кристи посмотрела на помолодевшее улыбающееся лицо мужа и с трудом подавила желание немедленно, прямо при всех поцеловать его.

– Наоборот, умираю с голоду. Просто решила дождаться, пока ты освободишься и перекусишь вместе со мной.

Джейсон как радушный хозяин оглядел гостей и, убедившись, что все заняты едой, сказал:

– Умница, правильно решила. – Потом обратился к собравшимся:

– Если кто захочет добавки, не стесняйтесь, накладывайте сами.

Кристи и Джейсон положили на тарелки по большому куску сочного мяса, добавили гарнир и уселись под могучим раскидистым дубом.

Расправившись с едой, Джейсон искоса взглянул на жену.

– Тебе хорошо? Вопрос ее удивил.

– Конечно. А ты думал нет?

– Я не был уверен, что ты будешь чувствовать себя с этими людьми по-прежнему уютно. – Он ткнул полуобглоданным ребрышком в сторону гостей.

– А тебе это небезразлично, Джейс? – едва слышно спросила Кристи.

– Какое, к дьяволу, безразличие! Отпускать тебя я не намерен, это уж точно, но все-таки хотелось бы твердо знать, что тебе тут нравится. Я хочу, чтобы ты была счастлива.

– Но, Джейсон, я же не могу вот так, в одночасье, бросить работу!

Рука с банкой пива замерла в воздухе. Джейсон осторожно поставил банку обратно на колено.

– Как это понимать?

– Я ведь говорила, что у меня есть обязательства. В конце концов, я не могу сорвать график съемок, который был составлен задолго до моего приезда сюда.

Лицо Джейсона помрачнело. У Кристи упало сердце.

– Ну и?..

– Ну и к первому июня мне надо вернуться в Нью-Йорк.

– То есть через несколько недель?

– Да.

Джейсон отпил большой глоток пива и, улыбнувшись одними губами, хрипловато спросил:

– Ты все-таки хочешь развестись со мной?

– Да нет же! Мне казалось, ты давно понял, что я оставила все мысли о разводе.

– Вот как? Ты мне льстишь, Кристи, я еще не научился читать мысли на расстоянии… Итак, мы остаемся мужем и женой. – Он перевел взгляд на толпящихся вокруг гостей. Кое-кто уже начал танцевать под звуки музыки, льющейся из больших динамиков, которые Джейсон заранее вытащил на веранду. – Ну что ж, в каком-то смысле это победа, хоть и небольшая. – С этими словами он поднялся на ноги. – Давай-ка присоединимся к компании. Пошли. – Он протянул Кристи руку и помог встать. От неприятного разговора ей стало не по себе, и она с удовольствием оперлась на его локоть, ощущая спасительное тепло его большого тела.

Потом Кристи ненадолго исчезла в доме и вернулась, неся поднос с многослойным шоколадным тортом и двумя вишневыми пирогами. Расставляя все это на столе, она поискала глазами Джейсона. Наконец обнаружила его – и сердце в груди замерло. Она медленно подошла к стоявшей неподалеку Фрэнсин и безразличным тоном спросила:

– Что это за женщина, с которой танцует Джейс?

– Люсинда Рэйес. Она и ее брат Рамон несколько лет назад переехали сюда из Монтерея, Рамон купил у старика Стодцарда его ранчо. Наверное, они запоздали к началу, поэтому Джейс не успел тебя с ними познакомить. – Фрэнсин пристально поглядела на золовку, не сводящую глаз с танцующих, и добавила:

– Знаешь, одно время ходили сплетни, что. Люси не прочь скрасить одиночество Джейсона, пока ты в Нью-Йорке.

Кристи ощутила неприятную тяжесть в желудке. Она не слышала, о чем говорили Джейсон и Люсинда, но по манере держаться, по теплым ласковым улыбкам и так было ясно, что отношения между ними самые дружеские. Да это и неудивительно, Джейсон очень хорош собой, немудрено, что им интересуется другая женщина.

Кристи задумалась. Никто ни слова не говорил ей о Люсинде, но из случайно оброненных фраз, которые только сейчас всплыли в ее памяти, можно было сделать вывод, что большинство гостей сгорали от любопытства: как Кристи воспримет появление Люсинды?

Трудно было не заметить, какие чувства питала к Джейсону эта женщина. Кристи не отрываясь смотрела, как они кружатся в медленном танце. Никогда еще ей не было так больно. Вот Люсинда что-то сказала, и Джейсон нагнулся к ней, чтобы лучше расслышать, вот он запрокинул голову и от души расхохотался. Сердце Кристи пронзила ревность.

Да, они были прекрасной парой, эти двое. Смуглая кожа Люсинды и черные как вороново крыло волосы, водопадом струящиеся по плечам, подчеркивали светлую шевелюру Джейсона. Его рука свободно лежала на тонкой талии партнерши. Кристи с трудом отвела взгляд, не в силах больше выносить такую муку.

– По-моему, мы незнакомы, – внезапно услышала она низкий голос и вздрогнула от неожиданности. Обернувшись, она увидела стройного темноволосого молодого человека. На его лице сверкала белозубая улыбка. – Меня зовут Рамон Рэйес, моя сестра танцует сейчас с вашим мужем.

– Да, мне уже говорили, – кисло ответила Кристи и снова посмотрела в сторону Джейсона, который в этот миг как раз прижал Люсинду к себе, делая красивый плавный разворот.

– Не стоит расстраиваться, миссис Макалистер. Моей сестре, как и всем в округе, хорошо известно, что Джейсон влюблен только в одну женщину – свою жену. – Он снова ослепительно улыбнулся. – Она это понимает.

– Он ей нравится, верно? И надо сказать, она этого не скрывает.

– Да. Джейсон наш хороший друг, но он никогда не давал ей повода надеяться и не разделял ее чувств, уверяю вас. – В карих глазах Рамона отразилось сострадание. – Я хочу, чтобы вы это знали.

Кристи снова стало не по себе, как во время разговора с Джейсоном, вдобавок у нее заболела голова.

– Благодарю вас, вы очень любезны.

– А вы очень красивы. Можно пригласить вас на танец?

Почему бы нет, подумала Кристи, оглядывая импровизированную танцплощадку. Хватит бродить тенью, пора и себя показать.

– Спасибо, не откажусь.

Сперва Кристи танцевала с Рамоном, потом ее стали нарасхват приглашать и другие кавалеры. Кто-то сунул ей в руку бокал пунша, и она, запыхавшись от танцев, жадно его выпила, не придав значения неожиданной крепости этого невинного с виду напитка.

Головная боль как будто поутихла. Кристи с удовольствием танцевала, подчиняясь ритму сменяющих одна другую мелодий. Вот музыка на миг умолкла, а с первыми аккордами следующего танца на ее талию легла сильная рука, и она почувствовала – рядом муж.

Кристи подняла голову и улыбнулась, в изумрудных глазах сверкал огонь. Едва разжимая зубы, Джейсон пробормотал:

– Теперь моя очередь, если не возражаешь. Все страхи мгновенно улетучились. Кристи рассмеялась и, кокетливо глядя на него, проворковала:

– А ты ждал, что я сама тебя приглашу?

– Как же, от тебя дождешься! – сказал Джейсон и сильнее притянул ее к себе, раздвигая сильными бедрами ее ноги.

– Джейс, веди себя прилично, – прошептала Кристи, но щеки ее горели вовсе не от смущения, а, скорее, от нахлынувшего желания, о чем Джейсону, разумеется, знать не обязательно…

– Я и так веду себя прилично, дорогая, весь вечер только и делаю, что держу себя в руках. Но если гости не начнут вскорости собираться по домам, хозяину придется на время умыкнуть хозяйку в спальню.

Неужели совсем недавно она терзалась муками ревности? Теперь все это казалось далеким и глупым. Он здесь, он рядом, он любит ее!

Вдруг ее внимание привлек человек лет сорока пяти, только что появившийся на краю освещенного фонариками пространства возле дома. В темной одежде, очень смуглый, он остался незамеченным для большинства присутствующих. Да и Кристи увидела его только из-за вспыхнувшего кончика сигары, которую он в этот момент поднес ко рту.

– Кто это, Джейс?

Джейсон повернул голову и замер как вкопанный.

– Альварес. Хотел бы я знать, каким ветром его принесло.

Альварес сделал ему какой-то знак и отступил подальше в тень. Джейсон продолжил танец.

– Что ему здесь надо?

– Понятия не имею, милая. Потерпи, скоро все выяснится.

Наконец музыка смолкла, пары разбрелись по лужайке. Кристи и Джейсон присоединились к тем, что собрались возле чаши с пуншем. Джейсон, который весь вечер пил только пиво, попробовал пунш и покатился со смеху. Кристи уже успела осушить и снова наполнить свой бокал.

– Тебе не нравится? По-моему, вкус очень приятный.

– Вне всяких сомнений, – усмехнулся Джейсон. – Кто-то пошутил: разве ты не чувствуешь, что туда добавили кое-какие лишние ингредиенты? Забористая штучка получилась!

Кристи уже изрядно разморило. Она глуповато посмотрела на него и тряхнула головой. Это была ошибка – она поднесла ко лбу руку, чтобы унять головокружение.

– Пожалуй, не стоило мне пить последний бокал.

Джейсон засмеялся и подхватил ее за талию.

– Отлично, теперь у меня есть повод увести тебя в дом.

Когда они взошли на крыльцо, за спиной Джейсона возник Альварес.

– Нам надо срочно поговорить, – сказал он так тихо, что Кристи едва расслышала. Джейсон кивнул.

– Сейчас отведу жену наверх и буду в твоем распоряжении.

Супруги молча поднялись по лестнице. У Кристи снова разболелась голова, и она сразу прошла в ванную за аспирином. Джейсон наблюдал за ней, прислонясь к дверному косяку.

– Как ты себя чувствуешь? – В его тоне сквозило беспокойство.

Не поворачиваясь, она пробормотала:

– Сносно. Посплю, и все пройдет. – Она приняла сразу две таблетки, запила водой и улыбнулась. – Не волнуйся обо мне. Я сейчас прилягу. Прости, что не смогу проводить гостей.

– Ерунда, не думай об этом. Я скоро вернусь, только узнаю, зачем пожаловал Альварес.

Однако вернулся он очень не скоро.

Как ни странно, заснула Кристи не сразу. В голове роились мысли – реакция Джейса на ее сообщение о скором отъезде в Нью-Йорк, Люсинда, Альварес… Через некоторое время она все-таки задремала. Сны были отрывочны и беспокойны. То ей мерещилось, будто Джейсон обнимает Люсинду и говорит, что никуда ее не отпустит, то Альварес объясняет ей, Кристи, почему Джейсону придется отбывать срок в мексиканской тюрьме…

Она бессознательно протянула руку, но мужа рядом не было.

Глава 8

Кристи с трудом раскрыла глаза. Принятый накануне аспирин не помог. Ей казалось, что голова распухла до необъятных размеров. Осторожно повернувшись, она с удивлением обнаружила, что подушка Джейсона даже не примята. Значит, дома он не ночевал.

Кристи прошла в ванную и стала под теплую струю воды. После душа стало легче. Но почему не вернулся Джейсон? Что такого сказал ему этот Альварес?

Было уже одиннадцать, когда она наконец спустилась вниз. Толстушка Молли приветствовала ее веселым щебетанием о том, какая чудесная выдалась вечеринка.

– Вот только жалко, что Джейсону пришлось уехать ни свет ни заря. По-моему, так он вовсе и не спал.

Глотнув бодрящего свежего кофе, Кристи спросила:

– С чего ты взяла?

Молли шустро сновала от плиты к столу, и вскоре перед Кристи появилась тарелка с ветчиной и бисквитами.

– А очень просто. Он вместо себя оставил заправлять одного парня, сказал, что его не будет несколько дней. – Молли опустилась на стул, налила себе кофе и сдула со лба прядку седых волос.

Кристи нахмурилась.

– Странно, он не собирался уезжать. А тебе или Нэйту он ничего не говорил?

– Ха, Джейсон уже давно нам не докладывает о своих планах. Думает, он уже большой и самостоятельный. Кристи вспыхнула.

– Он вправе не отчитываться и передо мной, только мне кажется, было бы порядочнее по крайней мере поставить меня в известность.

– Так, может, он записку оставил? Да, конечно, она ведь с постели прямиком отправилась под душ! Кристи быстро кивнула.

– Не исключено. Пойду погляжу. Не слушая протестов Молли, Кристи поспешила вверх по лестнице. В спальне на туалетном столике лежал конверт с крупной надписью «Для Кристи». Какая же я дурочка, подумала она, вскрывая конверт и разворачивая записку.

Кристи!

Дела на юге, похоже, складываются удачно. Постараюсь вернуться как можно скорее. Я люблю тебя.

Джейс Кристи перечитала стремительные, летящие строчки и вдруг поняла, что это первое письмо, которое он ей написал. Не выпуская записку из рук, она опустилась на кровать. «Я люблю тебя. Джейс», – снова и снова перечитывала она. Если бы она хоть раз получила такое послание тогда, пять лет назад, когда он так же внезапно исчезал из дома!

Джейсон сказал, что сейчас он уже не связан с федеральными службами. Но вот ведь уехал снова, и наверняка ему грозит большая опасность. У Кристи были веские основания подозревать, что задуманное ее мужем предприятие не понравилось бы полиции любой страны мира, не только мексиканской.

Кристи вернулась на кухню. Заботливая Молли поставила недоеденный завтрак в микроволновую печь. Разогретая еда быстро появилась на столе.

– Ты была права, Молли, он оставил записку. Вернется через несколько дней. – Еда казалась безвкусной; Кристи машинально жевала, размышляя, чем занять долгий день. Без Джейсона все потеряло смысл. Она допила кофе и поднялась. – Навещу-ка я, пожалуй, Фрэнсин.

Она позвонила на ранчо Коулов и сообщила, что скоро приедет. Ей не столько хотелось увидеться с родными, с которыми она общалась только вчера, сколько было необходимо отвлечься от гложущей тревоги о Джейсоне.

Он отсутствовал целых пять дней и ночей.

Хуже всего было именно по ночам. Днем она что-то делала, уставала физически, но ничего не помогало – никакая усталость не валила ее с ног, и она либо без сна ворочалась в постели, либо мучилась кошмарами.

Только теперь Кристи поняла, каково было Джейсону после ее скоропалительного отъезда. Ей-то было намного легче, ее сразу захватила неведомая ранее работа, новая жизнь, ее окружали новые люди, появились друзья. Все было для нее непривычно и отвлекало от мыслей о муже.

Теперь она бродила по дому, и каждая мелочь напоминала о нем, повсюду слышался его голос, отзываясь в сердце невыразимой болью. Вот так же было и с ним. Господи! До чего ему было тяжело! И ведь все стерпел, даже словом не обмолвился о том, что пережил по ее вине!

Ну а если бы он позвонил и все сказал – поверила бы она? Кристи с внутренним содроганием припомнила ту глупую, эгоистичную девчонку, замкнувшуюся в своем горе и упрямо не желавшую прислушаться к чужой боли. Как ни ужасно, но она была именно такой.

Правда, за годы, проведенные вне дома, жизнь многому ее научила. Например, ценить в людях те качества, какими в изобилии обладал Джейсон. Столкнувшись с вероломством и жестокостью мирка, в котором ей пришлось вращаться, она не раз с благодарностью вспоминала о простоте и преданности Кайла, Джейсона и Фрэнсин, окружавших ее добротой и теплом. Любовь и искренность этих дорогих ее сердцу людей помогли ей сохранить индивидуальность в дни, когда к ней впервые пришла слава. И только любовь к Джейсону оградила ее от связей с мужчинами, постоянно докучавшими ей. Если бы не любовь к нему, кто знает, как сложилась бы сейчас ее жизнь…

После возвращения Кристи чувствовала себя счастливой, но… Но Джейсон снова уехал. Только бы он не кривил душой, когда уверял, что больше не работает на правительство!

Каждый вечер, ложась в постель, Кристи ждала и надеялась, что наутро ее разбудит любимый. И была вознаграждена.

Она очнулась от неясного шума на первом этаже, села в кровати, прислушалась. Нет, почудилось. В комнате царил мрак, ничего не видно. Она все-таки выскользнула из-под одеяла, накинула халатик, сунула ноги в тапочки. Открыла дверь, выглянула на лестницу. В неверном свете луны, льющемся из окна в дальнем конце коридора, она увидела, что снаружи никого нет. Но как бьется сердце! Оно не может обмануть. Кристи на цыпочках подкралась к перилам и посмотрела вниз. Из-под двери кабинета Джейсона пробивалась слабая полоска света. Он вернулся!

Она скатилась вниз по ступенькам и рывком распахнула дверь кабинета. То, что она увидела, заставило ее задохнуться. Рубашка на Джейсоне была разорвана в клочья, грудь перевязана окровавленными бинтами. Услыхав ее топот и звук открывшейся двери, он схватил со стола пистолет. Кристи замерла на пороге.

– Кристи! Как ты меня напугала! Я думал, ты спишь.

Джейсон положил пистолет на стол.

– Что с тобой? Ты ранен? – Она шагнула к нему.

Он отстранился.

– Так, пустяки, царапина, только кровищи много натекло. Не обращай внимания. Сейчас все здесь приберу и приведу себя в порядок. – Окинув ее усталым взглядом, он добавил:

– -Иди к себе, я скоро приду.

Кристи медленно двинулась вверх по лестнице, Джейсон шел следом. В спальне он стянул замызганные сапоги, сбросил грязную, пропотевшую одежду.

Похоже, с тех пор как они расстались, у него не было во рту ни крошки. Резко проступили ребра, вокруг рта и около носа залегли глубокие складки. Освободившись от одежды, он направился в ванную.

– Ты нашел Джо? – спросила Кристи. Джейсон задержался в дверях.

– Нашел. – Лицо его еще больше помрачнело. – Он сейчас у нас, внизу. Поговорим об этом позже. – Дверь ванной захлопнулась.

Кристи постояла немного посреди комнаты, потом опять сбежала вниз по лестнице. Распахнула аптечку в кухне, собрала все необходимое, снова поднялась наверх и разложила медикаменты на туалетном столике.

Из ванной появился свежевыбритый Джейсон с махровым полотенцем на бедрах.

– Ложись, Джейс, я посмотрю, что там с тобой, – велела она твердым голосом.

Он хотел отшутиться, но понял, что она настроена весьма серьезно. Какая там царапина! В боку – рваная рана, на вид достаточно глубокая. И как это он умудрился сам себя перевязать? Объяснение последовало незамедлительно:

– У Джо поблизости оказались надежные друзья, они нам помогли.

Джейсон сморщился от боли. Кристи, оглядев рану и мысленно поблагодарив незнакомых ей друзей Джо, стала наносить мазь с антибиотиками. Кажется, ему повезло, рана была чистая.

– Значит, ты устроил Джо в нижней спальне, – негромко, ровным голосом сказала Кристи. Незачем ему замечать ее тревогу.

– Да. Он пока не в той кондиции, чтобы осилить подъем по лестнице.

– Что с ним? В него тоже стреляли? – как можно спокойнее спросила она.

– Нет, но он больше полугода провел в ужасных условиях, без свежего воздуха и впроголодь. Он очень истощен. – Кристи стала накладывать свежую повязку, и Джейсон скрежетнул зубами. Потом через силу улыбнулся. – Как тебе понравилась роль единовластной хозяйки дома?

Скинув полотенце, он блаженно растянулся на кровати, усталость и напряжение последних дней постепенно сходили с его лица.

– Не особенно, – буркнула Кристи, аккуратно завязывая бинт на его груди. – А вот тебе, похоже, нравится играть с огнем. – Она ласково погладила мужа по плечу, радуясь его близости.

– Все оказалось не так опасно, как ты думаешь. Должен признаться, я недооценивал Альвареса, он все подготовил точно по нашему плану. Альварес работает на мексиканское правительство, Джо был одним из его лучших парней, и он сделал все, чтобы вытащить его из тюрьмы. Я вступил в игру, поскольку Джо однажды рассказал ему, что когда-то мы с ним придумали целый набор маленьких, но вполне эффективных хитростей для подобных случаев. – Джейсон улегся поудобней и прижал ее к здоровой стороне груди. – Давай договорим утром, ладно? Все эти дни я практически не спал. – Он чмокнул ее в лоб. – Любимая, до чего же хорошо дома!

Кристи перегнулась через него и выключила ночник.

– Какое счастье, что ты наконец вернулся! Но учти, я еще не простила тебя за то, что ты не предупредил меня об отъезде.

– Ага, я просто струсил. Гораздо проще было черкнуть записку. – Джейсон потерся носом о ее щеку и сонно добавил:

– Ты же знала, что я вернусь…

– Конечно, но тебя не было так долго!

– Клянусь, я ни на час не задержался, разлука с тобой невыносима… – Голос становился все тише, и вскоре по ровному дыханию мужа Кристи поняла, что он спит. Она облегченно вздохнула и впервые после его исчезновения погрузилась в спокойный, глубокий сон.

К тому времени, когда Кристи рано утром спустилась вниз, Джейсон уже уехал по обычным делам. Она посмотрела на часы – около шести. В половине седьмого мужчины придут завтракать. На эту неделю Кристи отпустила Молли ухаживать за мужем. Во-первых, ей хотелось побольше занять себя хозяйственными делами, а во-вторых, присутствие жены пойдет выздоравливающему на пользу.

Для себя Кристи почти не готовила, ей хватало кусочка бисквита с апельсиновым соком. Наскоро перекусив, она сварила кофе. Мысли были заняты Джейсоном и Джо. Интересно, расскажет ли Джейс всю правду о приключениях в Мексике? Маловероятно. Скорее всего, просто постарается успокоить ее, чтобы навсегда закрыть тему.

На веранде послышались шаги, мужчины вошли в кухню и молча расселись вокруг стола. Кристи знала, сейчас разговора не получится, разве только после завтрака. Но после завтрака Джейсон вместе со всеми направился к двери.

– Джейс! – окликнула она мужа, стараясь, чтобы голос не дрожал.

Он нетерпеливо оглянулся.

– Не сейчас, Кристи. Сперва надо заняться делами, а то из-за моей отлучки слишком много времени упущено. – Он открыл дверь, потом посмотрел на нее и улыбнулся, смягчая суровость тона. – Я скоро вернусь, дорогая. Веди себя хорошо, договорились?

Он ушел, и Кристи с досадой хлопнула ладонью по столу.

Пропылесосив весь нижний этаж и засунув в духовку большой кусок мяса к обеду, она решила выпить еще кофе. Но едва успела пригубить душистый напиток, как дверь отворилась. Остановившийся на пороге человек бессильно привалился к косяку.

Черные как смоль волосы в беспорядке падали на взмокший лоб, вместо одежды жалкие лохмотья, которыми побрезговали бы даже нищие оборванцы. Худой, просто кожа да кости, на изможденном изжелта-смуглом лице жили одни только глаза, запавшие, но горящие точно уголья.

– Где Джейс? – спросил он так тихо, что Кристи с трудом расслышала.

Казалось, у него не было сил не только держаться на ногах, но и говорить. Господи, сколько же вынес этот человек! И каких трудов стоило Джейсу доставить его сюда! Кристи сорвалась с места, подбежала к нему, бережно подвела к столу и помогла сесть. Они были почти одного роста, только он походил скорее на обтянутый кожей скелет, чем на человека.

– Джейс ушел с работниками, но обещал скоро вернуться. Я сейчас налью вам кофейку, для бодрости, – сказала Кристи.

Мужчина вяло облокотился на стол и подпер руками подбородок.

– А может, хотите перекусить? – продолжала Кристи. – Возьмите пока бисквит, а я быстренько приготовлю яичницу с беконом. – Она внимательно приглядывалась к нему, размышляя, не лучше ли будет уложить его в постель.

Мужчина с заметным усилием поднял голову и устремил на нее бессмысленный взгляд. Может, забыл английский? А она по-испански ни в зуб ногой. Когда же вернется Джейс?

Но тут он медленно и почти без всякого акцента заговорил:

– Благодарю вас, это было бы прекрасно. Я очень проголодался.

Кристи обрадовалась, что можно чем-то заняться. Налила ему кофе, придвинула чашку и захлопотала у плиты.

Он уже заканчивал завтрак, допивая третью чашку кофе, когда наконец появился Джейсон.

– Джо! Какого черта ты здесь делаешь? Зачем встал? Не для того я вытаскивал тебя из этой передряги, чтобы ты тут отдал Богу душу! – Он говорил сердито, но Кристи без труда уловила теплые дружеские нотки.

– Ничего, amigo, не так уж я и плох. Вонючие мексиканские тюряги меня на тот свет не отправят. – Джо растянул бесцветные губы в подобие улыбки. Кристи заметила, что он хоть и бодрится, но дрожит от озноба и вот-вот уронит чашку.

Без лишних слов Джейсон забрал у него чашку, поставил ее на стол, легко сгреб друга в охапку, словно тот был тряпичной куклой, и понес в комнату. До Кристи донеслось его беззлобное ворчанье:

– Черт побери, Джо, что ты хочешь доказать своей бравадой? Погоди, сейчас я тебя уложу, и ты, дружок, будешь лежать ровно столько, сколько понадобится. Кристи будет готовить еду, а приносить ее тебе буду я сам. Через несколько дней встанешь на ноги, вот увидишь.

Кристи вышла в коридор, но в комнату войти не решилась. Изнутри донесся слабый голос Джо:

– Кристи? Так это была Кристи? Что ж ты не сказал мне, что она вернулась, amigo? А, ну да, понятно, боялся, что я отобью у тебя красавицу жену, а? Признайся.

Джейсон громко расхохотался.

– Это точно! Разве тебе можно доверять? Вон как ты только что распускал перед ней хвост! – Тут он перешел на шепот. Кристи хотела было вернуться на кухню, но Джейсон позвал:

– Кристи! Зайди на минуточку, надо же вас наконец познакомить.

Лишь теперь, войдя, она поняла, почему Джейсон выбрал для друга именно эту комнату: здесь было два окна, а кровать стояла так, что Джо, не отрывая головы от подушек, мог обозревать окрестности. К тому же из окон открывался прекрасный вид, и это наверняка окажет благотворное воздействие на издерганные нервы Джо.

Джейсон взял жену за руку и притянул поближе к постели друга. Кристи отметила, что Джейсон успел снять с него грязные лохмотья и натянуть на истощенное тело свою пижаму.

– Познакомься, Кристи, это мой старинный друг Джо Герреро, ты о нем уже слышала. – Джейсон задержал на ней взгляд сверкающих топазовых глаз и продолжил:

– Джо, а это моя жена Кристи.

Джо немного приподнялся и с явным удовольствием оглядел их обоих.

– Очень рад познакомиться, миссис Макалистер. А ведь вы еще красивее, чем я себе представлял по рассказам Джейса, но я уверен, он нарочно не говорил мне всю правду. – Джо откинулся на подушки и с раздражением пробурчал:

– Я так обессилел, что даже поцеловать вас не могу.

– С этим можно и подождать, – насмешливо произнес Джейсон. – Сейчас куда важнее, что Кристи великолепная кулинарка, ешь побольше да наращивай мясо на костях. А поцелуи потом. – Обняв Кристи за талию, он направился к двери. – Теперь, дружище, тебе надо поспать, поговорим позже.

В коридоре Кристи заботливо дотронулась до его груди.

– Милый, не пора ли сделать перевязку? Он улыбнулся, и веселые морщинки собрались вокруг глаз.

– Конечно, пора. Я, как никогда, нуждаюсь в тепле и заботе любимой жены.

Они поднялись в спальню, и Джейсон прямо на пороге снял сапоги, чем немало удивил Кристи. Усевшись на край кровати, он потянул ее к себе. Кристи начала расстегивать на нем рубашку, а он – ее кофточку.

– Джейс, что ты делаешь? – В удивлении она отпрянула.

– Интересный вопрос. Помогаю тебе раздеться, что же еще? – без тени смущения пояснил Джейсон, озорно сверкая глазами.

– Странные, однако, у тебя идеи, Джейс. Чтобы наложить свежую повязку, мне вовсе не обязательно раздеваться догола.

– Конечно, дорогая, но, пока ты будешь менять повязку, это отвлечет меня от боли. Ты же не хочешь, чтобы я страдал, правда? – Плечи Кристи уже освободились от легкой кофточки, и теперь Джейсон нежно провел рукой по ее спине. Щелчок – и легкий ажурный лифчик упал к ее ногам.

– Джейс!

– Мда-а-а, я весь внимание. – Он пробежал кончиками пальцев по ее ребрам – вверх-вниз, вниз-вверх. От легкого прикосновения к обнаженной груди по спине побежали мурашки.

Стараясь сохранять спокойствие, Кристи сняла пропитанную кровью повязку. Отлично, рана быстро заживает, подумала она, наложила свежий тампон и аккуратно перебинтовала.

Пока она обрабатывала рану, руки Джейсона ни на секунду не оставались в покое. В результате расстегнутые джинсы, которые он успел стащить с ее бедер, последовали вслед за лифчиком на пол. А Джейсон сразу же начал поглаживать ее живот, украдкой подбираясь к тоненьким трусикам. И вот цель достигнута: горячие, властные, но такие нежные пальцы скользнули под материю и стали ласкать нежную кожу.

У Кристи перехватило дыхание. Джинсы мешались под ногами, сковывали движения, и она слегка отпрянула от мужа, стараясь удержать равновесие, но Джейсон засмеялся, схватил ее за руки и вместе с ней опрокинулся на кровать.

– Джейс, не сходи с ума! Ты же ранен! – воскликнула Кристи, вырываясь из его сильных рук.

Все напрасно! Джейсон сдернул с нее туфли, отшвырнул подальше джинсы. Как только его руки снова принялись ласкать ее, Кристи перестала сопротивляться. Она порывисто обняла его за шею и прильнула к горячим губам. О, это был долгий страстный поцелуй, на который муж с готовностью ответил.

Еще мгновение – и Кристи оказалась совершенно обнаженной. Дыхание у обоих участилось. Кристи нетерпеливо потянулась к пряжке на его ремне. Только бы поскорее почувствовать его тело, по которому она так соскучилась! А Джейсон жадно ловил ртом ее губы, целовал шею, грудь и вновь возвращался к губам. Кристи хотела стянуть с него джинсы, но не смогла, слишком он был тяжелый. Тогда она высвободилась из его объятий, уселась на кровати и с силой дернула джинсы на себя. На сей раз Джейсон ей помогал.

Раздевая его, Кристи покрывала поцелуями каждый кусочек тела, освобождающийся от одежды.

– Иди ко мне, любимая, я так хочу тебя! – невнятно пробормотал Джейсон, лаская ее грудь, и она прильнула к нему, чувствуя, как напряглось его тело. Через мгновение он был уже в ней. Боже, какое счастье! – только и успела подумать Кристи.

Не отрываясь от жены, Джейсон слегка приподнялся, и снова их губы слились в упоительном поцелуе. Потом его губы скользнули вниз и сомкнулись вокруг розового соска. И снова Кристи оказалась во власти блаженства, начисто забыв об окружающем мире.

Джейсон так долго был вдали от Кристи и так не хотел покидать жену, пусть даже на время, даже зная, что обязательно к ней вернется. Он ни секунды не сомневался, что она поймет причину его внезапного отъезда и простит, но легче от этого не становилось. Поддержкой была только мысль о том, как по возвращении он обнимет любимую, прижмет к своей груди и снова сольется с ее прекрасным телом. Но то, что творилось сейчас, превосходило все ожидания.

Держа ее в своих объятиях, счастливую, обессиленную, Джейсон думал, что еще не раз ему придется обуздывать готовые сорваться с языка просьбы не уезжать. Слишком сильна была его любовь, чтобы удерживать ее, если ей это нужно, но выдержит ли он новую разлуку?

Глава 9

По календарю был только конец весны, но на юго-западе Техаса лето уже вступило в свои права. Дни стояли жаркие, солнце палило вовсю, и Кристи с еще большим прилежанием поливала свой любимый цветник.

Заботливый уход друзей сделал свое дело:

Джо быстро шел на поправку. И вскоре Кристи поняла, почему Джейсон так к нему привязан. Энергичный, жизнерадостный Джо никогда не падал духом. Как только его состояние улучшилось, он принялся потчевать Кристи рассказами о своем весьма бурном прошлом. И если верить Джейсону, все это была чистая правда. Да, она определенно будет скучать без этого веселого парня, когда он окончательно выздоровеет и снова пустится в приключения, из которых словно бы и состояла его жизнь. Раз она невольно подслушала, как Джо беззаботно обронил в разговоре с Джейсоном, что никогда ни на кого не держал зла. Интересно, подумала Кристи, неужели он забыл невзгоды в Мексике, неужели смог простить своих тюремщиков? Да, такого человека голыми руками не возьмешь, никакие перипетии не способны положить конец его странствиям.

Джейсон хотел лично переправить друга домой, в Эль-Пасо, и тогда у Кристи родилась мысль устроить прощальную пирушку и пригласить на нее семейство Коул. Вечеринка удалась на славу. Маленькие Кэвин и Кэри, как всегда, весело резвились и смешили всех своими шалостями и забавными замечаниями.

Все шло прекрасно, как вдруг Джо сказал:

– Ты меня удивляешь, Джейс. Еще в армии ты мечтал создать семью, помнишь? А какая же семья без малышей? Почему вы медлите с этим? – Джо допил вино, весело рассмеялся и только потом осознал, что смех повис в воздухе и в комнате наступила зловещая тишина. Внимательно оглядев присутствующих, он снова повернулся к Джейсону:

– Прости, дружище, я, кажется, сунулся не в свое дело. Конечно, я не вправе вмешиваться в твою семейную жизнь.

Его слова пронзили сердце Кристи резкой болью, но вид у него был настолько растерянный, что она поспешила прийти на помощь. Ведь, в сущности, он прав, все, кто мало-мальски знал Джейсона, знали о том, как он хотел иметь детей. Она давно примирилась с неизбежным, а кроме того…

– Все в порядке, Джо, откуда тебе знать, – быстро сказала она, потом потянулась к мужу и взяла его за руку. – Несколько лет назад я забеременела, но возникли кое-какие сложности. – Взглянув на Джейсона, она заметила, как его увлажнившиеся глаза наполнились болью. Он до сих пор чувствовал себя виноватым перед ней. Довольно мучить любимого, решила она и непринужденно продолжила:

– Кстати, я была у доктора, и он считает, что на сей раз беременность может пройти нормально, так что ребенок у нас обязательно будет.

Последние слова Кристи произвели эффект разорвавшейся бомбы. Кайл заорал: «Сестричка, это правда?», Фрэнсин воскликнула: «Вот здорово!», но Кристи сейчас больше всего интересовала реакция Джейсона.

По его лицу медленно расползлась улыбка, янтарные глаза засияли.

– Когда ты у него была, Кристи? Почему же ты мне не сказала?

– Просто не успела. Я виделась с ним сегодня, а при всех говорить об этом не хотелось. – Кристи обвела глазами обрадованные лица. – Вы бы непременно обо всем узнали после нашего разговора с Джейсоном. – Она смущенно вспыхнула, и все рассмеялись.

Поздно ночью, на смятых после жарких объятий простынях, Джейсон прошептал ей в ухо:

– Ах ты, маленькая хитрюга! Здорово улучила минуту, чтобы всех ошарашить! Кристи весело улыбнулась.

– Ничего подобного, просто у бедняги Джо был такой обескураженный вид, что мне захотелось выручить его. – Она потерлась щекой о мускулистое плечо мужа, наслаждаясь его близостью.

Джейсон погладил ее по спине, все еще влажной после любовной сцены.

– А что же теперь станется с твоей карьерой?

Вопрос немедленно вернул ее с небес на грешную землю. Господи, ее карьера, она же напрочь забыла о делах!

– Деваться некуда, позвоню Джонатану и постараюсь объяснить, что я нужна здесь.

– Конечно, любимая, ты очень нужна здесь, как, впрочем, и раньше. – Джейсон с нежностью повернул ее к себе, и их губы слились в долгом поцелуе, а потом он задал давно мучивший его вопрос:

– Значит, ты не собираешься возвращаться в Нью-Йорк?

– Чтобы аннулировать контракт с Джонатаном, мне придется ненадолго вернуться туда. К тому же надо решить вопрос с квартирой, собрать вещи, но это терпит, эти дела можно уладить и позже. – Уютно пристроившись на его плече, она добавила сонным голосом:

– На сей раз ты так просто от меня не отделаешься.

– Я только и мечтаю окружить мою любимую заботой и теплом, – сказал Джейсон, но она уже не слышала.

Утром телефонный звонок застал Кристи уже в дверях. Джейсон с другом на заре отправился в Эль-Пасо, он собирался там заночевать и вернуться домой на следующий день. Пользуясь его отсутствием, Кристи договорилась с Фрэнсин проехаться по магазинам, сделать кое-какие покупки для задуманного в доме ремонта.

Телефон не умолкал. Пришлось вернуться.

– Алло.

– Кристи?

Голос Джонатана, о котором она и думать забыла, заставил ее вздрогнуть.

– Да, Джонатан, привет. Как дела?

– Черт побери, Кристи, дела как сажа бела. Правда, теперь-то уже получше. А то, пока нашел тебя, чуть умом не тронулся. Весь Техас обзвонил.

– Ах, бедняжка!

– Дерзишь, милочка. Как видно, отпуск пошел тебе на пользу, раньше я за тобой такого не замечал.

– Кстати, об отпуске, Джонатан…

– Вот из-за этого я тебе и звоню. Отдых придется прервать. Расписание съемок изменилось, так что тебе необходимо прибыть завтра к утру. Я тебя несколько дней разыскивал, пока наконец не наткнулся в картотеке на фамилию твоего брата. – Он хохотнул. – Запамятовал, видишь ли, твою фамилию в замужестве.

Джонатанова говорливость была сейчас весьма к месту. Кристи надо было собраться с мыслями, его звонок совершенно выбил ее из колеи. Когда он наконец сделал паузу в своих словоизлияниях, она сказала:

– Джонатан, это исключено, я не могу приехать завтра.

– Никаких отговорок, душечка. Слушать не желаю. За один день нам замену не найти. Кстати, ты не забыла, что подписала контракт?

– Нет, но завтра я действительно не могу.

– Не дури, девочка. По контракту ты обязана быть на месте по первому требованию. Так вот, съемки завтра. Советую поторопиться.

Что же делать? Все ее мысли были только о Джейсоне. Как ему объяснить? И вдруг ее осенило: объяснять ничего не надо, его же сегодня не будет дома. Она посмотрела на часы. Нужно быстро собраться, чтобы поспеть в Нью-Йорк до полуночи.

– Хорошо, Джонатан, успокойся, я приеду. Но мне необходимо с тобой поговорить.

– Отлично, дорогая, я так соскучился по тебе. Вот увидимся, и ты обо всем расскажешь, идет? Перезвони, как только закажешь билет на самолет, я тебя встречу в аэропорту.

– Ладно. Пока, Джонатан, – хмуро сказала Кристи.

Она медленно положила трубку, аккуратно проследив, чтобы та точно легла на рычаги, словно сейчас это было самое важное. Все ее тщательно продуманные планы пошли прахом.

Кристи удрученно вздохнула, поднялась в спальню и стала перебирать одежду – в Нью-Йорке ей почти ничего из этого не понадобится. Укладывая в сумочку туалетные принадлежности, она раздумывала, не написать ли Джейсону записку. Нет, не стоит, ведь она понятия не имеет, когда вернется. Джонатан, конечно, прав: контракт есть контракт, она должна быть на месте.

Как и было условлено, Фрэнсин ждала ее возле дома. Едва взглянув на заплаканное лицо свояченицы, она бросилась к ней, обняла за плечи и отвела на кухню.

– Что случилось?

– Ничего страшного, дорогая, просто я жутко расстроилась. Понимаешь, я только что узнала, что мне надо срочно лететь в Нью-Йорк. На две недели раньше, чем планировалось. – Она бессильно опустилась на стул, а Фрэнсин налила ей чашку кофе – панацею от всех болезней.

– Мда, девочка, нельзя сказать, что это сильно обрадует Джейсона, – сказала она, усаживаясь за стол напротив Кристи.

– В том-то и дело. И что еще хуже, я даже не могу ему ничего объяснить, времени в обрез, ехать надо прямо сейчас, а он вернется только завтра.

– Как это – сейчас? Сию секунду, что ли? – нахмурилась Фрэнсин, глянув на стенные часы.

– Нет, конечно, допить кофе мы успеем. Ты отвезешь меня в аэропорт? Да, и еще надо пригнать обратно мою машину, – добавила она, озираясь на дверь.

– Нет проблем… – Фрэнсин помедлила. – Бедный Джейсон…

– А я? Меня-то пожалей. Поверь, мне сейчас тоже ох как тяжело.

– Конечно, милая, я и не отрицаю, только для Джейсона опять повторится весь ужас, который ему однажды уже пришлось пережить. – Фрэнсин поднялась, отнесла чашки в мойку. – Но, как я понимаю, тут ничего не поделаешь. Сейчас разберусь с детьми, и все вместе поедем.

Глаза Кристи наполнились слезами. Какая же чудесная женщина эта Фрэнсин!

– Что бы я без тебя делала? – воскликнула она.

– Не знаю, – протянула та. – И знать не хочу. Да и тебе не советую. – Они рассмеялись, и Фрэнсин отправилась искать своих отпрысков.

Самолет, на котором летела Кристи, приземлился в Нью-Йорке около полуночи. Она была так измотана, словно несколько дней подряд не смыкала глаз. К тому же у нее раскалывалась голова. Даже при виде элегантной высокой фигуры Джонатана легче не стало. Шум аэродрома болью отдавался в ушах. Она успела отвыкнуть от оглушительных звуков большого города. Неужели когда-то ей было здесь хорошо?

– Ты потрясающе выглядишь, детка. Какой здоровый румянец! – разглагольствовал Джонатан, забирая у нее дорожную сумку. Никакого другого багажа при ней не было, о чем она и поспешила его уведомить. – Понимаю, ты теперь путешествуешь налегке. Пошли, лимузин ждет. Для Снежной Королевы все самое лучшее, на то она и королева.

Кристи скривилась. Она теперь стала совсем другая, и шуточки Джонатана действовали ей на нервы.

– Поразительно, что ты нашел на моих щеках какой-то румянец, у меня жуткая мигрень, – пробормотала она, усаживаясь в роскошный автомобиль.

– В таком случае немедленно едем к тебе, ты сразу ляжешь в постель, ладно? К утру, солнышко, ты должна выглядеть как огурчик.

– Да знаю я, Джонатан, знаю, иначе бы не приехала.

– Ой-ой, какие мы стали раздражительные! Ну ладно, ладно, я не обижаюсь. Ты ведь всегда ненавидела самолеты. Ха, помнишь те потрясающие съемки на Средиземном море?! Господи, какая же ты была несносная со своими капризами!

– А чего же ты хотел? Я там чувствовала себя совершенно не к месту, все было чужое, незнакомое…

– Вся беда, любовь моя, в том, что тебя постоянно раздирают противоречия. Внешне ты красивая, умная, светская женщина. – Он помолчал, оглядывая ее изящную фигурку. – А вот внутри ты так и осталась наивной техасской девчонкой, которой лошади и необозримые степные просторы куда больше по сердцу, чем все блага городской цивилизации.

Кристи на мгновение прикрыла глаза, потом посмотрела на Джонатана.

– Я никогда об этом не задумывалась, но, наверное, ты прав. – Она и не догадывалась, насколько проницателен ее менеджер.

– Не удивляйся, Кристи, я не ясновидец. Я ведь сам наводил на тебя тот блеск, который теперь у тебя не отнять. И только я один вижу твою истинную душу.

Остаток пути прошел в молчании, оба погрузились в собственные мысли.

Когда машина остановилась у дома Кристи, Джонатан вышел вместе с ней, хотя она возражала, доказывая, что все будет в порядке, что при современной системе безопасности никто без ее ведома к ней в квартиру не проникнет. Но Джонатан был неумолим. Ее не было дома несколько недель, невозмутимо сообщил он, поэтому его присутствие отнюдь не повредит. Береженого Бог бережет, добавил он, открывая перед ней дверь.

В квартире все было по-прежнему, даже цветы на подоконниках чувствовали себя прекрасно благодаря заботам соседки, которой Кристи перед отъездом оставила ключи. Только теперь, после просторного дома Джейсона, все казалось удивительно маленьким и тесным.

Джонатан тщательно обследовал все закутки и наконец объявил, что все в порядке. Кристи не терпелось остаться одной, но избавиться от заботливого менеджера удалось лишь после торжественной клятвы незамедлительно после его ухода лечь спать, что она с удовольствием и сделала.

Утром, когда пронзительно зазвенел будильник, Кристи с трудом разлепила веки – сказывалась разница во времени. Но делать нечего, пора приниматься за работу.

За ленчем, состоявшим из нескольких листиков салата, приправленных постным маслом, Кристи решила объяснить Джонатану, что оставаться в Нью-Йорке она больше не может.

– Подумаешь, набрала пару лишних фунтов! Тоже мне беда. Как набрала, так и сбросишь. – Он помахал рукой, показывая, как легко она это сделает.

– Я не хочу сбрасывать эти фунты, Джонатан. Послушай меня внимательно. Я себя отлично с ними чувствую, это мой нормальный вес. Мне до смерти надоело вечно ходить голодной. – Она с омерзением взглянула на тарелку с салатом. А ведь еще не так давно ей нравилось соблюдать диету, и она даже находила известную прелесть в этой кроличьей пище.

– Детка, кто платит, тот и заказывает музыку, в нашем случае это твои работодатели. И если они решат, что ты не влезаешь в кадр, тебе придется похудеть.

Его тон начал раздражать Кристи.

– Я понимаю, что ты хочешь сказать, но я-то имею в виду, что вообще не собираюсь больше позировать. – Все. Сказала. И она с вызовом посмотрела на собеседника.

Джонатан выпрямился на стуле и сразу стал как будто еще выше и импозантнее. Строгий костюм-тройка серо-стального цвета удивительно шел к его седеющим волосам. Ни дать ни взять серьезный, преуспевающий бизнесмен, знающий себе цену, каковым он, в сущности, и был.

– Это не минутный каприз, Джонатан, и ты это понимаешь. Сам же всегда говорил, что я самая рассудительная из твоих фотомоделей.

– Значит, я самым роковым образом ошибался. Ну, и когда же тебя посетила столь замечательная идея?

Именно этого Кристи и опасалась – он был оскорблен. Никогда раньше она ему не противоречила.

– Как тебе объяснить, Джонатан… Мне кажется, я никогда не хотела быть моделью.

– Ах вот оно что. Выходит, тебя похитили, связали по рукам и ногам, насильно запихнули в самолет и привезли ко мне. Боже правый, и как это я раньше не догадался? – Длинные холеные пальцы нервно забарабанили по столу.

– Прошу тебя, Джонатан, не надо иронизировать, это делу не поможет. – Кристи обвела взглядом зал шикарного ресторана, жалея, что начала этот нелегкий для обоих разговор. Меньше чем через час ей надо возвращаться в студию. Зря она пригласила его сюда и затеяла это объяснение.

– Ошибаешься, детка, – хмуро усмехнулся Джонатан, – еще как поможет. Таким образом я выпускаю пар. Если бы не вся эта шикарная публика, я взял бы тебя за воротник да встряхнул хорошенько, вместо того чтобы сидеть тут и выслушивать эту ерунду. – С поразительным спокойствием он отхлебнул вина.

– Ты же знал, что я замужем.

– Да, конечно, хотя, если мне не изменяет память, ты ясно дала понять, что с браком покончено. И эту тему больше не поднимала. Что же произошло теперь?

Кристи почувствовала, как вспыхнули ее щеки. Да чего же спорить, если он во всем прав! С трудом заставив себя посмотреть ему в глаза, она с внутренним содроганием прочитала гнев в их горящих глубинах.

– Я поняла, что все еще люблю Джейсона.

– Ах, как трогательно.

– Прекрати!

– А чего ты от меня ждала, Кристи? На создание твоего образа, от которого умирает все мужское население страны, я потратил огромное количество энергии и времени, не говоря уж о деньгах. А теперь ты спокойненько сообщаешь, что намерена бросить дело, которым так хотела… – Он помедлил, затем продолжил:

– Не побоюсь даже сказать, мечтала заниматься. Так чего же ты от меня ждала? – Его рука сжалась в кулак, на виске забилась жилка.

– Довольно, Джонатан, договорим позже. – Кристи глотнула холодной воды, единственного напитка, который она теперь себе позволяла.

За последние два месяца она набрала целых двенадцать фунтов. Девушке в примерочной пришлось расставлять ее платье в талии, и съемки немного задержались. По сему поводу она выслушала короткую нотацию о необходимости придерживаться строгой диеты.

– Да, мы непременно вернемся к этой теме. Между прочим, красавица, не могу не подчеркнуть один незначительный – для тебя – момент: пока ты там резвилась под жарким солнышком и нагуливала свой очаровательный румянец, я обивал пороги всех мыслимых агентств, чтобы обеспечить тебя работой на несколько месяцев вперед. – Навалившись грудью на стол, Джонатан вперил в нее горящий взгляд. – И думать не смей выходить из игры, слышишь? Шутки кончились, я говорю серьезно.

Впервые Кристи видела такого Джонатана, впервые он был по-настоящему зол. Но раньше у него не было повода говорить с ней в подобном тоне, она никогда не противоречила, была, скорее, пассивна и во всем ему доверялась. Ей было глубоко безразлично, чем заниматься. Однако теперь все изменилось, теперь ей предстояло бороться за свое будущее. За свою счастливую жизнь с Джейсоном.

Педант до кончиков ногтей, Джонатан проводил ее до студии и сдержанно попрощался.

Что же делать? – билась в мозгу ставшая уже привычной мысль.

Глава 10

Фары пикапа ярко осветили подъездную дорожку. Еще издали Джейсон обратил внимание, что окна в доме темные. Он не предупредил Кристи, в котором часу вернется – он и сам этого не знал, – поэтому не рассчитывал увидеть жену на пороге, но в глубине души все-таки теплилась надежда, что без него она спать не ляжет.

Он развернулся и плавно въехал под навес стоянки. Странно, машины Кристи нет на месте. Он взглянул на светящийся циферблат своих часов – около полуночи.

Озабоченно вздернув бровь, Джейсон заглушил мотор и быстро пошел к дому. Взбежал на крыльцо, зажег свет в прихожей. Торопливые шаги гулко отдавались в коридоре, но Кристи навстречу не вышла. Внезапно сердце захлестнул ужас, как в кошмарном сне.

Дверь спальни была распахнула настежь, и, включая свет, он уже точно знал, что комната пуста. Кристи ушла. На туалетном столике, как раз там, где и он оставил свою записку, белел конверт. Замерев в дверях, он вспомнил тот их разговор.

«Я не простила тебе, что ты уехал, не предупредив».

«Да, я струсил. Понял, что не смогу вот так просто попрощаться с тобой… И решил, что гораздо проще оставить записку…»

Гораздо проще оставить записку. Записку… Он медленно шагнул к столику, повторяя про себя это слово. Конверт завораживал, притягивал взгляд, его имя, выведенное изящным почерком Кристи, чернело на белой бумаге.

Джейсон, оцепенев, смотрел на письмо, а в памяти всплывали сцены прошлого. Вот он усаживает совсем крохотную, едва начавшую ходить Кристи перед собой в седло; вот она пришпоривает своего собственного пони, озаряя все вокруг лучезарной улыбкой; а вот с восторгом смотрит на него, ворвавшись в кухню в день его возвращения с войны… Роскошные шелковистые волосы в лучах яркого света отливают червонным золотом, глаза сверкают, она бросается к нему и прижимается всем телом… И последнее – Кристи на белоснежных простынях в больничной палате…

– Господи, Кристи, неужели все сначала? Я этого больше не вынесу! – выкрикнул он в потолок, и невыразимая боль в его голосе разнеслась по опустевшему дому.

Джейсон взял со столика конверт и бессильно опустился на край кровати. Руки так тряслись, что он с трудом вытащил записку. Прочитал первые строки и окаменел.

Джейсон, любовь моя!Только что позвонил Джонатан и сказал,Что расписание съемок изменилось. УтромЯ должна быть в Нью-Йорке.

Он оторвался от письма и перевел взгляд на верхний угол. Записка была датирована вчерашним днем. Значит, тогда Кристи и уехала. Сейчас она уже в Нью-Йорке, вернулась, стало быть, в привычную атмосферу… Ладно, что там дальше?

Ужасно, Что я не могу с тобой проститься, но Джонатан не оставил мне выбора – у меня контракт.

Строчки поплыли перед глазами, читать стало невмоготу. Сердце до отказа заполнила жуткая боль безысходности, скрутившаяся в один ноющий комок. Как же все это выдержать?

Опять один, опять надо учиться жить без Кристи. Письмо выпало из рук. Джейсон кое-как добрался до ванной, включил горячую воду и встал под струю, пытаясь осознать случившееся.

Кристи ушла. Ушла. Хотела она того или нет, факт остается фактом. Ушла. Не устояла перед блеском сверкающих огней, так и не приняла ту жизнь, какую он ей предлагал.

Джейсон выключил воду и энергично растерся полотенцем. Потом поплелся в спальню, поднял с пола недочитанное письмо и спустился вниз, в кабинет. Заснуть сегодня, понятно, не удастся, тем более в постели.

Очнувшись от нелегких мыслей и оглядевшись по сторонам, Джейсон обнаружил, что стоит посреди кабинета с бутылкой бурбона в руке. Плеснул немного в стакан. А что? Собственно, почему бы и нет? Спиртное поможет снять напряжение.

Опустившись в кресло, он стал читать дальше.

Любимый, я вернусь домой, как только смогу. Еще и уехать не успела, а уже скучаю по тебе. Буду писать каждый день и звонить в свободную минуту. А ты, милый, наверняка будешь так занят делами на ранчо, что и не заметишь моего отсутствия.

Он застонал.

Может, только ночью и заскучаешь обо мне! По крайней мере я на это надеюсь. Я люблю тебя, тысячу раз люблю. Помни об этом.Твоя Кристи

Джейсон без сил откинулся на спинку кресла. Впереди была долгая, бессонная ночь.

День выдался изнурительный. Едва волоча ноги от усталости, Кристи добралась до дома. А ведь еще совсем недавно она легко выдерживала бешеный темп съемок. И только хорошенько отдохнув в родных местах, поняла, что все эти пять лет работала на износ.

Родина, дом… Дом у человека там, где осталось его сердце, а сердце Кристи осталось с Джейсоном. Перед тем как лечь в постель, она набрала его номер. В трубке послышались долгие гудки, но к телефону никто не подошел. Взглянув на часы, Кристи высчитала, что в Техасе сейчас начало девятого вечера. Надо бы попробовать связаться с Джейсоном еще раз, но безмерная усталость буквально свалила ее с ног.

Обняв руками подушку, она свернулась клубочком и крепко уснула. Всю ночь ей снился Джейсон. Будто она все звонит ему, а телефон упорно не отвечает. О, эти долгие, бесконечные звонки!.. Она вдруг очнулась от сна и села в постели – звонил ее собственный телефон.

– Алло, – сонно сказала она в трубку, с трудом нашарив ее в кромешной тьме.

– Мисс Коул? – раздался незнакомый мужской голос.

– Да, – ответила Кристи, стряхивая остатки сна.

– Это Малкольм Меткаф, мисс Коул. Я работаю в охране вашего дома.

– Да-да, – озадаченно повторила Кристи.

– Простите, что пришлось вас разбудить, но тут внизу к вам рвется какой-то человек. Требует, чтобы мы его пропустили. – Меткаф нервно кашлянул. – Говорит, что он ваш муж. – Голос охранника звучал нерешительно.

Кристи вмиг скатилась с кровати, крикнув в трубку так, что по всей квартире разнеслось эхо:

– Что? Джейс?

– По документам он Джейсон Макалистер, но он настаивает, что он ваш муж, мисс Коул.

Кристи истерически захохотала. Джейсон здесь, в Нью-Йорке?

– Кхм, так что, пропустить его наверх? – спросил охранник.

– О, простите. Конечно! Большое вам спасибо, все в порядке.

Кристи с такой силой сжимала трубку, что даже пальцы онемели. Она быстро включила свет и накинула старенький ситцевый халатик, в котором обычно убирала квартиру.

Джейсон в Нью-Йорке! Сейчас он поднимется сюда. Кристи подбежала к входной двери, трясущейся рукой отперла замок, скинула цепочку и, очутившись на лестничной площадке, нетерпеливо уставилась на лифт. Господи, до чего же медленно он ползет! Ну просто как черепаха. И почему она раньше этого не замечала?

Казалось, прошла целая вечность. Наконец кабина остановилась на ее этаже, и дверцы бесшумно раздвинулись. Джейсон вышел из лифта, огляделся и увидел Кристи. Сердито впечатывая в пол каблуки, он направился к ней.

– Джейсон! – выкрикнула Кристи, бросилась к нему, едва не сбив с ног. Он помедлил, но все-таки обнял ее хрупкие плечи. Так они и вошли в квартиру. Джейсон ногой захлопнул дверь.

Какой же он красивый, радостно думала Кристи. Легкий бежевый костюм подчеркивал могучие плечи и узкие бедра, брюки облегали крепкие ноги и свободно падали на до блеска начищенные ботинки. В этой одежде он еще больше обычного походил на горного льва. На очень сердитого льва.

– Почему этот тип из охраны не знает, что ты замужем? Или здесь, на Востоке, ты предпочитаешь держать сей факт твоей биографии в тайне? – резко спросил он.

Его крупная фигура заполнила собой всю комнату. Он гневно смотрел на жену, ожидая ответа. По крайней мере пытался смотреть гневно, так как Кристи в это время покрывала поцелуями его лицо и шею, не обращая ни малейшего внимания на его пылающий взгляд. Тогда он ногой придвинул стул и вместе с Кристи опустился на него.

– Отвечай же, черт подери! – Он даже рычал, как дикий лев.

Кристи наконец оторвалась от мужа и сияющими глазами оглядела его. Лицо ее светилось счастьем.

– Прости, дорогой, я не расслышала. Ты что-то спросил?

Но, прежде чем Джейсон повторил вопрос, она прильнула к его рту в нежнейшем поцелуе, стараясь раздвинуть языком его сжатые губы и проникнуть в теплые глубины. Когда же Джейсон заговорил вновь, она воспользовалась этим, и на сей раз он уже не смог устоять перед таким натиском. Поцелуй был долгим и чувственным.

– Так что ты спросил, любимый? – промурлыкала Кристи, продолжая покрывать быстрыми поцелуями его скулы и покусывать мочки ушей.

– Почему охранник не знает, что ты замужем?

– Да потому, что в Нью-Йорке никому нет никакого дела до личной жизни окружающих, Джейс. Я не знаю этого охранника, а он не знает меня. Здесь это совершенно нормально. – Кристи ощупью принялась расстегивать пуговицы на его рубашке. – А каким образом ты здесь очутился?

– Приехал, чтобы отыскать свою жену, – отчеканил Джейсон.

– Хорошо, ковбой, ты ее нашел. И что теперь? – Рубашка расстегнута, рука Кристи погладила широкую грудь.

– Теперь нам надо поговорить, – твердо объявил он.

– Поговорить? Ничего себе! Я тут его целую, ласкаю, раздеваю, а он хочет поговорить! Да ты никак стареешь. – Кристи напустила на себя возмущенный вид.

Джейсон подхватил ее на руки.

– Ну что ж, если разговаривать ты не хочешь, найдем другое занятие.

В дверях спальни он приостановился, огляделся, потом подошел к кровати. На тумбочке красовалась большая фотография в рамке, и он с подозрением всмотрелся в нее. Брови удивленно поползли вверх. На старом снимке он разглядел самого себя и радостно смеющегося Кайла. Когда-то давно, смутно припомнилось ему, Фрэнсин сфотографировала неразлучных друзей, сообщив, что назовет этот снимок «Ковбои за работой». Неужели все это время Кристи хранила его у себя?

Джейсон опустил Кристи на кровать и, любуясь, склонился над ней. Погладил рассыпавшиеся по подушке шелковистые волосы. Какая же она красивая! И как сильно он любит ее!

Кристи лежала, облитая мягким светом настольной лампы, и смотрела на мужа. Она все еще не могла прийти в себя от счастья, что видит его рядом, и нежно провела пальцами по его щеке, ощутив колючую щетину.

– Сейчас побреюсь.

– Нет, не надо, ты и так хорош.

Она обхватила ладонью его затылок и притянула лицо любимого к своему полуоткрытому ждущему рту. Им больше не было нужды обретать уверенность друг в друге, и они это прекрасно знали. Это бесповоротно ушло в прошлое. Теперь их любовь была спокойна и не требовала никаких доказательств.

– Так зачем же ты приехал? – проворковала она через некоторое время, когда Джейсон, с нежностью глядя на нее, приподнялся в постели.

Он начал было отвечать, но голос сорвался, пришлось откашляться.

– Потому что здесь ты, любовь моя. Как выяснилось, брак на расстоянии меня не устраивает. Я не могу без тебя, и, если ты собираешься жить в Нью-Йорке, я тоже останусь тут. – Он говорил медленно и хрипло, будто каждое слово давалось ему с трудом.

– Но, Джейсон! Ты сошел с ума! Ты же не сможешь здесь жить. В этой тесной квартирке ты просто задохнешься. – Кристи высвободилась из его рук и села.

Его глаза сузились.

– Ну уж нет, Кристи, это ты сошла с ума, если всерьез думаешь, что я смогу уехать от тебя. Больше мы не расстанемся. – Он взял ее руку и стал целовать ладонь и тонкие изящные пальчики. – Я остаюсь в Нью-Йорке, и хватит об этом.

– А как же ранчо?

– Нэйт уже совсем выздоровел, хотя объезжать лошадей ему еще долго не придется. Так или иначе, я сейчас в таком состоянии, что пользы от меня все равно никакой. – Джейсон улыбнулся. – Значит, надо привыкать к городской жизни, – добавил он и всмотрелся в лицо жены, читая ее мысли.

– О Джейс! Даже не знаю, что сказать. Ты знаешь, я была бы счастлива, если б ты был рядом, но из этого ничего не выйдет. Кончится тем, что ты меня возненавидишь, а этого я не перенесу. – Она жадно поцеловала мужа.

– Приятно слышать, но не так давно кое-кто подумывал о разводе.

– Да… Мне казалось: только полностью порвав с тобой и всем, что с тобой связано, я вновь обрету спокойствие.

– Понятно. И для этой цели ты поставила мое фото рядом с кроватью. Логично. – Джейсон хитро прищурился.

– Ну как ты не понимаешь! Ты же не просто мой муж, ты – мое детство, моя первая и единственная любовь, вся моя жизнь. Поэтому я и не смогла развестись с тобой, нас слишком многое связывает.

– И давно ты пришла к этому потрясающему выводу? – спросил Джейсон, снимая с нее халатик.

– Когда ты вошел ко мне в мотеле. Он принялся освобождать ее от кружевной ночной рубашки на тонких бретельках.

– Неужели? – В его голосе сквозило удивление. Потом он пробормотал себе под нос:

– Черт побери, если б я знал!

Теперь он начал раздеваться сам.

– О чем ты?

– Не думал, что мой план сработает так быстро.

– План? Какой план?

– Как мне вернуть тебя в Техас. – Он уже скинул ботинки, быстро снял брюки и через секунду был уже раздет.

– Никто меня в Техас не возвращал, – возмутилась Кристи, – я приехала сама, по собственной воле.

Джейсон снова лег рядом и тесно прижал ее к себе.

– Конечно, сама, никто и не спорит. Но только для того, чтобы заставить меня подписать бумаги на развод, верно?

– Верно, и что из этого?

– А то, что ты действовала строго по моему плану. Я прикинул, что, если стану тянуть и отказываться от контактов с твоим адвокатом, ты поневоле явишься лично. – Увидев растерянное выражение на ее лице, он расплылся в улыбке. – Это такая старая охотничья уловка. Чтобы выманить дичь, надо долго затаиваться. Вот ты и попалась. Только выжидать да затаиваться пришлось очень долго.

– Знаешь, – шепотом призналась Кристи, – я ведь совершенно искренне думала порвать наши отношения и была уверена, что мне это удастся. А потом.., потом увидела тебя в баре, и тогда у меня возникли сомнения, но я гнала их прочь. Даже когда наутро уехала от тебя к Кайлу. – Она провела ладонью по его груди, ощущая, как напряглись его мышцы. – О Джейс! Я такт тебя люблю! – порывисто воскликнула Кристи и в подтверждение поцеловала его в губы.

– Сколько времени мы здесь пробудем? – не желая пока отвлекаться от темы, спросил Джейсон.

– Сама не знаю. Джонатан рвет и мечет, прямо кипит от ярости. Я его, конечно, не виню, он так много для меня сделал!

– Только не давай поймать себя на эту удочку, солнце мое. Ты тоже немало сделала для старины Джонатана.

– Он сказал, что устроил несколько контрактов до конца года. Хочет, чтобы я их подписала. – Кристи опустила голову на грудь Джейсона. Да, он не сможет тут жить, но и она без него не сможет. Сама мысль о его отъезде была невыносима.

Джейсон вздохнул. Ему тоже нелегко, подумала Кристи. Что же делать? И вдруг она поняла, что он трясется от смеха.

– Джейс, ты что? Что я сказала смешного?

– Ничего, дорогая, просто я представил себе, как вытянулось лицо бедняги Джонатана, когда ты объявила, что не станешь ничего подписывать.

Кристи отстранилась и снова села в кровати.

– Но, Джейс, ты не понял. Мне придется подписать эти контракты, у меня нет выбора. – Она сверху вниз посмотрела на Джейсона, поражаясь его легкомысленному поведению в такую минуту. Давно уже она не видела, чтобы муж так веселился. А может, это истерика? Реакция на вынужденную разлуку? Она начала тихонько поглаживать его лоб и бормотать что-то успокаивающее, но это вызвало лишь новый приступ хохота.

Отсмеявшись, он проговорил:

– Совсем забыл сказать самое важное. Когда я вернулся и не застал тебя дома, я заперся в своем логове и уснул. Проспал всю ночь и все утро. Только после полудня меня разбудил телефонный звонок. – Он замолчал, обдумывая, как бы получше сообщить неожиданную новость. – Я и не знал, что доктор брал у тебя анализы.

Глаза Кристи расширились.

– Тебе звонили из больницы? Что они сказали?

Улыбка Джейсона стала еще шире.

– Сказали, что через шесть с небольшим месяцев ты станешь матерью, в связи с чем, любовь моя, у тебя возникнут большие сложности с позированием перед фотокамерой. – Хорошо, что она узнала это не из чужих уст, а от него, подумал Джейсон, глядя, как в ее глазах вспыхивает счастье. Шутливо нахмурив брови, он спросил:

– Почему ты не говорила мне об анализах? Не просто же так ты их делала.

– Я боялась ошибиться, решила, что сама себя обманываю. Боялась, что доктор развеет мои надежды. – Кристи кинулась ему на шею. – Получилось! Боже мой, Джейс, у нас будет ребенок, настоящая семья, о которой мы так мечтали! – Голос ее прервался, и она уткнулась лицом в грудь мужа..

– Да, любимая, да. Представляешь, чти я почувствовал, услышав об этом? Больше меня ничего не удерживало, и я очертя голову бросился к тебе. – Джейсон нежно обнял ее и провел рукой по обнаженной спине. – Не думаю, чтобы в нынешних обстоятельствах даже такой могущественный человек, как твой Джонатан, заставил тебя подписать эти дурацкие контракты.

– Пусть только попробует! – сквозь слезы радости воскликнула Кристи, подняла голову и посмотрела Джейсону прямо в глаза. – А знаешь, когда я возвращалась в Техас, мне приходили в голову всякие глупые мысли. Например, что я вдруг снова забеременею и тогда ты навсегда останешься со мной. – Изумрудные глаза сверкнули. – Так что не только твой план удался, но и мой тоже.

Все. Джейсон слишком долго сдерживал жгущее его желание. Он нетерпеливо притянул ее к себе и жадно поцеловал, давая понять, что переходит к серьезным действиям. Последней связной мыслью было: Кто же из нас кого поймал?

Аннетт БРОДРИК

ПЕСНЯ СТРАСТИ

Глава 1

Он пересек гостиничный вестибюль, уверенно чеканя шаг по выложенному мраморной плиткой полу. У нее было явное преимущество – стоя у дверей ресторана, она его видела, а он ее нет. С замиранием сердца она наблюдала, как у входа в небольшой бар он приостановился, оглядывая собравшуюся там публику, потом лихо сдвинул на затылок свой стэтсон и шагнул внутрь. Лишь когда он наконец исчез за голубоватой завесой сигаретного дыма, Кристина Коул перевела дыхание. Ну что тут поделаешь – Джейсон Макалистер всегда действовал на нее таким образом.

Она только что поселилась в этой гостинице и как раз решила быстренько перекусить с дороги, но неожиданное появление Джейсона настолько выбило ее из колеи, что она забыла о еде. Метрдотель с напряженно-терпеливым видом ждала, когда клиентка наконец выйдет из ступора и соблаговолит проследовать к свободному месту в зале. Вздрогнув, Кристи очнулась от оцепенения, виновато улыбнулась картинно скучающей девушке и прошла за ней к маленькому столику, укрытому среди раскидистых пальм в огромных напольных горшках.

Этот мотель, принадлежащий концерну «Холидей Инн», возник в рамках широко разрекламированной кампании по развитию небольших городков юго-западного Техаса. Построили его на развилке шоссе, огибающего Сиело, невдалеке от которого прошло детство Кристи. Ни этой магистрали, ни мотеля еще не было и в помине, когда пять лет назад она покидала родной Техас.

Может, она вернулась бы раньше, если бы не Джейсон Макалистер. Во всем виноват только он. И только из-за него она сейчас была здесь.

Господи, что же делать, как поступить? – билось в мозгу. Кристи с досадой закусила губу: ведь всего несколько часов назад она не спеша ехала из Нью-Йорка на своем «триумфе-ТР7», наслаждаясь покоем и полной свободой. Да, это было истинное наслаждение, которое поймет лишь тот, у кого, как у нее, каждый день расписан по пунктам и каждая минута имеет свое значение, выливающееся в доллары, причем немалые.

Она и не думала здесь останавливаться, до ранчо брата оставалось миль пятьдесят, не больше. Но ей вдруг подумалось, что, прежде чем появляться у брата, заменившего ей и мать, и отца, надо передохнуть и отоспаться. И еще секунду назад это решение казалось единственно верным.

Теперь ее охватили сомнения.

Конечно, Кристи ехала сюда именно затем, чтобы увидеться с Джейсоном – но не так же внезапно, без всякой подготовки! Нет, на такую встречу она совершенно не рассчитывала.

Но с какой стати так нервничать? С кем только не доводилось ей встречаться за эти пять лет! Были и миллионеры, и члены королевских семей, и важные политические деятели, и просто повесы. Так почему же появление какого-то фермера, владельца Богом забытого техасского ранчо, заставило ее буквально впасть в транс? Сердце оборвалось и затрепетало в груди стаей испуганных мотыльков.

Что же делать? – снова и снова спрашивала она себя.

Величавый официант с тем же скучающе-терпеливым, как и у метрдотеля, видом нацелился карандашиком в свой блокнот, ожидая, когда эта странная клиентка наконец сделает заказ. Не просто же так она сюда забрела, верно?

Ах да, нужно заказать ужин. Не глядя в меню, Кристи сказала:

– Салат, пожалуйста.

Лицо официанта осталось непроницаемым, но в глубине глаз, быстро скользнувших по хрупкой фигурке, мелькнуло сожаление.

Да, я худощава, с раздражением подумала Кристи, да, мне, как и всем фотомоделям, приходится сидеть на диете, почти голодать, чтоб быть в форме. Желая вознаградить официанта за длительное ожидание, она одарила его ослепительной улыбкой.

– Что-нибудь еще, мэм?

– Да, бокал шабли.

К черту калории, мне необходимо выпить. Внутри все дрожит, как после землетрясения.

Надо взять себя в руки. Совсем не обязательно встречаться с ним именно сегодня, лучше действовать по заранее намеченному плану – несколько дней погостить у Кайла и Фрэнсин, а потом позвонить Джейсону и договориться о встрече.

Официант принес шабли. Взяв бокал, Кристи заметила, как дрожит ее рука. Вот до какой степени Джейсон выбил ее из колеи! Поднося бокал к губам, она умудрилась расплескать вино, и несколько капель упало на мягкую замшевую юбку. Машинально и без особого результата она промокнула салфеткой уже впитавшиеся капли, но мысли были заняты совсем другим.

От кого Кристи унаследовала свою поразительную внешность, было неразрешимой загадкой. Ни у кого в семье не было ни высоких скул, ни загадочно мерцающих изумрудных глаз. Густые огненно-рыжие волосы непокорной волной падали на плечи. А уж когда ведущие фотомастера подметили, как красиво и таинственно светится ее матовая кожа в ярких лучах софитов, от приглашений сотрудничать не стало отбою. Нежное лицо Кристи украшало теперь обложки многочисленных журналов, выходящих не только в Соединенных Штатах, но и во многих европейских странах.

Да, Кристи Коул была настоящей знаменитостью, но не на юго-западе Техаса.

Любопытно, найдет ли Джейсон ее изменившейся? Ведь она уже не та девочка-подросток с мальчишескими ухватками, что часами в затертых джинсах скакала на лошади. Манеры стали более женственными, изменился и стиль поведения, но в душе она осталась все той же Кристи, через всю жизнь пронесшей любовь к Джейсону Макалистеру.

Сам Джейсон нисколько не изменился, по крайней мере внешне. Он все так же походил на горного льва, которого ей однажды довелось увидеть, когда они с Кайлом и Джейсоном лазили в песчаные пещеры на берегах Рио-Гранде. У него была та же ленивая кошачья походка и так же, как у того льва, переливались под кожей бугры мышц. Даже волосы цвета спелой пшеницы смахивали на гриву и были чуть светлее загорелого лица.

Кристи наконец доела салат и положила вилку. Ладно, решила она, какой смысл откладывать встречу, раз уж он тут. Джейсон не отвечал на ее письма, категорически отказывался повидаться с ее адвокатом, чтобы обсудить детали развода, вот и пришлось самой ехать в Техас. И будет лучше, если они прямо сейчас и поговорят.

За пять долгих лет она немного успокоилась, пришла в себя, чувство глубокой тоски и опустошенности приутихло. Кристи не сумела стать ему хорошей женой, зато сделала блестящую карьеру. Она примирилась с судьбой и теперь хотела только одного – покончить с прошлым и обрести полную свободу.

Вздернув подбородок, Кристи прошла через вестибюль и, подобно Джейсону, чуть помедлила у входа в затемненный бар. Когда глаза привыкли к полумраку, она осмотрелась по сторонам. Комната освещалась только свечами, лица посетителей расплывались в сигаретном дыму. Человек шесть мужчин на высоких табуретах возле стойки с нескрываемым интересом уставились на застывшую в дверях Кристи.

К такому откровенному вниманию она привыкла давным-давно и перестала обращать внимание на бесцеремонные взгляды. Смешные они, эти мужчины! Бармен, протиравший бокал, замер с салфеткой в руках, а сидящий ближе к дверям малый ухмыльнулся и сказал:

– Кого-нибудь ищешь, красавица? Не меня ли? Могу составить неплохую компанию.

Взгляд зеленых глаз полыхнул в его сторону, за секунду отметив и дряблый животик, нависший над серебряной пряжкой ремня, и рубаху в голубую полоску, расходящуюся на груди. Кристи спокойно и твердо глядела на него до тех пор, пока улыбка не сползла с его лица и он в смущении не отвел глаза. А Кристи продолжила осмотр помещения.

В глубине золотом вспыхнула светлая шевелюра – он все еще тут, и один.

Джейсон отхлебнул разбавленный водой бурбон, глядя на высокую стройную женщину, пробирающуюся сквозь толпу разгоряченных мужчин. Отблеск свечей заиграл в ее рыжих волосах, и он крепко стиснул челюсти. Неужели еще не прошло, неужели в каждой высокой рыжеволосой женщине он так и будет видеть Кристи?

Она была уже почти рядом с его столиком. Дамочка желает поразвлечься, цинично подумал Джейсон. Но у него не то настроение, слишком его выбил из колеи очередной звонок адвоката Кристи. Он даже хотел послать к черту Альвареса, когда тот позвонил и назначил встречу в этом баре, а ведь сведения, которых он ждал от Альвареса, были чрезвычайно важными.

Сколько раз можно повторять одно и то же? Он устал твердить, что не желает никакого развода. В конечном итоге Джейсон примирился с тем, что Кристи предпочла карьеру в Нью-Йорке скучной жизни с ним, и уже почти не надеялся на ее возвращение домой. Джейсон горестно тряхнул головой и отхлебнул большой глоток бурбона. Что ж, он свыкся с чувством постоянного одиночества и боли, мучительно сознавая, что не смог обеспечить любимой такую жизнь, о какой она мечтала. Но совсем отказаться от нее было выше его сил.

Кристи подошла к его столику. Джейсон поднял голову, из-под нахмуренных бровей оглядел ее с ног до головы, лишь на мгновение задержавшись на лице, и снова уставился в свой стакан.

От этого ледяного взгляда Кристи смешалась. Джейсон ее не узнал! Она, несомненно, сильно изменилась, но все же холод, которым от него повеяло, застал ее врасплох. Не в силах унять дрожь в коленях, она опустилась в кожаное кресло за соседним столиком.

Мысли беспорядочно метались в мозгу. Ничего себе! Она-то настраивалась на серьезный разговор, а он даже не узнал ее! Кристи осмотрелась. Может, всему виной дымная пелена? В мутном полумраке ничего толком не разглядишь; наверняка и она бы не узнала его, если бы не видела, как он прошел в бар.

Теперь она оказалась перед дилеммой – сказать ему, что это она, Кристи, или же сделать вид, будто они незнакомы? Так или иначе, почему бы не посидеть тут минуту-другую и не выпить чего-нибудь. Для этого совсем не обязательно вступать с ним в беседу. Кристи стало немного легче.

Из-под пушистых ресниц она исподтишка наблюдала, как Джейсон задумчиво склонился над своим стаканом. Возле локтя – бутылка с бурбоном. Это новость. Сколько она знала Джейсона, он изредка любил выпить холодного пива, да и то в жаркий день, а крепких напитков вообще не употреблял.

Возле ее столика остановилась белокурая официантка – ажурные чулки, стройные ножки, едва прикрытые крохотной юбочкой.

– Что будете заказывать? – спросила она, окидывая Кристи надменным взглядом.

– Бокал шабли, пожалуйста.

Блондинка резко повернулась и отошла к стойке. Кристи прекрасно понимала, о чем та думает: вино в таких заведениях пить не принято, его заказывали только янки и иностранцы.

Туг Кристи почувствовала на себе взгляд Джейсона. Сердце подпрыгнуло и лихорадочно задергалось где-то у горла.

Джейсона привлек звук ее голоса. Вот уже несколько лет он не слышал Кристи, намеренно не звонил ей, чтобы не мучить себя и не слышать в трубке бархатистый, чуть хрипловатый голос. У женщины за соседним столиком было такое же контральто, но речь звучала правильно, без характерного южного выговора, сдержанно и четко. Ее фигура расплывалась в неверном свете свечей, колеблющемся на сквозняке. Руки женщины свободно лежали на столе, лишь посверкивал на ногтях бледно-розовый лак.

Кристи чувствовала, что он ее рассматривает, но выработанное за эти годы самообладание помогло и на этот раз. Она оставалась спокойной, словно его и не было рядом. Вот выпьет шабли и уйдет отсюда.

– Потанцуем, красавица?

Она вздрогнула и подняла голову. Ясно. Малый с серебряной пряжкой решил попытать счастья. Кристи вежливо улыбнулась одними губами.

– Нет, благодарю.

– Да ладно тебе, я же вежливо пригласил, так ведь? – проговорил парень, считая себя абсолютно неотразимым.

– Дама не хочет танцевать, Герман, ты что, с первого раза не понял? Отвали, приятель. – Услыхав голос Джейсона, Кристи едва не подпрыгнула в кресле, словно только что дотронулась до оголенного провода.

– Да я ничего такого не хотел… Ты же меня знаешь… – забормотал Герман.

– Конечно. Зато дама не знает тебя так, как я. Малый смущенно ретировался к стойке под веселые смешки и комментарии своих дружков. Кристи сдержанно улыбнулась.

– Благодарю.

Джейсон, пристально вглядываясь в нее, сказал:

– Не хочу походить навязчивостью на Германа, но все-таки рискну попросить разрешения присоединиться к вам. Мне всегда претило пить в одиночку.

От его блуждающей улыбки Кристи опять стало не по себе. Сердце заколотилось с новой силой. Она внутренне ужаснулась: не могу же я сидеть с ним рядом, не раскрывая, что я его жена! На редкость нелепая ситуация!

Она смущенно кивнула. Джейсон сгреб со своего стола бутылку, стакан и деньги и уселся рядом. Она непроизвольно бросила взгляд на его руки, и по телу пробежала дрожь от сокровенных воспоминаний об этих длинных, чутких пальцах, на одном из которых поблескивало обручальное кольцо.

Сама идея встретиться с Джейсоном на равных интриговала Кристи. Между ними было десять лет разницы, и восемнадцатилетняя Кристи все время своего замужества чувствовала его превосходство. Она глубоко вздохнула и расслабленно откинулась в кресле. Интересно, сколько еще придется притворяться, что они незнакомы?

– Вы приезжая, – сказал Джейсон. Это было утверждение, не вопрос. – Сразу видно.

– Верно, я приехала погостить.

И снова он напрягся от звучания ее голоса. И как это голоса двух женщин могут быть так схожи? Он явственно ощутил, как внутри что-то перевернулось.

Официантка принесла шабли, но не успела Кристи протянуть руку к сумочке, чтобы расплатиться, как Джейсон вытащил пару банкнотов из кучи, сваленной на столе возле его стакана, и двинул их в сторону официантки. Кристи кивком поблагодарила его, подняла бокал в безмолвном приветствии и пригубила вино.

– Вы часто сюда заглядываете? – спросила она, склоняя голову набок. Джейсон вздернул брови.

– Так, иногда. А что?

Улыбнувшись, Кристи легким кивком указала на блондинистую официантку, старательно протирающую соседний столик, но явно подсматривающую за ними.

– По-моему, она вас ревнует. Ну по крайней мере вы ей не безразличны.

Джейсон равнодушно передернул плечами.

– Ерунда, просто в наших краях все друг о друге все знают. Мы тут на виду, никуда не скрыться. – Он взял свой стакан и сделал солидный глоток.

Кристи не отрываясь смотрела на него. Морщинки лучиками разбегались от его глаз, складки у рта стали глубже, чем раньше. На лоб падали тяжелые пряди золотистых волос, снова будоража воспоминания. Ей вдруг захотелось дотронуться до его лица и, как раньше, отвести волосы со лба.

– Откуда вы приехали? – вежливо поинтересовался" Джейсон. Его глаза сияли в мягком свете, завораживая и обволакивая, словно заманивая ее в ловушку. Кристи подозрительно прищурилась – уж не разыгрывает ли он ее на самом деле?

– Из Нью-Йорка. – Эта информация его спровоцирует. Надо думать, не так уж много высоких рыжеволосых женщин из Нью-Йорка посетили Сиело в последние дни.

Тон его был по-прежнему вежлив и невозмутим.

– По делам?

Ну хватит, пора все ему сказать. Я приехала, чтобы увидеться с тобой, Джейсон. Нам необходимо решить некоторые вопросы насчет развода, и на этом наши отношения закончатся. Все это она намеревалась произнести решительным голосом, но вместо этого услышала свой невнятный лепет:

– У меня небольшой отпуск, и я решила остановиться здесь. Есть кое-какие дела. – По крайней мере в этом есть доля правды, подумала она, злясь на себя за трусость.

– Хотите проинтервьюировать здешнее население? Интересуетесь, как нам удается сводить концы с концами в достаточно примитивных условиях жизни Дикого Запада? – Улыбка смягчила резкость вопроса.

Он одним глотком прикончил свой бурбон и, сразу же наполнив стакан, снова потянулся к карману за сигаретами. Предложил одну ей, но в ответ последовал короткий отрицательный жест. Он склонился над зажженной спичкой и прикурил.

Над его плечом буквально ниоткуда материализовалась белокурая официантка.

– Джейсон, – пропела она. – Там тебя к телефону, какой-то Альварес. Талдычит, что ему необходимо что-то с тобой обговорить. Иначе я не решилась бы оторвать тебя от столь приятной собеседницы.

Джейсон встрепенулся, взглянул на часы, извинился, поднялся из-за столика и с кошачьей грацией пошел к стойке.

Кристи припомнилось, как однажды она обвинила его в том, что в его жилах течет индейская кровь, и построила свое доказательство на его умении неслышно подкрасться сзади. Он тогда от души рассмеялся и объяснил, что в любой семье, достаточно долго прожившей на техасских равнинах, обязательно найдется индейская кровь. Техасские семьи предпочитают не обсуждать эти тонкости. Заинтригованная Кристи со всех ног бросилась домой и стала с пристрастием допрашивать брата, есть ли и в их жилах индейская кровь. До сих пор в ее ушах звучал смех Кайла, долго еще поминавшего ее наивность и доверчивость.

Джейсон не узнал ее. Или только делает вид, что не узнал? Вот что сейчас главное. Может, он просто решил выяснить, чего она, Кристи, хочет добиться, притворяясь, что видит его впервые?

Как же ее волнует мужественность, которой веет от Джейсона! Сердце билось как безумное с первой же минуты, едва она вошла в бар.

Джейсон вернулся к столу, и Кристи сразу почувствовала, что он кипит от злости. Он подал официантке знак принести еще бокал вина для Кристи, а себе налил полный стакан из бутылки, плеснув в него немного воды.

– Что-то случилось? – спросила Кристи. Раньше ее всегда поражало умение Джейсона владеть собой в любой ситуации и не поддаваться эмоциям. Да что там, она завидовала ему, завидовала всегда, а сейчас особенно – ей так необходимо было взять себя в руки!

– Я должен был встретиться с одним человеком, а он позвонил, что не сумеет выбраться сюда. Мог бы предупредить и пораньше, – раздраженно добавил он и дотронулся до ее руки. – Может, потанцуем немного по такому случаю?

Вопрос застал Кристи врасплох. Она только что твердо решила уйти – ей было нестерпимо видеть, что он так много пьет.

Джейсон понял, что она колеблется, и это его удивило. Незнакомка его совсем не интересовала, ну, может, слегка заинтриговало неуловимое сходство с Кристи. Забавно, что она тоже из Нью-Йорка. Но какое это имеет значение? Кристи он никогда больше не увидит. Так что же случится, если они немного потанцуют? Ему так хотелось забыть Кристи, забыть Альвареса, забыть нахлынувшее ощущение беспомощности.

Кристи встала и направилась к центру бара, где под томные звуки последнего хита Кении Роджерса на крохотном пятачке танцевали еще две пары. Она повернулась, ожидая, что Джейсон возьмет ее за руку, но он тесно притянул ее к себе – делать нечего, пришлось опустить руки ему на плечи. Почувствовав его сильное тело так близко, уловив знакомый аромат его одеколона, она вздрогнула. Словно и не было этих пяти лет. Терпкий пряный аромат дурманил, навевая воспоминания о прошлом.

Да, Джейсон всегда так действовал на нее. Покинув эти места, Кристи сделала все возможное, чтобы похоронить в глубине души свои чувства. Шли годы, и она все чаще слышала, как мужчины называют ее Снежной Королевой и Спящей Красавицей, но не обижалась, ведь они были правы – ей и не хотелось пробуждаться. А сейчас, почувствовав руки Джейсона, Королева начала таять. Кристи расслабилась и отдалась ритму танца.

Эта женщина слишком хрупка, думал Джейсон. На его вкус, могла бы быть и не такой тоненькой. Если бы захотел, он бы с легкостью обхватил ее талию ладонями. Когда же я танцевал в последний раз? Уже и не припомню. Куда-то мы с Кристи поехали… Джейсон погрузился в приятные воспоминания, волной нахлынувшие на него. Как же приятно было ощущать ее тело – и на танцевальной площадке, и в постели. А эта женщина, черт подери, даже одного роста с Кристи! Пора, давно пора все забыть, выкинуть из жизни и из памяти…

Джейсон медленно покачивался в ритме любовной мелодии, бессознательно поглаживая спину партнерши. Одна мелодия сменяла другую, а они все танцевали, до тех пор пока музыканты не ушли отдыхать. Только тогда в полном молчании они вернулись за свой столик.

Запыхавшаяся Кристи глотнула вина и чуть не поперхнулась. Голова кружилась от близости Джейсона, в мозгу свербил предательский вопрос: неужели он теперь так проводит свои вечера? Эта мысль неприятно поразила Кристи. Но почему это ее так занимает? Она ведь давно сделала свой выбор и приняла решение. У них с Джейсоном не было будущего. Даже интересно, почему он сам много лет тому назад не расторг их брак, он же всегда мечтал о большой семье с множеством малышей.

Ну ладно, с нее довольно. Джейсон не узнал ее, иначе давно бы выдал себя. Кристи взглянула на бутылку на столе и покачала головой. Неужели память подвела ее? Это был не тот человек, которого она знала и за которого вышла замуж. Ее Джейсон никогда не стал бы убивать время в баре за бутылкой, тем более флиртуя с первой заглянувшей туда женщиной. Кристи сдержанно улыбнулась.

– Спасибо за танцы и за вино. – Она выскользнула из кресла. – Думаю, мне пора спать, сегодня был трудный день, и я очень устала.

Он вынул изо рта сигарету, так и не успев закурить, и бросил ее на стол. Глаза сверкнули, губы растянулись в жесткой ухмылке.

– Это что, приглашение?

Внезапная смена его настроения не сразу дошла до сознания Кристи. Она чуть помедлила, и тут ее щеки вспыхнули от незаслуженной обиды. Она ожгла его взглядом.

– Простите, не поняла. О чем вы? И взгляд, и тон голоса должны были дать Джейсону понять, что он совершил ошибку. Но от его внимания ускользнуло и то и другое.

– Уж не знаю, как ведут себя парни в Нью-Йорке, но тут у нас, в Техасе, все значительно проще, мужчина берет инициативу в свои руки.

Кристи схватила со стола сумочку. Ее переполнял гнев. Тем не менее, когда она обратилась к Джейсону, голос ее был спокоен и подчеркнуто холоден.

– Слушайте, вы, надменный, эгоистичный и к тому же в стельку пьяный ковбой! Если б я захотела найти мужчину на ночь, я бы легко подыскала кого-нибудь получше и потрезвей!

Она круто повернулась на каблуках и твердыми шагами вышла в вестибюль. Едва за ней закрылась дверь бара, Кристи остановилась и облегченно вздохнула, радуясь, что выбралась наконец из дымного чада, густо смешанного с алкогольными парами.

Черт бы его побрал! Лучше бы вовсе не встречаться с ним, а жить воспоминаниями о милом прошлом. Человек в баре был нисколько не похож на того Джейсона Макалистера, которого она так любила и за которого шесть лет назад вышла замуж. И никогда еще решение развестись с ним не казалось ей таким правильным и своевременным, как в эту минуту.

Выйдя из гостиницы, она зашагала по тротуару, огибающему основное здание мотеля. Увидев свой огненно-красный «триумф», стоявший у дверей ее номера, секунду постояла возле него, потом пошарила в сумочке, отыскала ключ и вставила его в замочную скважину.

Она уже хотела повернуть дверную ручку, как вдруг мужская рука накрыла ее ладонь, дверь распахнулась, и Кристи втолкнули внутрь.

От неожиданности Кристи с трудом удержалась на ногах и едва не вскрикнула в изумлении – перед ней стоял Джейсон. Снова эта его неслышная кошачья походка! Она даже и не догадывалась, что он крадется следом. Только на сей раз его внезапное появление не вызвало у Кристи былого восторга.

– Вон из этой комнаты! – сжав челюсти, проговорила она.

Джейсон огляделся по сторонам, в одну секунду увидел раскрытый чемодан на стуле, по-королевски широкую кровать и прозрачную ночную рубашку, легкой дымкой расположившуюся на подушках. Он улыбнулся. Ярко-красная машина отлично сочеталась с элегантностью нижнего белья.

Джейсон потянулся к двери, захлопнул ее и, повернувшись к Кристи, сдвинул стэтсон на затылок. Уходя поужинать, Кристи оставила включенной только лампочку в гардеробной, и теперь комнату освещал лишь тусклый свет из-за полуприкрытых дверей. Джейсон оторвался от косяка и подошел к Кристи. Она стояла возле кровати.

– Я должен попросить прощения. Видимо, я все не так понял. – Теперь их разделял только один шаг.

Кристи оглядела его с головы до ног, от стэтсона до ботинок, и презрительно произнесла:

– Да, ты ошибся, ковбой. Но и я совершила ошибку. Так, напомнил мне кое-кого. Взгляд ее был тверд и непреклонен. Джейсон обеими руками обхватил ее затылок, большие, пальцы сошлись на ее щеках, нежно их поглаживая.

– Забавно, что ты это сказала, потому что и ты очень похожа на… Впрочем, это неважно. Как тебя зовут, мисс Нью-Йорк?

Он чувствовал, как учащенно бьется ее пульс, ощущал на лице прерывистое дыхание. Однако голос прозвучал абсолютно спокойно:

– Это не имеет значения.

Скорее бы он убрался отсюда, подумала Кристи. Завтра или чуть позже она окончательно разберется с их отношениями, а сегодня ей нужно побыть одной и хорошенько подумать о метаморфозе, которая произошла с этим человеком.

– Ты права, – пробормотал Джейсон. – Действительно, какая разница, как тебя зовут…

Он склонил к ней голову и поцеловал в губы, одной рукой еще сильнее прижимая к своему мускулистому, затвердевшему от тяжелой работы телу, другой перебирая подобранные на затылке волосы, огненным водопадом спадающие на спину.

Нежное прикосновение его губ удивило Кристи. После всего, что случилось, она была вправе ожидать грубого насилия. Джейсон мягко и нежно водил губами по ее губам, раздвигая языком стиснутые зубы.

Что же это такое, в самом деле! Кристи была убеждена, что годы, прожитые без Джейсона, начисто стерли воспоминания и о нем самом, и о том, как он на нее действовал. Так нет же! Сознание словно бы раздвоилось. Она любит его – она ненавидит его – она страстно желает его – она жаждет освободиться от его чар.

Но Боже мой! Как же приятно снова оказаться в его объятиях! И что такого случится, если она еще раз, так сказать, на прощание, отдастся ему? Желания, которые она столько лет пыталась подавить, вырвались на свободу.

Кристи со стоном разжала зубы и ответила на его поцелуй, обвив руками его сильную шею. Пальцы затрепетали на прядях золотистых волос. Джейсон глухо застонал.

Они стояли совсем рядом с кроватью, и Кристи, у которой подкосились ноги, упала на нее, увлекая за собой Джейсона, так и не ослабившего своих объятий и не оторвавшего рта от ее губ. Правой рукой он нетерпеливо провел по ее плечу, нащупал застежку-молнию и потянул вниз. Одновременно бедром раздвинул ее ноги. Юбка задралась, он всей тяжестью придавил Кристи.

Задыхаясь от нахлынувшей страсти, Джейсон приник губами к ее нежной шее, опускаясь все ниже к груди, а его руки продолжали раздевать ее, беспорядочно сбрасывая одежду на пол. И вот она осталась в одних кружевных трусиках.

По телу Кристи пробегал трепет. Она потянулась к нему и стала быстро расстегивать рубашку на его груди, потом рванула ее с плеч Джейсона, и перед ней предстало обнаженное тело, по которому она так тосковала все эти долгие годы. Она чувствовала, как он дрожит от ее прикосновений, не переставая ласкать ее тело. О, как знакомы, как дороги ей были его руки, когда-то давно научившие ее с восторгом отдаваться ласкам любви!

Сдерживая страсть, Джейсон покрывал ее поцелуями, легкими движениями пальцев пробегал по самым укромным изгибам. Кристи блаженно расслабилась, растворилась под его руками, полностью доверяясь ему. Но…

Но вдруг он отпрянул и поднялся. Что это? Не может же он сейчас уйти! Все ее существо жаждало близости с ним. Но нет, Джейсон просто снимает ботинки и стягивает джинсы, плотно облегающие мускулистые ноги. Вот он снова лег к ней, и Кристи всем телом потянулась к нему, чтобы опять ощутить исходящее от него тепло.

Джейсон целовал ее грудь, живот, бедра.

Кристи задрожала от нетерпения. Только один человек в мире умел зажечь ее и так сразу довести до точки кипения. Как же она желала его! И как только ей удалось прожить столько времени без его ласк, без ощущения властной, но такой нежной силы этого мощного тела?

Она уже не принадлежала себе. Раскинув ноги, она словно приглашала его войти, и Джейсон не заставил себя ждать. Все, он мой, только мой, пусть на это мгновение, пусть в последний раз, мне достаточно!

Кристи парила наверху блаженства – столько лет она жила, обуздывая свои желания, стараясь забыть удивительное тело Джейсона, и теперь словно наверстывала упущенное. Она не выпускала его из объятий, а он не ослаблял вековечного ритма страсти.

Ход времени остановился, все сосредоточилось на ощущениях двух существ, слившихся воедино. Джейсон с каждой секундой становился все настойчивее, наконец Кристи услышала его сдавленный крик, почувствовала внутри взрыв титанической силы – и вновь содрогнулась от нахлынувших волн собственного страстного упоения.

– О, Джейс… – выдохнула она.

Он соскользнул с нее, но руки все еще обнимали ее за плечи, словно он был не в силах выпустить свою добычу.

Несколько минут Кристи плавала в небесах от только что испытанного счастья, но мало-помалу до нее стал доходить смысл того, что он выкрикнул в мгновенье экстаза. Боже, ведь это было ее имя! Вот и сейчас он прошептал эти два слога – Кристи! – будто смакуя их на губах.

Так что же это? Играет с ней в кошки-мышки, давным-давно разгадав, кто она такая? Кристи чуть-чуть отодвинулась и внимательно посмотрела на Джейсона. Да он спит! Выпитый алкоголь и мощный выплеск энергии полностью его отключили. Выходит, и ее имя сорвалось с его языка бессознательно? Кто знает!

Вглядываясь в лицо спящего, она никак не могла понять, был ли он так пьян, что на самом деле не узнал ее, или же искусно притворялся. Кристи сделала попытку отодвинуться к краю кровати, но он сильнее обнял ее за плечи. Даже во сне не отпускает!

Кристи расслабилась. Ей некуда спешить, незачем бежать. После прожитых в разлуке лет она оказалась там, где началось ее счастье, – в объятиях Джейсона.

Тяжелый сон Джейсона был прерван ярким солнечным лучом, упавшим на лицо. Он очнулся, рывком сел на постели и изумленно оглядел пустую комнату. Как он здесь очутился? Глянув на часы, он пришел в ужас. Девять с лишним! Джейсон испустил тяжелый вздох.

Чувствовал он себя далеко не лучшим образом. В голове топал строй солдат-новобранцев, шагающих не в ногу, во рту прегадостное ощущение, словно там ночевал целый эскадрон с этими новобранцами в придачу.

Эх, зря он пил этот бурбон! Ведь хватило пары стаканов – и ему повсюду стала мерещиться Кристи. Отчасти это можно объяснить вчерашним звонком ее адвоката, но все же нельзя было так распускаться. Столько лет он жил в надежде, что Кристи вернется, – и на тебе! Попался на удочку вчерашней женщины. Что с того, что у нее такого же цвета волосы и такой же рост. Во всем остальном она ничем не походила на ту беззаботную, веселую, импульсивную девчонку, которую он знал столько лет. А может, Кристи давно изменилась? Может, та девчонка существовала только в его мечтах? Ведь в письмах, призывающих к содействию в расторжении брака, явственно звучал холодный голос рассудка…

Да никогда, ни за что на свете он не даст ей развода! Поглядим, что у нее получится, если она считает, что его можно склонить к подобной глупости.

Что же заставило его последовать за этой рыжеволосой красоткой, когда она вышла из бара? О чем они вообще говорили? Он судорожно припоминал обрывки разговора за столом, но так и не понял, отчего она так внезапно вскочила. Оскорбил он ее, что ли? Тогда получается, что он хотел извиниться за грубость, потому и пошел за ней. А что дальше?

Джейсон тряхнул головой. Ничего, ну решительно ничего не всплывало в памяти, затуманенной алкоголем. Что было ночью? В сознании мелькали какие-то обрывочные всплески. Хрупкое, нежное тело… Он срывает с нее одежду… Что дальше?

Черт возьми! Он ведь не какой-нибудь желторотый, юнец, которого можно вот так просто затащить в койку! Джейсон спустил ноги с кровати и обеими руками схватился за виски. Голова раскалывалась от боли.

– И поделом тебе, идиот! – с отвращением пробормотал он сквозь зубы.

На полу возле кровати валялись скомканные джинсы. Джейсон медленно, осторожно, чтобы голова. Боже упаси, не отделилась от туловища, потянулся за ними, затем каким-то чудом умудрился встать и натянуть их на себя. Мало того, даже застегнуть.

Через пять минут он покинул комнату, держа в дрожащей руке стэтсон и поспешно застегивая на широкой груди мятую рубашку. Красной машины возле дверей не было. Вот это его вполне устраивало. Он никогда больше эту женщину не увидит! Джейсон вдруг озадаченно замер. Надо же, он и лица-то ее не помнит! В глубине души он надеялся, что она тоже не вспомнит о нем.

Пикап стоял там, где он его оставил накануне. Стараясь не делать лишних движений, усиливающих головную боль, Джейсон сел за руль и включил мотор, обуреваемый одной мыслью: поскорее добраться до ближайшего кафе и выпить чашку крепкого кофе. А может, у них найдется и таблетка аспирина.

Черт бы побрал этого Альвареса! – думал он. Бурбон-то я заказал для него, а он, видите ли, не смог прийти! И ведь прекрасно понимает, что время не терпит.

Перед внутренним взором возникло прелестное тело, мерцающее в предрассветной дымке, великолепная грудь, до которой так хотелось дотронуться кончиками пальцев.., и губами… Джейсон тряхнул головой, стараясь отделаться от наваждения, и новобранцы у него в мозгу затопали с новой силой. Он беспомощно застонал.

Через полчаса Джейсон подкатил к кафе и вылез из пикапа с твердым намерением вычеркнуть прошлую ночь из памяти.

Глава 2

Теплое техасское солнце приятно ласкало плечи и шею Кристи. Она свернула на узкую проселочную дорогу, ведущую к ранчо брата. Еще немного, и она будет на месте.

Была середина апреля, весна вступала в свои права, деревья оделись нежно-зеленой листвой, по обочинам дороги пестрели пробившиеся сквозь оттаявшую землю полевые цветы. Не то что в Нью-Йорке, где в эту пору еще частенько свирепствовали холодные зимние ветры.

События минувшей ночи мелькали в ее памяти с той самой минуты, как она проснулась. То ей виделись глаза Джейсона, вспыхивающие золотыми огоньками, то его ускользающая улыбка, то она, как наяву, ощущала на себе его ласковые руки.

Эта ночь повергла ее в полнейшее замешательство. Накануне все было ясно и четко расставлено по местам, но вот она увидела его и… И после этого…

Что бы там ни было, ночь с Джейсоном доказала, что никакая она не Снежная Королева. Это прозвище к ней не подходит, хотя мужчины, уверенные в том, что им все дозволено, чуть было не убедили ее в обратном. Они постоянно лезли со своими тисканьями да обжиманьями, а Кристи, с детства ненавидевшая все эти липкие штучки, предпочитала держать их на расстоянии. Вот ей и приклеили ярлык. Она была готова поверить, что просто не способна на сильную страсть. Вчерашняя ночь убедила ее, что это не так, но, видимо, на такие чувства ее мог подвигнуть только один человек – Джейсон Макалистер.

Джейсон Макалистер. Кристи знала его всегда, он стал частью ее жизни, постоянно присутствовал в ней. Как-то мать обмолвилась, что десятилетний Джейс, увидев в колыбели новорожденную сестричку лучшего друга, пришел в неописуемый восторг. В свои одиннадцать лет Кайл находил для себя более приятное занятие, чем торчать возле крохотного несмышленыша, а вот Джейсон был буквально очарован малышкой и часто играл с ней. Едва научившись ходить, Кристи, как тень, повсюду следовала за друзьями. Мама иногда подшучивала над Джейсоном: дескать, Кристи считает его своим вторым братом. Джейсону такая мысль нравилась. Он был единственным ребенком в семье и, ощущая свое одиночество, почти все время проводил на соседнем ранчо, у Коулов.

Родители погибли в страшной дорожной аварии под Далласом, когда Кристи только-только исполнилось девять лет. К тому времени Кайл уже несколько месяцев был женат на Фрэнсин. И все трое – Кайл, Фрэнсин и Джейсон – окружили девочку теплом и заботой, заполнили собой ужасную пустоту, образовавшуюся с уходом из жизни дорогих людей.

Кристи припомнился один день из далекого прошлого…

– Я уже сделала все уроки, Кайл! Ты ведь обещал, что вы с Джейсоном возьмете меня с собой, если я закончу вовремя. – Она топнула ножкой, и жидкая грязь разлетелась по коровнику. – Кайл, ты же обещал!

Джейсон умиленно глядел на десятилетнюю Кристи.

– Ну-ка, приятель, выполняй обещание. Слово есть слово. Пора трогаться. – Он вскочил на застоявшегося коня, нетерпеливо бьющего копытом.

Кайл посмотрел в сторону дома, надеясь, что на крыльце появится Фрэнсин и позовет девочку по какому-нибудь делу.

– Ладно, тогда скорее беги за шапкой, сейчас холодно. А я пока что оседлаю для тебя Тумана.

Обрадованная Кристи вприпрыжку побежала за шапкой и уже через минуту снова стояла перед братом, сияя изумрудными глазами. Кайл помог ей взобраться на Тумана.

– Скоро каникулы, – сказал Джейсон. – Ты рада?

– Еще бы! Терпеть не могу сидеть в четырех стенах. – Она звонко рассмеялась. – Давай наперегонки!

Джейс улыбнулся, ему нравилась ее бьющая через край энергия.

– Не сегодня, малышка. Мы с Кайлом поздно легли, и я немного не в форме.

– Ага, я знаю. – Кристи энергично кивнула, и рыжие кудряшки на лбу вспыхнули золотом. – Кайл уже получил за завтраком от Фрэнсин. Она говорит, что ты на него плохо влияешь.

– Замолчи, Кристи! Джейсу вовсе не обязательно знать, что происходит за нашим столом, – сердито бросил Кайл. – К тому же Джейс и сам соображает насчет своего влияния.

Только спустя несколько лет Кристи оценила, какую ответственность взвалила на плечи брата смерть родителей. Он был так молод, а на него обрушились все хлопоты по хозяйству, а в придачу содержание малолетней сестры и юной супруги. Тогда же она поняла, как нуждался Кайл в дружеской поддержке Джейсона в это трудное для него время.

– Смотри, Кайл, там отбившаяся корова! – завопила Кристи, пришпоривая Тумана каблуками. Друзья целый день охотились за разбежавшимися коровами, и она была счастлива, что сейчас первой заметила еще одну.

Быть может, этот день так ярко запечатлелся в ее памяти потому, что через несколько недель Джейсон внезапно объявил о своем решении пойти в армию. Кайл тогда изо всех сил отговаривал друга, ссылаясь на то, что он нужен на ранчо. Отец Джейсона был очень болен, ему стало трудно управляться по хозяйству, а Джейсон как-никак единственный сын.

– Никто тебя не осудит, если ты не пойдешь в солдаты, Джейс, ты нужен дома.., так же, как и я. – В голосе брата звучали умоляющие нотки.

Но менять принятое решение было не в характере Джейсона, и он отправился воевать в страну, о существовании которой лет десять назад никто и слыхом не слыхал.

Пока его не было, Кристи повзрослела. В шестнадцать она выглядела совершенно взрослой оформившейся девушкой, но в душе оставалась той же девчушкой, боготворившей брата и Джейсона.

За это время короткие кудряшки сменились длинными волосами, которые рыжими каскадами падали чуть не до талии, но она редко носила их распущенными. Как правило, заплетала в две толстых косы, невзирая на шуточки одноклассников – ну как же, слишком старомодно! Но ей на это было глубоко наплевать.

Однажды вечером Кристи, приняв ванну, сушила свои роскошные волосы, как вдруг до нее донесся крик Кайла:

– Джейсон! Ах ты, сукин сын! Вернулся наконец. Как дела, дружище?

В ответ послышался радостный смех, и она пулей выскочила на кухню, а там, едва взглянув на похудевшего Джейсона, бросилась ему на шею.

– О Джейс! Ты снова дома! Какое счастье, ты с нами!

И тут она почувствовала, как Джейсон напрягся. Оторвав ее от себя, он нахмурился и вгляделся в ее лицо. Сбитая с толку, Кристи уставилась на него, а Кайл и Фрэнсин от души расхохотались.

– Ты что, не узнаешь ее? Это же Кристи! – воскликнул Кайл, даже не пытаясь скрыть гордость за яркую красоту сестры.

Девушка смутилась. Как же это? Она так ждала его, а он ее не узнал!

– Кристи? – изумленно повторил Джейсон, вглядываясь в изумрудные глаза. Она судорожно сглотнула и кивнула. – Боже мой, Кристи, как же ты повзрослела! – В его голосе сквозили удивление и почему-то ужас.

Она постаралась замять возникшую неловкость.

– Естественно, ведь прошло немало времени. – Кристи всмотрелась в него. – А ты, между прочим, постарел! – Обхватив Джейсона за плечи, она нежно поцеловала его и прошептала:

– А я все равно тебя люблю. – Отстранившись, она склонила голову набок, ожидая, что он скажет.

Джейсон осторожно снял с плеч ее руки и отступил на шаг назад, а потом, еще не оправившись от шока, произнес:

– Только не говори об этом своему дружку, малышка. Он не должен страдать от ревности к такому старику, как я.

Он уселся за стол, на котором Фрэнсин уже успела расставить кофейник, чашки и блюдо с коричными булочками.

Чуть ли не всю ночь они просидели за столом, рассказывая друг другу о том, что случилось за эти шесть лет. Три года назад умер отец Джейсона, и с тех пор делами на ранчо занимался управляющий, служивший у Макалистеров еще до рождения Джейсона.

– Знаешь, Кайл, Нэйт значительно лучше меня справляется с делами. У них с Молли здорово получается.

Кристи обратила внимание, что всякий раз, как речь заходила о Востоке и о войне, с которой он только что вернулся, Джейсон тотчас становился сдержан и молчалив. И рассказывал он лишь о том, как проводил отпуска и какие веселые истории с ним тогда приключались. Кристи зачарованно слушала, не сводя с него сияющих глаз и отмечая про себя, как серьезно он смотрит на собеседника и как сильно похудел.

Та ночь прошла, и, когда она через несколько дней подскакала на своем любимом Тумане к его ранчо, Джейсон встретил ее туча тучей.

– Какого черта тебя сюда занесло? – вот таким было его неласковое приветствие.

Кристи перебросила через плечо косу и посмотрела на него с высоты седла, не понимая, почему он так раздражен. А Джейсон, подбоченясь, ожидал ответа.

– Я приехала к тебе, Джейс. А в чем дело? Я что-то сделала не так?

– Да, уж конечно. Ты еще дурочка и не соображаешь, что просто так, без дела, тебе сюда приезжать не следует. И о чем только думает Кайл, отпуская тебя одну?

Кристи в полный рост поднялась в стременах и высокомерно объявила:

– К вашему сведению, Джейсон Макалистер, мне уже скоро семнадцать лет! И по-моему, я вовсе не обязана испрашивать у брата разрешения, если надумала куда-нибудь поехать.

Джейсон раздраженно сорвал с головы стэтсон и похлопал им по колену. Пшеничные волосы упали на лоб, и он отвел их согнутым локтем, одновременно утирая пот.

– Слушай-ка, девушка. Твой брат может сколько угодно думать, что ты достаточно взрослая и можешь располагать собой, но я другого мнения, учти. И с моей точки зрения, тебе не следует вот так, в полном одиночестве, скакать по степи и тем более одной приезжать сюда. Надеюсь, я ясно изложил свои мысли? – Он твердо встретил возмущенный взгляд Кристи.

Вид у него был настолько свирепый, что Кристи решила не дразнить гусей. Сменив тактику, она улыбнулась обезоруживающей улыбкой и спрыгнула с лошади.

– Мне просто захотелось тебя увидеть, Джейс. Что же в этом плохого?

Он покачал головой, взял из ее рук поводья и повел Тумана к конюшне.

– Ладно, Кристи, на сей раз делать нечего, ты уже здесь. Пошли в дом. Молли как раз позвала меня на ленч, иначе ты бы меня не застала.

И как ни сердит был Джейсон, она с удовлетворением отметила, что он обнял ее за плечи, ведя к крыльцу. Она с облегчением вздохнула.

– Молли, как всегда, готовит на десятерых, все хочет откормить меня, так что всем хватит. – Джейсон пропустил ее в дом и остановился в дверях.

Толстенькая, неказистая, но ужасно уютная Молли выкрикнула из-за плеча Кристи:

– Ты же знаешь, Джейс, я всегда готова накормить дюжину голодных мужиков! – Улыбнувшись девушке, она воскликнула:

– Господи всемогущий! Кристи! Тебя и не узнать! Надо же, как ты повзрослела! Как у тебя дела, девочка?

– Спасибо, Молли, прекрасно. Молли достала еще одну тарелку и продолжила сервировку. Лишний вес не мешал ей двигаться с поразительным проворством. Она порывисто обхватила Кристи за плечи и проговорила:

– Ну какая красавица, а? – Она вопрошающе глянула на понурого Джейсона. – Джейс, что ты на это скажешь?

Обе женщины по-своему нетерпеливо ожидали его ответа, и он прищурился, переводя взгляд с Молли на Кристи. Потом беспечно пожал плечами и уставился в свою тарелку.

– Согласен. Но и то, что стоит на столе, не менее прекрасно. Давайте поедим. У меня еще полно дел сегодня.

Женщины обменялись недоуменными взглядами и одновременно хмыкнули. Кристи, конечно, не была равнодушна к тому, как к ней относятся сверстники и тем более сам Джейсон, но сейчас ее больше занимали происшедшие с ним перемены. Неужели, думала она, эти годы так разъединили их?

Последовавшие за этим месяцы научили Кристи принимать как должное, что Джейсон категорически возражает против ее приездов без брата или Фрэнсин. Но, на ее счастье, Джейсон и Кайл снова стали неразлучны, их дружба возобновилась с новой силой.

Дважды в неделю Джейс ужинал с ними. В эти вечера Кристи окончательно поняла, что Джейсон не то что перестал видеть в ней друга, но его как бы вообще больше не интересовала ее особа. Он охотно часами общался с Фрэнсин и Кайлом, перебрасывался с ними шуточками, но либо старался избегать общества Кристи, либо был с ней подчеркнуто вежлив и холоден.

Иногда она даже спрашивала себя, осознает ли он ее присутствие за столом.

Кристи вспомнила и тот вечер, когда он стал ей еще ближе, чем раньше.

После возвращения Джейсона прошло уже больше года. Он, как обычно, ужинал в их доме. После ужина они с Кайлом пошли на конюшню посмотреть новорожденного жеребенка, а она осталась с Фрэнсин убирать со стола и мыть посуду. Мужчинам и в голову не приходило, каких трудов стоило Кристи приготовить этот ужин и сколько рецептов различных блюд она перечитала накануне. Они просто уселись, быстро заглотали еду и ушли по делам. Кристи еле уговорила Фрэнсин не рассказывать им, как она готовилась к ужину.

– Но почему, Кристи? По-моему, ты стала потрясающе готовить. Этим надо гордиться!

– Я не хочу, чтобы они знали об этом, вот и все, – мрачно стояла на своем Кристи.

– А мне каково? Задумывалась ли ты хоть на секунду о моих чувствах, когда они нахваливают приготовленные тобой блюда? – Фрэнсин ласково улыбнулась девушке. – Это же все-таки ложь. Может, лучше открыться?

– Зачем? Они не принимают меня всерьез. И мне совсем не улыбается, чтобы Джейсон думал, будто я стараюсь из-за него. – Кристи подошла к распахнутой двери и уставилась на залитый лунным светом двор.

Фрэнсин понимающе улыбнулась.

– Не хочу погружаться в далекое прошлое, когда ты, совсем ребенок, обожала своего героя.

Но я подозреваю, что сейчас, став взрослой девушкой, ты влюбилась в него по-настоящему.

Кристи обернулась. По лицу Фрэнсин пробежала тревожная тень. Девушка дернула плечом.

– Ну и что? Ему безразлично, существую ли я на этом свете. И меня это даже устраивает. Подумаешь, принц нашелся… И кому какое до этого дело!

Фрэнсин опустилась на стул возле мойки.

– Извини, дорогая, мне не следовало начинать этот разговор…

– Да Господи Боже мой, Фрэнсин, ты говоришь так, словно я только что перенесла тяжелую болезнь и потихоньку встаю на ноги. Со мной все в порядке, уверяю тебя, я выживу. – Щека предательски дрогнула, убеждая Фрэнсин в обратном.

– О дорогая, твое состояние волнует меня значительно меньше. Ты-то, конечно, выживешь, а вот Джейс… – тихо произнесла Фрэнсин.

В мгновение ока Кристи через всю кухню подлетела к мойке и вперила глаза в Фрэнсин.

– Что ты имеешь в виду?

– Да ничего особенного, успокойся. Просто тебе, солнышко, по-моему, ничего не стоит околдовать любого мужчину. Это касается и Джейсона. Его в первую очередь.

Кристи нахмурилась.

– Не понимаю, о чем ты говоришь.

– Я говорю о жизни, дорогая, и обо всем, что с ней связано. – Фрэнсин неторопливо приподнялась, достала из шкафчика чашку и налила себе кофе. – Как-то моя мама, – продолжила она, – сказала, что мне надо быть осторожной в своих желаниях и чаяниях, так как я все смогу получить. – На лице Кристи появилось непонимающее выражение. Фрэнсин улыбнулась. – Вот и я тогда, так же как ты, не поняла смысла ее слов. – Фрэнсин замолчала, обводя глазами кухню. Ее взгляд остановился на цветном настенном календаре. – А вот теперь поняла.

Она отвернулась от календаря, посмотрела на юное существо, сидящее напротив, и вздохнула.

– Я думаю, цель твоей жизни – выйти замуж за Джейса, воспитывать детей и помогать по хозяйству. Я правильно понимаю?

Кристи, раздираемая противоречивыми чувствами, пришла в замешательство. Неужели она настолько выдала себя? И не потому ли Джейсон избегает ее? Господи, какой ужас! Да она и в глаза ему больше не сможет посмотреть! Низко опустив голову, она пробормотала:

– Откуда ты узнала?

Фрэнсин протянула через стол руку и дотронулась до ее локтя.

– Да я то же самое почувствовала, как только впервые увидела Кайла, вот откуда.

Напряжение немного спало – Джейсон, должно быть, ни о чем не догадывается. Мужчины ведь такие толстокожие, то, о чем говорит Фрэнсин, доступно только женщинам.

– А что, это так видно? Я имею в виду мое отношение к нему…

Фрэнсин успокаивающе похлопала ее по плечу.

– Да нет, Кристи, не видно. Даже я догадалась об этом только сегодня вечером, хотя могла бы сообразить значительно раньше. – Она улыбнулась. – Уж извини.

Кристи вскочила, не в силах усидеть на месте, и подошла к холодильнику. Открыла дверцу, достала кувшин с охлажденным чаем и налила себе полный стакан.

– Я вовсе не ожидаю, что он в меня влюбится. Фрэнси, пойми, дело в том, что до отъезда он относился ко мне совсем по-другому, ему нравилось мое общество. – Кристи сделала огромный глоток и чуть не захлебнулась. – А сейчас.., сейчас он ведет себя так, будто ему невтерпеж, если я где-то поблизости, будто ему крайне неприятно мое присутствие.

– Солнышко, – вдруг спросила Фрэнсин, – а ты давно не смотрелась в зеркало?

– Какое это может иметь значение?

– О, огромное. Когда Джейс уехал на войну, ты была совсем ребенком. И вот он вернулся. Что же он увидел? Маленькая несмышленая проказница превратилась в настоящую красавицу. Он просто не смог сразу воспринять эту разительную перемену.

– И сколько для этого понадобится времени? – застонала Кристи.

– Никто не знает, дорогая. Не надо его торопить. Но так или иначе, я за тебя рада.

Допив ледяной чай, Кристи сполоснула стакан и поставила на сушилку.

– Ты говоришь загадками, Фрэнси, мне трудно тебя понять. – Она плюхнулась на стул и покачала головой, всем своим видом давая понять, что действительно не соображает, о чем та говорит.

– Я очень хотела выйти замуж за твоего брата. Понимаешь, это был предел моих мечтаний, мой звездный час. Но ты, Кристи… С тобой совсем другое дело. Ты другая, не такая, как мы, здешние. Неужели ты до сих пор не понимаешь, что способна творить своими чарами? – Она помедлила, гладя на покачивающую головой Кристи. – Я говорю серьезно, девочка. В тебе есть какой-то сильный сексуальный импульс, завораживающий мужчин. Этакая невинная секс-бомбочка! И неужели ты захочешь навсегда остаться здесь, в этой глуши? Неужели предпочтешь стать женой обыкновенного фермера?

Кристи устало вздохнула.

– Ты начиталась романов, Фрэнси. По-моему, у нас полным-полно девушек с такой же внешностью. Ничего особенного во мне нет. Ни для кого. И для Джейсона тоже. – Она поднялась и направилась к двери. – Пойду-ка поищу их.

Во дворе было темно, и Кристи, увидев мерцание сигареты, пошла на этот неверный свет.

– Кайл? Джейс уже уехал? – неуверенно спросила она.

От изгороди отделилась тень, и она попятилась.

– Нет, Джейс все еще здесь, – проговорил хрипловатый голос.

– Ой, Джейс, это ты! – Кристи отчаянно старалась не выдать своего волнения. – А где Кайл?

Она облокотилась на изгородь. Над западной кромкой холмов выглянула луна, неверным светом осветив ландшафт.

– Кайл пошел переговорить с работниками. Джейсон выплюнул окурок и затушил его сапогом.

– Джейс, ты же не курил раньше, ну когда уезжал на войну, – застенчиво произнесла Кристи, стараясь не обидеть его.

Он ухмыльнулся.

– Верно, не курил. Я научился многому, чего не делал раньше.

Он не рассердился. Кристи воспрянула духом.

– Чему, например?

Он рассмеялся, а у Кристи от его смеха по всему телу побежали мурашки.

– А это уже не для ушек невинных маленьких девочек.

Шутливый тон раззадорил Кристи.

– Ничего себе, маленькая девочка! Каланча! Во мне, между прочим, метр семьдесят два!

– Ну хорошо, исправляюсь – не для ушек невинных юных барышень. Так лучше?

Вот опять он подшучивает над ней, опять говорит как с малым ребенком. Неужели так и не заметил, что она давно выросла? Кристи вспыхнула.

– С чего ты взял, что я такая уж невинная барышня?

Какое счастье, что на улице темно и он не видит, как пылают ее щеки. Что это на нее нашло? Что вдруг дернуло ляпнуть такую глупость? Она и на свидание-то ни разу не ходила, только на вечеринки со множеством одногодок.

Мальчишки были ей совсем не интересны. Все мысли занимал один Джейсон.

Он вдруг шагнул к ней и притянул к себе. Вскрик не успел сорваться с ее губ – он наклонился и поцеловал ее. Кристи замерла в его сильных руках. Так ее еще никто никогда не целовал. Оторвавшись, он произнес:

– Именно поэтому я и решил, что ты невинна, Кристи. Ты даже целоваться не умеешь.

Вспыхнувший гнев подавил все замешательство и стыдливость. Кристи пылко вскинула руки ему на плечи и приникла к его груди, ощущая сильное мускулистое тело и учащенное биение сердца. Боже, как хорошо! – пронеслось в голове. Но я не позволю ему мной командовать!

– Так научи меня! – воскликнула она и сама потянулась к его губам.

Тело его напряглось, губы сжались и затвердели, руки взметнулись вверх – он схватил Кристи за запястья и попытался высвободиться из ее объятий. В отчаянном порыве Кристи сильно прижалась к нему, неумелыми поцелуями стараясь разжать его губы.

Джейсон больше не сопротивлялся. По его телу пробежала дрожь, и он обнял ее и ответил на поцелуй. Это было что-то божественное! Кристи никогда не думала, что поцелуй может доставить столько наслаждения. Оторвавшись от ее рта, Джейсон стал легонько покусывать мочки ее ушей, потом скользнул губами по нежной щеке и снова жадно приник ко рту. Кристи закрыла глаза и потеряла счет времени.

Подсознательно подражая Джейсону, Кристи повторяла его движения, все сильнее прижимаясь к нему и одновременно гладя по спине. Она почувствовала, как он возбужден, дыхание замерло на ее устах. Рассудком он считает меня девчонкой, подумала она, но тело знает лучше, оно воспринимает меня как женщину!

Довольная, Кристи отдалась новым ощущениям, забыв обо всем на свете.

Внезапно в ней вспыхнуло желание. Ей уже было мало одних поцелуев, хотелось, чтобы он немедленно продолжил урок…

Хлопнула дверь, Джейсон опомнился и оторвался от нее. Кристи так и стояла с закрытыми глазами, слегка поеживаясь – ей как-то сразу стало холодно без него.

– Прости меня, Кристи, – прошептал Джейсон. – Я совсем потерял голову.

Не поднимая ресниц, Кристи наслаждалась лунным светом, ласкающим ее запрокинутое лицо. Потом медленно открыла глаза, посмотрела на Джейсона и едва слышно протянула:

– Джейс…

Джейсон разбудил в ней женщину, и Кристи никак не могла прийти в себя. Она даже не подозревала, что способна на такие сильные чувства.

– Ступай в дом, Кристи. Мне тоже пора. Завтра рано вставать. – Его голос звучал сдержанно, словно ничего и не произошло, но Кристи стояла совсем близко и прекрасно слышала его неровное дыхание. Рука девушки все еще лежала на его груди, биение его сердца толчками отдавалось под ее ладонью. И зачем он притворяется?

– Что с тобой, Джейсон? Ты не хотел целовать меня? Тебе было неприятно? – спросила она с недоумением и обидой.

– Староват я для таких игр с поцелуями в темноте, Кристи, – хрипло произнес он. – Почему бы тебе не продолжить эксперименты с мальчиками твоего возраста?

Она отпрянула, словно от удара. Какая же она дура! Вообразила, что он в нее влюблен! Куда девалась ее гордость!

– Благодарю за совет, попробую им воспользоваться. – Она повернулась и быстро пошла к дому.

В ту ночь она долго не могла заснуть.

Через две недели после своего восемнадцатилетия Кристи закончила школу. Она была счастлива – наконец-то все это позади! Некоторые предметы ей нравились, например английский, история, риторика, рисование, но математику и физику она терпеть не могла. Точные науки давались ей с трудом, и, хотя отметки в аттестате были в основном хорошие, школу она ненавидела.

Несколько раз она заводила с братом серьезный разговор о том, чтобы он больше загружал ее работой на ранчо, но Кайл старательно уклонялся от прямого ответа, однако разрешал ей проводить с ним и Джейсоном столько времени, сколько заблагорассудится, совсем как раньше.

Фрэнсин давно поняла, что из Кристи получилась бы хорошая фотомодель. По ее настоянию они поехали в Даллас к профессиональному фотографу. Золовке она пояснила, что хотела бы иметь несколько ее фотографий в восемнадцать лет, просто так, на память. Кристи не скрывала, что считает эту поездку пустой тратой времени, но согласилась. Фотограф провозился с ней несколько часов, заставляя надевать то один, то другой наряд из тех, которые Фрэнсин «совершенно случайно» захватила с собой. Когда же дело дошло до купального костюма, терпение Кристи лопнуло.

– Нет уж, Фрэнси, этого не будет. Либо в одежде, либо вообще сниматься не стану. Это мое последнее слово, и давай не ссориться.

Фрэнсин переглянулась с фотографом и пожала плечами, понимая, что девушку не переупрямить.

У Кристи между тем были свои тайные планы. С того весеннего вечера, когда Джейсон впервые поцеловал ее, она знала, что будет делать. Она ему небезразлична, это ясно как дважды два, значит, надо брать инициативу в свои руки. К концу лета он должен понять, что имеет дело с женщиной, а не с сопливой девчонкой.

Прежде всего надо его убедить, что он не слишком стар для нее. Подумаешь, каких-то десять лет разницы! Ведь они оба вполне взрослые люди. Давить на него, смотреть телячьими глазами, конечно, незачем, только все испортишь. Поэтому она изменила тактику и теперь вела себя с Джейсоном так, словно видела в нем лишь друга, и не более того.

Месяц-другой он был с ней по-прежнему осторожен и холодноват, и вот Кристи наконец с радостью отметила, что он понемногу оттаивает, а вскоре их отношения стали такими же непринужденными и легкими, как у него с Фрэнсин.

Следующий шаг Кристи сделала только через несколько месяцев после окончания школы.

– Можно взять твой старый джип, Кайл? Хочу съездить в Сиело, там сегодня фильм, который я давно мечтала посмотреть. – Ясные, широко распахнутые глаза обвели сидящих за столом, лишь на секунду задержались на Джейсоне и снова уставились в тарелку. Ужин подходил к концу.

Кайл озабоченно нахмурился.

– Кристи, ты никогда не ездила в город так поздно. Фильм кончится за полночь, а тебе еще до дому добираться. – Он посмотрел на жену в ожидании поддержки, но Фрэнсин так и не успела раскрыть рот.

– Если тебе так хочется посмотреть эту картину, Кристи, – сказал Джейсон, – я могу тебя отвезти.

Кристи «удивленно» вскинула глаза.

– О, спасибо, Джейс, но это ни к чему. Если Кайл даст мне джип, я прекрасно справлюсь сама. – Она быстро доела свой ужин и посмотрела на брата. – Все будет в порядке. Кайл, не волнуйся.

Кайл смущенно кашлянул.

– Я не хочу стеснять твою самостоятельность, но все же мне будет намного спокойнее, если ты поедешь с Джейсом. В дороге всякое может случиться, поломка какая-нибудь или еще что. – В его глазах читалась просьба: ну, пожалуйста, Кристи, постарайся понять меня, я ведь буду волноваться.

О, как же она любила брата! На миг ей даже стало совестно втягивать его в эту затею. Она вздохнула, посмотрела на Джейсона и улыбнулась.

– Прости, Джейс, я просто не хотела навязываться. Но, если у тебя есть время, отвези меня, пожалуйста. Это будет чудесно.

Фильмов оказалось целых два. Первый – вестерн – сразу увлек их обоих, а второй – любовная история в чистом виде – растрогал Кристи до слез, да и Джейсона не оставил равнодушным.

Когда они вышли из кинотеатра, была уже глубокая ночь. Город словно вымер. Кристи и Джейсон молча уселись в джип и поехали домой. Чтобы поменьше трясло, он крепко обнял ее за плечи и вел джип одной рукой. Кристи положила голову ему на плечо, все еще размышляя о фильме. Ноздри ей щекотал легкий терпкий запах его одеколона; бедро, на котором покоилась ее рука, бугрилось мышцами всякий раз, как он нажимал на газ или тормоз. Ей было так уютно рядом с Джейсоном, так радостно чувствовать на плече его руку. Кристи еще ближе придвинулась к нему и тихонько заговорила прямо в ухо:

– Слушай, Джейс, а мы ведь впервые за много месяцев остались вдвоем.

Джейсон вздрогнул. Сняв руку с плеча Кристи, он полез в карман за сигаретами. Она вдавила зажигалку в приборный щиток, подождала, когда та выскочит, и поднесла к его сигарете.

Джейсон взялся за руль уже обеими руками.

Молча попыхал сигаретой и лишь через минуту ответил:

– Да, знаю.

Она ждала, но он снова погрузился в молчание.

– Ты еще сердишься на меня за тот вечер?

– Какой вечер?

– Ну, когда я тебя поцеловала.

– По-моему, – с легким смешком отозвался Джейсон, – мы оба активно участвовали в этом процессе.

Кристи рассмеялась.

– Да, конечно. Но так или иначе, мне жаль, что я своим поведением отпугнула тебя.

Как бы ей хотелось быть художницей, чтобы запечатлеть на холсте этот чеканный профиль.

– Я тебя избегал вовсе не поэтому, – тихо проговорил Джейсон.

У Кристи замерло сердце – ведь он только что признался, что делал это умышленно!

– Да? – как можно беззаботней воскликнула она. – Тогда почему же?

Джейсон быстро взглянул на ее слабо освещенное приборным щитком лицо, потом глубоко затянулся сигаретой и выкинул окурок в окно.

– Потому что боялся твоей близости, боялся, что не смогу держать себя в руках.

– А теперь, значит, не боишься? Теперь можешь держать себя в руках?

– Тебе видней. В кино я, кажется, вел себя прилично. – Джейсон расплылся в широкой улыбке.

– А тебя не очень смутило, что я так увлеклась тобой, Джейс?

– Увлеклась? – повторил он. – Не понимаю, о чем ты.

– Да все ты прекрасно понимаешь! Все мои мысли только о тебе, и ты это знаешь.

Кристи взглянула на него, но он по-прежнему смотрел на дорогу.

– Я тоже с самого моего возвращения ни о чем другом не могу думать, только о тебе, дорогая. – Он снова обнял ее, прижал к себе и, не отрывая глаз от дороги, прошептал:

– Если б билетерши умели читать чужие мысли, меня бы с позором вышвырнули из зала – вот что я о тебе думаю.

Кристи звонко расхохоталась.

– О Джейс, но это же безумие! Почему ты таился от меня?

– Ждал, пока ты подрастешь, Кристи. Я, как ты знаешь, терпелив.

– Сколько же времени мы потеряли! – Она чмокнула его в ухо. – Но сейчас я уже взрослая – мне уже восемнадцать, и я кончила школу.

Он сбросил скорость и свернул с автострады на проселок, ведущий к ранчо.

– И чем же ты собираешься заниматься?

– Как чем? Любить тебя, конечно. Эти слова, произнесенные тихим голосом и так обыденно, потрясли Джейсона до глубины души. Нога соскользнула с акселератора, машина замедлила ход. Через секунду он пришел в себя и выжал сцепление. Кристи снова положила голову ему на плечо. В полном молчании они проехали несколько миль, и Кристи стала подремывать, как вдруг Джейсон проговорил:

– Что ты думаешь, Кристи?

Она тряхнула головой, соображая, послышался ли ей этот вопрос. Они уже подъехали к ранчо Коулов. Джейсон выключил мотор, фары погасли.

– О чем ты, Джейс?

Он повернул ее к себе лицом.

– О нас с тобой. Что ты о нас думаешь? Джейсон сделал ударение на слове «нас».

Никогда в жизни Кристи не видела, чтобы он был так серьезен.

Она мягко улыбнулась, чувствуя свою власть над ним.

– А что бы тебе хотелось?

– Мне бы хотелось увезти тебя куда-нибудь подальше и любить так, чтобы ты вопила о помощи. – Странно, но голос его звучал мрачно.

Кристи кивнула.

– Отлично. Давай на следующей неделе? Джейсон выпрямился за рулем.

– Ты серьезно?

– Конечно. А ты что, шутишь? Я скажу Фрэнсин, что подруга пригласила меня на уикэнд.., а буду с тобой.

В темноте он не видел ее лица, но вполне представлял себе жизнерадостную мордашку и глаза, вспыхнувшие при одной мысли о том, что она удерет от брата и его жены.

– Хорошо, следующий уик-энд меня устраивает.

Кристи так давно и так сильно любила этого человека, что теперь уже не могла отступить.

– Так до встречи?

– Да, Кристи, и не сомневайся во мне, милая. – Он внезапно притянул ее к себе. Руль впился между ребер, но она не обратила на это внимания.

Поцелуй был долгим и жарким. Кристи больше ни секунды не сомневалась, что Джейсон испытывает к ней самую настоящую страсть. Она тихонько вскрикнула, только когда руль слишком сильно вдавился в бок, и это заставило его разжать объятия.

– Да, здесь не место, – сказал он прерывающимся голосом.

Кристи откинулась на сиденье, судорожно переводя дыхание. Господи, что же это с ней? Рядом Джейсон, она его любит, и он ее тоже! Это самое важное на свете, все остальное несущественно.

– Меня отпустят, милый, вот увидишь!

Так оно и вышло. Кристи мимоходом сказала Фрэнсин, что поедет к подруге в город, на что Фрэнсин с некоторым удовлетворением заметила, что «девочке наскучила сельская жизнь». Кристи сознательно воздержалась от комментариев.

Раньше Кристи никогда не лгала, и родные полностью ей доверяли. Кайл ничего не заподозрил, даже когда явился Джейсон и предложил подвезти ее в город.

Они проехали уже несколько миль, но Джейсон хранил молчание и хмуро смотрел на дорогу.

– Куда мы едем? – спросила наконец Кристи.

– В Нуэво-Ларедо.

– В Мексику?

Он быстро взглянул на нее и снова уставился вперед.

– Чем тебе не нравится Мексика?

– Да нет, все в порядке, просто я немного удивилась.

– А ты думала, я повезу тебя к себе, прямо под заботливое крылышко Молли? – сердито спросил Джейсон. Н-да, хорошенькое начало уик-энда!

– Извини, Джейс, я не подумала. С тобой хоть на край света.

Снова воцарилось молчание. Кристи досадливо наморщила носик. Не так виделись ей первые минуты вдвоем. Она, конечно, нервничала, впервые уезжая из дома на два дня с мужчиной, но ему-то, Джейсону, такое было не впервой. От этой мысли ей стало больно, и она постаралась отстать ее от себя. В двадцать восемь лет у него наверняка был опыт в подобных делах. Глупо воображать, что он до сих пор девственник.

Они пересекли границу Мексики. И тут удивление Кристи сменилось полнейшей озадаченностью: вместо того чтобы поискать какую-нибудь гостиницу, Джейсон затормозил перед казенного вида зданием.

– Где это мы?

Джейсон решительно произнес:

– Видишь ли, Кристи, я не намерен провести с тобой этот уик-энд украдкой где-нибудь в дешевом мотеле, а после как ни в чем не бывало возвратить домой брату. Может, ты этого и хотела, но я на такое не способен.

Сердце у Кристи камнем ухнуло вниз. Выходит, он не так уж и увлечен ею, просто захотел поразвлечься, посмотреть, что получится из ее затеи. Тогда зачем же он привез ее сюда? Так же твердо Джейсон продолжил:

– Сейчас мы войдем туда и поженимся. – Жестом он остановил Кристи, которая хотела что-то сказать. – И никаких возражений, черт побери Я люблю тебя и не могу лечь с тобой в постель, а потом вести себя так, будто ничего не произошло. Словом, мы поженимся, а когда вернемся, я все объясню Кайлу и Фрэнсин. Они, конечно, расстроятся, да и мне не очень по душе, что мы не предупредили их заранее… – он помедлил, коснулся рукой ее щеки, – но я слишком долго терпел и не в силах ждать свадебной церемонии с большим приемом.

Кристи порывисто бросилась ему на шею и, не обращая внимания на любопытные взгляды прохожих, осыпала его лицо быстрыми поцелуями.

– О Джейс! – захлебываясь от счастливого смеха, воскликнула она. – Мне и не снилось, что ты захочешь взять меня в жены, вот я и предложила стать твоей просто так, без регистрации брака. Я счастлива выйти за тебя, дурачок ты мой, я об этом мечтала всю жизнь!

Взявшись за руки, они вошли в здание.

– Все-таки я чувствую себя подлецом, – сквозь зубы пробормотал Джейсон.

– Правильно, ты и есть подлец. А вдобавок вор, укравший любимую сестричку у лучшего друга! – Она засмеялась, сжимая его ладонь.

Джейсон улыбнулся.

– Ничего подобного, я тебя умыкнул на время.

Уик-энд они провели в роскошном мексиканском отеле.

Кристи была невинной девушкой и ничего не смыслила в физической близости между мужчиной и женщиной. Понимая это, Джейсон вел себя деликатно и не проявлял нетерпения. Кристи оказалась хорошей ученицей, в ней быстро проснулись чувственные желания. И чем больше нежности и деликатности выказывал Джейсон, тем сильнее она проникалась к нему доверием.

Днем они бегали по рынку и по магазинам и с большим удовольствием восприняли здешний обычай отдыхать в полуденные часы, хотя отдых у них получался весьма относительный.

Они планировали выехать домой в воскресенье ранним утром, тогда будет достаточно времени, чтобы все объяснить Фрэнсин и Кайлу. Но всевозможные мел