«Подводный волк» Гитлера. Вода тверже стали

Annotation

Он по праву считается одним из лучших подводных асов III Рейха. Его экипаж готов идти за своим капитаном даже в ад. Его U-boot прославилась громкими победами — атаковала вражеские порты, топила не только транспортные суда, но и боевые корабли, не раз выигрывала дуэли с британскими эсминцами, погружаясь на запредельную глубину, где Das Wasser besiegt den Stahl (вода тверже стали), и даже с боем прорвалась через «игольное ушко» Гибралтара, хотя шансы выжить здесь у немецкой подлодки были 1 к 10… Его феноменальное везение, невероятное чутье и дар ясновидения, который сегодня назвали бы «экстрасенсорным», привлекли внимание оккультного института СС Annanerbe и самого Гитлера, который лично отдает своему лучшему Der Seebar («морскому волку») секретный приказ: спасти от верной гибели флагман Кригсмарине линкор «Бисмарк» и изменить ход истории!

Вильгельм Шульц

Глава 1

Глава 2

Глава 3

Глава 4

Глава 5

Глава 6

Глава 7

Глава 8

Глава 9

Глава 10

Глава 11

Глава 12

Глава 13

Глава 14

Глава 15

Глава 16

Глава 17

Глава 18

Глава 19

Глава 20

Глава 21

Глава 22

Глава 23

Глава 24

Глава 25

Глава 26

Глава 27

Глава 28

Глава 29

Глава 30

Глава 31

Глава 32

Глава 33

Глава 34

Глава 35

Глава 36

notes

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

13

14

15

16

17

18

19

20

21

22

23

24

25

26

27

28

29

30

31

32

33

34

35

36

37

38

39

40

41

42

43

44

45

46

47

48

49

50

51

52

53

54

55

56

57

58

59

60

61

62

63

64

65

66

67

68

69

70

71

72

73

74

75

76

77

78

79

80

81

82

83

84

85

86

87

88

89

90

91

92

93

94

95

96

97

98

99

100

101

102

103

104

105

106

107

108

109

110

111

112

113

114

115

116

117

118

119

120

121

122

123

124

125

126

127

128

Вильгельм Шульц

«Подводный волк» Гитлера. Вода тверже стали

Смерть достаточно близка, чтобы можно было не страшиться жизни.

Ф. Ницше

Was dir geliebt meine zu schenken?

Darf die richtige Liebe,

Es Darf die See nächtlich?

Darf der blaue Nebel,

Oder des Sternes über ihm?

В приемной висело сдержанное напряжение. Люди обсуждали события последних дней. Говорят, что Варшаву мы не контролируем, что это только на бумаге все идет гладко. А на деле танковый отряд, прорвавшийся на окраины города, был просто чуть ли не голыми руками растерзан поляками. Они остервенело дерутся. Все не так просто оказалось. И конечно же в польский вопрос по самые ушки залезли англичане.

— Герр лейтенант! Прошу вас! — Дежурный пригласил Ройтера к массивной дубовой двери, которая вела в кабинет корветтенкапитана Эккерманна.

— Лейтенант Ройтер, старший торпедист U-5, по вашему приказанию прибыл! — отрекомендовался он командиру.

— Проходите, герр Ройтер, — пригласил его Эккерманн. Командир флотилии был настроен явно дружелюбно. Да он сам на этом посту без году неделя. Может, еще не привык? Кто их там поймет… Через пару минут Ройтер почувствовал, что ему вовсе не собираются устраивать разнос.

— Я смотрел личное дело. В вашем мюрвикском табеле одни пятерки. Наверное, это было не просто добиться столь блестящих результатов в таком учебном заведении?

Ройтер растерянно кивнул. Он все еще не мог понять, что происходит.

— Да он и не только в Мюрвике, — отозвался голос из другого конца комнаты. Ройтер не сразу обратил внимание на высокого полноватого мужчину в коричневом партийном френче без знаков различия. — Он и в Дармштадте, и в Берлине демонстрировал успехи. А математика, как известно, мозги приводит в порядок… Позвольте представиться — Ганс Рёстлер, ответственный от Партии в 1-й флотилии.

— И Куштман вас положительно характеризует. Он вас рекомендовал.

— Простите, рекомендовал для чего? — почти прошептал Ройтер.

— Мы считаем, что вы вполне готовы принять под командование U-Boot. — Эккерманн встал, прошелся по кабинету и с торжественной улыбкой застыл напротив Ройтера.

«Ого! Вот это да! То есть вместо наказания каплей [3]решил просто от меня избавиться…»

— В 21.00 произошел инцидент с «Атенией», а чуть раньше вы уничтожили английский сторожевик, — произнес Рёстлер. То есть вы с вашим командиром открыли счет побед германского флота в этой войне. Это символично. Вот, Хельмут Ройтер, такие, как вы, уничтожат гидру мировой плутократии…

Говорил он красиво и долго — ничуть не хуже Геббельса, а Ройтер все никак не мог понять, что за странный человек этот «ответственный от Партии», в каком он звании хотя бы?.. Вообще-то так вольно обращаться с формой мог еще только один человек в рейхе. [4]Но Рёстлер, очевидно, имел на то какие-никакие основания. Возможно, эти основания давал ему золотой партийный значок, который носили только заслуженные ветераны движения — «старые борцы», как их называли. Несомненно, этот Рёстлер не просто так «погулять вышел». И держится он в кабинете Эккерманна как хозяин. Да, есть в его манере разговаривать что-то от рейхсминистра. Кстати, Геббельс, вот, был вторым человеком, позволявшим себе такие же «отступления от формы». Рёстлер, получается, третий…

Когда Хельмут шел во флот, то жаждал подвигов и невероятных приключений, и крушение карьеры в самом начале победоносной войны никак не вписывалось в его планы. В первый свой поход отличник академии отправился 30 августа 1939 года. Через два дня радио сообщило о событиях в Глейвице, а еще через три — о том, что Великобритания объявила нам войну.

Известие это настигло U-5, на которую Ройтер был определен в качестве командира боевой части, уже на боевой позиции, в квадрате AN-16. Всем, кто хотя бы раз видел карту, оперативную карту ВМС, сразу становится понятно — это почти Скапа-Флоу. А со Скапа-Флоу еще с 1918 года у любого моряка воспоминания связаны самые пренеприятные. Однако в тот поход ничего особенно трагического не произошло. Он был даже, можно сказать, скучным. Пожалуй, только за одним-единственным исключением. Этим исключением был как раз тот самый английский сторожевик, из-за которого все закрутилось. Куштман оказался в весьма затруднительном положении. С одной стороны, Ройтера нужно было примерно наказать. С другой — он уничтожил боевой корабль королевских ВМС, чем открыл счет побед для U-5 — и для своего командира тоже. Действовал хоть и авантюрно, но смело, грамотно, а стало быть, заслуживал награды. Хуже всего было то, что, когда лодка возвращалась в Киль, израсходовав запасы соляра, на ней был поднят лишь один красный вымпел — то есть тот самый, ройтеровский. Про Гюнтера Куштмана говорили разное. Да, пожалуй, он не покрыл себя столь громкой славой, как Генрих Леман-Вилленброк, пришедший ему на смену в качестве командира U-5, но уж дураком-то каплей точно не был. И поступил он весьма остроумно. Он просто списал Ройтера со своей лодки по приходе в базу, как оказалось, с достаточно лестной характеристикой, позволявшей ему досрочно претендовать на командование субмариной. Куштман был старше Ройтера лишь на 4 года, но казался Хельмуту полнейшим ретроградом. В свою очередь, каплей считал Ройтера штатским выскочкой, разлагающим спаянный коллектив. Куштман, придя на флот кадетом и прошагав по всем ступеням флотской иерархии, особенно ревностно относился к субординации и дисциплине.

Выпускаясь из академии, Ройтер добился направления в 1-ю флотилию, носившую имя Отто Веддигена. Героический капитан-лейтенант — подводный ас великой войны, был кумиром для Ройтера. На своей U-9 он в течение одного боя потопил сразу 3 английских крейсера. Ройтеру был всего лишь год, когда блистательный Отто уже заставлял дрожать британского льва и завоевывал славу германского флота. Теперь эту славу надо было приумножать ему, и он был к этому готов. Может быть, выбор молодого капитана был обусловлен тем, что ему нравилась цифра 1. Его день рождения 20 января 1915 года в сумме давал единицу. (Хельмут верил в нумерологию.) Так что это сочетание всех факторов (1+Веддиген+Ройтер) создавало уникальные возможности… Какие? Да и сам Ройтер еще толком не понимал. Но в любом случае, цифра 1 — это цифра королей и великих воинов, цифра героев, а время для подвигов было самое что ни на есть подходящее. Страна поднялась с колен, расправила плечи, вермахт прошагал по площадям Вены и Праги, осыпаемый цветами. Реванш на суше состоялся. Теперь следовало на море спросить с «томми» за Скапа-Флоу, за годы унижения и раболепства. И лично он, Хельмут Ройтер, пройдет по пути вслед за своим кумиром, и, ну конечно, не через год-два, но, может быть, через 10 лет, где-нибудь в 49-м станет адмиралом, не в 49-м — что-то уж очень оптимистично… Ну, ладно, — в 53-м, и возглавит весь подводный флот Германии, которая к тому времени станет единственной владычицей морей и столицей мира.

Пока же столицей морской войны был Киль — это вам не какой-то там заштатный Фленсбург, откуда был родом Ройтер, — пряничные домики, утопающие в зелени, шпиль собора, ратуша из бурого кирпича… Киль — это железный город, с лязгом портовых кранов, с мощными крейсерами на рейде. Но если во Фленсбурге главное Мюрвик и торпедная школа, то в Киле главное конечно же верфи и морской порт. Они работали в полную мощь, ковали разящий меч Ньёрда, [5]не зная сна и отдыха.

— Кстати, Ройтер, я хотел у вас спросить. За что у вас выговор? В первый же день?.. — как бы невзначай поинтересовался Рёстлер, когда они вышли от командира флотилии.

— Пришел рапортовать руководству в грязном ботинке… — вздохнул отличник Мюрвика.

— Как это? — Рёстлер изобразил невероятное удивление.

— Ну так, я шел для представления и тут гляжу — мальчишка упустил кораблик… Смешной такой… Играл в ручейке с корабликом и упустил, его чуть не засосало в водоворот. Я его спас, кораблик… — Ройтер усмехнулся, — но оступился и… вот… а переобуваться уже времени не было…

— Понимаю… — задумчиво процедил Рёстлер. — Скучаете по сыну?

— Откуда вы знаете?

— Ну, во-первых, я отвечаю за воспитательную работу среди личного состава флотилии, а это означает, что я должен, просто обязан, знать обо всех все. Ну, судите сами, родина и фюрер вручили вам грозное оружие, но каким бы современным и мощным оно ни было — воюет все равно не лодка, не танк, не самолет, воюет человек. А если у него тоска на душе, кошки скребут, то он обязательно ошибется. А потом, я достаточно хорошо знаком со старшим Демански.

2

— Я не ошибусь, — твердо, глядя прямо перед собой, произнес Ройтер.

— Не сомневаюсь. Потому-то и говорю с вами об этом. Очень хорошо вас понимаю. Настоящему офицеру, вроде вас, просто необходимо иметь качественное потомство. Война — сами понимаете, всякое может случиться… А здесь — качество отменное! Отец вашей избранницы — заслуженный человек, почетный генерал СС, мать из судетских немцев, плюс ваша кровь, ваш отец ведь тоже военный моряк был… Да, Ади — просто образец будущего арийской расы. Именно таким, как он, через каких-нибудь 20 лет придется держать штурвал нашего корабля.

— Что верно — то верно… Ади можно прямо на плакат. Он даже внешне чем-то напоминает Хейне Квэкса. [6]

— Ройтер, я все хотел вас спросить, а почему вы до сих пор не член партии?

— Я как-то никогда об этом не задумывался… Я честный немец, офицер, но я не политик…

— О… Ройтер, ошибаетесь. Сегодня каждый честный офицер, да не только офицер, каждый матрос, каждый юнга — политик. Вот возьмите хотя бы беднягу Юлиуса. [7]Один залп торпеды, а ведь с этого момента вся европейская политика изменилась до неузнаваемости.

— Да, Лемп влип, это ж надо, такое невезение!

— Да что там, ну посидит на губе, силуэты поучит. Все ему на пользу. Папа [8]к таким проступкам относится снисходительно. Вот если бы промахнулся…

— Но по большому счету он выполнял приказ и только-то…

— Приказ можно выполнять тоже по-разному. Вот вы, например, приказ НЕ выполнили, а в героях ходите. И самое примечательное в этом во всем, что именно так оно и есть. Выполни вы приказ, и политическая ситуация на сегодня была бы совершенно иной… Что бы было? Мы бы на 3 сентября имели одно-единственное потопленное судно, и то пассажирское… И что бы сказала пропаганда «томми»? «Это же курам на смех воевать с таким флотом. Низкопрофессиональными, жестокими, гнусными зверьми…» А вот нет. Не единственное. Сейчас-то уже да, понятно, вот и Роллманн рапортует, и другие. Вот «Корейджес». Шухардт потопил, не слышали? [9]Но это уже сейчас, а тогда? Так что ваш этот самый сторожевик или кто там? Тральщик? На определенный момент стоил крейсера.

Рёстлер, оказывается, знал то, что еще не успело попасть в сводки. «Корейджес» — авианосец с полным комплектом самолетов на борту! Вот это победа!

Ройтера просто распирала гордость. Начиналась великая победоносная война, и ему, получается, выпала честь сделать в этой войне первый выстрел. В том, что война эта будет победоносной, мог сомневаться только полный кретин. А Ройтер вовсе не был кретином. Напротив, его математические способности сулили ему неплохую карьеру на кафедре в Дармштадте, но он предпочел Мюрвик. И как бы оно там ни было, по итогам первых месяцев действительной службы ситуация для Ройтера складывалась просто прекрасно — стремительное повышение, война, а он отличник академии и уже с боевым счетом — командир U-Boot. Овсяночники — вешайтесь!!!

Дел в ближайшие дни хватало. Особенно у новоиспеченного командира. Ройтер только сейчас понял, что Куштман просто отомстил ему за неповиновение таким изощренным образом. Нужно было срочно собирать команду. Крутись-вертись как хочешь, а выход в море через 4 дня… Нужен второй вахтенный, нужен хороший торпедист, а где их возьмешь… такой чудовищный дефицит кадров! Оказалось, что к морской войне Германия была абсолютно не готова. Только пока старпома нашел.

Старший помощник Филипп Унтерхорст был действительно завидным приобретением. Во-первых, у него имелось целых три специальности — максимум для офицера-подводника. Правда, одна из них была «артиллерист», а на лодке класса U-IIB не было палубного орудия, но сам по себе факт Ройтера впечатлил. Во-вторых, он знал английский и испанский. Ройтер также посчитал это важным. Вроде как можно и с врагами, и с союзниками общаться. От одного Ройтеру было немного не по себе. Старпому уже исполнилось 27! Как им командовать-то? И волк он морской — целый волчище! Первое свое плавание Унтерхорст совершил юнгой, чуть ли не в 13 лет. Но разница в возрасте и практическом опыте, судя по всему, самого старпома не смущала. Подводный флот — не надводный флот, да и Ройтер вроде с виду парень нормальный, самоутверждаться за его счет не станет. Так что повоюем, а там видно будет.

Пришла партия боцманов, [10]мобилизованных из Мюрвика. Это тоже можно было назвать удачным стечением обстоятельств. Двоих из них: Акселя Труманна и Вольфа Дегена — Ройтер тут же оприходовал себе. Деген был в учебной команде Ройтера, и не без его участия, по зенитным стрельбам тот получил «отлично», так что с неба лодка худо-бедно прикрыта. Саму лодку могли бы, конечно, дать и поприличнее… Субмарины второй серии назывались в подводном флоте «каноэ». Чем-то они действительно были похожи на эти чудные плавсредства североамериканских индейцев: столь же неуклюжи и тихоходны… Ройтер как-то видел в доках новую «семерку». Это была вещь! 5 торпедных аппаратов, 14 торпед боезапас и 80-миллиметровое палубное орудие. А здесь… какая-то зенитная хлопушка — ей только кукурузники сшибать, и торпед на полтора залпа, но ведь и эта штуковина может наводить страх на «томми», если уметь с ней управляться. Управлялись же с ними и Отто Веддиген, и Арно де ла Перьер, и сам Карл Дёниц… Но команде Ройтера пока было ой как далеко до асов. Молодые матросы, у которых на плечах еще не прошли синяки от 98-х «маузеров [11]», нехватка квалифицированных «профи» и времени, чтобы таковыми сделать вчерашних новобранцев, но приказ есть приказ… И выходить уже через какой-то день-два…

Как бы невзначай, потягивая пиво в офицерском буфете, ангел-хранитель Рёстлер сообщил, что на «губе» сидит оберфенрих Карлевитц — как раз вахтенный офицер. И если его куда с «губы» и выпустят, то передовая — а передовая для моряка, как известно, в море — самый подходящий для него вариант — мол, если надо, он похлопочет. Удивительный мужик, этот Рёстлер — просто волшебник. Ройтера к нему тянуло. Тем более он знал семью Демански и, судя по всему, знал не только главу семейства, но и Анну, и всех остальных, и Ади наверняка не раз на коленях у него сиживал…

* * *

В маленьком домике во Фленсбурге, недалеко от собора, в гостиной висела фотокарточка моряка. Это была карточка очень плохого качества, изрядно потертая, но, тем не менее, дававшая представление о внешности того, кто на ней был изображен. Для того, кто знал юного Ади, было крайне удивительно опознать на фото его же тридцатилетнего.Скорей уж наоборот — логичнее было бы увидеть детское фото взрослого человека. Но это было именно так. А изображен был на фото не кто иной, как Георг Ройтер — отец Хельмута, стало быть, дед Ади. Его Хельмут не помнил, и помнить не мог, потому что он ушел в последнее плавание за месяц до его рождения. И так и не вернулся. Шла война. И в доброй половине фленсбургских домов такие же фотокарточки оказывались в траурных рамках. Для моряка — море и мемориал, и надгробие. Мать мало говорила об отце. Похоже, она сама много не знала. Выйти замуж за моряка во Фленсбурге — то же самое, что для жительницы Обераммергау [12]выйти замуж за актера-любителя…

А то, что в тайну и боль его жизни посвящен Рёстлер? Ну и что? В конце концов, Ройтер — морской офицер, да не просто морской офицер, а подводник, наверняка его кандидатуру обмусолили в гестапо как положено, со всех сторон. А связь, пускай и вне брака, но не с чешкой же, а с судетской Volksdeutsche, даже престижна — в общем, в досье это все должно быть. Даже в двух досье. Даже, наверное, в трех. (У папаши — тоже.) Конечно, были в их отношениях и сомнительные моменты, но с точки зрения офицерской чести — все соблюдено. Он же не отказывался от отцовства, наоборот, можно сказать, руку и сердце предлагал этой сучке… Не взяла. Гордая… ну ладно, война все по местам расставит. Дело еще осложнялось тем, что Анна Демански была наследницей одного из самых больших в рейхе состояний, а Хельмут Ройтер во времена их бурного романа всего лишь студентом из Дармштадта. Ну а сейчас, увы, пока всего лишьлейтенантом Кригсмарине.

3

Глава 2

ИСТОРИЯ ОБЕРФЕНРИХА И ИОАХИМ ШЕПКЕ

Еврей — это тот, кого другие считают евреем.

Жан Поль Сартр

В тот вечер не просто лил дождь. Казалось, что именно сегодня наступил всемирный потоп… Жалкие «дворники» служебного «Вандерера» едва справлялись со своими нехитрыми обязанностями. С крыши гарнизонной гауптвахты лились настоящие потоки, ну почти как со шпигатов эсминца, который выполз на гребень волны, только что разбив носом очередной вал. Под этим ливнем, кутаясь в штормовые кожаные куртки, в конторское помещение гауптвахты нырнули две темные фигуры. «Вандерер» остался их ждать. «Мотор не глуши!» — распорядился один из них. Это был пункт, по которому во флоте не было единомыслия. Инструкция предписывала экономить горючее. Причем весьма жестко. Не было только определенности в том, что значит «экономить». Некоторые командиры велели глушить двигатель сразу же, даже когда стояли в очереди на КПП, другие, не без оснований, полагали, что на короткой остановке машина расходует бензина куда меньше, чем при постоянном «старт-стоп», и поступали точно наоборот. Ройтер принадлежал ко вторым.

Внутри было ну хотя бы сухо. А остальное… «губа» она «губа» и есть, хоть в Киле, хоть в Данхольме.

— Лейтенант Ройтер! — представился новоиспеченный командир U-Boot. — Я имею предписание получить на руки заключенного 246.

— А… жида… — протянул, зевнув, вихрастый рыжеватый оберлейтенант военной полиции. Перед ним на столе лежала слегка помятая вчерашняя газета. Он явно скучал. — А зачем он вам?

— Не понял… какого жида? Мне нужен оберфенрих Адольф Карлевитц.

— Ну вот… Я и говорю… Ранке!! — громко крикнул оберлейтенант в коридор. — 246-го на выход с вещами!!!

Унтерхорст и Ройтер недоуменно переглянулись. Что еще за новости? Еврей? В Кригсмарине? Лейтенант поднес бумаги к тусклой электрической лампочке. И Ройтер не без удовольствия увидел, как лицо его стало бледнеть и вытягиваться.

— Боже, кому это он так понадобился… — пробормотал оберлейтенант, рассматривая подпись. — Генерал СС! С ума сойти… — медленно проговорил он, машинально застегивая верхнюю пуговицу кителя.

— Ну да.

Рёстлер постарался. Хотя, наверное, для того чтобы освободить оберфенриха, было бы достаточно требования капитана порта.

Дверь лязгнула, и на пороге появился заключенный 246. «Это жид? — про себя подумал Ройтер. — Это шутка, наверное». В помещение канцелярии вошел молодой человек, лет 25 — несомненно, многовато для оберфенриха. Острые черты лица и допустимая в Кригсмарине эспаньолка выдавали некоторые характерные черты средиземноморского расового типа, но евреем его можно было бы назвать с большой натяжкой.

Ройтер, когда знакомился с его личным делом, немало удивился несообразности количества заслуг и их весьма скромной оценки руководством. Карлевитц успел отличиться в Испании, будучи вахтенным на эсминце, имел вторую квалификацию медика, диплом фармацевта…

— Оберфенрих! За что вас арестовали? — поинтересовался будущий командир.

— Вызвал на дуэль офицера… — устало-безразлично отозвался Карлевитц. Он, видимо, устал давать идиотские объяснения по нескольку раз на дню.

— За что??? — вырвалось у Унтерхорста. Их взгляды с Ройтером неожиданно пересеклись. Взгляд старпома уже выражал осознание собственной вины — он перебил командира.

— За то, что он назвал меня жидом…

— А какие-то основания у него к этому были? — «Бред какой-то, при чем тут жиды?» — подумал Ройтер…

— Я — «мишлинге», — мой отец еврей…

— О как! — вырвалось у Унтерхорста.

Теперь хотя бы становится понятно, что к чему. У парня нет «Исключительного разрешения» второй ступени, [13]но с флота не уходит. Ройтер на уровне какого-то инстинкта испытывал симпатию к людям, идущим наперекор судьбе. По крайней мере они достойны уважения куда большего, чем разные представители «флотских династий». У тех уже все схвачено с рождения практически. Раз папа адмирал — то и сын как минимум фрегаттенкапитан. Насмотрелся он на таких в Мюрвике.

— Сколько лет служите вахтенным?

— Два года. На тральщиках, на эсминцах.

— Когда овладели специальностью «медик»?

— Я, можно сказать, потомственный медик… У нашей семьи аптека в Дрездене.

— Алхимик… — шепнул Унтерхорст. И сделал многозначительный жест. Ройтер уже заметил, что его первый помощник несколько «с прибабахом». Унтерхорст был исключительным навигатором и примерным первым помощником, но при этом был склонен, как бы Ройтер это назвал, «к чрезмерному мистицизму». Он сосредоточил в себе полный набор всех возможных флотских суеверий. Стать правильным лютеранином ему очень сильно мешало природное язычество вольного города Гамбурга, которое, в конце концов, и погнало его, 13-летнего, в море. Не был он и католиком, хотя убеждение — еврей, да еще алхимик — это же как минимум слуга дьявола, если не сам дьявол — вполне католическое убеждение… Вообще не понятно, что тут еще делает командир, когда такоевскрылось.

— Карлевитц! — обратился Хельмут к оберфенриху. Унтерхорст может кланяться хоть табуретке сколько хочет, но без второго вахтенного в море они не выйдут. Пусть хоть папуас из Новой Гвинеи, лишь бы специалист был хороший, а тут, судя по всему, именно так и есть. — Вам предлагается поступить на службу в подплав. Выход в море — послезавтра. Вы знаете, что такое U-Boot — расписывать не буду. Если вы готовы со всеми плюсами и минусами это принять — милости прошу на борт.

Глаза у парня загорелись. В последнее время редко кто был готов оценить его качества как таковые, без апелляций к делам отца и деда. Он все-таки был моряк в первую очередь и гражданин Великой Германии во вторую, а еврей только в третью.

— Я готов, — не колеблясь ответил Карлевитц. — Можно вопрос, господин лейтенант? — добавил он через некоторое время.

— Слушаю вас, оберфенрих.

— Вас не смущает что я…

— Что вы еврей?

— Наполовину еврей, — вежливо уточнил Карлевитц.

— Знаете, — Хельмут перехватил вопросительный взгляд Унтерхорста. — Я готов принять в команду еврея с таким представлением о чести и достоинстве, как у вас.

Унтерхорст что-то пробубнил невразумительное, но решение командира — есть решение командира.

Надо заметить, что к подбору персонала Ройтер отнесся крайне серьезно. У него был опыт учебных походов. Он затвердил как «Отче наш», что неважных, «избыточных» вакансий на лодке нет, и один криво закрытый клапан может означать бесславную гибель лодки и всего экипажа. В этот вечер он долго не мог уснуть. Все ли правильно он сделал? Не усомнился ли первый помощник в правильности флотской субординации? Смирится ли он с тем, что теперь ему придется торчать с жидом в одной лодке, пить из одной кружки, есть с одного камбуза… О, черт подери… камбуз, еще же камбуз… а выход послезавтра…

* * *

К Балтийскому побережью земли Мекленбург прилежат три острова, которые очень похожи по своим очертаниям. Это острова Рюген, Узедом и Хидензее. Море врезается в них, образуя глубокие бухты и лиманы, отчего на карте они выглядят как бы сильно истрепанными, и только узкие песчаные отмели соединяют отдельные части суши. Во время осенних и зимних штормов море затопляет побережье, размывает крутые берега и уносит течением почву, несмотря на усилия местных жителей по укреплению берегов.

Места здесь и вправду чудесные. Мелкий белый песок и сосновые леса — вот что нужно для того, чтобы, растянувшись на берегу, вдыхать полной грудью свежий воздух. И нет ничего на земле, кроме вот этого моря, песка и тебя… и ее…

Ройтеру снился сон. Он с сыном запускает бумажного змея… Змей сопротивляется, падает, он его поднимает, снова пускает по ветру, змей опять падает. Сон точно повторял реальность. Настолько точно, что Ройтер долго лежал, открыв глаза, не понимая, что вдруг посетило его это видение, может, и не сон это был вовсе. До войны они ездили с семьей, да, с семьей, назовем это так, как бы там оно ни было, на море, где, собственно, и происходило все это.

4

Зачем сейчас появился этот осколок потерянного рая? Он уже почти все забыл. Но это видение неотступно следовало за ним все утро. «Может, это что-то значит?» — подумал Хельмут. И решил позвонить. В Берлин можно было позвонить из штаба.

— Здравствуй.

— Здравствуй, — услышал он на удивление приветливый голос Анны.

— Как вы там?

— Хорошо. Вот Ади себе хвост приделал и ходит по дому… — тут что-то произошло… Ройтер понял что… Она узналаего. — Какого черта ты звонишь?

— Просто хотел узнать, как вы там…

— Раньше нужно было беспокоиться, как мы там…

— Может быть…

— Нет, ничего не может быть! Не может! Не звони больше… я тебе говорила.

— Послушай…

— Ничего слушать не хочу. Все. Счастливо! И не присылай больше подарков. Мы как-нибудь сами.

— Но я же все-таки отец.

— Ади обходился без отца, когда ему был один год, обойдется и сейчас… — ту-ту-ту…

— Господин лейтенант! Господин лейтенант! — Ройтер очнулся от того, что дежурный тряс его за руку. — Линия разъединена…

— Да-да… конечно… — пробормотал Ройтер.

Увы! Оказалось простосон. Ничегоне значит. Анна, Анна… Зачем же так? За маленького Адольфа-то я, положим, спокоен. Все у него есть и даже больше. Что такое «Лебенсборн» и «Зимняя помощь», [14]он уж точно никогда не узнает.

Покидая штаб, Ройтер вдруг нос к носу столкнулся с оберлейтенантом в щегольском, только что пошитом у дорогого портного кителе. Ройтер был настолько растерян, что сначала даже не понял, кто это.

— Хельмут! — окликнул его тот.

— Боже, Иоахим! — Откуда здесь мог взяться старый друг? Казалось, он так прочно устроился в Мюрвике.

— Хельмут! Еще бы чуть-чуть, и я бы тебе заехал дверью в лоб… Что-то ты совсем не в духе…

Да, пожалуй, Шепке — это именно тот, кто ему был сейчас нужен. Старый друг был в курсе истории Ройтера. Ну, более или менее…

Виктор Штааль [15]и ему подобные должны быть благодарны провидению, что Иоахим Шепке, как и большинство фленсбургских мальчишек, в детстве грезил о море, а не о целлулоидных мирах киноэкрана. Иначе бы он — можно поспорить — оставил звезду UFA без работы. Да и по ту сторону Атлантики конкурентов было бы немного. Шепке был не просто красив — он был ослепителен. И он был талантлив. Это касалось не только минно-торпедного дела, к которому он привил любовь, в частности, Ройтеру. Шепке был из той редкой породы людей, которые были талантливы буквально во всем. Он писал стихи, отменно рисовал, а уж как танцевал! Ройтер со всеми своими достоинствами сильно проигрывал приятелю, однако это им не мешало быть друзьями с раннего детства. Иоахим был на три года старше. Это сейчас, когда они оба офицеры Кригсмарине, не имеет большого значения, а когда-то на улицах Фленсбурга в голодные годы депрессии эти три года разницы делали его наставником и защитником. По странной прихоти судьбы друзья встретились снова именно в Мюрвике, где Шепке снова был старшим. Он учил. Ройтер учился. Теперь они опять вместе, и теперь они равны… Ну почти равны…

Понятное дело, что встречу друзья решили отметить, как это положено, в ближайшем подходящем для этого заведении. Собственно, искать долго не пришлось.

— Получаю новую лодку! — похвастался Иоахим.

— Да, здорово, я свою вот получил…

— Да ты теперь командир! Ну я всегда говорил, что ты найдешь свою звезду… В деле уже был?

— Был, правда, не командиром. Мы потопили тральщик…

— Вы позволите к вам присоединиться? — где-то слева за спиной прозвучал голос Рёстлера. Тут как тут… — Шепке! Вы к нам? Что ж, наша флотилия будет рада принять в свои ряды такого профессионала, как вы!

— Простите, с кем имею честь?

Рёстлер отрекомендовался.

— Если бы не его хлопоты, — отметил Ройтер, — я бы ушел в поход с некомплектом.

— Я слышал, вы с вашим евреем нашли общий язык, — подмигнул Рёстлер.

Ну, насчет «ваш» — это вы палку перегнули. Кто его посоветовал? Так что еврей ваш.А парень действительно толковый. В лодке все равно, еврей ты или папа римский. Море не различает. Тонут все одинаково. Опять же, кто идиот — видно сразу. А тиара мешается, доложу я вам, когда лезешь в отсек. На руках подтянулся, ногами в люк — ра-а-аз!.. Тиара — хлоп, и дальше по палубе бам-блям покатилась. Возвращаться за ней…

Ройтер, несмотря на возбуждение, вызванное встречей, все-таки пребывал мыслями далеко от этого столика с бутылкой шнапса. Он перенесся на остров Рюген. Что-то он неправильно делает… «Может быть, я не достаточно настойчив? Что вообще случилось?» — спрашивал он себя. Обида не может длиться вечно. Она же его любит. Не любила бы — не психовала бы, правда же?

Взрыв хохота за соседним столом взорвал монотонный гул голосов, которым был наполнен бар. Отто Шухардт сегодня был героем, его представили к Железному кресту I класса, и по правде сказать, было за что. Несколько дней назад Рёстлер сообщил о его победе лишь в общих чертах, да он и сам тогда не знал подробностей. В момент объявления войны, 3 сентября, в море находилось множество британских торговых судов, которые шли разными курсами в разные точки мира, который для них был все еще вотчиной Его Величества. Чтобы защитить этих потерявшихся сироток, британское Адмиралтейство отправило в море авианосец «Отважный» вместе с 4 эсминцами. Они должны были крейсировать юго-западнее Ирландии. В течение двух недель авианосец, как заботливый пастух, загонял беспомощных овечек в пролив Св. Георга. Вечером 17 сентября одно из перепуганных торговых судов, находившееся в нескольких милях от авианосца, послало в эфир паническое сообщение о том, что оно обнаружено вражеской подводной лодкой. Командир «Отважного», капитан 1 ранга Макейг-Джонс, отправил два эсминца, чтобы проверить сообщение. Они благополучно скрылись за горизонтом. Как раз в этот момент Шухардт всплыл под перископ.

— Прыгаю в ходовой мостик и чуть не умираю со смеху, — продолжал Шухардт громко, так что слышал, наверное, весь бар. — Представьте такую картину: полумрак, треск, фонтаны воды хлещут, а тут стоит мой старпом по колено в… (гальюн ведь тоже пострадал) с широко расставленными руками, как Иисус над Rio. Так, думаю, пока вся команда не потонула в собственном дерьме, нужно спасать честь старпома, да и его кальсоны. «Томми» с перепугу сыплют и сыплют бочонки. Такой вот карамболь…

— Да что и говорить, Поль Ландовски создал величественное произведение, — заметил Рёстлер Шепке кивнул.

— Вот скажи, — обратился Рёстлер к Ройтеру, глумливо так. Как будто экзаменовал его с заранее известным результатом, — кто, по-твоему, наш главный враг, главный враг Германии?

Ройтер посчитал этот столь очевидный вопрос, предполагавший столь же очевидный ответ, явной провокацией и постарался обратить все в шутку.

— Ну, как кто? Евреи и коммунисты…

— Вот я так и знал… — ухмыльнулся изрядно подвыпивший Рёстлер. Его мясистое лицо, и без того красноватое, от шнапса стало почти сиреневым. — Ну, посуди сам, лейтенант! Евреи — в основной массе, — он особенно подчеркнул это «в основной массе». Вроде как вашегомы в виду не имеем, — это же и не вполне люди в общем-то, да, они хитрые, да, подлые, но в открытом бою… — он помахал рукой, — это не соперники. И коммунисты тоже. Ты кого имеешь в виду? Наших коммунистов? Этих алкоголиков, наркоманов и педерастов? Это достойный враг для немца? Тогда подумай, а каковы же немцы, раз позволили таким ублюдкам сесть себе на шею. Ублюдок не может быть настоящим сильным врагом. Недочеловек — и есть недочеловек. А у нас враг сильный, и этот враг белый, и это, пожалуй, самое страшное. Этого врага так просто не победишь.

— Польша?

— Да-а-а… — покривился партиец. Он как будто ожидал выстрела «в молоко» и продолжал торжествовать.

— Французы…

— Да, они, но они слишком слабы для того, чтобы выступить против Германии самостоятельно. Они трусливы, и они… они глупы. Они могут сколько угодно гарцевать перед строем и кричать Viva la more! [16]До тех пор, покуда не разорвался первый снаряд. Как только первый снаряд бахнул — все французы превращаются в стадо баранов — они бы никогда не победили, если бы…

5

— Если бы не предательство наших чинуш?..

— Да, — терпеливо продолжал урок Рёстлер. — Но не продажные чинуши вершат судьбами мира. Они также трусливы, даже еще более трусливы, они разобщены… Ну, думайте, думайте, герр лейтенант!

— Англия… — задумчиво произнес Шепке.

— Во! Именно! Англия имеет все, что надо, для того, чтобы сражаться с нами. Английский солдат — очень храбрый солдат. Ты знаешь, как англичане звали своих офицеров?

— Как?

— Раки!

— Почему «раки»? — удивился Шепке.

— Раки — в красных сюртуках и движутся только в одну сторону.

— Назад получается…

— Назад — но глаза повернуты к врагу. Всегда. Это сила. Но мы и ее одолеем. У «томми» нет идеи, за которую они стали бы драться. Их идея — это идея набить потуже брюхо. Тупая, злая, но очень удобная идеология зажравшегося буржуа. И что же противопоставляем этому мы? — Мир сильных людей, здоровых, крепких, уверенных в том, что только труд является источником богатства. Труд, а не деньги, не ростовщичество. Для того чтобы сохранить свое право грабить весь мир, они пойдут до конца. И знаете, что я вам скажу, это будет совершенно другая война, чем мы привыкли, в ней не будет места рыцарским традициям. В ней ставка — не Данциг. Даже не будущее Европы, это война, в которой решается судьба всего человечества. Либо оно все поголовно станет рабами англосаксов, либо сломает им хребет, и мир получит шанс стать чуть лучше. Вы готовы за это сражаться?

Что было ответить? Ну конечно же Ройтер был готов. Он был готов и много раньше этого. Тем более что приблизить его к заветному острову Рюген мог только мировой катаклизм — Всемирный потоп, например. Почему-то он не подумал, что Ноев ковчег мог бы быть построен в виде подводной лодки.

Глава 3

РОЖДЕSSSTBO 1939-ГО

Боги, владыки морей, по чьим плыву я просторам!

На берег выйду едва — и тельца белоснежного в жертву

Вам принесу, исполняя обет, и в соленые волны

Брошу мясо его, и вином совершу возлиянье…

Он находился заведомо в неудобной позиции. А скорость лодки даже в надводном положении была 8 узлов против 9 транспорта и не давала шансов догнать судно. Поляки к тому же еще «догадались» пойти зигзагом. Это давало Ройтеру некоторое преимущество. Но ненадолго. Первый залп был дан с большого расстояния и неточно. Видимо, там был достаточно опытный капитан: увидев следы торпед, транспорт умело уклонялся и продолжал подставлять то один борт, то другой, всякий раз уходя из-под удара.

— Самый полный вперед! — скомандовал Ройтер, «лорды» занялись загрузкой торпед. А их оставалось всего-то две. Впрочем, такой цели хватило бы и одной. «Эх, сейчас бы орудие…» — подумал Ройтер. Как здорово было в Мюрвике — несколько выстрелов, и все, но орудия не было…

Он уже отдал команду максимально надуть балластные цистерны, чтобы сократить давление воды, выбрал оптимальную траекторию, но поляки с каждым мгновением становились — на метр, на полметра — дальше и дальше.

Идею неожиданно подкинул боцман Вольф Деген, который, как уже говорилось, был зенитчиком. [20]Он бросился к своему орудию с криком «Уходят, суки!» и высадил в направлении удирающего судна несколько очередей из 65С/30.

Стрелять из зенитного орудия по транспорту? Ну а что остается делать? Догнать его так, чтобы выйти на угол атаки, — практически нереально, дизеля U-IIB не выдержат этой гонки долго.

«Вдруг действительно попадет?» — подумал Ройтер и не стал наказывать инициативу боцмана. Неизвестно, что там перевозили поляки, может, нитроглицерин, только у них на баке раздался сильнейший хлопок, и вспыхнул пожар. Деген вообще-то был неплохим стрелком. И, сконцентрировав огонь на мостике, быстро достиг результата. Судно загорелось. После пяти или шести кассет транспорт стал маневрировать заметно хуже, и скорость снизилась. Часть подводников высыпала на палубу и наблюдала во все глаза за «рождественским шоу». А зрелище было действительно редкое. По тихому ночному морю — все небо усыпано яркими рождественскими звездами — несется по сложному курсу транспорт, а за ним на «самом полном» — подводная лодка, осыпая его выстрелами из зенитного орудия.

После получаса такой вакханалии зенитку заклинило, но и транспорт как будто стал спотыкаться. К нему удалось подойти уже на 450 метров, а Деген к тому времени высадил в поляков весь боезапас… (1000 штук), возможно, они уже набрали воды в пробоины, ход сильно замедлился. За это время удалось перезарядить два аппарата, выйти на угол атаки и дать залп (обе торпеды достигли цели, одна не взорвалась, но вторая проделала в борту транспорта огромную дыру). Только тогда поляки кинулись к шлюпкам. Транспорт быстро ушел подводу. Команда подлодки ликовала. Матросы обнимались, прыгали от радости, кричали «Ура!», кто-то бросился качать Дегена, как главного виновника, и его едва не уронили за борт!

Ройтеру захотелось увидеть капитана. Лодка медленно и с достоинством нагнала шлюпки.

— Где капитан? — крикнул Ройтер через переводчика — Унтерхорста.

— Я капитан, — поднялся из лодки человек с перебинтованной головой.

— Вы смелый человек, — произнес Ройтер, при этом его не оставляла мысль, похож ли он на рыцаря времен Карла Великого. — Поднимитесь сюда, мы вам дадим ориентиры и карту.

— Не стоит. У нас все есть.

— Возьмите хотя бы припасы.

Поляк пожал плечами, он, очевидно, считал все это рыцарство лишним, но мешок с консервами на лодке приняли.

«Надо что-то сказать…» — мелькнуло у Ройтера.

— Что ж, господа, вам счастливого Рождества! Вот, выпейте за то, что остались живы!

С этими словами Ройтер кинул полякам фляжку с ромом. Но то ли руки дрожали, то ли поляки сами были не настроены упражняться в акробатике, но фляжка, описав неровную дугу, выскользнула из рук матросов и плюхнулась в черную воду. Ройтер развел руками. Как глупо получилось!

— Другой у меня нет. — С этими словами лодка взяла лево на борт и растворилась во мраке ночи, оставив обескураженных поляков на полпути к спасительной Британии.

Хельмут стоял на мостике, подставляя лицо морозному воздуху, и размышлял о превратностях судьбы, как вдруг его посетило странное чувство. Возможно, это было отрезвление. Потом пришел липкий страх. Все замечательно, вы поиграли в рыцарей, но на данный момент вы оказались посередине Северного моря с невыполненной миссией, без единого боеприпаса, кроме табельного оружия у офицеров и пары МР 38 в командирской рубке.

Но зато боевой дух команды вознесся до небес. Похоже, того, что все они оказались в полной заднице, никто, кроме капитана, просто не заметил.В кубрике на протяжении всего похода всерьез дискутировался вопрос: а что, если бы в подобной ситуации при расходовании всех торпед и патронов брать судно на абордаж, арестовывать команду и топить его путем открытия кингстонов…

Да, он шел без огней, на зигзаге. Хорошо, ребята тут шухера навели. Сухогруз где-то на 5000. То, что нужно. Со времен Дармштадта башка у Ройтера работала как тригонометрическая линейка. Он молниеносно прикидывал углы. И здесь все рассчитал очень быстро.

«Лорды» затолкали в трубы две «хрюшки». Вот оно, «остановись, мгновение», между рапортом о готовности и коротким словом Los! Стрелка секундомера описала полтора круга, когда прогремел первый взрыв.

— Военный корабль на 045! — отрапортовал акустик. — Скорость высокая, приближается.

— Первый — третий, к бою!

— Командир, — прошептал вахтенный. — Вы собираетесь атаковать?

— Да. Однозначно. Первый — третий, на 2 метра! [21]

В центральном повисло напряженное молчание. Регламенты, наработанные на Балтике за многие месяцы учений, предписывали не атаковать противолодочные средства противника, а уходить от них. В том, что это был эсминец, сомнений не было. Ройтер сам прослушал в наушники его звук. Да, звук высокого пронзительного тона, издаваемый пятилопастным винтом. Эсминец шел где-то под 15 узлов. Карлевитц откладывал на карте его предполагаемый курс. Быстро. Ничего не скажешь. Скоро его будет видно в перископ.

— Курс цели 038, скорость постоянная. Приближается. 037, 036 — монотонно докладывал акустик.

Пятитысячник уже ушел в воду по самые надстройки. Волна накатывала на перископ, и Ройтер мог видеть только черное пятно в том месте, где еще недавно было самое настоящее морское судно.

— Военный корабль, курс 024, приближается, скорость высокая…

— Карлевитц, — обратился Ройтер к своему офицеру, — вы служили на эсминцах. Что бы вы предприняли сейчас?

— Попытался бы взять на борт уцелевших…

— Допустим, вы отказались от этой идеи и решили наказать нас…

— Я бы предположил, что лодка успела сменить место, и зашел бы по большому кругу…

— А вот и он… — В перископе обозначилась грязно-серая точка, эта точка быстро увеличивалась в размерах. Эсминец. Тип J. — Что-то он не особо жаждет спасательными работами заниматься…

— Первый — третий, товсь!

— Дистанция 1200.

— Не хочет разворачиваться, сволочь…

Вот еще секунда-две, и J пойдет описывать большой круг, даст право на борт и станет уязвим. Тут важно угадать: секундой раньше — секундой позже, все, считай пропали. Парогазовые торпеды очень просто засечь по кавитационному следу. Правда, если их установить на максимальную скорость 40 узлов да подпустить его метров на 900… Когда они встретятся, будет где-то 700…

— Дистанция 1000.

Повисли еще несколько секунд тишины. Ройтер направил «0» шкалы визира точно в форштевень. С дистанции 800 он не успеет отвернуть… В крайнем случае у нас еще одна «хрюшка» есть.

— Дистанция 900.

— Первый, пли! — во все горло заорал Ройтер. Можно было бы и тише. Рулевые аж вздрогнули.

Лодку качнуло, и она издала характерный вздох. Одна труба опорожнилась.

Застрекотал секундомер в руке старпома.

«Да я в общем-то все вижу. Вот по клочьям волн пенится белый бурун, он пролег от перископа к эсминцу. Идет точно в форштевень. Только бы не промахнуться… Только бы…» Нет, молиться Ройтер и не думал. Он считал неудобным беспокоить Создателя — это его, Ройтера, и именно его компетенция. Этот эсминец.

— Дистанция 700.

Ройтер увидел, как серебристый корпус корабля стал увеличиваться в размерах и менять очертания. Капитан заметил торпеду и решил отвернуть.

— Третий, пли! — прошептал он. Торпеда вышла.

— Дистанция 600.

Вторая белая полоса прочертила по серо-зеленым клочьям волн. В этот момент раздался оглушительный хлопок, и лодку тряхнуло. Эсминец покачнулся и стал исчезать в дыму.

— Попадание торпеды!

Все, кто был в центральном, закричали «Ура!» и бросились обниматься. Особенно было забавно наблюдать за старпомом и вторым вахтенным. Похоже, старпом забыл, что у них на лодке еврей.

— Отставить! — гаркнул Ройтер. — Это еще ничего… Это нормально! Это ваша работа, если после каждого попадания устраивать психоз, никаких нервов не хватит! — он добился тишины. — Вот. Объявляю благодарность БЧ-5. Кто был на трубах?

— Йорг Зандер, Ульрих Хартман! — доложил старпом.

— Постараемся отметить их по приходе на базу.

Второй взрыв еще сильнее первого сотряс лодку, так, что свет в некоторых отсеках погас.

— Обе попали. Перестраховка… Мда… Итак. — Ройтер собрал команду, кто не на вахте. — Мы только что видели, как наша лодка, как наши товарищи способны расправляться с эсминцами. Отныне мы не будем прятаться, а будем наносить удар. Упреждающий удар. Если опасность нами будет устранена, то какие-либо действия, связанные с уклонением от нее, с маневрированием и уходом от атаки, просто не будут нужны… — Остановился. Задумался. — Но маневры буду спрашивать по полной!

К вечеру волнение немного улеглось. Ветер разметал фиолетовые тучи, и на горизонте, где-то в районе Дувра, заалело чистое небо. Лодка шла в надводном положении. Подальше от места, где пару часов назад обрели последний приют две единицы флота Его Величества. Эсминец тянул на 1200 БРТ. Негусто, но это был эсминец. Это была встреча с боевым кораблем противника, и они доказали свое превосходство. У них оставалась последняя торпеда, и ее нужно было тоже израсходовать с умом. К вечеру пришло радио от командования. Его сухо поздравляли с победой. На траверзе Гааги их застала ночь. Ветер опять усилился, небо заволокли низкие серые облака, пошли снежные заряды.

— Военный корабль! Скорость средняя! Приближается!

— Еще не хватало…

Из снежной дымки показался силуэт тральщика. Он находился так близко, что можно было видеть торчащий на баке ствол орудия. Пришлось срочно погружаться. Тральщик понял, что упустил крупную рыбу, и начал метаться вокруг, беспорядочно расшвыривая бочонки. Это не представляло большой опасности, но в любой момент он мог изменить курс, а подводная скорость у U-IIB очень небольшая. Вскоре он скрылся из виду. Всплыли. Вот незадача-то с этой последней торпедой… И не вернешься с ней на базу, и не атакуешь толком никого. Всю ночь они шли вдоль голландского берега. Соляр уже на исходе, так что к базе поближе, чтобы не пришлось буксиры вызывать. Погода менялась, как в калейдоскопе. К утру ветер стих, небо оставалось в легкой дымке. С курса 200 вновь послышался шум винтов. Оказалось, тральщик. Тот же самый.

— Черт, вот привязался… — выругался старпом. Действительно, надо было его сразу торпедировать, а не пропускать с миром. Уже достал…

Это была бравада. Атаковать тральщик в тех условиях было полным безумием. Курсовой угол бы не позволил, а гоняться за ним, как за поляками, по штормовому морю…

Деген, конечно, горячая голова, но, наверное, и он бы не стал со своей 20 мм хлопушкой переть против спаренных «Эрликонов» и какого-никакого орудия… А там сотка минимум должна быть. [22]Нам не поздоровится, если попадет.

— Разговорчики на мостике… — прикрикнул Ройтер.

В этот момент над головами раздалось жужжание самолетов. Это были наши «Юнкерсы», они летели на бреющем над поверхностью моря на почтительном расстоянии друг от друга.

— Убрать перископ, — скомандовал Ройтер, — не хватало еще от своих получить на орехи…

Перископ вновь подняли лишь тогда, когда, судя по звуку разрывов, «Юнкерсы» стали атаковать траулер.

— Ну же, ну. Герои Люфтваффе, потопите наконец это с…ное корыто…

Но что-то судьба не очень жаловала соколов Геринга…

— Б…ь! Что они делают!!!

Они действительно сделали несколько заходов на траулер. Но вот бомбометание производили, мягко говоря, очень неточно. Отсюда, из лодки, можно было подумать, что идет совместная англо-немецкая операция, в ходе которой отрабатывается команда «человек за бортом!», вернее, «п…ц! человеку за бортом». Овсяночник принял влево на два румба, начав описывать круг, и в центр этого круга-то и упал смертоносный груз. Лишь один фонтан поднялся в непосредственной близости от англичанина, остальное ушло куда-то сильно вправо по его борту… Вдобавок британец сделал несколько выстрелов, но не по самолетам, а опять же в центр круга… Что они там могли увидеть?!! Лохнесское чудовище?

8

— Вот раздолбай… — пробурчал Ройтер, когда соколы Геринга легли на обратный курс, — без потерь, но и без особых «побед».

Впрочем, кое-какая польза от них все же была — траулер так же неожиданно, как и появился, развернулся и ушел обратно в туманную дымку. На вест-норд-вест.

— Всплываем, — выпалил Ройтер.

На горизонте появились два «Харрикейна».

«Срочное погружение!»

На самом полном лодка переложила горизонтальные рули и зарылась в волны. «Томми» были ничем не лучше асов Люфтваффе и отбомбились тоже, абстрактно, «по воде», и слава богу…

Глава 5

ФУТБОЛ В ПОЛОВИНЕ ДЕСЯТОГО [23]

«Россия — наш единственный союзник против дьявольских покушений и развращенности Запада».

Й. Геббельс. Из статьи 1925 г.

С Берлином связаться не получалось. Вернее, не с самим Берлином, а с Потсдамом. Именно там жили Демански. Несколько раз к телефону подходила Магда — горничная Анны, но самой Анны дома не оказывалось. Магда была очень доброй, но слегка туповатой чешкой средних лет, которую отец Анны нанял еще в Рейхенберге. [24]Магда симпатизировала Ройтеру, но ее «протекция» не имела особого значения. Ее даже толком нельзя было использовать как «шпионку». Вытаскивать крупицы информации из ее бессмысленного многословного кудахтанья было почти невозможно.

Тем более что это был один-единственный источник. По сумме разговоров Ройтер понял, что Анна в поездке по стране. Она работала на «Немецкое информационное бюро» — отдел финансово-экономической информации, и в общем-то вполне могла быть и вне Берлина, но по возбужденно-заискивающему тону Магды он понял, что его просто не хотят слышать. Анна скорее всего стоит у нее за плечом и сверлит своим ледяным взглядом.

В офицерском клубе флотилии Ройтер появился в новом кителе, на котором красовался «Знак подводника». Пять походов, из них четыре в качестве командира. Такой знак во флотилии далеко не у каждого. Вот у Шепке, например — тоже нет. Его U-19 только что вернулась из первого похода. Иоахим завидовал. Впервые Ройтер обошел его. Но это не была черная зависть. Друзья соревновались, а спорт на то и спорт — кто-то на промежуточном финише показал лучшие результаты, но до финала еще далеко. Товарищи активно расспрашивали об особенностях тактики, ведь Ройтер уничтожил уже два боевых корабля противника, причем не просто боевых, а именно охотников за ПЛ. (Кстати, пятитысячник оказался бельгийским.) Ройтер охотно делился опытом. Но командование не торопилось пересматривать регламенты подготовки. Слишком рискованно, слишком авантюрно. Да, в этот раз повезло, но рекомендовать поступать так всем? Мы растеряем половину флота!

— Не пойму, чего ты так в нее вцепился, — удивлялся Шепке после очередного бесполезного телефонного звонка. — Говорят, женщины любят настойчивость… Не знаю… По-моему, уж я бы, наверное, согласился… — Он разразился раскатистым хохотом.

Ройтер злился. Ему было не до смеха… А ведь прав был, наверное, старый друг. Что в ней такого? Она же ничем особо не выделяется. Встретишь на улице — через пять минут забудешь… Папаша? Да папашу-то он видел раз-два. Анна была очень самостоятельна и жила отдельно. Да и чем он ему особо может посодействовать в карьере? Ройтер же не банковский служащий…

— Есть тема для разговора, — шепнул Шепке. — Короче, я познакомился с такими замечательными сестричками и сегодня намерен к ним наведаться. Пошли со мной.

— Подожди, — у Ройтера закралось смутное сомнение — все эти ни с того ни с сего возникающие проекты Шепке, как правило, не заканчивались хорошо. — Что за сестрички? Где? Я так быстро не могу переключаться. А вдруг мне не понравится?

— Объясняю. Две очень милые сестрички. Они близнецы, так что понравится. Раз мне понравилась одна. Они только и ждут, уверяю тебя, как бы согрешить, но есть одно «но»: у них очень бдительный и строгий папаша. Никуда их без сопровождения не отпускает.

— Ну и чего же ты предлагаешь? — недоумевал Ройтер.

— У меня есть план. Все будет чики-пуки! Это недалеко. Ближе, чем от старой водокачки до церкви Святого Мартина. [25]

Наступил вечер. Дивный весенний вечер в Киле. Солнце укатилось за шпили соборов, и отблески его упали в волны бухты, улицы опустились в полудрему. Только порт лениво ворочался и вздыхал. По извилистой улочке в богатом тихом центре шли два офицера. Один из них, худой и длинный, с острыми чертами шлезвиг-гольштейнца, держал в руках большой мешок. Другой, еще длиннее и шире в плечах, постоянно озирался по сторонам. Если бы не их идеально отутюженная форма и белые перчатки, их бы могли вполне забрать в полицию. Очень уж подозрительная была парочка.

— Вот, здесь, — остановился Шепке у аккуратного двухэтажного домика с небольшим садиком. Через минуту они перемахнули через ограду, и инструктор-торпедист наконец продемонстрировал содержимое мешка. Это был небольшой лодочный якорь с длинными изогнутыми рогами. К якорю был надежно привязан конец в полтора пальца толщиной.

— Выдержит, если что, и тебя и меня одновременно. Не ссы! — отчеканил Шепке.

— Ты хоть точно знаешь, где их окно? — неуверенно спросил Ройтер.

— Да вот, второе от угла. Учись, пока я жив! — С этими словами Иоахим размахнулся и отправил якорь по большой дуге в сторону окна. Получился недолет. Якорь шмякнулся в клумбу. Шепотом матерясь и изрядно перепачкавшись, подводники вытащили его на позицию, и Иоахим повторил попытку, только на этот раз размахнулся значительно сильнее. Якорь с диким грохотом ударился о черепичную крышу. Тишину ночи разорвал звон разбитого стекла, лай собак и проклятья, изрыгаемые откуда-то сверху.

— Валим! — мгновенно сориентировался Шепке. Как будто такое развитие событий им изначально предвиделось и просто сработал «план „В“».

— Твою мать! — выругался Ройтер. Бегали они оба хорошо. Ройтер не видел ничего вокруг — он несся, слегка нагнув голову, чтобы ветки кустарника не хлестали по глазам. Вдруг раздался гулкий звон. Так примерно бьют корабельные склянки, только тон много ниже. Он почувствовал, что что-то ему мешает бежать. Он поднял глаза и увидел фонарный столб. Боли не было. Было головокружение, как будто он поплыл на огромной карусели.

— Быстрее давай. — Шепке подхватил товарища, кустарник вдруг закончился, и они оказались на параллельной улице. Перед глазами Ройтера вращалось изображение домов, редких прохожих, вывесок, опустившихся в полутьму, — светомаскировка. Шепке быстро привел себя в порядок и принял респектабельный вид капитан-лейтенанта на прогулке. Степенно перенося вес с ноги на ногу, он пошел вниз по улице в направлении порта. Он сгреб в охапку покачивающегося Ройтера, который ступал очень неуверенно. Внезапный визг тормозов раздался как будто из пустой бочки. Рядом затормозила машина полиции. Дальше Ройтер слышал отрывочно фразы, которыми Шепке общался с полицией.

— Господа, все нормально. Нет никакого повода беспокоиться. Это мой товарищ, да, ну выпил чуть больше положенного. Так что ж вы хотите! У нас работа нервная, да-да… Ха-ха-ха. Не-е-е… зачем патруль? Конечно, уверяю вас, я не позволю ему валяться на улице. До свидания! Успехов вам в вашем нелегком деле.

— Говорят, на соседней улице совершено нападение на дом помощника бургомистра…

* * *

— Ройтер! Вас вызывает Эккерманн!

— Бл…ь! Командир флотилии! Все-таки влипли!

— Нормально все! Меня уже таскали. Не беспокойся, все будет чики-пуки!

В кабинете командира флотилии сидел Рёстлер. Он снова вел себя так, как будто это Эккерманн сидел в его кабинете. Ну занимайтесь, чем вам надо, только не мешайте, казалось, говорил весь его вид. Ройтер старался держаться как можно более церемонно. По уставу, чтоб ни одна падла не подкопалась.

— Вчера… — Эккерманн закашлялся. — Вчера имела место чудовищная хулиганская выходка, — начал он. — Два морских офицера проникли в дом помощника бургомистра, нанесли ущерб имуществу, повредили садовые посадки.

9

— Это ужасно, герр корветтенкапитан!

— Еще бы! — подал голос из-за журнального столика Рёстлер. — Это просто свинство!

По голосу было непонятно, издевается ли он или действительно считает происшествие таковым. Рёстлер сидел против света, и Ройтер никак не мог понять, что же такое он читает.

— Ройтер! Отвечайте, где вы были вчера после 22.00!

— Как обычно, в офицерском общежитии. После 22.00 я спал.

— О как! — отпустил в своей манере комментарий Рёстлер. Он встал, бросил на столик журнал. Теперь стало понятно, что это был «Widerstand» [26]за 1936 год, запрещенный, насколько Ройтер мог судить. Он повернулся в сторону воспитателя и нарочито щелкнул каблуками.

Рёстлер медленно подошел к нему и аккуратно снял с лейтенанта фуражку.

— А это вы с кровати упали, как я полагаю? — Глаза Рёстлера, серые и водянистые, ничего не выражали, но это была маска. И Ройтер понял, как надо себя вести.

— Никак нет! Это я вчера упал с брусьев в спортивном зале. Есть свидетели. — А действительно, утром во время упражнений на брусьях он неудачно выполнил один элемент и немного поцарапал бровь.

— Кто это видел?

— Оберлейтенант Ринкельманн! Можете его спросить.

— Угу, — кивнул Рёстлер. Видно было, как он утратил интерес к теме.

— Ройтер! Вы весьма успешно провели последний поход, — вдруг перевел тему Эккерманн.

— Да… — вставил Рёстлер. — А знаете ли вы, что нам предстоит очень ответственное событие? Во Фленсбург с дружественным визитом прибывает военный корабль СССР.

— Теперь знаю, господин ответственный по партии…

— Мы тут подумали… Вы с этим вашим «Чики-Пукиным», с Шепке — известные затейники. Вот вам и карты в руки. Разработайте культурную программу этой встречи.

— Осмелюсь спросить, герр Рёстлер, какой это корабль?

— Это подводная лодка. Надо ли говорить, что международная обстановка более чем сложная и в этой ситуации каждый, даже самый незначительный инцидент может иметь самые неблагоприятные последствия. Вы понимаете, какая это ответственность!

— Так точно! Понимаю…

Они просидели ночь с Шепке и решили, что лучшим наполнением культурной программы будут спортивные состязания. А если учесть, что обещал прибыть сам гросс-адмирал, [27]то практически однозначно выбор падал на футбольный матч. Уже хорошо. Официальная часть, банкет… Оказалось, не так уж оно и сложно…

Ранним воскресным утром русская лодка причалила к третьему пирсу, куда обычно швартовались лодки 1-й флотилии. Мероприятие было очень торжественным. Оркестр исполнил Deutschland über alles и… «Интернационал». За сутки до этого Рёстлер провел беседу с музыкантами, чтобы во избежание международного скандала они не заиграли по привычке, случайно, Хорста Весселя. Действительно, «красных» у них там, на лодке, хватает, не дай бог кто-то знает немецкий и переведет, и на свой счет примет… [28]

Торжественная часть началась с появления на пирсе автомобилей с черными вымпелами, на которых на синем треугольнике был изображен имперский орел. [29]Первой шла машина гросс-адмирала. Мотоциклетный эскорт отстал, когда она вырулила на пирс. Следом шел автомобиль «папы». Чуть далее следовала машина с белым треугольным вымпелом с якорем на черной полосе. [30]Адмиралы по этикету приветствовали русских. Ройтер не понимал, с чего бы вдруг такая помпа. Потом объяснили. Речь идет о строительстве нашей базы подлодок в Западной Лице недалеко от Мурманска. Это меч, занесенный над головой Британии. С нее Северная Атлантика становится достижима куда быстрее. Вроде бы туда уже командировали несколько экипажей. Теперь-то понятно, почему подлодка…

Слово предоставили молодому парню, очевидно, младшему политруку, судя по характерным золотистым шевронам с голубой полосой. Он начал не очень уверенно, заметно волнуясь, но быстро совладал с волнением. Переводчик заметно напрягался, переводя русские пропагандистские конструкции. Словосочетание «товарищ Сталин» в его речи повторилась более 30 раз. Потом Ройтер сбился.

— «… Коварным планам англо-французских поджигателей второй империалистической войны не суждено было сбыться! Товарищ Сталин в своем докладе на XVIII съезде партии разоблачил провокационные замыслы политиканов Англии и Франции, стремившихся столкнуть лбами наши народы. Товарищ Сталин еще тогда поставил вопрос о возможности добрососедских отношений между СССР и Германией. Заявление товарища Сталина было должным образом понято в Германии, которая не замедлила сделать из него практические выводы. По предложению Германии были начаты советско-германские торгово-кредитные переговоры. 19 августа 1939 года они, как известно, завершились подписанием соглашения, выгодного для обеих сторон. Германия выразила желание улучшить и политические отношения с Советским Союзом…»

— С ума сойти, — шепотом заметил Шепке, когда младший политрук перешел к обличению двурушнической позиции английских империалистов. — Как он англов ненавидит… Если так, то почему они еще не с нами? Может, в совместное патрулирование выйти?

Его прервал строгий взгляд Эккерманна. Он вообще был очень сосредоточен и хмур. Как будто ожидал чего-то очень неприятного. А с другой стороны, приезд командующего, да целых двух! — всегда мало приятного. Вообще-то вся эта затея напоминала плавание по заминированному фарватеру. Одна ошибка — и ба-бах! Поэтому-то с немецкой стороны и выступал сам фюрер по партийной линии Ганс Рёстлер.

— «История нас учит не повторять ошибок. Этот век начался с того, что наши народы были ввергнуты в трясину братоубийственной войны. Но они извлекли из той войны горькие уроки. Пожалуй, главный урок — тот, что никогда больше ни в этом столетии, ни в следующем русские и немцы не будут стрелять друг в друга. И сегодня, когда решается судьба мира, когда весь германский народ во главе с фюрером ведет тяжелейшую борьбу, мы ощущаем товарищескую поддержку всех арийских народов…»

Этому-то не привыкать выкручиваться. И язык у него подвешен, да и если ошибется, то поправить его вроде как и некому. Геббельс — в Берлине. Другое дело — этот лейтенантик… Хотя его начальство еще дальше. Ройтер на секунду представил, как бы он говорил в подобной ситуации. Плохо. А этот вроде вещает вполне убежденно.

И искренне верит в то, что он говорит. Честно говоря, русские оказались здесь в явно невыгодном положении — и людей у них меньше, наши-то с трех лодок команду собирали. Можно, конечно, предположить, что у них все матросы — великие футболисты… но это вряд ли…

Рёстлер говорил не больше семи минут, причем казалось, что это его последняя в жизни речь. Он умудрился приплести сюда все, что только можно: и Ватерлоо, и Достоевского, упомянул он об успехах РКК в польской кампании, и ещё, и ещё, чего Ройтер и упомнить не мог. Да так складно все получалось, как будто и не было в советских газетах гнуснейших оскорблений в адрес фюрера и партии, как будто не из советских средств финансировался Коминтерн… Политика… Да уж…

А вот футбол был отменным. Немцы сразу стали плотно атаковать, но наткнулись на серьезную оборону (впечатление было такое, что русские специально тренировались). Как им это удалось на подлодке? Они так хорошо опекали бомбардиров, одним из которых был Эрнст Акерман — ремонтник-моторист с ПЛ Ройтера. Сам Ройтер встал в полузащиту. Шепке — правый нападающий. На 40-й минуте немцам удалось-таки распечатать ворота противника. Ответ последовал в самом начале второго тайма. Кок с U-19, назначенный голкипером, после кинжальной атаки русских ничего не мог противопоставить младшему политруку, который вышел один на один. Больше ни той ни другой команде не удалось добиться успеха, хотя второй тайм прошел за явным преимуществом русских. Ройтер бился самоотверженно. Однажды он даже удостоился одобрительного взгляда командующего, когда он в падении вытолкнул мяч из-под ног русского нападающего. Счет оставался 1:1. Гросс-адмирал на последних минутах серьезно занервничал. Это передалось по цепочке сверху вниз. Один только Рёстлер оставался невозмутимым. «Герр гросс-адмирал, — твердо подвел он итог. — Счет политически корректен».

10

Глава 6

ЗОНА «О»

Подвиг — это все, кроме славы…

И. В. Гёте

Штаб подводных сил — Хельмуту Ройтеру

«…Следовать вместе с U-64 в район Вест-фьорда, где соединиться с U-51, U-46, U-25 для совместных действий. Задача — блокировать Офотен-фьорд силами группы. Устранить возможность десантирования англичан в гавани Нарвика. <…> Приоритетные цели — британские военные корабли. В том числе десантные баржи…»

Вот это уже настоящая война. Англичане давно точили зубы на Норвегию. Чего стоило недавнее заявление Черчилля минировать норвежские порты. Свинское заявление. «Томми» давно уже считают, что Лига Наций — это их личная дрессированная обезьяна. Тем лучше. Пусть нагонят в Офотен-фьорд побольше крейсеров. Тут-то Ройтер докажет, что он достоин быть во флотилии, носящей имя Веддигена.

Апрель в этих местах — совсем не весна. Снежная крупа со скоростью все 13 м/с лупит в лицо. За несколько секунд на стекла бинокля налипает клейкая масса, которая еще раньше, чем ее успеешь отковырять, превращается в лед. Лед на поручнях, лед на лице, лед на зюйдвестке. Когда тебя окатывает ледяная волна, даже теплее, чем на открытом воздухе. Хуже всего, когда она только что схлынула — продувает ледяной ветер. Карлевитц придумал обмазывать вахтенных гусиным жиром. Говорит — так делали викинги. Это помогает, но ненадолго. Да и вонища от этого жира ужасная. На вторые сутки им уже пропиталось все, включая кожу штормовок. Соляр плюс тавот, плюс гальюн, плюс вот этот жир вперемешку с потом — чудовищный коктейль. Бинокль вообще бесполезен. Видимость все равно меньше, чем видно и без него. Старпом крадется на малом. Кто его знает, что таят в себе эти фьорды? На карту нанесены глубины фарватера — ну кому надо было промерять весь фьорд? А нужен-то как раз весь. Где выбрать позицию так, чтобы фарватер простреливался, а тебя никто не смог бы обнаружить?

Лодка шла, постоянно используя эхолот. Демаскировка сейчас не имела особого значения. Все равно в этой каше — хуже чем в Хартпуле. Унтерхорст наконец-то нашел подходящее место и лег на грунт. К утру небо расчистилось, и сквозь рваные клочья облачного войлока в зенитный перископ можно было разглядеть Цефея и Жирафа. Полярная звезда висела почти над головой. В этом положении Ройтер ее еще ни разу не видел. Поверхность фьорда стала гладкой как зеркало. На несколько минут морозный воздух стал настолько прозрачным, что было видно зарево на северо-востоке. Утром с моря пришел туман. А вместе с ним и шумы множественной военной цели. «Хрюшки» заняли свои места. Лодка занимала наивыгоднейшую позицию — под 90 градусов к фарватеру. А он здесь узкий, особо не отвернешь. Дашь право на борт, и, считай, там и остался. Вчера, когда здесь промеряли, Унтерхорст нанес на карту группу подводных рифов. В прилив они представляют опасность только для очень крупного корабля, а в отлив — и для эсминца. Так что залп пойдет в яблочко.

Цель тем временем надвигалась. Теперь уже можно было определить, что мы имеем дело с линкором и его эскортом. Эсминцев 4 штуки! Можно себе представить, что они сделают с лодкой, если обнаружат ее… Дно фьорда покроется слоем щебня от того количества тротила, которое они в состоянии высыпать на головы подводников. Уйти? А уйти-то особо некуда. Мористее не получится — слишком сложно придется маневрировать под водой, а глубины маленькие. Да к тому же нас отгораживает от моря каменная гряда. На нее ломиться — глупо и опасно. Но как бы то ни было, а цель уже была на точке принятия решения. Если атаковать, то немедленно. Это был «Уорспайт» [31]— участник Ютландского сражения. Старичок, но крепкий старичок. На секунду вспышка ослепила Ройтера, а за ней по воде донесся громовой раскат. Ого! Да он лупит по Нарвику. Это нельзя так оставить, Ройтер и раньше не колебался, а после того, как железный монстр показал зубы, резко выдохнул: «С первого по третий — пли!» Дистанция была чуть больше километра. «Свинки» пошли, и пошли хорошо, застрекотал секундомер. При увеличении был очень хорошо виден борт и белые полосы, прочерченные прямо к нему. Но нет, в окуляр влез нос эсминца, который, увидев торпеды, увеличил скорость.

Воду всколыхнул разрыв — англичанин поймал торпеду носом. То есть он шел под нее специально, защищая флагмана. Черт, это даже просто неприятно. Нам утерли нос. Показали, как работают настоящие профессионалы. На то, чтобы принять решение, а решение здесь одно — погибнуть, исполняя долг, — «томми» потребовалось несколько секунд. Командир просто отдал приказ: «Самый полный вперед!» Ройтер попытался представить, как английский капитан это делает. По динамике хода было видно, что он не колебался.

— Вы видели? — прошептал он. Карлевитц прильнул к перископу. Он бы, наверное, поступил точно так же. Но в эту секунду героем был английский капитан. Рука Ройтера непроизвольно потянулась к фуражке. То же самое сделал было и вахтенный, но на полпути взглянул на командира. Командир кивнул.

— Будем же достойны наших врагов! — выпалил Ройтер. — Вечная память героям…

Событие с эсминцем настолько потрясло экипаж, что про две другие торпеды просто забыли. А ведь они ушли одновременно и уже должны были достигнуть борта линкора. Но нет… Секундомер так же остервенело тикал в руках командира БЧ, но никаких звуков, напоминающих взрыв, не последовало. Зато завизжали, как бешеные осы, винты эсминцев. Тоскливо зазвенел колокольчик «асдика». Началась охота. Настоящая охота на волка. Только вместо красных флажков — каменные стены фьорда. Ройтер принял парадоксальное решение. Вместо того чтобы разворачиваться и уходить на глубокую воду, он пошел на сближение с эсминцами, пересекая курс «Уорспайта». Строго по прямой под 90 градусов. Слева по борту — те самые рифы. Справа — эсминцы. Прямо — стена. Самый малый ход, перископ втянули. И шаг за шагом на мягких лапах пройти под днищем у «томми». К слову сказать, один сразу же выбыл из игры, пытаясь собрать спасшихся, если кто остался, их героических товарищей. Но два других начали мстить. Все старались не дышать, когда «бешеная оса» пролетала над головой. Плюх-плюх-плюх! Раздалось справа. Плюх-плюх-плюх! Откликнулось слева. Это первая порция. Пока еще наугад. И первая серия разрывов. Это пристрелочная. Она не причинила лодке никакого вреда. «Бах!» Звук, как удар гигантской мухобойки. Свет гаснет, звон битого стекла. А это уже близко!

«Осмотреться в отсеках!» — Ройтер знал, что это когда-нибудь обязательно произойдет. А раз так, то нужно быть готовым. Сколько раз они отрабатывали учебные бомбежки — и не сосчитать. Течь в носовом, течь в кормовом, пожар в центральном…

— Течь в дизельном! — Ну вот, началось. Аварийная команда уже прыгает в люк. Акерман хороший моторист — должен справиться. Рулевому Декеру сейчас самое главное не дать лодке «выпрыгнуть» на поверхность. Если над гладью фьорда покажется рубка — можно смело заказывать отпевание. Но, видимо, это была случайность. Больше таких близких разрывов не последовало. Хлюпанье ушло на северо-запад. Разрывы тоже. И больше не возвращались. Лодка пролежала на грунте до тех пор, пока акустик не перестал слышать цели. Они долго кружили по фьорду, но лезть на рифы боялись. Тем более что начался отлив. «Уорспайт» дал еще несколько залпов и на заднем ходу стал выбираться из фьорда. Может быть, решил не рисковать, не соваться дальше во фьорд, в котором был потерян корабль эскорта. А может, просто выпустил все снаряды.

Ройтер смотрел, как стекают по бимсам капли. В дизельном устраняли последствие течи. Сегодня он записал на свой счет еще около полутора тысяч тонн. Но линкор не потоплен. Линкор выполнил боевую задачу и спокойно отступил.

— Карлевитц, что вы говорили о гидростате? — вдруг вспомнил Ройтер разговор незадолго до выхода в море. Еврей тогда провел анализ атаки на поляков и утверждал, что в ту рождественскую ночь имел место отказ торпеды. «По всем данным курсы „свиньи“ и польского судна должны были пересечься. Пусть не под тем углом, но был бы удар… А так… мне кажется, что имел место отказ гидростата». Да, если проанализировать сегодняшнюю атаку — получалась та же петрушка… Только угол в этот раз был идеальным. Стало быть, торпеды прошли ниже. Ниже заданной глубины.

11

— Подряд три отказа? Это уже не похоже на случайность. Это похоже на саботаж. Но торпеда, попавшая в эсминец, взорвалась как положено. Что в ней было такого, что отличало ее от всех остальных?

— Да вроде ничего… Глубина три метра, ударный взрыватель.

— Герр командир, позвольте обратиться, — начал Унтерхорст смущенно. За-ме-ча-тельное начало! Смущение такого человека, как Унтерхорст… — Торпеда, попавшая в эсминец, отличалась от других…

— ???

Причина оказалась очень удивительной. Перед походом торпедная часть получила двух новых матросов.

Обербоцман Зандер, обладая своеобразным чувством юмора, поручил молодым смазать торпеды вазелином. (Такая нехитрая издевательская символика, понимаете.) Матросы оказались тоже большими шутниками и, когда мимо проходил 2-й вахтенный, погруженный в свои мысли о гидростатах, и велел проверить герметичность, раз уж они затеяли приборку, расценили его приказ тоже как подобную же шутку и нацепили на гидростат латексную кишку, символизирующую презерватив. В походе разбирать торпеды категорически запрещалось и снимать «противозачаточное средство» не стали. Да торпедисты особо и не распространялись на эту тему. Данная операция, совершенно идиотская в обычных условиях, неожиданно пошла на пользу. Латекс загерметизировал корпус устройства, что и оказалось в результате роковым для эсминца.

Ройтер немедленно приказал выгрузить «хрюшек» и разобрать гидростаты. Оба оказались негерметичными. Похоже, Зандер таким способом сделал заявку на железный крест… и на пять суток ареста. Получается, капитан эсминца — человек железной воли и высокой чести — погиб потому, что на другом берегу моря боцман Зандер тупо пошутил. Вот тебе и судьба. Это просто какая-то гримаса Господа.

1. В зоне «О» и севернее ее всем подводным лодкам держать приготовленными к выстрелу три торпеды с установкой взрывателя на ударное действие и одну торпеду с установкой взрывателя на магнитное действие.

2. Производить стрельбу по кораблям только торпедами с установкой взрывателя на ударное действие. Установку глубины хода торпеды производить на два метра меньше осадки корабля.

3. По эскадренным миноносцам производить стрельбу обязательно двухторпедным залпом. Первой выпускать торпеду с установкой взрывателя на ударное действие и глубиной хода три метра, затем — торпеду с магнитным взрывателем с установкой глубины хода на один метр больше осадки корабля. Интервал между выстрелами восемь секунд.

(«Журнал боевых действий штаба подводных сил», 11 апреля 1940 года.)

Господь, или кто там вместо него, продолжал гримасничать. 15 апреля «Уорспайт» атаковал Прин с дистанции 900 метров. Из трех торпед, выпущенных им, сработала только одна в конце пробега, чем привлекла внимание эсминцев. А в тот день были еще неприятности. Пришло радио от Шульца: [32] «Атакован „Свордфишем“. Кто может — окажите помощь! 68.29.С 17.30.В». Ройтер всплыл и двинулся на полном ходу в указанные координаты. Если «Свордфиш» атаковал Шульца, кто помешает ему атаковать Ройтера? А срочно погружаться очень не хочется. Течь устранили, но один неловкий поворот — и можно пропороть прочный корпус. Против напастей с неба на лодке имелось секретное оружие — Вольф Деген. Его-то и отправили за пулемет.

Шульц со своими ребятами каким-то чудом еще держались на плаву в ледяной воде. Лодка с дифферентом на нос пошла ко дну, унеся с собой пятерых. В такой воде полчаса — это максимум, на что способен человек. С лодки Ройтера бросили все канаты, какие у них были. Люди забирались на спасительную палубу.

— Я транспортирую вас на берег, — сказал Ройтер. — Вы что-то знаете про положение в Нарвике?

— Боюсь, никто ничего не знает, — угрюмо ответил Шульц. — Мы уже потеряли два эсминца. Если опять подойдет «Уорспайт» — ребятам придется совсем туго.

— «Уорспайт» мы вроде шуганули, но у меня кончились торпеды. Две «хрюшки», которые у меня остались, оказались непригодны — нарушение герметичности гидростата…

Шульц попытался что-то сказать, но в этот момент рев авиационного двигателя, выходящего из пике, заставил их обоих вздрогнуть. На лодку из дымчатых облаков пикировал «рыба-меч». Может даже, и та самая, что потопила U-64.

— Открыть огонь по воздушной цели! — крикнул Ройтер, прыгая за ограждение рубки — по палубе зацокали пули. Это был не более чем рефлекс. Рубка хоть и была из железа, но серьезно защитить от 7,7 мм «Виккерса» не могла. Дегену не надо было приказывать дважды, но он выждал, когда самолет покажет брюхо, и дал длинную очередь. Следующие мгновения все, кто был на мостике, были ослеплены и облиты огромной волной — стеной воды. В каких-то двух десятках метров упала бомба — с полтонны весом. Отплевавшись и протерев глаза, Ройтер посмотрел вслед самолету. За ним тянулся длинный черный шлейф. Биплан подпрыгивал в воздухе, идя как по затухающей синусоиде. Ниже, ниже, ниже… Вот он черпанул воду шасси и закувыркался по поверхности.

— Сбит! — Смятение, вызванное «цунами», а часть спасенных этой волной была смыта обратно в воду, сменилось всеобщим ликованием. На палубе малюсенькой U-IIB находилось полтора полных комплекта.

«Рыба одна не ходит», — говорят рыбаки. «Свордфиши» тоже в одиночку не летают. Получаса не прошло, как из облаков вырулил еще один…

* * *

В штабе подводного флота монотонно долбит пишущая машинка. Время от времени оживает телеграфный аппарат, прерывая столь же монотонную речь докладчика.

— Наши потери — шесть подводных лодок: одна — типа IXB, одна — IIA, две — VIIB и две — IIB. Из них U-22 пропала без вести — вероятно, подорвалась на мине. U-50 подорвалась на мине. Весь экипаж погиб. Гёслер U-49 — потерял одного члена экипажа. Ройтер уничтожил английский эсминец и самолет. В то время, когда Ройтер оказывал помощь Шульцу, лодка подверглась атаке с воздуха и потеряна.

— А что с личным составом? — сухо поинтересовался Денниц.

— Из экипажа U-64 спасено 38 человек. В экипаже Ройтера потерь нет…

— А раненые?

— В экипаже Ройтера потерь нет…

Глава 7

КОНВОЙ В АТЛАНТИКЕ

Сильнее всех тот человек, который наиболее одинок.

Г. Ибсен

Вообще-то в должности командира подлодки есть немало хорошего. Например, можно сидеть, даже лежать, свободно вытянув ноги на индивидуальной койке, которая еще и занавеской отгораживается. Такой отсек — только твой. Можно не ходить за кофе на камбуз, а вызвать кока прямо сюда. Ройтер терпеть не мог кофе. Во-первых, от него еще больше хотелось спать, во-вторых, кофе оставлял пренеприятнейший кислый привкус, от которого избавляла только холодная пресная вода. В таком случае было лучше пить воду. Напиток, который сейчас пил Хельмут, мало напоминал кофе. Скорее это был чистый цикорий. Может быть, именно поэтому лейтенант пил его с удовольствием, маленькими глотками. И вода… какая же вкусная в этот раз вода…

— Господин лейтенант! — ворвался в отсек Унтерхорст. — Обнаружено торговое судно!

— Ну и замечательно, старпом, — нарочито медленно произнес Ройтер — он хотел допить цикорий. — Что вы, собственно, от меня хотите?

Кавалер Железного креста мог в конце концов и покуражиться.

— Какие будут приказания, господин лейтенант?

— Унтерхорст, ну вы же не мальчик, какие могут быть приказания? Естественно — уничтожить судно!

Это был довольно глумливый жест. Держа крошечную чашечку саксонского фарфора двумя пальцами за ручку и оттопырив мизинец, командир продирижировал последние слова «у-ни-что-жить — суд-но!».

Унтерхорст выдохнул «Яволь!» и тотчас скрылся в проеме. То, как начали выполнять приказ, немало удивило командира. Он думал, что старпом, как обычно, скомандует погружение, под водой, чтобы не демаскировать лодку, они сблизятся, и начнется торпедная атака. Вместо этого на мостик зачем-то пробежали два матроса и боцман — было очень хорошо слышно, как топают их ботинки по палубе. Что-то лязгнуло, заскрипело. «Черт! Да что они такое, на самом деле, делают! — возмутился Ройтер. — Не дали кофе допить. Вечно приходится все выполнять самому…» Он уже решительно собирался дать взбучку старпому за неожиданные поступки, как вдруг почти над самой его головой на палубе раздался оглушительный хлопок. Выстрел! Это же выстрел из орудия! Как же он мог забыть такую замечательную вещь! У них теперь на новой «семерке» есть орудие. Но как же так? Старпом стреляет с расстояния в три с лишним тысячи метров? Если судно только что обнаружено, до него должно быть приличное расстояние. А если его обнаружили раньше, то почему не доложили? И Унтерхорст рассчитывает попасть? — что-то мне эти игры не нравятся…

12

Второй хлопок, показалось, был не столь оглушительным. Но во время стрельбы лучше находиться или в корме, или на мостике.

К моменту, когда Ройтер оказался на верхней палубе, Унтерхорст уже успел выпустить 7 или 8 снарядов. И как выпустить! Судно, находящееся чуть ближе линии горизонта, дымилось, в бинокль можно было разглядеть, как медленно-медленно валится труба, как надстройка тонет в клубах черного дыма и время от времени прорывающихся сквозь него желтых языков пламени. Ветер доносил раскаты очередного взрыва с небольшим опозданием. Унтерхорст отдавал скупые команды, корректируя огонь, казалось, не обращая внимания на то, что Ройтер уже на мостике. Он только многозначительно взглянул на капитана, и взгляд его, казалось, говорил: «Ну как вам, герр лейтенант?» Он был действительно выдающимся артиллеристом. На то, чтобы отправить на дно малый транспорт, ему потребовалось не более 20 снарядов. С такого расстояния! Старпом был явно доволен собой. Он наконец-то произвел впечатление на командира.

Это была выдающаяся победа малой кровью (не потратив ни одной торпеды) и на чужой территории (в непосредственной близости от ирландского берега). Такую победу принято отмечать.

— Маэстро, музыку! — крикнул Ройтер в рубку. Ансельм Функ (ну а как еще могли звать радиста на немецкой лодке!), дабы исполнить приказ командира, быстро и буквально схватил первую попавшуюся пластинку — какое-то итальянское танго.

Scrivimi

Quando il vento avra spogliato gli alberi.

Gli altri sono andati al cimena

ma tu non vuoi restare sola

роса voglia di par lare

Allora scrivimi.

Servira a sentirti meno fragile

Quando nella gente troverai

solamente indifferenza

tu non ti dimenti care mai di me.

[33]

НЕТ! Так не будет!

— Полхода назад! Приготовиться к всплытию.

Корвет был уже достаточно близко. Но то ли легкое волнение, то ли безлунная тьма скрыли перископ от наблюдателей.

— Полный назад! — скомандовал Ройтер, когда корма корвета была уже почти неразличима. Пятно и пятно — темное и темное… А охраняемые суда уже выходили на подходящую для удара позицию.

Всплытие! Полный назад! Штатный режим установки! Табань — лево!

По команде «табань!» двигатели включались в противофазе — один на «полный вперед», другой на «аварийный реверс», лодка разворачивалась почти на месте, не описывая необходимую в таких случаях дугу. Режим, не предписываемый уставом, а по сему Ройтер его не особо афишировал в присутствии начальства. После того как его тактику уничтожения эсминцев раскритиковал даже Шепке, он перестал рваться в бой на коврах штабных коридоров. Тем более что бумажные бои Ройтеру удавались куда хуже, чем морские.

А Шепке чуть было не поплатился жизнью (не только своей, но и экипажа) за попытку атаковать эсминец.

— Я не знаю, как это получается у тебя, — возмущался он после возвращения из похода. — Может, у вас с «томми» какое-то секретное соглашение… И «вилка» эта твоя не работает. Они просто просачиваются между торпедами. Он ушел вообще легко! Одну пропустил по корме, другую — по носу…

Закончилось это все тем, что U-19 сутки пролежала на грунте, осыпаемая градом «бочонков». «Томми» даже пытались вытралить лодку, но обошлось.

* * *

Да, удерживать «семерку» на перископной глубине — это не то же, что удерживать «двойку». Особенно при сильной волне. Она огромна. Ройтер рассчитывает удар для танкера. Поймал его в прицел. Две торпеды ушли. Не дожидаясь исхода, немедленно развернулся.

Корвет нас уже не видит, а торпеды на курсе.

— Дайте мне все 20 узлов!!! Самый полный вперед!

Новая лодка имела отличную силовую установку компании MAN. Она могла выдавать 19 и даже 20 узлов, правда, долго ее гонять на таком режиме не рекомендовалось. Ройтеру самому не очень-то нравился звук машины на максимальных оборотах. В нем было слишком много металлического звона. Но техники говорили — так и надо. Вот и хорошо. Посмотрим, что она нам выдаст сейчас.

За кормой послышался взрыв. Взрыв взрыву рознь. Но это был особый взрыв. Больше всего он походил на треск ломающейся доски, только усиленный стократно. А дальше — над Атлантикой взошло Солнце. Это вспыхнул высокооктановый, очевидно, авиационный, бензин.

Вспышка сначала раздалась вширь, а затем превратилась в огненный столб. Черный дым сливался со мраком ночи, и казалось, что тьма вокруг — это дым с танкера. Лодка, прикрываясь ночью и волнением, уходила на северо-восток, чтобы через непродолжительное время атаковать снова…

Около трех часов к ним присоединилась U-100 Шепке. Позднее вышли на связь U-46 Эндрасса, U-48 Блейхордта. Они сблизились, перекинулись приветствиями, пожелали удачи друг другу и легли на параллельные курсы. Координаты конвоя были теперь известны до минуты. За час до рассвета подошла U-38 Либе. Лодки на параллельных курсах и пошли на сближение с конвоем. Около семи утра на горизонте из сизого тумана появился эсминец. За ним тянулись многочисленные дымы. Ближе они стали превращаться в мачты. Подлодки выжидали. Это было похоже на засаду индейцев из вестерна студии UFA. Чингачгук со товарищи, придерживая лошадей, сосредоточенно наблюдают за тем, как внизу, в каньоне, движется караван переселенцев. Как только он выйдет на ровную местность — те с гиком и улюлюканьем метнутся на свои жертвы. Каждый уже наметил себе объект. Добра на всех хватит. Кресты вам ведерками будут прямо на пирс доставлять.

Ночью было решено, что раз Ройтер этот конвой обнаружил, то ему, соответственно, и право открыть банкет. Сигналом к атаке будет взрыв первой торпеды. И раз темное время суток уже практически пропустили, атаковать будем не позднее 8.00.

Головной эсминец идет очень уверенно. Без рывков и выкрутасов — скорость 6 узлов, как у всех. Вдруг он увеличивает ее до 25 и резко меняет курс. Возвращается — нет, не по нашу душу, показалось, — снова скорость 6 узлов. Его-то Ройтер и определил своей мишенью. Снова — как на траверзе Норт-Волсхам — целиться точно в форштевень. Торпеда на 2 метра Т-1 — скорость 45 узлов. Ждем, когда стрелка секундомера сорвется со своего места. Открываем крышку ТА. «Асдик» долбит по обшивке, как сумасшедший.

— Нас обнаружили, командир! — прозвучал доклад вахтенного.

— Спокойно. Подпустим его поближе, — медленно и холодно проговорил Ройтер, начался поединок нервов. В критической ситуации Ройтер действовал нарочито медленно. Медленнее говорил, медленнее передвигался. Каждый приказ был продиктован трезвым расчетом.

Это был «Клемсон» — небольшой, но хорошо вооруженный противник. И бомбы он экономит, так просто не разбрасывает.

— Ну, ребятушки, с нами бог и фюрер, не так ли? — Ройтер оглядел присутствовавших в отсеке. — Первый — пли!

Курсы эсминца и торпеды пересеклись ровно на секунду, но именно в эту секунду «свинка» рванула из трубы.

— Полный вперед! Приготовиться к резкому повороту вправо!

Расчет был на то, что даже если торпеда войдет под острым углом — все равно включится магнитный взрыватель. Но овсяночник сам помог Ройтеру. Когда до лодки оставалось не более 500 метров, эсминец вдруг дал резко лево на борт и подставил под удар корму. Раздался звук, похожий на удар оркестровых тарелок, — во всяком случае, так слышали на лодке — англичанин подпрыгнул, от кормы к носу пронесся красный огненный шар и пыхнул дымом в утренний воздух, как созревший гриб-дождевик. Эсминец был в огне, может быть, секунд пять. На шестой он уже черпал бортами. И двигался, как тот деревянный кораблик, увлекаемый водоворотом, за который Ройтер получил выговор. Наверное, если бы подводные лодки не были герметичными, над морем пронесся бы возглас «Йях-у-у-у!», или как это там у индейцев. Подводники, прильнувшие к перископам, радовались как дети. Вырывали друг у друга рукоятки, чтобы посмотреть, как это бывает. Браво, Ройтер! Мы много слышали, как ты расправляешься с «томми», но чтоб вот так! На глазах у пяти экипажей! Аплодисменты! Просто с разворота ногой в челюсть. На! Шепке довольно ухмылялся. Ройтер — земляк и почти что его ученик! Но сам он так делать не будет. Ни-ни!

Это была уже половина победы. На 20 торговцев осталось лишь два военных. Одновременный залп с 12 труб стальной гребенкой прошелся по стройным порядкам конвоя. Мелкие каботажники взрывались, как перекачанные воздушные шарики. Оставшиеся эсминцы легли на атакующие курсы. Ордер конвоя рассыпался. Теперь каждая лодка самостоятельно выбирала цель. Ройтер прицепился к танкеру, близнеца которого он сегодня ночью превратил в полыхающее озеро. Часть судов перешли на зигзаг, часть — на круговую траекторию. Однако ожидаемой паники не возникло. И опять эсминец режет своим острым носом волну в 800 метрах, курс — прямо на ройтеровский перископ. Подлодка вздрагивает два раза, отправляя одну вслед за другой торпеды в сторону «охотника». Взрыв! Эсминец поврежден. Силовая установка не дает возможности двигаться. Он уже не способен причинить вред. Он может только огрызаться. Подбитый эсминец кренится на борт. Большой танкер, все еще невредимый, уходит курсом строго на юг… Менее чем за два часа конвой был рассеян и по большей части уничтожен.

— Браво, лейтенант! Когда будете причаливать, постарайтесь не закрывать шею — пришло радио от командования.

Это был добрый знак: не закрывать шею — это значило награждение. Как мало довелось поносить крест II класса… Теперь он превратится в ленту, а на его месте будет I класс. Ремонтники быстренько выпилили из 5 мм листа Железный крест I класса; [35]аккуратность, с которой были выгравированы бортики, свастика и 1939, восхищала. Если бы не следы напильника на обратной стороне — можно было бы не сомневаться. Это именно он. Ну а почему бы и нет — Ройтер обнаружил конвой, уничтожил два военных корабля. Еще 17 000 брутто-регистровых тонн. Конвой уже никогда не придет к пирсам Гибралтара, так что есть чем похвастаться…

14

Глава 8

В ПАСТИ У ДЬЯВОЛА

Если я люблю море и все, что похоже на море, то более всего, когда оно гневно и противоречит мне…

Ф. Ницше

Если читателю доведется когда-нибудь посетить Лох-Ив, то, несомненно, ему бросится в глаза, что это место не самое подходящее для романтических морских прогулок. Вся Северная Атлантика такова, но эта кромка берега, изрезанная фьордами и заливами, прикрытая с запада цепью Гебридских островов, — особенно. Север Шотландии вообще неприветлив к человеку. Мох, кустарник да редкие северные птицы в короткое лето — пожалуй, вот и все, кто чувствуют себя здесь более-менее сносно. Однако место это не лишено величавого очарования. Поднимающиеся вокруг черно-фиолетового зеркала ледяной воды утесы образуют нечто похожее на венец кельтского вождя и кажутся грозным напоминанием человеку о том, что вовсе он не так могуч, как возомнил себе. А стальные монстры, курящиеся черным угольным дымом, которые он создал для того, чтобы наводить панический ужас на себе подобных, кажутся здесь лишь хрупкими игрушками на сцене этого магического театра камней.

На рассвете, на подмостках этого грандиозного театра, вода была наглейшим образом потревожена всплывшей железной штуковиной, «парусом», как говорят подводники. Этот «парус» медленно поплыл над гладью, по которой курился туман. Из люка высунулась белая фуражка с глазами окуляров бинокля.

Лодка шла на самом малом ходу, не включая дизель, со скоростью 2 узла, чтобы даже плеск воды за кормой не выдавал ее присутствия. В тумане невнятным темным пятном прорезалась кромка берега.

— Дай бог, чтобы здесь не было каких-нибудь поселений, — прошептал Ройтер.

— По карте — все чисто, командир! — так же шепотом отозвался Унтерхорст.

— Глубина?

— Один — два! [36]— отчеканили из отсека.

— Машина — стоп!

Винты замерли, вибрация, передаваемая по корпусу лодки, прекратилась. Сигарообразное тело корабля скользило дальше по инерции. Тишина. Только журчание воды за кормой мостика.

Лодка, скрытая туманом, пробиралась по матовому зеркалу все ближе и ближе к каменистому берегу. Берегу Великобритании, на который еще не ступала нога немецкого солдата. Вдруг раздался глухой удар. Корабль процарапал днищем о камень.

— Реверс оба полхода! — зашипел Ройтер. Не хватало еще тут сесть на мель. Это было бы вообще верхом идиотизма и граничило бы со спланированной акцией сдачи лодки и экипажа. Прин, помнится, тоже чуть не сел на мель в Скапа-Флоу. Но нет уж, не дадим мы ему возможности позубоскалить. Лодка дернулась, за кормой раздалось предательское хлюпанье. Обшивка отозвалась гулким скрипом — мели удалось избежать.

Солнце, похоже, здесь вообще не восходит. Никогда. Уже было 9 часов утра, а небо тускло светилось холодным блеклым сиянием, как в больничной палате. Ни день, ни ночь, а так — нечто среднее. Да еще туман. Только тут надо держать ухо востро! Хватит с нас Хартпула.

Ройтер уже двое суток прокрадывался в логово зверя. Осторожно, тихо, как большой кот на мягких лапах. Всплыл вынужденно. Карлевитц отметил предельное содержание углекислого газа. Слишком долго они барахтались в этих водах, протискивались между брандерами. Искали лазейки в боновом заграждении. Электромоторы еще тянули, но люди становились вялыми и сонными, внимание притуплялось. А это уже были прямые обязанности Карлевитца. «Люди, — говорил Ройтер офицерам, — это оружие. И самое наше главное оружие. Его нельзя запускать. Машины нуждаются в смазке и квалифицированном обслуживании — люди тоже». Внизу, заваленный бушлатами в целях минимизации шума, молотил компрессор. В лодку поступал свежий воздух. Это было настоящее счастье после почти двух суток вдыхания паров соляра, запахов гальюна и 48 потных тел, не имеющих возможности вот уже в течение 12 дней принять нормальный душ. В небесах через непробиваемую облачность раздался знакомый гул «Сандерленда». Он то нарастал, то удалялся и, наконец, исчез. Погружаться было глупо — на такой скорости это займет минуты 2–3, овсяночник успеет отбомбиться и доложить, и в ведомость на ордена будет внесен, прежде чем лодка что-либо успеет сделать. Все равно им некуда деться. Надо сказать, после приновской акции дерзость была неслыханной — немецкая лодка в подвсплывшем положении в нескольких десятках метров от английского берега — этого просто не могло быть, так что если бы пилот в тумане увидел субмарину, он принял бы ее за англичан, зашедших в родную базу, но по каким-то причинам не швартовавшихся у пирса. Но туман не дал английскому летчику такой возможности. Летающая лодка прошла в сторону моря. Возможно, полетела высыпать свой смертоносный груз на кого-то из наших товарищей. Англичанам очень сильно повезло. Уничтожителю эсминцев достались лишь жалкие объедки от шикарного пиршества. Буквально за сутки до этого Лох-Ив покинула эскадра в составе двух крейсеров, четырех миноносцев и нескольких кораблей обеспечения. Гавань была пуста. Почти в центре бухты застыл на якоре малый крейсер типа «Фиджи», да еще два эсминца дремали у пирсов. Если их накрыть на месте, погони можно будет избежать. Крейсер — около 5000 тонн, ну и эсминцы — по 1200 — и того при лучшем раскладе 9 BRT. Негусто. Стоило из-за такого улова рваться в пасть к дьяволу… Ладно, работаем, а там видно будет. Два часа они накачивали кислород в цистерны. Два часа вся вахта была натянута как струна — все в полной готовности отреагировать на любую угрозу, хоть с неба, хоть с суши. Если их засекут — всадить в подонков как можно больше снарядов и уходить в сторону пролива на самом полном. По приливу удастся перепрыгнуть через сеть… если на полном… Только бы прорваться на большую воду. Но берег был пустынен, небо безмолвно. Потом было долгое и мучительное ожидание темноты. И она наступила, как все неизбежное.

23.00 из торпедных аппаратов Ройтера вышли «свинки» и начали циркуляцию по акватории бухты. Крейсер — как на ладони, и чуть дальше из-за бетонного пирса торчала корма эсминца. Прогремевшие взрывы слились в двойной раскатистый невнятный гул. Ровно по секундомеру в руке Унтерхорста. Ву-х-х-х! Распространилось эхо. Перископ не убирали. Ночью в таких условиях он не заметен. Крейсер немного качнулся, и через мгновение из-под палубы вырвался сноп огня, осветив бухту зловещим оранжевым мерцанием. Минуту спустя язык пламени взлетел над кормой эсминца. От него по заливу стала распространяться концентрическая волна. Над водой поплыл омерзительный звук хриплого ревуна. Завыли сирены на берегу. Спустя несколько минут над заливом повисли осветительные снаряды. В их белом сиянии, похожем на свет кинософитов, достаточно четко можно было различить, как над пирсом чернел поднятый нос эсминца. Он показался похожим почему-то на водонапорную башню. И его бы можно было вполне принять за таковую, если бы Ройтер точно не знал, что никакой башни в этом месте нет. По крайней мере не было утром. Англичане, конечно, ребята мастеровитые, но вряд ли бы они успели так быстро ее соорудить. И потом, для чего? Морскую воду качать? Эсминец опрокидывался, высоко задирая нос. Подло весьма опрокидывался — у пирса, на бок… Тут долго никто не пришвартуется. Дифферент уже был почти 70 градусов на корму. Крейсер же, несмотря на нешуточный пожар, вовсе не собирался умирать. По нему метались черные фигурки, но никаких признаков шлюпочной тревоги не было заметно. В бело-лунном свете осветительных ракет было видно, как матросы подали два ствола пожаротушения по правому борту и обрушивали на пламя снопы черно-фиолетовой воды, которая, пенясь, становилась ослепительно белой.

Черт! Вторая атака? Из той же позиции? Без попыток перебазироваться? Пока «томми», судя по всему, не поняли, что это было… Либо второй эсминец неисправен. Ага! Вон он! За силуэтом горящего крейсера черная плоская тень отошла от пирса и заскользила по серебристой от отсветов воде. Но куда ему двигаться, он пока не определился. Лодка не издавала ни звука, и засечь ее было непросто, тем более, что она практически лежала на грунте в непосредственной близости у берега. И могла сойти просто за рельеф, а рельеф здесь — камни-валуны каждый сам как лодка, и их тут тысячи.

15

Эсминец принялся остервенело бомбить фарватер. А что еще оставалось? Карлевитц бы тоже так поступил. В теории лодка, если это все-таки была лодка, сейчас должна была как раз стремительно искать выхода из залива, мы фарватер знаем, они — нет. Но лодка как раз никуда не торопилась. Так что эсминец просто бестолково сыпал бочонки — сначала 5, потом еще 5, еще 7, затем удалился на другой конец. Зрелище, прямо скажем, не из приятных. За корму вылетал небольшой бочонок, плюхался в воду, а потом на этом месте расцветал белый цветок, похожий на огромных размеров лилию. Больше эсминца, больше лодки. До слушателя доносился гулкий раскат. Цветок замирал на миг и обрушивался в воду тяжелым жутким ливнем. Не наш, не наш… стучало в висках. Не наш… И этот тоже не наш… Это уже минус 17, у «томми» осталось всего 33… Благодаря усилиям все того же Прина, у «томми» очко теперь все время напряжено. Раз Прин прорвался в Скапа-Флоу, то и другие порты не в безопасности… А что делать? Завалите фарватер бетонными блоками, господа!

Ройтер убрал перископ. На часах была полночь.

Акустик прилежно следил за шумами. К «Фиджи» стали подходить буксиры. К разрывам бомб на противоположном конце бухты прибавились еще два шума высокого тона. А это никуда не годилось. Они могли потушить пожар и оттащить корабль на мелководье.

Ройтер снова поднял перископ.

Да, именно так оно и было. Пожар удалось локализовать, и теперь из-под палубы валили клубы белого дыма. Крейсер принял небольшой дифферент на нос, на носу-то как раз пожар и бушевал, что мешало выбрать якоря… Буксиры пытались пришвартоваться, но пока без особого успеха.

В 0.15 из труб вышли еще две «хрюшки» и на этот раз были нацелены в корму. Треск, грохот, клубы черного дыма повалили с новой силой. Вот это уже другое дело! Так держать, герр Ройтер! Крейсер рухнул на левый борт. Невыбранные якоря не давали ему даже опрокинуться по-человечески. Он корчился, как висельник-самоубийца на тюремной решетке. А теперь, пока все это громыхает и хлюпает, мы им прикроемся и на цыпочках — в створ бухты. Расчет оказался точным. «Асдик» не идентифицировал шумов лодки в таком содоме. Тем более что все делалось очень и очень тихо.

* * *

По проливу Литл-Минч шли с таким настроением, как будто война уже выиграна. Встречайте нас, девушки, с цветами! В надводном положении и на полном. Глупый риск — но тогда это никого не интересовало. Победа! Победа! Победа! Сделали мы этот тупорылый эсминец!!! Значит, не только Прин может заходить в британские порты, но еще и Ройтер, а там и Шепке, и Кречмер, да мы затопчем вас, надменные тупорылые «овсяночники»! Землю жрать будете! На радостях расстреляли из палубного орудия рыбацкую шхуну — нанесение ущерба хозяйственной деятельности противника — тоже боевая задача. Нет шхуны — нет трески. Нет трески — ну мы вот тут только что про землю говорили… И потом, эта калоша ведь могла передать координаты лодки. И, похоже, передала. Ночью пожаловали гости. Уже недалеко был спасительный остров Тайри — за ним Атлантика. А там — ищи-свищи. Вот только здесь, сейчас глубина не больше 80 метров… Англичане, видимо, разгадали уловку Ройтера и перекрыли выход из пролива. Срочное погружение! Камнем на дно! Лодку атаковали сразу два эсминца.

Ройтер был спокоен. Он как будто решал очередную математическую задачу. Главное — не напороть. Все будет чики-пуки!

— Карлевитц! Вы капитан эсминца! Ваши действия?

— Если я засек лодку, я определю район наиболее вероятного ее поражения…

— На карте…

— Думаю, так… — Карлевитц делает отметку карандашом.

Работа по уклонению от бомб была отработана до мелочей: акустик сообщал координаты шумов, Карлевитц моделировал действия эсминцев, Ройтер отдавал команды. Рах и его ремонтники готовились к худшему сценарию. Унтерхорст следил за рулями и силовой установкой.

— Они берут нас в кольцо и будут его сужать — наша задача отследить шумы и прорваться между циклами…

Да легко сказать! А как это все сделать-то… Нужна идеальная отточенность действий, нужно предвидеть противника на шаг, лучше на два, а еще лучше на три. Ройтер понимал, что для Карлевитца это шанс, сейчас их жизни зависят от этого еврея, и Карлевитц понимал, что Ройтер понимает. Он был собран и деловит. Он был, наверное, неплохим вахтенным на эсминце, и окажись сейчас наверху парень такого же ума и воли, лодке пришлось бы плохо. Стоп! Полная тишина! Эсминцы меняют курс, удаляются, возможно, их «асдики» что-то почуяли. Нет, суки, возвращаются.

— Первая партия пошла! — выдохнул Карлевитц. — Засекаем время от «хлюпа» до взрыва.

Первые бомбы не причинили вреда. Дальше было хуже. Ройтер затеял поединок нервов, и сам он, и Карлевитц, и Унтерхорст в принципе были готовы к нему. Хуже было с простыми матросами. Никто ведь не знает, чем эти игры кончатся, а одно неловкое движение и… Скорее всего ничего почувствовать и не успеешь. Или успеешь… 1 кубометр воды — 1 тонна. 70 кубометров — это 70 тонн — на каждый метр этой палубы. Скорее всего тебя просто раздавит. Нечему будет всплывать…

В углу один из матросов начал молиться. Жалобно так.

«…Святой Франциск Ксаверий, столь достойный любви и столь любящий. В благоговении преклоняюсь я вместе с тобой перед величеством Божьим…»

Ройтер не мог разобрать слов молитвы, а лишь интонацию. Ясно было, что парень выкладывается. Это не формальная молитва по воскресеньям, чтоб получить свой десерт за обедом. Это вопль души, адресованный в небеса. Ройтер мысленно перелистывал его личное дело: «Я его брал уже на „семерку“». Эти мысли отвлекли его от Карлевитца, который тихо, вполголоса, докладывал, а рука с карандашом вычерчивала по карте примерный путь к спасению.

«…О, как радуют меня исключительные милости, кои ниспослал Он тебе при жизни, и величие, коего Он удостоил тебя по смерти. Выражаю Ему за это искреннюю благодарность…»

Здесь мы меняем курс и глубину и тихо уползаем на тихом ходе электромоторов…

— Да-да, оберфенрих… Два румба вправо, глубина 70!

— Есть два румба вправо…

Приказ эхом повторяется вполголоса. «Асдик» начал свою адскую работу. Блям, блям, блям, стукало по обшивке. Акустик уже на автомате подстраивал включение своего эхолота под этот звук.

«Под килем 7»; «Под килем 8».

И тут оглушительный треск, звон битого стекла, искрящая проводка и до боли знакомое шипение поврежденного трубопровода. Рах уже мчится со своими ребятами в торпедный.

«Прошу тебя, добудь мне через могущественное заступничество твое великую милость святой жизни и благой смерти. Испроси мне также милость не быть убитым сегодня…» — слышалось из угла.

— Отставить х…ню!!! — завопил Ройтер и метнул в молящегося железную миску. Почти попал. Миска громко хлопнулась о стену в миллиметре от головы матроса. — Я вам дам, кланяться табуретке!

Матроса как ветром сдуло. Ройтер поймал растерянный взгляд Унтерхорста. Это было очень смешно. Человек, профиль которого просто создан для того, чтобы его освещали сполохи адского огня, настоящий морской волк, выглядел растерянно и глупо. Казалось, на его глазах сейчас произошло нечто, что он никак не мог идентифицировать ни в положительном, ни в отрицательном аспекте. С одной стороны, парень допустил, пожалуй, излишнюю мягкотелость, с другой — запретить матросу молиться в критической ситуации, а ситуация была сейчас именно такой — просто бесчеловечно… Ройтер обратил внимание на замешательство старпома.

— Отныне за обращение к богу напрямую буду наказывать, как за несоблюдение субординации, — пояснил он старпому. — Здесь я выполняю обязанности господа бога! Есть просьбы? Пишите рапорт!

Знакомое слово избавило Унтерхорста от столь мучительного морально-этического выбора. Да, субординацию, пожалуй, нарушать нельзя. Он об этом как-то сразу не подумал… Звон миски — опасный звук. Явно не морской. Он мог вполне привлечь внимание акустика на эсминце. Да сейчас любой звук опасный. Идет борьба двух акустиков. Кто? Он или мы?

16

— Продолжайте, Карлевитц! — бросил командир.

— Обе машины полный! — шепчет Карлевитц.

— Обе полный, — машинально повторяет Ройтер, хотя где-то в глубине сознания срабатывает лампочка тревоги: «Так нельзя делать!» Но приказ уже отдан и повторен в центральном посту. Карлевитц заметил вопросительный взгляд Ройтера.

— Он не услышит за своими винтами… — выдохнул оберфенрих.

— А теперь стоп!

— Стоп машина!

Два мощных разрыва прогремели за кормой.

— Я бы считал нас потопленными…

— Продуть гальюн соляром! — отдал приказ Ройтер. Эту партию, похоже, подводники выиграли. Через сутки британцы на берегу рапортовали об уничтожении лодки, с высокой вероятностью именно той лодки, которая наделала шума в Лох-Иве. Немцам нечего было ответить — Ройтер исчез из радиоэфира.

С поврежденными зенитными орудиями, левым рулем глубины и радиоантенной лодка выползла из адских клещей. Медленное движение на вест-зюйд-вест наконец дало свои плоды. Вырвались… Маэстро, музыку!

* * *

Это ни с чем не сравнимое чувство, которое тебя переполняет, когда после тяжелого похода видишь, как на горизонте появляются мигающие огни маяков Вильгельмсхафена. Сначала ты вглядываешься в туманную дымку, а туманы и здесь отнюдь не редкость, до боли в глазах, и готов еще и еще раз переспрашивать старпома о координатах. Но вот они засверкали, сначала невнятно, лишь бело-желтые блики, потом ярче, ярче, у них появляются лучи. Палубные ящики открывают и приготавливают к прибытию в порт. Швартовочные канаты вынимают из ящиков и складируют на палубе. В Киле тоже, да, но там все как-то по-другому, там долго идешь по каналу, вокруг знакомые одинаковые пейзажи, и понимаешь значительно раньше, что ты дома. Собственно, маяки Киля — это формальность. Естественно, маяки, раз порт. Но чувство, которое испытываешь, огибая Альте Меллум — небольшой гористый островок с песчаными отмелями, — не испытаешь более нигде. Это чувство облегчения, торжества победы над смертью, предвкушение бурных дней и ночей на берегу. После него уже не редкость встретить патрульный шнельбот или своих же братьев-подводников, выходящих на боевое дежурство. Справа в бинокль можно рассмотреть круглые чаны нефтебазы. Сейчас она без огней. Ее берегут. Зенитчики глаз не смыкают. Но это еще не то… Маяки Вильгельмсхафена еще не появились из-за мыса. И вот — наверное, это и есть счастье… Они посылают в пространство свой равномерный импульс — створ открыт для прохождения субмарины. Мы дома и не с пустыми руками! И мы живы!

Глава 9

ВЕРОНИКА

Придите же, славные поджигатели с обугленными пальцами!.. Вот они!.. Вот они!.. Поджигайте же полки библиотек!

Отведите каналы, чтобы затопить погреба музеев!..

Первый манифест футуризма 20 февраля 1909 г.

— Постарайтесь оформить все как-нибудь здесь. Сделать небольшую выставку, что ли… — Рёстлер раздавал последние указания сотрудникам архива. — Фрау Лутц! Это очень важно.

Партийный представитель многозначительно поднял палец. Все притихли. Все-таки что-то в нем было зловеще завораживающее. Он умел произвести впечатление, когда этого хотел. Но, так или иначе, с этого дня в гарнизоне Бреста, куда перебазировались летом 40-го года волки Дёница, появилась настоящая библиотека.

Вероника Лутц была вольнонаемной сотрудницей архива флотилии. Этот архив по совместительству исполнял функции гарнизонной библиотеки, и в силу того, что занимал здание, в котором раньше располагалась библиотека, имел довольно внушительный объем хранения, правда, больше на французском языке. После нескольких месяцев скуки гарнизонной жизни, которую она вынуждена была разделять с мужем — гауптманом интендантской службы, для Вероники это была отдушина. Как-никак она имела Эссенский диплом по филологии, славянское отделение… И наверняка бы работала на кафедре, но предложение гауптмана изменило ее судьбу. Нехитрый выбор, предоставляемый женам офицеров, сделал ее незаметным библиотекарем и сотрудником архива. Архив ведь есть в любой воинской части, ну или почти в любой. Оказавшись в Бресте, вероника отдалась новой работе со всем рвением, на которое могла быть способна не аттестованная сотрудница. [37]Она организовала учет, провела инвентаризацию, сумела наладить пополнение немецкой периодикой. То есть работу провела внушительную. Ангела и Эрика — ее коллеги — тоже вольнонаемные, втихомолку посмеивались над ее заботами. У них самих-то заботы были совершенно иного свойства. Брест — это же настоящий рай, если хочешь устроить свою личную жизнь. Только руку протянуть. Да и протягивать не надо — за тебя протянут и надкусят, и прожуют! Кругом мужики, самцы, красавцы, герои, орденоносцы. А они ведь не какие-нибудь француженки! Так что девушкам жилось довольно весело.

Вот и сейчас, пока Вероника вносила новую периодику в картотеку, они о чем-то очень оживленно болтали у окошка. Время от времени оживленный разговор прерывался смехом, как обычно, скрывавшим какие-то не вполне приличные подробности. Утро в архиве было сонным и неинтересным, но работа полностью поглощала Веронику. Так очередь постепенно дошла до нового номера Berliner Zeitung.

Раскидисто. Пропаганда эпитетов не жалеет. Но за всеми этими фигурами языка стоял достаточно правдивый рассказ об успехе Ройтера в Ла-Манше, о потоплении кораблей и катера эскорта, о том, как корвет вывел лодку на семитысячник, и как положено, почти на четверть полосы красовалось фото героя с новеньким рыцарским крестом на длинной ленте. Ройтер широко улыбался, пожимая руку самому фюреру. (Чего этот шедевр стоил фотографу — отдельная тема.)

Фюрер, кстати, оказался вблизи куда скромнее, чем выглядел с трибуны. Ну да этого и следовало ожидать. Человек отличается от плаката. Ройтер вон тоже вовсе не такой бравый парень, как получился на открытке. В Берлине он, Шепке и другие отличившиеся фотографировались для целей министерства пропаганды. Шепке был, как всегда, блистателен, чтобы казаться совсем уж картинным морским волком, он позировал с капитанской трубкой в зубах, Ройтер, глядя на приятеля, взял толстую гаванскую сигару. Так они и получились на открытках — один с трубкой — другой с сигарой. То, что в зале оказался фюрер, Ройтер как-то даже не сразу понял. Началось какое-то движение у дверей, затем в зал вошел человек невысокого роста, в коричневом партийном сюртуке. Он был улыбчив и доброжелателен. Подходил к каждому, скупо поздравлял, улыбался, вручал награды, выслушивал ответные слова и продвигался дальше. Ройтер заготовил целую речь, но, когда дошла очередь до него и его руки коснулась рука вождя, он вдруг растерялся. Язык прилип к горлу. Он почувствовал сильное жжение в области затылка и понял, что не в состоянии открыть рот… И тут их глаза встретились. Взгляд серо-голубых водянистых глаз вождя скользнул поверх Ройтера и вдруг задержался более обычного. Хельмут смотрел в эти глаза лишь мгновение, но за это мгновение он почувствовал, что все, что он хотел сказать, для чего готовился, этот человек, стоящий напротив него, уже знает,более того, он уже знает историю всей его жизни, и про Анну, и про сына, названного в его честь, и про их разрыв. Вдруг все это сжалось, превратилось в электрический заряд и перешло на визави. Он, как конденсатор, «разрядился» об Фюрера. Гитлер слегка, как показалось Ройтеру, подбадривающе улыбнулся. Он как бы благословлял Ройтера. Во всяком случае, Ройтер понял это так. Он выдавил из себя какую-то шаблонную фразу вроде «Мой фюрер, я оправдаю доверие». Но и все… Дальше был туман и неопределенность, и только серо-голубые глаза излучали отеческое тепло и одобрение.

Дверь в помещение, которое Рёстлер громко называл «библиотека», хлопнула, и Веронике на мгновение показалось, что у нее двоится в глазах. На пороге стоял тот самый герой, почти так же широко улыбаясь, только крест теперь висел не на длинной ленте, а выглядывал из-под щегольского белого шелкового шарфа.

— Здравствуйте, — вкрадчиво произнес Ройтер и протянул маленький букетик фиалок. Такие продавались на углу. Ройтер купил их «на всякий случай» — скорее всего, придется иметь дело с дамами — рассудил он, а женщины обычно реагируют на растения. — Девушка, скажите, пожалуйста, а нет ли у вас в архиве французских газет за 1912 год?

Практически каждый подводный ас имел свою «чудинку». Это было своего рода хорошим тоном в подплаве Кригсмарине. Прин, например, был большим поклонником Васко да Гама (был у него своего рода культ этого путешественника), Шепке, как мы уже знаем, превосходно рисовал, Mop (U-124) был отменным пианистом… Был и у Ройтера один вполне безобидный, но весьма странный бзик. Хельмут очень интересовался «Титаником». Вернее, не самим судном, а обстоятельствами его потопления 15 апреля 1912 года. (Сумма цифр этой даты составляла пятерку.) Он почему-то был убежден, что виновником трагедии «непотопляемого» суперлайнера был вовсе не айсберг, а… подводная лодка. Принадлежность этой лодки оставалась загадкой. Ройтер не был историком, и в архивах работать у него не было ни времени, ни соответствующей квалификации, но с маниакальным упорством выискивал всюду вырезки из газет, свидетельства очевидцев, когда представилась возможность, сам провел «следственный эксперимент» на экзамене по торпедным стрельбам в Мюрвике. Торпеда тогда не взорвалась, мишень не была потоплена, но уверенности его это не поколебало.

По его версии, неизвестная подлодка находилась на курсовом угле около 15 градусов, что позволило всадить в лайнер две торпеды, которые прошили борт и взорвались в машинном отделении. Технически — возможно. «Лузитания», вон, немногим меньше «Титаника», а ее наша U-20 грамотно оприходовала. Да и он сам ведь поразил траулер в Скапа-Флоу на курсовом угле в 11 градусов. Но то ржавое корыто, еще не успевшее отмыться от рыбьей чешуи, а то вершина кораблестроения. Шепке в свое время внимательно выслушал теорию Ройтера, двое суток занимался расчетами, а потом сунул Ройтеру обильно исписанную цифрами тетрадку — его приговор был краток и точен, как и весь Шепке, — «Бред!».

И вот «Титаник» с его запутанной историей привел Ройтера в это необычное место. И напротив сидела Вероника. Она еще не до конца поняла, что же хочет от нее ожившая газетная страница, но на всякий случай прошептала: «Да…»

— Серьезно? Вот так здорово! — Фиалки как бы сами собой упали в стакан с водой, стоявший на столе с обратной стороны конторки.

— А? — Вероника засуетилась, она вскочила из-за стола, потом села, покраснела и пробормотала: — Знаете, я не помню, я сейчас посмотрю…

— А, ну да, пожалуйста, — непринужденно ответил Ройтер, снял фуражку и начал прохаживаться по комнате. Его внимание привлек стеллаж, который пару дней назад заботливо обустраивала Вероника. Рёстлер со своим пропагандистским отделом и тут, на новом месте, даром времени не терял. Он настоятельно посоветовал взять тематикой мини-выставки «Кровь и Почва в произведениях Германа Ленса» — вполне политическая тема, особенно учитывая, что они (Кригсмарине) гости в этом богом забытом Бискайском порту, нет, не гости — миссионеры! И в известной степени ответственность за культурное просвещение французов лежит на них, и особенно — на Веронике. «Мы должны показать французам, что мы наследники великой культуры, — говорил Рёстлер, — пусть знают, что у нас любой матрос наизусть готов читать поэмы о Тридцатилетней войне».

Вероника не разделяла его оптимизма, но Ленс — а почему бы и нет! И невольно скорректировала содержание выставки, которое бы можно было сформулировать «Герман Ленс — путь познания бога». Стеллаж с книгами и красиво оформленными цитатами привлек внимание командира подлодки.

«Я знаю страну, в которой я никогда не был;

Там течет кристально чистая вода,

Там благоухают чудесные цветы,

Их цвет так нежен и красив…

В этой дальней стране поет птица,

Она поет песню, незнакомую мне;

Я никогда не слышал ее, но знаю ее мелодию…

И даже знаю, о чем поет птица;

Она поет о жизни и смерти,

О высшем блаженстве и величайшей скорби,

О наслаждении и боли сердца…»

— Ну не настолько хорошо, насколько следовало бы…

Вероника не нашла что ответить, и возникла неловкая пауза.

— Я вам, наверное, мешаю работать?

— Нет-нет… одну минуточку…

За Ройтером жадными глазами следила из-за конторки машинистка Эрика. Как будто через перископ отслеживала цель.

— Позвольте поинтересоваться, зачем господину лейтенанту газеты почти тридцатилетней давности? — Вообще-то она могла спросить все, что угодно. Это было неважно.

— Понимаете… — совершенно серьезно ответил Ройтер. — Я ищу материалы про «Титаник». Хочу кое-что проверить…

— Вы хотите потопить пассажирский лайнер? — воскликнула Эрика. Она встала из-за своей машинки и двинулась в направлении Ройтера, нарочито медленно поводя бедрами. Она как бы замирала после каждого шага. Если не знать, в чем дело, можно было подумать, что она хромает сразу на обе ноги.

Ройтер мельком взглянул на нее.

— Угу, — пробормотал он, — «Атению» — это я потопил, только т-с-с-с! — Он приложил палец к губам. — Это военная тайна!

Эрика вела себя как течная кошка. Она перегнулась через стойку рецепции, почти легла на нее. И как бы невзначай ухватила краешек газеты, где была статья про подвиги Ройтера.

— Вы уже получили свой экземпляр?

— А… да… получил. Еще в Берлине.

— Это прямо так все и было?

— Ну да… Вроде не наврали…

Ройтер был явно не в настроении флиртовать… Его интересовали только газеты, газеты и более ничего. Во всяком случае, поканичего, а Вероника не торопилась возвращаться.

— Вы бываете в «Рояле»? — спросила Эрика.

— А что такое «Рояль»? — поинтересовался Ройтер.

— «Рояль» — это бар для офицеров, — встряла Ангела. — Там иногда бывает весело.

— И вы там бываете?

Вот оно! Эрика сейчас испытала примерно то же чувство, что Ройтер в прошлое Рождество при встрече с поляками. Рыба клюнула! Оставалось подсечь.

— Только вот я боюсь, я туда еще не скоро попаду. Мне, видимо, много дней придется провести в доках. «Томми» нас изрядно поцарапали.

В этот момент Вероника наконец-то спустилась из зала периодики и притащила две подшивки за 1912 год. И Эрика перестала его интересовать. Она поняла, что рыба сорвалась, и была раздосадована. Только умело скрывала это. Ройтер бегло прошелся по подшивкам, остановился на 15 апреля.

— Черт! Не читаю по-французски…

— Вам перевести? — спросила Вероника.

— Ну если вам не трудно…

— Что вы, совсем не трудно, да тут и заметки-то небольшие совсем…

«Что это я? — промелькнуло у Вероники. — Не слишком ли я его обхаживаю? Да, герой, все понятно, но не навязываюсь ли я со своими услугами?»

Ройтер остался доволен результатами своего посещения библиотеки. И вовсе не потому, что имел возможность пообщаться с тремя вполне симпатичными девушками. Последняя попытка наладить отношения с Анной — неудачная — заставила его возненавидеть это сучье отродье всеми фибрами души. Только Шепке мог вытащить его из состояния мрачной депрессии. Но Шепке после Берлина отправился в Киль.

Вероника и в лучшее-то время, наверное, не произвела бы на него ровным счетом никакого впечатления. А в этот солнечный осенний день, столь резко контрастировавший с его настроением, и подавно. Какое право они имеют вообще здесь вертеть своими задницами у него перед носом, когда единственная, стоящая чего-то, единственная, ради кого он был готов на подвиг, единственная, способная пробудить в его суровом сердце любовь, отвергла его в очередной раз. Да как отвергла! Эти ее колкие насмешки, этот сквозящий цинизм и презрение…

Вероника долго не могла сообразить, что же случилось. Она просто какое-то время сидела, уставившись в одну точку, после того как дверь за Ройтером захлопнулась. Она пыталась работать, но мысли путались, руки не слушались. Не хватало чего-то — а чего, она понять пока не могла. Ее рассеянность явно заметили коллеги.

— Ты с ним поаккуратнее… — почти прошептала Эрика. Может, она решила, что Ройтер обладает сверхъестественной способностью слышать то, что здесь происходит.

— Это уж точно, поаккуратнее, — добавила Ангела.

— Что вы имеете в виду? — удивилась Вероника.

— Этот подонок оттрахает тебя во все полости, а потом — в море и ту-ту!

— Да? Странно, — мечтательно произнесла Вероника. — Он такой милый и обходительный.

— О, да! Ха-ха-ха! Это уж точно, — прыснула Эрика. — Обходит так, что ты и пикнуть не успеешь… Он же сладкий, как патока. Ты в ней и завязнешь…

— Да? («А вообще, что это мы обсуждаем?»)

— Точно тебе говорю…

— Смотри-ка, она уже втюрилась! — расхохоталась Ангела.

— Да вы что! — возмутилась Вероника. — Я же замужем!

— Ага! Вот кого это не трогает совершенно.

— Он только подойдет так сзади, обнимет — уже трусы отжимать можно! Ха-ха-ха…

— Фу! Какие гадости вы говорите! Ну как не стыдно! — Вероника действительно была вне себя. Какие-то две курицы испортили ей так мило начавшийся день. Она еще раз бросила взгляд на фиалки, покоившиеся в стакане. Да, ей действительно никогда бы не пришло в голову изменить мужу. Институт семьи и брака был настолько очевиден и непреложен для Вероники, что сама мысль о том, что можно с кем-то совершать то же, что с законным супругом, казалось, ей просто не приходила в голову. Да и гауптман интендантской службы Лутц был значительно старше и особенно не баловал свою супругу различными «глупостями».

— Слушайте, а откуда вы все это знаете? — возмутилась Вероника. — Он же здесь, дай бог, второй день, ну третий…

— Ангела работала в Вильгельмсхафене. Она тебе много чего порасскажет.

— Он что, приставал к тебе?

— Слава богу, нет… но ты что, не видишь по нему? От него ж за версту просто пышет самцом. Как излучение, что ли…

— Так приставал или нет?

— Ко мне нет, а вот девчонки говорили в Вильгельмсхафене.

— Понятно. Одна баба сказала…

* * *

— Ишь, моду взяли… — добродушно ворчал Рёстлер, тасуя пропагандистские открытки, как карточную колоду. — Морока с вами, дорогие друзья! Все в звезды подались… Книжки пишут, фотокарточки с автографами девкам раздают. Не флот, а какой-то балаган прям-таки… Голливуд, UFA…

— Так это ж вроде как для пользы дела… — попытался возразить Ройтер.

— То-то что дела… а не всякого баловства… — проворчал Рёстлер. — Написали бы и вы чего-нибудь, господин лейтенант? А то девкам в уши дуть — невелика доблесть.

— Да я писатель никудышный… — начал было оправдываться Ройтер.

— Все мужики в мире делятся на три категории, — продолжал, как бы не слушая его, Рёстлер, — алкоголики, бабники и игроки. Ты сам-то кто будешь?

— Да бабник скорее…

— Вот! В этом-то и дело… А иерархия среди этих типов такова, что выше всех стоит игрок! Жизнь — игра! Великое приключение — или ничто! И игрок в ней побеждает!

— А, по-моему, игра ради игры бессмысленна?

— Как раз игра ради игры — это и есть квинтэссенция этого процесса. Высшая степень мастерства!

— А разве не для того мы все сражаемся, чтобы оберечь наши семьи? Чтобы обеспечить будущее детям? И в этом, по-моему, у женщины очевидная роль. По-моему, нельзя любить родину и не любить женщину.

— Так-то оно так… — Рёстлер прищурился. — Но это взгляд, так сказать, обывателя. Середнячка. Ты-то больше, чем простой середняк. Ты-то в фюреры метишь!

— Я? В фюреры? Никогда не метил…

— Да ладно, мне-то врать тебе смысла нет. Ты хочешь стать фюрером. Да тут все хотят. Даже старый тупой Лутц!

(А это еще кто такой?)

— Но я тебе могу сказать. Забудь! Тебя никто не возьмет даже гаулейтером города больше 20 000 жителей. Почему? Да потому, что на тебя ничего нет! Досье тоню-ю-юсенькое! Курам на смех! Досье должно быть во! — он показал пальцами толстую пачку. — Во! — показал еще больше. — А так, ну кому ты нужен, раз на тебя компромата нет?.. В море, жаба! В море!

Ройтер слушал его и не возражал. Его всегда поражала изворотливость логики этого странного человека. Он ведь был не просто умен! Это бы еще ладно, он, казалось, умел читать мысли, предугадывать вопросы людей. Он был как учитель, преподающий увлекательный урок. Урок смысловых перевертышей, урок другого взгляда на мир. Очень неожиданного, но, похоже, очень близкого к пониманию истинных механизмов, которые этим миром правят.

19

— Знаешь, что про тебя сказал фюрер? — вдруг перевел стрелку Рёстлер.

Ого! Фюрер про меня еще что-то сказал! Он меня запомнил! Гордость переполняла Ройтера.

— Он сказал одну-единственную фразу… «Упертый молодой человек!» Можно считать, ты ему понравился.

Да… Двусмысленная фраза… хотя ничего такого уж «упертого» Ройтер не делал. С дрогой стороны, услышать такое от человека, имя которого стало синонимом понятия «воля», — это многое значит.

Глава 10

ПОРТРЕТ АНГЕЛА

Любить и погибнуть: это сочетание — вечно.

Воля к любви означает готовность к смерти.

Ницше Ф.

В цеху было невероятно шумно. Совсем рядом врезались в тело покореженной лодки огромные фрезы, разбрызгивая фонтаны искр и издавая трудно переносимое визжание. Вовсю работали компрессоры, подавая воздух к клепальным аппаратам.

По палубе протянулись змеи шлангов подачи ацетилена и кислорода, пахло соляром и металлической окалиной.

Их посчитали такими же сумасшедшими, как и Прина, который заявил, что предпочел бы двум неделям отпуска хорошие учения на Балтике, когда офицеры Ройтера решили остаться в базе и принять участие в подготовке лодки к новому походу. Решение офицеров поддержала почти вся команда. Лишь несколько матросов и боцманов позволили себе оторваться от коллектива, но у них были особые основания, вернее, основания, которые Ройтер счел особыми. Сам же командир наравне с ремонтниками участвовал в форсировании дизелей, установке и проверке нового оборудования, особенно усовершенствованного радара. Все понимали — техническое состояние лодки — это то, от чего зависят их жизни, а жить хотелось всем. В один из таких дней цех посетило существо, которое, очевидно, диссонировало со всем, что находилось в этом странном месте, называемом «бункер». Недавно состоялась серьезная воздушная атака британцев на Брест. ПВО была на высоте. Особенно ПВО линкоров «Шарнхорст» и «Гнейзенау», но несколько бомб упало поблизости от лодок. Папа немедленно распорядился начать строительство бетонных укрытий. Строили их хоть и французские рабочие, но с такой прытью, что позавидовали бы строители автобанов. На последних доках еще заливали бетоном крышу, а здесь уже кипела работа. Вероника в своем белом платье в окружении перепачканных мазутом рабочих, развороченных металлоконструкций и «адского» пламени газовых горелок выглядела каким-то мотыльком на куче навоза.

— Командир, — подмигнул Ройтеру Деген. — Эсминец на атакующем курсе!

И хитро осклабился, кивнув в сторону Вероники. Она проходила по пирсу, у которого была пришвартована «семерка» Ройтера, и что-то выспрашивала у рабочих. Они жестами показывали в сторону лодки.

«Интересно… что бы ее сюда могло принести, — подумал Хельмут. — Наверное, что-то действительно важное, иначе… да как вообще ее пропустили сюда?»

Появление необычного существа произвело столь ошеломляющее впечатление, что все подводники, которые находились в этот момент на палубе, вдруг как бы оцепенели. Только командир сохранял способность как-то анализировать ситуацию и на всякий случай вытирал руки ветошью. Оцепенение было столь глубоким, что Зинке опустил вниз соплом горелку, практически уткнув ее в поясницу Дегену. И, естественно, первое, что услышал мотылек, поравнявшись с рубкой, — отборный мат-перемат в адрес Хайнца.

Ройтер дико сверкнул на них глазами и перепрыгнул на пирс.

— Здравствуйте, — как будто не заметив неловкости, улыбнулась Вероника. — А я вас ищу повсюду.

— Да? — удивился Ройтер. — Что-то случилось?

— Наверное, да, — неуверенно проговорила Вероника и достала из большой кожаной папки с надписью Für den Berichtстаринную желтую страницу газеты, — посмотрите, что я нашла…

Вероника протянула ему потрепанный артефакт.

— Что это? — недоуменно спросил Ройтер.

На мостике продолжалась потасовка, у Дегена чуть было не загорелся комбинезон, поэтому Ройтер посчитал приличным отвести даму подальше. Ребята уж как-нибудь сами справятся.

— Простите моих балбесов, мы тут в море совсем одичали, прекрасные дамы сюда захаживают редко…

— Я ваших морских терминов не разумею — кажется, так в подобной ситуации сказала принцесса Софья Августа Фредерика, когда инспектировала флот.

— Софья Августа? — ах да, русская королева. Так что у вас это такое? — Ройтер пытался вглядеться в текст, но было довольно темно, да и текст был на непонятном ему языке.

— Это номер газеты «Московские ведомости» — там про «Титаник»…

— Да? Спасибо, вы очень добры, — улыбнулся Ройтер. Он не ожидал, что девушка проявит такой интерес к его увлечению.

Он разыскал заметку. Небольшая такая заметочка в разделе «Происшествия».

— Спасибо, на русском у меня еще ничего про «Титаник» нет.

— Да тут дело не в том, — тактично возвращала его к сути вопроса Вероника, — посмотрите на дату…

— 13 апреля 1912 года… Не понял… 13 апреля?

— Да, да, да! 13 апреля. На двое суток раньше!!!

— Нет, не может быть, это какая-то ошибка… — пробормотал Ройтер. — А что они там сообщают?

Вероника начала переводить. Она давно не читала ничего на русском, а потому слегка запиналась:

— «Лишь теперь начинают выясняться ужасающие подробности катастрофы с „TITANIC“. На основании отрывочных рассказов спасшихся пассажиров, эта трагедия рисуется в следующем виде. На пароходе почти до последней минуты держалась уверенность, что этот гигант не может потонуть…» — трудно с русского переводить…

— То есть они сообщили за двое суток об этом, как о свершившемся факте?

— Именно! Вы понимаете? Это же доказательство!!!

— А что это доказывает?

— То, что они знали заранее!

— Действительно… Знали… А зачем тогда сообщили? Или это кто-то попытался кого-то предупредить…

Информация была и вправду необычной. Теоретически можно было предположить, перекладывая события 30-летней давности на настоящий момент, что лодка, которая должна была торпедировать «Титаник», должна была выйти на контакт с ним 13 апреля. Но по каким-то причинам, а таких причин — целое море — не вышла. Пропаганда сработала, а лодка — нет. И пришлось догонять… Или контакт состоялся не по плану, а только 15… тоже может быть, а информационное сообщение уже было готово… Мало, что ли, у нас таких накладок?..

— Откуда вы так хорошо знаете русский?

— Ах, — вздохнула Вероника, — в Эссене изучала. Хотела заниматься творчеством Достоевского… Но это все в прошлом. Боюсь, эта мечта никогда уже не осуществится…

— Надо верить, — пробормотал Ройтер, — как это… девиз испанских конкистадоров… «Делай то, что должно, и пусть будет то, что будет».

— Я хотела спросить вас… — Вероника слегка покраснела. Ее бледному лицу этот румянец очень даже шел. — Не сочтете ли вы неловким мое предложение… Мы сегодня собираем гостей по случаю присвоения очередного звания моему мужу. Не посетите ли вы нас сегодня? Я испеку шоколадный пудинг.

— Ну а почему бы и нет? — согласился Ройтер. — Простите, не сочтите за наглость… А если я приду с другом?

Сегодня, по расчетам, Брест должен был посетить Иоахим. Он ехал к месту службы в Сен-Назер и решил заглянуть в Брест. В подводном флоте только что началось увлечение личными эмблемами. Шепке обещал самостоятельно создать такую для Ройтера. У старого друга была уникально твердая рука — он мог при желании создать рисунок, не отрывая карандаша от бумаги. У него самого по стене боевой рубки крался белый тигр с разинутой пастью. Личная кривая тоннажа Шепке круто пошла вверх. Еще пару месяцев назад у него было каких-то 19 тысяч… А сейчас уже сотня!

* * *

В небольшой гостиной целая стена была отведена под своеобразный музей. Здесь были выставлены на обозрение гостей нехитрые сувениры из тех, что туристы обязательно привозят из поездки. Это были тарелки с видами разных городов. В основном городов Рейха — Страсбург, Мюнхен, Вена, Лейпциг…

20

— Это вы по линии KDF катаетесь? — спросил Ройтер. Ему, конечно, не было это столь уж интересно, но девушка старалась… Наверняка для нее эта коллекция очень дорога. Не так уж ярка и разнообразна жизнь гарнизонного библиотекаря.

— Когда как… Я так люблю путешествовать… А вы ведь наверняка тоже… Вы же много где бывали, я и сотой доли того не видела… Расскажите, где вы были… В каких-нибудь волшебных далеких странах… Мне так интересно…

— Где был? Был в Нарвике, в Портленде, в Хартпуле… Только вот мне оттуда не удается ничего привезти никак… (усмехнулся Ройтер). Стреляные гильзы разве что? (Он вспомнил, как в Нарвике Деген ринулся в ледяную воду вытаскивать кусок обшивки сбитого им англичанина.)

— Да, Нарвик… Я читала… Это ужасно…

— Что ужасно? — переспросил Ройтер.

— Говорят, там погибло столько людей…

— Британцев там тоже полегло немало…

— Да вот я и говорю. Людей и тех и этих… Это же люди…

— Это солдаты, — вздохнул Ройтер. — А погибать — это издержки профессии. Наверное, потому военная служба всегда была так почетна.

— Знаете, я вообще против любого убийства. Нет ничего более противоестественного, чем убивать…

«Похоже, дама серьезно повредилась умом, — подумал Ройтер. — Жена офицера и несет всякую чушь, достойную пацифистов…» Впрочем, майор интендантской службы (теперь майор) Лутц и сам на плакат явно не тянул. Он был полноват, не слишком хорошо сложен. Нос его напоминал сливу. Редкие волосы, которые он зачесывал вперед, чтобы скрыть очевидную лысину, торчали, как пакля. Все это делало его похожим скорее на ярмарочного клоуна, чем на военного. Но любовь — злодейка, чего только не делает она с людьми. Вот этой достался такоймуж. Что ж поделаешь… такая вот жалкая упряжка. [38]Но это хотя бы что-то. Многие девушки, ее ровесницы, так и останутся соломенными вдовами.

На квартире у майора Лутца собралась весьма разношерстная компания. Само собой, два героя-подводника, кавалера рыцарского креста, Ганс Рёстлер, а куда ж без него-то, французский кюре — очень странный персонаж — до полусмерти напуганный — его где-то подцепила Вероника, какой-то чиновник из муниципалитета, Ангела с Эрикой. Ангелин ухажер из административной службы… Еще какие-то две очень некрасивые девицы, которых Ройтер просто не запомнил.

— Я бы сказал, что живопись — не самое большое достижение фюрера. — Шепке пытался поддержать светский разговор. — Ну как живописец фюрер не создал по-настоящему ничего прорывного. Как сказал Гоген: «В живописи может быть либо революционная манера, либо плагиат». Но, — Шепке высоко поднял указательный палец и выдержал несколько секунд паузу, — художественное творчество не исчерпывается живописью.

Рёстлер смотрел на Шепке с большим интересом, и в его взгляде не было и тени осуждения, которого можно было бы ожидать от «старого борца», ответственного за идеологическую работу во флотилии. Скорее он даже был согласен с инструктором-торпедистом.

— Фюрер — великий художник! — выпалил Шепке. — Но не живописец. Он сценограф, он режиссер. Посмотрите, как срежиссированы наши факельные шествия! Это — настоящее искусство. И по-настоящему революционное искусство. Новый век открыл дорогу принципиально новым видам творчества, и гений фюрера это почуял, изобразительное искусство вышло на улицы, мы можем видеть, как меняется мир, и мы, немцы, идем в авангарде цивилизации. Уверен, что когда-нибудь мы будем ассоциировать наш XX век с творчеством фюрера-художника.

— Сильно сказано! — отметил Рёстлер. — Почему бы вам как-нибудь не организовать лекцию для личного состава, например «Нация и современное искусство». Я думаю, будет интересно. Вы сами, я слышал, Иоахим, неплохой художник.

— Да я так, балуюсь больше… Мне вот как раз не дано выйти за рамки традиции, — задумчиво процедил Шепке и сделал большой глоток пива.

— Ну не надо прибедняться. Там, где традиция, там ремесло, а где ремесло — там и мастерство. Возьмите того же Дали, прежде чем он начал свои выкрутасы — шесть… да… шесть лет копировал Веласкеса.

— Дали — значительный художник, безусловно. Но не спешим ли мы навесить ярлык. Это — хорошо, это — плохо. Пикассо, хоть и извращенец, не менее значителен как художник.

— Черт… — пробормотал Ройтер. — Я чувствую, тут собрались знатоки. Я вообще не могу поддержать разговор. Я дунайскую школу от Брейгеля не отличу. (Вот так-то вот, знайте, что я, по крайней мере, и о тех и о других слышал. Чем они на самом деле отличаются-то?..)

— Все очень просто, — бросил Шепке, — вот ты смотришь на картину, если за ней встает мир, значит, хорошая картина. Вот изображен дом, но это только дом, есть еще и соседняя улица, и там дома, и в них живут люди. Они выходят утром на эту улицу, ходят друг к другу в гости, посещают магазины, влюбляются… Вот когда это все почувствуешь — значит, перед тобой настоящее произведение искусства. Опять же возвращаясь к фюреру — ну не вижу я мира за его «Мадонной».

— По-моему, ты рискуешь, — хохотнул Ройтер. — Нам еще только в гестапо не хватало давать объяснения.

— А почему нет? Кто сказал, что фюрер как художник неподсуден? — вступился Рёстлер. — Произведение искусства должно вызывать споры, если оно не вызывает споров — значит, оно мертво. Почему к творчеству фюрера это не имеет отношения? А мы спорим, значит, все-таки Адольф Гитлер — совсем не такой плохой художник. Я предлагаю выпить за искусство, за его волшебную силу, и неважно, кто этот творец. Художник — это бог. Шепке, мне кажется, вы к себе слишком строги… Скажите, а не могли бы вы прямо вот сейчас показать нам свое искусство. Нарисуйте что-нибудь…

Иоахим сначала отнекивался, но Рёстлер сумел его уговорить.

— Только одно условие. Вернее, два. Я сам нахожу предмет, и — это главное — никто меня не отвлекает, не заглядывает через плечо. Не люблю я этого. Договорились? Начали.

— Все, продолжаем вести беседу, не мешаем художнику, — срежиссировал Рёстлер.

Ройтер довольно сносно поддерживал дискуссию о музыке, в частности о преимуществах легкой немецкой ритмической музыки перед американским джазом. Хотя музыкальные сентенции он черпал в основном из бесед с тем же Рёстлером. Этот-то был настоящим знатоком!

Патефон заиграл венгерский танец Брамса.

— Вот я чего действительно не могу никак понять, — зацепился Ройтер, — Брамс, по-вашему, как? Еврей или нет?

— Вообще-то я видел портрет, — задумчиво произнес майор Лутц. — По внешним данным… И волосы светлые, и глаза голубые… Скорее всего Брамс — ариец.

— Но почему же тогда он берет за основу крайне сомнительные цыганские мотивы…

— А я думаю, что просто большой художник должен воспринимать все, и хорошее и плохое, — выступила Вероника. — О плохом тоже нужно напоминать, иначе мы просто позабудем о том, что оно есть на свете. Наверное, художник, музыкант, вообще творческая личность имеет право пропускать через себя все…

Шепке вообще устранился. Он положил на папку листок плотной бумаги и активно вырисовывал на нем что-то. Что — видно не было. Никто и не думал его беспокоить — художник!

Иоахиму потребовалось около 40 минут для того, чтобы создать картину. Когда он посчитал произведение законченным, он просто молча перевернул свой импровизированный мольберт лицом к собравшимся. Это был портрет Вероники. Польстил ли художник своей модели? Вовсе нет, все черты были переданы очень точно, но на куске картона был изображен ангел, настоящий ангел, преисполненный чистоты и наивности и какого-то неуловимого сострадания к окружающему миру. Он смотрел с портрета широко открытыми глазами, повернувшись вполоборота, и как бы вопрошал — неужели мир так ужасен?

— Вот, — удовлетворенно отметил Шепке.

Рёстлер восхищенно развел руками…

— А вы говорите «не художник»! Вот, настоящая работа мастера. Фрау Лутц, я полагаю, что этот портрет должен занять в вашем доме почетное место.

Вероника покраснела, закрыла лицо руками, смахивая слезы.

— Спасибо, — прошептала она.

21

— Вы что, плачете? Не нравится портрет?

— Нет, нет, портрет великолепен, не обращайте внимания…

Все были заняты Вероникой, и в комнате было довольно шумно. Если бы было чуть тише, то можно было бы услышать, как злобно скрипят и крошатся от натуги зубы Эрики.

— Чем там закончилось у тебя в Берлине? — спросил Иоахим, когда они вышли покурить на балкон. Вечера становились прохладнее. Все чаще шли дожди и волновалось море. Ройтер оперся на перила балкона и уставился в одну точку.

— Ничем. Знаешь… у меня в море было странное ощущение… Как будто я видел сон. Но это был не сон. Это было похоже на кино… Как будто пленку прокрутили и вернули в начало. А потом опять прокрутили… а там уже совсем другое. Но я во всем участвовал. Все ощущал. Я чуть было не напоролся на английский корвет… А тут как кто-то предупредил меня…

— Такое бывает, — отмахнулся Шепке. — В море что угодно бывает. Миражи, огни святого Эльма, «Летучий голландец», мало ли?

— Да… мне вот кажется, я становлюсь именно таким вот «Летучим голландцем». И меня поэтому нельзя убить. Потому что я уже мертвый. А мертвому ничего не страшно.

— Как ты в море выходишь с таким настроением? — удивился Шепке.

— Да как? Так и выхожу. Пусть меня ничего не связывает с землей. Так легче. Убьют так убьют… Херня какая… — Ройтер внимательно посмотрел на тлеющий конец сигары, стряхнул пепел и снова уставился в одну точку.

— Да уж… Действительно херня, — ухмыльнулся Шепке. — Разве моряку не нужно, чтобы его ждали на берегу? По-моему, это как раз самое главное, что дает силы. Ты знаешь, за что дерешься. За них, за тех, кто дома.

— Нет, я не дерусь «за них». Я дерусь… а действительно, за что же я дерусь? Анне посрать на мои геройства. Ее даже рыцарский крест не впечатлил… И, знаешь, мне нужны матросы такие же, как я… А то начнет их к дому тянуть… говно, короче получится… — резюмировал Ройтер.

— Да ну, ты так много не навоюешь… Убьют. Да ты сам себя убиваешь. Нельзя идти в бой с пустым сердцем… — покачал головой Шепке.

— Ну не убили же пока.

— Просто повезло…

— Нет, — отрезал Ройтер. Он не любил этих разговоров о везении. — Я вообще не принимаю слова «повезло» на войне. Мне не повезло. Просто мои люди лучше обучены, я могу организовать их выполнять свои обязанности четче, чем у противника, быстрее считаю, чем «томми», у меня лучшее оружие. Наверное, лучшее в мире… Так что без мистики, пожалуйста.

— Не гневи небеса. В морском деле мистики предостаточно. — Иоахим затянулся трубкой.

— Не знаю никакой мистики, — буркнул Ройтер, — все, что пытаются списать на мистику — это раздолбайство определенного живого человека, и не более. Герои возникают там, где не хватает профессионалов.

— Знаешь, что я тебе скажу… однажды ты столкнешься с проблемой, которую не сможешь решить. Ты всего лишь человек, Хельмут. Не суйся решать задачи уровня господа бога. Ты — не бог.

— Да, спасибо, я уже столкнулся…

— Ну да, вот например… — Шепке сделал странный жест трубкой, означавший, очевидно, «Вот именно!», как будто Ройтер подкинул ему то, что Иоахим долго искал. — Ну вот скажи, что ты делаешь не так? А она все ни в какую.

— Не имеет значения… — проговорил сдавленно Ройтер.

— Ладно, ты победишь! — Он вдруг вспомнил, как после пяти лет разлуки они встретились в Мюрвике. Его несказанно удивило, откуда у обычного фленсбургского мальчишки была такая железная уверенность в своих силах, упертость, граничащая с безумием, которую не обломали в Данхольме, которая сейчас, вооруженная знанием, опытом и презрением к жизни и смерти, стала сама оружием…

Глава 11

КОЛБАСА

Все имеет один конец! Только у колбасы — два…

Гюнтер-Лотар Буххайм «Das Boot» (Подлодка.)

Жизнь подводника состоит из двух неравных частей — ада и рая. Граница между ними — узкая полоска пирса. На суше им все позволено, для них нет запретов, все, чего ни пожелаешь, буквально валится к твоим ногам. Народ чтит тебя если не как бога, то как античного героя, женщины падают к тебе в объятия, еще не успеешь им подмигнуть. О подводниках пишут книги и снимают кинофильмы. Но есть еще и ад, и этот ад всегда с тобой. Он продолжает сниться на суше. Душный зловонный гроб, плавучая братская могила покачивается на волнах и приглашает в круиз через Стикс новых жертв. Здесь нестерпимо холодно зимой и так же нестерпимо жарко летом. Здесь враждебно все — от черной глубины до высоких облаков, из которых выскакивает смерть и жалит свинцом и сталью. И надеяться можно лишь на себя и на командира. Больше не на кого. Ошибка одного может стоить жизни всем.

«Постарайтесь не особенно неистовствовать», — предупреждал Ройтер своих товарищей в день, вернее в ночь, перед выходом. А он был назначен на 9 утра. Поскольку Ройтер заслуженно ходил в героях, то на выход его лодки в море собирались все. А в этот раз должен был присутствовать сам командующий. Да и не только командующий. Ожидалось прибытие гросс-адмирала. А это тот еще гусь — старый уставник, сующий свой нос всюду, куда его не просят. Накануне Папа лично пришел проверить, все ли хорошо у его орлов. Около 18.00 Деген и Барш усвистели в город. Они и не скрывали от товарищей, что собирались всерьез заняться двумя дамами. Дамы эти были достаточно хорошо знакомы морякам. И никого это особенно не удивило. Не служили те в местном борделе по какому-то чудовищному недоразумению. А если бы служили, то, наверное, остальных бы оставили без работы. Невозможно достоверно утверждать: могли ли эти дамочки взять в оборот команду, допустим, линкора… Но подводная лодка — куда более мелкое подразделение, и многие матросы, да и боцманы, могли рассуждать об их возможностях со знанием дела. Семья далеко — смерть близко. Но это лирика, так сказать, а вот проза началась утром, когда боцман и матрос не вернулись за час до построения. Они не вернулись и за 30 минут, и за 20, и даже за 5, когда острый пронизывающий взгляд гросс-адмирала уже искал очередную жертву, они не появились. Минуты тянулись мучительно. 8.55 — нет, 8.58 — нет, 8.59… Вообще-то пора трубить построение… А двух членов экипажа нет. Это ж дезертирство!!! «Бл…ь, что угодно — только не это!!!» — думал Ройтер. Неужели люди, с которыми он прошел не один смертельный поход, способны его вот так подставить, как последнего чмошника в Данхольме.

— На флаг и гюйс — смирно! — раздалась команда.

На пирсе, пожалуй, никогда не собиралось такого количества высших чинов, как в этот раз. Возле белой фуражки Редера мелькал золотой галун Дёница. Дёниц был напряжен и нервничал. Море волновалось, с него шел неприятный ветер, который очень сильно трепал флаги. Они хлопали на ветру так, что казалось, порвутся.

В эту минуту почти на самый пирс, дико скрипнув тормозами, влетел грузовой «Опель-блиц». И из него почему-то с забинтованной головой выпрыгнул Деген, а вслед за ним тоже с забинтованным ухом Барш.

Матросы прошли вдоль строя старших офицеров, чеканя шаг и отдавая честь, после чего запрыгнули на качающуюся палубу лодки. На глазах у опешившего военного корреспондента.

Тишина длилась, наверное, с минуту, а то и все две.

Не будем тут приводить слова гросс-адмирала, скажем лишь, что в этот день лодка в море не вышла. Редер, усмотрев в этом чудовищное нарушение устава, отчитывал Дёница за его людей. Дёниц отмалчивался, изредка кидая взгляд на Ройтера. Все, кто знал контр-адмирала, понимали, что ничего хорошего этот взгляд предвещать не мог. Недаром у Папы второе прозвище было Лев. И этот лев уже нервно бил хвостом. Сейчас его отчитали, как щенка. Ройтер понимал, что самое подходящее сейчас застрелиться, потому что дерьмо, особенно когда катится сверху, имеет способность увеличиваться в размерах. Дело пахло трибуналом.

Дёниц решил лично провести блиц-расследование, опросить всех и начал снизу вверх. От матроса — к командиру…

22

— Ну рассказывайте, господа, как это так получается, что вы приходите к смотру командующего с опозданием…

В кабинете собралось много чинов.

— Мы решили провести время… — начал, сбиваясь, Барш.

— Так, и что у вас с головой?

— Меня ударили сковородой…

— О как! И что же это, доблестные подводники Ройтера не могут за себя постоять?

— Это была женщина…

— Логично, раз сковородой — то женщина… Продолжайте. Мы хотим знать подробности…

Далее Барш и Деген поведали историю, которая потом долго вспоминалась во флотилии. А дело было так. Они каким-то образом оказались не в гостинице, а на частной квартире. Ну, этого и следовало ожидать, ведь у них «все было серьезно». Это за ерундой всякой ходят известно куда. Накупили по дороге в лавочке разного вкусного, естественно, колбасу, шнапса не было, зато было вино, ну, и так далее — стол ломился. И уже дело близилось к утру, и все бы ничего. Барш уже собирался отчалить, как вдруг на кухне им овладела страсть. Любовь — штука непредсказуемая. Так он и слился со своей подругой в экстазе, облокотив ее на кухонный стол. В процессе он неожиданно почувствовал, что силы его иссякли, и чтобы не посрамить чести подводного флота, он решил использовать подручные средства, то есть колбасу, собственно, которую они приобрели намедни. Благо, ее было достаточно. Видимо, дама не почувствовала особой разницы, поскольку, судя по словам матроса, была вполне довольна, если бы не одно хреновое НО! Тут в кухню вломился Деген. Это, естественно, внесло некое замешательство. Барш с невозмутимостью, достойной, пожалуй, английского лорда, сделал вид, что ничего необычного не случилось, и просто закрыл дверь ногой. Для чего пришлось сделать несколько шагов… Тут уже дама была сильно удивлена… Это какого же размера нужно иметь достоинство, чтобы отойти на пару шагов и не нарушить контакта! Естественно, когда она поняла, чем ее имеют, возмущению мадемуазель не было предела, и она огрела моряка тем, что было под рукой, а под рукой была сковородка…

Ройтер уже испытывал какое-то странное чувство вины перед военно-морским флотом. Этот эпизод, похоже, уже ставил окончательную точку в его карьере. Он окинул взглядом длинный стол совещаний и с удивлением заметил, что с офицерами, сидящими за ним, происходит что-то странное. Некоторые закрывались листком бумаги, некоторые ставили локти на стол, что в присутствии вице-адмирала было просто невежливо. Сам Папа облокотился на стол, закрыв лицо руками и изредка поглядывая вокруг одним глазом. Он был красен, как помидор. В конце концов, кто-то не сдержался, и комната наполнилась громоподобным хохотом двух десятков глоток.

— Идите все к черту, Ройтер! — выдохнул наконец Дёниц, смахивая пальцами слезы с ресниц. — В море! Немедленно! Чтобы привезли не менее 30 тысяч!

О боже… колбаса… Ха-ха-ха…

Ладно. Обошлось. Привезли 32 тысячи. Но с этого дня за Ройтером укрепилось прозвище Der Wurstkapitän («колбасный капитан», «капитан-колбаса»). «Тень» колбасы прицепилась и ко всей команде. Когда на складе выдавали продукты перед походом, сверху обязательно клали батон краковской. Кто-то предлагал в лапы пикирующему орлу, которого изобразил на парусе Шепке, дорисовать колбасу. Хотя все эти шутки были вовсе не обидно-уничижительным, а скорее, напротив. Типа «еб…т всех подряд, даже подручными средствами, когда израсходованы стандартные…». Ну а у кого большие яйца — тот и вождь. Нет, ну фюрера мы, упаси бог, не имеем в виду, ему не до таких глупостей. Он думает о судьбе нации и добровольно отказался от всего, что может помешать. Ой… что-то я не то говорю. В общем, колбасное прозвище так сильно срослось с Ройтером, что даже на некоторое время затмило «чистильщика» и «санитара моря», которым его наградили подводники за то, что большую часть его улова составляли военные противолодочные корабли. Ройтер чистит море, чтобы нам в нем лучше работалось…

Как-то Рёстлер вызвал Ройтера к себе для беседы. Такое случалось крайне редко. Потому что «душка-Ганс» — было и у этого свое прозвище, — обычно старался общаться в неформальной обстановке — за пивом в ресторанчике, может быть, кого-то случайно увидел — протрепался (правда, он странно всегда оказывался именно там, где ему надо было оказаться «случайно», даже в борделе). (Ну а что? Воспитательная работа должна проводиться всегда.) Но вот чтобы официально вызвать к себе, через посыльного… Что-то не то случилось в Датском королевстве…

Ройтер застал «душку-Ганса» оживленно треплющимся по телефону. Тот сделал жест рукой, мол, проходи-садись, секретов никаких нет, и продолжал…

— Ой, Вилли! Ну не смеши ты мои ботинки… Ну и что? И сказал… Так это же очень здорово, что офицеры обсуждают такие вещи неформально. Понимаешь, незаорганизованно… Ты же знаешь наши собрания — скулы сводит… Это, ты знаешь, как говорится, кто на что учился… Вон твои шефы-агрономы… [39]Ха-ха-ха!!! Ладно, я тебе ничего не говорил. Ну… Ну расковырял он рыло паре идиотов — ну и им же на пользу… Ну да… Ха-ха-ха!!! А вот это, я тебе вообще скажу, и отлично! Надо простимулировать… Скажи, Вилли, ты когда-нибудь сидел в металлической трубе на глубине 100 метров под бомбами? Я тебе скажу, это слава богу, что у них еще стоит после всего этого… У меня б не стоял уже давно… у тебя тоже. Ха-ха-ха!!. (Рёстлер отвалился на спинку ампирного кресла, пытаясь по-американски занести ноги на стол, но не получилось — кресло было слишком тяжелым.) Бл…ть! Он — ариец. Ты на него посмотри. А этот кто? А… Ну-ну… Муд…ло он, а не ариец. Ага… А чего, скажи, тогда у них до сих пор детей нет? Может, он вообще — гей… Вот-вот… с этим разберись… Пока одни воюют — другие сухари воруют… Ха-ха-ха… Да ну… не мешай парню воевать. Ладно, давай, будь здоров… Кстати, ты когда будешь свободен? Да хотел позвать тебя на рыбалку… Анчоус — умм! Ты видел бискайских анчоусов? Прекрасно… Да понимаю, что работа… Вот-вот, и не прибавляй себе работы всякими идиотствами. Какая-то бл…дь написала х…ню, может, он ее недотрахал, а ты и рад бумагу переводить… Ладно, пока!

— Шеф местного гестапо, — пояснил Рёстлер. — Прислали им там донос на одного нашего — звонил, спрашивал чего-как…

— На кого это?

— Да не бери в голову… Чего же я от тебя хотел-то… А… вот, слушай… У тебя на лодке полный комплект сейчас?

— Ну вроде да… Все нормально. (Ройтер никак не мог взять в толк, о чем идет речь.)

— Тут, понимаешь, Дёниц-младший рвется к тебе вахтенным. Лейтенант Клаус Дёниц… Прям хочет, говорит, хочу — не могу. Хочу уничтожать эсминцы…

— А кого я подвину-то? У меня оба вахтенных в комплекте…

— Да знаю… Кстати, что ты своего еврея никак не повысишь, что он у тебя все в фенрихах… уже пора ему давно лейтенанта…

— Я два раза представление делал…

— И что?

— Глухо. Все, что для него выбил — это бляху, [40]а он уже давно на крест заработал. Даже не знаю, что делать-то… Не фюреру же писать…

— Да конечно нет! Глупо на такую ерунду растрачиваться… Вообще надо действовать вовсе не так. Никаких фюреров! Надо просто найти задницу, в которую всадить иголку. То-о-оненькую иголочку. Знаешь чего, а обратись-ка ты с этим напрямую к гросс-адмиралу. Дёниц — скорее всего завернет, а вот Редер — он любит всяким убогим помогать… А… Ну у тебя ж колбаса… Гы-гы… Вот если б до колбасы… Но тем не менее попробуй… А еврея твоего, кстати, можно переучить на торпедиста. Он вроде шарит в этом деле…

— Ну да, атаки хорошо просчитывает…

— Вот… Хотя адмиральский сынок, блин, на лодке… Геморроя потом не оберешься… Да… вот, собственно, что я тебя вызвал-то… Смотри!

Рёстлер достал из ящика стола синевато-зеленую папку. От нее сильно пахло типографской краской. Внутри папки были несколько необычным образом свернутых пачек желтоватой бумаги с налетом «берлинской лазури» [41]— типографские «синьки».

— Вот, держите, сударь, — сунул ему в руки папку Рёстлер.

Ройтер бегло пробежал «синьки» — мелкая готика сливалась в плохо читаемое месиво, но на первой странице красовался портрет его приятеля с трубкой во рту. Точно такой же, как Ройтер с сигарой. На ответной части синела надпись «Подводник сегодня». Иоахим Шепке.

23

— Видите, вот уже книжка практически готовая к выходу.

— Ух ты! А Иоахим молчал…

— Ну а чего ему кричать-то? Дело свое знает. Что скажешь? — вопросительно посмотрел Ганс.

— Ну что тут скажешь — здорово, завидую, можно сказать…

— Завидовать не надо. Мне нужно, чтобы ты написал такую же. Ну или подобную… тут еще картинки будут. Я просил его подготовить несколько акварелек.

— А это о чем? — спросил Ройтер, просматривая первые страницы. Шепке, оказывается, не только написал, но и проиллюстрировал книгу.

— А это неважно. Напиши о чем хочешь, хоть о любви, хоть о школе, хоть о том, как эсминцы топишь — полная свобода, главное, что автор — ты…

— Хорошо как у вас все получается, а если не смогу? Я же не писатель.

— Твой чики-пукин — вон тоже не писатель, а книжка получилась. Почему 7-я [42]может, а мы нет?

— Не уверен, что у меня получится, но я попробую.

— Не-е-е! Пробовать не надо. Надо либо делать — либо нет. Я тебя не тороплю. Понимаю же, искусство и все такое. Напишешь, когда почувствуешь, что сможешь. Но ты сможешь. Просто обязан смочь.

Ройтер кивнул и собрался уходить.

— Ройтер! — окликнул его «душка-Ганс». — Может, ты не понял? — улыбнулся он совсем уж по отечески. — Это неприказ.

В территориальное подразделение гестапо г. Брест.

Информационное сообщение:

Глубокоуважаемый господин руководитель территориального подразделения!

Сообщаю вам, что оберлейтенант Кригсмарине Хельмут Ройтер неоднократно позволял себе заявления, политический смысл которых находится в сфере компетенции тайной полиции. Так он при свидетелях утверждал, что им потоплено британское пассажирское судно «Атения», чем компрометировал официальную позицию Германии по этому вопросу, озвученную рейсхминистром пропаганды. <…> Он критиковал в самой нелицеприятной форме художественное творчество фюрера, называя его работы «посредственными» и утверждая, что его приятель капитан-лейтенант Иоахим Шепке способен нарисовать лучше. Известно также, что Ройтер оказывает всяческое покровительство полуеврею Карлевитцу и стремится продвигать его по службе. За последние полгода он дважды делал представление о присвоении тому офицерского звания. Последнее представление хотя и заторможено в производстве, но и отрицательного решения по нему пока нет. Вполне возможно, что имеет место сговор группы офицеров, целью которого является внедрение во флот еврейских кадров с тем, чтобы разлагать его изнутри. Моральная устойчивость оберлейтенанта Ройтера также вызывает большие сомнения. <…> Источники, заслуживающие доверия, сообщают, что, будучи в Бресте и Лорьяне, он посещал нерекомендованные для офицеров Кригсмарине места, где имели место конфликты, доходящие до драки, с другими подобными офицерами. Есть все основания полагать, что он имеет половую связь с Вероникой Лутц, сочетавшейся церковным браком с Дитрихом Лутцем, чем наносит ущерб институту немецкой семьи, а стало быть, и нации в целом. Руководство характеризует Ройтера как «слишком самостоятельного» и независимого офицера, способного корректировать приказы непосредственных командиров… <…> е. t. с.

Командующему ВМС в Западной Франции

Контр-адмиралу Робину Шалл-Эмдену

От лейтенанта цур Зее Клауса Дёница

Прошу перевести меня в состав подводного флота, в 1-ю флотилию ПЛ под командование лейтенанта цур зее Хельмута Ройтера. Надеюсь на то, что в новом качестве я смогу принести больше пользы родине и фюреру, чем в настоящее время. Осмелюсь также предположить, что опыт, полученный мною на эскадренных миноносцах, будет способствовать наибольшей эффективности службы на новом месте.

Резолюция Шалл-Эмдена:

Не возражаю!

Резолюция Дёница:

На эту лодку — только через мой труп! Найти другое решение.

Глава 12

КОЛЬЦО С ИЗУМРУДОМ

Летом Париж отвратителен: нет ни балов, ни раутов, ни праздников. Итальянская опера уехала в Лондон, Французская опера кочует бог знает где; а Французского театра, как вам известно, вообще больше нет.

А. Дюма. «Граф Монте-Кристо»

Париж мог бы гордиться. В декабре 1940 года его мостовые попирали ботинки сразу трех звезд германского подводного флота. В неделю, предшествующую Рождеству, там оказались Отто Кречмер, Хельмут Ройтер и Иоахим Шепке. Они были молоды, красивы и знамениты, они были почти боги, и они были в Париже! И город был приветлив и дружелюбен. Он открывал невероятные соблазны. Как будто не было войны, как будто где-то в море, всего в нескольких часах езды на поезде, не начиналась ледяная Атлантика, не погружались в черные волны транспорты и не полыхали озера соляра. А под неспокойной поверхностью не скрипели зубами их товарищи, прислушиваясь к разрывам глубинных бомб, и не сыпались на палубу осколки битого стекла с манометров, не лопались, как вздувшиеся консервные банки, корпуса лодок, наскочив на минные заграждения. В Париже царили счастье и мир. В кофейнях играл аккордеон, на Елисейских Полях прохаживались офицеры с шикарными дамами, в кондитерских подавали пирожные с жирным кремом, имевшим привкус настоящего сливочного масла. Три героя, три кавалера рыцарского креста могли себе позволить практически все. Ройтер перед отпуском как раз получил жалованье с премиальными за танкер (его третий танкер). В Париже 11 000 BRT превратились в 1,3-каратный изумруд в изящной оправе от Cartier. Подарок Анне на Рождество. У Ройтера было намерение добраться до Берлина, и пусть даже с опозданием, но все-таки вручить подарки. Для юного Адольфа он приобрел замечательный жестяной Mercedes-Benz. У него открывались все дверцы, багажник и вращался руль. Ройтер и сам был бы не прочь в такой поиграть. Это и сейчас-то было настоящее богатство, а уж в годы его нищего детства — и подавно… Наконец-то я могу позволить себе не думать о том, что это все стоит! Дом в Потсдаме я пока не куплю, а вот всякие маленькие штучки — могу позволить не хуже любого миллионера! Как бы ни было плотно спрессовано его расписание в Берлине, он обязательно доберется до Потсдама и принесет подарки, чего бы ему это ни стоило.

— Изящная вещица, — причмокнул языком Шепке, поворачивая пальцами кольцо. — Кто бы мог подумать, что для того, чтобы твоя Анна надела его на палец, сгорело заживо с полсотни хороших моряков. Говорят, камни имеют историю. Некоторые — кровавую историю, вот этот уже начал отсчет…

— Не каркай! — оборвал его Ройтер. — Не хватало еще от тебя всякую гнусь выслушивать! И так тошно. И вообще, отдай сюда! — Ройтер выдернул у приятеля кольцо и спрятал его в футляр.

— Как ты его собираешься дарить? — поинтересовался Шепке. — Анна тебя на порог не пустит, еще, чего доброго, полицию вызовет.

— Ну это уж моя забота. С англичанами как-то управляюсь и с родной полицией бог даст…

— Скажи мне все-таки, что ты так в нее вцепился? Просто мертвой хваткой… Может, деньги? — Шепке хитро прищурил один глаз. — Папаша — правая рука Шварца. [43]От такой кучи бабок нет-нет, а малая толика прилипнет… Че бы тебе не стать миллионером наконец?

— Да хрен тут поймешь, кто и чья правая рука… — Он вдруг вспомнил, как случайно подслушал телефонный разговор своего несостоявшегося тестя с этим самым Шварцем.

По обрывкам фраз, долетавших до его слуха, было совершенно невозможно понять, кто кому подчиняется. Потенциальный тесть Ройтера временами то отчитывал рейхсляйтера, как боцман нерадивого матроса, то уже через пару слов вроде как неловко оправдывался. Мутно, короче, там все у них, у финансистов.

Да уж… деньги… этим аргументом можно было сразить наповал кого угодно. Дорого бы Ройтер дал, чтобы Анна Демански была простой деревенской девушкой, такой, например, как жена того же Прина. Увидел блондинку в чистом поле, подошел, поцеловал, вот теперь дочурки народились… бла-бла-бла сиреневые сопли. Нет повести счастливее на свете… Ну не годилась Анна Демански для агитплаката. Однако такого, как с ней, он не испытывал ни с кем ни до, ни после. Было в ней что-то, что зажигало огонь в его груди, когда он сжимал в порыве страсти ее худенькое тело, когда ее лицо склонялось над ним, этот огонь вырывался куда-то вверх и сливался с божественным светом планет. Но теперь, увы! — на этом месте зияла огромная рваная рана. И первое, что приходило к нему после каждого пробуждения, неважно, на белоснежных ли крахмальных простынях отеля «Наполеон» в Бресте или на пропахших тавотом сырых тряпках под оглушающее тарахтение компрессора, была упрямая и жестокая истина «НЕТ ЕЕ!!!». Нет ее! Это осознание отравляло дни, наполняло его тупой безысходной злобой. Нет ее! И ничто не имеет смысла. Вселенная, лишенная бога, превращается в лужу мерзких гниющих помоев. Нет ее! И не о чем жалеть, ничего тебя не держит на далеком берегу. И чтобы хоть как-то исправить это, он был готов отправить на корм акулам не то что полсотни, а тысячи врагов, если бы это хоть как-то приближало миг, когда вновь можно было ощутить клокотание этого огня. Но боги были безучастны к его порывам и оставляли ему лишь одно — желание мстить, конечно же не ей,но этому миру, отнимать чужие жизни, чтобы хоть как-то компенсировать боль и утрату своей. Ну как все это было объяснить Шепке, Кречмеру? Да и зачем им?

24

— Дядечка! — толкнул его за локоть Иоахим. — Эй, раскинем партеечку в бридж?

— Не-не-не! — очнулся Ройтер от своих раздумий. — С Отто сядет играть только полный идиот… Он карты видит. Это мы уже проходили.

Боевое соединение, в состав которого входили Кречмер с Ройтером, вполне могло разорить все парижские казино. Математический мозг Хельмута довольно ловко зарабатывал на рулеточном колесе, и это несмотря на французское двойное «зеро», а Кречмер, оказалось, был очень сильным картежником. Лучше всего ему удавался бридж и преферанс. Редкий вечер подводники не возвращались из казино с кругленькой суммой, которую, впрочем, довольно быстро спускали за следующие сутки. Так продолжалось уже 4 дня. А Париж был, как всегда, ярким и романтичным. Красотки, выпивка, но, пожалуй, самое замечательное — в Париже, а точнее в люксе, в бельэтаже их же гостиницы, находился знаменитый медиум и экстрасенс — Расмус Ланс. В Рейхе с некоторых пор запрещалась пропаганда оккультизма. Но Париж-то все-таки не Нюрнберг. Здесь было можно все. Тем более ребятам, которые обычно-то не спрашивали разрешения у папы с мамой, разве что у Fati Karl. [44]Но этот далеко, в Корневеле, да и что бы он сказал, узнав о мелких хулиганствах своих подопечных? — «Ребята отдыхают, пусть развлекаются…» Это же не конвой упустить и не торпедой промахнуться на учениях… Здесь сам воздух такой, что в нем растворяются любые запреты. И даже гестапо работает спустя рукава.

Шепке вышел на него после беседы с одним парнем из Штирии, коротавшим отпуск здесь же. Черт его поймет, за какие такие заслуги лейтенант военной полиции оказался в Рождество в Париже. Но у австрияка, видимо, карта, что называется, «попёрла». Оракул напророчил ему, что его сын, которого еще и в проекте-то не было, непременно станет — ни больше ни меньше — гаулейтером Калифорнии. Заявление более чем смелое. И способный к нехитрому анализу человек, а Шепке был способен куда как на большее, мог из этого заключить, что: первое — Америка на свою погибель все-таки вступит в войну, второе — и до Калифорнии дойдет немецкий солдат! Швартоваться нам в Сан-Диего, братва! Ланс никогда еще не ошибался в пророчествах. Сам Фюрер, говорят, не раз обращался к нему. Шепке уже живо представлял себе скалистые берега Ла-Хойи, изрезанные мелкими фьордами прямо как в Норвегии, стальные корпуса лодок, матросы в парадке выстроенные на баке, громады наших линкоров, черный дым из труб…

Сомнительно, чтобы такой монстр оккультных наук так дёшево врал, ну прям как цыганка на базаре в Севильи. Все это еще можно понять — домик на берегу Талерзее, [45]красавицу-жену Аурелию, тут, как говорится, много ума не надо. И ограничился бы тем, что есть — солдату эти сказки самые приятные — жив и хорошо, а тут… такое громкое заявление…

Надо сказать, что Ланс был весьма мрачным типом. Он принимал посетителей в роскошном люксе «Ритца». Но даже золото вышивки портьер в его комнатах выглядело зловеще.

— Прошу вас, — инструктировал он друзей, — формулируйте вопросы корректно. Я не даю прогнозов на чувства, я не отвечаю на вопросы типа «все ли будет хорошо»? Четко определяйте, что вы хотите узнать. Недопустимо обращаться к судьбе с абстракциями. Вопрос можно задать лишь один раз. Сформулируйте вопрос, на который можно дать четкий однозначный ответ.

— Скажите, месье, какое у меня будет воинское звание через 30 лет, в 1971 году? — спросил Кречмер. — Ведь если я погибну — значит, не будет никакого, — пояснил он Шепке.

Ланс нахмурился еще более обыкновенного. Он замер, его взгляд остановился и остекленел. Несколько минут он бормотал какие-то несуразицы, а потом, как бы очнувшись ото сна, отчеканил:

— Адмирал флотилии в отставке. Вы год как на пенсии.

— Что за звание такое?

— Оставь, — прошипел Шепке, — он же не моряк — раз адмирал, значит — флотилии. Вообще-то это все равно как пальцем в небо… — ухмыльнулся Шепке. — Приходят молодые оберлейтенанты — естественно, им скажут, что спустя 30 лет все будут адмиралами. Нет… надо как-то иначе… А вот он? Будет ли он, — Шепке ткнул в Ройтера, — богат к 1971 году?

— Неверно задаете вопрос! — оборвал его Ланс. — Богатство — понятие относительное. Формулируйте конкретнее.

— Что может себе позволить зять банкира? — все не унимался Шепке. — Виллу на берегу теплого моря или собственный остров?

— Хорошо, — выпалил Ройтер. В конце концов, он уже привык получать удары. Пусть судьба ему еще раз даст понять, что у него с Анной нет никакого будущего. Все равно она будет с ним. Иначе все умрут. Все — не все, но… — Хорошо, вилла на острове…

Ланс закатил глаза. Он опять погрузился в нирвану и не реагировал на внешние раздражители вроде разрывов хлопушек и петард на улице.

— Да. Вижу. Вижу, — начал медленно изрекать он. — Ваш дом, яхту. Вы — владелец острова. Довольно большого острова. — Ланс как-то недоверчиво и даже с опаской покосился на Ройтера. — Вы будете обладать большой властью, молодой человек… А это триумф! Никак, кроме как через родственные узы с этой странной семейкой, всего этого он не получит. Можно, конечно, предположить, что дочки банкиров вьются около него пачками, но здравый смысл подсказывает — ты победишь. И здесь.

Ланс смотрел на Ройтера стеклянными глазами. Он явно что-то увидел.И это что-то его сильно напугало.

— Сеанс окончен! — вдруг прервал он. И вышел из комнаты, ни слова не говоря.

— Черт! Ройтер! — взвизгнул Шепке. — Я что, опять позади всех, что ли? Ты получил, ты получил… — ткнул он пальцем в живот последовательно сначала Кречмеру, потом Ройтеру. — А я?

— Кто не успел — тот опоздал! — хмыкнул Кречмер.

Шепке изменился в лице, погрустнел, но промолчал.

— Что-то не хочу я гадать… — сказал он. Но это была лишь минутная тень, пробежавшая над прекрасным рыцарем моря. Спустя три четверти часа в ресторане на первом этаже Иоахим произносил торжественную речь, размахивая бутылкой Moet de Shandone.

— Я бы хотел сейчас выпить за Хельмута! Мы с тобой, Отто, его обогнали. Пока обогнали, и вроде бы у него тоннаж меньше. Да, но давайте подумаем о том, какой это тоннаж. Сколько эсминцев ты утопил? — обратился он к Ройтеру.

— Девять!

— Вот! Девять! Это, знаете ли, арифметика! На каждом как минимум 50 бомб. Это значит, 450 бомб не высыпалось на нас и наших ребят! Это значит, что они уже никогда не придут в порт и не возьмут свой груз снова. Девять эсминцев — на каждом минимум 150 человек команды — это почти полторы тысячи! Это 1500 опытных английских моряков уже никогда не будут патрулировать океан. Это значит, они никогда не встанут уже на пути наших подводников! Сколько жизней он спас для Германии! Сколько матерей должны ему сказать спасибо! А тоннаж? Ерунда это все. Спорт — не более того. Отто Веддиген был бы доволен, уверяю тебя.

— Господа! — обратился Шепке к посетителям. — Я прошу вас поприветствовать героя Кригсмарине Хельмута Ройтера! Кавалера рыцарского креста! Это выдающийся подводник, настоящий морской волк и просто хороший парень!

— Отставить!! — зашипел на него Кречмер и дернул за полу кителя. — Не хватает нам еще тут привлекать к себе внимание подобными выходками!

— Нет, Отто! — отвел его руку уже изрядно захмелевший Шепке. — Героев нужно знать в лицо!!! — Несколько офицеров действительно лениво похлопали в ладоши, но вскоре вернулись к своим прежним делам. Они и сами были героями — эка невидаль! А разве в отпуске в Париже в Рождество бывают другие? Только штабные крысы — но те не в счет, а этот парень с крестом — ну да, свое дело знает. Но, по совести сказать, эти подводники уже всех достали! Чем они лучше нас, тех же асов Люфтваффе? Или вы думаете, что зенитные батареи в Лондоне заряжены конфетти? А знаете ли вы, уважаемые морские волки, как это бывает, когда засорялся песчаной пылью воздушный фильтр танкового двигателя, а эти «томми» лупят по вас прямой наводкой? А зажаренных заживо товарищей из танка не вытаскивали? То есть в буквальном смысле, совсем зажаренных, с корочкой, как вот эта баранья нога? Так что герои — не герои — это к господину Геббельсу. У нас с жизнью и смертью другие счеты. Мы живы, и мы в Париже! Гип-гип ура!!!

25

Примерно так выражались настроения офицерского корпуса ресторана «Эспадрон», выходящего окнами на place Vendome, чего нельзя было сказать о представительницах прекрасного пола. Шепке сделал свое черное дело. Две из них оказались журналистками из «Тагеблатт», тотчас поспешили воспользоваться полученным шансом. Сказать, что Кречмер был зол как черт, — ничего не сказать. Уж про его-то нелюбовь к прессе ходили легенды. Сейчас он как раз переживал последствия очередной атаки берлинских издателей, требовавших от него написать книгу вроде приновской. Кречмер только что не кусался, когда пару дней назад пришел прямой приказ из ставки Дёница. Это очень озадачило бедного Отто, но приказа ПАПЫ (!) он ослушаться не мог. А «муки творчества» были очень тягостны прусскому морскому офицеру, каковым был Кречмер. Это артистичному Шепке и сентиментальному Ройтеру нравится такое внимание. Другое дело Кречмер. И он не нашел ничего лучше, как искать убежище от этих назойливых журналисток у Бахуса, и через некоторое время был таков, что Ройтер и Шепке просто переносили его из ресторана в ресторан, как грузчики в Гамбурге таскают мешки с желтоватым тростниковым кубинским сахаром.

Девушки-корреспондентки оказались очень милы и общительны. Пожалуй, даже чересчур общительны. Шепке удалось очаровать их с первых слов. Ну да он не был бы Шепке в таком случае. Конечно же, они договорились дать эксклюзивное интервью. И прямо сейчас, в номере наверху. Ночной Париж в окне!.. Мы живы, и мы герои! Гарсон! Пять, нет, шесть шампанского нам в номер!..

* * *

Казалось, прошло несколько секунд полной отключки. Ройтер стал слышать звуки. Это были звуки утра. В ванной лилась вода, по комнате расхаживал Шепке и пинал разбросанные вещи.

— Здрасте! Ерш вашу насрать!

— Что было… — прохрипел Ройтер.

— Знаете, герр лейтенант, БЫЛО ВСЕ!!! — Шепке хохотнул.

— Чё такое? Ничего не помню… — Ройтер обхватил голову руками и стал растирать виски. Впечатление было такое, что внутри черепа было набито мясо, а не мозги. Обычное парное мясо. Или как будто задница втиснута в череп. Причем, заметим, чужая задница. Он попытался принять вертикальное положение. Его повело, он боком сполз с дивана на пол.

— Ну, вы, батенька, и нарезались…

В дверь постучали. Мальчик принес конверт. «Для господина Ройтера!»

— Пусть положит на столик, — проговорил Ройтер, пытаясь встать на четвереньки. Ноги слушались очень плохо. — Дать суда… — Хельмут потянулся за конвертом, столик опрокинулся, и на ковер высыпались фотографии.

— Ого! — только и вырвалось у Шепке.

И было с чего. На снимках была запечатлена вчерашняя оргия. Одно фото было особенно примечательно. На нем был изображен убийца английских эсминцев собственной персоной, на плечах у которого сидела одна из вчерашних девиц и хохоча лила тонкой струйкой шампанское себе на ляжку, это шампанское самозабвенно слизывал герой Кригсмарине. Единственное, что было на девице из одежды — фуражка Ройтера.

— А-пиз-де-неть… — по слогам проговорил Шепке. И вытер полотенцем испарину со лба. Веселость его мгновенно улетучилась.

Ройтер еще, похоже, не понимал, что же случилось. Он тупо вертел фотографии. На некоторых, да, можно было увидеть спину валяющегося у батареи отопления Кречмера, но это просто чья-то спина, даже не видно толком, в чем он одет, просто «какой-то моряк»… Шепке, опять же, в тени и смазан. Лица не видно. Ройтер же представлен во всей своей красе. Значит, кто-то успел их вчера запечатлеть! И как быстро сработано. 10.00 уже все проявлено и отпечатано…

А ведь вот он — настоящий конец карьеры! Колбаса, доносы — все это детский лепет по сравнению с этим. Попади такие фотографии англичанам — их бы пропаганда оторвалась по полной… И для него вся эта история выливается в штрафбат как минимум. Но что куда хуже — это может докатиться до Анны, и тогда уже капут на все сто. Она не примет его уже никогда, все, все, что он с таким трудом выстраивал, вымаливал прощения по маленькому шажку, все в одночасье превращается в ничто, и нет пути назад… Он уже почти слышал ее голос с оттенками металла. Что-то вроде «Горбатого могила исправит!..» Сильный шаг со стороны врага, если это, конечно, враг… Но если не враг — то кто?

Первым из шока вышел Шепке.

— Стоять, сука! — завопил он и бросился за мальчиком.

Глава 13

ИЗУМРУД ПРОДОЛЖАЕТ ПУТЬ

Из всех вечных вещей любовь длится короче всего.

Ж. Б. Мольер

Анна Демански никогда не плакала. Во всяком случае, никто из близких такого не помнил. Ни в детстве, ни в ранней юности, ни даже когда трагически погибла ее старшая сестра. Печальные события в жизни она переживала без видимых эмоций, со стойкостью, которой мог бы позавидовать иной командир подлодки. Единственная ахиллесова пята — был маленький Ади. (Ну а как еще должны были назвать мальчика — голубоглазого блондина — в Берлине 37-го года!) При внешней сдержанности и даже холодности она опекала его, как волчица единственного детеныша. Безусловно, это был главный мужчина ее жизни. Когда речь заходила о сыне, она, обычно колкая и хмурая, преображалась, в глазах появлялся огонек, и на лице — некоторое подобие теплой улыбки. Улыбка у нее была очень выразительная, одного движения губ хватало для того, на что у поэта эпохи романтизма ушли бы целые литры чернил. Ее улыбка могла быть насмешливой, презрительной, уничижительной, довольной, довольной с оговорками, но теплой — только с сыном.

Ее отец был крупным партийным и финансовым деятелем, чуть ли не вторым человеком после Шахта, [46]но политическая жизнь страны текла совершенно независимо от Анны. Единственная общественная организация, в которой она состояла, был местный пивной клуб. Новая религия в ней жила стихийно, инстинктивно. Ведь для продолжения рода волчице вовсе не нужна никакая партия. Ей нужен волк. Своего волка она учуяла в Ройтере. Дочь крупного чиновника, контролировавшего половину всех финансов огромной империи, и сын моряка, ставший к тому времени студентом университета. Они имели шанс встретиться один на миллион, но он выпал благодаря причудливой игре судьбы. И эта судьба явно была склонна зло шутить с обоими. Трудно было найти двух людей более упрямых, эгоистичных и неуживчивых, чем эта пара.

Однако метания душ вовсе не помеха для жизни тела. Сын, получившийся в результате слияния этих генетических линий, являл собой практически готовый плакатный образ истинного арийца.

Вот оно, настоящее воплощение будущей расы господ! Таких бы побольше! Но «побольше» не вышло. Отношения дали трещину еще до рождения человека будущего. А если Анна что-то решала — никто не мог свернуть ее с курса. С таким же успехом можно было бы пытаться развернуть летящий на всех парах локомотив. Получилось то, что получилось. Ройтер — в Киле. Анна с Ади — в Потсдаме. А фото моряка — на полке в гостиной, во Фленсбурге.

Хуже всего было, что незадолго до описываемых событий Анна сказала твердое и окончательное «нет!». А ведь они уже практически были семьей! И вот в один прекрасный день Ройтер как бы в шутку услышал «Уходи!». Сначала не понял, думал, обычная дурь бабья. Оказалось — нет… или да… но тут уж дурь так дурь. Решение принято. Если хотите, господин курсант, можете застрелиться.

Но он не застрелился. Он сделал другой решительный шаг. Недаром его способности отметил сам фюрер. Резкий поворот в его жизни, приведший его в Мюрвик, не состоялся бы, не будь Анны. И вот он в Потсдаме. Лейтенант Кригсмарине, кавалер рыцарского креста. Санитар моря… Капитан-колбаса… М-да…

Все-таки Рождество — это прекрасный праздник. Не в жестянке болтаться, поляков топить, а идти по этим милым улицам — от вокзала Хаупбанхоф-Потсдам через Длинный мост в сторону парка Сан-Суси… как же здесь летом замечательно!.. И идти домой. Там тепло, трещит камин, и они (да, ОНИ, — их двое!) его ждут. Он вспомнил, как каких-то три часа назад его встречали активистки BDM. [47]Все было очень торжественно. Речи, музыка, цветы… Особенно запомнилась ему одна симпатичная девчушка с огромными, как у куклы, темными глазами и длинными-предлинными ресницами. Она смотрела на него как на настоящего героя, с восторгом и умилением. И вдруг, когда уже беседа готова была закончиться, а сам он раскланяться и вскочить в машину (программа была очень плотная: в 11.00 — интервью на радио, в 14.00 — выступление перед выпускниками курсов по подготовке командиров подлодок и т. д.), она вдруг окликнула его и, заметно стесняясь, задала вопрос, который поставил его в тупик:

26

— Господин Ройтер, а у вас есть девушка?

— Да, — несколько растерянно отвечал Хельмут, имея в виду конечно же Анну. Хотя для ответа на вопрос «есть ли у вас девушка?» она подходила, прямо скажем, не вполне.

— А почему вы не поженитесь? — был следующий вопрос.

Ну и чего я на него должен был ответить? Потому что для этой злобной сучки я недостаточно хорош? Потому что никак не могу ее убедить в том, что ошибки надо прощать? Потому что… Да, собственно, почему в самом деле? Он пожал плечами и тут нашел, как ему показалось, идеальный ответ.

— Война…

О, боже! Что скажет эта девчушка, если увидит фотографии! Лучше об этом вообще не думать. Пулю в лоб себе пустить ты успеешь всегда. Тем более что он один раз умер уже… Только тогда он не понял, что это была смерть…

Только бы успеть до полуночи!.. Вот оно! Сад… Ограда… Дверь… Легкий ветер несет рваные облака над Бранденбургскими воротами. [48]

Магда всегда относилась к Ройтеру как к потенциальному хозяину дома. Она души не чаяла в маленьком Ади и полагала, что для малыша, она его так и называла «малыш», лучше будет, если эта пара наконец-то воссоединится. И сейчас она открыла дверь и начала охать и ахать вокруг героя-подводника:

— Ой, господин Ройтер! Как замечательно, что вы пожаловали к нам на Рождество! А я слышала вас сегодня по радио… вы так хорошо говорили… и малыш слышал… — Она старательно обметала снег с его новенького кожаного пальто.

— Магда, благодарю вас, вы свободны, — услышал Ройтер знакомый до боли голос с призвуком металла. Подобным тоном в Мюрвике отдавал приказания им, салагам, один боцман. Удивительный зануда и сволочь. Похоже, единственное, что в этой жизни доставляло ему хоть какое-то удовольствие — так это бить в рынду. Все остальное он просто ненавидел. Они с ребятами потом ему отомстили за все измывательства — набили в рынду кал, так что при встряхивании весь рукав парадного кителя… ладно, неважно…

Анна медленно спускалась по лестнице. Вразвалочку, очень лениво, склонив голову на плечо. Она терпеливо выждала, пока исчезнет Магда.

— Какого черта ты приперся!

— Ну… праздник, подарки…

— Не нужны нам подарки! И у меня ничего для тебя нет… Неудобно.

Ройтер молча достал два красиво упакованных свертка. Тот что побольше — Ади.

— Не надо нам ничего… — повторила она. — Не надо, забери, пожалуйста.

— Я это из самого Парижа тащил. Обратно не понесу. Это тебе. — Ройтер впихнул в руки Анне подарки.

— Ох, ну что же мне с тобой делать! — раздраженно захныкала Анна. — У меня ничего нет для тебя… — Похоже, это ее действительно огорчало. Не то, что жизнь и счастье трещат по швам, не то, что сейчас, может быть именно сейчас, решается вопрос и о ее судьбе тоже. Да и война вообще-то идет… А ее беспокоила пустая формальность.

Но кожуру-то как-никак со шкатулки она сняла.

— Гос-с-споди! — на вдохе протянула Анна. — Cartier! Ну зачем! Тем более кольцо! Я не могу от тебя принять кольцо! Стоило с тобой расстаться — начал Cartier покупать… Зачем, зачем ты приходишь, мучаешь меня, растрачиваешь себя, деньги вот тратишь… — она сделала особый акцент на слове «деньги». Так, наверное, может только финансист.

— Ну зарабатываем… — «Глупость какую-то несу, — подумал Ройтер. — Полную чушь. Опять сейчас все сорвется на эти деньги. А тут в кои-то веки дело не в деньгах, просто кольцо красивое, ведь красивое же!»

— Выходи за меня замуж? — неожиданно брякнул Ройтер. Ответ был еще неожиданнее.

— Ты что, совсем ох…ел? — оборвала его Анна. Просто так, без всякого пафоса, монотонно, без страсти и особого чувства, как матерятся грузчики в порту, когда вдруг заказчик занижает норматив.

— Подожди минутку, — сказала она. Исчезла за большими дверями гостиной. — Ади уже спит, — на ходу пояснила она.

Через пару минут она виртуозно протиснулась между чуть приоткрытыми створками.

— На, это тебе, с Рождеством! — она протянула воскового ангелочка на ниточке. Грубоватая работа, пфеннигов на тридцать, наверное, как раз самое то, что надо для палатки «Зимней помощи». А может, оттуда он и был. Но это же была не просто дешевая безделушка. Это было нечто, подаренное ею,и подаренное, судя по всему, искренне.

В щелочку между створками просунулась белобрысая шевелюра представителя новой расы господ.

— Ади, милый, иди, пожалуйста, спать! — взвизгнула она.

Дверь сильно хлопнула, и по гостиной раздался топот убегающих босых ног.

— Черт! — выругалась Анна. — Теперь его спать не уложишь! Кто просил тебя препираться!

* * *

Густой бор глухо шумел, покачивая своими ветвями, и казалось, что вот-вот с них начнут падать листья. После каждого порыва ветра в лесу становилось как-то светлее, словно деревья в самом деле теряли часть своей листвы. Верхушка сосны, в которой жили пчелка Майя и короед Фридолин, сердито гудела.

Короед вздохнул.

— Я работал всю ночь напролет, — произнес он. — Что делать? Нелегко добиться намеченной цели. Я не совсем доволен своим жильем. Мне следовало бы поселиться в елке. — Он вытер лоб и как-то виновато улыбнулся.

— Как поживают ваши детки? — дружелюбно осведомилась пчелка.

Фридолин поблагодарил ее за внимание.

— Я теперь не имею возможности следить за ними, — прибавил он. — Но надеюсь, что они делают успехи.

Пчелка слышала, что короеды истребляли порой целые леса. Она задумчиво рассматривала Фридолина, охваченная странным чувством при мысли о том, каким могуществом обладало это маленькое, ничтожное на вид насекомое. Вдруг Фридолин тяжело вздохнул и озабоченно сказал:

— Да, жизнь была бы хороша, если бы на свете не было дятла.

Ройтер плохо читал вслух. Внимание рассеивалось. Он делал над собой видимое усилие, чтобы хотя бы понимать, о чем идет речь. Делать плохо он не любил. А хорошо — в данном случае не умел. Человек, именем которого пугают детей по ту сторону Ла-Манша… Да только ли детей! У отцов их тоже очко играет, когда его ребята выполняют свою неприятную, но очень нужную работу. Сам был весьма трогательным, пусть и неумелым отцом…

— Папа, а ты много-много англичан потопил? — вдруг перебил его Ади.

— Да, знаешь, много…

— А сколько?

— Ну как их посчитаешь… Можно только очень приблизительно сказать… Команда эсминца — человек 150–200. Танкер, ну 50…

— Стотыщмиллионов?

— Столько англичан, слава богу, нет на свете, — улыбнулся Ройтер. — Спи, наконец.

Ночь и усталость сделали свое дело. Ади уснул. Анна защелкнула дверь в детскую и еще раз прислушалась.

— Суп будешь? — шепотом спросила она. Как будто не было этих трех лет, как будто он сегодня утром уезжал в город по делам и только что возвратился. — А то Магда завтра все равно выливать собиралась…

Что же в ней ему нравилось? Может быть, эта бесцеремонность, это презрение к условностям? Или эти глаза, которые сейчас блестели отраженным блеском луны? Эти мальчишеские плечи?

Луна плыла в огромном окне и освещала гостиную и каминный зал. Темных штор на окне не было. Весьма рискованное пренебрежение светомаскировкой. Ройтер обнял Анну. Она не сопротивлялась. Он попытался увлечь ее к дивану, но Анна остановила его руку. «Здесь!» На полу, на ковре. Что и говорить, ковер был вовсе не плох… Чем-то это напоминало их встречу 9 ноября, Ади тогда исполнился год. [49]Тогда в ход пошла медвежья шкура. Интересно, где она сейчас? Ее перевезли с берлинской квартиры?

* * *

Впервые за последние три года Ройтер просыпался без щемления в сердце. Больше не было навязчивой тянущей боли «Нет ее!!!». Он ощутил, что счастлив, когда по привычке, еще не открыв глаза, он ощущал себя еще не бодрствующим, но уже не спящим: «Нет ее!!!» — он уже приготовился принять этот неизбежный удар, как принимают ледяную волну, накатывающую на крохотный мостик подлодки, но тут вдруг волна отступила. «А вот есть!!!» — вот она. Обнимает тебя, как ребенок, и скрипит зубами во сне. Да, она даже во сне сжимает зубы, как будто ведет страшную войну со всем миром. Почему? Да какая разница, главное, что она теперь здесь, со мной, и никто ее у меня не отнимет… Ну и пусть, когда обед готовит не Магда, а случалось и такое — его есть невозможно, ну и пусть война, и жить осталось, может, недели две. Теперь он хотя бы знает, кого следует упомянуть в завещании. [50]

27

— Ты кто? — открыла глаза Анна. (Это она так шутила.)

— Прохожий, — тоже пошутил Ройтер, гладя ее золотые волосы. Анна едва заметно улыбнулась. — Ты хоть любишь меня?

Анна задумалась. И не в шутку. Казалось, что ее мозг был занят каким-то сложным анализом.

— Да, — утвердительно кивнула она наконец и нахмурилась. — Да, — добавила она более уверенно. — Пожалуй, да. — Подвела она окончательную черту.

Глава 14

КАК УМИРАЛА ЗАЙЧИХА

Влюбленная женщина скорее простит большую нескромность, нежели маленькую неверность.

Ларошфуко

«Система предлагаемых нами „железных вкладов“ весьма выгодна частному инвестору, особенно в условиях текущей экономической ситуации. Вы получаете более 3 % годовых и государственную гарантию. Я уже не говорю о патриотической составляющей подобного вклада. Ваши деньги работают не просто где-то… Они обеспечивают оборонную мощь Германии». Щелк! Анна выключила приемник. Транслировали беседу какого-то банковского деятеля. Местами его интонации и аргументы очень походили на рёстлеровские, и Ройтер решился заговорить о нем. Ему было очень интересно, насколько прочно связывает их, его и Анну, эта странная ниточка.

— Ну да, — флегматично ответила Анна, — такой же подонок, только не на радио…

— Почему подонок?

— Потому… Не хочу об этом говорить, — отмахнулась она. — Ой! Мне же нужно сегодня быть обязательно на приеме, который устраивает отец для американцев. — она засуетилась. Надо было собираться. День уже погружался в серые зимние сумерки.

— Тебе сегодня на поезд?

— Да.

— Я тебя подвезу. Как раз поеду мимо Центрального вокзала.

— Веселая компания там у вас собирается? — спросил Ройтер, когда кабриолет DKW мчался по автобану на северо-восток. Тент местами неплотно прилегал, и оттуда задувал морозный воздух, оставляя белые заиндевевшие обводы по краям. Видно было, что хозяйка этого авто не отличалась аккуратностью. Следовало бы просто смазать шарниры, а не тянуть что было сил. Вот кронштейны и покривились. Ладно. В следующий отпуск разберемся.

— Не знаю… Это отец там все устраивает… Я так только, журналист… Каких-то жидов американских будет обхаживать…

— Ну да, — пробормотал Ройтер, — главное, чтобы не переусердствовал…

— Как это?..

— Ну как? Объединение капиталов… Найдет тебе какого-нибудь перспективного жениха… (он помнил, что Анна не любит тему брака, но решил ее слегка подразнить).

— A… — отмахнулась она. — Чушь какая… Нельзя же выйти замуж… (она осеклась, подыскивая подходящую метафору). Ну, например, за собаку…

Анна бросила короткий взгляд из-под бровей. В этом неровном мерцающем свете встречных фар, очень походившем на аварийку на подлодке, прищуренные зеленые глаза, плотно стиснутый рот и кожаные перчатки на руле делали ее очень похожей на подводную «морскую волчицу». «„Томми“ бы точно не поздоровилось, будь у нас такая боевая единица», — подумал Ройтер.

* * *

Для мужчины самый простой и одновременно самый надежный способ нажить себе пламенного врага — это обойти вниманием женщину, которая на него рассчитывает. Еще более сильное средство — сначала внимание проявить, а потом решить, что это была не совсем хорошая идея. Эрика, столь несправедливо обойденная вниманием известных читателю героев морей, уже давно приобрела свойства уменьшенной копии Сатаны. Она по-прежнему пользовалась популярностью у младших офицеров, но ей хотелось птицу покрупнее. По крайней мере — кавалера рыцарского креста. Ну и идеально было бы не лейтенанта, а хотя бы каплея. Имея несколько очень неудачных опытов личного сведения счетов и с Ройтером, и с недавно получившим U-203 Рольфом Мюцленбургом, служившим ранее вахтенным на лодке Шепке, она не нашла ничего лучше, как избрать объектом мщения ни в чем не повинную Веронику. В этом не было ничего сложного. Вероника не была искушена в «светской» грызне и не умела платить той же монетой. Скажем прямо, ее интересы, в основном ограниченные служебными делами и семьей, мало пересекались с бьющей ярким фонтаном жизнью гарнизонной «львицы». Но именно с подачи Эрики к Веронике прилипло обидное прозвище «заморыш». Прямо скажем, Вероника проигрывала пышным формам Эрики и не умела столь виртуозно играть мужскими желаниями. Но «заморыш» это как-то уж слишком. Тем не менее во всем гарнизоне Бреста за глаза Веронику называли именно так.

Ройтер не мог себе позволить звонить в Потсдам каждый день, но когда это получалось — он чувствовал себя столь примерным семьянином, что даже Вольфганг Лют [51]— известный поборник патриархальных семейных ценностей — не нашел бы в чем его упрекнуть. А у того всегда находилось. Но однажды случилась беда…

— Слушай, не звони больше. И не появляйся никогда.

— Что случилось за эти две недели с Рождества?..

— Это была минута слабости. Больше такого не повторится.

— Но я люблю тебя…

— Скажи мне, тебе что, парижских б…дей не хватает?

Вот те на!.. Откуда она узнала про Париж? Почему именно она? Получается, что кто-то, ведущий эту дьявольскую игру, очень хорошо был осведомлен о его слабых местах. А что эти фотографии появились в Потсдаме и до сих пор не появились в Лориане, в Бресте, в Берлине, говорило о том, что этот кто-то затеял не просто компрометацию командира подводной лодки — это был личный удар. Но кто? И, главное, зачем… Хотя это могло ведь значить и то, что фотографии попали в прессу. Анна ведь работает в информационном агентстве… Ну немного не по ее теме, но мало ли…

Все, все усилия пошли прахом… В ушах звенел металлический голос Анны «…да что объяснять! Ты не меняешься. Люди вообще не меняются!»…

В общем так: худшее уже произошло. На фоне этого возможность лишиться шевронов не представлялась ему серьезной потерей. Но если такой удар будет нанесен, то защититься от него может помочь только один человек — Рёстлер.

* * *

Представитель от партии быстро ходил по кабинету. Туда, потом — очень быстро — сюда. В такт его шагам подрагивал блестящий кубок на шкафу — предмет гордости. Рёстлер, оказывается, был отменным стрелком. Этот кубок на партийном чемпионате в 1936 году вручал ему сам Гейдрих. Спортивный год. Тогда все в чем-то соревновались: от кегельбанов до пивных. Рёстлер останавливался, разворачивался и продолжал ходить… За все это время он не проронил ни слова…

— Баран! — выговорил он наконец. — Дурья башка! Во! — Он постучал костяшками пальцев по своей голове, потом по большому красивому дубовому столу, что находился в кабинете. Он внимательно просмотрел фотографии еще раз. Ухмыльнулся. Затем резко хлопнул по стопке рукой.

— Вот что я думаю… — заключил он. — Подделка! Фотомонтаж! Провокация англичан! — Ройтер смотрел на него, широко раскрыв рот. Ну не ребенок же он, в самом деле, какая подделка? Лепет младенца… еще нелепее, чем он тогда отмазался с падением с брусьев. Но та постройка имела под собой хоть какой-то реальный фундамент, а тут… Да любой эксперт криминальной полиции, даже вчерашний курсант, мгновенно раскусит, что это подлинные снимки. Но партайгеноссе не унимался. Невольно подражая рейхсминистру манерой держаться и жестикуляцией, он почти выкрикивал:

— Подонки! Вот, вот оно настоящее лицо нашего врага! Проигрывая в открытом бою нашим доблестным морякам, они решили развернуть беспрецедентную кампанию очернительства, причем избрали для этого самый гнусный способ…

За Рёстлером можно было смело стенографировать — получилась бы отличная статья для Angriff. Казалось, еще несколько секунд, и Ройтер сам поверит в то, что ничего не было. И в это, казалось, уже свято верил сам Рёстлер. Осталось, чтобы в это все поверила Анна.

— Кстати, скажи-ка мне, Казанова, а как у тебя с книжкой? Идут дела?

Ройтер покачал головой. Книжкой заниматься у него не было ни времени, ни особого желания.

28

— Ну и зря… — вздохнул Рёстлер. — Тебе вон, — щелкнул он пальцем по стопке фотографий, — даже ничего придумывать не надо. Просто сиди и записывай, — ухмыльнулся он.

— Что делать-то?

— Ладно, придумаем, что делать… Я замну дело, если вдруг это всплывет. Но уж и ты меня тоже не подводи. М-да… все-таки досье у вас, молодой человек, какое-то несолидное… Колбаса… Это вот… Тьфу! Был бы гомосексуалистом хотя бы, или растлителем малолетних, или евреем на худой конец… А то… только жену и пугать, а общественный резонанс — никакой… Ни-ка-кой… — по слогам произнес Рёстлер и хлопнул рукой по конверту, и как бы случайно смахнул всю пачку в ящик своего стола.

— Вы будете в Берлине в ближайшее время?

— Вроде собирался. Вообще-то у меня есть дело к рейхсминистру. А ты что хотел?

— Может, если удастся повидаться с Демански…

Рёстлер глубоко вздохнул и выразительно посмотрел на Ройтера. Мол, сказать-то я скажу, но ты же сам понимаешь, ктоэто будет слушать.

Звонить в Потсдам было бессмысленно. Ехать — тоже, да его бы и не отпустили. Оставалось лишь изменить судьбу с помощью оккультных методов, но этого Ройтер не умел. Почему, почему все это случилось именно сейчас?

Он просидел за письменным столом шесть дней, делая короткие перерывы только на еду и сон, но на седьмой он смог представить на суд потенциальных читателей необычную рукопись около ста страниц. О войне и флоте там не было ни слова, зато с надрывом и чувством описывалась история их с Анной страсти, а по сути, не что иное, как история его прихода во флот. Может, не так гладко, как у Прина, но настоящего чувства там было больше, да и жизненной правды — тоже. Рёстлер оценил поступок лейтенанта. Рукопись взял, очень аккуратно упаковал и сложил в свой потертый желто-коричневый портфель. На улице его уже ждала машина. Он ехал на вокзал. В Берлине его ждал рейхсминистр.

* * *

— Вы к нам давно не заходили, — улыбнулась Вероника, она вся как будто засветилась изнутри, когда с противоположной стороны ее стойки появился «санитар моря».

— Хочу вот что-то подобрать для команды… — как бы оправдываясь, сообщил Ройтер.

— О, конечно! — обрадовалась Вероника. — Что бы вы хотели?

— Да я скорее не себе, а ребятам. У нас командир очень редко когда имеет возможность расслабиться с книжкой в руках. Можно даже сказать «никогда», — грустно улыбнулся Ройтер. — Другое дело — матрос, свободный от вахты. А ведь бывают ситуации, когда часами не слезаешь с этой шконки…

— Откуда?

— Ну… спальное место на корабле. Все должны быть по местам… А бывают походы, когда сутками нет ни одного контакта, а ты их ждешь, ждешь, ждешь… Тут ты все что угодно, даже автобусное расписание Дортмунд — Кассель будешь читать с увлечением… А я бы не хотел пускать этот процесс на самотек. Мозги подчиненных — это то, что обеспечивает качество выполнения поставленной задачи, и я хочу, чтобы они были в порядке.

— Как вы серьезно подходите к вопросу, — удивилась Вероника. Увы! В этой дыре не было никого, с кем можно было бы поговорить о чем-то, кроме шнапса, амурных сплетен и войны. Ни один из пунктов Веронику не привлекал. Она всегда была готова посоветовать ту или иную книгу, а если надо, то и выписать ее через межбиблиотечный абонемент. Благо что-что, а библиотечное дело в Германии было поставлено отменно. Но особой потребности в этом не было. Исправно приходила партийная пресса, журналы «Die Kriegsmarine», «Adler», [52]который пользовался популярностью у летчиков.

Командир отобрал для своей команды целый ящик книжек, который с трудом несли трое матросов. Предложенный Вероникой перечень он подверг некоторой цензуре. Так, он сразу отвергал левых публицистов, излишне «заумные» книжки и богословскую литературу. Нечего ребятам мозги засорять! С другой стороны, английская переводная литература, наоборот, приветствовалась: чтобы побеждать врага — его нужно знать! Приветствовались рыцарские романы, приключения, натуралистические заметки. Особенно запомнилась Ройтеру книжка модного профессора из Тюбингена Людвига Коль-Ларсена «Волшебный рог. Мифы и сказки бушменов хадзапи». Там были очень смешные сказки. Таких он не встречал больше нигде. На борту лодки в Атлантике, особенно когда Функ читал их по громкой связи, матросы смеялись до колик.

— Карлевич, надеюсь, вы понимаете, что то, что я вам рассказал, не должно стать достоянием кого-либо, кроме вас. Мне совсем не нужно, чтобы на лодке заговорили о том, что нашему командиру приходят по ночам «глюки».

— Да, командир, понимаю. Но мне кажется, что никаких оснований вам беспокоиться о своем здоровье нет. У вас если и расстройства, то исключительно психосоматического характера. А видения… может быть, как раз наоборот, может быть, вы умеете заглядывать за горизонт?

— Что вы имеете в виду?

— Известны случаи, когда великим полководцам «привиделся» исход будущей битвы, когда благодаря различным «откровениям» они избегали опасности, вовремя отступали, уклонялись от удара противника. Очень возможно, что тогда, с конвоем, вам подсказало правильное решение нечто свыше?

— Карлевич… ну вы-то куда! Я понимаю, Унтерхорст — мистик, но вы-то! Дрезденский университет посещали…

— Ни грамма мистики. Наш мозг улавливает всю информацию, что есть вокруг, но анализирует, выбирает для принятия решений лишь маленькую часть. На это влияет очень многое, мы чему-то учились, имеем какие-то предрассудки. Они и выступают фильтром этой информации, прежде чем передать ее наверх. Мы все находимся в плену этой особенности, и зачастую даже не даем себе труда посмотреть на дело чуть шире. А информация все копится и копится. И вот в какой-то момент, как правило в критический, когда все существо напряжено, находится не в своем естественном состоянии, а на гребне волны, она прорывается. Можно это назвать интуицией, можно — и высоким профессионализмом, и опытом. А можно — и даром предвидения… Я думаю, никто не будет иметь ничего против того, что командир обладает даром предвидения?

С аргументами оберфенриха было трудно поспорить. Ладно. Посмотрим, что будет дальше, а пока… Но вот при чем тут Вероника? Неужели он, сам того не замечая, как-то двигался в том направлении, в котором показывало видение? Вроде нет. Да, с Вероникой можно было очень мило болтать о море, об искусстве, да о чем угодно… Но видеть в ней замену Анне? Притом замену в такоймомент… И, собственно, почему она? Ладно, со всяким может случиться. Но уж если бы он вознамерился изменить Анне, то почему именно Вероника? Логичнее было бы для этой цели избрать ту же Эрику. У этой одни ляжки чего стоят! Но Эрику он отверг сразу же. Более того, его оскорблял сам факт того, что на место сошедшей с небес Анны рвется какая-то недалекая, пусть красивая, но бесцеремонная дура. Она хочет проникнуть в сердце, в душу, в мозг, овладеть им… Ты кто вообще такая?

А Вероника? Да, милая, добрая, немного наивная. Но первое — воцерковленная католичка, а второе — замужем, а третье — «заморыш». Или в другой последовательности, как кому понравится, но от перемены мест слагаемых — сами понимаете.

И все-таки не «заморыш»… Шепке все правильно нарисовал. Вот что значит художник! Ведь именно тогда его что-то кольнуло. Как, как это его друг сумел разглядеть то, что для Ройтера оставалось за кадром? Он же ничего не видел и не хотел знать, кроме своей Анны. И что теперь? Все пришло на круги своя. Они как две кометы, каждая летит по своей орбите, встречаясь раз в 1000 лет. Вот и это Рождество было такой встречей. И еще 1000 лет, наполненных болью, без любви, без тепла, без света, во мраке холодного космоса. Все случилось именно так, как должно было случиться — всяк сверчок знай свой шесток…

«Немецкое общество по изучению древней германской истории и наследия предков»

Обергруппенфюреру СС Рихарду Вальтеру Дарре

Копия:

Рейхсфюреру Генриху Гиммлеру

<…> Убедительно прошу вас разрешить серию предварительных экспериментов с целью выявления необычных способностей у ряда офицеров 1-й флотилии U-Boot. Полагаю, что результаты этих экспериментов могут стать основой для более глубокого исследования возможностей сознания истинного арийца, что может иметь чрезвычайно важное оборонное значение. Если исходить из того, а лично для меня этот факт непреложен, что древние германцы владели магией, ясновидением и иными способами неконтактного воздействия на врагов, то логично предположить, что их потомки, возможно, сохранили часть этих знаний и следуют им интуитивно. Наша задача раскрыть эти возможности, изучить их, изучить возможность внедрения их в широком масштабе.

Развитие надчувствительных или «сверхчувствительных» способностей будет, несомненно, выгодно как подводному флоту, так и всей Германии в целом. Во-первых, становится возможной бесперископная атака противника по данным тонких энергий (ясновидения), а не по неточным данным радиоакустики. Во-вторых, при использовании сверхчувствительных способностей членов экипажа облегчается задача разведки целей. В-третьих, открывается возможность противодействия радиоэлектронным приборам обнаружения ПЛ посредством их блокирования и введения в заблуждение с помощью микроэлектрических импульсов мозга. В-четвертых <…>

Представитель от НСДАП в 1-й флотилии Ганс Рёстлер

Резолюция Дарре:

Представить конкретные предложения в недельный срок.

— Скоро в море, — задумчиво проговорил Ройтер. Они с Вероникой отменно поработали сегодня — сформировали целый ящик книжек для команды. Они шли по пустынной набережной. В это время здесь всегда дуют западные ветра и море постоянно штормит. Осадков выпадает под 150 мм в месяц.

— Когда? — встревоженно спросила Вероника.

— Это секретная информация, — улыбнулся Ройтер. — Хотя, конечно, все эти секреты — глупость. Французы знают, когда какая лодка выйдет в море, ничуть не хуже, чем в Корневеле, а раз знают французы — знают и англичане.

Вероника вдруг остановилась и пристально посмотрела ему в глаза. Она хотела сказать что-то важное, но не решалась…

— Можно, — наконец выдавила она из себя. — Можно я буду молиться за вас, когда вы там?

— М-да… — рассеянно процедил Ройтер. Что еще можно было от этой блаженной ждать? — Молитесь, не повредит это уж во всяком случае.

Их глаза еще раз встретились и тут же разошлись… Вероника избегала встречаться с ним взглядом.

— Как у вас дома? — вдруг спросила она.

— Дома?

— Ну, да, в Берлине…

«Дома» — это не в Берлине. «Дома» — это во Фленсбурге. Но там ничего нового, все тот же маленький домик на Нордштрассе, мама и фиалки на окошке…

— Вы такой счастливый, — вздохнула Вероника, — у вас есть сын…

— А почему у вас нет детей? — вдруг спросил Ройтер.

— Бог не дает пока… Но обязательно даст… Знаете, я думаю, это его промысел. Он просто не хочет, чтобы маленький видел войну, все эти ужасы… А как война закончится…

Она с надеждой посмотрела на Ройтера. Ей хотелось, чтобы он подтвердил ее слова. Ройтер кивнул. Он вспомнил, как они подростками завидовали старшим братьям, которым удалось сделать хотя бы один выстрел на тойвойне.

— А мне вот кажется правильным, что Ади живет и растет именно сейчас. Мальчики должны уметь воевать. Это так естественно… Он тут нарисовал меня в бою, — усмехнулся Ройтер, — забавно получилось. Наверное, сейчас его мать уничтожила это художество.

— Почему? — воскликнула Вероника.

— Потому что у нас с матерью ребенка большие проблемы с взаимопониманием.

Вероника опять отвела взгляд.

— Как вы точно сказали…

— Не понял…

— Как вы точно умеете говорить, — задумчиво протянула Вероника, тыкая в прибрежную гальку носком туфельки. — Вы назвали эту женщину «мать моего ребенка». Сразу ясно, какое место занимает в вашей жизни эта женщина…

Глава 16

À LA GUERRE СОММЕ À LA GUERRE [55]

Я призываю Уранию, Деву с улыбкой бессмертной.

О Афродита, воспетая в гимнах, Несущая благо!

30

Морем рожденная Матерь-Богиня, Владычица ночи,

Ты укрываешь любовников страстных туманной завесой.

Ты сокровенные нити обманов сплетаешь искусно

В сеть золотую, о Матерь Ананки, приятная взору.

Ибо — всего Ты исток, что являет нам Космос бездонный.

Уж кто-кто, а Карл Дёниц знал, что в море шанс есть почти всегда. Он вспоминал, как в далекие годы сам атаковал конвой в Средиземном море и как лодка предательски провернулась вокруг продольной оси и пошла на дно. Чего стоило ее вытолкнуть на поверхность! Да и плен — это ведь тоже не конец. Вот он сам побывал в английском плену. Но он жив! Жив и, невзирая ни на что, задушит этого чванливого британского льва. Надо было его убить еще тогда, в 18-м, в лагере, когда время от времени среди британцев возникали настроения «перевешать всех пленных командиров подлодок»! А зря вы это не сделали, дорогие «томми», — сейчас бы вам жилось куда как слаще!

* * *

Все. Дождались. Сегодня в 14.00 лодка отваливает от пирса и устремляется в Северную Атлантику. «Берегись, Англия!» — так думал «санитар моря», когда утром собирался посетить гальюн. Не тут-то было! Дикая резь, как электрическим током, прошила все тело с ног до головы. Вторая попытка помочиться была еще хуже. Не помогали ни стиснутые зубы, ни ницшеанское презрение к боли любого рода. Моча просто отказывалась выходить наружу. Обычно в таких случаях начинают лихорадочно перебирать «кто?». Здесь и перебирать-то было нечего. В его мозгу не укладывалось, как такая тихая и набожная девица, как Вероника, могла наградить его триппером. При этом довольно странным обстоятельством выглядело то, что ее законный муженек был в полном порядке… Вот так-то вот! Все бабы б…и, как можно было в этом сомневаться! Медкомиссия, привыкшая мыслить штампами, естественно, завернула его, разразился скандал. Но этот скандал хоть и скандал, конечно, честь флота и все такое, но все же — не апокалипсис. Случались такие истории в Кригсмарине и раньше. Можно даже сказать, такие истории встречались достаточно часто. Можно даже сказать, что триппер — почти что профессиональная болезнь подводников.

Хуже было с тем скандалом, который разразился в семье Лутц, центром которого стала несчастная Вероника. В относительно небольшом гарнизоне базы шила в мешке было не утаить, и хотя явных доказательств не было, но ведь много кто догадывался, если до гестапо дело дошло, и посмеивались втихомолку. Как всегда бывает в таких ситуациях, последним, кто что-либо подозревает, оказывается, собственно, муж… А тут доброжелатели нашлись. И Дитрих потребовал объяснений. Вероника не могла лгать и выложила ему все, как было… (ну глупо, могла бы и соврать. Эрика бы так и поступила. Сказала бы что-то типа: «А этот милый лейтенант за корицей для булочек заходил»… — «Чего это вдруг»? — «А они в экипаже перед походом решили провести конкурс на самую вкусную булочку»…) Лучше бы уж рассказала своему другу-кюре. Тот — хоть француз, ему подобное каждый день выслушивать. А вот исповедоваться мужу — глупо, даже если решила покаяться. В общем — доверяйте профессионалам!

* * *

Лодка Шепке, преследующая конвой, столкнулась в море с редким явлением — «огнями святого Эльма». Светилось все. Штормовки вахтенных, леера, стекла ПНП. Это жутковатое свечение неприятно насторожило Шепке. Это было крайне скверно. По морским поверьям, «огни святого Эльма» — почти гарантированно — гибель корабля. Он не подал виду, и матросы имели возможность ощутить лишь гранитную решимость капитана. Может быть, в этот момент он вспоминал слова Ройтера: «Мистики нет. Есть люди…» «Ну, да, Хельмут, остается только на тебя теперь надеяться». Он был практически уверен, что и сам Ройтер где-то поблизости. К вечеру U-100 нагнала группу. Теперь конвой обречен. Это несколько разрядило напряженную обстановку — все-таки не мы одни такие здесь — это был вовсе не путь в ад, — вон люди, такие же, как и мы, и каждый делом занят. Однако дело не заладилось. В 20.00 U-100 обнаружила эсминец и, срочно погрузившись, оставалась под водой в течение часа.

Когда она снова всплыла, было уже совсем темно. Через некоторое время снова был обнаружен эсминец. Шепке опять нырнул. Овсяночник тотчас начал швырять бочонки. Неточно. Сыпал абы куда. Глубинные бомбы не причинили лодке повреждений, и она прорвалась к хвосту конвоя. Всплыли, начали готовить атаку. Около 22.00 U-100 снова была обнаружена «томми». На этот раз серия глубинных бомб пришлась на момент погружения. Бомбы взорвались в непосредственной близости от корпуса. U-100 сильно тряхнуло. На палубу посыпалось битое стекло, погас свет. Через минуту Шепке доложили, что в два носовые отсека поступает вода. Судя по всему, балластные цистерны тоже повреждены. Папенберг [57]показывал 12 метров. Значит, сломан. Мы погружаемся, и погружаемся значительно быстрее, чем следовало бы…

— Полный назад! — скомандовал Шепке. Похоже, было уже поздно. Пробоины были слишком серьезные, чтобы можно было быстро откачать воду. Нос погружался все глубже, сваливая лодку в чудовищный подводный «штопор». Корабль удалось стабилизировать на глубине метров 200. Корпус трещал, но не сдавался. По пиллерсам стекали капли воды. Эсминец все еще кружил поблизости. Он не хотел уходить, не получив полной уверенности в уничтожении лодки. Она оставалась в неподвижности три часа. В любой момент корпус мог просто сложиться под давлением воды. Надо было что-то предпринимать, и Шепке решился на подрыв балластных цистерн. [58]Больше ничего не оставалось. Выпрыгивать на поверхность и попытаться все-таки атаковать эсминец. Оставалось надеяться лишь на надводную маневренность, на безбашенную тактику Ройтера и на ночь. И еще на очень-очень большое везение, на которое мог рассчитывать только Шепке. Столкновение с эсминцем в надводном бою — верная смерть. Шепке понимал, на что идет. Но другого выхода, чтобы спасти хотя бы часть экипажа, он не видел. А там дальше — как повезет. До сих пор везло. И две с половиной сотни тысяч тонн английской стали, лежащих на дне Атлантики, — не шутка… А может быть вполне, что этот эсминец накроет торпеда кого-то из наших, тоже рвущихся в центр конвоя. Того же Ройтера, например. Он всегда начинает с эскорта.

* * *

— Командир, — обратился к Ройтеру Карлевитц на утро этой неспокойной, полной надежд и тревожных ожиданий ночи, после того как сделал необходимые анализы — он был единственный, кто с ходу отверг теорию триппера. — Скажите, вы не пользовались мылом… э… э… ну как-то необычно?

— Что вы называете необычным, Карлевич?

— Не для того, чтобы что-то мыть… — сказал он и еще раз прильнул к своему походному микроскопу.

«А ведь — разнеси меня на куски — использовал!» Еврейский эскулап свое дело знал. Когда их с Вероникой в ванной накрыла страсть, а может, это поглумился тот самый,которого вызвал Ройтер, а Вероника пропустила. Не все шло гладко. То есть души-то их были в полнейшем экстазе, а вот тела как-то не очень… Имеется в виду преимущественно тело Вероники. Возможно, она была просто насмерть перепугана всем, что происходило. Ройтер не нашел ничего лучше, как воспользоваться обычным мылом. А почему нет? Помогает же мыло насадить резиновую кишку на металлический патрубок. Просто лейтенант забыл,что сам-то он не железный. Оберфенрих довольно быстро устранил воспаление с помощью марганцевых спринцеваний. Честь Кригсмарине была спасена, и можно было бы расслабиться, но в тот же вечер майор Дитрих Луц застрелился. А это уже не хиханьки… Началось расследование…

* * *

Удивительные порой шутки выкидывает судьба. Ройтер в очередной раз обманул смерть, на этот раз благодаря простому куску мыла! Или это были козни Киприды… Кому-то она вкладывала в руку меч, спасая от смерти, ну а кому-то — кусок мыла… Что ж, раз так — не будем противиться воле богов. Но что и говорить, в этот злополучный март 41-го боги вели себя очень странно. Просто смеялись, и не только над Ройтером. На всем необъятном пространстве Атлантики они выбрали одну точку, в которой оказались в последний час Шепке и Кречмер. Когда из черной пучины выпрыгнул нос U-100, Кречмер находился по другую сторону того самого эсминца. Он, закрывшись «парусом» от слепящего прожектора и пом-помов «томми», курил и ждал своей участи. Лодка уже была не боеспособна. Она вот-вот должна была пойти ко дну, но все никак не шла. И это было очень плохо. Даже хуже, чем если бы она пошла на дно вместе со всем экипажем, потому что если она останется на поверхности, то англичане сделают все, чтобы отбуксировать ее к себе, и тогда… тогда пошли прахом все усилия сотен инженеров, рабочих, миллионы рейхсмарок, которые должны были бы обеспечить победу Германии. «Только бы успеть ее затопить!» — стучало в висках Кречмера.

32

Оператор эсминца заметил на радаре зеленую кляксу — это была лодка Шепке. Всплытие, обычно вводящее в заблуждение «асдик», для нее, с появлением такой штуковины как радар, оказалось роковым.

— Молитесь, суки! — сквозь зубы процедил Шепке. — Сейчас покажем вам, что такое артиллерийская дуэль с немецкой подлодкой. К палубному орудию! — прокричал он матросам. Ботинки артрасчета застучали по палубе. Пушка ожила, она почти мгновенно развернулась на англичанина, но острый нос эсминца «Вэйнок» уже нацелился в середину лодки. На баке раздались крики ужаса. Кто-то из матросов прыгнул в воду.

— Лево на борт! Самый полный вперед! — Шепке был верен себе. Он был невозмутим. Как будто это не английский эсминец двигался на него, а учебный корабль на Балтике. Он верил в успех, и, казалось, еще совсем немного, и этот успех наступит.

— Отставить панику! — выкрикнул Шепке. — Они промахнутся! Пройдут за кормой! Кормовой — товьсь! — «Вот сейчас мы посмотрим, кто кого!»

В темноте ночи было трудно определить точный курс эсминца, и на секунду Шепке показалось, что он действительно проходит за кормой, не причиняя никакого вреда лодке. «Слава богу! Обошлось…» — мелькнуло в голове. И вдруг ограждение прямо перед глазами разорвалось, нос стал быстро сминать обшивку рубки. От сильного удара Иоахима сбило с ног. Он повалился на ограждение перископа. Жуткий пресс эсминца продолжал крушить обшивку, как будто она была картонной. Через несколько мгновений все было кончено. Шепке, все еще в сознании, с раздробленными ногами вывалился за борт. Он пытался плыть, оставляя вокруг себя кровавое пятно. Волна накрыла его, смыв с него фуражку. Она еще какое-то время качалась на волнах, затем намокла и пошла ко дну. Никто больше не видел ее владельца. Из экипажа U-100 англичане выловили шесть человек. Шепке среди них не было.

Ночью в Корневель пришла радиограмма от Кречмера: «Два эсминца… глубинные бомбы… 53 000 тонн, захват… Кречмер». Ее истолковали как «Потоплено 53 000, в том числе два эсминца. Атакован глубинными бомбами. Сохранил боеспособность. Кречмер». [59]

Через некоторое время английские газеты сообщили, что захвачен в плен экипаж U-99 Кречмера.

Выход Ройтера задержали еще на двое суток — на всякий случай. И этот случай произошел. К вечеру второго дня на лодке прогремел взрыв, который повредил ГОН [60]и прочный корпус. Это был очевидный акт саботажа. Не водород же сдетонировал! Мог бы и водород, но так и не «вдруг»! Хорошо еще никто из экипажа не пострадал. Такая авария в море — 100 % уничтожение лодки со всеми, кто на борту. Лодка встала на прикол надолго. Гестаповцы начали трясти обслугу. Но еще до них бурную активность в расследовании инцидента проявил Рёстлер. Методы его были таковы, что гестапо пришлось его усмирять. Однако «душка-Ганс» все-таки успел пристрелить одного француза.

— Вы следуете букве закона, а есть еще и дух закона. И согласно этому духу предатель должен быть наказан, причем неотвратимо наказан, независимо от процессуальных тонкостей! — не унимался он.

«Вот тебе и адмирал Кречмер, хорошо хоть остался жив — но адмирал ему теперь точно не светит… стало быть, и мне банкиром не быть… И теперь понятно почему… Сука, поймать бы этого предсказателя — ведь наврал, специально все наврал. Чтоб денег получить… Цыган херов!»

— Ну… не факт… — заметил Рёстлер, слегка успокоившись. Неужели Ройтер произнес все это вслух. Или партайгеноссе просто взял и угадал его мысли?

— Мы захватим Англию, освободим Кречмера, и он еще послужит фюреру, — высказался, как обычно, в своем духе Рёстлер. — Так что зря вы поносите медиума… зря… еще не вечер…

Ройтер грустно покачал головой.

— Не знаю. Такое впечатление, что вы присутствовали при этом гадании.

— Да что гадание, что вы такое особенное могли спросить у этого «дельфийского оракула». Один — карьерист, другой — романтик, третий — пылкий влюбленный, которого застают в борделе. (Ройтер вспыхнул и набрал в рот воздуха, чтобы что-то возразить, но не успел.) Нет, конечно, грустно, — продолжал Рёстлер, как бы не слыша его, но, с другой стороны, — ты можешь праздновать победу — ты теперь первый в подплаве по сумме потопленного тоннажа…

— Знаешь, я бы дорого дал за то, чтобы быть последним…

Не вязалось это как-то все одно с другим. Шепке — и вдруг мертв. Это было какой-то глупой шуткой. Вполне в стиле Шепке, с другой стороны… «Все будет чики-пуки!» Ой ли?.. Что осталось от этого веселого неунывающего парня? Остались этюды, наброски и портрет Вероники… Да-да. Но больше такой портрет никто не нарисует. Больше не будет ничего. Надо будет передать все это во Фленсбург. Скоро май, на День Матери [61]он обязательно должен появиться дома. Но как им объяснить? Иоахим погиб, а ты? Триппер фальшивый лечил? — ай, молодец!

— Что теперь? — пробормотал Ройтер.

— À la guerre comme à la guerre, — прищурился партайгеноссе. — Уж не хочешь ли ты сказать, что смерть друзей помешает нам достичь великой цели? Смерть друзей — это жертва на нашем великом пути.

— Нет, конечно. Но Шепке жаль, он бы много мог сделать и для Рейха, и для фюрера… Он был очень талантливый художник.

— В этой войне мы потеряли многих талантливых людей, к сожалению. Наша цель оплачивается дорогой ценой. Но придет время, и благодарные потомки вспомнят всех их. Когда-нибудь в Германии будет заложен огромный линкор с новейшим вооружением, и будет он называться «Иоахим Шепке».

Ройтер не стал ждать так долго. На следующий день у парящего орла на его «парусе» клюв и лапы были покрашены в красный цвет, символизируя кровавую добычу, и к композиции добавилось Flensburg rächt sich [62]— каллиграфически выписанное готической вязью. Возможно, это было чересчур брать на себя заявления от имени целого города, но Ройтеру было все равно. Теперь он твердо знал, за что сражается.

Глава 17

«ОТСТАВИТЬ „ОТКРЫТЬ КИНГСТОНЫ“!»

Mit Gewitter und Sturm aus fernem Meer —

mein Mädel, bin dir nah!

Über turmhohe Flut vom Süden her —

mein Mädel, ich bin da!

[63]

— Ложиться на прежний курс! Квадрат BE 38…

Надвигался нешуточный шторм. Все вокруг говорило о том, что в скором времени небо рухнет в океан.

На следующие сутки, когда шторм уже был в самом разгаре, ему пришло радио от командующего. Сообщили приоритетные цели — крупные английские военные корабли. Собственно, грузовики он топить и так не торопился. Тем более что и не было их. Жесточайший шторм и туман не позволяли эффективно патрулировать на поверхности, и он отдал приказ на погружение… Ройтер никогда не шел наперекор погоде. Раз туман, так лучше ориентироваться по гидрофону, по крайней мере, не столкнешься ни с чем. Да и зачем сношать людей? Когда надо будет, они не смогут выполнить задачу. В сильном тумане лодка слепа, а эсминец вооружен радаром и мощным прожектором. Ориентируясь по сонару, Ройтер прилежно патрулировал квадрат, время от времени всплывая, пока вдруг акустик не нашел прямо по курсу шум винтов групповой цели. Полночи они шли на предельной скорости и только утром погрузились. В 9.00, когда к шуму винтов еще добавились звуки артиллерийской дуэли, высунули перископ. А там бушевал ад. Океан бурлил от разрывов. Огромные волны накрывали трубу. В полумраке свинцового утра был виден силуэт красавца-«Бисмарка». Его-то уж ни с чем не спутаешь! Серое небо, серый туман, серо-черный силуэт, вокруг которого время от времени загорались ярко-желтые фонари орудийных вспышек. Создавалось впечатление, что корабль шел под всеми огнями. В первую секунду Ройтер не понял, почему у него на мачте белый огонь, да еще таких размеров. Потом догадался — мостик горит.

«Бисмарк», готовый драться до последнего снаряда, в одиночку атаковал. Выгодный курсовой угол давал неоспоримое преимущество. Линкор с такого угла узкий, а «томми» подставлялись бортом под главный калибр. Только вот преимущество это быстро ускользало, и к моменту появления лодки обратилось в ничто. «Бисмарк» был скован в маневре и не мог противостоять огневой мощи целой эскадры. Ройтер появился на сцене, когда занавес был уже готов опуститься.

— Идентифицирую цель, — выкрикнул командир БЧ. — Линкор, тип «Нельсон», эсминец, линкор, тип неизвестен. Еще эсминец…

Медлить было нельзя — счет шел на секунды.

Ройтер оказался слишком близко к цели. С такого неудобного угла контактный взрыватель скорее всего просто не сработает. А магнитный… Ну с ним еще в Нарвике намучились. «Обе машины — на полный реверс!» — скомандовал он. И, надо сказать, очень вовремя. Англичанин шел на полном, в перископ было видно, как мечутся черные фигурки у торпедных аппаратов. Выдержат ли були «Бисмарка»?

Ройтер с некоторых пор не любил залповый огонь. Торпеды были слишком ценны для того, чтобы их так безрассудно тратить. Вдруг цель удастся поразить с одного выстрела? Тогда второе попадание будет лишним, и именно этой «свинки»-то нам и не хватит, когда очередной эсминец выйдет на атакующий курс. Но тут было дорого время. У борта «Бисмарка» взметнулся высокий белый фонтан. Все-таки эта падла разрядила свои торпедные аппараты! Пока мы корректируем курс — там, на «Бисмарке», гибнут наши товарищи. Каждый «тик» секундомера — это чья-то жизнь. И Ройтер выдал «беглым» последовательно из четырех аппаратов, чтоб мало не показалось.

Цель — линкор, тип «Нельсон».

Первый — пли!

Второй — пли!

Третий — пли!

Цель — линкор № 2.

Четвертый — пли!

Одна за одной в правый борт «Нельсона» почти в упор, с расстояния в 450 метров, вошли три торпеды, две из них в кормовую часть. Яркая вспышка на мгновение ослепила Ройтера. От удара невероятной силы задрожали переборки. Это сдетонировал пороховой погреб британца! Лодка завибрировала. На палубу сыпалось битое стекло, погас свет. На секунду воцарилась полная тишина, в которой раздался вой акустика, переходящий в скуление. Парень катался по полу. Из ушей текла кровь. Черт! Надо было снимать наушники… Но кто мог угадать, что мы достанем пороховой погреб!

— Карлевитц! Сделайте с ним что-нибудь… — крикнул Ройтер.

Карлевитц с матросами бросились к раненому. Ройтер тем временем мог видеть в перископ следующее: англичанин как будто задумался. Наверное, так удивленно глядит на свою кровь из раны сиятельный лорд, получивший перо под ребра от хулиганов-отморозков. Он неуклюже роняет свою трость, которая еще пару минут назад была изящным оружием аристократа, падает на одно колено… Если бы у корабля было лицо, на нем бы, наверное, запечатлелся вопрос «Как же это онипосмели?» Так, толком не поняв, что же это было, и не успев передать SOS, корабль начал быстро крениться на правый борт, оседая в огромные волны.

Не часто доводится видеть, как тонет линкор. «Нельсон» кренился в сторону наблюдателя, из-под надстроек и палубы валил дым. На мгновение стало видно все его великолепие, орудийные башни 380 калибра, мачты, как хлысты, с размаху прорубающие воду. Сквозь дым, пламя и пар едва различимы были черные фигурки. Потом все это опрокинулось, линкор обернулся вокруг продольной оси и недолгое время находился на волнах вверх килем…

— Функ! — позвал Ройтер радиста.

— Здесь, командир!

— Передавайте в эфир на открытой частоте все что угодно — пусть думают, что нас тут лодок не меньше десятка. Что угодно, поправки на курсы липовые, отдавайте приказы… принимайте.

На перископной глубине антенна на некоторое время оказывалась на поверхности при таком волнении.

Неизвестно, что послужило причиной — возможно, что ройтеровская «военная хитрость», но только весь боевой строй английской эскадры рассыпался, пришел в движение… Еще бы! Никто не мог предположить, что экзекуция будет прервана таким неожиданным образом… По такой погоде видимость очень плохая. Липкий туман не дает возможности толком прицелиться. Ориентироваться приходится по вспышкам выстрелов. Вдруг один из ваших лидеров как бы «спотыкается». Он за считаные мгновения исчезает в туманной дымке. И уже не видно мачт, антенн, по которым с ним держали контакт. Наконец он исчезает из эфира, не успев передать SOS… Похоже, немцы выкинули крапленого туза из рукава. Эсминцы стали спешно перестраивать порядки. И никто не задумался над тем, почему это немецкие сообщения пошли на открытых частотах.

На этом фоне торпеда (4-я из залпа), полученная линкором «Король Георог V», как будто бы и не была замечена… Ройтер уравнял шансы. «Бисмарк» сейчас дрался один на один с представителем старейшего монаршего дома Европы, только тот теперь был тоже ранен, и исход этой битвы был вовсе не так очевиден. Пока эсминцы настраивали свои «асдики» — лодка разворачивалась на угол атаки из кормового аппарата.

— Дистанция — 800 метров.

— Командир! Нас обнаружили! — отозвался вахтенный.

— Эсминец на атакующем курсе!

— Товьсь, кормовой!

Ройтер оказался теперь между «Георгом V» и атакующим эсминцем.

Кормовые торпеды по традиции уже заранее готовились для кораблей эскорта, и потому еще в базе на ней ставили минимальную глубину — два метра.

— Пли!

Секундная стрелка вздрогнула и побежала по своему кругу… смерть понеслась навстречу смерти… Эсминец, как раз в это время, разворачивался под 90 градусов. Торпеда ударилась о борт, чуть дальше машинного отделения… Корабль тотчас потерял ход. Потом как-то неуклюже подпрыгнул, задрал нос и стал свечой уходить под воду.

Контр-адмирал Гюнтер Лютьенс был невероятно удивлен столь скоропостижной гибелью английского линкора, атаковавшего флагман. Было ясно, что эта атака будет смертельной. «Антон» и «Бруно» [65]выведены из строя, «Дора» еще ведет огонь, но на борту пожары, радио не работает. Фрегаттенкапитан [66]тяжело ранен. Средний калибр правого борта еще ведет огонь, но снаряды на исходе. Последний залп и — все! «Бисмарка» он англичанам не сдаст, даже если придется умереть. Он уже отдал приказ заложить подрывные заряды в турбины. А через минуту торпедной атаке подвергся «Георг V» (в бинокль был отчетливо виден взрыв и фонтан). Вероятно, в бой вступили наши подводные лодки… Долгожданные U-Boot! Ну что ж, Карл, большое тебе спасибо!

34

Причиной злоключений эскадры командующего стало чудовищно неудачное стечение обстоятельств. Дёниц направил все, что у него было в этом квадрате, на помощь «Бисмарку». U-556 была ближе всех, она бы могла потопить «Арк-Роял», [67]но у нее были израсходованы все торпеды. И Вольфарту [68]оставалось только кусать до крови губы от досады, когда британский авианосец прошел в расстоянии чуть более полумили — идеальная мишень. U-93 Корта была слишком далеко, а данные о координатах англичан были слишком неточны. Только Ройтер, подходя к квадрату с севера, самовольно изменив курс, напоролся на английскую эскадру с нетронутым боекомплектом. А «Бисмарк» уже передал на землю о своем намерении умереть за родину и фюрера. Пока радио работало. Сейчас на месте рубки бушевало пламя.

«Георг V», несмотря на внешнюю молодцеватость, все-таки получил серьезный крен и начал терять топливо. За ним, как и за «Бисмарком», теперь потянулось черное масляное пятно. А топлива и так-то было — в обрез! Оставшийся единственный боеспособный эсминец оказался в весьма затруднительном положении. Что приоритетно? Вылавливать из воды команду «Нельсона» и «Трайбола», которые ушли в пучину за считаные секунды, или заняться подлодкой? Или подлодками?!! Сколько их сейчас кружит рядом? Сколько из них готовы разрядить торпедные аппараты?

То, что видели в это туманное ненастное утро кто дожил до этого часа на «Бисмарке», не могло не отразиться на боевом духе команды, уже приготовившейся к смерти и ждавшей приказа: «Открыть кингстоны!» (Ведь это последний приказ, который отдает капитан корабля.) Но в этот раз традиция была нарушена. У ребят появилась надежда.

— Новый курс — восток-юго-восток, — командовал Лютьенс. — Фюрер помнит о нас! Он прислал подводные лодки. Нас не оставят!

Пылающий, без мачт, с развороченными башнями главного калибра и покалеченным рулевым пером, «Бисмарк» по неправильной дуге пытался скрыться в утреннем тумане. Шторм мешал ему, но также мешал и преследователям.

У Ройтера с командой кипела работа — перезаряжали торпедные аппараты.

— Эсминец на атакующем курсе! — снова рапортовал командир БЧ.

Он их засек. Это очевидно. До перископа протянулась дорожка белых фонтанчиков. Пули задолбили по обшивке. Ясно, что эффективно развернуться мы не успеем! Но на всякую хитрую задницу у Ройтера были свои «фирменные» приемы.

— Табань вправо!

— Срочное погружение! — Перископ качнулся и быстро пошел вниз.

— Есть вправо! Глубина 15, глубина 20, глубина 25.

— Аварийной партии — приготовиться!

Над головой (чуть сзади) прошумели винты «Трайбола», и раздалась серия характерных плюхающих звуков.

— Командир, глубинные бомбы в воде!

Лодку тряхануло раз, другой.

Взрыв раздался прямо над мостиком. Возможно, повреждено палубное орудие… Да и хрен бы с ним, все равно не воспользуемся им сейчас…

Второй взрыв, казалось, сильнее первого… Дальше — несколько минут тишины. И прислушиваться — нет ли течи в отсеках… вроде нет…

— Первый готов! — отрапортовали из торпедного. Торпедисты уложились в 14 минут — рекорд Кригсмарине!

— Четвертый готов!

— Перископная глубина! — скомандовал Ройтер.

Опять шум винтов где-то совсем близко…

Ройтер скомандовал «поднять перископ» раньше, чем вышли на глубину 12 метров. Электромотор зажужжал, труба качнулась, раздался мерзкий скрип металла по металлу, хлопок, и трос щелкнул по палубе. Труба просела и вывалилась из шахты.

— Командир! Перископ разрушен!

— Наблюдательный?

Ройтер камнем упал в центральный пост.

— Наблюдательный перископ заклинило!

— Черт! Мы теперь еще и слепы…

— Акустик! — да… а акустика-то и нет! То есть есть, но он уже не акустик.

— Функ! Поскольку антенну все равно снесло, отслеживайте акустические контакты.

По поверхности плавали обломки, и в них трудно было бы разглядеть перископ, даже если бы он выдвинулся, но лодка себя и так окончательно демаскировала. И эсминец полностью сосредоточился на ней. И свое дело знал… Но… И вот это «но» меняло все. Только что в воде оказалось несколько сотен матросов, стрелять по лодке означало стрелять в гущу барахтающихся в воде тел. Своих же! Месить винтами эту массу и скидывать бочонки — тоже не будешь… «Трайбол» прошел над Ройтером, распустив сети и собирая людей, чтобы очистить площадку для бомбометания. Затем эсминец, сильно просев от новых «пассажиров», все-таки скинул несколько бочонков. Но одновременно делать два дела и делать их хорошо — невозможно. Надо было выбирать между спасательной операцией и операцией боевой. Англичанин выбрал первое.

Ройтер маневрировал на малых глубинах и поэтому не получил сильных повреждений, хотя уж куда сильнее. Лодка с разбитым перископом небоеспособна. К счастью, и Ройтер, и Рах, бывший в этот момент рулевым, довольно точно корректировали маневры. И они вовсе не собирались выходить из боя. Волк уже отведал крови. Его уже не устраивало просто обратить противника в бегство. Его нужно было настигнуть и уничтожить!

— Резкий двойной поворот влево! Функ! — данные мне!

— Военный корабль, курс 332, скорость высокая, дистанция малая, приближается! — Унтерхорст мгновенно откладывал на карте новые курсы и циркуляции.

— Первый — товьсь!

— Военный корабль, курс 333, скорость высокая, дистанция малая, приближается.

— Что «Георг»?

— Курс 028, скорость медленная — удаляется.

— Новый курс 028.

— Командир, второй и третий аппараты готовы!

— Как только ляжем на курс 028 — залп 1–3…

Еще две торпеды были вытолкнуты из труб. Да с неудачного угла, и одна просто срикошетила от обшивки, зато другая взорвалась в корме, идя почти в торец. Функ, сменивший акустика, слышал, как изменялся шум, издаваемый винтами. Повреждены валы. Один — точно поврежден.

— На новом курсе. Глубина 1–2 метров.

— Четвертый, второй, пли!

— Попадание торпеды!

— Чего??? Не рановато ли?

— Всплытие!

— Командир?

— Всплытие!

— Есть. Глубина 0!

В отсек центрального поста хлынула вода из рубки. «Георг V» с заметным креном на правый борт выходил из боя. В нескольких сотнях метров перед ними проплывал дымящийся эсминец… Вокруг барахтались английские матросы. Некоторые оказались в воде во второй раз за последние полчаса. Вода была черна от соляра, в ней плавал мусор, трупы врагов, куски надстроек.

— Черт, сколько же вас там… — присвистнул Ройтер.

— Ну все-таки линкор…

Часть англичан, повинуясь более инстинкту самосохранения, чем какой-то продуманной тактике, стала карабкаться на палубу лодки, хвататься за леера ограждения. К этому времени на мостике появились матросы Ройтера. Англичане облепили лодку со всех сторон. Численное преимущество было явно на их стороне… На баке завязалась рукопашная… Но моряки с потопленного линкора своим несомненно отважным поступком оказали товарищам медвежью услугу… Первая же очередь из пом-помов с линкора по баку накрыла нескольких из них… Больше с «Георга» по лодке не решился стрелять ни один отморозок. Зато на палубе началась самая настоящая мясорубка… Английские офицеры, видимо, решили, что таким образом можно захватить лодку, и повели своих матросов на последний штурм с яростью обреченных. Прав был Рёстлер. Спиной они не поворачиваются. Дальше ничего уже невозможно было понять… Все превратилось в кровавое месиво. Ройтер кого-то душил, кто-то душил его… Деген пытался повторить свой подвиг с зенитной пушкой, но после того, как у него кончилась кассета с патронами, был вынужден просто неуклюже размахивать стволом. На Ройтера упал кто-то из его ребят — он пока не понял кто. Парень обливался кровью, в спине по рукоятку торчал кортик.

— Аварийный реверс! Срочное погружение! — успел выкрикнуть Ройтер и впихнуть его в люк.

По мостику опять прошла очередь из крупнокалиберного пулемета… На этот раз «Трайбол», принявший на себя удар, не желал сдаваться…

— Командир! У нас течь в электромеханическом отсеке. Батареи повреждены… — доложил старпом.

35

— Аварийную команду в отсек! Пересчитать вахту!

Лодка ушла на глубину. Так что у нас есть? Линкор, два эсминца. Второй линкор поврежден…

— Командир, у вас кровь… — услышал Ройтер. Рукав его рубашки был и вправду мокрым от крови… «Это, наверное, не моя…» — подумал Ройтер. Он вдруг вспомнил тот дурацкий день, когда он еще с несколькими офицерами флотилии напоролся на офицеров Люфтваффе в баре неподалеку от отеля «Наполеон». Драка между моряками и летчиками, как и положено, произошла из-за дам. Да… Тогда я был весь в крови и ни царапины…

Тут он увидел, что из предплечья вырван, выкушен кусок мяса. Это, наверное, тот самый лейтенант, которого он только что душил на палубе… В мозг поступил сигнал — руку начало жечь…

— Британский линкор берет новый курс, удаляется!

Так или иначе, но около 10.30 линкор англичан удалось обратить в бегство. Лодка, всплыв, последовала за ним. На «Бисмарк» Ройтер отбил на прожекторе следующее:

«Старшему военно-морскому начальнику! Преследую британский линкор, имею повреждения, в помощи не нуждаюсь. Да здравствует фюрер!»

Подпись: лейтенант Ройтер.

Лютьенс долго перечитывал текст, переданный ему сигнальщиками, и наконец тяжело вздохнул. «Жаль парней!» Выходит, они отправятся на пир Вотана вместо нас. Действительно, это было все равно что получить радиограмму «Преследую слона. Имею повреждения. В помощи не нуждаюсь». Подпись: муравей.

Дальше была долгая погоня… Лодка преследовала «Георга V», прикрываясь туманом, ценою невероятных усилий сохраняя контакт с ним. Дизельная силовая установка осталась невредима и исправно выдавала свои 20 узлов с характерным звоном на самом полном. «Георг» же такой прытью похвастаться уже не мог. Пять узлов — максимум с поврежденным валом винта. Он неоднократно выплевывал в туман огненный вал с того борта, с которого предполагалась подлодка. Но, слава богу, не точно. Даже позиции Ройтера не накрывал. Иначе бы лодку разнесло в клочья с одного попадания. Ройтер прятался за облачную дымку и готовил новую атаку… Безрассудство! Никто не мог с точностью знать, что из туманной дымки не вынырнет вдруг английский эсминец. А погружаться? Боюсь, погрузиться на безопасную глубину они не смогут. Заряд батарей едва превышает треть. Полного хода на таких значениях он не получит.

Вместо разбитого ПНП на станину проволокой прикрутили командирский бинокль. Круговая шкала сохранилась, но подклинивала в некоторых положениях. Ройтер выпустил с разных позиций по «Георгу V» две торпеды. В 15.30 над морем повисла пелена такого плотного тумана, что Ройтер потерял добычу. Двинувшись наугад с единственной торпедой, уже в сумерках они напоролись на «Бисмарка». Поначалу в тумане его приняли за «томми» и чуть не выпустили «хрюшку». Вот уж была бы глупость так глупость! Флагман выписывал по Атлантике замысловатые фигуры, гася пожары и пытаясь как-то обуздать рули. Рули сопротивлялись.

Глава 18

ПАРТИЯ В ШАХМАТЫ С ТОВИ [69]

За три вещи благодарен я судьбе: во-первых, что я человек, а не животное; во-вторых, что я мужчина, а не женщина; в-третьих, что я эллин, а не варвар.

Фалес

Сэр Уинстон Черчилль был вне себя. Он топал ногами, брызгал слюной, потрясал над головой кулаками, раскрасневшийся, с безумными глазами, он как никогда похож на арденнскую гончую, [70]только очень злую арденнскую гончую.

— Объясните мне, господин военно-морской министр! Как это доблестный флот Его Величества не смог справиться с одним-единственным немецким линкором? Три к одному!!! Это война? Это потери флота Его Величества, я вас спрашиваю!!!

— Да, сэр, это очень большие потери, я с вами совершенно согласен. Но «Бисмарк», скорее всего, потоплен.

— Что? Я не ослышался? Вы сказали «скорее всего»? То есть у вас нет достоверных оснований подтвердить потопление «Бисмарка».

— Сэр! «Бисмарку» нанесены неприемлемые повреждения. Он пропал из радиоэфира… Уверяю вас, сэр, он потоплен.

— А меня не устраивают ваши уверения!!! Вы понимаете — НЕ УСТРАИВАЮТ!!!! Мне нужно знать наверняка, а не выслушивать ваши идиотские предположения.

— Авиация патрулирует квадрат, сильный туман, сэр… Авиация ничего не обнаружила. «Бисмарк» на дне, сэр! Больше ему быть просто негде…

— На дне «Доссершир», вашу мать!!! На дне «Худ»!!! на дне в Скапа-Флоу!!!! — он сделал особый акцент на этом топониме. — «Роял Оук»!!! Долго это будет продолжаться, я вас спрашиваю? Это так вы организуете противолодочную оборону? Да я вас под трибунал отдам!!!

— Сэр, оборона была организована… Мы ранее не сталкивались с такой тактикой противника… По моим сведениям, группа, в которую входили «Родни», «Доссершир» и «Георг V», была атакована группой подлодок, значительно превосходящей по численности все, что было когда-либо раньше. Это был массированный, хорошо продуманный удар. «Георг V» сообщал, что его преследуют, пока был на радиоконтакте. Лодок было не менее 10…

— Откуда у Дёница в этом районе столько подлодок? И сколько их теперь вообщеу него?

— Я полагаю, не меньше ста, сэр…

— А мне нужны факты!!! Вот объясните мне, как может U-100, которую «Вэйнок» вроде бы потопил, теперь опять фигурировать в радиоперехвате? Это что? Очковтирательство?

— Никак нет! Матросы с U-100 подтверждают факт потопления…

— Какие замечательные у вас информаторы!!! Матросы противника!!

— Мы еще раз допросим…

— Да я срать хотел на ваши допросы!!! Если мы так будем воевать — флот Его Величества будет уничтожен! И кем!!! Этими свинопасами, у которых еще 100 лет назад самым большим судном была весельная лодка в Баден-Бадене!!! Теперь они уничтожают наши корабли, проходя беспрепятственно в наши базы!!!

Сэр Уинстон Спенсер Черчилль попытался надкусить сигару, но челюсти и руки его тряслись, и надкусил сигару он так, что табачные крошки просыпались на язык. Это еще больше взбесило премьера. Он метнул надкусанную сигару в военно-морского министра.

— Я хочу знать!!! — завизжал премьер-министр. — Я хочу знать!!! Кто несет за это персональную ответственность!!! Номера лодок! Фамилии командиров! Я хочу, чтобы они сгорели в аду!!! Все до единого!!! Дайте мне списки семей!! Самых дальних родственников!

* * *

— Вы что, в рукопашной участвовали? — Лютьенс придирчиво, по-адмиральски, смотрел на растерзанных подводников. У Ройтера только что перестал намокать бинт на руке, «томми» выкусил здоровый кусок, почти все, что влезло в рот. А рот у того был не маленький, растянулся, принимая большие ложки с овсянкой — не иначе…

Вице-адмирал внимательно смотрел на подводников и никак не мог понять, что же это было. Чудо? Невероятное стечение обстоятельств или гениальное воинское искусство этих молодых людей с наглым самоуверенным взглядом.

— Так точно! — отрапортовали Ройтер и Унтерхорст.

— Как это? Это уже интересно…

— Мы всплыли в гуще английских матросов с линкора. Пришлось драться с ними в рукопашной…

— Я практически потерял ход, не могу двигаться ни в одном направлении.

— Я могу двигаться в надводном положении, но лодка практически исчерпала боевые возможности.

— Что вы называете «практически»?

— Это значит: на борту имеется одна торпеда, палубное орудие выведено из строя глубинными бомбами, перископ разрушен, батареи вытекли, у меня исправна зенитная пушка и табельное оружие офицеров.

— Серьезное заявление… Скажите, когда вы вступаете в бой, вам безразлично, с каким противником вы вступаете? Ладно, можете не отвечать.

— На борту есть раненые, одному нужна срочная операция. Прошу разрешения для этого перенести его на линкор.

— Да. Разумеется. Я ваш должник, ребята, вы спасли флагман флота. Мне ничего не известно о том, чтобы хотя бы однажды отдавали команду «отставить „открыть кингстоны“!» — На мрачном лице Лютьенса, еще более мрачном от шапки обгорелых бинтов и запекшейся крови, проскользнуло некое подобие улыбки. Но это было лишь мгновение. — Судя по рыцарскому кресту, вы потопили более 100 тыс. тонн?

36

— 112, — уточнил Ройтер. — До сегодняшнего боя…

— Вы, несомненно, будете награждены, как только доберемся до базы. Если доберемся… У вас, говорят, есть хороший врач? — Ройтер кивнул. — У меня на борту фрегатенкапитан. Он очень плох. Множественные ожоги, ранение в голову… Швартуйтесь по левому борту, если это у вас получится.

— Мой медик — в вашем распоряжении.

Карлевитц перенес раненого на линкор. На столе кают-компании при свете карманных фонариков он умудрился извлечь кортик. Клинок поразил легкое, но из-за толстой кожаной куртки не проник слишком глубоко, иначе бы дошел до сердца. Еврейский эскулап превзошел сам себя. Гарантированного в таких условиях сепсиса ему удалось избежать с помощью своего самодельного пенициллина. Карлевитцу не пришлось отдохнуть ни минуты: две операции — обе тяжелые, бесконечное число раненых на борту «Бисмарка», операции, инъекции, перевязки, снова инъекции, снова перевязки. И так бесконечно.

Теперь встал вопрос: «Что делать?» Вводные были более чем сомнительными. Два корабля (линкор и лодка) были сильно повреждены. У «Бисмарка» осталось всего четыре исправных орудия в среднем калибре, снаряды еще были, можно было собрать по погребам на 2–3 залпа, но — что много хуже! — израсходован боекомплект зениток, повреждено рулевое управление и большая пробоина в корме. Выше ватерлинии, но шторм, и через нее заливает вода. У Ройтера… да проще было сказать, что у него исправно — дизельные двигатели.

Это спустя много лет стало известно, что англичане охотились за «Бисмарком» из последних сил, что у них почти не было топлива, что пришлось вызывать помощь из Гибралтара. Это спустя много лет, когда официальная историография похоронила адмирала Лютьенса и весь его штаб, приказы, отдаваемые им, воспринимаются с известной долей недоумения и горечи. И это спустя много лет англичанам стало известно, что Дёниц не располагал достаточным количеством лодок, чтобы устроить бойню английскому флоту. А был бы их действительнодесяток? Да если бы в придачу к Ройтеру были торпеды у одного только Вольвфарта! Если бы ко дну тогдапошел «Ark Royal»! Восемь труб — не четыре трубы… Это все к чему? А к тому, что участники событий — ни Ройтер, ни Лютьенс, ни Тови, ни Редер, ни черт, ни дьявол не могли предугадать их исход. А если «Бисмарк» с «Принцем Ойгеном» — (а он ведь так и пропал!) — это приманка? Заманить английскую эскадру с посредственным противолодочным прикрытием таким лакомым куском и раскатать ее в тонкий блин! Дерзкий, хитрый план. Вот вам и реванш за Ютланд. И этот план стал находить пугающие подтверждения. «Худ» потоплен, два эсминца потоплены, «Доссершир» исчез. «Король Георг V» не отвечает на запросы. Перед тем он радировал о повреждениях, полученных в результате торпедной атаки. Это уже неприемлемая цена даже за потопленного«Бисмарка». А теперь посмотрим на все то же самое с мостика «Бисмарка». Если силы английского флота — самого сильного флота в мире — в этом районе ничем не стеснены? И соляра вдоволь, и погода вот-вот сменится на ясную? Не может же шторм длиться вечно. Из всего зенитного оружия условно исправен лишь зенитный пулемет подводной лодки. Одна торпеда. Любое, любое столкновение с англичанами — хоть с минным тральщиком, если не уничтожить его с первой торпеды, а этот Ройтер все-таки не волшебник! — это гибель обоих кораблей и плен для всех выживших членов экипажа. И англичане ведь тоже не дураки. Они патрулируют квадрат и рано или поздно найдут обоих. Значит, надо добиться того, чтобы не искали… Единственное решение — доказательно продемонстрировать потопление. То есть, опять же, продуть гальюн соляром… Прием, хорошо известный подводникам, и адаптировать его к ситуации была идея подводника. Лютьенс был удивлен, но согласился. Двое-трое матросов, цепляющихся за мусор на поверхности, потопления не доказывают — сотня — может быть. Это шанс. Может быть…

Добровольцев набралось сотни две. Они знали, на что шли. Прыгнуть за борт вот так — при самом лучшем исходе — это плен. Ведь шансов на то, что сюда придут наши — почти никаких. «Бисмарк» без радио, U-Boot Ройтера — тоже. А с другой стороны, не все ли равно? Сутками раньше — сутками позже, весь этот металлолом пойдет на дно не сегодня, так завтра, и еще вопрос, кто выигрывает — тот, кто к тому моменту уже будет в тепле и, по крайней мере, с миской горячего супа, или те, кто будет бултыхаться в Атлантике через пару десятков часов? Уже без шлюпок, которые сейчас отдадут, без всяких шансов на спасение, потому что их никтоне будет искать, ни свои, ни даже «томми». К чести этих ребят следует сказать, что они исполнили свой долг до конца.

* * *

— Господин контр-адмирал! — будил Дёница адъютант. — Авиаразведка засекла «Бисмарк»! Он в 150 километрах от Бреста! Эскортируется лодкой Ройтера. Есть потери, оба корабля сильно повреждены, но на плаву.

Дёниц провел рукой по воспаленным глазам. Сон еще не успел рассеяться. Он не понял до конца, о чем говорит корветтенкапитан, но ясно одно, повод его разбудить был весьма весомый и, судя по выражению лица адъютанта, — приятный. Разведывательный самолет случайно наткнулся на странное боевое соединение. Нашлись сразу два корабля, пропавших 28 мая! Ройтер, Wurstkapitän! Спас флагман флота от неминуемой гибели. Два красных флажка могут быть сняты с карты!

Дёниц немедленно собрал совещание. Все были в приподнятом настроении, предлагали выслать эскорт. Только Рёстлер не разделял общего оптимизма. Наконец он взял слово:

— Господин контр-адмирал! Позвольте мне несколько отрезвить, что ли, всех присутствующих. Я разделяю радость по поводу спасения командкораблей. Я очень сильно сомневаюсь, что речь идет о спасшихся кораблях. — Дёниц слушал настороженно, с нескрываемым интересом. Рёстлер выступал не часто. Но сейчас подготовил целую речь. И подкинул изрядную ложку дегтя в бочку меда. [71]

Имеет ли кто-нибудь из присутствующих представление о том, какиеповреждения получил «Бисмарк»? Судя по сообщениям, он держится на плаву исключительно благодаря силе духа Линдемана и Лютьенса, ну и Ройтера, естественно. В Бресте его придется фактически заново строить. А ведь у нас, господин контр-адмирал, нет таких мощностей. Это парализует работу всего порта. Сегодня верфи не справляются с ремонтом лодок…

Это была правда, черт побери!.. Верфи в Германии-то едва справляются с ремонтом, а уж во Франции и говорить-то нечего. Тем более в этой дыре в 200 тысяч жителей. Тут немецких солдат больше, наверное, чем способных держать в руках гаечный ключ французов… Рёстлер отлично знал, о чем говорит. Недавно он лично пресек диверсию — французы, занятые на заправке, доливали в соляр морскую воду. Саботажниками занялось гестапо, но легче от этого не стало. Удлинялись смены. Рабочие все больше совершали ошибок, да что рабочие! Инженеры! А их ошибки ох как дорого обходились потом в море волкам Дёница. Более того, «томми» все чаще стали наведываться в Брест, и, как можно догадаться, не с пустыми руками. Лодки-то прятались в надежных бункерах, несмотря на участившиеся налеты, ни одна из них не была даже повреждена в доках, но спрятать такую махину, как «Бисмарк»! «Шарнхорст» меньше, и то с ним хлопот не оберешься… Да еще тут история с «Гнейзенау»! [72]Теперь все нужно как минимум удвоить! Сухой док для еще одного «Гнейзенау», только больше. И рабочих, рабочих, рабочих… Брест все более становился не боевой базой флота, а «лазаретом» для кораблей.

Далее Рёстлер потребовал удалить стенографисток и нижних чинов. Он четко и ясно изложил все плюсы и минусы ситуации. Предложил не спорить с англичанами, пусть думают, что «Бисмарк» они потопили. Пусть больше не ищут его в Бресте и не стремятся достать с воздуха.

— Пусть не подозревают про нашего козырного туза. Сам же «Бисмарк» следует как можно скорее передать под юрисдикцию СС, и якобы он с минуты на минуту ждет от Гиммлера подтверждений. — Этот пункт программы вызвал ожесточенные дискуссии: моряки не хотели отдавать флагман, пусть даже изрядно потрепанный, в руки какой-то сомнительной организации. Ведь корабль жив, пока развевается его флаг, а с этим у «Бисмарка» все в порядке… Но Рёстлер умел убеждать.

37

* * *

Лютьенс был невероятно удивлен, что его кораблю запретили проход в пролив днем, он был отбуксирован под покровом ночи и плотной дымовой завесой на какую-то отдаленную стоянку в «Волчьей пасти». Так называлась бухта, которую использовали как корабельное кладбище. Это было как-то даже невежливо со стороны руководства. Спасшиеся герои, потопившие «Худ», и вдруг такое вот неуважение! И уж совсем не лезло ни в какие ворота — тройное оцепление из войск СС и запрет сходить на берег для всей команды, которая оказалась на родном корабле почти что под арестом. Ройтеру приказали следовать к основной стоянке, в подводном положении. Там прием был тоже очень скромный. И тоже практически «под конвоем» СС. Лютьенс метал громы и молнии, он требовал соединить его с Редером немедленно, пока на борт не поднялся сам Дёниц. Они ведь были почти приятелями еще с тойвойны, и контр-адмиралу удалось в доверительной беседе объяснить, что это вовсе не блажь и не крючкотворство тыловых бюрократов, а военная хитрость.

* * *

В британском адмиралтействе все ждали известий. Самолеты усиленно патрулировали квадрат — но сильный туман и ночь мешали что-либо увидеть. Вчера морякам удалось поднять на борт около двух сотен матросов с «Бисмарка», они утверждали, что линкор погиб вместе со всем штабом Лютьенса. Что ж! Похоже, все жертвы, принесенные флотом Его Величества на алтарь этой горькой победы, оказались не напрасными. Или все-таки нет? Наконец в помещение вбежал офицер службы дешифровки. Он был крайне возбужден и размахивал листком бумаги.

— Сэр! Наш агент подтвердил факт потопления «Бисмарка»!

— Слава богу! Господь любит Британию! — выдохнул военно-морской министр.

Текст сообщения агента содержал следующее:

…«Согласно имеющимся у меня достоверным сведениям, сообщаю, что линкоры Королевских ВМС в интересующем вас квадрате были торпедированы ПЛ под командованием оберлейтенанта Хельмута Ройтера. О его семье мне ничего не известно. Из других подводных лодок в этом квадрате находилась только лодка капитан-лейтенанта Герберта Вольфарта, но на ней отсутствовали торпеды, в связи с чем произвести атаку она не могла.

Подтверждаю факт потопления „Бисмарка“»…

«Фрайбол»

Глава 19

ГИБЕЛЬ «БЕРЛИНА»

Пройдет время, и друг станет врагом, а враг — другом.

Ибо собственная выгода сильнее всего.

«Вишну Пурана» древнеиндийский трактат

— Знаете, Ганс, — Рёстлер потянулся в мягком кресле, придерживая одной рукой пепельницу, а другой подвигая к себе пузатую рюмку с коньяком. — Я тут размышлял о печальной судьбе вдовы нашего незабвенного майора. И вот что подумал…

«Душка-Ганс» любил держать собеседника в напряжении. Так он поступал со всеми. Так поступал и со своим тезкой Кохаушем. [73]Теплое летнее солнце катилось к закату. Волны набегали на песчаный пляж. Казалось, что война — это чья-то нелепая выдумка. Но, стоило отвести взгляд от моря и бросить его на город, как открывалась панорама изуродованных бомбежками строений, кое-где из-под камуфляжной сетки торчали черные палки стволов зениток. На холмах, которые отделяли угольный пирс от основной бухты, зловеще ощетинилась целая батарея. С балкона коттеджа, в котором арендовал комнаты Кохауш у одной пожилой француженки, не было видно место стоянки «Бисмарка». Да даже если было бы — все равно вместо флагмана маячил лишь огромный угольный террикон и какие-то вспомогательные сооружения. Практически, вместо «Бисмарка» в бухте была создана грандиозная фанерная декорация, такой позавидует и «Ковент-Гарден», а не то что «Берлинская опера». Никто, даже автор идеи — Рёстлер, не мог проникнуть за тройное оцепление СС. — Так вот я подумал, — повторил «душка-Ганс» и картинно, будто Хамфри Богарт, [74]затянулся сигарой и небрежно стряхнул пепел. — Надо бы уже аттестовать ее. А то что она сидит у себя на грошовом жалованье, а армия — все-таки какой-никакой паёк, ну там всякие прочие полезные штуки.

— Ну а почему бы и нет… Куда ей теперь деться-то… Хотя, признаюсь, история скверная.

— Почему скверная? «Погиб за родину и фюрера», так мы, кажется, написали в рапорте. А тут жена сменила супруга на боевом посту. Валькирия… Брунгильда, практически…

— Ну-ну… А Зигфрид наш Wurstkapitän?..

— Да нет, там все нормально… У них любовь. — Рёстлер, уже изрядно набравшись коньяку, сделал жест рукой с рюмкой, который, видимо, должен был означать «Так оно и есть!», в ответ на удивленный взгляд командира флотилии. — Точно тебе говорю.

— Значит, скоро фрау Лутц станет фрау Ройтер?

— Не будем торопить события. Тем более тут траур, все такое… Наконец, это просто неприлично. Ну подождите хотя бы год. Ну ладно — полгода…

— За полгода с этим сумасшедшим можно остаться соломенной вдовой, — ухмыльнулся Кохауш. — М-да… — процедил он. — «Погиб за родину и фюрера»… Мы потеряли 556-ю. Вот Герберт действительно погиб. [75]

— Слава героям! Да здравствует фюрер! — выкрикнул Рёстлер и опрокинул коньяк себе в рот.

— Слушай, Ганс, ты, говорят, всегда все знаешь. Что сейчас происходит на востоке?

Рёстлер склонил голову набок и поднял брови, очевидно, желая сказать: «Мало ли кто что про меня говорит»…

— На востоке? На востоке пока все идет гладко. Даже слишком гладко. Не по душе мне затеи, которые так начинаются… В 14-м у русских тоже все началось гладко в Восточной Пруссии. А чем закончилось?..

— Умеешь ты настроение создать… — мрачно заметил Кохауш.

— Ладно, брось. Доверься дару предвидения фюрера. Он хоть раз ошибался за все это время?

В этот момент со стороны угольного пирса послышались странные звуки, как будто удар гигантского хлыста сотряс воздух. Дальше за горой засверкали зелено-голубые молнии, контур ее осветился ярким, слегка подрагивающим заревом, похожим на свет электросварки. Через мгновение все прекратилось. Холм с зенитной батареей погрузился в полумрак наступающей ночи, а наутро ничто, кроме обугленных фанерных конструкций, не напоминало о том, что здесь когда-то находился самый мощный военный корабль современности. Французы еще долго потом воровали фанеру оттуда, чтобы закрывать ею выбитые бомбежками стекла.

Спасение флагмана обернулось для Ройтера дубовыми листьями к рыцарскому кресту, досрочным оберлейтенантом, предложением перейти на работу в штаб и очередным предложением вступить в партию. И главное — естественно, при всем этом держать язык за зубами. В приказе о «дубовых листьях» значилось «За образцовое выполнение особо секретных операций и проявленные при этом мужество и героизм». Теперь не оставалось никого, у кого его кандидатура вызвала бы возражения, как это было в Киле, еще тогда, зимой 39-го. Тогда с отводом выступил не кто-нибудь, а Гюнтер Прин. Его аргументация была железобетонной: слишком мало во флоте, слишком мало в деле, слишком независим, слишком легкомысленен, слишком, слишком… «На самом деле, он мне не может простить тот траулер», — был уверен Ройтер. Эта ржавая консервная банка встала между ними яблоком раздора. Ведь не будь этого тральщика, получалось, что это Прин, а вовсе не Ройтер, открыл счет Кригсмарине в этой войне. А сейчас — мечты начали сбываться. Даже несколько быстрее, чем надо было.

Вероника, отплакав положенное, смирилась со своей участью. А она была, если поразмыслить, не так уж и плоха. Во всяком случае, Эрика бы с ней охотно поменялась. Ну какой женщине не хотелось бы, чтобы из-за нее стрелялись? (Надо же! Заморыш — заморышем, мышь серая, а Ройтера окрутила в два счета, может, она ведьма? Надо бы на нее написать куда следует, жалко — время не то…) Майор не оставил практически никакого наследства, как выяснилось, он поигрывал на скачках. Вопрос о пенсии тоже повис в воздухе. Так что опека Ройтера была более чем кстати. А на что еще может рассчитывать бедная девушка на Тортуге? Либо быть любовницей капитана, либо кого угодно. Второго не хотелось.

38

* * *

Срочная командировка в Страсбург. Это можно было считать даже отпуском. Санаторий практически. Живописный берег Рейна, центр виноделия… Веронику только вот не разрешили с собой брать… С ним работали не более 10 минут в день. То есть 10 минут он сидел в кресле, обклеенный электрическими датчиками, и пытался вызвать у себя состояние «просмотра кинофильма», как он это для себя называл. Это удалось не сразу. Но все-таки удалось. Он загнал себя в какую-то серую мглу, так, что слышен был только голос штурмбаннфюрера, сидевшего за аппаратом.

— Кажется, получилось. Ройтер, постарайтесь следовать моим рекомендациям и отвечать на мои вопросы.

— Я готов.

— Итак, сегодня 31 августа 1941 года. Постараемся перенестись на 45 лет вперед.

Ройтер попытался как-то двинуться в этой серой мгле, но остался на месте. «Задавайте конкретные вопросы!» — вспомнил он раздраженный голос парижского прорицателя Ланса.

— Сформулируйте вопрос предельно конкретно, — выдавил Ройтер. — Время, место…

— Берлин. Время, ну пусть будет 21 час…

Что-то странное случилось. Ройтер качнулся, и серая мгла начала рассеиваться. Он как будто плыл над облаками. Эти облака постепенно расступались перед ним и делали контуры окружающего четкими и ясными. Он оказался на мостике большого парохода. Страха не было. Он не думал, что может «не вернуться», тем более, что голос все время следовал за ним.

— Оберлейтенант, опишите, что вы видите.

— Я на мостике гражданского парохода. Похоже, это пассажирское судно «Берлин». Да. «Берлин». Точно. Следую курсом 160 со скорость восемь узлов. Справа по борту вижу ходовые огни грузового судна. Идентификации не поддается. Судно необычной конструкции порядка 28–30 тысяч тонн.

— Опишите местность, если это удается.

— Очень темно. Ночь. «Берлин» движется вдоль берега. На берегу редкие огни. Местность гористая. По пеленгу 208 вижу створный маяк.

— Что вы делаете? Есть у вас способность влиять на ситуацию?

— Боюсь, что нет. Я не капитан. Капитана на мостике нет… Нет капитана на мостике… Значит, получается, капитан — я. Нас пытаются таранить.

Курс 155 градусов! Курс 150! Курс 140!

Сильный удар в правый борт! Прямо в центр под вторую трубу. Отключилось электричество. Крен на правый борт градусов 60! Дифферент на корму.

Ройтер как будто вынырнул из темной глубины в яркий день. Он тяжело дышал, с него градом катился пот. Санитар вводил что-то в вену.

— Глюкоза, — объяснил штурмбаннфюрер.

— Ну как вы?

— Голова просто раскалывается… Что-то удалось получить?

— Что-то удалось… А что это было, еще предстоит разобраться. Вы не сможете вспомнить судно, которое вас таранило?

— Нет, — Ройтер покачал головой. — Бак очень похож на «Нельсона», только без орудий. По размерам сопоставимо с танкером. Что это может быть — понятия не имею… [76]

За спиной он слышал обрывки фраз. Эсэсовцы обсуждали полученные данные.

— М-да… 45 лет. «Берлин» все еще на плаву…

— Интересно, во что он превратился спустя 45 лет?

— Почему его еще не пустили на лом?..

— А вот вопрос — это он себя видит?..

— Вышел в отставку и водит пассажирский лайнер? В 71-м году? Не многовато ли для капитана?

— Ну вот он его и утопил… Ха-ха-ха… Ллойд не расплатится по страховке…

— Нет, здесь что-то другое…

«Немецкое общество по изучению древней германской истории и наследия предков»

Группенфюреру СС Вайсторому

Руководитель группы «ANSUR» штурмбаннфюрер СС Майер [77]

Проведенные эксперименты с оберлейтенантом цур зее Хельмутом Ройтером выявили у него наличие сверхчувствительных способностей 4-го уровня, которые могут считаться для истинного арийца типичными. Проявляются спонтанно, нестойко. Имеются признаки наличия поля Z. Воздействие на объекты незначительное. В настоящее время без развития не представляют интереса для разрабатываемой нами тематики. Развитие указанных способностей по методике «OST», вероятно, позволит выйти на 7-9-й уровни при значении поля Z +3. <…> Рекомендую ограниченно применять в боевых условиях для решения локальных задач. Рекомендую также использовать способности Ройтера в подразделении д-ра Бозека.

Глава 20

ГИБРАЛТАР. 8 ОКТЯБРЯ 1941 Г

Случай — это ничто. Случая не существует. Мы назвали так действие, причину которого мы не понимаем. Нет действия без причины, нет существования без оснований существовать.

Вольтер

Как все просто и, одновременно, как все сложно… Как быстро вошла Вероника в его жизнь, и как быстро она вытеснила Анну. Но вытеснила ли? Нет. Что-то в этом было от жеста отчаяния. Может быть, их отношениям не хватало безумства? Хотя уж куда больше? Хельмут как-то спросил ее: «Что ты чувствовала, тогда, в ванной?» — «Это было, как глоток ледяной колодезной воды в летний зной», — ответила она. И она не врала. Но волшебный огонь, тот огонь, который вздымался к небу, подобно жертве Авеля, никак не хотел возгораться. Вероника оказалась отменной бесстыдницей, в этом она вполне могла посоперничать с Анной, но когда отдавалась Анна — это была жертва. Жертва эгоистки, не привыкшей никому никогда принадлежать. Вероника же жила тем, что принадлежала. И будь на его месте покойный майор, изменилось бы что-то?..

А пока готовность 24 часа. И курс — квадрат CG 83! Гибралтар!

<…> Мы не преуспели в том, на что я всегда надеялся, — в налаживании связей между Великобританией, особенно между английским народом и германским народом. Если дружба Англии не могла быть завоеванной теми мерами, которые я предпринял, и предложениями, которые я сделал, то она не была бы завоевана и в будущем. Не оставалось иного выбора, кроме борьбы. Я благодарен судьбе, что именно я возглавляю эту борьбу. Я убежден, что с этими людьми нельзя достичь никакого взаимопонимания. Они — безумные дураки, люди, которые в течение 10 лет не говорили ничего, кроме: «Мы снова хотим войны с Германией». Когда я хотел добиться понимания, Черчилль кричал: «Я хочу войны!»

Теперь он её имеет. И вся его компания поджигателей войны, которые говорили, что это будет «очаровательная война», которые поздравляли друг друга 1 сентября 1939 года с началом «очаровательной войны», — они, возможно, теперь думают по-другому. И если они все же не знают, что война — это вовсе не очаровательное дело для Англии, то они, конечно, все узнают должным образом, не сойти мне с этого места. Эти поджигатели войны с успехом подстрекали Польшу, они разжигают войну не только в Старом, но и в Новом Свете. <…>

Радиообращение рейхсканцлера А. Гитлера к нации по случаю открытия кампании «Зимней помощи».

Берлин, 3 октября 1941 г.

Погода была против них… Все время, которое лодка шла от квадрата CG 33 до пролива, штормило, из-за большого волнения не было никакой возможности расстреливать суда противника из палубного орудия, и приходилось тратить драгоценные торпеды. Двухмесячный перерыв не сказался на воинском искусстве командира. Одна торпеда — одна цель. Подходили близко — иногда не более 1000 метров. Били наверняка. Большая волна хорошо маскировала перископ, но она же мешала точному прицеливанию и идентификации цели… Но стоило выйти на траверз Кадиса, как все стихло, океан подернулся легкой дымкой и воцарился мертвый штиль, солнечная погода.

Ройтер встал в непосредственной близости от оживленных морских путей в ожидании ночи. Хорошо было лишь одно — глубины в этом месте большие — можно смело погружаться на 100–120 метров и дальше — только выдержка, только терпение — медленно-медленно — на бесшумном ходу двигаться к цели. Всплывать под перископ как можно ближе…

39

Акустик услышал торговое судно, приближающееся с юго-запада. То, что надо! Нос лодки пошел вверх, зашипел воздух, подаваемый в цистерны главного балласта. 40, 30, 20… Папенберг задумался и замер на отметке 12… Судно, а это был сухогруз где-то на 4000 тонн, оказалось довольно прытким… Он приближался куда быстрее, чем рассчитывал Ройтер, а может быть, это его лодка поднималась слишком медленно. К моменту визуального контакта он уже оказался за кормой. Угол получался очень острым, при том для кормового аппарата… Зеркальную гладь вод резала ржавая труба перископа. А с юга к ней уже неслась маленькая точка эсминца.

— Контакт! Военный корабль, скорость высокая, приближается…

— Срочное погружение!

Нос лодки пошел вниз, замолотил компрессор, что означало, что газгольдер опорожнен и нуждается в воздухе, чтобы снова закачать его при продувке балласта. Эсминец прошел над головой, разрывая нервы звуком своих винтов. Пара бочонков отправилась в пучину. Не прицельно, так, на всякий случай… Ведь с сухогруза могли видеть лодку и передать «по инстанции». Ройтер залег, вернее завис. Завис на глубине 80 метров и застопорил ход. Сильное течение стало сносить дрейфующую лодку на… восток. Над головой еще раз просвистели винты эсминца. Еще пара «плюхов». Гулкие раскаты взрывов. Далеко. Слава богу, далеко… Но всплывать нельзя, и моторы на полную мощность тоже не включишь… Рах попробовал выровнять лодку, но безуспешно. Самого малого хода не хватало, чтобы перебороть течение, лодку все больше и больше сносило на восток, в жерло воронки, разделявшей Европу и Африку.

То, что слева находится Европа, а справа Африка, похоже, было большим открытием для Вольфа Дегена. Он не поверил командиру, посчитав это шуткой. «Во дает командир!» — казалось, говорил его весьма выразительный взгляд, когда в торжественный момент прохождения самого узкого места пролива вытащили перископ. А зачем ему все эти Африки в его родной деревеньке Тойзен, где нет даже железной дороги. Зато, если вы хотели бы знать, как чествуют античных героев, стоило попасть в Тойзен, когда зенитчик приезжал туда в последний раз в отпуск. Пять самолетов! Железный крест! Упоминание в центральной прессе! Городской совет Деммина тотчас сделал его почетным гражданином. Это крупный город в восьми километрах. Больше 10 тысяч жителей! Что там Берлин с Гамбургом! Там есть даже железнодорожный вокзал, и останавливаются все автобусы.

— Контакт! Военный корабль, скорость средняя, приближается!

— Контакт! Военный корабль, скорость низкая, удаляется…

— Контакт!.. Контакт…

Про эти места Ройтер был наслышан. Но почувствовать на своей шкуре, насколько мощную противолодочную защиту имеют здесь англичане, — это совсем другое… Акустик отслеживал одновременно до восьми контактов ВМС Его Величества. Терялись на пеленге 180 одни, но тотчас почти прямо по курсу возникали другие. Так протянулось более суток. Иногда англичанам казалось, что они что-то такое обнаружили, и в воду наугад летели глубинные бомбы. Пара таких бомб разорвалась совсем рядом. Был поврежден главный компрессор, но эту неисправность удавалось быстро устранить благодаря замечательным ремонтникам… Всплыть — даже ночью не было никакой возможности, а воздух был уже на исходе. Пару раз они высовывали перископ, но тут же его приходилось прятать — эсминцы и торпедные катера только что не царапали бортами по нему. Они шарили прожекторами по тихой водной глади и готовы были в любой момент уничтожить сумасшедших, которым пришло в голову сунуться сюда…

Но наутро левый берег резко обнажил уходящий в глубину материка залив. А прямо по курсу открывалась безбрежная гладь.

Да, сейчас бы совсем не помешали два авиаполка «Юнкерсов».

— Мы загнали себя в ловушку… Надо всплывать, а утро, штиль, малая облачность… — пробормотал вахтенный.

— До вечера не продержимся? Унтерхорст, на сколько у нас хватит воздуха?

— На шесть часов максимум.

Ладно, прибавим еще три, он всегда перестраховывается. Все равно не хватит. Погода тоже не изменится…

— Всплытие! Полный вперед! Курс 50!

— Есть курс 50!

— Это же Сеута. [78]

— Вот именно, нейтральная страна. Главное, войти в акваторию порта — нас там не будут атаковать.

На всякий случай Дегена с его подопечными поставили к зениткам. Нужно быть готовым отразить любой удар. В лодку стал поступать воздух, компрессор начал пропускать через себя первые кубические сантиметры.

Через полчаса со стороны моря пришел «Сандерленд». Он зашел на лодку, но огонь открывать не стал, а сделал большой круг, потом еще и еще. Испанский берег был хорошо различим. Кое-где на легкой волне покачивались рыбацкие шхуны. Мы в территориальных водах Испании… Поэтому нас и не атакуют…

Прямо по курсу возник силуэт патрульного катера береговой охраны. Он просигналил: «Застопорить ход! В противном случае открываю огонь».

— Унтерхорст! Вы вроде испанским владеете… — вспомнил Ройтер. — Ваша задача заговаривать им зубы. Нам нужно пару часов. Все делаем о-о-о-чень медленно! (Это уже ко всем остальным, кто был на мостике.)

«Сандерленд» продолжал описывать круги в некотором отдалении. Пилот, очевидно, желал наблюдать, что будет происходить дальше.

— Señores! Noesnecesarioagitarse! Nossometemos! [79]— выкрикнул старпом в мегафон.

— Считайте, что это стажировка, — усмехнулся Ройтер. — Постараемся их запутать.

— Habéis violado las aguas jurisdiccionales de España! — прозвучало в ответ. — Pedimos seguirnos! [80]

— Это чего? Мы арестованы, что ли?

— Ну в общем — да…

— Скажите им, что не можете самостоятельно передвигаться, что нужен буксир. Пока туда-сюда конец будут передавать — все минут 20 выиграем.

— А что потом?

— Потом погрузимся и уйдем в открытое море.

— Конец крепить без узла… — прошипел Унтерхорст матросам, когда с катера бросили канат. Испанцы не без удивления наблюдали, как на лодке производились работы, как действовали матросы, похожие на героев кинофильма, который по прихоти киномеханика запустили вдвое медленнее обычного. Британец ушел в сторону Гибралтара. Через несколько минут появился другой и стал так же методично кружить в отдалении. Наверное, его устроило, что лодку взяли на буксир, и через несколько минут после начала буксировки он исчез за горизонтом.

— Запас воздуха 100 %, — отрапортовал из центрального Карлевитц.

— Вахту с мостика, отпустить конец! Срочное погружение!

Конец пополз с кнехтов, и прежде, чем испанцы успели сообразить, что же произошло, над рубкой уже успели сомкнуться теплые воды Альборанского моря.

Через несколько часов лодка находилась на перископной глубине у входа в створ бухты Гибралтара.

Это была настоящая крепость… в берега вросли доты, на специальных ложементах стояли прожектора, орудия береговой артиллерии… по берегам хорошо просматривались крупные укрепления…

Медленно-медленно U-Reuter на закате входила в бухту.

В перископе появилось как минимум две лакомые цели — пришвартованный эсминец (скорость 0) и с другой стороны того же пирса — танкер, под разгрузкой…

— План таков… — раскрыл Ройтер свой замысел. — Сейчас на самом малом входим в бухту, разворачиваемся под 180, из носовых торпедируем танкер, затем даем полный и с кормы — залп по эсминцу. И на максимальной скорости уходим в открытое море.

Самое трудное в этом было даже не маневрирование в гавани, не расчет торпедной атаки. По метру двигаться все дальше и дальше в логово врага. Никак не дать себя обнаружить. Полная тишина. Идем на максимально возможной глубине. Акустик отслеживал движение на поверхности. С запада в порт шли грузовики. Здесь имело место довольно оживленное судоходство. Они подходили, огибая мыс Хетарес, и на зигзаге шли по сложному фарватеру. Тут были минные поля.

Восток охраняли два эсминца, они курсировали в горле Гибралтарской бухты, двигаясь навстречу друг другу, через равные промежутки времени встречаясь в центре. У мыса Гибралтара эсминцы появлялись поочередно с интервалом в час. Стало быть, можно точно определить время относительно безопасного прохода.

40

Медленно движется стальной корпус в аквамарине прибрежных вод. Кажется, что каждый оборот винта отдает в позвоночник. Аккумуляторы пока еще держат заряд больше 50 %. Для самого полного не хватит, да он и не нужен.

В поднятый на несколько секунд перископ виден жирный борт танкера, уткнувшегося носом в пирс, и сразу за пирсом — бетонный барбет 155 мм орудия, направленного на юго-восток. Судно уже накрывала тень от гористого противоположного берега, где в ложбине раскинулся Альхесирас. Этот город даже не гасил огней.

Трехторпедный залп подбросил нос лодки вверх. «Свинки» ушли ловить удачу.

«Тик-тик-тик» — работает секундомер.

В тишине прекрасного морского вечера раздался невероятный грохот (это звуки двух разрывов слились в один), и вспыхнул огненный фонтан. Третья торпеда угодила в пирс. Тотчас по воде зашарили прожектора, завыла сирена, послышалась беспорядочная стрельба.

— Курс на юго-юго-восток, — прошептал Ройтер. — Малый вперед! Кормовой, товьсь!

Поднятый над водой перископ ничем не помог. Зарево от полыхающего пирса слепило. В воду полилась нефть. Один из рукавов, по которому перекачивалось содержимое танкера, оторвался и, извиваясь, как змея, поливал окрестности ярко желтым пламенем. Около 20 минут потребовалось, чтобы выйти на позицию второго залпа.

* * *

Корневель жил своей обычной жизнью. На стол вице-адмирала легла расшифровка радиоперехвата. Из нее следовало, что в районе Гибралтара отмечена высокая активность немецких подводных лодок, две из которых англичане потопили. Разведка сообщила, что в Гибралтаре у пирса уничтожен танкер и сильно поврежден эсминец. Пожаром выведен из строя терминал перекачки нефти. Все это было очень странно, потому что, по всем мыслимым расчетам, ни Дривер, ни Хайдтман [81]не успели бы так быстро прорваться через пролив, тем более что Хайдтман только что выходил на связь. Вчера еще был заявлен протест испанского правительства в связи с нарушением немецкими лодками территориальных вод Испании. Понятно, что это была сущая проформа. Испанцам нужно было держать красивую мину перед Англией, а самим-то им все это по барабану… Совсем недавно они не только не имели ничего против, но даже заправляли лодки и грузили торпеды в Виго и Санта-Крусе. А сейчас Британия надавила… Союзнические отношения и военное братство 37-го года позабыты.

— Кто у нас может быть в районе Гибралтара?

— Оберлейтенант Ройтер, герр вице-адмирал, но он уже трое суток не выходит на связь…

— Две лодки англичане потопили?

— Так точно, две.

— Тогда не страшно. Хуже было бы, если бы одну. Передайте в Специю. Пусть наши итальянские друзья готовятся к встрече.

Глава 21

ЧЕЛОВЕК ЮГА

Всякая война между европейцами есть гражданская война.

Виктор Гюго

Море вроде бы всюду — море. Но южные моря не имеют той величественности, что имеют моря северные. Здесь даже шторм кажется каким-то бестолковым аттракционом в парке развлечений. Яркость красок природы и буйство прибрежной растительности просто нелепы в той декорации высокой трагедии, которую предполагает морская стихия. Ну как может, например, Даланд [82]опираться на пальму? Или Зиглинда петь «Schläfst du, Gast?» [83]с ананасом в руках? Бред ведь, клоунада самая настоящая. После Майорки англичане ослабили натиск. Их всевластие заканчивалось почти сразу же за скалой.

Хоть была уже осень, и эти места большую часть дня находились под облачным покровом, который их более или менее защищал от «Харриккейнов» и «Сандерлендов», даже серый цвет пасмурного дня здесь отдавал какими-то факирскими блестками. Настоящий Винтергартен. [84]Также пафосно и так же аляповато. Они связались со штабом по радио. Командующий благодарил за работу. Нефтяной терминал в Гибралтаре был выведен из строя на несколько месяцев. Но главное, пока английская противолодочная оборона занималась «капитаном-колбасой», через Гибралтар прорвались две наших лодки. Без потерь и без повреждений. Это не могло не воодушевлять.

Лодка Ройтера все-таки получила серьезные «ранения». Патрулирующие эсминцы нашвыряли бочек, так что если бы они не взрывались, наверное, мог бы образоваться небольшой риф. И далеко не все шло на безопасном расстоянии. Подводники опять перехитрили смерть. Те двое суток, что они провели под водой, были настоящим путешествием в ад. Карлевитц израсходовал весь запас поташа. [85]Теперь в дыхательные патроны он заложил морские водоросли, обработанные щелоком. Говорит, так тоже можно. Неизвестно, можно ли так — будет ясно, когда опять загонят на глубину и от углекислого газа начнет тошнить. Может, и поможет эта хрень — лучше, чем ничего. У лодки были заблокированы горизонтальные рули, так что она потеряла способность быстро погружаться. Исправить это удалось лишь частично. И все равно, на самом полном требовалось почти полторы минуты. Поэтому и приходилось жаться ближе к берегу. Чистые прозрачные воды Балеарского моря все равно не были надежным укрытием. Испанцы их не беспокоили. Видимо, Папа уладил формальности. Один раз в отдалении появился испанский эсминец. И семафором запросил номер лодки и фамилию командира. Получив ответ, он какое-то время еще проследовал параллельным курсом, а затем исчез за горизонтом.

Переход в зону ответственности Италии ознаменовался пролетом над лодкой Z.506-го. [86]Это был, конечно, рискованный шаг со стороны итальянских товарищей. Если бы летчик вовремя не покачал крыльями «я свой», возможно, Деген со своей командой записали бы на свой счет еще четыре балла. [87]К этому моменту на лодке было уже две зенитных спарки, и Деген формально мог считаться командиром зенитной батареи. Все-таки 4×20 мм ствола это уже что-то. 506-й сделал круг и ушел в сторону Специи, как бы показывая дорогу.

Ла Специя выплыла из облачной дымки в самом начале ноября. Бухта в виде угла острым носом упиралась в материк, а по бокам — высокие горы. Еще Наполеон в XVIII веке присматривался к этому тихому заливу. Лигурийское море как на ладони — ни один враг не пройдет незамеченным. На рейде дремала массивная туша линейного корабля. Шесть стволов 12-дюймовок двух носовых башен главного калибра грозно нависали над палубой. Лодка проходила в двух кабельтовых от итальянца, и было прекрасно видно, как суетится команда, на корабле шла обычная субботняя приборка. Он казался мирным и домашним. Тройка 79-х «Марчетти» [88]проходила низко над морем, осуществляя тренировочный заход на воображаемую цель. Зенитчики линкора тоже отслеживали атакующих в прицелы, поводя стволами вслед за самолетами. Все это были картины из ставшей уже сказкой мирной жизни с ее расписанными по минутам учениями, смотрами и маршами. Только свежая копоть на стволах главного калибра давала понять: это война, и выживает здесь сильнейший.

Вам не случалось видеть, как работает главный калибр линкора? Это редкое ощущение, смесь страха и восторга, когда стволы башни один за другим приседают и выплевывают огонь в сторону противника с гулким хлопком. Воздух начинает звенеть, его упругие струны проникают в тебя, и все — нервная дрожь палубы, тяжелый ход отката, вибрация многотонной махины башни передается по всему телу. Ты знаешь, чтоты послал за горизонт. Ты знаешь, что разрыв этой полутонной чушки, которая, если поставить ее стоймя, как раз с тобой одного роста — это огненный апокалипсис на том конце ее пути. Ты — всемогущ! От твоих действий сейчас зависят сотни и даже тысячи жизней. И нужно, чтобы снаряды ложились точно в цель, и промах здесь невозможен, потому что в ответ тебе летит такая же чушка, и остается лишь молиться, чтобы «томми» на дальномерном посту совершил ошибку, потому что следующий залп станет возможен лишь через 15 секунд — четверть минуты! Когда смерть с воем пролетает над тобой и в десятке метров от борта поднимается водяная гора, когда на палубу обрушивается водопад, ты понимаешь, что это маленькая, но победа. У тебя снова есть шанс. Еще один шанс, еще 15 секунд подарила тебе судьба, и ты обязан воспользоваться этим подарком. И снова ухает орудие, и снова ты чувствуешь себя почти богом, потому что этой силе не может противостоять ничто, даже эта хваленая английская броня.

41

Над всем стоит командир. Впрочем, что за представление у тебя сложилось о немецком командире подводной лодки? Ты наверняка читал увлекательные книги, в которых эти люди просто и без прикрас рассказывают о сражениях прошлой войны, о том, как уже тогда почти удалось поставить британцев на колени. Поскольку эти люди не говорят много сами о себе, на суше представления о них, пожалуй, немного запутанны. И у тебя в том числе. Одни видят только солнечную сторону, золотой блеск наград после победоносного возвращения домой из похода. Другие — беспрерывное скитание и ужасы моря. Однако и те, и другие далеки от истины. Поэтому позвольте мне немного приподнять покрывало этой тайны, самый сокровенный смысл которой определяется словом «ответственность». Ответственность — таинственное качество, которым определяется все существо этого типа руководителя. Ты не можешь увидеть эту «ответственность», не можешь измерить, потрогать руками, ты можешь только нести ее, и порой весит она очень тяжело! Поэтому ты чувствуешь ее, только если у тебя есть характер! Бесхарактерные слюнтяи так не могут, им и нести-то нечего. У них это сразу по лицу видно. Такие никогда не станут у нас командирами. Понимаешь ли ты теперь различие, которое создается ответственностью и о котором ты раньше мог только догадываться?..

«Синьки», которые теперь всюду таскал с собой Ройтер, выцветали на солнечном свету, но довольно быстро приобретали первоначальные свойства в полумраке командирского отсека. Правда, там невозможно было различить, что именно на них написано, из-за плохого освещения. Но Ройтер знал и так все почти наизусть. Он часто перечитывал книгу друга. В такие минуты казалось, что сам Шепке говорит с ним, причем обращается лично к нему. Шум на пирсе прервал чтение. Шестое чувство, которое в последнее время у командира стало развиваться особенно сильно, подсказало — дело будет явно не из приятных. Ответственность… М-да… судя по суете внизу и гомону множества голосов, пришло время как раз брать на себя именно ответственность.

Вчера, когда команда уходила в увольнение, он перекинулся парой фраз с Карлевитцем, что это он не идет со всеми.

— Я лучше отдохну, — ответил оберфенрих. — Завтра, скорее всего, будет тяжелый день. Кому рыло разобьют, кто триппер подцепит… Лучше я хорошо высплюсь… — И исчез в отсеке.

Похоже, предсказания этого оракула начали сбываться, и самым худшим образом.

Итак, вводные: группа матросов и боцманов, возглавляемая нашим доблестным зенитчиком, проходит мимо рыбного рынка, что находится здесь же, неподалеку. Ничто, как известно, не сравнится с задорным немецким флотским юмором, а Деген был тот еще юморист. И вот, шутки ради, вздумалось им отнять у какой-то пожилой итальянки рыбину. Ну, просто вот так, пошутить хотели. Потом бы они ее, конечно, вернули, но объяснить тетке они этого не сумели, так как никто из них соответствующим языком не владел. Итальянка заголосила на всю округу, а макаронники — не секрет — народ эмоциональный. На ее вопль прибежали какие-то моряки, тоже, как вы понимаете, — не эскимосы. Собственно, как в таких случаях обычно и бывает, они не стали разбираться в тонкостях и с ходу послали в бубен тому, кто ближе стоял. Ну, дальше все, как на празднике урожая в деревушке Тойзен — «Городские наших бьют!», и понеслась… Итальянцы позвали подмогу. Потом приехали карабинеры. Через час в комендатуру препроводили 16 человек с двух подлодок. Ну вот, герр командир, идите, разбирайтесь теперь со своим грузом ответственности.

* * *

— Придется брать коньяк, — развел руками Ройтер, — причем лучший. Надо же как-то налаживать международные контакты…

Унтерхорст угрюмо молчал. Он-то со своего уровня ответственности полагал, что это именно его залет.

Не предугадал идиотских намерений подчиненных. И никаких тут не может быть оправданий, мол, я не ясновидящий. Должен быть ясновидящим, значит, герр оберлейтенант.

— Гаццана-Прьяроджия, Гаццана-Прья… — бормотал Ройтер, то и дело заглядывая в маленькую записную книжечку. Чуждые немецкому рту сочетания звуков никак не хотели уживаться друг с другом. — Прьяроджия… Черт, не выговоришь… И не запомнишь… командир лодки «Таццоли».

Они шли к итальянскому командиру, чьи ребята вчера расквасили скулу Хайнцу Зинке и сломали ребро Акселю Труману. Обидно? Да, конечно обидно. Тем более что у тех потери были еще более внушительные. И предстояло проявить чудеса дипломатии, чтобы эта история так и осталась их личным делом, а не вышла на уровень отношений флотов. Ну и начнется тут сразу — «Ройтер, ага, ну кто же еще!». «Рыбу отняли? А почему не колбасу? — гы-гы-гы!..» А узнает Папа, так вообще…

Они изрядно попотели разыскивать среди этих запутанных улиц и переулков дом капитан-лейтенанта. То, как Ройтер со своим шлезвиг-гольштейнским прононсом произносил фамилию итальянца, вызывало очень странную реакцию у прохожих. Как будто он спрашивал их о чем-то страшном либо очень неприличном. Одни пугались, другие краснели и прыскали в рукав, особенно девушки. Кстати, местные жительницы вообще не были похожи на итальянок, как их себе рисовал Ройтер по той скудной информации, которую мог получить в гарнизонной библиотеке Бреста, ну и вообще в порядке общего образования. Они были высоки, стройны, длинноноги и практически все блондинки. Такого просто не может быть. Целый город блондинок, похожих на выгоревшее пшеничное поле в долине Мааса. Причем, что еще весьма занимательно, все они были не то чтобы на одно лицо — как раз нет… Это было похоже на стоящие у причала подлодки — двух одинаковых нет. У той «парус» чуть изменен, у той — ограждение, зенитки, формы обвода цистерн балласта, что-то разное (и если приглядеться — значительно разное) есть… Но это именно частности. С линкором или с торпедным катером — никогда не спутаешь. Итак, город очень симпатичных подлодок с лоснящимися на солнце плечами и шеями.

Дзынь-дзынь-дзынь!!!! — раздался расхлябанный трезвон. По улице, подпрыгивая на булыжниках, которые, наверное, втаптывали в эти склоны еще римские легионеры, несся трехколесный детский велосипед. На нем, неловко съежившись и растопырив руки, сидела как раз одна из таких вот местных жительниц, только уменьшенная копия. Кудрявая девочка лет пяти. По искаженному ужасом лицу Ройтер понял, что со своим транспортным средством, украшенным большим бантом, она не может справиться, то есть уже не справилась, и теперь в полной растерянности, не в состоянии даже издать ни единого звука, чтобы призвать на помощь. Унтерхорст мгновенно понял командира, и они сработали как заправские акробаты. Подводники расступились и подхватили юную синьору на руки. Велосипед проследовал дальше вниз по крутому склону и выкатился на улицу чуть шире и прямее. Визг тормозов, хруст ломающегося металлического каркаса. Когда Ройтер обернулся, он увидел тупорылую морду армейского FIAT 626NM, колесо которого придавило розовую велосипедную раму с большим газовым бантом. Из машины тут же выскочил совсем юный паренек в форме связиста и стал бегать вокруг. Вслед за ним на землю спрыгнул фельдфебель, оступившись на том, что осталось от велосипеда, но удержался на ногах.

Юная синьора была в шоке. Ей было жаль велосипеда, она хотела зарыдать, но у нее никак не получалось набрать достаточно воздуха в рот. А откуда-то сверху уже бежала и размахивала руками, созданная по тем же чертежам и ТЗ, синьора более серьезных габаритов. Наверное, ее готовил к спуску на воду другой инженер.

Вот дальше вообще ничего нельзя было понять потому, что та замысловатая сумма звуков, которая вырывалась (причем безостановочно) из нее, вообще не поддавалась дешифровке. Единственное, что Ройтер понял — слово «bambiniano». [89]Вероятно, как-то связано с этой самой малышкой. Он в надежде взглянул на Унтерхорста, но тот только пожал плечами. Испанский и итальянский не совсем похожи.

Постепенно вокруг подводников начала собираться толпа. Повылезали из дворов разные зеваки, благообразные старушки, рыбачки, идущие домой с базара. Внизу вокруг машины копошились связисты. Они тоже насмерть перепугались. Было же совсем не очевидно, что велосипед выскочил на дорогу без седока. Но парень-то не виноват. Он ни при каких обстоятельствах не успел бы отвернуть — истинная правда. Это был второй узел кристаллизации толпы, которая быстро заполонила тоненькую улочку. «А вот интересно, древние римляне, о которых мы столько слышали, они тоже были такие же суетливые и громкие?» — подумал Ройтер. Ладно. Мы сделали доброе дело. Спасли эту милую малышку. Но сейчас предстоит очень неприятный разговор, и лучше его начать раньше.

42

— El casa Gazzana-Priaroggia… — наконец выдавил из себя старпом, нечто среднее между испанским и итальянским. (То, что «дом» по-итальянски — это «casa», он не знал, но по-испански «дом» тоже «casa».)

Вопреки ожидаемому, они вдруг услышали что-то по теме.

Это было имя «Джанфранко». А разыскиваемого ими моряка звали Джанфранко.

Бамбиниана потянула Ройтера за рукав и стала энергично тыкать пальцем в направлении, откуда прикатилась юная велосипедистка.

Постепенно они поднялись на несколько домов выше, и Бамбиниана по-хозяйски ткнула в одну из дверей.

Черт! Этого еще не хватало… Это мы сейчас припремся к этому… э-э-э Прьяр… др… ладно Джанфранко. А лучше просто — Франк. Вот. И опять в сопровождении толпы женщин на грани истерики. Да, в этот раз мы вроде как герои, но с первого взгляда это совершенно непонятно. Может, мы отняли у девочки велосипед и запихнули его под этот долбанный FIAT, а эти все нас поймали… Сразу же не разберешься, а гвалт стоит, как будто оно так именно и было…

А вот и он. Все, хватит с меня, я сейчас застрелюсь…

На пороге стоял высоченный капитан-лейтенант ВМС Италии. Столь подчеркнуто долихоцефальное [90]строение головы было, пожалуй, чрезмерно даже для прямого наследника Юпитера, а не то что Цезаря. Высокий лоб, открытое лицо и живые южные глаза, очень добрые глаза. Как-то необычно для капитана подлодки… нет, командира подлодки, капитан, как известно, на барже. Но этот выглядел гражданским капитаном. Хотя для капитана слишком молод все-таки… Первый помощник на каком-нибудь круизном лайнере. Хоть на «Берлине», хоть на «Вильгельме Густлоффе» — да. 100 %-ное попадание. «Не беспокойтесь, мадам, ваш багаж будет в целости и сохранности, а пока пройдите в салон на первой палубе», — и очаровательная улыбка в 32 зуба. А вот как такой сусальный ангел произносит «Овсяночники — вешайтесь!», даже и ума не приложу… А как это произносил Шепке?

Очевидно, итальянец лишь несколько минут назад вошел в дом, даже китель еще не успел снять.

Юная велосипедистка, все это время просидевшая на руках Бамбинианы, вдруг просияла, как начищенная рында, и метнулась к капитан-лейтенанту, который радостно открыл ей объятия.

— Babbo! Babbo! [91]

Глава 22

СЛИШКОМ МНОГО ЛЮБВИ…

Имей мужество жить в опасности!

Й. Геббельс

Оперативная сводка:

13 ноября 1941 г. в 90 милях к востоку от Гибралтара U-81 тяжело повредила единственный авианосец гибралтарского отряда «Арк Ройял», который во время буксировки затонул в 25 милях от берега. 25 ноября U-331 обнаружила у ливийского побережья линкоры «Куин Элизабет», «Бархэм» и «Вэлиант» из состава александрийской эскадры, шедшие зигзагом в охранении 9 эсминцев, проникла под кораблями охранения внутрь строя и с дистанции 4 каб. четырьмя торпедами потопила линкор «Бархэм». С кораблем погибло 860 человек. U-331 благополучно ушла от преследования. Подводная лодка U-557 в ночь на 15 декабря потопила в районе Александрии крейсер «Галатея».

— Тобрук обречен. Роммель обещал взять его за 48 часов, — уверенно начал Рёстлер, поглаживая подлокотник кресла. — И сделает это, если макаронники не будут ему мешать. А дальше — дорога на Каир открыта, а там — Суэц.

— Представь себе, Ганс, я тоже слушаю радио. Мне не надо пересказывать речи твоего приятеля. Я их выучил наизусть уже. Находясь где-нибудь в Бразилии, им действительно начинаешь верить, — старший Демански умел припереть собеседника к стенке, даже если это был такой хитрый угорь, как Рёстлер. В нем удивительно уживались повадки иезуитского священника и манеры истинного аристократа. В сочетании с типичной богемской внешностью все это давало странный, можно даже сказать, мистический коктейль. Когда он пристально смотрел на собеседника, его светло-голубые глаза как будто стекленели. Этот взгляд было трудно вынести. А потому «душка-Ганс», сам предпочитавший быть удавом, а вовсе не кроликом, делал вид, что с увлечением рассматривает старинную французскую мебель в стиле империи. Вальтер Демански только что вернулся из Южной Америки. В мирное-то время это путешествие не из легких, а уж сейчас и говорить нечего.

— От Тобрука до Каира больше 700 километров, — сдержанно заметил Демански. — А на путях снабжения Мальта…

— Ну Мальта-то доживает последние дни, Вальтер, — хохотнул Рёстлер. — Ею теперь займется ваш… почти родственник…

— А что, он там?

— Он в Специи. Опять, как всегда, лихо прошелся по «томми». Вы только представьте себе, вывел из строя нефтебазу целого порта и кушает теперь себе спокойно «Форината», [92]запивает «Кьянти».

— Ганс, — раздался знакомый голос с другого конца гостиной. — Я бы попросила не упоминать при мне никогда этого человека. И тебя, папа, тоже.

Интонации ее были более чем выразительны. Примерно таким тоном ведет опрос свидетелей следователь тайной полиции.

— Вообще-то, дочка, «этот человек», как ты выражаешься, отец твоего сына…

— Папа! — перебила его Анна, и ее взгляд коротко сверкнул из-под бровей, как лезвие бритвы. — Папа, — почти прошептала она. — Все!

Она сделала жест руками, как будто хлопала по крышке ящика, растопырив пальцы, возможно, в ее воображении это была крышка гроба. Она замерла на некоторое время, и невольно в комнате воцарилась мертвая тишина.

— Вот так, — еле слышно сказала она и начала собираться.

— Эх, ты… Сходит по тебе с ума такой мужик, красавец, кавалер креста с дубовыми листьями… а ты все морду воротишь! — Рёстлер полагал, что имел право на подобные панибратские высказывания, он считался другом отца и был сильно старше ее. На дочь ему она, конечно, не тянула, но на младшую сестренку — вполне.

— Это пусть он там у себя в Париже с ума сходит. Спросите, вон, у вашей подружки, чем он там занимается. В свободное от службы родине и фюреру время… Вертер, блин, юный…

— Какая такая подружка? — недоумевал Рёстлер.

— Ну какая? Ханна разумеется. Ханна Эккер. Что, не работали никогда с такой?

Рёстлер растерянно покачал головой.

— А она вас помнит. Ну неважно. Вот спросите ее, короче, чем там занимается отец твоего внука, папа… (договаривала она, уже обернувшись к Демански-старшему.)

— Ханна Эккер? Ах да… — протянул Рёстлер. — Фотограф из «Берлинер Тагеблатт». И что она?

— Да ну вас всех! — воскликнула Анна и, подхватив сумочку у дворецкого, быстрым шагом сбежала по лестнице.

— Ну кто бы мог подумать… — задумчиво пробормотал Рёстлер. — Как тесен мир…

— Простите, я что-то пропустил. За что это наш друг получил дубовые листья? — удивился Демански-отец.

— Ну… было за что… — замялся Рёстлер.

— Эх… — махнул рукой Демански-старший, похоже, эта история его не очень-то интересовала. — Вся в мать… Бесполезно…

Он отхлебнул из стакана маленький глоток шотландского виски, покатал по нёбу, дождавшись, пока начнет щипать язык, и только после этого отправил порцию напитка в пищевод.

— Ганс, — мечтательная романтика сменилась металлическим тоном счетно-решающего устройства. — Я вывел активы из Штатов.

— Все? — так же серьезно спросил Рёстлер.

— Ну то, что можно было рассматривать как германскую собственность. Совсем уходить с рынка я не намерен…

— Штаты вступят в войну в течение месяца. Максимум двух…

Демански молча кивнул.

— В Бразилии все начинать на ровном месте. Это дикие затраты… Очень заманчиво, конечно, отличный рынок для наших технологий, но какой же это тяжелый труд…

— Шансы Америки примерно 50/50. Дальше уже как мы сыграем… Если Риббентроп и его раздолбай не будут вести себя как полные кретины — мы имеем серьезнейший шанс на успех. Мексика, Парагвай, Аргентина — просто ненавидят «гринго».

— Да, но Мексика слаба, хотя… при широкой международной поддержке, при наших советниках… И как ты верно заметил, если наши дипломаты не будут вести себя как кретины. Эх… бардак, бардак… когда же наконец в нашей Германии будет порядок… Наверное, никогда…

43

Демански хитро прищурился, глядя на Рёстлера, мол, что ты об этом думаешь?

— У японцев есть такая пословица: «Иногда камень плывет, а лист тонет». Взять хотя бы Монголию… Ведь куда более слабая, чем Мексика… а японцам задницу надрали.

— Не без помощи Советов…

— Армейский корпус… Ты думаешь, Роммель хуже Жукова? У него и опыт войны в пустыне… А у тех же мексиканцев совершенно очевидно оформлены территориальные претензии. Дальше в войну вступает Япония… Америка не умеет воевать. Тем более на своей территории.

— Переброска корпуса Роммеля через Атлантику? Утопия.

— Да не утопия никакая. Главное, задавить Англию. Мы воспользуемся их транспортниками.

— Да… Ганс, как у тебя все просто, — ухмыльнулся Демански. — Как красиво на словах… Америка, охваченная гражданской войной… Мексиканские Панчо-вильи в сомбреро атакуют Лос-Анджелес, в Сан-Франциско высаживается японский десант, в то время как Роммель ударяет по Далласу… Красиво… Вот только как японцы попадут в Сан-Франциско? Что американский флот на Тихом океане? Его уже нет?

— Перл-Харбор уничтожен массированным ударом с моря, — не моргнув глазом ответил Рёстлер. — Корабли горят в доках, нефтехранилища разрушены, инфраструктура порта понесла неприемлемые потери…

— Эх… Фантазер… Ладно, посмотрим, что готовит нам последний месяц года… — Демански подошел к большим каминным часам позади Рёстлера. Они показывали пять минут первого. Наступало 30 ноября.

— А что Москва? Все так же, как с Варшавой?

Рёстлер почувствовал на спине холод. Как будто льдинку из стакана виски кинули за шиворот. Наверное, сейчас его сверлит взглядом старый финансовый волк. Он молчит, а значит, можно считать, что задан вопрос. Хороший вопрос. Задавайте следующий. [93]

— Боюсь, что много хуже, — наконец заговорил Рёстлер. — К Рождеству мы Москву точно не возьмем. Русские умудрились найти резервы и отбросили нас на 100 километров на некоторых участках. Война в России становится затяжной, о чем я говорил еще тогда…

— С ними не получится договориться?

— Не знаю… — вздохнул Рёстлер. — Как тут теперь договоришься? — он растерянно развел руками. — Остается только удивляться, откуда у них столько резервов… Они нас высасывают, как вампиры. На западном побережье не осталось ни одного самолета — все в России. А ты понимаешь, что такое воевать против «томми» без самолетов? Я достоверно сказать не могу, но мне кажется, что «томми» специально подстрекали Сталина и своих агентов в окружение фюрера насовали… Ведь был же шанс избежать войны…

— Фюрер ничего слышать не хочет. Он так увлекся идеей восточных территорий… Да и потом… Сталин… Кто такой Сталин? Верная шавка Черчилля! Неужели русские этого не понимают?

— Понимают — не понимают… Опасные это игры… Не стоило нам лезть в эту русскую кашу, не расправившись с Британией. Кстати, знаешь, как переводится «Россия» с санскрита? — «Поле игры богов».

— Это вы там с Генрихом мозги друг другу выносите со своим санскритом. Я мыслю четкими формами. — Демански медленно брал щипцами лед и отпускал его над стаканом с виски. Движения его имитировали портальный кран с грейфером. — Котировки, обменные курсы валют… И я тоже анализирую. 42-й год будет самым богатым за всю послевоенную историю. Ты знаешь, насколько увеличилось потребление мяса?

— В сравнении с 28-м годом?

— Не ёрничай! В сравнении с 38-м годом! Поле для инвестиций в России…

— Нет… Никакого поля пока нет и в ближайший год точно не будет. Вот увидишь — осталось недолго ждать. Скоро головы полетят. На Браухича я теперь ломаного пфеннига не поставлю. [94]

* * *

Рёстлер врал. Ройтер был не в Специи. Он был в Берлине. Причем не просто так. Его неожиданно вызвал сам рейхсминистр. Очень церемонно вызвал. Прислал самолет. Не специально, конечно, за ним, но эти штабные, так и хочется сказать, крысы… (да ведь он сам был два месяца назад точно такой же штабной крысой) вынуждены были послать за ним машину. За каким-то оберлейтенантом — машину командующего! Никак понять не могли, зачем он так понадобился господину Геббельсу. В общем-то Ройтер и не удивился особо. Разве не к этому он стремился большую часть своей сознательной жизни. Да, быть заодно с сильными мира сего, быть им полезным и, если получится, стать одним из них. Фюрер уже пожимал его руку, они общались, общались не словами, как это делают все, нет! Фюрер проник в его душу и остался в ней навсегда. Вот, хорошо сказано — надо запомнить.

Он встал пораньше, чтобы не опоздать ко времени аудиенции на Вильгельмплац, 8, но, выйдя из станции метро «Кайзерхофф», напротив знаменитого отеля, понял, что получилось уж как-то с очень большим запасом, а приходить слишком рано — невежливо. Ройтер решил немного прогуляться в Тиргартене. Это же два шага отсюда. Зима уже заявила о своих правах. И заявила, надо сказать, не по-детски. Немногие могли припомнить столь лютую зиму, какой была зима 41-го года. Говорили, замерз даже Кильский канал и стал не судоходным. Да, Специя сейчас представляет собой совсем иную картину. Там сейчас дождь… Подумать только! Здесь -20 и снег скрипит под ногами, а там +4 и утром только на вершинах гор видны снежные шапки, за шпилем собора Санта-Мария-Ассунта. Да, самолет — не пароход… За один день из осени переместился в зиму… И гулять по парку что-то не особенно приятно…

Кабинет рейхсминистра был огромен. На одной из стен висел портрет фюрера, сидящего на кресле в шинели пехотного полковника. Художник запечатлел какое-то нелепое мгновение. То ли фюрер собирался встать, то ли только что сел, но вся поза была какая-то напряженная, как и взгляд, ничего не имевший общего с настоящим. По стенам стояли диваны с яркой обивкой, на которых были изображены какие-то листья, цветы… Хозяин вышел к нему в элегантном белом костюме, резко контрастирующем с лиловым оттенком загара. «Интересно, где он успел так загореть?» — подумал Ройтер. Рейхсминистр широко улыбнулся и протянул руку.

— Очень рад с вами познакомиться, господин оберлейтенант! Не составите мне компанию? — главный пропагандист рейха сделал рукой жест в сторону небольшого столика, изящно сервированного для легкого завтрака.

— С удовольствием, — ответил Ройтер. Его же все-таки в Мюрвике учили быть и светским человеком тоже, а не только гайки крутить по колено в соляре. Пока он присматривал, куда бы можно было положить фуражку, рейхсминистр с большим любопытством изучал его.

— Вы знаете, Хельмут, можно я вас так буду называть (Ройтер кивнул), я прочитал вашу рукопись, и, признаюсь, она на меня произвела большое впечатление. Я захотел немедленно познакомиться с автором.

«Ну, что ж, я старался», — подумал про себя Ройтер. В слух он не сказал ничего, только лишь всем своим видом продемонстрировал, что он внимательно слушает.

— Вы, как мне представляется, являете собой эдакий образ античного героя, способного одновременно мастерски владеть и пером и мечом. Говорят, перо сильнее меча. Возможно. Но какой может быть у пера авторитет, если меч не стоит за ним.

— Герр рейхсминистр, боюсь, вы мне льстите. «Про античного героя — это он хорошо, мне понравилось».

— Нисколько, — отрезал Геббельс. — Поверьте, я кое-что смыслю в этом деле. Это смело. Это ярко. И, знаете что, читая вашу книгу, я вдруг увидел в ней черты литературы нового тысячелетия. Да, да… Я захотел лично взглянуть на человека, сознание которого не замутнено всей той шелухой, которая происходила последние две тысячи лет. Так бы мог написать современник Овидия, пожалуй. Но не нынешний европеец. Вы не находите, что современные художники, я говорю о художниках в широком смысле слова, очень трусливы. Максимум, кому они бросают вызов — это окружающее их общество, а истинный художник бросает вызов Творцу. Подумать только, какие-то жалкие 60 лет нас отделяют от нового тысячелетия. Вы его еще увидите, каким оно будет…

Он на секунду умолк, посмотрел куда-то как бы сквозь Ройтера. Но очень быстро вернулся в заданный им ритм беседы.

44

— И вы умеете показать настоящую страсть… Это очень важно. Тот, кто не пережил настоящего чувства, на это не способен.

Да. Рейхсминистр, говорят, сам большой ценитель женской красоты. Ройтер что-то такое слышал… Слухи ходили. А про фюреров всегда такие слухи ходят… Наверное, еще с древнейших времен отложилось в дальних уголках мозга человеческого… Раз лидер — то обязательно всем интересно, с кем он спит… Ну да главное, чтобы не с английской шпионкой. Ну да, и министры тоже люди. А вот, скажи-ка мне, современник Овидия, ты что, не предпримешь разве попытку оказаться в Потсдаме? Ты же этого хотел, когда оказался здесь. Все-таки рейхсминистр — это практически ее руководитель. И он меня принимает. Он меня ценит. Разве это не повод еще раз задуматься? А как же Вероника? Ведь ты взял за нее ответственность. Ее муж застрелился практически из-за тебя… Нет. Неправда. Стреляются сами по себе. Я ему пистолет не подавал. Идиот. Лучше бы дуэль была. По крайней мере можно сослаться на традицию… А убил бы ты его? Ну командовал бы взводом где-нибудь под Тулой…

Рейхсминистр задал несколько вопросов по тексту, и каждый раз его радовали ответы Ройтера, хотя он, казалось, отвечал совсем невпопад.

— Эта книга опережает время. Знаете, сильно опережает. А потому напечатать ее сейчас было бы преступлением против нации. — Этот неожиданный пассаж был похож на удар кувалдой. Я совершил преступление против нации???

Геббельс предвидел растерянность собеседника, а потому снизошел до объяснений.

— Сегодня опубликовать вашу книгу будет слишком рано. Слишком в ней много оптимизма и восхищения мирными человеческими страстями. Слишком много… любви! — нашел он наконец определение. — Сегодня, когда нация ведет такую ужасную войну, когда миллионы гибнут на полях сражений, и миллионы еще погибнут, прежде чем достигнут победы, мы все должны слиться в едином порыве ненависти. Понимаете, о чем я? Эта борьба, возможно, приведет нас всех к трагическому концу, мы погибнем или победим… И этому следует учить, а вы, ваша книга учит любить…

Ройтер не нашел что сказать. Но в этом были ведь и свои плюсы. По крайней мере он выполнил обещание. Его просили написать книгу — он написал. И его принял Геббельс.

— На следующий день после того, как война закончится победой, я лично подпишу ее в набор. А пока — будем бороться, бороться, отбросив все мирские соблазны, как это делает фюрер, как это делают вслед за ним его соратники…

Рейхсминистр задумался… в кабинете повисло неловкое молчание…

— Да… — сказал на вдохе он. — Не готовы мы пока любить… Рано еще…

Ройтер чувствовал себя полным идиотом. Что должна была значить последняя фраза, которую сказал этот человек? Кто «мы»? «Мы» — «немцы»? «Мы» — «человечество»? Или просто «мы» — мы двое, обремененные один государственными делами, а другой воинским долгом и приказом? Расставались они, можно даже сказать, по-дружески, проговорив более двух часов. Геббельс пытался вывести его на рассказ о морской войне, спрашивал, нет ли каких-то личных просьб у героя… А какие у него могли быть личные просьбы? Вправить мозги Анне? — Спасибо, сам как-нибудь… Пробить повышение Карлевитцу? — Наверное, все-таки не сюда. Геббельс был известным антисемитом, так что тут еще можно было и самому нарваться. А вот попытаться через связи «нового друга» добиться аудиенции у Редера… — это мысль! И очень благородно. Все только для интересов службы.

Глава 23

УНТЕРХОРСТ ПРОТИВ ЭСМИНЦА

Ты уже знаешь: жизнь — это борьба. Кто хочет жить, должен бороться. Наша борьба — здесь, на нашей лодке. Это большое счастье, что мы смогли стать подводниками. И возраст для этого у нас подходящий. И время сейчас — самое подходящее. У моих родных светятся глаза, когда они провожают меня в поход. Кто гордится, кто тайно завидует. «Этот парень выходит завтра, а мы вынуждены остаться». С девушками хуже всего. Вдвое более горько она чувствует в такой час бессилие женского пола, в наивысшие мгновения жизни не имея возможности стоять в моменты между жизнью и смертью плечом к плечу с любимым человеком. Но ничего не поделаешь. Она должна довольствоваться этим.

Иоахим Шепке. «Подводник сегодня»

То, что могло обернуться для Ройтера серьезными проблемами с карьерой, обернулось для него большой удачей. Ведь приобрести преданного друга — это удача. А итальянцы преданные друзья. Они эмоциональны и очень сентиментальны. Северяне — меньше, южане — больше. Джанфранко Гаццана-Прьяроджия был родом с севера. Но даже самый северный итальянский северянин в тысячу раз эмоциональнее самого сумасшедшего шлезвиг-гольштейнца. А ведь было из-за чего. Немцы спасли его дочь. Жители Апеннинского полуострова зачастую любят преувеличивать, но тут опасность была налицо.

Идея атаковать Гибралтар вновь могла прийти в голову только сумасшедшим. Противолодочная оборона в проливе, и без того неслабая, была многократно усилена, и не в последнюю очередь из-за дерзкой акции Ройтера пятью неделями раньше. Но идея была поддержана итальянцем. А два психа — не один псих. Итальянцу удалось доказать своему руководству, что акция будет иметь успех, тем более что самого его новичком считать было ну никак нельзя. Работать парой? Подлодки вообще-то не самолеты. А что, собственно, меняется по сравнению с работой стаей… Тут главное поддерживать связь и до тонкостей обсудить тактику. А это-то как раз было сложнее всего. Ройтер обычно импровизировал. Примерно на 30 градусов от Марбельи (примерно на 3,5 к западу от Гринвича) была обозначена точка, в которой лодки встречались после разведки для согласования действий. На входе в бухту было все, как и раньше. Те же два эсминца, с тем же периодом в час на 15 узлах. Судоходство в бухте стало более интенсивным. Идея была — блокировать фарватер, затопив на нем крупное судно. А лучше не одно.

…В своей речи от 11 сентября Рузвельт наконец лично признал, что отдал приказ об открытии огня по всем кораблям стран оси, и повторил этот приказ. 29 сентября американские патрульные корабли атаковали германскую подводную лодку к востоку от побережья Гренландии с помощью глубинных бомб. 17 октября американский эсминец «Керни», охранявший британский конвой, атаковал германскую подлодку глубинными бомбами, а 6 ноября американские вооруженные силы захватили германское судно «Оденвальд» в нарушение международного законодательства и отконвоировали его в американский порт, заключив под стражу его команду.

Я пропущу, как бессмыслицу, оскорбительные выпады и грубые выражения, сделанные по моему адресу этим так называемым президентом. Особенно бессмысленно то, что он называет меня гангстером; прежде всего, это выражение родилось не в Европе — такие выражения тут не в ходу, — а в Америке. Я не говорю уже о том, что Рузвельт просто-напросто не может меня оскорбить, ибо я считаю, что у него заболевание мозга, так же, как и у его предшественника, Вудро Вильсона. Нам известно, что этот человек, вместе со своими еврейскими покровителями, действовал против Японии таким же образом. Мне нет необходимости подробно говорить об этом.

Методы были теми же самыми. Сначала он подстрекает к войне, затем фальсифицирует ее причины, затем, прикрываясь христианским лицемерием, медленно, но верно ведет человечество к войне, привлекая Господа Бога в свидетели праведности своего нападения, — обычная манера старого масона…

Из речи Канцлера Германии А. Гитлера об объявлении войны США 11 декабря 1941 года.

За трое суток до этого радио принесло воодушевляющую новость. Американский тихоокеанский флот внезапно атакован японцами в месте якорной стоянки на Гавайях и понес большие потери. США в состоянии войны с Германией, теперь хоть, по крайней мере, руки у нас развязаны. Эх, если бы Геринг так же атаковал в 39-м Скапа-Флоу… Ну а мы теперь устроим им тут свой Перл-Харбор.

45

Ночь. Рассвет. Медленно тянутся минуты. С юго-юго-запада на горизонте показывается точка. По поверхности ходят белые барашки. Скорость ветра 18 узлов. Облачность малая. Черная точка растет, превращаясь в треугольник, в вершине которого трепещет белый бурун.

— Военный корабль, скорость средняя, приближается.

«Да вижу, что приближается». И приближается с очень неудобного угла. Либо он подставится на дистанции, близкой к минимальной для торпедной атаки, либо вообще пройдет за кормой. Эсминец совершает поворот на 30 градусов, увеличивает скорость. Может, что-то услышал? Итальянские лодки, говорят, шумнее немецких. Нет. Уходит на восток. Ага, снова меняет курс… Меняет курс через равные промежутки времени… и все время на одну и ту же величину… Его можно попробовать достать из кормового. Так, данные на карту! Если все будет без изменений, то его можно будет накрыть вот здесь…

— Пеленг 300. Дистанция увеличивается.

— Малый вперед. Пятый, товьсь!

— Цель меняет курс. Скорость средняя, приближается.

Крадемся на мягких лапах, как в Лох-Иве. Медленно огибаем скалу. Да, что-то насторожило «томми». Вместо того чтобы уйти на разворот и удалиться, он пошел по большому кругу. «Блям-блям-блям» — затрезвонил «асдик». Этого еще не хватало. Нас обнаружили. Курс цели очень неудобный.

— Лево 20!

— Есть лево 20!

Визир перископа поплыл и сравнялся с форштевнем врага.

— Пятый, пли! Срочное погружение, двойной разворот влево!

Торпеда выпрыгнула из аппарата и понеслась по заданному ей курсу. Глубина два метра. Она похожа на плоский камушек, который, развлекаясь, кидают в воду мальчишки. Прыг-прыг-прыг с волны на волну. Эсминец дал резко право на борт и увеличил скорость. И тут торпеда взорвалась. Раньше, чем было нужно. Ройтер в это время падал камнем на дно. Взрыв торпеды на лодке расценили как попадание. Однако всплывать не торопились. Что-то удерживало Ройтера. Курс 40. Самый малый. Глубина 80.

Да нет, не попадание никакое. Контакт не исчез из акустического поля. Вот он, и вовсю сыплет бочонки.

Вопреки ожиданиям он шел в глубь бухты, в бутылочное горло Гибралтара. Торговое судно — доложил акустик, под 90 градусов, и это было хорошо. Хуже было другое — на полном ходу к эсминцу летели еще два военных контакта: один с северо-запада, другой с юга. О, да тут придется поработать. День…

— Корвет на атакующем курсе — доложил акустик.

— Поворот вправо, уходим на 120 метров!

Ройтер выпустил наблюдательный перископ, в толще синей воды было видно высоко вверху светлое пятно и где-то по курсу 190–200 градусов киль корвета. Они очень вовремя ушли на глубину, потому что вслед за корветом в толщу воды падали бочонки. Как будто он их сеял в море.

— Глубинные бомбы в воде, — сообщил акустик.

— Вижу… — Это было уникальное зрелище, чем-то похоже на салют. Бочонки медленно погружались и превращались в оранжево-красные цветы. Рождение каждого цветка сопровождалось гулким разрывом. Слава богу, что далеко! Первая серия прошла как раз на глубине 80. Черт! Как хорошо они знают, куда сыпать…

Полный вперед! Курс вест! Чистый вест. Пусть не верят своим ушам, глазам и радарам. Лодка спасается от разрывов, уходя в глубь позиций «томми».

Они шли с корветом почти параллельными курсами, и самое главное было угадать, когда тот станет поворачивать. В перископ был виден его киль, но он был слишком близко. Когда станет ясно, что их курсы пересекутся, может быть поздно, смертоносные бочонки уже будут в воде.

Ройтер угадал. Он пропустил бочонки перед лодкой, резко переложив реверс. Торговец приближался, и нужно было выходить под перископ.

— Контакт! Торговое судно, скорость низкая. Приближается. О, уже два контакта, отлично!

Корвет и эсминец кружили над тем местом, где обнаружили лодку, когда Ройтер делал расчеты атаки. Времени было очень мало. Корвет с минуты на минуту увидит их и в два прыжка будет тут как тут.

Дать полный? На всплытие под перископ? А потом камнем обратно. Главное, чтобы торпеды к этому моменту вышли. Если это крупный пароход, надо ставить глубину побольше, где-нибудь на девять метров. У меня в залпе пять торпед. Я могу уничтожить пять целей… если их выберу правильно… Похоже, эсминцы нас потеряли. Они резко отвернули и стали сыпать бочонки южнее. Там могли быть итальянцы. Бесшумное всплытие под перископ. Танкер и два малых транспорта шли в кильватер в сторону Гибралтара. Хорошо шли. Можно даже сказать, отлично шли. Еще немного, и они бы ушли за волнолом. Но четыре торпеды уже резали своими вертушками толщу синей воды.

— Срочное погружение! Все в нос! — Скрип механизма перекладывания рулей на погружение. От четырехторпедного залпа с такой дистанции невозможно было защититься, но возмездие уже было близко. Корветы начали свою дьявольскую работу, бочонки снова посыпались в море.

— Резкий левый разворот! Глубина 120! — Легко сказать — до глубины 120 им погружаться и погружаться даже на самом полном. В это время для сонара они как на ладони. Вот он уже рядом. Звенит гнусный колокольчик, сначала дзынь, потом дзынь-дзынь-дзынь… Сейчас можно было только угадать, как в футболе во время пенальти, отвернет ли корвет вправо или влево. Он может отвернуть куда угодно. Скорость у него все 25 узлов против наших девяти. Три бочонка взорвались один за другим прямо над рубкой. Свет погас, послышался железный скрежет.

— Командир! Во втором отсеке затопление!

— Аварийную команду в отсек!

Эрнст Аккерман был уже там. Он там был сразу — просто он отдыхал там после вахты. Ройтер слышал, как во второй отсек протопали башмаки трех боцманов-ремонтников.

— Командир! Затопление в посту радиста!

— Глубина?

— 105!

— У нас критическое затопление второго отсека!

— Продуть балласт!

— Есть продуть балласт!

— Глубина?

— 107!

Вот тебе и раз! Такое было на учениях в Мюрвике. Единственно разница была в том, что там все это происходило в родной Фленсбургской бухте. Потом отрабатывали приказ «покинуть лодку». Здесь как ее покинешь? Хрен с ним 100 метров — у нас под килем больше 1000. Но там на верху «томми»… Привет, старина Кречмер! Давненько не виделись, с Парижу… Бл…ство какое!

Глубиномер тем временем показывал 121… Нет, так вот потонуть, как банка бычков в томате, брошенная в воду… Он представил проткнутую ножом банку, опускающуюся на дно. За ней тянется красновато-водянистый шлейф томатного соуса… Банка касается дна, зарывается в песок. Песок оседает. Еще некоторое время она кровоточит томатом. Потом все. Алес! Капут!

— Аккерман! Что там у вас? В чем причина? Почему не можете откачать это дерьмо?

— Откачиваем, герр оберлейтенант.

— Х…во откачиваете! Что вам нужно для этого? Матросов?

— Да матросов тут как раз хватает. Еще немного, и будет некуда встать…

— Так какого хера!

— Работаем, герр оберлейтенант.

Ну что, профи сраные? Ройтер не знал, куда правильнее смотреть: в перископ, где над лодкой барражировали корветы и вода расцветала оранжево-красными цветами, звук взрывов которых уже превратился в постоянный гул, или на шкалу глубиномера, которая приближалась к 130… Ни на то, ни на другое он не мог повлиять. К мелким острым обводам корветов прибавилась туша пожирнее. Это эсминец вновь вышел на боевую позицию. И тут, вот это действительно чудо, такое можно увидеть только раз. К жирному боку эсминца плавно подлетела сигара торпеды. Раздался хлопок, и в глаза полыхнул яркий свет. Эх, макаронник, молодец! Отомсти за нас! Потрясающе красиво, если бы не было так страшно. Возможно, это последнее, что Ройтер видел бы в жизни. Ну а если и так, то за такое и не жалко. Как бы он сейчас хотел оказаться дома. Дома — где? В Потсдаме? В Бресте? Во Фленсбурге? Да хоть где — лишь бы дома. Перед глазами забегали кадры из «фильмов», но как-то очень хаотично и бессмысленно. Вот Вероника вяжет какой-то свитер, сидя в кресле-качалке, она откладывает вязанье, делает попытку встать, и становится видно, что она беременна. Затем Анна, выводящая Ади из машины. Ему здесь лет восемь, наверное. Незнакомая местность… Горы, южная растительность. Италия? Ливорно? Специя? Он хотел как бы зацепиться за изображение и улететь вместе с ним. Но предатель-киномеханик отключил электричество. Сейчас наполнятся водой два отсека, и все. Мы идем камнем на дно. Где-то на глубине 300 метров вода раздавит лодку, как ореховую скорлупу.

46

Серия разрывов на пеленге 0. Раз, два, три… Четвертого нет. А нет, вот и четыре. Все. Не зря он выплывал. Теперь наверху сейчас с огнем и водой борются добрых три сотни врагов. Но у них есть шанс, а у нас нет.

Лодка качнулась, звук стравливаемого воздуха из системы ВВД вдруг на секунду усилился. Шипение перебитых трубопроводов вдруг захлебнулось и прекратилось. Глубина стабилизировалась. Можно было продувать балласт.

— Элетромашина?

— Есть электромашина!

— Малый вперед! Рули на всплытие!

Теперь нужно было получить передышку. Всплыть, пополнить запасы воздуха, зарядить батареи. Нужен был полный заряд, иначе невозможно будет бороться со встречным течением. Прорываться сейчас мы можем только через пролив в Атлантику. Обратно путь нам закрыт.

Это безумие. Мы сейчас стартуем в путь, который едва преодолели с гораздо лучшими вводными. Тогда за нас было хотя бы течение. Сейчас и оно против нас. Лодка пересекла курс атакованных целей. В воде был разлит соляр. Это было очень хорошо. Через некоторое время послышался треск ломающихся переборок. Значит, одна цель точно потоплена. А сейчас, не поднимая перископа, не привлекая внимания, аккуратненько оставляем за кормой порт и уходим за мыс. Как можно ближе к берегу…

— Изменение глубины докладывать…

В борьбе с затоплениями и повреждениями прошли сутки.

На вахту заступил мрачный гамбуржец. Властелин моря, король артиллерии и кладезь флотских суеверий и предрассудков.

— Командир, — начал он сухо. — У нас есть шанс прорваться. Дело в том, что гибралтарские течения — очень непростые. Я здесь ходил несколько раз. И кое-что полезное запомнил. Как известно, Средиземное море испаряет много воды, но слабо пополняется. В результате его уровень на метр ниже, чем в Атлантике. Разница уровней создает поток в среднем в 1 узел. Это значит, что за секунду при такой скорости через Гибралтар проходит миллион кубометров воды. Но есть еще и приливные течения. Они могут достигать 3 узлов. В зависимости от того, прилив это или отлив, течения складываются или вычитаются. В результате мы имеем течение от 1 на запад до 4 узлов на восток. Интенсивность меняется по ширине пролива. Ветер может или усиливать или ослаблять течение, в зависимости от направления. Сейчас прилив и ветер с запада. Если пойти в надводном положении, мы можем получить в корму + 1 узел, ну и ветер еще. Но идти надо вдоль берега.

— Мы можем пройти какое-то расстояние, прикрываясь туманом…

— В любом случае, надо быть готовым в любой момент отразить атаку. Я предлагаю идти с заряженными орудием и зенитками. И это должна быть не ночь, а сумерки. Два часа утром, два часа вечером.

Учитывая то, что нам придется преодолеть расстояние чуть более 40 км. Это всего лишь вдвое быстрее, чем если бы мы преодолевали его пешком.

Жив ли наш итальянский друг «Карро Франк»? [95]Сегодня он их спас. Если бы не его торпеда, которая вынудила «томми» заняться спасательными работами, сейчас бы уже они уже были пассажирами на судне капитана Харона. Погода портилась. С Атлантики шел грозовой фронт. Сталкиваясь с африканским суховеем, он огибал пролив, но все в любой момент могло перемениться. Ветер стал крепчать. И, хотя он был в спину, это было очень плохо. К темноте рассеялись окончательно остатки тумана, а качка не давала возможности использовать орудия. Тем не менее зенитчики и артиллеристы стояли по местам. Дизеля завывали на максимальных оборотах, чтобы давать напряжение на батареи. Ветер мог в любой момент перемениться. Да через час бы он точно переменился, а это значило, что из помощника он становился противником. Могло получиться так, что лодка на самом полном при таком противотоке стояла бы на месте. Отличный подарок для «томми».

Три четверти пролива позади. Они отклонились от первоначального плана. Идем, пока идется. Шкеримся к берегу. Через час хлынул ледяной дождь и ветер сменил направление. Дизеля по-прежнему заливались своим металлическим цоканьем, которое так ненавидели механики. Черно-фиолетовую стену дождя прорезал яркий луч прожектора. Завыла сирена. Прямо в борт с расстояния 3–4 сотни метров шел эсминец. Он увеличивал скорость и готов был таранить лодку. Мгновенно ожили стволы подлодки. Гулко ухнуло орудие, а с юта ночную тьму прорезали четыре линии трассеров. «Бронебойный-разрывной-светящийся» — все, как у Люфтваффе. Кинжальная контратака возымела успех. 88 мм снаряд разорвался на баке, а зенитным огнем был уничтожен прожектор. Теперь эсминец стал добычей. Он был слеп, а пожар на баке давал ориентир для стрелков. Но этот ориентир с бешеной скоростью несся в борт лодке.

— К чертям собачьим, срочное погружение! Полный вперед!.. Забарабанили ботинки по палубному настилу. Лодка уже начала принимать носовой дифферент, как в борт, на уровне матросского кубрика, вдавливая прочный корпус, вошел киль эсминца. Командир БЧ немедленно приказал задраить «палату лордов». Так же поступили в центральном. Отсек оказался полностью затоплен.

По внутренней связи торпедисты сообщили, что отрезаны. Дальше погружаться нельзя. Переборки не выдержат. Центральный будет еще держать, а эти — нет. Слава богу, что осталась нетронутой магистраль ВВД. С ее помощью создали избыточное давление в носовых отсеках. Ройтер постоянно вел переговоры с командиром БЧ, чтобы не давать ребятам пасть духом.

«Да, все нормально. Глубина 12. Скорость 9».

«У нас утечка. Возможно, идет утечка через крышки торпедных аппаратов».

«Буду потихоньку подавать вам ВВД. Не беспокойтесь, у нас его полно, только что накачали».

Воздух подавать Ройтер, конечно, мог, но избавить «лордов» от передозировки углекислого газа было не в его силах. А посему единственной возможностью спасти ребят было всплыть. Но по поверхности сновали эсминцы… Наконец в утреннем тумане, имея на сонаре всего один акустический контакт, Ройтер решился на всплытие… В пробоину, которая оказалась, к счастью, выше ватерлинии, был введен шланг и с помощью электропомпы удалось ликвидировать затопление… Торпедистов благополучно эвакуировали в корму. Пробоину заделать не удалось, шли опять в надводном положении.

Радио из штаба:

«Следуйте в Ля-Рошель, эскорт выслан».

«Ройтеру — лично. Командир подлодки „Таццоли“ молился за вас. Он на пути в базу с 15 тыс. БРТ. Привет от фрау Лутц. У нее для вас хороший сюрприз».

«Оберфенриху Карлевитцу — решением гросс-адмирала вы направляетесь на двухмесячные курсы повышения квалификации в Мюрвик. Поздравляем! Почти что герр инженер-лейтенант цур зее!»

Глава 24

…И УЗНАЮТ, ЧТО Я — ГОСПОДЬ [96]

«Хороший солдат показывает подлинную крепость характера именно тогда, когда обстоятельства оборачиваются против него».

Вольфганг Лют

Когда лодка вернется в базу, точно не знает никто. У нее может быть сотня причин. Папа изменил первоначальную задачу, технические неполадки, навигационные трудности, все, что угодно, не считая плена и смерти. Рассказывали, как одна из лодок пришла в Сен-Назер под парусами — закончилось топливо. Сам Ройтер этого не видел, но все, кто говорил — чуть ли не лично знали командира и помогали ставить паруса. О том, что лодка скоро прибудет, узнают за сутки-двое. Веронике, уж во всяком случае, не первой сообщили. Но сообщили. Это удивительно, как все военные секреты на следующий день становятся известны всему Бресту, сначала немецкому гарнизону, затем французам, а еще через сутки и англичанам. В Ля-Рошеле, по крайней мере, меньше бомбили, и ремонтные мастерские были не так загружены, как в Бресте. В Брест же постепенно стаскивалось все, что было у немцев в Атлантике. «Шарнхорст», «Гнейзенау», «Принц Евгений». Эсминцы, тральщики, подлодки. Здесь работала уже половина персонала верфей Вильгельмсхафена. И все это в менее чем двухстах милях от английского берега. Полчаса лета «Ланкастеров».

47

За каждый налет британцы теряли с десяток своих, преимущественно от главного калибра линкоров. (Гениальное изобретение было использовать против самолетов шрапнель на таких калибрах!) Но не унимались. Подлодкам эти налеты не причиняли никакого вреда. Крыши бетонных бункеров надежно защищали акул Дёница от британских бомб. Хуже было с городом. Над всем Брестом не получалось поставить бетонный щит.

Библиотеку и архив эти налеты пока миловали, и Вероника отправлялась на службу, чувствуя себя в относительной безопасности. Каждый вечер она выходила к заливу и долго вглядывалась в узкую полоску воды между глубоко вдающимися в бухту мысами. Вероника была беременна. Осматривавший ее штабс-медик [97]посоветовал обратиться к гражданскому доктору. Сильный токсикоз не оставлял сомнений — дело нешуточное.

— Роды будут непростые… Нужен хороший гражданский медик… Моя практика последние шесть лет, боюсь, тут будет бесполезна. Не припомню случая, чтобы матросы рожали.

А гражданский доктор — получается француз… Доверить такое, можно даже сказать, политическое событие, как рождение нового арийца — французу… Это, знаете ли, как повернуть… Француз, конечно, не еврей, но все-таки… как-то двусмысленно выглядит…

Сюрприз, преподнесенный Вероникой, был действительно неожиданным. Видимо, Господь всерьез полагал скоро окончить войну, как минимум в январе 42-го года. Наверное, США ожидала судьба Атлантиды. Как Создатель собирался покончить с Россией, оставалось только гадать. А с другой стороны, если это будет такой же молодчик, как и Ади, почему нет? Это же еще два командира подлодок. О том, что может родиться дочь, Ройтер как-то не думал. После такого сообщения ему было совершенно все равно, что сейчас говорит ему по телефону из Бреста командир флотилии. Мысли его были далеко. Как будто карьера его больше не интересовала совсем…

— Ройтер! Ну объясните мне, какого черта… Ну хорошо, вы прорвались в Специю. Ну и сидели бы там! Но за каким хреном вы поперлись обратно! — неистовствовал Кохауш. — Вы хоть понимаете… — вдруг понизил он голос до шепота. — Вице-адмирал столько сил потратил на то, чтобы доказать, что лодки через Гибралтар обратно прорваться не могут… и тут вы такой замечательный, вот он я! Вице-адмиралу таких усилий стоит бороться с берлинскими бюрократами. Он засыпает министерство докладными, где доказывает нецелесообразность распыления сил то на север, то на юг, а вы дали такой козырь в руки противников…

— Лодка встала на капитальный ремонт. Это чудо, что мы спаслись…

— Тем более! Ради чего вы рисковали жизнью 50 человек? Ради жалких 12 БРТ?

— Мы планировали нарушить судоходство…

— У вас это не получилось. Наши наблюдатели передают: «томми» уже через четыре дня смогли взорвать надстройки. Всерьез пострадали только местные рыбаки. В бухту вылилось 3000 тонн мазута.

М-да… то-то рыбаки порадуются, когда проржавеет весь корпус. Но война есть война.

Сэр! Сообщаю вам, что судьба подарила Великобритании еще один уникальный шанс. По моим сведениям, готовится операция по прорыву через Дуврский пролив крупного соединения в составе линкоров «Шарнхорст» и «Гнейзенау», тяжелого крейсера «Принц Евгений», а также шести эсминцев и трех миноносцев в качестве эскорта. Авиационное прикрытие обеспечивается авиагруппой более 200 истребителей под командованием полковника Адольфа Галланда, траление фарватеров обеспечивает 1 — я флотилия тральщиков — командир Карл Бергельт. Выход в море ожидается в первой трети февраля.

«Фрайбол»

Вечером 26 января «Гнейзенау» вышел в море для проверки механизмов и артиллерийских учений. Утром 9 февраля Ройтер получил возможность выехать в Брест. Две недели отпуска можно было провести с Вероникой. Но судьба смешала карты. Вечером того же дня Веронику срочно отправили в госпиталь. Врачи посчитали ситуацию опасной, по мнению штабс-медика, имелась опасность преждевременных родов.

За сутки до этого из Шербурга вышла группа из четырех тральщиков. Им не объясняли, зачем они чистят канал от английских мин. Просто давали квадраты, в которых работать. Британцы постоянно патрулировали воздушное пространство над каналом. Но облачность не давала им засечь что-либо стоящее. В полночь 10 февраля пара «Харрикейнов» напоролась на вооруженный траулер «Альбатрос» и попыталась его атаковать. Ответным огнем был поврежден один англичанин, но пилот сумел дотянуть до базы и посадить машину. Координаты тральщика передали по инстанции. Были подняты бомбардировщики, однако в указанных координатах цель не была обнаружена. Британцы поняли, что траление канала началось. Береговые батареи Дувра были приведены в повышенную боевую готовность. Их залп накрывал любую цель, вплоть до французского берега.

Ройтер с большим удивлением нашел пустой квартиру Вероники. Вроде бы уже седьмой месяц, какие тут ночные дежурства. Да и какие могут быть ночные дежурства в архиве штаба? Значит, началось? Оставив чемодан в квартире, Ройтер побежал в госпиталь, который находился на другом конце города. Подальше от стратегических объектов, в Лавало. У Мулен-Блана его подобрала попутка.

На рассвете британцы совершили налет на Шербург, но не потопили ни одного корабля. Истребители Галланда сумели вынудить «томми» высыпать бомбы в воду. С немецкой стороны поврежден один самолет. Англичане потерь не имели (по крайней мере по немецким данным). Пока летчики обменивались выпадами, на кораблях шла активная подготовка. Официальная версия — выходим в Атлантику, рейд крупных сил флота на коммуникациях противника.

В ту же ночь англичане засекли эсминцы, шедшие в сторону Бреста. Все говорило о том, что немецкая эскадра собирается выходить в море. Из Портсмута вышла подлодка «Силайон», командиру которой предписали непрерывно наблюдать за вражескими кораблями. Пока лишь наблюдать. Казалось, учтено было все. Эскадра из таких монстров просто не может пройти незамеченной, а там — вопрос времени. Дуврские батареи приведены в боевую готовность, проведены плановые учебные стрельбы, подвоз снарядов и все такое… Все ждут, когда прозвучит заветное «Пли!».

— Ничем не могу вас обрадовать, герр оберлейтенант. Ищите хорошего гинеколога. Может быть, это возможно в этой дыре. Французы же здесь как-то рожают…

— Что, есть опасность?

— Есть… — штабс-медик тяжело вздохнул. — У вашей жены все-таки начались роды… слишком слабые потуги. Насколько я могу судить, началось отслоение плаценты. А у меня… Черт! — стукнул он по столу кулаком. — А у меня даже нет акушерских щипцов. Берите машину, я вам дам на всякий случай санитара. Поезжайте в город и найдите нормального гинеколога… Хоть в отеле «Наполеон», [98]но он же должен быть.

Да, «Наполеон» это то, что нужно. По крайней мере он хотя бы немец… Это недалеко, тем более на машине. С дороги открывался вид на порт. И в дымке февральского утра было видно, как на порт наползали клубы белого дыма, похожие на кучевые облака. Начиналась операция «Цербер».

За час до этого с аэродрома под Гавром поднялись два самолета, оборудованных передатчиками РЛ помех, и начали излучение с целью дезориентировать английские РЛС. К ним присоединились береговые станции. Их действие было настолько эффективно, что часть британских РЛС пришлось выключить, а функционирующие станции начали изменять рабочие частоты. Британцы еще долго считали, что имеют дело с каким-то неизвестным атмосферным явлением. Около 10 часов утра одна из британских РЛС перешла на такую высокую частоту, что немцы не смогли создать ей помеху. С нее поступило сообщение о немецких самолетах, летающих над проливом на малой высоте.

От Хельстона до Бреста «Бофорт» на крейсерской скорости летит 40 минут. Столько же летит 110-й «Мессершмит» от Гавра до Бреста. Может быстрее, но сегодня у них задача совсем другая. Они подняты, чтобы осуществлять проводку. Брест остался только под прикрытием зениток и слабого авиаподразделения ПВО.

48

Оберфельдфебель санитарной службы, работавший на «Наполеон», был пьян. Оживить его не представлялось возможным. Да и смысла особого не было. В таком состоянии он мог только напортить… Надо искать француза…

Над холмом показались несколько черных бусинок. Тройка «Бофортов» заходила с моря. За ними еще и еще… Небо над холмом покрылось дымными плевками разрывов. Это встречали гостей зенитчики 1-й и 4-й батарей. Отозвалась 3-я с противоположного берега залива. Британцы шли, не рассыпая строя, прямо на кучевое облако в бухте. Дымовая завеса оказалась как нельзя кстати. Постепенно гавканье зениток наполнило все вокруг. Уже нельзя было определить, какая батарея работает, просто трескотня со всех сторон. Груз бомбардировщиков сработал где-то в порту на нижнем уровне. Что-то полыхнуло у стоянки малых судов. Но само облако, которое висело уже вровень с холмами, пока оставалось нетронутым. Внутри облака тяжело ухнул залп двух башен «Шарнхорста». Оно осветилось изнутри короткой оранжевой вспышкой. Над строем британцев расцвел черно-красный цветок, мгновенно превращаясь в дым. Один из «Бофортов» качнулся, как будто задумался, затем еще, яркая вспышка разорвала фюзеляж на куски, и он рухнул в белое облако, разметывая вокруг куски обшивки, похожие на горящие тряпки. «У-х-х!» — отозвался главный калибр «Принца Евгения». И еще несколько цветков поменьше вспыхнули над бухтой. Наконец-то строй британцев рассыпался. Они стали уходить на запад, поднимая за собой по антрацитовой глади яркие, режущие глаза своей белизной, столбы воды.

— На Альберт Руасель вроде есть врач, — крикнул санитар.

— Черт, под самые бомбы… Ладно, поехали…

Машина рванула по набережной в сторону, откуда появлялись британцы и где из облаков выныривала вторая волна «бусинок».

«Тшва-тшва-тшва»… — шипели зенитные автоматы линкоров.

Через час двор госпиталя представлял собой пространство, запруженное санитарными машинами, людьми в белых халатах, людьми в бинтах, людьми без бинтов в крови, кто-то лежал, кто-то сидел прямо на земле, было несколько счастливчиков, которые приковыляли сами. Им нужны были только перевязки. Авианалет обошелся гарнизону в сотню с лишним раненых, из них половина тяжелых. Что на кораблях — пока неизвестно. Скоро придут шлюпки, и будет ясно. Англичане потеряли 7 самолетов из 26.

По запруженным людьми коридорам госпиталя Ройтер проталкивал лысоватого чернявого француза с растопыренной во все стороны щеткой усов. Он был в домашнем халате, поверх которого накинули пальто. Французский доктор глупо улыбался и раскланивался со всеми, с кем встречался взглядом, стараясь не поворачиваться ни к кому спиной. В спину ему сейчас упирался ствол пистолета Ройтера. После того как француз исчез за белыми дверями операционной, Ройтер понял, что почти двое суток не спал. Он рухнул на кресло и мгновенно погрузился в тяжелый сон, который постоянно пересекался с явью…

Сны подводника — это волшебная сказка. Неизвестно, кто еще на земле видит такие сны. Говорят, только заключенные в одиночных камерах. Яркие краски, четкие зримые образы, но в этот раз было все не так. В этот раз все было смешано, смазано. Вероника, штабс-медик, французский гинеколог, пикирующий «Бофорт» и гулко ухающие стволы «Шарнхорста», снова Вероника. Он же ни разу так и не видел ее с пузом. Отсутствовал четыре месяца. Образ Вероники как будто состоял из клубов дымовой завесы, она темнела, приобретала естественный цвет человеческой кожи, и внизу, под этим клубящимся существом, теплилось два маленьких комочка… Комочки посветлели, начали подниматься вверх, клубясь и редея, а затем превратившись в прозрачный пар, который рассеялся, поднимаясь выше и выше.

Пробуждение было мгновенным. Он все понял. Он видел то, что было сейчас за стенкой. Только что он потерял кого-то. Он это почувствовал. Это ощущение он очень хорошо знал. «Нет ее!» Да-да… именно так… Сейчас выйдет штабс-медик и скажет что-нибудь в духе «Мужайтесь, оберлейтенант!»…

Ройтера удивила звенящая тишина, царящая вокруг. Ему казалось, что он отключился на минуту, а прошло несколько часов. Дверь скрипнула. На пороге стоял французский доктор в халате, забрызганном кровью, и с окровавленными по локоть руками. Медленно он прошел мимо, глядя сквозь Ройтера. В общем, все было ясно. У нас потери. Предстояло лишь установить размер потерь.

Следом за ним вышел штабс-медик. «Мужайтесь, оберлейтенант…»

— У вас могла бы быть двойня… — вздохнул он. — Мы использовали все, глюкозу, кислород — бесполезно. Извините, оберлейтенант.

— Мать жива?

— Да. Ее жизнь вне опасности.

— Я должен ее видеть.

— Да, конечно… думаю, через час она придет в себя… Постарайтесь найти слова…

Постараться найти слова… Доктор их не нашел. Как их может найти он?

В палате пахло камфорным спиртом. Бледное лицо Вероники почти сливалось с белоснежным накрахмаленным покрывалом. Сиделка смахивала пот с ее лба, глотая слезы… Да… это их война, их, женщин… И на этой войне, оказывается, тоже бывают потери. За два с половиной года в экипаже Ройтера никто не был даже ранен, за исключением оглохшего акустика. Но тот оклемался. Акустиком, конечно, не будет, но наверняка сможет обходиться без слухового аппарата. А что сказать здесь?

Он потерял друга, но Шепке был сам себе командир, и никакой ответственности Ройтер за него не чувствовал. Скорее, наоборот, Шепке был старшим и «главным». А здесь совсем другое.

Он тронул за плечо сиделку. Она кивнула и быстро исчезла за ширму. Оттуда донеслись приглушенные всхлипывания.

Ройтер провел по щеке Вероники. Она, до сих пор лежавшая неподвижно, прижалась к его руке.

— Я все испортила, — прошептала она.

Ройтер положил ладонь ей на губы. «Молчи!»

— Я все испортила. Я — плохая немка… Ты вернулся, а я не смогла…

Ройтер отрицательно покачал головой.

— Ты смогла…

В глазах ее промелькнула искорка, от которой внутри зажглось бледное голубое пламя, чем-то похожее на пламя ацетиленовой горелки. Подобное пламя загоралось в нем, когда он был с Анной. Но больше — никогда и ни с кем.

— Ты чудо… — прошептала Вероника — она провела губами по его ладони. — Знаешь, ты, конечно, настоящий солдат, ты человек войны… Такими были солдаты Наполеона… И за тобой идет война… но это пепел…

* * *

Брестская эскадра вышла в море в 20 часов 45 минут, с часовым опозданием из-за очередного воздушного налета на порт. Видимо, британцы решили стереть город с лица земли. Повторный налет не произвел сколь-либо значительных разрушений в порту. Зато досталось Росканвелю — поселок на противоположном берегу залива — все, что не удавалось высыпать в порт из-за плотного зенитного огня и дымовой завесы, которую жгли не переставая уже вторые сутки, отправлялось туда. Ночь была безлунной, над водой висела дымка. Но командир «Силайона» не заметил противника отнюдь не по этой причине. Во время бомбежки он принял решение уйти с позиции, чтобы подзарядить аккумуляторы.

Не видел эскадры и патрульный самолет, который вернулся на базу из-за поломки бортового локатора. Другая машина, высланная в тот же квадрат двумя часами позже, врага, естественно, уже не застала. Семиузловым ходом эскадра уходила на восток. «Мессершмиты» Галланда роем неслись над проливом навстречу. На рассвете произошел контакт. Эскадра получила надежное воздушное прикрытие.

Около 11.00 два британских «Спитфайра», преследуя самолет противника, неожиданно вышли на группы крупных кораблей в проливе. Однако доклад об этом поступил позже, чем следовало бы. Английские штабы пришли в движение. «Томми» поняли, что их опередили. Они ринулись наверстывать упущенное. Против немецкой эскадры были посланы «Свордфиши». Их встретили. И встретили хорошо. Скорость Bf 110 едва ли не вдвое выше тихоходного английского биплана. Не достигнув ни одного попадания и понеся значительные потери, британцы ретировались. Первая неудача породила цепную реакцию паники в английском командовании. Последовали серии скоропалительных, часто взаимоисключающих приказов. Эскадру командора Пайзи, два лидера и четыре эсминца, проводившую учебные стрельбы в проливе, послали атаковать немецкие линкоры через минные поля. Чудом эсминцы не понесли потерь, но, выйдя на дистанцию торпедного выстрела, были накрыты мощным огнем с «Гнейзенау» и, лишившись эсминца «Вустер», [99]вынуждены были отвернуть. Дуврские батареи, не имея точных координат целей, лупили по площадям, не жалея снарядов. Рыбой, которая в результате их усилий всплыла на поверхность кверху брюхом, можно было бы, наверное, кормить все население Лондона несколько недель. Но они не сумели повредить даже тральщик. В атаках на соединение участвовало три сотни британских самолетов, из которых на цель смогла выйти лишь десятая часть. За ночь 12–13 февраля британские летчики совершили более 740 самолето-вылетов. Без результатов. Из стартовавших 242 машин 188 вообще не обнаружили эскадры Цилиакса. [100] 15 бомбардировщиков были сбиты. И только 39 самолетов атаковали германские корабли, но не добились ни единого попадания. Вдобавок часть бомб была сброшена на возвращающиеся эсминцы Пайзи.

49

«Вице-адмирал Цилиакс преуспел там, где потерпел неудачу герцог Медина-Сидония… [101]Ничто более оскорбительное для гордости морской державы не происходило в наших водах с XVII века»…

«The Times»

Подсчет потерь окончательно утвердил победу в этом сражении за Кригсмарине. Даже если прибавить к ним две так и не начавшиеся жизни, баланс все равно оставался в пользу немцев.

Глава 25

ГРОМ ЛИТАВР

Женщина на подводной лодке — это была бы бессмыслица.

Иоахим Шепке. «Подводник сегодня»

Ш-ш-с-с-с! — воздух стал прорываться в цистерны главного балласта. Лодка качнулась и стала двигаться вверх в мутной зеленоватой взвеси, через которую с поверхности били яркие солнечные лучи. У-с-с-с-с! — шипение усиливалось, лодка ускоряла свое движение. В этих водах можно было ничего не бояться. Край непуганых идиотов. Ш-ш-ш-ш-ш-ш! Бах! Нос лодки ударился во что-то твердое, но это твердое очень легко поддалось и не задержало движения. Унтерхорст молниеносно открутил задрайку и выскочил на мостик. Вслед за ним последовали остальные. Картина, которую им предстояло увидеть, была достаточно неожиданная. Слева по борту кверху килем бултыхался корпус парусной яхты. Борт его от третьего до шестого шпангоута представлял собой огромную дыру с рваной бахромой по краям. Пила для прорезания сетей сделала свое черное дело, и это было просто какое-то чудо, что яхта не пошла на дно мгновенно, а еще с полминуты качалась на волнах, давая возможность удержаться двум насмерть перепуганным людям. Распластавшаяся по поверхности звездно-полосатая ткань чуть ли не линкорного флага не оставляла никаких сомнений — мы находимся в территориальных водах США, а эти двое несчастных — американцы. Ситуация была настолько глупой, что все, кто высыпал на мостик, начали громко хохотать. Действительно, лодка протаранила яхту. То, что два корабля встретились на такой огромной территории, какой является Карибское море, вообще штука редкая, так ведь еще лодка-то живет в трех измерениях, что вообще сводит эту вероятность к числу, столь близко находящемуся от нуля, что разница между этими величинами именно к нулю и стремится. Причем бесконечно.

Отхохотав, подводники подняли на борт парня с девушкой в пляжном облачении. Над морем палило яркое флоридское солнце, но эти двое были столь напуганы, что дрожали, как будто их выловили где-то в Остен-фьорде.

— Что будем делать, командир? — спросил Унтерхорст. По всему, они не могли считаться военнопленными, да и как их тащить через океан? И отпустить их — тоже нельзя. Тут же сюда прискачут катера береговой обороны, а хуже, если вызовут авиацию. Отлив смоет муть, и лодка станет как на ладони в прозрачной воде.

— Ваши предложения? — отозвался Ройтер. Он все-таки хозяин на этом корабле, а эти придурки как-никак — его гости.

Унтерхорст глубоко вздохнул…

— Ну какие предложения? Парня — за борт, девку в трюм… Ребята вон почти месяц дома не были… — сказал он так, чтобы это мог слышать только командир.

— Вы с ума сошли! Унтерхорст! — разозлился Ройтер. — Что за дурацкие шутки? Вы же морской офицер великой державы, а мыслите категориями, прости господи, пирата какого-то…

Унтерхорст развел руками и склонил голову — «извините — неудачно пошутил». Пока пленные находились на баке в окружении ребят, которых их присутствие безмерно развлекало. Особенно их развлекал тот неподдельный ужас, который был в глазах американцев. Внутрь их запускать не следовало, пока командир не принял решения. Деген тем временем нырнул в люк и через несколько секунд притащил два одеяла. Их передали спасенным… «Что, страшно?» — спросил он у американки. «Да, мы такие, мы едим на ужин симпатичных девушек, а еще у нас растут рога — У-у-у-у…» На это «У-у-у-у» он показал девушке нечто среднее между «козой» и черчиллевским «Victory». Клоун долбаный. Американцы, конечно, не понимали по-немецки ни единого звука, но эта «коза» произвела на них неизгладимое впечатление. Американец метнул в сторону одеяло и, преодолев несколько метров, одним прыжком бросился в воду. А у ног девушки, уже высохших на теплом ветру, образовалась небольшая лужица.

— Срочное погружение!

На горизонте появилась маленькая точка, эта точка быстро росла. Не эсминец никакой, хуже — самолет.

— Уроды! Расслабились! — выкрикнул Ройтер. Зенитные боеприпасы поднимать поздно. Действительно, погружаться — единственный выход. Матросы мгновенно попадали в центральный пост. Унтерхорст был последним. Американка начала метаться по баку и что-то кричать. Вопреки ожиданиям она не была рада тому, что ее сгружали с борта чужого корабля. При этом она явно обращалась не к своему «рыцарю», который уже покрыл значительное расстояние вполне приличным кролем, а к тем, кто ее пленил.

— Чё она лопочет? — спросил Ройтер. Унтерхорст же знал английский.

— Кричит, плавать она не умеет.

— Дура. Черт, за каким хреном она тогда вылезла на яхте туда, откуда берега не видно… Тащи ее сюда.

— Командир?

— Тащи сюда, я сказал, только быстро.

«Ну вот, а как ни крути, получается, что мы почти выполнили план Унтерхорста… Парень уже за бортом. Первая часть задачи выполнена», — подумал Ройтер, когда лодка шла на глубину.

— Дайте ей кофе, что ли? — раздраженно бросил Ройтер. Вот бы знать, какой-такой оптический прибор стоит у Дегена вместо глаз, который позволяет считать такую девушку «симпатичной». Ведь назвать великого зенитчика «слепым» — было бы совершенно нелепо. Вильгельм Тель позавидовал бы. Эта американка являла собой, безусловно, очень жалкое зрелище, и как женщина могла заинтересовать только очень изголодавшегося моряка. Она была конопата, причем не так — кое-где благородные веснушки, как, например, у той же Анны, а площадями, кусками размером со спичечный коробок. У нее были слегка выпученные глаза, что гений медицины Карлевич сразу отнес на счет проблем со щитовидкой, волосы были похожи на мочало, причем не первой свежести, но главное — ноги… Хрен с ним, что они были кривые. Они еще были просто грязные. И от них пахло. Ройтер никак не мог понять, что за запах примешивается к традиционному коктейлю чрева подлодки, когда она, присев на его капитанскую койку с чашкой кофе, подобрала ноги под себя. Он даже хотел устроить взбучку коку, как тот допустил порчу продуктов, но решил отложить, а потом понял, в чем дело. Хуже нет оказаться смешным перед собственным подчиненным. «Вот кто заморыш-то настоящий…» — подумал Ройтер. А ведь это настоящая карикатура на Веронику. Было в них что-то неуловимо общее. Самолет покружил над местом погружения и улетел. Так ничего и не сбросив. Это, конечно, далеко не «томми».

— Какие идиоты… — Ройтер смотрел в перископ на ночной берег. Майами был залит огнями. Навигация шла, как будто не было войны, и что особенно трогательно, бухту патрулировал мотобот береговой охраны при полных ходовых огнях.

— Сообщение от U-552!

— Читайте!

— Приглашаю на охоту на траверз Нассау. Завалил двух мамонтов. Есть еще.

— Отвечайте! Приглашение принимаем. Рандеву завтра 24.48–78.42.

Рандеву состоялось. На рассвете две лодки подплыли друг к другу на расстояние, с которого разве что нельзя было перекинуть сходни.

— Эрих Топп приветствует командира!

— Хельмут Ройтер приветствует!

— Как дела?

— Все в порядке. У вас полный комплект? Не нужно ли чего?

Топп ехидно прищурился…

— Ну, разве что колбаски… — за его спиной с десяток глоток наполнили окрестности басовитым гоготом…

— Вахтенный! Принесите колбасы! — прошипел Ройтер. — Колбаски, блин… колбаски… — приговаривал он, пока команда U-552 надрывала животики над шуткой своего командира. — Колбаски… НА!

Коротким резким движением Ройтер послал полукольцо краковской, похожей на австралийский бумеранг в направлении, где маячил белый чехол фуражки Топпа. Топп был, как оказалось, весьма ловким человеком, он инстинктивно присел, и колбаса просвистела у него над головой, ударив в нос первого помощника. Тому ничего не оставалось, кроме как сказать: «Ой, бл…!» и схватиться руками за лицо.

50

Теперь гоготала команда Ройтера.

— Попадание торпеды, герр Ройтер… — Вообще военный коллектив — штука странная. В нем кажется смешным то, что никому по отдельности из него таковым не кажется. Дальнейший диалог командиров походил на древнеримское упражнение в риторике, исправно сопровождаемый обоюдным гоготом то с той, то с другой стороны, то с обеих сторон.

Победитель состязания получал право проводить совещание на своей территории.

— Господи, у вас трофейная обезьяна! — удивился Топп, оказавшись в кают-компании у Ройтера.

— Мы протаранили яхту, — объяснил Ройтер. Он сделал жест, прогоняя Дегена, который, очевидно, чувствуя неловкость за вчерашнюю шутку, притащил обезьянке шоколад и печенье. Он даже пытался с ней общаться, довольно дружелюбно, можно даже сказать, «нежно». — И эту тоже уберите куда-нибудь…

Деген со своими зенитчиками утащили американку к «лордам».

— Деген, — остановил его Ройтер за плечо и одними губами проартикулировал: «Не дай бог!»

— Есть, командир! — так же неслышно отозвался Деген.

— Я не знаю, чего теперь с ней делать… Мне она тут не нужна. Сам понимаешь, что бывает, когда женщина оказывается на корабле… А на подлодке?..

Топп понимающе покачал головой, наверное, он представил себя на месте Ройтера.

— Может, отдать ее назад? Потопим какое-нибудь судно, сунем ее в шлюпку…

— Может… — согласился Топп.

— Она еще и плавать не умеет… ладно, к делу.

— Вот в этом месте, — показал Топп на карте, — я третьего дня потопил два крупных судна. Один танкер, другой сухогруз. Америкосы там теперь патрулируют, но вечно патрулировать они не будут, а трасса там, видимо, оживленная. Если встать вам здесь, а нам здесь… У меня еще шесть торпед. И я отчаливаю домой к папочке, а вы встаете на мое место. Эх… жаль, дома джаз не послушаешь… А тут каждый вечер по радио…

— Не люблю радио… Его нельзя поставить заново, и не поменяешь, если не нравится…

— А… про ваши музыкальные пристрастия известно… — засмеялся Топп. — Пропагандируете культуру «фелькише»…

История с полькой «пивная бочка» стала известна на флоте не меньше, чем с колбасой. С подачи Унтерхорста ее включали по громкой связи обязательно в нескольких случаях 1. Если потоплен противник. 2. Если удалось уйти от эсминца/самолета. 3. При входе в порт. 4. При выходе из порта. 5. После сложных навигационных маневров (например, окончание движения по малым глубинам). Считалось, а Унтерхорст установил это путем личных многодневных наблюдений, что данная полька по душе некоему существу, в существовании которого Унтерхорст ни секунды не сомневался. Это существо он называл «морской черт». Старпом не объяснял своих действий, но знал, что если лодке до сих пор везет, то он все делает правильно. И морской черт любит эту чешскую песенку, если уже столько раз защищал их от различных напастей. Ройтер этому не противился. Если массовое идолопоклонство способствует повышению боевого духа, то почему нет?

— А вот что вы думаете, герр Топп, а не прогуляться ли нам в гости к нашим американским друзьям? Дойдем до ближайшего магазина грампластинок, купим все, что хотим, и обратно… Такая вот, концепция… Заодно обезьянку вернем обратно в зоопарк, а то она скучает по дому…

Конечно, это был вызов. Можно было бы сослаться на то, что Папа лично бы их обоих пристрелил за такие художества из своего табельного «Вальтера». Можно было бы также сослаться на то, что из-за бравады подвергать опасности жизни экипажей и ставить на кон исход целой операции в масштабах флота — просто непрофессионально наконец… Можно было. Но никто не сослался.

Глава 26

ЗВЕЗДНЫЙ ЧАС ПОМОЩНИКА ШЕРИФА

Жизнь — это очередь за смертью, но некоторые лезут без очереди…

Адольф Гитлер

Уоррент-офицер 2-го класса Джордж Левински попал в очень некрасивую ситуацию. Его сгребли полицейские во время драки в ресторанчике «Бешеный енот», и завтра утром его собирались передать под юрисдикцию флота, а это было очень и очень плохо. Это могло бы стать последней каплей терпения коммандера. Хватало с Левински и других историй. Пока что он лежал на тюремной шконке в участке и думал о том, что в общем-то его служба на «Сауд-Платте» не задалась. Коммандер — уставник и идиот, его зам, может, и меньший идиот, но невзлюбил именно его, Левински. И все, что произошло вчера — для того просто замечательный подарок. Этот жалкий городишко — Майами-Дейд, [102]в который занесла его флотская судьба — настоящее недоразумение. Девки — стервы, виски — дерьмо, полиция — просто звери бешеные.

Шум сначала на улице, а затем в коридоре, его отвлек от этих невеселых мыслей.

В полицейский участок, который до этого времени напоминал сонное царство, ввалились сразу несколько военных. Притащили еще каких-то матросов. В такой же гражданке с чужого плеча, как и у Левински. Его привлек странный акцент, на котором между собой говорили эти ребята — техасцы, наверное. Эти вообще говорят — ни черта не поймешь. Что, сегодня облава на матросов? А вполне может быть, и он, как всегда, оказался не в то время и не в том месте.

Помощник шерифа Майами-Дейд ненавидел нацистов. Впрочем, он ровно так же ненавидел и коммунистов, и демократов, и евреев. Он всю жизнь боролся с преступностью в округе, где о краже велосипеда сообщали газеты, и чувствовал себя на обочине жизни в то время, как где-то творились великие дела. Ему, а вернее не ему, а собственно шерифу показалась подозрительной компания незнакомых бородатых молодых людей на набережной, столпившихся у магазинчика Хантера Дэвиса, который с некоторых пор стал в довесок к обыденным курортным товарам приторговывать еще и грампластинками. Дело было в том, что окружному прокурору Майами-Дейд надоели все эти визиты праздно шатающихся военных, которые сюда приезжают из Майами. Там — полно патрулей, а здесь вроде как они никому особо не нужны, ну вот и устраивают тут черт-те что.

Когда шериф подъехал к ним на машине и попросил предъявить документы — все-таки война, те изрешетили его машину из автоматов. Как в Чикаго во времена сухого закона, только автоматы — немецкие. (В оружии-то помощник шерифа разбирался.) Шериф погиб на месте. Помощнику чудом удалось выскочить и скрыться за каменным парапетом. Добежав до будки спасателей, он вызвал береговую охрану, чем до смерти перепугал самих спасателей, разбежавшихся кто куда. Автоматных выстрелов в Майами-Дейд не слышали за всю его историю ни разу. Но все когда-нибудь случается впервые.

Чем меньше свидетелей у подобных историй — тем лучше. Но тут уже не получилось. Видели редкие прохожие, видели спасатели. Слышали — несколько улиц.

Через полчаса по городу пополз шепоток:

— Немцы, точно тебе говорю!

— Какие немцы, мы же воюем с японцами!

— Японцы — тоже! Говорят, они высадились в Джэксонвиле!

— Это что же, мы теперь отрезаны?

Американцы — индивидуалисты. К ним бессмысленно обращаться как к единому народу. У этих даже план эвакуации — у каждого свой. И план боевых действий — тоже. В городе наступила очень тревожная ночь. Пока ползли слухи, каждый делал свой выбор. А помощник шерифа, получается, теперь за главного. Береговая охрана подоспела очень оперативно и с ходу скрутила на пляже этих двоих, которые и оказались в участке. На матросов в самоволке они были мало похожи. Скорее, на каких-то бродяг. Но эти бродяги, во всяком случае один из них — точно, слишком ловко управлялся с морским офицерским кортиком. Настолько ловко, что в драке ранил одного из береговой охраны. Причем ранил тяжело. Кортик — тоже немецкий. А вот его владелец похож скорее на кубинца. Небритый, всклокоченный, когда-то, видимо, он был обладателем некоего подобия эспаньолки. Сейчас — похоже на козлиную бороду. Дальше произошла еще одна стычка со стрельбой между береговой охраной и группой гангстеров. Вероятно, «немцы», если это действительно были немцы, пытались отбить этих двоих. Американцы организованно отступили в здание полицейского участка, но нападавшим удалось расчленить их силы и отсечь основные от их катера. Теперь в полицейском участке оказались осаждены пятеро из береговой охраны, двое «пленных», помощник шерифа и Левински. Что происходит? Нас атаковал немецкий десант? А может, это просто банда гангстеров, которая только играет под немцев? Сколько их? Где их корабли? Или это только диверсионная группа? А корабли на подходе? На эти вопросы ответов не было. Ясно было одно. В полицейском участке, одном из немногих зданий в этой местности, при постройке которого использовался камень, можно какое-то время держать оборону. Есть пленные, но транспортировать на катере их нельзя. Катер, получается, тоже захватили эти гангстеры. Надо бы вызвать национальную гвардию… Помощник шерифа ее и вызвал, но на том конце линии над ним просто посмеялись и бросили трубку. Остается ждать, пока в береговой охране хватятся катера. Это час-два.

51

— Эй! Эй! Есть тут кто?! — послышался истерический женский визг с улицы, и в дверь участка забарабанили удары маленьких кулачков. Находящиеся в участке долго думали, открывать или нет. Открыли. В помещение ввалилась девица в огромном — явно ей не по размеру — грязном промасленном свитере. Было похоже на короткое шерстяное платье с воротом.

— Это нацисты! Их там очень много! Там подводные лодки! — верещала она. — А!!! — взвизгнула она, увидев пленного с эспаньолкой. — Здесь тоже!!! — Девица попыталась выпрыгнуть обратно. Помощник шерифа ее удержал. В кулаке у нее был зажат клочок бумаги. На нем кривым угловатым почерком было написано:

Старшему морскому начальнику!

Вы подверглись атаке ВМФ Германии. Предлагаем обменять ваш катер и ваших людей на наших людей. В противном случае — открываем огонь из всех орудий. На размышление 10 минут.

Командир немецкого военного корабля.

Неужели сила немецкого флота так велика? Это же не Британию атаковать! Это тысячи миль Атлантики.

— Там… там… они… О-о-о-о!

— Дайте ей воды, — крикнул наконец командир охранников. Вода в участке была.

— Что будем делать, шериф? — спросил он, когда ночная гостья, всхлипывая, начала облизывать стакан.

— Займем оборону. Здесь, на колокольне, и… — а больше негде… тут только деревянные постройки, притом тонкостенные. В этой части города ни одного кирпичного здания — все в порту.

— Пленных вернем?

— Там остались двое наших и катер…

— Если их действительно так много… Они наверняка уже в порту высадились…

— Тихо что-то очень…

— Может, как раз аккуратно высадились…

— Тянуть время… может, что-то прояснится.

Он тотчас представил себе трупы ребят из портовой охраны с перерезанными глотками, разбросанные то здесь, то там, и быстро и бесшумно скользящие по ним тени морского десанта.

— А если они блефуют? И нет никакого немецкого флота? — командир охранников посмотрел еще раз на перепуганную девицу. — Как ты к ним попала?

— Мы катались на яхте… Они… Они ее поддели носом. Она утонула… Чак утонул…

Шериф что-то припоминал. Действительно. Одна яхта третьего дня пропала. Но не здесь, а чуть южнее по побережью… Немецкие лодки действительно опасны. Америка ощутила уже первые удары этого таинственного врага. Они топят все подряд. Но что же получается? Появились Уже и надводные корабли? А мы все никак не организуем светомаскировку…

— Что ты видела? Лично ты сколько кораблей видела? — пытался чего-то добиться от нее моряк, проговаривая вопросы нарочито медленно, делая ударение на каждом слове.

— Не знаю… О-о-о-о-о-о!!!

Тишину разорвал свист 88 мм снаряда. Взрыв. Как будто по голове ударили молотком. Заложило уши. Дом вздрогнул, как при землетрясении. С потолка попадали куски обшивки. Посыпалась пыль, штукатурка. Бил мастер. Он даже не пристреливался. Первым же залпом накрыл здание полиции.

— Выпустите меня!!! — начал долбить в решетку обезумевший Левински. Дом заходил ходуном, и его выкинуло из койки. Из помещений, куда попал снаряд, потянуло гарью и послышался треск горящего дерева.

— Че орешь, остолоп? — огрызнулся помощник шерифа. — Сейчас открываю…

Не тут-то было. Взрыв перекосил каркас дома, и решетка заклинила.

Й-у-у-у-у! Бах! — новый взрыв с перелетом где-то в районе центральной площади.

— Слушай меня! — крикнул девице береговой охранник. — Сейчас ты отнесешь это — обратно! — он показал клочок бумаги. Перевернув его обратной стороной, он написал:

Мы готовы принять ваши условия. Прекратите огонь.

Детали обсудят парламентеры.

Надо как-то протянуть время до подхода национальной гвардии.

— Не-е-е-т! Я не пойду! Не пойду! — верещала девица, упираясь ногами в дверной косяк.

— Помогите же мне! — крикнул помощник шерифа. — Оставь ее! Я пойду, — отрезал он.

— Уходить надо всем… Навались! — Все, кто был в комнате, навалились на решетку. В зарешеченное окно начали проникать клубы дыма.

Хрясь! — Решетка поддалась и упала вместе со всеми, кто на ней повис. Стена зашаталась. Немцы переглянулись, синхронно вскочили на ноги и бросились вон из участка.

— Стоять! — закричал помощник шерифа. Но было поздно. Их фигуры скрылись в ночи за дверью. Третий взрыв был почти в ту же точку, что и первый. Он опрокинул переднюю стену дома. Крыша беспомощно повисла и грозила вот-вот рухнуть. Все бросились кто куда. Левински выбрался из-под решетки и, запинаясь о куски фанеры, побежал наугад и плюхнулся в заросли олеандра. Он почувствовал, как упал на что-то мягкое. Как будто в ящик в ветошью на родном «Сауд-Платте». И запах был похожий — тавот, соляр, мужской пот. Но было что-то еще…

Утро в Майами-Дейд было чудовищным. На выезде из города скопилась огромная пробка. Навьюченные пикапы практически блокировали движение по узенькому мостику на дороге в сторону Майами-Бич. Им в спину упирались легковушки с прицепами. Какой-то умник ринулся обгонять всю эту кавалькаду по пешеходной части моста. Примерно треть он проехал, опираясь одним колесом на бетонное ограждение, другим — на часто посаженные балки моста. Груз в кузове поехал, центр тяжести изменился, и машина под общие крики ужаса рухнула в реку. Перечитайте Герберта Уэлса «Война миров» — там он очень точно описывает, как выглядят англосаксы в панике. Колонна национальной гвардии, которую все-таки додумались направить в место, где ночью слышались орудийные выстрелы, уперлась в это месиво и вынуждена была дальше двигаться в пешем порядке по забитому автомашинами шоссе. Оставшееся население города разделилось на две примерно равные части. Первая, возглавляемая помощником шерифа и матросами береговой охраны, попыталась оказать сопротивление немецкому десанту, заняв господствующие точки на верхних этажах домов и на деревянной колокольне церкви Св. Марка. Другая группа, также вооружившись тем, что у кого было, а было более чем достаточно, как-никак ношение оружия в Америке гарантировано конституцией, начала мародерствовать. К моменту появления первого гвардейца эти стороны уже успели вступить в огневое соприкосновение. Такой расклад окончательно дезориентировал военное руководство. «В городе перестрелки!» Вызвали авиацию. Вид самолетов, поскольку было непонятно, чьи они, вызвал в городе и на подходах к нему приступ еще большей паники. Водитель грузовика с ананасами, китаец, увидев самолеты, не нашел ничего лучше, чем выпрыгнуть из машины на ходу. Неуправляемый грузовик торпедировал пожарную машину, мчавшуюся навстречу. Надо сказать, что пожарные были, пожалуй, единственной службой города, которая работала в штатном режиме. Их задача — тушить пожары — они их и тушили. Авиация не обнаружила никаких следов немецкого флота и вернулась на базы. По инстанции сообщили — никаких немцев нет, вы идиоты! Гвардейцев отозвали. Помощник шерифа еще сутки наводил порядок. Итоги операции: по городу выпущено 8 снарядов с двух подлодок. Потери американские: 15 человек убитыми (из них на немцев уверенно можно списать только шерифа), сожжен катер береговой обороны, матрос и петти-офицер 3-го класса пропали без вести, полностью разрушено здание полиции, повреждены колокольня (по которой люди Топпа корректировали огонь) и парикмахерская на центральной площади. Повреждено (в разной степени) 36 легковых автомобилей, 2 грузовика, автобус, пожарная машина. С немецкой стороны — убитых нет. Легко раненный — 1. Утрачено боевое оружие — офицерский кортик.

После этой истории помощник шерифа стал шерифом и прослужил в этом качестве, не выезжая за пределы штата Флорида, до пенсии. Те, кто посещал его после войны, при условии, конечно, что они не являлись ни нацистами, ни евреями, ни коммунистами, ни демократами, могли услышать рассказ о том, как он с горсткой патриотов защищал город от немцев летом 42-го. Если среди слушателей находились те, кто сомневался, старый шериф доставал из секретера кортик с германским имперским орлом на белой витой ручке из слоновой кости.

52

Глава 27

МЕСТЬ МОРСКОГО ЧЕРТА

Смерть превращает жизнь в судьбу.

Андре Моруа

— Сколько-сколько вам надо Железных крестов?

— Три.

— Да вы с ума сошли! Три — это очень много! Вы что думаете? Все остальные тут французам виноград помогают собирать? Три! Скажите-ка!

— Ну, ребята их заслужили…

— Все равно. Три — это много. Один! И то, только исключительно из уважения к вашим заслугам, герр Ройтер.

Интересно, что, им ребят нужно привести в деревянных тельняшках, чтобы оценили? Нельзя было писать в журнале про рукопашную. Ладно, напишем, что Карлевитца смыло за борт, пока вылавливали — кортик пошел на дно. Идиотизм какой…

— Эй, «санитар моря», — услышал он знакомый голос. Сзади по коридору шел Рёстлер. — Да здравствует фюрер!

— Да здравствует фюрер!

— Это ты сейчас к Папе на доклад? — Рёстлер ткнул в пачку документов в руках у Ройтера, среди которых был и бортовой журнал.

— Ну да. А ты как думал…

— Слушай, что там у тебя за история с пленной американкой?

— Да какая там история. Ну, выловили девку в море, накормили, провозили с собой трое суток, потом отпустили.

— Да ладно заливать, — хлопнул его по плечу Рёстлер, — небось перли ее там всей командой.

Ройтер поморщился. Ганс заметил.

— Да ладно, мало ли чего в море плавает… Можно иной раз и подобрать…

— Никто ей ничего плохого не сделал.

— Конечно! Что ж в этом плохого-то… Поди, удовольствие получила по полной.

Ройтер начал беситься.

— Никто ее не трахал! Обходились с ней более чем корректно. Вольф вон даже шоколадки таскал… Ее отправили обратно домой к маме и папе. Ее спасли.

— Ну… может быть. Но только история все равно глупая. Я-то, может, и поверю, а вот остальные — сомнительно, чтоб такие ребята да девку просто так отпустили… Ха-ха… Вон эта Эрикина компашка до сих пор вспоминает. Говорят, Ройтер если и не вдует, то обязательно хотя бы попытается. Ха-ха-ха! Ладно… не суть… Лучше о ней вообще не вспоминать. Ты отметил в журнале?

— Ну а как же иначе-то?

— Ну и зря. Спасли девку с яхты, которую вы сами же и потопили.

— Это был несчастный случай, а не преднамеренное решение.

— Зайдем ко мне, — предложил «душка-Ганс», открывая дверь своего кабинета. — Дай-ка сюда вахтенный журнал.

— Зачем? — недоуменно спросил Ройтер.

— Ну, дай, дай. Это никак не выходит за рамки устава. Согласно последнему распоряжению фюрера, ответственный от партии имеет право просматривать судовые документы, так что я в своем праве.

— Хорошо, просто мне казалось, нужно следовать по инстанции сверху вниз.

— В данном случае будет правильно следовать снизу вверх, — с этими словами Рёстлер раскрыл журнал, пролистал его, выискивая место, где было про потопление яхты, спасение пассажирки и прочее, и вдруг резким движением, схватив с подноса сифон с содовой, брызнул на страницу газированной струей.

— Ты чего, сбрендил совсем? Что мне теперь Папа скажет? — Ройтер попытался выхватить журнал, но Ганс ловко отстранил его.

— Не волнуйся, с Папой я лично разберусь. Тебя в обиду не дам, — успокоил его Рёстлер, растирая рукавом чернила по мокрой бумаге. Вот… Ни яхты, ни атаки магазина грампластинок.

— ???

— Не бойся. Это не Топп проболтался. Он мужик нормальный, язык за зубами держит. Это я просто сопоставил доступные источники. Откуда, по-твоему, появился во флотилии последний Глен Миллер? В Англии еще нет, а у вас уже крутят вовсю… Не, слов нет — здорово вы америкосов потревожили… Пусть знают, достанем их и через океан. Но опять же… молчи… Представь себе, если все так начнут… Кто-нибудь да засыплется. Ребята Канариса и так хреново кончили. Не будем повторять.

* * *

— Рёстлер! Хватит фокусы показывать! — Дёниц строго сдвинул брови и пристально посмотрел на ответственного от партии.

— Простите, герр вице-адмирал, не понял, о чем вы… Я просто хотел сказать, что произошла досадная неприятность. И хочу заявить, что это вовсе не вина герра Ройтера, а моя…

— Я сегодня вызван к фюреру, — равнодушно, без эмоций начал командующий. — Я непременно попрошу его найти вам замену. Меня лично не устраивает в вас очень многое. И, прежде всего, меня не устраивает то, что некоторые ваши поступки находятся за пределами поля, очерченного понятием «честь офицера». Мне не известны ваши партийные заслуги, но я практически уверен, что по вопросам чести партийца вам также придется давать объяснения. Подводный флот — не место для подобного рода людей. Вы разлагаете своим присутствием личный состав. Я, как командующий, не могу более терпеть подобного.

Вот-те и раз…

— Что это с Папой случилось? — недоумевал ошарашенный Ройтер. Что это у него вырос такой зуб на Ганса? И это при том, что самого Ройтера он принял вполне лояльно, даже можно сказать, приветливо.

— Э-э-э… — вздохнул Рёстлер. — Не наше это дело… гадать, что случается с адмиралами… Наше с тобой дело — солдатское…

В море, жаба! В море! Пошли, что ли, по этому поводу пивка хлебнем? Все веселее.

— Слушай, Ганс, вот ты великий специалист в разных головоломках…

Рёстлер вопросительно на него взглянул.

— Вот как ты думаешь, «Титаник» могли торпедировать?

— М-да? «Титаник»? А зачем? Хотя… это, конечно, мысль…

— То есть?

— Ну вот как: сначала построить лайнер класса «суперлюкс», натолкать туда под завязку всяких сильных мира сего, а потом так изящно всех утопить… Это же мировая революция! (Ну, конечно, я имею в виду не то, что имеют большевики, ты понимаешь…) Десятки крупных корпораций без хозяев, министерства без министров… Интересная идея… Сам придумал?

— Да я вообще не об этом… Вот у меня есть газета. Русская газета. Так в ней сообщение о гибели «Титаника» напечатано на двое суток раньше, чем свершилось событие.

— Интересно… А ты можешь принести мне эту газету?

— Ну да, через полчаса будет.

— Тогда через полчаса в «Ройале».

* * *

— Я тут чего подумал… — заговорщически понизил голос до шепота Унтерхорст. — Наш командир, по-видимому… — тут он вообще ушел в инфразвук, — по-видимому, наш командир заключил сделку с морским чертом.

— Как это? — почти в один голос выдохнули новобранцы.

— Очень просто. Есть такая старая морская примета. Вот обратите внимание. В море — нашему командиру равных нет. Он топит эсминцы, как щенков в ведерке. И все ему сходит. Он на этих эсминцах только Кречмера обойдет — точно вам говорю. И в то же время — посмотрите — на берегу что с ним творится… Неприятности одна на другой.

— Да? Что-то я не заметил…

— Ну, ты просто не знаешь — наш командир отлично держит удар — ты и не догадаешься. А смотри тем не менее… В семье — проблемы, ну вы не знаете — ладно… в общем не позавидуешь… Вот так я и говорю — все дело в морском черте. Если моряк вступает с ним в сделку — охраняй меня на море — никогда не потонет. Черт вынесет! Из любого урагана — выбросит на берег. И от бомб укроет. Но за это — проклятье на берегу. Ни в чем тебе не будет удачи, потому что морской черт властен только на море. Ну, — старпом на мгновение задумался, — или в прибрежной полосе, километра четыре — не больше.

Последнее он произнес так уверенно, как будто сам измерял.

— А что же делать?

— Ну что? Или все время в море околачиваться, или на острове — главное, чтобы вода кругом… Вот Киль — помните — там же вода вокруг казарм практически — всюду каналы. А Вильгельмсхафен — нет — наоборот — бухта закрыта со всех сторон землей, Брест — тоже…

Матросы слушали старпома раскрыв рот. Массивная шапка пены колыхалась над кружкой Унтерхорста, стекая по стенкам, оставляя влажный след на надписи «Marine halt am Atlantic wall treue wacht fürs Vaterland». [103]Над столом плотным облаком повисла тайна,и присутствие ее было столь очевидным и столь завораживающим, что никто не обратил внимание на то, что за спиной у них оказался командир. По дороге за газетой он встретился с Руди Мюцленбургом, у которого тоже имелся повод выпить и закусить. Ройтер, сделав знак Руди, тихо встал позади Унтерхорста и внимательно слушал, что говорят подчиненные.

53

— Нам самое главное — всегда держаться вместе. Командиру в море ничего не грозит. Будьте рядом, и все. Жизнь практически гарантирована. Только упаси вас бог повторить то же самое. Это он себя принес в жертву за всех нас…

— Унтерхорст! — окликнул вдруг его Ройтер.

На лице старпома, обычно напоминающем мраморную статую с абсолютно неподвижным, как бы гипнотизирующим взглядом, отразился панический ужас. Это было столь же смешно, сколь и жутковато. Ну, представьте себе каменный идол с острова Пасхи, который на протяжении столетий смотрел на шторма и ураганы, смежив веки, вдруг искажается выразительной гримасой и пытается сорваться с места, зашкериться, как нашкодивший щенок… Невольно представляешь, что жепроизвело на него такое впечатление. Унтерхорст настолько растерялся, что вместо того, чтобы втянуть пиво ртом, сделал большой вдох хлопьев пены носом и закашлялся.

— Ну и какого хрена, Филипп, вы льете дерьмо в уши личному составу? — Унтерхорст содрогался всем телом, никак не мог откашляться и корчился на столике, так что речь Ройтера превратилась в монолог. — Послушайте, Унтерхорст, ну вы же опытнейший моряк, навигатор — таких во всех Кригсмарине не сыскать! Ну, как вам не стыдно нести такую чушь! Тем более учить этой херне молодых… А вы, дорогие мои, — это уже к матросам, — поймите простую вещь: мы выживаем по одной-единственной причине — потому что мы лучшие, я быстрее считаю торпедную атаку, потому что Деген — превосходный зенитчик, старпом, вон, отличный рулевой, а артиллерист — вообще уникальный. Мы этим побеждаем, а не мистикой долбаной, и зарубите себе это на носу. Выживает тот, кто лучше знает свое дело. Есть ре-е-е-едкие исключения, когда говорят «повезло». Но это тоже чушь — нет никакого везения. Просто нет. И не рассчитывайте на это в море. А то точно погибнете. Никакой морской черт не поможет.

— Филипп, — произнес Мюцленбург, пристально глядя в глаза старпому, — нет никаких чертей. Черти — это мы! — хохотнул он и окинул взглядом молодых. — Так думают англичане. Давайте не будем их в этом разубеждать, хорошо? А морского черта этого, ну позовите мне как-нибудь, когда будем в море. Я его в очко трахну…

Ну что тут скажешь, камрад Унтерхорст — это залет. Еще хорошо, что Ройтер решил ограничиться только словесным внушением. Видимо, у него сегодня было хорошее настроение. Когда в Бресте появлялся Мюцленбург — а случалось это не часто, — Ройтер как будто вновь становился тем же Ройтером, каким он был с Шепке. Память есть память, тем более о таком человеке, как Шепке.

Унтерхорст через некоторое время полностью обрел способность дышать и разговаривать. Обычного в подобных случаях дружного гогота не последовало. Когда Ройтер с Мюцленбургом оставили компанию, проследовав к своему столику, старпом еще раз окинул взглядом молодых и поднял палец кверху:

— Вот видите. Черт на стороже. Зачем он командира прислал? Именно затем, что почуял — ему на хвост наступили.

— Так вроде командир как раз сказал без мистики…

— Ну а где ты видел, чтобы черт признал, что он есть? Никогда. Будет отрицать все. Но видите как. И мне дал понять… Еще бы — вон море метров 300 — он меня в пиво и «мокнул». Так что не надо…

Мюцленбург тем временем повторил свою угрозу в отношении морского черта еще дважды и подтвердил это осушенной залпом кружкой пива.

— Знаешь, Хельмут, мы, наверное, с тобой из одного теста… Не идет у меня штабная работа.

— И у тебя не идет! Вот уж действительно…

— Я подал рапорт. Прошусь обратно на свою лодку.

— А отпустят?

— Ну, тебя-то отпустили?

— Да уж… Где сейчас твоя лодка?

— Юго-западнее Азорских островов… В общем, Гибралтар…

— Ну что ж, успехов тебе, камрад! А вообще как? Оно надо тебе? В самое пекло?

— Ну что ты говоришь? Ребята будут жизнями рисковать. А я в штабе отсиживаться? Нет, это не по мне… Ты же слышал про Дьепп… [104]Война уже стучится в двери рейха.

— Как я жалею, что меня там не было…

— Ну ты же не можешь быть везде… — хмыкнул Мюцленбург. — Похоже, вы силами на два порядка меньше навели шухеру куда больше во Флориде.

— Откуда вы все всегда знаете? Это просто поразительно… Этого нет даже в судовом журнале. Теперь нет…

— Ну, демонстрируй свой артефакт! — выскочил откуда ни возьмись Рёстлер (впрочем, как всегда). — Халло, Руди! Скоро в поход?

«Лишь теперь начинают выясняться ужасающие подробности катастрофы с „TITANIC“. На основании отрывочных рассказов спасшихся пассажиров, эта трагедия рисуется в следующем виде. На пароходе почти до последней минуты держалась уверенность, что этот гигант не может потонуть…» 13 апреля…

— Ну и что?

— 13 апреля. Раньше, чем потопили…

Рёстлер, ни слова не говоря, залился диким хохотом. Возможно, подобный хохот слышал доктор Фауст.

— Баран ты тупорылый! Ха-ха-ха!!! Ты что, не знаешь, что у русских тогда был юлианский календарь?

Юлианский календарь, ну пусть, это же плюс 13 дней, а не минус 2.

— Ох, насмешил, искатель морских тайн…

— Ничего не понимаю…

— Ну что тут понимать… Это же не первое сообщение… «лишь теперь начинают выясняться подробности»… Понимаешь, подробности! Они сообщили, как положено, допустим, 1 апреля (тоже хороший повод). А потом повторили подробности спустя 11 дней. Вот тебе и получилось раньше. У нас тогда было уже 26-е!..

Да… Ройтер себя почувствовал полным идиотом. Как он, считающий в уме сложные тригонометрические функции, мог запутаться в простейшей арифметической задачке…

Глупо. Очень глупо. Интересно, а знает ли об этом Вероника?

— Японцы — придурки! — распалялся «душка-Ганс» уже по совершенно другому поводу. — Ну спрашивается, какого черта было атаковать эти долбаные линкоры в Перл-Харборе! Линкор — это оружие прошлого. Через каких-нибудь 10 лет само понятие линкора уйдет в прошлое.

— Что же, по-вашему, следовало делать?

— А я скажу! Разрушать инфраструктуру порта. Доки, маяки, топливные терминалы… Куда бы делась их «Аризона» без базы? Они бы сами приплыли сдаваться в плен, и железку бы пригнали. Вон, посмотрите, как это происходит на Черном море. Мы выбиваем из-под русских базы.

— Ну они переходят в другие.

— Да, но заметь. У нас на Черном море нет флота практически, а черноморский флот Советов — это серьезный зверь… 200 кораблей, 600 самолетов. А румынский флот? — курам на смех… Вот попомнишь мои слова. В войне на море в самом ближайшем будущем главная роль будет принадлежать подводным лодкам и авианосцам.

Ганс еще долго о чем-то оживленно продолжал беседовать с Мюцленбургом, видимо, желая получше узнать о подробностях перевода на боевую лодку. Сейчас этот поток немного ослаб. Счастливые времена большого тоннажа и ярких киношных атак ушли в прошлое, и ушли безвозвратно. Теперь акулам Дёница приходилось сутками вслушиваться в монотонный звон «асдика» и считать разрывы. Война становилась другой.

— Ганс, я давно хотел тебя спросить… — Ройтер решил приподнять завесу над еще одной тайной. Рёстлер должен знать. Он все всегда знает. — Скажи мне, что произошло с «Бисмарком»?

— Он утонул, — ответил Рёстлер и поглядел на Ройтера взглядом, который как будто бы говорил: «А ты что, разве не знал?»

Кавалер рыцарского креста с дубовыми листьями, легенда 1-й флотилии, Рудольф Мюцленбург, совершивший 7 боевых походов и потопивший более 20 кораблей противника, проведя в море 226 дней, получил смертельную травму 11 сентября 1942 года, купаясь с борта собственной лодки U-203, на которую он так рвался, менее чем через 2 недели после описываемых событий.

Глава 28

НОВАЯ НАДЕЖДА

В любви единственная победа — это бегство.

Наполеон Бонапарт

Летом 1942 года Берлин жил обычной жизнью европейской столицы. Авиационные налеты британцев были эпизодическим явлением, и ребята Геринга довольно успешно справлялись с возложенной на них задачей. Да затемнение, да патрули, но при этом трамваи ходят по расписанию, магазины битком набиты украинским салом, французским сыром, норвежскими сардинами. Женские журналы представляли новую коллекцию одежды, газеты рапортовали о победах на востоке.

54

Залитый солнцем Берлин, олимпийский стадион и неподалеку от него место встречи с мечтой. Ройтер не долго колебался. 17 темно-синих бумажек с портретом Шуберта [105]превратились в двухцилиндровый шестисоткубовый BMW R66. Такой мог позволить себе только истинный ценитель. 30 лошадиных сил, скорость 145 км/час. Это был не мотоцикл — это был самолет. Ройтер подолгу не мог отвести глаз от блеска хрома и черного лака. Обладание мечтой — ни с чем не сравнимое чувство. Он полюбил этого зверя с первого взгляда. Ему было по душе лаконичное изящество идеального баварского изделия. Это был не просто мощный и скоростной мотоцикл. Это был лучший мотоцикл во всей модельной линейке. Возможно, лучший в мире…

Этот приятный эпизод стал возможен только благодаря большим неприятностям. Началось все с того, что отец Карлевитца загремел в «кацет». [106]Вроде сидел в своей аптеке, никого не трогал, а как ветеран войны вообще имел особый статус. [107]Но какая-то тварь написала донос, что он-де свое еврейское происхождение скрывает… У Карлевитца была большая семья. Кроме него — еще шесть сестер, которые ведь ни в какой войне не участвовали, так что оснований опасаться было достаточно. Лейтенантский мундир и Железный крест давали Карлевитцу некоторые права, но возможности его были ограниченны, и он обратился к командиру. Ройтер понял, что это жест крайнего отчаяния, и решил помочь.

Папа сдержал слово в отношении Рёстлера. Его заменили. Заменили, прямо скажем, не очень удачно. И это еще очень мягко сказано. Слишком далек тот был от флота и при этом еще больший зануда, чем Прин. Первая же беседа с новым ответственным от партии не оставила ни малейших сомнений — неприятности и не думали заканчиваться. Скорее, они только начинаются.

— Что вы себе здесь позволяете! — кричал новый представитель. — Я ожидал найти здесь падение боевого духа, но такого… Массовая пьянка, азартные игры, шаманство… да-да… а как мне еще назвать вот эти все выкрутасы с морскими чертями? Одни морскому черту пластинки заводят. Другие вообще берут курсы в открытом море почему-то кратные. Что, англичане будут тоже семерками ходить? Да что там говорить… Если даже вы, член партии, кавалер креста с дубовыми листьями, погрязли в каких-то сомнительных внебрачных связях… Это же стыдно!.. Создается впечатление, что для вас институт семьи вовсе лишен какого бы то ни было священного смысла. Вы глумитесь над понятием брака, проживаете с женой военнослужащего…

— Вдовой военнослужащего…

— Да… тем более… Я полагаю, честно будет все расставить по местам. Вы должны прекратить эту связь!

— Как это — прекратить?

— Ройтер, — ответственный внимательно посмотрел ему в глаза. — Вы хотя бы понимаете всю серьезность ситуации? Для того чтобы отправить вас в пехоту, у меня нет оснований, даже если бы я этого очень захотел, ваши адмиралы встанут стеной за вас. Еще бы! Вы же один из самых результативных командиров! Но ведь обершрайбер [108]Лутц куда менее ценный в военном отношении кадр. Для базы в Бресте, я имею в виду. Да. А вы хотя бы имеете представление о том, какова нехватка переводчиков сейчас на Восточном фронте?

Ну, это-то уже просто маразм. Как этот божий одуванчик совать в мясорубку Восточного фронта? Тоже мне — борец с Советами! Это даже не смешно. Анна, вот — вполне подходящая кандидатура. Ей бы пошла какая-нибудь должность в оккупационной администрации. Справится. А эта…

Ройтер вдруг впервые почувствовал беспомощность. Все его связи, весь его авторитет превращался в ничто. Жаловаться? Но куда? Геббельсу? И что он ему скажет?

Теперь еще стоял вопрос, как объяснить все это Веронике. И как с ней порвать? А рвать надо. Лучше ей считать, что я погиб.

Веронику он нашел в приподнятом настроении. Только что пришло письмо от Рёстлера. «Странно, — подумал Ройтер, — почему ей, а не мне?» Но вскоре догадался, ведь будь он в походе — письмо бы задержали до возвращения, а это может быть и две недели, и месяц, и два. Так что хитрый лис все правильно рассчитал. И если он хотел, чтобы информация дошла до Ройтера как можно быстрее — решение было правильным. К тому же контакты с «опальным» партийцем могли бросить тень на Ройтера. В письме Ганс сообщал, что благополучно устроился в 7-м [109]управлении Главного Управления Имперской безопасности на хорошей должности, предполагавшей звание аж группенфюрера. Так что можно считать, что Рёстлер даже продвинулся по карьерной лестнице. Получалось, у него вновь появлялся серьезный покровитель. Но то, что все его шаги приводили к Рёстлеру, начинало пугать.

— Все, как с гуся вода, — покачал головой Ройтер. Ему вдруг показалось, что «душка-Ганс» специально затеял этот скандал с судовыми документами, чтобы уйти из флотилии. Что за игру играет этот человек? Он умен, хитер, да, лично ему он не сделал никакого зла. Скорее, наоборот. Но может быть, все это лишь потому, что таковы были условия игры. Как бы этот человек повел себя, если вдруг условия поменяются, Ройтер ответить не мог.

— Знаешь, Ганс такой добрый, — мечтательно заметила Вероника, — он всегда всем помогает. И вот Дитриху тоже всегда помогал. И майора получить… (Вероника на секунду замолкла.) Ведь если бы не он… Наверное, если бы не он, мы бы так никогда и не были бы вместе.

— Скажи, — вдруг почему-то спросил Ройтер, — ты любила его?

Нет, ревновать он и не думал… Ревновать к мужу? — глупо, к трупу — тем более, но почему-то у него сорвалось это «ты любила его»?

Вероника долго молчала.

— Я даже не знаю, как тебе сказать… В школе меня все считали уродиной. Ну так получилось… И в университете тоже… А я привыкла и была уверена, что меня никогда не возьмут замуж… А Дитрих сделал предложение… так чинно, церемонно… Я была счастлива, просто на седьмом небе… Мне казалось, лучше нет никого на свете.

— Долго казалось?

— Пока не встретила тебя…

— Прям сразу?

— Я тебя очень боялась. Не знаю, почему. Ты, когда заходил в нашу библиотеку, это было как солнышко всходило, но я всегда пыталась спрятаться. Думаю, кто он, и кто я. А Рёстлер, видимо, это почувствовал. Он вообще очень тонкий человек. Он нашел мне материалы по «Титанику», помнишь, ты тогда просил. Если бы не он, я бы и не отважилась пойти тогда в доки.

— То есть не было бы газеты — ты бы и не пришла?

— Нет, конечно, я бы побоялась… От тебя исходит такая сильная энергия… Ты берешь меня за руку — я шалею…

— Скажи, пожалуйста, а насколько ты была с ним откровенна?

— Ну на столько, насколько позволяют приличия…

— Я могу тебя попросить быть с ним впредь поаккуратнее?

— Ты от него ждешь чего-то плохого?

— Я не жду от него ничего хорошего… Впрочем, я сейчас уже и ни от кого ничего хорошего не жду… А Рёстлер — да, очень обаятельный человек, но я боюсь, Анна была права, когда говорила о нем. Слишком уж он любит играть в разные игры.

Упоминание имени Анны заставило Веронику нахмуриться.

— Когда она говорила о нем?

— Давно. На прошлое Рождество.

Вероника посмотрела на него полными слез глазами.

— Она очень злая женщина, твоя Анна, — всхлипнула она. — Она мучает тебя, мучает сына. Ребенок растет без отца. Она причинила тебе столько горя… Знаешь, я понимаю, что это большой грех, то, что я скажу, но я осознаю это. — Вероника сделала паузу и затем раздельно произнесла: — Так вот, пусть ей будет плохо.

Вероятно, это было самое страшное проклятье, на которое была способна Вероника. Что бы ей ответила Анна, Ройтеру даже думать не хотелось. Вообще представить, что они хоть на секунду знакомы… Нет! Только не это! Проще нести ответственность за 50 отмороженных мужиков, чем за двух баб.

Ораниенбург, доктору Бозеку

Копия: Рейхсфюреру СС Гиммлеру «Немецкое общество по изучению древней германской истории и наследия предков»

Руководитель группы «ANSUR» оберштурмбаннфюрер СС Майер

<…> Считаю целесообразным рассмотреть вопрос о создании филиала отделения на базе 1-й флотилии U-Boot, отобрав для оснащения наиболее передовыми разработками отделения в порядке эксперимента нескольких подводных лодок.

55

Предлагаю также объединить усилия с отделом исследования оккультных наук. Цель — разработка методики бесперископных атак, что в условиях интенсивного наращивания союзниками противолодочной обороны может иметь решающее значение в битве за Атлантику. <…>

Резолюции:

В. Зиверс: Согласовано

В. Дёниц: Согласовано с поправками

В. Рейн: [110]Согласовано

Г. Фридебург: [111]Согласовано

Итак, Берлин. Кафе на Унтер-Ден-Линден. В двух шагах от «Немецкого информационного бюро». Официантка принесла кофе, лимонад. Пить пиво не стоило. Через час у него встреча в министерстве народного просвещения и пропаганды. Нет, не с рейхсминистром. Пока только с его референтом. Но это шанс. Маленький, но шанс.

— Карлевитц, — официально начал Ройтер, — скажите мне, что вами движет? Вот вы наполовину еврей, наверняка ваша семья как-то пострадала от бойкотов и… и вообще всех тех событий, которые развивались в последнее время. То есть я бы понял, допустим, если бы вы были в оппозиции. А вы служите режиму, и служите ему хорошо. И сейчас вот…

— А разве английские бомбы сыплются только на немцев? Как вы думаете, если в меня попадет английская пуля, будет ли она разбираться, где у меня еврейская кровь, а где арийская? Думаю, она не даст мне второго шанса заново родиться полным евреем. — Ройтер понимал. Коллега на нервной почве затеял эту браваду, но не согласиться с его доводами он тоже не мог. Карлевитц был аполитичен. Никто никогда его не мог заподозрить в симпатиях к коммунистам. — Это страна, за которую сражался мой отец. Я хочу быть достойным его.

— Да, Карлевич, даже Геббельс не сказал бы лучше… вы никогда не были пустым «критикастером», [112]и все же…

Мимо продефилировала дама в темной шляпке с вуалью, она бросила беглый взгляд на подводников и уже занесла ногу, чтобы сделать следующий шаг, как вдруг развернулась и подошла к их столику.

— Я, наверное, должна тебя поблагодарить, — прорезал барабанные перепонки знакомый металлический голос. Ройтер еще не понял, что произошло. Он только почувствовал, как бешено колотится сердце у него в груди. Он ее еще не видел, а только слышал и чувствовал.Это была Анна. За месяц до этого им во флотилию пришли по разнарядке два билета на вагнеровский фестиваль в Байройте — уникальное музыкальное событие. На такое попадают только самые-самые. Ройтер выиграл их в лотерею, и первое, что ему пришло в голову — это вовсе не он и Вероника, а Анна и Ади.

— Спасибо, — насмешливо улыбнулась она. — Ади в полном восторге. Никогда больше так не делай.

— Ади понравилось? — выдавил из себя Ройтер.

— Да, мне тоже понравилось, Рихард Краус, [113]конечно, не Вильгельм Фуртвенглер, [114]но было интересно. Вы извините, — обратилась она к Карлевитцу. — Я отвлекаю вас от важной беседы. Прошу прощения. Еще раз, спасибо. И никогда так больше не делай.

С этими словами она встала, подхватила изящную сумочку и нырнула в толпу Унтер-Ден-Линден.

Броситься вслед за ней? Найти слова? Какие слова? Да и есть ли смысл сейчас так рисковать своей репутацией перед подчиненным? Скорее всего, его порыв будет превращен в очередную неприятную сцену, где он будет снова выставлен на посмешище, а Анна в очередной раз убедится в своей способности сводить мужчин с ума… Нет. По крайней мере не сейчас…

Через полминуты от стенки противоположного дома отчалил желтый DKW-кабриолет. Ройтер невольно проводил его глазами. Взгляд упал на переливающееся черным лаком крыло R-66. Ну, что ж… не DKW-кабриолет, но ведь и не телега крестьянская… На таком можно и в Потсдам наведаться. Итак, если откажет в аудиенции рейхсминистр, то попробуем обратиться к гросс-адмиралу, а если и с ним не получится… остается… Да! Остается его несостоявшийся тесть, Демански-старший! Он ценит конкретные действия, да-да — нет-нет. А его связи это да-а-алеко не Рёстлер с его сомнительными комбинациями.

Глава 29

ЧЕРТОВА ДЮЖИНА

Смерти меньше всего боятся те люди, чья жизнь имеет наибольшую ценность.

Иммануил Кант

В Бресте ждало решение командования придать лодке Ройтера статус испытательно-боевой лаборатории. Логика командования была обезоруживающе откровенна. Если новые средства показывали себя хорошо — это было бы основанием включить в эксперименты и другие лодки, если же нет — то личный опыт, высококлассная выучка и «сверхнормальные» способности членов экипажа призваны были нивелировать этот досадный факт и как минимум сохранить им жизни. «Я не могу разрешить так поступать всем!» — отрезал Дёниц.

Собственно, какое все это теперь имело значение? Дедушка его сына оказался действительно могущественным человеком. Менее чем за трое суток старший Карлевитц оказался дома в окружении своих ненаглядных дочек. Более того, Демански готов был оформить документы на выезд его из страны. Но еврей отказался: «Здесь наци, но там те еще потцы…» Так, во всяком случае, это выглядело со слов его сына. Эмиграция не состоялась. Аптекарь вернулся в Дрезден на Кипшдорфер штрассе к торговле микстурами и порошками. Одного спасли. Ройтер не сомневался, что Демански бы мог спасти и Веронику, но как это сказать-то? Вот в данном, конкретном случае — как? Значит, надо было действовать самому. А самому — это… означало расстаться с Вероникой. Она не поймет. И не простит.

Помогал Дитриху… помогал… Дитриху помогал… А вот интересно, по каким-таким надобностям ездил майор в тот самый вечер? Уж не по делам ли Рёстлера? Там помог — тут помог… Интересно получается… Вокруг меня как минимум два человека поставлены Рёстлером. Один — Карлевитц, другая — Вероника… Зачем Рёстлеру надо было подпихивать ему девицу, зная о ситуации в Потсдаме? И какова функция Карлевитца? По плодам их узнаете их… Да, но плоды-то вроде бы хорошие, без гнильцы… Более преданного делу человека, чем Карлевитц, трудно было сыскать. Причем преданного именно делу, не ему лично, хотя, наверное, сейчас после истории с папашей и лично тоже. Но Карлевитца он видел под бомбами — он не предатель и не подхалим, пусть хоть и еврей. Вероника — добрая дурочка, увлеченная литературой и религией, при этом не лицемерка… Удивительное сочетание религиозности без лицемерия. От нее-то что может быть плохого? Ну, кроме тех неприятностей, которыми приходится расплачиваться за близость с женщиной вообще, триппер, так и быть, мы не имеем в виду. Мы имеем в виду всяческие косяки по службе и по жизни. От Анны, считаете, этих косяков было бы меньше? Может быть. До тех пор, пока она не решит, например, что лодке пора вернуться из похода, и ведь додумается на эту тему пойти разбираться в штаб… «Да меня не е…ут англичане!! Где мой муж!! Сколько можно ждать?» И далее в таком же духе — Унтерхорст и тот покраснеет. Какой все-таки диссонанс — сдержанный, корректный отец-аристократ и дочь-психопатка. М-да… такой вот хитрый гусь-Ганс… И вот ведь что интересно… Как можно устроиться на генеральскую должность в департаменте, которым руководит полковник? [115]

4 — составить перечень рекомендаций для личного состава при обращении с данным типом торпедного вооружения. <…>

Ройтеру навязали стажера. Вообще-то к нему на лодку попасть было не просто. Командир очень дорожил экипажем и не позволял совершать рокировки просто так. Несмотря на усилия главного партийца флотилии, борьба с чертом складывалась совсем не в пользу первого. Черт побеждал на всех фронтах. Особенно после истории с Мюцленбургом. Все же слышали, что он говорил про черта. И чем это кончилось? Так-то вот!

Потери во флотилии росли. Результативность падала. Уже потопить хоть что-то было большой удачей. И американские воды уже давно перестали быть краем непуганых идиотов. То ли с легкой руки Унтерхорста, то ли сам по себе, но среди матросов распространился слух, что служба в экипаже Ройтера — как индульгенция от смерти. Действительно, для столь успешной боевой единицы потери в экипаже были вполне приемлемыми. Хотя конечно же никакой гарантии не было. Скорее, наоборот. Риск на который шел командир, порой чрезмерный, не мог на самом деле гарантировать обещанную им обеспеченную старость в кругу внуков и даже благообразную могилку с цветочками на сельском кладбище. Но нет ничего прочнее моряцких суеверий, тем более, подкрепленных «достоверными» слухами. А потому от желающих отбоя не было.

Лейтенант Вестфален был, конечно, молод, как и все они, но удивительно организован и целеустремлен. Можно даже сказать, слишком целеустремлен. Найдя в кубрике просаленную и промасленную книгу бушменских сказок, он после нескольких дней изучения текстов, наконец вооружившись блокнотом и карандашом, отважился спросить Ройтера: «Герр командир, скажите, пожалуйста, а какие качества в личном составе призвана развить эта книга?»

Главное Управление Имперской безопасности

7-е управление

Командиру 1-й флотилии U-Boot фрегаттенкапитану Вернеру Винтеру

В связи с возникшей необходимостью прошу выслать личное дело обершрайбера Вероники Лутц для ознакомления с ним обергруппенфюрера. [116]

Обершрайбера Лутц откомандировать во вверенное мне подразделение с 15-го числа текущего месяца. Снятие и постановка на довольствие — согласно регламенту.

Руководитель группы «PERT» [117]Ганс Рёстлер

* * *

— Что вы видите, лейтенант?

— Вижу эсминец типа «Хант», примерное водоизмещение 1100 тонн. Курсовой угол 65–68 правый… дальность примерно 3000.

— Ого… совсем неплохо для стажера, — подмигнул ему Ройтер. Действительно у этого юноши железная хватка. — Как можно предположить, он спокойно идет по своим делам и нас не замечает. Что будем делать? Пропустим или атакуем?

— Я бы атаковал. Пока он нас не засек, у нас есть шанс.

— И я бы атаковал. Боевая тревога! Приготовиться к торпедной атаке из подводного положения. Первый, товьсь! Силовая установка бесшумный ход!

Команда забегала. В «палате лордов» началось шевеление, хотя все уже было загружено заранее и оставалось только вытолкнуть «свинку» из трубы. Их задача была опробовать в боевых условиях новые торпеды «Falke». Они наводились на шум винтов и, как уверяли инженеры, которые наведались к ним во время загрузки, не давали промахов. Ну ладно… посмотрим.

— Данные стрельбы на карту! — Ну что скажете?

— По-моему, использовать «Falke» нельзя, слишком мала скорость цели…

— Ну да, по инструкции так и есть… Скорость не менее 12 узлов… а у него только 5, ну максимум 6…

— Бить обычной?

— Нет. Рассчитайте стрельбу для «Falke» как для обычной.

— Зачем?

— Делайте… — Через пару минут Ройтер проверил данные. — Ну, да, в общем верно… только угол вы округлили неправильно… я округляю до третьего знака… и получается видите — целых 0,5 минуты на таком удалении… То есть так у вас торпеда идет во второй шпангоут, а так — только в корму… Велик риск, что она то ли не сработает, то ли ее отбросит винтами…

— Понятно… — У Вестфаллена горели глаза, как будто он только что познал самую высокую истину, открывшую ему смысл жизни…

— Далее смотрите — в инструкции этого не написано. Срабатывают ли эти торпеды на низкие шумы? Срабатывают, если шум близко, но у него сейчас 5 узлов? И если они у него останутся 5, то встретится он с нашей «хрюшкой» вот здесь, — Ройтер отчеркнул на карте значок карандашом.

«И хорошо бы, чтобы он нас так и не заметил…» — подумал Вестфаллен.

— Герр командир, — подал голос Карлевитц, — позвольте высказать соображения.

— Слушаю вас напряженно, Карлевич.

— Шум винта цели достаточно слаб для того, чтобы торпеда пошла прямо на него. Значит, она будет выбирать наиболее сильный шум из того, которые она «слышит».

— Совершенно верно.

— А этот шум будем издавать мы при погружении, ведь погружаться-то придется на самом полном. Да, на глубине уже в 20 метров она, скорее всего, угрожать нам не будет, но и атака окажется сорванной.

— Получается, нам остается только ждать и сидеть тише мыши… Спасибо, Карлевич. Приняли к сведению.

— Первый, пли! — скомандовал Ройтер.

Торпеда не торопясь вышла со своего места и, набирая скорость, помчалась навстречу эсминцу типа «Хант» — командир БЧ настроил ее точно в форштевень «Ханта». Но расстояние было больше обычного, и поэтому торпеда слегка отклонилась и едва ли не прочертила по корпусу эсминца.

Секундомер отсчитал положенные полторы минуты. Ничего. Что за черт?

— Вот говно! — воскликнул Ройтер, когда стало ясно, что атака оказалась неудачной… — Scheißetorpedo.

— Вот тебе и раз… — выдохнул Унтерхорст, — вот теперь и верь всяким умникам…

— Всплытие! — скомандовал Ройтер. Декер послушно повернул рули и дал самый полный. Дождавшись, когда из воды покажется рубка, Ройтер скомандовал погружение на 12 метров. Лодка, как огромный кашалот, сверкнула на солнце черными мокрыми боками и нырнула обратно на глубину.

Конечно же такое шоу на эсминце пропустить не могли. Они открыли беспорядочную стрельбу из всего, что было, и корабль просто рванулся к подлодке.

Ройтер не без некоторой доли удовольствия отметил растерянность Вестфаллена. Вот так-то, знай наших! Однако вопрос, который прозвучал до этого, остался без ответа. Сработает ли акустическая головка на малый шум? На шум, например, издаваемый винтом самой лодки? Для срочного погружения нужен самый полный… Удастся ли обмануть головку?

Расчет Ройтера был следующим: сейчас эсминец разовьет скорость больше 12, звук винта на 12 узлах приманит торпеду, даже если она по каким-то причинам и прошла мимо, и тогда б-бух!.. Да, так оно и вышло, и торпеда ухватила шум винтов и пристроилась в корму, НО скорость эсминца превысила 30 узлов, и «свинка» стала отставать… А вот это было просто западло… После 3000 метров на догонялки у нее могло просто не хватить ходу.

— Обнаружена воздушная цель, курс 120…

— Дерьмо! Убрать трубу! Резкий поворот вправо! Глубина 50!

Самолет покружил над лодкой и скинул несколько бомб. Разрывы слились в один общий гул. Акустик отметил 4 взрыва. Затем наступила мертвая тишина. Только сонар эсминца щупал пространство. Щупал он его как-то не так… Ройтер не мог понять, что случилось… Взрыва торпеды они не слышали, шума винтов теперь тоже. А ведь это всего каких-то 500 метров… А на таких скоростях это не расстояние…

Карлевитц взглянул на Ройтера и отрицательно покачал головой. Мол, не похоже, что он атакует…

— Может, просто потерял нас…

Акустик отметил неподвижный шум военного корабля. Прошла минута, другая… шум оставался на 330 градусах.

— Он почему-то встал, — пояснил Карлевитц.

— Что за черт? Развернуться по шуму. Торпедная — приготовьтесь к стрельбе!

Взрывов больше не было. Всплывали медленно. Шаг за шагом. Крадучись. На перископной глубине Ройтер решил высунуть трубу. При шестикратном увеличении в окуляр был виден только ржавый борт эсминца.

57

— Самый малый назад!

Эсминец действительно стоял неподвижно. Сонар работал как бешеный.

— Неужели попали?

— Похоже на то… «Зря, конечно, я начал выпрыгивать из воды», — подумал Ройтер…

Эсминец все-таки получил попадание торпеды. Машинное работало — и достаточно шумно, но корабль застыл на месте. Через несколько мгновений стало понятно. Оторвало винты. Грозный опасный охотник превратился в старую калошу, которую уже можно было торпедировать, как на учениях. Лодка довольно долго пятилась и маневрировала. Наконец, добившись курсового угла 90 градусов, выпустила вторую торпеду.

Когда «Хант» горел, сильно проседая на корму, задирая нос уже на несколько метров над поверхностью, и стоял оглушительный скрежет, гул — рвались паровые котлы, Ройтер спросил-таки:

— Акустик, почему провафлили попадание торпеды?

— Видимо, взрыв слился с глубинкой с самолета…

— Ну как вам нравится такая охота на эсминцы? — поинтересовался Ройтер у Вестфаллена.

— Да… — растерянно пробормотал Вестфаллен. — Впечатляет…

Все это заняло максимум полчаса… но за эти полчаса у них было как минимум три возможности найти смерть и не меньше — помочь найти ее врагу. Чем они и воспользовались. Это был 13-й эсминец, потопленный Ройтером.

Вестфаллен был с Ройтером и в следующем походе, когда они шли в северную Атлантику.

Глава 30

КРОВЬ ЗА КРОВЬ

Это не конец, это даже не начало конца. Это — конец начала.

Уинстон Черчилль по поводу высадки союзников в Северной Африке

У Ройтера теперь было устройство для работы дизеля под водой — это чудо, настоящее чудо! Первая такая штука сильно отличалась от того, что ставилось на лодки потом, и было прозвано шноркелем, шнобелем. Два толстых шланга, на конце которых по поверхности плыл надувной островок. При всплытии островок крепили к палубе, при погружении — отпускали. Мало того, что теперь можно не подниматься на поверхность для подзарядки, так еще и ход под ним — целых 12 узлов против 7! Ну, есть у него, конечно, и недостатки — когда эту штуку захлестывает волна, двигатель начинает сосать воздух из лодки. Но это еще полбеды, он еще и в лодку выпускает выхлоп! Вот это серьезная неприятность. Раза три дизелисты просто падали с отравлением, и потом Карлевитц их долго откачивал. Потом говорите, что в дизельном выхлопе СО меньше, нем в бензиновом. Пока не приноровились, приходилось работать в дыхательных аппаратах, а это то еще удовольствие! Как черепаха в панцире в нем. А тут еще побегай по отсеку. Практически то же самое, что жить в автомобиле под капотом. После нескольких попыток комбинировать так и эдак, стали идти на одном дизеле и одном электромоторе: и топливо экономим, и аккумуляторы всегда заряжены.

То, что делали они сейчас, было очень важным для флота, для Германии, для исхода битвы за Атлантику. Кто-то же должен был вынести это из лаборатории в живую реальность моря.

А море становилось все опаснее. Сводки с передовой были неутешительны. Тоннаж падал. Потеряны U-116, U-582. Атаки с воздуха стали чаще. И стали более опасны. Когда они в очередной раз ковырялись со шноркелем, на лодку спикировал очередной «Сандерленд». Откуда взялся — непонятно. Как будто материализовался из облаков. Зенитчикам удалось всадить достаточно металла в его брюхо, и «томми» задымил и начал «прихрамывать». Пилот, видимо, сообразил, что раз до базы он все равно не дотянет, то, чем умереть через полчаса от переохлаждения или попасть в плен, лучше таранить лодку. Он заходил на нее дважды, хотя кабина уже была охвачена огнем. Еще немного, и он бы врезался в рубку. Серьезный парень. Если бы можно было выбирать, как умереть, Ройтер хотел бы, наверное, так же. Последний аккорд великой оратории «Жизнь героя».

Да… громкие слова. А жизнь героя с каждым днем становится все глупее и никчемнее… О чем ты мечтал, когда в постоянно сползающих гетрах с потертым портфелем бежал в школу? О чем ты думал, когда защищал диплом в Дармштадте, когда познакомился с Анной?.. Ты же хотел быть вторым Гауссом. Ты хотел разгадать законы Вселенной… Ты же миром хотел владеть, хотел его сделать лучше, ярче, добрее… А что теперь? Нет, наверное, смерть сама по себе это совсем не страшно. Что я, собственно, теряю здесь и что я получаю там? Там, во-первых, Шепке. Он уже замучился, наверное, ждать за пиршественным столом Вотана. Наверняка нашел себе новых друзей — это он быстро делает. Но Ройтера ему все равно не хватает. Он чувствовал это. Далее — отец. Да. Очень он хотел увидеть своего отца. Похож ли Хельмут на него? Да, конечно, похож, как же иначе. Мы теперь оба моряки и оба герои. Отец бы гордился. Мюцленбург. Да, он бы тоже составил нам с Иоахимом неплохую компанию. Теперь, что у нас здесь? Здесь есть карро Франко, он не так давно, кстати, писал ему. Анна, Ади, Вероника, мать во Фленсбурге… Экипаж… Да, вот это, пожалуй, серьезный аргумент. Будем считать экипаж весь как одну единицу. Франко — плюс, Ади — плюс, мать — плюс, Анна — минус, Вероника — минус. И экипаж. Ну да, получается пока счет в пользу жизни…

Арифметика нехитрая, а этот «Сандерленд» бак разворочал — нате-будьте и шноркель повредил… Черт! Идея-то хорошая, но мороки с этим чудом… Хорошо, что промахнулся мимо рубки. Видно, уже сознание потерял. Извини, друг-«томми», салюта в твою честь не будет. Орудие ты нам вывел из строя. Считай — уничтожил. Ну, сам, значит, и виноват.

Наступила ночь, ремонтники стали заниматься баком, может, удастся хотя бы демонтировать орудие.

— Разбудите меня, если что-то случится, — приказал Ройтер Унтерхорсту. Тот молча кивнул. Это было совершенно лишним. Его бы разбудили в любом случае. Он провалился в глубокий черный тоннель и поплыл неизвестно куда. Реле сигнализировало насосу, что газгольдер пуст, он тотчас мерно затарахтел. Вибрация отдалась в стенку, через нее в подушку, затем в голову. Это хорошая вибрация. Пока эта вибрация есть — мы живы. На уничтоженной лодке компрессор не работает.

Это произошло около полчетвертого утра… Очередь из пулеметов тройки «Харрикейнов» застигла ремонтников врасплох. Они не успели запрыгнуть в люк, не успели даже отбежать за «парус». Двое — старшие матросы Клаус Вольфбауэр и Вольфганг Мах — были убиты на месте. Деген и вахтенный офицер бросились к орудиям, захватив с собой сигнальщика Добберта — он находился рядом… Звено англичан легло на угол атаки, но тут счастье покинуло британцев. Сказать, что эта атака была неудачной — ничего не сказать… Наверное, «томми» не ожидали, что лодка будет сопротивляться. Ночь прорезал сверкающий меч трассеров. Зенитчики сосредоточили огонь на левом ведомом, ближайшем к ним… Правый ведомый шарахнулся вверх и столкнулся с ведущим, отрубив у него полкрыла. Так они и пошли кувыркаться, разбрасывая куски обшивки по водной глади, пока не свалились туда, третий же, едва увернувшись от своих, отказался от атаки, прошел над лодкой и исчез в чернильном небе.

— Командира вызывает командующий, — сообщил Функ.

— Ройтер на связи.

— Оберлейтенант! Мы получили данные. В Ирландском море движется конвой. Вы способны к нему приблизиться и атаковать?

Способен ли он? Ну, разумеется, способен. Засунуть голову в пасть британскому льву… Ирландское и Кельтское моря — его законные охотничьи угодья. И это было, конечно, почетно, несомненно. Охотиться в логове врага! На третьи сутки подводники оказались на траверзе Дублина. В 50 километрах к северу от острова Англси. Короткий сеанс радиосвязи со штабом дал координаты цели. Судя по ним, конвой где-то в 200 километрах. На север.

Конвой на Ливерпуль. Тут и 200 километров не будет до него. Это ясно — больше деться некуда. И Ройтер решил затаиться. Занять позицию и погрузиться насколько возможно при здешних глубинах. Ждать долго не пришлось. Координаты были неверные. Уже через 12 часов акустик доложил о шумах. А командир конвоя — не новичок. Конвой хитро маневрирует даже здесь, почти дома.

58

Они с Унтерхорстом никак не могли установить направление… Наконец акустик доложил — стойкие шумы множественной гражданской цели. Приближаются…

Эскорт был из четырех военных кораблей. Но внимание у ребят-сигнальщиков на них было явно притуплено близостью дома и ожиданием маминого воскресного пудинга. Ройтеру удалось пройти метрах в 600 от головного эсминца, на всякий случай держа его под прицелом. Тот не заметил вообще ничего. Ни шума винтов, который на таком расстоянии хороший акустик бы обязательно уловил, ни торчащего из воды перископа. Его судорожно втянули, как только определили, насколько близок корабль. Но они уже были внутри. «Так. Торпед у нас мало, — решил Ройтер. — Для нападения на конвой — уж точно. Значит, выбираем только очень значительные цели. Лучше танкеры». Выбрав 11-тысячник и подойдя поближе, Ройтер выпустил две торпеды и лег на параллельный конвою курс. Одна из торпед ушла «в молоко», зато другая нашла цель. Эскорт решил, что лодка где-то вне конвоя, особенно если принять во внимание, что танкер был во второй линии, ближе к берегу, эсминцы столпились там, где, по их мнению, могла находиться лодка, и начали настоящую вакханалию. Очень быстро — Ройтер видел в наблюдательный перископ — появились самолеты. И море бурлило и пенилось, но слишком далеко, чтобы это причинило лодке какой бы то ни было вред. Тем временем вторая торпеда повредила сухогруз тысяч на 6… но, вот, черт! Ни танкер, ни сухогруз и не собирались тонуть… Танкер лишь чуть сбавил скорость. Со второго захода резервной кормовой торпедой все-таки удалось его потопить. Но при этом, а такое было не в правилах Ройтера, выбираться из эскорта им придется с голыми руками… Странно, но ушли они без проблем. Когда последний акустический контакт был потерян и в динамиках громкой связи раздались знакомые треск и шипение от заезженной патефонной пластинки, Ройтер смог немного расслабиться.

* * *

— Могу предложить гипотезу, — бойко и уверенно говорил оберштурмбаннфюрер СС Леопольд Майер. Сегодня в аудитории собрались только посвященные. Чины — не ниже группенфюрера. — Поверхность океана представляет собой не что иное, как зеркальную параболическую антенну. Фокусирующая часть этой антенны направлена внутрь сферы, а потому мы никогда не сталкивались с проявлением ее свойств. По существу, в зоне действия этой параболической антенны находятся только подводники. Им дано заглянуть за это зеркало. Эта гигантская тарелка способна преломлять и концентрировать, по-видимому, некие высокие вибрации, связанные с мировым информационным полем. Как любая парабола, поверхность океана усиливает, концентрирует это воздействие. Отсюда могут возникать те самые явления дискретного ясновидения, о которых говорилось ранее. Человек способен видеть несколько возможностей, то есть информационно проживать как бы несколько жизней одновременно. Косвенно это свидетельствует о возможности параллельной реальности, а возможно, и бесконечного числа параллельных реальностей. Единственно, что нас ограничивает в экспериментах — это размер этого «зеркала» и, соответственно, слишком большие энергетические затраты. Но насколько я знаю, доктор Фриче над этим вопросом работает, и достаточно успешно.

— Скажите, герр Майер, — задал вопрос полноватый группенфюрер с красным лицом, какое часто бывает у людей, страдающих нарушением кровообращения, — каково практическое значение данной научной теории? Как мы можем использовать эти, безусловно, весьма любопытные данные в военных целях?

— Разумеется, можем. Способность объекта, например подводной лодки, переходить произвольно в любую точку пространства, причем в любую точку любого из параллельных миров, это, как вы понимаете, ставит наши подлодки на грань неуязвимости. Как я уже говорил, подобный переход требует серьезных энергетических затрат. Для силовой установки линкора типа «Бисмарк» — эта задача вполне по плечу, а для лодки — пока технически невыполнима. Но это уже чисто инженерная задача. Далее, сознательно используя информационное поле, подготовленный по соответствующей методике специалист может «подключаться», хотя это не вполне точный термин, но будем пока употреблять его, к визуальному ряду. (Если он может видеть то, что происходило в иных временных рамках, то, тем более, не проблема переместить наблюдателя в пространстве.) Подобные методики широко применяются, в частности в буддизме, индуизме. Представьте себе, что командир подлодки, вызвав у себя с помощью медитации соответствующее измененное состояние сознания, способен, например, находясь на глубине 100 метров, наблюдать ситуацию на поверхности. Мы проводили эксперименты, в которых испытуемые пытались изменять направление движения торпед.

— И как результаты?

— К сожалению, пока мы не имеем статистически надежных результатов, но работы ведутся, и как мне представляется, не без определенного успеха.

— Скажите, а есть ли возможность таким образом влиять на сознание противника? Например, направленным энергетическим ударом лишить самолет управления? Повредить РЛС?

— Повредить РЛС как раз проще всего. То, что, используя поверхность океана, можно создать серьезные помехи для РЛС, надеюсь, особенно доказывать не надо. Просто будем исходить из того, что у нас есть гигантское зеркало (причем как выпуклое, так и вогнутое). Все зависит от того, с какой стороны мы находимся. Послав импульс (да, например электромагнитный) в указанную точку, мы можем получить любой результат на том конце: от простой передачи информации до уничтожения радиоэлектронного объекта. Весь вопрос в том, какой силы это будет импульс и, соответственно, в какую точку мы хотим его сориентировать. Замечу — Мировой океан — зеркало очень капризное. Приливы, отливы, волнение, все это серьезно меняет систему координат. Но опять же, я повторюсь, это чисто инженерная задача. Как рассчитать эту точку и как взять соответствующие поправки.

— А не ставим ли мы себя слишком в зависимость от множества случайных факторов? — задал вопрос с другого конца аудитории очень молодой на вид, щеголеватый вице-адмирал из разведотдела. [118]

— А мы всегда в зависимости от множества случайных факторов. Разве мы не берем поправки на ветер при стрельбах? Ветер чем не случайный фактор? А погода? Разве при любой погоде могут вестись боевые действия на море? А в воздухе? Это все случайные факторы, которые мы научились преодолевать. И весьма успешно. Научимся преодолевать и этот.

Скажу более. Американцы сейчас активно работают в этом направлении. Ну, я полагаю, что о проекте «Радуга» нам более подробно расскажет господин Рёстлер, — Майер кивнул в сторону группенфюрера с красным лицом. — А я, с вашего позволения, если больше нет вопросов, закончу.

— Спасибо, господа, — едва слышно начал Рёстлер. — Тут мой коллега произнес слово «Радуга». Но, смею вас уверить, как раз в этой части нашей темы я вас могу полностью успокоить. Покуда этим вопросом у американцев на Лонг-Айленде занимается этот слабоумный пидор Эйнштейн.

— Герр Рёстлер! Выбирайте выражения!

— Извините, господа, сорвалось. Но увы, понимаете ли, никаких других эпитетов я для этого… э-э-э… существа найти не могу. Мы должны молить бога, чтобы Эйнштейн так дальше и занимался своими идиотствами в Филадельфии. Уверяю вас, пока он руководит работами, нам нечего опасаться. Хуже другое. Как показывают агентурные сведения, русские куда ближе находятся к разрешению вопросов, связанных с этой темой. И хотя в текущий момент направление исследований считается тупиковым, работы прекращены, проект заморожен, лаборатория законсервирована, а люди, работавшие над проблемой, сейчас в окопах, за ними охотятся наши снайперы, которым даны соответствующие указания, но успокаиваться тут рано. При активной постановке дела, это я сам подсчитал, от подписания Берией приказа до уровня опытных образцов пройдет не более года. Вы только вдумайтесь — год! Всего год, и мы можем столкнуться с оружием, которому не только не можем ничего противопоставить, но даже принципов действия которого толком не понимаем. Конечно, у русских есть слабое место — это их технологии. И эти технологии их будут тормозить. Дай бог, чтобы подольше, но идейно, на уровне теоретических расчетов, они далеко оставили позади американцев и наступают нам на пятки. Слава богу, что Сталин не настолько доверяет Рузвельту, чтобы делиться с ним такими военными разработками. Но если вдруг какой-то провидец это ему нашепчет — уверяю вас, — детище этого союза будет страшным. Американские технологии, особенно в сфере радиоэлектроники, способны воплотить русские теоретические наработки. Мы должны быть готовы. И мы готовимся…

59

Глава 31

ГОД ЛУЧШЕГО УРОЖАЯ

Пленный и мертвый друг с другом схожи — Не смерти ли образ они являют?

Из древневавилонских писаний

В этом году в Шампани виноградари ожидали очень хороший урожай винограда. Возможно, лучший за все столетие. Знатоки говорили: такая весна — к богатому вкусу. В Бискайском заливе весна — это тоже время надежд, капризный ветер, непредсказуемо меняющий направление, высокие волны. Но это уже теплые волны. Хотя что такое «теплые» применительно к Атлантике? Здесь постоянно штормит. Лодка прорезает себе путь в этих бурунах, сигнальщики прочесывают окрестности через цейссовские бинокли. Они были достаточно далеко от берега, когда вдруг ни с того ни с сего послышался крик чайки. «Далековато до берега… откуда здесь чайки?» — подумал Ройтер. Крик повторился…

— Хреновые дела, командир, — проговорил Унтерхорст и тронул горловину свитера, защищаясь от прохладного ветра. — Крик птицы на мостике — это к смерти на борту…

— Мозги не е…те, ладно? — достаточно дружелюбно ответил Ройтер. Он хотел обратить все это в шутку. Железный Унтерхорст умел удивлять неожиданными заявлениями, морской черт и так далее… Просто было это как-то уж слишком некстати.

— Сообщение от командующего! — В люк просунулась физиономия Функа.

— Читайте!

— «Атаковать ударную группу противника, квадрат AM 68 курс на Ливерпуль».

Принято. Курс северо-восток!

В Кельтское море. Затем по проливу Святого Георга он рассчитывал выйти в залив Кардиган, а там уже и до Ливерпуля рукой подать… Интересно, почему мы атакуем не на Темзе?.. Как его достать-то?.. А что, если… нам пройти в северную Атлантику по проливу? Ведь уже один раз мы его проходили, не так ли? Когда посещали с визитом Лох-Ив? Да. Только в обратную сторону. Ройтер сам себе не мог сознаться, что не на шутку взволнован. Раньше такого не было. Внешне он этого не показывал никак, но его ломало предчувствие. Когда происходило все так, Ройтер знал — надо ждать беды. Они беспрепятственно прошли Бискайский залив при идеальной погоде, они не встретили ни одного эсминца, ни одного самолета, ни одного минного заграждения — вообще ничего…

Они были уже в британских территориальных водах, но и здесь ничего примечательного не произошло, и даже днем море молчало, небеса безмолвствовали… Ночью, около двух часов, они обнаружили большой танкер на 11 000 тонн. Очень уж хорошо он шел, прямо на лодку, и угол хороший. Ройтер не хотел сильно уклоняться от курса — все-таки там ударная группировка… Состав ее неизвестен. Впервые за всю войну он изменил своим правилам и решил атаковать издалека, с 3000. Если отправить двух «свинок» под киль этой дуре (а танкер был действительно немаленький), то, возможно, третья не понадобится — танкер с нефтью уже сам по себе достаточно серьезное средство поражения…

Говорят, от судьбы не уйдешь… Две торпеды пошли своим курсом на глубине 11 метров незаметно и неотвратимо. Как медленно тянутся минуты! Вот уже бы и пора… Нет! За 300 метров до танкера одна из торпед взорвалась. Другая, правда, достигла цели. Но такому судну попадание одной торпеды — как слону дробина, будь то хоть трижды горючий груз, а этот, видимо, шел в балласте… Он, конечно, сбавил ход, но тонуть вовсе не собирался, да к тому же перешел на зигзаг. Так у нас еще осталась одна на закуску — придется выложить и этот козырь — на! — но ничего не произошло. Акустик доложил, что слышал удар о корпус. Торпеда не взорвалась… Так, ну это совсем здорово… мы уже отклонились от курса, и у нас пустые носовые аппараты… четвертая — «Felke» (G7es) — слишком жалко тратить… Но это уже никуда не денешься — охотничий инстинкт! Конечно, «Felke» поймала шум танкера, конечно же сработала, как ей положено в винтах. Цель не стала неподвижной тем не менее. Свои три узла танкер держал.

А Ройтер уже преследовал его. Разворачивался на атаку, торпеды перезаряжались, он мог теперь поддерживать скорость до 7 узлов под водой — это не то, что в то памятное Рождество! В 4 часа утра американец (а танкер был американский) отправился на дно, оставив после себя огромное пятно мазута.

11 000 тонн было записано на счет экипажа, но в этом была ошибка. Не в том, что записали, конечно, а в том, что нельзя было в этих водах торпедировать одинокие суда. При первом же взрыве с танкера немедленно сообщали на берег о случившемся, и еще в 2.30 ночи от пирсов отошли эсминцы. К 6.00 появились первые гости — это пока что был торпедный катер, а вслед за ним прибыли два эсминца, и были все основания ожидать еще…

«Felke», выпущенная из кормового аппарата, вместо шума винтов «W&V» поймала катер… Как ни пытался тот уклониться — не получалось… Наконец прогремел взрыв. Он привлек эсминец, и тот резко изменил курс. Теперь нужно суметь развернуться… только бы развернуться успеть…

— Четвертый, пли!

«Свинка» рванулась вперед. В момент старта между ней и эсминцем было не более 1000 метров. И здесь все прошло гладко. Торпеда просто прошила корабль насквозь. Он выпрыгнул из воды и застыл на мгновение «свечой».

— Акустический контакт, военный корабль, скорость высокая, средняя дальность! Приближается.

— Вот говно! Сколько времени нужно на перезарядку?

— Семь с половиной минут, — отрапортовал Карлевитц.

— Карлевитц, идите в торпедный, проследите, чтоб ни секундой больше! Курс 180! Самый полный.

Эсминец типа «Ривер» шел противоторпедным зигзагом. Эта логичная мера предосторожности при атаке обычными торпедами становилась губительной для кораблей эскорта, если в аппаратах была акустика. Зигзаг «приманивал» акустику, давая ей возможность пристроиться в хвост, если стрельба велась с нулевого курса. Ройтер и сам вынужден был постоянно менять курс, чтобы не выпустить «свинку» точно в форштевень. Две победы у него уже есть. Нужно еще эсминец, и все… мы разбазарили все спецторпеды, уже нечем атаковать ударную группировку.

«Ривер» приближался, расстояние катастрофически сокращалось…

— Выпустите ложные цели! — скомандовал Ройтер.

— Есть выпустить ложные цели!

— Карлевитц! Что там?

— Еще две с половиной минуты — идем по графику.

Две с половиной минуты выиграть любой ценой… право на борт!

Курсовые углы эсминца и лодки снова разошлись… Но сонар эсминца работал исправно. Все было схвачено. Ложные цели не помогли. Он, конечно, скинул в пустое место несколько бомб, но вовремя сообразил, что дело нечисто, и устремился дальше.

— Лево на борт!

У нас 7 узлов — у эсминца 25… но, похоже, он еще не очень ориентируется. Близко уже совсем — метров 400, но вдруг он резко уходит лево на борт…

— Право на борт!

У эсминца его скорость — еще и огромный недостаток — инерция большая. У лодки меньше — лодка быстрее может изменить курс — эсминец должен описать дугу… Опять курсовой угол становится близким к 0, хорошо еще, что в кормовом осталась акустика, а не в носовом… реверсом мы бы 8 узлов не дали никогда…

— Кормовой готов! — услышал в громкой связи голос Карлевитца.

— Кормовой, пли! — В эту секунду у всей команды вырвался вздох облегчения. Теперь-то акустика сама все сделает как нужно…

— Идентифицирую удар торпеды о корпус судна! — отрапортовал акустик.

— Вашу мать! Сука!

Торпеда его подвела. Уже все были готовы услышать взрыв и отметить очередную победу. Акустика промахов не дает! Но такое западло никто не ожидал… Торпеда, да, поймала винты, да, направилась на него, но между шумом и взрывателем «вдруг» оказался всего-то-навсего — корпус корабля… И ударный взрыватель не сработал… Дальнейшее практически уже не имело смысла. Ройтер скомандовал аварийную партию в отсек. Высунул наблюдательный перископ, но первое, что он в него увидел — это киль эсминца и собственный нос на перископной глубине… реверс давать было уже поздно. С кормы эсминца сыпались бочонки. Теперь можно было попытаться только «проскочить» полным ходом эту линию. Как минимум три из них плюхнулись прямо над рубкой. Сотрясение было такой силы, что у радиста опрокинулся ящик с патефонными пластинками. Часть из них покрыла палубу черными осколками. Польку «Пивная бочка», запиленную до безобразия, которая уже издавала больше шипения, чем музыкальных звуков, тоже не миновала эта участь. Радист Функ сидел в своей каморке, обхватив голову руками. «Только бы не узнал старпом!» Ничего не было в этот момент для него ужаснее, чем осознание того, что он «не уберег» талисман всей команды. Но это всего лишь пластинка, а между тем в отсек уже вовсю прибывает вода… Про плывущую над головой смерть все как-то сразу «забыли». Вода хлынула сразу в два отсека, в том числе и в дизельный, взрыв был такой силы, что один из дизелей сорвало со станины. Погнуло вал. Аккерман и его команда сработали на удивление четко. Аварийная группа разделилась и занялась откачкой воды — почти безнадежным делом в такой ситуации. Помпы работали как бешеные. Ройтер попытался отследить эсминец и понял, что перископов нет, радиоантенна уничтожена, антирадар уничтожен, лодка в очередной раз ослепла. Впервые за всю войну Ройтер ощутил, нет, не страх, и увидел не будущее, а почему-то прошлое… Брест, ремонтные мастерские… архив… Вероника… тарелочки с городами, как бы он хотел увидеть сейчас эти тарелочки… но… как она будет без меня… Ади… да Ади… Анна… сейчас все закончится… Осталось 5 минут, после 5 минут лодка с затопленным отсеком не сможет всплыть. Плен? Скомандовать аварийное всплытие? Я уже почти готов это сделать…

60

— Дизельное?

— Мы устраняем затопление… — откликнулся Аккерман.

Как они смогли? Ройтер уже рассчитывал не услышать ничего. Отсек по-всему должен был бы быть уже полностью затоплен.

— Повторите!

— Вода под контролем, мы продолжаем работы! Да здравствует фюрер!

Видимо, это судьба… «Отставить аварийное всплытие», — скомандовал сам себе мысленно Ройтер. Он посмотрел на Унтерхорста. Тот был, как всегда, невозмутим. Стеклянный взгляд, отсутствие мимики, скупые сдержанные движения.

— Будем жить? — улыбнулся Ройтер.

Унтерхорст слабо улыбнулся и размеренно кивнул. Он оценил шутку командира.

— Кормовой кубрик — затопление ликвидировано.

— Дизельное — затопление ликвидируется, ориентировочное время окончания работ 4 минуты.

Где эсминец, мать его! — мы даже не в состоянии атаковать… вообще никого… сейчас только всплыть не хватало! Акустик отслеживал контакт… Эсминец ушел вперед, видимо, считая лодку уничтоженной.

— Унтерхорст! К чертовой матери! Ложитесь на обратный курс. Мы больше не боевая единица Кригсмарине — мы инвалидная каталка… Атаковать в таком состоянии не имею возможности…

Но это было еще да-а-алеко не все… Осмотр дизелей показал, что они практически не подлежат ремонту. При попытке запуска 2-й дизель получил гидроудар, а тот, который сорвало с креплений, заклинило, так что лодка на дизельном ходу идти не могла. К тому же два дизелиста получили серьезные ранения во время этого затопления. Остаток зарядки аккумуляторов позволял пройти километров 150 — не больше. До Бреста было все 400. По водам, активно контролируемым англичанами…

— Итак, — Ройтер собрал экипаж. — Не буду говорить высоких слов, но мы в полной заднице. Дизеля не работают, и починить их нельзя. Лодка слепа, антенна разрушена, мы не можем выйти на связь с нашими… Да и наши ничем нам не помогут, мы скорее попадем в Мертир, чем в Брест! Господа офицеры, хочу выслушать ваши предложения… Предложения типа «сдаться», «застрелиться» и тому подобные расцениваю как проявление пораженческих настроений и отреагирую на них, как положено в военное время.

Ситуация-то была очень и очень серьезная. Это они просто по какому-то недоразумению все еще хищные львы Папы Дёница, а не жалкая группа военнопленных. Вспомнилась история о том, как какая-то лодка вернулась в один из бискайских портов под парусами. То ли в Лорьян, то ли в ля-Рошель, да какая разница! Но это была скорее легенда. Про паруса Ройтер думал. Но это все-таки даже не Бискайский залив. Это британские территориальные воды на минуточку… И таких «Аргонавтов» британцы тут не потерпят. Тем более парус отлично видно за многие мили… Что, скажете на подлодку не похоже? Вот то-то и оно, черт-те на что похоже… А все необычное привлекает лишнее внимание… Лодка без торпед, без дизелей, с одним лишь палубным орудием становилась скорее обузой, чем спасением, а в этих местах лучшее, что с ней можно было бы сделать — просто затопить.

Странно, но первым заговорил Унтерхорст — обычно сдержанный и размеренный — он предложил авантюру, которую можно было ждать от Ройтера, того же хитрого еврея Карлевитца, но никак не от прямого потомка царя викингов Вандала. Он, оказывается, частенько хаживал в этих краях, будучи еще обычным гражданским моряком. И хорошо запомнил, что побережье Корнваля испещрено бухтами, бухточками, шхерами… Здесь расположено огромное множество рыбацких деревень. Поскольку это не Плимут, и не Портсмут, и вообще внутренние воды Британии, особой охраны здесь нет. Высадиться в английском рыболовном порту, захватить сейнер и по возможности, буксируя лодку, добраться на этой калоше до своих. Если они его умело захватят, так, чтобы англичане не передали радио, — у них есть шанс за ночь выйти на середину английского канала, а там уже на своей волне запросить помощи.

Даже если лодкой придется пожертвовать, резюмировал Унтерхорст, мы спасем экипаж, ну и захватим какие-никакие трофеи.

Графство Корнваль на юго-западе Англии; со всех сторон, кроме восточной, окружено морем. Поверхность перерезана с запада на восток грядой суровых холмов, здесь мало лесов, и в основном преобладают обширные плодородные долины. Люди, проживающие в этой местности, — прямые потомки кельтов. Корнийский язык — диалект кельтского языка — вышел из употребления чуть более 100 лет назад. Здесь много древних камней, испещренных рунами, развалин баронских замков и прочих достопримечательностей. Но немецким туристам было не до них. Майские ночи темны. Особенно в этих широтах. Особенно когда небо затянуто рваными тучами и с моря наползает туман. В одну из таких ночей маленькую рыбацкую деревеньку на острове Брегар атаковало элитное подразделение немецкого военно-морского флота — экипаж подводной лодки Ройтера. Они шли в надводном положении на самом малом ходу. Унтерхорст был прав. В этом богом забытом уголке старой Англии могли находиться разве что друиды, а никак не форпост береговой обороны. Не Гибралтар, одним словом! Бросив якорь, подводники стали осматриваться. У деревенского мола был пришвартован баркас. Довольно большой баркас. Он вполне мог решить все их проблемы. И народу-то на нем было несколько человек. Кроме вахты из одного матроса и боцмана, все спали… На лодке сформировали группу захвата. Подводники получили штык-ножи, ломики и тяжелые гаечные ключи из моторного отсека. За несколько секунд без лишнего шума эта команда, как заправские пираты, перерезала всех. Баркас отбуксировали мористее, перегрузились и, подготовив лодку к буксировке, уже на рассвете в тумане дали полный ход. Буксировка подводной лодки, особенно в подводном положении, оказалась очень сложным делом. То и дело она норовила зарыться в глубину и тормозила движение баркаса. На баркас перенесли на всякий случай зенитные автоматы. Это заняло еще пару часов. Таких драгоценных часов…

19 мая 1943 года в боевом столкновении с британским фрегатом «Джед» и сторожевиком «Сеннен» была потоплена U-954. Никто не спасся. На ней служил вахтенным офицером Клаус Дёниц — старший сын гросс-адмирала.

Из облаков вывалилась пара «Харрикейнов» — они несколько раз прошли низко над баркасом, идентифицируя цель. «Томми» уже сообщили всем, кому могли. И за ними наверняка погоня. Ройтер находился на мостике, когда по палубе, взметая щепу и снопы искр, прошла первая очередь. Вторая раскрошила остекление надстроек. Деген ринулся к орудию, но прежде, чем он успел сделать хотя бы один выстрел, — его прошило несколько пуль, и он сполз по турели и замер в неестественной позе. Вслед за ним то же случилось с Баршем. Он попытался перехватить пулемет, но был сражен на месте. Нет, в это нельзя было поверить. Деген и Барш — такие солнечные жизнелюбивые ребята. Барш — автор «колбасы». Деген — автор… да чего только не автор! Нет, конечно же Деген не убит, а только ранен, тяжело, но ранен. Матросам удалось заставить зенитку отвечать, но было уже поздно. Очередь чиркнула по крылу «Харрикейна», возможно, заставила его терять топливо, но с самолета уже летела бомба. Мостик обдало фонтаном ледяной воды. Баркас подпрыгнул и стал проседать на корму…

— Передавать SOS? — спросил Функ.

— Никакого SOSa!!! — заорал Ройтер. — Я вам дам SOS!

— Но, господин оберлейтенант! Мы же тонем…

— Даже если мы тонем!!! Никакого SOSa — только кодированные координаты нашим береговым службам! Да, повреждены, да, есть раненые, но мы пока еще боевая единица рейха, и будем ею до тех пор, пока жив хотя бы один член команды!

Матросы уже отвязывали шлюпку. Рядом раздувался спасательный плот. «Харрикейны» прошли еще раз над тонущим баркасом.

— Унтерхорст!

— Да, командир!

— Сколько до берега?

— Около ста миль, герр оберлейтенант!

— Бл…во какое! Приказываю покинуть корабль! Зенитчики, пока есть возможность — отстреливайтесь. Покинете корабль вместе со мной.

Судно приняло уже изрядный дифферент на корму и медленно погружалось в воду. Ройтер видел, как в шлюпку кинули трупы… да, да, да, трупы Дегена и Барша. «Зачем они это делают?» — мелькнуло у него. Но он и сам еще не мог никак смириться с тем, что они не ранены, «томми» прошли еще раз. Снова дым, летящие во все стороны щепки и искры, битое стекло и чья-то кровь, разбрызганная по мостику. Плот уже спихнули в воду, и он начал отплывать от судна.

61

Труманн, стоя рядом с ним, пытался попасть в «Харрикейны» из МР-40. «Главное, не перевернуться…» — подумал Ройтер и понял, что и сам он ранен. В кино, проплывающем перед его глазами, вдруг отключили звук. Картинка почему-то стала красной и поплыла. Тьма. Липкая, холодная тьма накрыла его. Потом он услышал какие-то звуки. Это были крики чаек. «Открыть глаза! — приказал себе Ройтер — над ним раскинулось необъятное небо. И солнце в зените. — Ага, значит, прошло часов шесть, — подумал он, что-то мешало ему двигаться, но две вещи были при нем — судовые документы и пистолет. — Значит, я еще не в плену». Ройтер повернул голову вправо. Взгляд уперся в комбез штабсобербоцмана. Труманн сидел на веслах. Чуть подальше, скрючившись на банке, полусидел Карлевитц. Он, видимо, был серьезно ранен. Кровь, выступающая из-под фуражки, запеклась на лице, застыла на подбородке. Лейтенанта знобило. Он пытался укутаться в кожаную штормовую накидку, но тщетно. Колотило его прилично.

— Все хорошо! — сказал он командиру, когда увидел, что тот открыл глаза. — Функ передал наши координаты в Шербург. Нам выслали сопровождение. Шнельботы уже, наверное, вышли.

Ройтер еще раз взглянул в небо. Над ними кружило белое облако — стая жирных чаек. Эти падальщицы очень хорошо знали, где им может обломиться. Запах крови и ослабевшие тела привлекали их целыми стаями «Суки! Х…й дождетесь!» — прошептал Ройтер и выстрелил несколько раз по чайкам, одна из которых уже совершала пилотажные фигуры в расчете поживиться его глазами. На шлюпку дождем посыпались белые перья, но стая отпрянула лишь на мгновение. Перья, белые перья… изумрудно зеленая вода… белые клочья пены…

Глава 32

МАРТА

Dem Teufel meine Seele,

Dem Henker sei der Leib!

Doch ich allein erwähle

Fur mich das schöne Weib [119]

Henrich Haine

Второе пробуждение было много приятнее первого. Прямо перед его носом колыхалась грудь. Обыкновенная женская грудь. Пожалуй, нет, необыкновенная. Это была сиська так сиська! Казалось, сейчас серая плиссированная хлопчато-бумажная ткань прорвется под ее тяжестью. Она натягивалась, как парус, принимающий крепкий ветер — все 8 баллов по шкале Бофорта, и каким-то чудом не рвалась. Под тканью четко прорисовывались соски. И если постараться, можно было ухватить его губами. Обоняние идентифицировало сладкий запах женского пота вперемешку с дешевыми духами. «Я как минимум жив… Извини, Шепке, я тебя все время обламываю, в другой раз, тут ТАКОЕ показывают…» Он находился в светлой белоснежной палате военного госпиталя. А медсестра, видимо, записывала какие-то данные в табличку в его изголовье, потому-то грудь ее оказалась так близко.

Сквозь полузабытье, как бы издалека, слышался звук немецкой речи. Сухенький доктор в круглых очках о чем-то оживленно беседовал с горой бинтов. Гора бинтов явно скупилась на согласные, зато гласные растягивала по максимуму, как могут только жители Саксонии.

«Слава богу, я у своих!.. — мелькнуло в мозгу Ройтера. — Так что и ты, Кречмер, извини…»

— Как вы себя чувствуете, господин оберлейтенант? — прощебетала обладательница бойтнеровского бюста. [120]Да… такая сестричка вытащит с того света кого хочешь…

— Спасибо, сударыня, если вы еще соблаговолите сделать какие-то записи в табличке, я буду себя чувствовать каждый раз лучше, чем до этого.

Сестричка мило улыбнулась. В ней все было как-то слишком… И губы, пухлые темные, почти черные, и черные, чернее черного волосы, огромные голубые глаза… Рот, казалось, никогда не закрывался до конца, как будто губы мешали ему. Эти губы готовы были в любой момент позвать, раздразнить, увлечь в безумный водоворот. А тело!.. Это было не просто тело женщины — это было море, в котором можно было купаться и тонуть. И огонь в глазах! Не просто огонь страстей, что-то большее. Как будто она прошла все, что только можно вообразить, и за гранью добра и зла нашла мир и спокойствие. Шутку Ройтера она восприняла как должное.

— По-моему, вы путаете причину со следствием, господин оберлейтенант… Я обязательно отмечу в табличке все изменения, как положено, завтра, если, конечно, вы постараетесь и будет что отмечать, а пока отдыхайте. Вы потеряли много крови. — Она провела рукой по его щеке. И собралась было уходить. Ройтер почувствовал, как у него перехватывает дыхание.

— Постойте, — ухватил ее Ройтер за руку. — Вы знаете, сударыня, что вы восхитительны, — он поцеловал руку медсестры.

Она не сопротивлялась.

— Да, — усмехнулась она. — Мне иногда что-то подобное говорят… Особенно когда приходят в сознание после контузии…

— Наверное, контузия с ними случается после того, как они вас видят, — парировал Ройтер. — Признаться, я никогда еще не думал, что жить может быть так интересно…

— Отдыхайте, — она заботливо поправила одеяло. Просто так и так естественно, как будто забота о нем была ее единственным занятием как минимум с рождения.

— Командир, — позвал его знакомый, рубящий согласные голос. Рядом на кровати, похожий на египетскую мумию от бинтов, лежал Карлевитц. — Что скажете, хороша бригантина?

Он кивнул в сторону удалившейся сестрички.

— Да это не бригантина, а целый барк, если не линкор! — восхищенно прошептал Ройтер.

— Ну а топить линкоры ведь вам не привыкать! — В палате раздался шум одобрительного оживления. «Да, уж кто-кто, а командир засадит торпеду — ха-ха-ха… ниже ватерлинии…»

— Где вы видели, уроды, чтобы торпеды летали ВЫШЕ ватерлинии!!! — ребята веселились — это было хорошо.

— Ну, командир, раз в год, говорят, и палка стреляет! — подмигнул Карлевитц.

— Выше ватерлинии это по части старпома — ха-ха-ха!! — разносилось по палате. И панцирные сетки скрипели в такт дружному гоготу.

Ройтер потерял лодку, но спас большую часть экипажа. Один офицер, один боцман и трое матросов уже никогда не вернутся из своего бесконечного патруля. Все. Alles! Но остальные! Остальные-то здесь валяются и ржут.

— Деген жив, — вдруг прервал гогот Карлевитц. — Он в коме. Видимо, у него поврежден позвоночник. Но он жив. Вчера его увезли в Берлин в «Шарите». [121]Я как задницей чувствовал, что он не умер, не зря его двое суток полоскали в лодке…

— Эскулап…

— Карлевич, а о чем это вы с доктором утром перешептывались?

— А! Я знаю! Он консультировался с доктором, как делать обрезание! Ха-ха-ха!

— Да уж, Карлевич, — Ройтер сдерживал распиравший его смех. Он готов был обнять и расцеловать всю эту потрепанную компанию, — вы поаккуратнее со скальпелем-то… Ха-ха-ха!

* * *

Раннее лето 43-го года в Шербурге было нежным и теплым. Говорят, женщины обладают силой влиять на погоду, а возможно, даже оборачивать время вспять. По крайней мере с погодой получилось. А может быть, медсестре с простым именем Марта удалось вообще повернуть жизнь Ройтера вспять? Но вдруг он позабыл обо всем. Как будто и не было в его жизни тоски и боли и мучительных ошибок. Все вдруг встало на свои места. Анна, Вероника, как все это далеко. Так далеко, как будто и не было вовсе. Очередная инъекция наркотика под названием «адреналин» погрузила его в чудесный мир. Они неслись с Мартой вдоль берега моря на BMW-R66, а по раскинувшимся вокруг зеленым полям ветер гнал бесконечные волны колыхающейся пшеницы. Рейх был на пике своего величия. Крылья германского орла осеняли виноградники Шампани, ледяные торосы Норвегии, теплые волны Эгейского моря и украинские степи. Европа была едина: дымные громады Кёльна и серебристые вершины Инсбрука, мощное течение Дуная и полесские сухие камыши — все было подчинено одному смыслу — великому будущему расы белых богов. Еще никогда у лодок Дёница не было такого количества баз. Они, казалось, были безраздельными хозяевами морей. От северной до южной Атлантики, от Огненной земли до Австралии и Океании. Да, рана Сталинграда еще кровоточила, есть возможность взять реванш. Что в Новороссийске, что под Курском. И вермахт эту возможность уж точно не упустит. Роммель начал отступать. Да не беда, у них там в Африке чаша весов постоянно колеблется. «Лис Пустыни» еще себя покажет. С Россией-то будет потруднее, да вообще нужно скорее заключать с ними перемирие. Причем на любых условиях. Украину отдать — пусть, да и Бессарабию. А то если так пойдет дальше — они еще чего доброго вторгнутся в Восточную Пруссию, как в ту войну было… Да не думал Ройтер ни о чем об этом всерьез. Все его мысли сейчас занимала эта удивительная женщина, в которой, казалось, было все… Марта вцеплялась в его куртку, зажмуривала глаза и прижималась к нему грудью, когда они разгонялись на коротких прямых отрезках сельских дорог побережья. R-66 вел себя превосходно. Ровный низкий тон рокота двигателя, гидравлика тщательно отрабатывала малейшие неровности. Баварец взлетал на холм, задние амортизаторы просаживались, мягко пружинили, но не пробивали, а затем, перенося основную тяжесть на переднюю телескопическую вилку, срывался вниз, и захватывало дух, как это бывает при полете легкой шлюпки с гребня волны.

62

Ветер уносил пыль проселков Бретани в море, а оно привычно урчало и гнало свои валы в бесконечность.

— Все. Отдыхаем! — Хельмут осадил баварца, с легким заносом заднего колеса. Пыль улеглась. Марта легко спрыгнула с седла и увлекла за собой Ройтера на ближайшую скалу. Как ей только удалось найти такое место? Закрытое от ветра и от посторонних глаз. Да и кому здесь! Может, только какой-то сумасшедший рыбак выйдет в море… Но рыбаку не до того, а праздных зевак здесь и нет. Марта обхватила его шею и долго внимательно смотрела на него, как будто изучала. А потом прижалась к нему всем телом. Губы потянулись к губам.

Вообще-то северное побережье Франции — не лучшее место для прогулок немецкого офицера с дамой. «Маки» в последнее время стали поднимать голову не по-детски, и попадись им эта парочка — это был бы для них настоящий подарок. Хельмут, за 4 года войны наученный, что может случиться всякое, прихватил с собой «вальтер» с запасной обоймой.

Когда он обнимал Марту, казалось, он обнимает всю Германию, и кожа на ее плечах, слегка позолоченная загаром, казалось, несла отсвет золота Рейна, по берегам которого босоногие девушки вяжут тугие снопы. Ее глаза — как голубые небеса баварских Альп, струились волшебным светом — Ройтер чувствовал, что он вновь ухватил удачу за хвост и ему все подвластно. Любовь этой женщины была по-крестьянски простой и страстной. Люди такого рода не привыкли стесняться проявлений плоти, но и особого пиетета к ней также не испытывают. Изыск им чужд.

«Такой рожать и рожать…» — думал Ройтер, когда ее тело ходило взад-вперед, а он обхватывал ее массивную задницу. Марта не вскрикивала и не стонала. Лишь по учащению дыхания да еще по тяжелым ударам ее сердца Ройтер мог понять, что с ней происходит. «Сколько ж в тебе здоровья!» — поразился Хельмут. Казалось, Марта может этим заниматься бесконечно. «Конечно, я же медик!» — хохотнула она. Да уж… медики народ такой…

* * *

До Гаттевильского маяка оставалось метров 500, как вдруг сильный удар сбоку вышиб Хельмута с Мартой из седла и поверг их в придорожную пыль. Что это было? Кожа на куртке была как перерезана на уровне плеча, как будто по ней полоснули ножом. Тут же из-за кустов хлопнул выстрел охотничьей винтовки. Пуля пискнула в песке, подняв тугой фонтанчик. Этого еще не хватало! Ройтер быстро сориентировался. Прижимая голову Марты к земле, он выхватил пистолет и вжался в придорожную пыль.

— Лежи, не шевелись. Пусть думаю, что нас убили, — шепнул он Марте.

Она вздрогнула в знак согласия.

Зеленка зашевелилась. Листья пока скрывали засаду, но для Ройтера было достаточно. Он резким движением выпустил две пули в раскачивающиеся ветви.

В ответ послышался сдавленный крик, французская речь, что-то вроде — ла-ла-ла и топот убегающих ног, как ему тогда показалось — детских. Дальше — тишина… Выстрелив на всякий случай еще пару раз, Ройтер понял, что больше их никто не караулит.

Марта как ни в чем не бывало встала и начала отряхиваться.

— Тебе повезло, что ты высокий, — серьезно сказала она. — Это партизанская ловушка. Рассчитана на средний рост — тебя просто вышибло из седла, а обычно отрезает голову. Вот. — Поймала рукой она тонкий металлический шнур. Вот! Натягивается между деревьями наискосок, ты едешь, и на большой скорости она просто действует как нож.

— Скорей надо валить отсюда, пока они подмогу не позвали. Кто его знает, сколько там этих уродов?

Они попытались завести мотоцикл с толкача. Это получилось без особых проблем, вот только бензин почти весь вытек. Эх… это ж золото… Ладно, надеюсь одного я прикончил. А сейчас доберемся до маяка, там должна быть какая-то охрана. Должен быть и полевой телефон… и бензин. Надо-то не так уж и много…

* * *

— Эти «маки» нас просто достали, герр оберлейтенант! — вздохнул совсем юный фельдфебель. Он был здесь за главного. — Они так хотят заполучить этот маяк…

— Зачем он им?

— Наверное, хотят взорвать. Здесь раз в сутки проходят эсминцы. Есть еще патрульные катера. Может… ну не знаю… маяк — есть маяк.

Это ты, брат, верно заметил. Маяк штука такая… Был бы я на той стороне пролива — лично бы вынес все маяки. Пусть потом как хотят кувыркаются.

— Ой, — вырвалось у фельдфебеля. — А я вас знаю… Вы — Ройтер!

— Да…

— Я про вас читал в газете.

Фельдфебель засуетился… Не часто случается, чтобы пост посещал бог…

— У вас есть телефон? — деловито спросил Ройтер. Сейчас не время для почестей и автографов. Ему только что чуть не оторвали башку.

— Да, разумеется. Валонь. Там наш полк.

— С Шербургом — нет?

— Нет. Там морские части.

— Тогда звоните в Валонь, пусть пришлют кого-нибудь. Мы хотя бы прочешем окрестности.

Но телефон отказывался работать.

— Так, герр фельдфебель, похоже, мы с вами влипли в историю. Как старший по званию я беру командование на себя. Немедленно объявите боевую тревогу, пусть ваши люди займут оборону в кирпичных строениях. Сколько у вас боеприпасов?

— Как обычно, две обоймы к карабину…

— Ну у меня еще десять выстрелов. В общем, неплохо. Можем уложить взвод… Если не будем дураками.

Не надо быть никаким ясновидящим. Достаточно не быть слабослышащим, чтобы понять. Связь вдруг так просто из строя не выходит…

Сумерки не предвещали ничего хорошего. Нечисть появляется в сумерках. Она и появилась. С башни можно было разглядеть, как по зеленой поверхности перемещаются черные фигурки. И было их немало. Идиоты… как они собираются преодолевать пустошь перед маяком? Они как будто знают, что у нас нет автоматического оружия.

— Марта, можешь помогать мне поворачивать зеркало? — спросил Ройтер. Марта кивнула. — Попробуй его развернуть на берег и чуть опустить луч…

Сигналом к стрельбе будет луч маяка.

Черные фигурки внизу уже были почти неразличимы, все превращалось в серую массу.

— Так… на счет «три»! Включаешь лампу… Раз, два…

Пустошь перед маяком превратилась из серой в ослепительно белую. По ней бил прожектор почище зенитного 8 миллионов кандел. Дружно хлопнули карабины из нижних ярусов. Первый удар застал французов врасплох. Понеся потери, они бросились наутек. Но стоило им выскочить из луча, как бегство превращалось в организованное отступление. Оставив на песке четверых, «маки» заняли позиции в прибрежных камнях.

— Веселая будет у нас с вами ночка, фельдфебель, — усмехнулся Ройтер. — Вы разве не знаете, что моя власть распространяется только на море? Нет? А это так. На суше я приношу неприятности, как говорит наш старший помощник.

Французы оказались вовсе не такими уж и идиотами. Они поняли свою ошибку и решили брать крепость измором. Они прочно обосновались в камнях и оттуда вели огонь, который можно было определить как «беспокоящий».

— Черт! Неужели у них патронов больше, чем у нас? У боевого поста регулярной немецкой армии.

Пуля чиркнула по перилам ограждения.

Ройтер сначала было решил ответить, но из «вальтера», скорее всего, он до туда не добьет, а пулю потратит.

— Бережешь для ближнего боя? — спросила Марта. Как будто она что-то в этом понимала.

— Ну да. Девять уложу, последний — себе…

— Уложи, пожалуйста, восемь, — попросила она и выразительно посмотрела на него.

— Я не смогу тебя убить… Это выше моих сил.

— Тогда оставь мне. Я это сделаю сама. Сразу после тебя.

Глава 33

SOS НАД ЛА-МАНШЕМ

…Женщина мало что смыслит в чести. Пусть же станет честью ее — любить всегда сильнее, чем любят ее, и в любви никогда не быть второй.

Фридрих Ницше

Бз-з-зык!

Новая пуля высекла сноп искр из чугунных перил ограждения. Похоже, «маки» вознамерились расстрелять лампу. Интересно, как им это удастся? Идея-то довольно сомнительная, хотя и вполне очевидная… Но под таким углом и с такого расстояния?.. Что ж, ребята решили попытаться… А пока будут пытаться, вполне могут и нас задеть…

63

Теплый июньский вечер, берег моря и свежее дыхание ветра с пролива. На западе за изгибом побережья, за расчерченными, как по трафарету, полями горизонт озаряется узкой зеленовато-оранжевой полоской. И они одни на этой уникальной смотровой площадке. Идеальное место для свидания. Только вот над головой иногда свистят пули…

— С тобой так спокойно… — прошептала Марта. — Это удивительно. Так спокойно не было никогда и ни с кем…

— А я добрый, — усмехнулся Ройтер. — Если не злить…

— Ты знаешь, мы не учли еще одного варианта… — задумчиво произнесла Марта.

— Какого варианта?

— Ну того варианта, если вдруг ты погибнешь, а я останусь жива.

— В таком случае я тебе не завидую… — поморщился Ройтер. — «Маки» — зверье бешеное. Попадать к ним в плен — никому бы не пожелал…

Пуля просвистела над ними и ударилась в черепицу крыши. Оттуда дождик бурой пыли просыпался на рукав куртки. «Ведь они скоро пристреляются, — мелькнуло в голове у Ройтера. — А в темноте все преимущества у них. В темноте мы не продержимся и получаса…» Нечисть чурается света… Свеча гаснет — нечисть торжествует. А эта свеча когда-нибудь погаснет обязательно, ибо никакой источник не вечен, за исключением Солнца. Арийского Солнца в круге… м-да что-то меня на эпитеты потянуло, не рановато ли репетировать траурную речь? Ведь пока у нас есть в аппаратах хотя бы одна торпеда — мы сражаемся, заканчиваются торпеды — палубное орудие, выведено из строя и оно — личное оружие, дальше идут в ход ножи, гаечные ключи, багры, ломы, монтировки… И хотя в этой длинной цепочке мы находимся на стадии частично израсходованного боекомплекта личного оружия, это далеко не конец, потому есть еще руки. Руками можно душить, зубами кусать… Так что битва еще не закончилась.

Только вот эта дочь Сатурна здесь явно лишняя. Ну не место ей на передовой под пулями. Вот уж действительно, как говорят англичане, «в неправильное время, в неправильном месте». Но самое удивительное было то, что Марту, похоже, все это совершенно не беспокоило. Она не плакала, не ругалась, не билась в истерике «…о-о-о-о-о! что же с нами будет?!». Надо будет оказать первую помощь — она это сделает спокойно и деловито, может быть, даже будет стрелять. А пока она предпочла не мешать.

— Все будет хорошо, — Ройтер похлопал ее по коленке и подмигнул. — Мы победим!

— Ты нужен мне, — Марта вцепилась в воротник его куртки. — Слышишь?

Она в упор смотрела на него, и в ее глазах играло какое-то веселое бесовское пламя, как будто она придумала самую эксцентричную и веселую шутку в своей жизни. Она потянула его к себе и впилась своими губами в его губы. Ну, конечно, лучше места не нашлось… Хотя маяк, почему бы и нет? Место вполне романтическое… Даже можно сказать — символическое для моряка. Маяк — это близкий берег, это дом, это жизнь… В общем, леди права, если мне судьба дает шанс, то последнее хорошее, что я в своей жизни увижу и что должно, по идее, запомниться, то пусть это будут сиськи. Совершенное воплощение абсолютной идеи сисек как таковых. А то, что хлопает там внизу — это всего лишь смерть. Кстати, хлопки в последние несколько минут стали звучать все чаще. Видимо, французы вот-вот соберутся атаковать повторно… Они, наверное, попытаются обойти по мелководью…

— Большего бы ты не смог для меня сделать, — сказала она, когда все закончилось. Это, наверное, был самый короткий половой акт в его жизни. Но надо было спешить.

Темноту прорезала вспышка и звук, похожий на разрыв гранаты…

— Свет! — Прожектор вспыхнул и осветил пространство перед маяком. Опять залп с нижнего яруса, кратковременное усиление активности со стороны французов, и несколько минут тишины. Фара гаснет. Так долго продолжаться не может. Фара вспыхивает — фара гаснет. Длинный — короткий… Короткий — длинный.

— Погоди-ка… Помоги мне с этим зеркалом, — мелькнула у Ройтера спасительная мысль. — Перенаправим его в сторону моря. Боюсь, ваши расчеты оказались не верны. Может быть, даже мы и не умрем, причем оба не умрем. Так что смотри, хорошо ли ты подумала. Как бы обратно забирать не пришлось… — пошутил Ройтер.

— Не-е-ет! — хитро улыбнулась Марта — Это теперь мое…

Три длинных — три коротких — три длинных.

Любой, кто сейчас находится в море, даже самый завалящий рыболов, не может не обратить внимание на маяк. Он тут такой один. И работа маяка в режиме «SOS» не сможет остаться незамеченной.

Три коротких — три длинных — три коротких.

Бз-з-з-зык! Бз-з-з-зык! Еще две пули пролетело рядом.

— Держитесь, фельдфебель! — крикнул с башни Ройтер. — Время теперь работает на нас!

Раз-два-три… еще раз-два-три…

— Тебе отвечают! — толкнула его в плечо Марта, грызя ноготь…

Действительно, из мрака фиолетовой пелены отвечал корабельный прожектор. Курсом на маяк резал волну форштевень патрульного эсминца типа «1936А». [122]Это 4 артиллерийских ствола 150 мм и три сотни хорошо вооруженных немецких моряков. Маяк — прекрасная точка для корректировочного поста. Наступает последняя ночь населенного пункта с названием Гаттевиль. Утром от него останется гора битого кирпича и головешек. «Маки», конечно, не были готовы к столь кардинальному изменению расклада, так что, когда с моря взвыл ревун и на берегу разорвался первый снаряд, упрямые французы бросились врассыпную. Город был спасен. Он и сейчас еще не исчез с географической карты.

* * *

Это были прекрасные дни раннего лета. Лета гроз и мокрой свежей листвы в парке Шербурга, лета страсти и молодости, лета надежд. Но, когда их команда покидала госпиталь окончательно, Марта не пришла его провожать. Он написал письмо — ответом была открытка. Открытка, содержащая текст в несколько строк, выведенный старательным, почти ученическим почерком.

Мне было с тобой очень, очень, очень хорошо, но вместе мы быть не можем. Не ищи меня. Это причинит только боль.

Спасибо, что ты был. Прости.

Хельмут долго разглядывал этот кусочек картона. Трогательно. Фленсбургский собор. Не поленилась разыскать открытку с видом его родного города. Две шестипфенниговые марки «Присоединение Австрии» Ein Volk, ein Reich, ein Fuehrer.

Что могло случиться? Ведь все же шло гладко. Казалось, что нет на свете человека, который настолько точно знает, чего хочет от жизни именно он, Хельмут Ройтер. Не оберлейтенант Кригсмарине, не командир подлодки, не кавалер рыцарского креста с дубовыми листьями, а просто он, обычный парень Хельмут, веселый и добрый, любящий подурачиться…

То, что искать объяснения бесполезно, он понимал очень хорошо. Марта — это не Анна, она не будет говорить «Нет», когда хочет сказать «Да», для этого она слишком проста и близка к природе.

* * *

25 июня 1943 года в «Федеральных кораблестроительных сухих доках» города Ньюарк произошло событие в общем-то вполне заурядное в масштабах не только мировой войны, но даже военной промышленности одной отдельно взятой воюющей державы. Кэптен Дональд Фукс разбил бутылку калифорнийского шампанского о борт конвойного эсминца DE-173. Флот США пополнился еще одной боевой единицей. Причем так себе единицей. Эсминец очень средних кондиций. Длина корабля составляла 102 метра, стандартное водоизмещение — 1240 тонн, полное водоизмещение 1520 тонн. Командование кораблем было передано капитан-лейтенанту Чарлзу Р. Гамильтону. Потом американцы утверждали, что спустили на воду корабль месяцем позже, а пока эсминец, загрузив в Монтауке более 300 тонн различной аппаратуры, на полном ходу проследовал на военную базу в Филадельфию.

Пост радиоэлектронной разведки в Норфолке на ушах стоял от постоянных взаимоисключающих приказов из Монтаука. То от них требовали постоянно докладывать значения «чистого» электромагнитного фона, то вдруг приказывали активировать все системы создания радиопомех, то одновременно и то и другое. Приборы, надо сказать, хоть и американские, но были не очень точные, и график, который требовало от них начальство, получался похожим на «пилу»: то пусто, то густо. А из Монтаука все неслись указания. Уже две метеостанции фактически перестали заниматься возложенными на них обязанностями, а производили замеры солености морской воды и устанавливали взаимосвязь с активностью северных сияний. Вообще-то задача не совсем бессмысленная. Морская вода ведь электролит. А раз есть электролит — есть и ток (где-то), а раз есть и он, то есть и электрическое поле. Руководство очень часто использовало понятие «электромагнитный пузырь», впрочем, у них там в Монтауке семь пятниц на неделе. Бери конденсатор да разряжай в воду. Все зависит от мощности этого конденсатора. И если он достаточно мощный — вот вам и оружие. Так ведь можно и Португалию потопить. Вот только зачем? Вроде не с ней воюем…

64

Но вообще-то нет более надежного и тонкого инструмента взаимодействия с различными электромагнитными полями, чем человеческий мозг. Весь вопрос лишь в том, как им управлять. Вернее, надо просто уметь управлять. Вот древние германцы — умели. Они умели, взаимодействуя с магнитным полем земли, мгновенно переноситься куда угодно. А древние индоарийцы? Махабхарата и так далее. Как такой крохотный объект, как человеческий мозг, мог создавать поле такой силы, что оно взаимодействовало с полем земли? Вполне вероятно. Если найти точку. Это же может быть совсем микроскопическая точка, которую можно разглядеть, используя гигантскую «линзу» океана. Найти ту самую задницу, в которую воткнуть иголку. Этим-то и занимался в своей лаборатории оберштурмбаннфюрер СС Леопольд Майер. Он просил Ройтера тщательно документировать все «глюки», которые ему приходилось видеть на суше ли, в море. Неважно. Важно было четко указывать место и время. Таких за год набралась целая толстая тетрадка. Майер был не старше Ройтера, а если и старше, то на год-два, а уже оберштурмбаннфюрер, а это равняется фрегаттенкапитану — уже можно соединением эсминцев командовать. За какие такие заслуги так стремительно двигался по службе этот явно не глупый человек, было непонятно Ройтеру. Тем более что особенного он ничего и не делал. Ну, бумажки перекладывал у себя в Страсбурге… Он появился во флотилии как раз в тот момент, когда решался вопрос расформировать команду Ройтера или дать ей новую лодку. Многие считали полезным для дела именно расформирование. И их можно было понять. Подводники Дёница несли потери. Все больше и больше, молодежь не могла соперничать со «стариками», как бы Фридебург гениально не организовывал обучение, но отсутствие опыта — есть отсутствие опыта. А тут! Это целых три (!) готовых командира, мичмана вполне могли претендовать на следующую ступеньку, вот вам уже и полтора комплекта офицеров! Да каких офицеров! У Ройтера уже почти каждый имел награды. Они подошли вплотную к отметке 200 000 БРТ! То есть при минимальном добавлении свежей крови на низшие должности получалось не одна, а целых три боевых единицы. Правда, возникала неприятная коллизия. Ладно, не командир, пусть первый помощник — еврей… Все равно, две лодки — не одна лодка! Тем более что Редера турнули, вместо него — Папа. Наконец-то он получил то, что по праву заслуживал! Сейчас лодки поступать начнут, как с конвейера!

Карлевитц снова попал под раздачу. Очередной виток антиеврейских чисток создал довольно глупую ситуацию. Решением ответственного от партии, а он, видимо, хотел быть правильнее самого фюрера, была введена раздельная парковка для евреев и арийцев. В связи с этим всевозможные транспортные средства команд подлодок — велосипеды, мотоциклы (может, не такие, как у Ройтера, но тоже были и DKW, и NSU) толпились по одну сторону воображаемой линии, а велосипед Карлевитца торчал на пустом поле по другую ее сторону в гордом одиночестве. Несколько французских евреев-разнорабочих, которые были в базе, транспортных средств не имели.

Майер настоял, чтобы экипаж сохранили. Странное решение. Непонятное. Хотя… Ройтер к ним уже привык, как к родным. Как-то раз вместо того, чтобы посмотреть в Берлине на номер дома, чуть было не сказал: «Унтерхорст, доложите координаты!» Итак, Берлин… Все дороги ведут в Берлин… В Потсдам…

Глава 34

ПОЧТИ ОДИССЕЙ

Не открывай сердца женщине, даже если она родила тебе семерых детей.

Японская пословица

Капли лениво собирались на плоскости капота «Мерседеса», превращались в лужицы и стекали вниз. Ройтеру показалось, что фирменная звезда уж очень похожа на перекрестье прицела. Даже прищурился одним глазом, потом другим… Время тянулось мучительно. Да-да… все это именно так и бывает. Ожидание, появление цели, выброс адреналина и стремительная атака… Но цель не появлялась… Он прощупывал сонаром пространство, но слышал только, как капли дождя барабанят по стеклу и капоту. Он знал, что в 8.30 начинаются занятия в школе. И она обязательно появится. Ладно, будем ждать. Времени у меня навалом. В машине сидеть куда как приятнее, чем торчать на улице, вызывая подозрение патрулей. Да, отпускное свидетельство в порядке, но все равно неприятно, когда тебя принимают за какого-то урода морального, пока не увидят твой крест с дубовыми листьями… Ройтеру показалось, что на секунду он отключился. Может быть, даже уснул на несколько минут. Разбудили его лязгнувшие створки ворот. Да, это была она. Привычным движением она откинула задвижку, выгнала «Пежо» 402-Berlina. А затем небрежно захлопнула ворота. О как! Машина новая появилась… Мощнее и больше, чем ее старый DKW. Кому война — а кому…

Демански казалась растерянной (впрочем, как и всегда). Удивительная женщина, сочетавшая в себе крайнюю степень агрессивной уверенности в себе с крайней же степенью беспомощности. Она обошла машину, внимательно осматривая ее. Интересно, что она хотела найти?.. Ройтер помнил эту беспомощность перед простейшими бытовыми проблемами, которая была столь трогательной в то довоенное время… Сколько же лет прошло? Пять лет! Да, ровно пять лет долбежки лбом в кирпичную стену… И ему вспомнились слова Шепке: «Хельмут, ну посуди сам, зачем ты ей? Ее папаша-банкир все ей купит… А ты кто для нее? — Жаба морская…» Ну а ведь так оно и есть… Кто он? Герой Кригсмарине — вся грудь в орденах? Ты можешь купить ей «Пежо»? — Нет. А домик типа этого? — Тоже нет. Вон машина, на которой ты приехал, и та одолжена у командира флотилии. Он тоже был сейчас в Берлине.

Надо делать шаг. И Ройтер его сделал.

— Ты чего пришел? — буркнула Анна и поглядела на него исподлобья.

— Надо поговорить…

— Не надоело еще говорить-то?

— Я что, много говорил?

Вообще удивительно. Он задает уже второй вопрос, а ему еще не заехали по физиономии и не вызвали полицию. К такому он был совсем не готов. Вот ведь что получается, когда противник ведет себя нетривиально.

— Много. Лучше бы делал что-нибудь…

«Что???»

— Что тут можно сделать? На письма ты не отвечаешь, встречаться не хочешь…

— Надо же… — злобно усмехнулась Анна. — Не знала, что ты такой… робкий.

— Может, впустишь меня?

Она молча хлопнула калиткой, но не перед Хельмутом, а за ним. Это был очень добрый знак. Находиться на ее территории — уже половина победы. Возможно, все это время у нее так и не было мужчины… В общем-то, такой характер — это практически пояс верности.

— Будешь чай? Английский.

— Да, буду.

Анна медленно прошла в гостиную. Бросила по дороге на пол черное кашемировое пальто и муфту из чернобурки (на хрена она ей в машине?). Ройтер попытался поднять — она небрежно махнула рукой — «не бери в голову…».

— Жалко же…

— А… (она была очень огорчена чем-то)… У меня таких три… ничего не случится…

— Знаешь, — вдруг заговорила она после того, как разожгла спиртовку, — у Ади в школе проблемы…

— Да… он же в школу пошел…

— И проблемы из-за тебя! — взвизгнула она.

— Я-то каким боком? Где вы и где я?

— Ну да, — успокоилась она, — все так и есть… Короче, Ади всем говорит, что он сын Ройтера, а ему никто не верит. Такая вот глупость…

Ройтер развел руками. Я, что мог, сделал. Решение расстаться было не мое.

— Да… жили бы сейчас поживали и добра наживали… Знаешь, сколько бы уже нажили за эти пять лет?

— Да не нужно мне никакого добра, — брезгливо поморщилась Анна. — Ты же не любишь меня. Совсем.

— Я люблю тебя!

— Угу… а трамвай купишь?

— Да ты единственная женщина, которую я когда-либо любил!

— Ах, ну да, забыла, ты же подводник… — хмыкнула Анна. — Эти бравые ребята не предлагают дважды…

Опять намек на Париж. Ройтеру захотелось кинуть в нее чашкой с чаем. Умеет же, сука, найти что сказать!

— При чем здесь подводники?

— Ни при чем… Ну вот скажи мне, — вдруг встрепенулась она и посмотрела на него с каким-то странным прищуром. — Ведь ты же меня никогда даже не ревновал по-настоящему! Ты был уверен, что я никуда от тебя не денусь!

65

— По-моему, устраивать сцены ревности недостойно…

— Вот-вот, все вы так говорите… (надо бы вообще-то уточнить, кто «все вы»).

— Ты что, хотела, чтобы я за тобой следил? Скандалил?

— Хорошо, вот скажи тогда, 17 июля 38-го года…

— А что было 17 июля 38-го года?

— Вот! Ты даже не помнишь! А я отсутствовала тогда больше часа! Ко мне приставал этот придурок, ну как его…

— Художник этот, что ли?

— Ну да. Андреас. Вот. А ты даже не отреагировал…

— Я же тебя спросил, все ли в порядке — ты говорила — не лезь, сама разберусь…

— А вот нечего было слушать! Нормальный мужик берет и делает, и не слушает никого…

(«Черт побери! Ты что, последние месяцы в психушке, что ли, провела?»)

— Кто я для тебя? — вдруг перебила она сама себя.

— Боже мой, какая же ты идиотка, — прошептал Ройтер. Он встал из-за стола, подошел к ней и сзади положил подбородок ей на макушку. Она запрокинула голову. Потерлась волосами по его щеке. — А кто я для тебя?

— Знаешь, я тебя иногда ненавижу! — прошипела она. Ройтер чувствовал, как бешено колотится ее сердце. Казалось, оно лупит с силой парового молота.

— Я теперь никуда не уйду. Слышишь?

— Так здесь и умрешь?

— Да. Именно здесь.

* * *

Если в азбуке A-Apfel (яблоко), Z-Zug (состав), то на букву G должно было бы быть GLUK (счастье) — это то, что ощущал молодой Адольф, когда его привезли домой. Он не привык ласкаться к взрослым, взрослые были для него отдельной, скорее враждебной кастой, другое дело взрослый — друг, взрослый — отец. Хотя «отец» он, наверное, не очень понимал — друг, собственно почему отец не может быть другом?

Впервые за много лет он слышал смех Анны. Не уничижающий, не желчный, а искренний, добрый. Они были вместе. Снова вместе. И их было торе. Ройтер сообразил, что пришло время возвращать машину командиру. Но вернется-то он сюда. Именно сюда и никуда больше. Сейчас стало трудно добираться в Потсдам, «томми» регулярно бомбят Берлин. Они методично разрушают его. Поезда уже не ходят так четко, как в 40-м. Но как-нибудь он до Потсдама доберется. И тогда уже он больше не позволит судьбе себя так одурачить. Они будут вместе навсегда. Он вылез из клешней морского черта для того, чтобы вернуться домой.

Когда Ройтер появился у калитки дома, было уже около полуночи. В гостиной горел свет. К большому удивлению, он нашел там странного штатского господина в изрядном подпитии и Анну, в дорогом домашнем халате угрюмо хлопотавшую вокруг чайного столика. Его не столько удивил халат, собственно, в нем он ее и оставил несколько часов назад. Его удивило то, что происходило как-то все уж слишком «по-домашнему». Создавалось странное впечатление, что этот ночной гость имеет какое-то влияние на Анну, потому что она вопреки обыкновению ни разу не сказала поперек. Гость нес какую-то чушь о погоде, об аквариумных рыбках, о бедственном положении со здравоохранением в Берлине. Анна, поймав недоуменный взгляд Ройтера, закатила глаза и картинно вздохнула.

— Анхен, — едва ворочал языком гость, — Анхен, а кто это?

Он ткнул рукой в пространство в направлении Ройтера.

— Хельмут Ройтер, мой… друг.

— Да? Оч-ч-чень приятно!

Может быть, Ройтер сделал ошибку, но когда пьяный незнакомец протянул ему руку, он не протянул свою в ответ.

— М-да? — Незнакомец удивленно рассматривал свою пятерню, искал, наверное, что в ней не так, но не нашел и вопросительно уставился на Ройтера.

— Анна, чтоэто?

— Ну… — замялась Анна, — это… друг школьный…

— Не слишком ли много у вас друзей, сударыня? — Ройтер расхохотался. — И я — друг, и он — друг…

Ответом была серия неопределенных жестов. Анна делала вид, что собирает с подноса изящные фарфоровые чашечки. Это не какая-нибудь Саксония, это настоящий Китай…

— Дорогой друг, можно вас попросить на пару слов, — обратился Ройтер к пьяному посетителю.

— Меня? — удивился друг. — Меня?

— Ну да, прошу вас…

— Хельмут! (вот это уже знакомый тембр голоса). — Хельмут, не смей!

Как вы говорили? «Настоящий мужик ничего не слушает, что ему говорят?»

Ройтер пропустил это замечание мимо ушей. Он же настоящий мужик, правда же?

Вообще создание, которое он застал в кресле, да, черт возьми, в доме своей жены и сына, было уникально убогим. Настоящий «унтерменш». Низкорослый, круглоголовый, лысоватый (в таком-то возрасте), особенно смешно на нем выглядели круглые очки-велосипед. При самой грубой оценке соотношения сил он доставал Ройтеру, ну, в лучшем случае, до плеча…

— Хельмут! Прекрати!

— Сейчас, милая, одну минуточку.

— Да. Анхен, одну-у-у-уминуточку… точку… одну…

— Шагай, дорогой…

Они вышли во двор. «Друг детства» смотрел на Ройтера затуманенным взором сквозь дурацкие очки-велосипед и всем своим видом демонстрировал свой особый статус.

— Слушай, приятель, — начал Ройтер, — я не знаю, кто ты такой, но я хочу тебя попросить. Очень попросить… Эта женщина и ее ребенок мне очень дороги, и я не хочу, чтобы кто бы то ни было нарушал их покой. Уже ночь. Я не знаю, как вы собираетесь добираться до дома, но ведь вы как-то добрались сюда. Так вот, я вас очень вежливо прошу, постарайтесь убраться отсюда в том же направлении, откуда вы пришли.

Придурок невпопад кивал и выпучивал глаза, пока Ройтер говорил свой взвешенный текст, и наконец произнес заплетающимся языком:

— Ты кто такой?

А вот этого говорить было не надо. «Я — твой п…ец!» — хотел сказать Ройтер, но вместо этого схватил гостя за грудки и треснул что было силы об стену дома. Здоровьем Создатель оберлейтенанта не обделил, и спортивная подготовка была в 1-й флотилии на высоте, а потому гостю пришлось туговато. Половина хмеля мгновенно улетучилась. Он обрел волю к сопротивлению и нацелил удар в лицо Ройтеру. Дверь распахнулась. На пороге стояла Анна.

— Немедленно прекратите! — заверещала она. Шум разбудил Ади, и он, естественно, тоже высунул голову посмотреть, что же там такое. Интересно же! Папа дома. Не страшно… «Унтерменш» дотянулся только до подбородка Ройтера. Удар пришелся по касательной.

Зато ответный удар Ройтер нанес кулаком в глаз. Может, не случилось бы ничего особо страшного, но у него на руке повисла визжащая Анна. Ее тело усилило энергию удара. На мгновение время как будто остановилось — рядом из пустоты как будто раздался голос командира БЧ: «Противник уничтожен, герр командир!» Результат поверг в изумление даже самого грозного «капитана-колбасу». Он почувствовал боль в костяшках пальцев. Когда он отнял руку, то увидел, что по ней течет кровь, его, Ройтера, кровь, а из ран на кулаке сыплются мелкие осколки оптического стекла… (Урод! Очки снимать надо было.) Ройтер поморщился. Ладно бы еще просто разбить очки в драке, но разбить их в глаз!

На этом месте у противника было сплошное кровавое болото. Глаза у парня уже, судя по всему, не было. «Б…дь, вот влип-то! — мелькнуло у Ройтера. — А ведь это штрафбат как минимум… Ах ты сука!» — взбесился Ройтер и принялся пинать противника что было сил ногами.

А, уже все равно! Штрафбат — так хоть не за просто так. (Он уже не сопротивлялся, а только охал.)

— Что ты делаешь! Ты же его убьешь! — кричала Анна, она повисла на Ройтере и колотила кулачками в пустоту.

Если бы в этот поздний час жители Потсдама еще не спали, то они могли видеть весьма странную картину. У ворот дома кувыркались и истошно кричали друг на друга: морской офицер, женщина в домашнем халате и некто в штатском, а вокруг бегал ребенок — он, пожалуй, говорил самое разумное: «Мама, уйди оттуда…»

Анна, в конце концов, притащила раненого в дом, чтобы оказать ему какую-то помощь. Тот бормотал какую-то нелепицу. Что-то вроде «не надо, мне совсем не больно».

— Все, уходи отсюда! — кричала Анна Ройтеру. — И никогда больше не приходи! Ненавижу тебя!

— Я и сам больше не приду, — прорычал Ройтер, выковыривая мелкие стекляшки из руки и обвязывая ее носовым платком. — Друг, понимаешь… а? Я — друг? Все! Хватит! Это твой выбор? — оставайся с ним… — Он сильно хлопнул дверью и исчез в темноте. Больше сюда он не вернется.

66

* * *

— Ройтер, ну скажите, почему за вами всегда тянется шлейф какой-то х…ни?!! — кричал корветтенкапитан Винтер. [123]— Вы хоть понимаете, что вы лишили глаза сотрудника Абвера?

«Твою мать! — мелькнуло у Ройтера. — Приплыли… Я не знал, что он сотрудник Абвера. К тому же он был пьян — буквально лыка не вязал… И что это меняет? Если это был бы добропорядочный бюргер, что, его можно сделать циклопом?»

— Я защищал честь женщины… Честь семьи… Своей.

— Ройтер! Вы понимаете, что я должен отдать вас под суд! Был бы это просто прохожий — вы бы разбирались в Kripo. [124]И то я бы вам не позавидовал, а так… Молите бога, черта своего — кого хотите, чтобы это все закончилось просто штрафбатом!

Глава 35

40 МИНУТ ЛИЧНОГО ВРЕМЕНИ ФЮРЕРА

Первая добродетель германцев — известная верность, несколько неуклюжая, но трогательно великодушная верность. Немец бьется даже за самое неправое дело, раз он получил задаток или хоть спьяну обещал свое содействие.

Генрих Гейне

При всех несомненных минусах тюремная камера — это место, где можно выспаться. И тихо здесь, как на подводной лодке. Только компрессор не молотит. Это пугает. Кажется, что лодке уже больше никогда не всплыть. От этой тишины просыпаешься переполненным ужасом. Ответственность… Да. Она самая… Больше всего я пугаюсь именно за них, за ребят. Это я виноват в том, что лодка не всплывет, что компрессор никогда не заработает… Но открываю глаза, вижу растрескавшуюся известку на потолке и понимаю, что с лодкой и с командой все в порядке.

«Так, ну хорошо, давайте разберемся, что я сделал не так? Разбил рыло этому уроду при ребенке? А так ли уж это на самом деле плохо, как представляет Анна? Ну разбил, а что прикажете делать, когда дома у тебя (и у него!) сидит какой-то левый мужик, пьяный как свинья и задает отцу вопрос: „Кто ты?“ Естественно, мужчина, если он нормальный мужчина, должен дать в рыло. Ну немножко промахнулся. Увечить он никого не хотел. Достаточно было просто сломать нос, например, или рассечь бровь… Это вообще безопасно, а крови — море. Так что для Ади это как раз урок. Урок правильного мужского поведения. Канарис совсем людей своих распустил. Главное, выглядит он как? Это что — военнослужащий?» — внутренне негодовал Ройтер.

В замке начал шевелиться стальной штырь ключа. В общем, да, ничего хорошего сейчас не произойдет. Ладно, будем готовы. Опыт борьбы с партизанами у нас уже есть.

Зрелище, которое предстало перед заключенным Ройтером, немало его удивило. На пороге стоял не кто-нибудь, а сам начальник тюрьмы в сопровождении двух офицеров. Перепуганный, бледный как полотно, в руках он держал документы и личное оружие Ройтера.

— Герр Ройтер, — сбиваясь, заговорил начальник тюрьмы. — Герр Ройтер. Мы приносим вам наши глубокие извинения. Произошла досадная ошибка. По личному распоряжению фюрера мы… вынуждены освободить вас из-под стражи. Еще раз извините.

— Извинения принимаются, — ответил Ройтер, проверяя свой «вальтер». Все патроны на месте. — Я могу идти?

— Да. Не могу более вас задерживать.

О как! Интересно, а если его сейчас попросить за пивом сбегать, сбегает? Чудны дела твои, Господи! Но Ройтер не верил в чудеса. Что так могло напугать начальника тюрьмы? Допустим, личный звонок фюрера. Ну, да, согласен — повод испугаться. Он в этой ситуации получается крайний. Ни за что. Но если его, Ройтера, пинком в минуту выкинули из тюрьмы, то что-то должно последовать дальше. Ведь ситуация не «рассосалась» вслед за звонком фюрера. И следующим номером этой программы фюрер уже позвонит Ройтеру. И что сказать? Извините, мой фюрер, я не слышал звонка?

Он некоторое время стоял в недоумении у ворот тюрьмы и не понимал, что делать. Еще час назад было все понятно. Сейчас — ничего. В любом случае — уйти и побыстрее отсюда надо.

— Эй, морячок! — услышал он за спиной. — Что-то далековато от моря закинула тебя служба!

— Рёстлер!

Пол-улицы перегородил шикарный «Хорьх» с флажком СС. На заднем сиденье развалился бывший представитель партии в 1-й флотилии. Он был в генеральском кителе, опять же, без погон.

— Ну, дорогой мой, — Рёстлер торопливо выплевывал слова. — Ты родился даже не в рубашке. Ты родился в водолазном костюме. Вчера Демански-старший узнал про инцидент и прям с ходу ринулся к фюреру. Фюрер — представь себе — вспомнил тебя! У него еще был Йозеф, и он тоже высказался в том смысле, что тебя надо беречь и ты национальное культурное достояние Германии. Представляешь? Фюрер вызвал Канариса. И ввалил ему по первое число. Йозеф говорит, никогда таким Канариса не видел. В общем, где-то минут 40 фюрер занимался лично тобой. Представляешь? Ну а дальше по цепочке… В общем, наши силы на востоке пополнились еще тремя офицерами Абвера.

— А что с этим? Ну…

— Не бери в голову. Скажем так, лучше, чем могло бы быть. И главное… Ха-ха-ха! Этот придурок, оказывается, знаешь, за чем приходил к твоей Анне? Ну? Угадывай?

— Да не знаю я… говорит, школьный друг…

— А это вообще анекдот. У него неважное зрение. Врачи посоветовали операцию. Вот он приходил занять денег на нее! Ха-ха-ха! А ты ему сделал бесплатно!!! Представляешь?

— Вот после всего этого я начал задумываться, за что же меня настолько не любит Бог? Что я ему сделал? А он глумится, он просто глумится!!!

— Не… Ты, не прав. То, что произошло вчера — тебе очень повезло. А то, что произошло третьего дня?

— Ну… бывает… Но не было бы того случая — тобой бы не занялся фюрер. Сорок минут его личного времени наверное стоят трех суток твоего. А? Это над адмиралом Бог поглумился. Вот только одно хочу тебе сказать. Ты нажил себе такого врага, что не дай бог!

— Кого это?

— Канариса. Думаешь, он простит тебе? А возможностей отомстить за вчерашний позор у него достаточно. Ты — флот, он армейская разведка… Он — адмирал, ты — оберлейтенант. Так что надо искать защиту. Срочно!

— У кого?

— У того, — передразнил Рёстлер. — У того, кто власть имеет. Значит так, слушай внимательно, мы прямо сейчас поедем к рейхсфюреру и сделаем ему предложение, от которого он не в состоянии будет отказаться.

— Что за предложение?

— Тебе нужно вступить в СС. Сейчас обсуждается вопрос о создании морских частей специального назначения. Дёниц сопротивляется (пока), он, понятное дело, не хочет отдавать своих людей под чужое руководство, но тебяон, думаю, отдаст. Тем более у тебя уже такой опыт сотрудничества с Майером есть. Ты же хочешь получить новые возможности, новое оружие. Новые карьерные перспективы! Для тебя это сразу прыжок через ступеньку.

— А ребята?

— А они автоматически войдут в состав этой боевой единицы. Считай, что это твой штурмбанн. Как раз 50 человек.

— А они пойдут?

— Ну кто командир? Убеди, поведи за собой, — он хитро прищурился. — Сотрудничество со спецслужбами государства является почетной обязанностью граждан. — И уже серьезно: — Пойми, это нужно родине. Мы близки к созданию нового, совершенно беспрецедентного оружия. Нам нужны такие парни, как ты. Вас, конечно, нужно поднатаскать, но костяк есть, традиции есть, опыт есть, а все остальное придет само собой. Но учти — проект совершенно секретный. Вы должны будете исчезнуть из нормальной жизни. Ну… во всяком случае до конца войны…

Интересно, почему он сказал не «до победы»?

* * *

Гиммлер встал из-за стола и направился к посетителям. Он, как показалось Ройтеру, чем-то походил на учителя географии в школе, где он учился. Вечно смущенный, погруженный в свои мысли, так же неуверенно протягивавший узкую ладонь для приветствия.

— Я поднял ваше досье, — заговорил он, сверкнув пенсне, чем-то очень похожим на тот оптический прибор, который Ройтер вывел из строя третьего дня. — Действительно, ваш тоннаж, даже не столько тоннаж, сколько количество побед, не может не впечатлять. Ваш друг уверяет меня, что вы действительно действуете особым каким-то образом. А можете рассказать поподробнее, насколько то, что вы видели,повлияло на окончательный результат?

67

— В 40-м году я воспользовался одной такой «подсказкой» и принял решение, результатом которого стало успешное уничтожение конвоя британцев. Наверное, если бы эти «видения» можно было вызывать произвольно — эффективность бы несомненно повысилась.

— Вот группа Майера, насколько я понимаю, и работает над этим как раз. Вы готовы уделять этому больше внимания? Вернее сказать, все ваше внимание.

Гиммлер многозначительно посмотрел на Рёстлера.

— Разумеется, рейхсфюрер, я солдат, а солдат выполняет приказы, — отчеканил Ройтер.

— Здесь мало слепого повиновения. Мы подходим к той черте, где требуется убежденность истинного борца, воля и разум настоящего тевтонца. С какого года вы в партии?

— С сорок второго.

— У вас еще все впереди.

Рейхсфюрер встал напротив Ройтера, внимательно посмотрел на него и взял за плечи.

— Да поможет вам Бог! Хайль Гитлер!

— Хайль Гитлер!

— У меня тут есть вопросик… — вкрадчиво начал Гиммлер, когда Ройтер, отсалютовав, покинул кабинет. — Ганс, вот, смотри: «…обозвал зама по тылу „тыловой крысой“ и „ублюдком“, после чего нанес 8 ударов по разным частям тела, используя пресс-папье»… — прочитал он и сверкнул на Рёстлера своим пенсне. — Психопат какой-то, честное слово. Тебя это не смущает?

— Ага, а ты перед этим читал? Он ему посоветовал тела ребят выкинуть в залив. У него, видите ли, не нашлось двух гробов. И я скажу «ублюдок» и «крыса тыловая».

— Как это?

— Ну там написано без эпитетов, а было оно на самом деле так. У Ройтера появились первые убитые. Он их отказался хоронить в море — привез в базу. Хоронить — нужны гробы. А зам по тылу ему не дал, говорит: не положено. Инструкция — на моряков, которые погибли в море, — гробов не предусмотрено. Ройтер говорит: куда же мне их теперь деть? А этот — да хоть в залив! Этого козла надо было отдать под трибунал, а не просто пожурить, как это сделали… Парни погибли, защищая родину и фюрера, а этот доски экономит, сука! Я уже не говорю об идеологической стороне вопроса. Обустройство могилы героя — это вопрос партийной работы.

— Ну понимаю я… — протянул рейхсфюрер, — но как-то… А где же железная выдержка? Достоинство офицера…

— Генрих, вот ты мне скажи, ну какая, к черту, выдержка? Разве можно родину защищать бесстрастно? Достоинство… Ну? Вот у нас все достоинство и сохраняют. Вон на Восточном фронте что творится. Где воля к победе? Где порыв? Где страсть? Считают, что лучше сдаться в плен, чем пулю себе в лоб пустить… А этот (он махнул рукой на дверь) в плен не сдастся. И своим не даст. «Чтобы было кому на земле вам указывать путь» [125]— это про таких, как он! Ну скажи, мог бы «рассудительный» какой-нибудь угнать у «томми» баркас? (Была же возможность, полностью соблюдая «достоинство», как ты говоришь, сдаться в плен.) А «Бисмарк»? Преследовать английский линкор с одной торпедой в аппарате? А Гибралтар? Ну, нельзя службу родине воспринимать как механическое исполнение приказов и инструкций. Фюрер говорит, к нации надо относиться, как к женщине, и он прав, это гениальная формула. Отношения с женщиной — это страсть, экстаз, а не только рутинное исполнение супружеских обязанностей.

Рейхсфюрер поднял глаза на Рёстлера и медленно средним пальцем поправил пенсне. Взгляд его был долгим и тяжелым.

— Да вон возьми хоть последнюю историю. Один влюбленный идиот сорвал целую операцию Абвера. А сохранял бы достоинство? Сделал бы нас Канарис.

— Вас, Ганс, ва-а-ас. Это же ваше направление. Ты, друг мой, прощелкал такую историю, а этот «влюбленный идиот», как ты говоришь, спас твою задницу. Не появись он там как черт из табакерки, сейчас бы не адмирал, а вы с Кальтенбруннером вазелином закупались.

Рёстлер развел руками:

— Генрих, ну это ж тебе не свиней спаривать! Кстати, обрати внимание — у него там двойня была… [126]

— Да, я отметил… И Демански-младший тоже да… нет, я не ставлю под сомнение. Решение принято. Считай, что я просто твое мнение хотел услышать. Вот я, например, не могу дать гарантию, что он с нами.

— Ну как я тебе могу такую гарантию дать? Неуправляемость не исключена ни у кого. Но этот, по крайней мере, понятен. Мотивы — примитивны, любит женщину — любит родину, как это Бэкон что-то такое говорил: «Нация начинается с семьи». Это гомиками управлять сложно: вечно не знаешь, куда они в следующий раз дернутся… а тут… Ты, кстати, повнимательней с этой голубой компанией, ну Фрич [127]там и его друзья эти. Они вот, чует мое сердце, себя вот-вот проявят…

— Слушай, Ганс, — раздраженно прервал его Гиммлер, — тебе чем поручено заниматься? Вот и делай то, что делаешь. А советы давать, знаешь, охотников море. Вот только отвечать потом никто из советчиков не стремится.

— Ладно, молчу, молчу… Так что, парню заказывать мундир гауптштурмфюрера?

— Да, — коротко ответил Гиммлер и ловко зашвырнул карандаш в фарфоровый стакан, стоящий на столе. И кивнул Рёстлеру, мол, ты так не можешь. Гулкий высокий звук отдался коротким эхом.

* * *

Мундир гауптштурмфюрера цур зее не произвел впечатления на Анну, чего, в общем-то, и следовало ожидать. Ну что ж, не впервой. В таких случаях следует найти хорошую пивную, а дальше видно будет. Жаль, мотоцикл остался в Бресте. А Винтер уже уехал. Ничего, доберемся мы и до Бреста.

— О, герр гауптштурмфюрер! Пожалуйста, милости просим к нам, — защебетала владелица пивной, в которую он зашел наугад. Как и положено подобной даме, она знала толк в воинских званиях и разбиралась в проблемах, которые посещают героических ребят вдали от линии фронта. Но Ройтер ничего сейчас не хотел. Приключений на ближайшее обозримое будущее было более чем достаточно. И вместо группы веселых офицеров-танкистов с девицами подсел к уединившемуся в углу летчику.

— Простите, — вдруг начал летчик, — судя по пристежке, вы подводник, вы, наверное, сейчас возвращаетесь к месту базирования?

— Да, вы правы, именно так я и собирался поступить.

— Скажите, а где ваша база? Во Франции?

— Герр оберлейтенант, ну вы же понимаете, что это закрытая информация.

— Да, извините, я просто хотел вас попросить, если вдруг будете проезжать мимо Шербурга, не могли бы вы передать письмо…

— Знаете, я не уверен, что проеду именно мимо Шербурга… Хотя это место мне хорошо знакомо.

— Да? Ой, как замечательно. В таком случае, возможно, вы знаете местный гарнизонный госпиталь.

— Пожалуй, да, и довольно неплохо. Я лишь недавно оттуда выписался. А почему вы не хотите воспользоваться почтой, например?

— Да вы знаете, это долгая история… Наш полк завтра отправляется под Белгород, никто не знает, что будет дальше, а мне бы хотелось передать письмо одной девушке. Но, понимаете, я хочу быть уверенным, что она его получила. А по почте никогда не поймешь, доставлено ли оно, а уж тем более прочитано ли… А когда передаешь из рук в руки…

— Вы — берлинец?

Оберлейтенант кивнул.

— Говорят, берлинцам никогда не угодишь, — рассмеялся Ройтер. — Ладно, давайте ваше письмо, я не обещаю, что я сделаю это по дороге в базу, но на следующий день после приезда в базу я совершу туда небольшую прогулку. Есть у меня там… одно дело. Кому нужно передать письмо?

— Я сейчас все расскажу, — засуетился оберлейтенант и начал искать заветный конверт у себя по карманам. — Вот, может быть, вы ее даже знаете, если были в госпитале. Это чудесная девушка. Такая милая и простая. Зовут Марта. Медсестра.

«Что?» — Ройтер хорошо помнил, чему учил его Рёстлер: «Никогда не перебивай! Выслушай собеседника полностью, может, и вопросов задавать не надо будет…»

— Красивая, наверное…

— Вы знаете, да, потрясающе красивая, — у оберлейтенанта загорелись глаза. — Красивая фигура…

Ну Ройтер уже понял, о ком идет речь. «Красивая фигура», это, положим, преувеличение, или эвфемизм, употребленный при незнакомом человеке. Правильнее сказать «большие сиськи», все-таки красивая фигура предполагает некие идеальные пропорции, которых, впрочем, в реальной жизни не встречается. Только у статуй античных. А с ними того… ну неудобно… холодные и жесткие.

68

— Вот, — наконец оберлейтенант нашел что искал. На стол бухнулся пухлый пакет, а на него упала симпатичная открытка желтоватого картона с видом Курфюрстендамм. — Нет, это вот мне, — он подобрал открытку и спрятал, — а это вот вам. Передадите?

— Обещаю… Толстый пакет… Наверное, вам есть много что рассказать ей.

— Да, много, мы тогда не поняли друг друга, да и ребята говорили… ладно, неважно… А потом она прислала записку. Такую печальную записку. Вот… — Он снова вынул из кармана то, что только что туда так судорожно прятал. Открытка перекувырнулась тыльной стороной, и Ройтер увидел, как старательным ученическим почерком на картоне было выведено:

«Мне было с тобой очень, очень, очень хорошо, но вместе мы быть не можем. Не ищи меня. Это причинит только боль.

Спасибо, что ты был. Прости».

В углу неровно приклеились две шестипфенниговые марки «Присоединение Австрии» Ein Volk, ein Reich, ein Fuehrer.

— Мне потом ребята говорили — не бери в голову, она так со всеми крутит. Я не верю. Я вернусь в Шербург, обязательно ее найду.

— Герр оберлейтенант, скажите, а когда вы выписались из госпиталя.

— В начале апреля. Раз — два — три… Да! Три месяца прошло.

«Ка-а-а-кое говно!» — наверное, он должен был бы закричать нечто подобное и обхватить голову руками. Но не закричал. Как он, с его опытом и знанием женщин, мог так глупо влипнуть. Он-то считал те недели откровением, прекрасным даром богов, дыханием ангелов, которое по случайному стечению обстоятельств не задержалось в его судьбе, а лишь пронеслось над ней, оставив чудесные сны воспоминаний, а это были пошлые выкрутасы дешевой шлюшки, которая даже марки оптом покупает, чтобы такие письма писать… Такого Эрика, и та себе не позволяет… Хельмут, ты просто дебил! Ты недостоин ни орденов, ни звания, ни полученного образования… ты не достоин отвечать за жизни 50 человек! О, боже, боже! Этот несчастный оберлейтенант, наверное, умрет от горя, если я ему сейчас достану такую же… Да и нужно мне это? Дуэль с этим оберлейтенантом…

— Как вас зовут, камрад?

— Теодор Каулитц.

— Обещаю вам, герр Каулитц, ваше письмо я доставлю. Более того, я лично прослежу за тем, чтобы оно не отправилось в помойное ведерко, а было прочтено адресатом.

Глава 36

АННА

В каждом сомнительном деле единственное средство не ошибиться — это предполагать самый худший конец.

Людовик XIV (Бурбон)

Ройтер принимал «девятку». [128]Это означало, что поход будет долгим. Адмирал имел с ним короткую беседу, и, хотя никаких конкретных пунктов названо не было, было очевидно, что их отправляют в состав группы «Муссон» — на тихоокеанский театр. Пенанг. Ну ладно, пусть будет Пенанг. Все подальше от Берлина и Канариса. В новый экипаж набирались только добровольцы. Но из «стариков» отказались лишь некоторые. Ройтер никого не осуждал. Теперь они должны были умереть для всех. Родители, «вдовы», дети, у кого остались, получали солидные пенсии. Всех отпустили на неделю по домам — объясняться. Ройтер уже со всеми объяснился. Кроме…

От Бреста до Шербурга 420 километров. В последний раз этот путь он проделывал за 6 часов. Но в этот раз он ехал лишь на пару слов… А с другой стороны, почему бы и нет? Лодка же тоже идет на цель порой сутками, а вся атака занимает несколько минут.

Марту не пришлось искать. Она была на своем рабочем месте — развешивала в саду только что выстиранные простыни. На рокот мотоцикла она испуганно обернулась.

— Ой, как ты меня напугал… — вздохнула она.

— А вы что ожидали услышать? Бомбардировщик?

— Почему бомбардировщик? — улыбнулась она.

— Громче, — пояснил Ройтер.

— А я сама не знаю, чего я вздрогнула… Последнее время стала как-то нервно реагировать на резкие звуки…

— Вам тут письмо прислал один оберлейтенант. Как раз бомбардировщик. Не помните такого, некто Каулитц?

Марта удивленно посмотрела на него…

— Это вам, сударыня… Этот человек пойдет на русские зенитки с вашим именем на устах. Постарайтесь быть достойной этого.

Он протянул ей пухлый конверт.

Марта сняла с табурета бадью с бельем, села на табурет, несколько секунд молчала.

— Зачем ты так делаешь? Ладно я, мне уже все равно… Но этот паренек верит в любовь… Это чувствуется по нему. Как это здорово ты придумала, каждому по открыточке… У тебя их чемодан, что ли?

— Я их собираю, — призналась Марта, промакивая глаза простыней.

— Кого? Мужиков?

— Нет, открытки.

— Прочти, пожалуйста. Я хочу, чтобы ты знала, как может любить человек.

Марта покорно раскрыла конверт. Ловко так подцепила ногтем, и вот уже содержимое у нее в руках.

— Это тут у вас что, метод лечения, что ли, такой? Очень, я тебе скажу, эффективный! Честно. Тот, кто его придумал, должен быть награжден. Читай-читай, я не могу допустить, чтобы оно оказалось в корзине.

— Я никогда бы не выбросила его, — произнесла она обиженно.

Некоторое время она была погружена в чтение. Изредка всхлипывала. И все-таки как же ты красива… даже сейчас, в этой невзрачной серой блузке, даже среди этих, трепещущих на ветру простыней с пятнами плохо отстиранной крови. Нет! Только не это… Если сейчас он пойдет на второй виток, его мозг и сердце просто взорвутся. Опять надежда, опять разочарование — нет, Хельмут, надо быть выше. Ты же, как осел, тянешься за морковкой, а ее у тебя все время вытаскивают из-под носа чьи-то заботливые руки…

— Прощайте, — сказал Ройтер и щелкнул каблуками.

— Постой, — вдруг как будто что-то вспомнила Марта. — Не бросай меня вот так…

— Марки купи хоть разные и пиши, что ли, с большей фантазией, — вздохнул Ройтер. Теплый двигатель весело затарахтел, едва «кочерга» кикстартера прошла треть своего пути. — Знаешь, а я вот сейчас тоже иду в поход и, наверное, в минуту истины буду думать о тебе. Так-то вот.

— Хельмут, подожди, выслушай меня!

Она вскочила с табуретки, держа в одной руке письмо летчика, а другой поправляя косынку.

Ройтер покачал головой:

— Все сказано…

Дроссельные заслонки R66 открылись, бензиновая смесь хлынула в цилиндры. Шина Mezeller — превосходная спортивная шина — взрыла мягкий дерн, и ездок отправился в обратный путь. В зеркале заднего вида удалялась неловко растопыренная серая фигура, которая в последний момент махнула поднятой к косынке рукой, как на прощание.

Все, что чувствовал в этот момент Хельмут, — пустоту. Абсолютную пустоту. И боль. И эта боль была даже больше, чем та, что он ощущал, когда просыпался с мыслью «Нет ее!». Теперь нет не только ее. Теперь вообще никогонет. Вероятно, так должна выглядеть смерть. Собственно к смерти именно он и готовился. «Но должен же меня кто-то любить…» Любят уродов, нищих, любят евреев, в конце концов… Любят совершенно никчемных и ничтожных существ. И лишь его, практически полубога, героя морских сражений, чье вмешательство способно изменить ход всей морской кампании, сверхчеловека среди сверхчеловеков, любят только психические или убогие. Отдадутся-то многие — кто за деньги, кто нервы пощекотать, кто просто из любопытства… или вот как эта… а ей, по-моему, вообще все равно… Но вот самоотвержение, всепоглощающая страсть, маниакальное чувство, которое он испытывает к Анне… Это все, выходит, не про него?

С другой стороны, вот Марта, кому она действительно сделала плохо? Только не Ройтеру — он был счастлив в это время, а потом? А что потом, он поехал в Берлин долбить в свою привычную стенку. Додолбился. Получается, Марта выполняла свой воинский и гражданский долг. Таким вот странным образом. Но почему же странным? Ведь Создатель предначертал женщине быть утешительницей. Мужчина сражается — женщина врачует, утешает и развлекает. А что делала Марта? — утешала раненых, давала им основание жить. Её хотели — она дарила себя и делала это красиво. Ночь на маяке, например… Красиво же, черт возьми… Он хотел жить в те дни. Он становился сильнее. Получается, Марта не просто выполняла свой долг перед родиной, но и плюс к этому еще и была в полном согласии с Творцом… Поэтому она и не боялась пуль «маки»… ей было все равно, когда умереть. Сегодня или спустя 50 лет. За эти 50 лет для нее ничего бы не изменилось. Она уже исполнила свою миссию. Ведь даже если она спасла их двоих, его и этого бомбардировщика, что ж, это две полноценных боевых единицы, в море и в воздухе, а, судя по всему, таких у нее десятки… Это эскадры вернувшихся в строй подлодок, самолетов, торпедных катеров… Да… это было все прекрасно для Германии, но это было совершенно ни к чему ему, лично ему, Хельмуту Ройтеру. Марта была не способна принадлежать кому-то одному, и с этим он смириться не мог. Так он думал почти до поворота на Сан-Перелен. Полуостров, на котором находился Шербург, остался за спиной. Больше приезжать сюда у него оснований нет.

69

* * *

Проводы «девятки» Ройтера были очень торжественными. От СС прибыл сам Кальтенбруннер, а ВМФ представлял гросс-адмирал.

На пирсе яблоку было негде упасть. Все как положено, девушки с цветами, оркестр. Гросс-адмирал лично вручил Ройтеру пакет, который он должен был распечатать в открытом море. Да и так ясно, мы идем на соединение с группой «Муссон». Будем помогать нашим японским товарищам выносить америкосов. Не впервой. Теперь под прицелом у нас Лос-Анджелес, кстати, надо бы его поберечь, а то сынку нашего приятеля из Штрии придется серьезно потратиться на восстановительные работы.

Все, пора, отдан последний швартов. «На флаг и гюйс, стоять смирно!» За кормой забулькала взмученная винтами вода. Палуба качнулась, лодка тронулась. Оркестр вдруг сделал неожиданный переход от марша Кречмера к польке «Пивная бочка». Да так они это виртуозно сделали, как будто месяц перед этим репетировали. На трибуне почетных гостей произошло некоторое замешательство. Очень нелепо выглядел ответственный от партии. Сначала он оглянулся на Кальтенбрунера, потом на Дёница, потом попытался что-то предпринять сам. А что тут предпримешь? Бежать к дирижеру, отбирать у него палочку? Это очень глупо и смешно. Тем более что само по себе вовсе не гарантирует немедленное прекращение музыки. Но дело взял под свой контроль Папа. Как ни в чем не бывало, он поднес руку со своим адмиральским жезлом к фуражке, заодно как бы благословляя лодку. Ройтер равнялся на адмирала, держа руку у козырька. Кальтенбрунер, оглянувшись на командующего флотом, вскинул руку в партийном салюте, ему последовали несколько членов Партии. А оркестр продолжал куплет за куплетом играть «Розамунду», весело так, озорно. Никогда более Ройтер не слышал такого полного звучания этой песенки и такого яркого исполнения. Унтерхорст довольно улыбался. Все-таки его взяла! Только что его идея получила фактическое одобрение командующего флотом! Морской черт будет доволен, а это значит, что мы будем живы.

* * *

1 июля 1943 года в неравной схватке с врагом, проявив невероятное мужество и отвагу, погиб оберлейтенант Хельмут Ройтер, вместе с героическим экипажем своей подводной лодки. Вся страна склоняет знамена перед светлой памятью героев. Ройтер ушел, как подобает настоящему арийцу, оставаясь до последней минуты преданным делу партии и фюрера. Эта победа досталась врагу дорогой ценой. Фюрер присвоил Ройтеру звание капитан-лейтенанта и наградил его мечами к рыцарскому кресту. Его подвиг останется навеки в сердце любого немца.

Небольшая заметка в Volkischer Beobachter. Со страницы весело улыбался Ройтер на фото в траурной рамке. Анна внимательно изучила заметку. Казалось, она ничего не поняла. При чем здесь Ройтер? При чем здесь она?.. Молчала и долго курила, затем резким движением поднялась с дивана, подошла к окну. Она — прагматичная дочь прагматичного человека — понимала, что ничего поделать нельзя, что употреблять ее и чье бы то ни было влияние, даже Господа Бога, уже поздно, а потому просто молча смотрела в окно. Рёстлер внимательно наблюдал за ней. Она казалась растерянной. Действительно. Еще какие-то 3 недели назад Ройтер сидел вот в этой гостиной, пил чай и дурачился с юным Адольфом. Кто знает, возможно, если бы его что-то держало на берегу, он бы уже давно занимался аналитикой для штаба Дёница или преподавал в Мюрвике тактику или торпедное дело. Но выбор был сделан. И сделан именно в тот злополучный вечер. Анна не жалела. Она вообще никогда ни о чем не жалела. Она делала следующий шаг. А шаг всегда делать проще, когда у тебя кто-то стоит за спиной. Сейчас за ее спиной стоял Рёстлер. Как он там оказался? Некоторые вещи он умел делать бесшумно.

— Анна, — его голос прозвучал очень тихо, но тишина вокруг была такова, что он прозвучал резко и раскатисто, как удар грома. Анна поежилась, Рёстлер положил ей руки на плечи. Она откинула голову назад, чтобы стряхнуть со лба прядь своих золотистых волос, и Рёстлеру пришлось инстинктивно отстраниться, иначе бы затылком она ударила ему в нос. — Анхен, послушай, ребенку нужен отец…

Дождь, такой же, как в тотвечер, тихо барабанил по стеклу, и ничто в гостиной не нарушало величавого молчания, за исключением, может быть, мерного тиканья часового механизма. Это тиканье не было похоже на секундомер в руках вахтенного. Это был другой мир и другие координаты. Временные тоже. Это были гулкие тяжелые звуки, похожие на биение сердца великана. Однако взрыватель был поставлен точно, и он сработал. Лицо Анны на мгновение озарилось улыбкой. Презрительной, брезгливой улыбкой.

— Пошел вон! — тихо, но твердо сказала она.

— Анхен… — Рёстлер попытался притянуть ее к себе.

— Вон!!! — взвизгнула Анна и угрем выкрутилась из его объятий. Когда она хотела, то могла быть настоящей фурией. — Все!!! Аудиенция окончена! Прощайте. И постарайтесь забыть дорогу в наш дом.

Рёстлер попытался еще что-то предпринять, но Анна неистово задергала шнур колокольчика. На пороге появился охранник. Папа позаботился о том, чтобы впредь ничего подобного истории с глазом не повторилось. Теперь все подобные ситуации будут пресекаться на корню! Охранником был двухметровый детина, из «Лейбштандарта». Человек, поразительно похожий на покойного Рема, с каменным лицом и с таким же, как у Рема, перебитым носом.

— Рольф! Проводите группенфюрера! — отчеканила Анхен.

Рёстлер был очень здоровым человеком. Если не знать о его интеллектуальных выкрутасах, можно было бы предположить персонаж из свиты Гаргантюа. Но Рольф был почти на голову выше Рёстлера. И мундир тут не помощник. «Лейбштандарт» — это вам даже не СС.

Анна пошла на прямую демонстрацию силы, давая понять, что время интриг закончилось. Его разгадали. Маски сброшены. А это, как известно, самое страшное для великого лжеца. Но Рёстлер умел проигрывать. Он с гордо поднятой головой прошагал через гостиную и на выходе чопорно щелкнул каблуками и поклонился.

— Всего доброго, госпожа Демански, надеюсь, ваше мужество позволит вам достойно перенести горе.

Он вышел. Анна слышала, как тяжелые сапоги протопали по лестнице, как завелся и отъехал блестящий черный Horch. Несколько минут она еще стояла, разминая в пальцах потухшую сигарету. Что-то ей мешало, и она никак не могла понять что. Щека была мокрой. Она инстинктивно смахнула с нее каплю, но это не помогло. Капля образовывалась снова, стекала на подбородок. Анна поняла, что это слезы. Как странно… Это ощущение было так ново для нее… Глупости какие… Истинные арийки не плачут. Да мне по барабану, что там делают истинные арийки. Я — Анна Демански, и Я — выше этого! Сделав несколько шагов, она упала на диван, зарылась в подушках, и комната наполнилась частыми всхлипываниями, переходящими в тихий вой. Шепотом, чтобы не дай бог не разбудить Ади.

notes

Примечания

1

Что тебе подарить, моя милая?

Небо звездное? Синий туман?

И луну, что собой озарила

Этот мир, что для счастья нам дан…

За моею спиной исполины,

По плечу нам вдвойне и втройне…

Нужен сущий пустяк — не погибнуть,

Победить в этой страшной войне.

А иначе, Розамунда,

С моим сердцем случится беда…

Командир U-556.

69

Главнокомандующий английскими ВМФ.

70

Немецкое название породы бладхаунд.

71

ein Tropfen Wermut im Freudenbecher (дословно — капля горечи в чаше наслаждений).

72

6 апреля одиночный британский торпедоносец, несмотря на плотный зенитный огонь, всадил «свинью» в борт «Гнейзенау». Самолет сбили, экипаж погиб (командир экипажа Кэннет Кэмпбелл был удостоен посмертно Креста Виктории), но линкор встал на ремонт, через неделю англичане накрыли его в доке.

73

Командир 1-й флотилии U-Boot, сменивший на этом месте Эккерманна.

74

Американский актер в 30-40-е годы прославился, исполняя в основном роли гангстеров.

75

U-556 (Герберт Вольфарт) была уничтожена 27.06.41-го глубинными бомбами, сброшенными с британских корветов «Нестариум», «Килендайн» и «Гладиолус», но команде удалось спастись. Командир не погиб. Пройдя британские и канадские лагеря, дожил до конца войны.

76

Ройтер достаточно точно воспроизвел обстоятельства крушения теплохода «Адмирал Нахимов». В момент описываемых событий это был пассажирский лайнер «Берлин». СССР получил его в счет репараций и переоборудовал для внутренних круизных рейсов. Разница во времени объясняется разницей в часовых поясах.

77

Древнегерманская руна ANSUZ, ANSUR, ASS, OSS — АНЗУС — МАГ.

78

Порт в Испанском полуанклаве на побережье Марокко.

79

Господа! Не надо волноваться! Мы подчиняемся!

80

Вы нарушили территориальные воды Испании. Прошу следовать за нами!

81

Командиры подводных лодок U-371 и U-559.

82

Персонаж оперы Вагнера «Летучий голландец» (бас).

83

«Спишь ли ты, гость?» — персонаж и дуэт из оперы Вагнера «Валькирия».

84

Одно из старейших берлинских варьете.

85

Карбонат калия, которым начинялись патроны регенерации воздуха.

86

Z.506 Airone — многоцелевой гидросамолет итальянских ВВС.

87

Четыре балла давалось зенитной батарее за сбитый вражеский самолет. Общее количество баллов шло в наградной зачет.

88

«Savoia-Marchetti-79» — скоростной бомбардировщик-торпедоносец ВВС Италии.

89

Няня (итал.).

90

Вытянутая форма черепа считалась признаком арийского происхождения.

91

Папа! Папа!

92

Местный деликатес в Специи — пицца, тесто для которой делают из гороховой муки.

93

Gute Frage naechste Frage — немецкая поговорка. Дословно: «Хороший вопрос. Следующий вопрос».

94

Генерал-фельдмаршал Фон Браухич отправлен в отставку 19 декабря после провала наступления на Москву.

95

Приставка «Карро» — по-итальянски «дорогой». Очень часто используется в общении с друзьями.

96

Иезекиль. 25 стих 17.

97

Капитан медицинской службы.

98

В гарнизонном борделе по регламенту полагалось иметь медицинскую команду, в том числе гинеколога, венеролога и пр.

99

В тексте допущена неточность. «Вустер» принадлежал 16-й флотилии под командованием Дж. П. Уайта. Он был действительно обстрелян «Гнейзенау» и «Принцем Евгением», получил тяжелые повреждения, но потоплен не был.

100

Вице-адмирал Отто Цилиакс — командир эскадры. Он и Курт Хоффманн — командир «Шарнхорста» были награждены рыцарскими крестами за этот прорыв. Командор Гисслер получил Золотой Германский крест.

101

Командующий испанской «Непобедимой армадой».

102

Современное название Катлер-Бей.

103

Морской флот верно стоит на страже Родины у Атлантического вала (надпись на пивной кружке).

104

Город на севере Франции, где летом 1942 года союзники попытались высадить десант. Попытка провалилась. Десант был разгромлен, взяты большие трофеи.

105

Портрет Шуберта был изображен на рейхсбанкноте 100 марок.

106

Концентрационный лагерь.

107

Евреи — участники Первой мировой войны не полностью подпадали под действие нюрнбергских законов.

108

Звание штабной службы, соответствующее старшему матросу.

109

Исследование идеологии противников режима: франкмасонство, иудаизм, церковь, либералы, марксисты. Орган партии, состоявший преимущественно из членов СД.

110

Начальник управленческой группы исследований, изобретений и патентов Управления Морских Вооружений (Marine Waffenmat).

111

2-й командующий подводным флотом с сентября 39-го г., начальник организационного отдела штаба Командующего.

112

Расхожее выражение, введенное в оборот Геббельсом. Означает человека, резко и много критикующего режим, не имея конструктивной альтернативы. «Говорить — не мешки таскать!»

113

Дирижер вагнеровского фестиваля в Байройте в 1942 г.

114

Видный деятель искусств Третьего рейха. Дирижер вагнеровского фестиваля 1939–1941 и 1943–1944 гг. Отличался уникальным стилем дирижирования.

115

Начальники 7-го департамента РСХА штандартенфюрер СС Франц Зикс, оберштурмбаннфюрер СС Пауль Диттель (с 1943), соответственно, полковник и подполковник.

116

Вероятно, имеется в виду начальник управления. Однако непонятно, кто это персонально. На момент описываемых событий это уже не мог быть Гейдрих, убитый 4 июля в Праге (а только что закончился август), а Кальтенбруннер еще не вступил в права — официальная дата его назначения 30 января 1943 г.

73

117

Руна посвящения. Подталкивает и облегчает процесс качественного изменения сознания (внутреннего посвящения) — на любом уровне. Использование руны «Перт» в магических целях может привести к совершению акта психической смерти — разрыву каузальных и астральных связей между прошлым и будущим человека.

118

Возможно, имеется в виду Эрхард Мэртенс, с 1941 по 1943 гг. — начальник управленческой группы военно-морской разведки ОКМ.

119

Черту мою душу,

Палачу — мое тело!

Но я выбираю себе

Только красавицу-женщину.

Annotation

Он по праву считается одним из лучших подводных асов III Рейха. Его экипаж готов идти за своим капитаном даже в ад. Его U-boot прославилась громкими победами — атаковала вражеские порты, топила не только транспортные суда, но и боевые корабли, не раз выигрывала дуэли с британскими эсминцами, погружаясь на запредельную глубину, где Das Wasser besiegt den Stahl (вода тверже стали), и даже с боем прорвалась через «игольное ушко» Гибралтара, хотя шансы выжить здесь у немецкой подлодки были 1 к 10… Его феноменальное везение, невероятное чутье и дар ясновидения, который сегодня назвали бы «экстрасенсорным», привлекли внимание оккультного института СС Annanerbe и самого Гитлера, который лично отдает своему лучшему Der Seebar («морскому волку») секретный приказ: спасти от верной гибели флагман Кригсмарине линкор «Бисмарк» и изменить ход истории!

Вильгельм Шульц

Глава 1

Глава 2

Глава 3

Глава 4

Глава 5

Глава 6

Глава 7

Глава 8

Глава 9

Глава 10

Глава 11

Глава 12

Глава 13

Глава 14

Глава 15

Глава 16

Глава 17

Глава 18

Глава 19

Глава 20

Глава 21

Глава 22

Глава 23

Глава 24

Глава 25

Глава 26

Глава 27

Глава 28

Глава 29

Глава 30

Глава 31

Глава 32

Глава 33

Глава 34

Глава 35

Глава 36

notes

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

13

14

15

16

17

18

19

20

21

22

23

24

25

26

27

28

29

30

31

32

33

34

35

36

37

38

39

40

41

42

43

44

45

46

47

48

49

50

51

52

53

54

55

56

57

58

59

60

61

62

63

64

65

66

67

68

69

70

71

72

73

74

75

76

77

78

79

80

81

82

83

84

85

86

87

88

89

90

91

92

93

94

95

96

97

98

99

100

101

102

103

104

105

106

107

108

109

110

111

112

113

114

115

116

117

118

119

120

121

122

123

124

125

126

127

128

Вильгельм Шульц

«Подводный волк» Гитлера. Вода тверже стали

Смерть достаточно близка, чтобы можно было не страшиться жизни.

Ф. Ницше

Was dir geliebt meine zu schenken?

Darf die richtige Liebe,

Es Darf die See nächtlich?

Darf der blaue Nebel,

Oder des Sternes über ihm?

В приемной висело сдержанное напряжение. Люди обсуждали события последних дней. Говорят, что Варшаву мы не контролируем, что это только на бумаге все идет гладко. А на деле танковый отряд, прорвавшийся на окраины города, был просто чуть ли не голыми руками растерзан поляками. Они остервенело дерутся. Все не так просто оказалось. И конечно же в польский вопрос по самые ушки залезли англичане.

— Герр лейтенант! Прошу вас! — Дежурный пригласил Ройтера к массивной дубовой двери, которая вела в кабинет корветтенкапитана Эккерманна.

— Лейтенант Ройтер, старший торпедист U-5, по вашему приказанию прибыл! — отрекомендовался он командиру.

— Проходите, герр Ройтер, — пригласил его Эккерманн. Командир флотилии был настроен явно дружелюбно. Да он сам на этом посту без году неделя. Может, еще не привык? Кто их там поймет… Через пару минут Ройтер почувствовал, что ему вовсе не собираются устраивать разнос.

— Я смотрел личное дело. В вашем мюрвикском табеле одни пятерки. Наверное, это было не просто добиться столь блестящих результатов в таком учебном заведении?

Ройтер растерянно кивнул. Он все еще не мог понять, что происходит.

— Да он и не только в Мюрвике, — отозвался голос из другого конца комнаты. Ройтер не сразу обратил внимание на высокого полноватого мужчину в коричневом партийном френче без знаков различия. — Он и в Дармштадте, и в Берлине демонстрировал успехи. А математика, как известно, мозги приводит в порядок… Позвольте представиться — Ганс Рёстлер, ответственный от Партии в 1-й флотилии.

— И Куштман вас положительно характеризует. Он вас рекомендовал.

— Простите, рекомендовал для чего? — почти прошептал Ройтер.

— Мы считаем, что вы вполне готовы принять под командование U-Boot. — Эккерманн встал, прошелся по кабинету и с торжественной улыбкой застыл напротив Ройтера.

«Ого! Вот это да! То есть вместо наказания каплей [3]решил просто от меня избавиться…»

— В 21.00 произошел инцидент с «Атенией», а чуть раньше вы уничтожили английский сторожевик, — произнес Рёстлер. То есть вы с вашим командиром открыли счет побед германского флота в этой войне. Это символично. Вот, Хельмут Ройтер, такие, как вы, уничтожат гидру мировой плутократии…

Говорил он красиво и долго — ничуть не хуже Геббельса, а Ройтер все никак не мог понять, что за странный человек этот «ответственный от Партии», в каком он звании хотя бы?.. Вообще-то так вольно обращаться с формой мог еще только один человек в рейхе. [4]Но Рёстлер, очевидно, имел на то какие-никакие основания. Возможно, эти основания давал ему золотой партийный значок, который носили только заслуженные ветераны движения — «старые борцы», как их называли. Несомненно, этот Рёстлер не просто так «погулять вышел». И держится он в кабинете Эккерманна как хозяин. Да, есть в его манере разговаривать что-то от рейхсминистра. Кстати, Геббельс, вот, был вторым человеком, позволявшим себе такие же «отступления от формы». Рёстлер, получается, третий…

Когда Хельмут шел во флот, то жаждал подвигов и невероятных приключений, и крушение карьеры в самом начале победоносной войны никак не вписывалось в его планы. В первый свой поход отличник академии отправился 30 августа 1939 года. Через два дня радио сообщило о событиях в Глейвице, а еще через три — о том, что Великобритания объявила нам войну.

Известие это настигло U-5, на которую Ройтер был определен в качестве командира боевой части, уже на боевой позиции, в квадрате AN-16. Всем, кто хотя бы раз видел карту, оперативную карту ВМС, сразу становится понятно — это почти Скапа-Флоу. А со Скапа-Флоу еще с 1918 года у любого моряка воспоминания связаны самые пренеприятные. Однако в тот поход ничего особенно трагического не произошло. Он был даже, можно сказать, скучным. Пожалуй, только за одним-единственным исключением. Этим исключением был как раз тот самый английский сторожевик, из-за которого все закрутилось. Куштман оказался в весьма затруднительном положении. С одной стороны, Ройтера нужно было примерно наказать. С другой — он уничтожил боевой корабль королевских ВМС, чем открыл счет побед для U-5 — и для своего командира тоже. Действовал хоть и авантюрно, но смело, грамотно, а стало быть, заслуживал награды. Хуже всего было то, что, когда лодка возвращалась в Киль, израсходовав запасы соляра, на ней был поднят лишь один красный вымпел — то есть тот самый, ройтеровский. Про Гюнтера Куштмана говорили разное. Да, пожалуй, он не покрыл себя столь громкой славой, как Генрих Леман-Вилленброк, пришедший ему на смену в качестве командира U-5, но уж дураком-то каплей точно не был. И поступил он весьма остроумно. Он просто списал Ройтера со своей лодки по приходе в базу, как оказалось, с достаточно лестной характеристикой, позволявшей ему досрочно претендовать на командование субмариной. Куштман был старше Ройтера лишь на 4 года, но казался Хельмуту полнейшим ретроградом. В свою очередь, каплей считал Ройтера штатским выскочкой, разлагающим спаянный коллектив. Куштман, придя на флот кадетом и прошагав по всем ступеням флотской иерархии, особенно ревностно относился к субординации и дисциплине.

Выпускаясь из академии, Ройтер добился направления в 1-ю флотилию, носившую имя Отто Веддигена. Героический капитан-лейтенант — подводный ас великой войны, был кумиром для Ройтера. На своей U-9 он в течение одного боя потопил сразу 3 английских крейсера. Ройтеру был всего лишь год, когда блистательный Отто уже заставлял дрожать британского льва и завоевывал славу германского флота. Теперь эту славу надо было приумножать ему, и он был к этому готов. Может быть, выбор молодого капитана был обусловлен тем, что ему нравилась цифра 1. Его день рождения 20 января 1915 года в сумме давал единицу. (Хельмут верил в нумерологию.) Так что это сочетание всех факторов (1+Веддиген+Ройтер) создавало уникальные возможности… Какие? Да и сам Ройтер еще толком не понимал. Но в любом случае, цифра 1 — это цифра королей и великих воинов, цифра героев, а время для подвигов было самое что ни на есть подходящее. Страна поднялась с колен, расправила плечи, вермахт прошагал по площадям Вены и Праги, осыпаемый цветами. Реванш на суше состоялся. Теперь следовало на море спросить с «томми» за Скапа-Флоу, за годы унижения и раболепства. И лично он, Хельмут Ройтер, пройдет по пути вслед за своим кумиром, и, ну конечно, не через год-два, но, может быть, через 10 лет, где-нибудь в 49-м станет адмиралом, не в 49-м — что-то уж очень оптимистично… Ну, ладно, — в 53-м, и возглавит весь подводный флот Германии, которая к тому времени станет единственной владычицей морей и столицей мира.

Пока же столицей морской войны был Киль — это вам не какой-то там заштатный Фленсбург, откуда был родом Ройтер, — пряничные домики, утопающие в зелени, шпиль собора, ратуша из бурого кирпича… Киль — это железный город, с лязгом портовых кранов, с мощными крейсерами на рейде. Но если во Фленсбурге главное Мюрвик и торпедная школа, то в Киле главное конечно же верфи и морской порт. Они работали в полную мощь, ковали разящий меч Ньёрда, [5]не зная сна и отдыха.

— Кстати, Ройтер, я хотел у вас спросить. За что у вас выговор? В первый же день?.. — как бы невзначай поинтересовался Рёстлер, когда они вышли от командира флотилии.

— Пришел рапортовать руководству в грязном ботинке… — вздохнул отличник Мюрвика.

— Как это? — Рёстлер изобразил невероятное удивление.

— Ну так, я шел для представления и тут гляжу — мальчишка упустил кораблик… Смешной такой… Играл в ручейке с корабликом и упустил, его чуть не засосало в водоворот. Я его спас, кораблик… — Ройтер усмехнулся, — но оступился и… вот… а переобуваться уже времени не было…

— Понимаю… — задумчиво процедил Рёстлер. — Скучаете по сыну?

— Откуда вы знаете?

— Ну, во-первых, я отвечаю за воспитательную работу среди личного состава флотилии, а это означает, что я должен, просто обязан, знать обо всех все. Ну, судите сами, родина и фюрер вручили вам грозное оружие, но каким бы современным и мощным оно ни было — воюет все равно не лодка, не танк, не самолет, воюет человек. А если у него тоска на душе, кошки скребут, то он обязательно ошибется. А потом, я достаточно хорошо знаком со старшим Демански.

2

— Я не ошибусь, — твердо, глядя прямо перед собой, произнес Ройтер.

— Не сомневаюсь. Потому-то и говорю с вами об этом. Очень хорошо вас понимаю. Настоящему офицеру, вроде вас, просто необходимо иметь качественное потомство. Война — сами понимаете, всякое может случиться… А здесь — качество отменное! Отец вашей избранницы — заслуженный человек, почетный генерал СС, мать из судетских немцев, плюс ваша кровь, ваш отец ведь тоже военный моряк был… Да, Ади — просто образец будущего арийской расы. Именно таким, как он, через каких-нибудь 20 лет придется держать штурвал нашего корабля.

— Что верно — то верно… Ади можно прямо на плакат. Он даже внешне чем-то напоминает Хейне Квэкса. [6]

— Ройтер, я все хотел вас спросить, а почему вы до сих пор не член партии?

— Я как-то никогда об этом не задумывался… Я честный немец, офицер, но я не политик…

— О… Ройтер, ошибаетесь. Сегодня каждый честный офицер, да не только офицер, каждый матрос, каждый юнга — политик. Вот возьмите хотя бы беднягу Юлиуса. [7]Один залп торпеды, а ведь с этого момента вся европейская политика изменилась до неузнаваемости.

— Да, Лемп влип, это ж надо, такое невезение!

— Да что там, ну посидит на губе, силуэты поучит. Все ему на пользу. Папа [8]к таким проступкам относится снисходительно. Вот если бы промахнулся…

— Но по большому счету он выполнял приказ и только-то…

— Приказ можно выполнять тоже по-разному. Вот вы, например, приказ НЕ выполнили, а в героях ходите. И самое примечательное в этом во всем, что именно так оно и есть. Выполни вы приказ, и политическая ситуация на сегодня была бы совершенно иной… Что бы было? Мы бы на 3 сентября имели одно-единственное потопленное судно, и то пассажирское… И что бы сказала пропаганда «томми»? «Это же курам на смех воевать с таким флотом. Низкопрофессиональными, жестокими, гнусными зверьми…» А вот нет. Не единственное. Сейчас-то уже да, понятно, вот и Роллманн рапортует, и другие. Вот «Корейджес». Шухардт потопил, не слышали? [9]Но это уже сейчас, а тогда? Так что ваш этот самый сторожевик или кто там? Тральщик? На определенный момент стоил крейсера.

Рёстлер, оказывается, знал то, что еще не успело попасть в сводки. «Корейджес» — авианосец с полным комплектом самолетов на борту! Вот это победа!

Ройтера просто распирала гордость. Начиналась великая победоносная война, и ему, получается, выпала честь сделать в этой войне первый выстрел. В том, что война эта будет победоносной, мог сомневаться только полный кретин. А Ройтер вовсе не был кретином. Напротив, его математические способности сулили ему неплохую карьеру на кафедре в Дармштадте, но он предпочел Мюрвик. И как бы оно там ни было, по итогам первых месяцев действительной службы ситуация для Ройтера складывалась просто прекрасно — стремительное повышение, война, а он отличник академии и уже с боевым счетом — командир U-Boot. Овсяночники — вешайтесь!!!

Дел в ближайшие дни хватало. Особенно у новоиспеченного командира. Ройтер только сейчас понял, что Куштман просто отомстил ему за неповиновение таким изощренным образом. Нужно было срочно собирать команду. Крутись-вертись как хочешь, а выход в море через 4 дня… Нужен второй вахтенный, нужен хороший торпедист, а где их возьмешь… такой чудовищный дефицит кадров! Оказалось, что к морской войне Германия была абсолютно не готова. Только пока старпома нашел.

Старший помощник Филипп Унтерхорст был действительно завидным приобретением. Во-первых, у него имелось целых три специальности — максимум для офицера-подводника. Правда, одна из них была «артиллерист», а на лодке класса U-IIB не было палубного орудия, но сам по себе факт Ройтера впечатлил. Во-вторых, он знал английский и испанский. Ройтер также посчитал это важным. Вроде как можно и с врагами, и с союзниками общаться. От одного Ройтеру было немного не по себе. Старпому уже исполнилось 27! Как им командовать-то? И волк он морской — целый волчище! Первое свое плавание Унтерхорст совершил юнгой, чуть ли не в 13 лет. Но разница в возрасте и практическом опыте, судя по всему, самого старпома не смущала. Подводный флот — не надводный флот, да и Ройтер вроде с виду парень нормальный, самоутверждаться за его счет не станет. Так что повоюем, а там видно будет.

Пришла партия боцманов, [10]мобилизованных из Мюрвика. Это тоже можно было назвать удачным стечением обстоятельств. Двоих из них: Акселя Труманна и Вольфа Дегена — Ройтер тут же оприходовал себе. Деген был в учебной команде Ройтера, и не без его участия, по зенитным стрельбам тот получил «отлично», так что с неба лодка худо-бедно прикрыта. Саму лодку могли бы, конечно, дать и поприличнее… Субмарины второй серии назывались в подводном флоте «каноэ». Чем-то они действительно были похожи на эти чудные плавсредства североамериканских индейцев: столь же неуклюжи и тихоходны… Ройтер как-то видел в доках новую «семерку». Это была вещь! 5 торпедных аппаратов, 14 торпед боезапас и 80-миллиметровое палубное орудие. А здесь… какая-то зенитная хлопушка — ей только кукурузники сшибать, и торпед на полтора залпа, но ведь и эта штуковина может наводить страх на «томми», если уметь с ней управляться. Управлялись же с ними и Отто Веддиген, и Арно де ла Перьер, и сам Карл Дёниц… Но команде Ройтера пока было ой как далеко до асов. Молодые матросы, у которых на плечах еще не прошли синяки от 98-х «маузеров [11]», нехватка квалифицированных «профи» и времени, чтобы таковыми сделать вчерашних новобранцев, но приказ есть приказ… И выходить уже через какой-то день-два…

Как бы невзначай, потягивая пиво в офицерском буфете, ангел-хранитель Рёстлер сообщил, что на «губе» сидит оберфенрих Карлевитц — как раз вахтенный офицер. И если его куда с «губы» и выпустят, то передовая — а передовая для моряка, как известно, в море — самый подходящий для него вариант — мол, если надо, он похлопочет. Удивительный мужик, этот Рёстлер — просто волшебник. Ройтера к нему тянуло. Тем более он знал семью Демански и, судя по всему, знал не только главу семейства, но и Анну, и всех остальных, и Ади наверняка не раз на коленях у него сиживал…

* * *

В маленьком домике во Фленсбурге, недалеко от собора, в гостиной висела фотокарточка моряка. Это была карточка очень плохого качества, изрядно потертая, но, тем не менее, дававшая представление о внешности того, кто на ней был изображен. Для того, кто знал юного Ади, было крайне удивительно опознать на фото его же тридцатилетнего.Скорей уж наоборот — логичнее было бы увидеть детское фото взрослого человека. Но это было именно так. А изображен был на фото не кто иной, как Георг Ройтер — отец Хельмута, стало быть, дед Ади. Его Хельмут не помнил, и помнить не мог, потому что он ушел в последнее плавание за месяц до его рождения. И так и не вернулся. Шла война. И в доброй половине фленсбургских домов такие же фотокарточки оказывались в траурных рамках. Для моряка — море и мемориал, и надгробие. Мать мало говорила об отце. Похоже, она сама много не знала. Выйти замуж за моряка во Фленсбурге — то же самое, что для жительницы Обераммергау [12]выйти замуж за актера-любителя…

А то, что в тайну и боль его жизни посвящен Рёстлер? Ну и что? В конце концов, Ройтер — морской офицер, да не просто морской офицер, а подводник, наверняка его кандидатуру обмусолили в гестапо как положено, со всех сторон. А связь, пускай и вне брака, но не с чешкой же, а с судетской Volksdeutsche, даже престижна — в общем, в досье это все должно быть. Даже в двух досье. Даже, наверное, в трех. (У папаши — тоже.) Конечно, были в их отношениях и сомнительные моменты, но с точки зрения офицерской чести — все соблюдено. Он же не отказывался от отцовства, наоборот, можно сказать, руку и сердце предлагал этой сучке… Не взяла. Гордая… ну ладно, война все по местам расставит. Дело еще осложнялось тем, что Анна Демански была наследницей одного из самых больших в рейхе состояний, а Хельмут Ройтер во времена их бурного романа всего лишь студентом из Дармштадта. Ну а сейчас, увы, пока всего лишьлейтенантом Кригсмарине.

3

Глава 2

ИСТОРИЯ ОБЕРФЕНРИХА И ИОАХИМ ШЕПКЕ

Еврей — это тот, кого другие считают евреем.

Жан Поль Сартр

В тот вечер не просто лил дождь. Казалось, что именно сегодня наступил всемирный потоп… Жалкие «дворники» служебного «Вандерера» едва справлялись со своими нехитрыми обязанностями. С крыши гарнизонной гауптвахты лились настоящие потоки, ну почти как со шпигатов эсминца, который выполз на гребень волны, только что разбив носом очередной вал. Под этим ливнем, кутаясь в штормовые кожаные куртки, в конторское помещение гауптвахты нырнули две темные фигуры. «Вандерер» остался их ждать. «Мотор не глуши!» — распорядился один из них. Это был пункт, по которому во флоте не было единомыслия. Инструкция предписывала экономить горючее. Причем весьма жестко. Не было только определенности в том, что значит «экономить». Некоторые командиры велели глушить двигатель сразу же, даже когда стояли в очереди на КПП, другие, не без оснований, полагали, что на короткой остановке машина расходует бензина куда меньше, чем при постоянном «старт-стоп», и поступали точно наоборот. Ройтер принадлежал ко вторым.

Внутри было ну хотя бы сухо. А остальное… «губа» она «губа» и есть, хоть в Киле, хоть в Данхольме.

— Лейтенант Ройтер! — представился новоиспеченный командир U-Boot. — Я имею предписание получить на руки заключенного 246.

— А… жида… — протянул, зевнув, вихрастый рыжеватый оберлейтенант военной полиции. Перед ним на столе лежала слегка помятая вчерашняя газета. Он явно скучал. — А зачем он вам?

— Не понял… какого жида? Мне нужен оберфенрих Адольф Карлевитц.

— Ну вот… Я и говорю… Ранке!! — громко крикнул оберлейтенант в коридор. — 246-го на выход с вещами!!!

Унтерхорст и Ройтер недоуменно переглянулись. Что еще за новости? Еврей? В Кригсмарине? Лейтенант поднес бумаги к тусклой электрической лампочке. И Ройтер не без удовольствия увидел, как лицо его стало бледнеть и вытягиваться.

— Боже, кому это он так понадобился… — пробормотал оберлейтенант, рассматривая подпись. — Генерал СС! С ума сойти… — медленно проговорил он, машинально застегивая верхнюю пуговицу кителя.

— Ну да.

Рёстлер постарался. Хотя, наверное, для того чтобы освободить оберфенриха, было бы достаточно требования капитана порта.

Дверь лязгнула, и на пороге появился заключенный 246. «Это жид? — про себя подумал Ройтер. — Это шутка, наверное». В помещение канцелярии вошел молодой человек, лет 25 — несомненно, многовато для оберфенриха. Острые черты лица и допустимая в Кригсмарине эспаньолка выдавали некоторые характерные черты средиземноморского расового типа, но евреем его можно было бы назвать с большой натяжкой.

Ройтер, когда знакомился с его личным делом, немало удивился несообразности количества заслуг и их весьма скромной оценки руководством. Карлевитц успел отличиться в Испании, будучи вахтенным на эсминце, имел вторую квалификацию медика, диплом фармацевта…

— Оберфенрих! За что вас арестовали? — поинтересовался будущий командир.

— Вызвал на дуэль офицера… — устало-безразлично отозвался Карлевитц. Он, видимо, устал давать идиотские объяснения по нескольку раз на дню.

— За что??? — вырвалось у Унтерхорста. Их взгляды с Ройтером неожиданно пересеклись. Взгляд старпома уже выражал осознание собственной вины — он перебил командира.

— За то, что он назвал меня жидом…

— А какие-то основания у него к этому были? — «Бред какой-то, при чем тут жиды?» — подумал Ройтер…

— Я — «мишлинге», — мой отец еврей…

— О как! — вырвалось у Унтерхорста.

Теперь хотя бы становится понятно, что к чему. У парня нет «Исключительного разрешения» второй ступени, [13]но с флота не уходит. Ройтер на уровне какого-то инстинкта испытывал симпатию к людям, идущим наперекор судьбе. По крайней мере они достойны уважения куда большего, чем разные представители «флотских династий». У тех уже все схвачено с рождения практически. Раз папа адмирал — то и сын как минимум фрегаттенкапитан. Насмотрелся он на таких в Мюрвике.

— Сколько лет служите вахтенным?

— Два года. На тральщиках, на эсминцах.

— Когда овладели специальностью «медик»?

— Я, можно сказать, потомственный медик… У нашей семьи аптека в Дрездене.

— Алхимик… — шепнул Унтерхорст. И сделал многозначительный жест. Ройтер уже заметил, что его первый помощник несколько «с прибабахом». Унтерхорст был исключительным навигатором и примерным первым помощником, но при этом был склонен, как бы Ройтер это назвал, «к чрезмерному мистицизму». Он сосредоточил в себе полный набор всех возможных флотских суеверий. Стать правильным лютеранином ему очень сильно мешало природное язычество вольного города Гамбурга, которое, в конце концов, и погнало его, 13-летнего, в море. Не был он и католиком, хотя убеждение — еврей, да еще алхимик — это же как минимум слуга дьявола, если не сам дьявол — вполне католическое убеждение… Вообще не понятно, что тут еще делает командир, когда такоевскрылось.

— Карлевитц! — обратился Хельмут к оберфенриху. Унтерхорст может кланяться хоть табуретке сколько хочет, но без второго вахтенного в море они не выйдут. Пусть хоть папуас из Новой Гвинеи, лишь бы специалист был хороший, а тут, судя по всему, именно так и есть. — Вам предлагается поступить на службу в подплав. Выход в море — послезавтра. Вы знаете, что такое U-Boot — расписывать не буду. Если вы готовы со всеми плюсами и минусами это принять — милости прошу на борт.

Глаза у парня загорелись. В последнее время редко кто был готов оценить его качества как таковые, без апелляций к делам отца и деда. Он все-таки был моряк в первую очередь и гражданин Великой Германии во вторую, а еврей только в третью.

— Я готов, — не колеблясь ответил Карлевитц. — Можно вопрос, господин лейтенант? — добавил он через некоторое время.

— Слушаю вас, оберфенрих.

— Вас не смущает что я…

— Что вы еврей?

— Наполовину еврей, — вежливо уточнил Карлевитц.

— Знаете, — Хельмут перехватил вопросительный взгляд Унтерхорста. — Я готов принять в команду еврея с таким представлением о чести и достоинстве, как у вас.

Унтерхорст что-то пробубнил невразумительное, но решение командира — есть решение командира.

Надо заметить, что к подбору персонала Ройтер отнесся крайне серьезно. У него был опыт учебных походов. Он затвердил как «Отче наш», что неважных, «избыточных» вакансий на лодке нет, и один криво закрытый клапан может означать бесславную гибель лодки и всего экипажа. В этот вечер он долго не мог уснуть. Все ли правильно он сделал? Не усомнился ли первый помощник в правильности флотской субординации? Смирится ли он с тем, что теперь ему придется торчать с жидом в одной лодке, пить из одной кружки, есть с одного камбуза… О, черт подери… камбуз, еще же камбуз… а выход послезавтра…

* * *

К Балтийскому побережью земли Мекленбург прилежат три острова, которые очень похожи по своим очертаниям. Это острова Рюген, Узедом и Хидензее. Море врезается в них, образуя глубокие бухты и лиманы, отчего на карте они выглядят как бы сильно истрепанными, и только узкие песчаные отмели соединяют отдельные части суши. Во время осенних и зимних штормов море затопляет побережье, размывает крутые берега и уносит течением почву, несмотря на усилия местных жителей по укреплению берегов.

Места здесь и вправду чудесные. Мелкий белый песок и сосновые леса — вот что нужно для того, чтобы, растянувшись на берегу, вдыхать полной грудью свежий воздух. И нет ничего на земле, кроме вот этого моря, песка и тебя… и ее…

Ройтеру снился сон. Он с сыном запускает бумажного змея… Змей сопротивляется, падает, он его поднимает, снова пускает по ветру, змей опять падает. Сон точно повторял реальность. Настолько точно, что Ройтер долго лежал, открыв глаза, не понимая, что вдруг посетило его это видение, может, и не сон это был вовсе. До войны они ездили с семьей, да, с семьей, назовем это так, как бы там оно ни было, на море, где, собственно, и происходило все это.

4

Зачем сейчас появился этот осколок потерянного рая? Он уже почти все забыл. Но это видение неотступно следовало за ним все утро. «Может, это что-то значит?» — подумал Хельмут. И решил позвонить. В Берлин можно было позвонить из штаба.

— Здравствуй.

— Здравствуй, — услышал он на удивление приветливый голос Анны.

— Как вы там?

— Хорошо. Вот Ади себе хвост приделал и ходит по дому… — тут что-то произошло… Ройтер понял что… Она узналаего. — Какого черта ты звонишь?

— Просто хотел узнать, как вы там…

— Раньше нужно было беспокоиться, как мы там…

— Может быть…

— Нет, ничего не может быть! Не может! Не звони больше… я тебе говорила.

— Послушай…

— Ничего слушать не хочу. Все. Счастливо! И не присылай больше подарков. Мы как-нибудь сами.

— Но я же все-таки отец.

— Ади обходился без отца, когда ему был один год, обойдется и сейчас… — ту-ту-ту…

— Господин лейтенант! Господин лейтенант! — Ройтер очнулся от того, что дежурный тряс его за руку. — Линия разъединена…

— Да-да… конечно… — пробормотал Ройтер.

Увы! Оказалось простосон. Ничегоне значит. Анна, Анна… Зачем же так? За маленького Адольфа-то я, положим, спокоен. Все у него есть и даже больше. Что такое «Лебенсборн» и «Зимняя помощь», [14]он уж точно никогда не узнает.

Покидая штаб, Ройтер вдруг нос к носу столкнулся с оберлейтенантом в щегольском, только что пошитом у дорогого портного кителе. Ройтер был настолько растерян, что сначала даже не понял, кто это.

— Хельмут! — окликнул его тот.

— Боже, Иоахим! — Откуда здесь мог взяться старый друг? Казалось, он так прочно устроился в Мюрвике.

— Хельмут! Еще бы чуть-чуть, и я бы тебе заехал дверью в лоб… Что-то ты совсем не в духе…

Да, пожалуй, Шепке — это именно тот, кто ему был сейчас нужен. Старый друг был в курсе истории Ройтера. Ну, более или менее…

Виктор Штааль [15]и ему подобные должны быть благодарны провидению, что Иоахим Шепке, как и большинство фленсбургских мальчишек, в детстве грезил о море, а не о целлулоидных мирах киноэкрана. Иначе бы он — можно поспорить — оставил звезду UFA без работы. Да и по ту сторону Атлантики конкурентов было бы немного. Шепке был не просто красив — он был ослепителен. И он был талантлив. Это касалось не только минно-торпедного дела, к которому он привил любовь, в частности, Ройтеру. Шепке был из той редкой породы людей, которые были талантливы буквально во всем. Он писал стихи, отменно рисовал, а уж как танцевал! Ройтер со всеми своими достоинствами сильно проигрывал приятелю, однако это им не мешало быть друзьями с раннего детства. Иоахим был на три года старше. Это сейчас, когда они оба офицеры Кригсмарине, не имеет большого значения, а когда-то на улицах Фленсбурга в голодные годы депрессии эти три года разницы делали его наставником и защитником. По странной прихоти судьбы друзья встретились снова именно в Мюрвике, где Шепке снова был старшим. Он учил. Ройтер учился. Теперь они опять вместе, и теперь они равны… Ну почти равны…

Понятное дело, что встречу друзья решили отметить, как это положено, в ближайшем подходящем для этого заведении. Собственно, искать долго не пришлось.

— Получаю новую лодку! — похвастался Иоахим.

— Да, здорово, я свою вот получил…

— Да ты теперь командир! Ну я всегда говорил, что ты найдешь свою звезду… В деле уже был?

— Был, правда, не командиром. Мы потопили тральщик…

— Вы позволите к вам присоединиться? — где-то слева за спиной прозвучал голос Рёстлера. Тут как тут… — Шепке! Вы к нам? Что ж, наша флотилия будет рада принять в свои ряды такого профессионала, как вы!

— Простите, с кем имею честь?

Рёстлер отрекомендовался.

— Если бы не его хлопоты, — отметил Ройтер, — я бы ушел в поход с некомплектом.

— Я слышал, вы с вашим евреем нашли общий язык, — подмигнул Рёстлер.

Ну, насчет «ваш» — это вы палку перегнули. Кто его посоветовал? Так что еврей ваш.А парень действительно толковый. В лодке все равно, еврей ты или папа римский. Море не различает. Тонут все одинаково. Опять же, кто идиот — видно сразу. А тиара мешается, доложу я вам, когда лезешь в отсек. На руках подтянулся, ногами в люк — ра-а-аз!.. Тиара — хлоп, и дальше по палубе бам-блям покатилась. Возвращаться за ней…

Ройтер, несмотря на возбуждение, вызванное встречей, все-таки пребывал мыслями далеко от этого столика с бутылкой шнапса. Он перенесся на остров Рюген. Что-то он неправильно делает… «Может быть, я не достаточно настойчив? Что вообще случилось?» — спрашивал он себя. Обида не может длиться вечно. Она же его любит. Не любила бы — не психовала бы, правда же?

Взрыв хохота за соседним столом взорвал монотонный гул голосов, которым был наполнен бар. Отто Шухардт сегодня был героем, его представили к Железному кресту I класса, и по правде сказать, было за что. Несколько дней назад Рёстлер сообщил о его победе лишь в общих чертах, да он и сам тогда не знал подробностей. В момент объявления войны, 3 сентября, в море находилось множество британских торговых судов, которые шли разными курсами в разные точки мира, который для них был все еще вотчиной Его Величества. Чтобы защитить этих потерявшихся сироток, британское Адмиралтейство отправило в море авианосец «Отважный» вместе с 4 эсминцами. Они должны были крейсировать юго-западнее Ирландии. В течение двух недель авианосец, как заботливый пастух, загонял беспомощных овечек в пролив Св. Георга. Вечером 17 сентября одно из перепуганных торговых судов, находившееся в нескольких милях от авианосца, послало в эфир паническое сообщение о том, что оно обнаружено вражеской подводной лодкой. Командир «Отважного», капитан 1 ранга Макейг-Джонс, отправил два эсминца, чтобы проверить сообщение. Они благополучно скрылись за горизонтом. Как раз в этот момент Шухардт всплыл под перископ.

— Прыгаю в ходовой мостик и чуть не умираю со смеху, — продолжал Шухардт громко, так что слышал, наверное, весь бар. — Представьте такую картину: полумрак, треск, фонтаны воды хлещут, а тут стоит мой старпом по колено в… (гальюн ведь тоже пострадал) с широко расставленными руками, как Иисус над Rio. Так, думаю, пока вся команда не потонула в собственном дерьме, нужно спасать честь старпома, да и его кальсоны. «Томми» с перепугу сыплют и сыплют бочонки. Такой вот карамболь…

— Да что и говорить, Поль Ландовски создал величественное произведение, — заметил Рёстлер Шепке кивнул.

— Вот скажи, — обратился Рёстлер к Ройтеру, глумливо так. Как будто экзаменовал его с заранее известным результатом, — кто, по-твоему, наш главный враг, главный враг Германии?

Ройтер посчитал этот столь очевидный вопрос, предполагавший столь же очевидный ответ, явной провокацией и постара