3017: Ренегат (СИ)

3017: РЕНЕГАТ

Сергей Богомазов

ГЛАВА 1

3017 год

Планета Земля территория джунглей

Несс вскинула руку, давая Гатриану сигнал замереть, и тот мгновенно застыл на месте, пытаясь определить причину внезапной остановки. Сейчас они находились перед поросшим густой травой склоном оврага, по дну которого, судя по звуку тихо журчащей воды, бежал ручей. Джунгли плотной стеной вздымались в паре метров за их спинами, однако больше всего настораживал густой туман, поднимавшийся со дна оврага, и делавший противоположную его сторону весьма плохо разборчивой. Кроме всего прочего, здесь было как-то невероятно тихо. Обычные звуки и голоса леса, которые первый центурион слышал в течении всего пути, сейчас куда-то исчезли, и кроме тихого журчания невидимого в тумане ручья, не было слышно практически ничего. Прямо впереди, вздымая в разные стороны извилистые корни, виднелось невероятно большое, в несколько обхватов толщиной, поваленное дерево, словно мост перекинувшееся через лощину.

Девушка медленно опустилась на одно колено, и ее пальцы коснулись земли. Некоторое время она то ли прислушивалась, то ли приглядывалась к чему-то. А может быть использовала свои особые ментальные способности, чтобы заметить то, чего обычный человек заметить был бы не в силах. Предположение о наличии у светловолосой лучницы какого-то особого дара Гатриан сделал почти сразу же, как они познакомились. Несмотря на то, что на вид Несси Джой была простым человеком, и внешне отличалась разве что необычным цветом глаз, опытному бойцу спецподразделения, который уже успел оценить уровень опасности нового мира, сразу же стало ясно, что здесь не все так просто… В этой необычайной девушке заключена какая-то не видимая глазу сила… Сила, благодаря которой она умудряется выживать в условиях, где выжить одинокому человеку просто невозможно. Позже, его предположения подтвердились, и из общения со своей таинственной спасительницей первый центурион сделал вывод, что способность, помогающая Несси избегать многих опасностей измененного мира, заключается в умении с помощью усилия мысли воздействовать на разум многих мутантов, населяющих джунгли, которые покрывали весьма значительные территории поверхности планеты. Не на всех, но на многих. Степень ментального воздействия была разной, некоторых тварей Несс могла усмирить, и заставить пройти мимо, некоторых отпугнуть, а некоторых даже приручить. Ярким примером такого невероятного трюка был, а точнее была Шейна, являвшаяся представителем такого вида существ, как гайдраксы. Факт того, что этой хрупкой на вид девушке, удалось подчинить своей, воле двух с половиной метрового хищника был настолько невероятен, что поначалу попросту не укладывался в сознании Лекса, однако спорить с очевидными фактами не имело смысла. Правда сама Несс утверждала, что не делала из Шейны марионетку, а лишь дала ей осознать тот факт, что она для нее друг, и что в остальном гайдракс, которого она нашла раненым и вылечила, следует за ней добровольно. Первый центурион слышал, что когда-то давно, еще до катастрофы, люди заводили животных не только для получения пищи, кожи или каких-то других утилитарных нужд, но и как тогда говорили “для души”, делая из них своих верных спутников. Однако в эти истории, он, как человек, родившийся и выросший на Марсе, никогда особо не верил, считая их либо ошибкой, либо намеренным искажением исторических фактов. Впрочем, люди в те далекие времена вели столь странный и не привычный ему образ жизни, что эта информация могла действительно оказаться правдой.

Официальная пропаганда постоянно осуждала образ построения человеческого общества древности, приводя его как пример крайне не рациональной и ущербной системы. Подчеркивалось, что из-за того, что в те далекие времена, люди сами выбирали, кем им стать, практиковали совместное проживание мужчин и женщин, а так же растили детей, делая это без какой-либо единой системы воспитания. Все это в конечном итоге приводило к взращиванию колоссального числа асоциальных личностей, или людей занимающихся делом к которому у них совершенно не было предрасположенности, что негативно сказывалось на обществе в целом.

Да, конечно существовали некие законы, однако они были крайне малоэффективны, ибо не предотвращали негативные действия, а лишь назначали за них ответственность. В то же время, пропагандой подчеркивалось, что Великий Догмат, являвшийся основным сводом правил и законов Империи, был создан таким образом, чтобы не столько карать, сколько предотвращать сами возможности совершения деяний направленных против благополучия всего общества…

И всё же… Порой первый центурион ловил себя на мысли, что сомневается, стоят ли жертвы, которые принесла Империя во имя порядка и процветания полученного результата. Участвуя во множестве боевых операций направленных против повстанцев, и собственноручно расправляясь с теми, кто решился выступить против законов Великого Догмата, Гатриан Лекс все чаще стал задавать себе вопрос, ради чего сражаются и умирают люди именующие себя Сопротивлением? Что толкает их вступить в заведомо проигрышное противостояние с Империей? Терпеть невзгоды и лишения, и все равно вести обреченную на поражение войну? В то, что все эти люди имеют психические отклонения, и являются ненормальными, каким-то чудом прошедшими тест Кертиса, как гласила, официальна пропаганда, первый центурион давно не верил. Конечно, для простого обывателя, никогда не встречавшегося с повстанцами лицом к лицу, такое объяснение бы сгодилось. Однако он простым обывателем не являлся, а потому знал, что люди, идущие в Сопротивление, глубоко верят в то, что делают. Настолько глубоко, что готовы за это умереть. Но откуда черпалась эта беззаветная вера? Что было её источником? На эти вопросы у первого центуриона пятого легиона преторианской гвардии и командира отряда специального назначения “Черный Треугольник” Гатриана Лекса ответов не было… Раньше не было… И хоть по-прежнему нельзя было сказать, что они появились сейчас, однако с того самого момента когда он встретил Анелин, трещина сомнений внутри него значительно расширилась. То, что девушка, к которой он вопреки строгим правилам проникся эмоциями, подвержена преступному инакомыслию поначалу стало для него шоком, однако еще большим шоком оказалось осознания того факта, что он не только не хочет выдавать ее властям, но и даже в чем то разделяет её мнение. Осознание это было настолько странным, что Гатриан по-прежнему не знал, как к нему относиться. Ведь с одной стороны он все еще был верен законам Империи, и был готов до конца выполнять свой долг в части касающейся войны но… Но в то же время он своими действиями покрывал девушку повинную в преступном инакомыслии, и выдать её в руки палачей из C.Б.И. было выше его сил! Он просто не мог… Не мог этого сделать! А сейчас изменения произошедшие внутри него, стали еще заметнее… Не известно, что стало тому причиной… Может быть скрытое внутреннее желание бросить все, и сбежать с Анелин зрело внутри него давно, однако он сам не верил, что это будет когда-нибудь возможно. И действительно – куда они могли податься? К повстанцам ему дорога была заказана априори. Слишком много крови было на руках командира спецподразделения, чьей основной задачей как раз и являлась война с бойцами Сопротивления. И даже если бы случилось чудо, и их приняли, это не стало бы выходом. Дни повстанцев, может быть, и не были сочтены, но Гатриан был убежден – они обречены на поражение. К тому же перспектива оказаться по разные стороны баррикад с бывшими товарищами его совершенно не устраивала. Стрелять в братьев по оружию он не стал бы ни за какие блага мира. Именно потому мысль об уединенной спокойной жизни с Анелин он считал утопией. Однако, после знакомства с Несс, Гатриан вдруг осознал, что в “секторе заражения” тоже можно жить. Да, возможно у него нет того особого дара, которым обладала его таинственная спасительница, однако его навыки и умения выживать в экстремальных условиях, помноженные на знания, полученные от светловолосой лучницы могли заменить отсутствие сверх чутья и возможности усмирять некоторых представителей местной фауны усилием воли… По крайней мере, он на это надеялся. Кроме того, из рассказов девушки офицер понял, что новый мир может нести человеку не только смерть и лишения, но и даровать жизнь. Нужно лишь только научиться жить с ним в гармонии. Да, сейчас планета кишит множеством опасных тварей, но по сути своей она по-прежнему остается единой живой экосистемой, и если понять ее законы, то с ней вполне можно сосуществовать… Из общения с Несс, Лекс узнал, что многие мутанты сектора заражения вовсе не так опасны, если знать их повадки и среду обитания. А некоторые, такие как, к примеру, гидраморфы, и вовсе оказались способны к разумному контакту и даже чему-то на подобии торговли, хотя в данном случае больше подошел бы термин “натуральный обмен”. Для примера, стрелы Несс были начинены ядом самки паука марикора, того самого, который атаковал Гатриана в затопленном метро. В тот момент первому центуриону сказочно повезло, ибо яд самца паука марикора хоть и был весьма токсичен, все же уступал по своим убойным показателям яду самки этого же вида, противоядия от которого по-прежнему не существовало. Так вот, гидраморфы научились добывать этот яд, и использовать его в своих целях. А о том, что эти необычные мутанты очень интересуются разного рода техническими артефактами, как современными, так и теми, что каким-то образом уцелели от строго мира, Гатриан узнал еще по прилету на Землю. И Несси Джой, которая периодически наведывалась в места, куда сами гидраморфы добраться были не в силах, порой обменивала своих находки на разные полезные вещи, которые могли достать эти удивительные существа. К примеру, на листья некоего подводного растения, чей сок обладал горючими свойствами, и при этом почти не создавал дыма. В убежище светловолосой лучницы Лекс видел нечто на подобии импровизированной горелки, и очень удивился, узнав, что топливом для нее служит сок какой-то местной подводной флоры. И таких примеров было множество. Гатриан понимал, что сейчас он не постиг и малой толики того, сколько полезного и нужного таит в себе природа нового мира, однако в одном уверился точно – жить здесь можно, а что до опасностей, так что с того? Шанс умереть на войне тоже был вполне реальной угрозой, но здесь у них с Анелин хотя бы будет шанс прожить жизнь никому больше не подчиняясь. В конце концов, планета огромна, и присутствие на ней Империи столь незначительно, что его можно даже не принимать в расчет. На ней полно мест, где не ступала нога современного человека, и ни один мутант никогда не видел ни людей, ни стен ресурсодобывающих сооружений. Нужно лишь научиться принципам выживания у Несси Джой, которая безусловно может стать прекрасным учителем а затем… Впрочем думать о том, что они будут делать затем было явно преждевременно, ведь сначала надо будет каким то образом перевезти Анелин на Землю, а эта задача была явно не из самых простых. Однако Гатриан был уверен – он сможет что-нибудь придумать. В конце концов, он все еще оставался офицером “Черного Треугольника”, и в его распоряжении имелись кое-какие ресурсы… Главное было добраться до Марса…

1

- Здесь смотри в оба… - тихий голос Несс оторвал Гатриана от размышлений. Девушка по-прежнему не оборачивалась и не меняла позы, вглядываясь куда-то в туманную мглу, в которой смутно угадывались очертания противоположной стороны оврага. Первый центурион ничего не ответил, и лишь когда его проводница поднялась на ноги, поравнялся с ней, тихо спросив:

 - Характер угрозы?

- Туманные пауки… - отозвалась лучница. - Были здесь… Недавно…

Первый центурион покосился на продолжавшую вглядываться в белесую мглу девушку, и внутренне подобрался. Если эти твари такие же, как и та, с которой ему довелось столкнуться в затопленном тоннеле, то встречи с ними лучше избегать. Впрочем даже если и не такие… В то, что пауки в принципе могут оказаться дружелюбными не верилось совершенно…

- А сейчас? – негромко поинтересовался он. – Ушли?

- Не знаю… - все так же тихо откликнулась Несс. – Может быть…

- Разве ты не способна почувствовать их присутствие?

- Не всегда… Все, что я могу сейчас сказать уверенно, это то, что они тут были, но… Возможно сейчас они перешли в режим “охотничьего сна” и караулят жертву. В этом состоянии они могу пробыть много дней, сохраняя полную неподвижность, и сведя на минимум активность своего сознания. Именно потому я не могу с уверенностью определить здесь ли они в данный момент…

Девушка снялся с плеча лук, однако извлекать из колчана стрелу не спешила. Впрочем, учитывая ту невероятную скорость, с какой она это делала в случае необходимости, было понятно, случись какой-либо твари сейчас неожиданно выскочить из тумана, отравленная стрела ей всё равно гарантируется. Следуя ее примеру, первый центурион извлек из кобуры пистолет. Хоть Несс и говорила, что это оружие слишком шумное, однако отражать возможное нападение мутантов при помощи одного лишь мачете, рукоятка которого торчала из заплечного крепления, и которое на данный момент оставалось единственным его альтернативным оружием как-то не хотелось. Все же это пауки, а там где пауки там и яд. С учетом того, что энергосистема его боевого костюма приказала долго жить, рассчитывать на спасительный укол противоядия было не бессмысленно, да и вообще, последний раз он так напичкал себя стимуляторами, что чуть не умер. Собственно именно из-за этого, а не из-за раны на ноге, он провел без сознания столько дней, и скорее всего уже никогда бы не очнулся, если бы не Несси Джой и ее целебные травы, вернувшие Лекса к жизни… Точнее сказать – травы нового мира. И это еще раз доказывало тот факт, что природа планеты способна не только убивать, но и исцелять, если уметь её правильно использовать.

- Странный туман… - тихо заметил Гатриан, всматриваясь в поднимавшиеся из оврага клубы белой мглы.

- Это не совсем туман… - пояснила лучница. – Это газ, выделяемый особым видом местной флоры произрастающей на дне оврага.

- Газ? - насторожился мужчина. - Он опасен?

- В малых дозах нет... – девушка произносила слова по-прежнему не глядя на собеседника. - На поверхности его концентрация очень мала, так что для того, чтобы ощутить на себе его воздействие тебе нужно провести здесь несколько часов… Но если спуститься вниз, там эффект может проявится куда быстрее.

- Что за эффект?

- Изменение состояния сознания…Возможно галлюцинации… Трудно сказать. На меня эта дрянь почти не действует, хотя один раз мне пришлось дышать им достаточно долго… Но на счет тебя, я бы не была так уверена… Впрочем, не так страшен газ, как те, для кого он составляет естественную дыхательную среду .

- Туманные пауки?

- И они в том числе… На дне таких лощин много чего обитает… Но пауки самые многочисленные, это правда... Хотя они и не совсем пауки, а какая-то смесь паука с крабом… Однако я называю их пауками для простоты…

Гатриан понятия не имел, как выглядят крабы, однако предпочел уделить внимание более важным вопросам:

- Какова их тактика при нападении?

- Действуют группой, и достаточно слаженно… Как правило, выползают на охоту ночь, и убираются обратно с рассветом. Но если вести себя не осторожно, можно и днем привлечь их внимание, так как у них даже сон это просто альтернативный режим бодрствования… На поверхность поднимается в основном молодняк, а вот старые и крупные особи редко покидают низины. Возможно, потому что им для дыхания нужен концентрированный газ, а может быть еще по каким то причинам. Не знаю…

Гатриан кивнул. Что-ж, если самые здоровые из этих тварей предпочитают сидеть внизу лично он не возражает, пусть там и остаются… Желательно вместе с мелкими… Хотя еще не известно, какой размер среди этих мутантов считать маленьким… Ответом на этот вопрос он хотел поинтересоваться у своей спутницы, но та не дала ему такой возможности.

- Ступай за мной, след в след. Только тихо… - произнесла девушка и неслышно скользнула вперед. Гатриан как мог, стараясь не шуметь, последовал за ней, в результате чего вскоре они оказались возле корней поваленного дерева. Несси Джой закинула лук за спину, после чего подпрыгнув, схватилась за один из корневых отростков, совершила подъем с переворотом, словно на турнике. Прошла еще пара секунд, в течении которых Несс встала на корневище обеими ногами, идеально соблюдая баланс тела, и через несколько мгновений перебралась непосредственно на поверхность поваленного ствола исполинского дерева. Все это она проделала с невероятной ловкостью и грацией. Гатриан Лекс никогда не был увальнем, однако повторить маневр девушки столь же изящно у него не получилось. В конце концов, он был куда крупнее изящной лучницы, да и наличие боевого костюма так же давало о себе знать. Хорошо, что он не стал тащить с собой шлем, так как из-за отключения энергосистемы от него было бы больше мороки, чем пользы.

В конечном итоге, на процедуру, которая заняла у Несси Джой секунд пять, у него ушло раза в три больше времени, и сделал он это гораздо более шумно. Впрочем, к моменту, когда Лекс оказался наверху, вокруг по-прежнему было спокойно. Все то же журчание невидимого ручья доносящееся из лощины… Все тот же молочный туман окружавший их со всех сторон… И никаких признаков наличия жизни вокруг…

Впрочем, Гатриан понимал, что отсутствие этих признаков по-прежнему не гарантирует отсутствия самой жизни, так что следовало держать ухо в остро, и не расслабляться… Тем более, что Несс по прежнему не спешила идти вперед, вновь к чему-то прислушиваясь или приглядываясь…

Ствол исполинского дерева, упавшего поперек оврага был довольно старым, и судя по

практически полному отсутствию коры, находился в таком положении уже давно. Об этом

так же свидетельствовало множество побегов всевозможной растительности, обвившей его, и свисавшей, куда-то вниз, в молочную пелену сгущавшегося внизу тумана. В нескольких метрах впереди, сквозь белую дымчатую пелену, прорисовывались контуры его редких кривых ветвей, давно лишенных листвы, и тянущихся во всех направлениях, словно конечности какого-то нового, доселе невиданного мутанта.

Помедлив еще некоторое время, Несси Джой неслышно двинулась вперед, и первый центурион последовал за ней. Тишина, сквозь которую по-прежнему доносилось лишь монотонное журчание воды, неприятно давила на психику. Все время пути, которые они провели пробираясь через дикие джунгли, их постоянно окружали звуки нового мира. Какие-то отдаленные крики непонятных существ, стрекот насекомых и так далее. Не знавший кому принадлежит источник того, или иного звука, первый центурион поначалу испытывал некое напряжение, но Несс вела себя так, словно маршрут который они выбрали, был для нее чем-то на подобии развлекательной прогулки, и постепенно Гатриан свыкся с фоновым шумом леса, перестав искать в нем ежесекундную угрозу. Однако то, что происходило сейчас, значительно отличалось от всего того, что он испытывал ранее. Да и настороженное поведение Несс говорило о том, что в данной ситуации действительно стоит быть крайне внимательным...

2

Они достигли половины пути, когда впереди послышался какой-то странный звук. Он доносился с противоположной стороны оврага, и быстро нарастал, становясь отчётливей с каждой секундой. Больше всего этот звук был похож на клёкот множества обезумевших птиц, рвущихся в едином направлении, впрочем, даже это сравнение было бы весьма отдаленным. А еще, к звуку примешивался, какой-то непонятный то ли рык, то ли вой, принадлежавший явно не маленькому существу. С той позиции, где они сейчас находились, противоположный берег уже просматривался, ровно как и ветви деревьев растущих вплотную к оврагу. И вот, в какой-то момент, они затряслись, а затем из лесной чащи, с треском ломая все, что попадалось у него на пути, вырвалось нечто огромное. Мутант, напоминавший жутковатую помесь черепахи и краба, достигал примерно четырех метров в высоту, а так же не менее шести метров в длину. Но это было еще не все… Гатриан заметил, что тварь окружал целый рой, каких-то летающих существ размерами сильно поменьше, которые с воплями кидались в атаку на огромного монстра норовя вонзить тому в голову свои длинные и острые, то ли клювы, то ли жала. Атаковать гигантского мутанта со спины, летучие хищники не могли, так как даже не вооруженным глазом было заметно, что задняя часть тела монстра покрыта мощной костяной броней, пробить которую у них не было ни единого шанса. Мутант крутанулся на месте, взрыхляя землю конечностями на подобии тех, что Гатриан успел увидеть у драгуладона, а затем молниеносным движением схватил мощными челюстями одну из летучих бестий, приблизительным описанием внешнего облика которых могла бы служить увеличенная до полутораметрового размера помесь стрекозы и богомола. Но сказать точно было нельзя - слишком стремительными являлись движения летающих тварей. Которые, не смотря на гибель одного из своих соплеменников, продолжай атаковать гиганта, и местами не безуспешно. В момент, когда огромный мутант перехватил своими мощными челюстями одного из летучих монстров, два других впились ему в шею с двух сторон, вогнав острые жала в грубую серо-черную кожу. Монстр мотнул головой, и взревел, в результате чего, изувеченный труп схваченной им бестии полетел в овраг, а в следующее мгновенье извернулся, и стегнул себя по шее мощным хвостом, прикончив еще одну тварь, которая, напившись крови, хотела ретироваться.

Вся сцена развернулась перед глазами путников в считанные секунды, однако Несс успела принять лежачее положение, уменьшая видимый в тумане силуэт. Первый центурион повторил ее маневр практически синхронно, и растянувшись на животе не сводил глаз с развернувшейся впереди схватки. К счастью, сражающимся мутантам было явно не до замерших посреди огромного дерева людей. Возможно, они их даже не видели, на что Гатриан особенно рассчитывал. Вступать в схватку с монстрами, особенно находятся в столь не удобной для маневрирования позиции, желания не было никакого, и он искренне надеялся, что те сами друг с другом разберутся, а затем тот или те, кто останется жив, свалят отсюда подальше, позволив им продолжить свой путь. Однако все оказалось не так просто. Донимаемый летающими тварями гигант, вдруг вознамерился перебраться на другой берег оврага, и всей свой огромной тушей взгромоздился на ствол, после чего отгоняя от себя назойливых летунов и оглашая окрестности оглушительным ревом двинулся в сторону людей. Но это была лишь половиной беды. С противоположной стороны, откуда только что пришли путники, появились еще летающие твари, и судя по всему , там их было даже больше чем на противоположном берегу оврага, так что мысль о тактическом отступлении пришлось оставить сразу же. Гатриан судорожно соображал как поступить, однако решение приняла девушка.

- Делай как я! - прозвучала команда Несс, и первый центурион увидел, как что она наматывает на руку один из толстых растительных побегов, которые обильно покрывали ствол упавшего дерева.

Подергав для надежности намотанную на кисть и запястье лиану, лучница соскользнула со ствола вниз, мгновенно растаяв в сгущавшему внизу. Времени на раздумье не было, и Гатриан в точности повторил маневр Несси Джой, молясь лишь о том, что бы тот растительный побег мутировавшей флоры, который он выбрал, выдержала его не малый вес, к которому добавлялся вес боевого костюма. Однако все прошло хорошо, если данное слово было вообще уместно в этой ситуации. Болтаться над непонятно какой высотой, и надеяться не на надежный бимолекулярный шнур, а какую-то непонятную растительность, было крайней не уютно, однако тот факт, что он убрался с пути огромного мутанта, который уже вовсю бесновался, и ревел наверху, всё-таки сглаживал ситуацию.

Амплитуда раскачивания становилась все меньше, и постепенно первый центурион замер в неподвижном положении. Гигант, судя по всему, разделался с достававшими его летучими тварями, потому как рев его прекратился. Те же из них, что минутой ранее нарисовались на другом берегу, почему то в атаку кидаться не спешили. Возможно, печальный опыт сородичей стал для них примером, а может быть была другая причина. В любом случае сейчас до Гатриана доносилось лишь шумное утробное дыхание огромного монстра, прерываемое возмущенным фырканьем. Хищник явно к чему-то принюхивался, и уходить с дерева не спешил. Возможно, учуял зависших под ним людей? От этой мысли даже видавшему виды бойцу седлалось крайне не по себе. Учитывая размеры твари справиться с ней при помощи того оружия, что было у них в наличии, шансов было прямо скажем не много...

Конечно, стрелы Несси Джой смазаны самым убойным ядом из всех, что можно себе

представить, но кто знает, насколько быстро яд сможет подействовать на такую махину,

даже если и попадет твари в кровь? Впрочем, эта мысль породила за собой другую - а

где собственно сама лучница? Туман, сгущавшийся вокруг сильно затруднял обзор, однако девушка должна была находиться не так далеко, и все же сейчас её видно не было.

Правда, помимо той лианы, на которой сейчас болтался Гатриан Лекс, с огромного ствола вниз паклями свисало много всякой растительности, которая не редко сплеталась в связки довольно большой толщины, и это так же затрудняло задачу обнаружения попутчицы. Однако первый центурион сильно сомневался, что все эти гроздьями свисающие вниз побеги мутировавшей флоры, способна скрыть от его глаз человеческую фигуру. Вслушиваясь в странные звуки, издаваемые огромным мутантом, первый центурион медленно вращался вокруг своей оси, пытаясь понять, что случилось с девушкой, когда внезапно боковым зрением уловил какое-то движение в нескольких метрах от себя. Повернув голову, он заметил, как по одной из находящихся неподалёку ветвей, перебирая множеством конечностей, быстро поднимается какая-то тварь... Однако прошло совсем немного времени, прежде чем Лекс понял – это паук! Конечно, совсем не такой крупный, каким был тот, с которым первому центуриону пришлось сразиться подводой, но и не маленький, как минимум один метр в нем был точно...

Впрочем, от подводной эта тварь отличалась не только размером, но и наличием клешней на двух передних конечностях, которые она не использовала при карабкании вверх, а держала как бы на весу… Расстояние между ветвью дерева, по которой сейчас взбирался мутант, и человеком, составляло около пяти метров, однако первому центуриону казалось, что чудовище находится рядом буквально впритирку. Помня свой предыдущий опыт общения с мутировавшими пауками, Гатриан не стал ждать, пока тварь прыгнет в его сторону. Выхватив из набедренной кобур пистолет, он навел оружие на ползущего вверх монстра, и в тот же момент заметил второго, точно такого же. Тот находился на другой тянущейся вниз ветке, расположенной несколькими метрами в стороне… А затем еще одного и еще... Твари поднимались из оврага одна за другой. Какие-то ползли по ветвям, какие-то использовали для этой цели, свисавшие глубоко вниз снопы зеленых побегов, и назвать их точное количество сейчас не представлялось возможным. Их просто было много... И самое главное, что он понял не сразу - они не обращали на него ни малейшего внимания. Но дело тут было вовсе не в природном миролюбии этих тварей. Просто сейчас их интересовала цель покрупнее, а именно по-прежнему не желавший убираться с поваленного дерева гигант.

3

Но где же Несс? Этот вопрос, как и не давал Гатриану покоя. И дело был даже не в том, что без столь опытного проводника его шансы добраться до ближайшего человеческого укрепления равны нулю. Просто не смотря на их совершенно недавнее знакомство, а так же тот факт, что первый центурион так до конца и не понял кто же такая Несс, он успел чисто по человечески проникнуться к ней, и ощутить её если не боевым товарищем, то чем-то очень к этому близким. А потому сейчас его по-настоящему волновала её судьба. Впрочем, ответ на вопрос, куда девалась девушка, нашелся практически сразу, как только он догадался поднять голову. Светловолосая лучница находилась аккурат под стволом огромного дерева, цепляясь за всё те же толстые побеги растительности, коих под там было в избытке. Склонив голову, она посмотрела в сторону Гатриана, и приложила палец к губам. Что-ж, шуметь в сложившейся диспозиции было-бы действительно глупо. Не понятно заметили ли их пауки, но лишний раз привлекать к себе внимание явно не стоило. К слову о последних, плавно карабкавшиеся вверх многоногие мутанты в какой-то момент вдруг замерли, словно чего-то выжидая, а затем совершенно синхронно и очень резко рванули наверх, откуда спустя совсем немного времени донесся новый яростный рев огромного мутанта. Несмотря на превосходящее количество, взять гиганта сходу тварям явно не удалось, и почти сразу же вниз полетело несколько изувеченных паучьих тел. Но мутантов это не остановило, и на смену погибшим, вверх карабкались все новые и новые представители паучьего семейства, так что достаточно скоро стало ясно, что у гиганта нет шансов. Впрочем, до судьбы мутантов Лексу не было никакого дела. Пусть хоть все друг друга переубивают. Зато факт, состоящий в том, что из-за творящейся наверху схватки, оказалась повреждена его лиана, взволновал его куда

сильнее. Точнее то, что она повреждена, он понял не сразу, а сначала ощутил мощный

рывок, после которого, его, словно елочную игрушку, мотнуло сначала в одну, а затем в

другую сторону, после чего первый центурион ощутил что падает! Ему удалось схватиться за одну из порослей, оказавшихся в этот момент поблизости, однако та не была столь же крепкой как предыдущая. Послышался звук рвущихся растительных волокон, и Гатриан Лекс тщетно пытаясь зафиксировать свое положение, полетел вниз, потеряв из виду не только Несс, но даже ствол исполинского дерева. Впрочем, свободное падение продолжалось не долго. Буквально через пару секунд он врезался в очередное переплетение каких-то побегов, которые словно гирлянды протягивались от одной стороны оврага к другой. Мутировавшая флора не выдержали веса врезавшегося в нее тела, и с треском порвалась, однако это слегка замедлило его падение, и следующую поросль он прорвал уже не так быстро. Падая все ниже, Гатриан преодолел ещё одну растительную преграду, однако в какой-то момент, одна из его ног угодила в относительно плотный узел из переплетенных растений. Его очередной раз мотнуло, и вскоре первый центурион обнаружил себя зависшим вниз головой в паре метров над поверхностью мелкого ручья. Сфокусировав зрение и немного придя в себя, Лекс разглядел, что что дно у ручья было каменистым, а вдоль берегов тянулись обильные заросли, какой то необычной растительности синего цвета, с очень широкими листьями. Концентрация тумана, а точнее того самого пресловутого газа тут действительно была куда сильнее чем на верху, и Гатриан даже ощутил его слегка сладковатый запах. Впрочем, пока что никакого реального эффекта воздействия на психику он не ощущал. Гораздо больший дискомфорт доставляло значительно меньшая, чем наверху освещенность, из-за которой видимость тут составляла от силы метров пять-семь. Кроме того, Лексу определенно не нравился тот факт, что он завис вниз головой, словно живая приманка для местных обитателей. То, что те наверняка обрадуются внезапно свалившемуся к ним на голову “потенциальному обеду” можно было даже не сомневаться, и с этим нужно было срочно что-то делать. Однако, как только мысль об этом промелькнула у него в голове, из сумрачной мглы вынырнул очередной паук, на подобии тех, что Гатриан успел увидеть наверху, только этот был крупнее раза в три, и судя по всему относился к более матерым особям. Приблизившись, мутант вдруг встал на задние лапы, пытаясь передними конечностями достать все еще продолжавшего раскачиваться человека, однако первый центурион выхватил из набедренной кобуры пистолет, после чего в быстром темпе разрядил ему в голову половину магазина. Грохот пистолетных выстрелов отразился от воды, и огромный паук как-то нелепо попятился, оставляя перед собой отвратительный след из желтоватых потеков, после чего сразу же стало ясно, что факт стрельбы вверх ногами ни сколько не сказался на меткости первого центуриона. Мутант сделал еще несколько шагов, а затем словно запутавшись в собственных конечностях, повалился в воду, и больше не шевелился.

Понимая, что таких тварей тут пруд пруди, и вскоре все они будут здесь, Гатриан выхватил из заплечного крепления мачете, и принялся рубить удерживающую его ногу поросль. Возиться пришлось не долго, уже с третьего удара послышался треск, после которого первый центурион полетел спиной вниз. К счастью вода, в какой-то мере смягчила падение, однако, не смотря на это, от удара у Лекса на некоторое время отшибло дыхание. Возможно, в иной ситуации он бы сумел приземлиться на ноги, однако тот факт, что он пять дней провел без сознания из-за передозировки стимуляторами, а так же полученное совсем недавно ранение, продолжали давать о себе знать. Так что сейчас Гатриан Лекс по-прежнему ощущал себя не в лучшей форме. Впрочем, даже не смотря на это, он по-прежнему оставался бойцом “Черного Треугольника”, и становиться легкой добычей в его планы не входило. С мыслями об этом, Гатриан принял сидячее положение, после чего увидел в метре от себя очередную многоногую тварь, которая тут же прыгнула в его сторону. Однако когда паук приземлился, человека на том самом месте уже не было, так как он перекатом ушел в сторону, вскочил на ноги и расстрелял в мутанта остаток магазина.

Так как, этот паук бы несколько меньше предыдущего, сдох он практически сразу. Однако в момент, когда Гатриан попытался сменить опустевший магазин на полный, его атаковала новая тварь, и на этот раз нападение произошло со спины. Впрочем, не смотря на хитрость, Лекс заранее распознал приближение монстра по всплескам воды, в результате чего сумел, резко обернувшись, рубануть того прямо в полёте, одновременно совершив перекат и уклонившись от прямого столкновения.

Удар мачете отсек атакующей твари одну из снабженных клешней конечностей, в результате чего из обрубка брызнула отвратная, желтоватая субстанция.

Мутант, не ожидавший такого поворота, при приземлении частично потерял равновесие, однако никакого звука свидетельствующего о боли не издал. Впрочем, Лекс уже успел заметить, что эти твари на удивление молчаливы, что в какой-то мере добавляло жути их и без того страшному образу. И связано это было с тем, что все живые существа обычно кричат, когда им больно, или хоть как-то реагируют на повреждения, а эти порождения нового мира все делали молча… Молча нападали и молча умирали… Словно и не были живыми вовсе… Однако размышлять об этом сейчас было не время, потому что раненый мутант как раз развернулся на Гатриана. Однако ранение все же дало о себе знать, двигался он медленно, и когда Лекс перехватив мачете обратным хватом прыгнул на него, тот ничего не успел сделать. Удар, и голова твари оказалась пригвождена ко дну ручья. Выпустив рукоять мачете, и не обращая внимания на конвульсивные подергивания паука, первый центурион наконец сумел извлечь из подсумка запасной магазин, и перезарядив оружие тут же двумя выстрелами сбил кураж с очередного мутанта рванувшегося было в его сторону. Новый паук не был убит наповал, однако серьезно замедлился, а Гатриан уже перенёс огонь на следующего монстра, пытавшегося обогнуть слишком опасную "жертву" по дуге, чтобы атаковать сзади. Этого ему сделать не удалось, и получив от Гатриана две разрывные пули в бочину, и паук поспешил ретироваться в туман, подволакивая ставшими вдруг непослушными конечности. Другой раненый мутант по-прежнему пытался доковылять до человека, однако было заметно, что сил у него на это явно не хватит. Недобитый монстр уже определенно не представлял угрозы, однако, не смотря на это, Гатриан выдернул клинок из головы мертвого паука, после чего направился в сторону умирающего мутанта. Им вдруг овладела, какая-то странная ярость, которой он всегда старался избегать в бою. Во время сражения голова должна быть холодной, потому как лишние эмоции мешают думать конструктивно и принимать выверенные решения… Но сейчас на него словно что-то нашло… Картина окружающего мира немного плыла, и окутывающий второго центуриона туман из сумрачно-темного, вдруг начал обретать багровые тона... Данные странные преобразования сознание первого центуриона отметило как бы мимоходом, совершенно не предав этому никакого значения, так словно все происходило во сне. Но в то же время ярость, заполонившая его сознание, значение имела, и весьма сильное…

4

- Что? Хочешь меня сожрать? - процедил Гатриан приблизившись к недобитку, после чего двумя быстрыми движениями, перетекающими одно в другое, отсек ему обе клешни. Однако этого человеку показалось мало, а потому высоко вскинув ногу, облаченную в тяжелые боты боевого скафандра, мужчина обрушил ее на голову умирающей твари.

- Ну! Давай! Что же ты?! А?! - Лекс поднимал ногу и вновь обрушивал ее вниз. – Давай! Жри! Или не нравится?! Не нравится тебе?! А?!

Ярость клокотавшая внутри первого центуриона требовала выхода, и он наносил удар за ударом, словно пытаясь растоптать голову мутанта, не смотря на то, что тот уже не подавал признаков жизни, и прекратил только когда окончательно запыхался… Остановившись, Лекс пошатываясь отступил немного назад, чтобы перевести дух. Оперся руками о колени, и внезапно обнаружил, что обстановка вокруг вновь стала меняться… Только кругом было сумрачно, однако сейчас вдруг резко посветлело... Багровый туман растворился… Куда-то исчез ручей, и странная синеватая растительность, растущая по его берегам... Вместо этого под ногами обнаружился песок... А сами ноги оказались обуты в абсолютно архаичного вида сандалии... Гатриан с недоумением поднял глаза, и огляделся… Он стоял посреди залитой солнцем огромной арены, сжимая в руке короткий окровавленный меч, а вокруг возвышались трибуны, заполненные многоликой и разношерстной толпой, хором скандирующей его имя.

- ГАТРИАН! ГАТРИАН! ГАТРИАН! – мощный хор тысяч и тысяч голосов сливался в единый рев, заполнявший все вокруг, и вызывавший внутри человека какое-то невероятное чувство восторга. Сейчас ему казалось, что он повелитель вселенной, и способен на все... А потому, когда впереди, словно из воздуха, вдруг материализовался поистине огромный пятиметровый туманный паук, у первого центуриона не возникло и мысли о том, чтобы попытаться избежать схватки. Мутант рванулся на встречу Гатриану стремительно сокращая расстояние и попытался сходу ухватить того гигантской клешней, способной судя по всему перерубить человека пополам, однако тот перекатом ушел от смертельной угрозы, после чего оказался под тварью подрубив одну из ее конечностей. Толпа восторженно взревела.

Паук закрутился на месте, пытая затоптать человека, пригвоздить его к земле при помощи одной из своих многочисленных ног, но тот был слишком подвижен, и не только успевал уклоняться от конечностей гигантской твари, но и контратаковать, рубя эти самые конечности клинком, так, что во все стороны брызгала желтоватая кровь мутанта. В какой-то момент, после очередного удара меча, одна из ног твари не выдержала и подломилась, что вызвало очередной ликующий рев у толпы зрителей. Паку на какое-то мгновение припал корпусом вниз, но этого мгновения хватило, чтобы Гатриан в прыжке полоснул клинком по брюху чудовища, которое оказалось весьма не прочным.

Лекс едва успел откатиться в сторону, а из нанесенной им мутанту раны начали вываливаться отвратительного вида внутренности. Паук предпринял еще одну попытку дотянуться до человека, однако это ему не удалось. Вместо этого, он рухнул на землю, и больше не шевелился…

В тот же момент первый центурион услышал громогласный рев труб, очевидно восславлявших его победу, которым вторил многотысячный глас толпы, раз за разом выкрикивавшей его имя. Гатриан Лекс глубоко дыша, посмотрел на побежденного им монстра, огляделся по сторонам, а затем, вскинув руку с зажатым в ней мечом вверх, издал победный крик, чем вызвал у толпы очередной приступ восторга. Он не задавал себе вопроса, “что вообще происходит?” или “как я здесь оказался?”. Он просто наслаждался ощущением происходящего, чувствуя кипящий в крови адреналин и восторг. Однако внезапно к этому ощущению добавилось еще и чувство острой физической боли, ставшей следствием страшного удара, который сбил его с ног, и едва не заставил лишиться сознания. Первый центурион выронил меч, внезапно ощутив, как что-то сдавило его поперек груди… Как оказалось, мутант был все еще жив, и сейчас именно его огромная клешня схватившая человека, медленно подтягивала Гатриана в сторону истекающих слюной жвал. К счастью сил в умирающей твари осталось относительно немного, иначе жуткие клешни попросту раздавили бы человека, или даже разорвали бы его пополам. Но даже сейчас первый центурион ощущал себя далеко не лучшим образом, и с каждой секундой дело обретало все более скверный оборот. Тварь подтягивала человека к себе, явно вознамерившись захватить его с собой на тот свет, и Лекс, как ни старался, не мог с этим ничего поделать.

Боль стала почти невыносимой. Гатриан практически не мог вздохнуть, казалось еще чуть-чуть, и ребра не выдержав страшного давления попросту все разом сломаются, пронзив внутренние органы своими обломками. Но не смотря на это, Гатриан упорно сопротивлялся, пытаясь вырваться из стальной хватки чудовища. И в тот самый момент, когда ему показалось, что это конец, внезапно раздался звук рассекаемого воздуха, а затем в голову твари вонзилась стрела.

Хватка мгновенно ослабла, и первый центурион наконец-то смог сделать вдох. Со стоном разжав обхватившую его адскую клешню, Лекс кашляя и судорожно хватая ртом воздух, упал на спину, ощущая, что не в состоянии сам подняться на ноги, и что поверхность земли медленно кружится вместе с ним, словно одна огромная карусель, в центре которой он сейчас находится.

- Не время отдыхать! Вставай! – прозвучавший над ухом девичий голос не позволил сознанию Гатриана провалиться в забытье. – Вставай! Ну же!

Первый центурион с трудом разлепил смыкающиеся глаза… Древний амфитеатр исчез… Сейчас его снова окружал багровый туман… Но вои из этого тумана проявилась женская фигура, облаченная в костюм из черных лент. Девушка склонилась над ним, и в её лице он узнал…

- Анелин… - губы Лекса коснулась улыбка. Земля под ним продолжала медленно вращаться, но теперь над головой он видел бездонную черноту космоса усеянную бесчисленными созвездиями… Созвездия двигались ему на встречу, одно сменяя другое, чаруя и ослепляя своим блеском… Призывая к себе… И одновременно с этим, Гатриан слышал какую-то невероятную, непостижимую в своей величественности музыку… Это зрелище, а так же то, что рядом с ним была ОНА , переполнили его таким восторгом, что он позабыл о терзавшей его тело мучительной боли.

– Ты это видишь… - все еще ощущая слабость, первый центурион поднял руку и указал в сторону проплывающих во мраке космоса галактик… - Просто посмотри… Анелин… Это… Так красиво…

- Открой рот! – не обращая ни малейшего внимания на его слова, скомандовала девушка, и когда Гатриан подчинился, капнула ему на язык две капли какой-то невероятно горькой жидкости из крошечного флакончика, который как по волшебству появился у нее в руках.

Впрочем, то что жидкость была горькой показалось лишь в первый миг, очень скоро она вдруг стала горячей… Очень горячей… Стекая вниз она разогревалась все сильнее с каждой секундой, и уже очень скоро жидкий огонь от горла распространился ниже, словно заменяя собой кровь, и на какой то миг Гатриан даже забыл как дышать. Однако, пламя сгинуло так же внезапно, как и появилось, резко сменившись невероятным холодом, сковавшим тело, сделав его неподатливым и хрупким, словно состоящим из миллионов смерзшихся воедино крошечным ледяных кристалликов… Космическая музыка вдруг утратила свою величественную гармоничность, превратившись в хаотичный набор звуков, неприятно корёжащих слух, и при этом перед глазам словно заработал стробоскоп. Вспышки света, в быстром режиме сменялись тьмой, чтобы вновь вспыхнуть ослепительным сиянием, и так по нарастающей... Первый центурион попытался закрыть глаза, но почему-то оказалось, что он видит даже сквозь веки… Тогда он предпринял попытку прижать к глазам ладони… Тело слушалось плохо, но даже когда ему удалось это сделать , бешеный стробоскоп никуда не исчез, лишь ускорив свой темп. Пытаясь избавиться от наваждения, Гатриан Лекс вдавил ладони в лицо, не в силах сдержать крик, а затем тело его свела резкая судорога, во время которой казалось вот-вот лопнут все мышцы, и вдруг… Все прекратилось…

5

Очнулся он от ощущения, что его куда-то тащат обхватив под руки … Голова гудела, словно растревоженный пчелиный улей, но по сравнению с теми ощущениями, что ему пришлось пережить некоторое время назад, это можно было вообще не брать в расчет… Обретая ясность сознания и ориентацию в пространстве, Гатриан определил, что он по-прежнему находится на дне туманной лощины, а тащит его ни кто иная как Несси Джой, в которой оказалось гораздо больше силы, чем можно было подумать глядя на её изящное телосложение. Впрочем, едва это осознав, он тут же оказался на земле.

- Нужно уходить! – распорядилась светловолосая лучница, от которой не ускользнуло, что мужчина пришел в себя. – Поднимайся!

Гатриан не возражал, к тому же, на этот раз с тем, чтобы подняться на ноги проблемы не возникло. Он хотел спросить, долго ли он был в отключке, но Несси Джой тут же перешла на легкий бег, изящно перемахнув через не слишком большой ствол дерева, лежащего поперек пути, и скрывшись в широколистной растительности, сгущавшейся сразу за ним, так что первому центуриону ничего не оставалось, как поспешить следом.

ГЛАВА 2

3017 год

Планета Земля территория джунглей несколько километров к югу от базы А113

Гусеничные траки сминали траву, и многотонная бронированная машина уверенно шла вперед, продираясь сквозь мутировавшие заросли. Не смотря на то, что маршрут к этой точке являлся стандартным, и проделывался командой дезинфекторов раз в неделю, о том , что несколько дней назад здесь уже побывала тяжелая техника ничего не свидетельствовало, потому как к настоящему моменту, быстрорастущая флора успела начисто скрыть все следы предыдущего визита людей. Как и в древние времена, природа залечивала раны, нанесенные ей деятельностью человека, однако терпеть делала это куда быстрей, словно организм который смог выработать иммунитет к подкашивающему его заболеванию и уверенно идущий на поправку. Сидевший на одном из пассажирских сидение модифицированного «аллигатора» профессор Арминиус следил за показателями своего нового прибора, закрепленного перед ним на специальном штативе, и периодически делал какие-то заметки на планшете. Время от времени он отрывал глаза от монитора, и бросал взгляд в окно, по которому беспрерывно хлестали и скребли ветви деревьев. Машину время от времени подбрасывало то вверх, то вниз, раскачивая на неровностях дороги, и с учетом этого, ученому приходилось постоянно хвататься за поручни, чтобы удержать равновесие, и не приложиться головой о бронированное стекло окна, или тыльную часть кабины. Сидевший рядом с ним военный в звании второго центуриона, имевший необычайно светлый, практически пепельный цвет волос, и являвшийся командиром группы дезинфекторов под кодовым названием “Саламандра”, так же следил за экраном, но уже своего, командирского планшета. Время от времени он посматривал на профессора, и во взгляде его читалась ирония, смешанная с любопытством. Ученый впрочем, не обращал на него никакого внимания, сосредоточено отслеживая показатели своего странного прибора, и периодически внося какие-то коррективы в его настройки.

Второй центурион, которого звали Кай Фроузер, был в курсе, что профессор вот уже несколько дней подряд тестирует какое-то своё новое изобретение, способное дистанционно определять наличие мутантов без прямого визуального контакта, однако ни разу не видел, как эта штука работает. А потому, пока что относился к этой информации с некоторой долей скептицизма, ровно как и к теории Арминиуса Дивара о появлении в окрестностях базы какого-то нового супер-мозгокрута, способного не просто дистанционно влиять на внутреннее состояние человека, нагоняя панику или еще каким-то образом дезориентируя, а брать под прямой ментальный контроль. И хотя произошедший чуть больше недели назад инцидент с конвоем, когда стрелок «Цитадели-М» убил всех членов экипажа, а потом расстрелял из крупнокалиберных пулеметов колонну боевых машин, был весомым аргументом в пользу этой теории, многие все же сомневались в том, что виной случившемуся ЧП был какой-то там непонятный мутант. Уж слишком пугающей казалась эта теория. Проще было заставить себя поверить в то, что устроивший бойню солдат попросту сошел с ума, или же принял убеждения повстанческого движения, которое вот уже много лет вело войну с Империей. Но верить в то, что по воле какой-то непонятной твари ты можешь полностью утратить контроль над своими действиями, и превратиться в безумную марионетку, несущую смерть и обреченную в итоге на гибель, не хотелось совершенно. Размышлявший над такой перспективой Фроузер каждый раз ощущал, как где-то внутри него поднимается липкое чувство страха. И это несмотря на то, что второй центурион был опытным офицером, за время своей военной службы успевшим принять участие как в боях как с повстанцами на красной планете, так и с дикими тварями нового мира. Однако умереть таким образом было действительно страшно… Впрочем, с момента атаки на конвой никаких экстраординарных событий не произошло. Правда группа возглавляемая командиром легендарного «Черного Треугольника», которую послали в глубину неисследованной территории, с какой-то секретной миссией, понесла потери. Но в этом-то как раз не было ничего удивительного. Скорее наоборот, чудом можно было считать тот факт, что большая часть личного состава этой группы смогла вернуться на базу… А в остальном, все шло как обычно. И не смотря на то, что несколько дней нельзя было считать показателем, Кай, все же позволял себе надеяться, что предположение профессора Арминиуса о появлении супер-мутанта оказалось ошибочным. Однако тот факт, что ученый, который по прежнему был твердо убеждён в своих догадках, пообещал создать защитное устройство, позволяющее мгновенно впрыскивать в кровь противо-ментальный стимулятор, второго центуриона определенно радовал. Существует супер-мутант, или нет, а улучшенная защита от тех же «мозгокрутов» , лишней точно не будет. К примеру, сейчас ему и его команде приходилось перед каждым выходом на маршрут принимать дозу стимулятора группы «С» , так как в зону их ответственности входили как раз такие места, где очень любили селиться мутанты обладающие сильными ментальными способностями. Конечно, они не способны напрямую управлять человеком, а тем более целым отрядом, но все же если, к примеру, кому-то из солдат в момент работы с отравляющим газом вдруг покажется, что внутри загерметизированного боевого костюма слишком душно, и нужно срочно вдохнуть свежего воздуха , ни чем хорошим это не кончится. Так что принятие дозы стимулятора перед выходом на маршрут, являлось обязательным условием для всех дезинфекторов. Однако не стоило забывать, что даже без передозировки стимуляторы блокирующие ментальное влияние давали некоторые пусть и кратковременные, но все же побочные эффекты воздействия. Кто-то переносил их легче, кто то тяжелее, но то, что они всегда имели место быть, оставалось неизменно. Лично у Кая “побочка” выражалась во внезапно накатывающей апатии, и безразличию ко всему происходящему. В принципе можно было называть этот эффект безобидным, да и длился он пару часов от силы, но приятного в нем все равно было мало... Доктора объясняли это состояние следствием нарушения каких-то там процессов в голове человека, что сказывалось на всем организме в целом. Дескать “С-стимулятор” блокирует определенные участки коры головного мозга, делая их неподвластными ментальному влиянию тварей, но в то же время сама по себе блокировка этих участков, на некоторый период нарушает нормальную выработку гормонов, контролирующих эмоциональное состояние человека, что и приводит к подобного рода эффектам. Так что, если светлая голова профессора Арминиуса придумает, каким образом можно избежать обязательного приема препаратов, при этом не подвергаясь опасности попасть под влияние какого ни будь “морулума” или еще хуже “спрайксера” , то будет очень даже замечательно. Надо лишь только следить, чтобы эту светлую голову раньше времени не оторвали какие ни будь твари, и периодически напоминать профессору, что он все-таки ученый, а не солдат, дабы тот лишний раз не лез туда, куда лезть не следует. Впрочем, то что Дивар имеет суммарный стаж работы в “секторе заражения” превышающий биологический возраст самого второго центуриона Фроузера, говорило о том, что не смотря на то, что он является лицом гражданским – опыта у него очень даже не мало. Так что по большей части волноваться не стоило, и на явную глупость, ведущую к гибели, знаменитый ученый, скорее всего не пойдет. Но… Не смотря на это, командир дезинфекторской группы “Саламандра” придерживался мнения, что гражданский человек есть гражданский человек, и чудес дисциплины от него ждать не стоит. А уж если говорить об ученых, то некоторые из них прямо скажем вообще не от мира сего, и сочетают в себе казалось бы не сочетаемые качества, такие как мощнейший ум, и одновременно с этим умение совершать откровенные глупости… Кай знал официальную теорию случайного зарождения вируса изменившего планету, но не удивился бы, если бы ему вдруг сообщили о том, что историки что-то напутали, и причиной Великой Катастрофы стал просчет каких-то древних “яйцеголовых”, создавших этот вирус искусственно, а потом случайно выпустивших его на волю… Такая теория конца старого мира казалась ему даже более убедительной, нежели официальная, однако озвучивать её кому либо он не спешил. Во-первых, большинству его сослуживцев было глубоко наплевать на любые исторические теории в принципе, так что его банально бы не поняли. А во вторых – ведя такие разговоры можно было ненароком привлечь внимание С.Б.И.

6

Нет, конечно сам факт обсуждения каких-то исторических моментов не являлся преступлением сам по себе, в конце концов высказать сомнение в теории Великой Катастрофы не было равносильно тому, чтобы высказать сомнение в справедливости законов Великого Догмата… Однако, сам факт высказывания сомнений чему-то официально установленному, мог послужить первым сигналом для какого ни будь ретивого младшего цензора, жаждущего получить продвижение по службе, и пытающегося отыскать врагов империи везде, где-только возможно…

Впрочем, сейчас нужно было думать не об этом, потому что судя по навигатору, отображавшему положение машин дезинфекционного конвоя, они подъезжали к особо опасному участку маршрута, пролегавшему через древнее, но по прежнему функционирующее сооружение.

Второй центурион поднес ко рту тангенту рации, после чего зажав клавишу, коротко произнес в эфир:

- Говорит Спектрум-1! Личный состав внимание. Подходим к плотине. Механикам-водителям приготовиться к плавному ускорению. Пулеметчики, приоритет заводь. Борт-стрелки, сектор выбора цели свободный. Красный радиус двести метров. По тварям находящимся вне красного радиуса огонь без приказа не открывать.

Эфир отозвался короткими ответами подтверждающими получение приказа, и Кай почувствовал, как к стандартной вибрации машины, добавилась дополнительная, свидетельствующая о развороте расположенной в хвосте модифицированного «аллигатора» башни, с крупнокалиберной спаркой, способной в одну очередь разорвать на куски абсолютно любого мутанта. В густых джунглях атак особо крупных тварей можно было не опасаться, а средние по размеру и мелкие мутанты, бронированным машинам были не страшны. Но на открытых пространствах обитали создания способные если не уничтожить, то как минимум перевернуть даже крупный транспорт, к тому же некоторые из них имели обыкновение собираться в пусть и не больше, но все таки группы, а это уже была серьезная сила, с которой приходилось считаться. Впрочем, в последнее время в районе, прилегавшем к А113, нападения таких групп случались не часто, потому как частично мутантов выбили хорошо вооруженные патрули. Или повывели бригады дезинфекторов, занимающиеся зачистками трудно доступных укрытий и логовищ мутантов. Кай Фроузер командовал группой “Саламандра” уже не первый год, и за это время успел побывать в нескольких переделках, но не смотря ни на что, эта работа ему по прежнему нравилась, хотя она и была опаснее, чем служба в простом патруле. Даже можно сказать значительно опаснее, потому как в отличие от патрульных, практически никогда не покидавших свои боевые машины вне стен ресурсо-добывающих объектов, дезинфекторам приходилось делать это регулярно, причем в таких местах, где желание находиться вне надежного чрева брони, стремилось к нулю. Конечно, потери среди опытных команд, работающих на зачистке разного рода «нехороших мест» случались не каждый день, но они все же случались, и происходило это гораздо чаще, чем в простом патруле. Однако бригада второго центуриона Фроузера за последние пол года, потеряла лишь одного человека, да и то, это был новичок, который сам нарвался, злостно нарушив инструкции по технике безопасности. В остальном же, отряд второго центуриона считался одним из самых эффективных и опытных не только среди личного состава базы А113, но и в целом по сектору, насчитывавшем пять подобных ресурсо-добывающих объектов. Именно потому начальник гарнизона претор Гай Тицениус, прикрепил профессор Арминиуса ни к кому-нибудь, а именно к составу группу Кая Фроузера, что еще раз подтверждало высокий уровень доверия, как к самому второму центуриону, так и к его людям. Однако, не смотря на такую честь, сам Фроузер большого энтузиазма по этому поводу не испытывал, и сейчас в очередной раз покосился на возившегося со своим прибором ученого. Тот в свою очередь, наконец, оторвал глаза от монитора, и провернув голову встретился взглядом с военным, после чего заявил:

- И все же я считаю, что красный радиус стоит сократить до ста метров. Нет нужды отстреливать все живое на таком большом расстояния от колонны, тем более что некрупные мутанты не могут причинить вреда движущимся бронемашинам.

Второй центурион вздохнул. Этот разговор у них повторялся уже не в первый раз.

- При всем уважении, господин профессор, но инструкции по безопасности написаны кровью. И нарушать их в угоду вашему странному гуманизму я не намерен. К тому же я уже говорил, и повторю еще раз: каждая тварь на этой проклятой планете должна на пушечный выстрел бояться приближается людям. Бояться! Понимаете? На уровне рефлексов… Но для этого мы должны показать кто здесь хозяин.

- И вы действительно уверены, что действуя таким образом, вы это покажите? – с грустной усмешкой задал вопрос профессор Дивар. – Думаете, что проявляя излишнюю жестокость можно доказать окружающему миру, что с человечеством нужно считаться?

- Этот мир полон жестокости не то чтобы до краев, а она давно хлещет через край. – уверенным тоном произнес Кай Фроузер. – Планета встречает нас как врагов, и мы вынуждены вести себя соответственно.

- Планета встречает нас словно организм, в тело которого пытается внедриться враждебный ему вирус. Я не говорю, о том, что если бы вернувшись в покинутый сотни лет назад мир, мы вели себя более деликатно, то никаких проблем с новыми формами жизни у нас бы не возникло, конечно нет… Здесь действительно не то место, где можно оставаться белым и пушистым, и конечно, нужно защищать себя от агрессивных проявлений местной дикой среды… Но мы не просто защищаемся, мы нападаем… При этом, даже не пытаемся понять принципов и законов по которым живет этот новый, суровый, но все же по своему прекрасный мир… Точнее почти ни кто из нас не пытается это сделать… Но я убежден, и буду настаивать на том, что данная стратегия является в корне не верной! Мы не можем постоянно воевать со всем миром, пытаться перекроить его под свои стандарты. Поступая так, мы попросту пилим сук, на котором сидим…

- Не можем воевать? – усмехнулся глава отряда дезинфекторов. – А что же мы, по-вашему, тогда можем делать? Или вы предлагаете вместо автоматов взять в руки белые флаги, и начать с мутантами мирные переговоры? Сказать по правде я сильно сомневаюсь, что они оценят подобный жест… Точнее конечно оценят, но лишь с гастрономической точки зрения… Поэтому не знаю как вы, а я не горю желанием закончить жизнь в пасти какой-либо из здешних тварей.

- Вполне понимаю вашу иронию, мистер Фроузер. Но я имел ввиду другое. Нам нужно изменить саму нашу стратегию пребывания в этом мире. Сместить акценты с агрессивно наступательной тактики в сторону научно-исследовательской работы. И я уверен, в этом случае многие проблемы решаться сами собой.

- Мне бы вашу уверенность, господин профессор. – с сомнением покачал головой Кай. – Однако я крайне сомневаюсь, что это то место, где хоть что-то решается само собой, и без кровопролития. Взгляните вокруг! Все существа, населяющие этот мир опасны! Сотни лет беспрерывной мутации оставили в этом мире только самых агрессивных и приспособленных к выживанию тварей. И они всегда будут представлять для человека угрозу. А с угрозой, если она существует, мириться нельзя! Ее нужно ликвидировать. И именно в этом заключается моя работа. Впрочем, я не говорю что от работы ученых нет никакого толку… Вовсе даже наоборот. В конце концов, исследования действительно приносят практическую пользу… Взять те же противоядия, которые были получены благодаря научным изысканиям таких людей как вы профессор… Сколько жизней солдат Империи они спасли! К тому же, узнавая особенности строения тел, и жизненных функций мутантов, а так же их привычки, пути миграции и среду обитаниями, мы можем разрабатывать все более и более совершенные способы борьбы с ними. Так что, ученые делают важную работу, с этим я спорить не буду. Но, я никогда не поверю в то, что сместив свой курс с военного на научный, мы достигнем больших успехов.

- При всем уважении к вам, господин Фроузер, но ни вы, ни силы всего Легиона Империи никогда не смогут истребить всех мутантов на планете, и ликвидировать угрозу полностью. Их слишком много, а нас даже с учетом наших технических средств – ничтожно мало.

7

Ученый собирался добавить, что-то еще, но в этот момент заросли сгущавшиеся впереди поддались под напором многотонного корпуса бронемашины, и колонна вынырнул на открытое пространство, прилегающее к видневшейся впереди огромной заводи, на поверхности которой сейчас блестели солнечные блики. Погода была ясной, и даже не смотря на клубившийся, на этом участке маршрута легкий туман, местность вокруг просматривались довольно хорошо, и это было весьма кстати, потому как прежде чем попасть на плотину, бронетехника должна была преодолеть довольно обширный болотистый участок, который тянулся от полосы джунглей практически до самой заводи. Сама по себе топь проблемы не вызывала, так как составлявшие колонну «тритоны» и модифицированный «аллигатор» были спроектированы как универсальные вездеходы, и могли не только пройти по бездорожью, но и переплыть реку. А вот торчащие из болота огромные каменные валуны, поросшие местной разновидностью красного мха, были преградой, с которой приходились считаться. Кроме оттенков красного, топь изобиловала вкраплениями синих, зеленых, и иных цветов, в результате чего смотрелась весьма пестро и даже красиво. Были здесь и светящиеся растения, однако из-за яркого, утреннего солнца, сейчас они не были сильно заметны. Однако если бы колонна шла через этот участок маршрута ночью, то люди наверняка бы стали свидетелями того, как топь переливается тысячами мерцающих огней. Впрочем, оказаться здесь ночью, что бы полюбоваться этой красотой, второй центурион не хотел совершенно, потому как в этом случае шансы не вернуться на базу живым возрастали многократно. Причиной тому был факт, что где то здесь, глубоко под толщей болотной жижи скрывались огромные, болотные черви, каждый из которых размером и толщиной не уступал модифицированному “аллигатору”. Своими глазами этих существ никто не видел, и вообще данные об их существовании были получены случайно, в процессе спектрального сканирования почв с воздуха, осуществляемых ночью при помощи боевой авиации. Сканирование проводилось с периодичностью раз в неделю, и было направлено на отслеживание появления вблизи людских укреплений подземных колоний кетараморфов, другого более изучаемого вида хищных червей, не столь огромных, но гораздо более активных. Что же касается нового вида мутантов, их повадки и охотничья тактика пока оставались не изученными, и было известно лишь, что на поверхность они поднимаются лишь с наступлением темноты. Но Кай Фроузер вполне обоснованно полагал, что с учётом габаритов этих тварей ничего хорошего от них ждать не приходится даже находясь внутри боевой машины. Так что любой рейд дезинфекторов начинался как можно раньше утром, с первыми лучами солнца, чтобы успеть завершиться до того, как землю накроет ночь .

Впереди показались несколько «болотных иглострелов» росших вплотную друг к другу, и находившихся в данный момент в состоянии дневного сна. При виде потенциально опасной флоры, механик водитель, располагавшийся по левую руку от сидевшего в центре кабины ученого, повел рычагами управления, направляя тяжелую машину в сторону от заданного курса, и с явным наслаждением смял гусеничными траками всю поросль растений-мутантов, чем вызвал у профессора Арминиуса лишь тяжкий вздох.

Не то что бы Кая Фроузера волновала судьба погибших иглострелов, скорее наоборот, в душе он приветствовал подобную «прополку огорода», однако он, будучи командиром группы должен был следить, чтобы бойцы не отвлеклись на всякую ерунду, а потому бросив суровый взгляд на солдата спросил:

- Гастат Трициан, что являет собой кратчайшее расстояние между двух точек?

- Прямая, господин второй центурион. – отозвался механик-водитель немного неуверенным голосом.

- Прекрасно боец! Вижу с геометрией у тебя все хорошо! Так вот будь добр, оставь это ребячество, и ведь машину по прямой. У нас каждая минута на счету, не хватало еще петлять по болотам выкашивая местную флору.

- Виноват, господин второй центурион! – смутился молодой парень. - Более не повториться…

Водитель немного помолчал, а за тем добавил как бы оправдываясь:

- Просто, когда я служил в патруле, еще до перевода на А113, наша группа застряла на маршруте из-за поломки, и у меня товарищ получил в бок иглу от такой вот дряни во время эвакуации.. Его так и не спасли. С тех пор такая на них реакция..

- Я тебя всецело понимаю. – кивнул командир группы дезинфекторов. – Но лишняя эмоциональность в нашем деле плохое подспорье. Так что давай поспокойнее.

- Да сэр…

На некоторое время в кабине воцарилось молчание. Машина вернулась на прежний курс и уверенно двинулась в нужном направлении. Командир группы склонился над сенсорной панелью своего монитора, меняя масштаб карты, на которой в режиме реального времени цветными маркерами отображались бронемашины, идущие по заданному маршруту, убеждаясь , что все транспорты вышли из лесополосы, и соблюдая дистанцию колонной движутся вслед за ними.

- К слову о нашем разговоре, господин профессор. – произнес Кай Фроузер, вновь откидываясь на спинку сидения. – О каком гуманизме может идти речь, когда на этой планете даже растения пытаются нас убить. Кстати, я заметил, что вы и сами вооружены, так что не можете отрицать правоту моих слов.

- Возможно вы удивитесь, однако наличие у меня оружия ни как не противоречит моим убеждениям. – ни чуть не смутился ученный.

– Что же касается местной растительности, то не стоит делать глобальных обобщений. Этот мир при правильном подходе способен дать нам гораздо больше, чем мы думаем взять у него силой… К примеру возьмем тот же красный мох... – ученый сделал жест рукой в сторону одного из покрытых мутировавшей флорой гигантских валунов, мимо которого они как раз проезжали. – Вот лично вы знаете, чем именно примечателен этот вид “muscus ruber”, и что отличает его от других подобных?

Кай Фроузер покосился на Арминиуса, словно прикидывая, шутит ли он, или говорит серьезно, однако, не заметив по выражению лица ученого и намека на улыбку сказал:

- Я конечно многое знаю об этом мире, господин Дивар, но все же мои знания имеют более практичный характер. Например, как сделать так, чтобы не быть съеденным какими ни будь тварями, и не позволить этим тварям пообедать вверенными мне людьми, такими например как вы. Что же до подобных мелочей, то сами понимаете, мне нет до них дела. То, что не представляет собой прямую угрозу, лежит вне сферы моих познавательских интересов.

- Вот видите! - ученый напутственно поднял палец вверх. – В этом-то и заключается главная ошибка неправильно расставленных приоритетов, которую в очередной раз совершает человеческая раса. Мы тратим девяносто процентов наших ресурсов на то, чтобы воевать с этим миром, и лишь десять на то, чтобы изучать его по-настоящему! Хотя следовало бы делать это хотя бы в соотношения пятьдесят на пятьдесят! Ведь эта дикая планета таит в себе не только угрозу, но и очень много невероятных тайн, которые могли бы послужить нам во благо! И я не зря привел в пример красный мох! Ведь именно благодаря этому растению вы, и ваши люди, можете делать свою работу, находясь при этом в значительно большей безопасности, нежели если бы его не существовало. А все потому, что красный мох, а точнее его экстракт, является основой для изготовления стимуляторов группы «С» , тех самых благодаря которым можно временно обезопасить свой разум от влияния мутантов наделенных ментальными способностями. А теперь представьте, от скольких неприятностей избавило солдат Легион это знание, полученное в результате научных исследований, какого то на первый взгляд совершенно не примечательного растения.

Кстати тот же дефицит препаратов этой группы объяснятся тем, что “muscus ruber” встречается в основном в очень труднодоступных местах, а наладить его искусственное выращивание долгое время не получалось из-за отсутствия достаточного внимания этому вопросу. И я могу перечислить еще несколько таких же примеров, доказывающих, что не смотря на то, что этот мир дик и опасен, он не являет собой абсолютное зло с которым нужно воевать до последней капли крови. Именно эту мысль я и пытаюсь донести.

8

Второй центурион на некоторое время задумался.

- Что-ж… Ваша позиция мне ясна... И в какой-то мере я с ней даже согласен. – произнес командир бригады дезинфекторов. – Хотя полное понимание между нами вряд ли возможно ввиду разной направленности нашей с вами деятельности.

- Я буду доволен степенью взаимопонимания обеспечивающего нам нормальное сотрудничество. – сообщил ученый. – Претор Тицениус проинформировал меня, что вы и ваши люди являетесь одними из самых опытных бойцов задействованных в процедурах зачистки потенциально опасных объектов находящихся в зоне прилегания к базе А113. Не доверять его рекомендациям, у меня нет основания, а потому я обещаю, что буду всецело выполнять ваши инструкции. Однако хотел бы попросить вас не перебарщивать с опекой моей персоны, и не действовать по принципу тройной перестраховки. Я все же не в первый раз в “секторе заражения”, и кое-какой опыт у меня так же имеется. А потому, я официально заявляю, что даже если со мной что-то случиться, то претор Тицениус не будет вменять вам это в вину. Он мне это лично обещал.

Ученый пристально посмотрел в глаза второго центуриона. Тот некоторое время задумчиво молчал, а затем кивнул.

- Договорились, док. Перестраховываться не буду. Но если я что-то говорю – ваша задача выполнять без лишних вопросов.

- Хорошо. – Арминиус Дивар кивнул. В этот момент радио-эфир ожил, и до слуха всех присутствующих в кабине донесся доклад одного из пулеметчиков управлявшего крупнокалиберной спаркой.

- Говорит Вышка-3! Наблюдаю движение на пятнадцать часов. Удаление триста метров. Предположительно варги. Приблизительное количество около трех десятков особей. Движутся параллельным курсом. Запрашиваю разрешение открыть огонь.

При этих словах профессор Арминиус оживился, и склонился над своим аппаратом.

- Это действительно варги… - заявил он через несколько секунд. – Точное количество тридцать две особи…

Он вновь перевел глаза на командира отряда дезинфекторов, после чего спросил:

- Надеюсь, вы не собираетесь их расстреливать?

Второй центурион, который уже держал в руках тангенту рации, и собирался отдать приказ проредить группу мутантов при помощи пулеметных очередей, удивленно посмотрел на ученого.

- Насколько я помню из рассказа господина претора, именно эти мутанты чуть было не убили вас во время вашей первой командировки в сектор заражения? – произнес он временно убрав переговорное устройство от рта.

- Мутанты этого вида, если быть точным. Именно тех мутантов, что на меня напали, расстреляли практически сразу же. – поправил его ученый. – Но в целом я понимаю ваш вопрос, и отвечу прямо, я не испытываю ненависти к этим неразумным тварям, за то, что тогда произошло. Для меня все они просто часть единой экосистемы. И я считаю, что если непосредственной угрозы они не несут, то вносить в эту экосистему нарушения не рационально. Варги контролируют этот участок болота. Они не слишком умны, но и инстинкт самосохранения у них развит вполне нормально, так что на бронетехнику они первыми не полезут. То, что они следуют параллельным курсом, это лишь символический жест, означающий, что им не все равно, что кто-то проходит через их территорию, и они, если придется, готовы ее отстаивать. Если мы нанесем их стае критические потери, то на их место либо придет другая стая варгов, и ничего не изменится, либо явятся совсем другие болотные мутанты, возможно даже более опасные например те же кислотники, чей плевок с расстояния в пятьдесят метров может серьезно повредить обшивку средне бронированной машины … Эти твари боятся варгов, так как сами по себе медлительны и не поворотливы, но машины будут восприняты ими как потенциальная добыча, и вот тогда на этом участке действительно придется потратить не мало патронов. Так что, я бы советовал по возможности сейчас обойтись без стрельбы…

Кай Фроузер еще некоторое время смотрел на ученого, словно что-то решая, после чего зажал клавишу селектора и произнес:

- Вышка-3, это Спектрум-1… Огонь не открывать. Повторяю – огонь не открывать. Поберегите боеприпасы… Как поняли меня?

- Понял вас Спектрум-1, огонь не открывать… - отозвался голос пулеметчика, в котором слышалось явное разочарование.

- Правильное решение. – удовлетворённо произнес Арминиус Дивар.

Командир бригады дезинфекторов вернул тангенту на место, но ничего не ответил.

Колонна пересекала болото, двигаясь значительно быстрее, чем по джунглям, и вскоре головная машина, лязгая гусеницами, выбралась на твердую почву, которая при более внимательном рассмотрении оказалась останками древнего полотна дороги. Конечно же, за прошедшие столетия, даже сверхпрочное дорожное покрытие из граникомбикона, применявшееся для прокладки дорог с середины двадцать второго века, пришло в плачевное состояние, и было испещрено бесчисленной паутиной трещин, через которые на поверхность пробивалась разнообразная растительность. Однако для гусеничной техники способной идти там, где дороги нет вовсе, древняя трасса была словно скоростной хайвэй, и модифицированный “аллигатор” устремился вперед со скоростью около восьмидесяти километров в час. Три других бронемашины из состава колонны так же набрали скорость, не забыв увеличить между собой дистанцию, и сейчас уверенно держались следом.

Плотина приближалась, и сейчас Арминиус Дивар мог наблюдать, как потоки воды срываются с высоты более двух сотен метров, за тем мощными каскадами устремляются вниз, где сливаются в один шумный бушующий поток. Длина древнего сооружения так же впечатляла, и составляла целых полтора километра. Дивар перевел взор на другую сторону плотины, и скользнул взглядом по поверхности огромного залива, образовавшемуся внутри русла реки, благодаря выстроенной человеком искусственной преграде. Где-то далеко над поверхностью воды, скользили какие-то не крупные быстрые тени, похожие на летающих скатов, с длинными извилистыми хвостами, однако расстояние между ними и колонной машин являлось слишком большим, так что понять, что это были за существа, не получилось даже при помощи спектрального бионетического анализатора профессора.

В момент, когда головная машина въехала на плотину, в небе показалась группа из трех быстро движущийся летательный аппаратов, в которых ученый почти сразу же определил “скайфайторы”, скорее всего принадлежавшие боевой авиации дислоцирующейся на территории межсекторального космопорта. Ресурсо-добывающие базы, такие как А113 тоже имели свою авиацию, но как правило более скромную, на подобие тех же глэйдеров. А эти машины были куда серьезнее, и могли при случае не только разведать, но и разбомбить крупное скопление мутантов, как это произошло совсем недавно во время инцидента связанного с попавшим под метальное влияние стрелком “Цитадели-М”. Воспоминая об этом случае, едва не ставшим причиной его гибели как-то естественным образом привели профессора к воспоминаниям о человеке, которому он, да и весь личный состав конвоя, уцелевший после расстрела, был обязан жизнью. А именно к первому центуриону Гатриану Лексу, с которым он познакомился перед высадкой на Землю еще на борту межпланетного транспорта “Голиаф”. Молодой офицер показался ученому на редкость интересным собеседником, и человеком, чей кругозор простирался гораздо шире, чем могло бы понадобиться для выполнения его непосредственных служебных обязанностей. А потому Арминиус Дивар был крайне опечален известием о его гибели. Хотя если быть точным , тело командира “Чёрного Треугольника” найдено не было, так что правильнее было бы считать его пропавшим без вести, однако в условиях джунглей заполоненных смертельно опасными тварями, пропасть без вести означало ту же смерть, это понимал каждый. В конце концов, на сколько бы не был высок боевой уровень этого человека, но продержаться в столь агрессивной среде в одиночку не смог бы даже он.

Профессор вздохнул. Жаль когда погибают люди… Вдвойне жаль, когда столь молодые, и полные сил. Оставалось лишь надеяться, что смерть Гатриана Лекса была не напрасной, ведь основная часть отряда посланного с ним в рейд смогла вернуться на базу, успешно выполнив задание, о сути которого Арминиусу Дивару впрочем, ничего известно не было, по причине чрезвычайной секретности.

9

Звено “скайфайторов” сбавило скорость, и неподвижно зависло в воздухе, сохраняя впрочем, приличную высоту. В тот же момент в радио-эфире возник голос одного из пилотов:

- Огненный Глаз -7 запрашивает неизвестный конвой. Повторяю, Огненный Глаз -7 запрашивает неизвестный конвой. Как слышите?

- Огненный Глаз-7, говорит командир дезинфекционной бригады “Саламандра” Спектрум-1. – отозвался Кай Фроузер, вновь взявшись за рацию. - Слышу вас громко и четко.

- Спекрум-1! В квадрате L17 наблюдали небольшую стаю гаргалионов. Всего пять особей, и вашим машинам они не страшны, однако если направляетесь в ту сторону, и планируете там пешую операцию, имейте ввиду.

- Принято! Спасибо за информацию Огненный Глаз-7! Но нам в другую сторону! Идем в квадрат U14!

- Это практически на границе с “пепельной зоной”. – заметил голос пилота. – Несколько далековато для стандартного радиуса работы групп дезинфекции.

- Да, так и есть. Прямо внутри “туманного пояса”. Но там обнаружился очень скверный участок грозящий появлением “мозгокрутов’, теперь приходится устраивать там профилактику. Но до самой “пепельной зоны”, оттуда еще километр, так что риск не так велик, как кажется.

- Понял вас Спекрум-1! Если что, мы будем поблизости!

- Принято! – отозвался, глава бригады дезинфекторов, после чего висевшие неподвижно «скайфайторы» вновь пришли в движение, набирая скорость, и вскоре исчезли из виду. Ученый проводил их взглядом, на сколько хватило видимости кабины, после чего вновь посмотрел на Кая Фроузера.

- Возможно, мой вопрос прозвучит странно, но не будете ли вы так добрый просветить меня о какой «пепельной зоне» вообще идёт речь?

- Когда вы в последний раз были в секторе заражения, профессор? – вместо прямого ответа задал вопрос второй центурион.

- Если честно, то достаточно давно… – отозвался Арминиус Дивар. – Я долго работал на Марсе над полученными в прошлый раз данными, в частности готовил к испытанию свой новый прибор. Но когда я был здесь раньше, ни о чем подобном слышно не было…

- Верно. – кивнул Кай. – В все потому, что раньше не было этих самых «пепельных зон».

- Зон? Вы хотите сказать, что их много? И что они из себя представляют? Когда возникли? Почему так называются? – вопросы посыпались из ученого, как из рога изобилия.

- Не так быстро, док. Все по порядку. – отозвался Кай, вновь склоняясь над стереопанелью и уменьшая масштаб карты.

- По поводу того, что это такое, мы до сих пор уверенно не знаем. Первая такая зона возникла примерно шесть месяцев назад вот здесь. – военный ткнул пальцем в участок виртуальной карты, на котором ученый увидел изображение пятна почти идеально круглой формы.

– Площадь примерно десять квадратных километров. Со спутника это выглядит как пятно, а вблизи как некий участок пространства покрытый туманом. Точнее туман покрывает приграничную территорию, диаметром километра три. А далее начинается сама “пепельная зона”, внутри которой видимость затрудняет не только туман, но и клубящиеся в воздухе частицы, при оседании образующие, что-то на подобии белого пепла.

- И что же находится внутри этой зоны? – глаза ученого загорелись азартом.

- Нам это доподлинно не известно. “Туманный пояс” еще можно посещать, соблюдая меры предосторожности, кстати наша точка назначения лежит именно там… А вот в саму пепельную зону я бы не стал соваться. Внутри фиксируется сильное искажение магнитных полей негативно влияющих на электронику, так что мы потеряли два беспилотника, когда пытались заглянуть внутрь. Наземная техника вообще глохнет на подходе без каких либо причин… С радиосвязью тоже беда , чем ближе к “зоне” тем хуже… В общем, в связи с этими аномалиями посылать туда людей ни кто из командования не решился. И это хорошо, потому что я уверен, ни чем хорошим это бы для них не закончилось. Так что, если вы планируете организовать внутрь исследовательскую экспедицию, лучше оставьте эту мысль. Начальник гарнизона на такую авантюру бойцов не отправит. – произнеся эти слова командир группы серьезно посмотрел в глаза ученого.

- Пока что я ни о чем таком не думал… – уклончиво отозвался тот. Кай Фроузер хотел заметить, что его крайне смущает словосочетание «пока что», однако сдержался, после чего продолжил вводить ученого в курс дела.

- Далее, за пол года возникло еще четыре подобных аномальных участка, все примерно одного размера, расположены хаотично, на значительном расстоянии друг от друга. Так к примеру в нашем секторе таких зон только одна, но лежит она как раз в радиусе ответственности базы А113, а опоясывающий ее туманный пояс покрывает древний нефтеперерабатывающий завод, с разветвленной сетью подземных коммуникаций.

Просто идеальное место для размножения “мозгокрутов”, или еще какой дряни… Именно потому мы сейчас туда направляемся.

- Думаю, это большая удача! – воодушевленно воскликнул ученый.

- Да… Мы просто счастливчики… – усмехнулся второй центурион. – Заполучить на своей территории какую-то неведомую хрень, от которой непонятно чего можно ожидать… Что может быть лучше?

- Я имел ввиду другое. – пояснил ученый. – Вы ведь говорите, что внутри «пепельной зоны» техника отключается, а личный состав посылать туда не рискуют, и из-за этого по-прежнему остается загадкой, что там внутри…

- Если вы думаете, что я пущу туда вас, как лицо официально не входящее в состав гарнизона, то этого тоже не будет. – твердо заявил Кай. – И не просите.

- Господин Фроузер, - улыбнулся Арминиус Дивар. – Я конечно готов ради науки на многое, однако суицидальными наклонностями не страдаю. Я имел ввиду, что попробую просканировать эту вашу «пепельную зону» при помощи своего бионетического анализатора полей.

- И каков радиус действия вашего прибора?

- На данном этапе около пятисот метров… Хотя я работаю над его увеличением.

- Не пойдет. – решительно заявил военный. - Если вы помните из моего разговора с пилотом, до “пепельной зоны” от нашего места назначения около километра. А ближе подходить мы не будем, так как у нас есть еще четыре пункта, которые нужно обработать, а мы не должны выбиваться из графика. Так что на этот раз можете ограничиться изучением “туманного пояса”…

Судя по погрустневшему лицу ученого, он был явно разочарован. Однако понимая, что в словах командира бригады есть свой резон, не стал настаивать, задав другой вопрос:

- А кстати, этот ваш туман кто-нибудь брал на химический анализ? Им вообще можно дышать?

- Ну само собой… - откликнулся Кай. – У нас тут хотя и не научный центр, но есть свой небольшой штат биологов. Кстати разве вы еще не познакомились?

- Совсем мельком. – вздохнул ученый. – Можно сказать только поздоровались… Дело в том, что меня запихнули в лазарет на несколько дней, оказалось что у меня трещина в плече, и пришлось потратить кучу времени на лечение этого пустяка… А как только я оттуда выбрался, то узнал о том, что вы готовитесь к очередному рейду, и договорился с претором, чтобы меня включили в состав вашей бригады.

- А-а… Ну тогда понятно почему вы еще не знаете об этом явлении… Что-ж, касательно вашего вопроса отвечу. Да, анализ тумана они делали. И по результатам выяснилось, что дышать им конечно можно, но не слишком полезно. Поэтому там лучше переводить свой скафандр в режим замкнутого дыхательного цикла. Впрочем, что касается нашей группы, мы всегда работаем исключительно в этом режиме, так как имеем дело с боевыми отравляющими веществами.

- И больше никаких особенностей при анализе найдено не было?

- Не знаю. Может и было, но нам сказали лишь то, что слишком долго туманом дышать не желательно. А так, лучше вам их самостоятельно расспросить.

***

К месту назначения они прибыли через пятнадцать минут. Для это пришлось вновь углубиться в джунгли, однако на этот раз их путь пролегал не по быстро зараставшей побегами мутировавшей флоры колее, а по все той же, разрушающейся, но все еще не плохо сохранившейся древней дороге, которая проходила через дикие чащи лесов нового мира. Сама трасса была практически чистой, если не считать травы, и мелких кустарников пробивавшихся через разломы и выбоины в её поверхности. Но в то же время ветви деревьев растущих по краям дороги, нависали над ней, сцепившись и сплетясь бесчисленным количеством ветвей, соединившись побегами множества лиан, образуя, таким образом, свод и стены своеобразного природного тоннеля.

10

Еще в пути профессор Арминиус обратил внимание на значительно ухудшившеюся видимость, говорившую о том, что колонна вошла на территорию “туманного пояса”.

Из-за этого, в образованном нависающими над дорогой деревьями тоннеле, вскоре сделалось весьма сумрачно, так что механику-водителю даже пришлось включить фары. И хотя когда они выехали на открытое пространство, вокруг вновь посветлело, прежнего голубого неба над головой профессор Дивар не увидел. Вокруг все тонуло в серой сумеречной дымке, из-за чего машины шли медленно. Наконец первые постройки, оставшиеся со времен древности, начали плавно выплывать из туманной мглы, словно призраки давно минувшей эпохи.

Заводские строения стояли друг к другу не плотно, и между ними имелось достаточно свободного пространства, чтобы бронемашины прошли не только колонной, но даже встав борт к борту. Впрочем, порядок движения второй центурион предпочел не менять, и машины двигались в прежнем порядке до тех пор, пока Кай Фроузер не дал команду остановиться.

За время пути ученый успел внимательно разглядеть все, что не было скрыто туманной дымкой, составив для себя более внятную картину об окружающем его пространстве, особенно обратив внимание на присутствие здесь разного рода металлических конструкций из прочных, коррозийно-стойких материалов, в частности огромных горизонтальных труб, установленных на гигантских распорках, и тянущихся под разными углами, по всей видимости через всю территорию завода. Так же тут присутствовали огромные баки и цистерны, и даже остовы каких-то крупных древних машин. Конечно же, и они давным-давно утратили свой первоначальный вид, а так же поросли всем, чем только можно порасти в текущих условиях. Однако если говорить о растительности вообще, то деревьев на территории завода не наблюдалось, не смотря на то, что джунгли подступали к ней вплотную. И это было не удивительно, потому как вся площадь внутри периметра была выстлана огромными плитами из какого-то очень стойкого к разрушению материала. На столько стойкому, что даже не смотря на прошедшие столетия, плиты эти местами хоть и вздыбились, и поросли мхом, но не рассыпались и даже не растрескались.

- Говорит Спектрум-1. Боевым подгруппам приготовиться к высадке. Пулеметчикам доложить данные по теплосканированию периметра. – произнес Кай Фроузер, запрашивая данные которые бойцы находящиеся внутри стрелковых башен могли получить при помощи телевизионных прицелов своих крупнокалиберных спарок.

- Вышка-1 чисто.

- Вышка-2 чисто.

- Вышка-3 наблюдаю тепловые сигнатуры мутантов. Классифицировать не представляется возможным. Удаление двести семнадцать метров. Прячутся в зарослях рядом с северным краем заводской территории. Похоже, наблюдают и чего то ждут.

Догадаться чего могут ожидать засевшие в засаду твари было не сложно, а потому глава бригады дезинфекторов зажал клавишу селектора, и покосившись на ученого произнес в эфир:

- Вышка-3! Продемонстрируй тварям, что мы не любим, когда за нами подглядывают.

- Да, сэр! – с явным воодушевлением отозвался боец, и несколько секунд спустя крупнокалиберная спарка произнесла короткое и раскатистое “бу-бух”, после чего в сторону затаившихся на кромке леса, и невидимых невооруженным глазом мутантов рванулись пунктиры трассеров. Сориентировавшись по попаданию, стрелок добавил в том же направлении еще одну очередь, уже на четыре сдвоенных выстрела, разворотив приграничные кусты, тех кто в них скрывался, и даже вызвав падение одного из не очень толстых деревьев. Некоторое время стояла тишина, а затем эфир вновь прорезался докладом стрелка:

- Вышка-3 чисто! Все цели уничтожены!

- Вышка-4 чисто. – завершил доклад последний из пулеметчиков, и Кай Фроузер мысленно кивнул, словно зачеркивая в уме очередной пункт стандартной подготовительной процедуры, проводимой перед началом работ на “голой земле”, в глубине души радуясь тому факту, что гуманист-ученый не стал причитать по невинно убиенным чудовищам, которые “всего лишь спрятались от людей и вовсе не собирались ни на кого нападать”. Может, оно конечно так и было, только ты пойди-узнай, что на уме у этих тварей. А девиз отряда дезинфекторов “хороший мутант это мертвый мутант” еще ни кто не отменял.

- Личному составу группы тридцатисекундная готовность к высадке. – отдал новый приказ командир конвоя надевая боевой шлем. Закончив процесс герметизации он покосился на ученого, который следуя примеру военного, экипировался для выхода "на голую землю", так же закрепляя на голове гермо-шлем несколько непривычного вида.

Окинув амуницию Арминиуса скептическим взглядом, второй центурион сделал в голове пометку, что в следующий раз надо бы потребовать, чтобы ученому подобрали нормальный боевой скафандр армейского образца. Такой, в котором будет хотя бы минимальный набор защиты, и который будет иметь нормальную камуфляжную окраску. А то в этом белом, с красными полосами одеянии, ученого не то что со ста метров - можно даже из космоса разглядеть... Особенно на фоне местного ландшафта, в котором преобладали зеленые, голубые, и даже красные цвета. Но ни как не белые... Конечно местные твари весьма глазастые, и просто так от их взгляда не укрыться, но это не значит, что нужно уж совсем пренебрегать маскировкой.

Ученый, наконец, закончил герметизацию шлема, и вышел во внутренний канал связи с командиром группы.

- Готов выполнять ваши указания, господин Фроузер. – произнес он глядя на второго центуриона через прозрачный визор.

- Выход из кабины только по моей команде. На “голой земле” держитесь рядом. – проинструктировал ученого Кай Фроузер. - Если возникнет желание сунуть голову, в какую ни будь подозрительную дыру, сперва спросите у меня.

- И вы разрешите? – с легкой иронией поинтересовался ученый.

- Конечно же нет. – в тон ему отозвался военный.

- Зачем тогда спрашивать? – усмехнулся Арминиус Дивар.

- А такой у нас, знаете ли, сценарий. – откликнулся командир группы вынимая из распложённого под потолком крепежа свою штурмовую винтовку, и досылая патрон в патронник. - Вы спрашиваете, я не разрешаю, и все остаются живы… Не знаю как вам, а мне нравится.

Сказав эту фразу, Кай Фроузер немного помолчал, после чего словно смягчившись, добавил:

- Если мне покажется возможным продемонстрировать вам чуть больше возможного, я это сделаю… Но обещать в обязательном порядке не могу.

- Как скажете, господин Фроузер. - с несколько наигранной обреченностью вздохнул ученый. - Доверяюсь вашему профессионализму, и буду признателен за любую возможность. Но если что, прошу вас учесть, что я тоже не беспомощен. – Дивар похлопал себя по набедренной кобуре с пистолетом.

- Ну-да, ну-да… - кивнул военный, однако по его тону нельзя было сказать, что он питает иллюзии на счет способности ученого в случае чего оказать реальное сопротивление какому ни будь мутанту. Тут ведь нужно действовать на рефлексах - увидел-убил... А не “увидел, задумался над классо-видовой принадлежностью особи, и ее роли в местной экосистеме, а так же степенью необходимости применения насилия”. Впрочем, для того чтобы перед ученым не возникло необходимости в таких размышлениях здесь и присутствуют Кай Фроузер и его люди. Глава бригады дезинфекторов перевел взгляд на механика-водителя, который так же, успел облачиться в боевой шлем, хотя покидать кабину по плану операции был не должен, после чего сунул штурмовую винтовку себе за спину, и вернулся на общий канал связи:

- Командирам боевых подгрупп доложить готовность.

Эфир тут же заполнился раппортами квесторов, руководивших подгруппами.

- Красная подгруппа готова.

- Синяя подгруппа готова.

- Зеленая подгруппа готова.

- Всем подгруппам, "красный восход". – отдал новый приказ Фроузер, после чего утопил затянутой в перчатку ладонью большую выступающую вперёд красную кнопку, расположенную на задней стенке кабины “аллигатора”. Послышалось монотонное гудение, сопровождаемое процессом открытия в потолке крышки аварийного люка, и как только она распахнулась на достаточно большое расстояние, Кай Фроузер первым выбрался наружу.

11

Оказавшись на крыше, он опустился на одно колено, и выдернув из-за спины штурмовую винтовку принялся внимательно оглядываться по сторонам. Неподалеку от него, наружу так же выбрались люди. Три боевых подгруппы по семь человек в каждой. Зеленая и синяя подгруппы – разведка. Состав каждой из них включал в себя пятерых стрелков вооружённых штурмовыми винтовками, и двух человек с легкими пулеметами.

Третья группа - красная , являлась группой химической зачистки. В руках у этих бойцов, которые все как один были крупными и рослыми, имелись модифицированные барабанные гранатометы, переделанные под стрельбу химическими боеприпасами, и когда две первые подгруппы спустились вниз, рассыпавшись по ближайшему обозримому пространству, бойцы красной подгруппы остались ждать на крыше.

Как и группа химической зачистки, второй центурион вниз спускаться не стал, и сейчас наблюдал затем, как бойцы синей, и зеленых подгрупп занимаются осмотром подозрительных объектов находящихся поблизости. В частности, тех самые крупных древних машин, чьи остовы были хаотично разбросаны по территории древнего завода. Возможно когда то, это были грузовики, или какая-то строительная техника. Однако сейчас понять это было невозможно, так как оплетавшая их останки густая растительность скрывала и без того изменившиеся черты железных гигантов, меняя их до полной неузнаваемости. Впрочем, чем бы они не являлись в прошлом, сейчас это было идеальное укрытие для неожиданной атаки, и потому люди действовали крайне осторожно… Хотя… Почему то у Кая Фроузера возникло ощущение, что внутри древних машин они ничего не найдут… Он не мог себе это объяснить, однако вдруг поймал себя на мысли что точно знает, что никаких, ставших уже привычными, мутантов поблизости нет… И в то же время что-то есть… Что-то, непонятное… Плохое… Что-то, от чего хотелось немедленно приказать личному составу паковаться обратно в бронетехнику, и уезжать отсюда как можно быстрее… Странное ощущение продлилось не более секунды, исчезнув словно наваждение, и только учащенно бьющееся сердце было свидетельством произошедшей только что панической атаки.

Что за черт… - мысленно одернул себя офицер. – Влияние мозгокрута? Но он принял “С” стимулятор, так что этот вариант можно было пока отбросить… Тогда что это было?

- Древние машины проверили, все чисто. – доклад командира одной из подгрупп вывел Фроузера из задумчивости.

- Красная группа за работу. Зеленая и синяя обеспечить прикрытие. – распорядился офицер, после чего бойцы группы химической зачистки начали один за другим спускаться вниз, а глава бригады дезинфекторов переключился на индивидуальный канал связи, и сообщил профессору, что тот может подняться на крышу. Получив приглашение, Арминиус Дивар не заставил себя долго ждать, и вскоре оказался рядом с командиром отряда, держа в руках свой чудо-прибор.

- Я хотел сказать вам, что согласно показаниям бионетического анализатора полей, в радиусе пятисот метров нет никаких мутантов. Однако вы бы, наверное, мне все равно не поверили…

- Дело не в том, поверил бы я вам или нет. – заметил Кай не глядя на ученого и продолжая наблюдение за действиями своих людей. - А в том, что не смотря на показания вашего прибора, мы обязаны следовать четким инструкциям. Конечно, в будущем, когда этот ваш анализатор зарекомендует себя как “на сто процентов надежный” , все может быть и изменится, но пока что мы работаем по старинке. Так оно надежнее…

- Как скажите… - задумчиво отозвался ученый глядя на экранную панель своего устройства. – Однако вам не кажется это… Странным…

- Странным… - задумчиво проговорил Фроузер, вспоминая охватившее его совсем недавно непонятное чувство, и желание убраться от этого места подальше. – Может быть… Скажите профессор… А если не брать в расчет ваш прибор, вы сами ничего не почувствовали… Вот совсем недавно…

Ученый оторвал от экрана взгляд и посмотрел на Фроузера.

- Нет… А что я должен был почувствовать?

- Не знаю… - вновь задумчиво произнес офицер. – Может и ничего… Наверно показалось.

Со своих позиций они видели как подгруппа химической зачистки в сопровождении прикрывающих их действия разведчиков, приблизилась к одному из уцелевших заводских строений, после чего в его окна полетели химические снаряды выпущенные из стволов модифицированных гранатометов. Прошло буквально несколько секунд, а из окон здания начал струиться какой-то странный, белый дым, клубы которого в отличие от обычного дыма не стремились подняться вверх, а перевалившись через края оконных проемов, словно водопадом сливались вниз.

В этот момент машина под ними очень плавно тронулась с места, и поползла в сторону движущихся пешком людей, периодически вращая расположенной в хвосте корпуса башней пулеметной спарки.

- Что они делают? – задал вопрос профессор.

- Первичная зачистка. – пояснил действия подчиненный Кай. – Входить внутрь зданий слишком рискованно, но если внутри кто-то затаился, боевой газ сделает всю работу за нас.

- Я так понимаю, вторичная зачистка это уцелевшие подвалы? – уточнил ученый.

- Все верно… Только там мы уже заливаем отраву из цистерны, так как снарядами туда особо не постреляешь.

- Удивительно, что при этом здесь сохранилась хоть какая то растительность. – заметил профессор, наблюдая как бойцы красной подгруппы переходят к обработке следующего здания.

- Местная растительность крайне живуча, как и местные обитатели. Впрочем, от газа она на некоторое время жухнет, это факт. Но к нашему очередному визиту , здесь все снова цветет как в оранжерее. Мне порой даже кажется, что наши химикаты идут на пользу флоре, так как они уничтожают, каких ни будь, докучающих ей мелких вредителей.

В этот момент движущаяся вдоль уцелевших заводских корпусов группа людей вдруг остановилась, и Кай Фроузер заметил, что все они вразрез с инструкциями смотрят в одном направлении. То, на что именно были устремлены взгляды бойцов подразделения, с позиции, где находился второй центурион, увидеть было не возможно, так как привлекший внимание людей объект был скрыт за углом одного из зданий. Однако в момент, когда Кай собирался, было открыть рот, дабы выяснить какого черта происходит, в эфире возник голос одного из коммандиров боевых подгрупп.

- Второй центурион… Сэр… - голос бойца звучал растеряно. – У нас тут… У нас…

- Да что там у вас, квестор?! Доложите по форме что наблюдаете!

- Наблюдаю… Какую-то неведомую хрень, сэр…

- Конкретнее! На что эта ваша хрень похожа?

- Сэр… Я не уверен но… Выглядит она как гигантский кокон…

***

Кай Фроузер, не моргая смотрел на странный объект, подвешенный в десяти метрах от земли, стараясь справиться со вновь охватившим его внутренним волнением. Гигантский белесый кокон был закреплен на своего рода растяжках, в обильном количестве протянувшихся к нему от стен заводских зданий.  Так же, он был неподвижен, и на первый взгляд, не представлял какой-то прямой опасности, однако от него просто таки веяло непонятной, скрытой угрозой. Кай ощущал это настолько же явно, насколько это вообще было возможно. Сгущавшийся вокруг туман, в котором тонули расположенные поодаль детали заводских строений, делал ситуацию еще более напряженной, угнетая сознание и оказывая дополнительное давление на психику. Какая бы тварь не подвесила здесь этот "подарок", размеры ее наверняка были более чем впечатляющие…

А вот профессор, похоже был в полном восторге, к которому правда примешивалась изрядная доля замешательства, вызванная показаниям прибора.

- Очень странно... - звучащий в радиоэфире голос ученого казался немного растерянным. - Этот кокон определенно должен представлять собой биологический объект, однако мой анализатор не фиксирует никаких излучений свойственных любым живым организмам, словно он экранирован от внешней среды...

12

Кай, покосился на ученого, затем вновь перевел взгляд на подвешенный над землёй огромный кокон, и переключив штурмовую винтовку в режим подствольной ракеты, вскинул оружие.

- Нет-нет! Что вы делаете! - панический возглас ученого все же удержал его от того, что бы нажать на спуск, хотя боевая система скафандра успела оповестить его о том что "цель захвачена".

- Чем бы ни была эта дрянь, я чувствую, что она предоставляет собой угрозу, а угрозу я привык ликвидировать. - отозвался Кай не сводя взгляда с мигающего индикатора захвата цели. Оставалось лишь совершить небольшое движение пальцем, и с коконом будет покончено. Однако в это же время, он, почему то медлил с выстрелом.

- Мы не можем так просто взять и уничтожить эту необыкновенную находку, не разобравшись, что она из себя представляет! - продолжил убеждать ученый. - Просто уберите оружие и позвольте мне сказать пару логических аргументов! Расстрелять её вы всегда успеете!

Второй центурион еще несколько секунд боролся с искушением выстрелить, но в конечном итоге все же поставил штурмовую винтовку на предохранитель, и опустив ствол посмотрел на профессора.

- Только коротко док. У нас мало времени.

- Хорошо! Представьте, вы уничтожили кокон, ликвидировали некую угрозу здесь и сейчас.. Но вы так и не узнали, в чем именно эта угроза заключалась! И когда она возникнет в следующий раз, уже не в виде кокона, а чего-то другого, например того, что из него должно было появиться, мы к этому окажемся не готовы ! Вы же не думаете, что этот кокон будет последним? Наверняка будут и другие подобные! Если они уже не появились... Только совсем не факт, что мы сможем их обнаружить, до того пока не станет слишком поздно!

Учёный перевел дух, и продолжил.

- Я вам не рассказывал, но у меня есть теория, согласно которой экосистема планеты эволюционирует, реагируя на вторжение человека, словно единый организм, и вырабатывая своего рода антитела для борьбы с "инфекцией". И я убеждён, что появление мутантов с ментальными сверх-способностями, возникновение "пепельных зон" а теперь вот и этого кокона, это все части одно процесса! Так что мы должны понять этот процесс, чтобы разработать контрмеры! И если первые два фактора нам пока не доступны для изучения, то мы можем исследовать хотя бы этот!

Мы должны это сделать, потому что нельзя победить в войне с помощью одной лишь грубой силы! Тем более в войне с целой планетой! Знание - самая большая сила, и мы обязаны их пополнять при любой возможности, особенно при возможности, столь уникальной...

Арминиус Дивар закончил свою пламенную речь, и как можно более выразительно посмотрел на главу группы дезинфекторов. Тот долго буравил учёного взглядом, что-то решая, после чего спросил:

- Предположим, что ваша теория верна... Но как в таком случае вы собираетесь исследовать этот объект? Думаете развернуть прямо здесь научный лагерь?

- Нет! Конечно же нет! - в голосе Арминиуса Дивара слышалось явное облегчение, от осознания того факта, что его аргументы оказались услышаны. - Кокон необходимо транспортировать на базу, где есть соответствующее оборудование! Там я смогу провести всестороннее изучение, не отвлекаясь на посторонние факторы.

- Вы хотите перетащить ЭТО на А113??? - Кай Фроузер был явно поражен такой идее биолога. - Профессор, я конечно все понимаю, но вам не кажется, что это уже слишком? К тому же я сильно сомневаюсь, что претор Тицениус придёт в восторг от данной идеи.

- Если вы все понимаете, то должны осознавать, что проводить работу здесь невозможно, так что иного выхода просто нет. - развел руками Арминиус Дивар. - О господине преторе не волнуйтесь, я думаю, что смогу убедить его в необходимости такого рода мероприятия.

- Даже если и так, вы разве не видите размеры этой штуковины? – по-прежнему не унимался второй центурион. - Она крупнее любой из наших машин! Или вы предлагаете зацепить её тросами и волочь по земле до самой базы?

- Нет, не думаю, что это хорошая идея... - без тени смущение отозвался ученый, не замечая сарказм в последней фразе военного. - Не знаю, насколько высока прочность поверхности этого кокона, но я бы хотел выяснить этот момент в лаборатории. А что до транспортировки, то я думаю нужно вызвать сюда какой-нибудь крупный летающий транспортник, и переправить нашу находку по воздуху.

- В техническом парке А113 нет подобных машин. – с сомнением заявил командир группы дезинфекторов.

- Зато они есть в распоряжении межсекторального космопорта. – парировал Арминиус Дивар. - Свяжитесь с претором Тицениусом, у него имеются полномочия запросить техническую поддержку подобного рода.

- Если он вообще станет меня слушать.. - скептически заметил Кай.

- О, не волнуйтесь! Это уже моя забота. – заверил его ученый. – Просто вызовите его не связь, и переведите господина претора на меня. А дальше я все улажу.

ГЛАВА 3

3017 год

Планета Земля внутренний периметр ресурсо-добывающей базы А113

Стоя у окна своего кабинета, Гай Тицениус наблюдал, как на территорию вверенной ему базы втягивается колонна боевой техники, и взгляд его был мрачен. Красно-черная расцветка боевых машин, разительно контрастировавшая с камуфлированной-зеленой раскраской техники Легиона, и явственно свидетельствовала о том, кем являлись незваные гости, о прибытии которых на Землю, командующий гарнизоном узнал всего лишь два часа назад. И сказать, что это известие его встревожило, было бы сильным приуменьшением. Шутка ли, целый взвод штурмовиков С.Б.И. с собственной боевой техникой во главе которого стоял ни кто-нибудь, а лично заместитель начальника Службы Безопасности Империи, прокуратор Курт Штайгер…

Гай Тицениус подал мысленный сигнал, и миниатюрный летающий дрон подал ему очередной стакан воды. Командир гарнизона залпом осушил его до дна, однако избавиться от вызванной нервозным ожиданием жажды это не сильно помогло.

- Какого черта вам тут нужно... – пробормотал он, глядя на то, как из остановившейся техники высаживаются бойцы, в полном боевом облачении, принадлежащие, судя по всему к особой штурмовой группе службы безопасности. Безопасниками руководил штурмовик, какого-то непомерно огромного роста, и мощного телосложения. Настоящий гигант... В своей жизни претор Тицениус имел дело со столь здоровенным парнем всего однажды, было это достаточно давно, причем воспоминания об этом персонаже, были командиру базу не слишком приятны, потому как тогда он лично отправил его под трибунал обратно на Марс. Однако самым главным, был, судя по всему не здоровяк, а человек, выбравшийся на улицу из офицерской модификации "тритона".

При помощи нейрочипа, Гай Тицениус активировал на своих кибер-очках режим оптического зумирования, после чего картинка приблизилась в несколько раз, позволяя претору разглядеть командира взвода в деталях. Человек был облачен во все тот же боевой скафандр красно-черной расцветки, однако сейчас находился без шлема, и держался особняком, так, что даже без учета знаков различия, можно было понять, что это и есть сам заместитель начальника С.Б.И. Рядом с главой отряда так же находились два персонажа. Один, в таком же как и у всех черно-красном боевом скафандре, однако визор которого сейчас находился в затонированном состоянии. Второй, судя по экипировке явно какой-то научный сотрудник. Подобный скафандр с небольшими отличиями Гай Тицениус имел возможность недавно наблюдать на профессоре Диваре. Мысль о неугомонном ученом не прибавила начальнику гарнизона настроения. Он до сих пор не мог поверить, что позволил этому фанату науки убедить себя дать ему разрешение на перевозку какого-то непонятного биологического объекта на территорию А113... Нет, конечно, в словах ученого была логика, с окружающим миром, что-то действительно происходило, и проведший не одно десятилетие в “секторе заражения” военный не мог этого не замечать. И если Арминиус Дивар был прав, то любые сведения об этих изменениях были крайне важны не только для выживания его базы здесь сейчас, но и для существования человечества в целом. Ведь если земные ресурсо-добывающие объекты прекратят свою деятельность, то для пятидесяти миллионов человек живущих на Марсе это станет началом конца, ибо не смотря на то, что красная планета была богата нефтяными запасами, по многим важным для выживания ресурсам там наблюдалась явная напряженка. Взять, к примеру, базу, которой руководил лично Гай Тицениус. Не смотря на то, что все объекты в “секторе заражения” в первую очередь были организованы как военные укрепления, основной их задачей была добыча ресурсов, и в случае с А113 это была добыча урана, без которого не могла функционировать ни одна атомная станция. Разведанные запасы месторождения этого природного элемента в секторе дислокации базы, были поистине огромны. Именно потому, глубоко под поверхность основной территории А113 полегала разветвленная сеть рудниковых тоннелей, суммарная протяженность которых насчитывала несколько километров, а максимальная глубина нижнего, шестого “горизонта” шахты составляла четыреста пятьдесят метров. Работа на руднике шла почти постоянно, в несколько смен. Для этого на А113 имелся гражданский персонал шахтеров, и прочих специалистов в данной области. Правда, не смотря на свою гражданскую принадлежность, их быт мало чем отличался от быта военных. Разве что у них не было боевых скафандров, и работали они в специальных легких защитных комбинезонах оранжевого цвета. В целом же, помещения, в которых проживал персонал шахты, ни чем не отличались от казарм Легиона. Шахтеры так же делились на бригады, и перед началом, а так же окончанием смены так же проводили построения и переклички. Не смотря на то, что работающие на руднике люди относились к гражданским, за каждым из них по технике безопасности было закреплено личное оружие в виде крупнокалиберного пистолета, и двух магазинов к нему. В целом, проникновение на территорию шахт мутантов являлось случаем не частым, можно даже сказать редким, однако за годы выработки урана, сеть шахтовых галерей разрослась столь обильно, что проследить за целостностью всего периметра, было порой просто невозможно. Ситуацию частично спасали датчики движения, установленные в самых потенциально опасных местах, однако усеять ими километры подземных путей возможности не было, а потому каждому гражданскому труженику полагалось иметь оружие.

13

Полученную руду раз в трое суток вывозили на базу А110 для переработки, и только потом транспортировали в межсекторальный космопорт для отправки на Марс.

Конечно, ситуацию, когда несколько сотен хорошо укрепленных, и отлично охраняемых объектов вдруг разом будут выведены из строя, представить было сложно, однако до Великой Катастрофы никто так же не мог предположить, что многомиллиардная цивилизация обратиться в руины за какие-то сутки, и лишь немногим счастливчикам повезет спастись... Так что по этому поводу, претор предпочитал не впадать в излишнюю самоуверенность, и отнестись к теории ученого со всей серьезностью, хотя в душе надеялся, что тот ошибается. По завершению сеанса связи с группой “Саламандра” Гай Тицениус сделал необходимый запрос в межсекторальный космопорт, и тамошнее командование, после определенного рода препирательств, все же согласилось выделить для помощи ученому флайтрак типа "Самсон", который обычное использовался для транспортировки крупнотоннажных грузов между ресурсо-добывающими объектами.

Машина это была крупная и мощная, и её подъемной мощи должно было хватить с лихвой. Однако, сделано это было не мгновенно, а лишь после того как нужный транспорт прибыл с территории базы А110, разгрузился и прошёл дозаправку. Таким образом, группе дезинфекторов пришлось потерять несколько часов впустую, что серьезно нарушило их график. Но тут уж ничего поделать было нельзя… Не оставлять же учёного дожидаться прибытия "Самсона" в одиночестве?

Одним словом, внезапная находка внесла сумятицу и прибавила мороки всем. К примеру, весь штатный научный персонал базы А113 сейчас в поте лица, был занят сборкой гермо-модуля, куда по факту доставки должен был быть помещен таинственный кокон, для его последующего изучения. Делалось это потому, что из-за своих габаритов, запихнуть находку на территорию небольшой лаборатории, находящейся в одном из подземных уровней базы, не представлялось возможным физически. По крайней мере, целиком. А условия для изучения нужны были все-таки лабораторные, и именно на этом, во время сеанса радио-связи настаивал Арминиус Дивар. Так что сейчас с позиции начальника базы были видны не только машины С.Б.И, но и развернувшееся посреди открытого участка территории А113 строительство. Гермо-модуль собирали из дугообразных полупрозрачных листов экзополимера, закреплявшихся поверх предварительно установленных в качестве ребер жёсткости аркообразных стальных арматур,

которые образовывали собой нечто на подобии внутреннего каркаса постройки. Правда основную часть работы по возведению этой своеобразной полевой лаборатории все же делали не "научники", которых на А113 было всего десять человек, а бойцы инженерно-технического подразделения, имевшие богатый опыт возведения, а так же демонтажа разного рода сооружений как внутри периметра базы, так и за её пределами. Что же до самих ученых, то те, при помощи роботизированных погрузчиков перетаскивали из своей подземной лаборатории различное научное оборудование, которое планировали использовать в процессе исследования таинственной находки, сделанной группой дезинфекторов.

Руководил всем этим процессом, или же по крайней мере пытался это делать, глава местного научного отдела доктор Лин Джоу, который при помощи специальной двухколесной платформы, напоминающей гироскутер, и управляемой через нейро-чип, сновал туда-сюда, и активно жестикулируя, раздавал указания. Причем делал он это как в отношении своих подчиненных, так и бойцов инженерно-технического подразделения. Последние, правда, почти не обращали на него внимания, продолжая свою работу в привычном темпе.

Претор перевел взгляд в сторону горизонта, подумав о том, что сейчас не так важно какие результаты принесет собой работа ученых - главное разобраться, какого черта на его базе понадобилось нежданным визитерам, потому что от С.Б.И. можно ожидать чего угодно. В этом смысле они не предсказуемей и опасней мутантов, хотя формально Легион и Служба Безопасности Империи всегда находились на одной стороне… Но это лишь формально… По факту между военными, и “безопасниками” давно пролегала полоса взаимного недоверия и неприязни, которая со временем лишь усиливалась, особенно в связи с последними событиями, когда С.Б.И. стало особенно активно бороться с внутренними врагами государства, разыскивая ренегатов среди всех каст общества, кроме разве что правительственной… И хотя Претор Тицениус не был на красной планете много лет, он регулярно получал информацию о происходивших там событиях, а потому был в курсе того, каким человеком являлся прокуратор Курт Штайгер, а так же был наслышан о его методах работы. Именно потому личное прибытие заместителя начальника С.Б.И. в сектор заражения одновременно тревожило, и в то же время вызвало у опытного военного любопытство. Впрочем, скоро это любопытство должно было быть удовлетворено, потому как в этот момент послышался звук открывающихся дверей, сопровождаемый звучанием шагов, облаченных в боевые скафандры людей. Претор обернулся, и посмотрел на вошедшую в его кабинет группу посетителей, которую сопровождал дежурный офицер в звании квестора.

- Господин Претор! - военный приложил сжатый кулак к груди, собираясь обратиться к главе гарнизона с докладом, однако Гай Тицениус опередил его:

- Вольно Маркус, вы можете быть свободны.

- Да, господин претор. – военный коротко кивнул, и развернувшись вышел из помещения, оставив начальника гарнизона наедине с группой гостей, состоящей из трех человек. В центре группы, как и следовало ожидать, находился Курт Штайгер. Русые, зализанные назад волосы, неплохое телосложение, хотя все же не атлет. Глаза водянистые, взгляд надменно насмешливый, как впрочем, и все выражение довольно вытянутого овала лица, с острыми чертами. Завершал картину узкий подбородок со столь же тонкой линией губ. По правую руку от заместителя начальника С.Б.И. находился человек, которого начальник гарнизона сразу же опознал как сотрудника научного сектора, впрочем, с учетом его белого скафандра, с красными полосами, и эмблемой “Института Изучения Новых Форм Жизни” на рукаве, сделать это было не трудно. Однако этот научный сотрудник разительно отличался от того же Арминиуса, хотя судя по всему тот был его коллегой из того же научного центра. И дело тут было не столько во внешности, хотя и тут различия были более чем заметны, ибо профессор Дивар не смотря на свою ученую степень, и более чем солидный возраст, поддерживал себя в довольно неплохой спортивной форме, в отличие от гостя, который явно пренебрегал физическими упражнениями. Самым большим отличием были глаза... У того же Арминиуса во взгляде светилась пускай порой безумная, но все же какая то позитивная энергетика, и это проявлялось во всем, от манеры говорить, рассказывая свои фантастические теории, до манеры двигаться. Что же касается представшего перед глазами претора представителя науки, то позитивом от него и не пахло. В глазах его стояла, какая-то надменная, и в то же время тоскливая отрешенность, словно говорящая о том, что он крайне недоволен тем, что ему приходится находиться в этом месте и с этими людьми. Но одновременно с этим он принимает судьбу и готов смиренно терпеть это выпавшее ему испытание, хотя и чувствует себя при этом словно электронный микроскоп, которым вдруг вздумали заколачивать гвозди. Касательно третьего посетителя, явившегося в кабинет главы гарнизона, и находящегося по левую руку от заместителя начальника С.Б.И. , то о нем сказать что-то определенное было сложно. Как и на улице, так и в помещении он по-прежнему был облачен в шлем, с наглухо затонированным визором, не позволяющим разглядеть его лица. Это момент несколько удивил Гая Тицениуса, потому как остальные вошедшие сейчас были без шлемов, но подавать вида прокуратор не стал, и лишь внимательней присмотрелся к облику странного визитера. Таинственный незнакомец имел атлетическое телосложение, на фоне которого заместитель начальника C.Б.И. выглядел весьма средне, однако в том, как он двигался было что-то не естественное. Этот фактор опытный глаз бывалого вояки заметил сразу, еще в тот самый момент, когда гости только вошли в помещение. Если прокуратор и ученый вышагивали в обычной человеческой манере, то третий посетитель двигался иначе… Как-то слишком плавно и легко для человека облаченного в боевой скафандр, и словно бы даже неслышно… Хотя в последнем претор все же не был уверен…

14

И вот, оставшись наедине с этой разношерстной троицей, начальник гарнизона заметил, что Курт Штайгер не спешит говорить слова приветствия, и словно выжидает, какой будет первая реакция хозяина кабинета.

Мысленно ухмыльнувшись, Гай Тицениус решил действовать не стандартно. Он не стал суетиться, или каким либо иным образом выказывать свое волнение по случаю визита столь значительного гостя, проявляя подхалимство и желание понравится. Сейчас он намерено неспешно подошёл к своему столу, после чего с подчеркнутым достоинством опустился в кресло, и сложив руки пред собой, с излишне подчеркнутой вежливостью произнес:

- Рад приветствовать вас на территории базы А113 господа. Меня зовут Гай Тицениус, и я являюсь главой этого ресурсо-добывающего укрепления. Не знаю, какая нужда заставила вас проделать столь длительный путь, но со своей стороны хочу заверить всех присутствующих, что если вам потребуется какая-то помощь в вашей миссии, то она будет вам оказана в рамках тех полномочий, которыми я располагаю. Прошу вас, присаживайтесь...

Последнее предложение было направлено в адрес заместителя Службы Безопасности Империи, после чего начальник гарнизона замолчал, и пристально уставился в водянистые глаза Курта Штайгера. С одной стороны к его словам нельзя был придраться, и формальный протокол общениям нарушен не был, хотя бы потому, что звание претора Легиона по факту было равно аналогичному званию прокуратора С.Б.И.

Однако в том, что касалось должностей, отличие было огромным, и шло оно не в пользу военного. Гай Тицениус был всего лишь начальником одной из нескольких сотен ресурсо-добывающих баз, разбросанных по планете, и имел в своем подчинении не более трех тысяч человек, включая гражданский персонал. В то время как Курт Штайгер являлся заместителем начальника всей Службы Безопасности Империи, и имел в подчинении не менее пятидесяти тысяч бойцов, а так же располагал огромным административным ресурсом. И тот факт, что претор говорил слова приветствия, сидя за столом, в то время как высокопоставленный гость выслушивал их стоя, запросто могло быть воспринято тем как вызов своему авторитету. Однако, даже не смотря на с трудом сдерживаемое внутренне волнение, Гай Тицениус не собирался выказывать своего трепета, и как-то лебезить даже перед человеком, которого боялись если не все, то очень многие.

В воздухе повисла напряженная тишина. Курт Штайгер, не моргая смотрел в глаза хозяина кабинета, однако тот и не думал отводить взгляд. Молчаливое противостояние продлилось секунд десять, но Гаю Тицениусу они показались чуть ли не вечностью, и когда лицо прокуратура вдруг озарила улыбка, он ощутил такое облегчение, словно от его головы только что отвели заряженный пистолет.

- Что ж, благодарю за столь радушный прием, господин претор. – продолжая улыбаться Курт Штайгер подошёл к расположенному напротив стола хозяина кабинета стулу. Сел, закинув ногу на ногу, после чего продолжил. – Приятно осознавать, что даже оказавшись за миллионы километров от Марса, ты по прежнему находишься в кругу людей верных Империи, которые, не смотря на суровые условия этой проклятой планеты, исправно несут службу во благо всего выжившего человечества. Это говорит о том, что даже , благодаря таким людям как вы, господин претор, у большей части нашей цивилизации есть будущее…

Кого господин прокуратор имел ввиду под меньшей частью человечества, у которой, судя по всему будущего нет, догадаться было не сложно. “Изменники должны быть истреблены.” Этот простой и лаконичный девиз С.Б.И. существовал уже не один десяток лет, и активно предварялся в жизнь. Правда, по мнению Гая Тицениуса зачастую это происходило даже чересчур активно, но… Тут уже ничего поделать было нельзя… Идти против руководства Службы Безопасности Империи не рискнул бы ни один здравомыслящий человек, не являвшийся членом правительственной касты. Что же касается последних, то их текущее положение вещей вполне устраивало, так что С.Б.И. являло собой весьма серьезную силу, даже не смотря на то, что численно уступало Легиону в несколько раз. Стоит ли говорить о том, что полномочия “безопасников” внутри периметра марсианских городов были огромны. К примеру, постоянно носить оружие на территории любого из жилых секторов во внеслужебное время, имели право лишь агенты этой государственной организации. Даже сотрудники имперской полиции, осуществлявшие контроль за правопорядком внутри многомиллионных жилых секций, обязаны были сдавать его, по факту окончания дежурства. Что же касалось солдат Легиона, то им ношение оружия вне воинских частей запрещалось вовсе. Правда, данное правило не распространялось на пятый легион преторианской гвардии, однако это элитное, но весьма не многочисленное подразделение располагалось на отдельной базе, и в отличие от обычных воинских частей, база эта находилась вне периметра столицы Империи, где концентрация сил С.Б.И. на каждый квадратный километр было особенно плотной. А потому, гвардейцы на улицах жилых секторов были явлением крайне редким, что позволяло сотрудникам “безопасникам” чувствовать себя на особом счету, в результате чего те не редко злоупотребляли своим положением. Особенно часто информация о излишне вольном поведении штурмовиков и агентов С.Б.И поступала из женских жилых секторов, где отельные патрули службы безопасности занимались выявлением и поимкой “враждебно настроенных элементов”. Конечно же, формально существовал и такой государственный орган, как “Особый Комитет”. В его сферу входила обязанность осуществлять контроль за соблюдением нормативов Великого Догмата всеми кастами Империи, включая правительственную. Комитет был обязан принимать меры по факту каждого подобного инцидента, но Гаю Тицениусу не было известно ни единого случая, когда “особисты” привлекли к ответственности хотя бы одного СБИшника, и это явно свидетельствовало о том, что “безопасники” давно превратились в неприкасаемых. Но был один нюанс, который предавал претору определенную долю уверенности в своих силах, и заключался он в том, что все территории находящиеся вне периметра марсианских городов, выпадали из зоны прямой юрисдикции С.Б.И. и находились в ведении сил Легиона. А это означало, что любая операция, планируемая “безопасниками” на данной территории, должна была быть предварительно согласована с высшим командным составом армии. А тот факт, что Гай Тицениус не получал ни какого уведомления о том, что на вверенном ему объекте будет проводиться какая-то операция Службы Безопасности Империи, говорил о том, что господин прокуратор действует без данного согласования. А раз так, то даже не смотря на высокую должность, здесь и сейчас положение прокуратора было не на столько значительным, насколько могло бы оказаться при других обстоятельствах. Конечно же, отсутствие согласования еще не делало Курта Штайгера пустым местом, и с ним по прежнему стоило серьезно считаться, однако этот нюанс все же грел душу начальнику гарнизона и добавлял дополнительной уверенности в себе. А потому выслушав речь заместителя начальника C.Б.И, он согласно кивнул, и перешел к делу:

- Благодарю вас за столь высокую оценку важности моей работы, господин прокуратор, однако я лишь один многих тысяч солдат Легиона, а потому попросту выполняю свой священный долг перед Империей и ее гражданами. Да, условия этого мира нельзя назвать простыми, однако те, кто находится здесь много лет, к ним давно адаптировались и научились воспринимать как нечто повседневное. Однако, признаюсь честно, меня все же весьма удивил факт появления здесь целого взвода Службы Безопасности Империи. Насколько мне известно, все рейды С.Б.И. приводящиеся вне территории марсианских мегаполисов предварительно согласуются с командованием Легиона, во избежание хаоса и неразберихи. Да и у нас тут нет ни шпионов, ни повстанцев… Сплошная рутина с кровожадными тварями, и часто сменяющейся погодой, от которой постоянно не знаешь чего ждать… Так что-же могло понадобиться в нашей глуши такому человеку как вы?

- Понимаю ваше любопытство господин претор. - вновь улыбнулся Курт Штайгер. - Но получение согласования с командованием Легиона, было бы связано с некоторыми бюрократическими проволочками, а наше дело не терпело отлагательств. Впрочем, в нашей с вами ситуации, данное согласование не сильно то и нужно. И даже если бы оно у меня было, то по большей части являлось бы пустой формальностью, ибо как вы уже только что заметили в "секторе заражения" повстанцы не встречаются, и у сил Легиона здесь базирующихся нет привычки открывать огонь по всем неопознанным группам людей, не обладающим необходимыми опознавательными кодами. Так что, думаю, в нашей ситуации можно будет обойтись устной договоренностью о сотрудничестве, и согласованием наших действий прямо за этим столом. Конечно, я не имею права посвящать вас во все детали планирующейся операции по причине её секретности, однако в части не являющейся государственной тайной могу сообщить, что мы намерены кое-что отыскать. Нечто, оставшееся со времён предыдущей эпохи.

15

- С.Б.И. теперь занимается археологическими изысканиями? – в голосе начальника гарнизона прозвучало неподдельное удивление. – Видимо я совсем отстал от жизни…. Возможно Курт Штайгер уловил в этом вопросе еще и нотки сарказма, потому что улыбка сползла с его лица, а тон голоса стал явно холоднее:

- С.Б.И. занимается всем, что может, как-то повлиять на будущее Империи господин претор. А ключ к будущему как вы знаете нужно искать в прошлом… Так что, сегодня мы занимаемся археологическими раскопками, а завтра займемся чем то другим… - заместитель начальника C.Б.И подался немного вперед, и пристально глядя в глаза Гая Тицениуса добавил. - Или кем то другим…

Осознавая, что беседа вроде бы шла в конструктивном ключе, и не следует лишний раз испытывать судьбу, Гай Тицениус поспешил вернуть диалог в прежнее русло.

- Ну что же… Вам с вашей стороны видней, господин прокуратор… Сами понимаете, мы люди военные, выполняем задачи локального характера, так что общей картины зачастую можем и не осознавать. Но, как я уже говорил, посильная помощь, вам будет в любом случае обеспечена.

Удовлетворённый подобным ответом Курт Штайгер откинулся на спинку стула, и вновь улыбнулся.

- Очень любезно с вашей стороны, однако скажу сразу – непосредственно в самой операции помощь солдат Легиона не понадобится. У меня достаточно людей для самостоятельного выполнения поставленной задачи, и среди них есть человек, с опытом пребывания в “секторе заражения”… Кстати, по странному стечению обстоятельства он ваш бывший подчиненный, и десть лет назад служил на этой самой базе. Агронакс Броумэн. Помните такого?

Гай Тицениус мысленно выругался. Конечно, он его помнил. Ведь он лично прострелил ему обе ноги, когда тот в приливе неконтролируемой ярости до смерти забил двух своих сослуживцев, и покалечил третьего. Нужно было стрелять в голову, но претор, который в то время был лишь заместителем командира гарнизона А113, посчитал, что показательный трибунал, с последующей публичной казнью будет гораздо более предпочтительным вариантом.

- Агронакс Броумэн был осужден за двойное убийство, и причинение тяжкого вреда солдатам Легиона. – нахмурившись произнёс начальник гарнизона. – Этот человек преступник.

- Так и есть. – невозмутимо кивнул Курт Штайгер. – Точнее он был им, когда то. Однако смертельный приговор был заменен ему на службу в штрафном спец-батальоне, из тех, что бросают на обезвреживание тоннелей, в которых повстанцы понатыкали мин, и прочих смертельных ловушек с датчиками движения. Это фактически смерть в рассрочку, так как сами знаете, что немалая часть “обезвреживания” происходит, когда такая ловушка срабатывает на штрафнике. Но ваш бывший подчиненный не только выжил, но и сумел зарекомендовать себя с лучшей стороны. Он так хорошо себя зарекомендовал, что в конце концов мне посоветовали обратить на него внимание… Так что, теперь это моя “правая рука”.

Заместитель начальника C.Б.И явно наслаждался произведенным эффектом.

- И вы доверяете этой вашей “правой руке”? – с явным скептицизмом в голосе поинтересовался претор.

- Больше чем кому бы то ни было. К тому же ведь это я вытащил его из того самого отряда штрафников, и добился зачисления в ряды С.Б.И. так что, он мне весьма обязан. Конечно, у него были кое-какие проблемы с контролем агрессии и повышенной тягой к насилию, но это было связано с неверно выбранной спецификой работы. В конце концов, даже тест Кертиса порой ошибается. Однако в Службе Безопасности Империи, он нашел свое место, так что теперь все в порядке.

Конечно… – мысленно усмехнулся претор. – Особенно если учесть что С.Б.И. и “тяга к насилию” чуть ли не слова синонимы. Однако высказываться вслух по этому поводу все же не стал.

- Ну а тот факт, что этот человек в свое время проходил службу в “секторе заражения” оказался в нашей ситуации весьма кстати. Так что, привлекать ваших бойцов мне не понадобится. Однако, вы все же можете быть мне полезны, так как сама операция запланирована на завтра, и мне нужно расквартировать моих людей, дозаправить технику, а так же получить запасы “С” стимуляторов из расчёта три стандартных инъектора на человека.

- Эти препараты весьма дефицитные. – заметил претор.

- Да, я в курсе. Но мы выдвигались в спешке, так что не смогли разжиться необходимым количеством непосредственно на Марсе. Однако наша работа будет происходить в опасной среде, так что я буду весьма признателен, если вы поможете восполнить наш недостающий запас. Надеюсь, с этим не будет проблем?

- Проблем не будет… – ответил Гай Тицениус. – Вы получите все необходимое в полном объеме.

- Прекрасно! – улыбка вновь расцвела на лице Штайгера. – Кстати, я не представил вам доктора Кайзенберга. Он является руководителем отдела экспериментальной биологии “Института Изучения Новых Форм Жизни”, и оказал нам большую честь, тем что согласился сопровождать нас в этом путешествии… Так ведь доктор? – заместитель начальника C.Б.И слегка обернулся назад, покосившись на ученого.

- Я всегда рад служить на благо Империи… - откликнулся тот, правда лицо его при этом выражало совершенно противоположные эмоции, свидетельствующие скорее о том, что он всем сердцем желает послать господина прокуратора с его походом куда подальше, однако в силу понятных всем причин сделать этого не может.

- Думаю, что нашему уважаемому ученому нужно подобрать скафандр. – заметил Курт Штайгер, вновь переводя взгляд на начальника гарнизона. - Более подходящий под местные реалии… Ну, вы меня понимаете.

- Понимаю . – кивнул Гай Тицениус. – Господин доктор может не волноваться, мы дадим ему такую броню, что даже если он попадет в пасть к какой-нибудь местной зверюге, сразу же разжевать его она не сможет.

Сказано все это было в явно шутливой форме, однако кислое выражение лица Кайзенберга не только осталось прежним, но еще и побледнело вдобавок. Чего нельзя сказать о Курте Штайгере, который от души рассмеялся.

- Мне нравиться ваш юмор, господин претор. – произнес он хлопая себя по колену. – Но конечно же я надеюсь до этого не дойдет… Кстати, комплект С-стимуляторов на доктора можете не отписывать, у него выявлена индивидуальная непереносимость препарата.

- Непереносимость? – нахмурился Кай Фроузер. - Это скверно… И если мне не изменяет память, правила запрещают посещение “сектора заражения” лицам с подобными медицинскими показателями…

- Из любого правила всегда есть исключение. – развел руками прокуратор. – И это как раз такой случай… Что же касается рисков, то наш уважаемый доктор настоящий патриот, и готов на все ради блага Империи! Впрочем, как и мы все.

Гай Тицениус покосился на “пышащее патриотизмом” лицо ученого, и мысленно усмехнулся.

- Однако в медицинских показателях нашего соратника нет ничего страшного. – беспечно продолжил свою речь Курт Штайгер. - Мы присмотрим за нашим дорогим ученым, так как господин Кайзенберг слишком ценная фигура, чтобы позволять мутантам пробовать её на зуб.

- Ну что же, в таком случае я спокоен. – кивнул начальник гарнизона, после чего перевел взгляд на человека в шлеме. На протяжении всего разговора тот даже не шелохнулся, и у военного стали закрадываться сомнения на тему, а человек ли это вообще?

- Это “седьмой”. – проследив его взгляд произнес заместитель начальника C.Б.И.

- Седьмой? - Гай Тицениус с недоумением, посмотрел на предводителя “безопасников” – Это позывной или имя?

- И то и другое. Кстати в отношении него, вы можете не утруждать себя приветствиями, господин претор. Седьмой не совсем человек, и заточен под строго определенный курс задач, одна из которых обеспечение моей личной безопасности.

- Я думал, для этого у вас есть Агронакс. – заметил военный. – Но похоже вы все таки не настолько ему доверяете.

- Как я уже говорил, Агронакс Броумэн, это моя правая рука… А “седьмой”… - тут прокуратор даже задумался. – Седьмой это мое личное оружие и одновременно научный проект нашего уважаемого ученого… Впрочем, это не столь важно.

16

Курт Штайгер поднялся с места.

- Я и мои люди весьма устали, так что если у нас есть возможность расквартироваться прямо сейчас, мы предпочли бы не откладывать.

ГЛАВА 4

3017 год

Планета земля

Внутренний периметр базы А113

Гул турбин грузового "Самсона" неприятного бил по ушам, однако стоявший на колесной платформе доктор Лин Джоу, не обращал на это никакого внимания. Сейчас его глаза были прикованы к огромному объекту, висевшему на нескольких пятиметровых тросах под днищем летающей машины. Конечно, он знал, что прибывший с Марса профессор Дивар обнаружил нечто необычное, о чем во время радиоэфира сообщил на А113, однако одно дело знать, и совсем другое увидеть собственными глазами. Еще тогда, когда грузовой летательный аппарат появился на горизонте, было заметно, что объект, который он тащит под собой, имеет впечатляющие размеры. Однако когда "Самсон" пересек периметр защитных стен, отделявших безопасный мир людей, от полного смертельных угроз дикого мира планеты, ученый смог по-настоящему оценить масштабы находки которые его весьма впечатлили. Он бы наверное и дальше стоял раскрыв рот, однако перед в этот момент получил запрос на синхронизацию нейрочипов, который отправил ему профессор Дивар. Сначала Лин Джоу удивился этому факту, ведь дальность синхронизационного поля нейрочипа не превышает тридцати метров, а ученый должен был находиться за многие километры отсюда с группой дезинфекторов. Но чуть позже биолог быстро смекнул, что профессор наверняка не захотел терять время на дорогу по поверхности земли, и вернулся на базу, прямо на борту грузового "Самсона". Лин Джоу принял запрос, и в тот же момент услышал у себя в голове голос ученого.

- Приветствую коллега! Чем порадуете? Надеюсь для начала работы уже всё готово?

- Мои приветствия и вам господин профессор! Да, гермо-корпус полностью готов к эксплуатации! Ждали только объект исследования, и вас!

- Прекрасно господин Джоу! В таком случае я бы хотел приступить немедленно!

- Разделяю ваш энтузиазм профессор! Мне и самому не терпится разобраться, что же это такое!

Однако, все пошло не так... Изначально ни что не предвещало беды: "Самсон" неподвижно завис над точкой, куда заблаговременно подогнали длинную платформу, предназначенную для перевозки контейнеров, на которую планировалось опустить груз, для его дальнейшей транспортировки в гермо-модуль. Убедившись, что машина находится точно над нужной точкой, пилоты начали снижать высоту. Лин Джоу внимательно следил за процессом, когда внезапно что-то произошло. В голове ученого вдруг возник, какой-то странный неразборчивый шепот... Сначала тихий, почти не заметный, но затем ставший резко набирать силу, с какой секундой становясь все громче и громче, превратившись в конечном итоге, в совершенно безумный гомон множества голосов. Ученый схватился за голову руками, после чего с ужасом увидел, что воздушный грузовой транспорт, вдруг резко повело в сторону, и он резко теряя высоту, закручивается вокруг себя. Гомон стал нестерпимо оглушительным, в конце концов, Лин Джоу не выдержал, и рухнул со своего гироскутера на поверхность плит, выстилавших территорию базы. Однако еще до того, как сознание окончательно покинуло его, он успел почувствовать, как вздрогнул грунт в момент, когда многотонная машина врезалась в землю.

***

Когда профессор Арминиус очнулся, то обнаружил себя лежащим на поверхности медицинского ложемента. На верхней половине его тела одежда отсутствовала, зато присутствовали миниатюрные круглые био-датчики, по поверхности которых, переливаясь и мерцая, двигались огоньки, сообщавшие об активном процессе сбора информации о состоянии организма. Промаргавшись и протерев глаза, Дивар сразу же понял, что его окружают, ставшие уже давно привычными, стены мед-блока. Голова немного кружилась, однако в целом, состояние было вполне удовлетворительным. В тридцати сантиметрах над его лицом, с тихим жужжанием завис электро-кардиограммный модуль, а неподалеку ученый заметил доктора Лин Джоу, с озабоченным видом изучавшего показатели, выводимые на полу-прозрачную стереопанель медицинского компьютера. Арминиус попытался встать, однако тут же поморщился от боли в плече, а парящий над его головой модуль резко сместился в сторону, протестующе запищав, и замигав красными индикаторами. Не прошло и секунды, как до слуха ученого донесся немного взволнованный оклик азиата:

- Не шевелитесь, пожалуйста, профессор! Мне необходимо закончить процедуру ЭКГ сканирования… Это не займет много времени.

Арминиус вздохнул и послушно улегся обратно, тем более что как оказалось, он слегка переоценил свое самочувствие, и немного полежать после возвращение в сознание было бы не лишним. Прерывистый электронный писк прекратился, электро-кардиограммный модуль вновь занял свое место над лицом профессора, возобновляя процедуру медицинского сканирования, а сам Арминиус сосредоточившись, попытался восстановить в своей памяти цепь последних событий, в результате которых он вновь оказался в медицинском блоке, где и так совсем недавно провел без малого неделю. После некоторых усилий ему удалось вспомнить все до момента, когда грузовой летательный аппарат, при помощи которого на базу транспортировали важную находку, собирался опустить таинственный кокон на колесную платформу. Но что случилось потом, так и оставалось загадкой…

- Что со мной произошло… - решил пройти более простым путем ученый, когда окончательно осознал то факт, что вспомнить этот фрагмент событий самостоятельно, у него не получится.

- Крушение, уважаемый профессор. – отозвался Лин Джоу. – Вам очень повезло, вы почти не пострадали. Чего нельзя сказать о пилотах – один погиб, другой в тяжелом состоянии.

- Крушение… - машинально повторил ученый, а потом словно спохватившись, вновь чуть не вскочил с ложа. – Что с коконом?!

- С ним-то как раз все нормально. Высота была не большой, да и он сам по себе оказался на редкость прочным. – отозвался биолог. – Однако ‘Самсон” при падении повредил подземную траншею, по которой был проложен кабель силовой линии, что вызвало аварию, переросшую в пожар подстанции главного энерго-блока базы… Так что сейчас все энерго-снабжение А113 происходит за счет более слабого энерго-блока урановых рудников. По этой причине на самой базе пришлось отключить многие энерго-затратные приборы и оборудование. Наша импровизированная лаборатория, которую мы собрали для изучения вашей находки, так же временно отключена от электричества, так что с исследованиями придется повременить, так как они, по словам претора, не являются предметом первой необходимости… Кстати, мы закончили.

- Как это все не вовремя… - раздосадовано произнес ученый, принимая сидячее положение. - Однако у меня совершенно иное мнение касательно первостепенности наших задач. Я немедленно поговорю с претором, и постараюсь убедить его выделить нам энергию. У меня странное ощущение, что нельзя медлить с проведением исследований… Это нужно сделать срочно!

- Сказать по правде у меня тоже… - поддержал профессора биолог. – Однако я бы не советовал сейчас обращаться к начальнику гарнизона, с какими ни будь просьбами, потому как шанс на то, что он согласиться, исчезающе мал.

- Поверьте, мой дорогой друг! – совершенно уверенно проговорил Дивар. - Мы с Гаем Тицениусом очень давно знаем друг друга, так что я умею убеждать его, как ни кто другой.

- Я в кусе вашего колоссального стажа работы в “секторе заражения” уважаемый профессор. И знаю, что с господином претором вы знакомы много лет. Но тут сейчас сложилась несколько не обычная ситуация… Дело в том, что помимо этого ЧП с крушением грузового флайтрака, и аварией энергоблока, ему на голову свалился целый взвод С.Б.И. , так что настроение у господина Тицениуса, мягко говоря не очень…

17

Последняя фраза биолога вызвала у Дивара явное удивление.

- С.Б.И. ? – профессор нахмурившись уставился на коллегу. - Здесь? В секторе заражения?

- Да коллега. Причем возглавляет их сам заместитель начальника Службы Безопасности Империи … Так что, видимо дело серьезное…

- Ничего не понимаю… - совершенно растерянно пробормотал Дивар. – Тут нет повстанцев, и СБИшников отродясь не водилось… А уж что могло понадобиться здесь прокуратору боюсь даже представить… - говоря это профессор отлепил от груди один из био-датчиков, и взялся отлеплять следующий.

- Вы еще больше удивитесь, если узнаете, что они прибыли с экспедицией куда-то в глубину диких территорий. – добавил биолог, приблизившись к ученому и начав помогать тому избавляться от медицинских устройств.

- Еще одна экспедиция? – Дивар действительно был удивлен. – И какова её цель?

- Понятия не имею. – вздохнул биолог. - Как и в прошлый раз все очень секретно… Но я знаю, что вместе со взводом безопасников так же прибыл ваш коллега из Института Новых Форм Жизни. Некий доктор Кайзенберг.

- Кайзенберг? – нахмурился профессор Дивар. – Вы уверены?

- Да… По крайней мере, я слышал, как господин претор обращаясь к этому человеку назвал его именно так. – кивнул Лин Джоу. – Так вы знакомы?

- К сожалению… - кисло усмехнулся ученый. – Господин Кайзенберг действительно является сотрудником того же института, что и я, и даже руководит одним из отделов, а именно “отделом экспериментальной биологии”. Однако деятельность его на мой личный взгляд претит всем морально-этическим основам служителя науки...

- Кажется, я понимаю, о чем идет речь… - кивнул азиат. – Эксперименты на живых людях?

- Да… На перебежчиках, и врагах Империи… - вздохнул Арминиус Дивар, после чего как-то странно посмотрел на коллегу. – Некоторые считают, что подобные действия в отношении людей совершивших преступление против законов Великого Догмата допустимы, однако лично мое мнение, что человек, всегда остается человеком, и нельзя делать из него подопытное животное каким бы он ни был…

- Полностью с вами согласен… - кивнул Лин Джоу. – Однако, в таком случае я не удивлен, что господин Кайзенберг прибыл в компании заместителя начальника C.Б.И …

- Да… - поморщившись, кивнул ученый, вставая с медицинского ложа, и направляясь к полке, на которой были разложены его вещи. – Как говорили в древности, подобное притягивает подобное. – Что-ж, коллега, в любом случае мне не стоит тут залеживаться. Я и так потерял слишком много времени. Нужно найти претора Тицениуса, и все же попытаться с ним поговорить. Хуже от этого точно не будет.

ГЛАВА 5

3017 год

Планета земля

Дикая территория

Они стояли перед большим входом в какой-то явно рукотворный тоннель, похожий на огромную трубу из которой как раз и вытекал бегущий по дну лощины ручей. После марш-броска продлившегося не менее часа, Гатриан хоть и не был вымотан до предела, но все же обрадовался возможности остановиться и немного перевести дух. В конце концов, он по прежнему был одет в боевой скафандр, а на протяжении всего пути им с Несс то и дело приходилось преодолевать разного рода препятствия, будь то поваленные деревья, густые заросли мутировавшего тростника, или же места, где ручей вдруг становился таким глубоким, что приходилось брести по пояс в воде. Конечно, Гатриан не сильно горел желанием погружаться в не слишком прозрачную воду. Мысль о том, что под её поверхностью может скрываться очередная кровожадная тварь, способная в один момент оттяпать ему ногу, а то и обе разом, первого центурион не слишком-то вдохновляла. Однако то, на сколько решительно двигалась вперёд его светловолосая спутница, все же внушало надежду, что она знает, что делает, а потому мужчина послушно следовал примеру девушки. Неизвестно благоволила ли им удача, или дело было в необычных способностях Несс, но после схватки с туманными пауками на протяжении всего пути, на них больше ни кто не пытался напасть, что в общем-то не могло не радовать.

После странного экстракта, который дала ему Несс, самочувствие Гатриана пришло в норму на удивление быстро. И даже не смотря на то, что вызывающий галлюцинации туман по прежнему никуда не делся, командир "Чёрного Треугольника" не чувствовал ни малейших признаков того, что его сознание может быть снова подвергнуто какому-то пагубному влиянию, и он вновь испытает эти странные, не поддающиеся описанию ощущения. Кстати, не смотря на то, что все видения, которые явились перед его глазами, были вызваны химическими веществами, содержащимися в составе тумана, он помнил их совершенно отчетливо, словно это был не бред, а самая настоящая реальность. Его полёт промеж созвездий и галактик был насколько реалистичен, что даже сейчас ему казалось, будто все это происходило с ним наяву. Что же касается момента, когда он ощутил себя в центре огромной, залитой солнцем арены, с мечом в руках... Что это было? Лекс никогда не слышал о таких строениях, и вообще не был знаком с древнейшей историей настолько подробно, чтобы его сознание смогло сконструировать подобную картину. Но он ощутил её не менее реально, чем полёт между созвездий, почувствовал восторг, когда толпа скандировала его имя... Так, словно всё это когда-то с ним уже происходило в другой жизни…

- Идём. - произнесла девушка, которая до этого внимательно вглядывалась в сумрачную глубину тоннеля, и не теряя времени все той же лёгкой походкой скользнула вперёд. Гатриан извлек из-за спины мачете, после чего осторожно двинулся следом за ней.

- Там совсем темно. - заметил Лекс, когда они оказались непосредственно перед входом в тоннель. Впрочем, если присмотреться, это была не просто тоннель, а часть какого-то древнего коллектора, на подобие того, по какому он, и его отряд покидали серверное хранилище, расположенное под небоскребом "Империал Марс Билдинг".

И действительно, благодаря клубящемуся вокруг туману уже через пару метров внутри тоннеля видимость становилась нулевой. Конечно, будь у Гатриана система ночного видения, интегрированная в боевой шлем, это едва ли составило бы проблему, однако с того самого момента как заряд аккумулятора опустел, о всех высокотехнологичных примочках приходилось забыть, и рассчитывать только на свои силы. Конечно, это не касалось нейрочипа, и системы дополненной реальности, однако в данной конкретной ситуации они были бесполезны.

- Положи руку мне на плечо. Я проведу тебя. - отозвалась Несс. Факт того, что девушка вдобавок ко всему способна видеть в темноте Гатриан воспринял уже как нечто само собой разумеющееся, даже не удивившись. В конце концов, одной сверх-способностью больше, одной меньше... Какая разница? А потому он послушно положил левую ладонь на правое плечо своей спутницы, и они углубились во мрак.

***

Они шли медленно, и под ногами по-прежнему была вода, в результате чего каждый их шаг сопровождался всплеском, эхо которого гулко отражалось от стен коллектора. Гатриан спрятал мачете, однако, как и прежде держался за плечо девушки, при каждом шаге высоко понимая колени, дабы минимизировать возможность споткнуться о случайную корягу, или еще какой-нибудь мусор. Однако пока что все шло без происшествий. Тоннель не был прямым, и судя по всему, являлся частью какой-то разветвленной сети подземных коммуникаций, так что несколько раз они свернули, резко меняя направление.

- Откуда ты знаешь, куда нужно идти? - нарушил длительное молчание первый центурион, когда девушка в очередной раз повернула куда-то в сторону. - Ты уже бывала здесь?

- Нет, не бывала. - отозвалась Несси Джой. - Я вообще стараюсь избегать таких мест.

- Тогда почему ты уверена, что мы движемся в правильном направлении? - поинтересовался Гатриан, ожидая услышать, что девушка на самом деле ни в чем не уверена, и выбирает путь просто наугад. Однако ответ Несс его озадачил:

18

- Я периодически спрашиваю дорогу, так что мы идём правильно...

Гатриан был настолько поражен ответом, что некоторое время даже не знал что сказать.

- Спрашиваешь у кого? - задал он очередной вопрос, стараясь, что бы его голос звучал не слишком обескуражено.

- У растений.

- У растений?!

Удивление все же не удалось скрыть, однако первый центурион был настолько поражен ответом, что ему было уже не до этого.

- Точнее у одного растения. - беспристрастно пояснила Несси Джой. - Ты не можешь этого видеть, но вдоль стен и этого тоннеля на многие километры тянутся побеги гигантского растительного образования, которое является единым живым организмом. Это растение знает все закоулки этого подземного лабиринта, знает, где сейчас находятся твари, с которыми нам лучше не сталкиваться, так что лучшего проводника и представить сложно. Именно потому, мы идём, так много петляя.

- Предположим... - произнес мужчина. - Но... Как ты у него это спрашиваешь? И не хочешь ли ты сказать, что оно разумно?

- Сейчас нужно пригнуться. - вместо ответа, сообщила девушка, и Лекс почувствовал, как она подалась вниз. Следуя примеру спутницы, он повторил ее маневр, свободной рукой ощупывая пространство над головой, замечая при этом, что верхнюю часть тоннеля заполняют какие-то толстые стебли.

- Они не разумны в том смысле, в каком это понимаешь ты. - вернулась к теме Несс, когда они пролезли под побегами мутировавшей флоры, и пространство тоннеля вновь позволило идти в полный рост. - Но оно все же отличается от обычных растений. Отличается на столько, что я могу устанавливать с ним ментальную связь, и чувствовать то, что чувствует оно... Понимаешь?

- Пытаюсь... - отозвался первый центурион, в очередной раз, поражаясь не только способностям девушки, но и тому, насколько же мало современное человечество знает об этот невероятном мире. Наверное, будь на его месте профессор Дивар, он бы засыпал девушку таким обилием вопросов, что она пожалела бы о его спасении. Конечно, у учёного была бы такая возможность, в том случае, если бы Несс согласилась не только довести Лекса до ближайшей ресурсо-добывающей базы, но и погостить на ней оставшись хотя бы на несколько дней.

Однако, девушка наотрез отказалась от этой идеи, сославшись на то, что не хочет стать объектом для научного исследования. Гатриан хотел возразить, сказав, что такой человек как профессор Дивар, никогда бы не стал подвергать Несс каким либо процедурам против ее воли, но передумал, справедливо рассудил, что не Дивар принимает решения на базе, а претор Тицениус может иметь совсем иные взгляды на вопросы свободы воли. Нет, конечно командующий базой показался ему человеком заслуживающим доверия, но это не исключало возможности того, что он решит задержать Несс для выяснения кем же она на самом деле является.

К этому моменту глаза Гатриана стали улавливать какое-то смутное поблёскивание на стенах. Сначала это были отдельные вкрапления переливающихся оттенками синего, зеленого и фиолетового огоньков, затем по мере их продвижения вперёд, такие вкрапления стали попадаться все чаще и чаще, пока наконец их не сделалось так много, что они уже покрывали собой все стены, благодаря чему вокруг сделалось достаточно светло, что бы Гатриана смог перестать следовать за Несс, словно слепой за поводырем и идти самостоятельно.

- Странно, зачем строить столь разветвленную сеть коллекторов.. - произнес Лекс, когда они в очередной раз свернули куда то влево, и стали пробираться между гигантских, поросших мхом, и прочей растительностью лопастей гидротурбины от которой почти ничего не осталось. - Насколько я понял, на поверхности не было крупных городов.

- Это система резервного слива плотины, которая находиться тут относительно недалеко. - откликнулась Несс. - На случай если в связи с затяжными дождями акватория будет переполнена, и понадобиться сбросить лишнюю воду. Но сейчас как видишь потоки совсем слабые.

- Да… Правда я ни как не привыкну, что здесь столько воды… - задумчиво произнес Гатриан. – На Марсе каждый литр на счету. Вода один из важнейших стратегических ресурсов, даже более ценный, чем топливо. А здесь она повсюду…

- Да… – усмехнулась девушка. – Вот уж не думала, что застану те времена, когда люди начнут ценить воду дороже, чем нефть… - она обернулась, бросив взгляд на первого центуриона, и тот обратил внимание что ее глаза мерцают в полумраке призрачным фиолетовым свечением.

- Впрочем, не удивительно. Человечество в погоне за сиюминутной выгодой всегда пилило сук на котором сидело… Может быть сейчас кто-то наконец задумается над тем, что произошло, и сделает правильные выводы… Хотя…

Несс сделала какой-то неопределенный жест рукой. – Надежды на это мало.

- Почему ты так думаешь? – спросил первый центурион.

- Потому что нет причины думать иначе. С того самого момента, когда я была… - тут девушка задумалась подбирая слова. – Когда я была как все, поведение людей по отношению к окружающему миру не улучшилось. Это я могу сказать, на основе собственных наблюдений за вашими действиями. Вы по-прежнему не пытаетесь постигнуть законы природы, чтобы найти способ более гармоничного сосуществования, и пусть сейчас она не такая как прежде, но это все равно природа. И она может многое дать тому, кто готов попросить. Но вы не просите, вы пытаетесь отнять. Так что не стоит удивляться сопротивлению.

– Ты знаешь… - задумчиво произнес Лекс. - Относительно недавно я познакомился с одним профессором, по имени Арминиус Дивар… Он в высшей степени интересный и как мне показалось порядочный человек. Из разговоров с ним я понял, что его взгляды на этот мир совсем не враждебны, напротив, он жаждет изучать его для того, чтобы найти способы… - Лекс задумался, как бы более точно выразить свою мысль. – Способы более мирного взаимодействия… Я думаю, что случись вам встретиться, вы бы поладили… Так что не все люди такие…

- Конечно не все. – вздохнула девушка. – Но скажи, этот твой знакомый профессор… Он наделен властью?

От такого неожиданного вопроса Лекс даже немного растерялся.

- Нет… - произнес он после некоторой паузы. - Возможность избираться в Сенат имеют лишь представители правительственной касты. А Дивар принадлежит к касте науки…

- Что-ж, тогда не имеет значения, насколько прогрессивным мышлением обладает твой друг. – сделала заключение Несси Джой. - Ведь ключевые решения принимает все равно не он.

С этим аргументом трудно было поспорить, и первый центурион замолчал, обдумывая слова спутницы, однако мысли его быстро перешли на другую тему, так как в этот момент впереди забрезжил дневной свет, говорящий о том, что чудо-растение их не подвело, и они все же были на верном пути. Об этом так же свидетельствовало течение журчащей под ногами воды, поток которой был устремлен в сторону приближающегося выхода из сети водосточных коллекторов. И действительно, скоро Гатриан уже различал кусок голубого неба, а так же неизменную лесную зелень, находящуюся впрочем, на солидном удалении от выхода. Кроме того, по мере их приближения к свету, журчание бегущей под ногами воды плавно сменилось шумом небольшого водопада. А еще через несколько десятков метров путники оказались на краю этого водопада, который срывался с края точно такой же огромной трубы, через которую они некоторое время назад вошли в подземную систему аварийного слива плотины. Край трубы метров на пять возвышался над небольшим озером, или даже скорее это можно было назвать прудом, вода в котором была настолько чистой и прозрачной, что просматривалась до самого каменистого дна. Через пару десятков метров из водоема вытекал ручей, после чего следуя понижающемуся рельефу местности, исчезал где-то среди деревьев, которые обрамляя заводь полукругом, упирались в скальный массив, из которого собственно и выходила древняя труба…

Картина поражала своей красотой, и первый центурион в очередной раз застыл пораженный тому, насколько же прекрасен, может быть этот таящий в себе столько опасностей и тайн дикий мир… Впрочем сейчас прекрасную картину омрачал тот факт, что спуститься иначе чем прыгнув в воду возможности не представлялось. Конечно, Гатриан уже имел опыт плавания в своем боем облачении, однако тогда ему помогала система гидропривода, а без нее тяжелый боевой скафандр был пригоден скорей для хождения по дну. Да и ввиду отсутствия, шлема ни о каких подводных прогулках речи идти не могло. Стоило ли говорить о том, что прыгать с пятиметровой высоты в воду, не сняв предварительно боевое облачение, было, мягко говоря, не разумно. Но даже если его снять, то как потом доставить на берег? Вариант бросить в воду, а потом пытаться выловить со дна так же казался не самой удачной идеей...

19

- Плавать умеешь? – девушка скептически покосилась на спутника. Конечно, будь Гатриан обычным военным, то ответил бы, что нет, но бойцы “Черный Треугольник” всегда отличались особой подготовкой, и обучение плаванию, причем на серьезном уровне, так же входило в программу их тренировок.

- Да. Умею… – кивнул он глядя на расстилавшуюся внизу водную гладь. - Однако мне не хотелось бы купаться в этом. – мужчина похлопал себя по грудной бронепластине. – Боевой костюм слишком тяжелый.

- Тебе и не придется. – заявила Несси Джой, снимая с плеча лук и вручая его Лексу. Тот принял оружие, еще не понимая, что задумала светловолосая красавица, и тут же обомлел, потому как в следующее мгновение та, ни сколько не смущаясь, расстегнула карабины, скреплявшие эластичные черные ленты, и в считанные секунды стянула с себя и без того минималистическую одежду, которую так же вручила Гатриану, оставшись совершенно обнаженной.

- Дай мне свой мачете. – произнесла она, совершенно будничным, ни чуть не изменившимся тоном, убирая волосы “в хвост”, и затягивая их резинкой, момент появления которой в ее руках Лекс не заметил. К моменту, когда девушка справилась со своими светлыми локонами Гатриан по прежнему так и стоял не пошевелившись, правда затем, словно спохватившись, извлек из заплечного крепления клинок, и вручил его девушке.

- Жди здесь. – сказала она, так словно мужчина мог куда-то уйти. За тем, взяв мачете обратным хватом, так, чтобы плоскость клинка плотно прилегала ко внутренней части правой руки, сделала стремительный рывок, и нырнула руками вниз, войдя в воду почти без брызг.

Первый центурион как завороженный смотрел на поверхности воды, где только что исчезла Несс, а через пару секунд, когда пузыри рассеялись, заметил её плывущей на глубине пары метров уже на значительно расстоянии от места погружения.

Прошло еще немного времени, и Несс вынырнула на поверхность в нескольких метрах от берега, к которому вплотную подступала зеленая стена джунглей, а затем подплыла еще ближе, до тех пор, пока ноги ее не коснулись дна. Закончив плыть, девушка взяла мачете обычным хватом, и начала медленно подниматься из воды не сводя глаз с кромки леса. Когда глубина воды стала доходить ей лишь до колен, Несс остановилась, и несколько секунд провела в неподвижности, то ли вглядываясь в заросли, то ли сверялась со своими внутренним чутьем… Гатриан не знал… Однако сейчас он просто смотрел на неё...

Нельзя было сказать, что он вдруг забыл об Анелин, вовсе нет, однако открывавшаяся его глазу картина была настолько завораживающей и прекрасной, что он попросту не мог заставить себя отвести глаз. Застывшая перед зелеными зарослями светловолосая девушка, по телу которой стекали капли воды, была олицетворением самого понятия гармонии, и глядя на нее можно было запросто представить, что весь мир, существующий вокруг, создан лишь для того, чтобы подчеркнуть эту совершенную, не поддающуюся разумному описанию красоту. Повинуясь смутному порыву, еще не до конца осознавая, что делает, Гатриан активировал нейрочип, и сохранил увиденную картинку в виде единичного, неподвижного изображения. К этому моменту девушка снова пришла в движение, и решительно выйдя из воды, исчезла среди сгущавшихся джунглей, оставив первого центуриона любоваться красотами природы, которые хоть и остались прежними, но с исчезновением светловолосой красавицы, словно бы потеряли половину своего очарования. Впрочем, ждать пришлось не очень долго, потому как спустя всего несколько минут он вновь услышал голос Несс, однако на этот раз, он доносился сверху.

- Гатриан, я здесь! Ты меня слышишь?

- Да… - откликнулся мужчина, немного удивляясь такому местонахождению своей спутницы, однако быстро смекнул, что та, сделав крюк по берегу обошла трубу с фланга, а затем, находясь вне поля его зрения, поднялась наверх, оказавшись прямо на ней. В момент, когда он пришел к этому умозаключению сверху свесился конец какой-то свежесрубленной лианы, на подобии тех, которые опутывали огромное дерево, над “туманной лощиной”.

- Обвяжи этим мое снаряжение. – последовало распоряжение девушки.

Лекс выполнил просьбу, после чего его спутница подняла свою одежду и оружие наверх, а некоторое время спустя свободный конец лианы появился вновь.

- Раздевайся и обвяжи этим свой костюм и оружие. – прозвучало очередное распоряжение девушки, которому первый центурион так же подчинился, правда провозившись значительно дольше свой спутницы. Однако, в конце концов, и его снаряжение оказалось переправлено на внешнюю поверхность трубы.

- Теперь можешь прыгать. – сообщила Несс. – Тебя я затащить уже не смогу, так как тут не во что упереться.

Гатриан и сам это понимал, ибо не смотря на свою необычайную силу, вес девушки был в два раза меньше, чем у него. Так что при отсутствии упора, ей его наверх не поднять, ведь даже если лиана выдержит, он её банально перевесит.

- После того как нырнешь, плыви к тому месту, где я вышла на берег. – добавила Несс. – Я буду ждать тебя там.

- Как скажешь… - откликнулся Лекс глядя на пенящуюся в нескольких метрах внизу воду. Конечно, его учили плавать, но вот прыжков в воду с высоты ему еще практиковать не доводилось. Впрочем, долго колебаться он не стал, а отойдя вглубь совершил небольшой разбег, оттолкнулся от края и нырнул.

***

К моменту, когда он подплыл к берегу, Несси Джой уже ждала его, сидя на одном из поваленных деревьев, согнув одну ногу в колене, и обхватив ее руками. Мачете Гатриана был воткнут в ствол дерева рядом с девушкой, которая вновь была одета, что вызвало внутри мужчины странно сочетание облегчения, и легкой досады. Все элементы его боевого скафандра, обмотанные обрубком лианы словно веревкой, лежал на траве, в ожидании своего хозяина, однако первый центурион рассудил, что прежде чем надевать их на себя, для начала, было бы неплохо самому обсохнуть.

- Мы несколько отклонились от курса. - девушка задумчиво посмотрела на каменистую возвышенность к которой примыкали джунгли, и у подножья которой раскинулось небольшое озеро.

- Ты знаешь эти места? - первый центурион приблизился к своему снаряжению, и достав из кобуры пистолет придирчиво его осмотрел.

- Нет. - отозвалась красавица. - Здесь я еще не успела побывать...

Гатриан извлек из оружия магазин, оттянул затвор.

- Что ж...Тогда видимо у нас некоторого рода затруднения... - произнес он, проверяя не засорилось ли оружие.

- Я не знаю этим места, но я знаю того, кто знает... - сказав эту загадочную фразу Несс не стала вдаваться в пояснения. Вместо этого она закрыла глаза, и замерла без движения. Гатриан некоторое время наблюдал за ней, но будучи привычным к необычному поведению своей спутницы вскоре вернулся к инвентаризации своего имущества. С пистолетом все было в порядке. Конечно, было бы неплохо очистить пороховой нагар, однако в текущих условиях с этим можно было немного обождать. А вот с патронами дело обстояло значительно хуже, так как их осталось совсем мало. Настолько мало, что каждый теперь был чуть ли не на вес золота. Что-ж, подумал первый центурион. Будем надеяться, что таких крупных стычек как с туманными пауками на нашем пути больше не возникнет.

- Твое белье быстрее высохнет, если его выжать. – вновь донесся до него голос Несси Джой.

Гатриан покосился на девушку, однако та даже не смотрела в его сторону, и сейчас с задумчивым видом изучала какой-то странного вида зеленый древесный ствол, больше похожий на увеличенный во много раз стебель цветка. В руке Несс держала его мачете, совершая им плавные вращательные движения, и словно примериваясь для удара. Не зная был ли это момент деликатности с её стороны, или просто так совпало, однако первый центурион решил не терять время. Он стянул ставшее по воле случая плавками бельё, после чего отжал его с максимальной силой. В этот момент со стороны Несс послышались звуки ударов клинка по стволу, и бросив взгляд в направлении девушки, первый центурион заметил, что та вырубает в странном зеленом дереве дыру. Действовала красавица быстро, к тому же ствол оказался полным внутри, так что, надрубив небольшой участок, Несс протянула руку и попросту оторвала поврежденный фрагмент. Вырванный кусок полетел в сторону, после чего девушка извлекла из недр растения какой-то круглый плод, темно синего цвета.

20

- Голоден? - поинтересовалась она, бросая взгляд на не успевшего одеться мужчину, и не дожидаясь ответа, бросила ему свою находку.

Лекс свободной рукой поймал необычный плод на лету, попутно отметив, что взгляд девушки сейчас совершенно не отличался от того, каким она смотрела в его сторону, когда он был одет, что окончательно убедило мужчину в том, что девушка абсолютно не продает значения такой вещи как нагота. Возможно раньше все люди были такими, а может быть это была ее личная особенность мировосприятия, обретенная после… После чего? Гатриан поймал себя на мысли, что так и не обсудил со своей новой знакомой, как она оказалась здесь спустя столько сотен лет, в связи с тем, что его постоянно, что-то отвлекало. Осознание этого факта окончательно сняло легкое ощущение неловкости ситуации, в результате чего Лекс спокойно и без спешки натянул все еще влажное белье, которое впрочем, было сделано из особой ткани, и после выжимки должно было просохнуть за минуту.

- Что это? – спросил он у девушки, которая успела извлечь из недр дерева еще пару таких же плодов, и сейчас приближалась к нему.

- Я еще не придумала для них названия. – с какой-то детской непосредственностью пожала плечами Несс. - Но это можно есть… Попробуй… Отлично утоляют и голод и жажду. По вкусу напоминает мандарин...

Словно в подтверждении своих слов Несси Джой положила на траву лишний плод, после чего взяла оставшийся двумя руками и разломила его пополам. Внутри оказалась ярко фиолетовая мякоть истекающая соком. Девушка сжала половинку плода, аккуратно выдавливая часть содержимого себе в рот, и взглядом предлагая Гатриану слетать то же самое. Сказать по правде мужчина успел изрядно проголодаться, однако на то, чтобы решиться вкусить плод порождённый растением-мутантом, у него ушло гораздо больше времени, чем на то, чтобы совершить свой первый прыжок в воду.

- Ну как? – улыбнулась Несс, следя за его реакцией. – Похоже на мандарин, да?

Вкус у мякоти действительно был очень приятный, и первый центурион сразу же понял, что он ему нравится, однако касательно вопроса девушки он не знал что ответить.

- Я никогда не пробовал мандарин. – произнес он после того как первая половинка плода была опустошена.

- Серьезно?! – совершенно неподдельно удивилась Несс.

- Да… У нас вообще нет натуральной пищи. В основном высокоактивные концентраты. Производство натуральной продукции было признано не рентабельным еще до того, как мы начали добывать ресурсы с Земли.

- Ну надо же… Когда я последний раз была на Марсе, дела там обстояли еще не так плохо… - задумчиво произнесла девушка, и от Гатриана не ускользнуло, что в этот момент взгляд её прекрасных глаз сделался печальным, а по лицу скользнула тень грусти.

- Я хотел тебя кое о чем расспросить… - осторожно начал Гатриан давно готовящийся разговор, решив, что дальнейшей возможности для спокойной беседы может и не представиться.

- Я понимаю. Спрашивай раз хотел. – Несс вскинула на него взгляд.

- Я не настаиваю, что бы ты отвечала на все вопросы. Говори то, что посчитаешь нужным.

- Хорошо. – девушка вновь безмятежно пожала плечами.

Гатриан почесал подбородок, решая с чего начать, после чего задал первый вопрос:

- Из некоторых твоих слов следует, что ты видела прошлый мир еще до его гибели. Все верно?

- Да. – кивнула светловолосая, задумчиво глядя куда то в сторону.

- Но так же я понял, что ты не видела саму Великую Катастрофу, и то, как этот мир стал таким?

- Нет… - отрицательно покачала головой Несси Джой, все так же глядя в даль.

- Но как это возможно? – непонимающе спросил Гатриан. – Ты ведь была на Земле? А твои особые способности… Ты обладала ими всегда? Или это следствие…

- Мутации? – девушка вновь посмотрела на Лекса.

- Да… - кивнул тот. – Ты не превратилась в мутанта, но обрела некоторые способности не доступные обычным людям…

- Все было немного иначе… - произнесла девушка, после чего опять отвела взгляд, и в задумчивости подошла к кромке воды. Остановившись, она довольно долго молчала, глядя на прозрачную поверхность озера, однако первый центурион не торопил её с рассказом. Так продолжалось некоторое время, однако когда девушка, наконец заговорила, её голос звучал как всегда уверенно, хотя от Гатриана и не ускользнула слышимая в нем, едва заметная дрожь.

- Я действительно видела старый мир… Видела города до того, как они обратились в руины. Видела Марс, потому что была космолетчицей… И нет, у меня не было каких то особых способностей до тех пор… - тут голос девушки особенно дрогнул. – До тех пор пока я не умерла…

- В каком смысле? – не понял Гатриан. – Клиническая смерть?

- Нет… - грустно усмехнулась Несс. – Вполне реальная… Я погибла, причем произошло это в космосе очень далеко от Земли…

Первый центурион непонимающе смотрел на светловолосую лучницу, не зная как реагировать на её слова. Возможно, обескураженное выражение лица мужчины развеселило девушку, и она вновь улыбнулась.

- Понимаю, звучит нелепо, потому, что не смотря на это я стою здесь и разговариваю с тобой, как ни в чем не бывало. И это кажется странным, верно?

- Мягко говоря, да… - медленно кивнул Лекс.

Несс грустно усмехнулась.

- Просто вышло так, то после смерти я не ушла… Не знаю куда там обычно уходят… А очнулась снова живой… И это была я, но… Словно другая… Тело было прежним, однако что-то изменилось… Хотя признаться честно, пробуждению в этом мире предшествовало что-то на подобии кошмара, в котором были люди… Учёные… Они… Ставили на мне разного рода жестокие опыты… Хотя сейчас я думаю, что это они меня воссоздали…

- Разве… Разве такое возможно? – было заметно, что первый центурион пытается осознать то, что ему рассказала Несс, но получается у него это не очень.

- Я бы и сама не поверила, будь это чьим-то рассказом… - светловолосая сделала неопределённый жест рукой. - Однако да… Возможно… И я являюсь тому живым доказательством…

- Хорошо… И что было потом?

- Меня периодически погружали в забытье…. Иногда это выглядело как очень реалистичный сон, а иногда я просто оказывалась в пространстве, в котором времени не существовало… И однажды я очнулась здесь… В новом мире… Сперва я практически ничего не помнила, однако постепенно память о всех событиях прошлой жизни начала возвращаться… Хотя лучше бы этого не происходило… Ведь мне кажется, что с того момента, как закончилась моя прошлая жизнь прошло совсем не много времени… И я помню людей, которых знала, так, словно это было вчера… А осознавать, что никого из них больше нет, это…

Девушка замолчала. Слова тут были излишни.

- И как давно ты очнулась в новом мире? – спросил первый центурион, после некоторой паузы.

- По моим расчётам, около четырех месяцев назад. – ответила Несс.

- Ты не пыталась выйти на контакт с людьми?

- На контакт… - грустно усмехнулась красавица. – Узнав, что в этом мире существуют люди, и даже какой-то оплот цивилизации в виде тех же ресурсо-добывающих баз, я была очень обрадована, однако позже, понаблюдав за ними, осознала, что это чисто военные образования. Там нет ни женщин, ни детей, ни стариков. Только солдаты, рабочий и научный персонал, которые воспринимает окружающий мир как одного большого врага, и смотрят на него либо через микроскоп, либо через прицел… Как думаешь, чем бы для меня закончился контакт, если бы я вдруг решила явить себя? Если бы меня и не пристрелили сразу, просто на всякий случай, то точно бы захотели изучить и понять что я из себя представляю… Но такая перспектива меня совершенно не устраивала. Нет… Я слишком много времени провела в роли подопытного животного. Лучше до конца жизни оставаться в одиночестве, чем вновь угодить в какую-нибудь лабораторию…

Несс подняла глаза на Лекса.

- И как ты понимаешь, ты первый человек, с которым я разговариваю с момента пробуждения… - девушка помолчала, и с грустной усмешкой добавила. – Черт, если разобраться, то ты первый человек с которым я разговариваю за несколько столетий.

21

Первый центурион не сразу нашел что ответить. В принципе в словах его спутницы была своя логика, но жить в одиночестве столько времени без надежды на то, что когда-то хоть что-то изменится... Наверно это было не просто... Впрочем, теперь, когда у него появилась цель забрать Анелин на Землю, одиночество Несс могло стать не столь безнадежным… Хотя… Если даже не брать в расчёт, что задача перед ним стоит мягко говоря не из легких, то следовало понимать, что даже если у светловолосой хозяйки лесов появится их общество, оно все равно не даст ей того, что нужно каждому человеку… Даже такому необычному как Несс… Но с другой стороны, кто сказал, что однажды к их маленькой компании не присоединится кто-то, кому так же захочется убраться подальше от Империи, и жить своей жизнью… Кто-то, кто сможет стать для необыкновенной красавицы кем-то по настоящему близким? И даже не смотря на то, попытка увлечь с собой в “сектор заражения” кого-то еще, весьма осложнит задачу, он должен попробовать это сделать. Хотя бы в благодарность за свое, уже неоднократное спасение… Правда все же предварительно нужно было уточнить, как к этой идее отнесется сама Несс.

- Возможно, когда я окажусь на Марсе, я смогу найти кого-то, кто так же мечтает о переселении на Землю… - осторожно подал он мысль, внимательно следя за реакцией своей спутницы.

- Будем организовывать независимую колонию? - засмеялась та.

- Ну… В какой то степени… Почему бы и нет? - с улыбкой пожал плечами первый центурион. – К тому же, три человека это все же… - он немного замялся, подбирая слова. - Не то соотношение, которое должно быть в идеале… Ты ведь понимаешь о чем я…

- Понимаю… - откликнулась Несс, однако взгляд её необыкновенных глаз вновь погрустнел.

– Но сказать по правде, сейчас я еще не смирилась с мыслью, что человека, который был мне так дорог больше нет… Для меня все произошло совсем недавно. И… - тут девушка вновь задумалась, подбирая слова. – Впрочем, наверное, это не важно, ты сочтешь это за глупость…

- Если ты хотела об этом рассказать, значит важно. – подбодрил её мужчина. – К тому же после истории твоего появления в этом мире, спустя столетия после катастрофы, едва ли что-то будет способно меня удивить еще сильнее.

- Ладно… - Несс как-то нервно потерла пальцы рук. - Не знаю как это объяснить… Но… Примерно несколько дней назад у меня вдруг возникло странное чувство, что он жив… И… Буквально за день до того как я нашла тебя, я увидела его во сне… Это было впервые с момента моего появления здесь… Но не это странно, а то, что во сне была одна необычная деталь, которую я запомнила очень хорошо, и которая теперь не дает мне покоя… - девушка как-то странно посмотрела на первого центуриона, словно решаясь, стоит ли в действительности продолжать.

- И что это была за деталь? – спросил тот.

- Твой боевой скафандр… - сообщила светловолосая, и видя непонимающее выражение лица мужчины пояснила. – Он ведь отличается от тех, что носят простые военные…

- Отличается… - кивнул тот. – У меня более продвинутая модель.

- Так вот… - продолжила свою мысль Несс. – Во сне на Серхионе… Так его звали… На нем был точно такой же… Только красно-черной расцветки…

Первый центурион хотел, что то сказать, однако в следующий момент послышался легкий шелест кустов, и а через мгновенье из зарослей выскочила стремительная серая тень. Гатриан перекатом рванулся к пистолету, понимая, что двигается слишком медленно, однако в момент, когда пальцы его сомкнулись на рукояти оружия, он осознал, что опасения были напрасны. Это была Шейна…

- Прости, я совсем забыла тебя предупредить… - развела руками девушка. – Я вызвала Шейну, потому что в отличие от меня, она знает тут каждый уголок. Здесь она станет нашим проводником.

Пока красавица говорила, Лекс наблюдал, как двух с половиной метровый мутант терся о её длинные, стройные ноги, словно большой кот, издавая утробное порыкивание. Еще в начале пути Несси Джой сообщила, что Шейна не будет сопровождать их повсеместно, так как не является её “ домашним животным” и ей надо охотиться. Но при необходимости у неё будет возможность с ней связаться. Впрочем, тогда первый центурион был скорее рад этому факту. Что-бы не говорила его новоявленная подруга, однако в присутствии гайдракса, Гатриану было не по себе. Однако раз они заблудились, и нужно узнать верную дорогу, то помощь явно не помешает. Даже если это будет помощь мутанта.

***

- Скажи… - первый центурион вдруг остановился, и посмотрел на девушку. – Раньше… До того как все в этом мире стало иным… Люди действительно жили… - мужчина помедлил подбирая слова. – Жили иначе?

Несси Джой так же остановилась, и немного склонив голову, взглянула на спутника.

- Ты имеешь ввиду свободно?

- Да… - кивнул Лекс.

Девушка грустно усмехнулась.

- Ну… Как тебе сказать. Тогда существовала хотя бы иллюзия свободы… Впрочем, по сравнению с тем, во что с твоих же слов человеческое общество превратилось теперь, я понимаю что тогдашний мир был просто оплотом демократии и прав человека… Этот ваш режим, который вы там у себя установили… У меня даже слов подходящих нет чтобы его описать… Людей лишили всего, и разводят как кроликов…Шаг в лево шаг в право расстрел… Сказать по правде, мне до сих пор не верится, что все обстоит именно так как ты описал, и человечество смогло дойти до такого безумия… А почему ты спрашиваешь?

Гатриан Лекс посмотрел, куда-то в сторону, словно избегая взгляда необыкновенных глаз своей спутницы. Однако, наконец, нашел в себе силы, и встретившись с глазами Несси Джой произнес:

- Мы обходили эту тему, но я думаю, ты уже давно поняла, что я будучи военным, являлся непосредственным стражем этого безумия, и прилагал личное участие в его поддержании… И… Даже убивал тех, кто осмеливался идти против действующих порядков…

Гатриан замолчал, напряженно ожидая ответа. Нет, он понимал, что все, что он сказал для Несси не новость, и она прекрасно понимала кто он такой. Однако вопрос был в другом… А именно в том – почему она ему помогает? Ведь возможно, она делала это из врожденного чувства гуманизма, и каких-то личностных убеждений, не позволявших ей бросить человека на погибель, даже не смотря на его прошлое.

- Ты хочешь знать, что я о тебе думаю? – спросила девушка, по-прежнему глядя в глаза мужчины.

- Да… - кивнул Гатриан. – Я хотел бы знать. Даже если правда мне не понравится.

На некоторое время в воздухе воцарилось молчание. Девушка смотрела на мужчину, что то решая, после чего, наконец сказала:

- Много столетий назад на земле говорили – ты это то, что ты делаешь. Лично я не была полностью согласна с этой фразой, потому, что за многими казалось бы благородными действиями могут стоять совсем не благовидные, скрытые мотивы. А потому, я бы сказала что ты, это то, что тобой движет… Так вот… В своем служении правящему строю, ты не руководствовался личностными интересами выгоды. Ты делал это, потому что искренне считал, что это правильным. Теперь ты видишь, что заблуждался, и осознал, что более не желаешь так жить… Ты готов рискнуть всем, чтобы вернуться на Марс, и помочь близкому человеку сбежать от всего того безумия, что там происходит, хотя и понимаешь всю чрезвычайную сложность этой задачи… Хотя, ты вполне мог бы этого не делать, оставшись к примеру со мной… - Несси Джой улыбнулась видя что Лекса несколько смутился, после чего продолжила. - А потому, как я уже говорила, я сужу о тебе согласно тому, что тобой движет, то есть считаю тебя хорошим человеком… Так что расслабься.

Девушка ободряюще хлопнула мужчину по плечу. – Но я рада, что ты спросил. Это лишний раз подтверждает то, что мое мнение о тебе, как и желание, тебе помочь совершенно правильные.

ГЛАВА 6

3017 год

Планета Земля внутренний периметр базы А113 кабинет начальника гарнизона

- И это все что ты можешь сделать сейчас?! - склонившись над столом, сенсорная поверхность которого в данный момент отображала схему энерго-системы базы, начальник гарнизона вперил взгляд в главного инженера, и тот лишь развел руками.

- Пожар на основном энергоблоке нанёс повреждения значительно более серьёзные, чем мы предполагали. – главный инженер Гордон Вайт посмотрел в Гая Тицениуса. - Речь идёт уже не о ремонте, а о замене двух третей оборудования. Мы просто не были головы к подобному развитию событий, к тому же вы сами своим распоряжением сократили выделанные инженерному отделу объемы складских помещений, так что нам при всем желании негде было бы хранить столько необходимых для ремонта энерго-плат.

- Но база становится крайней уязвима! Ты это понимаешь Гордон? - Гай Тицениус ткнул пальцем в изображение на столе. – Про то, что мы были вынуждены приостановить добычу урана я ничего не говорю, это не является первостепенной задачей. – Но безопасность внутреннего периметра это вопрос выживания! Если случится крупномасштабной атаке тварей, нам понадобится вся огневая мощь башенных турелей! А у нас есть лишь двадцать пять процентов энергии от нормы!

- Господин претор, вы мне это рассказываете так, словно это не я, а вы спроектировали автоматизированную систему обороны! - немного вспылил главный инженер. - Конечно, я все понимаю! Но повторяю, сейчас, кроме как разумное распределить энергию, производимую энергоблоком шахты, ничего сделать нельзя. Нужно дождаться прибытия всего необходимого оборудования, и только потом, мы сможем начать полноценные восстановительные работы. Первую партию доставят по воздуху уже сегодня, еще две ожидаются в течении ближайших трех дней. Если отбросить эмоции, все не так уж и страшно. Вы же сами знаете, что масштабные атаки тварей явление весьма не частое. Когда в последний раз нам приходилось отбиваться от нашествия тех же урусов? Я уже даже и не вспомню точно... Так что пара дней без полноценного энергоснабжения, едва ли на что-то повлияют. Именно поэтому я повторяю свое предложение. Первое, с наступлением темного времени суток отключить освещение на прилегающей к базе территории. Пусть несущие дежурство на стенах солдаты прошаривают пространство с помощью прожекторов. Второе, отключить всю внутреннюю подсветку территории базы. А113 занимает огромную площадь, на освещение которой расходуется колоссальное количество энергии.

- И оказаться в темноте? – приподнял бровь претор, который по опыту знал, что девять из десяти атак мутантов происходят в темное время суток.

- Солдаты и гражданский персонал могут использовать личные фонари, водители боевых машин, свет фар. – парировал главный инженер. – Ничего страшного в этом нет.

- Ладно, допустим… - хмуро кивнул Гай Тицениус. - Это все?

- Нет… Третий пункт, освещение внутри жилых помещений и общественно-хозяйственных блоков убавить до минимума. Складские помещения, а так же комнаты хранения оружия и боеприпасов обесточить полностью.

- Нет. – решительно отверг последнее предложение Гай Тицениус. – Оружейные комнаты трогать нельзя. Доступ к оружию и боеприпасам должен сохраняться без проволочек.

- Хорошо. Тут я пожалуй соглашусь. – кивнул Гордон Вайт, и подытожил. – По моим расчетам все эти меры позволят нам высвободить энергию достаточную, чтобы запитать пятьдесят процентов боевых настенных турелей за счет мощностей энергоблока шахты . Это не так уж и плохо…

- Да уж, не плохо… Теряем половину огневой мощи… - проворчал претор, после чего спросил:

- Кстати, а что на счет самих шахт?

- Обесточить шахты мы не можем. Можем лишь вручную отключить некоторые энергопотребляющие приборы, что в принципе уже было сделано рабочими по мере того, как они покидали рудники. Однако даже в этом случае там осталось экстренное освещение, вытяжная вентиляция, а так же датчики движения, и мониторинга опасных газов. Но это не играет принципиальной роли в нашем случае. Так что, на счет рудников волноваться не стоит.

- Хорошо… Схему приятых мер я одобряю… - Гай Тицениус отошел от стола задумчиво уставился в окно. – Надеюсь, никаких новых сюрпризов нас в ближайшее время не ожидает…

- Мне кажется, свой лимит трагических стечений обстоятельств мы на данный момент исчерпали. – ободрительно произнес Гордон. – Скоро все пойдет на лад.

23

- Мне бы твой оптимизм… - проворчал претор, наблюдая, как бригада спец-техники занимается устранением разрушений вызванных падением грузового летательного аппарата.

– Но что-то внутри меня говорит, что все это только цветочки…

В этот момент дверь в кабинет начальника гарнизона отворилась, и обернувшийся на звук Тицениус увидел, что в помещение вошел профессор Дивар в сопровождении доктора Лин Джоу.

- Господин претор, у меня к вам срочное дело! – с ходу заявил Дивар, и не дав начальнику гарнизона опомниться продолжил. – Нам необходимо произвести исследования кокона, и сделать это безотлагательно! И я очень прошу выделить для нашей маленькой лаборатории немного энергии!

- Если вы не заметили, то в результате падения флайтрака, нам тут всем нужна энергия. – хмуро отозвался начальник базы. – Я уже объяснял господину Джоу, что до полного восстановления нормального электроснабжения А113, энергия будет использоваться только для нужд первой необходимости.

- Но вы не понимаете! Это и есть первая необходимость! – горячо возразил ученый, приближаясь к Гаю Тицениусу и заглядывая тому прямо в глаза. – Я чувствую, что этот кокон хранит в себе нечто, очень важное, и если мы промедлим, что последствия могут стать фатальными для всех! Фактически сейчас у нас в периметре находиться нечто, о чем мы ничего не знаем! Разве это разумно?!

- Сказать по правде, я уже сомневаюсь в разумности своего решения дать вам возможность притащить эту штуковину сюда. – проворчал претор. – Если бы не это, не было бы крушения, и я сейчас бы не ломал голову, каким образом наладить систему обороны так, чтобы в критической ситуации нас всех не сожрала волна мутантов…

- Именно об этом крушении я и хотел вам кое что сообщить! – тихо произнес ученый беря претора за локоть, и отводя его в сторону. – Скажите, за мгновение до того как флайтрак рухнул, вы ничего не почувствовали?

Претор хмуро покосился на профессора.

- Что-то такое было… - медленно произнес он после некоторой паузы. – Словно голова закружилась… Но какое это имеет…

- Вот! - не дал ему закончить фразу ученый. – Именно об этом я и веду речь! Вы почувствовали лишь легкой головокружение потому, что в этот момент находились на значительном удалении от флайтрака. А вот доктор Лин Джоу, который был рядом, вообще потерял сознание… И я скажу вам больше, у меня подозрение что с пилотами грузовика произошло то же самое!

- Они потеряли сознание? Сразу оба? – недоверчиво произнес начальник гарнизона.

- Да, но не сами по себе… Я думаю дело в коконе! – откликнулся ученый. – Все указывает именно на это! А потому мы просто обязаны выяснить, что он из себя представляет, пока не случилось еще каких ни будь непредвиденных ситуаций! В знании сила! Вы же знаете эту древнюю поговорку Гай!

- А еще я знаю поговорку, что любопытство сгубило кошку… - мрачно парировал Тицениус, задумчиво потирая подбородок. – Ладно, черт с вами… Пока еще светло и освещение внутренних помещений не задействовано я выделю вам энергию… Делайте что считаете нужным, но лишь до наступления темноты!

ГЛАВА 7

3017 год

Планета Земля территория болот

Несс присела на одно колено возле распаханной гусеничными траками колеи проходящей через довольно обширный участок, заросший высоким, почти в человечески рост тростником.

- Следы свежие. Машины прошли здесь несколько часов назад. - сообщила она устремляя взор по направлению в котором двигалась техника.

- Нам тоже в ту сторону? – задал вопрос Лекс, которому колышущийся на ветру тростник не внушал особого доверия.

- Не совсем, но левее очень топкие места, так что нужно пройти сквозь эти заросли, а затем свернуть на запад.

Девушка ободряюще посмотрела на спутника. – Так что можно сказать, что нам повезло, и не придется прорубать дорогу. Гатриан не стал возражать, после чего они шагнули в коридор из колышущихся тростниковых стен. Первое время Лекс прислушивался к каждому звуку, но в конце концов немного расслабился. Несс тоже не подавала признаков особого беспокойства, а ведь чутье на разного рода опасности, было у нее развито гораздо выше. Может быть, красных мох как-то притупляет его, но вряд ли блокирует полностью.

Подумав об этом, Лекс кинул взгляд в сторону возвышавшегося, где-то далеко впереди огромного валуна, поросшего этим самым красным мхом, после чего спросил:

- В том направлении, куда ушли машины, есть какие-нибудь укрепления?

- Разве что если только очень далеко. – пожала плечами девушка. – За то время, которое я провела здесь, я видела лишь два человеческих анклава, один из них огромный космопорт, второй военная база, куда я как раз собираюсь тебя отвести. Но я знаю, что таких баз очень много.

- Но раз ты их не видела, откуда выводы, что они существуют? – заинтересованно спросил Гатриан.

- Я поняла это, наблюдая за перемещением военной техники, выезжавшей с территории космопорта. Вела подсчёты, засекала интервалы отправки и возвращения. По итогам вышло, что к одному космопорту привязано не менее пяти таких баз, между которыми идет постоянное перемещение грузов и живой силы. Так же стало ясно, что каждая такая база отдалена от другой на приличное расстояние, и как бы контролирует свой сектор.

- Я смотрю ты потратила не мало времени на разведку. – произнес мужчина, с уважением поглядывая на девушку, которая сейчас совершенно точно описала структуру распределения земных укреплений людей.

– У меня есть опыт армейской службы, хоть и не очень большой. – Несс пожала плечами.– Кое-что помню.

- И тебя ни разу не заметили? Чтобы делать такие наблюдения без бинокля, нужно приближаться к укреплениям достаточно близко.

- Не всегда… - возразила девушка. – Иногда я могу как бы… Смотреть чужими глазами.

- Глазами людей?

- Нет… Мутантов. Но только некоторых и не долго… Это отнимает много сил, так что не могу сказать, что я часто это практикую.

Гатриан Лекс, в очередной раз восхитился способностями своей спутницы… Да, профессора Арминиус многое бы отдал ради того, чтобы хотя бы поговорить с ней о мире, который он изучает. Ведь старый ученый делает это более сорока пяти лет, однако знает о его природе гораздо меньше чем Несс которая провела в нем четыре месяца.

Гатриан хотел высказать эту мысль вслух, однако в следующий момент заметил, что лицо девушки сделалось странно встревоженным.

- Что-то не так… - произнесла она, нахмурившись, а через мгновенье, действующий на рефлексах первый центурион выхватил из набедренной кобуры пистолет, и выстрелил в выскочившую из высокой травы человекоподобную тварь, ростом под два метра. Мутант только успел сделать замах огромной не пропорционально длинной лапой, увенчанной острыми и длинными когтями, когда разрывная пуля угодила ему в середину груди, заставив отшатнуться. Гатриан не стал медлить и всадил в мутанта еще две пули в грудь и голову, свалив того замертво. Рокот выстрелов, разнёсся над тишиной болот словно гром, заглушив треск ломающегося тростника, раздавшийся в момент, когда выскочивший позади первого центуриона другой похожий монстр, попыталась напасть на человека со спины.

Лекс слишком поздно заметил движение, и понимая, что не успевает развернуться, упал на топкую почву, вскидывая оружие, однако его опередил звук спускаемой тетивы, и к моменту когда мужчина был готов стрелять, мутант уже корчился на земле с ядовитой стрелой в горле.

Варги! – промелькнуло в голове Гатриана научное наименование уродливых созданий, в момент, когда он спешно вскакивал на ноги. Из того что он помнил, стаи варгов были не слишком многочисленны, и редко превышали пару десятков особей, но с учетом того, что их с Несс было лишь двое, а патронов оставалось всего ничего, этого количества мутантов было более чем достаточно что бы создать людям массу проблем.

24

Оказавшись на ногах, первый центурион понял, что был прав. Пусть из-за густых болотных зарослей вокруг, он сейчас и не видел других варгов, зато явственно слышал их многоголосый рев, а также хруст ломающегося тростника, свидетельствующий о том, что твари ломятся в их направлении со всех сторон.

- Уходим живо! – крикнула девушка, опираясь ногой о голову мертвого мутанта, и выдергивая из его горла стрелу. Проделав эту процедуру, она тут же кинулась бежать по проложенной боевой техникой колее, и Гатриан не заставил себя долго ждать, рванув следом за своей спутницей, попутно перепрыгнув через труп варга.

Судя по яростным воплям, а так же звуку ломающегося кустарника, преследовали их по обе стороны тростникового коридора, при этом быстро сокращая дистанцию, и несущийся вперед Лекс совершенно четко осознавал, что если варги навалятся на них разом со всех сторон, шансов отбиться не будет. Единственным возможным вариантом спасения был видневшийся впереди огромный валун, поверхность которого покрывал тот самый пресловутый красный мох. Но как бы там ни было, до него оставалось ни как не меньше нескольких сотен метров, а вопли разъяренных тварей раздавались уже совсем рядом.

Не сбавляя темпа, и сорвав с пояса одну из двух оставшихся гранат, Гатриан выдернул чеку, после чего швырнул её себе за спину по диагонали.

Прошло несколько секунд, и громыхнувший позади него взрыв, а так же последовавшие за ним вопли раненых тварей возвестили Лексу о том, что бросок был удачным. Впрочем, всех мутантов это остановить не могло, однако позволило людям отыграть несколько секунд, и увеличить дистанцию между ними и рвущимися по пятам монстрами.

Внезапно проложенный через море тростника коридор резко закончился, сменившись открытым пространством, впрочем, вместе с этим изменился и характер почвы. Вся она оказалась испещрена небольшими заводями, заполненными мутной болотной водой, однако это не заставило Несс сбавить ход. Она сходу перепрыгнула одно из водных препятствий, которое Гатриан предпочел оббежать по дуге, и, двигаясь с невероятной ловкостью, перепрыгнула сначала на трухлявый ствол какого-то поваленного дерева, затем на торчащий из воды камень, откуда вновь соскочила на относительно твердую почву, после чего обернулась на Лекса, который как не старался, не мог развить такую же скорость.

К этому моменту из тростниковой стены вынырнули первые из рвущихся по пятам варгов, и, разбрызгивая мутную воду, устремились в погоню. Впрочем, в отличие от беглецов, путей они особенно не выбирали, в результате чего постоянно вязли в грязи, и проваливались в болотные топи, в результате чего у первого центуриона даже возникла надежда, что они успеют занять оборону на вершине огромного валуна.

Однако одного он все же не учел. Варги были аквагибридами, и могли запросто находиться по нескольку часов под водой сидя в засаде. И когда Гатриан пробегал мимо одной из многочисленных заводей, раздался всплеск, после чего из воды вынырнул мутант, с ног до головы покрытый болотной тиной. Лекс шарахнулся в сторону, однако еще целиком не выбравшийся из воды варг, размахом когтистой лапы успел зацепить человека за ногу. Бронещиток на щиколотке выдержал, однако удар был сильным, и первый центурион, потеряв равновесие, рухнул на грунт. Впрочем, это падение не выбило его из колеи. Используя инерцию, Лекс перекатился, а за тем выхватив пистолет, двумя выстрелами опрокинул тварь обратно в воду. В тот же момент за спиной раздался новый всплеск, и Гатриан едва успел уклониться от разрезавших воздух жутких когтей очередного монстра, припав к земле, а затем, откатившись в сторону так, что следующий удар когтистой лапы лишь взрыл грунт на том самом месте, где он находился мгновенье назад. Раздосадованный очередной промашкой монстр взревел, и тут же умолк, повалившись в воду со стрелой, пробившей ему череп.

- Быстрее! – стоящая на камне девушка вновь спустила тетиву, и ядовитая стрела свалила с ног еще одного мутанта. – Они совсем ря…

Внезапно обрушившийся на Несс удар метко брошенного камня сбил её с ног, и светловолосая спутница Гатриана рухнула на землю, выронив свое оружие.

- Несс!!! – первый центурион рванулся в сторону девушки, попутно заметив, находившуюся в паре десятков метров от них тварь, которая выковыривала из болотистой почвы новый булыжник, после чего не раздумывая расстрелял её из пистолета, истратив три последних выстрела. Варг захрипел и повалился мордой вниз, но Гатриан уже не смотрел в его сторону. Упав на колени рядом девушкой, он увидел, что по лицу её текут струйки крови. Камень угодил его спутнице в голову лишь по касательной, однако и этого хватило, чтобы нанеся рану, степень серьезности которой сейчас определить не представлялось возможным. Девушка была жива, и даже в сознании, однако взгляд её необыкновенных глаз туманился, словно она пребывала не здесь.

- Серхион… - губы Несси Джой едва заметно шевельнулись, и у первого центуриона сжалось сердце. Мутанты были уже совсем близко. Лекс мог бы нести девушку на руках, но было совершенно понятно, что с такой ношей уйти от погони шансов ноль. И в то же время… Бросить свою спутницу на растерзание болотным тварям, и тем самым получить возможно спастись самому, Гатриан Лекс не мог… Не таким он был человеком, а потому не видя иного выхода из ситуации мужчина достал цилиндр последней оставшейся у него гранаты…

Твари приближались стремительно, и выдернувший чеку первый центурион выставил тайминг взрывателя на ноль. Теперь достаточно будет отпустить рычаг, и взрывное устройство сработает. Это будет быстрая смерть для них обоих, к тому же им удастся захватить с собой как минимум несколько тварей.

– Серхион… - вновь прошептала девушка.

Свободной рукой мужчина сжал пальцы её руки, и подумал об Анелин. Кто мог знать, что все обернется именно так? Конечно, отправляясь в “сектор заражения”, мужчина понимал, на какой риск идет. Однако, только оказавшись здесь, он окончательно стал другим человеком. Именно здесь он захотел начать новую жизнь. Настоящую, без навязанной извне жестокой чужой воли и правил. Жизнь, за которую действительно стоило сражаться… Первый центурион приготовился разжать пальцы сжимавшие рычаг гранаты, и вдруг осознал, что вместо того, чтобы нападать, твари, только что бежавшие прямо на них, вдруг изменили траекторию, взяв людей в кольцо диаметром метров пятьдесят, а затем замерли на месте, рыча и горланя на все лады.

Ещё на Марсе Лекс узнал, что у многих мутантов обитающих в секторе заражения есть некоторые зачатки интеллекта, которые объясняют наличие у них более сложных форм поведения, чем у простых животных. Очевидно в данный момент, он стал свидетелем проявления именно такого поведения. По-прежнему сжимавший гранату Лекс настороженно взирал на окруживших их тварей, готовый в любой момент привести в действие взрывное устройство, однако совершать само подрыв, не зацепив при этом ни одного мутанта не хотелось, к тому же Гатриану вдруг стало интересно, в чем причина такого странного поведения варгов. Впрочем, долго гадать не пришлось, потому, что вскоре от общей массы тварей отделился особенно крупный мутант, характерным отличием которого, кроме размеров, были гребень жестких щетинистых волос, торчащих прямо из лысой макушки. Так же у монстра имелся шрам пересекающий то место, где у по идее должен был находиться правый глаз, что делало его и без того мало привлекательную морду еще более уродливой.

Двигался он, как и все варги, попутно опираясь длинными передними конечностями о землю, однако в какой то момент, приблизившись, встал в полный рост, и воздев лапы вверх издал рев, на который остальные члены стаи отреагировали еще более восторженным ором, в результате чего у Лекса не осталось сомнений, что перед ним ни кто иной как местный вожак. Судя по всему, загнанных в ловушку людей, которые не только убегали, но и убили нескольких сородичей варгов, те посчитали особенно опасной добычей, и глава стаи решил продемонстрировать свой авторитет, лично расправившись с ними. По крайней мере, ни чем другим подобное поведение объяснить было нельзя. Вожак вновь принял свое обычное положение, опустив верхние конечности на землю, и уставился на Гатриана своим единственным глазом.

25

- Да это же вызов на поединок… - внезапная мысль посетившая голову первого центуриона поразила его. Кто бы мог подумать, что эти создания окажутся на столько разумны, что подобные ритуалы действительно будут представлять для них какую-то ценность… С другой стороны, а что они, люди, вообще знали о большей части мутантов населяющих этот мир? Разве что анатомию и какие-то общие повадки. Но в сфере серьезного изучения уровня развития тех или иных существа зияли явные пробелы, так что, удивляться не стоило. Даже профессор Арминиус считал варгов крайне примитивными в плане интеллекта, однако как оказалось с этими жителями болот дело обстоит несколько иначе, и сейчас ему представилась честь принять участие в ритуальной схватке с самим вожаком!

Лекс мрачно усмехнулся.

Нет, конечно же, надеяться на то, что если он победит - варги их отпустят было бы наивно, однако… До тех пор пока сражение возможно, сражаться нужно… А раз так…

- Ладно… - тихо произнес первый центурион , помещая чеку на место. Убрав гранату, он аккуратно приподнял голову девушки со своих колен, и уложил её на мягкую почву. Наблюдая за его действиями, вожак оскалил свои огромные истекающие слюной челюсти, издавая утробное рычание.

– Ладно, чертов ты ублюдок… - Гатриан встал на ноги, и развернувшись в сторону уродливой твари, которая даже в полусогнутом положении, была выше его на две головы с лязгом, извлек из-за спины мачете. - Сыграем в эту игру…

Мутант взревел, и ринулся на человека. Первый центурион рванулся ему на встречу, но при сближении резко припал сначала на левую, затем на правую ногу, после чего вновь на левую, одновременно с этим падая на колени, и скользя по грязи. При этом человек рубанул огромного варга по правой конечности, успешно пропустив над собой когтистую лапу монстра. Получивший ранение гигант взревел, резко развернувшись, однако подрубленная нога слушалась плохо, так что не обопрись он о землю своими длинными ручищами, то скорее всего упал бы. В это же время, Гатриан Лекс, прекратив скольжение, совершил перекат, вновь оказавшись на ногах, приняв боевую стойку. Похоже, подобная неожиданная ловкость человека привела варга в еще большее бешенство. Он яростно ударил обеими лапами по грязи, после чего вращая когтистыми ручищами словно мельница, вновь рванулся на первого центуриона. На этот раз Лекс оставался неподвижен до самого последнего момента, и лишь когда мутант оказался в паре шагов, резко подсел под левую руку твари, смещаясь вперед и вправо, а за тем схватившись за плечо монстра, подпрыгнул, используя его как упор и ткнул, целясь острием в область шеи варга. Однако, то ли геометрия клинка была плохо предназначена для нанесения колющих ран, то ли плоть мутанта была слишком жесткой, но укол получился не очень глубоким, и не успели ноги Гатриана коснуться земли, он ощутил на своей спине мощный удар, который варг нанес ему локтем. Удар был настолько сильным, что не будь на человеке боевого скафандра, он без сомнения сломал бы Лексу спину.

Впрочем, даже с учётом этой защиты, удар не прошел безболезненно, и Лекс поучивший направленное ускорение покатился по грязи. Наблюдавшие за схваткой твари восторженно взревели, а вожак, не смотря на текущую из двух полученных ран кровь, словно красуясь, вскинул обе свои верхние конечности вверх, после чего сделав два быстрых шага в сторону первого центуриона, подпрыгнул, намереваясь всем своим не маленьким весом обрушиться на упавшего человека. Казалось еще мгновенье и все будет кончено, однако успевший прийти в себя Лекс резко откатился в сторону, вскочив на ноги, а затем, развернувшись, метнул свое единственное оружие в голову варга. Мгновенье, и мачете, с гулом крутанувшись в воздухе, вонзилось в морду вожака, разрубив тому единственный оставшийся глаз, вызвав у того рев отчаянной боли. Ослепленный варг, с воплями закрутился на месте, яростно махая лапами, и Гатриан стремясь развить полученный успех, схватил с земли булыжник, судя по виду тот самый, который угодил в голову Несс, после чего выдержав момент, с близкого расстояния швырнул его в башку ослеплённому мутанту. Попадание было четким, и будь на месте варга простой человек, ему бы точно проломило голову, вожак лишь припал на колени, оперевшись о землю одной из рук, продолжая как то вяло размахивать перед собой второй, словно надеясь вслепую дотянуться до мужчины. У наблюдавших за ходом схватки сородичей мутанта в этот момент вырвался многоголосый вопль возмущения, впрочем, Гатриану было плевать. Быстро сократив дистанцию, он заскочив варгу в тыл. Ловко запрыгнув на покатую спину человекоподобной твари, обхватив того левой рукой за шею, в то время как пальцы правой сжались на рукояти засевшего в морде мутанта мачете. Варг сделал попытку сбросить человека, но Лекс вцепился крепко, и сделать с первого же рывка у мутанта это не получилось, а в следующее мгновенье Гатриан высвободил оружие, приставил к шее ту его часть, где лезвие было сирейторным, и резкими движениями начал буквально пилить плоть монстра. Варг продолжал попытки скинуть человека, но оглушение от удара камнем все еще давало о себе знать, и сделать этого ему ни как не удавалось, в то время как из всё больше и больше увеличивавшейся раны на шее, уже вовсю хлестала кровь. Гатриан рычал и пилил шею мутанту до тех пор, пока тот не рухнул плашмя вниз, после чего соскочил и начал с остервенением наносить рубящие удары, пока голова твари окончательно не отделилась от тела.

Варги как то разом замолкли…

Тяжело дыша и покачиваясь от усталости, он поднял башку вожака за тот самый отличительный волосяной гребень, после чего с яростным хрипом швырнул её в сторону притихших тварей.

- Ну что?! – проорал он, тяжело дыша, и оглядываясь по сторонам разведя руки в стороны.- Что дальше, а?! Кто следующий?!

Сначала никакой реакции от мутантов не было, похоже, что гибель вожака повергла их в молчаливый шок. Но затем, какая то из тварей протяжно и заунывно завыла. Через секунду её вой подхватили и другие мутанты, а затем со стороны монстров в сторону Гатриана кто-то швырнул камень. Бросок вышел совершенно не точный, камень шлепнулся в воду, не долетев добрых пары метров, но эту инициативу тут же подхватили и другие мутанты, а несколько секунд спустя в сторону людей сыпался уже целый град камней, палок, комьев грязи и вообще всего того, что мутанты могли подобрать и кинуть. К счастью стоит заметить, что камней среди всего этого было относительно не много, однако интенсивность закидывания была такова, что Гатриану пришлось всерьез уклоняться. Очевидно, напуганные смертью вожака мутанты решили не приближаться к чересчур опасным существам, а действовать дистанционно. Лекс подбежал к Несси Джой, которая по-прежнему лежала без движения, и закрыл её своим телом. В плечо, что-то больно ударило. Болезненно отозвалась задетая камнем нога. Некоторые метательные снаряды попадали в защищенную броней спину, но было понятно, что наличие этой защиты ничего не меняет, и что не смотря на победу над вожаком, варги не дадут им уйти. Сначала они обезвредят людей, метая в них камни, а так же все, что есть под рукой, а затем накинутся все разом, и тогда…

То, что по тварям ведется огонь, Гатриан понял не сразу. Просто земля вокруг варгов вдруг словно взбесилась, покрывшись двухметровыми фонтанами брызг, а затем тела некоторых мутантов стало буквально разрывать на куски, смешивая со вздыбившейся грязью. Воздух заполнился чавкающими звуками попадания, с которыми крупнокалиберные пули врезались в землю либо же в тела варгов, и лишь потом Лекс разглядел пунктиры трассеров, протянувшиеся в их сторону, откуда то издалека, а так же различил доносящиеся с задержкой короткие, отрывистые перестуки пулеметных очередей. Стрелок, а точнее несколько стрелков, ( это стало ясно по пересекающимся звукам) явно действовали осторожно, стараясь не задеть Лекса, по-прежнему закрывавшего своим телом Несс, истребив при этом как можно больше мутантов. И в целом, с задачей они справились. Те твари, что не угодили под первые очереди, вмиг забыли о Гатриане и Несс, в панике ломанувшись прочь. Пулеметные очереди по-прежнему строчили, гоняя остатки стаи по достаточно открытой местности, однако первый центурион не уверенный, что его заметили, по-прежнему не решался делать резких движений. Вдруг аккуратность стрелков ему лишь почудилась, и кто-то из пулеметчиков в азарте не разобравшись, примет его за одного из мутантов. А потому Лекс терпеливо ждал, пока отзвучат последние редкие очереди, и лишь после этого, когда шум двигателей приближающейся колонны стал слышен совсем отчетливо, поднялся с земли, и стоя на коленях, призывно замахал руками.

26

Колонна еще некоторое время продолжала движение, и лишь когда между первым центурионом, и головной машиной осталось не более двадцати метров, остановилась.

Гатриан Лекс не двинулся с места, устало наблюдая как из бронемашин, держа в руках штурмовые винтовки, выпрыгивали солдаты легиона, машинально отмечая, что те действуют по хорошо отлаженной схеме. Часть бойцов заняла круговую оборону вокруг транспортов. Часть осталась стоять на крыше машин, и лишь небольшая группа во главе с высоким плечистым военным, который вопреки всем инструкциям не стал надевать шлем, осторожно направилась к ним, при этом стволы их винтовок не двусмысленно были направлены Гатриану в грудь. Впрочем, подобная настороженность была Лексу совершенно понятна. После схватки с вожаком варгов он был с ног до головы покрыт грязью и кровью убитого мутанта, так что видок имел еще тот, а по тому не делал резких движений и ждал когда вояки подойдут вплотную.

- Назовитесь! – потребовал плечистый офицер в звании второго центуриона, у которого, к слову сказать, были очень светлые, почти пепельные волосы.

- Первый центурион пятого легиона преторианской гвардии Гатриан Лекс… - устало ворочая языком, проговорил мужчина. – Вызовите сюда медика…

- Первый центурион Лекс?! – в голосе светловолосого военного прозвучало неприкрытое удивление. – Командир отряда специального назначения “Черный Треугольник?

Военный опустил оружие, подав знак подчиненным сделать то же самое.

- Все верно… - выдохнул Гатриан. - А теперь медика! Живее!

- Проквестор Малоу! У нас раненый! – крикнул светловолосый в рацию, переводя ошарашенный взгляда с облепленного грязью мужчины на девушку и обратно. Очень скоро Гатриан заметил, как из машины появился еще один боец, на спине которого виднелся серьёзного вида рюкзак с медикаментами .

– Все считали вас погибшим! - произнес второй центурион.

- Минуту назад это могло стать правдой… - отозвался Гатриан. – Вы подоспели вовремя…

– Следует полагать… - кивнул военный, окидывая взглядом разбросанные повсюду фрагменты тел мутантов, после чего вновь перевел глаза на командира спецподразделения. – Сказать по правде, я с трудом верю своим глазам… И… Кто это с вами?

Судя по растерянной физиономии подскочившего медика, его интересовал точно такой же вопрос. И не удивительно, ведь то, что колонна наткнулась на выжившего военного больше недели продержавшегося в дикой среде “сектора заражения”, являлось просто невероятным чудом само по себе, однако, то что рядом с этим военным обнаружиться еще и какая-то девушка, для всех присутствующих было просто невообразимым, хотя бы потому, что людей женского пола в секторе заражения быть просто не могло! Все должности, даже гражданские занимали исключительно мужчины, и с того момента, как Империя стала вновь колонизировать Землю, на её поверхность не ступала нога ни одной женщины…

- Её зовут Несси Джой… - отозвался Гатриан глядя на бледное лицо девушки. – И она спасла мне жизнь…

ГЛАВА 8

3017 год планета Земля внутренний периметр базы A113

Профессор Арминиус застыл перед белесой поверхностью кокона, держа в руках планшет. Сейчас он был облачен в свой привычный скафандр, который загерметизировали перед тем, как войти в помещение гермо-модуля. Занимавшие места за различным научным оборудованием местные ученые, в том числе и доктор Лин Джоу так же находились в скафандрах, внимательно наблюдая за действиями профессора, и дожидаясь его указаний. Но сейчас ученый, почему то медлил… Удивительно, еще пол часа назад, получив от главного инженера уведомление о том, что гермо-блок вновь подключён к электро-снабжению, он рвался в бой, однако сейчас на него словно вдруг накатила волна странной нерешительности, тревоги, и даже какого то непонятного, смутно ощущаемого страха. Ранее ему ещё не доводилось быть к таинственному кокону столь близко, однако стоило ему оказаться внутри гермо-модуля, он с удивлением для себя вдруг совершенно явственно ощутил, что не хочет здесь находиться… Ощущение, было настолько внезапным, что ученый даже опешил. Он не мог себе этого объяснить, но что-то внутри словно протестовало против нахождения здесь, и это было очень странно, так как Арминиус Дивар не был склонен к паническим атакам. В тот момент, профессору захотелось спросить, чувствуют ли его коллеги то же самое, но представив, насколько глупо прозвучит подобный вопрос, он усилием воли взял себя в руки и заставил вести себя как ни в чем ни бывало.

- И так, коллеги, если все готовы, то думаю, можем начинать… - борясь с предательски дрожащим голосом произнес в эфир ученый, и не встретив возражений включил аудио запись.

- Настоящая дата двадцать седьмое мая три тысячи семнадцатого года. Предмет исследования неопознанный объект предположительно биологического происхождения обнаруженный в так называемом туманном поясе близ пепельной зоны. Точные координаты и обстоятельства обнаружения прилагаются к этой записи отдельным файлом… Место проведения исследования ресурсо-добывающая база А113. Состав исследовательской группы доктор биологических наук Лин Джоу. Кандидат биологических наук Рай Вэлман. Старший научный сотрудник Роб Кабмэн. Научный сотрудник Макс Дрейзи. Руководитель исследовательской группы профессор Арминиус Дивар. Точное время начала исследования: двадцать часов сорок минут…

Закончив зачитывать формальную часть, Арминиус Дивар сделал небольшую паузу, и перешёл непосредственно к практической части.

- Длинна объекта… - ученый сверился с данными планшета. - Пятнадцать метров... Высота три с половиной метра… Температура поверхности не однородна. Ближе к центральной части она составляет около сорока градусов по цельсию, и равномерно снижается по направлению в обе стороны от центра. – профессор пробежался пальцами по программному интерфейсу экрана планшета активируя с его помощью свой недавно изобретенный прибор. Некоторое время наблюдал за выводящимися на экран данными, после чего произнес: – Особо хочу отметить, что как и при обнаружении, так и в настоящий момент, бионетический анализатор полей не фиксирует со стороны исследуемого объекта никаких излучений.

Профессор вновь произвел манипуляции с планшетом переключаясь на следующий интерфейс.

- Для определения внутреннего состояния объекта, проведем послойное ультразвуковое сканирование. – сообщил он и обернулся в сторону Лин Джоу. - Прошу вас, доктор. Начнем с глубины в десять сантиметров.

Азиат кивнул, и так же быстро пробежался пальцами по своему планшету, активируя нужное оборудование. Прошло несколько секунд, после чего дуга трехмерного ультра-звукового сканера, находящаяся над коконом двигаясь по специальным рельсам медленно с тихим механическим гудением, поползла от одного края исследуемого объекта к другому. При этом на экранах всех ученых начало проявляться темное изображение трехмерного объекта, который впрочем, пока что ни чем не отличался от того, что исследователи видели своими глазами.

Сканирующая дуга доползла до конечной точки и остановилась, после вновь послышался голос Арминиуса:

- Очевидно, что толщина кокона превышает заданные десять сантиметров. Попробуем увеличить значение до двадцати.

Лин Джоу вновь кивнул, вбивая новые данные в программу, и снова запустил сканирующую дугу. Но когда та вернулась к исходной точке, картина на мониторе не изменилась.

- Объект имеет плотность внешнего слоя большую, чем я предполагал… - констатировал Арминиус. - Будьте так добры доктор Джоу, глубину сканирования тридцать сантиметров.

И вновь сканирующая дуга двинулась вдоль белесого кокона, однако на этот раз на изображении начало что-то проявляться.

- И так, у нас есть картинка… - констатировал профессор, наблюдая, как на планшете синхронно с движением ультразвуковой дуги начинает проявляться какое-то черно-белое изображение. – И это похоже на…

27

Внезапно, все горевшие в помещении мониторы, кроме тех, что не были запитаны от общей электросети, разом отключились. Одновременно с этим так же погасли все осветительные приборы, и не будь гермо-модуль собран из полупрозрачных материалов, единственным источником света внутри остались бы лишь планшеты ученых. Однако, на улице еще не стемнело, так что какой-никакой солнечный свет внутрь все же проникал, хотя общая обстановка сделалось значительно сумрачнее. Одновременно с этим прекратила свое движение и сканирующая дуга, а начавший растерянно озираться по сторонам Арминиус заметил, что даже работающая под потолком система вытяжных вентиляторов замедлила свое движение, а затем полностью остановилась.

- Что за черт… - растерянно произнес профессор, оборачиваясь в сторону Лин Джоу.

- Похоже, это очередной энергосбой… - развел руками азиат. – Однако же, как не вовремя…

- Согласен с вами… Но предлагаю выйти наружу, и поговорить на свежем воздухе. – сообщил ученый, ловя себя на мысли что в глубине души рад тому факту, что появилась уважительная причина оказаться подальше от кокона, потому как давящее чувство тревоги не только не исчезало, а наоборот, становилось все сильнее.

Едва ученые оказались на улице, Арминиус поспешил разгерметизироваться свой шлем, стянув его с головы, и с наслаждением вдохнув свежий воздух . К слову сказать, погода явно менялась, где-то в дали небо заволакивали совсем не слабые тучи, да и ветер определенно усилился.

Стянувший с головы свой гермошлем Лин Джоу так же сделал глубокий вдох, после чего посмотрел на профессора.

- Я думаю, энергоснабжение скоро восстановят, и мы сможем продолжить.

- Думаю да… - задумчиво кивнул ученый, не сводя глаз с темнеющего неба. Не смотря на то, что теперь со странным коконом его разделяло уже большее расстояние, чувство тревоги, словно привязанное угнездилось где-то внутри, и теперь ни как не хотело оставлять профессора.

- Люблю этот запах перед дождем… - Лин Джоу втянул носом воздух. – Я в секторе заражения примерно пол года, но заметил, что перед каждым ливнем он стабильно появляется. Даже стало интересно почему.

- Это геосмин. – машинально пояснил профессор. – Особое соединение в почве, которое выходит наружу при сильном дожде, когда почвенный покров нарушается. Человеческое обоняние особенно чувствительно к нему, и мы можем почувствовать присутствие геосмина в воздухе на уровне всего десять триллионных. Так что если во многих километрах от нас уже идет дождь, мы узнаем об этом по запаху.

- Ну надо же… - с уважением кивнул биолог. – У вас весьма широкая область сторонних знаний, господин Дивар.

- Я всегда считал, что сторонних знаний не существует. – ученый посмотрел на своего более молодого коллегу. - Все знания, по сути части единой картины мироздания, и рассматривая её лишь по кускам мы не поймем великого замысла того, кто её создал.

- А вы считаете, что наш мир имеет некоего создателя? – биолог был явно удивлен, услышать подобное заявление от ученого такой величины как профессор Дивар. До великой катастрофы в мире насчитывалось несколько крупных религий, после – не осталось ни одной, причем упразднение их произошло задолго до того, как были созданы законы Великого Догмата.

- Я верю что у всей нашей вселенной есть некий создатель. – откликнулся на вопрос Арминиус Дивар. – Однако моя вера не имеет ничего общего, с каким либо из существовавших в древности религиозных культов. Я просто знаю, что вся эта невероятно сложная структура вселенной, не могла возникнуть сама по себе. Но это единственное что я знаю точно. Касательно всего остального я могу лишь делать предположения.

Азиат хотел что-то добавить к разговору, однако в этот момент к ним на полном ходу подкатил “бронемаг” без крыши, водителем которого оказался принцип Дэйк Макадли, тот самый с которым Дивар был знаком еще по инциденту с расстрелянным конвоем.

- Доктор Джоу! Профессор! Срочно нужна ваша помощь! – сидевший за рулем молодой человек выглядел крайне возбужденным. – На базу только что вернулся дезинфекционный конвой Кая Фроузера! Они нашли Гатриана Лекса!

- Нашли его тело? – с грустью на лице поинтересовался у солдата ученый. - Спустя столько времени?

- Вы удивитесь профессор! Но Гатриан Лекс жив! – выпалил принцип, которого аж распирало от переполнявших его эмоций. – И еще больше вы удивитесь, когда узнаете, что вместе с ним нашли какую то девушку! Она ранена и ей срочно нужна медицинская помощь!

Ученые лишь переглянулись, и не задавая лишних вопросов быстро забрались в машину, которая тут же стартовала набирая скорость.

- Вы уверены на счет того, что второй обнаруженный человек действительно девушка?

- Так точно сэр! Уж поверьте, женщину от мужчины я отличить сумею, не раз бывал в свободном секторе… Особенно такую! - без тени сомнения отозвался Макадли.

- Но… Это же невозможно! – подал голос Лин Джоу. – В секторе заражения нет, и не может быть никаких женщин!

- Выжить на дикой территории после крушения в течении более чем недели, тоже считалось не возможным. – пожал плечами принцип, закладывая вираж вокруг одного из казарменных помещений. – Но видимо легенды о подготовке бойцов из “Черного Треугольника” не только не врут, но даже не отображают и половины их умений и навыков этих парней… Настоящая, непобедимая элита!

- Да, но… Но женщина! Уму не постижимо! – по прежнему не унимался Лин Джоу. – Откуда она здесь?!

- Я думаю мы во всем разберемся, коллега. – не смотря на обуревавшие его точно такие же чувства, профессор решил проявить последовательность. – Пока что мы знаем, что эта девушка, кем бы она ни была, нуждается в нашей помощи, так что сосредоточимся на этом. А после разберемся и с остальными вопросами…

***

Курт Штайнер вышел из душевой комнаты с накинутым на плечо полотенцем, и приступил к процессу одевания. Выделенный ему офицерский модуль, конечно же не мог даже близко соперничать с его жилищем на Марсе, однако для такой дыры как эта, был вполне себе сносным. Помимо душевой в нем имелась персональная кухня, довольно удобная кровать, а так же окно, выходившее на внутренний двор А113. Никакого панорамного вида как в кабинете претора Тицениуса, однако, заместителю начальника C.Б.И это и не требовалось. Он пребывал в прекрасном расположении духа, и даже если бы ему предоставили значительно более скромные апартаменты, это бы ни как не смогло сказаться на его настроении. Все шло по плану, и он был в шаге от успеха в сравнении с которыми, любые мелкие неприятности просто меркли. Ведь скоро, очень скоро он должен был обрести то, о чем на протяжении всей истории человечества мечтали миллиарды… И лишь ему, удастся воплотить эту мечту в реальность.

Абсолютная власть…

При мысли об этом, Штайгера захлестывала волна столь невообразимого восторга, что он начинал буквально дрожать от возбуждения, и порой ему даже приходилось прилагать намеренные усилия чтобы успокоиться… Но каждый раз подавить бушующие внутри эмоции становилось все сложнее, особенно сейчас, когда до исполнения мечты всей его жизни оставался буквально один шаг…

Как и все дети Империи, Курт Штайгер не знал своих родителей, и прошёл тот же путь, что проходит каждый ребенок, после того, как его сразу же после рождения забирают от матери… Детский инкубатор. Далее подростковый распределительный блок, и после Имперская Академия Вооруженных Структур, по окончанию которой его зачислили в С.Б.И. Но ведь он жаждал другого! Его предназначением было не служить! Он был создан повелевать! И плевать, что там говорил проклятый тест Кертиса!

Тем более что как раз в момент, когда он был ребенком, повстанцы, которые уже тогда всячески пытались внести смуту в общество Империи, каким то образом проникли в компьютерную базу и успели подменить результаты десятков тысяч тестов. Замечено это было лишь годы спустя, когда проводить повторное тестирование было уже поздно. В результате множество тех, кто по результатам тестирования должен был попасть под процедуру нейрокоррекции, как потенциально склонные к мятежу, не только избежали этой участи, но и смогли проникнуть во многие структуры, где таких людей по определению быть не должно.

28

Взять для примера того же Гатриана Лекса. Человек который по долгу службы должен был являть собой образец преданности идеалам Империи, не только скатился до проявления эмоциональной привязанности к женщине, что в общем то встречалось не так уж и редко, но дошел до того, что стал покрывать её даже в момент, когда узнал о её инакомыслии. По опыту прокуратор знал совершенно точно, что на этом командир “Черного Треугольника” не остановится, и вслед за одним преступлением последуют и другие. Как говорится “коготок увяз – всей птичке пропасть”. Впрочем, о том, что этот человек не благонадежен Курт Штайгер знал ещё с той истории, во время которой при странных обстоятельствах погибла группа бойцов специального штурмового отряда, во главе со вторым куратором Вариусом Квинтом. Тогда прямых доказательств вины первого центуриона не нашлось, на отряд Квинта якобы напал превосходящий его по численности отряда повстанцев. Но по словам выживших безопасников, поведение Гатриана Лекса, который со своими людьми так же оказался в эпицентре заварушки, было мягко говоря странным… А потому несколько раз проанализировав тогдашние события, и показания первого центуриона, заместитель начальника C.Б.И пришел к выводу, что этот человек явно что-то скрывает. И как показало время – он был совершенно прав. Что-ж… Теперь это уже не имело никакого значения. Лекс был мертв, а он стоял в шаге от самого значительного события своей жизни. Осталось лишь получить технологию “Кукловод”, и привести её в действие… Тогда все граждане Империи, которые еще с детства в обязательном порядке проходят процедуру нейрочипирования, будут верны ему, и только ему. Одна Империя. Один правитель. Никаких несогласных. Конечно, среди повстанцев есть много тех, кто родился уже вне досягаемости сил государства, и у кого никогда не было нейрочипа, но количества таковых в любом случае не велико, а если учесть, что он получит контроль еще и над их чипированными соратниками, то можно считать, что песня сопротивления окончательно спета. Курт Штайгер мысленно улыбнулся и принялся облачаться в боевой костюм. Конечно, операция предстояла лишь завтра, и на территории А113 можно было обойтись и повседневной формой одежды, однако после катастрофы с флайтраком, который приволок из-за периметра какую-то неведомую хрень, явно биологического происхождения, а потом рухнул, повредив систему энергоснабжения базы, уверенности в полной безопасности периметра сильно поубавилось. Так что прокуратор предпочел лишний раз не рисковать, и в течении всего периода нахождения в “секторе заражения” носить полную экипировку. Внезапно умереть в шаге от абсолютного мирового господства было бы не просто обидно, это был бы самый эпический провал в истории человечества.

Дверь в помещение отворилась, и на пороге возникла гигантская фигура Агронакса.

- Докладывай, что там у нас. – без лишних церемоний бросил в его сторону заместитель начальника C.Б.И , продолжая процедуру экипировки.

- Все идет согласно планам господин Штайгер. – отозвался гигант, пригибая лысую голову, чтобы протиснуться в дверной проем. - Боевые машины дозаправлены, комплекты С-стимуляторов получены. Личный состав отряда расквартирован.

- Прекрасно. – Курт с улыбкой посмотрел на своего главного помощника. – Передай, что никаких вахтенных дежурств не будет. Пусть люди отдохнут. Подъем в четыре тридцать утра. Мы выступаем с рассветом, и мне нужно, чтобы все были полны сил. Завтра нас ждет великий день…

- Будет исполнено, господин Штайгер.

– Агронакс кивнул, однако по его виду прокуратор заметил, что он хочет сказать, что-то еще.

- Если есть что сообщить, то не затягивай.

- Да господин Штайгер. Это касается подопытного, над которым работал этот яйцеголовый Кайзенберг… Я ему не доверяю.

- Агронакс, если ты не забыл, то мы с тобой несем службу в рядах C.Б.И. и не доверять никому, наша прямая служебная обязанность. – Курт Штайгер ободряюще улыбнулся гиганту. – Но не доверять кому либо, это еще не повод его не использовать.

- Я считаю что он опасен. – без тени улыбки продолжил гнуть свою линию здоровяк. – Мне кажется, выдать ему оружие было слишком поспешным решением…

Гигант замолчал, отведя глаза в сторону.

- Поспешным решением? – прокуратор приподнял одну бровь, и усмехнулся. – Если ты не забыл, мы находимся в “cекторе pаражения”. Тебе ли не знать, насколько серьезную опасность для жизни человека представляет собой здешняя среда. А этот… Этот человек… Он наш единственный ключ к успеху всей операции. И ты считаешь, что когда мы окажемся в рейде, будет лучше, если ему откусит голову какой-нибудь местный мутант?

- У нас есть оружие, и мы сможем этого не допустить. – возразил гигант.

- При помощи своего оружия, каждый участник экспедиции должен не допустить в первую очередь откусывание собственной головы. – Курт Штайгер нравоучительно поднял палец вверх, после чего добавил. – К тому же, если произойдет то, чего ты опасаешься, и подопытный доктора Кайзенберга каким то образом вдруг выйдет из-под контроля, то неужели ты считаешь, что ему составит большого труда отнять оружие у того, кто в этот момент окажется поблизости?

Помня о первом знакомстве с “номером семь”, здоровяк счел за лучшее промолчать, понимая, что заместитель начальника C.Б.И прав.

- Но я бы на твоем месте все же не стал переживать. Ты же помнишь, что сказал ученый? Для того, что бы, что-то пошло не так, наш персонаж должен увидеть нечто, что вызовет в его памяти чрезвычайно сильные эмоции. То есть в этом мире, что-то должно не только сохраниться без изменений, но и как-то быть связано с его глубинными переживаниями.

Но, за те восемь с лишним столетий минувших с момента Великой Катастрофы, ничего не измененного в этом мире остаться попросту не могло.

- Надеюсь, вы правы, господин Штайгер. – пробасил Агронакс. – Возможно, я слишком перестраховываюсь…

- За это я тебя и ценю. – прокуратор подошел к громиле и глядя на того снизу вверх хлопнул по плечу. – Кстати, ты уже пресекался со своим бывшим начальником? Когда я сообщил Гаю Тицениусу, что ты являешься моим ближайшим помощником, у него на лице отразилась непередаваемая гамма эмоций.

- Пока еще не довелось… - ухмыльнулся громила.

- Хочу напомнить еще раз, чтобы при этой встрече ты держал себя в руках. – лицо Курта Штайгера сделалось серьезным. - Я понимаю, что ты испытываешь к претору “самые теплые чувства”, но здесь под его началом три тысячи бойцов, и любой инцидент может не просто выти нам боком, но и попросту сорвать нашу миссию.

- Я понимаю, господин Штайгер… - мрачно отозвался громила.

- Но посте того, как мы достигнем нашей цели… - Курт бросил задумчивый взгляд в окно через которое с расстояния в несколько сот метров виднелись панорамные окна рабочего кабинета начальника гарнизона. - Я отблагодарю тебя за выдержу. Ты сможешь своими руками поквитаться с этим чересчур дерзким воякой. Он слишком много о себе мнит, а я таких вещей не прощаю.

Лицо Агронакса осветила мрачная ухмылка.

- Я буду признателен за такую возможность… - произнёс он. – Это будет отличной наградой.

- Это меньшее из того, что ты заслужил, за свою верность. И на этом, моя благосклонность не ограничится. Ты получишь больше. Гораздо больше! Но сейчас… Сейчас нам нужно полностью сосредоточиться на поставленной задаче.

- Как скажите господин Штайгер… - здоровяк приложил кулак к груди.

В этот момент, дверь ведущая в помещение вновь отворилась, и на пороге появился доктор Кайзенберг. Ученому уже успели выдать новую экипировку, и облаченный в боевой скафандр военного образца тот выглядел весьма не привычно и даже забавно.

- О! Наш дорогой доктор! – развел руками заместитель начальника C.Б.И. – Вижу вы, наконец-то оделись подобающим образом. Вы только посмотрите! Хоть сейчас зачисляй вас в ряды Легиона! Надеюсь, ваш боевой дух так же на высоте, а то последнее время по вашему лицу я начинаю подозревать, что вы словно не рады уникальной возможности принять участие в нашем путешествии. Или, мне просто, кажется?

29

- Я совершенно точно рад возможности, которую вы мне предоставили, господин Штайгер… - откликнулся ученый лицо которого по-прежнему оставалось довольно кислым. - Просто не совсем хорошо себя чувствую из-за акклиматизации… Но это пройдет…

- Очень на это надеюсь, дорогой доктор… - с наигранной заботой кивнул прокуратор, приближаясь к Кайзенбергу обнимая его одной рукой за плечо. - А то знаете, в этом диком мире больные и слабые особи не выживают…

При этих словах Агронакс хищно ухмыльнулся, а лицо ученого приобрело бледно-серый оттенок.

- Да я шучу! - засмеялся Курт Штайгер хлопнув Кайзенберга по грудной бронепластине свеже-выданного боевого скафандра, и направляясь к аппарату с питьевой водой.

– Мы вас в обиду не дадим, можете не сомневаться. - заместитель начальника С.Б.И. наполнил стакан, и сделав пару глотков обернулся к доктору. - В конце концов, вы наш главный специалист по “седьмому”. Кстати как он? Вы сказали, что хотите провести с ним курс, каких то процедур в своей перевозной лаборатории.

- Состояние подопытного стабильно… - отозвался Кайзенберг немного дрогнувшим голосом, пытаясь прийти в себя от специфического юмора безопасника. – Я погрузил его в режим нейрогибернации. Эта процедура вкупе с особым циркулятивным методом синопсного программирования позволяет укрепить сеть контрольных нейроблокираторов, позволяющих удерживать его в состоянии подчинения. И я бы предпочел, чтобы в этом режиме подопытный пробыл еще хотя бы неделю…

- У нас нет такого времени. – отмахнулся Курт. – Как вы знаете, наше дело не терпит отлагательств. Я понимаю, вы перестраховываетесь, но судя по тому, что я вижу, ваш подопытный ведет себя идеально. Вы хорошо поработали дорогой доктор. – похвалил ученого начальник C.Б.И. - И поверьте, когда наш рейд завершится успехом, я не забуду о вашем вкладе.

- Как скажите господин Штайгер… Но я зашел к вам по другому вопросу...

- И что за вопрос?

- Час назад на базу вернулся конвой местных вояк. Так вот, они подобрали на дикой территории двух человек. Какого-то военного, и вы не вы не поверите… Женщину!

- Женщину? – Курт Штайгер недоверчиво прищурился. – Но в “секторе заражения” по определению не может быть женщин. Это какая-то ошибка…

- Я уделён не меньше вашего, господин прокуратор! – доктор Кайзенберг развел руками. – Но я видел её своими глазами! Пусть и с расстояния, так как внутрь медицинского блока, где она находится, меня самым бестактным образом не пустили, не смотря на мой статус научного работника! – лицо руководителя отдела экспериментальной биологии выражало явное возмущение. - Представьте, они сослались на то, что я не являюсь штатным работником научного отделения базы, и в то же время, присутствующий здесь же профессор Арминиус Дивар, так же не входящий в местный штат, имеет доступ к помещению, где содержится обнаруженная женщина! Это возмутительно!

- Вы правда уверены в том, что видели? С расстояния могло многое показаться… – в голосе заместителя начальника C.Б.И звучал явно выраженный скептицизм. – Вы же понимаете, что тут априори не может быть никаких женщин...

- Я уверен в это так же, как и в том, что сейчас стою и говорю с вами! - твердо заявил Кайзенберг. – Это действительно женщина, а точнее молодая девушка, и она не с Марса!

Лицо прокуратора сделалось предельно серьезным и даже мрачным. Еще минуту назад он был в прекраснейшем расположении духа, будучи уверенным, что в игре, которую он затеял, ему известны все значимые фигуры. Однако факт обнаружения в “секторе заражения” какой то непонятной девчонки свидетельствовал об обратном. Если на этой проклятой планете тайно существует, какая то непонятная группа людей, о которых Империи ничего не известно, то это может серьезно осложнить его планы. И что значит если? В конце концов – не могла же эта девица быть здесь одна! Это абсолютно исключено! А раз не могла, значит там, за пределами укрепленных стены базы есть еще люди, о численности, вооружении и укреплениях которых не известно ровным счетом ничего! И совершенно не понятно откуда они тут взялись… Конечно он слышал о том, что повстанцы мечтают переселиться на Землю, и это является одним из основных лозунгов их безумной борьбы с Империей… Но одно дело мечтать, а другое – иметь возможность… Корабли способные пересечь космическое пространство, разделяющее две планеты есть только у Империи. Да что там корабли, у повстанцев вообще нет никакой летательной техники. Так что перекинуть на Землю группу своих людей они просто не могли...

Или могли?

- Вот же не было печали… - процедил “безопасник” бросая хмурый взгляд на Кайзенберга, после чего задал волновавший его вопрос. – Почему вы решили, что она не с Марса?

- Потому что у нее нет нейро-чипа! – развел руками доктор.

- У некоторых повстанцев его тоже нет. – хмуро заметил заместитель начальника C.Б.И.

- Да но… Она не похожа на повстанца…

- В каком смысле?

- Я видел её…. Кхм… - ученый замялся. – Видел её одежду, если это конечно можно так назвать, и уж поверьте, повстанцы такое бы носить точно не стали. Особенно здесь… К тому же вместе с ней на базу доставили её оружие… Вы не поверите, но это не автомат, или винтовка… Это лук!

- Лук? – в очередной раз переспросил прокуратор. – Какой еще, к чертовой матери, лук?

- Я не сильно разбираюсь в луках, но кажется блочный… - неуверенно проговорил Кайзенберг.

Курт Штайгер и Агронакс Броумэн переглянулись.

- И стало быть, вас к ней не пустили? – еще раз уточнил заместитель начальника C.Б.И.

- Да! А мне как биологу было бы крайне интересно понять, как человек, тем более женщина, может выжить в условиях “сектора заражения”!

- Я не биолог, но меня терзают точно такие же вопросы… - мрачно произнес прокуратор, всовывая пистолет в набедренную кобуру. – Что-ж, вам очень повезло, что вы прибыли в моем сопровождении, уважаемый доктор. Я обещаю, что у вас будет возможность утолить свое любопытство. Следуйте за мной!

***

Профессор Арминиус устало протер глаза, и вновь припал к окулярам электронного микроскопа. Некоторое время он оставался неподвижен, регулируя настройки сложного медицинского прибора, а затем откинулся на спинку кресла, произнеся фразу, которую за прошедший час произносил уже как минимум раз пять.

- Невероятно… Это просто невероятно…

Ученый провел пальцами по волосам, бросив взгляд в сторону лежащей на медицинской кушетке невероятной красоты девушки, укрытой тонким белым одеялом, которой он некоторое время назад при помощи биокоррекционного восстановителя, зашил рану на голове. Точнее не просто зашил, а переделал работу, которую в полевых условиях проделал штатный медик бригады дезинфекторов. Конечно, работать в условиях медицинского блока и в дикой среде это большая разница, но это не значило, что криво наложенные регенерационные швы следовало оставлять в прежнем виде.

В момент доставки на базу, пациентка находилась в состоянии медикаментозного сна, в который её погрузили для того, чтобы она менее болезненно перенесла дорогу, а сразу же по прибытию переместили в операционную, где ей занялся лично Арминиус Дивар, который был не только биологом, но и весьма неплохим нейро-хирургом. К счастью никакого серьезного хирургического вмешательства не понадобилось. Рана светловолосой красавицы, оказалась не столь серьезна, а потому профессор ограничился лишь косметической правкой работы военного медика. После чего, не смог отказать себе в том, чтобы провести несколько стандартных медицинских процедур био-сканирования её организма, результаты которых оказались настолько невероятными, что Дивар даже засомневался в исправности своего оборудования. Но даже после перезагрузки все датчики показали прежние результаты, а прямое рассмотрение образцов крови девушки свидетельствовало о том, что даже не смотря на то, что находящаяся на медицинском ложе таинственная красавица является человеком, её организм намного совершеннее и сложнее, чем организм любого из обычных людей.

30

И это с одной стороны пугало старого ученого, а с другой вызывало в нем какой-то благоговейный восторг, ведь здесь и сейчас он столкнулся с чем-то совершенно невероятным. Возможно, новой формой человеческой эволюции… К сожалению поделиться с кем либо своими мыслями в данную секунду он не мог, так как доктор Лин Джоу, ассистировавший ему в течении операции, отправился выяснять причину внезапного отключения электричества в гермо-модуле, оставив пожилого ученого наедине со спящей пациенткой и своими мыслями.

Кроме всего прочего, интерес ученого вызвали одежда и снаряжение, которые были на девушке, в момент её доставки на базу. Костюм из лент, блочный лук и стрелы… Все это было явно изготовлено не на Марсе, хотя бы потому, что ничего подобного на красной планете попросту никогда не производилось… И хотя само снаряжение и одежду пришлось оставить за порогом мед-блока, в специальном боксе, дабы не нарушать условий стерильности, одну из стрел ученый продезинфицировал, и так же подробно изучил, обнаружив на её древке клеймо с надписью “AMREGO”, что еще больше убедило его в мысли, что стрела скорей всего была произведена на Земле, а раз так, то произошло это еще до великой катастрофы…

Подобное открытие не дало ученому ответов на и без того множество крутившихся в его голове вопросов, а лишь породило новые. Он пытался хоть как-то связать древнее оружие, и светловолосую девушку, которая выглядела весьма молодо, а так же факт её обнаружения в дикой агрессивной среде, но так и не смог выстроить какой-либо внятной теории. Осознав, что в этом уравнении явно не хватает каких-то данных, ученый решил, что разумнее будет расспросить об этом саму пациентку, когда та проснется. Произойти это должно было примерно часа через полтора, а потому, бросив взгляд на часы, Дивар активировал свой нейрочип запустив процесс экспорта данных с электронного микроскопа, после чего обернулся в сторону, где должна был лежать девушка и… Обнаружил, что таинственной красавицы на месте нет… Не успел он удивиться данному факту, как кто-то с силой рванул Арминиуса за ворот, одновременно выбив из под него стул, и ученый оказался лежащим на полу, в то время как в горло ему уперся наконечник стрелы, которую сжимала в руке его пациентка, взгляд фиолетовых глаз которой сейчас был очень не добрым.

- Кто ты такой?! – процедила она, и по тону её голоса ученый пришел к выводу, что воинственная красавица настроена крайне серьезно.

- Пожалуйста, успокойтесь… - как можно более умиротворяюще проговорил ученый. - Вы были ранены, и меня попросили оказать вам помощь!

- Где Гатриан?! – девушка, как и прежде, держала острие упертым в горло профессора. - И что это за место?!

Ученый заметил, что девушка часто жмурится и моргает, так, словно пытается убрать с глаза пелену и придти в себя. Так же от глаз профессора не ускользнуло, что не смотря на свой воинственный тон, его пациентка вся дрожит.

- Я точно не знаю, где сейчас находится господин Лекс, знаю лишь, что он прибыл на базу вместе с вами… - все тем же успокаивающим тоном проговорил он . – Вас подобрал конвой дезинфекторов… Разве вы не помните?

По взгляду светловолосой было заметно, что она пытается вспомнить последние события, но это выходит у нее не слишком успешно.

- Вы изучали меня?! – выкрикнула она, и острие наконечника сильнее вжалось в горло ученого, натолкнув профессора на мысль о том, что данный вопрос является для светловолосой незнакомки особенно болезненным. Возможно, ей уже приходилось контактировать с такими людьми как доктор Кайзенберг, для которых в науке нет никаких моральных норм, и сейчас она приняла Арминиуса за одного из подобных аморальных деятелей. Эта догадка вполне все объясняла. Взгляд ученого упал на небольшой пистолетообразный инъектор заряженный сильнодействующим транквилизатором, который лежал на столике с медицинскими приборами. Однако пытаться добраться до него, явно было не лучшей идеей. Девушка, не смотря на свой хрупкий вид, явно обладала не характерной для своих размеров силой, и даже не смотря на то, что сейчас ей было явно не хорошо, проверять скорость её реакции ученому совершенно не хотелось.

- Все что я сделал, было направлено исключительно вам во благо… - стараясь говорить как можно убедительней, отозвался Дивар. – Я биолог, но так же имею медицинскую степень по нейрохирургии и по сути являюсь квалифицированным врачом… У вас было сильное рассечение тканей головы, а так же у меня возникло подозрение на черепно-мозговую травму… Я провел ряд необходимых медицинских процедур, но мне было так же необходимо убедиться что у вас нет других, скрытых повреждений… - произнес профессор решив что девушка возмущена тем фактом, что очнулась совсем без одежды. - А ваша одежда и снаряжение были слишком запачканы, чтобы находиться в стерильной среде… Они сейчас в соседнем помещении, вход в которое расположен прямо позади вас.

Дивар движением глаз указал, куда-то за спину светловолосой пациентке, но та и не подумала обернуться.

- Слушай меня внимательно, биолог... - стальным тоном произнесла девушка, старательно борясь с бьющей её дрожью, и пристально глядя в глаза ученого. - Я собираюсь уйти отсюда... И ты не станешь мне в этом препятствовать... Ты меня понял?!

- Вы свободны делать все, что считаете нужным... - покорно отозвался Дивар. - Я просто оказал вам помощь, только и всего... Вам тут ни кто не желает зла...

Девушка резко отстранилась, вставая на ноги и по-прежнему держа стрелу в направлении Арминиуса, который приподнявшись на локте, ощупал горло в том месте, куда секундой ранее упиралось острие наконечника.

Тем временем, светловолосая сделала еще один неуверенный шаг назад, а затем как будто одолеваемая приступом внезапно навалившегося головокружения пошатнулась. Её резко повело в сторону, и чтобы не упасть она оперлась о передвижной столики с медицинскими инструментами, выронив стрелу, и хватая ртом воздух.

Дивар был уже на ногах, но сразу же приближаться к пациентке не спешил.

- Вы только что очнулись после наркоза. - произнес он мягким и убедительным тоном, делая острожный шаг к ней. - Вам нужно придти в себя. Позвольте помочь вам...

- НЕТ! – девушка дернулась, но едва не потеряв равновесие вновь схватилась за столик.

– Ни кто из вас… Ни кто из вас больше не будет делать со мной то, что вы делали… Я не стану подопытным животным… Я лучше умру…

Глубоко дыша, светловолосая вскинула на биолога искрящийся молниями взгляд из под бровей, и тот поднял руки ладонями вверх в знак подчеркнутой дружелюбности.

- Я не знаю кто вы, и что пережили… Я допускаю что ваши страхи связаны с людьми, которые использовали вас ради своего тщеславия, в качестве подопытной… Но я вам не враг… - произнес он вкрадчиво. – Мое имя Арминиус Дивар… И я прошу вас успокоиться…

- Дивар? - во взгляде девушки, что-то мелькнуло. – Профессор?

- Да! – закивал биолог, обрадованный тому, что девушка так среагировала на его имя, а так же тому, что она знает его ученую степень. – Мистер Лекс рассказывал вам обо мне?

- Да… - девушку по-прежнему трясло, но в её глазах, наконец-то появилось что-то похожее на первые признаки доверия. – Я слышала о вас от него…

- Гатриан, невероятный человек… Он спас мне жизнь! – схватился за тему пожилой ученый. – Если вы верите ему, то не доверять мне у вас причин быть не должно… Позвольте мне… - ученый снял с себя белый лабораторный халат, осторожно приблизившись к девушке, накрыл им её плечи. Та по-прежнему дрожала, но не сопротивлялась.

- Вот так… Вот так… Все хорошо… Вы в безопасности…

Поддерживая Несс за тонкие плечи, ученый сопроводил её обратно к медицинскому ложементу, и усадив поспешил достать со столика для медицинского оборудования тот самый пистолетный инъектор.

31

- Не волнуйтесь. – произнес он, видя встревоженный взгляд своей пациентки меняя ампулу с транквилизатором на другую, содержащую специальный стимулятор. - Это поможет вам быстрее отойти от наркоза… Кстати, как мне к вам обращаться?

- Несси Джой… - отозвалась светловолосая. - Можно просто Несс…

- Хорошо мисс Джой. Позвольте вашу руку… - попросил ученый и при помощи инъектора сделал девушке укол.

- Сейчас вам начнет становиться лучше… - с ободряющей улыбкой сообщил Дивар, возвращая ампулу с транквилизатором обратно в инъектор, и откладывая его на столик.

- Вы почувствуете это практически сразу.

- Спасибо… - проговорила Несс. – И в правду, работает…

- Посидите немного, я принесу вашу одежду. – Арминиус Дивар пересек помещение и под пристальным взглядом гостьи, приложил к идентификационный панели свою ладонь. Полупрозрачная дверь, ведущая в смежное помещение с шипением отползла в сторону, и скрывшись в проходе ученый через пол минуты вернулся с вакуумным пакетом, в котором было запечатано снаряжение Несс.

- Вот. Можете переодеться. Все уже почистили от грязи. Ваш лук находится герметичном боксе, в соседней комнате, можете его забрать как будете готовы. - ученый положил пакет на ложемент и чтобы лишний раз не смущать девушку демонстративно отвернулся, подойдя к столу где уселся за микроскоп. Послышался звук вскрываемого пакета и шелест лент. Наконец щелкнули карабины, и Арминиус Дивар счёл возможным обернуться. Вид девушки облаченной в ленточный костюм, к которому крепился на половину заполненный колчан со стрелами, вернул его мысли к вопросу, который он давно хотел задать.

- Скажите мисс Джой… Если я все правильно понимаю, то вы живете на территории вне периметра людских укреплений?

- Вы правильно понимаете. – кивнула девушка завершая утягивать лены по фигуре.

- Но… Я не могу понять… Как вам удается выживать в этой дикой среде? Я более сорока пяти лет изучаю сектор заражения, и как никто знаю, насколько опасен мир, лежащий за пределами стен любой из ресурсо-добывающих баз…

Несс как-то странно посмотрела на ученого, словно решая, стоит ли отвечать, и после некоторых раздумий произнесла:

- Скажем так… У меня есть к этому определенный талант…

- Да… Иначе и быть не может… - проговорил ученый задумчиво глядя куда то в сторону.

– Знаете, мисс Джой… Я посвятил исследованию этого мира столько десятилетий, но порой мне казалось, что я до сих пор ничего о нем не знаю…

Арминиус Дивар вновь посмотрел на девушку.

- И вы, являетесь лучшим тому доказательством, ведь до сегодняшнего дня, я и представить себе не мог, что в секторе заражения могут существовать такие люди, как вы…

- Если речь конкретно обо мне, то я для этого мира скорей исключение, чем правило. – пожала плечами красавица.

- То есть, вы хотите сказать, что вы там совсем одна? – брови профессора поползли вверх.

- Ну почему же совсем… У меня есть Шейна… - улыбнулась Несс, впрочем выражение её необычайных глаз не смотря на улыбку наоборот стало грустным.

- Шейна? Это ваша подруга?

- В каком то смысле да… Я не сильна в вашей терминологии обозначения живой фауны, но если верить словам Гатриана, то вид, к которому относится Шейна, вы называете гайдраксами.

- Ручной гайдракс?! – словно не веря в услышанное, переспросил профессор. – Это… Это феноменально!

Арминиус Дивар сорвался с места, словно не зная, что делать с переполнявшими его эмоциями заходил по помещению, то и дело бросая на девушку взгляды в которых читался восторг смешанный с благоговением.

- Это же полностью опровергает постулат о том, что с миром Земли в принципе не возможно мирное взаимодействие! Это все в корне меняет! - профессор вдруг остановился и покосился на Несс. - Только…

- Только что? - склонила набок голову та.

- Я прошу прощения за бестактный вопрос, мисс Джой, но… Но вы же… - ученый, словно не решался продолжить фразу.

- Не совсем человек? – закончила за него фразу Несс.

- Да… - медленно кивнул Дивар, и помолчав добавил. – Я понял это, когда изучил образцы вашей крови… К тому же цвет ваших глаз… У людей такого не бывает…

Девушка отвела взгляд в сторону, и некоторое время пребывала в молчании. Профессор терпеливо ожидал, пока она соберется с мыслями для ответа, и когда Несс наконец заговорила, голос её звучал печально.

- Да вы правы… Я не совсем человек… - сказав это, девушка устремила взгляд ученому прямо в глаза.

- Но… Кто же вы? – растерянно спросил тот.

- Я и сама до конца не знаю… - слегка пожала плечами та. – Поначалу, я задавалась этим вопросом, но позже ввиду его неразрешимости решила считать, что я это просто я…

- Что-ж… Наверное в вашей ситуации это наилучшее решение. - вновь кивнул ученый. – Но скажите… Упомянув о том, что для этого мира вы скорей исключение чем правило, вы имели ввиду, что там, за периметром вы не встречали кого-то похожего на вас?

– Нет… - отрицательно покачала головой красавица. - И даже если подобные мне существовали, или существуют где либо, то мне об этом ничего не известно…

- Что-ж… Спасибо за ответы… - ученый о чем то размышлял, задумчиво теребя короткую, седую бороду.

- Как я уже говорил, я не стану препятствовать вашей свободе перемещения, однако вы находитесь на военном объекте и главный тут не я, а претор Тицениус. Он достойный человек, и мой старый друг. И если вы желаете покинуть наше укрепление, уверен, он не станет чинить вам преград. Но в любом случае мне следует представить вас ему, дабы вам был, как минимум, организован свободный выход за пределы территории базы…

Ученый бросил взгляд на часы.

- Насколько я знаю, в это время у него проходит вечернее совещание. Закончится оно примерно через час. Вы не сильно спешите?

- Да в общем то нет… - повела плечами Несс. – С тех пор, как я очутилась в этом мире, такая вещь как строгий распорядок дня стала для меня не очень актуальна.

- Вы сказали “с тех пор как”… - заметил ученый, подходя ближе и усаживаясь на ложемент рядом с девушкой. – Могу я узнать, а где вы были, пока не очутились в этом мире? Если конечно, этот вопрос не является чем-то таким, что задевает ваши чувства…

- Мои чувства… -с грустной усмешкой произнесла Несси. – Возможно отчасти это так, но скрывать не стану, в этом мире, а точнее в этой эпохе я нахожусь около четырех месяцев. Что же касается того, где я была до этого… То согласно словам Гатриана Лекса вы называете это время эпохой до Великой Катастрофы…

- Вы… Вы видели старый мир?! – профессор в очередной раз не смог сдержать удивления.

- Да. По сути я провела там основную часть жизни. – кивнула Несс. Конечно, при иных обстоятельствах она бы сто раз подумала, прежде чем спешить делиться всей информацией о себе, но этот пожилой мужчина внушал ей полное доверие, и девушка, чье человеческое общение за последние месяцы ограничилось лишь краткосрочным обществом Гатриана Лекса, не стала запираться, и играть в таинственность.

- Мисс Джой… Я понимаю, что возможно мое любопытство может показаться вам излишне навязчивым… - ученый умоляюще сложил руки. - Но пока у нас есть время, вы не могли бы рассказать мне обо всем подробнее?

- Ну хорошо… - улыбнулась девушка. – О чем вы хотите узнать?

ГЛАВА 9

3017 год

Планета Земля внутренний периметр базы А113 кабинет начальника гарнизона

Гай Тицениус занимал свое привычное место возле панорамного окна. Вечернее совещание недавно закончилось, и вновь оставшись наедине с самим собой, претор хмуро глядя на сгущавшиеся в восточной части горизонта тучи, в темном чреве которых время от времени проскакивали вспышки молний. Синоптики предупредили о приближении грозового фронта ещё утром, а два часа назад скорректировали свой прогноз, разослав по всем базам штормовое предупреждение. И действительно, там, куда сейчас был устремлен взгляд начальника гарнизона, небо было не просто тёмным, оно было зловеще черным, и вкупе с заходящим солнцем, все выглядело так, словно на землю наползала сама тьма.

32

Претор хмуро посмотрел на стоящий в нескольких сотнях метров от окна флайтрак, прибывший из межсекторального космопорта, вместе с первой партией запчастей необходимых для ремонта главного энергоблока. По опущенной аппарели сновали роботизированные погрузчики, и управлявшие ими операторы явно торопились закончить разгрузку до того, как погода станет не летной. А в том, что она таковой станет очень скоро, сомневаться не приходилось… Ветер все больше усиливался, и местами было заметно, как на открытых участках образуются небольшие пыльные вихри, внутри которых закручивался мелкий песок, а так же принесенная из-за периметра потоками воздуха листва. Начальник гарнизона вновь перевел взор в сторону искрящегося молниями грозового облака, и поджав губы со вздохом покачал головой. Конечно, сама по себе гроза его не пугала, тем более что на территории А113 можно было спокойно переждать любую непогоду. Проблема была в другом… Лишенная нормального энергоснабжения база становилась значительно уязвимее для крупных атак мутантов… И даже не смотря на то, что главный инженер утверждал, что ресурса подземного энерго-блока хватит, чтобы запитать настенные турели, являющиеся главной защитой периметра при массовой атаке тварей, в критической момент поддержка с воздуха совсем бы не помешала. Но с учетом, что на них надвигался настоящий шторм, рассчитывать стоило только на собственные силы.

- Господин претор! К вам посетитель! - раздавшийся из-за спины начальника базы голос вырвал того из мрачных размышлений, в которые тот погрузился настолько, что не услышал шелеста открывающихся дверей. Обернувшись, Гай Тицениус увидел квестора Маркуса Дрейка, а за его спиной в изодранном и облепленном грязью боевом скафандре стоял…

- Первый центурион Гатриан Лекс . – представил посетителя офицер.

Командир “Черного Треугольника” сделал два шага вперед и приветственным жестом приложил правый кулак к груди.

- Мое приветствие господин претор. – произнес визитер сопровождая свои слова коротким кивком. – Прошу простить мне мой неопрятный вид.

Какое-то время Гай Тицениус смотрел на Лекса широко распахнутыми глазами, словно парализованный, не в силах вымолвить и слова. Но наконец, дар речи вернулся к нему и начальник гарнизона не стал скрывать эмоций.

- Что б мне провалиться… Ты живой!

Глава гарнизона резко отошел от окна, и быстрым шагом, приблизившись к Гатриану, застыл в паре метров перед офицером, разглядывая его так, словно перед ним было величайшее чудо планеты. – Где ты пропадал столько времени?! Тебя уже заочно похоронили!

- Я получил ранение, и несколько дней пролежал без сознания в результате передозировки вызванной чрезмерным употреблением боевых стимуляторов. – сообщил Лекс.

- Без сознания? Но где? Мы высылали поисковую группу на место крушения глэйдера! Ни где поблизости тебя не обнаружили! Да и как можно на дикой территории пролежать без сознания столько времени, и не пойти на корм мутантам?

- Меня спасли. – лаконично ответил Гатриан, чем вызвал у претора Тицениуса еще большее недоумение.

- Спасли? Кто?!

- Девушка, живущая на дикой территории. Её зовут Несси Джой.

Ответ Лекса вызвал у начальника гарнизона очередной паралич дара речи,

и видя это, Гатриан поспешил убедить начальника базы в том, что он не сумасшедший.

- Я понимаю, что мои слова звучат как бред, но девушка действительно существует. Она вылечила меня, и пыталась помочь вернуться в расположение базы. Но в районе болот мы столкнулись с крупной стаей варгов, в результате Несс была ранена, и если бы не конвой второго центуриона Кая Фроузера, возвращавшийся из рейда, нам бы настал конец. Что же до девушки, то она сейчас находится в медицинском блоке. Десять минут назад, доктор Лин Джоу сообщил мне, что ей ничего не угрожает, но пока что ей по прежнему занимается профессор Дивар.

Выслушав столь детальный доклад Гатриана, претор еще некоторое время пребывал в молчаливой задумчивости, затем обернувшись в сторону застывшего в дверях квестора Дрейка произнес: - Можешь быть свободен, Маркус…

Военный отсалютовал и резко развернувшись, вышел из помещения. В то же время претор по прежнему никак не комментируя услышанное от первого центуриона медленно подошел к своему рабочему столу, и усевшись в кресло жестом показал офицеру на стул.

- Итак… - произнес начальник гарнизона, когда первый центурион занял место напротив хозяина кабинета. – Предположим, ты не бредишь, и действительно обнаружил на дикой территории, какую-то девушку... Предположим это действительно так… Но в таком случае возникает два логичных вопроса.

Гай Тицениус внимательно посмотрел Лексу в глаза.

- Вопрос первый: как она выживает в джунглях кишащих кровожадными тварями, где даже роте вооруженных до зубов бойцов Легиона нужно быть постоянно начеку, чтобы не стать пищей для какого-нибудь местного чудовища… И второй вопрос… Как она вообще сюда попала с Марса?

- Несс не с Марса, господин претор. – начал свой ответ со второго вопроса Гатриан. – Она родилась на этой планете еще до катастрофы. В результате причин, которые сейчас очень долго объяснять, она на длительный период была погружена в некое подобие криогенного сна, и некоторое время назад очнулась в новом, изменившемся мире.

- Интересно… - претор откинулся на спинку кресла. – Ну допустим… Но все же, что на счет первого вопроса? Как ей удалось выжить и приспособиться?

- Прежде чем я отвечу, у меня к вам есть просьба, господин претор… - проговорил Гатриан, старательно подбирая слова.

- Просьба? – начальник гарнизона слегка приподнял бровь. – И какая же?

- Я обязан этой девушке жизнью. – Лекс пристально смотрел в глаза начальника гарнизона. - Она не только спасла меня, но и сделала возможным возвращение на А113. Но сама она очень боялась идти сюда, по причине того, что является ответом на ваш первый вопрос, и о чем я сообщу позже, когда вы пообещаете мне, что не будете мешать ей беспрепятственно покинуть базу, если ей этого захочется…

Первый центурион замолчал пристально глядя на начальника гарнизона. Тот так же молча взирал на офицера, тщательно обдумывая, что ответить.

- А зачем ей покидать базу? – осторожно поинтересовался претор, медля с прямым ответом. – Ей не по нраву человеческое общество?

- Она всерьез опасается стать объектом научного изучения… - решил не темнить Гатриан. – Еще до катастрофы она оказалась в руках группы ученых, которые проводили над ней различные эксперименты. И хоть следствием этих опытов стало то, что она стала способна приспособиться и выживать в агрессивной среде нового мира, она больше смерти боится вновь оказаться на чьем-нибудь лабораторном столе. И поэтому, я прошу вас, господин претор, в знак благодарности за спасение жизни офицеру Имперского Легиона, дать Несс возможность покинуть базу, после оказания ей медицинской помощи.

- Но… Если ты помнишь, законы Великого Догмата гласят, что все граждане Империи обязаны проживать либо пребывать в местах, согласно своим кастовым либо служебным признакам…

- Несс не является гражданкой Империи. – возразил первый центурион. – Она находилась на Земле задолго до того, как первые космические корабли колонизаторов прибыли с Марса, и началось освоение нового мира. Более того, она даже родилась задолго, до того, как сам Империя возникла. Поэтому, с юридической точки зрения, отпустив её, формально вы не нарушите никаких законов, потому как ни единого закона или правила касающегося подобных прецедентов просто не существует. Кроме того, тот факт, что она спасла офицера Легиона, является прямым доказательством отсутствия у неё враждебных намерений по отношению к силам Империи…

Гатриан замолчал, давая начальнику гарнизона время осмыслить сказанное. Тот долго не отвечал, задумчиво глядя куда-то в сторону. Затем молча встал, и пройдясь по кабинету подошел к шкафу, откуда извлек бутылку без этикетки заполненную какой-то полупрозрачной темной жидкостью, а так же пару стеклянных стаканов. Вернувшись обратно к столу, он поставил один из стаканов них перед Лексом, и наполнив его содержимым бутылки, повторив ту же процедуру со своим.

33

- Это коньяк. – пояснил Гай Тицениус, ставя бутылку на стол. – Настоящий, земного производства. Выдержка правда всего семь лет, но все же не чета тому дерьму, что производят на Марсе… Попробуй…

- При всем уважении сэр… Сначала мне бы хотелось услышать ваше решение по моему вопросу… - отозвался Гатриан, пристально глядя на начальника гарнизона.

Гай Тицениус усмехнулся, сделал пару глотков, после чего заявил.

- Знаешь в одном ты прав… Если все обстоит именно так, как ты описал, эта твоя Несси Джой действительно не является гражданкой Империи, и с юридической точки зрения нет ни одного закона, который я нарушу, если отпущу её. Но фактически, как только эта информация уйдет наверх, и о ней прознают в С.Б.И. , на меня выльется нехилый такой ушат дерьма. Это так же точно, как и то, что эта планета круглая.

Видя, что первый центурион порывается что-то сказать, претор сделал упреждающий жест рукой, после чего продолжил.

- Твоя новая знакомая, действительно привлечет к себе много внимания, и я более чем уверен, что если она не вернется в свою привычную среду обитания, за ней обязательно придут. Уж кто-кто, а служаки из С.Б.И. не упустят такой возможности проявить себя, особенно сейчас, когда врагов и шпионов ищут везде, где-только можно… В связи с этим даже у меня могут возникнуть определенные осложнения… Однако знаешь что? – претор пристально посмотрел на Лекса. – Нахрен С.Б.И. !

Произнеся эти слова, Гай Тицениус залпом допил содержимое бокала, и со стуком поставил его на стол.

- Это значит… Несс сможет покинуть базу? – осторожно поинтересовался первый центурион.

- Да… – кивнул глава гарнизона. – Признаюсь честно, явись она к нам самолично, просто реша выйти на контакт с людьми, я бы не стал так подставляться. Но ситуацию в корне меняет то, что она спасла жизнь бойцу Легиона. А для такого человека как я, который посвятил службе всю свою жизнь, еще дорого такое понятия как честь мундира. И что будет с этой честью, если вместо благодарности, которую она по праву заслуживает, я как представитель Легиона, который должен принять решение о её судьбе, смалодушничаю, боясь возможных последствий, и вместо того, чтобы отпустить, обреку её на попадание в руки живодеров из С.Б.И.

Претор мрачно усмехнулся.

- Вот уж нет… Я всегда был принципиальным человеком. И останусь им до конца.

Гатриан Лекс резко поднялся на ноги.

- Благодарю вас, сэр!– выпалил он, испытывая искреннюю благодарность и уважение к бывалому военному, который при сложном выборе прикрыть свою задницу, или поступить по-человечески выбрал второе. - Вы поступаете в высшей степени достойно!

- Ладно уж… - отмахнулся начальник гарнизона. – Не такой уж это и подвиг… По крайней мере ни как не сравниться с тем, что проделал ты…. Шутка ли, успешно выполнив почти не выполнимое задание, потерпеть авиа-крушение на дикой территории, провести больше недели в джунглях кишащих смертоносными тварями, а потом умудриться вернуться живым… Да… Это вам не на допросы людей таскать, и сомневаюсь, что кто-то из безопасников справился бы даже с половиной подобной миссии...

С этими словами претор Тицениуса вновь плеснул в бокал коньяка, и подняв его, взглядом предложил первому центуриону сделать то же самое. На этот раз Гатриан не стал отпираться, хотя и не очень любил спиртное.

- За верных долгу сынов Легиона! – произнес тост Гай Тицениус. Звякнули бокалы, однако попробовать на вкус предложенный претором элитный алкоголь Лекс так и не успел, потому что послышавшийся в этот момент звук отворяющейся двери, а так же раздавшийся следом за ним голос, заставили его замереть.

- Вы только посмотрите на это! Гатриан Лекс восстал из мертвых! Кто бы мог подумать!

Нет, голос определенно не был ему знаком… Однако лицо человека, кому этот голос принадлежал, он узнал сразу же как обернулся. Это был заместитель начальника Службы Безопасности Империи прокуратор Курт Штайгер. Вместе с ним в помещение вошли еще два человека, которые Гатриану визуально знакомы не были. Один - огромного роста лысый детина, в такой же, как у прокуратора красно-черной броне, и второй, резко контрастирующий с ним размерами, с виду совсем не похожий на солдата человек лет пятидесяти. При этом, как ни странно, данный посетитель был облаченный в боевой скафандр не С.Б.И. а Легиона, однако не имел на себе знаков воинского различия.

- Господин прокуратор? – претор Тицениус немного нахмурился. – Я думал, мы уладили все наши вопросы… Или у вас все же возникли какие-то проблемы с расквартировкой?

- Нет. С этим вопросом все в порядке. Можно лишь выразить благодарность за эффективное сотрудничество! Я направлялся к вам несколько по иному делу, но по дороге узнал невероятную новость… Оказывается знаменитый командир “Черного треугольника” , первый центурион Гатриан Лекс каким то невероятным образом вернулся живым из самого сердца кишащих мутантами джунглей! - проговорил Курт Штайгер каким то странным тоном, который Лексу совершенно не понравился.

- Да. Мы тут как раз празднуем это событие. – без тени смущения произнес начальник гарнизона. – Желаете присоединиться?

Во время того, как Гай Тицениус говорил эти слова, первый центурион и прокуратор сверлили друг друга взглядами. Они никогда не встречались лично, однако Гатриан знал, что после инцидента на заброшенной нефтеперегонной подстанции, Курт Штайгер имел на него не малый зуб. Впрочем, это его ни как не пугало, однако же, тот факт, что безопасники находятся на А113 одновременно с Несс, вызвал в его душе не малую тревогу.

- Присоединиться… - словно на секунду задумавшись, повторил прокуратор, после чего вдруг улыбнулся своей странной улыбкой, при которой глаза его остались совершенно холодными. – Почему бы и нет! Грех не выпить в столь достойной компании…

Неспешно ступая, Штайгер подошел к первому центуриону почти вплотную, и медленно оглядев того с ног до головы, уставился Гатриану прямо в глаза.

- По вашей броне вижу, вам не сладко пришлось... – заметил “безопасник”.

Лекс молчал, не будучи уверенным как поступить в сложившейся ситуации. С одной стороны прокуратор не сказал ничего предубедительного, однако его взгляд, и тон голоса буди внутри Гатриана самые дурные предчувствия. Штайгер явно что-то знал, но берег эту информацию на потом, словно оттягивая момент для удара.

- Прошу. – Гай Тицениус протянул наполненный коньяком бокал прокуратору.

- Благодарю вас, господин претор. – безопасник принял бокал из рук начальника гарнизона по-прежнему не сводя глаз с Лекса, который не смотря на то, что хранил молчание, не пытался отводить взгляд, и с вызовом смотрел Штайгеру прямо в глаза.

- Как я полагаю, вы уже ранее были знакомы? – задал вопрос претор, которому складывающаяся ситуация нравилась все меньше и меньше. Было совершенно очевидно, что между Гатрианом и заместителем начальника C.Б.И. разворачивается настоящая незримая дуэль и ни к чему хорошему это привести явно не могло.

- Нет… - все тем же странным тоном откликнулся прокуратор. – Лично мы не встречались… Однако я весьма наслышан о подвигах господина первого центуриона…

- Я тоже. Весьма наслышан… - без тени улыбки мрачно отозвался Гатриан, наконец, нарушив свое затянувшееся молчание.

- Как замечательно! – все с той же странной наигранной радостью возвестил Курт Штайгер. – Значит все мы что-то друг о друге да знаем… К тому же у нас с господином Лексом даже есть общие знакомые…

То каким тоном была произнесена последняя фраза, не оставило у Гатриана сомнений, что прокуратор явно наслаждается ситуацией готовясь явить свой спрятанный козырь.

- Если речь идет о Вариусе Квинте, то наше знакомство было весьма не продолжительным. – желая стереть с лица прокуратора его мерзкую самоуверенную ухмылку произнес Гатриан, и этот выпад не прошел незамеченным. Улыбка действительно слетела с лица заместителя начальника С.Б.И. , и сейчас он смотрел на первого центуриона такими глазами, словно перед ним находился его самый злейший враг.

34

- Да… Я наслышан о вашей встрече… - медленно произнес прокуратор. – Злые языки поговаривали, что во время вашего краткосрочного знакомства, вас больше заботила судьба повстанцев, чем безопасность членов специального отряда Службы Безопасности Империи, и именно из-за этого проводимая Вариусом Квинтом операция стала для него последней…

- Все что меня заботило, это соблюдение официально установленных норм и законов Великого Догмата, которые к слову, ваши люди обязаны блюсти превыше всего. – не моргнув и глазом заметил первый центурион. – И к смерти вашего человека, я не имею никакого отношения, что было доказано в ходе разбирательства.

- Точнее сказать, не было доказано вашей вины… - заметил Курт Штайгер. – Что, строго говоря, не одно и тоже… Впрочем… О чем это я!

Прокуратор вдруг снова повеселел.

- Вы же знаменитый Гатриан Лекс! Командир “Черного Треугольника” и герой Империи! Разве можно вас подозревать в чем-то предосудительном!

- Я не совсем понимаю, что вы хотите сказать. – подался веред глава гарнизона. – Первый центурион только что вырвался из лап смерти, а до того героически выполнил практически невыполнимое задание, действуя в интересах Империи. Перед вами стоит офицер Легиона, который на деле доказал, что он истинный патриот, и боюсь, что ваш странный сарказм тут не совсем уместен. Или же у вас есть, какое-то официальное обвинение в его адрес? Если да, то говорите прямо.

- Официальное обвинение? – Курт Штайгер скользнул взглядом по лицу претора. – К сожалению, я не имею привычки носить с собой ордер о задержании лиц считающихся погибшими…

- А такой ордер у вас все же существует? – вновь задал вопрос Гай Тицениус в упор глядя на безопасника.

- Нет… И знаете… Все это не так важно… - прокуратор вновь устремил свой взгляд на Лекса. – Ведь даже если бы он появился, героя Империи и истинного патриота все равно бы оправдали… Так что мне остается не тратить свое время на пустые занятия…

Прокуратор сделал пару шагов по помещению, затем остановился и словно что-то вспомнив, обернулся к представителям Легиона.

- Кстати, когда я упомянул общих знакомых, я имел ввиду вовсе не покойного Квинта... А некую Анелин Макфайрис… Знакомо вам эта особа?

При произнесении имени девушки, Гатриана, словно током ударило. Видимо скрыть обуявшие его в этот момент эмоции, у него не очень-то получилось и по лицу Курта Штайгера расползлась злобная ухмылка.

- Вы что-то побледнели господин Лекс… - с наигранным беспокойством произнес прокуратор глядя в глаза Гатриана. – С вами все хорошо?

Первый центурион молча сверлил находящегося в паре метрах от него “безопасника” взглядом, чувствуя, как по телу, словно холодная ртуть, разливается волна настоящего ужаса. Бившаяся в голове мысль, о том, что кому-то стало известно об инакомыслии девушки, в результате чего она могла оказаться в лапах красно-черных садистов его просто парализовала.

- Кажется у нашего героя Империи какие-то проблемы с речью… - сокрушенно покачал головой прокуратор бросая взгляд на начальника гарнизона, который так же заметил что с Гатрианом происходит что-то не то.

- Я… - произнес Лекс враз вдруг изменившимся голосом. – Я знаю её…

- Знаете? – вновь заулыбался прокуратор. - Вот и славно! Потому, что она сейчас проходит по делу, о государственной измене в качестве обвиняемой… А следствием установлен тот факт, что посещая свободный сектор вы, господин Лекс, неоднократно на протяжении длительного периода встречались именно с ней… И это не смотря на то, что встречи мужчин и женщин намеренно рандомизированы, во избежание возникновения между людьми длительных эмоциональных связей, ведущих к разрушительным последствиям для личности. Но в вашем случае рандом раз за разом выдавал в качестве сексуального партнера исключительно подозреваемую Макфайрис… Удивительное совпадение! Не правда ли господин претор?

- Само по себе это еще ничего не доказывает… - мрачно отозвался начальник гарнизона.

- Конечно же нет! – с напущено серьезным видом нахмурился безопасник. – Однако это дает следствию основание привлечь первого центуриона Гатриана Лекса к участию в деле как свидетеля. Надеюсь, спорить с этим ни кто из здесь присутствующих не станет.

- Анелин никому не причиняла вреда… - медленно проговорил Гатриан, едва сдерживая закипающие в ней эмоции. – И я готов свидетельствовать о её полной невиновности по всем пунктам вашего нелепого обвинения…

- Какая потрясающая уверенность! – восхитился Курт Штайгер. – Интересно, откуда вы можете знать это наверняка? Впрочем, не отвечайте! Мы же в конце концов не на допросе, и тут я не могу фиксировать ваши показания под протокол… Только…

прокуратор мерзко улыбнулся.

- Только вот когда я проводил допрос, Анелин Макфайрис призналась во всем… Правда, мне пришлось приложить изобретательность, и весь накопленный годами опыт… Но в конце концов она раскрыла свою истинную суть…

Курт Штайгер мечтательно посмотрел куда-то в сторону, словно еще раз, переживая моменты, доставившие его садистской натуре столь сильное удовольствие. – Конечно, было очень жаль увечить столь красивое создание, но служба и долг…

Внезапно заместитель начальника C.Б.И. поймал взгляд Лекса, после чего словно осекся... И неспроста. Глаза бойца спецподразделения излучали столь жгучую, концентрированную ярость, что прокуратор почувствовал себя так, будто его взяли на прицел крупнокалиберного пулемета… Кобура первого центуриона была пуста, однако при всей своей ненависти к Гатриану глава службы безопасности вполне трезво оценивал его боевые навыки. Он понимал, что командир “Черного Треугольника” даже будучи безоружным, сможет убить его даже голыми руками, и не факт, что стоящий в нескольких метрах позади Агронакс успеет среагировать достаточно быстро, чтобы предотвратить непоправимое. А с учетом того, что из-за спины первого центуриона торчала рукоять мачете, безоружным его считать было нельзя. Курт Штайгер вдруг совершенно явственно осознал, что даже если он попытается схватиться за пистолет, клинок бойца спецподразделения разрубит ему голову гораздо быстрее, чем СБИшник сумеет не то, что выстрелить, а даже просто извлечь оружие…

Осознание этого факта вызвало внутри “безопасника” столь сильный приступ парализующего ужаса, что он застыл на месте, боясь пошевелиться, словно человек, оказавшийся на тонком льду, который вдруг начал давать трещины прямо под его ногами. Гатриан Лекс находился близко… Слишком близко… Как и любой человек любящий причинять страдания безнаказанно, храбростью Курт не отличался, скорее наоборот, и потому сейчас на лбу у него вдруг выступила испарина, а колени предательски задрожали, ведь во взгляде первого центуриона он увидел свой приговор…

Впрочем повисшее в воздухе напряжение почувствовали все присутствующие. Наряженный в костюм легионера человек как то съежился, вжав голову в плечи. Замерший по правую руку от него здоровяк весь подобрался и как бы невзначай положил пальцы на рукоять торчавшего из его набедренной кобуры пистолета.

- Гатриан… - тихо и очень осторожно произнес претор Тицениус, который так же смекнул, что еще немного, и в его кабинете начнут умирать люди. Не смотря на обращение по имени, первый центурион ни как на это не отреагировал, продолжая буравить прокуратора взглядом.

– Гатриан… Посмотри на меня… - вновь повторил претор все тем же тихим и вкрадчивым голосом. Прошло еще несколько секунд, а затем Лекс медленно повернул голову и встретился взглядом с начальником гарнизона.

- Слушайте мой приказ первый центурион… На улице производит разгрузку грузовой флайтрак. Отправляйтесь к нему, и доложите команде, что я приказал доставить вас в межсекторальный космопорт. Далее, первым же рейсом вылетайте на Марс… - претор пристально посмотрел в глаза Лекса. - Выполняйте...

Мужчина некоторое время стоял неподвижно, после чего медленно кивнул, и шагнув мимо застывшего без движения прокуратора направился к выходу из кабинета.

- Касательно моего обещания… - донесшийся в след Гатриану голос Гая Тицениуса заставил того застыть возле самых дверей, и обернуться.

35

- Можете не сомневаться, я его не забуду. И объясню, почему у вас не было возможности попрощаться… – заявил претор. – Летите, мой друг.

Некоторое время они пристально смотрели в глаза друг другу.

- Благодарю… Сэр… - первый центурион кивнул, и развернувшись и вышел из помещения.

Некоторое время после его ухода внутри кабинета царила тишина. Первым в движение пришел Курт Штайгер. Залпом, опрокинув себе в рот весь бокал коньяка, он на некоторое время закрыл глаза, простояв так несколько секунд, после чего шумно выдохнул и посмотрел на хозяина начальника гарнизона.

- Как я погляжу, вы и наш героический первый центурион успели изрядно подружиться, господин Тицениус. – прокуратор склонил голову набок . - Но я бы на вашем месте сто раз подумал, прежде чем заводить таких друзей, и приближать их к себе. Связи с подобными личностями могут весьма негативно сказаться на вашей дальнейшей карьере.

- Именно потому вы и не на моем месте, а я не на вашем. – мрачно отозвался начальник гарнизона не слишком заботясь насколько дерзко может прозвучать его фраза. - К тому же, вы то уж точно знаете, каких личностей нужно к себе приближать, чтобы с карьерой все было в порядке.

При этих словах Гай Тицениус бросил неприязненный взгляд на Агронакса, на что гигант лишь ухмыльнулся, но как и прежде сохранил молчание.

- Что-ж! Тут с вами даже и не поспоришь… В конце концов, разбираться в людях это моя прямая рабочая обязанность. Не в обиду вам, господин претор, но одно дело, когда от твоих решений зависит судьба всего лишь одной базы, с личным составом в две-три тысячи человек, и совсем другое, когда вершишь дела государственного масштаба, и отвечаешь за безопасность всей Империи, в которой живут более пятидесяти миллионов граждан. Масштабы мышления становятся совсем другими. Перестаешь мыслить такими примитивными категориями как личная симпатия или антипатия. Ты понимаешь, что все люди это лишь инструменты, или если хотите – детали. И при помощи этих деталей можно наладить исправное функционирование некой системы, без которой наступит хаос. Но так же важно отличать исправные детали от бракованных, которые могут не только выйти из строя, но и разрушить весь исправно функционирующий механизм…

Прокуратор прошелся по кабинету.

- Знаете, в секретных архивах Сената, хранятся текста относящиеся к философским, религиозным, и прочим учениям древности. Идеи, заложенные в большинстве из них крайне опасны для массового потребления. Именно потому, доступ к этим историческим документам есть лишь у избранных… У тех, кто по долгу службы обязан сохранять стабильность в обществе, и следить чтобы отдельные выскочки не разрушили все то, что было создано человечеством за время минувшее с Великой Катастрофы. Например такой доступ есть у меня… Так вот, я провел много времени изучая все эти древние учения… И знаете что я скажу вам господин претор? Их нужно было не просто запереть под замок, а вообще уничтожить. За тысячелетия своей истории человечество напридумывало себе столько противоречащих друг другу мыслей и убеждений, столько каких-то безумных затуманивавших мозги сказок, что постоянные войны и конфликты между представителями людской расы были попросту неизбежны! Каждый тянул одеяло на себя, каждый считал что именно его убеждения и система ценностей, безусловно правильная, а остальные должны признать её, и отказаться от своих заблуждений. Не случись Великой Катастрофы, поставившей на грань уничтожения человеческий род и заставившей людей сбросить с себя все то, что их разделяло, объединившись в единый монолит, даже не могу представить, чем бы это все в итоге закончилось. А так… Люди заплатили великую цену, став едиными. И это единство должно быть сохранено! Но даже сейчас появились те, кто пошел против законов Великого Догмата. Эти люди – словно коррозия, они разрушают и подтачивают исправно функционирующий государственный механизм. И мой долг, остановить этот разрушительный процесс. Именно поэтому, я не могу поддаваться эмоциям и относиться к людям как к живым существам, а не как к инструментам… Кстати, среди всего того обилия бредовых идей философов древности обнаружилось и зерно здравого смысла, которое полностью оправдывает такой подход. Некий трактат о “сверхчеловеке”, автором которого являлся Фридрих Ницше. Вам это имя конечно ни о чем не скажет, но прочитав его труды я был поражен… Если коротко, то суть идеи заключена в том, что лишь отбросив любые нормы морали и нравственности человек может подняться над уровнем примитивного мышления, обретя силу творить историю и задавать вектор её развития.

- Вы говорите об этом так, словно прониклись данными идеями настолько, что решили взять на себя ответственность задать этот вектор для всех нас? – задал вопрос Гай Тицениус, как-то странно глядя на СБИшника.

- Нет… Ну что вы… - улыбнулся тот. – Мой долг лишь следить за безопасностью Империи. Не больше, но и не меньше.

- Что-ж… Ну а мой - руководить этой базой. Как вы могли заметить, у нас тут возникли некоторые осложнения с энергообеспечением, так что, если у вас нет ко мне каких-то особенно важных дел, я бы предпочел заняться работой.

- На самом деле одно такое дело есть. – улыбнулся прокуратор. – Мой помощник и известный ученый доктор Кайзенберг узнал, что ваши солдаты подобрали на дикой территории не только первого центуриона Лекса, но и некую особу женского пола…

- Похоже, ваш доктор, узнал об этом даже раньше, чем я. – мрачно насупился Гай Тицениус, которому явно не нравилось направление в котором двигалась беседа.

- Ну, вы же знаете этих ученых. Стремление ко всему неизведанному и необычному у них в крови. А женщина в секторе заражения, это я вам скажу не совсем рядовая ситуация. Вы согласны?

Претор мрачно покосился, на замершего позади Штайгера руководителя отдела экспериментальной биологии, после чего вновь перевел взгляд на прокуратора.

- И в чем собственно заключается проблема? – спросил он, с досадой понимая куда клонит СБИшник, и что теперь выполнить данное Гатриану обещание станет значительно сложнее… Если вообще возможно…

- Да собственно ни какой проблемы то нет. – прокуратор пожал плечами. - Я лишь пришел уведомить вас, что данная особа попадает в сферу интересов С.Б.И. и я уже послал людей проследить затем, чтобы она внезапно не скрылась. Мой визит к вам это скорее жест профессиональной вежливости, чтобы вы не подумали, что я пренебрёг вашим гостеприимством и начал хозяйничать на вверенной вам базе, превышая свои полномочия.

- Послали людей?! – Гай Тицениус вперил в прокуратора взгляд. – Вы были обязаны посоветоваться со мной, прежде чем предпринимать задержания! Здесь не ваша юрисдикция господин прокуратор!

- Строго говоря, все, что я было обязан сделать, это только уведомить вас о своих намерениях во избежание возникновения инцидентов между нашими людьми. Однако я не мог рисковать, и затягивать с приказом. Нужно было сначала закрыть мышеловку. Что я и сделал.

- На каком основании?! – претор резко шагнул в сторону Штайгера, на что лысый здоровяк так же отреагировал резким шагом вперед.

- Спокойно Агронакс. – прокуратор поднял ладонь вверх. – Я не сомневаюсь, что господин Тицениус все-таки разумный человек... К тому же хорошо знающий законы… Так вот, согласно параграфу два части третьей постановления Сената “ о противодействии антиправительственной деятельности” от две тысячи девятисот пятидесятого года, агенты Службы Безопасности Империи наделяются полномочиями задерживать для проведения допроса лиц, чье местонахождение противоречит их кастовой, должностной или половой принадлежности. Исходя из того, что данная особа является женщиной следует, что её нахождение в “секторе заражения” противоречит установленным правилам. А следовательно, моя обязанность как офицера С.Б.И. разобраться кто она такая, как попала на Землю, а так же наличие у неё связей с движением сопротивления. И ввиду вышеперечисленных причин, я официально заявляю, что данная особа теперь исключительно наша забота. Ей займусь я и мои люди. И господин претор… - лицо прокуратора стало крайне серьезным. - Я вам настоятельно рекомендую, нам не препятствовать.

36

***

- Это удивительно мисс Джой... - подытожил профессор Арминиус, когда девушка закончила отвечать на его вопросы. - За этот короткий разговор, продлившийся около часа, я узнал о новом мире едва ли не больше, чем за все сорок пять лет исследований... То, что вы рассказали бесценно, и я очень вам благодарен... Конечно же, у меня есть еще много вопросов, но я понимаю, что если захочу задать их все, мы и за месяц не управимся, так что будем считать интервью оконченным.

- Рада была помочь. - пожала плечами Несс. - Надеюсь, эти знания сумеют принести вам пользу. Считайте, что это плата за мое спасение.

- О подобной плате и мечтать было нельзя! Будь у меня такая возможность, лечил бы вас каждый день, чтобы перенимать ваши знания. - профессор улыбнулся.

- Ну уж нет! - засмеялась Несс. - Я знаете ли, не очень люблю медицинские процедуры.

- Как я вас понимаю. – улыбнулся Дивар. – За последнюю неделю сам дважды оказывался в медицинском блоке в качестве пациента.

- Ну, возможно это наша не последняя встреча. – ободряюще улыбнулась девушка. – Вы же выбираетесь иногда за периметр?

- Да, но не часто, и как правило под такой усиленной охраной, что чувствую себя не простым ученым, а членом Сената…

- Понимаю. Но как я помню, вы упоминали, что начальник этой базы ваш хороший друг? И если так, то вы могли бы с ним договориться, чтобы он отпускал вас на дикую территорию в одиночку. Я дам вам Шейну в охрану, и с ней вам едва ли что-то будет угрожать.

- Интересная мысль. - засмеялся ученый. - Правда, я не очень представляю, как ладить с гайдраксами. Конечно всегда хотелось научиться взаимодействовать с каким-нибудь мутантом, однако никогда не думал, что у меня это получится…

- В этом не будет никакой сложности. - без тени смущения отозвалась девушка. - Дайте мне свою ладонь.

Дивар немного удивился, но без лишних вопросов выполнил просьбу Несс, после чего та сжала кисть его руки своими ладонями с двух сторон, на несколько секунд прикрыв веки.

Ученый следил за её действиями со смешанным чувством сомнения и интереса, однако уже через пять секунд девушка вновь открыла глаза, устремив на учёного взгляд своих необыкновенных глаз.

- Всё. - безмятежно произнесла она.

- Всё? – немного удивился профессор Арминиус.

- Да. - кивнула девушка. – Теперь при встрече, Шейна воспримет вас как своего.

- Интересно… - задумчиво проговорил ученый. – У вас с ней, что-то типа ментальной связи?

Девушка слегка пожала плечами.

- Можно сказать и так.

- И что вы сделали сейчас, когда держали мою руку? – интерес в глазах Арминиуса разгорелся с новой силой.

- Я передала ей ваш… Не знаю как это правильно объяснить… Можно было назвать это образом, но тут дело не во внешности, потому что теперь Шейна узнает вас даже если у вас будет закрыто лицо… Тут речь скорее о неком индивидуальном энергетическом поле, которое у каждого свое. Такие создания как Шейна очень тонко различают подобные вещи.

- Удивительно… - произнес ученый. – Просто удивительно… Я приложу все усилия, чтобы добиться возможности еще с вами увидеться… Это просто уникальная возможность стать проводником бесценных знаний…

Он немного помолчал и добавил.

- Сказать по правде я вами восхищаюсь…

- Мной? Почему? – улыбнулась Несс.

- Потому что вы являете собой живой и удивительный пример, человека с невероятной судьбой… Вам так много пришлось пережить, и испытать… Лишиться всего чтобы обрести себя заново… Пожалуй у вас самая невероятная история жизни, из всех, что я когда либо слышал.

- Да уж… - грустно усмехнулась девушка. - Только фильм по ней вряд ли снимут… А кстати, у вас на Марсе есть кино?

- Есть, однако художественные жанры под запретом, как вызывающие чрезвычайную и излишне вредную эмоциональность… Есть документальные, научные и идеологические фильмы. Все остальное признано нецелесообразным.

- А музыка? – поинтересовалась девушка, заранее предвидя ответ.

- Музыка тоже присутствует, но не сама по себе. В основном как звуковое сопровождение каких-то государственных церемоний, или идеологических видео, которые каждый гражданин обязан смотреть в строго определенное время. Мне известно, что до катастрофы музыка была очень распространённым явлением, и играла важную роль в жизни людей, но признаться я не слышал ни одного произведения той эпохи… Хотя я знаю, что в секретных архивах Сената наряду с сотнями тысяч исторических документов, хранится гигантская коллекция аудио-записей, фильмов и художественных книг созданных человечеством до Великой Катастрофы. Но… Доступ к ним есть лишь у строго ограниченного круга лиц, и у меня нет шанса когда-нибудь войти в их число.

- Как это печально… - задумчиво произнесла Несси Джой. – Знаете, если и есть вещь по которой я особенно скучаю, это музыка… Надеюсь, когда-нибудь законы Империи изменятся, и вы сможете меня понять…

В этот момент двери в помещение отворились и на пороге показались трое мужчин, по красно-черной окраске боевых скафандров которых Дивар тут же распознал в них бойцов особого штурмового отряда Службы Безопасности Империи. На штурмовиках не было шлемов, однако в руках у всех, кроме одного сейчас были автоматические винтовки.

- Профессор Дивар? – выступил вперед один из них, судя по знакам различия офицер. – Я старший цензор С.Б.И. Дрэйкус Гар. У меня приказ произвести задержание вашей пациентки, и препроводить её для допроса. К вам никаких претензий у нас нет, вы можете быть свободны.

- По какому праву? – растерянно произнес ученый, переводя взгляд с одного “безопасника” на другого. – Эта девушка только что перенесла операцию, её нельзя беспокоить! Немедленно покиньте помещение!

- Приказ прокуратора. – безразлично отозвался офицер С.Б.И. делая жест своим людям, и те двинулись в сторону Несс, однако ученый расставив руки в стороны загородил им дорогу.

- На А113, приказы отдает претор Гай Тицениус! – решительным тоном заявил он глядя на “безопасников” которые на секунду остановились.

- Может быть. Но только не нам. – равнодушно отозвался Дрэйкус Гар. – Взять её!

Штурмовикам дважды повторять не понадобилось. Бесцеремонно отпихнув ученого в сторону, так, что тот едва не упал с ног они шагнули к девушке которая словное не зная что делать, испуганно попятилась назад.

- В не имеете права! Остановитесь! – ученый вновь попытался задержать штурмовиков, но на этот раз в дело вмешался сам старший цензор. Сделав пару шагов он развернул профессора за плечо, и с оттяжкой ударил того кулаком в лицо, так что пожилой человек отлетел на столик с разного рода мед-оборудованием, и повалив его рухнул на пол.

- Считайте это последним предупреждением! – произнес он, стоя над распластавшимся на полу биологом, который пытался придти в себя. – Еще одна попытка помешать моим людям, и я буду расценивать это как акт препятствия осуществлению деятельности органов имперской безопасности.

Тем временем Несси Джой уперлась лопатками в стену. Один из штурмовиков снял с пояса дубинку, снабженную элетрошокером, и резким движением раскрыл её.

В руках второго появились наручники с магнитным запиранием.

- Руки вперёд! Не сопротивляться! – требовательно произнес он, обращаясь к девушке. Вид хрупкой, и испуганной Несс не внушал ему ни малейшего опасения. Однако это было ошибкой. Устав дожидаться пока вжавшаяся в стену девушка подчинится, тот штурмовик, в руках которого были наручники, шагнул вперед, намереваясь схватить её за руку, но то, что произошло в следующий момент, стало для него явной неожиданностью. Несси Джой вдруг резко перехватила его правую руку, своей правой рукой в районе запястья, резко дернув на себя, в то время как левая её ладонь ударила в тыльную сторону локтевого сгиба руки противника, распрямляя последнюю. Используя захваченную руку как рычаг, девушка, развернувшись всем корпусом, с силой впечатала штурмовика в стену, после чего подпрыгнув и еще раз развернувшись, на этот раз в воздухе, ударом ноги в челюсть отправила в отключу второго “безопасника”.

37

Тот рухнул как подкошенный, и пока его впечатанный в стену коллега разворачивался, Несс совершила перекат, подхватив выроненную вторым штурмовиком телескопическую дубинку, и вскочив на ноги пытаясь зацепить ей офицера. Послышался гулкий звук рассекаемого воздуха, однако старший цензор шарахнулся назад и “телескоп” прошел мимо. Впрочем, отступив, он споткнулся о лежащего на полу профессора, и нелепо взмахнув руками, грохнулся на пол. В то же мгновенье девушка почувствовала, как сзади на её шее замкнулся удушающий захват. При этом оказавшийся сзади штурмовик подбил ей ноги, заставив рухнуть на колени и выронить свое оружие. Поняв, что вырваться просто так не получится, Несси Джой не стала предпринимать бесплодных попыток освободиться от захвата. Вместо этого, она выдернула из расположенного на бедре колчана стрелу, и ткнула ей куда-то себе за голову, целясь в лицо душившему её штурмовику. Послышался вопль боли, брызнула кровь, а вывернувшаяся из ослабевшей хватки “безопасника” девушка, обхватила его голову руками, и подпрыгнув, нанесла штурмовику такой мощны удар коленом в подбородок, что тот мгновенно отключился, а за тем повалился на пол, словно робот, у которого разом сели все батарейки.

Грохот пистолетного выстрела, и посыпавшаяся с потолка штукатурка заставили её замереть.

- Ещё движение, и прострелю тебе ноги… - яростно сверкая глазами, произнес успевший подняться на ноги старший цензор, в руке которого был зажат пистолет. – Сейчас ты сама наденешь нару…

Он не успел закончить, так как навалившийся на него сзади Арминиус Дивар всадил ему в шею инъектор с транквилизатором. Тот яростно рыча, попытался вырваться, однако почти сразу обмяк и словно тряпичная кукла повалился на пол.

Несс глубоко и часто дыша, смотрела на ученого. У того так же был крайне ошарашенный и растерянный вид.

- Черт… - Дивар посмотрел на по-прежнему сжимаемый в руке инъектор так, словно видел его впервые. За тем перевел взгляд на лежащего у его ног офицера C.Б.И. и повторил. - Черт…

Рука ученого опустилась, пальцы безвольно разжались, и инъектор со стуком упал на пол.

Но профессор, словно пребывающий, в какой-то прострации не заметил этого, а машинально сделав пару шагов вперед, просто сел посреди комнаты глядя в одну точку.

- Вам нужно уходить… - произнёс он каким-то вдруг в раз севшим голосом.

- А вы?! - воскликнула девушка.

- Мне конец… - ученый поднял глаза на Несс. – За нападение на офицера С.Б.И. полагается только смерть… Но я смогу прикрыть ваш отход… Вы не должны попасть к ним в руки…

- Нет! – девушка решительно шаганула к ученому и взяв того за руку резким рывком заставила подняться на ноги. - Я не позволю вам сдаться!

- Поймите… Я перешел черту… - ученый посмотрел на лежавшего в отключке старшего цензора. – Назад дороги нет...

- Зато есть дорога вперед! - заявила девушка. – Идемте со мной!

- С вами? – ученый посмотрел на девушку так, словно не верил, что та говори серьезно. – На дикую территорию?

- Это лучше, чем угодить на расправу к палачу! Ну же! Шевелитесь! Нам нужно придумать, как покинуть базу! Не думаю, что у нас есть много времени!

- Вы правы… - ученый вдруг словно очнулся от оцепенения. – Вы совершенно правы…

Он шагнул к лежащему на полу прибору с транквилизатором, и подобрав его, сделал инъекцию одному из нокаутированных безопасников, который уже начал было вяло шевелится, после чего подошел ко второму, и проделал с ним ту же процедуру.

Движения ученого вдруг вновь обрели четкость, а в глазах засветилась решительность. Несс видела, как Арминиус Дивар проследовал в смежное помещение, и вскоре вернулся, толкая перед собой некое подобие медицинской каталки, только вместо открытого ложа на ней был установлен контейнер способный с легкостью вместить тело взрослого мужчины.

- Это гермо-бокс для перевозки карантинных больных. – пояснил ученый. - Внутри есть запас воздуха, так что вы не задохнетесь. Полезайте внутрь, и я перевезу вас через открытую территорию базы, не привлекая внимания.

Девушка с сомнением покосилась на крышку устройства, которая со стороны лицевой части была прозрачной.

- Меня сразу узнают… - с явным сомнением произнесла она.

- Не узнают, потому, что предварительно вы наденете вот это! – ученый протянул Несс некое подобие комбинезона с капюшоном. - Уберите волосы под капюшон, и нацепите на лицо дыхательную маску. Да… И глаза держите закрытыми, притворитесь спящей.

Сказав данную фразу, Дивар вновь скрылся в смежном помещении.

- И куда мы направляемся? – поинтересовалась Несс, поспешно надевая выданную ей спец-одежду поверх своего костюма. – У вас есть какой-то конкретный план?

- В шахты! – донесся до неё голос Арминиуса, который так же облачался в свой белый с красными полосами скафандр. – Для выхода за периметр базы, необходимо согласование с командованием. Но если на базе начало хозяйничать С.Б.И. , незаметно для них получить такое согласование мы не сможем. Более того, если дела обстоят настолько серьезно, я бы не хотел подставлять Гая, мы много лет знакомы и он мой очень хороший друг… Так что, на придется действовать другим способом.

- Искать дорогу под землей?

- Искать не придется. – ученый вернулся к девушке держа в оной руке свой гермо-шлем, а в другой её лук. – У меня на нейрочипе есть карта всех тоннелей, и я знаю место, где они соединяются с цепью подземных пещер, ведущих на поверхность. Когда-то давно, при выработке породы путем взрывов шахтеры пробили дыру в одну из таких пещер. В последствии, там установили мощную дверь в пол метра толщиной, она получила статус резервных ворот. Двадцать лет назад я, будучи здесь в очередном рейде занимался изучением светящейся флоры, и что бы попасть на территорию пещер, где эта флора обильно произрастала, пользовался как раз этими воротами.

- Но ворота наверняка заперты, разве нет?

- Конечно. Только как я уже говорил, это не те ворота, что расположены с четырех сторон периметра базы. Они гораздо меньше размером, и открыть их можно не только дистанционно из операторского центра, но и вручную. Естественно, такая возможность присутствует лишь у тех, кто находится на территории шахты.

Ученый протянул девушке лук.

- Насколько мне известно, из-за проблем с электроэнергией, добыча урана приостановлена, и в рудниках никого быть не должно, так что главное спуститься в низ не привлекая внимания красно-черных, а дальше… - Дивар замолчал, окинув взглядом лабораторию. – Здравствуй новая жизнь…

ГЛАВА 10

3017 год

Планета Земля внутренний периметр базы А113

Рассеивая сгущающиеся сумерки светом фар "тритон" затормозил возле гермо-модуля.

- Спасибо, что подвезли. - произнес Лин Джоу кивая водителю.

- Да не за что. - отмахнулся солдат. - На все равно нужно в северную часть периметра. Начальник базы объявил усиление, дежурный состав наблюдателей на стенах увеличен вдвое.

- Ну, удачного дежурства! - азиат открыл дверь и спрыгнул землю.

Машина, рыкнув двигателем, двинулась дальше, и вскоре биолог остался один. Уже практически стемнело, а потому ученый включил налобный фонарь, луч которого осветил возвышавшуюся в нескольких метрах впереди конструкцию гермо-модуля. В связи со сложившимися обстоятельствами, и наступлением темноты, исследование было решено перенести на завтра. Однако Лин Джоу, который, вместе с профессором Диваром спешно покинул это место относительно недавно, не хотел сидеть без дела так долго. У него и пары его коллег, возникла идея взять небольшой образец материала кокона, и провести исследование в мини-лаборатории, имевшей автономное питание. Однако на самом деле в этот раз ученым двигало и кое-что еще. Дело было в странных ощущениях, которые возникли у него в момент, когда он впервые оказался вблизи этого таинственного биологического объекта. Лин Джоу до сих пор не мог понять, почему потерял сознание в тот миг, когда грузовой флайтрак потерпел крушение. Он помнил странный шепот ворвавшийся в его сознание, который затем превратился в бушующий гомон множества голосов… И не мог найти этому разумного объяснения. А теперь, присутствие вблизи кокона вызывало в нем какой-то странный, иррациональный страх! И это было уже слишком! Лин Джоу не был трусом, и не смотря на то, что он провел в “секторе заражения” не так много времени, как например Арминиус Дивар, считал себя опытным и здравомыслящим биологом. И сейчас, он хотел совместить две вещи, взять образец, а вместе с тем, взглянуть своим страхам в глаза, заставив их отступить. К слову стоит заметить, что отправляясь навстречу своим страхам и помня о странных шепчущих голосах в голове, на этот раз ученый принял С-стимулятор, блокирующий ментальное влияние. Так… На всякий случай… И теперь был уверен что полностью готов разобраться в возникшей проблеме.

38

По крайней мере, с таким боевым настроем он садился в “тритон” идущий в попутном направлении. Однако сейчас, стоя перед гермо-модулем, он ощущал, что львиная доля уверенности, куда-то внезапно испарилась. Возможно, дело было в сгущавшейся тьме, или громовых раскатах гулко доносящихся издалека, однако факт оставался фактом, Лин Джоу вдруг вновь почувствовал неуверенность в правильности своего решения, и острое желание покинуть это место.

- Да какого черта?! – произнес он вслух, чтобы услышать свой голос. Возникшая внутри злость на самого себя слегка притупила чувство страха, и биолог решительно шагнул к дверям гермо-модуля, параллельно надевая шлем. Внутри оказалось совсем темно, однако луч фонаря отлично справлялся со своей задачей, так что вскоре ученый миновал “шлюзовую камеру”, и оказался на территории где находился таинственный объект.

К моменту, когда это произошло, внутреннее состояние человека, словно маятник вновь качнулось в сторону тревоги, и на этот раз, она была настолько явственной, что Лин Джоу начал всерьез подумывать впрыснуть себе дозу стимулятора группы-Б. Однако природное упрямство и принципиальность требовали от него держаться, и победить непонятный страх усилием воли, а потому он немного помявшись у входа, все же шагнул вперед.

- Ну, что тут у нас… - произнес биолог, что бы как-то развеять стоящую внутри гермо-модуля тишину, однако на этот раз, данный прием не очень помог ему приободриться. Тем не менее, Лин Джоу все же заставил себя подойти к лабораторному столу, и немного повозившись отыскать необходимые инструменты, требующиеся для взятия образца. В процессе поиска ему пришлось повернуться к кокону спиной, что далось ему не малым трудом, ибо в эти моменты чувство страха и беззащитности ощутилось им особенно сильно…

Дабы не чувствовать себя идиотом который разговаривает сам с собой, биолог включил аудио запись.

- Дополнение и комментарии к основному файлу исследования... Говорит доктор Лин Джоу. Мной замечено, что вблизи исследуемого объекта возникает навязчиво параноидальное ощущение, чувство тревоги, граничащее с сильным страхом. Предполагаю, что причиной этому может быть ультра-звук на сверх низких частотах, не слышимый человеческим ухом, но имеющий прямое воздействие на психику… Возможно таким образом проявляется природный защитный механизм и…

Какой-то странный звук, послышавшийся из темноты, заставил Лин Джоу замереть на месте. Звук был похож на странный отрывистый клекот, и доносился, откуда-то с противоположной стороны кокона, так что биолог не могу увидеть его источник.

Не смотря на то, что Лин Джоу и так находился в напряженном состоянии, в этот момент адреналин в его крови подскочил так сильно, что на какое-то время, его словно парализовало. Несколько секунд он стоял, прислушиваясь к тишине, боясь пошевелиться, однако больше ничего не происходило…

Стараясь не шуметь, ученый поставил приборы на стол, и медленно извлек из набедренной кобуры пистолет, показавшийся ему сейчас невероятно тяжелым, после чего осторожно ступая, начал медленно отступать в сторону выхода, пытаясь удержать в поле зрения как можно больше пространства.

Сердце стучало так, словно готово было выпрыгнуть из груди. Биолог тяжело и шумно дышал, чувствуя как по лицу струятся капли пота… Какое расстояние до дверей? До шлюзовой камеры метров десять… Ученый с усилием сглотнул… Теперь предчувствия не казались ему такими уж надуманными… В темноте что-то пряталось, и пристально следило за ним… Шаг… Еще шаг… Спиной к двери, лицом в сторону угрожающей темноты... Медленно вот так… Главное не поддаваться панике, и не бежать… Двигаться медленно… Почему-то он знал, что если повернется… Если попробует выскочить, то на этом все закончится… Но медлить было трудно, потому как все его животные инстинкты требовали развернуться и ринуться наружу обгоняя крик собственного ужаса. Но он держался и продолжал двигаться, медленно удерживая пистолет перед собой. До двери остается совсем немного… Вот он уже упирается в неё лопатками… Удерживая пистолет одной рукой вслепую нащупывает тумблер автономного запирания, приводящий в действие пневмо-приводы…

Щелчок… Двери из экзополимера с шипением резко расползлись в сторону, и из-за этого звука у Лин Джоу едва не выскочило сердце. Покинув помещение с в котором находился зловещий кокон, биолог, дрожащей от напряжения рукой нащупал точно такой же тумблер с противоположной стороны. Щечек… Двери вернулись в исходное положение, отделив его от… От чего?

Не важно!

Главное быстрее убраться отсюда…

Лин Джоу быстро направился к основным дверям гермо-модуля, и лишь сейчас услышал барабанную дробь, свидетельствующую, что снаружи начался дождь. Страх начал потихоньку отступать, еще пару мгновений и он окажется на улице, и уже не будет иметь значения, что его так напугало. Пусть с этим разбираются военные.

Отворив дверь и выйдя наружу, ученый оказался в уже полностью сгустившейся ночной тьме, под струями хлеставшего во всю ливня. С шумом захлопнув, и заперев дверь, он словно утратив остатки сил, тяжело привалился к ней спиной, после чего некоторое время стоял полусогнувшись и тяжело дыша. Экзополимер, отделявший его от того, что находилось внутри модуля, был крайне прочным материалом, а потому можно было не на долго расслабиться… Почему-то вдруг остро захотелось снять с головы гермошлем. Подчинившись этому порыву, Лин Джоу шумом вдохнул наполненный запахом озона воздух, чувствуя внутри себя настоящее блаженство. Струи воды стекали по его лицу, и биолог был этому рад… Закрыв глаза он стоял наслаждаясь ливнем, чувствуя как вода холодит ему кожу и словно смывая весь тот ужас, что он пережил пару минут назад… Однако в какой-то момент с этим ощущением стало что-то не то… Лин Джоу поднес руки к лицу стирая воду, и вдруг ощутил, что текущие по его голове и лицу струи какие-то слишком густые и склизкие… Открыв глаза и вытянув вперёд ладони, он с ужасом увидел, что они покрыты какой то вязкой клейкой массой словно это была… Слюна… Ещё не до конца поняв что происходит он поднял голову вверх…

Но закричать уже не успел.

***

Кай Фроузер вел свой “бронемаг” ориентируясь исключительно на свет фар. В машине имелась встроенная система ночного видения, однако общий приказ по базе предписывал использовать внутри периметра только внешние осветительные приборы, во избежание наездов на группы пехоты, и столкновений транспорта между собой. Ливень шел такой, что наверное не будь внутри периметра стен базы дренажных стоков, её бы затопило, словно огромный бассейн. Впрочем, второму центуриону сейчас до этого не было дела. Сегодняшний день оказался наполнен таки количеством разного рода событий, что было над чем поразмыслить, и при этом внутри зрело предчувствие, что на сегодня сюрпризы еще не закончились… Все началось с обнаружения этого странного кокона, из-за которого им пришлось черт знает сколько проторчать в “туманном поясе”, дожидаясь прибытия флайтрака. Потом, совершенно невероятное спасение выживших среди которых оказался тот самый, легендарный Гатриан Лекс и раненая девушка, в каком-то совершенно невероятном одеянии… Присутствие последней кстати в голове Фроузера вообще не укладывалось… Впрочем, внятных пояснений от командира “Черного Треугольника” сходу получить не удалось. Всю дорогу он был крайне молчалив, и большую часть пути провел сидя возле своей светловолосой спутницы, не выпуская из своих ладоней её руку. Видя его эмоциональное состояние, Кай Фроузер не стал приставать к нему с вопросами, справедливо рассудив, что сейчас не время, и лишь когда они прибыли на А113 отправив девушку в мед-блок, второй центурион решил еще раз задать Лексу интересующие его вопросы. Правда из-за царящей на базе суеты, связанной с крушением флайтрака, транспортировавшего тот самый злополучный кокон, и выходом из строя основного энергоблока, сделать это ему удалось не сразу. Сначала, из-за объявленного усиления, к которому привлекли всех без исключения, пришлось спешно включаться в общую суматошную деятельность, так что добраться до Гатриана Лекса ему удалось лишь спустя полтора часа после прибытия. Тот, к слову сказать, получив известие, что с девушкой все будет хорошо, находился в заметно приподнятом настроении, и в момент, когда второй центурион его нашел, как раз дожидался, когда у начальника гарнизона закончится совещание. Впрочем, даже после общения с первым центурионом, вопросов у Кая не только не убавилось, а стало еще больше. Из того, что Гатриан ему поведал, следовало лишь то, что Несс, как он называл девушку, спасла ему жизнь, и только благодаря ей он смог проделать столь долгий путь от места крушения глэйдера, и остаться в живых. Однако о том, кто такая эта сама Несс, почему она так странно одета, как она живет в дикой среде, и откуда вообще там взялась, второй центурион выяснить так и не смог. Гатриан Лекс, хоть и был благодарен за свое спасение, однако явно не привык разбрасываться лишней информацией. А потому Каю Фроузера пришлось довольствоваться малым.

39

Сейчас же, он выполнял задание по патрулированию внутреннего периметра базы, так как из-за усиления, и двукратного увеличения численности личного состава несущего дежурство на стенах, а так же во вспомогательных помещениях резерва, возникла острая нехватка людей. Конечно в обычных условиях внутренний патруль, даже ночной, являлся занятием не сложным, и даже почти формальным, но в текущих условиях, когда освещение было отключено, а суммарная оборонительная огневая мощь базы упала в два раза, даже такая, казалось бы, формальная работа обретала свой смысл. Так что, когда Кая Фроузера вместо положенного по регламенту отдыха, отправили на ночное дежурство, он не стал жаловаться на судьбу. В конце концов, ему ещё повезло, ведь он сейчас сидел в теплой и сухой кабине, в то время как большинству бойцов его подразделения выпало сомнительное счастье оказаться на стене. Конечно усталость давала о себе знать, и можно было прибегнуть к помощи стимулятора группы А, но Фроузер предпочитал без крайней нужды не пользоваться этими препаратами. Тем более, принятый им перед утренним рейдом С-стимулятор блокирующий ментальное воздействие, все еще оставался в крови, продолжая свое действие, а смешение двух стимуляторов одновременно могло значительно усилить последующий побочный эффект.

- Спектрум-1. Говорит Зеленая Скала, прием. – раздался в радиоэфире голос диспетчера базы, искажаемый шумом радиопомех.

- На приеме Спектрум-1. – отозвался второй центурион объезжая строение казармы, и сворачивая в сторону авиа-площадки для приема крупногабаритных летательных аппаратов.

- Тут у меня коллега доктора Лин Джоу, старший научный сотрудник Роб Кабмэн. Он сообщил, что биолог отправлялся в сектор D9, к гермо-модулю и до сих пор не вернулся.

- Возможно, просто не хочет угодить под дождь. Тут настоящий потоп, льет как из ведра. – отозвался офицер, притормаживая и пропуская перед собой колонну из трех десантных “аллигаторов”.

- Может и так. Но он уже двадцать минут не отзывается на запросы по рации, и его коллега слегка встревожен.

- Тут гроза, рации в скафандрах могут сбоить. Так что ничего удивительного. К тому же сами эти ученые такой народ, если чем-то сильно увлекутся, то ничего вокруг себя не видят и не слышат.

- Может и так. – прохрипела рация. – Но вы все равно проверьте что там, и как. На всякий случай передаю вам настройки его индивидуального радиоканала.

- Принято. – отозвался Кай, вновь приводя машину в движение.

Конечно скорей всего Лин Джоу, которого Фроузер хорошо знал, попросту заработался, и просто не замечает вызовов по рации. Однако что-то внутри второго центуриона было несогласно с этой простой и наиболее вероятной причиной объяснения ситуации. Возможно дело было в том, что биолог “пропал с радаров” в районе того места, где должен был находиться тот самый злополучный кокон…

Впереди замаячили мигающие красным диодные фонари, установленные на специальных стойках, и Кай Фроузер выкрутил руль, объезжая территорию, огороженную светоотражающими щитами, являвшуюся местом крушения грузового “Самсона”. Фары высветили из темноты чернеющий остов летательного аппарата, который то ли из-за крупных габаритов, то ли из-за нехватки рабочих рук, пока еще не успели разобрать и в свете молний, на мгновенье осветившей пространство, возник не малых размеров провал, образовавшийся на месте падения флайтрака. Конечно, упади машина, где-то в другом месте, таких разрушений она бы не нанесла, но по роковому стечению обстоятельств именно в этом участке находилась подземная траншея, внутри которой пролегал силовой кабель. Сам искореженный корпус уже вытянули из ямы, но заделать дыру пока еще не успели, так что сейчас её помаленьку заполняла дождевая вода.

Гермо-модуль располагался в двухстах метрах дальше за местом крушения. “Бронемаг” преодолел это расстояние достаточно быстро, и вскоре свет фар выхватил из темноты строение полевой лаборатории, по изогнутым стенам которой, стекали струи дождевой воды.

Второй центурион остановил машину, после чего при помощи нейрочипа переключил свою рацию на канал ученого, выйдя в эфир.

- Доктор Джоу, это Кай Фроузер. Как слышите меня? – проговорил офицер, и через несколько секунд добавил. – Доктор Джоу, прием…

Как и ранее, никакого ответа не последовало.

Может, его вообще тут нет? – промелькнула в голове Кая скептическая мысль.

- Доктор Лин Джоу, вы меня слышите? Это второй - Приято Спектрум-1центурион Фроузер…

Бесполезно… В эфире стояла полная тишина. Офицер переключился обратно на канал связи с диспетчером, после чего произнес:

- Зеленая Скала, это Спектрум-1. По рации ученый действительно не отзывается. Попробую осмотреться…

- Принято Спектрум-1. – отозвалась рация.

Помня о том, что вне парковочных зон, все боевые машины должны держать фары включенными, Кай Фроузер не стал глушить двигатель, а попросту надел шлем, и вынув из специального крепежа штурмовую винтовку, привел в действие механизм открытия двери. Послышался тихий механических гул, и дверная створка “бронемага” поднялась вверх, после чего в салон боевой машины ворвался шум бушующей за бортом непогоды. Второй центурион выпрыгнул наружу, сразу же приняв оружие в положение лоу-рэди, и активировав светодиодные фонари, расположенные с двух сторон от ствола. Свернула молния, и пару секунд спустя по черному небу прокатился грохочущий звук грозового раската. Кай Фроузер стоял на месте, осматриваясь по сторонам. Яркий свет фар, бивший в стену гермо-модуля, освещал сектор пространства площадью несколько десятков квадратных метров, однако все, что оказывалось за пределами этого светового участка, тонуло в полной темноте.

Конечно, в иной ситуации с тактической точки зрения, оставлять фары включенными, ровно, как и подъезжать к месту используя именно внешний свет, а не систему ночного видения, было в корне не правильно. И если бы, к примеру, он действовал в боевой операции против повстанцев, то предпочёл бы использовать ночное видение, как в машине, так и за её пределами. Однако, приказ использовать внешнее освещение не с потолка взялся, и Кай Фроузер не хотел, чтобы в условиях затрудненной видимости, его транспорт протаранил какой-нибудь зазевавшийся водитель "аллигатора". Так что свет пришлось оставить, а использование системы ночного видения близ яркого освещения было мало эффективным, и грозило вообще вывести эту систему из строя.

Поэтому офицеру ничего не оставалось, как довольствоваться тем, что имелось. Потоптавшись на месте, Фроузер двинулся в сторону гермо-корпуса, обходя сооружение против часовой стрелки, так что очень скоро он оказался вне освещенного сектора. Шум дождя и урчание работающего двигателя значительно мешали ориентироваться на слух, и Кай периодически резко менял сектора прицеливания, поводя стволом из стороны в сторону, оборачиваясь вокруг себя, стараясь исключить угрозу с тыла. Конечно, он был внутри периметра охраняемого периметра А113, и тут большой долей вероятности ничего случиться просто не могло, однако большая вероятность ещё не означает сто процентную гарантию. Среди солдат несущих службу в секторе заражения, была известна история полугодовой давности, когда на территорию ресурсо-добывающей базы U215 проникла группа спрайксеров, или же, как их еще называли “призрачных охотников”. Как им это удалось, и сколько их было точно, до сих пор оставалось загадкой, ровно и то, почему спрайксеры действовали группой, ведь ранее эти загадочные и крайне опасные твари, считались одиночками. Тогда беспечность вояк, забывших, что даже нахождение внутри периметра базы не всегда является гарантией безопасности, стоила жизни пятнадцати легионерам. Из призрачных охотников удалось уничтожить лишь одного, да и то случайно. Остальные ушли так же незаметно, как и явились. Кай Фроузер знал эту историю не хуже других, так что, огибая гермо-корпус по дуге, ни на секунду не терял бдительности.

Неладное он почувствовал очень скоро, потому как заметил, что недалеко от входной двери гермо-корпуса, на поверхности одной из плит, которыми был выстлан весь внутренний периметр базы, что-то лежало… Когда Кай подошел ближе, то сразу же распознал в обнаруженном предмете гермо-шлем белого цвета, какие носили все сотрудники научного отдела базы А113. Оглядевшись по сторонам, второй центурион присел на одно колено возле свой находки, однако руками трогать не стал.

40

Впрочем, это и не требовалось. Надпись “Лин Джоу” расположенная на правой части шлема, не оставляла сомнений в том, кто был его владельцем. Следов крови на первый взгляд видно не было, однако в то, что профессор просто потерял столь важный элемент своего снаряжения, второму центуриону как-то не верилось. И судя по всему коллеги биолога совсем не зря всполошились…

- Зеленая Скала, здесь Спектрум-1. – встав на ноги, проговорил в эфир Кай. - Обнаружил шлем доктора Лин Джоу. Самого ученого пока не наблюдаю…

- Спектрум-1! Это Зеленая Скала! Где обнаружили шлем? В каком он состоянии?

- Зеленая Скала, шлем без видимых повреждений. Следов крови не наблюдаю. Обнаружил лежащим на земле в нескольких метрах от входа в гермо-модуль.

Внутрь самого строения не заходил.

Некоторое время в эфире была тишина, а затем вновь возник голос диспетчера.

- Спектрум-1! Внутрь гермо-модуля не заходить! Повторяю! Оставайтесь снаружи! К вам выдвинулось подкрепление! Группа квестора Реймона находится в секторе D3 и будет у вас через пару минут! Подтвердите!

- Подтверждаю ждать группу снаружи, внутрь не заходить. – отозвался Фроузер настороженно поглядывая по сторонам. Ощущение затаившейся, где-то во тьме незримой опасности, значительно усилилось, однако второй центурион привык иметь дело с подобными ситуациями, так что, не смотря на темноту, и бушевавший вокруг ливень с грозой, не терял самообладания. Что-бы не стоять на месте, и как-то скоротать время перед прибытием подкрепления, офицер решил завершить обход сооружения, окончательно осмотрев прилегающую территорию и если получится отыскать еще какие-нибудь следы пропавшего ученого. Двинувшись тем же маршрутом, держа направление против часовой стрелки, офицер преодолел еще несколько метров, когда внимание его привлекло странное образование на изогнутой поверхности стены лаборатории. Впрочем, практически сразу он понял, что это никакое не образование, а самая настоящая дыра… Фроузер знал, что гермо-модуль собран из экзо-полимерных пластин, и что этот крайне прочный материал не так-то просто повредить или разрушить. Но факт оставался фактом – что-то проделало в стенах полевой лаборатории впечатляющих размеров дыру, причем, судя по оплавленным краям, её не пробили, а словно выжгли раствором какой то сильнодействующей кислоты…

- Что еще за… - пробормотал мужчина, однако не успел закончить фразу, потому что сверкнувшая вспышка молнии на мгновение высветила из темноты жуткую фигуру какой-то здоровенной твари, засевшей на поверхности гермо-модуля. Именно это и спасло второму центуриону жизнь. В момент, когда человек увидел монстра, тот с невероятным проворством ринулся вперед, а затем прыгнул, расставив в стороны шесть странных изогнутых лап, и лишь отработанные многолетними тренировками рефлексы позволили Каю Фроузеру перекатом уйти в сторону, а затем, вскочив на ноги выпустить в приземлившуюся тварь короткую очередь. Мутант издал, какой-то ли рев, то ли хрип, и резко убрался из освещенного сектора. Все произошло очень быстро. Однако не смотря на это, в глаза военного бросилась одна важная деталь, в которую он даже не смог по началу поверить. А именно - конечности твари... Они были... Словно механические! Конечно вспышка молнии, дождь плохая видимость, и мечущийся свет фонаря, вполне были способны сыграть с Фроузером плохую шутку и второму центуриону могло просто показаться.. Впрочем как бы то ни было, об этом странном факте Кай мгновенно забыл, так как совершенно внезапно почувствовал в своей голове странный шум, похожий на безумный шепот множества голосов. Вместе с этим тело словно задеревенело, отказываясь нормально подчиняться. Он по-прежнему сжимал в руках штурмовую винтовку, но едва удерживался от того, чтобы не упасть. Шум в голове нарастал, что вкупе со сковавшим тело странным параличом вызвало у Кая Фроузера приступ настоящего ужаса. Конечно, паралич был не полным, человек мог худо-бедно дышать, хотя при каждом вдохе ощущал такое сопротивление, словно на грудь положили тяжёлую плиту. И в этот момент из тьмы выступил монстр… Он двигался медленно, будто паук поочередно переставляя свои длинные изогнутые конечности, постепенно приближаясь к человеку, словно наслаждаясь охватившим того ужасом.

- Спектрум-1, это квестор Макс Рейман! Где вы? Прием! – послышалось в радиоэфире, однако скованный странным параличом человек не мог выдавить ничего, кроме едва заметного сипа.

- Спектрум-1! Мы возле вашей машины! Обозначьте свое местоположение! Прием!

Тварь раскрыла свои жуткие сегментированные челюсти, и издав отвратительный клекот раздула на спине жуткого вида кожистый капюшон… Кай Фроузер понимал, что странный паралич, возникший в его теле без всяких сомнений являлся следствием ментально атаки, и лишь остаточное действие С-стимулятора позволяло ему хоть как-то стоять на ногах и по прежнему сжимать оружие. Возможно, именно подобное стойкое сопротивление ментальному воздействию вызвало интерес монстра, и он не расправился с человеком мгновенно. Но так же было совершенно ясно и то, что долго играть в эти игры тварь не станет. Вскоре ей надоест эта демонстрация превосходства, и тогда офицера постигнет та же участь, что и доктора Лин Джоу. И тогда Кай Фроузер при помощи нейрочипа переключил свое оружие на подствольника. Не было понятно, почувствовал ли мутант опасность, но вслед за шипением из его истекающей слюной пасти вырвался жуткий рев, и в ту же секунду офицер, собрав последние силы, нажал на спуск. Оружие не было направлено прямо на монстра, а смотрело немного в сторону, так что вылетевшая из подствольника ракет ударила в землю в паре метров от мутанта, и метрах в пяти от человека, после чего грянул взрыв. Взрывная волна отбросила второго центуриона назад, впечатав спиной в стену гермо-модуля, и если бы не шлем, то при ударе затылком, Кай Фроузер как минимум лишился бы сознания. Однако этого не произошло, и хоть офицер выронил оружие, в момент, когда он упав вниз связь с действительностью не только не была им утрачена, но даже стала острее. Правая нога полыхнула острой болью, но вместе с этим, к телу в целом, вернулась былая чувствительность.

Очередной всполох молнии выхватил из темноты силуэт мутанта. Тот был жив, но судя по всему, от близкого взрывая ему таки досталось. Тварь опрокинуло на спину, и она, издавая какие-то отрывистые звуки и судорожно дергаясь, пыталась подняться.

- Зеленая Скала! Красный код! Повторяю! Красный код! – прохрипел в эфир Кай пытаясь вскочить на ноги, и тут же падая, но при этом, успевая дотянуться до лежащей в паре метров от него штурмовой винтовки. Уперев оружие в плечо, он вскинул его в направлении, где за секунду до этого выхваченный из темноты вспышкой молнии был замечен мутант, но стрелять вслепую не стал, так как пули из нарезного оружия имели убойную дальность более километра, и Кай не хотел случайно убить кого-то из своих.

- Всему контингенту базы “красный код”! Группам быстрого реагирования немедленно прибыть в Сектор D9! – тут же отозвался в эфире напряженный голос диспетчера.

В тот же момент из-за угла корпуса гермо-модуля разрывая темноту светом прожекторов на полном ходу вырулил “тритон”. Прошло несколько секунд, и боевая машина затормозила возле растянувшегося на земле офицера. Тут же коротко громыхнул станковый пулемет, посылая во мрак ночи сияющие огнем пунктиры трассеров, а на землю уже выпрыгивали бойцы Легиона.

- Вы ранены сэр?! – подскочивший к офицеру квестор помог Каю Фроузеру подняться.

- Кажется, ногу подвернул… - поморщился тот. – Ерунда! Нужно достать эту тварь!

Кто-то из бойцов запустил в небо осветительную ракету, и вслед за этим снова раздалась пулемётная очередь на этот раз более длинная.

- Ушел за склад с ГСМ! – послышался в эфире раздосадованный возглас пулеметчика.

- Зеленая Скала! Последняя точка засветки мутанта хранилище с горюче смазочными материалами! - проговорил в эфир Кай, забираясь в открытый кузов бронемашины. - Предположительно очень сильный “мозгокрут” неизвестного вида!

41

- Принято Спектрум-1! – отозвался эфир голосом диспетчера. – Внимание! Всему личному составу базы срочно принять С-стимуляторы! Группам быстрого реагирования! Приоритет поиска склад ГСМ!

Тритон сорвался с места, и рванулся вперед сквозь бушевавшую непогоду. Где-то в нескольких сотнях метров послышалась стрельба, после чего в эфир ворвался еще один голос.

- Говорит командир ГБР-3! Вижу его юго-западном направлении от склада!

- Это ГБР-1! Приближаемся со стороны сектора С5! Идем на перехват!

- Говорит ГБР-1! Тварь перемахнула через трубопровод! Сменил направление в сторону авиа-ангаров!

- Здесь ГБР-2! Вгоняйте его на нас! Готовы встретить как дорогого гостя!

Вновь стрельба, на этот раз работали сразу два пулемета.

- Изменил направление! Прорвал заграждение территории энергоблока! Очень быстрый!

- Отлично! Прижмем его к корпусу подстанции!

Кай Фроузер посмотрел на квестора Реймана.

- Давай напролом! – скомандовал он, указывая на протянувшийся по правую руку сетчатый забор огораживающий территорию энергоблока. – Тарань забор иначе не успеем!

- Но он же и так в ловушке! – возразил квестор. – Зачем нам…

- Его не зажмут возле энерго блока! Он рвется к месту крушения флайтрака! Там дыра в подземных коммуникациях! – прокричал второй центурион. Этот аргумент возымел действие. Тритон резко сменил курс, на полном ходу сметя легкий сетчатый забор, который в обычное время был под напряжением, но сейчас оказался лишь символической помехой для мутанта. В небо взметнулась очередная ракета, и в отблеске её мерцающее-бледного света второй центурион увидел, как многоногая тварь выскочила из-за угла корпуса потерпевшего крушение “Самсона” , рванувшись в сторону зиявшей в земле дыры.

- Огонь! Огонь! – заорал квестор Рейман вскидывая свой автомат, но прежде чем зазвучали очереди, чудовище все же успело нырнуть в глубину в черневшего в грунте провала…

- Что-б тебя! – в сердцах выкрикнул Кай Фроузер, сорвав с пояса гранату. Выдернув чеку и сделав замах, он запустил её вслед скрывшемуся мутанту. Мигая красным индикатором, смертоносный цилиндр канул в темноту пролома. Грохнуло, и из дыры взметнулся фонтан воды и грязи…

Где-то впереди только-только засияли фары одной из групп быстрого реагирования, а солдаты группы Реймана уже выпрыгивали из затормозившего “тритона”, бросаясь в сторону провала.

Второй центурион, не смотря на боль в ноге, так же выбрался из кузова, и взяв штурмовую винтовку на изготовку заковылял к дыре. Однако когда он достиг места назначения, то его ждало разочарование. Кроме скопившейся на дне ямы дождевой воды, на дне провала ничего не обнаружилось, а это означало, что мутанту удалось уйти в сеть подземных коммуникаций.

ГЛАВА 11

3017 год

Планета Земля территория заброшенного мегаполиса

Сверкнула молния, и молодой диптераморф камнем спикировал вниз, точным ударом полуметрового клюва пронзив одинокого моргула, не вовремя выбравшегося на поверхность из провала в грунте. Человекоподобный мутант издал предсмертный крик и быстро обмяк, в то время как довольный своей ловкостью и удачей диптераморф, не обращая внимания, на упругие струи ливня, поспешил оттащить тело подземного обитателя подальше от провала в земле. Моргулы крайне редко выбирались на поверхность, и насладиться столь изысканной трапезой диптераморфам удавалось не часто. Однако иногда, особенно во время сильных дождей, некоторые из них вылазили на поверхность, что бы полакомиться соком сияющих в ночной темноте побегов мутировавшей флоры.

Затянув свою жертву в заросший густой растительностью переулок между стен близко стоящих зданий, летающий мутант издал возбужденное потрескивание, предвкушая предстоящее пиршество, однако в момент, когда он уже собирался приступить к трапезе, с неба свалился другой диптераморф, на вид раза в полтора крупнее, чем он. Это была самка, и судя по её агрессивному виду, а так же угрожающе расправленным крыльям, намерения у неё были явно не романтического характера. Не смотря на то, что диптероморфы обычно охотились в стае, каждая особь по возможности не упускала шанс насытиться единолично, потому как на массовых охотах из-за ограниченного количества добычи, в сезон дождей многим молодым мутантам доставались лишь малые крохи. И сейчас, крупная самка, которая была вдобавок еще и старше, намеревалась отнять у молодого самца его законную жертву. Тот в свою очередь издал угрожающее потрескивание, расправляя крылья и всем видом демонстрируя, что делиться он не собирается, однако на самку это произвело мало впечатления. Она резко ринулась вперед, и самцу ничего не оставалось, как поспешно отлететь в сторону, уступив свою добычу более крупному представителю вида. Самка издала победоносный стрекот, однако в последний момент вдруг замерла, словно к чему то прислушиваясь… Замер и молодой диптераморф… Некоторое время оба они находились в неподвижном состоянии, а за тем, самка издав пронзительный клекот вспорхнула крыльями, и срываясь с места и устремилась к темным небесам, время от времени озаряемым всполохами молний. Однако самец не стал накидываться на свою вновь обретению добычу. Так же как и самка, он еще некоторое время стоял неподвижно, а за тем, словно внемля чьему-то безмолвному приказу, сорвался с места, взмыв в темное небо. Он поднимался все выше и выше, пока не оказался окружен сотнями и даже тысячами таких же мутантов, двигающихся повинуясь мощному беззвучному зову, приказам которого не возможно было сопротивляться. Прошло несколько секунд, и гигантская стая летающих тварей, клубившаяся в хаотичном вихре, вдруг разом изменила движение, устремившись туда, откуда через многие километры шел ментальный призыв. Туда, где отгородившись стеной от внешнего мира, располагалась база людей…

***

- Вы угрожаете мне? – взгляд Гая Тицениуса стал жестким и холодным словно сталь, а выражение лица утратило любые намеки на политкорректность. Конечно, он понимал, что идти против воли заместителя начальника С.Б.И. в столько неоднозначной ситуации себе дороже, но внутренняя принципиальность была сильнее рассудка. Он просто не мог позволить допустить, чтобы на его же базе кто-то действовал столь наглым образом. Даже если этот кто-то сам Курт Штайгер.

- Угрозы это не в моем стиле. – отозвался прокуратор. – К угрозам прибегает лишь тот, кто в действительности ничего не может. Как, например повстанцы, который уже много лет грозятся свергнуть законную власть Империи, и навести в ней свои порядки. Я же из тех людей, которые слов на ветер не бросают. Поэтому я не угрожаю вам, господин претор, а лишь предупреждаю – не мешайте мне и моим людям выполнять мою работу. Конечно, я помню, что здесь не моя юрисдикция, однако это не означает, что здесь не действуют законы Империи, которые я, как прокуратор, обязан охранять.

- Эта девушка была ранена, когда спасала жизнь офицеру Легиона. – не желал сдавать позиций Гай Тицениус. – И это прямое доказательство её лояльности Империи!

- Спасая кого? – хохотнул Курт Штайгер. – Гатриана Лекса? К сожалению здесь и сейчас у меня нет доказательств, но поверьте, этот человек вовсе не герой, и на деле является ренегатом! К сожалению, сейчас у меня не было ордера на его арест, потому как я считал, что он мертв. Однако я исправлю ситуацию, и когда Гатриан Лекс прибудет на Марс, ему не долго останется носить статус свидетеля. Ровно, как и звания первого центуриона. Так что факт спасения данной особой этого человека ни как не доказывает её лояльность Империи, а даже наоборот ставит это под дополнительное сомнение. К тому же ни одна гражданка Империи в независимости от того, лояльна она или нет, в любом случае не имеет права находиться в “секторе заражения”.

- Это все голословный бред! Ничего из вами сказанного не имеет под собой никаких реальных подтверждений! Первый центурион Лекс выполнил в секторе заражения опаснейшее задание, при этом едва не погибнув! Он cделал это во имя государства, и по её приказу! И если на то пошло, спасшая его особа, даже не является гражданкой Империи! Так что, на неё не могут распространяться данные правила!

42

- Не является гражданкой Империи? – улыбнулся Курт Штайгер. – А гражданкой чего она, простите, является? Лесов полей и болот? Вы себя-то слышите, господин Тицениус? Или вы всерьез поверили, что она тут из воздуха появилась и стала королевой мутантов?

В этот момент, стоявший позади прокуратора Агронакс Броумэн, приложил палец к миниатюрной наушной гарнитуре, используемой, когда на голове не было шлема.

- Господин Штайгер! У нас проблемы... – заявил он обращаясь к начальнику, и когда тот посмотрел на него, продолжил. - Наши люди обнаружены в мед-блоке без сознания. Девчонка, и находившийся с ней яйцеголовый, исчезли…

Выслушав сообщение подручного, Курт Штайгер изменился в лице. Он резко обернулся, вперив в начальника базы свой взгляд, после чего требовательно произнес:

- Объявите розыск по всей территории базы! Она пытается сбежать! Нужно действовать немедленно!

Гай Тицениус молча смотрел в лицо прокуратора словно что-то решая, но в этот момент, в кабинет отворив двери, быстрым шагом вошел Маркус Дрейк.

- Господин претор! У нас “красный код”! – сообщил офицер, прикладывая кулак к груди.

- Есть жертвы среди контингента? – начальник базы тут же будто забыл о присутствии в его кабинете прокуратора, приходя в движение, и подхватывая со стола свой боевой шлем.

- Предположительно один человек из научного персонала, доктор Лин Джоу. Так же была попытка нападения на второго центуриона Фроузера, но ему удалось отбиться. – доложил офицер.

- Ясно. – начальник гарнизона снял с крепежа на стене свою штурмовую винтовку. – Моя машина уже готова?

- Так точно, господин претор! Ожидает у входа!

- Господин Тицениус! - наблюдавший затем, что глава гарнизона собрался покинуть кабинет, не отреагировав на его требование, возмутился Курт Штайгер. – Вы проигнорировали мои слова о том, что нужно объявить розыск сбежавшей девицы! Территория базы слишком большая! Я официально требую содействия в её поимке!

Начальник гарнизона обернулся и с презрительной насмешкой посмотрел на заместителя начальника С.Б.И. после чего произнес:

- Господин прокуратор, во-первых, как вы уже слышали, у меня тут чрезвычайная ситуация. Вы конечно не в курсе, но ваш подручный должен пояснить вам, что такое “красный код” … - начальник гарнизона кинул полный брезгливости взгляд на громилу. – Если конечно у него еще не совсем атрофировался мозг, и он хоть что-то помнит о том, что такое служба в Легионе. Но если атрофия все же произошла, то поясню я сам. Данный код означает нарушение охраняемого периметра базы, совершенное враждебной формой жизни. Данная ситуация является очень опасной, что в свою очередь предоставляет мне как начальнику базы полномочия задействовать все имеющиеся у меня ресурсы исключительно для решения этой проблемы, не отвлекаясь ни на какие менее важные действия. Ну а во вторых, вы только что официально заявляли, что девчонка теперь исключительно ваша забота…

Претор не скрывая злорадства, посмотрел в полные ярости глаза прокуратора. - Ну так и придерживайтесь своих же слов, а то как-то не солидно получается. Я мешать вам не стану… А сейчас прошу извинить, меня ждут мои прямые обязанности.

Произнеся это, Гай Тицениус надел шлем, и закинув штурмовую винтовку в заплечное крепление, в сопровождении квестора Дрейка вышел из кабинета.

Пока он шел к двери Курт Штайгер смотрел ему в след, едва сдерживаясь чтобы не выхватить пистолет, и не пустить наглому вояке пулю в затылок… Будь они в другое время и в другом месте, он не стал бы отказывать себе в подобном удовольствии. Но здесь и сейчас такое бы не сошло с рук даже ему. А потому “безопасник” просто закрыл глаза и сделал пару глубоких вдохов, стараясь унять бушевавшую внутри него злобу. Оба его подчиненных напряженно ждали указаний, буквально кожей ощущая клокочущую внутри прокуратора ярость.

- Вот же поганый ублюдок… - процедил заместитель начальника C.Б.И глядя куда-то в сторону. – Чтобы обыскать всю базу нашими силами уйдет огромное количество времени… Задали вы мне задачку господин Кайзенберг…

- Простите господин прокуратор… - растерянно произнес ученый, который после всего произошедшего в этом кабинете уже и сам был не рад, что сообщил Штайгеру о таинственной девушке, найденной за периметром. – Я не думал, что все так получиться… Я…

- Господин Штайгер! – прервав мямленье доктора, вперед решительно выступил Агронакс. - Я знаю на этой базе каждый угол, и здесь довольно много мест, где можно спрятаться. Однако о том, что мы ограничены во времени, им не известно. Потому, я полагаю, что прятаться они не будут, а попробуют как можно быстрее покинуть периметр…

- Да? И что нам это дает? – не скрывая скепсиса, мрачно поинтересовался заместитель начальника C.Б.И. - Будем караулить их возле ворот?

- Через ворота они не выйдут, для них это слишком рискованно. – уверенно заявил громила. - Но я знаю, что с базы есть другой выход. И знаю, что яйцеголовый о нем тоже знает.

- Другой? Это какой же? – прищурился прокуратор.

- Через урановые рудники. – произнес Агронакс Броумэн приближаясь к столу бывшего шефа и выводя на сенсорную поверхность сначала план базы, а затем схему протянувшихся под ней ходов.

- Одна из подземных галерей соединяется с подземными пещерами, ведущими на поверхность. – здоровяк уверенно ткнул пальцем в схему. - Для них это самый надежный и безопасный путь побега, и я уверен, они захотят воспользоваться именно им.

- Сколько у нас времени?

- Даже если они опережают нас сейчас, то не стоит забывать что старик не сможет двигаться достаточно быстро. – продолжил свою речь Агронакс. – С учетом этого факта, они потеряют всю фору очень скоро. Мы их догоним. Я уверен.

Заместитель начальника C.Б.И заложил руки за спину, и задумчиво прошелся по кабинету. Подойдя к окну, за которым во всю бушевала непогода, он некоторое время вглядывался в хлещущий за стеклом ливень, размышляя над словами помощника. С одной стороны отвлекаться на такую мелочь, как какая-то девчонка, в момент, когда у него вот-вот окажется власть над всей Империей казалось не слишком разумным. С другой, это уже превратилось в вопрос принципа… К тому же, выяснить откуда в “секторе заражения” оказался человек без нейрочипа, было стратегически важно. В конце концов, не известно, сколько здесь, таких как она, и каких от них в будущем ожидать проблем… Так что вопрос с поимкой беглянки, и пошедшего у нее на поводу ученого нужно было решать здесь и сейчас.

Курт Штайгер обернулся и обвел глазами ожидавших его решения людей, задержав свой взгляд на Агронаксе.

- Насколько в рудниках безопасно?

- Не сильно опасней чем на территории базы в целом. – откликнулся тот. – Главное иметь карту тоннелей и минимальную защиту. Общий радиационный фон там примерно как на борту космического судна, и редко когда превышает опасные пределы. Несколько большую угрозу могут представлять скопления радона или метана. Но с этим почти всегда справляются вытяжки, к тому же если загерметизировать боевой костюм, то об угрозе со стороны того же радона, вообще можно забыть.

- Хорошо. Поднимай людей. – принял решение прокуратор, после чего перевел взгляд на ученого. – А вы господин Кайзенберг готовьте “седьмого”. Он идет с нами.

ГЛАВА 12

3017 год

Планета Земля внутренний периметр базы А113

- Господин претор! - Кай Фроузер выбрался из кузова "тритона" и чуть прихрамывая, заковылял к начальнику гарнизона, который в сопровождении квестора Маркуса вышел из дверей главного административного здания, направляясь к ожидавшему его бронемобилю.

- Да? - Как Тицениус развернулся и бросил взгляд на офицера.

- Второй центурион Кай Фроузер! Командир дезинфекционной группы "Саламандра"". - представился тот. - Это я объявил "красный код".

43

- А-а-а мистер Фроузер... - узнал офицера начальник гарнизона и тут же нахмурился. - Вы ранены?

- Ерунда сэр, просто небольшое растяжение. Уделите мне минуту, это связано с объявленной тревогой.

- Хорошо. Но поговорим по пути. Прошу в машину. – произнес начальник гарнизона направляясь к своему восьиколесному “грайверу” являвшемуся увеличенной версией стандартного "бронемаг”. Второй центурион забрался в кабину следом за претором, после чего машина тронулась с места.

- Докладывай. – произнес начальник гарнизона, принимая от Маркуса командирский планшет и попутно погружаясь в изучение выводимой на экран информации.

- Сэр… Возможно то, что я скажу, покажется вам бредом, однако я считаю, что проникновение твари на базу является спланированной акцией.

- Спланированной акцией? – нахмурился Гай Тицениус. - Спланированной кем?

- Разумным мутантом… Или мутантами… Трудно сказать… - отозвался второй центурион. – Однако проанализировав все сказанное профессором Диваром, которого мне сегодня пришлось взять с собой в рейд, а так же последующие события, я пришел к выводу, что его теория о существовании некоего супер-сильного мозгокрута, способного брать под свой контроль целые полчища мутантов, не лишена смысла.

- Дивар… - покачал головой Гай Тицениус, вспоминая недавнюю беседу с прокуратором. – Да этот неугомонный старикан умеет убеждать в своей правоте…

- Профессор Арминиус высказал идею, что планета как единый организм противостоит человеку словно вирусу, и что сейчас наступил такой момент, когда она, наконец-то начала вырабатывать активный антитела для борьбы нами. И последним таким примером можно считать появление разумных супер-мутантов.

- Я знаком с логическими выкладками профессора Дивара. – мрачно кивнул начальник гарнизона. – Но почему вы решили, что это как-то связано с сегодняшним проникновением на территорию базы?

- Потом что мутант не проникал на территорию сам. Это мы его привезли…

- Вы хотите сказать… - медленно произнес начальник гарнизона, до которого вдруг начал доходить весь смысл сказанного.

- Кокон… - не дав ему закончить, мрачно произнес второй центурион. – Тварь появилась именно из него. Но сам кокон был обнаружен нами не случайно. Его оставили именно там, где мы должны были его обнаружить. И именно тогда, когда в составе нашей группы оказался ученый достаточно влиятельный, что бы настоять на транспортировке этой находки на территорию А113.

- Нет, это не возможно. – решительно отверг версию Фроузера претор. – Обычное совпадение, не более.

- Странное крушение флайтрака, и его падение на силовую линию тоже совпадение? Допустим… Но вылупившийся из кокона мутант, определенно не принадлежит ни одному известному на данный момент виду, и это мозгокрут! А значит, скоро А113 подвергнется массированной атаке!

- Допустим это действительно мозгокрут. – Гай Тицениус оторвался от планшета, и посмотрел на офицера. – Зачем ему проникать на территорию базы, где шансы быть уничтоженным значительно выше? Мозгокруты обычно очень осторожны, и предпочитают действовать из укрытия. Даже если учесть, что это тот самый супер-мутант из теории профессора Арминиуса, то он мог бы наслать на нас тварей и не проникая внутрь. Вам не кажется?

- Задача мозгокрута из кокона состоит не только в том, что бы призвать мутантов… Его главная задача открыть им путь внутрь! Для этого, он выведет из строя подземный энергоблок, и тогда мы станем почти беспомощны! – с серьезным видом заявил второй центурион.

- Как то слишком умно для мутанта… - Гай Тицениус недоверчиво покосился на Фроузера. – Такого раньше никогда не случалось… Да и не так просто вывести из строя энергоблок, он очень хорошо защищен…

- Времена меняются. – отозвался второй центурион. – Получится у него это сделать или нет, вопрос конечно открытый, но то, что он попытается, это очевидно. Тварь эта достаточно быстрая и сильная, к тому же я видел, что в экзополимере гермо-модуля проплавлена дыра… Не знаю, как она это сделала, но выглядит впечатляюще. Более того, я считаю, что очень скоро на нас будет совершена атака по поверхности, что бы связать нас боем и отвлечь от того что будет происходить под землей. Конечно, теоретически можно запустить протокол “Аид” и залить всю территорию рудников боевым газом, но сами понимаете, потом нужно будет устранять последствия, и после этого восстановить производство станет возможно не раньше чем через две недели. Именно потому, я прошу выделить мне людей для поиска и уничтожения супер-мутанта. Нужно сделать это как можно быстрее, пока все не началось…

- Хорошо. – кивнул претор после некоторого раздумья. Мысль о том, что бы залить рудник ядовитым газом, всего лишь из-за одного единственного мутанта, даже такого необычного, действительно была ему не по нраву. - Дам вам под командование одну из групп быстрого реагирования. Прочешите шахты, и найдите эту тварь.

- При всем уважении сэр, я бы предпочел задействовать людей из своего подразделения. Мы уже сработались, к тому же в плане охоты на тварей, особенно внутри замкнутых пространств у моих людей гораздо больше опыта, чем у парней из ГБР. Я конечно понимаю, что сейчас каждый человек на счету, и моих ребят распределили в усиление на стены а так же другие опорные пункты, но мне нужно не более пятнадцати человек.

- Убедил. – кивнул Гай Тицениус, и тут же выйдя в эфир обратился к главному диспетчеру базы. – Зеленая Скала, я это Тайфун-1, прием.

- На связи . – тут же откликнулся диспетчер.

- Сейчас к тебе обратиться второй центурион Кай Фроузер, он назовет тебе позывные бойцов, которых нужно собрать в одном месте. Как принял?

- Принял вас Тайфун-1! Ожидаю.

- Можешь действовать. – вновь обернулся к офицеру начальник гарнизона. – Жду доклад об успешной ликвидации твари.

- Да, сэр!

- И еще одна вещь… - претор вдруг как-то странно посмотрел на Кая Фроузера. – На сколько я помню ваша бригада спасла сегодня не только первого центуриона Гатриана Лекса… Вместе с ним была девушка... Все верно?

- Так точно, господин претор. Она была ранена, и находилась без сознания. Мы доставили её на базу, и передали в руки медиков. Насколько я знаю, ею занимался лично профессор Арминиус Дивар.

- Все верно, боец. Но сейчас… - претор вдруг словно замялся, не зная как сформулировать свою просьбу. Именно просьбу, так как приказать в этой ситуации он не имел права. – Но сейчас у этой девушки, и как я понимаю у профессора тоже, большие проблемы.

- Что за проблемы? – немного удивился Кай Фроузер.

- Их хотят арестовать люди из С.Б.И. – при этих словах Гай Тицениус серьезно посмотрел второму центуриону в глаза. – Девушку за то, что она непонятно как оказалась в “секторе заражения”, а моего друга профессора за то, что, он похоже решил помочь ей избежать ареста…

Претор сделал паузу, что бы в голове офицера уложился смысл сказанных им слов.

- Со слов Гатриана Лекса, я узнал, что девушка спасла ему жизнь, чем оказала помощь Легиону... А честь Легиона велит платить услугой за услугу. Ты согласен со мной, боец?

- Так точно сэр. – без колебаний отозвался Кай Фроузер.

- Прекрасно… Что же касается моего друга, то он тоже сделал очень многое для Империи и людей в ней живущих. Он своего рода идеалист, и я не удивлен, что он решился прийти на помощь спасенной вами девушке, даже не смотря на то, что лично ей он ни чем обязан не был… И я считаю, что он не заслуживает оказаться в лапах красно-черных палачей… Ты ведь знаешь методы работы этих ублюдков…

- Весьма наслышан… - мрачно кивнул второй центурион, и после некоторой паузы добавил. - Что требуется от меня, сэр?

Тон, которым был задан вопрос, недвусмысленно намекал, на то, что Кай Фроузер осознает всю щекотливость ситуации, но при этом готов действовать максимально решительно.

- Если я правильно понял задумку ученого, то он решил сбежать вместе с девушкой на дикую территорию через рудники…

- Бежать на дикую территорию? – не поверил своим ушам Кай.

44

- Иного выхода у него нет… Да, раньше считалось что выжить там не возможно, однако эта девица, кем бы она не была, своим собственным существованием опровергла эту теорию. Так что, если им удастся выбраться за периметр не угодив в лапы С.Б.И. то скорее всего с ними все будет в порядке… Так вот к вопросу, о том, что от тебя требуется… Ты же понимаешь, что официально требовать я ничего в этой ситуации не могу… Но если без протокола, мне интересно, что будет если во время операции по поиску и уничтожению пробравшейся в периметр твари, отряд некоего второго центуриона Кая Фроузера натолкнется на пожилого ученого и молодую девушку. Как в этой ситуации он поступит с этими людьми?

- Задача моей группы искать и изводить мутантов сэр… Людей мы очень часто не замечаем даже в упор… Думаю в сложившейся ситуации мы тоже никого не заметим, ведь мы будем чрезвычайно заняты своим заданием… Возможно мы будем столь им увлечены, что даже станем невольной помехой на пути наших красно-черных гостей… Конечно же не специально, но что поделать, поимка мутанта это такой процесс где может случиться всякое…

- Хороший ответ, второй центурион. - начальник гарнизона покачал головой уважительно глядя на Фроузера. - Я горд, что такие люди как ты служат под моим началом… А теперь не теряй времени. Рыщущая по периметру тварь явно зажилась на этом свете, и пора это исправить.

***

Темнота, а так же бушевавшая на улице непогода сильно ограничивали видимость, однако толкавший перед собой каталку с гермо-боксом Дивар, был этому рад, ровно как и тому факту, что отключенное в связи с экстренной ситуацией освещение внутреннего периметра базы позволяло ему не привлекая особого внимания, пересечь довольно обширный участок территории. Конечно, периодически навстречу ему попадались пешие отряды солдат, а так же боевые машины. Но все они спешили по своим делам, а потому до ученого, как и до содержимого гермо-бокса им не было ровным счетом никакого дела.

Однако каждый раз, когда впереди возникала группа людей, освещавшая себе путь фонарями, внутри профессора все сжималось. Различить, кто именно идет к тебе навстречу, в темноте с большого расстояния было не возможно, а потому воображение ученого каждый раз рисовало ему отряд С.Б.И. прочесывающий территорию базы в поисках беглецов. Но судя по всему их либо ещё не хватились, либо пока что не знали где искать. Арминиус покинул лабораторию через запасной выход, страхуясь на случай, если коллеги пришедших за Несс “безопасников” караулят у основного входа. Хотя это и увеличило дорогу до места назначения, однако в данном случае учёный решил перестраховаться.

Где-то на половине пути до него донеслись звуки пулеметной стрельбы. Конечно шум дождя, ветер и расстояние могли повлиять на восприятие ситуации, однако профессору показалось, что стрельба велась не со стен, а шла внутри периметра. В подтверждении этому, на общем канале был объявлен “красный код”. “ Объявление так же дублировалось по громкой связи по все территории базы.

- Этого еще не хватало… - пробормотал Арминиус Дивар, наблюдая, как мимо него на полном ходу пронеслась боевая машина группы быстрого реагирования. Впрочем, до места назначения оставалось рукой подать, и это внушало надежду на успех.

Спуск вниз находился в специальном здании имевшей форму круга и являвшейся по совместительству сортировочным цехом. Само здание было не высоким, всего два этажа, однако по площади являлось довольно крупным, и было по большей части заполнено оборудованием для сортировки руды. Ну и кроме того, оно же объединяло в себе целую систему, как грузовых, так и пассажирских скоростных лифтов, позволявших за считанные секунды спуститься на глубину нескольких сотен метров. Одним из таких лифтов и рассчитывал воспользоваться ученый, который знал, что не смотря на отключение электричества, сами лифты имели независимую систему питания и должны были быть функциональны. Круглое здание имело несколько входов-выходов, обозначавшихся буквами, и сейчас Дивар оказался возле входа “B”. Помимо ступеней, тут так же имелся и пандус, так что в том, что бы подкатить гермо-бокс ко входу в фойе, проблем не возникло. Оказавшись возле дверей, ученый набрал код отпиравший крышку гермо-бокса, после чего раздалось тихое шипение, и та поднялась вверх.

- Вылезайте мисс Джой. – проговорил профессор, и не дожидаясь пока девушка выберется наружу направился к дверям, отделявшим фойе от улицы. Как и везде на территории базы, те были оборудованы стандартными пневмо-замками, которые не зависели от электропитания, и служили защитой лишь от потенциально проникших на территорию мутантов. Что до человека, то открыть такой замок не составляло труда, достаточно было лишь провернуть красный тумблер против часовой стрелки, что ученый и сделал. Раздался щелчок, после чего двери расползись в стороны, освобождая проход во внутренние помещения здания. Несси Джой была уже рядом, и тревожно вслушивалась в звуки пулеметной перестрелки, доносившиеся, откуда-то из глубины территории базы.

- Какой-то мутант проник на внутренний периметр… - пояснил профессор. – Из-за этого весь переполох. Ну ничего… Внизу нас эта суета касаться уже не будет.

Вдалеке ухнул гранатный разрыв, и ученый торопливо зашагал в глубину темного помещения, шаря вокруг лучом фонаря. Несс осторожно ступала за ним, оглядываясь по сторонам. Не смотря на то, что помещение тонуло во мраке, девушка сразу разглядела тянущиеся вдоль стены кабины лифтов, дверные контуры которых были выкрашены в оранжево-черную полоску. Однако сейчас ученый шагал не к ним, а параллельным курсом держа путь куда-то в глубину изгибавшегося коридора.

Не задавая лишних вопросов, девушка поспешила за ним, не переставая оглядываться по сторонам. Хотя помещение было довольно большим, его плотно заполняли всякого рода контейнеры, обесточенные роботы-погрузчики, тут и там стояли паллеты груженые всякого рода непонятным оборудованием, мешками, рельсовыми сегментами, еще черт знает чем. Не смотря на то, что здание имело два этажа, верхний уровень назвать этажом можно было с большой натяжкой, потому как состоял он преимущественно из металлизированных платформ, большая часть из которых располагались вдоль стен и были огорожены перилами. В остальном же пространство над головой состояло из сложных переплетений металлических конструкций, по некоторым из которых были проложены рельсы, для движения подвесных кранов.

Вокруг стояла почти полная тишина, нарушаемая лишь эхом от звука шагов ученого, который смотрел по сторонам, словно что-то выискивая.

- Мы что-то ищем? – осторожно спросила девушка, когда Арминиус Дивар остановился на месте, задумчиво шаря по сторонам лучом фонаря.

- Да… - кивнул тот. – Наш путь будет пролегать через урановые рудники, и вам все же не помешает экипировка.

Произнеся эту фразу, профессор высветил лучом фонаря ведущие на второй этаж металлические ступени, и гулко топая, зашагал по ним наверх. Несс решила не отставать, поднявшись следом, после чего оба они оказались на территории небольшой полукруглой комнаты, которая судя по виду, являла собой, что-то на подобии диспетчерской. Кроме пустовавших кресел расположенных напротив обесточенных панелей управления, тут так же имелись отливающие металлическим блеском шкафы, к одному из которых Дивар и направился. Распахнув дверцу, он, немного повозившись, извлек из нутра шкафа запакованный в пластик защитный комбинезон оранжевого цвета, маску респиратор, а так же странного вида бесформенные сапоги.

- Обувь автоматически утянется под ваш размер ноги. – сообщил он ставя перед девушкой свои находки. – Что же до комбинезона, то вы особа довольно высокая, так что, думаю сильно неудобно вам не будет. Одевайтесь, а я пока поищу ключ-активатор. Без него вниз лифт не пойдет. Несс не стала спорить, и сняв с себя один комбинезон, принялась облачаться в другой, предварительно отцепив от бедра колчан со стрелами, что бы приладить его поверх новой одежды, в то время как ученый обшаривал диспетчерскую.

45

- Есть! – заявил Дивар, открывая один из ящиков расположенных под панелью управления, и демонстрируя девушке грубоватого вида жёлтую пластину размером с ладонь на которой красовалась цифра семь. – Здесь хранятся ключ-карты от всех лифтов, к которым можно попасть через вход “В”. Тот, что ближе к нам имеет седьмой номер. Заканчивайте и спускайтесь вниз, я пока все подготовлю.

С этими словами Дивар покинул диспетчерскую, и гулко топая по ступеням, заспешил вниз, после чего девушка услышала, как на нижнем уровне заскрипела поднимаемая вручную решетка лифта.

Конечно, защитный комбинезон был несколько великоват, зато обувь невероятным образом действительно приняла форму ног девушки, мягко обтянув щиколотки, оказавшись при этом, невероятно удобной, и Несс, за долгие месяцы привыкшая ходить босиком, даже улыбнулась, вспоминая давно забытое ощущение. Попрыгав на месте, и еще раз убедившись в удобстве защитных ботинок, она после некоторых колебаний надела респиратор, и спустилась вниз, застав ученого внутри лифтовой кабины. Вид у профессора был озадаченный.

- Странно… Я вставил карту, но лифт по-прежнему не функционирует… - профессор пару раз щелкнул архаичного вида переключателем. Вообще Несс сразу обратила внимание, что все приборы управления в здании были выполнены в аналоговом формате. Большие кнопки, тумблеры, переключатели. Почти никаких сенсоров. Все простое и надежное. И вот сейчас ученый озадаченно смотрел на переключатель, который должен был привести лифт в рабочее состояние, но почему то, не приводил.

– Не понимаю, вроде бы я все сделал правильно… - в очередной раз пробормотал профессор, и осекся. - Стоп… Ну как же я мог забыть!

Дивар хлопнул себя ладонью по шлему.

- Вот же правду говорят, старость не радость… - он обернулся к девушке. – Все лифты имеют независимую систему энергоснабжения, но её тоже нужно включить! Там возле входа остался рубильник, так что придется вернуться…

- Тихо! - вдруг произнесла Несс жестом призывая ученого замолчать… И тот заметил насколько настороженным в эту секунду сделалось её лицо.

- Выключите свет! Скорее!

Не став задавать лишних вопросов, профессор подчинился, мысленным импульсом погасив фонарь. Кабина лифта, как впрочем, и вся территория, к ней полегавшая, погрузилась в непроницаемый мрак, и в этой темноте ученый с удивлением заметил, что глаза девушки мерцают мягким фиолетовым сиянием…

Сперва ничего слышно не было, но затем звукоулавливающие динамики его шлема уловили шум двигателей, свидетельствующий о том, что ко входу подъехала боевая машина.

- Оставайтесь здесь… - тихо прошептала девушка, и бесшумно покинула кабину.

***

Агронакс Броумэн спрыгнул с брони, наблюдая, как бойцы его отряда один за другим исчезают в дверях ведущих внутрь здания, после чего кинул взгляд на выбравшегося из кабины заместителя начальника C.Б.И. На этот раз Курт Штайгер был в шлеме, ровно как и сам Агронакс.

- И так, ты уверен в своем плане? – в очередной раз поинтересовался прокуратор, с сомнением поглядывая в направлении, куда устремились штурмовики.

- Другого незаметного пути убраться с базы попросту не существует. – откликнулся здоровяк. Они пойдут низом. Я уверен.

- Хорошо… Доверяю твоей интуиции. Подготовь все для спуска, я скоро присоединюсь к вам вместе с “седьмым”.

- Не уверен рационально ли задействовать его сейчас, ровно как и то, что вам следует лезть вниз. – с сомнением произнес громила. – Тут ничего сложного, мы справимся и сами.

- Ну может и так, однако у меня нет желания сидеть сложа руки. – отозвался заместитель начальника C.Б.И. - Если эти двое решили что они смогут скрыться от Курта Штайгера, я лично хочу разъяснить им, как они ошибались… К тому же… У меня большой опыт ловли “крыс” в марсианских тоннелях, и я всегда любил ощущение азарта которое возникает всякий раз, при проведении такой охоты… Так что… - прокуратор хлопнул подручного по плечу. – Я не откажу себе в таком удовольствии.

Глава “безопасников” развернулся, и ступая по залитым дождевой водой плитам направился к тыльной части боевой машины, с очень высоким кузовом. При его приближении в задней части кузова с гулом поднялась створка, и воспользовавшись небольшой лесенкой, прокуратор оказался внутри перевозной лаборатории доктора Кайзенберга, которую организовали специально по просьбе ученого, переоборудовав под эти цели одну из боевых машин Службы Безопасности Империи. Сам ученый уже находился тут, колдуя над сидящим в специальном кресле “подопытным номер семь”.

- У вас все готово, господин Кайзенберг? – поинтересовался Курт, снимая с головы мокрый от дождя шлем.

- Почти, господин Штайгер. – кивнул ученый. – Присядьте.

Заместитель начальника C.Б.И опустился в кресло расположенное аккурат напротив того, в котором сейчас находился “седьмой”, глядевший перед собой немигающим взглядом. Ученый приблизился к подопытному и сделал тому инъекцию какой-то голубоватой жидкости. Тот по-прежнему смотрел вперед ни как не реагируя на происходящее.

- Интересно… - задумчиво проговорил Курт Штайгер, вглядываясь в лицо человека, которого когда-то мир знал под именем Серхион Прайс. – Он сейчас вообще хоть что-то соображает?

- Когнитивно-мыслительные функции почти полностью подавлены. – сообщил ученый убирая инъектор, и беря в руки планшетный компьютер. – Присутствует лишь малая часть сознания, которая все фиксирует, но анализирует лишь то, что не запрещено к анализу нейро-блокираторами. Одним словом если атаковать его, он будет защищаться, потому как на это не установлен запрет. Но в то же время, он не задумывается над таким вопросами как “кто он”, “где он”, и вообще о причинно-следственных связях, например, почему он должен подчиняться вашим или моим приказам. Сейчас это практически машина… Даже на физиологическом уровне он уже не тот, кем был раньше… Кости и мышцы “седьмого” на данном этапе значительной степени отличаются от человеческих. – с важным видом заявил ученый. – Еще на Марсе я провел над ним курс биокоррекционных преобразований. Мне впервые в истории науки удалось произвести успешное вживление в костную ткань неорганических элементов, на нано-молекулярном уровне, укрепив её в несколько раз! С мышцами так же проделал ряд процедур, так что сейчас “седьмой” обладает силой свойственной скорее мутанту, чем человеку! Это совершенно уникальный эксперимент!

- И выйти из этого состояния он не может?

- Разве что в ситуации, о которой я говорил вам еще на Марсе, если что-то увиденное вызовет в остатках его сознания какие-то сильные эмоции. Тогда последствия действительно могут быть непредсказуемыми… Но… Вероятность таких событий ничтожно мала, и уменьшается с каждым часом.

***

Агронакс вошел в помещение, и окинул взглядом людей занявших позиции за разного рода укрытиями. Несмотря на то, что какого-то серьезного сопротивления со стороны девицы и старика профессора не ожидалось, не стоило забывать, что трое его людей все же каким-то образом оказались, выведены из строя, к тому же “красный код” просто так объявлять бы не стали. Так что Агронакс дал подчиненным приказ не расслабляться и действовать, соблюдая все меры предосторожности.

Во время своей службы на А113, подручному прокуратора приходилось спускаться в рудники через расположенные в здании лифты, для поиска и уничтожения тварей, которые иногда все же умудрялись туда пробираться. Было это весьма давно, однако судя по обстановке вокруг, больших изменений внутри здания с тех пор так и не произошло. Кроме того, он помнил, что для активации системы лифтов, требовалось, во-первых иметь ключ-активатор, а во вторых запустить систему независимого энергоснабжения при помощи рубильника. Местоположение диспетчерской, в которой хранились ключи, было ему известно, а вот со вторым пунктом возникли проблемы. В том месте, где десять лет назад располагался тот самый рубильник, сейчас его уже не наблюдалось, и куда именно его перенесли было не понятно.

46

- Ты, ты и ты! Прочесать коридор в том направлении! Ищите лестницу, ведущую на второй этаж, она должна быть по правую руку! Выполнять! – отдал он приказ штурмовикам, и трое бойцов особого штурмового отряда оставив свои позиции, двинулись в глубину темного коридора, освещая каждый закоулок лучами подствольных фонарей.

Некоторое время Агронакс обшаривал близлежащее пространство лучом фонаря, однако ничего похожего на рубильник ему обнаружить не удалось.

- У нас все готово? – послышался голос прокуратора, и обернувшись здоровяк увидел что тот появился у входа в компании Кайзенберга и того самого “подопытного”, первую встречу с которым Агронакс до сих пор вспоминал со смешанным чувством злости и содрогания.

- Необходимо найти главный распределитель с рубильником, запускающим систему энерго-питания лифтов… - произнес он. – Раньше он был здесь, но сейчас его видимо перенесли.

- Без него мы ни как не сможем спуститься вниз? – нахмурился заместитель начальника C.Б.И.

- Нет сэр… - отрицательно покачал головой громила.

- А те кого мы ищем?

- Они тоже не смогут. Но с другой стороны, яйцеголовый мог знать расположение рубильника, включить его, за тем спустившись отключить при помощи дубликатора, расположенного внизу, что бы осложнить нам задачу…

- Это очень скверно… - с явным недовольством в голосе произнес Курт Штайгер. – Я думал у тебя все под контролем…

- Я думаю, мы скоро его отыщем сэр.

- Лучше бы так оно и было, иначе…

- Позвольте мне. – выступил вперед ученый, держа в руках планшетный компьютер. Набрав на сенсорном экране комбинацию каких-то символов, он бросил взгляд на Серхиона Прайса и тот пришел в движение. Сделав несколько шагов вперед, медленно посмотрел по сторонам, после чего уверенно зашагал вглубь коридора.

- Рубильник должен излучать небольшое электро-магнитное излучение. – с гордостью пояснил ученый. – Мой подопытный способен распознавать его, и таким образом находить любые электронные приборы, системы, и тому подобное в радиусе нескольких десятков метров.

В это время Прайс приблизился к расположенной вдоль стены длинной щитовой панели, имевшей множество никелированных створок, и остановился напротив той, на которой виднелась цифра "четыре"".

- Полагаю это здесь. - констатировал ученый обращаясь к прокуратуру, после чего подошёл к щитовой, но попытавшись открыть её обнаружил, что она заперта.

- Тут магнитный замок. - Кайзенберг с досадой покосился на небольшое устройство, судя по всему служащее для считывания отпечатков пальцев лиц, имевших доступ к рубильнику. - Нужно как-то откры….

Кайзенберг не успел закончить фразу, потому, что в этот момент Прайс взялся за отлитый в металле дверцы выступ, служивший своеобразной ручкой, и попросту потянул его на себя. Раздался скрип гнущегося металла, за закрытой дверцей что-то хрустнуло, створка слегка выгнулась, а ещё через несколько секунд Серхион просто вырвал её наружу, вместе с остатками магнитного запора, оставив искорёженную дверь свободно болтаться на петлях.

- Это то, что мы ищем? - подал голос прокуратор, после некоторой паузы вновь обретая дар речи.

- Да... - произнес здоровяк, делая шаг вперед стараясь не подходить к Прайсу слишком близко. - Это главный распределитель.

- Вы ведь не приказывали ему взломать дверь, так ведь? - поинтересовался заместитель начальника C.Б.И у Кайзенберга, пока Агронакс возится с рубильником.

- Нет, господин прокуратор... - машинально откликнулся ученый, который похоже до сих пор пребывал под впечатлением от увиденного. - Но, у него присутствует возможность проявлять инициативу в рамках поставленной задачи... Можно конечно было заблокировать и эту функцию, но тогда я боюсь, с ним пришлись бы нянчиться как с младенцем, отдавая указание о каждом действии.

- Хорош младенец… - пробормотал Курт Штайгер, освещая лучом фонаря искорёженную металлическую сворку. Сам Прайс при этом оставался неподвижен, равнодушно глядя прямо перед собой.

В этот момент, возившийся с распределителем Агронакс, которому из-за огромного роста пришлось пригнуться, что бы видеть содержимое щитка, наконец, справился с задачей. Послышался тихий гул включившегося напряжения, под потолком тускло засветились осветительные приборы, после чего в помещении стало значительно светлее.

- Все под контролем. – сообщил громила, оборачиваясь к прокуратору. – Теперь нужно достать ключ-контроля, и можем спускаться.

- Хорошо. – кивнул заместитель начальника C.Б.И, и в тот же момент откуда-то из-за изгиба коридора донесся выстрел.

- Проверить что там! – скомандовал прокуратор выхватывая из набедренной кобуры пистолет. Приказ был отдан штурмовикам, однако гораздо быстрее его выполнил Прайс, и не успел Штайгер опомниться, как подопытный доктора Кайзенберга с невероятной скоростью сорвался с места, исчезая за поворотом.

- Вашу мать! – зло выругался Курт которому совсем не хотелось, что бы человек, являвшийся ключом к успеху всей операции нарвался на пулю. - Прикройте его! Шевелитесь!

***

Несс застыла среди протянувшихся под потолком металлических конструкций, стараясь не выдать себя ни единым звуком. Минутой ранее она пробралась в диспетчерскую, и забрала все оставшиеся там шесть ключей-контролеров, без которых не стал бы работать ни один из ведущих вниз лифтов. Расчет девушки состоял в том, что явившиеся в здание “безопасники” попытаются спуститься вниз, думая, что им это уже удалось. И если среди них есть тот, кто понимает, как это сделать, то они скорей всего активируют тот самый главный распределитель. Но оставлять им возможность воспользоваться ключами в планы Несс не входило. Однако в момент, когда она выбралась из диспетчерской, из-за поворота появились трое штурмовиков, шарящих по сторонам лучами своих фонарей. Когда они проходили мимо кабины с прячущимся во тьме профессором, девушка затаила дыхание… Однако по какой то причине “безопасники” смотрели преимущественно в правую сторону, почти игнорируя все что располагалось от них по левую руку, словно намеренно что-то искали. Наконец один из них осветил путь на лестницу, после чего все разом остановились. Понимая, что эта троица была послана отыскать диспетчерскую, и не желая быть замеченной, девушка тихо перелезла через перила, огораживающие платформу, на которой она находилась, и совершив прыжок бесшумно повисла на одной из металлических балок, располагавшихся прямо над головой у застывших на месте штурмовиков.

- Лестница обнаружена. – произнес один из бойцов С.Б.И. обращаясь по рации, и практически в тот же момент под потолком коридора зажглось освещение.

Видимо предположения Несс оказались верны, и их преследователи действительно нашли тот самый пресловутый распределитель, о котором позабыл профессор. В подтверждении этой версии, кабина лифта, внутри которой прятался ученый, так же оказалась залита желтоватым светом. Сейчас штурмовики стояли к Арминиусу спиной, устремив взгляды на лестницу, но в какой-то момент, один из них начал оборачиваться, и Несс поняла, что медлить нельзя. Её лук остался в кабине лифта, однако в кармане защитного комбинезона была припрятана телескопическая дубинка-шокер, и девушка прыгнула вниз, обрушившись на спину одного из штурмовиков. Тот оказался сбит с ног, растянувшись на полу, и выронив оружие, в то время как Несс распрямила дубинку, и зажав кнопку разряда ткнула ей второго “безопасника” в пах. Тот издал короткий вопль и так же рухнул, на землю потеряв сознание, однако третий, тот самый, что обнаружил лестницу, находился немного поодаль. Он даже успел развернуться, и как раз вскидывал оружие, когда грянувший одиночный выстрел сбил его с ног.

47

Несс обернулась, заметив в дверях лифта Арминиуса Дивара сжимавшего в руках пистолет. Его глаза, видневшиеся сквозь прозрачный визор гермошлема, были широко распахнуты, а общее выражение лица свидетельствовало о том, что такой поступок как выстрел в человека, был совершен им впервые. Впрочем, подстреленный штурмовик был жив, и сейчас лежа на полу со стоном зажимая пробитое пулей плечо. Ткнув для верности шокером того “безопасника”, который был сбит ею с ног первым, Несси бросилась к застывшему в позе стрелка ученому.

- Все, все! – быстро проговорила она, тормоша профессора за плече и увлекая в кабину лифта. - Надо уходить! Быстрее!

Ученый еще некоторое время пятился задом, не спуская оружия с корчившегося на полу безопасника, а за тем словно очнувшись, развернулся, и стал помогать девушке, закрывать решетчатую дверь лифта. Они справились с задачей как раз тогда, когда из-за поворота выскочил человек в боевом скафандре С.Б.И. , визор шлема которого был затонирован.

- Осторожно! – ученый отдернул свою спутницу от решетки за мгновение до того, как бегущий в их сторону боец особого штурмового отряда Службы Безопасности Империи оказался рядом с лифтом, схватившись за прутья решетки руками. Пока кабина не начала движение, отделявшая их от преследователя решетка оставалась не заперта, и достаточно было просто потянуть её наверх, что бы открыть. Однако человек в боевом скафандре особого штурмового отряда С.Б.И. вдруг застыл глядя на Несс через разделявшую их преграду, не предпринимая никаких действий.

Арминиус Дивар метнулся к запускающему лифт рычагу, однако девушка неожиданно для себя схватила ученого за руку.

- Подождите!

Дивар непонимающе уставился на Несс, однако та, во все глаза смотрела на замершего в паре шагов от них “безопасника” . Тот по-прежнему сжимал прутья решетки, не двигаясь с места и это было в высшей степени странно.

- Мисс Джой? – ученый непонимающе переводил взгляд с девушки, на пребывавшего в странной неподвижности штурмовика, и обратно, не понимая, что происходит. Лицо Несс, как и прежде наполовину скрывала респираторная маска. Видимыми оставались только глаза, но сейчас между ней и таинственным бойцом СБИ что-то происходило… И ученый не мог осознать, что именно… Впрочем девушка была в не меньшем замешательстве. Почему то, в эти секунды её пульс резко подскочил, но это не было вызвано страхом… Нет… Она понимала, что это нереально, однако её особое ментальное чувство сигнализировало о том, что перед ней находиться вовсе не враг…

- Кто ты? – задала вопрос Несси Джой внезапно дрогнувшим голосом…

Человек, сохранял безмолвие, но девушка ощущала, что еще мгновение и ей откроется истина… Еще мгновение и…

Топот приближающихся шагов донесся по коридору, и профессор потянул рычаг активирующий механизм спуска.

Послышался щелчок, и система лифта автоматически заблокировала решетчатую перегородку, а за тем кабина начал быстро опускаться вниз.

***

- Срочно вырубите этот чертов рубильник! – рявкнул заместитель начальника С.Б.И. обращаясь к Агронаксу. – Немедленно!

- Боюсь, это не возможно сэр… - мрачно отозвался тот . – Система устроена так, что пока лифт находится в движении её нельзя отключить…

- Проклятье! – прокуратор яростно пнул лифтовую решетку. - Тогда доставайте ваши чертовы ключи, раз без них лифты не поедут!

Броумэн кивнул, и гулко топая по ступеням стал поспешно подниматься на второй этаж.

– Это были они! Они, понимаете?! - безопасник обернулся к Кайзенбергу. - А ваш чертов “супермен” просто стоял столбом, и смотрел, как они уезжают!

- Я… Я не знаю что произошло… - заведующий отделом экспериментальной биологии растерянно копался в планшете. – У меня зафиксирован аномальный всплеск активности мозга… Но я не понимаю, что могло его вызвать… Какая то аномалия…

Кайзенберг бросил тревожный взгляд на Серхиона Прайса, который по-прежнему был неподвижен, словно статуя.

- Аномалия?! – Курт Штайгер угрожающе навис над ученым. – Еще один подобный фокус, и я начну сомневаться в вашей лояльности, а самое главное полезности, доктор! Вам нужно объяснять, что это значит?!

- П-простите господин Штайрег… - испуганно залепетал ученый, заикаясь и отступая назад. - Я найду причину!

Курт хотел еще что-то добавить, однако донесшийся со стороны лестницы голос Агронакса его отвлек.

- Господин прокуратор… – спустившийся со второго этажа штурмовик выглядел растерянным. – Ключей на месте нет…

- Что?! – эта новость отняла у Курта Штайгера последние остатки сдержанности. – Что значит, нет ключей?! А где они?!

- Боюсь, беглецы догадались забрать их с собой… - мрачно отозвался громила. – Нам придется отправиться к другому корпусу здания и попробовать спуститься там…

Услышав такие новости, прокуратор хотел было разразиться бранью, но передумал. Закрыв глаза, он сделал глубокий вздох, после чего метнул испепеляющий взгляд на ученого, и резко развернувшись, зашагал к выходу, бросив на ходу:

- Поехали!

Все двинулись следом. Все… Кроме Серхиона Прайса...

- Господин прокуратор… - Агронакс догнал шефа, и указал, на неподвижно застывшего подопытного, возле которого с озабоченным видом хлопотал ученый.

- Занимайте места в машинах… - мрачно произнес Курт, разворачиваясь и тяжелым шагом возвращаясь обратно.

- У нас снова аномалии, доктор? - тон, которым это было сказано, заставил ученого попятиться. Однако Курт Штайгер сказал это не глядя на Кайзенберга. Приблизившись, он встал слева от капитана, который по-прежнему смотрел в сторону шахты лифта.

- Сейчас я сделаю ему еще одну инъекцию, и все встанет на свои места… - ученый возился в подсуммах своего скафандра, готовя к работе инъектор. – Я не хотел перекачивать его препаратами, но видимо…

- Не надо… - жестом остановил его прокуратор, и помолчав склонился чуть ли не к самому слуховому сенсору Прайса, произнес, выделяя каждое слово:

- Ты будешь делать то, что я тебе приказываю, или сдохнешь, как бесполезный кусок дерьма. И сейчас я приказываю тебе...

Прайс резко повернул голову. Настолько резко, что прокуратор от неожиданности отпрянул назад, машинально положив пальцы на рукоять пистолета.

- Двигай к остальным, и садись в машину, гребаный ты ублюдок… - докончил фразу Курт Штайгер, едва сдерживаясь, что бы не пустить пулю прямо в тонированный визор Прайса. И если бы роль подопытного в предстоящей операции не была столь значительна, он без сомнения именно так бы и поступил, однако обстоятельства вынуждали прокуратора проявлять сдержанность.

Серхион Прайс еще несколько секунд стоял неподвижно, а за темя развернулся и зашагал в направлении выхода.

ГЛАВА 13

3017 год

Планета земля урановые рудники под базой А113

450 метров ниже уровня земли

Вообще Несс уже давно привыкла к подземельям. Ведь даже её знакомство с новым миром началось на территории заброшенной лаборатории “АMREGO”, в которой она очнулась после сотен лет анабиоза, и которая едва не стала её могилой, после того, как девушку попытался сожрать облюбовавший это место мутант.

Позже из разговоров с Арминиусом Диваром, она узнала, что тварь, которая обитала в подземном бункере, имела научное название “морлум” или же, как его еще называли солдаты дезинфекторских подразделений “подвальщик”. К слову сказать “морлумы” являлись довольно сильными “мозгокрутами” а так же имели крайне токсичные железы способные парализовать тело жертвы практически мгновенно, и если бы не особая устойчивость организма девушки к разного рода ядам, токсинам и прочим отравляющим веществам, она бы неминуемо погибла.

Конечно, тогда, Несс только очнулась после длительного анабиоза, и еще не освоилась со своими необыкновенными способностями, именно поэтому она сначала попала под ментальный контроль твари, а затем её сковал паралич от его щупалец. Но очень быстро её новое тело выработало защитный барьер, что помогло ей выйти победительницей из той ситуации. А позже, обретя уверенный контроль над своими навыками, она не только перестала испытывать страх, перед подобными созданиями, но и добилась того, что бы они, чувствуя её присутствие, держались подальше от мест, где она чаще всего бывала. К слову сказать, в какой-то момент Несс осмелела на столько, что даже вернулась в заброшенную лабораторию, и вытащила оттуда огромный запас стрел для своего лука, который обнаружился в специальном хранилище, решив тем самым вопрос нехватки боеприпасов. Правда “старого знакомого” морлума, которому она впервые покидая стены бункера, всадила пару стрел на прощание, в лаборатории не оказалось. Конечно, девушка не обыскивала все помещения досконально, однако ментальным чутьем ощущала, что твари здесь больше нет… Может быть раненый “подавальщик” заполз в дальний угол заброшенного бункера, где благополучно подох… А может решил поискать более уединенное убежище, где на него не будут охотиться с применением отравленных стрел, странные создания, не подвластные парализующему яду его передних конечностей, и ментальному влиянию разума. Одним словом подземелья Несс не пугали. Правда к удивлению девушки, тоннель в котором они вместе с ученым оказались покинув кабину лифта, разительно отличался от того образа, который девушка рисовала у себя в голове до того, как спустилась на глубину. По большому счету это даже нельзя было назвать тоннелем, в том смысле, который обычно подразумевался под данным словом. Так, в понимании Несси Джой подземные галереи, протянувшиеся под территорией базы, должны были представлять из себя узкие коридоры с земляными стенами, где очень высокому человеку пришлось бы даже пригибаться. Ей казалось, что здесь будет душно, темно и не намного уютней, чем в логове морлума. Но здесь все было иначе... Галереи были не просто широкими и высокими, они были двух-ярусными! К примеру, коридор, в котором они оказались, выйдя из дверей лифта, представлял собой огромный тоннель, по обе стороны от стен которого тянулись металлические площадки с перилами. Через центральную часть коридора проходило монорельсовое полотно, на котором застыли внушительного размера “вагонетки” каждая из которых, могла вместить, наверное, пару тонн руды, а кроме того, как и в здании, что располагалось на поверхности, по потолку вместе с разного рода силовыми кабелями тянулись рельсы для подвесных мобильных кранов. Помимо этого, стены, пол и вообще все вокруг было облицовано металлическими листами, и чем-то на подобии экзо-бетона. Правда, освещение горело довольно тускло, благодаря чему повсеместно встречались довольно темные углы, однако в целом света было достаточно, для того, что бы Арминиус Дивар мог уверенно шагнуть вперед, не прибегая к помощи фонарей. Вообще, обстановка здесь внезапно напомнила девушке нутро технических помещений космического корабля “Омикрон-52”. Тот же полумрак, те же серые отливающие металлом стены. Суховатый воздух, перегоняемый из конца в конце при помощи внутренней системы вентиляции. Тросы подвесных кранов, разного рода ящики, бочки и прочие предметы, попадавшиеся ей на глаза в момент, когда она обозревала открывшееся её глазами пространство, все это показалось Несс каким-то до боли знакомым… Настолько знакомым, что девушка вдруг ощутила острый прилив ностальгии и какой то невыразимой тоски, от осознания, что былые времена ушли безвозвратно. Что в её жизни больше не будет космических перелетов за штурвалом огромного корабля… Не будет ощущения свободного скольжение в невесомости при помощи “спэйсвинда”, не будет каких-то маленьких мелочей, к которым она привыкла и которые безвозвратно ушли вместе с тем миром, от которого сейчас остались одни заселенные мутантами руины… Но главное и самое печальное было не это… Самую большую боль причиняла мысль, что в её жизни больше не будет человека, который был ей так дорог, что ради него, она была готова пожертвовать всем… Человека, который теперь являлся ей лишь в странных снах… Мысли о Серхионе вызвали у Несс секундный прилив грусти, и одновременно наложились на непонятное ощущение, которое осталось у нее внутри после столкновения со странным СБИшником, лицо которого закрывал шлем. Ситуация казалось простой и понятной – её преследовали, и этот человек в красно-черном скафандре был точно таким же преследователем, как и другие бойцы, но… Но почему в таком случае именно при его появлении, она ощутила это странное внутреннее чувство, словно перед ней был не враг а… А кто же тогда? Девушка не могла себе это объяснить… Но она словно узнала его… Даже не смотря на скрывающую лицо непроницаемую поверхность визора. И как бы нелепо это не звучала, Несс чувствовала, что этот странный человек тоже её узнал… А потому все время пока скоростная кабина лифта уносила их вниз, прочь от оставшихся на поверхности преследователей, она находилась в полной растерянности граничащей с состоянием прострации, потому как её разум и чувства невероятным образом противоречили друг другу. Причем речь шла ни о каких-то там абстрактных чувствах! Разуму противоречили её сверх способности, которые до этой минуты девушку еще ни разу не подводили! И это Несс настолько шокировало, что находящийся рядом ученый со встревоженным видом спросил, хорошо ли она себя чувствует. Впрочем, к моменту, когда кабина достигла своей конечной точки, девушке удалось взять себя в руки, и не смотря на сохранившееся внутри ощущение противоречия, заставить себя думать о насущных проблемах, оставив размышление о произошедшей на верху странной ситуации на потом.

48

- Стесняюсь спросить, но что с вами произошло? – осторожно подал голос ученый, в тот самый момент, когда они только вышли из лифта, оказавшись на небольшой межуровневой площадке, с которой можно было, как спуститься вниз, так и попасть на одну их тянущихся по обе стороны тоннеля галерей. – Вы так смотрели на этого СБИшника, словно… Я даже не знаю как это описать… Словно узнали его…

Девушка посмотрела на ученого, будто бы решаясь делиться ли своими внутренними сомнениями, которые могут показаться тому бредом, или не стоит.

- Вы правы… - наконец решилась она на откровенный ответ. - Именно так мне в тот момент показалось…

- Интересно… - пробормотал Арминиус Дивар, интонация которого впрочем ни как не говорила о том, что он считает что у Несс в связи с травмой головы поехала крыша.

- Понимаю, это звучит как бред но… - Несси вновь замялась. – Но как-то связано с моими снами, которые я начала видеть относительно не давно… В них я видела образ человека, которого уже нет, и который был мне очень дорог…Его звали Серхион…

- И как ваши сны связаны со всем этим? – продолжал интересоваться ученый.

- Дело в том, что в моих снах на Серхионе был точно такой же боевой костюм. Только там он был без шлема… И удивительно то, что я до этого никогда не видела боевых скафандров такой модификации и такой раскраски. У местных военных они выглядят по проще. Первый, на ком я заметила подобную амуницию был Гатриан Лекс… Но даже его костюм был полностью черный, а не красно черный. А сны, я начала видеть еще до того, как обнаружила Гатриана лежащего без сознания возле догорающего летательного аппарата… Понимаете?

- Пытаюсь… - медленно кивнул ученый. – Одним словом вы хотите сказать, что видели пророческий сон?

- Не знаю… - растерянно отозвалась Несс. – Но некоторое время назад я вспомнила, что когда-то давно, мне уже снился сон о будущем, в котором я увидела сегодняшний мир… Конечно я уже не помню всех деталей, но точно знаю, что видела планету в её нынешнем состоянии... И вот, сон стал явью… Но…

Несс закусила губу.

- Я понимаю, что это не возможно, однако сейчас при встрече с этим преследователем, я испытала то самое странное ощущение, которое было в моих снах в моменты, когда мне снился Серхион…

Девушка тряхнула головой.

- Нет… Это все какая то ошибка. Возможно, сказываются последствия ранения… - она посмотрела на ученого, который задумчиво теребил свою седую бороду. – Как вы считаете?

- Знаете мисс Джой… В этом мире порой происходят самые невероятные совпадения… Такие, в которые порой даже поверить сложно… Однако это все же не объясняет почему у вас возникла такая реакция на этого бойца С.Б.И. и самое главное почему одновременно с этим он вел себя столь странным образом… Плюс еще эти ваши сны… Тут действительно есть над чем поразмыслить… Однако как бы то ни было, сейчас наша задача добраться до выхода из рудников. Ваш маневр с похищением ключей-активаторов вновь дает нам фору перед преследователями, так что нужно распорядиться ею грамотно.

- Вы правы… - кивнула Несс. – Попробую разобраться в себе позже… Нужно двигаться.

***

Курт Штайгер смотрел, на спины марширующих впереди штурмовиков, и ощущал, что с каждой минутой внутри него зреет все больше и больше раздражения, готового выплеснуться в неконтролируемую ярость. С того самого момента, когда девчонка и этот чертов яйцеголовый ускользнули у него из-под самого носа, его бесило буквально всё.

А тот факт, что он сейчас вместо того что бы спать, вышагивал по каким то подземным коридорам, бесил его в особенности… Нет, конечно можно было бы послать Агронакса, а самому сидеть у себя и ждать докладов о результатах… Но после того как посланные им штурмовики не могли задержать девицу в мед-блоке, прокуратор собирался лично проконтролировать весь процесс не доверив его даже своему главному помощнику. Ну а кроме того, поимка беглецов была для него уже делом принципа. До того, как девица сбежала, о её задержании прокуратор думал скорее как о развлечении, что бы убить время и немного поразвлечься во время допроса. Конечно, девчонка могла знать какие-то ценные сведения, касательно численности засевших в джунглях подельников и способа выбраться с Марса, а могла и не знать. Но сам процесс допроса мог бы хорошо сказаться на настроении Курта Штайгера. Однако посмев ускользнуть, а так же ранить его людей, эта девка вызвала внутри заместителя начальника С.Б.И. настоящее бешенство! Ни кто не смел так просто уходить от Курта Штайгера! Ни кто не смел поднимать руку на бойцов C.Б.И. ! А тот кто смел, очень скоро убеждался в том, что это приводит к крайне фатальным последствиям. И этот раз не должен был стать исключением!

К слову сказать, сейчас они находились на глубине трехсот пятидесяти метров, на уровне, обозначавшемся как “пятый горизонт”. Как и прежде, процессом поимки руководил Агронакс, больше всех разбиравшийся в местных реалиях. Штурмовики двигались через полутемные галереи, соблюдая весьма бодрый темп, намереваясь в какой-то момент обогнать беглецов и перехватить их до того, как они, достигнут точки, где рукотворные рудники соединяются с системой подземных природных пещер. И мысль о том, что старик, не сможет поддерживать высокий темп передвижения, в следствии чего беглецам волей неволей придется делать передышки, была единственным фактором который хоть как то сдерживал гнев Штайгера. Конечно, теоретически девчонка смогла бы оторваться, будь она одна, но у нее наверняка проблема со знаниями местности, и без Арминиуса она просто заблудится в хитросплетении многочисленных подземных ходов, которые все были как под копирку сделанные. Так что пытавшейся скрыться девице волей не волей придется двигаться со скоростью старика Арминиуса, и даже на себе его тащить если придется, потому как он её ключ к свободе… Подумав про такое понятие как “ключ”, прокуратор невольно покосился на движущегося немного в стороне от основной колонны Серхиона Прайса. Судя по всему, доктору Кайзенбергу всё-таки удалось взять своего подопытного под контроль, так как с момента странного сбоя случившегося наверху, он больше не проявлял каких либо признаков неподчинения.

Но поселившихся в душе Курта Штайгера сомнений это не развеяло. Он уже даже начал сомневаться, не стоило ли позволить ученому провести весь курс по закреплению эффекта позволяющего контролировать этого “реликта древности”, пусть это и заняло бы пару лишних недель… Но подобные размышления были им отброшены сразу же. У него банально не было столько времени. Если бы он начал тянуть, в Сенате стали бы задавать вопросы, и требовать окончательный результат, а то чего доброго еще отправили бы на поиски технологии “Кукловод” кого ни будь другого… Нет, нужно было действовать быстро, так что он все сделал правильно… Только вот почему же на его пути буквально на ровном месте сразу же начало вырисовываться столько проблем? А ведь он еще даже не отправился, в эти чертовы джунгли! Он просто прибыл на базу! И сразу же начались какие-то непонятные неудачи, причем в таких казалось бы простых мелочах, в которых по определению не должно было быть проблем! К примеру, что могло быть проще, чем задержать какую-то полумертвую девицу, едва пришедшую в сознание после операции, которая и на ногах-то должна еле стоять? Но ведь нет! Трое его бойцов оказались не способны справиться с этой не хитрой задачей, да их ещё и вырубили, словно это были не штурмовики, а какие-нибудь жалкие мусорщики, прошедшие “нейрокорекцию” в детском возрасте, и прибывающие в полу-беспомощном состоянии. За тем этот ублюдошный претор, возомнивший о себе черт знает что, отказался пойти на сотрудничество и оказать помощь в поимке беглецов, прикрывшись совершенно формальной причиной! Хотя кто ни будь другой на его месте, наизнанку бы вывернулся, что бы только угодить заместителю начальника C.Б.И. и не вызвать гнев прокуратора! А этот смелый значит очень… Ничего, ничего… Посмотрим где будет его смелость, когда Курт обретет неограниченную власть, и решит “воздать каждому по делам его”. Вот тогда-то, паршивый служака пожалеет, что его не загрызли местные твари, потому как у мутантов фантазии в области применения жестокости ноль, а у Курта Штайгера с этим полный порядок…

49

Прокуратор зло ухмыльнулся, попутно бросая взгляд по сторонам. Конечно, местные подземелья очень сильно отличались от тех, что находились под поверхностью красной планеты. Тут все было сделано с умом, и рассчитано на максимальную эффективность и безопасность работающих на глубине людей. Правда, Агронакс упомянул, что столь высокими и широкими являются не все тоннели, а только центральные, выполняющие роль эдаких магистралей, по которым перевозят добываемую руду, для того что бы поднять её на поверхность. Тоннели же, в которых эта руда добывается, сами по себе довольно тесноваты, и там даже не везде есть свет, но прокуратор надеялся, что они перехватят беглецов до того, как придется углубляться в эти “крысиные норы”.

Размышляя об этом, Курт Штайгер заметил, что колонна бойцов замедлила шаг и остановилась. Местом, где отряд прекратил свое движение, являлась своего рода развилка, однако не совсем обычного типа. Один путь, тот который находился левее, сейчас шел на понижение и исчезал в тоннеле ведущим, куда-то вниз. Второй же, тот что располагался правее, как и прежде шел прямо и на той же глубине. В момент, когда прокуратор прикидывал, каким же будет дальнейший план действий, к нему поспешил сам Броумэн.

- Здесь мы должны разбиться на три группы. – проговорил помощник приблизившись к предводителю безопасников плотную, и бросая косой взгляд на Прайса. – Первая группа пойдет по тоннелю, уходящему вниз, и окажется на “шестом горизонте”. Вторая продолжит движение по тому пути, которому мы шли сейчас. Таким образом, вскоре вторая группа достигнет определённо места, на маршруте беглецов, мимо которого им ни как не пройти, и если первой группе не удастся настигнуть их внизу, то она выгонит их аккурат на вторую. Третья же группа останется здесь в качестве резерва и отрежет путь беглецам назад, если мы поймем, что они решили вернуться к лифтам.

- Что-ж… Похоже, на какой то план… - кивнул прокуратор. – Какие мысли на счет составов этих групп?

- Я возглавлю группу номер один. Вторую группу поведет старший цензор Дрэйкус Гар, он как раз жаждет реабилитироваться после своей оплошности. А вам я предлагаю остаться в группе прикрытия и дождаться результатов здесь.

Прокуратор несколько секунд размышлял, за тем посмотрел на стоящего неподалеку старшего цензор, и жестом приказал ему приблизиться. Офицер поспешно отделился от строя, торопливым шагом подошел к Штайгеру, и вытянулся по стойке смирно.

- Второй куратор Броумэн, говорит, что ты жаждешь доказать, что зря носишь звание старшего цензора, и хочешь исправить оплошность допущенную при задержании девчонки. – проговорил прокуратор обращаясь к офицеру.

- Так точно сэр! Дайте мне шанс!

- Остаешься здесь, в качестве командира группы прикрытия. Отбери для себя пять человек и займи с ними позиции. Вряд ли она попытается вернутся назад, но если все же это случится, постарайся не обделаться как в прошлый раз.

- Да сэр… - несколько сник “безопасник”.

- Что-же до твоей реабилитации… Посмотрим, как ты проявишь себя завтра во время основного задания.

- Благодарю, господин прокуратор! Я вас не подведу!

- Уж надеюсь… - с кислым выражением лица откликнулся Штайгер. – Третьего шанса у тебя уже не будет. Выполняй.

Дрэйкус Гар резко приложил сжатый кулак к сердцу, и развернувшись поспешил в сторону основной колонный штурмовиков.

- При всем уважении сэр, я все же советовал бы вам подождать здесь. В дальних тоннелях не так комфортно как в этих. К тому же вам долгое время придется двигаться бегом. – попробовал изменить мнение начальника Агронакс.

- Если бы я хотел оставаться в комфорте, я бы остался на верху. – отрезал Курт Штайгер. – Бегать я еще не разучился, так что скинь мне маршрутный файл с отметкой точки засады. У нас не так много времени, что бы тратить его на разговоры.

- Как скажете, сэр… – не стал спорить Агронакс, синхронизируя свой нейрочип с нейрочипом прокуратора, и передавая ему необходимую информацию.

- Прекрасно. – заявил заместитель начальника С.Б.И. , когда все информация была получена. – Теперь поспешим. И помни, если наткнешься на беглецов первым, они нужны мне живыми… Хотя… Жизнь “умника” не особо принципиальна. Но девку брать живьем! Понял?

- На счет этого не волнуйтесь, сэр. Но есть последний вопрос… - помощник кинул взгляд в сторону начальника лаборатории экспериментальной биологии и его подопытного, который вновь находился в неестественно неподвижном состоянии, словно поставленный на паузу робот.

– Где остаются эти двое? Этот Кайзенберг банально не потянет такой марш-бросок. Может оставить их с группой прикрытия?

Курт Штайгер несколько секунд размышлял, после чего не говоря ни слова, приблизился к сотруднику научного сектора.

- Вы остаетесь ждать меня здесь, доктор. – произнес он обращаясь к ученому, на лице которого отобразилось явное облегчение. – Мы заберем вас на обратном пути.

- Ох… Спасибо господин Штайгер… А то признаться, я уже слишком стар для таких длительных прогулок… - совершенно искренне откликнулся тот.

- Но ваш подопечный пойдет со мной… - добавил прокуратор. – И я надеюсь на этот раз, никаких сбоев в его программе не будет. Потому что в противном случае, я начну сомневаться в вашей квалификации, а это может плохо сказаться на вашей дальнейшей карьере…

Последнее слово Курт Штайгер выделил особенно, что бы Кайзенберг совершенно точно уловил намек.

- Никаких проблем возникнуть не должно… - пробормотал ученый, невольно отстраняясь назад.

Прокуратор перевел взгляд на Прайса и отдал тому приказ возглавить строй.

На этот раз тот не стал сопротивляться, и перейдя на бег послушно проследовал в начало колонны.

- Вот видите! – нервно улыбнулся Кайзенберг. – Все работает…

Однако Курт Штайгер, не удостоил его ответом и развернувшись молча направился к ожидавшим его распоряжений штурмовикам.

***

Группа второго центуриона Фроузера двигалась “лучевому коридору” ориентируясь на данные молекулярного детектора, улавливающего малейшие частицы испарений крови мутанта витавшие в воздухе, отличая их благодаря образцу, который не смотря на дождь, удалость оперативно собрать и проанализировать коллегам покойного Лин Джоу.

Лучевой коридор был как бы главной магистралью для перемещения большого количества людей и грузов, и тянулся через весь “горизонт” подземного слоя. А от него, в свою очередь тут и там расходились ответвления более узких тоннелей, которые уже не отличались особенной прямотой. Эти ответвления не редко пересекались друг с другом, местами среди них так же попадались “залы” заполненные разного рода машинами, где находясь на платформе одной галереи, можно было увидеть расположенные ниже ходы, а так же спуститься туда по специальным лестницам. Сама по себе эта схема был достаточно сложной и запутанной, но имея в своем распоряжении цифровую карту, Кай Фроузер мог спокойно ориентироваться во всем этом многообразии, и сохранять уверенность, что смерть доктора Лин Джоу не останется безнаказанной.

Нельзя сказать, что второй центурион, и погибший биолог были большими друзьями, однако он неплохо знал этого ученого, и тот явно не заслуживал такой судьбы. А потому сейчас командир отряда “Саламандра” был намерен сделать все, что бы проникший на территорию “мозгокрут” был ликвидирован и не натворил никаких дел. Молекулярный анализатор работал по принципу детектора, он был закреплен на левой стороне шлема командира группы, и не только передавал на внутренний интерфейс цифровые данные, но и издавал короткое отрывистое пиканье, которое увеличивало свой тем, когда концентрация молекул в воздухе повышалась. Как и предполагал Фроузер, тварь не стала рыскать по поверхностным коммуникациям, и ускользнула в шахты и путь её лежал в сторону энерго-блока. Это подтверждал не только детектор, так и сработавшие датчики движения, установленные внутри подземной системы вентиляции, по которой, судя по всему, тварь сейчас передвигалась. Сами коммуникации имели достаточно не малую протяженность и внутренний объем, правда монстр все равно был крупнее, так что судя по всему, его тело имело способность как то сжиматься, для притискивания в узкие пространства, чем он воспользовался в момент, когда скрылся в проломе. Но существовали два факта позволявшие командиру группы надеяться на успех операции. Во-первых, тварь была ранена, а во-вторых, скорость перемещения её была явно не велика. Все же протискиваться через трубу это вам не то же самое, что бегать по открытому пространству. Так что, даже не смотря на то, что подземные галереи были весьма обширны, с учетом имевшегося у них оборудования, а так же возможностью получать сигналы от системы датчиков движения установленных через каждые сто метров, шанс отыскать и ликвидировать “мозгокрута” был весьма реальный, особенно с учетом того, что Кай предугадал, что целью монстра является энерго-блок. К слову сказать, именно сейчас они вошли в довольно обширное помещение, где этот самый энерго-блок и располагался, и Кай Фроузер жестом приказал своим людям остановиться, сверяясь с данными молекулярного анализатора.

50

Зал был довольно просторным, площадь его составляла порядка ста метров, но пустым его назвать было нельзя, потому как большую его часть занимали огромные стальные кубы, издававшие тихое монотонное гудение и объединённые между собой сетью стелящихся по полу высоковольтных кабелей. Эти кубы, являвшиеся, по сути, отдельными частями единой системы энергоблока, своим расположение образовывали множество скрытых от взгляда мест, где сейчас могла бы притаиться кровожадная тварь.

А если добавить сюда тот факт, что система освещения на территории шахт сейчас работала в треть мощности, и как следствие повсеместно царил жутковатый полумрак, то шанс подвергнуться неожиданному нападению со стороны твари, становился более чем реальным.

Именно потому, получив сигнал к остановке, люди Фроузера не дожидаясь особого приглашения, рассыпались по сторонам, занимая укрытия, и вскидывая стволы своих автоматических винтовок.

Монстр был где-то здесь… Данные молекулярного анализатора показывали очень высокую концентрацию запахов крови мутанта, и охотничьи инстинкты второго центуриона Фроузера сейчас особенно обострились.

- Движемся двойками… - тихо распорядился он, используя внутренний канал связи. Кортес, Дрикстоун , первая двойка левый фланг. Вайран, Никсон, вторая двойка, правый фланг. Агнер и я берем центр. Остальным сохранять позиции. Огонь вести только убедившись, что тварь в прямой видимости. Начали…

Стараясь двигаться как можно более тихо, второй центурион в сопровождении бойца подразделения двинулся вперед, держа оружие перед собой, и вслушиваясь во все больше и больше ускоряющийся темп звучания сигнала детектора.

Шаг… Еще шаг… Остановка… Вновь пара шагов… Амплитуда звукового сигнала всё больше сокращается, свидетельствуя о том, что тварь затаилась где то рядом… Еще шаг… Осторожно, и медленно… Взгляд и точка коллиматорного прицела, двигаются неразрывно словно единое целое, соблюдая правило звучащее как “оружие смотрит твоими глазами”. Еще шаг… Осматриваясь по сторонам, офицер так же не забывал поглядывать наверх. И сейчас его внимание привлек большой вентиляционный люк, расположенный в потолке зал, решетка от которого в данный момент отсутствовала. Именно при приближении к этому люку, сигнал становился все тревожнее…

Оно было здесь… Рядом… Засело наверху намереваясь броситься на людей как только те окажутся в зоне прямого прыжка. Отступать мутанту было не куда, так как это был не простой фрагмент воздуховода, а секция, снабженная мощной воздушной турбинной для вытяжки потенциально опасных газов. Сама турбина располагалась несколькими метрами выше, и преодолеть эту преграду мутанту было не по силам. А это означало, что даже при наличии желания, скрыться тварь уже не могла. Забравшись туда, монстр оказался в ловушке. Но прежде чем радоваться этому факту, следовало помнить, что даже загнанная в угол крыса, которых, кстати, на Марсе было с избытком, становится крайне опасна. А тут дело приходилось иметь с тварью гораздо крупнее. Так что на легкую победу рассчитывать не стоило.

Командир подразделения плотнее стиснул рукоять штурмовой винтовки. Писк детектора ускорился на столько, что перерыва между сигналами практически уже не было слышно.

- Вытяжной люк. – коротко сообщил в эфир Кай Фроузер, меняя подствольный картридж с разрывными мини-ракетами, на другой, снабженный такими же по калибру, но свето-шумового действия. – Всем приготовиться…

После чего кинул взгляд на напарника и жестом просигналил: “ На счет три.”

Боец кивнул, и командир группы держа оружие направленным вверх сделал небольшое покачивание стволом “раз” . За тем последовало “два” и к моменту когда должно было произойти три оба военных резко прыгнули перед оказываясь по обе стороны от люка. Мгновение, и второй центурион выпустил в черневший в потолке люк подствольную ракету, одновременно зажмурившись. Раздавшийся грохот подавила встроенная в боевой шлем система активных наушников. Еще секунда, и снова открыв глаз, Кай Фроузер резко отпрыгнул в сторону, так как увидел, что из черного проема вниз ринулась какая-то тень. Раздался влажный шлепок, и второй центурион в сердцах выругался… Перед ним на полу лежал жутко изуродованный, полу-переваренный труп доктора Лин Джоу весь покрытый какой-то склизкой массой… Понять, что это был именно ученый, можно было по остаткам его снаряжения, однако в целом зрелище было настолько отвратительным, что даже бывалый дезинфектор с трудом подавил рвотные позывы. Детектор пищал не переставая, однако монстра в вентиляционной шахте не было. И сопоставив эти факты, Фроузер вдруг осознал, что то, что биологи приняли за кровь мутанта, таковой вовсе не являлось. Это была его слюна…

- Твою мать… - выругался второй центурион, отключая детектор, оказавшийся совершенно бесполезным. Тварь была здесь, причем была гораздо раньше, чем они... Но зачем?

Ей был не нужен энергоблок… - мысль посетившая голову второго центуриона заставила его опешить. - Это был просто отвлекающий маневр! Но… Тогда что ей нужно?!

- Сэр! Фиксирую срабатывание датчика движения! – послышался доклад одного из подчиненных. Не теряя времени, Кай Фроузер вывел на внутренний интерфейс схему тоннелей, после чего увидел, что на этот раз срабатывание произошло аж двумя “горизонтами” ниже!

- За мной! – отдал приказ командир группы, у которого в голове все больше крепли дурные предчувствия, и бегом ринулся в обратном набавлении.

***

Доктор Кайзенберг, в очередной раз проклиная судьбу, трясущимися пальцами нервно рылся в подсумке выданного ему боевого скафандра. Не смотря на то, что он вырос на Марсе, у него давно и прочно закрепилась нелюбовь к подземельям. Даже на родной планете он избегал появляться на минусовых уровнях городов, ощущая словно вся тяжесть породы нависшей над головой начинает давить ему на плечи. Фобия была чисто психологической, и отчасти напоминала клаустрофобию, но все же от нее отличалась. А потому, узнав, что придется спускаться на рудники, да еще и на столь большую глубину ученый был явно не в восторге. На всякий случай он захватил с собой несколько доз с успокоительным, и сейчас чувствуя как начинает нарастать эффект “давящего потолка” намеревался воспользоваться препаратами, для приведения себя в нормальное состояние. Обнаружив нужную ампулу, ученый вставил её в специальный паз боевого скафандра и мысленным импульсом произвел инъектирование. Прошло несколько секунд, и Кайзенберг почувствовал, что ощущение нависшей над головой тяжести улетучивается, после чего с облегчением вздохнул.

Наблюдавший за его возней старший цензор Гар, сидевший неподалеку лишь мрачно усмехнулся.

- Не вижу ничего смешного! – раздраженно отреагировал на его поведение ученый, который по-прежнему находился в довольно нервозном состоянии. – Я терпеть не могу всякие крысиные норы! Я человек науки! Мое дело работать головой, а не лазить черт знает где, в компании черт знает с кем!

Сказав последнюю фразу, доктор Кайзенберг вдруг осознал, что погорячился, потому что ухмылка мгновенно слетела с лица старшего цензора, и оно сделалось весьма не дружелюбным.

- Прошу прощения… - поспешно проговорил ученый. – Я просто нехорошо себя чувствую, и мне немного не по себе…

По лицу безопасника было видно, что он хотел, сказать доктору что-то весьма нелицеприятное, однако раздавшийся вдруг странный звук, похожий на скрип гнущегося металла, заставил старшего цензора вскочить с места, подхватив оружие. Его подчиненные тоже насторожились, начав озираться по сторонам, однако, звук прекратился так же резко, как и начался. Впрочем, направление, откуда он доносился, все же удалось зафиксировать – странный скрип исходил из темного ответвления, примыкающего к основному тоннелю.

- Грегман, Род, Мангус, проверьте этот ход. – распорядился старший цензор указывая в сторону входа в боковой тоннель, и секунду поразмыслив добавил. – Кайман, Джокс, зайдите со второго яруса.

51

Последняя команда объяснялась тем, что уходившее вглубь породы ответвление, предположительно могло иметь два этажа, так что старший цензор решил перекрыть потенциальным беглецам все пути к отступлению. В следующие несколько секунд доктор Кайзенберг наблюдал, как безопасники бросились выполнять приказ, попутно косясь на их командира, который остался неподвижен.

- Думаете это они? – немного притихшим голосом поинтересовался ученый, когда СБИшники исчезли в темных проемах.

- Моя задача не думать, а реагировать. – мрачно отозвался тот. – Они это или нет но..

Звуки отчаянной стрельбы, донесшиеся из темноты тоннелей, оборвали фразу старшего цензора на середине. Дрэйкус Гар вскинул штурмовую винтовку, занимая укрытие за одной из колон. Но не стрельба вызвала внутри ученого дикий прилив ужаса! Больше всего сейчас его испугали раздающиеся в радиоэфире отчаянные крики. Испуганный и ошарашенный происходящим, он рухнул за какой-то ящик, прячась от возможных шальных пуль, однако стрельба стихла так же резко, как и началась, сменившись мрачной тишиной…

Дрэйкус Гар судорожно сжимая в руках оружие, высунулся из-за укрытия, переводя ствол с одного темного проема на другой.

- Грегман! Что там у вас! – дрожащим от напряжения голосом выкрикнул он, однако подчиненный не отозвался. – Грегман ответь! Род! Мангус! Прием!

Однако эфир был пуст, и старший цензор С.Б.И. почувствовал, что у него по спине пробежал неприятный холодок.

Вновь раздался какой то странный звук, природу которого определить было сложно, однако то, что он не сулит ничего хорошего Дрэйкус Гар почувствовал на каком-то подсознательном уровне. Он судорожно сглотнул и сильнее стиснул рукоять оружия, готовясь нашпиговать свинцом все, что покажется из темноты. В то, что там скрывается беглая девчонка, и старый ученый, он не верил. А если это были не они…

Звук, похожий на какое то гортанное клокотание вновь донесся до его слуха, и Дрейкус Гар едва удержался от того, что бы не начать стрелять просто во тьму, даже не видя цели. Возможно, именно этого и добивалась неизвестная тварь... Хотела, что бы он впал в панику, опустошил магазин , и остался беззащитен.

- Ну не-е-ет… Не дождешься… - зло прошептал “безопасник”. – Давай, вылезай… Я тебя встречу… Как нужно встречу…

Клокотание послышалось снова, и на этот раз значительно ближе, но луч фонаря устремлённый сторону темневшего тоннеля все же не был способен рассеять тьму достаточно далеко, а потому неизвестный монстр по-прежнему оставался вне его поля зрения.

- Давай… - прошептал старший цензор, чувствуя как от напряжения, по его лицу начинают стекать капли пота. – Давай!

Удар, обрушившийся на его затылок, был настолько силен, что не будь на голове СБИшника шлема, ему бы в момент раздробило череп. Однако сейчас он просто упал на колени, выпустив автомат, и на какое-то время оказался полностью дезориентирован. Еще удар, на этот раз по спине. Защита скафандра частично приняла энергию на себя, но Гар все равно застонал, повалившись на бок. В этот момент перед его глазами предстал доктор Кайзенберг, в руках которого был зажат внушительного размера стальной лом, и сейчас он как раз совершал им очередной замах.

- Нет… - слабо прошептал старший цензор, поднимая руку в защитном жесте, однако это ни сколько не смутило обезумевшего ученого, и тот вновь обрушил лом на “безопасника” перебив тому запястье. Тот взвыл, но доктор Кайзенберг как заведенный продолжал вскидывать свое примитивное, но при этом не менее страшное оружие, и раз за разом обрушивать его на Дрейкуса, целясь преимущественно в голову.

Удар, удар… Еще удар…. Лицевой щиток боевого шлема СБИшника покрылся трещинами, и тогда Кайзенберг перехватил лом словно гарпун, после чего острием вогнал его лежащему на спине человеку прямо в глаз, проломив ставшую совершенно хрупкой защиту. Тело старшего цензора забилось в агонии, и дернувшись несколько раз, затихло.

Кайзенберг отстранился от своей жертвы, снял с головы шлем, бросив его на пол, после чего склонился над мертвецом, вынув из его кобуры пистолет. Некоторое время он неподвижного стоял на месте, а затем зашагал по коридору, держа курс в направлении ведущего на поверхность лифта, устремив прямо перед собой взгляд своих желтых, как у рептилии глаз…

***

Шум воды стал слышен за долго до того, как они вышли к внушительного размера залу, где располагалась подземная система гидро-турбин. Зал представлял собой огромное помещение шириной не менее ста пятидесяти метров. В левой его части находились внушительного размера трубы, из которых с грохотом срывались мощные потоки воды, попадающие в огромный бассейн. Вода впрочем, внизу не задерживалась, и втягивалась в большой водоворот, расположенный чуть поодаль, благодаря чему общий шумовой фон в помещении стоял весьма приличный, даже не смотря на то, что сама поверхность воды находилась десятью метрами ниже, чем площадка, на которой Несс и Дивар оказались сразу по выходу из “лучевого” тоннеля.

Оглядевшись по сторонам, девушка заметила, что от площадки влево и право тянулись ответвления, проходящие вдоль стен зала. Кроме того, прямо впереди находился необычного вида мост, по которому проходило монорельсовое полотно, и который был призван соединять оба конца зала друг с другом. Необычность моста заключалось в том, что центральный его сегмент отсутствовал, оставляя вместо себя пятиметровый провал, над пенящейся внизу водой. Разгадка этому нашлась довольно просто: лучевой коридор из которого они вышли, имело два уровня, и сразу над их головами сейчас располагалась еще одна точно такая же площадка и точно такой же мост, соединявший противоположные края зала, только там центральная честь была на месте, и приглядевшись, можно было понять, что эта центральная часть способна опускаться вниз, словно платформа-подъемник, становясь единым целым с низлежащим мостом. Очевидно, сделано это было для того, что бы иметь возможность оперативно спускать грузы с одного уровня на другой.

- Похоже, нужно было идти через верх… - задумчиво почесал голову ученый глядя на отсутствующий сегмент. – Жаль конечно потерянного времени, но придется вернуться.

- Не обязательно идти назад, возразила девушка. – Тут где то должен быть пульт для спуска платформы.

- Да… Вот он… - скривился ученый, указывая на закрепленную в стене панель, к которой была приделана кустарного вида табличка с надписью “не работает”.

Пульт управления спуском есть и на самой платформе, а так же на противоположной стороне зала. Но туда нам не добраться, так что придется сделать крюк через верх.

Профессор хотел было развернуться, но заметил, что девушка решительным шагом направилась к обрывавшемуся краю моста, и остановилась на самом его краю, не обращая внимание на долетавшие в её сторону брызги.

- Я смогу перепрыгнуть, и за тем активирую спуск платформы с той стороны, что бы у вас была возможность перебраться. – решительно заявила Несс, перекрикивая шум ревущих потоков.

- Вы уверены мисс Джой? – с явной тревогой в голосе поинтересовался ученый приближаясь к ней, и с опаской косясь в сторону ревущего справа от моста водоворота.

– Это может быть опасно… Если вы упадете, вас затянет в воронку… Я бы предложил вернуться и пройти через верхний ярус.

- Мы движемся слишком медленно, профессор. Есили все сказанное вами верно, то наши преследователи уже должны были успеть воспользоваться другой группой лифтов, так что вернувшись назад мы с очень большой вероятностью рискуем на них нарваться… Я перепрыгну.

- Хорошо… Надеюсь вы знаете, что делаете… - смирился с идеей девушки Дивар.

- А кстати, что это гидро-система? Не думала что в шахтах встречается нечто подобное. – небрежно поинтересовалась девушка, словно ей сейчас и не предстояло выполнить смертельно опасный трюк без страховки.

- Это грунтовые воды. – пояснил профессор. – Когда создавали рудник, их перенаправили в систему труб, попутно заставив приносить пользу, организовав за их счет получение энергии. Энерго-блок, на котором сейчас держится вся база, получает электричество за счет гидро-турбин через которые проходит этот поток. Тут вода сливается в некий резервуар, из которого уже через систему труб выбрасывается наружу далеко за пределами базы.

52

- Ясно… - кивнула Несс отходя от края на несколько метров. Развернувшись, и попрыгав на месте, девушка совершила разбег, после чего Арминиус с замиранием сердца увидел как она, оттолкнувшись от края моста, совершила прыжок через провал. Полет продолжался недолго, и через несколько мгновений девушка повисла на противоположном краю моста ухватившись руками за находящиеся под основной платформой, металлические конструкции. Прошла еще пара секунд, и Несси Джой совершив какой-то невероятно ловкий акробатический манёвр, вскарабкалась на мост. Поднявшись во весь рост, она. отряхнулась, и посмотрев на профессора с улыбкой показала большой палец вверх. Данный жест Арминиусу был не знаком, однако он также повторил его, радуюсь тому факту, что всё прошло хорошо.

В это время девушка развернулась, и поправив висящий за спиной лук, лёгким бегом направилась к противоположной стороне зала. Очень скоро она обнаружила точно такую же панель, что видела раньше, однако на этот раз та была исправна.

Открыв крышку, девушка пробежалась взглядом по её нехитрому устройству, и щёлкнув несколькими маленькими переключателями потянула основной рычаг вниз.

Как и следовала ожидать, расположенная наверху сегментная платформа, начала плавно опускаться вниз. Видя свой успех, Несс изобразила что-то на подобии победного танца, чем вызвала у пожилого профессора улыбку.

- Кто молодец? Несси молодец! - проскандировала девушка, приблизившись к краю платформы, и учёный, решивший, что достаточно точно разгадал смысл увиденного им ранее жеста, ещё раз поднял большой палец вверх.

Сегментная платформа наконец достигла своей нижней точки, соединив обе части моста в единое целое, и Арминиус Дивар начал переходить на другую сторону, попутно убедившись в своём предположении, что на платформе имеется своя управляющая панель. Осознание того факта, что им удалось справиться с этой непростой задачей, привело учёного в приподнятое состояние духа наполнив оптимизмом.

- Похоже, мы отличная команда, мисс Джой. - радостно заявил Арминиус Дивар вышагивая по платформе. - Если так и дальше пойдёт, то у нас есть все шансы на успех.

Выстрел, прогремевший сквозь шум воды, заставил его резко обернуться.

- Никому не двигаться! Служба безопасности империи! - пришедший вслед за выстрелом окрик принадлежал огромного роста штурмовику, сжимавшему в руках автоматическую винтовку, ствол которой сейчас был устремлён в направлении беглецов. В ту же секунду из-за спины здоровяка, стали являться и рассредоточиваться по платформе другие безопасники, также же державшие в руках оружие.

- Отступайте к туннелю мисс Джой! - неожиданно для себя Арминиус Дивар преисполнился какой-то невероятной внутренней решимостью, вскидывая оружие и направляя его на бойцов С.Б.И.

- Но...

- Быстрее! - не дал девушке возразить учёный. - просто делайте то, что я говорю!

Не решившись спорить, девушка кинулась к противоположной стороне моста, и достигнув входа в туннель обернулась, глядя на учёного.

- Я сказал стоять! - в бешенстве заорал громила, не решаясь открыть огонь, однако и не опуская оружие.

- Они не станут стрелять мисс Джой! - заявил профессор, не оборачиваясь и по-прежнему удерживая на прицеле группу штурмовиков. – Вы нужны им живой!

- Он прав! - перекрикивая рёв водопада, заявил громила. - Однако жизнь этого жалкого старика нас особо не интересует! И если ты уйдёшь, он умрёт немедленно! Но если вы оба сдадитесь, обоим будет сохранена жизнь!

По-прежнему не опуская оружие здоровяк сделал шаг на мост.

- Не приближайтесь ! - как можно более грозно рявкнул учёный, чувствуя при этом как бешено колотится в груди сердце. – Еще шаг, и я буду стрелять!

- Ты ведь не хочешь чтобы твой друг умер ? - не обращая внимания на угрозы пожилого мужчины крикнул здоровяк, обращаясь к Несс, которая застыла на границе туннеля не зная что предпринять.

- Вы её не получите! - стараясь побороть предательский дрожащий голос заявил профессор. - Я не позволю!

- Игра проиграна! Тебе все равно не уйти! - как и прежде игнорируя Арминиус, а проорал громила, дело ещё один шаг в сторону учёного. - Даже если сейчас ты скроешься, мы схватим тебя очень скоро. Но твоему другу это уже никак не поможет! Так что не делай глупостей, и просто сдавайся! Или я отдам приказ расстрелять старика! Ну!

- Нет! Не надо! – девушка подняла руки. – Я сделаю, как вы скажете! Он тут не при чем!

- Мисс Джой! Не слушайте его! Бегите! – в отчаянии закричал ученый и понимая, что надо что-то делать рванул рычаг управления платформой, в результате чего та, вместе с ним начала плавно пониматься наверх.

- Стоять!!! – еще раз заорал громила, и закинув автомат за спину ринулся к ползущей вверх платформе, успев взобраться на неё до того, как та набрала достаточную высоту.

Расчёт Агронакса был точен. Ученый не стал стрелять. Вместо этого, он развернулся и побежал к краю платформы намереваясь спрыгнуть с неё на сторону девушки до того, как высота станет слишком большой. Но в тот самый момент, когда Дивар готовился совершить прыжок, грянул выстрел. Ученый дернулся, потерял равновесие, и рухнул вниз. В падении его безжизненное тело ударилось головой о край моста, перевернулось в воздухе, посте чего кануло в бушующую пеной воду.

- Неееет!!! – крик Несс эхом отразился от стен зала. Она упала на колени рядом с провалом глядя на бешено бурлящий внизу поток воды, но Арминиуса Дивара уже не было видно.

– Нет… - прошептала она, чувствуя, как на глазах навернулись слезы. К этому моменту Агронакс поднялся на ноги, и убрав в набедренную кобуру дымящийся пистолет, подбежал к пульту управления платформой, рванув рычаг вниз, после чего та снова стала опускаться.

Громила подскочил к краю, но прыгать сразу же не решился. Находившаяся у обрыва платформы девушка вскинула на него полные гнева и слез глаза, а за тем, вскочила на ноги и бросилась прочь, за считанные секунды, скрывшись в тоннеле.

- Господин Штайгер, она идет к вам, будьте готовы встречать. – вышел в радио эфир громила.

- Принято. – откликнулась рация голосом прокуратора. - А что на счет старика?

– Яйцеголовый отбегался. Так уж получилось…

Некоторое время в эфире была пауза, после чего Курт Штайгер заговорил вновь.

- Черт с ним… Продолжайте гнать её на меня. Хочу побыстрее закончить с этим.

- Да, господин прокуратор! – откликнулся Агронакс, спрыгивая с платформы на мост и устремляясь в погоню.

ГЛАВА 14

3017 год

Планета Земля

База А113 восточный сегмент защитной стены

Небо озарилось ярким всполохом молнии, на мгновение перекрывавшим свет мощного прожектора, и замерший под проливным дождем прицип Макадли в очередной подумал о том, какой же разнообразной и непредсказуемой может быть погода на этой дикой планете. Это была его четвертая вахта в “секторе заражения”, каждая из которых длилась шесть месяцев, но он по-прежнему никак не мог привыкнуть к удивительной переменчивости нового мира. До этого ему довелось побывать на разных ресурсо-добывающих базах, и он своими глазами смог увидеть, что не только погода планеты способна поражать своим разнообразием. Порой и сам ландшафт местности настолько разительно отличался один от другого, что родившемуся и выросшему на Марсе парню было трудно поверить в то, что все это одна планета! К примеру, база U219, на которой он побывал во время одной из командировок, располагалась посреди песчаной пустыни, размеры которой было трудно вообразить. Впрочем, не только размеры пустыни, поражали воображение. Перепады дневных и ночных температур, так же впечатляли, и Дейку Макадли было тяжело представить, что в древности люди не только путешествовали через это море песка пешком, но и делали это без боевых скафандров, снабженных системой внутреннего охлаждения и обогрева. Конечно, тогда по бескрайним барханам не сновали гигантские хищные твари, отдаленно напоминавшие скорпионов, научное название которых принцип сейчас не помнил, но помнил, что они имели привычку зарываться в песок, после чего атаковать своих жертв выскакивая прямо из под ног. Одну такую зверюгу, попытавшуюся по неопытности погнаться за их вездеходом, Дейку Макадли, к слову сказать, удалось подстрелить из пулемета.

53

Так же во время своей позапрошлой вахты ему довелось посетить базу X703 находившейся в высокогорной местности, а два месяца назад, вместе с группой ремонтных специалистов он побывал на укутанной снегами, знаменитой базе Z122, так же носившей прозвище “ледяной”. Это было единственное человеческое укрепление, находившееся за полярным кругом. Примечательно было и то, что даже тут, не смотря на чрезвычайно суровые условия для жизни, мутанты не только присутствовали, но и чувствовали себя вполне комфортно. А на подлете к самой Z122 экипаж их флайтрака, шедшего на снижение, наблюдал в ледяных водах океан, какое то невероятно гигантское существо, длинной не меньше ста метров!

Одним словом, не смотря на огромное обилие всевозможных опасностей таящихся на каждом шагу, этот мир был невероятно притягателен своей дикой, ни на что не похожей красотой, и каждая вахта здесь приносила принципу гораздо больше впечатлений, чем вся его жизнь на красной планете. Ну а последний инцидент, когда он попал под обстрел свихнувшегося пулеметчика “Цитадели-М” а затем с остатками своего взвода отбивал атаку огромного полчища мутантов, вообще стало самым большим приключением в его жизни. Конечно в те минуты, он, как и многие бойцы, оказавшиеся с ним плечом к плечу, натерпелись немало страха. Да что там говорит, если бы не грамотное руководство и действия офицера из спец-подразделения “Черный Треугольник”, случайно оказавшегося в их конвое, то не факт, что кому либо из легионеров вообще удалось бы остаться в живых в тот роковой день. Однако в конечном итоге все закончилось благополучно, и принципа Макадли даже официально представили к награде за храбрость. Передохнув, Дайк Макадли взялся за расположенные в задней части прожектора поручни, и приложив усилия, повел мощным световым лучом, чётко вырисовывающимся на фоне стены дождя, по окутанной тьмой территории "полосы безопасности" отделявшей А113 от вздымавшейся в пяти сотнях метрах дальше полосы джунглей. Этот участок голой земли, ежедневно обрабатываемый специальными химикатами, не позволявшим стелиться по его поверхности даже невероятно живучим растениям нового мира, был густо усеян минами, а так же другими смертоносными ловушками. Сноп света выхватывал из тьмы, мокнущие под приливным дождем участки земли, покрытие размокшей грязью, витки колючей проволоки, множеством рядов опоясывающей внешний периметр, прошелся по дренажным каналам, через которые с территории А113 отводилась дождевая вода, после чего застыл, когда угол поворота прожектора достиг своего крайнего положения. Вообще в обычной ситуации прожектора на стенах вращались автоматически, но в связи с чрезвычайным положением, вызванным острой нехваткой электроэнергии, эту функцию отключили, а потому сейчас тяжелые приборы приходилось ворочить вручную. Но Макадли не жаловался. Боевой костюм не пропускал воду, так что хлещущие с небес ливневые струи не причиняли ему какого-либо дискомфорта, а осознание, что от его действий, и действий, таких как он, зависит благополучие всей базы, наполняло его гордость. Дежурство на стене в ночное время суток всегда было одной из важнейших обязанностей военного контингента не только базы А113 но и любого наземного укрепления Империи вообще, потому как, не смотря на обилие средства пассивной и автоматической защиты, все они не могли быть достойно гарантией, что внутрь периметра не проберется какая ни будь особо хитрая и опасная тварь. А в условиях сложившейся ситуации, когда внешнее освещение периметра было практически полностью отключено, и велось лишь за счет настенных прожекторов, такая ситуация была особенно вероятна, так что когда около часа назад, где-то внутри территории послышалась стрельба, а за тем по общему каналу был объявлен “красный код”, Дэйк Макадли совершенно не удивился. Впрочем, какой либо особенной тревоги у него это не вызвало. Самое главное, что тварь заметили. А раз так, то бегать и прятаться ей осталось не долго. Вскоре группы быстрого реагирования её отыщут, и ликвидируют, ибо какой бы тварь не была, а внутри территории базы она оказывалась на чужой территории, и тут против людей у неё шансов не было.

- Семь-три гамма, здесь омега сем-ноль, доложите статус. – прозвучал в эфире сонный голос офицера выполняющего функцию диспетчера, ответственного за сегмент стены, на котором нес свое дежурство Макадли. Подобные запросы с периодичностью в три-пять минут приходили постоянно, причем не только принципу Макадли, но и всем, кто выполнял функции дозорных. Обычная рутинная проверка, призванная выявить стоит ли боец на посту, или угодил на зуб какой-нибудь твари.

- На связи семь-три. – отозвался Макадли. - Статус зеленый. Подозрительная активность нулевая. Как принял омега семь-ноль, подтвердите?

- Принято семь-три. Нулевую активность подтверждаю. Продолжайте наблюдение.

- Омега семь-ноль. Позвольте вопрос, сэр?

- Спрашивай семь-три. - после некоторой задержки откликнулся дежурный офицер.

- Тварь, проникшую в периметр уже поймали?

- Ты что, слышал отмену “красного кода”? – вопросом на вопрос отозвался офицер.

- Ни как нет сэр…

- Вот тебе и ответ, семь-три. А вообще странный вопрос. Ты новичок?

- Ни как нет, сэр! – немного смутился Макадли. – Просто ни разу не был свидетелем объявления “красного кода”, и не знаю, как обычно его отменяют. Вдруг мутанта уже ликвидировали, но идет, скажем, проверка помещений, или что-то подобное.

- Даже если и так, пока “красный код” официально не отменен, считается что на территории не безопасно. Так что не важно, грохнули ли тварь или нет. Доклад о результатах идет только после того как ГБР проверят все потенциально опасные зоны.

Я ответил на твой вопрос, семь-три?

- Так точно сэр! Благодарю за информацию! – откликнулся принцип.

- Продолжай дежурство. Отбой.

Макадли зевнул, и вновь навалился на прожектор, разворачивая его в противоположную сторону. Примерно в пятидесяти метрах от него точно такую же работу выполнял другой боец легиона. Самого солдата видно сейчас не было, все же расстояние, темнота и дождь делали свое дело, однако яркий луч его прожектора, плавно ходивший из стороны в сторону по своему сектору ответственности говорил о присутствии человека. Принцип вновь собрался повторить ставшее привычным действо, и вдруг заметил, что луч прожектора невероятно быстро сместился в сторону. Сам факт смещения вопросов у Макадли не вызвал, однако то, с какой скоростью это произошло, его насторожило. Дело в том, что все настенные прожектора имели достаточно большую массу, и что бы изменить направление такого осветительного прибора, требовалось приложить усилия. А тут луч скаканул столь резко, словно излучавший его прожектор вообще ничего не весил. Более того, метнувшись, луч застыл без движения упиревшись в одну точку, и больше не двигался. Несколько секунд Макадли вглядывался во тьму пытаясь различить что произошло, но успехов эти попытки не принесли.

- Гамма семь-один это гамма семь-три, как слышишь меня, прием… - припомнив позывной солдата произнес принцип, запрашивая бойца по рации. - Гамма семь-один, повторяю запрос, как слышишь?

Ответа не было… Чувствуя неладное, принцип сунул руку за спину извлекая из заплечного крепежа, штурмовую винтовку, и снимая оружие с предохранителя.

- Омега семь ноль, здесь гамма семь три! – с волнением в голосе произнес Макадли в эфир вызывая дежурного офицера. – Утрачена связь с гамма семь один! Прошу разрешение провести проверку!

- Гамма семь три, даю разрешение. Докладывайте сразу же. – без лишних проволочек отозвался дежурный, после чего Макадли не теряя времени перешел на легкий бег, направившись в сторону замершего прожектора. Когда до места назначения осталось около полутора десятков метров, принцип перешел на шаг, взяв оружие наизготовку, после чего продолжил сближение. Солдата на месте не было… Это стало понятно уже тогда, кода до прожектора оставалось метров семь.

– Гамма семь-один… - вновь запросил Макадли. – Как слы...

54

Упавшее к ногам принципа обезглавленное тело легионера оборвало фразу на полуслове. От неожиданности он попятился и споткнувшись рухнул на спину. Это его и спасло, потому как в этот момент над ним, вынырнув из ночной тьмы, стремительно пронесся крупный диптераморф.

- Твою мать!!! – Макадли быстро перевернулся на живот и дал в след летающей твари короткую очередь. Мутант не успевший набрать высоту дернулся, и закувыркавшись в воздухе рухнул на стену.

- Омега семь ноль! Это гамма семь три! Атакован мутантом! Повторяю, атакован мутантом! Гамма семь один красный статус! Прошу подкрепления на участок 8/14! – затараторил в эфир принцип, поднимаясь на ноги, и быстрым шагом направляясь в сторону корчащегося впереди мутанта. Диптераморф, не смотря на ранение, был ещё достаточно активен, и при виде приближающегося человека попытался вскочить на ноги, но Макадли не дал ему это сделать, выпустив в него еще одну короткую очередь, опрокинув на заливаемую дождем поверхность стены, а после, переключившись на одиночный огонь, сделал еще пару контрольных в голову. Это был крупный экземпляр, около двух, с половиной метров в длину, с огромным, семидесяти сантиметровым жалом. И это было странно, потому как столь крупные особи обычно далеко от своих гнездовий не забирались… Разве что только если...

Вспышка молнии озарила ночное небо лишь на мгновенье, но и этого времени хватило, что бы принцип Макадли увидел приближающуюся в к базе огромную тучу летающих монстров.

***

Гигантский диптераморф на полном ходу ударил в лобовое бронестекло "грайвера" в котором сейчас находился Гай Тицениус, и сидевший за рулём гастат от неожиданности едва не подскочил на месте. В момент, когда летучая тварь врезалась в триплекс, он тут же покрылся сетью трещин, однако в целом удар выдержал, и даже сохранил приемлемую видимость. В то же время, столкновение не прошло для мутанта бесследно. Его искалеченная туша отлетела вперёд, отброшенная на холодные плиты, которыми была устлана вся территория базы, где мертвый мутант и остался лежать без движения.

- Черт! - водитель выругался. - Откуда...

Закончить фразу гастат не успел, потому как в сведущий момент все находящиеся внутри командирского транспорта люди, услышали надсадный рёв сирены зловещим воем пронёсшийся над всей территорией погруженной в ночной мрак базы, а вслед за этим в чернильно-чёрное небо потянулись множественные пунктиры трассеров и испускаемые настенными боевыми турелями.

Находящийся на своём сидении начальник гарнизона только-только успел подумать, о том, что предсказания второго центуриона Кая Фроузера начинают сбываться, а радиоэфир, просто взорвался многочисленными рапортами, наперебой сообщающими о массовой атаке мутантов.

В тот же момент, сопровождаемые воем сирен, вспыхнули и устремились в тёмные небеса многочисленные лучи дополнительных прожекторов находящийся внутри периметра базы, а еще чуть погодя, к пулемётной канонаде уже вовсю доносящейся со стен защитного периметра , добавилось грохотание мобильных зенитных комплексов расположенных на крышах строений.

- Тайфун-1! Это Зелёная Скала! Как слышите меня сэр?! - пробился в эфир голос диспетчера базы.

- Зелёная Скала! Здесь Тайфун-1! Доложите ситуацию! С какого направления идёт атака?

- Сэр, ситуация крайне не типичная! Я принимаю доклады сразу со всех направлений периметра базы! Причём началось это всё единовременно! - услышав подобное от диспетчера, Гай Тицениус был крайне удивлён.

- Повторите последний ответ Зелёная Скала! Что значит одновременно?

- Тайфун-1 повторяю! Атака диптероморфов на базу началась синхронно! Более того, сейчас к стенам А113 со всех сторон приближается огромное волна мутантов!

- Кто на этот раз? - поинтересовался начальник гарнизона, попутно указываю водителю в направлении здания являющегося центром управления системами безопасности.

- Вы не поверите, но... Кажется все, сэр! - каким-то странным голосом отозвался главный диспетчер.

- Что значит все?! - переспросил Гай Тицениус, наблюдая через стекло как сверху словно дождь падают сбитые пулями летающие твари. - Это должна быть группа какого-то строго определённого вида!

- Да сэр, я знаю сэр! - протараторил диспетчер. - Однако я получаю видео сводку со многих точек периметра! Там кого только нет! Мутанты чуть ли не всех видов! Даже тех которые изначально между собой не ладят! Прут сплошной толпой и уже приближаются к полосе отчуждения! Я такого раньше реально никогда не видел!

- Черт! Понял тебя Зелёная Скала! Дай запрос в межсекторальный космопорт! Сообщи что у нас ситуация самого крайнего чрезвычайного уровня, и то что нам срочно нужна поддержка с воздуха! Как по...

Сверхмощный удар, обрушившийся на машину, оборвал фразу Гая Тицениуса на полуслове. Тяжелый бронемобиль вдруг резко накренился на бок, а потом перевернулся на крышу, в результате чего все, кто находился в салоне повылетали со своих мест, и начальник гарнизона не стал исключением.

Сам по себе переворот автомобиля был ситуацией неприятной, но не критичной. Судя по всему ни кто особо не пострадал, и претор достаточно быстро сориентировавшись в пространстве начал принимать вертикальное положение, чтобы выбраться наружу , однако в этот момент из ночной темноты вдруг показался яркий, быстро приближающийся свет фар модифицированного "аллигатора", который на полном ходу врезался в борт перевернувшегося “грайвера” разорвав офицерскую машину на две части.

***

Доктор Кайзенберг двигался вперёд бегом, не обращая ни малейшего внимания, ни на хлещущий с неба ливень, ни на то, что сейчас вокруг разразилась настоящая война. В полуметре от учёного на землю рухнул крупный диптераморф, однако, тот не удостоив мутанта даже и взглядом, продолжил свой путь по направлению к небольшому двухэтажному строению, располагавшемуся в паре десятков метров прямо по курсу.

С крыши постройки вёлся активный огонь зенитных комплексов, а в момент, когда до дверей оставалось не более семи метров, створки распахнулись, и на пороге возник боец с оружием в руках.

- Внутрь! Быстрее внутрь! - закричал он, делая призывные жесты в сторону Кайзенберг, после чего вскинул штурмовую винтовку, и дал короткую очередь куда-то вверх.

Сохраняя свой прежний темп, доктор вбежал в помещении, после чего боец тут же захлопнул входные двери. Несколько секунд провозившись запором, солдат обернулся к учёному намереваясь поинтересоваться, почему тот один, и к какому подразделению принадлежит, однако в тот самый миг, когда он обернулся, в лицо ему уставился ствол пистолета. Грянул выстрел, лицевой визор легионера с внутренней стороны полностью окрасился кровью, и он повалялся на пол.

Сорвав с пояса убитого солдата ключ-карту, учёный спокойно шагом двинулся по коридору первого этажа, достигнув входа в подвал. Затем, преодолев двойной лестничный пролёт, он оказался на нижнем уровне. Пройдя еще немного, он приблизился к внушающего вида двери, за которой находился центральный пункт управления системами безопасности базы. Пробежавшись глазами по близлежащему пространству, он без труда обнаружил электронный замок, и приложив к нему ключ, заставил тяжелую створку двери с гулом отползти в сторону. Как только это произошло, учёный шагнул внутрь и вскинув пистолет дважды выстрелил в военного державшего в руках коммуникационный планшет, за тем направил оружие на начавшего было оборачиваться в кресле другого солдата и трижды нажал на спуск. Однако с третьим легионером вышла заминка. Военный, носивший отличительные знаки квестора, успел выхватить пистолет, в результате чего оба они выстрелили в практически одновременно. Доктор Кайзенберг упал, схватившись за пробитый живот, однако и квестор, получив пулю в середину груди, замертво повалился на пол.

Несмотря на тяжёлое ранение, учёный недолго находился в лежачем положении . Мало-помалу, Кайзенбергу всё же удалось подняться на ноги, и первым же делом, он подойдя к стене, утопил расположенную на ней клавишу запирания дверей, заставив тяжёлую бронированную створку вернуться в прежнее положение. Затем пошатываясь, и оставляя на полу кровавые следы, приблизился к креслу, где застыл один из мёртвых военных, скинул труп на пол, и занял его место. Пальцы учёного легли на сенсорную поверхность главной панели управления, после чего перед взором Кайзенберга возник основной командный интерфейс системы управления.

55

Прошло несколько секунд, и на экране возникла надпись:

«Подготовка деактивации всех защитных систем завершена. Вы уверены, что хотите подтвердить выбранное действие?»

Ученый пару мгновений смотрел на появившийся запрос, после чего выбрал утвердительный ответ, а затем вызвал новый интерфейс, отвечающий за управление воротами периметра. Слабеющие пальцы человека уже плохо слушались, однако он упорно продолжал водить ими по манипуляционной панели, оставляя на ней кровавый разводы.

«Внимание! Выберите ворота, подлежащие принудительному открытию.» – озарился экран новой светящейся надписью.

Тяжело дыша, ученый совершил очередную манипуляцию окровавленными пальцами, поставив маркеры во всех пяти возможных вариантах, давая системе приказ выполнить предписание.

Прошло совсем немного времени, после чего на экране возникли строки сообщения:

Процесс открытия северных ворот завершён.

Процесс открытия южных ворот завершён.

Процесс открытия западных ворот завершён.

Процесс открытия восточных ворот завершён.

…..

Процесс открытия резервных ворот завершен….

Однако ничего этого доктор Кайзенберг уже не видел. Он полусидел в кресле, уставив в экран взгляд мёртвых, не мигающих глаз, цвет радужки которых медленно приобретал свой былой оттенок.

ГЛАВА 15

3017 год

Планета земля урановые рудники под базой А113

450 метров ниже уровня земли

Несс бежала вперёд.

Путь был прямой, шёл на повышение, и не имел ответвлений, так что заблудиться тут было нельзя, однако сейчас она не думала об этом, и двигалась вперёд автоматически, словно в тумане. Мысль о несчастном профессоре Арминиусе, острой болью колотилась у неё в голове. Этого прекрасного и доброго человека, варварски убили, и она ничего не могла с этим поделать. Несс машинально смахнула с глаз набежавшие слёзы. Несмотря на то, что с профессором она была знакома совсем немного, за этот краткий период девушка все же успела проникнуться к нему самыми тёплыми чувствами. Этот человек, который был ей в общем-то ничем не обязан, поставил на кон всё, свою репутацию, свою карьеру, свою жизнь. И все ради того, чтобы помочь ей выбраться...

На какой-то момент мысли её вернулись к Гатриану Лексу. Она не знала, какова его судьба, ведь последний раз девушка видела его в момент, когда они отбивались от варгов на болоте. Возможно эти красно-черные, которых профессор Дивар называл "безопасниками", схватили и его тоже, или как минимум попытались… Хотя возможно, ему всё же удалось выбраться с базы и отправиться на Марс. Несс надеялась, что это так, хотя и понимала, что на этом заключении первого центуриона не закончатся, и ему ещё предстоит много испытаний, прежде чем он осуществит задуманное. Ну а сейчас оставшись в одиночестве ей не оставалось ничего другого как думать о собственном спасении. Конечно внутри неё клокотал ярость, смешанная с желанием достать лук и устроить на преследователей засаду. Однако делать это в узком пространстве даже с её навыками и умением было безумием. Какой бы не был приказ у преследующих её штурмовиков, но после того, как они один за другим начнут валиться замертво, никто не будет церемониться с сохранением её жизни, и в узком пространстве её просто расстреляют. Нет… Месть, это блюдо, которое следует подавать холодным, так что сейчас первоочередной задачей стоит спасение, а уже потом можно будет подумать как воздать по счетам, за погибшего профессора.

Размышляя таким образом девушка выбежала из узкого коридора на относительно открытое пространство, оказавшись внутри нового и на этот раз особенно крупного зала. Туннель, из которого она только что появилась, сразу же переходил в очень длинный и широкий металлический мост. Скорее даже не мост, а настоящую платформу, протянувшуюся от одного края помещения к другому. Тут были расставлены, какие-то контейнеры, бочки, ящики, катушки с кабелями и много чего еще. Потолок в этом помещении был не очень высоким, максимум метра четыре, зато под платформой находился своеобразный котлован, глубиной в добрых двадцать метров, на дне которого впрочем, также имелись какие-то ходы.

Кроме того, было заметно, что платформа, на которой она в данный момент оказалась, имеет тянущиеся от своей боковой грани стальные тросы, идущие как в направлении потолка, так и в направлении нижних слоёв котлована.

Однако всё это девушка заметила лишь мимоходом, и сейчас резко остановилась, потому что впереди стоял ОН... Тот самый человек с тонированным шлемом. Несс замерла, не в силах сдвинуться с места. Человек стоял неподвижно, и просто смотрел в её сторону,

однако на этот раз молчаливая пауза между ними не продлилось слишком долго, потому как в следующее мгновение в тело девушки ударил электрический разряд, и Несс сотрясаемая судорогами упала на холодную поверхность платформы.

- Хватит, хватит! - прикрикнул на подчинённых Курт Штайгер, выходя из-за группы поставленных, друг на друга контейнеров. - Не хочу чтобы у неё мозги расплавились… По крайней мере раньше времени.

Выпустивший в девушку электрический дротик из специального устройства, штурмовик послушно отпустил клавишу , и тот прекратил генерацию электрического разряда.

Девушку перестали сотрясать конвульсии, после чего она неподвижно замерла на поверхности платформы. Довольный своей хитростью Курт Штайгер, мысленно аплодировал сам себе. Было непонятно, почему девушка таким образом реагирует на подопытного доктора Кайзенберга, однако тот факт, что в момент инцидента произошедшего рядом с лифтом она не попыталась его как-то атаковать, говорил о какой-то странной аномалии между этими двумя персонажами. В этом определённо стоило бы разобраться, однако не здесь и не сейчас. Сам Серхион Прайс, как прежде стоял там, где ему было приказано, безучастно глядя на то, как к лежащей на поверхности платформы Несс приближаются штурмовики.

- Пакуйте её, и возвращаемся на поверхность. - приказал прокуратор. - Эти подземелья меня порядком уже утомили.

Штурмовики приблизились к Несс, и подняли её, подхватив под руки. Судя по всему, стоять сама, она по прежнему не могла, и к моменту, когда прокуратор подошёл вплотную, попросту висела между двух плечистых бойцов С.Б.И.

- А это что у тебя? - усмехнулся Курт Штайгер, срывая с лица Несс респиратор. - Здоровье бережёшь? Так ты не волнуйся, так много здоровья тебе не понадобится.

При этих словах прокуратора, небрежно отброшенный респиратор девушки полетел куда-то за перила платформы.

- Мне пришлось за тобой изрядно побегать, а бегать я крайне не люблю. А когда мне приходится делать то, что я не люблю, я становлюсь очень нервным и раздражительным... И это потом очень сильно сказывается на состоянии здоровья того, кто меня заставил нервничать. Смекаешь о чем я?

Курт Штайгер максимально близко приблизил своё лицо, к лицу девушки, заглянув ей в глаза, и только в этот момент заметил их необычный цвет, а также тот факт, что сейчас они светились каким-то необычайным странным огнём.

- А это ещё что за... - начал было говорить прокуратор, однако закончить свою удивлённую фразу не успел, потому как в тот же момент Несс, развернувшись в руках своих конвоиров, врезала ему ногой чётко в солнечное сплетение, откинув назад, в результате чего Курт Штайгер с грохотом рухнул на металлическую поверхность платформы.

Он так и не понял, что произошло. До него донеслись лишь короткие звуки ударов, и к моменту, когда он успел приподняться на локтях, оба штурмовика, только что державших Несс, лежали на полу. Девушка с криком выдернула из плеча засевший в нём электрический дротик, и подхватив с пола свой лук, резко перемахнула через перила огораживающие край платформы, от разверзшегося внизу котлована.

56

- И что дальше? Может ты ещё и летать умеешь? - с издёвкой в голосе поинтересовался Курт Штайгер, вставая на ноги, однако Несс никак не отреагировала на его реплику. Вместо этого, она перекинула лук через один из стальных тросов, тянущихся от ребра платформы, к нижнему слою котлована, и взявшись за оба конца своего оружия оттолкнулась ногами от края. Прошла секунда, и прокуратор увидел, как Несси Джой быстро скользит по стальному тросу вниз, используя лук в качестве держательной рукояти. Не прошло и пяти секунд, как девушка достигнув крайней точки, где трос при помощи толстой стальной скобы крепился к стенке котлована, выпустила оружие из рук. В этот момент до земли оставалось каких-то пару-тройку метров. Девушка приземлившись на ноги совершила перекат гася инерцию, а через мгновение снова оказалась на ногах.- - Что встали?! - разъярённо заорал на своих людей прокуратор. - Взять её немедленно!

Штурмовики, которые не меньше чем сам Курт Штайгер были поражены увиденному, словно опомнились, и резко кинулись в сторону ведущих вниз ступеней, однако было понятно, что для того, чтобы спуститься с этой высоты, у них уйдёт добрых пол минуты, в то время как девушка уже бежала к одному из туннелей, видневшемуся в противоположной стенке котлована.

Вся эта ситуация настолько взбесила Штайгера, что он решил, что с него хватит. Сунув руку за спину, он выхватил из заплечного крепления штурмовую винтовку, и откинув приклад, прицелился в пытающуюся скрыться беглянку. Но в эту секунду , что-то произошло… Стоявший неподвижно Серхион Прайс вдруг разбежался, и перемахнув через перила, попросту спрыгнул вниз с огромной высоты.

- Нет! - запоздало крикнул ему вслед прокуратор, однако было уже поздно.

Серхион Прайс падал вниз, и в эту секунду Курт Штайгер ощутил, как вместе с падающим подопытным Кайзенберга, летят к чертям все его мечты. Издав вопль бессилия и ярости, он проклял своё решение гоняться за этой странной девицей, надеясь лишь на то, что падающий с высоты человек рухнет прямо на неё. Но далее произошло то, чего прокуратор совсем не мог ожидать… Прайс упал в точку, лежащую на пути девушки, словно перегородив ей дорогу к спасительному тоннелю. При столкновении с почвой, он поднял вокруг себя настоящее облако пыли, и прокуратор, не сразу разобрал что произошло, однако когда пыль немного расселась, Курт Штайгер с удивлением заметил что, подопытный не только не погиб, но и судя по всему даже не был как-то травмирован. Серхион Прайс стоял на одном колене, склонив голову и уперев руки в землю, перегородив путь беглянке, которая данную секунду резко остановилась, во все глаза глядя на невесть откуда свалившегося штурмовика.

Вот же Кайзенберг, вот же паршивый ублюдок... – выразил Курт своё восхищение гением доктора. Не известно, чем именно он накачал своего подопытного, однако в эту секунду Курт Штайгер был крайне рад, иметь в своём подразделении подобного супермена. В это время штурмовики, гулко топая по металлическим ступеням подошвами ботинок, спускались всё ниже, и прокуратор хищно улыбнулся.

Нет, сучка… Ты не уйдёшь... Сегодня не твой день. - мысленно обратился он в сторону девушки убирая винтовку за спину, и решая, что всё же не зря он затеял эту охоту, ведь получилось довольно весело.

Тем временем, первые штурмовики достигли дна котлована, и сейчас направлялись к замершей девушке. Та не двигаясь с места, и смотрела на Прайса, словно кролик на удава, не делая никаких попыток как-то обогнуть его, или попытаться скрыться. В таком неподвижном состоянии, её и застигли подоспевшие штурмовики.

Беглянку сбили на землю ударом приклада спину, после чего несколько раз пнули ногами по рёбрам, а она даже не сопротивлялась. Штайгер уже собирался крикнуть своим людям, чтобы не увлекались, и тащили девку наверх, однако в этот момент все пошло не так... Серхион Прайс вдруг ринулся вперёд, и прокуратор, понимая, что сейчас произойдёт, что-то плохое, во всё горло заорал:

- Седьмой!!! Отставить!!!

Но на этот раз приказ не сработал.

Курт Штайгер выступил вперед, и подошел к мертвому мутанту.

- Похоже мы сделали за претора его работу. – усмехнулся он. – А шуму то было! Мутант! Чрезвычайная ситуация! Тут хватило бы и нескольких человек, и не было никакой нужды бросать на это силы всей базы! Сраный ублюдок Тицениус… Ну ничего! Мы с ним еще потолкуем!

- Сэр! - помощник прокуратора сделал жест, стараясь привлечь внимание шефа к своим словам.  - Сэр! Прислушаетесь...

Заметив настороженное лицо Агронакса, Курт Штайгер замолчал, и начал вслушиваться.

Сначала он ничего не разобрал, однако вскоре до его слуха донёсся какой-то непонятный быстро нарастающий шум... Этот шум исходил из тоннеля, который по идее должен был вести в сторону резервного выхода, связывающего  рудник, с системой природных  подземных пещер, и сейчас быстро приближался... Кстати именно с той стороны ранее появился тот самый одинокий “урус”, с которым только что расправились люди прокуратора.

Поначалу это был просто какой-то невнятный гул, однако затем сквозь него стал слышен нарастающий гомон множества непонятных безумных голосов. Впрочем, даже голосами это назвать было сложно, потому как глотки, издававшие эти звуки, явно имели не человеческую природу.

Бойцы отряда, которые в данную секунду окружали прокуратора, его помощника, так же устремили свои взгляды в темноту, прислушиваясь к исходящему из неё странному шуму.

- Это еще что за дерьмо... - пробормотал Курт Штайгер, отодвигает сторону одного из заграждавших ему путь штурмовиков, и делаю пару шагов в направлении тёмного зева тоннеля.

- Господин Штайгер... Нам нужно срочно уходить! -  послышался напряженный голос Агронакса, лицо которого сейчас выглядело крайне встревоженным. Прокуратор хотел было возразить, заявив о том, что без человека являющегося ключом ко всей операции они никуда не пойдут, однако внезапно раздавшийся из тёмного тоннеля жуткий, нечеловеческий вопль, заставил его попросту похолодеть от ужаса.

- Занять оборону!  Занять оборону! - поспешно заорал  Агронакс Броумэн, вскидывая штурмовую винтовку одной рукой, при этом другой пытаюсь отодвинуть заместителя начальника Службы Безопасности Империи назад, и не успели люди опомниться, как из чёрного зева тоннеля вырвалось целая стая подобных “урусу” существ.

Первая группа насчитывала минимум десять особей, и все они разом устремились в сторону оторопевших от ужаса бойцов С.Б.И.

Самых первых из рвущихся вперёд тварей, удалось подавить шквальным огнём, однако извергающийся из тоннеля поток мутантов явно не спешил ослабевать, и пятящийся назад прокуратор увидел, что с каждой секундой из темноты по является всё больше и больше жуткого вида созданий, которые совершенно не реагируя на потери, неслись в сторону людей, с одной лишь простой целью - убивать. Так, на глазах Штайгера, одна из тварей сумев избежать большого количество попаданий сшибла с ног одного из бойцов С.Б.И. находящегося на переднем фланге, и в считанные мгновения разрубил его пополам, орудуя гигантскими передними конечностями, словно какими-то адскими ножницами. Конечно же, на тварь тут же обрушился огонь находившихся поблизости соратников погибшего “безопасника” , в результате чего мутант так же оказался уничтожен, однако на смену ему выпрыгнула сразу три уродливых создания, и в этот раз даже слаженный огонь нескольких штурмовых винтовок не сумел остановить их достаточно быстро, в результате ещё два бойца отряда прокуратора оказались разорваны на части.

 Лицезревший всю эту картину Курт Штайгер, вдруг ощутил, как содержимое его желудка резко подступило к горлу, в результате чего, его едва не стошнило. Все больше и больше охватываемый паникой, он попятился, отступая назад, и споткнувшись обо что-то твёрдое, рухнул на стальную поверхность платформы. Эта неловкость едва не стоила ему жизни, потому, как в этот момент он едва не оказался растоптан приземлившейся рядом хищной тварью, завершавшей свой мощный прыжок. Урус, увидев лежащего впереди беззащитного человека, издала торжественный вопль, совершая замах своей адской конечностью, и Курт Штайгер в ужасе закричав, машинально закрываюсь от мутанта рукой, однако в это мгновение голова, атаковавший его твари, стала разлетаться от множественных пулевых попаданий, и наконец, лопнула,  забрызгав до смерти перепуганного Штайгера своим содержимым.

В тот же миг, рядом возник Агронакс Броумэн, который двумя короткими очередями в корпус пристрелил ещё одного представителя местной адской фауны, после чего быстро сменив магазин своей штурмовой винтовки, обернулся к по-прежнему находящемуся в лежачем положении заместителю начальника Службы Безопасности Империи, прокричав:

- Отходите к тоннелю! Живее!

Тот факт, что в эту секунду здоровяк взял на себя единоличное командование отрядом, прокуратура нисколько не тревожил. Конечно на заре карьеры, ему приходилось участвовать в разного рода операциях, по поимке пытавшихся перебраться к повстанцам перебежчиков, а также зачистках, облавах и прочих формально являющихся силовыми  мероприятиях. Однако ни одно из них, не было связано со столь очевидным риском для жизни, и даже близко не было похоже на весь тот кошмар, что сейчас разворачивался перед глазами Штайгера. Глубоко и часто дыша, словно чувствуя нехватку кислорода внутри боевого скафандра, прокуратор ринулся в указанном помощником направлении.

Вокруг кипел бой, однако Курт совершенно не горел желанием принимать в нем участие.

Он бежал вперед, держа перед глазами спасительный зев ведущего в обратном направлении тоннеля, надеясь лишь на то, что отчаянно палящие во все стороны штурмовики хотя бы на время смогут задержать волну мутантов. Время, которого будет достаточно, что бы он сумел добраться до ведущих на поверхность лифтов, дабы покинуть этот ад. И черт с ним с “ключом”! Гори огнем вся эта затея! Он хотел повелевать Империей, но умирать ради этого совсем не собирался!

Повсюду царила смерть…

Потерявшие самообладание штурмовики, боевой опыт у которых был примерно таким же, как и у их предводителя, отчаянно палили во все стороны, полностью игнорируя звучащие в эфире команды Агронакса, который пытался организовать, хотя бы какое-то подобие организованного сопротивления. Однако сейчас людей прокуратора все больше и больше охватывала всепоглощающая паника. Вокруг стояла нескончаемая какофония, состоящая из смеси криков, выстрелов, рёва мутантов, шипение радио помех, а также отвратительных звуков раздираемой плоти, и несмотря на то, что сначала схватки прошло совсем не много времени, а поверхность платформы, на который разворачивалось сражение, уже была обильно залита лужами как красной так и черной крови.

Что-то сильно толкнуло прокуратора в бок, из-за чего, тот потерял равновесие, врезавшись в группу стальных бочек, раскидав их словно кегли. Некоторые из бочек были чем-то заполнены, и в результате падения их содержимое стало растекаться по поверхности платформы, однако до всего этого Штайгеру не было дела, ведь сейчас ему показалось, что на нем кто-то повис, навалившись на плечи. Дернувшись, Курт Штайгер скинул с себя этого “кого-то”, поспешно отползая назад, заметив, что это был один из штурмовиков его отряда. Человек лишенный обеих ног, взгляд глаз которого был совершенно безумным, корчился на поверхности платформы, кричал, пытаясь ползти, но прокуратор не слышал его голоса, так как тот тонул в суммарном шуме боя. Впрочем, продлилось это не долго, очень быстро на спину изувеченному штурмовику приземлилась одна из кровожадных тварей, и взмахом своей косообразной лапы в одно движение отрубила человеку голову. Охваченный ужасом Курт не в силах оторвать взгляд от мутанта, отползал назад, одновременно пытаясь встать, однако постоянно падал, поскальзываясь на растёкшемся из опрокинутых бочек маслянистом растворе. Тварь, потеряв интерес к своей обезглавленной жертве, ринулась к нему, однако так же заскользив на содержимом бочек, не удержала равновесия и упала на бок. Это дало прокуратору возможность все же встать на ноги, и он скуля от ужаса забился в узкий проём, образовавшийся между двумя массивными контейнерами, куда слишком широкий по своей комплекции мутант сходу протиснуться не сумел, однако все же смог просунуть одну из своих длинных, передних конечностей, в результате чего её острозаточенная грань со скрежетом скользнула по металлу платформы, не дотянувшись до забившегося в самую глубь человека самую малость.

58

Не смотря на то, что контейнеры спасли Курту Штайгеру жизнь, теснота пространства, а так же упорные попытки твари до него дотянуться, вызвала внутри прокуратора ещё больший прилив паники, и на этот раз он был настолько силён, что Курт ощутил, будто вот-вот потеряет сознание. Возможно, это даже произошло, потому как тот самый момент, когда исчез мутант, а на его месте возник Агронакс, от Штайгера ускользнул совершенно. И не удивительно ведь Курт был напуган… Нет… Его просто трясло от ужаса! Все происходящее походило на какое-то совершенно нереальное безумие, и Штайгер чувствовал, что еще немного, и у него от ужаса просто помутится рассудок.

...нельзя оставаться! - голос помощника доносился до впавшего в ступор заместителя начальника Службы Безопасности Империи, словно обрывками. И лишь спустя несколько секунд тот осознал, что Агронакс уже в который раз ему что-то кричит.

Наконец сообразив, что от него хотят прокуратор выбрался из убежища, и подгоняемый криками Броумэна, а так же собственным ужасом продолжил забег в сторону спасительного тоннеля, пока Агронакс и последний из оставшихся в живых штурмовиков прикрывали его “отступление”.

- Всё!!! Уходим!!! – скомандовал громила, швырнув в сторону лезущих через трупы мутантов гранату, после чего кинулся вслед за прокуратором.

Позади громыхнул взрыв, однако судя по всему, монстров это не сильно остановило.

Урусы неслись попятам, быстро сокращая дистанцию, потому как были явно быстрее людей. Прошла пара секунд, и последний из оставшихся штурмовиков оказался припечатан к полу платформы, совершившей невероятно длинный прыжок тварью. Раздался крик, быстро переходящий в хрип, но Броумэн не стал оборачиваться назад, и лишь увеличил скорость. Однако вскоре что-то ударило ему в спину, в результате чего помощник прокуратора полетел, вперед заскользив на животе по металлической поверхности платформы. Впрочем, он тут же откатился в сторону, и с диким криком выпустил длинную очередь в оказавшуюся рядом тварь. За тем в следующую… За тем… Оружие замолкло свидетельствуя о пустом магазине. Агронакс схватился за пистолет, но в ту же секунду, очередной монстр перепрыгнул через труп менее удачливого соратника, и слёту вонзил помощнику прокуратура одну из своих остро заточенных конечностей в правое плечо, пробив защиту боевого скафандра, словно бумагу, а затем приподнял человека над поверхностью пола, словно ребенка. Агронакс застонал от боли, выронив оружие, и почти уже теряя сознание, левой рукой нащупал чеку расположенной на поясе гранты.

- Подавись!!! – простонал здоровяк, и тут же захрипел, потому, как другая острозаточенная конечность твари пробила его визор, вонзившись помощнику прокуратора прямо в рот. Громила дернулся, забившись в судорогах, а за тем грянул взрыв, разметавший его и мутанта на части.

***

Не стрелять! – крикнул Фроузер, поднимая руку, и через секунду увидел, что быстро приближающиеся шаги услышанные им несколько секунд назад, принадлежали вовсе не мутанту. Из темноты выскочил человек в боевом костюме С.Б.И. и спотыкнувшись растянулся на полу издавая странные звуки похожие на рыдания…

- Кортес, Дрикстоун! – Кай указал на пытавшегося подняться “безопасника” однако когда бойцы приблизились что бы поднять того на ноги, вырвался из их рук, и второй центурион заметил, что глаза у “красно-черного” совершенно безумные.

- Наверх!!! Отведите меня наверх!!! – завопил “безопасник” кидаясь к Фроузеру, однако все те же Кортес и Дрикстоун видя невменяемое состояние “красно-черного” удержали его от дальнейшего движения, повиснув на плечах, и чуть ли не заломив ему руки за спину. Второй центурион хмуро уставился на перепачканную экипировку представителя сил Службы Безопасности Империи, только сейчас заметив у того, на плече эмблему прокуратора.

- Наверх!!! – как заведенный орал “красно-черный”. – Нужно срочно наверх!!! Мы все тут подохнем!!! Все!!!

- Введите ему B-стимулятор. – распорядился офицер, понимая, что в таком состоянии узнать что-то толковое от прокуратора будет едва ли возможным, а затем аудио-система его шлема внезапно уловила характерный шум, приближавшийся со стороны тоннеля, откуда беглец только что появился. В отличие от Курта Штайгера, который ранее не был знаком с голосами местной фауны, Кай Фроузер в этих вещах хорошо разбирался, а потому развернувшись к своим людям коротко скомандовал:

- Отряд к бою! Рассредоточиться! Живей! Живей! Живей! Огнеметы вступают только по моей команде!

Бросившись выполнять приказ командира, легионеры бросили занимать укрытия. Продолжавшего выть и вырываться прокуратора оттащили в тыл. Вопли Штайгера были все еще слышны, но сейчас занявший позицию за металлической опорой второй центурион не обращал на них никакого внимания, пытаясь связаться с центральным диспетчером.

- Зеленая Скала! Я Спектрум-1! Прием! – Кай Фроузер вслушивался в эфир, одновременно напряженно вглядываясь в темноту тоннеля. – Зеленая Скала! У нас тут подозрение на прорыв! Как слышите! Прием!

Однако ответа по-прежнему не было. В эфире стояла тишина, чего нельзя было сказать о состоянии звукового фона тоннеля.

- Зеленая Скала! Я Спектрум-1! Прием! Фиксирую проры… А-а-а-а черт! Огонь!!!

Загрохотали автоматные очереди, и первые же выскочившие из темноты урусы, полегли под плотным градом пуль. Кай и сам начал стрельбу посылая короткие очереди в сторону вырывавшихся из тоннеля чудовищных созданий, однако те неслись вперед нескончаемым потоком, и только осознав, что тварей действительно великое множество, Фроузер отдал приказ:

- Огнеметы!

В следующую секунду в сторону мутантов с шипением устремились струи жидкого огня, превращая узкое пространство тоннеля в филиал преисподней, однако, не смотря на это, охваченные пламенем адские твари, продолжали попытки атаковать людей.

- Зеленая Скала! У нас крупный прорыв некрогибридов! Мы не справимся! Необходимо задействовать протокол “аид”! – орал в эфир Кай Фроузер в перерывах между выстрелами перенося огонь с одного мечущегося “факела” на другой, однако ответом ему был лишь фоновый шум помех. В конце концов, пламя сделало свое дело, и на какой-то период атака тварей прекратилась, но это была лишь временная передышка. У огнеметчиков еще был запас смеси, и это вкупе с узким пространством тоннеля, вынуждавшим урусов к лобовой атаке, давало людям определенное преимущество. Однако скоро и оно должно было подойти к концу. А потому командир отряда продолжил запрашивать центрального диспетчера, надеясь лишь на то, что на верху дела обстоят получше, чем здесь, и ответ вскоре все же будет получен.

***

Когда Гай Тицениус пришёл в себя, то ощутил, что лежит на чем-то твёрдом и слышит какой-то непонятный шум в ушах. Сейчас перед глазами картинка была довольно не четкой, однако, когда начальник гарнизона сумел сфокусировать зрение, то смог заметить, что на внутренней поверхности его шлема, мигала надпись оповещения системы мониторинга жизнедеятельности, сообщавшая том, что ему была сделана инъекция стимулятора группы “А”, а так же ряда других медицинских препаратов. Впрочем, вместе с восстановившимся фокусом зрения, темнота быстро наполнялась множество деталей, например тянущимися в небо бесконечными пучками трассирующих пуль, а так же пересекающими это самое небо разрядами молний.

Очень скоро Гай Тицениус осознал, что лежит на земле, а тот самый шум, который все это время вклинивался в его сознание, оказался не просто шумом, а непрерывным потоком радио-переговоров, звучащим на общем канале связи.

Издав сдавленный стон, начальник гарнизона, пытался принять сидячее положение, и как не странно ему это удалось, хотя при этом, тело отозвалось тупой болью, в районе правого ребра, которое, судя по информации системы мониторинга, получило трещину при крушении. Однако, когда претор, оглянувшись вокруг, увидел, во что превратился его личный транспорт, то осознал, что весьма легко отделался. Его бронемобиль, был попросту разорван на две части, одну из которых унесло так далеко, что сейчас со своей позиции он даже не мог её разглядеть. Вокруг были разбросаны обломки, детали, а также всё то, что, бывает разбросано после крупной аварии.

59

Кроме того, Гай Тицениус заметил, что впереди где-то в метрах пятидесяти от места столкновения. объятый пламенем догорал тот самый "аллигатор", который какое-то время назад и протаранил его машину. Однако гораздо больше претора встревожил тот факт, что вокруг идёт самое настоящее сражение. И если раньше треск пулемётной перестрелки был слышен лишь со стороны периметра базы, то сейчас слуховые датчик его шлема улавливали стрельбу буквально повсюду. Пытаясь разобраться, в чем дело, и что произошло в период, пока он был в отключке, начальник гарнизона попытался вставать на ноги, запросив диспетчера.

- Зеленая Скала, я Тайфун-1… Прием…

На вызов никто не отозвался, да и с подъемом получалось, прямо скажем не так, чтобы очень… Голова кружилась, а почва под ногами словно ходила ходуном. Однако в момент, когда ему практически удалось принять вертикальное положение, из-за развороченного корпуса бронемобиля выскочила огромная тварь, с мощными косообразными конечностями, и окровавленной мордой, в которой Гай Тицениус без труда распознал уруса, являвшегося представителем группы некрогибридов. Заметив человека, мутант мгновенно сориентировался, и резко изменив траекторию движения, кинулся прямо на начальника гарнизона.

Не смотря на еще не до конца оклемавшееся состояние, человек выхватил из набедренной кобуры крупнокалиберный пистолет, и мгновенно вскинув оружие, расстрелял мутанта практически в упор. Четыре выстрела в центр массы огромного монстра сделали своё дело, однако тот по инерции всё же достиг точки, где находился начальник гарнизона, и тому пришлось отскочить в сторону, чтобы не быть растоптанным двухсот килограммовой тушей твари, рухнувшей в конечном итоге на землю.

Всё ещё испытывая сильное головокружение, и проблемы с координацией, Гай Тицениус споткнулся о валявшийся на земле искореженный кусок металла, оказавшийся оторванной при крушении крышкой аварийного люка "грайвера", после чего потерял равновесие, и вновь упал на поверхность выстилавших территорию базы плит.

Поврежденное ребро тут же напомнило о себе, отозвавшись внутри острой болью, и начальник гарнизона, стиснув зубы ещё раз злобно выругался, стараясь вновь не лишиться сознания. Однако на этом его злоключения не закончились! В нескольких метрах раздался яростный хрип, после чего на человека, рыча, и размахивая когтистыми лапами, кинулась целая группа варгов состоящая сразу из трёх особей. Откуда, все эти твари появились внутри периметра, выяснять, не было времени, а потому, претор, не вставая с земли, вскинул пистолет, и выпустил в приближающихся монстров остаток магазина, израсходовав последние восемь патрон. Стрелял Гай Тицениус довольно метко, однако последний из мутантов, уже будучи мёртвым всё же повалился на человека, чем вызвал у того новый всплеск боли в районе ребер. Ругаясь последними словами, военный столкнул себя мёртвое тело человекообразной твари, но уже через секунду ему пришлось забыть о боли, так как прямо с тёмных небес, расправив огромные отвратительного вида крылья, на него спикировал здоровенный диптераморф. Всё ещё не успевший подняться на ноги начальник гарнизона, чей пистолет сейчас был не заряжен, принял единственно верное в данной ситуации решение, попросту откатиться в сторону, попутно перевалившись через ту самую оторванную крышку аварийного люка, о которую секундой ранее он так неудачно споткнулся.

Приземлившись, но не обнаружив под собой человека, диптераморф мгновенно развернул в сторону Гая Тицениуса башку, вооружённую огромного размера жалом, и ринулся в атаку. В эту секунду лежавший на земле претор воткнул в пистолет свежий магазин, и сбросив затвор с задержки, выстрелил в уродливую тварь. Однако выстрел сделанный слишком поспешно, оказался не очень точным, и пуля, угодив в мутанта, не смогла нанести тому мгновенных критических повреждений. Конечно, ранение на секунду замедлило атакующую тварь, однако именно в это мгновение Гай Тицениус осознал, что его пистолет заклинило. Грянул раскат грома, и вместе с ним издав яростный стрекот, раненая тварь вновь ринулась на человека. Так как между претором и мутантом оставались считанные полтора метра, начальник гарнизона, не стал пытаться устранить закушенную гильзу, попросту бросил оружие, и встав на колени, схватил лежащую на земле крышку аварийного люка, закрывшись ей словно щитом. Удар остро заточенного жала не смог пробить защиту Гая Тицениуса, однако в результате этого, претор едва не выронил свой импровизированный щит. В то же время, раздосадованный неудачей мутант издал новый разъярённый стрекот, и дважды повторил атаку, наползая на человека. Эта попытка так же не увенчалась успехом, однако нога твари случайно зацепила валявшийся на земле пистолет, от чего тот отлетел куда-то во тьму, а сам Гай Тицениус повалился на спину, но защиты из рук по-прежнему не выпустил. Возможно, не будь мутант ранен, он снес бы претора и с первого раза, но даже одна пуля, попавшая в тело твари, постепенно сказывалась на её скорости. Диптераморф быстро терял силы, но все еще оставался очень опасен, и не прекращал попыток нанести человеку смертельный удар, а потому, когда новый удар страшного жала, вновь пришёлся на стальную поверхность крышки аварийного люка, и начальник гарнизона ощути, что держать оборону подобным образом надолго сиу у него не хватит. По крайней мере, они кончаться гораздо раньше, чем у диптераморфа. В следующий миг тварь расправив крылья, поднялась над человеком на задние конечности, а затем обрушилась вниз, нанеся такой мощный удар, что жало, угодив в изгиб искореженной крышки, сумело прорвать металл, и претор почувствовал, как в районе правого бока его словно ткнули раскаленным прутом. Мутант отдернул жало, с насаженной на ней крышкой, стряхнул её, вновь кидаясь на человека, и в ту же секунду отпрянул назад, издавая яростный визг, так как в его огромный глаз, полыхая пламенем и издавая характерное шипение, вонзилась красная сигнальная ракета. Дезориентированный монстр вереща, и мотая головой, попятился назад, не понимая, что происходит, в то время как претор выпустив из рук пусковое устройство, нащупал валявшийся рядом полутораметровый обломок какой-то изогнутой железной арматуры, и превозмогая боль, покачиваясь, поднялся на ноги.

Приняв устойчивое положение, человек собрав остатки сил, резко кинулся вперёд, прямо на раненого диптераморфа, со всего разбега всадив достаточно острый конец железяки, в грудь твари, оперевшись на положенный край, словно на рогатину.

Мутант издал новый вопль, отчаянно забив крыльями, но Гай Тицениус рыча сквозь стиснутые зубы, продолжал налегать на своё импровизированное оружие, всё сильнее вонзая его в тело твари, и не смотря на все попытки диптераморфа отстраниться, сделать этого у него не получалось. Схватка мутанта и человека продолжалась еще какое-то время, и вот, наконец, конечности монстра подогнулись, после чего мутант повалился набок. Тяжело дыша, претор вытащил боевой нож, и покачиваясь приблизился к умирающей твари. Диптераморф еще шевелился, но в следующую секунду Гай Тицениус со всего размаха вогнал клинок ему в голову, поставив в схватке окончательную точку. Диптераморф дернулся в последний раз и затих…

Гай Тицениус выпустил рукоять ножа, и распрямившись огляделся вокруг. Только сейчас, когда тварь была повержена, он осознал, что его уже давно, раз за разом вызывают по рации.

- Тайфун-1! Это Гамма три-ноль! Ответьте! Повторяю Туман-1! Это гама-три ноль! Прием!

- Тайфун-1 на связи… – выдохнул претор, видя как в его сторону, быстро приближается транспорт Группы Быстрого Реагирования. – Где… Зеленая Скала?

- Сэр! У нас диверсия! Зеленая Скала мертв!

- Что… Повторите гамма три-ноль… - не смотря на шокирующую новость начальник гарнизона воспринял её как-то отстранённо, словно все происходящее его уже мало касалось… Глаза слипались, и ужасно хотелось спать…

- Зеленая Скала мертв сэр! Был временно захвачен центр управления системами безопасности базы! Злоумышленник отключил настенные турели, и открыл ворота для тварей! Сейчас все под контролем, однако, на территорию успело проникнуть множество мутантов! Но это еще не все! Со мной только что связался Кай Фроузер! Он сообщил, что в рудниках случился прорыв! Судя по всему, твари проникли на территорию шахт через резервные ворота! Им не удержать этот натиск, а потому он просит активировать протокол “Аид”! Прошу вас дать разрешение!

60

Машина ГБР остановилась, и выпрыгнувшие наружу солдаты уже бежали к нему, однако Гаю Тицениусу казалось, словно они двигаются как то слишком медленно… Словно в замедленной съемке…

- Разрешаю… - усталым голосом отозвался начальник гарнизона, чувствуя, как земля плавно уходит из-под ног. Уделённый внезапным приступом слабости, он посмотрел вниз, и заметил, что в том самом месте, где во время схватки полыхнула раскаленная вспышка боли, зияет пробитая жалом твари дыра, из которой на землю смешиваясь с дождевой водой, струится кровь.

- Разрешаю… - повторил он, за тем колени его подогнулись, и начальник гарнизона упал на заливаемые дождем плиты, рядом с трупом поверженного диптераморфа.

***

Несс бежала вперед по узкому, темному коридору, не разбирая дороги. Сейчас она не знала, куда именно направляется, и как будет выбираться из этого запутанного подземного лабиринта. Но в данную минуту, ей двигало единственное желание, оказаться как можно дальше, от охотящихся на неё людей, а потому, она просто неслась вперед, следуя изгибам тоннеля, не думая выборе направления.

Страх оказаться в руках преследователей был силен, однако наравне с ним, девушка вновь испытывала чувство недоумения, вызванное поведением того самого странного человека лица которого рассмотреть никак не удавалось. Хотя, человек ли это был вообще?

Несс своими глазами видела, как он спрыгнул с огромной высоты, не получив никаких повреждений, а потом вдобавок еще и пошел против своих… Конечно, сама Несси Джой имела ряд необычайных способностей, таких как устойчивость к ядам, умение влиять на разум некоторых мутантов, а так же способность видеть в темноте… Но даже она не смогла бы пережить прыжок с такой высоты без последствий… Но даже не это, на самом деле казалось ей по настоящему странным и вызывало внутреннее смятение… Вовсе нет… Просто её ментальное восприятие этого человека было слишком сильно похоже на то, каким оно было бы если бы он являлся тем самым мужчиной, которого попросту не могло быть в этом мире…

Но сейчас, думать об этом, не было времени. Ей нужно было, найти выход, из этих чертовых подземелий вернувшись на маршрут указанный профессором Диваром... В какой-то момент, Несс замедлила темп, перейдя на шаг, а после и вовсе остановилась. Тоннель привёл её в очередной зал, который был гораздо больше, чем все те, что ей доводилось видеть в этих проклятых рудниках до настоящего момента.

На этот раз зал был идеально круглым, и по форме напоминал огромную ракетную шахту. Повсюду царил полумрак, рассеиваемый немногочисленными осветительными приборами, которые сейчас, судя по всему, горели едва ли на треть мощности, однако для зрения Несс это не составляло проблемы. Оглядевшись по сторонам, девушка поняла, что тоннель, из которого она попала в это новое помещение, находится на равном удалении, как от потолка, так и от пола. Правда, как такового пола тут не было, а все его место занимал зев гигантского измельчителя руды. Сама руда, судя по всему, подавалась вниз автоматически, при помощи длинных платформ, оборудованных подвижными лентами, и нависавшими над жерновами огромного механизма на высоте около пятнадцати метров.

К слову сказать, этим наличие разного рода технических устройств тут не ограничивалось. К примеру, потолок переставлял собой хитросплетенную систему из разного рода металлических конструкций, с которых вниз свисали всевозможные цепи, тросы, крюки подъемных кранов, и так далее. Некоторые из цепей служили для удержания узкого подвесного моста соединявшего технические площадки, так же располагавшиеся под потолком, и полукругом протянувшиеся вдоль обеих стен зала. Однако сама Несс выйдя из тоннеля, сразу же ступила на вполне полноценный мост, ведущий на довольно широкую платформу, как бы зависшую в самом центре огромного пространства.

Таких мостов, к слову сказать, тут было несколько, и каждый из этих мостов тянулся к платформе с одной из четырех сторон, но сама эта платформа, девушку не интересовала. Её внимание привлекла видневшаяся у основания одного из мостов, система грузовых лифтов, при помощи которых можно было подняться не только под потолок, но судя по всему даже гораздо выше. Конечно, эти лифты не смогут доставить её на поверхность, так как, скорее всего, курсируют исключительно внутри рудника, но это как минимум давало возможность оторваться от преследователей, что уже само по себе было не плохо.

Теперь осталось разобраться с тем, как эту систему активировать. Возле самих кабин никаких рубильников или чего-то подобного девушке обнаружить не удалось, однако осмотревшись по сторонам, она заметила, что метрах в двадцати над землёй, находится некое подобие диспетчерской комнаты. По крайней мере, именно так она выглядела на первый взгляд. Правда, комнатой в прямом смысле этого слова, увиденное назвать было нельзя. Скорее это походило на некое подобие установленной на платформу достаточно просторной многоместной кабины, имевшей панорамное обозрение. Что бы попасть в кабину, девушке необходимо было преодолеть несколько подъёмов по ставшим уже привычными металлическим ступенчатым лестницам, что она и проделала.

Сложности в этом никакой не было, а потому уже через пол минуты Несс оказалась наверху, и к своей радости поняла, что её ожидание оправдывается. Это действительно была диспетчерская, наподобие той, где профессор Дивар искал ключ-активатор для лифта, а также подбирал ей защитный комбинезон. Конечно некоторые элементы оборудования установленного здесь, значительно отличалась, однако это определенно была диспетчерская, а значит, скорей всего здесь находились все средства управления местными механизмами. Оставалось лишь разобраться, как активировать именно тот, что был нужен именно ей, что само по себе было, не так-то просто, потому как панель управления здесь изобиловала наличием множества тумблеров, кнопок и рычагов, а потому сходу понять какой из них за что отвечает, было попросту невозможно.

Однако девушка не стала отчаиваться, и поразмыслив решила применить метод "научного тыка", пробую все рычаги и переключатели, один за другим, до тех пор, пока не найдётся именно тот, который отвечает за активацию лифта.

- Ладно, посмотрим, что тут у нас... - пробормотала Несс, надеясь при этом на то, что среди всего этого оборудования, нет какого-то особенного рычага, предназначением которого являлась бы тотальное самоуничтожение шахты, и всего, что в ней находится.

Первые несколько попыток ни к чему не привели, однако вскоре удача улыбнулась девушке, и после активации какого-то особенно крупного рычага, она почувствовала, как все помещение наполнилось лёгкой вибрацией. Послышался странный гул, освещение немного мигнуло и стало ещё чуть менее ярким, а вместе с этим Несс, заметила, что индикаторы кабины лифтовой платформы засияла огнями.

Обрадованная таким успехом, девушка поспешила спуститься вниз, попутно осознав, что вместе с лифтом, она запустила и огромный механизм для измельчения руды. Титанического вида жернова, медленно набирали скорость, издавая скрежет больше всего напоминающий скрежет тяжёлых каменный плит, наполняя при этом все огромное пространство зала стабильно ощущаемой вибрацией.

Девушка поспешила покинуть кабину, и легко спустившись по ступеням, вновь вернулась на мост, однако сделав несколько шагов по его поверхности, замерла на месте, потому как сквозь гул и скрежет огромного механизма, до её тонкого слуха донеслись какие-то странные звуки, идущие сверху... Несс подняла голову, и тело её сковал ужас. Прямо под потолком, на высоте около двадцати метров, скрываемая полумраком, притаилась какая-то огромная паукообразная тварь, с невероятного вида механическими конечностями...

Было совершенно ясно, что это существо являлась мутантом, однако, Несс с удивлением заметила, что не может распознать исходящую от твари энергетику.  И это было очень странно, тому, как до  сегодняшнего момента, ей удавалось ощущать ментальные образы любых существ нового мира, и разве что туманные пауки в состоянии охотничьего сна, могли укрыться от её внутреннего ментального  сканера. А это создание определённо бодрствовал, и хотя отдалённо черты его напоминали паука, оно им  всё же вряд ли являлось. Кроме того, явные механические конечности твари  выглядели настолько необычно, что в первые секунды, у Несс возникло ощущение , что увиденное ей просто чудится. В конце концов, она только что перенесла  травму головы, да и от штурмовиков ей успело достаться… Однако чем больше она смотрела на замершего наверху монстра , тем сильнее убеждалась, что это существо реально. А уж когда мутант  совершил невообразимый прыжок, рухнув на металлический настил моста , в результате чего тот вполне ощутимо вздрогнул, и даже прогнулся, никаких сомнений в том, что монстр не является галлюцинацией , у девушки не осталось, собственно как и сомнений во враждебность его намерений.

61

Понимая,  что сейчас ей предстоит обороняться, Несс сдёрнула с плеча лук , и выхватив стрелу попыталась наложить её на тетиву, однако в этот самый момент в голове у неё словно произошел взрыв. Резкая боль резануло по вискам, после чего в ушах послышался странный  звон. Девушка вскрикнула, выронив свое оружие, после чего схватилась за голову, упав на колени.

Ощущение было вызвано явно ментальным способом, и Несс, привыкшая к тому, что в этих способностях в новом мире ей не было равных, оказалась совершенно не готова к такому повороту событий. Однако сейчас чужая воля терзала её разум, вклиниваясь в сознании острыми иглами , вызывая вполне ощутимые физические мучения и желание кричать. Впрочем, какой бы могучей не была ментальная сила мутанта, окончательно покорить её волю, превратив в послушную марионетку ей не удавалось, а боль, терзавшая  в эти секунды сознание девушки, являлась свидетельством того, что необыкновенный разум Несси Джой активно сопротивлялся внешнему влиянию.

Тварь по-прежнему находилась в паре десятков метров от неё, однако девушке показалось, что мутант пребывает в некоторого рода замешательстве, удивлённый столь упорным сопротивлением жертвы. Похоже он тоже впервые столкнулся с кем-то, чьи ментальные способности могли хоть в какой-то степени быть сопоставимы с его собственными, и это вызывало внутри неизвестного существа явное чувство любопытства. Осознав это, девушка решила, что в этом кроется её шанс. Мутант был невероятно силён, однако в период своего временного замешательства, он ослабил ментальный захват, тратя часть умственной энергии на анализ происходящего. И в этот момент, собрав волю в кулак, Несс нанесла ответный ментальный удар, стремясь  разорвать чужую волю сковавшую  её сознание, вместе с тем провести встречный прием, взяв под контроль чудовищное существо.

И… По крайней мере отчасти, ей это удалось! Пульсирующая в висках боль резко отступила, и девушка вновь почувствовала, что способна управлять своим телом. Стремясь развить успех, она продолжила мысленное воздействие на неизвестное существо, стремясь дотянуться до его сознания, взяв под контроль , однако когда ей удалось пробить защиту чужой воли, Несс внезапно осознала, что атаковавший её при помощи ментального влияния мутант, сам является разумным! Правда разумность эта не имела в себе ничего человеческого. Способ мышления этого жуткого существа был настолько далёким и чуждым людскому пониманию, что даже мгновенное соприкосновение с этим холодным и чужим, словно инопланетным разумом,  повергло девушку в состояние ужаса! Вскрикнув, Несс по собственной инициативе прекратила ментальный контакт, чувствуя себя словно человек, коснувшийся чего-то мерзкого, и поспешно отдернувший руку, однако для мутанта вторжение в его сознание не прошло незамеченным. Он совершенно четко распознал направленную на него попытку ментальной атаки, и ему это явно не понравилось. В ответ, монстр попытался совершить новую попытку ментального захвата сознания девушки, однако на этот раз ему это не удалось. Несс отличалась способностью быстро учиться на своих ошибках, и уже выстроила надёжную ментальную защиту против уловок чудовища, а потому протянувшиеся в сторону девушки невидимые ментальные щупальца твари, лишь бессильно скользнули по её свеже созданной защите, не сумев осуществить задуманное, и этот факт вызвал у монстра приступ самый настоящий неконтролируемой ярости.

Мутант взревел, а затем, перебирая всеми своими механическим конечностями, ринулась в сторону Несси Джой, однако та, уже успевшая прийти в себя, не собиралась так просто оставаться на месте. Подхватив с пола лук, она с невероятной скоростью наложила на тетиву новую стрелу, после чего отправила её сторону приближающейся твари, а за тем бросилась бежать в обратном направлении, держа курс в сторону той самой диспетчерской комнаты, в которой побывала совсем недавно.

Стрела достигла цели достаточно точно, угодив в бугристую голову твари, однако, даже не смотря на то, наконечник был отравлен ядом паука марикора, на несущегося следом за девушкой мутанта, это не произвело практически никакого влияния, и он даже не замедлил скорость. К моменту, когда девушка, взлетев по лестницам вверх оказалась на крыше диспетчерской комнаты, монстр двигался всё также резво, и судя по всему твёрдо вознамерился не упускать свою жертву, так же начав взбираться наверх по металлическим конструкция лестниц, цепляясь за них стальными крючьями которыми были увенчаны его конечности.

Видя что тварь не отстает, Несси Джой перепрыгнула на длинную , подвешенную к потолку металлическую конструкцию, на которой крепилась дополнительные прожектора, сейчас впрочем не работающие. Конструкция тянулась практически над всей территорией моста, и достигала той части зала, где располагались нужные девушке лифты, а потому сейчас Несс, соблюдая равновесие, стала быстро продвигаться вперед, все больше удаляясь от карабкающегося наверх монстра.

Но идея достичь спасения, таким образом, себя не оправдала, потому как в эту секунду мутант неожиданно плюнул в её сторону какой-то непонятной бесцветной жидкостью, и девушка едва успела уклониться. Однако же, попав на металлическую конструкцию плевок монстра, вызвал очень бурную химическую реакцию и та вдруг начала словно бы плавиться. Видя происходящее, девушка начала двигаться быстрее, однако новый плевок в её сторону буквально вынул девушку спрыгнуть на расположенный несколькими метрами ниже мост, по которому она только что убегала от паукообразной твари. Мутант прекратил свое восхождение по вертикали, и вновь спрыгнул на один с нею уровень. Ситуация повторялась, однако на этот раз девушке предстояло преодолеть значительно большее расстояние по прямой, прежде чем она смогла бы достичь хоть какого-то убежища. И это было плохо, потому как не смотря на ловкость, в скорости передвижения огромной твари Несси Джой явно проигрывала. Судя по всему, преследовавший девушку монстр это понимал, а потому сейчас издал клокочущий звук чем-то напоминающий жутко искаженную форму смеха и перебирая всеми своими механизированными конечностями, ринулся на неё!

Понимая, что выбора нет, Несси совершила отчаянную попытку спастись бегством, рванувшись вперед, что сил. Однако чем быстрее она бежала, тем больше понимала, что уйти от преследования ей не удастся.

Мчащаяся по пятам тварь догоняла  её с каждым мгновением, однако когда между девушкой и мутантам оставались каких-то жалкие несколько метров, случилось что-то невероятное! Краем глаза Несс увидела, что на протянувшемся между верхними техническими площадками, подвесном мосту, появилась фигура человека с тонированным шлемом, в руке которого находилась какая-то длинная железная балка. Прошла секунда, а за тем этот человек прыгнул вниз, угодив прямо на мчавшегося, за ней по пятам монстра, всадив балку ему в спину, словно огромный гарпун! Тварь мгновенно отстала, и Несс смола разорвать с ней дистанцию, однако отбежав на некоторое расстояние, она обернулась, и расширившимися от удивления глазами взглянула на разворачивающееся перед ней сражение. Балка вонзилась в тело твари достаточно глубоко, но даже не смотря на это, монстр не собирался подыхать. Сейчас он яростно крутился словно дезориентированный,

и выходило так, что не смотря на свою феноменальную живучесть, двухметровая железяка пробившая его тело, в отличие от стрелы Несс являлась фактором, который сложно было игнорировать. Что же касается “гарпунера” то он по прежнему находился на спине твари, и держась за торчащий конец балки, наваливался на неё всем своим весом, проталкивая всё глубже и а так же раскачивая из стороны в сторону. Монстр начал метаться от одной стороны моста к другой, ударяясь о перила, и пытаясь сбросить невероятно ловкого человека с себя, однако оседлавший мутанта незнакомец держался крепко, всё глубже и глубже проталкивая свое оружие в тело мутанта, пока, наконец, не проткнул его насквозь. В ту же секунду Несс заметила, что в том месте, где стальной конец балки вышел из брюха монстра, на поверхность моста вместе с чёрной кровью хлынул тот самый химический реагент, которым тот так ловко плевал всё это время.

62

Тварь взревела и, ринувшись в сторону, вдруг перевалилась через перила, в результате чего мутант и человек полетели вниз.

- Нет!!! - вдруг неожиданно для себя самой вслух выкрикнула девушка. Она до сих пор не понимала, что происходит, она не понимала, почему человек, облачённый форму людей которые преследовали её, и которые убили профессора Арминиус, помогает ей! Не понимала, каким образом этот человек вообще способен проделать столь необычные вещи, однако одно она понимала совершенно точно - это человек ей не враг. И когда он, вместе с жутким монстром полетел вниз, туда, где на большой глубине, во всю работал механизм по измельчению породы, внутри неё всё словно оборвалось.

Да, этот человек сумел показать чудеса неуязвимости, однако выжить, попав в жернова этой огромной адской машины, не смог бы даже он. Рефлекторно посмотрев вниз, Несс к своей величайшей радости вдруг увидела, что  вставший на её защиту таинственный незнакомец не угодил в жерло измельчителя, а упал точно на движущуюся ленту одной из длинных платформ для сброса породы.

Высота падения составила около пятнадцати метров, и судя по всему, даже не смотря на невероятную живучесть, получилось оно для человека не слишком удачным, потому как сейчас, он лежал на спине, и слабо шевелясь пытался подняться, в то время как движущаяся лента а всё ближе и ближе приближала его к краю, готовясь скинуть в жерло действующего измельчителя. На этот раз уже безвозвратно.

Что же касается мутанта, его нигде видно не было, что само по себе не могло не радовать, однако сейчас следовало думать не об этом. Первой мыслью Несси Джой было добраться до диспетчерской и остановить движение всех механизмов, однако её она отбросила как нереальную, ведь успеть проделать задуманное до того момента, как человек упадёт вниз, у нее бы не хватило времени.

Нужно было придумать другое решение, и причём как можно быстрее. Несс в отчаянии закрутилась на месте, и в этот момент взгляд её упал намоток цепи, сложенный в углу, центральной площадки, вместе с разного рода шахтерскими инструментами, и прочим оборудованием. Цепь не была слишком толстой, однако выглядела достаточно прочной, к тому же один из её концов был прикован к металлической платформе, что отчасти облегчало задачу. Схватив в руки довольно увесистый, позвякивающий звеньями моток, девушка бегом ринулась к пробитым перилам, попутно отмечая, что в прошлой своей жизни едва ли смогла бы даже просто поднять такую тяжесть. К счастью цепь оказалась действительно очень длинной, таким образом, когда Несс скинула её вниз, она не только достигла движущейся ленты, а оказалось даже на несколько метров длиннее, чем нужно.

- Хватайся ! - выкрикнула девушка обращаюсь к таинственному мужчине, который уже успел подняться на ноги. Двойного приглашения незнакомцу не понадобилось, однако когда он сделал несколько покачивающихся шагов против движения ленты, намереваясь достигнуть спасительной цепи, из под платформы,  появилась механизированная  конечность, и вонзила один из своих стальных когтей в прорезиненную поверхность движущегося полотна. Вслед за первой конечностью практически сразу же появилась и вторая.  Судя по всему при падении монстр  свалился с подвижного механизма, однако каким-то образом сумел зацепиться, и теперь с невероятным упорством карабкался наверх. Проблема заключалась в том, что выбравшись, он перегородил  человеку путь к спасению. И не был намерен позволить миновать себя просто так. Картина складывалась таким образом, что и тот, и другой были крайне измотаны. Человек, для которого падение не прошло бесследно, стоял, пошатываясь, и не двигаясь с места, а мутант потеряв свою былую резвость, даже не стоял, а скорее лежал на брюхе, раскинув в стороны свои длинные механизированные конечности, наблюдая за тем, как медленно ползущая лента приближает человека к краю пропасти. Это означало, что таинственному герою  в скором времени нужно было либо подойти вплотную, и погибнуть от удара страшной механизированной конечности, либо смириться с судьбой и быть сброшенным в жерло гигантского измельчителя.

Не успела девушка  ужаснуться этому раскладу, как внезапно на неё обрушилась новая напасть. Где-то высоко под потолком огромного зала, послышалось мощное, всё нарастающее шипение, а затем вниз, полились  клубы странного белого газа.

Газ был явно тяжелее воздуха, и очень скоро Несс почувствовала его странный удушающей запах. По идее, нужно было срочно уходить отсюда, бежать к лифту, и пытаться, задержав дыхание подниматься наверх. Но Несс поступила иначе. Схватившись за цепь, она быстро спустилась вниз, оказавшись на поверхности движущейся ленты, после чего сдёрнула с плеча лук, и выпустила в спину мутанту стрелу.

На этот раз монстр не стал издавать никаких звуков, вместо этого он медленно перебирая своими роботизированными ногами, развернулся в сторону девушки, а затем пополз на неё. Несс извлекла новую стрелу, и отступив назад выпустила её в голову жуткого существа. Мутант мотнул головой и стал активнее перебирать конечностями, вонзая в движущееся полотно ленты стальные крючья и продолжая ползти вперёд, оставляя после себя след из остатков едкого вещества. Девушка продолжала стрелять, выманивая мутанта на себя, посылая в монстра стрелу за стрелой, до тех пор, пока колчан полностью не опустел. Мутант уверенно полз в её сторону,  полностью проигнорировав свешенную сбоку от платформы цепь.

Кашляя от едкого газа, Несси обернулась и окинула взглядом то место, к которому крепилась платформа, осознавая, что выбраться там ни как не получится. Это означало, что в скором времени тварь либо прижмет её к стенке, либо наконец сдохнет.

Однако, если мутант и был при смерти, то перед неминуемой гибелью, он все же собирался расправиться с девушкой, а потому упорно двигался в её направлении, рывками подтягивая вперёд свое  уродливое тело.

К слову сказать, клубы ядовитого дыма уже вовсю отравляли воздух, и девушка начала кашлять. Её организм сопротивлялся удушающему действию газа, однако с каждой секундой дышать становилось всё труднее. Дым начал заволакивать все вокруг, и через несколько секунд, она уже почти ничего не видела. Впереди стоял белый туман, через который к ней приближалась огромная тёмная тень невероятно живучего мутанта.

В какой то момент ноги девушки подкосились, и она осела на движущуюся ленту. Сил сопротивляться уже не было. Однако в последние секунды, она заметила как над головой ползущий к ней твари вновь появилась фигура человека. На этот раз в руках таинственного незнакомца была та самая цепь, чей слишком длинный размер, позволил ей дотянуться до этой точки. Не успел раненый мутант что-то осознать, как человек ловким движением затянул вокруг его мощной шеи нечто наподобие петли. Тварь вновь задергалась, издавая какие-то харкающие звуки, однако мужчина начал с силой затягивать петлю, и тянуть цепь на себя словно удавку, упираясь в спину мутанта ногами.

Монстр бил лапами по поверхности ленты, однако избавиться от удушающего захвата цепи не мог. В какой-то момент он вновь метнулся в сторону, и не удержавшись свалился с платформы, вместе с оседлавшим его человеком. Натянутая пол углом к располагавшемуся сверху мосту цепь, заскользила вдоль левого ребра платформы, и пару раз дернувшись, заняла вертикальное положение. То, что на этот раз тварь угодила самое жерло измельчителя, сомневаться не приходилось. По крайней мере, судя по движениям болтающейся в вертикальном положении цепи, чего-то сверхтяжёлого на ней не весело... Ничего кроме… Прежде чем как окончательно потерять сознание, девушка заметила, как наверх по цепи, словно по канату поднимается тот самый загадочный мужчина, лицо которого по-прежнему скрывал шлем.

ГЛАВА 16

3017 год

Планета земля

“дикая территория”

побережье безымянной реки

63

Арминиус Дивар открыл глаза, судорожно хватая ртом воздух. Сейчас он лежал лицом вниз, а перед глазами туманилась какая непонятная коричневая муть. Оперевшись руками обо что-то рыхлое, он, чувствуя тупую боль в плече сумел подняться, встав на четвереньки, и слыша как в ушах гулко отражаются удары сердца. Коричневая муть частично отхлынула, частично стекла грязноватыми потеками по визору гермошлема, и учёный обнаружили себя на мелководье неподалеку от берега какой-то непонятной реки.

Вода в этом месте была спокойная, и ни чем не напоминала тот бурный поток, который с ревом засасывался в огромную воронку, на территории рудников. Судя по всему, потеряв сознание, он проделал путь по многочисленным, широким трубам, выводящим воду от подземных источников прочь, далеко за пределы не только рудников, но и базы в целом. Затем, водяная струя выкинула его бесчувственное тело в русло реки, а та через какое то время прибила к берегу… Размышляя о своем подводном путешествии, и удивляясь своей везучести, Арминиус заметил, что на внутренней поверхности визора отображаются данные системы мониторинга жизнедеятельности. Сфокусировав взгляд и пробежавшись глазами по светящимся строчкам, ученый узнал, что ему был введен ряд медицинских препаратов, в том числе стимулятор группы “А”. Что же касается пулевого ранения плеча, то оно оказалось касательным, а система экстренной герметизации скафандра уже успела залепить пробоину специальным быстро-застывающим гелем, в результате чего внутри скафандра воды не было, что в текущих условиях не могло не радовать. Голова, правда, немного побаливала, видимо при падении с моста, он все же успел удариться обо что-то затылком, но гермошлем сработал на отлично, и согласно показаниям системы внутреннего мониторинга, никакого серьезного вреда даже этот удар ученому не причинил. Впрочем, на этом хорошие новости заканчивались. Во первых внутренний кислород скафандра был на исходе, и из-за этого, ученый уже сейчас чувствовал начавшее проявляться ощущение удушливости. Вторым же неприятным сюрпризом стала новость о низком значении заряда аккумулятора. Конечно, это был еще не ноль, но цифра в восемь процентов от него не далеко ушла. Решив поберечь энергию, ученый мысленным импульсом обесточил костюм, и встав на ноги нащупал на шлеме клавишу разгерметизации. Послышалось легкое шипение выравниваемого давления, и ученый стянул с головы заляпанный грязью и тиной шлем, что позволило ему более подробно осмотреться вокруг. Судя по успевшему заняться восходу, сейчас было около пяти часов утра, и вокруг действительно была дикая территория. В отличие от вчерашней непогоды, сейчас стоял полный штиль, и над гладкой, словно зеркало поверхностью реки, клубился туман. Остатки туч уносило куда-то к западу, и судя по чистой полоске неба алевшей на горизонте со стороны восходящего солнца, день обещал быть ясным, но пока что дневной свет еще полностью не вступил в свои права, а потому над протекавшей через джунгли рекой стелились длинные тени древесных крон. Вокруг было довольно тихо, разве что где-то в отдаленной глубине леса время от времени раздавались потрескивания, непонятные уханья и вскрики неведомых созданий. Так же, профессор заметил, что прямо впереди виделась полоска небольшого песчаного пляжа, к которой уже через несколько метров вплотную подступала сгущавшаяся стена джунглей. Картину затянутой туманом утренней реки можно было бы с полным правом назвать красивой, однако сейчас ученому было не до созерцания местных красот. Мысль, что он оказался вне периметра базы совсем один, и без надежды получить какую либо помощь вызвала у него состояние близкое к паническому. Штурмовую винтовку, Арминиус потерял, когда рухнул в воду. А потому сейчас единственным его оружием оставался крупнокалиберный пистолет, жестко закрепленный в набедренной кобуре, однако пессимистические мысли о том, что пустить себе пулю в голову в данной ситуации может оказаться самой безболезненной формой смерти, имевший незаурядную волю к жизни ученый отбросил сразу же.

Ну уже нет… Если уж судьбе было угодно, что бы он не погиб сразу, то он еще побарахтается… По крайней мере попробует… Впрочем думая так Арминиус Дивар осознавал, что по большей части это бравада, и положение его в данную минуту получалось весьма не завидным. Даже такой специалист по выживанию как Гатриан Лекс не справился бы с задачей продержаться в джунглях нового мира без помощи Несси Джой, при том что он был молод и хорошо физически подготовлен. А что уж говорить про ученого, который хоть и был в весьма не плохой форме для своих лет, все же большую часть жизни занимался наукой, нежели боевой подготовкой. Однако, не желавший мириться с мыслью о своей скорой бесславной кончине в пасти какой-нибудь твари, и вообще сдаваться без боя, Арминиус Дивар спотыкаясь и загребая ногами воду неуклюже побрел к берегу, убеждая себя, что от подобных мыслей проку точно не будет, и нужно думать о чем то более конструктивном.

Уже в трех метрах от суши боковым зрением ученый заметил, что под водой в его сторону что-то быстро движется. Увиденное вызвало в его крови такой приток адреналина, что Арминиус Дивар сам не заметил, как оказался на берегу. Одновременно с этим, он развернулся, и выхватив пистолет, дважды пальнув в воду, вздыбив на ней два мощных всплеска брызг. Правда, выполняя этот маневр, профессор зацепился пяткой за торчащий из песка камень, в результате чего тут же повалился на спину, выронив шлем, но удержав в руке пистолет, направленный на поверхность водоема. Эхо выстрелов прозвучало в утренней тишине особенно громко, и отразившись от воды вспугнуло каких то мелких летучих созданий гнездившихся на деревьях с противоположной стороны берега, в результате чего они, издавая странное улюлюканьем пронеслись над водой исчезнув за изгибом реки.

Арминиус Дивар тяжело дыша, смотрел на воду, не сводя с нее прицел оружия, однако на берег вслед за ним ни кто так и не выбрался. То ли мутант был исключительно водный, то ли был пуганый, и решил не связываться с вооруженным человеком. Как бы то ни было, главное было то, что в данную секунду ученого ни кто не пытался сожрать… По крайней мере пока…

Понимая, что лежать в таком положении вечно не вариант, Арминиус не убирая оружия, поднялся на ноги. Не известно привлекли ли его выстрелы чье либо внимание, однако нужно было, как-то выбираться. Но куда? Дорога к людям была ему закрыта по определению. Он поднял руку на сотрудника C.Б.И. а это означало, что помочь ему не смогут никакие былые заслуги перед Империей… Теперь он вне закона и даже Гай Тицениус, если встретит его будет обязан арестовать старого друга и передать в руки Имперского правосудия… Так что об этом варианте можно было забыть… Но что оставалось тогда? Ученый несколько секунд стоял на одном месте, размышляя над сложившейся ситуацией, после чего пришел к выводу, что самым насущным вопросом для него сейчас является вопрос убежища, потому что даже если теперь он обречен страдать от одиночества, то лучше делать это имея хоть какую то крышу над головой, чем стоя посреди диких джунглей. Но где взять такую крышу? Арминиус Дивар растерянно оглянулся по сторонам, словно ища подсказку среди объектов окружающего мира. Однако мир ответов не давал, и по-прежнему хранил свое сумеречное предрассветное молчание.

Озарение пришло внезапно. Заброшенная метеостанция! Лет двадцать назад он видел её пролетая над территорией джунглей как раз в этом районе! Конечно, этот объект был покинут Империей более ста лет назад, однако он строился капитально, и если навести внутри порядок, то вполне мог бы сойти за какое то жилье… Если конечно там уже не свили гнездо какие ни будь твари… Но даже если так… - ученый посмотрел на зажатый в своей руке крупнокалиберный пистолет. – Им придется съехать.

Конечно-же при всем при этом, внутри ученого теплилась надежда, что Несс все же удалось выбраться из рудников, оставив идущих по пятам безопасников в дураках. Но с другой стороны он понимал, что шансы на то, что ему вот так с ходу удастся вновь её встретить посреди бескрайних просторов дикой территории, практически равны нулю. А значит, следовало исходить из того, что он остался один надолго, и идея оборудовать себе убежище, как и прежде, стояла в списке задач первым номером.

64

Удивительно, на сколько способно преобразить внутреннее состояние человека наличие хоть какого-то мало-мальского плана действий! Еще минуту назад он чувствовал себя потерянным и несчастным, а сейчас профессора вдруг переполнила решительность! Появилось желание действовать, а призрак отчаяния пытавшийся захватить душу профессора если и не исчез полностью, то явно сдал свои позиции под напором новых эмоций.

Ученый провел быструю инвентаризацию своих запасов. Вообще покидая совместно с Несси Джой медицинский блок он готовился к тому, что доступ к медицинским и прочим препаратом у него пропадет надолго, и даже скорее всего навсегда. А потому запасся довольно большим количеством стимуляторов, лекарств и прочих необходимых для выживания вещей. Кроме того, в специальных подсумках его белого, с красными полосами, Имперского медицинского скафандра уже заранее были грамотно размещены разного рода важные предметы необходимые для выживания в дикой среде, на подобии средства для разведения огня в полевых условиях, спрея нейтрализующего запах крови, набора таблеток для обеззараживания воды, и прочих мелких, но полезных вещиц. Конечно, все это было рассчитано лишь на то, что попавший в экстремальную ситуацию гражданин Империи сможет немного продержаться, пока к нему не подоспеет подмога. Однако, даже не смотря на то, что ожидать помощи уже не приходилось, Дивар был благодарен судьбе, за то, что у него сейчас было хоть что-то, способное повысить его шансы на выживание. Кроме того, уходя из мед-блока он так же не забыл обыскать валявшихся без сознания штурмовиков, забрав у них запасные магазины к пистолету. У каждого из “безопасников” при себе оказалось по три таких магазина, так что с учетом , их емкости на двенадцать патрон, и тех боеприпасов которые уже были заряжены в пистолет ученого, получалось что на первое время этого должно было хватить… Ну а потом… До потом еще нужно было дожить, поэтому Дивар решил не забивать себе голову мыслями о дальних перспективах, и сосредоточиться на задачах более насущного характера, а именно сориентироваться на местности, и понять, как ему выйти к заброшенной станции. Арминиус рассчитывал, что сильно далеко от базы его унести не могло, а значит, он находится в приблизительно знакомом районе. Конечно, что бы сориентироваться на местности, можно было просто одеть шлем, активировать систему питания, и узнать свое точное местоположение на карте при помощи спутниковой навигации, однако ученый понимал, что как только он это сделает, то о том, что он жив, узнают те, кому об этом знать не следует. Видевшие его падение в воду сотрудники С.Б.И. наверняка решили, что старому ученому пришел конец, и больше его не ищут, так что не зачем разочаровывать их информацией о том что ставший “врагом Империи” профессор выжил, да еще и пользуется техническими благами цивилизации что бы координироваться на местности… Нет, при все притягательности такого способа быстро и без усилий узнать свое точное местоположение, минусы его превышали плюсы. Лучше уж пусть думают, что он мертв, а то еще догадаются, устроит охоту с применением поисковой авиации. Тогда его и без того не великие шансы на выживание упадут еще ниже. Так что придется воспользоваться древними методами, например, залезть на вершину какого ни будь высокого дерева, или отыскать возвышенность, и оттуда оглядеться. Идею с деревом ученый решил пока отбросить. Все же ловкость у него была уже не та, да и высоты он всегда побаивался. А вот мысль об обзоре с возвышенности показалась ему более здравой… Например, видневшийся над кронами деревьев склон горы для этих целей должен был вполне подойти.

Конечно, забираться на саму гору ему будет не нужно, однако достаточно будет оказаться выше уровня деревьев. А там он уже точно сможет понять, куда следует двигаться дальше.

Углубляться в сумеречную чащобу леса совсем не хотелось. По крайней мере, до тех пор, пока предрассветные сумерки не сменятся полноценным солнечным днем, нужно было держаться от зарослей подальше, так что единственным вариантом сейчас было движение вдоль русла реки. Бросив взгляд на валявшийся на песке гермо-шлем, ученый после некоторых колебаний решил не брать его с собой, рассудив, что запасов воздуха в его скафандре все равно не осталось. Да и заряд аккумулятора в восемь процентов как бы намекал, что о пользовании системой мониторинга вскоре придется забыть, так что практический смысл тащить шлем с собой попросту терялся. Вздохнув, ученый развернулся по направлению течения реки, и перешагивая попадавшиеся под ноги камни, зашагал вдоль воды, бросая настороженные взгляды по сторонам. Поначалу идти было легко. Тянущаяся вдоль берега полоска песчаного пляжа , была ровной и достаточно широкой. Но позже на пути стало возникать все больше преград в виде наползающих зарослей, поваленных деревьев, каких-то выброшенных на берег коряг, и тому подобных мешающих свободному движение препятствий, некоторые из которых ученому пришлось обходить по колено в воде. Солнце к этому моменту поднялось значительно выше разгоняя сумеречную мглу, и профессор, наконец, посчитал возможным отклониться от маршрута. Достав из-за спины мачете, ученый углубился в лесные заросли. Первое время он двигался очень осторожно, шарахаясь и замирая при каждом подозрительном шорохе. Кроме того, он по прежнему держал в правой руке пистолет, опасаясь убирать оружие в кобуру, и по этой причине орудовать мачете ему приходилось левой, в результате чего процесс шёл не очень продуктивно.

Однако, уже через пол часа такого прорубания через дикие дебри он почувствовал себя на столько вымотанным, что едва представлял ноги. Пистолет все таки занял своё место в набедренной кобуре, а мачете "переехал" в правую руку, однако даже не смотря на это вскоре он стал таким тяжелым, будто был отлит из свинца, в результате чего каждый новый взмах давался Арминиусу Дивару со все большим трудом. Все же гора, видневшаяся на горизонте, оказалась значительно дальше, чем он рассчитывал. В какой-то момент, прорубившись через очередной кустарник, профессор обнаружил впереди овраг глубиной метров в десять. Стенки оврага были не совсем отвесными и в общем-то позволяли как спуститься вниз так и подняться с другой стороны. Однако сейчас ученый утомился на столько, что ни о каких спусках или тем более подъемах не могло быть и речи. Тяжело дыша, профессор присел на поверхность какого-то полусгнившего дерева, переводя дух. Нет, конечно, прогулки по свежему воздуху это замечательно, но к такому его жизнь определенно не готовила. Дивар посмотрел наверх, туда где в вышине сплетались широколистные кроны деревьев, и с мрачной усмешкой подумал, что идея взобраться на дерево может оказаться более реалистичной, чем мысль тащиться куда-то дальше… Кстати, а не сбился ли он с направления? Обеспокоенный этим вопросом ученый опустил глаза и замер… То, что он увидел, в первую секунду могло показаться изломанной формы кустом, или лишенным листва крупным и ветвистым обломком ветви какого то дерева, упавшим на землю. Однако это был вовсе не обломок а…

Глаза профессора Дивара расширились… Ученый издал короткий вскрик ужаса, одновременно с этим пытаясь выдернуть из набедренной кобуры пистолет, в то время как “псевдо-куст” пришел в движение, на ходу меняя окрас с коричнево-черного на зеленый, и сразу же стало ясно, что больше всего он похож на огромного, двух метрового богомола. Расстояние между ученым и мутантом было около десяти метров, которые тварь преодолела очень стремительно. Арминиуса спасло лишь то, что пытаясь вытянуть оружие, он вскочил на ноги, и машинально попытался отступить назад, в результате чего споткнулся о ствол дерева, на котором только что сидел, и перевалившись назад, кубарем полетел в тот самый овраг. В процессе падения он несколько раз перевернулся через голову, скатываясь с довольно крутого склона, и когда оказался внизу некоторое время пытался придти в себя. Голова кружилась, по лбу текла струйка крови, льющаяся из небольшого рассечения, а от нахлынувшего притока адреналина сердце стучало так быстро, что кажется, готово было взорваться…

65

Дивар попытался принять устойчивое положение, поднявшись на четвереньки, и в этот момент заметил, что гигантский богомол так же спустился на дно лощины, оказавшись буквально в паре метров от человека. Правда и у него сделать это с особой ловкостью не получилось, а потому, пока хищная тварь спешно пыталась подняться на свои многочисленные конечности, ученый все таки выхватил пистолет, и направив его на монстра надавил на спуск. Грохнул выстрел. Пуля прошла мимо, выбив землю из склона оврага, в то время как пистолет Арминиуса внезапно заклинил, закусив выбрасываемую гильзу затвором. Тварь заверещала, и ринулась на профессора, после чего тот действуя скорее на инстинктах нежели руководствуясь разумом, попросту швырнул тяжелый пистолет в мутанта, попав оружием тому точно в голову . Получив по башке тварь на мгновенье опешила, и замедлилась, что позволило ученому выиграть еще секунду времени что бы вскочить на ноги и кинуться бежать, попутно осознавая, что смысла в этом никакого нет, так как мутант был гораздо быстрее, и скрыться от него бегством было попросту не возможно. Впрочем, и этот бег продлился не долго, потому как уже через пять метров нога профессора зацепилась за торчавший из земли корень какого то дерева, и он вновь упал, растянувшись на земле. Торжественный рев мутанта, раздавшийся из-за спины Арминиуса вызвал внутри человека парализующую волну ужаса. Он инстинктивно обернулся, успев заметить нависшее над ним жуткое насекомоподобное создание, а затем в воздухе промелькнула какая-то невероятно быстрая тень, и монстра просто смело в сторону. Не в силах подняться на ноги Дивар на лопатках поспешил отползти назад, с ужасом наблюдая, что на “богомола” набросилась какая -то другая тварь, с длинным и мускулистым телом, явно не относящаяся к классу арахноидов. Твари несколько секунд катались по земле, однако очень быстро стало ясно, что огромный богомол проиграл схватку. Он еще вяло сопротивлялся, однако атаковавший его мутант все сильнее вгрызался мощными клыками тому в шею, а вскоре вообще оторвал голову, после чего издав победоносный рык, повернул голову в сторону профессора. Это был гайдракс...

Арминиус Дивар уперся спиной в отвесный склон оврага, и словно под гипнозом наблюдал, как двух с половиной метровый мутант, оставив растерзанный труп своего противника, медленно приближается к нему, глядя на человека абсолютно черными без какого либо намека на радужку глазами. Тот факт, с какой ловкостью это существо только что разделался с огромным богомолом, красноречиво говорил о том, что уж какой-то там безоружный человек ему точно не противник, да и пытаться убежать от мутанта, чей вид считался самым быстрым из всех, передвигающихся по поверхности земли было не реально. Впрочем, у Арминиуса уже не было сил... Он просто ждал неминуемого конца, надеясь лишь на то, что смерть будет быстрой… Однако, не доходя до человека пары метров гайдракс вдруг лег на живот, словно бы вообще не думал о нападении, а за тем положил голову на передние лапы, не сводя глаз с профессора.

Подобное поведение мутанта был столь удивительным, что Арминиус Дивар, который уже успел всерьез попрощаться с жизнью, смотрел на действия дикого создания совершенно ошарашенным взглядом. Лишь спустя какое то время, когда ощущение шока прошло, и к ученому начала возвращаться возможность аналитически мыслить, до ученого вдруг начал доходить смысл происходящего. Еще не до конца веря в правдивость собственной теории Дивар начал осторожно подниматься на ноги, стараясь не делать резких движений, и по-прежнему не отводя глаз, от замершего перед ним гайдракса.

Тот, как и раньше не предпринимал никаких попыток нападения, лежа на животе, и рассматривая человека своими непроницаемо чернильными глазами.

Тяжело сглотнув и облизнув пересохшие губы, ученый дрожащей рукой отер перепачканное грязью лицо ладонью, после чего набравшись смелости, и чувствуя себя немного по-идиотски полу-вопросительно, полу-утвердительно произнес:

- Шейна?

Гайдракс издал какое-то утробное урчание, и приподнял голову. Означало ли это согласие, с точностью сказать было трудно, но судя по поведению монстра, это действительно был тот самый “ручной мутант” о котором рассказывала Несс.

- Ну точно… Все сходиться… Ты Шейна… - словно убеждая сам себя проговорил профессор указывая на гайдракса пальцем. В этот момент к ученому, наконец, пришло осознание, что здесь и сейчас он скорей всего не умрет, и он неожиданно для себя вдруг нервно рассмеялся.

- Шейна… Вот это номер… - прикрывая ладонью безумную улыбку проговорил Арминиус, осторожно приближаясь к гайдраксу. - Невероятно… Просто невероятно…

Мутанту наскучило лежать на животе, он поднялся на ноги, и сейчас ученый еще раз оценил, насколько же крупными и мускулистым было тело хищника. Стоя на четырех лапах в холке Шейна была ему по грудь, и в каждом её движении сквозила первобытная мощь, смешанная с какой-то невероятной грациозностью и даже красотой…

- Вот уж не думал, что когда то скажу это гайдраксу но… Спасибо… - произнес ученый, обращаясь к Шейне, уже почти не ощущая неловкости от того, что на полном серьезе разговаривает с мутантом. Понимание того, что многие твари в “секторе заражения” обладают зачатками интеллекта, не позволяющими ставить их на один уровень с простыми животными, присутствовало у пожилого ученого достаточно давно. Он посвятил много времени, изучая записи со скрытых видео-ловушек расставленных различных уголках дикой территории, и срабатывающих при появлении в зоне их видимости каких-нибудь обитателей нового мира. Однако, сейчас, когда он разговаривал с Шейной, у профессора имелось стойкое ощущение того, что этот мутант понимает его гораздо больше, чем это вообще можно от него ожидать, и что этот гайдракс как-то разительно отличается не только от обычных тварей населяющих планету, но даже от особей своего собственного вида. Дать разумное объяснение такому ощущению ученый не мог, однако четкая интуитивная убежденность в чрезвычайно высоких умственных способностях Шейны присутствовала совершенно точно. Словно ища дополнительные подтверждения своим теориям Арминиус Дивар решил устроить мутанту дополнительный опрос, начисто позабыв о том, что сейчас он находится не в лаборатории, а посреди кишащего хищными тварями дикого леса. С одной стороны в нем пробудился научный дух и неудержимая тяга к познаниям, на протяжении долгих лет являвшиеся главной движущей силой для пожилого ученого. С другой, он вдруг совершенно четко осознал, что пока Шейна рядом, то далеко не каждая тварь сунется, что бы напасть на него, ибо связываться с гайдраксом может выйти себе дороже.

- Ты узнала обо мне от Несси Джой? – поинтересовался ученый, однако не заметив от Шейны какой либо реакции понял, что скорее всего само по себе имя девушки для мутанта значит не многое. Поразмыслив над этим, он повторил вопрос, но вместо произносимого имения просто мысленно представил образ девушки. И это сработало!

К удивлению ученого гайдракс оживился, морда его, не смотря на свой довольно жутковатый видок приобрела какое то странное выражение, возможно означавшее радость или одобрение, а тонкий длинный хвост заколотил по земле.

- Так-так… - обрадованно произнес ученый, осознающий, что у Шейны наблюдаются кое какие ментальные способности, и не только лишь Несс может коммуницировать с ней при помощи усилия мысли.

– А ты знаешь, где сейчас находится девушка? – задал ученый очередной вопрос, вновь представляя образ светловолосой лучницы в момент, когда проговаривал последнее слово.

На этот раз реакция Шейны была не совсем понятной. Она издала какой-то неопределенный урчащий звук, и потом вновь встала на лапы и нервно заходила от одного края оврага к другому. Периодически бросая на ученого взгляд. Означало ли это да или нет, профессор понять пока что не мог, однако попробовал продолжить предположения.

- Ты знаешь, где она, но не можешь туда попасть? – поинтересовался Арминиус, но по реакции Шейны понял, что не угадал. Тогда подумав над еще одним вариантом, он переформулировал вопрос. – Ты знаешь, где она, но ей грозит опасность?

66

На этот раз реакция Шейны был однозначной, и ученый понял, что попал в точку.

- Ты сможешь меня отвести к ней?

Гайдракс решительно фыркнул, резко сорвавшись вдоль русла оврага, и пробежав несколько метров, развернулся призывно глядя в строну ученого.

- Ну что же… Идем. – произнёс Арминиус Дивар, проходя мимо трупа гигантского богомола, и подбирая с земли пистолет. – Конечно вояка из меня тот еще, но…

Арминиус поднатужившись, оттянул заклинивший затвор, высвобождая закушенную гильзу, и приводя оружие в боеспособное состояние. – Но в этом мире всем приходится эволюционировать…

ГЛАВА 17

3017 год дикая территория система подземных пещер

Сознание возвращалось медленно, и Несси Джой казалось, будто она поднимается с большой глубины, где на её тело оказывалось огромное давление. Как это обычно бывает на больших глубинах, вокруг было холодно, темно и тихо… Но за тем, чьи-то руки подхватили её и стали поднимать наверх, к свету… Метр за метром, все выше и выше, постепенно вырывая из объятий холодной бездны, в очередной раз жаждавшей поглотить её навсегда. Солнечные лучи стали видны все отчетливее, вода вокруг становилась теплее , и вот…

Несс резко вздохнула, выгнувшись всем телом, приходя в себя, и чувствуя, что вокруг действительно тепло. Первым, что она смогла заметить, было то, что она находилась недалеко от выхода, из какой-то огромной пещеры, густо заросшей тускло мерцающей растительностью. Под головой у нее располагалось что-то мягкое, и вскоре девушка осознала, что это были сложенные в несколько слоев крупные листья каких-то растений. Кроме того, её защитный комбинезон исчез, и сейчас она вновь была облачена в привычный костюм из лент, а совсем рядом горел самый настоящий рукотворный костер!

Судя по куску неба, видневшемуся через пещерный вход, ночь миновала, и сейчас было раннее утро. Привстав со своего места, девушка бросила взгляд вокруг и…

- Я рад что ты очнулась… - произнес человек, сидевший с противоположной стороны от костра. На этот раз шлема на нем не было, и Несси Джой узнала его… А узнав не поверила своим глазам, решив что попросту бредит.

- Не знаю, что это был за газ, но по дороге сюда, мне пришлось перешагивать через огромные завалы каких-то тварей… - мужчина поднял на девушку глаза, и та непроизвольно приложила ладонь ко рту. Это было не возможно… Перед ней находился Серхион Прайс…

- Ты… - слова сорвались с дрожащих губ девушки, повиснув в воздухе. – Ты…

- Я вытащил тебя оттуда. – без каких либо особых эмоций продолжил свое повествование мужчина вновь устремляя глаза в костер. – Поначалу пришлось обвязать тебя цепью, что бы поднять с платформы… Дальше было проще…

Несси Джой медленно встала на ноги, не веря в происходящее и во все глаза глядя на человека, которого как она считала, нет в живых уже много столетий. Однако тот, судя по всему, не придавал их встрече, никакого особого значения. И тут было два варианта, либо это был не он, а кто-то как две капли воды на него похожий либо…

- Ты… Ты помнишь… Меня..? – дрожащим от волнения голосом спросила девушка делая осторожный шаг к сидящему возле костра человеку, который не мигая смотрел в огонь.

- Нет… - после длительной паузы отозвался мужчина . - Со мной что то сделали…

Серхион вдруг поморщился как от сильной головной боли поднеся ладони к лицу.

- Голова… В нее словно залили цемент… Словно что то замуровано внутри и я не могу получить к этому доступ…

Приблизившись вплотную, Несс опустилась на колени рядом со спасшим её человеком, и пристально заглянула ему в глаза.

- Меня зовут Несси… - тихо произнесла она, осторожно касаясь рук мужчины и отстраняя их от его лица. – Несси Джой…

Прайс смотрел на девушку, но в глазах его не проскользнуло даже искры воспоминаний.

- Второй пилот Джой… Комета… Семь… Вспомни…. - голос девушки начал дрожать и она вдруг почувствовала, как по щекам её градом текут слезы. - Омикрон-52… Авария на заправочном комплексе… Вспомни!

В этот момент мужчина вздрогнул, и девушка, почувствовав, как задрожали его руки, а зрачки вдруг сделались невероятно большими.

- А ты… – продолжила говорить Несси Джой, осознавая, что уже не в силах сдержать рыдания. – Ты капитан Серхион Прайс! Самый упрямый на свете идиот! Которому обязательно поступать именно так, как ни когда не будет вести себя ни один нормальны человек!

Мужчина все глубже и глубже дышал, глядя на девушку и одновременно словно сквозь нее, будто сейчас перед его глазами в ускоренном порядке проносилось все-то, что он когда-то помнил… Все то, чего его попытались лишить стерев из памяти навсегда.

Вспышка…

- Капитан! Меня зовут Несси Джой! Прибыла по рекомендации вашего старшего помощника мистера Макгроу! Претендент на должность второго пилота! - на одном дыхании выпалила молодая и очень красивая девушка, в форменном комбинезоне космолетчицы с сияющей улыбкой протянув Прайсу свои документы.

- Второго пилота… - задумчиво пробормотал мужчина, просматривая бумаги. – Ого… Спэйсвинд… Трехкратный призер… - Серхион поднял на девушку глаза, после чего скептическим взглядом осмотрев её с ног до головы заявил. – Ну, управление кораблем, штука все же более сложная, чем свободное скольжение в открытом космосе… К тому же… Моим кораблем еще никогда не управляла женщина. Всегда считал это сугубо мужским занятием.

Улыбку с лица красавицы, словно ветром сдуло.

- А я не женщина, сэр! Я - космолетчица! Надеюсь мы это сразу уясним. – с вызовом в голосе откликнулась девушка. – Но если вы такой непроходимый шовинист то…

- То что? – с улыбкой отозвался Прайс, скрещивая руки на груди.

- То я докажу вам, всю глубину ваших заблуждений! Если вы конечно, не побоитесь, что бы какая-то женщина утерла вам нос!

- Воу! Воу! Полегче… - засмеялся капитан, поднимая ладони вверх и прерывая гневный опус девушки. – Я пошутил! Я читал ваше досье, у вас прекрасные результаты по всем нормативам. Иначе бы вас тут не было, не смотря ни на чьи рекомендации. К тому же смотрю и характер у вам боевой… Мне это нравится…

Он протянул растерянно моргавшей девушке её документы.

- Добро пожаловать на борт мисс Джой. Надеюсь, мы сработаемся.

Вспышка…

- Эта штука вообще работает? Где ты её откапал? В музее археологии?

Они стояли в полутемном гараже прайса, и Серхион вот уже битый час пытался завести совершенно древнего вида мотоцикл, который, как Несс успела уже выразиться ранее “выпустили во времена древнего Рима”.

- Это не штука! – поучительно заявил Прайс заканчивая затягивать свечу зажигания при помощи ключа. - Это “харли мать его дэвидсон” ! Раритетный вариант! Таких всего два! У меня, и… У меня же, но в другом гараже…

Мужчина вытер руки тряпкой, бросая взгляд на девушку. – Это вам не ваши новомодные “спэфсвинды”! Это живая классика!

- Мой спэйсвид хотя бы работает, а эта твоя классика не такая уж и живая, судя по всему… - усмехнулась та.

- Да он еще нас переживет! Ну-ка…

Прайс дернул подножку кикстартера, и мотоцикл вдруг ожил, огласив пространство гаража грохотом прямотока.

- Ну вот! Я же говорил! – лицо капитана озарила самая счастливая улыбка. – Прошу на борт, мисс Джой! Сегодня я ваш пилот!

Вспышка…

Они лежали в постели, обнявшись, залитые светом медленно вращающейся трехмерной проекцией галактики словно бы зависшей в полутора метрах над ними. У каждого их них были разные голограммы, которые они периодически включали, для создания атмосферы внутри их маленькой квартиры, однако именно эту любили оба…

- Ты знаешь… Я вот иногда думаю… - медленно произнесла Несс глядя на бесчисленное сияние звезд составляющих собой Млечный Путь. – Может быть где-то в другой вселенной, есть такие же люди как ты и я… Не в смысле внешности, а возможно даже внутренне такие же… Полные копии…

67

- Допустим… - отозвался Прайс. – Все возможно.

- Ну… А вот если бы ты встретил меня ту, которая не я… То есть она как бы выглядит как я, и вообще как я но при этом не я… Ну ты меня ведь понимаешь?

- Ага… - неопределённым тоном отозвался капитан.

- Ну вот… Ты бы смог узнать что эта самая “я” которая не я, на самом деле действительно не я, хотя она совсем как я?

- Ага… - все тем же неопределенным тоном отозвался Прайс.

- Что ага? Ага это не ответ! Говори развернуто! Ты видишь вот иду я, но ты не знаешь я ли это или не я, потому что есть другая я которая совсем как я, но в то же время не я… Ты бы смог нас отличить?

- Ну… - задумчиво протянул мужчина, стараясь сохранять максимально серьезное лицо. - Я думаю что…

Сохранить серьезный вид не получилось. Прайс прыснул смехом, и через секунду уже во всю хохотал.

- Что?! – Несс приподнялась на локте скорчив наигранно серьезное выражение лица. – Смешно тебе, да?! Смешно?! - она замахнулась на него подушкой, но мужчина перехватил её руки, и притянув к себе впился в губы своим поцелуем.

- Я думаю, сейчас нужно срочно проверить, ты ли это… - страстно выдохнул он опрокидывая девушку на кровать и оказываясь сверху.

- О, и как же вы намерены это проверить, мистер Прайс? – подыграла ему Несс.

- У меня есть один метод… - произнес хитро улыбаясь. - Или два метода… Или три… Нужно попробовать все… Для большей чистоты эксперимента…

Вспышка…

- Держись!!! Несси!!! Держись!!!

Безумная карусель звезд. Его строительный экзо-скелет подхваченный невероятной силой взрыва вращается, словно в бешеной центрифуге. Удар… Тело девушки, таящее в космической бездне… Его безумный крик… Темнота…. И тихий шепот в звенящей тишине межзвёздного пространства… “Я люблю тебя, мой капитан…”

Вспышка…

Прайс очнулся и осознал, что лежит на спине .

Похоже, какое то время, он был без сознания, однако сейчас придя в себя, чувствовал невероятную ясность рассудка… Он вспомнил... Все вспомнил….

Капитан открыл глаза, и увидел склонившееся над ним, заплаканное лицо девушки… Цвет ее глаз был другим, не таким каким он помнил его раньше но… Это была она…

- Несси… - прошептал Серхион Прайс и вдруг улыбнулся… - Моя Несс…

ГЛАВА 18

3017 год борт межпланетного транспорта “Голиаф”

орбита Земли

Как и несколько дней назад, первый центурион Гатриан Лекс неподвижно стоял перед огромным обзорным иллюминатором, космического корабля, за которым виднелась укутанная пенистыми разводами облаков голубая планета. Однако на этот раз она становилась все меньше, и сейчас мужчина мог видеть её целиком, ощущая как по мере удаления все дальше от Земли, его сердце все сильнее захлестывает странное чувство непередаваемой печали…

Всего несколько дней назад, он так же находился здесь, на этом самом месте, беседуя с новым знакомым о том, что из себя представляет дикий, опасный, но в то же время, необычайно красивый новый мир, сбросивший с себя власть человеческой цивилизации, и ни как не желавший эту власть признавать снова.

Прошло всего несколько дней, но за эти дни, он окончательно стал другим человеком.

Эта планета оставила на нем совершенно неизгладимый отпечаток, и окончательно открыла ему глаза на вещи которые он раньше не видел, а если и видел, то убеждал себя в том, что их нет.

Люди, с которыми, он познакомился за этот краткий период времени, Арминиус Дивар… Несси Джой… Оба этих человека повлияли на него очень сильно… Но окончательно изменился он тогда, когда стоял лицом к лицу с заместителем начальника С.Б.И. Куртом Штейгером, и тот с наслаждением говорил о том, как пытал Анелин… Именно тогда Гатриан испытал столь мощный эмоциональный эффект какого не ощущал ни когда до этого… Словно вся материя его внутреннего мира, все то, чем он себя считал и ощущал, все то чем он был… Все вдруг начала сжиматься, закручиваться в водоворот… Все плотнее и плотней, пока наконец в его душе не образовалась черная дыра… А после и эта дыра начала сжиматься, словно стягиваемая собственной гравитацией, преобразуюсь в бесконечно малую точку. И в этот момент первый центурион пятого легиона преторианской гвардии Гатриан Лекс словно бы умер… А затем произошел взрыв… Сжатая в точку душа человека вдруг распрямилась, словно материя в момент начала вселенной, и он возродился… Но возродившийся Гатриан больше не думал о том, что бы совершить побег… Нет… Теперь он совершенно четко осознал, что просто сбежав, ничего не изменит… Да и нельзя всю жизнь прожить в страхе… Нельзя бежать вечно…. К тому же, если он поступит так, то такие ублюдки как Курт Штайгер и ему подобные будут вечно упиваться своей властью. Калеча судьбы… Ломая жизни… И этот порочный круг продолжиться до бесконечности… Нет… Теперь он знал, что нужно делать.

Былые сомнения, терзавшие его душу, оказались вдруг смыты, а вместо них вдруг засияла Великая Цель. Четка и ясная. Словно звезда. Он знал, что ступив на путь к её достижению обратной дороги уже не будет, и принимал это.

Пришла пора вернуться на Марс…

Пришла пора вернуться…

И навести там порядок!

68

3017: РЕНЕГАТ

Сергей Богомазов

ГЛАВА 1

3017 год

Планета Земля территория джунглей

Несс вскинула руку, давая Гатриану сигнал замереть, и тот мгновенно застыл на месте, пытаясь определить причину внезапной остановки. Сейчас они находились перед поросшим густой травой склоном оврага, по дну которого, судя по звуку тихо журчащей воды, бежал ручей. Джунгли плотной стеной вздымались в паре метров за их спинами, однако больше всего настораживал густой туман, поднимавшийся со дна оврага, и делавший противоположную его сторону весьма плохо разборчивой. Кроме всего прочего, здесь было как-то невероятно тихо. Обычные звуки и голоса леса, которые первый центурион слышал в течении всего пути, сейчас куда-то исчезли, и кроме тихого журчания невидимого в тумане ручья, не было слышно практически ничего. Прямо впереди, вздымая в разные стороны извилистые корни, виднелось невероятно большое, в несколько обхватов толщиной, поваленное дерево, словно мост перекинувшееся через лощину.

Девушка медленно опустилась на одно колено, и ее пальцы коснулись земли. Некоторое время она то ли прислушивалась, то ли приглядывалась к чему-то. А может быть использовала свои особые ментальные способности, чтобы заметить то, чего обычный человек заметить был бы не в силах. Предположение о наличии у светловолосой лучницы какого-то особого дара Гатриан сделал почти сразу же, как они познакомились. Несмотря на то, что на вид Несси Джой была простым человеком, и внешне отличалась разве что необычным цветом глаз, опытному бойцу спецподразделения, который уже успел оценить уровень опасности нового мира, сразу же стало ясно, что здесь не все так просто… В этой необычайной девушке заключена какая-то не видимая глазу сила… Сила, благодаря которой она умудряется выживать в условиях, где выжить одинокому человеку просто невозможно. Позже, его предположения подтвердились, и из общения со своей таинственной спасительницей первый центурион сделал вывод, что способность, помогающая Несси избегать многих опасностей измененного мира, заключается в умении с помощью усилия мысли воздействовать на разум многих мутантов, населяющих джунгли, которые покрывали весьма значительные территории поверхности планеты. Не на всех, но на многих. Степень ментального воздействия была разной, некоторых тварей Несс могла усмирить, и заставить пройти мимо, некоторых отпугнуть, а некоторых даже приручить. Ярким примером такого невероятного трюка был, а точнее была Шейна, являвшаяся представителем такого вида существ, как гайдраксы. Факт того, что этой хрупкой на вид девушке, удалось подчинить своей, воле двух с половиной метрового хищника был настолько невероятен, что поначалу попросту не укладывался в сознании Лекса, однако спорить с очевидными фактами не имело смысла. Правда сама Несс утверждала, что не делала из Шейны марионетку, а лишь дала ей осознать тот факт, что она для нее друг, и что в остальном гайдракс, которого она нашла раненым и вылечила, следует за ней добровольно. Первый центурион слышал, что когда-то давно, еще до катастрофы, люди заводили животных не только для получения пищи, кожи или каких-то других утилитарных нужд, но и как тогда говорили “для души”, делая из них своих верных спутников. Однако в эти истории, он, как человек, родившийся и выросший на Марсе, никогда особо не верил, считая их либо ошибкой, либо намеренным искажением исторических фактов. Впрочем, люди в те далекие времена вели столь странный и не привычный ему образ жизни, что эта информация могла действительно оказаться правдой.

Официальная пропаганда постоянно осуждала образ построения человеческого общества древности, приводя его как пример крайне не рациональной и ущербной системы. Подчеркивалось, что из-за того, что в те далекие времена, люди сами выбирали, кем им стать, практиковали совместное проживание мужчин и женщин, а так же растили детей, делая это без какой-либо единой системы воспитания. Все это в конечном итоге приводило к взращиванию колоссального числа асоциальных личностей, или людей занимающихся делом к которому у них совершенно не было предрасположенности, что негативно сказывалось на обществе в целом.

Да, конечно существовали некие законы, однако они были крайне малоэффективны, ибо не предотвращали негативные действия, а лишь назначали за них ответственность. В то же время, пропагандой подчеркивалось, что Великий Догмат, являвшийся основным сводом правил и законов Империи, был создан таким образом, чтобы не столько карать, сколько предотвращать сами возможности совершения деяний направленных против благополучия всего общества…

И всё же… Порой первый центурион ловил себя на мысли, что сомневается, стоят ли жертвы, которые принесла Империя во имя порядка и процветания полученного результата. Участвуя во множестве боевых операций направленных против повстанцев, и собственноручно расправляясь с теми, кто решился выступить против законов Великого Догмата, Гатриан Лекс все чаще стал задавать себе вопрос, ради чего сражаются и умирают люди именующие себя Сопротивлением? Что толкает их вступить в заведомо проигрышное противостояние с Империей? Терпеть невзгоды и лишения, и все равно вести обреченную на поражение войну? В то, что все эти люди имеют психические отклонения, и являются ненормальными, каким-то чудом прошедшими тест Кертиса, как гласила, официальна пропаганда, первый центурион давно не верил. Конечно, для простого обывателя, никогда не встречавшегося с повстанцами лицом к лицу, такое объяснение бы сгодилось. Однако он простым обывателем не являлся, а потому знал, что люди, идущие в Сопротивление, глубоко верят в то, что делают. Настолько глубоко, что готовы за это умереть. Но откуда черпалась эта беззаветная вера? Что было её источником? На эти вопросы у первого центуриона пятого легиона преторианской гвардии и командира отряда специального назначения “Черный Треугольник” Гатриана Лекса ответов не было… Раньше не было… И хоть по-прежнему нельзя было сказать, что они появились сейчас, однако с того самого момента когда он встретил Анелин, трещина сомнений внутри него значительно расширилась. То, что девушка, к которой он вопреки строгим правилам проникся эмоциями, подвержена преступному инакомыслию поначалу стало для него шоком, однако еще большим шоком оказалось осознания того факта, что он не только не хочет выдавать ее властям, но и даже в чем то разделяет её мнение. Осознание это было настолько странным, что Гатриан по-прежнему не знал, как к нему относиться. Ведь с одной стороны он все еще был верен законам Империи, и был готов до конца выполнять свой долг в части касающейся войны но… Но в то же время он своими действиями покрывал девушку повинную в преступном инакомыслии, и выдать её в руки палачей из C.Б.И. было выше его сил! Он просто не мог… Не мог этого сделать! А сейчас изменения произошедшие внутри него, стали еще заметнее… Не известно, что стало тому причиной… Может быть скрытое внутреннее желание бросить все, и сбежать с Анелин зрело внутри него давно, однако он сам не верил, что это будет когда-нибудь возможно. И действительно – куда они могли податься? К повстанцам ему дорога была заказана априори. Слишком много крови было на руках командира спецподразделения, чьей основной задачей как раз и являлась война с бойцами Сопротивления. И даже если бы случилось чудо, и их приняли, это не стало бы выходом. Дни повстанцев, может быть, и не были сочтены, но Гатриан был убежден – они обречены на поражение. К тому же перспектива оказаться по разные стороны баррикад с бывшими товарищами его совершенно не устраивала. Стрелять в братьев по оружию он не стал бы ни за какие блага мира. Именно потому мысль об уединенной спокойной жизни с Анелин он считал утопией. Однако, после знакомства с Несс, Гатриан вдруг осознал, что в “секторе заражения” тоже можно жить. Да, возможно у него нет того особого дара, которым обладала его таинственная спасительница, однако его навыки и умения выживать в экстремальных условиях, помноженные на знания, полученные от светловолосой лучницы могли заменить отсутствие сверх чутья и возможности усмирять некоторых представителей местной фауны усилием воли… По крайней мере, он на это надеялся. Кроме того, из рассказов девушки офицер понял, что новый мир может нести человеку не только смерть и лишения, но и даровать жизнь. Нужно лишь только научиться жить с ним в гармонии. Да, сейчас планета кишит множеством опасных тварей, но по сути своей она по-прежнему остается единой живой экосистемой, и если понять ее законы, то с ней вполне можно сосуществовать… Из общения с Несс, Лекс узнал, что многие мутанты сектора заражения вовсе не так опасны, если знать их повадки и среду обитания. А некоторые, такие как, к примеру, гидраморфы, и вовсе оказались способны к разумному контакту и даже чему-то на подобии торговли, хотя в данном случае больше подошел бы термин “натуральный обмен”. Для примера, стрелы Несс были начинены ядом самки паука марикора, того самого, который атаковал Гатриана в затопленном метро. В тот момент первому центуриону сказочно повезло, ибо яд самца паука марикора хоть и был весьма токсичен, все же уступал по своим убойным показателям яду самки этого же вида, противоядия от которого по-прежнему не существовало. Так вот, гидраморфы научились добывать этот яд, и использовать его в своих целях. А о том, что эти необычные мутанты оч