El Ruso (СИ)

Александр Башибузук

Алена Mаrena

EL RUSO 

ПРОЛОГ

«Первые люди в Новой Земле появились в 1973 году по летоисчислению Старого Света. Это были ученые, случайно открывшие Проход в результате эксперимента с магнитными полями высокой мощности. Целая группа ученых-идеалистов и их соратников воспользовались возможностью основать новую цивилизацию. Часть их коллег осталась в Старом Свете, начав тайную агитационную компанию, склоняя людей к переселению на новые земли. Дажек их удивлению, желающих переселиться оказалось много. Люди рвались к свободе, к новым перспективам. Нашлись и те, кто взялся финансировать новый проект, – состоятельные люди с высоким чувством ответственности за будущее человечества...»

Памятка переселенца                      

Глава 1. История Новой Земли

Новая Земля. Бразилия. Сан-Амиче.

20 год, 10 число 5 месяца, понедельник, 12:32

Высокий, жилистый и белобрысый парнишка, лет восемнадцати возрастом, стоял у прилавка оружейного магазина. Витрины были заполнены множеством моделей оружия, но парень, не отрывая взгляда, внимательно рассматривал на витрине, снайперскую винтовку с ложем скелетной конструкции.

– Ну что, Сержио, созрел, наконец? – продавец, усатый толстяк с жизнерадостной физиономией, оторвался от ноутбука, на экране которого извивались в танце несколько обнаженных красоток и иронично улыбнулся. – Три сменных ствола под разные калибры, оптика «Шмидт и Бендер», сошки, кейс, принадлежности, набор фирменных масел – плюс, так уж и быть, добавлю, как подарок от магазина два десятка матчевых патронов. И все это великолепие, обойдется тебе в жалкие десять штук. Сущая мелочь. Давай, чувак, не раздумывай...

По лицу парня пробежала досадливая тень. Он отрицательно качнул головой и положил на прилавок купюру:

– Две пачки русских.

Не дослушав, продавец небрежно смахнул купюру в ящик и подвинул к парню две картонные коробочки с надписями на русском языке. А потом, заглянув ему в лицо, презрительно скривился и преувеличенно медленно отсчитав, бросил на прилавок несколько мелких монеток.

Парень спокойно собрал их на ладонь и ссыпал в поясную сумочку. Потом взял пачки с патронами и, не говоря ни слова, пошел к выходу.

– Сержио... – вкрадчиво окликнул его продавец. – Предложение дона Рикарду остается в силе. Подумай парень, ты вполне сможешь заработать на эту винтовку. Эй, подожди, ты ведь сможешь оплатить лечение своего...

Вместо ответа он услышал только звон колокольчика на закрывающейся входной двери, грязно выругался и опять примостил свой обширный зад напротив ноутбука.

Сержио, а если точнее, Сергей Игнатьев по прозвищу «Еl Ruso», выйдя из магазина, развернул на голове потертую бейсболку козырьком вперед, прищурив глаза, глянул на ослепительно пылающее на небе солнце, сел на облезлый китайский мотороллер и покатил по улице.

Узкие пыльные улочки выглядели пустынными, население маленького городка под внушительным названием Сан-Амиче, предпочитало проводить обеденные часы дома или в забегаловках, накачиваясь ледяным пивом. Да и немного было того населения, потому что добрая его треть всегда отсутствовала, работая вахтовым методом на открытых угольных карьерах, принадлежащих государственной бразильской горнодобывающей корпорации «M.N.B»

Несколько раскрашенных как индейцы на тропе войны проституток, коротавших время в тени возле единственного в городе борделя, мазнули взглядами по пареньку, и равнодушно отвернулись.

Возле заправки ему приветливо махнул рукой парень в замасленном комбинезоне. Сергей ему кивнул, свернул на перекрестке, миновал городской полицейский участок со стоявшим возле него обшарпанным броневиком и остановился возле двухэтажного белого здания, построенного в колониальном стиле. Заглушил мотороллер, поставил его на подножку, быстро взбежал по лестнице и остановился в холле возле окошка с надписью «Reception».

– Донна Соареш, я к доктору де Абреу, – Сережа вежливо кивнул внушительной матроне, в белоснежном медицинском халате.

Донна Соареш показала ему рукой на кушетку напротив и стала накручивать диск на архаичном телефоне.

Через пару минут в холле госпиталя появился низенький худощавый мужчина в очках и с аккуратной бородкой клинышком.

– Ты хотел меня видеть, Сержио? – доктор сильно щурился, смотря на собеседника.

– Да, доктор, – Сергей кивнул. – Как он?

– Сержио... – доктор де Абреу снял очки, и устало помассировал глаза. – Я же тебе говорил утром, твой отец стабильно тяжелый. Последующие пару недель будут решающие. Большего, увы, пока не могу сказать.

– Его можно увидеть?

– Нет.

Парень достал из сумочки тонкую пачку купюр и протянул доктору:

– Здесь две с половиной тысячи экю. Позже, я еще достану...

– Машину продал? – доктор укоризненно покачал головой.

– Неважно, доктор, – Сергей пристально посмотрел на мужчину. – Насколько этого хватит?

– На неделю... – доктор Бальтазар де Абреу старался не смотреть парню в лицо. – Орден переправляет эти препараты из-за ворот и продает за бешеные деньги...

– Я достану... – Сергей сунул деньги в руку доктору.

– Почему бы тебе не обратиться к дону Рикарду. Насколько я знаю, он предлагал тебе хорошие условия.

– Я достану... – упрямо повторил Сережа и вышел на улицу...

ГЛАВА 1

«...Однако сохранять все в тайне своими силами было сложно, весь проект оказался под угрозой. И тогда был организован Орден, возглавил который совет ученых, открывших этот мир. Задачами Ордена стали: привлечение как можно большего числа поселенцев, снабжение их всем необходимым, организация новых Проходов в Новую Землю по всему миру, обеспечение безопасности Проходов. Орден пополнялся новыми сотрудниками, обзавелся агентами во многих странах мира, многие из которых даже не подозревают, для чего и на кого они работают на самом деле...»

Памятка переселенца

Глава 1. История Новой Земли

Новая Земля. Бразилия. Сан-Амиче.

20 год, 10 число 5 месяца, понедельник, 16:32

Масляно отблескивающие детали, с металлическим клацаньем, постепенно превращались в потертую, но ухоженную самозарядную винтовку Токарева[1] со штатным для нее оптическим прицелом ПУ[2]. Сергей закончил собирать оружие, прошелся еще раз ветошкой по его поверхности и аккуратно уложил винтовку в самодельный брезентовый чехол. После чего отложил его в сторону, подкурил сигарету и откинулся на спинку продавленного кресла.

Негромко жужжал вентилятор, гоняя по хижине волны обжигающего воздуха, грозно порыкивал облезлый холодильник, вопили детишки, гоняя на улице мяч, но Сергей Игнатьев ничего этого не слышал – он был полностью погружен в свои мысли.

Он до судорог ненавидел все в этом городе, даже, несмотря на то, что был плотью от плоти Сан-Амиче, став вполне своим для его обитателей, хотя по национальности, да и по внешности, он сильно отличался от них.

Городок, даже по меркам Новой Земли, был небольшим, но все равно давно перерос статус поселка. В нем было все, что необходимо для сравнительно комфортной жизни: небольшой госпиталь, школа, мэрия, полицейский участок, представительство Ордена, небольшой гарнизон легкой пехоты Бразилии, два отеля, публичный дом, оружейный магазин и свои трущобы. Особым предметом гордости горожан был маленький полевой аэродром, ну и, конечно же, понтонная переправа. Переправа пересекала один из притоков реки Амазонки, прозванный из-за цвета своих вод в дождливый сезон – Río-Amarillо, что в переводе с испанского языка означает Желтая река. Почему испанское название, а не португальское? Да потому, что при заселении Бразилии, здесь осели преимущественно испаноязычные переселенцы. Хотя и коренных бразильцев хватало.

 Так вот, собственно, на берегу этой реки и расположился Сан-Амиче. А еще через город проходила дорога, идущая из Порто-Франко к самому Рио-де-Жанейро, можно даже сказать, одна из двух главных дорог Новой Земли. Она и являлась одним из градообразующих предприятий. Но только одним, потому что вторыми, и главными, были несколько больших открытых карьеров, где добывали ценный коксующийся уголь, который потом по реке сплавляли на новоземельные российские территории.

Конечно, это были не все статьи доходов города, но об остальных, мягко говоря, публично говорить не рекомендовалось...

– Да плевать мне... – угрюмо буркнул Сережа на русском языке, затушил окурок в банке из-под кофе, вытащил из скрытой кобуры на поясе слегка потертый ТТ[3], и быстро разобрав, принялся чистить пистолет.

Надо сказать, при желании, он давно мог заменить этот пистолет на более  современную и престижную модель, но вопросы престижа Сергея волновали меньше всего, а боевые качества этого ветерана более чем его удовлетворяли. К тому же, он испытывал некоторую слабость к оружию российского и советского производства, хотя никогда не был в этих странах и информацию о них черпал в основном из книжек. Советский Союз распался еще до его рождения, а Россию он не видел, потому что родился уже на Новой Земле. Вроде бы как. Точно Сергей не знал. Впрочем, в новоземельных российских образованиях, он тоже не удосужился побывать, хотя порой и общался с солдатами Российской Армии, охраняющими некоторые конвои, идущие через город.

Собранный пистолет с легким стуком лег на столешницу, а сам Сергей вытащил из-под кровати большой рюкзак и, подкурив следующую сигарету, слегка задумался.

– Привет, Сержио... – на пороге хижины появился коренастый парень, в драной застиранной футболке и в красных шортах, явно на пару размеров больше, чем требовалось. Возрастом он был примерно как Сергей, но выглядел старше из-за рваного шрама, рассекавшего левую щеку.

– Привет, Хозе? – не вставая, буркнул Сергей.

– Тут такое дело... – Хозе заколебался и замолчал.

– Говори уже.

– Уходишь?

– Да, – Сергей подошел к картонному ящику возле кровати и, вынув из него пару армейских пайков, отправил их в рюкзак.

– Мы тут собрали немного денег... – Хозе достал из кармана свернутые в трубку и перехваченные резинкой купюры. – Ну-у... для дона Чена... тут четыре сотни экю...

– Отдай доктору де Абреу, – Сергей, не смотря на гостя, сосредоточенно и аккуратно скручивал лохматую маскировочную накидку.

– Хорошо, – кивнул Хозе. – Когда ты вернешься? Что сказать Лусии?

– Через неделю, – Сергей встал и, взяв гостя за локоть, развернул его лицом к двери. – Все, пока, братишка, я чертовски занят...

– Удачи, Еl Ruso, – Хозе обнялся с Сергеем и вышел из хижины. Через мгновение раздался удаляющийся треск мопеда.

Сережа собрал рюкзак, отложил его в сторону, достал из холодильника бутылку ледяной минералки, прилег на кровать и окинул взглядом хижину. Все как всегда...

Кое-как заштукатуренные кривые стены, сложенные из местного песчаника, шкафчики на стенах, сделанные из пустых электрических щитков, ржавая кухонная плита с газовым баллоном, надсадно тарахтящий холодильник и армейская койка, застеленная куском линялого брезента. Во второй комнате, то же самое, разве что отсутствует плита и присутствует большой шкаф, да в уголочке, под маленьким портретом Мао-Дзедуна стоит бронзовая статуэтка богини Си-ван-му[4] в окружении чашечек с благовониями.

Сергей с Ченом, при желании, давно могли подобрать себе более комфортабельное жилье, но дело в том, что этого желания так и не появилось – оба отличались удивительной неприхотливостью в быту, да и вообще – по жизни. Крыша над головой есть, еще и не протекает – да и ладно.

У Сергея, в очередной раз, мелькнула мысль бросить все и, как можно быстрее, свалить из этого города. И, в очередной раз, он пообещал себе это сделать, но только после того, как отдаст свой первый и последний долг. Он никогда и никому не был должен, это было против всех его принципов, которые Сергей Игнатьев соблюдал просто с маниакальной твердостью и педантичностью. Но вот этот долг образовался как-то сам по себе и даже против его воли...

Ровно восемь земных лет назад, щуплого белобрысого парнишку нашел патруль бразильской легкой пехоты рядом со сгоревшим дотла «Ниссан Патролом». Машина стояла на обочине дороги, в полусотне километров от Сан-Амиче, была вся истыкана пулями, а внутри нее находились два трупа – мужской и женский. Как уцелел сам Сергей, было совершенно непонятно. Он помнил свою фамилию, имя, возраст, национальность, но все остальное полностью исчезло из памяти. Пехотинцы привезли его в Сан-Амиче и передали в руки городских властей. Следствия, как такового, не было, просто оформили положенные бумажки, да и все. Обычное дело, тогда в этих местах шла настоящая война, банды и разного рода «революционеры» свирепствовали нешуточно, поэтому одиночные машины ездили по дорогам только свой страх и риск. Через Орден тоже выяснить ничего не получилось – очевидно, родители Сережи, по прибытию на Новую Землю, сменили фамилии, а новую Сергей попросту не помнил. А вполне возможно, просто никто особенно и не старался добраться до истины.

Вот тут как раз стал вопрос: а что делать с найденышем? Напрашивался очевидный выход: отдать желающим на воспитание. Хозе Игнасио Лула да Сильва, добрый католик и неплохой, в общем-то, человек, так и поступил, кинув клич: а вдруг кто из горожан решит усыновить найденыша?

Долго таковых не находилось, у горожан своих детей хватало, но, потом, все же нашелся один добрый самаритянин. Старый одинокий китаец, Чен Яодун, промышлявший охотой, рыбной ловлей, да и вообще, чем придется.

Кандидатуру сочли достойной, и все решилось к всеобщему удовольствию, правда, у Сергея согласия почему-то спрашивать не стали.

Вот с того самого дня, жизнь Сереги Игнатьева и стала неразрывно связанной с этой хижиной.

Трудно сказать, каким Чен оказался отцом, во всяком случае, он научил мальчика всему, что знал сам и научил жизни. Конечно, в своем ее понимании. Ну, а методы... методы у каждого разные: можно уговаривать, а можно лупцевать бамбуковой палкой до посинения. Серега сразу возненавидел старого китайца, но потом, со временем, как-то сжился с ним, принял его философию восприятия мира, да и вообще, наверное, даже стал считать настоящим отцом.

Чен оказался довольно образованным китайцем. Он прекрасно знал русский и английский языки, великолепно разбирался в китайской традиционной медицине, даже приспосабливал местные растения на ее нужды, был отличным стрелком и охотником, ну и, до кучи ко всему, являлся фанатичным маоистом и аскетом. И как бы это противоречиво не звучало, при всем этом, прилежно исповедовал даосизм[5].

За исключением даосизма и маоизма, он всеми остальными знаниями щедро делился со своим воспитанником, при этом никогда не ленился использовать бамбуковую трость с рукояткой в виде головы тигра, привезенную еще со Старой Земли. Неизвестно, что больше помогало: трость или общий педагогический талант китайца, но Сергей проявил впечатляющую одаренность в учебе.

А завершили воспитание Сережи Игнатьева, улицы Сан-Амиче, где свое место в жизни приходилось выгрызать зубами у таких же остервенелых волчат. И он занял это место, надо сказать, весьма уважаемое, но при этом не занимал никаких ступенек в неформальной уличной иерархии и, вообще, не принадлежал, ни к какой из группировок.

Чен с Сергеем зарабатывали на жизнь, снабжая отборной дичиной и рыбой мясные лавки и рестораны города. Помимо этого, в научно-исследовательской лаборатории при представительстве Ордена, им щедро платили за органы некоторых редких обитателей местных джунглей – фармакология Новой Земли уже начала активно приспосабливать эндемики к своим нуждам. Так что, при общем аскетизме этой парочки, жили они довольно безбедно и даже кое-что откладывали на черный день, тем более, что Серега всегда находил дополнительные источники дохода. Конечно, втайне от своего приемного отца.

Но тут неожиданно случилась беда: никогда не хворавший Чен вдруг заболел. Сильно заболел, но как выяснилось, при некотором наличии везения и средств, с болезнью можно было справиться.

Заначка моментально пошла в дело, Сергей даже в мыслях не мог допустить, чтобы бросить на произвол судьбы своего наставника и приемного отца. Деньги пошли на то, чтобы выписать из Сао-Бернабео местное хирургическое светило, потому что сам Чен был совершенно не транспортабелен. Профессор прилетел и сделал операцию, вроде как успешно, но теперь предстоял сложный восстановительный период и очень серьезные расходы на медикаменты. Вслед за заначкой ушла машина, почти новый М-151 «Матт», предмет тайной гордости Сергея. Но и этого не хватило.

Оставался вариант работы на фактического хозяина города, дона Рикарду душ Сантуша, по прозвищу «Barao», то есть «Барон», тем более, тот давно приваживал парня. Но Сергей его сразу отмел, так как категорически не хотел на кого-либо батрачить, переняв убеждения своего наставника. К тому же, сама личность Барона, да и его дела, вызывали у Сережи искреннее омерзение.

Вот поэтому, Игнатьев собрался...

– Черт... – Сергей глянул на циферблат простеньких наручных часов, потом на начинающиеся сумерки за окном и легко вскочил с кровати. Быстро вымыл руки и умылся, накинул чистую футболку, приладил кобуру с пистолетом к ремню на джинсах и вышел из хижины.

Через пятнадцать минут его мотороллер сбавил скорость около большого двухэтажного дома, на торце которого горела неоновая вывеска в виде громадной боксерской перчатки, на которой периодически вспыхивала надпись «Sangue e Areia»[6]. Сквозь раскрытые окна, на улицу выплескивался рев публики, заглушаемый реггатоном и усиленным громкоговорителем, речитативом рефери.

На входе в здание переминались с ноги на ногу два здоровенных чернокожих охранника в белых майках с такой же картинкой, как и на вывеске заведения. Несмотря на то, что в городе не разрешалось носить автоматическое оружие, на плечах громил открыто болтались, выглядящие игрушечными на фоне массивных тел, израильские пистолеты-пулеметы Узи[7] с деревянными прикладами.

Один из охранников кивнул Сергею как знакомому и сделал приглашающий жест внутрь, но Игнатьев отрицательно махнул головой, проехал дальше, свернул на перекрестке налево, потом еще раз налево, и остановился, не доезжая пары метров от белого джипа «Судзуки Сантана». Стукнул пару раз костяшками пальцев по его боковому стеклу, открыл дверцу и сел внутрь.

– Привет... – сидевший на водительском сидении молодой парень в цветастой гавайке, вымученно улыбнулся. Несмотря на то, что в салоне работал кондиционер, его полное лицо было покрыто каплями пота. Говорил он на английском языке с едва заметным акцентом.

– Привет, Кшиштоф, – Сергей проигнорировал протянутую руку и вопросительно посмотрел на парня.

Тот обернулся назад и взял с заднего сиденья небольшую продолговатую сумку, чем-то похожую на портативный холодильник.

– Вот... – сбивчиво забормотал он. – Положишь внутрь капсулу с железой, защелкнешь замки, потом подсоединишь к клапану баллон, он в боковом кармане, и повернешь регулятор. Охлаждения должно хватить на четверо суток, только не открывай раньше...

– Знаю, – Сергей переложил сумку к себе на колени. – Ну, я пошел?.. – а потом, глядя на страдальческое лицо Кшиштофа, медленно достал из заднего кармана джинсов целлофановый пакетик с порошком сероватого цвета и положил его на панель.

– Спасибо, Серж, – парень усердно закивал головой. – Ты же знаешь, за мной не заржавеет. Привезешь товар, я устрою так, что тебе выпишут двойной гонорар. Правда, не обману...

Сергей, молча, кивнул и вылез из машины. Уже на улице у него презрительно скривилось лицо. Больше этого города, Игнатьев ненавидел только наркоманов.

Через полчаса он уже лежал на кровати у себя в хижине и смотрел на потолок невидящим взглядом. Сергей редко когда сомневался в себе, вот и сейчас был абсолютно уверен, что все получится, Чен выздоровеет, и они вместе уедут из Сан-Амиче...

ГЛАВА 2

«... Уже в 3 году в Новой Земле проживало около 300 тыс. поселенцев, а в 20 году их количество составило почти 7 миллионов человек, разбросанных на огромной территории. К сожалению, Орден не смог предотвратить образование государств по национальному, расовому или религиозному признаку, чего руководство Ордена всегда хотело избежать. Люди обнаружили, что земля нового мира богата ископаемыми, идеальна для фермерства. И новообретенное богатство сразу же захотелось переделить. Начались конфликты. Но таков неизбежный путь становления нового мира, собираемого из людей мира старого, со старыми привычками, менталитетом и стереотипами...»

Памятка переселенца

Глава 1. История Новой Земли

Новая Земля. Бразилия. Верховье Рио-Амарильо. Предгорья хребта Сьерра-Негро.

20 год, 12 число 5 месяца, среда, 09:00

– Приехали... – Сергей заглушил небольшой мотор и взялся за длинный шест. Дно здесь просто кишело протопленным плавником, совершенно неразличимым под затянутой тиной мутной водой, поэтому Игнатьев решил не рисковать. Тем более, по пути он не жалел бензина и добрался сюда с опережением графика.

Река сильно сузилась, с одной стороны сплошной стеной стояли джунгли, с другой вздымалась высокая скала, сплошь заросшая ползучими растениями. В душном, пропитанном запахом гнили и пронизанном сыростью воздухе, стоял тихий гул – над водой носились тучки разнообразных насекомых, за которыми гонялись маленькие, юркие разноцветные птички, больше смахивающие на земных летучих мышей. В джунглях орали, скрипели и на разный лад охали, их невидимые обитатели. На свисающих к воде ветках деревьев, иногда можно было заметить небольших змей, поэтому Сергей старался не приближаться к берегу. Впрочем, и в самой воде хватало разных тварей, порой впечатляющих размеров и вида, но Игнатьев особо не обращал внимания на них. То, чего здесь следовало серьезно опасаться, днем не охотилось, ну, а остальное, как раз входило в перечень обычных гипотетических опасностей, с которыми приходилось смириться. Тем более, путешествуя с Ченом по этим местам, едва ли не с одиннадцатилетнего возраста, Серега прекрасно разбирался в местной флоре и фауне.

Вскоре на пути стали попадаться огромные кроваво-красные цветы, распластавшие свои мясистые овальные листья на воде. Запахло какой-то ядовито приторной сладостью. Сергей быстро нырнул рукой в сумку, и надел плотно прилегающие к лицу очки с респиратором; водные растения, которые Чен называл «Глазами Вечернего Дракона», были хищными, и охотились на летающую живность, распыляя в воздухе ядовитую пыльцу, вызывающую довольно сильную аллергию, чреватую даже параличом.

Как бы подтверждая это, в воздухе пронеслась, на растянутых между лапами кожистых перепонках, маленькая летучая обезьянка. Едва перелетев лодку, она сложилась в комочек и со сдавленным писком, плюхнулась в воду. К ней сразу потянулись длинные усы цветов и утянули слабо подергивающееся тельце куда-то под ряску.

Сергей равнодушно отвернулся; никаких сантиментов по поводу свершившейся трагедии, он не испытывал. Слабые умирают, сильные за счет них выживают. Суровый, но справедливый закон, на котором все основано в этом мире. И вообще, Игнатьева редко когда что-либо впечатляло, за что, порой, он удостаивался от своего наставника прозвища «бездушная скотина». Но и это никак не волновало Сергея. Чена он безмерно уважал и готов был терпеть еще и не такие эпитеты.

Протока вскоре стала расширяться, стало светлее, запах гнили и падали пропал, повеяло свежим воздухом, слегка разбавленным пряными цветочными ароматами. Сергей содрал респиратор и уверенно ввел свою длинную и узкую лодку в небольшое озерцо, в которое со скалы падал небольшой водопад. Вода в озере была гораздо чище, чем в реке, можно было даже рассмотреть снующих на дне разноцветных рыбок. Да и вообще, местечко выглядело очень живописным и красивым.

На берегу стояла небольшая хижина на сваях. Ловко развернув лодку, Сергей причалил и стал выгружать вещи. После чего быстро обмылся, переоделся в свежее белье и недовольно морщась, развел под складным таганком огонь. Игнатьев умел готовить, но его сильно раздражало, что на это занятие приходится тратить много время, которое можно было использовать на более полезные дела. На тренировки, к примеру. Поэтому, любимой едой парня были полуфабрикаты, консервы и сухие армейские пайки. Вот и сейчас делу умиротворения изголодавшегося желудка должен был послужить сухпай российской армии, который Сереже подарили, проезжавшие с конвоем через город легкие пехотинцы из Демидовска. Сергей ловко сорвал крышки с двух консервных баночек, вывалил их в котелок, потом добавил туда содержимое еще пары пакетов и высыпал по пакетику с солью и перцем.

Уже через пару минут над озерцом поплыл мясной пряный аромат. Сергей подцепил котелок клинком ножа и унес его в хижину, где поставил на пустой ящик из-под российских гранат РГД-5, изображавший собой стол. Еще несколько минут ушло на то, чтобы разжечь ароматические палочки, убойно действующих на летающих кровососов и повесить на крюки противомоскитный полог с гамаком.

Окинув напоследок удовлетворенным взглядом помещение, приобретшее несколько более уютный вид, Сергей Игнатьев поправил на стене ламинированный портрет Мао, затем потянулся за котелком, но отдернул руку.

Дело в том, что послышался нарастающий сильный гул, очень похожий на звук работы двигателя легкомоторного самолета. Судя по всему, самолет шел очень низко над джунглями. И не один самолет...

– Что за...? – Игнатьев выглянул наружу, и как раз успел заметить ярко раскрашенный самолетик, скользнувший едва ли не над кронами деревьев, а через мгновение, следом за ним пролетел второй, уже более крупный. К звукам моторов добавился сухой треск пулеметных очередей. – Не понял...

В самих самолетах ничего удивительного не было. Километрах в ста дальше на север, в предгорьях одного из безымянных отрогов Скалистых Гор располагались плантации коки. Это неприхотливое растение удивительно хорошо прижилась на Новой Земле, чем не преминули воспользоваться предприимчивые люди, именующиеся по староземельному примеру – наркомафией. Так что самолеты над джунглями летали довольно часто – и большие и маленькие.

Для Сергея, как и для многих в Сан-Амиче, все это особым секретом не было. Дело в том, что Барон, реальный хозяин города, тот самый дон Рикарду Мария душ Сантуш, имел к этим плантациям самое непосредственное отношение.

Особых проблем у Барона с бизнесом не было – он держал на зарплате всех полицейских и армейцев из городского гарнизона. Мало того, поговаривали, что перепадает и местным чиновникам из Ордена. За глубокие тылы дон Рикарду, тоже особенно не беспокоился, он был всего лишь «управляющим», хотя и высокого ранга, а реальные хозяева находились в Рио, где успешно решали свои дела уже с правительством. Словом, бизнес процветал и ширился.

Так вот, картинка с самолетами была вполне обычной, но все же немного выбивалась из нормы. Дело в том, что за «Сесной Скаймастер»[8] гнался и палил из пулеметов винтовой штурмовик, тоже американского производства. Сергей определил это совершенно точно, потому что неплохо разбирался в моделях самолетов. Будь он в окраске бразильских, российских или орденских ВВС, куда бы ни шло, наркоторговцев все же периодически гоняли, но этот «Бронко»[9], выглядел совершенно по-граждански.

Впрочем, Сергей не придал всему этому особого значения, списав на внутренние мафиозные разборки. Бывало и такое. А штурмовик – ерунда – загнали в ворота разобранным и без оружия, а здесь собрали обратно и поставили пушки с пулеметами. Были бы деньги, можно и танк переправить. Броневики у мафиозных парней точно присутствовали. Но Сергея это мало волновало, а если точнее – ему было все равно.

– Да хоть поубивайте друг друга... – равнодушно буркнул он и вернулся к котелку. Есть уже хотелось совершенно непереносимо.

Зачерпывая варево ложкой, Сергей внимательно рассматривал аккуратно сложенную карту, всю разрисованную пометками от руки и иногда измерял на ней расстояние линейкой.

– Держи... – закончив есть, он искрошил в ладони галету и высыпал крошки на пол перед мордочкой миниатюрной изумрудной ящерки. – Лопай крокодил, а мне пора...

Миникрокодил принялся за крошки, а Сергей стал собираться. Через полчаса он стал напоминать собой бесформенную копну листьев, из которой выглядывало раскрашенное бурыми разводами лицо. Да и оно едва различалось на общем фоне маскировочной накидки. Игнатьев вынул из чехла СВТ, ловко обмотал ее маскировочной лентой, перекинул винтовку через плечо, немного потоптался, поправил ремень и вышел из хижины. Ящерка проводила его безразличным взглядом и опять принялась слизывать крошки с пола.

ГЛАВА 3

«... настоящим докладываю, что главы наркокартелей новоземельной Бразилии проявляют излишнюю самостоятельность, и становятся склонны к саботажу указаний, нередки случаи откровенного шантажа. Мало того, их кураторы в правительстве Бразилии, при всей внешней лояльности к нам, оказывают прямую поддержку действиям своих подопечных. Таким образом, считаю, что сложившаяся ситуация никак не отвечает нашим интересам и предлагаю ряд мер по исправлению положения. План операции «Улитка» прилагается...»

Руководитель группы «Дельта»,

агент Игл

Новая Земля. Бразилия. Верховье Рио-Амарильо. Предгорья хребта Сьерра-Негро.

20 год, 12 число 5 месяца, среда, 19:00

– Giant crocodilus terram[10]... бля... – Сергей со злостью пробормотал латинское название виновника своего появления в этих местах, затем осторожно, стараясь не задеть растянутую над ложбинкой маскировочную накидку, повернулся набок и взял флягу.

Ему все больше переставала нравиться складывающаяся ситуация. Если бы не крайняя необходимость, то Игнатьев давно бы уже убрался назад в город. Почему? Да потому, что он всегда старался избегать лишних, тем более чужих проблем. Да и вообще, в Сан-Амиче любопытных уже не осталось, ибо все прекрасно понимали, что это весьма вредно для здоровья, а непонимающие долго не жили.

Сергей отпил глоток травяного чая и прошептал любимую поговорку старшего сержанта Пилипенко из группы российских конвойщиков, с которым он водил дружбу на почве купи-продай чего-нибудь:

– То все херня, то все до сраки, вся та любов до забутя, лиш тiльки я и тiльки ти, та й ти до сраки, лишь тiльки я та тiльки я... Тьфу блядь, язык сломаешь...

А ситуация, действительно складывалась не очень приятная. Примерно в километре отсюда Сергей опять заметил вчерашний штурмовик, только он уже никого не преследовал, а нарезал круги над джунглями, пока его не сменил вертолет. Летательные аппараты, в конце концов, убрались, но ощущение неприятностей у Игнатьева остались.

Он отложил флягу и опять приник к прицелу. Клятый варан никак не хотел возвращаться к своему логову – пещерке у подножья длинной скальной осыпи, на верхушке которой Игнатьев и устроил себе позицию.

Судя по следам и размеру лежки, джунглевый варан, одна из самых опасных и мерзких тварей в этих местах, вымахал до впечатляющих размеров. Сергей даже опасался представлять, насколько он большой. Они с Ченом, в свое время добыли несколько этих тварей, но те были небольшими, всего-то метра три – три с половиной длиной и по полторы сотни килограмм весом. Толку от добычи вышло немного, все они оказались самцами, так что научники из лаборатории Ордена заплатили за железы, расположенные у основания хвоста варанов, всего по три сотни экю. А вот за железу самки, обещали все пять тысяч. Правда, с некоторыми условиями, которые Чен с Сергеем сочли на тот момент невыполнимыми и попросту плюнули на заказ, предпочитая ловить летучих обезьян и бить водяных волосатых удавов, за которых платили сравнительно немного, зато на этих тварей охотиться было гораздо безопасней.

Но вот сейчас, заказ вновь стал актуальным, к тому же, Сергей, в свой прошлый визит в эти места, нашел подготовленное для кладки гнездовье, что само по себе было большой удачей, потому что вараны начинали откладывать яйца в конце сезона дождей. А в это время, ни один из нормальных, то есть умных людей, в джунгли не войдет.

Сергей осторожно поворочался, устраиваясь поудобней, и опять навел пенек прицельной марки на громадную кучу листвы. Вообще, эта затея казалась сущей авантюрой, потому, что на варана такого размера, надо было охотиться с противотанковым ружьем, а не с жалкой винтовкой времен второй мировой войны. Но ПТР у Сергея не было, так же как и другого выхода. Оставалось только надеяться на везение, чего Игнатьев терпеть не мог делать, потому что свято верил в успех четкого планирования своей судьбы.

Солнце продолжало припекать, даже, несмотря на привычку к жаре, на подстилке под Сергеем появились лужицы пота. Одновременно легкий ветерок сменил направление, как бы намекая, что будет совсем неплохо, если охотник сменит позицию. Злость и раздражение росли в геометрической прогрессии. Сереже все больше хотелось заминировать гнездо, и напоследок плюнув на него, убраться восвояси.

Совершенно неожиданно, громко хлопая кожистыми крыльями, совсем рядом с позицией уселся большой падальщик, больше похожий своим видом на доисторического птеродактиля. Разинув в сторону Сереги длинный клюв, усеянный мелкими иголками зубов, он хрипло заорал, а потом, помогая себе сгибами крыльев и вытягивая башку, сделал несколько шагов вперед.

– Пшел нахрен... – зашипел Сергей.

Птеродактиль в ответ громко квакнул и сделал еще шажок. На его маленькой лысой головке, ветерок весело трепал пучок грязно-серых перьев, больше смахивающих на чубчик. Судя по настрою птица, он решительно собрался хорошенько наподдать незваному гостю.

Беззвучно матерясь, Сергей потянул из ножен мачете. Можно было легко пристрелить из пистолета оборзевшего пернатого, но это бы означало конец охоты на сегодня.

Неожиданно падальщик зашипел, несколько раз хлопнул крыльями по щебенке, и с разбегу взлетел. Сергей взялся за винтовку, подумав, что, наконец, появился варан, но потом разочарованно выматерился про себя. Все складывалось гораздо хуже – по краю осыпи, прямо по направлению к гнезду, шло гуськом несколько людей. А точнее: шесть, до зубов вооруженных, мужиков. Седьмой была невысокая хрупкая светловолосая женщина.

Добротные просторные камуфляжные комбинезоны, дорогущее снаряжение: помимо раций, прикрепленных на разгрузках позади плеча, с гарнитурами Hands-Free[11], на легких шлемах неизвестных были установлены приборы ночного видения. Единообразное вооружение: кроме головного, с облегченным пулеметом FN Minimi[12] – и замыкающего, с навороченной самозарядной снайперкой, все остальные были вооружены облепленными разнообразным обвесом американскими карабинами М-4, с глушителями.

Все это, а так же уверенные слаженные действия неизвестных, выдавали в них профессионалов и серьезную контору, но девушка, явно к этой конторе не принадлежала. Во-первых, она была без оружия, во-вторых, на ней был надет ярко-желтый, грязный и порванный комбинезон, с каким-то непонятным логотипом на спине, ну и, в конце концов, у дамы были связаны впереди руки. Что, само по себе, свидетельствовало о многом.

Вчерашняя картинка с самолетами неожиданно обрела смысл. А чего тут думать; сшибли «Скаймастер», сегодня высадили с вертолета поисковую группу, разыскали и взяли в плен оставшегося в живых пассажира. Или пилота, что, само по себе, уже неважно. А живой он еще, потому что видимо что-то знает и пока нужен живым. А точнее, нужна, потому что девка.

Сергей невольно вжался в щебенку. Он прекрасно понимал, что эти товарищи здесь не на прогулке и без долгих раздумий зачистят всех нежелательных свидетелей. Оставалось только надеяться, что они пройдут мимо и ничего не заметят. В противном случае, исход был очевиден, Игнатьев даже не смог бы сбежать, потому что за его спиной было полностью отрытое пространство.

Группа проходила ниже, в метрах сорока от него, и ветерок с той стороны прекрасно доносил все звуки. Девушка надрывно и хрипло дышала, очевидно, полностью выбившись из сил. Остальные никаких признаков усталости не проявляли.

Головной, крепкий и лысый мужик с короткой рыжей бородой, на ходу пытался с кем-то связаться по рации, но ему, судя по матам на английском языке, не отвечали. Наконец он зло чертыхнулся и поднял руку.

– Десять минут привал, Сэмми, Михаэль, Клаус, в охранение. Ничего, парни, поднимемся на плато, там появится связь, и нас подберут...

Группа остановилась прямо напротив Сергея, девушку грубо дернули за веревку и повалили на камни, а остальные...

– Черт... – Игнатьев неожиданно заметил, как кусты на краю леса едва заметно шевельнулись. Еще мгновение, и из них показалась громадная, тупая и широкая варанья башка. Судя по тому, что она торчала почти в метре над землей, сама туша должна была быть длинной со школьный автобус.

Сергей судорожно сглотнул. Шансов на жизнь, с каждым мгновением, становилось все меньше...

– Внимание, на двенадцать часов!!! – завопил снайпер в боевом охранении; он тоже увидел монстра и вскинул свою винтовку. Хлестнул выстрел, через мгновение бухнул второй.

Первая пуля с визгом отрикошетила от костяного щитка на морде. Вторая улетела куда-то в джунгли, потому что варана уже не было на этом месте. Монстр рванул вперед, неожиданно быстро проскочил несколько метров до группы и с разгону двинул башкой мужика с пулеметом. Тот, болтаясь руками как тряпичная кукла, взлетел в воздух, а ящер, не останавливаясь, схватил поперек туловища второго и резким движением головы, практически разорвав его пополам, тоже забросил в кусты.

Затрещали выстрелы, взвизгнули рикошеты пуль от бронированной туши чудовища. Никто из бойцов бежать не стал. Стараясь не перекрывать друг другу секторы стрельбы, они отрыли огонь. Но по результатам – это было, похоже, на пальбу из пистолетов по танку.

Лишившись ноги, заверещал как заяц афроамериканец, похожий телосложением на гориллу. С хрустом и лязгом брякнулся об валун, сбитый ударом мощного хвоста, коренастый латинос.

Ящер двигался удивительно ловко и грациозно, при этом неимоверно стремительно. Пули никакого видимого урона ему не приносили. Массивные костяные щитки прекрасно защищали почти все его тело.

Уже через несколько секунд, в живых оставались только снайпер и девушка в желтом комбинезоне. Она благоразумно рванула в сторону и теперь безуспешно пыталась взобраться на дерево, а снайпер, пока чудовище расправлялось с его товарищами, отбежал подальше, и теперь всаживал в варана пулю за пулей. И попадал, потому что ящер глухо рыкнув, припал к земле и замотал головой, на которой несколько костяных щитков были выдраны с мясом.

Оставляя за собой едва заметный хвостик дыма, в воздух взмыл маленький круглый мячик. Несколько раз, подскочив на камнях, граната закатилась между передних ног варана, так и продолжавшего мотать башкой. Через мгновение бухнул глухой взрыв. Ветерок мгновенно снес в сторону облачко грязноватого сизого дыма. Глухо ухнув, ящер грохнулся на щебенку и стал судорожно загребать камни когтистыми лапищами, но никак не мог сдвинуться с места. Усеянный шипами хвост, с грохотом молотил по сторонам.

Снайпер спокойно сменил магазин на винтовке и, тщательно прицелившись, сделал несколько выстрелов.

Варан ткнулся мордой в камни, извиваясь в конвульсиях, перевернулся на спину, а потом стал постепенно затихать.

Все это происходило едва ли не в пятидесяти метрах от Сергея. Ему даже казалось, что он смотрит по телевизору какой-то приключенческий боевик.

Снайпер устало вытер рукавом лицо, довольно выругался на немецком языке и крикнул девушке:

– Иди сюда, дура. Живее, а то пристрелю...

Девушка сразу оставила попытки влезть на дерево и села в траву, как будто все ее силы куда-то разом испарились.

– Молодец. Теперь сюда, meine Hühnchen[13], поиграем в курятник... – снайпер ухмыльнулся и поманил пленницу пальцем.

Обреченно упустив голову и прихрамывая на правую ногу, она пошла к нему. Сергей четко слышал едва сдерживаемые рыдания.

Хлестко стукнул выстрел, цокнула об камешек вылетевшая из патронника гильза. Продолжая улыбаться, снайпер стал медленно оседать на камни. Во лбу у него появилась аккуратная темная дырочка.

Сергей откинул маскировочную сетку и встал, держа СВТ наготове. Убивая этого человека, он никаких колебаний не испытывал. И пленница в желтом комбинезоне, тут была совсем ни при чем. Ему сейчас было глубоко наплевать на нее, да и на всех телок в мире, вместе взятых. Просто Сергей услышал, как хрипнула рация, вызывая неизвестных, и увидел, как снайпер потянулся к гарнитуре, выпавшей из уха, чтобы ответить.

А это могло означать, что он здесь будет оставаться ровно до тех пор, пока не прилетит вертолет для эвакуации, что в свою очередь, грозило обнаружением Сергею. Ничего личного, только вопрос личной безопасности. А по поводу переживаний... Серега Игнатьев свое отпереживал еще, когда убил первого человека. Это случилось в тринадцать лет, во время банальной подростковой поножовщины.

Девушка остановилась и изумленно уставилась на неожиданно возникшего из камней человека.

– Ты... ты кто?.. – хрипло выдавила она на португальском языке.

– Никто... – Сергей быстро подбежал к негру, пытающемуся куда-то ползти и вытянув руку, выстрелил из пистолета ему в затылок. Следующая пуля досталась рыжему мужику, еще подававшему признаки жизни. Для остальных правки не потребовалось, все они уже истекли кровью: ящер постарался на славу.

– Меня зовут Элеонора. Можно Элен или Элли. Развяжешь меня? – девушка протянула к Игнатьеву связанные руки.

– Позже... – Сергей уже быстро освобождал мертвого снайпера от оружия. – Пока сиди на месте.

– Хорошо, – послушно кивнула бывшая пленница.

Кинув на девушку взгляд, Игнатьев отметил, что она красотой не блещет, но, в общем-то, довольно симпатичная. Явная латиноамериканка по чертам лица, она почему-то была блондинкой – настоящей, не крашенной. Высокие скулы, большие, немного раскосые глаза, четко очерченные пухлые губы, все это смотрелось довольно приятно.

Грязь и усталое страдальческое выражение лица не позволяли точно определить возраст, но вряд ли ей было больше тридцати лет. А скорее всего, даже меньше. Впрочем, Сергей особо не обольщался своими знаниями по поводу женщин. Все его познания заканчивались коротким общением с проститутками в борделе, ну и, в последнее время, с соседской девчонкой Лусией, его ровесницей, мало чем отличающейся видом от тех же профессиональных жриц любви.

Не став забивать себе голову возрастом Элен, Сергей собрал в кучу все оружие, вернулся на свою позицию, подхватил холодильный бокс и подошел к ящеру. Чудовище уже окончательно сдохло и распространяло вокруг себя густой мускусный запах. Сереге сильно повезло, что в конвульсиях варан перевернулся на спину, иначе пришлось бы отрубать хвост полностью, стараться перевернуть громадину можно было даже не пытаться.

Отмерив место чуть повыше начала хвоста, Игнатьев налег на кукри всем телом и с трудом пробил кожу варана. После чего, работая клинком, как пилой, вспорол ее на протяжении полуметра.

– Зачем тебе... – Элен произнесла слово на латинском языке. – На продажу?

– Да, – коротко ответил Сергей, осторожно надрезая желтоватое мясо.

– Отличный экземпляр, – одобрительно кивнула головой девушка. – Не меньше чем на пятерку потянет. Такие мне еще не встречались...

Игнатьев не ответил ей. Аккуратно работая ножом, он вырезал из туши, пронизанный красными жилками, кусок, размером с детскую руку, и затолкал его в колбу.

– Ты молодец, – прокомментировала Элен. – Все правильно сделал. Не повредил...

Колба улеглась в специальное гнездо в боксе. Щелкнули замки крышки. Сергей вытащил из бокового кармашка сумки баллончик, похожий на миниатюрный огнетушитель, и теперь ввинчивал его переходник в специальное гнездо. Еще мгновение и послышалось тихое шипение. На баллоне стал медленно проступать иней.

Закончив с боксом, Игнатьев аккуратно застегнул молнию на сумке и только теперь задумался: что же ему делать с этой неожиданной знакомой?

Выход напрашивался сам по себе. Девушка являлась настоящим вулканом проблем. А проблемы Сереге были ни к чему. Совсем ни к чему. Большой палец руки, сам по себе, снял с предохранительного взвода курок ТТ.

И тут он, в первый раз в своей жизни, засомневался. Нет... не засомневался, это чувство было совсем другим...

Сергею Игнатьеву стало жалко эту перепуганную чумазую девушку. Чувство было настолько сильным и чуждым, что он даже немного испугался этого необычного ощущения. Да что за ерунда?.. Ему никогда никого не было жалко. И себя в том числе. Жизнь складывалась таким образом, что жалости в ней не было места. Жалость – это слабость, а слабость, автоматически означает место в самом конце пищевой цепочки. Сергею даже не было жалко Чена, страдающего от дикой боли сейчас в больнице, которого он считал если не отцом, то самым близким себе человеком.

Едва ли не заскрипев зубами, Серега постарался вызвать в себе злость к девушке.

– Ты же меня не убьешь? – что-то почувствовав, тихо спросила Элен, доверчиво заглядывая ему в глаза.

И Серега не смог. Знал, что тысячу раз пожалеет об этом решении, материл себя последними словами за слабость, но не смог нажать на спусковой крючок.

– Нет, – клинок ножа со скрипом перерезал одноразовые пластиковые наручники на распухших руках девушки. – Ты вообще, кто такая?..

– Ну-у... научно-исследовательская... там... – Элен махнула рукой куда-то в сторону Латинского Союза. – В предгорьях Скалистых.

 – Орден?

 – Не-а... – отрицательно качнула головой девушка. – Частная, под патронатом Министерства науки Бразилии. – Ты мне поможешь добраться в Рио?

 – В Сан-Амиче. Дальше сама.

 – В Рио надо. Я заплачу. Хорошо заплачу...

Сергей ей не ответил, быстро обыскал все трупы, в надежде отыскать деньги и хоть какие-то документы. Кроме Ай-Ди Элен Каролины Бруни Медейруш, ничего не нашел, чем не очень огорчился и присвоил кое-какие полезные мелочи. И еще немного. И еще... Остановился Серега только тогда, когда рюкзак заполнился под завязку. Ну, а что? Самому ему эти навороченные тактические игрушки были даром не нужны, давно приучился обходиться простейшим минимумом, зато Сергей прекрасно знал, кто даст за них отличную цену. Так что, все в копилку, а то, что рюкзак получился тяжелый и объемный – ерунда, чай не мальчик, дотащит.

После чего, молча, повесил его на себя, следом отобранное оружие, холодильный бокс, а разгрузку снайпера со вторым рюкзаком, навьючил на Элен и показал ей на джунгли:

 – Уходим. Идешь за мной след в след – дистанция три метра. Не разговаривать, не петь, не пердеть, идти молча. Вперед...

 – Грубиян... – тихо фыркнула девушка. – Рюкзак тяжелый. А если...

 – Стоп, – Сергей критически глянул на сетчатые тапочки Элен, потом разул ближайший труп и кинул ей ботинки. – Одевай... Теперь пошли...

И они пошли.

Добрались до хижины, когда уже стало смеркаться. Добрались благополучно, хотя и не обошлось без небольшой истерики при виде здоровенного волосатого питона, пытающегося заглотать приличного кабанчика.

Пока шли, Сергей окончательно определился, что будет делать со своей неожиданной попутчицей. Что? Доставит в Сан-Амиче, спрячет на пару суток, а потом посадит в попутный конвой до Сао-Бернабео и до свиданья. Тем более, по расписанию как раз подходящий есть. И знакомые конвойщики в нем присутствуют.

 – Вот и все, – буркнул он сам себе под нос.

 – Что? – раздался позади страдальческий голос девушки.

 – Ничего... – Сергей обернулся и презрительно скривился. Элен своим видом напоминала настоящего зомби из комиксов. Грязная, со спутанными лохматыми волосами, зеленая и почти мертвая от усталости. Телка, одним словом... Только на одно и годятся...

 – Долго еще идти?.. – девушка со всхлипом села на рюкзак. – Я больше не могу...

Сергей равнодушно отвернулся и пошел в сторону проблескивающей через заросли воды. Позади, раздался отборный мат, который мог сделать честь любому портовому грузчику.

Уже в хижине, Серега ткнул в руки Элен свой старый, выцветший, но чистый маскхалат и мыльницу.

 – Иди, вымойся. Только в воде не ссы...

 – Да что ты о себе возомнил мальчишка! – взорвалась девушка и даже топнула ногой. – Невежа! Хам!

 – Не вымоешься, ночевать будешь на улице... – равнодушно бросил Сергей и отвернулся.

 – Осел! Сын осла!.. – прошипела Элен и выбежала из хижины.

 – А хрен его знает, чей я сын... – буркнул Серега сам себе и принялся спокойно собирать ужин.

Пока на таганке закипала вода для чая, он открыл несколько консервных банок, бросил на стол пару пакетиков галет, на том и ограничился. Потом сыпанул в котелок травяного сбора, прикрыл его дощечкой и сам пошел мыться.

Солнце уже одним своим краем зашло за горы, но света все равно хватало, чтобы различить плескающуюся в озере Элен. Девушка оказалась обладательницей великолепной фигуры. Оттопыренный крепкий задок, тонкая талия, высокая грудь с небольшими, торчащими от холодной воды сосками, словом, все необходимое было на месте. У Сереги даже мелькнула мысль немедленно стребовать оплату за спасение. Натурой, конечно. Но потом, он без сожаления расстался с этой идеей. Уговаривать было лень, насиловать он брезговал, к тому же, дома его ждала безотказная как винтовка Мосина и не менее фигуристая Лусия.

Увидев Сергея, Элен пискнула и присела в воде.

 – Может, ты отвернешься? – жалобно попросила она.

 – Вот... – Серега положил на камень пузырек из-под шампуня. – Намажешься, как выйдешь. Иначе гнус сожрет. Потом иди в хижину, там консервы и галеты на столе. Чай в котелке.

После чего без стеснения разделся и тоже отправился в воду. Когда он вернулся в домик, Элен уже вовсю хрупала галетами.

Сергей неодобрительно покосился на вывешенные на веревочке розовые трусики с Микки-Маусом на заднице, хмыкнул, разжег керосиновую лампу и потянул к себе консервную банку.

 – Спасибо... – смущенно сказала Элен. – Я хотела сказать спасибо за то, что спас меня. И... извини...

Сергей, молча, зачерпывал ложкой из банки консервированное мясо с зеленым горошком.

 – Я отблагодарю... – торопливо продолжила девушка. – Сразу как доберусь до Рио, скину деньги на твой счет. У тебя же есть Ай-Ди? Вот только...

 – Что? – Сергей аккуратно положил пустую консервную банку в ведро и налил из котелка себе в калебас[15] травяного настоя.

– Нежелательно, чтобы меня видели в Сан-Амиче... – Элен подставила свою кружку под котелок.

 – Почему?

 – Я не знаю, почему и зачем на нас напали. И главное – кто... – девушка сделала острожный глоток. – У-м-м... вкусно! А что это?

 – Трава. Могу отдать тебя под защиту Ордена. В городском представительстве тоже есть научная лаборатория. Они свои для тебя, должны помочь.

Девушка отрицательно помотала головой:

 – Я же говорю, что не знаю, кто приложил руку к нападению на базу и самолет... ой...

Поняв, что проговорилась, Элен зажала себе рот ладонью.

 – Знаешь что, так уж, и быть, я тебя подброшу до Сан-Амиче, а там сама... – равнодушно бросил Сергей и потянулся за трофейным рюкзаком.

 – Пятьдесят тысяч... – уверенно заявила Элен. – Сразу, как только мы попадем в Рио. Хочешь наличными, хочешь на карту.

Серега невольно задумался. Пятьдесят тысяч – это большие деньги. Очень большие. Их хватит устроиться в любом месте на Новой Земле. Но... но никто не предлагает такие деньги, за пустяковую прогулку. Тем более, от истории Элен не просто попахивает, от нее уже смердит. Поэтому...

 – Нет. Я спрячу тебя, а потом устрою на конвой до Рио. В городе тебя никто не увидит. Это все, что я смогу для тебя сделать... скажем... за... – на ящик шлепнулось удостоверение Элен. – Здесь деньги на счету есть?

 – Угу... – быстро кивнула девушка. – Но...

 – Я устрою так, что с него снимут деньги без тебя. Полторы тысячи экю. Хватит? Вот и хорошо. А теперь рассказывай все...

 – Хорошо, хорошо... Научно-исследовательская база, на которой я работала, принадлежит частному фонду INOVAR, созданному на деньги... я не знаю, на чьи деньги он создан... честно... я не вру, но его патронирует Министерство науки Бразилии... Так вот, мы работали над новыми препаратами...

Сбиваясь и через каждое слово уверяя, что не врет, Элен поведала Сергею, что вчера утром, как всегда, она занималась своими бактериями, как на станцию напали. Неизвестные высадились с трех больших вертолетов, быстро нейтрализовали охрану и стали сгонять ученых и персонал в кучу. Но Элен и ее коллега, который умел управлять самолетом, умудрились выскользнуть, добраться до «Скаймастера», который стоял на грунтовой полосе подле станции и даже взлететь. Направились в Сао-Бернабео, думали что ушли, но тут, откуда не возьмись, взялся «Бронко». После чего полет быстро закончился. Пилот умудрился более-менее нормально посадить поврежденный самолет в джунгли, но погиб при приземлении. Элен выжила, побрела дальше, а потом ее выловили вооруженные люди, которых высадили с вертолетов. Убивать не стали, только дали несколько затрещин. Связаться со своими они не смогли, поэтому потащили ее на какую-то «точку», где их и должны были подобрать. Ну, а дальше, все понятно...

 – Пока вы летели, звали на помощь?

 – Звали... – вздохнула Элен. – Только не факт, что нас услышали. В этих местах очень связь плохая. Вот и у этих рации с пятого на десятое работали...

 – Откуда у вас на станции самолет взялся? И вообще, где она, покажи...

 – Вот здесь... – палец с ободранным черным маникюром ткнул в карту. – Откуда, откуда... Мы работали вахтовым методом. На этом самолетике привозили смену. Плато ровненькое, расчистили место от деревьев, забросали какими-то металлическими рифлеными щитами... ну-у... с такими круглыми дырками. Соединили их замками, и самолетик прекрасно садился. Вертолет еще прилетал, но он, в основном, грузы привозил. Можно и на машине туда добраться, но это долго и сложно...

 – А чего так далеко станцию устроили?

 – Там уникальные природные условия... – Элен посмотрела на него взглядом опытной учительницы и отпила из кружки. – Ты все равно не поймешь. Искривление магнитного поля, рефракция солнечного света, и все такое...

 – Ну и кто это мог быть?

Вместо ответа, девушка только пожала плечами.

 – Ладно, ложись... вот здесь, на спальнике. Завтра, с рассветом выдвигаемся.

 – А как тебя зовут-то? – неожиданно поинтересовалась Элен. – Я и не знаю...

 – Сергей. Сержио.

 – Очень приятно. Сержио... а у тебя травки нет? Или вискаря? Переволновалась я, могу не заснуть...

Сергей, молча, вытащил из ящика флягу с самогоном и плеснул ей в кружку.

Больше он на девушку не обращал внимания, хотя Элен и пыталась с ним заговорить. Сережа разбирал трофеи и спокойно просчитывал все варианты неприятностей, а заодно, и варианты выхода из них. Так вот, общее соотношение, выходило явно не в пользу Сереги. Хотя...

Да, история весьма мутная, Элен сто процентов что-то недоговаривает, а то и вовсе врет. Но к завтрашнему утру от трупов неизвестных ничего не останется. Вообще ничего, падальщиков здесь хватает. Поэтому, с этой стороны, привязать его к побоищу, ну никак не получится. Зато получится, если девка попадется. И тогда... А вот хрен его знает, что тогда... Для этого надо знать, кому она так нужна. Братва из наркомафии? Не похоже, разве что подключили к операции какую-то бригаду наемных специалистов. Но эти не стали бы звать людей со стороны, сами бы дельце обтяпали. Орден? Тоже не похоже, тогда бы за «Скаймастером» гонялся орденский «Супер Тукано»[16] в реальной окраске. А эти замаскировались непонятно для чего. Хотя... а вот хрен его знает... исходных данных маловато.

А если это парни из SAE?[17] М-да... это очень серьезная контора. Но причем здесь научная лаборатория? И, опять же, Элен клялась, что наркотиками у них и не пахло, разве что травкой. И еще она говорит, что неизвестные вообще не церемонились, охрану сразу положили наглухо. И за компанию с ними пристрелили парочку человек из персонала, так сказать, для общего устрашения остальных. Не похоже на государственную контору. И, опять же, у них свои самолеты есть, с соответствующими эмблемами. Хотя, это тоже не факт. В общем, получается, что это мог быть кто угодно...

 – Вот же блядь... – Серега откинулся на спинку кресла и закурил. – Вляпался...

Свернувшаяся калачиком Элен, что-то во сне пробормотала. Сергей на эмоциях вытащил пистолет из кобуры и прицелился ей в голову. И в очередной раз не смог нажать на спусковой крючок. Плюнул и вплотную занялся трофеями, который обещали принести хороший куш.

Для начала он внимательно осмотрел снайперку. Это оказалась новенькая немецкая снайперская винтовка НК MSG-90A1[18] с мощной, нестандартной для нее двадцатикратной оптикой от фирмы Шмидт и Бендер. В рюкзаке для нее нашелся глушитель, ночная насадка на прицел и фирменный комплект для чистки, с полным набором масел. А вот двадцатипатронных магазинов было всего шесть, причем, три из них пустых, а один с дозвуковыми патронами.

– Ласточка... – Серега с первого взгляда влюбился в это оружие. – Не продавать тебя, что ли?

Для охоты, ему с головой хватало СВТ. Русскую винтовку, он никогда бы не променял на другую, больно уж сроднился с ней. А вот для души... для души он всегда хотел, тоже немку, Эрму-100, поэтому и постоянно глазел на нее в лавке Гомеша. Но так и не удосужился приобрести, потому что стоила немка настоящее состояние. Да и не нужна она ему была, по большому счету. А вот эта красавица...

И решил продать ее только при крайней нужде. А пока пусть полежит, может быть, та нужда, так и не наступит. Железу-то, он добыл.

Укороченный МР-5, Сергей покрутил в руках и сразу определил на продажу. Подобного рода стволы он просто презирал, предпочитая полноразмерное мощное оружие. Да и толку от него, по большому счету, нет никакого. Разве что палить веером по принципу «на кого бог пошлет». Дерьмовая игрушка. А так, сотен пять, можно будет запросто за него выручить, благо коротышка с прикладом, быстросъемным глушителем, пятью полными магазинами и даже фирменным коллиматором.

А вот следующее оружие, небольшой пистолетик Вальтер PPS, Серега пока тоже решил припрятать и отдать Элен в дорогу. Пусть... Совсем без оружия негоже... А может и ту трещотку...

Устыдившись своего порыва, Сережа чертыхнулся и углубился в трофеи. И очень скоро определил, что выручит за них не менее трех тысяч экю. А может и больше, это уж как фартанет. А навороченные тактические часы в титановом корпусе, такие же крутые тактические очки, разгрузку снайпера, пару раций, роскошный бинокль с встроенным дальномером и один прибор ночного видения решил забрать себе. Пригодятся, хотя баловство это и излишняя роскошь. Но, опять же, при нужде всегда можно продать.

А потом лег спать и мгновенно заснул. Не надо забывать, что нашему герою, восемнадцать лет. Так сказать, молодой растущий организм...

ГЛАВА 5

«... удостоверением личности на Новой Земле является персональная идентификационная карта, так называемая «Ай-Ди». К номеру карты привязан личный счет ее обладателя в Банке Ордена. Лимитов на счете не установлено.Оттиск на специальном бланке идентификационной карты в отдельных случаях является персональным чеком. В случае утраты идентификационной карты ее можно восстановить в любом отделении Банка Ордена с использованием системы паролей и отзывов...»

Памятка переселенца

Глава 2. Общие вопросы

Новая Земля. Бразилия. Верховье Рио-Амарильо. Предгорья хребта Сьерра-Негро.

20 год, 14 число 5 месяца, среда, 06:00

Ночью Сергей спал спокойно, прекрасно понимая, что даже если уже развернулась масштабная поисковая операция с применением авиации, шансы найти их все равно равнялись нулю. Хижина с воздуха не просматривалась от слова «совсем».

Утро началось со стенаний Элен. Ее измученное тело забастовало, и напрочь отказалось повиноваться. Впрочем, Сергея это никак не разжалобило и через полчаса после побудки, они уже отправились назад в Сан-Амиче.

Путь домой тоже никаких неожиданностей не принес. Раньше в этих местах было довольно опасно, но после того, как бразильские спецподразделения, под прикрытием с воздуха, слегка здесь порезвились, а в городе расквартировали армейский гарнизон, стало совершенно спокойно. К тому же, братва Барона, очень ревниво относилась к гипотетическим конкурентам и старательно вносила свою лепту в дело безопасности.

Так что, через полутора суток Сергей и Элен, уже были на подходе к городу.

Рио-Амарильо здесь раздавалась вширь на добрые две сотни метров. По левому берегу грохотали и светились огоньками угольный комбинат с элеватором, по которому осуществлялась отгрузка угля. У причалов выстроилась очередь из самоходных барж на загрузку – комбинат почти всегда работал круглосуточно, уголь на Новой Земле оказался очень востребованным товаром.

Неподалеку от них, на черной воде, покачивалась пара речных катеров военного флота Бразилии: они сопровождали караваны барж с углем до самого терминала в Протекторате Русской Армии. Тут же околачивался катерок городской полиции, так сказать, для общего надзора за порядком.

 – А если они досмотрят нас?..– пискнула Элен из-под брезента на носу лодки. – И вообще, я скоро задохнусь тут...

– Заткнись...

Сергей уверенно провел лодку мимо полицейского суденышка. На корыте, которое в своей прошлой жизни было обычным прогулочным катером, приглушенно играла лаунж-музыка, а в рубке просматривался дремавший за штурвалом полицейский.

Проскочив мимо катера, Серега взял курс на судно гораздо больше размером, сторожевик речного флота ПРА, в девичестве, пограничный патрульный катер проекта 1400М типа «Гриф-М», на данный момент, узнаваемый только обводами корпуса. На его носу сейчас красовалась двадцатипятимиллиметровая автоматическая корабельная установка «2М-3М», в надстройке поместили пару автоматических гранатометов, а в корму встроили крупнокалиберную пулеметную спарку «2М-5». Да и помимо этого, других изменений хватало. Словом, настоящий сторожевик, а не какой-то патрульный катерок.

Сергей знал, что таких у русских было всего два: «Алмаз» и «Рубин». Первый постоянно крутился в дельте Амазонки, а «Рубин» иногда заходил в Сан-Амиче, патрулируя по договору с Бразилией Амазонку и ее притоки. С его экипажем он раззнакомился еще в прошлом году и с тех пор исправно снабжал моряков свежатиной. Да и они никогда не оставались в долгу. В общем, дружили по-настоящему.

 – Глуши мотор!.. – грозно рявкнули басом на русском языке с борта сторожевика. Вспыхнул прожектор и, осветив лодчонку, погас. Голос сразу подобрел: – Ты штоль, Серый? А как раз сегодня гадали, куда ты пропал. Михалыч, тут к нам гости...

 – Здоров, Пашка... – Сергей помахал рукой. – Не, не сейчас. Если что, я сегодня к обеду или к вечеру заскочу, есть о чем перетереть. А пока принимай... – Серега подхватил за шкуру здоровенную водяную крысу, подбитую по пути, и перекинул ее на борт сторожевика.

 – Ух, ты... – порадовался коренастый парень в каске и бронежилете на голом торсе, принимая добычу. – Знатная жареха получится...

 – Пашка, едрить твою в клотик, опять базаришь на посту? Вот я тебя... – в открытый люк рубки, выглянул усатый мужик в тельнике. – А-а-а... это ты, Серый...

 – Привет, Михалыч. Я уже отчаливаю... – Серега кивнул усачу и оттолкнулся шестом от борта сторожевика. – Завтра перетрем...

 – Давай, давай, перетиральщик... – Михалыч кивнул и скрылся в рубке.

После сторожевика Сергей взял курс на другой берег и через полчаса причалил возле небольшого ангара из ржавых листов жести почти скрытого в зарослях.

 – О, Сержио! – на берегу появился смуглый парнишка лет тринадцати в рваных джинсах. В руках он держал обрез двустволки, на поясе у парня болталось страховидного вида мачете

 – Привет, Паулито? – Серега выскочил из лодки и вместе с ним вытащил ее на небольшой песчаный пляж. – Вылезай, приехали...

Элен откинула брезент и испуганно оглянулась. Определенно, окружающая обстановка явно не внушала ей доверие. По обеим сторона ангара правильными рядами росли ухоженные кусты конопли, а рядом с первым парнишкой, появились еще трое, примерно такого же возраста и вида, теперь пожирали плотоядными взглядами гостью.

 – Приютите ее парни на пару дней... – Серега по очереди поздоровался со всеми обитателями ангара. – И вот эти рюкзаки тоже пускай побудут. Только никому...

 – Без вопросов El Ruso… – солидно кивнул Паулито. А потом, понизив голос, поинтересовался: – Драть ее можно?

 – Нет, – жестко отрезал Сергей. – Это моя личная гостья. Я ее заберу послезавтра.

 – Как скажешь! Как скажешь, чувак... – примирительно поднял руки Паулито. – Все сделаем в лучшем виде. Это я тебе говорю.

 – Верю... – Сергей взял из лодки пару трофейных магазинов к МР-5 и вручил их парнишке. – Держите, я знаю, у вас под люгеровскую девятку стволы есть. А это... – купюра в двадцать экю, перекочевала к Паулито. – На пивасик.

 – Благодарю, чувак... – парень стукнул кулаком по груди. – Слушай, тут базары ходят, что ты собрался вернуться на ринг в «Кровь и Песок»? Если так, ты маякни, мы поставим на тебя...

 – Врут, – коротко ответил Сергей. – Я завязал.

 – А зря... – с сожалением покачал головой Паулито и осекся, наткнувшись взглядом на лицо собеседника.

 – Теперь ты, – Серега повернулся к Элен. – Будешь находиться пока здесь. Ничего не бойся, парни тебя не тронут...

«Парни» с легким сожалениям на лицах, дружными кивками подтвердили, что не тронут, а Паулито горячо добавил:

 – Чувиха, не ссы, все будет как в лучших отелях Рио.

 – Я заскочу сюда завтра, – продолжил Сергей. – А послезавтра устрою в конвой и с тобой доеду до Сао. Все должно быть нормально. Расслабься...

 – Я рассчитаюсь, правда... – сбивчиво зачастила девушка. – Только мне нужны вещи... и... еще кое-что... Там деньги есть на карте, можешь снимать...

– Разберемся... – Серега столкнул лодку на воду. – Пока, чуваки...

Уже почти рассвело. На пристани в ожидании катера толпились рабочие, возвращающиеся на угольный терминал. Серега удостоил их мимолетного взгляда, причалил к берегу немного дальше, затащил свою лодку в сарай, и, петляя по окраинам, покатил домой.

Дома первым делом тщательно вымылся, переоделся и после чашечки крепчайшего кофе, отправился в научно-исследовательскую лабораторию при представительстве Ордена.

Представительство находилось почти в центре города, за внушительной оградой с колючкой поверху. Из-за забора только просматривались крыши, крытые красной черепицей, и мощная радиомачта. В само представительство вход был свободный, разве что, через рамку металлодетектора, а вот в научную лабораторию, находившуюся в глубине комплекса, кого попало, не пускали.

 – О, Серхио! – Охранник в серой орденской форменке, приветливо кивнул Сергею. – Ты к мисс Софии?

 – Да, Уго, – Серега похлопал по контейнеру, висевшему на ремне через плечо.

 – Сейчас звякну... – Уго скрылся в будке.

Серега шагнул в тенек и достал сигарету, едва успел прикурить, как примчался Кшиштоф в белом халате и потащил его за собой. Надо сказать, выглядел он сейчас получше, чем при недавней встрече с Сергеем, и, теперь, действительно напоминал научного работника с очками в золотой оправе и куцей неряшливой бородкой.

 – Получилось? – мазнул он взглядом по контейнеру.

 – Угу.

 – Серж... – торопливо зашептал Кшиштоф. – Если это то, что требуется, Бабуля готова раскошелиться по полной. Я договорился за шесть с половиной косарей. Пятьсот за мной. Согласен?

 – Да. – Серега кивнул головой.

 – Договорились. Возьму, сам знаешь чем... – обрадованно зачастил Кшиштоф. – Вечером закинешь?

 – Как стемнеет, на старом месте. Но это не все... – Серега показал Ай-Ди Элен. – Надо снять отсюда полторашку. Две сотни твои...

 – Четыре чувак! – Кшиштоф остановился и внушительно поднял палец к небу. – Две мне, две Агнешке.

 – Оборзела твоя Агнешка. Дери ее, что ли, получше.

 – Чувак... – Кшиштоф самодовольно улыбнулся. – Я ее пялю как дикий бабуин. Ну, так как?

 – Хрен с тобой... – зло буркнул Сергей. – Только тогда снимай два косаря, и прямо сейчас.

 – Нет вопросов. Бабуля выпишет тебе чек, ты пойдешь его обналичивать, Агнешка сейчас на кассе, сунешь ей карту под чеком. Она уже будет в курсе. Давай контейнер... – Кшиштоф подхватил бокс и скрылся за пластиковой дверью.

Усмехнувшись ему в спину, Серега присел на топчан. С этой парочкой наркоманов, порой удавалось проворачивать некоторые симпатичные делишки. Кшиштоф дико боялся покупать кокаин на стороне и, не без основания, поэтому держался за Серегу мертвой хваткой, лоббируя его интересы в лаборатории. А Агнешка виртуозно проворачивала делишки с краденными Ай-Ди. И не только с краденными. Конечно, долго это не могло продолжаться, но пока все сходило с рук, к тому же, Серега не борзел. А познакомились они совершенно случайно...

9

Сергей уж совсем уже собрался закурить, но потом, все же решил не будить зверя в Софии Д"Ампьяццо, научной руководительнице лаборатории, по кличке «Бабуля». Пожилая итальянка была свирепой и злопамятной как ехидна, дико ненавидела курильщиков, поэтому портить с ней отношения явно не стоило.

Ждать пришлось недолго, а вернее – не пришлось совсем. Примчалась сама Бабуля и потащила Серегу в свой кабинет, где перемежая испанские слова итальянскими, подвергла форменному допросу. Пришлось описывать самого варана, показывать на карте место его убиения, соврав конечно, а потом пообещать сопроводить туда экспедицию.

Наконец формальности закончились, он получил свой чек и прямым ходом потопал в кассу орденского банка. К счастью, там никого из посетителей не оказалось, и чек с картой благополучно проехал по стойке в сторону кассира.

Агнешка, долговязая полька с лошадиным лицом, побитым оспой, кокетливо ощерилась желтоватыми зубами Сергею, зачем-то подмигнула, пощелкала по клавиатуре компьютера. Через пару минут выдала солидную пачечку пластиковых купюр, достоинством в пятьдесят экю, и вернула карту вместе с кусочком бумаги, на котором было накарябано: остаток на карте – пятьдесят одна тысяча.

Серега чуть не поперхнулся и, криво улыбнувшись Агнешке, прохрипел:

 – Снимай все...

А потом торопливо черкнул на бумажке, чтобы она оставила себе три штуки.

Получив деньги, пулей вылетел из представительства. В голове определился четкий план: деньги присвоить, а клятую девку утопить в речке, предварительно оттрахав во все дырки. Ну, в самом деле, почему нет? Кто она ему? Да никто, вообще левая телка, сплошной источник неприятностей. Все, решено, вот сейчас забросит деньги доктору и...

Пока раздумывал, добрался до госпиталя. Ворвался в холл и бросился к ресепшену.

 – Донна...

Но донна Соареш уже накручивала диск телефона. Вскоре послышался звук шагов по лестнице.

 – Доктор...

 – Идем парень, перекурим... – Доктор де Абреу взял Сергея за локоть и вывел во внутренний дворик госпиталя.

 – Доктор...

 – Дай сигарету... – не глядя на Сергея, попросил врач.

 – Доктор... – Серега торопливо сунул ему сигаретную пачку. – Я достал деньги, много, хватит надолго...

 Доктор де Абреу глубоко затянулся, закашлялся, зло бросил сигарету в урну и сказал:

 – Должно было хватить, мальчик мой...

 – Доктор?

 – Твой приемный отец, три дня назад умер... – тихо сказал врач. – Мы ничего не смогли сделать...

Сергею как будто выстрелили в голову. Он перестал видеть, слышать, вообще что-либо ощущать. Ничего, кроме дикого ужаса. Так страшно было второй раз в жизни: первый, когда он сидел на обочине напротив сгоревшего автомобиля с черными обуглившимися телами людей, скорее всего, его родителями и, вот, сейчас. И он прекрасно понимал, почему так страшно. Да потому, что Сергей Игнатьев опять остался один в этой жизни.

 – Его похоронили на городском кладбище...

 – Что? – слова доктора донеслось до Сергея как сквозь вату.

 – Похоронили на городском кладбище, – терпеливо повторил врач. – Я оплатил место, памятник и церемонию из оставшихся денег. Еще осталось шестьсот экю. Я прикажу, тебе их выдадут в госпитальной кассе...

 – Потратьте их на кого-нибудь, – выдавил из себя Сергей. – И... спасибо ...

 – Сержио... – врач достал из кармана халата аккуратно сложенный листочек бумажки. – Твой отец пришел в себя перед смертью и написал тебе записку...

Серега развернул и начал читать вслух. На блокнотном листке бумаги, каллиграфическим почерком на русском языке было написано:

 – Я сделал все, чтобы из тебя получился человек. Теперь дело за тобой. Для начала, сделай что-нибудь хорошее. Поверь, тебе понравится. И прекрати, наконец, курить. Помни, я все вижу.

 – На каком это языке, Сержио? – поинтересовался доктор.

 – На русском, доктор, на русском... – Сергей, не оборачиваясь, пошел к двери, по пути вытащил из кармана сигаретную пачку, скомкал ее в ладони, и выбросил в урну.

Через час он уже стоял у могилы и разговаривал с Ченом.

 – Дед, я уже начал. Честно, курить уже бросил. Да не вру, сам посмотришь. И еще... я это... не очень понимаю, что ты хотел сказать... Что значит, сделать что-нибудь хорошее?.. Полезное, то есть?

ГЛАВА 6

«... Орден не интересует прошлое переселенцев. Каждый ступивший на Новую Землю, имеет право на новую жизнь. Орден снабжает переселенцев первоначальным информационным и медицинским обеспечением, в случае необходимости, пособием в размере тысячи экю на человека и оказывает некоторое содействие в доставке к выбранному месту проживания на Новой Земле. В дальнейшем поселенцы могут обращаться по любым вопросам в отделения орденского Банка, являющимися полномочными представителями Ордена на тех территориях, где они открыты. Однако в ряде случаев обращение не гарантирует решение вопроса. Оно останется без рассмотрения, либо будет переадресовано в местные территориальные инстанции...»

Памятка переселенца

Глава 2. Общие вопросы

Новая Земля. Бразилия. Сан-Амиче.

20 год, 16 число 5 месяца, пятница, 17:00

 – Жоржи, мне нужна одна из твоих тачек.

 – «Бандейранте» перед гаражом. Ключи в замке. Вернешь завтра к вечеру, заправленным... – глухой голос доносился откуда-то, из-под американского потрепанного армейского джипа М-151. Оттуда же торчали кривые волосатые ноги в стоптанных кроссовках. Проведя нехитрый анализ, можно было догадаться, что голос и ноги, как раз и принадлежат этому Жоржи. А, еще, более глубокий анализ, позволил бы выяснить, что эта автомастерская под названием «Reparação de máquinas de Jorge»[19] принадлежит тоже ему.

– Ты не понял, мне она нужна насовсем.

– Сдурел? – Жоржи выкарабкался из-под машины и уставился на Сергей покруглевшими глазами. Учитывая, что и лицо у него было круглое как мяч, смотрелось это все довольно забавно. – Сержио, я тебя уважаю как честного пацана, но это уже беспредел. Ты что собираешься отобрать мою машину? Ты прекрасно знаешь, Барону это не понравится. А я буду вынужден пожаловаться ему. Чувак, с того момента, как я ступил через ворота на эту благодатную землю, я...

 – Я хочу ее купить, – медленно, делая паузу после каждого слова, повторил Сергей. – Прямо сейчас. Говори цену.

 – А-а-а... а я подумал... Г-м... – Жоржи почесал пальцем небритую щеку, оставляя на ней следы масла. – Вот именно этот «Бандейранте»? Задешево, не продам. Если бы ты знал, сколько труда я в нее вложил.

 – Знаю, – Сергей уже начинал злиться. – Цена Жоржи, цена.

После случившегося с Ченом, идея завалить Элен бесследно улетучилась. Добрые дела говоришь? Вот, пожалуйста – будет первое. Сергей вообще собрался отвалить из Сан-Амиче, и доставка за столь прелестную цену девки в Рио, оказалась прекрасным поводом для этого. Тем более, похоже, по поводу нее никто кипеша не поднимал. С конвоями Серега решил не заморачиваться, каждый лишний час в городе казался ему пыткой. Все просто, берем машину, конечно за ее счет, и своим ходом в Сао, благо недалеко, каких-то пятьсот-шестьсот-семьсот километров. А дальше видно будет.

Тачки Жоржи для этой цели подходили как нельзя лучше. Золотые руки этого парня, превращали насквозь убитые машинки в настоящее произведение искусства, а учитывая, что они к нему попадали в виде металлолома, то вообще в шедевры. Вот и эта Тойота совершенно преобразилась.

Кузов пикап с полноразмерной кабиной, восемнадцатидюймовые колеса, поднятый просвет, лебедка, салон конструктор, легко преображающийся в спальню, мощный комплекс фар, силовой обвес, вместительный багажник и даже люк под пулеметное гнездо на крыше. Никто бы никогда и не подумал, что Жоржи в свое время купил эту красавицу всего за штуку экю. Да и все изменения, что он в нее вложил, конечно, кроме колес и труда, обошлись ему в две с половиной тысячи – это максимум. Жоржи еще называли «Помойной Крысой», за привычку тащить всякую рухлядь со свалок.

 – Десять... – выдохнул автомеханик.

 – Шутишь? Тебе она обошлась максимум в трешку. Шесть – и с меня крутой подарок.

 – Да на ней одни колеса... – начал было возмущаться Жоржи, и вдруг осекся. – А что за подарок? – а потом махнул рукой и сказал. – Ладно, братик. Я никогда не забуду, как ты за меня вступился в клубе. А ведь тебе тогда едва ли пятнадцать годков, исполнилось. Забирай за семь и не надо никакого подарка. Привезешь с охоты носача, мяска поедим. Как там твой отец?

 – Он умер... – тихо сказал Сергей и отсчитал семь с половиной тысяч экю. – Держи, чувак. Добавь четыре канистры с солярой и пусть твой младший братик отгонит его на старый лодочный склад на том берегу. Через час. Я еще кое-что закину в кузов. Дашь ему за это сотню. Но назад он не успеет, понтоны уже разведут, так что переночует там. Идет?

 – Идет, – Жоржи хлопнул Серегу по ладони. – Я тебе соболезную, твой отец был достойным человеком. А ты, как я понял, собрался...

 – Не знаю еще, – покачал головой Сергей и вышел из мастерской. – Не знаю, чувак...

Следующим пунктом назначения был магазин, в котором продавалось все. Все – это в буквальном смысле: от женской помады и до мужских носков. Он так и назывался: «Todos do Papa Miguel»[20].

Но Сереге не нужен был хозяин магазина Мигель, по прозвищу «Papa». Здесь работала продавщицей Лусия, веселая, страстная и развратная, красивая и глупенькая, как пробка, девчонка, считающая сама себя девушкой Сергея. Хотя, в данном случае, не такой уж глупой она себя показала, потому что статус девушки «El Ruso», давал некоторые преимущества. Во-первых, ей перманентно завидовали ровесницы, во-вторых, она стала неприкосновенной для других парней, ну и, в конце концов, Серега был не особо жадным парнем и, время от времени, одаривал девчонку подарками. Сам же, ее своей девушкой не считал, но разговоры не пресекал и беззастенчиво пользовал охочую до любви Люську. Так он ее называл. Ну, а как еще?

Магазин уже закрывался, Лусия опускала жалюзи на витринах, но увидев Серегу, радостно завизжала и затащила его внутрь. Тут же, недолго мудрствуя, плюхнулась на колени и расстегнула у него пряжку на ремне.

 – Роза моя... – Серега осторожно отстранился и ткнул пальцем в жалюзи.

 – Да ладно, пусть завидуют... – Лусия рассмеялась, но жалюзи закрыла, а потом, без промедления, вернулась к начатой процедуре.

Поглядывая на ритмично работающую кудрявую головку Люськи, Серега никак не мог сообразить с чего начать. Он вообще, не был настроен серьезно заниматься любовью – слишком велико было потрясение от потери Чена. Нет, легкий секс в планах присутствовал, но только после того, как разберется с одеждой и всем остальным для Элен. С одеждой, куда ни шло, но вот «все остальное», просто вводило в ступор. Что входит в понятие «все остальное»? А вот хрен его знает. Ну, да ладно, если уже решил, быть положительным, то придется выкручиваться. В самом деле, не поедет же Элен в драном комбинезоне, в ботинках на три размера больше на босу ногу и единственных трусах с Микки-Маусом на заднице... Стоп! Трусы! Точно! И эти... как их... ну вы поняли...

 – Малыш, ты просто великолепна... – после того как Лусия успешно завершила начатое, Сережа похлопал ее по щечке. – У меня есть подарочек для тебя... – после чего извлек пару купюр по пятьдесят экю и жестом фокусника засунул их в лифчик Люсии.

 – Хей-я!!! Честно заработала!.. – Лусия засмеялась, выхватила купюры, торжествующе помахала ими в воздухе и запихала обратно, только глубже.

 – Люси, тут такое дело...

 – Да, мой сладкий, – личико девушки стало преувеличенно внимательным.

 – Ты же Рауля знаешь? Анну тоже? Нет? Неважно. Так вот... – запинаясь, Серега рассказал душераздирающую историю, как Рауль влюбился в девчонку с дальней фермы, которая ответила ему горячей взаимностью. Но вот беда, страстной любви помешал ревнивый муж Анны, застукал их на горячем, и слегка подстрелил Рауля, а Анну, в чем было, то есть, ни в чем, выгнал из дома. И теперь Сергей, по праву друга Рауля, взялся закупить для Анны все необходимое, но так как толком не знает, что необходимо, обращается за этим к своей девушке.

 – Размер! – категорично потребовала Лусия, после того как поохала и обозвала проклятого ревнивца «трахнутой в зад обезьяной».

 – Твой, – Серега прихлопнул по ягодице девушку. – Но ты гораздо красивей. На все про все, триста экю.

 – Есть! – откозыряла Лусия и в мгновение ока собрала немаленькую сумочку. – Все, мой сладкий. Можешь отправляться. Стой, когда увидимся?

 – Как смогу, моя роза... – Серега махнул ей рукой и отнес сумку в автомастерскую.

Хулио, брат Жоржи, уже сидел за рулем, и как только сумка угнездилась в салоне, рванул с места. «Бандейранте» отправился на лодочный склад к Паулито, его компании и Элен. Ну, а сам Сергей – к себе в хижину, собираться, потому что завтра с раннего утра, запланировал покинуть этот город, на долгие семь лет, ставший его домом.

Дома Серега долго не знал, за что взяться, а потом принялся наводить порядок в комнате Чена.

Протер ветошкой статуэтку богини Си-ван-му и только собрался поставить ее обратно на алтарь, как заметил, что в ее основании появилась небольшая щелка. После некоторых манипуляций, дно статуэтки отделилось и на руку Сергей выпал старинный серебряный медальон на цепочке. В медальон была вставлена черно-белая фотография. Неизвестный фотограф запечатлел семью: глава семейства, в парадной форме НОАК, со знаками различия половника и какими-то наградами на груди, стоял, положив руку на спинку кресла, а в кресле сидела очень красивая женщина в китайской национальной одежде, с маленькой девочкой в руках. Женщина была европейкой, а полковник... а полковник оказался Ченом.

Всматриваясь в фотографию, Серега только сейчас понял, что ничего не знал о своем наставнике и приемном отце. Полковник народной китайской освободительной армии? Ну, ни хрена себе... Чен никогда не рассказывал о своем прошлом, а за назойливые вопросы мог огреть тростью. А пользоваться он ей умел; порой легкий безобидный щелчок по плечу, заставлял все тело скручиваться в болезненных судорогах.

Впрочем, эта фотография немного проясняла определенные специфические навыки, которыми владел старый китаец...

 – Мог бы, и рассказать, старый хрыч, – Серега немного поколебался, и повесил медальон себе на шею.

 – Парень, а теперь медленно подними руки вверх... – донеслось от входной двери.

Серега немедленно повиновался, потому что голос принадлежал лейтенанту Луишу Кабралу, заместителю начальника местной полиции, с которым у него были отличные отношения. Да и вообще, с местной полицией шутить не стоило. Обилие стволов на руках у населения, накладывало определенный отпечаток на стиль действия блюстителей закона.

 – Дон Кабрал?

 – На пол лицом вниз, парень, и не волнуйся, это просто формальность, – спокойно заметил лейтенант.

 – Как скажете...

Лейтенант аккуратно освободил Серегу от пистолета, ловко защелкнул наручники на запястьях, а потом надел ему на голову плотный полотняный мешок.

 – Все ребята, он ваш, – приглушенно прозвучал его голос, адресованный кому-то неизвестному. – Удачи. Предайте дону Рикарду, что я свяжусь с ним завтра.

В хижине раздался топот ног и тяжелое сопение. Чьи-то сильные руки подняли Серегу на ноги и вытащили во двор, а потом как мешок картошки закинули в кузов машины.

Сергей не пытался возмущаться, прекрасно понимая, что последует в ответ. И еще он прекрасно понимал, что совершил ужасную глупость, связавшись с Элен.

Путь был недолгим, уже через пару десятков минут машина остановилась, и Серегу пинком сбросили из кузова на землю, затащили в дом, а затем по винтовой лестнице на второй этаж.

Когда мешок с головы слетел, Серега увидел сидящего за роскошным письменным столом, дона Рикарду Мария душ Сантуша. Грузного, бритого наголо пожилого крепыша, с лицом, немного напоминавшим морду английского бульдога. Он сосредоточенно раскуривал сигару размером с палку салями и на Серегу не обращал никакого внимания. По бокам неподвижно застыли мексиканцы братья-близнецы Хименесы, его личные бодигарды. Раскачанные как бодибилдеры верзилы, с головы до ног обвешанные оружием. Серега невольно поежился, потому что прекрасно понимал, что они сделают с ним по отмашке своего хозяина. Близнецы отличались крайне садистками наклонностями, и по некоторым, вполне справедливым причинам, дико ненавидели Серегу. До сих пор, как ни странно, его спасал от расправы сам дон Рикарду. Но вот сейчас, похоже, все должно немного измениться.

 – Сержио, Сержио... – Барон, наконец, раскурил сигару и, выпустив облако дыма, наконец, обратил внимание на Сергея. Говорил он скрипучим хриплым голосом, и можно было подумать, что дон Рикарду страдает застарелой ангиной, но дело было совсем не в этом, а в застарелой пуле, что-то там повредившей в его горле.

Серега благоразумно промолчал.

 – Сержио... – скорбно повторил дон Рикарду. – Я всегда любил тебя паренек. Знаешь почему? Да потому что, ты был очень похож на меня в молодости. Такой же дерзкий, смелый и готовый выгрызать зубами свое место в этой жизни. Но в отличие от тебя, я не совершал таких ошибок, как ты сейчас и поэтому дожил до своих лет. А все дело в чем? Да в том, что у меня были мудрые наставники, к словам которых, я всегда прислушивался. А ты? Хочешь сказать, что косоглазый дурень мог научить тебя чему-нибудь хорошему? Впрочем, туда ему и дорога. А ты, по большому счету, не виноват...

У Сереги свело челюсти от злости. Ему даже показалось, что еще мгновение, и зубы превратятся в мелкую костяную крошку.

 – Виновата твоя молодость... – продолжил душ Сантуш. – Эх, молодость, молодость... Ей, кто там... снимите с него браслеты... А ты закуривай Сержио. В самом деле, ничего страшного не случилось. Попробуем решить это недоразумение...

С Сергея мгновенно сняли наручники и усадили на табуретку, правда, предварительно тщательно обыскали и даже выдернули ремень из джинсов. Еще через секунду, ему в губы ткнулась подкуренная сигарета.

Серега ни на секунду не обольщался таким добрым приемом, дон Рикарду просто обожал строить из себя вот такого добренького папашку.

 – Дон Рикарду, я пока не понимаю, что я сделал дурного... – Серега сделал дикое усилие, чтобы его голос звучал покорно.

 – Сержио, Сержио... – покачал головой Рикарду душ Сантуш. – Расскажи, куда ты уезжал из города.

 – На охоту, дон Рикарду. Как вы знаете, мой отец заболел и мне были нужны деньги. Я их добыл...

Из-за спины Сереги выступил Диего, жилистый кривоногий аргентинец, начальник охраны Барона и положил на стол своему хозяину пачку фотографий.

 – Молодец парень! – воскликнул дон Рикарду, взяв руки одно из фото. – Это же надо, такую зверюгу завалил. Покажите ему...

Один из близнецов сунул фотку под нос Сереге. Но фотографии был запечатлены останки ящера и полуобъеденные человеческие трупы рядом.

 – Их тоже ты? – ухмыльнулся дон Рикарду. – Я же говорю, молодец!

 – Не... – быстро замотал головой Сергей. – Это ящер их прикончил.

 – Неважно... – отмахнулся Барон. – Сами виноваты. Выжил кто?

 – Я... – Серега запнулся. – Я... не знаю...

Как только наручники сомкнулись на запястьях, Серега сразу же прекрасно понял, в чем дело. И был готов договариваться. В самом же деле, с какой стати подставлять голову из-за какой-то непонятной девки. Но вот сейчас все изменилось; дикая ненависть к Барону, уже грозила выплеснуться через уши.

 – Девка была с ними, – нетерпеливо напомнил Барон. – Такая... э-э-э... фигуристая...

Диего услужливо подсунул Сергею фотографию, на которой весело улыбалась Элен, запечатленная в узеньком красном купальнике, на каком-то пустынном пляже.

 – Не... не видел...

 – Сержио, Сержио... Ты делаешь глупости. Если бы ты знал, кого ты поставил на уши с этой девкой. Клянусь, даже я подумал бы, прежде чем с ними связываться.

 – Он снял с ее карты пятьдесят три штуки, – немедленно доложился Диего. – А потом, закупил полную сумку женской дребедени. Сумку у него в халупе не нашли. Деньги и карту нашли...

На стол лег перемотанный скотчем пакет и Ай-Ди Элен.

В голове Сергея, со звонким щелканьем, разрозненные звенья сложились в одну цепочку.

После того, как группа боевиков, захватившая Элен, перестала выходить на связь, их стали искать. И, в конце концов, нашли. Дальше, место тщательно осмотрели и ни хрена толком не выяснили, потому, что над трупами уже успели основательно поработать падальщики. За рабочую версию был принят вариант, что группа погибла в схватке с гигантским ящером. Полностью погибла, в том числе и искомая Элен Каролина Бруни Медейруш. В это время, Сергей с Элен уже переместились в Сан-Амиче, Серега успел сдать железу и обналичить деньги с Ай-Ди биологини.

На всякий случай, инициаторы поисков дали ориентировку по близлежащим населенным пунктам. Вот тут, неожиданно, и стало выясняться, что с карты Элен только что сняли финансы, а тот парень, что обращался в кассу, еще перед этим сдал железу ящера, чьи останки были обнаружены на месте побоища. Нехитрый анализ все поставил на места. Прозвучала команда «фас». Серегу стали искать.

Судя по тому, что информация о транзакции с карты Элен попала в руки Диего, эту команду отдавал очень влиятельный человек, потому что, операции орденского банка являются святая святых и к кому попало, эта информация попасть не могла. Впрочем, все легко объяснялось тем, что инициатором, как раз Орден и является. По спине Сереги прошли мурашки...

 – Где эта сучка? – выдохнул Барон, исподлобья смотря на Сергея.

 – Ай-Ди ее я нашел, при одном из них оно было, – сказал Серега чистую правду. – Грех было не воспользоваться. А саму ее – не видел.

 – Барахло кому покупал?

 – Лусии. Хотел ей сделать сюрприз.

 – Врет, – категорично высказался Диего и вопросительно посмотрел на хозяина. Дон Рикарду с сожалением поморщился и кивнул. В то же мгновение, Серегу изо всех сил огрели плетью. Спину рвануло резкой болью, глаза наполнились слезами. Следующий удар, сшиб его на пол...

 – Сержио, мы еще можем договориться. Опомнись, мальчик...

Ответить Сереге не дали, мощный пинок в живот выбил весь воздух из груди и заставил скрутиться калачиком. И тут, совершенно неожиданно, на полу, совсем рядом, он увидел свой любимый ремень из кожи водяного удава.

 – Ладно... тащите его в подвал... – недовольно буркнул Барон. – Нечего ковры кровью марать...

 – Я все скажу... – Серега, опершись руками, стал на колени, закашлялся, мстительно сплюнул на ковер и повторил. – Я все скажу, дон Рикарду...

 – Давно пора...

В то же мгновение, рука Сергея схватила ремень. Массивная бляха взлетела в воздух, на мгновение замерла, а потом, с хлестким щелчком, как змея метнулась к охраннику и впилась ему в глазницу. Выскочившее из бляхи бритвенноострый, короткий клинок, выбил из нее какие-то прозрачные розовые сопли. Сергей перекатился, хлестнул еще раз – теперь с пронзительным воплем за лицо схватился Диего. Еще мах – и еще один охранник забулькал, пуская кровавые пузыри из разрубленного горла. Уроки Чена не прошли даром, к тому же, Сереге очень хотелось жить.

Барон проворно нырнул под стол, близнецы вскинули короткие автоматы, но пули впустую рванули картины на стене и раскололи как арбуз, голову Диего, стоявшего на коленях и зажимавшего лицо руками. А цель, уже рыбкой нырнула в окно, с треском выбив его вместе с рамой.

Серега прокатился кубарем по козырьку, попытался зацепиться пальцами за его край, но не смог и сорвался вниз. И через мгновение, с грохотом рухнул на крышу «Шеви Блейзера» военной модификации. На ту самую машину, на которой его привезли сюда, а потом, уже с нее, шлепнулся на узорчатую каменную плитку, покрывающую двор усадьбы дона Рикарду.

В окнах забегали темные силуэты, хлестнула очередь, пущенная наугад. Ничего не соображая, действуя по какому-то наитию, Серега дернул дверцу «Блейзера» на себя, заскочил в салон, наугад сунул руку к приборной панели, и, с диким ликованием, обнаружив ключ в замке зажигания, крутнул его.

Мощный мотор, немедленно отозвался глухим урчанием.

Несколько раз рыкнув, машина с ревом рванула вперед.

Мощные бронированные ворота усадьбы, по счастливой случайности, открывались, пропуская какой-то пикапчик. Машина Сереги сбила его в сторону, и рванула по дороге, ведущей в Сан-Амиче. Запоздало загрохотали пулеметы на вышках, но «Шеви Блейзер» уже свернул за горку и стал для них недосягаемым...

12

 – Будьте вы прокляты, сраные гуки!..[22]– совсем неподалеку неожиданно раздался могучий надтреснутый бас, прервавшийся короткой пулеметной очередью. – Альфа-Браво... Альфа-Браво... докладываю, вокруг Вьетконг[23], запрашиваю поддержку с воздуха...

В начале улицы грохнул взрыв гранаты и через мгновение сдетонировал бак машины, разорвав темноту ослепительным заревом. Раздался пронзительный визг, чья-то охваченная пламенем фигура понеслась в сторону и, ударившись об забор, стала кататься по земле.

 – Они везде, везде, мать вашу... передайте дяде Сему, что стаф-сержант Санчес, ебал его в звездно-полосатую задницу... – опять басовито заработал пулемет. – Идите сюда косоглазые бляди, морская пехота не сдается...

Серега сначала оторопел, а потом сообразил, что папаша Санчес, тихий старый пьянчужка и по совместительству заслуженный ветеран Вьетнамской войны, награжденный Пурпурным Сердцем и медалью Конгресса за реальные подвиги, в очередной раз поймал «белочку» и принял братков перлюстрировавших трущобы, за ненавистных вьетконговцев. А ненавидеть было за что: северяне, взяв его в плен, держали бравого морпеха в яме, полной дерьма, и регулярно трахали в зад бамбуковой палкой, до тех самых пор, пока он не перегрыз горло охраннику и не сбежал. Санчес сам об этом проговорился во время одного из запоев.

К домику запойного ветерана, превращенному в рамках тихого помешательства в такой себе среднестатистический дот, стали стягиваться люди Барона. Там уже кипел нешуточный бой: бухали гранаты, захлебываясь лупили автоматические винтовки и пулемет.

Серега мысленно пожелал своему невольному спасителю доброй охоты и ползком стал выбираться с улицы.

Вскоре стала просматриваться черная водная гладь, расцвеченная отблесками луны, мерзко завоняло тиной, солярой и рыбной падалью.

По улочке перед рекой курсировала пара машин, тщательно освещая все закоулки и воду фарами-искателями.

 – Суки... – выдохнул Серега и, выбрав момент, метнулся к реке. Задержав дыхание, нырнул, и проплыв под водой с десяток метров, направился к «Рубину», стоявшему на рейде.

Еще несколько гребков и он ухватился за якорную цепь. Отдышался и несколько раз стукнул кулаком по корпусу катера, отбивая морзянкой «я свой».

 – Кто? – немедленно раздался голос с палубы. – Обзовись...

 – Игнатьев...

 – Ты сбрендил, Серый? – над бортом показалось круглое узкоглазое лицо. – Ты, какого хрена, в воду полез? Жить надоело? Вах... ну и рожа у тебя...

 – Д... д-дай руку, Шевкет... – постукивая зубами, попросил Серега. Он дико замерз; в этом месте со дна били ключи, и вода отличалась просто арктической свежестью.

 – Кеп, тут... – Шевкет посторонился и пропустил к борту, капитана сторожевика, капитан-лейтенанта Степана Михайловича Супруна.

Капитан глянул вниз, потом быстро мазнул взглядом по берегу, заметил  беспокойно мечущиеся по воде прожекторы, озадаченно крякнул и кивнул Шевкету.

 – Тяни на борт этого придурка.

 – Есть.

Оказавшись на борту, Серега обессилено привалился к рубке. Тело налилось свинцовой тяжестью, ужасно хотелось спать. Все это время он не замечал усталости, а сейчас наступала неизбежная расплата за переизбыток адреналина в крови.

 – Ну и? – Михалыч присел рядом на корточки. – Что за нахрен? Это из-за тебя кипишь на берегу?

Серега, молча, кивнул.

 – Шпалер сюда давай, – капитан протянул руку к Сергею, взял ТТ за глушитель и брезгливо передал его вахтенному. – Так-то лучше будет... – проворчал он, затем повернул голову к вахтенному матросу и скомандовал: – Омаров, тяни его на камбуз, а потом потихоньку поднимай всех и отправляй по боевому расписанию. Чую, без хлопот здесь не обойтись...

Уже в миниатюрном камбузе, прихлебывая обжигающий ядреной крепости чай, Серега рассказал, что поссорился с хозяином города, без упоминания особых подробностей. Впрочем, капитан этих подробностей и не требовал.

 – Что дальше? – коротко спросил он.

 – На тот берег, там есть машина. На ней и уйду.

 – Понтонный мост утром перекроют по-любому, а сейчас он разведен, – прокомментировал старпом по фамилии Амбарянц и ловко срезал медицинскими ножницами концы ниток на шве, стягивающем бровь у Сергея. – Хрен проскочишь. На лодке – тоже. Вон, какая суматоха поднялась.

 – Я уйду сейчас... вплавь...

 – Г-м... – капитан иронично хмыкнул. – Решил подкормить рыбок свежатиной? Могу подкинуть тебя в Береговой. А там посмотрим.

 – Нет... – Серега отрицательно мотнул головой. – Надо одно дело доделать. Может потом.

 – Товарищ капитан... – в камбуз ворвался вахтенный. – К нам местная полицейская лайба направляется...

Капитан, молча, встал с откидного стульчика и вышел. Через мгновение прозвучал резкий короткий звонок, и сразу же затопали башмаки команды разбегающейся по боевым постам.

 – Не ссы... – сказал Амбарянц, заметив, что Серега дернулся. – Не выдадим. Кишка у них слаба на нас рыпаться.

 – Я уйду, – поспешил сообщить Сергей. – Только мне надо... как его... да, веретенка. Веретенное масло. Есть? Запах отпугнет змееглавов, а остальные крупные твари отсюда уже давно ушли. Я доплыву. Тут всего-то полторы сотни метров. И нож какой-нибудь...

 – Ну-ну... – с сомнением покачал головой старпом. – А может...

 – Я не могу. Правда.

 – Ладно. Твое дело... – старпом пожал плечами. – Побудь здесь, а я скоро вернусь...

Серега допил чай, потрогал шов на брови и прислушался. Снаружи о чем-то разговаривали полицейские и капитан сторожевика. Наконец разговор закончился, послышался шум отходящего катера, а Супрун со старпомом, вернулись в камбуз.

 – Ушли. По крайней мере, до утра не вернутся. Держи... – капитан положил на стол ТТ, и массивный тяжелый водолазный нож в латунных ножнах на ремне из синтетической ткани. – Веретенку сейчас принесут. Вот еще... – он сунул в руки Сереге скрученные в трубку купюры. – Здесь три сотни. Пригодятся. Можем нагрузить провианта, но тебе еще плыть. Последний раз предлагаю: как насчет того, чтобы к нам в Береговой? Нет? Ну и хрен с тобой. Чем-то еще можем помочь?

 – Нет. Спасибо.

 – Чего уж там... – беззлобно проворчал Михалыч. – Ты хоть и идиот, а свой, русский. А теперь слушай и запоминай...

ГЛАВА 8

«...Патрульные силы Ордена никаким образом не вмешиваются в дела суверенных территориальных образований. Однако они занимаются выявлением и профилактикой угроз жизнедеятельности Ордена, оставляют за собой право пресечения подобных угроз любым способом на свое усмотрение, а так же, вне суверенных территориальных образований, проводят общий надзор за правопорядком на Новой Земле. На свободных территориях под протекторатом Ордена, Патрульные силы выполняют функции полиции...»

 Памятка переселенца

 Глава 2. Общие вопросы

Новая Земля. Бразилия. Сан-Амиче.

20 год, 17 число 5 месяца, суббота, 01:35

Отплыв на десяток метров от сторожевика, Серега обернулся и махнул рукой своим друзьям, после чего, напрочь о них забыл и сосредоточился на предстоящем отрезке пути. Полторы сотни метров по воде он мог отмахать в хорошем темпе и даже особо не запыхаться, но в данном случае все было сложнее. Гораздо сложнее...

Серега прекрасно знал, что на данном участке реки, давно выбили крупных тварей, а новые сюда не заходили, из-за постоянной суматохи в порту. Но сознание все равно рисовало притаившуюся в водорослях на дне пятиметровую тушу речной барракуды, способную своими челюстями перекусить порядочное бревно. А ведь есть еще здоровенные пресноводные кракены, напоминающие собой ужасные гибриды кальмара и, осьминога, хищные ламантины с пастью как у бультерьера, змееглавы, по-другому именуемые водяными драконами, в конце концов – ядовитая ряска и речные электрические скаты, будь они неладны. А если...

От таких видений сердце сковывал ледяной ужас, а руки и ноги становились похожи на свинцовые грузила.

 – Тьфу, бля... – Серега потряс головой и, стараясь не шуметь, опять заскользил по поверхности реки.

Первые пятьдесят метров он прошел в хорошем темпе, но потом пришлось притормозить, пропуская здоровенное поле мигрирующих водорослей. Нож перед заплывом Сергей вывинтил из ножен, и теперь он болтался на запястье, немного мешая плыть. В случае проблем можно было надеяться только на этот, заточенный как бритва почти двадцатисантиметровый клинок. Но только морально надеяться, так как в реальности и от него никакого толку нет – и не будет. В отличие от коренных обитателей реки, человек в воде беспомощный гость, мало что способный им противопоставить, даже в акваланге и с гарпуном в руках.

Пока Сергей пережидал, течение порядочно его снесло, поэтому следующие пятьдесят метров дались уже труднее. Дыхание стало сбиваться. Дико ныло плечо и голова, ушибленные при падении со второго этажа, усадьбы клятого Барона.

«Распутаюсь с этой сучкой, вернусь и обоссу урода...» – пообещал себе Серега. Мысли о способах возмездия помогли преодолеть еще десяток метров. А когда до берега оставалось всего ничего, вдруг дико свело ногу. Боль вспыхнула бешеным фейерверком, казалось еще немного и хрупнет кость. В отчаянии Сергей ухватился за нож и сильно тыкнул себя в бедро. Судорога мгновенно отпустила, но зато по воде стал расплываться бурый шлейф крови. Серега выматерился и бешено заработал руками и ногами. Кровь для местных тварей была словно сигналом для приема пищи. Вкусной и доступной пищи...

Сердце уже грозило выпрыгнуть изо рта, когда Серега почувствовал дно. Не останавливаясь, он выполз на берег и в изнеможении рухнул на песок.

Но уже через мгновение вскочил и бешено заорал, обращаясь к противоположному берегу:

 – А вот хер тебе, лысая блядь. Вернусь, обоссу! Я сказал!..

И в то же мгновение рухнул навзничь. Взметнувшаяся из-под слоя водорослей пара щупалец толщиной с хороший канат, обвилась вокруг его лодыжек и сбив с ног, потащила к реке.

 – Ах, ты ж, сука... – упираясь изо всех сил, Серега рубанул клинком по щупальцу, не смог просечь толстую пупырчатую кожу и ткнул острием, пробив его насквозь. Щупальце мгновенно отлепилось и стало извиваться, словно червяк в бешеном оргазме. Еще удар – и второе заплясало по песку.

Из воды приподнялась здоровенная, обросшая ракушками раковина, из которой торчал мощный клюв и множество щупалец поменьше, но Серега уже не увидел монстра, рванув, как олень, в заросли подальше от воды.

Остановился он только тогда, когда полностью выбился из сил.

 – С... с-сука... – Серега оперся спиной об ствол дерева и съехал на траву. Легкие взрывались от нехватки воздуха, в глазах плавал кровавый туман. Он прекрасно понимал, что вот только сейчас, он выиграл в лотерею, в которую выиграть было просто невозможно. Панцирный пресноводный кракен, чрезвычайно редкое и опасное создание, охотился, закопавшись в ил на мелководье, пряча свои хватательные щупальца под грудами водорослей на берегу. Разная живность, в том числе неразумные человеки, подходили попить водички, после чего прямиком отправлялась в желудок монстра. Этот кракен был кем-то сильно ранен; одно из щупалец было почти оторвано и только поэтому удалось спасти.

Сколько он так просидел, Сергей не разобрал, но вряд ли долго. До рассвета оставалось всего пара часов, а поутру братки Барона вполне могли наведаться на старый лодочный склад. Поэтому, скрипя зубами, он встал и, пошатываясь, побрел на звук доносящейся музыки.

В окнах склада горел свет. «Бандейранте» уперевшись мордой в сарай стоял рядом. Из ангара рвался бешеный ритм барабанов.

Серега кинул взгляд на дорогу, не заметил никаких следов других машин, осторожно заглянул в окно, после чего пообещал себе поубивать беспечных малолеток и толкнул ногой дверь...

И застыл на пороге. Открывшаяся картинка, действительно могла ввести в ступор кого угодно.

В воздухе блуждали клубы конопляного дыма, вся компания собралась за столом и азартно резалась в покер. Элен пыхнула огромным косяком, ляпнула на столешницу свои карты и торжествующе щелкнула пальцами:

 – Флеш Рояль, малолетки...

 – Чувиха, это беспредел!!! – завопил Паулито и вскочив из-за стола стал яростно пинать здоровенный музыкальный динамик. – Ты обчистила нас до нитки, мать твою...

 – Гребаная шулерша...

 – Нам что, задницы теперь свои проставить?..

 – Парни, я же говорил, она передергивает...

 – Надо ее отодрать...

 – Я тебя сейчас сам отдеру, знаешь, что потом с нами «El Ruso» сделает...

Пацаны взорвались возмущенными воплями. На Сергея никто не обращал никакого внимания. Он потянулся к пистолету, не нашел его, саданул ногой по пустой бочке и заорал.

 – Мать вашу, вы охуели?

 – Матерь божья!.. – Паулито испуганно уставился на Серегу, как будто увидел ходячий труп. – Кто это тебя так отделал, чувак?..

Антуражем к сцене стал бешено захрипевший, заискрившийся, а потом, с грохотом взорвавшийся динамик.

ГЛАВА 9

«...Орден всегда ставил перед собой цель создать свободное от предрассудков общество. Католики, мусульмане, свидетели Иеговы, адвентисты Седьмого дня, кришнаиты, трансгендеры, геи и лесбиянки – всем есть место на Новой Земле. Однако Орден, с уважением относится к самоопределению территориальных образований и не собирается вмешиваться в устои сложившихся обществ. Представителям нетрадиционных сексуальных меньшинств, рекомендуется избегать российских и мусульманских анклавов, а так же суверенной территории Техас, а если посещения избежать не представляется возможным, будет благоразумным не проявлять открыто свои пристрастия. В случае, каких либо эксцессов, рекомендуется обратиться в близлежащее представительство Ордена, для последующей эвакуации. Напоминаем, страховка от несчастных случаев, на Новой Земле отсутствует как таковая...»

Памятка переселенца

Глава 2. Общие вопросы

Новая Земля. Бразилия. Окрестности Северной дороги.

20 год, 17 число 5 месяца, суббота, 07:00

– Пятьдесят штук!!! Святая Магдалина!.. Ты пустил меня по миру!..– Элен состроила лицо религиозной мученицы и экспрессивно всплеснула руками. – Мало того, ты еще злостно проебал мой Ай-Ди! Да ты знаешь, сколько я разных уродов обслужила за эти бабки? Sfigato![24] Stronzo![25] Cornuto![26]  Да я тебе...

– Заткнись... – угрюмо буркнул Серега и, сверив фотографию очередного Ай-Ди с личиком Элен, зло запустил пластиковую карточку в заросли гигантского папоротника.

 – Заткнись? Что заткнись?.. Да ты, щенок...

Элен не договорила, потому что Серега, не вставая, стукнул ее ребром ладони чуть пониже правого уха и отправил в глубокий нокаут. Девушка как подкошенная рухнула в траву, а Сергей в очередной раз попытался собраться с мыслями.

Настроение у него стремительно скатывалось в минус. И дело тут не в бесновавшейся уже второй час докторе биологических наук Элеоноре Каролине Бруни Медейруш. Но обо всем по порядку...

Соваться на Северную дорогу после всего произошедшего было сущим безумием. Поэтому, Серега загнал «Бандейранте» как можно дальше в джунгли и решил переждать пик поисков. Вроде все складывалось нормально. С воздуха прибежище обнаружить было совершенно невозможно, а чтобы добраться сюда по земле, надо было быть не рядовым следопытом. Рядышком протекал ручеек с чистой водой, машина была скрыта под пологом листвы, дичи завались – словом, прячься себе на здоровье. Но Серегу беспокоил другой момент. Он твердо решил доставить Элен в Рио, в ознаменование своего первого бескорыстного и положительного поступка. А вот для этого было маловато ресурсов. Для начала, вся наличность составляла в сумме ровно пятьсот экю. Триста пожертвовал экипаж «Рубина», золотая монета в двести экю, как неприкосновенная заначка была вшита в пояс Сереги. Теоретически, этих денег хватило бы на заправку «Бандейранте» до самого места. Но только теоретически. Потому что, заправка, ну никак не гарантировала достижение цели...

 – Ублюдок!.. – зло прошипела очнувшаяся Элен. – Еще раз ударишь, выколю тебе во сне глаз!..

 – Больше не пытайся на меня кидаться и все будет нормально. Г-м... – Серега глянул на последнее Ай-Ди, перевел взляд на Элен, и сунул ей пластиковую карточку. – Держи. Будешь теперь Бренда. Бренда Иоланта Товареш ду Насименту.

– Не очень-то похоже. Я вообще-то блондинка...– скривилась Элен. – И она старше и какая-то потасканная...

– Неважно, – оборвал ее Серега. – Я думаю, ты не понимаешь, во что вляпалась и куда втянула меня. Элен Каролину Бруни Медейруш ищут все. Вбей себе в голову, тебя, блядь, все ищут.

 – Я не блядь...

 – Похер. Тебя ищут не для того, чтобы пригласить на танец. Потому, первая проверка документов, будет для тебя последней.

 – Но она непохожа...

 – Да похрену. Перекрасишься, губы намалюешь пожирней, и достаточно. Ай-Ди сначала прогоняют по базе, а на фотку обращают внимание в самую последнюю очередь. Если вообще обращают. Риск, конечно, есть, и большой, но, увы, другого Ай-Ди у меня нет.

 – Откуда они у тебя? – Элен выпятив губы, всматривалась в фотографию на карточке.

 – Неважно. Главное, он чистый, – Сергей не собирался откровенничать с невольной попутчицей.

Карточки попадали к нему разными способами. Но основная часть, попала к Сереге совершенно случайно. Портфель с ними попросту стащили из машины Уго да Кошта, прошлого и тоже покойного начальника охраны Барона. Шумиха тогда вышла грандиозная. Малолетка, сперший портфель, вусмерть перепугался того, чего натворил и притащил портфель своему авторитетному старшему товарищу, то есть Сереге. Серега сначала собрался все выбросить, но тут в городе случились очередные местные разборки, во время которых Уго благополучно убили, да и пацан, стыривший портфель, тоже попал под шальную пулю. В общем, все умерли, шумиха утихла и Ай-Ди остались у Сереги. Сначала он не знал, что с ними делать, а потом, посадив на крючок Кшиштофа, пробил их по базам. Все были чистые, без криминала на владельцах. Уже позже, Серега стал подозревать, что это документы бедноты из Рио и Сао, которую скопом нанимали на сезонные сельскохозяйственные работы, после чего они оказывались на плантациях коки, где и гинули без следа. Впрочем, почему подозревал? Он это точно знал. А вот этот Ай-Ди...

 – Кто она... была... – поинтересовалась Элен.

 – Шлюха, – коротко ответил Серега. – Наркоманка. Практиковала в нашем городском борделе. Карточку вместе с сумочкой сперли малолетки, пока Бренда валялась обдолбанной. А потом ее зарезал клиент, за то, что она заразила его триппером. Так что все нормально...

 – Фу... – Элен отбросила от себя Ай-Ди, словно сама боялась заразиться. Но потом, глянув на лицо Сергея, быстро подняла кусочек пластика.

 – Я помогу тебе добраться в Рио... – помолчав, сказал Серега. – Мне самому теперь нет места в Сан-Амиче. Из-за тебя... Но уже это неважно. Сколько ты обещала?

 – Пятьдесят... – грустно сообщила Элен. – Они у меня есть... вернее были... Я попробую еще найти, но...

 – Будем считать, что ты со мной уже расплатилась... – неимоверным усилием выдавил из себя Сергей. И ужаснулся тому, что говорит. Но тут же, у него в голове возникло одобрительно кивающее лицо Чена, и Серега, мысленно выматерившись, повторил. – Да, пусть будет так... Кстати, ты, правда, их заработала передком?..

 – Нет, ты что?!– поспешила отказаться Элен. – Я сгоряча так сказала. Нам неплохо платили, вот и насобирала.

– Мне все равно. Хоть задницей.

– Я правду говорю. Ну, а как мы, это сделаем... ну-у... доберемся...

– Как-нибудь. Для начала, приготовь поесть. Там пацаны нам собрали кое-какую провизию. Вперед, и не мешай мне... Примус и котелок должны быть в машине, вон в том ящике... да, там...

Серега и в самом деле не знал, как они доберутся в Рио-де-Жанейро. И как раз собрался подумать над этим. А лучше всего ему думалось, когда он возился со снаряжением и оружием. Поэтому грянула тщательная ревизия.

Для начала, он определил на запястье трофейные часы – старые, приказали долго жить, столкнувшись с чем-то твердым. Потом Серега глянул на себя и ужаснулся. Из всей одежды, на нем присутствовали трусы, рваные джинсы и кроссовки на босую ногу. Правда, почти новые, очень легкие и удобные, какой-то земной фирмы, под названием «5.11». Их он выменял на полудозу дрянного кокаина у Кшиштофа.

 – Я просила тебе купить...

Серега перевел взгляд на Элен, подцепил рукой из кузова сумку с обновками от Лусии и бросил ее девушке.

 – Спасибо, – Элен моментально вжикнула змейкой баула и залезла туда едва ли не с головой.

Игнатьев сплюнул в кусты и стал разбираться со снаряжением. Разрядил и опять снарядил магазины к винтовке, при этом с печалью констатировал, что патронов всего шестьдесят штук. Более чем мало для путешествия по этим местам.

Распихал магазины по подсумкам, подогнал по себе разгрузку и доукомплектовал ее всем остальным: благо разных полезных мелочей в трофеях оказалось больше, чем достаточно.

Две американские гранаты М-67, универсальный портативный фонарь с инфракрасным режимом, мультитул, портативная медаптечка, тонкий армированный шнур скрученный в бухточку, тактический перископ, еще куча мелочей – Серега даже удивился сколько влезло в жилет.

Водолазный нож, сослуживший отличную службу, спрятал в машине, больно уж он был тяжелый и громоздкий. А вместо него, приладил к жилету трофейный. Очень было жалко свой старый клинок, собственноручно выточенный из рессоры, но и этот кинжал «SAF», от фирмы Camillus[27], был неплох. Очень неплох. А «шейный»[28] нож от «Chris Reeve Knife»[29] в специальных ножнах, удобно устроился внутри разгрузки на положенном его названием месте. Серега питал слабость к холодному оружию и счел, что это не будет излишеством.

Потом он долго вертел «малыш» Вальтер РРS в руках, плюнул (разве это пистолет?) и пристроил его на правое бедро в универсальную кобуру. Там же поместился запасной магазин.

А МР-5k с парой полных магазинов к нему, Игнатьев спрятал в машине. По-хорошему, надо было бы им вооружить Элен, но подумав, Серега отказался от этой затеи. А вот хрен его знает, что у нее на уме. Пусть пока безоружной походит, а потом посмотрим.

Примерил крутые тактические очки от ESS, покрутился, глянул на себя в автомобильное стекло и как ни странно, остался доволен, хотя впечатления все же были двойственные. Сергей всегда обходился без всего этого, а теперь... словом, ему было немного стыдно за себя.

 – Ну как?

Серега поднял голову и сразу даже не узнал Элен. Девушка совершенно преобразилась и превратилась в такую себе...

Джинсы стрейч, обтягивающие как вторая кожа длинные ноги; широкий клепаный пояс с ковбойской бляхой; летние сапожки из тисненой кожи; оливковая блуза с пуговицами, расстегнутыми едва ли не до пупа; цветастый шейный платок и короткая джинсовая жилетка, с множеством карманов. Ну и, конечно же, ядовитая карминовая помада на губах и кокетливая шляпка «а-ля Стетсон», из-под которой на спину падали волосы, собранные в длиннющий «хвост».

 – Ну как? – повторила она и томным жестом примерила темные очки. – Это ты мне сам выбрал? Какой молодец...

Сереге захотелось плюнуть, но вместо этого он просто отвернулся. Красиво, спору нет, но в таком наряде путешествовать, это...

– Что-то не так? – Элен обошла машину и опять предстала пред глазами Сергея.

– Все не так.

– Не поняла...

– Ноги собьешь, жопу натрешь, сгоришь под солнцем, сиськи в пыли... – методично начал перечислять Сергей.

 – Вот и не натру...– обиделась Элен. – Мы что, пешком пойдем?..

 – А хрен его знает, как мы пойдем... – проворчал Сергей и в очередной раз отвернулся. – Да и хрен с тобой.

 – С тобою он, а не со мной... – резонно возразила девушка. – Кстати, тебе тоже переодеться надо. В этой жилетке на голое тело, ты на Рембо засушенного похож... Сейчас...

Элен рванула к сумке и споткнувшись через таганок, на котором закипал котелок с похлебкой, кубарем полетела в кусты.

 – Вот же, сука... – У Сереги в очередной раз появилось желание пристрелить спутницу.

 – Сука еще та!.. – зло выпалила Элен и кинула в него сучком. – Но я же не хотела. И вообще, дай мне какое-нибудь оружие. Тут могут быть хищники!

– Хер тебе, а не оружие... – Сергей печально глянул на опрокинутый котелок и сам подошел к баулу. Через пару минут он выудил из нее пару носков, защитного цвета футболку с длинными рукавами и стал одеваться. – Ты сама как оружие...

 – А у тебя отличная фигура. Ты, наверное, очень нравишься женщинам. Только худоват немного...– примирительно заявила Элен. – Ой!!! А я вспомнила, где тебя видела! Точно, тебя же называют «El Ruso»? Ну да, точно, малолетки говорили...

– Ну и где же?

– На диске, с боями без правил. Ты там еще ножиками пырялся патлатым черномазым. И зарезал его, вот только...– Элен сделала шаг вперед и прикоснулась рукой к шраму на предплечье Сергея. – Он тебя тоже достал. Мы с девчонками за тебя болели. Такой молоденький, красивенький, худенький...

 – Не я это был... – Игнатьев зло отдернул руку. – Ты перепутала...

Об этом эпизоде, случившемся полгода назад, Серега предпочитал вообще не вспоминать. Из юношеского максимализма, а если честно, из-за обыкновенной дурости, он воспользовался тем, что Чен ушел один в джунгли и записался на бой в клубе. Реально понимая, что, несмотря на неплохие навыки, среди рукопашников ему делать нечего, масса тела не та, Серега решил попробовать с холодным оружием. Попробовал и победил. Но едва остался в живых, вытянув бой только на морально-волевых, фактически чудом – боец попался не из рядовых. Публика была в восторге, поединок получился зрелищный, предложения от клубов посыпались как из рога изобилия. Серега задумался, но тут вернулся Чен, естественно обо всем узнал, но не стал по своему обыкновению пускать трость в ход, а просто поговорил с воспитанником. Вот после этого разговора, Сергею стало очень стыдно за себя, и он навсегда зарекся выступать на потеху публике. Чен умел достучаться до души своего приемного сына. Как в буквальном, так и в переносном смысле.

 – Ты это, – убежденно повторила Элен. – Я не могла перепутать.

 – Ладно, это я был... – согласился Сергей, понимая, что клятая девка не отстанет и сразу перевел разговор. – Что там у нас с продуктами?

С продуктами оказалось совсем никак. Полная пачка соли, десяток початков кукурузы, столько же клубней батата, несколько плодов лайма и пакетик сушеного мяса с килограмм весом. Единственную банку тушенки, Элен уже угробила, перевернув котелок.

 – Задница... – уныло прокомментировала Элен. – А есть-то, хочется. Придется охотиться.

 – Ты охотиться будешь?

 – И буду. Я умею стрелять... – гордо заявила Элен и, откинув полу жилетки, продемонстрировала кобуру с Вальтером Р-99[30]. – Вот, к нему еще какая-то труба и это... ну... куда патроны вставляют... – Элен показала глушитель и магазин к пистолету.

 – Сюда давай. Откуда он у тебя?

 – У пацанов выиграла...– девушка неохотно протянула Сергею на ладони оружие. – Только к нему патронов нет...

Серега покрутил в руках Вальтер, убедился, что он совершенно новый, быстро снарядил магазины, отправил его к себе в кобуру, а «малыш» РРS, предварительно разрядив, отдал Элен.

– Держи, этот поменьше размером и круче. Позже дам патроны. А что еще?

– Сейчас... – Элен быстро пересчитала купюры и монеты и гордо объявила: – Сто двадцать экю и семьдесят пять центов.

– Все?

– Не очень помню... – смутилась девушка. – Кажется... – она нырнула в салон «Бандейранте» и вынесла туго набитую клетчатую сумку. – Кажется сюда... складывали...

 – Где научилась так катать? – Серега раскрыл баул и ухмыльнулся.

– Катать?

– Играть.

– Математический склад ума, – пожала плечами Элен. – И немного практики. Эй-эй... там травка должна быть...

– Есть... – на свет появился большой полиэтиленовый пакет с конопляной сечкой.

– Это хорошо... – облегченно вздохнула Элен.

Сергей не обращая на нее внимания, вытряхнул содержимое сумки на траву и чуть не расхохотался. Девка, действительно обчистила пацанов, чуть ли не подчистую. Три дешевых фотоаппарата, лэптоп с треснувшим экраном, несколько плейеров, нунчаки, два полных магазина к МР-5k, те самые которые подарил Паулито Сергей, куча дешевых ножей «выкидух» и «бабочек», две бутылки виски... так... саперная лопатка... мачете... телескопический спиннинг с катушкой... А вот это полезное...

Серега выудил их кучи хлама новенькое кепи защитного цвета с длинным козырьком и примерил его на себя.

– Нахрена тебе все это было надо?

– Накурилась... – коротко ответила Элен. – И еще азарт...

– А ты, что ставила?

Немного поколебавшись, Элен буркнула:

– Обещала сиськи показать. И задницу...

– Г-м...

– Я же говорю, накурилась.

– Понятно... – Серега разбросал ногой барахло и поднял заводскую полиэтиленовую упаковку с камуфляжным костюмом.

 – Но я же знала, что они не смогут меня обыграть... – попробовала оправдаться Элен.

 – Все равно... – Серега разорвал упаковку с камуфляжем, прикинул на себя штаны и сразу стал переодеваться.

 – Это... Я посплю... – жалобно попросила Элен. – Голова раскалывается, сил уже нет.

 – Лезь в машину и спи... – Сергей огляделся, отломил от дерева сухой сучок и стал выстругивать из него колышек.

ГЛАВА 10

«... На базах Ордена переселенцам запрещено ношение огнестрельного оружия. Все оружие без исключения должно быть помещено в специальные контейнеры или чехлы и опломбировано персоналом базы. Нарушение этого правила, администрация вправе считать, в зависимости от последствий, административным правонарушением либо уголовным преступлением. Территория баз строго охраняется и нахождение на ней абсолютно безопасно. При выезде с базы, оружие будет распломбировано. Ношение и применение огнестрельного оружия за пределами баз и поселений под протекторатом Ордена, самим Орденом никак не регламентируется, однако мы рекомендуем переселенцам соблюдать законы суверенных территориальных образований на Новой земле...»

Памятка переселенца

Глава 2. Общие вопросы

Новая Земля. Бразилия. Окрестности Северной дороги. Восемьдесят километров от Сан-Амиче.

20 год, 18 число 5 месяца, воскресенье, 01:00

 – Я все проспала? Да? – сонно щурясь на мерцающие угли костерка, Элен присела на камень рядом с Сергеем и сразу залепила себе пощечину. – Ой!.. Ой-йой...

 – Натри открытые части тела... – Серега подал ей дощечку с горкой бурой пастообразной, едко пахнущей массы. – Отстанут...

 – Да? – девушка понюхала, недоверчиво скривилась, а потом в очередной раз ойкнув, живо принялась натираться. – А что это?

 – Тертый корень пурпурной агавы и машинное масло.

 – А... ну да... Agave novaterrus purpura... Зараза... – Элен яростно почесала на глазах вздувавшийся волдырь на предплечье. – Фу, смердит... Ну-у... вроде как, действительно отстали. А это... мы пойдем на охоту? Есть-то, хочется. Или давай слопаем...

Сергей молча наколол заостренной палочкой клубень батата в углях, положил его на небольшой пальмовый лист и передал Элен.

 – У-уу... Горячий... – девушка попыталась разломить батат и чуть не уронила его в костер. – Вот же сука такая... А где мясо? Хочу мяса...

Серега сделал ей знак замолчать, прислушался, и, молча встав, скрылся в темноте. Через десяток минут он вернулся, держа на плече палку, на конце которой, болтался пойманный за хвост петлей из шнура, здоровенный, размером с приличное блюдо, шипастый краб, одновременно похожий на рака.

 – Novaterrus birgus latro! – торжественно продекламировала Элен. – Он же, новоземельный пальмовый вор. Отряд: десятиногие раки, класс: членистоногие, тип: высшие раки...

Не слушая девушку, Сергей наступил на яростно щелкающего клешнями рака, приткнул его ножом, а потом аккуратно положил на угли.

 – А ты знаешь, что местные пальмовые раки отличаются от староземельных только размерами и строением панциря? Профессор Соуза, между прочим, мой учитель, даже выдвинул теорию...– Элен осеклась и спросила у Сереги. – Тебе не интересно? Да? Это я такая разговорчивая, потому что очень боюсь... Ну-у... я постараюсь молчать...

 – Можешь говорить... – неохотно сказал Сергей. Сначала Элен дико раздражала его своей болтовней, а теперь он уже немного свыкся.

 – Спасибо... – Элен разразилась длинной лекцией о членистоногих и заткнулась только тогда, когда трофей приобрел ярко-бордовый цвет.

Игнатьев ловко срезал крышку панциря, раздробил клешни и ноги обушком ножа, выдавил на белое волокнистое мясо сок лайма, слегка присолил и положил рака между собой и Элен. Некоторое время они молчали, усиленно насыщаясь. Ракокраб оказался неимоверно вкусным, впрочем, оба были настолько голодные, что слопали бы и менее вкусного представителя фауны Новой земли. Скажем так: любого представителя.

 – Уф-ф... – Элен пресыщенно похлопала себя по животу. – Нажралась как... как свинья... Это... по вискарику? Там есть, я видела. Или пыхнем?

– Ты точно ученая? – недоверчиво бросил Серега, протирая кинжал.

 – А кто еще? Сейчас... – девушка ловко скрутила себе косяк, прикурила от уголька и несколько раз, глубоко затянувшись, заговорила сиплым голосом: – Ну а кто еще? Нет, я, конечно, не заканчивала университета, его только собираются открывать в Рио...

– Короткую версию.

– Ага... – Элен энергично кивнула и еще раз затянулась. – Так вот... до переселения мы жили в Сан-Пауло. Староземельном, конечно. Мать и отец, были учеными. Биологами. Я была совсем еще маленькая, но уже увлекалась всякими букашками и таракашками. После переселения, с отличием окончила школу, но уже в новоземельном Рио, потом пошла на курсы при Министерстве науки Бразилии. Окончила курсы, а потом устроилась ассистенткой профессора Соуза... не интересно? Я все равно расскажу... Так вот, я сделала несколько исследований, написала три работы... кстати, в лаборатории я самая младшая была...

– Сколько тебе?

– Старушка уже... – весело расхохоталась Элен. – Двадцать восемь...

– Что с родителями?

– Погибли в одной из экспедиций... – девушка помрачнела, но всего на мгновение. –

Э-эх... бурная у меня молодость была...

– Так какого хрена тебя ищут? – опять перебил Сергей Элен.

 – Вот же заладил! – возмутилась девушка и пьяненько покачнувшись, хлопнула себя по бедрам. – Да откуда мне знать? Тысячу раз говорила...

– Допустим, доберемся мы до Рио, а что там? Искать-то тебя не перестанут?

– Я обращусь к другу моего отца. Он меня защитит! Знаешь, какое он влияние в правительстве имеет?! – категорично заявила Элен. – А пока, я никому не доверяю. Вот. Никому. Всех подозреваю... упс... не, тебе-то – я доверяю, ты хороший мальчик.

– Еще раз назовешь «мальчиком», получишь по шее. А если выйти на твоего знакомого из Сао? Там телеграф есть. И радиосвязь с Рио.

 – Нет-нет и нет! – отрицательно покрутила пальцем Элен. – Ордену я тоже не доверяю. Знаешь, какие они сволочи? А местные чиновники все под мафией. Эй-эй... да не надо беспокоиться... В Рио я тебя все равно отблагодарю. И дядя Жуан – тоже. Знаешь, какой он... Я, наверное, дерну вискаря... чего-то не вставляет...

В общем, через час она уже спала мертвецким сном. Сереге по-прежнему хотелось застрелить свою неожиданную попутчицу, но он уже не пробовал, прекрасно понимая, что не сможет. Оставалось надеяться, что природа Новой Земли сама справится. Вот тяпнет сегодня эту суку джунглевая гадюка и дело в шляпе. Ну да, недосмотрел, но старался же!

Но не тяпнула. Ни сегодня, ни завтра и не послезавтра...

Трое суток прошли как-то незаметно. Серега освоил винтовку, пристрелял ее заново под себя, истратил на это десяток патронов, зато добыл большого шипастого броненосца в сотню кило весом и заготовил много отличного вяленого мяса. От Элен толку никакого не было, но и особого вреда тоже. Выяснилось, что с оружием она абсолютно не умеет обращаться, но Серега, убедившись в относительной ее вменяемости, все же выдал девушке патроны для пистолета. Стычек между ним и Элли, больше не происходило – как ни странно, случайные попутчики неплохо между собой ладили. Но в этом, наверное, большая заслуга, все-таки была на стороне Игнатьева – просто он научился не обращать на Элен внимания, а со временем, даже стал находить в ее трескотне нечто забавное. Да и она старалась провоцировать парня и пыталась безукоризненно исполнять его указания. Впрочем, получалось это плохо – Элен оказалась удивительно неловкой и безалаберной девушкой.

Казалось, что никто никого уже не ищет, во всяком случае, никакой активности Сергей не заметил. Ни в воздухе, ни на земле, ни в радиоэфире. Но он особо не обольщался; на Паулито с его пацанами однозначно вышли, так что, скорее всего, ничего скрыть не получилось.

 – Сегодня ночью выходим... – бросил Сергей, спустившись со скалы, где в основном и проводил время, оборудовав там смотровой пост. – Собирай свое барахло...

 – Угу... – Элен озадаченно рассматривала свой пистолетик разобранный на детали. – Тут это... Сержио... Я его разобрала и почистила, как ты сказал. А вот собрать...

Сергей подошел, мельком глянул внутрь рамки Вальтера, потом в ствол и несколькими движениями собрал пистолет.

 – Держи.

 – Спасибо... – Элен неловко вставила магазин в рукоятку и ожидающе посмотрела на Сергея.

 – Загони патрон в патронник. Затвор в крайней задней точке отпускаешь, а не сопровождаешь его. Вот. Куда... предохранитель, мать твою...

 – Так?

 – Так... теперь ствол в кобуру и собираться...

 – Угу...

Серега проследил взглядом за девушкой, взял из багажника небольшой рюкзачок, вытащил из него замасленный комбез и драные кеды, сложил их в ящик с инструментами, а сам рюкзак бросил Элен.

 – Вот сюда сложи все свое необходимое. Самое необходимое. Это на тот случай, если придется бросить машину и бежать.

 – Он грязный... – Элен брезгливо подняла за лямку рюкзачок.

 – Так постирай... – Сергей уже отвернулся и принялся осматривать машину.

Жоржи не успел или не захотел разукомплектовывать «Бандейранте» перед продажей, так что, он достался новому владельцу со всем своим богатым содержимым – автомеханик был еще тем куркулем. Полный и даже расширенный комплект инструментов, две запаски, канистра масла, лопата, топор, запасной аккумулятор, карта в планшетке на приборной панели, переносной автомобильный холодильник, встроенный бак для пресной воды, универсальная зарядка для приборов и даже мешок разных болтиков и гаек в багажнике. Не говоря уже об автомобильном навороченном трансивере. Правда, непонятной китайской фирмы, а вернее, двух, а может и трех фирм, из моделей которых был собран этот прибор. С торчащими проводками, пошарпанный, но со сканером, исправно ловившим все переговоры, в окружности сотни километров. Если не больше. Серега не очень ладил с радиосвязью и к этому чуду радиотехники испытывал некое недоверие, граничившее с восхищенным пиететом. Но тут выручила Элен, живо разобравшаяся с рацией и настроившая все что нужно. В том числе и портативные, тоже навороченные, американские армейские «Харрисы», полученные трофеями с бойцов взявших Элен в плен.

Серега сложил все в машину, наполнил бачок чистой водой, похлопал «Бандейранте» по крылу, пожелал Жоржи успеха и сел в очередной раз изучать карту.

Задача им предстояла достаточно нетривиальная. Кроме как по дороге, ближайшие пятьдесят километров проехать было невозможно. С левой стороны расположились непроходимые на автотранспорте болота, а с правой – безымянная горная гряда с джунглями. И только после форта-заправки братьев Домингеш, появлялся какой-то простор; болота переходили во вполне проходимую пампу. Но опять же, до очередных болот и мать их ети, гор. Вывод напрашивался сам по себе: ночью покрывать как можно большее расстояние, а день пережидать в укрытии. Правда, никто не гарантирует, что на дороге не будет постов. И армейские мобильные патрули, тоже никто не отменял. Да и «бандитос», все еще иногда шустривших на дороге – аналогично. Короче, сука, сплошное расстройство. Серега посчитал расстояние между фортами на дороге, прикинул расход топлива, попробовал прикинуть график передвижения, пока не сбился.

18

 – Сао... для начала как минимум добраться до Сао-Бернабео... – озвучил он для себя задачу и стал заваривать бодрящий травяной настой.

Элен долго пыталась впихнуть в рюкзачок все свои вещи, материлась как сапожник, но, в конце концов, справилась.

Вскоре стало смеркаться, и, поужинав, Серега стал изучать трофейный прибор ночного видения. С подобными девайсами он ранее никогда не сталкивался, но тут дела пошли лучше, чем с рацией, и армейский бинокулярный ПНВ[31] AN/PVS-15, американской компании Litton, благополучно примостился на свое место, на легком кевларовом шлеме. Был и второй, но его Серега упаковал с остальными трофеями в багаж, решив, по возможности, продать кому-нибудь по пути.

А когда совсем стемнело, они тронулись в путь...

ГЛАВА 11

«...Администрация считает своим долгом довести до переселенцев тот факт, что в Ордене отсутствуют как таковые пенитенциарная и судебная системы, а так же не практикуется расширенная квалификация наказуемых деяний и понятие смягчающих обстоятельств. Перечень административных наказаний на Базах Ордена по возрастающей таков: штраф в размере не менее тысячи экю и выдворение с Базы, немедленное выдворение с Базы со штрафом не менее трех тысяч экю и немедленное выдворение с полной конфискацией имущества. Лица совершившие тяжкие преступления, передаются под юрисдикцию суверенных территориальных образований. К примеру: в Американских Соединенных Штатах все уголовные преступления изначально считаются тяжкими и особо тяжкими, наказываются каторжными работами сроком на пять, десять и пятнадцать лет с полной конфискацией имущества вне зависимости от срока, пожизненными каторжными работами и смертной казнью. Условные и иные наказания для правонарушителей и преступников отсутствуют...»

Памятка переселенца

Глава 2. Общие вопросы

Новая Земля. Бразилия. Окрестности Северной дороги.

20 год, 20 число 5 месяца, вторник, 01:30

– Ой!..

– Что? – Серега мельком глянул на спутницу и чуть не расхохотался. Элен, в зеленом свете прибора ночного видения, напоминала форменную вампиршу.

– Ой... – повторила она и ткнула пальцем в ЖК-дисплей трансивера. – Кажется, я косяк упорола ...

– Какой?

– Все это время, он сканировал только одну частоту. Тормози, я поправлю...

– Mierda[32]!.. – Серега со злости ударил по тормозам. «Бандейранте» проскользив пару метров по дну неглубокого ручья остановился.

– Что? Ты радистку во мне увидел?– возмутилась Элен и склонилась к радио. Через пару минут она откинулась на спинку кресла и вальяжно скомандовала: – Готово. Поехали...

– Я сейчас кому-то «поеду»... – прошипел Сергей и тронулся с места.

Бледно зеленые силуэты деревьев в джунглях опять пришли в движение. Прибор ночного видения оказался выше всех похвал и позволял ясно различать путь на расстоянии в добрых пару сотен метров.

– Не стремайся парнишка. Все будет окей...– забормотала засыпающая Элен. – У меня карма такая, я приношу счастье в этот мир...

Она перед отъездом тайком хватила вискаря и теперь вовсю благоухала Джеком Дениелсом, а если точнее, обыкновенной сивухой. Серега при своем полном неприятии спиртного готов был убить ее за это, но ограничился тем, что спрятал обе бутылки в багажнике; при существующем дефиците всего и вся, выбрасывать их все, же было непозволительной роскошью.

Серега хотел послать ее подальше, но вдруг рация пискнула, потом захрипела помехами и выдала:

– ... на связи...

– ... Пепе, слушай новую вводную...

Серега мгновенно остановил машину и закрыл рукой рот Элен, собирающейся что-то сказать. Говорили на португальском языке, вставляя испанские ругательства, что было и не удивительно. Большую половину бригады Барона составляли мексиканцы и венесуэльцы. Впрочем, как и населения самого Сан-Амиче. Да и сам Серега, говорил по-португальски, а матерился исключительно по-испански.

– ... они на «Бандейранте» в деформирующем камуфляже...

– ... бля, в каком камуфляже? Por que coño, jefe?[33]

– ... заткнись la mierda del toro[34] и слушай, мать твоя bruja[35]... – хрипловатый голос разразился длинной тирадой испанских ругательств. Серега сразу опознал в нем голос мексиканца Чучо Переса по прозвищу «El Jamon»[36], заместителя покойного начальника охраны Барона.

– ... понял, понял шеф...

– ... машину автомеханика Жоржи в Сан-Амиче видел? Так вот, они на ней...

– ... принял...

– ... посади своих на заправке у братьев и на Черном Броде... дальше не суйтесь, там другие будут работать... как понял?..

– ... так я тут и сижу... только Херонимо говорит, такой машины за все это время через заправку не проходило...

– ... похуй, что сказал этот мalparido[37], сидеть, пока не сниму...

Вдруг в разговор вмешался третий, отлично слышащийся, металлически лязгающий голос, говорящий на идеальном английском языке:

– А ну живо заткнулись, idiotas[38]... Сука, с кем работать приходится...

Сразу после этого в эфире наступила полная тишина.

– Ой... – опять ойкнула Элен.

– А ты рассчитывала, что все вдруг возьмут и про тебя забудут? – язвительно поинтересовался Серега у нее.

– Угу... – с готовностью кивнула Элен.

– И не думай... – Серега запустил движок машины, тронулся с места и сказал Элен:

– Все будет нормально. Проскочим. А ты поспи. Бля-я-я... я тебе сейчас этот косяк в задницу запихаю...

– Ладно, ладно...

К рассвету они были уже возле дороги. Серега набрался смелости, проскочил еще километров двадцать по ней, и опять убрался в джунгли, только уже не так далеко. День прошел спокойно, особой активности в эфире тоже не было, во всяком случае, о них не разговаривали, так что Сергею и Элен даже удалось по очереди поспать. Едва стемнело, «Бандейранте» опять вырулил на Северную дорогу. До первого опасного места, форта-заправки «Святые Ключи» братьев Домингеш, оставалось всего три десятка километров...

Сергей уже бывал в «Ключах», когда по просьбе его владельцев, вместе с Ченом, ликвидировал выводок сумчатых шакалов, повадившихся резать скотину на ферме, принадлежащей тем же братьям.

Обычный форт-заправка, таких на Северной Дороге, великое множество. Здесь можно отремонтировать и заправить машину, приобрести продукты и другие нужные мелочи. Дорога работает на «Ключи», «Ключи» работают на Дорогу. Все довольны.

 Форт выглядит не очень презентабельно, высокая радиовышка с ретранслятором, вокруг группа зданий, внешне похожих на военные укрепленные пакгаузы, все обнесено мощной каменной стеной, с оборудованными сверху местами для стрелков, по углам прожекторы. Рядом поля, огороды и большая животноводческая ферма, где выращивают коз, баранов и лам, но их с дороги не видно.

Заведуют всем этим хозяйством нелюдимые бородатые бородачи Корнелиус и Херонимо Домингеш с семьями, да еще с десяток наемных батраков. Братцы суровы, религиозные фанатики, скопидомы каких свет еще не видел, но в смелости им не откажешь: жить в отрыве от общества, на Новой Земле, не просто опасно, а смертельно опасно. Но Корнелиус и Херонимо как-то умудряются поддерживать хорошие отношения со всеми, даже с «дикими бандитос» из джунглей. Особых проблем у братьев еще не случалось; бытовуха и зверье не в счет.

Судя по карте, объехать «Ключи» было возможно, но только теоретически, а на практике, особенно ночью, даже не стоило пытаться. А Дорога проходила вплотную к форту, и на добрых пять сотен метров в обе стороны подметалась стволами двух ДШКМ[39] на турелях в пулеметных гнездах на стене...

– Ну и как?– обеспокоенно поинтересовалась Элен, поерзала ягодицами по сиденью и дернула за штанину своего попутчика. – Может... э-э-э... тихонечко проскочим?

– Заткнись... – высунувшись по пояс в люк на крыше, Серега наблюдал за фортом в бинокль. Огромная луна хорошо освещала местность, «Ключи» лежали перед ним как на ладошке. Четко просматривались застывшие силуэты стрелков в пулеметных гнездах на стене и три «Ленда» братков Барона во дворе.

– А если они нас заметят?

– Заткнись, сказал... – Серега сунул вниз бинокль. – Покажи лучше, как здесь дальномер работает...

– Господи! Вот... – Элен нажала на кнопочку. – Он включенный теперь. Наведешь на цель и нажмешь вот этот тумблер. Высветится расстояние. Кнопкою рядом внесешь его в память и можешь измерять следующее...

– Давай... – Серега навел маркер на основание радиовышки, прибор пикнул и услужливо подсказал, что до нее девятьсот тридцать два метра. После чего он спустился в салон и задумался.

Перестрелять братков с расстояния? Для «немки» далеко, к тому же, могут вызвать подмогу, вот тогда станет совсем плохо. Вертолету сюда от Сан-Амиче, меньше час лету. А на него, кстати, могут подвесить блоки с пулеметами. Прокрасться? Тоже бесполезно... Значит?..

– Ты машину водишь?

– Угу... – не глядя на Серегу, кивнула Элен, занятая какими-то своими мыслями. – Хорошо вожу. Раз даже в официальных гонках участвовала.

– Место, какое заняла?

– Какая разница? Участвовала и все...

– Последнее?

– Не... с трассы сошли... – сконфуженно призналась Элен. – Но ты не подумай...

– Уже подумал. Теперь, скажи. Короткую передачу по нашим коробочкам они засекут? – Сергей притронулся к «Харрису», в кармане на разгрузке.

– Не-а... – помотала головой Элен. – Может, и засекут, но ничего не поймут. Тут режим шифрования есть. Я включила его.

– Тогда слушай... – Серега как можно доходчивей объяснил Элен план действий.

– А если...

– Никаких «если». Сосредоточься и все получится. Я обещаю.

– Обещает он... – недовольно фыркнула Элен. – Сопляк еще, а туда же, обещать...

– Дам по шее.

– Ладно, ладно...

Сборы заняли совсем немного времени. Серега просто набросил на себя лохматую накидку, которую успел соорудить за эти трое суток из куска брезента, прикрутил на винтовку глушитель, на всякий случай закинул за спину лилипутский МР-5, после чего выдвинулся к форту.

Проскочив быстрым шагом по зарослям сотню метров, он замедлился, а еще через несколько десятков, вообще пополз, выбрав своей целью высокий холм, примерно в полукилометре от задней стены форта.

Благополучно добравшись до него, Сергей поудобней устроился и стал рассматривать форт в бинокль.

Машины людей Барона стояли в рядок в центре, носами к воротам. А сами братки, кроме двух, торчащих в пулеметных гнездах, азартно резались в карты под навесом у дальней стены. Персонала форта нигде не было видно.

Умный прибор показывал расстояние до ближайшего пулеметного гнезда в четыреста двадцать два метра. Серега привел сошки на винтовке в рабочее положение, вставил магазин с дозвуковыми патронами, включил подсветку прицельной марки и приник к прицелу.

Перекрестие, слегка качнувшись, удобно устроилось между лопатками худого парня в камуфлированной штормовке. Серега невольно скривился, за пулеметом стоял его приятель Алехандро. Они вместе росли, мужали, вместе дрались, воровали, в тринадцать лет купили вскладчину первую в своей жизни проститутку. Ну, а потом дороги разошлись, Алехандро позарился на статус с легкими деньгами и подался в братки Барона. Отношение Сереги к товарищу изменилось, но все равно, до последнего времени они общались вполне по-дружески.

Впрочем, на намерение Сергея это никак не повлияло. Ничего личного, при случае, Алекс тоже особо не раздумывал бы. Жизнь такая. Сука. Жестокая...

Серега прикинул поправку по сетке, после чего перекрестие переместилось на полметра выше головы пулеметчика.

– Ты как?.. – шепнул наушник голосом Элен.

«Cojeda tu, tu asno perra!..»[40] – ответил ей мысленно Сергей и выбрал свободный ход спускового крючка.

Снайперка дернулась, лязгнул затвор, перекрестие прицела взлетело вверх, а когда вернулось назад, стало видно, как Алехандро навалился на турель, как будто обнимая ее. У него на куртке, между лопаток, быстро расплывалось темное пятно.

Серега выдохнул, быстро прицелился и пальнул во второго стрелка, как раз повернувшегося к игрокам. Этому пуля попала в плечо, крутнула его волчком и сбросила с помоста. Играющие в карты повскакивали и бросились врассыпную, под защиту стен. Игнатьев еще раз успел выстрелить, но вроде как не попал.

– Вперед... – шепнул он в микрофон, быстро скрутил глушитель и вставил магазин с обычными патронами.

– Sir, yes sir!!![41] – браво отрапортовала Элен, и напоследок послав нахер своего спутника, отключилась.

– Выебу, суку... – пообещал себе Серега и выстрелил в показавшуюся над стеной голову. Опять не попал, и бабахнул три раза, целясь в баки «Лендроверов». Один из них неожиданно густо задымился, а потом вспыхнул. Следующая пуля, выбив пучок искр, влепилась в блок ретранслятора на радиовышке. В наушниках рванула какофония помех и почти сразу замолкла.

– Пока, идиоты... – Серега еще раз выстрелил, подбив какого-то смельчака, сунувшегося к турели у задней стены и по большой дуге, рванул в обход форта.

Теоретически, Элен уже должна была проскочить по дороге мимо форта, и Сереге очень хотелось, чтобы так и было. Но уверенности в девушке не было. Никакой.

Не снижая темпа, он обогнул «Ключи», выскочил на тропинку и припустил к дороге. Прибор ночного видения остался в машине, но луна давала достаточно света, чтобы не влепится с разгона в дерево. Хотя без эксцессов не обошлось, уже больно саднили ободранные локоть с коленом, и немела скула, в которую тяпнула древесная оса. Бухали позади выстрелы; братки не жалея патронов, поливали джунгли свинцом. Через мгновение, в партию штурмовых винтовок басовито вступил крупнокалиберный пулемет, и сразу же за ним – второй. Фоном прокатился сильный взрыв. Над фортом разлилось багряное зарево.

Серега в душе ликовал, ведь все получилось. Но где-то в глубине души, свербила тревожная мысль, что в следующий раз уже будет гораздо труднее. В том, что этот «следующий раз», наступит очень скоро, Сергей даже не сомневался. Но опять же, свято верил в себя. Ну, право дело, в кого еще верить? Не в эту же малахольную наркоманку, притворяющуюся ученой.

– Ты где?

– На месте... – лаконично отозвалась Элен и хихикнула.

– Где, блядь, на месте? – Серега глянул в обе стороны дороги и не заметил никакой машины. – Выебу...

– Пиписка еще не выросла... – вдалеке, гораздо дальше обусловленного места; придорожной скалы напоминающей гусиную голову, вспыхнули и сразу погасли фары «Бандейранте». – А ты где?

– Живо назад; две с половиной сотни метров...

– Подумаешь, я сейчас...– в наушниках раздался залихватский хохот, а потом песня: – Хей, хей, енота ловить совсем нелегко... хозяин ругает... а луна высоко...

– Совсем сhocha[42], с катушек слетела. Удавлю... – Серега, лежа в кювете, злобно решал как он ее убьет. Остановился на медленном обезглавливании тупым ножом.

«Бандейранте» подкатил, лихо прыгая на ухабах, и со скрипом резины развернулся. Серега рванул на себя дверцу и невольно отшатнулся – в лицо ударил ядреный запах травки. Совсем уже собрался дать подзатыльник глуповато улыбающейся девушке, как...

– Сотри, звездочки мигают и летят!..– Элен неожиданно ткнула пальцем куда-то в небо за его спиной. – Что за хрень? НЛО?

– Убью!.. – Сергей развернулся и похолодел. Больше всего приближающиеся огни напоминали... А напоминали они вертолет.

– Хватай манатки и туда... – Серега ткнул рукой сторону джунглей, а сам приложил бинокль к глазам. Сомнений не было, к форту приближался вертолет, его силуэт уже четко различался на фоне неба.

Хрипнул трансивер в салоне.

– Матьвашукудаониушли?! – раздраженно запрашивал пилот у форта. – Уроды, я вас спрашиваю...

Ему почему-то никто не отвечал. Подлетев к форту, вертолет завис над ним, а потом, включив прожектор, стал нарезать круги над джунглями...

– Уйдем!!! – азартно выкрикнула Элен и стукнула по рулю. – Садись!..

– Твою же мать!.. – Сергей за шиворот выдернул девушку из салона и пинком придал ей ускорение в нужную сторону.

И тут же заметил, как старичок «Хьюи»[43], пилот которого тоже был приятелем Сереги, сделал вираж и направился в их сторону.

– Твою же мать... – Игнатьев упал на колено и вскинул снайперку.

Освещенная бледно-зеленым цветом пилотская кабина вертолета стала быстро расти в прицеле. Сереге даже показалось, что он различает пилота в белом шлеме.

Хлестко застучали выстрелы, винтовка задергалась в руках Игнатьева. Одновременно засверкали и закрутились ослепительные огоньки по бортам «Хьюи», огненные росчерки протянулись к дороге, заставив вскипеть ее вулканчиками гравия, земли и пыли.

Палец в очередной раз даванул спусковой крючок, но винтовка не отозвалась. Серега закрыл глаза, хотел метнуться в сторону, но тело предательски отказалось слушаться.

В голове пронеслись спокойные мысли: «Привет дед, а вот и я... Ну ты же сам видел, я честно попытался. Но я не в обиде на тебя... Нет, я ни о чем не жалею...»

Вдруг раздался оглушающий грохот и скрежет. Жаркая волна ударила в бок Сереге, заставив его покатиться по земле. Жалобно взвизгнули рессоры «Бандейранте». Как сквозь ватную подушку, донесся радостный вопль Элен...

ГЛАВА 12

«... Все правонарушения и преступления совершенные на Базах Ордена, Представительствах Ордена, зданиях и сооружениях Ордена, прилегающих к ним территориях и территориях под протекторатом Ордена, рассматривает единолично начальник смены Охранной службы, в чью территориальную ответственность входит место совершения преступления либо уполномоченное им лицо. Он же квалифицирует преступление согласно служебных инструкций и выносит приговор на основании своего внутреннего убеждения. Приговор обжалованию не подлежит. В случае любой агрессии в отношении своих сотрудников, Орден оставляет за собой право немедленного пресечения преступления всеми необходимыми способами.

P.S. На некоторых суверенных территориях, слово «адвокат» носит сугубо негативный оттенок и может повлечь за собой агрессию...»

Памятка переселенца

Глава 2. Общие вопросы

Новая Земля. Бразилия. Северная дорога. Окрестности форта «Святые Ключи»

20 год, 20 число 5 месяца, вторник, 04:50

– Ну, ни хера себе!!! – выдавил из себя Сергей на родном и могучем, стоя на коленях и уставившись на пылающую груду обломков в метрах пятидесяти в стороне от обочины.

– Хей!!! Я сделала это!..– возле «Бандейранте», развернутого взрывной волной поперек дороги, приплясывала Элен, размахивая своим пистолетиком. – Нет, ты видел?! Я сбила его! Кто молодец?! Я молодец! Кто снайпер?! Я снайпер! Кто...

– Эй...

– Что? Это не я? Какая же ты сволочь! – обиженно протянула Элен. – Я уже и сама поверила, что заземлила эту стрекозу...

– В машину... – в Сереге, как-то сразу, пропала вся злость на спутницу.

– Я за рулем? Ну, пожалуйста!

– Ты... ты... – устало кивнул он. – Но смотри, еще раз устроишь подобную херню, пристрелю. Поняла? Не слышу.

– Я поняла... – Элен потупила голову и, запинаясь, проговорила: – Прости... я... я просто очень сильно боюсь. Поэтому и слетела с катушек. Больше не повторится. Обещаю...

– Это в твоих интересах. Заводи, а то мы скоро здесь изжаримся.

«Бандейранте» почти не пострадал. Машине словно шрапнелью побило гравием левый бок, да слетели клеммы с аккумулятора, поэтому, очень скоро, Элен и Сергей покатили по направлению к Сао-Бернабео.

В машине царила тишина, только похрипывала помехами рация. Серега молчал, заново переживая случившееся, и никак не мог поверить, что они прорвались. До Черного Брода, переправы через широкую, но неглубокую речушку под названием Ипиранга, оставалось около семидесяти километров. Серега рассчитывал до рассвета проскочить две трети расстояния до Брода и заночевать в джунглях. Судя по тому, как виртуозно вела машину Элен, все должно было получиться. В смысле – добраться до места ночевки. Как преодолеть Черный Брод, Сергей пока даже не думал. В этом месте реку стискивало ущелье из черный гранитных скал, что и послужило названием переправе. Сначала надо было спуститься по извилистой дороге к самой реке, пересечь ее, а потом, точно так же подняться с другой стороны. Со стороны Сао-Бернабео, лет семь назад, во время активного беспредела в Бразилии, армейцы построили мощный блокпост, с целью хоть как-то обезопасить конвои во время переправы. Но в том же году, его занял Жоакин Нелсон Силва, по прозвищу «Jacare»[44], со своей революционной армией, читай бандой. И почти год, исправно снимал божескую дань на освободительное движение с конвоев. Потом правительству надоел конкурент, прилетело два «Скайрайдера»[45], по слухам, одним из которых управляла нынешний президент Бразилии Марина Жануария Руй Диаш, и удивительно точно уронили Крокодилу на голову несколько фугасных бомб, по полтонны каждая. А остатки революционеров, аккуратно зачистили егеря российской армии, вместе с бразильской спецурой. С тех пор, разрушенный блокпост пустовал, а прочие «бандитос», которых с каждым годом становилось все меньше и меньше, к этим местам даже не приближались.

– Тебе страшно было? – Элен повернула в сторону Сереги голову украшенную шлемом с ПНВ и хихикнула. – Знаешь, на кого ты похожий? На зомби, вот на кого. Зеленый весь и хмурый...

– На дорогу смотри...

– Смотрю я, смотрю. А, правда?

– Не страшно. – Серега задумался и понял, что не соврал Элен.

Как ни странно, страшно не было. Совсем. Некогда было бояться. А вот сейчас – это да... руки подрагивают от осознания. И не только руки.

– А мне – да... – Элен ненадолго замолчала. – Скажи, а почему ты мне помогаешь? Давно бы уже...– она чиркнула рукой по горлу. – И свободный...

– Пообещал одному человеку, – Серега даже и не ожидал от себя такой откровенности.

– Кому? – насторожилась Элен. – Он что, меня знал?

Сергей уловил нотки тревоги в голосе девушки. Или показалось?

– Пообещал своему покойному приемному отцу, что стану... в общем, попробую сделать доброе дело. Только вот я совсем не уверен, что помогая тебе, делаю доброе дело.

– Очень хорошее! – весело рассмеялась Элен. – Еще какое!!!

Серега хотел ей ответить, машинально кинул взгляд на дорогу и заорал:

– Тормози, puta мaldita!..[46]

«Бандейранте» с пронзительным скрипом тормозов, встал как вкопанный. Элен чуть не влепилась шлемом в лобовое стекло и восхищенно прошептала:

– Ну ничего себе! Novaterrus Eremotherium! Я его только в справочнике профессора Нильсена видела!.. Да и то, там рисунок, а не фото.

Величаво покачиваясь и не обращая никакого внимания на машину, через дорогу медленно переходил гигантский ленивец. Здоровенное, мохнатое создание, весом в пару тонн и размерами со слона, только вытянутого как такса. И даже с хоботом. Собственно, ленивец, очень был бы похож на своего староземельного собрата по названию, если бы не размеры и этот самый хобот.

– Громадина...

– Он мирный, – подсказал Сергей. – Если не тревожить. Потревожишь – берегись.

– Раньше видел такого?

– Пару раз. Они очень редкие.

– Класс... – не спуская завороженного взгляда с гиганта, Элен тронусь с места. – Жалко видеокамеры с собой нет...

– Ты, правда, ученная? – в который раз удивился Сергей, уловив в голосе попутчицы неприкрытый интерес и восхищение животным.

– Не похожа? Ну, так... сама знаю, что не похожа. Биолог я. А точнее, биохимик. Хочешь, навскидку пересчитаю...

– Не надо! – Серега упреждающе поднял ладонь. – Мне, по большому счету, все равно.

– Не... не все одно... – помотала головой Элен. – Было бы все равно, ты бы не спрашивал. Ладно, я расскажу...

– Не интересно... – мотнул головой Сергей, осторожно массируя распухшую скулу. – Будь ты, хоть Святая Тереза или младшая сестричка самого Папы Легбе[47]. В любом случае, знай, я прекрасно понимаю, что ты не та, за которую себя выдаешь.

– Не надо, так не надо... – пожала плечами Элен. – А ты? Твоя история?

– Это моя история... – спокойно сказал Сергей. – И я не вижу необходимости делиться ей с тобой или еще с кем-то.

– Как хочешь...– обиженно пробормотала Элен. – А вообще, у нас есть план?

– Рули.

– Ты надутый индюк!

– Стерва.

– Ты... ты... – девушка неожиданно рассмеялась. – Вот и поговорили. Слушай...

– Да.

– Ты научишь меня так стрелять?

– Нет.

– Но...

– Нет.

– Ну и ладно... – обиделась Элен и больше не проронила ни слова. До того самого момента, как небо над горами стало розоветь, сигнализируя о наступавшем рассвете.

А потом, Серега, так же молча, пересел за руль, и загнал «Бандейранте» в джунгли. А затем, несмотря на протесты спутницы, бросил машину и вместе с ней ушел еще дальше, где и оборудовал стоянку возле небольшого озерца с кристально чистой водой и живописным водопадом.

Рассвет они встретили во сне, на вершине гигантского новоземельного кедра, чьи ветви в мягкой губчатой коре сплетались в большое, удобное для ночевки ложе, на высоте десяти метров над землей...

ГЛАВА 13

«...К двадцатому году на Новой Земле существует ряд территориальных суверенных образований основанных по национальному признаку. А именно: Бразилия, Латинский Союз, Китай, Российская Конфедерация, Американская Конфедерация, Суверенная территория Техас, Автономная Территория Невада и Аризона, Американские Соединенные Штаты, Европейский Союз, Британское Содружество, Ичкерийский Имамат, Халифат Нигер и Судан, Великий Исламский Халифат, Дагомея, Свободная Африканская Республика и Британская Индия.

Далее, в целях обязательного информационного обеспечения, мы уделим краткое внимание каждому анклаву.

Напоминаем, подробные карты местности и путеводитель по основным населенным пунктам Новой Земли, не прилагаются к «Памятке Переселенца» и приобретаются отдельно...»

Памятка переселенца

Глава 3. География Новой Земли

Новая Земля. Бразилия. Окрестности Северной Дороги.

20 год, 20 число 5 месяца, вторник, 20:50

Едва солнце стало заходить за верхушки гор, Сергей открыл глаза. Несмотря на беспокойную ночь, он неплохо выспался, поэтому проснулся с хорошим настроением. Кинул взгляд на часы, потом на Элен и убедился, что она никуда не делась, а мирно посапывает, положив голову на рюкзачок. Настроение сразу стало падать.

– Вот же сука... – Серега внимательно осмотрел сверху поляну вокруг дерева, подхватил винтовку со своим рюкзаком и спустился вниз по толстым сучьям, причудливым образом, изображавшим лесенку, почти до земли.

Жара уже спала, а легкий ветерок, игравшийся стеблями осоки на берегу озерца, давал легкую ободряющую прохладу.

Серега прислушался к джунглям, потом осторожно обошел озеро по периметру, в поисках следов хищников, ничего не обнаружил, разделся и тщательно вымылся. После чего быстро обработал ранки и ссадины, заработанные во время вчерашних подвигов, а потом принялся зашивать разорванные на колене камуфляжные штаны, одновременно откусывая от ломтя вяленого мяса.

Закончив, он принялся за оружие и, пересчитав боеприпасы, нешуточно приуныл. Вчерашний бой оставил его всего с тридцатью двумя патронами к винтовке: пятнадцать армейских натовских снайперских М-118LR и семнадцать дозвуковых, но уже коммерческих, фирмы Lapua. В какую либо серьезную заварушку, с таким боезапасом соваться, явно не стоило. Две гранаты и «хеклеровская» пукалка, могли доставить только моральное удовлетворение, да и то, весьма призрачное.

– Mierda... – по привычке выругался на испанском языке Сергей и принялся за чистку оружия. – Да, дед... поставил ты для меня задачку...

– Внизу безопасно? – с дерева донесся острожный голос Элен.

– Пока не стемнело – да.

– Тогда я слезу? В кустики очень хочется...

– Лезь... – не оборачиваясь, буркнул Сергей.

Шорох и причитания засвидетельствовали, что Элен лезет вниз.

– А как ты думаешь... нашу машину никто не украл? Да чего они такие колючие...

Серега, не отвечая, быстро собрал винтовку и открыл коробочку специального набора для ухода за оптикой.

– Уф-ф... Есть хочу... И кофе...

Опять не оборачиваясь, Сергей перекинул за спину пакет с мясом и термос с травяным настоем...

– Но он же холодный... Ну как можно пить такую гадость... Вот кофе...

– Через полчаса выходим...

– А ночью нас никто не искал? Святая Магдалина, как же у меня голова трещит...

– Брошу нахрен...

– А-а-а... Меня укусил этот летающий педик!.. Съешь дерьма и сдохни долбанное насекомое !

Серега резко развернулся, чтобы влепить несносной попутчице в челюсть и вдруг рассмеялся – нос Элен на глазах превращался в шишковатую малиновую картошку.

 –

Сволочь, мне же больно! У-у-у!!! Чешется... Какого черта, ты ржешь как лошадь?..

Подвиг тигрового москита, отомстившего за погибшие мучительной смертью нервные клетки Сереги, здорово поднял ему настроение. Убивать Элеонору опять расхотелось.

– Да не чеши ты, дура. До машины доберемся, смочишь вискарем. К завтрашнему вечеру отек сойдет.

– Правда? – с надеждой поинтересовалась Элен. Она постепенно становилась похожа на шарпея.

– Правда. Все, пошли, пожуешь на ходу...

– А подмыться? Ой... умыться...

– Там змеи... – мстительно напомнил Серега. – И жабы острожопки, с водными сколопендрами...

– Да и похрену!.. – решительно выкрикнула Элен. – Пускай. Если я не вымоюсь, все равно сдохну, от отвращения к самой себе! Отворачивайся...

К машине они выступили только через полчаса. Зато Элен перестала ныть и вполне бодро переставляла ноги.

За прошедший день на «Бандейранте» никто не покусился, разве что птицы обгадили всю крышу.

– Наладь рацию... – Серега дозаправил машину, устроился в водительском кресле и повернул ключ в замке зажигания. Мотор внедорожника чихнул и сыто заурчал. Еще мгновение, и «Бандейранте», давя молодую поросль, развернулся и направился к дороге.

– Угу... – Элен оторвалась от созерцания своих обломанных ногтей и пробежалась пальцами по кнопкам трансивера. – Ой...

– Что ой? – Серега клацнул тумблером на ПНВ и опустил очки. – Чего ты ойкаешь, спрашиваю?

– Не включается... – виновато объяснилась Элен. – Но я тут ни при чем...

– А кто причем? – у Игнатьева стало рождаться подозрение, что все беды закончатся только после того, как он перережет глотку проклятой попутчице.

– Оно само...

«Бандейранте» вдруг скакнул как молодой козлик, перебираясь через поваленный ствол дерева. Склонившаяся к рации Элен, смачно влепилась в нее головой.

– Чтоб ты сдох!.. Ой... Не бататы на рынок ведешь... – яростно взвизгнула она и схватилась за лоб.

– Да пошла ты, lа idiota...

Неожиданно ожила рация и четко выдала паническим голосом:

– ... Nos atacaron, nos atacaron... mierda… nos… Pedro...[48]

И тут же, передача прервалась выстрелами и сильным шумом помех.

– Ну вот!.. – плаксиво пробормотала Элен. – Говорила же, что я ни при чем...

– Заткнись... – Серегу больше заботила не восставшая из мертвых рация, а сама передача. Кто напал? На кого напал? Ночью, никто по дороге не ездит, кроме полных идиотов, наподобие Элен и Сергея. Говорили на испанском, а Педров, среди братков барона, как минимум пятеро. А не значил ли это...

– У тебя, кроме меня, еще помощники не могли образоваться?

– Что?

– Помощники, мать твою! Судя по всему, кто-то сейчас долбит братков на Черном Броде. Включи мозги, la pendeja[49]…

– Откуда я знаю, el idiota de los cojones![50] – Элен вдруг обнаружила прекрасное знание испанского жаргона. – Я вообще ничего не понимаю...

– Все! Заткнись! – Серега вырулил на дорогу и погнал машину в сторону переправы. – Враги, союзники, плевать, если есть возможность воспользоваться суматохой, то надо ее использовать.

Через три часа сумасшедшей езды, «Бандейранте» оказался в паре километров от «Черного Брода». Радио по большей части молчало, изредка фиксируя на пределе слышимости, вовсе уж не понятные переговоры. Никакого боя со стороны переправы слышно не было. Вообще, ничего слышно не было.

– И что дальше? – устало и тоскливо поинтересовалась Элен, с опаской посматривая на черные силуэты скал по обеим сторонам дороги.

– Посмотрим.

За километр от спуска к реке, Серега съехал с дороги в природный карман между скалами, как мог, втиснул «Бандейранте» в заросли и заглушил мотор. Соваться без разведки к переправе, было бы совершенным безумием, а сумасшедшим, Серега себя никогда не считал.

Ткнул пальцем в трансивер:

– Он работает?

– Угу... – качнула головой девушка.

– Твоя рация включена?

– Угу... – повторила Элен и хлопнула рукой по карману с торчавшей из него толстой антенной. –Сделаем как прошлый раз?

– Да. Жди сигнала. Без сигнала...

– Буду сидеть тихо как мышка! – поспешила пообещать Элен и добавила на английском: – No marijuana, no alcohol, no self-initiatives…[51]

– Аll right...[52] – с сомнением кивнул Сергей. – Но...

– Сколько раз ты хотел меня убить? – прервав Сергея, неожиданно поинтересовалась Элен. – Так, серьезно, чтобы по-настоящему.

– Три раза.

– Спасибо за откровенность... – вежливо поблагодарила девушка и обиженно уткнулась глазами в лобовое стекло.

– Пожалуйста, – Серега взял свой рюкзак с винтовкой и вышел из машины.

Легкая пробежка по дороге закончилась на верхушке скалы, склонившейся в поклоне над обрывом.

Двадцатикратная просветленная оптика бинокля, с легкостью выложила Сереге картинку переправы. Отвесные скалы, отливающие под светом луны антрацитовым блеском, крутой серпантин, спускающийся в ущелье, внизу, обмелевшая до предела, разделившаяся на множество узких рукавов река Ипиранга, получившая свое название из-за красноватого цвета своей воды.

Раз в году, ее воды поднимались на добрых два десятка метров вверх, плескаясь у самых краев обрыва и становясь непреодолимой преградой для идиотов, решивших путешествовать в сезон дождей, но в своем нынешнем состоянии, она едва ли была способна замочить ступицу колеса внедорожника.

На противоположном берегу, виднелся еще один серпантин, только немного более короткий и пологий, ведущий к...

– Стоп!.. – сказал себе Серега и крутнул пальцем верньер увеличения изображения. Оптика услужливо приблизила развалины блокпоста напоминающие живописные развалины средневекового замка. Пискнул дальномер, на всякий случай, зафиксировав расстояние в двести пятьдесят один метр.

Обрушенный местами и заросшие лиловым вьюнком стены, скрученная винтом двутавровая металлическая балка, угол рухнувшей плиты перекрытия...

– И все-таки их кто-то нахлобучил... – задумчиво пробормотал Сергей, разглядев перевернутый взрывом, еще дымящийся «Лендровер» на дороге возле развалин. – Ну и кто?

Никаких других свидетельств боя обнаружить не удалось, радиоэфир тоже замер в мертвенной тишине. Если на посту и оставались живые, то они очень не хотели, чтобы их заметили.

– Вот же... – Серега с тоской посмотрел вниз. Единственный способ окончательно убедиться в том, что проезд свободен, представлял собой переправу на ту сторону. Вариант сгонять туда на «Бандейранте» сразу отпал, как не отвечающий критериям безопасности, оставалось только переться пешком.

– Ну, а куда деваться?..

Снайперский образец фирмы Хеклер и Кох удобно устроился за спиной, второй представитель оружейного гения Дойчланда, клацнув затвором, повис на одноточечном ремне. Серега вынул из карманчика перчатки с вставками из пластика и кевлара, натянул их на руки, выматерился на удачу и стал спускаться вниз.

Задача предстояла не то, чтобы особо сложная: по серпантину можно было прогуливаться, без особой опаски, но оставался риск того, что за этой стороной внимательно наблюдают. Поэтому Игнатьев старался держаться в тени чудовищно перекрученных природой деревьев, росших из скальных расселин, а на последнем участке пути, срезал дорогу, скользнув по пологой скале.

Присев в зарослях возле реки, Серега передохнул, еще раз внимательно осмотрел развалины и, наметив маршрут, вошел в воду.

Как нельзя, кстати, ему вспомнился эпизод форсирования Рио-Амарильо, сердце сразу сжалось в ожидании чего-то подобного.

– Плоскорылые кайманы, ядозубый речной петух, сетчатая анаконда... – шептал Серега перечисляя прелести местной речной фауны, – лиловая пиранья, пиранья круглоголовка, водная кольчатая блоха... а вот кракенов нет... и не может быть... Пшел нахер!.. – Игнатьев отпихнул трубой глушителя пистолета-пулемета, здоровенного шипастого рака, вздумавшего выяснять отношения.

Рак не понял намека, клацнул огромной левой клешней, в намерении отхватить кусманчик мяска из ноги и тут же улетел, кувыркаясь, в громко журчащую воду – Серега, недолго думая, дал ему пинка.

– Нахер, el cabron…[53]– Сергей присел за валуном и провел взглядом по верхушкам скал. – Вот будет хохма, если они сейчас дружно ржут над дебилом, пытающимся прикинуться невидимкой. То есть – надо мной...

Несмотря на подозрение, никаких признаков наблюдения он не увидел, и вскоре оказался на том берегу.

Второй признак случившегося боя, висел на дереве, зацепившись ремнем за сук. Незнакомая модификация штурмовой винтовки FN FAL, оборудованная глушителем, заходящим на короткий ствол до самого цевья, пластиковой фурнитурой с креплениями для обвеса, навороченным коллиматором, штурмовой рукояткой и складывающимся трехпозиционным прикладом.

Прежний обладатель ствола находился неподалеку, застряв после падения сверху ногой в расщелине. Над ним уже вовсю трудились крабы и раки, удивительно быстро очищая кости от плоти. Судя по добротной дорогой экипировке, он очень смахивал на бойцов взявших в плен, Элен.

– Ну и кто ты? – Серега выждал, пока луну прикроет облачко, сдернул с трупа подвесную систему и вместе с винтовкой отложил в сторону, в надежде забрать на обратном пути.

Второй труп, нелепо подвернув ногу, валялся прямо на дороге; неизвестный доброжелатель превратил его спину в месиво из камуфляжа, осколков костей и мяса. Судя по всему, он пытался убежать и не смог. И был он...

– Франсишку Угу де Перейра... – вжавшись в расселину прошептал Серега, опознав братка Барона. – Херня какая-то получается. Кто-то нахлобучил братву, братва так просто не далась и нахлобучила этого «кого-то». И нахера? Из-за этой сучки?

Лезть на блокпост сразу перехотелось, шансы на то, что там одни трупы, выглядели совсем мизерными. Впрочем, Серега и до этого не особо пылал желанием, руководствуясь исключительно крайней необходимостью. А с другой стороны, «Бандейранте» на серпантине представлял собой прекрасную мишень и та самая «крайняя необходимость», никуда не девалась. Другого пути попросту не было, реку приходилось миновать в любом случае...

– Идиот... – в сердцах наградил себя нелестным званием Сергей, прикинул маршрут и полез по скалам, примериваясь зайти к развалинам с другой стороны.

ГЛАВА 14

«... В свободном городе Порто-Франко, находящемся под протекторатом Ордена, в целях упрощения и ускорения ассимиляции переселенцев расположены представительства всех суверенных территориальных образований Новой Земли. В обязанности персонала представительств, входит обеспечение переселенцев первоначальной информацией о своих анклавах и предоставление списка рабочих вакансий на территориях. В случае совпадения интересов переселенца и анклава, первому может быть выдана беспроцентная ссуда, для обеспечения прибытия в территориальное образование...»

   Памятка переселенца.

   Глава 2. Общие вопросы.

Новая Земля. Бразилия. Переправа «Черный Брод»

20 год, 21 число 5 месяца, среда, 03:00

Серега осторожно выглянул из-за края скалы. Левее, метрах в тридцати, просматривалась невысокая, в нескольких местах обрушенная стена, сложенная из мурованного цементом дикого камня. За ней, в зеленоватом полумраке, виднелись развалины самого блокпоста.

Дико трещали цикады, где-то очень близко визжали сумчатые шакалы и еще кто-то, по голосу совершенно неузнаваемый, но никакой человеческой активности не просматривалось.

Выждав пару минут, Сергей перевалился через край и быстро уполз под защиту обломка скалы вросшего в землю, примерно в пяти метрах от него.

– Ну-ну... – отдышавшись, Игнатьев опять выглянул и удовлетворенно хмыкнул, рассмотрев очередной труп, свисавший с останков стены, принадлежность которого к той либо иной стороне противостояния, пока разобрать, не удалось. На нем, вовсю работая зубастыми клювами, удобно расположилось несколько летающих мелких падальщиков. Что вполне могло свидетельствовать о том, что живых людей здесь нет. Впрочем, не окончательно; эти твари отличались достаточно наглым нравом, чтобы не обращать внимание на людей, в некоторых случаях.

Серега подумал немного и скользнул к забору. Отсюда уже хорошо просматривалось несколько трупов разбросанных по территории и два сгоревших внедорожника: «Лендровер» братков Барона и рядышком, порванный на куски взрывом «Шеви Блейзер», как понял Серега, непонятных нападавших. Судя по всему, братки дали гостям знатный бой, но все это как-то странно смотрелось – картинка боя никак не хотела проясняться. Выходило, что неизвестные и братки, до какого-то времени мирно сосуществовали на блокпосту. Бред какой-то.

Мелкие падальщики, заполошно вереща и ссорясь со своими летающими соперниками, уже пожирали трупы, но более крупных тварей, почему-то заметно не было. Но опять же, запах горелой резины, вполне мог отпугнуть, тех же сумчатых шакалов. Да и джунглевых гиен тоже. Не любят эти твари такого амбре. А вот мелочи похрену.

– У-у-у... – внезапно из развалин донесся протяжный человеческий стон. – Бля-я-я...

Несколько падальщиков сунулись на голос, но сразу же хлопнул пистолетный выстрел и они отскочили назад.

– Охрененно девки пляшут... – удивился шепотом Серега. – Еще и русский. И до сих пор живой. И явно не браток этой суки...

Последовавшая из развалин тирада на непонятном языке пополам со стонами, быстро развеяла убежденность Игнатьева в том, что раненный его соотечественник, но совершенно не огорчила.

Русский – не русский, разницы нет. Он явно не друг и этим все сказано. Тут главное, что никто ему не собирается помогать. А не помогают, потому что здесь никого другого нет. А значит...

После недолгих раздумий, Серега перескочил стену и по дуге перебежал к развалинам. Подпрыгнул, подтянулся и по свисавшей балке бесшумно вполз на останки второго этажа. Источник стонов теперь находился под ним, в закутке, образовавшемся из полуразрушенных стен. Определив по голосу направление, Сергей высунул трубу глушителя из-за края стены и даванул спусковой крючок. Пистолет-пулемет несколько раз дернулся, тихо залязгал затвор, взвизгнули рикошеты пуль об камень, сразу же заглушенные резким вскриком.

Серега подождал несколько секунд и осторожно выглянул. Внизу, прислонившись спиной к стене, безвольно распластался крупный мужик. На обеих его ногах белели бинты, на груди расплывались черные пятна. Рядом валялся пистолет и целая россыпь стреляных гильз.

– Извини браток, ничего личного... – Серега встал на стене, и уже не особо скрываясь, внимательно осмотрел территорию бывшего блокпоста.

Не обнаружив ничего подозрительного, он спрыгнул вниз и присел возле трупа. Осмотр ничего не дал – никаких документов при нем не оказалось.

– Ну и кто вы такие? – озадачился Сергей и потянулся к тангенте рации.

– Замер, парень... – раздался позади жесткий уверенный голос. – А теперь, отложи свою пукалку в сторону. Отложи, сказал... все равно не успеешь выстрелить...

– Хорошо, хорошо... – прекрасно понимая, что неизвестный прав, Серега отбросил в сторону пистолет-пулемет.

Злость на себя просто душила его. Блять, все же просто, купили как пацана, устроив из своего раненого приманку. Вот же...

– Теперь, все остальное... – приказал незнакомец.

Следом за МП-5 последовала снайперка, пистолет и нож.

– Рацию... – неизвестный говорил спокойно и уверенно, на английском языке с каким-то неуловимым акцентом. Но при этом, отчего-то прерывисто и тяжело дышал.

«Харрис» брякнулся об куски камней.

– Теперь руки за голову и ложись мордой в пол. Молодец... – вслед за голосом, раздались тяжелые шаги – незнакомец переместился в сторону.

Серега напрягся и стал незаметно подбирать правую ногу для броска. Так просто сдаваться он не собирался. Все должно получиться...

– Не дури, пацан!.. – жестко пресек попытку незнакомец. – Ты умница, можно даже сказать красавчик, но здесь тебе ничего не светит. Где девка? На том берегу?

– Сожрали ее...

– Врешь... – спокойно и тихо констатировал неизвестный. При этом, его голос как-то странно дрогнул. Через мгновение он продолжил, но уже гораздо тише, делая паузы между словами: – Парень, ты не понимаешь, во что ввязался. Сдай ее и уходи. Я отпущу тебя.

– Говорю, сожрали эту суку. Вчера... Теперь, я ухожу сам, даже не понимая, во что эта тварь меня втянула... – Серега врал из собственного упрямства, не в силах пересилить себя. К тому же, он рассчитывал, что если потянуть время, может появиться какой-то шанс. В то, что его отпустят, Игнатьев не верил. Ну в самом же деле, не пацан уже.

– Как хо... – голос замолчал на полуслове, а потом, совершенно неожиданно, раздался лязг металла об камни и шорох сползающего по стене тела.

 Серега даже не успел обдумать, что случилось, мгновение, и он уже был на ногах. Сразу же стало все понятно – неизвестный просто потерял сознание. Возможно от большой кровопотери. У него было плотно перебинтована голова и левая нога.

Первым желанием Игнатьева было разнести мужику голову. Палец напрягся на спусковом крючке... Но выстрела так и не прозвучало. Вместо этого, Серега стянул неизвестному руки и ноги куском шнура, быстро выскочил наружу и двумя короткими очередями, пришиб несколько падальщиков. Теперь за тыл можно было не опасаться, как минимум с полчаса – остальная братия падальщиков немедленно принялась трудиться над новыми тушками.

– Кто вы такие? – Серега присел на корточках, перед пришедшим в себя незнакомцем.

На первый взгляд, ему было далеко за сорок. Коренастый, с вислыми рыжими усами и порубленным морщинами лицом, почему-то показавшимся Сереге добрым.

Незнакомец быстро кинул взгляд по сторонам и с досадой выругался:

– Долбаный мудак!.. Я потерял сознание? Ну, да... Черт, можешь гордиться парень, ты взял самого Игана Ирландца.

– Угу. Кто вы такие? – острие кинжала накололо кожу под глазом неизвестного.

24

– Брось, парень... – досадливо поморщился Иган. – Мне нечего скрывать. Между прочим, я тебя не убил, хотя и мог...

– Я оценил. Зачем вам девка?

– Три сотни штук за живую. Почему бы и нет? А зачем им она, я даже не знаю.

– Сколько?!

– Три сотни, парень. Три. Подумай, я отдам тебе шестьдесят процентов. Это настоящее состояние... Ладно, как хочешь...

– Кому «им»?

– А хрен его знает... – болезненно скривившись, пожал плечами ирландец. – Заказ передавали посредники. Я с парнями организовал в Рио небольшую охранную контору. Дела шли не так, чтобы очень, поэтому брались за все. Вот и на этот контракт согласились. Нас из Рио перевезли в Сао, оттуда сюда. Здесь уже были эти уроды. Приказано было вместе с ними перекрыть это направление.

– Это ваши грохнули лабораторию? Элен в джунглях взяли тоже вы?

– Ничего не знаю об этом... – отрицательно покачал головой Иган. – Слушай парень, я сейчас опять вырублюсь, если хочешь поговорить, вколи мне одну штуку... – он скосил глаза свою разгрузку. – Вот здесь, ампула с синей маркировкой...

– Зачем вы пострелялись с людьми Барона? – Серега вставил маленькую капсулу в похожий на толстую ручку инъектор и прижал его к шее Ивена.

– Триста штук... – едва заметно дернувшись, пробормотал затихающим голосом ирландец. – Достойный кус, чтобы за него потолкаться... Но не получилось... не получилось...

– Carajo![54] – зло выругался Игнатьев, поняв, что опять что-то сделал не так. – Ты, hijo de mil putas![55] Ты соврал мне!

– Соврал... – едва слышно, эхом повторил ирландец. – Конечно, соврал... Неужто ты сразу не понял...

– Официалы ее ищут? А Орден? Скажи и я тебя похороню как человека!

– Нет... официалы и Орден, точно нет... – прохрипел Иган. Из уголка его рта побежала тягучая розовая слюна. – Ты... ты, везунчик, парень... Выживи... я буду болеть за тебя с того света... И не надо... не надо хоронить... уйду в природу... сольюсь с...

– Mierda!.. – со злостью прошипел Серега и, проверив пульс, убедился, что ирландец мертв. – Да что же это такое?! Все не так...

Но долго не горевал, поджимало время – верхушки гор уже начали розоветь, предсказывая рассвет. Надо было торопиться.

Два раза прижал тангенту рации, подав тоном условленный сигнал.

– Да... – немедленно отозвалась Элен. – Ты живой?

– Нет, дохлый. Заводись и переправляйся через реку. Там все просто. Внизу иди по вешкам. Возле развалин остановишься. Не справишься, выебу и высушу. Вперед.

– Ты... Да чтобы ты лопнул! – Элен вспылила, но потом добавила: – Справлюсь...

Серега со злостью пнул камень и отправился собирать трофеи, надеясь хоть этим достойным занятием, поднять себе настроение. И, в принципе, поднял...

Для начала он снял с потыканного пулями, но чудом не сгоревшего «Ленда» братков Барона, новенький германский пулемет MG-3[56] и полный ящик лент с патронами к нему.

Ну а дальше, стала торжествовать бельгийская фирма Fabrique Nationale и конструктор знаменитой FN FAL Дидьеоне Сев. Таких винтовок, а так же ее клонов разных производителей и разных моделей, Сереге досталось целых девять штук.

 На патроны, Сергей вообще стал неприлично богатый, на куске брезента образовалась целая горка пустых и полных магазинов. Остальную дребедень, в виде пистолетов, ножей, гранат и прочей разной другой снаряги, Игнатьев вообще не считал, решив разобраться с ними позже. А вот денег досталось совсем уж мало, где-то около четырехсот экю, в общей сложности.

В завершение, Сергей прихватил какую-то американскую армейскую ранцевую рацию, с выносной антенной и комплектом батарей к ней, мешок разной провизии, четыре канистры с соляркой и остался очень довольным собой. С таки запасом, вполне можно жить. Если бы, вдобавок, клятая девка провалилась куда-нибудь, тогда вообще было хорошо. Даже отлично.

Но не провалилась...

– Это ты их всех? – с недоверием поинтересовалась Элен, лихо затормозив возле развалин.

– А кто еще? Помогай... – Сергей перекинул в кузов первый мешок и прикрикнул. – Ну!.. Шевелись, скоро рассветет...

– Уже, уже... – девушка как пуля вылетела из кабины. – Помогаю...

– То-то же...

ГЛАВА 15

«... Прежде, чем принять решение об ознакомительной поездке, вербовке на работу или переселении в то или иное территориальное образование, настоятельно рекомендуем ознакомиться с местными правилами и обычаями, что особенно актуально для представителей иных культур, вероисповеданий и принципов. К сожалению, администрация Ордена не в силах влиять на толерантность населения суверенных территориальных образований и местных властей...»

Памятка переселенца

Глава 2. Общие вопросы

Новая Земля. Бразилия. Окрестности Северной Дороги.

20 год, 21 число 5 месяца, среда, 20:00

Миновав переправу, Серега поступил как всегда, загнав машину как можно дальше в джунгли, и остановился около заросшего чешуйчатыми секвойями горного склона, у подножья которого весело резвилась узенькая, но бурная речушка. А вот рядом с ней совершенно неожиданно, обнаружился чей-то давно заброшенный лагерь. Почти сразу стало ясно, кому он принадлежал – сгнившие лотки для промывки породы, прямо вопили о том, что здесь, в свое время, резвились золотоискатели. Впрочем, скорее всего без особого успеха – в Бразилии золотишко встречалось, но в совершенно мизерных количествах, непригодных для промышленной добычи.

В этих местах, местность постепенно переходила в равнинную, а джунгли, местами сменялись вполне проходимой саванной[57]. Место оказалось очень удобным, и Серега решил остаться здесь на несколько дней, нарушив ритм передвижения, и чем черт не шутит, возможно, сбив с толку вероятных преследователей.

Элен первой завалилась спать, а Сергей решил попытать счастья в речушке, зря что ли, в кузове валяется карточный трофей его спутницы. Кусочек красной тряпки и ржавый крючок не подвели, так что, к тому времени, как Элен проснулась, на кукане бились три здоровенные форели, очень сильно похожие на свои староземельные аналоги.

– Ого... – Элен уважительно потрогала пальцем темно-синюю крапчатую рыбину. – Мраморная? Salmo marmoratus novaterrum?

– Нет... э-э-э... lapidem... Да, точно, каменная. Видишь острые, в своей верхней трети, жаберные крышки? И шип на хвостовом плавнике.

– Угу, точно. Да откуда ты все это знаешь? – изумилась Элен – Учился?

– Нет, читал. Все издания справочника «Флора и фауна Новой Земли».

– Общую редакцию? – машинально поинтересовалась Элен.

– Нет, специализированную.

– Ладно, врать... – недоверчиво скривилась девушка. – Специализированная, идет только рассылкой в научные учреждения и в общий доступ не поступает. Скажешь тоже...

– Мне высылал лично профессор Штерн... – Серега сделал паузу и окончательно добил Элен. – Две позиции в отряде Squamata, то есть «чешуйчатые», позиция в отряде Archaeopterygiformes, то есть «архиоптериксообразные» и одна позиция отряда Saurischia, соответственно, «ящеротазовые», открыты и первоначально описаны мной. Ну... мной с Ченом.

Добитая Элен, выглядела совсем растерянной. Она моргнула и невпопад поинтересовалась:

– А еще, что ты читал?

– Шесть годовых подшивок советского и российского «Зарубежного военного обозрения», весь журнал «Soldier of Fortune», справочники по военно-подрывному делу, огнестрельному и холодному оружию, «Поющие в терновнике» Колин Маккалоу и «Крестного отца» Марио Пьюзо. Это все, – быстро перечислил Сергей. – Больше ничего не интересует? Тогда готовь рыбу.

– Хорошо, хорошо... – быстро согласилась Элен с несколько ошалевшим видом и принялась за готовку.

Сергей понаблюдал за ней, убедился в том, что она на правильном пути и стал разбираться с трофеями, коих образовалось весьма немало.

Пулемет MG-3 оказался ухоженным, Серега только разобрал его, убедился, что ствол практически без настрела, заново смазал, собрал обратно, и предварительно накинув чехол, установил на «Бандейранте».

С грудой бельгийских винтовок особенно не разбирался – все кроме одной, после формальной чистки отправились в багаж. Серега собрался их продать при первой возможности. Правда, пока сильно сомневался, что в ближайшем будущем такая возможность появится.

А вот глубоко модернизированной FN-FAL, уделил гораздо больше внимания. Он полностью разобрал винтовку, тщательно осмотрел, а потом, отстреляв пару магазинов и поработав с газовым регулятором, добился приемлемого боя в автоматическом режиме. Заодно, заново пристрелял стоявший на ней коллиматорный прицел с трехкратным увеличителем EOTech. И остался очень довольным результатами. На дистанции до двух сотен метров, она отличалась вполне снайперской точностью, а тактический глушитель, хотя и не особенно снижал звук выстрела, но здорово его искажал и вполне исправно служил пламегасителем.

Да и вообще, винтовка, которую он успел назвать «Машкой», отличалась прикладистостью и отличным балансом, так что, Сергей, особенно не колеблясь, определил ее себе как основное оружие, оставив вторым, германскую снайперку, в свою очередь, получившую погоняло «Тереза».

Едва он успел разобраться с магазинами и патронами, как вмешалась Элен и заявила, что кулинарные шедевры в ее исполнении уже готовы. Серега грешным делом опасался, что Элен его отравит, но запеченная в пальмовых листах форель, оказалась выше всяких похвал.

– Ну как, вкусно получилось? – с надеждой поинтересовалась Элен.

– Получилось... – скупо кивнул Сергей.

– Я очень талантливая девушка! – гордо заявила девушка. – Я дорогого стою!

– Стоишь... – Серега решил не оттягивать разговор и наконец, окончательно выяснить, какого хрена все гоняются за этой девкой. – Целых триста тысяч экю, ты стоишь.

– Сколько? – насмешливо переспросила Элен. – Маловато будет.

– Ты не поняла? – в Сереге опять стала закипать злость. – Триста штук!.. Повторить на китайском? За тебя дают триста кусков, мать твою...

– Я не знаю, про что ты! – вскинулась Элен. – Я простой биолог!

– Сидеть... – ствол винтовки уставился на Элен. – Руки на виду...

Элен так же быстро села на бревно и демонстративно служила руки на коленях, изображая примерную школьницу.

– Вот, пожалуйста. Но я все равно ничего...

– Назови мне хоть одну причину, по которой, я не должен поучаствовать в этом празднике жизни?

– Тебе не заплатят... – уныло сообщила Элен. – Кинут или вообще убьют.

– Ага... – Серега на всякий случай быстро оглянулся и показал стволом на землю. – Пожалуйста, ляг мордочкой вниз и заведи руки за спину.

– Vaffanculo![58] – в ярости выпалила Элен и добавила: – Stronzo![59]

– Прострелить ногу? – ласково поинтересовался Сергей. – Мордой вниз сказал, la torpe coño.[60] А теперь, вспоминай, кто тебя ищет – и главное, зачем. Не вспомнишь, сдам с чистой совестью.

Ответному потоку ругательств позавидовала бы любая портовая проститутка. Но Серега попросту пропустил их мимо ушей и быстро спутал шнуром руки и ноги девушки. Закончив с Элен, демонстративно протопал к машине и взял микрофон рации.

– Ты этого не сделаешь...

– Еще как сделаю...

– Хорошо, сволочь! – со слезами в голосе выкрикнула Элен. – Я все расскажу!.. Развяжи меня...

– Уже разбежался. Говори.

– Я из SAE. Из отдела по борьбе с распространением наркотиков. Этого для тебя хватит. Теперь развяжи меня! – категорично потребовала девушка. – Ты обязан мне помочь! Ну же...

– Придумай, что-нибудь умнее.

– Это правда, я не обманываю!

– Наркоманка из отдела по борьбе с распространением наркотиков? Ты меня совсем за идиота держишь? Все, надо с этим заканчивать...

– Никакая я не наркоманка...

Всхлипывая и виртуозно матерясь на итальянском, и португальском языках, Элен начала рассказывать. Оказывается, Элеонору Каролину Бруни Медейруш, завербовали парни из Секретариата Стратегических Вопросов, а точнее, из его седьмого отдела, занимающегося наркотиками, еще в бытность ее ассистенткой какого-то там профессора.

Долго дела не находилось, но потом, как нельзя кстати, на перспективную девушку положил глаз частный научный фонд INOVAR, очень интересующий SAE по ряду вопросов. Очень быстро выяснилось, что этот фонд, наряду с лекарственными препаратами, вкладывает уйму денег в разработку психотропов и тяжелых наркотиков. Элен попыталась выяснить, кому он принадлежит, уже нащупала ниточки, но потом, почувствовав, что ей все больше интересуется служба безопасности, от греха подальше банально сбежала, угнав самолет.

– А дальше ты все знаешь. Это правда... Я никакая не наркоманка. Это я себе придумала такую легенду. Чтобы не заподозрили... И слишком в нее вжилась...– смущенно заявила Элен.

– А карты?

– Я игроманка... – тихо объяснила девушка, густо покраснев. – Могу долго держаться, а потом все равно срываюсь. Единственным способом, не остаться без трусов, было научиться играть. Я научилась. В свое время даже приплачивала одному шулеру из Рио, за уроки...

– И самолет, получается, ты водишь?

– Угу... Легкомоторные самолеты. Имею свидетельство пилота...

– Угу... Надеюсь, ты не думаешь, что я тебе верю? – Серега никак не мог понять, правду она говорит или нет. С одной стороны, все сходилось. А с другой...

– Я правду говорю...

– И что ты такого выяснила, что теперь за тобой гоняются целые толпы вооруженных до зубов наемников?.

– Концы идут туда... – Элен показала носом на небо. – В правительство... И вообще, ты уверен, что хочешь знать?

– Не уверен. Это получается, если ты выйдешь на своих, то сразу примчится кавалерия, и тебя спасут?

– Угу... – с надеждой кивнула Элен и раздраженно дунула на травинку, лезущую ей в рот.

– Какого хрена ты молчала? Я бы тебе организовал сеанс связи с Рио, прямо из Сан-Амиче, из представительства горной компании. Убить тебя мало, дурочку малахольную...

– Сам дурак... – возмутилась Элен. – И вообще, я больше не буду с тобой разговаривать. Пока не развяжешь меня.

– А с чего ты взяла, что этот твой рассказ, разжалобил меня? Одна хорошая русская пословица гласит, что деньги не пахнут.

– Ты не такой...– не очень уверенно сказала Элен. – Ты не сможешь...

– И тут возникает один очень актуальный вопрос. Сколько?

– Чего, сколько? – недоуменно переспросила девушка.

– Одна сторона дает за тебя триста штук, а сколько даст вторая – твои, из SAE?

– Столько не дадут, – всхлипнула Элен. – Это я тебе сразу говорю...

– Ну-у... знаешь ли...

– ... Парень, парень, парнишка!!! Как там тебя? Сержио? Эй, я к тебе обращаюсь!.. – вдруг громко и ясно выдала рация в машине. – Я знаю, ты меня слышишь... Э-эй!!!

У Сереги невольно зашевелились волосы на голове. Дело в том, что рация говорила голосом того самого Игана Ирландца, вроде как отправившегося к праотцам на переправе. Перепутать было невозможно, тот же хрипловатый басок, тот же акцент и мать их, те же интонации. Вдобавок, качество передачи было изумительным, создавалось впечатление, что Иган находится совсем рядом.

– Э-эй!.. – продолжил надрываться трансивер. – Ты там, в штанишки от страха не наделал, наивный русский мальчишка? И правильно, у-у-у... – Иган дурашливо завыл словно приведение. – Я восстал из мертвых и направляюсь за твоей душой...

– Mamma mia! – ахнула Элен. – Не отвечай ему...

– Заткнись!..

– А теперь, к делу... – голос наемника стал серьезным. – Последний раз предлагаю, отдай девку. Я оставлю тебе жизнь и поделюсь гонораром. Честно. Мало того, не исключаю нашего сотрудничества. Ты мне нравишься, паренек...

– Он где-то рядом... – всхлипнула Элен. – Развяжи меня, идиот. Ну, развяжи, пожалуйста!..

– Заткнись, сказал... – Серега встал, чтобы развязать девушку и замер. Над джунглями эхом пронесся слабый рокот вертолетного двигателя. А через мгновение, еще одного, с другой стороны и гораздо ближе.

– Для начала, выйди на связь, паренек. Обговорим условия... – вкрадчиво предложил Иган. – А девку свяжи, свяжи... Можешь даже ноги ей переломать, за отдельную премию от меня. Но оставь живой. Ты понял?

– Скотина!.. – Элен, осыпая Серегу ругательствами, бешено извивалась на земле. – Они же нас найдут!.. Развяжи мене, figlio di putana![61] А-а-а!..

– Заткнись, la idiota! Они нас не увидят…

Серега не договорил, потому что над ними, почти задевая верхушки деревьев, с ревом пронесся тот самый «Бронко», сбивший «Скаймастер» Элен...

ГЛАВА 16

«... В целях ускоренной ассимиляции и скорейшего роста благосостояния переселенцев, на Новой Земле установлены щадящие и упрощенные условия ведения предпринимательской деятельности. К примеру, на территориях под протекторатом Ордена, единственным налогом является пятнадцатипроцентный налог на прибыль. К тому же, в банке Ордена предлагаются пакеты льготных кредитных программ для многих категорий переселенцев...»

Памятка переселенца.

Глава 2. Общие вопросы.

Новая Земля. Бразилия. Окрестности Северной Дороги.

20 год, 21 число 5 месяца, среда, 23:00

– Они... н-нас... Они... н-нас... – зубы Элен стучали как швейная машинка.

– Они нас не видят... – Серега, вертя девушку как куклу, быстро подгонял на ней разгрузку. – Не могут видеть. И просчитать не могут. Угомонись, сказал.

– А если...

– Только если наткнутся случайно... – закончив с подгонкой, Сергей принялся вставлять магазины в подсумки на жилете девушки. – Повторяю, это они так действуют на психику.

– Д-для ч-чего?.. – Элен, наконец, начала понемногу успокаиваться.

– Чтобы заставить сорваться с места и бежать днем... – Серега пристегнул флягу к поясу девушки и развернув ее, стал загружать провизию и боеприпасы в ранец. – Вот днем, как раз, могут и заметить. Да не вертись ты...

– Опять прилетели... – жалобно сообщила девушка и ткнула рукой в сторону леса, откуда снова стал доноситься вертолетный рокот.

– Как прилетели, так и улетят... – Серега задумался, повертел в руках МР-5 и, решившись, повесил его на шею Элен. – Вот, держи...

– Ты мне уже доверяешь? – недоверчиво поинтересовалась она.

– Нет... – Сергей отошел на шаг, критически осмотрел Элеонору и напялил ей на голову панаму. – Вот, так сойдет.

Девушка недовольно сморщилась и повела плечами:

– Тяжело, ведь... Зачем ты все это на меня навьючил?

– Все свое ношу с собой. На тот случай, если придется сваливать, бросив машину. Я тебе уже говорил.

– Ладно. А что теперь?

– Ну что, парень... – после перерыва опять ожил трансивер. – Ты решился? Давай, не прогадаешь...

– Che cazzo vuoi?![62]– яростно выкрикнула Элен и ринулась к машине. – Засунь себе в задницу палец и заткнись, frocio![63]

– Тихо, тихо... – Серега придержал ее за спасательную петлю на разгрузке. – Он тебя не слышит. Не рви душу, подруга...

– Все равно, пускай знает... – Элен запальчиво показала средний палец рации. – Так что там дальше?

– Сейчас окончательно стемнеет, ты за руль, я за пулемет. Кстати, вот второй ПНВ. Я элементы питания заменил. Теперь, смотрим карту...

Уже через сорок минут, «Бандейранте» медленно пополз вдоль реки. Элен довольно уверенно рулила, а Серега так же уверенно прощупывал стволом пулемета зеленоватые сумерки, при этом, прекрасно понимая, что грамотную засаду он все-таки прошляпит. Но оставалась надежда, что ее не будет. Ночные джунгли, пускай даже перемежающиеся саванной, не самое удачное место для засад. И преследователи должны прекрасно понимать это.

Где-то через десяток километров, Игнатьев собрался форсировать речушку, затем, по широкой дуге обогнув Сао-Бернабео, опять выйти к Северной Дороге. Но это только теоретически – местность была ему совершенно незнакомая, ну, а по карте, можно было только держать сравнительное направление – реальных особенностей рельефа, она совершенно не отражала. Вот и сейчас...

– Puta!.. – Серега выматерился при виде возникшей ниоткуда скалистой возвышенности, дважды саданул кулаком по крыше «Бандейранте» и нырнул в салон. – Стой...

– Ну и? – Элен повернула к нему голову. – На карте этой горки нет.

– В задницу твою карту. В любом случае, надо держаться речки. У нее после разливов остаются пологие берега. По ним пройдем. А иначе...

– Я попробую подняться, – пообещала девушка.

– Пробуй... – лаконично согласился Игнатьев и опять полез за пулемет. – Но смотри, если сверзишься...

– Ага, знаю... – кивнула Элен. – Оттрахаешь и высушишь. Тебе не кажется, какая-то странная угроза выходит? Знаешь, как-то по-идиотски, звучит твой русский жаргон. Ладно... держись покрепче там... Я-х-у-у...

И взобралась, правда, все это время Серега ее мысленно дико материл и даже пару раз порывался выбросить из-за руля. Но не выбросил. И, кажется, даже признал как водителя.

Нос внедорожника раздвинул молодую поросль на вершине холма, Элен торжествующе вскрикнула, провела машину еще с десяток метров, Серега перевел дух и...

И сразу же схватился за пулемет...

Внизу, метрах в пятидесяти стояло нескольких машин составленных в круг. Большой костер посередине, ослеплял ПНВ, Сергей поднял очки и сразу заметил, что стволы пулеметов на машинах, уже смотрят в сторону «Бандейранте».

– Назад, назад давай... – истошно заорал он, одновременно нажимая на спусковой крючок МG и уже понимая, что поздно.

Первые же пули разворотили радиатор, «Бандейранте» окутался клубами пара. Едва успев отстрелять десяток патронов, Серега в буквальном смысле катапультировался из машины и приземлился на Элен, каким-то образом, тоже успевшую выбраться из внедорожника. Игнатьев вжался к камни и подхватив за шиворот слабо попискивающую девушку, стал отползать назад. Вокруг стояла густая пылевая завеса, от крошащихся под пулями обломков скал, «Бандейранте» весело и красиво вспыхнул, а потом с грохотом взорвался.

Внезапно стрельба прекратилась, раздались звуки команд, приказывающих прочесать местность и найти этих ублюдков живыми или мертвыми. Десятки лучей подствольных фонарей, пронзили темноту.

– Мammina, mammina...[64] – беспрерывно причитала Элен, пытаясь ползти задом вперед.

Серега приподнялся, сориентировался и, дернув за ранец спутницу, показал рукой в темноту:

– Туда, бегом...

– Мammina!.. – опять пискнула Элен, на коленках рванула в предложенную сторону, быстро вырвалась вперед, и вдруг, с пронзительным визгом и шумом падающих камней исчезла.

Серега по инерции проскочил десяток метров, как почувствовал, что земля уходит из-под ног и полетел куда-то вниз, успев несколько раз подряд выматериться по-русски.

Потом последовал сильный удар, выбивший из него сознание...

А уже через мгновение, открыв глаза, он ничего не увидел – вокруг стояла кромешная темнота в некоторых местах слегка подсвеченная мягким фосфоресцирующим светом, не позволяющим что-либо рассмотреть. Тупо саднили левый бок и плечо, тихим эхом, отражающимся со всех сторон, откуда-то издалека доносились всхлипы Элен и серебряный звон капели. Влажный прохладный воздух пах пылью и каким-то странным запахом, похожим на корицу.

Серега только собрался пошевелиться, как темноту пронзили несколько лучей света и сверху послышался чей-то голос:

– Ирландец, да тут высота не меньше полусотни футов.[65] Они точно разбились или покалечились. Да и не видно их. Пару гранат вниз для страховки и все...

– В задницу себе засунь гранату. Она мне нужна живой. Живо тяните веревки... – спокойно приказал ему Иган, подтвердив в очередной раз, что он живее всех живых.

Зашипев от боли прострелившей бок, Сергей перевернулся на спину, и увидел высоко вверху, маленький кусочек звездного неба. Получалось, что он провалился в какую-то глубокую пещеру и остался в живых, только потому, что скатился по пологой стене. Пролом в потолке Сереге хорошо был виден, а вот сверху его заметить было трудно, мешала одна из массивных природных колонн, подпирающих свод пещеры.

– Ой-ой... – опять всхлипнул голос Элен, только теперь немного громче..

– Заткнись дура... – шепнул Серега и пополз в направлении голоса, по пути поддернув за ремень винтовку, чудом не слетевшую с плеча во время падения. Вовремя опомнился, опустил очки ПНВ на шлеме, клацнул кнопкой включения и восхищенно, но про себя, выругался. Никогда в своей жизни он не видел столь прекрасного и завораживающего зрелища.

Вокруг расстилалась громадная пещера, на стенах и потолке которой, громоздилось множество причудливых фосфоресцирующих кристаллов. С дальней стены, мириады капелек воды, сплетаясь в сверкающий поток, спадали в озеро, заросшее по берегам гигантскими растениями, усеянными бледно-розовыми цветами удивительно похожими на огромные розы. Рядом с цветами скорчилась в позе эмбриона Элен, держась обеими руками за щиколотку.

–Mille cazzi nel tuo culo...[66] – опять завыла она. – Как же больно...

– Тише...

– Пошел ты... – всхлипнула девушка. – Кажется, я сломала себе ногу...

– Заткнись, сказал... – Сергей осторожно сел, оглянулся и, заметив узкий проход в стене, показал на него рукой. – Давай туда, они скоро спустятся...

– Куда? Я же ничего не вижу...

– Вот же... – Серега только сейчас заметил, что очки ПНВ на шлеме Элен, слетели с креплений и висят на проводках. – Ладно, я тебя потащу. Только не вой...

– Если бы у тебя так болело... – огрызнулась девушка, но замолчала и, нащупав руку Сергея, крепко за нее ухватилась.

– Алекс, Бобби, Хоакин... Втроем пойдете... Датч, Бран, прикрываете... – одновременно с голосом Игана, в пещеру с легким шорохом упало несколько веревок.

– Ага, пойдете... – зло буркнул Серега, освободил руку, переполз в сторону и вскинув винтовку, поймав кружочком прицельной марки пролом в потолке пещеры.

– Хефе, их здесь нету... – в проломе появилась темная фигура, слегка покачивающаяся на веревке. Следом за ней, возникло еще две. Лучи света мотнулись по дну и стенам пещеры. – Нет, не видно...

Винтовка брыкнулась, негромко хлопнул выстрел, одна из фигурок тихо вскрикнув, бесформенным кулем полетела вниз.

– Черт, назад! Тащите нас назад... – двое остальных, пытаясь раскачиваться на веревках, открыли беспорядочный огонь, наполнив пещеру страшным грохотом. Пули завизжали, рикошетя от камней, в воздух полетели серебряные брызги разбитых кристаллов, делая картинку какой-то нереально красивой и фантастической.

Вторым выстрелом Серега подбил еще одного наемника, подхватил за шиворот Элен, и потащил ее в проход, зияющий в стене пещеры. Едва он скрылся в проходе, как за спиной оглушительно бабахнуло несколько взрывов...

ГЛАВА 17

«... Несмотря на столь короткий срок, прошедший с момента появления человека на Новой Земле, и, соответственно, столь же недолгие научные исследования сего мира, уже можно уверенно утверждать, что генетический код живых организмов Новой Земли, имеет общие черты и сходен с генетическим кодом земных организмов. Что, в свою очередь, свидетельствует о развитии жизни на обеих планетах, по одному пути...»

Памятка переселенца

Глава 5. Флора и фауна Новой Земли

Новая Земля. Бразилия. Окрестности Северной Дороги.

20 год, 22 число 5 месяца, четверг, 05:00   

– Что бы у вас члены на лбах повырастали... – Элен погрозила кулачком в сторону завала и опять схватилась за ногу. – Ой, зараза, как же болит...

– Покажи... – Серега присел рядом, убрал руки девушки и ощупал щиколотку. – Так... надо снять сапог...

– Ты что...

– Тихо... – Сергей быстро зафиксировал ногу Элен и крутнул ступню.

– Ай-яй, сволочь ты такая… – истошно взвизгнула девушка. – Что же ты делаешь, capra puzzolente!..[67] – и тут же удивленно уставилась на Серегу. – Ой... кажется...

– Следующий раз получишь по морде... – устало пообещал он и откинулся спиной на стенку прохода.

– Прости меня Сержио... – застенчиво улыбнулась Элен.

– Просто следующий раз держи язык за зубами. А теперь заткнись... – глотнув воды из фляги, Серега задумался.

У него уже начало создаваться впечатление, что боги, или кто там главный, имеют, на него, Сергея Игнатьева, да и на Элен, какие-то свои планы. Иначе, по-другому, подобное везение, никак не объяснялось. Вот и сейчас, мало того, они не убились, сверзившись в пещеру с пятнадцатиметровой высоты, так еще уцелели, когда своды этой самой пещеры, рухнули от взрыва гранат. Правда, совсем не факт, что это лучший вариант, потому, что неизвестно куда ведет этот отнорок, в котором они сейчас оказались заперты. И ведет ли он вообще, куда-нибудь. Хотя...

Серега выключил ПНВ и достал из кармана разгрузки фонарь.

Ход представлял собой в сечении почти правильный круг, высотой и шириной около двух метров. Низ покрывал крупный светлый песок, очень похожий на речной, а стены были гладкими как стекло, поэтому создавалось впечатление, что проход, каким-то загадочным образом, проплавили прямо в каменном массиве. Воздух пах влагой и был довольно свежим. А значит...

– Здесь когда-то текла подземная река. Значит, есть надежда, что мы куда-нибудь да выйдем... – Элен провела ладонью по стене и неожиданно добавила: – У тебя ничего нет пожевать? Есть хочу, уже не могу...

– У тебя в ранце... – Сергей осекся, только сейчас заметив, что ранца за плечами Элен нет.

– Потеряла... – виновато пожала плечами девушка. – Зато, вот... – она продемонстрировала, подняв за ремень пистолет-пулемет. – А эту пукалку сохранила...

– Понятно? – Серега убавил мощность фонаря до минимума и положил его на песок. – Снимай шлем...

После чего покопался в своем ранце и, разорвав упаковку сухпая, вручил Элен пакетик галет. Пока девушка хрумкала, Сергей вынул из ее разбитого ПНВ элементы питания и спрятал себе в кармашек разгрузки. А потом занялся тщательной ревизией имущества.

Две неполные полторалитровые фляги воды, уже початый американский сухпай, подствольный фонарь, ПВН с запасным комплектом батарей, винтовка Сереги с шестью магазинами к ней, и сотней патронов россыпью, «коротыш» Элен с четырьмя «рожками», два пистолета, четыре гранаты, две портативные рации и расширенная армейская медицинская аптечка. Да еще немного всякого-разного барахла, уместившегося в карманах разгрузок и ранце Сереги. Все остальное, нажитое непосильным трудом имущество, сгорело вместе с «Бандейранте».

– Держи... – Элен протянула Сергею пакетик с галетами. – Я половину тебе оставила.

– Как нога?

– Опухла, – пожаловалась девушка, продемонстрировав пухлую лодыжку. – Но уже почти не болит.

Серега, молча, вытащил компрессионный бинт из аптечки и стал туго перебинтовывать ей ногу.

– У тебя руки... – нерешительно прошептала Элен. – Какие-то... ласковые что ли...

– Не говори ерунды... – неожиданно зло отозвался Сергей и, глянув на светящийся циферблат часов, сказал: – Ложись спать. До нас твои приятели уже не доберутся – пещеру завалило. Так что, часа три, спокойно можешь подремать. Как раз, нога немного отойдет.

– А если оттуда кто-нибудь полезет? – девушка показала рукой в противоположную от завала сторону.

– Не полезет. Никого здесь нет. Вроде бы. Ну, а я, – Сергей достал мультитул и стал монтировать подствольный фонарь на винтовку. – А я, схожу проверю для надежности.

И сходил, не обнаружив ничего опасного. Потолок и стены прохода усеивали фосфоресцирующие грибы и лишайники, а живность, в любых ее проявлениях, отсутствовала напрочь. Через полсотни метров проход закончился узкой щелью, за которой луч света выхватил еще один подземный зал. Но туда лезть Серега не стал, заложил, как мог, щель камнями, брызнул на них оружейного масла, дабы отпугнуть нежеланных визитеров и вернулся к Элен.

– Ну что?

– Ничего. Дальше, еще одна большая пещера... – Серега, стараясь не тревожить ушибленное плечо, сел на песок и оперся спиной на стену. – Ты чего не спишь?

– Холодно... – зябко поежилась Элен. – И страшно...

– Все будет нормально... – машинально пообещал Серега, достал аптечку и занялся собой. Чувствовал он себя паршиво – кружилась голова и подташнивало. Кроме того, во время взрыва машины, ему довольно сильно опалило левое предплечье, а при падении в пещеру, содрало кожу на плече, с той же стороны.

– Я помогу, – Элен мягко забрала у Сергея сумочку. – Я умею, не переживай, все-таки биолог.

– Врешь ты все, – безразлично сказал Сергей, снимая разгрузку. – И можешь не оправдываться...

– Я и не собираюсь, – зло ответила девушка, накладывая противоожоговые салфетки на локоть Сергея. – Вот же заладил. Теперь плечо... Дай мне вон тот пакетик... Ага, этот, с пинцетом... и с тампонами. Надо почистить рану...

Действовала она умело и быстро, у Сереги в голове даже мелькнула мысль, что она на самом деле не биолог, а медик. В завершение, Элен сняла швы с уже поджившей брови Сереги, сделала укол общего антибиотика и довольно заявила:

– Вот, заштопала тебя, как могла. Хвали меня теперь.

– За что?

­– Ладно, проехали, – девушка собрала аптечку и свернулась клубочком, положив голову на колени Сереги. – Не возражаешь? Вот и ладно. Я сплю...

Сергей хотел возмутиться, но промолчал. Голова болела, мысли путались, сильно хотелось спать. Поэтому он подложил себе под голову свой ранец, выставил на часах таймер и последовал примеру Элен.

Совершенно неожиданно ему приснился Чен. Китаец, в потертом домашнем халате, стоял на коленях и увлеченно рыхлил землю в миниатюрном садике маленькой мотыгой. При этом что-то весело насвистывал, и вообще, казался беззаботным и довольным жизнью.

Сергей хотел поздороваться с ним, но Чен поднял голову, улыбнулся, одобрительно кивнул и вдруг исчез в густом сизоватом тумане.

– Святая Магдалина... бр-р-р... к-как же х-холодно... – дрожащий голос Элен, вырвал Серегу из сна и одновременно, зажужжал таймер на часах, сигнализируя, что пора просыпаться.

Сергей клацнул включателем на фонарике, рассеянный лучик света мгновенно разогнал темноту и высветил злое лицо Элен.

– Д-давай уже куда-нибудь п-пойдем... – простучала она зубами. – Я замерзла, как кубик льда в холодильнике...

Сергей взглянул на часы. Хотя зелененькие циферки на циферблате, показывали всего девятнадцать градусов по Цельсию, он тоже довольно сильно озяб. Но ничего удивительного в этом Серега не нашел – температура воздуха в Бразилии в это время года никогда не падала ниже тридцати пяти градусов.

– Нога.

– Что, нога? – недовольно переспросила Элен. – Пойдем, говорю...

– Нога, твоя, как? – делая паузы после каждого слова, повторил Серега и рывком встал, невежливо отодвинув девушку, прижимающуюся к нему всем телом.

– А-а-а... нога... – протянула Элен и покрутила ступней. – Вроде ничего, опухоль почти сошла...

Сергей, молча, забросил свой ранец за спину, надел шлем с ПНВ, поправил разгрузку и пошел по коридору, подсвечивая себе путь фонарем.

Вполголоса матерясь по-итальянски, и немного прихрамывая, Элен догнала его и поинтересовалась:

– Вот обязательно быть такой... такой...

– Сволочью?

– Нет... Да...

– Прикуси язык, – Серега присел и стал разбирать камни, которыми он вчера заложил проход во вторую пещеру.

– Прикусила... – Элен со страдальческим стоном стала на колени и стала помогать разбирать завал.

Через несколько минут проход освободился, Сергей немного понаблюдал за пещерой, а потом протиснулся через щель и помог пробраться Элен.

Эта пещера была поменьше, чем первая. В самом ее центре расположилось небольшое озерцо, из которого поднималась толстая, плавно расширяющаяся кверху колонна, поддерживающая свод, усыпанный прозрачными кристаллами. Обнаружив в стене еще один проход, Серега облегченно вздохнул и выключил фонарь – множество светящихся лишайников и грибов давали достаточно света.

– Ой! Тепленькая... – Элен довольно пискнула, зачерпнув ладонью воды из озерца. – А можно, я погреюсь немного?

– Хорошо, ты греешься, а я ем... – Серега достал из ранца пакет сухпая.

Элен тут же оказалась рядом и получив галетку намазанную паштетом, довольно захрумкала.

– Как ты думаешь, мы выберемся? – поинтересовалась она, слизав с ладони последние крошки.

– Посмотрим... – Сергей доел, засунул сухпай назад в ранец и подхватив винтовку встал. – Ты плескайся, а я гляну, что там дальше. И это, не вздумай грибы есть...

– Что, я совсем дура, что ли?.. – обиженно скривилась Элен.

– Надеюсь, что нет... – безразлично ответил Серега и пошел к проходу.

– Советую тебе тоже ополоснуться... – донеслось ему в спину. – Водичка серная, полезно...

– Позже... – Серега обследовал проход и обнаружил, что он плавно поднимается вверх. Пройдя по нему пару десятков метров, Игнатьев остановился перед развилкой и немного поколебавшись, вернулся назад.

– Что там? – спросила Элен, живо присев и скрывшись в воде по шею.

– Вылазь.

– Можешь, со мной поплавать... – девушка похлопала рукой по воде. – Только, чур не приставать...

– Хватит плескаться, говорю. Надо идти.

– Нет, ты все-таки невыносим... – горько вздохнула Элен, демонстративно встала из воды и стала оглаживать ладошками свое тело, сбрасывая с него капельки воды. Заметив, что Сергей смотрит на нее, кокетливо спросила.

– Красивая? Да?

Сергей не отвечая, молча рассматривал ее. Матовая золотистая кожа, усеянная блестящими капельками воды, мягкие соблазнительные изгибы фигуры, подрагивающая в такт движениям, высокая упругая грудь. Элен выглядела неимоверно соблазнительно, а с учетом того, что у Игнатьева уже несколько дней не было женщины, от желания даже закружилась голова. Драные камуфляжные штаны, грозились лопнуть в паху. Но...

Но Сереге все, же удалось взять себя в руки. Он прекрасно понимал, сколькими хлопотами может обернуться эта минутная слабость, поэтому стиснул зубы и отвернулся:

– Ничего так. Тебе пара минут на одевание. Не успеешь – брошу.

– Совсем бесчувственный, – преувеличенно разочарованно пожаловалась у него за спиной Элен. – А может ты...

– Еще слово...

– Все-все, молчу...

Через пару минут, они уже шли по проходу. На развилке, Серега зачерпнул из баночки краски для лица и нарисовал на стене жирную стрелку, после чего взял правее и через пару десятков метров, наткнулся на завал. Пришлось возвращаться и идти по другому проходу. Элен все это время обиженно молчала, но несмотря на хромоту, двигалась споро и не отставала.

Вскоре стал слышаться какой-то тихий гул. В воздухе запахло сыростью, а на стенах появился мох усеянный капельками воды. Ход сузился со всех сторон, так что Сереге и Элен пришлось опуститься на четвереньки, а затем и вовсе поползти. Когда Сергей уже думал повернуть назад, впереди блеснул свет.

29

С трудом скинув с себя разгрузку и ранец – с ними передвигаться было уже невозможно, Серега протиснулся вперед и чуть не завопил от радости. Проход вывел их в небольшую пещерку, в которую со стен с шумом падало несколько потоков воды, собиравшихся в большой ручей, бежавший наружу через узкую щель. Сомнений уже не было никаких – путешествие по пещерам закончилось, через щель на воду падали солнечные лучи.

– Святая Магдалина! – радостно взвизгнула Элен. – Мы выбрались!

– Не спеши... – Серега сделал несколько шагов, раздвинул побеги ползучих растений, осторожно выглянул наружу и разочарованно выругался – оказывается, ручей падал с высоты, по меньшей мере в полтора десятков метров, разбиваясь об груду острых обломков скал, на берегу небольшого вытянутого дугой озера. А на берегу озера...

ГЛАВА 18

«...Согласно проведенным исследованиям, на нашей новой родине еще триста тысяч лет назад сложились все условия для возникновения разумных форм жизни. Но, на данный момент времени, у нас полностью отсутствуют свидетельства о наличии таковых на планете. Однако не стоит спешить окончательно закрывать эту тему, в связи с тем, что ареал исследованных земель ничтожно мал, по соотношению к размерам самой планеты Новая Земля...»

Учебник биологии для 5-6 классов

Лихачева А.А, Штерн А.Ф.

Издательство «Тормашев и сыновья»

г. Демидовск, 19 год

Новая Земля. Бразилия. Окрестности Северной Дороги.

20 год, 22 число 5 месяца, четверг, 20:00

А на берегу озера, на песчаной косе вдающейся в воду, всего-то в сотне метров от Сергея и Элен, рядом с военным «Шеви» в камуфляжной окраске, стоял вертолет. Обычный «Хьюи», с отчетливо просматривающимися дополнительными баками и пулеметными блоками на подвеске.

– Ой... – тихонько пискнула Элен.

– Ты вертолет водишь? – поинтересовался Серега.

– Теоретически.

– Это как?

– Знаю как, но никогда не пробовала, – прошептала Элен. – Ты что это удумал? Нет, нет и еще раз нет!..

– Жаль, – констатировал Сергей. – Сколько такой «Хьюи» без дозаправки пролетит?

– Точно не знаю. С полной заправкой – километров пятьсот. А с дополнительными баками, вдвое больше.

– Вот... А сколько у нас до Рио? Это представь себе, как мы ускоримся. Машины, как ты понимаешь, у нас теперь нет.

– А если он сел на вынужденную? – резонно предположила Элен. – Вон смотри, пилоты копаются в движке. Хорошенькую перспективу ты предлагаешь. Стоило выживать, чтобы потом навернуться с высоты? Ты для начала, слезь отсюда...

– Слезем... – У Сергея испортилось настроение – было очень жаль расставаться с идеей. Но снятые панели на движке «Хьюи», он и сам видел. – А вообще, ждем вечера. Там посмотрим. Но ты, на всякий случай, вспоминай, как водить эту стрекозу.

– Поедим? – с надеждой предложила Элен. – Я голодная, как...

– Тебе бы только... Ну, да ладно... – Серега сбросил ранец и достал потощавшую упаковку сухпая.

– Доберемся до Рио, я тебе приготовлю такую карбонара, что пальчики оближешь! – пообещала Элен, хищно впиваясь в галету.

– Карбонара? – Сергей поколебался и открыл упаковку крольчатины с зеленым горошком.

– Спагетти со специальным сырным соусом и гуанчиоле... ну-у... это вяленная щековина. Короче, бекон.

– Г-м... – Серега при желании, мог даже приготовить утку по-пекински, видел как это делал Чен, но дело в том, что это желание, никогда к нему не приходило. Вообще – никогда. Поэтому, люди увлекающиеся кулинарией, и находившие для нее время, вызывали у него, инстинктивное глубокое уважение. К примеру, Лусия заманила его в дружки, в первую очередь, исключительно вкусным фейжоадо. А уже затем, своей безотказностью и сиськами третьего размера.

– Правда, правда, приготовлю. Меня мама научила, – подтвердила Элен и резко сменила тему разговора. – Слушай, а как мы спустимся?

– Спустимся, – Сергей подошел к пролому и хмыкнул. – Еще как спустимся.

– А...

– Можешь подремать, – Серега показал на угол пещерки. – Туда брызги не достают. И оставь меня пока в покое.

– Как хочешь, – опять обиделась Элен.

Но Сергей уже ее не слушал и наблюдал за вертолетом. Сам спуск вниз, его не особо беспокоил, сверху со скалы спускались толстые узловатые лианы, вполне способные заменить собой веревочную лестницу. А вот все остальное...

Возле вертолета и машины крутилось шесть человек – трое в синих пилотских комбезах и трое боевиков в джунглевом камуфляже, с головы до ног обвешанные оружием. Судя по всему, «Хьюи», принадлежал команде Игана Ирландца и, действительно, совершил вынужденную посадку. «Харрис» Серёги, вполне успешно перехватил радиопередачу, в которой некий «Феникс», сообщал некому «Таранису», что «птичка присела серьезно и надолго» и чтобы она взлетела, надо какой-то там насос. «Таранис» насос обещал организовать, но только на следующие сутки, так как все остальные «птички», сейчас заняты. А пока предлагал подождать и поглядывать по сторонам, так как гребаный русский, вполне может вернуться с того света.

Ну, а «Шеви», стоящий рядом с вертолетом, как понял Серега, был послан для поддержки вертолетчикам. Для охраны – и чтобы скучно не было.

Впрочем, скучно им точно не было.

– Идиоты! – процедил Сергей, увидев, как пилоты забрасывают в озеро гранаты.

Вздыбившиеся после взрывов гранат фонтаны воды и ила, наемники встретили восторженными воплями.

– Кайманов на вас нет! – сокрушился Серега и осекся, приметив как с противоположного берега, в озеро скользнула длинная полосатая туша и следом за ней, сразу же вторая.

Бородатый мужик в летном комбинезоне, в азарте заскочивший по пояс в озеро, торжествующе вздернул в воздух руки, со здоровенной пятнистой рыбиной и вдруг разом скрылся в воде. На этом месте немедленно стало расплываться темное пятно. Остальные ничего не заметили, продолжая выбрасывать рыбу на берег.

– Caiman latirostris, – удовлетворенно сообщил сам себе Сергей. – Или широкомордый панцирный кайман. Обитает в пресноводных водоемах, способен преодолевать большие расстояния по суше. Моногамен, выбирает себе самку один раз и на всю жизнь. Исключительно прожорлив, бросается на любой шум. Ай-ай, как же вы неосторожны, видать только из-за ворот...

Пока Серёга озвучивал ТТХ панцирного каймана, наемники хватились пилота, и благоразумно выскочив из воды, опять стали забрасывать озеро гранатами. А когда кайманы всплыли кверху пузом, выудили из воды измочаленный обрубок своего товарища и утащили его куда-то к вертолету.

Серега внезапно принял решение, выложил из карманов разгрузки все лишнее, поправил кинжал, прикрутил к пистолету глушитель, заменил свою винтовку на «коротыш» Элен и, выскользнув из расселины, повис на лиане. Едва не сорвался под струями ледяной воды, раскачался, перепрыгнул на следующую лиану и через несколько мгновений оказался внизу. Приметил, что наемники заняты своим пожранным, но к удивлению, еще живым пилотом, прикрываясь скалами, перешел озеро вброд, и, присев в кустах, тщательно раскрасил лицо и тыльные стороны ладоней специальной краской.

План у него был очень простой – банально выбить наемников, захватить какой-нибудь транспорт и свалить куда подальше. Шансы для исполнения это плана были весьма неплохие. Во-первых, почти весь маршрут до стоянки порывал плотный кустарник, так что, Серега вполне резонно рассчитывал подобраться туда незамеченным, а во-вторых, благородные земноводные, значительно упростили работу, сократив боеспособный личный состав врагов, ровно на одного человека. Кроме того, в лучших партизанских традициях, кайманы не добили несчастного пилота, а вывели его из строя, как раз для отвлечения внимания остальных. Словом...

– Посмотрим, – шепнул сам себе Серега, перебежал полянку и заняв колено-локтевую позицию, нырнул в заросли.

30

Последний десяток метров до намеченной позиции, он прополз по-пластунски и замер за толстенным поваленным стволом новоземельного пробкового баобаба. Отсюда стоянка просматривалась как на ладони.

Наемники столпились вокруг слабо постанывающего пилота, лежащего на куске брезента, и озабоченно переговаривались друг с другом на английском языке.

– Пес бы побрал этих тварей! – ворчал второй пилот. – Что я теперь его жене скажу?

– Свободным местом воспользуешься... – гнусно хихикнул третий мужик в летном комбезе – маленький сухой коротышка латиноамериканской наружности. – Она обрадуется, ты-то помоложе будешь.

– Да пошел ты, скотина! – зло огрызнулся пилот. – Щенков его, мне тоже, что ли кормить? Сука, это же надо, Марк всего месяц назад прошел ворота и уже лишился обеих ног и яиц.

– И члена! – опять заржал коротышка.

– Это точно, он уже не жилец... – озадаченно пробасил чернокожий здоровяк с укороченной германской винтовкой G-3[68], на трехточечном ремне и разгрузке на голом торсе. – Ох и вставит нам Ирландец.

– Еще как вставит, – встал с корточек, широкий как шкаф седой мужик, с роскошными бакенбардами. – Все, он готов. Получается, всего за несколько дней у нас шестнадцать трупов. Четверо на гадской переправе, двое в пещере, семеро сгинули, когда ловили эту сучку в джунглях и трое в Сан-Амиче. Марк – уже семнадцатый.

Серега насторожился – выходило, что все наемники из одной компании. А потери наемников в Сан-Амиче, вообще оказались для него неожиданностью. С кем это они там схлестнулись? Неужто Барона, пытались подвинуть?

– Ничего, через неделю новое пополнение из-за ленточки прибудет... – оптимистично буркнул чернокожий. – Да с полтора десятка опытных местных парней, в Рио и Байе уже навербовали. В таком деле, без потерь не обойтись. Так что, учитывая оплату и перспективы, я доволен.

– Один хрен, дерьмо это, – оборвал его седой. – По хорошему, надо пополнение месяца три-четыре обкатывать на местных особенностях и только потом пускать в дело. Сука, я здесь уже год, и то не готов лезть в джунгли. Нгуэн!.. – мужик повернул голову в сторону «Хьюи». – Не слышу доклада, мать твою, воин света и радости.

– Все тихо, босс... – лениво отозвался жилистый азиат, сидевший на редукторе вертолета. – А я вам говорил, не лезьте в воду, белые сволочи. Это вам не Европа, и даже не долбаная Америка...

– Закрой пасть, косоглазый! – вспылил чернокожий – Иначе...

– Иначе, ты отсосешь, – так же лениво перебил его азиат.

– Заткнитесь! – взревел седой. – Никто здесь не виноват! Да где это видано, чтобы крокодилы взрывов не боялись?!

– И ты отсосешь, – меланхолично добавил Нгуэн. – Все отсосут...

Серега не стал ожидать, когда они начнут друг у друга отсасывать, осторожно раздвинул ветки тамариска, пристроил глушитель на бревно, прижал его сверху рукой, выцелил азиата, коротко даванул спусковой крючок, а потом, мгновенно сменив направление стрельбы, одной очередью, длиной в целый магазин, скосил всех наемников около раненого пилота. Седой успел среагировать и кинулся в сторону, почти ушел, но последняя пуля в магазине, все же стукнула его в поясницу.

На ходу перезаряжаясь, Серега сменил позицию, залег за деревом и прислушался. От вертолета донеслось какое-то шебуршание и протяжные булькающие стоны. Сергей помедлил немного, перебежал ближе и всадил короткую очередь в спину седому, пытающемуся уползти под защиту машины. Следующие пули достались коротышке латиносу, бившемуся в судорогах на песке.

Сделав еще паузу, Серега на мгновение выглянул из-за кузова «Шеви», сразу же спрятался, осторожно обошел внедорожник, примерился, не высовываясь, приподнял над его капотом свой МР-5 и добил остаток магазина в азиата, скорчившегося возле лыжи вертолета.

– Гордись мной, старый хрыч! – торжествующе заорал он обращаясь к небу и сразу же выругался от острой боли в икре. – Мать твою...

И тут же похолодел, заметив, как в кусты скользнула маленькая яркая змейка.

Уже чувствуя, как немеют кончики пальцев, Серега плюхнулся на задницу, вырвал из кармашка штанины жгут, плотно перетянул ногу под коленом, а потом, одним движением кинжала вспорол мышцу на месте укуса. Успел удивиться, что почти не чувствует боли и улетел в мягкую уютную темноту...

ГЛАВА 19

«... В целях стимуляции гражданской позиции населения, за устранение антисоциальных и криминальных элементов, во время совершения ими противоправных действий, Орден выплачивает премию в размере тысячи экю за одного персоналия. В случае, если подобные элементы были ранее объявлены в розыск службами Ордена и за них уже была назначена награда, данная премия не присовокупляется к награде...»

Памятка переселенца

Глава 2. Общие вопросы

Новая Земля. Бразилия. Окрестности Северной Дороги.

20 год, 22 число 5 месяца, четверг, 22:30

Дикая тряска и выкручивающая суставы боль, привела Серегу в себя. Последним кадром, оставшимся в памяти, была маленькая пестрая змейка, уползающая в кустарник. В голове забился ужас, сразу сменившийся радостью и облегчением. Яд кустарниковой гадюки, за минуту убивал полуторатонного вепря-бородача, но на людей действовал более щадяще, вводя на несколько часов в полный паралич, с отвратительными постэффектами, по выходу из него. Впрочем, валяться парализованной тушкой в джунглях, тоже было бы еще той сомнительной лотереей. Но, в данном случае...

Серегу опять пронзил страх, он диким усилием открыл глаза и облегченно выругался. А если правильней, облегченно замычал, потому что гортань и язык категорично отказывались ему повиноваться.

– Очнулся, il mio eroe?[69] – Элен лихо тормознула и влепила Сереге горячий поцелуй в губы.

– М-м-м...

– Ага!.. – зловеще процедила Элен и состроила на лице страшную рожицу. – Ты теперь в моей полной власти. – Что захочу, то и сделаю с тобой! К примеру...

– У-уб... убью... – Сереге, наконец, удалось выдавить из себя нечто похожее на слова.

– Ладно, ладно, малыш, – Элен еще раз поцеловала Сергея и заботливо оттерла платочком пот с его лица. – Это я шучу.

Тело до сих пор отказывалось повиноваться, поэтому Серега просто повел глазами и обнаружил, что сидит пристегнутый ремнями безопасности, в пассажирском кресле какой-то машины. Снаружи темнели мрачные джунгли. Электронные часы на панели, показывали половину одиннадцатого вечера. На лобовом стекле покачивался брелок, в виде смешного маленького скелетика в армейском кепи. В салоне пахло хорошим мужским одеколоном и табаком.

– К-как...

Элен улыбнулась, достала с заднего сиденья флягу, аккуратно напоила Сергея и стала рассказывать.

– Гадина ты, – девушка погрозила кулачком. – Бросил меня! Я когда проснулась, чуть со страху не уписалась.

– А...

– Взяла бинокль, глянула, а там ты этих... – Элен показала неприличный жест рукой. – Этих уродов убиваешь. Между прочим, все отлично было видно. Как в кино. Ты настоящий Рембо!.. – девушка наклонилась, чтобы еще раз поцеловать Сергея, но увидев его бешеные глаза, передумала. – Ладно... Так вот, смотрю, ты начал ногу себе резать, сразу поняла, в чем дело и полезла. У-у-у... знаешь, как страшно было? Чуть не упала...

– Моя винт... в-винтов...

– Все забрала! – быстро закивала девушка. – На веревке сначала вещи спустила. Затем уколола тебе общее противоядие, перевязала ногу и затащила в машину и рванула куда подальше. Правда... кажется... заблудилась...

– Т-трофеи?..

– Все подчистила, – гордо заявила Элен и ткнула рукой назад. – Вертолет тоже обобрала. Там много всего. Очень, много. Хотела сначала на вертушке уходить, но потом передумала, порезала топливные шланги, проводку, разбила панель приборов и набросала камней в воздухозаборник. Я молодец?

– Угу...

– Кто тебя тяпнул? Ха... Можешь не отвечать, я и так знаю. Некроза тканей вокруг места укуса нет, паралич с потерей сознания, полная скованность мышц, сильная анемия, дыхательные функции не повреждены... м-м-м... Кустарниковая гадюка?

– Угу... – Серега, смотря на свою кисть, сжимал, разжимал пальцы и никак не мог поверить, что и в этот раз ему повезло. А еще, было очень странное чувство, очень похожее на чувство благодарности к Элен, благодаря которой он как раз и выжил.

– Что будем делать дальше? – поинтересовалась Элен. – Ты главный, ты и решай.

– Куда... мы... заехали...

– Миль сорок отмахала, – девушка щелкнула пальцем по приборной панели. – Вроде шла на север. А как в реальности, увы, не знаю...

– Рация... рабочая? – Серега заметил мощный трансивер в салоне.

– Угу. Этих... ну ты понял... уже раз пять вызывали...

– Ночуем.

Едва откинувшись на кресло, Серега сразу заснул. Спал крепко, без сновидений и проснулся с первыми лучиками света, пробившихся сквозь кроны деревьев в салон машины. Чувствовал себя удивительно бодро, однако после укуса змеи, он сгоряча сильно распорол себе икру и теперь, нога в этом месте довольно сильно болела.

– У-у-у... кофе хочу... – страдальчески пробурчала Элен, проснувшись одновременно с Сергеем, и нашарив в ящичке позади рычага передач, портативную электрокофеварку, тыкнула ее штекером в разъем на приборной панели. – Что? Тебе тоже? Ну ладно...

– Спасибо, – выдавил из себя Серега и вышел из машины.

– За что?

– За все, – бросил Сергей и стал осматриваться.

«Шеви» стоял в узком распадке, по дну которого протекал узенький ручеек стекавший уступами с нагромождения скал. Воздух отдавал свежестью, обычного запаха гнили и орд кровососов, присущих джунглям, не было – распадок хорошо продувался ветерком. Машину окружала невообразимая чащоба из смешанного леса, до предела заросшего кустарником и перевитого лианами. Пытаться двигаться вперед, уже не было никакой возможности – оставался всего один выход: возвращаться по своим следам и искать объезд.

– М-м-м... вот это заехала я... – прокомментировала Элен и, высунувшись из окна, протянула чашку с кофе. – Держи, я тебе несладкий сделала.

Серега кивнул, сделал глоток и провел рукой по крылу машины. В этот раз,  предстояло продолжить путь на длиннобазном «Шеви Тахо» армейской модификации, так же, как и погибший «Бандейранте», в варианте пикапа с двойной кабиной. В кузове, позади кабины, было оборудовано пулеметное гнездо с турелью, на которой стоял пулемет в чехле, судя по всему, американский М-60. Машина выглядела совсем новой, разве что светло зеленая краска немного поблекла, как будто «Шеви» долго стоял на консервации.

– Давай, – Элен вышла из машины и помахала аптечкой. – Надо твою ногу посмотреть. Я вчера, в спешке, не особо с ней разбиралась. Садись сюда.

– Что с топливом?

– Бак был наполовину полный. Сейчас где-то треть, – Элен обильно полила бинты перекисью водорода. – Вроде как, в кузове еще пара канистр есть... А вот пустые они... – девушка ловко срезала бинты и обнажила ранку, – или полные... г-м... кажется терпимо... да?

Рана выглядела воспаленной, и немного кровоточила, но гноя в ней не было. Элен промыла ее, уверенно наложила пару швов, залила противовоспалительным гелем и опять перевязала ногу.

– Теперь завтрак! – торжественно объявила она. – Ты сиди, а я за тобой ухаживать буду.

– Ты это чего? – Сергей сначала подумал, что спутница успела с утра дернуть косяк – слишком уж оживленной, улыбчивой и вежливой она была.

– Чего?

– Чего ты... г-м... – Сергей так и не смог сформулировать ответ. – Ну... такая...

– А-а-а... – Элен улыбнулась. – Перевоспиталась. Не бери в голову.

– Ну-ну... – Серега недоверчиво усмехнулся. – Надолго ли?..

– Надолго, – не совсем уверенно пообещала Элен, нырнула в салон «Шеви» и вытащила пару армейских пайков с парой банок консервов. – Пайков у нас штук пять и коробка разных консервов. Голодными не останемся.

– Винтовку мою подай, – Серега решил не ломать голову над преображением Элен и перебрался на крышу машины. – А я тебя поохраняю...

Завтрак представил собой полную миску варева из всего, что нашлось, странноватого вкуса, но вполне съедобного и сытного. После еды Серега впал в прекрасное расположение духа и даже особо не бурчал, пока Элен мыла голову в ручье. Ну, а потом, пришел черед трофеев.

А вот с трофеями, оказалось не просто хорошо, а вовсе великолепно. Серега почувствовал себя неприлично богатым и наконец, перестал скорбеть по «Бандейранте» и пропавшей вместе с ним прошлой добыче.

Большим сюрпризом для него оказались три шведских одноразовых гранатомета АТ-4. Сергей никогда не держал в руках подобного оружия, но примерно понимал, как им пользоваться, тем более, к пусковой трубе была приклепана алюминиевая пластинка с подробной инструкцией.

– Для чего это? – Элен царапнула ноготком гранатомет. Она старательно помогала Сереге делать ревизию и вообще, всячески подлизывалась, чем порой вводила его в некоторое замешательство.

– Стрелять, – Серега протер гранатомет тряпкой и вложил его в специальный держатель рядом с пулеметным гнездом.

– А по вертолету сможешь попасть? – хитро прищурилась Элен.

– Не знаю. Надо попробовать.

– Попадешь, я знаю! Ты у меня супергерой! – нараспев продекламировала девушка и прыснула смехом. – Ладно, ладно, не надо корчить страшные рожи.

– Я не у «тебя». Я сам по себе, – Серега захотел разозлиться и не смог. – И вообще, брысь чистить свои «пукалки». Я проверю. Нет, со мной рядом нельзя. Вон там, чтобы я тебя видел.

– Неужели, я тебе совсем не нравлюсь.

– Нет.

– Ну и ладно, – обиженно протянула Элен, выпрыгнула из кузова «Шеви». – Дурак.

– Сама такая, – Серега выкинул из головы оттопыренный крепкий задок Элен и опять принялся за трофеи.

Шесть германских винтовок G-3 – четыре длинных и две коротких, шесть новеньких итальянских пистолетов Беретта 92F[70], пулемет М-60Е4[71] современной модификации на турели в «Тахо» и точно такой же М-60, но более старой модели, снятый Элен с вертолета. Полтора ящика американских осколочных гранат Mk II[72], пять мин Клеймор, в комплекте с разными детонаторами, ящик винтовочных гранат к «немкам», очень большое количество патронов. Все это, плюс немного устаревшие, но все равно, очень крутые для местного уровня армейские американские портативные рации, однообразная добротная экипировка, да и сама машина в такой комплектации, даже с прибором ночного видения для водителя и инфракрасной фарой подсветки, наводила на мысль о существовании у наемников очень богатого спонсора. И серьезных намерений, так как богатые спонсоры, просто так, никого не спонсируют.

– Ого... – пискнула Элен, проводившая ревизию в салоне «Шеви» и высунула наружу руку с большой пластиковой папкой. – Смотри, что я нашла.

Намерения спонсора, сразу же немного прояснились. В папке, помимо списка частот, позывных и опознавательных сигналов, оказались самоклеящиеся логотипы и шевроны некой частной военной компании, в виде кельтского креста, с непонятной аббревиатурой над ним. Бывшие владельцы машины видимо поленились их наклеить на дверцы и пришить к форме. Или просто не успели.

Собственно, на данный момент, в Бразилии было две конторы, которые можно было назвать частными военными компаниями – это «Легион» и «Ветераны». «Легион» работал с Министерством промышленности Бразилии и охранял крупные предприятия по всей стране. В том числе и угольный комбинат в Сан-Амиче. А «Ветераны» зарабатывали на жизнь проводкой конвоев да по мелочам, вроде охраны кофейных плантаций Нову-Игуасу элитного района Копакабана в Рио. И вот, получается, в эту компанию затесался еще один игрок. Только было абсолютно непонятно, какую же нишу они собрались занять. Хлебные места уже все заняты и никто их так просто не отдаст. Разве что вот эту «А.D.S», создали только для охоты за Элен. Что является полным идиотизмом и вообще невозможно. Словом, все стало еще запутанней.

– Элен, ты слышала когда-нибудь о частной военной лавочке, под названием «А.D.S»?

Девушка пожала плечами:

– Никогда. И если ты хочешь спросить, почему именно они ищут меня, я тебе отвечу сразу: а хрен его знает.

– Не хочу.

– Что, «не хочу»?

– Спрашивать не хочу. Все равно соврешь.

– Вот не веришь ты мне... – притворно огорченно покрутила головой Элен.

– Нет, конечно. Я пока в своем уме... – беззлобно огрызнулся Сергей и опять занялся снаряжением. Перечистил оружие, просмотрел личные вещи наемников, попутно выяснив, что как минимум трое из них, до перехода на Новую Землю работали на очень известную староземельную контору под названием «Blackwater»[73], а один имел отношение к не менее знаменитой «Erinys»[74]. Сергей много читал об этой компании и невольно возгордился тем, что отправил их представителей к праотцам.

Среди трофеев нашлись отличные новые камуфляжные брюки с футболкой, Сергей переоделся, доукомплектовал свой ранец и разгрузку, потом ранец Элен, уложил снаряжение и трофеи в машине, а вот после обеда, во время изучения карты, ему в голову пришла одна интересная идея. Правда, из разряда «повезет – не повезет», но так как, вся история с Элен, была ничем иным, как сумасшествием, уже через сорок минут, мощно порыкивая движком, «Тахо» стал выбираться из распадка.

ГЛАВА 20

«...Поселение Сао-Бернабео возникло в 11 году, от открытия Новой Земли и было основано Раулем Карлуш Ферейра и Антонио Луисом Питанго, увековеченным в памятнике на главной площади города. В честь этого события возникла традиция выбирать сразу двух почетных мэров из представителей семей первооснователей. Успешно пережив неизбежные трудности после основания, Сау-Бернабеу сейчас является третьим по величине городом в Бразилии и впечатляющим примером развития агропромышленного комплекса...»

Путеводитель по Новой Земле

Глава 6. Бразилия

Новая Земля. Бразилия. Северная Дорога.

20 год, 24 число 5 месяца, пятница, 21:45

– Чего-то мне не по себе... – пожаловалась Элен. Она сидела на водительском месте и раздраженно барабанила пальцами по рулю. Несмотря на угрюмое и слегка испуганное выражение лица, девушка выглядела очень симпатично. Зачесанные в «хвост» волосы, полувоенное кепи с логотипом «Erinys», тактические очки, обтягивающая футболка, платок-шемах на шее и легкая разгрузка с закрепленным на ней «Вальтером», создавали яркий образ современной воительницы. Очень красивой воительницы.

Серега прогнал невольно возникшую симпатию к девушке и терпеливо стал объяснять:

– Слева болота. Я туда не сунусь. Справа, чертовы горы – в любом случае не пройдешь. И так, почти до самого Сао-Бернабео. Единственный путь, только по Дороге. Соляры у нас примерно на полторы сотни километров. До Сао, такое же расстояние. Чуть меньше. Никто не ожидает, что мы вырулим на Дорогу засветло. К утру, по идее, будем перед городом. Спрячем машину, и я отправлюсь искать топливо. Выхода другого нет.

– А если...

– Заткнись.

– Хорошо, но...

– Повторить? Заводись, а я за пулемет. Включи внутреннюю связь...

– Bastardo[75], – тихо шепнула в микрофон Элен и улыбнулась.

– Я все слышу. Давно по шее получала?

– Нет, все-таки ты редкостная сволочь... – задумчиво констатировала Элеонора и запустила двигатель. – Но все равно, в тебе что-то есть хорошее.

Сергей, молча, защелкнул на себе привязные ремни, снял чехол с пулемета, поправил ленту, лязгнул затвором, крутнулся в люльке и остался доволен – неизвестный мастер поработал с умом и на славу. Включил пулеметный коллиматор и шлепнул ладонью по крыше кабины.

– Поехали.

– Раскомандовался тут, – буркнула Элен и мстительно, с визгом покрышек, рванула с места.

Серега хотел ругнуться на нее, но передумал и задумался. С ним последнее время, происходило что-то странное. Как-то резко, эта девушка перестала вызывать раздражение с ненавистью, мало того, Сергей даже стал замечать, что получает некое удовольствие от общения с ней. До этого самого времени, он мог оценить красоту и даже некую сообразительность женщин, но, все равно относился к ним примерно как к полезным вещам и искренне недоумевал, когда его товарищи и знакомые, позволяли захомутать себя подружкам, быстро превращающихся после этого в сварливых и вечно недовольных жен.

– Серхио, – раздался недовольный голос Элен, прервав размышления Сергея. – Тут опять, это дерьмо... концерт по заявкам радиослушателей.

– Можешь вывести на внутреннюю связь?

– Могу, но...

– Давай.

– ... Серхио, я знаю, ты меня слышишь... – тут же в наушниках раздался протяжный басок Игана Ирландца. – Признаюсь, ты меня не разочаровал, паренек... Давай поговорим, дружище...

– Элен, – Сергей опять переключился на внутреннюю связь. – Если я отвечу, они могут нас запеленговать?

– Вряд ли, – быстро ответила Элен. – Для этого нужно делать триангуляцию. Разве что, по силе сигнала определят примерное расстояние. Ты что, вздумал с ним разговаривать? С ума сошел?

– Нет. Переключайся обратно.

– ... Слушай, парень, а ты вообще знаешь, зачем мы ищем эту девку?.. Хотя о чем это я... скорее всего, она и тебя обвела вокруг пальца. Так вот... х-х-р-р... – голос Игана вдруг пропал в сильных помехах.

– Что случилось?

– А я откуда знаю? – раздраженно ответила Элен. – Тут магнитные бури дикие, вот и...

– Следующий раз, я тебе руки поломаю, – пообещал Сергей, абсолютно убежденный в том, что к этому приложила свою руку Элен.

– А я причем? – возмущенно завопила девушка. – Оно само!

– Заткнись и рули, – приказал Сергей, и уже в который раз задумался. В версию изложенную Элеонорой, он не верил. Тогда что? А вот для ответа на этот вопрос, было очень мало исходных данных. Известно единственное, что этот проступок не из рядовых, так как на ее поимку уже потратили гигантские ресурсы. И похоже, останавливаться не собираются.

Сергей попробовал анализировать, но скатился в конспирологию, выматерился и приказал себе больше не заниматься чушью. Чтобы она не совершила, на намерение доставить клятую девку в Рио, это никак не влияло.

Уже стемнело, Серега, отхлебывая из чашки кофе, рассматривал придорожные пейзажи. «Тахо» быстро и уверенно катил по укатанной дороге. Огромная луна давала достаточно света, чтобы не включать ПНВ. Дорога Сергею была знакома, так как он несколько раз бывал в Сао-Бернабео, отвозя некоторые ингредиенты невостребованные в лаборатории Ордена, Ли Фану, китайцу-аптекарю, практиковавшему нетрадиционному медицину в Сао.

Все три поездки запомнились ему надолго. В первый раз он умудрился схлестнуться с местной шпаной и приехал домой с пропоротой ножом рукой. Во второй раз, Сергей взял впечатляющий реванш, но, по итогам боя отсидел трое суток в местном полицейском участке и был выкуплен проигравшими, не лишенными некоторого понятия чести. Третий раз запомнился больше всего, так как Серега провел его в местном борделе, вместе со своими новыми друзьями, празднуя сделку по сбыту впечатляющей партии дури. Намечался и четвертая поездка, но по известным обстоятельствам она не состоялась.

А вообще, Сао-Бернабео был очень интересным городишком. Интересным тем, что в нем правили сразу две семьи – семья Ферейра и семья Питанго. Правили не без успеха, превратив занюханное поселение, в тридцатитысячный процветающий город, поставляющий пшеницу, маниоку, маис, сахар и бататы, а так же говядину и баранину, во всю Бразилию, да и не только. Правда, вся история города была пронизана соперничеством этих семей, периодически перераставшим в кровавые бойни, но в последнее время все наладилось. История примирения была трагической и романтической одновременно. Ее даже собрался изложить в романе Алехандро Нуньес Ласерде, выдающийся и единственный драматург в Бразилии и Латинском Союзе. Он даже приехал в Сао ознакомиться с местом действия будущего бессмертного произведения, но потом куда-то запропал. Поговаривали, что его приказала скормить свиньям донна Сесилия Питанго, недовольная тем, как писака изложил историю ее страстной любви к дону Джулио Ферейра, предводителю второй семьи и ее нынешнему мужу, четвертому по счету.

В общем, городок процветал и ширился под мудрым руководством объединившихся семей...

Серега оторвался от раздумий и крутнулся по сторонам, прочесывая стволом пулемета освобожденные от джунглей пространства, по обеим сторона дороги. Уже близился рассвет, до Сао оставалось едва ли не с пару десятков километров. Пора было искать пристанище на день.

– Стоп, а это что...

– Внимание, полторы сотни метров впереди и справа... – подала голос Элен и сбросила скорость до минимума.

– Вижу, тормози, – Сергей выцелил опрокинутый набок грузовик на обочине. Возле него кругами вилось с десяток сумчатых шакалов, визгливо тявкая на кабину. Вдруг стеганула короткая автоматная очередь, пули выбили фонтанчики пыли и искры из укатанной щебенки, один шакал покатился кубарем, а остальные рванули в сторону. Впрочем, недалеко и опять закрутили хоровод, постепенно сужая его.

– Что будем делать? – поинтересовалась Элен.

Серега внимательно осмотрел окрестности, отметил, что для толковой засады здесь просто нет места, и скомандовал:

– Медленно вперед. По команде, будь готова ускориться.

«Тахо» медленно пополз вперед, Сергей держал на прицеле грузовик, а когда до него осталось всего с десяток метров, громко крикнул:

– Есть, кто живой? Отзовитесь!..

Шакалы разочарованно завизжали и отбежали на сотню метров. Эти животные были удивительно разумными и никогда не нападали на противника, которого не могут одолеть.

Серега совсем было решил пугнуть шакалов из пулемета, но потом передумал и еще раз крикнул:

- Последний раз спрашиваю – живые есть?

– Святая Паулина! – из кабины грузовика раздался обрадованный мужской голос. – Неужели ты услышала мои молитвы?!

– Услышала, услышала, – хихикнула Элен.

Из кабины грузовика сначала высунулся ствол автомата Калашникова, а потом показалось отчаянно усатое, носатое и полное мужское лицо. У мужика на лбу зияло сильное рассечение, нос опух и напоминал баклажан, а губы расплывались в улыбке на все лицо.

– Вы святые! – речитативом заголосил он. – Я уже думал, что старому Чучо конец. Господи!

– Как ты здесь оказался, Чучо? – поинтересовался Сергей. – И кто ты такой?

– Я? – как будто первый раз увидев, мужик с удивлением посмотрел на свое обширное пузо, а потом стукнул себя кулаком по груди. – Я Чучо Карлуш да Пурикасао из семьи Питанга! Да меня здесь все знают! Спросите любого. Ездил по делам... – мужик ткнул пальцем куда-то в джунгли. – Да припозднился, а дома невестка рожает, поэтому не стал ночевать и рванул домой. И тут колесо лопнуло и меня вынесло на обочину. Рацию разбило, домой не сообщишь, а в такое время здесь никто не ездит, вот и ждал утра. А тут эти твари. Думал уже конец... Вы же мне поможете?.. Надо только перевернуть этот шарабан, и дотащить его ко мне на ферму. Тут недалеко. Клянусь, я приму вас как королей. Такого барашка на вертеле, вы никогда не пробовали! Умоляю...

– Как у тебя на ферме с соляркой? – мимоходом поинтересовался Серега и выпрыгнул из «Тахо». Помогать на Дороге любому страждущему, будь он даже твой враг, было вбито на генетическом уровне у каждого родившегося на Новой Земле.

– А-а-а... – догадливо протянул Чучо. – Я все понимаю, сеньоры! Есть топливо! Как же ему не быть. Есть... Мало того, не одна собака не узнает, что вы были у меня. Клянусь святой Паулиной. Я все понимаю...

– Что ты понимаешь? – Серега показал Элен как развернуться и стал крепить трос к машине.

– Все понимаю! – горячо заверил Чучо. – Сеньоры не зря едут ночью, а значит, им не стоит показываться на глаза полиции и армейцам. Я все понимаю и умею держать язык за зубами.

– Смотри...

– Смотрю, смотрю...

Предложение Чучо, пришлось как нельзя кстати, его ферма стояла в одиночестве далеко за городом, где Сергей рассчитывал заправиться и продолжить путь.

Вскоре старый «Додж» Чучо заскрипел всеми сочленениями и с грохотом стал на колеса. Передвигаться своим ходом он утратил возможность, но вполне резво покатился за «Тахо» на буксире.

По дороге им никто не встретился, а к рассвету показалась ферма «Анна-Мария»...

ГЛАВА 21

«... Большой Залив простирается с востока на запад, на расстояние 4500 километров. Ширина Залива, в самом широком месте, составляет около 2300 километров, в самом узком – около 600 километров. Наибольшая глубина доходит до 6000 метров. Общая соленость воды доходит до 38,7 промилле. Общую схему течений воды Залива определяют закономерности общей циркуляции атмосферы. Основными течениями являются Южно-Пассатное течение и Восточное циркумвалационное течение. Воды Большого Залива омывают большинство суверенных территориальных образований Новой Земли...»

Учебник географии для 5-6 классов

Бескровная А.Н., Дикой О.Ю.

Издательство «Тормашев и сыновья»

г. Демидовск, 19 год

Новая Земля. Бразилия. Северная Дорога. Ферма «Анна-Мария»

20 год, 25 число 5 месяца, суббота, 07:00

Двухэтажный дом из дикого камня с окнами-бойницами, высокая ограда, два ангара с техникой, множество хозпостроек, большая конюшня, овчарня и телятник, громадные загоны для скота, – ферма Чучо смотрелась очень солидно. Особенно понравилось Сергею, что она была расположена в предгорье и к ней вела всего одна дорога, отлично просматривающаяся с самой фермы.

Гостей встречала воинственно выглядевшая толстуха, в длинной цветастой юбке и в переднике, запачканном мукой. За ней толпилось трое крепких парней, удивительно похожих на хозяина, парочка молодых женщин, как на подбор беременных, за юбки которых держались сопливые карапузы и еще несколько детишек разного возраста.

– Чучо! Сердце мое! Я так и знала, что с тобой что-то случится!.. – женщина всплеснула руками и кинулась на шею Чучо. – Я уже хотела выводить из конюшни свою Роситу и мчаться искать тебя, мой непутевый муж!

– Донна Анна, – Чучо гулко кашлянул, отбоярился от объятий жены и торжественно представил гостей. – Позвольте представить вам моих спасителей. Сеньор Сержио и сеньора Хелена. Если бы не они, то я бы до сих пор куковал на Дороге, а может быть, вообще... – хозяин фермы не договорив, печально поднял глаза к небу.

– Донна Анна, – Серега вежливо прикоснулся пальцами к протянутой руке женщины и сдержанно кивнул. – Разрешите представиться...

Донна Анна, придерживая юбку, церемонно присела и торжественно заявила:

– Вы спасли не только Чучо, сеньор Сержио, вы спасли мое сердце. Отныне, вы будете самым главным гостем в этом доме.

– Донна Анна, – в свою очередь, Элен изобразила книксен.

– Девочка, моя! – внимательно всматриваясь в лицо Элли, сказала донна Анна. – Да вам, видимо нездоровится? – она щелкнула пальцами, подзывая невесток. – Луиза, Магдалина, живо проводите сеньору Хелен в гостевую комнату.

Сергей вдруг заметил, что Элли и, правда, необычно бледна. Мало того, ее лицо, отливало радикально зеленым цветом. И едва удержался, чтобы не выругаться, уже начиная догадываться, что случилось.

К ней сразу подскочили девушки и увели в дом, а к Сергею стали подходить и жать руку сыновья Чучо. А по окончании церемоний, один из них загнал «Тахо» в ангар и сразу же после этого, женская часть семьи де Пурикасао стала готовить стол для праздника.

– Сеньор Чучо... – Сергея совсем не устраивало подобное развитие событий. – Я хочу купить у тебя топливо и все. Мы спешим.

Хозяин фермы развел руками и показал носом на свою жену.

– Мальчик мой... – донна Анна говорила непререкаемым тоном. – Твоей жене нездоровится. Она где-то подхватила зеленую лихорадку, наложившуюся на женские дни. Поэтому, в ближайшие три-четыре дня, забудь думать о дороге. Не волнуйся, мы поставим ее на ноги. И не надо сверкать глазами, клянусь, святой Паулиной, никто не узнает, что вы здесь. Так что успокойся, и иди, помойся с дороги...

34

Серега хотел спросить: какой, на хрен, жене нездоровится? Но тут к нему приблизилась дочка Чучо, круглолицая симпатичная молодуха, по имени Сара, держа в руках пушистое белое полотенце, и пришлось идти в летний душ.

Потом последовала ритуальная казнь двух ягнят, перед которой необходимо было обязательно опрокинуть по стопке ядреной самогонки. Но в данном случае Серега легко отбоярился, сообщив, что дал обет не употреблять спиртного, пока у него не появится первый ребенок. Население новоземельной Бразилии было крайне религиозно, порой в радикальной форме, поэтому отмазку приняли на «ура» и Серега был избавлен от употребления мутноватой кашасы[76].

Пользуясь случаем, он оторвался от компании и наведался к Элен. Девушка лежала на старинной кровати с резными высокими спинками, облаченная в кружевную ночную рубашку и, судя по выражению лица, страдала нешуточно.

– Кто, мать твою, твой муж?

– Это не я... Это они сами придумали... – Элли страдальчески закатила глаза. – Ой...

– Что? Плохо?

– Тошнит... голова кружится...

– Понятно, что тут поделаешь... – Серега с сожалением кивнул. – Ну ладно, тогда я поехал. Думаю, что ты здесь будешь в безопасности...

– Что? – вскинулась Элен. Тут же схватилась за голову, опрокинулась обратно за подушку и бурно зарыдала. – Я знала... знала... знала, что ты рано или поздно бросишь меня. Ну и пусть... пусть...

– Тьфу ты... – Серега уже пожалел о том, что решил подшутить над Элен. – Да никто тебя не бросает. Пошутил я... Да заткнешься ты, наконец?

– Уже заткнулась... – всхлипнула Элли. – Я не специально, оно само... Ты же знаешь, инкубационный период зеленой лихорадки две недели. А вакцины от нее нет... Надо только переболеть...

– Само, само, – передразнил девушку Сергей. – У тебя все, «само» получается. Ладно, отдыхай.

– Ты хороший, – Элен попыталась погладить по ладони Серегу, но он вырвал руку и сдержанно матерясь, вышел из комнаты.

Барашки на вертелах уже начали благоухать одуряющим ароматом печеного на углях мяса, на выпас скота, по случаю выходного, отправились одни работники, а вся мужская часть семьи да Пурикасао, пропускала по глоточку кашасы и слушала Чучо, делившегося последними новостями. Серега огляделся и присоединился к ним.

– Прямо перед мэрией! Вытащили на площадь, зачитали список грехов и... – Чучо энергично рубанул ладонью. – И срубили мачете башку. А вслед за ним, прилюдно постреляли его помощников.

Старшие сыновья мрачно закивали головами. Один из младших, опасливо втягивая голову в плечи в ожидании подзатыльника, и тихо поинтересовался:

– Пап, а как же полиция? Армия? Охрана комбината? Не вступились за Барона?

Чучо пропустил стаканчик кашасы, крякнул, снисходительно потрепал сына по голове и внушительно сказал:

– Никто! Филиппе рассказывал, а я ему верю как себе, власти сделали вид, что происходящее их не касается. Теперь в Амиче правит этот... как его там...

– Иган Ирландец... – спокойно подсказал Сергей. Все происходящее в последнее время, наконец, сложилось в стройную картинку у него в голове.

– Точно он! Вот! – Чучо хлопнул ладонью по столу. – Сеньор Серхио, не даст соврать! Конечно, не все гладко прошло у этого Игана, пришлось и постреляться с людьми Барона, но, по итогу, все оставшиеся в живых перешли к нему. Ну и... – Чучо понизил голос. – Получается, бизнес Барона перешел к этому Ирландцу. А это значит, серьезные люди там... – пухлая волосатая рука хозяина фермы, ткнула в сторону Рио. – Дали добро на смену власти.

– Если их самих уже не сменили, – недовольно буркнул самый старший сын, кряжистый бородатый здоровяк по имени Хоакин.

– А что, – Чучо одобрительно кивнул и хлопнул сына по плечу. – Вполне может быть. Так что «друзья»... – хозяин фермы подчеркнул это слово и внушительно посмотрел на Сергея. – Уходят подальше в горы и будут ждать, чем все это закончится.

Сергей понимающе кивнул ему в ответ. Он прекрасно знал, о каких «друзьях» ведет речь хозяин. Как ни бились власти, но полностью вычистить банды в джунглях и горах, они не смогли. Конечно, самых борзых и одиозных ликвидировали, но несколько, все же уцелели. Все они подводили под свою деятельность идеологическую подоплеку, то есть, были не откровенными бандитами. И как ни странно, население к таким, а точнее, к самым вменяемым из них, относилось вполне дружелюбно и по возможности помогало. Вот и Чучо, похоже, имел связь с каким-нибудь «Фронтом освобождения имени великого комманданте Че». И считал, что и Серега имеет к ним отношение.

– А в Сао, люди Ирландца уже появлялись? – между делом поинтересовался Серега. – У них на машинах, такой крест в круге и надпись А.D.S. над ним.

– Я последние три дня в городе не был, – развел руками Чучо. – Мои старшие тоже только с горных пастбищ. Пусть мой младшенький, Рафа, скажет. Он у Рубенса, в оружейном магазине учеником подрабатывает.

– Были, были... – часто закивал кудрявый, как барашек, крепкий пацан лет тринадцати возрастом. – Позавчера были. Приехали на трех машинах, похожих на вашу, сеньор, вели себя тихо и вежливо, оружие на въезде опечатали. В мэрию и в полицейский участок заходили, потом отобедали у Эдуарду, и уехали. Рубенс говорил, они просили, чтобы им разрешили свои посты на въездах в город поставить.

– Разрешили?

– Да куда там, – улыбнулся мальчик. – Донна Сесилия и дон Джулио, послали их. Ну, а полиция и комендант гарнизона, всегда сделают, как они скажут. Иначе и минуты в своих креслах не задержатся.

– Умный парнишка у меня растет, – похвастался Чучо. – Все знает.

– В представительстве Ордена они были?

– Вроде как нет... – озадаченно покрутил головой Рафа. – Точно не скажу, но об этом Рубенс не говорил.

– Ну все! Хватит разговоров!.. – хлопнул в ладоши Чучо. – Женщины, нас кто-нибудь кормить будет?

Стол был накрыт шикарно, печеные ягнята просто таяли во рту, поэтому, на некоторое время, стало не до разговоров.

Ну, а после обеда, Сергей выбрал момент и подозвал к себе Рафу.

– Рафаэль, дело есть.

– Слушаю, сеньор.

– Артуро знаешь?

– Какого, Артуро? – хитро прищурился мальчик.

– Его еще называют, Халк.

– Знаю, конечно! – энергично закивал Рафа. – И он меня знает.

– Очень хорошо. Мне нужно, чтобы ты передал Халку, что с ним срочно хочет увидится, El Ruso. Сегодня. Только сделай так, чтобы никто ваш разговор не слышал. И еще, здесь есть неподалеку укромное место для встречи?

– Есть. Развалины фермы семьи Гатти. – Рафа показал рукой куда-то себе за спину. – Где-то в миле отсюда. Там назначить встречу?

– Посмотрим. Справишься – подарю тебе пистолет. А пока жди, я поговорю с твоим отцом.

Чучо не возражал, чтобы его сын выполнил поручение и мальчик, сев на квадроцикл, повез Сергея показывать ферму.

Место оказалось удобное, дорога к нему отлично просматривалась. Сергей отпустил парнишку, спрятал свою машину за полуразрушенной стеной, а сам залег неподалеку на холме и стал ожидать встречи.

 Долго ждать не пришлось – уже через полтора часа, на серпантине показалась новенькая «Махиндра» Артуро. Впереди, на своем кваде, ехал Рафа. Добравшись до фермы, сообразительный парнишка ткнул рукой в развалины, поддал газу и скрылся с глаз.

Артуро, крепкий наголо бритый парень, с полностью татуированным черепом, вышел из машины и демонстративно положив на капот пистолет-пулемет МАТ[77] с пистолетом, закурил толстую сигару.

Сергей знал Артуро уже второй год. Знакомство началось с конфликта, а потом переросло, если не в дружбу, то в крепкие деловые отношения, исключающие подставы. Но жизнь штука сложная, поэтому, Серега вышел из своего укрытия только тогда, когда убедился, что Халк не привел за собой хвост.

– Привет, чувак.

– Привет El Rusо, – Артуро обнял Сергея. – Какими судьбами у нас, дружище?

– Жизнь привела. Я смотрю, ты приподнялся.

– Есть немного, – Халк самодовольно улыбнулся. – Дела идут не то, чтобы прекрасно, но и неплохо. Ну, а ты? Никогда не думал, что твоя морда появится на доске, возле нашего полицейского участка. Знаешь, сколько за тебя дают?

– Кто дает? – Серега подсознательно ждал каких-нибудь пакостных известий, и они не заставили себе ждать.

– Полиция Бразилии... – внушительно покачал головой Артуро. – За ряд убийств, вооруженных ограблений и мародерство. За живого дают десятку, за мертвого – три с половиной штуки экю. Объява появилась сегодня утром. Только там твоя морда совсем детская, я бы точно не узнал, если бы не имя с фамилией. Винченцо... ну ты его помнишь... помощник нашего шерифа, мне сказал, что по поводу тебя была радиограмма из Рио, от самого нового Министра внутренних дел Бразилии.

– Нового?

– Ну да, – Артуро пожал плечами. – Так сказал, Винченцо. Я-то и про старого был не в курсе.

– Понятно, – настроение Сереги стремительно покатилось вниз. – Меня одного вывесили? Девки в подельниках нет?

– Вроде нет. Короче, чувак, – Халк решительно стукнул кулаком по ладони. – Тебе надо помощь? Тогда говори.

– Не спеши, дружище, – Сергей поморщился. – Скажи лучше, что за человек Чучо да Пурикасао? Фермер.

– Нормальный человек... – Артуро задумался. – Я с ним никогда не пересекался, но плохого о нем не говорят. Старшие его сыновья мутноватые типы, но опять же, в гадостях замечены не были. Младший, Рафа, вот это толковый пацанчик, свой в доску. Сейчас, с моими ходит. Вот как бы и все. А зачем он тебе? Что, вообще, случилось?

– Этот Чучо просто знает, что я здесь, поэтому и спрашиваю про него, – объяснил Сергей. – А что случилось? Поверь, чувак, я сам не знаю. Живу я правильно, крови на мне, конечно, хватает, но честной крови, я защищал себя. Получается, кто-то мутит, а вот кто, пока не понимаю. Есть тема, что это связано с братвой, что приезжала к вам в город, на машинах с крестом в круге. Вот и все что могу сказать.

– Есть такие. Поселились в «Альгамбре». Их сначала погнали из города, а сейчас, даже разрешили дежурить с нашими на блокпостах. Но ладно, чувак, это твои дела, мне они неинтересные, да и неважно, что у тебя там за терки с ними. Ты мне как брат... – Артуро ткнул кулаком в плечо Сергея. – Поэтому, помогу, чем смогу. – Халк отступил на шаг и оценивающе посмотрел на Серегу. – Так, со снарягой у тебя все в порядке. Со стволами и машиной тоже. Бабки нужны? Вот, держи, я из общака взял пять сотен. Все что можем, братишка. Откажешься – будешь мне врагом.

Артуро протянул руку, и засунул Сереге в карман тонкую трубочку свернутых купюр.

– Спасибо, брат, – Сергей обнял Халка. – У меня, тоже есть подарок на прощание... – Серега достал из кузова «Тахо» винтовку и пистолет. Держи, чувак, это на память.

– Брат, – Артуро даже прослезился. – Я буду помнить тебя.

– Подожди меня хоронить, – Сергей улыбнулся. – Тут еще дело есть. Я направляюсь в сторону побережья, но, как сам понимаешь, через вашу переправу, мне хода нет. А через Амазонку, в любом случае переправляться надо. Что посоветуешь?

– М-да... – Халк ожесточенно поскреб свой татуированный череп. – Тут есть два варианта. И оба сложные. Давай карту...

Разговор занял еще час, после чего, тепло попрощавшись с Артуро, Серега вернулся на ферму Чучо. За время его отсутствия ничего не случилось, Элен так и лежала в гостевой комнате со страдальческим видом, Чучо со старшими сыновьями возился с трактором, ну, а младший, нетерпеливо ожидал Серегу, чтобы получить вожделенный приз за выполнение поручения.

– Держи, – Сергей сунул ему рукояткой вперед «Беретту», а потом дал запасной магазин. – Заслужил, пацанчик. Только смотри, не самоубейся.

– Шутите, сеньор Сержио... – Рафа с благодарностью приложил правую руку к сердцу, а потом, виртуозно разобрал пистолет на составляющие, осмотрел их и опять превратил железки, в чудо итальянской оружейной мысли.

– Умеешь, парень.

– А то... – задрал нос Рафаэль. – Вам же отец говорил, где я работаю. Сеньор Сержио...

– Можешь называть меня просто Сержио. И на «ты».

– Сержио, – Рафаэль хитро прищурился. – А не желаешь продать кое что из того, что я видел в кузове твоей машины.

– Г-м... – Сергей озадачился. Весь его наличный капитал, с учетом денег Артуро, составлял всего тысяча семьсот экю с мелочью. То есть, до обидного мало. А груда трофейного железа в кузове «Тахо», была явно лишней.

– Я дам хорошую цену, – подбодрил Сергея мальчик.

– Ты?

– Почему бы и нет, – обиделся Рафаэль. – У меня есть деньги, коплю себе на новую машину.

– Зачем тебе? – Сергей никак не мог сообразить, зачем парню столько стволов.

– Ты не понимаешь! – как неразумному ребенку стал объяснять мальчик. – У тебя куплю, через магазин реализую, отдав его хозяину пару процентов. А пулемет, если ты его мне продашь, перепродам отцу, так как он давно хотел что-то подобное на ферму. И наварюсь, чувак. Зачем тебе лишний груз с собой возить? А в город тебе нельзя. Понял?..

– Давай, – наконец решился Сергей. – Четыре «Беретты», четыре G-3, с двадцатью пустыми магазинами, и пулемет М-60... Нет, не тот, что на турели стоит, а тот, что в брезент замотан.

– Угу... – Рафа быстро и профессионально осмотрел оружие и изрек вердикт. – Итальянские пукалки пойдут по сто тридцать, винтовки возьму по двести пятьдесят за штуку. Магазины по трешке, ну, а за пулемет, дам шестьсот. Сам понимаешь, дерьмо редкостное, эти американские машинки. Мне над ним придется работать и работать. Итого, две тысячи сто двадцать монет. Стоп... еще шестьдесят экю за магазины.

– Да ты охренел, пацан! – не выдержал Сергей. – Совесть имей. Да тут минимум на пятерку стволов.

– Сержио, – глаза мальчика просто лучились честностью и доброжелательностью. – Я же тебя не заставляю, но попробуй где-нибудь продать дороже.

В итоге Сергей согласился, выторговав по двадцатке на каждый ствол, две пачки отличных матчевых патронов к своей винтовке и новенькую лохматую снайперскую накидку. И абсолютно не пожалел о сделке. Оружие лежало мертвым грузом, к тому же, вполне могло сгинуть бесследно, как первая партия трофеев, а наличные много места не занимали и всегда могли пригодиться.

Ну, а потом, последовал шикарный ужин – донна Анна блеснула кулинарным искусством, приготовив вкуснейшие блюда бразильской национальной кухни.

После ужина Серега попал в руки Сары, конфисковавшей у него для стирки всю одежду с бельем и вручившей взамен, растянутые треники своего отца, с майкой, в которую Сергея можно было запеленать как младенца.

Ну, а спать его уложили к Элен на кровать, с которой все равно пришлось перекочевать на пол, потому что девушка ночью все норовила прижаться и вообще, довольно противно похрапывала.

Но, несмотря на подспудное ожидание каких-нибудь пакостей, эта ночь прошла спокойно.

ГЛАВА 22

«…Амазонка начинается в предгорьях горного массива Сьерра де ла Неблина, протекает в верхней и средней части своего течения по Бразилии, а в нижней своей части, является пограничной для Российской Конфедерации и Ичкерийского Имамата, образуя при впадении в Большой Залив обширную дельту с сильно заболоченными берегами. Основными притоками Амазонки являются реки Рио-Амарильо, Рио-Гросу, Ориноко, Рио-Парду, Арагуая, Укаяли и Рио-Пираньяс. Берега Амазонки значительно заболочены, в верхнем и нижнем течении река ограниченно судоходна, и длина ее, от истока до впадения в Большой Залив, составляет более 3000 километров. По своей длине, Амазонка является второй рекой исследованного пространства Новой Земли, уступая только реке Рио-Гранде, и является первой по площади бассейна и полноводности...»

Учебник географии для 5-6 классов

Бескровная А.Н., Дикой О.Ю.

Издательство «Тормашев и сыновья»

36

г. Демидовск, 19 год

Новая Земля. Бразилия. Северная Дорога. Ферма «Анна-Мария»

20 год, 28 число 5 месяца, вторник, 07:00

Последующие три дня не принесли никаких неожиданностей. На ферме никто из чужаков не появлялся, Элен продолжала потихоньку хворать, а Серега успешно находил себе работу, чтобы не сидеть в безделье. Он провел полное техобслуживание «Тахо», починил вместе с Чучо его «Додж» и лично, зернодробилку, вместе с маслобойкой и молочным сепаратором. А в завершении трудовых успехов, выследил и подстрелил горную дикую кошку, больше похожую на земную рысь, повадившуюся таскать ягнят из овчарника. Опасное зверье давно повывели в этих местах, но инциденты все же случались.

Донна Анна пребывала в полнейшем восторге, и выяснив, что Элен все-таки не законная жена Сереге, нещадно шпыняла свою дочку Сару, чтобы она побольше ухаживала за гостем. Впрочем, Сара и сама не терялась, ловя любой момент, чтобы оказаться с Сержио наедине. Но, Сергей не велся, и едва ли не скрипя зубами, успешно отвергал притязания, прекрасно понимая, чем все это может закончиться. Семья де Пурикасао, как подавляющее большинство населения Сао-Бернабео, была исключительно религиозной, исповедовала исключительно патриархальный образ жизни, так что, в случае совокупления дочки с гостем на территории фермы и последующего отказа жениться, ожидать ничего хорошего не приходилось – гостеприимные хозяева, могли превратиться в лютых врагов. Организм бунтовал, требуя немедленной разрядки – но приходилось терпеть.

К полдню третьего дня, Элен почувствовала себя немного получше – во всяком случае, радикально зеленый цвет сошел с лица. Выглядела она все равно неважно, но уже стала вставать, расхаживаться и тихо бесилась, при виде Сары, нарезающей круги вокруг Сергея.

Видя такое дело, и во избежание возможных осложнений, Сергей запланировал отъезд на ночь, и послал Рафу предупредить Артуро.

Чучо уехал на выпасы в горы, инспектировать работников, донна Роза с Сарой собирали Элен, а Хоакин – старший сын хозяина фермы, вместе со своим средним братом, возился по хозяйству.

Серега с некоторым облегчением стал собираться – находиться в нескольких милях от города, в котором на каждом столбе висит фотография с твоей мордой и предложением гигантского вознаграждения за поимку, сомнительное удовольствие и явно неразумно.

– Сержио.

– Да... – Сергей защелкнул последнюю пряжку, стягивающую брезент на кузове «Тахо» и обернулся на голос.

– Тут надо помочь... – Роберто, стоя в дверях ангара, призывно махнул рукой. – Надо борону поднять.

– Иду, – Сергей направился к ангару, ступил в ворота и...

И схлопотав плашмя лопатой по голове от Хоакина, притаившегося за дверями, улетел куда-то в темноту.

Очнулся он от того, что кто-то стал заворачивать ему руки за спину.

– Живо давай веревку... – раздался злой голос Хоакина. – Сейчас отец вернется. Не тормози.

– Уже, уже... Вот... – испуганным голосом отвечал Роберто. – Вот, не нравится мне это...

– Заткнись и вяжи сначала ноги...

– Так слезь с него...

– Ты какой-то недоделанный...

– Сам такой...

Серега, слыша перепалку братьев, попробовал пошевелиться и сразу же получил кулаком по затылку, чуть опять не потеряв сознание.

– Лежи, сука... – буркнул старший брат и едва не вывернул Сереге руки из суставов. – Роберто, недоумок, дай какую-нибудь тряпку, заткнуть ему пасть...

– Хоакин, Роберто!!! Сыночки... – во дворе фермы, вдруг раздался пронзительный голос донны Анны. – Вы где?..

– Выйди к ней, недоумок... – зашипел Хоакин и, прижав к щеке Сереги ствол револьвера, тихо предупредил. – Пикнешь, вышибу мозги нахрен.

– Да в ангаре они, – ответила матери Сара. – Как всегда, возятся со своими железками.

– Выйди урод, я сказал... – последние слова старшего брата, совпали с вопросом донны Анны.

– Это что вы здесь делаете, мои мальчики?.. – с подозрением поинтересовалась она и изумленно ахнула. – Святая Паулина!..

– Уйдите, мама! – зло рявкнул старший брат, прижимая Сергея коленом к земле. – Это не ваше дело!..

– Мама, мамочка, мы тебе потом объясним... – зачастил Роберто. – Так надо...

– Хоакин, сын мой, ты что это удумал, стервец? – голос донны Анны, зазвенел от ярости. – Позор на мою седую голову, ты забыл законы гостеприимства, негодяй! А ну живо отпусти Сержио...

– Да как ты можешь, брат?! – в унисон с голосом хозяйки фермы, зазвучал голос Сары. – Он же спас твоего отца!

– Не подходи! – рыкнул Хоакин.

Серега повернул голову и увидел, как брат направил на сестру свой огромный «Кольт Анаконду».

– Ублюдок! Сын осла и обезьяны! – злобно заверещала Сара и спряталась за спину матери.

– Хоакин, – тихо попросил Роберто. – Может не надо. Обойдемся и без этих денег...

– Сыночек, зачем тебе это? – плачущим голосом заговорила донна Анна. – Что ты хочешь, сделать?

– Мама, за этого щенка... – Хоакин ткнул стволом в ухо Сергею, – дают десять тысяч. Я, наконец, смогу отделиться и женится на Розите. И не надо стоять у меня на пути. Роберто, слюнтяй, я тебе говорю...

Вдруг в ангар донесся звук заезжающего во двор «Доджа» и сразу раздался голос Чучо:

– Анна, радость моя, где ты?

– Иди сюда, Чучо, посмотри, что этот стервец удумал! – немедленно завопила донна Анна. – Посмотри на своего сына!

Серега облегченно вздохнул и слегка подобрал правую ногу. Хоакин встал и теперь придерживал его, наступив на спину ногой. Все можно было сделать очень легко, но Серега боялся, что Хоакин выстрелит и попадет в кого-то из своей семьи.

– А ну бросил пистолет, щенок! – раздался злой голос хозяина фермы. – Да как ты можешь, негодяй? Прокляну. Оставлю без наследства!

Неожиданно, оглушительно грохнул выстрел. Пуля со звоном пробила крышу ангара.

– Это, мое, последнее слово! – заорал Хоакин. – Все назад!..

– Ты не посмеешь!.. – зарычал Чучо. А потом, перебивая голос хозяина фермы, последовало два быстрых резких выстрела, больше похожих на щелчки.

Болезненно вскрикнул Хоакин, звонко брякнулся об пол его револьвер. Сергей, крутнулся, отбросил оружие ногой, вскочил и с удивлением увидел Элен, стоящую рядом со створкой ворот ангара и держащую обеими руками пистолет. Лицо девушки было мертвенно бледным, из ствола «Вальтера», курился легкий дымок.

Серега перевел взгляд на Хоакина. Парень, подвывая, скорчился на полу, зажимая крест-накрест руками раны – Элен, каким-то загадочным образом, умудрилась всадить по одной пуле в каждое плечо.

Дальше все было очень сумбурно и громко. Чучо рвался порешить своими руками этого «шакала» и «сына шакала», Роберто, Сара и возвратившийся из города, обалдевший Рафаэль, висели на отце, уговаривая не совершать акт сыноубийства. Элли, взахлеб рыдала на плече Сергея и жаловалась ему, что не хотела, никогда в жизни не стреляла в людей, а это само так получилось. Ну, а донна Анна, перевязывала Хоакина, попутно охаживая того по морде и призывая на его голову все кары небесные, за поруганную честь семьи. Словом, весело было.

После случившегося, никто гостей уже не удерживал, хотя до выходки Хоакина, все пытались уговорить Сергея и Элен остаться. Ничего в этом удивительного Сергей не находил, фермеры просто боялись, что гости потребуют крови непутевого сынка.

Так что, едва стемнело, «Тахо» направился в сторону Амазонки. За рулем сидел Сергей, а Элли, нахохлившись как воробушек, разместилась на пассажирском сиденье. С того самого момента, как «Шеви» пресек границу фермы семьи де Пурикасао, в его салоне стояла тишина. И первым ее решил нарушить Серега.

– Чего молчишь?

– Ничего... – тихо сказала Элен.

– Стрелять научишь?

– Я не умею! – всхлипнула девушка. – Я же говорила – оно само так...

– А из винтовки?

– Достал уже!

– Слушай... – Серега выехал на более-менее ровный участок местности и прибавил скорости. – В любом случае, я помогу тебе добраться в Рио. Независимо от того, кто ты есть на самом деле и что ты натворила. Так что, можешь уже признаваться.

37

– Хорошо, – Элли опустила голову. – Только... только, мне очень стыдно за то, что я тебя так долго обманывала.

– Ничего, как-нибудь переживу... – Серега даже притормозил от удивления и попробовал про себя угадать, в чем сейчас признается Элли. Но как всегда не угадал. Ничего умного в голову не приходило.

– Я не Элеонора...

– Смелей.

– И не девушка...

– Я и не сомневался. В твои-то годы оставаться девственницей, это печально.

Элен прыснула смехом, но сдержалась и серьезно продолжила:

– Не смешно. Я вообще не человек...

Серега сразу насторожился. Одно дело сопровождать умственно здоровую спутницу, и совсем другое – возиться с умалишенной.

– Я носитель внеземного разума, – таинственно прошептала Элли. – А за мной гоняются рептилоиды в человеческом облике с планеты Нубиру.

– Понятно.

– И все?

– Да.

– Но так же не интересно!.. – разочарованно протянула Элен. – Мог бы, и подыграть мне.

– Пусть тебе горные гориллы подыгрывают. И не надо больше изображать из себя великую актрису. Я видел, черт возьми, своими глазами видел, как ты сделала две совершенно симметричные дырки, в этом придурке и даже костей ему не задела. По скорости исполнения это был классический double tap[78], вот только ты всадила пули в разные места. Причем, обеими попала.

– Да не умею я стрелять! – в ярости заорала Элен. – Повторить тебе на японском? Не умею. Случайно так вышло. Святая Магдалина! Лучше бы я не стреляла! Подумать только, я спасла этого придурка, а он мне сейчас за это мозги взрывает.

– Я и сам бы прекрасно спасся, – буркнул Сергей и невольно потрогал шишку на затылке. – Тебя никто не просил.

– Ага! Мальчик комплексует. Стыдно, что его спасла взрослая тетка, да еще совершенная неумеха... – язвительно протянула Элен.

– Все, заткнись, – Серега поспешил прервать разговор и затормозил. – Приехали.

Элен собралась еще что-то сказать, но замолчала, увидев кулак перед своим лицом.

– Жди... – Сергей вышел из машины и вскарабкался на высокий холм. Отсюда уже хорошо просматривалась река. Неспешно текущие черные воды Амазонки матово отблескивали под яркой луной и казались живыми. Левее мигали огоньки города, порта и разведенных понтонов моста.

Бинокль Сергея быстро проскользнул по припортовой части города, и остановился на небольшом ангаре с причалом, стоящих отдельно, в паре километрах от города. Внимательно осмотрев подъезды к ангару, Сергей присмотрелся к странной плавучей конструкции, пришвартованной прямо к берегу, неуверенно хмыкнул и нажал пару раз тангенту, вызывая Элен.

– Смотри, – когда девушка подошла, Серега сунул ей бинокль в руки и показал рукой направление. – Видишь ангар и причал?

– Угу...

– Внимательно изучи подъезды к нему. Когда можно будет выдвигаться, я три раза моргну фонариком. Если заметишь что, дашь сигнал по рации. Понятно?

– Понятно... – покорно кивнула головой Элен. – Я понятливая девушка. Стою здесь, жду сигнала. По сигналу подъезжаю.

– По поводу «девушки», мы, кажется уже определились... – буркнул Сергей и опустив очки ПНВ, стал спускаться со склона.

Предстоящую операцию, иначе как авантюрной, назвать было нельзя, но другого выбора не было. Через Амазонку, в этом месте переправлялись по понтонному мосту, но соваться туда, было бы одним из способов самоубийства. Поэтому Сергей последовал совету Артуро, и сейчас ему предстояло договориться с неким Бумбоа, обладателем самодельной самоходной платформы, на которой, до сооружения моста, тот переправлял машины на тот берег. Договориться, или... В общем, Артуро честно предупредил, что Альфредо Бумбоа, резко асоциальный тип. А точнее, «редкостный урод и ублюдок, обиженный на весь мир». Учитывая то, что Бумбоа, вдобавок ко всем своим достоинствам еще и немой, о предстоящих переговорах Сергей старался не задумываться, решив, при осложнениях, попросту освободить мир от обиженного на него элемента.

Был и второй вариант форсирования Амазонки, но для его осуществления, пришлось бы пилить добрых полсотни километров вверх по течению, к лагерю плотогонов, обладателей десантного бота, времен второй мировой войны.

Где-то с километр Серега пробежался легкой трусцой, миновал свалку, переждал в кустах мобильный патруль самообороны, проезжавшей вдоль реки, перебежал дорогу и остановился возле забора из ржавой жести, ограждавшего ангар с причалом. За забором сразу истерично забрехала собака, судя по лаю, микроскопических размеров и с отвратительным характером. Законного вопроса разбуженного лаем хозяина, так и не последовало, поэтому, сдержанно матерясь, Серега вытащил приготовленный на такой случай кусок сушеного мяса и перекинул через забор. Истеричный лай мгновенно сменился чавканьем, прерываемым гудением новоамазонских тигровых жаб и треском цикад в кустах.

При виде Сереги, лохматая собачонка юркнула к себе в будку и больше не показывалась. За забором оказался до предела захламленный разным металлоломом двор. В маленькой пристройке у ангара, тускло светилось окошко. Стараясь не споткнуться через железяки, Серега подкрался и сразу же услышал могучий храп. Осторожно приоткрыл дверь и чуть не проблевался от дикого перегара стоящего в каморке. На топчане, застеленном кучей тряпья, вольготно раскинулся маленький, абсолютно голый и лысый мужичек. Множество разбросанных пустых бутылок свидетельствовало о минимум недельном запое индивидуума.

– Альфредо... – негромко позвал Сергей, на всякий случай держа мужичка на прицеле. Не дождавшись реакции, заорал во весь голос: – Альфредо, мать твою!

Бумбоа даже не пошевелился. Серега несколько раз тряхнул его, облил из ведра водой, попробовал тереть уши, даже ткнул пару раз кончиком ножа, но ничего, кроме невнятного мычания, так и не дождался.

Ситуация складывалась патовая. Немного подумав, Сергей припер дверь в каморку железным ломом и подсвечивая себе фонариком, пошел знакомиться с плавательным средством.

По самому первому впечатлению, Бумбоа собрал платформу из обычного железного хлама. Чуть позже стало понятно, что за ее основу пошла баржа, или, по крайней мере, какая-то ее часть. Впереди платформы, расположилась, сейчас открытая, подъемная аппарель на ручном приводе, позади огороженной леерами площадки, торчала будка с автомобильным движком от мощного грузовика, коробкой передач и штурвалом. С виду, все было устроено очень просто – точно так же, как и в автомобиле. Правда, немного смущало название плавсредства – на будке красовалась надпись «Нisteria», то бишь «Истерика».

– Ну и... – Серега поколебался и ткнул пальцем в кнопку пускача.

К великому удивлению, движок чихнул, выпустил облачко черного дыма из выхлопной трубы и ровно застучал. После нажатия большой красной кнопки, он так же уверенно замолчал.

– Почему бы и нет... – Сергей перебрался на берег, сунул в каморку через щель три сотенных купюры и посигналил Элен фонарем.

«Тахо» подкатил рекордно быстро, Элеонора ловко развернулась и заехала задним ходом на платформу. После чего попыталась подвергнуть сомнению плавательную способность платформы, но была послана далеко и глубоко. Пока она изобретательно отвечала, Серега крепил «Тахо», отшвартовывался от берега и, надсаживаясь, крутил штурвал поднятия въездной аппарели. Справившись, торжественно вошел в будку, чувствуя себя заправским капитаном, запустил двигатель и, разобравшись с передачами, попытался отвести платформу от берега.

Платформа мелко вибрировала, двигатель бодро тарахтел, за кормой бурлила вода, но плавсредство упорно не хотело отчаливать.

– Не плывет... – разочарованно сообщила Элен, всматриваясь в черную воду.

– По воде, только дерьмо плавает... – гордо ответил ей Сергей и поддал газу.

Выбросив облако дыма, дизель гулко взревел, «Истерика» дернулась, сошла с места, после чего, постепенно набирая ход, стала отдаляться от берега.

Отведя плавсредство на середину реки, Серега окончательно осмелел, пользуясь течением, удачно развернулся и направил нос платформы к противоположному берегу.

– Вау!!! – Элен демонстративно несколько раз хлопнула в ладоши и изобразила легкий полупоклон. – Сеньор капитан, вам не хватает только фуражки с белой тульей и шитой золотом кокардой. Под вашим управлением это корыто порхает словно ласточка.

Одновременно с ее последним словом, двигатель несколько раз чихнул, сильно дернулся и заглох...

ГЛАВА 23

«...На данный момент времени, бассейн реки Амазонки считается практически не исследованным. По оценкам экспертов, его флора и фауна изучена всего на пять процентов и реальное количество существующих видов животных и растений превышает известные на сегодняшний день, по крайней мере, в тридцать раз. Учёные утверждают, что на 10 км² леса

 в бассейне Амазонки может

приходиться 1,5 тыс. видов цветов, 600 видов деревьев, 135 видов млекопитающих, 200 видов пресмыкающихся, 400 видов птиц и подптиц

, а так же

бесчисленное количество беспозвоночных животных. Подавляющее большинство видов флоры и фауны бассейна Амазонки не описано и не идентифицировано...»

Учебник биологии для 5-6 классов.

Лихачева А.А, Штерн А.Ф.

Издательство «Тормашев и сыновья»

г. Демидовск, 19 год

Новая Земля. Бразилия. Сао-Бернабео. Амазонка.

20 год, 29 число 5 месяца, среда, 04:00

– Мammina!.. – ахнула Элен и несколько раз перекрестилась.

– Сараjo! Que queres de me, el motor? No me jodes![79] Заводись, сука... – Серега судорожно жал кнопку зажигания, но это, ничего кроме истошного воя стартера не давало.

– Ну, сделай же, что-нибудь! – взмолилась Элен.

Серега в растерянности покрутил головой, подсветил фонариком датчик топлива на панели и зло выругался. Получалось, что в спешке он отчалил с пустым баком.

Тем временем, «Истерику» стало неуклонно сносить в сторону понтонного моста.

– Давай за пулемет, – скомандовал Серега, подбежал к машине и выдернул из кузова канистру.

– Но я же не умею... – по инерции пискнула Элен, но увидев бешеное лицо Сергея, выругалась и полезла в пулеметное гнездо.

– Вот, – Сергей снял оружие с предохранителя и передернул затвор. – Стреляй короткими очередями. Но только по команде и туда, куда я скажу.

После чего подбежал к баку и посматривая на подсвеченный тусклыми фонариками понтонный мост, приближающийся с каждой секундой, стал лить топливо в горловину. Закончив, забросил канистру в кузов, и ткнул в кнопку стартера.

Дизель чихнул, схватился и через мгновение опять заглох.

– Чтобы тебе в выхлопную трубу макаки нассали... – в сердцах пожелал двигателю Серега и принялся вручную подкачивать топливо.

– Сержио! – тревожно воскликнула Элен.

Сергей поднял голову и увидел, что понтонный мост находится всего в сотне метров. К нему, прямо по курсу «Истерики», был пришвартован маленький буксир, при необходимости разводивший понтоны.

Клацнула кнопка пускача – завыл стартер, почти сразу же, движок закашлял, а затем ровно затарахтел. Радостно взвизгнула Элли.

Прекрасно понимая, что уже не успеет развернуться, и его просто прижмет течением к понтонам, Сергей направил нос «Истерики» прямо на буксир и дал максимальные обороты.

Двенадцатилитровый Cummins бешено взревел, паром ощутимо ускорился. На палубу буксира выскочил какой-то мужик, испуганно замахав руками что-то заорал, а потом, ловко перебрался на понтон и припустил по мосту. Тем же порядком, за ним последовали еще двое.

– Если у нас получится, я тебе сделаю миньет... – почти спокойно пообещала Элен. Она догадалась выпрыгнуть из машины и теперь стояла рядом с Сергеем, крепко держась за стойку надстройки. – А ты мне?

– Что?

– Ну-у... ты понял. То же самое... – Элен захихикала.

– В лучшем случае, трахну, – так же спокойно пообещал Серега и слегка подкорректировал курс парома.

На въездном КПП с правой стороны моста вспыхнули прожекторы и стали шарить по воде. «Истерику» оттуда уже не было видно, ее закрывали понтоны.

– Жадина... – высказалась Элли и испуганно закрыла глаза.

Как такового, удара не было – платформа просто навалилась на буксир. Несколько мгновений казалось, что ничего не получится, мост устоит, но потом стали звонко лопаться цепи, истошно завизжало и заскрежетало железо, понтоны стали расходиться в стороны, и паром вместе с буксиром пошел вниз по течению.

– А-а-а!!! – радостно завизжала Элен и запрыгала по палубе. – Святая Магдалина, мы это сделали! У-у-у!!!

– Да заткнись ты! – в сердцах заорал на нее Сергей, судорожно ища глазами повреждения на платформе.

Столкновение не прошло даром для «Истерики». Паром стал заметно крениться на правый борт, носовую аппарель искорежило, она висела всего на одном тросе – в полуоткрытом состоянии. Движок чихал и захлебывался, к тому же, к платформе намертво прицепился буксир, так и дрейфуя вместе с ней по реке.

Прожекторы уже нащупали «Истерику», вовсю заработали пулеметы, но пули пока стегали по буксиру, прикрывающему платформу с правого борта. Пока...

Уже стало светать и паром с буксиром, болтающиеся на фарватере, становились удобной, практически тренировочной целью.

Приметив на правом берегу длинную косу, глубоко вдающуюся в реку, Сергей навалился на штурвал, стараясь направить паром туда. Очень медленно, словно нехотя, «Истерика» стала сходить с фарватера.

– Mamma mia!!! – взвизгнула Элен, увидев как над паромом, оставляя за собой пушистый белый хвост, со свистом пролетела ракета. Вторая с грохотом стукнула в борт буксира, но почему-то не взорвалась.

– В машину, мать твою!.. – заорал Серега и стал выбивать колодки из-под колес «Тахо». Едва он схватился за дверцу, как «Истерика» мягко села на мель.

– Я сделаю лучше! Пусти... Пу-усти меня... – горячо зашептала Элен и вцепилась в руль. – А ты сруби из пулемета трос... Ну-у пожалу-у-уйста...

Игнатьев секунду поколебался, пообещал «порвать дурную девку» и полез в пулеметное гнездо.

К тому времени, как он приложил приклад М-60 к плечу, «Тахо» уже ревел как раненый медведь. Как только лопнул трос, перебитый короткой очередью, машина стремительно рванула вперед, подскочила как на трамплине, на так и не опустившейся до конца аппарели, на секунду зависла в воздухе, едва не перевернувшись, рухнула в воду и помчалась, вздымая фонтаны воды по отмели.

– Во бля, придется все-таки трахнуть... – в восхищении высказался Серега, цепляясь обеими руками за турель.

Выскакивая на берег, «Тахо» опять едва не перевернулся, но Элен виртуозно справилась и погнала машину по маисовому полю.

 Сергей не рассчитывал, что их так просто выпустят, поэтому держал на прицеле направление со стороны блокпоста. Артуро рассказал, что там постоянно дежурит пара «Маттов» самообороны города и старенький, но резвый американский броневичок V-100[80], с крупнокалиберным пулеметом, так что организовать погоню, было на чем.

Вспомнив, что не подсоединился к внутренней связи, Серега ткнул штекер в разъем и, стукнув пару раз по крыше машины заорал:

– Внутреннюю связь включи!

«Тахо» вильнул, в наушнике раздался торжествующий голос Элен:

– Ну, как я?

– Терпимо.

– И все?!! А поцеловать?

– Пусть тебя горные макаки целуют, – традиционно ответил Сергей. – Давай выскакивай на Дорогу.

– Есть, мой командир! – лихо заявила Элли и тут же завопила. – Смотри, слева, слева!..

Слева шла Дорога. И сейчас, отставая примерно на полкилометра, по ней летел «Коммандо», оставляя за собой густой шлейф пыли. Броневичок находился в более выгодной позиции, он шел по укатанной грунтовке, а «Тахо» пока приходилось скакать по грядкам. К тому же, он шел по прямой, так что, к тому времени как машина Сергея и Элен, добиралась к дороге, дистанция должна была сократиться.

– Если он отгонит нас на поля, там наша тачка ему не соперник... – сообщила Элен.

– Пока следуй тем же курсом... – Серега повернул голову и посмотрел на укладку одноразовых гранатометов. Палить из них, он немного опасался, но из М-60, можно было стрелять по «Коммандо» до бесконечности. Без каких либо шансов на успех.

На башенке броневика засверкал огонек, Серега инстинктивно пригнулся, но не услышал даже свиста пуль – огонь на ходу, да еще на такой дистанции, был занятием для клинических оптимистов. Но в любом случае, с «Коммандо» надо было что-то решать. На стороне водителя этой «коробчонки», было знание местности, а Серега, не знал ее, эту местность, от слова «совсем». Пометки на карте накарябанные Артуро, были не в счет. Тем более, впереди, прямо на Дороге, стояло несколько ферм, где, предупрежденные по рации местные жители, вполне могли устроить засаду на святотатцев, покусившихся на святая святых – мост, являвшийся кормильцем города.

К тому времени, как Элен выскочила на дорогу, Серега уже решился.

– Тормози. И пошла из машины... – скомандовал он, выдернул из укладки гранатомет, в очередной раз глянул на инструкцию, взвел его и вскинув на плечо, поймал в диоптрический целик поворот дороги, из-за которого должна была появиться бронемашина.

Ждать долго не пришлось – в клубах пыли возник приземистый угловатый силуэт броневика. Звонко клацнула клавиша спуска, гранатомет гулко ухнул, дернулся, сразу став заметно легче и к «Коммандо», с ядовитым шипением потянулся пушистый белый шлейф.

Серега чуть не заорал от радости, он ясно увидел, как граната клюнула броневик куда-то в область башенки, но никаких видимых результатов это не принесло, бронированная машина даже прибавила скорости. И почему-то, никто не стрелял в ответ – видимо водитель решил взять на таран «Тахо».

Вторая граната пронзила воздух, когда до «Коммандо» оставалось всего пару сотен метров. И завиляв как лиса хвостом, улетела в изумительно красивое голубое небо.

В третий раз Серега стрелял уже практически в упор, результатов ждать не стал и отбросив контейнер в сторону, ринулся из машины. И только уже скатившись в кювет, и так и не дождавшись грохота столкновения машин, высунулся посмотреть.

– А чего это с ним?.. – глуповато улыбаясь и размазывая грязь по лицу, поинтересовалась Элен. Она стояла на коленях рядом с Серегой и точно так же, удивленно смотрела на броневик, застывший в десятке метров от «Тахо».

Изо всех щелей «Коммандо» и водительского смотрового люка, с сорванной бронезаслонкой, шел густой дым, но выглядела бронированная машина совершенно целой.

– В машину, а я сейчас... – приказал Элен Серега и взяв на прицел водительский люк выдвинулся к броневику.

На башенке и лобовой броне «Коммандо», чернели тоненькие, как будто от укола шилом, дырочки с оплавленными краями. А внутри... Заглянув внутрь, Серега сразу отвернулся и сдерживая рвотные позывы, побежал в машину. Весь экипаж, в буквальном смысле размазало по стенкам, причем, предварительно поджарив. В общем, зрелище было не для слабонервных. А еще, Сереге было очень жалко гранатометов – теперь в запасе оставался всего один. Правда, были еще винтовочные гранаты, но как ими пользоваться, он знал, весьма приблизительно.

– Что там? – немедленно поинтересовалась Элли.

– Все умерли... – не вдаваясь в подробности, ответил Сергей, и глянул на карту, испещренную пометками Халка. – Рули дальше, где-то в миле отсюда, будет мелкая речушка, почти ручей. Съедешь в воду и пойдешь вверх по течению.

– А дальше?

– Дальше посмотрим. В любом случае, нам нельзя ехать днем по Дороге. Что там с эфиром?

– У-у-у... – весело засмеялась Элли. – Жуткая паника, орут открытым текстом. И главное, никто толком ничего не понимает. Военные запрашивают свою авиацию, потому что пока не могут перебраться через реку, местная полиция и самооборона приказывают жителям немедленно проявить сознательность и перекрыть дорогу возле каких-то ферм. Вертолет на городском аэродроме – в ремонте, а «Сесна», я так поняла, тоже городская, куда-то улетела. На блокпосту возле моста, плачутся, что броневик перестал выходить на связь, а больше послать некого и не на чем, потому что, с одной машины сняли коробку, а у второй что-то с ходовой. Списывают все на «бандитос» из джунглей и на целенаправленную диверсию. И еще, на какую-то банду чеченцев, которую, неподалеку отсюда, не так давно грохнули военные, но остатки все-таки ушли. В общем, весело. И все это мы... Я уже гордиться собой начинаю. Ну и тобой – конечно.

– Орден?

– Молчит, – Элли тронула машину с места. – Может, шифруют передачи, а может, им просто похрену.

– Твои друзья?

– Тоже молчат... – голос девушки помрачнел.

– Переключи эфир на меня и гони.

И погнали. Да так, что Сергей действительно поверил, что Элен занималась гонками. А еще, он был доволен своей спутницей, в чем никак не хотел себе признаваться. Ну как доволен... Не вообще, а в последнее время.

До речки проскочили благополучно, то есть, незамеченными, ну, а дальше «Тахо» стал уходить вправо от дороги. Дно речушки покрывала крупная укатанная галька, подъем был небольшой, воды едва ли до края покрышки, так что машина вполне уверенно, и даже быстро продвигалась вперед. Целью Сереги было горное плато Парана, по которому, теоретически, можно было пробраться в Байю, минуя Дорогу. Но только теоретически, потому что, до подъема на плато было не меньше семидесяти миль, а потом предстояло еще умудриться подняться, преодолеть сотню миль уже по нему, ну и соответственно, в итоге спуститься. Ну и, конечно, превознемочь все сопутствующие трудности, коих обещало быть очень немало.

Словом, на грани возможного. Но шансы на успех, хотя и призрачные, все-таки были. Сергей купил у Рафы, за двести пятьдесят экю, плотный водонепроницаемый пластиковый пакет, полный аэрофотоснимков привязанных к подробным картам. Этот пакет, один из его друзей спер из машины у каких-то непонятных людей, то ли геологов, то ли еще кого, останавливающихся в Сао, в прошлом году.

Так вот, исходя из этих карт и пометок Артуро, проконсультировавшегося у местных охотников, путь был. К тому же, топлива должно было хватить, по меньшей мере, на пятьсот миль пути, провизии вообще на месяц, боеприпасов тоже выше крыши, поэтому, Серега не относил предстоящую прогулку к категории невозможных.

ГЛАВА 24

«...Сезоны дождей на освоенных землях Новой Земли, с небольшими среднегодовыми вариациями, проходят со второй половины десятого по второй месяц и характеризуются резким нарастанием интенсивности к первому месяцу, с последующим спадом уровня осадков, вплоть до минимальных среднегодовых значений. Сезоны дождей сопровождаются понижением температуры воздуха до 15-19 градусов по Цельсию, а так же, перемещением значительных масс воздуха, вызывающих ураганные ветра, доходящие до максимальных значений по шкале Бофорта. Во время сезона дождей, амплитуды интенсивности ветров, в целом совпадает с амплитудой осадков...»

Учебник географии для 5-6 классов

Бескровная А.Н., Дикой О.Ю.

Издательство «Тормашев и сыновья»

г. Демидовск, 19 год

Новая Земля. Бразилия. Отроги горного массива Парана.

20 год, 33 число 5 месяца, воскресенье, 16:00

Погони не было, но за последние два дня, удалось пройти всего пятнадцать миль, да и то, во всю используя лебедку и подрабатывая лесорубами. В итоге, пришлось вообще остановиться – впереди простиралась уже совершенно непроходимая местность. Джунгли перемежались беспорядочными нагромождениями скал, склоны плато представляли собой обрывистые осыпи, по которым, не то что на машине, но и пешим порядком было трудновато взобраться. Судя по всему...

– Ну, вот же он!.. – Серега опустил бинокль, сверился с картой, потом с аэрофотоснимком и сделал вывод. – А мы сбились с пути, и ушли левее.

40

Перед ним расстилался пологий горный склон, по которому, в случае некоторого везения, вполне можно было подняться на плато. Особенно, если подорвать вот этот останец, и подтянуться на лебедке выше по склону.

– Угу... – Сергей аккуратно упаковал фотографии и карты в ранец, отхлебнул из фляги и собрался возвращаться к машине. Сегодня утром, он оставил совершенно выбившуюся из сил Элен отдыхать и отсыпаться, а сам ушел на поиски дороги на плато. Ну и нашел, правда, теперь надо было думать, как добраться сюда на машине.

– Как, как... – буркнул Сергей. – Каком к верху, мать его...

Сам Серега чувствовал себя более-менее нормально, но все равно, усталость потихоньку накапливалась, что выражалось в отвратительном настроение.

Через три часа он уже был почти у стоянки, оставалось все лишь преодолеть невысокий кряж.

Вскарабкавшись наверх, Сергей присел на валун передохнуть и достал рацию, предупредить о своем возвращении Элен. Не успел он нажать на тангенту, как от стоянки донесся, едва слышный пистолетный выстрел.

Серега быстро вернул «Харрис» в подсумок и взялся за бинокль. С этого места стоянка уже вполне просматривалась.

А вот увиденное, ему очень не понравилось. Парочка бородатых и до зубов вооруженных мужиков, достаточно лениво кого-то пинали, а еще двое, по-хозяйски копались в багажнике «Тахо». Был ли там кто-то еще, и кого пинают, Серега не рассмотрел, потому что почти весь обзор закрывала листва.

– Вот же, бля... – сомневаться в том, что спутница находится у этих бородачей, уже не приходилось. На военных или ополченцев, эти бородачи не были похожи, но Сергею, такие нюансы, пока были неинтересны. На время путешествия в Рио, он считал Элен своей собственностью, и ни с кем делиться не собирался. Впрочем, Сергей догадывался, кто наведался в лагерь, но от этой догадки, желание порезать ублюдков на куски никуда не делось, наоборот, даже окрепло и дополнилось подробностями.

Через десять минут, он уже лежал на скале в полусотне метров от лагеря. Коротко оценил обстановку и скользнул в заросли новоземельного сизифуса.

Пятый, совсем молодой парень, с редкой волнистой рыжей бородкой, и со странной маленькой шапочкой на затылке, обнаружился в секрете чуть повыше на склоне. Держа на коленях РПК[81] с «бубном»[82], он сидел на корточках и с любопытством вытягивал шею, пытаясь высмотреть, что происходит в лагере, порой поглядывая по сторонам. Парень выбрал себе отличную позицию, позволяющую обозревать все окрестности, но никак не рассчитывал, что смерть придет к нему со стороны гор.

«Вальтер» сухо щелкнул, круглая войлочная шапочка покатилась по склону, а сам парень сунулся лицом в камни. Серега вскинул винтовку и, глянув в прицел на бородачей резвившихся на стоянке, стал осторожно спускаться, стараясь зайти к ним со стороны машины, закрывающей бандитам обзор.

Они как раз закончили срывать одежду с Элен, один держал руки и голову девушке, двое растягивали ей ноги, ну а четвертый, глумливо похохатывая, неспешно снимал с себя снарягу. Бандиты слишком были заняты действом, а Серега начал ходить по джунглям еще измальства, поэтому без особых затруднений подобрался почти вплотную.

Когда до них осталось всего десяток метров, Игнатьев встал, и на ходу выпустил в бородачей растягивающих руки и ноги Элен, по паре пуль в каждого. Здоровенный мускулистый крепыш, как раз, стянувший до колен штаны, кинулся к оружию, но споткнулся и рухнул на землю.

Серега стреножил его, следующими двумя пулями раздробил плечи, а потом, прижав к земле коленом, запустив пальцы в глазницы, задрал ему голову назад и банально стал пилить кинжалом шею. Клинок постоянно натыкался на кости и хрящи, кровь залила все руки и штаны Сергею, бородач никак не хотел лишаться головы, жутко хрипел и обгадился, но Серега успокоился только тогда, когда лысая как яйцо башка с выпученными глазами покатилась по гальке.

– Как ты? – коротко поинтересовался он у Элен, уставившуюся на него широко отрытыми глазами.

– Х-хорош-шо... – отчаянно заикаясь, сообщила девушка и в подтверждение энергично кивнула. – Он-ни... н-не у-успели... м-меня...

– Вот и хорошо, возьми автомат и прикрой... – Серега одним четким движением встал и принялся за второго – лохматого брюнета, с бородой почти по пояс. Ему раздробило пулями позвоночник, бандит без движения лежал лицом вниз и едва слышно похрипывал. Методично отрезав и ему голову, Сергей шагнул к третьему, тоже пока еще живому.

Никаких чувств, при этом, Игнатьев не испытывал, сердце и мозги как будто покрылись инеем, а руки действовали автоматически. И только когда все тела лишились голов, наступила разрядка, подобная удару электрического тока и Серегу моментально вывернуло, едва ли не наизнанку. Стало гораздо легче, как будто все дерьмо, в котором он извалялся, ушло вместе с блевотиной.

Закончив блевать и сгорая от стыда за себя, он потянулся к фляге, чтобы умыться.

– Руки за голову, мордой в землю... – неожиданно раздался жесткий окрик из кустов. Тут же команду продублировали несколько голосов, но уже с разных сторон.

Возможно, Сергей и попробовал бы что-то сделать, но команда прозвучала на чистейшем русском языке, да и при таком раскладе, шансов не было никаких. Тем более, Элен так и не удосужилась взять автомат в руки.

Поэтому, стараясь двигаться медленно, он выполнил команду, успев заметить, как из кустов выскользнули несколько фигур в лохматом камуфляже. А еще через мгновение, Игнатьеву заломили руки за спину, а потом, затянули на запястьях и лодыжках пластиковые стяжки и вздернули на ноги.

– Г-м... совсем щенок еще... – удивился на русском языке один из лохматых, сноровисто освобождая Сергея от оружия.

– Этот щенок... – густым сочным голосом отозвался второй, широкий как шкаф великан, – сделал тебя как ребеночка, а потом, в одиночку завалил все группу Абдалаха. Так что, поосторожней с ним...

Великан крутнул головой, помедлил и накинул кусок брезента на Элен, тоже уже украшенную наручниками.

Остальных Сергей не видел, хотя, если судить по голосам, непонятных русских было как минимум пятеро.

– Да ладно Гром, прямо таки сделал... – возмутился первый. – Я его видел. Правда, видел...

И пристыжено замолчал, поймав взгляд великана на себе.

Из кустов вынырнул еще один, похожий на колобка своей фигурой и коротко доложился:

– Чисто. Борменталь, Пеца и Шарик – на стреме.

Великан с позывным Гром кивнул ему, поправил на груди «Винторез», выглядевший на такой громадине игрушечным, после чего обратился на английском языке к Сереге.

– Кто ты такой?

Серега в очередной раз прикинул свои шансы, удостоверился, что ровным счетом никаких шансов нет, и ответил на русском языке:

– Человек божий, обшит кожей.

Почему-то страшно не было, хотя он прекрасно понимал, что его, такая же русская национальность, в случае чего, ничем не поможет.

– Г-м... – с непонятной интонацией хмыкнул Гром, в упор рассматривая Серегу.

– Девку отпустите... – без особой надежды попросил Сергей. – Она здесь ни при чем.

– Дюк, посади его, – скомандовал великан и дождавшись выполнения команды, присел рядом с Сергеем на корточки. – А кто причем?

– Отпустите его! – вдруг пискнула Элен. – Он тут ни при чем. Это все я...

– Вы меня начинаете доставать, мальчики и девочки, – нахмурился Гром. – Если в течение пары секунд, я не дождусь вменяемого ответа, то...

– Бренда Иоланта Товареш ду Насименту и Хулио Сезар да Коста, – сообщил «колобок», просматривая «левые» Ай-Ди Сергея с Элен и добавил: – Если она Бренда, а он Хулио, то я ея императорское величество, безвременно усопший Николай Второй.

– Ну и? – с легкой угрозой в голосе, опять поинтересовался Гром. – Терпение у меня не безграничное.

Несмотря на размеры, великан выглядел как-то по-доброму. Крупные симпатичные черты лица, широкое русское лицо и густой приятный голос. Так что, Серега не пугался. Почти.

– Гром... – «Колобок» закрыл затянутый в резину небольшой ноутбук, сунул его в свой ранец и посмотрел на великана. – На русского паренька и бразильянку, в базе ничего нет. Ни по приметам, ни даже по возрасту. Они условно чистые. Содержимое тачки... – парень ткнул рукой в «Тахо». – Тоже стандартное, за исключением нескольких амерских мин в спецкомплектации и шведского одноразового гранатомета. Но это не криминал, у местного народца и не такое найти можно. А парнишка, уделал четверых моих кровников и самого Абдалаха.

– И моих... – высказался Дюк.

– И моих... – раздался насмешливый голос откуда-то из кустов. – Ему впору медальку на тощую грудку цеплять. Однако три дня назад в эфире был знатный гевалт, так что, не исключаю, что виновниками этого кипеша, были вот эти товарищи. Если что, я предупредил.

– Не, стопудово не они, – опять встрял Дюк.

– А нам, какое дело, до кипеша в этих ебенях? – пожал плечами «колобок». – Хотя бы и они.

– Тихо... – спокойно приказал Гром, и голоса мгновенно замолкли. – Защитнички, бля...

У Сереги забрезжила надежда. Судя по всему, у русских давно не обновлялась база данных, и их с Элен, попросту там не было. К тому же, он предпочел бы, к примеру, оказаться в Береговом и Демидовске, чем в лапах Игана Ирландца.

– Ладно... – Гром взял Серегу за шиворот и как щенка легко поднял на ноги. – Ты хоть понимаешь, кого завалил?

– Мне все равно... – выдавил из себя Сергей.

– А зачем бошки резал? Маньяк? Так вроде нет, блевал потом как нормальный.

– Они тронули мою женщину... – буркнул Серега.

– А лет-то тебе сколько, владелец женщины? – великан усмехнулся. – Но учти, будешь врать...

– Уже учел, – быстро пообещал Сергей. – А лет... Точно не знаю, вроде как семнадцать. На Новой уже родился.

– Пизденыш еще, – с одобрительной интонацией отозвался «колобок». Трупы бандитов уже стащили в кучу, головы пристроили на те места, откуда они ранее произрастали, и «колобок» теперь снимал эту чудную картинку на маленькую камеру. – Пизденыш, но орел!!! Я, в его возрасте, мечтал как бы половчее трахнуть Таньку из соседнего класса, а этот бошки чичам режет.

– Ага... – поддакнул Дюк, увлеченно копаясь в вещах бандитов. – Ранний, но спорый.

– Парень, – лицо Грома стало серьезным, а голос могильно мрачным. – Получается, ты нам обгадил всю малину. За этих уродов положена награда. И немалая. И не только в деньгах. Мы за ними гоняемся уже три недели, а ты взял, и все обгадил.

– О чем он говорит? – забеспокоилась Элен. – Сержио, они нас убьют?

– Заткнись!.. – по инерции буркнул Серега.

– Не надо грубить девушке, – сурово заметил Гром.

Серегу немедленно передернуло от свирепого выражения на лице русского.

– Так вот... – продолжил великан. – Ты лишил нас наград. Ты лишил нас удовольствия. К тому же, отправил к Иблису наших кровников, что тоже, ничто иное как косяк. Они должны были подохнуть от наших рук. Получается, ты со всех сторон виноват. Так что же нам с тобой делать?

– А с другой стороны... – вписался в разговор «колобок». – Он облегчил нам работу. К тому же, думаю, на награды сей индивидуум не претендует. Так что, предлагаю наказание свести до устного порицания, с занесением в грудную клетку.

– Понять и простить! – весело высказался Дюк и подбросил в руке массивный сверток, плотно обмотанный скотчем. – Есть! То, что бармалеи взяли с Казимира на Дороге, на месте.

– Простить? Ну, уж нет... – недовольно протянул Гром и поинтересовался у своих бойцов. – Что там?

– Все в ажуре, – отрапортовал «колобок» с улыбкой и покрутил пальцем в воздухе. – Цигель, цигель, ай-лю-лю. Пепелац уже вспорхнул. Надо спешить, meine kameraden.

– Значит так... – обернувшись к Сергею, великан жутко и кровожадно улыбнулся. – Вы сидите здесь и никуда не уходите, а мы сходим, погуляем. А когда вернемся, предадим вас смертии лютой и страшной, за все ваши прегрешения. Все понял? Не слышу? Вот и жди...

Гром встал, весело ухмыльнулся и удивительно грациозно для такой громадины скользнул в заросли, а вслед за ним, в мгновения ока скрылись остальные русские.

– Сержио, – раздался испуганный голос Элен. – Они еще придут?

– Придут, – Серега скосил глаза, увидел, что прямо у него на коленях лежат маленькие кусачки для перекусывания пластиковых наручников, улыбнулся и сказал. – Обещали, что придут. И убьют нас.

– Ну, так чего мы сидим и ждем?! – горячо зашептала девушка. – Давай освободимся и убежим.

– Давай... – Серега скинул кусачки в траву, повозился и перекусил стяжки. – Давай. Только лучше поедем. Что-то у меня ноги отказывают.

ГЛАВА 25

«...Плато Парана расположено в Бразилии и является одним из отрогов горного массива Сьерра-Барбадо. Средняя высота плато составляет порядка 1400 метров над уровнем моря. Поверхность пересечена холмистыми грядами, разломами и трещинами вулканического происхождения. Плато предположительно состоит и песчаников со значительными базальтовыми вкраплениями и покрыто растительностью тропического саванного типа. Фауна и флора практически не изучена. В 13 году, ориентировочно в районе плато, бесследно исчезла экспедиция Научного общества Новой Земли, под руководством профессора Мураями...»

Учебник географии для 5-6 классов

Бескровная А.Н., Дикой О.Ю.

Издательство «Тормашев и сыновья»

г. Демидовск, 19 год

Новая Земля. Бразилия. Плато Парана.

20 год, 34 число 5 месяца, понедельник, 10:00

Здесь оказалось гораздо прохладней, чем внизу, к тому же, в свежем вкусном воздухе, отсутствовали приторные нотки гнили, присущие джунглям и Серега никак не мог надышаться. Да и красиво, здесь было, если честно говорить.

Плато покрывала высокая, выше человеческого роста трава, колышущаяся гигантскими волнами под легкими порывами ветерка, а рощицы новоземельной акаций и секвой, напоминали островки на водной глади океана. По саванне медленно перемещалось несколько стад больших антилоп, отличающихся от земных, гораздо большими размерами и шестью рогами. В покрытых дымкой низинах, серебрилось несколько озер и ручьев. На севере и северо-востоке небо подпирали высоченные горы, со срытыми в облаках вершинами, а причудливые останцы[83], хаотично разбросанные по плато, придавали картине некую фантастичность. Сергею нравилось здесь, и он невольно поймал себя на желании, остаться на плато как можно дольше. Но реальность, как всегда, цинично наплевала на мечты, поэтому, он еще раз глубоко втянул в себя воздух, чертыхнулся и, спрыгнув с останца, подошел к машине.

После случившегося Сергей и Элен практически не разговаривали. Покидали в машину пожитки, добрались до дороги на плато и поднялись туда. Правда, не с первой попытки, и не без эксцессов, но все же поднялись. Укрылись в первом попавшемся леске, заперлись в машине и попросту говоря – вырубились почти на сутки. И только проснувшись, нашли в себе желание как-то общаться.

– Кто это был? – Элен с остервенением рубила вяленое мясо и бросала куски в котелок с водой. – Кто, мать их так, это был?..

Вчера она была сильно подавленной, что и неудивительно, ну, а сегодня, эмоции начали выплескиваться. Бурно выплескиваться. Особенно после того, как глянула в котелок с водой и увидела свою мордашку. Шикарные, уже отливающий фиолетовым цветом синяки под обоими глазами, распухшая разбитая губа и нос похожий на картошку – неудавшиеся насильники поработали над своей потенциальной жертвой на славу.

– Кто именно? – Сергей скептически посмотрел на машину и полез в багажник за кувалдой. Вчера они кувыркнулись со склона, и «Тахо», теперь напоминал помятую консервную банку. Правда, способность передвигаться своим ходом не потерял.

– Все! – взвизгнула Элен и в ярости разрубила окорок пополам. – Все! Неужели ты не понимаешь, о ком я говорю? Святая Магдалина, сначала меня чуть не отодрали во все дырки какие-то уроды...

– Ну не отодрали же, – спокойно перебил ее Сергей и примерившись, двумя ударами, выпрямил крыло.

– Не отодрали, – уже спокойней подтвердила Элен. – Благодаря тебе. Так кто это был?

– Я точно не знаю. Может чеченцы. Может арабы. Может еще кто.

– А эти... ну-у... лохматые.

– Русские.

– Это я уже поняла, – кивнула Элен и ловко принялась шинковать луковицу. – Но как они все здесь оказались? Да не стучи ты, голова раскалывается!

– Тут как раз все понятно. – Сергей хотел из вредности еще разок двинуть кувалдой по борту машины, но передумал. – Бородатые кого-то нагнули на дороге. Им сели на хвост и возможно, большую часть выбили. Эта пятерка думала, что оторвалась. Но ошибалась. Их догнали русские. Правда, немного не успели. Все просто.

– Странно... – покачала головой Элен. – Деньги и оружие не взяли. А денег немало. И кто эти русские? Коммандос?

– А вот это я не знаю, – пожал плечами Сергей и подсунул домкрат под «Тахо». – Может и коммандос. Русские таких называют спецназ.

– А почему они деньги оставили? И нас не убили?

– Правильные, вот почему.

– Поясни, – Элен сбросила остальные овощи в воду и закрыла котелок крышкой. – Я ничего не понимаю.

– За бородатых объявлена награда. Судя по всему, большая награда. Вроде как известные личности. Убил их я. Награду заберут эти парни. Взамен, они мне оставили все, что было при бородатых. Кроме какого-то пакета. Видимо очень важного. Или дорогого. Так что, все просто. А не убили они нас, потому что... – Сергей запнулся и после недолгой паузы продолжил. – Опять же, потому что правильные. В розыске, по их базе данных, нас нет. К тому же, бородатые были их кровниками, а я невольно помог. Как-то так...

– А зачем ты головы резал? – вдруг поинтересовалась Элли. – Я подумала, что ты с ума сошел. Б-р-р... Неужели тебе не было противно? Нет, я сама была готова порубить их на кусочки. Но... В общем, ты понял...

– Можно не отвечать? – сухо спросил Сергей. Ему было неприятно вспоминать об этом эпизоде.

– Нет! – жестко сказала Элли. – Я должна знать, маньяк ты или нет.

– Когда я увидел, как они... В общем, пообещал себе, что отрежу им головы. А я всегда выполняю то, что обещаю. Даже если это трудно и противно... – сухо отчитался Сергей. – На этом все. И еще, если через полчаса ты меня не накормишь, я закончу то, что они начали. Понятно?

– Угу... – непонятно хмыкнула Элен и сосредоточилась на вареве.

А Сергей сосредоточился на машине. Заменил пробитое колесо, по возможности отрихтовал кузов, осмотрел ходовую и решил, что она еще поживет. За исключением потрепанного внешнего вида, «Тахо» с честью вышел из вчерашних приключений, и вообще, оказался на редкость крепкой машиной.

Но тут подоспело рагу, надо сказать, весьма вкусное и все дела отошли на второй план. А после обеда, прошедшего в полном молчании, Сергей принялся за новые трофеи.

Чеченцы оказались хорошо экипированы. Арсенал пополнили четыре автомата АКМ с подствольниками ГП-25[84], новенький РПКН с ночным прицелом НСПУ-5[85], два АПС[86] и три ПМ[87]. Все оружие было почти новым и ухоженным, видно чеченцы любили и умели ухаживать за своими стволами. Патронов тоже досталось порядочно, по десятку магазинов на автомат, пятнадцать гранат ВОГ-25[88] к подствольнику, столько же ручных гранат Ф-1[89] и пять барабанных магазинов к пулемету. Но, перебрав и почистив стволы, Серега сложил их обратно в кузов, решив опять продать по случаю, так как при всей симпатии к советскому и российскому оружию, своя винтовка и пистолет, его полностью устраивала.

Закончив с оружием, Серега тщательно пересчитал деньги, доставшиеся по наследству от чеченцев, и решил, что они у кого-то их отобрали, иначе, смысла брать собой в рейд семь тысяч экю, просто не было. Но в любом случае, деньги уже нашли новых хозяев, и поэтому, удобно устроились в ранце Сергея.

Раскидистые ветви секвой, надежно скрывали машину от наблюдения с воздуха, но стоянка имела существенный изъян – здесь не было воды. Поэтому, посоветовавшись с Элен, Сергей решил перебазироваться дальше вглубь плато, что успешно и осуществил, перебравшись в густую рощу, с трех сторон прикрытую беспорядочными нагромождениями останцев. Небольшое озерцо с проточной водой, в комплекте присутствовало, опасные хищники, на первый взгляд, вроде как отсутствовали, сил продолжать путь уже не осталось, так что, после недолгих размышлений, было решено остаться здесь на пару дней.

– Куда? – Сергей остановил Элен, явно собравшуюся поплескаться в озере. Он мог бы и сам проверить лесок, но не хотел оставлять спутницу одну. По инерции. Мало ли что.

– Мыться, стираться, – девушка помахала полотенцем. – Да и тебе не мешает.

– Позже, – Сергей достал из кузова АКМ с запасным магазином и вручил его Элен. – Хрен его знает, кто и что здесь водится. Надо проверить. Остальное все потом.

– А сам? Не? – Элли явно не хотелось куда-нибудь идти. – А я за эфиром послежу. И еще, у меня голова дико болит.

Это было явным саботажем. Со вчерашнего дня, в радиоэфире не промелькнуло ни словечка. Вообще ничего, кроме диких помех. Либо навернулся трансивер, что по словам Элли маловероятно, либо на плато что-то препятствовало прохождению волн – что вероятней всего, согласно утверждений той же Элеоноры. Ну, а голова...

– Голова не жопа, поболит и перестанет. Накинь панамку на больное место и идем.

– А если у меня и задница болит? – ехидно заметила Элли, но автомат взяла. – Ладно, изверг. Только я из такого никогда не стреляла.

Серега пристально следил, как она приняла автомат, и сразу отметил, что девушка незаметно провела рукой по предохранителю, определяя его положение, а потом, положила палец на спусковую скобу, а не на спусковой крючок. Что свидетельствовало, о том...

– Не ври.

– А с чего ты взял, что я вру? – очень натурально возмутилась Элли, но потом, положила автомат на сгиб локтя и рассмеялась. – Ладно, вру я. Но самую малость. Стреляла, но всего пару раз. Пошли уже, Шерлок Холмс.

– Зачем врала?

– А вдруг ты решишь, что я сама справлюсь, возьмешь и бросишь меня, – серьезно ответила Элли. – Вот и изображаю из себя беззащитную неумеху.

– Хватит уже изображать, – так же серьезно посоветовал Сергей. – Теперь слушай меня. Идешь за мной на дистанции двух метров. Два, сказал...

– Угу... – кивнула Элли и сделала шаг назад. – Готова.

– След в след. Без команды не стрелять.

– Зануда...

– Дура.

– Я тебя так не обзывала! – возмутилась Элен, топая за Сергеем.

– Значит, и про пистолет врала? – Серега проигнорировал слова девушки.

– Врала, – обреченно призналась девушка. – Да, пользуюсь я пистолетом. Г-м... уверенно пользуюсь.

– Чего тогда бородатых не перестреляла? – Сергей приостановился, и взял левее, на торчавший над деревьями останец, похожий на громадную горбатую и носатую бабку.

– Да спала я в машине, – досадливо объяснила девушка и потрогала вспухшую губу. – Врасплох они меня застали. Хорошо, хоть один раз выстрелить успела. Правда, попала в магазин на разгрузке. Тому... самому здоровому. Ну, а потом мне дали по лицу, вывернули руку, опять наподдали... в общем, ты все знаешь.

– На месте... – Серега поднял правую руку и присел. Впереди, метрах в двадцати, по полянке важно шествовала самка шипастого броненосца, выглядевшая как помесь кабана, черепахи и дикобраза. За ней гуськом, так же степенно трусили три детеныша.

– Стрельнем? – азартно шепнула Элен и прицелилась.

– Нет. Мяса хватает, – Сергей опустил рукой ствол ее автомата. – Пусть идет.

– Надо же... – иронично протянула девушка. – Какой ты высокоморальный.

– Практичный, – Сергей встал и пошел дальше.

– Да...

– Заткнись.

– Да я...

Так, вполне по-дружески препираясь, они дошли к останцу, расположившемуся практически в центре леска. Но без добычи не обошлось; Серега подстрелил гребенчатую новоземельную дрофу – крупную, размером со среднего индюка, бескрылую птицу, с гребнем ядовито-красного цвета, похожим на армейский берет. Элен, тут же пообещала вечером ее испечь, и даже вызвалась сама нести.

Зверья по пути встречалось порядочно, но по большей части мелкого и практически непуганого, что свидетельствовало о полном отсутствии в этих местах человека. В сравнительно обитаемых местах Новой Земли, животные уже давно поняли, что от двуногих созданий с грохочущими палками, ничего хорошего ждать не приходится – и реагировали соответственно, стараясь не показываться на глаза. Но это не касается хищников – этим, как раз, двуногие пришлись по вкусу и они с удовольствием их ели при каждом удобном случае.

Возле останца сели передохнуть, Серега случайно бросил взгляд на компас и показал его Элен.

– Что за хрень? Какого хрена она вертится?

– Наверное, какая-то магнитная аномалия, – с видом знатока сообщила девушка. – На связь тоже она влияет. Кстати, где-то в этих местах пропала экспедиция профессора Мураями. А вообще, это плато считается аномальной зоной. Если ты не против, я напишу статью о нем и опубликую в Научном вестнике Новой Земли. Места-то совершенно неисследованные. Хочешь в соавторы?

– Да. Если мне заплатят, – Сергей встал и подошел к останцу. – Сиди здесь и никуда не ходи. Я попробую взобраться наверх и глянуть, что тут в округе творится.

– Окей, – кивнула Элен. – Только не грохнись.

Останец был весь покрыт выступами, поэтому, уже через пару минут Серега был наверху, глянул в бинокль и сразу же вскинул винтовку. Совершенно случайно, он уловил движение в зарослях. Громадный пятнистый зверь, практически сливаясь с растительностью, скрадывал Элен и находился уже в полутора десятках метров от нее.

Стеганул выстрел, тяжелая стовосьмидесятиграновая пуля ударила зверя прямо между округлых, прижатых к черепу ушей. Длинная приземистая туша вскинулась и загребая лапами опавшую листву, бешено забилась на земле. Сергей выждал момент и еще раз выстрелил, попав зверю куда-то в шею. Конвульсии сменились мелкой дрожью, ну, а третья пуля, заставила охотника превратившегося в жертву, окончательно затихнуть.

– Эй-эй!.. – испуганно закричала внизу Элен. – Какого хрена палишь? Перепугал меня, дурак!

– Я сам перепугался. За тебя, дура... – тихо, чтобы не слышала девушка, сказал Сергей, опять посмотрел в бинокль, повел им по сторонам и добавил. – А теперь, еще и удивился...

– Ну что ты там увидел? – едва Серега успел слезть, Элен, чуть ли не подпрыгивая от любопытства, стала осаждать его вопросами. – Ну, скажи... В кого ты стрелял?

– За мной, – коротко приказал Сергей и, не оборачиваясь, пошел в заросли.

ГЛАВА 26

«...Учитывая отрытое саботирование сбора и передачи статистических данных, а так же, их сознательное искажение местными администрациями некоторых суверенных национальных территориальных образованиях, была разработана специальная система статпогрешностей и новые методики обработки информации. Таким образом, нами установлено, что на данный момент времени, потери при заселении Новой Земли составляют порядка 18 процентов от общего числа колонистов, при выраженной тенденции к их снижению. Разбивка ежегодичных потерь по анклавам, прилагается в таблице №1...»

Начальник отдела «Общая статистика»,

полковник внутренней службы Ордена

Мерайя Стетхем

Новая Земля. Бразилия. Плато Парана.

20 год, 34 число 5 месяца, понедельник, 17:00

– Обалдеть!.. – Элен переводила округлившиеся глаза то на Сергея, то на зверя. – Но как ты его заметил?

– Случайно.

– Это же... – девушка уважительно потрогала зверя за массивный, слегка загнутый клык, выступающий далеко за нижнюю челюсть. – Это же, горный саблезубый барс! Ближайший родственник гомотерия, вымершего на Земле около пятидесяти тысяч лет назад. Видишь, видишь, у него задние ноги короче передних. У Штерна есть только описание этой зверюги и всего две черно-белые фотографии. Чрезвычайно редкая тварь. И второй описанный представитель саблезубых кошачьих на Новой Земле. Первый – это саванный саблезубый тигр...

– Угу... – Сергей почти не слушал Элен, внимательно следя за зарослями.

– Так... – Элен достала из кармана маленький цифровой фотоаппарат. – Я его сейчас быстренько сфотографирую, а потом препарирую. Сержио... черт, тяжеленный... Да помоги же его перевернуть...

– Где фотоаппарат взяла? – Серега ухватился за лапу барса и с трудом перевернул тушу.

– Да в вертолете... – отмахнулась Элен, увлеченно фотографируя зверя. – А я что, не говорила? Да он практически пустой. Пара семейных снимков, и прочая подобная хрень. Так... хватит. Черт... жалко шкуру не снимешь, все равно пропадет... Слушай, а у нас в машине рулетки нет? Нет... А как же мне его измерить?..

Отогнать Элли от туши барса, удалось только через час. Да и то, с помощью нецензурных выражений и обещаний бросить к чертовой бабушке. А ровно через полчаса, изумленные визги повторились. Только уже возле остова самолета.

Ярко оранжевый ветеран Ан-2, застрял между двумя останцами. Крылья разлетелись на куски, шасси подломилось, мотор валялся неподалеку, наполовину зарывшись в землю, но фюзеляж сохранился сравнительно прилично. Сквозь щели и дыры в его корпусе, присматривались какие-то железные ящики и непонятный хлам, разбросанные по салону.

– Это они, – мрачно и торжественно сказала Элен. – Экспедиция Тины Мураями. Мы нашли их.

– Нашли? – Серегу больше привлек не сам самолет, а девять могил с самодельными крестами в изголовьях, расположенные аккуратно в ряд неподалеку от места крушения.

– Тина Мураями, Аркадий Герасимов, Стейси Фергюссон... – Элен проходила возле могил и, останавливаясь возле каждой, называла имена членов экспедиции. – Игнасиу Роберту да Мориньяс, Изабелла ди Дженаро и Алекс Пападопулос. И три члена экипажа самолета. Я уже не помню их фамилий. Стоп... если все в самолете погибли, а так и есть, то кто их похоронил? Ну, нет же, я точно помню...

Элен спохватилась и стала опять пересчитывать могилы, повторяя при этом фамилии погибших.

– Мало того, – Сергей присел возле крайней могилы. – Мало того, этот «кто-то», до сих пор продолжает ухаживать за этим маленьким кладбищем. По крайней мере, еще пару месяцев назад, он здесь был.

Могилы выглядели ухоженными и аккуратно обложены тщательно подобранными камнями, на крестах ветерок развивал гирлянды с цветами из новоземельного бессмертника, уже подсохшего, но явно не семилетней давности. Мало того, возле каждой могилы, стояли самодельные глиняные лампадки с огарками сальных свечей.

– Ничего не понимаю... – пожаловалась Элен. – Я точно помню количество погибших. Тогда кто их похоронил и ухаживает за могилами?

– Это пока неважно, – Сергей встал и, отогнув кусок обшивки на фюзеляже, заглянул внутрь. – Что изучала экспедиция?

– Она комплексная была. Герасимов и Изабелла ди Дженаро, были биологами. Сама Мураями – геофизиком. Остальные – геологи. И еще пять человек погибло во время самой экспедиции. – Элли на секунду задумалась. – Экспедицию организовало Научное общество Новой Земли, при поддержке Ордена. Они работали в верховьях Амазонки и отрогах горного массива Сьерра де ла Неблина. Провели там полгода, перебазировались в Сао-Бернабео, а из Сао, должны были отправиться в Рио. Экспедиция хорошо финансировалась, все складывалось удачно, с приемлемыми потерями среди ученых и охраны, поговаривали, что были получены поразительные результаты. Но вот эта катастрофа, перечеркнула всю работу, все данные были с Тиной.

44

– Ключевое слово «были»? – прокомментировал Серега, обходя фюзеляж и постукивая палкой по обшивке. – Сейчас глянем.

Встревоженные стуком обитатели останков ломанулись во все щели. Серега даже отскочил подальше, чтобы не попасться им под горячую руку. Когда поток грызунов и всяких сколопендр иссяк, он намотал тряпку на палку, поджег ее и окурил дымом салон. И только после этого, оторвав кусок обшивки, влез внутрь.

Все что имело хоть какую-то пищевую ценность, давно уже было съедено, остальное, время и погода превратило в прах. В сравнительно нетронутом состоянии, оставались лишь только с десяток металлических ящиков разного размера. Некоторые из них очень тяжелые.

– Ну что там? – Элен заглянула в дыру в потолке. Внутрь она лезть категорически отказалась и по рекомендации Сергея, забралась наверх фюзеляжа, дабы не приманить собой очередную зверюгу. Впрочем, высота тоже не гарантировала полной безопасности, но Серега, благоразумно умолчал об этом.

– Сейчас, – Серега ударил несколько раз обухом мачете, по замкам металлического кейса, просунул клинок между створками и провернув его, оторвал крышку.

– У-у-у... так нечестно... – отреагировала Элен. В кейсе когда-то лежали какие-то документы, сейчас превратившиеся в сопрелую бумажную труху. – Давай следующий.

В следующем двух ящиках оказалось то же самое. Время не пощадило записи профессора Тины Мураями и ее коллег.

– Это бесполезно, – Сергей переворошил рукой прах в очередном ящике и наткнулся на что-то твердое. На дне кейса оказалась запаянная в пластик фотография. В отличие от документов, фото сохранилось нормально. На ней была зафиксирована группа людей, на фоне каких-то гор. Мужчины и женщины в походной одежде, непринужденно улыбались, позируя фотографу, и выглядели совершенно счастливыми. В центре стояла симпатичная женщина с азиатскими чертами лица. Она обнимала за плечи светловолосую девчушку лет десяти-одиннадцати возрастом, удивительно похожую на нее.

– Держи, вот тебе разгадка, – Серега встал и передал фото Элен.

– Ну-у... – Элли всмотрелась в фото. – Это они... Похоже на месте проведения работ. А в чем разгадка?

– Девочка... – Серега подтянул к себе очередной ящик и стал просовывать под крышку клинок мачете.

– Что девочка? – недоуменно переспросила Элен.

– Они на месте проведения исследований. Скорее всего, перед отправкой назад. Все шесть человек. Девочка седьмая, судя по всему, дочь профессора Мураями. Она ее взяла с собой в экспедицию, а официальные источники пропустили этот момент. Могил шесть. Значит, либо она осталась в Сао, что маловероятно, либо погибла в экспедиции, что вполне возможно...

– Либо она уцелела при крушении и похоронила свою мать и остальных ученых... – закончила за Сергея Элен. – Нет... это тоже бред. Ей на фото всего лет двенадцать. Не по силам ребенку похоронить шесть человек. Да еще выжить после этого и ухаживать за могилами. Бред...

– Извини, другого объяснения у меня нет, – Сергей напрягся и сковырнул крышку с большого оцинкованного ящика. – А это что за хрень?

Ящик был разделен перегородками на множество отделений, в которых, вперемежку с бумажной трухой и кусочками раскрошившегося пенопласта, лежали какие-то камешки разного размера. Каждое отделение было когда-то подписано, но сейчас определить названия уже было невозможно.

– Пробы породы, – заявила Элен, едва бросив взгляд на ящик. – Надо смотреть, какой.

– Тут таких три, только вот этот с отделениями побольше. В остальных какие-то гербарии, что ли... были... – Сергей снял крышки с остальных контейнеров. – И вот еще... вроде как свинцом покрыт...

– А вот его... – поспешила сказать Элен, – наверное, трогать не надо. А остальное я сейчас гляну. Там точно никаких пауков и змей нет? Точно... Ну тогда держи меня...

Пока она возилась, Сергей успел ощипать дрофу и насобирать хвороста, и только после этого Элен вылезла из самолета. При этом, выглядела задумчивой и рассеянной.

– Ну и? Золото, алмазы?

– Ни того, ни другого, – как-то потерянно сказала Элен. – Медная и железная руда, образцы бокситов, возможно редкоземельные металлы. Что-то радиоактивное в защищенном контейнере, что достаточно удивительно, потому что урановая руда практически не фонит. И вот что...

На ладони у Элен лежал красный камень, своими размерами и формой напоминающий здоровенную грушу, размером в два кулака взрослого мужчины.

– Рубин, – коротко прокомментировала Элен. – Возможно, шпинель. Я особо не разбираюсь. Но точно знаю, он стоит целого состояния.

– Рубин... – Сергей взял камень в руки и очистил ногтем одну из сторон от грязи. Темно красная поверхность поймала лучик заходящего солнца, внутри камня немедленно вспыхнула многолучевая звездочка. – И сколько он может стоить?

– Не знаю, – пожала плечами Элен. – Где-то с полмиллиона экю. Не меньше. Но мне как-то неудобно. Такое впечатление, что я ограбила Тину. Ограбила... ее труп...

Девушка и правда, выглядела очень смущенной и печальной.

– Тогда клади его обратно, – Сергей сунул камень ей обратно. – Пусть лежит, ждет менее совестливого хозяина.

В отличие от Элен, Сергей никаких чувств не испытывал. Вообще. Он прекрасно понимал, что на этапе между наличием рубина в кармане и получением за него полмиллиона долларов, вполне можно лишиться головы. Тем более, он даже не представлял, кому его можно продать. И вообще, чтобы хотя бы попытаться его продать, надо куда-нибудь добраться.

– Ага, уже разбежалась! – зло фыркнула Элен. – Не отдам. Доберемся до Рио, продадим, а деньги поделим. Я знаю кому. А пока... пока пусть он у тебя лежит.

– Как скажешь, – Серега спрятал камень в ранец и встал. – Ну что? Идем? Кто-то мне обещал запечь эту птичку.

– И запеку... – Элен тряхнула головой, как бы прогоняя дурные мысли и встала. – Между прочим, я люблю готовить.

– Любить и уметь – это разные понятия. Два! На пальцах показать? Два метра дистанция...

– Вредина.

– Тупая задница.

– Красивая.

– Кто красивая? Ты что ли?

– Задница у меня красивая. А я симпатичная. Даже очень. Странно, что ты это не замечаешь. Между прочим, я не отрицаю, что ты симпатичный. И не стесняюсь об этом говорить. А ты...

– Заткнись...

В общем, к стоянке они добрались благополучно. Пока Сергей копал яму для костра и пережигал дрова в угли, Элен купалась в озере, особенно не скрывая свои прелести. Сергей старался не смотреть, потому что сдерживать себя становилось все труднее и труднее. Больше всего он мечтал о том, чтобы на пути встретился хоть какой-нибудь бордель с чистыми девочками. Но шансы на это близились к абсолютному нулю, поэтому оставалось только терпеть.

Потом Элли готовила дрофу, а Сергей занялся гигиеной и стиркой.

Ужин удался – птица оказалась на редкость вкусной. Серега даже раздобрился и разрешил Элен пропустить несколько стаканчиков виски.

– А ты, спиртное не употребляешь? – поинтересовалась она.

– Нет.

– Даже пиво?

– Даже пиво.

– И не пил никогда?

– Один раз, – Серега задумался. – Лет в двенадцать. Напились с товарищем, всего подряд. Блевали дальше, чем видели. Вот после этого, никогда. Верней, после разговора с Ченом.

– Это твой отец? – осторожно спросила девушка.

– Приемный. Усыновил, когда мне было одиннадцать лет.

– А...

– Родители, судя по всему, погибли. Меня нашли на Дороге, возле сгоревшей машины с двумя трупами. Кто они были, они ли это были, я не помню и до сих пор не знаю. Чен усыновил.

– А какой он был? – Элли отхлебнула глоточек виски.

– А нахрена тебе это надо? – поинтересовался Сергей без особой злости. Он по-прежнему, не собирался откровенничать с Элен, но уже не так категорично. Что-то, в его отношении к девушке уже поменялось. Он пока не особо понимал, что именно, но все же поменялось.

– Если не хочешь, можешь не говорить.

– От чего же... – Сергей задумался. – Ты знаешь, одним словом не скажешь. Он научил меня всему, что сам умел. А умел он многое. Хотя я и сопротивлялся, как мог, поначалу. А вообще, он очень хороший учитель был. Но это, я только сейчас начинаю понимать.

45

– Мои родители погибли, когда мне было четырнадцать... – Элен помрачнела. – Я тогда еще совсем глупая была. Даже не знаю, куда скатилась бы, если не друг отца. Он тоже показал мне правильную дорогу и присматривал, чтобы я не свернула с нее. Ну да ладно. Я ложусь спать. У меня в спальнике и для тебя место найдется.

– Нет.

– Вот не могу понять! – Элен разозлилась. – Я тебе что, не нравлюсь?

– Нет.

– А ты мне нравишься и я тебя когда-нибудь все-таки трахну, – серьезно пообещала Элли и пошла к машине.

– Скорее, наоборот, – буркнул Сергей ей в спину и тоже отправился спать. Но в кузов «Тахо»

А про рубин они так ни разу и не заговорили.

ГЛАВА 27

«...В рамках исполнения программы «Наука и Жизнь», нами оказывается значительная финансовая и техническая помощь научным организациям всех суверенных территориальных образований. Помимо этого, мы ведем с ними совместную работу по подбору и организации переселения необходимых научных специалистов, что позволяет держать большинство научных организации суверенных анклавов под нашим контролем, выполнять сопровождение исследований, в случае необходимости вовремя купировать нежелательные изыскания и направлять деятельность научных организаций в необходимое русло. Данную работу проводит новообразованный пятый отдел научно-технического управления Ордена. Хочу отметить определенные сложности по контролю Русского Научного общества и прошу вашего разрешения на проведение ряда мероприятий...»

Начальник научно-технического управления

Ордена профессор Джеймс Содерберг

Новая Земля. Бразилия. Плато Парана.

20 год, 35 число 5 месяца, вторник, 10:00

Утро началось с того, что по стоянке с диким визгом и топотом промчалось стадо новоземельных тапиров. Мохнатые животные размером с порядочного годовалого поросенка и удивительно похожие на миниатюрного земного мамонта, только с прямыми бивнями и короткими хоботами, мало того, что снесли треногу с котелком и сорвали веревку с бельем, так еще и загадили удивительно вонючим пометом всю стоянку.

Вопрос переселения настал сам по себе. Сергей не захотел ограничиваться полумерами и решил перебазироваться как можно дальше вглубь плато. Элен всецело поддержала перебазирование, но только после того, как она наведет порядок на могилках ученых.

– Зачем?

– Надо, – отрезала Элен. – Не хочешь, я сама схожу и все сделаю.

– Смысл?

– Не надо искать во всем смысл, – девушка открыла дверцу, вылезла из машины и, повернувшись к Сергею, добавила: – Иногда он сам по себе появляется.

После чего, не оглядываясь, пошла к самолету.

– Бля... – с чувством выматерился Сергей на русском языке. – Да она точно ебнутая, на всю голову.

Но после короткого раздумья догнал девушку, сунул ей АКМ и в привычной матерной форме, напомнил о дистанции.

Пока Элен вырывала траву на могилах, Серега охранял ее, а потом, от нечего делать, сплел несколько венков из бессмертника и повесил их на кресты.

– Вот видишь, – Элли улыбнулась и смахнула испачканной в земле рукой упавшую на лицо прядь волос. – Ты не самый пропащий человек на этом свете.

– Наверное, – не стал отказываться Сергей и тут же, вкидывая винтовку резко развернулся, услышав какой-то шум за спиной.

– Ой!.. – ойкнула Элен.

Сергей не стал ойкать, хотя было чему удивляться, но винтовку опустил.

Из зарослей вышла высокая стройная девушка лет семнадцати-восемнадцати возрастом, удивительно похожая на земную актрису, про которую Сергей помнил лишь только то, что в фильмах она крошит ходячих мертвецов, зовут ее Милла, а еще, эта Милла, в какой-то там степени, русская.

Длинные русые прямые волосы, расчесанные на прямой пробор и скрепленные на лбу плетеным ремешком, короткая распахнутая куртка из кожи какой-то рептилии на голом теле, позволяющая рассмотреть округлые полушария маленьких грудей. Косая замшевая юбочка с рваными краями подола, высокие сапоги из сыромятной кожи, подвязанные ремешками под коленями, сумка-мешок с бахромой через плечо, браслеты, фенечки[90] на запястьях и множество бус на шее. Гостья выглядела совершеннейшим воплощением хиппи[91], если бы не короткая винтовка HК-32k[92] под русский автоматный патрон, на ее плече. В руке девушка держала повод невысокой и коренастой, оседланной примитивным седлом лошадки камуфляжной масти, в которой Серега мгновенно опознал новоземельного тарпана, отличающегося от земной лошади, совсем другой конструкцией копыт и не совсем вегетарианским поведением.

– Мир вам... – девушка прижала руку к груди, и слегка поклонившись, нараспев поздоровалась на английском языке.

Надо сказать, что появление в этих местах живого человека, уже само по себе было событием маловероятным. А учитывая то, что этим человеком оказалась красивая молодая девушка, в которой Сергей почти сразу узнал девочку с фотографии экспедиции; событие и вовсе походило на фантастическое. Это получалось, что она каким-то чудесным образом выжила при крушении, похоронила свою мать и остальных ученых, потом опять выжила в совершенно дикой местности, где-то раздобыла довольно редкую модель винтовки, приручила дикого тарпана... Словом, сюжет был вполне подходящий для бульварного приключенческого романа, а не для реальной жизни. Именно поэтому, Серега и замешкался с ответом.

Элли наоборот, совсем не терялась и поздоровалась вполне в стиле гостьи:

– Мир тебе, сестра.

Серега, наконец, очнулся и пробормотал:

– Э-э-э... привет.

– Я Линда, – девушка бросила повод, слегка прихрамывая, подошла к крайней могиле и поправила веночек на кресте.

– Я Элли, – опять не растерялась Элеонора.

– Г-м... Сержио... – у Сереги отчего-то стал заплетаться язык.

– Что вас сюда привело, Элли и Сержио? – Линда плавно развернулась и пристально посмотрела на Сергея с Элен. Вопрос прозвучал требовательно, как будто Линда специально подчеркивала, что имеет полное право спрашивать.

Тут уже с ответом замешкалась Элли.

– Гуляем мы тут, – довольно спокойно сказал Сергей. – Г-м... мир познаем.

Линда проигнорировала его слова, окинула взглядом расчищенные от травы могилы и сказала:

– Спасибо за то, что уважили мертвых. Вы теперь мои гости.

Сергей не нашелся, что сказать ей в ответ. Тем более, он как раз смотрел на группу товарищей, появившихся из зарослей. Пятеро мужчин разного возраста, напоминали собой какую-то гремучую помесь староземельных индейцев и хиппи. Длинные волосы, прихваченные на лбу ремешками, бусы и фенечки, множество татуировок на дочерна загоревших телах, кожаная самодельная одежда и обувь, этнические вышивки на жилетках и пончо, длинные мачете в деревянных ножнах на поясе, ну и те же тарпаны на поводе. Правда, автоматы Калашникова первых моделей у них в руках, несколько портили образ. Но, опять же, автоматы были тоже украшены в сходном стиле – кожаными ремешками, витыми цветными тряпочками и даже резьбой по деревянной фурнитуре.

Несмотря на некую театральность своей внешности, мужики выглядели достаточно серьезно. Об этом свидетельствовало все: от колючих оценивающих взглядов и крепкого жилистого телосложения, до манеры держать оружие.

Сергей невольно поежился, вполне резонно представив, что еще парочка таких «индейцев», спрятавшись в зарослях, держит его сейчас на прицеле. На законные вопросы: кто это такие, что они здесь делают и почему так выглядят, ответов у Сереги по-прежнему не было.

Линда быстро установила маленькие самодельные свечки в лампадки, подожгла их и обратилась к Сергею и Элен.

– Я приглашаю вас к себе в гости. Это не очень далеко, но на транспорте туда не проехать. Поэтому мы дадим вам тарпанов. О своей машине не беспокойтесь, за ней присмотрят.

– С удовольствием принимаем твое предложение, сестра, – охотно согласилась Элен, кинув на Сергея недвусмысленный взгляд, призывающий его безоговорочно согласиться.

Серегу все это довольно сильно настораживало, особенно формулировка «к себе», а не «к нам». А предстоящая прогулка верхом, вообще приводила в легкую панику. Он с гораздо большим удовольствием, просто поехал бы дальше, но приглашение было сделано в безапелляционной форме, полностью исключающей отказ, поэтому пришлось подчиниться. Немного утешало, что оружие никто не собирался отбирать. Вроде как.

И не отобрали, мало того, выдали приземистого коника, со сложенным одеялом у него на спине вместо седла.

«Укусишь сука... – мысленно пообещал ему Серега. – Прострелю башку, нахрен...».

Тарпан косил глазом, строптиво фыркал, но, видимо почувствовав угрозу, особенно не возражал, когда пассажир взгромоздился на «седло». До этого самого момента, Серега как-то не удосужился овладеть искусством верховой езды, и справедливо опасался опозориться. А у Элен, наоборот, вообще никаких проблем не возникло – она рулила своим коником вполне умело.

Линда на «Цветке», так она называла своего «росинанта», возглавила колонну, Серегу с Элен определили посередине и процессия тронулась с места, сразу развив впечатляющую скорость.

Сергей сначала пробовал управлять своим коником, но очень быстро поняв, что животина попросту плевала на его жалкие попытки, вообще бросил поводья и сосредоточился на пейзажах. Хотелось переговорить с Элен, но такой возможности не представилось до самого обеда, когда процессия остановилась на привал. У Сереги, к тому времени, уже зуб на зуб не попадал от немилосердной тряски, и от этого привал ему показался божьим произволением.

– Брось, – спокойно посоветовал Сергею один из «индейцев», мужик возрастом далеко за сорок, заметив, что он так и держит за повод своего скакуна. – Умный, никуда не уйдет.

– Угу... – Серега кивком поблагодарил мужика и отпустил повод. Тарпан сразу побрел к своим сородичам и мирно принялся щипать листики кустарника.

– Я Ленни... – представился мужик и тут же, потеряв интерес к Сереге, стал отливать в кусты.

Остальные просто развалились на травке и не обращали на своих «гостей», никакого внимания. Линда вообще куда-то исчезла.

Серега подумал и подошел к Элли.

– Ты понял уже, кто она? – Элли протянула руку и получив флягу несколько раз жадно отхлебнула.

– Понял, – Серега сбросил ранец с плеч и присел рядом с девушкой. – Но от этого мне как-то не спокойней.

– Да ладно тебе, – небрежно отмахнулась Элли. – Забавное приключение. Знать бы еще, кто все они есть. И как здесь оказались.

– «Дети цветов» с автоматами, – угрюмо пошутил Сергей. – Ветром принесло. Ты это... держись рядом.

– Угу...

– Что, угу? – беспечность своей спутницы Серега категорично не разделял, но тут разговор пришлось сворачивать. Вернулась Линда и скомандовала продолжать путь. Судя по тому, как ее образцово-показательно слушались, она занимала в этом обществе какой-то пост. Или имела титул. Или черт его знает, какого хрена ее все слушались. Что, учитывая возраст девушки, смотрелось довольно странно. Серега попробовал прояснить ситуацию, прислушавшись к разговорам странных хиппарей, но успеха не поимел, в связи с почти полных отсутствием этих разговоров.

Но как бы там ни было, отряд она вела очень умело, выбирая путь там, где казалось бы, пройти и вовсе невозможно. Несколько раз пришлось спешиваться и переводить коников по бревнам, переброшенным через зияющие в земле щели и провалы. Местность постепенно становилась гористей, вокруг торчали сплошные скалы, вдобавок укутанные редким туманом. Иногда попадались табунки диких тарпанов и горных антилоп, другой живности, кроме маленьких птичек и юрких ящериц, загоравших на скалах, на глаза не попадалось. Неизвестно, специально ли Линда выбирала самый трудный путь, но на машине, хода сюда точно не было.

К вечеру, отряд выбрался на еще одно плато, повыше первого и тут, наконец, стали появляться следы человека: большое козлиное стадо на склоне горы, при которых присутствовал конный «индеец», с Калашниковым в руках, чуть дальше расположились поля бататов и маиса, потом загоны с тарпанами.

И когда уже сил трястись на конике совсем не осталось, отряд добрался к стоянке этого странного племени вооруженных хиппи.

Стоянку, а вернее, довольно большое поселение, окружал частокол из толстых и высоких заостренных бревен. Само поселение, расположилось у подножья громадной скалы, на которой виднелось несколько сторожевых постов.

Едва отряд приблизился, мощные ворота отворились. Внутри, в рядок расположились пара больших длинных домов на сваях, вокруг них, в произвольном порядке, много маленьких, крытых витыми жгутами соломы.

Жизнь в поселке кипела, носились малыши, гавкали собаки, слышался молот кузнеца, сразу несколько женщин толкли в ступах какое-то зерно, скрипела ручная мельница, которую вертели уже мужики, щелкали ручные ткацкие станки, раздавались аппетитные запахи из здоровенных котлов, над которым хлопотал колоритный чернокожий толстяк, в драных расклешенных джинсах усыпанных стразами и белоснежном поварском переднике.

«И до хрена же вас... – мелькнуло в голове Сергея. – И морды, как на подбор у всех счастливые. Не иначе, секта, какая».

Жители поселка, действительно выглядели довольными и счастливыми. Серега насчитал около семидесяти человек, вместе с детишками разного возраста. Сама обстановка в лагере выглядела довольно аскетически, ничего современного не просматривалось, разве что оружие у мужчин, да и то, далеко не у всех оно было. Хотя нет... На склоне пристроился большой ветряк, от которого шли провода в лагерь.

Как только чужаки появились в поселке, наступила тишина, глаза всех его обитателей сосредоточились на гостях.

Чувствуя себя как на витрине, Сергей вытащил из кармана разгрузки пакетик витаминизированных леденцов из сухпая и протянул его девчушке лет пяти, удивленно уставившейся на него своими глазами.

Она робко протянула руку, взяла леденец и сунула себе в рот. Глаза раскрылись еще больше, девочка обернулась к остальным детишкам и пронзительно заверещала на ломаном английском языке:

– Сладкие леденцы у дядьки!

В мгновение ока рядом с Сергеем образовалась небольшая очередь из детишек. Леденцы разлетелись в мгновение ока. Пришлось доставать из ранца второй пакетик, а потом и третий.

Этот поступок, как будто сломал ледок недоверия, обитатели поселка разразились приветственными криками, но на этом удовлетворились, и жизнь в лагере пошла своим чередом.

– Диплома-а-ат... – с улыбкой пропела Элли. – А прикидывался букой. Ты с девушками тоже так легко общий язык находишь?

Серега ей не ответил, потому что к ним подошла Линда.

– Приветствую вас в городе Солнца, – с легкой улыбкой сказала она. – Вы же не откажитесь погостить у нас?

– Мы...

– Вот и хорошо, – девушка, не дав договорить Сергею, продолжила. – Я вам сейчас покажу вашу хижину. Здесь абсолютно безопасно, поэтому оружие вам не понадобится. Отдайте его Бобу, – она показала на молодого парня латиноамериканской внешности в цветастом пончо. – А когда будете уезжать, заберете.

– Я плохо сплю, когда со мной нет моих игрушек, – стараясь говорить спокойно и вежливо, объяснил Сергей, смотря Линде прямо в глаза.

Элли незаметно дернула его за рукав, но он не обратил на нее внимания, послав про себя куда подальше. Конфликтовать с хозяевами поселка не хотелось, но без оружия он себя чувствовал голым.

– Отставь себе нож, чувак, – посоветовал Боб, дружески улыбаясь. – И не опасайся за стволы, я их сохраню для тебя.

– Уж постарайся... – Серега скрепя сердце подал ему винтовку и пистолет. Потом подумал и освободил подсумки от гранат и магазинов. Кинжал и шейный нож, так и остались на своих местах.

Линда дождалась, пока гости разоружились, и провела их в маленькую хижину на краю поселка. Серега поднялся по лесенке внутрь и огляделся. Обмазанные глиной стены, толстые плетеные циновки на земляном полу, цветные коврики на стенах, кувшин с плошками в углу, да пучки каких-то сушеных растений по углам висят, вот и вся обстановка. Правда, везде чистенько, прохладно и пахнет приятно.

47

– И что дальше? – Серега сбросил ранец на пол и посмотрел на Линду. – Ну вот, мы у тебя в гостях. Хотелось бы узнать дальнейшую программу. – И добавил про себя: «Мне бы помыться, пожрать, да присунуть какой-нибудь чувихе по-быстрому. Остальное можно опустить за ненадобностью».

Но тут в разговор влезла Элен и протянула девушке фотографию.

– Мы нашли в самолете... Вот...

– Спасибо, сестра, – Линда бережно взяла фотографию в руки и плавно, одним движением села на пол, скрестив ноги. – Я все не решалась заглянуть в самолет. Так вы знаете, кто я?

– Знаем, – Элли присела рядом с девушкой.

Серега постоял мгновение, и украдкой посматривая на Линду, тоже примостился на полу. У него создавалось впечатление, что в теле этой восемнадцатилетней девушки, находится взрослая женщина. Слишком уж серьезными и много повидавшими, были у нее глаза. Впрочем, это особо его не удивляло, пережив такую психологическую травму в совсем детском возрасте, можно остаться на всю жизнь ребенком. Или очень быстро повзрослеть. К примеру, с ним последнее и случилось.

– Там... – Элли показала рукой куда-то на восток. – Считают, что экспедиция профессора Мураями пропала без вести. Но тебя, в списках пропавших нет.

– Я пробралась на самолет тайно, – спокойно сказала Линда. – Мама хотела, чтобы я отправилась в Рио, с орденским конвоем. Он должен был сопровождать машины с частью образцов и оборудованием экспедиции. Видимо что-то чувствовала.

– А что случилось с самолетом?

Линда повернула голову к Сергею и абсолютно без эмоций ответила:

– Авиакатастрофа случилась.

– А ты...

– А я выжила, – в голосе Линды проскользнули едва заметные нотки злости. – Но лучше поговорим о другом. Сержио, там с тобой хотят пообщаться, а я пока отвечу Элен на все ее вопросы.

На пороге хижины показался Боб и, улыбаясь во весь рот, показал рукой на выход.

– Пообщаться, так пообщаться, – Сергей встал, вышел из хижины и хлопнул парня по плечу. – Ну что, Бобби, веди меня.

– Легко, чувак! – Боб показал рукой направление и потопал по тропинке между домиками.

– А как насчет того, чтобы ввести в курс дела? Что, да как, у вас тут?

– Это, чувак... – парень на ходу раскинул руки. – Территория счастья и мира!

– Ага... С Калашниковыми?

– Ну, а как по-другому, чувак? – Боб остановился и посмотрел на Серегу. – Мир и счастье надо защищать. Понимаешь, сюда приходят люди, чтобы примириться с собой, а им никто не должен мешать. От этого и оружие. Но я простой кузнец, механик и оружейник, лучше тебе расскажет Марли, наш гуру.

– Гуру... – Сереге это слово очень не понравилось, хотя он примерно понимал его значение. – Ага... понятно. А Линда кто?

– О-о-о... – уважительно протянул Боб. – Она наш проводник, вестница, знающая...

– Тоже понятно... – Сергей уверенно кивнул головой, хотя ни хрена не понял и еще больше насторожился. – Слышь, оружейник. У меня там есть несколько новеньких Калашниковых и РПК с патронами, как раз вам в стиль пойдут... – Серега показал на «индейца», прохаживающегося с автоматом по помосту на частоколе. – Как насчет бизнеса? Вполне могу уступить их вам.

– Ага... – радостно кивнул Бобби и до предела обострил подозрения Сергея. – Хороший товар, я уже полапал твои стволы. Если что, договоримся. Но только после того, как ты пообщаешься с Марли. Кстати, мы уже пришли. – Парень остановился возле домика, стоящего отдельно от других и показал на дверь. – Проходи чувак, познай истины...

– Как скажешь... – сказал Сергей, а сам подумал: – «Пиздец, попали, точно секта... И машину уже сюда пригнали...»

ГЛАВА 28

«...Во время проведения авиаразведки, нами были обнаружены изолированные человеческие поселения, находящиеся в труднодоступных местах и на значительном удалении от населенных анклавов. Анализ аэрофотоснимков позволил выяснить, что население некоторых поселений, на данный момент времени, в некоторой степени деградировало в бытовом и хозяйственном плане, по сравнению с общим новоземельным уровнем. Оперативные мероприятия на близлежащих к изолированным поселениям населенных территориях, выявили в некоторых случаях связь отшельников с населением, в основном на почве обмена некоторыми товарами. Предположительно, причиной отшельничества являются религиозные мотивы.

Действий по налаживанию контакта нами не предпринималось. Прошу ваших дальнейших указаний. Координаты поселений, аэрофотоснимки и отчеты оперативных сотрудников прилагаются...»

Начальник оперативного отдела

управления Патрульных Сил

полковник Билл Мюррей

Новая Земля. Бразилия. Плато Парана. Община «Дети Солнца»

20 год, 35 число 5 месяца, вторник, 19:10

Невысокий старик, лет шестидесяти возрастом, обернулся, и стараясь заглянуть в глаза Сергею, протянул ему руку.

– Приветствую тебя, брат.

– Угу... – Сергей аккуратно тряхнул руку старика и скользнул глазами по комнате.

Вдоль стен стоят большие самодельные книжные шкафы, до предела заполненные толстыми фолиантами, у дальней стены основательный стол с креслом, явно не самодельные и очень дорогие с виду. На стенах яркие психоделические картинки, на столе медицинский стетоскоп и компьютер. На потолке крутятся какие-то блестящие штуки на веревочках, приятно позвякивая друг об друга, а в курильницах по углам комнаты дымятся ароматические палочки, источая приторный одуряющий аромат. Ну и сам старичок... По виду типичный упоротый хипарь, патлатый, бородатый, щуплый, сухенький, с ехидным лицом слегка восточного типа и умными пронырливыми глазами... Словом, все это по совокупности, ввело Серегу если не в паранойю, то в крайнюю степень подозрительности.

– Я Марли!.. – старик прижал руку к сердцу и, взяв Серегу за локоть, проводил его к креслу. – Присаживай брат, если бы ты знал, как мы рады видеть гостей в своей общине. Как мне называть тебя?

Марли говорил очень проникновенно, как отец, встретивший своего сына после долгих лет разлуки, и просто светился доброжелательностью. Сереге отчего-то захотелось немедленно дать ему в морду, но предполагая значительные осложнения после этого, он сумел сдержаться. И ответил:

– Зовут меня Сержио. Но в гости я к вам не напрашивался.

– Итак, парень... – Марли помедлил, внимательно разглядывая Сергея. – Думаю, самое время нам объясниться. И по праву хозяина, предлагаю тебе это сделать первым.

– Мы путешествуем, – коротко ответил Сергей и замолчал, давая понять Марли, что на этом, объяснения закончены. Старик все больше раздражал его, и сдерживаться становилось все трудней.

– Лаконично, – Марли с легкой усмешкой покачал головой. – Почему именно здесь?

– А почему нет? – Сергей пожал плечами. – Места не исследованные, интересно же...

И попытался взгляд от Марли, но не смог. Колючие глаза старика как-то странно притягивали и заставляли путаться мысли. К тому же, от запаха благовоний и непрерывного звона подвесок на люстре, начала кружиться голова. Хотелось закрыть глаза и расслабиться, забыв обо всем.

– Так почему, именно сюда?.. – голос Марли уже доносился до Сергея как сквозь ватную подушку.

– Мы... – чувствуя, что через мгновение потеряет контроль над собой, Сергей неимоверным усилием прогнал начинающую наваливаться блаженную дремоту, уставился на старика и зло бросил: – Слышь, гуру... Или как там тебя. Ты бы заканчивал, а то я могу рассердиться...

– Ладно, ладно, парень... – Марли успокаивающе поднял руку. – Мы тебе не враги.

– Я предупредил... – Серега с удовлетворением почувствовал, что непонятный дурман в голове постепенно улетучиваться. – Если не враги, давай потихоньку расставаться. Ваши дела меня совсем не интересуют. Можешь считать, что я уже забыл про ваш шалман.

– Посмотри, милая, – слова Марли предназначались кому-то за спиной Сергея. – Какой славный и смелый парень.

48

Сергей повернул голову и увидел Линду. Девушка стояла, прислонившись к стене, и небрежно поигрывала четками из разноцветных камешков. Как и когда она вошла в комнату, Серега так и не вспомнил.

– Сержио Игнатьев и Элеонора Медейруш, – слегка насмешливо доложила старику Линда. – Вляпались в какие-то неприятности, и теперь бегут, куда глаза глядят. Большего я пока не знаю... – девушка специально выделила слово «пока». – Его подружка, косит под ученую, впрочем, может она и на самом деле такая и есть. А этот, вообще непонятно кто.

– Если с Элен, что-то... – начал Сергей, положив руку на рукоятку кинжала.

– Успокойся, чувак, – Линда, мягко ступая по ковру, прошла к Марли и присела на подлокотник его кресла. – С ней все в порядке. Она кому хочешь, сама проблем наделает. Нет причин для беспокойства. И нам нет никакого дела, до ваших косяков. Просто хотим быть уверены, что вы не наведете на нас, непонятно кого.

– Девочка моя, ты удивительно точно выражаешь мои мысли... – старик погладил Линду по руке. – Ну так что, парень, пообщаемся?

– Кто вы, черт бы вас побрал, такие?.. – выдавил из себя Сергей. Он дико злился на себя, за то, что неожиданно сильно перепугался за Элли.

– Я Линда Мураями, – девушка как школьница подняла руку. – Летела на самолете с экспедицией матери. Самолет потерпел крушение, я чудом выжила. Меня подобрал Марли... – Линда ласково дернула старика за бороду. – Потом выходил, очистил мне душу и научил жить. Теперь я ему помогаю.

– Я Марли, – старик шутливо скопировал Линду. – Настоящее свое имя, уже и сам не помню. Да и не надо оно тебе. А находимся мы... – Марли на мгновение задумался, подбирая слова. – В лечебнице, можно даже сказать – санатории, где людям возвращают страсть к жизни и ее смысл. Да и вообще, очищают от грязи их души. Они приходят сами и уходят сами – никто их сюда не тащит и соответственно – не держит. Но многие остаются, потому что не видят себя в том мире. Теперь твоя очередь, чувак. Откровенность за откровенность.

Серега прекрасно понимал, что этот пронырливый «гуру», явно что-то не договаривает, и это еще мягко сказано, но осложнять ситуацию не хотелось, поэтому он изложил краткую, сильно редактированную историю, в которой Элли не захотела работать на наркомафию и сбежала, ну, а Сергей, по доброте душевной, взялся ее сопроводить до Рио. Эта версия уже была согласована с Элен, так что должна была прокатить.

– Ну-ну... – Марли ехидно улыбнулся. И добавил на чистейшем русском языке: – Врешь, поди?

– Скорей недоговариваю, – Сергей изумился, но не подал виду и тоже перешел на родной язык. – Так что все по-честному. А...

– Да, да, мой мальчик, – перебил его старик. – Соотечественники мы с тобой. Но об этом позже.

Линда явно поняла, о чем говорили Марли и Сергей, но заговорила по-английски:

– Нормальные они ребята, мозги ясные и душа у них чистая. Вон, могилки по собственной инициативе убрали. Давай поможем им. И это, заканчивай на вашем тарабарском болтать. У меня от него голова болит.

– Это язык Достоевского и Пушкина, милочка, – Марли наставительно поднял палец вверх и шлепнул Линду по попке второй рукой. – Брысь... – затем встал и выудил из шкафа бутылку коньяка с рюмками. – Ну что, Сережа, отметим встречу?

– Не... Я пас... – Сергей отодвинул от себя рюмку с янтарной жидкостью. – Не употребляю...

– Ну и ладно, – старик, недолго думая вылил в себя и вторую порцию, а потом замахал рукой на Линду. – Не кривись, не кривись... Я старенький, мне уж можно.

– Алкач... – презрительно выдала Линда на русском языке.

– Аз есмь, – согласно кивнул Марли и поинтересовался у Сергея. – Ты в Ярославле давно бывал?

– Ярославль?..

– А-а-а... – огорченно протянул Марли. – Я понял... Ты местного рождения или просто не помнишь Землю. Жалко. Так что, милочка, говоришь нормальные ребята?

– Этот точно, – кивнула Линда. – Чистый душой. Про девчонку не скажу, мутная она какая-то. Но с проблесками.

– Она знает, – серьезно сказал старик Сергею. – Чувствует. Так чем мы тебе можем помочь, чувак?

– Ну... – Серега запнулся. – Нам бы как-то попасть в Рио. Г-м... живыми...

– В Рио, говоришь... – старик задумался. – Ну что же, обдумаем это дело. А пока вы погостите у нас. Думаю, понравится... – И заговорщицки подмигнул Сергею.

– Идем, – Линда встала и направилась к двери. – Я тебе все покажу.

В лагере что-то намечалось. К столбу посередине двора, протянули провода с лампочками, и теперь, почти весь лагерь был ярко освещен. Народа практически не было видно, только суетился черный толстяк возле котлов и вертелов, грозно покрикивая на помощников, да бдили «индейцы» с автоматами, прохаживаясь по помостам на частоколе.

– Лили, – окрикнула Линда пробегающую мимо стройную девушку в сарафане, вручную расшитом цветами. – Отведи нашего гостя в душевую, и дай, во что переодеться.

– Как скажешь, старшая, – Лили мгновенно забыла, куда она направлялась и взяла Сергея за руку. – Идем...

– А...

– Она готовится к вечеринке, – Линда предугадала вопрос. – Не волнуйся. Приведешь себя в порядок, потом наведаешься к Бобу. Лили тебя проведет. Ты ведь хотел, устроить с ним обмен? Вот и устроишь. Ну, все, иди...

Линда плавно развернулась и пошла по дорожке между хижинами. Сергей заметил, что она старательно маскирует свою хромоту.

Лили немедленно потащила Серегу к длинной хижине со стенами из плетеных решеток.

– Ты пока раздевайся, – девушка завела его в предбанник и, крутнувшись на пятках, унеслась на улицу, успев на ходу сообщить, что она сейчас принесет сменную одежку, а старую, можно оставить здесь, а после стирки ее принесут ему в домик.

Сергей прислушался к плеску воды в душе, быстро разделся и шагнул внутрь. И тут же застыл как соляной столб, там, где стоял. Изголодавшееся естество, немедленно заняло крайнее верхнее положение. В полумраке угадывались два стройных, отливающих бронзой обнаженных женских тела – две молодые девушки, похихикивая, намыливали друг дружку под струйками воды, льющейся откуда-то с потолка.

Увидев Серегу, они прыснули смехом, потом одна из них подошла, не говоря ни слова, крепко ухватила его за оттопыренную часть тела и потащила под воду. Та что покрепче и повыше, с большой крепкой грудью, немедленно стала его намыливать, а та что пониже, худенькая блондиночка, с маленькими грудками, торчащими словно козьи рожки, шлепнулась на коленки и быстро ополоснув естество гостя, принявшее твердокаменное состояние, впилась в него как изголодавшаяся вампирша.

У слегка очумевшего Сереги, мгновенно вылетело все из головы, кроме восторженно нецензурных словосочетаний.

Пару раз сменившись в процессе, девушки вымыли Сергея до скрипа, довели его до состояния полного удовлетворения и так же молча сбежали из душа.

– Ну ни хуя себе... – только и смог он сказать и пошел одеваться. – Крутой поселочек...

На скамеечке в предбаннике, уже лежали аккуратно сложенные вещи: свободная рубаха из льняного полотна с какой-то этнической вышивкой по подолу и такие же штаны, со шнурком на поясе. В качестве обуви, предлагалось использовать шитые вручную мокасины из тонкой замши.

Серега переоделся и сразу стал похож на обитателей поселка, правда, в более скромном варианте. Впрочем, одежка оказалась удобной, поэтому, особенно не фрустрируя, он перепоясался под рубахой своим ремнем, и пристроив туда на клипсах ножи, вышел из душа. Снаружи его уже ждала Лили, и опять схватив за руку, отвела в другую хижину, уже гораздо более капитальную; сложенную из массивных бревен и уходящую торцом в горный склон.

– Пока, – Лили помахала ему ручкой и умчалась в сумерки, а Серега толкнул массивную дверь.

Комнату перегораживал глухой прилавок, на котором было аккуратно разложено оружие Сереги. Чуть дальше, за столом сидел Боб и, подсвечивая себе фонариком, как раз внимательно рассматривал трофейный РПК. Увидев Сергея, он радостно осклабился, щелкнул тумблером под прилавком и радостно заявил:

49

– Чувак, я же тебе говорил, что добро должно быть с зубами!

Заклацали включающиеся лампы дневного света, частично осветив длинное помещение, заставленное разными ящиками.

– Так, чувак... – Боб пристукнул ладонью по прилавку. – Сразу скажу, продажи не будет. Деньги – это зло. А вот выгодно обменять свои игрушки, ты сможешь.

– Давай попробуем... – Сергей немного приуныл. Он уже совсем настроился избавиться от лишнего груза, заменив его гораздо более легкими и удобными купюрами. – Предлагай...

– Что менять будешь? – Боб потер руки.

– Это нет, – Сергей решительно отодвинул в сторону свою винтовку с пистолетом и РРS Элен. – Остальное, можно. Но, смотря на что.

– Ага... – Боб провез взглядом по разложенному по прилавку оружию. – Э-э-э... там у тебя еще ящик винтовочных гранат? Отдашь? Отлично! Пулемет с машины? Нет... Окей, значит так...

Парень метнулся в глубину комнаты и стал стаскивать на прилавок кейсы разного размера. Закончив, удовлетворенно вздохнул и стал перечислять.

– Смотри чувак! У тебя четыре АКМ с миниартиллерией, один РПКН, пара ПМ и два АПС. Помимо этого, одна G-3, НК-5k в обвесе, ночник для пулемета, ящик винтовочных гранат и полтора десятка хлопушек к подствольникам. Ага... и магазины с патронами. Мне сказали не жмотиться, и я не буду. Итак...

Он провел ладонью по шероховатой поверхности черного оружейного кейса и отрыл его.

– Это, чувак, UMP[93], как говорят немцы: Universale Maschinenpistole. Офигенная штука, тем более, что он под патрон .40SW[94], и в комплектации для спецподразделений. То есть – в полном обвесе...

На черной поролоновой подложке, лежал угловатый компактный пистолет-пулемет со складывающимся прикладом. Рядом с ним пристроился глушитель, прибор ЛЦУ[95], подствольный фонарь, штурмовая рукоятка, сложенный в бухточку ремень, и закрытый коллиматор Aimpoint, с парой магазинов.

– Могу дать таких два! – поспешил сказать Боб. – Добавлю по шесть магазинов к ним и тысячу патронов. Глушитель дозвуковых патронов не требует, а патроны классные, фирменные с полуэкспансивными пулями.

Сергей поколебался и решил взять. «Коротыш» НК-5k, хоть и послужил исправно, но все равно ему не нравился. А эта машинка, уже смахивала на полноценное оружие. К тому же, одним из них можно вооружить Элли, все одно легче и удобней, чем АКМ или германскую винтовку таскать.

– Что еще?

– Чувак, не спеши... – Боб ткнул пальцем в Р-99, Сереги. – Могу сменить на точно такой же, только под смит и вессоновскую сороковку. Тоже в комплектации для спецподразделений. От души советую. Патрон гораздо мощней, чем люгеровская девятка. И отдача божеская.

– Где отстрелять можно?

– Завтра отстреляем, – пообещал Боб. – Ну что чувак, я же тебе говорил, ты останешься довольным.

– Это что, все? Да ты гонишь... – Сергей сделал вид, что собрался уходить. – А еще говорил, что жмотиться не будешь. У меня товара на семь с половиной штук, а ты мне втюхал, максимум на две с половиной, да еще на обмен.

– Эй, эй!.. Да не спеши, ты! – оружейник даже подпрыгнул на месте. – Не все, конечно. Слушай, я у тебя там пять мин «Клеймор» видел. Отдашь?

– Нет.

– Ну ладно...

В итоге, после небольшой торговли, Серега получил вдобавок еще тысячу патронов для пистолетов-пулеметов и «карманный» немецкий гранатомет НК-69[96], с тремя десятками осколочно-фугасных выстрелов к нему. Помимо этого, выторговал крутые тактические кроссовки земной фирмы Garsing, походные несессеры для себя и для Элен, сумку полную разнообразной туристической одежды, навороченные тактические очки ESS TurboFan, удобную американскую современную армейскую РПС с набором подсумков, бронежилет МТV с комплектом бронеплаcтин и дорогущий прицел Elcan Specter DR с кратностью от одного до четырех для своей винтовки. В общем-то, остался доволен, хотя наверняка продешевил. А может и нет – это уже дело такое. А вообще, оружейка у сектантов оказалась впечатляющей, почти настоящий армейский склад. Откуда все это и для чего им столько, Сергей не стал задумываться, будучи наверняка уверен, что не такие уж они отшельники, да и не все так просто с этим поселком. И вообще, меньше знаешь, дольше живешь. Но пока, все складывалось более-менее, то есть, если бы собирались приделать, вот этот цирк с обменом, был бы совсем ни к чему.

Оружие с собой забрать Бобби не дал, отговорившись тем, что отдаст при отъезде, поэтому, Сергей попрощался и потопал, куда глаза глядят, решив по тихой воде ознакомиться с поселением.

Но не получилось. Почти сразу его выловила Лили и отвела на площадку перед домами, на которой уже вовсю шла вечеринка. Ну как вечеринка... В общем, судите сами...

ГЛАВА 29

«...Состав атмосферы Новой Земли идентичен земному и несколько отличается только незначительно повышенным процентным содержанием кислорода и уменьшенным – азота: соответственно 77, 081 и 21, 657 процента в содержании по объему. Остальные газовые примеси идентичны земным параметрам. В процентном содержании строения, атмосфера так же не отличается от земной. Таким образом,на долю тропосферы Новой Земли приходится около 80 % массы атмосферы, на долю стратосферы — около 20 %; масса мезосферы — не более 0,3 %, термосферы — менее 0,05 % от общей массы атмосферы...»

Учебник географии для 5-6 классов

Бескровная А.Н., Дикой О.Ю.

Издательство «Тормашев и сыновья»

г. Демидовск, 19 год

Новая Земля. Бразилия. Плато Парана. Община «Дети Солнца»

20 год, 35 число 5 месяца, вторник, 22:10

На невысоком помосте, несколько человек вовсю наяривали психоделический рок на электронных музыкальных инструментах. Худющий и патлатый мужичонка, извиваясь, словно в судорогах, протяжно завывал пронзительным голосом какую-то непонятную чушь про гномов, которые пукают бабочками и мыльными пузырями

Несмотря на полное отсутствие смысла в словах и идиотскую манеру исполнения, музыка странно завораживала. Перед сценой уже собралась порядочная толпа, колышась в такт ритму. Народу оказалось гораздо больше чем днем.

Толстый черный повар руководил раздачей пищи. К порции прилагалась большая деревянная кружка, которые помощники наполняли, черпая прямо ими из нескольких больших бидонов.

Детей не было видно совсем, очевидно предстоящее зрелище было не для глаз малышей и их уже отправили спать. Охрана, те самые «индейцы», в общем веселье не участвовали и, сосредоточившись на стенах, бдительно следили за хипарями. Градус вечеринки поднимался прямо на глазах, народ, побросав деревянные подносы с объедками, где попало, срывался в пляски. Певец уже бился в экстазе на сцене, оглашая поселок заунывными воплями.

Марли и Линды нигде не было видно. Серега покрутил головой, в поисках Элен, но так и не нашел ее среди толпы.

– Держи, чувак, – Из толпы вынырнула Лили и вручила ему деревянную тарелку, на которой лежал здоровенный шмат печеного мяса, политый соусом, ломоть домашнего хлеба, какая-то зелень и пара вареных картофелин. – И это... – во вторую руку Лили вложила большую кружку полную какого-то пенного напитка. – Чувствуй себя как дома...

После чего девушка ускакала обратно и слилась с обитателями поселка.

– Ничего не пей... – откуда-то из-за спины Сергея, появилась Элли. Ее переодели в цветастый сарафан, и теперь она никак не отличалась от местного народа.

– Что?..

Но Элен не успела ответить, две девушки со смехом увлекли ее в толпу.

– Вот же бля... – Серега отошел в сторону, незаметно выплеснул напиток и понюхав мясо, принялся за еду. К его удивлению, мясо оказалось очень вкусным и просто таяло во рту – видимо, черномазый толстяк действительно знал свое дело.

Не успел Серега расправиться к едой, как к нему подбежала красивая, совсем молоденькая девушка, с русыми распущенными волосами длиной до поясницы.  Возбужденно подпрыгивая на месте, она жалобно залепетала:

– Ой, ой... Я Мила! Чувак, я уже не могу... Пошли скорей трахаться...

Сергей глянул на беснующуюся толпу, начинающую разделяться на группки, постепенно скатывающиеся к свальному греху, перевел глаза на большие груди с твердыми большими сосками, задорно подскакивающие под прозрачной блузкой девчонки, и молча, отрицательно покачал головой. Умелицы в душе, отлично поработали, сняв напряжение, копившееся все это время, к тому же, несмотря на свою привлекательность, эта Мила, выглядела, словно обдолбалась тяжелыми наркотиками.

Девчонка обиженно пискнула и убежала, а через пару минут, к нему подошла Элен и села рядом, не скрывая гадливого выражения на лице.

– Скоты, – как сплюнула, сказала она.

– Как-то так, – не стал отказываться Серега.

– А вы, почему не веселитесь? – сзади раздался спокойный голос.

Серега обернулся, и через паузу, сказал улыбающейся Линде:

– Навеселились уже.

По лицу девушки прошла тень.

– Ты можешь делать, что угодно... – жестко бросила Линда Элен, а потом притронулась к плечу Сергея и уже мягче сказала: – А ты иди за мной. Так надо...

Элен хотела что-то сказать, но наткнувшись на взляд девушки, замолчала и досадливо отвернулась.

Линда провела Сергея на небольшую веранду, на которой стоял изыскано сервированный стол и сидел развалившийся в кресле Марли. Чуть поодаль, бдили два «индейца», судя по всему телохранителя.

– О Сережа! – встрепенулся старик. – Присаживайся, присаживайся. Ну как, понравилось тебе у нас?

– Ничего так, – спокойно ответил Сергей и примостился на диванчик.

– А чего же не развлекаешься? – хитро прищурил глаз Марли.

– Не мое это.

– Как знаешь, – улыбнулся старик. – Как знаешь. Кстати, как ты думаешь, что там происходит? – И показал рукой на площадку.

В голове вертелось абсолютно точное, хотя и нецензурное выражение, но Сергей выразился иначе.

– Релакс, очищение кармы? – эти термины когда-то употреблял Чен и Серега случайно запомнил его.

– Г-м... Можно и так сказать... – весело ухмыльнулся Марли. – На самом деле это обыкновенная психотерапия. Ле-че-ние! – произнес он по слогам. – Но не будем о сложном. Мне уже пора, сам понимаешь, старость не радость, а ты составь компанию Линде.

Старик, преувеличенно страдальчески охая, встал, и ушел со своими телохранителями.

– А почему ты Элен сюда не пригласила? – Сергей посмотрел на девушку.

Она сидела, откинувшись на спинку кресла и закинув ногу на ногу, рассеянно отпивала по глоточку из бокала, какую-то очень похожую на воду жидкость со льдом. Линда уже переоделась в светлый льняной брючный костюм, навела легкий макияж и даже сделала элегантную прическу, став выглядеть старше. Выслушав вопрос, она задумчиво помолчала и спокойно ответила:

– А зачем мне она? Пусть отдыхает.

– А я зачем?

Линда скорчила забавную рожицу и передразнила Серегу:

– Зачем, зачем... Скучно... Мне, здесь, толком пообщаться не с кем, кроме Марли.

– Ну и чем я тебя могу развеселить?

– А давай поиграем в вопросы и ответы, – неожиданно предложила Линда. – Только, чур, не врать!

– Давай? – Сергей подцепил вилкой ломоть копченой рыбы и положил на тарелку. – Только, я сразу предупреждаю, на некоторые твои вопросы, ответов у меня нет.

– Чур я первая! – обрадовалась девушка. – Первые пять вопросов! Ну-у-у... А постоянная девушка у тебя есть?

– Нет.

– Я красивая?

– Да.

– Нравлюсь тебе?

– Да.

– Хочешь, чтобы я стала твоей девушкой?

– Нет ответа на этот вопрос. Я даже не задумывался... – Сергей ответил машинально, а в голове мелькнуло: – «Еще не хватало, чтобы я такой ерундой голову забивал».

– Я тебя возбуждаю?

– Нет.

– Потому что я хромая?

– Это уже шестой вопрос.

– Я хочу знать... – как-то обиженно попросила Линда. – Хочу...

– Нет, не по этому... – и тут Сергей сказал правду. Во-первых, хромота была едва заметна, а во-вторых, несмотря на свою общую привлекательность, Линда казалась ему какой-то холодной, не живой и ужасно взрослой. И это была главная причина, по которой он не видел в ней сексуального объекта.

– И самое интересное, – девушка вздохнула, подкурила тонкую черную сигариллу и откинулась на спинку кресла. – Ты ни разу не соврал.

– Тут что, где-то детектор лжи припрятан? – Серега шутливо приподнял скатерть и заглянул под стол. – Откуда знаешь?

– Чувствую, но только не спрашивай, как у меня это получается, – Линда улыбнулась. – Как-то само по себе. Марли говорит, просто развитая интуиция, ничего сверхъестественного. Ну, ладно... – слегка разочарованно протянула она. – Теперь твоя очередь, задавать вопросы.

– Кто они и что делают здесь? – Сергей кивнул на обитателей, уже потихоньку начинавших разбредаться по домикам.

– На самом деле... – лицо Линды стало слегка загадочным. – Большинство из них когда-то были глубоко несчастными, потерянными людьми, находившимися на грани сумасшествия, а то и самоубийства. Марли помог им и помогает до сих пор. Еще часть, просто не смогла прижиться в этом мире и здесь от него прячется. Ну, а еще одной категории, надо сказать, самой малочисленной, здесь просто нравится, и они приезжают при каждом удобном случае, чтобы отдохнуть и получить заряд положительных эмоций. А вообще, все, что здесь происходит, для них как игра, такой своеобразный квест.

Серега особенно не поверил Линде, некая зомбированность местного населения была налицо, но, по большому счету, ему было наплевать. Главное, чтобы эти полоумные не стали у него на пути, ну, а так, пусть поклоняются кому угодно и как угодно. Единственное, что его немного интриговало, так это положение этой девушки, в общине.

– А ты... Ты, какую роль здесь играешь?

– Помогаю Марли, – лукаво улыбнулась Линда. – Попутно приношу счастье и удачу общине. Иногда предсказываю людям будущее. И да... вижу, тебя это интересует, так вот, я не сплю с ним. Он мне как отец.

– И совсем мне это не интересно... – попробовал отнекиваться Сергей, хотя следующим вопросом, собрался выяснить именно это. И сразу же перевел разговор на другую тему: – А с чего вы здесь живете?

– Пожертвования, личные средства Марли... – уклончиво ответила Линда. – В общем, выживаем, как можем.

– А зачем вы нас сюда притащили?

– Последний вопрос, – девушка погрозила пальцем. – Ну сам подумай. Шляются тут всякие. Мало ли чего. Вот и пригласили, чтобы разобраться. Есть еще причина, но я о ней тебе потом скажу.

– И что теперь?

– Да отпустим мы вас, – немного зло пообещала Линда. – Не переживай.

– Я не особо переживаю

– Все, мой вопрос...

И вполне по-дружески проговорили почти до полуночи. Практически ни о чем. Хотя Серега кое-чего полезного все-таки узнал. Ну, а потом, Линда чмокнула его в щеку, едва заметно смутилась и ушла к себе. А Сергей, под негласным сопровождением побрел в свою хижину.

И первым, что он услышал, переступив порог, были рыдания. В тусклом свете керосинового светильника, угадывалась сгорбленная, стоящая на коленях фигурка Элен.

– Что? – Сергей рванул ее за плечо. – Тебя кто-нибудь обидел?

– Сама себя обидела... Ой, дура-а-а... – горько завыла девушка. – Ой...

– Да что случилось, черт бы тебя побрал?! – рассердился Сергей.

– У-у-у... смотри... – Элен показала на горку каких-то красных камешков на полу. – Я... я...

– Стоп... – Серега взял один камень и поднес их к лампе. – Не понял... Это что...

– Угу... – всхлипнула Элли. – Рубин мать его... у-у-у... а я дура, уже запланировала...

– По порядку давай.

– Ну... в общем... – девушка повернула к нему припухшее от слез лицо. – Я вернулась, думала поднять себе настроение и вытащила камень. Хотела помечтать немного... А потом... потом... уронила его... а он... он... разбился на кусочки...

51

– Бля... Но рубины же не бьются, мать их... вроде как... – Сергей даже немного растерялся.

– Рубины не бьются, – вытерев нос рукавом, подтвердила Элен. – А это ложный корунд... Новоземельный камень. На Земле таких не бывает. Красивый очень, идеально похож на рубин, но хрупкий как хрусталь. Бесполезная штука, годная только на сувенир. Ну как я могла забыть, дура набитая! Читала же в геологическом справочнике Джонсона... у-у-у...

– Все, забудь, – Сергей забросил стекляшку в угол и лег на циновку. – Спим...

И неожиданно понял, что совсем не огорчен. Даже наоборот, почувствовал какое-то облегчение.

– А можно...

– Ложись, – Сергей отвел руку в сторону. – Но только не приставать.

– Вот, а я только собралась... – Элли удобно примостилась у него на плече. – Скажи... ты трахнул эту курицу? А еще кого трахнул?

– Уйду спать на улицу. Que carajo quieres?[97]

– Ладно, ладно, трахай кого хочешь... – проворчала Элен и к удивлению Сергея, мгновенно заснула.

ГЛАВА 30

«...Рио-де-Жанейро расположен на правом берегу устья одноименной реки, впадающей в Океан. Город основан в 11 году от открытия Новой Земли, полковником армии Бразилии Альберто Хайме Родригеш Кордейру. Первоначально поселение было обычным рыбацким поселком, но со временем превратилось в один из крупнейших городов Новой Земли. Одним из градообразующих предприятий Рио-де-Жанейро, является туристическая деятельность. Благодаря субтропическому климату и песчаному мелководью побережья, снижающему вероятность подхода к берегу крупных морских хищников, а так же развитой туристической индустрии, Рио-де-Жанейро стал излюбленным местом отдыха населения Новой Земли...»

Путеводитель по Новой Земле

Глава 6. Бразилия

Новая Земля. Бразилия. Плато Парана. Община «Дети Солнца»

20 год, 36 число 5 месяца, среда, 06:00

Завтрак с рассветом принесли прямо в домик: удивительно вкусный молодой козий сыр, несколько ломтей еще теплого, ноздреватого серого хлеба и глиняный горшок прохладной простокваши. Серега к этому времени успел уже сотню раз отжаться от пола, а Элен заставил проснуться только запах еды. Да и то, не обошлось без злобного бурчания, итальянских матов и обвинения всех и вся, в самых жутких грехах.

После завтрака Серега собрался пойти ополоснуться в душе, но к его удивлению, один из «индейцев», как оказалось, дежуривший за дверью хижины, вежливо порекомендовал посидеть еще немного в домике.

Пришлось сидеть, правда, Сергей успел заметить, что на «плацу» поселения, в это время происходил развод на работы. Или перекличка, толком понять он так и не успел.

Вынужденная изоляция закончилась через полчаса, с приходом Лили, которая принесла постиранную и даже выглаженную одежду.

Затем приперся Боб, и заявил, что пришло время пристрелять новоприобретенное оружие. И что фирма, то есть поселение, даже готово обеспечить дорогого гостя бесплатными боеприпасами для этого дела. Правда, в несколько ограниченном количестве.

И тут же, примчались новые подружки Элен, и увели ее собирать какие-то ягоды, пообещав, что будет весело, интересно и вкусно.

Серега облегченно вздохнул, Элли с утра уже успела здорово вынести ему мозги и поинтересовался у Боба:

– Ну и где у вас тут стрельбище?

– Иди к воротам, чувак, – оружейник широко улыбнулся и хлопнул его по плечу. – Там тебя уже ждут.

– Как скажешь, – Серега пересек двор, который уныло подметало несколько человек, в том числе и вчерашний певун. Сразу за воротами обнаружил Линду, троих «индейцев» охранников, нескольких оседланных тарпанов и пару навьюченных поклажей.

Линда улыбнулась Сергею, молча уселась в седло и тронула коника с места. Увидев, что охранники ждут, пока он последует примеру девушки, Серега тихо матюгнулся, и тоже пристроился на лошадку.

Процессия медленно потянулась куда-то вверх, в обход поселения. Дорога много времени не заняла. Попетляв по горным тропкам, уже где-то через час с небольшим, не произнеся по пути ни слова, они уже поднялись к большому природному карьеру, расположившемуся на склоне горы, гораздо выше поселения. По его абсолютно плоскому дну протекал небольшой ручеек, а у дальней стены стояло с десяток разных самодельных металлических попперов[98] и стрелковые мишени из тесаных обрубков бревен.

– Парень, – тихо и спокойно сказал один из охранников, подъехав к Сергею. – Там... – он показал на одного из вьючных тарпанов. – Там, все твое. Боеприпасы тоже. Но надеюсь на твою благоразумность. И помни, мы будем наблюдать за тобой.

После чего, молча, развернул своего тарпана и уехал вместе с остальными «индейцами».

– Я тебя услышал, – сказал ему в спину Серега.

– Ну вот, это мое стрельбище, – Линда если даже и слышала охранника, то никак не отреагировала на его слова. – Здесь я стреляю... – девушка показала рукой на мишени. – До попперов – двадцать пять ярдов[99], следующие – на пятидесяти, ну, а самые дальние – на ста пятидесяти ярдах.

– Пойдет, – кивнул Серега и стал снимать вьюки с коника. – Сначала стол...Твое где? Ага... держи...

– Любишь стрелять? – Линда стала ловко доставать свою стрелковую амуницию с оружием из сумок и складывать ее на столик с раздвижными ножками. Компактная снайперка НK SL9SD[100] под патрон .300Whisper[101], укороченная штурмовая винтовка G-36 Commando с прицелом АCOG[102], пистолет-пулемет FN P-90[103], пистолеты Sphinx АТ-2000[104] и FN Five-seveN[105] – мало того, что ее оружие стоило целое состояние, оно еще было чрезвычайно редким для Новой Земли. Серега даже невольно засмотрелся на него и не сразу ответил на вопрос.

– А... Стрелять... Даже не знаю, что сказать. Просто стреляю всю свою жизнь.

– Круто! – обрадовалась Линда. – Посоревнуемся?

– Не вопрос, – кивнул Сергей. – А по-настоящему круто – вот это... – и показал рукой на оружие.

На самом деле он это сказал не просто так. Оружие Линды стоило, по меньшей мере, как пара навороченных внедорожника. А вот откуда такие деньги у бедных отшельников, оставалось большой загадкой. Сергей не отличался любопытством, но этот вопрос, интриговал его все больше и больше. Где-то в глубине души шевелилась догадка, что Марли просто обирает своих подопечных, или, к примеру, источником богатства может быть какая-то наркота, но никаких оснований под этими подозрениями пока не было.

– Трудно доставать. Пришлось через Орден заказывать... – пожаловалась Линда и сразу же похвасталась. – У меня еще любопытные модели есть. Я тебе покажу дома.

– Орден?

– Орден, Орден... – подтвердила Линда и улыбнулась. – Не бери в голову. Тебя никто выдавать не собирается.

– Вот спасибо, – Серега достал кейсы с пистолетами-пулеметами и, сверяясь с мануалами, стал разбирать их, чтобы удалить заводскую смазку.

– Не дуйся. Давай помогу, – Линда натянула тонкие резиновые перчатки и забрала у Сергея один UMP.

Совместными усилиями, уже через час, все новое оружие было приведено в порядок. Сергей смонтировал на пистолеты-пулеметы коллиматоры, присоединил глушители и вышел на рубеж.

Отстрелял по магазину, по результатам выверил прицелы, еще отстрелялся и понял, что с UMP можно уверенно работать до пятидесяти метров. Правда, глушитель работал скорее как дульный тормоз-компенсатор, но некое понижение звука выстрела все-таки происходило. К тому же, германец оказался прикладистым, легким и довольно кучным стволом, а патрон значительно превосходил по мощности люгеровскую девятку, так что Сергей остался доволен обменом.

Пока он разбирался с пистолетами-пулеметами, Линда не жалея патронов палила из своего Р90, а потом из G-36 – быстро уверенно и точно. Серега посмотрел, оценил, даже засмотрелся, а потом подогнал на себя новую подвесную, подвесил к ней подсумки с магазинами для германца и принялся тренировать перезарядку.

Когда закончил, увидел, что Линда уже прикрепила бумажные мишени на самом дальнем рубеже.

– Ну что? – девушка взяла со стола свою снайперку и повернулась к Сергею. – Спорим, я тебя на раз перестреляю.

И при этом провоцирующе улыбнулась, типа: куда тебе убогий, за мной угнаться. И, скорее всего, специально.

Сергей немного смешался, судя по тому, что он видел, вполне могло случиться, что девушка отличный снайпер. Ну, а с другой стороны... А с другой стороны, это его нешуточно задело. Что бы какая-то девка, вот так пренебрежительно... В общем, вы поняли.

– Я со своей, – он отложил UMP, достал свой FN-FAL и вставил магазин с матчевыми патронами. – Итак, расстояние сто пятьдесят ярдов. Пять мишеней, пять выстрелов, в статике, из положения стоя, с оружием наизготовку, на все про все – десять секунд. Таймер есть? Есть. Идет?

– Не боишься... – зловеще прошептала Линда, и сбросила курточку на камни. – Пари?

– Г-м... – Сергей немного отвлекся, примети, что Линда верхней частью белья себя утруждать не стала и теперь торчащие соски на аккуратных крепких грудках, грозили проткнуть легкую обтягивающую маечку. – Почему бы и нет. Ну и?..

– В темную, – Линда быстро соорудила из своих волос «хвост» и надела бейсболку козырьком назад. – Ну, соглашайся, и не бойся, я не извращенка.

– А если я извращенец?

– Ты что, надеешься выиграть? – скривилась девушка. – Смешно.

Серега промолчал, быстро осмотрел свою винтовку, поднял магнифер и приложился, ловя прицельной маркой мишень.

– Можешь пристрелочными пару раз выстрелить, – великодушным тоном предложила Линда.

– Одного хватит. Крайняя слева... – буркнул Сергей и быстро выстрелил. – Ну что там?

– Восьмерка, ровно на двенадцать часов, – сообщила Линда оторвавшись от бинокля. – Неплохо, но сам понимаешь...

– Понимаю, понимаю, – Сергей глянул сам, вскинул винтовку и скомандовал: – Давай!

Одновременно с писком таймера, часто застучали выстрелы. Отстрелявшись, Серега поставил на предохранитель винтовку и вопросительно посмотрел на Линду.

– Пять и пятьдесят... – явно недовольно пробурчала она и показала таймер. – Ну что, глянем?

– Пошли.

– Н-да... – изумленно хмыкнула Линда, осмотрев мишени. – Все точно по центру... – и сразу же серьезно переспросила: – А ты точно не извращенец? А то, я уже бояться начинаю...

– Сама предложила, – Сергей пожал плечами и пошел на стрелковый рубеж.

Линда отстрелялась отлично, положив все пули в десятку, но просрочила время почти на секунду. Зло бросила винтовку на стол и выпалила:

– Ну... загадывай...

– Даже не знаю... – Сергей помедлил, чтобы подразнить девушку. – Даже не знаю... Может, быстрым минетом обойдемся?..

Линда нервно закусила губу, сильно покраснела и прошептала:

– Сволочь... Ладно... Но только не здесь, за нами смотрят...

Решение пришло само собой. Не то положение, чтобы так баловаться. Прихлопнут, после полученного сомнительного удовольствия, и всех делов. Так что...

– Хотя... – продолжил Сергей. – Оставляю выбор тебе. Расплатишься, как захочешь. И не надо губки кривить, сама захотела в темную играть.

– Дашь время подумать? – уже спокойно попросила девушка. – До вечера.

– Не вопрос.

До обеда разговоры не клеились, Серега настрелялся из всего своего оружия до звона в ушах и теперь отрабатывал работу с пистолетом. Линда тоже много стреляла, но как-то через силу, без настроения, к тому же, даже избегала смотреть в сторону Сергея.

Лед треснул во время обеда.

– Не огорчайся, – Сергей порезал ножом колбасу с сыром, разложил ее на пластиковой тарелке и принялся кромсать хлеб. ­– Я из винтовки стреляю с десяти лет. А вот в пистолете, ты меня сделаешь на раз.

– Дашь отыграться? – Линда подняла на него улыбающиеся глаза.

– Ага, сейчас... Расплатись сначала...

– Я уже придумала как! – торжественно заявила девушка и разлила по стаканчикам кофе из термоса. – Позже скажу.

– Жду не дождусь.

– Тебе понравится, – лукаво пообещала Линда и совершенно невпопад сказала: – Не хочу, чтобы ты уезжал...

– Почему?

– А может, я влюбилась в тебя, – мгновенно покраснев, выдала девушка и даже отвернулась, чтобы скрыть смущение.

– Это не очень удачная идея, – спокойно прокомментировал Сергей.

– Что значит, не очень удачная? – зло переспросила Линда.

– Успокойся. Это не значит, что ты мне не нравишься, – Сергей невольно поморщился. Такие проблемы с девушками он решал очень быстро, просто и без лишних церемоний. Но тут, был совершенно другой случай. Вернее, Серега был не в том положении, чтобы прибегать к универсальному средству коммуникации.

– Объясняй, – потребовала Линда и вдруг замерла, повернув голову в сторону поселения.

– Что-то не так?

– Неспокойно как-то мне... – девушка несколько раз качнула головой, как будто прогоняя неприятные воспоминания. – Ну да ладно, проехали. Говори...

– Скажи своим, чтобы по рации вышли.

– Здесь очень плохая связь... – Линда не договорила, потому что к ней уже шли охранники.

– Знающая, что-то не так в поселке... – жилистый высокий мужик по имени Леон, держал в руках рацию. – Вышел на связь Хозяин и сразу же передача прервалась. Голос у него был взволнованный. И вроде как выстрел слышен был. Надо возвращаться.

Второй охранник, крепкий коротышка Жан с СВД на плече, молча кивнул головой, подтверждая слова Леона.

– Тут это... – третий «индеец», лысый как яйцо усач Пабло, замялся, а потом сказал: – Я разговор слышал... хотел сегодня с утра Хозяину доложить, но...

– Короче... – Линда вскочила на ноги и схватила его за ремень. – Ну же!..

– Ну... Рауль говорил Майклу и Карлу, что Марли мало платит, мол, надо все в свои руки брать, тогда будем хозяевами, и весь доход будет нам идти. И все такое...

– Да и со мной разговоры всякие заводил... – вдруг признался Жан. – Но я не велся...

– Sucio culo![106] – Линда выругалась по-испански, зло оттолкнула Пабло и повернулась к Сергею. – Ты с нами?

– С вами, с вами, куда я денусь, – Сергей покосился на охранников, как бы невзначай взявших его на прицел и встал. – Сколько их там может быть?

– Пятнадцать, – ответила Линда, быстро закидывая в сумку магазины. – Но я уверена в Клаусе и Питере, они не могли предать. Значит тринадцать. А может уже меньше. Пойдем назад по краткому пути и зайдем через задний ход...

– Угу... – Сергей тоже стал распихивать магазины по подсумкам. – Зайдем... бля... с черного хода...

ГЛАВА 31

«...Флора фауна Большого Залива чрезвычайно богата и разнообразна. На данный момент времени, отрыто порядка пятисот видов водорослей, до пятидесяти видов донных цветковых растений, тридцать видов млекопитающих, порядка восьмисот видов рыб, четыреста видов ракообразных и триста видов моллюсков. Самым крупным хищником Большого Залива считается панцирный мегалодон, относящийся к виду новоземельных акулообразных. Мегалодон достигает длины до двадцати пяти метров, порядка пятидесяти тонн веса и является пелагическим видом...»

Учебник биологии для 5-6 классов

Лихачева А.А., Штерн А.Ф.

Издательство «Тормашев и сыновья»

г. Демидовск, 19 год

Новая Земля. Бразилия. Плато Парана. Община «Дети Солнца».

20 год, 36 число 5 месяца, среда, 16:00

Командовала Линда, что Сереге все больше не нравилось. И не только Сергею – Леон тоже кривил мордой, но молчал и не выдержал только тогда, когда маленький отряд добрался до узкой, заросшей колючим кустарником, расщелины в беспорядочном нагромождении скал.

– Знающая...

– Говори... – Линда уже собралась лезть в щель и недовольно повернулась к Леону.

– Будет неразумно, нам всем идти через этот ход.

– Ерунда, – фыркнула девушка. – Они нас отсюда не ждут, ударим неожиданно.

– Это будет неразумно, – Сергей спокойно поддержал Леона и подумал: – «Куда ты хромая курица прешься? Бля, я бы с большим удовольствием свалил бы отсюда подальше, но там еще одна курица томится в плену. Только уже хромая на голову. Все, дед, ты как знаешь, а я с бабами больше дела не имею...»

– Совсем неразумно... – в один голос высказались Жан и Пабло.

Линда совсем было настроилась возражать, даже скорчила гневную физиономию, но перед таким численным преимуществом спасовала.

– А как? – явно нехотя, выдавила она из себя.

– Ты Знающая, вместе с Жаном, пойдете к Желтой Скале... – Леон ткнул рукой куда-то на восток. – У вас снайперки, и вы оттуда сможете подметать весь поселок и гараж. Начнете... – Лео глянул на часы. – Скажем... В семнадцать пятьдесят. К этому времени, мы уже доберемся до лаборатории. Получится...

– Да, да, знаю, – нетерпеливо фыркнула Линда, – мы отвлечем их на себя, а вы ударите с тыла, – потом горячо поцеловала Серегу в губы и дернула за рукав Пабло. – Ну, пошли же, чего стоишь!

Усач без возражений потопал за девушкой – очевидно, ему самому не улыбалось лезть под землю.

Серега проводил их взглядом, закинул через плечо за спину винтовку, передвинул вперед UMP, и потребовал у Леона:

– Теперь по порядку: что там под землей, особенности маршрута и все такое. Как можно подробней.

– Я ждал, когда ты спросишь, чувак... – Леон одобрительно кивнул. – Значит слушай. Где-то сотню метров придется пройти по узкому штреку. Вдвоем там не разойдешься. Дальше будет небольшая пещерка и еще один ход, примерно метров двадцать. Он выведет нас в лабораторию. Это пещера, в которой стоит пара сборных домиков и клетки для подопытных животных. Оттуда есть ход прямо в дом Марли, а второй ход ведет в склад совмещенный с гаражом. Наша задача добраться до лаборатории. А потом, по обстоятельствам.

– Или, как Богу будет угодно... – мрачно добавил Пабло.

– Вам-то, зачем это надо? – Сергей решил выяснить самую важную деталь для себя.

Лео воспринял вопрос как должное и спокойно ответил:

– Марли мне как отец. Он вытянул меня из такого дерьма, ты даже представить не можешь. Я ему до гроба обязан и не предам никогда. Тем более, у меня кроме него и вот этой девчонки, никого больше нет.

– А меня он вытащил из тюрьмы и вылечил от наркомании, – рассказал про себя Пабло. – И благодаря именно ему, мои четверо отпрысков едят хлеб с маслом, а бывшая жена выкупилась из борделя, куда она вынуждена была пойти, чтобы прокормить деток. Марли, конечно, далеко не ангел, но я этого не замечаю, и не буду замечать.

– Жан?

– Примерно, то же самое, что у меня... – ответил Леон. – Вообще, я, Жан, Пабло и Клаус с Питером, здесь самые первые появились. Еще в тринадцатом году. Все остальные, позже.

– Кто у них главный?

– Скорее всего, Рауль, – покачал головой Лео. – Мутный тип, но как-то умудрился втереться в доверие к Марли. Он реальный боец, бывший офицер морской пехоты из Аргентины. Остальные, тоже не в первый раз автомат в руки взяли, но классом пониже. Гораздо ниже.

– А эти... – Сергей задумался, подбирая слово. – Ну... ваши подопечные?

– Овощи, – презрительно буркнул Жан. – Хотя, хрен его знает; когда суслика в угол загоняют, и он кусается. Бобби, оружейник наш, тоже может встрять, но тоже под вопросом. И если он не с ними. Короче, парень, хватит болтать. У тебя есть подствольный фонарь, поэтому пойдешь первым. Вперед...

«Бля... – только и сказал про себя Серега. – Я так и знал, гребаные уроды!».

Но переставил фонарь с винтовки на UMP и послушно полез в щель.

Первые двадцать метров пришлось протискиваться, потом ход стал шире. Судя по отсутствию человеческих следов на слежавшемся песочке, устилающем дно прохода, и целым пластам пыльной паутины, им давно не пользовались люди. Люди, но не разные твари – проход просто кишел змеями и разными сколопендрами с пауками, так что, к тому времени, как удалось добраться до промежуточной пещерки, все испытали немало положительных эмоций. Но, к счастью, обошлось без эксцессов.

– Сюда... – Лео содрал стволом Калашникова пласт паутины и ткнул рукой в щель. – Сразу за ней, ход расширяется, затем уже лаборатория.

Серега стал на колени, посветил в дыру, убедился, что там чисто и полез внутрь. Следом за ним протиснулись Лео и Пабло. В конце хода, за поворотом, уже отблескивал свет, и слышались какие-то звуки.

– Сидите здесь, я посмотрю, – прошипел Сергей, пополз дальше и через десяток метров уткнулся в растяжку. Тонкая проволока перечеркивала крест-накрест проход и вела к замаскированному заряду. Скорее всего, ее поставили только что, потому что на жилки еще не успела осесть пыль, густой взвесью, стоявшая в воздухе.

– Вот же бля... – Серега внимательно осмотрел растяжку, решил не изображать из себя минера, перевернулся на спину и осторожно прополз под нижней проволочкой. Затем на корточках проскочил дальше и, спрятавшись за выступом, направил ствол на тускло освещенный выход.

В лаборатории слышался смех и какой-то бубнеж. Сергей прислушался и решил в одиночку туда не соваться. Совсем было собрался возвращаться, но тут в проеме возникла чья-то тень – и по проходу, испуганно завывая, промчался вчерашний певец.

– Пиздец!!! – Сергей попытал подставить ему ногу, не дотянулся, и прекрасно понимая, что сейчас случится, рванул вперед.

Грохота взрыва он не услышал, просто воздух, вдруг ставший очень твердым и горячим, бешеным пинком ударил в спину, заставляя, кубарем покатится по песку и вышибая сознание из головы.

Очнулся он от сильного пинка в спину.

– К-х... Сука, горло дерет... Ну нихера себе ебнуло... – гулко бубнила едва различимая в дыму и пыли массивная фигура. – Забежал один, а выбросило другого. Ты красавчик, Джонни, можно даже сказать – минер от Бога!

– Ага, я такой... Чудеса, да и только... – вторила ему вторая, наступая ногой на грудь Сереге. – Черт, а я надеялся, что у них ума хватит не лезть в проход. Хер с ним, этим ублюдком и клятой девкой, а вот Лео, Жанно и Пабло, мне жалко. Сжился я как-то с ними. Да кто ж знал, что этот пидарок сорвется и побежит. Ну ничего, надеюсь, Марли уже...

Он недоговорил, потому что словил в пах двадцатисантиметровый обоюдоострый клинок. Ничего толком не соображая от дикого гула и боли в голове, Серега крутнулся, вырывая кинжал, и одновременно с диким визгом Джонни, зажимающим руками громадную рану внизу живота, вбил клинок подмышку второму «индейцу».

Всхлип, полные боли, недоумения и обиды глаза – кинжал выскочил из податливого тела и нырнул уже в шею, перерезая артерию и голосовые связки. Действуя словно на автомате, Сергей переступил, опрокинул пинком скулящего «минера от Бога» и несколько раз ткнул его кинжалом в печень и солнечное сплетение.

Гул и боль в голове внезапно утихли, словно кто-то щелкнул переключателем в черепной коробке. Сергей недоуменно крутнул головой, удивился такой реакции мозгов на смерть чужих организмов, порадовался за себя и, подхватив с пола UMP, нырнул за контейнер.

– Мать вашу! – в клубах пыли и дыма, вдруг раздался чей-то злой голос. – Вы что там натворили уроды?!! Если лаборатория пострадала, Рауль вам...

Красненький кружочек прицельной марки поймал появившуюся фигуру, палец коротко даванул спусковой крючок. Сухой негромкий треск – и еще один «индеец», слабо вскрикнув, мешком повалился на землю.

– Ну, а как ты хотел, чувак?.. – Сергей выждал мгновение, потом метнулся к нему и подхватив за шиворот, оттащил за большие ящики из-под какого-то оборудования. Следом за ним отправились и первые два трупа. И только после этого удалось толком осмотреться.

Под потолком, среднего размера пещеры, горело несколько электрических ламп, тускло освещая два одноэтажных сборных домика, похожих на вагончики. В дальнем углу гроздилась куча ящиков и контейнеров, а напротив домиков, разместились разного размера, сваренные из арматуры клетки, сейчас битком набитые питомцами Марли. Люди явно находились не в себе и не обращали на окружающую действительность никакого внимания. Кто лежал без движения, кто сидел или просто смотрел невидящими взглядами на решетку. Но Элли среди них не было.

54

– Где ж ты сучка лазишь?

В пещеру вели большие раздвижные металлические ворота, сейчас находящиеся в полураздвинутом состоянии. Убедившись по пути, что в вагончиках никого нет, Серега прокрался к воротам и осторожно выглянул наружу.

За пещерой сразу начинался гараж – большой ангар крытый рифленым железом. У правой стены в рядок стояло несколько машин, в том числе и «Тахо». Напротив, разместилась минизаправка, еще один вагончик и смотровая яма с подъемником, возле которого возился патлатый мужик в синей спецовке. Его АКМ лежал на ящике с инструментами.

– Ну что там? – мужик внезапно развернулся и тут же опрокинулся навзничь, расплескав содержимое головы по резиновому коврику – полуэкспансивная пуля сорокового калибра на таком расстоянии сработала как кувалда.

– Четвертый... – Серега быстро перезарядился, проверил гараж, подавил в себе желание свалить отсюда куда подальше, вернулся в пещеру и закрыл ворота, намертво заблокировав их цепью.

Судя по словам Лео, гараж находился у подножья горки, на которой стояло поселение, но из него был ход прямо в кабинет Марли. Этим ходом Сергей и собрался воспользоваться.

– Минус четыре... – сам собой разговаривал он, обыскивая пещеру. – Но еще осталось как минимум десяток. А не много для тебя врагов, братишка? Много, блядь, много... Сука, чтобы я еще раз связался с бабой, да ну его нахрен...

Походя, попытался поговорить с пациентами, но ничего вразумительного не услышал. Всех обкололи какой-то наркотой, и теперь, они только нечленораздельно мычали и, судя по пустым глазам, вообще нихрена не соображали.

Небольшая железная дверца оказалась за одним из домиков. Серега подергал за ручку, убедился, что она закрыта, матюгнулся и пошел в гараж за инструментами. Вернулся с портативным газовым резаком и очень быстро срезал петли с двери. До вступления в дело Линды и Жана, оставалось всего десять минут. Конечно, если они добрались до своей позиции.

Узкая металлическая лестница, круто забирала вверх. Держа на прицеле пролеты, Серега бочком пробрался вверх, пробежался по недлинной галерее и застыл возле приоткрытой железной дверки.

– ... Ничего Марли... у нас с тобой времени много... – из щели донесся уверенный, чуть хрипловатый мужской голос, говоривший на английском языке с латиноамериканским акцентом. – Сейчас еще приведут твою сучку-доченьку, тога посмотрим, как ты заговоришь...

– ... Рауль, не делай глупостей... – ему отвечал уставший голос Марли. – Без меня у тебя ничего не получится. А если ты тронешь Линду, клянусь, я откушу себе язык. Бери своих людей, бери деньги из сейфа и уходи. Я отпущу тебя...

– Ну, уж нет, старик... – издевательски протянул Рауль. – Мы с тобой будем долго и плодотворно сотрудничать. Все пойдет своим чередом, но хозяином уже буду я. А гарантией, что ты будешь послушным, послужит твоя клятая сучка. Итак, для начала мне нужны контакты твоих покупателей и всех клиентов, потом рецепт пойла...

– Идиот, это выше твоего уровня! – зло заорал Марли. – Да с тобой никто даже разговаривать не станет!..

– Пасть закрой, свинья... – раздался звук хлесткого удара.

Сергей глянул на часы, Линда и Жан уже давно должны были начать, но никаких звуков боя пока не доносилось. А соваться самому, не зная расположения противника, как-то не хотелось. Да и вообще – не хотелось. Серега ввязался в эту авантюру только из-за Элен, но девки как раз в кабинете не было.

– Кто эта пришлая сучка? – вдруг рявкнул Рауль.

– Да откуда я знаю? Сам знаешь, их подобрала Линда... Обычная телка...

– Обычная телка?!! – раздался звук еще оного удара. – Обычная телка, мать твою?.. Эта сука зарезала Фила и ушла. Говори...

Сергей особо не удивился и записал в список потерь охранников еще одного человека. А Элли... Да что Элли, он и так прекрасно знал, что она совсем не та, за кого себя выдает.

– Ладно. С этим разберемся потом. Где ключи от прохода в лабораторию? – уже спокойней спросил Рауль.

– Да она отрыта... – простонал Марли.

Серега быстро отскочил назад и вскинул UMP.

– Ага... Действительно... – хмыкнул голос за дверью и, тихонечко скрипнув, она стала приоткрываться.

– Рауль, нас обстреливают!.. – вдруг заблажил чей-то встревоженный голос. – Ранило Фигу и Моралеса...

– Вот же черт! Я сейчас... – зло выругался Рауль. – А ты иди и посторожи старика...

Послышались быстро удаляющиеся от двери шаги.

«Вот же черт!» – про себя ругнулся Серега и шагнул вперед. Щели между створкой и косяком уже должно было хватить, чтобы тихо протиснуться в кабинет.

Несколько раз вдохнув, он скользнул внутрь и очутился в огороженном шкафами закутке.

– Хозяин... – послышался виноватый голос. – Тихо Хозяин, я сейчас...

Что он там сейчас сделает, Серега не стал ждать. Он шагнул из-за шкафа и влепил пулю в висок склонившемуся над Марли охраннику. .

 – Бля... – Марли судорожно пытался сдуть с верхней губы, прилипший к ней кусочек черепа с длинной прядью волос и прохрипел: – Идиот... Он хотел меня отпустить и уже снимал наручники...

Сергей пожал плечами, выглянул в окно, спрятался назад, отложил пистолет-пулемет и снял с плеча винтовку. Выдохнул, приоткрыл двери и тремя выстрелами положил трех охранников, прячущихся от обстрела за стеной хижины. Четвертый – Рауль, успел забежать за угол и ответил очередью из АКМ. Пули гулко саданули в железную дверь, с жалобным звоном осыпались стекла в окнах. А затем хлопнул подствольник и за стеной домика звонко грохнул взрыв. Маленькие зазубренные осколки пробороздили потолок, засыпав Сергея известковой пылью. И сразу же басовито вступил в работу РПК и еще один АКМ – к Раулю присоединились оставшиеся в живых охранники.

– Вот же бля... – Серега отполз назад и, подхватив за шиворот Марли, потащил его к ходу в лабораторию.

– Что... что с Линдой? – слабо захрипел старик.

– Нормально... – Серега затолкнул Марли за железную дверь и приказал: – Все, сиди здесь пока...

«Индейцы» неожиданно прекратили стрелять, но через мгновение опять открыли огонь, но уже не по домику. В канонаду стали вплетаться новые звуки – хлестко бухала СВД, работало еще какое-то оружие – явно не русского производства.

Серега ободрился, подполз к двери, выглянул и тут же, воспользовавшись моментом, подбил еще одного охранника, неосторожно высунувшегося из-за укрытия и стрелявшего, куда-то в противоположную сторону.

Ну, а дальше, кто-то удивительно метко закинул гранату из подствольника прямо в комнату и Серега на несколько минут вообще потерял возможность что-либо воспринимать. Глаза не хотели видеть, уши – слышать, в голове били шаманские бубны, а нога и спина, подранные осколками, немилосердно жгли огнем. Тем не менее, он остался в сознании и сумел отползти под защиту шкафов с книгами.

К тому времени, как Сергей немного пришел в себя, стрельба почему-то стала стихать – с промежутками стукнуло несколько выстрелов, а потом оружие вообще замолчало.

Серега приготовился к худшему и отступил в проход, но тут...

– Сержио?!

– Серж, ты живой?!

– Заткнись...

– Сама заткнись...

– Да не толкайся, ты, сука...

– Я тебе сейчас глаза выцарапаю, старая курица...

В общем, в домик первыми ворвались Линда с Элен и радостно сообщили, что победа осталась за хорошими парнями и девочками. Ну и конечно, чуть не подрались, оспаривая право перевязывать и вообще лечить Серегу...

ГЛАВА 32

«... Город Байя расположен на побережье Западного Океана, на левом берегу одноименной бухты, образующейся при впадении реки Маморе. Байя является коммуной, управляется Советом города, переизбираемым каждый год, и пользуется полной административной самостоятельностью в составе Бразилии. Основными градообразующими направлениями, являются рыболовецкий промысел, сельское хозяйство и плантации новоземельной каучуконосной гевеи. Байя считается одним из наиболее развитых и безопасных городов Новой Земли, а так же глубоко религиозным. В городе находится самый большой на Новой Земле католический собор Святого Петра. Поселение в город проводится на конкурсной основе, помимо этого, для кандидатов установлены специальные имущественные и финансовые цензы. К вниманию переселенцев и туристов: в Байе, отсутствует представительство Ордена...»

55

Путеводитель по Новой Земле

Глава 6. Бразилия

Новая Земля. Бразилия. Плато Парана. Община «Дети Солнца».

20 год, 39 число 5 месяца, суббота, 11:30

Ну вот... и эта заварушка закончилась благополучно. Более чем благополучно. Конечно, исключать неимоверное везение «правой стороны» не стоит, но в большей степени, так случилось из-за того, что бунт был прескверно организован. Возможно, покойный Рауль и был хорошим бойцом, но при этом, оказался очень хреновым организатором.

Элен, как всегда оказалась на высоте; когда народ стали сгонять в лабораторию, она заманила охранника в домик и там зарезала как барана, после чего сбежала, прихватив автомат, и встретила в горах Линду с Жаном и Бобом-оружейником, который, тоже умудрился слинять под шумок из поселка.

Пока Серега геройствовал, эта дружная компания атаковала лагерь, а потом, к ним присоединились Лео и Пабло, чудом уцелевшие после взрыва. Бунтовщиков быстро и без потерь перестреляли, Раулю влепила пулю в лоб Линда, на этом все и закончилось.

«Ага... при этом, большую часть работы сделал я – и я же, больше всех пострадал. А оно мне надо?.. А полез. Значит, я все-таки уже хороший человек... Или дурак...» – подумал Сергей и полез рукой под повязку, чесать немилосердно зудевшие ранки, из которых достали пяток маленьких зазубренных осколков.

– Машину вам бы надо сменить.

– Что?.. – Сергей так был занят своим делом, что пропустил слова старика.

– Вас ищут, говорю, – Марли осторожно взял загипсованной рукой рюмку с коньяком и неловко опрокинул ее себе в рот. – М-м-м... Могут опознать по машине. Поэтому вам надо ее сменить...

– Наверное, надо, – согласился Серега и покосился на сейф, замаскированный под книжный шкаф. Пока воевали, он успел заметить в нем порядочную стопку экю. Даже не стопку – а горку. И очень впечатлился, несмотря на летающие осколки и пули. Но сейчас сейф был закрыт и такого эффекта не получилось.

– Ты нам помог! – Марли ткнул в Сергея рукой и торжественно заявил. – И мы тебе поможем! Переправим в Байю и дадим новую машину!

– Я не против...

– Но... – старик поднял палец здоровой руки к потолку. – Но, ты должен забыть все, что ты здесь видел и все, про что узнал.

Марли уже здорово поддал, язык заплетался, но глаза у него были совершенно трезвые. Как всегда, колючие.

– Уже забыл, – согласно кивнул Серега.

На самом деле он толком ничего еще не узнал. Есть какое-то пойло, есть клиенты которые за него платят. Пойло изготовляет Марли, за счет которого и содержит весь этот балаган. Ну, может еще подопечные подкидывают деньжат – за то, что их дурят. Обычное дело для Новой Земли, ничего из ряда вон выходящего нет. Каждый выживает, как может.

– Ты далеко пойдешь парень, – довольно сказал старик. – Как насчет того, чтобы остаться? Опять же, Линда к тебе неровно дышит. Так что? Преимущества расписывать не буду, сам все понимаешь, скажу только, что она мне как дочь. Любимая дочь.

– У меня есть дело, – твердо сказал Серега. – Когда его закончу, мы вернемся к этому разговору.

– Серега, Серега... – покачал головой Марли. – Твое дело, конечно. Но эта девка мне очень не нравится...

– Я понимаю, – вежливо перебил его Сергей. – Все понимаю. Но должен все довести до конца. Я пообещал.

– Слово – кремень? Да? – иронично усмехнулся старик. – К такому твердому слову, должны еще присовокупляться умные мозги. Впрочем, подозреваю, что они у тебя есть. Как ты себя чувствуешь?

– Да вроде нормально, – Сергей крутнул в разные стороны плечами. – Только чешется сильно. В составе мази есть черное алое?

– Оно самое. Чешется – потому что ткани ускоренно регенерируют. Так ты разбираешься? Откуда? Я думал, это моя находка... – Марли настороженно уставился на Сергея.

– И моя. А точнее, моего приемного отца. Ныне покойного. Не переживай, я не собираюсь торговать рецептом на каждом углу.

– Ты меня все больше удивляешь, парень, – покачал головой старик. – Но ладно. Поступим следующим образом. Завтра я отбываю в Байю и заберу вас с собой. Людей у меня теперь недочет, так что поможешь с одним дельцем и свободен как ветер. Потом дам тебе машину и надежного человека в городе, он поможет добраться в Рио. Соберешься назад к нам, подойдешь к Рустэму, так этого человека зовут, он все организует.

– Что за дельце? – насторожился Серега. Приключения ему уже порядком надоели, и влезать в еще одно, совершенно не хотелось.

– Ерунда, без сложностей, – небрежно отмахнулся Марли. – Побудешь при мне на одной встрече.

– А...

– Марли! – в кабинет влетела Линда. – Ну, хватит. Я его забираю.

– Да забирай, кто же не дает, – с улыбкой развел руками старик. – Дело молодое. Только детишек раньше времени не наделайте. Хотя, почему бы и нет...

– Я с тобой позже поговорю! – Линда погрозила старику пальцем, покраснела и потянула Серегу к двери. – Идем, идем...

В поселке все шло своим чередом – словно ничего и не случилось. Бегали детишки, занимались хозяйством подопечные Марли, торчали на постах охранники – правда, их теперь стало гораздо меньше. После того как бунт был ликвидирован, старик привел народ в чувство и устроил для них еще одну вечеринку, так сказать, во избавление. Все опять нахлебались «эликсира счастья» – так называлось шипучее пойло, вызывающее эйфорию и дикое желание совокупляться с кем попало, Марли толкнул речь, на этом инцидент сам себя исчерпал.

«И этим пойлом, ты, скорее всего и приторговываешь, – сделал вывод Серега. – За большие деньги, малыми партиями и не всем подряд. Именно так. А если оно еще и не вызывает привыкания, то в натуре, настоящий «эликсир счастья» получается...»

– Я помирилась с твоей спутницей, – неожиданно сообщила Линда. – Не такая уж она и сука.

– Где она?

– Элли? – девушка лукаво улыбнулась. – Она с Мирой.

«Мира? – сам у себя спросил Серега и припомнил очень красивую девушку с восточными чертами лица, которая последние дни не отходила от Элен. – Ага, точно она. Симпатяшка».

– И чем они занимаются?

– Любовью! – расхохоталась Линда, смотря на недоуменное лицо Сереги. – Да, Серж, девочка с девочкой, тоже могут делать «это». Ну ты и дремучий...

– Да знаю я все... – зло буркнул Серега. Элен за последнее время сменила столько своих личин, что сам факт преображения в любительницу девушек, не особо удивлял. На самом деле, Сергея беспокоила непонятная ревность, вдруг возникшая у него к этой Мире.

– Тогда пошли, – Линда опять потащила его по дорожке.

– Ну и куда мы?

– Сейчас узнаешь, – девушка толкнула дверь своего домика и пропустила Сергея. – Так, теперь стой. Я завяжу тебе глаза.

– И какого хрена?

– Так надо! – категорично заявила Линда и завязала глаза Сереге черной атласной лентой. – Так... осторожненько... Теперь садись на ковер и жди. Вот, обопрись на подушку... Я скоро...

Послышались удаляющиеся шаги.

Сергей сразу же поднял повязку и осмотрелся. Стены, завешанные богатыми коврами, изящная мебель в восточном стиле, на стене богатая коллекция оружия – все это было знакомо – Серега уже был у Линды дома. Но в этот раз, к обстановке дополнились, испускающие едва уловимый, пряный сладкий запах ароматические палочки, в руках вырезанных из черного дерева восточных божков и маленький изящный столик, заставленный чеканной посудой с фруктами и какими-то, незнакомо выглядевшими кушаньями.

– Ну-ну... – Серега поудобней примостился у столика и вернул повязку на свое место. Намерения Линды, в общем-то, стали ясны. И желания противиться – не было. Почему бы и нет? Тем более, без особых обязательств.

– А вот и я... – повязка слетела с глаз. – Смотри на меня...

Сергей невольно моргнул. Линда стала похожа... Похожа на блядь из дорогого борделя. Да, именно на нее. Яркий кричащий макияж, сложная прическа, прозрачный, совершенно не скрывавший обнаженного тела, кружевной пеньюарчик. Чулки, подвязочки, бантики...

56

Разочарование было таким сильным, что Сергею стоило очень больших усилий не проявить его. Линда ему нравилась гораздо больше в своем обычном обличье – обличье воинствующей хиповой девчонки. Ну и нахера все это?

«Бля... и у этой мозги не на своем месте... – промелькнуло в голове. – Сука... в натуре бабы дуры... Не потому, что дуры – а потому, что бабы... Прав был дед...»

Но озвучил совсем другое.

– Класс...

– Я знала, что тебе понравится! – самодовольно муркнула Линда и присев на коленки возле столика, стала разливать по бокалам какую-то розовую жидкость.

– Я...

– Я знаю, что ты не пьешь спиртного! Это обычный шербет, – Линда протянула ему бокал. – Ну...

Жидкость не была похожа на пойло, которым пичкал своих подопечных Марли, поэтому Сергей все-таки решился отхлебнуть. Кисло-сладкий вкус понравился, последовал еще один глоток, потом еще один...

Линда, отхлебывая из своего бокала, с улыбкой смотрела на Серегу.

– Ну-у-у... ка-а-ак... – ее слова стали отдавать эхом в комнате.

А потом, в голове Сергея словно ударили литавры. И одновременно со звоном, резко обострились все чувства, а мир вокруг расцвел новыми яркими красками. По телу прошла судорожная дрожь от дикого, животного желания.

– Иди сюда... – рыкнул Сергей.

– Иду-у-у... – порыв оказался взаимным.

Сколько продолжалось эта пытка наслаждением, гранившим с безумием, Сергей не понял. Но когда пришел в себя, почувствовал, что полностью опустошен – тело казалось полностью безвольным и лишенным веса. Даже говорить не было сил.

– Что... это... мать твою... было...

– Немножко... ой, ой... – Линда болезненно ойкнула, попыталась приподняться и бессильно упала на грудь Сергею. – Ой... чуточку чистого «эликсира»... не бойся... он совершенно не вызывает привыкания. Не такой, как для этих... Ой...

– Нахера?

– Я думала... думала... – девушка всхлипнула и залилась слезами. – Думала, что моя хромота тебя отталкивает... Ой, как больно...

– Дура, бля... Да что с тобой?..

– Ой... Я же... я же была еще девушкой...

Сергей повел взглядом, заметил подсохшие следы крови на разорванном пеньюаре Линды и рявкнул:

– Дважды дура. Ты мне нравилась без всей этой херни.

– Нра-а-авилась?

– Нравишься, бля... Ну что теперь делать? – Сергей озадачился. С таким понятием как «девственность», он еще не сталкивался. Верней, сталкивался один раз, но там скорей всего было притворство. Ну а тут...

– Ничего страшного, – слабо улыбнулась Линда. – Уже лучше. Мне бы еще добраться до воды и моей аптечки. Там... в той комнатке... И все равно – это было прекрасно...

– Тьфу... – Серега сплюнул прямо в кувшин с пойлом, собрался с силами, встал, перекинул через плечо Линду и потащил мыть.

Все оказалось не так страшно, как казалось поначалу, к тому же, силы и энергия вернулись довольно быстро. Так что, уже через час, Сергей и Линда лежали в нормальной кровати.

– ... это экстракт некоторых трав... – прижавшись к Сергею всем телом, рассказывала Линда. – Привыкания в чистом виде не вызывает, но очень сложен в производстве. Марли его производит малыми партиями и продает...

– Угу-м... – Серега дико проголодался и теперь поспешно запихивал в себя еду.

– ... и продает людям из Ордена. Только им, для собственного употребления, и очень малыми партиями. Так что, такого наркотика больше нигде на Новой Земле нет. И не будет. Я думаю, «эликсир» идет самой верхушке, потому что он очень дорогой. А своим пациентам, отец мешает с разной дрянью, но тоже, по большей степени, безвредной...

– Орден?.. – все, что было связано с этой организацией, у Сергея вызывало скверные чувства. Впрочем, как у большинства жителей Новой Земле. Ну не любили они своих «благодетелей», вот и все. Хотя, по большому счету, ненавидеть было не за что.

– Да, Орден... – поспешила сказать Линда. – Но не подумай ничего плохого. Марли добрый старик. Он поможет тебе... Вот только...

– Что?

– Ты вернешься?

– Угу... – Сергей потянулся и оторвал ногу у запеченной курицы.

Он не соврал девушке. Впрочем – и не сказал всей правды. Вариант – вернуться к ней, был вполне жизнеспособным. Но только, как один из множества таких же жизнеспособных вариантов.

– Я люблю тебя! – счастливо пискнула Линда и возмущенно вскрикнула: – А мне, курочки? Я ведь тоже проголодалась...

– Держи. И это... Я вообще-то завтра уезжаю. Так что, будет неплохо собраться.

– Лежи. Все твое уже у меня в домике. Утром соберешься, к тому же, вы едете только после полудня. А я сейчас наемся и...

– Что и?

– Ты что, не понимаешь? – хихикнула Линда.

– Нет.

– Ну... туда и в другое место, мне нельзя. Значит... Намек понял?

– Нет. Может, покажешь?

– Угу... м-м-м... уже показываю...

ГЛАВА 33

«... Первым человеком, ступившим на Новую Землю, был Джек «Легенда» Чамберс.

Джейкоб Абрахам Чамберс родился 6 февраля 1926 года, в городе Питтсбург, штата Пенсильвания Соединенных Штатов Америки. В 1944 году, ушел добровольцем в армию. Службу проходил в морской пехоте на Тихом океане. После окончания войны демобилизовался, поступил в Питтсбургский университет и окончил его в 1952 году со степенью бакалавра прикладной физики. В 1973 году добровольно принял участие в эксперименте по переходу человека на Новую Землю, где и находился в одиночестве полтора месяца, до того момента, как к нему присоединились другие ученые. За проявленный беспримерный героизм, друзья дали ему прозвище «Легенда». Согласно воспоминаний сослуживцев и друзей, Джек имел недюжинную силу, легкий покладистый характер и развитое чувство юмора. Погиб в 5 году от освоения Новой Земли, при отражении налета банды на безымянный поселок, названный впоследствии Аламо.

Памятник Джеку «Легенде» Чамберсу, установлен на Центральной Базе по приему переселенцев. Его именем назван бульвар в городе Порто-Франко, а так же населенный пункт Форт-Чамберс...»

Энциклопедия Новой Земли

Глава 1. Выдающиеся личности

Новая Земля. Бразилия. Плато Парана. Община «Дети Солнца».

20 год, 40 число 5 месяца, воскресенье, 11:30

Проснулся Сергей в отвратительном настроении. Во-первых, выспаться совершенно не удалось – Линда почти до утра донимала его разными левыми разговорами, а во-вторых, Сергей первый раз в жизни провел дамой всю ночь в постели, что ему категорически не понравилось. Нет, лежать в кровати с девушками ему случалось достаточно регулярно, но, как правило, получив от них, что требовалось, он уходил к себе. А тут...

Впрочем, Линда стала быстро исправляться, в порядке шефской помощи устроив экспресс-снятие утреннего напряжения, потом накормив плотным завтраком и приняв деятельное участие в сборах в дорогу. Попутно подарив кинжал Daggert 2 от земной ножевой компании SOG[107]. Фосфатированный бритвенно-острый клинок с удобной рукояткой и превосходным балансом, окончательно прогнал дурное настроение, и Сергей, даже вполне нормально пережил прощание с Линдой в гараже, перед самым отъездом. Вся такая загадочная и крутая в жизни, она превратилась в обычную, вполне понятную девчонку и обильно пускала слезу, чем нешуточно бесила Сергея.

Элен все это наблюдала с ухмылкой, и демонстративно тискала Миру – свою провожающую.

«Тахо» остался в гараже, а взамен Марли отдал Сергею свой громадный военный внедорожник «Тойота Мега Крузер» в рейдовом снаряжении. Снарягу и боеприпасы перетащили в «японца», но Сергей с Лизой, поехали на второй машине, небольшом трехосном автобусе «Вольво Лапландер», в салоне с плотно зашторенными окнами. Надо понимать, в целях сокрытия дороги к поселению.

Автобус повел Лео, в «Тойоте» отправились Жак, Пабло и Марли в качестве пассажира.

В общем, ровно в полдень, маленький караван покинул общину. В салоне «Лапландера» было оборудовано два спальных места, в виде откидывающихся полок, одна над другой, и едва Сергей собрался приземлиться на одну из них, как обнаружил, что там обосновалась Элен.

– Что? – невинно моргнула она. – Не выспалась я... – Элли плотоядно улыбнулась и провела по слегка припухшим губам кончиком языка. – Не тебе одному всю ночь кувыркаться.

– Вот уж не думал, что ты по девочкам специализируешься.

– Приходится, – тяжко и лицемерно вздохнула Элен. – От тебя-то толку мало, – и похлопала по верхней полке. – Так что, там тебе и место...

– Ну-ну... – Серега был не настроен скандалить, поэтому откинулся в удобном кресле и принялся дегустировать колбаски из тормозка, собранного Линдой в дорогу. Салон сразу наполнился одуряющим запахом специй и копченостей. Даже Лео за рулем обернулся и требовательно протянул руку. Серега не стал жлобиться и наделил его доброй порцией.

– А мне? – обиженно заныла Элен.

– Плохо старалась ночью, – вернул ей подачу Сергей. – А я вот заслужил. У-у-у... вкушные...

– Сanaglia![108] – выдала Элли и отвернулась.

– Даже не понимаю, что ты там бормочешь, – посетовал Серега, но все же протянул ей кусочек. – Держи уже, мутная лахудра... – последние слова он намеренно произнес по-русски.

Элли мгновенно перестала обижаться, выцыганила хлеба, потом чашку кофе из термоса и небрежно поинтересовалась.

– Ну как ты там?..

– Что?

– Не ударил лицом в грязь? Ну-у... Ты понимаешь меня. Мне будет стыдно за тебя?..

– А ты?

– Ну хорошо, я первая расскажу... – Элли приподнялась на локте. – У Миры такая грудь... – девушка страстно причмокнула губами, но не договорила.

И тут же «Лапландер» скакнул на ухабе, а Элен с воплем слетела с полки на пол.

– Эй!!! Bastardo!.. – яростно заорала она водителю. – Ты что творишь?

Лео молча пожал плечами и ткнул пальцем в окошко, мол: А я тут причем? Дорога такая. А вернее, ее совсем нет.

После падения у Элли пропало желание язвить, она пересела в кресло и обиделась на весь мир. А Сергей, вполне нормально и со спокойной душой, продремал в своем кресле до самого вечера. Со спокойной, потому что был уверен – Марли его сдавать не собирается. А если и собирается, то явно не сейчас, а в самом городе. А до Байи еще добраться надо. Да и вообще, если что, оружие под рукой.

Когда начало темнеть, маленький караван остановился на ночевку. Все наскоро всухомятку поели, да и завалились спать в машинах, а с рассветом опять двинулись в путь.

Если в первый день путешествия, дорога была сравнительно терпимой, то сейчас начались такие буераки, что скорость передвижения сократилась до минимальной. Тряска выматывала всю душу, а чудо шведского автопрома, в буквально смысле, вопило о пощаде. Но как ни странно, обошлось без поломок. Правда, к исходу дня, уже сами пассажиры исчерпали в себе возможность путешествовать и привал на ночевку, восприняли как манну небесную. Ночевали у безымянного, необозначенного на карте небольшого горного озера, просто кишевшего голубыми пресноводными ракообразными, по размеру и внешнему виду, очень напоминавшими земных омаров. Пока Элен плескалась на мелководье, Серега наловил полтора десятка громадин, которых пришлось варить в ведре по очереди, потому что за один раз, туда влезала всего пара. Ужин удался, а вот сон не очень, потому что всю ночь вокруг лагеря бродила какая-то зверюга с оглушительно-трубным голосом и трубила, как будто ее живьем резали.

Но утро все-таки наступило, а вместе с ним, очередное испытание. Испытание, потому что, по сравнению предыдущим отрезками пути, наступил сущий дорожный ад. Сергей дисциплинированно не следил за дорогой, но прекрасно помнил карту и прикинув пройденное расстояние, сообразил, что дело дошло до спуска с плато. Совершенно неожиданно, уже к обеду, машины покатили по сравнительно ровной местности, а потом, когда стали на привал, Сергей обнаружил вокруг обыкновенную саванну, а позади себя, на первый взгляд, совершенно неприступный горный склон.

– Итак, парень, – деловито заявил Марли. – К вечеру мы уже будем в Байе. По пути туда, нас могут остановить для проверки документов. Ничего не бойтесь, просто сидите в салоне автобуса и не высовывайтесь. Я все решу. Ксивы у вас чистые?

– Они...

– Да, я понимаю, что они не ваши.

– Чистые.

– Вот и ладушки, – уверенно кивнул старик. – Ночевать будем уже в нормальном отеле. Утром сходишь со мной по делам и свободен... – а потом покосился в сторону Элен и добавил: – Глаз с нее не спускай.

– Договорились.

Как и обещал Марли, едва стало темнеть, машины притормозили на въездном КПП города Байя. Сергей видал укрепленные посты, но этот оказался настоящей крепостью из железобетонных блоков, колючки, пулеметных точек и бронетранспортеров EE-11 «Urutu»[109] с автоматическими пушками. По левую и правую сторону КПП, все было заплетено колючкой, и через равные промежутки стояли вышки с прожекторами. Да и личный состав выглядел очень серьезно. Все как один коренастые бородатые здоровяки, среднего возраста, в бронежилетах, до зубов обвешанные оружием и с мрачными суровыми мордами. На правых рукавах камуфляжа джунглевой раскраски, у них был пришит большой шеврон с католическим крестом на нем, указывающий на принадлежность к самообороне города.

Словом, для штурма Байи нужна была маленькая армия с тяжелым вооружением, в противном случае, даже и не стоило пытаться.

Сергей достаточно сильно нервничал, но все прошло просто и быстро. Марли совершенно по-приятельски переговорил с краснорожим капралом, после чего, тот внес данные гостей в большую амбарную книгу, быстро поставил пломбы на сумках с оружием, выдал именные разрешения на короткоствол и содрал по двадцать экю за их оформление. Ну, а дальше, вполне добродушно посоветовал не махать в городе пистолетами и не пропускать службу в соборе, а потом дал команду открывать шлагбаум.

Элен, все это время, держа за руку Сергея, отпустила ее и облегченно вздохнула, а Серега поставил на предохранитель свой «Вальтер».

Об этом городе он много слышал, но побывать, здесь раньше не удосужился. Да и не тянуло, честно говоря. Местные жители слыли фанатиками, поговаривали, что у них даже действует, что-то вроде церковного трибунала, надзирающего за надлежащим религиозным рвением горожан. Но при всем этом, город был зажиточным и чтобы поселиться в нем, надо было соответствовать многим критериям. Так что, подавляющее большинство переселенцев возвращались в Рио или проскакивали Байю и оседали дальше по побережью, в поселках Сан-Сальвадор и Эспириту-Санту. При этом, автоматически возненавидев заносчивых богатеев-горожан. Что, в дальнейшем, не мешало поселенцам наниматься к ним в работники на плантации местной каучуконосной гевеи, на рыбозавод и химфабрику.

И еще, орденцы были навечно заклеймены местными церковными властями, как отъявленные безбожники и исчадия Диаволовы. И от этого, Ордена в городе не было от слова «совсем».

В Байе разрешалось ношение короткоствольного оружия, но только горожанам. И то, что спутникам Марли оставили пистолеты, свидетельствовало о глубоких связях старика в этом городе.

Машины проскочили по главной улице Байи, и свернули около ярко освещенного собора Святого Петра, и остановились возле большого двухэтажного и белоснежного здания, построенного в колониальном стиле, то есть, обляпанного всякими декоративными арками и пилястрами. На фронтоне дома красовалась яркая и пышная вывеска «RoyalGrandHotel», свидетельствующая о том, что ночевать придется здесь.

– Марли! – двери отеля с музыкальным звоном распахнулись, и на крыльцо вылетела монументальная чернокожая толстуха в белоснежной длинной ночной рубахе и кружевной шали на плечах. – Я уже заждалась тебя, старый греховодник!

Серега подумал, что она сейчас сметет его как бульдозер кучку песка, но великанша только осторожно прижала Марли к груди, поцеловала в лоб, потом отстранилась и показывая пальцем на его загипсованную руку, грозно завопила:

– Это какая сволочь тебя так отделала?!!

– Потом, Изабелла... – Марли привстал на носки, чмокнул негритянку в губы и показал на Сергея с Элли. – Это мои друзья. Посели их вместе.

– Как скажешь, лапочка... – Изабелла щелкнула толстыми пальцами и тут же, возле гостей нарисовался заспанный толстощекий парень, в ливрейной куртке, накинутой поверх драной майки. – Проводи друзей дона Марли в пятнадцатый. Организуешь им ужин и прикажешь Жулио пристроить машины к нам на стоянку. Живо, живо...

Парень быстро перехватил сумки и сгибаясь под их тяжестью засеменил вверх по лестнице, энергичными жестами предлагая гостям следовать за ним.

– Смотри... – Марли остановил Серегу и показал рукой на дверь магазина в холле гостиницы. – Завтра с утра заскочишь сюда и купишь что-нибудь приличное из одежды и обуви. Да, приличное, здесь по городу в камуфле и разгрузке не ходят. Затем наведаешься в парикмахерскую и приведешь себя в порядок. В одиннадцать, мы уже отбудем по делам. Изи...

– Да, мой сладкий?.. – Изабелла изобразила на своем миловидном лице внимание.

– Поможешь ему, а то парень немножко дикий.

– Обязательно, я поручу Амалии, ну пошли уже, пошли... – негритянка кивнула и потащила Марли за собой.

Ну а Сергей потопал за портье. Или как он там называется...

Номер поразил до самой души. А вернее, не сам номер, а громадная кровать в нем. Такое монументальное сооружение розового цвета, по центру комнаты, с балдахином на фигурных колоннах и большущими пышными подушками. Правда, обои в комнате оказались потертыми, потолок в желтых пятнах, а паркет местами вздулся, но кроватища нивелировала все эти мелочи.

Провожатый брякнул сумки на пол и, открыв боковую дверцу в комнате, ткнул пальцем в здоровенную ванну с облупленной эмалью:

– Теплая вода присутствует, надо только дать стечь. Напитки в холодильнике. Ужин принесут через полчаса. Завтрак можно заказать по телефону. Ничего набирать не надо, просто снимите трубку и сделайте заказ. Минут через двадцать принесут.

Отрапортовал и застыл в совершенно непонятном ожидании.

– Дай ему два экю, – по пути в ванную прошептала Элен и толкнула Сергея локтем.

Серега нащупал в кармане монету и бросил ее парню. И выругался мысленно, обнаружив, что расщедрился на целую пятерку. С трудом подавил в себе желание забрать ее назад и показал на дверь.

Провожатый ловко поймал денежку, изобразил на лице восхищение щедростью постояльцев и мигом исчез.

– Бля... – Сергей глянул на чистый пушистый ковер, быстро разделся, бросил одежду в бельевую корзину и, заперев дверь в номер, упал на кровать...

ГЛАВА 34

«...К десятилетнему юбилею основания на Новой Земле почтовой службы «New World Mail», мы с гордостью можем сообщить, что наши отделения находятся во всех крупных городах и населенных пунктах Новой Земли. Таким образом, доставка корреспонденции и многие другие почтовые услуги стали доступны для любого жителя Новой Земли. Дружный коллектив «New World Mail», обязуется и в дальнейшем прилагать все усилия для совершенствования своей работы.

На второй странице проспекта перечислены населенные пункты с нашими отделениями, виды почтовых услуг предоставляемых нашей службой и основные тарифы...»

Рекламный проспект почтовой

службы «New World Mail»

Новая Земля. Бразилия. Байя. «RoyalGrandHotel».

20 год, 03 число 6 месяца, среда, 08:30

И все-таки это случилось... Отмокнув по очереди в воде, Сергей и Элен оказались в постели и сами не поняли, как занялись любовью. Спокойно и размеренно, как будто делали это уже не раз и изучили друг друга до мелочей. Но все получалось настолько замечательно, что угомониться они смогли, только полностью обессилев. Анализируя свои чувства, Серега с диким удивлением понял, что никогда не получал такого удовольствия от секса. Хотя, Элли, ну никак нельзя было назвать опытной любовницей. Пользовали и поискусней. Но без души. А тут...

И самое удивительное, что не было того отвращения, какое Сергей всегда испытывал к женщинам после соития.

«Ну и какого хрена? – Серега скосил глаза и посмотрел на сладко посапывающую девушку. – Сиськи, задница, все как у всех, не хуже конечно, но и не лучше, а на тебе...»

Но ответа не нашел, отметив при этом, что совсем не против, повторять как можно чаще, произошедшее ночью. Именно с этой несносной девкой, а ни с какой другой.

– Мне кофе, сигариллу и булочек... – сонно пробормотала Элли, и муркнув, прижалась попой к Сергею.

С булочками пришлось подождать.

Уже гораздо позже, после завтрака, Элли вкусно затянулась длинной черной сигареткой, выпустила ароматное облачко дыма, откинулась на подушку и категорично заявила:

– Все-таки бесчувственная ты скотина...

– И чего это? – Сергей допил кофе и стал одеваться. – Очень даже чувственная.

– Ну разве можно было заставлять меня так долго ждать?

– Тебя утешала Мира.

– А я тебя хотела!

– Уж получила.

– Слава Богу! Эй, эй... – забеспокоилась Элли, увидев, что Сергей направился к двери. – Денег мне оставь. Я тоже в парикмахерскую хочу. И в магазин. И еще куда-нибудь.

– Чтобы из гостиницы ни ногой, – грозно предупредил Серега и положил на комод три сотенные купюры. – Поняла?

– Поняла, поняла...

– То-то же...

Универсальный магазинчик в холле отеля уже был открытый. За прилавком скучала молодая пышная мулатка, без интереса разглядывая какой-то глянцевый журнал. Увидев Сергея, она оживилась, выскочила ему на встречу и затараторила.

– Сеньор Сержиу? Я Моника. Меня предупредила донна Изабелла. Я вам сейчас помогу выбрать, все что нужно....

Через полчаса Серега обзавелся парой рубашек-поло, легкими свободными брюками-чинос и отличными туфлями-мокасинами из кожи какой-то местной рептилии.

К его удивлению, мулатка Моника не приняла деньги, заявив, что все оплачено, пообещала через несколько минут доставить отглаженные вещи в номер, и провела Серегу в соседнее помещение – парикмахерскую, где сдала из рук в руки еще одной мулатке, только старше, пышнее и по имени Луиза.

Парикмахерша не говоря не слова, усадила Сергея в кресло, критически скривилась и защелкала ножницами, быстро соорудив у него на голове короткую спортивную прическу. После чего быстро вымыла клиенту голову, подсушила, уложила волосы и, развернув кресло к зеркалу, одобрительно кивнула.

Сергей никогда не носил модельную стрижку, поэтому сейчас показался себе приторно смазливым, но все равно остался доволен и, насильно всучив женщине пятерку, отправился в номер переодеваться.

Элли еще даже не думала вставать и, лежа голышом на животе в постели, быстро писала в блокнотике какие-то химические формулы. Услышав Серегу, подняла голову и удивленно присвистнула:

– Надо же, какой красавчик!

– Что пишешь?.. – Сергей невольно отвел взгляд от ее идеально округлых выпуклых ягодиц и принялся быстро переодеваться.

– Да так, кое-чего вспоминаю... – неопределенно ответила Элли и спрятала блокнот под подушку. – Ты надолго? Я буду скучать.

– Не знаю... – Сергей разыскал в сумке легкую подпружиненную кобуру из кайдекса, приобретенную еще в Сао-Бернабео и подвесил ее на ремень вместе с парой подсумков для пистолетных магазинов. – Но без меня, тебе из отеля выходить нельзя.

– Знаю, – уныло согласилась Элен. – А я бы хотела, чтобы ты сводил меня в ресторан. Сводишь?

– Получится – обязательно свожу, – удивил сам себя ответом Сергей, смутился и пристроив на пояс трофейный тактический складень от Strider Knife[110], сбежал из номера.

Едва он спустился в холл, как появился совершенно преобразившийся Марли. Отлично пошитый темный костюм, туфли ручной работы из крокодиловой кожи, белоснежная рубашка с шейным платком, элегантная шляпа и трость с золотым набалдашником в виде головы змеи – Марли в таком образе был больше похож на мафиозного босса, а не на патлатого и расхристанного хипового гуру сектантов.

– Наконец ты стал нормально выглядеть, – старик одобрительно кивнул, и на ходу сунул в руки Сергею кожаный вместительный саквояж. – Держись рядом со мной. Ничего не ожидается, но будь наготове. Пройдемся пешком, здесь всего-то сотня метров.

– Пройдемся – Сергей переложил саквояж в левую руку и последовал за Марли.

– Люблю я это город. Сеньора... – Марли элегантно приподнял шляпу при виде седовласой матроны в строгом длинном платье, за которой семенила чернокожая служанка, с полными корзинами зелени и овощей. Проводил разулыбавшуюся женщину взглядом и продолжил: – Здесь я отдыхаю душой и телом.

– Телом это – да... – Серега пока ничего особенного не увидел. Ну, чисто, воздух свежий, дороги мощеные, улицы электрифицированные, зелени много, народ солидный – а так, ничего особенного. Пока не цепляет.

– Что ты понимаешь, молокосос, – по доброму попенял Сергею Марли. – Здесь народ знает, чего хочет от жизни. А ты, к примеру, знаешь, чего хочешь от жизни?

– Пока нет, – честно признался Серега. – Ну... в глобальном масштабе. А пока... вот... стараюсь делать что-нибудь хорошее. Если это так можно назвать.

– Парень, – усмехнулся Марли. – А ты уверен, что делаешь именно «хорошее»?

– Не всегда, – Сергей кинул взгляд на величественный собор и добавил: – Как по мне, понятия «хорошее» и «плохое», «добро» и «зло», сильно переплетаются. Трудно сразу разобрать, что есть что. В общем, я стараюсь придерживаться понятия «наименьшего зла» и своих принципов. Так легче.

– Философ... – удивленно протянул Марли и остановился. – Ну, что же, у тебя вполне неплохая жизненная позиция. Но об этом позже. Мы пришли. Давай саквояж и жди меня здесь. Схожу-ка я исповедаюсь...

Марли подхватил портфель и, постукивая палочкой по мостовой, скрылся в соборе.

Серега глянул на часы и, пройдя по аллее из земной акации, устроился на лавочку, откуда мог наблюдать за входом в церковь.

«Церковь... церковь... – от нечего делать Сергей попытался просчитать Марли. – Не думаешь ли ты, что старый пень действительно отправился исповедоваться? Конечно – нет. Предположим, что в саквояже тот самый «эликсир», которым приторговывает старый. Дела он ведет только с Орденом – а Ордена в Байе официально нет. Но это не значит, что его вообще нет. Есть, но под прикрытием – а прикрытие церковью, в глубоко религиозном городе, в котором даже за крошку наркоты вешают на главной площади, вообще идеальный вариант. Занятно получается...»

Догадка немного подняла Сереге настроение – передача наркоты в храме божьем, показалась ему весьма забавной идеей.

Долго ждать не пришлось – уже через час появился Марли и, сунув изрядно потяжелевший саквояж Сергею, скомандовал выдвигаться к ближайшему ресторанчику морской кухни – обедать.

Ресторан представлял собой бревенчатое здание в каком-то непонятном, но явно народном стиле, с большой верандой, на которой старик и выбрал столик.

– Здесь отлично готовят стейки из рыбы-черта... – сообщил он Сергею и скомандовал услужливо нарисовавшейся рядом миловидной девчушке-официантке в длинном полосатом переднике: – Два ваших фирменных стейка по-неополитански, два салата из морских улиток, брускетты из чиабатты с прошютто и базиликом, бутылку белого «Гарначча» позапрошлого года и воды со льдом. Остальное на усмотрение сеньора...

Он недоговорил, потому что рядом со столиком нарисовался колоритный усач в лихо заломленном полосатом поварском колпаке.

– Дон Марли! – усач радушно распростер руки. – Вы мне делаете честь своим присутствием! Как ваше здоровье, как ваши дела?

– Все хорошо, Фабрицио, – Марли привстал и дал заключить себя в объятья. – Как поживает сеньора Жоана? Как маленькая Изольда?

– Хвала Господу нашему, все налаживается! – Фабрицио истово перекрестился и низко полонился Марли. – Моя семья и я, даже не знаем, как благодарить вас, дон Марли. Если бы не вы, наша малышка... – усач смахнул рукавом слезу с глаз. – Всю жизнь помнить будем...

– Пустое, – Марли небрежно отмахнулся. – Помогать ближнему – долг любого христианина.

– Один момент, все сейчас сделаем в лучшем виде! – Фабрицио не переставая кланяться, убежал в ресторан.

– Я смотрю, «дон» Марли, вы весьма известный и уважаемый человек в городе... – съязвил Сергей.

– Пытаюсь делать что-нибудь «хорошее» – ответил тем же старик. – Грехи перед боженькой замаливаю. – Марли замолчал, пережидая пока официантка закончит сервировать стол и продолжил. – А теперь поговорим, Сережа, о ваших недругах. Это частная контора под руководством некого Игана О"Лири, по прозвищу «Ирландец». Контора очень серьезная. Мало того, вот этот самый Иган одним махом привел к общему знаменателю все крупные наркокартели и теперь, в Бразилии есть всего один под его руководством. Подозреваю, что все это было сделано с молчаливого согласия Ордена и под патронатом очень больших людей от власти. Тем более, в это же время, в правительстве совершенно неожиданно случился маленький переворот. Всех ставленников вице-президента Темера, крышевавших наркоту и его же, весте с ними за компанию, уже вычистили – и теперь, на их местах сидят люди президента Марины Жануарии Руй Диаш. Каким боком твоя девочка ко всему этому прислонилась – я не знаю, но думаю, что ее поиски, так сказать, побочный бизнес Игана, потому что вы оба в розыске. Инициатор МВД Бразилии. Орден не ищет, но при случае задержит и передаст властям. Делай выводы сам.

– Очень познавательно. Спасибо... – сдержанно поблагодарил Сергей, еще не зная, как использовать эту информацию.

Марли кивнул и принялся за толстенный рыбный стейк, принесенный лично хозяином ресторана. Некоторое время за столом царило молчание – еда оказалась настолько вкусной, что разговаривать просто времени не было.

Когда деревянные тарелки опустели, Марли подкурил сигариллу от золотой зажигалки и достав из саквояжа небольшой сверток, подвинул его к Сергею.

– Здесь десять тысяч экю, парень. На дорожку от меня и Линды.

– Благодарю.

– Это не все, – Марли сделал паузу, отпил вина из бокала и продолжил. – Тойота тоже остается тебе. Дальше... Прямо сейчас ты отправишься в оружейный магазин «Pistola de ouro»[111] и обратишься от моего имени к его хозяину Рустэму. Он поможет тебе добраться морем до Рио и проникнуть в город. За деньги, хотя и сравнительно небольшие. Мое влияние на этих людей небезгранично. Но подставы не будет, они просто не решатся.

– Почему морем?

– Так безопасней и быстрее. Здесь, в Байе, тебя никто недостанет – чихать хотел этот город на Ирландца и Орден. Здесь даже представительства Ордена нет. Ну, а дальше по побережью, в Сан-Паулу и Нову-Сантьяго, совсем другая картинка. Поэтому, лучше морем. Доставят вместе с машиной.

– Спасибо, Марли, – поблагодарил Сергей от чистого сердца.

– Да не за что, Сережа. Я просто отдаю тебе долг, – серьезно сказал Марли. – Уговаривать остаться не буду – знаю, все равно не послушаешь. Но помни, мы тебя всегда будем рады видеть. И будь осторожней.

– Буду, – пообещал Серега. – А насчет, вернуться... Я подумаю. Серьезно подумаю.

– Совсем забыл, – Марли спохватился и положил на стол пластиковую коробочку. – Это тоже тебе. Здесь два радиожучка. Поставишь, включишь, потом настроишься на их частоту и будешь все слышать. Может пригодиться. Ну, а теперь, будем прощаться. Я прямо сейчас уезжаю назад.

Одновременно с его словами, рядом с рестораном остановился «Лапландер» с Лео за рулем.

– Счастливо...

Марли обнялся с Сергеем, сел в автобус и уехал.

– Пока, старик, пока... – тихо сказал ему вслед Сергей, оставил на столе купюру в двадцать экю и пошел в оружейный магазин.

«Pistola de ouro» находился всего в пяти минутах ходьбы от собора. Серега его опознал по вырезанному из дерева позолоченному пистолету неопределенной модели, покачивающемуся на ржавых цепочках перед входом.

За стойкой скучал невысокий сухенький мужичок лет шестидесяти возрастом, со слегка оттопыренными ушами и типичной славянской наружности. Увидев посетителя, он нехотя встал и лениво изобразил на ехидной физиономии, желание обслужить клиента.

Серега провел взглядом по расставленным по стеллажам болтовым винтовкам и, будучи уверен, что это один из помощников хозяина, поинтересовался на русском языке:

– Как бы мне поговорить с Рустэмом?

– Ну и? – без выражения выдал мужчина.

– Рустэм?

– Для кого Рустэм, а для кого Рустэм Касимович, – мгновенно заявил мужик с тем же ленивым выражением лица. – Чем обязан?

Рустэм Сергею сразу не понравился, но выхода другого не было, поэтому пришлось общаться:

– Я Сергей. От Марли.

– Совсем другое дело, – Рустэм вышел из-за прилавка и закрыл дверь в магазин. – Мне о тебе говорили. – Мужик на секунду задумался и друг воскликнул: – Эй, парень, лучше всего беседовать за столом. Сальцо, водочка, соленый огурчик – под родную еду и говорить легче.

Пришлось идти, хотя Сергей даже думать о еде опасался, так как набил живот до предела еще в ресторане. К тому же явное несоответствие восточного имени и славянских замашек – немного настораживало.

Рустэм провел его через заднюю дверь магазина, и они оказались в маленьком симпатичном дворике с беседкой по центру, сплошь заплетенной виноградом. В беседке стоял низенький столик, накрытый белой скатертью, а стульев, похоже, вообще не было предусмотрено, вместо них, в беседке были разложены подушки и тюфяки разной формы.

В дворике вкусно пахло какой-то едой, и у Сергея неожиданно опять стал просыпаться аппетит.

– Присаживайся дорогой, – Рустэм подождал, пока гость примостится за столиком, сел сам и хлопнул пару раз в ладони.

В дворике сразу же возникли две симпатичные девушки в восточных цветастых платьях и стали сервировать столик. На нем быстро появился запотевший графинчик, рюмки, обещанные хозяином закуски и много других заедок. Закончив, девушки так же быстро исчезли.

Рустэм разлил водку по рюмкам и радушно предложил:

– Ну... за знакомство?

– Благодарю, Рустэм Касимович, – Сергей сдержанно кивнул. – Я не пью. Совсем. Но вернемся к делам.

– Эх, молодежь, молодежь... – огорченно вздохнул хозяин оружейного магазина и медленно выцедил рюмку. – Эх... Спешат, спешат, сами не знают, зачем и куда. Куда торопишься, парень? Сам подумай, если на краю света встретились два человека, говорящие на одном языке – значит, им всегда найдется, что обсудить помимо дел. А ты еще не пьешь. Не русский, что ли? Но да ладно, какая у тебя машина?

– Тойота Мега Крузер. Нас двое.

– Видел такую у Марли, – уважительно кивнул Рустэм. – Хорошая тачка. Хотел купить ее у него, но не договорись мы.

– Это она самая.

– Твоя уже? – прищурил глаза хозяин.

– Моя, – коротко ответил Сергей.

– Солидная машина, для молодого человека, – задумчиво сказал Рустэм. – Но вот беда. Слишком тяжелая и большая она. Не поместится на наш кораблик. А если поместится, то тогда не останется места для нашего груза. – Старик огорченно развел руками. – Вот незадача.

– Как решить эту проблему?

– Решить, конечно, можно... – старик наколол кусочек соленого огурца на вилку и покрутил ей в воздухе. – Мы можем не брать свой груз, но тогда цена твоей доставки вырастет до двадцати тысяч экю...

Серега зло выматерился про себя – вся его наличность, даже с учетом денег от Марли, составляла одиннадцать с половиной тысяч.

– Либо ты отправишься без своего бронетранспортера и заплатишь всего пять... – вкрадчиво продолжил Рустэм.

– Есть еще варианты? – Сергей уже примерно понял, к чему клонит старик. – Без машины мне нельзя.

– Умные люди всегда найдут выход! – торжественно заявил Рустэм. – Смотри, твоя тачка весит больше трех тонн и габариты у нее как у «шишиги», то есть, займет у нас почти весь полезный тоннаж. А наш груз куда? Мы не готовы терпеть такие убытки. Но с другой стороны, Марли друг мне, и я сделаю все, чтобы помочь тебе, Сережа. Выход есть. Продай «Тойоту» и возьми вместо нее какую-нибудь машину поменьше и полегче. А я возьму за провоз, те же пять тысяч и доставлю тебя туда куда нужно.

Расставаться с подарком Сереге не хотелось, но выхода другого пока не находилось. Решение переться на машине вдоль всего побережья, могло затянуть путешествие до бесконечности и здорово усложнить его. Так что...

– Хорошо, я попробую решить этот вопрос за сегодня-завтра.

– Эй! Какое такое «завтра»? – возмутился Рустэм. – Судно ночью отходит. Так что, только «сегодня».

– Есть в городе магазин машин?

– Есть, конечно... – старик пренебрежительно фыркнул. – Но его хозяин не даст тебе настоящей цены. Редкостный пройдоха этот Педро. Обязательно впарит какую-нибудь рухлядь. Я помогу тебе. Есть у меня совершенно новый «Илтис». Муха еще не сношалась. Сам понимаешь – отличная тачка. Я отдам ее тебе за «Тойоту» и доплачу как положено. Ну, так как?

– Цена доплаты?

– Ну-у... – старик задумался. – Только из уважения к тебе. Двадцать пять штук дам. Тем более, еще неизвестно, в каком состоянии твоя тачка.

– Спасибо, но я думаю, мне стоит добираться своим ходом... – Сергей встал, вежливо кивнул Рустэму и мысленно пожелал ему всего хорошего: – «Чтоб ты подавился, старый хрыч. Такая «Тойота», по меньшей мере, стоит сотню, а твой «Фольксваген» – от силы двадцатку. Охренел совсем?».

– Эй, эй, не горячись парень! – по лицу старика пробежало досадливое выражение. – Давай разговаривать. А еще лучше, проедемся, посмотрим твою машину. Поедем на «Илтисе», как раз проверишь его...

И проверили; в результате чего, Сергей стал богаче на тридцать пять тысяч экю, заполучил во владение новенький военный «Фолькс» и оплатил проезд до Рио. И хотя здорово продешевил, остался доволен, потому что японский монстр был слишком приметной машиной, да и жрал горючки как настоящий танк. К тому же, вряд ли ему удалось бы быстро продать «Тойоту» за реальную цену. А скорей всего, не удалось бы совсем...

ГЛАВА 35

«...Последний сеанс связи с экспедицией № 132-1S произошел 39.05.19 в 23:00, при котором капитан Рассел сообщил, что экспедиция продвинулась на расстояние 1000 миль от Рио-де-Жанейро на юго-восток, вдоль побережья Западного Океана и занимается обустройством промежуточного лагеря на берегу. После истечения контрольных сроков связи с экспедицией, нами была предпринята авиаразведка квадрата ее предполагаемого местонахождения, однако никаких следов упоминаемого капитаном Расселом лагеря, обнаружено не было. Других мер к установлению местонахождения экспедиции, нами не предпринималось.

15.04.20 года, в управление поступил рапорт капитана патрульного катера № 023-D, лейтенанта Дженкинса, в котором он сообщил, что во время патрулирования прибрежной зоны в районе Рио-де-Жанейро, был замечен и поднят на борт обломок судна, впоследствии опознанный, как часть кормы тримарана «Бигль», используемого для передвижения экспедицией капитана Рассела. При осмотре обломка обнаружено и извлечено две пули калибра 7,62 мм, что, с некоторыми допущениями, позволило сделать вывод о том, что экспедиция погибла, вследствие нападения неустановленных лиц. Фотографии обломков и результаты экспертизы, прилагаются...»

Начальник оперативного отдела

Майор Виджай Чатхроборти

Новая Земля. Бразилия. Байя.

20 год, 03 число 6 месяца, среда, 23:30

Если бы Сергей разбирался в судах, он определил бы, что путешествовать предстоит на самоходном плашкоуте. Но, так как Серега вообще ничего не смыслил в судах подобного рода, то он охарактеризовал это плавательное средство как самодельную десятиметровую плоскодонную лоханку, слегка смахивающую на десантный бот времен второй мировой войны. При этом, еще и полностью деревянную. Почти полностью.

61

 Высоченные борта, два мощных мотора, довольно вместительная рубка со штурвалом, рацией и даже эхолотом с радаром, а так же спаркой М-60 на ней, микроскопическая каютка на две подвесные койки, отданная в знак уважения гостям в полное пользование – словом, при ближайшем рассмотрении, несмотря на свою внешнюю неказистость, посудина оказалась довольно приличной. Ну, а крепчайшее и не поддающееся гниению, дерево каучуконосной новоземельной гевеи, из которого почти полностью была построена посудина, и полное отсутствие волнения у побережья в это время года, позволяло надеяться, что лоханка по пути не развалится.

Экипаж «Лилит», так называлось судно, состоял из трех человек. Рустэм представил их как Абу, Алехандро и Дидье. Первый, жилистый высоченный бородач, смахивал на араба, второй, полноватый коротышка – был бразильцем, ну, а Дидье, жизнерадостный крепыш с седыми вислыми усами, оказался чистокровным французом и по совместительству капитаном посудины – или как он сам себя называл – шкипером.

Рустэм Касимович представил пассажиров экипажу, после чего сердечно простился и укатил на новоприобретенной машине, а «Фолькс» Сереги загнали на плашкоут, где  надежно закрепили. Судно отчалило, и через два часа плавания в сторону Рио, опять причалило к берегу, где его под завязку загрузили мешками с шарами натурального подкопченного каучука-сырца, надо понимать, контрабандного. Производство и переработка каучука было строжайшей монополией компании «Riko», семьдесят процентов акций которой, принадлежало городу Байе и лишь только тридцать – государству. Все фермеры выращивающие гевею на землях города, (а только на них, присутствовали сколько-нибудь пригодные почвы для этого) были обязаны сдавать товар на склады компании по фиксированной цене. Но, видимо, не всем это нравилось, чем и пользовались вот такие товарищи. В Рио из натурального каучука много чего производили и даже, вроде как, собирались открывать заводик по производству шин, так что товар был очень ходовой.

– Серж... – к Сереге подошел Дидье. – Идти нам до Рио около десяти суток. На вахте всегда два человека – рулевой и стрелок, а нас трое. Четвертый выбыл по семейным обстоятельствам. Так что, тебе придется включиться в работу. Пойдешь ко мне в пару? Я с тобой буду стоять днем, Абу и Педро ночью.

– Без вопросов, чувак, – Серега даже обрадовался тому, что нашлось, чем занять себя.

– И это... – француз замялся. – Вы друзья нашего босса, а значит, почитай, святые для нас. Но поговори, пожалуйста, со своей женщиной, чтобы она вела прилично себя на борту.

– Это как?

– Понимаешь... Абу отличный парень... Классный моторист и рулевой... – сбиваясь на каждом слове, стал объяснять Дидье. – Но он мусульманин и немного странно относится к женщинам. Все будет нормально, если, к примеру, мадемуазель Элен не будет загорать голышом на крыше рубки.

– Не будет. Это я гарантирую, – пообещал Сергей. – Пойдем, покажешь свое стрелковой хозяйство.

– Отлично! – Дидье с облегчением вздохнул. – Покажу, конечно, там все просто.

Все оказалось действительно просто. Защищенная бронещитками спарка на поворотной турели, позволяла держать все под круговым обстрелом. Сами пулеметы, конечно, вызывали вопросы, но тут уже ничего поделать было нельзя.

Разобравшись, Серега спустился в каютку, где сразу попал в объятия Элен.

– Ну где ты ходишь? – прошептала она ему на ухо. – Я уже соскучилась и хочу чтобы ты трахнул меня прямо здесь. Корабль, море, чайки... романтика... Ну же! Не тормози!..

Серега прислушался к стуку движков, решил, что за их шумом ничего не будет слышно, развернул Элен лицом к переборке и спустил с нее штаны...

Почему бы и нет? Опять же, море, чайки... Романтика, бля... Правда, чайки похожи на птеродактилей, а все вокруг пропахло резиной и солярой, но это как бы и не особенно важно...

Вот так и началось путешествие по Западному Океану. Надо сказать, вполне интригующе.

Ночь прошла спокойно. С рассветом, Абу и Педро пристроились отдыхать на корме, постелив себе тюфяки под навесом, Серега заступил на вахту вместе с Дидье и теперь, попивая крепчайший кофе, обживался в пулеметном гнезде на крыше рубки. Элен покрутилась по палубе, от безделья взяла на себя почетную обязанность судового кока, и принялась инвентаризировать запасы продовольствия.

Мерно покачиваясь на едва заметной волне, «Лилит» бодро шла вдоль побережья. Дидье объяснил, что на этом отрезке пути, опасности нужно ждать только с берега, поэтому стволы спарки бдительно обшаривали манговые заросли, проплывающие, в двух сотнях метров по правому борту. Населенные места «Лилит» прошла еще ночью, так что побережье было абсолютно диким и безлюдным.

Солнце еще не вступило в свои права, поэтому встречный ветерок был почти прохладным, остро пахло морем, на горизонте вздымались фонтаны воды, выбрасываемые исполинскими новоземельными кашалотами, кораблик сопровождали разноцветные летучие рыбки, целыми стайками парившие над водой на длинных и прозрачных плавниках. Сергей сейчас удивительно комфортно чувствовал себя и просто наслаждался путешествием.

– Эй, смотрите! – вдруг воскликнула Элен, показывая на множество больших серебристых рыбин, высоко выпрыгивающих из воды прямо около борта. – Чего это они?

– Это серебряный тунец, мадемуазель Элеонора, – услужливо объяснил Дидье, высунувшись из рубки. – Хорошая, вкусная рыба. Их гонит какой-то хищник. А мы вот так сейчас...

«Лилит» вдруг резко взяла на левый борт и парочка тяжелых полуметровых тушек шлепнулась прямо на палубу. Повизгивая от возбуждения, Элли принялась гоняться за ними и приглушив сковородой, потащила на нос разделывать.

– Красивая и темпераментная у тебя женщина, Серж, – прокомментировал Дидье.

– Это да, – не стал возражать Серега и невольно скользнул взглядом по ладной фигурке Элли. – Что там у нас дальше с маршрутом?

– Завтра к вечеру будем на траверзе городка Сан-Исидро. Пройдем его ночью, а потом опять пару дней будет тишина, – охотно ответил француз и сунул Сергею карту. – Глянь сам.

– А это... – Серега показал на группу мелких островов, расположенных в дельтах двух небольших рек, впадающих рядом друг с другом в Океан. Острова на карте были обведены красным карандашом, что немного настораживало.

– Это острова Триндади и Кеймада... – прокуренный палец француза уткнулся в карту. – Но мы их называем Жопой Дьявола. В этом районе сталкиваются несколько течений, отмели постоянно блуждают, поэтому приходится обходить гораздо мористей. Топлива много уходит... – Дидье с сожалением покачал головой. – К тому же, бывает, что здесь шалят всякие непонятные людишки...

– Пираты?

– Да нет, – широко улыбнулся француз. – До пиратов им далеко. Не беспокойся, Серж, это место мы пойдем днем, так что все будет хорошо.

– Я не против. А орденские катера здесь ходят?

– Редко очень, – презрительно усмехнулся шкипер. – У них всего их три штуки. Два модернизированных PBR[112] времен вьетнамской войны и один побольше, более современный РВ Mk III. Раньше эти посудины сопровождали баржи с заказами городов, и драли за это втридорога, ну, а сейчас, когда городки оперились и сами охраняют свое, орденцы пасутся в акватории Рио и лишь иногда сопровождают «Титаник», так у нас называют лайбу, которая развозит неимущих поселенцев по побережью.

– Бразильский ВМФ?

– То же самое. Пяток десятиметровых лайб с деревянным корпусом, уже местной постройки, правда, хорошо вооруженных и один древний, тоже деревянный, торпедный катер времен второй мировой войны со снятыми аппаратами. Эти ходят почаще, но сейчас, с пиратством здесь полегче стало, поэтому, чтобы на них наткнуться, тоже постараться надо. Так что, все будет норм.

– Тебе видней, – Сергей кивнул шкиперу и перевел взгляд на Элен. Девушка, что-то весело напевая, ловко разделывала тунцов. – Эй, кок! – окликнул ее Серега. – Кормить собираешься? Я уже с голоду помираю.

– Голодный, говоришь... – Элли обернулась и так посмотрела на Серегу, что ему прямо сейчас захотелось утащить ее в каютку: – Так уж и быть, накормлю скоро.

Сергей промолчал и неожиданно заметил, что Абу уже проснулся и с непонятным выражением лица, пристально смотрит на Элен.

«Бля, вот только попробуй, что-нибудь ляпнуть... – процедил про себя Серега. – Обрежу уши нахрен и заставлю сожрать...»

Но обошлось без инцидентов. Новоиспеченный кок нажарила громадную миску рыбы под луковым соусом, получила от команды кучу комплиментов, после чего улеглась на носу плашкоута под тентом и стала читать какой-то душещипательный женский роман, приобретенный в Байе. Целомудренно – в шортах и топике.

Ближе к вечеру последовал простой и сытный ужин: Элли наварила картошки, сделала вкуснейшее карпаччо из тунца, которого она успела приморозить в холодильнике и нарезала большую миску салата из помидоров, оливок и зелени.

Когда стало темнеть, Сергей сменился и, отгородив брезентом на корме закуток, устроил помывочную кабинку. Не для себя, конечно, а для Элен.

Ну, а что потом? Потом было много любви...

Когда сил уже не осталось, Элли тихонечко прошептала на ухо Сергею:

– Я же еще не сильно старая для тебя?

– Нет, – Серега над этим вопросом вообще не задумывался и ответил машинально. Тем более, другой ответ грозил осложнениями в отношениях, чего он сильно не хотел. – А почему ты спрашиваешь?

– Я не хочу расставаться с тобой.

– Кто-то заставляет?

– Нет... – смутилась Элли. – Но... скоро мы доберемся до Рио, а там...

– Кстати, что там?

– Я сделаю пару звонков, встречусь с людьми и все.

– Что все?

– Думаю, моя проблема будет решена. А ты получишь награду, и... Я не знаю, что ты собираешься делать, но хочу, чтобы ты остался со мной. Розыск с нас снимут, документы тоже восстановим. Я обещаю.

– В качестве кого, остался?

– Любимого человека, кого еще! – возмутилась Элен.

Сергей невольно задумался. Такого понятия как «любовь», он категорически не понимал. С Элен ему было хорошо, даже очень хорошо, тянуло к ней как магнитом, чего до встречи с этой девушкой, в его жизни еще не случалось. Но любовь?

– Я влюбилась в тебя, как течная кошка, – неожиданно зло продолжила Элеонора. – Надо с этим что-то делать, иначе... – и запнулась, досадливо прикусив губу.

– Что иначе?

– Ничего, – резко отрубила Элли. – Все, отложили этот разговор до прибытия в Рио. Там видно будет.

– Как скажешь, – Сергей мысленно облегченно вздохнул. – Кстати, насколько мне известно, весь силовой блок в правительстве сменился. Может и твои... как их там... начальники...

– Плевала я на них, – фыркнула Элли. – Буду решать по другим каналам. А теперь иди ко мне...

ГЛАВА 36

«...Докладываю, что все «производство» в Бразилии, на данный момент сосредоточено в руках агента «Джонас», а формирование его силового подразделения, практически завершено. Вице-президент Арманду Темер и его люди в правительстве, ранее курирующие «производство» и «поставку», были успешно отстранены от власти, а их место заняли наши агенты влияния, из команды президента Бразилии Марины Жануарии Руй Диаш. Однако на завершающем этапе операции «Улитка», возникли непредвиденные серьезные осложнения. Агент «Джонас» стал проявлять явные признаки самостоятельности, фактически игнорируя и саботируя указания. Кроме того, при всей внешней лояльности к нам, новых руководителей силового блока в правительстве Бразилии, прослеживается их явный сговор с агентом «Джонас». При проведении анализа сложившегося положения, нами установлено, что такая ситуация произошла из-за явных просчетов при планировании операции, агентом Иглом и его командой. Таким образом, предлагаю немедленно прекратить операцию «Улитка» и немедленно приступить к оптимизации ее негативных результатов...»

Руководитель группы «Сигма», агент Смит

Новая Земля. Западный Океан. Побережье Бразилии.

20 год, 07 число 6 месяца, воскресенье, 23:30

Ни третий, ни четвертый и пятый день путешествия, никаких неожиданностей не принес. «Лилит» благополучно миновала городок Сан-Исидро и еще два небольших поселка, пережила встречу со стаей громадных тигровых касаток и вплотную подошла к островам Триндади и Кеймада, оригинально именуемых Жопой Дьявола. Ну, а на шестой день, Элли застрелила Абу...

Утро ничего плохого не предвещало, Сергей с Дидье, как всегда заступили на вахту. Абу и Педро сменились и готовились отдыхать. Элли покуривая сигаретку, стояла у борта и, оперевшись на леер, смотрела на воду. Абу неожиданно подошел к ней и приобняв за плечи, что-то тихо сказал на ухо. А потом, его рука скользнула на ягодицу девушке.

Сергей все видел, хотел вмешаться, но уже прозвучал выстрел. Араб жалобно взвизгнул и, зажимая живот руками, стал медленно оседать на палубу.

Элли отошла на шаг, спокойно вытянула руку с пистолетом, и второй пулей прострелила Абу голову.

– Ты что творишь, сука?.. – заорал Педро, успел схватиться за автомат, но Элен уже выстрелила в третий раз, попав ему точно в лоб.

– Матерь Божья... – выйдя из рубки, Дидье растерянно переводил взгляд с трупа на труп. – Зачем?..

– Нет! – заорал Серега, боковым зрением заметив, что Элли опять вскинула пистолет, но ничего сделать не успел – француз отправился на тот свет, вдогонку за своим экипажем.

– Что? – Элли невозмутимо поставила «Вальтер» на предохранитель и сунула его в кобуру. – Ты же сам видел, как этот грязный араб щупал меня за задницу.

– Остальных-то, нахера?

– Надо было ждать, пока они сунут нам нож в спину за своего товарища? – ответила вопросом на вопрос Элли. – Ничего страшного, осталось немного, сами доберемся.

Сергей сразу не нашелся, что ей сказать, ну, а потом, «Лилит» стало сносить к берегу и сразу стало не до разговоров. Он выкрутил руль до отказа вправо, стараясь уйти в отрытое море, но получалось плохо. Своенравное течение никак не хотело отпускать кораблик из своих цепких рук и упорно тащило его к уже хорошо просматривающимся островам.

– Твою же мать! – Серега в сердцах двинул кулаком по приборной панели. – Долбаная лоханка, гребаное течение!

– Успокойся, – Элли подтащила к борту и скинула в воду последний труп. – Ф-фух... Давай я попробую, а ты иди за пулемет.

– Ага, уже побежал, – зло буркнул Сергей, но место за штурвалом уступил.

– Ты же на меня не обижаешься? – Элли чмокнула его в щеку и взялась за руль. – Так... Ты слишком круто брал вправо... Надо плавнее...

– За что обижаюсь?

– За то, что я пристрелила этих уродов.

– Вот какую-то хрень ты несешь, – отрезал Серега и полез на крышу рубки к спарке. На самом деле, ему было совсем не по себе. Абу заслужил свою участь – это однозначно. Не хрен руки распускать, причем, совсем без повода. Педро тоже – потому что схватился за автомат. Не шлепни его Элли, неизвестно чем бы все закончилось. Ну, а Дидье... Вот с французом все получилось скверно. Скверно и некрасиво. Опять же, теперь этой лоханкой рулить некому. А впереди еще не меньше четверти пути.

– Вот же, бля... – Сергей выругался вслух.

– Что ты там говоришь? – отозвалась Элли из рубки.

– Ничего. Рули давай...

– Злюка ты, – притворно огорченно вздохнула девушка и радостно воскликнула. – Ой, а у меня получается. Видишь, видишь...

По голосу было ясно, что Элли абсолютно не переживает по поводу случившегося. Совсем никак.

«Вот же, бесчувственная сука... – зло подумал Серега и опять почувствовал, давно уже пропавшую неприязнь к Элли. – И как быть? Добраться до Рио и бросить ее нахрен? И куда я потом без документов? Да и розыск никто не отменял. Бля, хоть обрезание делай и в Имаматы беги...»

Пока Серега раздумывал, «Лилит» стала потихоньку уходить в отрытый океан – Элен все-таки справилась с управлением. Но тут, неожиданно раздался сильный толчок и судно со скрежетом под днищем, замерло на месте.

63

– Бля... – Сергей едва не слетел с рубки, в последний момент, успев уцепиться за поручень.

– Гребаная лоханка!!! – разъяренно завизжала Элли внизу.

– Что с движками?

– Да нормально с движками, – на палубе показалась держащаяся за лоб Элли. – Это я заглушила их. Ой-ой...

– Что там такое? – Серега спрыгнул с рубки и подошел к Элен.

– Ничего, – девушка осторожно потрогала на лбу, прямо на глазах вздувающуюся шишку. – Мелочь... Глянь там, течи нет?

– Да вроде нет. А что, на эхолот глянуть поленилась?

– Надо было самому за штурвал становиться, – огрызнулась Элен. – Выключенный он был.

– Вот же... – Серега заглянул за борт и сплюнул в мутноватую воду. – И что теперь?

– Да ничего. Прилив начнется и снимет нас с мели. Часа через три... или четыре...

– Или через пять, – передразнил ее Сергей. – Дать бы тебе, по заднице... – и покосился на пятно крови на палубе, подумав при этом: – «Ага... один тут просто потрогал за выпуклость и теперь кормит рыбок»

– Да ладно тебе, – беспечно отмахнулась Элли. – Если прилив не поможет, скинем в воду «Фолькс». Тогда точно снимемся. Ну не злись, пожалуйста. Хочешь, я тебе вкусные гренки сделаю? А?

– Скинем? И останемся без машины? Сдурела?

– У меня есть в Рио машина. И тебе купим. Ну так как насчет гренок? С ветчиной, чесноком и помидоркой?

– Делай уже... – буркнул Сергей и поискал глазами ведро.

Элли быстро приготовила гору вкуснейших гренок, Серега поел, как каждый потешивший желудок мужчина немного подобрел, замыл следы крови на палубе, и от нечего делать обыскал плашкоут, не найдя ничего интересного, кроме пятисот экю и богатой коллекции порнографических журналов.

За это время псевдочайки успели облюбовать «Лилит» как насест, солнце, взойдя в зенит, стало свирепо жарить, наступил долгожданный прилив, но клятая посудина никак не хотела сниматься с мели, даже, несмотря на то, что Элен пробовала подработать движками.

Признав сегодняшний день окончательно незадавшимся, Серега уже всерьез стал задумываться, чтобы утопить «Илтис», но тут дела пошли совсем уж плохо. Из протоки между островами появилось какое-то судно и направилось в сторону «Лилит».

– Бля... – Серега мигом взлетел на рубку и схватился за бинокль.

При ближайшем рассмотрении, нежданный гость оказался среднего размера аэроглиссером с большим воздушным винтом и... и спаркой крупнокалиберных пулеметов. Сколько экипажа на глиссере – Серега не рассмотрел, но их явно было больше трех. Надежда на то, что гости решили просто нанести визит вежливости, начала таять на глазах.

«Бля... да они нас разделают как Бог черепаху, даже не входя в сектор обстрела наших пукалок. Гранатомет есть, но из него еще попасть надо. Стоп... стоп... А если...» – Серега спрыгнул на палубу, выхватил из кузова машины сумку с оружием и пригибаясь юркнул за рубку.

– А если их из пулеметов? – неуверенно предложила Элли.

– Да пригнись ты, – Сергей дернул ее за руку вниз и сунул заряженный гранатомет. – Держи. Ляжешь на палубу. Я буду вести переговоры. Как услышишь: «ладно, сдаюсь», выскочишь и пальнешь в них. С предохранителя я снял, прицел поставил на сотню метров. Поняла? Перезаряжается вот так... Только посильней прижимай к плечу...

– Но...

– Без разговоров! – прошипел Сергей. – Других шансов у нас нет. Все...

– Я тебя люблю, малыш, – всхлипнула Элли. – Не беспокойся, я все сделаю...

– Куда ты денешься, – Серега поднялся и, положив рядом с собой на палубу пулемет с парой гранат, демонстративно стал у борта. – Вот же блядь, как же мне все это остопиздело. Выживу – женюсь и стану фермером...

Аэроглиссер стремительно приближался. Не доходя полукилометра до «Лилит», он загнул красивый вираж и стал обходить плашкоут по кругу.

Серега приветливо помахал им рукой. Сердце бухало как гигантский тамтам, ноги отказывались держать, но стиснув зубы, он так и остался стоять у борта, моля всех богов сразу, чтобы гости остановились с удобной для Элли стороны.

Закончив циркуляцию, глиссер приблизился на сотню метров, приглушил мотор и с него зазвучал усиленный мегафоном голос:

– Кто такие, мать вашу?

– Каучук везем в Рио! – надсаживаясь, заорал в ответ Серега. – Вот сели на мель!..

– Где остальные? – рявкнули с глиссера.

– Пако нырнул посмотреть, что с днищем, и все... – развел руками Сергей. – Помогите сеньоры, наш хозяин заплатит вам...

– Последний раз говорю, мать твою, всему экипажу стать вдоль борта и поднять руки!.. – мужик в ярко-красном мотоциклетном шлеме, махнул стрелку за крупнокалиберными «Браунингами». Раздался басовитый грохот – над плашкоутом пронеслись блеклые огоньки трассеров. Несколько пуль попали спарку на крыше рубки «Лилит», немедленно взорвавшуюся кусками металла. Один М-60 сорвало с турели и зашвырнуло в воду. Второй пулемет повис на ленте застрявшей в патронном коробе.

Почувствовав острую боль в бедре, Серега рухнул на палубу, сразу вскочил и отчаянно заорал:

– Да нет никого, говорю. Сеньоры, не убивайте, молю вас, забирайте все, только не убивайте!

– Вот так и стой! – весело скомандовал мужик с мегафоном. – Так уж и быть, поможем. Вот сейчас подойдем и сразу поможем...

Глиссер взревел пропеллером и на малом ходу стал подходить к «Лилит». На носу у него сгруппировались три человека с автоматами Калашникова в руках. Стволы крупнокалиберной спарки, не отрываясь, смотрели на плашкоут.

«Сто... восемьдесят... семьдесят...» – про себя считал Сергей, чувствуя что штанина уже вся мокрая от крови.

– Ну что там? – зловеще зашипела Элли из-за рубки. – Я сейчас этим пидарасам...

– Ладно, сдаюсь.

– Вашу мать, шлюху!!! – девушка вскочила, пальнула из гранатомета и опять улетела на палубу, сбитая с ног отдачей.

Крупнокалиберные рявкнули одновременно с «Granatpistole» Элен. И тут же заткнулись, потому что сорокамиллиметровая осколочно-фугасная граната, каким-то чудом попав в прорезь между бронещитками, тюкнула прямо в стрелка и как ударом кувалды снесла его с глиссера. Но почему-то не взорвалась.

– Бля, бля, бля... – Серега рухнул вниз, буквально чувствуя всем телом, как по борту стучат десятки пуль, подхватил М-60, и, не высовываясь, дал длинную очередь в сторону глиссера. Переполз в сторону и уже зряче поймав посудину в прицел, стал долбить по ней короткими очередями.

Мужик в шлеме дал газу, пропеллер взвыл, глиссер как борзая собака рванул с места. Один из стрелков как раз пытался перелезть к спарке, но не удержался и улетел в воду.

– А-а-а!.. Дырявые!.. – в дело опять вступила Элли, но в этот раз не упала после выстрела, а сама скрылась за рубкой.

Оставляя за собой едва заметный дымный след, граната полетела в сторону аэролоханки, не попала, но стукнувшись об воду, отрикошетила, и взорвалась прямо по курсу глиссера.

Серега как раз спрятался за борт, чтобы сменить ленту, а когда опять высунулся и открыл огонь, увидел, что слегка дымящийся глиссер, на скорости описывает крутую циркуляцию. С него уже никто не стрелял. Рулевой без движения сидел уткнувшись лицом в панель приборов, остальных стрелков не было заметно за бронещитками.

Сергей выдохнул и влепил длинную очередь, прямо в защищенный решеткой пропеллер. Брызнули искры, в разные стороны полетели какие-то куски. Мотор отчаянно взвыл и, пустив облачко густого черного дыма, окончательно заглох.

– А ну дай сюда... – Серега забрал гранатомет у Элли, положил его на борт, взвел курок и тщательно прицелившись, нажал на спусковой крючок.

Первая и вторая граната пролетели мимо, но третья, ударила прямо в мотогондолу. Хлопнул негромкий взрыв, глиссер окутался дымом и весело загорелся. Метнулась в воду истошно вопящая фигура, вся окутанная пламенем.

– Так вам, шлюхины дети!.. – завопила Элли, в возбуждении подпрыгивая на палубе. – Мы вам присунули! Присунули!..

– Угу... – Сергей отложил пулемет в сторону, посмотрел на отчаянно саднившую ногу и увидел, как из бедра торчит скрученный в спираль кусочек металла.

64

– Ты не ранен? – рядом брякнулась на колени Элен и горячо обняла Сергея, с размаху двинув локтем по его бедру.

– А-а-а!!! Мать твою!.. – взвыл от боли Серега и сразу же заткнулся, увидев валяющийся на палубе кусочек тоненького пластика.

– Ой... – тихо ойкнула Элли, тоже увидев его.

Не сговариваясь, они ринулись к машине и, в буквальном смысле, застыли, увидев на заднем сидении обуглившиеся обрывки рюкзака и разбросанное по всему салону пластиковое крошево.

Тяжеленная бронебойно-зажигательно-разрывная пуля, калибром 12,7х97 пробила борт судна, затем дверцу «Илтиса», воткнулась в рюкзак Сергея и там уже взорвалась, превратив сорок тысяч экю, в бесполезный хлам. Впрочем, несколько купюр все же уцелели. Но их было до обидного мало.

– Твою же мать... – почти спокойно выразился Серега и опять замолчал. А замолчал он потому, что услышал сильный скрежет под днищем плашкоута.

А еще через мгновение, «Лилит» дернулась и медленно пошла по течению...

ГЛАВА 37

«...На данный момент, на Новой Земле описано 19 тысяч видов растений, из которых, порядка 5 тысяч, в той или иной мере, являются лекарственными, что, в процентном соотношении к общей численности, гораздо больше чем на Земле. Помимо этого, проведенные исследования показывают, что определенные органы, порядка пяти процентов представителей животного мира нашей новой родины, пригодны для применения в фармакологии. Подобные условия, дают небывалый шанс человечеству, совершить прорыв в лечении ранее неизлечимых болезней, чему уже есть явные примеры. Одновременно хотим отметить, что мы решительно осуждаем все попытки применения природных богатств Новой Земли, для изготовления запрещенных наркотических и психотропных препаратов...»

Дайджест первой конференции фармакологов

Новой Земли, проведенной на базе

Католического госпиталя в Нью-Рино

Новая Земля. Бразилия. Рио-де-Жанейро.

20 год, 14 число 6 месяца, воскресенье, 23:00

И все-таки они добрались до Рио... На одном движке, с раздолбанной в хлам рубкой, с течью в корпусе, еле живые от усталости, но добрались.

Вспоминая все перипетии путешествия, Серега прекрасно понимал, что произошло невозможное. Все должно было закончиться, едва начавшись. Но, тем не менее – вот он Рио. Помигивает огоньками на холмах Сьерра ду Мадре. Впрочем, ничего пока не закончилось – в город еще надо попасть. А пока...

– Доброй тебе дороги, красавица, – Серега заклинил штурвал, добавил оборотов и соскочил на берег.

Подвывая отчаянно троившим движком, «Лилит» стала удаляться от берега. Серега постоял еще несколько секунд, смотря на судно, потом развернулся и сел в «Илтис».

– Ты уверена? Мы вообще-то в розыске.

– Да, – коротко и жестко ответила Элли и тронулась с места. – Мы проскочим. По-другому просто не может быть.

Сергей решил промолчать. В завершающем акте этой пьесы, предстояло попасть в город, что могло привести к сокрушительному провалу, но Элен взяла на себя эту задачу и выглядела совершенно уверенной в ее исполнении.

Мало к чему не приспособленная ученая и безбашенная наркоманка, на поверку оказалась не такой уж наркоманкой и вполне приспособленной к очень многому. Потом проявились таланты профессионального водителя, способного управлять всем, что движется, стрелка от Бога и вдобавок ко всему, Элли оказалась хладнокровной и расчетливой убийцей, не боящейся вообще ничего на этом свете. Сергей уже давно бросил гадать, кто же она на самом деле. Но, непонятные чувства, совершенно неожиданно возникшие к этой девушке, тоже никуда не пропали – Серегу тянуло к ней как магнитом. Что с этим делать, он пока не знал – и решил просто подождать; хотя такое решение могло принести еще много проблем.

«Посмотрим... – успокоил он сам себя. – А проблем у меня и так хватает. Одной больше, одной меньше, хуже уже не будет. В любом случае, деваться мне пока некуда. Тем более, всего со штукой экю в кармане...»

Пока Сергей думал, Элен вывела «Илтис» на узкую проселочную дорогу. По обеим сторонам дороги появились обработанные поля и силуэты каких-то строений. Еще несколько часов по ухабам и проселочным тропинкам – и появились огороженные деревянными заборами недостроенные дома. Узкая улочка, поворот – и «Илтис» остановился возле ржавых ворот.

– Приехали, – устало сказала Элен. – Мы проскочили внешнее кольцо постов. Это поселок Сан-Конраду. Вернее, будет когда-нибудь поселок, а пока его только строят. У меня здесь дом. Вот он. О нем никто не знает. Вообще никто. Надо перелезть забор и отрыть изнутри ворота. Ключи под каменным вазоном, около стены дома.

Сергей кивнул и вышел из машины. Кинул взгляд по сторонам, потом перескочил через забор и осторожно обошел построенный из пеноблоков небольшой домик. Все окна и входная дверь были заложены кирпичом. Забетонированный съезд вел в гараж, расположенный в цокольном этаже.

Ключи оказались на месте и уже через пару минут, «Фолькс» устроился во вполне обустроенном гараже, Элли запустила генератор, отрыла внутреннюю дверь и клацнула выключателем на стене.

– Вот мое запасное гнездышко, – весело хихикнула она. – Проходи и устраивайся как дома.

Полуподвал оказался не просто жилым, а еще и комфортабельным. Душевая с туалетом за перегородкой, небольшая, полностью оснащенная кухонька, холодильник, мягкая мебель, ковровое покрытие на полу, большая двуспальная кровать и даже кондиционер.

– Хорошее «гнездышко»... – Серега окинул себя взглядом и чтобы не запачкать обивку, осторожно присел на краешек кресла. А потом про себя добавил: «Остается узнать, а нахрена тебе такое убежище и от кого ты тут собралась прятаться?»

– Если бы ты знал, сколько денег стоило пробить здесь скважину, – пожаловалась Элли. – Да, и ты угадал, за той дверью запасной выход. Но все это ерунда. Главное, мы добрались. Сейчас мыться, есть, трахаться и спать...

Сергей не возражал, поэтому, все случилось именно в этом порядке. Правда, только после того, как он проверил запасной выход.

Вопрос: «что дальше?», прозвучал во время утреннего кофе.

– Что?.. – переспросила Элли, поставила чашку на поднос и внимательно посмотрела в глаза Сергею. – Будем жить долго и счастливо и, умрем в один день. А если серьезно, я сейчас сделаю пару звонков, после чего все станет ясно.

– Звонков? – Сергей оглянулся в поисках телефона. – Куда-нибудь ехать придется?

– Нет, – Элен улыбнулась и достала из прикроватной тумбочки небольшой мобильный телефон. – Вот. Полгода назад в Рио ввели мобильную связь. Правда, она жутко дорогая, работает только в пределах города, да и абонентов мало, но у тех, кто меня интересует, она есть. Сейчас, только его заряжу...

Пока телефон заряжался, Элен быстро ополоснулась в душе, затем гораздо дольше наводила на себя «красоту» у зеркала, а потом, ушла звонить во двор, объяснившись тем, что внизу нет связи. И отсутствовала где-то около часа.

– Итак, – вернувшись, Элли уселась на кровать и закинула ногу на ногу. – Не все так критично. И все решаемо.

– А подробней?

– Пока только так, – с легкой улыбкой отрезала Элен. – А теперь ответь мне на вопрос: ты со мной?

– В смысле?

– Перед тобой вскоре станет дилемма. Ты выполнил свою часть уговора и доставил меня в Рио, – спокойно объяснила Элен. – В качестве благодарности, я решу твои проблемы с законом и дам денег. Да, ровно столько – сколько и обещала. Но есть второй вариант: в придачу к деньгам, ты получишь еще и меня. Выбирай.

– Вернешься – поговорим.

– Не веришь и не любишь, значит? – Элли иронично улыбнулась.

– И никогда не верил, – Сергей вернул ей улыбку. – А по поводу «любви», я даже не знаю, что это такое. Да, мне хорошо с тобой. Но повторю еще раз: поговорим про это после окончания твоей встречи.

65

– Как скажешь, – легко согласилась Элен и принялась собираться.

Брючный костюм цвета кофе с молоком, черные туфли на невысоком каблуке, строгая прическа, неброский макияж, элегантная женская сумочка, в которую удобно поместился «Вальтер», – в течение получаса Элли преобразилась в изысканно одетую деловую леди.

Напоследок небрежно глянув на себя в зеркало, она повернулась к Сергею и сказала:

– Ты знаешь, Сержио. Я знала разных мужчин. Сильных и ловких, умных и рассудительных, дерзких и порочных. Но такой как ты, мне еще не встречался. Есть в тебе что-то такое, чего нет у остальных. Будет очень жаль, если наши пути разойдутся. Ну... чего молчишь? Ничего не хочешь сказать?

– Мне было бы гораздо спокойней, если бы я тебя сопровождал. Пускай даже на расстоянии, – Серега достал из ранца коробочку с радиожучками и открыл ее. – Это жучок. Если его положить в карман или сумочку, тогда, в случае опасности, ты сможешь подать мне сигнал. К примеру, кодовой фразой.

Элли растерянно взяла маленькую коробочку в руку и сказала:

– Это ты сейчас обо мне заботишься или о себе?

– Просто забочусь, – Сергей ушел от ответа. – Я понимаю, ты умная и хитрая – но всегда может найтись кто-нибудь умнее и хитрее. Так что?

– Я не думаю, что понадобится. Но пусть будет... – Элен покачала головой и взяла со столика рекламный проспект с картой Рио-де-Жанейро. – Смотри. Я сейчас дойду пешком до края поселка, вызову себе такси и поеду в центр города. Оттуда отправлю такси, уже тебе. Доедешь до кафе «Коломбо» и присядешь там выпить чашечку кофе. Радиус действия этой штучки около сотни метров, так что услышишь мой сигнал. Но...

Элли немного печально покачала головой и замолчала.

– Что «но»?

– Поверь, – Элен посмотрела Сергею в глаза. – Если что-то пойдет не так, ты мне ничем не сможешь помочь. Поэтому сразу снимайся с места и уходи. Убить меня они не должны, так что...

– Я сам решу, что мне делать, – зло перебил ее Серега. – Пошли, я тебя провожу?

И проводил. Правда, за всю дорогу они не произнесли даже одного слова.

Ярко-оранжевая «Сантана» с шашечками, приехала ровно через пятнадцать минут и увезла Элен. Еще через полчаса, появилось точно такое же такси и подобрало Сергея.

Рио растянулся на холмах вдоль побережья океана и оказался довольно симпатичным городком. Пару лет назад, его нынешний мэр Умберто Дуарте Мауру, попытался устроить из города туристический рай. Построил пару гостиниц и кемпингов, облагородил сам город и пляжи, возродил традицию карнавалов и даже устроил так, что во всех путеводителях Рио стал именоваться, не иначе как «излюбленное место отдыха жителей Новой Земли». Но, несмотря на уникальный климат и почти полное отсутствие морских хищников у побережья, народ не оценил стараний мэра и туристического бума не случилось. Верней случился, но слишком уж маленький и незначительный. Здесь любили отдыхать военные Русской армии со своими семьями да новоиспеченные новоземельные богатеи считали особым шиком прикупить себе бунгало в фешенебельном районе «Копакабана». Для всех остальных переться на край обитаемых земель ради банального отдыха на пляже и экзотических карнавалов было слишком хлопотным и дорогим удовольствием. Впрочем, самому городу старания мэра совсем не повредили, значительно облагородив его облик и сделав очень уютным.

Но Сереге сейчас было совсем не до красот Рио. Его больше заботило предстоящее дело. Таксист высадил его возле самого кафе – построенного в виде тропического бунгало. Симпатичная молоденькая мулатка принесла корзинку горячих круасанов, чашку кофе и, ободрительно улыбнувшись, отчаянно виляя задницей ушла к стойке.

Сергей огляделся, незаметно вставил маленький наушник в ухо, и включил рацию, пристегнутую к поясу.

Сначала ничего толком не было слышно. Скрипели помехи, слышался какой-то шорох и стук. Серега уже стал злиться, но тут, неожиданно, стали прорываться обрывки разговора.

– Элеонора, я тебе плохого не посоветую... – говорил густой мужской голос уговаривающим тоном – отдай все результаты исследований... отдай – как плату за свою жизнь, вернись в лабораторию и займись опять работой...

– Макси... – Элен резко прервала собеседника – просто передай им мою цену... а с работой, я завязала... навсегда...

– Элли... ты делаешь явную глупость...

– ... я бы не назвал ее глупой... – в разговор вписался еще один человек. Сергей скрипнул зубами, распознав голос Игана Ирландца.

– Макси... сволочь... как ты мог? Я же тебя за отца считала... – едва слышно прошептала Элен.

– А куда ему было деваться?.. – весело хохотнул Ирландец. – Стоп, стоп... руки прочь от сумочки. Парни, берите эту сучку и на базу. И быстренько прочешите все в округе – русский пацан, однозначно, где-то здесь крутится. Да, малышка? Или ты его уже оприходовала за ненадобностью? С тебя станется...

– Ты с ним встретишься в аду... – зло, но спокойно ответила Элли.

– Значит, все-таки приделала. А жаль... талантливый чертенок был... – слегка задумчиво сказал наемник. – Слушай, а мы с тобой сработаемся. Ну, все, уходим. А парня все-таки поищите... да осторожней: он один стоит троих таких, как вы...

Сергей быстро вынул наушник из уха, спрятал его в карман и осмотрелся. Все что требовалось – он узнал, а оставаться здесь дальше, было уже неоправданным риском.

Официантка заметив, что он на нее посмотрел, еще раз призывно улыбнулась и демонстративно поправила блузку на внушительной груди.

– Как тебя зовут, красавица? – Серега подошел к ней, достал купюру в двадцать экю и подвинул ее по стойке к девушке. – Сдачи не надо.

– Роза, – официантка ловко подобрала деньги и игриво поинтересовалась. – А тебя, красавчик?

– Алекс. Где бы нам найти укромное местечко?

– Я уже сменяюсь и как раз собиралась прокатиться на пляж, малыш... – с придыханием заявила Роза и кивнула на ярко-красный, отрытый «Фольксваген Жук», на стоянке перед кафе. – Знаю одно очень укромное местечко.

– Ты читаешь мои мысли Розита. Поедем на твоей коробчонке, – Серега достал еще пятьдесят экю. – Возьми все, что нам может понадобиться. Только живее, моя хорошая. Живее...

– Как скажешь, красавчик. Только в подсобку заскочу...

Через десять минут они уже катили по улице, направляясь к побережью. Розита много болтала и невпопад хохотала, а Сергей едва сдерживал себя, чтобы не вырубить говорливую девчонку. Как поступить дальше, он еще не знал, решив ограничится программой минимум – для начала выбраться куда-нибудь подальше из предполагаемого района поисков.

«Жучок» благополучно проскочил центр Рио, и помчался в сторону моря. На импровизированном КПП, который, изображали собой: полицейский «Бандейранте» с пулеметом и четверо копов, маленькую машинку никто останавливать не собирался. Наоборот, весело покричали вслед, желая хорошего «траха», мягкого песочка и по-дружески предупредили, что платить Розите больше двадцатки не стоит.

– Ублюдки! – обернувшись, зло завизжала Роза, погрозив полицейским кулачком. – Я уже давно завязала!

– Тихо, красавица, не стоит... – Сергей едва успел перехватить руль и спасти «жучок» от дорожно-транспортного происшествия.

– Ты смотри, какие задницы! – уже спокойней прокомментировала девушка. – Это что, получается, уже никого для души снять нельзя?

– Можно, еще как можно.

– Хороший ты! Сразу видно, что неместный, – с чувством сказала Розита. – Кстати, откуда ты? В городе я тебя раньше не видела.

– Из Санта-Кроче. Латинский Союз.

– Вот! Я сразу поняла, что ты мексиканец! – отчего-то обрадовалась Роза и лихо тормознула возле небольшой рощицы на самом берегу. – Приехали, Алекс. Тут тихо, купаться тоже можно. Ну, давай, давай, раздевайся...

Сергей вышел из машины и присел на песок. Кувыркаться с Розитой, в его планы совсем не входило.

«Ну и что дальше, парень? – поинтересовался он сам у себя. – Теперь ты свободен как ветер. Денег нет, документы липовые, но зато есть машина, оружие и патроны. А этого вполне достаточно, для... Для чего? Для чего достаточно? Бросить Элен и вернуться к сектантам? Как-то не хочется туда. Совсем не хочется. Вот спасибо деда, удружил. Пожалуйста, вот, сделал я доброе дело, и что? Полная жопа неприятностей, вот что. Да видал я в гробу, эти добрые дела... Бля, так что же делать?..»

66

Мысли лихорадочно метались, но мозги никак не хотели подсказывать правильный выход из положения.

– Эй, придурок!.. – веселый глумливый голос выбил Сергея из размышлений. – Нет, ты смотри, чувака грабят, а он мечтает.

Серега поднял голову и увидел двух молодых парней рядом с Розой. Один из них направлял на него обрез, второй – большой пистолет. Ну а сама Розита, целилась из маленького блестящего пистолетика.

– Красавчик, и не мечтай, тебе ничего не светит! – расхохоталась она. – Облегчайся, придурок, иначе мои парни сейчас отдерут тебя в задницу.

– А что? Я не против, – хохотнул невысокий кривоногий крепыш в джинсе, весь обвешанный золотыми побрякушками.

– Да он и так дырявый, – презрительно скривился второй – худой брюнет с бородкой «готи», в кожаных потертых штанах и такой же жилетке на голое тело. – Эй, придурок, ты что не слышишь, что тебе говорят? Бросай ствол, если он у тебя есть!

Рядом с «жуком», теперь стоял ярко-желтый «рэнглер», весь в щегольских никелированных дугах. Как и когда он здесь появился, Серега совершенно не заметил.

Сообщники Розы выглядели как дешевые сутенеры и вели себя таким же паскудным образом. Сергей таких просто презирал и никогда не упускал возможности поставить уродов на место. Вот и сейчас...

– Хорошо, хорошо, чуваки. Нет ствола. Нет... Все отдам, только не стреляйте!.. – испуганно пробормотал он, делая шаг вперед и хлопая по карману. – Вот, у меня здесь деньги, в кармане. Я сейчас достану...

– Молодец, придурок!.. – довольно осклабился кривоногий и стал оседать, безмолвно раскрывая рот как выброшенная на берег рыба и щедро орошая песок кровью, фонтаном бившей из перерубленной артерии на шее.

Звонко тявкнул револьверчик Розы и сразу шлепнулся на песок, а вслед за ним, опустилась на колени хозяйка, тщетно пытаясь обеими руками, удержать выпадающие внутренности из распоротого живота.

Третий грабитель, совсем забыв про свой пистолет, замер как каменная статуя и часто моргая, с диким ужасом на лице смотрел на изуродованных подельников.

Сергей, не особо торопясь, выбил у него из руки «Кольт», и резким ударом в челюсть сбил с ног.

Потом поднял револьвер Роситы и пустил ей пулю в затылок. И в этот самый момент, наконец, понял, как он поступит. Сразу стало легко и просто, как будто с плеч свалился тяжкий груз.

– Чува-а-ак!!! – оставшийся в живых парень судорожно пытался отползти от Сереги. – Попутали мы, чувак... Это все она, сучка гребаная... Навела не по делу...

– Заткнись, – Сергей присел на корточки и обтер об его штанину клинок кинжала. – Где база у Игана Ирландца знаешь? Ты понял, о ком я?

– Д-да... – стуча зубами, быстро закивал парень. – П-понял... В-все скажу... В квартале Гояс, в гостинице «Аделаида». Ну... мы его людям, туда девочек возим... возили... А я еще там работал. Раньше... Дон Иган и его люди, так и называют это место – база... Сеньор, не убивайте, я все расскажу...

ГЛАВА 38

«... в данный момент, ликвидация агента «Джонас», неминуемо приведет к полной анархии, что чревато срывом «производства» и «поставок». К тому же, исходя из численного состава охраны «Джонаса», и  уровня их боевой подготовки, силовая акция потребует привлечения большого количества специалистов, что приведет к дополнительным расходам и может способствовать нежелательной огласке. В настоящее время, нами проводятся мероприятия, под кодовым названием «Приемник», по обеспечению преемственности в картеле; по их завершению, вопрос с агентом «Джонас» будет решен автоматически, силами самого приемника. Затребованные вами материалы прилагаются...»

Руководитель группы «Сигма», агент Смит

Новая Земля. Бразилия. Рио-де-Жанейро.

20 год, 17 число 6 месяца, среда, 01:00

«А может не надо? Да пошла она нахер эта сучка? – в буквальном смысле взвыло чувство самосохранения. – Баба как баба, еще и мутная. Не весели, паренек. Таких, у тебя еще сотня будет. Айда к сектантам. Ну, давай...»

Обычно, Серега свято прислушивался к этому чувству, но в этот раз, послал его подальше, и тщательно прицелившись, двумя выстрелами из «Вальтера», сбил гроздь фарфоровых изоляторов на подстанции. Раздался треск, заискрившие провода упали на землю, вокруг мгновенно наступила кромешная темнота, а в домах по обе стороны улицы раздались возмущенные вопли.

Серега вернул пистолет в кобуру и быстрым шагом убрался обратно в переулок. Свернул между домами и оказался в небольшом дворике. Оглянулся, нырнул за старый сарай и присел возле свой сумки с оружием и снаряжением, пристроенной здесь еще вчера.

– Пригодился, мать твою... – зло буркнул Серега и накинул на себя американский бронежилет МTV, со вставленными бронепластинами IV класса защиты. На бронике уже были размещены дополнительные платформы, а так же подсумки с магазинами и гранатами, поэтому он показался Сергею очень тяжелым. Следом за бронежилетом, из сумки появился кевларовый шлем с ПНВ, потом пистолет-пулемет UMP и «Granatpistole».

Закончив экипироваться, Сергей еще раз выругался, недовольный своей неповоротливостью и вышел из-за сарая.

Уличное освещение все еще не включили, поэтому удалось благополучно добраться до места, откуда хорошо просматривалась небольшая двухэтажная гостиница «Аделаида», полностью занятая людьми Ирландца. Возле входа в нее толпились несколько вооруженных человек, а некоторые окна на втором этаже светились – судя по всему, уже работали резервные генераторы.

Сергей целые сутки наблюдал за этим местом и распланировал свои действия до мелочей. К тому же, взятый в плен сутенер, хорошо знал планировку здания и услужливо начертил подробный план. Шансы на успех были, правда, довольно мизерные, но об этом, Сергей старался не думать. Предстоящая акция была явной глупостью, но по-другому не получалось. Он честно пытался забыть о своей неожиданной спутнице, но просто не смог, хотя стал дико ненавидеть себя за это.

– Ладно, все получится... – не совсем уверенно подбодрил он себя, и чудом не попавшись на глаза наемникам, проскочил к заднему двору гостиницы.

– Твою же мать, долбаная дыра!.. – за массивными воротами мелькал лучик фонарика и слышался злой голос. – Какого хрена, нет света?

– Да не ворчи ты, – добродушно отвечал ему собеседник. – Сейчас включат. Да и вообще, до смены остался всего час. Налижемся вискаря и баиньки.

«Угу... ровно час» – про себя подтвердил Серега, взглянув на святящийся циферблат часов. Потом сместился вдоль стены, просунул глушитель пистолета в щель забора и двумя выстрелами в голову, застрелил постовых. Быстро поддел ножом щеколду на калитке, влетел во двор и по очереди оттащил трупы за машины, стоящие вдоль стены.

В углу гостиничного двора, в небольшом сарае, громко тарахтел генератор. Присев за сторожкой, Серега осмотрелся, пробрался вдоль стены и стал на колени возле маленьких окошек цокольного этажа. Судя по рассказам сутенера, там располагались подсобные помещения, которые, прежний хозяин заведения, покойный дон Дунда, использовал как тюремные камеры, оборудовав соответствующими атрибутами.

По идее, Элли должна была сидеть там. В надежде получить хоть какую-нибудь информацию, Сергей пробовал поймать передачу от радиожучка, но он молчал. Очень хотелось верить, что он просто сел; в противном случае, Иган сообразил бы, что Серега где-то рядом и вполне может попробовать освободить свою женщину.

В том, что Элен еще здесь, Серега был уверен, совершенно случайно подслушав разговор наемников в ресторанчике рядом с гостиницей. Люди Игана ворчали, что завтра придется везти «эту сучку», в далекие предалекие ебеня, вместо того, чтобы банально грохнуть, за гибель многих товарищей.

Собственно, Сергей и решился на акцию, только из-за этого.

– Алекс, Бред, мать вашу... – двери в гостиничный двор неожиданно распахнулись, и в проеме возник массивный силуэт.

67

Сергей прицелился, но так же неожиданно, где-то на первом этаже гостиницы раздался пьяный вопль, грохот, а потом щелкнул пистолетный выстрел.

Мужик выругался, развернулся и убрался внутрь.

Сергей выдохнул, глянул на часы и легонько стукнул глушителем пистолета по решетке одного из окон цокольного этажа. Не дождавшись ответа, переместился к следующему, повторил, и едва не заорал от радости, когда за решеткой появилось женское лицо.

– Ты!!! – беззвучно прошептала Элен. – Пришел...

– Пришел, пришел... – Сергей просунул между прутьями решетки пистолет и запасной магазин. – Жучок у тебя нашли?

Элен отрицательно мотнула головой:

– Нет. Я его у туалете утопила. Тут...

– Тихо, – Серега прижал палец к губам. – Сколько человек тебя охраняют?

– Один... сидит за столом в конце коридора. Моя камера вторая от него по правой стороне...

– Ключи?

– У него. Я могу его подозвать и...

– Через пару минут. Я захожу. Все получится. В квартале отсюда наша машина. Уйдем...

– Сержио...

– Что?

– Я люблю тебя...

– Заткнись, дура, – Сергей шагнул вдоль стены к входу в гостиницу. Прислушался, толкнул дверь глушителем UMP, и скользнул внутрь.

Впереди в полусумраке просматривалась лестница. Серега глянул по сторонам, проскочил коридор и, держа на прицеле нижний пролет, стал спускаться. Добравшись до самого низа, прижался к стене.

– Ну чего тебе, курва?.. – в коридоре раздался чей-то недовольный голос. – Ну?..

Голос прервался щелчком, затем послышался шум падающего на пол тела.

Серега выглянул, потом подбежал к телу охранника и стал шарить у него по карманам, в надежде найти ключи от камеры.

– В боковом кармашке, в боковом... – подсказала Элен и просунула руку через решетку, показывая, где они лежат.

– Угу... – Серега нащупал ключи, быстро открыл замок на двери и сунул Элли в руки винтовку постового. – Уходим, живо...

Сердце радостно бухало, ощущения были на грани эйфории. Сергей чувствовал себя сказочным героем, спасавшим прекрасную принцессу.

Когда они уже добрались до середины коридора, из-за угла неожиданно появилось несколько наемников.

Сергей дал очередь, пули унесли двоих, но третий, прежде чем умереть, успел вскинуть автомат и нажать на спусковой крючок.

Сзади раздался тихий стон, Серега обернулся, и почти теряя сознание от ужаса, увидел, как Элен, уронив винтовку, медленно опускается на пол.

– Твою же мать!.. Элли!

В гостинице подняли тревогу, пронзительно завыл ревун, затопали ботинки по лестнице. Серега подхватил Элен за шиворот и потащил назад. В коридоре раздался треск очередей, пули звонко защелкали по стенам. Сергей обернулся, швырнул к лестнице гранату и упал, прикрыв Элли своем телом. Грохнул глухой взрыв, рванулся чей-то пронзительный визг, а весь коридор заполнила пыль и едкий дым.

Воспользовавшись тем, что стрельба затихла, Серега ползком добрался до камеры и затащил туда Элен.

– Сейчас, сейчас... – он рванул на ней залитый кровью пиджачок и похолодел, увидев развороченную пулями грудь.

– Сержио... – Элли захлебнулась кровью и закашлялась. – Я... я... п-прости... виновата... я...

На губах девушки застыла виноватая улыбка, мокрые от слез глаза, постепенно стали стекленеть.

– Мать, мать!!! – Сергей со злостью двинул кулаком в стену. – Ну почему?

– Не стрелять, мать вашу! – в коридоре раздался веселый голос Игана. – Паренек, El Ruso, это ты? Ты! Чувак, ты не разочаровал меня! Красавчик! Ты все-таки пришел за этой курвой! Господи, какой же ты непроходимый дурачок!

Сергей молча слушал его и держал в руке холодную ладонь Элен.

– Ну, зачем? Зачем, ты приперся сюда? – голос Ирландца был полон сочувствия. – Ты хоть знаешь, кто она такая? Лили Саваж, Эльза Дешамп, Каролина да Силва и просто фрау Менгеле. Слушай, эта сучка достойна восхищения во всем. Гениальная актриса, способная сыграть любую роль, гениальная ученая, заработавшая докторскую степень, уже в двадцать лет. Твою же мать, да эту девку искал на Земле весь Интерпол, вместе с ЦРУ, ФБР, Моссадом и КГБ в придачу. На ее совести сотни и сотни жизней. Она заражала африканских детишек жуткими вирусами, а потом испытывала на них свои вакцины. Когда ей сели за хвост, она сбежала сюда и принялась за старое – убивала десятки рабов во благо науки. Эй-эй, парень, держи ее на прицеле, я сейчас перехожу к главному...

Сергей посмотрел на очень спокойное и красивое лицо мертвой Элен и прикрыл ей глаза. Потом выглянул в коридор и снял с плеча гранатомет.

– Нет, я понимаю, что ты действовал из добрых побуждений... – хохотнул Иган. – Но ты уже взрослый и должен понимать, что добрыми намерениями вымощена дорога в ад. Она все-таки завершила здесь дело всей своей жизни и создала вакцину от рака. А когда, такие же как ты, дурачки из ее команды, потребовали открыто опубликовать данные, она их всех отравила, стерла всю информацию на компьютерах и попыталась сбежать на самолете. Я со своими людьми уже летел туда, принимать дела у безвременно почившего дона Дунды, прежнего хозяина лаборатории и фонда, на который она работала, и едва не опоздал. Ну, а дальше, ты все знаешь. Короче, пристрели сучку и выходи...

– Иду уже, иду... – тихо сказал Серега и встал. Поколебался мгновение и шагнул из камеры.

Гулко хлопнул «Granatpistole» – в конце коридора вспухла огненная вспышка. Щелчок затвора, пузатая граната с сочным чмоканьем лезет в патронник. Опять хлопок, новый взрыв в коридоре и крики боли на лестнице.

Сергей отпустил гранатомет и подхватил UMP. Добежал до лестницы и не высовываясь, высадил за угол весь магазин. Перезарядился, и шагнул на ступеньки. Успел выстрелить в чье-то лицо, зашвырнул гранату на следующий пролет и, получив сильный удар в грудь, отлетел к стене

Помотал головой, приходя в себя, встал и пошел дальше, не обращая внимания на удары пуль и расстреливая магазин за магазином.

А потом, как-то неожиданно, закончились враги. Все, кроме одного. Иган Ирландец сидел, прислонившись спиной к стене, и тихо стонал, зажимая рукой раздробленное пулей плечо.

– Ты хорош... – наемник хрипло хохотнул и выплюнул на грудь сгусток крови. – Ты хорош, пацанчик...

У Сергея отчаянно кружилась голова, жизненные силы, поддерживаемые только жаждой мести, стремительно истекали, заставляя деревенеть тело и разум. Но для слов силы нашлись.

– Ты правду сказал?.. – чтобы не упасть, Серега дернул за петлю быстрого сброса и скинул изодранный пулями и залитый кровью бронежилет, казавшийся тысячетонным. – Про нее...

– Чистую правду... – тихо прошептал Иган. – Чистейшую. Вот так, парнишка... Не стоила она всего этого... не стоила... – голова наемника упала на залитую кровью грудь. – Иди уже... Дай сдохнуть... сдохнуть спокойно...

– Хорошо. Но я тебе помогу...  – криво ухмыльнулся Сергей и выпустил последнюю пулю в магазине ему в голову. После чего, придерживаясь за стену, медленно побрел к выходу.

Он смог выйти из гостиницы, даже добрался до машины и запустил двигатель, но потом потерял сознание...

ГЛАВА 39

«... докладываю, что операция «Приемник» закончена успешно. Агент «Джонас» и большинство его командиров, устранены в результате непредвиденной силовой акции. Руководство подразделениями и «производством» успешно принял агент «Логан». Все материалы по делу прилагаются...»

Руководитель группы «Сигма», агент Смит

Новая Земля. Бразилия. Рио-де-Жанейро.

20 год, 17 число 8 месяца, четверг, 11:00

Здоровенный, чернокожий мужчина в атласной судейской мантии, недовольно морщась и надувая пухлые губы, перелистывал пухлое дело в картонной обложке. Луиш Фигу ду Мораеш, главный судья Рио-де-Жанейро, по совместительству являлся ведущим актером городского драмтеатра и никогда не отделял эти профессии друг от друга. Поэтому, каждое заседание суда было для него выходом на сцену, где он блистал своими талантами, превращая действо, в тщательно отыгрываемый спектакль. Ну, а в этом случае, блистать было не перед кем – по распоряжению мера города заседание было закрытым. Поэтому судье было лениво и неинтересно. 

68

Наконец он отложил дело в сторону, и посмотрел на худого паренька в оранжевой робе и кандалах на руках и ногах.

– Тебе есть, что сказать мне, парень? – скорбно вздохнув, прогудел он густым басом.

– Нет... – отрицательно мотнул головой парень.

– Надо обращаться: ваше высокое судейство! – недовольно заметил секретарь, сидевший за маленьким столиком возле кафедры судьи.

– Оставьте, – отмахнулся от него судья и взял в руки деревянный молоток. – Ну что же, сеньор Игнатьев, по совокупности преступлений против народа Бразилии, я приговариваю вас к смертной казни через повешение...

Повисла длинная и тяжелая трагическая пауза.

Судья являл собой торжество закона.

Секретарь мерзко и мстительно ухмылялся.

Толстый охранник с добрым домашним лицом, внимательно рассматривал носки начищенных ботинок и делал вид, что все окружающее его абсолютно не касается.

Ну, а Сергей, задумчиво смотрел в окошко, за которым легкий ветерок раскачивал ветки земной вишни и никак не реагировал на приговор.

В городской тюрьме к нему относились прекрасно, лечили, нормально кормили, охранники не ленились лишний раз вывести на прогулку и даже не запрещали потихоньку заниматься тренировками. Но при всем этом, никто не скрывал, каким будет итог. Да и сам Сергей, все прекрасно понимал. Правосудие на Новой Земле отличалось быстротой и жестокостью, а Серега натворил дел, на добрый десяток пожизненных заключений. И вообще, надо было сказать спасибо, что вылечили, а не пристрелили на месте, когда нашли без сознания в окружении горы трупов. Так что, Игнатьев был готов к самому худшему.

– Однако, – наконец продолжил судья, вызвав сильное удивление у секретаря. – По совокупности смягчающих обстоятельств, я заменяю наказание на условное. Вы свободны, сеньор Игнатьев...

Серега недоуменно уставился на судью и даже потряс головой, как бы не веря в такой приговор.

– Ваше... ваше... – у него никак не получалось выговорить судейский титул. Сердце грозилось выпрыгнуть из груди, а мозги отчаянно тупили, и никак не хотели воспринимать новую вводную. В голове вертелась идиотская фраза: «Эй, какого хрена?..».

– Ты еще здесь? – судья удивленно посмотрел на Сергея. – Я же сказал, свободен.

– Идем Сержио, идем... – полный охранник потянул паренька за рукав. – Идем, там еще кое-кто хочет поговорить с тобой... – В коридоре он ловко расстегнул кандалы и подтолкнул его к другой двери. – Иди, пообщайся...

В маленькой комнате за столом сидел высокий крепкий мужчина в легком сером костюме и, столь же редком на Новой Земле, галстуке. Серега когда-то мельком смотрел дурацкий фильм, под дурацким названием «Матрица»; так вот, этот мужик был удивительно похож на одного персонажа из фильма, по имени Смит. Агент Смит.

– Присаживайся, – мужчина показал рукой на табурет перед столом. – Как тебя зовут – я знаю, а меня можешь называть мистер Смит.

Сергей чуть не вздрогнул от такого совпадения и послушно присел. После такого приговора, он уже ничему не удивлялся. Смит? Ну и пусть...

– Как чувствуешь себя? – поинтересовался Смит и достал из ящика стола пластиковую папку.

– Уже нормально, мистер Смит, – Сергей показал головой на дверь. – Мне вас благодарить за такой приговор?

– У тебя удивительно крепкое здоровье, парень, – мужчина покачал головой, проигнорировав вопрос Сергея. – Словил пять пуль, и уже через полтора месяца пробовал отжиматься в камере. Впечатляюще. Вот, держи...

На стол легла пластиковая карточка.

– Твой Ай-Ди, – прокомментировал Смит и добавил: – На настоящее имя и фамилию.

– Спасибо.

– А здесь небольшая премия, – Смит подвинул к Сергею тонкую пачку купюр. – Пять тысяч экю. Вполне хватит начать жизнь с начала.

– За что?

– Ты невольно оказал нам услугу.

– Кому «нам»?

– Угадай сам, – Смит усмехнулся. – И да... совсем забыл. Вот тебе моя визитка. Когда решишь, что созрел для серьезной, интересной и высокооплачиваемой работы, приедешь в Нью-Рино и позвонишь мне по этому номеру. До встречи...

Мужчина крепко пожал руку Сергею и вышел из комнаты.

– Сержио, – в двери показался охранник. – Чего застыл? Вперед, на свободу с чистой совестью. Я тут тебе кое-какую одежку собрал. Давай, давай...

– Пора так пора, – Сергей встал и взял со стола карточку и деньги.

Через час он уже стоял в оружейном магазине и смотрел на витрину.

– Сеньор! – толстый и усатый продавец окинул рукой полки с оружием. – Выбирайте, чего душе угодно.

– Покажите, вот эту, – Сергей ткнул пальцем в длинную винтовку с оптическим прицелом.

– Эту... – продавец оживился и снял оружие с витрины. – Ну что же, отличный выбор. Русская самозарядка СВТ-40, с аутентичным прицелом ПУ. Новье, произведена в 1942 году, но только со склада длительного хранения. Не Китай, сделано в Советском Союзе. Отдам ее вам за 450 экю.

Сергей быстро осмотрел винтовку, кивнул и сказал:

– Беру. И еще сотню патронов. Желательно русских, армейских снайперских.

– Сделаю, – солидно кивнул продавец. – Сеньор не желает пистолет?

– Желает, – Сергей провел взглядом по витрине. – Вот этот...

– Любитель советских моделей? – прищурился усач. – Пожалуйста. ТТ-33 – то бишь, Тульский Токарева, образца 1933 года. Выпущен – в 1949 году. Тоже новенький и тоже не Китай. Двести пятьдесят экю и он ваш.

– И патронов на два магазина, – Сергей задумался и поинтересовался у продавца: – Не подскажешь, где тут можно купить машину по дешевке?

– Какой суммой располагает, сеньор?

– Две тысячи экю. Максимум – две с половиной.

– М-да... – озадаченно хмыкнул продавец. – Не густо. А вы знаете... Зайдите-ка в ломбард к Борхесу. Думаю, он что-нибудь придумает.

Борхес придумал.

Сухенький плешивый старичок, с длинной седой бородой, подвел Сергея к маленькой белой машинке, скромно стоявшей в самом углу двора.

Странные, похожие на уши, воздухозаборники на задних крыльях, эмблема с надписью «ЗАЗ» на радиаторе, совершенно неказистый вид – Сергей такой машины никогда в своей жизни не видел.

– Полностью на ходу, есть две запаски, движок 1,2 литра, сорок лошадей... – Борхес погладил машинку по крылу. – Хозяин, русский, заложил ее у меня еще год назад. Но так и не выкупил. Хвалил очень. Название модели, увы, я выговорить не могу. Да и не помню уже. Отдам ее тебе за штуку.

Серега задумался на минуту, но цена сыграла свое значение и он согласился. Через полчаса, бодро тарахтя движком, машинка выехала из двора ломбарда.

За городом Сергей остановился, размял затекшую спину, взял в ладонь, чудом уцелевший во всех этих событиях медальон Чена и, смотря на Океан, сказал:

– Ну вот, деда. Я попробовал делать добрые дела. Но, увы, в итоге получилась какая-то херня. Так что извини. Может, когда-нибудь, попробую еще, а пока буду просто жить. Как умею...

ЭПИЛОГ

Новая Земля. Суверенная Территория Невада и Аризона. Нью-Рино.

21 год, 17 число 4 месяца, четверг, 21:00

Самый большой и многолюдный город Новой Земли, как всегда, жил своей жизнью. Размалеванные проститутки принимали соблазнительные позы в витринах борделей, сверкали вывески многочисленных отелей, клубов и казино, шумел народ на ипподроме, а проигравшиеся до нитки несчастные должники, сидели в частных тюрьмах местных «авторитетов», управляющих этим городом – истинным сосредоточием денег, роскоши и пороков. Бдительные вышибалы следили за клиентами, толпы людей прохаживались по улицам, выбирая себе развлечения, пьяные валялись под заборами – в общем, все было как всегда.

В Нью-Рино не было въездных блокпостов, поэтому камуфлированный четырехдверный пикап «Хаммер Н1»[113], пересек городскую черту без остановки. Проскочил по главной улице и остановился возле одного из лучших отелей в городе, под названием «Esmeralda».

Из запыленной машины вылез загорелый и худой, жилистый парень лет двадцати возрастом, и окинул внимательным взглядом шикарно оформленный вход в отель.

Легкие удобные ботинки, камуфляжные брюки, на поясе отрытая кобура с «Вальтером Р-99», пара подсумков с магазинами к нему и ножны с коротким и широким кинжалом. Черная футболка с короткими рукавами, на шее платок-шемах, на руках тактические перчатки без пальцев, на голове армейское кепи. Выражение лица с упрямыми резковатыми чертами – нейтрально настороженное. Словом, парень ничем не отличался от многих обитателей Новой Земли, но, появившийся на пороге гостиницы метрдотель, за годы работы уже на уровне инстинктов научился распознавать серьезных клиентов, поэтому проявил к нему максимально возможное внимание и почтение.

- Сеньор, отель «Эсмеральда» готов предложить вам лучшее обслуживание в этом городе, – метрдотель степенно подошел к гостю и почтительно склонил голову. – Меня зовут Уго. К вашим услугам.

Парень вытащил из машины две сумки и поставил рядом с собой. Немедленно они оказались в руках рослого молодца в синей униформе, подскочившего к машине, по неуловимому знаку Уго. Гость небрежно бросил ключи от машины второму молодцу и пошел в отель.

Процедура оформления продлилась недолго, уже через пять минут, парень проследовал в номер. А еще через полтора часа спустился в ресторан при отеле, при этом, полностью преобразившись. Образ путешественника исчез, сменившись образом респектабельного и богатого молодого человека. Туфли ручного пошива из кожи древесного удава, на правом запястье золотой браслет-цепочка с крупными причудливыми звеньями, а на указательном пальце левой руки, строгий перстень с крупным черным камнем. Расстегнутый летний спортивный пиджак, от звезды этого модельного сезона Новой Земли, Драгана Вучича, позволял рассмотреть на поясе гостя замшевую кобуру, с торчавшей из нее рукояткой швейцарского пистолета «Sphinx AT-2000», что само по себе, говорило знатокам о многом.

Возможно, этот парень и мог бы показаться богатеньким хлыщом, но колючие холодные глаза и едва заметный рваный шрам на виске, убеждали совсем в обратном.

Метрдотель порадовался своей интуиции и провел гостя к столику в приватной кабинке. Парень небрежно глянул в меню и озвучил заказ:

- Флорентийский бифштекс, салат «Капрезе» и воду с лаймом, – после чего добавил: – И телефон...

 Когда принесли телефон, гость достал из бумажника потертую визитную карточку, пару секунд смотрел на нее, потом решительно набрал номер.

После второго гудка последовал короткий ответ:

- Смит.

- Я Игнатьев, – так же коротко представился парень.

- Итак, ты созрел, – в голосе Смита проскользнули нотки убежденности в своей правоте. – Ресторан отеля «Эсмеральда»? Очень хорошо, закажи мне то же самое, что и себе. Я через пятнадцать минут буду...

- Жду, – Сергей нажал кнопку отбоя, убрал визитную карточку в бумажник, откинулся на спинку кресла и задумался. Начинался очередной этап его жизни. И как всегда, было совершенно неизвестно, к чему он приведет...

Н.Каховка. Днепропетровск. Ялта.

2016 год.

70

Александр Башибузук

Алена Mаrena

EL RUSO 

ПРОЛОГ

«Первые люди в Новой Земле появились в 1973 году по летоисчислению Старого Света. Это были ученые, случайно открывшие Проход в результате эксперимента с магнитными полями высокой мощности. Целая группа ученых-идеалистов и их соратников воспользовались возможностью основать новую цивилизацию. Часть их коллег осталась в Старом Свете, начав тайную агитационную компанию, склоняя людей к переселению на новые земли. Дажек их удивлению, желающих переселиться оказалось много. Люди рвались к свободе, к новым перспективам. Нашлись и те, кто взялся финансировать новый проект, – состоятельные люди с высоким чувством ответственности за будущее человечества...»

Памятка переселенца                      

Глава 1. История Новой Земли

Новая Земля. Бразилия. Сан-Амиче.

20 год, 10 число 5 месяца, понедельник, 12:32

Высокий, жилистый и белобрысый парнишка, лет восемнадцати возрастом, стоял у прилавка оружейного магазина. Витрины были заполнены множеством моделей оружия, но парень, не отрывая взгляда, внимательно рассматривал на витрине, снайперскую винтовку с ложем скелетной конструкции.

– Ну что, Сержио, созрел, наконец? – продавец, усатый толстяк с жизнерадостной физиономией, оторвался от ноутбука, на экране которого извивались в танце несколько обнаженных красоток и иронично улыбнулся. – Три сменных ствола под разные калибры, оптика «Шмидт и Бендер», сошки, кейс, принадлежности, набор фирменных масел – плюс, так уж и быть, добавлю, как подарок от магазина два десятка матчевых патронов. И все это великолепие, обойдется тебе в жалкие десять штук. Сущая мелочь. Давай, чувак, не раздумывай...

По лицу парня пробежала досадливая тень. Он отрицательно качнул головой и положил на прилавок купюру:

– Две пачки русских.

Не дослушав, продавец небрежно смахнул купюру в ящик и подвинул к парню две картонные коробочки с надписями на русском языке. А потом, заглянув ему в лицо, презрительно скривился и преувеличенно медленно отсчитав, бросил на прилавок несколько мелких монеток.

Парень спокойно собрал их на ладонь и ссыпал в поясную сумочку. Потом взял пачки с патронами и, не говоря ни слова, пошел к выходу.

– Сержио... – вкрадчиво окликнул его продавец. – Предложение дона Рикарду остается в силе. Подумай парень, ты вполне сможешь заработать на эту винтовку. Эй, подожди, ты ведь сможешь оплатить лечение своего...

Вместо ответа он услышал только звон колокольчика на закрывающейся входной двери, грязно выругался и опять примостил свой обширный зад напротив ноутбука.

Сержио, а если точнее, Сергей Игнатьев по прозвищу «Еl Ruso», выйдя из магазина, развернул на голове потертую бейсболку козырьком вперед, прищурив глаза, глянул на ослепительно пылающее на небе солнце, сел на облезлый китайский мотороллер и покатил по улице.

Узкие пыльные улочки выглядели пустынными, население маленького городка под внушительным названием Сан-Амиче, предпочитало проводить обеденные часы дома или в забегаловках, накачиваясь ледяным пивом. Да и немного было того населения, потому что добрая его треть всегда отсутствовала, работая вахтовым методом на открытых угольных карьерах, принадлежащих государственной бразильской горнодобывающей корпорации «M.N.B»

Несколько раскрашенных как индейцы на тропе войны проституток, коротавших время в тени возле единственного в городе борделя, мазнули взглядами по пареньку, и равнодушно отвернулись.

Возле заправки ему приветливо махнул рукой парень в замасленном комбинезоне. Сергей ему кивнул, свернул на перекрестке, миновал городской полицейский участок со стоявшим возле него обшарпанным броневиком и остановился возле двухэтажного белого здания, построенного в колониальном стиле. Заглушил мотороллер, поставил его на подножку, быстро взбежал по лестнице и остановился в холле возле окошка с надписью «Reception».

– Донна Соареш, я к доктору де Абреу, – Сережа вежливо кивнул внушительной матроне, в белоснежном медицинском халате.

Донна Соареш показала ему рукой на кушетку напротив и стала накручивать диск на архаичном телефоне.

Через пару минут в холле госпиталя появился низенький худощавый мужчина в очках и с аккуратной бородкой клинышком.

– Ты хотел меня видеть, Сержио? – доктор сильно щурился, смотря на собеседника.

– Да, доктор, – Сергей кивнул. – Как он?

– Сержио... – доктор де Абреу снял очки, и устало помассировал глаза. – Я же тебе говорил утром, твой отец стабильно тяжелый. Последующие пару недель будут решающие. Большего, увы, пока не могу сказать.

– Его можно увидеть?

– Нет.

Парень достал из сумочки тонкую пачку купюр и протянул доктору:

– Здесь две с половиной тысячи экю. Позже, я еще достану...

– Машину продал? – доктор укоризненно покачал головой.

– Неважно, доктор, – Сергей пристально посмотрел на мужчину. – Насколько этого хватит?

– На неделю... – доктор Бальтазар де Абреу старался не смотреть парню в лицо. – Орден переправляет эти препараты из-за ворот и продает за бешеные деньги...

– Я достану... – Сергей сунул деньги в руку доктору.

– Почему бы тебе не обратиться к дону Рикарду. Насколько я знаю, он предлагал тебе хорошие условия.

– Я достану... – упрямо повторил Сережа и вышел на улицу...

ГЛАВА 1

«...Однако сохранять все в тайне своими силами было сложно, весь проект оказался под угрозой. И тогда был организован Орден, возглавил который совет ученых, открывших этот мир. Задачами Ордена стали: привлечение как можно большего числа поселенцев, снабжение их всем необходимым, организация новых Проходов в Новую Землю по всему миру, обеспечение безопасности Проходов. Орден пополнялся новыми сотрудниками, обзавелся агентами во многих странах мира, многие из которых даже не подозревают, для чего и на кого они работают на самом деле...»

Памятка переселенца

Глава 1. История Новой Земли

Новая Земля. Бразилия. Сан-Амиче.

20 год, 10 число 5 месяца, понедельник, 16:32

Масляно отблескивающие детали, с металлическим клацаньем, постепенно превращались в потертую, но ухоженную самозарядную винтовку Токарева[1] со штатным для нее оптическим прицелом ПУ[2]. Сергей закончил собирать оружие, прошелся еще раз ветошкой по его поверхности и аккуратно уложил винтовку в самодельный брезентовый чехол. После чего отложил его в сторону, подкурил сигарету и откинулся на спинку продавленного кресла.

Негромко жужжал вентилятор, гоняя по хижине волны обжигающего воздуха, грозно порыкивал облезлый холодильник, вопили детишки, гоняя на улице мяч, но Сергей Игнатьев ничего этого не слышал – он был полностью погружен в свои мысли.

Он до судорог ненавидел все в этом городе, даже, несмотря на то, что был плотью от плоти Сан-Амиче, став вполне своим для его обитателей, хотя по национальности, да и по внешности, он сильно отличался от них.

Городок, даже по меркам Новой Земли, был небольшим, но все равно давно перерос статус поселка. В нем было все, что необходимо для сравнительно комфортной жизни: небольшой госпиталь, школа, мэрия, полицейский участок, представительство Ордена, небольшой гарнизон легкой пехоты Бразилии, два отеля, публичный дом, оружейный магазин и свои трущобы. Особым предметом гордости горожан был маленький полевой аэродром, ну и, конечно же, понтонная переправа. Переправа пересекала один из притоков реки Амазонки, прозванный из-за цвета своих вод в дождливый сезон – Río-Amarillо, что в переводе с испанского языка означает Желтая река. Почему испанское название, а не португальское? Да потому, что при заселении Бразилии, здесь осели преимущественно испаноязычные переселенцы. Хотя и коренных бразильцев хватало.

 Так вот, собственно, на берегу этой реки и расположился Сан-Амиче. А еще через город проходила дорога, идущая из Порто-Франко к самому Рио-де-Жанейро, можно даже сказать, одна из двух главных дорог Новой Земли. Она и являлась одним из градообразующих предприятий. Но только одним, потому что вторыми, и главными, были несколько больших открытых карьеров, где добывали ценный коксующийся уголь, который потом по реке сплавляли на новоземельные российские территории.

Конечно, это были не все статьи доходов города, но об остальных, мягко говоря, публично говорить не рекомендовалось...

– Да плевать мне... – угрюмо буркнул Сережа на русском языке, затушил окурок в банке из-под кофе, вытащил из скрытой кобуры на поясе слегка потертый ТТ[3], и быстро разобрав, принялся чистить пистолет.

Надо сказать, при желании, он давно мог заменить этот пистолет на более  современную и престижную модель, но вопросы престижа Сергея волновали меньше всего, а боевые качества этого ветерана более чем его удовлетворяли. К тому же, он испытывал некоторую слабость к оружию российского и советского производства, хотя никогда не был в этих странах и информацию о них черпал в основном из книжек. Советский Союз распался еще до его рождения, а Россию он не видел, потому что родился уже на Новой Земле. Вроде бы как. Точно Сергей не знал. Впрочем, в новоземельных российских образованиях, он тоже не удосужился побывать, хотя порой и общался с солдатами Российской Армии, охраняющими некоторые конвои, идущие через город.

Собранный пистолет с легким стуком лег на столешницу, а сам Сергей вытащил из-под кровати большой рюкзак и, подкурив следующую сигарету, слегка задумался.

– Привет, Сержио... – на пороге хижины появился коренастый парень, в драной застиранной футболке и в красных шортах, явно на пару размеров больше, чем требовалось. Возрастом он был примерно как Сергей, но выглядел старше из-за рваного шрама, рассекавшего левую щеку.

– Привет, Хозе? – не вставая, буркнул Сергей.

– Тут такое дело... – Хозе заколебался и замолчал.

– Говори уже.

– Уходишь?

– Да, – Сергей подошел к картонному ящику возле кровати и, вынув из него пару армейских пайков, отправил их в рюкзак.

– Мы тут собрали немного денег... – Хозе достал из кармана свернутые в трубку и перехваченные резинкой купюры. – Ну-у... для дона Чена... тут четыре сотни экю...

– Отдай доктору де Абреу, – Сергей, не смотря на гостя, сосредоточенно и аккуратно скручивал лохматую маскировочную накидку.

– Хорошо, – кивнул Хозе. – Когда ты вернешься? Что сказать Лусии?

– Через неделю, – Сергей встал и, взяв гостя за локоть, развернул его лицом к двери. – Все, пока, братишка, я чертовски занят...

– Удачи, Еl Ruso, – Хозе обнялся с Сергеем и вышел из хижины. Через мгновение раздался удаляющийся треск мопеда.

Сережа собрал рюкзак, отложил его в сторону, достал из холодильника бутылку ледяной минералки, прилег на кровать и окинул взглядом хижину. Все как всегда...

Кое-как заштукатуренные кривые стены, сложенные из местного песчаника, шкафчики на стенах, сделанные из пустых электрических щитков, ржавая кухонная плита с газовым баллоном, надсадно тарахтящий холодильник и армейская койка, застеленная куском линялого брезента. Во второй комнате, то же самое, разве что отсутствует плита и присутствует большой шкаф, да в уголочке, под маленьким портретом Мао-Дзедуна стоит бронзовая статуэтка богини Си-ван-му[4] в окружении чашечек с благовониями.

Сергей с Ченом, при желании, давно могли подобрать себе более комфортабельное жилье, но дело в том, что этого желания так и не появилось – оба отличались удивительной неприхотливостью в быту, да и вообще – по жизни. Крыша над головой есть, еще и не протекает – да и ладно.

У Сергея, в очередной раз, мелькнула мысль бросить все и, как можно быстрее, свалить из этого города. И, в очередной раз, он пообещал себе это сделать, но только после того, как отдаст свой первый и последний долг. Он никогда и никому не был должен, это было против всех его принципов, которые Сергей Игнатьев соблюдал просто с маниакальной твердостью и педантичностью. Но вот этот долг образовался как-то сам по себе и даже против его воли...

Ровно восемь земных лет назад, щуплого белобрысого парнишку нашел патруль бразильской легкой пехоты рядом со сгоревшим дотла «Ниссан Патролом». Машина стояла на обочине дороги, в полусотне километров от Сан-Амиче, была вся истыкана пулями, а внутри нее находились два трупа – мужской и женский. Как уцелел сам Сергей, было совершенно непонятно. Он помнил свою фамилию, имя, возраст, национальность, но все остальное полностью исчезло из памяти. Пехотинцы привезли его в Сан-Амиче и передали в руки городских властей. Следствия, как такового, не было, просто оформили положенные бумажки, да и все. Обычное дело, тогда в этих местах шла настоящая война, банды и разного рода «революционеры» свирепствовали нешуточно, поэтому одиночные машины ездили по дорогам только свой страх и риск. Через Орден тоже выяснить ничего не получилось – очевидно, родители Сережи, по прибытию на Новую Землю, сменили фамилии, а новую Сергей попросту не помнил. А вполне возможно, просто никто особенно и не старался добраться до истины.

Вот тут как раз стал вопрос: а что делать с найденышем? Напрашивался очевидный выход: отдать желающим на воспитание. Хозе Игнасио Лула да Сильва, добрый католик и неплохой, в общем-то, человек, так и поступил, кинув клич: а вдруг кто из горожан решит усыновить найденыша?

Долго таковых не находилось, у горожан своих детей хватало, но, потом, все же нашелся один добрый самаритянин. Старый одинокий китаец, Чен Яодун, промышлявший охотой, рыбной ловлей, да и вообще, чем придется.

Кандидатуру сочли достойной, и все решилось к всеобщему удовольствию, правда, у Сергея согласия почему-то спрашивать не стали.

Вот с того самого дня, жизнь Сереги Игнатьева и стала неразрывно связанной с этой хижиной.

Трудно сказать, каким Чен оказался отцом, во всяком случае, он научил мальчика всему, что знал сам и научил жизни. Конечно, в своем ее понимании. Ну, а методы... методы у каждого разные: можно уговаривать, а можно лупцевать бамбуковой палкой до посинения. Серега сразу возненавидел старого китайца, но потом, со временем, как-то сжился с ним, принял его философию восприятия мира, да и вообще, наверное, даже стал считать настоящим отцом.

Чен оказался довольно образованным китайцем. Он прекрасно знал русский и английский языки, великолепно разбирался в китайской традиционной медицине, даже приспосабливал местные растения на ее нужды, был отличным стрелком и охотником, ну и, до кучи ко всему, являлся фанатичным маоистом и аскетом. И как бы это противоречиво не звучало, при всем этом, прилежно исповедовал даосизм[5].

За исключением даосизма и маоизма, он всеми остальными знаниями щедро делился со своим воспитанником, при этом никогда не ленился использовать бамбуковую трость с рукояткой в виде головы тигра, привезенную еще со Старой Земли. Неизвестно, что больше помогало: трость или общий педагогический талант китайца, но Сергей проявил впечатляющую одаренность в учебе.

А завершили воспитание Сережи Игнатьева, улицы Сан-Амиче, где свое место в жизни приходилось выгрызать зубами у таких же остервенелых волчат. И он занял это место, надо сказать, весьма уважаемое, но при этом не занимал никаких ступенек в неформальной уличной иерархии и, вообще, не принадлежал, ни к какой из группировок.

Чен с Сергеем зарабатывали на жизнь, снабжая отборной дичиной и рыбой мясные лавки и рестораны города. Помимо этого, в научно-исследовательской лаборатории при представительстве Ордена, им щедро платили за органы некоторых редких обитателей местных джунглей – фармакология Новой Земли уже начала активно приспосабливать эндемики к своим нуждам. Так что, при общем аскетизме этой парочки, жили они довольно безбедно и даже кое-что откладывали на черный день, тем более, что Серега всегда находил дополнительные источники дохода. Конечно, втайне от своего приемного отца.

Но тут неожиданно случилась беда: никогда не хворавший Чен вдруг заболел. Сильно заболел, но как выяснилось, при некотором наличии везения и средств, с болезнью можно было справиться.

Заначка моментально пошла в дело, Сергей даже в мыслях не мог допустить, чтобы бросить на произвол судьбы своего наставника и приемного отца. Деньги пошли на то, чтобы выписать из Сао-Бернабео местное хирургическое светило, потому что сам Чен был совершенно не транспортабелен. Профессор прилетел и сделал операцию, вроде как успешно, но теперь предстоял сложный восстановительный период и очень серьезные расходы на медикаменты. Вслед за заначкой ушла машина, почти новый М-151 «Матт», предмет тайной гордости Сергея. Но и этого не хватило.

Оставался вариант работы на фактического хозяина города, дона Рикарду душ Сантуша, по прозвищу «Barao», то есть «Барон», тем более, тот давно приваживал парня. Но Сергей его сразу отмел, так как категорически не хотел на кого-либо батрачить, переняв убеждения своего наставника. К тому же, сама личность Барона, да и его дела, вызывали у Сережи искреннее омерзение.

Вот поэтому, Игнатьев собрался...

– Черт... – Сергей глянул на циферблат простеньких наручных часов, потом на начинающиеся сумерки за окном и легко вскочил с кровати. Быстро вымыл руки и умылся, накинул чистую футболку, приладил кобуру с пистолетом к ремню на джинсах и вышел из хижины.

Через пятнадцать минут его мотороллер сбавил скорость около большого двухэтажного дома, на торце которого горела неоновая вывеска в виде громадной боксерской перчатки, на которой периодически вспыхивала надпись «Sangue e Areia»[6]. Сквозь раскрытые окна, на улицу выплескивался рев публики, заглушаемый реггатоном и усиленным громкоговорителем, речитативом рефери.

На входе в здание переминались с ноги на ногу два здоровенных чернокожих охранника в белых майках с такой же картинкой, как и на вывеске заведения. Несмотря на то, что в городе не разрешалось носить автоматическое оружие, на плечах громил открыто болтались, выглядящие игрушечными на фоне массивных тел, израильские пистолеты-пулеметы Узи[7] с деревянными прикладами.

Один из охранников кивнул Сергею как знакомому и сделал приглашающий жест внутрь, но Игнатьев отрицательно махнул головой, проехал дальше, свернул на перекрестке налево, потом еще раз налево, и остановился, не доезжая пары метров от белого джипа «Судзуки Сантана». Стукнул пару раз костяшками пальцев по его боковому стеклу, открыл дверцу и сел внутрь.

– Привет... – сидевший на водительском сидении молодой парень в цветастой гавайке, вымученно улыбнулся. Несмотря на то, что в салоне работал кондиционер, его полное лицо было покрыто каплями пота. Говорил он на английском языке с едва заметным акцентом.

– Привет, Кшиштоф, – Сергей проигнорировал протянутую руку и вопросительно посмотрел на парня.

Тот обернулся назад и взял с заднего сиденья небольшую продолговатую сумку, чем-то похожую на портативный холодильник.

– Вот... – сбивчиво забормотал он. – Положишь внутрь капсулу с железой, защелкнешь замки, потом подсоединишь к клапану баллон, он в боковом кармане, и повернешь регулятор. Охлаждения должно хватить на четверо суток, только не открывай раньше...

– Знаю, – Сергей переложил сумку к себе на колени. – Ну, я пошел?.. – а потом, глядя на страдальческое лицо Кшиштофа, медленно достал из заднего кармана джинсов целлофановый пакетик с порошком сероватого цвета и положил его на панель.

– Спасибо, Серж, – парень усердно закивал головой. – Ты же знаешь, за мной не заржавеет. Привезешь товар, я устрою так, что тебе выпишут двойной гонорар. Правда, не обману...

Сергей, молча, кивнул и вылез из машины. Уже на улице у него презрительно скривилось лицо. Больше этого города, Игнатьев ненавидел только наркоманов.

Через полчаса он уже лежал на кровати у себя в хижине и смотрел на потолок невидящим взглядом. Сергей редко когда сомневался в себе, вот и сейчас был абсолютно уверен, что все получится, Чен выздоровеет, и они вместе уедут из Сан-Амиче...

ГЛАВА 2

«... Уже в 3 году в Новой Земле проживало около 300 тыс. поселенцев, а в 20 году их количество составило почти 7 миллионов человек, разбросанных на огромной территории. К сожалению, Орден не смог предотвратить образование государств по национальному, расовому или религиозному признаку, чего руководство Ордена всегда хотело избежать. Люди обнаружили, что земля нового мира богата ископаемыми, идеальна для фермерства. И новообретенное богатство сразу же захотелось переделить. Начались конфликты. Но таков неизбежный путь становления нового мира, собираемого из людей мира старого, со старыми привычками, менталитетом и стереотипами...»

Памятка переселенца

Глава 1. История Новой Земли

Новая Земля. Бразилия. Верховье Рио-Амарильо. Предгорья хребта Сьерра-Негро.

20 год, 12 число 5 месяца, среда, 09:00

– Приехали... – Сергей заглушил небольшой мотор и взялся за длинный шест. Дно здесь просто кишело протопленным плавником, совершенно неразличимым под затянутой тиной мутной водой, поэтому Игнатьев решил не рисковать. Тем более, по пути он не жалел бензина и добрался сюда с опережением графика.

Река сильно сузилась, с одной стороны сплошной стеной стояли джунгли, с другой вздымалась высокая скала, сплошь заросшая ползучими растениями. В душном, пропитанном запахом гнили и пронизанном сыростью воздухе, стоял тихий гул – над водой носились тучки разнообразных насекомых, за которыми гонялись маленькие, юркие разноцветные птички, больше смахивающие на земных летучих мышей. В джунглях орали, скрипели и на разный лад охали, их невидимые обитатели. На свисающих к воде ветках деревьев, иногда можно было заметить небольших змей, поэтому Сергей старался не приближаться к берегу. Впрочем, и в самой воде хватало разных тварей, порой впечатляющих размеров и вида, но Игнатьев особо не обращал внимания на них. То, чего здесь следовало серьезно опасаться, днем не охотилось, ну, а остальное, как раз входило в перечень обычных гипотетических опасностей, с которыми приходилось смириться. Тем более, путешествуя с Ченом по этим местам, едва ли не с одиннадцатилетнего возраста, Серега прекрасно разбирался в местной флоре и фауне.

Вскоре на пути стали попадаться огромные кроваво-красные цветы, распластавшие свои мясистые овальные листья на воде. Запахло какой-то ядовито приторной сладостью. Сергей быстро нырнул рукой в сумку, и надел плотно прилегающие к лицу очки с респиратором; водные растения, которые Чен называл «Глазами Вечернего Дракона», были хищными, и охотились на летающую живность, распыляя в воздухе ядовитую пыльцу, вызывающую довольно сильную аллергию, чреватую даже параличом.

Как бы подтверждая это, в воздухе пронеслась, на растянутых между лапами кожистых перепонках, маленькая летучая обезьянка. Едва перелетев лодку, она сложилась в комочек и со сдавленным писком, плюхнулась в воду. К ней сразу потянулись длинные усы цветов и утянули слабо подергивающееся тельце куда-то под ряску.

Сергей равнодушно отвернулся; никаких сантиментов по поводу свершившейся трагедии, он не испытывал. Слабые умирают, сильные за счет них выживают. Суровый, но справедливый закон, на котором все основано в этом мире. И вообще, Игнатьева редко когда что-либо впечатляло, за что, порой, он удостаивался от своего наставника прозвища «бездушная скотина». Но и это никак не волновало Сергея. Чена он безмерно уважал и готов был терпеть еще и не такие эпитеты.

Протока вскоре стала расширяться, стало светлее, запах гнили и падали пропал, повеяло свежим воздухом, слегка разбавленным пряными цветочными ароматами. Сергей содрал респиратор и уверенно ввел свою длинную и узкую лодку в небольшое озерцо, в которое со скалы падал небольшой водопад. Вода в озере была гораздо чище, чем в реке, можно было даже рассмотреть снующих на дне разноцветных рыбок. Да и вообще, местечко выглядело очень живописным и красивым.

На берегу стояла небольшая хижина на сваях. Ловко развернув лодку, Сергей причалил и стал выгружать вещи. После чего быстро обмылся, переоделся в свежее белье и недовольно морщась, развел под складным таганком огонь. Игнатьев умел готовить, но его сильно раздражало, что на это занятие приходится тратить много время, которое можно было использовать на более полезные дела. На тренировки, к примеру. Поэтому, любимой едой парня были полуфабрикаты, консервы и сухие армейские пайки. Вот и сейчас делу умиротворения изголодавшегося желудка должен был послужить сухпай российской армии, который Сереже подарили, проезжавшие с конвоем через город легкие пехотинцы из Демидовска. Сергей ловко сорвал крышки с двух консервных баночек, вывалил их в котелок, потом добавил туда содержимое еще пары пакетов и высыпал по пакетику с солью и перцем.

Уже через пару минут над озерцом поплыл мясной пряный аромат. Сергей подцепил котелок клинком ножа и унес его в хижину, где поставил на пустой ящик из-под российских гранат РГД-5, изображавший собой стол. Еще несколько минут ушло на то, чтобы разжечь ароматические палочки, убойно действующих на летающих кровососов и повесить на крюки противомоскитный полог с гамаком.

Окинув напоследок удовлетворенным взглядом помещение, приобретшее несколько более уютный вид, Сергей Игнатьев поправил на стене ламинированный портрет Мао, затем потянулся за котелком, но отдернул руку.

Дело в том, что послышался нарастающий сильный гул, очень похожий на звук работы двигателя легкомоторного самолета. Судя по всему, самолет шел очень низко над джунглями. И не один самолет...

– Что за...? – Игнатьев выглянул наружу, и как раз успел заметить ярко раскрашенный самолетик, скользнувший едва ли не над кронами деревьев, а через мгновение, следом за ним пролетел второй, уже более крупный. К звукам моторов добавился сухой треск пулеметных очередей. – Не понял...

В самих самолетах ничего удивительного не было. Километрах в ста дальше на север, в предгорьях одного из безымянных отрогов Скалистых Гор располагались плантации коки. Это неприхотливое растение удивительно хорошо прижилась на Новой Земле, чем не преминули воспользоваться предприимчивые люди, именующиеся по староземельному примеру – наркомафией. Так что самолеты над джунглями летали довольно часто – и большие и маленькие.

Для Сергея, как и для многих в Сан-Амиче, все это особым секретом не было. Дело в том, что Барон, реальный хозяин города, тот самый дон Рикарду Мария душ Сантуш, имел к этим плантациям самое непосредственное отношение.

Особых проблем у Барона с бизнесом не было – он держал на зарплате всех полицейских и армейцев из городского гарнизона. Мало того, поговаривали, что перепадает и местным чиновникам из Ордена. За глубокие тылы дон Рикарду, тоже особенно не беспокоился, он был всего лишь «управляющим», хотя и высокого ранга, а реальные хозяева находились в Рио, где успешно решали свои дела уже с правительством. Словом, бизнес процветал и ширился.

Так вот, картинка с самолетами была вполне обычной, но все же немного выбивалась из нормы. Дело в том, что за «Сесной Скаймастер»[8] гнался и палил из пулеметов винтовой штурмовик, тоже американского производства. Сергей определил это совершенно точно, потому что неплохо разбирался в моделях самолетов. Будь он в окраске бразильских, российских или орденских ВВС, куда бы ни шло, наркоторговцев все же периодически гоняли, но этот «Бронко»[9], выглядел совершенно по-граждански.

Впрочем, Сергей не придал всему этому особого значения, списав на внутренние мафиозные разборки. Бывало и такое. А штурмовик – ерунда – загнали в ворота разобранным и без оружия, а здесь собрали обратно и поставили пушки с пулеметами. Были бы деньги, можно и танк переправить. Броневики у мафиозных парней точно присутствовали. Но Сергея это мало волновало, а если точнее – ему было все равно.

– Да хоть поубивайте друг друга... – равнодушно буркнул он и вернулся к котелку. Есть уже хотелось совершенно непереносимо.

Зачерпывая варево ложкой, Сергей внимательно рассматривал аккуратно сложенную карту, всю разрисованную пометками от руки и иногда измерял на ней расстояние линейкой.

– Держи... – закончив есть, он искрошил в ладони галету и высыпал крошки на пол перед мордочкой миниатюрной изумрудной ящерки. – Лопай крокодил, а мне пора...

Миникрокодил принялся за крошки, а Сергей стал собираться. Через полчаса он стал напоминать собой бесформенную копну листьев, из которой выглядывало раскрашенное бурыми разводами лицо. Да и оно едва различалось на общем фоне маскировочной накидки. Игнатьев вынул из чехла СВТ, ловко обмотал ее маскировочной лентой, перекинул винтовку через плечо, немного потоптался, поправил ремень и вышел из хижины. Ящерка проводила его безразличным взглядом и опять принялась слизывать крошки с пола.

ГЛАВА 3

«... настоящим докладываю, что главы наркокартелей новоземельной Бразилии проявляют излишнюю самостоятельность, и становятся склонны к саботажу указаний, нередки случаи откровенного шантажа. Мало того, их кураторы в правительстве Бразилии, при всей внешней лояльности к нам, оказывают прямую поддержку действиям своих подопечных. Таким образом, считаю, что сложившаяся ситуация никак не отвечает нашим интересам и предлагаю ряд мер по исправлению положения. План операции «Улитка» прилагается...»

Руководитель группы «Дельта»,

агент Игл

Новая Земля. Бразилия. Верховье Рио-Амарильо. Предгорья хребта Сьерра-Негро.

20 год, 12 число 5 месяца, среда, 19:00

– Giant crocodilus terram[10]... бля... – Сергей со злостью пробормотал латинское название виновника своего появления в этих местах, затем осторожно, стараясь не задеть растянутую над ложбинкой маскировочную накидку, повернулся набок и взял флягу.

Ему все больше переставала нравиться складывающаяся ситуация. Если бы не крайняя необходимость, то Игнатьев давно бы уже убрался назад в город. Почему? Да потому, что он всегда старался избегать лишних, тем более чужих проблем. Да и вообще, в Сан-Амиче любопытных уже не осталось, ибо все прекрасно понимали, что это весьма вредно для здоровья, а непонимающие долго не жили.

Сергей отпил глоток травяного чая и прошептал любимую поговорку старшего сержанта Пилипенко из группы российских конвойщиков, с которым он водил дружбу на почве купи-продай чего-нибудь:

– То все херня, то все до сраки, вся та любов до забутя, лиш тiльки я и тiльки ти, та й ти до сраки, лишь тiльки я та тiльки я... Тьфу блядь, язык сломаешь...

А ситуация, действительно складывалась не очень приятная. Примерно в километре отсюда Сергей опять заметил вчерашний штурмовик, только он уже никого не преследовал, а нарезал круги над джунглями, пока его не сменил вертолет. Летательные аппараты, в конце концов, убрались, но ощущение неприятностей у Игнатьева остались.

Он отложил флягу и опять приник к прицелу. Клятый варан никак не хотел возвращаться к своему логову – пещерке у подножья длинной скальной осыпи, на верхушке которой Игнатьев и устроил себе позицию.

Судя по следам и размеру лежки, джунглевый варан, одна из самых опасных и мерзких тварей в этих местах, вымахал до впечатляющих размеров. Сергей даже опасался представлять, насколько он большой. Они с Ченом, в свое время добыли несколько этих тварей, но те были небольшими, всего-то метра три – три с половиной длиной и по полторы сотни килограмм весом. Толку от добычи вышло немного, все они оказались самцами, так что научники из лаборатории Ордена заплатили за железы, расположенные у основания хвоста варанов, всего по три сотни экю. А вот за железу самки, обещали все пять тысяч. Правда, с некоторыми условиями, которые Чен с Сергеем сочли на тот момент невыполнимыми и попросту плюнули на заказ, предпочитая ловить летучих обезьян и бить водяных волосатых удавов, за которых платили сравнительно немного, зато на этих тварей охотиться было гораздо безопасней.

Но вот сейчас, заказ вновь стал актуальным, к тому же, Сергей, в свой прошлый визит в эти места, нашел подготовленное для кладки гнездовье, что само по себе было большой удачей, потому что вараны начинали откладывать яйца в конце сезона дождей. А в это время, ни один из нормальных, то есть умных людей, в джунгли не войдет.

Сергей осторожно поворочался, устраиваясь поудобней, и опять навел пенек прицельной марки на громадную кучу листвы. Вообще, эта затея казалась сущей авантюрой, потому, что на варана такого размера, надо было охотиться с противотанковым ружьем, а не с жалкой винтовкой времен второй мировой войны. Но ПТР у Сергея не было, так же как и другого выхода. Оставалось только надеяться на везение, чего Игнатьев терпеть не мог делать, потому что свято верил в успех четкого планирования своей судьбы.

Солнце продолжало припекать, даже, несмотря на привычку к жаре, на подстилке под Сергеем появились лужицы пота. Одновременно легкий ветерок сменил направление, как бы намекая, что будет совсем неплохо, если охотник сменит позицию. Злость и раздражение росли в геометрической прогрессии. Сереже все больше хотелось заминировать гнездо, и напоследок плюнув на него, убраться восвояси.

Совершенно неожиданно, громко хлопая кожистыми крыльями, совсем рядом с позицией уселся большой падальщик, больше похожий своим видом на доисторического птеродактиля. Разинув в сторону Сереги длинный клюв, усеянный мелкими иголками зубов, он хрипло заорал, а потом, помогая себе сгибами крыльев и вытягивая башку, сделал несколько шагов вперед.

– Пшел нахрен... – зашипел Сергей.

Птеродактиль в ответ громко квакнул и сделал еще шажок. На его маленькой лысой головке, ветерок весело трепал пучок грязно-серых перьев, больше смахивающих на чубчик. Судя по настрою птица, он решительно собрался хорошенько наподдать незваному гостю.

Беззвучно матерясь, Сергей потянул из ножен мачете. Можно было легко пристрелить из пистолета оборзевшего пернатого, но это бы означало конец охоты на сегодня.

Неожиданно падальщик зашипел, несколько раз хлопнул крыльями по щебенке, и с разбегу взлетел. Сергей взялся за винтовку, подумав, что, наконец, появился варан, но потом разочарованно выматерился про себя. Все складывалось гораздо хуже – по краю осыпи, прямо по направлению к гнезду, шло гуськом несколько людей. А точнее: шесть, до зубов вооруженных, мужиков. Седьмой была невысокая хрупкая светловолосая женщина.

Добротные просторные камуфляжные комбинезоны, дорогущее снаряжение: помимо раций, прикрепленных на разгрузках позади плеча, с гарнитурами Hands-Free[11], на легких шлемах неизвестных были установлены приборы ночного видения. Единообразное вооружение: кроме головного, с облегченным пулеметом FN Minimi[12] – и замыкающего, с навороченной самозарядной снайперкой, все остальные были вооружены облепленными разнообразным обвесом американскими карабинами М-4, с глушителями.

Все это, а так же уверенные слаженные действия неизвестных, выдавали в них профессионалов и серьезную контору, но девушка, явно к этой конторе не принадлежала. Во-первых, она была без оружия, во-вторых, на ней был надет ярко-желтый, грязный и порванный комбинезон, с каким-то непонятным логотипом на спине, ну и, в конце концов, у дамы были связаны впереди руки. Что, само по себе, свидетельствовало о многом.

Вчерашняя картинка с самолетами неожиданно обрела смысл. А чего тут думать; сшибли «Скаймастер», сегодня высадили с вертолета поисковую группу, разыскали и взяли в плен оставшегося в живых пассажира. Или пилота, что, само по себе, уже неважно. А живой он еще, потому что видимо что-то знает и пока нужен живым. А точнее, нужна, потому что девка.</