S.T.A.L.K.E.R. — это не игрушка. Книга третья (СИ)

Глава 1

Тройка военсталов умело гнала меня к периметру: отсекая от сталкерских троп и не давая свободы маневра. Причем - это была военная элита. Три офицера в ‘кокосах’ с компьютеризированными ‘стволами’ в руках.

И черт меня дернул с ними связаться! Именно - Черт, царство ему небесное. Один из клиентов нашего клана, которого я должен был провести через ловушки Зоны и мимо враждебных обитателей её же.

Кто знал, что этот индивидуум с маниакальной яростью ненавидит всех представителей официальных властей? Вот и с этими военсталами получилось неприятная ситуация. Заметил я их намного раньше и сумел укрыться среди аномалий и вывороченной почвы (очень было похоже, что тут прошел трактор с плугом, перевернув пласты земли). Посоветовал и Черту укрыться и вести себя тихо. Неприятность случилась через пару минут, когда противники прошли мимо нас в сотне метрах. За моей спиною хлопнул подствольник, выпуская гранату в одного из солдат. ‘Кокос’ справился с защитой своего владельца, но не смог погасить силу взрыва гранаты. В результате пораженный покатился по земле и влетел в ‘электру’. Сильную ‘электру’, стоит отметить. Человек даже в самом защищенном костюме на данный момент не смог пережить такое знакомство. Его покореженное и обугленное тело еще долго облизывали короткие голубые змейки разрядов.

Его товарищам подобное неуважение сильно не понравилось, настолько сильно, что они завалили нас свинцом и вогами, с точностью до метра обнаружив нашу позицию. Спасло нас (на тот первый момент) только мои способности. Пришлось окружить несколькими гравиконцентратами нашу лежку, чтобы сильные аномалии отклоняли хоть немного полет гранат и осколков.

Пять минут чертыханий, поминания матери моего спутника, родных наших противников и обещаний самых страшных кар Черту, как только выберемся из этой заварушки…

Выждав момент, когда по нам работал только один ствол (если не ошибаюсь, то эта ‘американка’ из семейства ‘шестнадцатых’ под ‘семерку’ - SIG 716, все остальные были вооружены ‘фенами’), я поднялся и рванул бегом по прямой. Немедленно в спину ударили автоматы военсталов, но ни одна зараза в меня не попала. Еще бы, если учесть тот момент, что между нами сейчас находился один большой гравиконцентрат, останавливающий или изменяющий траекторию пуль.

- За мною след в след, - крикнул я замешкавшемуся Черту, который заварил всю эту кашу и сейчас боялся подняться под пулями. Вот только моему совету он не последовал, решив отойти немного в бок. То ли решил, что я хочу прикрыть свою спину им, то ли еще что дурное проскочило у него в голове, но результат не замедлил проявиться на такое пренебрежительное отношение к командам проводника. Едва он вышел из-под защиты ‘грави’, как по нему стеганула очередь одного из вояк. Усиленный сталкерский комбез не выдержал, и человек с громким стоном повалился на землю.

- Мля, - выругался я, вскидывая автомат к плечу и выпуская короткую очередь по противникам. Попасть-то попал, но вот результата почти не было. Костюмы, что были на этих военных, являлись верхом инженерной мысли. Пробить простыми пулями можно было только при большой удаче или при массированном обстреле. А бронебойных у меня не было - закончились ранее, когда столкнулся с бандитами в хороших комбезах, да еще с особыми артефактами, что снижали эффект от попаданий в тело пуль.

Сместившись и сместив ‘грави’, я оказался рядом с Чертом и понял, что дело труба. У того вся дыхательная маска была забрызгана кровавой пеной, да и дырки на груди присутствовали, что сообщали о сквозных ранениях.

- Контейнер забери в рюкзаке, - едва слышно прохрипел Черт, когда я стянул с него маску и сделал укол из шприц-тюбика в шею боевым тонизирующим препаратом.

- Какой контейнер? Зачем? - не понял я, про себя характеризуя состояние раненого как критическое. Помочь ему сможет лишь Доктор, но только в ближайшие десять минут. Но где мы, а где Доктор?

- Контейнер…передать…Голикову, - делая большие паузы для набора воздуха, сказал умирающий. - В поселке Кривопрудье… сидит… на базе…офисе по изготовлению…окон. Это мой заказ…выполни его и …тогда мы квиты….к клану вопросов не будет… только быстро…надо сегодня уже…

- Какое Кривопрудье? - зарычал я, хватая собеседника за плечи. - Мне за периметр нет хода, придурок.

Вот только услышать он меня не мог - сознание потерял от моего резкого жеста или уже агония началась. Наша беседа заняла полминуты, но и этого хватило военсталам, которые стали обходить меня с флангов. Пару раз противники пробовали стрелять, но аномалии меня надежно прикрывали…пока что. Мои силы были на исходе, сколько смогу поддерживать аномальные ловушки, которые сейчас играют за меня, точно и не знаю. Ясно одно, что долго мне не продержаться. Плюнув на умирающего (образно, конечно) я перевернул его на бок и ножом разрезал плотную ткань материи на рюкзаке, чтобы не терять время на возню с лямками и застежками. Контейнер, больше всего похожий на старый школьный пенал из пластмассы, я обнаружил сразу же. Не теряя времени сунул его в один из карманов комбеза, что и были предназначены для таких случаев, и побежал.

Немного глодал сердце тот факт, что оставил умирающего. Стоило сделать ‘выстрел милосердия’, но и на него времени катастрофически не хватало. С другой стороны, ранения и огромная доза препарата сами по себе дадут возможность человеку быстро покинуть этот мир… и безболезненно, так как в препарат входило сильное обезболивающее средство с наркотическим эффектом.

Военсталы гнали меня с маниакальным упорством и ловкостью волков, загоняющих свою добычу в нужное место. Попытки скрыться или уйти в сторону немедленно пресекались. Неприятным был тот факт, что я с Чертом оказался возле самого периметра. Деваться тут было просто некуда…

Еще неприятным было то, что эту часть периметра контролировали войска НАТО. В отличие от украинцев или российских подразделений, эти больше полагались на электронику, чем на человеческий фактор. Точнее, своими приборами они дублировали действия солдат защитной линии. Количество датчиков массы, тепловых и волновых на каждые сто метров охраняемой линии зашкаливало . А еще тут имелись киберы или как там правильно называть механические боевые платформы свыше двух метров в высоту и передвигающиеся на гусеничном шасси. Снизу танк, в сверху что-то вроде гротескного подобия человека с руками-пушками и пулеметами. Снабженные аномальными датчиками и прочным низом, они запросто проходили через небольшие аномалии (а большие возле периметра редко появлялись, так как аномальной энергии тут было слишком мало для их образования).

Вот на этих киберов меня и загнали военсталы, справедливо полагая, что с моим оружием трудно будет справиться с этими минитанками. Мало того, очень скоро немного в стороне прозвучали звуки вертолетных движков, что могло означать только одно - десант пошел. К этим трем волкодавам сейчас присоединятся еще полтора десятка спецов.

- Гадство, - вслух прошипел я, укрываясь в небольшой ямке от посторонних взглядом. Как назло поблизости не было ни одной аномалии, а создавать с нуля у меня не было сил. Выдохся во время стычки, еще в ее начале. Теперь мог только подправлять уже существующие ловушки Зоны. Долго лежать не получилось: очень скоро по моему укрытию забарабанили пули. Пришлось выпрыгивать из него и перекатываться в очередную ямку. Вот тут мне повезло в первый раз по-крупному, так как ямка оказалась узкой, но глубокой канавой, по которой я пополз ужом.

Сырая и липкая грязь очень быстро залепила стекло маски, приходилось часто останавливаться и протирать его не менее грязной перчаткой. От этого скоро я видел окружающий ландшафт с большим трудом.

Уже собравшись ее снять, наплевав на возможное отравление всевозможной гадостью, я резко замер. Совсем рядом, метрах в полста от меня звучал движок. Тихий-тихий, но оттого еще более зловещий. Выглянув на полсекунды, я утвердился в своей догадке - прямо на меня пер один из механических пограничников, переваливаясь в ямах и разбрызгивая грязь во все стороны. Мое появление не осталось незамеченным и вызвало стрекот пулеметов. Полуметровые фонтанчики грязи забрызгали спину и голову. Еще хорошо, что обошлось без пушек, а то моя канавка не спасла бы. Ну и везет же, как утопленнику…

Переждав выстрелы, я откатился в сторону и пополз вбок, собираясь обойти кибера со стороны и зарядить тому хоть куда-нибудь из подствольника, тем более у меня имелась парочка термобарических гранат. Решение свое я поменял чуть позже, когда механический противник резко изменил свое положение (видит, гад, меня по любому, видит через свои приборы, которых напичкано в нем до безобразия много) и покатил опять на меня. Через несколько секунд точно окажется рядом и раздавит или расстреляет в упор.

И снова Зона подкинула мне шанс на спасение. В десятке метрах в стороне притаилась небольшая электра, которая могла мне пригодиться. Главное, успеть до нее добраться раньше, чем до меня доберется противник. Почти на четвереньках, чувствуя пятой точкой, как меня вылавливают в прицеле электронных приборов.

Успел в последний момент. Только завалился в очередную ямку из канавы, как рядом пронеслась строчка грязевых фонтанов. И опять кибер лупанул по мне из пулеметов, скорее всего потому, что снаряды к пушке закончились и это меня радует.

Как и предполагал, слабенькую ‘электру’ машина проигнорировала, следуя заложенной программе, или ее вел оператор, который считал показатели ‘электры’ и не нашел ее опасной. Зря, ох как зря…

Когда механическая дура наехала на аномалию, мне оставалось только подправить последнюю. Результат порадовал меня, и заставил (просто уверен на сто процентов, готов весь свой хабар поставить за месяц вперед) заскрипеть зубами от бешенства оператора. Огромный силы разряды вырвались из-под днища и окутали на миг кибера.

- Что, железяка, выкусил? - погрозил я кулаком своему недавнему противнику, сейчас застывшему в скособоченной позе. Уничтожив эту машину, я получал шанс вырваться из ловушки…если бы не десант. Скрипя зубами, я наблюдал с двухкилометровой дистанции через бинокль, как в мою сторону движется жиденькая шеренга людей в серо-зеленых комбезах, почти сливающихся с местностью. А ведь еще под боком сидит неугомонная троица военсталов, товарища которых прихлопнул Черт. Хоть и просят о мертвых молчать или говорить лишь хорошее, но этот заказчик вызывает лишь один мат. Черт бы побрал этого Черта.

Посмотрев в последний раз на вояк, я развернулся и пополз в сторону периметра. Рассчитывал спрятаться на самой границе аномальной территории и защитной линии. Закопаюсь в землю или в трупы мутантов, которых тут встречается порядочно, пережду несколько часов и адью. Хотя…гадство, заказ на мне висел. Черт смог нагрузить меня проблемами с ног до головы. Слепец перед моим уходом сказал, что это задание крайне важно выполнить… любым способом выполнить. Поэтому он меня и посылает, так как уверен в моих способностях и верить в мою удачливость.

С тоскою посмотрел на противников, потом на периметр и пополз к нему.

На удивление, местную сеть препятствий я прошел проще и быстрее, чем на своем прежнем проходе, когда еще не перешел в темный клан. Половина мин была на электронике, которая меня игнорировала (имелись определенные девайсы для этого). Охрана линии дотов и вовсе прощелкала клювом тот момент, когда я пролез под ‘колючкой’ и оказался на просторе. Вместо двух линий, как это было в прочих местах, тут имелась всего одна. Вторую выполняли киберы и беспилотники, летающие по краю полосы. И если бы не подарок Черта, я посчитал бы себя охрененым везунчиком - всего один кибер и тот наземный.

Уже через три часа, в сумерках, я оказался на ‘гражданской’ территории. Сейчас меня могли нагнать только редкие патрульные экипажи, но спрятаться от них в местной лесополосе не трудно и для полного неумехи. Чего говорить (без лишней скромности) про опытного сталкера.

Гораздо больше меня волновало собственное самочувствие. Потеряв связь с аномальным полем Зоны, во мне появилась вялость, словно от пары бессонных ночей и некая настороженность. В каждой тени виделось что-то страшное и пугающее. Это висело на подсознательном уровне и уходить пока что не собиралось. Помедлив несколько минут, я махнул на все рукою и тронулся в путь. А что еще делать - разваливаться не собираюсь, падать без движений или страдать удушьем тоже, значит, вперед. Если везение не покинет меня, то успею разобраться с заказом и вернуться в Зону.

До Кривопрудья, оказавшимся поселком с сотней домов из которых десяток были двухэтажными ‘хрущевками’, я добрался к полуночи. Мне просто повезло, что имелась карта в ПДА ближайшей местности вокруг Зоны. Единственным минусом было то, что не мог связаться со своими коллегами по клану. Передать о том, что клиент сгинул и теперь я взялся выполнять за него (уже в который раз берусь не пойми за что из благородных порывов) порученную миссию.

М-да, неприятно, но что делать? Немного помыкался в поисках одежды, но все же отыскал в небольшой деревушке перед Кривопрудьем, вывешенные вещи на улице. Вот там и обзавелся старым ватником, тельняшкой и брезентовыми штанами вроде как от ‘горки’. На ноги нацепил болотные сапоги с голенищами-гармошками.

Впрочем, переоделся я только перед конечной целью, так как тащить на себе свернутый комбез то еще удовольствие, в отличие от стянутых ремнем в узел гражданских вещей. Переодевался я в полукилометре от первых домов поселка. Свои вещи и оружие, за исключением пистолета, оставил в тайнике, наскоро сделав тот среди зарослей шиповника. Единственное о чем я позабыл, так это про собак. Слепые псы в Зоне больше скулят и лают редко и недолго, в отличие от простых, не мутировавших особей в нормальном мире.

- А ну пшла, - замахнулся я на ближайшую шавку ногою, которая своим лаем была способна поднять половину (если не полностью) поселка. Та отреагировала на угрозу спокойно и привычно - отскочив на пару шагов от меня. На ее лай из дворов откликнулись товарки, окончательно переполошив поселок.

- Чертовы двортерьеры, - сквозь зубы прошипел я, машинально касаясь кончиками пальцев СПС, который был засунут за ремень штанов на боку. Так бы и перестрелял всех этих псин, если бы не шум выстрелов. Не хватало еще с местными ментами столкнуться. Прилипчивая шавка отстала только через две улицы, видимо тут ее территория заканчивалась. Повезло, что на ее место другие не прибежали, а то я точно взялся бы за пистолет - состояние было настолько нервное, что мог сорваться в любой миг. Тем более, ночью было очень трудно найти неизвестного Голикова, которому следовало передать некий контейнер.

Еще хорошо, что планировка поселка была примитивнейшая: две центральные, параллельные друг другу улицы, соединяемые улочками покороче. Вроде как обычный штакетник-забор, получается на карте. Офис, к удивлению, был отмечен на моей электронной карте, вот только встретил меня чернотою окон и запертыми дверями. Территорию двухэтажного строения огораживал металлический забор, за которым было слышно, как бегали и негромко порыкивали собаки. Крупные, надо отметить, собаки. С такими справиться без пистолета сложно, если не будет желания заполучить несколько укусов.

- Вот же гадство, - в сердцах ударил ногою по глухой калитке сбоку от ворот, - и что мне теперь делать?

- Кто тут стучит? - послышалась недовольная речь из-за ворот. От неожиданности я сам не понял. Как отскочил в сторону и выхватил пистолет.

- Ну? - требовательно произнес неизвестный и громко икнул. - Ик, чего молчишь-то? Сейчас собак спущу…

- Эй, дед, - в голосе говорившего проскальзывали дребезжащие старческие нотки, что помогло определить его возраст более или менее точно, - погоди с собаками. Я тут Голикова разыскиваю, который где-то тут проживает.

- А зачем он тебе посередь ночи-то? - подозрительно осведомился старик.

- Нужно, - проговорил я, - передать ему одну новость от одной фирмы с которой он недавно работал. Там некоторые вопросы появились и предложения по продукции.

- Завтра приходь, - был ответ. - Ночью никакие дела не решаются.

- Это у вас не решаются, -попробовал достучатся до сознания собеседника, - а в Киеве самое рабочее время. Потом поздно будет.

- Ничего не знаю, - категорически ответил старик. - В своем Киеве и разбирайся со временем, а тут у нас не Киев. Я сторож простой, а начальство повелело никому и никогда не сообщать ничего лишнего. Да и не знаю я ничего.

Судя по удаляющимся шагам, дед решил больше не терять время со мною и пошел в свою сторожку добивать припасенную бутылочку (уж очень голос был характерный, тянущийся и чуть с заплетающимся языком). Но мне-то от этого-то не легче.

Сплюнув, я посмотрел удивленно на пистолет, который все время разговора держал в руке, и убрал его обратно под ватник. И тут у меня пискнул ПДА, который я держал включенным все время с момента ухода с опасной территории возле периметра. Писк сообщал, что некто поблизости воспользовался аналогичным прибором, отослав сообщение. Обычные ПДА не обладают способностью к сканированию да и сообщения вне Зоны отправлять и принимать не могут, но свой я отдал для апгрейда сразу же, как накопил побольше денег. И теперь мог пользоваться им где угодно с некоторыми оговорками, конечно. Принимать мои сообщения мог любой похожий ПДА и лишь на этой территории (точно так же из Зоны невозможно отправить весточку в обычный мир). Кроме сканера в приборе имелось еще несколько фич, но пока ненужных для меня. Сканер же мог с точностью до метра на отрезке в пятьсот-шестьсот метров определить работающее устройство.

Насторожившись, я достал из кармана комп и посмотрел на сообщение. Из него я понял только одно: метрах в трехстах от меня работал ПДА, аналогичный моему. Сталкерский, в общем и проабгрейденый отличным специалистом, если может работать здесь. В голове пробежались мысли, перебирая варианты один за другим. Остановился на том, что это мог быть сам Голиков или его помощник, который беспокоится насчет товара и теребит компаньонов.

Если так, то его дом расположен примерно в трехстах метрах во всех сторонах от меня. После короткой пробежки и осмотра местности, остановился на пяти зданиях, которые совпадали по расстоянию. Три из них отмел сразу - хибары хибарами, в подобных точно жить не пожелает человек, имеющий неплохой прибыток от связей со сталкерами и имеющий небольшое предприятие. Из двух оставшихся после некоторого раздумья выбрал двухэтажный домик из желтого кирпича (или обложенного облицовочным кирпичом, я в этом не сильно разбираюсь). С выбором мне помогло определится светящееся окно на втором этаже и маячившая фигура мужчины, которая с трудом, но просматривалась сквозь плотные шторы.

Территория участка была обнесена высоким забором из гофрированного железа, выкрашенного в зеленый цвет. Через такой будет сложновато перебраться, но вполне возможно. Пройдя вдоль всего доступного периметра ограды, я по пути перекинул несколько камней и палок, что подобрал на дороге. Никакого отклика на свои действия не обнаружил и пришел к мнению, что собак тут нет. В принципе, нормальное решение для подобного человека. Мало ли кто и во сколько припрется к нему домой, зачем оповещать об этом соседей?

Вот и я не собирался сообщать об этом никому, по-тихому перескочив через забор, даже не загремев листами. Вот только чуть не порезал руки о верхний край металлического листа, когда за него ухватился.

Приземлился почти без шума и так и застыл на полусогнутых, прислушиваясь к окружающему миру. Через полминуты выпрямился и тихонько пошел вдоль дома, присматриваясь к окнам и планировке дома. Обнаружил две двери, причем обе толстые и бронированные с глазками для просмотра. На всех окнах первого этажа стояли решетки из простых толстых прутьев, без всяких изысков сваренных между собою. Что ж, видно хозяину совсем нет дела до красоты, важна лишь рациональность.

Когда я пошел на второй круг и оказался возле задней двери, послышался негромкий голос с механическим тембром:

- И долго ты круги собираешься нарезать вокруг дома?

На этот раз я выхватил пистолет еще быстрее, чем с дедом у ворот офиса. Мало того, я еще и отпрыгнул на пару метров в сторону и повалился на землю, затрудняя прицеливание для возможного стрелка.

- Ты что - акробат? Сначала через забор прыгаешь, потом по клумбам кувыркаешься? Что нужно?

- Хозяин нужен, - негромко произнес я и откатился в сторону, после этого.

- А конкретно? - настаивал голос неизвестного. Только сейчас я заметил небольшую светло-коричневую сеточку динамика возле двери, трудно различимую в темноте на фоне кирпичной кладки.

- Голиков мне нужен, - стал закипать я, стискивая в ладони пистолет и понемногу заводясь. Наверное, поспешил я с суждением, что вне Зоны мое самочувствие не пострадает. Скорее всего, физически ничего не произойдет, а вот с нервами и головою может и кавардак случиться.

- Вот как? - проскользнуло удивление, потом была долгая пауза и короткое предложение. - Заходи.

Дверь едва слышно щелкнула замками и приоткрылась, выпустив на улицу тонкий лучик света. Секунду размышлял над вопросом ‘идти или не идти’, а потом поднялся с земли и быстро шагнул к порогу. Перед тем, как открыть дверь и шагнуть в помещение, сильно прищурился, стараясь защитить свои глаза от ослепления. Сильно опасался получить пулю в дверном проеме, где свобода маневра будет ограничена, но все обошлось.

Здоровенный мужик в спортивный штанах и майке-борцовке стоял метрах в пяти от двери. Через его левую руку была перекинута верхняя часть спортивного костюма. Хм, вероятнее всего там сейчас сжата пушка, укрытая таким незамысловатым образом.

- Ну, - проговорил хозяин, когда за мною закрылась дверь, - говори что хотел. Голиков - я.

- А документики бы показать, - попросил я, чувствуя неудобство перед стволом, - а то назваться можно хоть папой римским.

Здоровяк хмыкнул, но сделал несколько шагов в сторону к шкафу, откуда извлек темно-синие корочки заграничного паспорта и перебросил их мне. Пришлось ловить их на лету, в результате чего из рукава едва не вылетел пистолет. При виде оружия мужик напрягся, но пока агрессии проявлять не стал.

Так, что мы тут имеем. Голиков Сергей Викторович…украинец…сорок лет…

- Верю, - перекинул я обратно документ хозяину, который тот поймал с большой ловкостью, чем я.

- А ты кто такой? - поинтересовался Голиков.

- Гость с небольшим…презентом, - ответил я.

- Уж не про тот презент ты говоришь, что в рукаве прячешь?

- Этот? - спросил я, аккуратно доставая пистолет и убирая его за пояс. - Нет, у меня тут нечто другое. Вот.

Я выложил на стол пенал полученный от Черта и внимательно посмотрел на хозяина дома. А у того даже лицо переменилось при виде контейнера. Скинув с левой руки куртку, больше не желая маскироваться от меня, Голиков пододвинул к себе пенал и нажал на несколько точек. В предмете что-то щелкнуло, и крышка немного приподнялась, больше не удерживаемая замком.

- Да, - приподняв верх пенала и заглянув вовнутрь, проговорил голиков, - то что нужно. Молодец…но почему принес контейнер ты, а не Чертанов?

- Чертанов? - переспросил я. - Это кто?

- Вот, - мужик положил на стол увесистый револьвер, который ранее скрывался под курткой и вытянул из кармана штанов ПДА. - На фотку его посмотри.

С экрана компа на меня смотрела бледная физиономия Черта, Царство ему Небесное.

- Черт, - переведя взгляд с фотографии на Голикова, сказал я. - Я знаю его под именем Черта. Он погиб возле периметра, наткнувшись на вояк. Я был его проводником.

- На военный?

- Угу. Дернуло его начать с теми перестрелку и завалить одного. А прочие завалили его.

- С военными у него давние счеты, по слухам - скривился Голиков. - А ты как уцелел?

- Обычно, - не стал вдаваться в подробности. - Умею выживать там, где разные придурки гибнут.

- Ну да, у да, - закивал собеседник, - ты же проводник. Ладно, товар доставлен тобою вместо Черта, значит и плата за транспортировку тебе принадлежит. Кстати, мне бы получить ПДА Черта, он с тобою?

Глядя на мое изменившееся лицо, мужик в раздражении ударил кулаком по столу:

- Ты оставил прибор на трупе? Млять, там же куча инфы. Если вояки сумеют ее расшифровать, то будет такая… петрушка.

- Не достанут, - буркнул я. - Тело попало в кольцо аномалий и вытащить его до ближайшего Выброса будет архисложно. Я сам только и успел вытащить контейнер.

- Кстати, а откуда ты узнал про груз? - прищурился Голиков, посмотрев на меня ну очень внимательно.

- Черт сам сказал, - пожал я плечами, спокойно выдерживая взгляд, - когда его ранило. Понял, что вытащить его не получиться, а ранения не позволят долго продержаться.

- М-да, - произнес Голиков. Потом поднялся из-за стола, вышел в соседнюю комнату и вернулся через минуту в бутылкой водки и двумя стаканами.

- Помянем бродягу, - свинчивая пробку с бутылки, наполненной перцовой водкой и наполняя стаканы на половину. Я кивнул в ответ, соглашаясь с его словами, и опрокинул в себя сто пятьдесят грамм крепкой и жгучей жидкости. Теплая волна пробежалась по от горла до желудка. Ух, хорошо. Вот именно этого мне и не хватало.

- А теперь за твою счастливую звезду, что помогла добраться, - наполнил по второй Голиков. После этого бутылка опустела, а вторую хозяин не принес. Хотя она и не требовалась - так было нормально. Убрав пустую тару под стол, Голиков вновь ушел из комнаты и задержался на этот раз подольше. От скуки я взялся рассматривать его револьвер, так и лежавший на столе. За этим занятием меня и застал хозяин дома. Он вернулся уже с сигаретой в зубах, нещадно дымя и распространяя аромат шоколада. В руке держал тонкую пачку денег. Точнее будет сказать не пачку, а сверток банкнот с характерной серо-зеленой окраской.

- Это тебе за доставку, - катнул ко мне рулончик банкнот Голиков и продолжил, кивнул на оружие в моих руках. - Интересуешься?

- Немного, - пожал я плечами, откладывая револьвер и убирая деньги в карман штанов. - Просто в тот момент когда увидел тебя с курткой на руке, посчитал револьвер за пистолет.

- Ха, - хохотнул собеседник. - На хрен он мне сплющился этот пистолет. Чтобы заклинило затвор тканью?

- Вот и я подумал, что будет только первый выстрел, - качнул я головою, - случись чего. С револьвером же ситуация была бы намного хуже. Да еще с таким калибром.

- Это не просто калибр, - проговорил Голиков, откидывая влево барабан и доставая толстые латунные гильзы. - Тут и патроны специальные. Вот этот с картечью, этот с бронебойной пулей, этот опять с картечью.

- Что это за револьвер? - удивился я, до этого не слышавший ни о чем подобном. - У него что, совсем нарезов нет?

- Нет, - растянул лицо в улыбке собеседник. - Гладкий ствол под тридцать второй калибр. Охотничий укороченный патрон тут применяется. Прицельная дальность аховая, зато метров с десяти или пятнадцати я спокойно слона остановлю. Или припять-кабана.

- Насчет кабана не уверен, - отрицательно покачал я головою. - Их не всегда и обычным ружейным зарядом с первого раза завалишь. Ладно, пора мне и назад возвращаться пока темно.

- Так и пойдешь? - кивнул на мой наряд голиков.

- Угу, а что делать? - пожал я плечами. - Не в комбезе переться же?

- Минутку подожди, - сказал мне Голиков и вновь ушел из комнаты.

Глава 2

Вновь переходить периметр в старом месте было глупо. Я там такой шухер поднял, что еще пару дней натовцы будут реагировать на любой сигнал тревоги и уничтожить все шевелящееся и живое. Возможно, вплоть до бактерий. И еще бы им так не волноваться, когда потеряли одного робота стоимостью в миллионы долларов и пропустили сквозь охраняемую линию неизвестного. Тут даже опасно находиться, так как могут последовать зачистки прилегающей местность с поверками всех попавшихся. И понять их можно. Во-первых, такой удар по носу иноземцам с их хваленой супертехникой. Во-вторых, проскочивший через кордон сталкер запросто мог вынести с территории Зоны опасную болезнь.

Вот поэтому я попросил Голикова помочь мне убраться из этой местности. И не куда-нибудь, а поближе к Чернобылю-5. Там будет проще проскочить сквозь периметр учитывая тот факт, что имеются полезные знакомства (и высокооплачиваемые стоит отметить). Одетый в джинсовый костюм, который слегка был мне великоват, в черную майку и бандану, я сидел рядом с Голиковым и бездумно смотрел в темноту. Вялость, которую я почувствовал, едва покинул Зону, все усиливалась. Я постоянно зевал, веки сами собой опускались и был недалек тот момент, когда мог уснуть. Вот только в моем состоянии сон запросто может перейти в смерть. Пока что держался да и Голиков помогал отгонять дрему своими разговорами. В один из моментов, когда я зевнул особенно громко, он удивленно посмотрел на меня и проговорил:

- Эй, да ты того гляди заснешь совсем. Слушай, мож тебе подремать немного, а? У меня есть пара местечек, где тебя ни одна собака не отыщет.

- Нет, - помотал я головою, - не пойдет. Мне очень срочно нужно опасть в Зону. Твой заказ попался мне случайно, сверх того, что на мне висит. Разобрался с ним, но все прочие дела висят на шее. Так что, мне сейчас не до сна.

- Тогда мож препаратик кольнешь? Хороший, натовский специально для их коммандос сделан. Сон и усталость как рукой снимет.

- Что за препарат? - заинтересовался я.

Голиков остановил машину и взялся за аптечку из которой через минуту достал небольшую стеклянную ампулу и одноразовый шприц.

- Что б без палева все было приходится вот так держать, - сообщил он мне показывая предметы. - А так препаратик в шприц-тюбиках храниться. Ну что, колоться будешь?

Я на секунду замолчал, сосредоточившись на своем самочувствии, и медленно кивнул головой в ответ:

- Давай.

Голиков сноровисто, словно завзятый врач отломил головку ампуле, набрал полный шприц содержимого и приложил тонкую иглу к моей шее. Оли от укола я почти не почувствовал, а вот эффект ощутил почти сразу же. Сонливость и вялость отошли на задний план, полностью не пропали, но больше не мешали.

- Ну как? - ухмыльнулся Голиков, выбрасывая использованный шприц с пустой ампулой в окно. - Чуешь, как кровушка заиграла? С этим лекарством хоть на Эверест, хоть с пятком баб в койку и хрен устанешь.

- Что-то мне ни в горы, ни в постель не хочется, - буркнул я, - а вот обратно в Зону весьма желательно. А насчет эффект… да, бодрее себя чувствую. Спать точно не хочется. Сколько продержится?

- Шесть часов точно, - сообщил собеседник, заводя мотор и трогая машину. - Может и семь, но тут все от самого организма зависит…

Через полчаса я распрощался со своим новым знакомым и, забрав из тайника в машине свои вещи, неторопливо двинулся в сторону периметра. Весь путь пролегал по лесопосадкам да оврагам во избежание ненужных встреч. Да и то чуть пару раз не попался в руки патруля. Спасло от того несколько халатное отношение вояк к своим обязанностям. Вместо того, чтобы курсировать по маршруту, они блаженствовали на полянках и о чем-то весело разговаривали. А второй патруль и вовсе давил лесную травку вместе с представительницами прекрасного пола. Судя по специфической одежде, которая больше открывала, чем скрывала тела, тут явно были не обычные сельские простушки, а работницы древней профессии. На миг я даже взгрустнул, вспомнив о Герле. С этой девушкой отношения напоминали буйство вулкана. Никогда не угадаешь, что ее может взбесить и умиротворить. Ссоры и примирения следуют одна за другой. Вот и сейчас уже недели две как мы вновь разругались. И ведь понимает оба, что друг без друга жить не можем, но без дурацких выяснений отношений никак не обходится. Эх, какая же сложная штука - жизнь…

Охранный периметр в очередной раз изменился. На том участке, где я раньше любил ходить в Зону и обратно понаставили мин и датчиков. Метрах в двухстах в сторону Зоны, но еще на незараженной территории появились два бетонных колпака из узких амбразур которых, торчали тонкие пулеметные стволы. Тонкие-то они тонкие, но запросто начинят свинцом по самые ноздри стоит попасть им на прицел. Мне пришлось больше двух часов преодолевать какие-то пятьсот метров, пока смог почувствовать себя в безопасности.

А потом я почувствовал Зону. Она встретила меня, как старушка мать встречает своего сына, гулявшего на чужой сторонке, но вернувшегося живым и здоровым. Обычным сталкерам первые минуты такого знакомства кажутся тяжелыми, их давит, словно попали на вершину самого высокого горного пика. Им тяжело дышать, руки и ноги заплетаются и они не держат вещи.

Мне же показалось, что меня выпустили из бетонного подвала, где и воздух спертый, и свет излишне яркий. Я дышал полной грудью, счастливо улыбался и ощущал себя на седьмом небе блаженства. Только через пять минут эйфория схлынула, оставив чувство собранности. Ни вялости, ни усталости от предыдущего пути не ощущалось. Возможно, наконец-то подействовало средство Голикова (блин, и как я согласился принять от незнакомого человека неизвестный укол, никак мое состояние сказалось и на мозгах, ведь ‘оконщик’ мог и яд вколот, чтобы избавиться от меня по своим причинам). Но вполне может быть, что так на мне сказывается поступление аномальной энергии. Вот интересно, есть темные сталкеры, которые выбирались за кордон и возвращались обратно? Что они чувствовали? Надо будет по возвращению в клан поинтересоваться. Но это потом, до этого мне еще надо преодолеть половину Зоны.

Для начала я решил наведаться в деревню новичков, тем более что до нее тут было рукой подать. Идти по краю Зоны было само удовольствие. После местности, где обитает мой клан, напичканный аномалиями, опасными тварями и вражескими сталкерами, дорога до деревни с новичками показалась мне прогулочной тропинкой в городском парке. Как и всегда, среди покосившихся и почерневших от выбросов и времени домиков крутились два с лишним десятка новобранцев. Мимо постов, выставленных на окраине деревне, я просочился незаметно. Молодой парнишка ( мой ровесник по годам, но сопляк в сравнении с жизненным опытом) в плотной горке, легком бронежилете каске и армейском противогазе даже головой не повел в мою сторону. А парни внутри деревни на меня мало обращали внимания. Наверное, посчитали, что раз меня попустили на пост, то свой. Хотя, насчет окружающего внимания это я немного преуменьшил. Прямых взглядов не было, а вот коситься на меня косились. И тихие завистливые шепотки в спину неслись Ну, еще бы, в своей экипировке и с личным оружием я выглядел среди ‘деревенских’ этаким богом с Олимпа, сошедшим в ряды простых смертных.

- Умник? - внезапно до меня донесся чей-то удивленный и капельку недоверчивый возглас. - Умник, ты что ли?

Я обернулся в сторону говорившего и увидел Волка. Ветеран так и не изменился с нашей последней встречи. Такой же комбез, старое (или похожее на то) оружие.

- Волчара, как ты меня узнать-то смог? - воскликнул я и быстро зашагал к нему. - Здорова, как поживаешь?

- Да так, - ухмыльнулся он, - потихонечку. А чтобы тебя не узнавали, то смени оружие. Немного народу с такими стволами ходят, да еще с нашивками темного клана.

При этих словах несколько человек из новичков, сидевших у ближайшей бочки, из которой вырывались языки пламени, оживились и принялись что-то шептать друг другу на ухо. Заметив это, я поморщился и сердито выговорил Волку:

- Ты б еще через ПДА отправил сообщение, что в деревне новичков темный объявился. Вот будет фурор.

- А что такого? Это и так видно по твоим нашивкам, - недоуменно отозвался сталкер и показал кулак новичкам. Те оказались понятливыми и в ту же секунду снялись с места и перебрались подальше от нас. Но коситься на меня не перестали.

- Кто эти? - качнул я головой в сторону молодежи (образно, конечно, некоторым из ‘молодых’ давно за третий десяток перевалило). - Да они монолитовца от спецотряда Долга не отличат. А уж такой шеврон они и подавно не видели. Сам-то давно видел темных в этой местности или кого-нибудь из кланов, что ближе к центру поселились?

- Темных не видел, врать не буду, - признался Волк, - но вот из центра захаживают изредка. Как раз пара из таких тут сейчас сидит.

- Что за клан? - без особого интереса поинтересовался я.

- Ратник. Слышал о таком?

Ратники… как я ни напрягал память, но ничего похожего припомнить не удалось.

- Опять какая-то секта или отряд юннатов? - презрительно отозвался я. - Забрались в самый центр Зоны и считают себя от этого крутыми. Ставлю ‘душу’, что через месяц от них никого не останется.

- Гони артефакт, - ухмыльнулся Волк, - ты проиграл. Эти парни весьма серьезные и на своей базе сидят твердо. Из бывших вояк, вроде костяка Долга, но не заморачиваются со всякими безумными идеями. Кстати, один из твоих учеников в этом клане состоит и как раз здесь отдыхает.

- Кто?

- Помнишь ты как-то с парой новичков у меня появился? Потом еще у Сидоровича на большие бабки закупился и исчез? Еще один из твоих учеников юморист был хоть куда?

- Хват!? - поразился я, догадавшись о ком идет речь. Черт, вот так встреча. Может, мне по скорому свинтить, пока не состоялась неприятная встреча? Мало ли как там оно обернется. С того момента, как распрощался с парнями и вступил в темный клан, я не интересовался жизнью своих земляков. И так хватало чем заняться и над чем задуматься. Даже пропустил момент, когда новый клан получил имя. Ратники, значит, что ж, буду знать.

После короткого раздумья, я решил не пороть горячу. Вдвоем ратники со мной не решат связываться, какой бы приказ у них ни был (я не отметал той мысли, что парни разыскивают меня, посещая все мест, где я мог быть). А если и начнут дурковать, так здесь есть кому их на место поставить.

Значит решено - остаюсь. Пару часов посижу с Волком, покалякаю о жизни, к Сидору заскочу отовариться, а то поиздержался я. Патронов, гранат, аптечку обновить и еще ряд мелочей прикупить, без которых несколько сложно жить в Зоне. И к нему первым делом зайду.

- Оба на, Умник? - недоверчиво проговорил Сидорович, когда я оказался на порожке его бронированного логова. - Ты?

- А что, появился еще один Умник похожий на меня, как две капли воды? - съязвил я.

- Не бухти, - отмахнулся от моих слов торговец, успев прийти в себя после неожиданной встречи. - Зачем пришел: продать или купить?

- Продавать? Тебе? - искренне удивился я и громко рассмеялся. - Сидор, ты зарыл талант в землю, когда не пошел в цирк.

- Слушай, темный, - стал яриться торговец, - не много ли ты себе позволяешь? Я же могу парней кликнуть сверху и они тебя на раз и два вышвырнут из деревни.

- Ой ли, - продолжал веселиться я, - а ты слыхал байку, что Зона иногда слушает нашу просьбу, темных сталкеров? И будет тебе в благодарность за такое поведение отличный гравиконцентрат на пороге бункера или студень тебе со жгучим пухом сюда наползет.

- Не бреши. Здесь на краю Зоны аномалий сильнее плеши или трамплина не бывает, - отмахнулся от моих слов торгаш. - Да и те исчезают быстро и не настолько мощны.

- А я попрошу Зону, чтобы она изменила свои привычки ради тебя, - жестко проговорил я и посмотрел в глаза Сидоровичу. Игра в гляделки длилась секунд тридцать, и первым сдался торговец.

- Будет тебе уже свою крутость показывать, - вздохнул он. - Говори, чего нужно.

- Бронебойные патроны ‘семерка’ отечественная, десяток ‘вогов’, аптечку, встраиваемую в костюм, - принялся перечислять я требуемое. Все услышанное Сидор записывал на листочке блокнота.

- Минут двадцать жди, - сообщил он, когда я закончил. - Расплачиваться чем будешь?

- Наличными, - произнес я, помня о подарке Голикова, том тугом ‘батончике’ купюр. А пока торговец собирает товар, можно посидеть в подвальчике у Волка и покалякать о жизни.

Без спиртного не обошлось. Когда я спустился по узкой лестнице в подвал, где ютился наставник молодежи, у того на столике был разложен такой натюрморт, что я невольно присвистнул:

- Да у тебя тут свадьбу сыграть можно! Слушай, я вообще-то ненадолго, полчасика и в путь пора.

- Полчаса так полчаса, - пожал плечами Волк и налил из большого поцарапанного графина еще советских времен грамм сто прозрачной жидкости, - тогда тем более е стоит терять время…ну, видит Бог - не пьем, а лечимся.

Я лихо опрокинул стальную стопку и на секунду забыл, как дышать.

- Умник, спирт на вдохе надо потреблять,- заметил мне Волк, когда я засипел после обжигающей жидкости.

- Так предупреждать нужно, - сделал я замечание собеседнику и ухватил кусок сала. - Слушай, а эта парочка ратников про меня не спрашивала?

- Нет, - отрицательно мотнул головою Волчара и разлил по новой, - про тебя молчком. Ищут девчонку какую-то из своих. Пообещали кучу бабок за любые сведения - хоть артефактами, хоть наликом, хоть на счет.

- И как результаты?

- Да никак, - хмыкнул Волк. - В Зоне если потерялся человек, то его уже не найти. А уж с красивыми женщинами и вовсе беда. Их или бандиты в оборот возьмут, или секта какая оприходует. И это я молчу про аномалии и прочие радости… ну, чтоб все стояло кроме сердца.

- Это точно, - поддержал я тост и опрокинул стопку. - Слушай, а ты откуда знаешь, что девка симпатичная?

- Фотку они показывали. Там такая краля, просто пальчики оближешь. Молоденькая вот только, не в моем вкусе. На таких Кишка западает из бандюков.

- Это который? - поинтересовался я, пытаясь припомнить названную личность.

- В Кременчугах засел со своими, щипают одиночек и своих коллег, - пояснил Волк. - Поговаривают, что сбежал из-под конвоя. А сидел как маньяк и именно специализирующийся по молоденьким девочкам. Еще по одной?

- Ага, - кивнул я головой, - только мне половинку рюмки, а то уже голове зашумело от твоих доз.

- Дозы у торчков, а мы разливаем по порциям, - наставительно заметил Волк и расплескал спирт по емкостям. - Ну, в сердце грусть, в мозгах застой, не пора ли по одной!

- Прямо в тему, - вздохнул я. - Ладно, Волк, почапал я до Сидора, а там и к себе. И во что на последок скажу, ты своим парням на постах смени маски с противогазами, а то сквозь ‘очковые’ стекла они ни хрена не видят. К ним подобраться можно в плотную и похлопать по плечу. Дай им что-то с большими стеклами во все лицо или шлемы с забралами и респираторы.

- Учту. Ну, будешь поблизости еще раз, то заходи обязательно, - на прощание сказал Волк.

- Конечно.

Расплатившись с торговцем, который взял с меня весьма по-божески, не показав на этот раз свою волчью натуру обдиралы (а ради чего я с ним собачился, не просто же так ставил на место торгаша), я покинул деревню. Но не успел отойти и на пятьсот метров, как на ПДА пришло сообщение:

‘Умник, есть пара минут? Очень срочно. Хват’.

С минуту я размышлял, а нужна ли мне так эта встреча? А потом решил, что пусть будет.

‘ Жду три минуты к востоку в низинке возле трех деревьев. Умник’.

Через указанный промежуток времени на меня почти свалилась парочка сталкеров с примечательными шевронами: на фоне алого стяга древнерусский щит ‘капелька’, который венчает остроконечный шлем с кольчужной маской, на щите скрещенные булава и прямой славянский меч. И надпись: ‘Ратник’.

Комбезы у обоих были неплохие, чем-то похожи на свободовские тяжелые костюмы. Военным или долговским чуть-чуть уступают, но много лучше подобного класса экипировки всех прочих кланов. В руках у каждого по ‘сто третьему’ с подствольником, на бедре по закрытой кобуре с чем-то массивным.

- Уф, заставил ты нас побегать, - поговорил Хват, запалено дыша, как загнанная лошадь. - Еле успели за три минуты.

- Больше тренироваться нужно, - хмуро заметил я. - Так что ты хотел?

- Потренируешься тут, - вздохнул Хват, снимая маску и перчатку с левой ладони и вытирая лицо, потом вернул средства экипировки на место. - Носимся, как угорелые из-за тупых деток больших дядь.

- Это ты о девчонке, - поинтересовался я, - молодой и симпатичной?

- Ты ее видел? - радостно воскликнул парень и даже подался немного в мою сторону. - Умник, блина, ты такой камень…

- Расслабься, - оборвал я парня, - это мне Волк ее описал с твоих слов. Сам я ни о какой девчонке и слыхом не слышал. Да и нет мне дела до дел сталкеров, когда те не касаются темного клана.

- Б…я, а я уже обрадовался, - разочарованно произнес старый знакомый. - Не поверишь, но третьи сутки на ногах, больше половины клана по Зоне разогнали. Слушай, а ты не сможешь помочь, а? Поверь, Сухой и отец этой девчонки за ее живую и здоровую озолотят хоть тебя, хоть твой клан.

- И что мне с этим золотом делать в Зоне? - развеселился я. - Тут совсем другие ценности, за периметр мне нет ходу.

- Б…дь, ну хоть информацией поделишься, а?

- Хват, помню в прошлый раз ты не был матершинником, - попрекнул я парня. - С чего сейчас через фразу бля…ешь?

- Станешь тут, - вздохнул парень. - За три дня ж…у всем порвали больше, чем за предыдущие года службы на ТОЙ стороне. И все ради какой-то пигалице, у которой в одном месте моча взыграла.

- Хват насчет информации я и сам пустой, - развел я руками. - Могу поспрашивать у своих и передать тебе потом, но ничего не обещаю. И, кстати, что вообще случилось? Кратенькую выжимку можешь дать?

- Кратенькую, значит, тогда слушай…

А случилось вот что. Неделю назад на базу клана приехала проверка и комиссия из таких верхов, что шапка с головы упадет, если появиться желание посмотреть в эту высь. Конечно, дело было не столько в проверке, сколько в работе лаборатории и медкомплекса, развернутого на территории базы клана. Артефакты творили такие чудеса, что легко лечили все те заболевания, которые считались на Большой Земле неизлечимыми. Доходило вплоть до омоложения организма. Вот и решила комиссия совместить приятное с полезным, то есть, поверить работу подчиненных и подлечиться. Старший комиссии приехал не один, а с дочкой. На фоте, которое мне показал Хват, стояла симпатичная девушка лет шестнадцати-семнадцати с рыжей шевелюрой и идеальной фигуркой. Года два или три назад столкнись я с такой милашкой, то легко мог слюной захлебнуться и попытаться сделать все возможное ради обладания ею. Так вот, это молодое дарование несколько дней помыкалась по базе и… исчезла. Осталась только записка отцу, что его дочь решила проверить себя в экстремальной ситуации и несколько дней пожить в Зоне. Как она могла уйти с территории базы и из-под опеки нескольких пар глаз профессиональных охранников - только Богу известно. Ее отец едва не приказал своим волкодавам расстрелять на месте командование клана. Но сдержался, вместо расстрела посадил их под арест и пообещал, что если дочь не найдется живой и здоровой, то им не жить. Руководство клана в свою очередь наскипидарила хвосты бойцам и отправила тех в Зону на поиски несносного дитятки. И вот уже трое суток ратники носятся, как угорелые. Но ни единой весточки о рыжей никому не удалось найти.

- Ладно, - пообещал я, - поспрашиваю я у своих, но ничего не обещаю. Стати, тебе Волк про Кишку не говорил?

- Этот который бандит? Нет, не говорил, - отозвался Хват. - А что такое?

- До Волка доходили слухи, что этот отморозок очень любит молоденьких и симпатичных девочек и эта рыжая как раз в его вкусе.

- Так, - призадумался Хват, - можно сегодня попробовать наведаться к бандюку. Только ребят собрать, кто поближе…

- Сегодня не стоит, - посоветовал я парню. - Выброс скоро, как бы ни вечером или ночью не ударил. Не успеете вы разобраться с бандитами, тем более днем нужное количество народа не наберешь.

- Бл…ская жизнь, - едва ли не простонал Хват. - Все нас не как у людей. Слушай, а Выброс точно будет, а то признаков никаких не видно?

- Ты не веришь темному? - усмехнулся я. - Будет, будет.

- И девка эта может кони двинуть, если попадет под Выброс, - вздохнул Хват. - Ладно, Умник, пора нам себе берлогу подыскивать. Вот, держи номер ПДА моего. Будет что, так скинь, будь другом. И фотку девчонки возьми, своим покажешь… ну, мало ли чего.

- Обязательно, - пообещал я, убирая фотографию в карман под артефакты, и попрощался со сталкерами. Дорога моя лежала в родной клан, тесную семью тех, кого отметила Зона и решила оставить у себя, а все прочие называют мутантами уродами.

Слепец спокойно выслушал мой доклад о Черте, Голикове и контейнере. Заодно я ему сообщил о беглянке и той пользе, которую принесет она, если сможем найти. Судя по лицу темного сталкера, ни он, ни кто-то другой о рыжей не слышал. Да и не заинтересовала его эта история. Молча махнул рукой в сторону двери, когда я закончил говорить. Ну, раз так, то пойду я.

Перекусив в нашем баре, который по своим данным вот уже больше двух месяцев лидирует среди подобных заведений Зоны и, приведя себя порядок, я завалился спать. Перед тем как отрубиться, выложил из кармана фотку потеряшки и положил на тумбочки рядом с кроватью. Проснусь, надо будет среди народа потолкаться и пораспрашивать насчет рыжей. Тем более, из-за Выброса почти весь Клан соберется на базе. С этой мыслью я и уснул и даже Выброс мне не помешал спокойно видеть сны.

Пробуждение было кошмарным. Крепкий сон был нарушен близким выстрелом, настолько близким, что мне показалось будто кто-то решил пристрелить меня, но промахнулся. Спросонья я вскочил с кровати и, путаясь в одеяле, попытался ухватить свой пистолет. Но очередная пуля едва не лишила меня пары пальцев.

- Стоять. Еще дно движение и твои яйца по комнате разлетятся.

Только услышав знакомый голос, я окончательно проснулся и перестал дергаться.

- Герла, какого хрена ты творишь, - возмутился я, стоя перед девушкой в одно белье и машинально закрывая ладонями самое ценное, что имел, - совсем с катушек съехала?

Моя дражайшая половинка была в своем репертуаре - сначала стреляет, а только потом разбирается кто прав и виноват. Вот только за собою я не помнил ни одного грешка. Да еще такого, чтобы девушка пришла в почти неконтролируемую ярость.

- Нет, это ты сошел с ума, мой дорогой Умник, - прошипела девушка и сделала шаг вперед, протягивая мне некий предмет левой рукой, если уже на тумбочку возле кровати картинки своих шалав ставишь. Что, дражайшая Кнопка уже не удовлетворяет, помоложе нашел?

Черт бы побрал женскую ревность, особенно ту, что замешана на глупых подозрениях и личном бреде. Герла держала в руке ту самую фотку, которую я положил с вечера на тумбочку. Представляю, что подумала темная, когда вошла ко мне в комнату (ключ у нее есть, сам давал) и увидела этакую картину маслом. Как сразу-то не пристрелила?

- Герла, это совсем не то, что думаешь… - попытался объясниться я, но был перебит.

- Как же избита эта фраза. От кого, от кого, но от тебя я ожидала что-то более изысканное и новое.

- Герла, - заторопился я с объяснениями, видя, как в глазах у девушки разгорается пламя безумия, - сейчас все поясню.

Вот всем хороши темные девушки-сталкеры. Лишив привычной жизни, Зона их взамен наградила чертовски привлекательным обликом, но в довесок изломала психику. Берсеркеры и маньячки, которые способны своим видом свести с ума любого ценителя женской красоты, они были любимы и уважаемы своим кланом и товарищами. Но и опасались их не меньше за непредсказуемый характер и выкрутасы. За обиды - мнимые и настоящие - темные девушки мстили страшно.

- Эту девушку разыскивает по Зоне целый клан, - торопливо говорил я. - Обещана почти любая награда - деньги, вещи, связи.

- И ты решил ее найти и попутно оттрах…ть? В эту чушь не поверит самый последний кусок мяса из новичков.

- Так это не я, это Слепец мне дал поручение и фотку. Вчера вечером дал, когда я только вернулся с задания. Я тут же спать завалился, а чтобы не забыть показать ребятам, которые придут на базу из-за Выброса, пожил ее на виду.

- Слепец? - с прищуром, словно прицеливаясь, посмотрела на меня девушка.

- Ага, - подтвердил, про себя молясь, чтобы та не пошла сию минуту проверять мои слова.

- Что ж, я у него спрошу, - пообещала девушка и отложила в сторону пистолет, - а пока пообщаюсь с тобою. Тесно пообщаюсь.

Последние слова девушка произнесла с придыханием и одновременно опуская язычок молнии на курточке к поясу. А через секунду я заключил ее в объятия.

- Я скучал по тебе, зайчишка, - прошептал я ей на ушко.

Глава 3

К Слепцу моя подружка все же пошла. Но пошла не одна, что могло сказаться на мне самым катастрофическим образом, а прихватила еще меня. Наверное, чтобы на месте, пока ярость бушует в крови, наказать за обман.

Открыв по своей привычке дверь едва не ногой, Герла завалилась в комнату к главе клана и остановилась в центре крошечного помещения.

- И как это понимать? - с легкой угрозой в голосе поинтересовался Слепец, при этом не поднимая свои жуткие глаза на девушку. - Умник, ты ее привел?

- Собственно, - признал я, - это она меня привела. Хочет кое-что прояснить по заданию…

- Я сама могу спросить, - резко оборвала меня Герла. - Слепец, что за работу ты дал Умнику? Не мог кого другого запрячь с той лахудрой возиться?

Старый сталкер поднял, наконец-то, взгляд и внимательно посмотрел на девушку, а через несколько секунд перевел от на меня. Примерно с минуту он молчал, а потом отдал указание:

- Герла, быстро вышла отсюда. Умник, а ты останься.

Мысленно я вздохнул с облегчением, услышав слова главы клана. Без своей подружки я мог свободно поговорить со Слепцом и просить об услуге: подтвердить мои слова. Вот только потом придется отработать - баш на баш, как говориться.

Как только девушка вышла, всем своим видом демонстрируя возмущение и раздражение, Слепец произнес:

- Рассказывай.

- Собственно, все вышло из-за той фотки, что я тебе вчера показывал…

Выслушав мой короткий пересказ недавних событий. Слепец на короткое время задумался. Все это время я ощущал себя как на иголках, опасаясь, что собеседник ответит нечто в духе ‘разбирайтесь между собою сами, а я умываю руки’. К счастью, мои мысли только ими и остались.

- Хорошо, с Герлой я поговорю и успокою ее, - как-то равнодушно произнес сталкер, - но тебе придется кое-что решить для меня.

- Запросто, - легко согласился я. - Что нужно?

- Возьмешь двоих из клана и наведайся к Кишке в Кременчуги.

- Есть повод? - нахмурился я.

- Рядом с их лагерем три дня назад пропал наш отряд - Лысый, Электрик и Селиванчик. Они несли мне редкие артефакты от самого Доктора и список необходимых духу Зоны вещей. На арты мне в принципе глубоко накласть, но вот список мне нужен. Заодно, если бандиты тут замешаны, приструнить их. Пусть ответят головами виновных.

- Лады, - ответил я, сопроводив слова легким кивком подбородка. - Вот только обязательно брать наших? У меня имеются на примете двое из ‘Ратника’, которые сейчас ищут свою знакомую. В принципе, я с работал с одним уже и весьма продуктивно. Могу с ними к бандитам сходить.

- Дело твое, - пожал плечами Слепец. - голова на плечах имеется… только смотри, чтобы те поменьше нос совали в наши дела.

- Разумеется, я буду осторожен. Что я - совсем глупый? - изобразил я обиду. - Могу идти?

- Герлу сюда пригласи. И не забудь, что на тебе теперь висит МОЕ задание по сбору сведений о той девке.

Уф, как все удачно прошло. И для подружки алиби имеется, и два задания совпадают: я и так собирался навестить Кишку, чтобы прояснить некоторые вопросы по девушке. В приподнятых чувствах я вернулся в свою комнатушку и принялся собирать вещи, готовясь отправиться в Зону. Но как я не торопился, сбежать мне не удалось. Уже у ворот меня остановила Герла и безапелляционно заявила:

- Я с тобой.

- Что!? Герла, у меня задание особое, даже два задания. И мне некогда возиться с тобо…

- А с той драной кошкой у тебя есть время возится? - яростно воскликнула девушка и коснулась рукой клапана на кобуре. На миг я залюбовался представительницей темного клана, которая в моменты гнева становилась особенно прекрасна. Как пантера за миг до атаки, столь же красива и смертельна опасна.

- Хорошо, хорошо, - торопливо заговорил я, - пусть так и будет. Иди собирайся, я здесь подожду.

Девушка смерила меня недоверчивым взглядом, пообещала меня убить, если обману и быстро ушла. При этом в своем тонком облегающем костюме она выглядела настолько соблазнительно, покачивая бедрами и заводя ножку за ножку, что у меня промелькнула мысль задержаться на пару часиков.

- Хороша, - отвлек меня от грешных мыслей чей-то голос, - но опасна.

- А это ты, Пазл, - опознал я сталкера по характерной внешности. У парня все тело после мутации стало напоминать неровно собранный пазл. Плоть торчала неровными шишками и буграми с четко очерченными краями, словно рельефную картинку собирал трехлетний ребенок, соединяя мозаику как придется. При этом цвет шишек варьировался от белесо-белого до темно-багрового. Никаких особенных способностей кроме специфического облика Зона ему не дала. Так, общий набор, присущий каждому темному: увеличенная после мутации сопротивляемость к радиации, чуть больше выносливости стало, способность ощущать самые распространенные аномалии и находить безопасный путь среди них.

- Я, конечно, - усмехнулся тот. - Собрался куда-то?

- Угу, Слепец кое-что подогнал, а Герла так по мне соскучилась, что одного не захотела отпускать.

- Бывает. Далеко хоть, а то сейчас после Выброса опасно по Зоне шнырять, еще бы часиков десять пересидеть.

- Время не ждет, - развел я руками. - Слушай, Пазл, дело у меня к тебе есть…

Только сейчас я вспомнил о своем желании навести справки среди соклановцев по пропавшей девчонке.

- Что за дело? - заинтересовался парень.

- Вот, - я достал фотографию и предъявил ту сталкеру, - пропала в Зоне несколько дней назад. Теперь ее ищут многие и обещана обалденная награда. Не встречал?

- Знаешь, - задумчиво произнес парень, наморщив свой лоб, отчего лицо преобразилось в жуткую фантасмагоричную картину, - не встречал и не слышал ничего похожего. А девочка симпатичная, на мою Олеську похожа.

Это он о своей невесте вспомнил, которая осталась на Большой Земле с той стороны охранного периметра. Ради нее Пазл, тогда еще носивший обычное человеческое имя, пошел в Зону за ‘длинным рублем’ и здесь же застрявший до конца жизни.

- Жаль, - вздохнул я и спрятал фотографию обратно.

- Жаль, - вздохнул Пазл вслед за мною. - Скорее всего, ее вчерашним Выбросом накрыло. Сколько она в Зоне?

- Сам толком не знаю. По словам сталкера, который ее ищет, несколько дней всего. Захотелось романтики и сбежала из-под опеки.

- Тогда точно ей хана, - сказал, как припечатал Пазл. - Когда в голове один ветер и романтика в одном месте свербит, то жизни не будет.

- Но-но, - погрозил я кулаком соклановцу, - меня в Зону тоже привело ненормальное количество данной субстанции в этом самом месте. Как видишь, живой и здоровый.

- И куда тебе это привело? - саркастически произнес Пазл. - Живешь в центре Зоны в окружении уродов и психов; рискуешь каждый час; выполняешь бредовые задания клана и общаешься с маньячкой, которая легко может пристрелить или зарезать не пойми за что, если в мозгах очередной перекос случится.

- Ты аккуратнее с такими высказываниями, - заметил я и кивнул за спину парню, - а то Герла тебя раньше меня в утиль спишет.

- Речь обо мне? - почти одновременно со мною произнесла Герла, которая в этот самый момент вышла из здания.

- Пазл интересовался, куда ты собралась со мною, - ответил я. Сам парень побелел лицом и бочком поспешил ретироваться с глаз девушки, пока та не ‘перекосилась в мозгах’.

- Вот как, - задумчиво произнесла Герла и посмотрела на Пазла, который торопливо заскочил в дверь ближайшего подвального помещения. - Любопытный какой… ладно, куда сейчас пойдем?

- Сперва в Кремечуги к местному атаману, - сообщил я, - а потом по обстоятельствам…

Первым же делом, едва вышел за территорию клана и удалился на полкилометра от защитных стен, я отбил сообщение Хвату, где указал новое место встречи. Сразу после беседы с бандитом надо будет поговорить с ратником. Если появятся новые сведения по девушке, то поделюсь ими, а если нет, то сообщу о своем решении поучаствовать в поисках.

Кременчуги - опасное место. Расположены во втором поясе Зоны, если брать за первый наиболее безопасную территорию сразу после периметра, а за третью - центр Зоны. Опасное место, тут не поспоришь, но и щедрое на дары. А самое главное, поблизости от старой деревни находится узел сразу из нескольких троп, по которым бродят сталкеры. Тропы, конечно, как и все в Зоне непостоянные и часто меняют свое местоположение после Выбросов. Но общее направление и приверженность к определенной площади имеют. Так что ничего удивительного в том, что неподалеку от этих троп поселились бандиты, нет. Пока не сильно наглеют и стараются обходиться малой кровью и не трогать сталкеров из влиятельных кланов вроде нашего, Долга или Свободы. Вот потому и целы еще, не сковырнул их никто, чтобы наказать или занять удобное место. Немаловажный фактор отчего бандиты чувствуют себя спокойно в Кременчугах еще в том, что шайка многочисленна и сильна. Слабым кланам или маленьким отрядам мстителей не по зубам, а сильным кланам вроде и не за что цепляться и нарушать основной принцип Зоны: живи сам и не лезь в чужие дела.

Хотя насчет чувства меры тут я вру, это раньше не наглели. Слепец упомянул про трех моих товарищей, которые пропали поблизости от деревни. И намекнул глава клана, что ниточки этой трагедии ведут к бандосам. Что ж, я постараюсь разобраться и наказать виновных, когда окажусь на месте.

Идти до деревеньки пришлось почти четыре часа. Чтобы сэкономит время, мне приходилось схлопывать аномалии, которые вставали на пути. И таких было полно. Обычный сталкер да и представитель моего клана запросто ушел бы в стороны, чтобы выйти на нахоженные тропы и подойти с безопасной стороны. Вышло бы подольше, но с меньшим процентом риска. Другое дело, что благодаря своим способностям я легко проходил там, где никому больше дороги не было. И нужны мне были тропы не те, что обходят стороною логово бандитов, а конкретно их деревня.

Как и в деревне новичков рядом с бандитским логовом стояли посты: по двое человек на каждом. Всего оказалось три, по числу стежек, ведущих в деревеньку. Все остальное пространство занимали аномалии и выжженная (скорее всего, тут сами бандюки постарались с помощью керосина) местность, на которой укрыться мог разве что крупный тушкан.

- Смотри, - толкнула меня в плечо Герла, лежавшая рядом и рассматривающая вместе со мною подходы к деревне, - вон там труба идет. В ней больше метра высоты, как раз нам пройти.

- Аномалии, - поморщился я, - их там до фига и больше. И в трубе какая-нибудь гадость поселилась.

- Боишься? - с легкой насмешкой в голосе девушка. - Что ты за мужчина тогда.

- Я не боюсь и я не трус, - буркнул я, слегка задетый словами своей подружки, - но разумную меру опаски знаю.

Сказал и замолчал, принявшись с помощью бинокля рассматривать указанную трубу. Когда-то давно, еще в ‘мирное’ время тут текла небольшая речка или полноводный ручей. Скорее всего, именно последний, так как начало он брал в трубе. Сама труба была вделана в высокую насыпь, которая сейчас сильно оползла и заросла колючим кустарником. Могу предположить, что за насыпью скрыт пруд, а трубу некогда проложили, чтобы во время половодья насыпь (она же плотина, если не ошибаюсь) не смыло. И вот теперь мне и Герле предстояло пробраться среди аномалий до трубы и сунуться очертя голову в ее черный зев. Аномалии - это еще полбеды, справлюсь, хоть и ощущаю некоторую усталость и скоро на несколько часов потеряю способность пользоваться энергией Зоны. Другое дело, что там легко может сидеть некая живность или псевдоживое создание вроде слизня или плесени. И то и другое пользуется мощной кислотой, которая в течение нескольких секунд превращает плоть в густой бульончик, пищу для тварей. И пусть наши комбезы дадут время, чтобы их скинуть вместе с кислотой, но остаться голыми посреди Зоны - увольте.

- Ну? - нетерпеливо проговорила Герла, недовольная моим долгим молчанием.

- Не нукай. Не видишь - Чапай думать изволит.

- Чапай, - фыркнула девушка, но попытки поторопить меня с принятием решения оставила.

- Ладно, - принял я решение, - пойдем через трубу. Я первым, ты прикрываешь мне спину. И. Герла…

- Что?

- Слушаться меня, как Господа Бога и отца в одном лице. Ясно?

- С чего вдруг? - возмутилась девушка. - Из нас я дольше всех в клане нахожусь. Это ты мне подчиняться обязан.

- Слепец поставил задачу мне. Я в группе старший и своеволия не потерплю. Не нравиться - топай обратно на базу и третируй новичков. Так каково твое решение?

За маской и темным забралом шлема лица девушки не было видно и точно определить, о чем она думает, я не мог. Но легко догадывался, что выражение ее симпатичной мордашки далеко от ангельской покорности и смирения. Подчиниться и принять чужое решение для темных девушек было тяжело. Зона сделала из честолюбивых, но в целом обычных спокойных девчонок настоящих хищниц и единоличниц, признающих лишь свое мнение и слегка мнение главы клана. А Герла в этом плане на голову превосходила всех прочих. Может, именно этим мне и нравится?

Я рассчитывал, что после моих слов девушка вновь возмутится и придется потратить некоторое время на пустые пререкания (вот же глупость, рядом враги и куча смертельных ловушек, а два человека пытаются выяснить кто из них главнее) и удивился, когда Герла коротко кивнула головою и бросила:

- Ладно, пусть так.

- Хм? Ну, тогда пош… поползли.

До трубы добрались без особых происшествий, так парочка не самых сильных аномалий пришлось обойти и одну на время ослабить почти до нуля, пока мы проползали через ‘комариную плешь’.

Вблизи труба выглядела еще более непрезентабельно, чем при обзоре сквозь бинокль. Ее края потрескались и частично осыпались, обнажив тонкую сетку с квадратными ячейками.

- Да уж, - пробормотал я, аккуратно подергав за проволочные ‘кости’ трубы и, посмотрев, как осыпается серая бетонная крошка, повторил. - Да уж. И мерзость какая-то течет из нее.

- Хватит ужкать и дакать, - толкнула меня в лечо Герла. - Внутри должна лучше сохраниться. Полезай скорее. А слизь неопасна, по крайней мере, анализатор молчит.

Ну, вот что делать с такой торопыгой? В прошлый раз заработала простреленную грудь и чудом выжила. Спасибо крепкому здоровью и ненормальной выносливости темных сталкеров, которые, как и мутанты Зоны способны регенерировать страшные раны. И конечно большое спасибо Доктору, без чьей помощи девушке не помогла бы никакая регенерация. И вот она снова рвется вперед.

Вздохнув, я ухватился за края решетки и, подтянувшись, ловко проскользнул в жерло трубы. Метровый или чуть больший, диаметр трубы не позволял передвигаться внутри никак иначе, чем на четвереньках. А в моем случае, когда дорогу еще нужно контролировать стволом оружия - на трех конечностях. Блин, как дворняга, которая одной лапой в колесо попала. Если бандиты тут установили сюрприз, то эта бетонная труба с зеленым налетом на стенках и мерзкой слизью под ногами станет братской могилой для меня и моей подружки. На всякий случай еще перед тем, как нырнуть сюда, я активировал полезный гаджет, подавляющий работу электронной аппаратуры. Но если тут стоит банальная растяжка с детонатором и парой стограммовых толовых шашек, то… В таком месте закладки даже осколочные элементы не нужны и так размажет по стенкам и выбросит наружи остатки незадачливых гостей, любящих проникать к хозяевам через черный ход.

К счастью, все опасения оказались напрасными: ни аномалий с тварями, ни гостинцам от бандитов в трубе не обнаружилось. Неприятно было ползти по непонятной слизи, которая слоем почти в десять сантиметров покрывала дно трубы. То, что анализатор молчит и никак не реагирует на субстанцию, успокаивало слабо. В Зоне столько разной мерзости, что не всякая становится известной широкой публике и заносится в каталоги приборов.

- Что там? - послышался раздраженный голос девушки из-за спины, и что-то толкнуло меня в, хм, низ спины.

- Ты с оружием осторожнее, - попросил я, - а то неохота получить от любимой девушки пулю в задницу.

- А ты шевели своими булками бодрее, - фыркнула Герла, - вот и все, что нужно делать во избежание такого позора. Но ты не ответил на мой вопрос…

- Нормально тут. Аномалий не чувствую, слизня не видно, как и плесени. И мин дурачье в кожаных куртках не догадались поставить.

Все так и было: практически ровный автобан, если взять ‘гражданские’ определения хорошей дороги. Десять метров до противоположного конца трубы я прополз меньше, чем за минуту. И уже на месте увидел источник той самой странной слизи.

Я правильно догадался, что с обратной стороны плотины лежал пруд. Когда-то это был самый обычный водоем, в котором кормились деревенские утки-гуси и купалась детвора. Но после заражения место воды заняла странная субстанция грязно-зелено-коричневого цвета. И самое мерзкое было в том, что я ощущал пруд, как одну огромную аномалию. Неизвестную мне.

- Черт, приплыли, - выругался я под нос. Вроде бы и тихо сказал, но моя неугомонная спутница все равно услышала.

- Ты о чем? - настороженно поинтересовалась девушка и попыталась протиснуться мимо меня к краю трубы, чтобы увидеть все своими глазами. И едва меня не вытолкнула наружу, прямо в опасное месиво грязи-слизи.

- Да сиди ты там, - едва взбесился я и, вытянув руку назад, оттолкнул девушка обратно. - Аномалия тут неизвестная, вот что.

Обиделась она на меня или нет - было все равно, сейчас я думал, как преодолеть смертельное препятствие. Или рискнуть, понадеявшись на свои способности, или сдать назад и искать новый проход в бандитскую деревню. И второй вариант в этот момент казался менее предпочтительным. Ведь вот же дома, где ютится банда Кишки, практически рукой подать. От трубы до безопасного берега всего метров пятьдесят. В первом же случае, если придется искать обходной путь, эти пятьдесят метров превратятся в пять и больше километров. Существенная разница.

Я еще раз посмотрел на аномальный пруд, тасуя в голове варианты своих действий. Не очень правильный круг, с заросшими высоким кустарником сглаженными берегами. В центре торчат несколько почерневших коряг. Вместо воды - уже упомянутая субстанция противного вида, над поверхностью которой висит густая дымка.

Вздохнув, я выпустил из руки оружие и протянул руку вперед, почти коснувшись кончиками пальцев поверхности слизи. Ощущение аномальной активности возросло, и сначала закололо в пальцах, а следом и кисть руки стала ломить, словно ту сдавило в тисках. Пока неприятные ощущения не усилились, я быстро убрал конечность от ловушки.

- Умник, ты что задумал? - прошипела за спиной Герла и чувствительно ткнула мне в ногу стволом ‘винтореза’. Блин, вот же неугомонная. Честное слово, появиться свободная минутка, я этой любознательной с винтовкой порку устрою. Разложу на коленях и…

- Умник, черт бы тебя побрал, - повысила голос девушка, - я к кому обращаюсь? Ты что хочешь делать?

- Выпороть бы тебя, - вздохнул я, - да времени нет на такое воспитание.

От этих слов девушка впала в ступор, по крайней мере, никаких действий предпринимать не спешила, как и отвечать что-то. И пока это состояние не сменилось вспышкой неконтролируемого бешенства, я скользнул вперед. Ухватившись руками за верхнюю кромку трубы, я вытянул тело вперед и быстро опустил ноги в жижу аномального пруда.

Глубина оказалась небольшой, чуть выше колен. Почти сразу, как только я оказался в слизи, ноги заломило и сдавило, словно те плющит огромной струбциной. Показалось, что слизь в нарушение всех физических законов, стала подниматься по ногам вверх. Пока неприятные ощущения не усилились и глюки не переросли в твердые убеждения и еще есть силы вернуться обратно в трубу, я воспользовался своими способностями, убрав на полметра вокруг себя всю аномальную активность. И у меня все получилось!

Давление в тот час исчезло и опасная слизь превратилась в самую обычную грязь, почти самую обычную. Но не успел я порадоваться своим успехам, как меня потащила назад неведомая сила, использовав для этого рюкзак на моей спине. Буквально за несколько секунд меня вытащило из грязи и втянуло обратно в трубу.

- Умник, что с тобою? - услышал я встревоженный голос Герлы. - Ты себя контролируешь, зачем в это болото полез, если там аномалии?

При этом девушка не выпускала рюкзака из рук, не давая мне возможности подняться с дна трубы и эдак ненавязчиво уткнув в плечо пистолет, которым она вооружилась вместо длинноствольной винтовки, сейчас валяющейся подо мною.

- Герла, ты совсем рехнулась? - простонал я, чувствуя себя черепахой, которую перевернули на спину и тянут за хвост. - Отпусти сейчас же.

- Точно? - задумчиво поинтересовалась девушка, не спеша выполнить мою просьбу. - Как себя чувствуешь?

Мысленно я представил в красках и со всеми подробностями, что я сделаю с этой несносной девчонкой, когда выпадет свободная минутка. И одним ремнем по мягкому месту тут не обойтись.

- Хреново я себя чувствую. Можем поменяться местами и ты на своем опыте прочувствуешь, каково это валяться в грязной трубе под стволом пистолета.

- Очень нужно, - фыркнула девушка, но меня отпустила. С трудом, жалея, что невозможно создать комбинезон, который наряду с отличной защитой будет еще и гибким, я сел на задницу, а следом переместился на колени.

- Двигай за мною, - бросил я Герле. - И давай обойдемся без твоих фокусов.

Вновь я оказался в содержимом пруда, но на этот раз очистил заранее грязь от аномальной активности, увеличив безопасную площадь до метра вокруг себя. Едва слышное чавканье за спиной сообщило, что Гера не стала задерживаться в трубе и последовала за мною.

- Держись как можно ближе ко мне, - предупредил я девушку, - очень близко.

- Может, в таком случае ты меня на руки возьмешь или на шею сяду? - мягким, почти мурлыкающим голоском предложила Герла, прижимаясь всем телом к моей спине и едва не наступая на пяти.

- Ты и так на моей шее сидишь, - буркнул я, - чтобы тебя еще по болоту носить.

- Да, ты не джентльмен, Умник, - со вздохом сообщила мне девушка. - Нет в тебе уважения к слабым женщинам.

Я благоразумно воздержался от спора и дальнейших рассуждений, пока пустой треп не перерос в ссору и немедленные разборки, на которые так скора Герла. И плевать ей было на то, что вокруг опасная и непонятная аномалия и бандиты.

Шагов через десять глубина дошла до шеи, и передвигаться стало очень тяжело. Учитывая, что я еще постоянно ‘очищал’ дорогу, пятьдесят метров показались мне пятью километрами. Представляю, как мы смотрелись со стороны - два плывущих по болотной жиже шлема и торчащие над ними руки, вытягивающие оружие вверх. Метров за пять до безопасного берега я уже чуть ли не терял сознание: в глазах плавали разноцветные пятна, слух отказал и лишь удары сердца слышал, и руки едва удерживали автомат, который я держал над головою, чтобы не запачкать.

Хорошо, что весь пруд по периметру порос высоким кустарником, который скрывал от посторонних глаз наши телодвижения. Я так вымотался, что повалился на землю мешком, стоило выбраться из аномальной жижи. И лежал так минут десять, с трудом переводя дыхание. Автоматическая аптечка или, что будет ближе к истине, небольшой медкомплекс, встроенный в костюм, ввел тонизирующий препарат и стимулятор, помогая вернуть силы. И только когда химия подействовала, я смог повернуться к Герле и поинтересоваться ее самочувствием.

- Нормально все?

- Нет, не в порядке, - зло ответила девушка, занятая сейчас тем, что пыталась оттереть прудовую грязь со своего костюма с помощью пука травы и горсти сорванных с кустов жестких листьев. Грязь оказалась штукой прилипчивой и ни в какую не хотела слезать с материала комбинезона.

- Что такое? - встревожился я. - Герла, что случилось?

- Видишь? - девушка сунула мне почти в маску горсть измазанных листьев и резко отбросила этот непрезентабельный пучок в сторону. - Я сейчас похожа на бомжичку с помойки. И ладно грязь, так еще и воняет дохлой рыбой.

С последним утверждением своей подружки я был согласен - от слизи несло так, что даже фильтры дыхательной маски не справлялись. Но это не повод чтобы меня пугать. Грязь и запах, еще не причина, чтобы говорить ‘у меня все не в порядке’, когда вышли из незнакомой аномалии. Словами выразить свое мнение сил и желания не было. Я просто поднял руку к своей голове и несколько раз характерно коснулся костяшками пальцев шлема.

- Ты на что намекаешь? - тут же взбеленилась Герла и, позабыв о своем виде, ухватилась за оружие.

- О том самом… тихо, замри. Слышишь?

До моих ушей донесся хруст кустарника, шорох листвы и негромкие голоса.

- Рябой, какого х…я мы сюда полезли? Братва еще с утра все облазила и артефакты собрала. Я б…я этой ‘ряски’ боюсь до усе…а. И воняет тут, как в толчке.

- Заткнись, Синий, - злым шепотом приказал невидимый второй ходок, - а то я тебя в пруд сам брошу. ‘Ряску’ он боится, тьфу, муд…к. Не помнишь, как после предпоследнего выброса Корявый нашел ‘золотую рыбку’? И тоже перед ним кореша все обшарили.

- Ну, б…я, то ж Корявый, - бубнил первый бандит под кличкой Синий. - Ему сам черт ручку золотит в натуре. Ему пох…й на аномалии и приметы, недавно приволок кучу стволов и артефактов ох…ых. Сейчас с бабцами зажигает в гостинице. Везет же…

- Вот и нам сейчас повезет, - оборвал своего спутника Рябой, - если ты не заткнешься. Так, вроде вот здесь проход… точно, вот он.

Шорох и хруст усилился, и через несколько секунд между кустами показались две фигуры в длиннополых плащах. Оружие, обычные ‘семьдесят четвертые’ с рамочными прикладами были закинуты за спину. Клапана на пистолетных кобурах, висевших на бедрах, плотно закрыты. Салаги блин, считают, что раз они на родной базе, то ничего не грозит. Тьфу.

Нас эта парочка не увидела до той поры, пока не спустилась к самому срезу пруда. Когда же прямо из-под ног у них поднялись две грязнющие фигуры с оружием в руках, они впали в ступор. Кроме обычных масок ничего другого, если не считать толстых шлемов, на лицах не было. И я четко видел, как расширились зрачки у обоих.

- Вы, ик, кто? - промямлил Синий, уставившись на ‘дульник’ моего автомата, почти упершегося бандиту в грудь.

- Дед Мороз и Снегурочка, - мелодичным голосом откликнулась Герла, - только подарки в этом пруду утопили. Не поможешь найти?

Синий посмотрел на котлован, заполненный слизью и покрытый дымкой, и резко замотал головой.

- Нет? - разочарованно произнесла Герла. - Жаль…

- Вы кто такие? - оборвал мою спутницу Рябой, который успел отойти от шока раньше своего напарника. Интересно, если бы грязь не скрывала наши костюмы и клановые метки на тех, он был бы таким же борзым? Но узнать мне этого не удалось. Герла, которая держала под прицелом бандита, чуть приподняла ствол винтореза и нажала на спусковой крючок. Винтовка тихонько кашлянула, и говорун обзавелся багровым пятном на месте левого глаза. Даже не охнув, он кулем осел на землю, словно из тела разом вынули все кости.

- Ты тоже будешь меня перебивать? - вкрадчиво поинтересовалась девушка, переводя ствол винтовки на второго бандита. А на того ступор напал, бандиту хватало сил лишь часто моргать и сглатывать слюну.

- Молчишь? И зачем мне такой немой собеседник, - вздохнула девушка. Опасаясь, что игра зайдет далеко, а на уцелевшего бандита у меня имелись планы, я решил вмешаться.

- Спокойно, Снегурочка, - проговорил я, делая шаг в сторону девушки и левой ладонью опуская к земле толстый ствол ‘винтореза’. - А ты, Синий, лучше не молчи, если не хочешь отправиться вслед за товарищем.

И только после моих слов представитель братвы отошел от шока и заговорил.

- Что делать-то нужно, я сам мало знаю, но помогу всем и вообще, б…я буду, если че… - торопливо произнес бандит и резко замолчал, оборвав фразу на середине.

- Что за стволы принес некто Корявый? - задал я вопрос. - отвечай. Быстро.

От моих отрывистых фраз Синего передернуло, словно по нему прошлись тяжелым кнутом. Побледнев и сильно вспотев, бандит сжался и принялся отвечать.

- Я это, мамой клянусь, что ни при чем, - забубнил Синий. - Это все Корявый, он полностью отмороженный на всю голову. Если он у вас их прихватил, то я не в курсе, б…я буду.

- Я про оружие спросил. Или ты не расслышал? Не хочешь говорить со мною, то попробуй пообщайся с ней. Герла, не желаешь задать пару вопросов этому молодому человеку?

‘Молодому человеку’ явно больше тридцати лет, соответственно с такой фразой логичнее было обратиться ему к нашей парочке. Но затемненные забрала, маски на пол-лица и атмосфера, в которой проходил разговор, не давали подчиненному Кишке возможности усомниться в моем праве так его называть. Думаю, что назови я его мячиком, он бы подпрыгивать на месте стал бы, лишь не получить еще одного определения - покойник.

- Я все скажу, все, - тоненько заголосил бандит и бухнулся на колени передо мною. - Три автомата принес Корявый и все навороченные. И еще пистоли были, но я их не видел. И арты припер, но какие я не знаю. Падл…й буду, не знаю!

- Не ори, а твои дружки набегут сюда и придется тебя валить, - произнес я. - Конкретнее назвать стволы можешь?

- Два наших калаша, крутые такие все, - зачастил Синий. - Один не наш, ‘фенька’ вроде и тоже весь навороченный.

- У Селиванчика эФэН был, - напомнила мне Герла. - И Электрик с Лысым ходили с калашами с обвесом вроде твоего. Слепец был прав, когда направил нас сюда.

- Сссслллеее-ееееец!? - выпучил глаза бандит, до которого наконец-то дошло, с кем его свела судьба. Имя главы темного клана сталкеров не знал лишь мертвый в Зоне и новичок первого дня.

- Я здесь ни причем, - заныл Синий и молитвенно прижал руки к груди. - Пожалуйста, не убивайте меня. У меня мама в Москве.

- Заткнись, - зло произнесла Герла. - У всех есть мамы, но не все дети живут по заветам родителей. Умник, что будем с ним делать? И так ясно, что бандиты виноваты в пропаже наших. Уберем этого и начнем зачищать деревню? Раскидаешь несколько аномалий, чтобы уроды не ушли и мы их в два ствола…

- Спокойно, наполеонка, - прикрикнул я на раздухарившуюся девушку, - их тут под полсотни рыл и не все такие сморчки вроде этого. И потом мне интересно, как Корявый справился с нашими. И о девчонке нужно узнать у Кишки.

- Как же с тобою скучно, Умник, - вздохнула девушка и отвернулась от меня и пленника, вновь вернувшись к попыткам очистить костюм от слизи.

- Если так скучно, то чего ж рядом со мною крутишься, - едва слышно пробурчал я себе под нос и уже громче добавил, обратившись к бандиту. - Слышал что-нибудь о молодой девушки, практически еще девочки?

Взгляд Синего подозрительно вильнул, выдавая своего владельца в нежелании общаться на данную тему.

- Молчишь? - спокойно произнес я и тут же резко ударил дульником автомата в лицо бандиту. Тот вскрикнул и ухватился руками за разбитую переносицу. Из-под ладоней человека потекла тонкая струйка крови, пачкая маску и воротник комбинезона.

- Я тут не причем, - опять завел свою пластинку Синий. - Пад…ой буду, с теми девчонками я ничего не делал.

- Так, - вскинулась Герла, оставив на время попытки навести красоту, - значит, ты не при чем? А кто тогда?

- Кишка и его подручные, - принялся сдавать своих соклановцев Синий. - Махор и Санек Серый. Обеих малолеток замучили и потом приказали мне и Рябому тела в пруд скинуть.

- Как выглядели? - быстро спросил я, давя в себе желание переломать уроду конечности и бросить того в пруд следом за невинными жертвами. - Быстро отвечай, пока я Герле не отдал тебя, сука.

- Темненькие такие, лет по четырнадцать, - затараторил Синий, размазывая кровь по лицу и испуганно косясь на мою спутницу, которая закинула винтовку за спину и обнажила нож. - Навроде казашек. Кишка вообще дуреет от разных нерусских или с такой мордашкой.

- Не наша, - сообщила мне Герла, когда Синий замолчал. - Та постарше и явно с казашкой не спутаешь. Что планируешь делать?

- К Кишке сходим, - пожал я плечами и обратился к бандиту. - Живо снимай свой плащ и со своего кореша. Да, тело в пруд столкни.

Через минуту из кустов, окаймлявших пруд, вышли трое бандитов. Двое были закутаны в тяжелые, плотные плащи, которые чем-то напоминали пыльники наездников во времена Дикого Запада. Третий щеголял простеньким, самым распространенным комбинезоном и испуганным лицом, на коем виднелись следы плохо замытой крови.

- Спокойней себя веди, - прошипел я сквозь зубы, обращаясь к Синему. - Знай, что если все пойдет не так, как мне хочется, то первая пуля твоя.

- Я понял. В натуре все будет хорошо, - клятвенно заверил меня бандит. Пистолет у него, как и нож я выбросил в слизь, из автомата вынул затвор и отправил следом за пистолетом. А больше оружия у бандита не было, так что на одного противника стало меньше (ну не думаю я, что такая личность вроде Синего решится наброситься на меня или Герлу с голыми кулаками).

Сейчас браток вел нас среди разрушенных зданий деревни и подвалов, которые, как и везде в Зоне использовались в качестве безопасного жилья. Пока шли по короткой улочке мы встретили всего трех бандитов, да и те только что сменились с поста и торопились вкусить заслуженный отдых. На нас они не обратили внимания, проскочив мимо и делясь мнением, кто лучше: Валька Шпала или Катюша. Наверное, речь шла о местных шалавах, которые мелись на каждой бандитской базе. Чаще всего захваченные рабыни, но попадались и те, кому нравилась такая жизнь.

Кишка жил в самом центре деревни, поселившись в огромном насыпном подвале, ранее бывшим колхозным хранилищем. В этом бункере, уходящим на четыре метра под землю и двухметровой земляной насыпью Кишка должен чувствовать себя в полной безопасности. И чувствовал бы, не затронь он мой клан.

- Вот тутова сидит Кишка, - указал на толстую металлическую дверь, крашеную обычной шаровой краской Синий. - Только он по микрофону со всеми разговаривает.

Микрофон - какая-то непонятная фиговина, отдаленно напоминающая старый-престарый домофон висел справа от двери. Камеры не было, так что увидеть нас никто изнутри не мог. Впрочем, мой электронный подавитель до сих пор работал, так что даже имейся скрытые камеры, на экраны они выдают сейчас ‘снег’.

- Звоним? - поинтересовалась Герла и, не дожидаясь ответа, потянулась к кнопке домофона.

- Подожди, - остановил я порыв девушки, - есть идея поинтересней.

После преодоления аномального пруда у меня еще осталось немного сил, чтобы поработать с энергией Зоны. Совсем чуть-чуть, но этого должно хватить. Толстое стальное полотно двери нужно тольк взрывать тротиловой шашкой, если хозяева откажут в допуске… или создать небольшой гравиконцентрат прямо на пороге под дверью.

Чудовищная гравитация смяла дверную коробку, как гармошку. Порождение Зоны справилось с преградой быстрее и гораздо тише, чем взрывчатка. Что тут говорить, когда точно такая же штука превращает сталкера со снаряжение общим весом за сто килограмм в компактную лепешку размером с консервную банку. Дверь не человек, но вес примерно одинаков, так что сейчас передо мною лежал гротескный блин из бывшей двери высотой в полметра. Полностью смять преграду гравиконцентрт не смог - время жизни закончилось раньше. Но нам и получившегося прохода хватит.

- Дамы вперед, - галантно пропустил я Герлу впереди себя, убедившись, что ловушка полностью исчезла, а в небольшом коридорчике нет ни единой живой душе. Не совсем по джентельменски, учитывая обстоятельства и место, но если я девушку и сейчас упрячу за спину, она точно сорвется. И первому достанется лично мне. А так хоть немного да успокоится. Следующим я послал Синего, не собираясь оставлять бандита за спиною. Хоть и не думаю, что данный индивидуум рискнет предпринять против меня что-то плохое.

Браток, когда я повернулся к нему и приказал идти следом за Герлой, выглядел настолько ошарашенным, словно стал свидетелем Второго Пришествия. Мне пришлось вновь применить автомат в качестве отрезвляющего средства, в результате чего Синий обзавелся еще одной ссадиной. Эдак к концу нашего общения он и в самом деле станет синим от многочисленных синяков.

- Ты - Хозяин? - вот первое, что произнес бандит, когда пришел в себя. И столько в его голосе было благовения, что меня неприятно царапнуло. Еще никогда меня не сравнивали и тем боле не считали Хозяином Зоны, участником баек, что во множестве ходят по аномальной территории.

- Хозяин, хозяин, - ответил я и толкнул бандита в дверной проем, - шевели поршнями, пока не оказался на месте двери… баран чумной.

Крошечный предбанник, заканчивался еще одной дверью, но незапертой. За ней нашлась широкая лестница со ступеньками из красного кирпича, а в самом низу еще одна дверь. И вновь нам повезло - запоров не было.

Мы оказались в просторном помещении, сейчас освещаемом несколькими запыленными и оттого очень тусклыми трубками ртутных ламп. Обстановка средняя для Зоны - пяток диванов, пара бильярдных столов, большой телевизор, еще старый с ЭЛТ. В противоположном конце зала виднелась еще одна дверь, которая разительно отличалась своим обликом от ранее встретившихся. Багровая обивка (то ли кожа, то ли хороший кожзаменитель, со своего места не мог разобрать), золотистые широкие шляпки гвоздиков и табличка. Правда, последняя была без надписи.

- Кишка там сидит, - указал на ‘богатую’ дверь Синий, - это его личный кабинет. А тут братву собирает в особых случаях…

- Э, кто тут?

Хриплый голос оборвал Синего и на миг заставил застыть манекенами нашу троицу. И только, когда с одного из диванной, развернутого в нашу сторону спинкой, поднялась крупная фигура бандита, мы начали действовать. Вернее, к активным действиям перешла Герла, пока я открывал рот, собираясь проехать по ушам неизвестному.

- Мы к…

Чпок. Чпок. Два тихих выстрела из винтовки девушки уронили бандита обратно на диван, разбив тому череп и пробив грудь. Радикальные меры… об этом я и сообщил девушки, на что та просто пожала плечами:

- А пусть не выскакивает неожиданно к нервным посетителям. И потом - это бандит, чего с ним церемониться.

- Васк это был, - тихонько добавил Синий, - правая рука Кишки. Он и его двоюродный брат Сапа по девочкам промышляют.

- Тем более заслужил, - произнесла Герла и преспокойно направилась к двери в кабинет бандитского атамана. Про только что убитого человека она успела позабыть… вот он яркий пример того, кем становятся женщины в Зоне, если выживают. Недаром психологи отмечают, что слабый пол и подростки очень быстро привыкают к жестокости и излечить их после этого крайне сложно.

- Кишка, мы с тобою поговорить желаем, - прокричала девушка, когда подошла вплотную к двери, благоразумно встав сбоку у косяка. - Впустишь или нам самим зайти?

Несколько секунд стояла тишина, нарушаемая негромким гулом ртутных ламп. Потом под потолком что-то скрипнула и позвучал голос:

- Я не звал никого, так что убирайтесь.

Кишка, мы из темного клана и пришли прояснить кое-какую информацию. Пока что в статусе гостей. Откажешься принять - мы уйдем, но потом жди карателей. Что выбираешь?

На этот раз молчание затянулось надолго. Пару минут ничего не происходило. Герла даже потянулась к рюкзаку, в котором, насколько я знал, хранилось несколько пятидесятиграммовых тротиловых шашек с различными детонаторами. Подозреваю, что Герла не собиралась подтверждать мои слова насчет ухода: сперва бы вошла, поговорила и только потом уже вышла бы.

Но применить ‘мастер-ключ’ моей подружки не удалось. Она только коснулась лямок рюкзака, как тот же голос с потолка произнес:

- Хорошо, заходите. Только без глупостей.

Следом запищал электронный замок на кабинетной двери, и та приоткрылась на пару сантиметров. И первой (кто бы сомневался) в кабинет проскользнула Герла. Следом вошел я, а последним, почему-то не решившись остаться в общем зал, оказался Синий.

Оказавшись в кабинете бандитского лидера, я первым делом осмотрелся. Комнатка метров шесть на восемь, на полу большой ковер с высоким ворсом красно-кирпичного цвета и местами сильно вытерт. Но в меру чистый, могу предположить, что сюда приводят женщин не только для отработки на сексуальном фронте.

Слева и справа стояли несколько чучел тварей Зоны - пара очень крупных слепых псов, псевдоплоть, кабан и химера(!). Последняя была маленькая, но это не умаляло ее смертоносность. Уверен, что без жертв при ее добычи не обошлось. Ну, если тварь не нашли уже дохлую.

Метрах в четырех от двери стоял огромный стол-тумба, сбоку от стола - два здорвеных, в рос человека, сейфа, еще старых, которые песком засыпаны. Еще три точно таких же, но еще более внушительных располагались за столом возле стены. А между сейфами и столом стоял сам Кишка - здоровенный мужик налысо бритый и с землистым цветом лица. Одет в хороший ‘свободовский’ комбинезон среднего класса защиты. В руках у атамана находился укороченный помповик, ствол которого был направлен в нашу сторону.

- Синий? Скурвился, падла, да?

- Это - Хозяин Зоны, - как-то чересчур спокойно, учитывая, то стоит перед своим босом, произнес наш проводник, - кто я такой, чтобы противиться их воле.

- Ты, с…ка, - задохнулся от злости Кишка, - да я тебя…

- Стоп, - оборвал я бандитского главаря, - разборки между собою все потом. Меня интересует недавнее происшествие с моими товарищами по клану.

- Мы с темными никаких дел не имеем, - торопливо, даже излишне торопливо проговорил Кишка. - И вы первые, кого я увидел вообще.

- Ой ли? Может, и не видел моих соклановцев, но твои люди сталкивались с ними точно. Например, Корявый. Знаешь такого? Совсем недавно принес тебе редкие артефакты и оружие.

- Ну и что? - попытался пожать плечами бандит в жестко комбезе или же его просто передернуло. - Мало ли у кого он их нашел? У нас, ха, специфическая работа.

- Мне плевать на твою работу, - спокойно сообщил я бандиту. - Но за нападение на мой клан спрошу со всей строгостью. Да, и убери ты свой дробовик. Костюм ты мне не пробьешь картечью или мягкой пулей, только разозлишь меня. Или мою спутницу.

- Я понял, - торопливо кивнул головою Кишка и аккуратно опустил помпу на стол, развернув стволом в сторону. Догадываюсь, что бандит наслышан о привычках и характере представительниц темного клана и не собирается рисковать. Тем более, за своих женщин мой клан мстит страшно. Пострадай сейчас Герла (обо мне Слепец может и позабыть), то уже завтра тут будут лишь одни мертвецы, а Кишку живым в жарку бросят. Или в кислотную аномалию.

- Я понял все, понял, - изобразил подобие улыбки на своем лице главарь банды. - А про Корявого и сам толком не знаю. Принес три ‘золотых рыбки’ и ‘душу’, еще три ствола навороченных и все.

Явно врет, чтобы это понять не нужно быть психологом и телепатом, достаточно знать товарищей по клану. Ради паршивой ‘рыбки’ и ‘души’ парни в эти места не полезут. Хотя, Корявый запросто мог не все сообщить своему главарю, приврать или скрыть.

- ПДА?

- Нет, нет, - замотал головою Кишка, - ничего такого Корявый не приносил.

- Жаль, - искренне опечалился я, - жаль. Что ж, зови Корявого сюда. Будем проводить очную ставку.

Лицо бандитского вожака покрылось испариной, глаз забегали, словно Кишку, как начинающего воришку поймали на горячем.

- Он собирался уйти из лагеря, - сообщил бандит. - И появиться только через неделю…

- Врет, - запальчиво проговорил Синий, перебив своего боса. - Корявый только вчера бухал со шлюхами и остался с ними на всю ночь. Сегодня точно никуда уйти не мог. Здесь он, в лагере.

Взгляд, который Кишка метнул в сторону своего подчиненного (как понимаю, уже бывшего) запросто мог убить не хуже аномалии, окажись в том энергия Зоны. Кажется, Синему тут не жить.

- Так, Кишка, - вмешалась в наш разговор Герла и направила ствол ‘винтореза’ на бандита, - доставай свой ПДА и пиши сообщение Корявому. Пусть срочно во все лопатки летит к тебе. Если через десять минут не появиться, я начну наматывать твои кишки на свои пальцы.

- Сейчас, - торопливо пообещал главарь и вынул из кармана комбеза ПДА. Чтобы набрать несколько слов и отправить сообщение, ему понадобилось меньше минуты.

- Все, - сказал Кишка и испуганно посмотрел на девушку, - отправил. Только я не могу обещать, что Корявый придет. Он такой…

- Значит, плохие себе кадры набрал, если к порядку не приучил, - жестко оборвала его девушка. - Молись кому хочешь, но времени у тебя осталось девять минут. А ты Синий прибери у него оружие. Все, что есть.

Бывший ‘язык’, проводник, заложник, а сейчас не пойми кто, молча подчинился приказу девушки, забрав у Кишки дробовик, пару пистолетов, нож с гранатами и под конец из-под столешницы вынул короткий ‘вихрь’ с набалдашником глушителя.

С момента отправления сообщения и до появления Корявого прошло чуть меньше десяти минут, как раз этого хватило, чтобы Герле сохранить жизнь атаману банды. Моя подружка такая - если сказала, что прирежет через десять минут, то так оно и будет, пусть на одиннадцатой минуте хоть все Корявые мира появятся. Сама девушка во избежание возможных неурядиц вышла из коридора в зал отдыха, укрывшись в полумраке дальнего от нас угла.

Корявым оказался худосочный мужичок возраста далеко за сорок лет. К Кишке завалился в полосатой фуфайке, толстых спортивных штанах темно-синего колера и просторной кожаной куртке черного цвета.

- Кишка, чего случилось? Какого х…я у тебя дверь выворочена?- прямо с порога заявил он. - А это что за физии?

В следующее мгновение Корявый дернулся назад одновременно сунув руку в карман кожанки, но резко замер, уткнувшись спиною в ствол винтовки.

- Уже захотел нас покинуть? - удивленно произнесла Герла. - Не торопись, у нас к тебе вопро…ах.

Одновременно со стоном-восклицанием своей подружки я ощутил страшную слабость и головокружение. Доля секунды и вот у меня подкашиваются ноги и мешком падаю на пол. Судя по стуку и шороху возле порога, что-то похожее произошло и с Герлой. В глазах возникла мутная пелена, в ушах часто и оглушительно забарабанил пульс.

- Твари, - прошипел Корявый, - су…и темные, ненавижу. Синий, что застыл? Бегом за братвой…

- Он с ними, - почти завизжал Кишка, - сучился Синий! Вали его!

И сразу за его словами прозвучал выстрел и громкий выкрик:

- Замри, Кишка, пристрелю!

Мгновением спустя лязгнул затвор передернутой ‘помпы’ и очередное предупреждение:

- Зона отомстит за нападение на своего Хозяина. Кишка, стой на месте. Ты нужен Хозяину, потому и не стреляю. Но убью обязательно!..

Синий кричал еще что-то, но я почти перестал его слышать, провалившись в странное состояние: вроде бы и сплю, но в то же время чувствую все тело, как оно лежит, глухо доносится до моего слуха вопли бандитов и громкие надрывные стоны раненого.

И вдруг все разом прошло, словно рубильник одним быстрым движением перевели из положения ‘выкл’ в режим ‘вкл’. Неподалеку валялся Корявый в позе эмбриона, прижимая к животу обе ладони и тихо скулил - сил на полноценный крик уже не было. Из-под него шустро расползалась темная кровяная лужа. Чуть в стороне стоял Синий, который направлял на Кишку ствол дробовика, конфискованного ранее по приказу Герлы и при этом правой пяткой ожесточенно бил по чему-то валявшемуся на полу.

- Синий, что там за хрень? - поинтересовался я, бея под прицел парня. Бандиту, пусть он и выступил на моей стороне, веры не было ни на грош.

- Так артефакт у пад…ы в куртке лежал, - сообщил он. - Наверное, им и приложил вас.

- ‘Сон Зоны’, - глухо произнесла Герла, которая пришла в себя от невидимого удара чуть-чуть позже меня и только поднималась с пола. - Приходилось на себе испытывать уже.

И только сейчас после слов своей подружки я опознал в предмете, который топтал Синий, кольцеобразный артефакт. Похожий на самый обычный кистевой эспандер, но неизмеримо опаснее его в тысячи раз. Опасен для тварей Зоны и нас, темных сталкеров.

- Так, отойди-ка в сторонку, - приказал я Синему, и когда тот выполнил указанное, подобрал слегка помятый артефакт. - Герла, посмотри, что там с подранком?

- А что тут смотреть, - хмыкнула девушка и несильно ткнула лежащего на полу бандита в бедро, - доходит уже.

Слабое касание вызвало у Корявого мучительный стон и резкую судорогу, словно тот хотел в клубок свернуться раз пять вокруг себя. Судя по ране, в ‘помпе’ первой стояла пуля и не простая. Свинцовая с ‘дырявой’ головкой, или же стальная разборная или латунная. И ‘повезло’ бандиту с раной - ни одного органа, повреждение которого принесло бы избавление от мучений, не задело. Лишь кишки разорвало и частью вытолкало из обоих раневых каналов.

Страшная рана, жить человеку чуть больше получаса и покажутся они тому вечностью. К несчастью для самого себя, Корявый оказался крепким и сознания не потерял.

- Не повезло ему. Герла, присмотри за этими двумя, а ты, Синий, сложи на пол оружие и стой смирно. Ок?

‘Наш’ бандит покорно выполнил мои указания и замер столбом у стены, не спуская с меня взгляда. Герла, перешагнув через раненого без малейшего стеснения, взяла на прицел Кишку. Впрочем, чтобы перевести ствол на Синего и нажать спуск девушке понадобиться пол секунды.

А я, убедившись, что все мои команды выполнены, присел на корточки рядом с корявым.

- Больно? - участливо поинтересовался я, глядя в полные запредельной болью глаза бандита. - Расскажешь все и подарю взамен легкую смерть. Нет и тогда вместо пули привяжу к ране ‘душу’. Спасти не спасет, тут тебе и Доктор не помоет, но жизнь продлит. И мучения.

- Спрашивай, - сквозь зубы выдавил Корявый. Он рассказал все. И как наткнулся на темных сталкеров, как выслеживал их и подготовил засаду. Как с помощью артефакта убил Лысого, Электрика и Селиванчика.

- Список, - торопливо поинтересовался я у раненого, опасаясь, что тот в любой момент умрет. - При них должен был быть список. Где он?

- Ничего не нашел. Только ПДА и флешка. Все спрятал в схроне - костюмы, самые редкие арты и ПДА.

- Как найти место? Ну, отвечай.

- В моем ПДА есть отметки, - уже еле шевеля губами произнес Корявый. - Пароль - С.Л.О.Н. Все, я сказал все… добей.

Перед тем, как пустить пулю милосердия я проверил ПДА бандита, и только убедившись, что пароль верен и открывает закрытые файлы, а не стирает их, поднял с пола дробовик и поднес тот к груди Корявого. Выстрел прозвучал оглушительно в тесном помещении, даже пожалел, что решил сэкономить пистолетный патрон. Не так шумно вышло бы и не так грязно.

Закончив разбираться с Корявым, я повернулся к бандитскому вожаку.

- Ну, Кишка, пора и с тобою разобраться, - произнес я. - Говорят, любишь маленьких девочек?

- А кто девочек не любит, - ощерился тот, - кто? Педи…и да импотенты.

- Тогда посмотри вот на эту фотографию и ответь предельно честно: видел ее, слышал о ней?

Я положил на стол перед бандитом фотографию потеряшки и замер, не спуская взгляда с Кишки. Я старался поймать любое изменение выражения лица, глаз, просто чуть сбившееся дыхание, любой намек, что Кишка опознал девчонку и готов соврать.

- Не видел, - мотнул головою бандит и исподлобья посмотрел на меня, - точно не видел, б…я буду.

Я разочарованно вздохнул - Кишка не врал или был настолько искусным актером, что без специальных приборов обман его не раскрыть. Вот только сомневаюсь, что атаман настолько способен сохранять самоконтроль, в начале нашего появления и в момент смерти Корявого чуть в таны не наложил.

- Жаль, очень жаль.

- Что со мной сделаешь? - слегка дрожащим голосом спросил меня Кишка. - Убьешь, как и его?

- Зачем? - искреннее удивился я. - Посидишь несколько часиков внутри, чтобы не натравил нам вслед своих головорезов. И все.

- Точно?

Ага… пошли.

Только что обрадовавшийся бандит вновь посерел лицом и сдавленным голосом поинтересовался:

- Куда и… и зачем?

- В зале тебя закрою, а то кабинет не подходит для этой цели. Ну, чего встал?

Пришлось прикрикнуть на бандита, чтобы поторопить того, без этого он стоял на месте, изображая соляной столб. Думаю, что он уже простился с жизнью, считая мое обещание сохранить жизнь своеобразным издевательством. Метрах в пяти от кабинета он и вовсе остановился и тихонько заскулил, по щекам здорового мужика потекли слезы, он что-то пытался сказать, но кроме щенячьего скулежа ничего разобрать не удавалось.

- Ладно, стой тут, - произнес я. - И так сойдет…

Глава 4

С бандитской базы ушли спокойно и как нормальные белые люди - через главный вход. В этом нам помог Синий и длиннополые бандитские плащи, скрывшие нашу экипировку с оружием. Для вида я перекинул через плечо помпу Кишки, а Герла вооружилась затертым ‘калашом’ бандита, любителя поваляться на диване.

Охранникам и в голову не пришло, что мимо них прошли совершенно чужие люди, устроившие маленькую войнушку на базе. Даже ручкой помахали и пожелали удачи в нелегком ремесле честного труженика ножа и волыны. Синий отстал от наше компании в полукилометре от бандитского логова, да и то не по своей воле. Пришлось пригрозить пристрелить нового знакомого, если тот не отстанет. А то, что парень собирался идти с нами хоть до самого центра Зоны было ясно видно. Кроме всего прочего меня настораживали странные ‘огоньки’ нет-нет да проскакивающие в глазах бандита. Не происходи все в Зоне, где нормального человека невозможно отыскать, то посчитал бы, что Синий тронулся рассудком.

- Добрый ты, Умник, ко всякому отребью, - раздраженно произнесла моя спутница. Девушка смотрела вслед Синему, который успел отойти метров на сто от нас и уже почти скрылся в кустах. При этом она так многозначительно поглаживала пальчиком по стволу ‘винтореза’, что было ясно: Синий уцелел только чудом. Без моего вмешательства парень обзавелся бы парой дырок в голове еще на выходе с базы. И я думаю, что такая же судьба постигла бы и охранников… не любит Герла бандитов, ой не любит.

- Нормальный парень, - хмыкнул я. - Нам вот помог. Пусть и не по своей воле вначале.

- А Кишка что, тоже нормальный парень? Его почему не дал прикончить?

- О, Кишку ждет суд общественности! - засмеялся я.

- А поточнее.

В голосе девушки прозвучало недоумение пополам со злостью и я поспешил дать нужные пояснения.

- Я же не просто так вывел Кишку в зал. В кабинет, пусть и с открытой дверью бандиты могут и не решиться войти. А там они сразу увидят своего атамана… который столбом стоит и может шевелить лишь языком да глазами.

- Умник, - ласково проговорила Герла и подошла вплотную ко мне, почти прижавшись забралом шлема к моей маске, - если ты через секунду не дашь подробные и каткие пояснения, то я за себя не ручаюсь.

- Липучку я там поставил, липучку, - сообщил я. - Вот так всегда, не дают слова сказать и сами же обвиняют, что молчу.

- Липучку, вот как, - задумчиво произнесла девушка. - И зачем?

- Часов восемь продержится. За это время о беспомощном состоянии главаря бандиты точно узнают. И вот тогда я не дам и рваного червонца за его жизнь. Кто-нибудь из его шайки уже давно метит на место Кишки и тут такая возможность.

- Пристрелят его, - подтвердила мою невысказанную мысль Герла, - не тот коллектив, что бы помочь попавшему в беду. А если нет?

- А если нет, то значит нет так и плох Кишка, как главарь банды… но что-то мне подсказывает что такой исход маловероятен. Ладно, надо со Слепцом связаться.

О результатах беседы с бандитским вожаком я сообщил Слепцу в коротком сообщении в котором упомянул о тайнике Корявого, где должна лежать большая часть вещей погибшей парней нашего клана. ‘Сон Зоны’ я выбросил в аномальный пруд, не поленился сходить. Зато теперь уверен, что артефакт не угодит в чужие руки. Для темных сталкеров данный предмет бесполезен и опасен. Так что пусть он лучше будет похоронен среди вечной аномалии.

Минут через десять на мой ПДА поступило сообщение от вожака клана: ‘В тайник направил народ. Можете заниматься своим делом’. Уф, ну как гора с плеч, а то до схрона Корявого час топать и прямо в обратную сторону от нужного маршрута. Решение Слепца пришлось как нельзя кстати.

- Тэк-с, а теперь пришло время со старыми знакомыми повидаться. Герла ты со мною?

- А почему ты так спрашиваешь?

- Просто так, - признался я, - лишь бы что-то сказать. Я же знаю, что ты от меня никуда.

- Тут ты прав, - усмехнулась девушка и поправила рюкзак за плечами. - Так куда мы?

- В Чистую Балку. Меня там Хват должен ждать из ‘Ратника’ с более подробной инфой по потеряшке.

Прямых дорог в Зоне нет, а жаль. Даже мои способности не всегда и не везде помогают. Где нет аномалий, легко можно встретить логова мутантов, непроходимый рельеф или же охраняемые точки и маршруты недружелюбными стакерами. Кое-где я бы мог спрямить маршрут, но только не сейчас, почти полностью выложившийся на бандитах. Сил было только-только, чтобы соорудить еще одну ‘липучку’ и все. И снять ее.

Зато моя спутница двигалась вперед со скоростью и целеустремленностью противолодочного корабля в поиске. Ей не мешал даже мелкий дождик так некстати зарядивший. Зато хоть слизь, успевшую подсохнуть, смыл с комбезов и то плюс.

Почти мгновенно на ногах образовались утяжелители из многокилограммовых ‘галош’ . Когда впереди показался глиняный бугор вздохнул с облегчением и сожалением. Практически уже дошло, вот и радость присутствует. Но конец пути лежал за бугром, на который сейчас предстояло карабкаться, от того и стонал в душе. И обходить слишком долго. Кругом полно аномалий.

- Полезли так? - поинтересовалась Герла, деловито посматривая то по сторонам, то на скользкую преграду. К этому моменту дождик усилился и по крутому склону текли небольшие ручейки, изредка срывались размокшие комки глины и даже целые пласты. Вот один из них размером в хороший матрас сполз с верхушки метрах в десяти от нас. Под такой угодишь - мало не покажется.

- Ага, сейчас прям, - буркнул я. - Мне бы отдохнуть с полчасика и тогда поднялся бы так. А сейчас фигушки.

- Неженка, - с чувством собственного превосходства тихонько засмеялась девушка. - Ладно, давай ты первым.

- Ок, - ответил я и принялся за поиски подходящего инструментария. В Чистой Балке, небольшом овражке, зажатом с четырех сторон высокими холмами и поросшими кустарником с мелкими кривыми березками, я не раз отдыхал, когда ночь заставала в Зоне поблизости от этих мест. Или просто нужно было пересидеть в укромном месте.

Конечно, об этом месте знали, но пройти сюда мог не всякий. Со всех сторон Чистая Балка была окружена аномальными полями, никогда не исчезавшими. В этих полях имелись несколько тропинок, которые вели в балку и из нее, но держались они по нескольку минут, часто меняя направление и месторасположение . Сталкер рискнувший воспользоваться одной из троп и замешкавшийся в пути, стопроцентно погибал.

Идеальное место для отдыха: из разумных никто не сунется, мутанты тоже. Свое название балка получила из-за интересного феномена: никогда в ней не рождались аномалии, и даже Выброс можно было спокойно переждать. Для этого там лежал старый кунг от ‘шишиги’, наполовину закопанный в землю. Обычно такой защиты на остальной территории Зоны было недостаточно, чтобы спастись от бушующей аномальной стихии, но в этом месте легкого убежища хватало с избытком. Как кунг туда попал - никто не знает.

Пока в голове крутились такие мысли, взгляд усиленно елозил по земле в поисках нужных вещей. И такие скоро нашлись. Чуть в стороне от подножия, почти полностью скрывшись под слоем глины, лежали несколько больших крюков, согнутых из толстой арматуры. Длиною в локоть, они напоминали крюки, на которые на скотобойнях вешают разделанные туши.

Ухватив в каждую руку по грубому подобию альпенштока, я стал подниматься по скользкому склону. Склон можно было сравнить, если брать угол наклона, с железнодорожной насыпью. Вроде бы подняться можно, не настолько и крут. Но все меняется, когда под ногами не травяной ворс, а скользкая глина и весу к твоему родному еще пуда полтора добавлено. И аномалии, черти бы их подрали…

Мой путь по склону высотой метров в десять больше всего напоминал след пьяного тракториста: туда-сюда, вверх-вниз. Если ‘фризы’ и ‘жарки’ хорошо просматривались, то ‘магниты’ приходилось больше угадывать. Но все когда-нибудь заканчивается, вот и я в последний раз воткнул в мягкую почку крюки, подтянулся и оказался на гребне склона.

Коротенькая всего на пяток секунд передышка, потом подробный осмотр местности. И только убедившись, что поблизости нет прямой угрозы, я повернулся к Герле и призывно махнул ей рукой. Крюками, которые я сбросил вниз, чтобы им на смену взять автомат, девушка пренебрегла. Легко, одной рукой касаясь склона и на полусогнутых ногах, девушка повторила мой маршрут. Управилась раза в полтора быстрее и при этом почти не измазалась в отличие от меня. Даже немного позавидовал своей спутнице, ее ловкости.

- И где твой ‘ратник’? - первым делом, после подъема поинтересовалась Герла.

- Здесь должен быть. Тут до Чистой балки метров триста. Скорее всего, вон в тех кустах прячется.

Заросли густого, покрытого мелкими, съежившимися после недавнего Выброса листьями и длинными шипами, располагались не далее, чем в ста метрах от нас. Аномалий там не видно и отойти можно, укрываясь зарослями куда угодно. Прав я, там Хват сидит, точно там.

Так оно и оказалось. Стоило мне включить ПДА и отправить сообщение знакомому ‘ратнику’ с вопросом, как среди кустарника поднялась человеческая фигура и пару раз взмахнула автоматом. Через две минуты я и Герла стояли рядом с парнем. Он был один, что меня немного удивило. Не принято в таких местах и с целями, идентичными тем, что привели сталкера сюда, ходить в гордом одиночестве. Случилось что-то?

- Храбрый мальчик, - своим сексуальным, мурлыкающим голоском протянула Герла, которая, как и я обратила внимание на отсутствующую компанию ‘ратника’, - один ходишь. Или просто разговор не для чужих ушей, и твои товарищи сидят поблизости?

- Нет, милая девушка, - усталым голосом произнес Хват, - тут больше нет никого. Так вышло…

На встречу со мною Хват вышел еще с парой товарищей, но в паре километрах отсюда их отряд наткнулся на небольшую стаю мутировавших кабанов. Тварей перестреляли, но один ‘ратник’ не уберегся и заполучил распоротое бедро. Именно с ним и остался третий член отряда оказать помощь и сопроводить до безопасного места. Дальше Хват шел в одиночку, благо что до места рандеву оставалось не так и далеко.

- Милая девушка… давно меня так не называли, - задумчиво протянула Герла и посмотрела на меня. - Вот у кого тебе стоит брать уроки. Учись, сталкер.

- Заканчиваем лирику, - поморщился я под маской, - ближе к делу. Хват, ты документы по девчонке принес? Я так понимаю, что если ты здесь, то ничего накопать по потеряшке не удалось?

- Да по обоим вопросам, - вздохнул парень. Голос у сталкера был уставший, как у человека, который несколько дней подряд пахал словно проклятый, а конца работе не видно. - Про девушку никто ничего не знает. И вот по ней данные, которые разрешили передать тебе.

Парень отстегнул флешку от своего ПДА и передал ту мне.

- Тут все по ней, что смог получить, - сообщил Хват. - Что дальше?

- Возможное место, где девчонка могла быть, я проверил… глухо. Сейчас ознакомлюсь с инфой и подумаю, что дальше делать. Заодно с часок отдохну.

- Умник, - произнес Хват, - а ты можешь прочитать свою инфу в другом месте? Скоро сумерки, а нам до безопасного места еще топать и топать. Я сам устал, но не горю желанием остаться среди аномалий и тварей Зоны…

- Отдыхать в Чистой Балке будем, - оборвал я сталкера. - Часа мне хватит, чтобы прийти в себя и провести потом вас по безопасной тропе в балку. Но если ты боишься, то не буду держать, так что можешь идти куда хотел. Потом свяжемся.

В ответ Хват пробурчал что-то невнятное и принялся устраиваться поудобнее на своем рюкзаке, который он использовал в качестве поджопника. А Герла к этому времени уже успела отыскать среди кустов местечко посуше и почище, где решила совместить отдых с перекусом. Глядя на девушку и Хват полез в рюкзак, явив на свет божий банку тушняка и жестянку с питьем. Глядя на перекусывающую парочку, у меня самого пробудился зверский аппетит. Жаль только, что сейчас есть более важное занятие.

На флешке, которую передал мне ‘ратник’, имелось много чего по потерявшейся девушке. Школа, колледж, даже аттестаты с грамотами. Но заинтересовало меня совсем другое. Кроме грамот за участие в ‘кружкам самодеятельности’ у девушке имелось несколько дипломов и наград за достижения в спорте. Причем в активных и экстремальных направлениях: дайвинг, альпинизм, прыжки с парашютом и прочее. И везде отличные показатели.

‘Пролистав’ флешку до конца, я выключил ПДА и задумался, переваривая полученную информацию.

Потеряшка оказалась девчонкой маленькой, да удаленькой. А если вспомнить еще одну поговорку, то ‘наш пострел везде поспел’. Папочка выполнял любые капризы дочурки, давая той возможность сбросить пар на глубине или под облаками, почувствовать себя первой. Вот только готов махнуться своей экипировкой с последним ‘чайником’, что среди инструкторов, обучаемой группы (в которой числилась девчонка) и просто случайных попутчиков (хе-хе, среди облаков при прыжке с борта вертолета) имелся не один контролер со стороны родительской службы безопасности. И с конкретными навыками: альпинист - так мастер-чемпион, во время погружения - так чуть ли не боевой пловец в попутчиках, парашют - и тут самый выдающийся специалист с громкими достижениями. Вот и получается, что всем своим навыкам девочка обучалась у элиты. С такими учителями и самый последний неумеха станет крепеньким середнячком. Вот только сомневаюсь, что девчонка догадывалась об этом. Скорее всего, свои удачи списывала на личную незаурядность. Мол, такая-разэдакая, что просто караул. Море по колено, горы до пояса… плавали - знаем.

- Ну, чего надумал? - ко мне подошла Герла, держа в одной руке оружие, а во второй две банки с едой: тонизирующий коктейль и пластиковую консерву с вкусной месью, состоящей из нескольких круп, мяса и овощей. - Давно уже сидишь.

- Надумал я многое чего и…

- И?

- И мне ничего не нравится, - продолжил я и принял паек из рук девушки. - Девчонка эта - весьма активная представительница рода хомо сапиенса, с шилом в одном месте.

- Это и так ясно, - фыркнула Герла. - Другая бы с базы не сбегала в Зону.

- И очень-очень самоуверенная, целеустремленная подруга с завышеной самооценкой.

- Ты к чему клонишь, Умник?

- А клоню я к тому, что наша потеряшка хочет не много не мало, как дойти до Монолита, - сказал я и замолчал, занявшись едой. Мое заявление заставило впасть окружающих в ступор, из которого они вышли не скоро. Я успел прикончить банку с кашей и допивал коктейль, когда Герла нарушила молчание.

- Бред, - разочаровано произнесла девушка. - Умник, я-то рассчитывала услышать от тебя что-то адекватное, а ты… фантазер и сказочник.

- Кха, кха, - прокашлялся Хват, стоило моей подружки замолчать, - Умник, а ты в этом уверен?

Ответил я ‘ратнику’ только после того, как допил напиток, смял и убрал обе банки под старую листву.

- Не на сто процентов, но девять шансов из десяти, что девчонка дунула к центру Зоны готов дать, - сообщил я. - Ведь видно, что она любит пощекотать себе нервы и не просто так, а еще и заслужить известность и славу.

- Вот черт, - растерянно произнес Хват и повторил еще раз. - Черт, черт, черт.

- Эй, мальчик, - снисходительно обратилась к Хвату Герла, - ты веришь Умнику? Да не один из новичков, каким бы он выдающимся челом не был на Большой Земле не сунется даже во второй круг Зоны, не говоря о центре и самом Монолите.

- Нет, Герла, - со вздохом покачал головою ‘ратник’, - Умник не ошибается. У нас аналитики, ну, э-э, аналитики-не аналитики, но есть ребята шибко головастые, любящие прогнозы делать исходя из слухов или поступков всяческих, тоже что-то такое говорили. Предположили, что девушка пойдет по самым значимым местам Зоны: Бар, Болотный Доктор, Выжигатель, Город и Монолит.

Ну, парень дает, чуть не сдал всю контору с потрохами. Откуда, спрошу я вас, у мелкого заурядного клана Зоны имеются аналитики в штате? Хорошо, что Хват вывернулся потом, внеся поправки и списав

- Отряды туда отправили? - поинтересовался я. - Не к Монолиту, понятное дело, а по прочим точкам?

- Угу, - хмуро ответил Хват. - И на тропы, которые ведут туда тоже. Вот только больше половины ничего не нашли, а остальные… остальные замолчали. И до этого времени о них нет ни слуху, ни духу.

- Тьфу, из-за одной соплячки столько народу погубили, уроды, - не сдержался я. - Да лучше бы она, тварь, в ‘заморозку’ попала прямо возле базы, тогда бы ее тушку безо всяких проблем приволокли на опознание и в назидание…

- Цыц, - хлопнула меня по шлему Герла. - Шовинист фигов. Нас девушек беречь нужно и плевать, сколько тупого мужичья в котлету расшибется.

- Ради тебя Герла, - молитвенно скрестил я руки на груди, - все что пожелаешь. Но не все же так прелестные девушки, есть и откровенные коровы, курицы и прочий зоопарк.

- Умник, - стоило мне на секунду замолчать, как заговорил Хват, вставив свои пять копеек, - я прошу прощения, что прерываю вашу милую беседу, но хочу узнать - что ты решил? Поможешь или как?

- Помогу, - тяжко вздохнул я, уже жалея, что ввязался в эту историю, от которой тянет с откровенно говни…м запашком, - раз влез.

- Спас…

- Не перебивай, - оборвал я ‘ратника’. - Так вот, помочь - помогу, но многого не жди. К Выжигателю и Монолиту не пойду - жить еще хочу, в Бар мне, как всякому темному, путь заказан Долг та еще контора, а вот к Доктору схожу и тебя возьму с собою.

- И за это спасибо, - немного погрустнел Хват. - Только когда двинем?

- Завтра с утра, как только рассветет.

- Завтра так завтра, - согласился со мною ‘ратник’. - Сейчас уда?

Сталкер кивнул в сторону недалекой балки, сейчас скрытой белесой пеленой ядовитых испарений, испускаемых аномалиями, и буграми.

- Ага, только еще с полчасика отдохну еще…

Метров триста было до безопасного пятачка Чистой Балки, но пройти их оказалось очень трудно. Одному - много проще, вдвоем вышло бы потяжелее, а вот идти троицей оказалось сложнее на порядок, чем одиночкой.

- Так, идем шаг в шаг и прижимаемся друг к другу как можно плотнее. Ясно? - коротко проинструктировал я состав своей крошечной группы.

- Плотнее, это как? - поинтересовался Хват.

- Что бы между тобой и рюкзаком впереди идущего игральную карту нельзя было просунуть, - хмуро ответил я. Я самую капельку ревновал, чем было вызвано мое неудовольсвие. Парню предстояло идти последним, то есть он будет прижиматься к моей девушке… не то, чтобы мне было неприятно или противно чувствовать за своей спиной Хвата (зона есть Зона, до глупый мыслей тут нет никому дела), просто у второго больше шансов выжить, чем у третьего. А рисковать Герлой я хотел в самой меньшей степени… уж лучше ‘ратником’. Но ревность от этого никуда не делась.

- Все, тронулись, - скомандовал я и сделал шаг вперед. Одновременно со мною, синхронно перемещая ноги, шагнули спутники. Со стороны мы, должно быть, напоминали забавный паровозик: Герла обхватывает меня руками за пояс, ее держит Хват и идем мы иноходью, когда носок девушки упирается мне в пятку, а в ее - хватовский ботинок.

Тропу я нашел сразу. Широкая, идти можно вдвоем почти не соприкасаясь плечами. Но виляла она жутко, словно этот след оставила жутко пьяная змея.

‘Жарки’, ‘гравиконцентраты’, ‘слизни’ с ‘трамплинами’ чередовались с ‘бильярдами’ и ‘морозилками’. Детектор, на экране которого аномалии сливались в одно сплошное пятно, выдавал тихий тревожный писк на одной ноте. За спиной тихо матерился Хват, который не отрывал взгляда от своего прибора, закрепленного специально на левом плече ради этого случая.

Мы прошли в общей сложности метров двести, отойдя от безопасной границы не более сотни метров, когда тропа резко вильнула в сторону и сжалась вдвое. Причем все произошло мгновенно, безо всякого предупреждения.

- Черт, - не удержался я от ругательства выразив вслух свои эмоции.

- Что там, Умник? - забеспокоился Хват. - Что случилось?

- Нормально все. Иди как шел, - процедил я сквозь зубы ответ.

- Но все-таки…

- Не заткнешься, прикажу Герле отцепить тебя. Ясно?

- Кто кому еще прикажет, - фыркнула девушка.

- Ясно, ясно, - одновременно с ней произнес парень и следом добавил. - Спасибо, Герла.

А через двадцать метров мы чуть не вляпались в аномалию. Только что впереди было чисто, но стоило сделать шаг, как меня повлекло вперед. Убрать аномалию я успел в самый последний момент, всего за пару секунд до того , как нас превратило бы в большую консерву ‘гравиконцентратом’.

- Умник, что это было? - прорезался неугомонный Хват, который уже успел позабыть о моем обещании. Или просто надеялся, что Герла не станет торопиться с выполнением приказа.

- Аномалия, что же еще? Хват, помолчи и не мешай прокладывать дорогу, тут тропа едва видна, - попросил я.

- Кому видна, а кому и прямо наоборот, - пробурчал парень, но все же замолчал. После ‘гравиконцентрата’ мне пришлось убирать ‘жарку’ и ‘трамплин’, в чьи объятия попадала наша неугомонная троица. Тропа давно пропала и теперь я просто шел по аномалиям, перебираясь от одной чистой полянки к другой. Чтобы пройти эти триста метров пришлось потратить почти сорок минут. И когда впереди детектор показал чистое пространство, у всех нас вырвался дружный вздох облегчения.

Вот она - Чистая Балка. Небольшой овражек с узкой тропинкой-спуском. Пятачок метров сто на пятьдесят, в центре которого торчала облезлая крыша автомобильного кунга. Именно в нем нам и предстоит провести ближайшую ночь, чтобы с утра выдвинутся к Доктору. На этот момент и в этом секторе - самое безопасное место во всей Зоне.

- Наконец-то, - с наслаждением произнес Хват, отлепляясь от Герлы и делая несколько шагов вперед, с удовольствием разминая руки и ноги энергичными движениями. - Я чуть не помер там, на тропе. Наверняка седых волос прибавилось…

Я был полностью согласен с парнем. Работать проводником среди той мешанины аномалий, да еще на непостоянной тропе - удовольствие сомнительного характера. Я выложился полностью и ощущал себя даже хуже, чем во время сегодняшнего перехода по аномальному пруду на бандитской базе. Мне бы отдохнуть спокойненько, как раз за ночь вернутся силы.

- Стоп, - оборвала Хвата девушка, - тихо оба. Умник, ничего не чувствуешь?

Девушка стояла в паре шагов от меня напряженная, с винторезом в руках и напоминающая хищного зверя за миг до атаки. Что же ее обеспокоило? На всякий случай я осмотрел местность перед нами, но ни ничего опасного не обнаружил. Аномалий нет, следов живых на сырой и рыхлой почве нет… вроде бы.

- Пусто, - неуверенно отозвался я. - Герла, что хоть…

И в этот момент с крыши кунга сорвалась тень. Только что там было пусто, а мгновением позже нечто большое и почти невидимое взлетело в воздух. Внутренне чувство опасности завопило в полной голос, и я, даже не успев толком ничего осмыслить, вложил все силы в создание мощного ‘гравиконцентрата’ на пути неведомой твари.

Послышался тихий писк, который ударил по ушам болезненно, словно в перепонки воткнулись десятки иголок. Тварь, которую на полном ходу метрах в десяти от нас поймала аномалия, потеряла мимикрищую защиту, свалилась на землю и предстала перед нами во всей красе.

- Химера! - прошептала Герла.

- Пиз…ц! - охарактеризовал нашу участь Хват.

- Огонь! - скомандовал я и, видя, что девушка словно не слышит меня, отвесил той пинок по ее очаровательному задику. Ну не дотягивался я до нее руками, да и заняты они были автоматом, спешно приводимым к бою.

Химера, самое страшное порождение Зоны, которое только можно встретить на этой проклятой земле. Обладает способностями самых опасных тварей Зоны - телепатией, как у слепых псов и контролеров, мимикрией, что присуща кровососам, направленному гравитационному удара, которым опасен псевдогигант. К этому нужно приплюсовать поразительную даже на фоне регенерации прочих мутантов способность заращивать самые тяжелые раны и передвигаться среди аномалий и ‘горячих’ пятен.

Внешностью тварь смахивала на короткую и толстую ящерицу на высоких тонких ногах. К бокам были плотно прижаты кожистые крылья. Высотой в холке тварь была больше метра, явно перегоняя королевского дога, вытянутая морда с редкими, но длинными зубами напоминала крокодилью, короткий толстый хвост с острым костяным шипом достался от крысы, но был гораздо более подвижным. На теле не было ни миллиметра шерсти, которая прикрыла бы ярко розовую, покрытую алыми и синими жгутами и тонкими нитями бугристую кожу.

Аномалия, которая легко бы смяла кабана в лепешку, с химерой совладать не смогла. Ту прижало к земле, лопнуло несколько крупных сосудов на теле и сорвало крылья - все. И тварь умудрялась двигаться, медленно выползая из ловушки и не сводя с меня немигающего взгляда. Когда я встретился с ним, меня всего передернуло: глаза твари были полны разума и нечеловеческой жажды крови. Такой взгляд мог принадлежать фанатику из отверженных кланов, но ни как не мутанту-животному.

- Огонь! - повторил я и нажал на спуск автомата. - Стреляйте же!

От длинной почти на пол рожка очереди автомат стало плавно приподнимать вверх, словно чья-то невидимая ладонь ровно, без рывков принялась тянуть ствол к небу. Десяток пуль ударил в тело химеры, оставив на шкуре той несколько темно-багровых пятнышек. Но тварь даже не шелохнулась, словно и не заметила ранений. А затем химера выскочила из аномалии. На полсекунды замерла и прыгнула, выбрав в качестве первой жертвы Хвата. Парень стоял ближе всего к мутанту, вот и поплатился.

Уже в воздухе в голову, шею и грудь химеры ударили пули из трех стволов, выпущенные почти в упор. Я добил магазин одной длинной очередью, потянулся за следующим и понял, что не успеваю.

Выстрелы сбили химеру с траектории атаки, и тварь упала метрах в трех от Хвата, который просто чудом сумел откатиться в сторону и при этом не прекратил стрельбу. Прямо над головой парня, замершего на коленях, стреляла Герла, и тяжелые пули ее винтовки наносили вреда мутанту больше, чем мои и хватовские автоматные.

Нам повезло просто обалденно как. Скорее всего, аномалия нанесла твари гораздо более существенный урон, чем было видно со стороны. В противном случае мы бы уже были мертвы: увидеть момент атаки этой твари еще никому не доводилось. Химера могла просто отпустить одну из жертв ради… а вот из-за чего иногда оставался в живых кто-то из отряда сталкеров, подвергнувшихся атаки химеры, не знал никто. Версий было множество, но вот была ли среди них правильная?

В нашем случае мы наткнулись на сонную, возможно, раненую тварь, которая решила переждать некоторое время в тихом местечке. А тут мы. Поломали тело аномалией, расстреляли… любой другой мутант (ну, пожалуй, кроме гиганта) уже бы бился в агонии, но только не химера. Порванные и прострелянные внутренности, поврежденные конечности, шкура превратившаяся в лоскуты…

Но даже в таком состоянии химера была опасна. А тут еще и патроны в магазинах закончились так некстати. И пока перезарядимся или сменим автоматы на пистолеты, у мутанта будет достаточно времени прикончить одного из нас. Как минимум.

- В стороны! - крикнул я и создал ‘морозилку’ под мутантом. Маленькую совсем, но и так лицо защипали острые колючки лютого холода, а воздух превратился в крошево невидимого льда. Маска и костюм с трудом спасали от воздействия аномалии, одной из самых страшных во всей Зоне. Страшной даже для самого опасного мутанта Зоны.

Задние лапы химеры немедленно покрылись коркой льда, замерзла кровь, текущая из ран, превратившись в уродливые розовые сосульки. Живыми оставались глаза, которые продолжали смотреть на меня с прежней яростью. То, что она находится в аномалии тварь, похоже, волновало мало. Вот она сделала шаг вперед, отрывая пристывшие к земле конечности. От этого движения лопнул хвост, так и оставшийся торчать уродливой палкой, вросшей в землю. Потрескалась ледяная корка на теле и осыпалась вниз вместе со шкурой, обнажив напряженные и кровоточащие мышцы. Но почти сразу же кровь застыла, образовав на теле мутанта очередной ледяной панцирь… который треснул и свалился на землю при очередном шаге.

- Да когда же ты сдохнешь!? - прохрипел я, ощущая поселившуюся в теле слабость и удушье. Создание двух мощных аномалий выпило из меня все силы, сейчас я ощущал себя гораздо хуже, чем перед встречей с Хватом. А ведь еще тропил дорожку до боя в аномальном поле. Еще одна аномалия запросто меня прикончит. Или рискнуть и увеличить ‘морозилку’, так выйдет проще и экономнее?

Я рискнул. Химера почти вышла из аномалии, когда та, повинуясь моему желанию, увеличилась вдвое. Я еще успел увидеть, как химера превращается в гротескную статую, от которой отлетают розовые кристаллики при каждом попадании пули, а потом провалился в темноту.

Сначала почувствовал слабый укол в шею, потом слух уловил невнятные глухие звуки и только потом сумел открыть глаза.

- Умник, очнись, очнись же, твою мать…

- Надо мною склонилась Герла и раз за разом повторяла одну и ту же фразу. Было темно, воздух был спертый и тяжелый, как в закрытом колодце. Маски, как и шлема на мне не было, комбез расстегнут, рюкзак лежит под головой.

- Кольни еще раз, - откуда-то из-за головы послышался усталый голос Хвата, - может, подействует. Утро уже, нам убираться отсюда пора.

- И так три раза колола, - резко ответила сталкеру Герла. - Если бы не ты со своей потерявшейся дуррой, то ничего подобного бы не случилось. И Слепец не дал задание.

- Да я-то тут при чем? - слегка удивился Хват. - Умник сам согласился, когда я его попросил. А Слепца никакого я не знаю.

Ту девушка завозилась и через пару секунд моей шеи коснулась прохладная поверхность медицинского инъектора. Так, стоп, они из меня наркомана решили сделать?

- Хватит, Герла, - проговорил я и сам удивился насколько слабым был мой голос.

- Очнулся? - радостно воскликнула девушка.

- Очнулся, очнулся, - согласился я и попросил. - Помоги сесть, а то все тело затекло от этого лежания, а сил нет перевернуться.

С помощью девушки и Хвата я более-менее удобно уселся, опершись спиною на стенку кунга, в котором мы сейчас находились.

- Ну, рассказывайте, - сказал я.

- О чем? - удивился Хват. - Это ты должен рассказать откуда взялась химера и аномалии в безопасном месте. И в первую очередь, как ты себя чувствуешь и отчего свалился. Да и вообще…

- Хватит, - поморщился я. - Слишком любопытный. И потом я и сам на все ответы не знаю. Лучше скажите, что там с химерой и аномалиями.

- С химерой покончено, - сообщила мне Герла. - Ее так аномалиями разодрало, что и достреливать не стоило. А вот сами аномалии на прежнем месте остались и исчезать не собираются.

- Уйти безопасно можно, чтобы в них не вляпаться? - поинтересовался я.

- Можно, - кивнула головою в ответ девушка. - Только там жутко холодно. Морозилка там огромная, за десять метров до нее уже руки с ногами начинают неметь.

- Хреново, - задумчиво протянул я. Состояние мое было средней паршивости. С момента, когда пришел в себя, сил прибавилось (наверное, инъекция подействовала), но убирать или создавать аномалии не мог.

И отдохнуть нужно, чтобы выбраться из этой ловушки, в которую превратилась некогда безопасная, а вчера едва не ставшая нашей могилой, Чистая Балка. И спешить следует, чтобы не упустить тот шанс, если девчонка все еще (эх, сомневаюсь я в этом что-то) жива.

- Времени сколько? - поинтересовался я, ленясь включить свой ПДА.

- Почти восемь утра, - сообщил Хват. - Идти сможешь или подождем немного?

- Идти? Хм, часиков в десять тронемся, - немного подумал и сообщил я своим спутникам. - Пока еще раз просмотрю данные…

И вновь перед глазами встали сухие строчки анкеты потеряшки, жизнерадостные фотографии, на которых она была то с аквалангом на спине, то в прыжковых очках и парашютом, то обвязанная стропой с болтающимися на поясе крючьями и скобами альпинистского снаряжения. Да, боевая девушка и любит покрасоваться. Вон даже оружие выбрала себе нетривиальное: пистолет Walther P99 калибра .40SW и германская автоматическая винтовка Heckler und Koch G11 с хитрым безгильзовым патроном стреловидного вида. Интересно, где она отыщет в Зоне патроны к автомату? Нет, продавцы столь специфического боеприпаса имеются, но их мало. Тот же Сидор такой специфический товар не держит. Да, правильно наши предки подметили про женщин, говоря, что у тех волос долгий, а ум короткий.

Два часа пролетели быстро: пока перечитывал файлы, пока неторопливо поел и привел снаряжение в порядок. И вот наступили долгожданные десять часов. К этому времени Хват сидел едва ли не на иголках, поглядывая на ПДА каждые пять минут. Вот чудак, как-будто от его действий время ускорит свой бег.

- Все, проверяем экипировку, затягиваем маски и выдвигаемся, - скомандовал я и первым подал пример, шагнув к двери. Всего два шага, потом потянуть дверь на себя, согнуться и выбраться по ржавым ступенькам на поверхность.

Снаружи было холодно, очень холодно. Впору создавать ‘жарку’ в противовес ‘морозилке’, чтобы не дать дуба в балке. В кунге, благодаря химическим грелкам, малому объему помещения и тому, что тот закопан на две трети под землю мороз не ощущался. Но на поверхности все было по другому.

- Брр, - поежилась Герла, выбравшись на свежий воздух следом за мною, - не курорт. Умник, сможешь вывести нас отсюда, или переждем еще немного в схроне?

- Постараюсь, - пообещал я. - Вроде немного пришел в себя. Если тропа будет вести себя как и вчера, то справлюсь.

- Смотри, ты обещал, - погрозила мне пальчиком девушка и тут обхватила меня левой рукой за шею, тесно прижимаясь всем телом, и тихо произнесла почти в самое ухо. - И я помню о том пинке. Я люблю, когда по моей попе нежно гладят ладошкой, в крайнем случае, несильно похлопывают или щипают, но не бьют сапожищами. Запомни это.

Девушка отпустила мою шею и отодвинулась на шаг. Как раз в этот момент из кунга выбрался Хват. Бросив быстрый взгляд на нас с девушкой, он проговорил:

- Идем или вы еще не намиловались?

- А ты возражаешь? - ласково поинтересовалась Герла и словно невзначай навела на ‘ратника’ винтовку.

- Нет, нет, - резко замотал головою Хват, - что ты. Даже наоборот, только рад буду.

- Так ты еще и вуайерист? - искреннее удивилась девушка и повернулась ко мне. - Умник, что за странные у тебя друзья-извращенцы?

- Хватит развлекаться, - буркнул я, - идти нужно. А то как бы Доктор не свинтил куда из своей берлоги.

Глава 5

Нашей троице повезло без происшествий покинуть Чистую Балку и добраться до логова Доктора. И вдвойне повезло застать эту одиозную личность на месте. Вот только в тот момент, когда я остановился возле его порога, Доктор был занят - оперировал кого-то. Пришлось ждать не меньше часа, пока он освободится и выйдет к нам.

- Приветсвую, Умник… Герла… молодой человек, чем обязан? Или заболели? - поприветствовал нас Доктор и посмотрел на меня. - Умник, у тебя что-то случилось? Мутация прогрессирует?

- Угу, - мрачно отозвался я, заметив, как встрепенулся Хват, - то лапы ломит, то хвост отваливается.

- Вот как? - оживился Доктор и сделал шаг ко мне. - А поподробнее можно.

- Да шучу я, просто шучу, - резко пошел я на попятную, меняя тему разговора. С Доктора станется препарировать меня, чтобы убедиться в отсутствие (или в наличии, чем черт не шутит) ранее названых органов.

- Да? - нахмурился Доктор. - Что ж, ладно… тогда повторяю свой вопрос: с чем пожаловали?

- Девушку одну ищем, - сообщил я. - Совсем молодая, впервые в Зоне и мнит себя первопроходцем. Есть предположение, что хочет посетить самые значимые места и не только: Бар, Болота, вас.

- Меня? - немного удивился Доктор. - У ней со здоровьем проблемы?

- С головой точно не все в порядке, - влезла в беседу Герла. - Не помешало бы пересадку мозга сделать от плоти.

- Разум не лечу, - отрезал Доктор. - И я не люблю посетителей, которые отвлекают меня от дел. Умник, это я не о тебе.

- Значит, девчонки у тебя не было?

- Нет, - сообщил Доктор.

- Жаль, - с искренним огорчением произнес я, - очень жаль.

- Это, что хотел узнать? - поинтересовался Доктор. - А то меня пациенты там ждут.

- Все, - кивнул я. - Хотя… Доктор, не знаешь, а Кольт на старом месте обитает или вновь сменил свою берлогу?

- Все там же. А ты что у него узнать хотел, тоже об исчезнувшей экскурсантке?

Экскурсантка… какое точно определение для потерявшейся девчонки. Ну точно, та словно на экскурсию в Зону пришла.

- Не совсем, вряд ли она знает что о нем и если так, то к нему не пойдет. А о людях Кольт никогда не интересовался… друге дело оружие. У девушки специфическое оружие с редким патроном стреловидного типа. Хочу узнать, не слышал Кольт о ком-то, кто недавно отметился в стычке с таким боеприпасом или пытался на днях прикупить его.

- Стреловидный патрон… - Доктор коснулся правой ладонью подбородка и застыл. Простояв так несколько секунд, он без пояснений резко развернулся на пороге и скрылся в доме.

- Чего это он? - тихо поинтересовался Хват у меня, озадаченный поведением Доктора. И не он один, мне самому было интересно, что же такое вспомнил Доктор.

- Не знаю, - пожал я плечами. - Подождем немного, если это касается нашей проблемы, то скоро все станет ясно.

- Ясно, - повторил за мною Хват и тут же обрушился с новым вопросом. - А кто такой Кольт?

- Кто надо, - отрезала Герла.

- А все-таки? - не собирался отступать Хват. - Никогда не слышал о таком. Он вроде Доктора или Черного Сталкера?

- Нет, - ответил я (уж проще дать немного информации, чем постоянно осаживать любопытного ‘ратника’), - Кольт - обычный человек, только немного повернутый на оружии. Если в Зоне появился сталкер с чем-то особенным вроде ‘Выхлопа’, ‘Light fifty’ или вроде винтовки нашей потеряшки и отметился в драчке, Кольт об этом узнает с потрясающей скоростью. Прошло уже несколько дней с момента ухода девчонки, так что пострелять ей довелось точно. И кольт об этих случаях должен знать.

- И потому его зовут Кольтом? - поинтересовался Хват. - Лишь из-за любви к необычному оружию?

- Не только. Еще он улучшает стволы лучше, чем кто-либо в Зоне. Правда, чаще всего берется опять же за редкие и экзотические экземпляры, простым ‘калашом’ или М-16 не заманишь.

Как только я проговорил последнее слово, на пороге показался Доктор. В руке он нес эмалированную ванночку, которую используют медработники во время операций и прочих медицинских процедур. Ванночка Доктора была вся в потеках крови и полна окровавленными тампонами, кусками бинтов и ваты, каких-то темных ошметков вроде сгустков крови или кусков плоти. Из этого неаппетитного месива Доктор пинцетом достал окровавленный предмет, напоминающий обломок перьевой ручки и, держа тот на уровне глаз, поинтересовался:

- Ты о таком патроне говорил?

Я присмотрелся и обрадовано воскликнул:

- Он, точно он! Доктор, откуда дровишки?

- Хм, - Доктор бросил пулю обратно в ванночку и не торопясь принялся говорить, - откуда спрашиваешь? Пару дней назад под вечер, почти перед самым Выбросом группа сталкеров столкнулась возле Первой коллекторной станции с подземным народцем. Один сталкер погиб и был точно мужчиной, молодым парнем чуть за двадцать. Еще четверо или пятеро ушли под землю по туннелям. Один из них стрелял из автомата с таким боеприпасом.

- Понятно, - задумчиво произнес я. - Спасибо, Доктор, вы нам очень помогли.

- Пожалуйста, - кивнул в ответ Доктор. - На этом все?

- Ага, мы уже уходим, - понял я намек и подхватил под локоток Герлу. - Прощайте.

Доктор еще раз кивнул и, повернувшись к нашей команде спиной, скрылся за дверью. Уже удалившсь на порядочное расстояние от логова Доктора, Хват не утерпел и задал вопрос:

- А кто такой, этот народец? Новые мутанты или что-то другое?

- Старые мутанты, - откликнулся я. - Бюреры по нашему. У Доктора непростое отношение к миру Зоны: ему абсолютно все равно кого резать, кому оказывать помощь. Запросто можно встретить кровососа, псевдопса или бродягу из сталкеров в одной процедурной.

- А те сталкеры, с кем бюреры схлестнулись, кто они?

- А я знаю? - пожал я плечами. - Учитывая наличие специфического ствола среди той команды, у нас есть два варианта: наша потеряшка примкнула к некой команде романтических авантюристов из молодняка, которые нет-нет да появляются в Зоне или эта группа имеет своего идиота, который на первое место ставит показушность и стремление выделиться из толпы.

- Лучше уж первый вариант, - вздохнул Хват. - Ребята уже и не надеются найти девчонку… столько времени прошло.

- Если она была у коллекторов, то шанс найти ее живой есть, - успокоил я парня. - Главное, отыскать ее раньше, чем на них наткнуться фанатики или психи из непримиримых.

Дальше мы шли молча. От логова Доктора до города, вернее до городской окраины, где ранее располагались очистные сооружения, было меньше двух часов пути. И путь был легким. Или показался мне таким после переправы через аномальный пруд, прохода сквозь аномальное поле, битвы с химерой и создания новой тропы, чтобы выбраться из Чистой Балки (ставшей после моих художеств просто таки ‘грязной’).

Те аномалии и небольшие стаи мутантов, что попадались на нашем пути, не доставили ни малейших неприятностей. Ловушки обходили, а твари сами сворачивали с нашего пути, не рискуя меряться силами. Хотя, будь там не слепые собаки и в двух случаях плоть, а кабаны или псевдопсы, возможно пострелять бы и пришлось.

Коллектор встретил нашу команду привычной зеленоватой дымкой, окутавшей ближайшие окрестности. Здесь пришлось перевести наши комбезы в режим замкнутого дыхания. Местные испарения очень ядовиты. Не один сталкер погиб, понадеявшись на защиту плохенькой дыхательной маски. Тут даже защитные комбинезоны ниже средней планки не годились. Они не столько спасали своего владельца, сколько отсрочивали его гибель. А таких дураков хватает, тут для них медом намазано - полно артефактов, порой валяющих прямо под ногами. Вот только подобрать их и тем паче унести с собою бывает невероятно сложно.

Про ядовитую атмосферу уже говорил, причем это не самая грозная опасность, имеются вещи и поядренее. Подземные коммуникации обжили мутанты, сталкеры-фанатики различных сект и темные сталкеры из числа непримиримых, убивающих всех, кто не состоит в их клане. А коллекторные стоки все они используют, как удобный выход на поверхность.

Сейчас наша троица лежала на небольшом бугорке под прикрытием нескольких мелких кустов. Когда-то давно это были плети ежевики, но после мутации растения потеряли способность плодоносить и обзавелись огромными шипами, легко прокалывающих толстую резину костюма химзащиты.

Очистные пруды начинались совсем рядом от нашего укрытия. До начала вязкой, черной жидкости, покрытой мутировавшими чешуйками ряски и лопухами кувшинок, было меньше полсотни метров. Раньше тут и в самом деле были пруды, пусть отдававшие немного резким, неприятным запахом, но с обычной прозрачной водой. Сейчас же, вода растеклась по огромной площади, заняв территорию раз в десять большую, чем до этого. Чем-то похожи (весьма приблизительно, конечно) на рисовые поля.

- Опять в эту грязь лезть, как же надоело.

Это Герла, расположившаяся слева и почти прижавшаяся всем телом ко мне, ворчит. Хват укрылся метрах в двух, почти полностью спрятавшись под длинными плетями кустарника. Метрах в двухстах правее нашего бугорка детектор показывает наличие стаи каких-то мелких мутантов. Опасности почти не несут - слишком мало тварей, чтобы напасть на нашу команду.

Пятьюдесятью метрами левее шипит огромная кислотная аномалия, ля которой местная среда просто раздолье. В воде ловушка раздулась раз в пять больше, чем смогла бы на суше. Где-то тут есть и ‘зеркала’ - небольшой бочажок серебристой, отражающей словно зеркало, жидкости. С водой, отличие от кислоты, совершенно не перемешивается. И не дай бог попасть туда, в это чертово ‘зеркало’. Выбраться из аномалии невозможно совершенно. Причем глубина не доходит и до середины бедра, как в густой кисель попал. Можно двигаться в любом направлении, ходить в ‘зеркале’, приседать… но погрузившись в жидкость, ты и останешься в таком положении. Даже краном не вырвать того бедолагу, кто угодил в ловушку. Большинство сталкеров предпочитает пустить себе пулю в лоб, чем медленно угасать в аномалии. Немногие идут на ампутацию ног, если не успели погрузиться слишком глубоко и есть кому тащить их до безопасного места. В общем, мерзкая вещь, эти ‘зеркала’.

- Ничего, дальше в коллекторах будет полно чистой водички, - успокоил я девушку, - там и отмоешься.

Я еще раз окинул местность взглядом и, не обнаружив опасности, дал сигнал к началу движения. По сложившейся традиции первым пошел я, сразу за мною пристроилась Герла и замыкал шествие Хват. С первых шагов по жиже я погрузился почти по колено, на подошвы налипли грязь, по своей консистенции и свойствам сильно напоминающая пластилин. До городских коммуникаций, вернее входа в подземелья было что-то около четырехсот метров. Если кому хоть раз в жизни приходилось идти по весенней пашне, когда земля превращена в кисель, то немного представляет, что пришлось вынести нам. Когда я вышел к сливным тоннелям, у меня ноги подкашивались, а в глазах плавали черные и красные пятна.

- Черт, вот это марш-бросок, - прохрипел Хват, плюхаясь на задницу и опираясь спиною о бетонную стену. - Как же тут народ ходит?

- Тропы имеются, - коротко ответила Герла. Она, как и я, просто скинула рюкзак под ноги и прижалась плечом к стене. Все же темные сталкеры выносливее простых людей и угнетающая атмосфера Зоны нас скорее подбадривает, чем подавляет.

Вот и сейчас нам с Герлой хватило десяти минут, чтобы восстановить силы, в то время как Хват еще не успел даже отдышаться. К чести парня, он не стал просить лишнюю минутку отдыха, и когда мы с Герлой вернули свои рюкзаки на плечи, он встал и подтвердил свою готовность идти дальше.

- Куда пойдем? - поинтересовалась Герла, когда один большой туннель разделился на три трубы поменьше.

Я указал на правый, возле которого валялась пара гостей зеленых цилиндриков.

- Совсем свежие гильзы, - указал я на находку товарищам. - Здесь валяются, здесь… вон там и в глубь уходят. Если тут прошли не наши любители пострелять бюреров, то я сжую свою портянку.

Я еще не успел закончить фразу, а Хват уже снял мешок с плеч, подошел к самой большой россыпи гильз и присел возле нее на корточки. Пару секунд он просто смотрел, потом протянул руку и поднял несколько гильз с пола.

- Тут калашников отметился и натовский ствол, - парень зажал промеж пальцев два цилиндрика оливкового и темно-зеленого цвета и продемонстрировал их мне с Герлой.

- И что? - хмыкнула девушка. - У девчонки ствол без гильз, если и стреляла, то найти следы невозможно.

- Не скажи, - возразил ей ‘ратник’, - не скажи.

Парень покрутил немного гильзы в ладони и затем бросил их себе под ноги. После этого подошел к противоположной стене, исклеванной пулевыми отметинами, и медленно двинулся вдоль нее. Несколько раз он останавливался, оглаживал сколы и щели ладонью, приседал и ворошил мусор на полу и вновь двигался дальше. Возле места, где бетон был расстрелян больше всего, он стоял долго, не меньше пары минут. Наконец, он обрадовано воскликнул, поднял что-то с пола и вернулся обратно к нам.

- Вот, - произнес парень и протянул в мою сторону раскрытую ладонь, на которой что-то лежало, - она тут точно была.

На грязной перчатке ‘ратника’, что облегала левую ладонь, лежала небольшая ерундовина светло-серебристого цвета с небольшим хвостовиком и специфического вида кончиком. Судя по форме - тот самый патрон от G11, которая в этом мире претерпела значительную модернизацию и стала таки на серийный поток. Правда, закупают винтовку немногие элитные части разных стран, в простых войсках ее днем с огнем не увидишь.

- Хм, убедил…

- Ну вот, - притворно вздохнула Герла и пихнула меня в плечо рукой, - теперь я не увижу, как Умник будет наслаждаться вкусом своих портянок. Или передумаешь?

На провокационные предложения девушки я решил не отвечать. Ну ее, потом не отвяжется, да и настроение у моей подружки меняется мгновенно и почти без переходов во время таких бесед. А у меня сейчас совсем нет желания выслушивать упреки и наезды.

- Что ж это означает, что мы на верном пути, - ответил я парню. - Давай, хватай свой рюкзак и двинули дальше. Если повезет, то уже к ночи наткнемся на потеряшку или на более вещественные следы ее пребывания.

‘Например, на тело или детали ее экипировки, - промелькнула мысль в голове, которую я не стал озвучивать. - Или ее в зомбообразном виде… тьфу-тьфу-тьфу’.

Туннель, который выбрали неизвестные сталкеры, а следом за ними и наша группа, был чист от аномалий и мутантов, но грязен жутко. Наверное, порождения Зоны испугались того количества ила, щебенки, песка, известковых отложений и прочего хлама, которым был наполнен проход. Кое-где имелись огромные завалы, доходившие до потолка. И всем известные пещерные сосульки сталагмиты и сталактиты, которые до безобразия нелепо смотрелись в этом месте.

Через полчаса мы уткнулись в тупик - туннель заканчивался каменным мешком и вертикальной шахтой. Вверху, метрах в трех имелся проем не более метра диаметром, к которому вели толстые гнутые прутья, вмурованные в стену. Несмотря на свою толщину, некоторые ступеньки прогибались под нашим весом, прямо на глазах сгибаясь или вылезая из почерневшего бетона. На некоторых, самых непрочных, имелись свежие царапины от чужих ботинок.

На этот раз первым полез Хват. Ползти на четвереньках по замусоренному проходу было тяжко. Еще хорошо, что тут в основном лежал песок и очень мелкие камешки. Будь здесь булыжники покрупнее, то мы бы себе все колени и руки сбили бы до крови.

Над головой через каждые пять метров имелось по круглому отверстию, забранному толстой металлической решеткой и размером со стандартный канализационный люк. Почти все они были забиты мусором и грязью, которые запечатали решетки не хуже, чем бетонной пробкой. Скорее всего, мы сейчас очень близко к поверхности и эти решетки - самые обычные сливы. Вот только пробиться наверх невозможно без хорошего заряда взрывчатки, приходилось ползти только вперед.

Бетонная труба закончилась метров через пятьдесят. Здесь стояла заглушка - металлически лист, вырезанный по размеру прохода и крепко приваренный к стальным штырям, вбитых в стенки трубы. Толщина листа была никак не меньше шести миллиметров и был почти не тронут ржавчиной. Несокрушимое препятствие на нашем пути при отсутствии взрывчатки… или в случае, когда бы перед нами не прошли люди с запасами таковой.

- Какой-то термитной гадостью обработали. Или портативным резаком с кислородно-пропановой смесью, - сообщил Хват, который провел пальцем по оплавленным и почерневшим краям неровного выреза в преграде. Кто-то до нас тут неплохо поработал выше указанными инструментами, распечатав проход. Лист вырезали почти полностью, оставив нетронутыми лишь края, державшиеся на штырях.

Хват осторожно сунул голову в проем и, подсвечивая себе фонариком, осмотрелся по сторонам.

- Тут шахта… здоровая. Верх не пройти, - сообщил он. - Тут были ступеньки, но их срезали под корень. Можно только спуститься… даже нам оставили лестницу.

В качестве демонстрации своих слов парень вытянул из-за края стального листа тонкий черный шнур.

- Альпинисты, черт бы их побрал, - выругался Хват. - Не могли назад вернуться. Нет, бл…ха муха, нужно было им курочить заглушку и спускаться вниз.

- Не хнычь, - упрекнула его Герла. - Много хуже было бы, если не оказалось веревки на месте.

- Ну, стропа у меня есть, - сообщил Хват и похлопал по низу рюкзака, - спуск не доставил бы проблем. Другое дело, что придется лезть черти знает куда. Тут метров десять глубина, считай, что в самую преисподнюю сунемся. Из вас был кто в этой части?

- Нет, - откликнулся я и поторопил парня. - Но если тормозить не будешь, то очень скоро будем.

Хват что-то пробурчал себе под нос, но продолжать разговор не стал. Вместо этого кое-как стянул рюкзак с плеч, хитро обвязался чужой веревкой и скрылся в проеме. Я немедленно подвинулся к краю и стал подсвечивать ему фонариком, заодно держа место спуска под прицелом.

Хват спускался медленно, почти на каждом метре замирая на пару секунд и осматривая стены шахты. Наконец, он коснулся пятками пола и тут же вскинул автомат.

- Что там? - настороженно поинтересовался я. - Чего молчишь?

Хват отозвался секунд через десять и несколько неуверенно.

- Показалось, наверное. Ладно, спускайтесь давайте пока я посторожу.

Сначала пришлось спускать рюкзаки, потом соскользнуть самому и придержать веревку, чтобы облегчить спуск Герле. Потом с минуту молчать и изображать статую с оружием в руках и только потом вновь тронуться в путь.

Новый туннель был просторным и чистым по сравнению с предыдущими. Нет, имелись тут и отложения солей с плесенью на стенах, песок с крошевом бетона и мелкой щебенки по ногами, даже несколько сталагмитов-…ктивов увидели. Но в целом ту создавалось ощущение чистоты и… ухоженности что ли. И последнее мне сильно не нравилось. Если тут некто навел порядок и постоянно следит за ним, то явно будет не рад приходу посторонним. Как бы не случилось чего неприятного. О своих мыслях я сообщил товарищам, но получил в ответ невразумительное.

- Так не возвращаться же назад? У меня все тело свело от ходьбы ползком, - это отметилась Герла. - Лучше вперед двигаться, тут хотя бы в полный рост можно идти.

- Те сталкеры сюда спустились. Возможно, мы уже скоро встретимся с ними. А если там девушка и она нуждается в помощи? Тогда мы в самый раз подоспеем, - это промолвил Хват, который во время короткой речи пытался отыскать следа и определиться с направлением движения.

Чтобы таковые найти, пришлось пройти в обе стороны туннеля метров по сто пятьдесят, подолгу останавливаясь и дискуссируя над каждым невнятной отметиной. Повезло нам только через полчаса. На влажном пласте глины виднелся четкий след рифленой подошвы. И, о слава Зоне, размер был маленький, едва ли не равный ботинку моей подружки.

- Она, - обрадовался Хват, - точно она. Все сталкеры знают, что следы лучше не оставлять ни при каких случаях. А девушка в Зоне впервые, тонкостей, даже саамые распространенных не знает, да и в прошлом ни с чем таким не сталкивалась.

- Или тут прошла еще она дурра, которая тоже впервые попала в Зону и не знает элементарных вещей, - скептически произнесла Герла в ответ на бурную тираду ‘ратника’.

- Это все же лучше, чем совсем ничего, - поправил я подругу. - Учитывая наличие редкой винтовки, этот след только укрепляет наше предположение, что мы на верном пути. Ладно, пока не дойдем до конца все равно ничего не узнаем, так что пошли.

Глава 6

Мы так долго шли по подземельям без неприятностей, что когда все понеслось под откос, мне стало немного обидно. Все началось, когда туннель раздвоился, и нам пришлось выбирать вновь: налево - направо? Сошлись на правой стороне: она и почище была, попросторней да и следы совсем свежие нашли, что важнее всего.

- Наверное, это наши, - с некоторым сомнением произнес Хват после пяти минут созерцания нескольких ‘пенальчиков’, рассыпанных у стены. - Вернее,, наша потеряшка…

- А какой еще дурре придет в голову разбрасываться патронами, - невежливо оборвала парня Герла. - Хотя, мало ли что тут могло случиться.

- Угу, тут я с тобою согласен на все сто, - рассеянно поддержал девушку Хват, совсем не обидевшись на ее выходку.- И девчонка легко могла и не заметить потерю. Например, снаряжала магазины и просыпала часть патронов, которые не заметила.

Парень одним глазом смотрел на пяток патронов, лишь по большой случайности замеченных среди песка и крошек бетона, а вторым косил вперед, в черноту туннеля, куда нам скоро идти. При этом он не делал попыток взять в руки или просто коснуться находки - мало ли что.

- Или просто так заспешила, что не нашлось времени на то, чтобы их подобрать, - заметил я. - А тут уже моя фантазия сбоит, а уж на что та богатая.

Хват оставил попытки заработать косоглазие, развернулся в мою сторону, выпрямился и поинтересовался:

- Думаешь, на них напали?

- Не знаю, - вздохнул я и повторил, - не знаю.

- Брось, - парень был более оптимистичен, чем я и моя подруга. - Ребята просто устали, все-таки такой стресс: далеко забрались, приняли бой у коллекторов, по темным ходам поползали, плюс я уверен, что сидят на стимуляторах и энергетиках. Да и на то пошло, случись какая беда, пятком просыпанных патронов тут бы не отделались. Но ведь ничего другого нет: гильз, крови, тел.

- А еще тут нет того мусора, которого полно было до этого, - указал я на факт, который обошел спутник.

- Умник, ты что-то чувствуешь? - нахмурилась Герла, выслушав меня до конца и не дав вставить ни словечка Хвату. Девушка, в отличие от ‘ратника’, знала меня хорошо, даже, можно сказать, замечательно и сейчас видела, что меня гложет нечто. Что? Я и сам не мог толком сформулировать свои мысли. Витало что-то такое беспокоящее в воздухе, но поры до времени державшееся в тени. Интуиция.

- Сам не пойму, - признался я. - Есть вроде какая-то гадость, а вот из чьего репертуара?

Я покрутил левой кистью в воздухе, пытаясь нарисовать в воздухе эту неведомую опасность, для которой не нашлось слов. Как ни странно, этого хватило.

- Хм, придется поосторожнее теперь быть, - хмыкнул Хват. - Я сам ничего не ощущаю, но Умнику доверяю. Так куда дальше: прямо или поищем обходной путь.

- Прямо, - со вздохом произнес я. - А там посмотрим…

Мы не прошли и ста метров от места импровизированного совета, как вляпались по полной. Здесь туннель очень круто заворачивал вбок и имел заметный спуск. И стоило нам сделать несколько шагов вниз, как где-то впереди лязгнуло, несколько раз щелкнуло и загрохотало. На голову посыпалась бетонная крошка и целые куски потолочного покрытия. Один из таких, размером в четверть кирпича ощутимо приложил по спине.

Еще при первом выстреле наша троица попадала на пол и прижалась к нему, как рыба-прилипала клеится к акульему брюху. Даже еще теснее. Вовремя. Невидимый стрелок, дав длинную очередь поверх наших голов, опустил прицел пониже и теперь старательно и методично прошивал пулями воздух в полуметре от пола. Вот только приподнимись и ты гарантированно покойник.

- Назад, ползем назад и не поднимаемся, - прокричал я, надеясь, что в этом грохоте меня расслышат. От звука пулеметных выстрелов в тесном помещении демпферы в шлемах мало помогали. Казалось, что звук воспринимался не только барабанными перепонками, а всем телом тоже. Возможно, так оно и было, мне доводилось слышать, что любители тусняка на дискотеках балдеют от оглушающей музыки. Говорят, что весь организм резонирует в такт аккордам и это приносит ни с чем не сравнимый кайф.

- Ага, поняли, - откликнулись товарищи и стали по-рачьи пятиться назад. Как раз туда, где нас поджидала очередная ловушка: только-только сдвинулись назад, как с потолка упали сетки, которые плотно прилипли к полу. Надо ли говорить, что при этом и нас прилепили.

- Б…я, - взвыл Хват во весь голос, - что за хе…я?

Рядом себе под нос материлась Герла, пытаясь достать нож, висевший возле левой ключицы. Сомневаюсь, что у нее что-либо получится, уж очень в неудобной позе ее приклеило. Да и сетка не простая - из ‘местных’ материалов создана, такую простой сталью не рассечешь.

- Умник, сделай что-нибудь! - наконец взмолилась она через минуту безрезультатных попыток. Интересно, на что она рассчитывает? Я ей бог, чтобы одним мановением длани выдернуть из той кучи дерьма, в которой сейчас барахтаемся.

- Черт, Умник, в самом деле, помоги, а? - поддержал девушку Хват. - Пока пулемет еще не замолчал. Как только стихнет, так за нами придут.

И едва он произнес последнее слово, в туннеле наступила тишина.

- Пи…ц, - тоскливо произнес ‘ратник’. У меня в голове пронеслись картинки, как неведомый пулеметчик идет к нам, на ходу доставая из кобуры пистолет, навинчивает глушитель, неспешно оттягивает затвор, слегка придерживает на секунду и отпускает. Не знаю, почему я решил, что будет обязательно пистолет с глушителем (после пулеметных трелей в ушах стоит морской прибой, тут можно и дуплетом из двустволки шмалять, не так громко покажется), но именно это мне помогло встряхнуться.

- Забрала у всех опущены? - поинтересовался я.

- У меня нет, - откликнулась Герла. - А что ты хочешь сделать?

- Спасать нас. Хват, ты как?

- Нормально, у меня даже круговая циркуляция включена, - последовал ответ. - Решил, что раз нас прижали специально к полу, то могут пустить газ и взять бессознательными. О сетках и мысли не было.

М-да, вот разница в мышлении обученного военного и рядового гражданского шпака (даже двух). ‘Ратник’ успел просчитать саму вероятность плена и способов его осуществления и принять меры.

- Отлично. Герла, постарайся приподнять лицо над полом, зажмурься и не дыши.

- Ты чего задумал!?

На вопль девушки я уже не обратил внимания. Отсчитав про себя пять секунд, чтобы дать время выполнить резкой девчонки мои указания, я создал вокруг огромное пятно ‘кислотника’. Аномальное образование тоненьким слоем покрыло пол под нами, просочилось в трещины, заполнила выбоины и пролезла под камешки и обломки. Попутно ‘пожевала’ присоски сеток (или что там за крепления имели наши ‘камеры-одиночки’.

Одно порождение Зоны легко справилось с другим, к которому приложил руку человек. Сеть слегка натянулась и через пару мгновений обмякла.

- Все, я свободен, - сообщил Хват. Одновременно с его словами выпутался и я. Медлила лишь девушка, которая вяло трепыхалась под сетью.

- Голову выше держи, голову. Сейчас тебе поможем, - попросил я Герлу, надеясь, что та не успела надышаться испарений ‘кислотника’ и еще меня слышит и хоть немного соображает. Та что-то промычала и сделала попытку встать, чего я ей не позволил, надавив сверху на спину в районе лопаток.

- Тихо, тихо… Хват, помогай.

Вдвоем с парнем, на четвереньках мы утащили девушку за поворот туннеля, ухватив ее под мышки. И только укрывшись за стеной, перевели дух и выпрямились. Первым же делом я бросился к Герле, с тревогой всматриваясь в ее лицо.

- Да отвяжись ты, - медленно проговорила та и вяло отмахнулась от моей помощи. - Аптечка уже вколола в меня антидот и кучу всякой химии. Скоро приду в норму.

- Скоро - это может быть поздно, - вздохнул я, но к девушке лезть не стал. Судя по выговору, та успела надышаться испарениями ‘кислотника’. Характерная примета - говор у пострадавшего, словно у того все лицо обкололи ‘заморозкой’. Плохо, но не смертельно. Гораздо хуже другое…

- Черт, теперь костюмы где-то мыть придется, - выругался Хват. - И скорее, а то их разъест.

- Снимай и выбрасывай. Поблизости воды нет, а так чистить, эх, - я вздохнул, машинально провел ладонью, затянутой в перчатку, по груди и продолжил, - а так чистить у нас нет времени и средств.

- Не успеем, - покачал парень головою. - Сейчас там установку отключат и пошлют боевую группу.

- ?

- Там автоматическая турель стояла с определенным алгоритмом. Прижать к полу и не дать подняться, - принялся объяснять парень. - Когда цели обездвижены сетью огонь прекращается.

- Уверен? - недоверчиво переспросил я.

- Угу, - кивнул тот. - И в этом нам повезло. Иначе в тот момент, когда мы зашевелились и поползли сюда, пулеметчик наплевал на указание брать живыми и расстрелял нас. А так, пока сработали датчики, пока прошел сигнал ‘свой-чужой’, мы ушли с директрисы.

- Эй, вы скоро наговоритесь? Или решили тут дать свой последний и решительный? - окликнула нас Герла. После нескольких инъекций, сделанных умной аптечкой, девушка почувствовала себя лучше. Да и не мудрено, учитывая, что лекарства в наших автоматизированных и встроенных в комбезы ‘коробочках с крестами’ самые лучшие, что только можно достать. Да еще и созданы из местных материалов. Вот хоть такая польза от мутантов, черти бы их побрали. И Зону заодно.

Уходили, вернее будет сказать, убегали мы безо всяких изысков - в обратном направлении. Да где тут можно зигзаги выписывать в этом туннеле, прямом и без ответвлений? Впору позавидовать лысому киногерою, у которого был целый небоскреб и куча воздуховодов, по котором он ползал весь фильм, попутно отстреливая террористов. Тот единственный проход, который мы проигнорировали в первый раз, пойдя по следам потеряшки, и стал нашей новой дорогой. Метров сто пятьдесят мы прошли по нему, прежде чем он закончился, превратившись в небольшой зал. Причем заканчивался резко - обрывом почти трехметровой высоты с отсутствующими ступенями, скобами и прочими лестницами.

- Бл…сво, - выругался Хват, остановившись на самом краю и осветив фонариком помещение, - за что?

Совсем небольшое, что-то около двадцати метров в длину и вполовину уже с пятиметровым потолком, помещение могло нам стать ловушкой. Раз спустившись, мы уже назад не вернемся. А возвращаться назад и повторять путь по веревке, потом на карачках… нет, не стоит. Я машинально посмотрел за спину, опасаясь увидеть наших неведомых преследователей. К частью, те или были крайне медлительны на подъем (что очень не характерно для жителей Зоны) или просто знали нечто такое, чего не знал я. Например, что нашей развеселой троице некуда деться из этих подземелий. Черт, ну за каким хреном эту великовозрастную дуру понесло сюда? В катакомбы, в Зону, в конце-то концов?

- Ну-ка, посвети вверх, - попросил я Хвата, когда белый луч света, вырывающейся из его руки, в очередной раз обежал по кругу зал. Тот молча кивнул головою и упер луч в потолок. А там ничего интересного и не было. Так, несколько здоровенных нашлепок, формой вроде коровьих лепешек, примостилось и только. Аномалиями от них не несло, на мутантов тоже не похожи. На всякий случай я бросил в ближайшую пару гаек, но никакого результата не получил. Грязь, наверное.

- Долго мы еще стоять будем? - раздраженно поинтересовалась Герла. - Один фонарем путь чужим показывает, второму приспичило камушками покидаться.

- Герла, да успокойся ты, - взмолился я. - Я проверяю, что там за гадость. В этих катакомбах чего только не вырастает. Мало ли что…

- Мало ли что будет, когда нас тот пулеметчик с товарищами догонит, - оборвала меня девушка, - а сейчас убегать нужно.

- Но с умом, - не подумав брякнул Хват и заметно вздрогнул, когда моя подружка неожиданно вскинула ‘винторез’ и почти прижала толстый ствол к шлему ‘ратника’.

- Еще одно слово и преследователям станет работы меньше, - прошипела Герла, которая и так была на взводе, а тут еще какой-то левый тип пытается ее учить жизни. Зная характер женщин темных кланов, и тем паче конкретно этой представительницы упомянутой категории сталкеров, могу точно сказать - так и будет. Выстрелит. Это знал и Хват. Следуя предупреждению девушки, парень молча и медленно кивнул, потом так же неторопливо повернулся к нам спиною и… спрыгнул вниз. Послышался гулкий удар, когда его подошвы соприкоснулись с полом, невнятное чертыхание, потом негромкий оклик через гарнитуру шлема:

- Тихо тут все, спускайтесь скорее. А то и в самом деле, нас здесь тепленькими возьмут. Там дальше дыра есть, через нее и уйдем. И быстрее, нам еще костюмы чистить или выкидывать, что тоже небыстро.

Прикрывая нас, парень отошел на к центру зала, направив автомат поверх наших голов. Немного неприятно, особенно в свете недавней выходки моей спутницы. Надеюсь, он не дурак и мстить, особенно так глупо, не будет.

Спрыгнули нормально, хоть и пришлось поморщиться от болезненного удара по пяткам бетонным полом, в этом место почти чистого от всяческого мусора. И даже спокойно, пусть и излишне торопливо дошли до ‘ратника’, который махнул рукой в правый угол, где темнело неровное пятно пролома. А потом в голове возник неприятный шум, за одно мгновение выросший из тихого шепота в непереносимый гул. Ноги подкосились, верный ‘кокшаров’ выскользнул из рук и повис на груди, удерживаемый ремнем.

Звуковая атака прекратилась, но подвижность вернулась не сразу. Я лишь смог из положения ‘эмбрион’ перевалиться в позу ‘звезды’. И в этот момент, стоило мне посмотреть на потолок, я увидел толстые черные жгуты, спускающиеся из странных пятен. Надо ли говорить, что все они были нацелены на меня и моих товарищей?

Хрен знает, что это была за тварь, но хорошего от нее ждать не приходилось. И как назло я даже поднять автомат поднять не мог. Как и применить свою любимую стратегию: натравить одно порождение Мутагена на другое. От непонятного воздействия (могу лишь предположить, что тут нечто вроде смеси ультразвукового удара и телепатической атаки) мои особые способности свернулись в трубочку и разворачиваться обратно не желали.

- Уж лучше под пулемет, - прошептал я, наблюдая, как толстый жгут распался на десяток более мелких и сноровисто опутал Герлу, сразу после этого резко потянув ту к потолку. - Извини, любимая, ничего не могу сделать. Прости…

Я пошел во вторую очередь, попав в объятия щупальцев, когда Герла уже вознеслась метра на три. Я скрипел зубами, ощущая крошево эмали и кровь, сочившуюся из десен, глядя, как мою подругу затягивает внутрь мутанта. За что? Господи, ну за что? Пройти столько, пережить и выбраться из гораздо более крупных передряг и закончить жизнь в пасти безмозглой твари?

- Что бы тебе еще хуже пришлось умереть, тварь рыжая, - с трудом разжимая губы, прошептал я, адресуя проклятие той девчонке, ради чьих капризов сейчас умирал единственный близкий мне человек в этом мире.

Черные жгуты плотно оплели меня и стали поднимать вверх, вот-вот готовясь в пасть твари, где сгинула Герла. Но тут что-то пошло не так: жгуты резко сократились, пару секунд меня сдавливали и вдруг выпустили меня. Я упал на пол больше чем с метровой высоты, больно приложившись спиною. На миг отбило дыхание, и в этот момент я увидел, как из пасти мутанта выпала человеческая фигура. Герла. Я попытался перехватить ее в воздухе, не дать девушке упасть с такой высоты на пол, но не успел. Стук, с которым соприкоснулось тело девушки и бетон, отозвался у меня в груди резкой болью.

- Черт, черт, черт, - лихорадочно бормотал я, с трудом поднимаясь на ноги и делая несколько шагов вперед. После падения Герла никак не показала, что жива, просто лежала в той же неудобной позе, и эта неподвижность меня пугала.

- Герла, девочка моя, - торопливо заговорил я, опускаясь на колени рядом с ней и бережно приподнимая ее голову, - ответь, не молчи. Скажи что-нибудь…

ПДА, соединенный с чипом в костюме Герлы показывал, что состояние у его подопечной стабильное, но бессознательное. Жива.

- Живая! - вслух произнес я свою мысль. В этот момент я был самым счастливым человеком на свете. Кажется, я едва не тронулся рассудком, когда увидел проглоченную Герлу. И сучись так, что выжил бы, а девушка погибла, то вернулся бы в коридор к пулеметчику и завалил там все аномалиями. А дальше…

- Умник, - прозвучал тихий, но твердый голос Хвата, о котором я совсем забыл, - как она?

Брошенный мельком взгляд в сторону второго своего спутника показал, что тот стоит на одном колене с автоматом в руках, ствол которого постоянно находится в движении: вверх на тварь, которая притаилась на потолке вниз в ту сторону, откуда мы пришли и ожидается погоня. Кстати, что-то она запаздывает, не странно ли?

- Живая, но без сознания, - буркнул я, бережно опуская голову девушке, сейчас скрытой тяжелым шлемом, анна пол. - Помоги, нужно ее унести отсюда.

Вдвоем с ‘ратником’, подхватив девушку под руки, закинув ее руки себе на плече, мы быстро подошли к пролому. По кускам бетона с торчавшими из него кусками гнутой, ржавой арматуры, мы с трудом, но все же спустились на следующий уровень. Оказавшись в очередном туннеле и убедившись, что в данный момент нам никто не угрожает, я попросил Хвата:

- Присмотри за ней, ладно?

- А ты?.. - недоуменно произнес парень.

- Есть одно незавершенное дельце. Не волнуйся, я быстро, - ответил я и торопливо стал забираться по обломкам обратно. Вновь оказавшись в прежнем зале, вернее на самом его краешке, насколько позволяли стенки пролома, я бегло осмотрелся. Никого и ничего: преследователей не видно, а мутант затаился и никак не выказывает своего существования. Ладненько, приступим.

Ненависть, пережитый страх и адреналин, бушующий сейчас в моей крови, помогли сосредоточиться на нужном действе. Всего несколько секунд потребовалось мне для создания ледяной аномалии на полу - в аккурат под потолочной тварью.

Порождение Мутагена вышло слабеньким, уж слишком я выложился перед этим, когда избавлялся от сетей. Одна надежда, что аномалия сумеет набрать силенок и разобраться с ‘прилипалой’, а заодно и проход через зал вслед за нами закроет.

Полюбовавшись несколько секунд на серебристое пятно, от которого во все стороны медленно расходились лучики - первые наметки будущего размера аномалии, я вернулся к товарищам.

- Как она? - первым делом поинтересовался я парня. Тот отрицательно качнул головою и тихо произнес:

- Без изменений.

Мысленно помянув черта, я быстро сверился с показаниями ПДА - ни-че-го, ничего хорошего. И что самое плохое, минуту назад состояние у нее немного ухудшилось и только ударная доза лекарств из ‘умной’ аптечки помогла. И ведь в нашем положении даже осмотреть девушку не получиться: тут и погоня, возможная, и костюмы, испачканные в слизи ‘кислотника’.

- Так. Хват, - принялся я отдавать приказания после осмотра Герлы, - я ее понесу, а ты топай впереди шагах в семи.

- Куда ты ее понесешь? - мрачно поинтересовался ‘ратник’.

- К Доктору. А что? А-а, вот ты о чем, - догадался я о причинах недовольства спутника, - о той рыжей волнуешься. Ну что могу предложить, лишь одно - иди один.

- Один, - пробурчал Хват и несколько раз с силой сжал и разжал кулаки. - Много я тут нахожу один, а?

- Не знаю, - честно признался я. - Но пока я не буду уверен, что с Герлой все в порядке и она в безопасном месте, пальцем не шевельну ради твой девки.

- А потом, когда ее Доктору передашь? - после нескольких секунд молчания спросил собеседник. - Потом-то поможешь?

- Помогу, - легко согласился я. - Мне самому интересно кто тут такой умный людей сетями ловит. Я бы этого рыбака подвесил бы на крючок… под ребро да над ‘жаркой’

После этого кивнул ‘ратнику’ вперед, намекая что пора бы приступить к своим обязанностям впередсмотрящего. Сам бережно подхватил Герлу на руки и пошел следом, стараясь при этом следить за текущей обстановкой.

Короткую остановку сделали минут через двадцать, отыскав в одном из ответвлений, которых в новом туннеле было великое множество, тоненький ручеек с чистой водой. Проверку детектором жидкость выдержала едва-едва. Пить точно не годилась, если только не поклонник экзотического способа самоубийства. Да и для технических нужд подходила на пределе возможного. Но выбирать было просто не из чего и некогда. Ведь еще минут десять, максимум пятнадцать и защитное покрытие комбезов от агрессивных сред исчезнет, а дальше слизь проест металл и материю и доберется до наших тел.

Следуя за журчащей извилистой полоской воды, мы через минуту оказались в небольшом тупичке, в центре которого находился бассейн. Или глубокой лужей, но бассейн звучит, э-э, звучнее, что ли.

- Да уж, - покачал головою Хват задержав руку с зажатым детектором над поверхностью воды, - да уж. Не знаю какое лихо выбрать - раствориться от кислоты или заиметь вторую голову.

- Не ворчи, - одернул я парня, опуская бесчувственную девушку на пол подальше от воды, - все равно выбора у нас почти что и нет.

- Знаю, но фонить водичка от этого меньше не собирается. Ладно, чего уж там, давай мыться.

- Давай. Так, я постою на страже, а ты залезай в бассейн. Потом поменяемся местами.

Полчаса мы старательно отмывали едкую слизь со своих комбинезонов. Специальное покрытие, нанесенное на верхний слой спецткани спасти не удалось, и теперь опасность от электрических и огненных аномалий возросла на порядок. Да и в кислоту нырять больше не рекомендовал бы. Максимум, на что теперь годилась наша экипировка - защитить от механических повреждений и все. Пули да когти… и это очень мало, ведь подобное случается много реже, чем тесные ‘объятия’ аномальных образований.

Герла очнулась под самый конец обмывки, когда уже ее вытащил из воды и обработал пеной из баллончика, которая предназначалась для очистки зараженных радиоактивными элементами поверхностей. Жаль, что от кислоты ничего такого не держал при себе, теперь не пришлось бы морщиться от частых пощелкиваний радиодетектора.

- У…Умник, дьявол тебя подери, какого ты творишь? - едва слышно прохрипела девушка, стоило мне бережно перевернуть ее на бок, и сделала попытку подняться. Но в следующий миг протяжно застонала и вернулась в прежнее положение.

- Герла, милая, - придержал я девушку и положил ее голову себе на колени, - не делай резких движений.

- Умник, что со мною? - зло спросила девушка. - И подними мне маску на шлеме…а-а, я сама…

- Ст… - сказал было я, но не договорив лишь тяжко вздохнул.

С негромким щелчком, сразу после которого послышалось тихое шипение, девушка подняла забрало шлема. Я увидел бледное, с тонкими полосками засохшей крови на щеках и лбу, лицо. Показалось, что живые не могут иметь такую кожу, словно, у покойника. Живыми были лишь глаза девушки, которые горели яростным пламенем.

- Герла, мы смогли удрать от той пакости на потолке, но ты пострадала при падении. Тварь выплюнула тебя с чего-то и отпустила нас следом.

- Ага, слишком кисленьким ей показался соус, в котором мы извалялись, - нервно хохотнул Хват, сейчас сидевший на корточках рядом с проходом.

- Мальчик, ты еще живой? - немного удивленно произнесла Герла и приподнялась на локтях, повернув в сторону говорившего голову.

- Не дождетесь, - буркнул Хват и больше в разговор не вмешивался.

- Герла, спокойней, - взмолился я. - Мы сейчас все в одной лодке. Если бы не он, то даже и не знаю - выбрались бы из той ловушки. Одному мне было бы слишком тяжело смотреть по сторонам и нести тебя.

- Справился бы. А если нет, то потом пожалел бы, когда я очнулась. Кстати, что тут за вонь стоит?

- Это от пены, - пояснил я, - да и местечко не самое приятное.

- пены?

- Угу. Отмывались, заодно и тебя помыл, от кислоты в местной бане. Вот только тут столько беккерелей, что можно отрастить вторую голову.

- Так…

Девушка пытливо посмотрела мне в глаза, отчего мне сразу сделалось неуютно: если на мою подружку накатит очередная блажь, то проще утопиться в этом ручейке.

- Так, - повторила Герла. - Здесь кругом радиация, правильно поняла?

Я кивнул головою

- А защитное напыление у нас сожрала та штука, которую ты сделал коридоре, когда лежали в сетях?

Я вновь кивнул, ощутив, как яростно засигнализировало шестое чувство, предвестник опасностей и крупных проблем.

- Что ты киваешь, как поганый болванчик из Китая? - взорвалась девушка и резко, не сдержав стона, села. - Почему ты открыл мой шлем в таком месте!?

- Герла, успокойся, - я положил ладони на плечи девушки и попытался уложить ее обратно на пол. Но куда там, сталкерше вожжа под хвост попала и теперь ее успокоить может… да хрен кто ее успокоит.

- Успокойся? - прошипела Герла. - Успокойся? Я набрала рентген столько, что к вечеру облысею, а завтра облезну и ослепну, а ты говоришь успокойся? Умник, я тебя сейчас убью.

- Давай закрою шлем, - миролюбиво произнес я и попытался прикоснуться к ее шлему, но в итоге нарвался на еще одну вспышку гнева и сильный толчок в грудь.

- Иди к черту. Сама справлюсь.

Хват, который не выдержал нашего бурного разговора, слегка повернул голову к нам и четко произнес:

- Вообще-то, Умник тут ни при чем. Ты сама открыла забрало и даже не дала никому слова сказать.

Слова ‘ратника’ вызвали такой приступ бешенства, что девушка позабыла про все свои болячки и так резко выхватила пистолет из набедренной кобуры, что и глазом не успел моргнуть. Только в последний момент успел перехватить ее запястье и дернуть вверх. Грянул выстрел, но пуля к моему облегчению прошла почти в метре над головой Хвата, выбив в стене светлое пятно скола.

- Вот б…я, - растерянно вскрикнул парень и торопливо, словно всю жизнь работал в цирке колобком, перекатился за угол прохода. - Рехнулась?

- Что? Ты что сказал?

На Герлу накатил тот приступ знаменитого и неконтролируемого бешенства, присущего всем темным девушкам. У нее только что пена не шла, да глаза кровью не налились.

- Умник, отпусти меня, а не то следом ляжешь! - рычала девушка, пытаясь вырваться из моих рук и воспользоваться оружием. - Ты слышишь меня?

- Слышу, - буркнул я, пытаясь срочно отыскать решение, как утихомирить разбушевавшуюся красавицу. В таком состоянии она легко навредить себе может, особенно учитывая ее состояние после недавних травм.

- Так отпусти. Я его быстро прикончу и пойдем дальше без проблем, - пропыхтела девушка, силясь освободиться. В итоге мы брякнулись на пол, каждый на бок и на миг замерли, посмотрев друг на друга. Наши лица находились сантиметрах в десяти друг от друга… а пистолет, все еще зажатый в руке девушки, упирался стволом мне в живот.

- Умник, я не шучу, - прошипела Герла.

- Ага.

И тут мне пришла идея. Безумная, конечно, но и подруга в этот момент была ей под стать.

- Сейчас, - медленно произнес я, - отпускаю… отпустил.

В глазах девушки блеснула мстительная ярость, она быстро подняла руку, направив оружие в проход, а в следующую секунду быстрым движением поднял забрало вверх.

- Ты че… - опешила девушка, но договорить ей не дал, вместо слов впившись в ее губы. Напрасно я боялся, то шлемы и выступающие края прозрачных масок помешают, ничего подобного не случилось. В первое мгновение Герла напряглась, при этом больно прикусив мне губу, а потом…

- Ну, вы ребята даете, - только и смог произнести Хват за моей спиной примерно через пару минут, рискнув выглянуть и оценить обстановку. На его счастье девушка успела отойти и больше не помышляла о его убийстве. Ну, может быть, потом, но не прямо сейчас.

Наш поцелуй был долог и, каким-то волшебным, никаких других слов найти не могу. И Хват, который прервал его, показался мне в этот момент последней мерзавцем…

- Умник, ты огромный козел и сволочь, - тио произнесла Герла, мягко убирая свои губы от моих и неожиданно добавила. - А той стерве рыжей я все лохмы выдеру.

- Ей-то за что? - опешил я. Но Герла только отмахнулась от моего вопроса и, убрав пистолет в кобуру, медленно поднялась с пола.

- Хват, заканчивай прятаться, - крикнула она ‘ратнику’. - Мы уходить собираемся. Если ты с нами, то топай сюда.

Парень выглянул из-за угла и, убедившись, что никто в его сторону не направляет ствол, медленно вышел к нам.

- Кхм, Герла, ты извини если что, - повинился парень. - Сказал совсем не подумавши.

- Это вы, мужики, умеете, - ядовито произнесла девушка. - Ладно, пора выдвигаться на помощь той рыжей дуре.

- Ты куда? - встрепенулся я. - Тебя Доктору показать нужно.

- Со мною все нормально…

- Какой нормально? - теперь пришла моя очередь повышать голос, а девушке оправдывается. - Ты надышалась кислоты, упала с высоты… да в тебе сейчас лекарств больше, чем крови. Только на стимуляторах и держишься.

- Плевать, - махнула рукою девушка и сделала несколько шагов в сторону выхода из ‘умывальни’. Но внезапно зашаталась и упала бы, не подхвати ее я.

- Проклятье… по-моему, немного… пересчитала свои… силы, - в несколько приемов, тяжело набирая воздух в легкие, сказала девушка. - Умник, помоги.

- Шлем, шлем закрой, - торопливо проговорил Хват. - Здесь радиации полно. Испарения от воды, пыль…

- Иди к дьяволу, - окрысилась на него девушка. - За себя бойся, чистенький мальчик. Если ты забыл, то темным радиация не столько опасна. Мы умираем много раньше, чем лучевая болезнь принимается за нас.

‘Радиация не столь опасна’, тьфу, и чего ради было такую истерику закатывать? Женская логика во всей своей красе, чтоб ей провалиться. С другой стороны, приступ миновал и теперь в ближайшие пару суток и даже, может больше? могу не бояться вновь начать искать ‘пятый угол’, когда на подругу накатит.

- Я просто хотел, как лучше, - смутился парень. - Ведь перед этим…

- Топай вперед и осмотрись, - оборвал я ‘ратника’. - А тут сами как-нибудь разберемся. Герла, ты идти можешь?

- Только с твоей помощью или не очень быстро, - призналась девушка. - Спина болит и ноги какие-то ватные, как если бы их отсидела, и кровь еще не до конца разбежалась по сосудам. Еще в голове туман плавает, трудно сосредоточиться на чем-то.

Я мысленно застонал от внутренней боли. Боль в спине… проблемы с ногами… хотелось ошибаться, но симптомы явно указывали на повреждение позвоночника. Падение в тяжелом костюме в высоты не прошло бесследно для девушки. Вслух же сказал другое.

- Ты только успокойся, хорошо? Туман в голове, это от лекарств. Их в тебя столько вколола аптечка, что тот же Хват загнется запросто. Но ты же у меня сильная, верно? Отведу тебя к Доктору, он тебя подлечит и ты снова станешь как новенькая.

- Только со старыми дырками, - буркнула Герла.

- Ээ?!

В моей голове проскочили совсем неуместные мысли в этой ситуации, навеянные словами моей подружки.

- Чего ‘Ээ’? - недоуменно поинтересовалась девушка и вдруг резко вспыхнула. - Ты о чем подумал, пошляк?

От очередных разборок меня спас Хват, появившийся крайне удачно.

- Народ, я тут метров на двести все осмотрел - можно идти. Аномалии есть, но все знакомые и не очень большие, так что пройти можно. Герла, а ты что такая красная?

- Не твоего ума дело! - заорала девушка и резко захлопнула забрало, скрывая лицо за затемненным бронестеклом.

Глава 7

До Доктора мы не дошли, угодив по пути в банальнейшую засаду. И винить в этом было некого, лишь хвалить… наших противников. Гады знали все лазейки в этих катакомбах и не стали садиться на пятки, теряя силы (да и бойцов) в погоне за нами. Просто прикинули, хм, хрен к носу и выставили несколько постов на нашем возможном пути. Именно так сделал бы и я, подготовив ловушки-секреты в удобных местах. В одну из них мы угодили…

Через три часа, наплутавшись и несколько раз устроив стрельбу, снижая пыл всяческим тварям, наша троица оказалась в огромном туннеле. Длинный, раза в два протяженнее московской станции метро, с несколькими десятками проходов поменьше в боковых стенках. Правда, большая часть этих труб была забрана решетками, усижена неподвижными мутами или просто напросто завалена обломками и мусором.

- Уф, скоро выйдем? - тяжело выдохнул Хват, когда мы дошли до середины ‘станции’. - Сил нет дальше плестись, сейчас бы привальчик.

- Ничего, перетопчешься, - подчеркнуто вежливо ответила девушка, которая шла рядом со мною, опираясь на мое плечо. Парень запнулся, остановился и стал оборачиваться, видимо, желая что-то ответить… в следующий миг всплеснул руками и прыгнул на меня, теряя по пути автомат.

- А черт, ты чег…

Закончить фразу мне не дал резкий звук выстрела и сильный удар в грудь, от которого я согнулся буквой ‘зю’ и упал на колени. Показалось, что на полном ходу столкнулся с бампером легковушки. Герла отлетела от меня куда-то в сторону. В глазах немедленно поплыло, мысли резко притормозили… не меньше двух секунд мне понадобилось сообразить, что угодили в засаду. И что прыжок Хвата был ничем другим, как последствием удара тяжелой пули. Да и по мне приложило нечто похожим. Черт, как же больно.

Метрах в двадцати из бокового ответвления выскочило несколько массивных фигур, которые трусцой направились в нашу сторону. Пятеро… с оружием. Пи…ц.

А миг спустя одна из фигур споткнулась, выпуская автомат из рук и вскидывая руки к голове. Через секунду его движение повторила вторая и почти тут же мешком осев в грязную лужу, расположившуюся под ногами. Три оставшихся быстро попадали на пол и открыли ураганную стрельбу, целясь куда-то в бок от меня. Часто зацвикали рикошеты, причем несколько раз ощутимо приложившись по мне. Потом я увидел, как вяло барахтающийся Хват, лежавший в паре метрах от меня, резко взмахнул рукой и бросил небольшой предмет в сторону противников.

‘Ты что делаешь, болван, какая граната в этой трубе?’ - захотел крикнуть я, но не успел. Потом в месте падения что-то совсем негромко хлопнуло и миг спустя все вокруг затянуло багрово-красным туманом. Дым, Хват бросил, дымовую гранату. Вовремя…

- Умник. Ты как? - донесся до меня тихий окрик Герлы. - Что молчишь?

- …поймал, что ли? - буркнул я, вспомнив анекдот в тему.

- Что?

- Ничего… ты как сама?.. Сейчас помогу.

Выпрямившись, я поднял автомат, болтавшийся на груди на ремне, и несколько раз выстрелил трехпатроными очередями по последним позициям стрелков. Первые выстрелы, падение и примененная дымовуха по времени уложились секунд в десять. А мне показалось, что уже минут пять ведем бой. Вон, даже поговорить успели…

- Нормально. Я здесь за камешком укрылась и этим козлам меня не достать. Ползет кто-то, я сейчас…

- Стой, - остановил я девушку, - это Хват, наверное. Погоди, дай удостовериться.

Смутное движение, замеченное в красной непрозрачной мути, в самом деле оказалось ‘ратником’. Парень шустро дополз до меня, быстро развернулся головой в сторону противника и поинтересовался:

- Что дальше?

Хороший вопрос, ничего не скажешь и, самое главное, просто вовремя. Передышка нам выпала маленькая совсем, малюсенькая прималюсенькая. Сейчас уроды впереди сориентируются, подтянут подкрепление и нам амба. Или со спины подкрепление подойдет. От этой мысли меня продрало холодом от макушки до самых пяток.

- Черт.

Быстро перевернувшись с живота на спину, я направил автомат в сторону ног и выпустил весь магазин в дым. Рядом, поддержав меня забористым ругательством, как он умеет, застрекотал автомат Хвата. Почти тут же и спереди и сзади послышались ответные выстрелы, несколько пуль пролетели совсем близко от меня.

- Что-то они не активные какие-то, - сквозь зубы прорычал Хват, перекидывая спарку магазинов на автомате, меняя пустой на полный. - Живыми хотят взять, вот же уроды конченые.

- Так, быстро отползаем назад метров на пять к левой стене. К левой - как шли, - приказал я и первым подал пример, быстро-быстро зашевелив локтями, но перед этим вновь отстрелял магазин, метясь по чужим вспышкам, еле-еле угадываемые в дыму. Ответные выстрелы прозвучали как-то вяло, и мне показалось, что расстояние между нами совсем не уменьшилось. М-да, прав был Хват со своим наблюдением - прочат нас на место пленных. Вот сейчас дождутся, когда дым рассеется и шустренько нас обезножат, прострелив ручки-ножки или оглушив пулями, которые достались мне и Хвату первоначально. Скорее всего, из дробовика тяжелыми свинцовыми пулями стреляли: комбез не пробьют, но приложат со всем моим уважением. Гады.

- Тут решетка, - сообщила мне Герла, когда мы собрались возле указанного места. - Или сможешь?..

Неоконченная фраза была ясна и так.

- Смогу, - подтвердил я. - Так, секундочку.

На решетку из толстых, похоже сороковка арматурина, применяемая в ж/б изделиях для перекрытий мостов, прутьев я накинул ‘ржавых мох’. Мутант специфичный и опасный только для стали, которую сжирает в один миг и перерождается в ‘волосы’, коим уже все равно что поглощать: сталь, бронзу с алюминием или живую плоть. Впрочем, на большее у меня просто не хватило сил. Чувствовал, что попробуй я тот же ‘магнит’ (который сравнительно безопаснее и могу тут же убрать) и запросто потеряю сознание.

Времени, пока мутант перерождался после пожирания решетки, должно было хватить с избытком. Как раз успел проскочить в проход Хват, нервно поводящий автоматом по сторонам, следом Герла, чуть не упавшая и от того опершаяся рукой о стену. А я не успел.

То ли дым рассеялся, и противники смогли рассмотреть меня, то ли прибегли к помощи приборов, для которых дымная завеса не преграда. В общем, я только собрался сделать первый шаг, чтобы скрыться в трубе, как в правый бок и в бедро ударили чужие пули. Защита выдержала, но от удара меня кинуло на остатки решетки, которые уцелели после знакомства со ‘мхом’. Было больно, но хуже всего, что иззубренные штыри прихватили меня надежно, как рыболовные крючки. Дернувшись раз, другой, я понял всю бесперспективность этой затеи.

- Умник! - ко мне бросилась Герла и, ухватив за разгрузку, попыталась вытянуть к себе. Тщетно.

- Уходи! Уходи же!

Я оттолкнул девушку назад, вглубь трубы и быстро расстрелял рожок в обе стороны. Потом бросил автомат, который было долго перезаряжать из-за моего неудобного положения, и вытащил пистолет.

- Хват, уводи ее, слышишь! Герла, уходи, пожалуйста. Им я живой нужен, сама видела. Хотели убить - убили бы уже давно. Выберетесь и позовете на помощь.

- Хорошо, - медленно проговорила девушка враз помертвевшим голосом. - Я вернусь, Умник, вернусь. Ты только дождись меня.

Друзья скрылись в трубе, а я, расстреляв пистолетный магазин и отогнав чужаков, чьи фигуры маячили в дыму в десятке метрах от меня, потянулся за гранатами. Были бы силы, то попытался соорудить аномалию - ‘жарку’, ‘кислотника’ или ‘морозилку’. Вот бы потешил бы напоследок ур… Додумать мысль мне не дали, метнув под ноги гранату. Еще успел заметить ярчайшую вспышку и потерял сознание.

Очнулся быстро, словно нажал на клавишу, включив свет: щелк и я вижу над собою некогда белый, а сейчас серый, потолок. И низкий совсем, показалось, что стоит мне подняться со своего ложа, как обязательно уткнусь макушкой в него. В принципе, почти так оно и оказалось. Клетушка представляла из себя узкий пенал длиной метра два, шириной чуть больше метра и высотой едва ли больше метр девяносто. Практически, могила. Пол, потолок и три стены были покрыты светлым мягким пластиком, сейчас жутко исцарапанных чьими-то ногтями. Четвертая стенка была прозрачная с дюжиной отверстий на уровне моей груди. Дырочки были маленькие, чуть больше моего большего пальца. Попытка выбить преграду и к чему не привела. Прозрачная преграда, судя по отверстиям, толщиной сантиметра три лишь слегка ‘гукнула’ и все. Тут бы помог напильник или нож, или любая подходящая железка, которой можно попытаться распилить или раскрошить стенку, сделанную так же из пластика, но гораздо более прочного, чем стены. Вот только откуда все это взять?

За прозрачной дверью протянулся коридор, раза в полтора шире, чем длина моей каморки. А на противоположной стороне расположились точно такие же пеналы, в котором я сейчас торчу. Только пустые.

Я невольно засмеялся, когда осмотрел себя и обстановку камеры. В последней ничего лишнего, если не считать меня, не было. Сам же мог похвастаться только длинной до пят рубашкой, с широким воротом и отсутствием рукавов. И все, больше ни единой нитки на мне не было. Зато в изобилии имелось ссадин и синяков, которыми был усеян с головы до ног, как рысь пятнами. Особенно большой синячище расположился на груди. Но не смотря на свой страшный вид, самочувствие было на высоте. Так, покалывало немого в боку, по которому пришлась последняя очередь, ныла нога и больно было делать глубокий вдох. Но все это мелочи, не стоящие особого внимания, было же и похуже.

- Эй, уроды, выпустите меня отсюда пока я не начал злиться, - крикнул я погромче, закончив осматриваться. - Или вам же будет хуже.

Тишина.

- Я предупреждал, - хмыкнул я и отошел подальше от двери. Только почувствовав лопатками стену, я остановился. Сделав несколько глубоких вдохов-выдохов, я сосредоточился и попытался создать аномалию ‘жарку’. Не у себя в камере - на такой площади даже самая крошечная превратит меня в гриль - в коридоре, в метре от издырявленной двери.

И ничего не вышло.

Я чувствовал, как уходит из меня аномальная энергия, как в трех метрах передо мною она закручивается, сгущается и готовясь вот-вот превратиться в смертоносное порождение Мутагена. Но быстро рассеиваясь, не успев достигнуть критической точки. Через пять минут я полностью выдохся, истратив все силы, которые успели частично восстановиться после приключений в подземельях. Что-то успевало вытягивать энергию раньше, чем та превращалась в аномалии. Неизвестные пленители поработали хорошо, превратив мою темницу в нечто, откуда мне со своими способностями сбежать просто невозможно.

Когда я это сознал, то на меня накатила жестокая апатия. Не хотелось ничего делать - шевелиться, говорить, искать возможность выбраться. Даже мысли и те стали двигаться лениво-лениво. В голове промелькнуло, что неизвестные специально искали меня для того и сделали это место. Но тут же промелькнула другая: что же тогда выходит, сталкеров с похожими возможностями полно, я не уникален, если судить по количеству клеток в коридоре? Нет, такого просто не может быть.

Я настолько глубоко погрузился в себя, что не заметил, как к моей клетке подошли трое, только когда меня окликнули, я их увидел.

- Эй, темный, просыпайся.

Трое. Двое в легких комбезах без надписей и отличительных знаков. Снаряжение легкое, но непрочное и защитить может лишь от ножа и когтей, да и то не всякого мутанта. Зато почти не стесняет и двигаться не мешает. В руках нечто вроде очень коротких дробовиков с излишне толстыми стволами, плюс по кобуре на пояс. Третий был безоружен и щеголял в самом обычном костюме, любимом медиками в местах эпидемий за чертой Мутагена, только с тонированным стеклом на колпаке. Здесь же толстую резину на раз-два порвет обычная мутировавшая крыса.

- Я не сплю, - тихо произнес я и следом задал вопрос. - Вы кто такие?

- Не твоего ума дело, - отрезал медик. - На выход.

Никто из них не сделал ни малейшего движения, но прозрачная дверь плавно и быстро ушла в сторону. Оба охранника немедленно наставили на меня свои уродливые дробовики, при этом один из них бросил мне две тонких ленты, оказавшихся пластиковыми наручниками.

- Надень это на руки и ноги и поживее.

- Да пошел ты, - усмехнулся я и прикрыл глаза, а в следующую секунду бросился на врагов. Хрен там… послышался резкий треск, словно рядом замкнуло проводку и все тело пробило мощным зарядом шокера. И пока я корчился на полу, силясь шевельнуть конечностями, застывшими в болезненной судороге, меня окольцевали. Подхватив под локти, охранники потащили меня, как обычный мешок с картошкой. При этом я даже ничего увидеть не мог, кроме пола, так как волокли меня лицом вниз.

Минут через пять я оказался в новом помещении, судя по шкафам со стеклянными дверцами, полными баночек, колбочек, ванночек и пропитавшимся стойким запахом лекарств, нечто вроде процедурной. От этой мысли мне стало не по себе: когда тащат на операцию без твоего согласия, найти хорошее в этом сложно.

- Поддержите его пока здесь, - приказал медик, а сам шагнул в сторону двери, которая вела в новую комнату. И стоило ему открыть ту, как до меня донесся ‘запах’ Зоны. Такое ощущение, что за стеной только-только случился Выброс. И ощутил не только я, даже мои охранники невольно поежились и один из них что-то неразборчиво пробормотал под маской шлема.

Дверь мой сопровождающий оставил приоткрытой, что позволило услышать короткий разговор между ним и находящимся внутри.

- Саедес, я привел пациента. Заводить?

- Сертас? Хм, ты поторопился, я еще не закончил опыты над нашим образцом номер один. Весьма интересным, должен отметить, такие возможности в нем таятся, такие… Впрочем, об этом рано еще говорить.

- Так что мне делать? Увести обратно?

- Нет, нет. Пусть подождет в приемной. Мне минут двадцать осталось, а затем и его очередь придет.

- Хорошо.

Мой сопровождающий вернулся обратно, плотно прикрыв за собою дверь. Но за эту минуту, что та была приоткрыта, приемная наполнилась аномальной энергией. Концентрация была настолько густая, что у охранников испортилось настроение. По их коротким репликам, которыми те перебрасывались между собою, я понял, что парней явно беспокоит такое частое посещение местного сектора.

Но что было плохо для обычных людей, то сильно приходилось по вкусу мне. Сейчас я был уверен на сто процентов, что создать аномалию смогу. Неведомый механизм, который впитывал энергию Мутагена, явно не справлялся с ее количеством в отдельно взятом помещении. И могу себе представить, что твориться в соседнем, где находится неведомый Саедес и пациент номер один. Могу, но с трудом: там чуть ли преддверие Ковчега.

- Что ж, повезло тебе немного, - хмыкнул медик, подойдя ко мне и застыв в двух метрах, - есть полчаса подышать, вспомнить старое. Кстати, если расскажешь интересную байку, то проживешь еще дольше. Например, кто из сбежавших умеет аномалии создавать, а? Явно не ты, иначе не оказался бы тут.

- Байку говоришь? - негромко произнес я. - Про аномалии? Так зачем говорить - смотри!

На этот раз у меня все получилось как по учебнику, спасибо неведомым экспериментам местных Моро и Менгеле, черти бы их подрали. ‘Электра’ радостно распушилась тонкими, изогнутыми нитями разрядов, заключив в свои объятия обоих охранников. Люди еще бились в предсмертных корчах, когда я убрал аномалию и прыгнул на медика, целясь головой ему в живот. Резиновый костюм совсем не сталкерский комбез и от ударов не спасает так же хорошо, как от микробов. Да и медик точно не был бойцом, отреагировав соответственно своему статусу, то есть - никак. После его вопроса прошло меньше пяти секунд, как охранники умерли, родилась и тут же сгинула аномалия, а он стоял столбом. Уверен, что будь у него прозрачным стекло, то запросто рассмотрел откляченную челюсть.

От моего удара он охнул и отлетел в угол, точно в один из шкафов. На его счастье приложился головой о металлический угол, избежав знакомства со стеклами, которое могло оказаться для него трагичным. Только на экране можно увидеть, как весело звенят (и только) осколки под спинами и лицами героев, в жизни же такое падение приведет к многочисленным рваным ранам.

Резиновый колпак совсем не каска и защитить своего владельца от травм не в состоянии, вот и этот после встречи с металлическим шкафом сомлел. Ненадолго, правда, все же столкновение было не столь сильным, чтобы вывести из строя такого здорового мужика. Впрочем, ему тут же прилетело от меня: развернувшись ногами в его сторону, я поджал их и тут же резко выстрелил, метясь пятками в чужую голову. Все, готов.

Разобравшись с последним активным противником, я перекатился к охранникам и быстро, хоть и не с первой попытки, достал у одного из них нож - тяжелый кабар с вороненым лезвием. Еще пара минут и путы спадают.

Первым делом проверяю медика и с удивлением констатирую: жив, собака. Импульсивное желание перехватить ему глотку я сдержал: ‘язык’ еще пригодится. Вновь метнувшись к охранникам, я забрал у них пластмассовые путы, которые им не пригодятся больше никогда, и быстренько упаковал пленного. После чего снял с того резиновый колпак.

Медик оказался мужчиной лет тридцати пяти, круглолицый, с высоким лбом и обширной лобной залысиной. Из носа и левого уголка рта сочились тонкие струйки крови.

- Эй, лишенец, пришла пора выслушивать байку или ты уже передумал? - проговорил я, покалывая кончиком ножа в определенные точки на лице и шее человека. Кустарная акупунктура принесла свои плоды очень быстро - пленный застонал, дернулся и только после этого открыл глаза. И тут же попытался уползти от меня, в чем совсем не преуспел. Да и сложно ползти куда-то, если ты стянут по рукам и ногам да еще прижат сверху коленом к полку.

- Очнулся? Вот и хорошо, - проговорил я и весело подмигнул пленному. - Спрашивать буду только один раз. Не ответил - потерял глаз, потом второй, нос и так далее. Понял?

- Пппооонял, - заикаясь откликнулся медик. - Что нннууужно?

- Кто там за дверью? Сколько их? Как вооружены?

- Профессор Саедес и ассистент, его имени не знаю. И еще… ээ-э…

- Пациент, - договорил я собеседника, который на последнем слове смешался, не зная что и сказать: а ну как я приду в ярость от его обозначений?

- Да-да, - торопливо согласился со мною пленный, - пациент. Охраны нет, да и кто допустит этих костолом в операционную!?

- Оружие? - деловито поинтересовался я, но собеседник быстро, насколько смог в неудобном положении, замотал головой.

- Нет, нету. Зачем оно нужно? Для этого охранники есть.

И машинально посмотрел в сторону двух неподвижных тел, валяющихся в позах сломанных игрушек всего в нескольких метрах от него.

- Так, молодец, - похвалил я пленного и пару раз похлопал клинком ножа его по щеке, отчего мужчина нервно дернул головою и зажмурился. - Успокойся, дурашка, не убью я тебя. Пока не убью. Пока ты выполняешь мои условия.

- Конечно, конечно. Вы спрашивайте, - торопливо, почти глотая окончания слов произнес мужчина. - На что смогу - отвечу.

- В твоих интересах знать ВСЕ, что я спрошу. Теперь переходим к основному вопросу. Несколько дней назад в эти катакомбы проникла группа сталкеров, молодежь, скорее всего, но отлично экипированная. Дошли до вашей ловушки с пулеметами и сетью. Что было с ними дальше.

Под моим взглядом пленный съежился и тихо, едва не шепча, скороговоркой принялся выкладывать информацию.

- Громче, прикрикнул я и кольнул кончиком ножа в подбородок.

- Троих взяли, троих. Двум молодых мужчин двадцати трех и двадцати четырех лет, белорусов и молодую девушку моложе двадцати.

- Что с ними стало, и как выглядела девушка? Ну, отвечай же!

- Рыжая такая, с гонором. Все кричала, что ее отец весь Сектор вывернет наизнанку, но ее отыщет и отомстит… много таких было… А!!!

- Еще одно слово вне ответа и отрежу ухо, - прошипел я, поддевая ножом кожу на щеке мужчины и взрезав ту сантиметра на три. Всхлипывая, медик торопливо поведал, что парни не выдержали экспериментов и погибли, а девушка…

- Ну, что с ней? - поторопил я замолчавшего медика. - Отвечай же, сучонок.

- Она… с ней…

И больше ничего выдавить из себя не мог, только пару раз испуганно посмотрел на дверь в операционную. От ужасной догадки меня прошиб холодный пот.

- Она там!? Это она пациент!?

Пленный промолчал, лишь заскулил, как побитый щенок.

- Сволочи, какие же вы сволочи, - прохрипел я и резко ударил собеседника рукояткой ножа в висок. Его голова мотнулась, зрачки закатились под лоб и обмяк. Я с трудом сдержался, чтобы не ворваться в соседнюю комнату и не покрошить двух монстров в человеческом обличии в мелкий винегрет, которые там находились. Сделав несколько глубоких вдохов и немного успокоившись, я сменил нож на более подходящее оружие. Дробовики и - как правильно обозвать эти пукалки, стреляющие электроразрядами, я брезгливо проигнорировал, а вот пистолеты взял.

- Ну-ка, ну-ка, - пробормотал я себе под нос, расстегивая клапана кобур и вынимая наружу оружие. - Ух ты, неплохой арсенал у местных!

У обоих имелось по новенькому, с полимерной рамкой и прочими деталями из нержавеющей стали амеровскому Smith & Wesson “Military and Police” под мощный патрон .357 SIG. Пятнадцать пулек в магазине, еще столько же в запасном. Ай, вру, шестнадцатый патрон был дослан в ствол. Никаких неавтоматических предохранителей, вроде как на нашей ‘гюрзе’. Хорошая машинка, прямо душа радуется. И просто тянет немедленно его опробовать. Опустив флажок предохранителя и отведя большим пальцем собачку курка, я поднял пистолет на уровень глаз и открыл дверь в операционную.

Благодаря мощной двери с отличной звукоизоляцией, все происходившее в процедурной осталось тайной для обоих уродов, творящих свои делишки в операционной. Даже не сразу отреагировали на мое появление.

Большое помещение с высокими потолками было заставлено незнакомой аппаратурой и шкафами с кучей склянок. Имелось три стола: чистенький из нержавейки, блестевший под лампами сейчас не хуже зеркала на солнце; еще один накрытый простыней и потому мною неопределенный и третий, смесь кушетки и стоматологического кресла. Именно в последнем находилась девушка, которую я смог опознать лишь по рыжим волосам. Одежды на несчастной не было, но и наготой девушка не смущала, опутанная с ног до головы проводами трубочками, облепленная катетерами и датчиками. Возле нее стояли двое в светло-зеленых резиновых костюмах и затянутые широкими поясами, на которым висели несколько плоских коробочек с тумблерами. Один из людей негромко что-то говорил, второй внимательно слушал и делал частые пометки в электронном планшете.

Концентрация аномальной энергии в данном помещении зашкаливала. Не уверен, что даже мне, темному сталкеру пришлось по вкусу долгое нахождение в таком месте. А эти двое и в ус не дуют, словно их организмы давно не обращают внимания на такие мелочи, как опасность мутации. Или их защищают неведомые приборы, например, те самые коробочки на ремнях?

От такой атмосферы я на пару секунд растерялся, словно пыльным мешком по голове получил. Но заминка была недолгой. Как раз говоривший запнулся и поднял голову, отрываясь от экрана, что висел над головою девушки.

- Я же сказ… - возмутился было он, но увидев перед собою человека в балахоне пациента с оружием в руках, резко замолчал и тут же испугано спросил. - Ты кто такой?

- Дед Пихто.

Девятимиллиметровая пуля, которую любят западные силовики за ее способность пробивать автомобильный кузов (специально, кстати, для этого и спроектируемая) и поражать укрывшихся за ним преступников, угодила говоруну в лицо. Его товарищ уронил планшет на пол, сгорбился и попытался укрыться за столом, но не преуспел в этом. Очередная пуля вошла ему в поясницу, сбивая с ног.

- Аааа!

Дикий крик раненого, у которого позвоночник и крестец разлетелись в щепки от встречи экспансивной пули, милосердно прервал третьим выстрелом, точно в затылок. Потом проконтролировал первого подстреленного и только после этого подошел к девушке.

Выстрелы и крики никак не повлияли на ее состояние, как лежала рыжая в кресле, так и продолжала лежать, не обращая внимания на окружающую действительность. Черт, вот что мне с ней делать, я же ни грамму не врач? Сниму с нее иголку какую, а девчонка умрет… черт, черт, черт. И тех, кто мог помочь мне в этом деле перестрелял в спешке.

Минут пять помаявшись и покрутившись возле приборов, к которым была подключена девушка, я вспомнил о своем пленном. Вроде ударил я его несильно по голове, не должен умереть. Чуть ли не бегом я вернулся обратно в процедурную и бросился к связанному пленному.

- Живой! - с облегчением произнес я вслух, уловив слабое биение пульса на шее у медика. Вот только приходить в чувства тот отказался наотрез, чтобы я не делал: пощечины, уколы ножом, растирание ушей.

- Черт бы тебя побрал, - громко выругался я. мой взгляд обежал помещение и остановился на шкафу, полном маленьких пузырьков и больших стеклянных емкостей грамм по триста. Нашатырь, что ли, поискать? Шкафчик был закрыт и ключей у меня не было, но отличии от местных беречь я тут ничего не хотел. Просто ударил рукояткой пистолета по стеклянной дверке, потом посбивал торчавшие осколки и принялся ковыряться в медикаментах. Все склянки я очень бережно обнюхивал, обмахивая сначала ладошкой, вспомнив школьные уроки химии. Жидкость с тошнотворно едким запахом я обнаружил в третьей по счету большой емкости. Нашатырь не нашатырь, но похоже. Уж я бы точно пришел бы в себя, сунь мне под нос такую дрянь.

Так случилось и с пленным. Я щедро смочил кусок ваты, которую вытащил из большого пузырька с таблетками, и сунул тот в морду медика. Прошло секунд десять, пока тот сморщился и сделал попытку отвернуться от смердящей ваты.

- О, пошла плясать губерния, - довольно произнес я и отбросил в сторону ненужную больше вещь. - Очнулся? Меня видишь?

- Ты… - простонал он. - Ты же обещал, что не убьешь меня.

- Так я и выполнил свое обещание. Дышишь, говоришь - живой, значит.

Глаза у собеседника были какие-то мутные, с большими зрачками, словно у наркомана. Или сотрясение мозга. Последнее вовсе не удивительно, учитывая, сколько пришлось пережить голове пленника за последние минуты.

- Так, слушай меня внимательно, - произнес я и поднес к его носу ствол пистолета, воняющий свежей пороховой гарью. - Сейчас я тебя развяжу, но не вздумай что-либо предпринять - убью.

- Хорошо, - прошептал медик и прикрыл глаза. И тут же получил оплеуху.

- Не спать.

Ножом, которым ранее освободил себя и вразумлял нынешнего невольного помощника, я перерезал путы и помог тому подняться на ноги. И первым же делом, едва встал на ноги, медик согнулся пополам и проблевался.

- Фу, - скривился я, отходя на пару шагов назад, стараясь не попасть под брызги, - эк тебя плющит.

- У меня сотрясение, похоже, - глухо проговорил пленный, вытирая тыльной стороной правой ладони рот. - Могу свалиться в любой момент и после этого уже не встану. Говори скорее, что тебе нужно. Вывести наружу, этого хочешь?

- И это тоже, но чуть позже. А пока сними с девчонки всю вашу инженерию и помоги ей прийти в чувства, - сообщил я и приглашающе махнул свободной от оружия рукой в сторону операционной. - Прошу туда.

Подлянок, как исподволь ожидал я, пленный не выкинул, спокойно открыв дверь и застопорив ее ножом, просунутым клинком возле петель. Гарантия на тот случай, если пленник решит закрыться внутри. Никакого другого способа, чтобы обезопасить себя от его выходок я придумать не сумел. Впрочем, судя по виду последнего и его движениям, тому было не до сопротивления - лишь бы на ногах устоять, да жизнь сохранить.

Когда оказались вдвоем в операционной, я указал на девушку, все так же лежащую в прежней позе на столе и приказал:

- Убирай все и поскорее.

- Быстро не получится, - предупредил тот. - Я один и не в самой лучше форме.

- Так постарайся, - прикрикнул я и покачал стволом пистолета, направив тот в голову медика. Тот вздрогнул побледнел еще сильнее и отступил на шаг назад… и чуть не полетел кувырком, поскользнувшись в луже крови, что натекла от убитых.

- Ох, господи, - выдохнул он, уставившись застывшим взглядом на мертвые тела. - Профессор Саедес… ты его убил.

- Если горишь желанием лечь рядом, то могу помочь, - хмыкнул я.

- Нет, нет, - тут же пошел на попятную пленник, - я совсем не это имел.

- Так занимайся делом, - взорвался я и сделал шаг вперед, намереваясь врезать как следует, но вспомнил о его состоянии, остановился. Не хватало еще, чтобы последнего разбирающегося в клистирных трубках и томографах прибить. Впрочем, тому хватила и окрика, чтобы переключиться с лицезрения мертвых тел на рыжеволоску. А пока он ловко отсоединял катеторы и датчики, я решил унять свое любопытство.

- Слушай, а этот твой проф он кто? А то имя непривычное - Саедес. Итальянское, что ли или испанское.

- Это латынь, - ответил медик, не отвлекаясь от работы. - У нас у всех все имена взяты из латинского языка. Я, к примеру, Сертас.

- И зачем? - не понял я, не обратив внимания на слова медика (щаз, прям спешу и падаю представляться в ответ). - Шифруетесь от кого-то?

- Не знаю, - пожал плечами тот. - Это еще до меня правило ввели. Вроде как от главы Ордена пошло.

- Ордена? Что за орден?

- Ээ, - смешался пленный, поняв, что сболтнул лишнее и даже остановился, замерев с только что отсоединенным датчиком в руке, - это я его так называю - орден. А так мы обычный клан…

- Ты не отвлекайся, - оборвал я лепет собеседника. - И правду говори. Так что за орден?

- Просто Орден. Иногда старшие мастера называют друг друга братьями каменщиками.

- Кем, кем? - чуть не рассмеялся я. - Каменщиками? Да они никак из строительного техникума сбежали или с ближайшей стройки.

- Зря смеешься, - немного обиженным тоном ответил медик, - если тебе говорит такое слово, как масоны, то понять должен.

- Масоны? Хм, интересно. Я-то думал, что они давно ушли в небытие, а оказывается, что есть придурки все еще играющиеся в тайные игры. Ну и бред.

- Бред или не бред, но о нас в Секторе мало кто знает, а власть Орден здесь имеет огромную, - уже более спокойным тоном произнес пленник. - Кстати, я все закончил.

Пленный снял последний провод с девушки и повернулся ко мне.

- Что дальше? - напряженно поинтересовался он.

- Подожди, - отмахнулся я от него, - торопиться не нужно. Почему она не пришла в себя?

- Это действие препарата. Она будет спать часа полтора еще, потом очнется и будет себя чувствовать нормально, почти.

- Почти? - вскинулся я, задетый его оговоркой. - Что вы с ней сделали. Отвечай быстро и только правду. Пойму, что соврешь - убью.

Пленник вздрогнул, быстро отвел глаза в сторону и принялся торопливо объяснять.

- Понимаешь, есть уникальные и чрезвычайно редкие артефакты, которые функционируют лишь в Секторе да и то не везде. Наиболее полно их свойства проявляются вблизи Ковчега. Артефакты разные, но большим спросом пользуются лечащие и дающие определенные способности, вроде тех, что присущи мутантам. Высокопоставленные лица готовы дать многое за такие вещи и деньги стоят в этом ряду не на самом первом месте. Вот только вне этой территории артефакты не работают, а приехать сюда они не могут. Вот и решил профессор Саедес создать прибор, который будет поддерживать местные условия в любой точке земного шара.

- Прибор, создающий Зону? - не поверил я. - Да это же бред похлеще баек о масонах. И при чем здесь девушка?

- Не перебивал бы и все узнал дальше, - недовольно заметил собеседник. - Такой прибор просто невозможен по своей сути. Осознав это, профессор перешел на живые организмы…

- Урод он, твой проф, - заметил я, беззастенчиво перебив медика. - Даже приятно, что пристрелил.

- Гениям многое простительно, - буркнул собеседник и продолжил. - И вот тут его ждал успел. Правда, за год с лишним переделать, так сказать, человеческий организм получилось лишь дважды. Эта девушка третий удачный эксперимент.

- Удачный, говоришь? - прошипел я, чувствуя, как внутри поднимается волна ярости. - А если тебя положить на этот стол?

- Просто умру, - быстро произнес пленник. - Я проходил тесты и могу заверить, что для данного проекта не подхожу.

- Тебя свои же готовы были препарировать и ты так спокойно говоришь? - не поверил я, шокированный услышанным. - Ну ты даешь. Псих или просто такой верный, ха-ха, каменщик?

- Ни то и ни другое. Просто перспективы были бы отличные. Мне не пришлось бы больше возиться в этих подземельях. Вместо этого находился бы рядом с кем-то из правителей мира и ни в чем не имел отказа. Эту девочку ждет такая же судьба, так что зря ты ее забираешь. Сталкерская стез…

- Заткнулся, - оборвал я его. - Лучше ответь мне, сколько она пробудет без сознания и что нужно для того, чтобы привести в чувства.

- Часа через три, - задумчиво проговорил Сертес, - или даже раньше. Я даже могу ей вколоть витаминизированные препараты, чтобы после пробуждения пациентка быстрее вернулась к норме.

- Обойдется, - буркнул я, опасаясь, что пленник запросто вколет какой-нибудь замедленный яд или нечто со схожим результатом (то есть, все мои мучения в этом походе в итоге оказались бы зазря), - Теперь пришла пора поговорить о том, как ты меня и ее выведешь отсюда.

- От сюда выхода нет, - спокойно произнес он, - только на кладбище могу проводить.

Глава 8

Вот оно - кладбище, здоровенная воронка под землей, со всех сторон окруженная многометровыми стенами из бетона и металла, а так же отгороженная завалами еще более грандиозных размеров. Площадь этого места равнялась десятку футбольных полей… покрытые аномалиями едва ли не десять слоев. Свободного пятачка, где не нашлось бы пятна раскаленного воздуха, серебристых змеек электроразрядов или впадинки, заполненной зеленоватой едкой жижей найти не смог и знаменитый сыщик.

- Сюда выбрасываем все отходы от нашей работы, - сообщил мне Сертас. - Любые.

- Неплохой мусоросжигатель, - присвистнул я, рассматривая ‘кладбище’. - Представляю, сколько тут артефактов рождается. Прямо клондайк для сталкеров.

- И это тоже, - подтвердил мою догадку пленник. - Сюда иногда направляются отряды из захваченных сталкеров или серьезно провинившихся членов ордена. Последним даже дают выбор: пойти сюда и принести какой-нибудь редкий артефакт или встать у расстрельной стены.

- И что чаще выбирают? - не на шутку заинтересовался я.

- Стенку, - лаконично ответил мне медик. Потом посмотрел вниз, где кипели и горели аномалии, поежился и с плохо скрываемой тревогой спросил:

- Ты хочешь пойти туда?

- Угу, а ты хочешь отговорить меня от этой затеи? - усмехнулся я и слегка приподнял левую бровь. - Кстати, ты тоже идешь со мною, ну не одному же мне тащить девчонку и одновременно прокладывать нам путь.

- Сталкер, прошу, одумайся? - с тоскою проговорил Сертас. - Не пройдем мы здесь, не пройдем. Больше шансов пробиться сквозь охрану, чем дезактивировать аномалии. Специальная группа, которая занимается способами нейтрализации аномального излучения, уже не раз делала подобные попытки. И все без толку.

- Я - не твоя группа, - отрезал я. - Впрочем, если ты так против моей компании, то проваливай. Ну же, топай обратно.

Я качнул стволом пистолета в сторону двери, из которой мы вышли несколько минут назад. Медик замер, шумно сглотнул слюну и хриплым шепотом произнес:

- В спину выстрелишь?

- Вот еще, - презрительно сказал я. - Я же пообещал, что сохраню тебе жизнь при отсутствии с твоей стороны попыток обмануть или напасть на меня. И я держу слово. Так что, вали и поскорее, а то мне еще спускаться вниз.

Медик не сводил с меня глаз секунд пять, потом бочком, продолжая смотреть в мою сторону, он засеменил к двери. Два десятка шагов… нашаривание дверной ручки в слепую… открытие и молниеносный прыжок (и откуда только силы нашел) вглубь. Едва слышимый щелчок дверного запора и тишина.

- Трус, - вслух произнес я. Судьба недавнего пленника меня интересовала мало: враг все же, и если на данный момент безопасен, то и занимать место в голове мыслями о нем бессмысленно. И так проблем выше крыши, например, самая первоочередная - спуск.

Сейчас я стоял на широком - более пяти метров и в длину все пятнадцать помосте, берущий начало от дверей поста охраны, куда сейчас ломанулся Сертес. А под ногами метрах в восьми начинался настоящий ад: толстенные стальные опоры, на которых держалась платформа, были раскалены от действия жарок. И мне нужно было не только спуститься самому, но и опустить безопасно девушку, которая сейчас лежала возле моих ног в пластиковом мешке. Живая, но без сознания, ну а мешок был нужен для маскировки, что бы вынести рыжую из лабораторного комплекса. Для той цели так же служил комбез одного из охранников, убитого мною с помощью ‘электры’ в процедурной, сейчас красующийся на моих плечах. Сертас же поработал в качестве проводника и эдакого универсального ключа: наружу с ним точно не вышел, а вот сюда, в тупик - легко.

Парочка сторожей без вопросов пропустили нас сквозь свой пост, даже не спросив пропуск или иной документ. Скорее всего, попал на раздолбаев, сунутых на самую бесперспективную точку, где возможность чего-то экстраординарного ничтожна мало. Ничего, после моих художеств местные будут спрашивать паспорт и проводить идентификацию даже при посещении сортира.

Кое как, несколько раз чуть не уронив свой бесценный груз и не сверзившись сам, я оказался среди аномалий. В трофейном костюме, который защищал больше психологически от аномалий, чем на самом деле, чувствовал себя неуютно. Плюс лишь в мобильности и весе: в своем старом я точно не смог бы так быстро спуститься.

- Ну, ни пуха - ни пера, - прошептал я и, приподняв на секунду маску, быстро сплюнул три раза и следом добавил. - К черту.

Разрезав мешок, я освободил девушку и подхватил на руки. От аномалий, вернее их косвенных воздействий - жар, ядовитые испарения, брызги кислоты и прочее - она была защищена чуть лучше меня, облаченная в спецкостюм. Дюжина комплектов такой одежки нашлась в одном из шкафов в операционной. Правда, я бы предпочел ее увидеть в чем-то вроде своего нынешнего комбеза, хоть от ножей/когтей с ушибами защитит, но подходящего не нашел. А второй трофейный комплект на девушку не подошел из-за ее хрупкого сложения. Вот и пришлось натягивать на рыжую медицинский ОЗК, чтобы хоть что-то было. С другой стороны резина весит меньше пяти килограмм, когда как комбез - все десять. Все легче нести.

Когда я отошел метров на сто от опор платформы, с нее донесся громкий крик ярости, в котором не было ничего человеческого. Там стояла знакомая фигура Сертеса, который сейчас потрясал кулаками и вопил… даже можно сказать, выл, как загнанный зверь.

- Привет, привет, - нервно усмехнулся я себе под нос, повернув голову в сторону кричащего, - давненько не виделись. А ведь говорил, чтобы шел со мною, теперь-то уж поздно. Так что, прощай.

Сертес как услышал меня: стоило мне замолчать, как стих и он. Так, молча смотря друг на друга, мы простояли несколько минут. Потом медик сел на платформу, обхватил руками колени и замер.

- Прощай, - повторил я и тронулся с места, больше не оглядываясь за спину. Оружия у медика не было, а другим путь на ‘кладбище’ заказан и такое положение продлится еще долго. Сертесу не стал говорить, что едва охранники на последнем посту закрыли за нами дверь, как я создал там ‘морозилку’. Толстая дверь скрыла от его глаз произошедшее и узнал каменщик о такой подлянке когда уже поздно было. Да и не жаль мне его. Совсем.

Со стороны ‘кладбище’ казалось непроходимым и любой детектор, вплоть до самого навороченного и суперточного, закрасит эту территорию ровным красным цветом. В реальности все было немного по-другому и лазейки имелись. Любая аномалия, если она не однотипная, всегда держится подальше от другой, создавая определенный буфер, эдакую нейтральную территорию. И чем ловушка Сектора мощнее, тем обширнее эта полоса. Другое дело, что выйти на этот безопасный пяточек бывает нереально да и бессмысленно: полностью безопасная граница подчас состоит из нескольких сантиметров (это для человека без средств защиты). Такой буфер можно сравнить с двойной радугой, где нулевая, полностью безопасная зона располагается в фиолетовой зоне, синяя уже несет нешуточную опасность для ‘голого’ человека, а в красной не всегда спасет и армейский ‘кокос’.

Зато стоит одно аномалии исчезнуть, как на ее месте появляется чистая площадка и тем она просторнее, чем сильнее ловушка.

Идти приходилось крайне медленно, чтобы не пропустить какую-нибудь гадскую аномалию, невидимую обычным глазом, а чуйку забивали все прочие. Минут через десять, я плюнул на такой черепаший шаг и пошел напролом сквозь привычные мне ‘жарки’ да ‘магниты’. Тяжело, но безопаснее…

Я был уверен (хорошо, хорошо, пусть не уверен, но питал огромную надежду), что на другой стороне воронки имеются проходы. Минимум один, который выведет меня на поверхность или в подземелья, где нет чертовых каменщиков.

Так оно и случилось. В километре от поста орденцов территория аномалий заканчивалась, упираясь в огромный многометровый завал. Справа и слева обнаружил несколько узких ходов, которые предположительно могли вывести меня с кладбища, но в первую очередь я заинтересовался потолком. Там, над головой красовался разлохмаченными краями асфальта, бетона и ржавых арматурин широкий пролом. Просторный, в него запросто камаз проскочит и даже не обдерет бока. И самое главное через него падали тусклые вечерние тени. Поверхность.

По завалу, по обломкам плит и кусков асфальта можно было забраться высоко, но еще оставалось не меньше пяти метров до края. Без веревки с крюком или лестницы нечего и думать, чтобы совершить этот подвиг. Помогли бы товарищи, с помощью которых можно за пару часов натаскать подходящих обломков для постройки пирамиды.

Веревки, лестницы и напарников (я с тоскою вздохнул, бросив быстрый взгляд на рыжую и вспомнив Хвата с Герлой) у меня не было, зато имелись идеи, как все это получить без минимума инструментов.

Целый час я ползал среди аномалий и завалов, вытаскивая, пережигая, раскаляя и выравнивая куски арматуры. Потом еще полчаса соединял их между собою кусками проволоки затрофееных из тех же бетонных плит. Итогом моих мучений стала грубая, из разряда ‘а-ля апокалипсис’ лестница. Для больше устойчивости я сделал три опоры и основание в два раза шире, чем верх. На этот шедевр строительного искусства я истратил все свои силы как физические, так и аномальные. Глаза норовили закрыться и горели огнем, словно в каждый их них сыпанули по щепотке жгучего чилийского перца. Желудок превратился в сложный узел, который норовил выскочить через пищевод и развязаться снаружи. А о боли в мышцах и суставах можно промолчать, как о само собою разумеющемся.

Как мне не хотелось поскорее убраться из осточертевших подземных переходов, но пришлось дать себе небольшой перекур, чтобы не свалиться с лестницы от неожиданной судороги в мышцах.

- Двадцать минут, - вслух проговорил я, словно давая установку самому себе, - не больше.

Часов не было, чувство времени после недавних испытаний отказало, так что я банально считал про себя.

‘…Тысяча двести, все, пора’.

Для начала я поднялся один, прислушиваясь к посторонним шумам и замирая на каждой ступеньке на несколько секунд. Лестница выдержала, никто сверху на голову не прыгнул, так же как не попытался ее оторвать или молодецки отфутболить едва та показалась из пролома. Нормально… но про себя я почувствовал досаду: разведку нужно было провести сразу и плевать на состояние. Хорошо же пришлось бы мне, если во время отдыха ко мне наведался на шум кровосос или химера. Единственное оправдание - это усталость и недавний плен. Но хиленькое оправдание, честно говоря.

Покрутив головою по сторонам и не обнаружив поблизости никого и ничего угрожающего, я спустился обратно. Повторный подъем с девушкой, удерживаемой одной рукой, был не в пример тяжелее. Пару раз лестница угрожающе скрипела и кренилась, когда ступеньки под увеличившимся весом сползали вниз. Но все рано или поздно заканчивается, закончился и подъем.

Только оказавшись на поверхности, я смог осмотреться более подробно. При взгляде на окрестности так и тянуло произнести сакраментальное: аптека, улица, фонарь. Все эти критерии наличествовали: была широкая улица, поросшая корявыми деревцами и густым кустарником; метрах в ста на стене дома висела скособоченная пластиковая вывеска с красным крестом и соответствующей надписью; был и фонарь, даже не один.

На улице неподалеку потрескивала слабая ‘электра’, со стальных ‘гусаков’ фонарей свисали косматые лохмы ‘ржавых волос’. Никакого намека на присутствие живых я не уловил. Возможно, мне повезло и удастся спокойно отдохнуть в одной из квартир. Вот только дом нужно выбрать по уму, с тремя-четырьмя путями отхода.

Через сорок минут я сидел на втором этаже в трехкомнатной квартирке, выходящей окнами на две стороны - север и юг. Под южными окнами пролегал широкий козырек, ранее принадлежащий супермаркету, расположившемуся подо мною. По нему можно незаметно уползти в соседний подъезд, главное не поднимать зад выше необходимого, чтобы декоративная отделка из толстого цветного пластика успешно прикрывала от чужих взглядов.

Девушка так и не пришла в себя, хотя время, указанное Сертесом, уже вышло. Но и помирать не собиралась, если верить пульсу и дыханию.

- И вот что с тобою делать? - в сердцах прикрикнул я, глядя на рыжую. - ПДА нет, друзей потерял и одному тебя не дотащить. Тут что ли броси…

Не договорив последнее слово я замер, все свое внимание сосредоточив на звуках доносившихся с улицы.

-… ик, ы… …ши…ь…

Больше всего это напоминало человеческую речь, но тихую, как если бы говоривший пытался кричать против сильного ветра издалека. Или же не хотел, чтобы кто-то посторонний его услышал и пытался донести информацию едва ли не шепотом и тоже издалека.

- …мник …бью г…да не мо…и

А потом в соседней комнате что-то негромко стукнуло раз, другой. От тихих щелчков меня продрало морозом по коже. Я замер, скорчившись в межоконном простенке и направив пистолет в сторону дверного проема соседней комнаты, где услышал звуки.

Прошла минута, но ничего больше не происходило - ни голосов не слышно, ни постукиваний. Я уже собрался было сползать узнать, что за хрень творилась в соседней комнате и даже сделал пару шагов на четырех, вернее даже, на трех (в правой руке был зажат пистолет, который я благоразумно не отводил от двери) костях, когда мне по шлему что-то негромко ударило.

Плевок слизня? Ядовитая стрелка, которые любит выпускать мутанты-пауки? Или это пуля снайпера и я просто не смог ощутить всей силы удара, банально умерев, но еще не осознав?

Никогда мне не было так страшно, как в эту долю секунды. А если и было, то успел счастливо позабыть о подобном шоке. После удара я замер лишь на миг, а потом на одних инстинктах, пока мой мозг корчился и седел в панике, перебирая варианты один другого страшнее, перекатился к дальней стенке. Здесь меня нельзя было увидеть из окна, да и соседняя комната находилась под присмотром.

Сердце билось с такой скоростью, словно пожелало вырваться из грудной клетки и удрать подальше от своего невезучего хозяева. Зато от адреналина разом прошла усталость, появились силы. Не мог, разве что, аномалию создать или убрать ее, но тут поделать ничего было нельзя - эта способность зависит совсем от других факторов.

Первым делом я левой рукой провел по шлему, в том месте, куда пришелся удар и внимательно осмотрел перчатку. Ничего. Ни следов слизи, ни капелек яда, ни вмятины на шлеме не обнаружил. Но что же тогда это было? Может, штукатурка отслоилась и упала на голову? Хм, вполне вероятно…

И тут, отвлекая от мыслей об испорченном потолке, в окошко влетел мелкий камешек и укатился в дальний угол, при этом несколько раз щелкнув о пол. Знакомо так, всего несколько секунд назад слышал точно такие же звуки из соседней комнаты.

- Умник, гад, отзовись.

Знакомый голос, который я просто не ожидал здесь услышать, еще несколько раз окликнул меня по имени и смолк. Через минуты я услышал осторожные шаги на лестничной площадке и злое предупреждение:

- Я захожу, Умник. Если ты еще живой, то начинай молиться.

Не сказать, чтобы мне было страшно: уже перегорел, но мандраж бил. Шутка ли, встретить в разрушенном мегаполисе девушку, которую потерял где-то под землей в нескольких километрах отсюда. А голос… голос можно и подделать, так же как вытащить из головы нужные воспоминания для этого. Есть в Секторе такие твари, балующиеся телепатией. Запросто заставят поверить, что разложившийся зомби напротив - твой единственный брат. Или любимая девушка. Вот потому я и держал пистолет в руке, направленный в сторону входной двери и выжав холостой ход на спуске.

Скрип и шорох мусора под ногами неизвестного переместился с лестницы в коридор, на десяток секунд стих и зазвучал вновь. Потом из-за угла показалась темная фигура с оружием в руках…

- Герла!

Первым делом мне чуть не надавали по морде сразу за несколько прегрешений. Было тут и мое нелепое пленение и то, что накричал на девушку, заставляя ее уходить и оставить меня, потом молчал, как сыч и не отвечал на ее оклики, когда подружка надсаживала горло под окнами. Ну, и под конец выдала:

- И какого хрена ты на меня пистолет наставил? Нашел себе новую мок…ку и решил расстаться, кобелина?

- Герла, ты совсем с катушек сбрендила, - устало произнес я. - Что я должен подумать, когда услышал твой голос под окном? А ведь расстались мы черт знает где.

- А выглянуть не мог? - поинтересовалась девушка, подходя в плотную и нависая надо мною, все еще сидевшим у стены на полу, уперев кулаки в бока. Даже маску шлема подняла, чтобы меня лучше видеть.

- И получить пулю в башку от одного из зомбаков, с которыми так любит ходить контролер? - возразил я. - Это заставить темного сталкера увидеть что-то другое, контролеру сложно, а подделать голос проще пареной репы.

- Какой контролер? Много ты знаешь мутантов, что кидают камни в окно? - вскипела Герла.

- Бюреры, например, - спокойно ответил я. - Да и мало ли еще тварей есть на белом свете. После того, с чем я познакомился в лаборатории у орденцев, я поверю и в Карлсона, который живет под крышей. Или где там…

- Лаборатория? Умник, живо рассказывай, что там с тобою делали, - заинтересовалась девушка и села на корточки передо мною. Уф, наконец-то, а то меня изрядно царапал тот факт, что её торчащая фигурка видна из окна.

- Потом, - поморщился я, мечтая сейчас лишь о нескольких часах отдыха. - Лучше ты поведай, как так смогли найти меня. Я только-только вылез на поверхность и тут ты. Да, а где Хват? Что с ним?

- Здесь он, здесь, внизу караулит, - успокоила меня девушка.

- Хорошо, а то я уж испугался, - облегченно вздохнул я. - Тогда колись насчет секрета, как смогли меня найти.

- Фу, сталкер, где твоя культурная речь, - показательно скривила свою симпатичную мордашку Герла. - ‘Колись’. Разве так разговаривают с девушкой?

- Ну, так как? - повторил я вопрос, не обратив внимания ее фразу.

- Шли. Увидели огромное поле аномалий под землей. Дальше сработала ассоциация: аномалии, подземелья, Умник. Вот и решили тебя здесь подождать, так как точно была вверена, что никакого другого пути ты не выберешь.

Я посмотрел в глаза Герлы, в которых блестели озорные искорки, вздохнул и попросил:

- Повернись.

???

Просьбу мою девушка выполнила, хоть и с огромным недоумением. И едва она повернулась ко мне спиной, я шлепнул ее по попе.

- Ты чего? - вскинулась обиженная Герла.

- Это ты ‘чего’. А ну быстро правду рассказывай, - прикрикнул я на свою подружку. - И без сказок.

- Черный Сталкер подсказал где тебя ждать, - ответила мигом посерьезневшая девушка.

- Точно?

- Точно. Сообщение пришло на ОТКЛЮЧИВШИЙСЯ мой ПДА. Не сохранилось, так что показать не могу.

- Дела, - пораженно протянул я, - Черный Сталкер озаботился моей судьбой.

Тут мой взгляд упал на рыжеволоску, которая до сих пор валялась без чувств.

- Или не моей, - пробормотал я под нос.

- Что? - Герла проследила за моим взглядом и только сейчас вспомнила о потеряшке. - Это ты о ней?

- Угу. Что-то с ней сделали в той лаборатории, отчего и заинтересовала Черного. Как бы нам не влипнуть в еще большие неприятности из-за нее, чем имеем.

- А почему она лежит? Живая хоть?

- Да, и я тащил пару километров и предстоит нести в десять раз дольше ее бездыханную тушку лишь бы показать безутешному папашке. Герла, думай что говоришь. Живая она, только без сознания и приходить в себя не желает.

- Ничего, у меня быстро очнется, - как-то мрачно пообещала Герла и быстро подошла к рыжей. Присев рядом с ней на корточки, моя подружка стянула с головы рыжеволоски шлем и сильно надавила на точку на верхней губе и еще одну за ухом.

- Ну-ка, ну-ка, открой глазки, спящая красавица.

Процедура неприятная и болезненная, но весьма действенная. Не прошло и минуты, как жертва эксперимента зашевелилась, тихонько застонала и подняла руки, попытавшись убрать от себя Герлу.

- Эй, как себя чувствуешь? - проигнорировав движения рыжей, Герла продолжала давить за ухо, а второй ладонью сильно ударила ее по щеке. Та прошептала что-то и открыла глаза, а в следующее мгновение…

- Герла!!! Назад!!!

Вокруг рыжей сгустилась невидимая и неощутимая никому кроме меня волна энергии. Та самая, которая является предвестником и родителем Выброса.

Свою подружку я просто отбросил в сторону, в этот момент совсем не думая о вежливом обращении. Надеюсь, шишек при падении много не набьет. А если и так, то будет ей уроком вести себя осторожно везде и всегда. За эти мгновения вокруг рыжей возникло красноватое марево. В начале едва видимое, но набиравшее цвет с огромной скоростью.

Как только Герла оказалась в безопасности, я ухватил рыжую левой ладонью за ближайшую руку, а правую положил той на шею. Девушка непонимающе посмотрела на меня, потом в ее глазах проскочил, гнев, страх, но уже очень скоро она обмякла и вновь потеряла сознание. Но с ее ‘сном’ не все закончилось, нужно было куда-то деть ту массу энергии, что вобрал в себя. Она отличалась от привычной, разлитой в окружающем мире Сектора, как выпитая минеральная вода от употребленной крепкой перцовки. Я даже не стал и пробовать преобразовать ее в аномалию, просто мысленно направив в сторону дома напротив невидимый рукав, по которому ‘слил’ трофей. Да уж, чувствую себя с каждым разом все больше и больше магом. Эдак скоро начну приговаривать ‘трах-тиби-дох’.

- Уф, чуть не вляпались, - облегченно произнес я и повернулся в сторону Герлы. - Ты как, все нормально?

- Я-то в порядке, - задумчиво сказала девушка, переводя взгляд с рыжей на меня, - а вот что с ней не так. Мне кажется или ты решил мне не все сообщить о приключениях в подземной лаборатории? Кто такие орденцы, о которых ты обмолвился? Что делали в той лаборатории? Как вышел на рыжую?

- Ладно, слушай, - вздохнул я, желая лишь об одном - уснуть и не просыпаться часиков пять минимум. - Орден - что-то вроде масонской ложи. Его члены не афишируют себя, предпочитая загребать жар чужими руками…

Примерно на середине рассказа до меня донесся торопливая дробь чужих шагов на лестничной площадке. Несколькими секундами спустя послышался встревоженной голос ‘ратника’:

- Это я, народ, не стреляйте.

И тут же шагнул в квартиру. Но стоило ему оказаться в одной комнате с нами, как на него набросилась Герла.

- Ты как посмел с поста убежать? - чуть не задохнулась девушка от злости. - Где ты должен быть?

- Вы туда лучше посмотрите, - не обратил внимания Хват на ее слова и указал рукой в сторону окна и только потом кивнул мне. - Привет, Умник, рад тебя видеть.

Но мне было не до него. Я во все глаза смотрел на соседний дом, с третьего этажа которого ползла тягучая полоса густой и черной жидкости. Аномалия ‘асфальт’, почти безопасная для сталкеров, так как не покидает никогда своих пределов. Если не совать ноги и прочие части тела в аномалию, то все будет в порядке. Обычно ‘асфальт’ не слишком огромен, довелось видеть пятно метров пяти в диаметре, самое большое из всех ранее встреченных. Но то, что сейчас текло по стене дома напротив было НЕЧТО.

Пока я ошалело смотрел на черную тянучку, на соседнем балконе показалась еще одна, пока маленькая, но набиравшая размер весьма споро.

- Валим отсюда, - приказал я, - и поскорее, пока аномалия до нас не добралась.

Глава 9

Ночь решили переждать в старой трансформаторной будке, чьи внутренности уже давно пошли на цветмет. Или еще куда-нибудь, например, для нужд сталкерских баз на собственные подстанции. Кто его знает.

Место было удобно своей обособленностью - стояла на большом пустыре вдалеке от строений. На пустыре расположились несколько аномалий, превратив наше укрытие в не самый удобный схрон. Именно поэтому и не нашлось желающих облюбовать подстанцию, в том числе и из мутантов - те любили многоквартирные дома и подвалы.

Спасенную девушку по моему настойчивому требованию усыпили, вколов сильный препарат. Теперь она проспит часов десять. В основном против этого действа возражал Хват, который опасался доставить отцу его дочку с нарушенным здоровьем - почти все сталкерские препараты имели ограничения и противопоказания, хоть и чрезвычайно эффективны. Но мне было плевать на это, как и Герле. Живая? Так что еще нужно. А проблемы со здорвьем - это меньшее, чем должен заморачиваться ее папаша.

Слишком опасно было находиться рядом с девушкой когда та бодрствовала. Попытка моей подружки привезти рыжую в чувство наглядно это показала. А еще я точно зал, что ‘сливал’ сырую аномальную энергию точно в тот дом и этаж, где потом заметили огромную аномалию.

А еще я подозревал, что орденцы так просто не оставят нас в покое. Ведь из рыжей они сделал нечто миниЗоны, способной самостоятельно создавать аномальную энергию. Сертес мне сообщил достаточно, чтобы проникнуться серьезностью нашего положения. Люди, которые хотят жить долго и хорошо и для которых создавались в подземной лаборатории подобные нашей потеряшке объекты, сделают все возможное для нашей поимки. Боюсь, грядет очередная война, которая заново перепишет границы влияний.

Все эти мысли крутились в голове, пока я сидел возле крошечного костерка, охраняя покой товарищей. На часах почти час ночи, самое неприятное время - выходят ночные хищники на охоту. Обычно спать в Зоне нельзя и все бродяги коротают время у костров или просто сидя в кружочке, прислушиваясь к окрестностям. Но мы слишком устали, да и аномалии защитят нас от чужого внимания. Недаром я постарался и поставил неподалеку от входа большую ‘электру’ и ‘магнит’. Хрен кто проберется.

Я даже немного расслабился ощущая себя в некоторой безопасности, сидя за толстыми кирпичными стенами с бетонной крышей и аномальной дверью. И потому чужой голос, прозвучавший в нескольких шагах от меня, показался мне громом.

- Не устал бродить по Зоне, бродяга?

В первую секунду я замер от неожиданности, следующим порывом было схватить автомат и немедленно разрядить в угол с голосом, выпуская пули веером прямо от бедра. И только потом я почувствовал слабое дуновение ледяного ветерка.

- Нет, Черный, не устал, - спокойно ответил я и разжал пальцы на автомате. - Присядешь?

Собеседник, один из легендарных духов Зоны, без слов подошел к костру и сел напротив меня. С виду это был самый обычный человек, которых можно встретить в Зоне почти везде. Худое немного вытянутое лицо и бледное от недостатка яркого солнца, высокий, худощавый в обычном комбезе среднетипичного сталкера с накинутым сверху плотным плащом. В руках калаш - укорот. Но спутать Черного Сталкера с обычным искателем нельзя никак, если ты уже не покойник и тебе на все наплевать. Для начала у него все детали экипировки были абсолютно черного цвета - комбез, плащ, автомат. Во-вторых, от него шла сильная волна холода, словно бы рядом некто держит открытой дверь стационарной морозильной камеры.

Так же молча сталкер вынул из-под плаща обычную алюминиевую флягу и протянул ее мне. Отказываться от предложения Духа Зоны явно не стоило, тем более, если он предлагает, значит поблизости опасности нет и притупленная алкоголем реакция не подведет в неприятный момент.

- Твое здоровье, - чуть приподнял я флягу и тут же приложил ее горлышко к губам. По пищеводу прокатилась огненная волна, обжигая горло и желудок, но почти сразу же появилось расслабляющее и приятное тепло. Уф, спирт - это спирт.

В ответ на мой тост, Черный Сталкер только иронично хмыкнул, ну да, какое там здоровье, когда он, собственно, умер давно и теперь бродит по Зоне в виде призрака, награждая и наказывая искателей.

- Девчонку на базу ‘Ратник’ ведешь? - поинтересовался собеседник, когда по моему примеру отхлебнул из фляги и убрал ее обратно под плащ.

- Угу, а что, есть что-то, из-за чего этого делать не стоит? - нахмурился я. Но вместо ответа собеседник вновь полез в карман и вынул два ПДА. Обычные сталкерские наладонники, совмещенные с детектором аномалий и датчиком движения. И только после этого соизволил разжать губы.

- Я их снял недалеко от этого места с мертвых тел. Посмотри последние сообщения из принятых.

Черный Сталкер перекинул приборчики мне и вновь застыл, словно отрешившись от окружающего мира. И только его взгляд, который почти физически ощущался, словно по телу ползают крупые муравьи, давал понять, что внимание духа ко мне не ослабло, а лишь усилилось.

К счастью, оба ПДА были без паролей: то ли бывшие владельцы оказались полными раздолбаями, то ли тут не обошлось без вмешательства Черного Сталкера. Быстро крутанув полоску с папками в меню, я добрался до входящих сообщений. Судя по отсутствующему номеру адресата, письмо было отправлено не кому-то конкретно, а просто выброшено в Сеть, откуда уже разошлось по сталкерским КПК.

‘ Пятнадцать милионов евро за девушку. Доставить живой и без травм любого вида. Один миллион евро за точную информацию о ее местонахождении. Последнее (предположительно) местонахождение…’.

Дальше шло указание той самой улицы, где я вылез на поверхность из плена аномального поля. Была приложена фотография Рыжей, ее точное описание от роста до веса и расположения особо приметных родинок на теле. В конце находился список из десяти номер ПДА, на которые требовалось отбить немедленно сообщение, в случае выполнения задания.

- Вот же суки, - выругался я и поднял глаза на Черного Сталкера. Вернее посмотрел на то место, где он недавно сидел… сейчас там было пусто. Только лежали два странных предмета, похожих на небольшие четки или браслеты.

Покрутив головой по сторонам, я так и не нашел своего недавнего собеседника. Что примечательно, его взгляд я ощущал до сих пор.

- Загадки, драмы, интриги, - пробурчал я под нос, вставая со своего насиженного места, чтобы подойти к ‘четкам’, - как же все это надоело.

Вряд ли Черный Сталкер оставил что-то опасное, да и не был он замечен в подлянках подобного рода. Духу проще пристрелить или зарезать, такой он прямолинейный и со своим кодексом чести. Так что брал оба предмета безбоязненно и с огромным интересом.

При ближайшем рассмотрении подарки оказались кустарными бусами изготовленными (внимание!) из артефактов непривычных размеров. Из дюжины подарков Зоны я смог опознать ‘душу’ величиной с лесной орех и ‘золотую рыбку’ не крупнее ногтя на моем большом пальце. Даже шнурок, на который были они нанизаны оказался неизвестным мне артефактом.

- Бусы отдай девушке, пусть повесит на руки или ноги, только на разные и желательно не касались друг друга, - прошелестел голос Черного Сталкера. И после этих слов ощущение чужого взгляда исчезло. Все, ушел дух Зоны, разобрался здесь и теперь направился по своим остальным делам.

Первым делом я разбудил спутников и приказал немедленно собираться. Вместо ответа на вопрос Герлы ‘…какого черта, Умник, дай поспать?..’ я кинул ей один из трофейных ПДА, на экране которого красовалось объявление о награде.

Прочитав и высказав вслух в свойственной ей манере все то, что она думает об авторах письма и всех сталкеров с гнилой душонкой, Герла отдала наладонник Хвату и принялась помогать мне в сборах.

Тех сборов было - надеть на рыжую бусы. Для этого я решил выбрать руки, натянув подарки на плечи, чуть-чуть выше локтей. Так она точно не прижмет артефакты друг к дружке, если не захочет этого специально, конечно.

- Откуда дровишки? - между делом поинтересовалась девушка. - Как понимаю, ты просто не мог уйти куда-то не разбудив нас. А свежих тел я тут не вижу. Да и с бусами этими тот еще вопрос…

- От Черного Сталкера подарок, - хмуро ответил я. - Пять минут назад сидел возле костра и пил со мною водку. Потом передал КПК с бусами и исчез.

- Вот же вы мужики, - с чувством произнесла девушка, - даже среди Зоны найдете собутыльника и выпивку. Да еще на посту.

- Угу, это я должен был отказаться выпить с одним из духов Зоны? У них же мозги напрочь вывернутые, в следующий раз запросто припомнит эту мнимую обиду. Нет уж, лучше пятьдесят капель спирта сейчас, чем лишиться полезного совета потом, - возмутился я. - …

- Умник, ты собираешься сейчас уходить? - вмешался в беседу Хват, который продолжал изучать содержимое ПДА. - Ночью?

- А что делать? - вздохнул я и машинально посмотрел в сторону дверного прохода, за которым раскинулась чернильная мгла ночи. - Черный Сталкер про эти ПДА сказал, что снял их поблизости с трупов. Так что, лучше смотать куда подальше и присмотреть местечко поукромнее.

- А он говорил чтобы снимались с места? - поинтересовалась Герла. - Что рядом охотники за нашими головами бродят и вот-вот ворвуться?

- Нет. Он толком и не сообщил ничего, как-то рвано разговор повел… о ‘ратнике’ спросил, туда ли мы поведем девушку… потом ПДА эти чертовы передал…. Бусы оставил и исчез.

- И тогда откуда ты взял повод для паники? - зло произнесла Герла и посмотрела мне в глаза. - Ночью идти по центру Зоны! На что еще ты способен со своими пьяными мозгами!?

- Ладно, Герла, успокойся, - примиряющее произнес я. - Ну, поспешил чуть-чуть. Решил перебдеть.

Старею, наверное, раз такое учудил. Ведь сам же подумал об отсутствующей опасности когда спирт пил. И Черный Сталкер ничего такого не говорил. Вот только… только с чего он про ‘ратников’ упомянул да еще в таком контексте с записью в ПДА? Уж не намек это на то, что даже бойцы из совершено чужого этому миру сталкерского клана могут пойти на предательство, соблазнившись огромной наградой? И как теперь относится к Хвату?.. Черт, черт, черт.

До рассвета мы просидели у костра, молча наблюдая за ленивыми движениями языков огня, понемногу затухающего костра. Точнее, на огонь смотрел я с Герлою, изредка перебрасываясь ничего не значащими фразами. Вот и поспали, блин, в Зоне. Все равно в итоге ночь прошла точно так же, как и все прочие - бодрствуя.

Хват возился с ПДА, шерстя содержимое компьютера, пытаясь отыскать что-то полезное. И ведь нашел.

- Опаньки, - довольно воскликнул он уже перед самым рассветом, - вы только поглядите сюда.

- Что там такое? - лениво поинтересовалась Герла, которой было все до одного места. До фонаря то бишь. - Анекдот новый нашел, который ты еще не знаешь?

- Не-а, не анекдот, но и это инфа сгодится. Как вы относитесь к тому, чтобы навестить одно укромное местечко и разжиться снарягой?

- В ПДА есть сведения о тайнике? - поразился я, тут же сделав стойку не хуже охотничьей борзой. - Это с кого же тогда его снял Черный… вот дела.

Информация о закладках с оружием, боеприпасами, экипировкой с лекарствами и продпайками включая чистую воду, могла находиться только у важных лиц клана. У главы, его заместителей, старший боевых групп, которые постоянно находятся вдалеке от своих баз. И все. Главу с замами отметаем, а вот командиров звеньев - нет. И тогда получается паршивенькая картинка: на нас устроили охоту не просто одиночки или мародеры (у этих личностей тайников в таких местах сроду не было), а клан. Ну, как минимум один из его отрядов. Иначе с чего тем мертвецам тут крутиться? Да и дух Зоны с простого мертвеца забирать и предъявлять заинтересованному лицу что-либо не будет. А это значит, что мы в жопе. В огромной такой жопе? Прямо слоновьей или даже китовьей. Приплыли.

- Далеко тайник? - поинтересовалась Герла, с которой эта информация в одно мгновение сдула всю лень.

- Три квартала от сюда, в школе, - выдал Хват. - Это не очень далеко. Если беречься, то за часок доберемся…

Вышли еще по темноте. Лишь полчаса было у нас, пока ночные твари разбредались о своим норам, а дневные только-только из них выбирались, разминая мышцы. Самый безопасный, насколько это было возможно в Зоне, момент.

Рыжую мне пришлось нести на руках, точнее нести ее пришлось именно мне. Герле по понятным причинам это даже предлагать в шутку не стоило. Хват бы согласился и смог спокойно управляться с такой ношей (он сам бы с радостью поменялся со мною, лишь держать свою драгоценность поближе к телу), но он был в отличном броннике и с нормальным оружием в руках. В то время, когда я мог не опасаться сосулек с крыш да комаров и отбиться от пары-тройки слепых псов. Вот и пер он метрах в двадцати впереди меня, постоянно держась на виду (или, что ближе к истине, не спуская глаз с рыжей) и контролируя путь. Герла пристроилась позади в нескольких метрах и часто переходила с левой на правую сторону.

Через час мы были на месте. Нужное нам здание, бывшая средняя школа, пряталась среди кривых деревьев и высокого кустарника с рыжей, ранне-осенней листвой. Некогда ухоженный сад после катастрофы разросся столь причудливо, что ни в одних тропиках таких форм и размеров не увидишь. Барбарис вымахал с лещину и обзавелся такими шипами, что обычная колючая проволока покажется лишь суровой нитью. Каштаны остались прежними, но среди листвы виднелись огромные, с теннисный мячик колючие красно-бурые шары плодов. Не уверен, что при попадании на незащищенную голову, неудачник отделается легкой ссадиной или шишкой. Яблони и того хлеще выглядели - аморфные, постоянно меняющие свою форму от шара до вытянутой сопли и цвет от почти прозрачного до оттенка листвы.

- Брр, ну и садик, - пробормотал Хват, расположившийся в двух метрах правее от меня, - никогда такую гадость не видел.

- И я, - сознался я, глядя как ‘яблоко’ размазывается по ближайшей к ней ветке и принимает схожий с корой цвет. - Мерзость, как только тут тайник можно ставить?

- Ну, мы подошли со стороны бывшего школьного сада. Возможно, центральный вход поприличнее выглядит, - предположил ‘ратник’. - По крайней мере, там этой флоры псевдоживой нет.

- Какие мы слова знаем! - преувеличено удивленно ахнула Герла, лежавшая между мною и сталкером. - Посмотреть, так с нами не бродяга за хабаром идет, а настоящий профессор. Признавайся, на гражданке ты профессором был и ушел в Зону после неудачного опыта над людьми? Или шпион федералов, удачно затесавшийся в сталкерский клан?

- Герла, прекрати, - прошипел я. - Заканчивай свои подначки несвоевременные.

- Как скажешь, - покладисто согласилась девушка и затихла. Я с подозрением покосился на нее, ожидая очередного фортеля - уж слишком такая сговорчивость на мою подружку не похожа, но та лежала молча, только ствол винтовки слегка качался из стороны в сторону, смотря то на оно школы, то на особо густой не просматриваемый куст.

- Кхм, ну раз все готовы меня слушать, - заговорил я, видя, что спутники больше молчат, чем пытаются что-то донести до соседский ушей, - то озвучиваю план. Идем через сад…

- Чего? - вскинулся Хват. Парень даже приподнялся на локтях, чтобы посмотреть на меня, но был тут же одернут Герлой. Девушка быстро и ловко локтем подбила под руку ‘ратника’, роняя его обратно на землю.

- Не высовывайся, увалень, - прошипела одновременно с этим она.

- Да, через сад, - продолжил я, когда восстановилась тишина. - Аномалий немного и пройти можно. Дорожку проложим так, чтобы не приближаться к деревьям. Внутрь попадем через окно, их там много.

- А вход с той стороны, чем он тебя не устраивает? - поинтересовался Хват, когда я замолчал.

- Тем, что через него заходили хозяева тайника. Ты бы не оставил какой-нибудь сюрприз на всякий случай? Мин парочку, фугас с датчиком свой-чужой?

- Умник, извини - был не прав, - покаялся ‘ратник’. - Что-то совсем голова прекратила соображать. Но следуя за твоей мыслью, можно предложить, что и с этой стороны они могут поставить сюрпризы. Деревья они деревьями, но старую добрую монку, еще никто не называл плохим словом из тех, кто ставил, а не снимал. Я бы по углам вдоль окон сунул по такой штуке, чтобы ненужные ноги поотрывало, которые считают, что из слишком хитрого места растут.

- Вот и займешься ими, - произнес я. - Доверяю эту задачу самому лучшему профессионалу по минновзрывному делу среди присутствующих.

- Он - профессионал? - с сарказмом сказала Герла. - Да он в какашку слепого пса вляпается, выйдя утром отлить.

- Герла, кто-то недавно меня попрекал отсутствием культуры в речи. А сейчас может мне это повторить?

- А мне можно, - весело и довольно откликнулась девушка и повернула ко мне лицо, уверен, что не будь то закрыто непрозрачным забралом, я бы увидел ее дразнящий язычок, - я девушка, попавшая в компанию грубых мужланов и набравшаяся от них всякого ненужного. Тьфу, впору напоминать себе, что покладистость у моей подружки задерживается в гостях не дольше, чем мальчик-ботаник, случайно заглянувший в подъезд и увидавший толпу укурков.

- Угу, теперь осталось вернуться в клан, чтобы выяснить где ты нашла мужланов и что за кампании, в котрых ты столько много узнала, - буркнул я и следом скомандовал. - Все, хватит лясы чесать, пора. Хват, хватаешь рыжую и идешь за мною след в след, Герла, идешь последней, на тебе прикрытие. И ради Бога, постарайся быть серьезной.

Дорогу до школы проложил так, чтобы было как можно больше расстояния между нами и деревьями. Слишком она отличались, были странными и опасными. Даже аномалии располагались подальше от стволов и были чахлыми, как если бы растения вытягивают из тех энергию. Вот по этим аномалиям и шли, точнее шли после того, как я их убирал.

Идти по аномальному саду было… тяжело, да, именно так. Тяжело не в плане проходимости из-за глубоких ям, кочек, цепляющих за ноги и одежду растений или больших аномалий, трудных для дезактивации. Нет, всего этого не было: почва ровная без неровностей, растений совсем мало, кроме деревьев считай и не было, аномалии и вовсе были хилыми, сродни тем, что образуются у Периметра.

Но давило нечто неосязаемое на сердце, было ощущение множества чужих глаз, следящих из-под каждого кустика, с каждой веточки и дупла.

- Тяжело, бл***ха муха, - выдохнул Хват, шедший за мною в полутора метрах. И не девчонку тяжело нести, а на душе муторно. У меня сердце за…

- Тихо, говорун-жалобщик, - прошипела Герла, - заткнись. И на будущее, когда захочешь раскрыть рот, сперва по сторонам осмотрись.

А посмотреть было на что. Ветви деревьев, ‘плоды’ даже листва - все тянулась к нам. Так называемые яблоки сейчас больше всего напоминали зелено-желтых гусениц, которые то вытягиваются вперед, в тщетных попытках добраться до капустного кочана, то сворачиваются в кольцо. От движения листвы и ветвей в воздухе стоял неприятных шум, частично приглушаемый шлемами, действующий на нервную систему, как игра неумелого скрипача, ломаемый пенопласт и скрип иглы по стеклу одновременно и в пять раз неприятнее. Мерзость.

После того, как Хват заговорил, шум, производимый деревьями, усилился. Он ввинчивался под череп, колол в ушах и заставлял глаза вылезать из орбит.

- Ребята, я дальше… - тяжело, с одышкой произнес ‘ратник’ и не договорив фразу часто задышал. Обернувшись, я успел увидеть, как парень медленно опускается на колени, мягко кладет рыжую на землю и следом валится сверху.

- Твою-то мать, - простонал я и сделал несколько шагов назад. - Герла, хватай девчонку, я Хвата понесу.

- Куда? Куда… понесешь, - с трудом, как только что Хват, проговорила девушка. - Тут кругом деревья… они нас…сожрут…

- Ага, сейчас прям.

Было тяжело и душно, хотелось сорвать маску, сквозь которую воздух - по ощущениям, едва проходил.

- Сейчас, - повторил я и создал ‘жарку’. Аномалия появилась справа от меня, прямо в самом скоплении зарослей. Весело затрещали язычки пламени, пахнуло горелой травой и странным, незнакомым ароматом, словно рядом подожгли ароматические палочки или дымит курильня у подножия храмового Будды. И дым шел черный, тяжелый, как горящее сало на сковороде.

- Мало? - зло произнес я, ощущая, как обруч, стягивающий череп, начал слабеть, правда, полностью давление не исчезло. - Держите еще.

Очередная ‘жарка’ подожгла кустарник с деревьями с левой стороны. И довершил разгром ‘гравиконцентрат’, возникший перед нами. Последняя аномалия получилась у меня даже сильнее, чем рассчитывал. Даже меня, стоявшего в пяти метрах от границы действия, неслабо поволокло вперед. Зато все растения превратились в одну небольшую и компактную кучку компоста.

- Сразу бы так, - поучительно проговорила Герла, через пару минут, когда самочувствие пришло в норму. - Чего ждал?

- Да шуметь не хотел, милая, - признался я. - Просто не мог и представить, что эта зеленка так себя поведет.

- Не мог представить, ну надо же! - преувеличенно изумленно ахнула Герла. - Слушай, когда в следующий раз решишь что-то представить или подумать, то посоветуйся со мною.

- Как скажешь, учительница ты моя, - покладисто согласился я. - В следующий раз точно спрошу.

- Убирай эту пакость и пошли, - собеседница указала рукой на аномалии, продолжающие быстро уничтожать остатки мутантов-деревьев и тут же поинтересовалась. - А что это за намеки про учительницу, предыдущий пассаж с милой мне больше по душе.

- Все, уже убрал. И, милая, то ты Хвата учить пытаешься, то мне наставления даешь, - развел я руками. - Как же еще тебя называть?

- Милой, - отрезала девушка. - Это мне нравиться, а прочие инсинуации оставь для своей Кнопки.

- Герла, да что ты привязалась к ней? - простонал я. - Я с ней не виделся столько времени, сколько с тобою общаюсь. Заканчивай со своей ревностью, а?

И, о чудо - девушка промолчала, только пробурчала что-то неразборчивое сквозь забрало. Почему так, я узнал через несколько секунд, когда Герла пыталась поднять с земли Рыжую и не удержалась на ногах.

- Герла, что с тобою? - не на шутку испугался я за девушку. - Ты чего?

- Нормально все, просто приключения меня доконали. Наверное, после всего этого, когда закончится, лягу на недельку к Доктору.

Хват так и не пришел в себя, пока я волок сперва его, потом и Рыжую под окна школы. Герла дошла сама, но я-то видел, чего ей стоили эти усилия. Похоже, нападение растений, их ментальная (или как еще можно обозвать) атака добила мою подружку, забрав остатки сил. Герла ведь и так держалась большей частью на медпрепаратах и силе воли.

Чтобы отойти от недомогания понадобилось десять минут и один укол стимулятора каждому, за исключением, спящей девушки. Только после этого Хват не только очнулся, но и нашел в себе силы проверить ближайшее помещение на наличие ловушек. С моей помощью он забрался на подоконник, с минуту осматривался по сторонам и после этого скрылся внутри.

- Чисто, - негромко проговорил он, показавшись в окне. - Нет ничего и никого.

Я подал ему Рыжую, подсадил Герлу и последним забрался сквозь окно в здание. Помещение, в котором оказался, оказалось просторным классом. Даже парты имелись и обязательный атрибут каждого учебного помещения - большая коричневая доска в деревянной, крашенной зеленой краской, раме.

Под ногами, на партах, на стенах и даже на потолке было полно мелкого мусора и пыли. Даже парочка крошечных кустиков притаились в углу. Помня о приеме, оказанном нам их старшими родственниками за стенами, я отнесся к ним с изрядным опасением. Да и не только я.

- Давайте поскорее найдем тайник, - произнесла Герла, не сводя взгляда с растений. - Хват, где он, ты как взял посмотреть ПДА так и не вернул их обратно?

- Так вы и не спрашивали, - пробурчал парень. - А тайник в подвале, только тут код записан, так что на двери явно непростой замок. Причем код двойной с указанным промежутком времени. Ввел один, десять секунд выждал и тут же следующий набор цифр.

- Разберемся, - пообещала Герла и первой вышла в коридор, перед этим осторожно выглянув и осмотрев тот. - Пошли скорее, чего ждать.

Дверь в подвал отыскался под лестницей рядом с запасным выходом, сейчас заколоченным парой толстых гвоздей, чьи шляпки на пару сантиметров торчали из дверного полотна вверху и внизу у самого косяка. Но неведомым ‘мастерам’ показалось этого мало и они навесили огромную металлическую полосу, крепившуюся со стороны дверных петель к косяку на большой крюк. На другом конце железки висел внушительный замок, крепивший запор к скобе, вмурованной в стену. Кто-то очень постарался, чтобы через этот вход пройти никто не мог. Интересно, тут раньше настолько безбашенные ученики имелись, от неуемной энергии которых должны были запоры спасать дверь?

И дверь, и железная полоса выглядели как новенькие, словно дерево только-только покрасили, а метал - начистили.

- Осторожно, там аномалия, - предупредил я своих товарищей, кивая на запасной выход. - Что из себя представляет - не знаю, но приближаться не советую.

Спутники синхронно, словно заранее отрабатывали данное движение, посмотрели на дверь, потом так же одновременно сделали шаг назад.

- А я ничего не почувствовала, - чуть удивленно произнесла Герла. - Странно… Ты уверен насчет аномалии?

- Уверен, так что близко не подходите. Да вы и сами посмотрите на дверь с замком - словно, только-только от них рабочий с краской и наждачкой отошёл.

- Вот хрень, - проговорил Хват, закидывая автомат за спину, отстегивая клапан на пистолетной кобуре, чтобы иметь возможность быстро выхватить пистолет, и вытаскивая трофейный ПДА. - Так, так… вход где-то здесь.

Парень ткнул рукой с зажатым в ней компьютером под лестницу.

- А еще точнее? - недовольно произнесла Герла. - Что искать - дверь, люк? Ну, живее.

- Не подгоняй, - буркнул парень, сверяясь с ПДА, и после этого с недоумением еще раз сказал. - Дверь там… черт…

- Еще одна хрень? - хмыкнул я и внимательно присмотрелся к тому месту, где, по словам ‘ратника’ располагается вход в схрон. Через несколько секунд присел на корточки, набрал с десяток мелких кусочков штукатурки и принялся обкидывать пустоту под лестницей. На пятом броске щебенка ударилась о стену с чуть другим звуком, словно там тонкая гипсовая стенка или лист фанеры.

- Хм…

Бочком, сверяясь с чувством опасности на аномалии, я приблизился к странному месту и тщательно его осмотрел. Ничего.

Ничего, что могло бы указать на тайник. Осторожно коснулся пальцами в перчатках стены и медленно провел ими влево-вправо: стена как стена, ни продавливается, ни шатается при легком надавливании. Но на постукивание рукояткой ножа реагировала отличным от основного участка стены звуком.

- Что там, Умник? - с беспокойством спросила Герла и сделала попытку приблизиться.

- Стой там, - одернул я девушку. - Не хватало еще, чтобы вляпалась в аномалию или столкнула в нее меня, тут одному еле места хватает.

Наведя порядок в дисциплине, я опять сосредоточился на стене. Через минуту простукивания я определился с участком - странно звучавший кусок стены равнялся почти половине всей подлестничной стенке.

Создатель схрона хорошо позаботился о своем имуществе, скрыв тот от чужих глаз не только за толстой дверью, но и замаскировав подход к последней куском маскировочного пластика, идеально подобранного под ‘местность’.

Имелся и еще один сюрприз, неприятно удививший, но вовремя обнаруженный - решил сразу не сдергивать пластмассовый лист, а прорезать в том отверстие и рассмотреть, что там дальше. Подспудно ожидал неприятностей, и они не замедлили появиться…

- Хват, взгляни-ка сюда.

Когда ратник сунул свой любопытный нос в проделанное мною отверстие, озабоченная мина на его лице стала еще кислее.

- Бл***ха муха, вот так гостинчик, - выругался сталкер и растерянно посмотрел на меня. - Умник, я эту штуку без инструмента и в своём теперешнем состоянии хрен сниму.

Между стеной и панелью расположилась минная ловушка - достаточно сложная, чтобы браться за ее обезвреживание. Надежда, что проход нам очистит Хват, не оправдалась.

- Ситуация на букву ‘х’ и пусть никто не думает, что это ‘хорошо’, - сквозь зубы выдавил я. В голове крутились десятки мыслей, как найти выход из сложившейся ситуации… и все бестолковые.

- Умник, а у тебя еще силы есть? - устало поинтересовалась Герла. - Просто смотрю я на вас мужиков и понимаю, что кроме как материться и плести многоэтажные обороты, ни на что другое вы больше не способны.

- Я еще и крестиком вышивать умею, - тихо буркнул себе под нос Хват, но на его шутку никто не обратил внимания.

- А ты что-то придумала? - Поинтересовался я у девушки. - Герла, если есть дельные мысли, то выкладывай. Не время сейчас дурью страда…

- Дурью страдаешь ты! - отчеканила Герла, оборвав меня на полуслове. - Я тебе задала четкий вопрос.

- Ка… тьфу, черт. Есть немного, - произнес я. - Только немного, еще один раз точно так же пройти сквозь сад не выйдет.

- Но заморозить мину сможешь?

- Точно! - воскликнул Хват, едва Герла замолчала не дав мне и рта раскрыть. - Умник, закладку же можно заморозить и тогда хрен какой детонатор сработает. Только нужно быстро - раз и все. Сможешь?

Теперь на меня смотрели две пары глаз с немым вопросом в глазах.

- Наверное, смогу. На столько меня должно хватить.

- Ты без ‘наверное’ давай, - начала распаляться девушка. - Делай или уходим отсюда, пока нас тут не накрыли. Вон какой маяк зажгли на радость всем.

Герла качнула головою в сторону, откуда мы пришли, намекая на полыхающий сад с деревьями-мутанами. Тут она была права - рано или поздно кто-нибудь да заявится на огонек. И боюсь, что это случится рано.

- Так, - спохватился я и принялся раздавать команды. - Хват, в сторону… подальше… еще подальше. Герла, топай к нему.

- Ты чего раскомандовался? - зашипела не хуже кобры моя подружка, но мне было не до ее заскоков: просто ухватил ее под локоть, кивнул Хвату на Рыжую и потащил упиравшуюся темную наверх по ступенькам.

- Тут стойте. Ясно? - раздраженно произнес я и пока товарищи молчали (Хват по привычке подчиняться более знающему напарнику, Герла… вот про нее мог только предположить, что девушка настолько в бешенстве, что у неё дыхание спёрло) быстро вернулся назад.

Вдох-выдох, вдох-выдох…

Аномалия ‘морозилка’ получилась слабенькая и маленькая, я бы ее двумя своими ладонями накрыл свободно. Но с главным она справилась - минная закладка превратилась в хорошо промороженную коробку. Десять секунд выжидания и торопливое снятие аномалии. Мина теперь точно не должна сработать - там всё сейчас выморожено до хрупкости песочного печенья.

- Эй, народ наверху, - негромко крикнул я, - спускайтесь - уже всё. Девчонку там оставьте, нефиг с ней взад-вперед мотаться.

Хват прошел спокойно и сразу шагнул к побелевшей от толстого слоя инея фальш-стене. А вот Герла остановилась точно напротив меня и, ткнув кулачком в бок, многообещающе произнесла:

- Скоро, Умник, мы разделаемся с этим делом и вернемся на базу. И тогда…

Договаривать не стала, лишь еще раз двинула меня и ушла обратно на лестницу, бросив не оборачиваясь короткую фразу:

- Посижу с девчонкой… мало ли что. Как закончите собою заниматься, то меня смените.

- Хорошо, - буркнул я. Молчал, пока девушка не скрылась на лестнице. Только потом обратился к хвату.

- Ну что там? Помогла заморозка?

- Ага, лучше некуда! - радостно откликнулся ратник. - Мине хана, а замок на двери целый… вроде бы. Ты прямо ювелирно все сделал!

‘Было бы сил больше, то ювелиркой и не пахло бы, - мрачно подумал я. - А если меньше, то могло размазать по всей лестнице’.

Я молча стоял и смотрел, как Хват отрывает куски промороженного и ставшего хрупким, словно пенопласт, пластика, потом небрежно отодвигает в сторону заиндевевший параллелепипед взрывного устройства, ладонью протирает от инея нашлепку кодового замка на стальной двери и набирает код.

Только с третьей попытки у него что-то поучилось, и с тихим щелчком замок открылся.

- Прошу, - дурашливо склонился в намеке на поклон ратник, открывая дверь и вытягивая руку в сторону черного проема.

- Ты, наверное, не устал, если сил хватает на такую дурь, - с раздражением произнес я и следом упрекнул парня. - А если бы с той стороны растяжка какая была?

- В ПДА ничего такого не написано, - пожал плечами сталкер. - Да и сложно ее поставить здесь. Шансов хозяевам схрона подорваться едва ли не пятьдесят процентом, - тут он на пару секунд задумался и добавил. - Даже больше пятидесяти.

- Ну-ну, - недоверчиво хмыкнул я в ответ на слова сталкера, - то-то смотрю, как ты горишь желанием первым туда шагнуть.

- Да ну тебя, - махнул рукой ратник и перешагнул через порог. Через несколько секунд в черноте схрона мигнул желтоватый огонек, очень быстро превратившийся в тусклую лампочку.

- Умник, давай сюда. Мин нет тут, - до меня донесся глухой голос Хвата. Ратник уже успел освоиться в помещении и вовсю чем-то бренчал и звенел.

- Мин нет - минет, - пробурчал я себе под нос и последовал следом за товарищем, - каламбурщик хренов.

Меньше чем за десять минут я на пару с Хватом отыскал и запустил нехитрую систему из нескольких мощных аккумуляторов местного (то есть умельцев из Зоны) производства и гирлянду светодиодных лампочек. И только после этого мы смогли оценить богатство, что на нас свалилось.

- Ни ***я себе! - присвистнул Хват, рассматривая костюмы с оружием и снаряжение, аккуратно разложенное по ящикам и пирамидам. - Вот так Черный, прямо Дед Мороз Зоны, чесслово!

- Не поминай его попусту, - одернул я разговорившегося ратника, - лучше принимайся за дело. Бери комбезы с минимумом электроники - мало ли что за датчики и маяки могут в них оказаться.

Хват в ответ на мой приказ только печально вздохнул и с тоскою покосился на два застекленных шкафа, за мутным стеклом которых угадывались очертания огромных, угловатых костюмов - экзоскелетов.

Каждый из нас выбрал по простому - усиленная бронезащита с компенсацией ударов от пулевых попаданий, шлем с не отстегивающимся забралом на пол лица и плотно крепящемся к воротнику костюма, так же в шлеме имелись встроенные фильтры и маска для замкнутого дыхания - комбинезону. Вес такого костюма достигал почти четверть центнера, но благодаря тому, что изготовлен из ‘местных’ материалов, давал защиту большую, чем штурмовой костюм ‘воин’ из моего родного мира. Что хорошо - ни единой микросхемы в костюмах не было, даже автоматической ‘умной’ аптечки (что являлось скорее минусом, но что делать…).

Из оружия я взял себе НК М27 и вальтер Р99 с двенадцатипатроным магазином под патрон .40. Точно такой же пистолет прихватил и Хват, а вот автомат свой он сменил на облегченный бельгийский ‘эфэн мини’ с ленточным питанием, к нему два короба на сто патронов и пять снаряженных лент.

- Живем, Умник, - довольно произнес ратник, крутя в руках пулемет. - Машинка - зверь.

- Спорить не буду - хорошая вещь, - согласился с ним я и тут же поторопил парня. - Одевайся поскорее и меняем Герлу… стоп, меняю ее я, а ты подбери Рыжей подходящий комбез. Раз уж взял на себя шефство над ней, то заботься до конца.

Через двадцать минут наш отряд покинул школу, уходя подальше от чужого - и основательно подчищенного нами - схрона.

Глава 10

- Все, больше не могу, - глухо из-под шлема произнесла Герла. - Нужно немного передохнуть.

Я с тревогой посмотрел на девушку: за те два часа, что мы крались между заброшенных домов и аномалий, я не раз замечал, как она оступалась или замирала на несколько секунд в непривычно застывшей позе.

- Что с тобою? Герла, что чувствуешь? - обеспокоенно спросил я. - Что болит?

- Ничего не болит, - резко произнесла девушка. - Просто устала.

- Да я сам не против передохнуть, - с одышкой сказал Хват, вмешавшись в нашу беседу. Парню приходилось нелегко - кроме пятикилограммового пулемета с запасом патронов ещё большего веса, ему приходилось еще нести на плече Рыжую. Впрочем, до него мне не было никакого дела. Гораздо сильнее меня волновало состояние Герлы.

- Давай вон туда, - левой рукой я указал на кучу строительного мусора - битый кирпич, шифер, какие-то деревяшки с остатками некогда белой краски. - Там чисто. Пять минут перекура, пока я не определюсь с маршрутом.

- Хорошо, - почти в унисон откликнулись товарищи. Но если в голосе Хвата было заметно облегчение и радость, то Герла произнесла слово равнодушно, как смертельно усталый человек, а ведь шла налегке.

Пяти минут, в течении которых я собирался с мыслями и определялся с дальнейшим маршрутом, девушке явно не хватило. Скорее, только хуже стало: когда я дал команду подниматься и трогаться в путь, Герла едва встала, при этом у нее подогнулись колени, и она чуть не упала. У меня сердце дрогнуло от этой картины, но помочь ей ничем не мог: я оставался единственным боеспособным и маневренным бойцом в отряде, с Герлой на плече я терял мобильность, а наша группа - больше половины шансов на спасение.

Пока отдыхали, я успел наскоро набросать на очищенном от мусора клочке земли схематичный план и ознакомить с ним товарищей:

- Сюда пойдем, - водя кончиком ‘шайтана’, вычерчивая квадратики построек, полосы улиц и кресты перекрестков. - Тут большой кусок гаражный кооператив занимает, с этой стороны овраг - сейчас там ‘студнем’ все залито - здесь трехэтажки стоят, но в них полно мелких мутантов вроде тушканов и крыс с крысиными королями… впрочем, обычно из домов они носа не кажут…вот здесь площадь и куча аномалий. В принципе, сколько сюда наведывался, существенных изменений не видел - все по-прежнему, надеюсь, и сейчас существенных изменений не будет.

Так оно и оказалось.

Хоть по прямой до гаражей было не более шестисот метров, но в общей сложности мы накрутили километра два, добравшись до сравнительно безопасного места минут через сорок. Последние десять минут мне пришлось нести Герлу на руках - девушка вырубилась прямо на ходу, упав на землю и больше не пошевелившись. Я шел в десяти метрах впереди и как раз в этот момент обернулся, собираясь подбодрить уставших спутников.

- Черт, - охнул я и подскочил к девушке, ни мало не беспокоясь об окружающем мире с его мутантами, засадами и охотниками за нашими головами… плевать, если с Герлой что-то случиться, то и на свою дальнейшую судьбу будет наплевать. Я даже не подумал в тот момент, что девушка могла упасть от пули снайпера, скорее по мне отработают, как по самому активному и опасному бойцу в отряде…

- Чего с ней? - окликнул меня Хват. Парень, видя такое дело, аккуратно сгрузил свою рыжеволосую ношу на землю, уложив ее за бордюром на случай чужого обстрела и лег рядом. Ствол его автомата уставился в сторону ближайших построек, откуда могли появиться противники - враждебные сталкеры или мутанты.

- Похоже, вырубилась от усталости, - сообщил я, осмотрев, насколько было возможно это при наличии плотного и наглухо зашнурованного комбинезона, Герлу. - Ей за последнее время в нашем рейде столько всего досталось.

Убедившись, что в ближайшее время темная умирать не собирается, я закинул автомат за спину и подхватил девушку на руки. Дважды давал себе отдых, останавливаясь на минуту, не дольше.

Наконец, мы дошли до гаражного кооператива, который должен стать на несколько ближайших часов нашим временным убежищем. Еще минут пять я обновлял воспоминания в голове по местности и искал подходящие тропинки и проходы, пока не привел свою команду к большому, с двумя железными воротами, кирпичному строению.

Внутри от старого хозяева остался полусгнивший кузов ‘буханки’: наверное, владелец собрался провести капитальную замену основной детали автомобиля, но не успел… По углам лежали ржавые остовы канистр и столитровой бочки, наполовину занесенные мусором. В крыше зияло небольшое, сантиметров двадцать диметром отверстие - некогда бывшая вытяжкой, сделанная из асбестовой трубы, но рассыпавшаяся под действием времени и аномалий. Так же на крыше ощущалось присутствие пары аномалий - ‘электра’ и ‘жарка’, обе слабенькие, чтобы причинить нам вред сквозь толстое железобетонное перекрытие. Еще одна аномалия - ‘жгучий пух’ отыскалась в гараже, этим очень летучим и ядовитым образованием была на две трети заполнена смотровая яма в центре гаража. Опасности, как и ловушки над головою, ‘пух’ не нес, разумеется, если не лезть в него или бесцельно шататься рядом с ямой, провоцируя очень легкую и летучую аномалию на действие. Едва ли не самое безопасное (несмотря на наличие аномалий) место в Зоне.

- Пока тут пересидим, - сообщил я, аккуратно опуская Герлу на пол, подальше от аномалии. - Ложи рыжую рядышком и садись на караул у ворот, пока меня не будет.

- А ты куда? - вскинулся парень и с недоумением посмотрел на меня. - На разведку, что ли? Так может лучше я?

- Боишься, что Герла очнется раньше моего прихода и попытается отвернуть тебе голову? - хмыкнул я и посмотрел на нахохлившегося ратника.

- Что-то типа того.

- Не ссы в компот - там повар ноги моет. Я постараюсь быстро вернуться… не на разведку иду, просто хочу отыскать артефакты для Герлы.

- А-а, - понимающе протянул Хват, - понял. Давай тогда, только постарайся быстро управиться, а то если твоя подружка очнется и решит отправиться на поиски, то мне будет сложно ее остановить.

- Ты уж постарайся этого не допустить. Можешь забрать у нее оружие, во избежание, пока не пришла в себя… Ладно, я ушел.

И не дожидаясь пока Хват еще что-нибудь скажет, выскользнул наружу.

Здесь, в городе, очень близком к источнику выбросов - полуразрушенной АЭС, артефактов было полно. Такие простейшие, вроде ‘медуз’, ‘золотых рыбок’, ‘вывертов’ встречались пусть не на каждом шагу, но через один обязательно. Жаль, что я нуждался в более редких и эксклюзивных: ‘золотая капля’, ‘калейдоскоп’, ‘радуга’, ‘гидра’.

За двадцать минут я подобрал лишь две ‘души’ и заметил артефакт похожий на ‘глаз весельчака’ - поднимающий настроение, дарующий эйфорию и заметный прилив сил, причем без сильных пагубных последствий. Вот только подобраться к находке и точно определить что это - ‘весельчак’ или нет, не представлялось возможным’: предмет находился в центре мощных ‘гравиконцентратов’, расположившихся эллипсом. Сил же у меня, чтобы очистить путь к ценному артефакту (за него давали весьма солидные деньги, так как при добавлении к нему второго ‘весельчака’ человек испытывал удовольствие сродни наркотическому, но без сопутствующих проблем) у меня просто не хватало.

Второй редкий артефакт нашел в полусотни метрах от ‘глаза весельчака’. Сначала мимоходом мазнул взглядом по россыпи мелких ‘волчих клыков’ - чуть-чуть увеличивающих защиту от укусов мутантов, но сильно фонящих, потом заметил плотно свернутые в жгуты куски малоценной ‘стекловаты’ - в подобном состоянии дешевый артефакт прозывался ‘веретеном’ и стоил на порядок дороже, чуть дешевле ‘медузы’. ‘Веретено’ очень хорошо защищало от огня, холода, электричества и ударов, но для этого артефактов требовалось десятка два и обычно их вшивали в подкладку плашей-пыльников.

Но это все словоблудие, главное, что при таком соседстве разных мелких артефактов, рядом должно быть нечто более ценное. Вот только где?

Я внимательно осмотрелся, стараясь не пропустить ни одного участка, где мог бы укрыться артефакт… пара сгнивших от времени мусорных бачков, пяток автомобилей, почти полностью засыпанных землей и покрытых клочками рыжей низкорослой травы, двухэтажный одноподъездный дом с которого сползла штукатурка и обнажила потрескавшиеся и сильно погнившие бревна.

Артефакты ‘мелочевка’ лежали совсем рядом с подъездом, так что шансов найти ценный предмет внутри дома были весьма велики.

Крыльцо практически полностью сгнило, от досок и брусьев остались лишь тонкие каркасы-пеналы, заполненные внутри трухою, и мне пришлось выказывать чудеса ловкости, чтобы миновать его и не оповестить всю округу шумом. Внутри почти полная копия разрухи снаружи, разве что древесина чуть лучше сохранилась и проламывалась под ногою с третьего-четвертого шага.

Как раз на четвертом шаге, когда я подошел к первой двери в квартиру, собираясь обследовать ту, пол хрустнул особенно громко, и моя нога провалилась почти по колено.

- Твою… - сквозь зубы выругался я и пытался рывком освободить зажатую конечность. Но вышло только хуже - вторая нога, на которую я переложил весь вес и усилия, провалилась сквозь сгнивший пол, ломая трухлявые доски… две секунды спустя настил не выдержал такого варварского отношения и развалился, рухнув куда-то в подвал. Вместе с обломками перекрытий упал и я.

Высота оказалась приличная - метра три и я запросто рисковал переломать себе ноги в тяжелом снаряжении, если бы подо мною не оказались какие-то стеллажи. Тоже деревянные и гнилые, но сыгравшие роль амортизирующей подушке.

С грохотом, чувствуя, как подо мною что-то ломается и гнется, я свалился на пол и перекувырнулся через голову.

- Черт, черт, черт… как же все надоело!

Вокруг царила кромешная темнота, даже сквозь пролом над головою падало столь мизерное количество света, что его не хватало разогнать окружающую темноту. Спас ситуацию ‘ночник’, окрасивший окружающий мир в мягкие зеленые тона.

- Тьфу, мать иху, повезло, что ноги не переломал…

И резко замолчал, когда увидел короткие вспышки света впереди. Обычно, так сигнализируют о себе артефакты…

Сделав два шага вперед, и едва удержался от довольного крика: есть артефакт!

‘Гидра’, один из самых редких и полезных артефактов, которые только можно встретить. Правда, радиоактивный, но в меру. Вместе с ‘душами’ его должно хватить для поправки здоровья Герлы. Будет она у меня, как новенькая. А радиация для тёмных сталкеров не более чем перчинка к вкусному блюду.

Из подвала выбрался через старый угольный лаз. С улицы он был закрыт железной ставней, но верный ‘шайтан’ легко справился со старым металлом. Правда, времени ушло чуть больше, чем если б по-простому высадил ставню плечом, но зато намного тише. То, что я правильно поступил, не став шуметь, понял уже через пару минут.

С детской площадки, раскинувшейся во дворе дома и густо заросшей кустами сирени с коричнево-зелеными листьями, сорвалась стайка ворон. Я точно не мог их спугнуть, так что остается два варианта: мутанты или сталкеры. Из мутантов так тихо ходят немногие, например, химера, кровосос да… собственно и все. И как назло восстановление аномальной энергии во мне шло черепашьими темпами.

Я растянулся во весь рост в палисаднике среди сухих, но прочных и жестких, словно стальная арматура, стеблей цветов. Теперь заметить меня было трудно - цвет комбинезона почти один в один повторял расцветку палисадника, но я сильно потерял в обзоре. Приходилось напрягать слух и мысленно проклинать конструкторов костюма: ну почему такая плохая слышимость, неужели сложно было получше поработать над шлемом и сделать более удобным в плане слышимости?

Я еще матерился про себя, когда совсем рядом кто-то громко выругался.

- С***а, ну что за непруха фуева! - ярился невидимый сталкер. - Почему нас в этот сектор направили, сложно было дать задание в пятом квартале? Или четвёртом?

Говоривший подошел совсем близко к цветнику, я даже заметил тень, упавшую на землю в полуметре от меня. Черт, если он стоит ко мне лицом, то очень скоро обратит внимания на странную кучку, запорошенную мусором (постарался накидать на себя старую, упавшую траву, чтобы быть не так заметным… авось, охапка сена поможет выиграть некоторое время).

Кто-то другой ответил говоруну, но разобрать слова мне не удалось. Видимо, по гарнитуре переговариваются, потому и услышал только первого, оказавшегося совсем рядом.

- А если нет? Сколько нам тут ползать по этим развалинам? Здесь кроме крыс и тушканов никто больше не обитает. Даже арты и те гове***е.

Опять послышалась невнятная речь, но в этот раз с другой стороны. Трое, их трое как минимум… б***я. Причем третий шарится как раз в том направлении, где я вылезал из подвала. Чтобы не увидеть следы на металле - это нужно быть слепым.

- Ты сам там и ползай, а у меня уже ноги отваливаются, - побурчал мой сосед. - Селень, когда на перекур встанем? А то без курева аж уши в трубочку заворачиваются.

Снова чужая невнятная речь, стук чего-то тяжелого и металлического об асфальт. Стоящий рядом со мною тихо выругался себе под нос и потом гораздо громче добавил:

- Да пошли они все. С этими крысами я на одном поле ср***ть не сяду.

Послышались тихие шаги, кто-то остановился рядом с цветником в нескольких метрах от первого сталкера.

- Пат, ты б аккуратнее трепался насчет Комбо с его отрядом. Нам с ними сегодня встречаться и дальше прочесывать ближайшие улицы. Очень часто прочесывать.

- Да плевать. Су***а твой Комбо, как есть су***а, - зло произнес первый, как я понял - Пат.

- Он не мой, Пат, не мой. Сам не сильно рад такой совместной работе, но не выполнить приказ не могу. И ты не можешь.

Пат что-то невнятно пробурчал, послышался глухой удар совсем рядом с моей головою… ногой, что ли, по бордюру цветника ударил? Вот же психа повезло встретить, так он еще и пострелять решит по цветам… а в них я спрятался.

- Нам главное девку отыскать. Найдем, и тогда можешь хоть голову Комбо требовать от командиров, и они запросто ее отдадут, - наставительно произнес Пату его товарищ. - А к голове можно и в собствен…

Но что он хотел сказать осталось для меня тайной, так как в этот момент вновь прорезался голос третьего неизвестного сталкера. Что он там сказал, для меня осталось неизвестным, но суть я понял из ответа Пата.

- Нашел он что-то… да мутант там ползал или бродяга какой ковырялся в старье, - сказал Пат. - Свежие хоть следы, Вит?.. Ну, значит где-то тут шкерится, может и в доме отсиживается, ждет когда мы уйдем. Вряд ли это наша девка.

- Может и отсиживается и может совсем не те, кто нужен, но проверить требуется, - деловито произнес сосед Пата и приказал. - Пат, стоишь здесь и смотришь, чтобы никто не удрал с этой стороны. Вит - пролезть по следам можешь?.. лезь. А я обойду дом с той стороны. Если бродяга тут, то от нас не уйдет.

- А если там монолитовцы? - с сомнением в голосе спросил Пат. Было понятно по его тону, что оставаться одному в глухом дворе сталкеру меньше всего на свете хотелось.

Но этого хотелось мне - по одиночке справиться с противником мне будет гораздо проще. Жаль, что сил на создание аномалии ещё мало, так бы сразу поджарил бы всех и алыверды. Или гравиконцентратом размазал бы по старому асфальту. Или ещё чем-нибудь, слава Богу, выбор у меня в этом плане огромный.

Дождавшись, когда шум шагов стихнет и рядом останется только один - Пат, я медленно стал подниматься, про себя молясь, чтобы не выдать раньше времени свое присутствие. Противника отыскал в семи метрах правее, тот стоял ко мне полубоком и не сводил глаз с дома, откуда я совсем недавно выбрался. Шлем, похожий на мой, ограничивал обзор и не давал сталкеру увидеть меня.

Незнакомец был огромен. В обычной жизни явно под два метра и более сотни кило тренированных мышц и сухожилий, а сейчас в тяжелом комбинезоне он выглядел и вовсе титаном. Боевой дробовик в его руках казался игрушкой.

Судя по грязно-синей ‘пиксельной’ расцветки комбинезона меня угораздило нарваться на наемников. Что ж, тем хуже для них, тем более что я всегда недолюбливал эту братию.

Я готов был поклясться, что двигался настолько неслышно, насколько это возможно было в сложившихся условиях. Ну уж точно неслышно для противника. И все же он меня засек.

Мне оставалось прокрасться меньше двух метров, когда наемник вздрогнул и резко обернулся в мою сторону. Услышал? Почувствовал мой взгляд? А дальше он совершил ошибку: вместо того, чтобы разорвать дистанцию, отскочить от меня, сталкер, наоборот, сделал шаг ко мне, направляя свое оружие мне в ноги.

‘Живым хочет взять?’.

Скорее всего, так и было, вот только мои желания шли в разрез с планами наемника. Он всё еще медлил с выстрелом, что-то просчитывая и предполагая, теряя драгоценные мгновения, а я уже стоял рядом.

Сквозь стекло забрала мне было не увидеть его глаза, когда я приставил дульный срез автомата к его подбородку и нажал спуск. Короткая очередь разорвала тишину пустых улиц, и еще с минуту испуганное эхо металось среди домов. Остроконечные пули пробили самую уязвимую часть бронекомбинезона, где вся защита состояла всего лишь из десятка слоев бронеткани.

Голова убитого запрокинулась назад, тело вздрогнуло, как от разряда тока и стало очень медленно оседать на землю. Не дожидаясь этого момента, стараясь использовать подаренное мне госпожой Удачей время полностью, я бегом направился к люку в подвал. По пути закинул автомат за спину и выдернул из кармашков разгрузки две РГО. Освободил их от предохранительных колец за пару шагов до черного проема, ведущего под землю, и тут же метнул одну гранату за другой. Взрывы прозвучали синхронно, задержка если и была, то я её не заметил.

В чем плюс РГО перед той же ‘фенькой’, так это в двойном детонаторе - с замедлителем и на удар. Минус - более легкие осколки несут меньше угрозы защищенному противнику. Не уверен, что наемник в подвале убит, но контузия ему обеспечена, а если еще и не успел отключить ‘ночник’, то глазам в ближайшее время еще долго наблюдать ‘зайчиков’ и слезиться. В общем, в течении, как минимум, десяти минут наёмник, если он не полный дурак, наверх не полезет.

С третьим ситуация обстояла много хуже: я его не видел, он мог обойти дом и оказаться у меня за спиною, так же противник был способен вызвать подмогу, не зря же я услышал о какой-то команде, что идет на соединение с троицей.

В итоге я решил засесть в засаду на одном углу дома, а на другом поставить ловушку-аномалию ‘струну’, самую простую, недолговечную и одну из смертоносных и незаметных. Надеюсь, у меня получится, все-таки времени с последнего раза, когда ‘колдовал’ прошло порядочно, сейчас должно у меня выйти путное из этой попытки.

То, что пересчитал свои силы, я понял через несколько секунд после создания аномалии: в глазах зарябило, ноги задрожали, автомат в руках потяжелел и едва не оказался на земле, когда ослабевшие пальцы стали разжиматься. Если бы в этот момент рядом оказался кто-то из врагов, меня можно было взять голыми руками в прямом смысле слова.

Чтобы не свалиться на землю мешком, я опустился на колени, съехав спиною по кирпичной стенке и об неё же опёршись. Автомат положил рядом, вооружившись пистолетом, который полегче будет, и принялся ждать.

Так прошло минут пятнадцать. Я уже успел немного оклематься и вновь ухватился за автомат, справедливо полагая, что скоростные остроконечные пули окажутся полезнее против брони наёмника.

А потом прозвучал Крик. Кто-то издал дикий вопль, который раньше звучал в инквизиторских пыточных, от истязаемых до смерти людей. Вместе с криком я услышал и негромкий звон, с которым срабатывает аномалия. Попался.

Человек, который попал в ‘струну’ выглядел кошмарно - обезображенный кусок мяса, со свисающими лохмотьями кожи. Плоти, белеющими обломками костей и кусков экипировки. ‘Струна’ - это тонюсенькая и незаметная полоска изменённого пространства. Она постоянно в движении и если иметь при себе очень чувствительный микрофон, то запросто замечается по звуку. Кода попадаешь в зону её действия, ‘струна’ резко дёргается, словно палец невидимого гитариста коснулся, и начинает с бешеной амплитудой вибрировать. И при этом её ход доходит от нескольких сантиметров до десятка метров.

Наёмнику сильно не повезло, что аномалия сработала по вертикали: отсекла ему ногу по бедро (вероятно именно с неё он шагнул в этот момент), на второй почти полностью отсутствовала стопа, уцелела лишь пятка, не было рук, выставленные вперед вместе оружием, из лохмотьев комбинезона вываливались сизые внутренности. Из-под маски шлема слышалось частое-частое дыхание, словно человеку не хватает воздуха или он просто не может совершит глубокие вдохи, хватая воздух крошечными быстрыми глотами. Не боец.

Остаётся проверить третьего, в подвале. Что-то он там затихарился, неужели рассчитывает дождаться подкрепления, не собираясь вступать в бой с неизвестными силами? Если так, то пускай, мне меньше работы, а чтобы обезопасить себя, я установил несколько растяжек рядом с точками, которые можно использовать вместо выхода из подвала. Всё, а теперь валить отсюда в темпе, пока меня не ухватили за… что-нибудь.

Я разминулся со второй группой наёмников на считанные секунды: завернул за угол и нырнул в кусты, а на другой стороне улицы из-за угла здания неслышно выскользнул наёмник. Противник быстро пробежал проезжую полосу и присел на одно колено возле соседнего дома, примыкавшему к тому, где я устроил маленькую войну.

Не собираясь ждать, когда к разведчику присоединяться прочие члены отряды, я на четвереньках, прикрываясь кустами и вывороченными неизвестно кем бордюрами, скрылся с места боя.

Возле гаражей я несколько минут потратил на поиски чужих следов. На моё счастье, таковых не обнаружилось. Могло так быть, что здесь прошли профессионалы и беглым осмотром их следы не выявить, но меня поджимало время - Герле сейчас каждая секунда дорога. И если её захватили враги, то… смысла в сидении в засаде я не видел, просто моя девчонка не переживёт этого, а без неё мне не жить. Будь что будет. Авось, Чёрный Сталкер не выдаст.

- Бл***а муха, Умник, какого ты так подкрадываешься? - раздражённо отозвался Хват, когда я подошёл почти вплотную и негромко окликнул парня по имени.

- Это не я тихий - ты глухой.

- Да я… - вскинулся было сталкер, но я оборвал его жестом руки.

- Что с девчонками?

- Обе живы, но никто не пришёл в себя. Рыжая-то ладно - спит и спать будет долго, а вот Герла… - Хват недоговорил и вместо слов медленно покачал головою.

- Что с ней?

Я ухватил товарища за плечевую сбрую и подтянул к себе.

- Та тихо, ты… вот вцепился не хуже клеща. Отпусти… бл***а муха, да жива она, отпусти.

Когда я выпустил деталь его экипировки, он проворчал:

- Психи вы оба, и Герла и ты.

- Что с ней? Хват, не доводи до греха.

- Живая, но несколько раз вскрикивала, словно заживо режут. Прямо жутко было - я каждый раз дёргался и лез проверять, убедиться, что она не умерла.

И словно в подтверждении его слов девушка вновь застонала. Негромко, но с каким-то надрывом, словно не в силах сдерживать терзающую её боль и этим звуком выплёскивает малую часть страданий. Как и сказал Хват - жутко стало от этого крика девушки, словно это её душа отлетает.

- Смотри за окрестностями. Дальше я сам буду заниматься ей, - отдал я указание приятелю и больше не обращая на него внимания, бросился к Герле. Расстегнув её бронекомбинезон я аккуратно положил под него артефакты, расположив их по всему туловищу, от живота до ключиц. После этого застегнул её экипировки и сел рядышком.

Не совсем правильно так делать - артефакты полагается прятать в спецконтейнеры, которые по минимуму пропускают негативное воздействие. Но при этом ещё и в половину снижают положительные, а это лишнее время. Ничего, пусть только очнётся, а там можно будет арты переложить в контейнеры. Ну, а небольшое облучение, которое получит, девушка переживёт, как никак организм тёмного сталкера.

- Что там в городе? - окликнул меня Хват через несколько минут после ‘операции’. - Тихо?

- А ты что-нибудь слышал?

- Да как обычно - мутанты изредка кричат, аномалии срабатывают, да вороньё каркает. Вроде слышал далеко-далеко пару выстрелов, но точно утверждать не берусь.

До гаражей звуки моего боя не должны были долететь - далековато, плюс, дома закрывают плотно то направление. Граната рванула в подвале - за сто метров уже фиг услышишь. Да и стрелял я в ‘колодце’, который сам по себе весьма неплохо звукоизолятор. Значит, стреляли где-то за оврагом, только с той стороны что-то можно услышать. М-да, обкладывают, суки.

- Совсем не тихо, - вздохнул я, - наёмниками город кишит, как варенье мухами…

Буквально в два предложения я пересказал товарищу недавние события.

- Наёмники? Хреново, - покачал головою Хват. - И скорее всего, их несколько кланов - между собою парни дружат, не любят, причём сильно, только конкурентов. А ведь ещё есть отряды этих масонов. Да и чёртовых фанатиков не следует списывать - это их город. И, чёрт бы всех побрал, не сообщить никак о себе. Уж ребята помогли бы.

Я только покачал головою на это заявление: ‘ратники’ давным-давно вошли бы в город и как-то проявили себя, если бы могли. Нет, клан перебили или взяли в плотную осаду, не выпуская с базы, чтобы бойцы не помешали Ордену захватить Рыжую. Скорее всего, именно в осаде: уничтожить больше сотни бойцов, членов действующих секретных спецподразделений не так-то и просто. Да ещё имеющие ‘окошко’, через которое поступают боеприпасы и снаряжение. Много проще обложить со всех сторон базу и не выпускать никого.

Всё это говорить Хвату не стал, чтобы не расстраивать и не лишать надежды. Хотя, он подкованее меня в вопросах тактики, должен просчитать и такой вариант.

- Может, тишина нам и на руку, - ответил я на слова ‘ратника’. - Наёмники и орденцы ближе к нам, чем твои друзья, запросто могут достать быстрее, если вычислят или перехватят передачу. Давай пока отдыхать, вдруг ситуация изменится. Через сорок минут толкни, чтобы я тебя сменил.

Сказал и закрыл глаза, почти тут же проваливаясь в волчий сон.

Глава 11

Герла очнулась перед самыми сумерками, как раз в момент моего дежурства. Я услышал шорох в её стороне, тут же повернул туда голову и столкнулся с взглядом девушки.

- Ты как?

У меня пересохло горло, когда я задал этот вопрос, потому слова получились едва разборчивыми. Но Герла всё правильно поняла.

- Было и лучше. Как там ситуация: мы в осаде или прячемся?

- Прячемся и пока что результативно… тьфу-тьфу-тьфу.

Так как дерева под рукой не оказалось, я трижды коснулся костяшками шлема (не лоб, но он совсем рядом).

- Ну-ну, - хмыкнула девушка, - дуб ты дубовый.

- Это тавтология ‘дуб дубовый’ или как там правильно говориться… так, давай-ка я тебе помогу.

Я встал со своего места и в несколько шагов приблизился к лежащей девушке. Но когда прикоснулся к застежкам её комбинезона, Герла схватила меня за руки и зло прошипела:

- Ты что задумал, кобелина радиоактивный? В чём помочь хочешь?

- Тьфу ты, вот так всегда: когда не думаешь - за тебя всё решаешь, когда хочешь - у других в голове это не укладывается. Герла, я тебе артефакты положил под броню, гидру и души, их убрать в контейнеры нужно, раз очнулась и можешь о чём-то думать кроме того, как пошевелиться. Неужели не ощущаешь облегчения? Думаешь, это просто сон так подействовал?!

- Я и сама могу справиться, - отрезала Герла и оттолкнула мои руки. Пока девушка занималась артефактами, я вернулся на прежнее место у ворот и продолжил контролировать окружающую местность.

- Давно мы здесь? - спокойно, словно и не было вспышки ярости минуту назад, спросила Герла.

- Порядочно. Вот когда ты упала и часа не прошло, как здесь оказались.

- Будто я помню, как падала. У меня вся дорога, пока могла переставлять ноги, почти не сохранилась в памяти. Так, отрывки и смутные эпизоды… ты вроде что-то ещё спрашивал, - равнодушно сказала она и тут же резко поменяла тему. - А с этой парочкой что? Лежат, словно мёртвые.

- Я точно живой, - тут же откликнулся Хват и плавным движением поднялся с пола, усаживаясь на колени.

- Ты что же, подслушивал нас? - прищурилась Герла и словно невзначай положила правую ладонь на приклад ‘винтореза’.

- А вы будто о секретах или чём-то личном болтали, - негромко отозвался Хват, но на всякий случай на четвереньках отполз на метр в сторону.

- Потому и живой, что не успел ничего услышать.

- Смотрю, ты добрая сегодня Герла, - улыбнулся я.

- Потому что выспалась, - отрезала та. - А ещё я хочу есть и пить. И узнать последние новости.

- Новости нас не балуют. Обстановка только хуже стала, - тяжело вздохнул я и коротко поведал о последних событиях, пока подружка была в отключке. Глядя, как девушка ловко с большим аппетитом уплетает тушёнку и запивает её водой из фляги, мне самому жутко захотелось есть. В самом-то деле, последний приём пищи был так давно, что уже успел выветриться из памяти и желудка. Поэтому я тут же присоединился к чужому столу, отдав указание Хвату меня сменить на посту. Тот, правда, попытался качать права, но в разговор вмешалась Герла. Девушка так многозначительно похлопала ладошкой по своему оружию, что Хват немедленно согласился с тем, что пост - это святое, а он как раз отдохнул и вообще не сильно страдает от голода.

Съев на двоих две банки тушёнки и пачку галет, я и Герла сменили Хвата, заняв его место у гаражных ворот. И пока парень быстро перекусывал, разговорились о будущих планах.

- Из города нам сейчас не выйти. Нет, можно попытаться проскользнуть через аномальные поля, где постов точно меньше будет, но для этого мне придётся отдохнуть. А это не менее суток.

- Ещё бы эти сутки нам кто-нибудь дал, - проворчала Герла. - Эти наёмники больше ничего не сообщили?

- Нет, только то, что уже рассказал.

- Нужно было захватить одного и расспросить.

- Да? - язвительно произнёс я. - Захватить, говоришь? А ничего, что я немногим лучше тебя выглядел и едва ноги передвигал и ни на что другое больше был не способен?

- Вечно у вас мужиков нелепые отмазки о том что больше не можете!

- Сама бы смогла, что ли!?

- А вот и смогла бы! В отличие от некоторых, я умею больше!

От нашей перепалки Хвату стало весело, так что едва смог сдержать смех, превратившийся в сдавленный смех.

- Чего!? - в один голос вызверились мы с Герлой на ‘ратника’.

- Всё норм… кха-кха… кха… подавился из-за вас.

- А ты занимайся одним делом - жри давай, - зло ответила ему Герла и повернулась ко мне. - А ты мог бы и попытаться, хотя бы попытаться захватить пленника.

Тьфу, вот вредная девчонка, всегда делает по-своему и считает личное мнение единственным правильным. Только Слепец для неё в авторитете, да и то не во всем.

- Я спеши…

Договорить не успел, прервавшись на полуслове, когда где метрах в трёхстах прогрохотала автоматная очередь, через секунду ещё одна, к ним присоединился дробовик. В канонаду вплёлся рёв нескольких кровососов. Мы замерли в своём ненадёжном укрытии, превратившись в неподвижные статуи и вслушиваясь в звуки боя. Стреляли пять человек на самой границе гаражного кооператива. Группа вооружена пулеметом, несколькими автоматами, дробовиком (возможно, точно таким же, как у убитого мною наёмника). До нас им добраться будет сложно - скоро опустится темнота, скроющая многие аномалии, заметные только при солнечном свете, вылезут из своих берлог ночные мутанты, гораздо опаснее тех же кровососов. Да и сами человекообразные твари с щупальцами вместо ртов так просто не отцепятся от добычи. Чёрт, вот так мы попали: гнездо с опасными тварями под боком и орда жаждущих нашей крови сталкеров со всех четырёх сторон.

- Затихло всё, - шёпотом произнёс Хват через пять минут после последнего выстрела. - Кто победил, как считаете?

- Кровососы. Или сталкеры, - раздражённо отозвалась Герла и набросилась на ‘ратника’. - Тебе-то не всё равно? Лучше буди свою подружку и уходим отсюда.

Хват растерянно посмотрел на меня, не решаясь вступать в перепалку с девушкой.

- Герла права, - нехотя согласился я со словами своей подружки, - нам всё равно, кто там уцелел. Мутанты - паршиво, так как у них там, скорее всего, гнездо и разворошённые твари начнут расползаться по окрестностях. Сталкеры - ничуть не хуже, так как никем другим кроме наёмников они быть не могут. Или орденцы. Нужно уходить, но чуть позже…

- Куда ещё позже? - перебила меня Герла. - Скоро тьма начнётся и тогда проще застрелиться, чем идти - безболезненнее выйдет. Здесь не те места, где до этого бродили. Сожрут с подмётками сапог ни смотря ни на какие способности и оружие.

- Через час, - твёрдо сказал я. - Дневные твари залезут в берлоги, ночные только будут выползать и разогреваться. Сталкеры забьются по щелям до утра. Самое удачное время.

- Этого времени едва ли полчаса будет, - продолжала упорствовать тёмная. - А так - полтора часа, уж точно хватит, чтобы найти безопасное убежище на ночь…

- Хватит, - прикрикнул я на девушку, - сделаем, как я сказал.

- Что-о? - неверяще произнесла девушка. - Ты на меня орёшь, Умник? Да что ты себе позволяешь…

- Командир в отряде только один - это я, - вновь перебил я Герлу, не обращая внимания на разгоравшееся пламя ярости в её глазах. - Любой, кто будет мне противоречить, отказываться выполнять приказ может быть свободен. За демократией - на Большую Землю. Ясно, девочка?..

Меня буквально понесло. Стресс, усталость, злость на врагов, на ‘Ратник’ и Слепца, Рыжую с Хватом, наши непонятные отношения с Герлой, на её непрошибаемый пофигизм и самоуверенность, да и на самого себя, так распалили, что я обрушил на девушку тонну грубости. Так сержант застраивает в учебке взбрыкнувшего, было, призывника.

-… прямо сейчас встала и ушла к чёртовой матери, если тебе наша группа и лично я, как командир не устраиваем, - произнёс и замолчал, полностью выдохнувшись. А Герла несколько секунд помолчала, после чего подхватила ‘винторез’, закрыла забрало на шлеме и шагнула к выходу.

- Эй, ты куда? - растерялся я при виде такого поведения. - Не дури, дождись, когда мы выйдем и пошли с нами. Потом отстанешь, когда безопаснее станет. Или утром уйдёшь.

Я попытался ухватить её за руку, когда девушка проходила мимо, но та ловко вывернулась и через мгновение оказалась на улице. Там постояла несколько мгновений, осматриваясь, после чего повернулась ко мне лицом и немного насмешливо сказала:

- Успокойся. Умник. Хочешь быть командиром - будешь, а теперь не мешай мне в кустики сходить.

После этого скрылась за воротищей, но напоследок добавила:

- И не подсматривать, защитничек, пристрелю, если замечу, ясно?

Девушка исчезла из поля видимости, но еще некоторое время я мог определять её присутствие по тихому шороху метрах в десяти от гаража. Потом всё стихло.

- Чёрт, я думал, что она, тебя пристрелит или как минимум двинет стволом по зубам, - почти шёпотом произнёс Хват, не сводя взгляда с прохода. - Я бы точно схлопотал за такие слова. Как ты только с ней уживаешься?..

- Ты бы получил пулю раньше, чем договорил фразу, - ответил я, перебивая собеседника

- Кхм, жуть, - кашлянул ‘ратник’, но продолжать тему дальше не стал, тут же перейдя на другую. - Что с девчонкой нашей, когда очнётся?

- Щас посмотрю.

Хват отвлёкся на Рыжую, расстегнув её комбез и вооружившись носимой аптечкой. Через несколько секунд едва слышно звякнул иглой по кузову ржавого автомобиля шприц-тюбик, потом ещё один.

- Вроде, всё, - неуверенно произнёс сталкер, приводя снаряжение Рыжеё в порядок, - вот-вот должна очнуться.

И, словно услышав эти слова, девушка зашевелилась, сначала вяло, как сонный человек, потом подняла голову, посмотрела на хвата, потом на меня и вдруг резко дернулась в сторону.

- Тише! Стой!

- Лови её, там пух!

Мы с Хватом крикнули в унисон, когда Рыжая откатилась подальше от нас, прямо в сторону смотровой ямы со ‘жгучим пухом’. Сталкер успел её перехватить за ногу в самый последний момент, так ей грозило получить кучу болезненных ожогов, а то и вовсе остаться слепой - маска на девушке была поднята, открывая лицо.

- Да стой ты, мы друзья, из ‘Ратника’, - увещевал Рыжую Хват, пытаясь прижать её к полу своим весом, - от твоего отца пришли! Да не вырывайся ты так!

Наконец, сталкеру удалось подмять под себя девушку, и та затихла. Со стороны ворот послышались негромкие хлопки, это вернувшаяся Герла медленно похлопала ладонями.

- Браво, ты справился с ней, теперь она вся твоя. Вот только перед тем как будить, нужно было раздеть. Или ты что-то другое подразумеваешь, развалившись на ней? - ехидно сказала тёмная, намекая на двусмысленную позу моего земляка и землячки. Услышав это, Рыжая дёрнулась несколько раз, но скинуть себя тяжёлое тело ‘ратника’ не смогла.

- Что вам нужно от меня? Отпустите или мой отец вас всех убьёт!

Наверное, если бы не истеричные, почти плаксивые нотки в её голосе, слова девушки показались бы угрожающими.

- Ну-ну, - хмыкнула Герла, - сначала вернись к своему папаше, потом угрожай.

- Да вы…да вас…

- Хват, поясни этой соплячке, где она и с кем она, - произнесла Герла, решив проигнорировать ругательства бывшей пленницы. - И что только от её поведения зависит, как скоро встретится со своим родителем.

После этого уселась на самую сохранившуюся канистру в опасной близости от ‘жгучего пуха’. Аномалия, потревоженная вознёй поблизости и ощутив совсем рядом живой организм, заволновалась. В яме как будто включили невидимый и бесшумный бульбулятор, настолько сильно пошли волны по недавно спокойной поверхности аномалии.

- Позёрка, - только хмыкнул я. ‘Пух’ точно не выберется наружу, как бы его не беспокоили. Яма оказалась глубокой для этого. Разве что, кто-то решит его вычерпать или бросит внутрь нечто большое. Но среди нас таких сумасшедших не было.

Объяснение ситуации с приведением доказательств заняло ровно час, как раз столько я и хотел пересидеть в гаражах. Рыжая (девушка сперва пыталась качать права, слыша своё новое имя, но разве Герлу переспоришь: сказала, что будет Рыжей и точка) поверила (или сделала вид, что поверила) нам и сейчас сидела в уголке, подальше от аномалий и нас заодно и сердито смотрела исподлобья. Думаю, что половину новостей приняла за бредни чокнутых сталкеров (а уж то, что рядом с ней ещё парочка тёмных сталкеров сидит и вовсе укрепили её в этих подозрениях), но снимать с себя подарок Чёрного Сталкера не решилась.

- С оружием не играешься, идёшь за Герлой и слушаешь любые указания любого из нас. Ясно? - произнёс я, проводя последний инструктаж, перед тем, как выступить. Дождавшись от Рыжей короткий кивок головой, продолжил. - И не раздумывай: сказали падать, значит, падай, даже если под тобою грязь будет или чужое га***о.

- Да поняла я, - зло сказала девушка, - поняла. Пошли.

- Хват, ты замыкаешь. И внимательнее там…

Договаривать не стал, думаю, ‘ратник’ и так поймёт, что под этими словами я подразумевал контроль за Рыжей. Та как раз будет идти перед носом сталкера.

Первым шёл я, следом за мною через пять шагов двигалась Герла, за ней топала Рыжая, и последним в хвосте находился Хват. Кромешной темноты не было, но из-за низких облаков и постоянной серости в Зоне, видимость практически отсутствовала. Шли с помощью ‘ночников’, по-другому никак не выходило. За время отдыха я почти полностью восстановил свой запас энергии и теперь мог расчищать путь, что сильно экономило и упрощало наш путь.

- Ещё пять минут и окажемся в безопасной точке, - сообщил я спутникам. - Там останемся до рассвета.

Место, о котором я говорил, представляло из себя незавершённый фундамент пятиэтажки. Строители успели вырыть котлован, поставить опорные блоки и даже положить несколько плит перекрытия, будущий пол первого этажа. Но тут произошла авария, и стройку забросили. Фундамент облюбовал ‘студень’, обожавший любые места ниже поверхности, ‘жгучий пух’, по узким проходам между блоками гуляли ‘жарки’. Подходы к этому месту окружал сонм различных аномалий, среди которых часто встречались ‘электры’ и ‘гравиконцентраты’. И имелась там небольшая стёжка, на которой постоянно висело всего две аномалии. Всегда разные, меняющиеся после каждого Выброса, но достаточно слабые для того, чтобы я мог их снять. И вела эта стёжка в небольшой закуток, окружённый со всех сторон бетонными плитами и блоками. Безопасный, к слову сказать. По какой-то причине, там никогда не было ни одной аномалии. И вот там я рассчитывал переночевать. От стройки можно было выйти на окраину города, где среди аномальных полей я бы протралил безопасную дорожку к нашему спасению. На рассвете, среди аномалий, в тумане и испарениях нас не то что человеческий глаз не заметит, но и самые лучшие приборы спасуют.

Но, видимо, Удача посчитала, что мы с большим перебором истратили все отпущенные нам счастливые моменты. В общем, мы едва не вляпались.

- Стой, - едва слышно прошептала Герла, одновременно со словами ухватив меня за рюкзак. На одних рефлексах я закрутил головою по сторонам, сопровождая взгляд стволом автомата…странно, вроде всё чисто и интуиция молчит. Повернувшись к Герле, собираясь поинтересоваться её странным поведением, я увидел, что девушка отстегнула свою дыхательную маску.

- С ума сошла? Надень немедленно, тут же полно студня с ядовитыми испарениями! Отравишься же, - сердито зашипел я на девушку, но та даже бровью не повела, вместо этого почти приказав:

- Сними свою и принюхайся.

Раздумывал я не больше секунды, после чего, посчитав, что что-то за этими словами и поступком моей подружки есть, последовал её примеру. Сначала, в самый первый миг я едва не задохнулся местными ароматами: вонь разлагающейся плоти (где-то мутант неподалеку попал в аномалию и сейчас догнивает себе спокойно: другие твари за ним в это скопление ловушек Зоны не сунутся), кисловатый запах ‘студня’, сырой земли и…лёгкий, на самой грани чувствительности обонятельных рецепторов аромат сигаретного дыма. Видимо, по моему лицу девушка всё правильно поняла, она тут же удовлетворённо хмыкнула и вернула маску на место, перед этим эдак свысока с долей ехидства произнеся:

- Маску надень теперь, а то тут студня полно. И ядовитых испарений тоже.

‘Вредина, - пронеслось в голове, - но стоит отметить, что вредина симпатичная и притягательная’.

Запах табачного дыма не могло принести издалека ветром, а поблизости только одно место, где не было аномалий и куда с горем пополам можно дойти - незаконченный фундамент в тридцати метрах от нас. И именно там я собирался устроиться на привал. Кто там мог сидеть и курить - не знаю, и уж точно проверять это не собираюсь.

- Поворачиваем, - угрюмо бросил я и, переместившись в голову нашего крохотного каравана, повёл отряд назад. Хорошо, что туман и испарения вкупе с наступающей темнотой скрыли нас от глаз наблюдателя (а он точно имелся, не такие лопухи те, кто засел внутри дома, раз смогли пробраться сквозь поле аномалий в безопасный уголок), а детекторы ‘масс’ и ‘тепла’ засечь нас среди буйства смертоносной аномальной энергии ловушек Зоны бессильны.

Обложили нас капитально, слов никаких не хватает, даже матерных, чтобы описать тоску и злость, поселившихся в груди. Неизвестные не пожалели редчайших и сверхдорогих артефактов вроде ‘нити Ариадны’ или ‘маяка’, которые образуют вокруг владельца достаточно обширных кусок чистого пространства от ловушек или помогают пройти мимо их по безопасному маршруту, попутно нейтрализуя слабые аномалии. До полной темноты оставалось совсем немного, дай Бог успеть укрыться хоть где-нибудь среди стен, а не встречать голодных после дневного сна мутантов на открытом пространстве.

- Куда сейчас? - поинтересовался Хват, когда мы вышли из аномалий и остановились на минуту, чтобы перевести дух.

- В центр. Уверен, что все окраины уже обложены, а примерное место наше рассчитать нетрудно, - со вздохом произнёс и добавил. - По тем погибшим наёмникам рассчитают.

- В центре ночью мерзко, - спокойно, словно выдавая информационную справку, проговорила Герла, - уж можешь мне поверить. Впрочем, зато от скуки не умру, повеселюсь.

- Ага, веселья там сейчас - полные штаны, - буркнул я. - Ладно, отдохнули? Тогда за мною.

Идти по улицам и буквально всем телом ощущать, как тебя рассматривают чьи-то невидимые глаза из чёрных провалов окон зданий - это что-то. Несмотря на отличную тепло-и влагоизоляцию новенького костюма, по мне ручьями тёк холодный пот. Изредка над крышами пролетали порывы ветра и тогда мы в испуге замирали, слыша резкие и непонятные звуки: может, лязгали потревоженные ветром листы кровельного железа, а может, по ним пробежала какая-то тварь, готовящаяся свалится нам на голову. Химера появилась неожиданно: вот только миг назад дорога впереди была чистая и вдруг в десяти метрах от нас в позе отдыхающего сфинкса застыла кошмарная фигура. Размерами с племенного быка, угольно-чёрная, крылья плотно прижаты к телу и настолько облепили то, что буквально неразличимы. Встречаются химеры бескрылые, чем-то напоминающие зайцев за свой здоровый зад и более крупные задние ноги по сравнению с передними, но мне, почему-то, чаще встречаются их летающие собратья.

- Кто это?

За спиной испугано прошептала Рыжая.

- Смерть наша, вообще-то, - тут же сообщила ей Герла, - а так эту тварюшку ещё химерой называют.

- Она живая? Почему лежит так странно?

Словно в ответ на вопрос Рыжей, химера открыла пасть, продемонстрировав ряды огромных белоснежных зубов, которым смилодоны, которых ошибочно ещё называют саблезубыми тиграми, позавидуют.

Рыжия что-то пискнула и замерла, показалось, что даже дышать перестала.

‘Да, девочка, это тебе не с парашютом из вертолёта прыгать и покорять горные пики’, - пронеслось в голове. К слову сказать, Рыжая держалась вполне на уровне, другие и наделать в штаны могли, попав под ментальный ‘взгляд’ одной из самых смертоносных тварей Зоны. Странно, что химера нас только рассматривает, воздерживается от атаки.

- Почему мы ещё живы?

- Умник, а ты её прикончить можешь, как ту в овражке?

Вопросы Герлы и Хвата прозвучали одновременно. В ответ я только мотнул головою:

- Матёрую химеру?! Да её пресловутые Хозяева Зоны обойдут стороною. А почему живы, хм, может, любопытно ей или сытая и сейчас ждёт, когда предыдущий кусочек переварится, а новые не испортились.

- Новые, это ты про нас? - поинтересовалась Герла.

- Нет, про тушканов, что вон в том подвале грызлись перед появлением твари.

Так мы стояли минут пять, играя в гляделки и ощущая поочередно ледяные мурашки и приступы паники, когда взгляд мутанта переползал с одного на другого. Внезапно, химера исчезла, словно растворившись в долю секунду в воздухе. Почти тут же исчезло и давление на мозги.

- Куда она пропала?

- Где?..

- Тихо вы, - шикнул я на Хвата с Рыжей, которые недоуменно закрутили головами по сторонам. - Ушла она, так что валим отсюда поскорее.

Быстрым шагом, постоянно обходя аномалии и замирая каждые десять-пятнадцать шагов, мы преодолели несколько кварталов. Внезапно подала голос Герла, которая до этого молчала.

- Знаешь, а я думаю, что химера испугалась её, - девушка головой мотнула в сторону Рыжей. - Потому и прочие мутанты сидели в домах, только следили за нами и всё.

- Может быть и так, - пожал я плечами. - В Рыжей сейчас столько аномальной энергии, что она для мутантов должна казаться непонятной и чудовищно мощной аномалией. Настолько мощной, что те не рискнут приблизиться поближе, чтобы попытаться перекусить нами.

Очерёдной блокпост обнаружили в том самом месте, поблизости от которого я собирался устроить привал. Словно, некто считывает у меня мысли в голове и заранее опережает на два-три хода, выставляя в нужных местах свои фигуры. С другой стороны, все более или менее безопасные точки в городе-призраке известны всем сталкерам и нужно не иметь семи пядей во лбу, чтобы не расставить в этих ключевых местах посты.

- Чёрт побери, опять идти по этой темноте? - выругался вполголоса Хвата. - Умник, может, выкурим этих уродов и до утра перекантуемся? А выстрелы могут списать на мутантов и не сразу послать помощь?

- У них должен дежурить кто-то на рации и при первых же подозрениях опасности передать сообщение: кто напал, сколько и откуда. Под мутантов сработать не получиться.

- А с помощью своих, мм, фокусов? - спросил сталкер с надеждой в голосе и посмотрел на меня.

Рядом возмущённо фыркнула Герла, задетая хватовскими ‘фокусами’.

- По той же причине тоже не выйдет, - принялся пояснять я ‘ратнику’. - Там уже знают на что я способен и появление аномалии на посту сразу же свяжут с нами. А если и удастся прибить всех разом, то тишина в эфире снова вызовет подозрение и последующую облаву. Пусть, не сейчас, а поутру, но устроят нам кузькину мать. Нападение лишь поможет сократить круг поисков. Нет, мы лучше дальше пойдем, пока мутанты дают такой шанс.

И мы пошли и дошли аж до больницы города-призрака.

- Знакомое здание, вроде бы, - с долей задумчивости произнесла Рыжая, когда перед нами выросла четырёхэтажная (вообще-то, этажей там было пять, просто последний считался нечто средним между капитальным чердаком и техэтажом) громада. Один из углов здания обвалился, выставив на показ железобетонные перекрытья с торчащими прутками арматуры, которую уже успели капитально заселить ‘ржавые водоросли’. - Больница?

- Она самая, - каким-то замогильным голосом проговорил Хват. - Жуткое местечко, если верить рассказам некоторых.

- И в них лишь часть от общего сказано, в реальности всё гораздо хуже, - как можно бодрее проговорил я. - Ладно, чего стоим, кого ждём? Пошли, давай.

Перед тем, как войти в дверной проём, заросший кустарником и травой, Герла задумчиво поинтересовалась:

- Умник, ты уверен, что это хороший план?

- Плохой, - вынуждено согласился я, - но зато тут нас будут искать в самую последнюю очередь.

Больница Города.

Одно из самых страшных и жутких мест после самой АЭС. Здесь даже мутанты не селились, и аномалий было меньше всего на единицу площади в сравнении с прочими городскими строениями. В восемьдесят шестом сюда свозили сперва пострадавших при взрыве станции работников, а потом и ликвидаторов аварии. Облучённых. Набравших, кто смертельную дозу, кто протянул ещё немного, чтобы потом сгнить от рака и туберкулёза.

Ходили слухи, что даже монолитовцы после двух попыток создать здесь нечто вроде форта оставили эту затею. От отрядов, что забирались сюда, не осталось и следа. И вот сейчас мы сами совали сюда голову, добровольно. Вся надежда, что неведомая жуть, устроившаяся в больнице, решит не связываться с Рыжей и спокойно постоит в сторонке, пока мы будем хорониться от облавы.

В коридоре было полно мусора, нанесённой сквозь выбитые окна земли и чахлых кустиков с пучками полузасохшей травы. Некоторые представители флоры устроились на рядах деревянных кресел, покрытых дерматиновой обивкой и поролоновым наполнителем. Сейчас сквозь ‘ночник’ куски поролона и свисающие клоки кожзаменителя напоминали отчасти зомби: вспученное, гниющее мясо и лохмотья сползающей, потемневшей от гангрены, кожи. Очень много встречалось стеклянной тары, причём, если судить по устаревшей форме, валялась она с незапамятных пор. Как бы ни со дня аварии. Очень хорошо сохранилась кафельная плитка: небольшие белые квадратики на стенах буквально сияли, отражая свет, при этом ни всяческих потеков, ни трещин на них не было. Страно…хотя, в Зоне всё странно.

- Куда? - почему-то шёпотом, словно, опасаясь спугнуть кого-то невидимого, спросила Герла.

Вместо слов я перевернул кулак, оттопырив большой палец и указав им себе под ноги.

- В подвал?! Ты точно сошёл с ума, Умник.

Но дальше слов девушка не пошла, покорно последовав за мною к лестнице, ведущей в подвальные помещения. Раньше я ниже первого этажа никогда не спускался да и заскакивал в больницу за всё время раза три-четыре и то минут на десять, лишь бы сбить с хвоста погоню. Если честно, в подвал вообще никто не рисковал спускаться - обратно никто не возвращался. Тех же, кто трепался языком об этом считал (да и все прочие считали из авторитетных и опытных ходоков) пи***лами. Именно в подвале и жила та жуть, что пугала мутантов и не давали развиваться аномалиям, буквально в одночасье высасывая из них энергию.

Подвал как подвал: тёмный (только ‘ночник’ и спасал), сырой, забитый какими-то полусгнившими ящиками, коробками, огромными многолитровыми стеклянными бутылями с узким горлышком (в некоторых даже блестела какая-то жидкость), с потолка и стен, покрытые клочьями плесени и паутины, свисали обрывки проводки. Было очень тихо, только звук наших шагов нарушил спокойствие мёртвого здания.

- Ну, тут и … - начала было говорить Герла, но в следующий миг за нашими спинами раздался лязг, грохот, зазвенело стекло, и сквозь эту вакханалию звуков пробился мат Хвата и визг Рыжей.

Я повернулся меньше чем за четверть секунды, на ходу снимая автомат с предохранителя и направляя назад, ту же операцию повторила и Герла, только присев на одно колено, чтобы не попасть под мои пули. Сердце, подбодренное щедрой порцией адреналина, лупило по рёбрам со скорость зайца-барабанщика и силой кузнеца, лёгкие едва справлялись со своей задачей наполнять кровь кислородом - дыхание было словно у запалённой лошади.

Шум почти стих, только скрипело что-то пружинно-металлическое, словно старый времён ‘совка’ диван и звонко била капель по невидимому стальному листу или нечто похожему. На полу копошились две…вроде бы… фигуры, в которых я с трудом опознал ‘ратника’ и спасённую из лаборатории Ордена девчонку.

- Всё нормально, мы в норме, - раздался голос Хвата. - Случайно какой-то стол на колёсиках задел…или каталке это такая… с неё и посыпалась всякая хрень. Поскользнулся вот, упал…

- …очнулся - гипс, палата и медбратья со смирительной рубашкой, - зло проговорил я, прерывая сталкера на середине фразы. - Ходить разучился, Хват?

- Извините его, это я случайно задела эту каталку, - внезапно вмешалась в нашу беседу Рыжая. - Я к этому прибору ещё не привыкла, - девчонка коснулась левой ладонью ‘ночника’, - только впереди всё видно, но не по сторонам…вот и зацепилась об эту каталку.

- Защитничек, м***ь иху, - зло прошипел я сквозь зубы. - Веди её за руку, если она на ровном месте спотыкается.

После чего развернулся и продолжил путь. После недавнего инцидента самочувствие не успело восстановиться: сердце молотило, дыхание частило, в глазах от переизбытка адреналина мелькали светлые кольца и пятна, а пальца на ладонях изредка вздрагивали. Вот же хрен неловкий, так ведь и инфаркт схлопотать на ровном месте можно.

Несколько минут мы искали подходящее помещение, где можно было бы устроиться подобнее и переждать шмон в городе - дня три-четыре. Но то сырости было столько, что хоть рис высаживай, то подвальные каморки были забиты различным ненужным скарбом, вроде сломанных стульев с креслами, поломанных каталок, столов, непонятных ящиков с крошечными экранчиками и десятками крошечных разноцветных лампочек. В одной из таких каморок за железной дверью, которую едва смогли вдвоём с Хватом наполовину раскрыть, нашли целые груды пластмассовых рыжих касок, брезентовые, уже частично сгнившие робы, в которых ещё можно увидеть пожарных где-нибудь в глубинке, кирзовые сапоги и строительные рукавицы. Фонило от этого барахла так, что мы опрометью рванули наружу.

- Это от пострадавших в той аварии из восемьдесят шестого, - грустно и немного растерянно произнесла Рыжая. - Я читала об этом у…у себя дома. Но я думала, что там врут, что фон сохранился на вещах за столько лет. Это же как надо облучиться, чтобы вещи через десятилетия ТАК излучали?!

Эта новость откровением для меня не стала. Я и сам в пору фанатичного увлечения ‘Сталкером’ пролистал несколько десятков сайтов с информацией про аварию на Чернобыльской АЭС. И там отмечалось особо, что в больнице, куда доставляли ликвидаторов аварии, подвалы забиты их вещами и что до этих вещей лучше не притрагивается, если нет желания получить лучевую болезнь. Даже видел фотку, где на в проходной на какой-то коробке лежала гнилая заскорузлая тряпка (вроде бы в ‘девичестве’ бывшая подшлемником одного из пожарных) и фонившая так, что автор фото советовал не приближаться к ней ближе, чем на метр, иначе ‘лучёвка’ была гарантирована. И вот сейчас я лично уверился, пусть и в соседнем мире, что всё это правда.

Внезапно ночник заморгал, светло-зелёное свечение, позволявшее видеть окружающий мир пусть без красок, но вполне себе чётко, стало темнеть, пока совсем не исчезло, превратив прибор в бесполезный груз на шлеме.

- Что за чёрт? - тут же возмутился позади меня Хват. - Прибор у меня сдох, ночник.

- И у меня, - спокойно ответила Герла. Рыжая что-то там угумкнула, но разобрать не смог.

- И с моим что-то случилось. Думается мне, всё это неспроста, - сообщил я. - Стойте и не шевелитесь, я сейчас фонарик зажгу. Вы свои пока приберегите.

Но попытка получить луч направленного белого света увенчалась фиаско. Фонарь отказался работать, словно в нём в секунду сели аккумуляторы (а батарейки не простые, поделки местных мастеров, которые едва ли не вечные, если за периметр Зоны не выносить).

- Твою иху… - выругался я под нос, понимая, что в кромешной темноте с нами может произойти всё, что угодно. - Секунду… жарку поставлю впереди.

- Ты только не перепутай где у тебя перед и где мы, - опасливо попросил Хват, вызвав у Герлы презрительное фырканье.

Но в тот самый момент, когда я собрался создать крошечную ‘жарку’ с открытым огнём, впереди появился…призрак. Вполне себе обычный призрак: светящийся, слегка прозрачный (прозрачности хватало, чтобы едва-едва рассмотреть сквозь тело задний фон). Если бы не эта странность, то запросто принял бы его за живого. А так вполне себе обычный новичок сталкер: противогаз, серый ОЗК, ‘калаш’ на плече, кожаная портупея с двумя брезентовыми подсумками под ‘рожки’ и тонкие ремешки шлеи от пояса к плечам. Правда, все детали экипировки устарели лет на тридцать, а ту же шлею вовсе не используют в армии года так с две тысячи пятого. Противогаз ‘хоботатый’, банка располагалась в сумке, болтавшейся на левой стороне тела прямо на подсумке. Автомат и вовсе из первой серии АКМов с деревянным прикладом и жестяным чёрным магазином.

Призрак стоял и смотрел на нас, не шевелясь и не пытаясь произнести ни единого звука. Молчали и мы, опасаясь разрушить тишину вокруг нас и сподвигнуть призрака на какой-нибудь поступок с неприятными для нас последствиями: почему-то я был уверен, что пули из этого автомата полетят в нас совсем не призрачные.

- Это кто?

Тишину нарушил шепот Рыжей. И, словно, запустил какой-то запал…

Сразу после слов девчонки, призрак качнулся в нашу сторону и сделал большой шаг, автомат в один миг слетел с плеча и оказался у него в руках, хорошо, что ствол оказался направлен нам куда-то под ноги.

- Она должна уйти, - чётко, как рапортуя, проговорил призрак. Кто - она мне было и так ясно. По ходу дела, Рыжая пугает не только мутантов, но и вызывает неприятие у прочих, даже, нематериальных жителей зоны. Кстати, голос у призрака оказался звонким и ясным, самым обычным человеческим, совсем никакого намёка на замогильную жуть.

- Назад нам хода нет, - покачал я головою. - Ждут нас там. Хотели пересидеть в больнице у вас.

- Здесь для всех вас смерть. А если умрёт она, то и нам будет плохо.

- И что делать тогда? Помогите пройти за город, где никого не будет, из людей никого.

Призрак замолчал. Так прошло пара минут.

- Его не заглючило? - едва слышно произнесла за спиною Рыжая. Девчонка, не видя прямой угрозы, вполне осмелела. И в самом деле, чего ей бояться, воспитанной на сотнях душераздирающих триллеров и ужастиках, да ещё проведя несколько дней в Зоне и спасясь с операционного стола вивисекторов?

Нет, точно, звуки голоса бывшей пленницы имеют в этом подвале эффект спускового крючка.

Рядом с первым призраком появился второй, на этот раз вполне себе человеческого вида, то есть без резины на лице и теле. Одет в маскировочный, советского образца комбинезон, на плече укороченный ‘калаш’, на левом боку кожаная командирская сумка, голову прикрывает фуражка, из-под штанин комбинезона выглядывают начищенные хромовые сапоги.

- За город вывести не можем, - произнёс новый призрак, - нет там хода в те места. Поможем лишь уйти подальше от больницы. Потом сами выбирайтесь.

- Хоть это, - пробурчала за спиною Герла.

Оба призрака вновь замерли, не произнося больше ни слова. Так стояли около минуту, затем камуфлированный исчез так же внезапно, как и появился, а затянутый в ОЗК солдат поманил за собою рукой. Шли мы недолго, едва ли минут пятнадцать, но происходило это в полной темноте, где единственным источником света было сияние от призрака. Оступался и натыкался на невидимые препятствия я не раз и, судя по шуму за спиной, тоже происходило и с моими спутниками. Наконец, призрак замер у небольшой металлической лестнице, винтом уходящей куда-то наверх.

- Идите туда, сейчас там кроме мутантов никого нет. Но животные не тронут Её, так что большой опасности нет.

И тут же растворился в воздухе. Почти сразу же заработал ‘ночник’, окрасив окружающий мир в мягкие зелёные цвета.

- Добренькие какие привидения пошли, - негромко произнёс Хват за моею спиною, - и пальцем не тронули, и проводника выделили. Ещё бы зачистку местности сделали и вообще бы за дедов морозов, раздающих подарки, сошли.

- Не обнадёживайся, Хват. Призраков Рыжая встревожила, наверное, они про её суть знают побольше орденцев, раз так поступили. А будь мы одни, то не уверен даже, что успели бы увидеть, кто и как нас убил в этих паршивых подвалах, - негромко сообщил я сталкеру, потом задрал голову вверх и озадачено спросил. - Кого первого направим? Лесенка-то ржавая вся, как бы не развалилась под нами, так что подниматься будем по одному. Герла, наверное, ты первая - легче всех будешь.

Девушка пожала плечами, закинула ‘винторез’ за спину и вооружилась пистолетом, с которым удобнее работать в узком колодце-тоннеле.

- Аномалии на ступеньках есть? - поинтересовалась тёмная, когда шагнула на первую ступеньку: толстую металлическую прямоугольную пластину, приваренную к металлическим же уголкам.

- Не чувствую, но всё равно будь осторожнее. Тот же самый гриб-невидимку я не почую.

- Постараюсь, - с достоинством откликнулась та и ловко заскакала по лестнице. В колодце тут же возникло эхо, неприятно ударившее по ушам. Я лишь поморщился, оставаясь на месте и молча: всё равно от меня сейчас ничего не зависит. Через полминуты от Герлы поступило разрешение подниматься. А ещё через полчаса мы обживались в одной из десятков квартир пятиэтажки, стоявшей на перекрёстке улиц. Разместились на втором этаже в трёхкомнатной угловой квартире, выходящей окнами на две стороны, так проще контролировать обстановку и можно попытаться убежать: второй этаж даёт шанс, чтобы выпрыгнуть в окна и не поломать ноги. Часового решили не ставить, с его ролью вполне справятся несколько аномалий, размещенных мною у входа в подъезд, на лестничной площадке, квартире на соседнем этаже и той, что за стеной, плюс, две нестатичных ‘жарки’ под окнами. Пришлось порядком выложиться, но зато теперь мог быть спокоен, что неведомые враги незаметно к нам не подкрадутся.

- Всё, короткий перекус и спать, подъём будет ранний, - устало произнёс я. Быстро съев на двоих с Герлой пачку галет и банку свиной тушёнки, запив водой из фляги, я устроился прямо на полу. В одной из комнат имелась старая, но всё ещё крепкая кровать с металлической сеткой, но уж очень она была скрипучая, поэтому решили не рисковать выдать своё убежище случайным звуком, случись перевернуться во сне. Напоследок, перед сном мы загородили старыми шкафами и гнилыми тряпками окна, так, на всякий случай.

Глава 12

Проснулся от треска ‘электры’, которую поставил на лестничной площадке перед дверью в квартиру и тут же следом раздался дикой крик человека, страдающего от жуткой боли. Сознание ещё витало в остатках сна, а тело действовало: развернулось ногами в сторону комнатной двери, руки щёлкнули предохранителем на автомате и направили ствол в сторону выхода. Рядом точно так же действовала Герла.

Через несколько мгновений в соседней комнате раздался грохот ломаемой двери (и так, к слову сказать, державшуюся на честном слове и на полусъеденных ржой петлях) и тут же пулемётная очередь патронов на десять. Чей-то болезненный крик, выстрелы, мат во всю глотку Хвата, визг Рыжей смешались в одну какофонию.

Я отвлёкся всего на долю секунды, но этого хватило, чтобы в дверном проёме застыла чья-то огромная фигура с боевым дробовиком в руках. Автоматная очередь перечеркнула врага снизу-вверх, заставив его отшатнуться назад на шаг. К сожалению, экзоскелет, в котором щеголял ‘гость’ свёл на нет смертоносный эффект маленьких стальных ‘пчёлок’.

- Бля***ь, - выдохнул я сквозь зубы видя, как противник направляет на меня своё оружие. Чтобы у него было заряжено - дробь или стальные пули-болванки - мне кают. Очередь в упор из такого дробовика если и не разорвёт меня пополам, то превратит в месиво и фарш под костюмом моё тело…

‘Винторез’ Герлы щёлкнул едва слышно, вгоняя пулю в чёрное забрало вражеского шлема. Каким бы прочным не было бронированное стекло, но против спецбоеприпаса с термоупрочнённым сердечником не устояло. Боец в экзоскелете дёрнулся всем телом и застыл на месте, из рук вывалился дробовик… мощный боевой костюм продолжал держать своего хозяина в стоячем положении, хотя вся двигательная активность последнего уже не ощущалась.

- Быстрее, Умник, быстрее! - торопливо прокричала Герла, вскакивая с пола и на полусогнутых к мертвецу. Там она ненадолго замерла и быстро выглянула в коридор. После этого направила винтовку куда-то в угол и быстро, едва ли не очередью, опустошила магазин. Тут же вставила новый, и ещё пять выстрелов ушли куда-то в стену на уровне колен. Отстрелялась и немедленно выскочила в коридор, что-то прокричав ещё раз.

А на меня какой-то ступор накатил. Я всё видел и осознавал, но тело сковала страшная слабость. За стеной слышались крики, мат, стрельба (Рыжая больше не кричала, и я опасался, что девчонка могла словить пулю или её уже утащили из квартиры), падение тяжёлых тел… а я сидел и тупо пялился на мёртвое тело в дверях, больше похожее сейчас на апокалипсический манекен в магазине одежды.

- Умник… чёрт, с тобою? - надо мною склонилась обеспокоенная Герла. - Эй, ты ранен?!

Девушка принялась аккуратно тормошить меня, осматривая со всех сторон. - Умник, хватит страдать дурью, нам уходить нужно, тут наёмников, как тараканов на кухне в общаге. Ты слышишь меня?

- Сон… - с трудом разлепил я губы, чтобы произнести пару слов. К сожалению, хватило меня лишь на одно.

- Чего? - удивлённо спросил Хват, в этот момент почти вбежавший в комнату. При этом он оттолкнул в сторону мертвеца в ‘экзе’ и тот с грохотом повалился на пол.

- Сон… Сон Зоны? - догадалась Герла. - Хват, смотри по сторонам, я сейчас…

Артефактов оказалась аж три штуки, их девушка с каким-то остервенением расстреляла из дробовика наёмника. И едва последний артефакт рассыпался, ко мне вернулась возможность шевелиться и нормально говорить.

- Уф, хорошо-то как, - с удовольствием произнёс я и потянулся всем телом. - Герла, а почему на тебя не подействовали арты? Ты же тёмная, как и я?

- Это ты ненормальный тёмный, - буркнула девушка, - как и эти три штуки ‘сна’. Странные они были: вроде, ‘Сон Зоны’, а вроде и не он.

- Вот как.

Если учесть моё состояние и слова Герлы, а ещё тот факт, что наёмники без проблем прошли мимо аномалий-ловушек (всего-то одна и сработала), расставленных вокруг нашего ночлега, то эти ‘ненормальные’ артефакты действуют на аномальную энергию, которая поддерживает ловушки и наполняет меня от ногтей на пальцах ног до кончиков волос на макушке. Знают, знают наши противники, с кем им довелось столкнуться лбами, это я про себя, такого известного и уникального говорю.

- Умник, что делать будем? - обеспокоенно поинтересовался у меня Хват спустя пару минут. - Из дома нас точно не выпустят живыми.

Парень стоял у стены рядом с окном и самым краем глаза посматривал на улицу, оценивая обстановку.

- Их тут как грязи, - ошарашено выдохнул ‘ратник’. - Человек сто точно есть.

- А где сто, там и все двести могут быть, - хмыкнул я и следом прикрикнул на парня. - Да не маячь ты там, не хватало ещё, чтобы по тебе из гауски шарахнули. Для неё никакая кладка не проблема - прошьёт и только видели!

Послушавшись, Хват вернулся к нам.

- Что делать будет? - повторил свой вопрос сталкер. - Долго нам отдыхать не дадут. Уверен, что уже весь наш дом в их группах. С минуты на минуты взорвут потолок и стены и одновременно рванут на нас.

- Они уже рванули и что получили? - покачал я головою. - Нет, вновь на штурм они решатся в самом последнем случае, сейчас они что-то другое придумают, хотя бы… да хотя бы опять с какими-нибудь нетипичными артами сунутся.

Уверен, что странные артефакты - это дело рук ‘орденцев’, раз уж сумели из человека создать мини-Зону, то вырастить (или как там можно обозвать данный процесс) артефакты им вполне по плечу. А что нам делать против бойца, увешанного артефактами невидимости, бесшумности и прочими, с функциями скрыта, я не могу и представить. Разве что, постреливать почаще по всему подозрительному.

Прошло минут пять осады, когда с улицы раздался чей-то голос:

- Эй, сталкеры! Умник! Мы говорить хотим!

Мы переглянулись между собою и остались на своих местах.

- Эй, вы же слышите меня! И вы в доме! Могу точно сказать, где именно - в коридоре все четверо! Давно бы перестреляли из гаусс-винтовок, просто не хотим случайно девчонку зацепить!

Рядом зашевелился Хват, коротко выругавшись, он дёрнулся к ближайшему окну, что выходило на кричащего. Пришлось его остановить.

- Не вздумай, - твёрдо сказал я и ухватил парня за рукав. - Так они поймут, что к окну подошёл кто-то из нас, охранников Рыжей и запросто завалят, а потом дождутся ошибки меня или Герлы и тоже пристрелят. Лучше сидим вместе и ждём.

- Чего?

Хват резким рывком освободился от моего захвата, но на место вернулся.

- Чего-нибудь, - пожал я плечами. - Например, Черный Сталкер на помощь приведёт кого-то.

- Ага, как же, - буркнул Хват.

- Эй, будете говорить или нет?! - продолжал надрываться неизвестный глашатай на улице. Видимо, поняв, что общаться с ним никто не желает, он решил озвучить требования. - Как хотите. В общем так, оставляете девчонку и можете валить на все четыре стороны. С нашей стороны твёрдая гарантия, что отпускаем вас живых, с оружием и всеми артами. Только перед этим пропустите нашего наблюдателя удостовериться, что девчонка жива и невредима и именно та, которая нужна нам. На принятие решения вам тридцать минут. Всё, время пошло.

После того, как неизвестный замолчал, наша команда просидела в молчании не меньше пяти минут. Не знаю, о чём думали остальные, а лично я…ни о чём, просто сидел на полу с закрытыми глазами, привалившись спиною к стене. Мыслей не было никаких. Вернее, на краю сознания крутилась одна, но настолько неприятная, что не хотелось на ней зацикливаться.

- Нам хана? - невесело поинтересовалась Рыжая.

- Мы что-нибудь придумаем, это не самая страшная заварушка, в которую попадали, - преувеличено бодро заверил её Хват. Герла, услышав его слова, только коротко рассмеялась. Не обратив внимания на это, Рыжая буквально вцепилась в ‘ратника’:

- А как? Папа поможет? А где он? И где весь клан, почему мы с ними не связываемся? Или уже связались и теперь ждём? А успею…

- Цыц, хватит тут нудеть над ухом, - оборвала расшумевшуюся девчонку моя подружка. - нет никого, ясно? Никто не придёт нам на помощь. Ни отец твой, ни один клан…одни мы тут. Остаётся только отдохнуть эти полчаса, а потом пустить тебе пулю в лоб и как следует почистить ряды наёмников.

- Так, стоп, - вмешался, увидев, как Хват подобрался и нехорошо посмотрел на Герлу, при этом словно невзначай направив на неё ствол пулемёта. - У нас ещё есть время. Тридцать минут - это вполне достаточный срок, чтобы успеть произойти чуду и вытащить нас из этой дыры.

- Вот именно - чуду, - зло произнесла Герла. - Что, Чёрный Сталкер придёт на помощь и всех перестреляет?

- Это вряд ли, - честно признал я. Чёрный Сталкер редко вмешивается напрямую, предпочитает помогать исподволь - намёками, подарками, советами…

- Ах ты ж чёрт! - я едва не хлопнул себя по лбу за забывчивость и, видя, недоумение на лицах друзей, пояснил. - Вспомнил кое-что…сейчас.

Через минуту у меня на ладони лежал ПДА мёртвого наёмника, врученный мне Чёрным прошлой ночью.

- Сейчас, сейчас…

‘В Городе бойцы тайного клана - некий Орден - разыскивают молодую девушку с аномальными способностями. Точнее, штурмуют точку, где засела она и несколько её защитников. Девчонка способна генерировать вокруг себя поле, идентичное аномаполю Зоны. И это происходит даже за Периметром. Ценность её безгранична: жить тёмным за Периметром, работа артефактов в лучших лабах Большого Мира, возможность создания самых редчайших артов вроде ‘чертового яйца’, к примеру…’.

Я нащёлкал строчек двадцать, описывая способности Рыжей и те бонусы, что девчонка может подарить любому, кто сможет взять её под крылышко, и нажал ‘отправить’.

- Ты думаешь, это нам поможет? - спросила у меня Герла, которая с интересом читала моё сообщение прямо по ходу написания, и в голосе её ого-го сколько было скепсиса. - Скорее, здесь появятся лишние желающие содрать с нас шкуру.

- А разве это нам не на руку? Как думаешь, захочет кто-нибудь делиться такой уникальной плюшкой со своими конкурентами?

- А ты считаешь, что прямо все так и поверили неизвестному наёмнику, с ПДА которого ты написал? - язвительно парировала девушка.

- Ну, не все, но шанс есть. За последние несколько дней в Зоне шумиха стоит та ещё. И личность, что подняла эту шумиху - это я про Рыжую - кому-нибудь точно известна. Пускай кланы целиком не выступят, но по отряду или два пустят. Тем более я уверен, что кипешь в Городе просто так не прошёл мимо внимания глав кланов и поблизости крутятся боевые группы ‘Долга’, ‘Свободы’, ‘Чистого Неба’ тех же ‘Грешников’. А чтобы наверняка заставить орденцов попотеть, нужно отправить ещё одно сообщение.

Тут я вновь вывел на экран окошко нового сообщения и принялся печатать:

‘Бойцы клана ‘Монолит’, в Городе появилась еретичка, которая претендует на власть Монолита. Она желает свергнуть и растоптать всё то, чем вы дорожите и что свято для всех вас. Встаньте стеной на её пути и уничтожьте порождение Большого Мира, призванного осквернить Монолит!’.

- Если до этого монолитовцы ещё и сомневались, после первого моего сообщения, то сейчас просто уверен, что они закусили удила и мчат к этому дому во весь опор, - довольно произнёс я.

- И что именно ты там написал? - поинтересовался Хват, который в отличие от Герла был более тактичен и не стал читать через плечо мои сообщения. Пришлось коротко ввести парня в курс дела. А в ответ услышал с его стороны:

- Герла права - сперва нас сотрут в порошок и потом начнут выяснять отношения между собою.

- Блин, да что вы такие понятливые. Неужели вы считаете, что тот же Слепец не хочет выбраться из вонючей деревни и купить, к примеру, ‘Хилтон’? Да он столько миллиардов накопил, что по силам район в Лас-Вегасе выкупить на корню! И тут представляется шанс - пусть и призрачный - всё это получить! Как считаете, он или кто-то похожий на него, те же главы других тёмных кланов, отмахнуться от сообщения, посчитав его ‘уткой’, а?

Я замолчал, с вызовом смотря на товарищей, но те молчали. Надеюсь, до них дошло. И в этот момент на ПДА пришло сообщение от неизвестного абонента:

‘Хороший ход, Умник, только не успеть тебе. Прощай’.

Секунду спустя вокруг воцарился Ад. Тяжёлые пули гаусс-винтовок, антиснайперок, пулеметы и осколки ВОГов рвали стены в нашей квартире, сбивали целыми пластами штукатурку и тут же крошили её в мелкую пыль, остатки мебели на глазах превращались в труху. В коридоре тут же стало тяжело дышать и пришлось натянуть маску на лицо. Враги или решили угробить Рыжую лишь бы никому не отдавать (в расчёте, что смогут повторить опыт на другом подходящем человеке), или прижимают нас огнём, не давая не то что нос высунуть ( учитывая недавние слова переговорщика, что они точно знаю, где мы сидим), но и просто поменять местоположение, пока их бойцы выходят на позиции и готовятся к новому штурму.

- Блядь! Меня зацепило, - едва слышно выругался Хват. У ‘ратника’ на правом рукаве костюма образовалась внушительная прореха с лохмотьев которой щедро текла кровь. Скорее всего пуля из гаусски поработала, из того же ‘выхлопа’ или ‘баррета’ руку парню оторвало бы напрочь. Пришлось Герле заняться его перевязкой. Пока девушка возилась с аптечкой, я подполз к Рыжей и приказал:

- Снимай браслеты, живее!

Та непонимающе посмотрела на меня и ещё сильнее свернулась в клубок, словно эта поза спасёт её от града пуль, злыми шмелями сновавшие вокруг нас.

- Браслеты с локтей! Быстрее! Вся надежда на твою силу!

Чтобы достучаться до перепуганной девчонки, стянуть костюм и снять подарки Чёрного сталкера пришлось потратить больше пяти минут. Внезапно послышался грохот близких взрывов, как бы не прямо над нашими головами и тут же стихла стрельба.

- Потолок взорвали! - со стоном сообщил Хват, сам до назначения в клан ‘Ратник’ бывший бойцом элитного спецподразделения и разбиравшегося в подобных нюансах. - Сейчас штурмгруппы пойдут!

- Пускай, - произнёс я и довольно оскалился - последний шнурок с высушенными (и как это удалось у Чёрного сотворить) артефактами был снять с Рыжей. Вокруг разлилась концентрированная аномальная энергия, поток выходящая из девчонки. Аномалии, которые я до этого ставил и кои потом почти полностью задавили своими артами наёмники, вновь вспыхнули, как угли в костре, в который щедро плеснули бензина.

Энергии было столько, что небольшая ‘электра’, которую я создал в комнате, где прогремел взрыв, заняла всё свободное пространство да ещё стала пробивать искрящими нитями сквозь стены, прямо в коридор, едва не доставая до нас. В соседнюю закинул ‘жадинку’ - попавшим туда через верхнюю квартиру наёмникам предстоит пережить непередаваемые ощущения, пока схватившая их аномалия не переродиться в ‘гравиконцентрат’.

На улицу, на перекрёсток, куда выходил угол дома, поставил две ‘тёрки’ - воздушно-вихревая аномалия, напоминающая невысокое, но очень широкое торнадо, раскручивающее на огромной скорости мелкие предметы. Набравшая силу аномалия способна отклонять пули и сточить человека в среднем костюме не хуже пескоструйной машинки. И последним создал ‘гравиконцентрат’, разрушивший часть стены и открывший проход на улицу. И только после этого я вернул артефакты обратно Рыжей, а то от концентрации аномальной энергии у всех нас уже глаза вылезали из орбит и сознание грозило вот-вот покинуть своих хозяев.

- А теперь ждём, - произнёс я, и устало растянулся на полу. Свободного клочка едва хватало, чтобы уместиться нашей четвёрке. Молнии, огненные всполохи, невидимые руки увеличившейся гравитации распологались меньше чем в метре от нас, заставляя покрываться холодным потом и одновременно защищая от врагов.

- А чтобы сразу так не сделать и не пускать других волков в овчарню? - поинтересовалась Герла. Девушка не нашла ничего другого, как усесться мне на колени.

- Я почти полностью выжат. Если на орденцов с наёмниками никто не нападёт, то они возьмут нас измором.

Но нападение произошло. Сперва стала затихать стрельба из тяжелого вооружения, потом она вновь вспыхнула, усилившись на порядок, но зато ни одна пуля не пролетела больше рядом с нами.

- Всё, пора, - скомандовал я. - Хват, как ты себя чувствуешь, идти сможешь?

- Голова кружиться и слабость, но от вас не отстану, - заверил меня ‘ратник’.

- Тогда за мною.

Убрав ‘гравиконцентрат’ в проломе стены, я быстро выглянул наружу, осматриваясь по сторонам. ‘Тёрки’ исправно закручивали свои смерчи, предупреждая всех и каждого, что любому приблизившемуся придётся несладко. Сквозь пелену песка, пыли и различного мусора я видел несколько десятков человеческих фигур, снующих среди ближайших зданий. Со второго этажа спустились достаточно быстро, даже рана Хвата не сильно помешала в этом. После этого пришлось идти между аномальных вихрей, дорожку между которыми я оставил в момент их создания. И хотя дорожка имелась, лёгкой она не была: шли согнувшись в три погибели, закрывая руками маски и едва держась на ногах, ощущая, как потоки воздуха стараются сбить с ног и затащить в смертоносный хоровод. Но мы выбрались…усталые, полузадохнувшиеся, поддерживающие друг друга и едва живые.

- Куда теперь? - прохрипела Герла, стоило нам выбраться из пылевой завесы и укрыться в ближайших кустах палисадника одного из домов.

- За мной, - махнул я рукой и поковылял - а по другому и не скажешь - в ближайший двор, полный аномалий. Здесь точно нет ни одного из противников, а десяток ‘жарок’ и ‘электр’ мне вполне по силам убрать, чтобы расчистить путь к безопасному пяточку. Оказавшись во дворе, тут же повёл всех в подвал, который прошли насквозь и вышли с другого конца дома, миновав все аномалии, что плотным ковром расположились на поверхности. Что удивительно, под землёй ни одной ловушки Зоны не было, как не встретили и ни одного мутанта, хотя следы их пребывания имелись. Могу предположить, что наличие сотен людей с оружием в руках заставило срочно сняться и убраться в более безопасное место. Или же как и ночью на них так подействовало присутствие Рыжей, заставляя прятаться по углам и щелям. Фиг их знает, гадать можно до бесконечности.

За нашими спинами канонада звучала всё сильнее и сильнее. В треск автоматных и пулемётных очередей вплетались хлёсткие винтовочные выстрелы, гулко бухали ‘выхлопы’ и ‘баррета’, грохотали гранатные взрывы. Представляю, сколько сообщений о смерти сталкеров сейчас сыпется на ПДА.

- Может, передохнём? - хрипло дыша и почти вися на Рыжей и Герле, спросил Хват.

- Нельзя, - помотал я головою, - скоро бой закончится, и победители начнут прочёсывать окрестности.

Глава 13

Привал мы сделали только добравшись до…Юпитера. Нет, нет, совсем не до далёкой планеты Солнечной системы. Всё было гораздо банальнее и ближе. ‘Юпитер’ - огромный завод в Припяти До аварии на ЧАЭС на заводе делали многое - от ширпотребовских телевизоров, до самописцев для авиатехники и даже космических аппаратов. После аварии в одной из лабораторий располагался ‘Спецатом’, занимавшийся…да чем там только не занимались. Вроде даже работали с роботами, направляемые внутрь разрушенного блока и таскавших из него же образцы для исследований.

Местами забор из бетонных плит завалился и пробраться на территорию завода не составило большого труда.

За годы простоя, завод зарос почти настоящим лесом - высокие березки, лозины, кустарники ростом с меня и непросматриваемая стена чертополоха и репейников.

- Не удивлюсь, если в этих зарослях сейчас сидит какая-нибудь тварь и оценивает нас с точки зрения будущего обеда, - негромко проговорил, почти прошептал Хват. - Умник, другого места найти не мог для укрытия? Да здесь же рассадник всякой нечисти?!

- С ней, - я кивнул на Рыжую, - мутанты для нас безопасны, как и, хм, всяческая потусторонняя живность. Нам ведь не мутантов надо бояться, а людей.

Мы стояли и препирались, укрывшись за остовом древнего автобуса, чем-то похожего своими зализанными углами на уазовскую ‘буханку’. Пожелтевший от времени корпус стал пристанищем для небольшой ‘жарки’, задорно потрескивающей в центре салона. А сразу за автобусом шла стена одного из цехов, с рядом высоких окон, идущих по всей длине здания. На наше счастье несколько окон были разбиты, так что нам не пришлось шуметь звоном высаживаемого стекла. Внутри царило запущение - ржавые, местами порванные и скрученые неведомой силой трубы и вентиляционные короба, остатки станков на бетонном полу, куски металлических уголков, с десяток непонятных шкафов с рядами разноцветных лампочек, на стенах ровными рядами висели электрощитки с вырванными внутренностями и отрезанными проводами и ещё много-много всяческого хлама, который ни на что не похож.

- От техники безопасности к безопасной технике! - как-то излишне пафосно произнёс Хват и когда я с удивлением повернулся к нему, указал подбородком на дальнюю стену, где имелись металлические двойные двери. А над дверями висела надпись, выполненная крупными буквами, составляющие только что озвученную ‘ратником’ фразу.

- Хм… ладно, вот там вижу какой-то склад с кучей ящиков, там устроим себе привал, - сообщил я. Помещение, куда мы зашли, было огромно, и тем удивительнее была мысль ‘где же они столько ящиком нашли, чтобы забить его до отказа?’. Местами пластиковые и деревянные, крашеные тёмно-коричневой и бардовой краской ящики были уложены в целые штабеля, достигающие потолка, совсем не низкого, кстати.

Перед тем, как улечься, пришлось потратить полчаса на осмотр помещения: найти входы-выходы, удостовериться, что вместе с нами не заселилась тварь какая - те же зомби из-за отсутствия нормальной мозговой деятельности вряд ли испугаются ауры (или что там чуют мутанты) Рыжей, определить местоположения аномалий и так далее.

Выходов нашлось ажно четыре: один, через который мы вошли сюда, второй идентичный первому, ведущий на улицу, третьим оказалась глубокая шахта-колодец, опускавшаяся под землю метров на восемь, на дне колодца светился мертвенно-зелёным светом ‘студень’ и последним оказался просторный подземный лаз, прорытый неведомой тварью в соседний цех. Правда, этим лазом воспользуюсь в самом крайнем случае, так как цех, куда подземный ход - шёл он, кстати, под проезжей частью и тротуарами, по которым десятки лет назад сновали заводчане и местная рабочая техника, был пропитан радиацией от фундамента до крыши. Мой счётчик, едва я оказался у цокольных бетонных блоков строения, взвыл на одной ноте, сигнализируя о запредельных ‘беккерелях’, ‘зивертах’ и прочих единицах активности. Пришлось срочно сдавать задним ходом, пока моя тушка не запеклась в собственном соку.

После осмотра территории, ещё полчаса потратили, чтобы проделать проходы к точкам эвакуации (в том числе и подземному лазу, мало ли как ситуация сложится, иногда желаннее стать неоновой лампочкой, чем попасть в руки тех же ‘грешников’ или на обед неизвестному мутанту) и только после этого свалились на пол.

- Я думала, что умру ещё час назад, - часто дыша, словно загнанная лошадь, сообщила Герла. Сил поддерживать разговор ни у кого не было, и потому фраза моей подружки осталась единственной, нарушившей тишину на складе.

Я даже не заметил, как вырубился. Это даже был не сон от усталости, а какое-то забытьё, с полным отключением от окружающего мира. Реши мною перекусить стая крыс или тушканов, я и этого не почувствовал, проснувшись уже перед апостолом Петром у райских ворот. В сознание пришёл от сигналов организма, сообщающего о том, что неплохо бы было сделать кое-что. Тихо, стараясь никого не разбудить, я поднялся со своего места и направился к выходу на улицу. После того, как закончил свои дела, я несколько минут стоял у металлических дверей…что-то мешало мне спокойно взять и уйти обратно, какая-то мысль, словно, что-то я упустил.

‘М-да, приснилась какая-то хрень, вот и гложет непонятно…’, - мысль оборвалась, когда до мня донесся звук с улицы: что-то металлическое и лёгкое несколько раз ударилось о твёрдый предмет…

‘…например, те жестяные банки, мимо которых мы шли, когда искали подходящее место для отдыха’.

Когда оказались на территории завода, мы прошли мимо целой груды старых жестянок, похожих на ‘сгущёночные’. Их там было несколько сотен и пройти мимо них не потревожив ни одной у нас не вышло…как не вышло и у неизвестных, проникших по нашим следам на завод.

- Чёрт, - сквозь зубы выругался я и поспешил вернуться к товарищам. На то, чтобы растолкать и быстро сообщить новости ушло чуть больше минуты, еще столько же потратили на принятие плана…

Неизвестных было пятеро - трое сталкеров в продвинутых, самой последней модификации, научных костюмах и трое охранников, при виде которых у меня заныли зубы, и палец на спусковом крючке слегка дрогнул, желая выпустить по неизвестным автоматный рожок.

- Кто это? - прошептала Рыжая. Девчонка составила мне пару, так как Герла осталась с Хватом - у ‘ратника’ раненая рука так опухла, что боец из него сейчас никакой.

- Вояки и научники, - ответил. - И явно идут по нашим следам…точно-то как, едва ли не след в след.

В самом деле, преследователи повторяли наш маршрут с подозрительной чёткостью. Спокойно прошли мимо аномалий, часть из которых не определялась детектором и обнаружить их смог только я благодаря своим способностям. Думаю, что всё дело в приборе, который держал в руках один из ученых. Больше всего он напоминал ручной сканер взрывных веществ, которыми сейчас поголовно ‘вооружают’ охранников в аэропортах, вокзалах, на стадионах и прочих местах массового пребывания людей. У второго научника на спине висел здоровенный короб с длинным гибким штырём ‘позвоночной’ антенны. Прямо армейская радиостанция, изображение и устройство которой нам как-то в школе показывали. Разве что антенна хоть и похожа, но ‘косточки’ более толстые и длинные. Никак ‘умники’ решили проблему радиосвязи в Зоне, где сигнал не выходит за Периметр или обкатывают новую рацию, иначе с чего им таскать такую бандуру, когда вся связь (в пределах Зоны) легко решается с помощью компактного ПДА?

Меня так и тянуло засадить очередь по охранникам - бронебойные пули имеются и есть все шансы свалить парочку вояк до того, как уцелевшие преследователи смогут укрыться. М-да уж, никогда не воевал с научным персоналом, так же как и те со мною, даже вояки, что попадают в охрану научных баз и те игнорируют сталкеров, которые не выказывают враждебности на тот момент. Видно, судьба. Эта пятёрка точно по наши души, вернее, по души Рыжей, так что мир их праху.

Я приник к прицелу, выцеливая последнего из охранников, которому было ближе всего до укрытия. Сейчас, ещё несколько секунд и…

- Умник, ты здесь? Скорее всего, так оно и есть. Выйди, пожалуйста, или скажи куда мне идти…я одна буду.

От удивления я едва не нажал не спуск. Уж кого-кого, а этого человека не ожидал здесь увидеть.

- Тебя знают эти сталкеры? - с сильным удивлением в голосе спросила меня Рыжая. - Кто это?

- Не сталкеры, а учёные с охраной из вояк, - негромко ответил я. - И да - я их знаю…вернее, одного точно…а ещё точнее - одну.

И в этот момент из разбитого окна цеха, на складе по соседству с которым мы устроили себе отдых, выскользнула фигура с винторезом в руках.

Герла.

Вредная и самовольная девчонка, ну чего ей не сиделось за стенами?!

Я разрывался между желанием надрать кое-кому, ни во что не ставящему дисциплину, задницу и чувством осторожности. Победило любопытство и чувство локтя.

- Сиди здесь и ни во что не вмешивайся. Если обстановка накалится, то постарайся уйти к Хвату и вдвоём уходите с завода…хотя, нет… ползи в ту сторону, только аномалии не пропусти, детектор у тебя есть для этого, и возвращайся к Хвату. Ясно? - сказал я Рыжей и, дождавшись её утвердительного кивка, на четвереньках отполз в сторону. Только удалившись метров на восемь, я выпрямился во весь рост и не сильно торопясь, чтобы не спровоцировать вояк на стрельбу, направился к Герле.

А та устроила самый настоящий бабский базар, кипя от бешенства и поминутно хватаясь за ‘винторез’, сейчас висевший за её спиною.

- Убирайся и чтобы близко тебя не видела рядом с Умником! - шипела Герла, стоя в метре от Кнопки.

Кнопка - известная личность в Зоне. Ставшая за очень короткий срок начальником главной научной базы. В лицо и на территории базы большинство сотрудников (за исключением нескольких отморозков из числа военных сталкеров и вольных бродяг, за услуги и ряд редких товаров сотрудничающих с властями) девушку звали по имени-отчеству или - совсем редко, по званию. Но во всех прочих местах её звали не иначе как Кнопкой. Данное с лёгкой руки моей подружки имя прижилось в нашей среде быстро, буквально намертво въевшись в образ моей знакомой.

Ревность к этой девушки со стороны Герлы была потрясающая: пару раз тёмная сталкерша приходила в гости к Кнопке и устраивала дебош - по другому и не сказать - на территории научной базы. У тёмной просто крышу срывало, стоило кому-то произнести имя Кнопки в её присутствии. Один раз (всего один) кто-то из клана пошутил, что видел меня направляющегося в сторону научной базы, и добавил, что не иначе к Кнопке направился. Шутника этого потом пришлось Слепцу к Доктору доставить, другому лекарю спасти несчастного было не по силам.

Вот и сейчас, стоило Герле услышать голос Кнопки, как её переклинило, и она бросилась выяснять отношения, позабыв обо всём. Хорошо, что хоть не стала стрелять.

- Я ещё раз говорю: Умник мне не нужен, хочу поговорить с той девушкой, что он спас. Можешь так ему и передать. Даже ему выходить не обязательно, - спокойно, прямо с ангельским терпением в ответ на ругательства и ненавистный тон Герлы, произнесла Кнопка.

- Привет, Кнопка, а зачем тебе кто-то ещё нужен? - сходу задал я вопрос, приблизившись на десять метров к говорившим. Солдаты, сопровождающие девушку, при моём приближении не выказали ни малейшего волнения, даже стволы оружие дёрнулись ко мне лишь в первый миг, когда я вышел из укрытия, после этого вновь вернулись на прежние места: каждый из троицы контролировал свой сектор.

- Здравствуй, Умник. Меня очень интересует увидеть ту девушку, благодаря которой стоит такая шумиха в Зоне. Просто разрываюсь от любопытства. Сразу хочу успокоить: никаких планов на неё не имею, всего лишь поговорить и…и сделать несколько замеров аномальной активности, степень облучённости и…

- И никаких замеров не будет, - прервал я собеседницу. - Да и с какой стати решила, что эта девушка у меня?

- Так под сообщением, что взбудоражило всю Зону, твоя подпись стояла!

Я переглянулся с Герлой - ничего я не подписывал, понадеявшись, что запись с чужого ПДА будет фигурировать с подписью неизвестного наёмника, покойного владельца девайса. Неужели Чёрный Сталкер расстарался?

- Мало ли кто мог мною подписаться, - пожал я плечами. - Сам попал под замес, когда несколько кланов схлестнулись в городе.

- А ещё я слышала, что ты интересовался некой девицей, - невозмутимо произнесла Кнопка, стоило мне замолчать. - Ещё некий клан ‘Ратники’ был уничтожен вчера наёмниками и, по слухам, его члены принимали самое горячее участие в поисках этой девицы.

- Что?! Уничтожен? Как?

- Да, уничтожен. Окружили и снесли всё там тяжёлым оружием. Опять же по слухам, наёмникам помогали спецчасти охраны периметра.

Новость про уничтоженный клан выбила меня из колеи. Получается, что нам некуда идти? Пока я переваривал новость, Кнопка молчала, но видя, что я не тороплюсь продолжить общение, вновь заговорила:

- Кстати, даже если ты - всего лишь на секунду допущу такое - и не причастен к побегу неизвестной мутировавшей девицы, то тогда ты и сам идёшь по её следам. Вот этот прибор помог мне дойти от места боя, где среди внезапно появившихся аномалий кипит схватка не на жизнь, а на смерть бойцов разных кланов, до Юпитера.

Девушка качнула ‘металлодетектором’, что держала в руках и следом указала на ящик с антенной за спиною своего сотрудника.

- Вот это - прибор, способный фокусироваться на самом мощном источнике аномальной энергии. Это может быть самая крупная и энергоёмкая аномалия, сильный мутант, кстати, должна и на Монолит указать…но привёл он нас сюда. Если в сообщении написана правда, то этот след принадлежит девчонке.

- А ты никак в лесби подалась? - в голосе Герлы было столько яда, что хватило на самый крупный серпентарием.

- Умник, я говорю о серьёзных вещах, а эта, - тут Кнопка кивнула на тёмную сталкершу, - стерва твоя нам мешает.

- Что?!

Я едва успел перехватить подружку, прежде чем она успела ударить ножом в шею учёную. Клинок как по волшебству оказался в руке Герлы и быть беде окажись моя реакция чуть-чуть медленнее.

- Тихо, тихо, моя дорогая, - торопливо проговорил я, оттаскивая девушку подальше от научников, пока нас не нашпиговали свинцом вояки. - Не стоит с ними связываться, пусть себе ищут мутантов, а мы пойдём своей дорогой.

Под прицелами двух автоматов - третий солдат продолжал крутить головою по сторонам, пока его товарищи не сводили своих глаз с нашей парочки, мне удалось отвести Герлу метров на пять в сторону.

- Чёрт, Умник, дай я этой подстилке продажной глаза выцарапаю! Я ей такой макияж наведу, что кровососы с буррерами не польстятся на её!

Герла бесновалась, пыталась вырваться из моих рук, но за последнее время её силы изрядно истощились, так что я вполне справлялся. Внезапно за спиной что-то негромко, но жутко противно, практически до зубной боли, запищало. Послышался встревоженный голос Кнопки и тут же восторженный вскрик:

- Это она! Умник, теперь-то ты что скажешь?

Причину нездоровой суеты у научников я понял сразу же, увидев Рыжую и Хвата, практически висевшего на плече у девчонки.

- Твою мать, Рыжая, - прошипел я сквозь зубы и тут же выпустил Герлу, предупредив. - Будь готова валить вояк, их в первую очередь.

Но придумать быстро, как выйти из этой ситуации без потерь, не успел…

- Умник, там бандиты! - громко и сдавая нас всех с потрохами выкрикнула Рыжая. - Я обошла вокруг ангара, как ты и сказал, и увидела несколько человек с той стороны ворот, побежала за Хватом…а они меня точно видели, даже стреляли…два раза или три, но не попали.

- Сколько их? - это спросил один из солдат, что пришли с Кнопкой. - Сколько бандитов? И ты уверена, что это точно они?

- Уверен, - вместо девчонки произнёс Хват. - Я их видел - типичные бандосы. С той стороны нас прикрывает поле аномалий, так на обход они потратят минут пятнадцать-двадцать. И там их видел десяток, но может и больше.

Дальше мы действовали очень быстро. Командир тройки вояк, я и Герла, затолкали обоих учёных, раненого Хвата и Рыжую в цех, а сами заняли позиции на верху, на техническом потолке. Тут вместо гигантских стекол, как внизу, имелись совсем небольшие окошки и дыры в стенах, как понимаю, оставшиеся от демонтированного оборудования вроде вентиляторов и кондиционеров (если в то время имелось что-то похожее на ‘кондеи’). Стены сложены из железобетонных блоков, способные выдержать очередь из ‘бэтээрной’ спарки. И видимость на подходы к цеху была просто отличная - не подберёшься. Минус один - могут обложить и вызвать подкрепление, но тут уж нам не до выбора. На крайний случай, попытаемся проредить ряды нападающих и тут же контратаковать, на плечах отступающих и деморализованных потерями противников вырваться с территории завода.

Минут десять стояла тишина, прерываемая изредка треском ‘электр’ и хлопками ‘птичьих каруселей’, в которые ветром забрасывало разный мелкий мусор. Я весь извёлся в ожидании противника.

Бандиты не знают другой тактики, как внезапно напасть, оглушая криками, матом, частой стрельбой. Если это не приносит плодов и не получается сразу добиться успеха, то бандиты отступают. Иногда, садятся на хвост, отправив за подмогой кого-нибудь из шестерок, следуя за выбранной жертвой или жертвами на протяжении нескольких часов, рассчитывая дождаться подкрепления и вновь повторить нападение.

Первый бандит появился, как Хват и предположил, через пятнадцать минут. Меня удивила его спокойствие: неизвестный шёл с таким видом, словно направляется в гости к лучшему знакомому. Оружие - полуавтоматический дробовик, висело на плече, кобура на левом бедре была застёгнута клапаном. Так можно (и нужно) ходить на своей или чужой базе, где тишь и благолепие, но не в центре Зоны, среди аномалий и мутантов - вечно голодных и потому охочих до человечинки.

Одет в простой костюм, который встречается повсеместно в Зоне у не самых удачливых сталкеров или охотников за хабаров едва-едва перешагнувших планку новичка, поверх накинут неизменный атрибут всех ренегатов и бандитов - плащ-пыльник, сейчас расстегнутый и болтающийся на ветру, словно птица машет крыльями.

Интересно, самоубийца или бандиты решили заслать парламентёра? На шестёрку не похож, те одеты и снаряжены кое-как, чаще всего в кожаных (байкерских) куртках, простёганные кевларовой тканью в несколько слоёв, противогазе и вооружены ПМами и двустволками.

Бандит остановился метрах в тридцати от цеха, повертел головою по сторонам и неожиданно крикнул:

- Умник!

Голос был знакомый, чертовски знакомый, с его обладателем я буквально на днях общался и даже сохранил жизнь.

Синий. Тот самый бандит, который помог пройти к Кишке, главарю крупной шайки, засевшей в одной из деревень неподалёку от сталкерской тропы. Какого хрена он тут делает?

- Умник, меня направил к тебе Чёрный Сталкер! Ты меня слышишь?

Металлические дырчатые панели под ногами слегка дрогнули под чужими шагами, обернувшись, я увидел Герлу, спешившую ко мне.

- Ты что тут забыла? - зашипел я на девушку. - Кто следить за твоим сектором будет?

- Там всё равно одни аномалии, - отмахнулась от моих слов девушка. - Какой дурак сунется искать среди них тропу? Это ты у нас такой уникум. А тут намного лучше всё видно и интересно.

- Ну…Герла…

Пока мы переругивались, Синий ещё несколько раз выкрикнул моё имя, потоптался на месте и пошёл вдоль стены. После каждого шага бросал перед собою гайку, помечая расположение аномалий. Примерно на десятом шаге гайка угодила в особо сильную ‘электру’, которая выбросила вокруг себя десятки бело-голубых ручейков электроразрядов. Парочка едва не достала бандита. Тот испугано шуганулся назад и вновь заорал, вызывая меня.

- Может, ответишь? - поинтересовалась Герла. - Видишь - человек почём зря напрягается.

- Ага, а его снайпер попробует по звуку найти меня, - буркнул я, - да и просто дать сообщить, где прячемся, будет глупо.

- Умник, мамой клянусь, что меня Чёрный Сталкер послал! Помочь тебе, сказал, что Орден встал на твой след и вот-вот будут здесь. А чё за Орден - не сказал.

И тут вмешалась Герла, наплевав на мои недавние слова про осторожность.

- Эй, синий, А Чёрный Сталкер и про то, чтобы твои дружки по кустам прятались, тоже сообщил? - крикнула Герла. Судя по голосу, девушка вошла в раж, когда ей море по колено. Теперь её не заставит свернуть с выбранного пути даже карьерный бульдозер.

- Это кто? - удивлённо воскликнул Синий, мигом насторожившись, и потянулся за ружьём.

- Ты не дёргайся, бандитик, а то мигом схватишь пулю точно в лоб, - предупредила его Герла. - И потом, неужели ты меня забыл? Какая у тебя короткая память, прямо обидно, зря я тебя не пристрелила в той деревне.

После такой отповеди Синему ничего не оставалось, как замереть столбом, вытянув руки по швам и не делая попыток вновь коснуться оружия.

- Я тебя вспомнил, - напряжённым тоном, сказал бандит спустя несколько секунд после речи тёмной сталкершы, - ты с Хозяином была, когда Кишку наказывали. Значит, и Умник рядом. Ребята не вышли, так как опасались получить пулю без разбирательств: могли принять за врагов, увидев сразу столько бойцов.

- А мы и так за друга тебя не принимаем, - хмыкнула Герла и в ответ получила странную фразу.

- А мы не друзья, но слуги великого Хозяина Зоны! - несколько пафосно воскликнул бандит. - Сейчас мои товарищи появятся, вы не стреляйте…выходите, Хозяин здесь!

Как по команде из-за стены появился ещё один бандит, соей экипировкой похожий на Синего, вот только вместо дробовика, вооружённый ‘сучкой’ с рыжим магазином, следом за ним показался ещё один и ещё…всего на площадку перед цехом вышли пятнадцать человек, включая Синего, и у всех оружие висело за спиной. Бандиты, словно, отдавали свои жизни в мои и Герлы руки. Уверенности в том, что мы их пощадим со стопроцентной гарантии у них точно не могло быть: про тёмных сталкеров никто не мог сказать, что они (мы, то есть) белые и пушистые, а расправа над Кишкой и несколькими бандитами в его банде лишь добавляла чёрной славы в мою копилку. И тем удивительнее было поведение бандитов. Новоприбывшие встали очень плотно, практически плечом к плечу, так мало было свободного места от аномалий перед цехом. Сверху было подробно видно, что ни один из них не пытался тишком, под прикрытием спин товарищей приготовить оружие к бою. М-да уж, и вот что с этими фанатиками делать?

- Расстреляем их, пока стоят удобно? - кровожадно предложила Герла и даже навела свою винтовку на строй бандитов. - А потом сразу отсюда рвём, а?

Я думал с минуту и даже почти склонился к мысли, что Герла права и в целях собственного спокойствия стоит с бандитами рассчитаться свинцом какими бы их планы не были - помочь нам или изощрённо обмануть, когда трофейный ПДА завибрировал, сообщая о новом сообщении. Учитывая, что прибор был выключен и от него вместе с вибрацией пошла ощутимая волна холода, как будто я его вынул из морозильника, игнорировать сообщение не стоило.

На глазах удивлённой - она-то вибрацию не заметила - Герлы я достал ПДА и вгляделся в экран, а там на чёрном экране просматривались ещё более чёрные (отчего пластик экрана казался тёмно-серым) буквы короткой строчки:

‘Синего прими, это помощь тебе’.

- Твою-то мать, - раздражённо прошипел я. Не хватало ещё вешать себе на шею полтора десятка лишних голов. Более менее стоящей экипировкой и оружием могли похвастаться семеро включая Синего, у оставшихся восьми под бандитскими ‘пыльниками’ темнели обычные брезентовые робы и лёгкие - только от когтей да зубов мелких хищников да лёгких осколков, бронежилеты, оружие - вышеупомянутые пээмы, несколько двустволок и два ПП под макаровскую ‘девятку’, вроде как ПП-90. Против наёмников и бойцов Ордена в экзоскелетах с бельгийскими эфэнами и американскими сигами.

- Что там? - полюбопытничала Герла.

- Чёрный написал, чтобы я принял Синего. А мне нужна такая обуза? Ты только посмотри на них - ни кожи, ни рожы, образно говоря…тьфу.

- Не так давно Чёрный Сталкер мне тоже прислал сообщение и я совсем не жалею, что послушалась его, - ответила мне Герла.

- Тогда другое дело, - возразил я, поняв, что девушка говорит о том случае, когда Чёрный Сталкер помог ей и Хвату найти меня в городе, только выбравшегося из подземелья, полного аномалий, с бесчувственной Рыжей на плечах.

- У Чёрного не бывает других дел, - возразила мне девушку и больше не обращая внимания на меня, повернулась с бандитам и прокричала. - Синий, веди своих сюда, только по одному и осторожно - аномалии, да и палец у меня на спусковом крючке нервно дёргается от чужих резких движений.

Но Синий только отрицательно покачал головою:

- Мы служим Хозяеву, но не его слугам.

- Что?! - резко вспыхнула тёмная. Бандит висел на волоске от смерти, если бы я не успел притянуть к себе Герлу, обнимая и не давая той воспользоваться оружием, хана бандиту наступила бы.

- А как же рекомендации Чёрного Сталкера, а? Не стоит убивать парня лишь за то, что он немного не в себе и буквально прислушивается к советам Духов Зоны: сказали помогать Умнику, вот он и помогает, заодно слушается только меня, - негромко произнёс я, почти прошептал, в ухо девушки, прижимая её к груди. Та, было, упёрлась, но очень быстро поддалась навстречу.

- Хорошо, Умник, как скажешь, - покладисто согласилась она, потом вздохнула и грустно добавила. - Как же ты давно меня не обнимал.

Бандиты один за другим пролезали в окна и выстраивались в шеренгу в центре цеха. При виде меня битые жизнью люди вытягивались, как новобранцы при появлении генерала, а в глазах светилось такое обожание, что мне становилось неловко.

После недолгого совещания, занявшего меньше пяти минут, бандитов расставили к ‘бойницам’. Против этого был Хват и старший из вояк. Но Хвата я быстро убедил, сообщив про записку от Чёрного Сталкера, а на вояк мне и вовсе было наплевать. Специально рядом с ними поставил Синего, двух самых серьёзно вооружённых бандитов и троицу бойцов попроще. Уж слишком не нравились мне ученые со своим эскортом, даже больше, чем фанатики, за тех хоть поручился авторитетный…хм, авторитетный сталкер.

Противники появились под самый вечер.

Я устал ждать, всматриваясь в быстро наступающие сумерки, когда до меня донеслись тревожные крики с другого конца цеха, а полминуты спустя ко мне примчался один из ‘брутальных’ бандитов.

- Хозяин Зоны, там враги, - вежливо и подобострастно скороговоркой проговорил он и замер в ожидании моего ответа.

- Сколько? Что делают.

- Пятерых увидели, но вояки сказали, что сканер уловил ещё не меньше десяти. Стоят на самой границы аномальных полей…просто стоят и всё.

- Пошли, посмотрим.

Реальность оказалась гораздо хуже, чем я мог ожидать. Да, противников в пределах видимости было пятеро (ещё одиннадцать красных точек, веером расположившихся вокруг этой пятёрки, мне показал на дисплее ПДА один из охранников Кнопки), но вот их экипировка и оружия в умелых руках стоила всей нашей сборной солянки. Каждый из противников был одет в экзоскелет, в руках у двоих гаусс-винтовки, троица остальных вооружена ручными пулемётами - Negev NG7 под калибр 7,62*51 (машинка у израильтян получилась убойная, а уж при стрельбе с помощью ‘экза’ сопоставима с эффектом башенной огневой точки БТР). Пока эта пятёрка стоит и ничего не предпринимает, словно ждёт чего.

- Умник, - донёсся до меня голос Герлы, - сюда! Здесь ещё…

‘Ещё’ оказалась ещё одна группа в пять стволом с идентичным оружием и бронёй, занявшей место в секторе тридцати градусов от первой группы своих коллег. В течение десяти минут мы оказались окружены шестью боевыми сквадами. Плюс, чуть подальше вокруг них редкой цепочкой, прячась за различными укрытиями расположились ещё человек пятьдесят. Враги стояли метрах в двухстах от цеха и ничего не делали. Такое поведение пугало, заставляло нервничать, а это неизбежно приведёт к нашим ошибкам.

- Чего они ждут? - произнёс Хват, занявший место для наблюдения рядом со мною и Герлой, тут же присоседилась Кнопка с одним из вояк и Рыжая. - С такой армией они могут просто неспешно прогуляться до цеха и забить нас одними прикладами. Уверен, что кроме экзов они ещё и артами против пуль увешаны.

Хват говорил быстро, нервно, проглатывая окончания в словах. Видно было, что ‘ратник’ на взводе и боится, хотя и старается не подавать виду.

- Кто ж их знает. Так, военный, Синего сюда позови. Это старший у бандитов, - скомандовал я. Охранник даже ухом не повёл в ответ на мои слова, словно я со стеной говорил. Пришлось обращаться уже к Кнопке:

- Скажи своему бодигарду, чтобы выполнил указание. Или они тебя контролируют и охраняют, но не слушаются?

- Сходи, пожалуйста, за этим бандитом, - спокойно произнесла девушка, дождавшись, когда вояка отошёл на пару десятков шагов, сказала. - Эти трое мне преданы всей душой. Каждого спасла от смерти и не раз, когда попадали под аномалии и приносили штаммы опаснейших бактерий в себе на учёную базу. Было больше, когда уходила, но четверо погибли в городе, когда попали в бой с наёмниками и монолитовцами.

Военный с бандитом появились через две минуты.

- Синий, - тут же задал я вопрос, едва фанатик оказался рядом, - как ты смог быстро попасть на Юпитер? Вас Чёрный Сталкер привёл по какой-то тропе? Для нас сейчас это очень важно, сам видишь, что отбиться не получиться, нужно уходить.

- Мы прошли через ‘пузырь’. Твой помощник указал нам на аномалию и заверил, что мы за мгновения окажемся рядом с заводом. Так оно и вышло.

- Пузы… - ахнул, было, я и внезапно перед глазами мелькнула багровая пелена. - Твою мать! Синий, не тебе.

Рядом прошипела сквозь зубы Герла - первые признаки наступающего Выброса ощутила и она. Тёмные сталкеры более чувствительны в плане всего, что касалось Зоны, вот и сейчас я с Герлой почувствовали, что скоро аномальная энергия Зоны выплеснется из недр четвёртого энергоблока ЧАЭС и пойдёт бесноваться по Зоне, уничтожая всё живое и перекраивая привычную картину территорий.

- Скоро Выброс! - громко, в нервном возбуждении даже толком не обратив внимания на это, прокричал я. - Через пару минут вы почувствуете и сами. Синий, всех собирай… - я окинул местность взглядом вокруг себя и ткнул пальцем в угол цеха, где было самое чистое место и закрытое от обзора через окна, - туда гони всех. И быстро!

- Чёрт, Умник, те пошли!

Хват толкнул меня в плечо и левой рукой указал на окно, в сторону ближайшей пятёрки наёмников, мозолившей взгляд в двухстах метрах. Те неторопливо, трусцой двинулись в нашу сторону, держа оружие на уровне плеч, словно готовясь вот-вот открыть огонь. В принципе, не удивлюсь, если в их шлемах установлены приборы автоматической корректировки огня и захвата целей - могут с первых же выстрелов накрыть хорошо укрытую цель.

- Бегом вниз! Бегом! - заорал я. - Панику не наводим, наблюдателей не оставляем. Кнопка, своих тоже туда гони. Синий, да где тебя черти носят, собирай всех живее!

Минута панической суеты и вот вся моя, ха-ха, армия стоит тесной группкой на чистом от мусора и аномалий пяточке в углу, прикрытым от чужих взглядов и пуль бетонными плитами стен. Все внимательно смотрели на меня - кто испугано, кто с надеждой, а фанатики едва ли не с обожанием. М-да, так тинейджеры едва ли не поедают взглядами своих любимых звёзд на сцене и в модных журналах. Фанатики одним словом.

- Говорю быстро и только суть. Приказывать тоже не буду. На вопросы не отвечаю - времени нет. Сейчас создам пузырь - аномалию, которая перенесёт всех отсюда куда-то ещё. Шансы на удачное перемещение велики. Гораздо больше, чем если останемся здесь. От наёмников не отбиться, к тому же, через несколько минут начнётся Выброс и выйти да и просто выглянуть наружу ни у кого не выйдет. К этому времени противники окажутся внутри и всё тогда…

Говорил быстро, не стараясь подобрать красивые слова или составить предложения правильно, лишь самую суть.

-… когда окажитесь на новом месте помните о выбросе, поэтому воспользуйтесь любым закрытым укрытием, любым строением, любой норой, куда можно залезть. Не спешите, сперва оглядитесь, только потом бегите спасаться и прятаться. Я пойду последним - аномалию буду поддерживать, чтобы никого не разорвало пополам.

Сказал последние слова и сконцентрировался на создании ‘пузыря’. Краем глаза заметил, как кто-то из бандюков что-то попытался спросить, но тут же был заткнут кулаком Синего.

Пузырь. Когда-то он спас мне жизнь, перебросив от пуль монолитовцев из центра Зоны в безопасное место, почти на окраину. И вот теперь я вновь прибегаю к его помощи, да и ситуация почти один-в-один похожая с прошлым разом.

- Вперёд! Синий, ты первый со своими! - закричал я, едва передо мною заколыхались полупрозрачные стенки двухметровой шарообразной аномалии. - Не тормози!

Я думал, что придётся угрожать бандитам стволом или наплевав на всё и всех, стремясь использовать драгоценное время, кидать в аномалию Герлу с Рыжей и Хвата и прыгать следом, если бандиты заартачаться, но всё обошлось. Синий кивнул своим, многозначительно шевельнул стволом ружья:

- Ваха, Багор, Клин - пошли. Штырь, Вован - следующие…Санчес…Бирюк…

Бандиты потратили не более полуминуты, чтобы шагнуть в ‘пузырь’ и исчезнуть в неизвестном направлении. Надеюсь, что им (да и нам всем) повезёт и выбросит нас не в центр пруда-охладителя или под антенны мозгосжигателя.

- Кнопка - вперёд, - скомандовал я, когда Синий вслед за своими коллегами исчез в аномалии.

- Умник, а ты уверен, что это безопасно, - с сомнением произнесла девушка. - Второй точки ты не знаешь, рассчитать её практически невозможности. Исходя из всех вариантов, нас может забросить вплоть до четвёртого энергоблока.

- Трусики намочила уже? - презрительно произнесла, словно плюнула Герла. - Ну так оставайся, попроси парней с пулеметами их тебе заменить. Рыжая, Хват - пошли.

И тёмная смело шагнула вперёд, пару секунд замешкавшись - привычки сталкерские так просто не изжить, а ведь аномалия, какая бы она не была, аномалией остаётся - следом двинулся Хват, ухватив под локоть свою опекаемую. В цехе остались только я да отряд Кнопки. Да ещё наёмники должны вот-вот показаться.

- Последний шанс, - сказал я. - Или идёшь или остаёшься. Ждать не буду.

- Чёрт, Умник, ну почему с тобою всегда так сложно, - негромко произнесла девушка, после этого обернулась к своим и приказала жёстким тоном. - Все вперёд, ждёте меня на той стороне. Без разговоров. Майор, Пехтелева возьми, а то этот чудак раньше штаны испачкает, чем пойдёт в пузырь.

Ошарашенного научника, работающего в паре с Кнопкой, подхватили под локотки два охранника и почти занесли в аномалии, последним шагнул военный, которого научница назвала майором. Бросил быстрый взгляд на нас и исчез в аномалии.

- Твоя очередь, давай не тяни…

Но запнулся, когда Кнопка неожиданно сняла с себя шлем и прижалась ко мне всем телом. Несмотря на толщину нашего снаряжения, я почти наяву ощутил жар девичьего тела, упругость ее тела и гладкость кожи, хм, были времена после которых эта память хранится.

- Сними ты свой шлем, дурачок, - мягко произнесла девушка. На её щеках появился румянец, глаза заблестели, алые губки стали ещё более яркими и слегка приоткрылись.

- Кнопка, свихнулась совсем? - не выдержал я и попытался освободиться. Ага, куда там - проще её до аномалии дотащить. - От недотраха страдаешь на своей базе?

- Да хоть бы и от него! Да сними ты его, - произнесла она и ухватилась ладошками за шлем.

- Да здесь сейчас наёмники будут! Вот они поржут, глядя на парочку озабоченных кретинов, - попытался достучаться до разума девушки. Не вышло.

- Плевать. Хоть на секунду, на миг, но сейчас ты мой. Сними же ты его, болван, сам время тянешь.

Пришлось выполнить девичью просьбу, хотя мой костюм и не предусматривал быстрого отделения шлема от воротника, но перед смертельной угрозой каких только талантов в себе не обнаружишь, в том числе и в ускоренном разоблачении.

- Мой, мой ты, Умник, только мой! - прошептала девушка, стоило освободиться от шлема. В следующий миг я ощутил на своих губах жаркое девичье дыхание, мягкость горячих губок…всего лишь несколько мгновений длился наш поцелуй, но мне он казался вечностью неги, которую я совсем не прочь был продлить. Из головы махом улетели все мысли о погоне, врагах, Выбросе, хотелось сорвать ставший вдруг тесным в поясе костюм, повторить ту же операцию с одеждой Кнопки и… эх, жаль, что невозможно.

- Всё, нам пора, - слегка хриплым голос произнесла девушка, отстраняясь от моего лица. - Нахлобучивай свой шлем и вперёд.

И тут же личным примером показала - вернув на место головной убор от костюма и смело шагнув в марево аномалии. Я уходил следом через секунду, успев заметить, как несколько громоздких и огромных, но при этом двигающихся ловко, с грацией диких зверей, фигур одновременно вошли с разных концов в цех.

- Адьюос, амигос! - весело - после поцелуя меня буквально переполняло эйфорией, как воздушный шарик гелием, крикнул я и помахал ручкой.

Несколько мгновений головокружения, тошноты, темноты и потери ориентации и вот я вываливаюсь в привычный мир. Почти сразу же меня оглушила канонада стрельбы и противный, почти на грани ультразвука писк детекторов аномальной активности и радиации. Неподалёку лежали три тела - судя по курткам и плащам, это были товарищи Синего. Лежали неподвижно, в пятнах и лужицах крови. Все мои товарищи попрятались за кусками бетонных плит, какими-то металлическими обломками и остатками разрушенных стен. То и дело от их убежищ отлетали осколки бетона, пыль, изредка сверкали искры, когда пуля с калёным сердечников встречалась с металлической деталью. Всё это я успел рассмотреть в считанные мгновения и тут же кувырком ушёл за ближайшую горку странно похожих, как близнецы, покатых камней, каждый в половину меня. При ближайшем рассмотрении валуны оказались окаменевшими мешками с цементом, тара с которых давным-давно истлела или была кем-то сорвана.

Под грохот выстрелов я осмотрелся и даже смог догадаться, где я нахожусь.

- Вот же каркуша, - в сердцах произнёс я, - кто за язык тянул?

Древние славяне придумали отличную поговорку: из огня да в полымя. Именно в такой ситуации мы и оказались. Спасаясь от Выброса и наёмников, мы угодили прямиком в сердце Зоны, в точку, где сидит вся мощь нашего, сталкерского мира, на ЧАЭС. Вот попали.

Мало того, мы очутились в четвёртом энергоблоке, ровнёхонько там, куда стремиться каждый сталкер - у Исполнителя Желаний.

У Монолита.

Вон он стоит. Тридцать метров до него. Молочно-белый кристалл в полтора метра высотою и почти метр в нижней части. Формой напоминает бриллиант старой огранки, бриолет или грушевидная. На гранях сверкают искорки, словно, огоньки электросварки. И в центре растёт багровое пятно - будущий Выброс.

Рядом с ним за горками всё тех же окаменевших цементовых мешков, спрятались два стрелка, ещё трое (прям баш на баш) лежат рядом неподвижно, сражённые ответным огнём моих товарищей. Троица одета в редкие модифицированные костюмы научников, в которых не страшна радиация и сильно ослабляется воздействие аномалий. А вот против зубов мутантов и сталкерских пуль пасуют. Расцветка ‘монолитовцев’. Наверное, выставляют караул в месте своего поклонения, на который нам не повезло попасть. Интересно, это добровольцы-смертники или они каким-то чудом выживают при выбросе, который зарождается в считанных метрах от них? Не удивлюсь, если первое, от этих фанатиков и не такого можно ожидать.

- Ну-с, вас я не так и сильно боюсь, - вслух произнёс я себе под нос. После чего быстро, опыта набираюсь, создал два мощных ‘магнита’ между вражескими стрелками и своей командой.

- Они временно не опасны! - стараясь заглушить грохот пальбы, прокричал я. - Эй, слушайте меня!

Не с первого и даже не со второго раза смог докричаться до товарищей, после этого перебрался под защиту самой большей полуразрушенной стены из бетонных блоков. Здесь же и устроил экспресс-совет военный.

- Сил у меня хватит на ещё один ‘пузырь’. Всё делаем, как перед этим.

- Только времени уже почти не остаётся, - угрюмо буркнул в ответ на мои слова Хват. - Вон он - выброс, вот-вот шарахнет.

- Шансов больше, чем здесь. Впрочем, толкать никого не буду. Пока магниты держат стрелков, успеем заскочить в аномалию. Но если есть желание превратиться в светящуюся новогоднюю игрушку и потом в зомби - милости прошу, не неволю.

На разговоры времени не было, да и смотаться народ хотел из этого места с пребольшим желанием, а нескончаемый писк детекторов только подгонял. Времени на поочередную пробежку от укрытия до ‘пузыря’ не было, поэтому я решил рискнуть. Заставив народ собраться в одну компактную кучку, практически встав друг другу на ноги и залезть на плечи сидящим на корточки (для компактности, значит), я создал вокруг нас ‘пузырь’. От перегрузки - аномалию пришлось делать огромную, на самом пределе сил, у меня носом пошла кровь и появилась слабость в ногах, если бы меня не стискивали со всех сторон запросто свалился б на пол. Последнее, что успел увидеть - ярчайшая алая вспышка, вырвавшаяся из Монолита.

Но мы успели.

ЭПИЛОГ

В этот раз нам всем повезло и телепорт выбросил всю нашу команду среди невысоких холмов, густо поросших невысоким кустарником и редкими деревцами, очень сильно похожих на карликовые березы. Ничего похожего мне видеть не доводилось, хотя исходил Зону вдоль и поперёк. Остаётся небольшое объяснение: нас выкинуло в ранее закрытые территории, до сего момента недоступные сталкерам из-за скопища аномалий и орд мутантов.

Все наши сгрудились на крошечном пятачке, ощетинившись во все стороны стволами автоматов и пулемётов. Правда, не все: пятеро бандитов еле шевелились, лёжа на земле и часто содрогались в рвотных судорогах.

- Облучились у Монолита, - с грустью произнесла Кнопка, заметив, как я рассматриваю пострадавших, - и помочь мы не можем ничем. Несколько препаратов имеется, чтобы облегчить страдания, но без срочной помощи и полного курса лечения это лишь отстрочит их гибель. А препараты могут спасти кого-то из нас чуть позже. Да и сейчас есть на кого их потратить, - тут девушка кивком головы указала на парочку бандитов, которые хоть и стояли на ногах, но при этом покачивались и часто сплёвывали слюну. - Эти тоже получили дозу, но благодаря артефактам хватили меньше и могут выжить. Кстати, а что за место? Не узнаю совсем.

- Сам не был тут ни разу.

- О чём шепчемся, голубки?

Это к нам со спины подкралась Герла и принялась сверлить тяжёлым взглядом меня и научного работника. Глаз под забралом не видел, но этого и не нужно было - взгляд чувствовался едва ли не физически, прямо прожигая подозрительностью.

- Пытаемся понять, где находимся, - честно сказал я. - Ты не в курсе?

- нет. Только лучше чем пытаться, нужно спросить у вояк их ПДА с картами.

Чёрт, как я сам-то не догадался?

К сожалению, ничего толкового из этого не вышло: электронные приборы у охранников Кнопки не работали, как, впрочем, не работали они ни у кого. Когда же с грехом пополам один из электронных девайсов смогли включить, то обнаружилось отсутствие сети. Приплыли.

- Нужно что-то делать, - это к нашей компании присоединился старший вояка, майор, как его назвала Кнопка.

- Что делать, что делать…заголять и бегать, - негромко произнёс я. - Ладно, вот что нужно…

Через пять минут, один военный, три бандита из самых здоровых и Герла ушли на разведку. Несмотря на свои слова, Кнопка все-таки, вкололы несколько препаратов умирающим сталкерам. Тем заметно стало лучше, но девушка предупредила, что это ненадолго и протянут облучённые чуть более суток. Расположились мы на вершине одного из ближайших холмов, выбрав самый высокий и с просторной верхушкой, чтобы было где всем разместиться и контролировать окрестности.

Пока разведка бродила где-то вдали, я заставил майора (через Кнопку, меня этот упёртый вояка стойко игнорировал) выставить два поста и распределить смены между нами. После чего отдал команду на отдых.

Мысли в голове витали совсем нерадостные. Мало того, что на нас устроили охоту все более-менее сильные кланы, так ещё и выбросило неизвестно куда. Ясно одно - мы в Зоне (уж аномальную энергию, струящуюся вокруг, я никогда ни с чем не перепутаю), но вот где именно? И не окажется так, что нас занесло в полностью закрытую часть Зоны, а эдакий карман? Тогда я уже начинаю всем нам сочувствовать: с имеющимися припасами мы протянет суток трое-четверо, а кое-кто их хватанувших изрядную дозу рентген и того меньше.

Машинально, продолжая искать решение (но пока не придёт разведка с данными, принять что-то стоящее вряд ли удастся), как выбраться из сложившейся обстановки и что делать в отдалённом будущем, принял от Кнопки початую - банка на троих - банку тушёнки и две галетины и быстро всё слопал.

Прошёл час…полтора…настала моя очередь заступать на пост, и вдруг издалека донесся выстрел, ещё один, потом далёкий автомат разродился длинной очередью, его поддержал дробовик.

- К бою! - прокричал майор, вырывая меня из ступора. - Все легли и каждый смотрит за своим сектором.

Через десять минут показались три маленьких фигурки, то и дело прячущиеся за холмами и в любой подходящей ямке.

‘Наши, но почему трое?’.

А несколько минут спустя показались и их преследователи - две высоких и широких фигуры. Даже на таком расстоянии, а между нами было почти с километр, неизвестные казались гигантами. Ничего дальнобойного у нас не было, и помочь своим не могли, попытки кого-то из бандосов прицелиться из своей пукалки, быстро пресек майор, в доходчивой форме пояснив, что нечего палиться, лучше дождаться, когда противник приблизится вплотную.

- Кто такие, как думаешь? - поинтересовалась у меня Кнопка. Девушка расположилась рядом со мною, почти прижавшись к моему левому боку. Чуть в стороне, в крошечной ямке, едва укрывшей массивную фигуру в тяжёлом костюме, притаился майор.

- Не знаю. Возможно, кто-то из наёмников в новых супертяжёлых экзах.

- Только двое?

- Могло быть и трое, но тогда одного отправили за подкреплением, если у них те же проблемы со связью, что и у нас, - вмешался в разговор военный. - Да и чего им бояться в таких костюмах - бандитов в плащах с обрезами и ПП?

- Там Герла с ‘винтом’ и твой боец тоже не в брезентухе и водяным пистолетиком, - заметил я.

- Пока от них толку ноль.

В самом деле, несмотря на плотный огонь, оба великана даже ни разу не упали или не попытались укрыться от свинцового гороха. Ладно там картечь или свинцовые пули дробовика, но ведь и бронебойная ‘девятка’ к ‘винторезу’ у Герлы имеется.

Нашим товарищам повезло добраться до холма целыми и невредимыми.

- Неуязвимые какие-то, - часто дыша после быстрого бега, сообщила мне Герла, упав рядом на колени, потом раздражённо толкнула Кнопку в бедро. - Освободи место, что развалилась?

Из торопливых слов девушки выяснилось, что примерно в трёх километрах пятёрка разведчиков наткнулась на двух громил. Тех сперва не заметили, настолько хорошо смогли замаскироваться. Только, когда упали двое бандитов, сражённые незнакомым оружием (одежда и плоть в месте попадания зарядов превратились в коричневый пепел), нападавшие появились. Огнестрельное оружие их не брало, даже взрыв граната в пяти метрах - ближе докинуть не удалось у военного, не остановил противников. Стреляли те очень редко, видимо, скоростью перезарядки похвастаться не могли. Меткость на ходу тоже хромала. По-первой неизвестные хорошились за кочками и в ямках, но убедившись, что пули не причиняют им вреда, в наглую пошли на сталкеров.

- Едва оторвались, решили устроить засаду, но куда там - быстро заметили и чуть не превратили в прах! - быстро говорила Герла. - А ещё, Умник, здесь не Зона.

- Чего? - недоверчиво переспросил я и удивлённо посмотрел на подружку. - Тебя, случайно, не контузило?

- Я тебя сейчас сама контужу, - в одно мгновение разъярилась та. - Если говорю, что не Зона, значит, это так и есть. Местность незнакомая, а прошли мы порядочно, несколько раз поднимались на холмы и смотрели окрестности сверху - это раз, аномалий встретили всего с дюжину - это два, мутантов вообще не видели - три.

- Тёмные, успеете наговориться еще, сейчас у нас более важное дело, - вмешался в беседу майор. - Зона это или нет, мы потом выясним. Но сначала нужно разобраться с этими голиафами.

Герла со злостью посмотрела на него, завернула трёхэтажный загиб, упомянув всех родственников военного и его самого и…и замолчала. Удивительно. Или согласилась с воякой, или устала в смертельном забеге.

- У нас вся надежда на твоего пулемётчика и тебя с…с фокусами, - продолжил майор, когда Герла выговорилась. Насколько сможешь действовать аномалиями?

- Недалеко, пистолетная дистанция, - нехотя признался я. - Раньше они нас перещёлкают.

- Плохо. Ладно, попробую что-нибудь придумать.

За время нашего разговора противники приблизились к нам метров на двести пятьдесят. Шли они не торопясь, изредка постреливая из своего оружия и каждое попадание оставляло в земле немаленькую (для размеров оружия) воронку с мою голову размеров, идеально ровную, словно выдавленную формой в пластилине и с невесомой коричневой субстанцией, похожей на пепел от костра, на дне.

А мы молчали, следуя команде майора. Надеюсь, он знает, что делает, иначе такое молчание нам может выйти боком. Все бандиты то и дело посматривали в мою сторону, словно ожидая от меня чуда. Смотрели, кстати, спокойно, без паники и страха, даже получившие смертельную дозу радиации.

Команду на стрельбу майор отдал, когда до противников оставалось чуть более ста пятидесяти метров.

- Огонь!

Пара секунд замешательства - не все успели быстро сориентироваться и надавить на спуск, и вот по двум колоссам ударили сотни грамм свинца и калёной стали. Одного даже развернуло полубоком, второй отшатнулся назад и закинул, как цапля, голову вверх. Наш огонь заставил противников на несколько секунд замереть на месте, и этого вполне хватило, чтобы поставить точку в нашем споре: на наших позициях что-то громко хлопнуло, раздалось шипение и в ‘цаплю’ ударил шлейф густого белого дыма.

Голиаф упал, как колода. Даже не дёрнулся ни разу. Его товарищ пальнул в сторону гранатомётчика, чьё местоположение выдавало облако пыли и дыма и быстро, намного быстрее, чем наступал, стал уходить назад. Несколько раз он оступался, один раз даже упал на колено и упёрся ладонью в землю, чтобы совсем не растянуться на земле, но смог уйти.

- Пусть уходит, всё равно нам остановить его больше нечем, выстрел к гранатомёту был один, а патроны надо жалеть. Отбой! Стоп огонь!

Когда неизвестный скрылся из виду, мы осторожно спустились с холма вниз, к телу убитому противника. Если бы в рюкзаке у одного из вояк не нашёлся складной, десантный вариант противотанкового гранатомёта и выстрел к нему, кровушкой мы бы умылись изрядно.

Костюм неизвестного был странен до невозможного. Казалось, что он состоит из кубиков, прямоугольных пластин и мелких шариков, неравномерно покрывающих поверхность костюма. От этого фигура убитого выглядела громоздко и сюрреалистично, брр. А ещё он был изготовлен из непонятного материала и был монолитен: ничего не гнулось, не мялось, материал с трудом царапался ножом. Словно перед нами скульптура из парка, а не человек (или кто?) в бронированном комбинезоне. Следы от пуль напоминали мелкие сколы на гранитной плите. С трудом удалось перерубить крепление в районе шлема и снять шлем. И вот тогда я испытал шок - это был не человек.

На нас смотрело лицо неизвестного создания: вытянутое, напоминающее формой продолговатую дыню, нос узкий и начинается в середине лба, лоб высокий без малейшей морщинки, да и вся кожа на лице неизвестного была гладкая, как бильярдный шар и имела тёмно-серый оттенок, глаза миндалевидные и очень большие, с некрупное куриное яйцо, без зрачка - одно белое пятно с мелкими фиолетовыми прожилками по краям, губы очень толстые, мясистые, тёмно-фиолетового, почти чёрного цвета, на подбородке крупная ямочка, как зарубка, практически делящаяся тот пополам.

- Ну и урод, - с отвращением произнес Хват. - Никогда таких не видел. Мутант, что ли?

- Не мутант - местный житель, - спокойно, прямо очень спокойно произнесла Герла. - А я говорила, что мы не в Зоне.

Я, было, хотел спросить, о чём это она, но тут заметил её взгляд, направленный на горизонт и проследив за ним, испытал шок вторично: над кромкой земли и неба поднималась бледно-голубая, некрупная двойная луна!

КОНЕЦ.

Глава 1

Тройка военсталов умело гнала меня к периметру: отсекая от сталкерских троп и не давая свободы маневра. Причем - это была военная элита. Три офицера в ‘кокосах’ с компьютеризированными ‘стволами’ в руках.

И черт меня дернул с ними связаться! Именно - Черт, царство ему небесное. Один из клиентов нашего клана, которого я должен был провести через ловушки Зоны и мимо враждебных обитателей её же.

Кто знал, что этот индивидуум с маниакальной яростью ненавидит всех представителей официальных властей? Вот и с этими военсталами получилось неприятная ситуация. Заметил я их намного раньше и сумел укрыться среди аномалий и вывороченной почвы (очень было похоже, что тут прошел трактор с плугом, перевернув пласты земли). Посоветовал и Черту укрыться и вести себя тихо. Неприятность случилась через пару минут, когда противники прошли мимо нас в сотне метрах. За моей спиною хлопнул подствольник, выпуская гранату в одного из солдат. ‘Кокос’ справился с защитой своего владельца, но не смог погасить силу взрыва гранаты. В результате пораженный покатился по земле и влетел в ‘электру’. Сильную ‘электру’, стоит отметить. Человек даже в самом защищенном костюме на данный момент не смог пережить такое знакомство. Его покореженное и обугленное тело еще долго облизывали короткие голубые змейки разрядов.

Его товарищам подобное неуважение сильно не понравилось, настолько сильно, что они завалили нас свинцом и вогами, с точностью до метра обнаружив нашу позицию. Спасло нас (на тот первый момент) только мои способности. Пришлось окружить несколькими гравиконцентратами нашу лежку, чтобы сильные аномалии отклоняли хоть немного полет гранат и осколков.

Пять минут чертыханий, поминания матери моего спутника, родных наших противников и обещаний самых страшных кар Черту, как только выберемся из этой заварушки…

Выждав момент, когда по нам работал только один ствол (если не ошибаюсь, то эта ‘американка’ из семейства ‘шестнадцатых’ под ‘семерку’ - SIG 716, все остальные были вооружены ‘фенами’), я поднялся и рванул бегом по прямой. Немедленно в спину ударили автоматы военсталов, но ни одна зараза в меня не попала. Еще бы, если учесть тот момент, что между нами сейчас находился один большой гравиконцентрат, останавливающий или изменяющий траекторию пуль.

- За мною след в след, - крикнул я замешкавшемуся Черту, который заварил всю эту кашу и сейчас боялся подняться под пулями. Вот только моему совету он не последовал, решив отойти немного в бок. То ли решил, что я хочу прикрыть свою спину им, то ли еще что дурное проскочило у него в голове, но результат не замедлил проявиться на такое пренебрежительное отношение к командам проводника. Едва он вышел из-под защиты ‘грави’, как по нему стеганула очередь одного из вояк. Усиленный сталкерский комбез не выдержал, и человек с громким стоном повалился на землю.

- Мля, - выругался я, вскидывая автомат к плечу и выпуская короткую очередь по противникам. Попасть-то попал, но вот результата почти не было. Костюмы, что были на этих военных, являлись верхом инженерной мысли. Пробить простыми пулями можно было только при большой удаче или при массированном обстреле. А бронебойных у меня не было - закончились ранее, когда столкнулся с бандитами в хороших комбезах, да еще с особыми артефактами, что снижали эффект от попаданий в тело пуль.

Сместившись и сместив ‘грави’, я оказался рядом с Чертом и понял, что дело труба. У того вся дыхательная маска была забрызгана кровавой пеной, да и дырки на груди присутствовали, что сообщали о сквозных ранениях.

- Контейнер забери в рюкзаке, - едва слышно прохрипел Черт, когда я стянул с него маску и сделал укол из шприц-тюбика в шею боевым тонизирующим препаратом.

- Какой контейнер? Зачем? - не понял я, про себя характеризуя состояние раненого как критическое. Помочь ему сможет лишь Доктор, но только в ближайшие десять минут. Но где мы, а где Доктор?

- Контейнер…передать…Голикову, - делая большие паузы для набора воздуха, сказал умирающий. - В поселке Кривопрудье… сидит… на базе…офисе по изготовлению…окон. Это мой заказ…выполни его и …тогда мы квиты….к клану вопросов не будет… только быстро…надо сегодня уже…

- Какое Кривопрудье? - зарычал я, хватая собеседника за плечи. - Мне за периметр нет хода, придурок.

Вот только услышать он меня не мог - сознание потерял от моего резкого жеста или уже агония началась. Наша беседа заняла полминуты, но и этого хватило военсталам, которые стали обходить меня с флангов. Пару раз противники пробовали стрелять, но аномалии меня надежно прикрывали…пока что. Мои силы были на исходе, сколько смогу поддерживать аномальные ловушки, которые сейчас играют за меня, точно и не знаю. Ясно одно, что долго мне не продержаться. Плюнув на умирающего (образно, конечно) я перевернул его на бок и ножом разрезал плотную ткань материи на рюкзаке, чтобы не терять время на возню с лямками и застежками. Контейнер, больше всего похожий на старый школьный пенал из пластмассы, я обнаружил сразу же. Не теряя времени сунул его в один из карманов комбеза, что и были предназначены для таких случаев, и побежал.

Немного глодал сердце тот факт, что оставил умирающего. Стоило сделать ‘выстрел милосердия’, но и на него времени катастрофически не хватало. С другой стороны, ранения и огромная доза препарата сами по себе дадут возможность человеку быстро покинуть этот мир… и безболезненно, так как в препарат входило сильное обезболивающее средство с наркотическим эффектом.

Военсталы гнали меня с маниакальным упорством и ловкостью волков, загоняющих свою добычу в нужное место. Попытки скрыться или уйти в сторону немедленно пресекались. Неприятным был тот факт, что я с Чертом оказался возле самого периметра. Деваться тут было просто некуда…

Еще неприятным было то, что эту часть периметра контролировали войска НАТО. В отличие от украинцев или российских подразделений, эти больше полагались на электронику, чем на человеческий фактор. Точнее, своими приборами они дублировали действия солдат защитной линии. Количество датчиков массы, тепловых и волновых на каждые сто метров охраняемой линии зашкаливало . А еще тут имелись киберы или как там правильно называть механические боевые платформы свыше двух метров в высоту и передвигающиеся на гусеничном шасси. Снизу танк, в сверху что-то вроде гротескного подобия человека с руками-пушками и пулеметами. Снабженные аномальными датчиками и прочным низом, они запросто проходили через небольшие аномалии (а большие возле периметра редко появлялись, так как аномальной энергии тут было слишком мало для их образования).

Вот на этих киберов меня и загнали военсталы, справедливо полагая, что с моим оружием трудно будет справиться с этими минитанками. Мало того, очень скоро немного в стороне прозвучали звуки вертолетных движков, что могло означать только одно - десант пошел. К этим трем волкодавам сейчас присоединятся еще полтора десятка спецов.

- Гадство, - вслух прошипел я, укрываясь в небольшой ямке от посторонних взглядом. Как назло поблизости не было ни одной аномалии, а создавать с нуля у меня не было сил. Выдохся во время стычки, еще в ее начале. Теперь мог только подправлять уже существующие ловушки Зоны. Долго лежать не получилось: очень скоро по моему укрытию забарабанили пули. Пришлось выпрыгивать из него и перекатываться в очередную ямку. Вот тут мне повезло в первый раз по-крупному, так как ямка оказалась узкой, но глубокой канавой, по которой я пополз ужом.

Сырая и липкая грязь очень быстро залепила стекло маски, приходилось часто останавливаться и протирать его не менее грязной перчаткой. От этого скоро я видел окружающий ландшафт с большим трудом.

Уже собравшись ее снять, наплевав на возможное отравление всевозможной гадостью, я резко замер. Совсем рядом, метрах в полста от меня звучал движок. Тихий-тихий, но оттого еще более зловещий. Выглянув на полсекунды, я утвердился в своей догадке - прямо на меня пер один из механических пограничников, переваливаясь в ямах и разбрызгивая грязь во все стороны. Мое появление не осталось незамеченным и вызвало стрекот пулеметов. Полуметровые фонтанчики грязи забрызгали спину и голову. Еще хорошо, что обошлось без пушек, а то моя канавка не спасла бы. Ну и везет же, как утопленнику…

Переждав выстрелы, я откатился в сторону и пополз вбок, собираясь обойти кибера со стороны и зарядить тому хоть куда-нибудь из подствольника, тем более у меня имелась парочка термобарических гранат. Решение свое я поменял чуть позже, когда механический противник резко изменил свое положение (видит, гад, меня по любому, видит через свои приборы, которых напичкано в нем до безобразия много) и покатил опять на меня. Через несколько секунд точно окажется рядом и раздавит или расстреляет в упор.

И снова Зона подкинула мне шанс на спасение. В десятке метрах в стороне притаилась небольшая электра, которая могла мне пригодиться. Главное, успеть до нее добраться раньше, чем до меня доберется противник. Почти на четвереньках, чувствуя пятой точкой, как меня вылавливают в прицеле электронных приборов.

Успел в последний момент. Только завалился в очередную ямку из канавы, как рядом пронеслась строчка грязевых фонтанов. И опять кибер лупанул по мне из пулеметов, скорее всего потому, что снаряды к пушке закончились и это меня радует.

Как и предполагал, слабенькую ‘электру’ машина проигнорировала, следуя заложенной программе, или ее вел оператор, который считал показатели ‘электры’ и не нашел ее опасной. Зря, ох как зря…

Когда механическая дура наехала на аномалию, мне оставалось только подправить последнюю. Результат порадовал меня, и заставил (просто уверен на сто процентов, готов весь свой хабар поставить за месяц вперед) заскрипеть зубами от бешенства оператора. Огромный силы разряды вырвались из-под днища и окутали на миг кибера.

- Что, железяка, выкусил? - погрозил я кулаком своему недавнему противнику, сейчас застывшему в скособоченной позе. Уничтожив эту машину, я получал шанс вырваться из ловушки…если бы не десант. Скрипя зубами, я наблюдал с двухкилометровой дистанции через бинокль, как в мою сторону движется жиденькая шеренга людей в серо-зеленых комбезах, почти сливающихся с местностью. А ведь еще под боком сидит неугомонная троица военсталов, товарища которых прихлопнул Черт. Хоть и просят о мертвых молчать или говорить лишь хорошее, но этот заказчик вызывает лишь один мат. Черт бы побрал этого Черта.

Посмотрев в последний раз на вояк, я развернулся и пополз в сторону периметра. Рассчитывал спрятаться на самой границе аномальной территории и защитной линии. Закопаюсь в землю или в трупы мутантов, которых тут встречается порядочно, пережду несколько часов и адью. Хотя…гадство, заказ на мне висел. Черт смог нагрузить меня проблемами с ног до головы. Слепец перед моим уходом сказал, что это задание крайне важно выполнить… любым способом выполнить. Поэтому он меня и посылает, так как уверен в моих способностях и верить в мою удачливость.

С тоскою посмотрел на противников, потом на периметр и пополз к нему.

На удивление, местную сеть препятствий я прошел проще и быстрее, чем на своем прежнем проходе, когда еще не перешел в темный клан. Половина мин была на электронике, которая меня игнорировала (имелись определенные девайсы для этого). Охрана линии дотов и вовсе прощелкала клювом тот момент, когда я пролез под ‘колючкой’ и оказался на просторе. Вместо двух линий, как это было в прочих местах, тут имелась всего одна. Вторую выполняли киберы и беспилотники, летающие по краю полосы. И если бы не подарок Черта, я посчитал бы себя охрененым везунчиком - всего один кибер и тот наземный.

Уже через три часа, в сумерках, я оказался на ‘гражданской’ территории. Сейчас меня могли нагнать только редкие патрульные экипажи, но спрятаться от них в местной лесополосе не трудно и для полного неумехи. Чего говорить (без лишней скромности) про опытного сталкера.

Гораздо больше меня волновало собственное самочувствие. Потеряв связь с аномальным полем Зоны, во мне появилась вялость, словно от пары бессонных ночей и некая настороженность. В каждой тени виделось что-то страшное и пугающее. Это висело на подсознательном уровне и уходить пока что не собиралось. Помедлив несколько минут, я махнул на все рукою и тронулся в путь. А что еще делать - разваливаться не собираюсь, падать без движений или страдать удушьем тоже, значит, вперед. Если везение не покинет меня, то успею разобраться с заказом и вернуться в Зону.

До Кривопрудья, оказавшимся поселком с сотней домов из которых десяток были двухэтажными ‘хрущевками’, я добрался к полуночи. Мне просто повезло, что имелась карта в ПДА ближайшей местности вокруг Зоны. Единственным минусом было то, что не мог связаться со своими коллегами по клану. Передать о том, что клиент сгинул и теперь я взялся выполнять за него (уже в который раз берусь не пойми за что из благородных порывов) порученную миссию.

М-да, неприятно, но что делать? Немного помыкался в поисках одежды, но все же отыскал в небольшой деревушке перед Кривопрудьем, вывешенные вещи на улице. Вот там и обзавелся старым ватником, тельняшкой и брезентовыми штанами вроде как от ‘горки’. На ноги нацепил болотные сапоги с голенищами-гармошками.

Впрочем, переоделся я только перед конечной целью, так как тащить на себе свернутый комбез то еще удовольствие, в отличие от стянутых ремнем в узел гражданских вещей. Переодевался я в полукилометре от первых домов поселка. Свои вещи и оружие, за исключением пистолета, оставил в тайнике, наскоро сделав тот среди зарослей шиповника. Единственное о чем я позабыл, так это про собак. Слепые псы в Зоне больше скулят и лают редко и недолго, в отличие от простых, не мутировавших особей в нормальном мире.

- А ну пшла, - замахнулся я на ближайшую шавку ногою, которая своим лаем была способна поднять половину (если не полностью) поселка. Та отреагировала на угрозу спокойно и привычно - отскочив на пару шагов от меня. На ее лай из дворов откликнулись товарки, окончательно переполошив поселок.

- Чертовы двортерьеры, - сквозь зубы прошипел я, машинально касаясь кончиками пальцев СПС, который был засунут за ремень штанов на боку. Так бы и перестрелял всех этих псин, если бы не шум выстрелов. Не хватало еще с местными ментами столкнуться. Прилипчивая шавка отстала только через две улицы, видимо тут ее территория заканчивалась. Повезло, что на ее место другие не прибежали, а то я точно взялся бы за пистолет - состояние было настолько нервное, что мог сорваться в любой миг. Тем более, ночью было очень трудно найти неизвестного Голикова, которому следовало передать некий контейнер.

Еще хорошо, что планировка поселка была примитивнейшая: две центральные, параллельные друг другу улицы, соединяемые улочками покороче. Вроде как обычный штакетник-забор, получается на карте. Офис, к удивлению, был отмечен на моей электронной карте, вот только встретил меня чернотою окон и запертыми дверями. Территорию двухэтажного строения огораживал металлический забор, за которым было слышно, как бегали и негромко порыкивали собаки. Крупные, надо отметить, собаки. С такими справиться без пистолета сложно, если не будет желания заполучить несколько укусов.

- Вот же гадство, - в сердцах ударил ногою по глухой калитке сбоку от ворот, - и что мне теперь делать?

- Кто тут стучит? - послышалась недовольная речь из-за ворот. От неожиданности я сам не понял. Как отскочил в сторону и выхватил пистолет.

- Ну? - требовательно произнес неизвестный и громко икнул. - Ик, чего молчишь-то? Сейчас собак спущу…

- Эй, дед, - в голосе говорившего проскальзывали дребезжащие старческие нотки, что помогло определить его возраст более или менее точно, - погоди с собаками. Я тут Голикова разыскиваю, который где-то тут проживает.

- А зачем он тебе посередь ночи-то? - подозрительно осведомился старик.

- Нужно, - проговорил я, - передать ему одну новость от одной фирмы с которой он недавно работал. Там некоторые вопросы появились и предложения по продукции.

- Завтра приходь, - был ответ. - Ночью никакие дела не решаются.

- Это у вас не решаются, -попробовал достучатся до сознания собеседника, - а в Киеве самое рабочее время. Потом поздно будет.

- Ничего не знаю, - категорически ответил старик. - В своем Киеве и разбирайся со временем, а тут у нас не Киев. Я сторож простой, а начальство повелело никому и никогда не сообщать ничего лишнего. Да и не знаю я ничего.

Судя по удаляющимся шагам, дед решил больше не терять время со мною и пошел в свою сторожку добивать припасенную бутылочку (уж очень голос был характерный, тянущийся и чуть с заплетающимся языком). Но мне-то от этого-то не легче.

Сплюнув, я посмотрел удивленно на пистолет, который все время разговора держал в руке, и убрал его обратно под ватник. И тут у меня пискнул ПДА, который я держал включенным все время с момента ухода с опасной территории возле периметра. Писк сообщал, что некто поблизости воспользовался аналогичным прибором, отослав сообщение. Обычные ПДА не обладают способностью к сканированию да и сообщения вне Зоны отправлять и принимать не могут, но свой я отдал для апгрейда сразу же, как накопил побольше денег. И теперь мог пользоваться им где угодно с некоторыми оговорками, конечно. Принимать мои сообщения мог любой похожий ПДА и лишь на этой территории (точно так же из Зоны невозможно отправить весточку в обычный мир). Кроме сканера в приборе имелось еще несколько фич, но пока ненужных для меня. Сканер же мог с точностью до метра на отрезке в пятьсот-шестьсот метров определить работающее устройство.

Насторожившись, я достал из кармана комп и посмотрел на сообщение. Из него я понял только одно: метрах в трехстах от меня работал ПДА, аналогичный моему. Сталкерский, в общем и проабгрейденый отличным специалистом, если может работать здесь. В голове пробежались мысли, перебирая варианты один за другим. Остановился на том, что это мог быть сам Голиков или его помощник, который беспокоится насчет товара и теребит компаньонов.

Если так, то его дом расположен примерно в трехстах метрах во всех сторонах от меня. После короткой пробежки и осмотра местности, остановился на пяти зданиях, которые совпадали по расстоянию. Три из них отмел сразу - хибары хибарами, в подобных точно жить не пожелает человек, имеющий неплохой прибыток от связей со сталкерами и имеющий небольшое предприятие. Из двух оставшихся после некоторого раздумья выбрал двухэтажный домик из желтого кирпича (или обложенного облицовочным кирпичом, я в этом не сильно разбираюсь). С выбором мне помогло определится светящееся окно на втором этаже и маячившая фигура мужчины, которая с трудом, но просматривалась сквозь плотные шторы.

Территория участка была обнесена высоким забором из гофрированного железа, выкрашенного в зеленый цвет. Через такой будет сложновато перебраться, но вполне возможно. Пройдя вдоль всего доступного периметра ограды, я по пути перекинул несколько камней и палок, что подобрал на дороге. Никакого отклика на свои действия не обнаружил и пришел к мнению, что собак тут нет. В принципе, нормальное решение для подобного человека. Мало ли кто и во сколько припрется к нему домой, зачем оповещать об этом соседей?

Вот и я не собирался сообщать об этом никому, по-тихому перескочив через забор, даже не загремев листами. Вот только чуть не порезал руки о верхний край металлического листа, когда за него ухватился.

Приземлился почти без шума и так и застыл на полусогнутых, прислушиваясь к окружающему миру. Через полминуты выпрямился и тихонько пошел вдоль дома, присматриваясь к окнам и планировке дома. Обнаружил две двери, причем обе толстые и бронированные с глазками для просмотра. На всех окнах первого этажа стояли решетки из простых толстых прутьев, без всяких изысков сваренных между собою. Что ж, видно хозяину совсем нет дела до красоты, важна лишь рациональность.

Когда я пошел на второй круг и оказался возле задней двери, послышался негромкий голос с механическим тембром:

- И долго ты круги собираешься нарезать вокруг дома?

На этот раз я выхватил пистолет еще быстрее, чем с дедом у ворот офиса. Мало того, я еще и отпрыгнул на пару метров в сторону и повалился на землю, затрудняя прицеливание для возможного стрелка.

- Ты что - акробат? Сначала через забор прыгаешь, потом по клумбам кувыркаешься? Что нужно?

- Хозяин нужен, - негромко произнес я и откатился в сторону, после этого.

- А конкретно? - настаивал голос неизвестного. Только сейчас я заметил небольшую светло-коричневую сеточку динамика возле двери, трудно различимую в темноте на фоне кирпичной кладки.

- Голиков мне нужен, - стал закипать я, стискивая в ладони пистолет и понемногу заводясь. Наверное, поспешил я с суждением, что вне Зоны мое самочувствие не пострадает. Скорее всего, физически ничего не произойдет, а вот с нервами и головою может и кавардак случиться.

- Вот как? - проскользнуло удивление, потом была долгая пауза и короткое предложение. - Заходи.

Дверь едва слышно щелкнула замками и приоткрылась, выпустив на улицу тонкий лучик света. Секунду размышлял над вопросом ‘идти или не идти’, а потом поднялся с земли и быстро шагнул к порогу. Перед тем, как открыть дверь и шагнуть в помещение, сильно прищурился, стараясь защитить свои глаза от ослепления. Сильно опасался получить пулю в дверном проеме, где свобода маневра будет ограничена, но все обошлось.

Здоровенный мужик в спортивный штанах и майке-борцовке стоял метрах в пяти от двери. Через его левую руку была перекинута верхняя часть спортивного костюма. Хм, вероятнее всего там сейчас сжата пушка, укрытая таким незамысловатым образом.

- Ну, - проговорил хозяин, когда за мною закрылась дверь, - говори что хотел. Голиков - я.

- А документики бы показать, - попросил я, чувствуя неудобство перед стволом, - а то назваться можно хоть папой римским.

Здоровяк хмыкнул, но сделал несколько шагов в сторону к шкафу, откуда извлек темно-синие корочки заграничного паспорта и перебросил их мне. Пришлось ловить их на лету, в результате чего из рукава едва не вылетел пистолет. При виде оружия мужик напрягся, но пока агрессии проявлять не стал.

Так, что мы тут имеем. Голиков Сергей Викторович…украинец…сорок лет…

- Верю, - перекинул я обратно документ хозяину, который тот поймал с большой ловкостью, чем я.

- А ты кто такой? - поинтересовался Голиков.

- Гость с небольшим…презентом, - ответил я.

- Уж не про тот презент ты говоришь, что в рукаве прячешь?

- Этот? - спросил я, аккуратно доставая пистолет и убирая его за пояс. - Нет, у меня тут нечто другое. Вот.

Я выложил на стол пенал полученный от Черта и внимательно посмотрел на хозяина дома. А у того даже лицо переменилось при виде контейнера. Скинув с левой руки куртку, больше не желая маскироваться от меня, Голиков пододвинул к себе пенал и нажал на несколько точек. В предмете что-то щелкнуло, и крышка немного приподнялась, больше не удерживаемая замком.

- Да, - приподняв верх пенала и заглянув вовнутрь, проговорил голиков, - то что нужно. Молодец…но почему принес контейнер ты, а не Чертанов?

- Чертанов? - переспросил я. - Это кто?

- Вот, - мужик положил на стол увесистый револьвер, который ранее скрывался под курткой и вытянул из кармана штанов ПДА. - На фотку его посмотри.

С экрана компа на меня смотрела бледная физиономия Черта, Царство ему Небесное.

- Черт, - переведя взгляд с фотографии на Голикова, сказал я. - Я знаю его под именем Черта. Он погиб возле периметра, наткнувшись на вояк. Я был его проводником.

- На военный?

- Угу. Дернуло его начать с теми перестрелку и завалить одного. А прочие завалили его.

- С военными у него давние счеты, по слухам - скривился Голиков. - А ты как уцелел?

- Обычно, - не стал вдаваться в подробности. - Умею выживать там, где разные придурки гибнут.

- Ну да, у да, - закивал собеседник, - ты же проводник. Ладно, товар доставлен тобою вместо Черта, значит и плата за транспортировку тебе принадлежит. Кстати, мне бы получить ПДА Черта, он с тобою?

Глядя на мое изменившееся лицо, мужик в раздражении ударил кулаком по столу:

- Ты оставил прибор на трупе? Млять, там же куча инфы. Если вояки сумеют ее расшифровать, то будет такая… петрушка.

- Не достанут, - буркнул я. - Тело попало в кольцо аномалий и вытащить его до ближайшего Выброса будет архисложно. Я сам только и успел вытащить контейнер.

- Кстати, а откуда ты узнал про груз? - прищурился Голиков, посмотрев на меня ну очень внимательно.

- Черт сам сказал, - пожал я плечами, спокойно выдерживая взгляд, - когда его ранило. Понял, что вытащить его не получиться, а ранения не позволят долго продержаться.

- М-да, - произнес Голиков. Потом поднялся из-за стола, вышел в соседнюю комнату и вернулся через минуту в бутылкой водки и двумя стаканами.

- Помянем бродягу, - свинчивая пробку с бутылки, наполненной перцовой водкой и наполняя стаканы на половину. Я кивнул в ответ, соглашаясь с его словами, и опрокинул в себя сто пятьдесят грамм крепкой и жгучей жидкости. Теплая волна пробежалась по от горла до желудка. Ух, хорошо. Вот именно этого мне и не хватало.

- А теперь за твою счастливую звезду, что помогла добраться, - наполнил по второй Голиков. После этого бутылка опустела, а вторую хозяин не принес. Хотя она и не требовалась - так было нормально. Убрав пустую тару под стол, Голиков вновь ушел из комнаты и задержался на этот раз подольше. От скуки я взялся рассматривать его револьвер, так и лежавший на столе. За этим занятием меня и застал хозяин дома. Он вернулся уже с сигаретой в зубах, нещадно дымя и распространяя аромат шоколада. В руке держал тонкую пачку денег. Точнее будет сказать не пачку, а сверток банкнот с характерной серо-зеленой окраской.

- Это тебе за доставку, - катнул ко мне рулончик банкнот Голиков и продолжил, кивнул на оружие в моих руках. - Интересуешься?

- Немного, - пожал я плечами, откладывая револьвер и убирая деньги в карман штанов. - Просто в тот момент когда увидел тебя с курткой на руке, посчитал револьвер за пистолет.

- Ха, - хохотнул собеседник. - На хрен он мне сплющился этот пистолет. Чтобы заклинило затвор тканью?

- Вот и я подумал, что будет только первый выстрел, - качнул я головою, - случись чего. С револьвером же ситуация была бы намного хуже. Да еще с таким калибром.

- Это не просто калибр, - проговорил Голиков, откидывая влево барабан и доставая толстые латунные гильзы. - Тут и патроны специальные. Вот этот с картечью, этот с бронебойной пулей, этот опять с картечью.

- Что это за револьвер? - удивился я, до этого не слышавший ни о чем подобном. - У него что, совсем нарезов нет?

- Нет, - растянул лицо в улыбке собеседник. - Гладкий ствол под тридцать второй калибр. Охотничий укороченный патрон тут применяется. Прицельная дальность аховая, зато метров с десяти или пятнадцати я спокойно слона остановлю. Или припять-кабана.

- Насчет кабана не уверен, - отрицательно покачал я головою. - Их не всегда и обычным ружейным зарядом с первого раза завалишь. Ладно, пора мне и назад возвращаться пока темно.

- Так и пойдешь? - кивнул на мой наряд голиков.

- Угу, а что делать? - пожал я плечами. - Не в комбезе переться же?

- Минутку подожди, - сказал мне Голиков и вновь ушел из комнаты.

Глава 2

Вновь переходить периметр в старом месте было глупо. Я там такой шухер поднял, что еще пару дней натовцы будут реагировать на любой сигнал тревоги и уничтожить все шевелящееся и живое. Возможно, вплоть до бактерий. И еще бы им так не волноваться, когда потеряли одного робота стоимостью в миллионы долларов и пропустили сквозь охраняемую линию неизвестного. Тут даже опасно находиться, так как могут последовать зачистки прилегающей местность с поверками всех попавшихся. И понять их можно. Во-первых, такой удар по носу иноземцам с их хваленой супертехникой. Во-вторых, проскочивший через кордон сталкер запросто мог вынести с территории Зоны опасную болезнь.

Вот поэтому я попросил Голикова помочь мне убраться из этой местности. И не куда-нибудь, а поближе к Чернобылю-5. Там будет проще проскочить сквозь периметр учитывая тот факт, что имеются полезные знакомства (и высокооплачиваемые стоит отметить). Одетый в джинсовый костюм, который слегка был мне великоват, в черную майку и бандану, я сидел рядом с Голиковым и бездумно смотрел в темноту. Вялость, которую я почувствовал, едва покинул Зону, все усиливалась. Я постоянно зевал, веки сами собой опускались и был недалек тот момент, когда мог уснуть. Вот только в моем состоянии сон запросто может перейти в смерть. Пока что держался да и Голиков помогал отгонять дрему своими разговорами. В один из моментов, когда я зевнул особенно громко, он удивленно посмотрел на меня и проговорил:

- Эй, да ты того гляди заснешь совсем. Слушай, мож тебе подремать немного, а? У меня есть пара местечек, где тебя ни одна собака не отыщет.

- Нет, - помотал я головою, - не пойдет. Мне очень срочно нужно опасть в Зону. Твой заказ попался мне случайно, сверх того, что на мне висит. Разобрался с ним, но все прочие дела висят на шее. Так что, мне сейчас не до сна.

- Тогда мож препаратик кольнешь? Хороший, натовский специально для их коммандос сделан. Сон и усталость как рукой снимет.

- Что за препарат? - заинтересовался я.

Голиков остановил машину и взялся за аптечку из которой через минуту достал небольшую стеклянную ампулу и одноразовый шприц.

- Что б без палева все было приходится вот так держать, - сообщил он мне показывая предметы. - А так препаратик в шприц-тюбиках храниться. Ну что, колоться будешь?

Я на секунду замолчал, сосредоточившись на своем самочувствии, и медленно кивнул головой в ответ:

- Давай.

Голиков сноровисто, словно завзятый врач отломил головку ампуле, набрал полный шприц содержимого и приложил тонкую иглу к моей шее. Оли от укола я почти не почувствовал, а вот эффект ощутил почти сразу же. Сонливость и вялость отошли на задний план, полностью не пропали, но больше не мешали.

- Ну как? - ухмыльнулся Голиков, выбрасывая использованный шприц с пустой ампулой в окно. - Чуешь, как кровушка заиграла? С этим лекарством хоть на Эверест, хоть с пятком баб в койку и хрен устанешь.

- Что-то мне ни в горы, ни в постель не хочется, - буркнул я, - а вот обратно в Зону весьма желательно. А насчет эффект… да, бодрее себя чувствую. Спать точно не хочется. Сколько продержится?

- Шесть часов точно, - сообщил собеседник, заводя мотор и трогая машину. - Может и семь, но тут все от самого организма зависит…

Через полчаса я распрощался со своим новым знакомым и, забрав из тайника в машине свои вещи, неторопливо двинулся в сторону периметра. Весь путь пролегал по лесопосадкам да оврагам во избежание ненужных встреч. Да и то чуть пару раз не попался в руки патруля. Спасло от того несколько халатное отношение вояк к своим обязанностям. Вместо того, чтобы курсировать по маршруту, они блаженствовали на полянках и о чем-то весело разговаривали. А второй патруль и вовсе давил лесную травку вместе с представительницами прекрасного пола. Судя по специфической одежде, которая больше открывала, чем скрывала тела, тут явно были не обычные сельские простушки, а работницы древней профессии. На миг я даже взгрустнул, вспомнив о Герле. С этой девушкой отношения напоминали буйство вулкана. Никогда не угадаешь, что ее может взбесить и умиротворить. Ссоры и примирения следуют одна за другой. Вот и сейчас уже недели две как мы вновь разругались. И ведь понимает оба, что друг без друга жить не можем, но без дурацких выяснений отношений никак не обходится. Эх, какая же сложная штука - жизнь…

Охранный периметр в очередной раз изменился. На том участке, где я раньше любил ходить в Зону и обратно понаставили мин и датчиков. Метрах в двухстах в сторону Зоны, но еще на незараженной территории появились два бетонных колпака из узких амбразур которых, торчали тонкие пулеметные стволы. Тонкие-то они тонкие, но запросто начинят свинцом по самые ноздри стоит попасть им на прицел. Мне пришлось больше двух часов преодолевать какие-то пятьсот метров, пока смог почувствовать себя в безопасности.

А потом я почувствовал Зону. Она встретила меня, как старушка мать встречает своего сына, гулявшего на чужой сторонке, но вернувшегося живым и здоровым. Обычным сталкерам первые минуты такого знакомства кажутся тяжелыми, их давит, словно попали на вершину самого высокого горного пика. Им тяжело дышать, руки и ноги заплетаются и они не держат вещи.

Мне же показалось, что меня выпустили из бетонного подвала, где и воздух спертый, и свет излишне яркий. Я дышал полной грудью, счастливо улыбался и ощущал себя на седьмом небе блаженства. Только через пять минут эйфория схлынула, оставив чувство собранности. Ни вялости, ни усталости от предыдущего пути не ощущалось. Возможно, наконец-то подействовало средство Голикова (блин, и как я согласился принять от незнакомого человека неизвестный укол, никак мое состояние сказалось и на мозгах, ведь ‘оконщик’ мог и яд вколот, чтобы избавиться от меня по своим причинам). Но вполне может быть, что так на мне сказывается поступление аномальной энергии. Вот интересно, есть темные сталкеры, которые выбирались за кордон и возвращались обратно? Что они чувствовали? Надо будет по возвращению в клан поинтересоваться. Но это потом, до этого мне еще надо преодолеть половину Зоны.

Для начала я решил наведаться в деревню новичков, тем более что до нее тут было рукой подать. Идти по краю Зоны было само удовольствие. После местности, где обитает мой клан, напичканный аномалиями, опасными тварями и вражескими сталкерами, дорога до деревни с новичками показалась мне прогулочной тропинкой в городском парке. Как и всегда, среди покосившихся и почерневших от выбросов и времени домиков крутились два с лишним десятка новобранцев. Мимо постов, выставленных на окраине деревне, я просочился незаметно. Молодой парнишка ( мой ровесник по годам, но сопляк в сравнении с жизненным опытом) в плотной горке, легком бронежилете каске и армейском противогазе даже головой не повел в мою сторону. А парни внутри деревни на меня мало обращали внимания. Наверное, посчитали, что раз меня попустили на пост, то свой. Хотя, насчет окружающего внимания это я немного преуменьшил. Прямых взглядов не было, а вот коситься на меня косились. И тихие завистливые шепотки в спину неслись Ну, еще бы, в своей экипировке и с личным оружием я выглядел среди ‘деревенских’ этаким богом с Олимпа, сошедшим в ряды простых смертных.

- Умник? - внезапно до меня донесся чей-то удивленный и капельку недоверчивый возглас. - Умник, ты что ли?

Я обернулся в сторону говорившего и увидел Волка. Ветеран так и не изменился с нашей последней встречи. Такой же комбез, старое (или похожее на то) оружие.

- Волчара, как ты меня узнать-то смог? - воскликнул я и быстро зашагал к нему. - Здорова, как поживаешь?

- Да так, - ухмыльнулся он, - потихонечку. А чтобы тебя не узнавали, то смени оружие. Немного народу с такими стволами ходят, да еще с нашивками темного клана.

При этих словах несколько человек из новичков, сидевших у ближайшей бочки, из которой вырывались языки пламени, оживились и принялись что-то шептать друг другу на ухо. Заметив это, я поморщился и сердито выговорил Волку:

- Ты б еще через ПДА отправил сообщение, что в деревне новичков темный объявился. Вот будет фурор.

- А что такого? Это и так видно по твоим нашивкам, - недоуменно отозвался сталкер и показал кулак новичкам. Те оказались понятливыми и в ту же секунду снялись с места и перебрались подальше от нас. Но коситься на меня не перестали.

- Кто эти? - качнул я головой в сторону молодежи (образно, конечно, некоторым из ‘молодых’ давно за третий десяток перевалило). - Да они монолитовца от спецотряда Долга не отличат. А уж такой шеврон они и подавно не видели. Сам-то давно видел темных в этой местности или кого-нибудь из кланов, что ближе к центру поселились?

- Темных не видел, врать не буду, - признался Волк, - но вот из центра захаживают изредка. Как раз пара из таких тут сейчас сидит.

- Что за клан? - без особого интереса поинтересовался я.

- Ратник. Слышал о таком?

Ратники… как я ни напрягал память, но ничего похожего припомнить не удалось.

- Опять какая-то секта или отряд юннатов? - презрительно отозвался я. - Забрались в самый центр Зоны и считают себя от этого крутыми. Ставлю ‘душу’, что через месяц от них никого не останется.

- Гони артефакт, - ухмыльнулся Волк, - ты проиграл. Эти парни весьма серьезные и на своей базе сидят твердо. Из бывших вояк, вроде костяка Долга, но не заморачиваются со всякими безумными идеями. Кстати, один из твоих учеников в этом клане состоит и как раз здесь отдыхает.

- Кто?

- Помнишь ты как-то с парой новичков у меня появился? Потом еще у Сидоровича на большие бабки закупился и исчез? Еще один из твоих учеников юморист был хоть куда?

- Хват!? - поразился я, догадавшись о ком идет речь. Черт, вот так встреча. Может, мне по скорому свинтить, пока не состоялась неприятная встреча? Мало ли как там оно обернется. С того момента, как распрощался с парнями и вступил в темный клан, я не интересовался жизнью своих земляков. И так хватало чем заняться и над чем задуматься. Даже пропустил момент, когда новый клан получил имя. Ратники, значит, что ж, буду знать.

После короткого раздумья, я решил не пороть горячу. Вдвоем ратники со мной не решат связываться, какой бы приказ у них ни был (я не отметал той мысли, что парни разыскивают меня, посещая все мест, где я мог быть). А если и начнут дурковать, так здесь есть кому их на место поставить.

Значит решено - остаюсь. Пару часов посижу с Волком, покалякаю о жизни, к Сидору заскочу отовариться, а то поиздержался я. Патронов, гранат, аптечку обновить и еще ряд мелочей прикупить, без которых несколько сложно жить в Зоне. И к нему первым делом зайду.

- Оба на, Умник? - недоверчиво проговорил Сидорович, когда я оказался на порожке его бронированного логова. - Ты?

- А что, появился еще один Умник похожий на меня, как две капли воды? - съязвил я.

- Не бухти, - отмахнулся от моих слов торговец, успев прийти в себя после неожиданной встречи. - Зачем пришел: продать или купить?

- Продавать? Тебе? - искренне удивился я и громко рассмеялся. - Сидор, ты зарыл талант в землю, когда не пошел в цирк.

- Слушай, темный, - стал яриться торговец, - не много ли ты себе позволяешь? Я же могу парней кликнуть сверху и они тебя на раз и два вышвырнут из деревни.

- Ой ли, - продолжал веселиться я, - а ты слыхал байку, что Зона иногда слушает нашу просьбу, темных сталкеров? И будет тебе в благодарность за такое поведение отличный гравиконцентрат на пороге бункера или студень тебе со жгучим пухом сюда наползет.

- Не бреши. Здесь на краю Зоны аномалий сильнее плеши или трамплина не бывает, - отмахнулся от моих слов торгаш. - Да и те исчезают быстро и не настолько мощны.

- А я попрошу Зону, чтобы она изменила свои привычки ради тебя, - жестко проговорил я и посмотрел в глаза Сидоровичу. Игра в гляделки длилась секунд тридцать, и первым сдался торговец.

- Будет тебе уже свою крутость показывать, - вздохнул он. - Говори, чего нужно.

- Бронебойные патроны ‘семерка’ отечественная, десяток ‘вогов’, аптечку, встраиваемую в костюм, - принялся перечислять я требуемое. Все услышанное Сидор записывал на листочке блокнота.

- Минут двадцать жди, - сообщил он, когда я закончил. - Расплачиваться чем будешь?

- Наличными, - произнес я, помня о подарке Голикова, том тугом ‘батончике’ купюр. А пока торговец собирает товар, можно посидеть в подвальчике у Волка и покалякать о жизни.

Без спиртного не обошлось. Когда я спустился по узкой лестнице в подвал, где ютился наставник молодежи, у того на столике был разложен такой натюрморт, что я невольно присвистнул:

- Да у тебя тут свадьбу сыграть можно! Слушай, я вообще-то ненадолго, полчасика и в путь пора.

- Полчаса так полчаса, - пожал плечами Волк и налил из большого поцарапанного графина еще советских времен грамм сто прозрачной жидкости, - тогда тем более е стоит терять время…ну, видит Бог - не пьем, а лечимся.

Я лихо опрокинул стальную стопку и на секунду забыл, как дышать.

- Умник, спирт на вдохе надо потреблять,- заметил мне Волк, когда я засипел после обжигающей жидкости.

- Так предупреждать нужно, - сделал я замечание собеседнику и ухватил кусок сала. - Слушай, а эта парочка ратников про меня не спрашивала?

- Нет, - отрицательно мотнул головою Волчара и разлил по новой, - про тебя молчком. Ищут девчонку какую-то из своих. Пообещали кучу бабок за любые сведения - хоть артефактами, хоть наликом, хоть на счет.

- И как результаты?

- Да никак, - хмыкнул Волк. - В Зоне если потерялся человек, то его уже не найти. А уж с красивыми женщинами и вовсе беда. Их или бандиты в оборот возьмут, или секта какая оприходует. И это я молчу про аномалии и прочие радости… ну, чтоб все стояло кроме сердца.

- Это точно, - поддержал я тост и опрокинул стопку. - Слушай, а ты откуда знаешь, что девка симпатичная?

- Фотку они показывали. Там такая краля, просто пальчики оближешь. Молоденькая вот только, не в моем вкусе. На таких Кишка западает из бандюков.

- Это который? - поинтересовался я, пытаясь припомнить названную личность.

- В Кременчугах засел со своими, щипают одиночек и своих коллег, - пояснил Волк. - Поговаривают, что сбежал из-под конвоя. А сидел как маньяк и именно специализирующийся по молоденьким девочкам. Еще по одной?

- Ага, - кивнул я головой, - только мне половинку рюмки, а то уже голове зашумело от твоих доз.

- Дозы у торчков, а мы разливаем по порциям, - наставительно заметил Волк и расплескал спирт по емкостям. - Ну, в сердце грусть, в мозгах застой, не пора ли по одной!

- Прямо в тему, - вздохнул я. - Ладно, Волк, почапал я до Сидора, а там и к себе. И во что на последок скажу, ты своим парням на постах смени маски с противогазами, а то сквозь ‘очковые’ стекла они ни хрена не видят. К ним подобраться можно в плотную и похлопать по плечу. Дай им что-то с большими стеклами во все лицо или шлемы с забралами и респираторы.

- Учту. Ну, будешь поблизости еще раз, то заходи обязательно, - на прощание сказал Волк.

- Конечно.

Расплатившись с торговцем, который взял с меня весьма по-божески, не показав на этот раз свою волчью натуру обдиралы (а ради чего я с ним собачился, не просто же так ставил на место торгаша), я покинул деревню. Но не успел отойти и на пятьсот метров, как на ПДА пришло сообщение:

‘Умник, есть пара минут? Очень срочно. Хват’.

С минуту я размышлял, а нужна ли мне так эта встреча? А потом решил, что пусть будет.

‘ Жду три минуты к востоку в низинке возле трех деревьев. Умник’.

Через указанный промежуток времени на меня почти свалилась парочка сталкеров с примечательными шевронами: на фоне алого стяга древнерусский щит ‘капелька’, который венчает остроконечный шлем с кольчужной маской, на щите скрещенные булава и прямой славянский меч. И надпись: ‘Ратник’.

Комбезы у обоих были неплохие, чем-то похожи на свободовские тяжелые костюмы. Военным или долговским чуть-чуть уступают, но много лучше подобного класса экипировки всех прочих кланов. В руках у каждого по ‘сто третьему’ с подствольником, на бедре по закрытой кобуре с чем-то массивным.

- Уф, заставил ты нас побегать, - поговорил Хват, запалено дыша, как загнанная лошадь. - Еле успели за три минуты.

- Больше тренироваться нужно, - хмуро заметил я. - Так что ты хотел?

- Потренируешься тут, - вздохнул Хват, снимая маску и перчатку с левой ладони и вытирая лицо, потом вернул средства экипировки на место. - Носимся, как угорелые из-за тупых деток больших дядь.

- Это ты о девчонке, - поинтересовался я, - молодой и симпатичной?

- Ты ее видел? - радостно воскликнул парень и даже подался немного в мою сторону. - Умник, блина, ты такой камень…

- Расслабься, - оборвал я парня, - это мне Волк ее описал с твоих слов. Сам я ни о какой девчонке и слыхом не слышал. Да и нет мне дела до дел сталкеров, когда те не касаются темного клана.

- Б…я, а я уже обрадовался, - разочарованно произнес старый знакомый. - Не поверишь, но третьи сутки на ногах, больше половины клана по Зоне разогнали. Слушай, а ты не сможешь помочь, а? Поверь, Сухой и отец этой девчонки за ее живую и здоровую озолотят хоть тебя, хоть твой клан.

- И что мне с этим золотом делать в Зоне? - развеселился я. - Тут совсем другие ценности, за периметр мне нет ходу.

- Б…дь, ну хоть информацией поделишься, а?

- Хват, помню в прошлый раз ты не был матершинником, - попрекнул я парня. - С чего сейчас через фразу бля…ешь?

- Станешь тут, - вздохнул парень. - За три дня ж…у всем порвали больше, чем за предыдущие года службы на ТОЙ стороне. И все ради какой-то пигалице, у которой в одном месте моча взыграла.

- Хват насчет информации я и сам пустой, - развел я руками. - Могу поспрашивать у своих и передать тебе потом, но ничего не обещаю. И, кстати, что вообще случилось? Кратенькую выжимку можешь дать?

- Кратенькую, значит, тогда слушай…

А случилось вот что. Неделю назад на базу клана приехала проверка и комиссия из таких верхов, что шапка с головы упадет, если появиться желание посмотреть в эту высь. Конечно, дело было не столько в проверке, сколько в работе лаборатории и медкомплекса, развернутого на территории базы клана. Артефакты творили такие чудеса, что легко лечили все те заболевания, которые считались на Большой Земле неизлечимыми. Доходило вплоть до омоложения организма. Вот и решила комиссия совместить приятное с полезным, то есть, поверить работу подчиненных и подлечиться. Старший комиссии приехал не один, а с дочкой. На фоте, которое мне показал Хват, стояла симпатичная девушка лет шестнадцати-семнадцати с рыжей шевелюрой и идеальной фигуркой. Года два или три назад столкнись я с такой милашкой, то легко мог слюной захлебнуться и попытаться сделать все возможное ради обладания ею. Так вот, это молодое дарование несколько дней помыкалась по базе и… исчезла. Осталась только записка отцу, что его дочь решила проверить себя в экстремальной ситуации и несколько дней пожить в Зоне. Как она могла уйти с территории базы и из-под опеки нескольких пар глаз профессиональных охранников - только Богу известно. Ее отец едва не приказал своим волкодавам расстрелять на месте командование клана. Но сдержался, вместо расстрела посадил их под арест и пообещал, что если дочь не найдется живой и здоровой, то им не жить. Руководство клана в свою очередь наскипидарила хвосты бойцам и отправила тех в Зону на поиски несносного дитятки. И вот уже трое суток ратники носятся, как угорелые. Но ни единой весточки о рыжей никому не удалось найти.

- Ладно, - пообещал я, - поспрашиваю я у своих, но ничего не обещаю. Стати, тебе Волк про Кишку не говорил?

- Этот который бандит? Нет, не говорил, - отозвался Хват. - А что такое?

- До Волка доходили слухи, что этот отморозок очень любит молоденьких и симпатичных девочек и эта рыжая как раз в его вкусе.

- Так, - призадумался Хват, - можно сегодня попробовать наведаться к бандюку. Только ребят собрать, кто поближе…

- Сегодня не стоит, - посоветовал я парню. - Выброс скоро, как бы ни вечером или ночью не ударил. Не успеете вы разобраться с бандитами, тем более днем нужное количество народа не наберешь.

- Бл…ская жизнь, - едва ли не простонал Хват. - Все нас не как у людей. Слушай, а Выброс точно будет, а то признаков никаких не видно?

- Ты не веришь темному? - усмехнулся я. - Будет, будет.

- И девка эта может кони двинуть, если попадет под Выброс, - вздохнул Хват. - Ладно, Умник, пора нам себе берлогу подыскивать. Вот, держи номер ПДА моего. Будет что, так скинь, будь другом. И фотку девчонки возьми, своим покажешь… ну, мало ли чего.

- Обязательно, - пообещал я, убирая фотографию в карман под артефакты, и попрощался со сталкерами. Дорога моя лежала в родной клан, тесную семью тех, кого отметила Зона и решила оставить у себя, а все прочие называют мутантами уродами.

Слепец спокойно выслушал мой доклад о Черте, Голикове и контейнере. Заодно я ему сообщил о беглянке и той пользе, которую принесет она, если сможем найти. Судя по лицу темного сталкера, ни он, ни кто-то другой о рыжей не слышал. Да и не заинтересовала его эта история. Молча махнул рукой в сторону двери, когда я закончил говорить. Ну, раз так, то пойду я.

Перекусив в нашем баре, который по своим данным вот уже больше двух месяцев лидирует среди подобных заведений Зоны и, приведя себя порядок, я завалился спать. Перед тем как отрубиться, выложил из кармана фотку потеряшки и положил на тумбочки рядом с кроватью. Проснусь, надо будет среди народа потолкаться и пораспрашивать насчет рыжей. Тем более, из-за Выброса почти весь Клан соберется на базе. С этой мыслью я и уснул и даже Выброс мне не помешал спокойно видеть сны.

Пробуждение было кошмарным. Крепкий сон был нарушен близким выстрелом, настолько близким, что мне показалось будто кто-то решил пристрелить меня, но промахнулся. Спросонья я вскочил с кровати и, путаясь в одеяле, попытался ухватить свой пистолет. Но очередная пуля едва не лишила меня пары пальцев.

- Стоять. Еще дно движение и твои яйца по комнате разлетятся.

Только услышав знакомый голос, я окончательно проснулся и перестал дергаться.

- Герла, какого хрена ты творишь, - возмутился я, стоя перед девушкой в одно белье и машинально закрывая ладонями самое ценное, что имел, - совсем с катушек съехала?

Моя дражайшая половинка была в своем репертуаре - сначала стреляет, а только потом разбирается кто прав и виноват. Вот только за собою я не помнил ни одного грешка. Да еще такого, чтобы девушка пришла в почти неконтролируемую ярость.

- Нет, это ты сошел с ума, мой дорогой Умник, - прошипела девушка и сделала шаг вперед, протягивая мне некий предмет левой рукой, если уже на тумбочку возле кровати картинки своих шалав ставишь. Что, дражайшая Кнопка уже не удовлетворяет, помоложе нашел?

Черт бы побрал женскую ревность, особенно ту, что замешана на глупых подозрениях и личном бреде. Герла держала в руке ту самую фотку, которую я положил с вечера на тумбочку. Представляю, что подумала темная, когда вошла ко мне в комнату (ключ у нее есть, сам давал) и увидела этакую картину маслом. Как сразу-то не пристрелила?

- Герла, это совсем не то, что думаешь… - попытался объясниться я, но был перебит.

- Как же избита эта фраза. От кого, от кого, но от тебя я ожидала что-то более изысканное и новое.

- Герла, - заторопился я с объяснениями, видя, как в глазах у девушки разгорается пламя безумия, - сейчас все поясню.

Вот всем хороши темные девушки-сталкеры. Лишив привычной жизни, Зона их взамен наградила чертовски привлекательным обликом, но в довесок изломала психику. Берсеркеры и маньячки, которые способны своим видом свести с ума любого ценителя женской красоты, они были любимы и уважаемы своим кланом и товарищами. Но и опасались их не меньше за непредсказуемый характер и выкрутасы. За обиды - мнимые и настоящие - темные девушки мстили страшно.

- Эту девушку разыскивает по Зоне целый клан, - торопливо говорил я. - Обещана почти любая награда - деньги, вещи, связи.

- И ты решил ее найти и попутно оттрах…ть? В эту чушь не поверит самый последний кусок мяса из новичков.

- Так это не я, это Слепец мне дал поручение и фотку. Вчера вечером дал, когда я только вернулся с задания. Я тут же спать завалился, а чтобы не забыть показать ребятам, которые придут на базу из-за Выброса, пожил ее на виду.

- Слепец? - с прищуром, словно прицеливаясь, посмотрела на меня девушка.

- Ага, - подтвердил, про себя молясь, чтобы та не пошла сию минуту проверять мои слова.

- Что ж, я у него спрошу, - пообещала девушка и отложила в сторону пистолет, - а пока пообщаюсь с тобою. Тесно пообщаюсь.

Последние слова девушка произнесла с придыханием и одновременно опуская язычок молнии на курточке к поясу. А через секунду я заключил ее в объятия.

- Я скучал по тебе, зайчишка, - прошептал я ей на ушко.

Глава 3

К Слепцу моя подружка все же пошла. Но пошла не одна, что могло сказаться на мне самым катастрофическим образом, а прихватила еще меня. Наверное, чтобы на месте, пока ярость бушует в крови, наказать за обман.

Открыв по своей привычке дверь едва не ногой, Герла завалилась в комнату к главе клана и остановилась в центре крошечного помещения.

- И как это понимать? - с легкой угрозой в голосе поинтересовался Слепец, при этом не поднимая свои жуткие глаза на девушку. - Умник, ты ее привел?

- Собственно, - признал я, - это она меня привела. Хочет кое-что прояснить по заданию…

- Я сама могу спросить, - резко оборвала меня Герла. - Слепец, что за работу ты дал Умнику? Не мог кого другого запрячь с той лахудрой возиться?

Старый сталкер поднял, наконец-то, взгляд и внимательно посмотрел на девушку, а через несколько секунд перевел от на меня. Примерно с минуту он молчал, а потом отдал указание:

- Герла, быстро вышла отсюда. Умник, а ты останься.

Мысленно я вздохнул с облегчением, услышав слова главы клана. Без своей подружки я мог свободно поговорить со Слепцом и просить об услуге: подтвердить мои слова. Вот только потом придется отработать - баш на баш, как говориться.

Как только девушка вышла, всем своим видом демонстрируя возмущение и раздражение, Слепец произнес:

- Рассказывай.

- Собственно, все вышло из-за той фотки, что я тебе вчера показывал…

Выслушав мой короткий пересказ недавних событий. Слепец на короткое время задумался. Все это время я ощущал себя как на иголках, опасаясь, что собеседник ответит нечто в духе ‘разбирайтесь между собою сами, а я умываю руки’. К счастью, мои мысли только ими и остались.

- Хорошо, с Герлой я поговорю и успокою ее, - как-то равнодушно произнес сталкер, - но тебе придется кое-что решить для меня.

- Запросто, - легко согласился я. - Что нужно?

- Возьмешь двоих из клана и наведайся к Кишке в Кременчуги.

- Есть повод? - нахмурился я.

- Рядом с их лагерем три дня назад пропал наш отряд - Лысый, Электрик и Селиванчик. Они несли мне редкие артефакты от самого Доктора и список необходимых духу Зоны вещей. На арты мне в принципе глубоко накласть, но вот список мне нужен. Заодно, если бандиты тут замешаны, приструнить их. Пусть ответят головами виновных.

- Лады, - ответил я, сопроводив слова легким кивком подбородка. - Вот только обязательно брать наших? У меня имеются на примете двое из ‘Ратника’, которые сейчас ищут свою знакомую. В принципе, я с работал с одним уже и весьма продуктивно. Могу с ними к бандитам сходить.

- Дело твое, - пожал плечами Слепец. - голова на плечах имеется… только смотри, чтобы те поменьше нос совали в наши дела.

- Разумеется, я буду осторожен. Что я - совсем глупый? - изобразил я обиду. - Могу идти?

- Герлу сюда пригласи. И не забудь, что на тебе теперь висит МОЕ задание по сбору сведений о той девке.

Уф, как все удачно прошло. И для подружки алиби имеется, и два задания совпадают: я и так собирался навестить Кишку, чтобы прояснить некоторые вопросы по девушке. В приподнятых чувствах я вернулся в свою комнатушку и принялся собирать вещи, готовясь отправиться в Зону. Но как я не торопился, сбежать мне не удалось. Уже у ворот меня остановила Герла и безапелляционно заявила:

- Я с тобой.

- Что!? Герла, у меня задание особое, даже два задания. И мне некогда возиться с тобо…

- А с той драной кошкой у тебя есть время возится? - яростно воскликнула девушка и коснулась рукой клапана на кобуре. На миг я залюбовался представительницей темного клана, которая в моменты гнева становилась особенно прекрасна. Как пантера за миг до атаки, столь же красива и смертельна опасна.

- Хорошо, хорошо, - торопливо заговорил я, - пусть так и будет. Иди собирайся, я здесь подожду.

Девушка смерила меня недоверчивым взглядом, пообещала меня убить, если обману и быстро ушла. При этом в своем тонком облегающем костюме она выглядела настолько соблазнительно, покачивая бедрами и заводя ножку за ножку, что у меня промелькнула мысль задержаться на пару часиков.

- Хороша, - отвлек меня от грешных мыслей чей-то голос, - но опасна.

- А это ты, Пазл, - опознал я сталкера по характерной внешности. У парня все тело после мутации стало напоминать неровно собранный пазл. Плоть торчала неровными шишками и буграми с четко очерченными краями, словно рельефную картинку собирал трехлетний ребенок, соединяя мозаику как придется. При этом цвет шишек варьировался от белесо-белого до темно-багрового. Никаких особенных способностей кроме специфического облика Зона ему не дала. Так, общий набор, присущий каждому темному: увеличенная после мутации сопротивляемость к радиации, чуть больше выносливости стало, способность ощущать самые распространенные аномалии и находить безопасный путь среди них.

- Я, конечно, - усмехнулся тот. - Собрался куда-то?

- Угу, Слепец кое-что подогнал, а Герла так по мне соскучилась, что одного не захотела отпускать.

- Бывает. Далеко хоть, а то сейчас после Выброса опасно по Зоне шнырять, еще бы часиков десять пересидеть.

- Время не ждет, - развел я руками. - Слушай, Пазл, дело у меня к тебе есть…

Только сейчас я вспомнил о своем желании навести справки среди соклановцев по пропавшей девчонке.

- Что за дело? - заинтересовался парень.

- Вот, - я достал фотографию и предъявил ту сталкеру, - пропала в Зоне несколько дней назад. Теперь ее ищут многие и обещана обалденная награда. Не встречал?

- Знаешь, - задумчиво произнес парень, наморщив свой лоб, отчего лицо преобразилось в жуткую фантасмагоричную картину, - не встречал и не слышал ничего похожего. А девочка симпатичная, на мою Олеську похожа.

Это он о своей невесте вспомнил, которая осталась на Большой Земле с той стороны охранного периметра. Ради нее Пазл, тогда еще носивший обычное человеческое имя, пошел в Зону за ‘длинным рублем’ и здесь же застрявший до конца жизни.

- Жаль, - вздохнул я и спрятал фотографию обратно.

- Жаль, - вздохнул Пазл вслед за мною. - Скорее всего, ее вчерашним Выбросом накрыло. Сколько она в Зоне?

- Сам толком не знаю. По словам сталкера, который ее ищет, несколько дней всего. Захотелось романтики и сбежала из-под опеки.

- Тогда точно ей хана, - сказал, как припечатал Пазл. - Когда в голове один ветер и романтика в одном месте свербит, то жизни не будет.

- Но-но, - погрозил я кулаком соклановцу, - меня в Зону тоже привело ненормальное количество данной субстанции в этом самом месте. Как видишь, живой и здоровый.

- И куда тебе это привело? - саркастически произнес Пазл. - Живешь в центре Зоны в окружении уродов и психов; рискуешь каждый час; выполняешь бредовые задания клана и общаешься с маньячкой, которая легко может пристрелить или зарезать не пойми за что, если в мозгах очередной перекос случится.

- Ты аккуратнее с такими высказываниями, - заметил я и кивнул за спину парню, - а то Герла тебя раньше меня в утиль спишет.

- Речь обо мне? - почти одновременно со мною произнесла Герла, которая в этот самый момент вышла из здания.

- Пазл интересовался, куда ты собралась со мною, - ответил я. Сам парень побелел лицом и бочком поспешил ретироваться с глаз девушки, пока та не ‘перекосилась в мозгах’.

- Вот как, - задумчиво произнесла Герла и посмотрела на Пазла, который торопливо заскочил в дверь ближайшего подвального помещения. - Любопытный какой… ладно, куда сейчас пойдем?

- Сперва в Кремечуги к местному атаману, - сообщил я, - а потом по обстоятельствам…

Первым же делом, едва вышел за территорию клана и удалился на полкилометра от защитных стен, я отбил сообщение Хвату, где указал новое место встречи. Сразу после беседы с бандитом надо будет поговорить с ратником. Если появятся новые сведения по девушке, то поделюсь ими, а если нет, то сообщу о своем решении поучаствовать в поисках.

Кременчуги - опасное место. Расположены во втором поясе Зоны, если брать за первый наиболее безопасную территорию сразу после периметра, а за третью - центр Зоны. Опасное место, тут не поспоришь, но и щедрое на дары. А самое главное, поблизости от старой деревни находится узел сразу из нескольких троп, по которым бродят сталкеры. Тропы, конечно, как и все в Зоне непостоянные и часто меняют свое местоположение после Выбросов. Но общее направление и приверженность к определенной площади имеют. Так что ничего удивительного в том, что неподалеку от этих троп поселились бандиты, нет. Пока не сильно наглеют и стараются обходиться малой кровью и не трогать сталкеров из влиятельных кланов вроде нашего, Долга или Свободы. Вот потому и целы еще, не сковырнул их никто, чтобы наказать или занять удобное место. Немаловажный фактор отчего бандиты чувствуют себя спокойно в Кременчугах еще в том, что шайка многочисленна и сильна. Слабым кланам или маленьким отрядам мстителей не по зубам, а сильным кланам вроде и не за что цепляться и нарушать основной принцип Зоны: живи сам и не лезь в чужие дела.

Хотя насчет чувства меры тут я вру, это раньше не наглели. Слепец упомянул про трех моих товарищей, которые пропали поблизости от деревни. И намекнул глава клана, что ниточки этой трагедии ведут к бандосам. Что ж, я постараюсь разобраться и наказать виновных, когда окажусь на месте.

Идти до деревеньки пришлось почти четыре часа. Чтобы сэкономит время, мне приходилось схлопывать аномалии, которые вставали на пути. И таких было полно. Обычный сталкер да и представитель моего клана запросто ушел бы в стороны, чтобы выйти на нахоженные тропы и подойти с безопасной стороны. Вышло бы подольше, но с меньшим процентом риска. Другое дело, что благодаря своим способностям я легко проходил там, где никому больше дороги не было. И нужны мне были тропы не те, что обходят стороною логово бандитов, а конкретно их деревня.

Как и в деревне новичков рядом с бандитским логовом стояли посты: по двое человек на каждом. Всего оказалось три, по числу стежек, ведущих в деревеньку. Все остальное пространство занимали аномалии и выжженная (скорее всего, тут сами бандюки постарались с помощью керосина) местность, на которой укрыться мог разве что крупный тушкан.

- Смотри, - толкнула меня в плечо Герла, лежавшая рядом и рассматривающая вместе со мною подходы к деревне, - вон там труба идет. В ней больше метра высоты, как раз нам пройти.

- Аномалии, - поморщился я, - их там до фига и больше. И в трубе какая-нибудь гадость поселилась.

- Боишься? - с легкой насмешкой в голосе девушка. - Что ты за мужчина тогда.

- Я не боюсь и я не трус, - буркнул я, слегка задетый словами своей подружки, - но разумную меру опаски знаю.

Сказал и замолчал, принявшись с помощью бинокля рассматривать указанную трубу. Когда-то давно, еще в ‘мирное’ время тут текла небольшая речка или полноводный ручей. Скорее всего, именно последний, так как начало он брал в трубе. Сама труба была вделана в высокую насыпь, которая сейчас сильно оползла и заросла колючим кустарником. Могу предположить, что за насыпью скрыт пруд, а трубу некогда проложили, чтобы во время половодья насыпь (она же плотина, если не ошибаюсь) не смыло. И вот теперь мне и Герле предстояло пробраться среди аномалий до трубы и сунуться очертя голову в ее черный зев. Аномалии - это еще полбеды, справлюсь, хоть и ощущаю некоторую усталость и скоро на несколько часов потеряю способность пользоваться энергией Зоны. Другое дело, что там легко может сидеть некая живность или псевдоживое создание вроде слизня или плесени. И то и другое пользуется мощной кислотой, которая в течение нескольких секунд превращает плоть в густой бульончик, пищу для тварей. И пусть наши комбезы дадут время, чтобы их скинуть вместе с кислотой, но остаться голыми посреди Зоны - увольте.

- Ну? - нетерпеливо проговорила Герла, недовольная моим долгим молчанием.

- Не нукай. Не видишь - Чапай думать изволит.

- Чапай, - фыркнула девушка, но попытки поторопить меня с принятием решения оставила.

- Ладно, - принял я решение, - пойдем через трубу. Я первым, ты прикрываешь мне спину. И. Герла…

- Что?

- Слушаться меня, как Господа Бога и отца в одном лице. Ясно?

- С чего вдруг? - возмутилась девушка. - Из нас я дольше всех в клане нахожусь. Это ты мне подчиняться обязан.

- Слепец поставил задачу мне. Я в группе старший и своеволия не потерплю. Не нравиться - топай обратно на базу и третируй новичков. Так каково твое решение?

За маской и темным забралом шлема лица девушки не было видно и точно определить, о чем она думает, я не мог. Но легко догадывался, что выражение ее симпатичной мордашки далеко от ангельской покорности и смирения. Подчиниться и принять чужое решение для темных девушек было тяжело. Зона сделала из честолюбивых, но в целом обычных спокойных девчонок настоящих хищниц и единоличниц, признающих лишь свое мнение и слегка мнение главы клана. А Герла в этом плане на голову превосходила всех прочих. Может, именно этим мне и нравится?

Я рассчитывал, что после моих слов девушка вновь возмутится и придется потратить некоторое время на пустые пререкания (вот же глупость, рядом враги и куча смертельных ловушек, а два человека пытаются выяснить кто из них главнее) и удивился, когда Герла коротко кивнула головою и бросила:

- Ладно, пусть так.

- Хм? Ну, тогда пош… поползли.

До трубы добрались без особых происшествий, так парочка не самых сильных аномалий пришлось обойти и одну на время ослабить почти до нуля, пока мы проползали через ‘комариную плешь’.

Вблизи труба выглядела еще более непрезентабельно, чем при обзоре сквозь бинокль. Ее края потрескались и частично осыпались, обнажив тонкую сетку с квадратными ячейками.

- Да уж, - пробормотал я, аккуратно подергав за проволочные ‘кости’ трубы и, посмотрев, как осыпается серая бетонная крошка, повторил. - Да уж. И мерзость какая-то течет из нее.

- Хватит ужкать и дакать, - толкнула меня в лечо Герла. - Внутри должна лучше сохраниться. Полезай скорее. А слизь неопасна, по крайней мере, анализатор молчит.

Ну, вот что делать с такой торопыгой? В прошлый раз заработала простреленную грудь и чудом выжила. Спасибо крепкому здоровью и ненормальной выносливости темных сталкеров, которые, как и мутанты Зоны способны регенерировать страшные раны. И конечно большое спасибо Доктору, без чьей помощи девушке не помогла бы никакая регенерация. И вот она снова рвется вперед.

Вздохнув, я ухватился за края решетки и, подтянувшись, ловко проскользнул в жерло трубы. Метровый или чуть больший, диаметр трубы не позволял передвигаться внутри никак иначе, чем на четвереньках. А в моем случае, когда дорогу еще нужно контролировать стволом оружия - на трех конечностях. Блин, как дворняга, которая одной лапой в колесо попала. Если бандиты тут установили сюрприз, то эта бетонная труба с зеленым налетом на стенках и мерзкой слизью под ногами станет братской могилой для меня и моей подружки. На всякий случай еще перед тем, как нырнуть сюда, я активировал полезный гаджет, подавляющий работу электронной аппаратуры. Но если тут стоит банальная растяжка с детонатором и парой стограммовых толовых шашек, то… В таком месте закладки даже осколочные элементы не нужны и так размажет по стенкам и выбросит наружи остатки незадачливых гостей, любящих проникать к хозяевам через черный ход.

К счастью, все опасения оказались напрасными: ни аномалий с тварями, ни гостинцам от бандитов в трубе не обнаружилось. Неприятно было ползти по непонятной слизи, которая слоем почти в десять сантиметров покрывала дно трубы. То, что анализатор молчит и никак не реагирует на субстанцию, успокаивало слабо. В Зоне столько разной мерзости, что не всякая становится известной широкой публике и заносится в каталоги приборов.

- Что там? - послышался раздраженный голос девушки из-за спины, и что-то толкнуло меня в, хм, низ спины.

- Ты с оружием осторожнее, - попросил я, - а то неохота получить от любимой девушки пулю в задницу.

- А ты шевели своими булками бодрее, - фыркнула Герла, - вот и все, что нужно делать во избежание такого позора. Но ты не ответил на мой вопрос…

- Нормально тут. Аномалий не чувствую, слизня не видно, как и плесени. И мин дурачье в кожаных куртках не догадались поставить.

Все так и было: практически ровный автобан, если взять ‘гражданские’ определения хорошей дороги. Десять метров до противоположного конца трубы я прополз меньше, чем за минуту. И уже на месте увидел источник той самой странной слизи.

Я правильно догадался, что с обратной стороны плотины лежал пруд. Когда-то это был самый обычный водоем, в котором кормились деревенские утки-гуси и купалась детвора. Но после заражения место воды заняла странная субстанция грязно-зелено-коричневого цвета. И самое мерзкое было в том, что я ощущал пруд, как одну огромную аномалию. Неизвестную мне.

- Черт, приплыли, - выругался я под нос. Вроде бы и тихо сказал, но моя неугомонная спутница все равно услышала.

- Ты о чем? - настороженно поинтересовалась девушка и попыталась протиснуться мимо меня к краю трубы, чтобы увидеть все своими глазами. И едва меня не вытолкнула наружу, прямо в опасное месиво грязи-слизи.

- Да сиди ты там, - едва взбесился я и, вытянув руку назад, оттолкнул девушка обратно. - Аномалия тут неизвестная, вот что.

Обиделась она на меня или нет - было все равно, сейчас я думал, как преодолеть смертельное препятствие. Или рискнуть, понадеявшись на свои способности, или сдать назад и искать новый проход в бандитскую деревню. И второй вариант в этот момент казался менее предпочтительным. Ведь вот же дома, где ютится банда Кишки, практически рукой подать. От трубы до безопасного берега всего метров пятьдесят. В первом же случае, если придется искать обходной путь, эти пятьдесят метров превратятся в пять и больше километров. Существенная разница.

Я еще раз посмотрел на аномальный пруд, тасуя в голове варианты своих действий. Не очень правильный круг, с заросшими высоким кустарником сглаженными берегами. В центре торчат несколько почерневших коряг. Вместо воды - уже упомянутая субстанция противного вида, над поверхностью которой висит густая дымка.

Вздохнув, я выпустил из руки оружие и протянул руку вперед, почти коснувшись кончиками пальцев поверхности слизи. Ощущение аномальной активности возросло, и сначала закололо в пальцах, а следом и кисть руки стала ломить, словно ту сдавило в тисках. Пока неприятные ощущения не усилились, я быстро убрал конечность от ловушки.

- Умник, ты что задумал? - прошипела за спиной Герла и чувствительно ткнула мне в ногу стволом ‘винтореза’. Блин, вот же неугомонная. Честное слово, появиться свободная минутка, я этой любознательной с винтовкой порку устрою. Разложу на коленях и…

- Умник, черт бы тебя побрал, - повысила голос девушка, - я к кому обращаюсь? Ты что хочешь делать?

- Выпороть бы тебя, - вздохнул я, - да времени нет на такое воспитание.

От этих слов девушка впала в ступор, по крайней мере, никаких действий предпринимать не спешила, как и отвечать что-то. И пока это состояние не сменилось вспышкой неконтролируемого бешенства, я скользнул вперед. Ухватившись руками за верхнюю кромку трубы, я вытянул тело вперед и быстро опустил ноги в жижу аномального пруда.

Глубина оказалась небольшой, чуть выше колен. Почти сразу, как только я оказался в слизи, ноги заломило и сдавило, словно те плющит огромной струбциной. Показалось, что слизь в нарушение всех физических законов, стала подниматься по ногам вверх. Пока неприятные ощущения не усилились и глюки не переросли в твердые убеждения и еще есть силы вернуться обратно в трубу, я воспользовался своими способностями, убрав на полметра вокруг себя всю аномальную активность. И у меня все получилось!

Давление в тот час исчезло и опасная слизь превратилась в самую обычную грязь, почти самую обычную. Но не успел я порадоваться своим успехам, как меня потащила назад неведомая сила, использовав для этого рюкзак на моей спине. Буквально за несколько секунд меня вытащило из грязи и втянуло обратно в трубу.

- Умник, что с тобою? - услышал я встревоженный голос Герлы. - Ты себя контролируешь, зачем в это болото полез, если там аномалии?

При этом девушка не выпускала рюкзака из рук, не давая мне возможности подняться с дна трубы и эдак ненавязчиво уткнув в плечо пистолет, которым она вооружилась вместо длинноствольной винтовки, сейчас валяющейся подо мною.

- Герла, ты совсем рехнулась? - простонал я, чувствуя себя черепахой, которую перевернули на спину и тянут за хвост. - Отпусти сейчас же.

- Точно? - задумчиво поинтересовалась девушка, не спеша выполнить мою просьбу. - Как себя чувствуешь?

Мысленно я представил в красках и со всеми подробностями, что я сделаю с этой несносной девчонкой, когда выпадет свободная минутка. И одним ремнем по мягкому месту тут не обойтись.

- Хреново я себя чувствую. Можем поменяться местами и ты на своем опыте прочувствуешь, каково это валяться в грязной трубе под стволом пистолета.

- Очень нужно, - фыркнула девушка, но меня отпустила. С трудом, жалея, что невозможно создать комбинезон, который наряду с отличной защитой будет еще и гибким, я сел на задницу, а следом переместился на колени.

- Двигай за мною, - бросил я Герле. - И давай обойдемся без твоих фокусов.

Вновь я оказался в содержимом пруда, но на этот раз очистил заранее грязь от аномальной активности, увеличив безопасную площадь до метра вокруг себя. Едва слышное чавканье за спиной сообщило, что Гера не стала задерживаться в трубе и последовала за мною.

- Держись как можно ближе ко мне, - предупредил я девушку, - очень близко.

- Может, в таком случае ты меня на руки возьмешь или на шею сяду? - мягким, почти мурлыкающим голоском предложила Герла, прижимаясь всем телом к моей спине и едва не наступая на пяти.

- Ты и так на моей шее сидишь, - буркнул я, - чтобы тебя еще по болоту носить.

- Да, ты не джентльмен, Умник, - со вздохом сообщила мне девушка. - Нет в тебе уважения к слабым женщинам.

Я благоразумно воздержался от спора и дальнейших рассуждений, пока пустой треп не перерос в ссору и немедленные разборки, на которые так скора Герла. И плевать ей было на то, что вокруг опасная и непонятная аномалия и бандиты.

Шагов через десять глубина дошла до шеи, и передвигаться стало очень тяжело. Учитывая, что я еще постоянно ‘очищал’ дорогу, пятьдесят метров показались мне пятью километрами. Представляю, как мы смотрелись со стороны - два плывущих по болотной жиже шлема и торчащие над ними руки, вытягивающие оружие вверх. Метров за пять до безопасного берега я уже чуть ли не терял сознание: в глазах плавали разноцветные пятна, слух отказал и лишь удары сердца слышал, и руки едва удерживали автомат, который я держал над головою, чтобы не запачкать.

Хорошо, что весь пруд по периметру порос высоким кустарником, который скрывал от посторонних глаз наши телодвижения. Я так вымотался, что повалился на землю мешком, стоило выбраться из аномальной жижи. И лежал так минут десять, с трудом переводя дыхание. Автоматическая аптечка или, что будет ближе к истине, небольшой медкомплекс, встроенный в костюм, ввел тонизирующий препарат и стимулятор, помогая вернуть силы. И только когда химия подействовала, я смог повернуться к Герле и поинтересоваться ее самочувствием.

- Нормально все?

- Нет, не в порядке, - зло ответила девушка, занятая сейчас тем, что пыталась оттереть прудовую грязь со своего костюма с помощью пука травы и горсти сорванных с кустов жестких листьев. Грязь оказалась штукой прилипчивой и ни в какую не хотела слезать с материала комбинезона.

- Что такое? - встревожился я. - Герла, что случилось?

- Видишь? - девушка сунула мне почти в маску горсть измазанных листьев и резко отбросила этот непрезентабельный пучок в сторону. - Я сейчас похожа на бомжичку с помойки. И ладно грязь, так еще и воняет дохлой рыбой.

С последним утверждением своей подружки я был согласен - от слизи несло так, что даже фильтры дыхательной маски не справлялись. Но это не повод чтобы меня пугать. Грязь и запах, еще не причина, чтобы говорить ‘у меня все не в порядке’, когда вышли из незнакомой аномалии. Словами выразить свое мнение сил и желания не было. Я просто поднял руку к своей голове и несколько раз характерно коснулся костяшками пальцев шлема.

- Ты на что намекаешь? - тут же взбеленилась Герла и, позабыв о своем виде, ухватилась за оружие.

- О том самом… тихо, замри. Слышишь?

До моих ушей донесся хруст кустарника, шорох листвы и негромкие голоса.

- Рябой, какого х…я мы сюда полезли? Братва еще с утра все облазила и артефакты собрала. Я б…я этой ‘ряски’ боюсь до усе…а. И воняет тут, как в толчке.

- Заткнись, Синий, - злым шепотом приказал невидимый второй ходок, - а то я тебя в пруд сам брошу. ‘Ряску’ он боится, тьфу, муд…к. Не помнишь, как после предпоследнего выброса Корявый нашел ‘золотую рыбку’? И тоже перед ним кореша все обшарили.

- Ну, б…я, то ж Корявый, - бубнил первый бандит под кличкой Синий. - Ему сам черт ручку золотит в натуре. Ему пох…й на аномалии и приметы, недавно приволок кучу стволов и артефактов ох…ых. Сейчас с бабцами зажигает в гостинице. Везет же…

- Вот и нам сейчас повезет, - оборвал своего спутника Рябой, - если ты не заткнешься. Так, вроде вот здесь проход… точно, вот он.

Шорох и хруст усилился, и через несколько секунд между кустами показались две фигуры в длиннополых плащах. Оружие, обычные ‘семьдесят четвертые’ с рамочными прикладами были закинуты за спину. Клапана на пистолетных кобурах, висевших на бедрах, плотно закрыты. Салаги блин, считают, что раз они на родной базе, то ничего не грозит. Тьфу.

Нас эта парочка не увидела до той поры, пока не спустилась к самому срезу пруда. Когда же прямо из-под ног у них поднялись две грязнющие фигуры с оружием в руках, они впали в ступор. Кроме обычных масок ничего другого, если не считать толстых шлемов, на лицах не было. И я четко видел, как расширились зрачки у обоих.

- Вы, ик, кто? - промямлил Синий, уставившись на ‘дульник’ моего автомата, почти упершегося бандиту в грудь.

- Дед Мороз и Снегурочка, - мелодичным голосом откликнулась Герла, - только подарки в этом пруду утопили. Не поможешь найти?

Синий посмотрел на котлован, заполненный слизью и покрытый дымкой, и резко замотал головой.

- Нет? - разочарованно произнесла Герла. - Жаль…

- Вы кто такие? - оборвал мою спутницу Рябой, который успел отойти от шока раньше своего напарника. Интересно, если бы грязь не скрывала наши костюмы и клановые метки на тех, он был бы таким же борзым? Но узнать мне этого не удалось. Герла, которая держала под прицелом бандита, чуть приподняла ствол винтореза и нажала на спусковой крючок. Винтовка тихонько кашлянула, и говорун обзавелся багровым пятном на месте левого глаза. Даже не охнув, он кулем осел на землю, словно из тела разом вынули все кости.

- Ты тоже будешь меня перебивать? - вкрадчиво поинтересовалась девушка, переводя ствол винтовки на второго бандита. А на того ступор напал, бандиту хватало сил лишь часто моргать и сглатывать слюну.

- Молчишь? И зачем мне такой немой собеседник, - вздохнула девушка. Опасаясь, что игра зайдет далеко, а на уцелевшего бандита у меня имелись планы, я решил вмешаться.

- Спокойно, Снегурочка, - проговорил я, делая шаг в сторону девушки и левой ладонью опуская к земле толстый ствол ‘винтореза’. - А ты, Синий, лучше не молчи, если не хочешь отправиться вслед за товарищем.

И только после моих слов представитель братвы отошел от шока и заговорил.

- Что делать-то нужно, я сам мало знаю, но помогу всем и вообще, б…я буду, если че… - торопливо произнес бандит и резко замолчал, оборвав фразу на середине.

- Что за стволы принес некто Корявый? - задал я вопрос. - отвечай. Быстро.

От моих отрывистых фраз Синего передернуло, словно по нему прошлись тяжелым кнутом. Побледнев и сильно вспотев, бандит сжался и принялся отвечать.

- Я это, мамой клянусь, что ни при чем, - забубнил Синий. - Это все Корявый, он полностью отмороженный на всю голову. Если он у вас их прихватил, то я не в курсе, б…я буду.

- Я про оружие спросил. Или ты не расслышал? Не хочешь говорить со мною, то попробуй пообщайся с ней. Герла, не желаешь задать пару вопросов этому молодому человеку?

‘Молодому человеку’ явно больше тридцати лет, соответственно с такой фразой логичнее было обратиться ему к нашей парочке. Но затемненные забрала, маски на пол-лица и атмосфера, в которой проходил разговор, не давали подчиненному Кишке возможности усомниться в моем праве так его называть. Думаю, что назови я его мячиком, он бы подпрыгивать на месте стал бы, лишь не получить еще одного определения - покойник.

- Я все скажу, все, - тоненько заголосил бандит и бухнулся на колени передо мною. - Три автомата принес Корявый и все навороченные. И еще пистоли были, но я их не видел. И арты припер, но какие я не знаю. Падл…й буду, не знаю!

- Не ори, а твои дружки набегут сюда и придется тебя валить, - произнес я. - Конкретнее назвать стволы можешь?

- Два наших калаша, крутые такие все, - зачастил Синий. - Один не наш, ‘фенька’ вроде и тоже весь навороченный.

- У Селиванчика эФэН был, - напомнила мне Герла. - И Электрик с Лысым ходили с калашами с обвесом вроде твоего. Слепец был прав, когда направил нас сюда.

- Сссслллеее-ееееец!? - выпучил глаза бандит, до которого наконец-то дошло, с кем его свела судьба. Имя главы темного клана сталкеров не знал лишь мертвый в Зоне и новичок первого дня.

- Я здесь ни причем, - заныл Синий и молитвенно прижал руки к груди. - Пожалуйста, не убивайте меня. У меня мама в Москве.

- Заткнись, - зло произнесла Герла. - У всех есть мамы, но не все дети живут по заветам родителей. Умник, что будем с ним делать? И так ясно, что бандиты виноваты в пропаже наших. Уберем этого и начнем зачищать деревню? Раскидаешь несколько аномалий, чтобы уроды не ушли и мы их в два ствола…

- Спокойно, наполеонка, - прикрикнул я на раздухарившуюся девушку, - их тут под полсотни рыл и не все такие сморчки вроде этого. И потом мне интересно, как Корявый справился с нашими. И о девчонке нужно узнать у Кишки.

- Как же с тобою скучно, Умник, - вздохнула девушка и отвернулась от меня и пленника, вновь вернувшись к попыткам очистить костюм от слизи.

- Если так скучно, то чего ж рядом со мною крутишься, - едва слышно пробурчал я себе под нос и уже громче добавил, обратившись к бандиту. - Слышал что-нибудь о молодой девушки, практически еще девочки?

Взгляд Синего подозрительно вильнул, выдавая своего владельца в нежелании общаться на данную тему.

- Молчишь? - спокойно произнес я и тут же резко ударил дульником автомата в лицо бандиту. Тот вскрикнул и ухватился руками за разбитую переносицу. Из-под ладоней человека потекла тонкая струйка крови, пачкая маску и воротник комбинезона.

- Я тут не причем, - опять завел свою пластинку Синий. - Пад…ой буду, с теми девчонками я ничего не делал.

- Так, - вскинулась Герла, оставив на время попытки навести красоту, - значит, ты не при чем? А кто тогда?

- Кишка и его подручные, - принялся сдавать своих соклановцев Синий. - Махор и Санек Серый. Обеих малолеток замучили и потом приказали мне и Рябому тела в пруд скинуть.

- Как выглядели? - быстро спросил я, давя в себе желание переломать уроду конечности и бросить того в пруд следом за невинными жертвами. - Быстро отвечай, пока я Герле не отдал тебя, сука.

- Темненькие такие, лет по четырнадцать, - затараторил Синий, размазывая кровь по лицу и испуганно косясь на мою спутницу, которая закинула винтовку за спину и обнажила нож. - Навроде казашек. Кишка вообще дуреет от разных нерусских или с такой мордашкой.

- Не наша, - сообщила мне Герла, когда Синий замолчал. - Та постарше и явно с казашкой не спутаешь. Что планируешь делать?

- К Кишке сходим, - пожал я плечами и обратился к бандиту. - Живо снимай свой плащ и со своего кореша. Да, тело в пруд столкни.

Через минуту из кустов, окаймлявших пруд, вышли трое бандитов. Двое были закутаны в тяжелые, плотные плащи, которые чем-то напоминали пыльники наездников во времена Дикого Запада. Третий щеголял простеньким, самым распространенным комбинезоном и испуганным лицом, на коем виднелись следы плохо замытой крови.

- Спокойней себя веди, - прошипел я сквозь зубы, обращаясь к Синему. - Знай, что если все пойдет не так, как мне хочется, то первая пуля твоя.

- Я понял. В натуре все будет хорошо, - клятвенно заверил меня бандит. Пистолет у него, как и нож я выбросил в слизь, из автомата вынул затвор и отправил следом за пистолетом. А больше оружия у бандита не было, так что на одного противника стало меньше (ну не думаю я, что такая личность вроде Синего решится наброситься на меня или Герлу с голыми кулаками).

Сейчас браток вел нас среди разрушенных зданий деревни и подвалов, которые, как и везде в Зоне использовались в качестве безопасного жилья. Пока шли по короткой улочке мы встретили всего трех бандитов, да и те только что сменились с поста и торопились вкусить заслуженный отдых. На нас они не обратили внимания, проскочив мимо и делясь мнением, кто лучше: Валька Шпала или Катюша. Наверное, речь шла о местных шалавах, которые мелись на каждой бандитской базе. Чаще всего захваченные рабыни, но попадались и те, кому нравилась такая жизнь.

Кишка жил в самом центре деревни, поселившись в огромном насыпном подвале, ранее бывшим колхозным хранилищем. В этом бункере, уходящим на четыре метра под землю и двухметровой земляной насыпью Кишка должен чувствовать себя в полной безопасности. И чувствовал бы, не затронь он мой клан.

- Вот тутова сидит Кишка, - указал на толстую металлическую дверь, крашеную обычной шаровой краской Синий. - Только он по микрофону со всеми разговаривает.

Микрофон - какая-то непонятная фиговина, отдаленно напоминающая старый-престарый домофон висел справа от двери. Камеры не было, так что увидеть нас никто изнутри не мог. Впрочем, мой электронный подавитель до сих пор работал, так что даже имейся скрытые камеры, на экраны они выдают сейчас ‘снег’.

- Звоним? - поинтересовалась Герла и, не дожидаясь ответа, потянулась к кнопке домофона.

- Подожди, - остановил я порыв девушки, - есть идея поинтересней.

После преодоления аномального пруда у меня еще осталось немного сил, чтобы поработать с энергией Зоны. Совсем чуть-чуть, но этого должно хватить. Толстое стальное полотно двери нужно тольк взрывать тротиловой шашкой, если хозяева откажут в допуске… или создать небольшой гравиконцентрат прямо на пороге под дверью.

Чудовищная гравитация смяла дверную коробку, как гармошку. Порождение Зоны справилось с преградой быстрее и гораздо тише, чем взрывчатка. Что тут говорить, когда точно такая же штука превращает сталкера со снаряжение общим весом за сто килограмм в компактную лепешку размером с консервную банку. Дверь не человек, но вес примерно одинаков, так что сейчас передо мною лежал гротескный блин из бывшей двери высотой в полметра. Полностью смять преграду гравиконцентрт не смог - время жизни закончилось раньше. Но нам и получившегося прохода хватит.

- Дамы вперед, - галантно пропустил я Герлу впереди себя, убедившись, что ловушка полностью исчезла, а в небольшом коридорчике нет ни единой живой душе. Не совсем по джентельменски, учитывая обстоятельства и место, но если я девушку и сейчас упрячу за спину, она точно сорвется. И первому достанется лично мне. А так хоть немного да успокоится. Следующим я послал Синего, не собираясь оставлять бандита за спиною. Хоть и не думаю, что данный индивидуум рискнет предпринять против меня что-то плохое.

Браток, когда я повернулся к нему и приказал идти следом за Герлой, выглядел настолько ошарашенным, словно стал свидетелем Второго Пришествия. Мне пришлось вновь применить автомат в качестве отрезвляющего средства, в результате чего Синий обзавелся еще одной ссадиной. Эдак к концу нашего общения он и в самом деле станет синим от многочисленных синяков.

- Ты - Хозяин? - вот первое, что произнес бандит, когда пришел в себя. И столько в его голосе было благовения, что меня неприятно царапнуло. Еще никогда меня не сравнивали и тем боле не считали Хозяином Зоны, участником баек, что во множестве ходят по аномальной территории.

- Хозяин, хозяин, - ответил я и толкнул бандита в дверной проем, - шевели поршнями, пока не оказался на месте двери… баран чумной.

Крошечный предбанник, заканчивался еще одной дверью, но незапертой. За ней нашлась широкая лестница со ступеньками из красного кирпича, а в самом низу еще одна дверь. И вновь нам повезло - запоров не было.

Мы оказались в просторном помещении, сейчас освещаемом несколькими запыленными и оттого очень тусклыми трубками ртутных ламп. Обстановка средняя для Зоны - пяток диванов, пара бильярдных столов, большой телевизор, еще старый с ЭЛТ. В противоположном конце зала виднелась еще одна дверь, которая разительно отличалась своим обликом от ранее встретившихся. Багровая обивка (то ли кожа, то ли хороший кожзаменитель, со своего места не мог разобрать), золотистые широкие шляпки гвоздиков и табличка. Правда, последняя была без надписи.

- Кишка там сидит, - указал на ‘богатую’ дверь Синий, - это его личный кабинет. А тут братву собирает в особых случаях…

- Э, кто тут?

Хриплый голос оборвал Синего и на миг заставил застыть манекенами нашу троицу. И только, когда с одного из диванной, развернутого в нашу сторону спинкой, поднялась крупная фигура бандита, мы начали действовать. Вернее, к активным действиям перешла Герла, пока я открывал рот, собираясь проехать по ушам неизвестному.

- Мы к…

Чпок. Чпок. Два тихих выстрела из винтовки девушки уронили бандита обратно на диван, разбив тому череп и пробив грудь. Радикальные меры… об этом я и сообщил девушки, на что та просто пожала плечами:

- А пусть не выскакивает неожиданно к нервным посетителям. И потом - это бандит, чего с ним церемониться.

- Васк это был, - тихонько добавил Синий, - правая рука Кишки. Он и его двоюродный брат Сапа по девочкам промышляют.

- Тем более заслужил, - произнесла Герла и преспокойно направилась к двери в кабинет бандитского атамана. Про только что убитого человека она успела позабыть… вот он яркий пример того, кем становятся женщины в Зоне, если выживают. Недаром психологи отмечают, что слабый пол и подростки очень быстро привыкают к жестокости и излечить их после этого крайне сложно.

- Кишка, мы с тобою поговорить желаем, - прокричала девушка, когда подошла вплотную к двери, благоразумно встав сбоку у косяка. - Впустишь или нам самим зайти?

Несколько секунд стояла тишина, нарушаемая негромким гулом ртутных ламп. Потом под потолком что-то скрипнула и позвучал голос:

- Я не звал никого, так что убирайтесь.

Кишка, мы из темного клана и пришли прояснить кое-какую информацию. Пока что в статусе гостей. Откажешься принять - мы уйдем, но потом жди карателей. Что выбираешь?

На этот раз молчание затянулось надолго. Пару минут ничего не происходило. Герла даже потянулась к рюкзаку, в котором, насколько я знал, хранилось несколько пятидесятиграммовых тротиловых шашек с различными детонаторами. Подозреваю, что Герла не собиралась подтверждать мои слова насчет ухода: сперва бы вошла, поговорила и только потом уже вышла бы.

Но применить ‘мастер-ключ’ моей подружки не удалось. Она только коснулась лямок рюкзака, как тот же голос с потолка произнес:

- Хорошо, заходите. Только без глупостей.

Следом запищал электронный замок на кабинетной двери, и та приоткрылась на пару сантиметров. И первой (кто бы сомневался) в кабинет проскользнула Герла. Следом вошел я, а последним, почему-то не решившись остаться в общем зал, оказался Синий.

Оказавшись в кабинете бандитского лидера, я первым делом осмотрелся. Комнатка метров шесть на восемь, на полу большой ковер с высоким ворсом красно-кирпичного цвета и местами сильно вытерт. Но в меру чистый, могу предположить, что сюда приводят женщин не только для отработки на сексуальном фронте.

Слева и справа стояли несколько чучел тварей Зоны - пара очень крупных слепых псов, псевдоплоть, кабан и химера(!). Последняя была маленькая, но это не умаляло ее смертоносность. Уверен, что без жертв при ее добычи не обошлось. Ну, если тварь не нашли уже дохлую.

Метрах в четырех от двери стоял огромный стол-тумба, сбоку от стола - два здорвеных, в рос человека, сейфа, еще старых, которые песком засыпаны. Еще три точно таких же, но еще более внушительных располагались за столом возле стены. А между сейфами и столом стоял сам Кишка - здоровенный мужик налысо бритый и с землистым цветом лица. Одет в хороший ‘свободовский’ комбинезон среднего класса защиты. В руках у атамана находился укороченный помповик, ствол которого был направлен в нашу сторону.

- Синий? Скурвился, падла, да?

- Это - Хозяин Зоны, - как-то чересчур спокойно, учитывая, то стоит перед своим босом, произнес наш проводник, - кто я такой, чтобы противиться их воле.

- Ты, с…ка, - задохнулся от злости Кишка, - да я тебя…

- Стоп, - оборвал я бандитского главаря, - разборки между собою все потом. Меня интересует недавнее происшествие с моими товарищами по клану.

- Мы с темными никаких дел не имеем, - торопливо, даже излишне торопливо проговорил Кишка. - И вы первые, кого я увидел вообще.

- Ой ли? Может, и не видел моих соклановцев, но твои люди сталкивались с ними точно. Например, Корявый. Знаешь такого? Совсем недавно принес тебе редкие артефакты и оружие.

- Ну и что? - попытался пожать плечами бандит в жестко комбезе или же его просто передернуло. - Мало ли у кого он их нашел? У нас, ха, специфическая работа.

- Мне плевать на твою работу, - спокойно сообщил я бандиту. - Но за нападение на мой клан спрошу со всей строгостью. Да, и убери ты свой дробовик. Костюм ты мне не пробьешь картечью или мягкой пулей, только разозлишь меня. Или мою спутницу.

- Я понял, - торопливо кивнул головою Кишка и аккуратно опустил помпу на стол, развернув стволом в сторону. Догадываюсь, что бандит наслышан о привычках и характере представительниц темного клана и не собирается рисковать. Тем более, за своих женщин мой клан мстит страшно. Пострадай сейчас Герла (обо мне Слепец может и позабыть), то уже завтра тут будут лишь одни мертвецы, а Кишку живым в жарку бросят. Или в кислотную аномалию.

- Я понял все, понял, - изобразил подобие улыбки на своем лице главарь банды. - А про Корявого и сам толком не знаю. Принес три ‘золотых рыбки’ и ‘душу’, еще три ствола навороченных и все.

Явно врет, чтобы это понять не нужно быть психологом и телепатом, достаточно знать товарищей по клану. Ради паршивой ‘рыбки’ и ‘души’ парни в эти места не полезут. Хотя, Корявый запросто мог не все сообщить своему главарю, приврать или скрыть.

- ПДА?

- Нет, нет, - замотал головою Кишка, - ничего такого Корявый не приносил.

- Жаль, - искренне опечалился я, - жаль. Что ж, зови Корявого сюда. Будем проводить очную ставку.

Лицо бандитского вожака покрылось испариной, глаз забегали, словно Кишку, как начинающего воришку поймали на горячем.

- Он собирался уйти из лагеря, - сообщил бандит. - И появиться только через неделю…

- Врет, - запальчиво проговорил Синий, перебив своего боса. - Корявый только вчера бухал со шлюхами и остался с ними на всю ночь. Сегодня точно никуда уйти не мог. Здесь он, в лагере.

Взгляд, который Кишка метнул в сторону своего подчиненного (как понимаю, уже бывшего) запросто мог убить не хуже аномалии, окажись в том энергия Зоны. Кажется, Синему тут не жить.

- Так, Кишка, - вмешалась в наш разговор Герла и направила ствол ‘винтореза’ на бандита, - доставай свой ПДА и пиши сообщение Корявому. Пусть срочно во все лопатки летит к тебе. Если через десять минут не появиться, я начну наматывать твои кишки на свои пальцы.

- Сейчас, - торопливо пообещал главарь и вынул из кармана комбеза ПДА. Чтобы набрать несколько слов и отправить сообщение, ему понадобилось меньше минуты.

- Все, - сказал Кишка и испуганно посмотрел на девушку, - отправил. Только я не могу обещать, что Корявый придет. Он такой…

- Значит, плохие себе кадры набрал, если к порядку не приучил, - жестко оборвала его девушка. - Молись кому хочешь, но времени у тебя осталось девять минут. А ты Синий прибери у него оружие. Все, что есть.

Бывший ‘язык’, проводник, заложник, а сейчас не пойми кто, молча подчинился приказу девушки, забрав у Кишки дробовик, пару пистолетов, нож с гранатами и под конец из-под столешницы вынул короткий ‘вихрь’ с набалдашником глушителя.

С момента отправления сообщения и до появления Корявого прошло чуть меньше десяти минут, как раз этого хватило, чтобы Герле сохранить жизнь атаману банды. Моя подружка такая - если сказала, что прирежет через десять минут, то так оно и будет, пусть на одиннадцатой минуте хоть все Корявые мира появятся. Сама девушка во избежание возможных неурядиц вышла из коридора в зал отдыха, укрывшись в полумраке дальнего от нас угла.

Корявым оказался худосочный мужичок возраста далеко за сорок лет. К Кишке завалился в полосатой фуфайке, толстых спортивных штанах темно-синего колера и просторной кожаной куртке черного цвета.

- Кишка, чего случилось? Какого х…я у тебя дверь выворочена?- прямо с порога заявил он. - А это что за физии?

В следующее мгновение Корявый дернулся назад одновременно сунув руку в карман кожанки, но резко замер, уткнувшись спиною в ствол винтовки.

- Уже захотел нас покинуть? - удивленно произнесла Герла. - Не торопись, у нас к тебе вопро…ах.

Одновременно со стоном-восклицанием своей подружки я ощутил страшную слабость и головокружение. Доля секунды и вот у меня подкашиваются ноги и мешком падаю на пол. Судя по стуку и шороху возле порога, что-то похожее произошло и с Герлой. В глазах возникла мутная пелена, в ушах часто и оглушительно забарабанил пульс.

- Твари, - прошипел Корявый, - су…и темные, ненавижу. Синий, что застыл? Бегом за братвой…

- Он с ними, - почти завизжал Кишка, - сучился Синий! Вали его!

И сразу за его словами прозвучал выстрел и громкий выкрик:

- Замри, Кишка, пристрелю!

Мгновением спустя лязгнул затвор передернутой ‘помпы’ и очередное предупреждение:

- Зона отомстит за нападение на своего Хозяина. Кишка, стой на месте. Ты нужен Хозяину, потому и не стреляю. Но убью обязательно!..

Синий кричал еще что-то, но я почти перестал его слышать, провалившись в странное состояние: вроде бы и сплю, но в то же время чувствую все тело, как оно лежит, глухо доносится до моего слуха вопли бандитов и громкие надрывные стоны раненого.

И вдруг все разом прошло, словно рубильник одним быстрым движением перевели из положения ‘выкл’ в режим ‘вкл’. Неподалеку валялся Корявый в позе эмбриона, прижимая к животу обе ладони и тихо скулил - сил на полноценный крик уже не было. Из-под него шустро расползалась темная кровяная лужа. Чуть в стороне стоял Синий, который направлял на Кишку ствол дробовика, конфискованного ранее по приказу Герлы и при этом правой пяткой ожесточенно бил по чему-то валявшемуся на полу.

- Синий, что там за хрень? - поинтересовался я, бея под прицел парня. Бандиту, пусть он и выступил на моей стороне, веры не было ни на грош.

- Так артефакт у пад…ы в куртке лежал, - сообщил он. - Наверное, им и приложил вас.

- ‘Сон Зоны’, - глухо произнесла Герла, которая пришла в себя от невидимого удара чуть-чуть позже меня и только поднималась с пола. - Приходилось на себе испытывать уже.

И только сейчас после слов своей подружки я опознал в предмете, который топтал Синий, кольцеобразный артефакт. Похожий на самый обычный кистевой эспандер, но неизмеримо опаснее его в тысячи раз. Опасен для тварей Зоны и нас, темных сталкеров.

- Так, отойди-ка в сторонку, - приказал я Синему, и когда тот выполнил указанное, подобрал слегка помятый артефакт. - Герла, посмотри, что там с подранком?

- А что тут смотреть, - хмыкнула девушка и несильно ткнула лежащего на полу бандита в бедро, - доходит уже.

Слабое касание вызвало у Корявого мучительный стон и резкую судорогу, словно тот хотел в клубок свернуться раз пять вокруг себя. Судя по ране, в ‘помпе’ первой стояла пуля и не простая. Свинцовая с ‘дырявой’ головкой, или же стальная разборная или латунная. И ‘повезло’ бандиту с раной - ни одного органа, повреждение которого принесло бы избавление от мучений, не задело. Лишь кишки разорвало и частью вытолкало из обоих раневых каналов.

Страшная рана, жить человеку чуть больше получаса и покажутся они тому вечностью. К несчастью для самого себя, Корявый оказался крепким и сознания не потерял.

- Не повезло ему. Герла, присмотри за этими двумя, а ты, Синий, сложи на пол оружие и стой смирно. Ок?

‘Наш’ бандит покорно выполнил мои указания и замер столбом у стены, не спуская с меня взгляда. Герла, перешагнув через раненого без малейшего стеснения, взяла на прицел Кишку. Впрочем, чтобы перевести ствол на Синего и нажать спуск девушке понадобиться пол секунды.

А я, убедившись, что все мои команды выполнены, присел на корточки рядом с корявым.

- Больно? - участливо поинтересовался я, глядя в полные запредельной болью глаза бандита. - Расскажешь все и подарю взамен легкую смерть. Нет и тогда вместо пули привяжу к ране ‘душу’. Спасти не спасет, тут тебе и Доктор не помоет, но жизнь продлит. И мучения.

- Спрашивай, - сквозь зубы выдавил Корявый. Он рассказал все. И как наткнулся на темных сталкеров, как выслеживал их и подготовил засаду. Как с помощью артефакта убил Лысого, Электрика и Селиванчика.

- Список, - торопливо поинтересовался я у раненого, опасаясь, что тот в любой момент умрет. - При них должен был быть список. Где он?

- Ничего не нашел. Только ПДА и флешка. Все спрятал в схроне - костюмы, самые редкие арты и ПДА.

- Как найти место? Ну, отвечай.

- В моем ПДА есть отметки, - уже еле шевеля губами произнес Корявый. - Пароль - С.Л.О.Н. Все, я сказал все… добей.

Перед тем, как пустить пулю милосердия я проверил ПДА бандита, и только убедившись, что пароль верен и открывает закрытые файлы, а не стирает их, поднял с пола дробовик и поднес тот к груди Корявого. Выстрел прозвучал оглушительно в тесном помещении, даже пожалел, что решил сэкономить пистолетный патрон. Не так шумно вышло бы и не так грязно.

Закончив разбираться с Корявым, я повернулся к бандитскому вожаку.

- Ну, Кишка, пора и с тобою разобраться, - произнес я. - Говорят, любишь маленьких девочек?

- А кто девочек не любит, - ощерился тот, - кто? Педи…и да импотенты.

- Тогда посмотри вот на эту фотографию и ответь предельно честно: видел ее, слышал о ней?

Я положил на стол перед бандитом фотографию потеряшки и замер, не спуская взгляда с Кишки. Я старался поймать любое изменение выражения лица, глаз, просто чуть сбившееся дыхание, любой намек, что Кишка опознал девчонку и готов соврать.

- Не видел, - мотнул головою бандит и исподлобья посмотрел на меня, - точно не видел, б…я буду.

Я разочарованно вздохнул - Кишка не врал или был настолько искусным актером, что без специальных приборов обман его не раскрыть. Вот только сомневаюсь, что атаман настолько способен сохранять самоконтроль, в начале нашего появления и в момент смерти Корявого чуть в таны не наложил.

- Жаль, очень жаль.

- Что со мной сделаешь? - слегка дрожащим голосом спросил меня Кишка. - Убьешь, как и его?

- Зачем? - искреннее удивился я. - Посидишь несколько часиков внутри, чтобы не натравил нам вслед своих головорезов. И все.

- Точно?

Ага… пошли.

Только что обрадовавшийся бандит вновь посерел лицом и сдавленным голосом поинтересовался:

- Куда и… и зачем?

- В зале тебя закрою, а то кабинет не подходит для этой цели. Ну, чего встал?

Пришлось прикрикнуть на бандита, чтобы поторопить того, без этого он стоял на месте, изображая соляной столб. Думаю, что он уже простился с жизнью, считая мое обещание сохранить жизнь своеобразным издевательством. Метрах в пяти от кабинета он и вовсе остановился и тихонько заскулил, по щекам здорового мужика потекли слезы, он что-то пытался сказать, но кроме щенячьего скулежа ничего разобрать не удавалось.

- Ладно, стой тут, - произнес я. - И так сойдет…

Глава 4

С бандитской базы ушли спокойно и как нормальные белые люди - через главный вход. В этом нам помог Синий и длиннополые бандитские плащи, скрывшие нашу экипировку с оружием. Для вида я перекинул через плечо помпу Кишки, а Герла вооружилась затертым ‘калашом’ бандита, любителя поваляться на диване.

Охранникам и в голову не пришло, что мимо них прошли совершенно чужие люди, устроившие маленькую войнушку на базе. Даже ручкой помахали и пожелали удачи в нелегком ремесле честного труженика ножа и волыны. Синий отстал от наше компании в полукилометре от бандитского логова, да и то не по своей воле. Пришлось пригрозить пристрелить нового знакомого, если тот не отстанет. А то, что парень собирался идти с нами хоть до самого центра Зоны было ясно видно. Кроме всего прочего меня настораживали странные ‘огоньки’ нет-нет да проскакивающие в глазах бандита. Не происходи все в Зоне, где нормального человека невозможно отыскать, то посчитал бы, что Синий тронулся рассудком.

- Добрый ты, Умник, ко всякому отребью, - раздраженно произнесла моя спутница. Девушка смотрела вслед Синему, который успел отойти метров на сто от нас и уже почти скрылся в кустах. При этом она так многозначительно поглаживала пальчиком по стволу ‘винтореза’, что было ясно: Синий уцелел только чудом. Без моего вмешательства парень обзавелся бы парой дырок в голове еще на выходе с базы. И я думаю, что такая же судьба постигла бы и охранников… не любит Герла бандитов, ой не любит.

- Нормальный парень, - хмыкнул я. - Нам вот помог. Пусть и не по своей воле вначале.

- А Кишка что, тоже нормальный парень? Его почему не дал прикончить?

- О, Кишку ждет суд общественности! - засмеялся я.

- А поточнее.

В голосе девушки прозвучало недоумение пополам со злостью и я поспешил дать нужные пояснения.

- Я же не просто так вывел Кишку в зал. В кабинет, пусть и с открытой дверью бандиты могут и не решиться войти. А там они сразу увидят своего атамана… который столбом стоит и может шевелить лишь языком да глазами.

- Умник, - ласково проговорила Герла и подошла вплотную ко мне, почти прижавшись забралом шлема к моей маске, - если ты через секунду не дашь подробные и каткие пояснения, то я за себя не ручаюсь.

- Липучку я там поставил, липучку, - сообщил я. - Вот так всегда, не дают слова сказать и сами же обвиняют, что молчу.

- Липучку, вот как, - задумчиво произнесла девушка. - И зачем?

- Часов восемь продержится. За это время о беспомощном состоянии главаря бандиты точно узнают. И вот тогда я не дам и рваного червонца за его жизнь. Кто-нибудь из его шайки уже давно метит на место Кишки и тут такая возможность.

- Пристрелят его, - подтвердила мою невысказанную мысль Герла, - не тот коллектив, что бы помочь попавшему в беду. А если нет?

- А если нет, то значит нет так и плох Кишка, как главарь банды… но что-то мне подсказывает что такой исход маловероятен. Ладно, надо со Слепцом связаться.

О результатах беседы с бандитским вожаком я сообщил Слепцу в коротком сообщении в котором упомянул о тайнике Корявого, где должна лежать большая часть вещей погибшей парней нашего клана. ‘Сон Зоны’ я выбросил в аномальный пруд, не поленился сходить. Зато теперь уверен, что артефакт не угодит в чужие руки. Для темных сталкеров данный предмет бесполезен и опасен. Так что пусть он лучше будет похоронен среди вечной аномалии.

Минут через десять на мой ПДА поступило сообщение от вожака клана: ‘В тайник направил народ. Можете заниматься своим делом’. Уф, ну как гора с плеч, а то до схрона Корявого час топать и прямо в обратную сторону от нужного маршрута. Решение Слепца пришлось как нельзя кстати.

- Тэк-с, а теперь пришло время со старыми знакомыми повидаться. Герла ты со мною?

- А почему ты так спрашиваешь?

- Просто так, - признался я, - лишь бы что-то сказать. Я же знаю, что ты от меня никуда.

- Тут ты прав, - усмехнулась девушка и поправила рюкзак за плечами. - Так куда мы?

- В Чистую Балку. Меня там Хват должен ждать из ‘Ратника’ с более подробной инфой по потеряшке.

Прямых дорог в Зоне нет, а жаль. Даже мои способности не всегда и не везде помогают. Где нет аномалий, легко можно встретить логова мутантов, непроходимый рельеф или же охраняемые точки и маршруты недружелюбными стакерами. Кое-где я бы мог спрямить маршрут, но только не сейчас, почти полностью выложившийся на бандитах. Сил было только-только, чтобы соорудить еще одну ‘липучку’ и все. И снять ее.

Зато моя спутница двигалась вперед со скоростью и целеустремленностью противолодочного корабля в поиске. Ей не мешал даже мелкий дождик так некстати зарядивший. Зато хоть слизь, успевшую подсохнуть, смыл с комбезов и то плюс.

Почти мгновенно на ногах образовались утяжелители из многокилограммовых ‘галош’ . Когда впереди показался глиняный бугор вздохнул с облегчением и сожалением. Практически уже дошло, вот и радость присутствует. Но конец пути лежал за бугром, на который сейчас предстояло карабкаться, от того и стонал в душе. И обходить слишком долго. Кругом полно аномалий.

- Полезли так? - поинтересовалась Герла, деловито посматривая то по сторонам, то на скользкую преграду. К этому моменту дождик усилился и по крутому склону текли небольшие ручейки, изредка срывались размокшие комки глины и даже целые пласты. Вот один из них размером в хороший матрас сполз с верхушки метрах в десяти от нас. Под такой угодишь - мало не покажется.

- Ага, сейчас прям, - буркнул я. - Мне бы отдохнуть с полчасика и тогда поднялся бы так. А сейчас фигушки.

- Неженка, - с чувством собственного превосходства тихонько засмеялась девушка. - Ладно, давай ты первым.

- Ок, - ответил я и принялся за поиски подходящего инструментария. В Чистой Балке, небольшом овражке, зажатом с четырех сторон высокими холмами и поросшими кустарником с мелкими кривыми березками, я не раз отдыхал, когда ночь заставала в Зоне поблизости от этих мест. Или просто нужно было пересидеть в укромном месте.

Конечно, об этом месте знали, но пройти сюда мог не всякий. Со всех сторон Чистая Балка была окружена аномальными полями, никогда не исчезавшими. В этих полях имелись несколько тропинок, которые вели в балку и из нее, но держались они по нескольку минут, часто меняя направление и месторасположение . Сталкер рискнувший воспользоваться одной из троп и замешкавшийся в пути, стопроцентно погибал.

Идеальное место для отдыха: из разумных никто не сунется, мутанты тоже. Свое название балка получила из-за интересного феномена: никогда в ней не рождались аномалии, и даже Выброс можно было спокойно переждать. Для этого там лежал старый кунг от ‘шишиги’, наполовину закопанный в землю. Обычно такой защиты на остальной территории Зоны было недостаточно, чтобы спастись от бушующей аномальной стихии, но в этом месте легкого убежища хватало с избытком. Как кунг туда попал - никто не знает.

Пока в голове крутились такие мысли, взгляд усиленно елозил по земле в поисках нужных вещей. И такие скоро нашлись. Чуть в стороне от подножия, почти полностью скрывшись под слоем глины, лежали несколько больших крюков, согнутых из толстой арматуры. Длиною в локоть, они напоминали крюки, на которые на скотобойнях вешают разделанные туши.

Ухватив в каждую руку по грубому подобию альпенштока, я стал подниматься по скользкому склону. Склон можно было сравнить, если брать угол наклона, с железнодорожной насыпью. Вроде бы подняться можно, не настолько и крут. Но все меняется, когда под ногами не травяной ворс, а скользкая глина и весу к твоему родному еще пуда полтора добавлено. И аномалии, черти бы их подрали…

Мой путь по склону высотой метров в десять больше всего напоминал след пьяного тракториста: туда-сюда, вверх-вниз. Если ‘фризы’ и ‘жарки’ хорошо просматривались, то ‘магниты’ приходилось больше угадывать. Но все когда-нибудь заканчивается, вот и я в последний раз воткнул в мягкую почку крюки, подтянулся и оказался на гребне склона.

Коротенькая всего на пяток секунд передышка, потом подробный осмотр местности. И только убедившись, что поблизости нет прямой угрозы, я повернулся к Герле и призывно махнул ей рукой. Крюками, которые я сбросил вниз, чтобы им на смену взять автомат, девушка пренебрегла. Легко, одной рукой касаясь склона и на полусогнутых ногах, девушка повторила мой маршрут. Управилась раза в полтора быстрее и при этом почти не измазалась в отличие от меня. Даже немного позавидовал своей спутнице, ее ловкости.

- И где твой ‘ратник’? - первым делом, после подъема поинтересовалась Герла.

- Здесь должен быть. Тут до Чистой балки метров триста. Скорее всего, вон в тех кустах прячется.

Заросли густого, покрытого мелкими, съежившимися после недавнего Выброса листьями и длинными шипами, располагались не далее, чем в ста метрах от нас. Аномалий там не видно и отойти можно, укрываясь зарослями куда угодно. Прав я, там Хват сидит, точно там.

Так оно и оказалось. Стоило мне включить ПДА и отправить сообщение знакомому ‘ратнику’ с вопросом, как среди кустарника поднялась человеческая фигура и пару раз взмахнула автоматом. Через две минуты я и Герла стояли рядом с парнем. Он был один, что меня немного удивило. Не принято в таких местах и с целями, идентичными тем, что привели сталкера сюда, ходить в гордом одиночестве. Случилось что-то?

- Храбрый мальчик, - своим сексуальным, мурлыкающим голоском протянула Герла, которая, как и я обратила внимание на отсутствующую компанию ‘ратника’, - один ходишь. Или просто разговор не для чужих ушей, и твои товарищи сидят поблизости?

- Нет, милая девушка, - усталым голосом произнес Хват, - тут больше нет никого. Так вышло…

На встречу со мною Хват вышел еще с парой товарищей, но в паре километрах отсюда их отряд наткнулся на небольшую стаю мутировавших кабанов. Тварей перестреляли, но один ‘ратник’ не уберегся и заполучил распоротое бедро. Именно с ним и остался третий член отряда оказать помощь и сопроводить до безопасного места. Дальше Хват шел в одиночку, благо что до места рандеву оставалось не так и далеко.

- Милая девушка… давно меня так не называли, - задумчиво протянула Герла и посмотрела на меня. - Вот у кого тебе стоит брать уроки. Учись, сталкер.

- Заканчиваем лирику, - поморщился я под маской, - ближе к делу. Хват, ты документы по девчонке принес? Я так понимаю, что если ты здесь, то ничего накопать по потеряшке не удалось?

- Да по обоим вопросам, - вздохнул парень. Голос у сталкера был уставший, как у человека, который несколько дней подряд пахал словно проклятый, а конца работе не видно. - Про девушку никто ничего не знает. И вот по ней данные, которые разрешили передать тебе.

Парень отстегнул флешку от своего ПДА и передал ту мне.

- Тут все по ней, что смог получить, - сообщил Хват. - Что дальше?

- Возможное место, где девчонка могла быть, я проверил… глухо. Сейчас ознакомлюсь с инфой и подумаю, что дальше делать. Заодно с часок отдохну.

- Умник, - произнес Хват, - а ты можешь прочитать свою инфу в другом месте? Скоро сумерки, а нам до безопасного места еще топать и топать. Я сам устал, но не горю желанием остаться среди аномалий и тварей Зоны…

- Отдыхать в Чистой Балке будем, - оборвал я сталкера. - Часа мне хватит, чтобы прийти в себя и провести потом вас по безопасной тропе в балку. Но если ты боишься, то не буду держать, так что можешь идти куда хотел. Потом свяжемся.

В ответ Хват пробурчал что-то невнятное и принялся устраиваться поудобнее на своем рюкзаке, который он использовал в качестве поджопника. А Герла к этому времени уже успела отыскать среди кустов местечко посуше и почище, где решила совместить отдых с перекусом. Глядя на девушку и Хват полез в рюкзак, явив на свет божий банку тушняка и жестянку с питьем. Глядя на перекусывающую парочку, у меня самого пробудился зверский аппетит. Жаль только, что сейчас есть более важное занятие.

На флешке, которую передал мне ‘ратник’, имелось много чего по потерявшейся девушке. Школа, колледж, даже аттестаты с грамотами. Но заинтересовало меня совсем другое. Кроме грамот за участие в ‘кружкам самодеятельности’ у девушке имелось несколько дипломов и наград за достижения в спорте. Причем в активных и экстремальных направлениях: дайвинг, альпинизм, прыжки с парашютом и прочее. И везде отличные показатели.

‘Пролистав’ флешку до конца, я выключил ПДА и задумался, переваривая полученную информацию.

Потеряшка оказалась девчонкой маленькой, да удаленькой. А если вспомнить еще одну поговорку, то ‘наш пострел везде поспел’. Папочка выполнял любые капризы дочурки, давая той возможность сбросить пар на глубине или под облаками, почувствовать себя первой. Вот только готов махнуться своей экипировкой с последним ‘чайником’, что среди инструкторов, обучаемой группы (в которой числилась девчонка) и просто случайных попутчиков (хе-хе, среди облаков при прыжке с борта вертолета) имелся не один контролер со стороны родительской службы безопасности. И с конкретными навыками: альпинист - так мастер-чемпион, во время погружения - так чуть ли не боевой пловец в попутчиках, парашют - и тут самый выдающийся специалист с громкими достижениями. Вот и получается, что всем своим навыкам девочка обучалась у элиты. С такими учителями и самый последний неумеха станет крепеньким середнячком. Вот только сомневаюсь, что девчонка догадывалась об этом. Скорее всего, свои удачи списывала на личную незаурядность. Мол, такая-разэдакая, что просто караул. Море по колено, горы до пояса… плавали - знаем.

- Ну, чего надумал? - ко мне подошла Герла, держа в одной руке оружие, а во второй две банки с едой: тонизирующий коктейль и пластиковую консерву с вкусной месью, состоящей из нескольких круп, мяса и овощей. - Давно уже сидишь.

- Надумал я многое чего и…

- И?

- И мне ничего не нравится, - продолжил я и принял паек из рук девушки. - Девчонка эта - весьма активная представительница рода хомо сапиенса, с шилом в одном месте.

- Это и так ясно, - фыркнула Герла. - Другая бы с базы не сбегала в Зону.

- И очень-очень самоуверенная, целеустремленная подруга с завышеной самооценкой.

- Ты к чему клонишь, Умник?

- А клоню я к тому, что наша потеряшка хочет не много не мало, как дойти до Монолита, - сказал я и замолчал, занявшись едой. Мое заявление заставило впасть окружающих в ступор, из которого они вышли не скоро. Я успел прикончить банку с кашей и допивал коктейль, когда Герла нарушила молчание.

- Бред, - разочаровано произнесла девушка. - Умник, я-то рассчитывала услышать от тебя что-то адекватное, а ты… фантазер и сказочник.

- Кха, кха, - прокашлялся Хват, стоило моей подружки замолчать, - Умник, а ты в этом уверен?

Ответил я ‘ратнику’ только после того, как допил напиток, смял и убрал обе банки под старую листву.

- Не на сто процентов, но девять шансов из десяти, что девчонка дунула к центру Зоны готов дать, - сообщил я. - Ведь видно, что она любит пощекотать себе нервы и не просто так, а еще и заслужить известность и славу.

- Вот черт, - растерянно произнес Хват и повторил еще раз. - Черт, черт, черт.

- Эй, мальчик, - снисходительно обратилась к Хвату Герла, - ты веришь Умнику? Да не один из новичков, каким бы он выдающимся челом не был на Большой Земле не сунется даже во второй круг Зоны, не говоря о центре и самом Монолите.

- Нет, Герла, - со вздохом покачал головою ‘ратник’, - Умник не ошибается. У нас аналитики, ну, э-э, аналитики-не аналитики, но есть ребята шибко головастые, любящие прогнозы делать исходя из слухов или поступков всяческих, тоже что-то такое говорили. Предположили, что девушка пойдет по самым значимым местам Зоны: Бар, Болотный Доктор, Выжигатель, Город и Монолит.

Ну, парень дает, чуть не сдал всю контору с потрохами. Откуда, спрошу я вас, у мелкого заурядного клана Зоны имеются аналитики в штате? Хорошо, что Хват вывернулся потом, внеся поправки и списав

- Отряды туда отправили? - поинтересовался я. - Не к Монолиту, понятное дело, а по прочим точкам?

- Угу, - хмуро ответил Хват. - И на тропы, которые ведут туда тоже. Вот только больше половины ничего не нашли, а остальные… остальные замолчали. И до этого времени о них нет ни слуху, ни духу.

- Тьфу, из-за одной соплячки столько народу погубили, уроды, - не сдержался я. - Да лучше бы она, тварь, в ‘заморозку’ попала прямо возле базы, тогда бы ее тушку безо всяких проблем приволокли на опознание и в назидание…

- Цыц, - хлопнула меня по шлему Герла. - Шовинист фигов. Нас девушек беречь нужно и плевать, сколько тупого мужичья в котлету расшибется.

- Ради тебя Герла, - молитвенно скрестил я руки на груди, - все что пожелаешь. Но не все же так прелестные девушки, есть и откровенные коровы, курицы и прочий зоопарк.

- Умник, - стоило мне на секунду замолчать, как заговорил Хват, вставив свои пять копеек, - я прошу прощения, что прерываю вашу милую беседу, но хочу узнать - что ты решил? Поможешь или как?

- Помогу, - тяжко вздохнул я, уже жалея, что ввязался в эту историю, от которой тянет с откровенно говни…м запашком, - раз влез.

- Спас…

- Не перебивай, - оборвал я ‘ратника’. - Так вот, помочь - помогу, но многого не жди. К Выжигателю и Монолиту не пойду - жить еще хочу, в Бар мне, как всякому темному, путь заказан Долг та еще контора, а вот к Доктору схожу и тебя возьму с собою.

- И за это спасибо, - немного погрустнел Хват. - Только когда двинем?

- Завтра с утра, как только рассветет.

- Завтра так завтра, - согласился со мною ‘ратник’. - Сейчас уда?

Сталкер кивнул в сторону недалекой балки, сейчас скрытой белесой пеленой ядовитых испарений, испускаемых аномалиями, и буграми.

- Ага, только еще с полчасика отдохну еще…

Метров триста было до безопасного пятачка Чистой Балки, но пройти их оказалось очень трудно. Одному - много проще, вдвоем вышло бы потяжелее, а вот идти троицей оказалось сложнее на порядок, чем одиночкой.

- Так, идем шаг в шаг и прижимаемся друг к другу как можно плотнее. Ясно? - коротко проинструктировал я состав своей крошечной группы.

- Плотнее, это как? - поинтересовался Хват.

- Что бы между тобой и рюкзаком впереди идущего игральную карту нельзя было просунуть, - хмуро ответил я. Я самую капельку ревновал, чем было вызвано мое неудовольсвие. Парню предстояло идти последним, то есть он будет прижиматься к моей девушке… не то, чтобы мне было неприятно или противно чувствовать за своей спиной Хвата (зона есть Зона, до глупый мыслей тут нет никому дела), просто у второго больше шансов выжить, чем у третьего. А рисковать Герлой я хотел в самой меньшей степени… уж лучше ‘ратником’. Но ревность от этого никуда не делась.

- Все, тронулись, - скомандовал я и сделал шаг вперед. Одновременно со мною, синхронно перемещая ноги, шагнули спутники. Со стороны мы, должно быть, напоминали забавный паровозик: Герла обхватывает меня руками за пояс, ее держит Хват и идем мы иноходью, когда носок девушки упирается мне в пятку, а в ее - хватовский ботинок.

Тропу я нашел сразу. Широкая, идти можно вдвоем почти не соприкасаясь плечами. Но виляла она жутко, словно этот след оставила жутко пьяная змея.

‘Жарки’, ‘гравиконцентраты’, ‘слизни’ с ‘трамплинами’ чередовались с ‘бильярдами’ и ‘морозилками’. Детектор, на экране которого аномалии сливались в одно сплошное пятно, выдавал тихий тревожный писк на одной ноте. За спиной тихо матерился Хват, который не отрывал взгляда от своего прибора, закрепленного специально на левом плече ради этого случая.

Мы прошли в общей сложности метров двести, отойдя от безопасной границы не более сотни метров, когда тропа резко вильнула в сторону и сжалась вдвое. Причем все произошло мгновенно, безо всякого предупреждения.

- Черт, - не удержался я от ругательства выразив вслух свои эмоции.

- Что там, Умник? - забеспокоился Хват. - Что случилось?

- Нормально все. Иди как шел, - процедил я сквозь зубы ответ.

- Но все-таки…

- Не заткнешься, прикажу Герле отцепить тебя. Ясно?

- Кто кому еще прикажет, - фыркнула девушка.

- Ясно, ясно, - одновременно с ней произнес парень и следом добавил. - Спасибо, Герла.

А через двадцать метров мы чуть не вляпались в аномалию. Только что впереди было чисто, но стоило сделать шаг, как меня повлекло вперед. Убрать аномалию я успел в самый последний момент, всего за пару секунд до того , как нас превратило бы в большую консерву ‘гравиконцентратом’.

- Умник, что это было? - прорезался неугомонный Хват, который уже успел позабыть о моем обещании. Или просто надеялся, что Герла не станет торопиться с выполнением приказа.

- Аномалия, что же еще? Хват, помолчи и не мешай прокладывать дорогу, тут тропа едва видна, - попросил я.

- Кому видна, а кому и прямо наоборот, - пробурчал парень, но все же замолчал. После ‘гравиконцентрата’ мне пришлось убирать ‘жарку’ и ‘трамплин’, в чьи объятия попадала наша неугомонная троица. Тропа давно пропала и теперь я просто шел по аномалиям, перебираясь от одной чистой полянки к другой. Чтобы пройти эти триста метров пришлось потратить почти сорок минут. И когда впереди детектор показал чистое пространство, у всех нас вырвался дружный вздох облегчения.

Вот она - Чистая Балка. Небольшой овражек с узкой тропинкой-спуском. Пятачок метров сто на пятьдесят, в центре которого торчала облезлая крыша автомобильного кунга. Именно в нем нам и предстоит провести ближайшую ночь, чтобы с утра выдвинутся к Доктору. На этот момент и в этом секторе - самое безопасное место во всей Зоне.

- Наконец-то, - с наслаждением произнес Хват, отлепляясь от Герлы и делая несколько шагов вперед, с удовольствием разминая руки и ноги энергичными движениями. - Я чуть не помер там, на тропе. Наверняка седых волос прибавилось…

Я был полностью согласен с парнем. Работать проводником среди той мешанины аномалий, да еще на непостоянной тропе - удовольствие сомнительного характера. Я выложился полностью и ощущал себя даже хуже, чем во время сегодняшнего перехода по аномальному пруду на бандитской базе. Мне бы отдохнуть спокойненько, как раз за ночь вернутся силы.

- Стоп, - оборвала Хвата девушка, - тихо оба. Умник, ничего не чувствуешь?

Девушка стояла в паре шагов от меня напряженная, с винторезом в руках и напоминающая хищного зверя за миг до атаки. Что же ее обеспокоило? На всякий случай я осмотрел местность перед нами, но ни ничего опасного не обнаружил. Аномалий нет, следов живых на сырой и рыхлой почве нет… вроде бы.

- Пусто, - неуверенно отозвался я. - Герла, что хоть…

И в этот момент с крыши кунга сорвалась тень. Только что там было пусто, а мгновением позже нечто большое и почти невидимое взлетело в воздух. Внутренне чувство опасности завопило в полной голос, и я, даже не успев толком ничего осмыслить, вложил все силы в создание мощного ‘гравиконцентрата’ на пути неведомой твари.

Послышался тихий писк, который ударил по ушам болезненно, словно в перепонки воткнулись десятки иголок. Тварь, которую на полном ходу метрах в десяти от нас поймала аномалия, потеряла мимикрищую защиту, свалилась на землю и предстала перед нами во всей красе.

- Химера! - прошептала Герла.

- Пиз…ц! - охарактеризовал нашу участь Хват.

- Огонь! - скомандовал я и, видя, что девушка словно не слышит меня, отвесил той пинок по ее очаровательному задику. Ну не дотягивался я до нее руками, да и заняты они были автоматом, спешно приводимым к бою.

Химера, самое страшное порождение Зоны, которое только можно встретить на этой проклятой земле. Обладает способностями самых опасных тварей Зоны - телепатией, как у слепых псов и контролеров, мимикрией, что присуща кровососам, направленному гравитационному удара, которым опасен псевдогигант. К этому нужно приплюсовать поразительную даже на фоне регенерации прочих мутантов способность заращивать самые тяжелые раны и передвигаться среди аномалий и ‘горячих’ пятен.

Внешностью тварь смахивала на короткую и толстую ящерицу на высоких тонких ногах. К бокам были плотно прижаты кожистые крылья. Высотой в холке тварь была больше метра, явно перегоняя королевского дога, вытянутая морда с редкими, но длинными зубами напоминала крокодилью, короткий толстый хвост с острым костяным шипом достался от крысы, но был гораздо более подвижным. На теле не было ни миллиметра шерсти, которая прикрыла бы ярко розовую, покрытую алыми и синими жгутами и тонкими нитями бугристую кожу.

Аномалия, которая легко бы смяла кабана в лепешку, с химерой совладать не смогла. Ту прижало к земле, лопнуло несколько крупных сосудов на теле и сорвало крылья - все. И тварь умудрялась двигаться, медленно выползая из ловушки и не сводя с меня немигающего взгляда. Когда я встретился с ним, меня всего передернуло: глаза твари были полны разума и нечеловеческой жажды крови. Такой взгляд мог принадлежать фанатику из отверженных кланов, но ни как не мутанту-животному.

- Огонь! - повторил я и нажал на спуск автомата. - Стреляйте же!

От длинной почти на пол рожка очереди автомат стало плавно приподнимать вверх, словно чья-то невидимая ладонь ровно, без рывков принялась тянуть ствол к небу. Десяток пуль ударил в тело химеры, оставив на шкуре той несколько темно-багровых пятнышек. Но тварь даже не шелохнулась, словно и не заметила ранений. А затем химера выскочила из аномалии. На полсекунды замерла и прыгнула, выбрав в качестве первой жертвы Хвата. Парень стоял ближе всего к мутанту, вот и поплатился.

Уже в воздухе в голову, шею и грудь химеры ударили пули из трех стволов, выпущенные почти в упор. Я добил магазин одной длинной очередью, потянулся за следующим и понял, что не успеваю.

Выстрелы сбили химеру с траектории атаки, и тварь упала метрах в трех от Хвата, который просто чудом сумел откатиться в сторону и при этом не прекратил стрельбу. Прямо над головой парня, замершего на коленях, стреляла Герла, и тяжелые пули ее винтовки наносили вреда мутанту больше, чем мои и хватовские автоматные.

Нам повезло просто обалденно как. Скорее всего, аномалия нанесла твари гораздо более существенный урон, чем было видно со стороны. В противном случае мы бы уже были мертвы: увидеть момент атаки этой твари еще никому не доводилось. Химера могла просто отпустить одну из жертв ради… а вот из-за чего иногда оставался в живых кто-то из отряда сталкеров, подвергнувшихся атаки химеры, не знал никто. Версий было множество, но вот была ли среди них правильная?

В нашем случае мы наткнулись на сонную, возможно, раненую тварь, которая решила переждать некоторое время в тихом местечке. А тут мы. Поломали тело аномалией, расстреляли… любой другой мутант (ну, пожалуй, кроме гиганта) уже бы бился в агонии, но только не химера. Порванные и прострелянные внутренности, поврежденные конечности, шкура превратившаяся в лоскуты…

Но даже в таком состоянии химера была опасна. А тут еще и патроны в магазинах закончились так некстати. И пока перезарядимся или сменим автоматы на пистолеты, у мутанта будет достаточно времени прикончить одного из нас. Как минимум.

- В стороны! - крикнул я и создал ‘морозилку’ под мутантом. Маленькую совсем, но и так лицо защипали острые колючки лютого холода, а воздух превратился в крошево невидимого льда. Маска и костюм с трудом спасали от воздействия аномалии, одной из самых страшных во всей Зоне. Страшной даже для самого опасного мутанта Зоны.

Задние лапы химеры немедленно покрылись коркой льда, замерзла кровь, текущая из ран, превратившись в уродливые розовые сосульки. Живыми оставались глаза, которые продолжали смотреть на меня с прежней яростью. То, что она находится в аномалии тварь, похоже, волновало мало. Вот она сделала шаг вперед, отрывая пристывшие к земле конечности. От этого движения лопнул хвост, так и оставшийся торчать уродливой палкой, вросшей в землю. Потрескалась ледяная корка на теле и осыпалась вниз вместе со шкурой, обнажив напряженные и кровоточащие мышцы. Но почти сразу же кровь застыла, образовав на теле мутанта очередной ледяной панцирь… который треснул и свалился на землю при очередном шаге.

- Да когда же ты сдохнешь!? - прохрипел я, ощущая поселившуюся в теле слабость и удушье. Создание двух мощных аномалий выпило из меня все силы, сейчас я ощущал себя гораздо хуже, чем перед встречей с Хватом. А ведь еще тропил дорожку до боя в аномальном поле. Еще одна аномалия запросто меня прикончит. Или рискнуть и увеличить ‘морозилку’, так выйдет проще и экономнее?

Я рискнул. Химера почти вышла из аномалии, когда та, повинуясь моему желанию, увеличилась вдвое. Я еще успел увидеть, как химера превращается в гротескную статую, от которой отлетают розовые кристаллики при каждом попадании пули, а потом провалился в темноту.

Сначала почувствовал слабый укол в шею, потом слух уловил невнятные глухие звуки и только потом сумел открыть глаза.

- Умник, очнись, очнись же, твою мать…

- Надо мною склонилась Герла и раз за разом повторяла одну и ту же фразу. Было темно, воздух был спертый и тяжелый, как в закрытом колодце. Маски, как и шлема на мне не было, комбез расстегнут, рюкзак лежит под головой.

- Кольни еще раз, - откуда-то из-за головы послышался усталый голос Хвата, - может, подействует. Утро уже, нам убираться отсюда пора.

- И так три раза колола, - резко ответила сталкеру Герла. - Если бы не ты со своей потерявшейся дуррой, то ничего подобного бы не случилось. И Слепец не дал задание.

- Да я-то тут при чем? - слегка удивился Хват. - Умник сам согласился, когда я его попросил. А Слепца никакого я не знаю.

Ту девушка завозилась и через пару секунд моей шеи коснулась прохладная поверхность медицинского инъектора. Так, стоп, они из меня наркомана решили сделать?

- Хватит, Герла, - проговорил я и сам удивился насколько слабым был мой голос.

- Очнулся? - радостно воскликнула девушка.

- Очнулся, очнулся, - согласился я и попросил. - Помоги сесть, а то все тело затекло от этого лежания, а сил нет перевернуться.

С помощью девушки и Хвата я более-менее удобно уселся, опершись спиною на стенку кунга, в котором мы сейчас находились.

- Ну, рассказывайте, - сказал я.

- О чем? - удивился Хват. - Это ты должен рассказать откуда взялась химера и аномалии в безопасном месте. И в первую очередь, как ты себя чувствуешь и отчего свалился. Да и вообще…

- Хватит, - поморщился я. - Слишком любопытный. И потом я и сам на все ответы не знаю. Лучше скажите, что там с химерой и аномалиями.

- С химерой покончено, - сообщила мне Герла. - Ее так аномалиями разодрало, что и достреливать не стоило. А вот сами аномалии на прежнем месте остались и исчезать не собираются.

- Уйти безопасно можно, чтобы в них не вляпаться? - поинтересовался я.

- Можно, - кивнула головою в ответ девушка. - Только там жутко холодно. Морозилка там огромная, за десять метров до нее уже руки с ногами начинают неметь.

- Хреново, - задумчиво протянул я. Состояние мое было средней паршивости. С момента, когда пришел в себя, сил прибавилось (наверное, инъекция подействовала), но убирать или создавать аномалии не мог.

И отдохнуть нужно, чтобы выбраться из этой ловушки, в которую превратилась некогда безопасная, а вчера едва не ставшая нашей могилой, Чистая Балка. И спешить следует, чтобы не упустить тот шанс, если девчонка все еще (эх, сомневаюсь я в этом что-то) жива.

- Времени сколько? - поинтересовался я, ленясь включить свой ПДА.

- Почти восемь утра, - сообщил Хват. - Идти сможешь или подождем немного?

- Идти? Хм, часиков в десять тронемся, - немного подумал и сообщил я своим спутникам. - Пока еще раз просмотрю данные…

И вновь перед глазами встали сухие строчки анкеты потеряшки, жизнерадостные фотографии, на которых она была то с аквалангом на спине, то в прыжковых очках и парашютом, то обвязанная стропой с болтающимися на поясе крючьями и скобами альпинистского снаряжения. Да, боевая девушка и любит покрасоваться. Вон даже оружие выбрала себе нетривиальное: пистолет Walther P99 калибра .40SW и германская автоматическая винтовка Heckler und Koch G11 с хитрым безгильзовым патроном стреловидного вида. Интересно, где она отыщет в Зоне патроны к автомату? Нет, продавцы столь специфического боеприпаса имеются, но их мало. Тот же Сидор такой специфический товар не держит. Да, правильно наши предки подметили про женщин, говоря, что у тех волос долгий, а ум короткий.

Два часа пролетели быстро: пока перечитывал файлы, пока неторопливо поел и привел снаряжение в порядок. И вот наступили долгожданные десять часов. К этому времени Хват сидел едва ли не на иголках, поглядывая на ПДА каждые пять минут. Вот чудак, как-будто от его действий время ускорит свой бег.

- Все, проверяем экипировку, затягиваем маски и выдвигаемся, - скомандовал я и первым подал пример, шагнув к двери. Всего два шага, потом потянуть дверь на себя, согнуться и выбраться по ржавым ступенькам на поверхность.

Снаружи было холодно, очень холодно. Впору создавать ‘жарку’ в противовес ‘морозилке’, чтобы не дать дуба в балке. В кунге, благодаря химическим грелкам, малому объему помещения и тому, что тот закопан на две трети под землю мороз не ощущался. Но на поверхности все было по другому.

- Брр, - поежилась Герла, выбравшись на свежий воздух следом за мною, - не курорт. Умник, сможешь вывести нас отсюда, или переждем еще немного в схроне?

- Постараюсь, - пообещал я. - Вроде немного пришел в себя. Если тропа будет вести себя как и вчера, то справлюсь.

- Смотри, ты обещал, - погрозила мне пальчиком девушка и тут обхватила меня левой рукой за шею, тесно прижимаясь всем телом, и тихо произнесла почти в самое ухо. - И я помню о том пинке. Я люблю, когда по моей попе нежно гладят ладошкой, в крайнем случае, несильно похлопывают или щипают, но не бьют сапожищами. Запомни это.

Девушка отпустила мою шею и отодвинулась на шаг. Как раз в этот момент из кунга выбрался Хват. Бросив быстрый взгляд на нас с девушкой, он проговорил:

- Идем или вы еще не намиловались?

- А ты возражаешь? - ласково поинтересовалась Герла и словно невзначай навела на ‘ратника’ винтовку.

- Нет, нет, - резко замотал головою Хват, - что ты. Даже наоборот, только рад буду.

- Так ты еще и вуайерист? - искреннее удивилась девушка и повернулась ко мне. - Умник, что за странные у тебя друзья-извращенцы?

- Хватит развлекаться, - буркнул я, - идти нужно. А то как бы Доктор не свинтил куда из своей берлоги.

Глава 5

Нашей троице повезло без происшествий покинуть Чистую Балку и добраться до логова Доктора. И вдвойне повезло застать эту одиозную личность на месте. Вот только в тот момент, когда я остановился возле его порога, Доктор был занят - оперировал кого-то. Пришлось ждать не меньше часа, пока он освободится и выйдет к нам.

- Приветсвую, Умник… Герла… молодой человек, чем обязан? Или заболели? - поприветствовал нас Доктор и посмотрел на меня. - Умник, у тебя что-то случилось? Мутация прогрессирует?

- Угу, - мрачно отозвался я, заметив, как встрепенулся Хват, - то лапы ломит, то хвост отваливается.

- Вот как? - оживился Доктор и сделал шаг ко мне. - А поподробнее можно.

- Да шучу я, просто шучу, - резко пошел я на попятную, меняя тему разговора. С Доктора станется препарировать меня, чтобы убедиться в отсутствие (или в наличии, чем черт не шутит) ранее названых органов.

- Да? - нахмурился Доктор. - Что ж, ладно… тогда повторяю свой вопрос: с чем пожаловали?

- Девушку одну ищем, - сообщил я. - Совсем молодая, впервые в Зоне и мнит себя первопроходцем. Есть предположение, что хочет посетить самые значимые места и не только: Бар, Болота, вас.

- Меня? - немного удивился Доктор. - У ней со здоровьем проблемы?

- С головой точно не все в порядке, - влезла в беседу Герла. - Не помешало бы пересадку мозга сделать от плоти.

- Разум не лечу, - отрезал Доктор. - И я не люблю посетителей, которые отвлекают меня от дел. Умник, это я не о тебе.

- Значит, девчонки у тебя не было?

- Нет, - сообщил Доктор.

- Жаль, - с искренним огорчением произнес я, - очень жаль.

- Это, что хотел узнать? - поинтересовался Доктор. - А то меня пациенты там ждут.

- Все, - кивнул я. - Хотя… Доктор, не знаешь, а Кольт на старом месте обитает или вновь сменил свою берлогу?

- Все там же. А ты что у него узнать хотел, тоже об исчезнувшей экскурсантке?

Экскурсантка… какое точно определение для потерявшейся девчонки. Ну точно, та словно на экскурсию в Зону пришла.

- Не совсем, вряд ли она знает что о нем и если так, то к нему не пойдет. А о людях Кольт никогда не интересовался… друге дело оружие. У девушки специфическое оружие с редким патроном стреловидного типа. Хочу узнать, не слышал Кольт о ком-то, кто недавно отметился в стычке с таким боеприпасом или пытался на днях прикупить его.

- Стреловидный патрон… - Доктор коснулся правой ладонью подбородка и застыл. Простояв так несколько секунд, он без пояснений резко развернулся на пороге и скрылся в доме.

- Чего это он? - тихо поинтересовался Хват у меня, озадаченный поведением Доктора. И не он один, мне самому было интересно, что же такое вспомнил Доктор.

- Не знаю, - пожал я плечами. - Подождем немного, если это касается нашей проблемы, то скоро все станет ясно.

- Ясно, - повторил за мною Хват и тут же обрушился с новым вопросом. - А кто такой Кольт?

- Кто надо, - отрезала Герла.

- А все-таки? - не собирался отступать Хват. - Никогда не слышал о таком. Он вроде Доктора или Черного Сталкера?

- Нет, - ответил я (уж проще дать немного информации, чем постоянно осаживать любопытного ‘ратника’), - Кольт - обычный человек, только немного повернутый на оружии. Если в Зоне появился сталкер с чем-то особенным вроде ‘Выхлопа’, ‘Light fifty’ или вроде винтовки нашей потеряшки и отметился в драчке, Кольт об этом узнает с потрясающей скоростью. Прошло уже несколько дней с момента ухода девчонки, так что пострелять ей довелось точно. И кольт об этих случаях должен знать.

- И потому его зовут Кольтом? - поинтересовался Хват. - Лишь из-за любви к необычному оружию?

- Не только. Еще он улучшает стволы лучше, чем кто-либо в Зоне. Правда, чаще всего берется опять же за редкие и экзотические экземпляры, простым ‘калашом’ или М-16 не заманишь.

Как только я проговорил последнее слово, на пороге показался Доктор. В руке он нес эмалированную ванночку, которую используют медработники во время операций и прочих медицинских процедур. Ванночка Доктора была вся в потеках крови и полна окровавленными тампонами, кусками бинтов и ваты, каких-то темных ошметков вроде сгустков крови или кусков плоти. Из этого неаппетитного месива Доктор пинцетом достал окровавленный предмет, напоминающий обломок перьевой ручки и, держа тот на уровне глаз, поинтересовался:

- Ты о таком патроне говорил?

Я присмотрелся и обрадовано воскликнул:

- Он, точно он! Доктор, откуда дровишки?

- Хм, - Доктор бросил пулю обратно в ванночку и не торопясь принялся говорить, - откуда спрашиваешь? Пару дней назад под вечер, почти перед самым Выбросом группа сталкеров столкнулась возле Первой коллекторной станции с подземным народцем. Один сталкер погиб и был точно мужчиной, молодым парнем чуть за двадцать. Еще четверо или пятеро ушли под землю по туннелям. Один из них стрелял из автомата с таким боеприпасом.

- Понятно, - задумчиво произнес я. - Спасибо, Доктор, вы нам очень помогли.

- Пожалуйста, - кивнул в ответ Доктор. - На этом все?

- Ага, мы уже уходим, - понял я намек и подхватил под локоток Герлу. - Прощайте.

Доктор еще раз кивнул и, повернувшись к нашей команде спиной, скрылся за дверью. Уже удалившсь на порядочное расстояние от логова Доктора, Хват не утерпел и задал вопрос:

- А кто такой, этот народец? Новые мутанты или что-то другое?

- Старые мутанты, - откликнулся я. - Бюреры по нашему. У Доктора непростое отношение к миру Зоны: ему абсолютно все равно кого резать, кому оказывать помощь. Запросто можно встретить кровососа, псевдопса или бродягу из сталкеров в одной процедурной.

- А те сталкеры, с кем бюреры схлестнулись, кто они?

- А я знаю? - пожал я плечами. - Учитывая наличие специфического ствола среди той команды, у нас есть два варианта: наша потеряшка примкнула к некой команде романтических авантюристов из молодняка, которые нет-нет да появляются в Зоне или эта группа имеет своего идиота, который на первое место ставит показушность и стремление выделиться из толпы.

- Лучше уж первый вариант, - вздохнул Хват. - Ребята уже и не надеются найти девчонку… столько времени прошло.

- Если она была у коллекторов, то шанс найти ее живой есть, - успокоил я парня. - Главное, отыскать ее раньше, чем на них наткнуться фанатики или психи из непримиримых.

Дальше мы шли молча. От логова Доктора до города, вернее до городской окраины, где ранее располагались очистные сооружения, было меньше двух часов пути. И путь был легким. Или показался мне таким после переправы через аномальный пруд, прохода сквозь аномальное поле, битвы с химерой и создания новой тропы, чтобы выбраться из Чистой Балки (ставшей после моих художеств просто таки ‘грязной’).

Те аномалии и небольшие стаи мутантов, что попадались на нашем пути, не доставили ни малейших неприятностей. Ловушки обходили, а твари сами сворачивали с нашего пути, не рискуя меряться силами. Хотя, будь там не слепые собаки и в двух случаях плоть, а кабаны или псевдопсы, возможно пострелять бы и пришлось.

Коллектор встретил нашу команду привычной зеленоватой дымкой, окутавшей ближайшие окрестности. Здесь пришлось перевести наши комбезы в режим замкнутого дыхания. Местные испарения очень ядовиты. Не один сталкер погиб, понадеявшись на защиту плохенькой дыхательной маски. Тут даже защитные комбинезоны ниже средней планки не годились. Они не столько спасали своего владельца, сколько отсрочивали его гибель. А таких дураков хватает, тут для них медом намазано - полно артефактов, порой валяющих прямо под ногами. Вот только подобрать их и тем паче унести с собою бывает невероятно сложно.

Про ядовитую атмосферу уже говорил, причем это не самая грозная опасность, имеются вещи и поядренее. Подземные коммуникации обжили мутанты, сталкеры-фанатики различных сект и темные сталкеры из числа непримиримых, убивающих всех, кто не состоит в их клане. А коллекторные стоки все они используют, как удобный выход на поверхность.

Сейчас наша троица лежала на небольшом бугорке под прикрытием нескольких мелких кустов. Когда-то давно это были плети ежевики, но после мутации растения потеряли способность плодоносить и обзавелись огромными шипами, легко прокалывающих толстую резину костюма химзащиты.

Очистные пруды начинались совсем рядом от нашего укрытия. До начала вязкой, черной жидкости, покрытой мутировавшими чешуйками ряски и лопухами кувшинок, было меньше полсотни метров. Раньше тут и в самом деле были пруды, пусть отдававшие немного резким, неприятным запахом, но с обычной прозрачной водой. Сейчас же, вода растеклась по огромной площади, заняв территорию раз в десять большую, чем до этого. Чем-то похожи (весьма приблизительно, конечно) на рисовые поля.

- Опять в эту грязь лезть, как же надоело.

Это Герла, расположившаяся слева и почти прижавшаяся всем телом ко мне, ворчит. Хват укрылся метрах в двух, почти полностью спрятавшись под длинными плетями кустарника. Метрах в двухстах правее нашего бугорка детектор показывает наличие стаи каких-то мелких мутантов. Опасности почти не несут - слишком мало тварей, чтобы напасть на нашу команду.

Пятьюдесятью метрами левее шипит огромная кислотная аномалия, ля которой местная среда просто раздолье. В воде ловушка раздулась раз в пять больше, чем смогла бы на суше. Где-то тут есть и ‘зеркала’ - небольшой бочажок серебристой, отражающей словно зеркало, жидкости. С водой, отличие от кислоты, совершенно не перемешивается. И не дай бог попасть туда, в это чертово ‘зеркало’. Выбраться из аномалии невозможно совершенно. Причем глубина не доходит и до середины бедра, как в густой кисель попал. Можно двигаться в любом направлении, ходить в ‘зеркале’, приседать… но погрузившись в жидкость, ты и останешься в таком положении. Даже краном не вырвать того бедолагу, кто угодил в ловушку. Большинство сталкеров предпочитает пустить себе пулю в лоб, чем медленно угасать в аномалии. Немногие идут на ампутацию ног, если не успели погрузиться слишком глубоко и есть кому тащить их до безопасного места. В общем, мерзкая вещь, эти ‘зеркала’.

- Ничего, дальше в коллекторах будет полно чистой водички, - успокоил я девушку, - там и отмоешься.

Я еще раз окинул местность взглядом и, не обнаружив опасности, дал сигнал к началу движения. По сложившейся традиции первым пошел я, сразу за мною пристроилась Герла и замыкал шествие Хват. С первых шагов по жиже я погрузился почти по колено, на подошвы налипли грязь, по своей консистенции и свойствам сильно напоминающая пластилин. До городских коммуникаций, вернее входа в подземелья было что-то около четырехсот метров. Если кому хоть раз в жизни приходилось идти по весенней пашне, когда земля превращена в кисель, то немного представляет, что пришлось вынести нам. Когда я вышел к сливным тоннелям, у меня ноги подкашивались, а в глазах плавали черные и красные пятна.

- Черт, вот это марш-бросок, - прохрипел Хват, плюхаясь на задницу и опираясь спиною о бетонную стену. - Как же тут народ ходит?

- Тропы имеются, - коротко ответила Герла. Она, как и я, просто скинула рюкзак под ноги и прижалась плечом к стене. Все же темные сталкеры выносливее простых людей и угнетающая атмосфера Зоны нас скорее подбадривает, чем подавляет.

Вот и сейчас нам с Герлой хватило десяти минут, чтобы восстановить силы, в то время как Хват еще не успел даже отдышаться. К чести парня, он не стал просить лишнюю минутку отдыха, и когда мы с Герлой вернули свои рюкзаки на плечи, он встал и подтвердил свою готовность идти дальше.

- Куда пойдем? - поинтересовалась Герла, когда один большой туннель разделился на три трубы поменьше.

Я указал на правый, возле которого валялась пара гостей зеленых цилиндриков.

- Совсем свежие гильзы, - указал я на находку товарищам. - Здесь валяются, здесь… вон там и в глубь уходят. Если тут прошли не наши любители пострелять бюреров, то я сжую свою портянку.

Я еще не успел закончить фразу, а Хват уже снял мешок с плеч, подошел к самой большой россыпи гильз и присел возле нее на корточки. Пару секунд он просто смотрел, потом протянул руку и поднял несколько гильз с пола.

- Тут калашников отметился и натовский ствол, - парень зажал промеж пальцев два цилиндрика оливкового и темно-зеленого цвета и продемонстрировал их мне с Герлой.

- И что? - хмыкнула девушка. - У девчонки ствол без гильз, если и стреляла, то найти следы невозможно.

- Не скажи, - возразил ей ‘ратник’, - не скажи.

Парень покрутил немного гильзы в ладони и затем бросил их себе под ноги. После этого подошел к противоположной стене, исклеванной пулевыми отметинами, и медленно двинулся вдоль нее. Несколько раз он останавливался, оглаживал сколы и щели ладонью, приседал и ворошил мусор на полу и вновь двигался дальше. Возле места, где бетон был расстрелян больше всего, он стоял долго, не меньше пары минут. Наконец, он обрадовано воскликнул, поднял что-то с пола и вернулся обратно к нам.

- Вот, - произнес парень и протянул в мою сторону раскрытую ладонь, на которой что-то лежало, - она тут точно была.

На грязной перчатке ‘ратника’, что облегала левую ладонь, лежала небольшая ерундовина светло-серебристого цвета с небольшим хвостовиком и специфического вида кончиком. Судя по форме - тот самый патрон от G11, которая в этом мире претерпела значительную модернизацию и стала таки на серийный поток. Правда, закупают винтовку немногие элитные части разных стран, в простых войсках ее днем с огнем не увидишь.

- Хм, убедил…

- Ну вот, - притворно вздохнула Герла и пихнула меня в плечо рукой, - теперь я не увижу, как Умник будет наслаждаться вкусом своих портянок. Или передумаешь?

На провокационные предложения девушки я решил не отвечать. Ну ее, потом не отвяжется, да и настроение у моей подружки меняется мгновенно и почти без переходов во время таких бесед. А у меня сейчас совсем нет желания выслушивать упреки и наезды.

- Что ж это означает, что мы на верном пути, - ответил я парню. - Давай, хватай свой рюкзак и двинули дальше. Если повезет, то уже к ночи наткнемся на потеряшку или на более вещественные следы ее пребывания.

‘Например, на тело или детали ее экипировки, - промелькнула мысль в голове, которую я не стал озвучивать. - Или ее в зомбообразном виде… тьфу-тьфу-тьфу’.

Туннель, который выбрали неизвестные сталкеры, а следом за ними и наша группа, был чист от аномалий и мутантов, но грязен жутко. Наверное, порождения Зоны испугались того количества ила, щебенки, песка, известковых отложений и прочего хлама, которым был наполнен проход. Кое-где имелись огромные завалы, доходившие до потолка. И всем известные пещерные сосульки сталагмиты и сталактиты, которые до безобразия нелепо смотрелись в этом месте.

Через полчаса мы уткнулись в тупик - туннель заканчивался каменным мешком и вертикальной шахтой. Вверху, метрах в трех имелся проем не более метра диаметром, к которому вели толстые гнутые прутья, вмурованные в стену. Несмотря на свою толщину, некоторые ступеньки прогибались под нашим весом, прямо на глазах сгибаясь или вылезая из почерневшего бетона. На некоторых, самых непрочных, имелись свежие царапины от чужих ботинок.

На этот раз первым полез Хват. Ползти на четвереньках по замусоренному проходу было тяжко. Еще хорошо, что тут в основном лежал песок и очень мелкие камешки. Будь здесь булыжники покрупнее, то мы бы себе все колени и руки сбили бы до крови.

Над головой через каждые пять метров имелось по круглому отверстию, забранному толстой металлической решеткой и размером со стандартный канализационный люк. Почти все они были забиты мусором и грязью, которые запечатали решетки не хуже, чем бетонной пробкой. Скорее всего, мы сейчас очень близко к поверхности и эти решетки - самые обычные сливы. Вот только пробиться наверх невозможно без хорошего заряда взрывчатки, приходилось ползти только вперед.

Бетонная труба закончилась метров через пятьдесят. Здесь стояла заглушка - металлически лист, вырезанный по размеру прохода и крепко приваренный к стальным штырям, вбитых в стенки трубы. Толщина листа была никак не меньше шести миллиметров и был почти не тронут ржавчиной. Несокрушимое препятствие на нашем пути при отсутствии взрывчатки… или в случае, когда бы перед нами не прошли люди с запасами таковой.

- Какой-то термитной гадостью обработали. Или портативным резаком с кислородно-пропановой смесью, - сообщил Хват, который провел пальцем по оплавленным и почерневшим краям неровного выреза в преграде. Кто-то до нас тут неплохо поработал выше указанными инструментами, распечатав проход. Лист вырезали почти полностью, оставив нетронутыми лишь края, державшиеся на штырях.

Хват осторожно сунул голову в проем и, подсвечивая себе фонариком, осмотрелся по сторонам.

- Тут шахта… здоровая. Верх не пройти, - сообщил он. - Тут были ступеньки, но их срезали под корень. Можно только спуститься… даже нам оставили лестницу.

В качестве демонстрации своих слов парень вытянул из-за края стального листа тонкий черный шнур.

- Альпинисты, черт бы их побрал, - выругался Хват. - Не могли назад вернуться. Нет, бл…ха муха, нужно было им курочить заглушку и спускаться вниз.

- Не хнычь, - упрекнула его Герла. - Много хуже было бы, если не оказалось веревки на месте.

- Ну, стропа у меня есть, - сообщил Хват и похлопал по низу рюкзака, - спуск не доставил бы проблем. Другое дело, что придется лезть черти знает куда. Тут метров десять глубина, считай, что в самую преисподнюю сунемся. Из вас был кто в этой части?

- Нет, - откликнулся я и поторопил парня. - Но если тормозить не будешь, то очень скоро будем.

Хват что-то пробурчал себе под нос, но продолжать разговор не стал. Вместо этого кое-как стянул рюкзак с плеч, хитро обвязался чужой веревкой и скрылся в проеме. Я немедленно подвинулся к краю и стал подсвечивать ему фонариком, заодно держа место спуска под прицелом.

Хват спускался медленно, почти на каждом метре замирая на пару секунд и осматривая стены шахты. Наконец, он коснулся пятками пола и тут же вскинул автомат.

- Что там? - настороженно поинтересовался я. - Чего молчишь?

Хват отозвался секунд через десять и несколько неуверенно.

- Показалось, наверное. Ладно, спускайтесь давайте пока я посторожу.

Сначала пришлось спускать рюкзаки, потом соскользнуть самому и придержать веревку, чтобы облегчить спуск Герле. Потом с минуту молчать и изображать статую с оружием в руках и только потом вновь тронуться в путь.

Новый туннель был просторным и чистым по сравнению с предыдущими. Нет, имелись тут и отложения солей с плесенью на стенах, песок с крошевом бетона и мелкой щебенки по ногами, даже несколько сталагмитов-…ктивов увидели. Но в целом ту создавалось ощущение чистоты и… ухоженности что ли. И последнее мне сильно не нравилось. Если тут некто навел порядок и постоянно следит за ним, то явно будет не рад приходу посторонним. Как бы не случилось чего неприятного. О своих мыслях я сообщил товарищам, но получил в ответ невразумительное.

- Так не возвращаться же назад? У меня все тело свело от ходьбы ползком, - это отметилась Герла. - Лучше вперед двигаться, тут хотя бы в полный рост можно идти.

- Те сталкеры сюда спустились. Возможно, мы уже скоро встретимся с ними. А если там девушка и она нуждается в помощи? Тогда мы в самый раз подоспеем, - это промолвил Хват, который во время короткой речи пытался отыскать следа и определиться с направлением движения.

Чтобы таковые найти, пришлось пройти в обе стороны туннеля метров по сто пятьдесят, подолгу останавливаясь и дискуссируя над каждым невнятной отметиной. Повезло нам только через полчаса. На влажном пласте глины виднелся четкий след рифленой подошвы. И, о слава Зоне, размер был маленький, едва ли не равный ботинку моей подружки.

- Она, - обрадовался Хват, - точно она. Все сталкеры знают, что следы лучше не оставлять ни при каких случаях. А девушка в Зоне впервые, тонкостей, даже саамые распространенных не знает, да и в прошлом ни с чем таким не сталкивалась.

- Или тут прошла еще она дурра, которая тоже впервые попала в Зону и не знает элементарных вещей, - скептически произнесла Герла в ответ на бурную тираду ‘ратника’.

- Это все же лучше, чем совсем ничего, - поправил я подругу. - Учитывая наличие редкой винтовк