S.T.A.L.K.E.R. — это не игрушка. Книга вторая (СИ)

Глава 1

Резкая вспышка света, буквально ослепившая до боли в зрачках и мимолетное чувство потери ориентации, сообщили мне о перемещении. Придя в себя, я открыл глаза и увидел над головою тарелку излучателя, правда, гораздо большей величины. Или меня просто память подводила. Но главное, я был дома!!! Приключения закончились, навсегда.

- Стоять на месте! Не двигаться! - раздался резкий выкрик с явным искусственным тембром. Говоривший пользовался микрофоном или рупором. Чужая речь настолько походила на приказы вояк на блокпостах в Зоне, что я совершенно автоматически дернулся в сторону, уходя перекатом с прежней позиции. Во время движения вскинул автомат, вылавливая противника. За месяцы, проведенные в Зоне, у меня в плоть и в кровь въелась привычка всегда уходить от военных. Ну, не получаются у нашего брата сталкера конструктивный диалог с силовыми структурами официальный властей. Вот только уходя в сторону я наткнулся на холодный бетон стены. И только сейчас смог рассмотреть помещение детально (после переходя у меня в глазах бегали мушки и пятна, смог заметить только круг излучателя). На подстанцию, из которой я совершал прыжок и в которой Гришка обещался поддерживать проход, данная комната не походила совершенно. Размеры пять на пять метров и столько же в высоту. Ни окон ни дверей не было видно. Точнее нечто вроде очень узкой - сантиметров в шестьдесят и невысокой дверки - присутствовало на высоте метров трех. Вместо окон по всем четырем стенам шли узкие бойницы из которых очень удобно вести огонь по стоящему внизу противнику. Сейчас - по мне.

- Бросить оружие! Руки поднять! - вновь прозвучал тот же голос, - Открываем огонь на поражение в случае невыполнения требований.

Черт, мысленно сплюнул я от досады, бережно укладывая автомат на пол и присоединяя к нему пистолет и гранаты, вот попал так попал. Судя по всему, Гришку накрыли власти. Интересно, как они поступят со мною?

- Отойти к стене, повернуться спиною к оружию, продолжал командовать голос, - Не поворачиваться.

Разглядывая крошечные трещины в штукатурке, я слушал, как позади скрипнула дверь, потом залязгала некая металлическая конструкция. Парой минут спустя рядом встали два крепеньких парня с автоматами в руках. Вот только с оружием они малость махнулись - угрожать мне “вихрем” было не очень правильно. Коротенькие автоматы СР-3М со штурмовой рукояткой, привинченным съемный глушителем и лазерным целеуказателем смотрелись совсем грозно, но не эффективно для меня Для моего комбеза “валовская” пуля разогнанная коротким стволом да еще и ослабленная глушаком, почти безопасна. Хотя, если у них там бронебойный вариант, то может и сработать. Тем более что магазины у них не стандартные на двадцать, а увеличенные до тридцати патронов.

- Спокойно, парень, - произнес одни из них, - Главное не дергайся и все будет хорошо.

- А если у меня припадки случаются, когда нервничаю, тогда что? - огрызнулся я.

- Шутишь, да? - произнес второй, - Шутник, б…я.

Во время нашего разговора сзади послышалась новая возня, и вскоре рядом оказалось новое действующее лицо. Немолодой мужчина, за сорок с выправкой, выдающей в человеке служаку. Вот только служаку какого ведомства - неизвестно.

- Здравствуйте, - вежливо поприветствовал он меня, - Я бы хотел поговорить с вами сейчас и задать ряд вопросов.

Я попробовал повернуться к нему - вести разговор всегда приятнее лицом к лицу, а не зарабатывая себе косоглазие, пытаясь рассмотреть говорившего - но был остановлен бойцами.

- О чем речь будет, - пожал я плечами, когда меня придержали в прежней позиции, - Сразу сообщу, что правильным беседам не обучен, политес не знаю. Только - бабы, пиво и рыбалка.

- Можно и об этом поговорить, - покладисто согласился собеседник, - Вот только, как мне обращаться? Может, имя назовете?

- Назову, конечно, - спокойно ответил я, - Умник я.

- То есть? - не понял тот, - А-а, понятно. Ваше кли…, позывной, так сказать.

- Ошиблись по обоим вариантам, - возразил ему я, - Именно это и есть мое имя.

- Ладно, пусть будет так, - покладисто согласился собеседник, - Ну, а по паспорту как зоветесь?

- Зачем еще понадобился паспорт, может еще и ключи дать от квартиры, где деньги лежат? - ввернул я фразу из киноклассики. Похоже, моему оппоненту разговор в подобном русле перестал нравиться, иначе с чего ему тяжко вздыхать?

- Послушайте, молодой человек, - очень вежливо проговорил он, - Давайте вы представитесь, и мы начнем разговор. Кстати, не мешало бы и шлем снять, чтобы можно было лицо видеть, а то как-то неприлично.

- Угу, а то, что я к вам спиною и прочими тыловыми частями это вас устраивает? А насчет шлема, так он не снимается. Только вместе с комбезом.

- Еще лучше, - ответил собеседник, - Снимите и его, а то тяжело носить, наверное, жарко…

- Привычный уже, - пожал плечами я, - А вот снимать его как-то стыдно. У меня больше ничего не одето.

- Ничего, мы вам и одежку подберем.

- Хрен с вами, - произнес я, - Давайте уж начнем разговор по вашему плану, а то мне стало надоедать такая петрушка. Хочется поскорее добраться до теплого душа, горячего кофе и мягкой постели. Всего, чего мне в Зоне не хватало. Зовут меня Николай Сергеевич Казанцев.

- Давно бы так, - удовлетворенно сказал собеседник, - Можете повернуться и начинайте скидывать свое снаряжение. Одежду вам предоставим и кофеем тоже угостим, а потом у нас состоится очень долгий разговор.

Повернувшись лицом к своим новым знакомым (пусть и не представленным) я смог заметить, что мое оружие исчезло, словно и не бывало его. Дверь вверху немного приоткрыта, а под ней стоит раздвижная алюминиевая лесенка. Говоривший со мною мужик, повернулся спиною и направился в сторону лестницы, но уже возле нее остановился и развернулся лицом ко мне:

- Совсем забыл, - подмигнул он мне, - Добро пожаловать домой.

Через полчаса я и новый знакомый, оказавшийся полковником (какой службы так и не сказал) Смирновым Алексеем Владимировичем, сидели у него в кабинете и пили крепкий горячий кофе. Я восседал перед ним в темном костюме и белой рубашке, что придавало сходства с телохранителем или клерком из офиса. Почему-то эти два сословия часто носят схожие наряды. После принятия душа, у меня отобрали всю одежду и дали эту. Мало того, мне даже не удалось заныкать свой ножик с кольцом, который вежливо, но настойчиво обнаружили и изъяли.

- Доставили же вы с Григорием хлопот нашей службе, - покачал головою полковник, делая маленький глоток кофе, - Надо же так с бухты барахты рвануть в Зону.

- Мы, считай, неделю готовились, - обиделся я , - За это время можно было не только нас перехватить, но и выкрасть приборы и перепрограммировать.

- Промашка получилась, - развел руками полковник, - В обоих случаях, когда Григорий посещал Зону, а потом и ты, наши сотрудники не смогли этого засечь. В квартире у твоего приятеля в тот момент перегорели все приборы слежения, а у тебя их просто не было. Никто не мог представить, что он откроет проход прямо в твоей комнате. А микрофоны наружки глушились электронными помехами от аппаратуры Григория.

- Значит, все это время вы следили за Гришкой, - произнес я, - Но почему не притащили к себе, не дали ему лабораторию и не оказали помощь? В таком случае весь процесс был бы под вашим контролем.

- Не все от меня зависит, - развел тот руками, - Многие просто подняли бы крик, введи я в проект совершенно молодого парня, пусть и сына сотрудников научной лаборатории. А уж о том, чтобы подчиняться ему и вовсе разговора не могло и быть. Прикинув все “за” и “против”, я решил помогать Григорию по-тихому и не спускать с него глаз. Отчего ты думаешь, что у него, всегда под рукою оказывались нужные материалы и приборы?

- Понятно все с вами, - вздохнул я, - Сообщить о молодом гении вы заопасались - вдруг не оправдает надежд - а если тот соорудит действующий портал, то можно и захапать все себе.

- Не совсем верно, - ответил полковник, - Но рассказывать о местных подковерных интригах я не хочу. Парня просто съели бы, и толку не было бы никакого. Зато при моем тихом содействие, он все сделал потрясающе. Вот только немного упустили на финише. Когда он стал собирать снаряжение и оружие, мы поняли, что дело близиться к концу. Даже смогли узнать место предполагаемого прохода в Зону.

- Не думаю, что это было так ужи сложно, - усмехнулся я, - Гришка совсем ни от кого не таился.

- Что верно, то верно, - кивнул мне полковник, - Мои сотрудники сумели подготовить и местного электрика подстанции, чтобы в нужный момент он дал сигнал. Тогда мы взяли бы вас обоих тепленькими.

- Так почему же не сделали этого? - проявил я любопытство.

- Человеческий фактор, - вздохнул полковник, - Электрик из-за водки позабыл про все выданные рекомендации. Только час спустя оповестил нас, но было уже поздно.

- Так почему не наставили заранее камер-микрофонов на подстанции, - задал я вопрос полковнику, - Могли бы сами все рассмотреть и вовремя среагировать.

- Слишком тонкая вещь наши приборы, - усмехнулся собеседник, отставляя пустую чашку из-под кофе и, закуривая сигарету, - От силовых кабелей и трансформатор помехи были такие, что проще посмотреть своими глазами. Плюс, аппаратура Григория внесла свою лепту.

- Ладно, ладно, - согласился я, - Пусть будет так. Я согласен поверить в то, что у вас случилась ошибка. Теперь перейдем к более животрепещущим вопросам.

- Давай, - покладисто согласился полковник, - Наверное, ты хочешь узнать о своей судьбе?

- Угу, - довольно мрачно (настроение стало портиться на глазах) произнес я, - Именно так, о ней, о родимой.

- Ты только не бойся, - доброжелательно проговорил собеседник. - У себя в голове уже прокручиваешь, как тебя на кусочки будут резать?

- Ну-у, можно сказать и так, - нехотя кивнул я своему собеседнику, - Разве вам такое не приходило в голову?

- Нет, - отрезал тот, - Я желаю видеть тебя в своем новом подразделении.

Дальше пошло поверхностное и крайне размытое повествование, из которого я выяснил не то чтобы мало, но вся информация мне не сильно помогла для принятия окончательного решения. Моего перехода в мир Зоны полковник со своими бойцами не заметил. Велико же было его удивление, когда из подстанции вышел Григорий, а через несколько минут и местный электрик замахал руками. После осмотра места перехода, обнаружили приборы, но трогать их полковник запретил, даже установил охрану, чтобы служащий подстанции не проявил любопытство и не залез туда. Русское раздолбайство и постоянную тягу к “увидел-забрал-толкнул-напился” куратор проекта со счетов скидывать не стал. Прождали часов двенадцать, прежде чем Гришка вернулся обратно и запустил аппаратуру. По его словам он решил провести нечто вроде испытательного выхода. Мало ли, вдруг я попал в заварушку.

Как раз тогда полковник и дал команду для начала операции по перехвату молодого вундеркиндера. После того, как Григорий был доставлен в кабинет, где и состоялась беседа со Смирновым, и были расставлены все точки над “и”. После оповещения его родителей (надо заметить, что и их полковник использовал почти в темную, когда советовал в приказном порядке понемногу “сливать” инфу и “забывать” часть материалов и приборов дома), что сын сумел добиться того, над чем их коллектив бьется без толку, Смирнов передал им их отпрыска и занялся подготовкой команды к забросу в Зону. О моем переходе он и думать забыл, считая, что где прошел молодой выскочка из гражданский, боевая группа бойцов проскочит еще быстрее.

Первым шоком стало для него то, что аппаратура не действовала. Засланцы в соседний мир стойко потели в тяжелой сбруе под тарелкой излучателя, но даже, ни на единый миг не собирались покидать родной мир. Дошло до того, что Смирнов стал подозревать Гришку с явном саботировании, на что тот пообещал продемонстрировать работу прибора на себе. Пообещал и сделал! Его самого аппаратура за десятки долей секунды разобрала на атомы и выкинула в соседнюю реальность, откуда он вернулся через пару минут весь белый и в панике. По неудачному стечению обстоятельств переход состоялся в Темной Долине, да еще совсем рядом с огромной стаей слепых псов. Только чудом Гришка сумел успеть вернуться обратно. На последующие предложения еще раз совершить переход, но уже не одному, а попробовать перетащить с собою хотя бы одного человека, парень отвечал категорическим отказом. Не помогали ни посулы ни обещания всевозможных благ. Имея только одного человека, который мог совершать такой переход (всего знал полковник о двух), Смирнов опасался переходить к чрезмерному давлению. Тем более, что остальные ученые как ни бились, но улучшить прибор Гришки так и не смогли. Происходило банальное копирование и замена деталей на более надежные, но и только. Скрипя зубами (еще очень повезло, что полковник так и не стал торопиться с докладом наверх - перестраховщик, который себе на уме) Смирнов решил ждать вестей от меня. На скорую руку на территории научного института был оборудован подвал с постоянно включенным прибором перехода. Для безопасности, его углубили и оставили дверь под потолком, чтобы как можно сильнее утяжелить возможность выхода из этого помещения нежелательных элементов (кого там ожидал увидеть полковник, не могу себе и приставить). До моего возвращения, Смирнов старательно просеивал доступными ему средствами граждан нашей страны, чтобы отыскать подходящих для проекта. Но все было тщетно. И только через несколько месяцев от дежурной группы поступил сигнал о появлении постороннего человека одетого в футуристический костюм с почти обычным на вид, оружием российского образца в руках. Почти одновременно с этим от научной группы пришли сведения, что произошел всплеск активности на приборах перехода. Очень удачно повезло, что полковник присутствовал на объекте из-за недавней аварии. Как раз в это время было нарушено питание аппаратуры перехода, а я сам только смог отыскать возвратник. Может и хорошо, что так произошло. Иначе я встал перед вариантом бросить Ирину в Припяти или тащить ее с собою сюда.

И вот теперь Смирнов сидел напротив меня и выжидательно смотрел в мое лицо, гадая каким будет мой ответ.

- А если я откажусь, - осторожно пробуя почву в разговоре, спросил я Смирнова, - Если скажу, что устал от Зоны, устал находиться в постоянном ожидании опасности, что будет?

- А ничего, - развел руками тот, - Отпустим домой. Конечно, сначала как следует расспросим, проведем медицинский осмотр. Ты же пользовался артефактами, ведь так, тогда должны оставаться последствия от них. Вот это и интересно.

- Понятно, - вздохнул я, - Все-таки под нож.

- Не мели ерунды, - прикрикнул полковник, - Насмотрелся боевиков и возомнил невесть что. Кстати, просто так уйти на покой не удастся. Если не желаешь сам ходить в Зону, то давать исчерпывающие сведения о ней просто обязан. Зачислю инструктором по общей подготовки.

- Инструктором, так инструктором, - согласился я, - Только сначала я отпуск хочу взять. Месяца на два и жить не в закрытых стенах - мне хватило подземелий в Зоне - а в нормальной комнате с видом на аллею или парк. Да хоть просто на деревья, только бы была зелень. Мне осенняя пора и желтая листва с травою надоело до ломоты в зубах. Но если есть возможность откосить от этой службы, то я хочу ей воспользоваться

- Это самое простое, что можно выполнить, - спокойно ответил полковник, - А насчет откосить… знаешь, это можно устроить, но крайне нежелательно. Много хлопот и проблем возникнет. Ты же сейчас намного значимее для нас, чем Гагарин. Космонавтов хоть можно готовить в нужных количествах, а вот ты с Гришкой в единственном числе пока. Ладно, я сейчас тебя оставлю пообщаться с одним человеком.

Спросить, что за человек сейчас будет со мною общаться, я не успел. Смирнов покинул кабинет стремительно, словно куда-то спешил. А вот сразу же за тем, как его спина скрылась в коридоре, ко мне зашел… Гришка.

- Колька, привет, - улыбаясь во все тридцать два коренных завопил он, - Где тебя черти носили!

- Там, куда ты меня отправил, - спокойно ответил я, давя тому ладонь в приветствии, - Как сам, слышал, что ты от почетной обязанности стать сталкером кривишь морду лица?

- Кривишь…, - скорчил недовольную гримасу приятель, - Я в свое второе посещение Зоны, когда Смирнову доказывал работоспособность установки попал прямо в центр слепых псов. Хоть меня и обрядили в прочные доспехи, так сказать, но безопаснее в них не себя не чувствовал. Я почти поседел, когда они на меня бросились, спасибо, что переход вовремя сработал.

- А почему не стал переправлять ребят туда, только и делов, что подхватил под белы рученьки и провел с собою. Они и защитят тебя от всяких тварей, - поинтересовался я, - Или это невозможно?

- Возможно, - вздохнул парень, - При контакте с телом объекта перехода, осуществляется перенос и этих контактеров. В противном случае мы переходили с тобою голыми. Даже пломбы и те оставались бы в этом мире. Я рассчитал, что каждый из нас способен взять до трехсот кило. Погрешности там небольшие, так что может на десяток другой килограмм больше. Вот только после слепых псов я туда больше ни ногою. Я ночами часто просыпаюсь от кошмаров, когда мутанты меня рвут

- А к психологу не пробовал обращаться, - спросил я, - Может, сумеет помочь?

- Пробовал, - вяло ответил приятель, - Но не помогло. Я и сам пару раз запускал аппаратуру и пробовал совершить переход. Так сказать, пытаться перебороть себя, но ничего не вышло. Подсознательно, я этого боялся и приборы не действовали.

- Хренова, - протянул я, качая головою, - Полковник знает об этом?

- Если и знает, то вида не показывает. Кстати, а как ты там прожил? Столько времени молчал и тут бац - весь такой крутой, в комбезе, с оружием и с артефактами появляешься у нас в институте.

- Насчет артефактов ты загнул, - засмеялся я, - У меня с собою не было ни одного.

- Как так, - удивился Гришка, - Мне сказали, что было? Наши ученые в чем-то копались, от чего просто визжали, словно девчонки фанатки на концерте рок-звезды.

- Черт, - выругался я, - Эти твои ученые разобрали мой комбез и оружие. Только в них они могли вытащить артефакты. Козлы, если испортят экипировку, то я их…

- Хе, неужели ты опять хочешь туда вернуться? Чудак человек, - удивился Гришка, - После нескольких месяцев и опять…

После этих слов я прикусил язык. И в самом деле, несколько минут назад перед Смирновым распинался, что не имею такого желания и вот вдруг пожалел свою снарягу. Ясное дело, что мне ничего не вернуть, поэтому и волноваться о ее сохранности не стоит. После этого наш разговор скатился сначала на мои приключения, а затем на события, что произошли в этом мире. Надо сказать, что мое исчезновение никого сильно не встревожило. Полковник подсуетился и взял все в свои руки, залегендировав его под службу в армии. Даже письма шли к родителям и телефонные звонки. Стиль написания и построения речи прорабатывались местными спецами. Ими же и дорабатывался голос одного из сотрудников, который звонил родакам. Те пошумели только первые пару недель, но потом затихли. О приезде ко мне в часть не могло быть и речи, так как служил в одном из закрытых подразделений. Я только усмехнулся, слушая все это. Как раз мое появление спишут на отпуск или на отличия в боевой и политической, за которые мне и дали это время на поездку к родным. А может, спишут все на раннюю демобилизацию. Интересно только, меня сразу признают или нет, сильно я изменился? На этот вопрос Гришка ответил не сразу, несколько минут смотря на меня и чеша затылок.

- Знаешь, - начал он, - Я сразу тебя узнал, хотя ты и сильно изменился. Похудел немного, цвет кожи какой-то сероватый. Загар не загар, не понятно что. Глаза изменились сильно, словно смотришь постоянно в готовности ударить или убежать. Походка тоже отличается. В общем, близкие это заметят сразу, а все остальные могут и пропустить.

- Когда ты только все сумел рассмотреть, особенно походку, - усмехнулся я, - Вроде при тебе еще не ходил настолько долго.

- Меня в самом начале позвали зафиксировать твою личность. Сказать ты ли это или просто немного похож.

- Понятно, - протянул я, - проверяли, значит.

Наш разговор затянулся еще нас. Когда все новости были рассказаны и пережеваны, пришел Смирнов и разогнал по комнатам. Мне досталась уютная комнаты с кроватью, парой кресел, столом. На стене висела панель телевизора и пара картин с пейзажами. За окном чистое весеннее небо и молодые листочки деревьев. Правда, решетка немного портила вид, но с этим можно было притерпеться. Побродив по комнате и полистав журналы на столе, я сел в одно из кресел и стал перебирать каналы на телевизоре. Не найдя ничего толком подходящее, я завалился спать.

Проспал очень мало. Пару часов, если судить по внутреннему будильнику. Проснулся от непривычной тишины и обстановки, от которой успел уже отвыкнуть. Мало того, чувствуя себя “раздетым” без костюма и оружия, я и вовсе не находил места. Только под утро сумел перебороть себя и вновь забыться в чуткой дреме.

Встал только ближе к обеду, начав привыкать к новому образу жизни. Точнее, вспоминать его заново. После вкусного обеда (от всяческих излишеств я отвык за последнее время) за меня взялись по серьезному отчего я буквально взвыл. Тесты, вопросы, рисунки и чертежи. Куча карт современной зоны отчуждения подсовывались профессорами с целью нанесения изменений или схожести с миром Зоны. Полчаса отдыха и опять снова здорова. К вечеру я готов был бросаться с кулаками, но мне сообщили, что это только начало. Планировали держать меня пару недель, чтобы выдавить все, что храниться в моей голове. И не только. Кровь и прочие анализы брали такими количествами, что я стал опасаться за свою жизнь. Жалобы ни к чему не приводили, да и адресовать их было некому. Смирнов, передав меня ученым, после этого не показывался на глаза.

Через неделю таких мучений, все пошло на второй круг. Те же вопросы, тесты, анализы. Словно спрашивающие задались целью, проверить и поймать на противоречиях - а не вру ли я? Отличием стало только то, что пару часов в день со мною вел беседы мужчина лет тридцати с лишним. С ним я прорабатывал вопросы своей “службы”. Просматривал фильмы, фото сослуживцев, фамилии командиров и прочее и прочее. Зачем мне это было нужно - не знаю. По легенде я служил в закрытом подразделение, о котором не следовало болтать.

- Так надо, - веско произнес майор (собеседник оказался майором из ФСБ, министерства, в котором я проходил, якобы, службу) - Потом еще спасибо скажешь или нет…

За эти дни я только больше запутался, что же вокруг меня происходит. Майор “фобос” оставил в покое, но на его смену пришли другие. Два офицера (в прочим, они всегда появлялись в штатском и не представлялись), который выдавала выправка притащили кучу тестов. На этот раз их вопросы отличались от задаваемых учеными. Тут больше шли про страну, отношение к ней и прочее и прочее. То ли это было положено, то ли меня проверяли на лояльность. Наконец, настал тот день, когда меня с утра никуда не потащили по лабораториям и кабинетам профессоров, а вызвали к Смирнову.

- Доброе утро, - первым поприветствовал меня полковник, - Как настроение?

- За последние недели оно сильно не изменилось, - ответил я, - Из меня выдавили все, что могли. И очень облизывались на оставшееся.

- Полно тебе наговаривать на ученых, - усмехнулся тот, - Просто очень увлекающиеся люди и переживающие за проект. По сути, ты сейчас единственный, кто может связать наш мир и мир Зоны.

- Всегда хотел стать выделяющимся из серой массы, - съязвил я, - И чтобы меня на руках носили.

- Все возможно, - спокойно произнес полковник, потом недолго помолчал и продолжил, - Что насчет нашего предложения, готов стать нашим инструктором?

- Пожалуй, нет, - твердо произнес я, смотря в глаза Смирнову, - Хочу вернуться к своей прежней жизни, где не будет стрельбы, смертей и ожидания гибели в любой момент.

- Жаль, очень жаль, - сказал мой собеседник, - Но ты не торопись. Окончательный ответ дашь позже. Сейчас отдохни, съезди на море, пообщайся с друзьями…

- Не думаю, что после всего этого я захочу вернуться обратно в Зону. Мой ответ так будет - нет

- На “нет” и суда нет, - развел руками полковник, - Кстати, так, как ты считался нашим сотрудником все это время, то тебе положена зарплата. Зайдешь в бухгалтерию и получишь сразу всю.

- Зарплату? - мое удивление было неподдельным, - Вы не шутите?

- Я никогда не шучу. Кстати, после посещения бухгалтерии, зайди ко мне еще раз и можешь быть свободен. Тебя отвезут домой к родителям.

Сказать, что был удивлен, значит просто промолчать. А когда я увидел в ведомости сумму к выдачи, то и вовсе лишился дара речи. Даже, если разделить на шесть месяцев, то и тогда сумма вполне внушительная. Думается мне, что это еще одна кнопочка незаметного давления на меня: мол, смотри как у нас хорошо работать!

В кабинете у Смирнова я получил несколько бланков, по которым считался военнослужащим в отпуске, военный билет и еще несколько листов с кучей печатей и пышных “шапок”. А потом сел в газель с зашторенными окнами и покатил.

Глава 2

Двадцать пять дней я бил баклуши. Именно столько прошло с того момента, кК меня после пары часов поездки в закрытой машине высадили возле родного подъезда. Дома почти ничего и не изменилось - та же лавочка, усеянная старушками, молодая травка на газоне, серые стены дома. Проходя мимо пенсионерок, я услышал тихое бормотание и шушуканье, что очень походило на лепет контролера. Мутант точно так же шепчет и бубнит, когда находиться рядом.

Дома мое появление произвело фурор. Мать с отцом едва не задушили насмерть в объятиях. После первого порыва чувств, пришло время обстоятельного разговора, но тут я выдал заготовленную версию, часть которой уже им была известна. Мать еще немного посетовала, что я сильно изменился (похудел, осунулся, выгляжу недокормлены и т. д. и т. п.), но отец остановил начинающиеся по второму кругу слезы и упреки. На второй день отметился в военкомате, хотя идти туда совсем не хотелось. Военком выглядел настолько спокойно, что у меня закрались подозрения в том, что прямо перед моим посещением его тщательно проинструктировали известные мне люди. Ну и фиг с ними, мне сейчас все равно.

На полученные деньги приобрел себе машину, но вот желание удивить Машку, так и осталось неутоленным. После моего неожиданного исчезновения, девушка обиделась и рвала все письма, что приходили от моего имени. Мало того, еще и обзавелась поклонником, с которым и ходила по сию пору. М-да, не совсем гуд. Так в мыслях охарактеризовал сложившуюся ситуацию.

В данный момент я сидел в парке на лавочке и кидал голубям семечки из большого пакета. Жирные нахальные птицы трескали их с такой скоростью, что я диву давался. Пара минут и этому пакету придет конец, как и предыдущим двум. Швырнув птицам еще одну горсть сечек, я откинулся на спинку лавки и задумался. Через неделю заканчивался срок моего отпуска и так раздутого до неприличия по армейский меркам. Надо было определиться с решением, но… Именно что “но”. С одной стороны я наслаждался спокойствием и тишиною, с другой - банально скучал. Прежние забавы для утоления адреналинового голода меня не прельщали. По сравнению с моими приключениями, все это не более пресной лепешки перед тортом.

В задумчивости, я смотрел на небольшой смерчик, который под действием ветра, крутил несколько листочков и былинок. В голове промелькнуло, что он очень похож на “карусель”, но только очень крошечную. Вот если ему расшириться в бок и вверх, стать немного побыстрее… Под влиянием моих мыслей, явление природы стало увеличиваться, превратившись через несколько минут из заурядного завихрения ветра в обычном лесу, в аномальное явление. Я смог стряхнуть наваждение (или транс, в который сам себя загнал) только после вида того, как один голубь сунулся в сторону странного и непонятного места. Как раз к этому моменту аномалия затянула в себя несколько семечек и жадность городской птицы сыграла роковую роль. Едва голубь приблизился к границе аномалии, так сразу же был затянут в “карусель”. От испуга я дернулся, вскакивая со скамейки. От моего движения прочие голуби взмыли в небо, скрыв за мельтешением тел и крыльев гибель своего собрата. Сил у аномалии для разрывания голубя не хватило, зато приложенных усилий вполне было достаточно для птицы. С переломанными крыльями и перекрученным тельцем птица была отброшена в кусты. В шоке я застыл перед порождением Зоны… нет - моим. Я сам только что воссоздал аномалию и привел к гибели голубя. А если бы тут был человек и аномалия посильнее? Почти два часа я просидел на скамейке охраняя аномалию, пока она не исчезла без внешнего притока аномальной энергии. У меня были сомнения в ее уничтожении, полагал, что могу неосознанно поддерживать ее или же сама “карусель” станет тянуть из меня энергию. К счастью, ошибался. Как только она полностью исчезла, я прошелся по месту, где та располагалась. Только полностью убедившись в том, что она не угрожает более ни кому, я направился домой. По пути прокручивал в голове возможность того, что моими наблюдателями недавняя сцена была зафиксирована (в том, что слежка за мною ведется, был уверен на все сто, пусть и не замечал ее ни разу). Немного подумав, я все же решил, что это маловероятно. Момент гибели птицы совпал с полетом стаи, которая и скрыла происходящее. Сама аномалия невидима, а мельтешащие листочки и пыль, почти не привлекают внимание, так вполне заурядное зрелище. Вопрос был в другом - что если я создам другую аномалии в людном месте, где пострадают посторонние? Этого я никогда е прощу себе, никогда.

Придя домой, я достал телефон и набрал номер, полученный от Смирнова при уходе из научного центра.

- Да, - почти сразу же отозвался полковник, словно все это время сидел и ждал звонка, - Слушаю.

- Здравствуйте, Алексей Владимирович, - поприветствовал его я, - Как у вас дела продвигаются?

- Здравствуй, Николай, все нормально, - отозвался полковник, - Что звонишь - случилось что?

- Да нет, - пожал я плечами, хотя собеседник и не мог видеть этот жест, - Просто скучно стало. Устал от отдыха. Как там ваше предложение, все еще остается в силе?

- Оно всегда в силе, тем более, что ты продолжаешь оставаться нашим сотрудником, - почти весело проговорил полковник, - Машину присылать за тобою, или как?

- Завтра присылайте, сегодня еще полодырничаю и к родителям загляну.

Сутки спустя я сидел уже перед полковником, который и не собирался сдерживать радость при виде меня. Хотя, полагаю что именно на такой исход он и рассчитывал. Не даром он спокойно отпустил меня после кучи тестов и анкет. Наверное результаты показали , что меня вновь потянет в Зону. А ведь и в самом деле, если бы не случай с аномалией (кстати, после того раза на меня напала страшная слабость и головная боль, продлившаяся почти до середины ночи), то мое возвращение в центр произошло немногим позже. Я уже и так стал задумываться над ним все чаще и чаще.

- Привет, парень, - первым протянул руку для пожатия Смирнов, - Как отдыхалось?

- Нормально, - пожал я плечами, - Только устал немного.

- Хе-х, - усмехнулся тот, - Только у нас можно устать от отдыха. В России, я имею ввиду. А что за границу не подался - Греция там, Египет?

- А то вы не знаете, что у меня нет паспорта заграничного, - ответил я, - А потом, как вы себе представляете отдыхающего солдата из закрытого подразделения в отпуске на пляжах других стран?

- Просто пошутил, хотя изъяви ты такое желание, то устроить можно было вполне легко, - усмехнулся Смирнов, - Но можно и просто навестить наш юг, где есть места не менее приятные. Ладно, хватит о безделье болтать.

- Хватит, - кивнул я, - Что мне надо делать?

- Готовить группу к переходу в Зону, - четко произнес он, - Несколько человек, которые станут подыскивать место для установки аппаратуры перехода.

- Хм, - потер я подбородок, осмысливая услышанное, - Больше двух взять не смогу. Так сказал Гришка, а ему я верю. Потом насчет перехода - нас же выкидывало каждый раз в новом месте. Не получиться ли так, что каждый раз народ будет выбрасываться в новом месте?

- Не должно, - ответил полковник, - Ученые - Григорий тоже, кстати - уверены в том, что при включенных установках перехода в обоих мирах переход будет происходить в строго указанной точке. То есть, под излучателями. Тебе, правда, придется каждый раз совершать переход, но это будет вполне безопасно после закрепления на ТОЙ стороне.

- А дальше что, - полюбопытствовал я, - Что хотите потом делать?

- Еще не решено, - развел руками Смирнов, - Нам бы пока разобраться с самим переходом, да подготовкой базы.

Ага, так я тебе и поверил, небось уже на пару лет вперед все расписал и разложил по полочкам. И доходы от артефактов и субсидий руководства сверху тоже поделил и распланировал.

- А где базу примерно хотите распланировать?

- Не знаю, - вздохнул тот, - В этом плане полагаюсь на тебя. Что кстати, посоветуешь?

Что посоветовать? М-м, сразу так и смог придумать. Темная долина хорошо подходит для такого случая. Она расположена почти в середине Зоны, места малолюдные (если не считать пару баз темных сталкеров) и труднопроходимые. Любопытных глаз в этом случае можно избежать. Вот только соваться в эти места с новичками очень опасно - аномалии, мутанты и стычки с враждебно настроенными сталкерами (военсталов там и вовсе пруд пруди) превышают все возможные критерии безопасности. Если и делать там базу, то только потом, когда обживемся в новом мире.

Другое место Кордон отпадает по причине своей заселенности. Там столько агентов спецслужб всего мира, что наша миссия окажется под ударом. Лиманск? Рыжий лес? Там тоже хватает и опасностей и скрытых мест.

- Что задумался? - окликнул меня Смирнов, - Если ты подыскиваешь нужное место, то учитывай подготовку бойцов, которая для Зоны слабая. Потом еще учитывай то, что наша база должна располагаться не на глазах у всех. В идеале - место заброшенное и на артефакты скудное. Это чтобы другие сталкеры там поменьше бродили.

- Да все это я знаю, - откликнулся я, - Таких мест куча, но каждое имеет и плюсы и минусы.

- Ладно, - подумав ответил полковник, - Я сейчас не могу долго сидеть с тобою. Все вопросы будешь решать с майором Сухим. Он назначен старшим в группе бойцов по Зоне.

- То есть, - осторожно произнес я, - Старшим в каком смысле?

- Извини, немного не так сформулировал. Он будет командиром базы, место для которой ты должен подыскать. Он должен сейчас быть у себя в соседнем корпусе, подчиненных гонять.

Наш разговор закончился минуту спустя, после чего полковник углубился в документы, что лежали на столе, а сам я отправился на поиски Сухого. Кстати, это была его фамилия - Сухой Виктор Андреевич. Им оказался коренастый кареглазый мужчина с небольшой проседью лет тридцати. Нашел я его в на первом этаже в большом кабинете уставленном компьютерами с огромными мониторами. Кроме него тут находилось около двух десятков молодых парней, моих ровесников и немногим старше, которые … играли в “сталкера”. Да, да куча молодых людей которые больше всего походили на бойцов спецназа с азартом резались в игрушку. Судя по всему, это и есть будущие сталкеры нового клана.

Мое появление вызвало любопытство только у Сухого, который посмотрел на меня и поинтересовался моим визитом.

- Насчет места базирования, - ответил я на вопрос, - меня Смирнов направил к вам, если вы майор сухой, конечно. Будущий, так сказать, глава нового сталкерского клана.

- Почему клана? - проявил тот любопытство, - Почему нельзя залегендировать под базу ученых или место сбора новичков или нейтралов? А то клан больше звучит, как сборище преступников или кучка романтических придурков.

- А как вы собираетесь отмазываться от притока новичков или просто желающих передохнуть на базе? А в клане можно установить свои порядки и не пускать никого постороннего. Для того, чтобы не вызывать подозрений такой закрытостью, можно будет переправлять своих людей на Кордон, где они засветятся, а потом принимать к себе. Тогда и будет выглядеть так, что новый клан берет к себе народ, хоть и не каждого и только по своим критериям.

- Ладно, - махнул он мне, - Развел тут бодягу. Давай ко мне, сейчас посмотрим места для базы. А про мои слова забудь, иногда и пошутить могу. Я и сам все понимаю, что в Зоне влиться такому количеству народу будет не просто.

Когда я проходил мимо столов, чтобы добраться до майора, почти все бросали на меня любопытные взгляды. Интересно, они знают про меня что или их просто заинтересовал наш разговор с майором? Хотя, не должны они слышать его - на уши натянуты здоровенные наушники от колонок компьютеров.

- Вот смотри самая подробная карта по миру Зоны, - ткнул мне пальцем в монитор майор, когда я приблизился к его столу, - Я присмотрел пару точек, из которых нам будет удобно устраивать вылазки по окрестностям.

- Все они расположены на месте бывших деревень и поселков, - заметил я, - Почему не бывшие предприятия и прочие места, где можно засесть за бетонными стенами?

- По ой же причине, почему не хотим селиться рядом с обжитыми местами, - ответил он, - В деревне хоть пара домов, но должна уцелеть. Приведем их в порядок, используя материалы соседних построек. Поставим стену для защиты. И еще один фактор, который ты должен знать. В таких поселках аномалий бывает очень мало, да и мутанты сселяться не очень охотно. Другое дело производственные цеха предприятий и заводов. Там этого добра хватает с избытком.

- А как собираетесь материалы таскать, - возразил я, - Не все же можно найти на месте. Потом, патроны лекарства и многое что еще потребуется. Если засядем в таком месте, где не будет возможности свободно таскать эти предметы, то нам быстро наступит хана.

Майор посмотрел на меня так, как смотрят на неразумное дитя.

- Вообще-то, - спокойно произнес он, - Я планирую снабжать свою базу отсюда. Для чего нам нужно заседать в том мире, чтобы продавать артефакты местным. Мы и так будем иметь все необходимое, причем не шатаясь по всей Зоне, рискуя каждый миг нарваться на пулю или аномалию.

М-да, вот тут он меня сделал. Как же у меня из головы могла вылететь такая важная деталь? Пришлось делать хорошую мину при плохой игре:

- Я про это подумал, но в качестве запасного варианта надо предусмотреть все. Я же тоже не планировал там полгода зависать, а вышло вон оно как.

- Запасные варианты хороши, но заново изобретать велосипед и накручивать большие сложности не стоит. Есть аппаратура, которая активирует проход, есть люди, которые смогут перейти. И тогда останеться только найти место, в которое нужно перетащить часть материалов и переслать из него обратно другие вещи.

- Хорошо, - поднял я одну руку ладонью вперед, - уговорили, пусть будет так. Есть у меня такое местечко на примете.

Я и в самом деле вспомнил одну заброшенную деревню, которая подходит по всем параметрам. Сейчас, когда я мне указали на мой просчет, я сложил в голове всю мозаику и выдал результат.

- Вот тут, совсем неподалеку от болот стоит один хутор, - повел я пальцем по сенсорному экрану монитора, - Места малолюдные по причине малого количества артефактов и большого количества воды. Попасть можно обходя болота по самому краешку или пройдя через поля аномалий, которые отрезают эту местность от Агропрома и Янтаря, что крайне сложно, почти невозможно, если нет проводника из темных сталкеров. Само поселение почти не имеет аномалий - так, парочка жарок и один гравиконцентрат из постоянных на его окраине. Но нам, то место не интересно, так там все уничтожено из построек. Вот с этого края стоят пяток наиболее сохранившихся домов. Причем один - кирпичный с хорошим подвалом на два этажа. Я сам там пережидал пару раз выброс.

- Посторонние часто бывают? - спросил майор, смотря на карту, - Тут же совсем рядом “чистое небо”, они не забредают?

- Нет, - помотал отрицательно я головою, - Эти парни тут не часто бывают. Поверьте, товарищ майор, тут самое то для будущей базы. А потом можно и переселяться в другое место, как только обживемся в Зоне.

- Что ж, - пробарабанил собеседник пальцами по крышке стола, - Тебе лучше знать. Когда планируешь отправку?

Вот тут я только развел руками. Подобное решение явно было не в моей компетенции. Мой жест был понят Сухим правильно:

- Ладно, тогда пока займись парнями, подскажи что-нибудь полезное. Можешь посмотреть игрушку, - тут он скривил недовольно лицо, - Там программисты создали несколько карт с разными аномалиями и мутантами…

- Если пробуете натренировать бойцов на электроном тренажере, - перебил я майора, - То бросьте это занятие. Для общих познаний хватит и шапочного знакомства в пару десятков игровых часов. Лучше тренируйте на выносливость и стрельбу во всех условиях. Именно эти два компонента и будут считаться самыми важными для сталкера.

- Стрелять они и так умеют.

- Тогда займите их еще чем-нибудь, - сказал я, - Уберите от компьютеров.

- Я бы так и сделал, но наши ученые считают по-другому, - ответил Сухой, - Вот и приходиться гонять чертей по монитору.

- Свалите на меня, - пожал я плечами в ответ, - Мол, единственный сталкер посчитал такое времяпровождение бесцельным и даже опасным.

После этого разговора, я пошел бродить по кабинетам, но в половину меня просто не пустили, а остальные пустовали или были закрыты. Попробовал сунуться в научный корпус, но охрана вежливо послала (допуска не было соответствующего). Послонявшись еще немного и попинав бордюры на дорожках, я вернулся в комнату и завалился в кровать. С полчаса глазел в потолок, пока совсем неожиданно не сморил сон. Проснулся совершенно неожиданно, словно меня толкнули в грудь. Несколько секунд пролежал неподвижно, потом уловил тихий шум шагов за дверью и стук в нее же.

- Да? - немного хриплым после сна голосом, спросил я.

- Николай, тебя полковник Смирнов к себе вызывает, - послышался незнакомый мне голос, - Прямо сейчас.

Чертыхнувшись, я пообещал немедленно собраться и пойти. Собираться пришлось недолго - уснул я почти одетым, только ботинки натянул и ходу. За дверью в коридоре меня ожидал парень в камуфляже, но без знаков различия. Без слов махнул мне рукою и пошел впереди. С тихим любопытством, которое усиливалось в геометрической прогрессии, я тронулся следом. Привел меня сопровождающий не в кабинет к полковнику, а к научному корпусу.

- Постой, - окликнул я его, - Смирнов разве не у себя?

- Нет, ответил тот, - Полковник сейчас у ученых и приказал направляться сюда.

Терзаясь в догадках, ради чего меня так рано вызвали, я прошел в здание. Сейчас меня пропустили без вопросов. Охрана даже не спросила документов у моего сопровождающего, не говоря про меня, хотя и зашел тот самым первым. Идя по коридорам, я смутно узнавал дорогу, вроде по им же и поднимался из подвала, когда почти полтора месяца назад вернулся в родной мир. Точно, вот и спуск в подвал, на котором стоят двое солдат в тяжелой броне и с АК-103 в руках. Один из них проговорил нечто очень тихое в микрофон переговорной гарнитуры возле щеки. Ответом стало тихое щелканье электрозамка на двери. За ней (считай сейфовая дурра, не удивлюсь что внутри насыпан песок или нечто похожее) оказалась почти близнецовая пара охранников, которые молча притворили за нами дверь. Один из них ткнул пальцем в сторону лестницы, ведущей вниз:

- Там все, только вас и ждут.

Два пролета ступенек привели меня и сопровождающего в небольшую комнату, где стояло человек пять. Два из них были одеты в толстые черно зеленые костюмы в касках сферах и респираторными масками на лицах.

- Извини, что разбудили, - без приветствия обратился ко мне Смирнов, - Очень нужно прямо сейчас отправиться в Зону. С тобою пойдут два человека с аппаратурой, которую следует запустить в выбранном для базы месте.

- Почему такая срочность, - поинтересовался я, - Можно объяснить? Иначе никуда не тронусь, хоть режьте меня. Меня и так долго вслепую водили в Зоне, хватило полноты ощущений по горло.

Полковник потер лицо ладонью, словно отгоняя сон. Только сейчас я заметил насколько он сильно изменился за несколько часов что мы не виделись.

- Из Москвы к нам едет комиссия, которая разузнала про успехи эксперимента, - проговорил он, - Я полагаю, что они захотят тебя попросту забрать с собою. Заодно и установку. Этим они просто похерят проект, который только начал работать.

- Они поверят хоть в работоспособность установки, - хмуро спросил я его, - Без меня и моих показаний?

- Есть записи, - пожал тот плечами, - Эксперименты с артефактами из твоего снаряжения. Само снаряжение, наконец…

- То есть? - выпучил я глаза, - Я что - голым туда пойду?

- Есть отличная замена, - кивнул он в сторону облаченных в костюмы бойцов, - Из кевлара с освинцованной тканью и пластинами титана на груди, спине и бедрах. Не твой комбинезон, но и не резиновый ОЗК. Оружие оставляем прежнее.

- Спасибо большое, благодетель, - съязвил я, - Хоть что-то оставил.

- Послушай, эти прибывающие совершенно не понимают ничего, - спокойно, словно и не заметив моего тона, сказал полковник, - Зато обладают полномочиями. Решат, а они решат точно, забрать все относящееся к миру Зоны с собою, то все уедет в Москву. Включая и тебя. Вот только там уже никто цацкаться с тобою не будет. Для них нет слова отказа и людей тоже нет, если они располагаются ниже по карьерной лестнице. Теперь сам решай куда тебе проще податься - в Зону или к тем на опыты?

- Фиг с вами, - махнул я рукою, - Где там ваш комбез? Вот только есть еще один вопрос…

- Какой?

- Как вы нас собираетесь забирать обратно оттуда, - спросил я его, - Если аппаратуру у вас заберут?

- Я попробую указать на нежелание такого действия, так как в любой момент можете вернуться вы. А потом, у меня останеться еще и прибор Григория, который он собрал у себя самым первым.

Махнув рукою на полковника, я стал переодеваться в предложенное снаряжение. Комбез состоял из двух половинок - штанов и куртки в капюшоном и высоким воротником, который затягивался вокруг респираторной маски. Присутствовала хорошая система вентиляции, а то в прошлый раз в резиновом чуде, я едва не упрел и не утонул. Из оружия у меня остался прежний “кокшаров”, а вот пистолет достался немецкий. Вальтер Р-99. Шестнадцать патронов девяти миллиметров в магазине, четыре магазина в комплекте. Неплохо, но уж очень вызывающе на мой взгляд.

- Ладно, - произнес полковник, как только я облачился, - Спускайтесь вниз, к излучателю.

Ползти по легкой алюминиевой лесенки было то еще удовольствие, тем более в таком неуклюжем снаряжении. Спустившись на пол, я огляделся по сторонам, ища отличия от прежнего посещения, но их не было. Только два больших кофра стояли под тарелкой излучателя.

- Готовы? - окликнул нас Смирнов из двери, сквозь которую в этот момент затягивали лесенку.

Я поднял руку вверх и помахал ею, сообщая о своей готовности.

- Тогда держитесь ближе - мы включаем аппаратуру.

Для надежности я ухватил обоих своих спутников за плечи и втянул поближе к центру прибора. Потом свет, головокружение (когда же я привыкну) и я ощутил тот непередаваемый аромат Зоны, что известен любому сталкеру. Точнее, даже не аромат - чувство непонятного щекотания и сухости в носоглотке.

- Черт, что за дела, - глуховато из-за нацепленной маски респиратора проговорил один из моих спутников, - У меня все тело зудит, словно наждачкой трут.

- У меня тоже, - поддержал его второй, - Еще и дышать неудобно, словно в сухой парилке находишься или в пустыне.

- Не волнуйтесь, - успокоил их я, - Это Зона так встречает. Лучше давайте знакомиться - Колька Умник.

- Семен Хват… Игорь Леший, - последовали ответы от моих спутников.

- Сами придумали? - задал я вопрос.

- Нет, - помотал головою Хват, - Это наши позывные из…, в общем с другого места.

- Понятно, - протянул я, - Кстати, забывайте свои армейские штучки. Тут военных не любят, хотя к бывшим и относятся терпимо. Если заподозрят, что ты военный, то могут “случайно” пристрелить из кустов.

- Хренова, - сказал Леший, - А если мы увидим сталкеров здесь, как узнать, что они не опасны?

- а никак, - развел я руками, - Знакомые пройдут мимо, а с незнакомыми лучше не пересекаться. Если позарятся на экипировку, то могут пристрелить. Хотя, костюмы наши не ахти, зато оружие вполне себе ничего. Тем более, что ни нем и дырки не надо штопать.

У Хвата при себе имелась штурмовая винтовка под натовскую “пятерку” НК53А2 с колиматорным прицелом, крошечным тактическим фонарем и лазерным целеуказателем. За спиною висела корявая толстая конструкция смахивающая на дробовик с массивным стволом.

- Что за штука? - ткнул пальцем в последний девайс, - Что-то не встречал похожего.

- Это, что ли? - снял с себя заинтересовавшее меня оружие Хват, - Гранатомет. Наш, отечественный. Называется ГМ-94. У меня под него полтора десятка фугасных гранат. Очень хорошая штука - на три метра уничтожает все живое огнем и ударной волной, нечто вроде термобарического боеприпаса. А уже с пяти метров условно безопасен. Корпус на гранатах пластиковый, так что никаких осколков нет. Три гранаты в магазине. Тяжеловат, правда, почти под пять кило не снаряженным весит. Его решили взять на случай встречи с тушканами. Твой рапорт про встречу с ними нам не раз перечитывали и указывали слабые и сильные места.

- Не тяжело, - кивнул я на кофр и его снаряжение, - Небось упарился со всем этим?

- Немного есть, - ответил тот, - Нас и выбирали не очень крупных, чтобы в триста десять килограмм уложиться втроем со всей нашей сбруей.

То-то я смотрю, что мои товарищи не отличаются богатырским размером. Рост пониже ста восьмидесяти и фигуры не широкие, хотя и жилистые должны быть парни. Дохляков первыми в рейд не направят.

Второй, Леший, был вооружен амерской винтовкой (точнее, наполовину была америкосовской, а наполовину от немцев) М27 LAR. Точно так же имел целеуказатель и фонарик, но вместо обычного магазина внизу торчал массивных барабан.

- Странный магазин, указал я ему, - Давай уж, ты теперь делись свойствами своего агрегата.

- А что тут такого, - отозвался Леший, - Винтовка натовская, только магазин на сотню патронов от фирмы Beta Co. Можно лупить очередями не сильно задумываясь о боеприпасах Тут ствол очень хороший, рассчитан на двадцать тысяч, в то время как прочие только на десятку. Есть еще и на сто пятьдесят, но с ним уже менее удобно возиться.

- Да, ребятки, - проговорил я, - Вооружили вас на славу. Осталось только повесить табличку - я самый подозрительный новичок. С таким снаряжением тут еще не встречал никого. Только броня отличается не в лучшую сторону, хотя тоже не похожа на местные поделки. Ладно, надо будет добраться до ближайшего торговца и договориться о костюмах, а то в этом убожестве не очень комфортно чувствую. Кстати, почему так странно вооружили, не аналоги отечественные аналоги дать?

- Решили, что разница в вооружение, не сильно насторожит народ, - откликнулся Хват, - Немецкое, американское и российское оружие.

- Лучше бы вооружили “сто седьмыми” и РПК, - вздохнул я, - Толку с точки зрения конспирации было бы больше.

Закончив разговор с парнями, я стал осматриваться на местности. Мой КПК забрали вместе с костюмом, так что пришлось ворошить память и искать ориентиры. Минут десять и километр, не меньше, пришлось потратить, чтобы найти свое месторасположение. Темная Долина. Не то, чтобы очень опасное место - могло бы закинуть и в Припять и в Рыжий лес с Лиманском, места, которые я знаю очень плохо - но для новичков сильно неудобное, неудобное до смертельного состояния. Мало того, мы еще и оказались в дальнем конце, который граничил с Агропромом и Военными складами, вотчиной “свободовцев”. Правда, до складов намного дальше, чем до Агропрома.

- Умник, - окликнул меня Хват, - А ты знаешь это место?

- Темная Долина, - ответил я, - Слыхал о такой?

- Э-э, - переглянулись парни между собою, - По твоему рапорту очень опасное место.

- Опасное и очень , - ответил я, Но тут, главное, слушать меня и не совать свой нос в те места, куда собака свой… хвост не совала. Тут погибнуть можно настолько легко, что сам этого не успеешь заметить. Все, хватит языки чесать - в путь пора трогаться.

Отряхнув с костюма налипший мусор, передернул затвор на автомате и поставил его на предохранитель. Ту же операцию проделал и с пистолетом, после чего вооружился детектором аномалий и принялся прощупывать им тропу впереди.

- Послушай, Умник, - не смог смолчать Хват, - А куда мы сейчас? Нет, то что к торговцам это понял, но к какому из них? Тут же их много…

- А ты скольких знаешь? - полюбопытствовал я, решив для себя узнать степень их информированности. Вот интересно стало, с чем им дали ознакомиться из написанного мною.

- Сидорович, Бармен, - принялся перечислять парень, - Потом Ара из “свободы”, что сейчас на складах зависают. Мешок, тот что из Последнего Дня, еще…

- Хватит, - прервал я его, - Вижу, что знаешь. Вот только нам отсюда только к Шилову из нейтралов или Сидоровичу пойдем. Как раз в том направлении.

Я ткнул рукою в указанную сторону и продолжил.

- На Агропром мы не пойдем - стремно туда соваться, мутантов много, вояки ползают, “долговцы” и “свободовцы” между собою режутся. Можно попасть совершенно в постороннюю разборку и сгинуть ни за что.

- Так там, вроде, нейтралы и одиночки бывают и даже имеют свою базу?

- Вот именно что - вроде, - ответил я, - А база там не постоянная. Их то и дело выкидывают вояки. Нет гарантий, что именно сейчас они там сидят. На склады тоже не пойдем, хоть и есть там несколько знакомых человек и можно договориться о костюмах и снаряжении. Вот только не нравятся мне эти “свободовцы” с их анархией. Сплошная махновщина, да и только. Эх, какая жалость, что мой КПК отобрали, сейчас бы связался с кем надо, а там и проще было бы.

- Значит мы пойдем сейчас…, вопросительно посмотрел на меня Леший.

- К Сидоровичу, - произнес я, - Он и сдерет процентов на двадцать пять - тридцать, но и товар выдаст отличный, не какое-нибудь залежавшееся фуфло. Кстати, если кто будет интересоваться вашим прошлым - здесь это не приветствуется, но все-таки - то говорите, что только что из армии. Отслужили два года в МО РФ, потом подались в иностранный легион, чтобы заработать деньжат. Когда там не приняли, то с горя засели в кабак, где и услыхали от одного солдата, что он прибыл из Украины с охраняемого периметра. Пораспрашивали сначала его, потом у себя дома про Зону и рванули сюда. Денег хватило после продажи машин и прочих движимых и недвижимых вещей только на отличное оружие и такой вот аховый костюм. Со мною познакомились при переходе периметра. Я вас с собою взял, чтобы не спалили меня самого, а потом просто пообещал сделать нормальными сталкерами.

- Но…, - протянул Леший.

- А про вашу легенду, что дал Сухой или кто там, забудьте, - отрезал я, - Пусть будет вот такая корявая, с некоторыми недомолвками, чем гладкая и чистая, и тем самым очень подозрительная.

После этого прервал разговор и тронулся в путь. Детектор аномалий фиксировал опасные области часто, хотя и располагались они в разброс. Все это позволяло нам просачиваться между ними. Немного мешало постоянное наблюдение за своими спутниками, но они действовали просто замечательно. В отличие от прочих туристов, что я водил здесь, и задающих вопросы из серии: зачем, почему, не хочу, а может не надо, парни выполняли все указания немедленно. Примерно через два часа мы уже стояли перед огромной “жаркой”. Точнее, это было целое скопище аномалий подобного типа, слившихся в одно пятно. Аномалия считалась постоянной, то есть она не пропадала после выбросов, оставаясь на своем месте. Вот только мне показалось, что она увеличилась в размерах с моего последнего посещения. Ну, точно, вон тот камешек, глубоко вдавленный в землю, должен был показывать границы безопасного прохода. Сейчас же он располагался почти на самой границы аномалии, и земля рядом с ним была опалена. Достав болт из мешочка на поясе, я прицелился и кинул его на полметра от камня в сторону. По дрожащему мареву огненной аномалии прошли едва заметные волны. Ага, значит нам тут не пройти. Если аномалия среагировала на такой малый предмет, то и нас она тоже заметит и сработает в полную силу. Я с сомнением посмотрел на ближайшие кусты, но потом отказался от этой мысли. Среди такого нагромождения можно не заметить опасности и влипнуть, как кур в ощип. Мысль, обойти “жарку” по другой стороне я тоже откинул. Там местность открытая, просматривая на пару километров со всех сторон. А сталкеры, как мыши, предпочитаю передвигаются вдоль “стеночки” по темным углам. У нас профессионально развивается агрофобия. Несколько минут я осматривался по сторонам и наконец решился.

- Идем след в след, - сказал я своим спутникам, -К кустам близко не подходить, по сторонам глазеть только профессионально - на наличие опасности и посторонних предметов, которых здесь просто быть не должно. Понятно?

- Те согласно кивнули головами, словно два китайских мандарина. Отлично, мне все больше нравиться работать с такие помощниками., может и будет толк из них. Кинув для пробы пару болтов вдоль направления движения, я медленным шагом тронулся вперед. Через десяток метров я остановился. Впереди торчала маленькая, почти незаметная на этой неровной местности кочка. Очень странная и подозрительная кочка. Скорее всего это… контактная пара. Точно, вои и вторая ее половина, точно такой же малюсенький холмик. Проходить между ними не рекомендуется категорически. И разрядить толком не получиться. На болты она не действует - маленькая масса. Можно кинуть рюкзак и проскочить, пока она перезаряжается. Но рюкзак жалко, да время перезарядки у каждой такой аномалии всегда разное.

- Назад, - проговорил я, - Идем точно по своим следам авось за эти минуты никакой пакости на них подсесть не успело.

- Что там, - не утерпел и задал вопрос Хват (блин, а я только что радовался своим послушным спутникам), - Аномалия, да?

- Аномалия, - буркнул я, - Контактная пара. Вон там, видишь две кочки? Она и есть. Между этими холмиками проходить не рекомендуется ни при каких обстоятельствах.

- А как ты их распознал, - удивился Хват, - С виду самые обычные кучки земли. Или старый муравейник или кротовья нора. Я бы точно туда влетел и не подумал бы ничего такого.

- А ты присмотрись, - произнес я, останавливаясь и останавливая парней (не хватало еще трепаться на ходу в близи аномалий, это не городской бульвар для прогулок с девушкой под ручку), - На всех прочих кочках и бугорках, хоть немного, но растут травинки и былинки. А тут пусто. Да и земля выглядит так, словно ее свежую полили водою, охлопали ладонями для придания формы и высушили феном, сделав сухую и твердую. Все, пошли вперед, а то можем тут долго простоять.

Шедший первым Леший (перед этим он замыкал нашу маленькую колонну) к моменту выхода на исходную позицию покрылся крупными бисеринками пота. Хоть и шли мы по своим следам, но напряжение сказалось. Потеряли несколько минут, но остались живыми, а это уже не мало. Встав опять перед жаркой, я стал обкидывать ее болтами, чтобы найти безопасное направление прохода. Вот только ничего это не дало. Тропы не было. Еще раз посмотрел по сторонам, оценивая заросшую кустами небольшую вершинку и бросая взгляд на чистое поле. Не то. Подспудно мне не хотелось выходить на эти маршруты, а своим инстинктам я привык доверять. Но придется идти, так как другой дороги нет. Или же возвращаться назад и проходить мимо завода и ангаров автомастерских, что и вовсе неприемлемо. В ангарах часто останавливаются бандиты и “свободовцы”. И те и другие мне были не по нраву. Хотя желто-зеленые, все-таки, мне более симпатичны. М-да, вот и решай тебе что делать. Не будь у меня прицепа из двух новичков, я рискнул бы пройти мимо ангаров, потом через небольшое болотце и по самому краю границы с Агропромом. Вот только с парнями это будет сделать крайне сложно. Там есть не самое маленькое поле аномалий, через которое они точно не пройдут.

Я еще раз посмотрел на “жарку”, сожалея что рядом нет темного проводника, с тем мы прошли бы вполне удачно. И тут меня осенило. Я вспомнил свои опыты с образованием аномалий и задумался, а что если… Хотя, нет, такую здоровенную дуру я ни за что не смогу убрать. Зато можно попытаться немного подвинуть ее границы.

- Парни, - негромко окликнул молодых сталкеров, все это время неподвижно и молчаливо стоящих позади, - Сейчас я пойду вперед, буду искать дорогу. Вы двигаетесь только по моему сигналу и, самое главное, наступаете точно на мои следы. Оружие держать вдоль тела, руками не размахивать и не качаться. Если этого не выполните, то потревожите аномалию, а это для всех нас верная смерть. Все понятно, повторять не надо?

- А может стоит обойти по другой стороне, - неуверенно сказал Хват, - По кустам я бы не пошел, стремно как-то, а вот по полю рискнул бы.

- А мне и по полю стремно, - сказал я ему, - Молодец, что через кусты не сказал идти. Приучайся доверять своему чутью, даже если оно шепчет совершенно необоснованные вещи.

Произнеся короткую речь, я сделал вдох-выдох, словно перед погружение и шагнул на саму границу аномалии. По горячей пелене воздуха прошли несколько колебаний, сообщающих, что порождение Зоны стало тревожиться и вот-вот готова к активации. Эх, мне бы сейчас “корень”. Этот артефакт сумел бы ослабить аномалию, вроде как усыпить, давай нам достаточное время для ее прохождения. Да, артефакт бы пригодился, а то совсем не знаю, как своими способностями пользоваться. Для начала сконцентрировался на аномалии и стал мысленно отодвигать ее в сторону. Минут десять ничего не происходило, я только сильнее и сильнее обливался потом от царившей вокруг жары. Результат проявился мгновенно и неожиданно. Все тело окутало жаром, словно я заживо горел (правда, несмотря на все это, чувство было вполне терпимым), а аномалия пару раз дрогнула, выпустив яркие искры и отползла (или сжалась, мне точно не было понятно ) на пару метров в бок.

- За мною, - прохрипел я, тот приложенных усилий и пекла у меня пересохло горло, - Шаг в шаг, как и предупреждал. Руки и оружие вдоль тела, кофры прижать к груди и поскорее.

Глава 3

Не смотря на то, что детектор фиксировал уменьшение аномалии, я решил перестраховаться и пожертвовать одним болтом, бросив тот на пять метров вперед. Тот плюхнулся на твердую, высушенную жаром аномалии почву, не вызвав никаких возмущений в “жарке”. Чтобы пройти аномалию нам потребовалось минут десять.

- Уф, выдохнул Леший, - Жарко, словно в печке, едва не спарился окончательно. Кстати, Умник, а как ты это сделал?

- Что именно, - ответил устало я, чувствуя, как на плечи наваливается тяжесть, а ноги старательно заплетаются, - Что сделал?

- Ну, это, - покрутил ладонью в воздухе парень, старательно подыскивая слова, - Смог нас провести через аномалию, там же видно было, что аномалия раньше располагалась.

Вот же глазастый выискался, еще доложит о моих способностях кому следует (точнее кому не следует) и тогда все. Меня вызовут под благовидным предлогом Домой и положат на стол препарировать. Ну уж фигушки, я самому себе нужен целиковым и свободным.

- Аномалии, особенно такие огромные, которые создаются из нескольких однотипных образований, могут изменять свои границы, - начал я старательно вешать лапшу на доверчивые уши слушателей, заодно и присаживаясь на землю, чтобы прийти в себя, - Происходить это очень редко и на малый промежуток времени. Как только ты смог уловить такой момент, сразу же надо идти вперед. Пока на бывшей “территории” аномалии находиться посторонний предмет в такой промежуток времени, она остается в новой границе, давая возможность свободно перейти через нее. Вот только чаще всего такое происходит в центре аномалии, освобождая чистое пятно, а это остается неузнанным и незамеченным. Повторять такое не советую, покажется, что момент настал шагнете и ориверчи. Вот поэтому я и стоял так долго, чтобы уловить нужный процесс.

- Вот оно как, - отозвался Леший, - Блин, сколько же всякого непонятного тут творится, я не смогу все запомнить. Скорее сгину из-за пустяка и только.

- Не волнуйся, - успокоил я его, - Большинство гибнет из-за невнимательности и жадности. Со вниманием у вас все в порядке, а жадность надо сдерживать. Кстати, вон в том месте находиться один из артефактов. Наверное из “жарки” выкатился недавно, может прямо перед нами.

- Где? - Почти одновременно воскликнули парни и завертели головам, стремясь обнаружит указанный предмет.

- Сейчас, - сказал я, поднимаясь на ноги и доставая детектор, - Только активирую прибор и все станет видно.

Артефакт я сумел заметить по едва видным радужным блесткам, изредка вспыхивающим над ним. Просто так хватать его не стоило, могло так случиться, что там вовсе не дорогостоящий предмет, а очередная малоизвестная аномалия. Направив в сторону предполагаемого артефакта детектор, я подождал несколько секунд пока тот сможет его засечь. Так, на экране появилась крошечная красноватая искорка, которая стала мигать и вот уже превратилось в крупное пятно. Одновременно с этим под действием излучения прибора с артефакта спала пелена маскировки и перед нами предстал “огненный шар”. Неплохая штука, радиоактивный, конечно, но неплохо защищающий от огня.

- Что это? - спросили спутники опять хором, - Что за артефакт?

- Огненный шар, - ответил я, закатывая последний в контейнер и завинчивая крышку, - Полезная вещь вот в таких местах, где “жарки” располагаются. И от огня спасут и аномалию немного затормозят, не дав ей уж очень быстро активироваться и поджарить неудачливого и медлительного ходока. Радиоактивный, вот только, зараза. Так что пяток штук на пояс не повесишь, быстро волосы вылезут и кожа сползет.

- Огненный шар? - удивился Хват, - А я думал он совершенно другой, в игре он по другому выглядел. Если бы ты не сказал, то ни за чтобы не узнал. Кстати, а артефакты все так прячутся, что их не видать?

- А ты думал, то игра, а то - реальность. Те шары, которые в игре прорисовывают размером с футбольный мяч просто не могли бы поместиться в контейнерах, - ответил я тому, - А прячутся не все. Часто их можно увидеть невооруженным взглядом и без всякого детектора. А есть и такие, которые можно обнаружить только с прибором и в определенный промежуток суток.

- Это, какие же? - подключился к нашему разговору Леший, до этого молчавший.

- Ночная Звезда, например, - пожал я плечами, - Само название говорит за себя. Обнаружить можно только ночью и только с детектором. Есть еще парочка, но об них потом, а то времени мало слишком. Пора продолжать движение.

- Умник, - спросил из-за спины Хват, когда мы тронулись в путь, - А сейчас мы куда?

- Пройдем немного прямо, потом доберемся до моста, что пересекает шоссейку, - ответил ему я, - За мостом небольшая роща, а затем будет заброшенная ферма. На ней, кстати, часто сидят темные сталкеры, у них тут в долине есть база одного из кланов, так что, иногда, забредают на ферму и сидят на ней не пойми с какой целью. Подозреваю, что в ожидании своих заказчиков.

- Каких заказчиков? - поинтересовался собеседник.

- Самых обычных, - ответил ему в тон, - Тех, что делают заказы.

- Да, нет, - смутился он, - Что за заказы они им предлагают?

- А я откуда знаю, мне они, что ли перед этим рассказывают, - решил сворачивать я пустопорожний разговор, - Кстати, ты бы по сторонам больше смотрел бы, а то все внимание только на разговор переводишь.

- Да тут и нет никого, - удивился Хват, - Я же не слепой и про местность тоже не забываю.

- Слепой не слепой, но вон там валялся труп слепого пса, - ткнул я за спину метров на пятьдесят, - Что не сказал?

- Так падаль же, - пожал он плечами, - Что в этом такого. Тем более, что и лежит не первый день.

- С чего ты так решил? - удивился я.

- Так она уже гнить начала, кожа почти вся слезла и гною полно, - ответил тот, - Недельная, точно.

- А теперь выслушай лекцию самого опытного сталкера из присутствующих. Эта тварь была пристрелена не более пары часов назад, я бы даже скинул до часа. Почему пристрела? Так псина осталась целая, мутанты ее просто разорвали бы в клочья. Валяется совсем мало, так как до сих пор ее не схарчили, а это в Зоне происходит очень быстро. А на вид внимания не обращай - они всегда такие. Живые, даже противнее. Из всего этого следует что?

- Что час-два назад тут проходили люди, - грустно ответил тот, - Умник, извини, сглупил я что-то.

- Я для того с вами и иду, чтобы на глупости указывать пока те до смертельного исхода не довели. Но кое-что ты упустил, - спокойно ответил я, останавливая движение и осматриваясь по сторонам, - Час назад мы были сравнительно недалеко. Так что выстрелы хоть краем уха, но должны были бы услышать. Тем более, что пес был не один. Зуб даю, что в соседней яме и за кустами валяются еще пять или шесть таких же трупешников. Значит стреляли из бесшумного оружия. С таким часто ходят темные. Они стараются - с их слов - не тревожить Зону шумом, поэтому носят “винторезы”, “валы”, “грозы” с глушителями. Скорее всего их мы и найдем на ферме, вот только знать бы из какого клана и в каком настроении, могут и пальнуть по нам сгоряча.

После этого я замолчал и продолжил движение. Осмотр не выявил чужого присутствия, хотя и мог не обнаружить замаскировавшихся людей. Тем более темных, для которых Зона стала вторым домом. Немного позже мы подошли к маленькому болотцу с узкой полосой едва текущее воды. Раньше тут была неплохая речка, уверен что и рыба ловилась хорошая, но катастрофа заставила этот водоем превратиться в зловонную жижу. Мало того, еще и аномалии тут располагались, причем самые неприятные - студень. Редкостная химическая дрянь, выпускавшая ядовитые испарения. Еще хорошо, что у нас противогазы не фильтрующие ( с такими и вовсе делать тут нечего), а изолирующий с регенеративным патроном. Только знай меняй его и всего делов. Через болото перебрались по старым мосткам, которые хоть и имели весьма потасканный вид, но продолжали нести службу. Идти по такому настилу, вид которого вызывал сомнения в его надежности, было страшновато. Под ногами булькал “студень”, вызывая ассоциацию с бульоном, зеленоватая дымка висела перед глазами, напоминая о том, что лучше не снимать маску. Еще хорошо, что у нас лицо защищено от этой пакости, а то пошли бы волдырями и язвами.

Уже перед самым берегом, я заметил пару сломанных дощечек в настиле. Все-таки они не выдержали веса проходившего перед нами человека и переломились. Проходивший тут не смог удержаться и рухнул прямо в студень ногами. М-да, если у того не научный комбез или экзоскелет, то ноги он себе пожег знатно. “Студень” не расширяется при обнаружении постороннего объекта на своей границы, зато всегда находится в активном состоянии. А небольшие размеры (чаще всего встречаются не более полуметра в диаметре, если только не сливаются несколько аномалий в одну) компенсируются мощью. Я и в своем прежнем костюме заопасался бы сюда нырять, если только на несколько секунд, а в теперешнем и вовсе покрываюсь холодным потом только от одной мысли о таком. Кстати, слом был очень свежим, просто наисвежайшим, что наводило на некоторые мысли. Темные сталкеры никогда не лопухнутся так. Понимаю, что и на старуху бывает проруха, но в такой нелепый косяк не верю. Получается, что прошли тут совершенно другие сталкеры, и они же перестреляли псов. Бесшумное оружие наводит на некоторые размышления - а не вояки ли тут бродят? В принципе возможно, завернули сюда с Агропрома и топают на Кордон. Поэтому и маршруты наши совпали. Тогда понятно становиться и мое нежелание идти по открытой местности возле жарки. Как раз вышли бы им на глаза, а расстояние хоть и почти предельное, но вполне убойное, особенно, если в отряде имелась дурра, из которой ссадили Штыря и молодого научника в мой последний рейд.

Наскоро обрисовав положение своим спутникам, я задумался над проблемой. Раненый (а он просто должен был быть после купания в “студне”, тем более, что и следы после мостка этому соответствовали) задерживал отряд порядочно. С сожженной ногой долго не пойдешь, какое бы обезболивающее не принимай. Значит, они должны остановиться на ферме и по мере сил оказать помощь бойцу отряда. Могут еще и помощь запросить. Вертушка навряд ли, если миссия была не самая важная, а вот пяток военсталов с Кордона - запросто. Соваться сейчас мимо них, дело не только опасное, но и глупое. Мало того, что выставят пару постов поблизости от фермы, так еще есть риск нарваться на группу поддержки, если удастся проскочить мимо первого отряда.

Пока я размышлял над диллемой и вопросом “что делать”, Хват опять приступил к расспросам.

- Умник, - придвинулся поближе ко мне тот и понизил голос до шепота, - А этот мост не тот ли, что в игре изображен рядом с заводом? Если это так, почему он так далеко отодвинут?

- Хват, ты умный парень, - произнес я, - Но там игра, у разработчиков которой есть проблемы с проектированием и числом игровых структур. А тут реальность, в которой этот мост и расположен на правильном расстоянии. Кстати, тут многое отличается, как от местности по игре, так и по реальным картам нашего мира. Все важные объекты располагаются на месте, даже “блоки” такие же, как и в игре. Вот только расстояние сильно отличается. Сейчас не время про это говорить, давай за мною очень тихо. Леший - прикрываешь.

Все это время мы сидели на корточках возле дороги, скрываясь в кювете рядом с мостом. Переходить через ровную поверхность асфальтовой полосы не хотелось жутко, хотя мое чувство тревоги выдавало среднее положение. То есть, стремно, но возможно уцелеть.

- Так, Леший, - стал раздавать я указания, - Сидишь со своей стрелялкой, пародией на пулемет, прикрываешь нас отсюда. Я веду Хвата до рощи, там оставляю и возвращаюсь за тобою. Если вдруг что заметишь подозрительное - лупи без разговоров и предупреждений. Друзей тут нет, только враги.

- Понятно, - кивнул тот и отошел на полусогнутых немного в сторону, укладываясь на землю на новой позиции, - Стрелять буду по всему.

- Только не по воронам, - внес поправки, - А то нас демаскируешь раньше времени. Эх, надо было вам взять вам стволы с глушаками, тем более имеется возможность неограниченного кредита со стороны нашего командования. Интересно, как там Смирнов, уже встретил свою проверку.

Заметив удивленные лица под прозрачными стеклами масок, я отогнал несвоевременные мысли. Ткнув Хвату пальцем себе за спину, указывая его местоположение, я шагнул на дорогу. Десять шагов по ней, показались дорогой на Голгофу. Все тело было напряжено, словно струна, в ожидании выстрела. Последующие полста метров до рощи и вовсе были самыми долгими. Эх, отвык я от сталкерского ремесла за последнее время, трясусь, словно отмычка в аномальном поле.

На наше счастье никто не помешал нашему передвижению. Не треснул выстрел затаившегося противника, не выскочил мутант, чтобы сожрать или попробовать это сделать. Аномалии тоже попадались почти безопасные (“жарка”, такая заметная и маленькая, да пара “гравии”, выделявшиеся глубокими четкими пятаками лунок в земле) и явные. Хвата оставил у первых деревьев и настрого запретил тому покидать это место. Добрался до Лешего и привел его, находясь под прикрытием ствола Хвата. Все свои передвижения совершал каждый раз по новому маршруту. В итоге получилось нечто вроде латинской “зет”. Если посмотреть на мою тропу, то сложилось бы впечатление, словно великан Зорро оставил свою легендарную отметку.

- Что теперь, Умник, - спросил меня Хват, когда наша компания воссоединилась и отошла немного в глубину рощи, под защиту стволов и пожухлых крон, - Останемся тут?

- Нежелательно, - покачал я головою, - Сейчас хоть и день, но темнеет в Зоне относительно рано. Если не сумеем проскочить на Кордон, то придется ночевать здесь, а это не желательно. В темноте тут такие монстры бродят, что все голливудские придумки из ужастиков сами начнут писаться и какаться при виде их. Надо подобраться поближе к ферме и посмотреть что там и как.

К ферме я подходил с правой стороны. С левой, со стороны шоссейки сталкеры просто обязаны были поставить пост, контролирующий движение с обеих сторон (мало кто решит пройтись по ровной асфальтированной тропке, да и мутанты предпочитали именно ее кустам и рытвинам). Опасался часового на башне, стоящей позади кирпичных строений. Чем раньше была эта штука - не знаю. Скорее всего, обычной водонапорной башней. Вот только потом в ней прорезали вверху широкое окошко-лаз и приварили несколько стальных уголков в металлической трубе внутри под настил. Забирались по внешним скобам. Подозреваю, что все это дело рук темных, которые присматривали это место под свою базу. Вот только из-за слишком оживленного маршрута решили от этой идеи отказаться. Темные сталкеры очень сильно не любят чужое внимание и предпочитают селиться в мертвых деревнях в глухих местах.

Я сильно опасался снайпера из башни, который там просто был быть. Поэтому выключил детектор и полз на брюхе, заставив то же самое проделывать и парней. Метрах в пятидесяти от стены я смог рассмотреть едва видимый сизый дым, исходящий из башни. Часовой курит? Не может такого быть, получается, что там не вояки у которых с дисциплиной очень строго. Тогда кто? Блин, загадок все больше и больше. Пора уже и разобраться с ними. Остановился я возле пролома в стене. Кусок плиты раскрошился от времени (или еще чего) и оставил метровый квадрат пустого пространства. Пролезть через него мешала сварная решетка из толстых арматурин, служившая каркасом плиты. Пролезть нельзя, зато можно все рассмотреть. Ткнув своим спутникам на углы стены, показав им, что там необходимо занять позиции, я стал наблюдать. Картина меня совсем не порадовала. Между двух длинных строений из кирпича возле костра сидели четверо сталкеров. Точнее, сидели только двое - другая пара лежала, причем, не по своей воли. Руки и ноги были стянуты за спиною, капюшоны и маски сняты с голов. Связанные принадлежали к темным. По их виду мог судить точно. Тем более что одного знал лично и поддерживал нормальные отношения. Друзьями не были - с темными можно было дружить, если сам темный - но помогали друг другу и общались свободно. Звали этого сталкера Беспалым. Из-за мутации у него, то ли отвалились передние фаланги пальцев на руках и ногах, то ли просто сами пальцы стали такими (тем более что следы ногтей присутствовали). Но это ему не мешало спокойно пользовать оружием и прочими предметами. Второго не знал, да и не нужно мне было это.

Зато я узнал сталкеров, захвативших темных в плен. “Грешники”, самый отмороженный и мерзкий клан в Зоне. Это, если не брать в расчет “Монолит”, но тот крайне редко так далеко забредает, предпочитая тусоваться в Припяти и рядом с АЭС. Двое сидели у костра, парочка переговаривалась под деревом у одного из строений метрах в десяти от костра. Еще двое (прямо по парам разбились, словно первоклашки на прогулке по городу) находились чуть в стороне, причем один лежал на земле и громко матерился, пока второй возился с его ногой. Рассмотреть, что именно он там делал я не смог - второй располагался немного боком, загораживая видимость.

- Клещ, - зло проговорил один из “костровых”, - Если не заткнешься, то переименую в Сильвера. И ногу отрежу, чтобы приделать деревяшку для придания настоящего облика.

- Пашук, - стал оправдываться тот, - Нога болит просто спасу нет. “Мясо” плохо помогает.

- А оно не должно тебе боль убирать, - буркнул тот, что оказывал ему первую помощь, - Оно лечит рану. Еще полчаса-час и можно снимать.

Проговорил тот и поднялся с земли, стряхивая мусор с колен. “Мясо”, точнее “ломоть мяса” очень полезный артефакт. Помогает залечивать раны и даже некоторые болезни и затягивает застарелые шрамы. Дорогой и редкий, хотя и не настолько, как “корень” или “мамины бусы”. Надо будет не повредить его во время боя - вещь ценная и полезная. Узнав, что мне нужно, я подозвал к себе своих спутников и кратко изложил им суть задачи.

- Хват, ты из своего граника, - начал выдавать вводную я, - Сначала укладываешь гранату в парочку под деревом, потом пускаешь следующую в башню. Смотри не зацепи пленных, нам с ними еще работать придется. Сможешь все сделать точно?

- А то, - кивнул тот, - С такого расстояния я гранату в стакан уложу. После башни, что делать?

- После башни хватаешь автомат и страхуешь меня. Если противник укроется в зданиях, то постараешься его достать гранатой. Леший, теперь ты, - обратился я ко второму напарнику, - Ползешь на угол и дожидаешься, когда сюда рванут бойцы из поста. Там парочка должна быть, а то и трое. Валишь их и страхуешь дорогу. Все, заняли позиции.

- Уверен, что они побегут сюда? - с сомнением произнес тот, - На их месте поступил бы по-другому.

- Уверен, - прошептал ему я, - Это грешники, те еще отморозки, не дружащие с головою. Гонору много, а знаний - кот наплакал. Один часовой в трубе чего стоит со своей махоркой. Все, по местам.

Пока мы перешептывались, возле костра произошло движение. Один из грешников подобрал толстую палку, одним концом лежавшей в огне, и поднес ее к лицу темному. Сначала я не понял зачем он это сделал. Пленный с минуту лежал неподвижно, никак не реагируя на такую угрозу. Только, когда он дернул головою и прохрипел едва слышное ругательство, до меня дошло, что “грешник” попросту прижигает ему лицо. Вот подонки, мало их давили в Зоне. Таких надо еще при рождении топить, как ненужных котят. Вот только очень жаль, что будущего монстра нельзя определить в младенчестве, от скольких бы проблем избавились. Да, и виновно в основном само общество, предоставляя нужную среду для появления маньяков и чудовищ в человеческом обличии. Ладно, что-то меня не в ту степь понесло. Мои спутники уже заняли свои позиции и изготовились к стрельбе. Короткий кивок Хвату и одновременное нажатие на спусковой крючок автомата стали решающими событиями в жизни сталкеров, находящихся сейчас на ферме.

Граната влетела точно под ноги сидящим у дерева “грешникам” и расплескалась огнем по людям. Через десяток секунд следующая улетела в трубу, угодив точно в прорезанное отверстие. Из него вырвался факел пламени, указавший что с засевшим там противником покончено раз и навсегда. Пока Хват разбирался со своими противниками, я вел отстрел, выбранных для себя. Двумя очередями по паре патронов покончил со сталкерами у костра - “грешники” упали на землю, не успев даже понять, что происходит. Очень удачно получилось, что все они все были без масок и шлемов с бронированными забралами. А вот с последней парочкой пришлось повозиться - первый упал от очереди по корпусу и оглушенный (если не раненый) вяло начал ворочаться в лежачем состоянии. Зато второй сумел уйти в сторону, загородившись баррикадой из различного металлического мусора. Теперь достать его было очень сложно, учитывая, что имелась опасность поразить темных. Проблему решил Хват, Который приподнял ствол своего ГНа и пальнул почти отвесно. Как он сумел добиться такой точности попадания - не знаю, но парой секунд спустя хлопнул взрыв точно в том месте, где мелькала едва различимая за преградой фигура “грешника”. Как только там опал огненный цветок взрыва, я рванул на всех порах, стремясь добить раненого противника. Добивать не пришлось. Как и первая парочка, этот был без защитной маски, и взрыв просто сжег ему лицо и дыхательные органы. Попутно добил раненого в грудь противника, который успел прийти в себя и пытался дотянуться до автомата, уроненного в метре от себя. Моя пробежка, осмотр на наличие целых (способных на сопротивление) противников заняло меньше минуты и после этого я занял позицию “грешника” за баррикадой, направив ствол в сторону ворот. Вот только продолжить бой не получилось. Звонко раскатилась дробь двух длинных очередей Лешего и все закончилось. Минут пять мы сосредоточено сидели и старались услышать или увидеть затаившихся врагов, но все было тихо. Махнув рукою Хвату, чтобы меня подстраховал, я по-быстрому просмотрел два строения фермы и пробежал к воротам. Ненадолго замер и проскочил промеж полуоткрытых и вросших в землю створок. Метрах в двадцати обнаружил два тела, чьи костюмы были посечены пулями Лешего.

- Только двое? - негромко окликнул я последнего, обернувшись в сторону того места, где тот (по моим предположениям должен был спрятаться).

- Да, - ответ пришел немного правее, моих предположений, - Больше никого не было, если только прочие не рванули сразу от поста в обратную сторону.

- Понятно, - откликнулся я, - Давай со мною, прикроешь, если что. Хват, ты остаешься тут и внимательно крути головою по сторонам… и не сильно расхаживай тоже - мало ли какая тут пакость притаилась, которую я не смог обнаружить.

Вдвоем с Лешим, вполне толково меня страхующим, я добрался до дороги. В остатках небольшой автобусной остановки обложенной ящиками мешками с землей никого не заметил. Но это еще ни о чем не говорило. Пришлось дать пару короткий очередей по укрытиям, в надежде, что притаившийся враг раскроет себя. Не вышло. То ли там сидел опытный боец, то ли и в самом деле остановка была пуста.

- Прикрывай, - едва шевельнув губами произнес я Лешему, - Я туда.

На удивление, тот меня расслышал или просто догадался о смысле фразы. Перехватив поудобнее штурмовую винтовку, Леший сместился на несколько метров в сторону откуда ему будет удобно смотреть за окрестностями. После этого я тихо и быстро, готовый в любой момент упасть и укатиться в бок, направился к укрытиям. Остановка была пуста. Убедившись в этом, я направился обратно.

Хват на ферме ничего не трогал, все время контролируя обстановку. Даже темных не стал развязывать, что вполне было нормальным. Не хватало еще того, что бы те пристрелили под шумок моего напарника и скрылись от греха подальше, не зная что им ожидать от спасителей.

- Привет, Беспалый, - перерезая ножом одного из “грешников” путы на руках у темного, - Надо же было встретиться в таком месте и при таких обстоятельствах. Как же умудрился влипнуть в такую ситуацию?

Возиться с ногами и его спутником не стал, просто передав темному нож для выполнения всех этих действий. Тот с полминуты растирал руки, затекшие от жестких веревок. Потом быстро освободил ноги и напарника.

- Случайно, стоило потерять на несколько секунд внимательность и вот результат, - буркнул тот, - Кстати, Умник, давненько тебя не было видно? Отдыхал на Большой Земле?

- Можно сказать и так, - спокойно ответил я, присаживаясь возле костра и начав освобождать карманы убитых “грешников”, - Вот только не поверю, что темных сталкеров смогли скрутить какие-то отщепенцы и уроды, что-то тут не вяжется.

- А ты посмотри в карманах у того вон парня, - посоветовал мне собеседник, - Только пусть перед этим твои парни отвернуться.

Я прекратил свое действие по сбору трофеев (не надо путать с мародерством) и пристально всмотрелся в его лицо. Беспалый спокойно, даже равнодушно встретил взгляд.

- Хват, Леший, - повернул голову в сторону парней, - Притащите сюда тех покойников, что от поста шли. Только не сразу обоих. По одному - один тащит, второй страхует.

Как только мои напарники скрылись за воротами, я перевернул тело на спину (в момент смерти “грешник” упал лицом вниз) и опустошил его карманы и контейнеры. В одном из последних я нашел “сон”. “Сон Зоны”, таково полное название этого крайне редкого и дорогостоящего артефакта. По виду и форме - самый обычный кистевой эспандер в виде резинного кольца. Вот только имеет способность “отводить глаза” у всех тварей и порождений Зоны. Все мутанты от тушкана до химеры просто не заметят ходока, у которого имеется такой артефакт. Носить его можно как угодно, так как не радиоактивен и не имеет вредных свойств. На темных сталкеров, которые в ходе мутаций стали частью Зоны, он действовал не менее эффективно. Теперь понятно, как отвлеклось внимание у Беспалого с его товарищем. Скорее всего, “грешники” подкрались под прикрытием артефакта и шустро разоружили очумевших темных, после чего связали. Вот только почему они тут же их не прикончили и остались на ферме? Очень интересный вопрос.

Не менее интересным вопросом являлись мои дальнейшие действия. “Сон” был настолько нелюбим темными за его свойства, что они всеми правдами и неправдами стремились его заполучить у нашедших его. Если же обладатель такого сокровища не шел на уступки и отказывался от немаленькой суммы (правду сказать, настоящую цену темные дать не могли, так как она была обалденно велика), то в последующих неприятностях был виноват сам. Темных радовало только одно - таких артефактов было найдено за все время Зоны едва ли с десяток. Около трех штук ушло к научникам, а прочие осели в тайниках темных кланов.

- Что дальше будешь делать? - очень спокойно, отчего я еще сильнее понимал его взволнованность, - С артефактом, я хочу сказать.

- Держи, - не менее спокойно и равнодушно (кто бы знал чего мне это стоило), кинул артефакт темному, - мне такой геморрой не нужен. Но знай, Беспалый, за тобою и всем твоим кланом должок. Клан - за артефакт, а ты - за свое спасение.

- Разберемся, - буркнул тот, убирая артефакт и только после этого занявшись раной своего спутника, - Но лично от меня тебе большое спасибо. Кстати, вон твои парни возвращаются.

Темный кивком указал на ворота, через которые мои спутники затаскивали первое мертвое тело. Точнее, тащил Хват, а Леший стоял метрах в десяти от него, спиною к ферме. Пока они собирали всех мертвецов в кучу, я проводил инвентаризацию их имущества, под конец став обладателем “медузы” и “ломтя мяса” и пятью ПДА. Прочие электронные приборы пострадали во время боя и не могли быть даже использованы для снятия с них информации. Оружие я брать не стал. Лишний вес, которого у нас и так имелось в избытке. Предложил его темным, но те прихватили только боеприпасы и ушли. Их уходу я очень огорчился, так как имел планы насчет того, чтобы воспользоваться их услугами как проводников. Жаль, очень жаль.

- Леший, - подозвал я напарника, когда темные покинули нас, - Ты точно только двоих видел?

- Точно, Умник, - кивнул тот, - А что, есть сомнения в том, что там было больше этой парочки?

- Есть, отозвался я, - Причем очень весомые. Когда я осматривал остановку, то нашел окурок сигареты. Ни у одного из трупов подобных не было, и пустой пачки с остальными бычками так же не обнаружил. Значит некто, кто курил на дороге скрылся при первых выстрелах.

- А у того? - указал он на башню, - Его же ты не осматривал да и вот этих сгоревших тоже обошел стороною.

- Не думаю, что один из них пришел сюда после того, как покурил на остановке, - выразил я сомнение, - У меня есть предположение, что эти уроды ждали именно того человека, что забыл окурок. Бычок был очень свеж, возможно, он его просто уронил при шуме боя иначе мог и упрятать его с глаз. “Грешники” потому и сидели тут на ферме, что ждали гостя. Иначе просто порезали темных и ушли.

- Их еще раненый сдерживал, - подсказал Хват, - Из-за него могли задержаться. А папироса могла быть единственной, стрельнули у приятеля в другом месте и только сейчас скурили.

- Могло быть и так, - согласился я, хотя и не был полностью уверен в этом, - Ладно, трогаемся в путь. До вечера нам обязательно надо успеть до Сидоровича. Переночуем в деревне с новичками, а потом я пойду через периметр,

- А мы? - удивленно спросил Хват, - Ты сказал, что ТЫ пойдешь, а как же с нами быть?

- А вы у Волка по тусуетесь, - пожал я плечами, - С вами есть опасность нарваться на солдат защитной линии. Одному и спокойнее и надежнее.

Глава 4

Проход по безопасной тропе через железнодорожные пути не принес неожиданностей. Чему я был только рад, так как неожиданности в Зоне чаще всего являются только неприятными. Как раз возле старого полу засыпанного туннеля (впрочем, еще годного чтобы пройти через него или укрыться от Выброса) мы столкнулись с тремя сталкерами. Серо-зеленый цвет комбезов, простейший покрой позволили узнать в них нейтралов, а может быть, это были и одиночки. Хотя, по трое те не ходят.

- Спокойно парни, - и свои и чужим произнес я, когда наши группы ощетинились стволами, - Спокойно. Я Умник, если приходилось слышать. Одиночка, сейчас учу молодняк - вот их.

- Шершень, - произнес один из них, - А это Прут и Костыль. Мы… просто гуляем.

- Понятно, - кивнул я, заметив паузу (ага, как же, в Зоне только и делать, что просто гулять), - Как там насчет тропы до АТП, не сильно аномалиями замусорена?

- Пройти можно свободно, - пожал тот плечами, - Ладно, нам пора.

- Давай, - кивнул я ему, - Кстати, совсем рядом отсюда, “грешники” находились. Один отряд сумели накрыть, но кое-кто ушел. Смотрите не нарвитесь.

Шершень кивнул, благодаря за предупреждение, и наши отряды разошлись.

- Нейтралы? - спросил Хват, - Мы к ним на базу не заглянем?

- Угу, - ответил я, - Нет, там нам пока делать нечего. Я же говорю, кроме Сидоровича тут никто не захочет расставаться с тремя хорошими комбезами.

- Крохоборы, - покачал головою Леший, - Совсем не желают налаживать отношения со своими соседями из альтернативного мира, да еще которые их же и придумали.

- Ты им это скажи, - буркнул я, - В лучшем случае посчитают сумасшедшим, а тут таких немало. В худшем - на настоящего психа, который тебя и шлепнет. Так что держи такие высказывания при себе.

- Умник, - быстро проговорил Хват, - Там что-то мелькнуло впереди.

- На пригорке?

- Да, пара непонятных фигурок промелькнуло. Вот только толком ничего не смог разобрать.

- Кабаны, - пожал я плечами, - Или плоть. Они очень любят с бугорка на добычу бросаться, чтобы ошеломить. В основном, на псов или кабаны на плоть. Низкорослой добыче не видно их, вот и попадаются часто в пасть удачливым охотникам. Про этих забудь, они порядочно от нас отошли, напасть не смогут.

Хват пожал плечами, мол, ты старший, тебе виднее. После этого спокойно проскочили железнодорожный мост, обойдя его стороною, и вышли к АТП. Вот тут я призвал всех к крайней осторожности. Часто в этих местах можно было увидеть самый разный люд. От одиночек, до военсталов. Все-таки Кордон, место, где можно проскочить мимо вояк и выйти в простой мир. На наше счастье, никто не пожелал нас попробовать на зуб или уложить меткой очередью.

- Еще часок и будем на месте, - сообщил я парням, когда подошли к высохшему руслу мелкой речушки, - Только будьте крайне осторожны, здесь места очень урожайные на аномалии.

Уже почти перед самой деревней новичков, может, километрах в двух или немного меньше, мы наткнулись на покойников. Два молодых сталкера, один из которых еще не сменил свою толстую “брезентуху” на нормальный костюм, лежали рядышком. До тел зверье не успело добраться, да и было его в этих местах не очень много - местные сталкеры регулярно устраивали облавы и очищали местность от мутантов.

- Кто это их? - задал вопрос Хват, - И когда?

- Если ждешь от меня ответа, то смогу ответить только на второй, да и то - приблизительно, - ответил я, осматривая тела, - Пару часов назад и убили их из бесшумного оружия.

- Точно, - кивнул Леший, - Гильзы от спецпатронов не спутаешь ни с чем. Наверное, разборки между собою. Дождался мститель своих обидчиков за пределами деревни и решил разом свои проблемы. Только странные они, сильно похожи на СП-4, а такие патроны применяются… блин, не помню.

- Почему так решил? - с любопытством спросил я, - Можешь обосновать?

- Запросто, - ответил тот, - В таком месте, где собирается много молодых и здоровых парней, просто не может не быть конфликтов. Поссорились, потом один решил разобраться, тем более, что оружие имеется, и подкараулил их. Скорее всего, бывший вояка, дезертировавший со своим оружием или прикупил тут.

- Версия вполне подходящая, вот только за конфликтами тут следят строго, - ответил я, - Поймают и если решат, что проступок серьезен, вышвырнут прочь без оружия и снаряжения. Потом, этот убийца глуп, если рассчитывает на возможность быть неузнанным. По гильзам можно свободно установить владельца оружия, тем более, что в деревне почти не бывает сталкеров с таким стволом под боеприпас.

- А ты на кого грешишь? - полюбопытствовал Хват, - На мой взгляд, версия Лешего вполне подходит к данной ситуации. А убийца может и не вернуться в деревню. Дождался момента, когда его тут ничего не держит и он готов к свободному поиску. А еще мог быть с ними третий, который и прибил товарищей, как только нашли артефакт и не могли его поделить.

- Артефактов тут настолько дорогих, что можно пойти на такой риск, нет, - покачал я головою, поднимаясь с корточек, - Мелочевка одна. А про такой поступок и подозреваемого в нем очень скоро узнают все сталкеры по ПДА.

- Твое мнение?

- Мое, - немного задумался я, - Мое мнение такого, что это дело рук “грешника” ушедшего от нас.

Оба моих напарника с сомнением покачали головами, но промолчали. До деревни мы дошли в молчание. О чем думали мои спутники, я не знаю, а вот меня терзало беспокойство. Я готов был поклясться на чем угодно, что дело, в которое мы влезли, очень паршивое.

- Кто такие? - прервал мои размышления громкий окрик, из старого автобуса, который сейчас был обложен мешками с землей по самую крышу с несколькими щелями для наблюдения и стрельбы.

- Умник с новичками, - спокойно отозвался, хотя и было мое спокойствие не полным - всегда имелся шанс получить шальную или случайную очередь от перенервничавшего охранника, - Меня Волк знает, можешь по рации его окликнуть.

Минуту спустя, после неразборчивого бормотания в автобусе, тот же голос разрешил нам идти.

- Умник, - спросил меня Хват, когда мы прошли мимо двойного забора из колючки, - А что тут забором не озаботились?

- А зачем? - ответил ему я, - Мутантов тут не так уж и много, в основном кабаны, плоть и псы. От них вполне хватает пары пулеметчиков и вот такой ограды. От людей же никакой забор не спасет, если не делать его капитальным. Но тут уже военные обидятся на такую наглость - как же, почти целый укрепрайон построили у них под носом, надо объяснить зарвавшимся сталкерам, что по чем.

- М-да, - промычал спутник, - Сложно тут со всеми этими заморочками.

От автобуса до подвала, где обычно заседал бессменный куратор и вожак новичков Волк, мы добрались за минуту. Сам сталкер встретил нас сидящим на ящике из-под патронов.

- Умник, черт полосатый, - давно тебя не видел, - воскликнул он, едва мы подошли, - Совсем тебя в этой маске и костюме не признать. Проблемы с наличностью, неужели не набрал артефактов в своих ходках аж под Припять?

- Здорова, Волчара, - протянул я собеседнику ладонь, - Поиздержался я, снаряга поизносилась, пришлось брать, что было в тот момент. Вот с парнями познакомься - Хват и Леший. Нормальные ребята, хоть и первый раз в Зоне.

- Новички, значит, - поздоровался с ними сталкер, - считайте, вам повезло с ведущим. Умник у нас один такой, что провел в Зоне больше полугода и сумел выбиться в ветераны. Это я не про срок, а про знаменитость и мастерство.

- Ладно тебе хвалить, - отмахнулся я, - Еще сглазишь ненароком. Кстати, Сидорович принимает?

- Куда он денется, - пожал Волк плечами, - Завоз у него был с неделю назад, так что товар успел разложить и вновь перейти к торговле.

- Ага, тогда подержи у себя моих парней, - обратился с просьбой я к Волку, - Я на пару дней или меньше пошатаюсь по делам и вернусь. Хорошо?

- Пусть сидят, - согласно кивнул головою сталкер, - Присмотрю.

Оставив парней на попечение опытного сталкера, я направился к торговцу. Правда, такой поступок не сильно пришелся по душе моим спутникам, судя по недовольному бурчанию с их стороны.

- Спокойно, - обратился я к ним, - Еще успеете повидаться с Сидоровичем. Только потом, а то он при виде такого молодняка цену заломит еще больше.

Бункер торговца, как и всегда, был приветливо распахнут. Это с уличной стороны. А вот вторая сейфовая створка, заставила задержаться. Не меньше пяти минут простоял перед ней, пока не догадался стянуть с лица маску и поднять голову к видеокамере.

- Умник? - прозвучал немного недоверчивый голос из невидимого микрофона, - Проходи.

После едва слышимого щелчка электрозамка, я потянул на себя толстую металлическую плиту и оказался в тесной каморке торговца. В отличие от игры, он был отгорожен от посетителей толстым бронестеклом. Товар передавался через боковое отделение, где имелась дверца-ниша. Закладываешь туда свое барахло, Сидорович нажимает на кнопку и та втягивается к нему. Покупка товаров происходит в обратной манере.

- Совсем не ожидал тебя увидеть, - покачал головою торговец, - Поговаривали, что ты ушел на покой, заработав целое состояние. Или твоя удача подвела тебя, и Зона забрала твою жизнь.

- Ни первое, ни - на мое счастье - второе, - отозвался я, слушай, Сидорович, у меня к тебе есть дело.

- Выкладывай, - кивнул тот, - Есть, что продать?

- Наоборот. Хочу у тебя приобрести три полных комплекта снаряжения. Комбезы не ниже “булата”, ПДА, детекторы. В общем, все, что требуется для Зоны.

Сидорович думал несколько минут, сопровождая мыслительный процесс постукиванием пальцами по столешнице. Все это время я равнодушно смотрел телевизор, располагающийся в дальнем конце его помещения, являющегося кабинетом, складом и торговым прилавком.

- Судя по твоей просьбе, у тебя с собою нет ничего, чем мог бы заплатить, так? - нарушил свое молчание торговец.

- Так, - отозвался я, - Но я же не первый раз к тебе обращаюсь с такой просьбой. Другие даже и не заморачиваются, спокойно верят на слово.

- Не первый, но никогда настолько не пропадал и не возвращался в таком непрезентабельном виде. А если ты сгинешь? Заметь, слову я верю, но на такие траты не согласен категорически.

- Я перешлю тебе деньги из Чернобыля на указанный счет, - терпеливо продолжал я разговор, - Так тебя устроит?

- Так - устроит, - спокойно откликнулся Сидорович, - Умник, не переживай ты так. Мы, торговцы, все такие - только о барыше думаем.

Угу, пронеслось у меня в голове. Для подобных тебе и жизни сталкеров неходовой товар. Хотя, сам же был таким ходоком. Ведь Сидорович, как и Бармен из “Ста Рентген” самый первый сталкер, попавший в Зону в начале ее зарождения. Ладно, Бог ему судья.

Покинув его бункер, договорившись о снаряжении, я направился обратно к парням,

- Значит идет сталкер к Болотному Доктору анализы сдавать, - услышал я за десяток метров от костра, возле которого собралось не меньше пятнадцати человек, Хвата, - Как полагается приготовил коробок с этими самыми анализами. И все, пропал. Находят его только через несколько часов всего измордованного, но живого. Товарищи с вопросами: “Что случилось, Неужели новая аномалия попалась?”. А то им отвечает: “Насчет аномалии не знаю, последнее что помню, это “долговцев” встретил и они спичек попросили, прикурить.

Ржач был настолько силен, что Волк выбрался из своего подвальчика и шикнул на весельчаков. Шум немного стих, но ненадолго. Через минуту местные новички (молодняков язык не повернулся назвать, так как тут были дядьки за тридцать и старше) затеребили Хвата на наличие еще чего-то такого, похожего на предыдущее повествование. Хм, судя по всему, парни не пропадут. Вон как в коллектив сумели влиться за недолгое время. Вот только Лешего не видать возле костра, интересно где он?

Напарник отыскался возле Волка, который рассказывал парню свои многочисленные похождения. Что ж, сталкер и в самом деле знает очень много, если бы не увечье, то продолжил бы добывать артефакты.

- Волк, - отозвал я его в сторонку, так как кроме Лешего рядом сидели еще несколько слушателей, - У меня есть интересная информация. Давай отойдем в тихое место.

- Давай за мной, - проговорил сталкер, поднимаясь из подвала на поверхность. После этого завел в пустой дом и внимательно посмотрел на меня:

- Говори, что там у тебя.

Выслушав мой рассказ про “грешников” и найденных неподалеку мертвых телах, он выругался.

- Суки, нормальных парней загубили, - зло выдавил из себя слова, - Барс и Кочерга, скорее всего, были этими мертвецами. Как раз ушли за несколько часов до твоего подхода.

- Гильзы от СП-4 поблизости валялись, - добавил я, - Припоминай, не видел ли ты поблизости сталкера с оружием под такой патрон. Не часто в этих местах крутятся такие люди, если это не вояки, конечно.

- Не видел, - покачал тот головою, - Но поспрашиваю у своих по этому поводу. Спасибо, что сообщил.

- Не за что, отозвался я, - Ребят жалко только. Мои ровесники ведь, не старше.

Глава 5

Переход Кордона прошел без приключений, я сам удивился такой легкости, с которой это проделал. Хотя, именно тут в данной точке, линии были слабыми. Минные поля, витки колючки и “егозы” несколько дотов и ни грамма электронной начинки. М-м, просто ровная тропа для нелегала-сталкера, пронеслось в голове, вызвав ассоциацию с эмигрантами, тайно переходящими границу.

Проблемы появились, когда я оказался на той стороне. Проблема называлось - одежда. Я совсем позабыл о том, что за периметром зоны отчуждения комбинезоны и костюмы сталкеров вызывают не только удивление, но и подозрение с последующими неприятностями. Пришлось скидывать с себя комбез, отстегнув от него сапоги (очень удачная конструкция, когда можно оставить обувь) и топать в простых камуфлированных штанах и тонком свитере. На мое счастье сезон позволял такое передвижение. Окажись сейчас зима, то нынешним видом в близи периметра вызвал бы удивление не меньшее, чем когда разгуливал в сталкерском костюме.

Как бы то ни было, но сумел добраться до своего тайника со шмотками и привести себя в приличный вид (говорить о том, что одежда приобрела очень сильный запах сырости - читай, плесени - совсем не охота). Едва только сумел добиться этого, немедленно рванул в Киев. А что? Пусть хоть и далековато, зато мало вероятности того, что смогут связать меня со сталкерской деятельности. По прибытии достал свою карточку с тайным счетом и перевел сумму на один номерок, который получил от Сидоровича. Меня сильно напрягала вся эта процедура с переходом “границы” туда и обратно, но торговец настаивал на таком варианте. Дождавшись положительного отклика, что деньги получены, я засобирался обратно, повторив свой маршрут в обратном порядке. И вот сейчас, облаченный в свой костюм и со всем снаряжением, лежу на самой границы периметра неподалеку от Кордона. Мне осталось проползти немного, чтобы покинуть опасную территорию, контролируемую вояками, но помешала странная активность последних. На блоке, точнее сказать, базе вояк уже на территории Зоны царила странная суета. Число солдат, обычно равное стандартному взводу в два с половиною десятка человек, увеличилось в трое. Появились парочка “бетеров”, столько же уралов с металлическими кунгами. Очень сильно напрягало наличие фигур в тяжелых костюмах Булат-ЗМ. Такие носили военсталы и было их не менее десяти на базе. Такая перемена обстановки на вечно сонной территории вояк означало только одно - грядет очередная зачистка. Уроды, так их всех, отсюда до деревни новичков с пяток километров. Военсталы за полтора часа смогут пройти это расстояние и незаметно блокировать лагерь сталкеров. Потом пойдут простые бойцы, подпираемые в спины техникой, которая будет двигаться медленно и поодаль, чтобы раньше времени не выдать операцию шумом. Интересно, а Волк знает об этой суете, смог получить от информаторов о грядущей операции? Если да, то хорошо, но и тогда мне надо поспешить в деревню. Ведь в случае его неведения под удар попадают мои спутники, а тягаться в элитными бойцами из армии, им не по силам, пусть и сами имеют схожую подготовку.

Плюнув на все, я пополз почти на глазах у часовых в двух вышек. Риск был огромен, но я поставил на то, что вся эта кутерьма намного интереснее охранникам, чем вечный, постоянный пейзаж окрестностей, уже набившей оскомину своим однообразием. Поставил и победил. Мне удалось незамеченным проскочить мимо военной базы и укрыться в овраге рядом. Пять минут я дал себе, чтобы отдышаться и тронулся в путь. По моим предположениям, времени имел около часа. Пока вояки разберутся с планом действий, пока выдвинутся военсталы, я успею дойти до деревни и дать весточку Волку, если он еще ни сном ни духов про эту тему.

Выбираясь из оврага, чтобы срезать дорогу и оставить асфальтовую полосу в стороне, я наткнулся на десяток слепых псов. Мерзкие отродья, покрытые язвами и кусками полузасохшего гноя, набросились с двух сторон. Их атака почти увенчалась успехом, учитывая, что видимость ограничивалась крутыми склонами и кустами и действовать мне пришлось с режиме цейтнота.

Первая псина, имевшая сходство немецкой овчаркой по окрасу и густоте шерсти (сейчас местами вывалившуюся и свалявшуюся) получила две пули в голову. Следом такой же короткой очередью свалил ее товарку рядом и развернулся на вторую половину нападавших мутантов. Эти приблизились очень близко, почти в упор и отступать не собирались, в отличии от оставшихся двух с другой стороны. Уцелевшая пара из первой партии, поджала хвосты и ускакала в кусты. Слепые псы очень трусливы и бегут при первой возможности, если получают по зубам. Не уверен, что эти две собаки удрали далеко, скорее всего решат повторить атаку позже, подмогнув второй части стаи. Разобраться с этими шестью мутантами быстро не получилось. Чертыхаясь (стрельбу могли услышать военные, и тогда была опасность, что решат проверить, кто это тут хулиганит) я лупанул длиной, на полрожка очередью. Одна тварь кувыркнулась через голову, упав без движения сразу же после этого. Еще одна свалилась на землю и судорожно задергалась всем телом. У третьей пулями вырвало плоть и кровь из бока, что заставило псину остановиться и направиться подальше, в кусты. Добить мне ее не дала оставшаяся тройка, которую выстрелы совершенно не остановили. Остаток патронов я выпустил почти в упор, убив одну и ранив вторую собаку, но в следующую минуту повалился на землю, сбитый с ног тяжелым телом, прыгнувшей на меня собаки. Чудом смог выставить автомат вперед, ствол которого уперся в живот мутанта и не позволил тому вцепиться немедленно клыками. А укус или простая царапина могут иметь катастрофические последствия, так как несут в раны множество грязи и мусора. Заражение крови гарантированно, если немедленно не принять лекарства.

Собака не собиралась упускать такой вкусный и здоровый кусок мясо, не идущий ни в какое сравнение с жилистой, радиоактивной плотью прочих мутантов. Елозя и тихо поскуливая по мне, псины старалась дотянуться до моего лица и горла пастью. Пока я сдерживал ее натиск, упирая ствол автомата в живот и локтями блокируя передние лапы, которыми та могла мне сорвать маску. От ощущения близости добычи, у собаки лилась слюна, едва ли не ручьем. Причем лилась мне прямо на лицо, что было очень неприятно и опасно. Мерзкая зловонная субстанция вызывала именно неприятие, а вот опасность создавалась тем, что прозрачное стекло маски понемногу заплывало разводами липкой слюны..

- Тварь, - прохрипел я от злости и приходящего страха, - Отвали от меня на хрен, или сам загрызу!

От звука человеческого голоса, собака завозилась еще сильнее. Ее задние лапы стали рвать костюм, создавая опасность того, что кривые когти в скором времени доберутся через несколько слоев келавра до моего тела. Тут я еще вспомнил об убежавших в кусты мутантах и решил рискнуть.. Одной рукой продолжал удерживать автомат, держа тварь на расстоянии, а второй потянулся к кобуре. Получилось. Очень удачно, что патрон уже был в стволе (хоть это и снижало время работы боевой пружины, но возможность использовать оружие быстро, меня прельщало сильнее), мне осталось только направить пистолет в бок псины и дважды нажать на спусковой крючок.

Выстрелы показались очень тихими, а может это случилось из-за шумевшей в ушах крови от напряжения. Заскулив (слепые собаки крайне редко лают, это прерогатива чернобыльских псов), мой противник дернулся и отвалил с меня. Толкнув раненое животное в сторону, я направил ствол оружия в сторону кустов, где скрылись уцелевшие собаки. Во время. Те уже мчались ко мне рваными прыжками, косолапя и дергаясь на ходу. Походка обуславливалась не ранениями или старыми травмами, просто Зона усердно поработала над этими мутантами, придав им странный облик. Разной длины лапы, непропорциональные туловища и конечности и многое другое, что отличало мутантов от схожих существ за пределами зоны отчуждения. Четыре раза пришлось нажать на спусковой крючок, чтобы бегущие споткнулись и улеглись уже мертвыми на землю. Седьмой патрон в обойме я вогнал в голову недавнему противнику, который шустро улепетывал в кусты.

Вся схватка заняла едва ли пару минут, начиная от начала стрельбы, до приканчивания недобитка. А мне они показались несколькими часами. Сердце бухало в груди паровым молотом, словно решило выскочить из груди хозяина, не берегущего свое здоровье. Перезарядив автомат с пистолетом, и сунув последний в кобуру, я продолжил свое движение. Поднятый стрельбою шум, мог насторожить вояк и заставить тех начать операцию раньше времени. Поэтому мне следовало спешить.

Мои худшие предположения оправдались, как только вошел в деревню. Все сталкеры присутствовали на месте и Волк вместе с ними.

- Волк, - окликнул я старого ходока, - Нужно переговорить - это срочно.

Тот согласно кивнул и указал на вход в свое жилище, предлагая пройти туда и дождаться его для предстоящего разговора. Я молчаливо кивнул и спустился по ступенькам вниз. Минуту спустя светлый проем входа загородила тень, и рядом оказался хозяин подвала.

- Здорова, Умник, - поприветствовал тот меня, - Что такого серьезного хочешь сообщить, это не может подождать? А то я тут с молодежью хочу по окрестностям пройтись, поучить их кое-чему.

- Подождать не может, а пройтись действительно придется, - проговорил я, - На соседней базе у вояк очень оживлено, нагнали народу вкупе с военсталами. Думаю, грядет зачистка.

Волк смачно выругался, потом еще раз уже менее эмоционально, зато с большими подробностями. Услышь его слова мутанты, то от стыда покончили с собою, узнав о всех тех подробностях интимного плана в коих пребывали с ними военные.

- Да уж, Умник, умеешь ты приносить новости одной другой краше, - обратился ко мне Волк, когда закончил вводный курс прикладной сексологии на просторах Зоны, - Придется сматываться скорее отсюда, а то можем не успеть. Ты сейчас чем будешь занят?

- К Сидоровичу пойду, эта старая жлобствующая сволочь должна мне многое чего, - ответил я, - Надо струсить с него это и убраться подальше, кстати, пригони в бункер моих салабонов, хорошо?

- Пригоню, - кивнул мне сталкер, выбираясь на улицу и начавший громко скликать к себе народ, - Они на другом краю, сейчас в охранении с моими бойцами КМБшниками

Пока Волк разбирался со своими подопечными, я направился в бункер к торговцу. Этот пробитной дядька и во время облавы не покинет свое место, запершись в схроне. Вояки не тронут его, да и добраться до Сидоровича не так уж и просто. Пока противник будет копаться возле передних дверей, тот сможет убраться по запасному ходу, в наличие которого я не сомневаюсь.

Спустившись по ступенькам вниз я застыл перед запертой стальной плитой. С минуту ничего не происходило, а каждый такой промежуток времени сейчас просто на вес золота. Не удержавшись, я приложился несколько раз сапогом по двери.

- Прекрати ломать мое имущество, сталкер, - послышался скрипучий голос в динамиках, - Не то штраф навешу с процентами.

- Открывай, Сидорович, время не ждет, - поторопил я его, - Спешу забрать мне причитающееся и покинуть эти края.

- Умник? Морда твоя наглая, не узнал в таком костюме, - проскрипело в динамиках, - Проходи давай. Все ходят и ходят, нормально отдохнуть и перекусить не дают.

- Куда спешишь так, - поинтересовался торговец, ответив на мое быстрое приветствие, - Кровососы на пятки наступают?

- Из всех кровососов торговцы самые опасные, - огрызнулся я, - Выкладывай мои вещи и поскорее - с минуты на минуту вояки нагрянут с большим шмоном.

- Какие вояки? - удивленно выпучил тот глаза, - Ни о чем таком мне не известно, а я всегда в курсе последних новостей.

- Значит именно сегодня та сорока, что приносит новости ушла в отпуск, - ответил я, - Своими глазами с час назад видел военсталов и пару взводов военных на ближайшей базе у шоссейки. Так что, выкладывай мои вещи, и я пошел. Кстати, тебе тоже советую скрыться, а то такое затишье среди информаторов не к добру. Волку никто ничего не сообщил, твои осведомители промолчали…

- Не учи меня, - хмуро ответил Сидорович, - Сам решу, что мне предпринять. Хм, еще двое толпятся перед дверью, наверное, тоже за покупками.

- Двое? - спросил я и, дождавшись утвердительного кивка торговца, попросил, - Это со мною, впусти их.

Как только рядом оказались Хват и Леший, я вновь стал наседать на Сидоровича и торопить его. Уже через десять минут наша троица вышла из бункера, сгибаясь под тяжестью мешков. По уговору, я получил три костюма с защитой чуть меньшей, чем у армейского Булата, но и намного легче, три детектора, три КПК уже забитых в сеть, которые оставалось только запаролить. Получили патронов и немного лекарств с едою. Все, больше я утащить со своими спутниками был не в состояние. Уже на улице я встретил Волка, который едва ли не на пинках выпроваживал из пустых домов своих подопечных.

- Умник, ты сейчас куда, - окликнул он меня, - Не хочешь со мною?

- Нет, - покачал я головою, - Рвану по той стороне, через бугры и насыпь. Так выйдет короче до свалки, да и дорога там не самая приятная, так что военсталы могут и не решиться на преследование, а ты куда собираешься приткнуться, к нейтралам?

- Да, пойду к отцу Валерьяну попрошусь, - ответил тот, - Должен помочь с постоем, заодно и поможем друг другу отбиться, если вояки решаться нагрянуть и к нему.

- Это навряд ли, - помотал я отрицательно головою, - Силы у них не те, да и далековато до ферм.

Попрощавшись и пожелав удачи, мы разошлись по разным сторонам. Волк со своими вдоль дороги, укрываясь в кустах шустро порысил в сторону старых свиноферм мимо зернотока и разрушенного моста, я же повернул налево. Дорогу выбрал не самую приятную. Она не только изобиловала ямами и провалами в земле на неопределенную глубину, но и аномалий было натыкано очень густо. В другой раз пробираться с новичками мимо них не стал бы, но сейчас условия были другие. Можно было бы не рисковать так и направиться с Волком, но я опасался того, что военные уже выставили засады на этом пути, просчитав все наперед. А если их и нет, то к нейтралам соваться не хотелось. Опять Валерьян заведен свою пластинку насчет вступления в его клан, потом напомнит о должке, за который я успел рассчитаться не менее трех раз. По глупости, еще только начав бродить по Зоне после перемещения, я попал в неловкую ситуацию, и только вмешательство этого сталкера помогло мне. Потом я отплатил за это, но Валерьян считал необходимым напоминать мне о том случае. Просто так, для собственного удовольствия. Хороший мужик, но иногда бывает таким нудным, что спасу нет. И еще одна причина по которой не хотел идти с Волком. От свиноферм мне надо будет возвращаться назад, чтобы встать на нужный маршрут или обходить всю Свалку и часть Агропрома. А сейчас уже вечер (я решил перейти периметр перед сумерками), как раз военные начинают полагать, что в такое время сюда никто не сунется, так как по темноте далеко не уйдешь. Между прочим, нечто похожее и они сами собираются устроить, попытавшись накрыть сталкеров в такое время. При помощи “ночников”, которых у новичков просто нет, военные вырежут всех, до кого дотянуться, а прочих уцелевших, удравших в темноту, прикончат аномалии и мутанты. Последние как раз активируются в темное время суток.

Проскочив мимо бугра сразу за деревней, я резко изменил маршрут на девяносто градусов. Если за мной кто и последует, то наткнется на поля аномалий, которые вот-вот начнутся. Пойдут ли по ним в наступающих сумерках военсталы, вот что мне интересно?

- Умник, - тяжело дыша, спросил меня Хват, - А как долго нам идти?

- Долго, - откликнулся я, - Лучше всего сейчас молчать и не отвлекать меня от дороги. Скоро начнутся аномалии, и тогда малейшее отвлечение внимания скажется катастрофически.

Напарник после этой отповеди замолчал, хотя чувствуется, что вопросов у него много. Ничего, потом наверстает… если я захочу на них отвечать. Аномалии начались после первой же горки. Густая сеть искрящего от электрических жгутов молний воздух, перемешиваемых “птичьими каруселями” и дрожащий от “вывертов”. Круглые ровные провалы в земле от “гравиконцентратов”. И многие другие внешние проявления аномалий. Их было столько, что детектор издал череду тихих писков и остановился на однотонном звуке. Парни остановились ошарашенные таким видом, в нерешительности посматривая на меня.

- Э-э, Умник, - протянул Леший, - Тут же сплошное поле аномалий, разве можно пройти через него? Нет, конечно, я верю в твои способности и знания, но тут я боюсь просто не выдержать и дернуться в сторону. Мало ли какая “электра” поблизости сработает или “жарка”.

- Дернешься, значит, погибнешь, - спокойно ответил я, поудобнее укладывая поклажу и размещая оружие на теле, - Только и всего. А пройти можно свободно, иначе не пошел тут. Кстати, советую все вещи разложить поудобнее. Если что-то начнет сползать с плеча в аномалиях, то можно поплатиться жизнью.

Проследив за этим и указав, как правильно все сделать (парни все старались разложить исходя из армейской службы, а для Зоны не всегда это подходило, в частности - выступающие части груза за габариты плеч), я пошел вперед. Что бы ни указывал детектор, я знал, что тропа есть. Тем более, что выбирал дорожку мимо разноименных аномалий, которые просто не могут слиться и всегда имеют между собою чистый участок земли. Час пришлось потратить на километровый отрезок аномального участка. И это еще было вполне прилично. Уже пройдя все поле, я заметил в стороне несколько десятков ящиков сваленных в кучу, рядом стояли два ржавых кунга от “шишиги” и большая цистерна от автозаправщика. Вся эта груда мусора была оцеплена аномалиями, словно ценный объект минными полями. Глядя на это безобразие, у меня проскочила одна интересная идея.

- Так, народ, - проговорил я свою мысль вслух, - Начинаем раздеваться и менять имидж с лоха-новичка, на более продвинутый вариант.

Проговорил и сам показал пример, скинув по-быстрому старый костюм и нацепив купленный у Сидоровича. Оделся быстро, но потом пришлось помогать правильно нацепить экипировку спутникам. Как только вся наша троица оделась, я уложил прежние костюмы в компактные тючки и приладил их на спину.

- Слушаем задачу, - обратился к парням, - Я сейчас сооружу схрон, куда засуну эти лишние детали, а вы глазеете по сторонам. Судя по времени, вояки уже должны нагрянуть в деревню, так что можно ожидать их скорого появления поблизости.

Процесс изготовления тайника не занял много времени. Я проскочил мимо аномалий и сунул в один из ящиков вещи, после этого вернулся на чистое место. И сразу же дал команду на движение. До темноты мы прошли еще одно плотное аномальное поле. Сразу после него я повел свой крошечный отряд в сторону.

- Умник, - решил задать вопрос Хват, когда я поменял направление маршрута, - А зачем мы крутимся винтами, впереди же не видно аномалий?

- Это ты их не видишь, а они есть, - усмехнулся я, - Но я веду вас на стоянку, где проведем темное время суток, а заодно и посмотрим на возможных преследователей.

- Преследователей? - удивился тот, - Да, ладно, куда они пойдут на ночь глядя в аномалии. А потом, откуда знаешь, что они пойдут именно по нашим следам?

- Знаю, - ответил я, - Тут только в этом месте можно пройти. Тропа не имеет четких границ, но сто метров влево или право на этом участке выдерживает строго. Так что, если за нами кто и идет, то вон с того бугорка мы их сможем различить.

Хват посмотрел на невысокий земляной холл, потом прикинул расстояние до аномалий и с сомнением покачал головою. Я правильно истолковал его колебания и сказал специально для него:

- Да, расстояние в пару километров или немного больше, плюс еще и темнота мешает, но у меня отличный бинокль с электроникой. Не самая навороченная, но самая идеальная по работоспособности на территории Зоны. Все, что мне нужно увидеть - рассмотрю.

Спустя десять минут после этого разговора, когда сумерки почти окончательно сгустились над Зоной, я стоял на вершине холма и всматривался в бинокль. М-да, пронеслось у меня в голове, когда я очень скоро рассмотрел пять фигур в “булатах” почти полностью повторяющих наш маршрут, не надолго мы их опередили. Радовало одно - перед нашими преследователями стояло еще одно поле с аномалиями, причем посложнее предыдущего. Пройти его в темноте, даже с помощью “ночников” являлось крайне сложной задачей, буквально виртуозной по своей сложности. Видимо, такие же мысли пришли в голову старшего группы, так как он через пару минут оценки ситуации развернул свою команду обратно. Вот только перед самым уходом, он повернулся в мою сторону и сделал весьма красноречивый жест - провел ребром ладони вдоль горла. Вот же гад, как точно просчитал меня и мои действия. По любому это из бывших сталкеров подавшихся к воякам. Возможно, я и сам его знаю или слышал от других. Иметь такого на хвосте очень опасно, придется скидывать со следа, чтобы не навести на будущую базу. Мне вполне хватило и предыдущих военсталов, которые загоняли меня, словно дичь. Тогда мне получилось потрепать отряд почти без потерь для себя (убитого научника и раненого Штыря я в расчет не беру, противник пострадал намного сильнее), но на этот раз такой фокус не удастся. Скорее меня самого просчитают и возьмут тепленьким. А отсюда выходит, что мне надо тупо идти вперед, наращивая расстояние между собою и противником. В идеале было бы хорошо, если бы вояки вернулись обратно на свою базу, но это только в идеале. Уж слишком красноречивым было последнее движение военстала в мою сторону.

- Ну, что там? - рядом прозвучал голос Хвата и скинул с меня шелуху задумчивости.

- Ничего, - отозвался я, пакуя бинокль в чехол, - Сегодня гостей ждать не стоит. Это из людей. А вот про мутантов ничего хорошего сказать не могу, придется караулить всю ночь. Вот, возьмите энергетика, он поможет не спать всю ночь, взбодрит.

Вытащил из своего рюкзака три маленькие баночки с напитком, предусмотрительно прихваченным у торговца, я протянул две их них парням, а третью опустошил сам. Хорошая вещь, но лучше ей не злоупотреблять. После употребления тонизирующего препарата, самочувствие улучшилось, усталость исчезла вместе с сонливостью. А это было крайне необходимо. Спать среди мутантов все равно, что решить покончить жизнь самоубийством в особо извращенной форме.

Место под ночевку выбрал самое распространенное в Зоне - куча наваленных ящиков и бочек с землею, небольшой навес закрытый с трех сторон и так же обложенный защитными предметами. Тут останавливаются сталкеры очень часто. Порой можно просто опоздать занять клочок у костра (который жжется преимущественно днем, так как ночью свет огня может сыграть плохую службу) и брести до следующей безопасной точки. Или попроситься к этому, если отдыхающие не враждебны.

Ночь прошла относительно спокойно. Нападений не было, но очень часто в непосредственной близости от нас звучали голоса мутантов - писк тушканов, собак. “Ночники” на костюмах были среднего качества и не могли показать нам опасности за пределами дальности своей работы. Приходилось часто прикладываться к своему биноклю, который имел свойство показывать картинку в волновом качестве. Имелась и инфракрасная возможность, но тут упиралось в плохое качество, так как для этого приходилось надевать на бинокль насадку.

Только под утро мутанты стали затихать и с рассветом замолчали. Часть ушла по норам, часть просто устала драть глотки и решила поохотиться молча.

- Умник, - окликнул меня Леший, - Куда сейчас двинемся?

Вопрос был очень интересным. По идее, нам сейчас надо забрать в сторону и идти в нужное место, где присмотрел место для базы. Это по идее. Но вот подспудно, учитывая вчерашних военсталов, меня терзали опасения, что это правильный поступок. Покрутив головою и освежив в ней знания о этой местности, я ткнул пальцем в выбранном направление.

- Туда, - показал я, - Немного неудобный маршрут, зато там меньше всего нас будут искать. Не каждый в здравом рассудке попытается идти там.

- Думаешь, что те, - в разговор встрял Хват, мотнув головою в сторону, откуда вчера появились военсталы, - Решат пойти за нами?

- Могут, - кивнул я , - Сталкеров не достали, а отчитаться надо. Вот и есть вероятность, что целью выберут нас. Но даже если это не так, то лишняя предосторожность не помешает.

Проглотив содержимое еще трех банок энергетика, наша команда тронулась в путь.

- И это “неудобный маршрут”? - пропыхтел Хват, переваливаясь через край очередной ямы, - Да тут пройти невозможно. Танк и тот застрянет, если решит проехать за нами.

- Танк застрянет, - согласился я, помогая Лешему вытягивать нашего напарника из огромной канавы, которую мы только что форсировали, - Но мы же круче, мы сталкеры. А это такие монстры, что пешком по крыше четвертого энергоблока могут пройти.

- Не хочу в сталкеры, - помотал отрицательно головою Хват, - Верните меня обратно в мое подразделение. Хочу зарядку по утрам с милыми десятью километрами пробежки, хороший и стабильный завтрак, легчайший бронник, а не этот скафандр.

Бухтения Хвата я понимал отлично. И сам уже готов был упасть и лежать, лежать, лежать. Новая дорога представляла собою огромное поле покрытое редкими кустами и группками деревьев штуки по три или четыре. Кроме этого тут попадались аномалии, хоть и не так густо. А самая главная причина непроходимости этого участка заключалась в огромных ямах и рвах. Словно гигантский плуг вкупе с такой же лопатой прошлись здесь и изрыли землю. Большинство таких рвов имели длину не менее пары десяткой метров и глубину в человеческий рост. Ширина же превышала пару метров Приходилось спускаться вниз, потом подсаживать одного из нашей группы и тот вытягивал сперва первого, которого подталкивал снизу оставшийся, а потом уже вдвоем тащили третьего. Все это выматывало чрезвычайно сильно. Так что ничего удивительного в том, что к полудню мы едва отдалились на несколько километров от места ночевки.

- Когда закончиться вся эта полоса препятствий, - тяжело спросил Леший, - Ты не знаешь?

- Треть осталось, - немного подумав, ответил я, - А может и того меньше. Но дальше легче придется. Таких противотанковых рвов уже не будет.

И тут до моих ушей донесся очень знакомый, но такой нелепый звук в этой местности.

- Что это, - закрутил головою Хват, который тоже уловил его, - Никак, вертушки?

- Они самые, - зло проговорил я, - Навели на нас, уроды, архангелов неба. Ходу парни, ходу или нас смешают с землею.

Уговаривать или приказывать нужды не было. Мои напарники, по-видимому, уже имели дело с вертолетами и представляли ту кучу неприятностей, что они могут вывалить на наши головы (а входило в эту кучу много металла и взрывчатки). Дальше мы шли уже по дну рвов, даже если те уводили с прямой линии нашего маршрута. При перемещение приходилось высматривать гудящие вертушки и ползком скатываться в очередную яму. Перемазались, как трубочисты и колхозники при чистке ферм вместе взятые. Успокаивало то, что в костюмах имелись защитные слои, которые скрывали тепло тела.

Два вертолета (марку, хоть убей не назову) вылетели из пелены облаков на очень малой высоте. Пронеслись сначала вдоль маршрута, по которому я едва не повел группу (в очередной раз вознес хвалу своей предусмотрительности и интуиции) и вернулись к месту стоянки. Уже перед ней, передний клюнул носом и выпустил с пилонов несколько ракет, которые понеслись к земле, сопровождаемые дымным следом. Грохнуло. Даже на таком расстояние я смог рассмотреть черный султан, что поднялся на месте привала. М-да, это удачно нам повезло, что сами мы ушли пораньше, да и вертолеты задержались.

- Все, сидим и ждем, когда те улетят, - проговорил я парням, когда мы свалились на дно очередного провала в земле, - Не думаю, что они задержаться надолго. Боеприпасов не хватит все перемешать и взорвать.

Вертолеты, между тем, разделились и разошлись в разные стороны. Один полетел по тропе, с которой меня согнало дурное предчувствие и вскоре оттуда донеслись взрывы, приглушенные расстоянием. А вот второй… Второй пилот направил свою летающую машину в нашу сторону. То расстояние, на которое мы потратили часы, он покрыл за несколько минут. Сперва он пролетел до самого конца открытого участка, видимо, просмотрев все доступное до начинающего леска. А при возвращении стал обрабатывать все ямы огнем бортового оружия и ракетами. Сообразительный, сволочь, попался. Смог прикинуть наше примерное местоположение исходя из примерного времени выхода со стоянки и окружающего ландшафта. Ничем другим я не смог объяснить наличие кружащего над головою вертолета и взрывов по соседству. Пару раз в наш импровизированный окоп влетали комья земли и осыпались слежавшиеся стенки рва.

- Б…дь, - зло проговорил Леший, - Самое пакостное это лежать и ничего не делать. Была бы у меня “игла” или “стингер”, то этот железный ящик не ушел бы. На такой высоте никакой противоракетный маневр и ловушки не помогут.

- Уже приходилось переживать нечто похожее? - спросил я его, только бы не молчать. Меня самого трясло понемногу в этой ситуации. Почему-то, хотелось выскочить из укрытия и бежать отсюда подальше, веря, что в бегущего не попадут. Глупость, конечно, рассудком это понимал, но страх толкал на безрассудные поступки.

Минут десять с неба сыпались смертоносные гостинцы, прежде чем в наши гудящие головы ворвалась тишина и донесся стрекот удаляющихся вертушек. Отряхнувшись и аккуратно выглянув из ямы, мы решили по быстрому покинуть это место. Про недавнюю усталость уже никто не вспоминал, решив для себя оставаться уставшими живыми, чем мертвыми отдыхающими.

Глава 6

- Умник, - задал вопрос Хват, когда мы встали на короткий привал под редкой пожелтевшей листвою деревьев леса, - А это местность как прозывается?

- По разному, - ответил я ему, копошась в рюкзаке, - В основном - Дикими Территориями.

- Хм, если мне не изменяет память, то так зовется часть завода Росток, где обитает “Долг” и расположен бар “Сто рентген”, - встрял в разговор Леший, - И еще участок местности поблизости. Но сейчас я не вижу никакого завода и даже примерного намека на это. Конечно, если его не скрывают эти деревья.

- Тут ты не совсем прав, - я отыскал в недрах рюкзака банку тушенки и ложку в раскладном наборе и принялся вскрывать ее ножом, - Там завод и в самом деле так зовется. Несколько построек - можно сказать, что это территория одного из цехов - сумели обжить долговцы и сталкеры, обнесли все это стеной и пулеметными гнездами. Все прочие цеха и служебные помещения были отданы мутантам и получили название Диких территорий. То есть - не принадлежащих людям. Но таким термином сталкеры зовут все земли, на которых очень редко бывают люди и они вдалеке от нахоженных троп.

- Так где мы находимся? - повторил Хват, - Ты так и не сказал, дай привязку к местности, что ли.

- Вон там расположен завод, заброшенная часть, - указал я рукою в нужную сторону, - Если идти туда, то через пару часиков окажемся рядом с баром “100 рентген”. Но мы туда не пойдем. Вон в той стороне находится база ученых на Янтаре. Идти намного дальше, только к вечеру сможем добраться по безопасному маршруту. А вон там лежит крайняя точка нашего маршрута, где нам следует развернуть аппаратуру.

- Так куда мы пойдем?

- На Янтарь, - проговорил я, поднимая вскрытую крышку на банке и примериваясь с какого края вонзить ложку. Толстый слой застывшего жира смотрелся везде одинаковым, так что долго не выбирал. Есть холодную тушенку было не очень вкусно, но я уже давно привык не обращать внимания на такие мелочи и отвыкнуть от этого еще не успел за время “отпуска”. А потом, запах разогревающихся продуктов может привлечь к нам мутантов, которые обладают чутким нюхом.

- Но почему туда? - Удивился Хват, следуя моему примеру и уцепив толстый кусок тушеного мяса.

- Мы сделали огромный крюк, чтобы дойти до сюда. Направься мы в Бар и тогда придется ночевать там и терять время, чтобы вновь вернуться на этот маршрут. До нужной нам деревни до темноты не дойдем, даже если ускоримся, и не будем совершать стоянок. Остается только Янтарь, где нам могут предоставить уголок для отдыха. Тем более, что там у меня имеются знакомые и кредит. Стоит приобрести защитный костюм для образца, чтобы передать своим отцам командирам. Чувствую, что такие приказы мы получим в первую очередь, так зачем бегать взад-вперед, если можно сделать все сразу?

-Как знаешь, прочавкал Хват, чье внимание оказалось переведено на еду, - Ты старший группы.

Двадцать минут мы истребляли припасы и приводили себя в порядок после марша по пересеченной местности и обстрела. Отдохнув, наша команда тронулась в путь. На мое удивление, дорога не принесла неприятных сюрпризов, словно Зона решила, что на нас хватит и предыдущих напастей. За все время я только один раз заметил мелькнувшего вдалеке кабана. А аномалии и вовсе располагались по одиночке и редко. Так что, когда мы добрались до небольшого болотца, в которое превратилось некогда красивое озерцо, на берегу которого расположился сейчас бункер с учеными, усталости почти не было.

С закрытой площадке вышки блеснуло “зайчиком” оптики, как только мы оказались в пределах видимости часовых. Очень надеюсь, что сегодня там стоят не новички и не спутают нашу группу с зомбированными сталкерами из ближайшего научного центра. Разработчики игры постарались на славу, когда прописывали местные реалии. Так что, здесь и сейчас приходилось остерегаться застывшего в камышах зомби или пулю от охраны. Последние были очень нервными, так как наплыв зомби порою был по десятку в день, а когда и больше.

На наше счастье охранники сумели определить в нас… союзников, что ли. Даже не знаю, как правильно сформулировать свою мысль.

- Сталкеры, стоять на месте, - послышался спокойный голос за воротами, - Назовитесь и укажите цель прибытия?

- Умник, - ответил я, - Со мною два молодых - Хват и Леший. Хочу переночевать и обратиться с предложением к Сахарову. Можете уточнить у него насчет меня.

- Умник, хм, - донеслось из-за металлической преграды, - Ладно, давай проходите, только по одному и оружие держать за спиною.

- Само собою, - согласился, потом повернулся уже к своим парням и произнес, - Автоматы за спину, руки держите на виду. Тут народ нервный, любое движение могут истолковать по своему, а объяснять с килограммом свинца, что ничего такого не замышлял - сложно.

Створка ворот приоткрылась и пропустила нас на территорию базы. Совсем рядом стоял сталкер в хорошем костюме, немного уступающем моему старому, с АН-24 в руках.

- Переночевать можете там, - он ткнул рукою в правую сторону, где стояли два металлических ангара, - Оружие остается в бараке, если появиться желание навестить ученых или поторговать с ними. Все понятно?

- Угу, - кивнул я головою, - Понятнее некуда.

- Слушай, Умник, - очень тихо, едва ли не шепотом обратился ко мне Хват, - А почему тут сталкеры в охране, ведь это сталкеры - не военные? Я считал, что государственных ученых должны охранять вояки?

- По этому поводу обращайся не ко мне, а к самим ученым, - ответил я, не спеша идя в сторону барака-ангара, - Но мнение такого, что это из-за того, что ученые относятся не совсем к военным.

- А к кому? - проявил интерес напарник.

- К СБ, - ответил я, - А безопасники на ножах с военными. Так что, в свою вотчину не позволят сунуться армейским спецам. Так же и сами не торопятся выставлять охрану, предоставив ее набор для местного руководителя. А Сахаров, все переложил на плечи своего начальника безопасника местного научного центра. Нет, какая-то часть сотрудников тут имеется, но это только для внутренних помещений и лабораторий под землей. Внешние подступы охраняют простые сталкеры - нейтралы или из другого клана.

- Странно как-то, - пожал плечами Леший, - С одной стороны сталкеров гнобят в Зоне, а с другой - допускают едва ли не святую святых.

- Своеобразная политика, - проговорил я, - Кнут и пряник. Ладно, потом еще поговорим, позже.

На входе в барак сидел еще один сталкер с помповиком в руках. Хорошая вещь, но не уважаю из-за низкой скорострельности. Плюс еще, так и не смог привыкнуть к нему - во время выстрела у меня в руках помповый механизм ходит ходуном, снижая точность. Так что, мой выбор из дробовиков только полуавтоматы.

Пройдя мимо сталкера, который лениво проводил нашу троицу взглядом, мы вошли в помещение.

- Ни чего себе казарма, - присвистнул Хват, наблюдая длинный ряд двухярустных металлических кроватей, перегороженных фанерными ширмами. Получались вроде небольших купе с четырьмя койко-местами. Там же стол один большой металлический шкаф с четырьмя отделениями запираемыми отдельными замками. В эти ячейки предполагалось складывать вещи, которые считались наиболее ценными. Хоть и не уважалось в среде сталкеров воровство и наказывалось крайне строго, но лишний раз перестраховаться следовало. Мало ли как сложиться ситуация, что не получиться взять с собою ценный артефакт или предмет. А твой сосед по “купе” положит глаз на эту вещь и не сможет удержаться от искушения завладеть ею.

- Так, занимаем это местечко, - указал я на свободный кубрик, - Народу сегодня мало ночует, так что никто не побеспокоит. Вещи оставляю на вас.

- А ты куда? - задал вопрос Хват, - Долго пробудешь?

- Схожу к ученым, - ответил я, - Присмотрю костюмчик и кое-что из припасов. Заодно послушаю слухи за последние пару месяцев. Если задержусь, то ложитесь без меня.

Дав такое короткое напутствие-указание, я скинул с себя все лишнее и направился в бункер. Пару минут проболтался возле домофона, по которому перекинулся парой фраз с охранников внутренних помещений. Потом проход через тамбур с обеззараживающим газом (бр-рр, ну и вонючая мерзость, хоть и безопасная для организма по словам самих ученых) и я внутри. Точнее, на первом этаже, да еще в самом маленьком уголке, в который допускают посторонних. Для торговли там, или для выдачи задания. Сам бункер намного больше и еще пару этажей имеет под землей, которые отведены под лаборатории.

- Умник? - поинтересовался охранник в черном комбинезоне “СЕВА”, получив мой утвердительный кивок, продолжил, - Тебя просили провести к руководству. Ничего из оружия собою не брал, а то знаю вас…

- Я гол в том плане, аки младенец, - ухмыльнулся я, - А зачем Сахаров мог мною заинтересоваться?

Но охранник промолчал, точнее, проигнорировав мой вопрос. По маленькой коробочке рации он вызвал второго охранника и передал меня на его попечение, а еще через три минуты я стоял на первом подземном этаже перед белой пластиковой дверью.

- Тебе сюда, - кивнул он и ушел обратно.

Удивленно пожав плечами такому повороту событий, я потянул на себя дверь и оказался внутри просторного кабинета. Внутри стояло не меньше четырех мониторов, несколько столов и куча шкафов с непрозрачными стеклянными дверцами.

- Умник, - на меня неожиданно налетел вихрь, который завертел в объятиях, под конец я заполучил поцелуй в щеку и был оставлен в покое на короткое время, - Знал бы ты, как я рада тебя видеть!

- Ир…, - голос выдал петуха, пришлось пару раз кашлянуть и продолжить, - Ирина? Ты откуда тут?

- Оттуда, - улыбнулась она, - А вот где ты пропадал столько времени? Я уже волноваться стала, что с тобою случилось самое плохое?

- Это женитьба, что ли? - буркнул я, смущенный оказанным приемом и неожиданной встречею.

- А хотя бы и она, - лукаво улыбнулась девушка, - А ты ко мне или случайно поблизости тут оказался?

Стоявшая сейчас передо мною девушка мало напоминала ту научницу, что я вел пару месяцев назад по Зоне, а потом в ее присутствие совершал безумные вещи, о чем до сих пор вспоминаю в недоумении - а зачем мне все это было надо?

Сейчас Ирина сменила сталкерский комбез на строгую юбку из темной шерсти, слегка приоткрывающей очаровательные колени и стройные ножки, затянутые в светлый нейлон. Блузку, с коротким рукавом кремового цвета расстегнутую на одну пуговичку больше, чем следует. Так, что создавалось впечатление, что вот-вот и можно рассмотреть ее грудь поподробнее и заставляла косить глазом совершенно непроизвольно. Волосы были затянуты в хвост на затылке, оставляя свободной только густую и длинную челку. Поверх ее плеч лежал не застегнутый белоснежный халат. Пока я рассматривал, она, в свою очередь, не сводила с меня взгляда, в котором изредка проскакивали озорные искорки.

- Что молчишь? - повторила она свой вопрос.

- Э-э, - глупо промычал я, - Оказался случайно, но очень надеялся на встречу с тобою. Кстати, а как ты оказалась здесь? Мне сказали, что руководство желает увидеться со мною и вдруг - вижу тебя. Неужели Сахаров уже здесь не командует?

- Что ты, - улыбнулась она, - Сахаров по прежнему здесь. Только он все время занят своими опытами и экспериментами, оставив прочие хлопоты на своего зама, а его заместитель…

- Позволь угадать, - прервал ее я, - Заместителем Сахарова является одна моя очаровательная и милая знакомая. Я угадал?

- Тебя недаром прозвали Умником, Умник, - усмехнулась она, - Кстати, где ты пропадал все-таки?

- Отдыхал, - проговорил я, - Последнее дело оказалось очень сложным с кучей недомолвок и “подводных камней”. Что бы опять не встрять в нечто похожее, пришлось тайно покидать Зону и перебираться на отдых в одно очень дальнее местечко. Но ладно обо мне, как ты тут очутилась?

- Все вопросы потом, - произнесла девушка и подошла вплотную, проведя ладонью по груди, - Знаешь, за что я не люблю все эти комбинезоны?

- За что?

- Они снимаются очень долго, - потом отступила на шаг и ткнула пальчиком сначала в одну стену кабинета, потом в другую, где имелись двери, - Немедленно скинь его и марш туда в ванную. Потом буду ждать в той комнате. Приказ понят, солдат?

- Так точно, - вытянулся в струнку я, преувеличенно усердно поедая девушку глазами, - Разрешите выполнять, господин генерал-руководитель?

- Разрешаю, - поддержала мой серьезный тон девушка, потом не сдержалась и рассмеялась, - Клоун, ты, Умник, вот ты кто. Не пробовал в цирке выступать?

- Пробовал, но после первого же выступления все прочие циркачи-юмористы решили избавиться от меня, как от неугодного конкурента - хозяин цирка пожелал их всех уволить и заменить мною одним. Пришлось срочно скрываться. По пути сюда сделал пластическую операцию по смене лица.

- Да? А что это была за операция? - всплеснула руками девушка и преувеличено встревожено спросила, - Больно, наверное было.

- Да нет, - махнул я рукою, - Не очень. Краску смыл у ближайшей колонки, нос с париком выкинул в соседнюю мусорку.

- Ладно, - улыбнулась Ирина. - Иди давай, приводи себя в порядок, юморист не состоявшейся.

За указанной дверью оказалась очень приличная ванная комната. С душевой кабиной, ванной и прочими мелкими деталями. Смыв грязь, побрившись, почистив зубы и облачившись в принесенную девушкой одежду, которую она занесла ко мне в комнату в запечатанной полиэтиленовом пакете, я вышел обратно. Сейчас на мне были светлые брюки, футболка и тонкий свитер. Заключал наряд такой же, как и у Ирины халат. Наверное, это стандартный комплект одежды для мужского персонала базы.

- А тебе идет, - проговорила Ирина, когда я вошел в соседнюю с кабинетом комнату, - Еще бы позолоченные очки и можно прямо сейчас зачислять в штат.

- Ну-у, - протянул я, - Из меня плохой научник получиться. Очень быстро сбегу от всех этих склянок-пробирок-микроскопов.

- Тогда, зачислим в полевые сотрудники, - прищурилась она, - Будешь бродить по полям и собирать… цветы для меня.

- Только если так, - согласился я, присаживаясь за небольшой столик, изящно сервированный, - Свечи, вино, девушка - что еще нужно старому солдату, не знающему слов любви. А-а, знаю. Еще нужна кровать… а вот и она.

Покрутив головою, я счел эту комнату спальней Ирки по большой кровати и комоду, не уступающему ей в размерах.

- Пошляк, - грустно вздохнула собеседница, - Только подумала, что отыскала принца на белом коне, а оказалось что все это ошибка.

- Как так, - деланно возмутился я, - Конь есть и даже белый, если краска еще не смылась. И принц тоже присутствует, пусть и очень потрепанный жизнью и изгнанный своим неблагодарным народом, не сумевшим увидеть в принце великого правителя.

- Ладно, принц и клоун, - махнула она рукою, - Помоги бутылку открыть.

После первого бокала весьма неплохого вина, завязалась непринужденная беседа, в которой я выяснил некоторые немаловажные последствия для себя. Предыдущая операция по пресечению незаконного эксперимента, помогла Ирине стать тем, кем она являлась сейчас. Пусть лаборатория была уничтожена, а не захвачена, как это планировалось, но результат удовлетворил руководство Ирины. Обещанная ранее должность заместителя главной научной базы в Зоне стала ее.

- Я была готова остаться там навсегда, но выполнить все, - тихо проговорила девушка, делясь откровениями, - Провали я задание, то попала бы в самый дальний уголок страны. И там прожила бы до смерти на должности заштатного ассистента какого-нибудь пьянчуги профессора. Руководство мне об этом намекнуло достаточно прямо. Тем более, что я знала все коды допуска и мое ДНК было заложено в систему безопасности той лаборатории.

- Значит, ты поставила все на карту, - протянул я, вращая бокал с капельками вина, наблюдая за их тягучим движением при свете свечей, - И только чудом смогла выиграть.

- И это чудо - ты, Умник, - сказала девушка, прямо посмотрев мне в глаза, - Я тебе очень благодарна за это, честно, честно.

- Чудо, - вздохнул я, - Это чудо не смогло уберечь понадеявшихся на него. Первого, например, и Герлу, того парня ученого, твоего помощника. Им тоже пообещали что-то. Солдату, по крайней мере, с научником.

- Ты ее любил?

- Герлу? Не знаю, - пожал я плечами, - мы достаточно долго с ней общались и сумели привыкнуть к друг другу. Любовь, вряд ли была, скорее просто симпатия.

- Понятно, - вздохнула та, потом встряхнула головою, - Хватит грустить, главное - мы уцелели, Черский выжил, Штырь.

Вечер при свечах плавно перешел в ночь на кровати, причем там мы вовсе не спали. Не знаю откуда у меня взялись силы, после предыдущей бессонной ночи. Уже полностью выжатый, чувствуя дыхание девушки на своем плече, я задумался над стечением обстоятельств.

- Ирин, - тихонько позвал девушку, - Ты не спишь?

- Ммм, - невнятно отозвалась она, - Уже почти уснула, чего хотел?

- Слушай, а что ты от меня хочешь?

- Что? - вопросительно посмотрела она на меня, - Что ты подразумеваешь?

- Ну, вот это все ведь не просто так, - произнес я, - Вино, свечи…

- Постель, - зло проговорила та, - Ты договаривай. Скажи, что сексом занялась с тобою, чтобы потом играть на размягченных чувствах… какие же вы, мужики, сволочи. Пошел отсюда.

Ирина с силой толкнула меня ладонями в грудь, скидывая с кровати, и уткнулась после этого лицом в подушку. Такой резкий переход был настолько неожиданным, что я слетел с кровати на пол, едва не отбив себе копчик.

- Ирин, - ошарашено обратился я к девушке, - Я совсем не то имел ввиду, извини. Чесс слово - ляпнул не подумав.

Потом забрался обратно на кровать и положил свои ладони ей на плечи, вздрагивающие от беззвучных рыданий. Вот, никогда не мог понять женщин и научиться с ними разговаривать. Как сейчас с ней разговаривать, как успокоить? Понемногу перешел на глупости, вроде “извини-прости-ты-самая-лучшая-а-я-просто-дурак”. Девушка стала успокаиваться и утро мы встретили тесно обнявшись под одной простыней.

Глава 7

Утром я проснулся в полном одиночестве. Ирины рядом уже не было. За то поблизости на столике стоял поднос с легким завтраком. Запивая холодную курицу минеральной водой, я отдал дань уважения умным и сообразительным представительницам слабого пола. После завтрака, я скинул свой наряд в гражданском исполнении и облачился в комбез. По телу прошли мурашки облегчения - в тонком свитере и халате я ощущал себя голым, а толстый костюм сталкера дарил покой и уверенность в защищенности.

- Умник, - набросились на меня парни, едва я вошел в барак, - Где тебя носило?

- Где нужно, - отрезал я, не собираясь вдаваться в подробности, - У вас как ночь прошла?

- Нормально, - пожал плечами Леший, - Стреляли поблизости, но стену ТТ с хорошей звукоизоляцией, так что громкость выстрелов не помешала выспаться. Кстати, а ты не знаешь что это была за стрельба?

- Скорее всего зомбированные сталкеры вышли к стенам, - ответил я, - Их и постреляли.

- Прикольно, - откликнулся Хват, - Может, нам сейчас по-быстрому выскочить наружу и обшмонать трупы? Оружие можно посмотреть и толкнуть местным или артефакты какие?

- Считаешь себя одним таким умным? - урезонил я напарника, - Их уже давно осмотрели и забрали все путное. Кстати, на будущее - стоит смотреть не только оружие и артефакты, но еще и ПДА. Причем компьютеры во вторую очередь после контейнеров с артефактами. Порою попадаются такие сведения, что торговцы могут отвалить нехилую кучу бабок. Ладно, вы перекусывайте, если еще не ели, а я пойду насчет костюма договариваться.

- А вчера? - удивился Хват, - Вчера что не спросил про него?

- А вчера я никого так и не дождался, - отрезал я, не собираясь говорить, что попросту забыл обо всем на свете, - Не надо забывать, что я его хочу брать не за наличные, а по старым долгам.

- А-а, -протянул Хват, - Теперь понятно.

- Вот тебе и “а-а”, - я закончил разговор и вышел на улицу. Опять повторилась короткая беседа по переговорному устройству, после чего я вошел вовнутрь. На этот раз я повернул вправо, чтобы оказаться у торгового отделения. Точнее, так его называли сталкеры и местный персонал. На официальном языке, носил такое сухое и забубенное обозначение, что проще было сломать язык с непривычке, чем выговорить его.

Сегодня за стеклом просторной кандейки скучал совсем молодой парень, постарше меня лет на пять. В руках держал толстый журнал вроде амбарной книги с надписью, что это книга учета эксперимента с объектом КХ-12. Вот только не думаю, что научник был увлечен чтением неимоверно скучного процесса наблюдения за экспериментом. Судя по проглядываемым с краю журнала краешкам глянцевых страниц, у него имелся второй, намного более интересный, объект для изучения.

- Кх-кх, - негромко кашлянул я, привлекая к себе внимание, - Можно оторваться от чтения и выслушать меня?

- Конечно, конечно, - едва не выронив журнала из рук, встрепенулся тот, - Что-то хотите приобрести? Или продать?

- Скорее первое, чем второе, - ответил я, - Но и тут имеются нюансы. Мое имя Умник и здесь имеется вроде кредита или долга на меня. Ну-у, нечто вроде этого. Сахаров про это точно знает. Так вот, я хочу взять на эту сумму защитный костюм, только научный.

- Э-э, - протянул мой собеседник, - Понимаете, я сам про это не слышал, а профессор сейчас занят очень важным экспериментом и его нельзя беспокоить. Вам стоит подойти попозже к вечеру или завтра.

Вот же гадство, едва не сплюнул я на чистый кафельный пол. До вечера ждать невозможно, а костюм приобрести стоит. Что же делать, может, к Ирине обратиться? Едва я подумал про это, как за моей спиной послышались тяжелые шаги и рядом оказался охранник.

- Умник? - больше утвердительно, чем вопросительно сказал он, - С тобой желают встретиться и прямо сейчас.

- А кто? - полюбопытствовал я, хотя уже догадывался об ответе.

- Заместитель руководителя научного комплекса, давай за мною, - проговорив это, охранник развернулся спиною и пошел к закрытой для посторонних части бункера.

Ирина ждала меня у себя в кабине, что-то набирая сразу на двух клавиатурах, успевая еще делать отметки в толстом блокноте.

- Вызывали, - угодливо-льстиво произнес я от порога, - Ваше Высокопревосходительство?

- Присаживайся, - махнула она рукою на ближайший стул, - Я быстро.

Минут через десять, она оторвалась от своих занятий и повернулась ко мне:

- Знаешь, Умник, ты был прав, когда спросил ночью что мне от тебя нужно. Но, вчерашнее и это задание никак не связано, даже и не думай соединить все это в своей дурацкой башке, понял?

- А то, чай не глупее, чем кажусь, - кивнул я головою, - Так о чем речь - вернуться во взорванную лабораторию и притащить оттуда артефакты или уцелевшие документы?

- Нет, - поморщилась она, - Там сейчас целое поле аномалий, которое и не желает исчезать. Так что, никаких шансов пробраться в развалины. Я хочу попросить добыть нечто очень важное для меня, очень-очень важное.

- Лично для тебя или…, - спросил я, намекая на ее деятельность.

- Именно что “или”, - кивнула девушка, - Это очень тяжело, но в тебя я верю. Со своей стороны гарантирую достойную плату и ряд поблажек при покупках у нас на базе.

- Оплата это хорошее дело, да и поблажки тоже весьма интригуют, - задумчиво проговорил я, - вот только, почему это предлагаешь мне?

- Ты оказался совсем рядом и я знаю тебя, - ответила она, - Знаю, что ты выполнишь задание в любом случае, если возьмешься за него.

- А в чем смысл этого задания?

- Доставить сюда или на научную базу возле старого железнодорожного вокзала, - проговорила, - Но лучше, конечно, ко мне. Это небольшой ноутбук с данными. Целостность самого ноута желательна, но необязательна. Главное доставить жесткий диск, на котором находится вся информация.

- Как я его тебе достану оттуда? - спросил я, - Это же не стандартный комп? А потом, где искать этот ноутбук я же не знаю, вдруг окажется, что это в непроходимом месте вроде Припяти или Чернобыля?

- Сказать про место, где он располагается, смогу только после твоего согласия, - сказала девушка, потом улыбнулась и продолжила, - Но это не в Припяти и не возле Чернобыльского реактора, хотя место тоже не очень полезное для здоровья.

- Какие-нибудь подробности можешь сообщить, не указывая место?

- Знаешь, Умник, - немного подумав, ответила Ирина, - Кое-что могу сообщить, только пообещай, что это останется тайной.

- Обещаю, - пожал я плечами, - Что никому из сейчас присутствующих в Зоне или окрестностях за ее границей ничего не расскажу про полученную здесь информацию. Уф, считай, как клятва получилась, осталось только кровью подписаться.

- И без крови обойдемся, - махнула та рукою, - Три дня назад случился Выброс, в результате которого упал вертолет, перевозящий важные сведения, переданные агентом из одного закрытого клана сталкеров. Вертолет упал, но данные о приблизительном месте падения у меня имеются. Тебе надо просто дойти и взять из вертолета ноутбук.

- Легко сказать - просто взять, - пробурчал я. - А если вертушка взорвалась, и все сгорело в ней? Или эти сталкеры из клана нашли место падения и вернули свою собственность? Кстати, это не “монолитовцы” или “грешники”?

Да, какая разница, - ответила девушка, - Если сгорел, то предоставь мне снимки вертолета и местности. Но я считаю, что вертолет целый, просто экипаж погиб. Так что - согласен?

- Пожалуй, нет, - покачал я головою, - У меня сейчас на шее два новичка, которых обещался натаскать. А тянуть их с собою в то место - а оно точно не очень простое, раз ты не направила туда своих сотрудников - очень и очень опасно.

- Жаль, - ни лицо Ирины наползла тень не скрываемого разочарования и сожаления, - Но вот тебе номер ПДА. Если надумаешь взяться в ближайшие сутки-двое, то сообщи о своем решение.

- Хорошо, - я забил указанную строчку цифр в свой ПДА, - Кстати, тут на базе мне должны за одну услугу и я не против взять сейчас в качестве компенсации научный костюм из последней серии. Сахаров в курсе.

- Зачем тебе костюм, Умник, - пристально посмотрела на меня девушка,- куда ты хочешь забраться, что не удовлетворен защитой своего, вполне неплохого?

- Это мой маленький секрет, как только смогу выполнить задуманное, так сразу же дам окончательный ответ по твоему предложению, - ответил я, - Ты свяжись с Сахаровым, он меня хорошо знает и помнить про обещание выдать все требуемое.

- Я верю, - откликнулась Ирина, - О костюме сейчас сообщу и его приготовят. Только ты хорошенько подумай о моих словах.

- Конечно подумаю, - проговорил я, поднимаясь со стула, - Можно уже идти?

- Иди, - махнула мне девушка и вновь уткнулась в мониторы, забыв про меня, - Всего хорошего.

Костюм я получил сразу же, как только подошел к научнику, который был сегодня на выдаче. Журналы он уже убрал в сторону и лениво осматривал стены и потолок помещения. Как только я подошел, даже не успел еще ничего сказать, тот сунул мне тяжелый брезентовый мешок с упакованным в него снаряжением.

- Это для тебя, - буркнул он, - Забирай и можешь быть свободным.

Но я первым делом достал из мешка костюм и тщательно его осмотрел. Не хотелось потом обнаружить, что он испорчен или имеет необратимые повреждения. А на недовольство научника мне наплевать. Понятное дело, что безналичный расчет его не может радовать. В этом случае он ничего не получает в свой карман. Ни для не секрет, что каждый, кто попадает на это место, старается навариться по максимуму. В этом нет ничего сложного: сталкеру говорить одну цену, в журнал приемки вписывать другую. Главное, не переборщить с накруткой.

К счастью, при осмотре костюма я не выявил никаких повреждений. Судя по всему, его вообще едва только привезли на базу с завода-изготовителя. Комбез не успел еще слежаться толком. Упаковав его обратно, я покинул бункер и вернулся к ребятам, которые уже не знали, чем заняться от вынужденного безделья. Мой приход развеял скучную атмосферу и заставил их зашебуршиться. Натянув на себя все снаряжение. Я тихо крякнул от получившегося веса. Костюм весил без малого восемь килограмм и передать его другому просто не представлялось возможным - парни и так перли на себе кофры с оборудованием перехода.

Нагруженные, словно ломовые лошади, мы покинули территорию научной базы. Перед воротами я уточнил у охранника, нет ли поблизости зомби, и только после отрицательного ответа вышел с парнями наружу.

- Умник, - задал вопрос Хват, - А где располагается та лаборатория, где Стрелок-Меченый отключал аппаратуру, выжигавшую мозги? Вроде бы как, она должна располагаться неподалеку, вон на том бугорке?

- Не совсем так, - откликнулся я, - На том бугре располагается какая-то хрень, вроде электроподстанции. Два одноэтажных кирпичных здания с подземными туннелями. По ним можно добраться до лаборатории, но идти до нее часа полтора. Расположена она километрах в шести от озера. Кстати, соваться сюда не советую - после работы Меченого, кто-то вновь запустил аппаратуру. Правда, не с полной нагрузкой, но мозги вскипятить уже минут через двадцать.

- Хренова, - покачал головою Леший, - Чувствую, что одним из заданий нашего руководства будем приказ наведаться туда и снять показания. А то и притащить несколько приборов к нам на базу.

- О последнем можешь не волноваться, - успокоил я его, - Если бы такое было возможно, то давно бы сделали местные дельцы. Такая технология до сих пор заставляет у ученых подергиваться ручки - повторить эксперименты, проводимые до второго Взрыва, еще ни у кого не получалось.

- А что так? - проявил любопытство Хват.

- Документов не осталось, да и разработчиков всего этого - тоже, - откликнулся я, - В целях секретности все это фиксировалось только в единичном варианте. А потом эти документы и электронные носители остались в Зоне. Мутанты и аномалии хорошо поработали уничтожая их.

- А разработчики?

- А разработчики погибли или превратились в тупых, пускающих слюни идиотов, когда после Взрыва энергоблока образовалась Зона и на эту местность хлынула аномальная энергия, - ответил я, - Так что, смысла в проникновение туда не вижу. Давно ничего нет из документов, а приборы и аппаратура имеет огромные размеры и вес в несколько тонн.

- Ладно, махнул рукою Хват, - С этим немного понятно, а вот сейчас куда мы повернем?

- Туда, - кивком подбородка указал я прямо, - По пути уже никто не встретиться, в смысле из обжитых баз. Будет в стороне “Чистое небо”, но пробираться по болотом не самое милое дело. Только их проводники могут безопасно провести до своего лагеря, но их еще найти надо. У них там, на болотах постоянные стычки с мародерами - удобные места для стоянок переходят из в руки по паре раз в неделю. Нечто вроде Сталинграда. Даже у “Долга” и “Свободы” таких боев нет.

Хоть я и обещал, что в болота нам не нужно идти, но по самому краешку, чтобы встать на безопасный маршрут, пройтись пришлось. Для этого мы сделали широкий крюк мимо Янтаря и Агропрома, по самой границе аномальных полей, разделяющих их. Фактически, мы вернулись назад, совершив петлю.

- Уф, когда же это все кончиться, - выдохнул Хват, вытягивая ноги из чавкающей грязи, - Скоро мы выйдем на сухую и твердую землю?

- Скоро, - устало ответил я, сам измученный тяжелым маршрутом, - Примерно час по болотам, а там до нужного места рукой подать.

- А по времени? - подозрительно поинтересовался Хват, - Тут в Зоне везде - рукой подать, вот только порою идти приходиться часы.

- Час, - пожал я плечами, - Может полтора. Зато тропа уже ровная и без опасных аномалий.

- Два с половиною часа, - задумчиво произнес Леший, - Учитывая, что уже сейчас недолго осталось до вечера, то придем едва ли не в темноте. Это не слишком опасно?

- Будем надеяться, что нет, - отозвался я, - А потом, темноту можно переждать в зданиях.

После этого разговор угас. Приходилось беречь силы, чтобы оставить их на будущее. Неизвестно, что нас ждало в заброшенной деревне. Это предполагаю, что она пустует, но за время, проведенное мною в родном мире, все могло поменяться. Деревня могла попасть в аномальное поле или быть захвачена мародерами из болот поблизости. Там могли поселиться мутанты. И многое что еще, не приходящее сейчас в голову. Заранее делать распланирование крайне глупо, ситуация меняется подчас за часы. Радует одно - Выброс произошел прямо перед нашим переходом, так что хоть этого не стоило опасаться в ближайшее время.

Примерно через сорок минут, земля под нашими сапогами приобрела упругость и больше не старалась засосать нас выше колен. Проваливаться мы проваливались, но едва ли по щиколотку в особо сырых местах. Передвижение улучшилось, зато появилась другая проблема - видимость. Вокруг все гуще и гуще становились заросли камыша и тростника. Они располагались целыми полянами, оставляя между собою узенькие тропку. В любом таком месте мог притаиться кабан или псевдоплоть, любительница нападений из засад. И не успеешь ничего сделать, когда с пяти метров на тебя набросится мутант.

- Умник, - немного напряженным голосом произнес Леший, сейчас идущий впереди, - У меня на детекторе странная отметка показалась. Я не могу понять, что она обозначает.

Накаркал, подумалось мне, когда бросил взгляд на свой детектор. На этих новых штуках, полученных от Сидоровича, имелась функция обнаружения не только аномалий, но и аномальных форм жизни. Химеру он, может, и не обнаружит, но вот притаившегося кабана в двадцати метрах прямо указал точно.

- Кабан, - тихо проговорил я, - Так, все замерли и смотрят по сторонам.

Пока мои напарники крутили головами по сторонам, я стал превращать свое оружие в бесшумный комплекс. Навернул глушитель, поменял магазины с патронами, не забыв передернуть затвор, чтобы выбросить из патронника сидящий там стандартный “масленок”. А делал я это для того, чтобы не побеспокоить бродящих или отдыхающих поблизости мутантов. Слышимость бесшумной очереди достигает двухсот метров, в то время как обычная - километра полтора. Буду надеяться, что на этих двух сотнях никого не окажется.

Кабан словно, давал мне шанс закончить все эти приготовления. Его трехсот килограммовая туша выскочила в тот миг, когда я подхватывал выскочивших патрон. Чертыхнувшись, я направил автомат одной рукой и нажал на спуск, давая пятипатронную очередь тому в голову. Все-таки отличная машинка, этот АЕК. Все пять пуль угодили кабану точно в голову, ни одна не ушла в сторону. Хотя, и расстояние было минимальное.

Парни дернулись, когда мимо них пролетела громадина кабана, уже с мертвым мозгом, но не осознавшим этого телом. Мутант застыл в десяти метрах позади нас, покачался несколько секунд и упал в грязь.

- Блин, - донеслось от Хвата, - На такого кабанчика с берданкой не выйдешь, скорее сам окажешься в роли добычи, а не охотника.

- Ошибаешься, - произнес я, вслушиваясь в округу, - Именно что с почти берданкой новички сталкеры умудряются убивать таких монстров. Ладно, языками хватить трепаться - могут еще такие же поблизости оказаться.

На наше счастье, столкновений до самой деревни нам удалось избежать до самой деревни. То ли этот кабан оказался тут в единственном числе, то ли все прочие не услышали произведенного шума выстрелами и шумом самого мутанта.

Вот так мы и протопали до деревни, которую я сейчас рассматривал через бинокль и хмурился все сильнее и сильнее. Судя по некоторым признакам, заброшенно поселение было обжито. Нет, не сталкерами - мутантами. По единственной улочке нашей будущей базы, лениво бродили слепые псы и пара чернобыльцев. Всего я насчитал десятка два слепцов, но стоит удвоить количество, так как прочие могут прятаться в домах и подвалах. В один из моментов, я смог заметить выходящую из предполагаемого центра базы суку из чернобыльских псов. На животе болтались налитые сосцы, а это предполагало, что она сейчас выкармливает щенков. Гадство, от злости я ударил кулаком по земле, привлекая к себе недоуменное внимание со стороны напарников.

- Ты чего? - прошептал Хват, хотя мог говорить в полный голос, не боясь быть услышанным в деревне.

- Там щенки, - ткнул я пальцем в большой кирпичный дом, - А это значит, что всего тут не менее четырех чернобыльских псов. Два бродят по улице, одна вышла сейчас наружу, но бросать своих детенышей не будет. Значит, там есть еще одна тварь, которая тоже недавно ощенилась.

У чернобыльцев, решивших образовать совместную стаю, имелась привычка не делить щенков от сук в стае на своих и чужих. Если приносился приплод от нескольких, то кормление производилось всеми мамашами. Причем, за щенками постоянно наблюдала одна из сук. Росли детеныши быстро - уже через неделю переходили с молока на мясную диету, а через два месяца участвовали в общем загоне добычи. Но пока те были маленькими, охранялись они со всем старанием. Причем каждый чернобылец мог держать в своем подчинение от десяти, до двадцати слепых псов. Значит, в деревне мы рискуем столкнуться с сорока или восемью десятками мутантов. Немного подумав, я скинул эту цифру до полтинника. Будь тут восемьдесят тварей, то и в видимости их присутствовало намного больше. Но и пятьдесят мутантов тоже многовато. Все это я поведал напарникам, не забыв указать про наличие мутантов не только в деревне, но и поблизости.

- Хотя, - немного подумав, сказал я, - Это навряд ли. Поблизости посторонние стаи они не допустят, а сейчас вечером они должны собраться на своей лежке. Сейчас подбираемся вон туда, откуда и начнем зачистку территории. Учтите, что эти мутанты умеют чувствовать направленное на них внимание. Поэтому, не старайтесь думать о них, так, самым краешком глаза имейте их в поле зрения. Теперь о тактике. Первыми выбивает чернобыльцев. Потеряв своих вожаков слепцы не будут столь яростно и безрассудно атаковать нас, как если бы под руководством этих тварей. Имеется возможность, что они разбегутся, как только почувствуют, что дело швах. Леший, ты со своим пулеметом старайся не подпускать к нам тварей, вырезая всех поблизости, а мы с Хватом будем отстрелить дальних.

После краткого инструктажа, мы перебрались на выбранные позиции. С этого места до деревни было полтораста метров. Отличная дистанция для нашего оружия. Разве что для гранатомета Хвата считалась предельной для точной стрельбы. Долго выжидать я не стал, тем более, что менее чем через час на Зону опустится темнота, о которой уже сейчас намекали сильно сгустившиеся сумерки. Едва мы оказались на точке, я дал отмашку. Первые очереди завали трех чернобыльских псов, бродивших снаружи. А потом мы перевели огонь на слепцов. Благодаря удачности позиции и мощности огня, за десяток секунд мы выбили почти всех мутантов, которые находились на улице.

- Хват, гранату в подвал на четырнадцать, - крикнул я напарнику, - Там несколько тварей сейчас сидят, выжидают удачного момента.

Сталкер кивнул головою, давая мне знать, что он все понял. Шустро поменяв свой автомат на гранатомет, он с ювелирной точностью положил два заряда в указанном месте. Отлично, там было по меньшей мере четыре мутанта, которые сейчас больше не опасны.

- Вперед, - махнул я рукою, давая приказ двигаться вперед, - Стреляем по малейшему шороху или тени. Лучше перебдеть, чем получить себе на загривок одну из этих тварей.

Мое решение было продиктовано нежеланием стоять на одном месте, после поднятого шума. Пусть рядом с поселком и не было мутантов (по закону подлости могло быть и наоборот), но ничто не мешало им прибежать из дальних окрестностей. Еще сыграло то, что мутанты после отстрела своих “предводителей” попрятались по щелям, изредка перебегая, но не успевая попасть на мушку. Войдя в деревню, мы выманивали их на себя. В этой ситуации я особенно сильно полагался на оружие Лешего, имевшее больший боезапас по сравнению с моим и Хватовским. .

- К дому, к кирпичному дому продвигаемся, - стараясь перекричать шум выстрелов, - Только побыстрее.

- Ты же говорил, что там последняя сука из чернобыльцев должна быть? - крикнул в ответ Хват, который отпустил замолчавший автомат, свободно повисший на груди, и выпустивший гранату в дверной проем ближайшего дома. Донесся визг тварей, которые на секунду ранее туда проскочили. Потом пламя скользнуло по деревянным деталям здания, немного по чадило и затухло. А что хотели? Все-таки близость болот дает о себе знать, да и дома уже давно покрылись таким слоем плесени и, местами, мха, что его только пара бочек напалма сможет прожечь. Не удивлюсь, что и плесень тут не прошла мимо Зоны, получив свойства, отсутствующие у ее аналога за Периметром.

- Она наружу не вылезет - останеться оборонять щенков в подвале, - ответил ему я, - Разве что, несколько слепцов будет находиться рядышком.

Во время боя, ствол моего автомата сильно нагрелся. Приходилось часто выпускать длинные, на полрожка очереди, а к такому темпу стрельбы “кокшаров” был не сильно подготовлен из-за тонкого ствола. Еще хорошо, что над своим оружием я как следует поработал, передав его для апгрейда местным мастерам оружейникам. Не сделай я этого, то мог в самый ответственный момент получить кусок металла, заклинившего от перегрева.

Как я и ожидал, перед самым зданием на нас бросились пять слепых псов. Вот только их порыв был остановлен Лешим, который срезал их прямо перед нашими ногами - твари выждали самый неподходящий момент, когда мы уже подошли в упор к отсутствующему, сгнившему крыльцу.

- Вперед, - махнул я рукою, пропуская Хвата с его “граником”, - Только осторожно - щенки могут быть прямо перед порогом.

Проскочивший первым Хват, крикнул из помещения, что все чисто.

- Шум оттуда доносится, - указал он в сторону темного провала в полу, бывшего люком в подвал, - Визг и рычание. Наверное, эти твари устроили гнездо в подполе.

Скорее всего, так оно и было. Тем более, что попасть туда для собак было легче легкого. Лестница, ведущая в подполье, была сколочена из дубовых плах, которым и сто лет не срок. Поставив Лешего наблюдать за окнами и дверным проемом, я приблизился к люку, приказав Хвату держаться поблизости с боку. Яркий луч оружейного фонарика, крепящегося справа на стволе, высветил часть подвала, но не смог зацепить таящихся в темноте мутантов. Хренова, сейчас бы их перестрелять сверху и дело с концом. Потом забраться вовнутрь, накрыть проход люком, который какой-то кретин, побывавший тут ранее, отставил в сторону и спокойно провести ночь, попутно устанавливая аппаратуру.

Вздохнув о несбыточных желаниях, я достал пару гранат, отогнул усики предохранительного кольца и метнул их в подвал, стараясь закинуть их так, чтобы они оказались в не просматриваемой половине. Через три секунды грохнуло, следом послышался тонкий и противный вой раненой твари. Позаимствовав у Лешего его “карманную артиллерию”, я приготовил их к применению и обратился к Хвату:

- Сейчас заброшу туда гранаты. Как только они сработают, спускаешься на несколько шагов вниз и пуляешь из своего граника в сторону визга. Только смотри, не поджарь нас самих.

- Обижаешь, командир, - судя по голосу, напарник улыбнулся, - Такого косяка за мною еще не было замечено.

После этих слов, убедившись в готовности Хвата, я бросил гранаты и немедленно отступил в сторону, уступая место напарнику. Хват быстро и ловко спустился на несколько ступенек пониже, присел, чтобы пол не мешал ему вести огонь и выпустил две гранаты. Сразу же после этого рванул наружу, хотя и не успел выскочить до взрыва. Гранатные разрывы глушанули изрядно. Звуковые компенсаторы, срабатывающие на повышенный шумовой фон, не смогли полностью защитить нас. Даже Леший, стоящий в стороне от подвала и то недовольно матюгнулся, выражая свое мнение. Хват же еще минут десять приходил в себя, трясся головою, словно паралитик. Выждав некоторое время, чтобы прийти в порядок, я первым шагнул на лесенку, ведущую вниз. При спуске в подвал, я недовольно поморщился от неприятного запаха сгоревшего пороха и зажигательной смеси. А когда к нему примешался аромат обугленной плоти и вовсе пожалел, что не перевел свою маску в режим замкнутого цикла дыхания.

- Ну и воняет тут, - озвучил мои мысли Хват, - Словно в сгоревшем танке, по которому шмальнули из граника. Или на “блоке”, получившим заряд “шмеля”.

- Приходилось видеть? - спросил просто так, без всякой задней мысли я.

- Угу.

Иссеченные осколками и частично обугленные огнем тела чернобыльца и дюжины щенков, мы обнаружили в самом дальнем углу на старых, заплесневелых матрасах. Рядом валялись остатки сталкеровской экипировки. Не повезло какому-то бедолаге. Наверное, он то и не закрыл люк и запустил к себе мутантов. А может просто они его сюда загнали, а потом в тесном помещение схарчили. Теперь уж без толку гадать о прошедших событиях. Убедившись в отсутствие опасности, я окликнул Лешего, который спустился к нам, попутно захлопнул люк и продел сквозь специальные скобы потемневших от ржавчины, но все еще крепких засов.

- Вовремя, там эти твари стали собираться перед домом, - произнес он, приблизившись к нам, - Кстати, тут воняет, как…

- Знаем, - хмуро перебил его Хват, потом обернулся ко мне, - Что дальше?

- Распаковывайте аппаратуру и пробуйте ее устанавливать, - ответил я, - Если не выйдет ничего, то я попробую переместиться к нашим и узнать о причинах неполадок. Вот только обратно могу перейти в другом месте, так что придется подождать.

- А если ты задержишься дольше, чем у нас хватит воды и продуктов, - поинтересовался Хват, - Тогда что?

- Об этом переговорим позже, если ничего не выйдет с этим оборудованием, - спокойно ответил я, - Не стоит паниковать раньше времени.

Несмотря на напускное спокойствие, меня самого бил мандраж. Я совершенно не упускал той возможности, что аппаратура может начать сбоить. Все ж ее устанавливать будут люди, совершенно далекие от всяческой электроники. То есть, далекие от ее гражданских вариантов. Если мне опять придется тащить с собою народ с аппаратурой, то никто не даст гарантию безопасного возвращения в эту деревню. Нет, пусть лучше все заработает как надо, я готов даже скрестить пальцы и держать их до первого появившегося из портала человека.

К этому времени, пока мы запирались в подвале и потрошили кофры с оборудованием, на Зону опустилась ночь. Этот момент я четко уловил по резко усилившимся звукам снаружи. Уцелевшие псы засновали вокруг здания, часто забегая вовнутрь. Стук их когтей по полу над головою, я слышал четко. Хорошо, что бывших хозяин не пожалел времени и бетона и сделал тут сплошной железобетонный монолит. В противном случае, мутанты могли попытаться пролезть к нам, пробившись сквозь доски покрытия над головою. Слабым местом оставался люк, сбытый из досок, но и его рачительный хозяин обил толстым листовым железом. Здается мне, предыдущий жилец был мутным типком, иначе с какой стати ему готовить такое укрытие? Хотя, может оно было (здание, имею ввиду) местной администрацией или иным строением, где обитал или обитали шишки этого поселения. А подвал планировался, как убежище на случай непредвиденных происшествий, ЧП.

- Что там у вас? - окликнул я парней, копошившихся с аппаратурой. Сам я стоял возле люка, контролируя и оценивая обстановку снаружи по доносившимся звукам.

- Уже почти все, - ответил Леший, - Осталось подключить аккумуляторы и включить питание компов.

Глава 8

- Ни чего себе фигня, - ошарашено выдохнул Хват, наблюдая яркий столб света, бьющий из тарелки излучателя в пол, - Это так и должно быть?

- Не знаю, - протянул я, сам пораженный видимым эффектом после включения аппаратуры, - свет я видел только в момент перехода, но вот так что бы он шел из излучателя - не припоминаю?

Надо объяснить, отчего откуда взялось наше удивленное состояние. Как только парни подключили оборудование и запустили питание, из излучателя ударил столб света - ослепительно-белого. Создавалось впечатление огромной лампы “дневного света”, поставленной вертикально. Про такой эффект ни мне, ни моим напарникам ничего не говорилось. И поэтому у меня в голове крутились мысли - а не нарушение это нормальной работоспособности прибора?

Все мысли о неприятном устранились через полчаса. Я с парнями был погружен в дискуссию на тему правильной работы прибора. Пару раз проскакивало предложение отключить, разобрать и заново собрать прибор. Уже почти согласился с ней, когда свечение излучателя резко снизилось, перейдя в ярко-желтый цвет, а секундой позже из этого светящегося столба едва ли не выпала человеческая фигура. Незнакомец, облаченный в черный комбез, наподобие тех, что я оставил в тайнике среди аномалий при уходе от вояк с Кордона, держал в руках “печенег” и водил по сторонам его стволом. Несколько минут мы смотрели на него, а тот стоял на своем месте, словно не замечая нас. Только немного покачивался, словно только что слез с качелей после нескольких часов проведенных на них.

- Эй, парень, - нарушил подзатянувшееся молчание Хват, - Ты откуда будешь?

Ответом было резкое движение в нашу сторону незнакомца и неожиданная очередь из пулемета. Только чудо и общее (контуженное после перехода) состояние, не предусматривающее меткой стрельбы на слух, позволило нам остаться в живых. Пулеметная стрельба в тесном пространстве подвала изрядно нас оглушила. Но не остановила. Наоборот, выстрелы стряхнули с нас оцепенение навеянное неожиданным спецэффектом прибора перехода и появлением пулеметчика. Стрелок еще не успел отпустить спусковой крючок, как ему под ноги подкатился Хват, задирая одной рукой ствол оружия в потолок, а второй подбивая под сгиб колени. А там и мы с Лешим подтянулись, помогая в обезоруживание противника. Стянув тому руки за спиною снятым с пулемета ремнем, мы перевернули его на спину.

- Тю, - удивленно произнес Хват, когда снял с незнакомца маску со шлемом и капюшоном костюма, - Это же Хомяк собственной персоной.

Услышав речь моего напарника, связанный человек завозился на полу и повернул голову в сторону говорившего сталкера, часто моргая и прищуриваясь, словно пытаясь сфокусировать зрение.

- Хват, ты что ли? - голос незнакомца был хриплым и басовитым.

- А то кто ж еще, - откликнулся тот, - Ты чего по добрым людям шмалять вздумал, уж не получил ли ты, часом, приказ на наше устранение?

- Ты дурак или прикидываешься, Хват? - немного удивлено и самую малость зло проговорил тот, - Я после этого чертового перехода словно контуженый был, а тут еще и голос раздается не пойми откуда. Вот и отреагировал совершенно на автомате, как было вбито за время службы. Слушайте, может освободите руки-то, вроде разобрались, что все свои?

- Мы еще не разобрались в этом, - хмуро ответил я, останавливая потянувшегося к путам Лешего, - Твое объяснение насчет неожиданности оклика меня не устраивает, да еще и контуженость приплел. За то время, что ты тут простоя можно было десять раз прийти в себя. Колись, давай, зачем нас убить хотел.

Из последующего разговора я выяснил вот какую картину. Этот эффект, что мы с парнями наблюдали сейчас (это свечение, если непонятно) присутствовал и в нашем родном мире. Появился он неожиданно и заставил ученых изрядно поволноваться. Мысль о том, что это мог быть сбой, приходила им в головы, но совсем не помешала запустить под излучатель первопроходца в виде Хомяка. Тот внутренне трясся, но шагнул в столб света сразу же после отдачи приказа. Почему ученые и руководство не попробовало первоначально закинуть сюда какое-нибудь животное - ума не приложу. Ту же кошку можно было притащить с территории научного городка или собаку и запустить сюда. Думается мне, что до меня с парнями дошла мысль при виде появившегося животного, что это проверка. После этого закинули бы кошку (собаку) обратно, убедив ученых в безопасности и работоспособности прохода. Ан нет, тем захотелось немедленно испытать и проверить так сказать, человеческий фактор. С другой стороны, по словам Хомяка, там всех подгонял полковник. Может, его команды и сыграли свою роль в этой спешке. После того, как боец шагнул в светящейся столб, он потерял чувство пространство, на несколько мгновений почувствовав дезориентацию в пространстве. Испугавшись, он дернулся вперед и оказался в подвале. Вот только перед самым выходом его ослепило очень качественно, добавив еще и “по ушам”. От того-то и качало его сильно. Неожиданный голос, слова которого он плохо разобрал, заставил сработать боевые инстинкты. Только общее самочувствие позволило пройтись пулям над нашими головами.

- Да, послушайте вы меня, - привел еще один довод парень, уже освоившийся в подвале и вернувший зрение, - Хотел бы я убить всех вас, то сделал бы это наверняка на таком-то расстояние. Я на звук стреляю отлично, с пятидесяти метров поражаю любую цель в полной темноте.

- Точно, - встрепенулся Леший, - Хомяк у нас мастер “македонской” стрельбы. В темном тире с завязанными глазами сбивает девять из десяти мишеней на звук.

Я махнул рукою, давая добро на развязывание. После того, как парень почувствовал свободу, он присел на пол и уставился на нас, ожидая продолжения расспросов. Вот только у меня сейчас совершенно не было настроения к этому. После всех передряг связанных с переходом по болотам, отстрелом собак и появлением Хомяка, во мне включился некий предохранитель, позволивший относиться к окружающим событиям почти безразлично. Это вон парни пусть веселятся удачно завершенному заданию по переходу в эту деревню и развертыванию оборудования. Меня же все это утомило до коматозного состояния, когда хочется все бросить и просто лежать, дав ситуации самой разворачиваться.

Напоследок я поинтересовался у новичка делами в научном городке, особенно - проверкой.

- Приехали буквально через пару часов, как их, - Хомяк кивнул на моих напарников головою, - Забрали из казармы. Везде суют свой нос, расспрашивали почти всех из ученых и охраны. Нескольких наших таскали на допросы, после которых те как воды в рот набрали. Полкан наш и вовсе носился словно в жопу ужаленный, на всех орал, хотя обычно очень спокоен и хладнокровен.

- Уехала эта проверка, - поинтересовался я у него, - Или все еще на базе?

- На базе еще, - ответил Хомяк, - Сейчас заперлись в научном корпусе, где стоит установка перехода и по одному вызывают к себе ученых из непосредственных участников проекта. Кстати, а что дальше делать будете?

- До утра отдохнем, а там дадим весточку полковнику, - с трудом смог удержать зевок я, - А то мы вымотались с этой поганой дорогой, еле на ногах держимся.

- Не получиться, Умник, - хмуро сказал Леший, - Аккумуляторы продержаться часа два с половиной, может - три. Потом аппаратура отключиться и придется отыскивать возможность запустить ее вновь.

Я прикинул реальные возможности отыскать тут блоки питания, а еще лучше бензоагрегат и немного погрустнел. Получалось, что из ближайших соседей, где можно такой достать был клан “Чистое небо”. Вот только опять тащиться по топям, договариваться насчет генератора и топлива к нему, потом нести все это на своих плечах обратно… Бр-р, от такой мрачной перспективы меня передернуло, хватит, набродился и натаскался уже.

- Что ты предлагаешь? - посмотрел я на Лешего.

- Предлагаю немного отдохнуть, ну, там, часика хватит, - почесал он подбородок, заросший темной щетиной, - И отправить к ученым гонца с известиями, что переход работает нормально, правда, с некоторыми побочными эффектами. Вопрос в том, кто станет таким гонцом?

Под нашими скрестившимися на нем взглядами Хомяк завозился и недовольно спросил:

- Что так на меня смотрите, неужели хотите, чтобы я снова пошел через эту хреновину? Нет уж, дудки.

- А придется, - пожал я плечами, - Кого ты видишь на этой роли - меня, Хвата, Лешего? Надо ученым показать, что переход сравнительно безопасен. Ослепление и временное нарушение координации пройдет за полчаса. Перейдешь, сообщишь им что все в порядке и мы ждем гостей с грузом. Пусть немедленно пересылают с другим человеком генератор для поддержания постоянного питания аппаратуры. Потом не помешает вода, еда, патроны и куса всякого разного для обживания этой деревни. Думается мне, что через этот проход можно протащить порядочно груза, весовой порог будем побольше, чем у меня.

Немного поворчав, Хомяк согласился с моими доводами, выбив сорок минут для отдыха. Хотя, мне думается, он просто старался оттянуть тот неизбежный момент, когда придется шагнуть под излучатель аппаратуры перехода. Когда наступило время “ч”, Хомяк был немного бледен, но исполнительно шагнул в свет. Белое сияние сменилось на пару секунд оранжевым, а потом вновь вернуло свои ослепительные краски.

- Остается только ждать, - философски проговорил Леший, когда Хомяк исчез из подвала, - Вот только пусть там народ поторопиться с аккумуляторами, а то эту проблему придется решать нам.

- Почему ты так решил? - поинтересовался я у парня.

- Смотри туда, - кивнул он на массивные ноутбуки оборудования, - Видишь, мигает желтая полоса внизу экрана? Это значит, что энергии осталось менее трети. Видимо, переход посторонних объектов съедает ей очень много.

Я равнодушно пожал плечами на эти слова. Пусть, это будет потом, а сейчас мне хотелось только покоя. Судя по шальным глазам парней и их не сдерживаемым зевкам, та же ситуация была и у них.

- Парни, - произнес Леший, - Вы можете подремать, а я пока подежурю. Если что измениться, то разбужу немедленно.

- Не заснешь? - поинтересовался.

- Не должен, - не очень уверенно произнес тот, - В крайнем случае выпью энергетика.

- Не стоит с ним злоупотреблять, - покачал я головою, - Можно получить отравление и сильное нервное истощение. И так уже по дороге стрескали по паре банок за день, а это очень много.

Договорившись, что дежурить будем по часу, я с Хватом завалился спать, оставив на “фишке” Лешего. Вот только вздремнуть нам удалось совсем недолго. Часа не прошло, как меня пихнул в бок Леший и немедленно произвел ту же операцию с Хватом.

- Началось, - тихо произнес он, указывая на излучаемый свет, - Пару секунд назад цвет поменял, как перед появлением Хомяка.

В самом деле, белое свечение Перехода сейчас имело красноватый оттенок, а полуминутой спустя из него вышла человеческая фигура.

- Хват, Леший, - донеся до нас голос Хомяка, - Умник, где вы там? Я опять ничего не вижу. Примите генератор и подключите к питанию прибора.

В руках у гостя находился небольшой аппарат с намотанными на него проводами с клеммами-крокдильчиками.

- Вот вам бензоагрегат, - проговорил он, помогая устанавливать и присоединять его к оборудованию, - Сказали, что он до четырех с половиною киловатт дает на выходе. Аппаратуре должно хватить.

- М-да, - скептически произнес я, наблюдая за сизыми струйками дыма, что стали заполнять подвал, - Так нам никаких регенеративных патронов к дыхательным маскам не хватит. Угорим, вот и всех делов.

Пришлось перетаскивать аналог армейского “дырчика” поближе к одному из вентиляционных отверстий. Потом ковыряться в этой узкой дыре, чтобы вытолкнуть из нее всю землю и мусор, что накопились за годы забвения этого дома. Результат оказался так себе. Часть дыма вытягивало наружу, но большая половина оставалась внутри. На это пришлось махнуть рукою, понадеявшись, что эту проблему решат позже другие. Этих других ждать пришлось недолго. Меньше чем через тридцать минут из светового столба вышел первый боец с автоматом в руках. Уже предупрежденный Хомяков о побочных эффектах, он торопливо и осторожно отошел в сторону, ориентируясь на наши голоса. А потом с интервалом в пять минут к нам перешли еще девять человек. Где-то третьим или четвертым появился Сухой, который принял на себя общее командование, как только пришел в рабочее состояние. Узнав о проблеме загазованности, он отправил через портал одного из бойцов, который очень скоро доставил несколько метров гофрированного шланга для выхлопной трубы бензоагрегата и вытяжку, которую вставили в соседнее вентиляционное отверстие. Про нас троих, сумевших установить проход. Словно, позабыли. Народ носился по подвалу, укрепляя дополнительно аппаратуру, раскладывая принесенный с собою вещи. Я заметил, как полусожженные трупы чернобыльской собаки и щенков стали упаковывать в мешки из пластика и сделал замечание, что вне Зоны они сгниют за сутки.

- А нам все равно, - пожал плечами Сухой, - Высоколобые попросили им как можно скорее доставить образцы местной флоры и фауны, вот я им их перешлю. А что там потом с ними случиться - не мое дело. Кстати, вы можете отдыхать. Наверное, устали пока сюда добирались?

- Есть немного, - согласился я, - Не сказать, что дорога была изрядно тяжела, но и легкой ее назвать тоже нельзя.

Получив разрешение на отдых, я со своими напарниками завалился в дальнем углу подальше от яркого света излучателя. Напоследок попросив, чтобы до моего пробуждения никто не смел совать нос наружу несмотря ни на какие внешние звуки. На крайний случай перед этим разбудить меня, но желательно это сделать через пять часов минимум. Последние слова я произнес, почти засыпая, пока моя голова падала на мешки, принесенные с собою сталкерами нового клана. Еще успела промелькнуть мысль, что название так и не было придумано.

Спалось мне просто замечательно. Вдобавок приснился сон, что нахожусь я дома, работаю на прежней работе и про Зону слышал только из игры, а все мои приключения просто очередной мод. Видения были настолько реальны, что я не сразу врубился, когда после пробуждения увидел над собою затемненное стекло маски одного из бойцов Сухого. Кстати, он же был и виновником моего пробуждения.

- Тебя майор к себе зовет, - произнес он, заметив, что я проснулся, - Он в том углу.

За время моего сна подвал сильно изменился. Весь мусор был свален в одну кучу под лестницей. Количество ящиков и мешков увеличилось многократно. Судя по всему, народ не терял времени, понемногу таская к себе все необходимое. Сухой сидел на раскладном стуле за таким же раскладным походным столиком совсем рядом с оборудованием перехода и что-то черкал в толстом блокноте. Когда я к нему подошел, он поднял на меня глаза и немного грустно произнес:

- Я тут подсчитал и прикинул то, что нам понадобится на первое время. Выходит очень много - детекторы, местные препараты для выведения радиации из организмы, новые костюмы. Плюс, эти ученые требуют поскорее начать поставку артефактов и мутантов. Некоторые из них желательно, живыми.

- Интересно какие, - проговорил я, - Бюреров, контролеров, а может сразу на химеру замахнемся? Ни один мутант не проживет за пределами Зоны, очень быстро сдохнет от нехватки местной аномальной энергии. Артефакты… тут могу помочь.

Я достал из контейнера “мясо”, приобретенное в качестве трофея у грешников и протянул его Сухому. Тот в некотором замешательстве принял у меня из рук артефакт и уставился на него.

- Артефакт? - спросил он меня, не сводя напряженного взгляда с последнего, - Как называется?

- Ломоть мяса, - спокойно ответил я, передавая ему контейнер, - Помогает заживлять раны, усиливая регенерацию в десятки раз. Очень дорогой… то есть, в пределах разумного., для новичка ценный, а для сталкера вроде меня уже середнячок. Встречается редко и немного радиоактивен.

- Что ты молчал…, - ругнулся Сухой, скидывая артефакт с ладони в контейнер и закручивая крышку, - с этого и надо было начинать, то, что он радиоактивный.

- Успокойся, Сухой, ты в Зоне и надо привыкать, что радиация тут повсеместно, - проговорил я, раскрывая свою рюкзак и доставая из него несколько предметов, - Кроме артефакта можешь передать ученым вот это.

- Что именно? - посмотрел старший на несколько шприцев и коробочек, лежащих на столе и не делая попыток взять их в руки.

- Антирадин, аптечка научная, энергетик для сталкеров, - принялся перечислять я, - Кстати, тут еще и костюм имеется с научной базы. По любому у тебя есть указание добыть местные образцы, как лекарств, так и снаряжения.

- Есть, конечно, - вздохнул Сухой, - Куда без этого.

- Вот и предоставишь им, - проговорил я, - Можешь прямо сейчас. Еще и благодарность получишь за такую оперативность.

- Получу, как же, - хмуро проговорил Сухой, - А если буду бежать медленно, то догонят и еще добавят. Скажут, если сумел так быстро все это доставить, то давай торопись с оставшимся. Нет, уж, я подожду несколько деньков и только потом понемногу перешлю туда.

Сухой на последнем слова ткнул пальцем в столб света и сгреб все предметы в большой металлический ящик с навесным тяжелым замком. Напоминает сейф из старых контор, который стащить с места можно не менее чем втроем. Интересно как они его сюда затащили, ведь по габаритам излучателя он едва вмещается? Из любопытства пригляделся к ящику-сейфу и догадался. Судя по свежим сварным швам, его изготовили прямо на месте из толстых листов стали. Лихо работают ребятки, такими темпами тут скоро контора образуется.

- Кстати, - перевел я внимание с сейфа на Сухого, - Скажи своим парням, чтобы позабыли свои уставные привычки и обращения. Спалитесь, что вы военные и тогда дело труба. Сталкеры не захотят иметь с вами дела, а местные государственные службы и армия наоборот, заинтересуются.

- Скажу, - кивнул Сухой, ладно, с этим закончили. Я тебя попросил разбудить вот для чего - мы выходить наружу собираемся. Осмотреться на местности, начать обустройство базы…

- Понятно, не терпится вкусить романтики Зоны, - усмехнулся я, - Тогда я готов буду через десяток минут. Только перекушу и попью водички.

Сухой согласно кивнул и отпустил меня кивком головы, вновь став черкать непонятные закорючки в своем блокноте. Оставив в покое старшего местной базы, я вернулся в свой угол, где уже сидели пробудившиеся Хват и Леший, и достал сухпай.

- Сейчас выходить наружу будем, - закусывая галетами тушенное мясо из банки, пробубнил я, - Рубайте в темпе, но не набивайте сильно живот. Вдруг понадобится бегать, а с набитым брюхом это делать проблематично. Да, и внимание от чувства сытости притупляется. Хотя об этом должны знать, не маленькие и пороха понюхали.

Когда я закончил свой завтрак, бойцы ждали только меня. Уже была приготовлена штурмовая группа из парочки крепкий парней с ПКМом и дробовиком в руках. Кроме комбезов, на них еще и тяжелые бронежилеты с длинными фартуками навесили. Освободив люк от засова, я немного приподнял его и осмотрелся по сторонам. В помещение царил сумрак. Видимость была не самая хорошая, но достаточная, чтобы рассмотреть отсутствие мутантов. Детектор так же молчал, не фиксируя в ближайших двадцати метрах аномальные формы жизни.

- Выхожу, - тихим голосом сообщил я бойцам, дышащим мне в затылок и толкнул крышку люка вверх, - Чисто.

Как только я оказался в на первом этаже, немедленно ушел назад и в строну, держа в поле видимости дверь на улицу и в соседнюю комнату вместе с единственным окном. Очень удачно получилось, что все они располагались в двух примыкавших друг к другу стенах, не заставляя крутиться волчком, чтобы смотреть еще и за выходами, что за спиною могли быть. Следом выскочили словно чертики из коробочки бойцы, немедленно взявшими под контроль двери, а там уже и прочие подтянулись, оставив двоих солдат на охрану прибора перехода.

- На улице собака,- донеслось до меня от одного из бойцов, - Вроде, слепой пес.

Протолкнувшись к двери я констатировал факт, что говоривший был прав. Метрах в пятидесяти вдоль улицы брел слепец, понурив голову и издавая тихие скулящие звуки.

- Что делать? - это уже Сухой спросил, обращаясь ко мне.

- Валите, - пожал я плечами, - Всех мутантов в пределах видимости отстреливайте. Если подтянуться сталкеры, в длительные дискуссии не вдавайтесь. Скажите, мол, встали лагерем в этой деревне, теперь это наша база. Сталкеры поймут. Вести будут потише и поспокойнее. Ну, а если придут конкретные отморозки вроде “грешников” этих валите без разговоров. Вам еще спасибо скажут.

Повернулся к Сухому и повторил уже лично для него:

- Когда меня тут не будет, не старайтесь вести дела со всеми пришедшими. Те же “грешники” могут заслать разведчиков для выявления обстановки и попытаться напасть пока вас тут немного. Этих уродов стреляйте при первой же возможности. Они хуже боевиков, что Чечне нашим головы режут.

Сухой кивнул, давая понять, что принял мои слова к сведению. Вот и отлично, а то чувствую, что не долго мне сидеть на этой базе и трепаться о жизни с новоприбывшими. Отправит, как пить дать, отправит меня Сухой за артефактами и местными эксклюзивными экземплярами снаряжения и аппаратуры, вроде тех же ПДА, детекторов и приборов подавления ментальных волн. Не удивлюсь, что еще скажут сообщать о новом клане всем встречным и поперечным, чтобы шли сюда и продавали артефакты, делились новостями и слухами. Может, наймут себе несколько человек не открывая тайну своего появления и не допуская к аппаратуре в подвале. Но это вряд ли, по крайней мере, не сейчас и не здесь. Если и придут к такому решению, то набор начнут на другую базу в дальнем углу Зоны.

Глава 9

До вечера мы работали, как проклятые, обустраивая свое новое место жительства. Через портал народ перетащил уйму всякого барахла включая стальные листы и уголки для ставень на окна. На входную дверь не поскупились протащить цельноразмерный четырех миллиметровый лист, который немедленно приткнули на место. В нем прорезали узкую смотровую щель, прикрываемую заслонкой. Впрочем, такие смотровые бойницы сделали во всех ставнях, которыми прикрыли окна, часть из которых попросту заложили. Разобрали старую лестницу на второй этаж, которая скрипела при каждом шаге, норовя развалиться в любой момент и поставили новую из широких металлических уголков и арматуры. Одновременно с превращением здания в неприступную точку, несколько человек в подвале сооружали отдельное помещение для аппаратуры перехода, закрыв ее сплошной стеной из металлических листов с небольшой дверкой с кодовым замком.

В момент такой переделки дома я пришел к мнению, что дом просто не мог быть жилищем обычного человека, да и на сельсовет он не тянул - через чур капитально был построен, а такие учреждения чаще всего ютились в обычных бревенчатых срубах, а тут от пола, до потолка все залито бетонном. Поинтересовавшись у Сухого по этому поводу, я получил вот такой ответ:

- А тут было нечто вроде конспиративной базы у КГБ на случай неожиданных народных волнений и восстаний. Базировалась какая-то контора вроде приемки “рогов и копыт”, а укомплектована на половину - человека два или три - из комитетчиков. В подвале имелся запас оружия и патронов для мобилизованных верных людей. Думается, что это оружие пошло после взрыва не в ту сторону, так как у себя не смогли отыскать никаких ссылок, что оно вывозилось после взрыва. Скорее всего, после первого взрыва решили все оставить, как есть, а после второго - уже поздно стало.

- Обалдеть, - только и смог я выдавить из себя, - Получается, что такие базы могут быть и в нашем мире в самом обычном деревенском здание?

- Сейчас, навряд ли, - отрицательно покачал головою Сухой, - Накладно слишком, да и нет доверия к современным работникам, которые слишком часто меняют свое место работы. Кстати, у меня к тебе есть разговор насчет дальнейших действий.

Начинается, подумалось мне с тоскою, вот и первое указание - пойди туда и принеси то. В слух я это не стал произносить, изобразив на лице готовность все выслушать и выполнить.

- Тебе с Хватом и Лешим предстоит пройтись по округе и поискать артефакты. Заодно заскочить к сталкерам на их базы и пораспрашивать насчет продажи снаряжения. Костюмы нам нужны очень. Сам понимаешь, - произнес Сухой, - В этих только вдоль ближайшей улочке пробираться, таясь в кустах при малейшем шорохе. А когда там наши ученые научаться производить местные аналоги - вилами на воде писано. Кроме этого, таскать все электронные приборы, что сможете достать.

- Так мы превратимся в коммивояжеров, - недовольно пробурчал я, совершенно не обрадованный складывающейся перспективой челноком мотаться между баз и таскать различные предметы, - Лучше с артефактов начнем понемногу. Все равно покупать на что-то надо - свои сбережения я ни за какие коврижки государству не дам, пусть хоть и будут обещать все вернуть.

- Это плохо, - почесал затылок Сухой, стянув с головы каску, - Насчет артефактов имею ввиду. Если их продавать, то что мы передавать будем своим ученым?

- Передадим, не волнуйся, - успокаивающе произнес я, - Медузы и грави имеют не самую большую цену, так что таскать их к торговцам не имеет смысла. Это новичкам надо толкать все, что найдут для патронов и снаряжения с оружием, а у нас все это на прямых поставках. Ты при очередной связи с начальством предложи торговать оружием за артефакты. Я сообщу кому следует, что новый клан появился и к вам потянуться. Для начала только бартер - артефакт на оружие и патроны. Потом развернемся, но для этого нужен кто из понимающих в этом деле, тот, кто с деньгой дружит.

- Хорошо, - согласился со мною Сухой, - Тогда вот что еще… Если к тебе будут обращаться с некими заданиями, то сообщи мне на ПДА об их характере, пусть приблизительном, но хоть что-то.

- О каких заданиях ты толкуешь, - нахмурился я, - И откуда у тебя ПДА?

- ПДА я забрал у Хвата с Лешим, ты им еще прикупишь, а без связи не хочу оставаться, - невозмутимо произнес Сухой, - А насчет заданий скажу тебе вот что: все схожие с предыдущим, когда ты вел научную группу к лаборатории. Вдруг, тебе эти, м-мм, Ирина или Черский что-то новое предложат.

- Ну-у ты и жук, Сухой, - покачал я головою, - ПДА денег стоят и очень неплохих. На парочку уйдет приличная сумма. Кстати, Ирина мне уже предлагала работу, когда я заскакивал на базу на Янтаре. Она там заместитель Сахарова и решает почти все вопросы, так что получить костюм по старым долгам получилось легко. Там-то она и предложила мне принести некие материалы на компе из свалившегося в Рыжем лесу вертолета. Только я отказался.

- Зря, - решительно тряхнул головою Сухой, - Вернись к ней на базу и попробуй упросить ее, чтобы она эту миссию дала тебе.

- Тебе-то зачем это нужно, Сухой, - уже жалея, что вообще упомянул про слова девушки я, - Все равно я верну все полученные данные и материалы только ей. Сказать, что они уничтожены или похищены не смогу - обман мне выйдет боком. Пусть она не узнает, но Зона не простит.

- Вы, сталкеры, с этой Зоной носитесь, словно с живым существом, - недовольно проговорил старший, - Не волнуйся, никто никого не будет обманывать. Считаем данные с жесткого диска и вернем тебе этот комп - неси на здоровье своей заказчице. А потом, не забывай чей ты на самом деле сотрудник.

- И что, - криво усмехнулся я, - Если взбунтуюсь, вы меня свяжете и отправите обратно? Не забывайте, что только я и Григорий могут перемещаться между мирами. Случись что с аппаратурой, то связь будет потерянна.

Несколько минут мы стояли перед друг другом и катали желваки. Потом Сухой примиряющее улыбнулся и хлопнул меня по плечу.

- Извини, Умник, привык, что все вокруг мои подчиненные, - проговорил он, - Вот и разговариваю с этой стороны. Но и ты меня должен понять - начальство дало строгие указания и не слезет с меня, пока я их не выполню. И требуют, заразы, чтобы я с выполнением их не тянул.

Фиг с тобою, золотая рыбка, подумалось мне, сейчас забуду про такой наезд, но в первый и последний раз. Согласно кивнув Сухому, давая понять, что все понимаю и осознаю, я распрощался и спустился в подвал. Там я собирался, как следует отдохнуть, так как принял решение выходить завтра утром. Отловив первого попавшегося бойца, я попросил его сообщить Хвату и Лешему, чтобы они с утра были рядом со мною, как штык, я завалился спать на удобные походные кровати, поставленные тут в пару ярусов. На этот раз меня не беспокоили ни сновидения, ни незнакомые бойцы с ранней побудкой. Выспавшись и позавтракав с утра как следует, я отыскал среди спящих своих напарников и потормошил каждого за плечо:

- Пора, мы скоро выходим.

Дав им время на приведения себя в порядок и принятие пищи (сообщал же, что с утра должны быть рядом, ну а если не успеют поесть, то это их проблемы - меньше спать надо), я пошел в сторону кодовой дверцы, скрывающей оборудование.

- Нельзя сюда, - отрицательно покачал головою боец, стоящий на охране, - Сухой запретил допускать кого-либо, кроме него.

- Мне он, как раз, и нужен, - зевнул, сказал я, - Он там, за дверью?

- Сухой уже час, как проснулся и сейчас находится наверху, ткнул пальцем в бетонный потолок парень, - Ищи его там.

- Понятно, - немного удивленно проговорил я, оставляя часового в покое. Вот это Сухой дает, ни свет ни заря на ногах и занят не пойми чем. Сказав своим напарникам, чтобы шустрили ложками со всей возможной скоростью, я поднялся наверх, собираясь сообщить Сухому о своем уходе.

Старший сталкер (да, уже сталкер, как и все пришедшие сюда через портал) находился на втором этаже и внимательно рассматривал потолок.

- Придется все менять, - заметив меня, проговорил он, - Потолок, матицы, стропила - все сгнило. Никакой защиты на случай нападения. Простая собака своими когтями за полминуты раздерет

- Предположим, - хмыкнул я, - Собаке сюда сложно добраться.

- Есть и другие мутанты, для которых высоты не преграда, - резонно произнес тот, - Ты чего хотел-то?

- Ухожу я, - пожал я плечами, - Беру Хвата с Лешим и выхожу на поиски артефактов.

- И данных с вертолета, - напомнил мне Сухой, - про это тоже не забывай.

Хорошо, хорошо, - кивнул я на его слова головою, - Пойду и к вертолету, только заскочу сначала в пару мест. Узнаю слухи, расспрошу про последние Выбросы - не было ли чего странного в них… да и так, по мелочи. Заодно про вас скажу, так что готовьтесь к приему первых гостей через несколько дней.

Распрощавшись с Сухим, я в сопровождение своих напарников, тронулся в путь. Время на часах было около десяти.

Опять пришлось топтать слизкую и неустойчивую землю болот. Кроме неприятного запаха пробирающегося сквозь фильтры, сильно досаждали тучи комаров. Нет, кусать они не кусали - не могли дотянуться до кожи, запрятанной под экипировку. Зато хватало психологического эффекта - едва слышимый звон и большое облако мелкой гнуси перед лицом вытаскивали из подсознания все неприятные моменты с ними связанные.

- А в книгах и играх про этих тварей ничего не говорилось, - буркнул Хват, говоря про комаров, - Лучше бы в реальности было точно также.

- Ага, - хмыкнул Леший, - Может тебе еще и расстояния игровые дать? А то ходить кругами надоело, когда можно все проскочить напрямую.

Тихие переговоры напарников я не стал пресекать. Пусть потрещат языком, если есть желание, тем более, что ни их внимании это не сказывается - уже пару раз замечали одновременно со мною аномалии, расположившиеся на нашем пути. А те, что остаются вне поля из зрения и наблюдательности, указываю я. Если так пойдет дальше, то через несколько месяцев - один или два - из парней выйдут неплохие сталкеры. Не мастера и, даже, не опытные ходоки, но уже не желторотые новички. Кстати, в этом выходе я настоял на том, чтобы Леший взял с собою “печенег” вместо своей импортной машинке. Точнее, я предлагал поменять на “миниган”, но такого аппарата не нашлось среди множества вещей, полученных из родного мира.

- Умник, - решил поменять тему, обратился ко мне Хват, - А мы сейчас куда идем?

- К “чистым” заскочим, - не поворачивая головы, ответил я, - Потом к Доктору заскочим. Есть у меня к нему несколько вопросов и предложений.

- К тому самому Доктору, тот, что зовется - болотным? - удивился сталкер.

Удивление его было понятно. Болотный Доктор отмечался только в печатных произведениях, да и там очень поверхностно. В игре про него не было слуху, ни духу. Легендарный сталкер, дошедший до Исполнителя Желаний и получивший от него подарок. Простой и честный человек, желающий всех облагодетельствовать, стал отличнейшим врачом, вот только по циничному отношению Зоны ко всем своим просителям, он перестал отличать своих пациентов. Мутанты и люди для него были одинаковыми и имели все возможности оказаться на медицинском операционном столе сразу после друг друга.

Вот только я не хотел ни сам лечиться, ни показывать своих напарников. Больше всего меня волновали мои новообретеные способности по управлению аномалиями. Может быть, Доктор даст мне пояснения по ним? Все-таки он является частью Зоны и ощущает все или почти все процессы на ее территории. Понятно дело, что ничего говорить своим спутникам не стал. Вообще ничего. Ведущий всегда прав, когда как дело ведомого подчиняться его командам. Выдав короткую биографию Доктора своим напарникам и указание держать язык за зубами, а руки подальше от оружия в присутствии Болотного Доктора, я велел всем замолчать.

Наша группа к этому времени приблизилась к старым железнодорожным путям, расположившимся по краю топей. Здесь обитали мародеры и многие изгнанники из кланов. Мерзкие индивидуумы, которых презирают сами бандиты. Если с теми еще можно вести конструктивный диалог, случись пропустить вступление стрельбою, то с мародерами и отщепенцами ничего такого не могло быть в принцип. Часто этот контингент становился ядром клана “грех” после очередного его искоренения.

Без встречи с этими отморозками мне обойтись не удалось. Возле самой тропы, ведущей мимо топей к центру болот и базе “Чистого неба” сидели двое. Один щеголял в простом, самой легкой модификации, сталкерском комбезе. Второй был одет в кожаную куртку с легким бронником поверх нее и натовском кевларовом шлеме. У обоих в руках находились “сучки” с поцарапанными и обколотыми от лака деревянными накладками цевья.

- Что делать будем, Умник, - прошептал мне на ухо Леший, - Попробуем обойти?

- Негде, ответил я ему, напряженно обдумывая сложившуюся ситуацию, - Или открытое место при переходе или аномалии с “окнами” в трясине.

Наша троица лежала в кустах примерно в пятидесяти метрах от противников, которые о нас не подозревали. Эх, будь здесь один охранник, то его уничтожение прошло бы намного легче - снять одного без шума проще стократно, чем парочку в прямой видимости друг друга. Использование глушителя отбросил немедленно - звук все равно дойдем до прочих приятелей этой сладкой парочки. М-да, вот задачка.

- Умник, - прервал мои размышления Хват, - Давай мы с Лешим этих уродов в ножи возьмем. Ты не волнуйся, мы это умеем делать очень хорошо.

- Ножами? - переспросил я, - Можно попробовать, вот только сможете? Все-таки резать часовых в камуфляже не одно и то же делать это в тяжелом костюме сталкера.

- Не боись, - тихо, почти бесшумно хохотнул Хват, - Нас это не слишком затруднит.

Два бойца разошлись полукругом, чтобы напасть с разных сторон на мародеров, вдавливая животами мелкие камешки в сырую почву. Сам я остался на прикрытии, прижавшись щекой к сырой и гладкой поверхности пулеметного приклада. Все ж, “печенег” по убойнее будет в плане огневого прикрытия, чем мой АЕК. Тем более, что винтовочная пуля намного лучше себя покажет при стрельбе по укрытию мародеров. А тусовались те в двух больших вагонах-теплушках. Неизвестно каким образом эти вагоны были поставлены боками друг другу. Мародеры разобрали у них примыкающие стены, получив помещение с очень обширной площадью. Боковые стены они обложили на уровень груди мешками с землей, получив неплохое противопульное убежище (на территории Зоны этого вполне хватало, так как желающих бродить с РПГ тут было мало, а ВОГи таким укрытиям были не страшны, если не влетами вовнутрь).

Выбранные на убой мародеры, продолжали спокойно сидеть и трещать о чем-то своем, еще не подозревая о приближающейся смерти. Глядя на действия своих спутников я испытывал чувство гордости и зависти. В тяжелых комбезах они умудрялись двигаться легко и непринужденно, не привлекая внимания к себе шумом. Только в самый последний момент часовые почувствовали неладное и зашевелились. Вот только вместе немедленной подачи сигнала, она попробовали оглядеться по сторонам. Две черные фигуры (комбезы и так были темные, а время на болотах вообще превратило их “смолистые”) возникли рядом с мародерами и синхронно взмахнули ножами, зажимая противникам рты. Как только тела противников упали на землю, еще подергиваясь в последних судорогах, я подорвался с места, захватив с собою вещи напарников.

- Ходу, ходу, - проговорил я, - Передавая оружие и рюкзаки парням. В любой момент могут появиться враги из сменщики или просто выглянуть кто-то из кустов.

Вот только Леший последовал моему приказу не сразу. Едва получив свой рюкзак и закинув его за спину, он выдернул из одной гранаты кольцо и подложил ее под небольшой плоский камешек рядом с трупами. Причем он сделал это так, что этот булыжник вполне четко просматривался, но не привлекал к себе излишнего подозрительного внимания.

- Вдруг кто из тех, - кивнул на вагоны, произнес Леший, - От злости захочет пнуть по ближайшему предмету. Заодно и внимание отвлечет, отобьет желание преследовать.

После этого он принял пулемет у меня и встал замыкающим в нашу небольшую колону. Мы успели отдалится на километр, когда позади послышался негромкий взрыв и донеслись несколько суматошных очередей. Наверное, мародеров напугал взрыв, вызвавший у них бессмысленную пальбу по кустах. Хе, нам же лучше - времени лишнего даст.

База “Чистого неба” располагалась на небольшом островке, окруженном непроходимыми топями. Вздумай сюда сунуться посторонний без проводника, то одним неизвестным утопленником стало бы больше. Чтобы попасть на прием к главе клана, следовало сначала заручиться помощью одного из проводников. Вот и маячили мы возле начала гати, терпеливо дожидаясь внимания одного из “чистых”. К моему большому сожалению, в моем новом ПДА не было номера ни одного из знакомых сталкеров этого клана. Честно говоря - вообще не было почти ни одного номера, не считая полученного у Ирины в бункере.

- Долго нам тут еще стоять, Умник? - пробурчал Хват, переступая с ноги а ногу в небольшой луже.

- Действительно, Умник, - подхватил Леший, - Может самим стоит попробовать дойти? Настил вот он, доски неплохие, должны выдержать нас…

- Было бы так все просто, то и помощь местных проводников не понадобилась - знай себе иди и иди, - усмехнулся, - Вот только эта гать ведет совершенно в другое место, да местами аномалиями “заражена”. Не торопите события, до вечера тут по любому должен пройти хоть один человек, вот и уговорим нас проводить.

Ждать до вечера не пришлось. Уже через пару часов (хотя, к этому времени до вечерних сумерек осталось немного) из зарослей камыша вышел пара сталкеров, облаченных с узнаваемые легкие комбинезоны “чистого неба”. Заметив нас, один из парочки остановился на месте, второй же направился к нам.

- С чем пожаловали? - не поздоровавшись, спросил мужчина лет тридцати на вид с худым лицом нездорового вида. Если подумать, то откуда возьмется здоровье на болотах?

- К Новикову я иду, - дружелюбно проговорил я, - У меня есть к нему дело, да и сам он меня достаточно хорошо знает, как и многие из твоих товарищей. Умник я.

Выслушав меня, сталкер отщелкал короткую фразу на ПДА и дождался ответа. Прочитав пришедшие строчки, он непонятно хмыкнул, но в его тоне, когда он вновь обратился ко мне, уже не было такого напряжения и недовольства.

- Пройти хочешь на базу? - не понятно произнес тот, то ли спрашивая, то ли констатируя факт, - Ладно, проведу, только на головы оденьте эти мешки и выполняйте мои указания слово в слово.

Сталкер достал из рюкзака три очень тонких и невесомых мешка из непрозрачного материала и помог нам закрепить на своих головах.

- Шпионы, блин, - не смог удержаться и промолчать, проговорил Хват, разом теряя видимость, - Еще бы пароль придумали: “Алекс - Юстасу - грузите апельсины бочками”.

Как я и говорил парням, по гати мы прошли не более сотни шагов, потом под нашими ногами затрещал ранее смятый чужими ногами камыш, и захлюпала вода. Вся дорога заняла минут пятнадцать и это только из-за того, что наша троица замедляла движение. В одиночку, тот же проводник должен был проходить ее раза в два быстрее. За весь путь он выдал несколько фраз по типу: “аккуратнее, тут гравиконцентрат притаился” или “жарка парит, смотрите не сваритесь”.

- Все, давайте сюда мешки и можете идти общаться с Новиковым, - сухо проговорил сталкер, когда мы вышли из сырой зоны и под ногами стала ощущаться твердая земля, - Обратно пойдете - обратитесь к Самсону.

Когда я стянул с головы мешок, перед моими глазами возникла уже знакомая по прежним посещениям картинка. Выжженный по всему островку камыш, металлические трубы, набитые в землю и обтянутые витками “колючки” и “егозы”, за этой нехитрой оборонительной линией стояли несколько невзрачных жилищ - помесь шалаша и сарая.

- Однако, не Олимпийский городок, - скептически произнес Хват, рассматривая открывшееся перед ним зрелище, - Совсем не тот уровень.

- Для местных условий, это намного лучше, - весело проговорил я и направился в сторону строений, - Я к технику, а вы пока посидите вон там, под навесом. Пивка возьмите, что ли, или водочки. Только без излишней увлеченности и азарта. Заодно прислушайтесь к местным разговорам и не болтайте сами.

Отправив своих спутников в сторону местного бара на открытом воздухе, я повернул на лево и прошел сквозь узенькую калиточку возле поднятого на сваях домика-избушки. Вот сколько тут бываю, общаюсь со сталкерами, но еще ни разу не видел чтобы вода доходила вообще до острова, не говоря про дома. Мутная, мечтами вонючая до тошноты местная водичка всегда стояла на одном уровне. Из всего этого мне было непонятен вид домов на сваях, которые доходили до полутора метров. Или это замена фундаменту?

Новиков сидел на своем месте и, судя по виду, откровенно скучал. Когда я стянул маску, он удивленно посмотрел на меня, а потом радостно заржал.

- Умник, твою в качель, где пропадал-то? - от избытка чувств он хлопнул себя по коленям, потом резко вскочил и протянул широкую ладонь для пожатия, - Поговаривали, что ты то ли ушел на покой, то ли вовсе сгинул.

Ответив на приветствие техника, я покойно уселся на ближайший табурет:

- Всего лишь отдохнул маленько, а тут уже целая картина маслом - сбег, сгинул. Лучше расскажи, как твои дела движутся - апгрейдишь помаленьку?

- Какой там, - отмахнулся тот от моего предположения, - Из новичков никто не имеет больших бабок, чтобы ко мне обращаться, а все старики уже давно получили желаемое. Свои стволы берегут пуще глаза и не собираются с ними расставаться. Ты и сам, гляжу, все со своим старичком “кокшаровым” бродишь.

- Куда же без него, - развел я руками, - Кстати, скоро у тебя будет наплыв клиентов. Тут неподалеку новый клан поселился. Пока немного, но грозятся расшириться до базы и нескольких небольших анклавов или блок-постов. Говорю тебе по секрету, так что не трепись со своими. Сообщи им об этих сталкерах через несколько дней, как раз новички обживутся будут готовы к приему гостей.

- Далеко поселились, - деловито поинтересовался Новиков, - В болотах, что ли?

- Не-а, - отрицательно покачал я головою, подальше немного. В одной из старых деревень, там еще один дом из кирпича сложен на два этажа.

- Знаю, кивнул мне собеседник, - Считай, соседи. Значит, говоришь, ко мне могут прийти?

- Угу, - откликнулся, - Ваш клан самый ближний, если не считать Янтарь с учеными, но там нет техника. Так что, готовься засучить рукава и работать, работать, работать. Вот только чем они рассчитываться будут - не знаю. С собою притащили кучу оружия, бронежилетов и прочего барахла. Артефакты толком еще не умеют находить.

- Боеприпасами возьму, - отмахнулся Новиков, - Это добро требуется всегда и в огромных количествах. Толкнут Суслову патроны и гранаты, а на выручку ко мне заглянут. Вот только мне интересно…

- Что именно? - переспросил я, замолчавшего сталкера, - Что тебя беспокоит?

- Как такая кодла народу мимо проскочила, - почесал собеседник кончик носа, - Про караваны за последнее время до меня не доходило ни одного слуха. Точнее, в нашу местность ни одного каравана или большой группы народу не заскакивало.

- А-а, - облегченно протянул я, - Вот что тебе интересно. Большую часть провел я по малолюдным местам, часть сама пробралась, а, может, другие проводники тут помогли - разве кто скажет.

- Хорошо заплатили, - усмехнулся техник, - По любому все так и есть?

- Неплохо, - уклончиво сказал я, - Кстати, у меня к тебе есть одно дельце.

- Понятно дело, - усмехнулся техник, - Ко мне просто так, потрепаться и лясы поточить мало кто заглядывает. Давай, выкладывай свое дело.

Я выложил на стол контейнер с “огненным шаром” и высказал свое предложение.

- Ты даешь, - Новиков потер лоб, отмеченный большой залысиной, - За простой шар три прибора!

- “Шар” - задаток, - веско проговорил я, - Как только смогу раздобыть что поценнее, то немедленно расплачусь. Или передам сумму через других торговцев и посредников.

Новиков бросил взгляд на артефакт, потом еще раз провел ладонью по голове и согласно кивнул:

- Уговорил, зараза, получишь свои приборы. Но только ради тебя - слово умеешь держать и не тянешь с расчетом.

- А то ж, - улыбнулся я, довольный результатом разговора, - Только ты их в костюмы наши засунь, хорошо? Неудобно носить, если их поверх шлемов цеплять.

- Дайте мне водички, напиться, а то так жрать хотца, что переночевать негде, - проворчал Новиков, но уже больше так, просто чтобы не молчать, - Ладно и это сделаю.

Глава 10

Уходили мы с территории “чистого неба” утром, переночевав в одном из строений на сваях. За ночь Новиков отлично справился со своей работой, передав нам три костюма с вделанными в них приборами подавления агрессивных ментальных волн. Теперь мы могли противостоять атаке контролера и продержаться на территории комплекса на Янтаре, где работает установка пси-волн намного дольше.

- Интересная штука, - проговорил Хват, касаясь пальцами своего шлема, где был упрятан прибор, - Я думал, что его можно получить только у ученых на Янтаре.

- Можно и у них, - кивнул я, - Только там я отоварился костюмом и пришлось рассчитывать, что смогу достать их здесь. “Чистое небо” является кланом, который содержится по большей мере на средства ученых. Очень тесно общается с последними и выполняет их указания. Половина всех рейдов этих сталкеров в Зоне, связаны именно с заказами научных руководителей. Поэтому и можно найти у “чисты” аптечки и оборудование, что встречается только на научных базах.

- Тоже в счет долг взял, - проговорил Леший, - Ну, эти приборы?

- Нет, - отрицательно покачал я головою, - Скорее, сам оказался должен. Ничего, рассчитываю, что расплачусь быстро.

- Сейчас к Доктору? - Хват задал вопрос и вопросительно уставился на меня, видимо подразумевая, не пойдем ли мы еще через очередную сталкерскую базу или другое не менее значимое место.

- К Доктору, кивнул я и решил свернуть разговор, - Хватит языками болтать. Скоро начнутся очень опасные места, где нам придется вертеть головою на триста шестьдесят градусов во все сторону.

А повертеть пришлось порядочно. Не прошло и полчаса, как впереди захлюпала вода под тяжелыми ногами и нам на встречу выскочила непонятная образина. Больше всего она походила на тритона, вставшего на задние лапы. То же оранжевое брюшко в пятнах, тело и плоский хвост, волочившийся позади. Вот рост этой твари - около двух метров и пасть способная заглотить мою голову без проблем, указывали на то, что без Зоны тут не обошлось.

- Что за хренотень это такая, - просипел позади меня Хват, - Ничего похожего до этого не видел и не слышал?

- Я и сам впервые такою вижу, - напряжено ответил я, - Неужели после Выброса новые твари появились?

- Такое может быть? - это уже встрял Леший, беря нового мутанта на прицел пулемета. До этого он стоял метрах в пятнадцати от нас, не делая попыток напасть на нашу троицу. Как только сталкер направил на него свое оружие, тварь занервничала, сгорбилась, готовясь опуститься на все четыре лапы (до этого она передвигалась на задних, лишь изредка помогая себе передними). Мало того, по ее шкуре прошла небольшая рябь, словно зажив отдельной жизнью. Пара секунд потребовалось мутанту, чтобы изменить свой “покрой”. На наших изумленных глазах, тварь обзавелась мелкими чешуйками, которые покрыли ее тело от носа, до хвоста.

- Ничего себе трансформер, - присвистнул Хват, - Интересно, а пуля пробьет эту шкурку или как?

Вот только давать ему шанс проверить это я не собирался. Оставив автомат свободно болтаться на груди, я положил ладони на оружие спутников и опустил их стволы к земле.

- Ты чего, Умник? - удивленно спросил Леший, - Стрелять надо, пока она не набросилась на нас.

- Не стоит, - покачал я головою, - Если мутант не напал на нас сразу, то есть вероятность, что и дальше не тронет. Лучше обойдем его стороною - целей останемся.

Напарники решили не вступать в дискуссию в прямой видимости мутанта, но в глазах я прочитал сомнение в своих умственных способностях. Опустив стволы оружия немного вниз, но продолжая держать его в руках, парни пошли по моим следам. Через пару сотен шагов, почти завершив дугу по обходу неизвестной твари, я обернулся и бросил последний взгляд на ранее не виданного мутанта. Тот продолжал стоять на прежнем месте, но уже не в одиночестве - в пяти метрах от него располагалась еще одна тварь, сидевшая по собачьи и внимательно смотревшая нам в спину.

- Вот это гадство, - напряженно произнес Хват, проследив за моим взглядом, - Две штуки!

- А где две, там и три, - кивнул я головою на его слова, - Чтобы было с нами, вздумай открыть огонь по первому мутанту… сами догадаетесь?

Судя по молчанию и растерянному сопению парней, они догадались. Решив не затягивать время на дорогу и не отвлекаться на разговор, я оставил обсуждение мутантов на потом, когда сможем устроить долгий привал. Весь оставшийся путь мы тревожно всматривались в заросли камышей и кустов, а крохотные рощицы Одно название с трудом подходящее к десятку стволов) низкорослых корявых деревьев и вовсе обходили стороною. Появление неизвестных мутантов изрядно выбило из колеи меня и моих напарников. Одно дело столкнуться с известным, пусть и опасным противником, другое - обнаружить у себя на пути нового мутанта с незнакомыми привычками и нетипичным поведением.

Только за километр до дома Доктора я смог перевести дух. Эта территория считалась вроде бы как нейтральной, и порядок на ней поддерживался Болотным Доктором со всей возможной строгостью. Сталкер мог наказать, вплоть до смерти любого нарушившего правило оставить свары за пределами этой территории. Сообщив парням об этом, я повесил автомат (расстегнув клапан кобуры с пистолетом) за спину от греха подальше и уже более спокойно двинулся по едва заметной стежке.

Дом Доктора представлял самое обычное жилище, стандартное для данной местности когда тут еще проживали люди. Дом-пятистенка с четырехскатной крышей покрытой кровельным железом. Пяток застекленных окон, небольшое крыльцо. Даже старая, вросшая в землю и бурьян по крышу собачья будка имелась. Все, как у людей. Вот только вместо беспородной “дворовой сторожевой”, возле крыльца сидели два чернобыльский пса, каждый ростом превышавших метр в холке.

Как только до крыльца осталось с десяток шагов, входная дверь распахнулась и из дома вышел сам владелец.

- Здравствуйте, господа, - вежливо произнес Доктор, - Чему могу быть обязан?

- Здравствуйте, Доктор, - ответил я на приветствие хозяина, - У меня к вам просьба и небольшой разговор, очень важный для меня. И консультация, заодно, по поводу моего самочувствия.

- Вот даже как, - прищурился собеседник, разглядывая нас, - Умник, если не ошибаюсь?

- Угу, - кивнул я ему, - Пару раз я обращался к вам за помощью несколько месяцев назад.

- Проходите, - повернулся он к нам спиною, входя в доим и оставляя открытой дверь, - Только не забудьте снять обувь и почистить костюмы.

Проходя мимо пары мутантов, я почувствовал, как по спине скатилась холодная струйка пота. Вздумай им прийти в голову мысль о нападении и я не смогу защититься. Два пса на таком расстоянии и таких размеров разделают под орех всю нашу троицу. Думается, что подобные мысли посещали не только меня, по крайний мере парни старались пройти мимо этих тварей так, чтобы иметь побольше пространства для маневра. В итоге едва не сломали перила в левой стороны крылечка (справой расположились мутанты). Пока переобувались, чистили одежду и складывали в углу рюкзаки с оружием, Хват с Лешим шепотом выражали недовольство моим желанием навестить сумасшедшего сталкера.

- А если он решит скормить нас своим тварям, - бубнил Хват, яростно елозя щеткой по моей спине, стараясь убрать засохшую грязь, - Что тогда, мы же без оружия и сопротивляться толком не сможем?

- У Доктора ты в безопасности, если первым не нарушишь правили гостеприимства, - терпеливо объяснял я народу, - Слушай, смотри и молчи вот все, что от тебя требуется. Все, хватить скрести мне костюм - дырку протрешь, пора в комнату заходить.

Комната была просторная и очень аккуратная, везде чистота и порядок. Совмещала она в себе и спальню с залом и кухню. Следующая дверь вела в соседнее помещение, в котором располагалась приемная, а за ней - медицинский кабинет со всевозможной аппаратурой и инструментами.

- Так о чем ты хотел проконсультироваться? - задал вопрос Доктор, когда мы вошли в комнату. Сам он сейчас сидел на простой табуретке за столом, немного откинувшись назад (как это можно проделать не ощущая стеснения на табурете без спинки - не представляю) и сложив ладони на животе.

- Если можно, то я хотел бы наедине поговорить, - оглянувшись на своих спутников, произнес я, - Это может быть интересно и тебе.

- Вот даже как? - приподнял одну бровь собеседник, - Хорошо, следуй за мною.

Вместе с Доктором, оставив парней в гордом одиночестве теряться в догадках, я прошел в приемную, где Доктор предложил скинуть одежду и надеть на себя тонкие целлофановые бахилы и невесомый балахон зеленоватого цвета без рукавов.

- Так о чем ты хотел меня спросить, - задал вопрос Доктор, когда я стал похож на обычное пациента, которых великое множество лечится на стационаре в самых простых клиниках за линией периметра, - Подхватил какую заразу или облучился?

В последний раз прикинул все аргументы “за” и “против”, я рассказал собеседнику про получение новых свойств, начиная от сидения в тесной железной будке во время Выброса и заканчивая созданием прохода в аномалии.

- М-да, - помолчав несколько минут после окончания моего повествования, произнес Доктор, - Очень интересно, никогда с таким не сталкивался. Для некоторой проверке моих догадок, надо пройти короткой обследование, не против?

Я пожал плечами, не собираясь отказываться от предложенного, ведь именно за этим и пришел сюда. Тогда Доктор быстро поднялся со стула и махнул мне рукою, приглашая следовать за мною. Первым делом он сунул мне черные очки и ткнул пальцем в небольшой стеклянный “стакан” в человеческий рост высотою с кучей тонких ламп.

- Сначала пару минут прожаришься в ультрафиолете, чтобы не занести мне заразу в лабораторию, - произнес он, щелкая несколькими тумблерами, - Разденешься, зайдешь в аппарат и после ТОО, как раздастся писк, выйдешь и пройдешь в операционную. Там я покажу что дальше делать.

Пока стоял под жесткими, почти колючими невидимыми лучами (а может мне так показалось, до этого ничего подобного не делал и в соляриях не был, чтобы сравнить результат) в голове кружился ворох мыслей, словно кипа бумаги попавшая под шаловливые дуновения ветра. После писка, больше всего похожего на электронный звук таймера на будильнике, я перешел в соседнюю комнату и был уложен в почти такой же аппарат, только расположенный горизонтально. В нем я пролежал около десяти минут, совершенно не ощущая на себе постороннего воздействия - от ультрафиолета кожа у меня до сих пор немного чесалась и горела.

- Что ж, - произнес Доктор, сидя передо мною на стуле в приемной, после того, как все процедуры были закончены, - Могу обрадовать с мутацией, теперь можешь вступать в темный клан, возни такая мысль. С подобными способностями, вздумай ты о них поведать кому из их старших, сможешь рассчитывать на многое. Вот только военным и ученым не советую попадаться - разрежут на мелкие кусочки ради науки.

- Я стал мутантом? - горло сдавило на этой фразе и мне стоило больших усилий, чтобы произнести эти слова, - Но я, же жил вне Зоны, без аномальной энергии…

- Я сейчас все поясню, - успокаивающе поднял руку Доктор, - Твоя мутация особенная. Ты можешь тянуть энергию из аномалий и переносить ее на другое место. Та “карусель”, что ты создал дома забрала из тебя остатки аномальной энергии, вот поэтому ты и ощущал сильное недомогание после. Вспомни, при активации “пузырей” и ослабление “жарки” ты чувствовал слабость и боль в теле?

- Нет, - покачал я головою, - “Пузыри” и вовсе прошли незамеченными, а после “жарки” так, самую малость ослаб, но это можно списать и на переход.

- Вот, - поднял палец вверх собеседник, - Аномальная энергия растворенная в воздухе спасает от своеобразной перегрузки. Теперь главное - ты можешь создавать аномалии или расчищать место от них без неприятных последствий для своего организма только в том случае, если не будешь этим увлекаться. Тогда ты сможешь спокойно чувствовать себя и на территории Зоны и дома, за пределами периметра. Но чем больше будешь пропускать через себя аномальную энергию, тем сильнее у тебя будет развиваться ее зависимость. Под конец, ты станешь самым обычным темным с невозможностью покинуть Зону.

- Вот значит как, - проговорил я, - А как часто этим могу пользоваться, ну-у, новыми способностями? Аномалию, там, в день убрать, или одну в неделю…

Доктор сожалеюще развел руками в строну:

- Не могу знать, ты у меня пока один такой, уникум. Старайся не злоупотреблять просто так.

К своим спутникам я вышел в смешанных чувствах. С одной стороны я почти супер-пупер-мега-крутой-чувак, могу аномалии раскидывать в разные стороны и наоборот-закрывать за собою проходы в аномальных полях. Открывается перспектива добывать новые артефакты, ценные и крайне редкие, так как чаще всего располагаются в центре аномалий. Порою увидишь тот же “корень” или “мамины бусы”, сидящие в центре аномалии, вздохнешь тяжко и уйдешь восвояси. Конечно, через некоторое время аномалия пропадет, если она не постоянная и артефакт окажется досягаем, но когда это еще случится! А со своими новыми способностями могу развеять аномалию и спокойно забрать предмет себе. Вот только стоит ли собственное здоровье денег? Думается, что не стоит, зачем мне будут нужны толстые пачки банкнот, если окажусь заперт в просторной “клетке” Зоны?

- Собираемся, - бросил я парням, - Хватит пользоваться гостеприимством Доктора.

Сталкеры без слов поднялись с табуретов и вышли на улицу, прихватив свои вещи. Так же молча покинули территорию болот, в которой хозяйничал Доктор и только через пару часов Хват е выдержал и задал первый вопрос:

- Умник, что тебе Доктор сказал? Ведь ты узнавал про свое самочувствие, так, и вышел какой-то задумчивый…

- Сказал-то он все хорошее, - произнес я как можно спокойнее и безразличнее, - Так что можно мне не от чего волноваться

- А что именно ты хотел у него узнать, - продолжал допытываться Хват, - Если не секрет, конечно.

- Не секрет, - едва не послав этого любознатчика к такой-то матери прямым текстом, - Я опасался высокого уровня радиации. Все-таки я перешел в свой мир прямо из Зоны после долгого нахождения в ней, причем, часть пути и вовсе проделал без защитного снаряжения. Мог заполучить лучевую болезнь, о которой промолчали наши ученые дома или просто не смогли ее выявить - есть такие неприятные вещи, которые встречаются только тут, в Зоне, могут долго сидеть в теле, а потом резко вылезти и убить носителя в считанные дни - а Доктор мастер в таких вещах.

- А эти пакости настолько опасны? - спросил Леший.

- Очень, - кивнул я, - Могло быть и так, что пребывание в другом мире “подтолкнуло” спящие болячки и новое посещение аномальной области привело бы к их ураганному развитию. К счастью, Доктор посчитал меня самым здоровым пациентом за последнее время из обращающихся, отметив только повышенный уровень радиации.

Поездив, как следует по ушам своих спутников, я перевел разговор на другую тему, а точнее - начал их учить. Болото являлось удобным местом, чтобы выявлять аномалии без всяких подручных средств. Гравиконцентраты выглядели круглыми провалами в воде, словно некто поставил невидимую посудину в мутную местную жидкость. “карусели” выявлялись по видимым круговым волнам, словно тот же невидимка, что разбросал посуду помешивает поварешкой воду. Выстреливали мельчайшими, едва видимыми фонтанчиками “трамплины”. Вот только “жарки” и “электры” отсутствовали на болоте. Точнее, встречались они только на более менее сухих поверхностях, вроде того островка, мимо которого мы сейчас брели. Крохотный пяточек метров пятнадцати в поперечине, был черен от старой золы. Поселившаяся тут жарка, раз сработав, выжгла всю растительность, а ветер сдул получившийся пепел. Сейчас лысое черное пятно четко выделялось на окружающей местности.

- Очень опасно находиться в таких местах, спасаясь от выброса, - кивнул я головою в островок, - Даже если сможешь найти укрытие, никто не даст гарантии, что очередная “жарка” не возникнет среди зарослей камыша или тростника. Иногда такое зарево стоит, что полгоризонта светиться. Впрочем, такое я видел только пару раз, не любят такие аномалии эти места, им больше подавай открытую местность или просто свободную от влаги.

Пару раз нам приходилось переходить через места, пораженные кислотными испарениями. Такие территории выделялись по зеленоватому облаку ядовитых испарений, висевших метрах в трех над поверхностью. Неприятные места и очень коварные. Можно не заметить в дымке притаившегося “студня” и остаться без сапог или ног, в худшем случае. Да, и фильтры надо было выбрасывать, так как конденсат от ядовитого тумана разъедал тонкие защитные мембраны.

В одном месте, переходя узкую, метров в пять, протоку я едва не получил премию “светящегося человечка”. Едва я сделал пару шагов в воде, счетчик, до этого торопливо отбивающий рентгены, перешел на быструю дробь, а на третьем шаге и вовсе стал издавать один сплошной треск.

- Назад, - едва ли не одним прыжком вернулся я обратно и утащил за собою спутников, - Тут радиации хватит, чтобы сварить в крутую все яйца мира… это я про птичьи.

Горячее пятно пришлось обходить по дуге - протока была хоть и узкая, но длина-а-я. И вся сплошь зараженная, словно из под земли бил жидкий уран. Обход радиационного пятна занял изрядно времени и отклонил нашу группу с первоначального маршрута. Вот поэтому мы и оказались перед наступающими сумерками далеко от безопасных мест ночлега.

- Неужели мы тут будем ночевать? - удивленно спросил Хват, рассматривая огромную бетонную трубу, одним концом уходившую глубоко в землю, - До темноты еще час с лишним, а то и больше, можно попробовать найти подходящее места для привала, чем это.

- Чем оно тебе не нравиться, - светя ярким лучом фонарика вглубь трубы, - Место ничем не хуже других? А потом, до темноты мы не сможем выйти к по настоящему безопасным точкам, а все прочие - кстати, их совсем немного - ничем не отличаются от этой трубы.

- Тут все везде открыто, - в трубе придется сидеть в ряд, а это помешает нам нормально вести стрельбу, в случае чего. Еще и опасность возникает из-за отсутствия маневра, что нас тут накроют одной гранатою или очередью сметут…

- Ни один сумасшедший не начнет раскидываться гранами на болотах ночью, - терпеливо стал пояснять я сталкеру, - Подобраться к нам бесшумно, тоже не получиться - вода близко и щлепание по ней разносятся далеко. Один всегда на страже, двое других в это время отдыхают.

Мои доводы не слишком успокоили парней, в которых были вбиты совершено другие тактические навыки. Вот только ночлег на территории вероятного (или уже настоящего) противника совсем не то же, что ночевка в Зоне. Вроде стал полагать, что мои спутники понемногу учатся ремеслу сталкеру, а оказывается - совсем нет. Ладно, у нас еще времени полно, чтобы сделать из них настоящих ходоков за хабаром.

Ночь прошла тихо. Точнее, тишины не было - вокруг, где ближе, где дальше слышались крики тварей и прочие звуки, характерные для Зоны ночью, зато нас никто не побеспокоил, а это уже плюс. Позавтракав саморазогревающимися консервами и попив водички из фляги, наша троица тронулась в путь.

- Блин, - донеслось от никогда не смолкающего Хвата, - Посмотри кто сверху, из космоса на наши передвижения, то примет за слепых с нарушенной координацией.

- Почему ты так решил? - спросил его леший.

- Так наши передвижения напоминают заячьи бега - сплошные петли, возвращения на старое место, круги и спирали - прямого пути совершенно нет, - заметил Хват, - Нормальные люди так не ходят, вот и упомянул про калек.

- Хе, - вмешался я в их беседу, - нормальные люди вовсе в Зону не сунутся. Только таким, как мы вечно не сидится на мягком стуле. Только некоторых толкает вперед к приключениям нехватка адреналина дома и желание узнать все-все, а прочую часть - те же факторы, но только у других людей, сидящих повыше. Это я про наше руководство, если не понятно.

- Да понятно все, - махнул рукою Леший, - непонятно только куда мы сейчас идем?

- А идем мы в Рыжий лес, а дальше в Луганск и опять в Лес, - видя недоумение на лицах парней, я снизошел к пояснению, - Часть Рыжего леса закрыта и попасть можно только из города. Вот и приходиться идти через Лес, заходить в город и добираться через него в нужную точку. Прямых дорог, как заметил только что Хват, в зоне нет. Сталкера, как и волка, ноги кормят.

В самом деле, мы петляли так, что любой заяц обрежет уши до размеров ежика. Чтобы добраться до Рыжего Леса пришлось возвращаться почти по собственным следам, оставляя Янтарь восточнее. Ориентиром была небольшая речушка, сейчас неспешно протекающая в километре по левую руку. Она шла по краю болот, давая тем дополнительную влагу и огибала Рыжий Лес, чтобы потом слиться с еще одной и уже проложить русло рядом с Луганском. Честно сказать, влаги в Зоне хватало. После взрыва, чтобы отрава из Припяти не попала в прочие реки, в тот же Днепр, к примеру, были поставлены плотину. Воде некуда было деваться и Припять разлилась, образовав болота. Из нее же вышли несколько мелких речушек и ручьев, которые по новым руслам разошлись по Зоне. Именно рядом с такой новой речкой мы и шли сейчас.

Наконец-то мы вышли из болот и смогли с облегчением вздохнуть. Ноги больше не увязали в мягкой, податливой почве, густые заросли камыша не мешали обзору, и треск счетчика стал прежний - тихий и неторопливый. Сейчас наша троица брела по гребню небольших холмов, протянувшихся в нужном нам направлении. Поговаривали, что после второго взрыва тут образовался провал, который очень скоро схлопнулся, а эта гряда - последствие сжатия двух сторон пропасти. Стоит отметить, что в то время очень много происходило катаклизмов, которым во многом обязана Зона своим теперешним видом. Многие деревни и поселки исчезли со своих мест, чтобы появиться на новых, леса сгорали и на их местах вырастали непонятные корявые и узловатые посадки, появились несколько мелких сопок. Да что говорить, если из тридцати километровой зоны отчуждения, получившейся после первого взрыва, территория выросла в несколько раз!

- Вот это уже Рыжий Лес? - задал вопрос Хват, когда мы оставили в покое речку и перешли на новый маршрут, выведший нас к стене деревьев с характерной окраской листвы.

- Да, это Рыжий Лес, - кивнул я ему, осматривая окрестности через бинокль, - Хреновое местечко, если признаться, стаи мутантов встречаются на каждом третьем шаге. А про аномалии я и вовсе молчу - половина леса под этими образованиями.

Рыжий лес получил свое название из-за листвы. Сравнительно недалеко отсюда стоят мощные антенны, излучающие излучение наподобие того, что убивает сталкеров на Янтаре, да и, собственно, до Янтаря отсюда не так чтобы и далеко. Так вот, в определенные дни (где-то раз в неделю) эти антенны накапливают колоссальную мощь и выплескивают ее на лес. От таких “соляриев” деревья на веки вечные обзавелись коричнево-рыжей листвой, чем-то напоминая тополя в конце жаркого лета, когда их листья темнеют, сворачиваются и приобретают коричневатый оттенок. Издалека Рыжий лес сливался в одну сплошную полосу с медным оттенком.

- И нам туда нужно идти, - констатируя факт, тихо сказал Леший, - Неохота, если честно, нет тут другого пути?

- Другой путь есть, - ответил я, убирая бинокль, - Но он к нам не подходит, так что придется топать этим. Так, пока перекурите, а я сброшу одно сообщение - и так запоздал с ним, как бы, не оказаться ненужным.

В самом деле, со всеми этими походами к Доктору и размышлениями насчет своих новых свойств (слово “мутация” опасаюсь произносить) из головы вылетело, что надо связаться с Ириной и сообщить о своем согласии. Набрав нужный номер, полученный перед уходом из бункера ученых, я принялся ждать ответа. ПДА пропищал через долгих десять минут, выдав на дисплее короткую надпись: “Умник, это ты? Решился, значит?”.

“Решился, точные координаты у тебя есть?”.

“Да, сейчас перешлю”.

М-да, пронеслось у меня в голове, когда я глянул на полученное сообщение с местом падения вертолета. Если есть на свете настоящая несправедливость, Несправедливость с большой буквы, то она выскочила именно в данный момент. Хренова “вертушка” упала настолько неудачно, что даже специально это сделать было бы невозможно.

- Что там, - окликнул меня Хват, слыша мои недовольные чертыханья, - Что-то неприятное?

- Очень сильно неприятное, - хмуро ответил я, - Придется нам попотеть, чтобы выполнить задание.

Глава 11

Попотеть пришлось сразу же, с первых шагов по Лесу. Ветки были настолько густо увешаны космами рыжих волос, что в некоторых местах приходилось проползать на брюхе. Это было бы еще полбеды, если бы не наличие чудовищного количества аномалий прямо тут, под стволами этих самых деревьев. В одном месте путь преградила мешанина из поваленных стволов, очень сильно напомнив старые засеки на Руси, только в миниатюре.

- Что делать будем? - тяжело дыша, спросил Хват, с затаенной надеждой в голосе, что я укажу другой путь, попроще, Тут акробат переломает все руки-ноги, не говоря про нас в этих комбезах.

- Лезть, - хмыкнув, ответил я, - С той стороны аномалии, с другой тоже не очень чисто - долго не пройдем, как придется возвращаться назад, так зачем зря время терять. Рассчитываю, что сегодня дойдем до вертолета.

- До какого вертолета? - навострил уши Хват, - Ты про такое ничего не говорил.

- Да есть тут один такой, упал совсем недавно во время Выброса, - пояснил я обстановку, - В нем есть очень заманчивые сведения. Заманчивые как для местных, так и для наших.

- Откуда наши могут что-то знать, - удивился Леший, - Если они сами появились тут недавно?

- Меня попросили ученые на Янтаре, когда покупал костюм, - ответил я напарнику, - А я сдуру сообщил об этой просьбе Сухому. Вот тот и загорелся идеей считая, что все интересное и важное для местных структур, подойдет и нам.

- Сглупил, - качнул головою Хват и поднял указательный палец вверх, - Инициатива всегда поворачивает инициатора к себе задом и совершает очень непривлекательные действия.

Потом тяжко вздохнул, посмотрел на преграду и закончил свою речь:

- Фиг со всеми этими вертолетами, учеными и начальством, давайте лучше попробуем пройти тут.

А вот сделать это оказалось намного тяжелее, чем произнести эти слова. Стволы были скользкие от плесени и мха. Один раз, посчитав, что наступаю на твердую древесину, я едва не улетел вниз - кора под моей ногою неожиданно расползлась и сползла со ствола, а вслед за ней и мои ноги. Пришлось ухватываться за соседнее бревно сверху, обхватив его руками и немного повисеть в воздухе, пока не нашел опору.

- Уф, - донеслось со стороны Хвата, который полз следом за мною, - Я уж думал тебя ловить, а то шмякнулся бы вниз и тю-тю…

Напарник ткнул пальцем на землю под нагромождение стволов, где тихо потрескивала “электра”. Упади я в нее, то и костюм не спас бы. Остался бы только изжаренный и скорченный труп. Не самая приятная участь, честно сказать.

- Сам следи за тем местом, куда ногу ставить, - огрызнулся я, - Уж сам не настолько ловок…

Под рукою обломилась ветка, которая казалось крепкой, и я прекратил ненужные, отвлекающие от процесса, разговоры. Отбросив в сторону обломок древесины, я уцепился за следующий сук, немного пошатал его и подтянул тело, оттолкнувшись ногами от нижнего ствола. С мысленными проклятиями в адрес всех знакомых, кто хоть косвенно был причастен к теперешней ситуации, я дотянулся до верхнего ствола и свалился на него грудью. Пару минут я просто лежал, пытаясь отдышаться и давая отдых рукам и ногам и только недовольный возглас Хвата, заставил пошевелиться.

- Ты что там развалился, словно на пляже, - хрипло с перерывами произнес сталкер, - Давай, шевелись и нам помогай.

Пришлось подтягивать свое тело, а вместе с ним сталкерский костюм, рюкзак, оружие и прочие мелкие причиндалы, которые тоже имели вес. Усевшись на верхний ствол, который венчал эту пирамиду бурелома, я протянул руку Хвату и помог ему забраться рядышком. После этого, сдвоенными усилиями втащили Лешего. Забираясь, тот неудачно дернул пулеметом, который влетел прикладом в шлем Хвату. Удар был не сильный, но от неожиданности тот дернулся в сторону, забыв, что находиться в крайне неудобном положении.

- Держись, - крикнул я, наблюдая, как Хват взмахнул руками в поисках равновесия и подручного предмета, за который можно удержаться, падает спиною назад, - Бл…

На секунду тому удалось приостановить падение, ухватив ближайший сук, но тот не выдержал веса и инерции падения, сухо щелкнул, переломившись пополам. Хват ударился спиною об один ствол, второй и застрял между еще парочки, зависнув в крайне неудобном положении вниз головою. От древесного мусора, сорванного падением сталкера, на земле стала сильнее потрескивать аномалия. Пара крупных сучьев помогли ей активироваться и сейчас “электра” застыла в крайне шатком состоянии. Еще один предмет помассивнее и она разрядиться на десяток метров во все стороны, ну и вверх, соответственно, хотя и не так “далеко” - метров на пять-шесть. Но этого вполне хватит Хвату, который сейчас находился в четырех метрах от поверхности.

- Не шевелись, - произнес я парню, - Сейчас я спущусь и помогу тебе выпутаться.

Напарник ничего не произнес, хотя и так было ясно, что он готов прирасти к ближайшим стволу, только бы держать дистанцию между собою и аномалией. Передав Лешему автомат с рюкзаком, чтобы те мне не мешались, я очень аккуратно, чтобы не стронуть поваленные деревья (вроде, лежат монолитно, трактором не свернешь, но как бы не сыграл закон подлости и не произошло обрушение) я спустился к Хвату, остановившись на высоте его лица.

- Как ты, - почти ткнувшись шлемом ему в забрало, спросил я, - Штаны сухие? Держись, сейчас помогу.

Сквозь прозрачное бронестекло четко выделялось багровеющее лицо сталкера, немного испуганное и растерянное. Тот что-то произнес, шевельнув губами, но я не разобрал, принявшись внимательно рассматривать получившуюся конструкцию сталкер-дерево. Правая нога Хвата жестко застряла между двух сухих и толстых ветвей, которые не дали ему упасть, удерживая на весу. Мало того, еще один сук прошел крайне “удачно” между спиною и рюкзаком.

- Леший, - окликнул я сталкера, сидящего на верхнем бревне, - Достань из моего рюкзака веревку и брось один конец мне.

Когда сверху зазмеился кончик тонкой, но очень прочной бечевы, я продел его вокруг тела Хвата и завязал морским узлом на груди.

- Может, лучше перерезать лямки? - очень тихо и хрипло произнес Хват.

- А потом что ты будешь делать, - попытался объяснить я ситуацию, - Патроны, припасы и лекарства по карманам распихивать? Так нет их на наших комбезах. Так что, сиди… тьфу, виси и не дергайся.

Дав знак Лешему, что бы тот немного подтянул веревку, чтобы придержать тело Хвата, я достал нож и принялся кромсать ветвь. Сук оказался сучком, если так можно выразиться, так как имел прочность и крепость железного дерева. Буквально по миллиметру, словно снимая чешуйки с рыбы, я строгал дерево, аккуратно собирая щепки и отбрасывая подальше, чтобы даже таким мизером не потревожить аномалию.

- Все, - обратился я к Лешему, - Тяни помаленьку, тонко смотри чтобы сам не сверзился.

Хват стал понемногу сгибаться в пояснице, подтягиваясь к месту, где застряла его нога. По зрелому размышлению, резать те ветви я не стал, мало ли Хват сорвется и Леший его не сожжет удержать? Пусть лучше подтянется и сядет на верхнее бревно, в ветвях которого торчит его нога и сам их срежет. Одновременно с Лешим, я из-за всех сил подталкивал Хвата снизу, насколько хватало моего роста. Через полминуты тот уселся на стволе и выкрутил из капкана сучьев, который стал его спасителем, ногу. Еще через пять минут мы оказались на земле и облегченно выдохнули. Словно, сожалея, что потеряла возможность нас поджарить, аномалия треснула разрядами пару раз особо громко.

- Да на тебе, - крикнул Хват, доставая из-под рюкзака обломок палки и пуляя ее в сторону аномалии, - Подавись… хоть этого попробуй.

К несчастью наш с Лешим спутник оказался очень метким и точным, угодив между переплетением веток и стволов точно в аномалию.

На наше счастье, мы отошли от аномалии почти на пятнадцать метров и только поэтому остались целы. “Электра” разрядилась так яростно, словно до этого терпела со времен второго взрыва. Ветвистая вертикальная молния поднялась на пару метров выше последнего ствола завала, на котором сидел Леший, когда втаскивал Хвата на веревке. Не менее зрелищными были наземные разряды, которые потухли меньше, чем в пяти метрах от наших ног.

- Твою мать, - выдохнул пораженно Леший, - Это же и нас там достало бы, свались Хват в эту аномалию.

- Точно, - подтвердил я его слова, потом повернулся к Хвату и ухватил его за воротник, - Если еще раз попробуешь сделать нечто похожее, оставлю одного. Дуракам не место в коллективе нормальных и здравомыслящих людей. Все понял?

- Понял, Умник, - торопливо кивнул тот головою, - Все понял. Извини меня за такой косяк, от нервов получилось… и спасибо вам, что помогли выбраться из такой переделки.

- Ладно, - остывая, проговорил я, отпуская его костюм, - Не звери же мы, да и отвечаю я за вас.

После своего проступка Хват молчал долго, что было очень непривычно. Уж очень он часто влезал с вопросами обо всем. Мне, даже, стало немного непривычно и самую малость скучно, пока это молчание не было нарушено.

- Угадайте детки загадку: зимой и летом всегда одним цветом и цвет этот - коричневый, - донеслось из-за моей спины, - Неправильно, детки, это елка.

М-да, молча он долго, но не вечно. Хотя ответ на его загадку мог бы сказать каждый, кто бывал в Рыжем лесу и встречал хвойные деревья. Прямо перед нами расположилась целая поляна (если так можно сказать) елей. Их тяжелые, спускающиеся до земли, лапы были усеяны коричнево-ржавыми иголками. Вид был настолько сюриалистичен, что я сам не сразу привык, когда оказывался в этих местах.

- Вот это елочка, - присвистнул Леший, разделяя удивление напарника, - Они, что, все сухие?

- От чего же, - откликнулся я, - Очень даже нормальные, живые ели. Просто хвоя такая непривычная. Чего удивляетесь, ведь весь лес такой, не насмотрелись что ли?

- Лес такой, да не такой, - задумчиво проговорил Хват, - На этих елках рыжина смотрится излишне фантастично. М-да, вот бы такую у себя на Новый Год поставить и пригласить гостей.

- Нечего не получиться, - разрушил я его мечтания, - Такие ели очень быстро осыпаются после того, как их срубят. Дня три, может, четыре и на ветках не будет ни одной хвоинки.

- Жаль, - почти искреннее выразил сожаление Хват, - Праздник под такой елью прошел бы незабываемо.

У меня в голове промелькнула картина, навеянная словами напарника. Новый Год, большая семья сидит за столом, рядом стоит коричневая елка увешанная артефактами. На месте звезды - “радуга”, нижние ветви увешаны “корнями” и “пленками”, выше идут “медузы” и “грави” с “вывертами”. Верхние лапы венчают артефакты “лунный свет”, “вспышка” и “золотые рыбки”. Соответственно и наряды у празднующих специфические - костюмы “заря”, “бериллы”. Глава семейства щеголяет в экзоскелете. Вместо музыки частые потрескивания счетчика.

Картинка получилась настолько реалистичной, что пришлось закрыт глаза и пару раз встряхнуть головою, чтобы избавиться от наваждения. Парни посмотрели на меня с неким подозрением, но решили промолчать, не интересуясь моим непонятным поведением.

На мое счастье, поляна с елями очень быстро закончилась и больше мне ничего не напоминала о недавних мысленных картинах. Лес вновь обрел черты самого обычного лиственного смешанного, где березы, ольха и тополя создавали некую интернациональную семью. Вот только рассматривать их и искать отличия между той же ольхой и березой (у последней, белые полоски коры приобрели потеки ржавого цвета) не было времени и желания. Аномалии так густо расположились среди этих безликих, потерявших отличительные черты деревьев, словно родственники умершего, обрядившиеся в одинаковые черные тона, что приходилось подолгу застывать на одном месте и прикидывать свой маршрут по детектору и на глаз.

В одном месте я остановился, внимательно уставившись в одно место, вызывающее нездоровое любопытство. Там, среди тусклой коричневой с черными пятнами листвы просматривалось едва заметное движение и красноватый блик.

- Что там? - настороженно поинтересовался Хват, заметивший мой интерес и, на всякий случай, поудобнее перехвативший оружие.

- Есть подозрение, что там лежит артефакт, - тихо проговорил я, - Стойте на месте, а я посмотрю и удостоверюсь точнее. Только внимательнее смотрите по сторонам, не сильно отвлекайтесь на меня.

Парни синхронно кивнули, выражая свою готовность нести охранную службу, а я двинулся вперед. Вот только это вышло не так и легко, как представлялось на первый взгляд. Чтобы добраться до артефакта, мне пришлось обогнуть его по дуге и зайти с противоположной стороне. Да, и потом еще изображал пьяную змею, запутавшуюся в своем хвосте и мечущуюся из стороны в сторону. Наконец, я смог приблизиться вплотную и подцепить артефакт контейнером, заодно и рассмотрел получше, что за подарок поднесла мне Зона. Чтобы вернуться обратно на тропу с напарникам, я завершил круг, придя с другого края, чем шел за предметом.

- Что это за артефакт? - спросил Хват, рассматривая у меня на ладони обнаруженную находку. Артефакт представлял собою три шестигранных тонких восьмисантиметровых стерженька с острыми окончаниями. Соединялись они с одной стороны своими концами, образуя нечто вроде корзинки или напоминая опорные слеги шалаша в микроминиатюре. И были красноватого, недавно вынутого из костра уголька, цвета.

- Кристалл, - ответил я парням, - Немного защищает от высоких температур и так же немного радиоактивен. Сравнивать с тем же “огненным шаром” не стоит - уступает очень сильно и по свойствам и в цене.

Дав налюбоваться народу на артефакт, я стряхнул его с ладони обратно в контейнер. Глядя на своих спутниках, все еще остававшихся по впечатлением от увиденного, я мысленно усмехнулся. То ли еще будет впереди. Как отреагируете на “радугу”, случись ее увидеть, вид-то у этого артефакта завораживающий. Вот только попадаются эти артефакты крайне редко, что очень жаль. Тут я вспомнил, что у меня самого имеется парочка подобных предметов в схроне в радиоактивном пятне. Надо только забрать их и использовать по назначению. Один толкнуть местным, той же Ирине, тем более, что она знает об их наличии у меня, а второй отдать Сухому для переправки на Родину.

После первой находки мы отошли на полкилометра, когда Хват, не расстающийся с надеждой самостоятельно обнаружить артефакт, радостно воскликнул и окликнул меня.

- Умник, - голос сталкера задрожал от волнения, - На детекторе вроде как артефакт показан… вон у той корявой березы.

Бросив взгляд сначала на детектор (в лесу я им пользовался поскольку постольку, больше полагаясь на чутье и верный болт на длиной леске), а потом в сторону дерева, я признал правоту сталкера. Окружив изувеченную излучением и разрядами березу, в том месте расположилась “электра”. Сейчас она была в “спящем” состоянии, изредка проскакивая блуждающим пучком мелких искрящихся разрядом по всем занимаемой собою площади. Артефакт там есть, это точно. Тут даже не надо смотреть на детектор, чтобы рассмотреть едва видимое блеклое свечение предмета в те моменты, когда он попадает под разряды. Вот только достать его будет крайне сложно. Или попробовать?

- Точно, артефакт, - согласился я, прикидывая возможности по безопасному изъятии. Предмета, - Вот только достать его очень сложно, не каждому такое по плечу.

- Но ты сможешь? - с затаенной надеждой обратился ко мне напарник и я решился. А что, отчего бы не показать себя во всей красе перед молодежью? Пусть знают, что обнаружить артефакт это меньшая часть проблемы, намного труднее его достать, не заполучив неприятностей со здоровьем. Это им не глотки моджахедам и мародерам резать.

На этот раз подходы к артефакту были чистые, если не считать этой “электры”, в которой он расположился. Точнее, почти чистые - счетчик Гейгера перешел на тревожную барабанную дробь щелчков, напоминая, что в данный момент все мои клетки подвергаются атаке невидимых коварных врагов. Но с другой стороны такое сочетание аномалии и радиации должно родить очень ценный артефакт, намного ценнее обнаруженного ранее “кристалла”. Вот только его трудность получения вполне сопоставима со стоимостью.

Остановившись на самой границе аномалии, я попробовал выявить закономерность движения мелкого”сторожевого” разряда. Судя по всему, эта “электра” относиться к типу сотовых “электр”. Состоит аномалия из множества крошечных аномалий, которые срабатывают поэтапно и поодиночке не опасны человеку в защитном костюме. Вот только стоит такому “охраннику” наткнуться на посторонний предмет, как одним махом включается вся аномалия, разряжая в незваного пришельца все крохи-соты. Именно через такую, очень похожую, пробегал с группой новичков и незабвенным Макарычем. Есть и другой вид аномалии - пульсирующая “электра”. Такая аномалия очень коварна своей незаметностью и определенным графиком активации. Раз - и вся площадь участка, где расположилась аномалия покрывается сетью мелких голубоватых молний, два - и земля вновь чистая, не указывая на смертельно опасную ловушку. Именно такие аномалии имеют строгую систему срабатывания. Стоит просчитать временной промежуток и тогда есть возможность проскочить, пока аномалия накапливает силы для нового разряда. В данной ситуации я предпочел бы именно такую, вместо этого улья.

Убедившись, что все расчеты не стоят и выеденного яйца, я плюнул на это дело. Лучше попробовать пройти так, ориентируясь по внешним признакам - в том месте, где должен был возникнуть “сторож” появлялось едва заметное свечение. Буквально на пару секунд, но этого было достаточно, чтобы проскочить или обойти опасное место.

Мелкими шажками, уставившись себе под ноги и вертя головою, чтобы “сторожек” не дай Зона возник у меня под пятками, я проскочил до артефакта, который засиял словно электросварка при облучении его детектором. Сияние стихло, оставив бледно-голубой шар размером с теннисный мячик. Убрав его в контейнер, я развернулся назад, собираясь вернуться к напарникам. Вот только от резкого сияния, я наловил “зеленых зайчиков” и теперь не мог рассмотреть с нужной точностью место срабатывания одной из аномалий-сот. Похоже, парни разобрались в этой причине, иначе отчего Лешему громко кричать:

- Прямо, прямо под ногами!

Я почти на автомате, толком не успев догадаться что же такое у меня находится под ногами, отпрыгнул назад. Во время, почти на том месте, где я стоял секунду назад заискрился клубок мелких молний. Через пару секунд он потух, чтобы появиться возле границы аномалии. Еще пару раз мне пришлось воспользоваться подсказками напарников, пока выбирался из аномалии. Когда ступил на самую обычную почву без следов смертельных разрядов и не заставляющую трещать счетчик с бешеной скоростью, я был выжат морально и физически. Хорошо еще, что в комбез встроена отличная фильтрующая система, иначе вся влага сейчас бы хлюпала у меня в сапогах и перчатках.

- “Лунный свет”, - приоткрыв крышку контейнера и показывая предмет спутникам провел краткую лекцию я, - Сильно радиоактивен, но имеет такое замечательное свойство, как снижение опасного телепатического излучения. Пара таких артефактов смогут защитить от нападения контролера, но для нейтрализации придется носить три или четыре “медузы”. Такая пара будет посильнее нашего прибора, что нам вделали в “чистом небе” в шлем. Зато прибор безопаснее. Стоит сотню штук.

- А “кристалл” сколько, - поинтересовался Хват, - Дороже или дешевле?

- Дешевле, конечно, - отвечаю я, убирая контейнер обратно на пояс, - Раз в пять дешевле.

Не успел я порадоваться новому приобретению, как очень скоро наткнулись на еще одно место, где я решил попробовать поискать артефакт. На этом участке в земле образовалась неровная впадина. Скорее всего, тут засели несколько гравиконцентратов, на что указывала и странная форма ближайших деревьев - их стволы были выгнуты в сторону вмятины в почве, очень сильно напоминая луки неизвестных стрелков чудовищного роста. Причем луки в состоянии натяжения.

Да уж, аномалии не самые слабые, не расположись артефакт на самом краешке опасного участка мне и в голову не пришла бы мысль попытаться его достать.

- Так народ, - стал распоряжаться я, скидывая рюкзак и оружие на землю, - Сейчас обвязываете меня тросом и крепко держите. Я попробую достать артефакт возле тех гравиконцентратов.

- Хм, а ты уверен что там есть что-то? - спросил Хват, сверяясь с детектором, - Прибор ничего не показывает… ничего, кроме аномалий.

- А ты присмотрись получше, - посоветовал я ему, - Видишь небольшое мерцание в полуметре от ямы, словно воздух дрожит над кипящей кастрюлькой? Это и есть артефакт. Детекторы не все могут указать и это касается не только артефактов, но и аномалий. Старайтесь различать и узнавать все на глаз, так надежнее. И не забывайте про болты - до сих пор надежнее и безотказнее прибора, чем гайка или болт на нитке еще не придумано.

Обернув вокруг пояса веревку и затянув ее на узел, я тронулся вперед. Очень было жаль, что аномалия расположилась вдалеке от деревьев. Только те несколько штук, попавших под ее влияние, росли поблизости. А ведь чувствовал бы себя намного спокойнее, если бы другой конец троса был зажат не только в руках напарников, но и обернут вокруг толстого ствола, удерживаемого в земле не менее толстыми и прочными корнями.

Действие гравиконцентратов ощутил метров за пять до аномалии. Создалось ощущение, словно меня бесцеремонно ухватили за воротник, пояс, ноги и потащили вперед. Не справься я этим подтягиванием, то мог по инерции влететь в ловушку Зоны. Тогда бы от меня остался небольшой брикет перемолотого мяса, костей и снаряжения. А через пару деньков поблизости появился бы новый артефакт. Еще неизвестно что стало сырьем для этого, может мутант, а может и неудачливый ходок за хабаром.

В метре от артефакта я остановился. Состояние было очень тяжелое - меня тянуло вперед со страшной силой, одновременно с этим еще и пригибало к земле. Сделав последний крошечный шажок в сторону артефакта, я ощутил, что не справляюсь с давлением, меня потащило вперед и быть мне сырьем для аномалии, окажись трос менее прочным или напарники чуть слабее.

Из-за спины донеслись сдавленные чертыханья и проклятия парней, упираясь ногами в землю, они тянули веревку на другом конце которой был я. На минуту мое положение было очень шаткое - тело зависло градусов под сорок к земле, притягиваемое аномалией. В этот момент я смог рассмотреть артефакт, до которого мне оставалось менее полуметра. Под воздействием детектора он вспыхнул и, скидывая с себя маскировочный покров, и вот перед моими глазами показался “выверт”. Предмет настолько причудливой формы, что в голову не приходило ни чего похожего, с чем можно было бы сравнить. Самое близкое, это кусочек сыра рокфор коричневого цвета размером со спичечный коробок. Вот только этот сыр был скручен, сжат и вытянут в разные стороны и в каждую - своим способом. Отличный артефакт, на миг меня кольнула жадность и я попробовал дотянуться до него, но в этот момент Хват с Лешим предприняли попытку вытащить меня из опасного места, резко потянув трос. В момент рывка, от испускаемых гравитационных волн аномалией, у меня стянуло кожу на лице, глаза стали чувствоваться теннисными мячами, в которые с большой скоростью накачивают жидкость, отчего те грозят попросту вылезти из орбит. В ушах и висках стучала кровь, да с такой силой, что заглушала все внешние звуки.

- Ты как? - с большим трудом до меня донесся голос Хвата. Приподняв голову, я увидел, что лежу на земле далеко от аномалии. Рядом стоят спутники и тревожно всматриваются мне в лицо, которое открыто обзору, благодаря поднятому забралу шлема.

- Нормально, - сумел выдавить я из себя, - Жить буду, может быть даже очень долго и счастливо.

- У тебя все лицо в крови, - уже спокойнее сказал сталкер, - Наверное, из носа натекла.

В самом деле, на кончиках пальцев (для этого я отстегнул перчатки) остались красные капли после соприкосновения их со щеками. Пришлось достать из рюкзака флажные салфетки, которые берут с собою сталкеры для разных гигиенических нужд, и приводить себя в порядок.

После того, как смог нормально реагировать на окружающую действительность - не падать от головокружения на подкашивающихся ногах, наша троица тронулась в путь.

- Это еще один урок для вас, - произнес я вслух, обращаясь не столько к напарникам, сколько к себе, - Не надо жадничать, иначе Зона накажет. А наказание у ней одно - смерть.

- Умник, - влез с вопросом Хват, услышав мой голос, - А ты рассмотрел артефакт, когда поблизости оказался? А то мы с Лешим только и знали, что тянули трос с тобою. Кстати, а нельзя было выкатить артефакт какой-нибудь тросточкой, чтобы не подходить так близко?

- Отвечаю по порядку, - произнес я, - Это был “выверт” один из самых сильных артефактов по защите от радиации. Побочных свойств у него не обнаружено. Достать его другим предметом не представлялось возможным: на таком расстоянии любой предмет стал бы тяжелее в десять раз и больше, и его утянуло бы в аномалию.

- Жаль, - разочарованно вздохнул Хват, видимо забыв о едва не случившейся трагедии несколько минут назад, - Было бы неплохо такой приобрести… ладно, может по пути еще чего найдем.

По пути и в самом деле попадались места, где располагались артефакты. Вот только на детекторе их отметки засвечивались аномалиями, а на глаз невидимые предметы мои спутники еще не научились обнаруживать. Сам же я молчал, не собираясь больше рисковать и терять время, которое и так излишне быстро исчезало.

Глава 12

Неприятности начались, когда мы почти покинули Рыжий лес. Оставалось-то пройти сотню метров под деревьями, потом пересечь старое, заросшее бурьяном кладбище. Неприятности начались с мелькнувшей неподалеку горбатой низкой фигуры псевдопса. Этот мутант не относился к слепым или чернобыльским собакам. Название он получил только из схожести внешнего вида с собачьим племенем. Четыре лапы, хвост, немного изогнутый в бок, вытянутая пасть и бурая короткая свалявшаяся шерсть это схожие черты. Вот только стоит отметить, что передние лапы были чуть короче задних, тело горбато, напоминая гиену, а голова с пастью больше подошли бы кошке. Судя по редким проскакивающим по всему телу блесткам, это был не сам пес, а его фантом, создание одной очень странной аномалии. Только я собрался сказать парням, чтобы удвоили внимание и не открывали огня без приказа, как тишину леса разорвала пулеметная очередь Лешего. Пули за миг развеяли бесплотный призрак, заставив удивленно застыть сталкеров.

- За мной! - прорычал я, стараясь привести спутников в нормальный вид, - Что встали, на корм псам хотите пойти?

Встречать мутантов в лесу, где они могли выскочить совершенно неожиданно из-за деревьев, было глупо, вот поэтому я, нарушая собственные постулаты сталкера не спешить, припустился со всех ног в сторону кладбища. Надо отдать должное парням, без вопросов, которые могли возникнуть при виде непонятного явления, они рванули за мною. Лес удалось проскочить меньше, чем за минуту, но твари догнали нас перед самим кладбищем. Бросив взгляд через плечо, я усмотрел первые бурые спины мутантов паре десятков метров за Лешим.

- К бою, - крикнул я напарникам, останавливаясь на месте и выпуская короткую очередь в сторону мутантов, - Хват - прикрываешь, Леший - бегом на то строение.

Сталкер понятливо кивнул и побежал на кладбище, ориентируясь по плоской, заросшей жесткими пучками травы, крыше. Раньше, до взрыва тут должен был проживать некто вроде смотрителя, но теперь тут царило запустение. Повезло еще, что стены и потолочное перекрытие было сложено из кирпичей и плит, иначе за это время тут все бы сгнило.

Пока Леший добирался и взбирался на укрытие, мы с хватом вели частый огонь, срезая тварей короткими очередями.

- Пуст, - донеслось от Хвата, который выбил магазин из приемника и принялся вставлять второй, - Перезаряжаю.

Пришлось на несколько секунд увеличить темп стрельбы, в результате патроны закончились одновременно с криком напарника:

- Готово.

- Пуст, - прокричал я сразу же после него, - Прикрывай.

Пяток тварей мы сбили почти сразу, но там их находилось не менее тех десятков, которые не собирались отступать. Псевдопсы отличались неутолимой жажды крови и безбашенным характером. Если те же слепцы и чернобыльцы атаковали только до серьезных потерь в стае или ран, то присутствующие прямо перед нами мутанты бросались на противников до последнего предсмертного движения.

Опустошив по второму рожку и заменив на третий, мы с Хватом принялись отступать спиною вперед, стреляя по мутантов и вертя головами по сторонам, чтобы вовремя заметить тварей, вздумай они обойти нас стороною. И тут раздалась длинная, патронной на десять-пятнадцать очередь из “печенега”.

- Давайте ко мне, - раздалось за нашими спинами в промежутке между выстрелами, - Прикрываю.

Прашивать нас дважды нужды не было, поэтому мы с Хватом развернулись спинами к тварям и чесанули во все лопатки к Лешему, который стоял сейчас на краше сторожки и лупил из пулемета по мутантам.

Подбежав к стене, я скрестил руки помог взобраться наверх Хвату, а потом присоединился уже с его помощью к напарникам. С крыше, поднимающейся над землею на пару метров, кладбище просматривалось очень хорошо и мутанты тоже. Сейчас их бурые спины мелькали среди полузаваленных памятников, сливаясь с местной растительностью.

- Что это за твари? - спросил Леший, опускаясь на корточки и скидывая пустой короб с пулемета. Вместо него, с помощью Хвата он вставил ленту, которая скрывалась в рюкзаке. Опустевшую ленту он упрятал обратно в короб и повесил тот на пояс. Через две минуты он вновь продолжил стрельбу.

- Псевдопсы, - стараясь перекричать грохот пулемета и автоматов, ответил я, - Мерзкие твари, пока всех не перебьешь - в покое не оставят.

- Да не, - отмахнулся Леший от моих слов, - я про того призрака, который просто растаял в воздухе от пуль. В игре я видел таких тварей, но не думал, что столкнусь с ними в реальности.

- Призраки, фантомы, - откликнулся я, сбивая очередью мутанта, который подобрался к зданию и приготовился к прыжку, - как ни назови - будешь прав. Появляются они при помощи одной хитрой аномалии. Эта фигня снимает внешний вид находящихся поблизости тварей, копирует их движения и воссоздает. Если кратко, не вдаваясь в подробности - получается нечто вроде трансляции записи. Такие фантомы могут под ногами проскакивать и рассыпаться при встрече с любым предметом. И совершенно безопасны. Я хотел вам сказать, чтобы не стреляли, но не успел.

- Извини, - покаялся сталкер, - Получилось машинально. Но подожди, если аномалия творит только фантомов, то откуда взялись вот эти твари?

- Аномалия может копировать и создавать только те объекты, которые располагаются поблизости, - пояснил я собеседнику, - Вот поэтому и хотел предостеречь от напрасной стрельбы, чтобы не сообщить мутантам о своем присутствии.

За время разговора мы отстреляли почти всех противников, которые лезли под пули с яростью берсеркеров. Случись нам столкнуться с ними в лесу, где нет свободы маневра, и стволы деревьев мешают вести прицельную стрельбу, то нас бы давно схарчили. А так все обошлось.

Выждав пяток минут - вдруг появятся западавшие твари - мы соскочили с крыши и направились в сторону города, дома которого просматривались уже отсюда.

Нам предстояло пройти несколько улиц и зайти в Рыжий лес в другом месте, которое нам сейчас закрывали аномалии, раскинувшиеся, словно минные поля между нами и местом падения вертолета.

- Совсем забыл сказать, - ускорив шаг, проговорил я, - Нам надо торопиться, чтобы не попасть под излучение. Аномалия активизируется только перед очередным большим всплеском пси-излучения. В такие моменты под удар попадает не только лес, но и ближайшие к нему подступы, вот это кладбище уж точно.

- А мутанты, - поинтересовался Хват у меня, - Они тоже погибают после того, как им выжигает мозги или нет?

- Нет, - покачал я головою, - Псевдопсы имеют иммунитет к такому виду излучения. Они и живут только в этих местах и больше никто.

Ускоренным шагом мы покинули опасные территории, и подошли на окраину города, до которого было около километра от края леса. Перед тем, как выйти на открытые улицы, я внимательно осмотрелся по сторонам в бинокль(что-то меня грызло, что-то, чего и сам не мог понять, так как чувство отличалось от привычной интуиции на опасность). Прокрутив в голове возможность, обойти город по краю, не заходя вглубь, я решил от этого отказаться. Тут должна располагаться банда и как раз на этой стороне. Встречать с ее представителями мне сильно не хотелось, так как дело могло дойти до стрельбы.

Городок почти ничем не отличался от Припяти. По крайней мере улицы были точь-в-точь такими же. Идя по тротуару, прижимаясь с стенам домов, мне чудилось, что из оконным проемов на нас смотрят чужие безжалостные глаза. По коже морозом продирало от этого ощущения, усугубляемого тишиною, и тихим однотонным воем ветра в антеннах на крышах.

- Бр-р, - передернул плечами Хват, - Буд-то смотрит кто на меня… смотрит через прицел автомата.

- У меня почти такое же чувство, - тихо произнес я, - Сам не пойму откуда оно - почувствовал еще перед городом, когда в бинокль смотрел. Ладно, нам пройти до конца этой улочки и свернуть направо, а там останется еще парочка улиц и мы опять на окраине и рядом с лесом.

До поворота мы дошли спокойно и даже прошли немного по следующей улицы, когда из-за старого КамАЗа, вросшего в асфальт ржавыми дисками колес, вышли двое человек. Вооруженные тяжелым дробовиком с примкнутым коробчатым магазином и простым семьдесят четвертым “калашом”. Оба в длинных толстых плащах с глубокими капюшонами и в масках-ночках.

- Стоять, - по блатному в нос проговорил обладатель дробовика, - Сталкеры, вас встречает таможенная службы - за проход здесь снимается бабло. Хотим идти - платим.

- А если мы захотим развернуться, - проговорил Хват, - И пойти обратно?

- Ты не понял, да, - засмеялся бандит, - Я сказал - идти. А куда ты направишься - вперед или назад - меня не интересует.

Я осторожно огляделся по сторонам, оценивая обстановку. М-да, не фонтан, скажем так. Как минимум трое сидело в ближайшем доме метрах в тридцати, еще столько же должно быть в доме напротив иначе нахальство парочки бандюков не укладывается в голову.

- Че зырим, - заметил мои движения, зло ощерился “дробовик”, - Высматриваешь что? Так ты скажи, вдруг я сам поведаю? Шкет, подь сюды.

Из-за того же автомобиля выскочил еще один представитель работников с большой дороге. Мелкий, худосочный на вид лет восемнадцати в трениках и короткой кожаной куртке, он вызывал инстинктивное неприятие и презрение. Если не ошибусь, этот доход является самой последней шестеркой и всеми правдами и неправдами старается возвысится перед братками.

- Это они, Пес, - не успел остановиться, как затрещал Шкет, - Бл… буду, если не они шухер устроили в лесу. И выходило из Леса трое, так что точно они, зуб даю…

Только тут я заметил, что на поясе у шестерке кроме кобур под пистолет и обрез, болтается и кожаный чехол с биноклем. Теперь все становится понятно - этот Шкет сидел наблюдателем и когда мы устроили стрельбу (пулемет уж точно было слышно на окраине) принялся высматривать возмутителей спокойствия. Дождавшись нас, вышедших на открытое место, он умчался за подкреплением. Вот отсюда и тяжелое, непонятное предчувствие - я чувствовал чужой взгляд.

- Что, сталкеры, - обратился к нам Пес, - Платить собираемся?

- Денег нет, - хмуро отозвался я, - Может, в долг поверишь? Или я позже передам с оказией.

- Ты че, баклан, - зашипел тот, - Шутить вздумал со мною?

- Да ты что, - искренне удивился я, - Ни в какой мере, я сама серьезность. Денег нет, кто ж их с собою берет в рейд.

- Зато хабар имеется, - оскалился Пес, - Или снарягой с оружием расплатитесь, она вон какая справная. Мы не звери, возьмем половину боеприпасов, пистолеты и пулемет.

- Пес, - встрял в разговор Шкет, - Ты посмотри ему на пояс… отвисает, как титьки у проститутки, точно не пустые контейнеры, зуб даю…

- Я у тебя сейчас все зубы выну, - ткнул кулаком в лицо своей шестерке Пес, - Иди, забери их у него.

Утерев кровь, потекшую из разбитой губы, Шкет подошел к нам с боку, чтобы не загораживать направление стрельбы и торопливо стянул у меня оба контейнера с артефактами. Потом не менее шустро отскочил обратно к старшему и протянул предметы ему. Пес довольно ухмыльнулся, когда отвернул крышки на обоих контейнерах.

- Отлично, сталкеры, - прогундосил он с растяжкой, - Проход оплатили и оружие сохранили, так что дальше можете идти спокойно. Неплохой навар принесли , если будете здесь еще раз с таким же прибытком - милости просим.

Его подручные - “автомат” и Шкет довольно заржали, поддерживая шутку своего старшего. Их смех я слышал еще метров сто, пока уходили от их веселой компании.

- Умник, - спросил меня Хват, - Может стоит вернуться и перестрелять этих уродов? Подождем часик, пока они соберутся в кучу и в три ствола покрошим под чистую…

- Нет, - покачал я головою, - Шум поднимется, остальные прибегут из банды. А нам надо по тихому взять нужную вещь и убраться назад. Позже еще заглянем сюда, может даже не одни - у Сухого попросим пяток или десяток парней, чтобы приструнить банду.

- Много их тут? - задал вопрос Леший.

- Пятьдесят, - пожал я неопределенно плечами, - Может шестьдесят.. Кто тут бандитов считает.

Потом мы замолчали, переведя внимание на окружающий пейзаж. Луганск в отличии от той же Припяти вполне себе безопасный городок, поэтому и заводиться тут всякая шваль вроде бандитов и “грешников”. Нам еще повезло, что наткнулись мы на этих гопников, а не на отмороженных сталкеров. Те бы встретили нас очередями из автоматов, не вступая в беседу. И как затаились, уроды, нас дожидаючись. Я до последнего момента, если не брать в расчет интуицию, не почувствовал их. Вот и считай себя после этого крутым сталкером - сначала едва в аномалию не упал, потом был ограблен бандитами, а дальше что - мутанты погрызут, темные сталкеры кровником объявят?

Ладно, сейчас не время рефлектировать, тем более в этом месте. Очень скоро появиться крайне примечательная улица и парней надо заранее к ней приготовить. Остановившись, я очень подробно пояснил спутникам, чтобы те не хватались за оружие, пока я не скажу или на нас кто-нибудь не нападет.

- Леший, - обратился я к сталкеру, - Тебя это особенно касается, а то опять начнешь стрелять чисто инстинктивно.

- А что так, - поинтересовался тот, - Опять аномалия с собаками?

- Нет, - коротко ответил я, не собираясь портить сюрприз, - Сами увидите.

Повернул через двадцать шагов за угол, я смог вдоволь насладиться произведенным впечатлением. Напарники синхронно вскинули стволы оружия, но вспомнив о моем предупреждении и видя мое подчеркнутое равнодушие к открывшейся картине, от стрельбы воздержались.

- Умник, - напряженным голос, произнес Хват, - Это же - зомби?!

И в самом деле, перед нами расположилась улица, которая была заполонена бродячими сталкерами с выжженными мозгами. Смерть примирила между собою “долговцев” и “свободовцев”, бандитов и вояк. На взгляд их тут было побольше сотни и еще не меньше находилось в домах.

- Угу, - усмехнулся я, - Это зомби. Неудачники сталкеры, которые попали под излучение в Рыжем Лесу. Их тянет сюда непонятная сила, которая заставляет пародировать человеческую деятельность.

Мы прошли в этот момент мимо зомби облаченного в черно-красный комбез военизированного клана сталкеров, сидящего на старой скамейке. “Долговец” был занят тем, что пытался открыть водочную бутылку ножом, водя лезвием по горлышку. Вот только у него мало что получалось по причине открытости бутылки намного раньше.

- Обалдеть, - пораженно выдохнул Хват, - Зомби пьяница, это надо видеть.

- Вы только сильно на них не глазейте и старайтесь обходить группы зомбаков, - предупредил я, - А привяжутся и будут тащиться до самых окраин.

На наше счастье, улочка была короткая, и мы прошли ее очень быстро, а то картина изрядно била по мозгам. Мне-то что, я уже успел устать удивляться, да и бывал тут не раз. Другое дело Хват с Лешим, которые вертели головами по сторонам и почти ежесекундно хватались за оружие, стоило какому-нибудь зомби повернуть к ним свое лицо. Причем очень часто это лицо находилось в плачевном состоянии - подгнившее до провалов в щеках, через которые просматривались зубы.

- А почему бандюки не пробуют поживиться тут оружием и экипировкой, - спросил Леший, - Тут же этого добра навалом?

В этот момент мимо прошел очень свежий покойник, сверкая новеньким АН-94 и отличным комбезом, не уступающим нашим. Да и на прочих попадались отлично сохранившиеся костюмы. Оружие большей частью было потеряно или выброшено, за исключением пистолетом, которые были (или если) застегнуты в кобурах. В отличии от своих агрессивных собратьев, которые бродили по Зоне и нападали на любое существо, местные оружие не ценили. Но только до поры до времени. Стоило сюда прийти очередному халявщику, с целью поживиться добром в рюкзаках и контейнерах зомби, как тут начинался Армагеддон. Зомби поднимали с земли (доставали из кобуры ) оружие и стремились уничтожить противника. Безоружная часть попросту бросалась с кулаками или камнями и арматуринами, и пытались банально проткнуть или размножить голову. А то и просто загрызть. Это я и рассказал напарнику.

- А если шлепнуть из “бесшумки”, а потом по-тихому утащить труп или раздеть его на месте? - поинтересовался он, - Вон у того кадра на поясе висят три контейнера и на вид очень тяжелые.

Я спокойно проводил ковыляющий мимо труп в простом сталкерском комбинезоне с перекинутым через шею коротким “калашом” и после этого ответил спутнику:

- Не получиться. Убить его с одного выстрела даже в голову не выйдет. А после первой же пули зомбак задергается и посеет панику. И потом, если все же свалить его удастся, до вещей не доберешься - прочие зомби утащат его в дома. А туда лучше не заходить - право частной собственности, жилища в данном случае, эти мертвые горожане блюдут строго. Вот и получается, что добраться до их сокровищ, можно только перебив всех их полностью, но шум тут поднимется такой, что соберутся все окрестные бандиты, “грешники”, мимо проходящие ходоки за хабаром.

- Которые сами встрянут в эту войнушку, чтобы ухватить кусочек пожирнее, - договорил за меня Леший, - Да, интересная картина вырисовывается… Ты посмотри вон на того парня, наверное в булочную съездить хочет.

Леший ткнул пальцем вперед, указывая на зомби в военном “берилле”, правда, изрядно покоцанном пулями. Тот подошел от ближайшего подъезда к ржавой “ниве” и дернул дверку со стороны водителя. Та с громким скрежетом подалась навстречу, открывая доступ к внутренностям салона. Мы с интересом наблюдали, как он уселся на сиденье и положил одну руку на руль, а второй стал елозить слева напротив замка зажигания. Не найдя ключи, “водитель” вышел наружу, прикрыл дверь и скрылся в подъезде.

- Бедолага, - усмехнулся Хват, - Жена ключи забрала, чтобы мужик не умотал на рыбалку или охоту. Сейчас он ей выдаст люлей, заберет их и поедет со спокойной совестью и друзьями-товарищами. Кстати, а тут женщины есть? Ты писал в отчете, что их среди сталкером много, правда что ли?

- Правда, - кивнул я ему, - Сталкеры женщины тут совсем не в диковинку. Вот только очень часто они не слишком симпатичны, так как выживают в Зоне только сильные и крепкие личности, которые модельным сложением и симпатичным личиком не блещут. Правда, встречаются исключения.

На этой фразе я замолчал, вспомнив темную сталкершу, погибшую едва ли не по моей вине и с которой меня связывали не только дружеские отношения.

- А зомби-бабы попадаются? - не заметив моей паузы, задал вопрос Хват, А то тут на улице только мужики одни…

- Угу, - мотнул я головою в знак согласия, - Только они сидят в домах и выходят крайне редко и только по делу.

- Это какие же дела могут быть у мертвецов, - удивился Леший, - Неужели на лавочке сидят и перемывают косточки соседям и длятся последними сплетнями?

- А что, - спросил я его, - Все твои знакомые подруги только что и трепятся постоянно?

- Ну-у, - задумчиво произнес тот, - Еще и обед готовят и вещи стирают…

- Вот и эти вещи стирают, а потом выносят их на просушку на улицу, - пояснил я действия местных домохозяек, - Только сдается мне, что эти вещи, в основном куртки и штаны сталкеров, они стягивают с трупов, что уносят в дома.

Наконец, кошмарная улица со своими обывателями осталась позади - мы вышли на окраину города, чтобы в ближайшее время в него не возвращаться. Тьфу три раза, чтобы не сглазить. Зоны очень сильно не любит категорические утверждения.

Уже переходя придорожный кювет шоссейки, выходящей из города, Хват обернулся в последний раз и тихо произнес:

- Неприятное местечко, думал, что ничего хуже атаке мутантов не смогу увидеть, ан нет - увидел. По мне, так лучше сразу башку гранатой размозжить, чем ходить в таком виде и выполнять забытые действия, всплывающие в гнилых мозгах. Страшное местечко и жуткое… все равно что заболеть раком и побывать в морге, куда тебя отправят через пару месяцев.

- Ты еще не бывал в Припяти, - произнес я, - Вот где ужасы, так ужасы.

- Про Припять я слышал, - ответил сталкер, - Знаю, что туда соваться новичку и одиночке - смерти подобно.

- Я не про это, - произнес я ему, - Погибнуть можно в любом месте, просто в Припяти эта намного проще сделать.

- А про что тогда? - удивился Хват.

- Ты сильно впечатлился увиденной улицей? - спроси я его, - А в Припяти с такими зомбаками пара кварталов, причем не самых маленьких. Их там несколько тысяч и есть среди них не только сталкеры, но и гражданские - женщины, старики, дети…

- А эти откуда, - спросил Леший, - Откуда в Зое гражданские, да еще дети со стариками?

- Кто его знает, - пожал я плечами, - ходят слухи, что это жители окрестных с первой зоной отчуждения поселков. Когда реактор хлопнул повторно, Зона резко увеличила свои границы и тогда погибли все, кто проживал рядом и оказался внутри периметра аномальной территории. Вот все эти люди потом и собрались в городе.

- А что они там делают? - напряженно спросил Хват.

- Что? - ответил я, - А то же самое, что и эти.

Я ткнул пальцем себе за спину, где расположился город со своим мертво-живым населением. В это название я включил и зомби и сталкеров из банд и кланов. Мельком глянул на Хвата, который сейчас шел молчаливым, погруженным в свои мысли. Уверен, что сейчас его мысли все направлены на недавних ходячих мертвецов. Я и сам, рассказав про Припять представил себе толпы людей, бродящих или просто стоячих на месте среди пустых и заброшенных улиц города. Эти мертвецы, так и не нашедшие покоя, стараются вернуть у себя ускользающие воспоминания, вспомнить о прежней жизни. Сам я в Припяти был только пару раз - когда потерял, а потом вернул “возвратник” и этих кварталов не видел. Но знакомые ходоки рассказывали, что там зомби сидят на улицах с бутылками и стаканами на лавочках, пытаются читать газеты, найденные в квартирах. Дети ползают в песочницах и стоят возле качелей в ожидание своей очереди. Женщины выносят мусорные ведра и пытаются развесить лохмотья простыней на сгнивших бельевых веревках. И все это в тишине, ни одного слова и звука не произносят мертвые жители, совершая свои действия на автомате. Страшно, не правда ли? А ведь мы и сами не сильно от них ушли, напоминая этих мертвецов аналогичными действиями. Нет, я не про сталкеров - этим всегда есть чем заняться - я про обывателей. Они так же сидят и пьют, шелестят в парках газетами и видят соседей, только в момент выноса мусора и никому нет никакого дела до окружающих. Ударят соседа значит по делом, лишь бы меня не тронули. В этом плане зомби живее живых.

- Умник, - донесся до меня встревоженный голос Лешего, - Ты чего?

- В смысле чего? - удивленно обернулся я к нему.

- Идешь и идешь, - пояснил тот, - Только с третьего раза обернулся на окрик.

- Да так, - махнул я рукою, не собираясь рассказывать о недавних мыслях, - Задумался немного.

Действительно, задумался и не заметил, как наша троица приблизилась к предположительному району падения вертолета. Город уже остался далеко позади и перед нами открылся Рыжий Лес, точнее его окраина. Где-то тут и упал вертолет с ценным грузом, который так важно донести до научной базы, по пути заскочив в свой родной клан.

- Внимательно смотрим по сторонам, - стал раздавать я указания своим напарникам, - Высматриваем сломанные ветки, обломки летательного аппарата, может быть он загорелся и тогда обнаружим место по следам гари.

М-да, вот не думал, что найти “вертушку” будет так сложно. Это же не иголка в стогу сена, а здоровенная груда металла. Мы ползали по окрестностям уже час, старательно обходя аномалии и непроходимые места, которые тоже осматривали, если их площадь вполне была сопоставима с площадкой под вертолет.

- Нет там ни фига, - раздраженно произнес Хват, слезая с очередного дерева, с макушки которого он старательно осматривал очередное недоступное место, - Там куча кустарника и мелких деревьев, но вертолета там нет точно.

Я только зло выругался, уже с трудом сдерживая накопившееся раздражение. Если бы не местная особенность, то непременно связался бы с Ириной и уточнил местоположение груза. Вдруг у ней есть расшифровка сигнала (аварийными маячками снабжались все транспортные средства в зоне, даже машины) с маяка на вертолете? Но чертово излучение, которое совсем недавно вновь выдало мощный импульс, создавало помехи для наших ПДА. То же проблема со связью - то она есть, а то словно и не бывало, только мигающая надпись на экране, сообщающая что ведется поиск сети. Посмотрев очередной раз на нее, я выругался еще раз.

- Умник, - обратился ко мне Леший, когда я дал команду на короткий привал, - А вертолет этот, он какой?

- Обычный, - пожал я плечами, - Какие еще тут вертолеты могут быть. Ми-28 или “двадцать четвертый”, если из наших. Или импортный, но тут в названиях не силен.

- Но, большой?

- А “корова” или “крокодил” что, маленькие? - огрызнулся я, считая последней вопрос крайне глупым, - И ненашенские вертушки тоже по размеру сопоставимы. Кстати, зачем спрашиваешь?

- В самом начале мы пропустили один завал, который полянку окружает, - ответил он, - Вдруг там он лежит, носом в землю зарывшийся или по размеру небольшой?

- В Зоне маленькие вертолеты не летают, - наставническим тоном произнес я, - Только большие, тяжелые и с толстой броней. Ладно, давай проверим то место. Но сразу говорю - места там, только чтобы спрятаться “запорожцу”. Будь там вертолет, даже смятый в гармошку, то все равно он был бы виден.

Глава 13

- Извини, - немного растерянно произнес я, обращаясь к Лешему, - Признаю, что был неправ.

После разговора с напарником, я решил вернуться назад к, так и осмотренной поляне. Тем более, что дальше вести поиск было невозможно - мы пошли к той невидимой черте Леса, за которой начинала работать установка пси-волн. Попасть под ее излучение мне не хотелось - не хватало еще, чтобы мои знакомы проходя через Мертвую улицу говорили: “А вон тот зомби раньше был неплохим сталкером, может слышали - Умником звали?”. Вот только идя обратно, я был уверен в неудаче - ну не мог там спрятаться вертолет, просто не мог. И только ради того, чтобы убедить Лешего, что ведущий всегда прав, стал продираться через гущу аномалий, окружающие поляну, скрытую от ненужных глаз стеною кустарника и низких, но с развесистыми ветвями деревьев. А потом пожалел о своих словах, когда вывалился из объятий цепких сучьев, которые густотою своего переплетения могли поспорить с оборонительными рубежами какого-нибудь очень сильно охраняемого объекта. Больше всего кустарник и деревья напоминали самый обычный терн, вот только ствол был немного тонковат. Но толщину ствола с лихвою окупали шипы, своей длиною и твердостью. Прорубать через эти заросли было крайне трудно, тем более, что вокруг густо висели пряди “ржавых волос”. Заденешь такую фигню клинком и все - ищи ему замену.

- Я и не знал, что у нас могут летать такие крохи, - с удивлением произнес я, разглядывая вертолет, валявшийся на земле, - Он же толком ничего и не подымет!

Мои слова относились к крошечному вертолету, который совсем не походил на обычные армейские аппараты. Кабина была рассчитана на пару человек и только. Даже кошку и ту взять третьей было невозможно. Двигатели на такие вертохреновины ставили самые обычные, поршневые, ничем не отличающиеся от своих собратьев, запрятанных под капоты наземных автомобилей.

При падении пилот умудрился перевернуть вертолет на винт, разломав и вогнав его обломки в землю. Остекление кабины лопнуло и частично выпало, когда кабина стала сминаться. Хвост сломался также и был вдавлен в почву. Присмотревшись, а предостерегающе поднял руку.

- Осторожнее, - указал я на бесформенную после удара хвоста вмятину, - Там гравиконцентрат.

- А как тогда в кабину лезть? - поинтересовался Хват, - С той стороны еще и трамплин виднеется.

Опаньки, а я проглядел аномалию, хотя, с моего места было не разглядеть, так что простительно. Да и не трамплин это, самая обычная “птичья карусель”, о чем я и сообщил ребятам.

- Забираться будем поверху, - сказал я, прикидывая диспозицию, - С нашей стороны пилот виден, а пассажир лежит с другой. А комп, если я правильно думаю, должен быть именно у него.

- Кто полезет? - спросил Хват, - Вроде ничего сложного, так что могу и я.

Угу, полезет он, поперед батьки на бабу… Скинув рюкзак и автомат на землю, я уцепился за приваренные полозья и влез на брюхо “вертушки”. Сверху осмотрел место с другой стороны, куда буду спрыгивать. На вид - все чисто, но я еще и болтом проверил, а то аномалии всякие бывают. Та же “изнанка” заметна только в ясный солнечный день или при ярком луче фонаря. Оказавшись на земле с противоположной стороны, я попробовал вытянуть тело пассажира наружу. Фигушки, сдавленный полом и смятым потолком кабины и прикрученный ремнями, покойник вылезать отказывался категорически. Вот же, гадство, как мне добраться до ноутбука, тем более, что его и вовсе не видно?

- Ну, что там? - послышался взволнованный голос Хвата, которому было плохо видны мои манипуляции за корпусом аппарата, - Помощь не нужна?

- Нет, - ответил я, берясь за нож и примериваясь к мертвецу, - Пока и сам справляюсь.

Перерезав удерживающие тело ремни, я смог вытащить его наполовину из кабины, а потом все застопорилось. Покойник застрял и даже не шевелился. На миг промелькнула мысль разрезать его на части - ноги в бедренных суставах, голова, руки в плечах, но потом откинул. Остановила даже не мысль о кощунственном отношение к праху, а простая банальность - от меня после такой операции будет разить почище, чем от месячного зомби. Это я сейчас запаха не чую из-за маски, а так от тел должно идти такое амбре, что никакой тренированный организм не удержит в себе вчерашний ужин, не говоря про сегодняшний завтрак.

Резать нельзя, но делать что-то нужно. С кряхтением, я пошевелил еще немного тело и пролез в освободившееся пространство сам… и уткнулся мертвецу прямо в лицо. Эта часть тела сохранилась лучше всех и выглядела совершенно по живому, если не принимать в расчет синюшный цвет. В том положении, ноги вверху, а все прочее внизу, это было нормально, но вблизи смотрелось жутко. Открытые глаза уставились на меня, словно желая сказать нечто важное. Бр-р, к мертвецам я привычен, но вот в таком положении оказываюсь в первый раз. По быстрому, стараясь не встречаться с глазами покойного, я осмотрел салон и личные вещи обоих погибших. К сожалению ни у одного из парочки при себе не было рюкзаков, даже автоматов не было, только пистолеты в кобурах на поясе. Одеты оба в простые кожанки и толстые брезентовые штаны на ватной подстежке. От укусов собак такие помогают замечательно.

- Нашел? - теперь уже не выдерживает Леший.

- Пока…, - начал я произносить фразу, собираясь сообщить о нулевом результате, но тут обнаружил искомый предмет, - Есть, сейчас достану!

Ноутбук по всей видимости лежал на коленях и во время падения упал на… потолок, который поменялся местами с полом. Сминаемый металл крыши придавил его к подголовнику кресла, крепко зажав под ним, оттого и не был он заметен. Пришлось вновь вооружаться ножом и кромсать сначала обивку, а потом и дюраль седушки.

- Вот, - продемонстрировал я находку парням, когда вернулся на их сторону, - Немного покоцан, но в целом цел…хм, каламбурчик.

- Маленький он, - с сомнением произнес Хват, - Субноутбук, что ли? Так он вместимостью не блещет, как и производительностью.

- Не забывай, - ответил я ему, пакуя комп, у которого была треснута верхняя крышка, и который не желал раскрываться ни в какую, - Что этот мир, наш немного опережает. Вполне вероятно, что местные “субы” превосходят наши “ноуты”.

На этот раз я опять отступил от своей привычки не возвращаться по недавним следам. Но мне просто не хотелось опять рубить новую просеку в колючих зарослях и искать аномалии. Через пять минут мы стояли на опушке, прикидывая маршрут возвращения. Идти вновь через город не имело смысла - опять нарываться на свору Пса и разбираться кто кому должен? Увольте, мне хватило и первого раза. Еще и потасовка затеется, вздумай он вновь стребовать плату за переход, которой у нас не было. Остается дорога через очередные Дикие Территории, минуя парочку темных кланов и подходя к Военным складам со стороны антенн Выжигателя. Крюк выйдет не просто огромный, а кошмарно огромный. Попадем мы туда только к завтрашнему вечеру и то, останавливаться у “свободовцев” я не буду и сразу, пусть и по темноте, рвану к “Бару 100 рентген”. Отосплюсь и направлюсь на Янтарь, до которого там часа три или четыре хода. Потом досадливо сплюнул - мне же еще к Сухому следует заскочить, чтобы передать комп на копирование. М-да, придется топать ночью по болотам, чтобы попасть в клан, а утром дернуть в “Бар”. Побывать там перед посещением Ирины нужно обязательно, чтобы поинтересоваться у сведущих людей о новых отношениях между учеными и сталкерами, после вступление на должность первого зама моей знакомой. То, что ее охрана по-прежнему осуществляется сталкерами - мне ни о чем не говорит. Они из “чистого неба”, который учеными и создан. Информация никогда не бывает лишней, в свете возможных новых сведений, могу и выбить у Ирины нечто большее, чем просто оплата за выполнение задания.

Луганск мы обошли стороной, увеличивая путь, но избавляясь от ненужных встреч. Работай спутники на орбите, точнее, если бы не густая облачная пелена над Зоной, то он удивился бы тем изгибам, что мы совершаем. Подумать и глянуть на карту, так нам по прямой что до Сухого, что до Янтаря совсем немного, можно до полуночи уже отдыхать на мягких матрасах в одном из этих мест. Вот только все те поля аномалий, что перекрывают прямые дороги сверху не видно. Поэтому и премся мы по принципу - бешеной собаке и семь верст не крюк, а в нашем случае этих верст было намного больше. Совсем немного мы ушли от города и Рыжего Леса, когда мой ПДА завибрировал. Экран, когда я посмотрел на него, показал мне пять точек, перемещающихся немного в стороне в сторону леса.

- Тушим компы, - коротко произнес я и первым нажал на кнопку выключения, удержав палец на необходимые де секунды, - И в темпе, не ждем, когда рак на горе свистнет.

Напарники последовали моему поступку, отключив свои ПДА и разом сделавшиеся невидимками. Вот только, думается мне, что эти неизвестные сумели нас запеленговать. Молча, поманив жестом парней за собою, я сошел с тропы и отошел немного в сторону. Причиной, послужившей к этому, стало желание рассмотреть неизвестные лица, которые только что промелькнули на экране моего компактного прибора связи и накопление информации. Для этого пришлось почти на четвереньках забираться на небольшую возвышенность - росшая там трава была жидкая и высотою не достигала и пояса - а там и вовсе поползти метров двадцать.

- Вояки, - в слух произнес я, адресуя фразу напарникам, - Пятеро военсталов… и идут они в сторону Рыжего Леса. Интересно, что они там позабыли?

- А не могут они идти за этим предметов, - Хват щелкнул пальцем по моему рюкзаку, где хранился ноутбук из вертолета, - Как ты думаешь?

- Может и за ним, - немного задумчиво произнес я, продолжая вести наблюдение за противниками, - Сами по себе военсталы в Лес не часто заглядывают. Только важное задание может привести этих парней в данную местность… нам надо рвать когти и как можно быстрее.

-Почему? - поинтересовался Хват, - Так понимаю, что уходить нам все равно надо, но почему с такой скоростью?

- А как ты считаешь, что сделают вояки когда обнаружат наши следы и отсутствие ноутбука - если на самом деле они идут за ним? - задал я вопрос сталкеру. Тот пожал плечами:

- Поинтересуются, кто это такой хитрый и ловкий тут бродил… черт, они же тоже отметки на ПДА видели!

Ну, вот, допетрил. Сам я уже давно понял, что военсталы бросятся за нами в погоню с нетерпением гончей и настырностью бультерьера. Расклад явно не в нашу пользу, учитывая количественный состав. Можно попытаться устроить засаду, как я в свое время, но отыскать удобное место в местных оврагах и рощах крайне сложно. Времени уйдет при этом просто уйма и гарантий, что засада удастся - не даст никто. Поэтому будем просто наматывать расстояние, старательно отдаляясь от противника. ПДА выключены и отследить по ним будет невозможно, а просчитать наш путь сможет только такой же псих вроде меня.

Обратно с пригорка мы уползали еще быстрее, чем туда залезли, это учитывая то, что передвигались мы все время ползком - не хватало еще любопытного с биноклем или оптикой (человека со снайперкой в группе военных я сумел рассмотреть). Честно признаться, ползти на брюхе в тяжелом и толстом комбезе с оружием и рюкзаками было тяжело и неудобно. Вот только это нас и спасло от очередной напасти. Уже в самом низу, в узкой полосе мелкого кустарника обвитого аналогом вьюнка, только намного более прочного в плетях и не имеющего цветов, до меня донеслась тяжелая поступь нескольких человек. ПДА был выключен и узнать кто это такие не получалось (прибор фиксировал чужую электронику далеко, но только с пятидесяти метров давал четкую классификацию принадлежности их владельцев к тому или иному клану). Первой мыслью была - а не вояки ли это? Заставили остановиться и посмотреть за отвлекающей внимание группой, а вторая в это время обошла с другой стороны. Вот только через пять минут я переменил свое мнение. Вояками эти парни в крепких комбезах точно не было. Знакомых лиц рассмотреть не смог, но судя по знакам клана на груди и рукавах их среди этой компании быть не могло. Когда последний, восьмой боец удалился на двести метров от нас, я толкнул Хвата локтем в бок, чтобы привлечь внимание. После этого где ползком, а где на четырех костях или пригибаясь к земле на полусогнутых дернул под прикрытие более густых зарослей. Во время такой пробежки я чуть не угодил в трамплин, но только чудом смог вовремя затормозить увидев впереди дрожание воздуха. Жестком ткнув в аномалию, чтобы указать ее местоположение, я обошел е по дуге.

Где-то через час я с парнями остановился, чтобы перевести дух и глотнуть энергетика, запасы которого очень быстро подходили к концу.

- Кто это был, эти - вторые? - спросил Хват, пытаясь спрятать пустую банку под слой прелой листвы и травы, когда мы остановились в небольшом перелеске.

- Грешники, - ответил я, - Банку с собою забери. Если пойдут по нашим следам, то ее обязательно обнаружат а давать подтверждение правильно в выборе маршрута погони не стоит.

- Грешники, - переспросил сталкер, - А как ты это понял?

- У них белый шеврон с черным крестом, - откликнулся я, - Символизирует черные грехи на белом фоне добра и всепрощения… что-то вроде этого. Если честно, я их философскую бурду не знаю, мне хватает и того, что это второй после “монолита” клан фанатиков и убийц. Те хоть далеко не вылезают со своей территории.

- И эта гоп-компания тоже рванула в сторону Рыжего Леса, - утвердительно произнес Леший, - Интересно, они что все сговорились или получили информацию одновременно?

- Насчет “грешников” последнее сомнительно, - покачал я головою, - Эти живут тут поблизости и если бы к ним дошла инфа одновременно с вояками, то они опередили бы всех, нас в том числе.

- А что, если, - задумчиво произнес Леший, - К ним пришел заказчик, который опасался передать сведения через сеть и для этого лично прибыл для выдачи указаний?

- Хм, - почесал я подбородок, сейчас свободный к доступу от маски и забрала шлема, - В этом что-то есть. И если прикинуть время прибытия вояк, то получается сведения, они получили одновременно с нами. Скорее всего, они перехватили сообщение моего заказчика, когда я давал согласие через ПДА. От военных инфа ушла к грешникам, к которым прибыл курьер или сам заинтересованный в этом деле человек… м-да, интересная каша заваривается. И что же такого в этом куске пластмассы и стекла?

Я неторопливо допил энергетик, смял банку, чтобы не занимала много места и сунул ее в рюкзак. Закинув последний за спину, я дал команду к выдвижению. Была небольшая надежда на то, что две разных команды передерутся между собою и в горячке схватки позабудут про нас. Тем более, знают о нас только вояки. “Грешников” побольше и все шансы на их стороне в неожиданности нападения и победы. Хотя, военсталы тоже парни не промах и вполне смогут отбиться.

Дальнейший маршрут уже пролегал по ранее выбранному. До вечера мы успели обойти антенны Выжигателя и устроиться на ночлег в одном отлично оборудованном схроне сталкеров, которых по Зоне накидано пропасть. Другое дело, что многие такие места попадают под Выбросы и оказываются закрыты аномалиями. Но в этот раз нам повезло. Данный небольшой фургончик, точнее снятый кунг с “шишиги” был чист и незанят другим ходоками, кого темнота застала вдали от обжитых мест. Установив порядок дежурства и перекусив остатками консервов, я завалился спать. Несмотря на сравнительно недавно принятые бодрящие коктейли сон пришел почти сразу же.

Проснулся от тихого прикосновения почти в единый миг и немедленно притянул к себе автомат, даже не успев еще открыть глаза.

- Пора, Умник, - донесся до меня тихий шепот Лешего, - твое дежурство.

- Угу, - старательно удерживая челюсть в нормальном положении несмотря на выворачивающую ее зевоту, - Иди, отдыхай.

Пристроившись у выхода из вагончика, я включил “ночник”, чтобы непроглядная тьма хоть немного перестала быть таковой. Привычный шум ночной Зоны звучал едва ли не музыкой в ушах - далекие и близкие завывания и рык, намного приятнее чем тишина и хруст собственных костей в зубах у мутанта. Да и привычнее так. Я бы сильно встревожился, если бы вокруг возникла тишина. Это как минимум означало, что поблизости очень опасный хищник, который и распугал все прочее зверье. Вот только в этом месте человек был не хищником, так что тишина возникала только при приближении химеры или парочки других мутантов. Тот же самый излом имея человеческий вид, являлся крайне смертоносным существом с которым опасался связываться даже вконец отмороженный кабан.

М-да, что-то меня не в ту степь понесло - химера, излом, не хватало еще их накликать. С такими противниками справиться не пример сложнее. Хотя, излом еще куда не шло, человеческое тело пусть и изрядно улучшенное мутациями, все-таки остается препятствием для чрезмерной быстроты и натиска. Излом, это крайне редко встречающийся мутант, ранее бывший человеком, но получивший одну мутацию, которая переводит того из ряда хомо сапиенса. Верхняя конечность, обычно левая у правшей и правая у левшей, вытягивается, приобретает еще один сустав и в передней части, там где у человека предплечье и кисть становиться похожей на зазубренную косу. Причем материал очень сильно похож на хитин, причем настолько прочный, что автоматные пули бессильно соскальзывают с него. Мало того, эта конечность расширяется в среднем части и становиться неплохой защитой - излом становиться боком и закрывает уязвимое мягкое тело этой рукой-косой. Сам был свидетелем (правда, только один раз, когда сумел столкнуться с изломом), как тот отбивал летящие в него пули от двух стволов и очень быстро боком приближался к стрелявшим. Прикончить его удалось только после выстрела из подствольника, когда оглушенный и ослепленный немного покоцанный осколками он застыл на месте. Кроме изменения в теле у излома меняется и рассудок. Бывший человек помнит все о прежней жизни, но перестает ощущать себя человеком. Поговаривают, что с ним можно спокойно вести беседу, когда тот в благодушно расположение духа. Но чаще всего это происходит только на начальном этапе мутации. Потом такой разговор может служить только для отвлечения внимания и сокращения расстояния перед нападением мутанта на сталкера. Питается он всем, чем сможет разжиться, но как и прочие мутанты уважает человечину. Излом мутант и к темным сталкерам отношения не имеет никакого, чем-то даже хуже зомбированного.

А вот про химеру ничего толкового сказать не могу, так как слухи ходят самые расплывчатые. Ни одного сталкера столкнувшегося с этой тварью на узкой дорожке и уцелевшего я не знаю. Порой в компании сталкеров расслабляющихся в баре можно услышать, что один из них слышал от товарища, который общался со своим другой, имевшим знакомство с человеком, пристрелившим химеру. Но я считаю это обычным пьяным трепом.

Мои мысли прервала ярка ветвистая молния, которая вырвалась из туч и ударила совсем неподалеку. Грома, как ожидалось, слышно не было. Еще одна странность зоны - порой громыхает без всякого намека на грозу, а иногда, как сейчас молнии лупят в землю, но слышно только негромкое потрескивание, на гром совершенно не похожее. Через пару минут сверкнула еще одна, а за ней и третья молния. Больше всего они напоминали гроздь, когда от главного ствола отходят несколько ниток потоньше, от них еще несколько и еще и так до того момента, пока молния не ударит в землю. Со стороны смотрится красиво и безопасно - на моей памяти под удары небесных электроразрядов попали едва ли пара десятков человек, а это очень мало, учитывая местные частые грозы.

Следом за молниями по земле ударили мелкие капли дождя. Счетчик на поясе отозвался более частым потрескиванием, сообщая что вода сейчас льющаяся с неба очень “горячая”. Нет, в защитных комбезах можно спокойно разгуливать под ним, но вот владельцам кожанок или плащей стоит переждать непогоду под крышей, иначе придется раскошелиться на лечение.

Дождь шел до самого утра, давая отличную возможность для спокойных размышлений. В голове промелькнуло, что я в Зоне несколько дней и перед этим долгое время отсутствовал, но в данный момент для меня этого времени не существует, словно я тут нахожусь с самого момента перехода из подстанции. Я улыбнулся - вот и достиг того переходного рубежа, когда становишься единым целым с Зоной. У одних на это уходят часы, прочим требуется дни, а некоторые так всю жизнь и не могут войти в единый ритм с Зоной, находясь в необъяснимом постоянном возбуждении и чувством вечной тревоги. Такие или уходят обратно домой или, что случается чаще, остаются в Зоне навсегда… мертвыми.

Молнии стали стихать перед самым рассветом, когда сквозь тяжелые низкие тучи стали пробиваться солнечные лучи. Точнее, сами тучи стали более светлые, пропуская сквозь себя тусклый свет, а про настоящее солнышко оставалось только мечтать - это явление было крайне редкое и мимолетное.

- Народ, - негромко произнес я в глубь вагончика, - Пора подниматься.

Большего для побудки тренированных бойцов не потребовалось и через пять минут мы втроем резали ножами консервы и прихлебывали их подсоленной водою из фляг. Перекусив и присоединив следы нашего завтрака к прочим в рюкзаке, мы тронулись в путь, несмотря на то, что дождь так и не кончался.

Шлепая по быстро возникающим лужам на земле, парни недовольно хмурились и невольно горбились под дождевыми каплями, слыша треск счетчика Гейгера.

- Умник, - все-таки не вытерпел и задал мне вопрос Хват, - Это не сильно опасно, ну-у, вся эта радиация?

- Радиация-то? - переспросил я, - Опасна, конечно, когда она безопасной была. Но в данном случае эта доза с дождем неспособна пробиться через материал комбезом. Разумеется, потом потребуется дезинфекция, но она происходит очень быстро - одним баллончиков опрыскался, вторым смыл содержимое первого и практически никаких следов не остается. Если бы не лимит времени и возможные преследователи, я переждал дождь в вагоне, но он может лить до вечера, а этого времени у нас нет.

Дождь и в правду не прекращался до наступления сумерек, залив местность водой. Мелкие ямки и рытвины сейчас были полны, что создавало много проблем с обнаружением аномалий особого вида. Есть такие лужи, при попадании в которые ты уже не выберешься обратно на твердую землю. Называются они кратко и емка - бездна. “Бездна” и в самом деле представляет собою широкие лужи без дна. Наступившего в нее сталкера затягивают в мгновение ока, превосходя по скорости действия “гравиконцентраты”.

Приходилось проверять каждую подозрительную лужу, через которую нам нужно было перейти. Это изрядно выматывало, так как количество их росло. Зато прочие аномалии под действием дождя просматривались намного лучше. “Электры” и “мясорубки” искрили, недовольно выбрасывая бело-голубые искры; “карусели” и “трамплины” покрывались ореолом мельчайшей водяной пыли, если бы было побольше солнца, то мы смогли бы наблюдать радугу.

Глава 14

Уже в сумерках, совершив преизрядный крюк, едва ли не пятую часть Зоны, мы вышли к болотам, по краю которых я собирался вести отряд на нашу базу. При приближении к этим сырым местам, луж прибавилось. В прямо противоположном размере убавилось мое настроение. Если раньше, останавливаясь перед очередной лужей я только матюгался мысленно, то сейчас я делал это в слух. Болота только своим краем вымотали нас в доску, а если бы я решил пройти немного глубже? Не надо думать, что я проделывал все это в одиночестве, гордо взяв на себя обязанности бессменного ведущего. Моим спутникам требовалась практика и закрепление всех теоретических навыков путем самостоятельных действий. Поэтому и запускал я поочередно впереди себя то Хвата, то Лешего.

Оставив позади себя болота, я с парнями вздохнул с облегчением. Хоть и было уже темно, но наш путь представлял мизерный отрезок, по сравнению с пройденным. Инстинктивно я ожидал встречи с мутантами, пускай с теми же псами, но нам не попалась ни одна тварь. В голове промелькнула мысль, что сухой не послушал моих советов и выгнал отряд на зачистку местности, вот и тихо так. Гадство, скрипнул я зубами, если так, то можно заранее готовиться к потерям среди отряда. Неподготовленные бойцы для жизни в Зоне это мясо на зубах мутантов и аномалий.

“Еще немного, еще чуть, чуть…” так пелось в одной старой песне, и эти строчки подходили к нам очень точно. Как-то я слышал такую байку, что перед домом в ожидании конца пути силы прибавляются, и ноги сами несут вперед. Не знаю, в данном случае усталость наваливалась тем больше, чем меньше оставалось нам идти.

Примерно в получасе ходьбы от деревни, где расположился наш клан, мы наткнулись на небольшой костерок и одинокого сталкера рядышком. Как раз к этому времени дождь закончился, и огню ничего не мешало пожирать топливо. Изрядно подсыревшие дрова плохо горели, часто потрескивали и выбрасывали кранные искры, но огонь с упрямством сталкера продолжал обращать их в угольки. Первой мыслью о незнакомце была - бандит! Одинокий браток отбился от своего отряда или вовсе сбежал от коллектива после очередного столкновения внутренних интересов. В заблуждение меня ввело ружье, свисавшее с плеча и противогаз, свободно болтающихся под подбородком. Сверху на сталкере был надет просторный плотный плащ из брезента с подстегом.

Судя по всему, тот заметил нас еще раньше, так как совершенно не проявил любопытство, когда мы подошли поближе. Метрах в двадцати до костра, я дал сигнал остановиться.

- Что встали, - приветливо окликнул нас незнакомец, - Проходите к костру, отдохните.

Одновременно с этими словами он махнул правой рукой, указывая на землю возле костра. Парни нерешительно перетаптывались рядом со мною, ожидая моих действий. А я напряженно думал. Что-то не давало мне покоя, нечто странное было в этом сталкере, его доброжелательность к трем незнакомцам с оружием, абсолютное спокойствие, словно он не боялся нас ни в малейшей мере.

- Пожалуй, - медленно покачал я головою, - Мы подождем тут твоего ухода.

- Моего ухода? - на худом, осунувшимся лице сталкера промелькнула искреннее недоумение, отчего я стал сомневаться в своих предположениях.

- Да, - решил довести выбранное поведение, - Прямо сейчас и уйдешь… ну, живо!

Лицо незнакомца изменилось очень разительно - только что это был обычный уставший человек, а мгновением спустя на нас смотрело озлобленное существо. Изменения не остались пропущенными моими спутниками: что-то проговорив под нос щелкнул предохранителем гранатомета Хват, с другого бока громыхнула лента в коробе пулемета, перехваченного Лешим для большего удобства при стрельбе.

Заметив наши действия, незнакомец распрямился во весь рост и злобно проговорил несколько ругательств в наш адрес. Оставив костер, он уже собрался скрыться в ночи, но я его остановил:

- Ружье оставь, тебе оно ни к чему.

Бросив на землю двустволку, и еще раз обматерив нас, незнакомец скрылся в темноте, передвигаясь немного странно - левым боком к нам, чем-то напомнив обычного краба.

- Ты чего это, Умник, на человека разозлился, - поинтересовался Хват, когда мы пошли прочь от костра, прихватив с собою брошенное оружие, - И он какой-то странный был, больной что ли?

- Можно сказать и так, - настороженно вертя головою по сторонам и обходя крупные скопления зарослей, - Это был излом, очень паскудная тварь.

Наскоро выдав парням лекцию об особенностях этого мутанта, я осмотрел заодно и трофей. Как и ожидал, оружие было разряжено, а стволы еще пахли свежей гарью. Посветил вовнутрь фонариком, я смог различить крупинки несгоревшего пороха. М-да, не повезло какому-то бедолаге столкнуться с изломом, только что и смог выпалить из обоих стволов. Дальше мутант прихватил у того снаряжение с оружием и принялся искать прочих доверчивых прохожих.

- Слушай, - обратился ко мне Леший, - А как ты его раскусил? Я током ничего и не заметил, пока он не ощерился…

- Его движение, когда он махнул нам рукою, - пожал я плечами, - Словно у насекомого - не плавные, а резкие с короткими остановками. Правда, очень быстрые, поэтому и не сильно бросаются в глаза. Еще подозрительно было то, что он показал только одну руку, спрятав вторую. Всегда будьте осторожны к тем людям, которые не показываю рук и стремятся скрыть их. Ну, и последнее - мутанты…

- Что мутанты? - не понял Хват.

- Ты по дороге встретил хоть одну тварь, того же слепого пса? - пояснил я, - Вот то-то, изломов мутанты чуют и боятся, поэтому стремятся держать между собою изрядное расстояние. Надеюсь, эта тварь не наведалась на базу и принесла неприятностей.

На наше счастье в деревне все было спокойно и в пределах нормы. За время нашего отсутствия бойцы под командой Сухого превратили кирпичное здание в настоящий Дот. Все окна обзавелись толстыми стальными жалюзями, часть из них, в основном на первом этаже, оказалась заложена кирпичами. Крыша обзавелась кровельным железом, но весьма убогого вида - темный цвет ржавчины я рассмотрел даже в темноте при нечетком изображении “ночника”.

Наше приближение по всей видимости отслеживалось, так как при подходе к двери нас сверху окликнул резкий и строгий голос:

- Стой, кто такие?

- Хомяк, ты что ли? - радостно в предчувствии скорого отдыха отозвался Хват, - Открывай, свои вернулись!

- Хват, это ты? - немного недоверчиво произнес говоривший, - А с тобою кто?

- Да все тут свои, - устало проговорил я, взяв процесс переговоров на себя, - Зови Сухого или другого, кто волен запустить нас внутрь. Мы устали, как собаки и хотим нормально отдохнуть.

- Сейчас, - откликнулся Хомяк, - За старшим уже пошли.

Через пару минут, в металлической плите двери приоткрылась заслонка, и нам в лицо ударил луч фонаря. Хорошо еще, что фильтры успели снизить яркость, иначе нам грозило временная слепота. Знакомый голос Сухого без предисловий и ненужных вопросов приказал:

- Маски снимите и забрала поднимите, чтобы лица рассмотреть. Оружие убрать за спину и руки держать на виду.

Убедившись, что перед ним и в самом деле стоят бойцы его отряда, Сухой приказал нас запустить в дом. А я уже приготовился к долгим проверкам и расспросам. Войдя в помещение, я смог убедиться, что перемены затронули не только внешний, но и внутренний вид. Стены были оштукатурены и покрыты белилами, пол обзавелся новым настилом из темных досок, так же обновился и потолок. В дверных проемах висели новенькие двери.

- Нравится? - спросил первым же делом Сухой, едва за нами лязгнула запорами дверь.

- Угу, - промычал я, вертя головою по сторонам, - Быстро вы все обделали, никак гастарбайтеров сюда привозили? То-то и видно, что материал загубили - доски черные, железо все ржавое…

- Да иди ты, - огрызнулся Сухой, - Знал бы хоть о чем говорил… все это специально сделано, чтобы в глаза не бросаться. И крыша укреплена, почти до танковой брони. Ладно, давайте за мною.

Сухой повернулся ко мне спиною и поднялся по лестнице на второй этаж. Возле одной из дверей он остановился, потянул на себя и приглашающее махнул рукой. Входя в комнату, я бросил оценивающий взгляд на соседнюю дверь, которая под тонким слоем деревоплиты скрывала толстую металлическую основу - усиленные косяки, несмотря на всю свою маскировку бросались в глаза. Интересно, что же там такого может хранится, что поставили бронированную дверь?

Войдя в комнату, всей обстановки которой было кровать, тумбочка и большой письменный стол. Мебель была явно не новая и выглядела так, словно была украдена с ближайшей помойке. Присаживаясь на стул, Леший с некоторым сомнением пошевелил его, стараясь убедиться в прочности.

- Не боись, боец, - успокаивающе проговорил Сухой, усаживаясь прямо на письменный стол, - Это только внешний вид такой непрезентабельный, а в целом вещи почти из магазина.

- Ладно хоть сумели догадаться набрать мебель советского образца, - проговорил я, - Тут хоть косяков не нарубили.

- Парень, - прищурился Сухой, - Не считай нас дураками. Над созданием образа соответствующего сталкерскому клану и его базе работали лучшие аналитики службы. Ты давай, выкладывай про свой поход - что видел, что слышал, как сходил…

Пересказ занял совсем немного времени, едва ли больше получаса. Пока говорил, Хват и Леший молчали, не встревая с подсказками и своим мнением. Хотя, думается мне, что с ними будем проведена отдельная беседа, более подробная.

Когда рассказал про утерянные артефакты, оставшиеся у бандитов, Сухой нахмурился, но решил дождаться окончания повествования.

- А вот этот ноутбук, - закончил я говорить и выложил на стол комп, - Да, и еще - перед самой деревней наткнулся на излома, убивать не стал, так опасался что не справлюсь и потеряю кого из парней. Мутант ушел, но если затаил злобу, может продолжать кружить по округе.

- Что за тварь такая, - полюбопытствовал Сухой, - Излом твой?

- Он не мой, - ответил сухому я, - Человекообразный мутант, крайне опасен. Я парням рассказал про него, так что у них и спросишь.

- А ведь был около нас один подозрительный хлопец, - немного задумчиво, проговорил Сухой, - Только я его турнул от нашей базы, сказал, что никого не пущу к себе.

Оказывается излом подходил к зданию и просился на ночлег, но Сухому что-то показалось подозрительным в поведении незнакомца, уж очень он выглядел спокойным и абсолютно не уставшим. Подозрения укрепили и странные движения просителя. Что именно его в них обеспокоило старший сам не понял, но за годы службы привык доверять своим неосознанным желаниям. На этот раз он желал одного - чтобы незнакомец оказался подальше от него.

- А что могло произойти, если бы мы его запустили? - поинтересовался Сухой.

- Могло и ничего, - пожал я плечами, - А мог и кровавую баню устроить в здании.

- Да уж, - протянул Сухой, - Дела… ладно, сейчас отдыхайте, завтра с утра жду тут же - изложите все подробно на бумаге…

- Писать? - перебил я его, - Ну уж нет. Я в школе писал, в технаре писал. Стоило в другой мир перейти, как тоже писать заставляют. Если есть желание, то я надиктую, но сам ручку в руку не возьму.

- Ты не простой штатский, - попробовал рыкнуть на меня Сухой, - Сейчас ты на службе и просто обязан выполнять мои указания.

- Сухой, - уставившись ему в глаза, проговорил я, - Меня вынудили стать тем, кем я сейчас являюсь. Вот только без моей помощи и знаний вы ничего не сможете сделать. Положите кучу народу, настроите против себя местных и все. Даже посади меня под арест и переправь обратно на Землю, рано или поздно я опять потребуюсь. И что тогда? Думаешь, я стану выполнять ваши указания? Хрен вам всем и там и тут по всему воротнику, попросту уйду и нормально смогу жить своей жизнью. Так что не дави на меня. Я все еще очень сильно вам всем нужен, так что могу и права качать.

Сухой гонял желваки, но молчал. В принципе, ему и сказать было нечего - я был прав во всем. Его начальство могло принять меры исходя из своих размышлений, вот только этим только напортачат сильнее. Привычка и уверенность в своем всемогуществе, часто мешает здравому рассуждению.

- Ии, отдыхай, - выдавил из себя Сухой, - Завтра с утра поговорим…наедине.

Я пожал плечами, давая понять, что со своим мнением останусь до конца и покинул комнату, оставив парней с Сухим . Что там они ему расскажут - представить не могу, главное лишнего не наговорили и не посчитали себя завзятыми сталкерами, раз смогли пройти через Рыжий лес и половину Зоны.

Место для ночлега мне предложили в подвале, где продолжали стоять койки для отдыха личного состава. Белья тут не было - голый матрас, одеяло и подушка без наволочки, но мне и этого было с перебором. Наконец-то смог избавиться от костюма, который положил возле кровати. Забравшись под одеяло я уснул через секунду.

Казалось, я только сомкнул глаза, а меня уже будят. Открыв глаза, что сделать оказалось не очень просто - веки напоминали бронированные люки на танковой башне, я увидел рядом с собою незнакомого мне бойца с “калашом” в руках.

- Там Сухой сказал тебе наверх подняться, - проговорил он, - Какие-то сталкеры пришли в деревню и к нам направляются.

Блин, в сердцах сплюнул я, бросая взгляд на часы, половина восьмого. Солнце только взошло над Зоной и нормальные бродяги только выходят на промысел. Но в этих местах им просто оказаться неоткуда - если только не ночевали поблизости.

Натянув на себя костюм, я поднялся на первый этаж и остановился перед Сухим, который с интересом прислушивался к разговору часового и незнакомого сталкера снаружи.

- Скоро твой старший подойдет, - раздраженно проговорил сталкер, - Я уже устал ждать.

- Полминуты, - послышалось сверху, часовой торчал на втором этаже, как и при моей встрече вчера, - Счас он подойдет и разберется…

- Запускать, - очень тихо, почти шепотом проговорил Сухой, - Или как?

- Ты народ убери лишний, - так же тихо произнес я, - Человек шесть пусть болтается на виду, а прочие заныкаются в подвал или еще куда. А то подозрительно - сейчас по времени уже многие на поиски артефактов отправляются, с первыми лучами, а тут целый дом сталкеров бьющих баклуши.

По короткому жесту, сталкеры нашего клана разошлись по комнатам и заперли за собою двери. После этого я приоткрыл заслонку на двери и выглянул наружу. Трое незнакомых сталкеров стояли на улице и недовольно ругались себе под нос. Одна фигура из этой троицы мне показалась знакомой.

- Клещ, - решил проверить свою догадку, - Ты тут что делаешь, с каких пор тебя жена стала вновь отпускать на промысел?

Предположительно, Клещ аж подпрыгнул от неожиданности, когда услышал эти слова:

- Это кто там такой, Мотя, что ли?

- Сам ты - Мотя, - откликнулся я в ответ, - умник это, неужели не узнал?

Потом повернулся к Сухому и махнул ему рукой: “запускай”. Лязгнули задвижки и трое сталкеров оказались в здании, удивленно осматриваясь по сторонам. Увидев меня, Клещ радостно протянул мне пятерню для приветствия.

- Охренеть, не встать, - это тебя что ли тут ждали, - проговорил он, - Когда пошли будить старшего?

- Типа того, - уклончиво сказал, - Лучше скажи, ты как тут оказался, вроде бы месяца три уже на покой ушел?

- А-а, - отмахнулся он ладонью, - Жена к другому ушла, ей, видите ли, не нужны дети мутанты от такого радиоактивного мяса, вроде меня. Наговорили доктора хрен знает чего, а она уши развесила.

- М-да, - только и смог сказать я, - Дела делишки…

- А тут я мимо проходил, - продолжал он рассказывать, - Сначала к “чистым” заскочил, а там мне поведали про новый клан, вот и решил заскочить, узнать что по чем.

- Только узнать? - сказал я, - А то и прикупить сможешь что полезное. У нас цены не кусаются, как у многих других торговцев.

- А что можешь предложить? - заинтересовался сталкер, - Вот такой костюм сколько стоит?

- Э-э, - почесал я затылок (шлем с маской я отстегнул и оставил возле кровати), - Костюмы, приборы и прочая лабуда из снаряжения не продается. У парней с этим и так туго. Но могу предложить, м-м…

- Патроны, гранаты, - помог мне Сухой, - Оружие есть, причем и российское и натовское. Но лучше посмотреть самому.

Сухой торопливо, едва ли не в припрыжку повел нас в конец первого этажа, где расположились пара не больший комнат. Одна из них на две трети оказалась разделена решеткой, за которой восседал мужик лет тридцати с гаком и огромными, почти “запорожскими” усами.

- Во, Кусок, - обратился к нему Сухой, - Клиентов к тебе привел, покажи что есть из товара.

Кусок, подозреваю, что это бывший прапорщик с жмотническим характером, попавшим на должность торговца, поднял глаза на вошедших и прищурился, разглядывая нас. Рассмотрев меня, приветливо кивнул (вот тебе и раз, фото, что ли мое всем бойцам показали?) и уставился на Клеща и его товарищей.

- Что смотреть будете, - с хохляцким говором произнес он, - Могу предложить только оружие и боеприпасы. Еще немного продуктов, но это так, фигня для настоящего сталкера.

А потом он стал доставать из под ноги образцы стволов и тщательно их расписывать. Поняв, что я лишний, решил покинуть компанию и попробовать поспать еще. Но не получилось, через пять минут, когда я только собрался стянуть с себя костюм, появился Сухой, радостно потирающий ладони.

- Что там? - с тихим вздохом, понимая, что сон накрылся медным тазом, спросил у него, - Успешно наторговали?

- Успешно, - сказал он присаживаясь на соседнюю койку лицом ко мне, - Кусок смог заинтересовать народ и те уже согласны поменять оружие на новое с доплатой. Этот твой Клещ, “медузу” и парочку “волчьих глаз” за “сто третий” с “костерком” и тремя БК предлагает. Не сильно мы продешевим?

- Не очень, - зевая откликнулся, - У других это будет дороже процентов на десять-пятнадцать, но для нас за артефакты выйдет в самый раз. Этот твой Кусок, он из прапоров, да? Жилка видна.

- Угу, - кивнул сухой, - Скряга, каких свет не видывал, но может эскимосу снег впарить и бушмену - песок. Кстати, ты выспался?

- Выспался, - вздохнул я, - Что нужно-то?

- Давай ко мне поднимемся, - предложил он, - Есть разговор.

Оказавшись в его комнате, сразу разговор не начался. Сухой достал из стола бутылку с коньяком и предложил:

- Будешь? Хороший, армянский лет восемь выдержке, если не больше.

Отказываться не стал, тем более уже привык употреблять и менее качественные напитки. Зона, все ж, тут без водки трудно - и радиацию вывести и стресс снять. Сухой шустро разлил коньяк по металлическим стограммовым стаканчикам и пододвинул одни из них ко мне.

- Будем, - кивнул он мне, - Что бы всегда и всюду, как сейчас и здесь.

Тост был немного спорный, но ничуть не хуже, чем многие другие пришедшие на ум. Свою порцию я опрокинул разом, чувствуя, как теплая волна прокатилась по пищеводу в желудок. Сухой, посмотрев на такое кощунственное отношение к напитку, поморщился и осушил свою емкость медленными глотками, смакуя каждый.

- Кто же так коньяк пьет, - урезонил он меня, - Это же не водка, которую только залпом и надо употреблять. Коньяк пьется маленькими глотками, чтобы ощутить его вкус. Очень маленькими, как бы смачивая десна и небо и только потом глотая.

- Сухой, - отмахнулся я от его попреков, - Давай не будем разводить политесы, тем более, что сейчас мы не в ресторане и не на светском рауте, где манеры вызывают восторженное возмущение. Расскажи зачем звал, случилось что?

- Не то, чтобы случилось, - убрав обратно в стол бутылку с посудой, - Твой комп посмотрели специалисты и скопировали все данные. Вот только открыть их они не могут. Там очень сложный пароль стоит, наши головоломы только разводят руками и признаются в собственном бессилие. Может, у тебя есть знакомый что взломает его для нас?

- Обалдеть - не встать, - возмутился я, - Сначала нарушил условия выполнения договора, потом еще и рассказать об этом надо всему честному народу! Сухой, найти такого специалиста не сложно, вот только кто даст гарантию, что он промолчит и не расскажет по пьяной лавочке первому попавшемуся знакомому? Потом это станет известно ученым, а те передадут инфу прочим сталкерам.

Предложение Сухого меня возмутило до глубины души. Я и так чувствовал некоторое смятение, передавая тому комп, а сейчас еще требуется найти человека с навыками компьютерного взломщика. Понятно, что открыть папку с вложенными данными они не смогли. Все-таки будущее, оно и в Африке будущее. Технологии улучшаются, функции программ выходят на новый виток развития.

- Сухой, - предложил я старшему, который сейчас сидел недовольный моими словами, - Лучше я подгоню пару компов с подобной начинкой и программным обеспечиванием, а вы посадите за них ваши умные головы и пусть те стараются, ломают пароль.

- Давай так, - нехотя кивнул тот, - Вот только по первому варианту оно вышло бы намного быстрее.

- Быстро только кошки родятся, - ответил я на его слова, - Теперь, больше ничего не скажешь?

Сухой немного помолчал, что-то взвешивая, потом отрицательно помотал головою.

- Нет, - проговорил он, - Пока больше ничего… вот разве что уточнить, куда ты дальше пойдешь. Ты сразу к ученым на Янтарь двинешь?

- Нет, - помотал я головою, - Сразу не хочу. Для начала заскочу в “Бар” и там послушаю что говорят про новую заместительницу на базе ученых. Да и вообще, нужно узнать про обстановку в Зоне. Мало ли какие новые мутанты появились, аномалии или артефакты.

- Такое разве возможно?

- Конечно! - удивился я, - Неужели ты считаешь, что весь этот животный мир зоны и все ее ловушки неизменны? Раз в месяц можно наткнуться на нечто такое, что раньше не видывал, вот только эта аномалия или тварь может потом пропасть, как менее функциональная по сравнению с прежними.

- Не знал, - протянул Сухой, проводя ладонью по короткому ежику волос, - Всегда считал, что изменения происходят настолько долго, что для обычного человека это незаметно.

- Это характерно для обычного природного мира за чертой периметра, - кивнул я с важным видом, - Но тут, где радиацией пропитано все, эволюция скачет с бешеной скоростью.

- Ладно, - отмахнулся от меня Сухой, - Иди готовься к выходу.

Последнюю фразу он проговорил мне в спину, когда я взялся за дверную ручку, собираясь выйти в коридор.

- Умник, - сказал Сухой, - Ты только долго не задерживайся там, сразу же после выполнения дела возвращайся назад. У тебя еще куча работы по тренировке парней.

- Угу, - кивнул я головою, не поворачиваясь к нему, - Загадывать не буду, но постараюсь поспешить.

Глава 15

На территорию заводского комплекса, где располагался бар “100 Рентген”, мы подошли со стороны Диких территорий. Плестись через Свалку и топать по краю аномальных полей, что разделяли территории между собою, не было ни малейшего желания. Пусть теперешний путь был опаснее, но зато короче. Здесь мы рискуем столкнуться по большей части с мутантами, которых я предпочитал аномалиям. От тварей в три ствола один из которых тяжелый пулемет, отбиться легко, а вот ловушки Зоны могут сыграть весьма неприятную штуку с зазевавшимся сталкером. Сколько знаю знакомых вляпавшихся в самые обычные жарки и гравиконцентраты. Вроде бы не увидеть их невозможно, а все равно вляпываются. Так что, чем брести по аномальным полям, лучше пострелять немного мутантов.

Как и предполагалось, с мутантами столкнуться пришлось. Пару раз это были стаи слепых псов, которые рьяно напали, чуя добычу, и так же быстро разбежались, едва попали под наши пули. Наткнулись на пяток зомби, по всей видимости забредших сюда с территории Янтаря и нашедших свою окончательную гибель от наших рук. С одного из этих сталкеров я снял контейнер с “кристаллом”. Больше ничего полезного, кроме ПДА (эти я собрал со всей пятерых) не было. Уже почти перед заводом на нас набросился псевдогигант, здоровенная туша больше всего напоминающая цыпленка с рудиментарными передними лапами. Кроме своей массы и неутомимости, эта тварь еще обладала подобием телекинеза. Точнее сказать - направленного сейсмического удара. Это мы почувствовали на своей шкуре, когда метрах в тридцати перед нами из кустов появилась неуклюжая туша твари, которая подняла левую ногу и со всей силы шарахнула по земле.

Можно было проследить направление удара по взлетевшим в воздух веткам, комьям земли и прочего мусора, что валялось в округе. Убежать мы не успели и сполна смогли почувствовать всю мощь удара. Ощущение было таково, словно нам по пяткам врезало кувалдой. Боли не было, но на ногах мы не удержались, попадав словно фишки домино. Заметив, что добыча сейчас не имеет возможности скрыться, псевдогигант направился в нашу сторону неспешной походкой. У этого мутанта из-за большой массы и малой скорости сложилась именно такая тактика - сбить на землю, а если повезет, то и глушить жертву, а потом подойти и добить. Убежать от него, если не попадать под сейсмический удар, просто, даже для ребенка. Эта тварь ходит со скоростью ленивого прохожего, наслаждающегося прогулкой по набережной или бульвару. Вот только с нами он лопухнулся. Леший, даже не успев подняться открыл по нему пулеметный огонь, вгоняя длинные очереди тому в тушу. Несколько пуль угодили и в голову, но сразу убить не могли. Собрался было опять “пристукнуть ножкой”, чтобы угомонить суетящийся обед, но ему помешал Хват со своим гранатометом. Граната взорвалась у него на морде, выбив глаза, спалив морду и контузив, но и после этого мутант оставался жив. Только отстреляв по паре рожков автоматов и коробку “печенега”, смогли утихомирить противника.

- Живучая, зверюга, - в долей уважения в голосе, проговорил Леший, продевая новую ленту в приемник пулемета и прищелкивая ее “лягушкой”, - С такой в одиночку можно и не справиться.

Сталкер хлопнул ствольной коробкой и передернул затвор, вернув пластмассовую ручку обратно в переднее положение. После этого поднял флажок предохранителя и повесил пулемет на плечо.

- Я готов, - проговорил он, после всех этих процедур, - Можно идти. Кстати, Умник, а вот этот крест с баллонами, что означает, могилу сталкера?

Он указал в сторону двухметрового креста сбитого из двух молодых корявых деревьев и с проржавевшими до дыр дыхательными баллонами от сталкерского костюма.

- Нет, - отрицательно помотал я головою, - В таких местах никого не хоронят. Стараются при возможности унести тело с собою и погрести в более спокойном и удобном местечке. Ну, а если такое не возможно, что чаще всего и бывает, то на месте гибели ставят вот такой крест или оставляют часть снаряжения на камне или столбе, если крест установить не получается.

- А почему на месте не закапывают? - удивился Хват, - Зачем куда-то нести, если полчаса работы и готова могила.

- На какую бы глубину ты не закопал тело, мутанты до него все равно доберутся и сожрут, - пояснил я ему специфику такого случая, - А потом, это только кажется, что копать легко. Но когда на шум выстрелов сбегаются мутанты или враждебные сталкеры, то терять время на копание могилы не получается.

- И что, - спросил Хват, - Это для каждого сталкера такой памятник ставится?

- Нет, конечно, - удивился, - Их столько гибнет, что никакого дерева на кресты не хватит. Таким образом чтят память только известных сталкеров-ветеранов, оставивших след в памяти ходоков за хабаром. Ну, или приятель отметит место гибели своего близкого друга или напарника.

Пока вели разговор мы приблизились к стене завода, состоящей из массивных бетонных плит, простирающихся на многие километры. Толстые и высокие, около трех метров, стены сумели простоять все годы, что данная местность оказалась заброшена, без чересчур заметных изменений. В нескольких местах они покосились и обрушились, но в болей мере это было делом рук сталкеров, которые сооружали удобные проходы. Возле одного такого пролома мы наткнулись на блокпост. Пятеро “долговцев” и три простых сталкера из одиночек, встретили нас насторожено. Еще хорошо, что долговцы сумели меня припомнить, но и тогда полностью недоверие не пропало. Пока уходили от поста в сторону жилых строений, я лопатками ощущал направленные стволы как минимум пары человек.

- Странно, - выразил я мысли в слух, - Далеко они выдвинулись с постом, раньше до сюда не добирались. И еще сталкеров не из клана взяли в охранение…

- А что тут такого, - пожал плечами Хват, - Может, это новички только принятые в клан и на них скинули такую работенку. Стояние на “блоке” это наказание или лафа?

- Скорее наказание, - проговорил я, - Наряды вне очереди и только для нарушителей дисциплины. Даже в “свободе” с этим строго, а у “долговцев” и вовсе возведено в ранг заповеди, это про дисциплину и отработку наказаний. Стоять на посте, когда можно пить водку в баре или искать хабар, это очень невесело. Кстати, форму и знаки клана любому новичку выдают сразу же по вступлению в клан. Так что, присутствие одиночек на посту означает что-то другое, но никак не новичков клана.

Чуть позже, уже перед жилой зоной, обнесенной, где стеной из железа, где стенами корпусов зданий, мы наткнулись на еще один пост. Тут несли службу трое “долговцев” без усиления прочими сталкерами. Когда мы оставили их за спиною, Леший кивнул на одного из охранников и произнес.

- Токсикоман, однако, и понтярщик.

- Это ты про что? - не понял я и потребовал пояснений, которые немедленно получил. Оказывается, Леший говорил про одного из бойцов, который был облачен в “булат” и имел при себе гранатометно-автоматный комплекс “гроза”. Так называли парней в одной из частей, куда как-то раз занесло напарника. Конкретного места он не указал, но по недомолвкам я догадался, что речь идет о “горячей точке”, вот только неизвестно какого государства. Так вот, прозвище “токсикоман” давали стрелкам с “грозою”. Сам комплекс мог похвастаться из плюсов только более мощным патроном, а во всем остальном собрал в себе только одни недостатки системы булпап. Одним из них была сильная загазованность перед лицом стреляющего.

- Там еще проблема с переключением стрельбы подствольника и автомата, - рассказывал Леший, пока мы приближались к бару, - Теряешь время, пока меняешь режимы, так как для стрельбы используется только один спусковой крючок. Плюс еще сам автомат высокий, и получается при стрельбе лежа, что силуэт виден просто отлично. Так что, оружие только для понтов и в реальном бою лучше простой “калаш” взять.

- Ага, только из сотой линейки вроде “сто третьего”, - добавил Хват, - Почти тот же АКМ, но менее корявый.

- Ладно, - сказал я парням, - Заходи внутрь, эксперты стрелкового дела.

Я посторонился, пропуская спутников по ступенькам в помещение питейного заведения. С моего последнего посещения тут ничего не изменилось, только охранники были другие, но со все теми же короткими дробовиками в руках. Сегодня из-за в преддверии ночи зал был почти полон, я с трудом успел занять последний пустующий столик в помещении. Был он мал, рассчитан на ару человек, но если потесниться и много не заказывать, то для троих места хватит.

- Сидим и смотрим, - приказал я Хвату с Лешим, - В чужие разговоры не встреваем и конфликты не создаем. Я к бармену, закажу что-нибудь поесть и выпить. Предпочтения есть какие?

- В принципе, мне все равно, - пожал плечами Леший. И Хват его поддержал согласным угуканьем. Получив ответы на свой вопрос, я оставил парней осматриваться по сторонам и направился к стойке, за которой восседал бармен.

- Здорово, Бармен, - поприветствовал я старого сталкера, который бороздил Зону еще на заре ее возникновения, - Покормишь усталого путника, который готов предложить тебе парочку интересностей?

- Покормлю, - спокойно, даже лениво кивнул мне Бармен, - Особенно, если эти интересности будут мне интересны.

- А это уж, тебе решать, - развел я руками, - Тут смотреть будешь?

- Нет, - отрицательно мотнул головою собеседник и указал рукою на дверь в стене, - Туда проходи.

- Вот смотри, - произнес я бармену, выкладывая на стол перед ним пять ПДА, - Компы снял с мертвецов, может, сумеешь выкопать ценную инфу.

- Смотрел? - спросил бармен, осматривая ПДА на наличие повреждений, - Наверное, все подтер, что там имелось не для лишних глаз.

Я развел руками, демонстрируя свое сожаление.

- Не успел и не смог, точнее, - ответил я, - Компы сдохли и зарядить не успел. А потом, включить их проблематично, так как пин-кода не знаю.

- Где ж ты ими обзавелся? - проявил любопытство собеседник, откладывая приборы в сторону.

- На Диких территориях сравнительно недалеко отсюда, - поведал я, - Их владельцами зомби были. Наверное, с Янтаря забрели, когда там им мозги выжгло.

- Хорошо, посмотрим, - решительно сказал бармен, давая понять, что сделка заключена, - Вот тебе за них.

Он из ящика стола вынул пачку банкнот, отсчитал несколько бумажек и протянул мне. ПДА положил в тот же ящик и с треском задвинул его обратно в стол. Что же, больше делать в этой подсобке мне нечего пора возвращаться в зал. Уже в общем помещении, народу в котором прибавилось за то время, что я отсутствовал, я повернулся к Бармену и поинтересовался насчет последних новостей.

- Если интересно, - зевнул тот, - Появилась такая шняга, вроде шаровых молний, но безопасных. Опасность заключается в том, что человек теряет сознание и превращается в сомнамбулу. Типа зомби под предводительством контролера. Только этот шар ведет человека до ближайшего места, где тот гибнет. Чаще всего они попадаются на болотах и там заводят таких одуревших сталкеров в топи. Но могут привести и в аномалию.

- Как называют эту гадость? - полюбопытствовал я.

- Блуждающие огни, - ответил собеседник, потом немного подумал и добавил, - Поговаривали еще о мутанте, нечто вроде полутораметрового богомола, но с фигурой человека.

- То есть? - не понял я, так как в моем воображении такого чудовища не смогло возникнуть.

- Человек, но низенький, сутулый, сплошь покрытый хитином, - сказал бармен, - Вот только руки у него длинные и имеют лишнее предплечье. Вроде как у излома. Сам я думаю, что это бывший излом и есть, только на последней стадии мутации. Называют жуком, но это только слухи, так как единственный сталкер, что мне о нем поведал, больше в бар не приходил.

Да уж, ничего себе пакости развелось за время моего отсутствия. Так отдохнешь полгода и вовсе Зону не узнаешь. С этими мыслями я вернулся за стол к парням, которые наворачивали за обе щеки борщ со сметанной. Надо же, а ассортимент в баре поменялся в лучшую сторону, до этого тут баловали максимум полуфабрикатами.

- Узнал чего? - спросил меня Хват, добивая тарелку первого и пододвигая к себе макароны с тушенкой, - Есть что новенькое?

- Угу, - откликнулся я, пододвигая свои тарелки, уже начавшие остывать, и принялся за уничтожение их содержимого, - Потом расскажу.

После еды мы с парнями накатили по двести грамм и расслабленные откинулись на спинки стульев. Хорошее вот так расслабиться, посидеть в спокойной обстановке и не забивать голову всякой чепухой, вроде выживания среди аномалий и мутантов. Незаметно меня потянуло в дремоту, сознание стало расплываться, превращая отдельные слова окружающих сталкеров в ровный монотонный шум. Промелькнула мысль, что надо бы идти на боковую, занимать комнаты в гостинице, если не хотим ночевать возле костра в одном из пустых строений, где размешаются стесненные в средствах ходоки или не успевшие получить комнату.

Внезапно по спине мазнуло холодком тревоги. Чужой взгляд пробуравил позвоночник и исчез. Вся сонливость и расслабленность пропала на раз, словно и е было этого такого родного и домашнего ощущения. Мне вновь напомнили, что нахожусь я в Зоне, где зевать даже в защищенных местах очень чревато для здоровья.

Полуобернувшись в ту сторону, откуда исходило неясное чувство тревоги, я окинул расположившихся там сталкеров. Пятеро “долговцев” за одним столом весело отмечали вступление в клан нового члена. Одиночка в замызганном комбинезоне “заря” клевал носом, как это недавно делал я. Еще трое ходоков стучали стаканами и произносили тихие тосты, но рассмотреть нашивки клана не удалось из-за неудобного положения сидевших. Но внимание привлекли двое сталкеров в серых “наемничьих” костюмах. При взгляде на них, в голове звякнул тревожный колокольчик, сообщая, что с этими парнями что-то не так и именно они (вероятнее всего) удостоили меня внимательного, не сказать - враждебного, взгляда. Оба мужчины лет тридцати с небольшим, среднего сложения и роста. На плече самого ближнего ко мне, стоящего (оба сталкера занимали высокий столик без возможности сидеть) ко мне боком свисал автоматический карабин НК416 от германского производителя. Хотя, могу и ошибаться, есть в нем некоторые черты, которые отсутствовали в знакомой мне версии. На бедре висела открытая кобура с SIG-Sauer под патрон 40 S&W. Относительно новый, для моего мира, патрон и вполне себе неплохой по характеристикам.

Второй носил отечественный “сто третий” с подствольником и коллиматором. Что за пистолет у него был рассмотреть не удалось, так как его скрывал верхний клапан закрытой кобуры. Оба сталкера пили пиво из больших кружек и вели неторопливую беседу, совершенно не обращая внимание на окружающую обстановку.

- Обратите внимание на тех двоих, - очень тихо произнес я напарникам, - Только осторожно, сильно головами не вертите.

Леший на секунду прикрыл глаза, давая понять, что меня услышал и понял. Ему в плане наблюдения было проще, так как сидел лицом в ту сторону. Хвату же пришлось для этого разворачивать. Но он поступил по-другому. Не оборачиваясь, он попросил несколько купюр и отошел к стойке, получив желаемое. Вернувшись, он поставил три бутылки пива и тарелку с солеными орешками.

- Сталкеры, как сталкеры, - пожал он плечами, отщелкивая пробку на своей емкости, - Вроде бы наемники, но отличительных знаков нет. Что в них тебя заинтересовало?

Леший присоединился с товарищу, утвердительно кивнув в знак согласия со словами напарника. Пришлось пояснить ситуацию, рассказав, про непонятные взгляды в спину.

- Хрен его знает, что им могло показаться неприятным, - через пару минут раздумий, произнес Леший, - Может, ты им раньше наступал на больную мозоль?

- Не думаю, - ответил я, забирая несколько орешков из тарелки и с хрустом разжевывая их, - Лица мне не знакомы, да и с наемниками, если они были ими раньше и недавно ушли из клана, оттого и нашивок нет, я не сталкивался. Хотя… на той лаборатории охрану осуществляли такие же парни в наемничьих комбезах, может они оттуда?

- Хрен его знает, - повторил Леший, - А оружие у них подобранно добротно. Оба с “семерками” и стволы длинные, особенно у “германца”.

- Ты имеешь ввиду калибр семь шестьдесят две? - поинтересовался я у него, - Но разве четыреста шестнадцатый” не под пять и пятьдесят шесть заточен?

- Так это не “шестнадцатый”, - удивился Леший, - У парня четыреста семнадцатая модель “кохлера” под патрон семь шестьдесят два на пятьдесят один. Он толком еще и не выпущен у нас, только шлифуется на стендах и убираются мелкие недочеты. Но оружие отличное, жаль магазины на двадцать патронов всего.

- Ты его слушай, - кивнул Хват, - Леший у нас спец по оружию, знает и наши и импортные и старые и новые модели.

Пока мы вели эту беседу, оценивая внешность сталкеров, те допили свое пиво и покинули бар.

- Ну, вот, - посмотрел им в след Хват, - А ты волновался - ушли и слова не сказали.

Ушли-то они ушли, но на душе у меня продолжали скрести кошки, словно говоря, что последствия встречи только впереди. Опустошив бутылки и тарелку с орешками, засобирался и я, решив опередить присутствующих и обзавестись апартаментами (это если они уже не заняли комнаты и сейчас спокойно тянут водку).

Но добраться до гостиницы не успели. Прямо перед ее дверями нам преградил путь наряд “долговцев” с одним из неизвестных сталкеров, что сверлили мне спину взглядами. Его второй напарник на глаза не показывался, словно и не было его.

- Стоять, - жестко сказал старший наряда со знаками лейтенанта, - Вам всем следует пройти с нами на наличие проверки решения некоторых вопросов.

- Это по поводу которых? - поинтересовался я. Рядом набычился Леший, положив руку на приклад пулемета. В ответ на его движение, двое “долговцев” направили на него оружие, а прочие перевели внимание на нас с Хватом.

- Не дурите, - проговорил лейтенант, - в случае сопротивления разбираться не будем - положим всех.

- Сам смотри не ляг поблизости, - проговорил сквозь зубы Хват, - Места найдется.

Начинающуюся перепалку, способную перейти в стадию стрельбы я прервал, выразив согласие пройти с бойцами куда покажут.

Привели нас, в том числе и неизвестного мне ходока, на территорию клана, в обычное время закрытую для всех прочих не значившихся в его рядах. Причем, провели сразу в командное здание, где располагались кабинеты главы клана и его трех заместителей. Тут же находились комнаты под хранение артефактов и с запасом оружия и боеприпасов. Это все я прочитал на табличках, которые пунктуально и сухо сообщали о находящимся за каждой дверью на этом этаже.

Сначала я предположил, что разговаривать с нами будет полковник Стародубцев или, как его еще называли - Старый (иногда добавляли - Дуб). Вот только до его кабинета не дошли, оказавшись за дверью комнаты его зама, майора Сенцова.

- Вот, товарищ майор, привели всех, - доложился лейтенант, закрыв за собою дверь в комнату, - Что дальше делать?

- Двух бойцов оставляй и можешь идти, - кивнул тот подчиненному и повернулся в нашу сторону, когда комната немного опустела, - Так, почти знакомые все лица. Жерех, Умник, а эти с кем?

- Со мной, майор, - буркнул я, - Что случилось, из-за чего меня с парнями под стволами привели сюда, не слишком ли Долг много на себя берет?

- Не указывай что делать клану, сталкер, - оборвал меня майор (ну как же, он сейчас у себя дома и чувствует силу за спиной, причем - за нашими, где два “долговца” тычут промеж лопаток пламегасителями автоматов), - Жерех сообщил, что ваша троица совершила нападение на группу его знакомых и забрали одну вещь, принадлежавшую им. Что ты можешь сказать по этому поводу?

- Скажу я вот что, - зло проговорил я, не мигая смотря на майора, - Никакой чужой вещи я не брал и на сталкеров не нападал. Это твой Жерех, пиз…л чистой воды. Что именно я забрал?

- Все претензии, что предъявляют сталкеры на нашей территории, решаем мы, долговцы, - четко произнес собеседник, - А вещь… Жерех, что там ты говорил?

- Эти уроды, - прошипел Жерех (сталкер с германским карабином), - Забрали компьютер, который мы несли заказчику. Повезло еще, что я отделился от группы и сумел со стороны наблюдать, как они перебили парней из засады.

- За урода ты еще ответишь, - спокойно произнес я, получив подтверждение своих догадок по ноутбуку, - Я слов на ветер не бросаю и всегда выполняю обещания.

Продолжить мне не дал Сенцов, который приказал снять мешки и показать содержимое. Обнаруженный ноут, вызвал у него кривую усмешку.

- Что скажешь по этому поводу? - поинтересовался он.

- Ничего нового, - пожал я плечами, - Только повторю слова про трепло, что вешает лапшу тебе на уши не понятно с какой целью. Этот ноут я снял с мертвых… сталкеров и к их смерти абсолютно не причастен, готов Зоной поклясться. Кстати, именно она и приложила свою “руку” к гибели ходоков. Ноут нужен моему заказчику и подозреваю, что с ним (кивок в сторону Жереха) ничего общего не имеет.

Сенцов после моих слов задумался. Предстоящее решение могло принести ему огромные хлопоты и неприятности. Вздумай он забрать у меня предмет и отдать моему оппоненту, так сразу же получал врага в моем лице. Не то, что бы он боялся меня (о создании нового клана, в котором имею честь состоять, майор еще не слышал), но неправильное разводка ситуации отражалась на всем клане. В то же время и Жерех был известным сталкером, которого просто так игнорировать не стоило. Про него я знал не очень много. В Зоне около полутора лет, несколько месяцев состоял в одном из наемничьих кланов, потом ушел. Так же как и я, водил туристов и выполнял заказы посторонних лиц, подчас очень сложные - достать “золотую рыбку” или “корень”. Имеет очень высокий авторитет среди ходоков за хабаром.

- Вот что, кто из вас прав я не знаю, но разбираться вы будете сами. Стоп, возмущения потом, - прервал он вскинувшегося Жереха, - Разбираться будете на арене. Все по честному - одинаковое оружие и снаряжение. Кто выйдет на свих двоих, того и комп.

Решение майора мне не сильно понравилось, но и полностью неприятным назвать язык не повернется. Вроде бы Круг Богов, на котором все решается по справедливости - победитель и есть тот, чья правда.

Прямо из кабинета нас отвели в комнату, где мне предложили скинуть комбез и натянуть простую брезентовую куртку и штаны. То же самое сделал и Жерех. Все наши вещи, включая яблоко раздора - ноут, было сложено в большой стальной шкаф с несколькими отделениями.

- Оружие лежит в ящике возле входа, - начал проводить инструктаж Барон, который оставался на страже нашей экипировки, - Заходите с разных сторон и стараетесь убить друг друга. Кто это сделает первым, тот и прав.

Глава 16

М-да, а с оружием народ не сильно изобретателен, подумалось мне, когда я откинул крышку самого обычного оружейного темно-зеленого ящика. Банальный ПМ с парой обойм и нож - обычный кинжал “Акела”. Выбор не ахти, но придется работать этим оружием. Защелкнул магазин в пистолет и, передернув затвор, я вытащил магазин назад и вставил на его место другой, полный. Фишка не большой хитрости, но дополнительный патрон может сыграть решающую роль.

Нож пришлось сунуть за голенище “кирзача”, которыми меня снабдил Барон. Все, я готов к драке.

Сверху доносились, приглушенные бронированными стеклами, крики наблюдающих за сражением. Думается мне, что там собралось народу из всех присутствующих на базе. Среди них сейчас и мои напарники, переживающие за меня. Вот кому не позавидуешь - случись со мною неприятность и им придется искать дорогу самостоятельно, тем более, что и денег нет нанять проводника. Мои вещи, которые можно продать и выручить нужную сумму, уйдут в фонд Долга, такое положение дел сложилось уже давно.

Движение я начал с левой стены. Противник был правшой, а значит инстинктивно выберет правую сторону (это в лесу можно шагать и забирать в лево, но не в тесном, сравнительно, помещении) и, значит, должен выскочить прямо на меня. Свою ошибку я понял, когда справа донесся едва слышимых шорох бетонной крошки и мелькнула тень промеж стальных контейнеров. Кувыркнувшись вперед и больно врезавшись коленом об угол деревянного ящика, я сумел уйти от пули, пущенной с секундным опозданием. Сверху раздался рев болельщиков, подбадривающих нас обоих и сливающийся в единый звук, из которого с трудом можно вычленить отдельные слова. В основном - мат. От прилива чувств русские и бывшие советские граждане, до сих пор разговаривающие на одном языке, переходили на “язык родных осин”, не имеющий сходства с обычным, изучаемым в школах.

На выстрел противника я ответил своим, проделав очередную дыру в жести контейнера. Млин, а ведь тоже пошел по “левой руке”, то ли просчитав меня, то ли решив поймать, так же как и я замыслил сделать то же самое. Это хреново, противник достался серьезный, такого на мякине не проведешь и можно, задумавшись, получить не предусмотренное природой отверстие в черепе для обдува сквозняков мозга.

Следующие пять минут мы с противников крались среди узких проходов, старательно слушая шаги друг друга и пытаясь зайти со стороны спины. Несколько раз (по три патрона сожгли) пытались по звуку нащупать выстрелами сквозь стены контейнеров. Жаль, что достался ПМ, а не та же “гюрза” или кольт, иначе при такой стрельбе обязательно зацепил Жереха - один раз он встал с другой стороны контейнера и я пальнул через обе стены. Не попал, но смог напугать и заставить того еще больше осторожничать.

- Умник, - послышался голос Жереха, - Зачем тебе мучиться, пусти себе пулю в голову и все.

- Лучше сам используй этот совет, так хоть быстро помрешь, - откликнулся я, - А то умрешь запыхавшимся и к чертям попадешь взмыленным и с высунутым языком.

Сразу после моих слов противник выстрелил в то место, откуда ему послышался голос. Вот только когда я поддержал беседу, то сидел на корточках, приложив левую ладонь ко рту и направляя ее в правую сторону. При этом звук изменяется и местоположение искажается. Так что, Жерех немного промахнулся - на метр, если уточнить. Я только мысленно хмыкнул - пусть тратит патроны, которых и так совсем немного.

Для этого я пару раз проскакивал вдоль неплотно поставленных контейнеров, чтобы вызвать огонь на себя мелькающей фигурой промеж щелей. Вот только Жерех не попался на эту хитрость, старательно экономя патроны для прицельного выстрела. Момент настал, когда я выскочил на открытое место в центре зала. Пробежать предстояло метров пять, но противник оказался обладателем отменной реакции - пуля, выпущенная им, дернула воротник куртки и обожгла шею. Укрывшись за баррикадой из ящиков, я в горячке схватки посчитал себя не задетым, но минуту спустя почувствовал теплый ручеек крови, стекающий по спине. Проведя ладонью по шее, я нащепал болезненный рубец немного пониже затылка, если бы противник взял выше, то мог или прострелить мне череп или оглушить (в этом случае добить контуженого меня ему не составило большого труда). А пониже… это могло зацепить правую руку или вогнать пулю под мышку, что тоже вело к автоматической дисквалификации в этом поединке, с последующем выведением из строя живых.

- Как ощущения, сталкер, - послышался довольный голос Жереха, - Не сильно больно? Ты не молчи, не пугай старика.

- Не дождешься, урод, - отозвался я, - Еще спляшу на твоих поминках, если настроение к этому будет позволять.

Проговорил и немедленно ушел в сторону, чтобы не торчать долго на одном месте. Оставалось только возблагодарить своего ангела-хранителя, который отвел меня от тяжелой или глубокой раны. Иначе мне грозило сильное кровотечение, потеря сил и заключительный выстрел в голову как окончание поединка. Несмотря на недолгое ведение схватки, я ощущал себя взмыленным, словно промчался пару-тройку километров в быстром темпе. Организм выкидывал гормоны в кровь десятками грамм, позволяя держаться, но в тоже время и выматывая этим.

Развязка едва не наступила, когда я проскочил через очередной коридор промеж баррикад - сталкер выстрелил почти в спину, вновь целясь в голову. Пока эта привычка спасала меня - попасть в корпус было намного проще, но забитые в подкорку мозга рефлексы поражать череп, как самый малозащищенный орган человека (тело сталкеров обычно закрыто толстым слоем кевлара и брони комбезов) играли на моей стороне. Вот только на этот раз промах мог быть последним. Ощутив горячий ветерок возле головы, я пропустил под ногами несколько металлических гильз от ружья, оставшихся с предыдущих поединках. Поскользнувшись, я не смог удержать равновесие и полете вперед, в узкий проход между стеной и контейнерами. Катастрофой было то, что при падении пистолет вылетел из рук и отскочил за спину. Позади был Жерех, который точно не промахнется на этот раз, если попытаюсь вернуться за оружием, так что, пришлось проскочить в проход, который сразу же поворачивал на право.

Довольное восклицание Жереха потонуло в шквале криков зрителей, которые уже предвкушали развязку событий и готовились идти в бар и делиться впечатлениями от увиденного.

Гадство, Жереху идти чуть больше десяти метров, что быстрым шагом (бежать точно не будет, чтобы не нарваться на удар ножом) давало мне несколько секунд. Вот только этот проход был очень длинный, метров на тридцать и прямой. Как бы не спешил, но добежать до конца раньше, чем в нем окажется противник просто не успею.

Я бросил взгляд на узкий, едва ли чуть больше метра проход перед поворотом и задумался, что делать. Подстеречь Жереха тут не получиться - тот точно будет крайне острожен, когда зайдет в него. Оставалось только попытаться продать жизнь подороже, в надежде дотянуться до него ножом или… в голове всплыли слова Доктора, упоминающего мои приобретенные аномальные умения. А что если поставить аномалию в этом узком перешейке перед поворотом на прямую дистанцию прохода? Только не “электру” или “жарку”, чтобы не привлечь внимание зрителей и противника, а менее заметное и убойное. В голове калейдоскопом пробежали аномалии, потом припомнились ощущения от “гравиконцентрата”, из которого на веревке меня вытянули Хват и Леший. Точно, самое то для этих условий - на бетонном полу Арены заметить его будет очень сложно, да и делать надо е самый мощный, только для парализации Жереха. Пусть его притянет к полу, чтобы не смог шевельнуть рукой и ногой, а там я прикончу его ножом. Подробности рассмотреть наблюдателями не получиться, так сверху прикрывал место балкон, а с другой стороны мешал контейнер.

Все эти мысли заняли у меня едва ли секунду с момента осмысления ситуации и времени, когда я приступил к исполнению плана. Очень помогли мне чувства, испытанные вблизи аномалии, благодаря этому и смог за пару секунд сотворить небольшой “гравиконцентрат” в пол метра диаметром. Как раз успел к приходу Жереха, который сунулся в перешеек, но успел затормозить на самой границы смертельной ловушки. До меня, стоявшего метрах в трех от него, скрытого торцом контейнера, донеслись его сдавленные и удивленные ругательства, но сориентировался он быстро, секунда - и он бежит назад, вдоль ряда длинной баррикады. Беги, подумал я, убирая аномалию и делая шаг вперед, туда, где только что был противник. В руке я держал нож, намериваясь использовать его, если противник успеет оглянуться и заметить меня раньше, чем подберу пистолет.

Жерех все же меня успел заметить - он удалился метров на десять вперед, когда я оказался у его за спиною и смог неким чувством ощутить мое присутствие и развернуться ко мне. Брошенный мною кинжал угодил ему в лицо на миг раньше, чем он вскинул пистолет и нажал на спуск. Пуля прошла совсем близко с моим телом, но это промах есть промах. Зато мне удалось ранить сталкера. Клинок угодил тому в лицо, точнее в глаз, и нанести глубокую, обильно кровоточившую рану, да еще и ослепить на одну сторону. Убить не вышло. Только в кино, брошенные из любого положения, ножи входят по рукоятку в тела врагов, в реальности сделать то же самое при обычном ударе очень сложно, а в броске и вовсе нереально. Поэтому и метаются клинки в такие места, как лицо и шея.

Последняя пуля, с удовольствием отметил я, наблюдая затвор пистолета противника в крайнем заднем положении. Давать шанс на перезарядку не собирался и нажал на спуск пистолета немедленно, как тот оказался вновь у меня в руке. Хоть Жерех и попытался качать “маятник” сбивая прицел, но десять метров совсем не то расстояние, на котором этот маневр эффективен.

После были восторженные вопли зрителей, когда я покинул зал арены, хлопки множества ладоней по спине и плечам, отчего они скоро заломили со страшной силой. Несколькими минутами спустя ко мне сумели протолкаться Хват и Леший с ошалевшими от радости лицами.

- Умник, - восторженно заорал Хват, хватая меня за рукав, - Как ты его, нет, ну как ты его красиво сделал!

Минут на пять хватило энергии сталкеров чтобы отметиться на моих многострадальных плечах, а потом все стихло. Рядом остались только мои напарники и майор с одним бойцом.

- Ладно, Умник, - встрял тот в разговор Хвата, - Пошли за твоими вещами.

- Странно, - с недоумением произнес майор, когда подошли к двери помещения, где располагался Барон с вещами, отданными на хранение, - Дверь постоянно закрыта у Барона, а тут едва ли не настежь распахнута.

С этим “долговец” сильно преувеличил - входная дверь из стали была лишь на пару сантиметров приоткрыта, но вовсе не настежь. Осторожно толкнув ее от себя, майор вошел во внутрь, держа руку на расстегнутой кобуре и через секунду яростно выдал серию проклятий. Когда я вошел вслед за ним, то понял причину его плохого настроения - Барон был мертв. В помещении расплывался чуть уловимый запах сгоревшего пороха и парной крови, натекшей с трупа очень обильно. Левая половина лица сталкера была изуродована пулей, которая влетела в щеку, выбила зубы с этой стороны и ушла в небо. Чуть повыше на виске темнела небольшая черно-красная точка еще одного пулевого отверстия. Судя по следу, это был контрольный выстрел или же им просто добили тяжело раненого Барона, пальнув практически в упор.

- Ни фига себе трагикомедия, - присвистнул Хват, протиснувшись в комнату следом за мною, - За что его?

Только после этого я посмотрел в сторону шкафа, где хранились мои вещи на время боя. Тот был распахнут и рюкзак валялся на полу, частично выпотрошенным. Рядом с ним лежал раскуроченный ноут, который несколько раз ткнули ножом, раскурочив все детали, а жесткий диск и вовсе вытащили и переломили несколько раз. Осмотрев свои вещи на предмет неожиданных сюрпризов, я нацепил рюкзак за спину и повернулся в майору:

- Я догадываюсь, кто мог это сделать. С Жерехом в баре сидел один сталкер в точно таком же комбезе с “калашом”. Скорее всего, пока Жерех отвлекал боем внимание, тот убил Барона и уничтожил компьютер. М-да, что теперь сказать заказчику, это твоя вина, майор, самая настоящая подстава.

- Плевать, если будет нужно, то рассчитаюсь, - зло сказал “долговец”, - Обрисуй сталкера, который был с Жерехом… да, а кто был заказчиком?

- Кто заказчик, совсем не важно, - ушел я от ответа, - А вот спутник твоего знакомого Жереха был…

Я тщательно, насколько смог рассмотреть и запомнить второго “наемника” обрисовал его майору.

- Не знаю такого, - покачал головою тот, - Сука, попадись он мне в руки, я его живого в жарку брошу и выберу самую маленькую. Сейчас уже, наверное, далеко отсюда… вот только куда он подался, придется на посты бойцов направлять с расспросами. Принесло же тебя с этим компом сюда, Умник, век бы тебя не видеть.

- Надо в людях лучше разбираться, - выдал я ответную шпильку, - А не доверчиво верить всему, что тебе в глаза лепят. А если тебе в следующий раз скажут, что у меня в рюкзаке кусок от Монолита лежит, тоже поверишь?

На это майор ничего не сказал, принявшись рассматривать мертвое тело более подробно. Заинтересовавшись костюмом, он присел на корточки и вытащил из складок комбеза небольшую, деформированную пулю и принялся задумчиво ее вертеть в пальцах, потом спохватившись повернулся в нашу сторону:

- Что стоим - вещи забрали? Тогда на выход.

Пришлось оставить злого майора и направиться в сторону жилого комплекса, где мы сняли одну комнату на троих с парой двухярустных кроватей.

- Умник, - задумчиво произнес Леший, когда мы завалились по шконкам, - А пуля, что майор вытащил из комбеза очень интересная.

- Чем же? - заинтересовался я.

- Очень сильно смахивает на “семерку”…, - начал пояснять Леший, но тут его прервал Хват.

- Ты че, - удивился тот, - Считаешь, что автомат не смог бы пробить костюм? Да и выстрел даже с глушителем можно было услышать снаружи, тем более, что сейчас почти ночь, слышимость охрененная.

- Не забывай, что почти все были на Арене, наблюдали бой, - веско заметил Леший, - А потом, это пуля была не из автомата. Скорее всего, выпущена из пистолета, ПСС использует такую марку.

- С калибром не мог ошибиться? - спросил я, - Я вот, сильного различия не заметил - пуля, как пуля.

- Нет, - покачал головою Леший, - Я таких передержал сотни, если не тысячи в руках и все различной степени помятости. Патрон специальный - СП-4. Могу предположить, что убийца сумел уговорить Барона запустить себя в комнату. Пистолет он держал заранее в руке - он маленький, спрятать в ладони не представляет сложности. Сталкеры же на инстинктах рассчитывают на гораздо большее оружие, с которым тут все ходят и пропустил крошечный ПСС. Потом Барон уселся на кресло, возле которого его и нашли. Возможно, раз убийца дал ему возможность сесть, а не стал стрелять в открытый затылок, он рассчитывал уговорить продать комп. Когда затея не вышла, “наемник” стал стрелять.

- Но почему тогда пуля была в костюме? - спросил Хват, - Раз пистолет слабосильный, то стреляй точно в голову.

- Наверное, - подал я голос, размышляя над открывшимися нюансами, - Барон успел вскочить с кресла во время выстрела, и пуля, предназначенная в голову, угодила в грудь. Следующая попала в челюсть, а последнюю, убийца выпустил в оглушенного человека, чтобы добить.

- Хм, - хмыкнул Хват, - В этом что-то есть… блин, сплошные Пуаро и Холмсы, плюнуть некуда.

- Но меня заинтересовало не это, - продолжил я, не обращая внимания на Хвата, который скрипел пружинами кровати над головою, - Помните убитых сталкеров, что нашли возле деревни новичков в самом начале нашего похода?

Оба сталкера кивнули, и я продолжил начатую мысль:

- Так вот, раны были тоже на лице и гильзы там валялись от СП-4. Какова вероятность того, что по Зоне разгуливает несколько человек с одинаковым нетипичным оружием?

- Может и разгуливают, - пробурчал Хват, - Давайте спать, мужики, устал как собака, а тут еще вы со своими детективными сюжетами. Умник, ты тоже успокаивайся - выжил на Арене и ладно, нечего голову забивать пустяками. А с заказчиком объяснишься: так и так, виноваты долговцы к ним все предъявы… кстати, а что тот - Жерех, что ли - не пошел следом за тобою в тот коридор из ящиков. Сунулся, а потом рванул вдоль стены?

- Я то откуда знаю? - изобразил я удивление, - Может, посчитал, что может нарваться на меня с ножом сразу за углом и превосходство пистолета сойдет на нет. Сейчас уже не спросишь.

Не знаю - успокоил ли мой ответ интерес напарника, но больше тот не задавал щекотливые вопросы, а еще через десять минут сверху донеслось тихое, ровное посапывание. Чуть позже уснул и я, провалившись в темный омут дремы без сновидений.

Утром я проснулся от скрипа пружин над головою - Хват пробудился немногим ранее меня и сейчас спускался на пол, звонко шлепнув голыми ступнями по полу.

- Бр-р, - поежился от, обхватив себя руками за плечи, - Леший, блин, не спиться тебе, весь поднял.

Наш третий напарник сидел на табурете уже одетым в комбез и рассматривал обломки ноута, которые я вчера забрал с собою. Оставив пока без внимания его странные действия, я по быстрому натянул на себя комбез и повесил оружие с рюкзаком на положенные для них места.

- Может, перекус устроим, - вытягивая челюсти в огромном зевке, произнес Хват, - А то кусать хотца, аж зють.

- Не кривляйся, - одернул напарника, - Но в твоем предложении есть здравая мысля, поэтому топаем в бар и быстро кусаем, что бог подаст.

Роль бога исполнял Бармен, который повторил вчерашнее меню, с небольшими изменениями - вместо водки, по стакану красного вина. Пока ел, пришлось несколько раз отрываться и отвечать на приветствия сталкеров, поздравляющие по второму кругу за победу во вчерашнем поединке. Под конец, это меня стало раздражать и пришлось по-быстрому прожевывать и уходить из бара. Свое решение пораспрашивать про Ирину, я отложил - все равно в ближайшее время с ней увидеться не получиться, в связи с потерей предмета заказа.

Уже на выходе из бара Леший задал очень глупый, на мой взгляд, вопрос Хвату:

- Хват, ты в электронике ведь хорошо разбираешься?

- Угу, - откликнулся тот, - Очень и очень неплохо, а что ты хотел?

- Посмотри комп, точнее его обломки, - попросил Леший, останавливаясь и доставая из рюкзака злосчастный компьютер, - У меня подозрения есть, что…

- Вертай назад свой мусор, - сказал я парням, - вернемся в комнату и там посмотрим поподробнее. Не хватало еще на виду у всех дурью мучиться и вызывать ненужные вопросы - и так половина присутствующих на базе знают, что сора произошла из-за ноута.

В комнате, избавившись от мешающегося снаряжения, Хват взял у Лешего комп и с задумчивым видом стал внимательно изучать обломки, откладывая в сторону осмотренный и берясь за следующий. Особенное внимание он уделил “винчестеру”, который только что на зуб не попробовал. Закончив, по моему мнению, бестолковщину он повернулся к Лешему и поинтересовался:

- Считаешь, что данные были сняты перед уничтожением компа?

- Да, - кивнул он, - Заметно было, что “жесткий” подключали “дорожками” к другому прибору.

- Парни, вы о чем? - решил привлечь внимание к своей персоне и получить пояснение только что проведенным манипуляциям, - какие дорожки, причем тут жесткий?

- Умник, - повернулся ко мне Хват, - есть мнение и оно не только мое, что перед тем как сломать ноут с него были перекачены данные. Мало того, подозреваю, что скачивающий знал и пароли доступа, иначе не смог бы так быстро проделать все эти манипуляции.

- Так, - услышанное заставляло задуматься над возможностью реабилитироваться перед Ириной, - А теперь поподробнее.

Оказалось, что на обломках остались очень свежие микроцарапины и потертости от пластмассы. Это могло означать только одно - жесткий диск подключали с помощью специализированных разъемов к другому прибору, например, к тому же самому ПДА. Просто так подключать никто не станет, значит существует вероятность, что убийца Барона не ради стирания инфы проделал все это, но и занимался перекачиванием данных. Как только мне это втолковали, я немедленно подорвался и рванул к штабу “Долга”. Понятное дело, что меня туда не пустили. Пришлось потребовать встречи со Слепцовым, но вместо майора ко мне вышел вчерашний лейтенант.

- Что шумишь, Умник, - досадливо произнес он, встав в метре от нашей троицы, - Зачем тебе майор?

- Дело у меня к нему, - веско произнес я, - По вчерашнему убийству Барона.

- Вот как, - заинтересовался тот, - Ну-ка, поподробнее.

- Нукать будешь жене, - резче, чем следовало отозвался я, - Буду говорить только с майором и точка.

- Нет майора, - поскучнел собеседник, сделав вид, что не заметил моего грубого тона, - Ушел он часа полтора назад на поиски убийцы.

- А куда? - затаив дыхание произнес я, - Можешь сказать?

- Это информация не для всех, Умник, - немного задумчиво произнес он, - Так что извиняй, но сказать ничего не смогу.

Я посмотрел на скучающих часовых, которые с интересом смотрели на нас, хотя и не могли толком слышать наш разговор из-за порядочного расстояния и пониженных голосов.

- Слушай, лейтенант, - еще тише сказал я, - Давай отойдем в сторонку, перетрем идею, как лучше нам быть - чтобы и мне было не грустно и тебе не сожалеть о ненужном.

У “долговец” на лице проскочило заинтересованное выражение, он быстро оглянулся по сторонам и кивнул в знак согласия, указав после этого на скрытый от любопытных глаз угол, в добавок еще и густо заросший кустарником.

- Лейтенант, - напрямик, безо всяких расшаркиваний и подходов со стороны, произнес я, - У меня есть “кристалл”, который станет твоим, если ты расскажешь, что смогли узнать про убийцу и куда направился майор.

- “Кристалл”, значит, - медленно, почти протяжно сказал собеседник, - Неплохо, но моей информации намного меньше. Про убийцу ничего сказать не могу, разве только то, что он пользовался оружием вроде ПСС под патрон СП-4. Ушел через дальний блокпост в сторону военных складов. Майор ушел менее двух часов назад вдогонку с десятком бойцов. Вот и все.

Не густо и давать артефакт за пару предложений из которых только маршрут является значимой информацией, жаль. Но раз обещал, то придется делиться. Отстегнув от пояса контейнер, я протянул его “долговцу”.

- Владей, - сказал я ему, - Только не потеряй.

После этого махнул рукой парням, которые с нами не пошли и остались на прежнем месте. Когда те приблизились, я коротко обрисовал обстановку и поинтересовался их мнением.

- Даже и не знаю что сказать, - честно признался Леший, - Вроде бы и надо догнать этого урода и забрать необходимое нам, а с другой стороны соваться в такое место…

- Да что тут думать, - одновременно воскликнул Хват, - Рвать когти за наемником и попытаться опередить “долговцев”. На крайняк, стребовать с майора его ПДА. “Долговец” тебе обязан за подставу, так что предложение смотрится вполне честным.

- Так, - подвел я итоги беседы, - Получается, что мой голос и Хвата - ЗА и только Лешего - ПРОТИВ. Итого два мнения считают, что преследование нужно продолжить и одни полагает это нецелесообразным.

- Не говорил я, что против, - вяло попробовал отпереться Леший, - Просто высказал мнение, что это связано с некоторыми трудностями, вот и все. Сам-то я тоже готов догнать наемника и спросить с него за такие подставы.

Определившись с задачей, я развел бурную деятельность. На оставшиеся деньги отправил Лешего к оружейнику, чтобы тот закупился у него патронами, а сам направился к Бармену, у которого в кредит взял припасов, вроде тех же баночек с энергетиком и тушенкой. Через двадцать минут мы проходили первый пост возле жилой зоны базы.

Глава 17

Покинув территорию завода и выйдя на местность, которую сталкеры называли Военными складами (хотя занимала она километров двадцать квадратных с лишним по площади), я призадумался куда дальше идти. Понятное дело, что обнаружить следы не было никакой возможности - я не Дерсу Узала и не Чингачгук Большой Змей. Подобными способностями не обладали и мои напарники, так что уйти в сторону от нужного маршрута было проще пареной репы.

- Сейчас к “Свободе”? - прервал мои размышления Хват, - Вроде бы, тут до них недалеко.

- Километра три, - прикинул я в уме расстояние до базы сталкеров, - Только зачем нам туда?

- Спросим у местных, не видели ли они наемника, - пожал плечами напарник, - А может и сам там сидит, собственной персоной. Он же должен учитывать то обстоятельство, что “долговцы” не простят убийство своего. Уходил он в потемках и переночевать безопаснее всего на защищенной территории. А потом, на территорию “Свободы” ни один “долговец” не сунется. Если только всем кланом, но тогда начнется бойня, а этого не нужно ни одному из кланов.

Доводы напарника были вполне реальны. Тем более, что нечто такое и сам мог домыслить, но стормозил и в итоге за меня все разложил по полочкам молодняк. М-да, старею что ли или так мутация на мозги подействовала?

На складах мы оказались меньше чем за час и это было очень недурственно. На удивление, на пути почти не попадались аномалии и мутанты. Хотя, последних могли и отстрелять сталкеры, совершающие постоянный обход окружающей территории. На входе, возле поднятого шлагбаума у караулки, нас остановили трое “свободовцев”, поинтересовавшись целью визита.

- Наведаться хочу к знакомому, - откликнулся, - Товары посмотреть, вдруг чего придется по душе? Кстати, а вы из незнакомых сталкеров никого вчера вечером или утром е видели?

- Не-а, - отмахнулся от меня старший смены с диким выхлопом перегара, - Мы только заступили, еще и часа не прошло. У тебя выпить нет, а то трубы жгет - сил нет.

- Извини, - развел я руками, - Ничего нет, могу только энергетика подбросить.

- На …й, - отказался собеседник, - Паршивая химия, только желудок травить.

Судя по последнему вопросу, только ради этого они нас и остановили. Обычно “свободовцы” спокойно запускают на свою территорию сталкеров. Останавливают только большие группы от пяти человек и больше. В общем, полные пофигисты и отморозки в плане безопасности. По сравнению с “долговцами” местная караульная службы налажена на скорую руку, да еще и детскую.

- Куда сейчас, - спросил Леший, - когда мы прошли мимо огромной вышки со скучающим на ней снайпером, - Ты уже придумал? Может, в местном баре поспрашиваем, а?

- Чтобы в баре поспрашивать, надо что-то заказать…, - произнес я.

- А чтобы что-то заказать, - прервал меня Хват, голосом кота Матроскина, - Надо что-то ненужное продать. Леший, а есть у тебя ненужные вещи, а может нам тебя продать? Умник, это идея, давай Лешего продадим в рабство, пусть он стволы чинить и апгрейдит, тем более в этом он мастер.

- Ага, -а тебя можно продать, чтобы ты чинил ПДА и прочую электронную лабуду, - хмыкнул я, - В бар мы не пойдет, это ясно, но есть у меня тут знакомый, вот к нему и обратимся.

- А ты уверен, что знакомый будет на месте, - выразил сомнение Хват, - Он мог и уйти на поиски хабара или погибнуть за время твоего отсутствия.

- Сплюнь, на фиг, - прервал я разошедшегося спутника, - Типун тебе на язык.

Остановившись возле парочки сталкеров в желто-зеленых комбезах, развалившихся на травке и не спеша тянущих из пластиковых стаканчиков, прозрачную жидкость. Судя по стоящей рядом с ними бутылки, жидкостью была водка.

- Здорово, - поприветствовал я парней, - Артур как поживает?

- А че ему сделается, - лениво откликнулся один из них, уставившись в меня разбегающимися глазами, - Все сидит в своем ящике, от всех ныкается.

Поблагодарив собеседника за ценную информацию, я повел своих спутников за все строения почти под самую стену, где росло с десяток высоких сосен. Прямо под ними расположился огромный, метров тридцать длинною (как только сюда его смогли затащить) рефрижератор от грузовика-дальнобойщика. В широких створках было прорезано небольшое отверстие и прикрыто дверцей. Подойдя к жилищу и складу одновременно, я со всей силы приложился к металлу носком сапога. Операцию пришлось повторить несколько аз, прежде чем за преградой послышался шум и залязгали затворы.

- Что стучитесь, - недовольно и громко выразил свое возмущение, - Че надо от меня?

- Привет, Артур, - прокричал я сталкеру, - Давненько не виделись.

- Умник? - не менее громко откликнулся тот, - Охренеть не встать, я уж думал, что Зона сожрала тебя! Какими судьбами?

- Есть у меня к тебе пара вопросиков, - отодвигая Артура в сторону и проходя в его стальной ящик, заваленный кучей барахла в ящиках и без, - Ответишь?

- Что ты там шепчешь? - недовольно откликнулся сталкер, - Громче говори.

- Я хочу спросить, - почти в ухо прокричал я Артуру свой вопрос, - Не видел ли ты вчера поздним вечером или сегодня утром незнакомого сталкера, только появившегося в наемничьем комбезе, у него еще “сто третий” из оружия?

- Не-а, - помотал головою Артур, заставляя все внутри у меня сжаться от огорчения, - Зато вчера вечером, почти по темноте приперся Юрка-Дрон и рано утром сдернул с базы. Ночью о чем-то перетирал со старшим, но про это ничего сказать не могу. Как раз и носит он “сто третий” “калаш”.

- Как ты сказал - Юрка-Дрон? - воспрянул я духом, - И к какому клану принадлежит?

- Да ни к какому, - пожал плечами собеседник, - Хотя вот вчера был в наемничьем комбезе, но без клановских знаков. А тебе он зачем?

- Подставил он меня, Артур, - ответил я на его вопрос, - Очень крепко подставил перед заказчиком. Мало того, еще пришлось и на Арене выступать

- Ха, - хлопнул себя ладонями по коленям Артур, - Судя по тому, что ты сидишь передо мною, твоему оппоненту не посчастливилось… кто хоть был-то?

- Жерех, - ответил я, - Слышал про такого, вроде, известная личность?

- Слышал, - кивнул мне в ответ сталкер, - Как раз недавно видел его с Дроном неподалеку от базы… как раз на вышку залезал к парням, дело одно обговорить… вот увидал их случайно. М-да, крепкий противник попался, я бы проиграл бы денежки, окажись рядом с Ареной вчера.

- Это ты у чему? - насторожился я, так деньги для Артура были крайне животрепещущим вопросом и терять он их не любил.

- Да проиграл бы их, вот и всех делов, - спокойно ответил собеседник, в своей громогласной манере, - Противник, Жерех, очень серьезный. Ты против него слабее кажешься. Так что, ставку сделал бы на него.. извини за прямоту.

- Да ладно, - махнул я рукою, - Спасибо за сведения, пора мне.

- Бывай, - протянул мне ладонь для прощания Артур, - Заходи почаще, а то только ради вопросов и заскакиваешь.

- Слушай, - задал мне вопрос Хват, когда мы покидали базу “Свободы”, - А что вы так орали, словно за сто метров друг от друга находились, глухой он что ли, твой Артур?

- Контуженый, ага, - кивнул я в ответ, - Его из “граника” глушануло не хило. Тогда с “долговцами” возникла заварушка и резались они рьяно. Заряд РПГ-7 влетел в стену, где Артур прятался. Как жив остался - сам не пойму. Там только куча битого кирпича осталась. Я мимо проходил и на сигнал ПДА наткнулся, который захотел снять и толкнуть бармену.

- Дальше можешь не рассказывать, - прервал меня Хват, - Раскопал завалы, а там раненый, но живой сталкер, которого ты выходил и вылечил.

- Хватит меня уже прерывать, - возмутился я, - Вытащить вытащил, но выхаживать не стал. Дотащил до ближайшего схрона и оставил там, а потом весточку скинул его коллегам, чтобы забрали.

- А он в благодарность стал твои вечным должником, - опять попытался съязвить Хват, - Все сплошь, как в сериалах.

Я только махнул рукой на его слова, не собираясь больше связываться и трепать язык попусту. Должник не должник, но Артур часто помогал информацией, которая подчас намного важнее самого современного и лучшего оружия.

Свой маршрут я проложил в сторону Барьера - единственной безопасной полосе в пару сотен метров между аномальными полями, отделяющей часть более менее известной и обжитой Зоны от ее полной не изученной половины. Дальше будут дикие территории, населенные мутантами, причем таких привычных тварей вроде слепцов уже встретить не придется или встречи будут крайне редки. Зато на смену им появятся снорки и псевдогиганты. Выскакивают из подземных лабиринтов бюреры, контролеры и зомби тоже очень частые встречающие. В довесок ко всему - эти земли еще и контролируются боевыми группами “Монолита” самого отмороженного и малопонятного клана сталкеров. Про него известно только название и то, что они крайне не любят чужаков возле себя.

Барьер удерживает подразделение “Свободы” численности около трех десятков человек, сдерживая поток мутантов и зомби, то прут в более обжитые части Зоны. Несмотря на то, что сами сталкеры этого клана пропагандируют открытие всей информации о Зоне, непротивлению ее натиску - пусть что будет, мы только будем к ней приспосабливаться - жить среди полчищ тварей они не желают. Вот и держат усиленный взвод с тяжелым оружием вроде парочки “утесов”, который выметает пытающихся прорваться через Барьер мутантов. Единственное время, когда в этом месте нельзя заметить никого из бойцов, это пара часов до и после Выброса. Именно в такие моменты и расползаются по местности твари, которые потом отстреливают специальные группы. Пройти на этот участок местности можно только в трех местах - со стороны Рыжего Леса, через Барьер и от завода.

Единственное место, которое было открыто и не находилось под охраной, это был проход от заводского комплекса. Несколько раз “свободовцы” пытались ставить посты в разрушенной деревушке, совсем рядом с дорогой, но каждый раз карательные отряды “долга” вырезали там всех охранников. Под конец, “свободовцы” плюнули на эту затею, оставив все как есть.

Третий, последний проход на Военные склады, держал наемничий клан, закрепившийся в небольшой деревне, сохранившая достаточно презентабельный вид. Каменных домов не было, но наемники обходились старыми срубами с уцелевшими крышами или, хотя бы, потолками. Чтобы пройти через них, требовалось внести плату, небольшую, но в обязательном порядке. Отступали от правил только в случаях появления “долговцев” или сталкеров “свободы”.

- Куда сейчас, - поинтересовался Леший, когда наша троица отмахала с километр по холмам от базы “Свободы”, - Есть идеи?

- Сейчас мы идем к Барьеру, - пояснил маршрут напарникам, - Там поспрашиваем у парней, не проходил ли мимо них Дрон. По любому тот не просто так вел беседу со старшим клана - могу предположить, что спрашивал разрешение на проход через блокпост.

- А почему мы идем не по дороге? - влез Хват со своим вопросом.

- Не хочу, - отрезал я, - Там часто возникают блуждающие аномалии и все равно придется идти через эти холмы. Потом, непонятная ерунда твориться с минным полем возле болот, что осталось от военных. Часто прямо на дороге оказываются закладки, причем не понятно как оказавшиеся - уложены прямо под асфальт безо всяких следов повреждения последнего. Просто наступаешь на самый обычный участок дороги и все, кишки висят на окрестных кустах. По ней, по дороге, мало кто передвигается, предпочитают как и мы через холмы.

Решив, что пояснил достаточно, я закончил разговор тем более, что на ПДА возникла целая россыпь точек, символизирующие десяток включенных электронных приборов. Через сотню метров мы наткнулись на отряд “свободовцев”, которые настороженно встретили наше появление. Увидев, что перед ними простые ходоки одиночки, они расслабились, вернувшись к прерванным делам. Только старший группы, кажущийся здоровенным детина из-за надетого экзоскелета махнул нам рукой.

- Куда торопитесь? - голос прозвучал глухо, словно говоривший надел на голову ведро.

- Прямо, - спокойно ответил я, - Друга одного ищу, договаривались встретиться на вашей базе, но мы запоздали, а он не стал дожидаться. Вот теперь надеемся, что успеем перехватить возле Барьера.

- Кто ж вас через Барьер пустит, - хохотнул сталкер, - Там сейчас столько тварей, что спугнете их и вся эта толпа рванет на нас.

- У приятеля есть договоренность с вашим старшим, - продолжал с искренним чувством в голове, вешать лапшу на уши, - Должны пропустит.

- А-а, - протянул он, - Тогда ладно, бывайте.

Кивнув на прощание собеседнику, я обошел место их стоянки и направился дальше, к Барьеру. Неугомонный Хват не выдержал и тут, пристав с глупыми вопросами.

- Умник, а что эти парни тут пикник устроили? - удивленно спросил он, несколько раз обернувшись в сторону сталкеров, которых скрыли верхушки земляных бугров, - Только день начался - знай себе ходи и артефакты собирай, а они валяются на солнышке.

- Кто их знает, - пожал я плечами, - Может ждут кого, а может решили на природе побаловаться горячительными напитками.

Оставив за спиною непонятную группу “свободовцев” с их делишками, я через двадцать минут наткнулся на интересующую меня группу сталкеров. Точнее, сначала у меня возникло неприятное чувство чужого взгляда, быстро пропавшего, но это успело меня насторожить. Резко остановившись, я жестом указал парням по сторонам, чтобы они внимательно осмотрелись по сторонам и не спускали глаз с окружающих оврагов и кустов. Сам почти до рези в зрачке, принялся всматриваться в склон холма, с которого ощутил чужое внимание к нашей компании. На всякий случай снял с плеча автомат и направил стволом в ту сторону. Буквально через минуту пискнул ПДА, выдав двойной сигнал. Первый указывал на появление чужого компа, второй сообщал о пришедшем сообщении.

” Умник, это Слепцов, - гласили несколько строк на экране, - Шум смотри не подними, мне любопытных “свободовцев” еще тут не хватало”.

Буквально через пару секунд после пришедшего сообщения, метрах в восьмидесяти среди кустов показалась фигура сталкера в черно-красном комбезе. Человек призывно махнул рукой и растворился среди зарослей, словно его и не было.

- Кто это был? - тихо спросил Леший, успевший заметить появление незнакомца.

- Кто-то из бойцов Слепцова, - откликнулся я, - Приглашает пообщаться с майором. Надо идти, тем более, можем узнать много всего интересного про Дрона.

Мои предположения сбылись на двести процентов - я не только смог узнать про интересующего меня человека, но и лично увидеть его среди “долговцев”. Связанный Дрон сидел на пятой точке среди восьмерых сталкеров, среди которых выделялся майор в своем улучшенном “булате”.

- Ух ты, - не смог сдержать радости Хват, - А вот и тот, кто кусался, бодался и строил разные гадости честным сталкерам.

- Какими дорогами, Умник, - оставив без внимания реплику напарника, поинтересовался майор, - Не ожидал тебя тут увидеть?

- Теми же, что и ты, - ответил я и кивнул на Дрона, - Мне бы поговорить с ним без свидетелей или в вещичках покопаться, А?

- Зачем? - насторожился майор, - Мне этот урод самому нужен со всем барахлом, поспрашиваю парни на базе, зачем ему потребовалось крушить твой комп и убивать барона?

- Именно в такой последовательности, да? - съехидничал я, потом перешел на серьезный тон, - Майор, ты должен знать, что в провале моего заказа виноват ты, так что должен попытаться исправить этот факт не сильно красящий весь “долг”.У этого поддонка, может находиться образец файлов, что он скачал с компа и мне они нужны,

- Мне они, может, тоже нужны, - буркнул майор, - Если ради них он пошел на такую сложную авантюру, то информация не очень простая.

- Для тебя информация важнее репутации? - надавил я на майора, - Или ты готов на это… на то, чтобы сталкеры признали “долг” гнилым кланом?

При этих словах окружающие нас “долговцы” недовольно заворчали, недвусмысленно покачав стволами оружия, но мне было наплевать, тем более, что стрелять они не станут из боязни привлечь шумом “свободовцев”.

- Ладно, - зло сказал майор, словно отдавая в мои руки половину имущества клана, - Смотри его вещи, если что найдешь, то оно твое.

Прошерстив рюкзак, я смог обнаружить только ПДА, который не имел в своих внутренностях ничего похожего на важные сведения. М-да, незадача, может быть парни ошибаются насчет перекачки данных и все следы на клеммах это последствия варварской поломки?

- Больше ничего у него не было? - с нажимом поинтересовался я у майора, - Другого ПДА, флешки или дискеты?

- Флешка была, - чуть помедлив, произнес майор, - Вот только просмотреть ее не удалось - запоролена

- Давай ее сюда, - протянул я руку открытой ладонью вверх, - Скорее всего именно она и есть, что мне нужно.

- Сбавь обороты, сталкер, - ощерился Слепцов, - Откуда мне знать, что это данные с того компа, что нес ты?

- Не откуда, - согласился я, - Но тебе делать больше нечего - не дашь мне эту флешку и уже завтра половина Зоны будет знать, что первый зам клана подставил сталкера Умника с заказом, тебе это надо?

- Твоя взяла, - зло произнес майор и достал из кармана крошечную пластмассовую пластинку в полсантиметра толщиной, - Держи и можешь проваливать.

На всякий случай я вставил ее в свой ПДА, но просмотреть не смог - сложная защита паролем не давала открыть папку с очень массивным содержимым - больше тридцати “гигов”.

- Будем считать, что в расчете, - сказал я майору, глядя на бледное от едва сдерживаемой ярости Дрона, - Кстати, там впереди менее чем в получасе ходьбы десяток “свободовцев” расположились. Судя по всему, уходить они е собираются и будут там долго.

- …ь, - не сдержался майор, - Десять человек, говоришь, не справимся. И так троих потеряли, пока брали этого урода.

Только после этих слов я смог заметить некоторую убыль его отряда. Если судить по словам лейтенанта, с майором уходило десять бойцов, а сейчас тут всего восемь человек. Получается, что троих потеряли при задержании Дрона. Неужели он настолько крут? С этим вопросом я и обратился к майору.

- С пленным еще четверо “свободовцев” было, - хмуро сказал тот, - Пока схомутали этого, то трое легли… слушай, умник, ты же отличный проводник, ведь так?

- Да, - осторожно кивнул я головою, - Это так, но при чем тут навыки?

- Проведи нас через аномалии мимо заброшенной деревни вон с той стороны, - указал собеседник рукой в предполагаемом направлении маршрута, - Плата будет достойная, поверь.

Гадство, пронеслось у меня в голове, отказываться не с руки, особенно после того, как майор вернул мне флешку. Мог бы промолчать, тем более, что ни одни из его подчиненных не осудил командира. С другой стороны, он ее и вернул, уже инстинктивно задумываясь о смене маршрута и прохода с помощью проводника через аномалии.

- С той стороны только одни аномалии, - покачал я головою, - Пройти еще некому не получалось - все ушедшие пропадали с концами. А потом, я редко работал с такими большими группами, да и те водил по менее опасным тропам.

- Там не поле аномалий, - продолжал уговаривать меня майор, - Пройти можно, но только с проводником, который может “чуять” безопасную тропинку, соглашайся, услуги “Долг” не забывает.

Деревня про которую говорил майор, представляла собою не известное место. С трех сторон она закрывалась здоровенными холмами, появившимися тут и там после катаклизмов, что сотрясали Зону в период ее становления. С четвертой стороны она прикрывалась густой россыпью аномалий. Несколько раз многие сталкеры кто в одиночку, кто группами пытались пройти в эту деревню, но непременно пропадали. После этого место было признано опасным и бесперспективным (раз не сможешь вернуться, то даже расположись в селении поле артефактов, все это будет бес толку), сталкеры потеряли к нему интерес и обходили стороною. Насчет прохода через аномалии я был уверен - Слепцов правильно сказал, что там не сплошное поле, в котором можно нарваться на ловушку и гинуть. Тут же предстояло пройти метров двести, чтобы выйти к одному из холмов. Дальше лежала заброшенная грунтовая дорога, тоже закрытая аномалиями с двух сторон и считавшаяся частью деревни, но чистая по всей своей протяженности. По этой широкой тропе можно было выйти к самой наемничьей деревне. Этим путем пользовались сталкеры, когда желали сократить путь до Барьера, но в деревню при этом никогда не заходили.

- Ладно, майор, - решил согласиться с предложением “долговца”, - Проведу я вас через аномалии, но соваться в деревню не буду - сразу же пойду на дорогу.

- А мне большего и не надо, - довольно кивнул мне собеседник, - В деревню, где творится непонятная чертовщина, мне самому не охота лезть. Обойдемся только дорогой, а с наемниками сумею договориться, что оставили ночевать у себя без лишнего шума. Завтра рвану с утречка на зорьке обратно к себе.

Глава 18

- Что там они творят? - лениво поинтересовался Хват, обращаясь к одному из бойцов “долга”, засевшего возле двери в подвал, - Шумят и шумят, уроды…

- Не знаю, - мотнул тот головою, - Мне самый краешек только виден - стоят перед центром деревни, но чем заняты я понять не могу.

Хват поднялся из своего угла и прошлепал босыми ногами (толстые носки не считаются - они давно уже промокли от сырости и совершенно не помогали ступням согреется) по полу и попробовал самостоятельно понять, чем же заняты неизвестные, в чьи недобрые руки мы попали. Пару минут он пытался высмотреть что-то дельное сквозь металлические прутья в двери, но потом плюнул и вернулся к нам.

- Ни фига не видно, - пожаловался он, - Эта куча придурков с дегенеративными лицами стоит и бубнит себе под невнятную ахинею. Можно было бы что-то понять, если рассмотреть предмет в центре, перед которым они стоят, но дома закрывают.

Напарник что-то говорил еще, но его слова перестали доходить до сознания, превратившись в простой звуковой фон. От сырости, в которой вся наша группа находилась уже два дня, сильно ломило ноги, плюс к новым неприятностям приложилась и полученная контузия при недавнем бое.

Все получилось просто и неприятно для нас. Когда согласился провести группу Слепцова через аномалии, вблизи деревни с мрачной историей, я совсем не предполагал, что окажусь в числе “счастливчиков”, что узнают реальную подоплеку всей загадочности, что связана с селением. Лучше бы дождались ухода “свободовцев” или попробовали прорваться, чем сунуться в такую клоаку.

Наш сборный отряд из моего молодняка и восьмерых “долговцев” с пленным Дроном спокойно прошел через аномалии. Не скажу, что было очень легко - пару раз, когда окружающие переключали внимание на окружающую местность и оставляли без него меня, я схлопывал аномалии, чтобы очистить тропу - но аномальный барьер остался за спиною.

- Вон там деревня, - кивнул я головою в нужную сторону, - Если немного подняться, то ее можно легко рассмотреть сквозь деревья и кустарники - точнее, видны только частично крыши. А вот дорога, по которой нам переть почти о самых наемников.

- Вперед, - приказным тоном, словно я был его подчиненный, произнес майор, - Надо спешить.

Вперед так вперед, я мысленно пожал плечами и сделал несколько шагов по дороге. Может быть, именно это меня и спасло - пара больших валунов прикрыла меня и моих напарников от внезапно вспыхнувшей стрельбы. С гулом, словно мимо пролетел баллон с сжатым воздухом, в бойца майора, что нес пулемет, ударил тяжелый снаряд, отбросивший того на пару метров в сторону. Секунду спустя его поддержали около пяти автоматов, ударившие согласованными очередями по нам.

- Что за …я, - спросил меня майор, оказавшийся поблизости, - Кто стреляет - свободовцы?

- Есть мнение, - ответил я, вворачивая ВОГ в подствольник, - Что “свободовцам” тут делать нечего. Тем более, что стрельба идет со стороны деревни.

Еще один “долговец” не добежал до валунов и был сбит на землю. Он упал метров в десяти от меня, так что я смог поподробнее рассмотреть рану, оставленную странным оружием. Тяжелый снаряд пущенный с огромной скоростью, ударил тому в правый бок и на выходе вынес парню левый. Сквозь ошметки костюма проглядывали обломки ребер и плоти, густо текла кровь.

- Из “гаусски” палят, - сплюнув на землю ответил майор, - Интересно мне знать, откуда такое богатство у уродов? У нас всего одна есть в арсенале и выдается в чрезвычайных ситуациях.

- Может трофей? - предположил я, - Кто-то из ходоков разжился отличной снарягой и этой пушкой. Ощутив себя не в меру крутым, решил пошукать в деревне, про которую ходят слухи один другого страннее.

- Что, сразу два таких искателя тут почили? - съязвил майор, когда в наш валун, за которым с трудом укрылись пять человек, ударил заряд гаусс-пушки, - К ним еще батареи нужны и патроны, просто так, в качестве трофеев их не наберешь.

Возле соседнего валуна укрылись еще пятеро человек из нашего отряда, среди которых оказался и Дрон. Как связанный пленник смог успеть заскочить в укрытие - не пойму. Скорее всего, нападавшие рассмотрели, что он связан и, значит, опасности в данный момент не представляет. Направив автомат почти вертикально в зенит, я нажал на спусковой крючок подствольника. Секунды через три грохнуло совсем рядышком, надеюсь, что на позиции у противника, который расположился почти в сотне метров. Не будь на нас тяжелых костюмов, которые замедляют подвижность, можно было попытаться рывком добраться до противника. “Гаусски” перезаряжаются долго, так что шанс успеть пробежать сто метров у нас был бы, но в наших костюмах и пробовать не стоит.

- Что делать будем? - поинтересовался майор, - Рано или поздно эти парни нас возьмут …или расстреляют валуны.

Добавил последнюю фразу майор, когда в соседний камень ударила тяжелая пуля и выкрошила изрядный кусок. Прикинув в уме размеры выбоины и самого камня, я собрался успокоить майора в том, что его опасения напрасны. Не успел. На позиции неведомого противника послышался сильный хлопок - почти взрыв - а затем раздался рев реактивного движителя. Секунду спустя на самой макушке валуна, служащего нам защитой, расцвел огненно-серебристый цветок взрыва. Простой выстрел гранатомета системы РПГ-7 не нанес бы нас большого урона, но в этой гранате начинка была поистине дьявольская. От места взрыва во все стороны на пять метров поползли змееобразные отростки электричества. Вся наша пятерка, что укрылась за камнем попала под разряды, от которых костюмы не сильно помогли. Мало того, еще и звук взрыва вместе со вспышкой добавили впечатлений, заставив потерять сознание.

Очнулся я в низком, меньше двух метров подвале, которые очень часто можно увидеть в огородах частных домов. Наполовину в земле, наполовину над поверхностью, он был изнутри выложен кирпичей, потолок состоял из тяжелых почерневших деревянных плах. Дверь представляла из себя сваренную калитку из толстых стальных прутьев, и закрывалась на массивных старый замок, продетый в дужки. Всего нас уцелело восемь человек - я с напарниками, четверо “долговцев” и Дрон. С нас неизвестные сняли шлемы с дыхательными масками, разули и забрали перчатки. Надо ли говорить, что вся, что лежало в карманах, тоже было выгребленно подчистую.

Поначалу, как только мы очнулись (мое состояние было крайне паршивым с намеком на контузию, но Лешему пришлось и того хуже - заработал два ранения в бедро и руку) майор попытался вызвать на переговоры любого из наших врагов, в чьем плену мы оказались. Тщетно, все его слова, что клан непременно выкупит его и всех присутствующих с ним, канули втуне.

- Интересно, чем нас таким приголубили, - поменял тему Хват, когда ему надоело перебирать варианты того, чем заняты похитители, - Похоже на “зарю”, но очень необычную, да и не заряжается она в РПГ-7.

- Мало ли тут умельцев, способных проапгрейдить оружие или боеприпасы к нему с помощью артефактов, - поморщившись от головной боли, ответил я, - Надо думать, как нам отсюда убраться - что-то подсказывает, что нас не просто так взяли живыми и сейчас проводят собрание на своей площади. Может быть и такое, что это еще один неизвестный клан фанатиков, вроде “монолита”.

Разговор на эту тему никто не поддержал - все устали и были изнурены голодом, отсутствием нормального сна (попробуйте выспитесь, когда желудок выворачивает наизнанку от голода и контузии и вокруг постоянный холод и сырость) и тепла. Жажду утоляли водой, стекавшей со стен и собирающей в чудом уцелевших глиняных мисках. То, что она отравлена радиацией, как и везде в Зоне, старались не думать - и так за нашу жизнь никто не был готов дать и ломаной копейки.

Развязка наступила около полудня - время определяли по длине тени, что отбрасывалась ближайшим домом. Рядом с нашей тюрьмой послышались шаги нескольких человек, через несколько секунд темные фигуры загородили проем.

- Приготовимся, - сквозь зубы прошипел Слепцов, - Вдруг получиться завладеть оружием охранников.

Приготовиться-то мы приготовились, вот только противники и сами были готовы к самому разному развитию событий. Перед тем, как войти в подвал, сквозь прутья проскочил небольшой картонный цилиндр, размеров чуть меньше мужского кулака.

- Гадство, - только и успел проговорить Хват, прежде чем по глазам и ушам ударила яркая вспышка и неимоверной силы взрыв. Сознание опять меня покинуло, как и в момент захвата в плен. Очнулся я лежа на спине со стянутыми руками и ногами. Рядом, только сидя, находились мои товарищи по несчастью, правда, не все. Отсутствовали двое “долговцев”.

С трудом преодолевая приступ тошноты, я неловко сел и осмотрелся по сторонам. Нас расположили возле крайнего дома, лицом к центру деревни. Вокруг собралось около двух десятков сталкеров в самых разнообразных костюмах, на которых очень часто попадались не снятые нашивки сталкерских кланов. Все они стояли полукругом в центре широкой улицы на которой расположились несколько аномалий. Я впервые видел такое сложный рисунок (да, именно рисунок) аномального скопления ловушек Зоны. С самого края легли “жарки” ближе к середины расположились “электры” за ними - несколько “гравиконцентратов” и центр занял “трамплин”.

Не доходя пару метров до аномалий, стояла небольшая группа людей, среди которых и нашлись потерянные спутники. Оба “долговца” предпринимали дикие попытки вырваться из рук противников, но из-за слабости ничего у них не получалось. Старшим среди этих людей был здоровенный сталкер в экзоскелете с наемничьими нашивками. До меня с трудом доходили его слова, в которых он вещал о даре Зоны, ее сыновьях и сестрах, что принимают пищу, угодную их Матери и делятся с ней. Едва он закончил свою речь, два его помощника подняли обоих пленников и бросили в аномалии.

Одному “повезло” оказаться на самом краешки “жарок”, которые немедленно взялись за испепеление попавшего в их зону действия. Дикие крики парня, сжигаемого заживо, раздавались не меньше минуты, прежде чем он не выдержал и замолчал, убитый огнем. Второму досталось иная судьба - брошенный с большей силой, он пролетел огненные и электрические аномалии, которые хорошо поработали над его телом. Уже труп, попал под влияние “гравиконцентратов”, но не удержался в них и влетел в карусель, которая завьюжила обгорелые и раздавленные останки в трех метрах на головами собравшихся. Секунд десять, тело подбрасывало в воздух, а потом разорвало на ошметки, усыпав ими собравшихся фанатиков. Те после такой кровавой купели зашлись в пароксизме диких, восторженных криков.

- Суки, - кроша эмаль, прохрипел Слепцов, - Я вам выжгу, мразей, с лица Зоны…

- Боюсь, майор, - отозвался Хват, - Это не случиться. Очень скоро мы разделим судьбу парней, вот только почему они одного не добросили, сил, что ли, не хватило?

Ответ на его вопрос последовал очень скоро. Видимо, посчитав что труп успел вполне себе прожариться, сектанты отобрали его у аномалии длинными жердями и споро…разделали ножами на неровные куски, которые немедленно разошлись по рукам. Старший фанатик, держа обгорелый шматок плоти еще недавно здорового и живого парня, подошел к нам.

- Это причастие для одного из вас, - низким, хриплым голосом проговорил он, - Принявший его станет нашим братом, но только один…

- Я тебя самого причащу, - яростно откликнулся Слепцов, - Глотку порву и брошу захлебываться кровью в твои аномалии.

“Экзоскелет” спокойно переждал шквал угроз и только после этого повернулся к нам спиною, чтобы присоединиться к своим товарищам.

- Нет, - прошептал бледный Хват, - Такую себе участь я не хочу, лучше погибнуть от пули.

- Попроси их, - ухмыльнулся Дрон, сидящий рядом, - Может быть, уважат тебя, выполнят последнюю просьбу.

Как мой напарник умудрился из крайне неудобного положения достать Дрона я рассмотреть не смог. Только и успел заметить качнувшуюся макушку парня и глухой удар. Получив в челюсть, Дрон повалился на спину и несколько минут бестолково елозил, словно дождевой червяк, приходя в себя. Наконец, он принял прежнее положение, только откатившись и сев немного в стороне от хвата. Сплюнув кровью на землю, он пообещал насладиться как моего приятеля будут шинковать перед трапезой.

Десять минут хватило сектантам, чтобы закончить с первой парой и взяться за следующую. Когда четверка каннибалов направилась в нашу сторону, я почувствовал огромный комок льда, поселившегося в груди и понемногу расползающегося по всему телу. Никому, даже злейшему врагу, не пожелаю оказаться в таком положении, когда ты, совершенно беспомощный, ждешь участи стать закуской или жертвой аномалиям.

К счастью, мой ангел-хранитель на это раз оказался на месте, хотя я бы пожелал его прихода на пару дней раньше, когда не успел ввязаться в эту заварушку.

Не успели к нам подойти палачи, как в толпу за их спинами ударили длинные, на расплав ствола очереди из пулеметов. Буквально половина попадала убитыми в первые секунды - все те, кто не мог похвастаться хорошими костюмами. Остальные, кто оказался не сбит с ног тяжелыми пулями, порскнули по углам, стремясь найти укрытие за домами и внутри зданий.

Пулеметы отработали по “сотке” и замолчали. Их сменили три сталкера, возникших среди поселка. У всех троих в руках было по тяжелому тесаку, совсем нетипичное оружие для Зоны, но именно эти бойцы работали ими виртуозно.

Первые сектанты, сумели ощутить на себе действие стальных кликов немедленно - трое упали с разрубленными шеями, которые не смогли защитить те несколько слоев кевлара, что пошли на воротник и бармицу. Еще парочка оказались со свернутыми шеями, попытавшись выйти в рукопашную (оружие фанатики при себе не держали, словно приняв для себя церковные правила, когда в храм или на уличную службу нельзя при себе иметь любое оружие). Сила незнакомцев меня поразила и еще больше я удивился, когда один из них попросту перепрыгнул через все аномалии, чтобы побыстрее добраться до противников. Ни одна ловушка Зоны не среагировала на близкое пребывание постороннего объекта, будто те обвешались “корнями” или “радугами”.

Однако, как бы не были нападавшие быстры и сильны, провести бой без потерь не смогли. Уцелевшие сектанты успели разобрать оружие в домах и встретить врагов свинцом. Старший же, еще и гаусску достал, из которой и открыл счет. Метким выстрелом, он свалил одного из “терминаторов”, которому оторвало бедро по самую паховую область,. Стрелял он с пяти метров и посчитал, что не промахнется и уничтожит врага. С первым пунктом у него все получилось, но со вторым… Раненый “терминатор” буквально на одних руках сумел прыгнуть на сектанты и свалить того на землю. Конечно, сервоприводы костюмы играли ту же роль, что гипертрофированные мышцы неизвестного, но обоим не повезло влететь а аномалии. Если неизвестный и обладал иммунитетом к ловушкам, то ничего похожего не было у сектанты - аномалии активировались, протащив через себя сцепившуюся парочку. Огонь, электричество, давление и под конец - полет.

- Нам бы освободиться самим, не дожидаясь этих парней - пробормотал майор, - Что-то мне подсказывает, что они будут немногим лучше, чем наши прежни хозяева.

Майор повернулся спиною к одному из своих парней:

- У меня стекло в руке, поворачивайся руками - резать буду веревки.

Повезло еще, что нас стянули обычными шнурами, а не защелкнули стальные “браслеты” или пластиковые, армированные металлическими нитями наручники. Всего за несколько секунд, тот успел распилить обломком, не известно где подобранного, стекла путы на руках у “долговца”.

- Почему ты ждешь от них подлянки, - поинтересовался я, наблюдая в нескольких метрах покореженный и обожженный экзоскелет, внутри которого находилось тело сектанта, сохранившееся намного хуже костюма, - Вроде бы на одной с нами стороне? По крайней мере, лупят сектантов-каннибалов так, что только клочья от последних летят.

- Вот именно что - ВРОДЕ БЫ, - потирая затекшие руки, которые ему освободил его освобожденный боец, - Ты их форму рассмотрел?

- Нет, - покачал я головою, - У меня все в голове двоиться, только и могу, что фигуры различать.

- Могу тебя просветить, что это были “грешники”, - проговорил майор, подхватывая гаусску, что выпала из рук старшего сектанты, - И с такими я не хочу встречаться …. …я, один заряд остался.

Пока первый освобожденный “долговец” помогал остальным (обойдя Дрона стороной) членам нашей команды вернуть свободу, майор направился в сторону мертвого тела у которого планировал покопаться по карманам. Возможно, он рассчитывал отыскать запасные обоймы или баратеи к пушке (я бы на такую удачу не рассчитывал - вероятнее всего батареи спеклись под воздействием разрядов “электры”), чтобы иметь в руках оружие, а не кусок тяжелого высокотехнологичного металла.

Не успел. Стрельба, гремевшая редкими очагами среди домов, затихла и почти моментально после этого на другой стороне улицы, на противоположном от нас краю аномального алтаря возникла уцелевшая парочка “грешников”. То, что нас прикрывали от немедленного нападения аномалии, меня не успокаивало - я уже видел свидетельство того, что для этих “терминаторов” подобное препятствие не препятствие. Что и произошло: первый, ближайший “грешник” спокойно подпрыгнул в воздух, намереваясь перелететь через ловушки Зоны и добраться до нас. Почти неосознанно, я попробовал активировать аномалии, но нападающий оказался вне пределов поражения, “жарки” и “электры” только бессильно сверкнули, не принеся успеха. Зато среагировал майор, поднявший гаусску и поймавший в электронный прицел с автонаведением летящее тело. Первый и последний патрон попал точно в середину груди “терминатора” и сбросил того на землю - прямо в аномалии. Не знаю, как заглушал противник “жарки”, но вот с “гравиконцентратом” у него ничего не вышло. Упавшее тело было смято многотонным давлением и отброшено в “трамплин”, который, в прочим, не среагировал на мертвеца.

С проклятьем, майор отбросил тяжелую рельсу пушки, намереваясь добежать до автомата, выглядывающего из-за угла дома метрах в двадцати от нас. В том, что он не успеет никто не сомневался, но Слепцову было на это наплевать - просто так стоять и ждать того момента, когда “грешник” свернет всем нам шеи, он не желал.

Вот только я не собирался просто ждать такой участи, тем более, что до меня очередь в освобождении еще не дошла. Оценив воздействие гравитации на “терминатора”, я соорудил точно такую же аномалию под противником. Тот как раз собирался прыгнуть в нашу сторону, совершенно не смущенный гибелью напарника миг назад. Вот только он успел слегка согнуть колени, как появившийся у него под пятками “гравиконцентрат” смял все его тело до состояния фарша.

По-моему, окружающие еще не успели заметить случившегося: майор добежал до оружия подхватил и развернулся в сторону противника; успевшие освободиться от пут, растирали конечности с целью наладить нормальное кровообращение и вертели головами в поисках оружия.

Только через минуту Слепцов, пытающийся рассмотреть противника с тихим вздохом облегчения опустил автомат.

- Уф, спекся бобик, - произнес он, - Попался аномалии на зубок… интересно, что за хрень его приголубила - похоже на шагающий “гравиконцентрат”, но второй дырки не наблюдается?

- Может быть, у нее шаг большой, - предположил один из “долговцев”, сейчас распиливающий подобранным ножом веревки на моих руках, - Вторая дырка вполне способна оказаться и за деревней, а то и за линией аномалий.

Несмотря а пустые разговоры и сиюминутное спасение от смерти, никто из нас не терял осторожности, с опаской смотря по сторонам. На месте остались только трое - я, Леший и Дрон, спутанный и не имеющий возможности передвигаться. Остальные парами прошлись по деревне, собирая трофеи и полезные вещи, способные пригодиться нам в дальнейшем. Больше всего я был рад консервам, которые притащил Хват, успевший отыскать наше снаряжение и оружие. Только после того, как я смог надеть сапоги и шлем с маской, мое настроение и самочувствие пошли на улучшение.

- А с эти парнями не все так просто, - проговорил Леший, с трудом принявший удобное положение, при котором раны не так сильно мешают, - Что-то подсказывает мне, что Дрон и эти попрыгунчики одного поля ягоды.

- А подробнее, - попросил майор, откидывая опустевшую банку с консервами и вскрывая новую, - Откуда у тебя такое мнение?

- Во время нападения он совершенно не был удивлен и почти не визжал от радости, когда появились “грешники”, - конкретизировал мой напарник, - Пару раз и произносил под нос что-то вроде:”задержались ребятки… можно поскорее было прийти… так их, так потом премии получите”.

- Ты их знаешь? - спросил нашего пленного майор, сопровождая свой вопрос чувствительным пинком по лицу Дрона, - Кто такие, откуда у них способности?

После пинка “долговца” зубов у пленного еще поубавилось, но говорить он не стал. Махнув на него рукой, майор перешел к постановке задач. Точнее, попросил высказаться насчет предложений о дальнейших действиях. Оставаться на ночь в мертвой деревне никому не хотелось, тем паче, что часть жителей могла отсутствовать и вернувшись, не очень ласково встретить новых поселенцев, пусть и временных.

- Как и предполагали, - заключил майор после эмоционального диалога всех со всеми, - Пойдем к наемникам и попросимся на ночлег. С утра мой боец доберется до базы и приведет подмогу. Поможем и тебе, Умник, с парнями добраться до базы, где окажут помощь.

Сборы заняли еще полчаса, после чего тронулись в путь. Самым слабым звеном оказался Леший, который с трудом мог передвигаться в тяжелом костюме. На его счастье, его ангел-хранитель сегодня работал ударными темпами - больше ничем другим не могу аргументировать то, что в одном из домов обнаружился экзоскелет в отличном состоянии. Не смотря на свой вес, который переваливал за сорок килограмм, передвигаться в нем было легко и комфортно. Для сервоприводов достаточно было крохотного усилия, чтобы взять на себя дальнейшую работу. Раненая нога напарника не сказывалась на ходьбе, так легкая хромота выделялась, не более. Благодаря этому. Парень умудрился прихватить и свой пулемет с парой коробов “двухсоток” в запасе.

- Вроде бы, - окинул взглядом нашу потрепанную группу с проводником-калекой во главе (я так до сих пор и не оклемался до кона, хотя и мог бодро передвигаться и трезво оценивать ситуацию - в аномалию не заведу), - Все готовы, тогда тронулись.

Шесть человек, ровно столько нас осталось от первоначального состава, покинули мертвую деревню. Если майору удастся живым и здоровым вернуться на базу, то он непременно сюда еще наведается - превратит ее в головешки и побросает в аномалию уцелевших сектантов, окажись такие в наличии во время рейда.

Мне же, прежде всего, хотелось только одного - упасть в любом безопасном месте и отдохнуть. Отоспаться, поесть чего-то получше, чем тушенка и твердокаменные галеты с соленой водой или шипучим сладковатым энергетиком и поменять одежду на новую и чистую.

Глава 19

До наемничьей деревни мы добрались меньше, чем за полтора часа. Дорога не принесла нам сюрпризов в плане новых неприятностей - новые аномалии не перегородили путь (правда, про эту сторону вопроса о безопасности я не заморачивался), мутанты не устроили засад и не попытались добраться до наших тел, затянутых в метал и кевлар. Вот только самый главный сюрприз нас ожидал возле внешнего поста наемников. За мешками с землей и металлического навеса не показался ни один человек, хотя я с парнями (“долговцы” не решились включить свои КПК) включили ПДА, чтобы заранее оповестить о своем присутствии. Только подойдя в упор мы оценили всю катастрофичность ситуации.

- Обалдеть, - только и смог сформулировать Хват наши общие мысли, - Кто же их так?

Трое наемников, ранее несшие службу на “блоке”, были испятнаны отметинами пулевых попаданий. На каждого приходилось не менее десяти попаданий, половина из которых была в шею и голову.

- Есть предположение, что это поработали наши прыгуны, что “помогли спастись от сектантов, - немного задумчиво проговорил майор, - Сходиться и по временному промежутку и по отсутствию оружия у последних в той деревни - пулеметы в расчет не беру, у них кроме этого должны быть запасные стволы, так как пулемет во время быстрой схватки очень маетно перезаряжать.

Потом он нагнулся над бруствером и ножом расколупал мешок, достав из плотной массы слежавшейся земли почти не помятую пулю.

- Девятка, - кивнул он своим мыслям, - Стреляли или из “винтореза” или “вала”. Только благодаря их бесшумности могли рассчитывать на успех.

- Могу уточнить, - встрял в разговор Леший, - Что это работа из “валов”. Только при большем боезапасе и скорострельности возможна такая быстрая ликвидация.

- Возможно, - с сомнением произнес Слепцов, - Правда, это касается только скорострельности - магазин можно подсоединить и к винтовке, тем более что они взаимозаменяемы.

База наемников встретила нас смертью. Всего мы насчитали около пятнадцати трупов местных обитателей и ни одного мертвого нападающего. Перед входом отыскались и автоматы штурмующих, которыми, как и предполагал Леший, оказались, модернизированные местными техниками, “валы”.

Как раз, когда окончили осмотр, у меня на ПДА возникли несколько отметок чужих электронных приборов. Неизвестные шли со стороны базы “свободы”.

- “Свободовцы”, - узнав про это, сказал Слепцов, - Другим тут просто некому быть. Услышали выстрелы, сообщили своим на базу, те собрали отряд и направились с целью разъяснения обстановки. Надо уходить… Умник, ты что предпримешь?

- С вами пойду, - принял я решение, о котором сообщил майору, - Не знаю, как отреагируют “свободовцы” на наше присутствие с парнями здесь. А потом, это могут быть и наемники, получившие сигнал о помощи от своих товарищей. Не хочу пускаться в разъяснения, тем более, что есть вероятность получить очередь немедленно, просто так. Мало кто будет разбираться среди мертвых тел, увидев постороннего, не принадлежащего к клану.

Мои слова пришлись майору по душе -= терять проводника перед входом в Рыжий Лес абсолютно не хотелось. Дав и передвижение впятером намного безопаснее, чем парой, да еще и отвлекаться на пленного.

- Тогда пошли, - принял он мои слова сигналом к началу движения, - Эти неизвестные появятся тут через пять минут.

Несмотря на то, что время близилось к вечеру, я рассчитывал успеть преодолеть часть Рыжего Леса и выйти на окраину Луганска, где попроситься на постой на базу темных. Но даже если и не пустят, переночевать возле обжитых мест намного безопаснее, так как темные сталкеры постоянно очищают окружающую их базу местность от стай мутантов.

- Не думал, что опять тут окажусь, - произнес Хват, наблюдая медно-кирпичную листву деревьев, - Только недавно нас псы едва не стрескали и вот опять лезем к ним в пасть.

- Еще недавней, тебя едва в аномалии не запекли и съели, - добавил Леший, крутя головою по сторонам, - Причем это были вовсе не мутанты… по крайней мере, с виду вполне себе обычные люди.

- Помолчите оба, - прикрикнул я на парней, - Мешаете по сторонам смотреть и слушать.

М-да, а ведь нас тогда отделяло от этой местности совсем немного. Не стоило совершать крутые вензеля, чтобы обходить антенны Выжигателя, местность с военными складами и переться на болота. С другой стороны, тот путь был лишь ненамного длиннее и дольше по времени, но устраивал конечной точкой. Окажись я на базе “долга” перед посещением Сухого, то вполне мог остаться без ноута. Так что, что не делается - все к лучшему.

Глубоко в Рыжий лес заходить не стали, обойдя его по широкой дуге имея почти полкилометра свободного пространства между ним и собою. Вот только сама тропа не сильно нравилась своими частыми оврагами и буграми. В некоторых местах из-под земли вылезали обломки бетонных плит и толстые штыри гнутой и поломанной арматуры.

- А тут что такое? - не смог долго молчать Хват, поинтересовавшись следами стройматериалов.

- Никто не знает, - на удивление, меня с ответом опередил майор, - То ли тут подземные коммуникации, но заваленные и это перекрытия выперло подземными водами и движением почвы, то ли неизвестная аномалия перенесла часть железобетонных конструкций за много километров. В пользу последней версии говорит то, что вход в эти подземелья до сих пор не найден.

- Умник, - произнес Леший, едва майор взял паузу, - Мне бы отдохнуть немного, а то устал сильно.

Устал, судя по количеству крови, что из него вылилось прежде чем смогли перевязать рану парень должен был находиться без сознания. Голод, сырость только усугубили состояние организма. Леший немного очухался во время экзекуции, но ненадолго - приток адреналина схлынул и сталкер опять стал напоминать беспомощного ребенка. Уже перед выходом его напичкали найденными стимуляторами и лекарствами, плюс - его поддерживала электронная система жизнеобеспечивания. Эта штука представляла сеть датчиков раскиданных по костюму и контролирующая состояние носителя комбинезона и пара десятков небольших инъекторов с лекарствами и гелем для закрытия ран (аналог бинта, которым очень сложно воспользоваться, когда тело упрятано в костюм). Как только чип медицинской системы начинает замечать признаки усталости или общего недомогания, немедленно происходит впрыск из нужного инъектора.

Раз Леший жалуется на усталость, значит медкомплекс уже не может поддерживать организм в прежнем состоянии, опасаясь за последующие неприятности. Впрочем, установить новые параметры можно быстро и легко, тогда Леший сможет пройти еще пару десятков километров взбрыкивая, словно молодой жеребец. Вот только после этих километров он просто банально упадет и может умереть от передоза лекарств. Это можно использовать только в крайнем случае, сейчас же просто необходимо сделать привал, тем более что и сам изрядно вымотался.

- Вон на том бугорке присядем, - ткнул я вперед пальцем, - Там неплохое местечко есть с укрытием от нападения зверья и мародеров.

- Не стоило бы делать привал в таком месте, - покачал головою майор, - Тут до базы темных осталось пара часов ходу и тогда можно расслабиться на всю катушку, заодно и их лекарю показаться.

- Двадцать минут, - сказал я в ответ, - Лешему просто необходим отдых иначе не выдержит и свалиться на подходе к темному клану. Да и мне тоже надо отдохнуть.

Слепцов все-таки был против незапланированной остановки, но в одиночку продолжать путь не стал, тем более что шансы оказаться пропущенными на территорию базы крайне мизерны - не любят темные “долговцев” за их терки с вояками. А ведь последние на темных сталкеров порой устраивают рейды. Спасает их только глубокое расположение в зоне и плохие подступы - что с земли, что с воздуха (“гравиконцентраты” и “электры” лупят иногда на километра два в верх, причем выписывают странные петли своими разрядами, словно пьяный ковбой лассо).

Выбранное место для кратковременной передышки ничем не выделялось из десятков подобных. Деревянные ящики с землей выложенные на высоту груди вдоль периметра стоянки, навес из листового гофрированного железа для укрытия от непогоды.

- Раскладываемся, - приказал Слепцов, решивший принять неизбежную остановку, - На двадцать минут можете расслабиться, но ни секундой дольше - очень важно до темноты дойти в безопасное место.

В прочем, отдохнуть нам не светило. Еще удачно получилось, что мы сумели занять хорошее место для обороны, так как через десять минут на нас напали. Дежурившие Хват и безымянный “долговец” почти одновременно сообщили о приближающихся с двух сторон неизвестных.

- Умник, там кто-то в кустах крадется, - встревожено произнес Хват, - Метров триста по флангу с…

- Пятеро только что из канавы вылезли и рассредоточились по кустам, - одновременно с моим напарником произнес “долговец”, - Идут сюда…

Докончить свои фразы обоим сталкерам не дали пули, часто застучавшие по доскам ящиков и засвистевшие над нашими головами. Одна из них сумела ударить в металлическую трубу опоры навеса и срикошетить в мою сторону. Очень неприятно было наблюдать фонтанчик земли прямо между бедер сантиметров в пяти от низа живота.

Вырвав у окончательно разомлевшего Лешего пулемет, майор водрузил его сошками на ящик и очередями патронов по пять стал лупить в строну нападавших с правого фланга. Там ползло человек восемь и пулемет подошел как нельзя лучше.

Другой фланг взял я и Хват, прижав огнем нападавших. Вот только окружающая местность очень мешала нам выцеливать противников, а тем - от нас скрываться. Минут через пятнадцать, потеряв пятерых, неизвестные к нам приблизились метров на полтораста.

- “грешники”, - сквозь зубы прошипел майор, - Почему эти твари липнут к нам, словно мухи на …но? Или мы такие везучие, что постоянно на них натыкаемся…

- Майор, - поинтересовался вдруг у “долговца” Хват, - А вы Дрона хорошо проверяли, не было ли у него маячка или другого следящего приспособления?

- Можешь не волноваться - хорошо, - хмуро и неприязненно покосился в строну новичка, попробовавшего поучить жизни такого волчару, как он, - Раздевали и смотрели вплоть до белья.

- А ПДА посмотреть его можно? - продолжал допытываться неугомонный напарник, - Просто все получается очень странно, что “грешники” встают на наш след. Это можно объяснить только наличием следящего устройства.

- ПДА Дрона выключен с того самого момента, как твой старший посмотрел его, - отрезал майор, потом нехотя достал прибор и протянул его Хвату, - Но на всякий случай посмотри, вдруг тут есть подлянка - я не спец в этих штуках, могу и пропустить какую деталь.

Получив требуемую вещь, Хват немедленно снял панели, обнажив внутренности и принялся в них копаться. Пару минут спустя он радостно воскликнул нечто невнятное и кончиком ножа поддел парочку проводов с микросхемой.

- Вот он, жучок, - торжественно объявил напарник, - Пассивного действия. Сам сигнал не испускает, так как не хватает энергии при выключенном ПДА, но при облучении пеленгующими радиоволнами нужной частоты, фиксируется. Так что, “грешники” могут совершенно не опасаться сбиться с пути, пока у нас эта фигня.

- Уничтожь ее, - посоветовал майор, - Хватит ее носить с собою и так нахватали хвостов, словно бродячая псина блох на помойке.

- Да, ладно, - передернул плечами Хват, - Сейчас эта штука и так нерабочая.

Несмотря на понимание того, как “грешники” находили наш отряд, положение не улучшилось ни на йоту. Потеряв несколько человек убитыми, противник смог подобраться очень близко и прижать нас ливнем свинца. Один раз, под прикрытием огневого шквала, противник попытался добраться до наших позиций, но тут уже майор сбил парочку особенно нахальных на землю, где они и остались лежать сломанными куклами в гротескных позах мертвых.

- Последняя лента, - предупредил нас Слепцов, отстегивая пустой короб и меняя его на новый, с полной лентой, - Еще минут пятнадцать такого боя… максимум, двадцать и нас можно брать голыми руками.

- Еще хорошо, что они подствольниками не пользуются, - проговорил Леший, одним глазом кося на кусты с засевшими врагами, а вторым наблюдая за тем, как я вворачиваю ВОГ в подствольник, - Иначе давно оглушили и прирезали тепленькими.

Подняв вверх ствол автомата, я нажал на спусковой крючок, заставляя подствольную гранату покинуть короткий и толстый ствол гранатомета. Проследив за ее движением (странно все-таки, когда ты стреляешь по противнику ВОГом, то полет снаряда прослеживается невооруженным взглядом, но вот “подарок” противника можно обнаружить только по его воздействию - заметить, как граната подлетает к тебе уже не получается), я стал заряжать следующую.

- Пока с нами этот кадр, - кивнул я подбородком в сторону Дрона, занятый снаряжением оружия, - То они воздержаться от такого поступка… кстати, Хват, что не стреляешь из своего граника, из него просто отлично выкуривать окопавшихся среди кустов “грешников”?

- Гранат нет, - тоскливо произнес напарник, невольно касаясь своего гранатомета, пристегнутого к рюкзаку, - Сектанты то ли их потеряли, то ли заныкали сильно - так и не смог найти в той деревне.

Хреново, если бы Хват положил парочку фугасных и термобарических гранат в кусты, то враги сполна ощутили на своих шкурах то, что трогать простых и безобидных (вооруженных до зубов) прохожих очень необдуманное решение. Заодно, огонь хоть немного выжег кусты, очистив пространство для лучшего обзора. Но, не судьба.

- Сейчас опять полезут, - зло произнес майор, когда “грешники” открыли бешеную стрельбу, заставляя нас спрятаться за баррикадами, - Смотрите со своей стороны - основной удар может последовать на ваши автоматы.

Хорошо сказать - следите! Тут головы не дают поднять без опасения получить в нее пулю. Пусть она и не пробьет (очень на это надеюсь) комбез, но свалиться разбегающимися от удара глазами или вовсе бессознательным кулем - перспектива малоприятная.

На этот раз “грешники” почти добежали до нашего укрытия, свалившись мертвыми в десяти метрах. Трое были расстреляны, но парочке, ранеными или просто попятнаными пулями, удалось свалиться в глубокую промоину, где наши автоматы их не могли достать. Можно было бы попытаться добросить гранатой, но ручных не было, а ВОГи закончились.

- Все, - устало опустил пулемет майор, - Больше поленты отбил в этот раз. Потом пулемет превратиться в простой балласт.

- Будем автоматами отбиваться, - пожал плечами, прикидывая в уме оставшийся боезапас, - В четыре ствола отобьемся, а там и помощь подоспеет - должен же хоть кто-то заинтересоваться шумом боя?!

- В три, - покачал головою Слепцов, - Только в три ствола - у нас потери.

Собеседник немного повернул голову, кивая на расположившегося рядом с ним “долговца”. Тот сидел на корточках, уткнувшись головою в ящики. Судя встопорщенному защитному материалу на шее прямо под каской, пуля (может и не одна) пробили тому горло и перебили позвонки, оттого боец и умер в такой неудобной позе - агонии не было, которая могла бы заставить тело упасть. Жаль, жаль даже не столько как человека - мало ли я навидался сталкеров из приятелей и не очень - как еще одну боевую единицу, лишние руки под лишний ствол. Цинично, в этой ситуации мои мысли были направлены только в одно направление - как выжить! А чтобы выжить нам предстояло отбиться от противника, который продолжал превосходить нас количеством.

- Неплохой был боец, - продолжил майор, - Ему уже сержанта дали, осталось только приказ зачитать и лычки выдать перед строем, а тут вон как получилось… еще и твой боец сомлел, не умер он там?

Нет, Леший не умер, осмотревший его Хват успокоил насчет его состояния. Вот только к напарнику был готов присоединиться я сам - голову сдавливало невидимым обручем, который с каждой минутой уменьшался в диаметре. Придет момент, когда я свалюсь рядом с Лешим, не способным к сопротивлению мешком. И тогда нам каюк - вдвоем Хват и “долговец” не продержаться.

“Это Умник из свободных сталкеров, - дрожащими, после долгой стрельбы от спускового крючка, пальцами я стал набирать сообщение на ПДА, - На меня с группой сталкеров напали “грешники” между Рыжим Лесом и Луганском, прошу помощи иначе долго не продержимся”.

- Все, - отложил в сторону наладонник, произнес я, - Если есть поблизости нормальные ходоки за хабаром, то могут помочь. Тем более, “грешников” никто не любит и только ради их уничтожения могут вмешаться.

- Зря, - покачал головою майор, - Кто тут может быть - бандиты, темные? Им плевать на нас всех даже ради “Греха”. Нужно будет - разберутся в другой ситуации, когда тех окажется поменьше.

Внезапно, мой ПДА затрясся мелкой вибрацией и издал чуть слышный писк. Пришло сообщение и я очень сильно надеялся, что это уведомление о скорой помощи - думать, что это “грешники” решили потрепать нервы не хотелось.

На экране повисло сообщение, сообщающее, что режиме “блютуза” был обнаружен поблизости электронный прибор, желающих связаться со мною.

Сообщение, которое появилось на мониторе ПДА, как только я дал разрешение на подключение неизвестного гласило:

- Умник!!!!???? Ты живой????!!!! Я сейчас помогу - рядом нахожусь, ты только пока не умирай - нужен для разговора!!!

Число восклицательных и вопросительных знаков зашкаливало за разумные пределы. Похоже, неизвестный абонент этим хотел выразить тот ураган эмоций, что вскипел после моего сообщения. В голове зародилось подозрение, что меня могли спутать с тезкой, сталкером с идентичным именем, просто совершенно не представлял кто же мог так реагировать на меня и желать немедленной беседы.

Спустя пару минут стрельба возобновилась. “грешники” попытались добраться до нас в очередной аз, но в этом случае их атака захлебнулась в самом начале. Сквозь щели между ящиками (кстати, сквозь одну из них и убило бойца “долга”) я смог рассмотреть, как парочка врагов едва поднявшись с земли, немедленно упали, сраженные чужими пулями. Бесшумными пулями, так как звука посторонних выстрелов я не расслышал.

- Давай к майору, - приказал я Хвату, - С этой стороны я и сам разберусь.

Как раз в эту минуту майор поливал очередями кусты и ямы, где укрылись “грешники”, вот только его стрельбы хватило на десяток секунд - Слепцов не снимал пальца с крючка, с трудом удерживая бьющийся ствол в нужном направлении. Когда из лентоприемника выпало последнее звено ленты, он схватил автомат, но этим моментом воспользовались враги, чтобы совершить рывок. Вот только несколько десятком метров что разделяли нас от них, пробежать не удалось никому - невидимые снайперы, разобравшись с противниками на моей стороне, шустро перещелкали бегущую пятерку “грешников” на другом фланге.

- Уф, - вздохнул с облегчением майор, - Вовремя пришла кавалерия, еще пяток минут и пришлось бы вести бой в рукопашную. Интересно кому мы обязаны за спасение?

- Сейчас узнаем, - настороженно всматриваясь в небольшую кучку кривых деревьев метрах в трехстах-трехстах пятидесяти от нас. Именно в том месте мне показалось невнятное движение, и конкретно эта точка была очень удачна для отстрела боевиков “Греха”. Через пару минут между корявых стволов и кустарника показались две фигуры сталкеров.

- Темные, - немного натянуто, проговорил майор, когда неизвестные приблизились ближе - Блин, уж лучше любые другие ходоки, чем эти…

Договаривать Слепцов не стал, но и так было ясно о чем он промолчал. Мутанты, уроды, именно так именовали темных сталкеров (в бытность ничем не отличавшихся от своих коллег ничем, пока аномальная энергия Зоны не изувечила их) другие кланы. Правда, в лицо такое осмеливались говорить не все и не всегда, так как характер у темных был очень тяжелый - пустить пулю в голову или полоснуть ножом по горлу могли и просто за косой взгляд или случайный плевок в свою сторону.

- Да еще и баба, - чуть позже добавил Слепцов, когда наши спасители приблизились метров на пятьдесят, - Вот это уже и вовсе рулетка - повезет или не повезет не разозлить ее.

- Не просто баба - Герла, - хмуро поправил я единственного уцелевшего “долговца”, - Так что будь осторожнее со словами, да и ты, Хват, молчи и не пялься.

- А-А, так эта та самая, - протянул напарник, словно не слыша последнего замечания и пристально рассматривающий девушку, - Но ведь она того, погибла?

Слепцов с интересов прислушивался к словам напарника, но задать вопрос не успел - темные подошли к нам вплотную. А я со смешанным чувством смотрел на Герлу и не мог понять - чудиться мне это или просто встретил двойника? Шикарная брюнетка, за фото которой передрались бы все мужские журналы и половина, рекламирующих женские финтифлюшки, с нашей последней встречи нисколько не изменилась. Вот, разве что, волосы стали немного длиннее - теперь они спадали до лопаток и были перетянуты в “конский хвост”, вроде бы так можно назвать данную прическу. Камуфлированные штаны, берцы, штормовка и рюкзак за спиною - словно расстались пять минут назад на берегу Припяти. Ах, да забыл упомянуть про неизменный “винторез”, который она несла в руке.

- Всем привет, - улыбнулась девушка, - Вовремя мы, не правда ли?

- Вовремя, конечно вовремя, - кивнул майор, - “Долг” непременно отплатит за…

- А мне наплевать на твой “Долг”, - разительно поменялся тон девушки с радостно-лучистого, на холодно-презрительный, - Я пришла только ради него - он мне нужен живым… в ближайшие несколько часов, точно.

Герла кивнула в мою сторону, отчего я немного поежился, зная не понаслышке о ее скверном и взрывном характере. Что поделать - Зона не портит внешность у женщин, отправляя тех в “темных” лагерь, но зато цинично и извращенно меняет характер до маниакально-зверского.

- Привет, Герла, - улыбнулся я, - Выглядишь потрясающе! А еще я очень благодарен за спасение меня и парней!

- Что кривишься? - прищурилась девушка, рассматривая меня, - Не рад видеть меня?

У меня и в самом деле непроизвольно перекашивало лицо от головной боли, которая только усиливалась.

- Самочувствие паршивое, - признался я в том, что мой оскал имеет совершенно другую природу, а сам крайне рад лицезреть свою старую знакомую и нынешнюю спасительницу, - Контузило пару дней назад, потом двое суток не ел и пил воду не самую полезную… кстати, сама как оказалась тут?

- Случайно, - не стала вдаваться в подробности девушка, - Надо уходить отсюда и поскорее.

Потом она повернулась строну рощицы, откуда появилась вместе с напарником и пару раз махнула рукою. Понятно, двое пошли на встречу проверить настоящий ли Умник, а сколько то остались прикрывать. Потом она подошла к своему спутнику, стоящему метрах в пяти от нашего укрытия и что-то произнесла ему, едва шевеля губами. Тот кивнул в ответ и, развернувшись к нам спиною, пошел прочь.

- Порядок, - вновь вернулась ко мне девушка, -Народ отослала на базу чтобы успели дойти первыми и сообщить о нас. А теперь пора трогаться и нам.

- Подожди, - остановил я ее, - У нас тут есть некоторые трудности. Один из моих напарников без сознания и идти не может. Нести тоже трудно - тяжело для двоих, а я сам не смогу помочь Хвату и Слепцову.

Герла с некоторым сомнением осмотрела Лешего, которого до этого посчитала мертвецом. Потом достала из кармана штормовки крохотный шприц-тюбик и уколола парня в шею, перед этим стянув маску, чтобы добраться до открытой кожи. Снадобье подействовало почти мгновенно - Леший слегка застонал, потом развернулся и сел, уставившись вполне осмысленным взглядом на окружающих.

- Умник, - тихим, но твердым голосом произнес парень, - Тут у вас заварушка была, как успехи?

- Нормальные успехи, не дав мне и рта раскрыть, сказала темная, - Поднимайся на ноги и потопал за нами.

- А…, - что-то хотел уточнить Леший, но нарвался на яростный рык темной, немедленно заткнулся и выполнил сказанное ранее ей. Перед тем, как встать в колонну, он подобрал пулемет, горестно покачав головою, не обнаружив ни единого патрона.

Вот только несмотря на лекарство, Леший шел медленно, намного медленнее, чем хотелось девушке. Несколько раз она с проклятиями поторапливала парня, но этого хватало ненадолго - через пару минут он опять переходил на плетущийся шаг.

- Герла, да хватит уже на него орать, - не выдержал я после очередного всплеска ярости девушки, - Куда такая спешка, неужели не успеем до темноты попасть на базу, тут же меньше двух часов осталось?

Девушка сверкнула в мою сторону глазами, словно подумывая, не избавиться ли ей от зудящей над ухом помехи, но потом решила немного прояснить ситуацию:

- Очень скоро начнется Выброс. Если не поторопимся, то он застанет нас в пути…

Сказанное, легло на сердце куском льда в шершавой обертке наждачной бумаги. Выброс, наверное, для любого сталкера это слово равносильно смертному приговору, если он попал под его воздействие на открытой территории. Я бросил взгляд на Лешего, который опять стал сдавать, даже упоминание предстоящего апокалипсиса местного разлива, не смогли выжать силы из его тела.

- Умник, идите без меня, - хрипло, останавливаясь после каждого слова, проговорил напарник, - Если успею - догоню, а нет… чего зазря погибать всем.

Я медленно покачал головою. Бросать человека с которым последние дни только и делали, что вылезали из всякой …опы? Дудки, я еще не настолько закостенел, тем более, что и сам был на пределе и гнать ускоренным темпом не имел ни сил, ни желания. Глядя на меня, с облегчением вздохнул и Хват, который от своего приятеля не отходил ни на шаг, изредка подставляя тому плечо (пулемет, бросить который Леший так и не пожелал, висел сейчас на плече у него) для помощи.

- М-да, - протянул майор, потом посмотрел на Дрона, которого новость о приближающемся Выбросе вовсе не обрадовала, и произнес, - Что смотришь, падаль, ты от Выброса не сдохнешь - пристрелю первым, прежде, чем помру сам. Надо же насладиться твоей смертью!

- Идиоты, - зашипела Герла, - Умник, ты же более умный и рассудительный, чем кажешься, сделай как он просит, ну?

- Нет, - медленно произнес я, - Иди одна. Можешь захватить майора с пленным за кампанию. Кстати, возможно что этот гад насолил не только “долговцам” но и вашим. У Беспалого поинтересуйся, если знаешь такого, насчет случая в Темной Долине - возможно, Дрон был среди тех “грешников”.

- Каких “грешников”? - спросила девушка, потом опомнилась, - Умник, урод хренов, ты серьезно решил остаться в Зоне навсегда в виде бродячего трупа? Хочешь ходить, как и те по улицам и собирать пустые бутылки, что изобразить застолье? Зона тебе мозги выжжет же…

Девушка кивнула в сторону недалекого Луганска, намекая на улицу с зомби, через которую мы проходили с парнями недавно.

- Извини, - ответил я, - Но кроме Лешего, еще и я сам долго не продержусь. Полчаса и я свалюсь с ног, так что смысла не вижу мучиться больше положенного.

- Так, - процедила девушка сквозь зубы, - Ладно, все с тобою понятно - псих или нахватался от своей Кнопки гуманностей… давайте за мною, есть тут неподалеку укрытие, вот только не сильно надежное.

Упомянутое девушкой укрытие было обычным строением из красного кирпича с железобетонной крышей. Наполовину вросшая в землю, с большой дырой на месте дверного проема и куском провалившегося потолочного перекрытия.

- М-да, - скептически произнес майор, рассматривая место, где нам предстояло переждать Выброс, - А ведь нас тут ничего не прикрывает от предстоящего Выброса, тоже самое, как если бы остались на открытой местности.

- Больше ничего поблизости нет, - проговорила темная, - Только это.

Буквально сразу же после ее слов, мне под череп ввернули шуруп и там его оставили. По крайней мере, ощущения были сходные. Глядя на скривившиеся лица окружающих, я понял, что и им досталось прочувствовать первые признаки наступающей вакханалии стихий.

- Быстро внутрь, - почти приказал майор и первым забросил туда Дрона и заскочил следом, - Что встали - Выброс вот-вот начнется.

Упрашивать нас не было нужды, так что свои слова он закончил уже, когда все сгрудились в кирпичной клетушке. Не сговариваясь, вся наша компания тесно сжалась в дальнем углу, который прикрывался стенами и частью крыши. Девушку, несмотря на ее возражения (она только что за оружие не хваталась, чтобы пресечь силовые методы с нашей стороны), запихнули за спины, прижав к холодным кирпичам. С обоих сторон ее прикрыли связанным Дроном и Лешим. На первого нам было наплевать, пусть колотит, пытаясь выбраться, а второго она не смогла столкнуть с места в его сорокакилограммовом экзоскелете. Потом плюхнулся майор и Хват и, самым последним, я. Возражения, что мне, как числящемуся в когорте больных, следовало бы держаться подальше от открытого края - здоровые члены отряда, мол, больше имеют шансов уцелеть, я проигнорировал.

Я категорически был против этого - единственная, кто имела шансы на спасение в таком убогом схроне, являлась Темная, прикрытая нашими телами и кирпичными стенами. Все прочие гарантировано облучались аномальной энергией - кто в большей, а кто в меньшей степени. Так что, не имело смысла оказываться в первой или во второй шеренге. Мои доводы были сумбурные и маловнятные, но отстоять свое место в авангарде смог.

В глубине души я грел мыслишку, что смогу попробовать прикрыть отряд от того количества аномального воздействия, что будет попадать на людей через проломы. На открытой местности я и браться не стал бы, но имея вокруг стены и, частично, крышу хотел попытаться.

Выброс начался, как обычно, внезапно. Вот только что ломило зубы и виски, как вдруг небо словно опустилось вниз и стало багрово-алым, напоминая кровь.

В голове стала расползаться дикая, ледяная боль. Очень сильно это напоминало ощущения, когда пьешь ледяную воду, настолько холодную, что она замораживает всю голову. Вот только в том случае можно обойтись парой глотков, сейчас же приходилось “пить” до конца.

Краем глаза уловил, как крениться Хват, теряя сознание - новичок, пробывший всего несколько дней в Зоне, еще не обзавелся сопротивлением к аномальной энергии, которая сейчас ломает его, готовясь убить или превратить в зомби.

Закрыться от Выброса и прикрыть товарищей у меня не получилось. Я просто не знал, как это делать. Имей при себе “радугу” или “сон Зоны”, которые подавляют любую аномальную активность, еще имел бы шансы просто расширить поле воздействия (по крайней мере, попытался бы). Чувствуя, как смертоносная сила начинает туманить сознание, я принял инстинктивное решение просто впитывать аномальную энергию, просачивающуюся через проемы, и пропускать ее через себя. Держать я ее не мог и просто скидывал за пределы стен, создавая аномалии. В момент, когда взялся прикрывать спутников, я четко расслышал облегченные вздохи оживающих и приходящих в себя людей.

Сколько так продолжалось, я не мог сказать - может пять минут, а может и пару часов. Но, скорее всего, не более получаса - примерное время продолжительности Выброса от десяти до сорока минут, это в среднем. Бывают и по паре минут (старожилы рассказывали о таком на заре возникновения Зоны) и в несколько часов. Когда стихия пошла на убыль и окончательно затихла, позади меня зашевелились спутники.

- …я, - начал фразу майор с матюгов от пережитого, - Уже похоронил себя, когда в самом начале навалилось и стало мозг выворачивать наизнанку.

Позади зашевелилась Герла, со всей силы упирающаяся руками и коленями в спину Лешего, потом перешла к тем же телодвижениям, но уже с Дроном.

- Отвали в сторону, урод, - как обычно не пыталась сдерживать себя девушка, - Умник, ты там как, живой? Нормально себя чувствуешь?

Я поднялся на ноги, помогая себе руками и прикладом автомата, используя последний в качестве третьей точки опоры. Пару секунд покачался, ловя равновесие. Вроде, нормально все, промелькнуло в голове, только небольшой туман перед глазами и дрожь в конечностях.

- Живой и здоровый, - проговорил я, поворачиваясь и делая шаг вперед с целью помочь Герле подняться, - Я еще…

Дальше наступила темнота, словно невидимый шутник разом погасил все источники света и, вдобавок, набросил на меня тяжелое и плотное покрывало, повалившее мня на пол.

Эпилог

Приходить в себя было очень трудно и неохота. Особенно довлеющим фактором оказался последний фактор.

- Все, он пришел в себя, - донесся до меня знакомый голос, - Можешь заходить и общаться с ним.

- Спасибо, Доктор, - появился еще один знакомый голос, более мягкий и приятный - Буду обязана.

Точно, это же Болотный Доктор, сумел опознать с помощью подсказки первого говорившего. Он еще что-то говорил недавно про мои способности… способности… Все последние события проявились разом, будто кадры на запустившимся проекторе. Выброс, аномальная энергия, которую перехватывал я и выбрасывал наружу виде аномалий. Открыв глаза я уставился в спину Доктора, сейчас спокойно собирающего свой инструмент в метре от меня.

- Здравствуйте, Доктор, - немного хрипло, произнес я, - Что со мною было и… будет?

- Я же говорил - очнулся, - почти равнодушно, сказал Доктор, - Что было, то прошло. А вот что будет… пожалуй, больше ничего. Если не вздумается прогуляться за Периметр. Вот тогда может случиться что угодно, вплоть до мгновенной остановки сердца.

- Значит, я мутировал, - проговорил я, принимая сидячее положение на кровати, - С внешностью есть чего или только впереди?

- Абсолютно ничего нет и не будет, - уверил собеседник, - Та аномальная энергия, что была пропущена тобою через себя, перестроила организм на новый уровень. Теперь тебе кроме воздуха, воды и пищи, необходима и энергия Зоны. Вот только не знаю на какое место ставить эту необходимость - перед воздухом или после. Ладно, будут вопросы, то приходи ко мне на болото, тем более, что сейчас ты сможешь это делать легко - ловушки Зоны не являются для тебя преградой.

Доктор ушел, а я остался наедине со своими проблемами… хотя, может и не проблемами, вдруг оно только на пользу пойдет?

- Долго думать собрался? - разрушил миф об одиночестве знакомый женский голос, - Огорчен случившимся, жалеешь, что стал темным сталкером?

- Да нет, собственно, - пожал я плечами, оборачиваясь к девушке, - Пока сам не пойму чего во мне больше - равнодушия, печали или удовлетворения…

- Зато твоя Кнопка просто счастлива будет увидеть такой подарок - знакомый темный сталкер неравнодушный к ней, да еще с такой уникальной мутацией, - проговорила темная, подходя ближе, - Или решишь к ней не соваться, чтобы научный дух не возобладал над чувствами?

- Язва ты, Герла, - покачал я головою, рассматривая девушку, - Да еще какая.

Девушка сегодня сменила свой стандартный наряд из камуфляжных штанов и тонкого свитера, на… почти тот же камуфляж. Вот только на более качественный как по покрою, так и состоянию - полный “нульц”, как говорили парни в стрелковом клубе, которые недавно демобилизовались. Под тонкой курткой-кителем на молнии с закатанными руками, просматривалась идентичная раскраске “комка” маечка. Вместо берц сегодня на стройных ножках красовались обычные туфли, вроде тех, что выдают милиции и в армии, но без каблука.

- Герла, - прекратил осмотр своей собеседницы, - Твой нынешний имидж мне больше нравиться, чем предыдущий!

Девушка покраснела, самую чуточку, но и такого у нее я раньше никогда не видел. С дуру я немедленно сообщил ей об этом и был немедленно наказан - пощечина влетела в левую щеку и почти сбросила на пол. Это меня сразу вернуло с небес на землю, напомнив, что передо мною одна из женщин темных кланов - безбашенная, агрессивная и не терпящая никаких противоречий и начисто - как и весь женский пол - лишенная логики.

- Хватит драться, - проговорил я, потирая щеку, - Имей уважение к больному.

- Доктор сообщил, что ты здоровее любого из темных, - отрезала девушка, потом ехидно улыбнулась и добавила, - А еще ты, как только что принятый в клан, находишься на положении армейского “духа”, так что привыкай.

М-да, угораздило меня ощутить прелести дедовщины в Зоне, отмазавшись от службы в армии у себя дома. У темных крайне строгая и жесткая иерархия - любой новичок был обязан выполнять указания “старослужащих” пришедших в клан раньше. Конечно, часть из новоприбывших имела ранее набранный авторитет и вливались в коллектив более спокойно. А некоторые, с уникальными мутациями (надеюсь, моя из этого числа и авторитет будет признан) и вовсе становились сразу в первые ряды клана. Вот только, сомневаюсь, что мои заслуги и обретенные свойства хоть что-то значат для Герлы.

- С этим я еще поспорю, - отмахнулся я как можно равнодушнее, - Лучше расскажи, как ты выжила после ранения? Я похоронил тебя и не рассчитывал, что увижу еще.

- Поэтому и к своей Кнопке подался немедленно, как появился в Зоне? - опять начала яриться темная, обвиняя непонятно в чем, - И где ты был все это время? Я больше недели искала после излечения, заходила и к твоей научнице и к Бармену - никто про тебя ничего не сказал…

- Хватит уже, - решил прервать поток ее обвинений и претензий, - Я отдыхал за Периметром. А потом, с Ириной я никаких дел после того случая не имел и пришел к ней сейчас только ради костюма - я даже не знал, что она стала заместителем на Янтаре, на научной базе.

Из последующего разговора смог выяснить, что девушке после ранения удалось уползти с берега и добраться до болот, где ее заприметил Доктор, удачно выбравшийся в это время из своей берлоги. Ну, а дальше он продержал ее пять дней после операции и лечения артефактами и отправил с диагнозом - здорова. Организм темной оказался намного живучее и крепче, чем у простого человека. Следствие воздействия аномальной энергии - у мутантов и вовсе регенерация сумасшедшая. Про меня она пыталась выяснить, но безрезультатно - к этому времени я был уже в институте у Смирнова.

- Ладно, - проговорил я, когда немного вошел в курс дела, - Пойдем к парням - мне сейчас предстоит очень непростой разговор.

Однако, ничего такого сложного и неприятного в беседе не случилось. Мое решение не возвращаться на базу к Сухому, парни приняли понимающе - у них, как и у меня, были сомнения в том, что я не окажусь в лабораторных камерах у наших ученых-исследователей.

- Правильно, Умник, - выразил свое одобрение Хват, - Нечего тебе там делать - порежут на кусочки только без всякой пользы.

- А ты хотел, чтобы его порезали с пользой? - встрял Леший, который оклемался после ранений.

- Не передергивай слова, - отмахнулся от него Хват, - И так всем понятно, что я хотел сказать.

После этого я попрощался с парнями, взяв обещание заскакивать ко мне. Моих бывших напарников согласился отвести один из темных по просьбе Герлы и… Слепца. Чую, что последний уже имеет кучу планов, как реализовать мои способности на пользу клана. Да уж, тут придется побороться, чтобы выторговать себе некоторые поблажки, в частности - сменить свой статус новичка темного, на более уважительный.

Флешку с информацией я собирался забросить к Ирине в ближайшие дни. Слепцова отправили назад в “Долг” на следующий день, после Выброса. Дрона ему не отдали, как бы он не скрипел зубами - к нему у темных оказались множество вопросов, один из которых был про неизвестных “терминаторов”.

- “Грешники” сумели достать наработки Болотного Доктора, - не спеша вещал Слепец, когда я оказался у него в кабинете и задал несколько вопросов, - Тот сумел вживлять в тела сталкеров артефакты, отчего у тех резко повышались многие параметры организма. Минусом было то, что жили такие имплантируемые год, от силы полтора. Эти сведения сумели попасть к агентам спецслужбы - тот ноут, что тебе заказали, нес в себе информацию по вживлению. Дрон не успел перехватит тебя и парней - наткнулся на вояк, перестрелял их и у последнего выжившего узнал, что прямо перед ними проходили трое сталкеров, чьи ПДА засекли. Ну, а узнать, кто же это там ошивался не составило труда. Кстати, ты флешку собираешься передавать ученым?

- Угу, - кивнул я головою, - Заказ надо выполнять, тем более, что ничего путевого они не получат - год жизни для сталкера это мало, тем более, что вне Зоны его артефакты действовать не будут. Пусть пытаются, но лучше, чем у Доктора все равно не выйдет.

- Хорошо, - согласился Слепец, - Тогда, как передашь флешку, сделай-ка ты вот что…

Моя обычная жизнь закончилась в том Выбросе, если добавить пафоса, то можно сказать так: Сталкер Умник умер и вместо него родился темный сталкер, а имя… Имя я еще заработаю или заставлю звучать старое по-новому. Новая жизнь, чистая биография и новый напарник. Угадайте кто?