Бог Дракон

Милослав Князев

Бог Дракон

Написано на литературном форуме «В вихре времен».

Выражаю благодарность всем форумчанам и читателям с Самиздата за оказанную помощь.

Пролог

Краборамидур. Дракон

Стоило мне выйти из гипера, как сразу понял, что не ошибся.

Это была она!

Не планета (уж мимо нужной звезды я бы точно никак не промахнулся), а та, которая жила на ней.

И совсем неважно, что до них обеих еще несколько месяцев очень экономичного полета (после более чем столетия, что проспал в коконе силовых полей, пока летел через гипер, на что-то большее сил не осталось). Главное, уже практически добрался до цели своего путешествия и не ошибся.

На космическом корабле, разумеется, полет до одной из ближайших звезд занимает всего каких-то несколько дней, да и то если не торопиться… Но где сейчас те корабли? У меня давно уже нету. Развалился от времени и отсутствия присмотра. Да и ни у кого их уже не осталось! А еще раз обучить двуногих-полуразумных, чтобы они построили новые… Нет уж, увольте. И так в прошлый раз всех нас чуть не истребили. Неблагодарные обезьяны!

Лучше медленно летать на собственной магии и быть властелином вселенной, чем быстро, но при этом являясь одним из очень многих. И как часто возникает необходимость куда-нибудь слетать? Правильно, очень и очень редко. У меня за последние пятнадцать тысяч лет, прошедших с той истребительной войны, впервые. Слышал, в те далекие времена, когда кроме нас и разумных-то во вселенной не было, улетали, только если на планете становилось тесно.

Спрятался я тогда на одной дикой планетке… Вообще-то поначалу надолго там задерживаться не собирался. Однако в последнем бою мне повредили корабль, вот и застрял. Тогда, в порыве ярости, сжег весь экипаж! Они посмели заявить мне, своему повелителю, что быстрый ремонт невозможен! Сами виноваты! При мне нельзя произносить этого слова. Как, впрочем, и некоторых других. Нет, никогда…

Потом понял, что погорячился. Пришлось заниматься ремонтом самому. Но и тогда не пожалел о содеянном. Виновные должны быть наказаны! А рабы не смеют перечить повелителю!

Сначала, еще до того, как корабль удалось починить, лететь куда-либо на собственной магии, когда кругом шныряют линкоры и крейсеры магов и технов, было самоубийством. Потом, через пару столетий, когда закончил ремонт, тоже не стал рисковать. Управлять звездолетом в одиночку, конечно же, можно, но вести бой уже точно не получится.

Да и планета меня вполне устроила. Ничуть не хуже и не лучше многих других. Стал править местными дикими полуразумными. Некоторые, особенно эльфы, поначалу пытались сопротивляться, но совсем недолго. Превратился для местных в бога, тем более что настоящие боги неизвестно куда исчезли. Мне поклонялись, регулярно приносили в жертву самых красивых девственниц… Почему девственниц? Не знаю, наверное, принято у них так. Лично я особых указаний на этот счет никогда не давал. Скажу честно, на вкус самки полуразумных от этого нюанса совсем не различаются.

Могу похвастать, что правил я хорошо и справедливо. Под моим мудрым руководством они так расплодились, что последнюю тысячу лет только жертвенными девственницами и питался.

Потом вдруг проснулся древний инстинкт. Он сначала шептал, потом говорил, а под конец громко кричал, что на одной из планет ближайшей звезды есть одинокая самка и мне непременно нужно туда.

Теперь оставалась самая малость. Добраться до планеты, найти самку и устроиться на новом месте. Действительно, зачем тратить больше столетия на обратный полет, если полуразумными двуногими с таким же успехом можно править и на любой другой планете? Они везде одинаковые на вкус.

Глава 1

Дим. Попаданец

В этот день Эль очень долго пропадала в эльфийском посольстве. Светлом! Раньше с ней соплеменники не разговаривали и, кроме ритуального поклона, вообще игнорировали (общение на тему детей не в счет), а тут вдруг прямо с утра сами пригласили.

– Как думаешь, что такого экстраординарного у наших светлых родственников могло произойти? – спросил я Лару. – Вы, эльфы, так просто своего мнения не меняете. Уши, наверное, мешают.

Темная поморщилась. Нет, не из-за ушей, мне давно уже можно отпускать по их поводу любые комментарии, а из-за светлых родственников.

– От светлых чего угодно ожидать можно, – все же не упустила случая попинать дальнюю родню она. – Но все равно странно.

– Ничего, Эль вернется – расскажет. Надеюсь, ее наследницей Первого Леса не назначили?

Ошарашить темную таким предположением не получилось. Они у меня обе уже давно научились всегда сначала думать над моими странными высказываниями и только потом реагировать.

– Это очень вряд ли, – вполне серьезно ответила Ларинэ.

Она к таким вещам вообще всегда серьезно относится. Даже когда прекрасно понимает, что шучу.

– В любом случае не отпущу! – счел нужным обозначить свою позицию. – Один раз вы уже на войну от меня сбежали, больше не получится.

– Дорогой, мы же тебе уже тысячу раз объясняли, что по-другому было нельзя.

Сказав последнее, остроухая приблизилась, обняла и потерлась щекой о щеку. Хитрая она у меня. Обе хитрые.

– Да слышал я уже эту сказку. И про то, что воевать должен тот, кто этому лучше обучен, то есть ты. И про то, что Эль все время в обозе просидела и только раненых лечила. И про невозможность инициировать этот деревянный артефакт, кроме как оставив Древо без присмотра жриц. Мол, иначе оно бы отказалось меня принять.

Говоря все это в ответ, не стал упускать случая и тоже обнял жену.

– Все так и было, – спокойно ответила Лара.

– А вот взяло бы ваше хваленое Древо и выбрало кого-нибудь другого, что тогда бы делали, интриганки ушастые?

– Не из кого ему было выбирать. Все остальные – чужие.

– Уверена?!

– Абсолютно!

– Ну, если для тебя наши дети чужие… – протянул я.

– Не говори глупостей! – тут же заявила темная. – Они еще маленькие.

– Так ведь и Древо Жизни у нас не старше их, – резонно заметил я. – Если считать и беременность, то даже младше.

Задумалась! Аргумент явно на нее произвел впечатление. Попыталась не показать виду, но я-то своих длинноухих давно изучил. Однако дальше обсуждать эту тему жена не пожелала. Предпочла вернуться к артефакту.

– Вы бы еще сказали, что от сердца эту деревяшку оторвали, – продолжил я.

– Так и было, – ничуть не смутившись, ответила Лара. – Это одна из очень немногих вещей, которую нам с Эледриэль было бы крайне трудно поделить. Поэтому отдать тебе, даже потеряв при этом немалую часть силы и возможностей, которые может дать древний артефакт тому, кто способен с ним правильно обращаться, нам показалось самым оптимальным решением.

– Так бы и не поделили? – усомнился я.

– Да. Тебя, вон, поделили, детей поделили, еще много чего поделили, а это не получилось бы. Не признает ветвь больше чем одного хозяина, и все тут. И запомни, это не просто магический переходник, как ты изволил выразиться, а очень серьезный артефакт. Причем не только боевой. О некоторых его возможностях ты со временем еще узнаешь.

– А рассказать? – сразу воспользовался я.

– Рано еще, – ответила темная.

– Вы со светлой просто сами не знаете и только мне голову морочите.

– Мы действительно не всё знаем, – призналась жена. – Это очень древний артефакт.

На том разговор и закончили, так как вернулась светлая. Как я и предполагал, Эль действительно не делала секрета из того, что узнала в посольстве, и все рассказала.

– На одну из небольших светлоэльфийских рощ напал дракон, – практически с порога объявила она. – Сильный и огромный! Почти половина леса сгорела дотла! Есть жертвы. Жрецы, воспользовавшись силой Древа Жизни, дракона отогнали, но с немалым трудом.

– А я почему-то думал, что эльфы при одном только намеке на приближение дракона сразу на колени падают и покорно ждут, когда он их съест, – напомнил я женам.

– Только за пределами своих лесов, – возразила темная. – Дома же деремся до конца и чаще всего побеждаем.

– Ладно, в этом ты меня просветила. Осталось только узнать, что светлым от нас понадобилось?

– Просили поделиться опытом, как мы убили того дракона, голова которого украшает наш тронный зал, – ответила Эль.

– И ты им рассказала, что ящер был не совсем настоящий? – с подозрением спросил я.

И действительно подозрительно. Уж очень ревниво мои длинноухие к этому трофею относятся.

– С чего это вдруг?! – удивилась светлая. – Я рассказала им чистую правду, тем более что маги разума в посольстве тоже имеются.

– А кто хвастался, что теперь щиты от этого дела ставить умеет? – напомнил я.

– Конечно, теперь могу поставить, но не стала этого делать. Ведь скрывать-то нам совершенно нечего.

– Тогда и нам с Ларой расскажи, – попросил я. – Тоже будет интересно послушать, как там все было на самом деле. Вдруг чего нового узнаем?

– Дракон был молодым и совсем неопытным, призналась я в посольстве, – начала рассказывать Эль. – Но об этом и так нетрудно догадаться по размерам головы. И еще частично дрессированным. Принадлежал какому-то свихнувшемуся архимагу, жившему далеко на севере. Мы как-то по пути в гости зайти решили, а колдун, вместо того чтобы в башню пригласить, сразу убить попытался, да еще и свою зверушку натравил. В общем, пришлось прикончить их обоих. Лирмилиэль справилась с магом, а мы с Ларинэ пристрелили из луков дракона.

– А что в это время делал ваш муж и князь? – воспользовавшись паузой, вставил вопрос я.

– Ты руководил! – не моргнув глазом ответила моя светлая жена, после чего продолжила рассказывать свою правдивую историю: – Откуда у того мага взялся дракон, нам установить с абсолютной точностью так и не удалось. По одной из версий, он нашел где-то яйцо и смог его «высидеть».

– Молодец, ушастая! – похвалил я. – Недаром тебя столько учил! Умеешь теперь говорить именно ту правду, которую нужно.

– Надеюсь, они не просили тебя отправиться на охоту? – спросила тем временем темная. – В обмен на отмену отверженности, например?

– Просили, – призналась Эль. – Но я отказалась! Мне детей растить нужно, за мужем присматривать, да и за одной темной родственницей тоже… А дракона, если он сдуру сюда прилетит, прибьем и еще одну голову в тронном зале выставим. Что до отверженности, то ее и так снимут. Вопрос времени. Не может одна из верховных жриц Древа Жизни быть отверженной, и все это прекрасно понимают.

– А может, все же поохотимся? – предложил я.

Но длинноухие шутку не оценили. Обе аж зашипели. Пообещали запереть меня в замке. И вообще, оказалось, что я их совсем не люблю, и детей не люблю, и…

Пришлось убеждать в обратном. Для этого дела весьма эффективны объятия, поцелуи, ну и всякое такое прочее. В общем, убедил и был прощен. Как всегда.

– Жаль, Ли с Анжей неизвестно где шляются, – закончил я. – Одна хвасталась, что любого дракона, как комара, прихлопнуть может, вторая давно о таком трофее мечтает.

– А может, они эту новость раньше нас узнали и как раз на охоту отправились? – робко предположила Эль.

Ага, так я ей и поверил. Эльфийских магов разума обманывать моя светлая, возможно, и научилась, а меня пока нет. Жены специально скрывают, куда рыжая с хвостатой отправились. Боятся, что и я могу сорваться. Наивные! Думают, я не догадываюсь. Делать мне больше нечего, как по древним подземельям лазать. И одного раза хватило.

Эледриэль. Светлая эльфийка

Обижена на родичей я, конечно, сильно. В любом другом случае вообще разговаривать не стала бы. Однако дракон, разоряющий эльфийские рощи, – вопрос особый. Но по-любому у меня теперь семья и свое Древо, и в первую очередь нужно заботиться о них. Поэтому ни Дима никуда не отпущу, ни сама не пойду. А темная поможет!

Да и что я могу за пределами долины? Правильно, совсем мало.

Хотя на драконов я тоже очень злая. Помню ту беспомощность, которую ощущала при встрече с одним из них в покинутых землях. И полное бессилие, и невозможность защитить своего любимого. Такое вообще мало кто простит и забудет, а эльфы в особенности. Однако специально из-за этого охотиться на ящера все равно не буду. Может, он вообще больше не появится? Сколько тысяч лет где-то прятался, вот пускай опять в свою нору возвращается.

Что до двух авантюристок Ли и Анжи, то тут муж был прав. Пора бы этой парочке возвращаться. Уж им-то идея поохотиться на дракона непременно понравится. Обе достаточно сумасшедшие! Древняя еще поначалу казалась относительно нормальной, но, видимо, умело притворялась. И вообще, как может быть нормальной эльфийка, которая и не светлая, и не темная?!

С такими мыслями зашла в тронный зал, и то, что там увидела, меня сразу насторожило. В любое другое время картина не вызвала бы ничего, кроме умиления. Но в свете последних событий…

Дети играли в войну с драконом. Иваниил бросался с мифриловым мечом на выставленную в зале голову, а моя Мариэль кидалась огненными шарами. Дракон ожесточенно сопротивлялся, но маленькие маги явно побеждали.

Меч сыну сделал сам Дим из сырого мифрила, что принес из подземной тюрьмы. Гномы предлагали свою бесплатную помощь, но он отказался. И правильно, меч, сделанный папой лично, куда лучше для ребенка.

– Таким, во-первых, точно не порежется, а во-вторых, никто не скажет, что ненастоящий, – заявил тогда он.

Огненные шары, что кидала дочка, на самом деле были простыми осветительными. Она у меня умница. Совсем еще крошка, а уже столько умеет!

Однако после новостей из посольства мне эта игра не понравилась. Возникло какое-то нехорошее предчувствие. И зачем деткам дракон понадобился? Обычно любимой комнатой для игр им служил зал с охотничьими трофеями хвостатой. Нетрудно догадаться, что там они, как правило, «сражались» с нечистью. Вернется Анжа, очень удивится. Детки успели половину экспонатов со стен поснимать, при том что многие весили больше их самих.

А если еще вспомнить, что шкуры некоторых чучел теоретически поддаются только магам не ниже пятой ступени, то несколько дополнительных дырок объяснить будет трудновато. Помню, муж, когда увидел, рассказал очередной свой несмешной анекдот про гнома, запертого в пустой комнате с двумя мифриловыми шариками. Так вот, гном один сломал, второй потерял.

Глава 2

Дим. Попаданец

Новость о каком-то проснувшемся вулкане, в смысле драконе, меня не очень-то и обеспокоила. Поначалу. Да и с какой, собственно, стати?

Ну, попытался сжечь одну эльфийскую рощу и получил от ушастых по носу. Или какое там у драконов болезненное место? А ведь рощица была провинциальная, явно из самых маленьких и слабых. Даже непонятно, почему ушастое племя так драконов боится? Но это их личное дело, жен перевоспитал, а остальных не собираюсь. Если ящер не совсем дурак, то поймет, что в крупные тем более лучше не соваться и вообще сидеть тихо, как он до этого и делал.

Правда, людям, если дракон вздумает напасть на один из их городов, придется куда хуже эльфов, но пускай из-за этого у местных правителей голова болит. Вот если к нам прилетит, тогда да. Мои длинноухие жены пообещали, что прибьют ящера обязательно! Да и я свою деревяшку в деле смогу испытать, а то толком не знаю, что она может.

– В любом случае будет тогда у нас в тронном зале стоять еще один трофей и игрушка для детей, – заявил я.

– У гномов есть пословица, – ответил присутствовавший при этом Нарин. – Нельзя делить голову и шкуру неубитого дракона!

– А разве я делю? – удивился в ответ.

– Но… – попытался было возразить гном.

– Эль, Лара, дорогие, как вы думаете, будем шкуру делить (о голове я вообще не говорю) или себе оставим? – спросил у эльфиек.

– Себе! – тут же заявила светлая.

Кто бы сомневался?! Темная ее поддержала. Ушастые даже забыли, что не любят таких моих шуток. Они у меня хозяйственные. А шкура дракона самим пригодится! Даже не на доспехи, а просто в качестве коврика в тронном зале.

– Вот видишь, мастер Нарин, – обратился я к гному. – Твои родичи абсолютно правы. Такие вещи очень плохо делятся.

Гном пробормотал, что имел в виду совсем другое, но в дальнейшую дискуссию благоразумно ввязываться не стал.

– Хуже, если он решит поселиться в Проклятых Землях, но в саму долину не сунется, – стал рассуждать я. – Лови его потом. И ведь придется, так как караванам в данном случае станет угрожать серьезная опасность.

– Это вряд ли, – вставила Эль.

– Что?! Неужели побрезгует караванами? – усомнился я.

Пускай Эль у меня и начитанная, но ее информация иной раз бывает неточной или элементарно устаревшей.

– Нет, – ответила светлая. – Читала, что драконы таких мест очень не любят.

– Тоже боятся нечисти? – пошутил я.

– Конечно, нет! Но предпочитают селиться там, где она отсутствует. Явно инстинкт. Самому дракону на нечисть плевать, а вот яйца могут оказаться в опасности.

– Ну, если яйца, то это действительно серьезно, – признал я.

Жены удовлетворенно кивнули – любят они, когда я признаю их правоту. А Нарин расплылся в радостной улыбке. Чувствую, в следующей его книге будет история, посвященная драконьим яйцам. Ага, мужским.

Нарин. Гном

И откуда мог взяться этот дракон?! Несколько тысяч лет про них мы слыхом не слыхивали. Да и моему родичу Торину, который от драконы сына прижил, я сам порой не верю. Да чего уж там, вообще не верю. Не видал его ни разу, все никак не соберусь в гости вырваться, хоть и живет совсем недалеко от Проклятых Земель. И даже если правда, то его жена совсем не агрессивная, ни на кого не нападает и вообще в истинном облике посторонним на глаза не показывается. Да и меленькая она совсем, как гномьи женщины. Опять же если верить Торину.

Рассказам князя Ва’Дима о встрече с драконой я тоже не особо поверил. До сих пор думаю, что глупые эльфийки чего-то напутали. Ну, встретили какую-то человеческую женщину с гитарой, которую остроухие почему-то испугались, и что? В истинном облике-то ее опять же никто не видел. Правда, как только голову увидел, сразу мнение поменял. Против такого аргумента не попрешь!

Или это тоже была питомица того архимага, которого мои друзья чуть позже победили? Сбежала чуть раньше и шлялась по покинутым землям (там дракону самое место). Кто ж теперь знает.

Может, дракон, что напал на эльфийскую рощу, – тоже одного с ними выводка? Ведь никому не известно, сколько покойный архимаг их вырастить успел. Со слов князя Ва’Дима я понял, что записи найти не удалось, и его жены очень по этому поводу переживали. А как по мне, то к лучшему. Незачем эльфам в руки такие знания давать.

Немного подумав, я решил, что, судя по всему, дракон – взрослый и опытный, а не недавно вылупившийся птенец. Ведь, как рассказывала Эледриэль, светлые эльфы с трудом сумели отогнать напавшего на их рощу монстра. Длинноухие, конечно, вояки еще те, они и с орками не всегда справляются. Но дракона, недавно вылупившегося из яйца, должны были одолеть и выставить голову на всеобщее обозрение. В своей-то роще! И висела бы драконья голова в тронном зале Лорда тамошнего леса, не спрашивали бы они ни у кого советов, которые иначе чем замаскированной просьбой о помощи и не назовешь.

А вот интересно, что будет, вздумай напасть дракон на наши гномьи города? Слышал я множество легенд о том, как древние короли, чаще всего Торин Длиннобородый, выходили против летающего ящера на поединок и одерживали победу. Но это все именно легенды. Маленькие гномы верят, а что там было на самом деле – никто сказать не может. Вернее, очень даже может, но в таких случаях говорится о победе клана. Заманили в пещеру, завалили, добили, поделили. Думаю, что в случаях с древними королями было примерно то же самое.

Еще, помнится, мой старый знакомый, князь Ва’Лет, хвастался драконьим доспехом и мечом, коим, по преданию, его предок того самого дракона одолел. И что характерно, тоже не мог сообщить наверняка об обстоятельствах поединка. Хотя, если верить, что клинок действительно бог подарил, то все может быть. И доспех тот, и меч, светящийся при приближении нечисти, я лично видел, так что хоть часть легенды – правда. Но в любом случае это было в далекой древности, когда драконы действительно встречались, причем не так уж редко, и их, бывало, побеждали.

Все, что я наверняка могу сказать о драконах, так это то, что от них лучше держаться подальше. А князь уже на него охотиться собрался. Хотя прекрасно помню, как он когда-то сам сказал: «Главное при охоте на дракона – с ним не встретиться». А теперь что?! Забыл! Нет, не доведет до добра такое бахвальство. Даже если все больше в шутку, все равно не доведет.

Дим. Попаданец

После этого разговора прошло совсем немного времени, а из других мест начали приходить тревожные вести. Мои партнеры по бизнесу, то есть гномы, сообщили, что дракон попытался напасть на один из их подгорных городов.

Это на поверхности коротышки с магией не очень дружат. Точнее говоря, просто действительно сильные их маги в поселениях людей никогда не показываются. А если и забредают, то людям об этом не сообщают. Даже бытует ошибочное мнение, что у гномов таких вообще нет (ага, как и женщин). На самом деле есть, но с особой подземной спецификой.

С сунувшимся к ним драконом гномы сражения устраивать не стали. Просто обвалили с помощью магии пещеру, в которую он сдуру залез. Тем более что это была не центральная галерея подгорного города, а так, редко используемые склады на окраине. Слишком уж близко от поверхности, чтоб сооружать там что-то важное.

Убить не убили. Дракона в горах завалить еще труднее, чем гнома, но второй раз точно не полезет. Коротышки же расчистили пещеру и собрали чешую, которую содрал ящер, выбираясь из-под обвала. Так что даже почти внакладе не остались.

– Маловато оказалось, – сказал Нарин, который и сообщил мне о подробностях. – Ущерба полностью, и того не компенсировали.

– Да, только гномам в их бородатые головы могла прийти мысль, что нападения драконов должны быть самоокупающимися, – прокомментировал я.

– Почему только гномам? – обиженно сморщив носик, спросила светлая.

Возразить мне было нечего, и я ее в этот самый носик и поцеловал.

– А почему бы и нет? – совершенно серьезно спросил тем временем Нарин. – Это непрактичные эльфы дракона сразу силой своего главного Дерева жгут. Одно разорение и никакой прибыли. Мало того, что половину леса спалят, это ладно, новый вырастет, так еще и шкуру попортят. А наши предки в древности знали, как на этих ящеров охотиться. Завалим в пещере, потом добьем, затем расчистим завал и делим шкуру, чешую, клыки, когти, мясо…

Гном так увлекся, что не заметил, как постепенно с прошедшего времени перешел на настоящее. Причем так, будто сам на драконов регулярно охотился.

– Если бы этот был чуть поменьше, то и его бы добили, – закончил Нарин.

– Вот и хорошо, – согласился я. – Как сюда прилетит, позовем тебя шкуру делить, раз в этом деле такой опытный.

На этот раз Нарин шутку не оценил и пообещал прийти на помощь в столь сложном деле. Даже забыл, как несколько дней назад цитировал пословицу про неубитого медведя, в смысле дракона, а я пообещал, что ни с кем делиться не буду, пусть даже не просят.

Потом поползли слухи о том, что дракон не обделил вниманием и человеческие королевства. Ящер не стал размениваться по мелочам и сразу напал на столицу Казгарда. Наделал много шума, разрушил императорский дворец (весь или какую-то часть, не сообщалось), но тоже был отброшен. Уж в столице крупнейшей империи сильных боевых магов всегда хватало.

Император не пострадал. О том, что отделался легким испугом, о монархах говорить не принято. А о том, как лично отбил нападение, пока не врали, но думаю, что позже в хрониках обязательно напишут. Как же без этого? Даже если к тому времени династия сменится, что в Казгарде не такая уж редкость, все равно напишут.

Ходили упорные слухи, что удалось перевести выкрики дракона при нападении. Оказалось, ни много ни мало, называл себя новым императором. Правда или нет, неизвестно, но Казгард объявил крупную премию за голову того дракона.

Чуть позже пришли новости, что ящера отогнали и с земель северных варваров. Весь вопрос, там-то он что забыл? Хотя кто их, драконов, знает, может, как раз такие малонаселенные земли им по вкусу? Причем, по слухам, отличился в деле изгнания ящера мой старый знакомый, бывший наемник, князь Ва’Лет. Рассказывали совершенно неправдоподобные истории, будто бы дракон, едва увидев меч северянина, сразу же повернул вспять, не иначе узнав орудие, которым один из легендарных предков князя ранее сразил сородича ящера. Ва’Лет, дескать, еще сожалел, что не получилось броню обновить. Интересно, что же там было на самом деле? Всем слухам верить точно нельзя.

Новости о князе, изредка доходившие до Долины Единорога, все больше героические саги напоминали. Он де и свое родовое владение вернул, и от нечисти окрестные земли избавил, и позарившихся на них жадных соседей приструнил, и дороги между всеми северными городами (большинство из которых на деле деревни) каменными плитами выложил. В итоге объединил под своей властью достаточное число княжеств и объявил себя ни много ни мало – Императором Севера. Подозреваю, без помощи его брата – жреца-архимага не обошлось. В случае с драконом – наверняка. Если это вообще правда. Да и не оказалось бы, что новоявленная империя – родовое владение самого Ва’Лета да пара присоединенных княжеств.

Ларинэ. Темная эльфийка

На этот раз в посольство пригласили меня.

Опять дракон!

Теперь напал на Первый Лес темных. Таких потерь, как у светлых, разумеется, не было. Там провинция, а тут столица. Есть разница! Выжег ящер небольшой участок на краю полуострова, и все. И эльфов погибло всего четверо. Да и те, скорее, по собственной глупости.

Однако благодаря случившемуся удалось кое-что разузнать. Дракон был тот же самый.

Ох и тяжело мне пришлось, пока это выяснила!

Шутка ли, согнать вместе темных и светлых магов и заставить поделиться информацией. Про людей и гномов не скажу, а эльфы в обоих случаях успели снять образцы ауры нападавшего ящера. Вот их и сравнивали, когда собрались вместе. До чего же неохотно старые эльфийские маги раскрывали друг перед другом свои секреты. Но оно того стоило.

– И что нам это дает? – спросил муж, когда ему рассказала.

– Не знаю, – честно призналась я. – Не будь он таким крупным и устойчивым к ударам жрецов, можно было бы предположить, что сравнительно недавно вылупился и начал буянить.

– Это с молодыми драконами в старые времена нередко случалось, я читала, – вставила Эледриэль. – Но тогда их старшие быстро утихомиривали.

– Именно, – подтвердила я. – А в сложившейся ситуации не представляю.

– Тогда, может, наоборот, слишком древний? – стал рассуждать Ва’Дим. – Проспал все это время в какой-нибудь забытой пещере, вылез и теперь развлекается по старой памяти?

– Ни в одной из прочитанных мною книг не было и намека на то, что драконы способны впадать в спячку на такой долгий срок, – опять вставила светлая.

– А на другом континенте? Том же загадочном Фиоре, например, – спросил муж.

– Ты думаешь, там драконы какие-то иные? – усмехнулась Эль.

– Нет, я не это имел в виду. Спал он себе там столетиями, потом просыпался, немножко буянил, а затем опять впадал в спячку. На этот раз сюда решил прилететь. Как вам такая теория?

– Не очень, – честно ответила я мужу. – О таком бы тоже слухи к нам дошли. Не нужно забывать, что эльфийские леса, как светлые, так и темные, есть на всех материках, и мы с ними связь поддерживаем, а некоторые даже свои Великие Миссии присылают.

Мой намек был явно направлен на глупые традиции светлых, но Эль давно к такому спокойно относится. Ни возражать, ни даже фыркать или морщиться не стала.

– Ну, тогда такой вариант, – предложил Дим. – Жил себе дракон спокойно в пещере. Никого не трогал, сокровища охранял, принцесс похищал… В общем, как все нормальные драконы. Питался исключительно консервами, то есть рыцарями, приезжавшими вызвать его на поединок. И вот одному такому рыцарю удалось уколоть дракона копьем в жо… скажем, в спину примерно в районе хвоста. Рыцарь сбежал, а летающий ящер теперь всюду ищет обидчика.

Мы со светлой аж поморщились от такой гипотезы, хотя и понимали, что муж просто развлекается. Драконов в их зверином облике если и побеждали, то очень сильные маги, но никак не рыцари. И Дим это прекрасно знал. Тот же князь Ва’Лет хвастался победой своего далекого предка, но это именно обычное хвастовство северного варвара и не более того.

– Красивая сказка, – наконец ответила Эледриэль. – Можешь ее детям на ночь рассказать. Они как раз в последнее время драконами интересуются. Только поторопись, а то еще чуток подрастут и уже не поверят.

– Я хоть какие-то гипотезы пытаюсь выдвигать, – сделал вид, будто обиделся, муж. – В отличие от некоторых, пусть и красивых, но считающих, что голова у них исключительно место, из которого растут длинные уши. Тоже красивые, между прочим. И вообще, рассказывать детям на ночь сказки обязанность мам!

Глава 3

Дим. Попаданец

Утром меня разбудили крики.

– Дракон! – неслось из коридора.

– До чего же мне все надоели с этим драконом, – пробормотал я в ответ. – Это уже давно не новость.

Попытался попросту отмахнуться и обнять жену, но темной рядом не обнаружилось. Или этой ночью со мной собиралась спать Эль? Перевернулся на другой бок, но и светлой тоже не было. Еще не до конца проснулся и раздумывал, что же делать? Досыпать или все же подниматься? Однако столь важное занятие прервала служанка, ворвавшаяся в спальню.

Я даже удивился, так как это была одна из бывших наложниц графа Шера. А эльфийки строго-настрого запретили переступать порог моей спальни любой из них. Ну а если еще учесть, что одета девушка была весьма легкомысленно, скорее даже частично раздета…

– Дракон! – закричала она, теперь уже персонально для меня.

– Хорошо. Пусть запишется на прием, – на автомате ответил я. – Надеюсь, после обеда в тронном зале его устроит?

– Дракон над замком! – делая круглые глаза, повторила служанка.

Наконец с меня слетели остатки сна и удивление от визита, и дошло, о чем идет речь. А также стала понятна причина, по которой в постели отсутствует Лара. Быстро выскочил из кровати, надел штаны, не обращая внимания на девушку (если потом станет хвастать, что видела князя голым, проблемы с ушастыми ей обеспечены), схватил со стола артефакт-деревяшку (жены настояли, чтобы все время была рядом), меч, накинул мифриловую кольчугу и побежал к лестнице, ведущей наверх.

Зря я так торопился.

К счастью, покои находились в донжоне, и не пришлось далеко бежать. Дракон действительно летал над замком. Просто летал. Очень высоко. Если бы Эль с Ларой, находящиеся на верхней площадке донжона, не сказали бы мне, что та точка в небе и есть дракон, из-за которого, собственно, и поднялся шум, сам бы никогда не подумал.

Ушастые, кстати, успели полностью одеться. Критически меня осмотрели, убедились, что самое главное, то есть палку, не забыл, и решили остальное, а особенно кольчугу на голое тело, не комментировать. Им вообще было не до шуток. Чувствовалось, что обе очень напряжены. Хоть на колени падать не собирались, и то хорошо.

– И сколько нам его ждать? – спросил я.

– Не знаю, – ответила темная.

– Лучше бы вообще летел своей дорогой, – добавила светлая.

Шутку про запись на прием решил не повторять.

– Все так плохо? – задал я неприятный вопрос.

Эльфийки промолчали. И ведь не сомневаются, что Древо им поможет, но все равно дракона боятся.

– Жаль, Анжа с Ли сокровища ищут, – прокомментировал я.

Ага, удивил! Думали, не знаю? Заговорщицы длинноухие. Все от мужа скрывают. Однако и на эту тему говорить не стали. А жаль, думал хоть немного их отвлечь.

– Тогда вы как хотите, а я, пожалуй, позавтракаю, – выбрал новую тему в надежде, что хоть с ней получится.

Жены опять ничего не ответили, но на этот раз посмотрели на меня явно с укором. Неужели думают, что брошу их в трудную минуту?

– Да не бойтесь вы так, не оставлю вас одних, – пообещал им. – Тут поем. Вам заказать?

Ушастые не захотели, и я велел слугам принести мне чего-нибудь перекусить, ну и одежду заодно, чтоб в одних штанах и кольчуге не щеголять. Одеться я успел, а вот поесть уже нет. Дракону надоело летать в облаках, и он стал спускаться, явно имея в виду наш замок.

Эль с Ларой ударили по ящеру, как только он приблизился на достаточное расстояние. Неслабо так врезали, только сложилось впечатление, что враг выпущенных эльфийками сгустков плазмы вообще не заметил. У меня же с деревянным артефактом и вовсе форменный облом получился. Взял его в руку, как волшебную палочку, взмахнул, сформулировал в голове желание и получил на выходе горсть мыльных пузырей. Не в переносном, а самом что ни на есть буквальном смысле. Точно таких, как в детстве пускал.

– Ну я вам покажу, «боевой артефакт», – пообещал я женам, но очень тихо, чтобы не отвлекать от боя.

Вообще-то, вскоре выяснилось, что это все-таки были огненные шары. Очень много. Однако и на вид, и по произведенному эффекту больше походили на мыльные пузыри. И совсем неважно, что летели они довольно шустро, причем все до единого достигли цели. Дракону от них явно было ни тепло, ни холодно. Даже не щекотно.

Мы поиграли с огнем, и ящер ответил тем же. Струя пламени, вылетевшая из пасти, сползла горящим напалмом по защите, поставленной эльфийками. Первый раунд закончился вничью, и дракон пошел на второй круг.

А я очень разозлился. Прежде всего на артефакт по запуску мыльных пузырей. Злость нарастала. Я ее уже перестал контролировать. В голове почему-то возникли кадры из кинохроники времен Великой Отечественной. Выстроившиеся в линию «катюши», ведущие огонь по фашистам…

Краем сознания еще успел удивиться и заметить, как вокруг меня материализуются сгустки энергии в виде ракет, с ревом уносящихся в небо.

– «Как бы ушастых ненароком не сжечь! Они же меня потом убьют», – успел подумать, прежде чем совсем отключиться.

Когда очнулся, обнаружил себя все еще стоящим на верхней площадке донжона и бессвязно шепчущим под нос:

  • Расцветали яблони и груши,
  • Поплыли драконы над рекой.
  • Выходила на берег Катюша,
  • На высокий берег на крутой…

Длинноухие тоже были тут. Стояли чуть в стороне и с некоторой опаской на меня посматривали. Как только поняли, что пришел в адекватное состояние и начал себя контролировать, тут же бросились обниматься. А заодно и ощупывать, все ли со мной в порядке. Я, конечно же, совсем не против, даже наоборот, но та же Эль могла бы провести диагностику с помощью магического зрения. Причем куда более эффективно. Явно переволновалась, раз о таких своих возможностях забыла.

– Ушастые, ласки потом! Где дракон?! – спросил я, как только они чуть ослабили свои объятия.

– Улетел! – ответила Лара.

– Ты ему сильно задал! – добавила Эль.

– Что это было? – не упустила случая поинтересоваться новым оружием темная.

– Наверное, «катюша», – ответил я. – Сам толком не помню, что произошло и как это выглядело.

Тогда жены охотно описали мне произошедшее только что сражение с драконом. По их словам, невероятно старым и сильным. В результате я окончательно убедился в том, что у меня действительно получилась «катюша». Правда, заряжена она почему-то была вовсе не неуправляемыми реактивными снарядами класса земля – земля, а самонаводящимися ракетами земля – воздух. Модернизированная, наверное. По словам ушастых, ни одна огненная стрела не прошла мимо, хотя дракон и пытался маневрировать.

Объяснил своей русскоговорящей светлой жене, что Катюша из песни – это не моя близкая знакомая, а темной супруге, что такое ракеты и насколько они могут быть мощными. Только общие принципы, не вдаваясь в подробности. Тем более что повторить чисто технически все равно не получится, а магически придется разрабатывать все почти с нуля. Про МБР «Сатана» или там С-300 со спец-БЧ, да и про всякие «тополя» распространяться не стал. Сам о них только краем уха слышал, да и неизвестно, потянет ли деревяшка такое. Нет, понятно, что энергию на все Древо Жизни дает, и у него ее точно хватит, только вот, какой там канал, сказать трудно. Вдруг пропускной способности маловато? И что будет с аналогом тактического ядерного заряда, если его инициировать, но не докачать энергии? По-любому экспериментировать не стоит.

– Лучше расскажите, как там с драконом было? – опять спросил я у эльфиек.

– Ты его почти убил! – радостно сообщила Лара.

– Если бы твои удары были не чисто магическими, голова дракона уже бы украшала тронный зал, – поддержала ее Эль. – Но и так ему досталось, несмотря на всю природную защиту от магии. Как вообще улететь сумел – удивительно. Чуть на скалы за замком не упал.

– Но в любом случае еще не скоро оклемается, – продолжила темная. – Если магическую защиту получается пробить чистой магией, то и заживают такие раны очень долго.

– Так ему и надо! – вставил я. – Нечего над моим замком без разрешения летать.

– Да! Хорошо ты его отделал своими «катюшами», качественно, – согласилась светлая.

Было видно, что они действительно рады и искренни, а не просто мужу комплименты раздают.

– Ты у нас теперь самый настоящий архимаг! – торжественно заявила Ларинэ.

Эледриэль активно закивала, поддерживая подругу.

Поторопился я, однако, решив, что лести и комплиментов не будет. Последнее – как раз они самые. Хотя и жен понять можно, наконец-то сумел по-настоящему воспользоваться сбагренной мне волшебной палочкой.

Тем временем внимательно осмотрел деревянный артефакт. Действительно мощная штука. Если бы ее еще контролировать можно было, а не так, как сегодня. Разозлился и бабах! Или можно, просто я не умею? С этим еще предстояло разобраться.

– Ладно, мои принцессы, прощаю вас за то, что в тот раз сбежали на войну без меня, – наконец сказал я им.

Эль обрадовалась, подбежала и поцеловала в щеку, а Лара ответила:

– Да и сколько ее, той войны-то было? Так, ерунда, а не война.

После чего она не уступила светлой и тоже поцеловала.

Краборамидур. Дракон

Поторопился я с планами. Признаю, что поторопился. Я вообще всегда готов признать свои ошибки. Тем более что совершаю их редко. Очень редко!

Привыкнув ко всеобщему страху и поклонению, забыл, что может быть и иначе. Страх тут тоже присутствовал. Кто же во вселенной не испугается дракона?! Нету таких! Но вместо естественного поклонения – сопротивление. И местные маги, несмотря на всю свою дикость, неожиданно оказались достаточно сильными. Причем не только у эльфов с гномами, но даже у людей.

У себя-то на планете я заботился, чтобы такие вообще не появлялись, а тут все невероятно запущено. Те же эльфы, вон, каких-то монстров навыращивали, к которым даже такому сильному дракону, как я, лучше не приближаться. Дикари!

И куда только моя соплеменница смотрит? Наверное, еще молодая, неопытная. Но ничего, я ее научу, главное найти. Вот с этим-то и оказались неожиданные проблемы. Что она тут, я чувствовал, а где – нет. Этому могло быть только два объяснения. Или самка впала в спячку, или все время находится не в истинном облике.

Лучше бы первое, так как в таком случае стоит обосноваться на одном месте, и постепенно начнет появляться чувство направления. Однако опыт мне говорил о маловероятности такого варианта. Молодые драконы в спячку впадают крайне редко. Второй вариант значительно хуже. Опознать смогу, только увидев. Да и сама привычка не из тех, которыми стоит гордиться.

Собственно, поэтому и начал с нападений на местных полуразумных двуногих. Решил, что если самка все же спит, то к ее пробуждению смогу навести на планете относительный порядок. Вот бы был прекрасный свадебный подарок. Или наоборот, местные маги так запугали мою избранницу, что она боится истинный облик принять. Тогда тем более нужно приводить все в естественное состояние.

Однако, получив в нескольких местах совершенно неожиданный отпор, решил отложить завоевание планеты на потом. Для начала устроить логово, недоступное для посторонних. Тем более что все время таскать сокровища в пространственном кармане тоже затруднительно. Немало я их скопить успел.

Место подобрал действительно хорошее и очень удобное. Огромная территория, зараженная когда-то отгремевшей тут войной, и, пожалуй, не одной. Даже с высоты стратосферы это чувствуется. И посреди всего этого нетронутая долина. А если еще учесть и горы, явно непроходимые для наземных жителей, то местечко вообще идеальное. Даже проснулась надежда, что самка, скорей всего, где-то там и спит.

Вот только оно оказалось занятым. Облюбуй долину моя будущая самка, ничуть не удивился бы, однако вместо нее обнаружил эльфов. Они даже своего монстра посадить успели, испортив такую хорошую долину. Но дерево явно было еще совсем молодым, и я решил, что сумею его уничтожить. Сорняки нужно выкорчевывать, пока они не успели пустить корни слишком глубоко.

Полетал над долиной и замком, чтобы собрать самых сильных магов в одном месте. Пускай у них в таком случае будет больше сил для обороны, но все равно этот вариант намного проще. Выковыривать потом попрятавшихся по разным норам бывает крайне утомительно.

Первый, пробный заход прошел вполне успешно. Ничего не предвещало неприятностей. Их атака мне вообще показалась смешной. Людские маги в большом городе были и то сильнее. Во всяком случае, удары тех оказались довольно болезненными, а тут вообще практически не чувствовались. Правда, нужно признать, что защиту поставили сильную. Даже очень! Моя струя огня сползла с нее, не повредив даже верхнего слоя. Но я и не рассчитывал их сжечь с первого раза.

Второй заход принес крайне неприятную неожиданность. Да что там говорить, почти катастрофу! С главной башни замка в меня полетели ракеты технов!

Вырвался на одних рефлексах. При этом не сумел увернуться ни от одной. Единственное, чего удалось добиться, так это чтоб в голову и крылья ничего не попало. Если бы свалился, то точно добили бы. Знаю я двуногих. Даже те, которые боятся и поклоняются, готовы добить поверженного дракона.

Позже понял, что ракеты принадлежали вовсе не технам. Это была их магическая имитация. Невероятно точная, но все же. Окажись они такими же точными и мощными, но при этом настоящими, мне конец. Тем не менее нужно признать, что для столь точного соответствия маг должен быть не просто невероятно сильным, но еще и лично помнить те далекие времена. А это значит, что он реально для меня опасен, в отличие от всех, с кем я тут уже сталкивался.

По-любому мне в этой негостеприимной долине больше делать нечего. Во всяком случае, пока. Может, самка потому и не принимает истинный облик, что ей есть от кого прятаться? Теперь мне такое предположение показалось более чем вероятным. Появился реальный противник, а вместе с ним и цель.

Далеко на западе находились обширные необитаемые территории, а в их северной части подходящие, никем не занятые горы. Решил лететь туда. Отсидеться, прийти в себя, приготовиться к следующим встречам с местными магами. Хоть и с большим трудом, но добрался.

Земли были не просто пустынными, тут тоже когда-то гремела война и применялась мощная магия. Но заражения почти не осталось. Горы же еще чище и, что очень важно, достаточно неприступные. Именно это мне и было нужно. Решил временное гнездо основать тут. Отсижусь, восстановлюсь, а там посмотрим. А когда нашел покинутые гномами пещеры, окончательно убедился в правильности своего выбора.

Глава 4

Иваниил. Маленький князь

В этот день мы с сестрой играли в охоту на дракона. В наших подземельях! Мы их совсем недавно нашли и еще никому не показывали. Вот когда сами все до конца обследуем, тогда и мамам с папой дадим посмотреть. А пока это только наш секрет!

Но сначала оживим портал. Я у мамы Эль в одной книжке видел. Сказала, что очень полезная и нужная вещь. А мы нашли! Всегда теперь начинаем игру из зала, в котором большое каменное колесо у стены стоит. Делаем вид, что проходим через врата и отправляемся на поиски дракона. Пока ни разу не нашли…

Знаю только, что он точно где-то в этих подземельях прячется. Больше негде! Мне один мальчик постарше, что живет в городе, рассказывал. Когда дракон прилетел к нам в долину и мамы с папой его побили, заставив убираться восвояси, он на самом деле никуда не улетел, а просто спрятался. Потому что был ранен и очень сильно боялся нашего папу. Тот мальчик сам видел, как дракон в горы сразу за замком упал.

Но это секрет! Я обещал, что никому, кроме сестры, не расскажу. И еще две медные монеты ему дал. Одну за себя, другую за Мариэль. Все по-честному!

Поэтому нам точно известно, что дракон где-то в этих подземельях прячется. И мы его найдем! Обязательно! Тогда в тронном зале будет стоять еще одна голова. Уже наша с Мар.

Скорей всего зверь нашел какой-нибудь укромный зал и там спит. Мама Эль рассказывала, что драконы могут по сто лет спать. И еще говорила, их во сне как раз лучше всего и ловить. Или, может, он в портал убежал? Каменное кольцо большое, мог и пролезть. Тогда мы с сестрой научимся его открывать и поймаем уже с той стороны. На самом деле Мариэль научится – у нее вся небоевая магия получается лучше, чем у меня. Сам я стану боевым магом, как мама Лара, а сестра небоевым – как мама Эль.

Вот принесем домой голову, папа с мамами поймут, что мы уже совсем взрослые! А то все время, как нужно им, так мы уже большие, а как наоборот, то еще маленькие.

Хотя мы с сестрой и играли, но все равно рассчитывали, что когда-нибудь на самом деле встретим прячущегося в подземельях ящера. Пусть папа и любит говорить, что самое главное в охоте на дракона – это с ним не встретиться, но мамы нам с Мар объяснили, что это он так шутит. Поэтому, когда спускались в свое подземелье, всегда вооружались по-настоящему, а не игрушками, как раньше.

Мифриловых кольчуг нашего размера в замке не было. Стальные имелись, но они, наверное, на гномьих детей постарше ковались, слишком тяжелые. Я мерил, но носить не стал. А вот настоящие эльфийские поддоспешники мамы нам сшили. Легкие и удобные. Они и без кольчуг хорошая защита. Но мамы нам еще к ним и легкие, но очень прочные кожаные доспехи сделали. И мифриловые мечи нужного размера были. Мы их из папиной коллекции взяли. У него много, не заметит.

И все свои магические амулеты забрали. Мамы нам много всяких наделали и уже целый год учили пользоваться. В первую очередь боевые. С ними можно бросать огненные шары. Даже сестра научилась, а у меня вообще хорошо получается (мы на специальном полигоне тренировались). Еще защитные, от стрел и магии, целительские, и чтоб с мамой Эль на любом расстоянии разговаривать можно было.

Эти все мифриловые, а были еще из желудей Древа Жизни! Папа с мамами из-за них сначала сильно поругались. Потом он их почти уговорил. Но мама Эль и даже мама Лара все равно боялись. А папа у нас смелый! Сам на Древо Жизни залез и сорвал пять желудей. Мамы потом из них амулеты сделали. Очень сильные! У всех в нашей семье теперь такие есть.

Только зря родители ругались. Попросили бы нас сестрой, тоже могли бы нарвать. Мы с Мар часто на Древо лазаем, когда никто не видит. Ничего в этом страшного нет!

Но на этот раз в подземельях все было иначе, чем обычно. Когда подошли к залу с порталом, там стоял полумрак, вместо полной темноты. Тусклый свет шел из каменного кольца. Раньше за ним находилась простая каменная стена пещеры. Теперь ее не было видно за чуть светящейся белой дымкой.

Портал открылся!

– Пойдем? – спросил я сестру.

– Может, сначала предупредим родителей? – предложила она.

– Тогда не отпустят. Сама знаешь!

Она кивнула в ответ. Знала.

– Мы быстро, туда и обратно, – продолжил я. – Потом позовем и все покажем.

Мариэль все еще оставалась в нерешительности.

– Или давай я схожу, а ты подожди здесь, – предложил ей.

– Нет! Только вместе! – ответила сестра.

Мы взялись за руки и вошли в светящийся туман.

Эледриэль. Светлая эльфийка

О том, что в долине сработал портал, меня предупредило Древо. И ладно бы просто где-то, так ведь нет, прямо под нашим замком! Но это было неважно. Вернее, важно, но не так сильно, как другое. Одновременно я потеряла связь с детьми!

Она была всегда. С Мариэль сильнее, с Иваниилом слабее, но была и не прерывалась ни на мгновение. Даже когда отправились воевать с орками и отошли довольно далеко от долины, я чувствовала своих детей. И направление, в котором они находятся. А сейчас это исчезло. Внутри как будто оборвалась очень важная струна.

Не прошло и минуты, как ко мне в комнату ворвалась темная.

– Ты тоже почувствовала?! – спросила я.

– Да! – ответила Ларинэ.

Могла бы и не спрашивать. У нее и так все на лице было написано. Да и врываться ко мне в спальню сразу после этих двух событий других причин быть не могло. Темная тоже ощущала связь с нашими детьми, хотя и слабее, чем я, так как магом разума не являлась. Связь у нее довольно часто прерывалась, и причин паниковать обычно не было. Но сопоставила с тревогой, поднятой Древом в связи со сработавшим порталом, и прибежала ко мне.

– Пойдем сообщать мужу? – спросила Ларинэ.

– В любом случае придется.

Дим. Попаданец

Портал, через который ушли дети, мы обнаружили довольно быстро. И целый подзамковый лабиринт, соответственно, тоже. По всем признакам было видно: они это все нашли уже довольно давно и вместо того, чтобы сообщить родителям, устроили себе тут полигон для игр. Даже многие свои вещи сюда перенесли.

– Давно заметила, что Мариэль с Иваниилом перестали в зале у Анжи ее охотничьи трофеи с места на место перетаскивать, – сообщила Эль. – Думала, наконец, выросли из того возраста, а они, оказывается, просто новую, более интересную игрушку себе подобрали.

– Ив с Марой все в папу, – гордо заявил я.

Эльфийки спорить и не подумали. Доказывать, что будь малыши в мам, то непременно сообщили бы о своей находке, тоже не стали. Не детское это дело – осознавать опасность ситуации. Понапридумывать всяких ужасов могут запросто, а вот реальные пропустят.

Затем мы позвали в подземелья сыщицу Гату, как нельзя кстати приехавшую из Пограничного в Долину Единорога по каким-то своим делам. Специально мы точно не ждали бы, пока весть дойдет и потом она сама доедет, а раз так получилось, то почему бы не воспользоваться? Но сыскных дел мастер только подтвердила то, что мы и так уже знали. Дети довольно долго исследовали этот лабиринт галерей и коридоров, а потом ушли в портал.

– А может, получится включить? – в очередной раз спросил я у жен.

– Мы уже объясняли, – ответила Лара.

– Не получается, – подтвердила Эль.

– У Лирмилиэль наверняка вышло бы, – неохотно признала темная, – но, где она теперь, неизвестно.

Да, древняя наверняка запустила бы этот чертов портал, только она как два года назад отправилась с Анжей на поиски сокровищ, так о них больше не приходило никаких вестей.

– Ладно, включить мы не можем, – подвел итог я. – Но как вы, два самых сильных мага в долине, не смогли заметить активацию портала, буквально у нас под ногами?!

Зря я так сказал! Обе эльфийки стояли, виновато опустив глаза. Хотя на самом деле никакой их вины в этом не было. Не почувствовали, значит, и не могли. Само Древо Жизни отреагировало, только когда в портал кто-то прошел, а пассивно включенного не заметило. Так что моим ушастым не в чем себя винить.

Также мы обнаружили, что дети забрали кое-что из оружия и все свои амулеты. Причем как самые новые, так и устаревших моделей, которые использовались для обучения.

– Уже хорошо! – сказал я. – Хоть на первое время будет защита, а потом, надеюсь, научатся осторожности.

– Боюсь, учитывая, в какие игры они играли, вместо того чтобы прятаться, сами могут отправиться искать приключения, – озвучила свои опасения светлая.

Это вовсе не было фигурой речи, Эль действительно боялась. Темная с ней полностью согласилась.

– Надеюсь, все помнят мою мудрость о том, что самое главное при охоте на дракона? – спросил я. – Детям не раз ее повторял. Или кое-кто рассказал Иву и Маре, что папа не всегда бывает прав?

Эльфийки так и стояли, опустив глаза. Однако в этот раз виновными себя явно не чувствовали, а только изображали.

– Понятно, – сделал вывод я. – Тогда тем более нужно спешить, а то действительно еще какого дракона поймают. За хвост!

Конечно, в сложившейся ситуации вовсе не до шуток, но я изо всех сил старался подбодрить эльфиек и показать, что все будет в порядке. А как же иначе? Дети-то все в папу, а он из любых ситуаций всегда выкручивался.

Спешить действительно было необходимо. Весь вопрос только в том – куда? Тут нужно сказать, что после моих незапланированных приключений с Анжей амулеты связи были значительно усовершенствованы. Причем занимались этим не мои жены, у которых благодаря Древу сил немерено, но мастерства и знаний при этом недостаточно. Нашли хорошего мага-артефактора и оплатили услуги. И изготовлено всех амулетов было по пять штук. Нет, вовсе не в расчете, что детям могут скоро понадобиться, просто как еще один знак принадлежности к княжеской семье. А позже я еще идеею с желудями подал. Как только Эль с Ларой уговорил, сам не представляю.

Ив с Марой не забыли прихватить с собой и эти амулеты, но связь через них устанавливаться не желала. Сколько бы энергии эльфийки от Древа Жизни ни брали, все равно не получалось. А ведь теоретически должно было действовать и между континентами. Однако кое-что узнать все-таки удалось.

– Что-то мешает! – объявила темная.

– Но дети живы! И амулеты точно при них, – добавила светлая.

– И это главное! – поддержал я своих эльфиек. – И еще можно сделать один вывод. Раз амулеты никто не отобрал, значит, они не только живы, но и свободны.

Во-вторых, удалось выяснить примерное направление. Взяли карту и прочертили линию от долины на запад-северо-запад до самого края.

– Знаете, ушастые, – обратился я к женам. – А ведь как минимум один портал на этом направлении имеется. Правда, такой же неработающий, как в наших подземельях, но есть.

Мои жены ничего не ответили, сами поняли, что я имею в виду. Линия проходила через белое пятно покинутых земель, как раз примерно там, где должен был находиться заброшенный гномий город. Хотя приходилось учитывать и конус погрешности, который на таком расстоянии получался довольно значительным. В него попадали и высохшая роща древних эльфов с одной стороны, и башня архимага, что творил фальшивых драконов, с другой. Но с этим ничего поделать уже нельзя.

– Подъедем поближе, тогда и определим точнее, – объявила Эль.

– Гномов возьмем? – спросил я, несколько отклоняясь от главной темы.

– Нет! – хором ответили эльфийки.

– Не потому, что не хотим делиться, – на всякий случай объяснила светлая. – Коротышки слишком медлительные.

– Тогда есть вариант выехать первыми, а гномы и часть дружины пускай двигаются следом, – предложил я. – Назад в таком случае сможем возвращаться уже в сопровождении.

Дрейк. Сенбернар

В последнее время жизнь в нашей стае наладилась. Хозяин со своими женами перестали по дорогам бродить. Дома сидят. Я их щенят воспитываю, а они помогают. Мои собственные давно уже взрослые, а у двуногих медленно растут. Все у них не как у собак.

Кормят меня хорошо, уважают почти все. Чем не жизнь для серьезного пса? К сожалению, есть, конечно, и такие, кто меня не совсем любит и совсем не уважает. Даже в нашей стае завелись. Во-первых, хвостатая женщина со странным запахом. Она злая и глупая. Собак совсем не любит. Чувствую. Даже странно, всегда думал, что те, у кого хвост есть, должны быть умнее.

Наверное, болеет чем-то. Я одну такую болезнь знаю (собаки тоже ею болеют), когда пена изо рта идет и на всех кидаться начинают. С такими я стараюсь не связываться. Поэтому и от глупой хвостатой женщины подальше держусь. Хозяин ее для охоты использует, больше от нее толку все равно нет.

Еще меня черный конь не уважает, он тоже глупый. Даже Хозяина не слушается. Одно слово, лошадь. Только темной самке Хозяина подчиняется. Наверное, потому, что у него с ней шерсть цветом одинаковая. Правильно, что ему щенят воспитывать не доверяют.

А еще я с девушкой познакомился. Правда, она не собака, а волчица. Но все равно симпатичная. И характером мы похожи. Она тоже оборотней не любит. На самом деле из-за них мы с ней и познакомились.

Однажды по лесу бегал и запах этих неправильных волков учуял. Конечно, решил разобраться, я пес серьезный. Пошел по следам. Как раз вовремя подоспел. Двое оборотней волчицу догнали и напасть собирались. Ула (так мою девушку зовут) дама хоть и храбрая, но умная (почти как я), просто так с ними связываться не стала бы. Но тогда убежать не могла, у нее лапа ранена была. Однако не сдалась, драться задумала. Помог ей немного. Одного оборотня сам загрыз, второго вместе с Улой. Правда, по-моему, она тогда не понимала, что я ей помогаю, тоже кусать пыталась. Но это ерунда! У меня шерсть густая, до кожи трудно добраться. Потом разобрались. Снюхались, подружились. Я ей из замка еду таскал. Сама она охотиться не могла, нехорошие люди ее стрелой в лапу ранили.

Моя волчица не только красивой, но и веселой оказалась. Когда выздоровела, мы с ней в лесу подолгу играли. Вообще-то я пес серьезный, как глупые шавки, за своим хвостом не гоняюсь, но с красивой девушкой в догонялки поиграть – вовсе не прочь.

Однако расстались мы. Полулисы в лесу часто появляться стали. Ула их почему-то боится. Сколько ни объяснял ей, что они хорошие, – не верит. Убежала из долины и даже не попрощалась. Я расстроился. Даже повыл немного.

Но грустить мне особо некогда. Щенят хозяйских надо охранять. Черному коню такое никак не доверишь.

А где же щенки? Не чую. Пропали! Не уследил! Глупый пес, забыл, что их, маленьких, нельзя на несколько дней без присмотра оставлять! У-у-у-у! У-у-у-у!!!

Глава 5

Дим. Попаданец

Мои эльфийки собирались в поход. Никаких аргументов они не стали бы слушать, да я и не пытался отговаривать. Потому что готовился к тому же самому. Эль с Ларой тоже и не думали возражать.

– Весь вопрос состоит лишь в том, на кого оставим долину, – обратился я к женам.

– Да демоны с ней, с долиной, раз она оказалась таким небезопасным местом! – чуть не сорвалась на крик Лара. – В эльфийском лесу такого точно бы не случилось.

– А теперь уже я скажу, что ты не любишь наших детей, – обвинил я темную.

Эльфийка сначала чуть ли не задохнулась от возмущения, но потом все же согласилась, что я прав. Нет, не в том, что не любит, а в том, что вопрос с обороной долины на время нашего отсутствия действительно необходимо решать. Ведь детей не только отыскать нужно, но еще и вернуть домой, а для этого дом должен быть цел.

И если в чисто физическом плане все было в относительном порядке – имеющихся в наличии сил с избытком хватало, чтобы защитить долину чуть ли не от любой армии, то в магическом ситуация выглядела куда хуже. Или какому архимагу могло прийти в голову прибрать такое соблазнительное место к рукам, или дракон мог опять прилететь, или еще что-то в этом роде. Совсем неважно, что о нем больше двух лет никто ничего не слышал, все равно эту опасность не стоило сбрасывать со счетов.

– Поэтому повторяю вопрос, – обратился я к Эль с Ларой. – Кого мы оставим временно исполняющими обязанности моих жен… я хотел сказать наших… в смысле жриц нашего Древа Жизни?

Мне было, конечно же, не до шуток, но обстановку следовало хоть как-нибудь разрядить. Только не получилось. Эльфийки даже на дополнительных жен не отреагировали.

– Временно не бывает, – ответила Эль. – Это навсегда. Но думаю, что желающие найдутся.

– От светлых предпочел бы Алисилиэль, – сказал я. – А вот кого от темных, не представляю. Никого среди них, кому мы могли бы доверять так же, как Алисе, не знаю.

– Если от светлых пригласим принцессу и формального главу посольства, то от темных придется тоже, – ответила Лара. – Что касается доверия, то тут можно не беспокоиться. Жрецы приносят клятву Древу Жизни, которую не нарушают.

– А как же тот верховный жрец в твоем Первом Лесу? – напомнил я своей темной жене.

– Там особый случай, – ответила она. – Древа он не предавал, Первого Леса тоже, а новому лорду еще не присягал.

– Вот с этого места поподробнее, – попросил я, уловив один нюанс. – Неужели эльфийские принцессы захотят присягать на верность мне, то есть князю Проклятых Земель?

– А почему бы и нет? Мы ведь согласились, – вставила Эль.

Что-то мне подсказывало, что светлая так шутит.

– Вы – особый случай! Обе уникальные. Два ушастых чуда, и оба мне достались! – рассыпался я в комплиментах.

– Скорей всего не захотят, а если вдруг и да, то по политическим мотивам не смогут этого сделать, – уже серьезно ответила Эледриэль. – Однако ситуацию можно особо оговорить в тексте клятвы Древу, тогда ничего подобного тому, что произошло в Первом Лесу темных, не сможет случиться даже теоретически.

– И потом, – добавила Лара, – жриц ведь две, темная и светлая. Поэтому, что бы ни случилось, одна всегда будет противовесом и предохранителем для другой.

– А как быть с тем, что Древо тоже чужое? – продолжал пребывать в сомнениях я.

– Но ведь Древо! – ответили жены хором.

– То-то Лара боялась даже подойти к светлому, а Эль к темному, – напомнил я.

– В том все и дело, что там были противоположности, – не моргнув глазом, ответила Ларинэ.

– А тут нет?

– Нет, – уверенно заявила Эледриэль.

Что касается деревьев, эльфийки кого хочешь запутают и переспорят. Да я, собственно, и не спорил.

Как мои ушастые предполагали, так и вышло. Обе принцессы согласились.

Вот только из-за текста клятвы пришлось задержаться, причем на несколько дней. Главы эльфийских посольств долго и упорно спорили буквально из-за каждого слова. Вообще-то, официально ими числились именно принцессы, которые только поэтому и просидели у меня в долине все последние годы. Но понятно, что это была чистая формальность. А ругались именно те, кто на самом деле занимал столь важные посты.

В конце концов мне это надоело. Жены нервничали, но терпели, а я не стал.

– Короче, так! – обратился к спорщикам и их советникам. – Или останавливаемся на уже достигнутой формулировке, или можете спорить дальше, а мне ждать некогда. Если кто забыл, у меня дети пропали! Пойду к рыжим полуэльфам. Заодно и проверим, примет Древо Жизни в качестве жрецов ваших диких родственников или нет.

Такого единодушия у светлых с темными, наверное, не было с древнейших времен.

Конечно же, не примет! Никогда! Абсурд полнейший! И какому идиоту только могло прийти в голову такое дикое предположение?! Даже северные варвары, да что там варвары, орки, и те способны догадаться об абсолютной невозможности подобного…

– Да за кого вы замуж вышли?!

Последний вопрос был задан Эль с Ларой, причем, что интересно, именно во множественном числе.

Однако, что характерно, ждать, пока я действительно отправлюсь проверять, никто не стал. Репутация – вещь полезная, и она у меня имелась. Тут же согласились с последней редакцией клятвы Древу Жизни. Потом сгребли своих принцесс в охапку и чуть ли не силой потащили к этому самому Древу, пока никто не передумал.

Алисилиэль. Светлая эльфийка

И чего это мои родственники решили, что я могу быть против? Это же так замечательно, стать жрицей Древа Жизни, но не на всю жизнь, а временно. Получить все преимущества такого положения, но не лишиться свободы, которую теряют настоящие жрецы. И, что самое важное, потом, когда временный срок закончится, связь с Древом и часть силы в любом случае останутся со мной. Уже действительно на всю жизнь!

И силы у этого Древа Жизни совсем немало. Даже больше, чем у нашего! Нехорошо так думать, но больше. И потом, мне можно, я ведь теперь жрица именно этого Древа!

А то, что неизбежно придется терпеть в напарницах темную, так ничего страшного. Не такие эти темные ужасные, как о них рассказывают в детских сказках. Незаметно бросила взгляд на свою будущую партнершу и поймала ее такой же. Ага, тоже обо мне думает! И тоже нервничает. Не удивлюсь, если у них детям о светлых такие же страшные сказки рассказывают. Что-то мне подсказывало, что мы сумеем найти с ней общий язык.

Потом было Древо Жизни и клятва. Несколько капель крови к корням и чувство единения с великой силой.

Затем я не удержалась от маленького хулиганства. Быстро подошла к князю Ва’Диму и поцеловала его. Причем не просто чмокнула в щеку, а в губы! Темная явно не собиралась делать ничего такого, но уступать мне не хотела еще больше! Поэтому с некоторым запозданием сделала то же самое. Я ее понимаю – уступить лидерство в самом начале, пусть и по такой мелочи, уже серьезный шаг к поражению.

– Вот видите, ушастые, – зашептал князь своим женам так, что, наверное, на другом конце долины было слышно. – Все эльфийские принцессы от меня без ума!

Дим. Попаданец

Однако сразу отправиться не получилось. После недолгих размышлений поняли, что как минимум хотя бы через Проклятые Земли придется ехать если не со всем караваном, то с частью дружины в качестве охраны. Расстояние там совсем не маленькое, и за день наскоком его не преодолеешь. А это дополнительное время! И ладно бы чуть затормозили нас в пути, пока не достигли границ опасной территории, так ведь им еще в дорогу собираться нужно.

Сколько на это может уйти времени – неизвестно. Торопить также было нельзя, так как готовилась не легкая прогулка, а поход через полконтинента. Очень далекая дорога, в которой важно все.

– Ушастые, а как ваши родственники? Неужели не помогут? – обратился я к женам.

– Как ты себе это представляешь? – спросила Лара.

– В виде небольшого конного отряда, который сопроводит нас до границы Проклятых Земель и вернется обратно, после чего его члены разойдутся по своим посольствам. Эльфам на конную прогулку всяко проще и, что самое главное, быстрее собраться, чем людям и гномам в далекий поход.

Идея звучала красиво, но остроухие сразу нашли в ней недостатки.

– Могут передраться в дороге, – уверенно заявила Эль.

– Особенно на обратном пути, – поддержала ее Лара.

– Тогда возьмем только светлых или только темных, – легко нашел выход я. – Как думаете, кого больше шансов уговорить?

– Тогда светлых, – с абсолютной уверенностью ответила Ларинэ.

– С чего ты взяла? – спросил я.

– Моему народу не очень удобно ходить на ту сторону, перевалом, что мы чистили специально для темных, – ответила за нее Эледриэль. – Да и ведет он не совсем туда, куда нужно. А так и нас проводят, и дорогу подробно разведают, и пункты для стоянок отметят.

Не стал спорить, тем более что звучало вполне логично. Жены оказались правы, и светлое посольство легко выделило нам два десятка всадников в сопровождение. При условии, что позже приложим больше усилий для развития инфраструктуры именно этого перевала и дороги, к нему ведущей.

– А почему бы вам не заняться этим самим? – спросил я посла.

Тот крайне удивился такому предложению. Еще бы. Любой на его месте не воспринял бы такое всерьез. Еще чего доброго решил бы, что над ним издеваются.

– Финансирует, естественно, мое княжество, организуете вы, а строят те, кого сможете нанять, – пояснил я свою идею. – В том же графстве Шер можно поискать. Им развитие этой транспортной артерии тоже выгодно, поэтому препятствовать вряд ли станут. А если заплатить, то и часть организаторских забот с удовольствием на себя возьмут. И потом, начать прямо сейчас или после моего возвращения – тоже разные вещи. Понимаю, что для эльфов время не главный аргумент, но все же.

Посол пообещал подумать (не о конном сопровождении, а об участии в строительстве дороги), и я оставил распоряжения по поводу финансирования проекта. Не сомневался, что согласятся. Им это тоже очень выгодно, смогут строить дорогу наиболее удобно именно для себя.


Вместе с отрядом эльфийских всадников перевал мы преодолели всего за несколько дней. Никаких происшествий по пути не было, да и не могло быть. Тут еще земля относилась к долине, поэтому являлась спокойной и безопасной. Магией мы этот перевал почти не чистили, только проломили несколько самых непроходимых участков, причем без смешивания крови, все остальное обычными методами. Кирки и лопаты тоже никто не отменял. Телеги тут пока проезжать еще не могли, но конные караваны уже проходили вполне комфортно, без лишних задержек и переломанных ног у животных.

Уже в самих Проклятых Землях были куда осторожнее. Охрану, в том числе и ночную, по договоренности несли эльфы. Им только туда и обратно, а нам предстоял долгий путь почти в неизвестность. До заставы, устроенной в удобном месте, где раньше находился алтарь сликовников, добрались тоже без приключений. Только одной ночью эльфы в кого-то стреляли, но утром даже не стали проверять в кого. Всякой нечисти, которую никто и никогда не классифицировал, в моем княжестве больше чем достаточно, и сегодня этим заниматься никто не собирался.

Единственный вход в чашу из скал, что раньше облюбовали поклонники бога Слика, теперь был перегорожен стеной. Сильные амулеты не пропускали нечисть вовнутрь, но и гарнизон имелся. Теперь тут было нечто вроде маленького городка, живущего за счет обслуживания идущих в мою долину купцов. Пока маленького, а там видно будет. Стараниями светлых товаропоток тут наверняка увеличится.

Второй статьей дохода были местные археологи, именуемые охотниками на древние артефакты, а также настоящие охотники, уже на нечисть. Правда, разницу между этими профессиями заметить было трудно, да в большинстве случаев она вообще отсутствовала. Эти тут вообще жили на постоянной основе. Кому сопутствовала удача, зарабатывали хорошие деньги, а кому нет, тоже с голоду не умирали. Просто за уничтожение той нечисти, которая сама по себе прибыли не приносит, шла плата уже из моей казны. Немного, но лучше, чем ничего. То есть гарантированный доход плюс надежда разбогатеть. Жить, наверное, можно. Да и в проводники караванов охотники нередко нанимались.

В общем, город стоял на хорошем месте и постепенно развивался. Самоокупаемость была пока в далекой перспективе, и доплачивать из казны приходилось не только охотникам и гарнизону, но перспектива того стоила. Без крепости на середине пути многие купцы, идущие со стороны графства Шер, еще не раз подумали бы, а стоит ли вообще рисковать, срезая путь или торгуя с моим княжеством. А нам они были необходимы. Эль морщилась, но деньги выделяла всегда.

Однако рано или поздно город сможет жить и на свои собственные доходы. А там, глядишь, вокруг естественной стены из скал появится еще одна, уже рукотворная. К тому времени и название придумают, хотя, скорей всего, это произойдет куда раньше. И превращусь я в самого настоящего солидного правителя, а не в князя одного города, как сейчас.

– А давай назовем этот город Сликоградом, – предложил я в шутку.

– Если бы это сказал кто другой, убила бы, – нехорошим голосом пообещала темная.

– Это была шутка, – на всякий случай предупредил я.

– Неудачная, – резюмировала Лара.

За воротами, в извилистом проходе между скал, ведущем к центральной чаше, стояли не только казармы стражи, но и парочка гостиниц, а также дома постоянных жителей города. До вечера еще оставалась пара часов, но мы не продолжили путь, а остановились на одном из постоялых дворов. Впереди ждала очень долгая дорога, на протяжении которой нечасто придется спать в настоящих постелях.

– А городок мне понравился, – объявил я Эль с Ларой. – Нужно будет тут княжескую резиденцию построить.

– Где? – удивилась темная. – Здесь и так места мало.

– И вообще, лачугу содержать, оплачивая по ценам настоящего дворца, точно не стоит, – поддержала ее светлая. – В случае редких визитов (раз в сто лет) можно и в хорошей гостинице остановиться. Надеюсь, к тому времени они тут уже появятся.

– Ну зачем же лачугу? – удивился я. – Вот что касается места, вы правы, нужно забронировать, пока свободное еще есть. Как вам та скальная площадка, с которой мы впервые алтарь и Ларину клетку увидели? И господствующая высота, и единственную городскую дорогу в случае необходимости сможет перекрыть даже небольшая башня.

– Давай такие вопросы будем решать, когда вернемся? – предложила Лара.

– Так я не против, только предупредим, что место занято, а строить можно когда угодно.

Темная вдруг остановилась как вкопанная. Проследил направление ее взгляда и понял, что кому-то сегодня очень не повезло. Таверна называлась «У старого сликовника». Ларинэ, не говоря ни слова, рванула туда.

– Ну что, подождем или пойдем посмотрим? – спросил у Эль.

– Лучше подождем, – ответила светлая. – Не думаю, что будет долго.

Однако она ошиблась. Ни через минуту, ни через пять сквозь дверь никто не вылетел. Это было весьма странно. Нет, ни я за жену, ни Эль за подругу не беспокоились. Но было интересно, чего это она так долго возится? Не сговариваясь, направились к заведению с опрометчивым названием.

Картину, представшую перед нашими взорами, иначе чем сюрреалистичной назвать было никак нельзя. За одним столом в центре таверны сидела темная эльфийская принцесса с гномом-кабачником и спокойно попивала вино. Нам ничего не оставалось, как присоединиться.

Во-первых, оказалось, что Дири, хозяин таверны, не совсем гном, а только наполовину. Сам по себе этот факт ничего не объяснял, так как эльфы что к бородатым коротышкам, что к их полукровкам относились совершенно одинаково. Во-вторых, и в-главных, Дири когда-то лично убил сликовника, имел медный амулет и сертификат, подтверждающий подвиг, в честь чего и назвал свое заведение.

Поскольку и то и другое висело на стене за стойкой, Ларинэ начала не с драки, а решила поговорить. Тем более что хозяин таверны легко согласился ее переименовать из «Старого сликовника» в «Мертвого сликовника». Что они и обмывали.

Я улучил момент и проверил кружку своей жены. Много она, конечно, не выпила, но магу целого бочонка и не нужно. Как бы чего не натворила, перестав контролировать силу. Но нет, вино оказалось сильно разбавленным. Зря беспокоился.

Оставшийся путь по Проклятым Землям проехали без приключений. Днем нас несли вперед быстрые эльфийские кони, а ночью защищали куча амулетов и несколько мощных артефактов. Да и моя деревяшка пока еще имела непрерывную связь с Древом и могла служить могучим оружием. За дракона на таком расстоянии не скажу, а все, что кроме, точно разнесла бы и не заметила.

Как выехали на торговую тропу, что шла по границе Проклятых Земель, эльфы повернули назад, но трое все же продолжили нас сопровождать. Отправлялись дальше, в графство Шер, договариваться насчет совместного строительства дороги. В этом месте находился тот самый трактир, в котором нас когда-то нагнала Зара. Теперь он тут стоял не один, да и деревня разрослась раза в три, если не больше. Просто остановка на торговом тракте превратилась в перекресток, соответственно и возможности увеличились.

Однако было недалеко за полдень, и ни мы, ни сопровождающая нас троица, ни эльфы, отправляющиеся назад, тут задерживаться не стали. Но все равно, те, что ехали к графу, нашего темпа не выдержали, да и не пытались особо. Уже ближе к следующему вечеру они остановились в одном из постоялых дворов, которых чем дальше от Проклятых Земель, тем больше встречалось. Мы же твердо решили использовать все светлое время суток, чему и следовали.

Графство Шер не просто оправилось от войны, но явно процветало. С одной стороны, торговля, которая теперь благодаря мне стала куда выгодней. Ведь новое строящееся княжество имело чем платить и готово было скупать все излишки практически любых товаров. А с другой – опять же излишек, но уже людей, всегда мог уйти ко мне. Перед крестьянами больше не стояло задачи прокормить все рты, какие только способна обеспечить продовольствием земля, и они могли часть выращенного предложить на продажу.

Во всяком случае, именно так экономический бум у соседа объяснили жены. Сам я не очень понимал, как такое может быть, потому что у нас в княжестве, наоборот, чувствовалась постоянная нехватка рабочих рук и чуть ли не всех без исключения товаров.

– В любом случае задерживаться и выяснять подробности я не намерен, – успокоил своих хозяйственных жен.

– Наносить визиты графу Шеру, надеюсь, тоже? – спросила Лара.

– Никаких официальных визитов, – согласился я. – Мы едем инкогнито и вообще торопимся, а любые приемы и церемонии требуют уйму времени.

– Неофициальные ненамного меньше, – на всякий случай напомнила Эль.

– Согласен, поэтому и таких тоже не будет.

В общем-то, мы все это прекрасно понимали, и уговаривать друг друга не было никакой необходимости. Впереди ожидала длинная дорога, и если по пути наведываться к каждому правителю с визитом, то необходимое время запросто может увеличиться вдвое, а то и втрое. Мы и раньше старались такой чести по возможности избегать, а уж теперь тем более.

Глава 6

Дим. Попаданец

И вот мы опять в пути. Я и мои эльфийки. Как в старые добрые времена. Только на этот раз причина путешествия иная. Поэтому предполагалось ехать без лишних задержек в дороге и с максимальной скоростью, какую только смогут развивать эльфийские кони. И у каждого из нас, кроме того, что под седлом, было еще по два заводных. Один под вьюки, а другой для пересадки.

Присутствовал, конечно, очень призрачный шанс, что, пока мы будем в пути, Ив с Марой вернутся тем же способом, что и пропали. Но именно что призрачный, рассчитывать на который не стоило. Однако это имело пару последствий. Во-первых, я не стал заваливать чертово колесо портала на фиг камнями, хотя бы до нашего возвращения, как хотел сделать с самого начала. Идея, если честно, была весьма заманчивой, но меня отговорили.

– А вдруг все же сами вернутся?! – возразила тогда Эль.

– Шансов мало, но все же, – поддержала ее Лара.

Да я и сам понял, что сказал глупость. Но не признаваться же.

– Ладно, поставим тут постоянную охрану, – согласился я с женами.

И это было во-вторых. Хотя держать пост в подземельях и расточительно. Да и не очень-то надежно, если честно.

– Только что будет, если кто-то действительно опасный полезет? – спросил я в связи с такими мыслями. – Дракон, например, или та же гномья тьма?

– Ничего не будет, – пообещала Лара.

– Мы все сделаем, – подтвердила Эль.

И остроухие жрицы действительно сделали. Чего-то там намагичили и пообещали, что теперь Древо Жизни ничего и никого опасного для обитателей долины через портал не пропустит. А на случай, если этим путем все же возвратятся дети, Алисе был оставлен специальный амулет, который позволит отправить нам радостную весть, где бы мы ни находились. Да и так мои ушастые сумеют почувствовать, что направление изменилось на противоположное.

Мчались целыми днями, почти не останавливаясь. Бывало, если дорога позволяла, то и часть ночи ехали. Дело крайне утомительное, однако с удивлением обнаружил, что трудностей почти не испытываю. Неплохо маг жизни Эледриэль постаралась, постепенно усовершенствуя мое тело. К тому же она в тех случаях, когда переходы удлинялись, меня еще и магией жизни пыталась поддерживать. Но я без надобности старался ее не утомлять, и самой пригодится.

Поначалу даже боялся, как бы у моей светлой от такого силы раньше времени не кончились, но эльфийки меня убедили, что все в порядке. Во-первых, сил у Эль теперь гораздо больше, чем было раньше. Она и без Древа Жизни много что могла. Во-вторых, они с темной научились друг друга поддерживать и делиться силами. И вообще набрали с собой целую кучу каких-то накопителей. Ну и, в-третьих, в самом крайнем случае, можно будет воспользоваться моим деревянным артефактом для пополнения резерва.

Уже за графством Шер, когда двигались по самой кромке старого знакомого нейтрального леса, на нас напали-таки разбойники. Если честно, надоело! Сколько можно?! Ни одно путешествие без них не обходится. Стоит только из замка выехать, сразу с местными робингудами встречаемся. Естественно, им не повезло. Разбойникам вообще со мной и моими женами тотально не везло, но на этот раз в особенности.

Лес рос, разумеется, не аккуратными геометрически точными линиями, какими был показан на карте. Временами от него отрывались отдельные рощи, а местами выползали длинные языки перелесков. Совсем уж глухие части дорога неохотно огибала, а там, где была хоть малейшая возможность, проходила насквозь. Вот как раз в одном из таких мест нас и поджидали. Или совсем не нас, а любого, кто захочет проехать и покажется достаточно легкой добычей.

Впереди на дорогу свалилось толстенное дерево. Через такой ствол и на эльфийском скакуне не очень-то перепрыгнешь. Не могло возникнуть никаких сомнений в неслучайности этого события. Долго ждать подтверждения простейшего предположения не пришлось. Почти сразу впереди и сзади на дорогу начали выскакивать довольно неплохо вооруженные мужички. Я бы даже сказал, слишком неплохо для тех, кто обычно промышляет подобным образом.

Заметив, что «поймали» двух эльфиек, бандиты сначала растерялись, но быстро пришли в себя. Во-первых, на их стороне был явный численный перевес, а во-вторых, хотя и было общеизвестно, что абсолютно все эльфы в большей или меньшей степени обладают магическими способностями, при этом бытовало распространенное заблуждение, будто магия лесного народа в основном к растениям и относится. Вот в умении метко стрелять из луков ушастому племени никто не отказывал, но как раз за оружие мои красавицы хвататься и не спешили.

В общем, на этот раз любители поживиться за чужой счет «попали». Мои жены церемониться не стали. Лара ударила чем-то мощным из своего магического арсенала по упавшему стволу, а потом прошлась и по деревьям вдоль дороги.

Лесные гиганты с треском разлетались в мелкие щепки. И не просто разлетались, это было чем-то вроде эльфийского аналога осколочных мин направленного действия. Не осталось ни одного разбойника, которого не задело. Дерево, конечно, не сталь и доспехов не пробивает, но такая мелочь никого не спасла.

Вооруженные и, соответственно, защищенные похуже скончались на месте. Тем же, на ком оказалась достаточно надежная броня, повезло куда меньше. Сами доспехи острыми щепками пробиты не были, но руки-ноги посекло так, что скорая смерть от потери крови не вызывала никакого сомнения. Однако ни добивать временно уцелевших, ни допрашивать с целью выяснить, на кого именно была устроена засада, ни собирать трофеи мы не стали. Проехали дальше без остановок, оставив поле боя похожим скорее на лесопилку, так как усыпано оно было не столько трупами, сколько толстым слоем свежего дерева.

– Скажи, Лара, – обратился я к темной, когда мы остановились на ночной привал, – ты недавно этому научилась или всегда умела?

Эльфийка не стала уточнять, что я имею в виду. Она прекрасно поняла – речь идет о шрапнели из щепок.

– Всегда умела, – как-то неохотно ответила жена.

– Так почему раньше никогда не использовала? Ситуации подходящие были, я припоминаю. И еще вопрос, почему мой магобластер подобными зарядами не снабдила? Там, наверное, уже весь арсенал боевого мага имеется, кроме этого.

– Нельзя! – коротко ответила жена.

– Почему? – удивившись, задал я естественный вопрос.

– Очень плохое заклинание! Его нельзя применять без крайней необходимости. Да и с необходимостью лучше тоже этого не делать. Я сегодня совершила большое зло.

– Это так, – поддержала подругу светлая. – И лучше вообще оставить данную тему. Ей и так плохо.

– Хорошо, молчу, – ответил я, обнимая темную.

Жена действительно чувствовала себя не самым лучшим образом, и вовсе не из-за физической усталости. Дело было в душевных страданиях. Будем надеяться, ночь в моих объятиях ей поможет.

Еще раз убедился, что эльфы – странные люди. Срубить дерево для строительства – можно. Для изготовления оружия или примитивной ловушки, вроде свалившегося ствола – тоже. Да что там, для разведения костра, и то можно. А для обороны таким эффективным способом, получается, нельзя.

Поскольку до сезона дождей еще было далеко, а тратить даже совсем немного времени на палатку или тент не хотелось, спали мы все втроем в основном под открытым небом. Но именно спали, ничего больше. И так на сам сон едва хватало времени. Питались тоже почти только походными эльфийскими лепешками. Поэтому двигались действительно очень быстро. Ведь обычно больше половины, а то и двух третей времени в путешествии уходит вовсе не на дорогу, а на всякие попутные хлопоты, сон и отдых.

Никак нельзя было сравнивать нынешний темп с неторопливым движением первых походов. Да, тогда мы двигались не спеша, подолгу останавливаясь в разных интересных местах, не забывая пофотографироваться при случае, а то и просто отдохнуть недельку-другую. Сейчас же нас гнало вперед стремление спасти попавших в беду детей. И даже если дети никуда не попали, а просто заблудились в тысячах километров от дома, в их возрасте это тоже беда. Во всяком случае, мне шутить, что Ив с Марой все в папу с мамами и поэтому отправились попутешествовать, совершенно не хотелось.

Эледриэль. Светлая эльфийка

Обещала же себе, что в ближайшие несколько столетий из долины ни ногой! Не получилось. Сначала на войну с орками сорвалась. Правда, в тот раз совсем ненадолго, да и все время в охране обоза просидела, а потом раненых исцеляла. Тогда это было необходимо для того, чтобы инициировать древний артефакт и привязать его к мужу. Зато теперь Дим у нас хоть какой-то, но маг. Несмотря на войну, все тщательным образом спланировали и хорошо подготовились. В принципе, возникни такая необходимость, могли отложить и на другой раз.

Теперь ситуация не давала иного выбора. Время таяло неимоверно быстро, а мы еле ползли. Единственное, что хоть как-то утешало, это правильное направление. Не приходилось метаться. Причем постепенно почувствовать нужную сторону становилось легче. Это позволяло сделать два вывода. Во-первых, дети живы, а во-вторых, амулеты все еще при них.

– Живы и свободны, – в который раз повторил муж. – Может, они сами сейчас движутся к нам навстречу.

Мы с Ларинэ спорить и разубеждать человека не стали, хотя и не верили в такую возможность. Не про свободу, конечно, а в их поход в сторону дома. Слишком уж Мариэль и Иваниил еще крошки, чтоб самостоятельно путешествовать даже по необитаемым и в некоторых местах относительно безопасным покинутым землям.

– Вот увидите, они все в папу с мамами и смогут продержаться до нашего прихода, – продолжал нас утешать Дим.

Очень хотелось ему верить. Да мы, собственно, и верили, напоминая себе, как часто муж оказывался прав, делая самые невероятные предположения. И держали темп, который был действительно очень изнурительным. Я сама невероятно устала. Ларинэ, и та устала. Каково же было нашему человеку?! Дим держался и старался не показывать, но я чувствовала, что скоро и моя магия жизни перестанет помогать.

– Нужно остановиться хотя бы на один день, – обратилась я к темной.

– Точно? – спросила она, хотя и сама все прекрасно видела.

– Да! Человеку необходим отдых. Сама не понимаю, как муж все еще держится.

Ларинэ. Темная эльфийка

Останавливаться надумали не в каком-нибудь придорожном трактире и, тем более, не в городской гостинице. Мы вообще города предпочитали объезжать. Дорогая гостиница – это, конечно, хорошо, но очень затратно. И в данном случае речь вовсе не о деньгах, а о времени, необходимом на полноценный отдых. Поэтому решили со светлой, что ничего лучшего, чем лесная поляна, для наших целей все равно не подойдет.

Так и сделали. Остановились на этот раз еще до темноты, не предупреждая мужа, что сегодня предстоит не просто коротенький отдых, но и завтра никуда не поедем. Даже костер развели! Дим их любит, а за все время пути еще не было ни одного. Охотиться все равно не охотились, а эльфийские лепешки в разогреве на огне не нуждаются. Да и от хищников магия – куда лучшая защита.

– Это что-то новенькое, – сразу обратил внимание Дим.

– Сегодня отдохнем чуть дольше, заодно и поохотимся, – не соврала Эледриэль.

Мы со светлой давно уже у мужа научились, как говорить то, что нужно, и при этом ни полслова не соврать. Полезное, между прочим, умение. Прекрасно действует и на него самого. Ни за что с этим не согласится, но мы-то знаем.

На охоту отправилась я. Подстрелила пару жирных кроликов и очень быстро вернулась. Место для временного лагеря мы выбирали очень придирчиво. Отсутствие опасности, удобная поляна, чистый ручей и непуганая дичь. Тратить драгоценные минуты отдыха на длительную охоту никто не собирался.

Светлая приготовила замечательный ужин (по сравнению с надоевшими лепешками), поели, немного поболтали и легли спать. Почти как обычно, только немного раньше. А вот утром никто человека не будил аж до полудня. Мы бы и дальше не стали, он сам проснулся.

– И в чью ушастую голову пришла эта идея? – спросил Ва’Дим, когда понял, в чем дело.

– Нам обеим, – ответила я.

– Лошадям, особенно Лариному Ужасу, нужен отдых, – откровенно соврала светлая.

На этот раз я спорить не стала. Зачем лишний раз напоминать мужу, что это мы прежде всего из-за него остановились? Хотя не сомневаюсь, что Дим и сам все прекрасно понимает.

– Ну раз так, то заодно и мы сами отдохнем, – согласился человек.

Только странное представление у него было об отдыхе.

Занимались любовью, плескались в ручье, опять занимались любовью, бегали с визгом голыми по поляне (это мы со светлой), затем еще занимались любовью, потом снова… Как все втроем, так и каждая из нас по отдельности с мужем.

– Это называется активным отдыхом, – ответил любимый, когда мы, расслабившись, лежали на траве. – Значительно эффективней, чем просто целый день валяться в постели.

– А разве тут есть постель? – хитро сощурилась Эль.

– И это спрашивает эльфийка? – делано возмутился человек. – Да для вас любая поляна ею является.

– Лживые сплетни, – поддержала подругу я. – Мы комфорт любим.

– А меня?

– И тебя.

– Но с комфортом, – добавила Эль.

Муж осмотрелся по сторонам, будто первый раз увидел, где находится.

– Так я и говорил про поляну.

Светлая хихикнула в ответ. Я ее поддержала, и мы опять навалились на своего Дима.

К нашему удивлению, оказалось, что он был прав. И в немалой степени благодаря той энергии, что шла от нас к мужу. Когда светлая подпитывала человека магией жизни, она сама теряла часть силы. А так он получал, а мы не лишались. Мало того, хоть мы с Эледриэль обратного потока и не ощущали, наши запасы тоже начали пополняться. Совершенно явно, хоть и неожиданно. Возможно, такое было и раньше, просто мы не замечали. Но теперь, когда устали до предела, не обратить внимания не могли.

– Любовь – великая сила! – объявил Дим, когда мы поделились с ним своими наблюдениями.

В любом случае за эти сутки не просто очень хорошо отдохнули, но и обрели некую уверенность, что все будет замечательно, и теперь могли двигаться дальше.

Глава 7

Мариэль. Маленькая принцесса

Как только мы с братом прошли через врата портала, сразу почувствовала опасность. Ни я сама, ни Ив в жизни не видели драконов (если не считать ту голову, что стоит в тронном зале), но оба ни на мгновение не усомнились, что это он. Все наши чувства кричали об этом. Громко кричали!

Желание играть и охотиться сразу пропало. Потому что игры кончились! Мечтать мы могли о чем угодно, но точно знали, когда дело серьезно. Нужно было возвращаться и обо всем рассказать родителям. Вот только портал у нас за спинами отключился сразу же, как только мы его прошли.

– Это ловушка! – воскликнул брат.

– Надо бежать! – согласилась я.

Впрочем, сразу с места мы не сорвались. Сначала нужно было решить, куда именно бежать. Тем более что в зале, в котором мы очутились, прямо сейчас дракона не было. Только ощущение его частого тут присутствия.

Осмотрелись. Это оказался огромный зал. Точно такой же, как в подземелье нашего замка, и даже каменное кольцо портала стояло у той же стены. Правда, этот был равномерно освещен магическими шарами.

– Значит, мы попали в замок к дракону, – сделал вывод брат.

– Да, – опять согласилась я с ним. – И отсюда нужно как можно скорее удирать.

Последнее сказала, чтобы Ив не надумал на дракона поохотиться. Или на его сокровища. Брат у меня смелый! Даже слишком. Но не глупый, поэтому спорить не стал.

А вот с выбором, куда бежать, появились первые трудности. У зала оказались особенности, которых мы сразу не заметили. Проходы, каких тут имелось намного больше, чем у нас. И там-то всех проверить не успели, а тут все по-другому. Ходов было много и разных. От очень высоких и широких (ну точно драконий замок!) до совсем низких, куда ни эльф, ни человек не согнувшись точно не пройдут. Это если взрослый, мы-то легко.

– Какой выберем? – спросила я брата.

– Самый низкий, – предложил он, – чтоб дракон не смог пролезть.

– А если просто нам вслед огнем дыхнет?

– Не достанет, мы далеко уйдем, – уверенно заявил Ив.

Иркана. Дракон-менестрель

Всегда боялась, что в клетку меня посадят люди, и никак не ожидала, что это сделает другой дракон. И не верь после этого пророчествам! Я про клетку – кому она будет принадлежать, там, к сожалению, не было ни слова.

В пещере, где я вылупилась из яйца, лежала плита с надписью на древнедраконьем. Когда подросла и вспомнила знания предков, прочитала, что последнего покинувшего пещеру дракона ждет незавидная участь. Смерть в клетке. Поскольку других яиц не осталось, поняла, что речь обо мне.

Поэтому все время скрывалась, помня о печальном предсказании. Не верить в него у меня оснований не было. Специально почти всегда находилась в человеческом облике. Так к нему привыкла, что уже давно именно его, а не драконий считала своим истинным. Меня никто не учил, но точно знала: пока в нем нахожусь, понять, кто я такая, можно, только подойдя очень близко. Буквально вплотную.

Вот и не понимаю, как этот Краборамидур смог меня найти. Когда почувствовала, что на планете появился еще один дракон, стала вести себя куда осторожнее, чем обычно. Даже отошла подальше от людских поселений, как только узнала о творимых им бесчинствах. Еще какой маг или эльф случайно обнаружили бы, кто я такая на самом деле. Разве сумела бы доказать, что ни при чем? Да никто и не спрашивал бы. Отбиться бы, несомненно, отбилась, но потом еще не одну сотню лет на меня бы охотились, пока не поймали и не посадили в клетку. Как раз то самое пророчество.

А так, что может быть естественнее путешествующего менестреля? Даже в одиночку. В покинутых землях, и то смотрелась куда естественней, чем кто-либо другой, оказавшийся там ненароком. Вообще я знала эти места прекрасно. Не раз бывала и сокровища свои прятала там же.

Вот там и попалась!

Только как он сумел меня найти?

Краборамидур очень любит хвастать, какой он древний, сильный, умный, большой и вообще. Однако на эту тему почему-то не распространяется. Отсюда у меня возникли подозрения, что случайно нашел. Пролетал мимо, увидел внизу одинокую фигуру и решил спуститься посмотреть, кто там и почему. Поэтому и не признается, он же такой умный и предусмотрительный, а тут просто случай помог. Но и врать тоже не пытается. Ложь я гарантированно почувствую, и он это прекрасно знает.

В любом случае сама виновата! Почему-то сразу не подумала, что раз мне эти места приглянулись, то и другой дракон может тут себе гнездо устроить.

Услышав первое «нет», соплеменник меня оглушил, и очнулась я уже в этой клетке. Теперь точно умру в ней, так как просто не смогу дать того, что он требует. Этого нельзя взять силой, и простого моего согласия тоже недостаточно. Здесь необходимо настоящее искреннее желание, которого у меня в любом случае уже не появится.

Краборамидур не намерен этого понимать. Вернее, прекрасно знает, но абсолютно уверен, что будет все так, как ему нужно. Чуть ли не каждый день рассказывает, как мне небывало повезло стать самкой будущего бога этой планеты. И какая я неблагодарная, раз не могу этого оценить и понять сразу. И без сомнения, во все без исключения верит. На какой-то планете уже успел побывать богом и не представляет, что может быть иначе.

Ну и постоянно хвастается, какой он самый-самый. В том числе и самый богатый. Для соблазнения свою сокровищницу показал! Думал, у меня от такого вида желание появится. Она действительно оказалась богатой. Очень богатой! И сразу же появилось желание… свернуть шею этому Краборамидуру и забрать все себе. Но, увы, соотношение сил не позволяло осуществлению подобного рода заманчивых планов. Даже если не учитывать, что он не привел меня в свою сокровищницу, а принес прямо в клетке. Действительно большой дракон, в несколько раз крупнее, чем я.

И вот однажды, когда дракон избавил меня от своего присутствия на какое-то время, я вдруг услышала в одном из дальних коридоров шепот.

– Давай ее освободим, – предложил один голос.

– Опасно! Дракон в этом зале точно бывает очень часто. Чувствуется его аура, – ответил другой.

– Но сейчас его нет! Мы быстро! – настаивал первый.

– Она сама опасная! Я чувствую, – возражал второй голос.

Я затаила дыхание. Кто бы ни пробрался в подземелье, это был хоть и очень слабый, но шанс на освобождение.

– Я не опасная, – постаралась как можно более приветливо ответить в сторону того коридора, из которого раздавался шепот. – И еще знаю, где дракон хранит свои сокровища.

На самом деле лезть в сокровищницу к дракону – верх безрассудства. В мою бы кто сунулся! Какой бы доброй и миролюбивой я ни была, все равно из-под земли достану! И потом обратно закопаю. По частям. Маленьким и обуглившимся. Но сейчас была готова пообещать все что угодно, лишь бы вырваться из клетки. А так по доброй воле ни за что туда бы не отправилась и никому другому советовать не стала. Но не попытаться воспользоваться единственным, пусть и призрачным шансом…

Кто бы ни залез в логово к дракону, других причин у этих сумасшедших просто не могло быть по определению. Что еще тут искать? А значит, я действительно могла стать полезным источником информации, и меня стоило спасать. Или хотя бы освободить в обмен на эту информацию. А дальше я и сама попробую. Шансы есть.

Из того коридора еще довольно долго не доносилось ни звука. Потом оттуда послышался куда более приглушенный шепот, чем в самом начале. Но я все равно услышала. Хоть и в человеческом облике, но все-таки дракон и не имею многих людских ограничений.

Два голоса принялись спорить, верить мне или нет. Аргументы были весьма забавными. Случись это в каком другом месте, могла бы подумать, что имею дело с детьми. Но откуда чьи-либо дети в логове у дракона?! Скорее поверю, что это гномы-недомерки решили ограбить моего похитителя. В конце концов, мы в покинутом гномьем городе, и их дальние родичи любят такие места.

– Как будем делить сокровища? – раздался голос, уже явно обращающийся ко мне.

– Я доверяю своим освободителям, – сказала в ответ. – Как поделите, так и будет.

– И много там? – спросил другой голос.

– Много! Все не сможем вынести в любом случае. Поэтому и не сомневаюсь, что с дележом проблем не возникнет.

Мои потенциальные спасители еще немного посовещались и в конце концов решили выйти.

Я не поверила своим глазам! Мое первое предположение было верным. Это оказались дети! Мальчик и девочка лет, наверное, десяти. Когда подошли чуть поближе, удивилась еще больше. Они оказались не просто детьми, но еще и эльфами. Как?! Остроухие со своими малышами носятся очень долго, без внимания не оставляют и вообще из своих лесов не выпускают.

Казалось бы, изумляться уже дальше некуда, но каждый следующий их шаг в сторону клетки приносил мне еще больше удивления. Шаг – мальчик темный, девочка светлая. Шаг – все же полуэльфы, но матери эльфийки, а отцы люди, потому дети больше на эльфов похожи. Шаг…

И тут я вспомнила странную компанию из человека и двух до смерти испугавшихся меня разноцветных эльфиек, которую встретила однажды в покинутых землях. На всех троих из одежды тогда почему-то были только мифриловые кольчуги. Готова спорить на что угодно, это их дети. Такие же бродячие, как и родители.

Мальчик с ходу попытался перерубить прут клетки маленьким мифриловым мечом. Разумеется, ничего у него не получилось. Да будь она из простого железа, все равно бы сил не хватило, а уж клетку, способную удержать дракона, тем более так просто не возьмешь. Ни мечом, ни магией. И то, что основная защита была рассчитана на воздействие изнутри, ничего не меняло. Снаружи такие клетки тоже надежно сделаны и способны противостоять очень серьезным атакам, а не только детскому мечу. Сама не знаю, на что рассчитывала, когда согласилась показать чужую сокровищницу, если помогут выбраться. Впрочем, когда не видно другого выхода, хватаешься в полете и за кончик перышка, потерянного случайной птицей.

Пока размышляла на эту тему, а мальчик продолжал испытывать прутья на прочность, девочка подошла к двери и просто повернула ключ в замке. Вот этого точно не ожидала! Хотя, знай я, что он там, все равно ничего не смогла бы сделать. Из клетки нельзя было высунуть даже палец, и это вовсе не зависело от частоты прутьев. Но все равно обидно. С другой стороны, кого дракону бояться в собственном гнезде? Не эльфийских же детей, в самом деле? Даже менее самоуверенный, чем этот Краборамидур, вряд ли стал бы учитывать такую возможность.

– И где обещанные сокровища? – первым делом спросил мальчик.

То, что освободил меня не он сам, а сестра, его ничуть не смутило.

– Раз обещала, покажу, – ответила я. – Только найти их мало, нужно потом еще и из гнезда как-то выбраться. Сам дракон тоже сейчас где-то неподалеку, я его чувствую, поэтому нужно быть готовыми убегать в любой момент.

Однако дети были абсолютно уверены, что все получится. Как и положено детям.

– Наш папа этого дракона уже однажды побил! – гордо заявил мальчик. – И мы его совсем не боимся.

Его сестра промолчала. Прекрасно было видно, что они храбрятся. На самом деле боятся дракона, и даже очень. Что совсем не удивительно.

– А кстати, где сейчас ваш папа? – спросила я, воспользовавшись удобным поводом.

Меня действительно интересовал этот вопрос, но боялась начать расспрашивать и вызвать таким образом подозрения.

– Дома. И мамы тоже, – ответила девочка.

Последняя надежда, что родители где-то здесь, к тому же еще и с армией, пропала. Да и не отпустил бы никто своих детей гулять по коридорам в драконьем логове. А уж эльфийки тем более.

– Но мы и сами тоже сильные маги, поэтому не вздумай нас обманывать, – заявил мальчик.

Лжи я не почувствовала, однако с детьми это всегда бывает трудно, особенно когда они сами верят в то, что говорят. Бывает, такого нафантазируют…

Естественно, мы разговаривали, не стоя возле клетки, а уходя подальше от зала, в котором она стояла. Мне приходилось нагибаться, так как дети выбрали один из самых низких коридоров, из рассчитанных исключительно на гномов. Хотя полуэльфы и просили провести в сокровищницу, но началось с того, что не я, а они стали показывать дорогу. Так и плутали сначала по низкому коридору, что у бородатых коротышек, по всей видимости, был каким-то рабочим, так как никакой отделки на стенах не наблюдалось, просто грубый камень, потом по такой же лестнице вниз, пока не спрятались за какой-то дверью в довольно маленькой каморке. Дети привели меня в свое убежище.

– Давайте знакомиться, – предложила спасителям. – Я Иркана, менестрель.

– Ты дракон! – уверенно заявила девочка.

Отрицать было бессмысленно. Дети явно обладали магическими способностями, да и эльфийская кровь много чего дает.

– И это тоже, – призналась я. – Но хороший дракон! Иначе хозяин этого гнезда не стал бы держать меня в клетке.

Понимала, что логика была откровенно слабой, но ничего другого придумать времени не имелось. Собеседники в любой момент могли вспомнить, что в клетках чаще как раз плохих и держат. Полного доверия не появилось, но и спорить не стали, что давало шансы на дальнейший контакт.

– Я Иваниил, сын князя Ва’Дима, повелителя Проклятых Земель, и Ларинэ, эльфийской принцессы, – представился мальчик.

Человек и эльфийка – уже удивительно! Но северный варвар и эльфийская принцесса! Невероятно в куда большей степени.

– Я Мариэль, дочь князя Ва’Дима, повелителя Проклятых Земель, и Эледриэль, эльфийской принцессы, – повторила вслед за братом девочка.

Второй принцессе я изумилась уже куда меньше. Наверное, начала привыкать. Мариэль тем временем без всякого перехода вдруг спросила:

– А за что тебя в клетку посадили?

– Он хотел на мне жениться, а я не желала выходить за него, – честно ответила я.

– Почему? – спросил Иваниил.

– Потому что Краборамидур – плохой дракон.

Ни слова не соврала и доверия больше заработала. Детям такие истории нравятся. Про прекрасных принцесс, заточенных злодеями в башни, так как не желают выходить за тех замуж. Точно знаю! Будучи менестрелем, тысячи раз об этом сюжете пела. Взрослым он тоже очень нравится. Кто же мог предположить, что однажды сама окажусь героиней популярного сюжета? Пусть и не прекрасная принцесса, но все же.

– Когда мы пойдем искать сокровища? – вдруг спросил Иваниил.

– Найти их совсем нетрудно, точно знаю, где лежат, – ответила я. – Главное, как потом отсюда выбраться.

Мариэль со мной в этом согласилась. Она вообще явно была более осторожной и рассудительной, чем брат.

– А разве ты не знаешь, где выход? – удивился мальчик.

– Нет.

– Тебя с завязанными глазами сюда привели?

– Почти. Была без сознания и очнулась уже в клетке. А вы сами как в драконье гнездо попали?

– Мы шагнули через портал, который нашли в подземельях своего замка. Думали, что он не работает, и просто всегда играли рядом, а однажды обнаружили, что каменное кольцо светится. Как только прошли, он сразу выключился, – рассказала девочка.

– Собирались рассказать родителям сразу, как проверим, но не получилось, – стал оправдываться Иваниил.

Тут совершенно ясно, что пойти посмотреть было его идеей. Сестра наверняка пыталась отговорить. Я тем временем вспомнила, как мой пленитель хвастался, какой он умный (его любимая тема). Даже нерабочий портал сумел включить! Правда, только на прием, отправиться никуда было нельзя. Но обещал, что и с этим со временем справится. Обвинял во всем гномов с их кривыми короткими пальцами, которые неправильно плетения в портале поставили. Клялся, что будь он драконьим… Забыл, что наш народ вообще никогда сам порталов не строил. Я знаю, читала.

Но, тем не менее, Краборамидур таким образом подключался к разным адресам, которые еще отзывались, в ожидании, что кто-нибудь попадет в ловушку.

Моя надежда ускользнуть тем же способом, что попали сюда Иваниил с Мариэль, не оправдалась, Краборамидур просто оставил включенный портал без присмотра. После того как при первых попытках туда не хлынули толпы желающих попасть в ловушку, он часто так делал. Но я не сомневалась, что ему уже известно и о нежданных гостях, и о моем бегстве.

– Пускай дракон думает, что через портал прошли очень сильные маги (почти как мы), освободили тебя из клетки и вернулись обратно тем же путем, – предложил мальчик.

– Неплохо бы, – ответила я. – Но, увы, если даже и придет к такому выводу, то только после того, как очень тщательно все тут обыщет.

На самом деле я и в это не очень верила. Краборамидуру просто не придет в голову мысль, что какой-то дикий маг может оказаться настолько сильнее и опытнее его самого, и тот сумеет с ходу исправить портал.

– Но есть и хорошие новости, – продолжила я.

– Какие? – не замедлила спросить Мариэль.

– Этот дракон очень не любит принимать неистинный облик, но даже в своей двуногой ипостаси никак сюда не пролезет.

– И кто он в недраконьем облике? – спросил Иваниил.

– Полуорк-полутролль, – ответила я.

Глава 8

Краборамидур. Дракон

Выбор, куда лететь залечить раны после не совсем удачного нападения, оказался правильным. И гнездо себе нашел, и самку. Правда, нужно признать, что и то и другое имело свои недостатки.

В бывшем гномьем городе слишком много мелких ходов, в которые я даже в двуногом облике не залезу. Но это не так страшно – со временем их все просто завалю и запечатаю своим огненным дыханием, расплавив камень. Так все драконы делали еще в незапамятные времена, когда жили в пещерах и гномьи ходы ничем не отличались. Тут и широких галерей, и вместительных залов более чем достаточно. Еще глубоко под горами водилась какая-то гадость, пожирающая магию, а заодно не брезгующая и просто жизнью. Вот только на дракона она не действовала нисколько. Может, кто послабее и менее уверенный в своих силах даже оставил бы это в качестве дополнительной охраны гнезда, но только не я. У меня и своих сил достаточно! Выжег пламенем все подземелья вместе с паразитом, там обитавшим.

Самка тоже оказалась совсем дикой. Я с самого начала предполагал нечто подобное, но чтоб настолько… Мало того, что от моего предложения отказалась, так еще и истинный облик принимать не желает. Ничего, посидит в клетке – образумится.

Поскольку и место для гнезда, и самку нашел, то с завоеванием планеты решил не спешить. Никуда она от меня не денется. Да и опыт первых попыток говорит о необходимости подготовки.

Обследование покинутого гномьего города дало неплохие результаты. Разумеется, вовсе не в смысле магических технологий и артефактов. Все тут находящееся являлось примитивным подобием того, что было до Великой Войны, во времена империи драконов. Вот мы когда-то… Да, одичали двуногие без нас, впрочем, никто в этом и не сомневался с самого начала. Иначе просто не могло быть.

Однако помимо артефактов тут имелось кое-что из камней и золота. Нужно признать, что гномам в умении их обрабатывать не откажешь. Жадностью они тоже всегда славились, но, похоже, тот паразит, которого я сжег, их здорово напугал. Иначе с чего бы оставили так много ценностей, покидая горы? На фоне моей сокровищницы это, конечно, незаметная капля, однако все равно. Я свои тоже не как есть нашел, а всю жизнь именно по капле собирал. У того, кто брезгует одной монетой или камешком, никогда их много не будет. Именно поэтому я не начал заваливать тут все низкие ходы. Сначала необходимо все очень тщательно обыскать. И пополнить сокровища, принадлежащие мне по праву.

Место для своей собственной сокровищницы я нашел просто замечательное. Огромная естественная пещера с ведущей к ней единственной галереей. И никаких мелких ходов! Там и все мои сокровища прекрасно поместились, и я сам. Надоело такой огромный груз в пространственном кармане таскать. Это сколько же сил отнимает!

Правда, раньше здесь у гномов что-то вроде кладбища было, но меня такие вещи совершенно не смущают. Быстро избавился от надгробий и прочего мусора, просто все расплавив дыханием в единую массу. Жаль, жадные коротышки в могилы ничего ценного не кладут, все больше топоры да молоты, а то было бы неплохое пополнение.

Единственной интересной вещью, оставленной гномами (кроме ценностей, разумеется), было каменное кольцо портала. Нет, они его, конечно же, не сами построили! Вещь древняя, еще с имперских времен. Даже неумелые гномьи маги не смогли его окончательно сломать своими кривыми толстыми пальцами. Но все же порядком подпортили. Сколько ни старался, не сумел восстановить окончательно. Ко мне теперь могли пройти, а я сам – нет.

Пока включил на автоматический поиск других адресов. Если портал таковой находил, то какое-то время останавливался на нем в активном состоянии. Я же вычислял направление и примерное расстояние. Позже, когда появится возможность, смогу слетать посмотреть, что там есть. Может, какую деталь с портала снять получится для починки своего, может, еще что полезное. О пополнении сокровищницы опять же забывать не нужно.

Я и не забываю! Все время, которое не тратится на убеждение упрямой самки и настройку портала, как раз и использовал на перетряхивание гномьих сундуков. Не люблю принимать примитивный двуногий облик, но на какие только жертвы не пойдешь ради такого важного дела.

Во время одной из экспедиций за сокровищами все и произошло. Сначала почувствовал, как отключается поставленный на свободный поиск портал. Ничего тогда не заподозрил, потому что такое часто случалось. Только потом…

Пусть клетка была абсолютно надежной, я сам из такой ни за что не вылез бы, но все равно позаботился о сигнализации. Амулет, постоянно висящий у меня на шее, внезапно завибрировал, сообщая о том, что пленница сбежала.

Проклятые гномьи коридоры не предполагали быстрого по ним передвижения ни в одном из моих обликов. Когда сумел добраться до места, рядом с пустой клеткой уже никого не было, а вокруг ощущался явный след эльфийских аур. Опять это проклятое остроухое племя! Доберусь я еще до них, тогда узнают!

Другой, менее опытный дракон сразу побежал бы по следу. Но только не я! Головой нужно думать, а не ногами! Сколько бы они ни плутали по ходам и коридорам, все равно рано или поздно будут вынуждены подойти к выходу. Поэтому быстро проверил портал, чтобы убедиться – этим путем уйти невозможно. Чистая формальность, раз не получилось даже у меня, то и ни у кого на этой дикой планете не выйдет! Потом занял место у единственного выхода из моего гнезда. Чувства говорили, что самка и освободившие ее эльфы все еще внутри и теперь им от меня не уйти.

Инстинкты требовали немедленно бежать в оставленную без присмотра сокровищницу. Другой, не настолько опытный дракон так бы и сделал. Но то другой. Я, будучи старым и опытным, всегда побеждал свои инстинкты, а не наоборот.

Бог без имени

Такого оживления среди богов давно не было. Во всяком случае, лично я не помню. Так единодушно у нас еще не смеялись. Правда, тихо. Очень тихо. Чтобы дракона не спугнуть. А то улетит еще и все веселье сорвет. Это же такая замечательная возможность развеять тысячелетнюю скуку. Столько пари в столь короткий срок не заключалось с незапамятных времен. А из-за одного объекта, наверное, никогда. Ставки, естественно, были в основном на то, сколько ящер продержится и кто в конце концов его прибьет.

Вообще драконы сами по себе существа неглупые. Столь долго живущие создания даже при полном нежелании за долгие века и тысячелетия накапливают огромный опыт, способный прекрасно заменить мудрость. По сравнению с другими смертными, разумеется. Только одна вещь практически полностью сводит его на нет. Это чувство собственного превосходства и презрение ко всем прочим разумным.

Вообще-то общеизвестный факт. О нем не только боги знают, но и многие смертные. Сколько бы драконы на этом ни обжигались, все равно за десятки тысячелетий ничего так и не изменилось. А редкие отдельные экземпляры, ведущие себя иначе, только подчеркивают общее правило.

Повторяю, совсем не хочу сказать, что все драконы – дураки. Вовсе нет. В большинстве своем они как раз умнее окружающих, но указанный недостаток все портит. Без него они действительно постепенно смогли бы приблизиться к нам, богам, а так есть именно то, что есть.

Однако данный экземпляр превзошел всех своих сородичей. Таких пари у нас давно не заключали.

Кстати, о пари. Про то, что я заключил с Любвитой, тоже забывать не стоит, и под шумок его можно выиграть. Тем более что тут наконец дело с мертвой точки сдвинулось. А то просто безобразие какое-то! Мои любимые подопечные сидели в своей долине и никуда не выбирались, ничего не совершали. Бездельники! Я, между прочим, не для того пари заключал, чтобы проигрывать!

Однако в задержке есть и положительные стороны. В результате я понял причину своих временных неудач. Никогда не забывал о споре и нашел вариант подсунуть Ва’Диму любовницу.

Проанализировав ситуацию, нашел ответы на вопросы, в чем причина так называемой любви князя к своим женам? Почему его тянет только к ним одним? Все очень просто! Он эстет и любит противоположности. А ведь отыскать бо́ьшие противоположности, чем эти две разноцветные эльфийки, пожалуй что невозможно. Или очень трудно. Но, тем не менее, я нашел вариант. Есть кого противопоставить им обеим! Это дракон!

Казалось бы, после такой догадки нет ничего проще – свести Ва’Дима и единственную жившую на планете представительницу этого племени. Но оставалась еще одна проблема. Дети! Любовь к ним – это вовсе не любовь к женщинам, с этим даже богам не всегда получается справиться. Он хоть и не эльф с их инстинктивной привязанностью, но все равно.

Поначалу даже, стыдно признаться, хотел просто спровадить куда-нибудь подальше мешающих мне княжеских отпрысков. Поверьте, при моих возможностях сделать такое совсем несложно! Но это не мой метод.

Однако именно так и произошло, причем совершенно безо всякого моего вмешательства. Глупый дракон сам все сделал. Просто замечательно!

Теперь даже дети, которые мне мешали, будут действовать в моих целях. Пока, конечно, возвращать их домой рано. Пусть получше подружатся со своей будущей мачехой. А ведь это не только гарантированная победа над Любвитой, но и широкие возможности для заключения новых пари с другими богами. Главное, их раньше времени не спугнуть.

Любвита. Богиня любви

Это кто у нас тут о глупости драконов рассуждает? А на себя посмотреть? Нет? Зря. Решил, раз сумел один раз перехитрить и такие условия составить, что пари никак временем не ограничено, теперь обязательно выиграет. А хоть немного подумать своей безымянной головой не пробовал? Или просто вспомнить, что моей лучшей подругой всегда была богиня удачи. С ней давно уже никто никаких пари не заключает, вот она и развлекается, делая это через меня.

Глава 9

Дим. Попаданец

Монотонность дороги теперь разбавлялась ночами любви, которые не только не утомляли, а еще и добавляли сил. Происходило это, конечно же, не каждую ночь. Своего эльфийского правила про раз в неделю мои длинноухие жены по-прежнему придерживались. Почему – так и не понял. Прекрасно видел, что никаких физиологических или психологических причин для этого нет. Но настаивать в любом случае не стал. И просто ночь, проведенная в одной постели, давала немало.

Теперь Эль с Ларой загорелись новой грандиозной идеей. К сожалению, опять касающейся непосредственно моей скромной персоны. Раньше они мечтали сделать из меня великого воина. Недавно наконец отказались от этой мысли. Но увы, нашли новое развлечение.

– Признаю, – неожиданно объявила темная на одном из привалов, – ты действительно достиг своего потолка и большего, чем уже есть, не добьешься.

Светлая закивала, соглашаясь со своей подругой. Я сразу почуял заговор, но решил раньше времени не показывать и не выходить за рамки привычной роли.

– Знал, что до эльфиек простые вещи порой доходят очень медленно, но не терял надежды, – осторожно ответил я. – Прошло чуть больше десятка лет, и вы вдруг со мной согласились. Прогресс, однако!

– Поэтому, – продолжила Лара, – когда найдем детей и вернемся домой, на интенсивных тренировках больше настаивать никто не будет. Самый минимум для поддержания имеющейся формы, и хватит. Но…

С самого начала ждал этого самого «но». Однако чем больше хороших новостей мне сообщалось, тем больше его опасался. Ведь от моих ушастых можно ожидать чего угодно. И не ошибся!

– Но, – перехватила инициативу Эледриэль, – ты просто обязан начать развивать свои магические способности.

– Если будешь правильно тренироваться, мы из тебя архимага сделаем, – поддержала ее Ларинэ.

Поначалу даже не придумал, что на это заявление ответить. Ага, архимага. При том что самим до такого уровня далеко. Но быстро пришел в себя и бросился в контратаку:

– Ушастые! А вы сегодня часом ничем таким не объелись?! Грибочками, например? Есть тут такие, очень красивые и интересные, сам гриб большой и белый, а шляпка у него ярко-красная с белыми крапинками.

– С чего ты взял?! – удивилась Лара.

– Такие грибы требуют длительного приготовления в специальных условиях, что в нашей теперешней ситуации неприемлемо. И это в случае активного использования магии, а уж без… – совершенно серьезно ответила Эль.

– А с того, что очень похожие у вас обеих симптомы, если отведать их в сыром виде, – стал объяснять причину своих подозрений. – Вы случайно не забыли, что никаких магических способностей у меня нет и, следовательно, развивать нечего?

Оказалось, что ничего не забыли. Просто раньше они, видите ли, ошибались. На самом деле есть, и совсем неслабые.

– А разве эльфийки в таких вещах ошибаются? – попытался схитрить я. Однако не помогло.

– Мы и тогда не ошибались, – поправилась темная. – Раньше их и не было, а теперь есть.

– Иначе каким образом тогда шла бы сила не только от нас к тебе, но и от тебя к нам? – спросила Эль.

– И то, что мы ее не чувствуем, не отменяет самого факта, – добавила Лара, предупреждая мои возможные возражения.

– Эта сила называется любовь! – не поддался на провокацию я. – Тоже волшебная штука, но управлять ею вряд ли получится.

Ушастые оспаривать наличие любви конечно же не стали. Даже, наоборот, высказали уверенность, что без нее и быть не может. Однако и от собственного мнения отказываться не собирались. Я же очень сильно сомневался, что у эльфиек получится меня хоть чему-нибудь научить, даже если окажется, что они правы. Да и как? Ни я сам, ни кто из местных магов этой загадочной силы не видят и никак не фиксируют. Чему обучать?

– Найдем! – уверенно заявила Лара.

– Как вернемся, сразу займемся исследованиями, – поддержала ее Эль.

И вовсе не факт, что остроухим померещилось. Вполне могло оказаться, что это их же сила, возвращающаяся каким-то образом мною измененной. Правда, в дороге доказывать что-либо было бесполезно, и я решил, что со временем сами должны понять.

«И придумают что-нибудь еще!» – подсказал мне внутренний голос.

К сожалению, он был прав на все сто. Чтоб Эль с Ларой не загорелись очередной затеей по усовершенствованию меня, любимого?! Да не может такого быть! Хоть, в самом деле, разрешай уши заострить. Только одно утешение – это все исключительно из любви.

Дорога же, по которой ехали, с самого начала пролегала чуть севернее, чем мы проходили раньше. Для этого был ряд причин. Во-первых, многое говорило о том, что дети, скорей всего, где-то в северной части покинутых земель. Ну и, во-вторых, как раз на довольно длинном участке между вольными баронствами, что располагаются ближе к северным горам, а нередко и в горных долинах с предгорьями с одной стороны и сначала нейтральным лесом, а потом и королевствами разных размеров, проходила самая оживленная торговая тропа. Вообще основные пути, пересекающие чуть ли не полконтинента, шли именно тут. А как гласит народная мудрость: «Когда спешишь, по дороге быстрее».

В знакомых местах оказались, когда приблизились к гномьему городу, что еще назывался Торговой Скалой. О том, чтобы зайти отдохнуть, не было и речи. В любой другой ситуации – да. Даже мои ушастые очень сильно не возражали бы, разве что только для порядка. А ведь гномы давно приглашали.

– На обратном пути заглянем, – пообещал я эльфийкам. – Заодно и детишкам покажем. А то столько рассказывали о своих приключениях… Получится своеобразный поход по местам боевой славы.

Эль только поморщилась, а Лара проворчала:

– Слишком много мы им нарассказывали. Вот и потянуло на поиски приключений.

– Не скажи, дорогая, – ответил я. – Теперь хоть теоретически знают, как себя вести во многих ситуациях.

Жены спорить не стали.

Дальше по пути находилась родная роща моей светлой жены. Лично я не горел желанием знакомиться со своей эльфийской тещей, уверен, что чувство было абсолютно взаимным. Будь Эледриэль до сих пор отверженной, проехали бы мимо, и все. Только по магосвязи нас нагнала весть, что эту самую отверженность с моей светлой жены сняли и даже признали ошибочной. Эль теперь была абсолютно чиста перед законом.

Желание повидать родных и знакомых она, может быть, даже, скорей всего, пересилила бы – дети важнее. Заехали бы на обратном пути, обрадовав дедушку с бабушкой, что, кроме светлой внучки-полуэльфийки, у них еще в придачу имеется темный внук-полуэльф. В принципе, самый лучший вариант.

Однако дело было не только в этом. На Эледриэль уже давно висел долг единственной выжившей. Необходимо было навестить родных всех погибших друзей и рассказать, как они умерли. Раньше непреодолимой стеной в выполнении долга стояла именно отверженность, теперь же ее не стало.

Все это Эль объяснила мне уже довольно давно, и, когда мы приблизились к развилке дорог, одна из которых вела к ее родному дому, светлая посмотрела на меня просящим, я бы даже сказал, жалобным взглядом. Как будто я ей мог отказать. Хотя она прекрасно знала мое отношение ко всякого рода эльфийским традициям. Но и я понимал, как это для нее важно.

– Будь это не связано с Великой Миссией, заехали бы и позже, долг перед уже умершими не может быть сильнее долга перед еще живыми и находящимися в опасности. А так придется.

– Надо, значит надо, – согласился я. – Но учти, идем только все вместе.

– Могут не пустить, – осторожно предположила Эль.

Раньше она сказала бы, что многим в роще такое может не понравиться, но теперь ее это мало интересовало.

– Точно могут, – поддержала ее Лара, – особенно меня.

– Тогда это исключительно их проблемы, – заявил я им в ответ. – Не пустят, значит, это именно они умышленно препятствуют Эледриэль в выполнении долга и она ни в чем не виновата.

Однако впустили. И меня, не забыв полагающиеся поклоны, и Ларинэ. Темной никто не кланялся, ее вообще как бы не замечали.

Эледриэль. Светлая эльфийка

Когда осталась наедине с мамой, расплакалась. Мне самой еще совсем немного лет, а уже своя дочка есть, которая пропала. Просто сидели вместе обнявшись и почти не говорили.

Вот когда найдем детей, обязательно привезу сюда Мариэль. Пускай увидит свою внучку. И Иваниила привезу. Он тоже мой!

С отцом теплой встречи не получилось. Мама моего мужа тоже не одобрила, но хотя бы этого не показывала слишком демонстративно. А отец не считал нужным скрывать.

Долг единственной выжившей я выполнила. Рассказала родным каждого из друзей, как они погибли и где похоронены. Выкопают клад с личными вещами, что лежит под охраной могил, или нет, мне теперь все равно. Из подземной тюрьмы Дим столько мифрила и прочих ценностей привез, что точно не обеднеем.

Все бы ничего, если бы не Морнэмирэ, не ставшая в свое время Избранной. Вообще-то ее настоящее имя Морнэмирэль, но за скверный характер и зазнайство в связи с будущей избранностью ее многие с детства называли с окончанием на манер темных. Со временем она к этому привыкла и даже стала гордиться, считая чем-то вроде признания.

Так вот, она почему-то сочла именно меня виноватой во всех своих неприятностях и начала цепляться. Зря старалась! Я прекрасно отдавала себе отчет, что в случае поединка не имею никаких шансов. Пусть теперь я была вовсе не беспомощной девочкой, что когда-то покинула родную рощу, но до той, кого готовили с самого детства для Великой Миссии, мне все равно далеко.

Поэтому просто игнорировала все ее нападки. В конце концов, я племянница лорда, а она из низкородных эльфов, и если те, кому положено, не ставят зарвавшуюся и слишком много себе позволяющую на место, это в упрек им, а не мне. Однако я совершила большую ошибку, забыв предупредить мужа! И Дим бросился меня защищать. Он у меня хороший, только часто вначале делает и только потом думает. И тут был именно тот случай.

– Я и раньше знал, что Древо поступило мудро при выборе Избранной, но теперь окончательно убедился в этой простой истине, – обратился он к Морнэмирэ.

Та попыталась его проигнорировать, как до этого я ее. А что ей еще оставалось? Не оспаривать же мудрость Древа? Но не замечать моего мужа не так-то просто. Уж я-то знаю!

– Ведь главное качество любой Избранной – это готовность завершить свою Великую Миссию любой ценой, а не только размахивая мечом, – продолжил рассуждать Дим.

Потом сгреб меня в охапку, поцеловал в губы и обнял так, что одна рука по-хозяйски легла на грудь.

– Ты бы смогла пойти на такие жертвы?

Морнэмирэ прекрасно поняла, что имелось в виду (уж яснее продемонстрировать было бы трудно), презрительно посмотрела на нас обоих и ответила:

– Я бы дошла без таких жертв! И с живыми друзьями!

Я стояла в объятиях своего мужчины и не могла ничего сделать. Вот так прямо взять и приказать, чтоб замолчал, не было никакой возможности. Воспользоваться для этой цели амулетом – тоже. Тут достаточно сильных магов, обязательно узнают, и это сразу станет известно всем в роще. Прекрасно понимала, что Дим так меня пытается защитить. Да, он мечом уже давно владеет лучше, чем я, но все равно недостаточно. Морнэмирэ готовили с самого детства.

– С таким-то характером? – продолжил тем временем человек. – Да ты бы дальше чем на пару дневных переходов от своей рощи не ушла. Прибили бы! Пришлось бы передвигаться исключительно по ночам, скрываясь от людей и прочих местных жителей. Да и вообще, о чем я с недоизбранной разговариваю?!

Последнее муж зря сказал. Уже вполне достаточный повод для вызова. Противница нехорошо улыбнулась. Не смогла спровоцировать меня, решила, что и через моего человека сможет больно ударить.

– Дальше пусть говорят секунданты, – заявила она и гордо удалилась.

Глава 10

Дим. Попаданец

– А она ничего не забыла? – обратился я к женам, когда мы остались наедине. – Вроде бы для начала вызов должен быть принят.

– Тут другие правила, – разочаровала меня Эль. – И зря ты вмешался, я бы точно не поддалась на провокацию.

О том, что не учел эльфийские традиции и просто подумал, что меня как князя с независимым княжеством далеко не каждый может вызвать, распространяться не стал. Раз уж так получилось, то поздно оправдываться, нужно выкручиваться из возникшей ситуации.

– Это ты сейчас так говоришь, – ответил я светлой, – а на деле могла и не удержаться. Если не из-за одного, то из-за другого. Вот и решил зря тобой не рисковать. Если бы не специфические особенности светлой и темной крови, мы бы вообще ей нашу Лару подсунули.

– Разумеется. Не будь этой особенности, я бы и сама вмешалась, – подтвердила темная. – Но получилось так, как получилось.

– Тут ты права, – согласился я. – Поэтому не стоит сожалеть, а лучше решим, как быть.

Дальше обсуждать уже случившееся не стали, а перешли непосредственно к условиям дуэли.

– Морнэмирэ – боевой маг, – проинформировала Эль.

– Значит, любая магия отменяется, – решила Лара. – Как и любые магические амулеты, защитные или атакующие, неважно.

– Но универсальный щит, – напомнила светлая.

– У нас соблюдение правил поединков гарантирует Древо, – сказала темная. – И когда условия несправедливы, даже если обе стороны на них согласились, оно может вмешаться. Разве у светлых по-другому?

– Так же, – ответила Эль.

– Значит, от использования универсального щита и других мощных артефактов, которых заведомо нет у противоположной стороны, лучше воздержаться, – подытожила Лара.

– Согласен, – вставил я, – только оружие и ничего больше.

Решили, что и оружие, и доспехи должны быть теми, что имелись в наличном пользовании дуэлянтов на момент вызова. Приобретенное, одолженное или еще как-либо полученное уже после, запрещалось. В общем, все честно, даже Древо не придерется. Обе стороны на момент ссоры знали о своих возможностях.

– И помни, – напутствовала меня Лара, – зря не рискуй. По моим прикидкам, вы примерно одного уровня. Ты силен в обороне, ее и держись, жди, пока противница ошибется. А она обязательно ошибется, так как просто не может считать человека достойным и, тем более, равным противником.

Я только кивнул в ответ. Сам все это прекрасно понимал. С помощью такой тактики мог даже продержаться какое-то время против своей темной жены, а иной раз и ее саму достать.

Дуэль состоялась утром. Терять целый день мы не собирались. Такого же зала во дворце, как в Первом Лесу у темных, тут не было. Вернее, он имелся, но использовался исключительно как тронный. Для дуэлей же отвели специальную поляну. Учитывая размеры рощи, применяли по назначению ее редко. Разве что дети играли в поединки.

На мне были мифриловая кольчуга и остальная броня из того же металла. Еще два мифриловых же меча, длинный и короткий. А у Морнэмирэ доспехи исключительно из стали и кожи, да и меч тоже стальной. Бывшая претендентка в Избранные далеко не принцесса и в роскоши не купалась. Возможно (даже скорей всего), по завершении Великой Миссии все бы изменилось, но ей не повезло.

Бой начал, как планировалось – ушел в глухую оборону и только отбивался от наскоков эльфийки. У меня это совсем неплохо получалось. Морнэмирэ не могла пробить моей защиты, правда, и от редких, осторожных контратак уходила не просто легко, а играючи. Так мы и кружились по поляне минут пятнадцать-двадцать.

А потом, совершенно неожиданно, эльфийка явно начала уставать. Я сразу заподозрил ловушку. Слишком уж неправдоподобно. Будь моим противником человек – другое дело, а представительнице лесного народа я не поверил, слишком она рано начала притворяться. Наверное, предполагала, что раз я человек, то непременно глупый и легко попадусь. А самой хоть немного подумать? Могла бы учесть, что уже не один год живу с двумя эльфийками и их физиологию изучил основательно и во всех подробностях.

Однако несколько моих осторожных контратак чуть не увенчались успехом. Каждый раз не хватало самой малости. Казалось, отбрось я излишнюю осторожность, и все бы получилось. Великая актриса пропадает! Даже жаль было ее убивать.

Когда эльфийка начала изображать еще большую усталость, я все ж решился провести более серьезную атаку. Но, чтоб не попасть в ловушку, не на нее саму, а на ее клинок. У меня все же был мифрил, а там простая сталь, пускай и не из худших. Совершенно неожиданно у меня получилось отрубить треть меча противницы. Такой результат стал сюрпризом для нас обоих. Я даже начал подозревать, что, возможно, если это поначалу и было ловушкой, то Морнэмирэ заигралась. Еще одна моя атака лишила ее почти всего меча.

На лице эльфийки было выражение полной растерянности, постепенно переходящей в страх. Не упуская инициативы, провел еще несколько атак, уже самым кончиком меча, разрубая доспехи. Показалась первая кровь, видимо, один из ударов получился глубже, чем я предполагал. Да и не учил меня никто таким фокусам. Нетрудно догадаться, что ничего я особо не рассчитывал, бил как получится.

– Сдаешься?! – спросил, отступив на край поляны.

Морнэмирэ посмотрела на обрубок меча у себя в руке, несколько дыр в броне и кровь, вытекающую из одной. Потом вытащила кинжал, что все еще висел у нее на поясе и который она почему-то до сих пор не использовала. Посмотрела на него и бросила в траву. Следом полетела рукоять меча.

– Признаю, что была неправа. Эледриэль – настоящая Избранная, выполнившая Великую Миссию и достойная уважения.

Дуэль была закончена, и стороны разошлись. Зрители тоже. Не знаю, делались ли ставки на исход поединка, на этот раз не интересовался. Сразу после дуэли мы сели на лошадей, направляясь прочь из столь гостеприимной эльфийской рощи.

Морнэмирэ. Светлая эльфийка

Сама не представляю, что на меня нашло. Всю сознательную жизнь готовилась стать Избранной. Для девочки из незнатной эльфийской семьи это очень важно. Для любой эльфийки тоже, а для такой, как я, – в особенности. Хотя другим подобная неоднозначная честь обычно и не достается. Зато потом, в случае удачи, появляется реальная возможность вырваться из низов общества почти на самый верх.

И вот, когда не жрецы, как планировалось, а само Древо выбрало вместо меня Эледриэль, племянницу лорда, я на нее очень разозлилась. Она и так могла иметь все, что хотела. Зачем ей еще и это?! Конечно, понимала, что она ни в чем не виновата, но на Древо Жизни-то злиться никак нельзя. Вот и оставалось только на нее.

Поэтому, когда стали приходить новости, сначала о том, что принцесса Эледриэль вышла замуж за северного князька, а потом, несмотря на успешное завершение Великой Миссии, была объявлена отверженной, я только позлорадствовала. Племянница лорда все равно выкрутилась и посадила собственное Древо Жизни. Пусть и на пару с темной, все равно. А недавно новость пришла о том, что отвержение было ошибкой. Иначе чем несправедливостью я это назвать не могла. Племянница лорда, и этим все сказано.

И как специально, почти сразу после объявления, в рощу заявилась она сама с мужем-человеком и его второй женой. Темной! И ведь не прогнали, а всем позволили въехать в рощу. Даже лорд принимал, пусть и неофициально. Ага, так я и поверила, что долг последней выжившей зашла выполнить. Утвердиться решила! Не будь она родственницей лорда, выгнали бы взашей. В самом лучшем случае. Как и положено!

Однако недовольных все равно хватало, не только я одна такая. Поэтому, когда начала откровенно задирать Эледриэль, никто не попытался меня остановить. Кроме ее глупого мужа. Сочла такой вариант тоже приемлемым, за племянницу лорда, даже трижды отверженную, неприятностей можно огрести, на тысячу лет хватит, а за человека вряд ли. Вот и воспользовалась первой же удобной причиной, чтобы бросить вызов. Решила, раз из-за нее все потеряла я, то пускай хоть чего-то лишится и Избранная Эледриэль, дочь Буриэли и Электреля, племянница лорда Иранкюильского леса. Уж тут-то никакие титулы ей не помогут!

Стоило начаться поединку, как получила первый неприятный сюрприз. Мастерство человека во владении мечом оказалось куда выше, чем я ожидала. Не настолько высокое, как у меня, но все равно. В сочетании с лучшим оружием и броней, а также в связи с тем, что он сразу же ушел в глухую оборону, это давало отсрочку. Но не более того.

Решила, что так будет даже лучше, пускай Эледриэль помучается в ожидании неизбежного. Я все же эльфийка и устану в любом случае намного позже. Попадаются, конечно, человеческие мужчины посильнее эльфов, но в выносливости никто из них с нами не сравнится.

Только произошло нечто невероятное! Усталость стала одолевать меня саму буквально с первых мгновений поединка. Сначала по чуть-чуть, а затем все сильнее и сильнее. Под поляной, предназначенной для дуэлей, проходят корни Древа Жизни, и нарушить правила просто невозможно.

Позориться и кричать, что человек применил магию, было глупо. Да я и сама в это не верила. Но силы уходили, и я с трудом спасалась от его несмелых контратак. Уже приготовилась к смерти, однако муж Эледриэль почему-то порубил мои меч и доспехи, после чего предложил сдаться. Странный поступок с его стороны, но выбора у меня не было, и я признала поражение.

Когда все закончилось, с трудом затянула неглубокую рану. Казалось, вместе с силами и вся магия из меня ушла неизвестно куда. Пошла к Древу Жизни, села перед ним на колени, прося утешения, но не получила ничего. Никакого облегчения не последовало. Потом внезапно пришла боль! Сначала она прокатилась по всему телу и только потом остановилась в правой щеке.

Постепенно пришло понимание, что это мне досталось от самого Древа Жизни. Хлестнуло ветвью! И сил во время дуэли тоже оно меня лишило и до сих пор не вернуло…

Еще в детстве, когда готовилась стать Избранной, слышала немало историй о том, что Древо всегда хранит и защищает свою Избранную. Чуть подросла и стала считать их просто красивыми сказками. Какое может быть дело Древу Жизни до той, которую выбрали жрецы, да еще заранее? И вот сегодня оказалось, что сказки не врут, во всяком случае, когда решение принимает оно само.

И теперь мне предстояло искупить вину перед Избранной. Как?! Древо не объяснило, сама должна придумать. Силы ко мне вернулись, но навсегда или временно, теперь зависело от меня самой. Когда поднялась, чтобы уйти, с Древа Жизни слетел один лист и упал к моим ногам. Взяв его, я поняла, что это теперь амулет, с помощью которого всегда смогу найти Эледриэль.

Задерживаться было нельзя, тем более что те, за кем мне предстояло ехать, спешат и лошади у них получше моей. Поэтому в дорогу собралась быстро, да и не так у меня много вещей, чтобы особо выбирать. Мой лучший меч был порублен во время дуэли, и пришлось брать старый. С доспехами еще хуже, запасных у меня просто не было. Взяла то, что осталось, решив залатать дыры по пути, а до тех пор прятать под плащом.

Немного денег (все, что было), еды, сменной одежды… Не дожидаясь вечера, покинула рощу.

Глава 11

Иваниил. Маленький князь

Так мы и провели дракону-менестрель в свой тайник. Никакая она не страшная, тут папа прав. Это обе мамы ее почему-то боятся. Правда, они, даже мама Лара, всех драконов боятся. Очень странно и непонятно.

– Ну вот, дракон занял место, которое, без сомнения, перекрывает выход из подземелья, – вдруг сказала Иркана.

– Откуда ты знаешь?! – спросила сестра.

– Пока он в истинном облике, я его чувствую, а на таком незначительном расстоянии вообще могу очень точно определить местоположение. Раз он залег на одном месте, значит, охраняет. Сокровищница совсем не там, остается выход.

– Глупый дракон! – ответил я. – Тут самое малое два выхода. Нам родители рассказывали, они в один вошли, а из другого вышли.

– Странно, – удивилась Иркана. – Краборамидур говорил, что в его новом гнезде выход только один. Да и сам бы бросился нас ловить, а не караулил на одном месте, будь иначе.

– Вот и говорю, что глупый, – повторил я.

– Родители рассказывали, что второй выход находится далеко отсюда, по другую сторону гор, – добавила сестра. – Мамы с папой туда долго шли, не одну неделю, а может, и больше месяца. И еще он хорошо замаскирован.

– Ладно, допустим, – согласилась менестрель. – Для меня это не расстояние. Будучи драконом, могу находиться намного дольше без еды в любом из своих обликов… а как вы?

– Мама Эль рассказывала, что тут еды полно. Она у гномов в специальных шкафах хранится и не портится, – ответил я. – Папа их еще магохолодильниками называет. У нас в замке один такой есть.

– А еще мамы с папой привезли из этих подземелий много специальных сундуков, маленьких снаружи и больших внутри, – похвасталась Мара. – Нужно найти такие же, и тогда мы всю драконью сокровищницу с собой унесем.

– Всю вряд ли получится, – ответила сестре Иркана, – уж очень она у Краборамидура большая.

Иркана. Дракон-менестрель

Странные дети мне попались. Больше чем наполовину эльфы, а меня совсем не боятся, хотя прекрасно знают, кто я такая на самом деле. Краборамидура, они его Крабодуром называют, тоже. Сидят и на полном серьезе обсуждают, как всю сокровищницу у него уведут. И, похоже, об этом брошенном городе по рассказам родителей знают немало. Куда больше, чем я по разглагольствованиям нового хозяина.

Единственное, чего они реально опасались, это какого-то таинственного тумана, который тут их отца и матерей чуть не убил. Когда рассказала, что, по словам Крабодура, он этого паразита выжег вместе с самыми нижними подземельями, вообще успокоились.

– Хоть какая-то польза от этого глупого ящера, – заявила девочка.

– Когда вынесем сокровища, будет две, – уверенно заявил мальчик.

– Чего две? – не поняла сестра.

– Две пользы, – пояснил он.

– А-а-а.

Все-таки дети и не понимают настоящей угрозы. Такой древний дракон просто не может не быть опасным. Каким бы глупым он ни казался, все равно возьмет свое. Тут бы самим ноги и крылья унести, а они еще сокровищницу с собой прихватить хотят.

Признаюсь честно, тоже этого хочу. Даже очень! И это вовсе не инстинкт! Однако я прекрасно знаю, какими могут быть последствия, если пропадет хоть один даже самый маленький камень. Да что там могут, обязательно будут! Дракон ни за что не успокоится, пока не вернет свое! Причем ни таким же, ни десятком подобных уже не откупишься, пока не возвратишь тот самый. А они всю сокровищницу украсть планируют. Правда, столько не унести, там так много, что в мой пространственный карман и сотая часть не поместится.

Заманчиво, очень заманчиво… Но нет, нужно быть реалисткой.

Однако их идея с сундуками довольно интересная. Если тут такие действительно есть, то непременно нужно воспользоваться. Действуют они по похожему принципу, как и пространственные карманы у драконов, и с их помощью последние даже можно увеличить. А что касается сокровищ, то если уж брать, то по максимуму. Столько, сколько получится унести. Все равно в смысле последствий разницы никакой. Так зачем себя ограничивать?

Когда Иваниил с Мариэль узнали, что дракон явно не собирается гоняться за нами по подземельям, сразу загорелись исследовать гномий город. Даже поход в сокровищницу временно отложили до того, как найдем сундуки.

– Папа рассказывал, что у дальнего выхода их целый склад, – вспомнил мальчик.

– Только туда слишком далеко идти, чтобы потом еще и возвращаться, – напомнила девочка. – Здесь тоже можно найти, хотя попадаются редко.

– Найдем! – уверенно заявил он.

Я не спорила, тем более что еду они уже успели найти. Решила довериться своим освободителям, так как положиться на себя уже не могла. Внутренний конфликт не позволял быть объективной. Одна моя половина требовала убираться как можно дальше, а вторая не желала уходить без сокровищ.

Того, что дракон вдруг передумает и бросится нас искать, не опасались. Раз решил, то теперь так и будет лежать, охраняя выход. Я сама смогла бы в истинном облике годами на одном месте без движения находиться. Ничего в этом особенного нет. Замри и лежи, а магия за тебя все вокруг сторожит и предупреждает о любых изменениях. Скучно, конечно, но в том облике многое воспринимается по-другому.

Как ни странно, но поиски увенчались успехом намного быстрее, чем мы думали. Оба сундучка нашла Мариэль. Один дети выделили мне, а второй решили нести сами. Пришло время посетить сокровищницу.

Богатства Краборамидур скопил за жизнь огромные. Неудивительно, учитывая тот факт, что не одну тысячу лет грабил целую планету. Выбирать было из чего. Этим я, собственно, и занималась. Любовно рассматривала каждую понравившуюся вещь и аккуратно складывала их в сундук, уменьшающий вес и размер. Могла бы класть и в собственный пространственный карман, но столько туда точно бы не поместилось. У меня он пока совсем маленький: оружие, одежда и гитара занимают почти половину имеющегося пространства. Однако все равно не удержалась и сунула несколько наиболее приглянувшихся вещей туда. Мало ли что? Пусть будет!

Дети же со смехом бегали по сокровищнице, показывали друг другу находки и, по сути, пихали в свой сундук все подряд. Одни приглянувшиеся им вещи могли оказаться очень ценными, я и сама бы от них не отказалась, если бы нашла первой, а другие были не дороже металла, из которого изготовлены.

И они, и я остановились, только когда места в сундуках больше не оставалось. Попытка сунуть туда хоть что-нибудь кончалась тем, что вещь просто отказывалась уменьшаться. Крышка при этом, разумеется, тоже не закрывалась.

Тут обнаружилось то, о чем мы с самого начала как-то не подумали. Если внутренний объем сундуков составлял примерно куб со стороной в средний человеческий или скорее эльфийский рост, то вес они уменьшали всего в десять раз. А золото, оно тяжелое. Да и камни тоже не легкие, когда много.

Дети свой сундук поднять, понятно, не смогли. Да куда там поднять, на любые их попытки он вообще никак не реагировал. Стоял на месте намертво. Мой, впрочем, тоже умело притворялся продолжением каменного пола. В драконьем облике я его, несомненно, подняла бы, особо не напрягаясь, но в человеческом – увы. И то, что, будучи драконом, я и в своем двуногом виде была значительно сильнее хоть людей, хоть эльфов, ничего не меняло. Все равно такой вес мне не по силам.

Оставлять часть уже уложенной добычи я не собиралась. Брат с сестрой явно тоже.

– Без пространственного кармана не обойтись, – сказала я, пряча свой сундучок. – Давайте и ваш пока понесу.

Дети еще раз попытались дернуть за ручки и согласились.

– А что такое пространственный карман? – спросила Мариэль.

– Скрытое пространство, в котором драконы держат свои человеческие вещи, когда принимают истинный облик, – честно ответила я.

– И большое оно? – спросил мальчик, оглядывая остальную сокровищницу.

Умный ребенок! Совершенно не нужно было уметь читать мысли, чтобы догадаться, о чем он подумал.

– У каждого свое. У меня еще совсем маленькое, места там уже почти не осталось, а у Крабодура вся его сокровищница помещается.

– А как же вес?! – удивилась девочка.

Раньше ей этот вопрос, скорей всего, не пришел бы в голову, но недавний опыт сделал свое дело.

– Он не имеет никакого значения, только размер, – ответила я. – Эти гномьи сундуки только похожи по своему действию, на самом деле там совсем другой принцип.

Поняли дети или нет, не знаю, но больше расспрашивать не стали.

Когда уходили из сокровищницы, обнаружила, что не я одна такая хитрая. Дети помимо своего сундучка успели еще и полные карманы монет и камней набрать. Только они их почему-то бросали по пути на каменный пол коридоров.

– Зачем вы это делаете?! – удивленно спросила я.

– Нам папа сказку рассказывал, – ответила Мариэль. – Про брата и сестру, которых, как и нас, звали Иван и Марья, и они, чтобы не заблудиться в лесу, отмечали дорогу хлебными крошками.

– И что? – не поняла я.

– Все равно заблудились, – ответил брат.

– Как? – не поняла логики я.

– Птицы хлеб склевали. Но тут ни птиц, ни других драконов, которые смогли бы испортить наш след, нету. И вообще мы не дорогу назад хотим отметить, а заманить Крабодура к порталу. Пускай думает, что ушли той дорогой.

– Не поверит! – убежденно ответила я. – Не настолько он глуп.

– Зато неприятный осадок останется, – поддержала брата Мариэль.

Потом, увидев недоумение у меня на лице, добавила:

– Папа любит так говорить.

– Мы только что ограбили его сокровищницу! Куда уж неприятнее?!

Хотела еще добавить, что уж я-то знаю, но решила лишний раз не конкретизировать, что тоже являюсь драконом. Знают, и ладно. По той же причине не возражала против того, что дети, играя, оставляют след из монет и камней. Хотя все мое естество противилось такому использованию драгоценностей. Только шутки ради!

Мариэль. Маленькая принцесса

Пока двигались по гномьему городу и рассматривали всякие интересности, все было хорошо. Потом, когда вышли на подгорную дорогу, ведущую на другую сторону хребта, поняла, о чем нам с братом забыли рассказать родители. Было скучно! Шли, ели и спали. Потом опять все то же самое. И так каждый день! Больше тут и делать-то нечего, только идти вперед.

Несколько раз просили Иркану что-нибудь спеть. Гитара у нее хорошая, эльфийская, а поет… Она хоть и менестрель, но наши мамы это делают лучше. Еще пробовала анекдоты рассказывать. Из папиных книжек! Каким-то неинтересным менестрелем она оказалась. Хорошо хоть, о драконах можно было порасспрашивать, уж больше, чем она, нам точно никто не рассказал бы. Даже мама Эль!

– Откуда вообще этот Краборамидур взялся? – спросила я во время остановки на обед.

– Прилетел с другой планеты, – ответила Иркана. – Планеты – это миры, похожие на наш, только вращающиеся вокруг других звезд, которые на самом деле солнца. Только очень далекие, поэтому и кажутся такими маленькими.

– Мы знаем, что такое планеты и звезды, – ответил на попытку пояснить всем известные вещи брат.

– Нам папа и Ли рассказывали, – добавила я.

– А своя сокровищница у тебя есть? – спросил Ив.

– Есть, – почему-то неохотно ответила Иркана.

– Большая?

– Нет.

– Хорошо спрятана?

– Хорошо. Никто не найдет! Вы что, и меня заодно ограбить собираетесь?

– Нет, – ответил брат. – Просто могли бы поговорить с папой о выделении тебе места в горах недалеко от замка. Там точно безопасно. Даже Краборамидура прогоняли, когда он прилетал.

Глава 12

Иркана. Дракон-менестрель

Предложение поселиться в знаменитой долине посреди Проклятых Земель было довольно заманчивым. Особенно после того, как мы ограбили сокровищницу. Нужно же от хозяина похищенного где-то прятаться, а там пока самое надежное место.

Конечно, то, что дети попросят кому-то вроде меня место выделить, еще ничего не значит. Дракон не щенок и не котенок, и родителей так просто не уговоришь. Вообще не уговоришь! Никто из нормальных родителей не согласится. Даже смешно стало от таких сравнений. Но шансы у меня все-таки есть. Во-первых, нормальной их семейку назвать нельзя при всем желании, а во-вторых, если я этих неугомонных детишек домой верну и родителям прямо в руки отдам, то и отношение ко мне будет другим. Тем более что они тоже участвовали в ограблении. Можно сказать, меня заставили.

– А что ваши мамы о таком предложении скажут? – спросила я их.

– Мы уговорим! – уверенно заявил мальчик.

– Это раньше они драконов боялись, а сейчас не очень, – поддержала его девочка.

Ага, взяла и поверила. Эльфийки так просто от своих предрассудков не отказываются! Даже за спасенных детей предпочтут отблагодарить как-нибудь по-другому, чтобы не иметь такой соседки. Но ничего, время что-нибудь придумать еще есть.

– Попросишь у мамы Эль много денег и библиотеку, – как будто прочитав мои мысли, посоветовала Мариэль.

– А у мамы Лары ее коллекцию оружия, – добавил Иваниил.

– И что? – спросила я.

– Не дадут! – уверенно заявил мальчик.

– Уж лучше пещеру подальше в горах, – пояснила девочка.

Да, дети явно не откажутся от идеи завести собственного дракона, раз слабостями родителей делиться начали. Мое сравнение со щенком или котенком начинает сбываться как-то слишком буквально.

В конце пути, как и было обещано, нашелся склад с такими же сундуками. Дети быстро сделали, как они это назвали, матрешку, засунув не меньше сотни один в другой, и с надеждой посмотрели на меня. Явно ожидая, что положу в свой пространственный карман, так как груз для них опять получился неподъемным.

– Потом поделим поровну, – предупредила я их.

Вещь, несомненно, полезная и ценная, не взять было бы большой ошибкой.

– Мы с таким расчетом и набирали, – ответила Мариэль.

Умные детки. И хозяйственные. Наверное, в светлую маму. Насколько успела понять, она характером на дракона больше похожа, чем темная.

Когда вышли из покинутых гномами подгорных владений, оказались на дороге, идущей по дну ущелья. Выбор был невелик: или идти туда, куда она приведет, или превращаться в дракона и лететь в любую сторону. Второй вариант я упомянула чисто теоретически. Стоит мне только это сделать, как Краборамидур сразу почувствует и поймет, что мы смогли сбежать.

И легко догонит! Он намного меня старше. Очень намного! Следовательно, и сильнее, и быстрее. Поэтому о такой возможности Иваниилу и Мариэль я ничего говорить не стала. А то еще захотят полетать верхом на драконе. С них станется.

Вот и шли по ущелью дальше на север. Хуже всего было то, что там лежали земли варваров, а повторять путь, которым когда-то прошли родители этих детишек, мне совершенно не хотелось. Женщине-менестрелю вообще нечего делать одной в этих диких краях. С двумя маленькими полуэльфами – тем более. Но пока я не строила никаких конкретных планов, главное было уйти как можно дальше от опасного места.

Только это я не строила, а брат с сестрой, как оказалось, уже давно все спланировали. Вплоть до того, с какими северными княжествами нужно дружить, а с какими воевать. Не стала их разочаровывать раньше времени.

– Долину с башней, где есть источник силы и где жил архимаг, мне и самой было бы интересно посмотреть, – вмешалась я в их обсуждение.

– Мы тебя официально туда приглашаем, – ответил Иваниил.

– Долина является вассалом нашего папы, – добавила Мариэль.

– Если там все еще живут те, кто давал присягу, и никто их до сих пор не выгнал или не захватил, – на всякий случай предупредила я. – По эту сторону гор такое случается довольно часто.

– Папа у нас хитрый! – тут же возразил мальчик. – Он велел жителям долины никому не рассказывать, что архимаг мертв, а с соседями вести дела исключительно от его имени. Сам маг всегда так делал, и его никто за пределами долины ни разу не видел, поэтому должно получиться. Тем более что того мага все вокруг боялись.

– Хорошо, на месте посмотрим, – согласилась я.

Мариэль. Маленькая принцесса

Брат хочет плыть домой по северным морям. Как будто забыл, о чем родители рассказывали. Не забыл, конечно, но ему так интереснее. А я думаю, что ничего там хорошего или интересного нет. Ладно, до башни дойдем, потом что-нибудь придумаем. Вон, драконе тоже тут не очень нравится, наверное, они холода не любят.

– Иркана, – обратился к менестрелю Ив, – ты, когда в дракона превращаешься, быстро летать умеешь?

– Быстро, – ответила она, – но Краборамидур все равно быстрее.

– Жаль. Я думал, что ты так сможешь нас довезти домой, а там он уже точно не страшен. И мамы с папой, и Древо…

– Догонит! – уверенно ответила она. – Как только приму истинный облик, сразу почувствует, где нахожусь, и бросится следом.

– А если половину пути пройти пешком и лететь уже оттуда? – предложила я.

– Все равно ничего не получится. Он очень старый, а значит, очень сильный. Намного сильнее и быстрее меня.

– Ничего, что-нибудь придумаем, – попытался успокоить ее брат.

Оказалось, что у драконы в пространственном кармане имелся еще и лук. Настоящий, эльфийский! И она из него очень хорошо стреляла. Почти как настоящая эльфийка. Поэтому умереть с голоду нам точно не грозило. Были хорошие запасы, захваченные в гномьем городе, которые постоянно пополнялись охотой. Мы же с братом, отправляясь играть в подземелья, о своих луках как-то не подумали, а взрослым пользоваться пока не умеем.

Когда вышли из ущелья, Иркана вдруг забеспокоилась. На участке между скалами и опушкой леса вообще стала вести себя как-то нервно. Все вертела головой и к чему-то принюхивалась.

– Что-то случилось? – спросил Иваниил.

– Здесь умер дракон! – после некоторой паузы ответила она. – Совсем недавно, всего десять-пятнадцать лет назад. Только какие-то странные ощущения, как будто что-то не так или чего-то не хватает. Но до появления Краборамидура в этом мире не было ни одного дракона, кроме меня. Уж я-то почувствовала бы! А смерть в особенности!

– Папа с мамами нам рассказывали, что как раз примерно тут на них напал дракон, – стал объяснять Ив. – Прилетел неожиданно, поэтому они не успели подготовиться и сразу дать отпор.

– И что было потом? – заинтересовалась Иркана.

– За родителями следом как раз шла Ли, которую они разбудили, – охотно ответила я. – Она того дракона и застрелила из своего виртуального лука.

– Из лука?! – удивилась менестрель. – Дракона, когда он в истинном облике, нельзя просто взять и застрелить из лука! Непросто тоже нельзя. И что такое «виртуальный»?

– Не знаем, – признался брат. – Ли рассказывала, но понять было трудно, мы тогда совсем маленькими были. Но она его может так же вытаскивать и прятать, как и ты в свой пространственный карман.

– Так, может, она тоже…

– Нет, Ли – эльфийка, только не светлая или темная, как мама Эль и мама Лара, а рыжая, – объяснила я.

– Некоторые драконы в своем двуногом облике могут быть и эльфами, – все еще сомневаясь, напомнила Иркана.

– Нет! Мамы бы узнали, – заявил брат.

– Ну да, как-то сразу не подумала. Они и меня смогли узнать, – согласилась дракона.

– Когда?! – удивилась я.

– Нам они ничего такого не рассказывали! – поддержал меня Иваниил.

– Да там и не о чем рассказывать-то, – ответила менестрель. – Просто мимо проходила, а они распознали во мне дракона. Лучше вы скажите, что тут дальше было?

– Ничего, – пожал плечами брат. – Дракон оказался ненастоящим.

Иркана. Дракон-менестрель

И они так спокойно об этом говорят! Мол, подумаешь, попался папе с мамами ненастоящий дракон, так они его пристрелили и пошли дальше. Всегда так делают. Или не они, а загадочная Ли, которую непонятно где разбудили. Но больше всего меня удивил именно факт, что драконы могут быть ненастоящими. Оказывается, дальше на севере жил архимаг, который их выращивал. Из добытой неизвестно где драконьей крови (точно не моей) и собственной магии. Хотела расспросить поподробней, но дети и сами ничего не знали. То ли родители не рассказывали, то ли вообще никто этой информацией не обладал.

Теперь в моих дальнейших планах первым пунктом стояло обследовать жилище того загадочного архимага. Вдруг в нем что осталось?! Дети утверждали, мол, ничего интересного там никак остаться не могло, родители все ценное забрали. Но одно дело, когда ищут эльфийки, и совсем другое, когда дракон. Очень большая разница. Нет, если какое растение искать, то, конечно, у меня никаких шансов с ними сравниться, но тут как раз противоположная ситуация. И ведь дети мне про того мага и его башню с долиной уже рассказывали, а про дракона ни слова. Интересно, специально или нет? Не стала гадать и просто спросила.

– Не хотели тебя расстраивать, – призналась девочка.

– Там на родителей архимаг еще одного дракона натравил, – продолжил мальчик. – Почти настоящего!

– Об этом вы тоже ничего не говорили.

Из дальнейшего рассказа следовало, что человек с тремя эльфийками их убили. И мага, и дракона. Отрубили голову (только дракону), и она теперь у них в тронном зале стоит. Вот этим дети и не хотели меня расстраивать.

– Только никому не говори, это секрет, – предупредила меня Мариэль.

– Что секрет? – не поняла я. – Что голова дракона у вас в тронном зале висит?

– Нет, об этом и так все знают, – начал объяснять Иваниил. – А вот то, что дракон был не совсем настоящим, – секрет.

Пообещала никому не говорить, а особенно эльфам. Это они сами такое условие выдвинули, будто я только и делаю, что с длинноухим племенем общаюсь. Затем одобрила идею детей посетить ту самую долину. Там и разберемся что к чему.

На месте гибели ненастоящего дракона не удалось найти ничего. Люди забрали абсолютно все! По словам Иваниила и Мариэль, это точно не их родители. Те тут вообще ничего не взяли.

– Мамы сказали, что чужих трофеев брать нельзя, – пояснила девочка.

– Это люди из ближайшего поселка, – рассказал мальчик. – На них еще горные тролли напали, и наши родители помогли отбиться.

– Кстати о людях, – вспомнила я. – Предлагаю при встрече с любыми чужаками играть в менестреля и ее – то есть моих – учеников.

Детям игра сразу понравилась. Заявили, что и петь хорошо умеют, и много песен знают. И ведь прекрасно поняли, что это никакая не игра, а маскировка. Сами же признали, что у княжества имеются враги, которые не упустят случая взять детей правителя в заложники.

– Но песни мы все равно знаем, – как будто прочитав мои мысли, добавила девочка. – Папины!

– Спорим, ты таких еще не слышала? – поддержал ее брат.

Очень сомневалась в справедливости такого утверждения. Я уже не одно столетие брожу менестрелем по миру. Но возражать детям не стала.

Глава 13

Иркана. Дракон-менестрель

Поселение, к которому мы в конце концов вышли, оказалось куда крупнее, чем я представляла по рассказам детей. Все укрепления были деревянными, но меньше всего походили на деревенский частокол, занимающий вершину холма. Крепость вообще мало чем уступала каменной, только была построена из подручных материалов. Серьезные стены, высокие башни – не каждая столица может похвастать такими.

Между двумя вратными башнями, на специальной подставке находился череп дракона. Правда, если бы меня заранее не предупредили, то ни за что бы не подумала. Просто большой зверь со страшными клыками, и все. Действительно, очень ненастоящий дракон.

На вратах стояла стража, которая без вопросов пропустила женщину-менестреля с двумя учениками. Одна из особенностей моей профессии – нас пропускают почти везде. О том, что дети – полуэльфы, никто не говорил. Раз сами не заметили, то и ладно.

Иваниил с Мариэль явно нацелились искать лучшую гостиницу в городе. Сразу видно, что родители не бедствуют. Однако я остановила детей.

– Но почему?! – удивился мальчик. – У нас ведь деньги есть.

– И мамы всегда, если только появлялась такая возможность, брали номера в лучших гостиницах, – добавила девочка. – Сами рассказывали.

– У менестрелей денег нет никогда, – стала объяснять я. – Даже если на самом деле есть, все равно нет. Мы поем песни, и за это нас кормят, а иногда, если имеются свободные места, могут и комнату на ночь выделить. А уж про лучшие номера и думать не стоит.

– Так неинтересно! – возмутился Иваниил.

Однако после недолгого спора мы сделали по-моему. Отправились не в дорогую гостиницу, которых тут, кстати, все равно не было, а в самый большой трактир. Где много публики, там и шансы заработать куда больше.

Привычно договорилась с хозяином. Рассказала незатейливую историю о том, что путешествую с учениками по северным землям. Собираем местные истории и легенды, чтоб потом сложить из них песни и рассказывать в южных королевствах.

– Там сейчас как раз северные князья в моде, – закончила я.

Того такое объяснение более чем удовлетворило. Еще бы! Я всегда знаю, что сказать.

Устроилась в своем обычном месте. Залы, конечно, бывают разными, но вариантов не так уж много, и для каждого я облюбовала себе наилучшее местечко. Взяла в руки гитару, спела две песни, следя магическим зрением за интересом зала. Потом третью… Затем мне и детям принесли поесть. Самый обычный вечер, каких было великое множество.

Все разумные любят слушать менестрелей, но существует одна вещь, которая им нравится ничуть не меньше, а то и больше. Причем людей это касается в особенности. Рассказывать менестрелям собственные, по их мнению, совершенно уникальные истории. И ведь приходится слушать! И кивать головой, и обещать, что непременно сложу песню, которую стану петь в далеких краях, где этой замечательной истории еще никто не слышал. Мне нетрудно, но монету за слушание никто не бросит. Накормить накормят, и комнату выделят, а платить не станут. Несправедливо! Ведь это на самом деле куда труднее.

Слух о том, что я менестрель с юга, собирающий северные истории, распространился быстро. И теперь можно было не сомневаться, что нас никуда не отпустят, пока не расскажут историю про дракона. Правда, на этот раз мне самой было интересно. Редкое исключение, разнообразящее путешествие.

Слово взял сам хозяин заведения:

– Ты хорошо поешь, и мы были бы рады, если бы среди твоих песен нашла место и наша история.

– С большим вниманием и удовольствием ее выслушаю, – ответила я. – Особенно если она про тот череп, что висит у вас над воротами. Неужели драконий?

– Именно о нем! – выкрикнул кто-то из слушателей.

– Драконий и есть! – добавил другой.

– Самый настоящий! – воскликнул третий.

Все они, без сомнения, слышали эту историю бессчетное количество раз. Многие даже участвовали. Но всем хотелось поприсутствовать во время ее рассказа абсолютно новому слушателю, который вообще ничего не знает и слышит впервые. А уж если менестрелю, который потом песню сложит… Знакомая ситуация, уже множество раз была ее свидетельницей. А расскажут ли о том, как местный кузнец в соседней деревне с мужиками подрался, или о победе над драконом, совершенно без разницы. Людям куда более важен сам процесс, чем содержание.

– Как-то к нам в селение зашел человек в сопровождении двух эльфиек, светлой и темной, – начал хозяин трактира.

Рассказчик сделал паузу в расчете на произведенный эффект. Того, что ученики менестреля наполовину эльфы, причем мальчик темный, а девочка светлая, тут никто пока не заметил. Надеялась, что и дальше так останется. Волосы у детей длинные, острых, но не таких уж и длинных ушей не видно, и мы с самого начала договорились, что не будут хвастаться происхождением.

Я изобразила на лице удивление, которого от меня ожидали. Мариэль незаметно пихнула брата в бок, так как тот явно хотел что-то сказать. Может, и не собирался кричать, что это их родители, даже скорей всего нет, но на всякий случай. После чего спросила сама:

– А как звали эльфиек?

– Человек был по имени Ва’Дим, – начал рассказчик с самого, по его мнению, важного. – Князь одного из островов, что дальше на востоке. Но все равно из наших! Что до эльфиек, то темная Ларинэ, а светлая Эледриэль. Обе принцессы. Обе его жены!

Девочка последовала моему примеру и сделала большие глаза. Не сомневаюсь, что из нее получится хороший ученик менестреля. Выдержав еще одну паузу для закрепления произведенного эффекта (явно уже множество раз рассказывал эту историю и точно знал не хуже заправского оратора, где именно нужно), трактирщик продолжил:

– Попросились переночевать под защитой стен нашего поселка. Должен сказать, что в те годы это действительно был только поселок, а не город, как сейчас. Крупнее всех соседних, но все равно не город.

– А что было дальше? – вставил Иваниил, возвращая рассказчика в нужное русло.

– Ночью напали горные тролли.

– Тролли?! – «удивился» мальчик.

– Вы у себя на юге об этих тварях, скорей всего, и не слышали, а у нас совершенно обычное дело, – с какой-то непонятной гордостью продолжал рассказчик. – Они и раньше, бывало, поселок беспокоили, но такой крупной банды до того случая ни разу не было. Ни за что бы в ту ночь не устояли, не случись таких удачных гостей. Жены князя из своих луков больше половины троллей перебили, а сам Ва’Дим сильным колдуном оказался. Швырял огненными шарами так, что не всякий архимаг сумел бы сравниться.

Хозяин трактира опять сделал паузу. Явно предстояла кульминация рассказа.

– А утром гости нам рассказали, что незадолго до этого убили напавшего на них дракона!

– Не может быть! – воскликнула давно понявшая правила игры Мариэль.

Самое интересное, что она не соврала, потому что точно знала, кто и как убил того не совсем дракона. Или совсем не дракона, что куда ближе к истине.

– Скажи они об этом сразу по приходе, мы бы тоже не поверили, – ответил рассказчик. – Но после ночного боя, когда князь с эльфийками расстреливали троллей, как на стрельбище… Что им какой-то там дракон?!

Местных можно было понять. Тролли враг очень опасный, но при этом знакомый, и кто легко справился с ними, тому вообще никто не страшен. Дальше нам рассказали о похоронах погибших той ночью и последующем походе за убитым драконом. И еще о том, как позже к ним присоединился король со своей дружиной, чему жители поселка, естественно, были не очень рады. Даже скорее очень не рады, но старались этого слишком сильно не показывать.

– Как будто мы сами не отдали бы королю его долю! – возмутился один из слушателей.

– Еще бы и привезли, – добавил второй.

– У нас в поселке всегда честно налоги платили, – высказался третий.

Гул голосов их поддержал.

– Обязательно бы отдали, – убежденно подтвердил рассказчик.

Слишком уж убежденно и рьяно. Я не маг разума, но чувствую ложь даже лучше самого сильного из них. Это у нас врожденное. Про королевскую долю они не то чтобы совсем врали, но не подсуетись правитель вовремя, явно получил бы значительно меньше.

Потом разошедшиеся хозяева поведали, как небольшой поселок лесорубов постепенно превратился в серьезный по местным меркам город. Вообще, леса на севере везде хватало, но именно тут росли деревья редких и, что самое главное, ценных пород, которые даже стоило везти далекими западными проливами на юг. Столь длинная дорога по морю не просто окупалась, но еще и приносила приличную прибыль.

Не сами лесорубы, разумеется, этим занимались, а купцы, но и тем, кто дерево добывал, тоже на жизнь хватало. Правда, одного этого для строительства специального города было недостаточно, вполне доставало и небольших поселков лесорубов. Так дело обстояло веками, и никто не собирался ничего менять.

Однако прибыль, полученная после продажи шкуры, мяса и костей дракона, послужила приличным толчком. К тому же в последующие годы участились случаи нападения расплодившихся троллей. Жители окрестных селений или уходили на север, или просились к более укрепленным соседям. Селение росло, к тому же король, получивший причитавшуюся ему часть прибыли, вспомнил о своих обязанностях и прислал отряд дружинников. Вместе с последними уже успевший прилично разрастись к тому времени поселок получил статус города.

– Так постепенно и отстроились до тех размеров, что есть теперь, – закончил трактирщик.

– Невероятная история! – сразу восхищенно сказала Мариэль.

– На юге такого не встретишь, – поддержал ее брат.

Я тоже включилась в игру. Поблагодарила за рассказанную историю, пообещала сложить балладу, а то и не одну, о славном городе…

– Как он, кстати, у вас называется? – спросила я.

– Драконий Череп! – выкрикнул кто-то из зала.

– Поначалу мы думали назвать новый город «Князь Ва’Дим», но пришлось отказаться, так как королю могло не понравиться. Все-таки чужой князь.

Как я и предполагала, внимательно слушающего местные истории менестреля и накормят хорошо, и комнату выделят, а вот платить точно не станут. Почему-то совершенно искренне думают, будто не за что. Но не получить с публики хотя бы нескольких медяков у нас, менестрелей, считается признаком непрофессионализма.

Решила этого не допустить и спеть несколько подходящих по случаю песен. Естественно, о драконах. Вернее, о рыцарях и героях, побеждающих драконов. Сама таких баллад не люблю, да и правды там нет ни на ломаный медяк, но знаю немало, так как пользуются определенной популярностью.

– Мы тоже знаем песню про дракона! – воскликнул Иваниил.

– Уверены? – с опаской спросила я.

– Да, – ответила Мариэль.

– Пускай споют, – вставил кто-то из зрителей.

Дети объяснили, какая музыка нужна, и запели:

  • Зелененький дракончик послушный на руках.
  • Дракончик тоже хочет резвиться в облаках;
  • Но мирно пьет из плошки, клюет с руки овес, —
  • Что делать, он немножко, немножко не дорос…
  • Смущен дракончик очень, твердит который год,
  • Что, если он захочет, так тоже подрастет…
  • Он в детстве был упрямый, никак не мог понять,
  • Что надо слушать маму и кашу доедать,
  • Всем надо слушать маму и кашу доедать!

Песенка оказалась не совсем такой, какие пела я. Но для детского исполнения более чем подошла. Несколько монет таким образом мы заработали. Медь, конечно же, не в королевском дворце выступаю, но если собрать достаточно, то можно потом обменять на серебро, а впоследствии и на золото.

– Откуда песня? – спросила я, когда мы остались одни.

– Из папиной музыкальной шкатулки, – ответил мальчик. – У него там много про драконов есть.

– Мамы таких не любят, – пояснила сестра. – Но эту специально для нас и на эльфийский, и на общий перевели. А сочинил какой-то Сказочник.

Нетрудно догадаться, почему не любят. Как, впрочем, и по какой причине сделали исключение именно для этой песенки.

Выделенная нам комната, естественно, оказалась совсем маленькой и только с одной кроватью. И дети, разумеется, ворчали. Вернее, даже не ворчали, а очень откровенно высказывались. Как только туда пришли, так и начали. Привыкли к княжеской роскоши.

– У нашего пса, Дрейка, будка и то больше, – начал мальчик. – Мы туда вместе с ним прекрасно помещаемся, и еще место остается.

– Деньги же есть, – поддержала брата Мариэль. – Почему нельзя взять нормальные комнаты?

– Да, Иркана, – продолжил Иваниил, – мы и из своей доли можем заплатить.

– Вы забываете, что мы теперь менестрели и за все платим песнями, а не деньгами, – напомнила я. – Маскировку нельзя нарушать даже по мелочам, а уж так серьезно, как это можно сделать заказом отдельных комнат, тем более.

Дети еще поворчали, после чего неохотно согласились. Стащили с кровати все, что там было, и постелили себе в «дальнем» (руку протянуть) углу. Мне осталась пустая деревянная лежанка. Не беда, в драконьем кармане собственные одеяла имеются. Маскировка маскировкой, а от комфорта при случае я не отказываюсь.

– Как придем в наш замок, мы тебе хорошую комнату выделим, – пообещала девочка.

– Даже целый зал, – добавил мальчик. – Тете Анже тоже целый зал родители дали. Мы там с ее охотничьими трофеями играем.

Отвечать, что не имею ни малейшего желания, чтобы кто-то играл в моей сокровищнице, не стала. Но эти странные дети как будто умеют читать мысли.

– Пещеру в горах тоже сможешь найти, – продолжила Мариэль. – Но надо же тебе иметь комнату в замке, где будешь останавливаться, заезжая к нам в гости.

Иваниил. Маленький князь

Быть менестрелем оказалось не так интересно, как я думал с самого начала. Того нельзя, этого нельзя, так менестрели никогда не делают, а так только очень плохие… Папа с мамами тоже, бывало, говорили, чего князья не делают и что им нельзя, но ограничений припоминалось гораздо меньше. Спать на полу в самой дешевой комнате трактира тоже удовольствие сомнительное. Может, года три назад такая игра и понравилась бы, а сейчас точно нет. Сестра в этом со мной полностью согласна.

Родители не раз рассказывали, что спать в лесу – это одно, а в городе – совсем другое. Попав туда, нужно всегда выбирать хорошее место для ночлега. Даже мама Эль говорит, что деньги нужно экономить не всегда и не во всем. Знакомый гном Нарин иногда ворчит, будто она у нас жадная, но папа объяснил, что это не так. Просто бережливая. А гномы вообще всех, кто умеет торговаться лучше них самих, жадными называют. Вот познакомим его с Ирканой, будет знать, как на маму обзываться!

Перед тем как уходить утром, дракона спросила трактирщика о предстоящем пути:

– Разбойники тут у вас на дорогах встречаются?

– Вроде нет, – ответил тот. – Вот когда все начиналось и люди бежали из своих поселков, спасаясь от троллей, многие занялись этим ремеслом. Но уже года три о таких ничего не слышали, да и горные великаны почти не беспокоят.

Вспомнив о своей роли ученика менестреля и единственного мужчины в отряде, сделал шаг вперед. Взялся за рукоять меча (вытаскивать не стал, нечего им мифриловый клинок показывать, пускай думают, что детская игрушка) и сказал:

– Если разбойники нападут, я сумею защитить женщин!

Трактирщик улыбнулся и похвалил. Назвал настоящим героем. Всерьез, конечно же, не воспринял, но я и не рассчитывал. Взрослые почему-то редко на что серьезно смотрят, давно с сестрой в этом убедились.

– Жаль, вы почти всех троллей и драконов перебили, я бы им показал, – продолжил играть роль.

Когда мы вышли из города и отправились дальше на север, спросил:

– Тетя Иркана, а зачем ты про разбойников расспрашивала? Неужели драконы их тоже боятся?

– Во-первых, было бы странно, если бы женщина, путешествующая мало того что одна, без охраны, так еще и с двумя детьми, не поинтересовалась безопасностью дороги, – ответила она. – А во-вторых, я уже говорила, что превращаться в дракона сейчас нельзя ни в коем случае. Поэтому разбойники могут представлять некоторую опасность.

– Большую? – забеспокоилась сестра.

– Нет, – ответила Иркана. – Я и в человеческом облике без труда и особого риска с десятком бандитов справлюсь.

– Мама Лара может перебить вдвое больше! – похвастался я.

– А тетя Анжа мечом владеет даже лучше, чем мама Лара, – добавила Мариэль.

– Все это, несомненно, хорошо, – сказала дракона, – но сейчас для нас наибольшую опасность представляют вовсе не разбойники, а обыкновенные купцы и местные правители.

– Почему? – удивился я.

– Увидят одинокую женщину-менестреля и решат продать в рабство.

– А как они это сделают, если с десятком разбойников ты легко справишься? – продолжил расспрашивать я.

Действительно было интересно. Маму Лару или Анжу точно никто в плен бы не захватил.

– В том-то и дело, что от бандитов сразу знаешь, чего ждать, а тот же барон и песни хвалить будет, и монет щедро насыплет, и хорошую комнату на ночь прикажет приготовить… А утром обнаружится, что это теперь твоя тюрьма. С купцами, идущими где-нибудь в глуши, можно дождаться пусть и не такого же, но похожего. Начнешь путь как спутница, развлекающая караванщиков песнями и за это имеющая ночлег и защиту, а закончишь уже товаром.

– С тобой такое уже случалось? – спросила сестра.

– Да, несколько раз, – ответила Иркана. – Поэтому знаю, о чем говорю.

– И что было? – поинтересовался я.

– Ничего не было, – как-то нехорошо улыбнувшись, сказала Иркана. – Совсем! Даже пепла не осталось.

Больше мы на эту тему не разговаривали. Поняли, что на самом деле особо бояться нечего.

Глава 14

Дим. Попаданец

Следующие три недели нам совершенно не везло. Сначала одна из вьючных лошадей повредила ногу, попав копытом то ли в кротовину, то ли просто в какую-то ямку. Эль, конечно же, ее вылечила, но мы таким образом потеряли целый день. Да и на следующий тоже двигались чуть медленней, чем обычно. Магия жизни – это, конечно, хорошо, но и естественного процесса заживления никто не отменял.

Затем еще через несколько дней умудрились заблудиться. Не спасло врожденное чутье всех эльфов, наоборот, оно же нас и подвело. Дело в том, что заблудились не совсем, просто выбранная короткая тропа завела в болото. Пройти там, в принципе, было можно, но быстро – никак. Пришлось возвращаться и ехать по более длинной дороге. Потеряли на этих метаниях не меньше чем полдня.

И кульминацией всего этого стало нападение разбойников!

Если бы таких, какие попадаются обычно, проблем бы не возникло, вне зависимости от количества. Бить сильной магией по площадям моя темная жена умела и не стеснялась это делать при первой же необходимости. Но эти оказались слишком нестандартными или, скорее, трусливыми. Ни требования сдаться, ни угроз, ни чего-нибудь другого, что обычно бывает в таких случаях, не последовало. Предпочитали сначала убивать путников и уже потом обирать. Логичное поведение для шайки из двух-трех человек, решившихся напасть на крупный караван, но тут все обстояло иначе.

Когда ехали по дороге, зажатой между невысокими скалами с одной стороны и не таким уж крутым, но все же обрывом с другой, сверху посыпались камни. Слишком уж метко, чтобы это оказалось случайностью. Меня не задело, а женам не повезло. Лошадь светлой буквально снесло с дороги. Только что бежала впереди и вдруг исчезла, сдернутая каменной глыбой. Эль успела выпрыгнуть из седла (или ее выбросило ударом), но тоже полетела с обрыва.

С Ларой должно было произойти то же самое, но случилось невероятное. Ее Ужас буквально запрыгнул на кувыркающийся камень не меньше его самого размером и перескочил на другую сторону. Правда, сразу поскользнулся и съехал задними ногами с тропы, ударился животом и кое-как зацепился передними копытами.

Выскочившая из седла, еще во время падения, темная схватила его за уздечку и не дала упасть дальше, рискуя улететь вместе с ним. Все это выглядело невероятным трюком, но произошло у меня на глазах. Быстро, и я бы даже сказал красиво, если бы не столь ужасно.

Но любоваться в любом случае не было ни времени, ни возможности. Обломок скалы, предназначавшийся мне, пролетел мимо, буквально задев хвост моей лошади и снеся вниз с обрыва бежавшую сзади одну из вьючных. Не стал дожидаться, пока сверху прилетит еще один подарок, и выпрыгнул из седла. Решил, что на своих двоих буду иметь больше шансов увернуться, в конце концов, моя лошадь вовсе не Ларин Ужас, крыльев ночи не имеет и такого фокуса точно повторить не смогла бы.

Но ошибся. Нет, не предположениями о способностях животного, просто неудачно попал левой ногой на обломок камня. Не обращая внимания на боль, пронзившую ступню, выхватил маго-бластер и деревяшку артефакта. Второй пользоваться толком не умел, но зажал в левой руке и пожелал поставить щит над собой и Ларой. Попытался даже шагнуть в ее сторону, чтобы уменьшить площадь, но не получилось. Острая боль в ноге не только не позволила сделать и шагу, но и вообще заставила сесть там, где стоял.

Тогда поднял бластер дулом вверх и наугад открыл огонь по скалам. Высунувшиеся было оттуда головы снова исчезли. Явно ни в кого не попал, да и не целился толком. Теперь в нас полетели мелкие камни (сравнительно, конечно, всего с человеческую голову размером). Засевшие на скалах швырялись не прицельно, а просто навесом, не видя, куда летит снаряд, но и сами при этом оставаясь в полной безопасности.

Однако я прекрасно понимал, что если дать им заниматься этим достаточно долго, то рано или поздно начнут попадать чисто из статистики. Очень скоро так и получилось. Очередной камень, вылетевший из-за скалы, явно падал прямо на меня. Уже задумался о том, чтоб совсем лечь и хотя бы попытаться откатиться в сторону, но не успел. Камень, не долетев самую малость, отклонился от своей траектории и полетел дальше вниз. Значит, поставить щит мне все-таки удалось.

– Ты как? – спросил, поворачиваясь к Ларе. – В порядке?

Раз опасности в любой момент получить по голове каменной глыбой уже не было, можно и дух перевести, и хоть как-то действия скоординировать.

– Я – да, – ответила темная. – Вот только Ужаса вытащу.

При последних словах конь сделал усилие и с помощью хозяйки выбрался-таки на тропу. А потом мгновенно завалился набок. Сразу стало понятно, почему ему это поначалу не удавалось. Правая задняя нога у коня торчала под таким углом, что не могло возникнуть никаких сомнений в наличии перелома.

Очень злая темная эльфийка посмотрела наверх, откуда продолжали вылетать камни, размер и частота которых постепенно уменьшались.

– Продолжай держать щит, – скомандовала она. – Я ими займусь.

– Хорошо, делай, – ответил я.

В отличие от меня Лара умела вести и навесной огонь боевыми заклинаниями. Огненные шары быстро взлетали вверх, а потом, теряя скорость, скрывались за кромкой скал. Очень скоро оттуда послышались крики боли. Затем жена резко перенесла огонь вперед по тропе.

– Сзади! – крикнула она при этом мне.

Не стал смотреть, в кого эльфийка швыряет магией, а сразу повернулся в противоположную сторону. Там, как и предполагал, появились вооруженные люди. Десять, нет, одиннадцать. Стрелять из положения сидя не очень удобно, особенно если сидишь не так, как хочешь сам, а как позволяет больная нога, но выбирать не приходилось. В магобластере еще оставалось достаточно зарядов, и я открыл огонь. Теперь, когда видел противника, результативность получилась вполне приемлемой. Назад сбежали только двое, а случись стрелять стоя, то и они бы не ушли. Ни о каком преследовании не могло быть и речи, и так боялся лишний раз пошевельнуться.

– Что с Эль?! – обратился я к темной, когда все кончилось.

Во всяком случае, ни камни, ни что другое в нас больше не летело.

– Пойду посмотреть, – ответила Лара, прыгая вниз с обрыва. – Но она точно жива, смерть бы я почувствовала.

Последние слова темная эльфийка кричала уже откуда-то снизу.

– Осторожней! – тоже крикнул ей вслед.

Обрыв, вообще-то, был совсем не крутым. Даже для меня, и уж тем более для любой из ушастых. Но все равно! Если и она себе что-нибудь сломает или свернет… Неизвестно, что там было со светлой. Да и устроившие ловушку могли в любой момент вернуться с подкреплением. В связи с последним опасением я смотрел не вниз, а вверх и по сторонам. Но оттуда пока никто не нападал.

Вскоре появилась Лара с Эль на руках.

– Жива?! – спросил я самое главное.

То, что темная говорила о своих ощущениях, – это одно, а настоящий факт – совсем другое.

– Да, – последовал ответ. – Переломов тоже вроде нет. Просто без сознания. Надеюсь, ничего необратимого.

Положила светлую рядом со мной. Сама осталась охранять. Достал мифриловый амулет с магией жизни и прижал Эль ко лбу. Моя нога могла и подождать.

Помогло!

Светлая эльфийка почти сразу открыла глаза. Хотела даже встать, но тут же сморщилась от боли.

– Как ты? – спросил я.

– Выживу, – ответила она и опять скривилась.

Амулет я уже использовал и больше ничем помочь не мог. Внешне с ней все было в порядке, но явно имелись какие-то внутренние повреждения. Хотел положить ее поудобнее, но скривился ничуть не хуже, в смысле, не лучше, в том смысле, что сильнее. Жена сразу заметила.

– Что с тобой?! – теперь уже забеспокоилась Эль.

– Не знаю, – честно признался я. – Нога. Неудачно спрыгнул с лошади.

Она опять попыталась подняться, но я не дал.

– Сначала себя, – потребовал я. – И сил не экономь, у нас накопители есть. Зря мы их брали, что ли?

Эль согласно закрыла глаза и пролежала так минут десять. Затем совершенно без предупреждения одним плавным движением поднялась на ноги. Рядом уже стояла Лара с кристаллом-накопителем в руках. Светлая его взяла и повернулась ко мне.

– Теперь посмотрим твою ногу.

– Давай, – сморщился я.

Боль прошла сразу, как только Эль ко мне прикоснулась. Понятно, что просто отключила неприятные ощущения, а не исцелила. Но все равно уже куда лучше.

– Кость сломана, – после минутной паузы сделала вывод Эль.

Кивнул, показывая, что понял.

– Пока только обезболила, сейчас буду лечить, – подтвердила она мои предположения.

Ничего не почувствовал, но кристалл в руках жены из ярко-зеленого постепенно становился тускло-серым. Точно знал, что одного такого камешка хватает на то, чтобы залечить пару десятков серьезных ран. Правда, не мгновенно, но все же достаточно быстро. И теперь вся сила расходовалась на один неудачный прыжок с лошади.

– Можешь вставать, – прервала мои размышления любимая.

Поднялся, осторожно ступив на левую ногу. Боли не было. Чувствовалась только какая-то слабость и неуверенность, но не более того. А рядом уже стояла Лара с еще одним таким кристаллом.

– Теперь Ужас, – сказала она.

Пока ушастые занимались конем, я наблюдал за окрестностями. Но ничего опасного не заметил. Вообще ничего не заметил. Оставшиеся в живых разбойники поняли, что добыча на этот раз им оказалась не по зубам, и, скорей всего, просто сбежали. Может, вообще не рассчитывали на магическое сопротивление, а возможно, потеряли слишком много народа и оценили всю бессмысленность дальнейших попыток. Неважно, главное, нас больше не трогали.

– Ну все! – объявила Эль. – Еще дня три-четыре в полную силу бежать не сможет, возможно, даже похромает какое-то время, но потом должен полностью восстановиться.

– Спасибо, – ответила темная.

Потом Лара погладила по голове вставшего на ноги Ужаса, прислонилась к его лбу своим, немного так постояла, после чего опять обратилась к нам:

– Оставайтесь тут. Я схожу проверю, не осталось ли там кого и вообще, каким образом была устроена эта засада.

– Хорошо, – ответил я. – Только будь осторожна!

Светлая тоже не возражала. После трех практически мгновенных исцелений она была какой-то вялой, что неудивительно.

Лара кивнула в ответ. Однако сразу лезть наверх у нее не получилось. Пришлось сначала спускаться вниз за одной из седельных сумок, что потерял ее конь. Именно к ней были прикреплены лук и колчан.

Темная пропадала около часа. Поначалу мы с Эль честно караулили, но потом эльфийка присела на камень передохнуть. Я же собрал выживших лошадей, после чего спустился вниз, чтобы снять вещи с трупа погибшей вьючной и сумки с того коня, на котором ехала Эль. Да и седло тоже, правда, за ним пришлось спускаться еще раз отдельно. Если бы была какая-то реальная опасность, Лара предупредила бы, так что стоять без дела и терять время не стоило.

– Все очень странно, – начала темная сразу, как только вернулась.

– В чем дело? – спросил я.

– Наверху четырнадцать трупов, но только троих достали мои огненные шары, да и то один был лишь легко ранен, – стала перечислять она. – Остальные, в том числе и тот раненый, убиты явно из лука, причем очень метко. Но все стрелы вытащены и вообще нет никаких следов.

– А внизу? – спросила Эль.

– Сзади ситуация аналогичная. Тут на дороге только те, которых убил Ва’Дим, а дальше еще пятеро с дырками от стрел. Только впереди убитые мною и следы двоих ушедших верхом. Никаких посторонних трупов. В том же направлении, но чуть в стороне их лагерь с несколькими десятками оставленных лошадей и вещами.

– Действительно странно, – признал я.

А что еще было сказать? Создавалось впечатление, что кто-то поставил засаду именно на нас, а после того, как она провалилась, провел грамотную зачистку, не оставив никаких следов и свидетелей-исполнителей. Хотя именно такой способ обрезания концов ставил как минимум один вопрос. Почему ликвидация лишних произошла именно здесь, а не где-нибудь подальше? Это же сколько квалифицированных специалистов на такое нужно? Закажи им само наше устранение, и результат наверняка был бы совсем другим.

Вот только маловероятно, что кто-то мог заранее узнать, каким именно путем мы поедем. Разве что подобные засады ставились сразу на всех возможных маршрутах, что маловероятно и крайне расточительно. Или, что куда реальнее, она была рассчитана на кого-то совсем другого, а мы просто не вовремя проезжали. Если так, то этому кому-то очень повезло.

В любом случае задерживаться на таком опасном участке сверх необходимого не стоило. Нужно было перебраться хоть немного вперед, найти место, пригодное для обороны, и уже там устраивать привал. Но сразу не получилось, так как совершенно неожиданно голос подала Эль:

– Что-то с детьми! Но у меня не хватает сил понять, что именно!

Глава 15

Дим. Попаданец

Темная тут же бросила все дела и присела рядом со светлой. Зажали в руках амулет связи и сидели, глядя друг на друга. Так продолжалось не менее получаса. Мне же оставалось все это время тихо стоять в сторонке и волноваться, в смысле охранять.

– Дети переместились на север, – наконец объяснила Лара.

– И чувствуем мы их теперь гораздо лучше, чем раньше, – добавила Эль.

– Возможно, в месте, где они находились до этого, что-то мешало связи, – предположила темная.

– Нужно попробовать поговорить! – предложила моя светлая жена.

– Сейчас принесу кристалл! – сказала Лара, вскакивая, и побежала к сумкам.

– Ушастые, стоп! – крикнул я.

– Но… – попыталась возразить Эль.

– Я говорю, стоп!

Обе эльфийки остановились, но смотрели на меня вопросительно и даже обиженно.

– Находим место, устраиваемся там на привал, а заодно и на ночлег, и только тогда пытаемся наладить связь, – начал объяснять им то, что они и сами прекрасно без меня понимали. – А то знаю я вас. Отдадите все силы без остатка, а мне потом охраняй тут до утра две бессознательные тушки.

– Но… – опять попыталась возразить Эль.

– И не смотрите так жалобно, чем быстрее соберемся и найдем подходящее место, тем скорее попытаемся поговорить с Ивом и Маришкой.

– Тогда чего мы еще сидим?! – первой сориентировалась Лара.

Собрались действительно быстро. Практически мгновенно. Не успел договорить, а и вещи, и эльфийки были уже на лошадях. Одного меня ждали. Ни о каком сборе трофеев не могло быть и речи, так что даже не заикался. Выбирать коней из оставленных разбойниками взамен погибшим тоже не собирались. Простые непородистые лошади могли нас замедлить куда сильнее, чем отсутствие одной верховой и одной вьючной. Пришлось пока обходиться пятью под седлом на троих и двумя вьючными.

Место длинноухие выбрали чуть ли не первое попавшееся, но придраться мне было не к чему. С одной стороны неприступная скала с навесом в виде каменного выступа, рядом небольшой родничок, достаточно далеко от дороги и никакой возможности подобраться незаметно. Заботы о лагере жены предоставили мне, а сами уселись в сторонке с амулетом связи и кристаллом-накопителем. Но ничего полезного сделать не успел, так как у них все получилось практически сразу.

Эледриэль. Светлая эльфийка

Первой откликнулась Мариэль, и почти сразу за ней Иваниил. Дети были живы, здоровы и рады, что мы смогли наконец-то до них докричаться. Честно рассказали, куда и при каких обстоятельствах попали. Наше предположение о заброшенном гномьем городе оказалось верным. А то, что ловушку устроил тот самый дракон, который напал на Долину Единорога, наоборот, стало неприятной неожиданностью. Но, к счастью, дети сумели сбежать с помощью своей новой знакомой. Или она с их помощью, тут рассказ получался каким-то запутанным. Но, в общем-то, не так важно, потом можно разобраться, главное, что сумели.

– Мы теперь ученики менестреля, – рассказывал дальше Иваниил.

– Ходим по городам и поем песни, – продолжила дочь.

– Пообещали Иркане, что сможет жить у нас в долине, сколько захочет, – счел нужным сообщить сын. – И комнату в замке выделить тоже обещали.

– Не на ночь, а насовсем, как Анже, – уточнила Мариэль.

– Она, эта Иркана, нас сейчас слышит? – спросила темная.

– Да, – раздался незнакомый голос. – А также понимаю, что обещания детей еще ничего не гарантируют без подтверждения их родителей.

– Я подтверждаю их обещания, – влез в разговор Дим. – В нашем замке свободных комнат достаточно.

– Если приведешь детей домой или передашь их нам в любом другом месте, то прозвучавшие сейчас обязательства будут выполнены, – произнесла Ларинэ. – О том, что они успеют наобещать дополнительно, поговорим при встрече. Но в любом случае можешь рассчитывать на серьезное вознаграждение.

Повторила то же самое, что сказала темная, чтобы обещания стали окончательно официальными.

– Я же говорил, что родители согласятся! – воскликнул Иваниил, явно обращаясь к менестрелю.

– Вот увидишь, мамы с папой у нас хорошие, – добавила Мариэль.

Потом сила в кристалле подошла к концу и связь начала даваться нам все труднее, пока совсем не прервалась. Но дети успели сообщить, что направляются к башне, где мы убили дракона и архимага. Зачем им туда идти и что там понадобилось, спросить уже не успели. Но хотя бы точный ориентир теперь имелся.

А вообще после разговора осталось ощущение какой-то недосказанности. Даже заговора.

Казалось бы, совершенно естественная вещь: дети что-то пообещали взрослой от имени своих папы и мам, но та предпочла уточнить у самих родителей. Так и должно быть. Но то, с какой интонацией Иваниил произнес: «Я же говорил!» – наводило на мысли. И весь разговор тоже. Нет, дети ни слова не соврали, но явно что-то опустили. Причем совершенно сознательно! Ни о каком принуждении не могло быть и речи.

Поделилась этими мыслями с темной.

– Я тоже заметила нечто подобное, – ответила Ларинэ. – Что-то не так с этой Ирканой.

– Если поможет детям, то не так важно, чего потом захочет в качестве награды, – упомянула самое главное я.

– Тоже так думаю, но все равно меня что-то тревожит.

– Она захочет стать моей третьей женой, вот это вас, ушастые, и тревожит, – влез со своей дежурной шуткой подслушивавший наш разговор Дим.

Морнэмирэ. Светлая эльфийка

Нагнала человека и двух эльфиек далеко не сразу. У них кони куда лучше моей пары, да и сами на отдых почти не останавливались. Похоже, пытались наверстать то время, что потеряли у нас в роще по моей вине. Но потом все как-то само получилось. На одном повороте даже чуть с ними не столкнулась. Однако это была вовсе не моя заслуга и не моих лошадей. Эледриэль со спутниками сама почему-то задержалась.

С тех пор стала куда осторожнее. При этом какое-то время удалось держаться от преследуемых довольно близко. Обнаружила, что листок Древа Жизни может показывать не только направление, но и расстояние. Чем чаще он дрожит, тем ближе к цели находится. Полезное свойство, Древо все предусмотрело.

Когда выехала на тропу, петляющую между скалами с одной стороны и обрывом с другой, заметила, что лист вибрирует вообще мелко-мелко. Настолько близко к объектам своей опеки я еще ни разу не подходила. Буквально на один поворот дороги. Даже лошадей пришлось на всякий случай придержать. И чего это Избранная и ее спутники тут надумали задерживаться? Не самое удачное место для привала. Да и не делали они такого посреди дня раньше. Странно.

Совершенно неожиданно докатившийся до моих ушей звук камнепада впереди поставил перед очень неприятным выбором. Бежать вперед помогать и тем самым раскрыть свое присутствие (если помощь не понадобится, вообще буду выглядеть в лучшем случае глупо) или подождать?

Выбрала последний вариант. Вооружилась, оставила лошадей и осторожно пошла вперед. Очень скоро навстречу выбежали какие-то люди. Разбираться, кто такие и почему бегут, не стала. Просто перестреляла их всех и только после этого подошла поближе. На вид это были типичные разбойники, правда, не из бедных. Хотя, признаюсь честно, как по мне, так все люди бандитами выглядят.

Вытянула из трупов стрелы (еще пригодятся!) и решила, что лучше всего будет забраться на скалы, идущие параллельно дороге. Тем более, как раз там, куда бежали убитые мною люди, находилось очень удобное место для такого подъема. Похоже, что они именно туда и стремились, а не в мою сторону, как подумала с самого начала. В любом случае удачно получилось, так как живых преступников рядом с собой оставлять точно не стоит.

Сверху, чуть впереди, обнаружила еще одну группу разбойников. Стояли недалеко от края и совещались, вернее, негромко спорили. Явно обсуждали, что делать дальше. Решила не упускать такого удобного случая и перестреляла их тоже. Раз уж с этого начала, то нужно быть последовательной.

Вытащила, как и внизу, свои стрелы (три были сломаны, но все равно забрала и их) и осмотрелась. Даже с первого взгляда становилось совершенно ясно, что тут была устроена ловушка и именно с этого места обрушили искусственный камнепад. Появилось острое желание посмотреть вниз со скалы, но я его поборола. Еще увидят и решат, что это не кто иной, как я все устроила из мести за проигранную дуэль, а нанятых бандитов перебила, чтобы избавиться от свидетелей. Вполне логично, между прочим, и, попавшись, обратного без мага разума не докажешь.

Отошла немного дальше и очень осторожно выглянула из-за куста, каким-то чудом уцепившегося корнями за самый край скалы. Один короткий взгляд и сразу назад. Увиденного было достаточно. Все трое живы. Что очень хорошо, так как если бы кто-то погиб, то мое поведение точно не уменьшило бы долга.

Тут вверху на камнях я никаких могущих указать на меня следов не оставила, поэтому быстро спустилась обратно вниз той же дорогой, убеждаясь по пути, что и там ничего не упустила. Взяла лошадей и отошла дальше. Был соблазн обыскать трупы, но решила лишний раз не рисковать.

Отойдя на достаточное расстояние, остановилась и попыталась обратиться к Древу. Ответа не последовало, а это означало, что долг не возвращен. Но все же почувствовала, что получила отсрочку, и теперь было не так важно, когда я его верну. Тоже хорошо, так как появилась хоть какая-то свобода маневра.

Всего через пару часов листок показал, что Эледриэль и ее спутники двинулись с места и удаляются. Прошла следом и выяснила: трупы разбойников никто не обыскивал. Их вообще не трогали. Также обнаружила, что преследуемые потеряли в устроенной непонятно кем ловушке двух лошадей. Это означало, что дальше они уже не смогут передвигаться так быстро, как раньше.

Поэтому, а еще благодаря полученной отсрочке, решила задержаться и подобрать себе кое-что из трофейного оружия и доспехов. А то ведь у меня с этим делом совсем плохо, и неизвестно, сколько еще придется так скитаться. Тем более что разбойники оказались вовсе не нищим сбродом. Было из чего выбирать.

Чем дальше, тем больше я убеждалась, что совсем непростыми были эти бандиты. Очень непростыми. Только хороших мечей собрала пять штук. Все лучше моего теперешнего, а два даже лучше того, который муж Эледриэль перерубил. Один из этой пары оказался как раз мне по руке. Его и оставила в качестве основного. Запасной себе тоже выбрала из оставшейся тройки. Но и остальные бросать совсем не хотелось. Оружие я с детства люблю и толк в нем знаю, а позволить себе из-за нищеты многого не могла. А тут такое… Да ни одна нормальная девушка перед таким не устоит!

Тем более дополнительную вьючную лошадь имелось из чего выбрать. До эльфийских им, конечно, было далеко, но и от тех доходяг, что обычно можно встретить у людей, отличались в лучшую сторону. Ну, а раз все равно собиралась брать дополнительную лошадь, то было бы глупо не нагрузить ее и другими полезными вещами.

Например, доспехами. У меня ведь и своих-то нормальных не было, а тут такой выбор. Причем кроме барахла имелись и очень даже приличные. Моих размеров, естественно, не нашлось, да и быть не могло. Но ведь и подогнать можно! Не в походных условиях, конечно же, а в мастерской. Как раз неплохой повод в город заехать. Горы недалеко, значит, гномьи мастера наверняка там будут. Поэтому подумала, что стоит захватить сразу все хорошие доспехи, чтобы уже на месте разобраться, что лучше подогнать. Остальные тем же гномам можно будет продать. По-другому расплатиться за действительно качественную работу у меня просто нечем.

Вот сказал бы мне кто-то еще совсем недавно, что всерьез буду думать о сотрудничестве с бородатыми коротышками… Ни за что бы не поверила! Не люблю их, как и все нормальные эльфы, но не признавать мастерства работы с металлами – глупо.

Еще несколько кинжалов отменного качества прихватила. Мне самой не нужно, так их тем же гномам продать можно. Много не дадут, жадные, но хоть что-то. А чего не взяла и даже смотреть не стала, это луки. Люди их никогда толком делать не умели, и этот случай исключением не являлся. Палка с веревкой, вот их самое точное название. Стрелы тоже не намного лучше. Хотя наконечники оказались вполне приличными и, что самое главное, одинаковыми. Их пару десятков взяла.

И последнее, хотя по важности скорее первое – это украшения и деньги. Три золотых и с десяток серебряных колец, один золотой и четыре серебряных браслета, одна серьга, но из золота и с крупным алмазом. И еще с десяток защитных амулетов из серебра. Но последние были совсем слабыми, ни один от моих стрел своего владельца не спас.

Хотела их бросить в общую кучу с остальными серебряными украшениями, как что-то меня остановило. Присмотрелась намного внимательнее, уже в магическом зрении. Оказалось, что слабеньких защитных амулетов всего девять и еще один очень мощный, но искусно замаскированный. Стало ясно, почему Эледриэль и ее спутники до самого последнего момента не заметили засаду. Обе эльфийки достаточно сильные маги и могли пропустить разве что засевшего одинокого стрелка или, наоборот, нескольких архимагов.

Этот защитный амулет предназначался для защиты от магического зрения. Специально проверила, пока держала в руках, могла рассмотреть, что он собой представляет, а стоило положить на землю и отойти на шаг, передо мной опять был просто слабенький защитный амулет, сколько бы я ни напрягалась. И он явно мог защитить от излишнего внимания не только своего владельца, но и целую группу. Очень полезная вещь и дорогая. И теперь уже моя! Если у нас в роще у кого такой и есть, то владельцы не распространяются. Во всяком случае, я ничего не слышала.

С деньгами тоже было все в порядке. Богатые мне разбойники попались. В этой засаде вообще многое наводило на мысли о маскараде и охоте на кого-то конкретного. У десятка имелись тугие кошельки с серебром и золотом, а у троих из них еще и пояса с потайными карманами, в которых тоже были спрятаны золотые монеты. У остальных кошельки тоже не пустовали, хотя преобладала там медь. Разумеется, ничем брезговать не стала. Бедной эльфийке, неизвестно на какое время покинувшей свою рощу, жить тоже на что-то нужно.

Под конец прошлась еще раз и собрала всякие мелкие полезные вещи и оружие, что поначалу отложила в сторону. Не пропадать же добру! Когда отправилась в путь, то кроме своей пары имела еще и тройку вьючных лошадей. О быстрой езде с таким караваном не стоило и мечтать, но я решила, что до ближайшего города как-нибудь доберусь, а там видно будет. Скорей всего просто распродам лишнее.

Глава 16

Мариэль. Маленькая принцесса

– Ну вот, папа с мамой теперь точно знают, куда мы идем, и быстро нас найдут, – обратилась я к тете Иркане после того, как связь прервалась.

– Вы с братом забыли спросить одну очень важную вещь, – заметила она.

– Какую? – удивился Ив.

– Где ваши родители сами в данный момент находятся? Не зная этого, мы не сможем вычислить, сколько времени придется ждать.

Однако нас ее логика ничуть не смутила.

– Наверняка они отправились в путь сразу же, как только обнаружили, что мы пропали, – уверенно ответила я.

– От Проклятых Земель до этих мест дорога очень не близкая, – заметила дракона.

– Ничего, как только доберемся до башни архимага, сами с родителями связаться сумеем, – заявил брат. – Там есть источник магической силы, и с его помощью мы сможем разговаривать столько, сколько понадобится.

– Зато как хитро мы сумели получить нужное обещание, причем от всех троих сразу, – сменила тему я.

– Да, – согласилась она. – И можно очень хорошо представить, какова будет реакция ваших родителей, когда они поймут, кому именно они дали слово. Вам-то ничего не сделают, а мне они такого не забудут никогда. Еще решат, что это я вас, таких маленьких и наивных, коварно обманула.

– Мы все объясним, – сказал брат.

– Нам поверят, – вставила я.

– Мамы с папой у нас хорошие и обещания всегда выполняют, – продолжил Ив.

Иркана только пожала плечами. Мы же с братом еще долго обсуждали, что станем делать, когда вернемся. Какие помещения в замке возьмем под сокровищницу. Положить-то нам теперь туда было что. Решили и с родителями тоже обязательно поделиться, они город строят, и деньги на это очень нужны. Потом стали думать, какую комнату выделить менестрелю.

– Нужно сразу целый зал, как тете Анже, – предложил брат.

– Зачем? – не сразу поняла я.

– А чтобы смогла там поместиться и в своем драконьем виде. Представляешь?! Целый дракон и у нас в замке.

– Да, хорошая мысль.

Идея мне действительно понравилась. Будем эльфов из обоих посольств пугать, когда опять начнут докучать рассказами о том, как не должны вести себя хорошие воспитанные дети.

– Помнишь то пустующее крыло, что стоит отдельно? – спросила я. – В него еще вход есть только через подвалы или галерею на верхних этажах. Там как раз в башне зал большой имеется и ворота прямо из него на горную террасу. Тетя Иркана сможет прилетать и улетать прямо оттуда.

– Очень хорошо! – согласился Ив. – И родители не станут возражать, потому что крыло стоит отдельно от основных помещений. Мамы его все целиком отдадут, лишь бы дракона как можно реже в остальных местах появлялась.

Иркана. Дракон-менестрель

Забавно было слушать планы детей на тему, как они поселят меня в замке и своих эльфийских нянек потом станут мною пугать. Как кататься верхом на драконе, всем на зависть, будут, пока не обсуждали, но явно об этом уже думали. Иметь собственное крыло в большом неприступном замке, конечно же, заманчиво, но вряд ли его мне кто-нибудь отдаст. Разве что башню с выходом на горную террасу. Тоже неплохо, если она действительно такая, как описали Иваниил с Мариэль.

Дальше шли, как и планировали, останавливаясь в придорожных трактирах и деревеньках. Пела теперь не только я одна, но и дети. Оказалось, что они знают множество довольно интересных песен, которые услышала от них впервые. Не ожидала. Одну-две – ладно, но чтоб десятками… Даже похожих до этого никогда не встречала. Пополнила таким образом и вторую (песенную) свою сокровищницу.

– Тетя Иркана, а как тебе такая песня? – спросила девочка.

– «Золотой дракон» называется, – добавил мальчик.

– Никогда раньше не слышала, – призналась я.

– Мы споем.

И они запели:

  • Под личиной менестреля – шапочка с пером.
  • Путешествовал по свету золотой дракон,
  • Если вдруг его ты встретишь на своем пути,
  • Не задумывайся долго – быстро уходи.
  • Но, вдруг, если ты услышишь, как дракон поет,
  • Не беги, послушай просто, и душа поймет,
  • Как страдает, как мечтает, верит, любит он…
  • Тяжело быть одиноким, даже если ты дракон.

– Интересная, – честно призналась я, – хоть и грустная. Только давайте исполнять ее не будем.

Объяснять, почему, не пришлось. Сами прекрасно поняли. Специально для меня из отцовских запасов нашли.

Представления в баронском замке решили не давать. И вообще туда не заходить. Слишком хорошо я таких баронов знаю. Днем он правитель, который строго судит пойманных на своих землях разбойников, а ночью сам выезжает на большую дорогу. Чаще всего меня пытались захватить как раз такие бароны и прочие мелкие правители.

Раньше я подобного рода неприятностей никогда не боялась и не один стоящий в глуши замок сожгла со всеми его обитателями. Но теперь не в тех условиях находилась. Принимать драконий облик нельзя, да и детей подвергать излишней опасности не стоило. Вот и решила лишний раз не рисковать.

– Наши мамы очень красивые и хорошо поют, но их этот барон захватить не пытался, – счел нужным сообщить мальчик.

– Не надо сравнивать двух эльфийских принцесс, путешествующих с мужем, который сам князь, с бедной девушкой-менестрелем в сопровождении двух учеников, – пояснила я.

На самом деле Иваниила и Мариэль этот барон совершенно не интересовал. Им просто хотелось выступить не в деревенском трактире, а в настоящем замке. Но мне удалось их убедить. Таким образом, пошли дальше своей дорогой, обойдя место с возможными проблемами.

Правда, совсем без происшествий не получилось. Хотя многие и говорили, что разбойников тут почти не осталось, но на самом деле так не бывает. Особенно здесь, на севере, где не только бароны могут оказаться по совместительству еще и бандитами, но и простые крестьяне. Причем не лишившиеся земли или голодающие от неурожая, а вполне благополучные.

Вот с такими мы и повстречались. На обочине дороги стояли две самые обыкновенные крестьянские телеги, груженные сеном и запряженные, как и положено, одной лошадью каждая. Пары и тем более тройки для таких невероятная роскошь. У слегка отставшей повозки было снято заднее колесо, и четверо мужиков собрались возле него, видимо обсуждая способы и возможности ремонта. Еще четверо бездельничали возле другой, дожидаясь своих неудачливых попутчиков.

Когда мы миновали заднюю телегу, те мужики, что находились возле передней, преградили нам путь. В руках у всех четверых уже были топоры.

– Сзади, – прошептал Иваниил.

Я и сама это уже успела предположить. Оглянулась. Там тоже стояла четверка. Трое с топорами и один с вилами. Такие грабители являлись, скорее, оскорблением, чем угрозой. Даже принимать истинный облик не было ни малейшей необходимости.

– Мешки и кошельки на землю! – приказал один из стоящих впереди, тот, что был на шаг ближе к нам.

– Откуда кошельки у бедного менестреля и ее учеников? – начала я привычную фразу.

Не потому, что надеялась на маскировку, а просто для порядка. Но мальчик поступил вопреки роли. Услышала, как у меня за спиной Иваниил вытаскивает свой клинок из ножен.

– Ребята, нам повезло! – воскликнул главарь. – Это же мифрил! Никогда раньше не видел волшебного металла, но не узнать невозможно.

– Нужно будет их хорошенько обыскать, – подсказал другой. – Где мифрил, там и золото.

– Ба! Еще один! – воскликнул главарь, когда и Мариэль вытащила свой меч. – Если так вооружены дети, то что же тогда у взрослой?

Но я их разочаровала. Вытащила из-за спины самый обыкновенный меч. Конечно же, совсем не простой, а очень дорогой и качественный, но вовсе не мифриловый, как они ожидали. Да и вынула я его на самом деле из пространственного кармана, а вовсе не из-за спины. А то испугаются раньше времени, лови их потом по всему полю.

– Последний раз приказываю, – опять заговорил главарь, – клинки, мешки и кошельки на землю! Иначе хуже будет!

– А может, тебе еще и на спинку пописать, чтобы морем пахло? – вдруг выдал совершенно неожиданную фразу Иваниил.

Главарь разбойников хотел уже что-то ответить, но не успел. Девочка запустила огненный шар. Совсем маленький! Но на то, чтобы подпалить телегу с сеном, хватило с лихвой. С одной стороны, не очень умный поступок – не такой она сильный маг, чтоб просто так боевыми заклинаниями разбрасываться. А с другой – произвела совсем неплохой отвлекающий эффект.

– Отходим в сторону! – скомандовала я.

Дети, а вслед за ними и я, соскочили с дороги в высокую траву. Теперь хотя бы сзади никого не было. Могли, конечно, попытаться и обойти, но по такой траве особо не побегаешь.

– Первой нужно прибить девчонку-мага, – начал давать распоряжения главарь.

Мариэль запустила совсем маленький шарик, намного меньше, чем могла. Таким и убить-то нельзя, и разбойники ее явно не испугались. После того как прозвучала команда, просто бросились всей толпой. Это действительно были обыкновенные крестьяне, не упускающие случая ограбить случайного беззащитного путника. Поэтому никакой реальной опасности не представляли, разве что на детей нападут, да и то только если те сами вперед выбегут. Но Иваниила с Мириэль я держала позади себя и не думала, что у кого-нибудь из этой толпы получится нас незаметно обойти.

Столкновение началось, и первые два бандита сразу упали замертво, а третий, тот, что был с вилами, лишился своего оружия, оставшись с коротким обрубком. В следующее мгновение обнаружила, что дети вовсе не собирались прятаться у меня за спиной, а тоже решили повоевать. Один из нападавших лишился топора и, отскочив назад, держался за рассеченную руку. Это Иваниил постарался. А второй вообще страшно орал и бежал прочь с дымящимися бородой и волосами. Тут явно поработала Мариэль еще одним огненным шариком.

Таким образом, после первого короткого столкновения у разбойников осталось всего четверо боеспособных, один из которых к тому же еще и безоружный (не считать же оружием «грозный» обрубок палки, оставшийся от вил, который тот продолжал сжимать в руках?). Не стала дожидаться, когда они кинутся врассыпную или, что хуже, на подвиги потянет Иваниила, и прыгнула сама навстречу бандитам. Троих с топорами, в их числе и главаря, что в первой атаке не участвовал, предпочитая оставаться сзади, убила легко, каждому хватило по одному удару. Потом того, что с палкой, и затем добила раненного в руку. За погорельцем гоняться не стала. Спрятала на место меч и достала лук. Пустила ему вслед стрелу, свидетелей я оставлять не собиралась. Менестрели драться не умеют! Следовательно, разбойников-неудачников перебил кто-то другой.

Детей устроенная мною бойня ничуть не смутила. Они вообще были заняты, бросились распрягать лошадь из горящей телеги. Правда, сначала им пришлось ее догонять. Испуганное животное побежало от огня и, естественно, потащило за собой пылающую повозку. Нетрудно догадаться, что это перепугало лошадь еще сильнее. Но догнали, успокоили и распрягли. Можно было не сомневаться, что у детей все получится. Пусть и наполовину, но все же эльфы. И бегают быстро, и с животными ладят прекрасно.

Пока мои ученики были заняты лошадьми, я обыскивала трупы. Увы, ничего, кроме нескольких монет, найти не удалось. Совсем нищие разбойники оказались. Обычно мне в таких случаях везло куда больше.

Тем временем довольные дети привели спасенную лошадь и принялись выпрягать вторую из телеги без колеса. Они явно намеревались дальше ехать верхом.

– На одной поедем мы, на второй ты, – тут же подтвердил мою догадку мальчик.

– Не эльфийские кони, конечно, а простые деревенские лошадки, но лучше ехать на таких, чем идти пешком, – добавила Мариэль.

– Не люблю лошадей, – призналась я.

– Наш папа обязательно ответил бы на это, что ты просто не умеешь их готовить, – поделился по секрету Иваниил.

– А зачем их готовить? На вкус они и в сыром виде нормальные, – честно ответила я. – Прекрасно это чуют и сильно меня недолюбливают, отчего верховая езда никогда не бывает приятной ни мне, ни им.

– Тогда, как вернемся домой, тебе лучше не подходить к маминому коню, Ужасу, – посоветовал мальчик. – Может плохо кончиться.

– Для тебя! – уточнила девочка.

Очень я в этом сомневалась, но спорить не стала. Хотят считать маминого коня самым грозным из всех существующих – их дело. Поскольку это действительно были не эльфийские кони, а флегматичные рабочие крестьянские лошади, все же рискнула поехать верхом. Некомфортно, особенно без седла, но приемлемо. И в любом случае лошадь денег стоит, так что всегда можно продать. Возможность получить компенсацию за неудобства меня успокаивала. Также должна признать, что в результате мы стали передвигаться значительно быстрее.

Глава 17

Мариэль. Маленькая принцесса

К башне архимага идти было ближе, чем в столицу королевства.

– Нам там вообще делать нечего, – сказал брат, когда обсуждали дальнейшую дорогу. – В долине сможем сразу связаться с родителями. Потом, когда их дождемся, все вместе в город сходим. На обратном пути.

Я хотела с ним согласиться, но не успела. Иркана предложила совсем другое:

– По-моему, лучше как раз наоборот, сначала зайти в столицу и послушать, что о той долине с башней и архимаге люди говорят. Ведь столько лет прошло. Всякое могло случиться.

Сразу поняла, что менестрель права. Да и Ив тоже спорить не стал. Так мы и оказались в Дузбуре, столице единственного на севере королевства. Дальше были уже только княжества. Мамы рассказывали, что некоторые вообще с одну землянку размером. Правда, при папе никогда этого не говорили, а только когда его не было рядом. Он у нас все-таки северный князь, а не простой человек.

Иркана быстро нашла подходящую таверну и договорилась с хозяином. Пела давно уже не только она одна, но и мы с братом, как самые настоящие ученики. Мы с Ивом всегда исполняли папины песни. Маминых не пели – эльфийские на севере почему-то непопулярны.

В сложившейся ситуации были и свои минусы. Никто не станет обслуживать менестреля, у которого есть ученики. Поэтому за мисками с едой пришлось бегать мне. Когда несла пустые тарелки обратно на кухню, увидела рядом с хозяином человека. Он мне почему-то сразу не понравился. Как-то само получилось, что прислушалась к их разговору. Я, может, и не полностью эльфийка, но слух у меня ничуть не хуже, чем у мамы. Или почти не хуже, но все равно хороший.

– Нет, Альв, сегодня у нас настоящий менестрель выступает, так что ты не нужен, – сказал трактирщик. – Завтра тоже.

– Тогда я хотя бы послушать останусь, – ответил тот.

– Только если будешь что-нибудь заказывать.

– В таком случае налей мне пива в долг.

– В долг ничего не будет, пока ты прошлого не вернешь! – категорически заявил хозяин.

Тот скривился, потом полез в кошелек, долго там копался, пока не достал медную монету.

– Пива! – гордо заказал он, с таким видом, будто покупал весь трактир.

Получил свою кружку и уселся за свободный столик. Когда все вечернее представление закончилось и посетители разошлись, этот человек подошел к тете Иркане.

– Здравствуй. Я Альв, местный менестрель. Слышал, как ты поешь. Для начинающей очень даже неплохо. Понятно, что до серьезной музыки тебе далеко и нужно много работать над собой и репертуаром, но реальный потенциал заметен, и со временем сможешь достичь определенного уровня. В связи с чем у меня к тебе деловое предложение. Будем выступать вместе. Я играть на губной гармошке, а ты петь и играть на гитаре. Выручка пополам. Ученики вообще не нужны. Можешь, конечно, их оставить, но содержание из твоей доли.

Пока он говорил, мы с братом ждали, что же ответит Иркана. Но она все время молчала и, даже когда он закончил, не произнесла ни слова.

– Ну? Что ты об этом думаешь? – не выдержал долгой паузы местный менестрель.

– Думаю, ты сам дурак или меня за такую держишь? – наконец ответила дракона.

– Не понял?!

– Значит, тебе повезло. Сам дурак. Поэтому можешь просто проваливать. Во втором случае сначала был бы битым.

До менестреля-неудачника наконец дошло, что имела в виду Иркана.

– Ты еще пожалеешь! – злобно проговорил он.

– Это угроза? – спросила дракона.

Произнесла она совершенно спокойно, даже тихо. Но от ее слов даже у нас с братом мурашки побежали по коже, хотя фраза нам и не предназначалась.

– Нет! Ни в коем случае, – испуганно затараторил он. – Ты меня неправильно поняла. Просто, отказываясь от предложения, теряешь немалую прибыль. Ничего другого я даже близко не имел в виду. Честное слово.

Я пока очень слабый маг разума, но прекрасно чувствовала, что он врет. Не сомневаюсь, что дракона тоже чувствовала. Но она ничего не ответила, и Альв начал медленно пятиться, пока не отошел до середины зала. Затем развернулся и быстро выскочил из трактира.

– Молодец, девушка! – воскликнул хозяин, который видел всю эту сцену. – Здорово ты его отшила.

Иркана только пожала плечами. Мол, ничего особенного.

– Этот Альв гордо именует себя лучшим менестрелем нашего города, хотя на деле только на губной гармошке играть и умеет, – решил рассказать трактирщик. – Причем играет, скажем честно, хреново. Вот Игн, тот да. Но он из благородных, поэтому денег за музыку не берет и представления в трактирах дает очень редко, когда самому в голову взбредет. Как-то под хорошее настроение подарил Альву свою старую губную гармошку и дал несколько уроков. С тех пор тот и менестрельствует.

Хозяин заведения при последнем слове даже сплюнул на пол, после чего продолжил:

– Хорошо, если на миску супа за вечер зарабатывает, а ведь раньше торговцем был, пусть и мелким. Совсем неплохо жил. Даже слухи ходили, что был связан с воровской гильдией и не брезговал краденым.

Дракона слушала рассказ трактирщика так же молча, как до этого предложения Альва.

– Ну, ладно, – сменил тему хозяин. – Последняя комната направо у меня свободная. Можете переночевать там.

Как всегда, нам досталась самая маленькая комнатка, хотя на деле свободных было намного больше. Мы бы с братом охотно оплатили себе отдельную, но увы. Спорить по этому поводу с тетей Ирканой бесполезно.

Иваниил. Маленький князь

– Итак, ученики, что вы можете сказать по поводу предложения этого Альва-менестреля? – спросила Иркана, когда мы уже были в своей комнате.

– Жулик! – сразу ответил я.

– Хотел за наш счет денег заработать, – добавила сестра.

– И все? Мариэль, ты же немного магией разума владеешь, неужели ничего не заметила?

– Когда в конце испуганно оправдывался и говорил, что пожалеешь только от потери денег, то точно врал, – ответила Мара.

– Ну раз так, то слушайте урок, – начала дракона. – Менестрель – это не только умение играть на музыкальных инструментах и петь – такое могут многие.

– А что мы еще должны знать? – спросил я.

– Знать людей, и не только людей, а вообще всех двуногих. О чем они думают, чего хотят и, самое главное, чего можно от них ожидать. В первую очередь плохого.

Мамы нас с сестрой учили тому же самому, но ни я, ни Мариэль об этом говорить не стали. Тетя Иркана тем временем сделала паузу, после чего продолжила:

– Когда приходишь на новое место, к тебе почти всегда обращается такой вот непризнанный гений, а то и не один. «Для начала неплохо», – говорит он. Можете сказать, что скрывается за похвалой в этой фразе?

– Не знаю, – честно ответила сестра.

Я тоже не знал.

– «Для начала» означает, что это у меня начало, а он очень опытный менестрель, а «неплохо» – что все равно хуже, чем у него. Понятно?

Мы кивнули в ответ. Звучало очень убедительно, и становилось очевидным то, на что сами не обратили внимания. Дракона тем временем перешла к следующей фразе:

– Теперь дальше. «Понятно, что до серьезной музыки тебе еще далеко, но если будешь упорно работать, то сможешь достичь определенного уровня». Как, по-вашему, что на самом деле скрывается за этими словами?

– Наверно, что уж он-то только серьезную музыку и исполняет, – поняла правила игры Мариэль.

Сам я немного подумал и добавил:

– А «определенного уровня», наверное, должно означать, что как бы ты ни старалась, того уровня, на котором находится он, все равно не достигнешь.

– Молодцы! Правильно поняли, – похвалила дракона. – Потом, по прошествии совсем небольшого времени, этот непризнанный гений обнаруживает, что у меня слушателей больше, чем у него. Тогда он начинает снисходительно рассказывать, что новый менестрель мог добиться неплохих результатов, но не стал слушать добрых советов и скатился до полного примитива, стараясь угодить толпе. Если же через какое-то время моя популярность еще возрастает, то он начинает вообще распускать лживые слухи и придумывать глупые небылицы.

– И что тогда делаешь ты? – спросила сестра.

– Ничего, – ответила Иркана.

– Почему?! – удивился я.

– Потому что таким, как они, все равно мало кто верит, а распускаемые ими слухи приносят мне куда больше пользы, чем вреда, привлекая внимание новых слушателей.

Иркана. Дракон-менестрель

Я, конечно, понимала, что ни Иваниил, ни Мариэль никогда не станут менестрелями. Но подобный урок им будет полезен в любом случае. Ведь ситуация почти универсальна. Заменить менестрелей представителями другой профессии, и урок опять окажется верным. Чуть изменится специфика, но суть останется. А уж детям правителей умение разбираться в людях никогда не помешает.

Они, кстати, сами это прекрасно поняли. И урок усвоили. Сообразительные детки.

Провели в городе несколько дней, осторожно расспрашивая местных об архимаге, живущем в башне, что стоит на запад от столицы. Легенда была железная – менестрель собирает новые истории для своего репертуара. Было похоже, что в этом вопросе более чем за десятилетие вообще ничего не изменилось. О нем мало знали, что не мешало рассказывать всякие небылицы свежему слушателю. Даже наоборот, чем меньше достоверной информации, тем шире простор для фантазии.

Резюмируя все услышанное, можно было сделать следующие выводы. Да, живет такой в своей башне. Никогда ее не покидает и вообще не поддерживает никаких связей с внешним миром. Не трогает соседей, те, в свою очередь, не лезут к нему (тех, которые все же лезут, больше никто не видел). В общем, дети оказались правы.

– Я же говорил, что мамы с папой придумали очень хороший план, – напомнил мне об этом мальчик.

– Столько времени прошло, а до сих пор работает! – гордо поддержала его девочка.

Не стала с ними спорить, хотя на самом деле считала, что это работала зловещая репутация самого архимага. А план, что ж, вполне нормальный, и главным его достоинством, на мой взгляд, как раз и было подстроиться к этой самой репутации.

Глава 18

Иркана. Дракон-менестрель

По вечерам продолжали выступать все в том же трактире, отрабатывая еду и комнату. Да и монеты посетители тоже бросать не забывали. Хозяин был доволен, так как благодаря мне количество клиентов явно увеличилось. В последний день, поздно вечером, когда всем уже давно было пора расходиться, в зале осталась четверка хмурых мужчин. С самого начала обратила внимание, что хозяин весь вечер нервничал, косясь на них. Подумала, что у него с этими посетителями какие-то свои неприятности, но оказалось, что не угадала – у меня. В том смысле, что четверка пришла ко мне, а у кого от этого могут возникнуть неприятности, еще большой вопрос.

– Ты почему выступаешь без разрешения гильдии?! – начал один из них.

Сразу стало все понятно. Хотели поиметь с меня денег. Такое случалось нередко, но не припоминаю, чтобы у кого-нибудь получилось. Куда чаще в результате пополнялись мои карманы.

– У менестрелей нет гильдии, – спокойно ответила я.

– Как это нет?! – изобразил чересчур притворное удивление главарь. – Тот же менестрель Альв в нашей состоит.

– Воровской! – добавил другой.

Хотела сказать, что если он такой же вор, как и менестрель, то мне жаль гильдию. Но сдержалась, так как отвечала не только за себя, но и за детей.

– Да. И этот трактир как раз его место, – продолжил тем временем вымогатель. – Поэтому ты должна заплатить, во-первых, нам за разрешение работать в городе, а во-вторых, ему компенсацию.

Все окончательно стало на свои места. Мое пребывание в этом гостеприимном городе закончилось. Перебить четверку не составило бы никакого труда, но воровские гильдии так просто подобного не оставляют. Имея дело с обыкновенным менестрелем, я имею в виду. Столкнувшись с бароном, князем и особенно магом, как правило, сами потом извиняться бегают, а с неблагородными ведут себя куда наглее. Но ничего страшного, мы и так узнали все, что хотели, и собирались уходить.

Уже приготовилась нанести удар, как заметила, что все четверо смотрят не на меня, а на Мариэль.

– Скажи, девочка, – обратился к ней главарь, приседая на корточки, – кто тебе показал этот знак?

– Меня тетя Ли научила, – ответила она, поправляя прическу так, чтобы можно было разглядеть заостренное ухо. – Говорила, если в этом городке возникнут проблемы, могу обращаться. Обязательно помогут.

Все мое внимание было сосредоточено на ворах, поэтому и не видела, как девочка показала тем какой-то знак. Скорей всего это была какая-то фигура из пальцев, которую трудно заметить тому, кому она не предназначена. А демонстрация уха явно была проделана для аргументации слова «тетя». Самое интересное, что часть сказанного ею оказалась правдой. Меньше половины. Остальное маленькая принцесса явно придумала прямо на ходу, но я не собиралась рассказывать об этом представителям воровской гильдии.

– Вот я и обращаюсь, – продолжила Мариэль. – Мало того, что какой-то самозванец Альв требовал у нашего менестреля денег, так еще нас с братом хотел на улицу выбросить. Ли очень занятая эльфийка и в этот город возвращаться в ближайшие лет десять не планировала, но если узнает…

Тон пришельцев мгновенно изменился. Вежливо извинившись за недоразумение, они поинтересовались, не нужна ли еще какая-нибудь помощь от гильдии. Узнав, что не нужна, еще раз извинились, пожелали здоровья нам, попросили передать поклон неведомой мне Ли и поспешно удалились. Прямо не воры, а провинциальные дворяне, случайно узнавшие, что неприметный посетитель трактира на самом деле король, путешествующий инкогнито.

Когда воры ушли, я не удержалась от вполне естественного вопроса:

– И кто такая эта ваша тетя Ли?

– Вот интересно, – изобразил задумчивость на лице Иваниил, – что нам отвечать, когда кто-нибудь задаст вопрос: «И кто такая эта ваша тетя Иркана?»

Тут он попал в самую точку. Мне сказать было нечего. Эти дети вообще были странными. В чем-то казались намного старше своего возраста, а в чем-то и младше. Но в любом случае игра в таинственность была перевешена желанием похвастать.

– Глава местной воровской гильдии, – с наигранным равнодушием ответила Мариэль.

– Эльфийка?! – на всякий случай уточнила я, прекрасно зная отношение остроухого племени ко всякого рода преступным организациям.

– Ага, – так же «равнодушно» ответил мальчик. – Обе мамы по этому поводу иногда ворчат, но Ли считает это обыкновенными предрассудками.

– Но после того, как мы расскажем про сегодняшний случай, непременно исправятся, – предположила девочка.

– И самой тете Ли нужно будет что-нибудь подарить из драконьих сокровищ, – предложил Иваниил.

Дальше дети стали обсуждать этот вопрос. Даже хотели попросить меня, чтоб достала их сундук из пространственного кармана. Но я уговорила этого не делать.

– Там занятие на всю ночь, а завтра в дорогу. Так что спать.

Уже на следующее утро покинули город. Вовсе не из-за проблем с воровской гильдией. Одного упоминания загадочной Ли хватило, чтобы от нас не только отвязались, но еще и неоднократно извинились. Когда покидали трактир, получили еще одно подтверждение, что с гильдией проблем точно не возникнет. Хозяин сообщил, что этим утром в районе трущоб обнаружили тело менестреля Альва с перерезанным горлом.

– Наверное, все-таки достал кого-то своей музыкой, – предположил трактирщик. – Или долги не вернул. Мне самому полсеребряного был должен. Теперь уже никогда этих денег не получу.

Факта, что это воровская гильдия расправилась с тем, кто их подставил, мы объяснять не стали. Зачем? Нравится человеку думать про музыку и долги, пускай думает.

Выйдя из города, отправились в деревеньку, где оставили лошадей. У такого поступка было несколько причин. Менестрель, у которого есть и ученики, и лошади, выглядит слишком богатым и может не рассчитывать на бесплатные кров и еду. С такого хозяин трактира еще и долю выручки способен потребовать. А оно нам надо? Правильно, нет. Потом, у этих животных есть и другие недостатки. Они много едят и требуют помещения в конюшни, что опять же денег стоит.

Я бы вообще предпочла лошадей продать, но дети не захотели ни в какую. Пришлось идти на компромисс. Но за временное содержание нашего транспорта в деревне ученики платили из своего кармана. Не из моего же, в самом деле?! Их лошади, пускай сами и расплачиваются. Вот когда станем продавать, то одна будет моей, а пока обе их. Тем более что хитрые крестьяне взяли слишком дорого. Если честно, не понимаю – за что? Вот никогда не поверю, что они все это время продержали животных в стойле и ни разу ими не воспользовались.

Иваниил и Мариэль, разумеется, заплатили столько, сколько с них потребовали. Дети правителей, денег считать не умеют. Без меня вообще за все бы десятикратно переплачивали. Но надеюсь, хоть чему-то научу. А вообще, лучше не буду. Слишком уж детки смышленые, как бы мою науку против меня же не применили. Окажусь им еще должна, за то, что их же вещи в своем пространственном кармане таскаю.

Чем ближе подходили к своей цели, тем менее населенными становились земли и тем чаще нас предупреждали об опасности впереди. Какой страшный архимаг живет в башне, как оттуда никто еще не возвращался, ну и дальше в том же духе.

– Если и останетесь живы, то все равно не вернетесь и будете развлекать мага своим пением все оставшиеся дни, – предупредил староста последней деревни, что встретилась нам на пути.

Иваниил. Маленький князь

Мы же говорили тете Иркане, что мамы с папой хорошо придумали! В долине все было так, как они и оставили. Но сначала нас встретили совсем неприветливо. Из башни подали сигнал ударом колокола, и потом какое-то время ничего не происходило.

– В башне только один человек, по всей видимости, дежурный, больше никого не чувствую, – сообщила дракона. – Наверняка его задача только в том и состоит, чтоб сигнал подать.

– Лучше подождем тут, – предложила сестра.

– Если в этой долине теперь живут вовсе не те люди, которых оставили ваши родители, или если они не пожелают вспоминать о вассальной присяге, то это место для нас не самое удобное, – предупредила Иркана. – Даже наоборот, самое неудачное. Практически готовая ловушка.

– Не уходить же нам? – спросил я. – И неизвестно, может, впереди еще хуже и тут специально ловушку изображают, чтоб заманить в еще более опасную.

На самом деле я ничего подобного не думал, но дракона сочла такой довод убедительным. Пришлось подождать минут пятнадцать, а то и больше. Скорее, больше. Потом менестрель заговорила опять:

– Я так и знала! Это точно ловушка. В башне уже пятеро. На всякий случай готовимся отступать.

Однако сзади тоже уже оказался незаметно подошедший десяток воинов в одинаковых доспехах. Последними со стороны долины подошли еще десять таких же.

– Теперь понятно, почему отсюда никто не возвращается, – заявила дракона. – Но если придется драться, шансы у нас есть. Судя по их движениям, это вовсе не настоящие воины. Просто люди в доспехах.

– Хорошо, тетя Иркана, – ответила сестра. – Но может, попробуем сначала договориться?

– Как ты это себе представляешь? – спросила она. – Балладу им споем?

Вместо ответа я сделал два шага вперед и сказал:

– Я Иваниил, сын князя Ва’Дима и принцессы Ларинэ, пришел навестить вассальные земли моего отца.

– Я Мариэль, дочь князя Ва’Дима и принцессы Эледриэль, пришла навестить вассальные земли нашего отца, – повторила за мной сестра, после чего добавила: – Мамы с папой обещали приехать позже.

После этого поймавшие нас в ловушку явно забеспокоились. Впрочем, пауза длилась недолго. К нам вышел один из вооруженных людей (уже и я видел, что в доспехах ходить он непривычен). Внимательно осмотрел меня и Мариэль (уши мы на этот раз не прятали), после чего объявил:

– Мы рады приветствовать детей князя Ва’Дима, нашего повелителя и спасителя. Просим простить за такую встречу, но вынуждены выполнять приказ вашего отца, никого не выпускать из долины во внешний мир.

– И часто гости бывают? – спросила так и не представившаяся дракона.

– Нет, – ответил все тот же человек, который оказался местным старостой. – За все прошедшие годы только полдесятка смельчаков из соседних деревень и один купец с совсем небольшим караваном.

– И что с ними стало? – спросила сестра.

– Деревенские теперь тут живут, места в долине хватает. А купец, как понял, что мага больше нет, попытался вырваться. Его охранники успели даже троих наших убить, пока их всех из арбалетов с башни не перестреляли. И охранников, и помощника, и самого купца. Только он живучим оказался.

– И что с ним теперь? – спросил я.

– Лавку и трактир в деревне открыл. Правда, в первой покупателей не бывает совсем, у нас все свое, да и во второй посетители нечасто заходят. Но ничем другим заниматься не хочет. Все ждет, что вернется князь и его отпустит.

– Мамы точно не отпустят, – сказала сестра.

– Почему?

– Они не любят тех, кто торговал с этим архимагом, – ответил уже я.

Пока разговаривали, шли к деревне. Нас проводили не куда-нибудь, и тем более не в трактир того самого купца, а в княжеский дворец. Им оказалась пусть и простая, но самая большая и разукрашенная изба. Староста сразу предупредил, хотя в том, что мы дети их повелителя, никто не сомневается, но без приказа князя Ва’Дима или его эльфийских жен из долины все равно не выпустит. Мы не возражали. Сами не собирались без родителей уходить. Тут во дворце у всех хотя бы отдельные кровати имелись.

На следующий день отправились исследовать башню. Вообще-то этим в основном тетя Иркана занималась. Ее там интересовало абсолютно все. Нам же с сестрой был в первую очередь нужен источник силы, чтобы поговорить с родителями.

Глава 19

Эледриэль. Светлая эльфийка

После того как узнали, что с детьми, на душе сразу стало как-то спокойнее. Можно было больше не устраивать гонку в неизвестность. Теперь все было относительно ясно. Живы, здоровы и в безопасности. Условной, конечно, но все же куда лучше, чем та полная неизвестность, что давила на нас все это время.

– А ученики менестреля – это хорошо, – на всякий случай объяснила я мужу. – Уличных музыкантов редко кто обижает.

– Даже воровские гильдии? – подозрительно спросил Дим.

– А что гильдии? – вмешалась темная. – Подумаешь, отберут часть выручки? Ничего страшного. Мы ведь не на заработки детей отправили. Да пускай хоть без гроша возвращаются – как-нибудь переживем. Слышала, у менестрелей своя специфика. Конкуренция из-за более выгодных мест, интриги и прочее. Но там в ходу вовсе не клинки, а сплетни и порванные струны. Поэтому можно не беспокоиться.

Мы, конечно, так успокаивали мужа, или, скорее, себя, но все же. Волнение действительно уменьшилось, и мы могли позволить себе дальше не держать того бешеного темпа, что был в самом начале. Да и потеря двух лошадей тоже сказывалась. Отдых теперь требовался не только нам, но и оставшимся четвероногим, на которых повысилась нагрузка.

Выходить на связь повторно не решались, так как оставалось всего два полных кристалла-накопителя. Мы с темной старались откладывать каждый день по чуть-чуть силы в один из опустевших, а в те дни, когда выпадало отдохнуть, и побольше, но такими темпами его заполнять можно очень долго.

Еще скорость передвижения замедляло то, что ехали мы теперь самой северной дорогой, а она не отличалась прямотой. Петляла, повторяя изгибы горного хребта. Все дело как раз в нем и было, потому что мы стремились попасть на другую сторону. Вообще перевалов через эти горы имелось если не великое множество, то все равно немало. Но у всех было главное отличие от того, которым мы возвращались в прошлый раз. Невозможность пройти целой армией. Да что там армией, даже просто крупным отрядом. По большинству вообще исключительно пешие и могли пробраться, но имелись и такие, через которые и лошадь провести возможно, пускай местами только в поводу. Мы с Ларинэ именно такой и хотели отыскать, а Дим настаивал на другом.

– И зачем нам в эти горы переться? – в очередной раз спрашивал он. – Найдем гномий город побольше, и у него наверняка будет запасной выход с другой стороны.

– Ага, так нас гномы и впустили, – ответила темная.

– Дорогой, ведь мы на эту тему уже говорили, – принялась объяснять очевидное я. – О перевалах через эти горы известно многое, а о гномьих туннелях ничего. Я сама не сомневаюсь, что бородатые коротышки успели себе нарыть таких, но раз до сих пор никому о них не сообщили, то не станут и впредь.

– Есть тайны, которых гномы не раскроют ни одному чужаку, – поддержала меня Ларинэ. – Думаю, легче будет уговорить Крабодура, чтобы нас пропустил через свое логово.

– А на горных перевалах бывает холодно. Очень холодно! – выдал свой главный аргумент Ва’Дим и победно уставился на нас.

Только тут он ни разу не угадал. Мы с темной вовсе не дуры! Хватило и одного раза, после которого озаботились специальными амулетами от холода. По две штуки на всякий случай взяли! А вообще мы с мужем на эту тему спорили вовсе не из упрямства. Если бы по пути встретился гномий город, хозяева которого пропустили нас на другую сторону, то, разумеется, согласились пройти под горами. И глаза завязать себе бы позволили, и заплатили бы сколько потребовалось (какие же гномы что-то сделают бесплатно?!). Так в любом случае получилось бы быстрее, чем по какому угодно, даже самому лучшему перевалу. О чем я и сказала мужу, чтобы успокоился.

Дим. Попаданец

Новая дорога была более длинной не только потому, что петляла, повторяя очертания предгорий. Приходилось заезжать во все города по пути и расспрашивать, нет ли поблизости проходимых перевалов. Вообще первые признаки такого дела можно было заметить сразу и без всяких вопросов. Например, в одном городке среди жителей явно северян встречалось больше, чем обычно. Связь была несомненной.

Так и оказалось, совсем недалеко имелся проходимый перевал. В любой таверне с легкостью можно было найти проводника, а то и не одного, готовых совсем за небольшое вознаграждение перевести на другую сторону. Только свистни. Одна беда, перевал был исключительно пешеходным. С лошадьми – никак.

– Не переживайте, ушастые, – стал утешать я жен, – есть в этом и свои хорошие стороны.

– Это какие же? – спросила Лара.

– Во-первых, мы еще слишком далеко от нужного места. А каково путешествовать по ту сторону горного хребта, вы и сами прекрасно знаете.

– А во-вторых, ты все еще надеешься пройти по гномьим подземельям, – вставила за меня Эль.

– Да, надеюсь, – не стал скрывать я.

И, кстати, оказался прав. Не в том смысле, что гномы нас пропустят на другую сторону, а в том, что в следующем городе их было куда больше, чем обычно можно встретить там, где живут люди. И действительно, всего в километре севернее стояла гномья крепость.

Встретились с коротышками, поговорили. Они с самым честным видом заявили, что крепость – да, есть, подгорный город за ней тоже, а прохода на другую сторону нет. Совсем! И никогда не было. Сами ходят тем перевалом, что в нескольких днях пути на восток. Тут и без магии разума моей светлой жены было абсолютно ясно, что врут. Но, к сожалению, по принципу: если сказал, что не брал, значит, не отдам.

– Ну, что мы говорили?! – заявила Эль, когда гномы ушли.

– Ты бы еще попыталась меня уверить, что они ни полслова не соврали и вообще, гномы самые честные из всех разумных.

Такого говорить мои остроухие красавицы, естественно, не стали. Однако считали себя победившими в споре. Да я и не возражал, они действительно оказались правы на все сто.

А вообще нам повезло. Когда горная цепь свернула на юго-запад, в сторону покинутых земель, а дорога на юг, чтоб в те места вообще не попадать, так как делать там было совершенно нечего, в небольшой деревеньке мы узнали о существовании в этих краях перевала. Вполне проходимого даже для лошадей. Что было странно. Не то странно, что перевал имелся, а то, что в этом месте стоял не город, а маленькая, совсем небогатая деревенька. Дорога хоть какая-то была, а значит, торговля должна присутствовать. Что бы ни говорили о северных варварах, но торговать им было чем, вот только доступ на рынки центральных королевств отсутствовал.

Вскоре мы выяснили причину такого положения, но сначала обнаружили, что никто в деревне не желает наниматься к нам проводником.

– Горные тролли, – объяснил свой отказ очередной кандидат.

И сразу стало все понятно.

– Ну что, ушастые, пойдем?

– Не в первый раз, – ответила Лара. – Если нападут, церемониться точно не будем.

– Все равно другого прохода не предвидится, – согласилась Эледриэль.

В деревне провели остаток дня и ночь. Отправились с самого утра. Сначала, конечно же, расспросили у местных все, что они вообще знали об этой дороге. Оказалось, что там на самом деле целая сеть малых и больших перевалов разной степени проходимости. Многие соединяли небольшие горные долины и долинки, а большинство вообще никуда не вело. Это было еще одной, пускай и не главной, причиной непопулярности данного маршрута.

За немалые деньги купили карту у одного из жителей деревни. Утверждал, что она принадлежала его деду, который когда-то пришел с той стороны. Вообще-то в любой дешевой таверне можно с десяток таких купить. На любой вкус и с разной степенью достоверности в зависимости от цены, которую согласишься заплатить. Причем хоть с сокровищами, хоть с удобным маршрутом, хоть еще с чем. Особенно популярен такой способ обмана недалеко от Проклятых Земель. Там обычно в тавернах продают карты, на которых отмечены места захоронения древних артефактов. Причем всегда на самой границе, где почти безопасно.

Однако, по словам Эль, на этот раз карта была настоящей. Во всяком случае, продавший ее нам крестьянин в это верил абсолютно. И в том, что от деда ее получил, тоже не врал, как и о происхождении самого деда. Правда, громким словом «карта» этот кусок кожи назвать было можно только очень условно. Уж лично я на ней вообще ничего не понял. Но ушастые заверили меня, мол, сумеют на месте воспользоваться обозначенными там приметами.

Что самое интересное, они могли бы ее перерисовать по памяти уже после одного брошенного мельком взгляда, но все равно заплатили. Вообще обратил внимание: в этом походе обе остроухие старались вести себя предельно честно, а заодно еще и присматривали, чтобы я тоже не вздумал жульничать. Зря, я вообще всегда честный (почти). А они совершенно неожиданно оказались у меня суеверными. Думают, что как поведут себя сами по отношению к совершенно посторонним людям, так кто-то другой станет обращаться с нашими детьми. Разубеждать жен не стал, дети вообще всегда были для них особой темой, а уж после пропажи тем более. Поэтому ни в коем случае не спорил и всегда только соглашался.

Поначалу шли нормально. Дороги как таковой не было, но дно ущелья само прекрасно подходило под это определение. На большем его протяжении не только кони, но и телеги могли бы относительно нормально пройти. Хотя нескольких непроходимых для колесного транспорта участков было вполне достаточно, чтобы свести на нет такое преимущество. Да и потом, сразу по окончании ущелья дорога стала непригодной для телег, а перевал, по сути, только начинался. Но в первый день мы туда уже не пошли, заночевали в пещере почти у самого конца ущелья, куда прекрасно поместились вместе с лошадьми.

Вообще после того нападения с искусственным камнепадом мои ушастые стали жутко подозрительно относиться ко всякого рода скалам и прочим объектам, возвышающимся над дорогой. На карте, конечно же, не было зловещей надписи: «Здесь водятся чудовища», в смысле, тролли, но после выхода из ущелья и подъема на склон эльфийки увеличили и так совсем немалую бдительность.

– Тут они уже бывают, – объявила мне Эль.

– Откуда ты знаешь? – спросил я. – Следов-то на камнях точно не остается. Это сможет с уверенностью утверждать даже плохой следопыт вроде меня.

– Чувствую, – ответила темная.

Не доверять чутью своих ушастых жен у меня не было никаких причин, и мы стали передвигаться еще осторожнее. Да и дорога потеряла проходимость не только для телег, но и местами для лошадей. Иногда приходилось покидать седла и вести животных в поводу, а иной раз и помогать им. Впрочем, продавший нам карту не соврал, и лошади, так или иначе, могли пройти на всей протяженности пути. Лично для меня было чем-то вроде чуда, что у эльфиек получалось находить дорогу, руководствуясь тем куском кожи.

Три дня шли без приключений. В том смысле, что с троллями не встречались и вообще их не видели. А потом началось. В первую очередь встретили тройку великанов. Те сразу же, не раздумывая, бросились на нас, а потом почти в такой же спешке попытались убежать. Двое. Первого Лара убила молнией сразу на месте. Оставшихся двух эльфийки уже били из луков, экономя магические силы. Ну и я добавил из магобластера. Одного завалили, а второй, с утыканной стрелами спиной, смог уйти.

– Ну все! Теперь покоя не дадут, – объявила Лара.

– Думаешь? – спросил я.

– Это их горы, и мы сюда вторглись. Станут нападать даже не ради добычи, а чтоб наказать чужаков. Если до этого имелись шансы проскользнуть незамеченными, то теперь никаких.

– Жаль, – только и сказал я.

Эль меня поддержала. Мнения своей подруги не оспаривала, сама так же думала.

Темная оказалась права. Повторное нападение произошло в тот же день. Теперь уже десяток троллей, причем не тупо поперли прямо в лоб, а устроили нечто вроде засады. Пятеро поджидали спереди, а еще столько же зашли сзади. Однако до сбрасывания каменных глыб они не додумались. Видимо, нет в горах настолько опасного зверя, против которого понадобилось бы применять подобную тактику. Вот и нас, скорей всего, не посчитали достаточно страшными, чтобы пользоваться таким трудозатратным приемом. Потому как сама идея не представляет собой чего-либо сверхсложного, а физические данные горных троллей более чем у кого другого подходят, чтоб швыряться большими камнями.

Но нет, и не надо. Ни я, ни Эль с Ларой точно не собирались сожалеть об этом их упущении. И так забот хватало. Эльфийки начали с магических ударов. Каждая имела при себе по полному кристаллу-накопителю, и о том, что силы иссякнут раньше, чем враги закончатся, можно было не беспокоиться. Я сам опять стрелял из бластера и держал наготове артефакт-деревяшку. Но последняя не понадобилась, так как ничего метательного у троллей не нашлось.

Тройку передних убили мои длинноухие жены при помощи боевых заклинаний (темная – собственных, а светлая – амулетных). Одного заднего положил я из магобластера. Теперь у меня были заряды куда мощнее, чем раньше, и запас пластин приличный. Но на этот раз хватило четырех выстрелов. Враг дрогнул и побежал! Нет, не потому, что тролли вдруг испугались вида умирающих соплеменников. Живым тоже досталось и не слабо, просто на этот раз не смертельно.

Вдогонку убегающим эльфийки даже не стали стрелять из луков. Убить все равно бы не получилось, а зря тратить стрелы не стоило.

– Если и дальше так пойдет, то мы опустошим кристаллы раньше, чем покинем горы, – в тон моим мыслям сказала Лара. – Столько стараний, чтоб подзарядить один из накопителей и поговорить с детьми, а теперь придется об этом забыть.

– А на собственных силах можно отбиться раз или два, но больше без запаса не протянем, – согласилась Эль.

– У меня мифриловых пластин с зарядами для бластера еще много, – напомнил я. – Можете брать силу из них.

– На самом деле там магической энергии совсем немного, – разочаровала меня темная. – И десятой части того, что помещается в обычный кристалл, не наберется.

Было самое время торжественно воскликнуть: «Я же говорил, что нужно гномов уговаривать! Пускай бы даже глаза завязали или спящими перевезли по своим подземельям». Но, разумеется, ничего подобного не сказал.

– А как же моя деревяшка? – задал очередной вопрос.

– Извини, дорогой, но ты не умеешь ею толком пользоваться вдали от Древа, а никому другому она вообще не подчинится, – ответила светлая.

– Тогда вопрос на миллион. Почему вы подсунули этот артефакт мне, а не инициировали на одну из вас? Сейчас бы как надо работала.

– Не работала бы, – грустно ответила Эль.

– Почему?! – удивился я такому ответу.

– Это очень сложный артефакт, и у любой из нас на его изучение ушли бы не годы и даже не десятилетия. Речь идет, по меньшей мере, о сотне лет.

– Так по какой же тогда причине ее использую я? Плохо, но все же. А уж в долине так вообще дракону жару задал, еле улетел. И, заметьте, без всякого изучения. Вообще даже близко не представляю, что там можно изучать.

– Вот именно поэтому и используешь, – ответила Эль. – Благодаря полному незнанию и неумению. Представляешь себе результат и получаешь нечто близкое.

– Как сказала бы Лирмилиэль, артефакт работает в автоматическим режиме, – добавила Лара. – Далеко не в полную силу, но все же лучше, чем ничего. А тому, кто уже разбирается в магии, такое недоступно.

Вот хитроухие! Только здесь сами себя перехитрили. Теперь есть неопровергаемый аргумент против обучения меня, любимого, магии. О чем сразу же им и заявил.

– Выходит, если начну разбираться в магии, утрачу эту способность? – невинно поинтересовался я.

Однако номер не прошел.

– С чего ты взял? – удивилась светлая.

– Так ведь сами только что сказали.

– Мы только про себя говорили. Но если уже однажды сумел, то останется с тобой навсегда.

Тут я вспомнил, что они про древнюю эльфийку до этого говорили. У меня сразу возникли кое-какие подозрения.

– Вы что, и с ней консультировались? – спросил, имея в виду рыжую.

– Конечно.

– Ну тогда, как бы сказал я сам, в автоматическом режиме для чайников.

Они не поняли, что это значит, но согласились.

– Ну и интриганки же вы, – продолжил я. – Пока жили в долине, чуть ли не каждый день меня пилили, чтоб учился, тренировался и все такое, а у самих, как выяснилось, еще сотню лет ничего бы не получилось.

– Мы тебе этот артефакт, как ты любишь выражаться, подсунули вовсе не поэтому, – обиженно ответила Эль. – А чтоб обладал хоть какими-нибудь магическими способностями.

– Ладно, не будем ссориться, – предложил я. – Лучше вернемся к нашим баранам, в смысле, троллям. Вы забываете о еще одной возможности.

– Это какой? – с подозрением спросила темная.

– Мы всегда можем смешать кровь! – торжественно объявил я. – Не только всех врагов на фиг сожжем, но и кристаллы заодно подзарядим.

– А ты забываешь, что сейчас с нами нет Ли, – ответила светлая.

– Без нее последствия будут непредсказуемыми, – добавила Лара.

– Знаю. Но на самый крайний случай стоит иметь в виду. Тогда вот еще что скажите, трофеи брать будем?

– Какие трофеи с троллей?! – удивилась темная.

Светлая тоже не понимала.

– Теперь опять вы забываете, а именно то, куда мы идем. По ту сторону гор за уши горных великанов вознаграждение дают. Целая медная монета за пару. Обогатимся!

Шутка оказалась неудачной. С эльфийками никогда не угадаешь, что им покажется смешным или хотя бы забавным, а что нет. Столько лет вместе прожили, а я их все еще не изучил. И ушастая тема вовсе тут ни при чем, она, в общем-то, никогда не являлась табу.

Трофеев мы, естественно, не брали, а пошли дальше. Немалой проблемой мог стать ночлег. Охотятся ли тролли по ночам или нет, мы не знали, но пренебрегать такой опасностью точно не собирались. Вообще всяких пещерок и трещин в отвесных скалах хватало. Найти практически неприступное убежище не составило бы труда. Ушастые были совсем не против залезть в одну из таких и затащить меня.

– А лошади? – спросил я.

– В том-то и дело, что не получится, – согласилась Лара. – Придется ставить серьезную магическую защиту, а это опять расход сил, и немалых.

– И ничего не поделаешь, – с сожалением добавила Эль.

Остановились в первом же месте, которое подошло, не дожидаясь, пока стемнеет. Большой скальный козырек позволял уместиться под ним со всеми лошадьми и гарантировал хотя бы то, что сверху не прыгнут прямо на головы и ничего не сбросят. Со стороны самой скалы тоже по понятным причинам напасть не могли, и нам оставалось контролировать всего одно направление.

Тратить силы и энергию на установку постоянно активной защиты жены не стали. Только наметили места, где ее поставят в случае необходимости. А сеть сигнализации, наоборот, раскинули очень широко.

Глава 20

Ларинэ. Темная эльфийка

Только-только подготовились к ночлегу, как почувствовала сигнал вызова. Это был сын. Со светлой произошло то же самое. Связь установилась на удивление легко и требовала очень немного сил на поддержание. Это могло означать только одно – дети добрались до источника силы и подпитывали свои амулеты связи прямо от него. Хороший знак!

– Мама! Мы уже в башне! – тут же подтвердил мою догадку Иваниил.

– У нас все хорошо, – добавила Мариэль. – В долине все, как вы оставили. Папину власть признают. Только предупредили, что, пока вы не приедете, нас отсюда никуда не отпустят.

Новость была просто замечательной. Во всех смыслах. И дошли до безопасного места, и никто их оттуда не выпустит. Действительно, пускай посидят в тихой закрытой долине, где самая большая угроза – подраться с местными мальчишками. Да и она актуальна только для сына. К тому же не жалко мне тех человеческих детей. Нечего к моему мальчику лезть!

– Очень хорошо! – ответила Эледриэль. – Мы тоже скоро будем. Сейчас через горы перебираемся. Как вы там?

– Нормально, живем в княжеском дворце, – ответил Иваниил. – Вообще-то это простая изба, но все равно дворец.

– Помните, вы ворчали на Ли, из-за того, что она с воровской гильдией связалась? – совершенно неожиданно спросила Мариэль.

– Помним.

– Зря. Одного упоминания ее имени хватило, чтобы решить все проблемы, которые возникли у нас с ворами в столице.

Так! Детишки уже и с воровской гильдией столкнуться успели? Из долины ни ногой!

Уловила взгляд Эль, которая явно думала то же самое.

– Мар, Ив, молодцы! – заявил муж. – А у Лирмилиэль мамы еще попросят прощения. Правда, ушастые?

Мы, конечно же, пообещали, что попросим. Мало ли что? Может, действительно помогли детям ее связи. Потом еще раз пообещали девушке-менестрелю награду за то, что присмотрела за детьми и довела до безопасного места. Иваниил с Мариэль радостно сообщили, что уже успели пообещать ей целый зал в башне, которая в незанятом крыле замка.

Откуда они вообще про тот зал знают? Я, например, впервые слышала. Хотя неудивительно, наверное, лучше них нашего замка вообще никто не изучил. Раз уж портал в подземельях сумели отыскать, то было бы странно, если не облазали все пустующее крыло сверху донизу. Где детям еще играть-то? Весь вопрос оставался лишь в том, зачем такой зал менестрелю?

– Иркана будет там свои выступления репетировать, – как будто в ответ на мои мысли, сказал Иваниил.

– И мы вместе с ней, как самые настоящие ученики, – добавила Мариэль.

– Ушастые, вам что, того зала жалко? – вмешался муж.

– Нет, но подозреваю, что наши дети опять задумали какую-то авантюру, – ответила светлая.

– Мама Эль, мама Лара, давайте спорим на желание, что вы потом сами скажете, что тот зал подходит лучше всех остальных в замке? – предложил сын.

Голос звучал настолько хитро, что не было никаких сомнений: детям известна какая-то страшная тайна и нас ждет совершенно неожиданный сюрприз.

– Молодцы, дети! – похвалил Дим. – Все в папу! Так и надо.

Мы со светлой недовольно переглянулись. Однако возразить здесь было нечего. Если бы еще только хорошее перенимали! А то я слышала, как они даже несмешные анекдоты гномам рассказывают и сами смеются.

Поболтали еще немного, после чего договорились о следующем времени связи и отправились спать.

– Мне эта Иркана все равно кажется подозрительной, – объявила светлая почти с самого утра. – Не могу понять, что именно, но что-то с ней точно не так.

Я полностью согласилась с Эледриэль. У самой осталось похожее впечатление.

– Но дети в любом случае важнее, – напомнила я.

И она со мной тоже согласилась.

Дим. Попаданец

Слушал, как Эль с Ларой обсуждают менестреля, и несколько удивлялся. Даже поначалу подумал, что это они так шутят.

– Ну, ушастые, на вас не угодишь! – заявил я женам. – Детей спасла? Спасла. Чего еще надо?

– Вообще-то тут какая-то запутанная история, – сразу возразила светлая. – Чего-то они точно недоговаривают.

– Действительно, не совсем понятно даже то, кто там кого спас, – поддержала ее темная.

– Но против того, что до безопасного места довела, надеюсь, возражать не станете? – поинтересовался я.

Лара не стала, а вот Эль нашла, что и тут ответить:

– Похоже, эта Иркана сумела вляпаться в какие-то неприятности с воровской гильдией, и именно наши дети ее из них выпутали.

Логика была из тех, что не переспоришь. Я и не стал. Воспользовался совсем другими аргументами:

– А кто, не буду показывать пальцем, но обе ушастые, были крайне недовольны, что некая рыжая эльфийка связалась с воровской гильдией? Вот вернемся, обязательно прослежу, чтоб не забыли извиниться.

Как ни странно, жены не стали возражать. Наверняка позже о такого рода обещании попытаются благополучно забыть, но дело даже не в этом. В любой другой ситуации подобное мое заявление непременно вызвало бы бурю эмоций, а сейчас прошло вполне гладко.

Неизвестно, охотятся ли горные тролли по ночам или, как все нормальные разумные, кроме вампиров, отдыхают (ушастые признавать великанов разумными категорически отказались), но в этот раз нас никто не побеспокоил. За весь следующий дневной переход тоже. Еще одну ночь провели подобным же образом, как и предыдущую. Дети, как и было уговорено, на связь не выходили. Согласились подождать несколько дней, пока не покинем перевалы. Магических сил на поддержание с нашей стороны требовалось совсем мало, Эль с Ларой признались, что почти не замечали расход, но в том-то и дело, что почти. Нам могла понадобиться каждая капля.

К середине следующего дня появились тролли. Но не нападали, а держались довольно далеко позади. Час так двигались, два, три. Сначала решили, что нас гонят в ловушку, но постепенно начали в этом сомневаться.

– Западня не может находиться так далеко от того места, с которого начинают загонять, – высказала общее мнение Лара.

– Кроме тех случаев, когда дорога всего одна, – напомнил я.

– В таких случаях и загонять-то не надо, дичь сама придет, – вполне логично возразила темная.

Она была абсолютно права. В обоих случаях. На какое-то время мы задумались.

– А вы знаете, ушастые, я, похоже, понял, в чем тут дело, – обрадовал своих спутниц.

– И в чем же? – спросила темная.

– В том, что вы зря не признаете горных троллей разумными.

– А без непонятных предисловий объяснить нельзя? – спросила уже Эль.

– Можно, – сразу же согласился я. – Вот проводит эта конкретная группа нас до самого выхода, а потом будет всем остальным рассказывать, как страшных эльфийских архимагов из своих земель прогнали. Мол, у остальных не получалось, а они, самые сильные и смелые, смогли, за что им почет и уважение.

Эльфийки вроде бы скептически оценили мою теорию, но и активно оспаривать не стали.

– И чего лично нам от этого ожидать? – все же спросила Лара.

– Наверное, того, что опасность нападения сдвинется ближе к выходу на равнину. Да и то, думаю, оно может оказаться чисто символическим, чтобы версия выглядела более правдоподобно.

– Чья версия? Твоя или горных троллей? – не скрывая сомнения, спросила светлая.

В общем, жены усомнились в справедливости моего предположения. По мнению эльфиек, интриги такого уровня великанам были недоступны.

– А давайте у них самих и спросим? – предложил я. – Заодно выясним о перевалах впереди. И им меньше за нами таскаться, и нам удобнее.

Естественно, ни о чем мы троллей не спрашивали. Эль с Ларой даже для приличия возмущаться не стали. Давным-давно уже научились понимать, когда муж шутит. Самих шуток до конца понимать – нет, а распознавать – да, научились.

Самой неприятной стала последняя проведенная в горах ночь. Все ждали, что устроившиеся почти по соседству горные великаны надумают-таки напасть, не дожидаясь конца пути. Но нет, даже на разведку никто не сунулся. Следующий день тоже на всем своем протяжении ничем не отличался от предыдущего. Только почти в самом конце как-то совсем неожиданно вышли в предгорья заросшие лесом.

– Ну вот, больше в этих горах спать не будем! – заявил я.

Эльфийки радостно согласились. То, что они умели залезать на практически гладкие отвесные склоны, вовсе не означало, что им в горах нравится. Однако стоило нам совсем недалеко отойти от выхода из ущелья, как последовала атака. Как я и предсказывал, чисто символическая. Тролли бежали в нашу сторону, нужно сказать, что без особой спешки, а получившие эльфийскую стрелу или ожог из магобластера в толстую шкуру тут же разворачивались обратно. Каждый обзавелся доказательством участия в схватке и, соответственно, изгнания опасных пришельцев из родных гор. Небольшая цена, учитывая то, что эльфийская стрела для тролля, если не в глаз, как заноза для человека. Да и ожоги получились примерно такого же уровня.

Ларинэ. Темная эльфийка

Прорвались! Почти все, что в кристаллах было, истратили, но прорвались. Теперь совершенно ясно, почему этот перевал так и не превратился в оживленную торговую тропу. Такого огромного количества троллей мы со светлой точно не ожидали.

– Ушастые, не унывайте, – стал успокаивать нас муж. – В прошлый раз вообще без кристаллов по этим землям шли, и ничего. Между прочим, почти голыми тогда были. Да и у вас сейчас собственных сил куда как больше, чем в те времена.

В этом Дим несомненно был прав, но тогда мы отвечали только за себя и мужа, а теперь еще и за детей. Ну а с другой стороны, осталось-то всего ничего. Мы уже были в нужном королевстве. Добраться до долины, а там кроме всего прочего еще и источник. Это возможность, в том числе, и зарядить все имеющиеся кристаллы и амулеты. В конце концов, раз дети в сопровождении менестреля сумели дойти, то и мы непременно доберемся. И вообще, нет причин для паники. Как правильно заметил Дим – один раз мы туда уже доходили.

Те леса, по которым мы ехали, в северное королевство входили лишь формально. Только потому, что больше никто на них не претендовал, да и доступа не имел. До реально обжитых мест было еще довольно далеко, чуть ли не половина остававшегося нам пути.

– И это очень хорошо, – объявила я, когда обсуждали дальнейшую дорогу. – Меньше шансов кого-нибудь встретить и задержаться.

– Если не считать горных троллей, – заметил муж.

– Ты совершенно прав, и если бы не это, я вообще предложила бы обойти почти все земли королевства по лесам и выйти к башне архимага уже с запада. Дети там в безопасности, и спешить нет необходимости.

– Кроме желания побыстрей их увидеть, – добавила светлая.

– И ты тоже права, поэтому думаю, что пойдем так, как и шли. Если раньше, как правильно заметил Дим, почти голые тут смогли пройти, то теперь точно не пропадем.

Ближе к вечеру, когда уже думали о ночлеге, на связь вышли дети. Как и договаривались, ровно через пять дней, с точностью до минуты. Видно, что сами с нетерпением дожидались. Мы сообщили, что покинули горы и теперь точно скоро будем. У них самих ничего нового не произошло, и даже Иркане ничего дополнительного наобещать не успели.

– Даже странно, – констатировал Дим.

– Или просто скрывают, – заподозрила Эледриэль.

Лесами шли целую неделю. Чуть медленней, чем по дороге, зато без всяких лишних приключений. Потом стали попадаться небольшие поселки, но мы там не останавливались. Не стоили предполагаемые удобства того времени. Раз уж в центральных королевствах так поступали, то тут тем более. Правда, когда стали попадаться небольшие городки, пару раз переночевали в гостиницах.

О женщине-менестреле с двумя учениками ни у кого не расспрашивали. Все равно они шли другой дорогой – на северо-восток. Той самой, что и мы когда-то. Мы же сейчас двигались на северо-запад. Обе дороги вели в столицу королевства, и уже оттуда можно было повернуть на запад к башне. Крюк получался не таким уж и большим, поэтому срезать угол даже не пытались.

С детьми разговаривали теперь каждый вечер. Источник магической энергии это позволял. Они много успели рассказать нам о своих приключениях. И о конфликте с воровской гильдией (оказалось, что ничего серьезного), и о нападении разбойников (эта Иркана мечом владеет не хуже, чем гитарой, да и сами дети не растерялись), и о том, во что превратился поселок, в котором мы защищались от троллей, и о том, что вместе с менестрелем ограбили сокровищницу дракона… и все равно складывалось устойчивое впечатление, что они чего-то недоговаривают. И муж, и светлая в этом тоже не сомневались.

– Вот придем в долину, а там окажется, что они не только сокровищницу ограбили, но и самого Крабодура прибили, – предположил Дим. – Сюрприз нам такой в виде его головы приготовили.

– Это вряд ли, – не согласилась я.

– Да я и сам знаю. Просто ничего, кроме совсем уж невероятного или идиотского, в голову не приходит.

– Какое, например? – спросила Эль. – Интересно же, что наш муж считает невероятным.

– Да, расскажи, мне тоже интересно, – поддержала я светлую.

– Невероятное или идиотское? – переспросил Дим.

– На твой выбор, – ответила светлая. – Или ты просто говори, а мы попытаемся угадать.

– Ну, например, они украли у дракона невесту. Как вам такая версия?

– Действительно невероятная, – признала я. – И идиотская тоже.

– Как заказывали, – улыбнулся человек.

– Рано им о невестах думать, – на всякий случай добавила Эледриэль.

– Открою вам страшную тайну, ушастые, – заговорщически проговорил муж, – они не для себя, а для папы.

Сказав последнее, он вовремя отскочил от подзатыльника, которым хотела наградить его светлая, но не рассчитал и нарвался на мой.

– Зачем деретесь, ушастые? Я пошутил.

Дим. Попаданец

В следующем городке нас ждали тревожные вести. Один из великих князей объявил войну королевству. И если бы только объявил. Такое, по словам местных, случалось с завидной регулярностью и заканчивалось в худшем случае захватом или потоплением корабля одной из сторон. После чего победитель «морского сражения» заодно объявлял и о своем выигрыше в войне. Другая сторона, как правило, не возражала. Тут так было принято.

На этот раз все было серьезно. Великий князь собрал достаточно большую дружину, обзавелся союзниками и сумел захватить главный порт королевства. Теперь готовился идти на столицу. Король тоже собрал армию, но вовсе не для того, чтобы вышвырнуть наглого захватчика, а с намерением встретить его за городскими стенами. Мол, обломается и сам уйдет, а порт с собой точно не прихватит. Да и спасать там было уже особо нечего, так как все, что можно разграбить, нападающая сторона давно уже разграбила.

Правда, оставался неясным один вопрос: откуда любому посетителю трактира в мельчайших подробностях известны все стратегические планы обеих сторон? Но в том, что война действительно идет, можно было не сомневаться.

– Это плохо, – объявил я своим ушастым.

Эль с Ларой не спорили, сами прекрасно понимали.

– Хуже всего то, – продолжил я, – что нападающие не из местных, и они могут просто не знать, какой опасный архимаг проживает в нашей башне. И хотя она вроде как стоит в глуши и точно не по пути ни одной из армий, но все равно.

– Да и через столицу теперь лучше не идти, – согласилась Лара.

– И медлить не стоит, – добавила Эль.

Немного посовещавшись, решили оставить дорогу и идти напрямик. Теоретически это даже укорачивало путь, но только если мерить километрами, а по времени все же получалось несколько длинней. Причин было две. Первая вполне понятна: по дороге всегда быстрее, чем напролом. Второй причиной являлся проводник, которого мы все же наняли. Не до самой башни, конечно, а до ближайшей тропы, ведущей в ее сторону. Это был человек, и до эльфийской выносливости ему далеко. До моей теперешней тоже, хотя и я вроде как все еще человек.

Глава 21

Иркана. Дракон-менестрель

Башню архимага я облазила сверху донизу. Не один день на это ушел, но времени как раз имелось с избытком. А чем еще заняться? Не перед местными же крестьянами выступать? Тем более что заплатить все равно не заплатят, а едой и жильем в любом случае нас, как гостей князя, уже обеспечили. Бесплатно пускай Ив с Марой стараются.

Когда родители моих учеников убили архимага, они тут осмотрели далеко не все, да и то очень поверхностно. Крестьяне потом тоже похватали только то, что лежало на самом виду, после чего заделали дыры во внешней стене и больше никуда не лезли. Боялись они этой башни. Пост у колокола и наблюдательного пункта держали, и дежурство у него в деревне считалось чуть ли не наказанием. Наверное, так оно и было, потому что какая-то особая необходимость в нем отсутствовала. Сигнализация, поставленная прежним владельцем, до сих пор работала, и колокол бил сам.

Поэтому ничего удивительного, что мне удалось найти несколько нетронутых тайников. По сути, они таковыми даже не являлись, просто некоторые вещи лежали не на самом виду, и только. Ведь архимагу в своей башне бояться нечего, так что и тайники устраивать тоже нет причины. Если не считать паранойю, конечно. А она, насколько я знаю, главная спутница любого сильного мага.

На третий день еще и подвалы отыскала. Правда, оказалось, что туда до меня успели проникнуть Иваниил и Мариэль. И ведь не предупредили, что нашли! У этих детей, похоже, особое чутье на всякого рода подземные ходы. Но они были совершенно не против делить все найденное в подвалах поровну. Правда, ничего особо ценного там и не было. Так, по мелочам. Да и трудно было понять, знал ли об этих подземельях последний хозяин башни или нет.

– В музыкальной шкатулке нашего папы про эту башню и ее архимага специальная песня есть, – вдруг вспомнил Иваниил.

– Хочешь послушать? – спросила Мариэль.

Прекрасно понимала, что, даже если не захочу, все равно придется. Дети мне попались очень упрямые и находчивые. Своего по-любому добьются, но в данном случае и самой было интересно.

  • На самом краю необжитого мира,
  • Где сходятся вечность и мрак,
  • Где солнце не светит, луна не всходила,
  • Жил старый отверженный маг.
  • Презрев все традиции магии света,
  • Набросив на время аркан,
  • Решил положить он в основу скелета
  • Безвестный доселе титан.
  • И ночь испугалась, и тьма отступила,
  • Но не было более дня.
  • Дана существу небывалая сила
  • И кровь из живого огня.
  • И разные массы собрав воедино,
  • Колдун огранил монолит.
  • Шарманщик покрыл своего буратино
  • Слоями стальных бронеплит.
  • А хаос он сделал душою созданья —
  • Вот так появился дракон.
  • И те, кто писал на земле предсказанья,
  • Зовут его Армагеддон.

– Сильная песня, – честно призналась я, когда дети закончили. – Во многом непонятная, но сильная.

– Мы знали, что тебе понравится!

Действительно понравилась. Аж мурашки по коже пробежали. Но в последнем своим ученикам я признаваться не стала.

Поиски продолжились и не остались безрезультатными. Только обнаруженный в одном из тайников амулет я никому показывать не стала и не собиралась. Диск с крупную монету размером, но из непонятного черного металла. И с дыркой посередине, опять же как у монет орков. Никаких надписей и украшений. Но я чувствовала исходящую от него силу и опасность.

Вместе с амулетом в тайнике (на этот раз самом настоящем тайнике) находились записи, сделанные, судя по всему, самим архимагом. Из них следовало, что это древний артефакт еще времен Первой Великой Войны. Архимаг много над ним работал, но толком так и не узнал, что этот амулет может сделать. Вроде как лишал дракона части его сил. Но какой именно части, на какой срок и как вообще им пользоваться, не было ни слова.

Естественно, забрала его себе. Спрятала подальше в пространственный карман, намереваясь там и оставить. Такие опасные вещи посторонним доверять нельзя ни в коем случае. И самой тоже лучше не лезть с исследованиями.

Дети все чаще разговаривали со своими родителями с помощью амулетов. Источник силы в башне позволял, чем они и пользовались. Присутствовала только при первом таком разговоре, дальше они уже сами. И вот однажды прибежали, чтобы сообщить радостную весть.

– Тетя Иркана! – радостно воскликнула девочка.

– Тетя Иркана! Мамы с папой едут, – начал объяснять причину восторга Иваниил.

– Прямо сейчас? – удивилась я.

– Завтра обещали быть в долине, – пояснила Мариэль.

– Тогда ладно, есть время приготовиться к встрече.

– Только, Иркана, – опять начал серьезно мальчик, – мамы, когда поймут, кто ты такая, могут очень нервно отреагировать.

Милое, но лишнее предупреждение. Очень хорошо это себе представляла.

– Они даже могут начать в тебя стрелять, – предупредила девочка, – но мы постараемся все устроить.

– Главное, в самый первый момент их успокоить, а дальше все будет хорошо, – поддержал ее брат.

Как и все дети, они были абсолютно убеждены, что их родители самые-самые. Как же, стрелять начнут. Да скорей всего и не вспомнят, что у них луки есть. Опять на колени упадут. Но раньше времени разочаровывать учеников не стала.

– Ладно, от пары стрел как-нибудь увернусь, – пообещала детям.

Дим. Попаданец

Вассальная долина встретила нас ударом колокола на башне. Ничем, кроме сигнала, это не могло быть.

– Ну что, подождем или сразу пойдем? – спросил я.

– Не стоит портить торжественную встречу, которую нам приготовили дети, – ответила Эль.

– Правильно, – поддержала ее Лара. – Для них это очень важно.

Действительно, на связь выходили регулярно, и Ив с Марой точно знали, что папа с мамами должны прийти именно в этот день. И наверняка приготовились. Так что мы просто спешились на том самом месте, где вели бой с архимагом. Размяли ноги, разглядели кое-как заделанные дыры…

– Тогда будем ждать сюрприз тут, – повернувшись к эльфийкам, озвучил я то, что мы и так уже делали.

Именно поэтому момент, когда появились дети, я пропустил, зато увидел, как мои ушастые выхватывают луки. Настолько быстро не сумела бы материализовать свой виртуальный лук даже рыжая Ли. Вот только что мирно стояли с пустыми руками – и уже целятся куда-то мне за спину. Что характерно, у обеих стрелы с мифриловыми наконечниками – случайно так получиться не могло.

Хотел пошутить на тему, мол, вам что, опять драконы мерещатся, но на всякий случай для начала повернулся, чтобы посмотреть, кого это они там выцеливают. В первую очередь увидел моих Ива и Мару. Пусть и совсем чуть, но все же заметно подросших. У них за спинами стояла незнакомая женщина, и дети явно ее прикрывали.

– Мама, не надо!!! – закричали они хором.

– Это и есть тетя Иркана! – продолжил сын.

– Мы знаем, кто она на самом деле! – добавила дочь.

– Но Иркана ХОРОШАЯ дракона! – закончили они хором и довольно громко, я даже испугался за свои барабанные перепонки.

Так вот что все это время недоговаривали дети.

Дракона!

Завели себе настоящую живую дракону и теперь боялись, что мамы ее пристрелят. Это все-таки не хомячок, не любая мать разрешит держать дома. Да что я говорю, любая не разрешит! А мои длинноухие красавицы уже и пообещать успели. Как, впрочем, и я.

Эледриэль с Ларинэ не стреляли, но и луки опускать не спешили. Тогда заговорила виновница торжества:

– Если в меня попадет такая стрела, то вне зависимости от результатов и моего желания приму истинный облик.

– Тогда дракон Крабодур, который сейчас охраняет выход из заброшенного гномьего города, поймет, что мы его обманули и давно сбежали, – пояснила Мариэль.

Иркана утвердительно кивнула, подтверждая слова девочки.

– И прилетит сюда, – добавил Иваниил.

Еще один кивок.

Потом сын решительно подошел к темной, намереваясь отобрать лук.

– Мама, ты же обещала…

Ларинэ лук не отдала, но стрелу с тетивы все же сняла. Эледриэль не стала дожидаться, пока у нее попытается отобрать оружие дочь, и сделала то же самое. Повисла неловкая пауза. Никто не знал, что делать или говорить дальше. Тогда тишину прервал я:

– Ладно, ушастые, верю. Вы у меня не только самые красивые, но и самые смелые и драконов совсем не боитесь. Доказали. Теперь можно начинать нормально знакомиться.

Сделал паузу и добавил:

– А кое-кто, оба мелкие, очень хитрые и тоже ушастые, забыл обнять папу.

Намек был понят, и дети наконец кинулись обниматься. Наверное, впервые за все время сначала со мной и только потом с Эль и Ларой. Эльфийки воспользовались возникшей ситуацией и специально продлили процесс обнимания с детьми, чтобы оттянуть неприятное для них знакомство. У меня же нашлось, что сказать.

– И что такая красавица делает тут совершенно одна? – повторил я однажды уже заданный вопрос.

– На этот раз я не одна, – ответила она.

Явно вспомнила.

– И где тогда охрана, почетный караул или еще что-то в этом роде?

– А зачем? – удивилась дракона-менестрель.

– Как это зачем? Там снаружи, между прочим, война сейчас идет.

Повернулся к эльфийкам, которые все еще ласкали детей и в нашу сторону вообще не смотрели. Ага! Только ухи с самого начала были исключительно сюда повернуты.

– Кстати, Лара, ты у нас по обороне, так и дай отпор врагу, – обратился я к темной.

Та оторвалась от Мариэль (детьми они уже успели поменяться, и, похоже, не один раз, но обе стороны были довольны), демонстративно осмотрелась вокруг…

– Так вроде нету, – ответила она, хотя взгляд говорил о том, что одну все же видит.

– Так организуй, раз местные не торопятся. В смысле, не врагов, а оборону.

Вообще-то, если быть до конца честным, вина лежала вовсе не на местных, а на нас самих. Как-то так получилось, что во время ежедневных сеансов связи мы ни разу не сообщили, что во внешнем мире идет вполне реальная война.

Эледриэль. Светлая эльфийка

Могла ожидать от детей чего угодно, но только не этого!

Когда были совсем маленькими и захотели поселить у себя в комнате очередной выводок щенков Дрейка, тоже целую комбинацию придумали, как получить от мам разрешение. Тогда все их секретные планы и интриги были как на ладони. Сейчас подросли, научились. И ничего теперь не поделаешь, успели пообещать, причем не только драконе, но и детям. Поэтому не могло быть и речи о том, чтоб взять слово обратно под предлогом, что не знали, кому его даем, и предложить другое вознаграждение. Исключительно денежное. Жаль. Драконы золото любят, наверняка бы согласилась. Но увы, Мариэль и Иваниил не поймут.

Или выделить ей обещанную долину в горах, поближе к тому месту, где древняя Лирмилиэль свой корабль строит? Она ведь никому ничего не обещала. Рыжая эльфийка тоже драконов не любит. Но, к сожалению, нельзя. Это было бы то же самое, если бы в тот раз разрешили детям держать в спальне щенков, а на следующее утро перетопили бы их в фонтане замка.

Однако один вывод из сложившейся ситуации мы с темной сделали. Больше никогда никому ничего и ни при каких обстоятельствах не обещать через магосвязь.

– Любимый, – обратилась я к мужу, когда шли к деревне, – можно тебя попросить об одной вещи?

– Можно, – охотно согласился он. – О какой?

– Когда в следующий раз будешь придумывать что-нибудь невероятное, не надо невест дракона. Лучше что-то полезное. Много золота, например.

– А зачем? – задал совершенно неожиданный вопрос Дим.

– Как это зачем?! – возмутилась я.

– Ты меня не так поняла, – начал объяснять муж. – Не в том смысле зачем, что не нужно, а в том, что зачем придумывать и так существующее. Ведь наши дети не один раз успели похвастать, как сокровищницу дракона грабили.

– И много, по-твоему, унесли оттуда наши малютки? – задала я совершенно справедливый вопрос.

– Ты их явно недооцениваешь. Особенно Мариэль. Она хоть и мелкая, но зато вся в свою светлую маму. Вырастет – красавицей будет и грозой гномьих торговцев.

Возражать я, естественно, не стала. Еще чего не хватало! Но сколько, в самом деле, могут взять с собой дети? Иркана, та наверняка унесла немало, а ответственность за ограбление – поровну.

Однако и тут меня ждала совершенно невероятная неожиданность. Когда пришли в княжеский «дворец», посреди «тронного зала» стояла шкатулка, уменьшающая вес и размер, какие мы в прошлый раз принесли из заброшенного гномьего города. Нетрудно было догадаться, что именно в ней лежат драконьи сокровища. Муж тоже это понял и сразу прокомментировал:

– Ну, ушастые, что я говорил?! Наши дети по хитроухости ничуть не уступают мамам.

Мы давно уже привыкли к любимым словечкам мужа, которые он использует для своих сомнительных комплиментов. Тем более что посторонних не было, так как менестрель решила благоразумно переселиться в деревню и ушла искать новое место, оставив нас с детьми.

Глава 22

Ларинэ. Темная эльфийка

Посмотрела на контейнер в магическом зрении. Он стоял на полу, и энергия не расходовалась, но было видно, что включен, причем на максимальное десятикратное уменьшение веса. Светлая, видимо, увидела то же самое, так как попыталась его поднять, чтобы поставить на стоящий рядом стол. И не смогла этого сделать. Контейнер вообще не шелохнулся. Тогда я подошла к подруге, взялась за одну ручку, Эледриэль за другую, и мы попытались поднять его вдвоем. Результат был тем же, в том смысле, что отсутствовал.

– Беру свои слова обратно! – торжественно объявил муж. – Мои дети не такие же хитрые, как их мамы, а намного хитрее и умнее. Мало того, что полный контейнер сокровищ набрали, так еще сумели заставить дракону его таскать.

Иваниил с Мариэль «скромно» стояли в сторонке и буквально лучились от удовольствия. Ведь явно на такой эффект и рассчитывали, оставляя сундук на полу рядом со столом. Но долго разыгрывать невинность не стали и бросились к нему открывать. Начали доставать оттуда свое богатство. Там хватало всего – от древних украшений тончайшей работы до грубых золотых слитков, залитых прямо в ямки, выдавленные в песке.

Уже был занят не только весь стол, но и пол, а они продолжали вытаскивать новые и новые вещи. Причем на первый взгляд складывалось такое впечатление, что сокровищ в сундуке не стало меньше. Первый восторг от произведенного на мам с папой эффекта давно прошел, но Иваниил с Мариэль явно не собирались останавливаться. Хотя было прекрасно видно, что это детям не только начало надоедать, но они и просто устали.

– Ив, Мара, не ставьте родителей в неудобное положение, – наконец заявил Дим. – Вы и так уже богаче папы с мамами.

– Мы поделимся! – тут же заявила Мариэль.

– И поможем со строительством дорог через Проклятые Земли, – добавил Иваниил.

Ага. Размечтался! Как будто их теперь к дорогам кто-нибудь допустит. В замке будут сидеть! Светлая как будто прочитала мои мысли и незаметно кивнула.

Однако выкладывать новые сокровища дети перестали. Действительно успели устать и готовы были воспользоваться любым поводом.

– И сколько тогда сумела унести ваша новая подруга Иркана? – спросил Дим.

– Столько же, – ответила Мариэль.

– У нас тогда было всего два контейнера, – объяснил сын.

– Если ты говоришь «тогда», то надо понимать, что сейчас больше? – заинтересовалась светлая.

– Не то чтобы очень, – хитро сощурилась Мариэль. – Штук на десять больше… сотни.

– И тоже пополам, – добавил Иваниил.

– Еще сюрпризы будут? – спросил Дим. – Хотя вообще-то… маловато.

– Так ведь времени не было, – начал оправдываться сын. – Мы очень спешили, убегая от Крабодура.

Дим. Попаданец

Когда на следующее утро Ив с Марой убежали играть с деревенскими детьми, у нас состоялся серьезный разговор с драконой. Лично я был совсем не против сдержать все данные обещания. Собственный дракон в хозяйстве пригодится. Мои длинноухие жены тоже признавали такую необходимость, хотя явно были бы рады, заяви вдруг менестрель, что, вообще-то, у нее дела в другом месте, поэтому счастливо оставаться. Мол, залетит еще в гости на пару дней, но лет через двести-триста и никак не раньше.

Но дракона так не сказала. Убежище в нашей долине ей действительно было необходимо, иначе просто не стала бы брать подобных обещаний, а предпочла бы наличные. Выяснилось, что на нее охотится дракон Краборамидур (и раньше охотился, но после ограбления сокровищницы тем более). А наше княжество на данный момент было единственным государством, которое от него отбилось практически без потерь.

– Если хорошо поискать, то наверняка можно найти и других, которые смогут устоять. Магическая академия, например, или Первый эльфийский Лес, хоть светлый, хоть темный. Но ни в одном из таких мест мне убежища точно не предоставят, – закончила она.

– Так, значит, если голова этого Краборамидура будет украшать наш тронный зал, то у тебя больше не останется причин оставаться в княжестве Проклятых Земель? – уловила самую суть Ларинэ.

Иркана посмотрела на темную с некоторым удивлением. «Не слишком ли смело для эльфийки?» – говорил ее взгляд. Но вслух она произнесла совсем другое:

– Мне еще была обещана неприступная долина с большой пещерой у вас в горах.

– А разве драконы для своих сокровищниц выбирают не такие места, о которых вообще никто не знает? – спросила Эль. – Мы будем знать, все остальные в княжестве догадываться… Не боишься однажды вернуться в свою пещеру и обнаружить ее пустой?

– Вот пускай и подозревают, – ответила дракона. – Разве я говорила, что мои сокровища будут лежать на самом деле там?

Действительно не говорила. Хитро придумала. Все будут знать, что она живет в отдельной башне и часто летает в небольшую горную долинку с пещерой (или наоборот). Естественно, у большинства первая мысль возникнет о сокровищах. Так пускай и пытаются искать там, где их нет.

В первую очередь договорились с Ирканой, что принятие истинного облика в нашем княжестве она сведет к минимуму. Если дракон и будет появляться, то исключительно в горах и, возможно, очень изредка в башне. Обитаемые же части станет посещать исключительно менестрель.

– И никаких катаний детей на драконе! – подвела итог Ларинэ.

– Сама не горю желанием, – честно ответила Иркана. – Хотя они явно очень на это рассчитывают. Зато теперь у меня будет серьезное оправдание. Мамы не разрешают. Надеюсь, Иваниил с Мариэль послушные дети?

Вопрос был задан с явной иронией. Учитывая обстоятельства их знакомства, дракона имела полное право и на вопрос, и на интонацию. Однако матери ничего такого не уловили.

– Конечно, послушные! – заявили они хором.

Ее обещания немного успокоили ушастых, хотя эльфийки все равно остались недовольны. Но у нас и кроме этого имелись проблемы. Одна из них – Крабодур. Как вообще, так и в некоторых частностях. В первую очередь дракон охотился прежде всего на Иркану, и ее нахождение рядом с нами значительно увеличивало риск. Впрочем, с другой стороны, после того как наши дети прошли через портал, он и на них охотиться будет. А если учитывать ограбление сокровищницы…

– Драконы такого не прощают, – как о непреложном факте заявила Иркана.

– Объединив усилия, возможно, будет больше возможностей отбиться? – предположил я.

– Краборамидур очень древний и сильный дракон, – ответила менестрель. – У меня против него вообще никаких шансов. Однако слышала, что вы его от своего замка легко отогнали.

– Без Древа Жизни под боком у нас повторить такое тоже не получится, – признался я.

Мои ушастые жены в беседе участия почти не принимали, предоставив это мне. Однако и даже они не оспаривали того факта, что вместе будет больше возможностей. Я поначалу предложил провести что-то вроде тренировок по отражению драконьих атак в условиях близких к боевым, но мои планы с треском провалились. Иркана не могла принять своего истинного облика так, чтобы этого не обнаружил другой дракон.

– И на фига вам такая пеленгационная система? – спросил тогда я.

– Не знаю. Всегда так было. Наверное, для сохранения вида. Летая между звезд не так-то просто найти партнера.

О том, что драконы умеют перелетать от звезды к звезде без космических кораблей, я знал. Лирмилиэль в свое время рассказывала. В то, что и на таких расстояниях способны учуять друг друга, не очень верилось. На всякий случай спросил:

– Так ты что, способна учуять родича, даже если он где-нибудь у соседней звезды?

– Я нет, – с сожалением ответила собеседница. – Для этого нужно самой хоть раз перелететь. Могу только в пределах планеты, но если дракон впал в спячку или принял двуногий облик, то получится определить, что он тут есть, но не более.

Несколько дней отдыхали, заодно пытаясь решить транспортную проблему. Если детей можно было взять к себе на лошадей, то Иркана для этого была тяжеловатой. И то, что назад можно было ехать не спеша, а это позволяло воспользоваться любыми лошадьми, ничего не меняло. Вдруг понадобится сделать рывок? Тогда нас задержит самая медленная. Но как ни странно, этот вопрос решила дочь, буквально проходя мимо. Услышав наше обсуждение, она вмешалась.

– Все вещи сложить в пространственный карман к Иркане, – сказала Мара, как о чем-то само собой разумеющемся.

Мариэль ни на мгновенье не сомневалась, что дракона согласится. Но это в любом случае являлось не самой актуальной из проблем. Куда более важными были, какой дорогой идти и что делать с караваном, который отправился вслед за нами из Проклятых Земель. Они держали путь в заброшенный гномий город за древними сокровищами. Кто же знал, что этих самых сокровищ там в разы прибавится, правда, с драконом в придачу? Предупредить об опасности мы их, естественно, предупредили. Практически в первый же день связались и с караваном, и с замком, благо амулеты магосвязи у них были, а у нас дармовой источник силы.

Единственные, кто не видел проблем, – это наши дети. Папа и особенно мамы тут. Чего бояться?! Прибьют дракона, и все. Соберем, что там осталось в сокровищнице, починим портал и домой. Программа-минимум. Если бы еще все было так просто.

К тому же имелась еще одна проблема – война. Ее мы считали самой незначительной. Оказалось, что очень зря.

Глава 23

Ранон Северный. Архимаг

Еще более десяти лет назад появились первые признаки того, что мой коллега Шришранш начал сдавать. Трудно было сказать, в чем дело. По-прежнему все, кто уходил к его башне, больше оттуда не возвращались, но чего-то не хватало.

Прежде всего перестали прибывать купцы, что привозили ему редкие ингредиенты для магических опытов. Я знал их всех и держал под контролем эти каналы уже с полсотни лет. Даже сам иной раз кое-что продавал через подставных лиц. Для проверки послал письмо с заданием для одного такого купца. Якобы от Шришранша. Тот привез заказ и исчез. Но все равно чего-то не хватало. Словами не описать, тут нужно чувствовать.

Наконец я решился. Прежде всего нашел великого князя, владеющего двумя рыбацкими деревнями и мечтающего о больших завоеваниях (все они об этом мечтают). Главным достоинством этого конкретного правителя было то, что его княжество располагалось достаточно далеко от Айторунского королевства и с местной спецификой и слухами там никто знаком не был.

Устроился к Ва’Харру придворным магом, забыв при этом сообщить, что я, вообще-то, уже триста лет как архимаг. Но, учитывая, что большинство северян в таких вещах, как магические ступени, особо не разбираются, да и не интересуются ими, ничего особо предосудительного по местным меркам не совершил. Тут народ всегда отличался простотой взглядов и считал более сильным того мага, который победил. В чем-то они, пожалуй, правы. А ступени, по их мнению, только для академий и нужны.

Помог своему «господину» завоевать нескольких соседей и сколотить пусть и скромное, но уже настоящее великое княжество. Потом было еще какое-то количество соседей посерьезней, и, наконец, пришла очередь нужного мне королевства.

Единственный порт взяли легко. Недаром несколько лет готовились. Правда, долго удерживать было нереально – или нападай дальше, пока не захватишь все королевство, или уходи, откуда пришел. Первое без шансов, а второе тут привычное дело. Северных князей такое положение дел ничуть не смущало. Захватить, пограбить и вернуться домой с добычей.

Не будь у князя советника вроде меня, так бы и получилось. Но все мои советы всегда приносили плоды, и Ва’Харру не пришло в голову, что на этот раз может быть иначе.

– С севера и с востока столицу брать нельзя, – объяснял я ему.

– Почему? – спросил он. – Тут самые лучшие дороги и городков полно, будет кого пограбить.

– Именно на этих направлениях больше всего ожидают нападения, поэтому кроме деревень и городков еще и баронские замки стоят. Всех с ходу не возьмем, и останется постоянная угроза ударов в спину.

– А юг и запад? – спросил князь.

Вполне логичный вопрос. С самого начала ждал его, так и построил беседу. Теперь не я предлагал, а он у меня спрашивал. То есть в чем-то его идея.

– С югом ты и сам знаешь, туда еще дойти нужно, а вот запад – особый случай. Там, несмотря на близость столицы, совершенно глухие земли, и охраняется то направление всего одной башней с небольшим гарнизоном. Взять ее – и дорога на главный город наша.

– Странно, что король проявил такую беспечность, – ответил Ва’Харр.

Полным дураком мой повелитель не был и сразу заподозрил, что-то тут не так. Естественно, не меня, а саму ситуацию. Но я его легко успокоил:

– Просто на столицу еще ни разу никто не нападал с этой стороны. Да, по сути, и некому, там дальше пустынные берега. По слухам, в ту башню чуть ли не ссылают стражников за мелкие провинности.

Все годы, что успел прослужить князю, ни разу ему не соврал именно ради этого момента. У Ва’Харра не было никаких оснований мне не верить.

– Есть еще одна причина, – продолжил я. – Этот путь все же обходной и вовсе не тайный. Если кто-то надумает им идти, то у короля будет достаточно времени на подготовку торжественной встречи по всем правилам военного искусства.

– Что полностью перечеркнет большую часть предполагаемых преимуществ этого направления, – сразу понял князь.

– Так бы и было, – ответил я. – Но ты кое-чего не учел, мой повелитель.

– И чего же? Твоей магии?

– На нее ты всегда можешь рассчитывать, но в данном случае я имел в виду кое-что совсем другое.

Задавать вполне ожидаемый вопрос князь не стал, справедливо полагая, что и так расскажу. И я продолжил:

– Как только запахло реальной победой, к нам сразу же присоединилось великое множество всяких князей и князьков со своими дружинами. И ведь не принять было никак нельзя! В таком случае многие могли перейти на сторону короля.

– Помню, – поморщившись, ответил Ва’Харр.

О том, что еще совсем недавно и сам был таким, он вспоминать не стал. А скорей всего уже искренне верил, что никогда даже похожим не был.

– Вот их и направим самой короткой дорогой, – предложил я. – Тем более что они на данный момент уже составляют более половины нашей армии.

– И ведь почти все сочтут такой поход самым идеальным для себя, – согласился Ва’Харр.

– Тем лучше, – поддержал его я. – А сами с лучшими воинами, то есть твоей дружиной и дружинами тех союзников, что сопровождали нас с самого начала, отправимся в обход.

Как уже говорил, ни разу не обманывал князя, и у него не было совершенно никаких причин мне не верить. План был принят, а уж убедить «союзников», что именно им и досталось самое лучшее направление удара, не составило особого труда. Всем мечтавшим о титуле великого князя не стесняясь пообещал его от имени Ва’Харра. Никто не усомнился, что имею на это право. Другим посулил большую долю в добыче, третьим… Третьим вообще ничего обещать не пришлось. Они сами были абсолютно уверены, что двигаться напрямик по населенным землям намного выгодней, чем в обход по почти необитаемой глуши. Переубеждать их, естественно, не стал. Считают люди, что им повезло, ну и ладно.

Дим. Попаданец

Будь мы сами по себе, давно бы уже ушли, но с детьми на руках совсем другие взгляды на допустимый уровень риска. Имели совсем неплохой план на этот случай. Думали переждать войну в безопасной долине под защитой репутации страшного архимага, но не вышло. Война сама пришла к нам.

Примерно в полдень зазвонил колокол на башне. Причем это был вовсе не единичный удар, как случалось, когда по дороге приближался одинокий путник или небольшая группа. Звучал практически набат, что говорило о подходе как минимум дружины, а то и целой армии. И еще, тон ударов различался, а это предупреждало о нарушении периметра как минимум еще в одном месте. На нас не просто нападали, прорываясь через главный проход, но также пытались окружить.

Единственной мерой, которую мы приняли в связи с войной снаружи, было то, что в башне постоянно находился не один дежурный, как обычно, а пятеро. Правда, толку от них против настоящей армии или просто крупной банды было чуть. Разве что дадут залп из арбалетов и слегка задержат нападающих, причем не самими выстрелами, а имитацией обороны. Мало ли? Вдруг в башне гарнизон есть? А оставлять его за спиной – неоправданный риск. Но в любом случае не более того.

Эль с Ларой похватали детей в охапку, попрыгали на лошадей и помчались к башне. Ив с Марой пытались было протестовать, в основном из-за оставленных сокровищ, но их никто не слушал, даже светлая мама. Вернее, не совсем никто. Иркана сразу же рванула к княжеской избе. Я же остался организовывать общую эвакуацию. К счастью, подземный ход находился совсем недалеко, и мы туда успевали в любом случае раньше, чем вражеская армия. Совершенно неважно, какая ее часть – та, что шла главной дорогой, или та, что пробиралась через холмы.

Так получилось, что под землю я шагнул последним. С помощью специального ключа замыкал защитные амулеты. Теперь до полного снятия блокады тут непросто было бы пройти и нам самим. По этому поводу совершенно не беспокоился – из башни вел не один подземный ход.

Детей и большую честь женщин из деревни разместили в одном из подземных залов. Имелась заманчивая идея назначить Ива и Мариэль их всех охранять, но, во-первых, не было времени ни на скандал, ни на уговоры, а во-вторых, победил рационализм. Назначили их тоже охранять, но магический источник, а также перезаряжать амулеты и кристаллы. Задание действительно было очень важным, да и не обладающему магическими способностями его никак нельзя поручить. Поэтому никаких возражений не последовало. Хотя, как минимум, сын предпочел бы защищать стены башни. Но рано ему еще!

А вообще боевые действия начались буквально сразу после первых ударов колокола. Сначала открыли огонь из арбалетов пятеро стражников. Причем им и в голову не пришло выяснять, враги ли к нам прибыли или друзья. Потом к ним присоединились мои длинноухие жены. А через некоторое время подоспела и вся деревня.

Но, к счастью, башню никто не штурмовал, и складывалось такое впечатление, что не собирался. Все нападающие пытались проскочить между ней и скалами, чтобы ворваться в долину. Это у них, кстати, вполне получалось, особенно у первых. Потом плотность огня с нашей стороны превзошла их ожидания, и половина армии осталась снаружи.

– Это отвлекающий маневр, – с абсолютной уверенностью заявила Лара. – Ничем другим подобное поведение объяснить нельзя.

– Значит, нужно ждать удара в спину, – согласился я, меняя очередную обойму в магобластере.

– Да, от тех, кто прошел где-то в холмах, – подтвердила она. – По сути, тут на нас нападают смертники. Если бы мы в тот раз не сожгли огненных каналов, между которыми попались, то здесь сейчас были бы только трупы.

– Да, жаль, мы тогда восстановили только сигнализацию, – вставила светлая. – Только кто же знал?!

– Если я приму свой истинный облик, то смогу всех пережечь без всяких магических ловушек, – буднично сказала Иркана. – Но уже на следующий день сюда прилетит Краборамидур.

– А с архимагом справишься? – на всякий случай уточнил я.

– Если с одним, то не вижу ничего сложного, – ответила дракона. – А что?

– Дим прав, – тут же поняла темная.

Надо же, я, оказывается, прав. На самом деле ничего в виду не имел, просто спросил. Однако репутация – страшная сила.

– Нас атакует архимаг, и это как минимум, – стала объяснять Лара. – Армией из северных варваров он просто жертвует, чтобы отвлечь внимание. Причем прошлый хозяин башни понял бы это ничуть не хуже нас, что в свою очередь означает наличие у нападающего своих сюрпризов.

А здесь и сын прибежал, отдал заряженные амулеты и кристаллы, взял использованные и снова убежал к источнику. Активных боевых действий пока не велось, но магической энергии мы не жалели, раз она так легко восполнялась. Тем не менее уже несколько сот вражеских воинов прорвались в долину. Еще столько же оставались с противоположной стороны на недосягаемом для нас расстоянии, и неизвестно сколько в резерве. Нам же оставалось ждать, пока архимаг, позарившийся на долину с источником, не нанесет первого удара.

Лично у меня из оружия был только магобластер (мифриловый меч не в счет). Артефакт-деревяшка не желал сотрудничать с магическим источником и не принимал его энергию, так что тут нужно было экономить и оставить на крайний случай. Очень мощная, но привередливая вещь, ему только Древо Жизни подавай. Так что ни ракет ПВО, ни систем залпового огня не предвиделось.

Темная сумела подключиться к источнику напрямую и теперь являлась нашей главной силой (хотя, по сути, всегда такой была). Качественно до уровня архимага, конечно же, недотягивала, но количественно даже превосходила. Поэтому все кристаллы-накопители использовала Эль, так как подключиться к источнику напрямую она тоже могла, но в этом случае конвертировала его силу исключительно в магию жизни или разума.

Ну и еще у нас имелся туз в рукаве. То есть дракон в башне. А то, что в случае использования на следующий день придется отбиваться уже от другого дракона, – следующий вопрос, который будем решать по мере необходимости. Главное, что здесь и сейчас могли чувствовать полную уверенность в победе.

Глава 24

Ранон Северный. Архимаг

Точный расчет времени в подобного рода делах очень важен. Я с маленьким отрядом пересек невидимую линию сигнализации всего на несколько мгновений позже, чем князь Ва’Харр подошел к башне. Так и задумывалось. Участь моего «господина» была предрешена, но и внимание Шришранша он таким образом отвлечь обязан. Несильно, но мне должно хватить.

Тот отряд, что пришел со мной, сразу же разделился на маленькие группы и рассыпался по всей долине. Задания воинам я напридумывал разные, но особо фантазию не напрягал. В принципе было совершенно неважно, что они там станут делать. Мне были нужны исключительно статисты ради присутствия. Если вдруг окажется, что хозяин контролирует все пространство, что окружала сигнализация, то он увидит внутри множество целей, а не меня одного. Сомнительно, конечно, что Шришранш на такое способен даже с источником силы (я, например, не могу), но осторожность в любом случае не будет лишней. После победы сам уцелевших повылавливаю и перебью.

Выход из подземного хода, что, несомненно, вел в башню (а куда ему еще тут вести?), нашел быстро. Он, естественно, был закрыт. Каменная плита перегораживала путь. В магическом зрении нетрудно было рассмотреть механизм, ее опускающий и поднимающий. Там, понятно, стояла защита, но до смешного примитивная. Без труда мог бы ее снять и открыть проход. Именно в этом и заключалась ловушка. С таким же успехом можно было заранее послать письмо коллеге с любезным предупреждением, что в такой-то день я на него немножко нападу и воспользуюсь именно этим ходом.

Да я в подземелья в любом случае соваться не собирался. От грамотно сделанного обвала никакая магия не спасет. А вот того, что полезу прямо на стену, точно никто от меня ожидать не будет.

Ошибся. Ждали.

И ведь ни одной сигнальной нити не пересек! Уж это-то я точно заметил бы. Не успел подобраться к башне со стороны скал, как получил два арбалетных болта. Отклонить столь примитивную атаку труда не составило, но в том, что меня ждали, не оставалось никаких сомнений. Почти сразу за арбалетными болтами полетели огненные шары. Вот они-то меня и удивили больше всего.

– Шришранш что, на старости лет учениками обзавелся?! – спросил я вслух скорее самого себя, чем кого-то еще.

Других идей по этому поводу просто не возникло. И затруднялся сказать, хорошо это или плохо (не по поводу идей, конечно, а о наличии учеников). Однако менять планов в любом случае не собирался.

Отправил в ответ пару огненных шаров примерно той же силы. Естественно, защита башни их полностью поглотила. Легко держать такую, когда источник под боком. Но я знал, с кем буду иметь дело, и собирался забрать эту силу себе. Тем более что и у меня имелась пара-тройка сюрпризов за пазухой.

Ларинэ. Темная эльфийка

Когда в прошлый раз сами штурмовали эту башню, то хозяин вышел нас встречать на балкон. Мы же теперь стояли на верхней открытой площадке. Во-первых, того балкона давно уже не было, Лирмилиэль сожгла его вместе с архимагом и частью стены. А во-вторых, на нас нападала не маленькая группа, а целая армия. Могли попытаться зайти с другой стороны, да и периметр в холмах не просто так был нарушен.

В результате так и оказалось. Тревогу подняли крестьяне с арбалетами, что дежурили с противоположного входу в долину направления. Правда, сначала они выстрелили, а только потом подали сигнал. Дим был ближе всех к тому краю, поэтому оказался там первым. Даже выпустить огненный шар из своего бластера-амулета успел.

Присоединившись к нему, повторила атакующее заклинание соответственной силы. Однако фигура отклонила его так легко, словно вообще не заметила, во всяком случае, именно так можно было подумать, глядя со стороны. Хотя это, конечно, чушь. Противник прекрасно все заметил, и лучшим доказательством тому стали два огненных шара той же силы, полетевшие в ответ. Враг решил с нами поиграть, и то, что защита башни поглотила атаку, его ничуть не смутило.

– Это архимаг, – объявила я.

К тому времени на нашу сторону площадки перешли светлая и дракона, а все вооруженные арбалетами жители деревни на другую, где нападения можно было ожидать только от простых воинов.

– Понятно, что на башню, принадлежащую архимагу, станет нападать только другой такой же, – согласился муж.

– Причем такой, который почему-то уверен, что у него получится, – добавила Эледриэль. – Несмотря на источник.

Иркана ничего не сказала. Непонятно было, какими способностями обладает дракона, находясь в человеческом облике. Увидев наши взгляды, обращенные на последнюю, как бы за нее ответил муж:

– Она фольклорный элемент, у нее есть документ, потому могет отседа улететь в любой момент.

Дим опять то ли пошутил, то ли что-то процитировал. Мы со светлой давно уже привыкли и особого внимания не обращали, а вот Иркана – нет.

– Если и улечу, то не очень далеко, – ответила она. – Да и, приняв истинный облик, точно не стала бы улетать, а просто прибила, а еще лучше сожгла этого наглеца.

Тем временем мы обменялись с архимагом еще несколькими несильными ударами. Такая тактика была выгодна прежде всего нам и абсолютно невыгодна незваному гостю. Он-то с собой источника не принес.

– Эй, там, внизу! – вдруг прокричал Ва’Дим. – Назови хотя бы имя, перед тем как мы тебя убьем.

– Я Ранон Северный, архимаг и настоящий владелец этой башни, хочу говорить с Шришраншем, который подло ее у меня украл, а не с его невоспитанными учениками, – прокричал тот в ответ.

– Этот маг почему-то решил, что мы ученики бывшего хозяина башни, – тут же негромко сказала я мужу. – Нужно непременно этим воспользоваться.

– А документы на башню у тебя с собой?! – опять закричал Дим. – Купчая, дарственная, завещание любимой троюродной прабабушки или что еще? Чем свои права на недвижимость доказывать собираешься?

– Мои права – это моя сила, – надменно ответил архимаг. – Зовите Шришранша, не собираюсь тратить время на каких-то учеников.

– Ты его уже тратишь, – усмехнувшись, произнес шепотом Ва’Дим, после чего добавил уже громко: – Учитель занят у себя в лаборатории проведением очень важного эксперимента и велел не беспокоить его по всяким пустякам и не отвлекать на незначительных посетителей.

– Особо предупредил, что если припрется архимаг-недоучка Ранон, гнать его в шею, – неожиданно вмешалась в переговоры Иркана. – А если сразу не сбежит, поджав хвост, превратить в жабу.

Недаром она стала менестрелем. Обладала очень сильным голосом. Вроде бы и не кричала, а слышно было далеко. Архимаг тем временем понял, что над ним издеваются, и нанес удар. Вывели ли мы его из себя или все было рассчитано и запланировано заранее, сказать трудно, но защиту башни ему пробить удалось.

Дим пошатнулся, получив пускай уже ослабленный, но все еще сильный удар. Его собственные щиты и артефакт выдержали, но слишком часто повторять такое не стоило. Чтоб не оставаться в долгу, выдала удар чистой разрушающей энергии в полную силу, что могла пропустить через себя от источника. Если противник и пошатнулся, то самую малость. Точно куда меньше, чем Дим.

– Что будем делать? – спросила светлая.

– До тех пор, пока есть такая возможность, – ничего, – ответила я. – Будем обмениваться ударами, и пускай он расходует свой запас энергии.

– Тогда не помешает его еще немного подразнить, в смысле провести переговоры на высшем уровне, – предложил человек.

– Действуй, – ответила я мужу, продолжая размышлять над ситуацией.

И раньше в этом не сомневалась, а теперь стало совершенно ясно, что армия северных варваров в нападении участвует исключительно для отвлечения внимания. Вот только смысла понять не могла. Что он подобрался со стороны скал, что подошел бы по центральной дороге… Учитывая факт отсутствия каких-то неожиданных или необычных действий, разницы никакой. Именно это в поведении представившегося Раноном Северным было непонятно.

О том, что долина давно принадлежит нам, а не прежнему владельцу, он знать не мог, иначе просто пришел бы, когда ее некому было защищать. Следовательно, явился сражаться с прежним хозяином и что-то запланировал. Очень неприятно в любой момент ждать подвоха.

Дим. Попаданец

Как по мне, эту войну явно выигрывали мы. Делиться с женами таким своим заключением не стал, но все было очень просто. Могли сидеть на источнике силы столько, сколько понадобится, в то время как архимаг находился в куда более худшем положении. Однако в моих рассуждениях имелось одно слабое место. Ушастые были уверены, что враг нас и нашу оборону пока только прощупывал, а на самом деле у него не могло не иметься достаточно неприятных сюрпризов. Да и я сам прекрасно это понимал и был с женами полностью согласен. Оставалось понять, в чем именно заключается подвох. Но пока войну выигрывали именно мы.

– Иначе во всей затее архимага не будет никакого смысла, – подвела итог Лара. – Пожертвовать чужой армией почти любой архимаг способен и ради куда меньшего приза, а вот собственным временем без реальных шансов на успех – очень сомнительно.

– Так и есть, – поддержала ее Эль.

– Тогда, как думаете, ушастые, что у него может быть в запасе? – спросил я жен, а заодно и дракону, у которой уши были самыми обыкновенными.

– В том-то и дело, что непонятно, – ответила темная. – Возможно все.

– Должен быть какой-то древний артефакт, – предположила Эль. – Иначе при столкновении двух архимагов у нападающего даже теоретически не может быть никаких шансов, если у обороняющегося запасы силы больше.

– Ли как бы тоже архимаг, – напомнил я. – И у нее очень даже получилось.

– Она – особый случай, – ответила Лара. – Да и сам должен помнить, в тот раз из-за ее самоуверенности все чуть не погибли.

Прекрасно помнил и спорить не стал. Сказал о другом:

– Однако тут я согласен с Эль. У нашего гостя вполне может оказаться какой-нибудь древний артефакт, способный в чем-то уравнять его с рыжей.

И, как выяснилось, такой у него действительно имелся. Правда, рассчитанный не на такого врага, как мы, а исключительно на прежнего хозяина башни. Отчего, впрочем, нам самим было не намного легче.

Ранон Северный. Архимаг

Ученики, набранные Шришраншем, самым неожиданным образом превратились в реальную проблему. Конечно же, не из-за их силы, такое было бы даже смешно предполагать, просто приходилось учитывать, что и на них придется потратить какое-то количество времени, когда начнется основное магическое сражение.

Поднимись противник на стену, и это уже не имело бы никакого значения. Стоял бы с ним рядом кто-то или нет, его самого это уже не спасло. А уж добить остальных потом не составило бы труда. Трое учеников без архимага обречены, однако на каждого придется потратить сколько-то времени, что даст учителю реальное преимущество. То есть лишит меня фактора неожиданности. Простые стражники с арбалетами там тоже были, но они в любом случае не в счет.

Почти сто лет назад мне в руки попал древнейший артефакт, способный замкнуть источник силы. К счастью, не уничтожить совсем, иначе толку от него ноль, а только отключить на очень короткое время. Вся беда в том, что не было точно известно, на какое именно. Источника силы, на котором можно было бы проводить опыты, у меня, понятно, под рукой не нашлось, поэтому и ждал так долго. Но раз уж решился, то уже не имело смысла отступать. И так понятно, что Шришранш сам выходить не собирался.

Не дурак и понял, что, не имея шансов, на него нападать никто не станет. Во всяком случае, я ни на мгновение не сомневался, что старый лис учуял исходящую от меня опасность и совершенно умышленно послал на убой учеников, как я сам перед этим княжескую дружину. Однако и у меня имелось кое-что на случай неудачи.

Дим. Попаданец

Все произошло очень быстро. Архимаг сделал еще несколько шагов в нашу сторону, после чего вынул из складок одежды слишком уж странную для этого мира вещь. Больше всего она напоминала планшетный компьютер (с высоты точно разглядеть было трудно, но и того, что увидел, хватило). Маг взял его в руки именно так, как и берут планшетник, нажал там что-то и… ничего не произошло.

Молнии по нам не били, стены вокруг не рушились, и вообще никаких светошумовых эффектов не наблюдалось. А в следующее мгновение маг прыгнул. И не просто, а как какой-то персонаж из «Матрицы», то есть сразу на вершину башни.

Но времени на удивление у меня не было совсем. Три точных магических удара, в результате которых Эль, Лара и Иркана повалились с ног, не располагали к долгому обдумыванию ситуации. Темной досталось больше всего – ее буквально влепило в противоположную стену. Если бы не эта преграда, лететь Ларе с высоты на скалы.

Как-то так получилось, что про магобластер я забыл, сразу выхватил меч (натренировали меня ушастые, ничего не скажешь) и нанес колющий удар стоящему ко мне боком архимагу. По всей видимости, противник готовился, прежде всего, к магическому поединку и не стал тратить ресурсы на защиту от простых физических ударов кроме бесконтактных, вроде арбалетных болтов, стрел из лука и прочих метательных.

Маг удивленно посмотрел на торчащий из другого бока конец моего меча (он даже кольчугу не удосужился надеть), потом на меня, потом опять на рану. Его взгляд буквально говорил о том, что мы так не договаривались.

– Я сжульничал, – честно признался ему. – Но ты первым начал.

– Это еще не поражение, – заявил в ответ. – Передай Шришу, что мы еще встретимся. Большая ошибка с его стороны не выйти самому.

Затем он зажал что-то в левом кулаке. Мне его движение очень не понравилось. Не задумываясь выдернул мифриловый клинок и рубанул по руке. Отрубленная конечность растворилась в воздухе, так и не долетев до пола. Оказалось, что у него в кулаке находилось не оружие, а средство эвакуации.

Не дожидаясь, пока противник придумает еще что-нибудь (хрен этого архимага знает, на что он способен, хоть пять раз безрукий и раненый), ударил и по шее. С первого взмаха голову отрубить не получилось, но я не гордый, рубанул еще несколько раз. А потом еще и сердце проткнул. Так, на всякий случай.

Убедившись, что противник мертв, бросился к своим ушастым. Обе были живы, но без сознания. В основном пострадала Лара. У темной и невооруженным глазом можно было рассмотреть как минимум пару переломов. Удары о стены без последствий заканчиваются крайне редко. Даже для эльфиек.

– Магия в источнике закончилась! – совершенно неожиданно прокричал прибежавший сын. – Совсем!

Однако мне было не до этого.

– Срочно пришли сюда сестру! – приказал я ему.

Мариэль пускай пока не так хорошо, как ее мать, но магией жизни владела, поэтому и исцеляющие амулеты лучше всего доверить было именно ей. Да и часть кристаллов у нас все еще была заряжена.

Вскоре прибежала дочь. Ни плакать, ни пугаться не стала, а сразу взялась за дело. Вся в ушастую маму! Быстро оценила ситуацию, положила один из амулетов с магией жизни Ларе на грудь (я один такой же на нее уже успел разрядить), после чего взяла в руки полный кристалл-накопитель и принялась за Эль. Правильное решение. Не дать умереть наиболее тяжело раненной, поднять на ноги сильного мага жизни, чтоб дальше лечила уже она. Умненькая у меня дочка!

Но первой очнулась та, про которую все забыли, то есть Иркана. Наверняка благодаря своему происхождению – драконы, они живучие. Мне жены рассказывали, что, если сразу не добить, обязательно оклемается.

Затем снова прибежал Ив.

– В источнике опять появилась сила! – сообщил он.

После чего собрал все разряженные амулеты и кристаллы и снова убежал. Правильно! Мало ли что, вдруг еще раз исчезнет?

И только тогда очнулась Эль. Хотел было обнять любимую ушастую, но тут началось шевеление среди крестьян, что были на стене. Побежал к ним, справедливо решив, что там могу оказаться нужней, а с больной и дочь справится.

Выяснилось, что оставшиеся снаружи северные варвары, заметив затишье, решились идти на прорыв. Поддержал арбалетчиков огнем из маго-бластера, но большая часть все равно успела проскочить в долину. Что они там собирались делать без начальства, тоже интересный вопрос. Им бы, наоборот, убегать, пока мы не начали наводить порядок.

Снова прибежал сын с заряженными кристаллами и явно не горел желанием опять возвращаться к источнику. Оставил его охранять стену. Там все равно ничего серьезного теперь не происходило, а кто-то со способностями к боевой магии лишним в любом случае не был. Сам бросился смотреть – что там с ушастыми?

Глава 25

Эледриэль. Светлая эльфийка

Все произошло невероятно быстро. Только что архимаг стоял внизу и обменивался с нами незначительными по силе ударами (хотя его заклинания при этом были выполнены куда более изящно и экономично), как вдруг он уже оказался наверху. Когда очнулась, надо мной колдовала дочь. У Мариэль не так много опыта в применении магии жизни (практически никакого, только теория), но это в немалой степени компенсировалось тем, что ей удалось напрямую подключиться к источнику силы. Рано ей еще, но в сложившейся ситуации возражать было бы глупо.

Придя в себя, поняла: помощь требуется не только мне одной. Ларинэ находилась в куда худшем состоянии, и дочь даже не стала за нее браться. И правильно – повреждения затронули не только тело, но и ауру. Моя, кстати, тоже была порвана магическим ударом, но, к счастью, не так сильно. Подключившись к источнику, восстановила все, что не сумела или не успела Мариэль, и взялась за темную.

Какими бы сильными ни были полученные Ларинэ повреждения, если дожила до того момента, как я ею занялась, то точно уже не умрет. Совсем не так, как в тот раз, когда на нее напала целая команда из гильдии убийц. Источник это гарантировал, да и я сама давно являлась не той неопытной книжной девочкой, что прежде. Однако времени и нервов потребовалось все равно очень много. Так сильно разодранную ауру латать мне еще не приходилось. И надеюсь, больше никогда не придется.

Но ничего, справилась. Даже не было времени поинтересоваться, что конкретно произошло и не угрожает ли опять? Все отложила на потом.

Ларинэ. Темная эльфийка

Ближе к вечеру нам удалось полностью восстановить картину всего произошедшего. В первую очередь выяснили самое главное – нападавшему каким-то образом удалось на короткое время отключить источник силы. Не самому, естественно, а при помощи какого-то древнего артефакта.

– Интересная штука, – прокомментировал Дим, имея его в виду. – Наверняка изготовлен загадочными технами. Нужно будет Ли показать, уж она-то точно сможет определить.

Потом сделал небольшую паузу и добавил:

– Эль, красавица, дай-ка мне его еще раз посмотреть. Обещаю быть осторожным.

Но Эледриэль только отрицательно помотала головой. Мы отобрали артефакт у мужа, после того как он, экспериментируя, повторно выключил источник. К счастью, опять ненадолго. Как маленький, в самом деле! За Иваниилом и Мариэль и то приглядывать меньше нужно.

Дим пожал плечами и спросил о другом:

– Интересно, почему этот архимаг, запрыгнув на стену, ударил по вам троим и практически проигнорировал самого опасного, то есть меня?

Хитро прищурился и ждал, когда мы станем возражать. Не дождется! Знаем мы со светлой эти ловушки. Архимага убил он, значит, и был самым опасным. Не поспоришь. Пускай дракона на это ловится.

– Думаю, тут все просто, – ответила Иркана. – Сверху магические удары по нему наносили трое учеников архимага, и, оказавшись на башне, он, прежде всего, атаковал тех, у кого обнаружил способности. В результате совершил роковую ошибку.

Предположение драконы было вполне логичным. Вряд ли у произошедшего могли иметься другие объяснения.

– Тогда остается выяснить, почему моя темная жена пострадала больше всего? – спросил Дим.

В прошлый раз он долго за мной ухаживал, а сейчас только погладил рукой по щеке. Все из-за драконы. Посторонняя все-таки. Но ничего, еще останемся наедине…

На последний вопрос ответила я сама:

– Это обратная сторона подключения к источнику. Пока от него поступает сила – все прекрасно. И защита, и нападение, и вообще все, что есть, даже используемые амулеты получают требуемое количество энергии. В случае же неожиданного отключения мгновенно перейти на собственные резервы не получается.

– И на этом наш гость собирался подловить прежнего владельца башни? – сразу понял Дим.

– Именно так, – ответила я. – И у него бы наверняка получилось. Тут неважно, кто ты, маг двенадцатой ступени или архимаг, время, требуемое на переключение, понадобится одинаковое. Успел нанести три удара, значит, с одним точно справился бы.

Мне самой было куда интересней, почему при равных ударах меньше всего пострадала Иркана? Ведь в человеческом облике она обладала довольно слабыми магическими способностями. О чем я и спросила.

– Это так, – согласилась дракона. – Но в ситуациях, когда возникает реальная угроза жизни, тело само начинает трансформацию. Этот процесс не так просто контролировать, даже находясь в полном сознании, а уж в бессознательном состоянии…

– Что-то не заметил, чтобы ты превращалась в дракона, – вставил муж.

– Успела очнуться раньше и все остановить, – ответила она.

– И? – задала главный вопрос светлая.

– Нет. По такому определить, где мы находимся, Краборамидур точно не мог. Понять, что меня больше нет в гномьем подземелье, теоретически возможно, но скорей всего тоже нет. Я бы точно не смогла, но он очень древний и опытный дракон, поэтому полностью исключить нельзя.

– Значит, так и было, – заявил Ва’Дим. – Представляю ситуацию. Понял, что вы от него сбежали, бросился на всякий случай проверить сокровищницу, а там… сюрприз!!!

– Тоже представляю, – ответила Иркана. – Крик мы даже тут услышали бы.

– Точно? – недоверчиво спросил Дим.

– Нет, но преувеличила не слишком сильно.

Дим. Попаданец

Обсуждение произошедшего постепенно сменилось разговором о грядущем, что же все-таки делать дальше. Под стенами башни мы перебили чуть ли не половину армии, но в долину все равно прорвалось слишком много. Да и за ее пределами наверняка остались как минимум обозы и их охрана.

– Если последние просто развернутся и уйдут, это как раз хорошо, – заявил я. – Будут потом всем рассказывать, как сюда пришла непобедимая армия, чуть не завоевавшая королевство, и… не вернулась.

Стоило мне высказать такое мнение, как сразу встретил два абсолютно не понимающих взгляда. Один принадлежал Эль, второй Иркане.

– Дорогой, а ты случайно ничего не забыл? – спросила моя светлая жена.

– Вроде нет, – ответил я, хотя уже понял, куда она клонит.

От рассказа о том, что я совершенно не желаю заботиться о семье, пущу нас всех по миру, так что придется продавать последние фамильные драгоценности, чтобы накормить детей, и вообще… меня спасла дракона. Как своим присутствием, так и высказыванием:

– В обозе, несомненно, должны лежать основные трофеи, что собрала армия северян после захвата порта.

Эль совсем не обиделась, что ей не дали высказаться на любимую тему. Я ничуть не сомневался, что именно она первой найдет общий язык с Ирканой. Если, конечно, не передерутся при дележе добычи. Тут существовал реальный риск, так как моя светлая жена уже успела озвучить мнение, что с детьми Иркана делилась явно неправильно. Почему-то пополам, а не на троих.

– И в любом случае не получится перебить всех прорвавшихся в долину, сохранив таким образом ореол зловещей загадочности, – поддержала их темная. – Самые умные скоро начнут перебираться через холмы, а потом и остальные потянутся. А раз уйдет кто-то помимо обозников, если они увидят не страшного архимага, а только нас, то есть его учеников, ничего не изменится.

– Но и оставлять проход без защиты тоже не самая хорошая идея.

Зря я так сказал. Эль с Ларой переглянулись и не сговариваясь назначили охранять башню Ива с Марой. А меня, в свою очередь, сторожить уже их. И ведь не возразишь, детей одних оставлять никак нельзя, а то опять какие-нибудь приключения найдут, причем не столько на свои, сколько на наши головы. То, что у нормальных людей, как, впрочем, и эльфов, присмотром за малышами занимаются в основном мамы, не аргумент. Наверняка в ответ спросят что-нибудь вроде: «Разве мы похожи на нормальных?» Причем в точности копируя мои интонации и голос. И будут абсолютно правы. Конечно, не похожи! Нормальные эльфийские принцессы за меня точно замуж ни за что не вышли бы.

В общем, сам виноват. И то, что маги там могут быть нужнее, чем воины, тоже учитывалось. Поэтому сказать, что произошла стандартная дискриминация по ушастому признаку, однозначно было нельзя. Но я немного потерял, так как охотниц за трофеями ожидал неприятный сюрприз.

Ва’Харр. Великий Князь

Интересно, этот Ранон Северный только меня за дурака держит или всех нас, «северных варваров». Хотя, подозреваю, тут дело чуть в ином. Не только меня и северян, а вообще всех не обладающих магическими способностями. Когда служил в Казгарде, заметил, что такое свойственно многим магам.

А он сам тогда кто? Ну хоть бы справки предварительно навел обо мне, прежде чем «наниматься» на службу? Думал небось, что я, как и прочие, двумя деревнями владею, с одного человечка с титулом князя дань регулярно снимаю, люблю подраться и выпить, а потом снова подраться, девку завалить. И дурак дураком.

Вообще-то все это и многое другое соответствовало действительности, но… В том-то и дело, что очень большое «но». Хоть бы кто подсказал оному Ранону, что я раньше отслужил в Казгардской Варварской гвардии чуть больше десяти лет. Есть в Империи шутка про западные королевства: «Жил-был рыцарь. Он был такой образованный, что даже умел читать и считать больше чем до десяти». Так я поумнее этого рыцаря буду. Дураков в Варварской гвардии офицерами не делали.

Так что когда ко мне заявился некий маг, представившийся Раноном и желающий наняться на службу, я призадумался. Это ведь был целый архимаг, а такой к нашему брату просто так не пойдет. К королям, да что там королям, к императорам такие нечасто на службу идут и всегда на собственных условиях. Я же не новоявленный Император Севера Ва’Лет, что правит на много месяцев пути на восток от моих владений. Через тролльи горы, кракеновы фьорды и прочие почти непроходимые места до него добираться. А если морем – то и за год не доплывешь, с нашим-то морским правом. Вот к нему сейчас архимаг иной бы нанялся, но опять же далеко не всякий.

Только и Ва’Лет абы кого не возьмет, у него свой архимаг имеется, верный и надежный, брат единоутробный, Ва’Гор. Он еще – верховный жрец Во’Дана. Оба этих брата, кстати, в Казгарде тоже отслужили, с Ва’Летом я когда-то в одной сотне начинал. Потом разошлись наши пути, мне пришлось срочно домой возвращаться. А позже – переворот в Империи, Орочья гвардия едва ли не всю Варварскую вырезала. Всегда знал, что оркам доверять нельзя, все беды от них. Вот и я из Империи драпанул, после того как в кабачке одного пивной кружкой грохнул, а потом кинжалом добавил. Думал – просто пьянь зеленомордая, а оказалось – помощник тысячника, крупный чин.

Поэтому крепко я призадумался, когда архимаг стал проситься ко мне. И от того, что не представился настоящим статусом, а прикидывался магом средних ступеней, подозрения только возросли. И явись он с другого материка, из того же Шокара, например, или, на худой конец, из центральных королевств, тогда ладно. Сам не признаешься, скорей всего, никто и не узнает. Но Ранон Северный – личность у нас известная. Не случайно такое имя носит. А то, что жил довольно далеко от моего княжества, ничего не меняет. Это князей в северных землях и морях много, магов, наоборот, чуть ли не все наперечет.

С тех пор, кстати, не снимаю с себя один казгардский амулетик. Он препятствует проникновению в сознание его обладателя. Проще говоря, магу разума меня так просто не раскусить. Нет, против целенаправленной проверки сильного мага не спасет, особенно когда тот заметит амулет и поймет, как тот действует. Но при поверхностном взгляде маг разглядит то, что хочет увидеть. То есть северного варвара, ни о чем, кроме выпивки, сражений и женщин, не думающего. Тем более что я сын своей земли, и это тоже мои черты, не фальшивые, а самые настоящие, просто не единственные.

Сразу я подумал, какой у Ранона может быть интерес? Нет, мое княжество ему точно не нужно. У него в кошеле, что к поясу пристегнут, богатств больше, чем все доходы моих земель да княжеская сокровищница в придачу. Отомстить за что-то мне он тоже не хочет – мелкий я для него, да и не пересекались с ним ни мои дорожки, ни моих предков. Тут что-то другое.

Разве что нужен архимагу какой-то артефакт, который он надеется добыть в княжестве или с моей помощью. Такие случаи бывали. Иные маги заколдовывают свои вещички, так что другой маг может получить их только через руки простого человека. Правда, иногда при этом тот самый простой человек погибает. Но мне же не обязательно своими руками каждую магическую вещичку хватать. Поэтому, если догадка верна, не вижу в этом ничего плохого. Да и возражать глупо. Легко найдет другого, только я об этом уже никогда не узнаю.

Толк же от архимага на службе может быть еще какой. Кто бы сомневался?! К тому же Ранон давал полезные советы по расширению моих земель. Половину окрестных князьков мы подчинили, другая подалась в союзники. Уже вполне обоснованно подумывал, что через несколько лет и не останется у меня достойных соперников среди северных князей.

Появилось подозрение, не на Ва’Лета ли этот архимаг зарится? На новоявленного Императора Севера я войной идти не рискну, не просите. Да и не смогу при всем желании. География будет против, а она наука точная и уговорам, и даже магии не поддается. Не позволит она нашим армиям без порталов встретиться. И архимаг не может этого не понимать. Или у него где портал припрятан?

В любом случае лучше западные королевства грабить. А еще лучше – завоевать хотя бы одно из них да сменить свой титул князя, пусть и великого, на королевский, водрузить на голову золотой венец, а для упрочнения своих прав жениться на дочери какого-нибудь соседнего властителя. Основать новую династию, там и разбогатеешь, и государем полноценным станешь. И вообще много чего еще положительного.

Что самое интересное – Ранон ко мне именно с таким предложением и вышел. Нет, не в короли садиться, а пока лишь одно из ближайших королевств покорить. Опять наши интересы сошлись. Вряд ли это совпадение. Но и о причине догадаться нетрудно, именно поэтому меня и выбрал. Вот только что на уме у этого архимага? Помогите, боги, разобраться!

По побережью мы знатно прошлись. Проблемы начались чуть позже. Что ни говори, на регулярную армию, как и на отборные войска империи, мои вояки похожи весьма отдаленно. Каждый князек строит из себя стратега, с советами лезет, бестолковыми. А его пять или десять, ладно, если пятьдесят дружинников, только и умеют, что, напившись зимнего пива, ввязаться в драку, а там – куда вынесет. Поэтому понять Ранона Северного не так уж и трудно. Большинство таких проглотило бы его объяснение и не задумалось бы.

Любопытно даже, что это нам до сих пор везло? Помощь архимага, конечно, сыграла немалую роль, но все же. А вот со столицей так просто не вышло. Цитадель у нее знатная, стены крепкие, в лоб не взять. И с флангов не подойдешь, по бокам – заставы, мышь не проскочит. Да и не так близко к берегу стоит, пока доберешься, о твоей армии королю будет известно даже больше, чем тебе самому.

Тут-то Ранон и выдал, что знает обходные пути. Мол, с востока столица защищена какой-то башенкой, в которой почти нет гарнизона, ссылают провинившихся – словно в Казгарде в отдаленные провинции на границе с эльфийскими рощами. Никакой реальной опасности, если сам сдуру в лес не сунешься, но и никаких развлечений, эльфийки точно с такими воинами знакомств заводить не станут. В общем, красота, а не обходный маневр.

Что-то здесь было не так. Окончательно я это понял, когда Ранон предложил мне оставить под стенами столицы союзников (не особо надежных и верных), а со своей дружиной и преданными соседями идти на столицу, взяв по дороге эту башню. Он еще кому из князьков пообещал титул, кому землю, кому драгоценности, если те начнут штурмовать главный город королевства, пока мы пойдем в обход.

Только я не дурак. Ранон всех воинов в лицо не знает, так что сделал я с точностью до наоборот. Точнее – почти. Сам до башни решил прогуляться. Ва’Харр – не трус, неприятностей не сторонится, да и любопытство взыграло. Только взял с собой самых распоследних князьков, которые при менее удачных для меня раскладах явно переметнулись бы к соседям. И когда Ранон бросил войска в бой (это было обставлено, что я дал команду, но советы архимага мне все больше и больше смахивали на прямой приказ), я отправил в первую очередь именно ненадежных союзничков. Сам же с верными ребятами, которых бы в любом случае не бросил, предпочел поотстать и следить с достаточно безопасного расстояния. Есть у меня еще один артефактик, из Империи. Полуволшебный-полумеханический. Позволяет наблюдать за окрестностями, находясь на достаточном удалении.

Вот и засел на холме, стал обозревать. Все верно, Ранон меня обманывал. В этой башне вовсе не было никаких сил королевства. Ни отборных, ни наиплохейших. Она явно являлась жилищем еще одного архимага. И как я сразу не догадался? С любым другим он и в одиночку бы справился. Наши воины начали попадать в магические ловушки. Сколько же их там полегло? Ладно, таких не жалко. Главное, своих сумел уберечь.

Сам же архимаг добрался до башни и начал применять против нее свое боевое чародейство. Впрочем, отвечали ему тем же. Огненные шары, всевозможные лучи, да и обыкновенных стрел и арбалетных болтов хватало. А потом Ранон вдруг что-то сотворил эдакое да запрыгнул на башню. И не подозревал за ним таких способностей. Это же на любую городскую стену так в один миг попасть можно.

Пора было сваливать, я вскочил в седло и дал ребятам сигнал к отступлению. В магических разборках мне делать нечего. И совершенно неважно, кто на этот раз одержит победу. Лучше я попытаюсь королевство завоевать или уйти с достаточным количеством добычи.

Иркана. Дракон-менестрель

Нет! Я знала, что с таким важным делом, как сбор трофеев, затягивать нельзя! Мы бы еще через месяц этим занялись! Или через год.

Телеги стояли на месте, и большая часть барахла, что набрали северные варвары в качестве трофеев, там лежала нетронутая. Однако самого ценного явно не было. Да и отсутствие охраны и обозников тоже о многом говорило. Преследовать не имело смысла, так как сразу же нашли следы, по которым было совершенно ясно, что это не сами обозники сбежали, прихватив приглянувшееся. Ушел крупный организованный отряд.

Эльфийки стали обсуждать, что из оставшегося может пригодиться местным крестьянам. Мол, какие-никакие, а все-таки подданные. А уж после того, что тут смогли найти безопасное убежище дети, остроухие считали своим долгом позаботиться о жителях. Я же попыталась найти хоть что-нибудь полезное для себя. Не нашла. Не брать же всякую одежду и посуду, чтоб потом продать все на базаре?! Местным же для начала северян из своей долины нужно выгнать и только после этого о трофейном обозе думать. С нашей помощью, конечно, справятся, но все равно.

Опа! Какая занимательная шкатулка! В пространственный карман ее, да побыстрее, пока светлая эльфийка не заметила. Нет, обоз надо внимательней осмотреть, вдруг еще что интересное будет.

Дим. Попаданец

Операцию по зачистке долины отложили еще на один день. Сигнализация успела не раз сработать и продолжала предупреждать, что периметр в холмах время от времени пересекают. То есть все шло по плану. Не дать уйти вообще никому или хотя бы почти никому мы в любом случае были не в силах, поэтому чем больше сбежит, тем меньше предстояло работы по вылавливанию оставшихся. Главное было не дать вообще никому прорваться через главный вход, что, несомненно, нанесло бы урон репутации якобы все еще обитающего в башне архимага. То есть в этом случае принцип: они не пройдут, а если пройдут, то не выйдут, соблюдался неукоснительно.

Но предстоящей зачистки, пусть и в урезанном варианте, так и не получилось. С утра все оставшиеся в долине сами пришли сдаваться. Три десятка то ли самых ленивых, то ли наименее смелых или, наоборот, наиболее осторожных, с преувеличенным мнением о возможностях обитающего в башне архимага. Однако с исчезновением одной проблемы появилась другая. То есть возник вопрос, что с ними делать? Нет, прямо сразу для пленных работа как раз очень даже нашлась. Необходимо было похоронить все тела северных варваров, что погибли под стенами башни. И так уже третий день лежали. А вот что потом?

– Надеюсь, не собираешься никого из них брать в дружину? – первым делом спросила Лара.

– Конечно, нет! – ни на мгновение не задумываясь, ответил я. – У меня и в мыслях ничего подобного не было, потому что такие нам точно не нужны.

– И правильно, – согласилась темная. – Даже сбежать, и то не попытались.

– В связи с чем по-прежнему остается актуальным вопрос, что с ними делать? Это сейчас они не попытались, а после нашего ухода, скорей всего, изменят мнение, и тайна долины будет раскрыта.

Не успели ничего решить по данному вопросу, как совершенно неожиданно за пленных пришел просить староста. Демографическая ситуация в деревне склонялась в сторону нехватки мужчин, и этим все было сказано.

– И вообще дополнительные рабочие руки пригодятся, – закончил он. – А ежели в ваше отсутствие опять кто заявится, то будут какие-никакие, а защитники. Всяко лучше наших.

Возможный побег его ничуть не беспокоил. Прежнего хозяина убили, нового претендента тоже, да и целую армию в придачу… Взять магическую клятву у появившихся подданных точно труда не составит. То есть вера в наши способности была абсолютной.

– Вообще-то можно заставить их поклясться на источнике, – согласилась Эль, когда староста ушел. – Таким образом, будут привязаны к месту и никуда не смогут уйти.

– Должно получиться, – согласилась темная.

Так и сделали. Каждый из сдавшихся в плен принес клятву, положив руку на камень, из-под которого шла сила. Обещал не покидать долину без разрешения князя или его жен, не выдавать никакой информации посторонним и защищать новую родину в случае необходимости.

Сразу после клятвы северян отправили перетаскивать обоз в долину. Для нас самих там не нашлось ничего полезного (Эль с Ирканой чуть ли не требовали моральной компенсации из-за такой вопиющей несправедливости), а местным, живущим закрытой общиной, все пригодится. Особенно лошади, запряженные в телеги.

Еще чуть больше недели жили в долине, готовясь к походу. Вернее, не совсем в долине, я с семьей даже на всякий случай переселился в саму башню. Все складывали, перекладывали, проверяли и перепроверяли. В каком-то смысле даже тянули время – не сами по себе, а с детьми путешествуем. Решили, что Ив с Марой поедут с мамами или на наших заводных лошадях. Дети легкие, и ничего страшного ни в том ни в другом случае не будет. Иркане же определили под седло двух вьючных, а большую часть вещей переложили в контейнеры, которые в свою очередь засунули к ней в пространственный карман.

Куда более важной проблемой являлся маршрут. Тем путем, что пришли, ехать уж очень не хотелось. Нет, бабушке с дедушкой в светлоэльфийской роще детей показать очень даже было можно (Эль такая идея нравилась) и собственным драконом похвастать (светлая пришла в ужас), а вот через перевал, где обитали тролли, – строго наоборот. Плыть северными морями также не представлялось оптимальным.

Глава 26

Краборамидур. Дракон

На мгновение мне показалось, что почувствовал самку где-то в другом месте. Где – непонятно, но точно не в подземельях, которые охранял. Это было совершенно невозможно! Ведь я нашел план города, из которого абсолютно ясно следовало – других выходов нет. Вполне ожидаемо от гномов, внутри гор с ними даже дракону справиться непросто, а единственный выход легче всего охранять. Все же решил на всякий случай проверить сокровищницу…

Обокрали!!!

Меня!!! Обокрали!!!

Невозможно!!!

Всех сожгу! Один останусь!

Когда немного успокоился, подсчитал потери. Чтобы унести все мной накопленное за долгие тысячелетия, необходимо быть таким же древним и сильным драконом, как я. Молодой самке такое не под силу, но все равно она украла много. Слишком много! Невероятно много!

Всегда смеялся, когда слышал, как мужчины других рас рассказывают о коварстве женщин. Считал, что дикари просто не умеют с ними обращаться. Теперь убедился, что и у примитивных народов изредка случаются умные мысли.

Не было никаких сомнений, что Иркана и те, кто ее освободил из клетки, действительно сбежали. Подлые гномы меня обманули, нарисовав неправильную карту своего города! От жадных коротышек нужно было ожидать чего-нибудь подобного. Они всегда тайные ходы рыли и что-то там прятали.

Окончательно успокоившись (насколько это вообще возможно в сложившейся ситуации), вспомнил, что еще во время той войны было придумано специальное плетение, вставляемое в ауру. Оно регистрировало все происходящее с носителем, а также возмущения силы вокруг. Война давно закончилась, но, насколько я помнил, никогда специально от него не избавлялся. После проверки так и оказалось. И плетение находилось на месте, и записи за последние десять лет тоже.

Просмотреть нужный, самый последний отрезок не составило труда. Практически сразу нашел то самое возмущение. Чтобы точно определить место, информации было совершенно недостаточно, а вот примерное направление – вполне. Почти прямо на север.

Это радовало. Там точно отсутствовали сильные государства и, соответственно, могущие представлять для меня опасность маги. Решил лететь и сжигать всех подряд, пока не найду кого надо.

Дим. Попаданец

Уйти мы так и не успели. Трудно было сказать, к лучшему или нет. С одной стороны, источник все еще оставался под боком, а с другой – может быть, он и не понадобился бы. Однако повезло, что после нападения не стали возвращаться в княжеский «дворец», а на всякий случай временно остались жить в башне. Наверное, это нас и спасло.

Рано утром из деревни прибежала Иркана. Дракона без всяких церемоний ворвалась в нашу спальню. Уже одно это говорило, что произошло нечто из ряда вон выходящее, а если еще учесть ее внешний вид…

Большие глаза с вертикальными зрачками, явные клыки, на лице местами разбросаны пятна в виде чешуек, руки хотя все еще оставались вполне человеческими, но как бы в перчатках из чешуи, а на пальцах длинные когти.

– Дракон! – прокричала она всего одно слово и опять убежала.

Когда мы быстро оделись, вооружились и выбежали на крышу, ящер все еще парил высоко в небе, делая круги над долиной. Каким-то образом учуявших новое приключение и оказавшихся тут как тут детей опять определили к источнику. Нечего им было делать с нами на крыше. Одного из часовых, который по-хорошему и должен был предупредить нас о прилете дракона, отправили в деревню, чтоб передал приказ об эвакуации. Но только не в башню, а наоборот, в противоположную сторону долины. Толку от крестьян в сражении с драконом все равно не могло быть никакого, деревню он способен сжечь просто так, а гоняться за каждым отдельным человеком вряд ли станет.

Потом вспомнил об остальных охранниках и отослал их туда же. Имелось большое желание, причем не у меня одного, поступить точно так же с Ивом и Марой, но приходилось учитывать риск, а вернее, из всех возможных выбирать наименьший. Дети могли, несмотря на все приказы, в самый неподходящий момент броситься помогать папе с мамами, и тогда получится еще хуже.

– Твой вид не привлечет его внимания? – спросила темная дракону, имея в виду ее частичную трансформацию.

– Уже не имеет значения, – ответила та. – Пока все тут не проверит и не сожжет, в любом случае не улетит.

Ее слова вскоре подтвердились. Сделав еще один круг, дракон спикировал на деревню и залил там все огнем. Совершенно бессмысленное действие. Вовремя, однако, я приказал эвакуироваться жителям. Пока мы смотрели на полыхающий вдали пожар, летающий ящер направился, наконец, к башне.

Первым делом противник окатил нас пламенем, которое сползло по защите древнего укрепления, не причинив никакого вреда. Мы в ответ произвели несколько магических ударов разной силы, к сожалению, с тем же результатом. Обе эльфийки держали при себе луки и по стреле с мифриловыми наконечниками, но не спешили их использовать. Первый раунд закончился вничью, и дракон полетел на второй круг.

– Сейчас сам опустится на крышу, и защита его не удержит, – предупредила Иркана.

Потом она разбежалась и прыгнула со стены. Падала совсем недолго, уже через несколько мгновений вверх взлетел еще один дракон. Она была раза в два крупнее того фальшивого, что мы тут убили в прошлый раз, и раза в три поменьше Крабодура. В своем истинном облике менестрель оказалась красной с серебром, в то время как противник имел темную, в основном черную чешую.

Иркана уворачивалась от преследующего ее большого дракона, стараясь держаться как можно ближе к башне, где имела хоть какую-то огневую поддержку. И надо сказать, это помогало. На первый взгляд ни мои сгустки плазмы, выпускаемые из магобластера, ни подобные же удары Эль, которые она производила с помощью амулетов, ни даже целые потоки разрушительной силы, что Лара напрямую пропускала через себя от источника, не причиняли противнику никакого вреда. Однако, несомненно, мешали тому сосредоточиться и нагнать свою жертву. Он время от времени тоже плевался огнем в нашу сторону, но так же безрезультатно.

В конце концов, Крабодуру это надоело, и он решил сначала избавиться от досадного недоразумения и уже потом поймать сбежавшую от него дракону. Резко свернув, ящер опустился на стену башни. Как она вообще удержала такую тушу?! Наверняка исключительно благодаря древности постройки. Теперь враг оказался внутри защиты и имел возможность беспрепятственно нас сжечь.

Но и мы просто так ждать не собирались. В распахнутую пасть сразу влетела пара зарядов моего магобластера. Эльфийки вместо магии на этот раз воспользовались луками. Попали, но в спешке не очень удачно выбрали мишень – обе стрелы вонзились в правый глаз. Дракон громогласно заревел от боли, но все равно плюнул огнем.

Не попал!

Струя ушла вверх, так как в этот момент ему на спину спикировала Иркана. Ударила всей массой по сравнительно хрупким крыльям, круша их, и они оба (драконы, а не крылья) стали, опрокидываясь, заваливаться назад. Вот только не сами по себе, а вместе с башней. К счастью, не всей. Древнее сооружение, в конце концов, не выдержало такого издевательства, и от него отвалился приличный кусок стены. Все это, кувыркаясь и барахтаясь, с жутким грохотом и криками, полетело вниз.

– Драконы очень живучи! – воскликнула Лара. – На то, чтобы восстановить глаз и крылья, ему много времени не понадобится.

Затем она, почти не глядя вниз, прыгнула в провал. Бросился к краю, чтоб посмотреть куда. К тому моменту, как подбежал, туда же сиганула Эль. Несколько скачков с одного обломка стены на другой, и светлая оказалась на скале у подножия башни. Сам я так по-любому не смог бы! Бежать к лестницам тоже не имело никакого смысла. Да и кто-то все равно должен был продолжать вести огонь сверху.

Вот только Эль зря прыгнула и к тому же слишком рано. Почти сразу прибежал сын с заряженным кристаллом для нее и пластинами для меня.

– Эль! Лови! – крикнул я.

Жена услышала, показала, что готова, и действительно поймала. А я заметил, что Ив тем временем не спешит убегать обратно к источнику.

– Назад! – приказал ему.

– Но кристаллы?! – попытался возразить сын.

– Назад!

Ив убежал, и я опять посмотрел, что творится внизу. Оба дракона еще не полностью поднялись хотя бы на лапы, не говоря о том, чтобы взлететь. Иркане повезло, что в момент удара о скалы она оказалась не снизу, а сбоку, да еще и между крыльев Крабодура. Тому вообще досталось сильнее, как более тяжелому. Теперь эльфийки, расходясь в разные стороны, вели перекрестный огонь по уже сильно поврежденным крыльям, не давая дракону их восстановить. Я сверху добавил жару.

Однако Крабодур все равно очухался первым и схватил Иркану до того, как ей удалось взлететь. Мало того, стеганул хвостом, даже не оборачиваясь, но имея в виду назойливых ушастых. Эль находилась достаточно далеко, и ее не задело, а Ларе опять не повезло (зря они вообще так близко подошли!). Темная, естественно, была в мифриловой кольчуге с эльфийским поддоспешником, и дракону вряд ли удалось это пробить, но удар в любом случае был ужасным, и эльфийка сломанной куклой полетела в сторону.

Я ничем не мог помочь, кроме как продолжать обстреливать ящера. Однако толку с этого ощущалось мало, крылья у него и так уже были повреждены до очень нелетного состояния, и восстанавливать их враг пока вроде не спешил, а мордой в мою сторону не поворачивался. Да и пары стрел из правой глазницы, насколько это можно было разглядеть сверху, уже не торчало. То ли обломались при падении, то ли успел затянуть рану, избавившись от заноз.

Эль, по большой дуге, чтобы не нарваться на хвост, побежала к Ларе, а Иркане тем временем совершенно неожиданно удалось вырваться. Вернее, она вдруг просто исчезла. Сначала не понял, в чем дело, но потом увидел, что дракона всего лишь приняла человеческий облик и таким образом выскользнула из недружественных объятий. Правда, этим, на мой взгляд, она ничего не выиграла, теперь дракон легко мог поймать ее уже в таком виде. Что и намеревался немедленно сделать.

Только не успел…

Иркана произвела какое-то действие. Думаю, что именно она. Во всяком случае, воздух вдруг стал видимым и пошел волной именно от нее. Дракон, первым накрытый этой загадочной силой, тоже исчез, а вернее, принял двуногий облик (слишком уж крупный, чтобы можно было назвать человеческим).

Я с замиранием сердца ждал, что случится, когда волна докатится до моих ушастых. С эльфийками ничего не произошло. Потом накрыло и меня самого. Почувствовал легкий толчок всем телом, какой бывает скорее от звуковой волны, чем от порыва ветра, и больше ничего.

Внизу события развивались стремительно. Иркана подскочила к голому безоружному гиганту, который был раза в два меньше горного тролля, но все равно слишком большим. Рубанула его мечом по ноге и тут же отлетела в сторону, получив удар огромным кулаком. Немного прихрамывая, великан подобрал палицу с шипами (вокруг него было много всякого барахла и оружия разбросано, видимо, из пространственного кармана вывалилось). Против подобного оружия наша дракона, находясь в человеческом облике, точно не имела никаких шансов, но как раз в расчете на подобный случай сверху и оставался я с магобластером.

– Ну все, Дурокраб, допрыгался! – объявил я, стреляя.

Вот только вместо обычного сгустка плазмы, стремительно несущегося к цели, или, на худой конец, огненного шара, тоже способного лететь довольно резво, оружие выплюнуло какую-то горящую каплю, что просто упала вниз, образовав там лужицу огня. Второй и третий выстрелы дали тот же странный результат. Смена пластины ничего не дала.

Бросил оказавшееся бесполезным оружие и побежал к лестнице.

Когда выскочил через дыру в стене несколькими этажами ниже, то с облегчением заметил, что почти ничего не изменилось. Только Иркана с мечом в руках уворачивалась от дубины тролля-недомерка. Очень хотелось посмотреть, что там с Ларой? Уж слишком обреченно склонилась над ней Эль. Но прекрасно понимал, что прежде всего нужно справиться с врагом. Да и помощи от меня в исцелении все равно был бы ноль.

Подбежать со спины и покончить с проблемой одним ударом не получилось. Противник каким-то загадочным образом учуял мое приближение (глаз на затылке и эльфийских ушей у него точно не было, поэтому ни увидеть, ни услышать в принципе не должен) и в самый последний момент отпрянул в сторону. Мой меч лишь слегка коснулся шеи, не задев там ничего важного.

Теперь уже мы вместе с Ирканой уворачивались от нападок дракона в его гуманоидной форме. Он оказался не просто большим и сильным, но еще и невероятно быстрым для своих габаритов. Не давал нам ни секунды отдохнуть, и это несмотря на то, что рана на ноге, которую ему нанесла Иркана еще в самом начале, вовсе не собиралась затягиваться и хромота никуда не исчезла. Да и правый глаз, с замутненной радужкой, судя по всему, если и видел, то плохо.

За пять минут таких танцев мы смогли нанести противнику всего пару ударов, по сути царапин, да и те из-за разницы в росте исключительно по ногам. Сами при этом раз десять чуть не получили его стальной шипастой дубиной. Но везение не могло длиться вечно, и после следующей царапины, нанесенной дракону, Иркана не сумела полностью увернуться и улетела в сторону, получив удар.

Я остался с Крабодуром один на один. Вот где пригодился бы мой верный «макаров», которому пофиг всякие перебои с магией, но его, к сожалению, давно уже не было.

– Если ты меня убьешь, то ни за что потом не найдешь своих сокровищ, – сразу озадачил я его.

Дракон мне явно не поверил и до разговора не снизошел. Я бы тоже на его месте очень усомнился, что Иркана с кем-либо поделится своей добычей. Но неприятные сомнения у разумного ящера в голове я все же посеял. Во всяком случае, нападать враг стал как-то медленнее, чем в самом начале. Но мне это все равно мало помогало, не мог ему ничего сделать, хоть ты тресни.

Да, в расчете на такого противника я не тренировался, это точно. А ведь и без того по местным меркам давно владел мечом куда выше среднего уровня. Своей темной жене, конечно, уступал, а уж Анже тем более, но никак не ожидал, что не справлюсь с тем, кто вообще не тренируется в силу того, что почти не принимает своего гуманоидного облика.

Со стороны мы, вполне возможно, выглядели даже забавно. Как пара комиков в кино. Это когда один здоровый с дубиной гоняется за мелким со шпагой, а тот над ним всячески издевается. Оказавшись участником, понял, что изнутри это вовсе не так весело, как выглядит на экране.

Но бой не мог продолжаться вечно. Усовершенствования, которыми Эль наградила мое тело, начали приносить результаты. Может, мне только показалось, но возникло такое впечатление, что противник начал уставать первым. Хотя, с другой стороны, если Иркана лишила всех окружающих их магических способностей, то ничего удивительного. Она и сама, чаще всего пребывая в человеческом облике, в случае малейшей опасности частично трансформировалась и, лишившись такой возможности, показала себя не лучшим образом. Что же тогда говорить о Крабодуре, который вообще всегда предпочитал оставаться в истинном, драконьем воплощении?

Получилось, из всех попавших под ту волну я потерял меньше остальных. Если раньше и пользовался магией, то исключительно опосредованно, через амулеты и артефакты, физически всегда оставаясь при своих. Если бы Иркана заранее предупредила, что имеет возможность проделать подобный фокус, то Крабодуру давно бы была крышка, но увы. Имели то, что имели.

Дракон рычал, хрипел и тяжело дышал. На первый взгляд так было с самого начала, но чувствовалась и разница. Рыка поуменьшилось, а хрипа прибавилось. Крабодур явно уставал, а я пока чувствовал себя вполне нормально. В случае ящера было от чего. У него огромная стальная палица, вес которой, изначально являвшийся основным достоинством, теперь превратился в серьезный недостаток – у меня легкий мифриловый меч, которым я тренировался размахивать часами. Да и прыгать босиком по камням – удовольствие еще то, на моих же ногах была удобная обувь. И самое главное, множественные кровоточащие царапины сил дракону точно не прибавляли. Потеря крови без магической подпитки – дело серьезное.

Противник был раза в два выше меня ростом, поэтому не оставалось ничего другого, как атаковать его ноги. Одно дело подкрасться со спины и рубануть в прыжке (как планировал с самого начала), и совсем другое прыгать во время боя. Тут и на ответный удар недолго нарваться. Высоко подскакивать, как моя Лара или та же Анжа, я не умел. А при этом еще и успешно драться – тем более.

Однако уязвимыми у начавшего уставать Крабодура теоретически были еще и руки. До этого не пытался их достать, так как считал, что от еще одной кровоточащей царапины толку будет немного, а риск неоправданно большой. Теперь же решил попробовать. Причем бил не по самим рукам, которые правильнее назвать лапами, а по палице ближе к месту хвата.

Несколько попыток ничего не дали, но в конце концов у меня получилось. Тролль-дракон взревел громче обычного, а на камень упал отрубленный палец. Однако противник не только дубину не выронил, но даже хватку не ослабил. Вместо того чтобы воспользоваться плодами удачного удара, мне пришлось опять отскакивать и уворачиваться.

Очередная попытка отрубить еще один палец чуть не стала для меня фатальной. В любом случае закончилась серьезной неудачей. Нет, дубиной он меня не достал, хотя не хватило самой малости. Успел вовремя нырнуть под нее, в результате чего приблизился к противнику вплотную. Понимал всю опасность такого маневра, но в другую сторону просто не успевал.

Гигант едва задел меня локтем. Получился случайный скользящий удар. Но благодаря разнице в весовых категориях мне и такого хватило, чтобы отлететь в сторону. Окажись на моем месте кошка, Анжа или Лара, любая из них сумела бы сгруппироваться и приземлиться опять на ноги. Я же такими талантами не обладал.

Повезло, что хотя бы на спину упал. Благодаря чему сразу увидел несущуюся на меня палицу и успел откатиться в самый последний момент. Страшный удар обрушился на камень в том месте, где за мгновение до этого была моя голова. Щеку окатило искрами и мелкими осколками образовавшегося от ударной силы гравия (хорошо, хоть в глаза не попали, а царапины не в счет).

Второй раз Крабодур решил не тратить время на замах и попробовал прихлопнуть меня ногой. Опять увернулся и кольнул мечом в ответ (не так-то просто было не расстаться с клинком, производя маневры лежа). Вроде даже во что-то попал, но полной уверенности не осталось. Положение делалось все более и более опасным. Дальше просто некуда. Едва успевал уворачиваться от все новых ударов, и любая попытка подняться на ноги грозила смертью.

От очередного удара меня спас трофейный нож. Когда Крабодур замахнулся, сорвал с пояса и швырнул наугад. Невероятно, но попал, причем прямо в здоровый левый глаз. Вот только не лезвием, а рукояткой. Вреда не нанес никакого, только разозлил и заставил немного замешкаться. Уже было подумал, что смогу не только откатиться, но еще и на ноги подняться.

Неожиданно в последний момент очередной удар дубиной был прерван возникшей у дракона в глазу стрелой. К сожалению, в правом, и так незрячем. Воспользовался ситуацией и одним рывком вскочил на ноги. Времени на то, чтобы хоть мельком взглянуть, кто там стреляет в моего противника, не было. Лишь бы попадал. Правда, остальные стрелы втыкались куда угодно, только не в оставшийся глаз. Полутролль пригнул голову, не давая стрелку прицелиться.

Шкура у него была достаточно толстой, почти как у настоящего горного великана. Стрелы ее пробивали плохо и неглубоко. Но в любом случае инициатива в поединке теперь перешла на мою сторону. Наш бой начинал все больше и больше походить на описанную ранее сценку из комедийного кино, и я теперь дрался не из отчаяния, а с уверенностью в победе.

– Ну что? Сдаешься? – спросил противника.

Дракон был далеко не в том положении, что в самом начале, но все равно не снизошел до ответа. Зря, между прочим. Мог бы попытаться воспользоваться глупостью человека (то есть меня) и во время «беседы», даже если бы она состояла исключительно из взаимных оскорблений, угроз и самовосхвалений, выиграть немного времени на отдых. Но вместо того, чтобы подловить меня на моей ошибке, он предпочел совершить собственную.

– Не хочешь, как хочешь, – не стал настаивать я. – Только потом, после того как тебя убью, не говори, что не предлагали.

Дракон только зарычал в ответ. Сил на полноценную атаку у него не нашлось.

Нанести дополнительную царапину мне уже не составляло такого труда, как в самом начале, хотя и просто тоже не было. А после нескольких попыток удалось отрубить еще пару пальцев. Уставший, истекающий кровью из множества мелких порезов, утыканный стрелами, как подушечка для иголок, полутролль-дракон уже не мог нормально размахивать тяжелой палицей, держа ее в одной руке. Теперь он только защищался, причем не очень уверенно.

Несколькими ударами я подрубил ему ноги, заставив опуститься на колени, отсек руку, все еще сжимающую уже ставшую бесполезной дубину, и рубанул по шее (рассказывать быстро, а на деле все происходило в несколько этапов). На то, чтобы лишить головы щуплого архимага, мне понадобилось то ли три, то ли четыре удара, а огромному полутроллю удалось отрубить всего с одной попытки.

Враг рухнул в одну сторону, я – в другую. Силы вдруг покинули меня, будто кто-то щелкнул выключателем. Не было никакого желания что-то делать и вообще двигаться. Даже посмотреть, кто там стрелял.

– Да какая разница? – пробормотал себе под нос. – Надо будет – сами подойдут.

Все же пересилил себя и поднял голову. Предположения – это, конечно, хорошо, но и убедиться в их правильности все же стоило. А то мало ли что…

На башне с луками в руках стояли сын с дочерью. Увидев, что враг повержен, они сиганули вниз. Дети перепрыгивали с выступа на выступ, с торчащей части не до конца обвалившегося перекрытия на чудом висящую в воздухе балку, а я даже не закричал, что по ушам за такие фокусы получат. Эльфийки во время боя – еще куда ни шло, а Ив с Марой, когда спешить уже было незачем, могли бы и по лестнице спуститься. Но думалось об этом как-то совсем вяло. Усталость и какая-то непонятная апатия брали свое. Хотелось прямо там, где сижу, лечь и заснуть на сутки, а лучше на неделю.

Глава 27

Эледриэль. Светлая эльфийка

Темной на этот раз досталось очень сильно. В любом другом месте могла не выжить (да чего уж там, точно не выжила бы), а тут, благодаря источнику, имеющемуся совсем рядом, можно было не опасаться. Уже начала восстанавливать угасающую ауру и возвращать Ларинэ к жизни, как вдруг все кончилось. Магия непонятным образом пропала, причем как та, что была в кристаллах, так и моя собственная. Темная осталась жива исключительно потому, что сохранилась невидимая нить связи со мной. Теперь у нас была как бы одна жизнь на двоих.

Там кто-то дрался с драконом, а я даже обернуться боялась. Муж и Иркана, конечно же, больше некому, и от этого было еще страшнее. Вдруг что случится с моим человеком и помочь не получится?!

Так продолжалось довольно долго, пока не прибежала Мариэль. Оказалось, что у дочери сохранилась сила! Совсем немного, но сохранилась. Сама лечить не решилась, да и не сумела бы, а передала мне все, что имела. Пусть всего капля, но хватило на то, чтобы прервать связь и оставить Ларинэ в живых.

– Что с источником? – первым делом спросила я у дочери.

– Погас. Почти как в прошлый раз, но как-то по-другому. Я успела забрать последнюю искру магии. Моя собственная сила тоже исчезла, а эта капля почему-то осталась.

Поняла, что прямо сейчас силу получить не выйдет. Наконец взяла в руки лук и осмотрелась. Прежде всего, дети. Они были вооружены луками, что мы им привезли из дома, сделанными специально для них. Что характерно, пока дочь передавала мне силу, сын стоял рядом и охранял. Немного в стороне лежало обезглавленное тело неизвестно откуда взявшегося горного тролля. Рядом с ним на камнях сидел мой Дим. Обоих драконов нигде не было видно.

Осмотревшись внимательнее, заметила лежащую дальше Иркану в ее человеческом облике. Получается, что магических сил лишились не только мы, но и драконы, а этот тролль и был тем самым Краборамидуром. Уловила какую-то неправильность в собственных рассуждениях. Немного подумав, поняла, в чем дело. Все мои знания говорили, что, лишившись магии или умерев, дракон непременно должен принять истинный облик, а тут каким-то образом получилось наоборот. Вроде бы так не бывает.

Решила обдумать это позже. Поднялась на ноги и с трудом поплелась к мужу. Только теперь заметила, сколько жизненных сил отняла у меня темная, когда я не давала ей умереть. Дим сидел на камнях в похожем состоянии. Совершенно обессилел и даже голову в мою сторону не сразу повернул. Опустилась рядом с ним. Обняла.

– Извини, любимый, но сейчас не могу ничем тебе помочь. Магических сил нет совсем. Немагических тоже.

– Даже не вздумай пытаться! – строго приказал он. – Тебя саму необходимо спасать! Видела бы себя… Хотя лучше не смотри. Никогда бы не подумал, что эльфийке есть куда худеть.

Ничего не сказала в ответ, только сильнее прижалась к своему человеку. Так и сидели какое-то время.

– Что с Ларой? – спросил муж.

– Жива. Дети сейчас с ней. Но если хотя бы до завтрашнего утра не вернется магия, то можем потерять.

Только закончила говорить, как увидела, что Мариэль и Иваниил бегут к нам совсем с другой стороны.

– Мама!

– Папа!

– Там Иркана.

– Она жива!

– Но сильно ранена.

Дети были абсолютно уверены, что папа с мамой обязательно что-нибудь придумают и непременно спасут их новую подругу. Рано или поздно наступает момент, когда приходится разочаровываться во всемогуществе родителей. Я не могла ничего сделать или придумать.

Муж смог!

– Те контейнеры, уменьшающие вес и размер, когда все произошло, находились ведь у Ирканы в пространственном кармане? – то ли спросил, то ли заметил он (если и спросил, то у себя, так как кроме Дима момента, когда все произошло, никто не видел). – Возможно, в кристаллах осталась энергия.

– Не исключено, – ответила я.

Ничего конкретного о драконьих пространственных карманах, кроме того, что они существуют, не знала, поэтому не могла и предполагать. Прочитанное в книгах было неполным и противоречивым. По одной из теорий, это являлось кусочком совсем не нашего пространства, поэтому воздействие, что лишило нас магии, могло туда и не проникнуть.

Правда, была и другая теория, объясняющая, каким образом дракон меняет формы: человеческую и драконью. Откуда берется лишняя (огромная) масса тела и куда исчезает? Автор одной древней книги предполагал, что все очень просто: дракон носит запасное тело, в которое временно переносит свою душу, в пространственном кармане, который именно для этого предназначен. Ношение там же разных необходимых вещей, таких как одежда и оружие, – это побочный эффект, примерно как человек станет прятать монеты за щеками. Неудобно, много не взять и можно подавиться. Так и у дракона – карман сам по себе и большой, вот только лишнего не положишь без сноровки, которая приходит с годами.

Из этой теории можно было сделать вывод, что существование драконьего тела прочно завязано на магию. Поэтому, когда Иркана применила амулет полного обнуления всей и прежде всего драконьей магии, истинные тела у них обоих перестали действовать и рефлекторно была произведена замена на гуманоидные. Ну и от таких резких движений из пространственных карманов все лишнее посыпалось. В чем-то красивая и сама по себе непротиворечивая теория вряд ли была правильной, так как игнорировала другие известные факты.

Пока я вяло над этим думала, дети тут же бросились искать нужные контейнеры, нашли матрешку, вытащили несколько штук пустых, которые тут же и принесли.

– Работают! – радостно объявил Иваниил.

Теперь предстояла довольно кропотливая и долгая (особенно в моем состоянии) работа по извлечению кристалла. Но муж не стал церемониться и просто ковырнул мифриловым мечом то место, где стоит накопитель. Достать-то достал, но после такого варварского обращения контейнер вряд ли получится восстановить. Ничего, будем считать, что он из доли драконы. И пусть только попробует оспорить! В конце концов, ради ее спасения старались.

Взяла из кристалла маленькую каплю энергии для восстановления собственных сил и пошла лечить Иркану. Кто бы мне сказал, что стану исцелять дракона, – ни за что бы не поверила! Да я бы во многое не поверила. Но стоит к чему-то начать привыкать, как случается новое, находящееся за рамками вероятности. Знала: с моим человеком не соскучишься, а теперь выяснилось, и дети все в папу пошли, и неважно, что внешне больше на эльфов похожи.

Дракона была жива и в сознании, однако рану получила очень серьезную. Половина ребер с правой стороны переломана, и чем-то тупым пробито легкое. Кровь шла как из дыры в грудной клетки, так и изо рта. Удивительно, как она вообще осталась жива? Ведь теперь я ясно ощущала, что передо мной самая обыкновенная человеческая женщина, без капли драконьей магии. Вообще без какой-либо магии.

Не стала исцелять ее до полного восстановления. Залатала поврежденное легкое, соединила ребра, дав команду на сращивание, и затянула рану. Дальше пусть сама. И вообще, в драконьи целители я не нанималась!

В кристалле оставалась еще половина магической энергии, и я истратила ее на темную. Теперь была абсолютно уверена, что, если даже не вернется магия, Ларинэ все равно сумеет выздороветь. Пусть не скоро, но сможет. Она даже в сознание пришла.

– Все живы? – в первую очередь спросила Лара.

– Все, – успокоила я ее, – даже дракона.

Почти сразу прибежали дети. И правильно! Нечего за чужими драконами ухаживать, когда темная мама больна. Потом и Дим подошел. Собрались все вместе. Пусть и без магии, но живы.

Ва’Харр. Великий Князь и король

Мысль о том, что надо удирать, пока целы, очень вовремя пришла мне в голову. Пусть другие говорят, что это – трусость, мол, настоящие мужчины не отступают, а умирают с оружием в руках. Глупости все это. Погибать задарма, из-за того, что проклятый архимаг использовал нас втемную и заманил в ловушку, – не собираюсь. И своих верных дружинников под огненную стену и арбалетные болты гнать не хочу.

На собственной земле, когда за спиной женщины и дети, другое дело. А на чужой, где цена победы измеряется лишь добычей… Нет, спасибо, не надо.

Как только я заметил, что Ранон запрыгнул на башню, дал верным людям знак приготовиться. Половину телег с добычей, простой рухлядью, велел оставить. Никто не возражал. Это барахло только обузой будет. Ребята взяли лишь самое ценное, не разбирая, наше это или союзничков.

Поглядел еще раз в казгардскую зрительную трубу. Было от чего удивиться. «Мой» архимаг не подает признаков существования, а вот союзники идут на прорыв, никто уже не гибнет от магических ловушек. Все вроде тихо. Только защитники долины пытаются сдержать натиск, но у них это слабо получается. Неужели два архимага уничтожили друг друга? Сбежать в такой момент и оставить все штурмующим долину? Тут даже дело не в добыче, а в позоре, от которого потом не получится избавиться до конца жизни. Прийти последним – совсем нестрашно. Никто слова против не скажет, даже рады будут, так как основная добыча как раз им и достанется.

Я едва не приказал поворачивать к башне. И тут из нее полетели огненные шары. Опять магия! Что там, Ранон по своим палит, или чужой архимаг его одолел? Впрочем, какая мне разница? Главное, убедился, что был прав. Пора уносить ноги.

Когда мы отошли на достаточное расстояние, я начал соображать, что же дальше делать? Слишком доверялся архимагу, Во’Дан раздери! Ведь были мысли, ясно говорящие – не по зубам мне этот орешек. Крепостные стены, окружающие столицу королевства, – слишком высокие и крепкие. Толпа северных варваров, какой, по сути, являлись мои вояки, такую цитадель ни в жизнь не возьмет. Это не налет на беззащитную деревню. И даже не бой в чистом поле, где у наших вояк могли быть шансы в том числе и против превосходящих сил противника.

Ну а чтобы со столицей королевства справиться – магия нужна, или военное искусство. Казгардские осадных дел мастера, работу которых мне как-то довелось видеть, понастроили бы специальных машин, вырыли подкопов. Гномов бы мне, но где их возьмешь, и как на службу заманишь? А еще какую бы магическую штуковину, что обрушит стены. Но мага у меня теперь нет. Нет даже полсотни бочек китового жира, который можно было бы пожечь в подкопе.

И тут меня осенило!

– Стоп, – сказал я себе вслух, чем немало удивил окружающих.

Некоторые даже восприняли как команду. Дальше уже думал молча. И прежде всего о том, что архимаг кое в чем мог быть и прав. Ведь эта долина с башней и в самом деле стоит на пути в столицу, загораживая главный город королевства, еще как защищая от всяких незваных гостей. Союзнички в этом на своей шкуре убедились. Если владевший долиной архимаг был с местным королем в дружеских отношениях, а точнее не покушался на город, то другой защиты и не надо. Через владения великого чародея никто не полезет. Это мы, дураки, коварного Ранона послушались. Получается, что с этой стороны королю нет особого смысла держать укрепленные гарнизоны. И если пройти по самому краю долины… Рискованно, но мне терять уже нечего.

Мы долго пробирались выбранной дорогой. Пару раз пришлось даже телеги с колес снимать и на руках тащить, а лошадей вести в поводу. Это все больше убеждало, что в своих предположениях я был прав. Смысл охранять направление, если здесь и добраться толком нельзя? Конечно, должно мне сильно повезти, но вдруг? Нападения никто не ждет, значит, можно предполагать, что противник бросил все силы на осаждающих, совсем в другой стороне. Здесь же мы, при известной доле везения, можем перехватить обоз с продовольствием. Разузнать, нет ли подземных ходов, ведущих в город. Будет на то милость Во’Дана – разгромить какой отряд, ведь должны же верные вассалы прийти на помощь своему королю. А потом, переодевшись в доспехи королевских стражников, войти в крепость и…

Впрочем, уж больно я размечтался. Не знаю, какое событие должно произойти, чтобы боги одарили меня своей благосклонностью. Приятно было бы получить хоть что-то взамен предательства архимага, этого порождения Во’Лока, но надеяться на это – глупо. Называть взятие столицы – хоть чем-то – тоже.

Самое интересное, никакого сопротивления на пути мы не встретили. Легко захватили какую-то деревушку, хоть поели по-нормальному. Разузнали, что часа четыре назад и в самом деле прошел отряд рыцарей, направляющийся к столице. Рванули за ним. Во’Дан был благосклонен, ночью мы подобрались к лагерю и перебили всех. Я обрадовался, видать, не все потеряно, старина Ва’Харр, тебе, как и раньше, сопутствует удача. И без архимага можно справиться.

Только странной оказалась эта удача. Когда мы подошли к столице, там ожидал неприятный сюрприз. Кругом валялись обгоревшие трупы. И наших ребят, и защитников. Со слезами на глазах смотрел я на то, что осталось от старшего сына. Только по мифриловому медальону и смог его узнать. Ворота города были открыты. Немногие из оставшихся жителей – напуганы до невозможности. На нас смотрели не как на врагов, а с отчаянием и надеждой.

– Что такое? – спросил я у первого, кто сохранил способность членораздельно изъясняться.

– Дракон! – прозвучало в ответ.

Оказалось, совсем недавно, буквально часу не прошло, на город налетел дракон. Нет, всякие мелкие тут и раньше бывали, последний лет десять назад. Но сегодняшний был просто огромен и ужасен. И, главное, обладал неимоверной силой. В два счета он сжег и северян, и местных, не погнушался, гад, и мирными жителями. А потом улетел прочь – как раз в направлении той долины, где стояла башня архимага.

Город пребывал в панике и был готов признать кого угодно своим правителем. Лишь бы защитили. Так что сбылась моя мечта – стал я королем Айторунским, Ва’Харром Еруаном Первым. Пришлось по местным обычаям тронное имя принимать. Оставшийся в живых местный жрец быстро провел церемонию. Вот и стою в золотой диадеме, сжимаю в руке скипетр. На плечи накинут расшитый золотом плащ. Посвятил в рыцари, дурацкий обычай, но местные его держатся, несколько своих воинов и кого-то из здешних. Верного союзника, князя Ва’Зана, титуловал герцогом. Еще кому-то чего-то дал, а кому-то только пообещал.

Да вот толку от этого? Армии почти нет, с подданными тоже не густо. Что-то надо предпринимать. Потом я переманю на эти земли северян. Из моего княжества, из соседних, что остались без правителей. Земли здесь гораздо плодороднее, чем у нас, значит, будет урожай. Вроде есть чему радоваться. Только королевство лишь по нашим меркам считается богатым. А среди прочих соседей оно так себе. Живет, в основном, за счет морской торговли. С юга же его окружают горы, в которых тролли попадаются. Так что надо начинать контролировать перевалы, если они вообще есть. Разбираться с троллями. А потом идти дальше, не мне, так моим детям.

Но это все позже, есть и более насущные проблемы. Что с долиной? Не хотел бы я иметь тамошнего архимага в соперниках. И дракон. Мне ведь пришлось на коронации поклясться, что я постараюсь защитить моих новых подданных от этой напасти. Хорошо бы, если бы дракон с архимагом вступил в бой. Может, он к башне и летел, а над городом так, покуражился.

Стал я вспоминать все, что мне известно о драконах. Читал в Казгарде как-то старую хронику. Сведения там путаные были, где сказка, а где быль, и не разобрать. Что-то про истинное и обычное воплощение, будто дракон – это оборотень, который может принимать облик человека, эльфа или еще кого. Множество споров и догадок, который из обликов настоящий. Теория, утверждающая, что люди и другие разумные расы как раз от таких драконов произошли. И другая, говорящая о противоположном, что очень сильный маг любого народа на пике своего могущества способен превратиться в дракона.

Ясно одно – последние три или четыре тысячи лет назад драконы перестали появляться. Достоверных сведений о них больше не было. Всякие легенды гномов и эльфов – не в счет, это перепев старых сказаний, что были созданы еще во времена легендарных войн. Так, во всяком случае, говорилось в книге. А сколько их таких было? И в каждой описано что-то иное.

И тут я припомнил одно северное предание. Говорилось в нем о вражде богов, вечной, как и этот мир, ссоре Во’Дана с Во’Локом. Темный бог наслал на наш край дракона, силы могущественной. И уничтожил бы этот дракон все северные княжества, не помоги нам Во’Дан. Одному из могучих героев даровал бог войны меч необычайной силы. Как водится, вышел этот герой в чисто поле, встретил дракона, снес ему голову. А из шкуры – доспех сделал. Вещь легендарная, хотя и не очень удобная в силу значительного веса. Но и по прочности только мифриловой броне уступает.

Потом эти реликвии переходили в роду от отца к сыну. Красивая легенда. Дракона так просто не одолеть, тут одного меча, пусть и волшебного, мало будет. Но только что-то подобное и в самом деле происходило. Земли северян не всегда в запустении стояли. Много столетий, а то и тысячелетий тому назад был у нас цветущий край. Тучные стада ходили по долинам, поля давали небывалый урожай. В подтверждение этому иногда находятся то старинные свитки, то вазы с рисунками, то какой еще артефакт. Или доспех из драконьей кожи. Она не гниет и без всякой обработки может храниться тысячелетиями.

А потом все запустело. Честь земель ушла под воду, какие превратились в острова, а где-то на ровном месте вдруг неведомо как появились скалы. Есть у нас и выжженные территории, где почти не растет даже трава, до сих пор уголь добывают. В общем, не Проклятые Земли, но жить почти невозможно. Говорят, раньше было много народу, под скипетром единого владыки. А теперь и людей почти нет, и каждый старается в князья вылезти. И вот еще – на севере почти и нет эльфийских рощ. Как бы тоже дело рук дракона. Правда, слышал, остроухие холода боятся, но разве у нас холодно?!

Получается, в самом деле порезвился дракон в северных землях. А вот кто его убил, где теперь потомки этого героя? Ответ пришел сам собой, как же я сразу не догадался?! Это же мой сослуживец Ва’Лет. Нынешний Император Севера. Сколько раз он своим мечом хвастался да драконьей броней. Меч-то у него особенный, про дракона не скажу, а при появлении в окрестности врагов из орочьего, гоблинского или еще какого рода нечисти начинает синем пламенем пылать.

Да, но до Ва’Лета так просто не доберешься. И, если честно, мы хоть и сослуживцы, друзьями большими не были. Когда я из Казгарда бежал, мы даже прилично повздорили. Из-за одной красотки началось, мордобоями продолжалось. Нет, гонца я к нему отправлю. А сам наведаюсь лучше к гномам. Их горы совсем неподалеку, надо ехать на юг. Гномий банк в столице я не тронул, даже денег туда положил, местный жрец посоветовал кое-что предложить подгорному народу. Решено, отправляюсь.

Глава 28

Дим. Попаданец

Весь казавшийся таким долгим бой с драконом на самом деле не занял и часа. Источник же начал оживать ближе к вечеру. По словам Эль, сперва медленно и как-то неохотно, выдавая совсем крохи силы, но все же. Во всяком случае, появилась надежда, что позже восстановится целиком.

На ночь устроились в башне. Аккуратно перенесли туда обеих пострадавших. Пускай от строения отвалились почти целая стена и часть крыши, но условно жилых помещений там еще хватало. Крестьяне пока не спешили возвращаться ни в свою сожженную деревню, ни к нам. Оно и к лучшему – пока было совсем не до них.

К утру же полностью пришел в норму магический источник. Эль этому очень обрадовалась и первым делом вылечила всех нуждающихся, а потом, на всякий случай, и не нуждающихся. То есть вообще всех, в том числе и Ива с Марой, которые в бою участвовали исключительно с безопасного расстояния. А уж меня тем более, хотя на деле ранен не был (царапина на щеке не в счет), простая же физическая усталость и так уже прошла.

– Без источника последствия магического истощения, которое мы получили, ощущались бы еще не один месяц, а так все вернулось на прежний уровень, – объяснила она.

У меня был резонный вопрос, почему же тогда таким же способом не восстановилась в прошлый раз рыжая Ли, но заговорил о другом, более актуальном.

– А Иркана? – рискнул спросить я, надеясь, что не приревнует на пустом месте.

– Не знаю, – честно призналась эльфийка. – До сих пор ощущаю ее как обыкновенную человеческую женщину, у которой вообще нет никаких магических способностей.

– Меня, насколько могу припомнить, ты всегда ощущала точно так же. Может, и я немножко дракон?

– Совсем не смешно! – скривилась ушастая. – И вообще, за такие шуточки, как кое-кто любит говорить, и по ушам получить можно. Хватит ко мне приставать со своей драконой. Если что интересно, сам у нее и спрашивай.

Ну вот, приревновала. Обнял жену и нашептал на ушко, какая она у меня самая-самая и никаких драконьих вертихвосток мне не надо.

Когда после обеда устроили общий совет, на котором присутствовали как Иркана, так и Ив с Марой, был затронут и этот вопрос. Но первой заговорила Лара о главном.

– Что это было? – спросила она дракону.

– Древний амулет, на время лишающий драконов всех магических сил, – ответила та.

– Ушастые, признавайтесь, у вас в предках тоже были драконы, раз на вас подействовало? – пошутил я.

Эльфийки не сочли нужным отвечать, а Иркана продолжила:

– Нашла его в этой башне. В лежавшем в том же тайнике дневнике архимага было написано, что действует только на драконов. Предыдущий хозяин сам несколько раз его испытывал, не на драконах, конечно, а на себе и источнике, и с полной уверенностью писал, что никакого действия не заметил. Другие подробности отсутствовали, поэтому решила применить в самом крайнем случае. Думала, что если и Краборамидур, и я одновременно лишимся сил, то вы сможете легко с ним справиться. Никак не могла предположить, что подействует на всех окружающих и даже на источник и заряженные от него амулеты.

– А может, все дело в том, кто применил? – спросил я. – Если маг против дракона, то должно было действовать одним образом, а если дракон против другого дракона, то совсем другим? Или вообще не предполагалось, что амулет возьмет в руки кто-то из вашего племени, потому и произошло какое-то замыкание? Дай посмотреть…

– Нет!!! – закричали хором обе жены и Иркана.

Вот злопамятные! И дракона туда же! Подумаешь, случайно не на ту кнопку нажал в том архимаговском артефакте, теперь всю жизнь поминать будут? Решил не настаивать, а сменить тему, вернее, вернуться к прежней.

– И надолго теперь? Имею в виду, ты потеряла все свои способности, кроме пения? – спросил дракону.

– Не знаю, – без особой радости ответила она. – Вообще, предполагала, что речь шла о минутах, а теперь даже не представляю.

– Самое худшее в этой истории то, что я лишился законного трофея! – попытался разрядить таким образом обстановку. – Теперь ведь никому не докажешь, что голова полутролля-полуорка на самом деле принадлежит дракону.

Однако Иркана меня неожиданно обнадежила:

– Есть большая вероятность того, что, когда кончится действие той силы, которая была в амулете, тело и его части вернутся в свой истинный облик.

Эльфийки восприняли такое заявление скептически, а я все же спросил:

– Насколько большая?

– Думаю, что не меньше чем два к одному.

Увидел, как первым сориентировался сын и зашептал на ухо сестре:

– Нужно те пальцы собрать, что папа отрубил дракону. Потом будем иметь когти.

Хозяйственные у меня дети, однако. Все в светлую маму. Сам бы о таком даже не подумал. Тем временем закончили обсуждать уже произошедшее и перешли к более актуальному, а именно – что делать дальше?

Иркана. Дракон-менестрель

Чувствовать себя простой смертной женщиной было непривычно. Это если выражаться очень мягко. А вообще, крайне неприятно. И страшно. Ощущение полной беспомощности угнетало. Хотя и привыкла большую часть времени находиться в человеческом облике, на этот раз ситуация представлялась совершенно иной.

Всегда была сильнее и быстрее окружающих меня людей. Имела лучшее зрение, слух, обоняние и вообще во всем превосходила. К тому же знала, что в любой момент могу частично трансформироваться или принять полный истинный облик, став совершенно неуязвимой для окружающих, кем бы они ни были. Теперь же была такой, как все, и, что особенно угнетало, на неопределенный срок.

– Говоришь, там было написано «ненадолго»? – опять спросил князь Ва’Дим. – Осталось только выяснить, по чьим меркам? Человеческим, эльфийским или драконьим? Ведь все это очень разные системы мер. Для человека и год уже срок, для эльфа, как я слышал, и сотня лет не очень долго, а для твоего покойного жениха Крабодура и тысячелетие не так чтоб слишком много.

Последнее предположение человека мне очень не понравилось. Немного подумав, нашла в нем логическое несоответствие.

– После воздействия амулета я осталась в человеческом обличье, следовательно, и мерки должны быть соответственными.

Тут же подумала, что такую подлую вещицу вполне могли разработать древние эльфийские архимаги и измерять время по-своему, но не стала об этом говорить. Уж очень нерадужные рисовались перспективы. Однако не сказала, и не из-за боязни посмотреть правде в глаза (если это вообще правда). Просто не хотелось ослаблять своих позиций в торговле с нынешними партнерами. Дружба дружбой (да и то только с их детьми), а интересы у каждого свои.

– Тогда не больше года, – сделал свой вывод человек. – За это время многое можно успеть, чего в прежние времена ты никак не смогла бы сделать.

– Что, например? – не поняла я.

– Посетить эльфийскую рощу, – сразу же ответил князь, как будто эта идея у него была давно на уме. – Мы вроде как обещали на обратном пути показать детей дедушке с бабушкой. Представляешь?! Какой еще дракон может похвастать, что свободно разгуливал по эльфийскому лесу? Споешь еще там, вдруг эльфам понравится?

Эльфийки скривились от такого предложения мужа, но возражать не стали. Как, впрочем, и я решила не напоминать, что других драконов на планете нет и хвастать в любом случае будет некому. Вместо этого на всякий случай напомнила, раз уж зашла речь об обратной дороге, что мне были обещаны у них в княжестве место, защита и покровительство. В любой другой ситуации сказала бы только про место, тем более что тот, из-за которого оно мне требовалось, уже мертв, а теперь ничего из перечисленного не считала лишним.

Никто против этого не возражал. Оно и понятно, им теперь детей домой нужно довезти, и дополнительный меч в такой дороге точно пригодится. Вот только все предыдущие планы, в которых основной расчет был на мой пространственный карман, пришлось забыть. Сокровища, что мы украли у Краборамидура, имели слишком большой вес, но и контейнеров, к счастью, было немало. Для размещения остальных вещей там места тоже вполне хватало. А лошадей, на которых это все везти, – нет.

– Да, не зря мы тот бандитский обоз в долину затащили, – напомнил Ва’Дим. – Теперь будет на чем перевозить все нажитое непосильным трудом.

– На тех телегах далеко не уедешь, – скептически заметила темная.

– А нам далеко и не надо, – ответил человек.

– И куда это ты собрался? – с подозрением спросила его светлая жена.

– Как это куда? В заброшенный гномий город, естественно! Больше и некуда. Там дождемся остальной экспедиции и уже нормально поедем домой. Да и об остальных сокровищах Дурокраба забывать не стоит.

Очень я сомневалась, что остальные когда-нибудь будут найдены. Может, Краборамидур и не был самым умным из всех драконов, но уж свою сокровищницу наверняка хорошо спрятал. Только поэтому и не прилетел сразу после нападения архимага – перепрятывал. Из кармана у него вообще ничего ценного не вывалилось. Рассказала о таких своих мыслях остальным.

– Найдем, – уверенно заявил князь.

– Извини, но я очень в этом сомневаюсь, – ответила я.

– Тогда Ива с Марой пошлем, они точно найдут.

После этих слов эльфийки очень нехорошо посмотрели на своего мужа, а дети, наоборот, с энтузиазмом. Князь Ва’Дим заметил только первую пару взглядов и начал оправдываться, мол, он имел в виду, когда вырастут. Зря, так как дети, насколько я их успела узнать, таких слов отца не забудут и бросятся на поиски при первом удобном случае. Найти не найдут, а родителям немало неприятностей доставят.

Дим. Попаданец

Не повезло крестьянам. Мало им было разорения, что нанес дракон, так мы еще забрали часть телег, которые они успели посчитать своими. Ладно повозки, и оставшихся было с избытком, а вот лошади… Но, с другой стороны, более десяти лет жили практически без них, поэтому с теми, что мы оставляли, точно проживут не хуже.

Возникла даже идея взять часть воинов, которые принесли клятву на источнике, но после недолгого совещания решили от нее отказаться.

– Были бы они захвачены в плен в бою, тогда другое дело, а так толку все равно мало, – высказала свое мнение Лара.

– Один плюс все же есть, – возразил я.

– И какой же?

– При виде многочисленной охраны многие подумают, стоит ли вообще нападать на такой караван?

– А другие решат, что в таком караване точно есть чем поживиться, – резонно возразила мне жена. – Поэтому если и нанимать, то лучше настоящую охрану.

Все мы с ней согласились, вот только потом выяснилось, что в разоренной войной стране надежную охрану нанять не так-то просто, а для небольшой банды мародеров само по себе наличие охраны вполне сдерживающий фактор. Уже в первых деревнях по пути стали поступать тревожные сигналы, и чем дальше, тем больше. В столицу заходить мы с самого начала не собирались, а узнав, что город сожжен драконом и захвачен северными варварами, – тем более. Сразу свернули на тропу, которая вела на север, обходя при этом столицу как можно дальше.

К счастью, проселочные дороги тут мало чем отличались от основных трактов, и простая телега проходила практически везде. Вот только одна беда, и, к сожалению, вовсе не дураки. Любая дорога рано или поздно, но всегда проходила мимо какого-нибудь местного центра цивилизации, будь то городок или баронский замок. За исключением тех случаев, когда конкретно к ним и вела.

Нам это было совсем не нужно. И в мирное-то время с тремя телегами на четверых взрослых (в меньшее количество наш груз просто не помещался, и прежде всего из-за веса, а не размера) лучше избегать любых контактов с теми, кто обладает силой и властью отобрать имущество. А уж в военное, когда вовсю орудовали банды дезертиров и просто обездоленных людей и законная баронская стража мало чем от них отличалась, и говорить не стоит.

По той же причине не могли нанять охрану. Ведь для этого нужно было остановиться хотя бы в одном из городков, а туда мы как раз не совались. Когда на пути оказался не сожженный драконом и не затронутый войной небольшой город, решили разделиться. Сначала планировалось, что я и Иркана отправимся в населенный пункт в надежде нанять там людей, а Эледриэль, Ларинэ и дети останутся в лесу охранять телеги. На самом деле поначалу возник некоторый спор по кандидатурам, но в конце концов все согласились, что по-другому все равно не получится.

Во-первых, мы находились пусть и в королевстве, но северном, и в любом случае должен был идти мужчина. С этим никто не спорил. Во-вторых, дракона теперь была стопроцентной человеческой женщиной и привлекала куда меньше внимания, чем любая из эльфиек. А уж будучи менестрелем – тем более. Ну и в-третьих, как бы ни рвалась темная со мной в качестве охраны, остающимся в лесу детям это требовалось куда больше. Я и сам мог кое-что, как во владении мечом, так и в магическом плане при помощи амулетов.

В конце концов и дракона тоже осталась в лесу. Вовсе не из ревности ушастые не пожелали отправлять меня с другой женщиной. Просто нечего ей было в городе делать. Так что я шел один.

– Не переживайте, ушастые, все будет хорошо, – прощался я с женами. – В кои-то веки все идет, как и положено, то есть мамы остаются с детьми, а отец отправляется на подвиги, хотел сказать, нанимать охрану, а вы смотрите, как на врага народа.

– Подвиги?! – нехорошим тоном спросила темная.

– Оговорился…

– Только попробуй! – поддержала ее светлая.

– Буду предельно осторожен и вообще, – пообещал я.

Глава 29

Морнэмирэ. Светлая эльфийка

Быстро и выгодно распродала в городе все лишнее и не торопясь отправилась дальше. Древо дало отсрочку, и я не собиралась никуда спешить. Могла вообще все отложить на сотню лет или до удобного случая и двигалась скорее по инерции, пока не приняла окончательного решения. А когда поняла, где и каким образом они перебрались через горы, сразу же решила отложить все на потом. С горными троллями сталкиваться не собиралась.

Однако стоило мне направиться в противоположную сторону, как скрутила невероятная боль. Древо явно было другого мнения.

– Но я не пройду через горы! – обратилась в пространство.

Ничего не изменилось.

– Не пройду с лошадьми, – на всякий случай поправилась я.

Опять ничего. Древо Жизни не интересовалось моими предпочтениями или удобствами. Оно просто не давало мне выбора. Вернулась назад в селение и оставила лошадей и большую часть вещей там. Заплатила за хранение. Оставалось надеяться, что когда-нибудь сюда еще вернусь.

Через горы перебралась без проблем. В одиночку и налегке это совсем несложно. Неоднократно видела следы горных троллей, но легко избегала встречи с ними. Однако, если через перевалы в одиночку перебралась куда быстрее, чем если бы пришлось вести лошадей, дальше все обстояло наоборот. Пока бежала по лесу, еще ладно, я все-таки эльфийка и могу так передвигаться быстрее всадника-человека. Но мчаться таким образом через всю немаленькую страну не имела ни малейшего желания.

Поэтому в первом же селении людей украла лошадь. Платить за такую я и не собиралась! Ехала на ней даже медленней, чем бежала на своих двоих. Но недолго, встретила отряд воинов во главе с рыцарем, которые спешили на войну. Известия о военных действиях мне не понравились, чего никак нельзя сказать о коне рыцаря. Не эльфийский, конечно, но тоже очень неплохой…

Уже этой же ночью я ехала верхом на нормальном скакуне. А рыцарь? Что он стал делать, когда обнаружил вместо своего – теперь уже моего – красавца крестьянскую лошадку, я не знаю. То, что поймут, чьих это рук дело, не сомневалась, но мне было все равно. Во-первых, возвращаться туда я в любом случае не собиралась, а во-вторых, естественно, что представилась не настоящим именем. Пускай ищут.

Листок Древа Жизни вел меня почти на запад, только самую малость отклоняясь к северу. С местными жителями практически не контактировала. Сама питалась охотой и только изредка заезжала в деревни, чтоб купить овса коню. И узнать новости, которые мне нравились все меньше и меньше. Вернее, совсем не нравились. Война принимала затяжной характер. Местные беды меня не очень волновали, если бы не одно «но». Очень большое «но». Дракон!

Слухи о сожженной ящером, а потом захваченной варварами столице разлетелись по стране с невероятной скоростью. И это было плохо. Как сам дракон, так и хаос, опустившийся на страну после падения столицы. Словно из ниоткуда, на дорогах появились банды, да и местные власти не стеснялись откровенно грабить беззащитных путников. На меня успели напасть и те и другие.

В первый раз это была четверка хмурых мужиков, перегородивших лесную дорогу. И еще пятый, прячущийся на дереве (его бы и глухой услышал, не говоря об эльфе), по всей видимости, это был лучник, который и придавал бандитам такую уверенность в себе. А может, они просто ничего не слышали о моем народе? В такой глуши все возможно.

Могла бы легко от них уйти, но не стала тратить время на объезд. Перестрелять было куда быстрее, что я и сделала, как только услышала натягиваемую тетиву. Человек на дереве думал, что сможет выстрелить быстрее эльфийки? Ну что ж, умер первым, остальные, впрочем, пережили своего сообщника всего на несколько ударов сердца. Моего сердца, а оно билось в нормальном темпе. Поэтому можно сказать, что прожили они даже дольше, чем заслуживали.

Стрелы вытащила быстро, воспользовавшись специальным заклинанием. На обыске трупов тоже много времени не потеряла, слишком уж нищие разбойники попались, всего три медных монеты со всей пятерки и получила. Еще ни разу мои стрелы не стоили столь дешево! А ведь можно считать, что оказала услугу королевству, уничтожив банду. И где справедливое вознаграждение? Нету. А чего я, собственно, от людей ожидала?

Второй случай был куда более серьезным.

Стража у моста мне сразу не понравилась. Абсолютно! Хотя на вид все было в порядке: воины в одинаковых доспехах и почти однотипно вооруженные. Обычное, в общем-то, дело, из арсенала получают положенный минимум, а после довооружаются, кто как может. У людей так принято. А вообще у всяких мелких баронов в такой глуши и разнотипные доспехи на стражниках не являются чем-то из ряда вон выходящим. Порой, если замок достаточно древний, можно увидеть в одном отряде оружие и броню разных эпох. Могу сказать, что всегда увлекалась историей оружия, и мне было бы интересно такое увидеть. Но не на этот раз.

Тому, что людей, охраняющих мост, было слишком много для такого дела, я тоже не удивилась, война как-никак. Однако все равно они мне показались подозрительными. Если на мостах и ставили охрану, то пары воинов всегда хватало. А тут десяток: восемь с копьями и двое с арбалетами. Заранее нацеленными на меня, между прочим. Тоже нехорошо, не банда же к ним подъезжала, чтобы так беспокоиться, а одинокий путник. Эльфийку во мне опознать, когда я в плаще и с капюшоном, на большом расстоянии никак нельзя, только вблизи.

– Слезай с коня и показывай сумки! – выкрикнул один из воинов, видимо, главный, выходя вперед. – И не вздумай хвататься за лук, а то знаем мы эти эльфийские штучки.

– А в чем дело? – спросила я.

– Проверка на запрещенные грузы, – ответил он. – Пошевеливайся!

– Запрещенным, как я полагаю, окажется все, что вам понравится? – спросила, уже не боясь спровоцировать.

– Как ты догадалась? – послышалось из толпы.

Остальные грубо засмеялись, по их мнению, удачной шутке.

Все было ясно, меня просто грабили. Нигде и никогда не искали запрещенные товары у одиноких путников, только у купцов с телегами. А если еще учитывать реплики некоторых воинов, думающих, что я не слышу…

Вообще-то подобные перешептывания по поводу прелестей увиденной эльфийки (иногда очень подробные) были свойственны человеческим мужчинам. Везде и всегда. Разве что рядом находилась жена такого мужчины или попадался на редкость умный, знающий о возможностях эльфийского слуха. Но эти обсуждали меня так, словно не сомневались, что непременно попробуют на практике.

Арбалетных болтов я не боялась. Имелся амулет, способный отклонить стрелу или болт, да и собственный щит при необходимости могла поставить. Но за лук все равно хвататься не стала. Еще промахнутся и в коня попадут, а мне этого очень не хотелось. Выпрыгнула из седла, отошла на несколько шагов от коня, убедилась, что стражники перевели прицел своих арбалетов на меня, и только тогда ударила.

Два огненных шара, и оба арбалетчика превратились в факелы. Один даже выстрелить успел. Естественно, не попал. Восемь копейщиков для меня немного. Решила поработать мечом, а не тратить магические силы, вдруг сегодня еще понадобятся? Вообще-то с мечом против копий лезть не стоит, если копейщики работают организованно. Но этим я не дала времени на раздумья. В первые мгновения боя убила четверых, а оставшиеся уже не могли стать проблемой, даже объединившись в отряд. Что они, кстати, и попытались сделать, видимо, вспомнив, чему учили, но это их уже не спасло.

А вот трофеи превратились в проблему. Не сами по себе, а из-за их количества. Не хотелось бросать доспехи и оружие, хоть и далеко не самые лучшие, но все равно денег стоят. Но и перегружать коня тоже было никак нельзя. То, что я вешу куда меньше рыцаря в доспехах, роли не играло. Ни вьючной, ни сменной лошади у меня не было, и пренебрегать экономией сил животного не собиралась. С большим сожалением взяла только деньги (совсем немного) и непострадавший арбалет. А еще один меч и кинжал в приличных ножнах. И еще… Нет, от последнего со вздохом отказалась.

В дальнейшем старалась с «законными» бандитами не встречаться. А незаконные мелкие шайки, вроде первой, хоть и попались пару раз на пути, предпочли не связываться. Чем ближе подбиралась к цели, тем чаще дрожал листок Древа Жизни. Быстрей бы избавиться от этого долга. Вот только сомневалась, что все будет так просто. Опять предстояло незаметно идти следом в ожидании подходящего случая. Уже не раз успела пожалеть о том, что в первый раз не вышла и не рассказала, как я там оказалась. Лишилась бы большей части трофеев? Так их все равно пришлось оставить (те, которые продать не успела, что немало). Теперь же, кто знает, возможно, еще часть долга вернуть смогла бы.

Здесь я немного лукавила, не по поводу долга, а о трофеях, большую часть превратила в деньги и теперь была не такой уж бедной эльфийкой, но все равно. Однако после последних событий окончательно решила, что при первой же возможности присоединюсь к Избранной и больше не буду тащиться по следу. Что и как придется объяснять, можно будет придумать на месте.

Впереди располагался небольшой городок, и лист указывал прямо на него. Заезжать не хотелось, да и трепет выданного Древом амулета показывал, что Эледриэль, скорее, находится не в самом городе, а дальше, за ним.

– Ну что, Рыцарь, поедем в город или сначала проверим лес с той стороны? – спросила я у своего коня.

Он явно предпочел бы город или любое другое место с уютной конюшней. Прекрасно понимала, что прошлый хозяин хорошо заботился о своем коне и не заставлял делать таких длительных переходов. Но и я сама покинула рощу вовсе не по собственной воле.

– Потерпи, Рыцарь, выполним задание Древа, вернемся в эльфийский лес, и будешь там жить намного лучше, чем в замке своего прежнего хозяина, – пообещала я, хотя вовсе не была уверена, что смогу сдержать слово.

Конь мне тоже не слишком поверил. Не будь я из лесного народа – вообще не стал бы подчиняться. Настоящий боевой конь, такого кто угодно не оседлает.

Объехала городок без проблем, тут и дорога имелась для тех, кто не желал останавливаться. Однако стоило приблизиться к лесу, сразу почувствовала неладное. Какая-то сила буквально погнала вперед. Та самая, которая заставила сжаться от боли, когда надумала не переходить через горы и подождать на той стороне. Впереди была опасность, но также и шанс освободиться, наконец, от долга.

Компромисс между быстрым и осторожным движением найти не так-то просто. Я выбрала скорость. Уже довольно скоро смогла уловить звуки боя впереди. И чем ближе, тем больше все это мне не нравилось. Тут была не мелкая банда из нескольких человек (с такой бы эльфийки и сами справились) и не крупная в три-четыре десятка, а небольшая армия.

Когда услышала, как взвыли деревья, поняла, что дело действительно плохо. Кто-то из эльфиек, скорей всего, темная, использовал магию, убивающую дерево, взрывая при этом его на множество острых разлетающихся вокруг щепок.

Это было плохо! Очень плохо. Не представляю ситуации, в которой сама применила бы нечто подобное. Или они уже нашли детей и теперь защищали? Не стала больше раздумывать, а выхватила лук и заставила непривычного к лесным гонкам коня рвануть еще быстрее. Среди деревьев на большое расстояние не выстрелишь… если ты не эльф.

Первые два десятка северных варваров умерли, получив стрелу в спину или затылок каждый. Традиционный колчан на двадцать стрел опустел еще до начала боя. Достала второй, более вместительный. Пускай всякие Избранные придерживаются давно забытых правил, а я не собиралась.

Еще несколько выстрелов, и меня заметили. Выпрыгнула из седла и послала своего скакуна назад. Тот подчинился с явным недовольством. Может, он и рыцарский конь, обученный драться вместе с хозяином, но живым в любом случае мне нужнее. С малым отрядом могу справиться и без помощи своего скакуна, а когда соотношение сил не в мою пользу, следить еще и за безопасностью Рыцаря может просто-напросто не получиться.

Вообще идеальным вариантом в возникшей ситуации было бы залезть на дерево и отстреливать врагов до тех пор, пока они не кончатся (или стрелы). Но не могу поверить, что в такой ситуации придется потратить весь колчан. Не полные же они идиоты и должны понимать, что эльфийку на дереве им в любом случае не поймать. Чего я сама не понимала, так это почему Эледриэль и ее темная «подруга» не поступили именно так? Наверняка из-за своего неуклюжего человека, не умеющего лазать по деревьям! Теперь и мне из-за него приходилось рисковать.

Нападавшие, во всяком случае, их часть, наконец, всерьез восприняли появившуюся у них в тылу угрозу и переключились на меня. Не так уж много (что хорошо, могла перебить по одному) и явно находившиеся до этого в резерве. С другой стороны, выходило, что я пока ничем не помогла, если рассматривать с позиции здесь и сейчас, а не в ближайшем будущем, до которого нужно еще дожить.

Со своими справилась быстро, стрелы пока не закончились. Двинулась дальше.

Глава 30

Ларинэ. Темная эльфийка

Расположились на удобной поляне в стороне от дороги, где ничто не должно было нам угрожать. Иваниил и Мариэль тут же нашли дерево, с которого хорошо была видна лесная тропа, и устроили на нем наблюдательный пункт. Мы со светлой не возражали, пускай играют. И оказалось, что не зря – потом дети три раза докладывали о проезжающих мимо телегах с охраной. Многовато для такого места. А уж если судить по самой дороге, то ею хорошо если раз в неделю пользовались. Но мы тогда не обратили внимания на это несоответствие. Мало ли, может, в городе ярмарка?

Поэтому, когда прибежал сын и сообщил о большом караване, особо не обеспокоились. Ожидали, что пройдет мимо, как и предыдущие.

– Мама, но там слишком много воинов для простого каравана, – предупредил сын. – И многие из них северные варвары.

– Наверное, везут что-то ценное, – предположила светлая, – а варваров часто в охрану нанимают.

– Или хотят захватить город, – подумала я вслух.

– А там папа! – сразу напомнил сын, как будто мы и сами не подумали о том же.

– Нужно будет проследить за этим отрядом, – подвела итог я.

Иваниил побежал обратно на свой наблюдательный пункт…

– Будьте осторожны! – крикнула вслед светлая (совсем негромко, за пределами поляны люди точно не расслышат, но эльфу достаточно).

Но это так, для порядка, ничего они нашим детям не сделают, пока те прячутся на деревьях. Да и не заметят.

Мы собрались вооружиться, но не успели. Похоже, обнаружили все-таки наш закуток, казавшийся неприметным, да послали проверить, причем целый отряд. Да еще и с боевым магом! Увидев поляну с телегами и тремя женщинами при них, те поступили совершенно неожиданно и абсолютно глупо с любой точки зрения. Вместо того чтобы нас поймать, эти уроды сразу же, не разбираясь, попытались убить. Не иначе тот, кто задумал этот налет на город, отдал приказ убивать всех случайных свидетелей без разбора. Вот и выполняли, не утруждая себя минимальными раздумьями.

Несколько брошенных копий не достигли цели, а вот огненный шар…

Откуда вообще такие криворукие боевые маги берутся?! Как он сумел дожить до этого дня и не убить себя во время тренировок? Или вообще не тренировался? Похоже на то! Ни в одну из нас не попал, но сжег почти весь запас стрел. После моего ответного удара этот маг-недоучка, естественно, не выжил, но осталось всего два колчана, те, что были при нас.

– На дерево! – приказала я светлой, бросая ей свой.

Эледриэль не стала спорить и тут же запрыгнула на ближайшую ветку. Несколько гибких движений, и нашла себе удобное место, недосягаемое для ударов снизу.

Мы с Ирканой остались на земле. Вот никогда бы не подумала, что придется сражаться плечом к плечу с драконой, а тем более ее защищать! Уж лучше бы она с Ва’Димом в город ушла, как с самого начала планировали. Воином менестрель оказалась не самым лучшим, что совсем неудивительно. Не нуждалась она в этом раньше. К счастью, большая часть нападавших тоже не являлись мастерами меча. Самых опасных я брала на себя, да и светлая сверху подстраховывала.

Первый отряд мы перебили без проблем, но увы, им дело не ограничилось. С тропы на шум боя подтянулись еще воины, а вскоре выяснилось, что параллельно дороге тоже шли отряды, и если бы те первые не сунулись к нам, то на поляну все равно бы вышли, только чуть позже. Это была самая настоящая армия, причем для такого городка даже слишком большая.

Хуже всего, что они не собирались отступать, даже когда поняли, что имеют дело с неслабым боевым магом. То, что запас сил у меня и светлой небезграничен, еще ничего не значит. Неужели думали, будто в лесу можно скрыться от заклинаний? Но на войне за глупость приходится расплачиваться жизнями. Досадно то, что враг таким образом и нас мог с собой прихватить. Слишком уж велик оказался численный перевес. Магических сил могло просто не хватить, большая часть стрел сгорела совершенно нелепо, а в одиночку мне против такого числа решительно настроенных воинов было никак не выстоять. Мое превосходство тут не гарантия, даже если им по непонятным причинам пришло бы в голову нападать по одному.

Поляну давно окружили, и уйти уже не получалось, даже бросив обоз. В сложившейся ситуации я опять решилась на заклинание, убивающее деревья (пока еще силы были). Плохой пример детям, но было не до этого, пускай выживут, а правильным воспитанием займемся потом. Несколько взорвавшихся стволов не только убили или посекли острыми щепками всех, кто находился рядом, но еще полностью блокировали подступы к поляне с той стороны.

Однако это могло стать только отсрочкой, если магических сил окажется меньше, чем врагов. У Эледриэль, например, стрелы уже давно закончились, и она экономно била сверху из боевых амулетов.

А потом неожиданно нажим спал и послышалось какое-то непонятное шевеление с восточной стороны. То есть примерно оттуда, где и город. В первый момент даже подумала, что это муж каким-то образом узнал о нападении и бросился на помощь с теми, кого успел нанять. Вот только не успел бы он. Ни нанять, ни даже просто вернуться. Одно хорошо – шум шел не с той стороны, где дети устроили свое наблюдательное гнездо, иначе это означало бы обнаружение его врагом. Или какую-то инициативу, что то же самое.

Эледриэль. Светлая эльфийка

Морнэмирэ? Откуда она тут взялась? Но ведь я не могла ошибиться, пусть обзор на таком расстоянии сильно перекрывали ветви и листья. Свою сверстницу и «соперницу» за право пойти в Великую Миссию я всегда узнаю. Но времени думать не было совершенно. Главное, что стреляла она в нужную сторону. Хотя, по большому счету, я не сильно бы удивилась, случись наоборот.

Морнэмирэ пока находилась за пределами поляны и, не будь я на дереве, точно бы ее не заметила. Она меня тоже увидела, быстро оценила ситуацию и выстрелила. Стрела воткнулась в ствол рядом с моей рукой. Потом еще две. Неглубоко, специально натягивала тетиву не в полную силу. Мало того, что убивала наших врагов, так еще и стрелами поделилась. Что ж, спасибо. Сейчас воспользуюсь, а вопросы потом.

Наконец наступил переломный момент. Напавшая на нас армия побежала. Скорей всего решили, что к нам подоспела серьезная подмога. Много стрелков, да еще и как минимум один дополнительный маг.

Со стороны лесной дороги тоже изменилась тональность криков. Я вообще все время держала одно ухо повернутым в направлении того дерева, на котором спрятались дети. Это явно было их рук дело. Зря! Их стрельба наверняка подстегнула бегство, но все равно зря. Хорошо, хоть во время боя не высовывались. Луки-то у них слабые, совсем не боевые. Убить, конечно, и из такого можно, но доспех уже не пробьешь.

Пора было и мне слезать. А то темная совсем не видела, кто нам помог, еще чего доброго ударит не разбираясь. Понимала, что Ларинэ ничего подобного делать не станет, стрел-то у нас не было вообще, да и магические силы на исходе, поэтому попусту точно не будет расходовать. Кстати, о стрелах. В первую очередь я озаботилась именно ими и вытащила несколько из ближайших тел. Ларинэ сделала то же самое.

Оставалось ждать. Дети тем временем не спешили покидать своего убежища. И правильно! Вдруг кто из недобитых врагов поблизости остался? Окинув еще раз поляну взглядом, вдруг обнаружила, что Иркана, явно раненная, полулежит, прислонившись к колесу телеги. Нет, ну не нанималась я лечить эту дракону каждый раз! Все равно пришлось, тем более что раны оказались серьезные, не из тех, что могут пройти и сами.

Морнэмирэ. Светлая эльфийка

Выходила на поляну очень осторожно. Они в такой момент кого угодно должны были встретить с подозрением, а уж меня тем более. Темная узнала сразу. В счастливой улыбке не расплылась, но и сначала бить и только потом разбираться тоже не стала. Уже хорошо.

Светлая занималась какой-то раненой женщиной. Не удивлюсь, если окажется, что их человек себе третью жену нашел. Ему раз плюнуть. Но это не мое дело, раз Эледриэль такая глупая, что готова мириться и с темной, и с человечкой, то пускай.

Вскоре она закончила с исцелением, и обе эльфийки выжидательно уставились на меня. Но я не собиралась начинать разговор первой. Отвечать на вопросы куда проще.

– И как, Морнэмирэ, ты тут оказалась? – спросила, наконец, Эледриэль. – Только не говори, что случайно.

– Не случайно, – не стала спорить я. – Древо Жизни решило, что была неправа, и отправило возвращать долг.

Сказав последнее, вытащила и продемонстрировала листок. Это люди способны легко спутать такой с дубовым, эльфы – никогда. А следовательно, сразу снималась большая часть лишних вопросов и подозрений.

– Ну что ж, ты его вернула, – ответила Избранная.

Стоило ей это произнести, как лист у меня на ладони рассыпался пылью. Даже не могла представить, что все окажется так просто. Откуда-то возникла абсолютная уверенность, подойди и расскажи я все в прошлый раз, вместо того чтобы скрываться – произошло бы то же самое. Сама виновата!

– Там, у скал, тоже была ты? – спросила темная.

– Да. Но Древо в тот раз решило, что долг возвращен не полностью, – выкрутилась я.

И ни полслова не соврала, и в собственной глупости не призналась. Кто станет оспаривать волю Древа?! Правда, эти две сумасшедшие эльфийки, пожалуй, из тех, кто смог бы. Однако не на этот раз.

Потом прибежали прятавшиеся до этого в лесу дети и стали наперебой рассказывать родителям, как разогнали вражескую армию. Время от времени при этом косились в мою сторону. Им явно было интересно, что это за новая эльфийка, но спрашивать не решались. То, что полукровки, сомнений не возникало, однако на эльфов похожи куда сильнее, чем можно было ожидать. Кстати, о людях, на которых они похожи куда меньше, – отца видно не было. Будто уловив ход моих мыслей, Эледриэль пояснила:

– Князь Ва’Дим сейчас в городе. Нанимает охрану.

Сказала бы я, что думаю о таких нанимальщиках, но предпочла промолчать. Тем временем в разговор вклинилась темная:

– Кстати, об охране. Может, сама хочешь наняться сопровождать нас до Проклятых Земель, раз уж освободилась от обязательств? Хорошая оплата, доля в трофеях и ряд других возможностей.

Предложение показалось мне более чем интересным. В одиночку путешествовать уже и так жутко надоело, а по диким краям тем более не хотелось. Без того намеревалась к ним присоединиться, а теперь мне за это еще и деньги предлагались. Но в любом случае сразу соглашаться не следовало.

– До Проклятых Земель – не знаю, а до цивилизованных мест можно, – ответила я.

– Тогда плата будет намного меньше! – тут же вставила светлая.

Немного поторговались и договорились. На очень выгодных для меня условиях! Крайне кстати они стали настаивать на соблюдении полной тайны и соответствующей клятве. Мне, по большому счету, было без разницы, но уперлась и выторговала таким образом дополнительную оплату. Да по таким расценкам я год готова до их княжества добираться. А лучше два. И вообще, книжная девочка Эледриэль совсем не умеет торговаться. Да и откуда? Племянница лорда, все имела с самого рождения. Зря я ее недолюбливала, во всем можно найти свою светлую сторону.

Как только прозвучало последнее слово клятвы, Эледриэль сразу же заявила:

– Только не вздумай строить глазки нашему мужу!

– И флиртовать с ним! – добавила Ларинэ.

– И…

Они точно совсем свихнулись?! Неужели на полном серьезе считают, что меня может заинтересовать их человек? Видимо, это было написано у меня на лице, так как светлая продолжила:

– Не сомневаюсь, что сама ничего предпринимать не станешь. Главное, чтобы и он не начинал, так как устоять может быть очень трудно.

Нет, однозначно сумасшедшая. Считает, что раз она сама «не устояла», то и остальные такие же.

– Можете не беспокоиться, – ответила я. – На вашего князя точно не претендую и его четвертой женой становиться не собираюсь.

Обе эльфийки удивленно на меня посмотрели, затем друг на друга, затем повернулись к человеческой женщине, что сидела возле телег и выслушивала рассказ детей о подвигах. Затем еще раз посмотрели друг на друга с каким-то загадочным для меня пониманием.

– Нет, Иркана просто менестрель, – после всех переглядываний ответила Эледриэль.

– И получила точно такое же предупреждение, как и ты, – добавила Ларинэ.

– Когда дети пропали, они нашли менестреля и устроились к ней в ученики. Теперь ей обещано место у нас в княжестве, а также защита и покровительство, – сочла нужным пояснить светлая.

Подумаешь, немного ошиблась?! Они сами виноваты, что первая мысль бывает именно такой. И только после этого поняла, что и обо мне будут думать точно так же! Нужно было требовать дополнительную плату в качестве компенсации за то, как это путешествие может отразиться на моей репутации. Но уже поздно. Да и рискованно было бы произносить такое вслух. Тема для них явно болезненная.

Потом был совместный сбор трофеев. У моих нанимателей имелись телеги, и я рассчитывала получить там место. Поэтому не особо себя стесняла и собирала все, что можно было продать хоть за какие-то деньги. В конце концов, доля в трофеях по договору мне положена, следовательно, и перевозка.

А когда увидела, в какие сундучки они складывают то, что считают достойным стать трофеями… Слышала о подобных артефактах, но не думала, что когда-нибудь увижу. У них же дно каждой телеги было буквально уставлено такими! Невероятное богатство!

Эледриэль и Ларинэ подошли к той куче оружия, доспехов и других ценных (и не очень) вещей, которые я собрала. Осмотрели ее очень скептически. Ну и что?! Это племянницы и дочки лордов могут много чем брезговать, а я всему применение найду.

– Ты собираешься открывать собственную оружейную лавку для небогатых воинов? – с иронией спросила темная.

Не вижу ничего смешного. Конечно, не собираюсь. Как будто она не знает, что оружие и доспехи можно оптом купцам продать. Да и все остальное тоже.

Вообще рядом с ней чувствовала себя очень неуютно, что естественно. И не понимала, как Эледриэль может не испытывать отрицательных эмоций, находясь с темной чуть ли не в обнимку? К такому не привыкают! Может, потому, что Избранная? Очень сомневаюсь, да и Ларинэ тоже должна чувствовать то же самое. К счастью, по отношению ко мне так и было, темная вовсе не была рада находиться рядом и старалась держаться на расстоянии.

– Такая куча не поместится в наши телеги, – продолжила критиковать трофеи уже светлая.

Ларинэ обернулась к повозкам, поймала взгляд сына и приказала:

– Принеси. Но только один.

Мальчик сразу понял, о чем речь, недолго рылся в соломе, которой были прикрыты от посторонних глаз сундучки, и принес то, что просила мать.

– Складывай сюда, – объявила темная, передавая его мне.

– Даем на время путешествия! Не более! – предупредила светлая.

Сама прекрасно понимала, что не насовсем. Такими ценными артефактами не разбрасываются.

– Кристалл заряжать будешь сама, – еще об одном предупредила Ларинэ.

Ну, естественно, сама. Какие-то они бестолковые эльфийки – пережевывают само собой разумеющиеся вещи. Вот к чему близкое общение с человеком приводит! Не иначе как привыкли, что муж много чего сразу не понимает, вот и ведут себя теперь со всеми точно так же. Сами наверняка не замечают, а со стороны, да еще и свежим взглядом, прекрасно видно.

Затем мне объяснили, как обращаться с контейнером и какие у него возможности. Полезнейшая вещь! Особенно в путешествии. Одалживая кому-нибудь такой, и сама сочла бы нелишним предупредить, что только на время.

Возникло острое желание оставить его себе. Понимала, что купить не получится, всех моих денег на такое не хватит, но надеялась, что выйдет получить каким-нибудь другим способом. Эледриэль не настолько сильный маг разума, чтобы читать чужие мысли, но тут, несомненно, и так догадалась, о чем я думаю.

– Там, куда мы направляемся, есть еще такие контейнеры и другие древние артефакты, – сказала она. – Но предупреждаю сразу, все сокровища принадлежат нашей семье! Условие о сохранении тайны было прежде всего именно для этого. Однако по завершении путешествия с учетом его результатов посмотрим, может, один и отдадим.

Очень заманчивое предложение. Только я сильно сомневалась, что возьмут и просто так отдадут. И неважно, что у них много, такими вещами не разбрасываются, сколько бы их ни было. Но надежда оставалась.

Глава 31

Дим. Попаданец

В городок въехал без приключений. Да и откуда им тут взяться? В таком-то захолустье. Правда, мои ушастые абсолютно уверены, что я где угодно найду, но они сильно преувеличивают. Честно! На самом деле это приключения меня находят.

Долго по городу шататься не пришлось. Быстро обнаружил кабак, в котором собирались наемники. Во всяком случае, мне его так порекомендовали несколько спрошенных по пути мальчишек, да и название «У наемника» говорило само за себя. Ничего оригинального, чуть ли не в каждом втором городе имелось заведение с похожим именем и чаще всего такими же функциями.

Однако, попав вовнутрь, заподозрил, что меня могли и обмануть. За столами сидело несколько хмурых мужиков, которых совсем нетрудно было представить вышибалами или, в крайнем случае, ночными сторожами, но никак не наемниками, отправляющимися в далекий поход с караваном. Даже на всякий случай спросил человека за стойкой, но он подтвердил, что его заведение лучшее (и единственное), где можно нанять охрану или, наоборот, наняться.

– И что, это весь предлагаемый ассортимент? – поинтересовался, кивая в зал.

– Нет, по вечерам народу бывает побольше, – ответил он.

По тону было ясно, что я задал глупейший вопрос. Решил не продолжать в том же духе и убедиться лично в указанное время, раз другого заведения все равно нет.

Заплатил за то, что мой конь простоит здесь в конюшне до вечера, и отправился прогуляться по городу вообще и до базара в частности. Мало ли, вдруг у купцов кого из охраны удастся переманить за более высокое вознаграждение? Хотя, если честно, не очень на это рассчитывал, как и на успех миссии на местной бирже труда, являющейся по совместительству кабаком. Но нельзя же было возвращаться, не испробовав всех вариантов. Мол, привет, ушастые, у меня с первого раза не получилось, поэтому не стал делать других попыток.

Когда искал заведение «У наемника», особо без всякой цели по сторонам не глазел, а идя к базару, обратил внимание, что местные жители сразу определяют во мне приезжего и смотрят не то что с презрением, а скорее с каким-то снисходительным превосходством. Как столичные жители на провинциала, явившегося откуда-то из очень далекой глубинки. Причем все без исключения, даже бомжи.

Учитывая то, что сами они как раз такой провинцией и являлись, со стороны смотрелось довольно забавно. Меня даже заинтересовало подобное несоответствие, да и времени было с избытком. Подошел к ближайшему нищему, бросил ему медную монету и задал прямой вопрос. Получил в ответ историю об Икриле, самом древнем городе на планете, пережившем все Великие Войны, начиная с первой. Правда, я на их месте таким фактом точно не гордился бы. Это каким же незначительным и никому не интересным должен быть городишко, чтоб его за такое время никто не тронул, не завоевал, не уничтожил и еще много всяких «не»?

– И все благодаря древней реликвии, хранящейся в главном храме, – закончил бомж-сказитель, указывая на здание, стоящее с противоположной стороны площади.

Храм если и являлся грандиозным, то исключительно по местным меркам, на деле это было просто достаточно крупное строение, и не более того.

– И кому из богов он посвящен? – без особого интереса спросил я.

– Никому! – с такой гордостью заявил нищий, будто сам принимал участие в строительстве, причем на должности никак не ниже помощника главного архитектора. – Я же рассказывал, что наш город стоит со времен, когда вообще никаких богов не было. Этот храм посвящен драконоборцам.

Нельзя сказать, чтобы я поверил всему рассказанному, но все же заинтересовался. Не так часто встретишь культовое сооружение, посвященное тебе, любимому. Дракона убил? Убил (пускай с посторонней помощью, но все равно считается). Другой драконе защиту и покровительство пообещал? Пообещал. Чего еще надо?

Подошел, чтобы посмотреть поближе. Строение оказалось сложенным из весьма солидных каменных плит. Такое, пожалуй, действительно смогло бы простоять нужное количество тысячелетий даже без помощи магии, а уж с ней тем более. На стенах угадывались когда-то высеченные барельефы, но время их не пощадило, стерев почти полностью. На дверях же подобные украшения вполне можно было рассмотреть, что совсем не удивительно – дерево так долго не сохраняется, и их явно обновляли. Изображались там, как нетрудно догадаться, сцены борьбы с драконами.

Неожиданно двери раскрылись. За ними стоял пожилой человек в обычном жреческом балахоне.

– Почему не заходишь? – спросил он, явно обращаясь ко мне.

– Так никто не приглашал, – ответил я.

– Для того чтобы зайти в любой храм, приглашение совсем не обязательно.

Ага, так я с ним и согласился. Поляна, на которой эльфийское Древо Жизни растет, тоже своего рода храм, но без приглашения туда точно лучше не соваться. Как, впрочем, и в сам лес. Но и без эльфийской специфики я придерживался совсем другого мнения. Даже на Земле, где наличие богов было очень сомнительно, если они и присутствовали, то умели очень хорошо прятаться, а рассказывающий, что лично с ними встречался, рисковал абсолютно заслуженно угодить в психушку. В этом же мире тем более (не психушки, разумеется, тем более, а отношение к богам и их храмам). О чем и рассказал жрецу (опять же не о Земле и ее психиатрически-исправительных заведениях, а о своем отношении к посещению подобного рода мест, в смысле храмов).

– Заходя в чужой храм без приглашения, вручаешь свою судьбу богу, которому он посвящен. А если войдешь, будучи приглашенным, то божество внутри получит над тобой не больше власти, чем имело бы снаружи.

Жрец на какое-то время задумался.

– Доля правды в твоих словах есть, – наконец ответил он. – Но этот храм не посвящен ни одному из богов, впрочем, если для тебя так важны формальности, то приглашаю зайти вовнутрь.

Нужные слова прозвучали, и я шагнул в дверь. Внутренние стены храма были украшены то ли фресками, то ли картинами, которые, в отличие от наружных барельефов, сохранились прекрасно. Наверняка их регулярно подновляли и реставрировали, или, что тоже не исключено, все дело в магии. Содержимое картин оказалось именно таким, какое можно было ожидать из названия. Всевозможные вариации на тему человека, побеждающего дракона.

С противоположной входу стены стоял алтарь. Крупный валун, у которого была срезана верхняя часть. На ровной поверхности лежали шлем и щит, а в центр был воткнут меч. Все три вещи очень простые, без лишних украшений и архитектурных излишеств. Подошел посмотреть поближе и понял, что клинок вставлен в аккуратно вырезанное в камне отверстие. Можно было не сомневаться, что меч из своеобразных ножен может вытащить только достойный или нечто в этом роде. А еще я не сомневался в особой конструкции алтаря с зажимами внизу. Служители храмов всегда и везде были очень большими специалистами по всякого рода «чудесам» и выбору самых достойных.

Заметив мое внимание к алтарю и предметам на нем, жрец рассказал, что когда-то таких комплектов было ровно сто. И соответственно, сотня великих героев, которые защищали мир от драконов. В конце концов доспех остался только один, а достойного его носить не получается найти уже не одно тысячелетие. В общем, все, как и предполагал.

– И как часто сюда приходят желающие испытать себя? – спросил я.

– Очень редко, – ответил жрец.

– Почему? Неужели стыдятся того, что не получится вытащить?

Служитель храма сначала не понял, что я имел в виду. Потом едва заметно усмехнулся и протянул руку к торчащей из камня рукояти.

– Вытащить может любой, – сказал он, выдвинув клинок сантиметров на тридцать-сорок. – Но если клинок сочтет претендента недостойным, тот умрет.

Ага. Выходит, я немного ошибся, и, в отличие от практикуемых в нашем мире чисто механических чудес, тут предпочитали основанные на магии.

– А щит со шлемом? – задал я очередной вопрос.

– Их можно брать в руки и даже мерить, но попытка вынести из храма без меча окончится смертью.

Говоря последнее, жрец сделал жест, который можно было истолковать как предложение попробовать. Но я отказался. Дернуть за рукоять вросшего в камень меча еще было бы можно, а щиты со шлемами не интересовали. Вместо этого спросил о возможностях оружия. Они оказались шикарными. Совсем недавно очень пригодились бы. У дракона против обладателя таких артефактов шансов было мало. От магических атак тоже защищали неплохо, и вообще, если верить рассказчику, мечом можно не только ящеров, но и скалы без особого труда рубить.

– Говоришь, претенденты бывают очень редко, но все же случаются? – спросил у служителя культа. – Как же вы тогда меч назад вставляете? Или у вас для этих целей в запасе какой-то достойный имеется?

– Подобрать этот клинок, если он выпал из рук мертвого, можно, но только для того, чтобы вернуть его к алтарю. Попытка удалиться окончится смертью, даже если тот, кто это сделает, окажется достойным. Хочешь испытать себя? Подбери, верни в алтарь и попробуй вытащить сам.

Я себя испытывать точно не собирался. Даже мыслей таких не было. Но способ, как обойти все перечисленные запреты, придумал с ходу. Для начала нужно дождаться, пока кто-то попытается вытащить меч. Поскольку вероятность такого события, да еще в тот момент, когда ты сам будешь находиться поблизости, крайне мала, если не сказать близка к нулю, то придется самому спровоцировать «героя» на подвиги. Например, нанять гадалку, которая распишет потенциальному достойному, что у него непременно все выйдет, так как он особенный и вообще у такого замечательного просто не может не получиться. Затем в нужный момент оказаться в храме, подобрать меч, отнести его к алтарю, но не вставить, а рубануть. Нет камня – нет проблемы! Если верить описанию, ТТХ меча позволяли совершить такой фокус.

Почему за прошедшие тысячелетия никто до такого не додумался, сказать было трудно. Может, тому виной стереотипное мышление, а возможно, все дело в том, что, разбив один алтарь, до второго дойти можно и не будучи гением. То есть кажущееся мне естественным для остальных таковым не выглядело.

Внимательней присмотрелся к настенной росписи и понял, что именно мне показалось странным с самого начала. С драконами там сражались не только люди, но и эльфы, и гномы, и даже орки. То есть почти полный интернационал. Сразу подумалось, зря ушастые опасались и остались в лесу. Скорее всего, что местные смотрели бы на них с ничуть не меньшим превосходством, чем на меня, но тот факт, что они не люди, а эльфийки, особого значения не имел бы.

Попрощавшись со жрецом, пошел на базар. Как уже говорил, в успех особо не верил, но все равно до вечера делать было нечего. И так удачно почти час в храме драконоборцев убил. Однако на торговой площади воинов обнаружилось куда больше, чем я ожидал. Правда, очень быстро сообразил, что все они тоже не местные. Из разговоров окружающих понял, что угадал правильно. Пришли с несколькими небольшими караванами сегодня днем. Даже разойтись еще не успели.

На мой непрофессиональный взгляд, вновь прибывшие купцы вели себя странно. Раскладывать товары не спешили, а ругались между собой на извечную тему: вы здесь не стояли! Только как-то лениво и несерьезно. Определил это вовсе не по выкрикам, а по поведению охраны. Те если и смотрели друг на друга, то скорее для виду. Явно не ждали внезапного нападения или других неприятностей.

В общем, с этой компанией что-то не так, и это было видно невооруженным глазом. Поэтому решил не пытаться кого-либо из них нанять себе в охрану, пока не выяснится, что именно. Совсем не обязательно это должна быть какая-то страшная и зловещая тайна. Не исключал, что просто надумали какую-нибудь торговую аферу провернуть. Например, сначала явились как конкуренты, а потом одни весь общий товар продадут якобы по низким ценам, пока другие будут держать высокие.

А вообще с жуликами связываться не хотелось в любом случае, даже если тут у купцов нечто подобное и считается нормой. Да и не ясно пока, что это за типы.

Глава 32

Гринил. Магистр ордена подгорного храма

В город проникли без каких-либо затруднений. Да и не могло их быть! Местные настолько уверовали в свою исключительность и абсолютную безопасность, что вели себя с ничем не оправданной беспечностью. Древние артефакты, несомненно, великая сила, но и самим думать головой никогда не бывает лишним. Они бы еще стены вокруг города себе на дома разобрали!

Но это уже их проблемы. Нам же с братьями будет проще. Ведь зайти в храм и испытать себя имеет право любой, но если все получится так, как мы задумали, не уверен, что нас так просто согласятся выпустить. Непросто тоже. Вряд ли живыми оставят, если это окажется в их воле. Однако именно на такой случай мы армию и привели. Нанимали людей, никак не связанных ни с этим городом, ни вообще с королевством. В основном тоже северных варваров, но живущих западнее, из тех, что к этим берегам почти не подплывают. Горожанам точно будет не до нас! Посмотрим, как им тогда древние артефакты помогут.

Меч, что был вставлен в алтарь нашего ордена, пропал около трех тысяч лет назад, во время последней Великой Войны. К счастью, остались щит и шлем. Вообще без реликвий орден точно не выжил бы.

Об этом городе, в котором хранится последний полный комплект, мы, естественно, знали всегда. Это наш орден тайный, а у них все выставлено напоказ. Часть братьев, самых слабых духом, даже переселилась сюда в те черные для ордена дни. Но оставшиеся выстояли, сохранили верность и со временем сумели даже усилить организацию.

Нетрудно догадаться, что за эти тысячелетия возник не один план, как похитить меч. Однако все они были изначально обречены на провал. В ордене это прекрасно понимали и даже не пытались осуществить. Никто и никогда не отрицал, что артефакты, лежащие на алтаре, хранят и сам алтарь, и храм, и город. Наш, высеченный под скалами северо-западных гор тоже простоял пятнадцать тысяч лет исключительно благодаря им. Это сейчас горы не заселены ни с одной из сторон, а на юге вообще простираются покинутые земли, что, безусловно, помогает держать существование храма в тайне, но раньше-то было иначе, и все равно положение оставалось таким же.

Мечты похитить чужой меч так бы и остались мечтами, если бы не одно событие. Несколько лет назад в подземельях была найдена замурованная комната с останками человека. А вместе с ними и пергамент, в котором рассказывалось о причинах заточения. По всей видимости, он являлся неслабым магом, раз сумел наложить на свое послание настолько сильное сохраняющее заклинание. В общем-то, ничего удивительного, многие из братьев обладают магическими способностями той или иной силы. Говорят, в те далекие времена, когда комплект артефактов был полным, их можно было на время увеличивать, прикасаясь к алтарю.

Причина казни заключалась в том, что брат Тирил придумал извращенный способ завладеть мечом, не будучи достойным. И даже проделал первые шаги на пути к осуществлению своего коварного плана. Ничего удивительного в том, что его предали смерти. Будь я магистром в те далекие времена, сделал бы то же самое. Скорей всего уже за сам способ, даже без попытки его применить.

Однако так случилось тогда. А теперь сам собирался проделать нечто подобное, правда, по отношению к чужому алтарю.

Необходима была жертва, и на нее с радостью согласился бы пойти любой из старших братьев (и я в том числе). Но в этом не возникло необходимости. Зачем жертвовать надежными и нужными, когда есть молодежь?

Мой выбор пал на Юрима. Слишком тщеславного, чтобы пройти последнее испытание и стать полноправным братом. Уже давно считал, что многие годы, потраченные на его обучение, пропали даром, а тут подвернулся такой удобный случай. Причем Юрим оказался даже более тщеславен, чем я предполагал с самого начала. Видимо, какую-то часть своей сущности он умело скрывал, иначе вообще в послушники не попал бы или был отсеян подростком, на первом этапе.

В найденное в тайной подземной комнате предсказание, что именно в этом году должен появиться достойный, он поверил сразу и безоговорочно (чтоб скрыть истинную суть находки, такие слухи были запущены умышленно, правду знали только единицы). В том, что по всем признакам это, скорей всего, он, тоже ни на мгновение не усомнился. Даже не понадобилась заранее подготовленная история о том, что если все же не получится, то будет навечно воспет в хрониках ордена. Его куда больше заинтересовала возможность показать остальным послушникам, какой он весь из себя самый-самый и вообще необыкновенный. Ну и возможность занять место магистра – тоже. Трудно сказать, что больше.

Наконец на базарной площади собрались все отправившиеся в поход братья, и мы пошли к храму. Все должно было решиться в этот день.

Дим. Попаданец

Когда покружил для порядка по базару и в конце концов отправился обратно в кабак «У наемника», то обнаружил, что к храму направляется хоть и небольшая, но толпа. В основном те самые охранники, что были со странными купцами. Вообще-то заметил я их чуть раньше, когда они шли одни. Даже подумал, не за мной ли? Однако вскоре выяснилось, что просто в том же направлении. Пока просто шли толпой, горожане на них почти не обращали внимания, но стоило свернуть гостям города к храму, как тут же образовались и зрители.

Странное дело, я шел за охранниками практически от самого базара (пусть и просто было по пути), а местные присоединились буквально на площади и уже с ходу начали делиться слухами. Из нескольких пойманных фраз можно было предположить, что предстоит испытание. Такое представление в городе происходило явно нечасто, и желающие не пропустить нашлись сразу же. Сам я, вообще-то, не собирался входить вовнутрь, а просто намеревался пройти мимо, но знакомый жрец меня заметил и позвал. Пожал плечами и пошел вслед за толпой. В конце концов, время убить можно было и так.

Ближе к алтарю собрались все виденные мною ранее воины. И одеты, и вооружены они были по-разному, как это часто случается у наемников, да и лицами заметно отличались друг от друга, так что никому не пришло бы в голову назвать обладателей близкими родственниками. Но при всем различии присутствовало нечто неуловимое, что их всех объединяло. Окажись эта компания в одинаковой военной форме, ничуть не удивился бы.

Тем временем у алтаря пожилой воин напутствовал молодого. Акустика в зале была великолепной, на что в прошлое свое посещение не обратил внимания. Причем как-то странно настроенная: перешептывания публики загадочным образом затухали, а все произносимое у алтаря, наоборот, слышалось прекрасно.

– Ну вот, брат Юрим, настал твой час! – говорил пожилой. – Именно сегодня исполнится пророчество, и ты займешь мое место, а меч вернется на алтарь нашего храма.

Амулет, отличающий правду от лжи, был всегда при мне и работал исправно, но тот факт, что говорили не со мной, плюс расстояние, не давали определить, в какой части заявления говорящий врет. Да это, в принципе, и не требовалось, так как любой смог бы понять – в первой. Или вернее было бы сказать, что любой, кроме того, к которому обращались. Тот как раз без сомнения верил.

Слова про возвращение меча явно не понравились жрецу. Он забеспокоился и стал пробираться поближе. А тем временем, получив напутствие, претендент подошел к алтарю вплотную. Выдернул меч, отошел на пару шагов, торжественно поднял клинок над головой… В такой позе и рухнул.

Подскочивший к телу жрец схватил клинок и бросился обратно к алтарю. Расстояния там было всего ничего, но выхватившие оружие воины успели задеть смельчака раза три, пока он его преодолевал. Однако жрец все же смог вставить меч обратно на свое законное место, прежде чем упасть.

На лице пожилого, который, по всей видимости, и был главарем, появилось выражение, лучше всего характеризуемое фразой: «Это был большой облом!». Но ненадолго. Взял себя в руки он очень быстро, что не сулило ничего хорошего.

– Всех убить! – приказал он.

А вот это мне очень не понравилось. Совсем! И не мне одному. Только у большинства горожан никакого оружия, кроме кинжалов, не имелось, а уж мифриловых кольчуг с эльфийскими поддоспешниками под одеждой тем более. У одного топорик, у другого посох… И, что весьма странно, возник в этой компании защитников полностью вооруженный эльф. Уж кого никак не ожидал увидеть, но удивляться времени точно не было. У пары жрецов под балахонами неожиданно обнаружились короткие мечи, и я не исключал, что там могли скрываться и кольчуги.

Только мы и смогли дать какой-то отпор, остальных пришельцы истребляли без помех. Решил не церемониться и сразу выхватил магобластер. Вот только он почему-то не пожелал сотрудничать и не выстрелил.

– В храме нельзя воспользоваться магией, – объяснил заметивший мои действия жрец.

А вот о таких вещах нужно предупреждать заранее! Желательно за год, а лучше за два! Знал бы, вообще в храм не вошел, несмотря ни на какие приглашения. А еще лучше – поискал бы другой город, в этом все равно никого нанять не получится. Теперь ничего не оставалось, как отбиваться тем, что имелось, то есть мечом.

Меня и двоих жрецов сначала оттеснили к стене, затем начали не спеша и методично, без лишнего риска гнать вдоль нее, подальше от выхода. Воины оказались куда более умелыми, чем можно ожидать от обычных наемников. Несмотря на все тренировки, что устраивали мне ушастые, а потом и Анжа, ничего не мог поделать и только держал оборону. Кстати, о хвостатой. Окажись она тут, и ей бы ситуация вряд ли показалась простой. С каждым в отдельности, несомненно, справилась бы без труда, а со всем отрядом – уже неизвестно.

К тому времени, как меня оттеснили почти к самому алтарю, рядом остался только один жрец. Тот, кстати, до сих пор держался только потому, что успел взять с алтаря щит и активно его использовал. Балахон служителя культа был разодран в нескольких местах, и под ним действительно просматривалась кольчуга, как я и предполагал. Да и моя одежда уже не блистала полным порядком, просвечивая через прорехи тонким плетением мифриловых колец. Обидно было то, что мне достать противников удалось куда меньшее количество раз, при таких же результатах.

Остались ли в храме другие очаги сопротивления, смотреть было некогда. К тому же за нас взялись куда серьезней, чем вначале. В первую очередь легко разделили, потом двое воинов, явно обученные работе в паре, поймали меня на какой-то незнакомый прием и лишили сначала длинного, а затем и короткого мечей.

Отступать было уже некуда, и я запрыгнул на алтарь. Сразу же со всей силы подфутболил оставшийся там шлем в сторону противников. Оба отшатнулись, как от чего-то очень страшного, хотя попасть он мог только в одного из них, да и то вряд ли причинил хоть какой-нибудь вред. Артефакт со звоном покатился по всему залу, и создавалось впечатление, что он заглушает звуки боя. Все агрессоры расступались, давая шлему дорогу. Пробежать вслед за ним, наверное, было бы красиво, но вряд ли осуществимо. И в любом случае шлем дал лишь секундную отсрочку.

Несколько раз подпрыгивал, уходя от ударов. Помогало прежде всего то, что нападающие явно опасались случайно задеть торчащую из камня рукоять. Я сам не испытывал подобного пиетета, за что и поплатился, просто-напросто споткнувшись об нее. И не верь после этого в то, что артефакты мстят и все такое. Но мне было совершенно не до размышлений на подобные темы. Стоило свалиться на алтарь, как один из противников нанес горизонтальный удар над всей поверхностью. Ни уклониться, ни парировать не было никакой возможности, на что он, несомненно, и рассчитывал.

Спас опять же меч в камне, который я успел дернуть вверх на часть длины и тем самым блокировать удар. А потом рука сама, практически против моей воли, вытащила клинок полностью и провела ответную атаку.

Удачно!

Это было очень странно. Как факт такой неожиданной самостоятельности, так и то, что получилось проделать приемы из крайне неудобного положения, непривычным стальным мечом (мой мифриловый намного легче). Воспользовавшись заминкой, вскочил на ноги и приготовился отражать дальнейшие атаки, несмотря на неудобное оружие.

Но с этим почему-то никто не спешил. Все как-то странно смотрели на меня.

Глава 33

Бог без имени

(Имя планирует сменить, как только найдет того гада, что разболтал, а пока временно вообще отказался, чтобы в самый интересный момент никто не побеспокоил.)


То, что давным-давно выполнил взятые на себя обязательства перед темноэльфийской принцессой, вовсе не означает, будто не мог время от времени поглядывать, как поживает ее странная семейка. Даже предпринимать ничего не приходилось. При таком-то муже сами приключения находили с избытком.

Или почти сами. Признаю, в прошлый раз немного помог. Но он сам виноват. Надумал жить в замке долго и счастливо, в то время как тут людям, в смысле богам, скучно.

Когда у эльфиек родились дети, думал, остепенятся и мне станет труднее вмешиваться, но не тут-то было. Да и сами детки все в папу пошли. Что и доказали, стоило им чуть подрасти. Время от времени за ними наблюдал, но дракон куда важнее. В очередной раз пришлось отлучиться, а когда, наконец, глянул на веселую компанию, обнаружил, что эльфийки с детьми остались в лесу, а князь Ва’Дим отправился в ТОТ город.

Признаюсь честно, не люблю я таких мест. Да и никто не любит. Местные людишки чего только о себе не возомнили. И все только потому, что их артефакты были изготовлены и храмы для них построены, когда боги ненадолго отлучились. Насколько знаю, их никто из нас до сих пор не уничтожил всего лишь по той простой причине, что было бы слишком много чести!

Впрочем, меня больше интересовало совсем другое. Что там князь забыл?

Вызвал того самого беса, которому задания следить за подопечными никто не отменял. Оказалось все просто, хочет охрану там нанять. Ну-ну, глупее идеи не придумаешь. Тут вовсе не надо быть богом, чтобы предсказать – ждут человека Ва’Дима полный провал и разочарование. Абсолютно бесполезный городишко, как для богов, так и для людей. Даже заглядывать не собирался, что там внутри. А вот окрестности…

Этого эльфа я где-то видел! Однозначно не мой клиент, не сомневался, такого не забываю, но и в том, что видел и даже планы на него имел, тоже была абсолютная уверенность. Вспомнил! Это тот самый, которого я хотел к темной принцессе в качестве исполнителя мести подсунуть. В тот раз не срослось, но результат получился намного лучше, чем можно было предположить.

А это идея! Подтолкнуть его к компании и посмотреть, что будет.

Только собрался проделать первые шаги в этом направлении, как обнаружил, что он тоже в тот проклятый город направляется. И что они все там забыли? Как будто других мест нет. Но ничего, не на поселение же эльф едет. Как только выйдет, так сразу им и займусь.

– Беда, хозяин! – закричал вдруг бес. – На эльфиек напали…

Сарнатуон. Светлый эльф

Все время верил, что меня ждет удача, и оказался прав. Существует очень мало легенд об эльфах – победителях драконов. На пальцах можно пересчитать, причем если учитывать в том числе и темных. У людей куда больше, даже если не обращать внимания на то, что некоторые (очень многие) откровенно сомнительные. А людских книг на эту тему я прочитал немало. Если быть до конца честным с собой, то с них все и началось. Именно тогда мне впервые пришла в голову мысль, что я непременно стану одним из них, в смысле победителем дракона, а не наоборот.

Стоило принять решение о посещении храма драконоборцев, находящегося в далеком северном королевстве, как в эти же земли прилетел дракон. Хороший знак! Теперь я ни на мгновение не сомневался, что мне недолго осталось ждать встречи. Да, по сути, и так прошло немного времени. Те полтора десятка лет, что пространствовал в поисках дракона, не такой уж большой срок даже для короткоживущих людей, а для нас, эльфов, вообще всего ничего.

Первый же сюрприз ожидал меня на улицах городка. К перворожденным у людей отношение довольно сложное, вернее сказать, неодинаковое. В одних местах нас обожают. Порой до таких крайностей, что все женщины мечтают оказаться в постели, а мужчины смотрят на это почти спокойно. Жители таких мест всегда удивляются, что мы там не очень любим задерживаться. Вот мне интересно, многим ли людям, особенно из благородных, понравилось бы подобное отношение в поселении черных орков? Очень сомневаюсь, что они были бы слишком рады. В других местах встречается противоположная крайность – ненависть или презрение. Такое переносить куда легче, просто игнорируя (если, конечно, не пытаются убить). В этом же городе все до последнего встретившиеся люди смотрели на меня с абсолютными превосходством и снисхождением. Очень необычно, но игнорировать так же легко, как и презрение.

Однако дорогу мне указали вполне охотно. Отнеслись, как к чему-то само собой разумеющемуся, никого не удивило, что эльфа может заинтересовать человеческий храм.

К алтарю с артефактами я так и не подошел. Да, по правде, не очень-то ими и интересовался. Зачем мне грубые меч и, тем более, шлем со щитом человеческой ковки? Если быть до конца непредвзятым, то скорее не грубые, а простые до примитивизма, но все равно. Стрела с мифриловым наконечником дракону в затылок, когда он находится не в истинном облике, – куда более надежный способ. В истинном ящер тоже вовсе не является неуязвимым, как многие ошибочно думают. По две такие стрелы в каждый глаз и еще десяток в другие места тоже дадут результат. Вычитал этот способ в одной из древних книг, о которой мало кому известно. Другое дело, что никто из эльфов не носит с собой такого количества стрел с мифриловыми наконечниками. Никто, кроме меня.

Но причина того, что я не подошел к алтарю, была совсем в другом. Меня остановила настенная роспись. Там были изображены сражающиеся с драконами эльфы. Нет, имелись и люди, и гномы, и орки… Но и эльфы! Много эльфов! Гораздо больше, чем когда-либо было описано во всех легендах. И это вовсе не являлось фантазией неизвестного благожелательно настроенного к лесному народу человеческого художника. Сразу понял, что изображены не абстрактные, а конкретные персонажи, да и все стены расписывали тоже представители моего народа. В тот момент до меня дошло, что легенды страдают неполнотой. И очень сильно!

Сколько времени провел, изучая настенную роспись, сказать не могу. Заметил, что в храме собирается народ, но не обратил на это внимания. Мне было совершенно неинтересно, зачем пришли люди и какие обряды проводят, лишь бы меня не трогали. Так бы все и осталось, не напади одна часть пришедших на другую, втянув в свои разборки и меня.

Вообще-то я владею мечом выше среднего уровня, по эльфийским меркам, естественно, и не предполагал, что могут возникнуть какие-то трудности. Однако неожиданно обнаружил, что мне противостоят очень хорошо подготовленные воины. В том, что справлюсь с каждым в отдельности, не сомневался, но их было слишком много. Нескольких ранил, чем заставил остальных держаться от себя подальше, но и отпускать они меня вовсе не собирались. Прижали к стене, где был вынужден уйти в глухую оборону.

Окончилось все так же неожиданно, как и началось. Нападающие вдруг отхлынули и даже повернулись ко мне спиной, будто не сомневались, что не стану продолжать бой. На алтаре стоял человек в странной, во многих местах разорванной одежде, из-под которой виднелось не что иное, как мифриловая кольчуга. В руках он держал меч. Тот самый меч!

Однако то, что произошло дальше, было еще более невероятным.

Дим. Попаданец

Все как-то странно смотрели на меня. И только тогда до меня дошло, какой именно меч держу в руках и на чем стою.

Так вот как тут, оказывается, выбирают достойного. С помощью волшебного оружия победить дракона любой дурак сможет. Как и сдать сессию, готовясь. А ты попробуй не готовясь! Или, как в данном конкретном случае, убей обычной дубиной или что у тебя там есть вместо нее, тогда получишь право пользоваться артефактами. Неудивительно, что никто не додумался. По нынешним временам, если и так победил дракона, то всякие древние штучки тебе как бы уже и ни к чему, а когда-то ящеров хватало, а таких комплектов, если верить жрецу, было всего сто. Интересно, на всю планету или на всю галактику? Не удивлюсь, если второе. Однако это все только мои предположения, основанные в том числе и на обрывках, рассказанных Ли.

Перекинул клинок из правой руки в левую и обратно. Он мне по-прежнему не нравился. Даже более того. И что все в нем такого находят?

– Балансировка, скажу вам по секрету, хреновая, – объявил я. – Верните мне мой мифриловый!

Один из ранее нападавших воинов тут же подобрал совсем недавно выбитое у меня из рук оружие и с поклоном передал. Взвесил на руках оба меча (жонглировать не стал, чтобы не опозориться), еще раз убедился, что мой не только легче, но и несравненно лучше, после чего объявил:

– Совсем другое дело!

Затем вставил неудобную железку обратно в камень.

Зал и так до этого молчал. Но, тем не менее, фраза «потерял дар речи» была более чем уместна.

– Это ненастоящий достойный! – вдруг закричал главарь и бросился на меня.

Несколько первых ударов я парировал, но сразу понял, что противник фехтует ничуть не хуже, а то и лучше, чем моя темная жена. Знал, что могу какое-то время продержаться против Лары, но она никогда не пыталась меня убить на самом деле.

Идеи опять вытащить меч из алтаря у меня даже не возникло. И своим-то привычным клинком едва успевал отбиваться и не видел никакого смысла менять его на тяжелую и неудобную железку (говоря про балансировку, ничуть не переигрывал), какой бы разволшебной она ни была. Простую мысль, что даже чудесным оружием нужно уметь пользоваться, ушастые сумели вбить мне в голову накрепко.

Чем дальше, тем больше убеждался, что враг владеет мечом получше Лары. Понял, что и для Анжи такой не стал бы легким противником. Вскоре он еще раз это доказал, с легкостью выбив у меня мифриловый меч. Не имея другого выхода, выдернул из алтаря то, что минуту назад туда засунул. Странное дело, но новым и неудобным оружием отбивался куда успешнее, чем старым привычным. Складывалось впечатление, что меч сам если не направлял мою руку, то корректировал некоторые движения до идеальных.

С обороной все оказалось в порядке, вот только не было никакой уверенности, что меня хватит надолго, меч все-таки был как минимум вдвое тяжелее моего. Поэтому не видел другого выхода, кроме как самому перейти в нападение до того, как по-настоящему начну уставать. Первый же удар произвел совершенно непредсказуемый эффект. Когда парировал атаки или бил по оружию противника, отклоняя его, все было нормально. А стоило нанести свой, и еле удержал равновесие. Совершенно неожиданно перерубил не только подставленный врагом клинок, но и его хозяина.

– Еще кто-нибудь считает, что царь, в смысле, я, ненастоящий? – переводя дыхание, спросил у толпы.

Кстати, народу в храме собралось куда больше, чем сначала. Действительно толпа, причем вооруженная. Похоже, побоище до сих пор не началось только потому, что из алтаря был вынут меч. Очень хрупкое и ненадежное равновесие. Поэтому со вставлением его обратно на всякий случай решил повременить.

Какое-то время все молчали. Я тоже не собирался толкать речи. Потом один, за ним другой, третий… все нападавшие воины опустились на одно колено с явным намерением принести мне присягу или что-то в этом роде. А ведь даже имени не спросили!

– Стоп! Не спешите, – прервал я их. – Не могу подобного принимать от тех, о ком ничего не знаю, кроме того, что они минуту назад пытались меня убить.

И действительно, на фига мне они нужны? Хотя, с другой стороны, явиться к женам с отрядом таких хороших воинов было бы заманчиво. Да и присяга лишила бы возможности меня атаковать, если вдруг опять передумают. Впрочем, для начала в любом случае стоило послушать, что они скажут в свое оправдание.

Было рассказано, что во всем виноват Гринил, теперь уже покойный магистр ордена, а они все белые и пушистые. Не в таких выражениях, естественно, но суть та же. Вполне ожидаемо, но амулет при этом показывал, что не врут. Также раскрыли причину своего сюда прихода и то, каким образом собирались украсть меч. Надо же, я оказался прав, когда чисто теоретически придумал способ.

– Если кто из вас почему-то думает, что, приняв присягу, я отнесу меч уже к вашему алтарю, то он очень сильно заблуждается, – на всякий случай предупредил их.

– Мы так не считаем, – ответил выступивший вперед воин. – Но забота о своем храме – вторичная цель нашего ордена. Главная – служить достойному.

– Даже если оставлю меч тут и пойду своей дорогой?

– В этом случае тоже, – без энтузиазма, но и без недовольства ответил воин. – Но если мне будет позволено дать совет, то рекомендовал бы забрать. И щит со шлемом тоже.

Что интересно, среди собравшегося в храме народа имелись и жрецы, которые явно не собирались вмешиваться в этот разговор.

– И зачем он мне? – все же решил спросить я, хотя догадывался об ответе.

– Последние годы ходили упорные слухи о драконе, а по дороге сюда мы убедились в их полной правдивости.

– Если вы о Дурокрабе, то поздно, – с совершенно невинным видом ответил им. – Буквально на днях я его прибил. Прилетел, понимаешь, детей хотел покусать, к женам приставал и вообще нехороший человек, в смысле, дракон.

Несмотря на форму, в которую была облечена информация, никто не усомнился в том, что говорю правду. Или им фантазия не позволяла представить, что достойный, держа в руках древний меч, может врать, особенно на драконьи темы, или не только у меня имелся соответственный амулет. Хотя одно другому не мешало.

Однако последнему моему заявлению больше всего удивился стоящий в задних рядах эльф. Откуда он вообще тут взялся и что забыл? По своим женам знал, что эльфы избегают посещения человеческих храмов. Позже он ко мне подошел и все пытался выспросить о схватке с драконом. Пришлось пообещать, что потом расскажу или познакомлю с тем, кто сможет поведать лучше меня (Ирканой, например), чтоб хоть на время отвязался.

Потом, когда еще раз решил уточнить вопрос со жрецами городского храма, повторно убедился, что они совсем не против, если я унесу из города артефакты. По их словам выходило, будто на то время, когда реликвии находятся в руках у достойного, город становится еще сильнее и вообще процветает. Причем без всякого моего участия. Этот момент на всякий случай несколько раз переспросил, мало ли, еще окажется, что, взяв меч, к нему в придачу получил и обязанности по защите города.

Щит и шлем были мне совершенно не нужны, и как ни уговаривали члены ордена и жрецы, все равно отказался. Оставил себе только клинок. Ножны, кстати, к нему не предусматривались, но это оказалось наименьшей из проблем. Горожане сразу же предоставили на выбор несколько десятков. Все подходили идеально, в чем не было ничего удивительного. Самой популярной формой меча, несмотря на все ее очевидные недостатки, у местных являлась как раз эта. У большинства дома имелись идеальные копии.

Еще горожане сначала хотели казнить всех членов банды, участвовавшей в нападении на храм, но стоило тем дать мне присягу, как вопрос снялся сам собой. Чувствовал, что, если потребую десяток самых красивых девственниц, хоть в жены, хоть на одну ночь, непременно получу. Ничего такого у меня, само собой, и в мыслях не было, но, окажись рядом ушастые, скорей всего, пошутил бы на эту тему.

И кстати о женах. Пора было возвращаться, тем более что задание выполнил и даже перевыполнил. И охрана как бы сама образовалась, причем из сильных воинов, к тому же бесплатно. Да и не хотелось мне тут оставаться дольше, чем необходимо. Когда тебе восторженно смотрят в рот и любую произнесенную глупость воспринимают не иначе как откровение – быстро надоедает. Если бы только красивые девушки, еще ладно, а когда все без исключения – спасибо, не надо.

Позвал к себе нового магистра ордена (назначил на эту должность того самого воина). Вообще-то сначала попытались выдвинуть меня, но я такое дело сразу же пресек. Довольно жестко. Объяснил, что если еще раз услышу нечто подобное, то могут отправляться обратно в свой горный храм или любое другое место. С меня и княжеских обязанностей хватает (знал бы заранее, ни за что бы титул не купил). Ну так вот, позвал и объяснил новому начальнику охраны, что недалеко от города меня ждут жены и дети с обозом.

– На каком направлении? – зачем-то спросил Нирик.

– На западном.

Услышав ответ, тот сразу забеспокоился.

– В чем дело?! – строго спросил я.

– Мы пришли в город несколькими небольшими отрядами с того же направления, – начал издалека Нирик.

– И?

– И следом за нами должна была идти наемная армия, в задачу которой входило отвлекающее нападение на город, – признался он.

Новость мне очень не понравилась. Даже не стал ничего объяснять, а сразу бросился к коню. Следом за мной из города выехало около десятка конных воинов (точно не пересчитывал, было не до этого). Остальным пришлось догонять на телегах. Еще зачем-то с нами увязался эльф, имени которого я так и не запомнил (да и не пытался, если честно). Не Саурон, но что-то вроде. Самое то имечко для светлого эльфа. Он, наверное, единственный, которому был совершенно безразличен вынутый мною из камня меч, но зато очень сильно интересовал убитый дракон (остальные о драконе тоже не против были послушать, но считали победу над ним чуть ли не само собой разумеющимся делом). Я не горел желанием рассказывать и посоветовал остроухому рыцарю расспросить моего придворного менестреля.

В тот момент ситуация показалась забавной: эльф расспрашивает дракону, как лучше убить дракона. Но как узнал, что могло угрожать семье, сразу стало не до веселья. Однако против такого попутчика не возражал, так как в храме кроме меня только он и сумел отбиваться практически на равных. Такой в случае чего лишним не будет.

Глава 34

Эледриэль. Светлая эльфийка

Когда полностью закончили со сбором трофеев, решили, что вражеских тел слишком много и оттаскивать их с поляны нерационально. И так все вымотались, чтобы еще и взваливать на себя ненужную тяжелую работу.

– Куда проще самим перебраться на другое место, – озвучила ту же мысль темная.

– А как же папа?! – возразила Мариэль.

Дочь была права. Дим вернется, обнаружит следы побоища, кучу трупов и пустую поляну. Что ему останется думать? Муж у нас далеко не эльф и следы в лесу читать не умеет. Нигде, если честно, не умеет.

– Переберемся немного вперед и будем следить за дорогой, – опять предложила Ларинэ.

– Хорошая идея, – согласилась я.

– Следить будем мы! – обрадовались дети хором.

Вот и прекрасно. Высоко на дереве они в любом случае окажутся в наибольшей безопасности.

Так и сделали. Не успели устроиться на новом месте, как услышали топот копыт, принадлежащий явно спешащему отряду. Легко рассчитали по звуку, что он не мог быть очень большим, и приготовились к обороне. Три эльфийских лука против десятка-другого всадников – серьезный аргумент.

На какое-то время топот стих. Произошло это именно у дерева, на котором устроились дети. Заметить их кто-либо мог только в единственном случае – если бы они сами захотели. Мы уже догадались, кто это мог быть, и оказались правы. Вскоре на поляну выехал отряд воинов. Возглавлял его муж, на коленях у которого сидели Мариэль и Иваниил. Вернее, висели, делая вид, что сидят. Очень неудобно, но им нравится.

Последним в отряде оказался эльф. Светлый. Высокородный.

– Ну вот, ушастые, опять я пропустил все самое интересное, – с ходу заявил Дим. – Не отпирайтесь, Ив с Марой мне все рассказали. Ни на минуту вас одних нельзя оставить.

В общем, все было предсказуемо. Осталось только добавить, мол, нечестно, что нам эльфийка досталась, а он эльфа привез. Увидел Морнэмирэ и явно вознамерился выдать нечто подобное, но встретил наши с Ларинэ взгляды и сразу же сделал вид, что нам показалось, а он не собирался и даже не думал.

Потом поделились новостями. Муж, в конце концов, узнал эльфийку и очень удивился тому факту, что это та самая Морнэмирэ, что пыталась его убить на дуэли. Мы тоже были сильно удивлены, когда узнали, кого он привел. С ним приехали те самые воины, что наняли напавшую на нас армию, а также пытались убить и его самого. В общем, приключений в городе он нашел даже больше, чем мы могли предположить.

Дим. Попаданец

Сразу всех предупредил, чтобы не прикасались к моему новому мечу, и объяснил почему. Теоретически мы дракона завалили всей семьей, следовательно, и они должны иметь равные со мной возможности, но это было всего лишь предположение, и рисковать не стоило.

Эль с Ларой его осмотрели и пришли к выводу, что клинок обладает какими-то магическими свойствами, которые мои ушастые жены не смогли понять. Длинная рекомендация, высказанная длинноухими, сводилась к простой и всем известной истине: «Спрячь, а лучше сожги». Они и раньше точно так же относились к непонятным артефактам. Даже Эль, вопреки возможной ценности последних. А уж при наличии двух сверх всякой меры любопытных ушастиков…

В этот день, понятно, никуда уже не пошли. Перезнакомились с новой охраной, установили правила, дождались остальных представителей ордена с телегами. Кстати, о правилах. Увидев, как дети поглядывают на мой новый меч (даже Мара, не говоря про Ива), эльфийки тут же сочинили особую инструкцию, специально для мелких и ушастых. Им запрещалось не то чтобы прикасаться к клинку, но и вообще близко подходить. Будь их воля, вообще бы на замок закрыли. Меч, а не детей, разумеется. Хотя не исключено, что и их тоже.

Воля, вообще-то, была, замок отсутствовал. Подозревал, что в ближайшее время у меня появятся особые, закрывающиеся на ключ, ножны. Если понадобится, то длинноухие не моргнув глазом и у гномов закажут. Сам я такую предосторожность тоже, в принципе, одобрял.

Еще за нами увязался эльф Сарнатуон. Даже в охрану нанялся, так как туда, куда мы направлялись, никого не собирались брать без определенных обязательств с их стороны. Как по мне, ситуация выглядела комично. Эльфийский аристократ, в принципе, не видел ничего зазорного в том, чтобы наняться на службу к человеческому князю, хотя эльфы его положения так поступают крайне редко. Сам он вообще впервые, хотя по человеческим королевствам попутешествовал немало. Сарнатуона куда больше не устраивало то, что, нанимаясь, он оказывался в равном положении с Морнэмирэ.

Моя длинноухая противница по дуэли занимала довольно низкую ступеньку в эльфийском обществе. Окажись она с нами раньше и прими участие в убийстве дракона, мнение эльфийского рыцаря, скорей всего, изменилось бы, а так – нет.

Эльф вообще все больше с Ирканой общался. Ларинэ по понятным причинам в собеседницы не подходила, он вообще с трудом смирился с тем фактом, что рядом темная, да и то не до конца. Эледриэль замужем, да еще и за человеком, Морнэмирэ низкородная и единственная в нашей компании не имеющая никакого отношения к драконам, вот менестрель и оставалась.

Знал бы он, кто такая Иркана на самом деле…

Сарнатуон. Светлый эльф

Все самое интересное я разузнал в первый же день. И уехал бы спокойно своей дорогой, но произошло событие, заставившее изменить все планы. Совершенно случайно услышал разговор княжеских детей. Не подслушивал, просто брат с сестрой, будучи полукровками, не могли в полной мере оценить настоящий эльфийский слух и ошибочно думали, что перешептываются втайне ото всех.

Оказалось, что их отец успел пообещать покровительство какому-то дракону и даже выделил пустующую башню в своем замке. Вот они и обсуждали, как бы похитрее обойти родительский запрет и прокатиться на летающем ящере. Причем не где-нибудь в горах, а над городом, чтобы все сверстники видели, да и эльфы из обоих посольств тоже. С удивлением понял, что просто ходить к дракону в гости детям не возбранялось ни со стороны отца, ни со стороны обеих матерей. Это, пожалуй, слишком даже для темной!

В магии разума я не силен, особенно на расстоянии. А дети порой такого насочиняют, что и архимаг не всегда определит, говорят ли они правду или просто верят в собственные фантазии. Однако, несмотря на всю абсурдность ситуации, почему-то понял, что Иваниил с Мариэль не сочиняют и, скорей всего, даже не преувеличивают. Из разговора можно было сделать вывод, что с обсуждаемым драконом им уже приходилось общаться, поэтому ничуть не сомневались в своей способности его уговорить.

Решил спросить менестреля, раз уж ей князь приказал обо всем мне рассказать. Она как-то странно посмотрела, видимо, удивилась тому факту, что я узнал, а потом подтвердила все предположения и выводы. Тут моих возможностей в магии разума вполне хватило, чтобы понять – говорила исключительно правду. Естественно, что захотел отправиться вместе с ними и узнать еще больше.

Только сразу выяснилось, что просто попутчик им не нужен. Пришлось наняться к князю в охрану на общих условиях. Быть на равных с Морнэмирэ, девушкой из низкого сословия, мне, естественно, не хотелось. Другое дело, если бы она нанялась уже после меня… Но пришлось соглашаться на те условия, какие были.

Впрочем, имелись и свои бесспорные плюсы. Менестрель Иркана, оказалось, знала множество историй о драконах. Причем все до единой были правдивыми. Никак не ожидал, что кто-то может знать больше меня и так интересоваться этой темой.

Иркана. Дракон-менестрель

Забавный мне эльф попался. Мнит себя великим охотником на драконов, хотя ни одного пока не видел. Точнее сказать, уже видел, только об этом даже не подозревает. С другой стороны, кто знает, раньше я с длинноухим племенем по понятным причинам не общалась, вдруг они все такие? Во всяком случае, из четырех эльфов, с которыми на данный момент знакома, только одна относительно нормальная.

Остроухий все о драконах расспрашивал. Приятно, конечно, когда кто-то так интересуется твоим народом, но не в тех случаях, когда с целью убить и повесить трофей на стену. Пускай я сама за всю свою жизнь так и не встретила ни одного сородича, кроме Краборамидура, это еще ничего не означало. Знания у меня были.

Когда вылупилась из яйца, обнаружила, что нахожусь в замкнутом лабиринте из пещер. Долгое время там и жила, охотясь на подземных обитателей и полагая пещеры целым миром. Потом немного подросла и обнаружила тайник с книгами на драконьем языке. Одного взгляда хватило для понимания, что могу их прочесть. Оттуда и узнала, кто такие драконы, кто я сама и еще много чего.

А также о большом мире, что ждет снаружи. Выбраться из пещер, поставив себе такую цель, оказалось совсем нетрудно. С тех пор и бродила по земле, надев на себя личину менестреля. Сделать себе хороший голос, обладая способностью к частичной трансформации тела, было совсем не сложно. Раньше вообще любым голосом петь могла, а сейчас остался только этот.

Вот теперь эльфу и рассказывала истории, вычитанные в тех книгах. Он, похоже, обладал магией разума и безоговорочно всему верил. Я все-таки менестрель и умею заинтересовать слушателя. Правда, менестрелям за их песни и рассказы положено монеты кидать. Но разве от эльфа дождешься?!

Вообще, если задуматься, с престранной компанией я путешествую. Эльф, чуть ли не с самого детства мечтающий убить дракона и вычитавший о нас в старинных книгах небылиц больше, чем кто бы то ни было из двуногих. Причем все больше не в эльфийских, а человеческих книгах, к которым лесной народ обычно относится с изрядной долей скептицизма. Два десятка братьев из ордена драконоборцев. Вот только никто из них никого из нас в жизни не видел. И не только они лично, но и весь их орден на протяжении многих тысячелетий. Странный князь, женатый на двух эльфийских принцессах, который на самом деле убил дракона (пускай и с моей помощью, но все равно).

И еще этот меч. Даже будучи лишенной всей своей магии, постоянно ощущаю исходящую от него опасность. Полностью согласна с эльфийками – его нужно спрятать подальше от детей. Например, в контейнер, а уже его в мой пространственный карман. Такие вещи без присмотра оставлять просто нельзя! Однако об этом нужно будет подумать потом, когда вернутся силы.

Увы, пока я была простым менестрелем. Пела песни новым охранникам, общалась в основном с эльфом и моими учениками.

Глава 35

Дим. Попаданец

Дальше при наличии вполне серьезной охраны ехали куда спокойней. Могли без опаски останавливаться в поселках и небольших городках. Давно уже покинули территории, на которых полыхала война и догорало то, что поджег, пролетая, Крабодур. Местные если и были склонны ограбить по случаю проезжающего путника или беженца, то с нами предпочитали не связываться.

Дружины мелких баронов тут, пожалуй, уступали моему теперешнему отряду по численности, не говоря о подготовке. Они скорее сами опасались, что мы воспользуемся ситуацией и попытаемся захватить что-нибудь у них. Поэтому смотрели на нас с подозрением и опаской, но не более того. А когда мы без разговоров расплачивались – подозрение сменялось облегчением. Ну, почти. Эль, Морнэмирэ и Иркана поторговаться случая не упускали. Вообще на этом поприще они нашли общий язык.

Так, без приключений и неожиданностей, дошли до города Драконий Череп, про который уже успели рассказать дети и менестрель. Он был первым на их пути из покинутых гномьих гор. Как в свое время и для нас с Эль и Ларой (правда, тогда он еще не стал городом, а являлся поселком). Размах, с которым отстроились местные, впечатлял.

– Помните троллей, ушастые? – спросил я жен. – Теперь, вздумай напасть и куда большая банда, местные несомненно справятся и без посторонней помощи. Да тролли и не такие дураки, чтоб на подобные укрепления лезть.

С тем, что горные, как и любые другие, тролли могут быть не совсем глупыми, эльфийки согласились. После того случая на перевале. Ив с Марой тоже – из наших рассказов о путешествиях. Лучше бы про золотую рыбку, Иванушку-дурачка (естественно, назвав его другим именем), Емелю или какие эльфийские сказки им на ночь читали, глядишь, не отправились бы на поиски приключений. Но теперь уже поздно было жалеть. Дети принялись повторять то, что уже рассказывали об увиденном и услышанном в этом городе. В том числе о неосуществленном намерении местных переименовать его в мою честь.

– Слышали, ушастые? – обратил я внимание жен на столь важный факт. – Хорошая идея, между прочим. Мы у себя в долине город, кстати, еще никак назвать не успели.

Те не стали вступать в дискуссию на эту тему. Да и я его Вадимом называть, в общем-то, не собирался. Продолжил расспрашивать детей:

– А памятника в виде моей конной статуи там случайно нет?

– Не-а, – ответил сын.

– Тогда, может, пешей?

– Тоже нет, – сообщила дочь.

– Ну, хотя бы музей моего имени?

Дети хором отрицательно помотали головами. Ив с Марой прекрасно понимали, что это игра, и с удовольствием в ней участвовали. В отличие от мам.

– Вы что-то определенно скрываете от папы!

Дети опять продемонстрировали, что даже не собирались.

– Ну вот, памятника нет, музея нет, подозреваю, что и борде… в смысле, библиотеки с бесплатным пожизненным абонементом тоже нет.

– Если замечу или хотя бы заподозрю, что смотришь в сторону «библиотеки», – делая ударение на последнем слове, вмешалась в разговор светлая, – точно по ушам получишь!

– И от меня тоже, – поддержала подругу темная.

– Ну вот! Муж тянется к прекрасному, в смысле, знаниям, а они…

Но больше «библиотечную» тему развивать никто не стал, во избежание.

Не успели войти в город, а эльф и орденцы уже начали строить планы, как бы побыстрее залезть на одну из вратных башен, чтобы рассмотреть поближе Драконий Череп. Я им посоветовал не делиться своими сомнениями с местными жителями, ежели такие возникнут.

– Например? – насторожился эльф.

– Ну, если тебе, допустим, я повторяю, допустим, покажется, что дракон был не совсем настоящим.

– И может так показаться? – решил уточнить длинноухий рыцарь.

– Мало ли что? – пожал плечами я.

Услышав такое предостережение, они еще больше захотели побывать на башнях.

Когда в городе узнали, кто именно к ним приехал, устроили праздник. С одной стороны, в нашу честь, а с другой – и сами были не против погулять. Таким образом, появился дополнительный повод отдохнуть пару-тройку дней. Пускай дети и заявляли, что совсем не устали, причем не врали, все равно. Да и ехали сейчас на телегах, а не шли пешком, как когда путешествовали с Ирканой. Все равно отдых им был нелишним. Эль с Ларой со мной полностью согласились.

Остановились в лучшей гостинице. Ее наличие было еще одной причиной задержаться тут на некоторое время. Отоспались без необходимости держать поднятым одно ухо (это я про ушастых, сам все равно так не умею). Иркана не упустила случая заработать, спев несколько новых песен о победе над Крабодуром. Она вообще во всех населенных пунктах этим занималась, правда, без уточнения, кем именно был убит дракон (по моей просьбе, только поклонников, просящих автографов, нам не хватало). Испуганные слухами о творимых драконом бесчинствах жители воспринимали новость о его смерти весьма благосклонно и бросали монеты щедрее обычного. Чем хитрая дракона и пользовалась на всю катушку.

В Драконьем Черепе заработки Ирканы тем более увеличились. Мне это ее стремление получить лишний медный грош все время казалось странным. Особенно если учитывать, сколько золота хранится в погруженных на телеги контейнерах. Впрочем, каждый сходит с ума по-своему. Другим, вон, странным кажется факт, что у меня две эльфийские жены, да еще темная и светлая. А есть и такие, которые искренне не понимают, почему всего две? Это не говоря о моей коллекции ножей…

Но раз Иву с Марой нравилось принимать участие в ее представлениях, то я тем более ничего против не имел. Жены, кстати, в этом вопросе были полностью со мной согласны. Пускай уж лучше так развлекаются, чем приключения на собственные ухи ищут (о том, что менестрель на самом деле еще и дракон, эльфийки, похоже, начали забывать). Даже обещали пересмотреть репертуар и подобрать что-нибудь подходящее из моего МР3-плеера. Я сразу «Прекрасное далеко» заказал.

– В исполнении большого детского хора, – добавил для уточнения.

– О третьей жене даже не думай! – тут же заявила Эль.

– По ушам получишь! – добавила Лара.

Заметил, что раньше, когда она владела мечом несравненно лучше меня, старалась этого никак лишний раз не показывать, а стоило мне начать ее догонять, перестала стесняться, и теперь подобное заявление вполне мог от нее услышать, особенно если считала, что заслужил. Но меня удивило другое. С какой стати невинное высказывание о детском хоре они восприняли как намек на третью жену, которая нарожает детей больше, чем они? Или для эльфиек эта тема болезненная, а для моих в особенности, так как вбили себе в головы, что могу думать о них, как о неполноценных, раз смогли родить только по одному?

– А разве вы сами больше не собираетесь? – с самым невинным видом спросил я.

Те промолчали. Значит, был прав и причина именно в этом.

– Нет, я серьезно.

– У нас может не получиться, – призналась Эль.

– Особенно так скоро, – добавила Лара.

– Ничего, могу и подождать, а пока мы в замке школу откроем для детей из города, вот из них хор и наберем.

Против этого эльфийки не возражали.

Вечером жены сами потащили меня в купальню. Втайне заказали все приготовить и нагреть воды. Сюрприз удался. Хитрые. Видимо, чтобы о «библиотеках» поменьше думал. Кто бы возражал, только не я. Вечер не пропал даром.

Фотосессию устраивать не стали. Мы давно этим не занимались. Когда ехали спасать детей, было совсем не до того, потом как-то тоже не получалось. Решили вместе, что как только вернемся домой, так сразу, а пока можно и обойтись.

На следующее утро длинноухие все же раздобыли замок с цепочкой для моего нового меча. Не иначе как по случаю у деревенского кузнеца прикупили, потому что от амбарного мало чем отличался. Моя обычная тактика, согласиться, а потом сделать по-своему, тут явно не подходила, такую дуру на ножнах таскать не собирался даже временно.

– Эль, Лара, дорогие, не кажется ли вам, что это слишком? – спросил я. – На такие замки только драконов и сажать.

Эльфийки и сами понимали, что явно переборщили, и теперь думали – ругаться, настаивая на своем, или согласиться со мной?

– Нет, я понимаю, что меч – откровенная железка и изящный эльфийский замочек тоже будет не в тему, – продолжил убеждать их. – Но давайте без самодеятельности закажем у гномов целиком закрывающиеся ножны?

Жены, немного подумав, согласились. А замок подарили Иркане. Та на намеки обращать внимания не стала и взяла не моргнув и глазом. Вещь хоть и недорогая, но все равно денег стоит.

Морнэмирэ. Светлая эльфийка

Наниматели решили не торопиться и отдохнуть в последнем городе несколько дней. Я была совсем не против. Даже очень за. Платили-то за время, проведенное в походе вообще, без разделения на города и дороги. А в этом людском поселении на наш отряд точно никто не собирался нападать. Местные считали князя и его эльфийских жен не иначе как героями-основателями. На меня тоже косились. Вслух никто не спрашивал, но явно считали третьей. За такую плату была готова потерпеть, тем более что мнение людей меня совершенно не интересовало.

Сарнатуон, нанявшийся на тех же условиях, что и я, задержкой был не очень доволен. С ним все понятно – высокородный. Как минимум в родстве с лордом рощи и вообще. Со мной даже разговаривать не стал. Почти все время с менестрелем проводит. Только зря человеческая женщина радуется, ничего ей не светит. Насмотрелась на сумасшедших Эледриэль и Ларинэ и теперь, наверное, думает, что все эльфы такие. Ошибается!

Я, между прочим, тоже вовсе не против упрочить свое положение в обществе за счет такого мужа. Но являюсь реалисткой и прекрасно понимаю, что развлекаться он может с кем угодно и сколь угодно долго, а жениться только на равной. Все они, высокородные, такие. Поэтому даже пытаться не собиралась. Пускай глупая человечка хлопочет.

Однако отдых в городе закончился, и мы пошли дальше. Князь упорно держал путь прямо на юг. Насколько мне было известно, далеко впереди располагались покинутые земли, а перед ними, куда ближе, непроходимые горы, в которых, по слухам, обитали тролли. Местные жители придерживались того же мнения. Что находится за горным хребтом, они не очень представляли, но отсутствие перевалов и наличие троллей подтверждали единодушно.

В том, что моим нанимателям был известен проход через горы, сомнений не возникало. Тайных троп и перевалов, ведомых весьма ограниченному кругу лиц, всегда хватало. Но в наличии такого прохода, через который можно проехать на телегах, я очень сильно сомневалась. Однако мы шли на юг, а в то, что даже такие сумасшедшие эльфийки, как эти, согласятся оставить ценные вещи, я не верила. Да и припасы, закупленные в Драконьем Черепе, явно говорили, что предстоит долгий путь через горы. В основном это были зерно и овес, то есть корм для лошадей.

Ту неделю, что ехали через лес, лучше всего охарактеризовало меткое высказывание князя Ва’Дима: «Солдат спит, служба идет». Никто не нападал, да и некому в этой глуши. Все мои обязанности сводились к уходу за моим же конем. Правда, несколько раз приходилось прорубать заросли, что успели подняться на месте дороги, но меня это никак не затрагивало. Не эльфийское дело – рубить без толку деревья! Никто данную точку зрения и не оспаривал. Поэтому для меня отдых, начавшийся в Драконьем Черепе, продолжался.

Однако стоило покинуть лес и выехать к горам, как легкая прогулка закончилась. Тролли напали совершенно неожиданно. Вот только что мы ехали по спокойной горной тропе, и вдруг…

Сначала впереди посыпались камни. Разбило колесо одной из телег. Слишком удачно, чтобы быть просто случайностью. Потом буквально со всех сторон одновременно повыскакивали горные великаны. Ларинэ встретила их сильным боевым заклинанием, я так не умею. Потом князь Ва’Дим начал швырять огненные шары с помощью своего артефакта. Но прикрыть все опасные направления магией они никак не могли. Что-то добавила Эледриэль с помощью амулета, что-то я, однако это реально мало что меняло.

Воины, давшие присягу князю, а вернее достойному меча, выстроились по обеим сторонам от телег. Конные выступили несколько вперед. Но и тех и других было слишком мало.

Пока я думала, чем встречать противника, стрелами или магией, которой у меня оставалось не так уж много, произошло совершенно неожиданное. Из щели в камнях выскочил еще один тролль. Совсем небольшой, наверное, еще молодой. Проскочил между двумя замешкавшимися воинами, схватил с телеги целившегося в него из лука Иваниила (мальчик выстрелить успел, но тролль сумел увернуться) и бросился прочь с добычей.

Все произошло настолько быстро, что никто не сумел помешать или что-то сделать. Эледриэль с Ларинэ выпустили убегающему похитителю по несколько стрел в спину, но тому такое не страшно. Магию же, особенно сильную, использовать не решились из опасения задеть ребенка.

Тролль несся почти прямо на меня. Вот в этот момент я и поняла, что такое настоящий рыцарский конь. Бросила его на врага, и он бесстрашно прыгнул вперед. С другим конем, даже эльфийским, так точно не получилось бы. Этот тролль хоть и выглядел мелким, но исключительно по сравнению со своими сородичами. Похититель ребенка в самый последний момент успел отскочить в сторону, но и я сумела выпрыгнуть из седла прямо на него. Схватилась левой рукой за волосы, а правой с зажатым в ней мечом начала бить, куда получалось в таком положении.

Негодяю, естественно, это понравиться не могло, но и толком отбиваться, держа в руках мальчика, не получалось. Не сразу, однако до противника дошло, и он бросил добычу, после чего легко избавился и от меня, швырнув о скалы. Теряя сознание, успела заметить, что ребенок приземлился, как кошка, на все четыре конечности. Мы, эльфы, так умеем.

Глава 36

Эледриэль. Светлая эльфийка

Даже не представляю, как такое могло произойти?! Зачем вообще нанимать охрану, если любой желающий тролль способен легко выхватить ребенка из телеги и так же просто убежать? Все, что мы с темной успели сделать, это выпустить на пару с десяток стрел. Но у горных великанов шкура вообще толстая, а на спине в особенности, и стрелы, даже эльфийские, нипочем.

А потом на шею к троллю-похитителю запрыгнула Морнэмирэ, и дальше стрелять стало нельзя. Главное – моя соотечественница все же добилась того, чтобы тролль выпустил ребенка. Иваниил сумел сгруппироваться и не пострадал, чего нельзя было сказать об эльфийке. Горный великан избавился от наездницы, бросив ее со всей силы о стену ущелья. Возникло ощущение, будто слышу, как трещат кости.

Несмотря на всю опасность, бросилась к сыну и эльфийке. По пути увидела, как молодой тролль, оказавшийся виновником всего произошедшего, вспыхнул факелом. Это темная нанесла очень сильный магический удар. Нерационально большой расход силы ради мести, но я ее не осуждала. Ларинэ, кстати, бежала следом за мной. Поняла, что Диму придется защищать оставшийся караван одному. Но он у нас уже не маленький, справится.

Дим. Попаданец

Когда ушастые вместе рванули спасать сына, а дочь оставили со мной в телеге, понял, что в возникшей ситуации доброго слова и пистолета, в смысле магобластера, недостаточно. Перебросил бластер в левую руку, а правой вынул меч. Тот самый, то есть не эльфийский.

Стоило это сделать, как монахи-драконоборцы преобразились. Если до того только защищались, то теперь бросились в атаку. Да и я сам вместо того, чтобы отстреливаться и отбивать мечом только прорвавшихся к телеге с дочерью, прыгнул к ближайшему противнику и одним ударом перерубил его.

– Это явно оружие на меня так влияет, – сказал сам себе, глядя на разваливающегося на две половинки тролля.

Умом и раньше понимал, что клинок способен так рубить плоть, но все равно не был готов. Однако размышления в любом случае решил оставить на потом. Опять, как будто ведомый мечом, подскочил к следующему противнику и проделал с ним то же самое. Потом…


Потом враг побежал.

Убедившись, что на поле боя не осталось ни одного тролля, отправился смотреть, как там ушастые? Мариэль, кстати, уже успела покинуть свое убежище в телеге и умчалась к брату. Семья оказалась в полном порядке, а Морнэмирэ – нет. Отважной эльфийке досталось крепко, и теперь жизнь в ней поддерживала только Эль.

– Выживет? – спросил я.

– Да, – ответила та.

– Вот и хорошо.

С сыном было все в порядке. Его не испугало ни само похищение, ни синяки от лап тролля, ни последующее падение. А то, что не попал, стреляя буквально в упор, стало самым настоящим шоком. По мне, лучше раз-другой промахнуться, чем руки-ноги переломать. Так ему и сказал.

Потом подошел магистр ордена и доложил о потерях:

– Пять лошадей убито. Восемь братьев получили ранения средние и тяжелые. Двое без мага жизни не выживут.

– Маг жизни у нас есть, – успокоил я его. – Если считать Мариэль, даже не один.

Как оказалось, тролли просто отшвыривали с дороги всадников вместе с лошадьми. Люди в таком случае выживали, правда, чаще всего получая переломы, а животным везло куда меньше. Пешие имели значительно больше возможностей увернуться от нападающих великанов, но троих тоже серьезно задело.

– Пять лошадей – это потеря трети мобильности от той, что была сначала, – закончил доклад начальник охраны.

– А как с троллями? – поинтересовался я.

– Двоих зарубил ты, одного сожгла принцесса Ларинэ, и еще одного застрелил эльф Сарнатуон. По две стрелы в каждый глаз, одна в ухо и одна в пасть.

Однако. Не только мои жены хорошо из лука стреляют. Но пенять им, что оказались не самыми лучшими, не собирался.

– Телеги? – продолжил я.

– Все целы, кроме первой. Но мы ремонтируем.

С повозкой нам вообще-то повезло. Камнями разбило только одно колесо, ни ось, ни что другое не пострадало. Но повезло еще и потому, что я ввел в обиход такое понятие, как запаска. И у каждой телеги теперь всегда имелось пятое колесо. Как у других, не знаю (навряд ли), а у нас непременно. Соответствующая пословица в этом мире тоже имелась, и надо мной многие по данному поводу смеялись, но я все равно стоял на своем. Причина того, что нововведение не хотело приживаться, была проста: чаще всего ломалась ось. А тут как раз представился случай всем показать, какой у них командир предусмотрительный.

Правда, далеко мы все равно в этот день не уехали. Добрались до ближайшего места, которое удобно защищать, и там остановились.

Морнэмирэ. Светлая эльфийка

Очнувшись, поняла, что лежу на телеге. Все тело страшно болело, но и последствия магии жизни ощущались. Выше над головой виднелся скальный выступ, что говорило о серьезной остановке. Чего, в общем-то, и следовало ожидать. Вскоре подошла Эледриэль.

– Было слишком много раненых, поэтому я только позаботилась, чтоб ты не умерла. Как восстановлю силы, исцелю до конца.

Кивком дала понять, что все понимаю. Стоило ей отойти, как ко мне на телегу залез Иваниил.

– Морнэмирэ, – обратился он, – хочу поблагодарить тебя за помощь. Я бы с тем мелким троллем и сам справился, но все равно спасибо.

Ага. Он бы еще сказал, что поймал горного великана и крепко держал. Сама в его годы наверняка так бы и заявила. Правда, меня никто в таком возрасте по горам не таскал…

– Хочу в благодарность сделать подарок, – продолжил мальчик и протянул артефакт, уменьшающий размер и вес.

Действительно ценный подарок! Не обманули Эледриэль с Ларинэ, когда говорили, что могу и такой заработать. Иваниил, будто поняв, о чем я думаю, пояснил:

– Этот сундучок только мой и только от меня. Обещаний родителей никак не касается.

Ничего себе! Значит, у меня есть шансы и на второй?! Невероятно!

Сразу после мальчика подошла девочка.

– Морнэмирэ, – так же обратилась она, – хочу поблагодарить за то, что спасла брата, и подарить вот это.

У нее в руках было очень красивое и невероятно дорогое ожерелье с крупными камнями. Даже в своем теперешнем состоянии рассмотрела, что центральный, кроме всего прочего, еще и магическую силу накапливать способен. Остальные, не исключено, тоже не просто драгоценности.

Краем глаза заметила – родители прекрасно видели, что дарят их дети, и никак не реагировали. Будто речь шла не о ценнейших вещах, а о старых игрушках. Каковы же тогда их настоящие богатства?!

Нет, определенно необходимо посетить княжество, прячущееся в центре Проклятых Земель. После всего этого я уже точно поверила, что по завершении пути и щедро заплатят, и сундучок-артефакт, который во временное пользование дали, могут оставить. А вдруг и еще чего добавят.

Слышала, у них там посольство из Первого Леса есть. Может, найду себе эльфа из хорошей семьи. Теперь я богатая невеста и первого попавшегося хватать не стану.

Дим. Попаданец

– Расслабились мы раньше времени. Считай, опытные путешественники, а влипли, как дети, – заявила Лара, когда обсуждали ситуацию.

Эль была примерно того же мнения. Да и я сам похоже думал.

– Нужно было выслать вперед того же эльфа с труднопроизносимым именем в качестве дозора, – предложил я. – Слух у него хороший, зрение превосходное, а если еще дать простенький амулет по обнаружению живых существ крупнее собаки, то проблема с засадами отпадет сама собой.

– У нас нет таких амулетов, – напомнила темная.

Сам прекрасно знал, и меня это ничуть не смутило.

– Все равно что-нибудь придумать можно. В конце концов, количество дозорных увеличить.

С таким предложением никто спорить не собирался.

В прошлый раз эта дорога казалась такой безопасной, и на тебе. Иркана с детьми тоже прошли без проблем. Ну, положим, тролли на инстинктивном уровне чувствовали, что с менестрелем лучше не связываться, но и нам они аж до самого поселения лесорубов не показывались. Или у них сейчас сезон охоты именно в этих местах?

Дракона, кстати, позже подтвердила ту часть моих предположений, что касалась лично ее:

– Раньше дикие звери и полуразумные двуногие, вроде горных троллей, заранее чувствовали мое присутствие, в каком бы облике я ни была, и предпочитали убираться с дороги.

– Интересно получается, – обратил внимание я. – Другой дракон тебя в человеческом облике может опознать, лишь увидев, а тролли на расстоянии чувствуют.

Та лишь пожала плечами. Видимо, сама не знала, почему так?

– Можешь проводником подрабатывать, – предложил я. – Деньги будешь грести лопатой.

– Как? – не сразу поняла мою мысль Иркана.

– Очень просто, – ответил ей. – Выбираешь перевал, где дикие звери и горные тролли кишмя кишат и не дают никому нормально пройти. Потом объявляешь, что знаешь безопасную тропу и готова провести за определенную плату.

Дракона ничего не ответила, но явно задумалась над предложенным ей бизнес-планом.

– Слушай, Иркана, а всякая нечисть на тебя как реагирует? – продолжил интересоваться темой я.

– Да, в общем-то, так же.

– Тогда у меня в княжестве без работы не останешься. Сама долина и перевалы совершенно безопасны, а вокруг без серьезной охраны лучше не ходить.

– Звучит заманчиво, – ответила дракона. – Только для начала силы вернуть нужно.

– Вернешь, – успокоил ее. – А пока можешь над рекламным слоганом подумать.

– Чем? – естественно, не поняла менестрель.

– Коротким, легко запоминающимся, заманчивым предложением, – перевел я на нормальный язык. – Например. Проводник-менестрель отпугивает нечисть своими песнями! Плата по договоренности. Если за время перехода произойдет хоть одно нападение, деньги будут возвращены. Если ни одного – цена удваивается.

Иркана слегка поморщилась. Она не без основания считала себя хорошим менестрелем и мысль отпугивать нечисть песнями не могла воспринять благосклонно. Идею возвращать деньги – тоже. Хотя против того, чтобы заработать, явно ничего не имела.

Магия к драконе пока не вернулась, но тролли на оставшемся участке пути нас больше не беспокоили. Может, все дело в том отпоре, который они получили в первый раз, а может, в повышенной бдительности с нашей стороны и постоянной разведке, как дороги, так и окрестностей.

Когда добрались до ворот в подгорный мир, еще раз всех предупредил о данной ими клятве хранить все увиденное в тайне. Потом открыли проход и вошли в город, что был по эту сторону. Первый же склад показал всем, зачем мы брали такие обязательства. Огромная пещера, размеры которой трудно поддавались оценке, была сверху донизу забита транспортными контейнерами.

Первым делом приказал все припасы в телегах переложить в такие, чтоб лошадям было легче тащить. Неизвестно, сколько мы тут пробудем, а так чем меньше нагрузки, тем меньше расход взятого с собой корма. В подгорном городке возле выхода не задерживались. Кроме складов тут вообще ничего интересного не имелось. Во всяком случае, по моему и моих ушастых жен мнению. Нам еще предстояла дальняя дорога к противоположной стороне гор, где, собственно, и находился основной город.

Морнэмирэ, эльф, да и многие воины (эти, правда, скрывали куда более умело, чем эльфы со всем их достоинством), не понимали, как мы можем так спокойно проезжать мимо пещерных городков, даже не проверяя лежащих там богатств. Со светлой вопрос решился самым простым способом. Пообещал, что, как только достигнем центральной долины Проклятых Земель, выданный ей во временное пользование контейнер перейдет в ее полную собственность. То есть будет уже два. Также добавлю еще что-нибудь. Местный аналог холодильника, например, или полкило золотых изделий…

Тем более что премию она, несомненно, заслужила. Дети и сами ее уже премировать успели, но это их личные вещи, пускай учатся быть благодарными.

Морнэмирэ от свалившихся на нее обещаний на время вообще дар речи потеряла. Зато потом шла с поистине эльфийским достоинством и на окружающие богатства внимания не обращала. Притворялась, конечно, но виду не подавала. Не сомневаюсь, что, когда придем в княжество, она там и останется. Причем в первую очередь постарается к нам наняться, а не в свое посольство.

Обещать что-либо эльфу причины отсутствовали, да и Эль с Ларой точно не поняли бы такой щедрости. Он и сам явно не из бедных и к нам присоединился по каким-то своим причинам. Так что не было никакого резону ему платить больше, чем обещано с самого начала.

Глава 37

Иваниил. Маленький принц

Когда дошли наконец до главных подземелий, все взрослые собрались у кольца портала, а мы с сестрой и Ирканой побежали проверять сокровищницу. Мамы сначала не хотели отпускать, но потом махнули рукой. Наверное, чтобы мы присмотрели за менестрелем. Не доверяют они почему-то ей. Только пещера оказалась пустой. Дракон вынес все до последней монетки.

– Нужно искать! – сразу предложил я. – Не было у него времени далеко унести, чтоб перепрятать.

Сестра со мной согласилась, а Иркана, наоборот, очень сильно сомневалась.

– Я бы перепрятала как можно дальше, – заявила она. – И Краборамидур наверняка сделал так же. Каким бы глупым драконом он ни был, на сокровища это никак не распространялось. Недаром тогда не сразу прилетел, а с недельным запозданием.

– Разве за неделю можно найти достаточно надежное место для сокровищницы? – удивился я.

– За неделю нельзя. И за месяц нельзя. Но он тут не один год и наверняка имел много запасных мест. У меня самой таких не одна сотня.

– Наверное, Иркана права, – немного подумав, признала Мариэль.

Я и сам был вынужден признать их правоту. Но это вовсе не означало, что мы не пытались искать сокровища в подземельях. Иркана нас всегда сопровождала (одних бы родители точно не отпустили). Тем более что тут кроме пропавших драконьих и гномьих ценностей хватало. Поэтому каждый день уходили на поиски и всегда что-нибудь приносили. Папа с самого начала не возражал, а позже и мамы согласились, что так будет лучше всего.

Ларинэ. Темная эльфийка

С нашим караваном, что шел вдоль горного хребта по покинутым землям, мы связались сразу, как попали во владения гномов. Выходов магической энергии тут хватало, что позволяло поддерживать связь на больших расстояниях. Времени они даром не теряли, но все равно находились от входа в подгорный город еще очень далеко. В покинутых землях с дорогами вообще было плохо, а с прямыми тем более.

Все кристаллы-накопители тоже зарядили, да и с долиной связались, узнали новости. Там, к счастью, ничего экстраординарного не случилось. Все шло своим чередом. Имелось и хорошее известие: вернулись из своей экспедиции Лирмилиэль с Анжей. Древняя проверила портал сразу, как вернулись. Тот оказался исправным, и теперь она ожидала, когда мы включим его с нашей стороны. Однако оказалось все не так просто. Когда добрались до портала, обнаружили, что ящер не только его отключил, но и как-то заблокировал.

– Я наверняка смогла бы помочь, – ответила Иркана, – но не в своем теперешнем состоянии.

– Ничего, сами справимся, – ответила ей Эледриэль.

И мы со светлой действительно справились, хотя и провозились почти целую неделю. Сразу же после этого опять связались с замком. Откликнулась на вызов древняя, она и без дополнительных источников сама могла связь устанавливать.

– Все готово, – сообщила светлая.

– Сейчас буду, – ответила она. – Только в подвал спущусь. Не прошло и десяти минут, как из кольца портала вышла рыжая эльфийка. Не стала тратить время на приветствия, а сразу занялась делом. То есть попыталась настроить врата с этой стороны.

Дим. Попаданец

Об умственных способностях Крабодура Ли оказалась еще более низкого мнения, чем любой из нас.

– Это до чего же криволапым нужно быть?! – комментировала она, рассматривая плетения врат.

– А в чем дело? – вставил я вопрос.

– Напутано все, что только может быть напутано, и даже кое-что из того, чего перепутать никак нельзя, то есть до сегодняшнего дня считалось в принципе невозможным, – охотно стала делиться она. – И ведь полтора года с плетениями контура возился, хотя на самом деле и десяти месяцев за глаза достаточно.

– Ну, то, что Дурокраб дурак, мы и так уже знаем, – заверил я рыжую. – Главный вопрос теперь в том, сумеешь ли ты, Ли, исправить то, что он напутал, или нам придется тут куковать те самые десять месяцев, пока сплетешь новый?

– Я, в общем-то, уже исправила.

– Так, значит…

– Нет! – даже не дала мне закончить вопроса древняя.

– Почему? – спросила уже Эль.

– Ты же только что сказала, что исправила, – добавил я.

– Да, исправила. И теперь контур работает как нужно. Но этот криволапый дракон умудрился такого наплести, что однажды замкнутое уже невозможно изменить. Поэтому можно отправляться куда угодно, только не домой.

– Так уж и куда угодно? – с сомнением спросила Эль.

– Почти, – ничуть не смутившись оговорки, ответила Ли. – Нужен либо другой включенный портал, таких на планете в данный момент всего два, этот и тот, что в замке, либо точный код активации рабочего, но выключенного. Дистанционное подключение тоже предусмотрено.

– Интересная информация, – проговорил я, скорее чтобы хоть что-то сказать.

– У вас есть такой код? – продолжила древняя. – Или хотя бы известно, где стоят другие исправные врата?

– Так ведь у тебя есть или, во всяком случае, должен быть, – тут же напомнил я. – Вы с Анжей вроде как на исследования подземелий отправлялись. А туда иначе чем порталом не попасть.

– Увы, – ответила Ли.

– Что? Не нашли? – удивилась Лара. – Из Анжи получился не самый лучший проводник?

– Почему же? Нашли. Только там совершенно иная система порталов. С этой не совместимая.

– Извините, что вмешиваюсь, но я знаю, где находится еще одно такое каменное кольцо, – заговорил присутствовавший все время рядом магистр ордена. – Только ни о каких кодах ничего не слышал.

– Где? – сразу спросил я.

– В подземельях нашего храма. Там еще зал очень похож на этот.

– Именно такое? С похожим орнаментом? Или просто голое каменное колесо? – уточнила рыжая эльфийка. – А то кроме этих двух систем существует еще и третья, но там просто диск.

– Такое же, с рисунками, – ответил монах-воин.

– Так вот, в этих рисунках как раз и заключается код. Постарайся их вспомнить.

– Не смогу. Я вообще все это видел только пару раз в детстве. Нам в подземелья спускаться строго запрещалось, а послушники повзрослей еще и историями о заточенном там драконе пугали. Мы, естественно, все равно лазали, но так глубоко редко когда забирались.

– Ты только вспомни само кольцо портала, – успокоила его эльфийка. – А код я уж как-нибудь найду.

Сказав это, Ли положила ему руку на голову. Поймав вопросительный взгляд магистра, я кивнул, давая понять, что одобряю. Но рыжая эльфийка уже убрала руку и повернулась к порталу.

– Все! – объявила древняя. – С той стороны врата рабочие. Я их включила, можно идти.

– А как назад? – на всякий случай спросил я.

– Проход двусторонний, а не как у этого криволапого.

Поняв, что прямо сразу может попасть в свой храм, а после вернуться, магистр вызвался добровольцем, после чего не мешкая шагнул в портал. Не прошло и минуты, как он опять вышел к нам. Доложил, что с проходом все в полном порядке, попросил разрешения взять с собой еще двух воинов и снова исчез.

Прошло чуть больше часа, и они вернулись с целой делегацией. Я получил официальное приглашение посетить храм. С самого начала ожидал чего-то подобного, даже с женами успел переговорить. Отправился вместе с Эль и Ларой. Ушастые сначала разрывались, не желая оставлять по разные стороны портала ни меня, ни детей.

– Да не переживайте вы так, – стал успокаивать их. – Мелкие ушастики вместе с Ирканой сокровища ищут.

– Вот это-то и беспокоит, – откликнулась Эль.

– Боитесь, что найдут и дракона опять половину заграбастает, если при дележе не будет присутствовать одна из вас, а особенно светлая? – задал я провокационный вопрос.

Но эльфийки не поддались.

– Я, конечно, понимаю, наши Ив с Марой где угодно приключения найдут, все в своих ушастых мам… Но как раз менестрель, учитывая ее страсть к золоту, не допустит отхода от генеральной линии.

– Все равно мне она не нравится, – сочла нужным напомнить Эль.

– А как по мне, дракон-нянька – самое то, – ответил я. – Кто еще из эльфов сможет похвастать таким достижением? Убить дракона любой дурак может, или почти любой, а нанять в няньки так никто.

Немного посовещавшись, эльфийки все же решили идти со мной. Мысль разделиться им даже в голову не пришла, и вовсе не из ревности. Вернее, как раз по этой самой причине, но не по отношению друг к другу. Этого давно уже не наблюдалось даже напоказ. В первую очередь учитывался факт, что на ту сторону отправлялась и рыжая Ли. Нет, во мне-то они как раз не сомневались (сами так сказали), но мысль, будто кто-нибудь может подумать, что раз князь Ва’Дим пришел с двумя эльфийками, то обе и есть его жены, им крайне не нравилась. И неважно, что так подумают всего лишь люди. Не нравилась, и точка.

По ту сторону уже ждал целый комитет по встрече. Довольно скромный, на мой взгляд. Хотя с чего я взял? Настоящих размеров ни храма, ни ордена пока не представлял. Кто знает, вдруг тут все оставшиеся собрались? Или почти все. Однако когда нас провели в главный зал храма, где стоял алтарь, там было полно народа.

Меня почему-то больше всего удивило, что среди монахов попадались женщины и девушки. И раньше знал, что тут разделение по половому признаку в монастырях не практикуется, но как-то не ожидал в воинственном ордене. Возраст присутствующих начинался лет с десяти и заканчивался глубокой старостью.

Рассчитывал по-быстрому свести все предстоящие церемонии к минимуму, продемонстрировать меч, может, даже в алтарь ненадолго воткнуть… Но не тут-то было. У местных имелась собственная программа, а мои ушастые вели себя так, будто заранее с ними сговорились. Никакой солидарности! Ничего не поделаешь, я мужественно выдержал всю церемонию. А куда было деваться?

Ли оказалась самой хитрой и дальновидной. Под предлогом проверки портала с нами не пошла. Выяснилось, что зря времени не теряла. Перенастроила врата и прошла по кругу. Сначала домой, потом в гномий город и опять сюда.

– Теперь в таком режиме и работает, – объяснила она.

– Вот и хорошо, – обрадовался я. – Значит, с вывозом всего нажитого непосильным трудом проблем не возникнет.

– Я с монахами договорилась, – сообщила Эль. – Обещали помочь.

Интересно, когда это она успела? Всю же церемонию вместе у алтаря простояли.

– А никто посторонний не сможет подключиться к этой системе и пройти сюда или, что еще хуже, к нам в замок? – спросила Лара о том, о чем я и сам начал смутно подумывать.

– Вам известен адрес еще одного рабочего портала? – спросила Ли.

– Нет, но где три, там и четвертый может отыскаться, – не отступила темная.

– И в придачу к четвертым вратам кто-то, кому известны коды активации этих трех? – опять спросила древняя.

– Так они уже активны, – напомнил я.

– Правильно, но, чтоб подключиться к активному или хотя бы его обнаружить, нужен как минимум маг моего уровня, – не без гордости произнесла рыжая эльфийка. – Подозреваю, что такого на планете просто нет. Так что мы в полной безопасности.

– Но наши дети один раз уже прошли без всяких кодов и уровней, – напомнила Эль.

– Потому что глупый дракон включил свой портал на свободный прием для всех желающих. Я такого делать не стала.

Глава 38

Дим. Попаданец

Началась грандиозная операция по переноске всего сколь-нибудь ценного к нам в замок. Найденные детьми подземелья оказались очень кстати, туда много чего можно было поместить. К сожалению, не весь покинутый комплекс подгорных городов, но все равно прилично. Поначалу я попытался примерить этот гномий город в качестве расширения к своему подвалу, но был вынужден отказаться от такой мысли. Эль первой же бросилась отговаривать.

Сам же город не стоил того, чтоб оставлять там что-то ценное.

– И в любом случае, присоединить к княжеству не получится, – заявила темная.

– А попробовать? – спросил я, хотя и признавал ее правоту.

– Да если никто не станет возражать, во что я не верю, учитывая гномов, то все равно не сможем оборонять сразу и долину, и эти горы, – указала на военный аспект Лара.

– И экономически не потянем, – добавила Эль.

В этом моя светлая жена явно лукавила. Как раз с деньгами у нас теперь еще долго проблем возникнуть не должно. Однако возражать не стал, так как прекрасно знал, что Эледриэль в два счета сможет доказать, будто их у нас мало и вообще мы едва концы с концами сводим. Детей, и тех кормить не на что – вон, ходят с менестрелем песни за медяки поют.

– То, что гномы будут против, я сам прекрасно понимаю, и иметь во врагах все кланы без исключения не желаю, – перешел я к другому. – Вопрос лишь в том, на каких условиях им передадим эти подземелья и что оставим себе?

– Продадим! – тут же ответила Эль.

– Даже у тебя не получится, – усомнился я.

– Но попробовать-то стоит!

– Единственное, чего не хотелось бы терять, – это портал, – сказала темная. – Весь вопрос в том, согласятся ли гномы оставить его полностью под нашим контролем?

Здесь она вряд ли ошибалась. Очень стратегически выгодная вещь. Особенно для нас. Как для гномов, не знаю.

– Думаю, согласятся, – предположил я. – Их всего три, и два из них и так контролируем мы. Третий в случае конфликта с княжеством Проклятых Земель совершенно бесполезен. Да и единственный специалист, Лирмилиэль, тоже у нас.

Жены со мной спорить не стали, хотя и перечислили множество всяких «но», которые еще непременно возникнут.

– Кстати, о стратегии. Не так уж данный проход под горами и ценен с точки зрения геополитики. Для большинства северян эта дорога ничуть не короче, чем та, по которой преодолевают горы сейчас. Разве что ближайшему северному королевству условия улучшатся.

– Тут ты прав, – ответила темная. – Мои сородичи со своего острова в Первый Лес так не пойдут, несмотря на то, что в разы ближе. Как плавали западными проливами, так и будут плавать.

– Мои тоже, – поддержала ее светлая.

– Выходит, новая оживленная торговая тропа тут не возникнет, – подвел итог я.

– Экономически невыгодно, – согласилась Эль. – Даже если гномы станут всех желающих через подземелья пропускать и взимать низкую плату за проход. Во что я ни за какие деньги не поверю.

– Но сами-то мы как раз для торговли ее можем использовать, если идти только до портала, – напомнил я. – Ту же древесину для строительства покупать? Или лучше не будем связываться и гномам на откуп отдадим? Они все равно город восстанавливать будут, пускай и дорогой займутся.

– Я бы вообще этим жадным коротышкам ничего не отдавала, – проворчала Эль.

– Кто же знал, что получится задействовать врата порталов? А теперь поздно. Сохранить все в тайне по-любому не выйдет. Да и сама прекрасно знаешь, в нашем караване, что идет сюда, чуть ли не треть – гномы.

– Все равно.

Эль, конечно же, не собиралась становиться грудью у входа в город и не впускать бородатых коротышек. Но в удовольствии высказать все, что думает, себе не отказывала.

– Зато мы вынесем отсюда все, что не прибито к стенам гвоздями, – успокоил я свою ушастую жену.

– К каменным стенам вообще ничего гвоздями не прибьешь, – заметила она.

– Именно это я и имел в виду!

Кроме монахов-воинов привлекли к работам всех, кого только было можно, из собственного замка. Даже несколько сотен полулис. Еще был сделан рейс к подгорному городку на противоположной стороне. Интересовали, прежде всего, склады. Привезли несколько телег хранящихся там контейнеров, уменьшающих объем (в виде «матрешек», естественно). Погрузка-разгрузка и перенос через порталы с их помощью пошли куда веселее. Однако перетащить все из целого города – дело не нескольких дней и даже не месяцев. Поэтому, когда пришел караван, мы, можно сказать, даже толком и не начали.

Чтоб гномы не вздумали предъявить претензии на город и его содержимое только на том основании, что неизвестно сколько тысячелетий назад его построили и в нем жили представители их расы, Эледриэль предложила коротышкам выкупить у нас находку.

– По рыночным ценам, естественно, – мило улыбаясь, закончила светлая.

– Но зато с приоритетным правом, – смягчил пилюлю я.

Торговались не просто долго, а очень долго. Несколько дней я свою светлую жену вообще не видел (она сама меня спровадила, чтоб не наобещал чего ненароком). Но в конце концов пришли именно к тому соглашению, на котором мы с самого начала и планировали настаивать. Пускай пока предварительно, однако можно было не сомневаться, что гномьи короли и главы кланов его ратифицируют. А кто нет, его проблемы, вообще участвовать не будет, и все дела.

По условиям соглашения князю Проклятых Земель в полное и единовластное пользование переходили портал и зал, в котором тот находился. Права беспошлинного прохода под горами в любую сторону и с любыми товарами. Ну и все, что не прибито гвоздями, вплоть до статуй, если те не являлись частью скального массива, из которого вырублены (вообще-то, они нам были и на фиг не нужны, эльфийки, так те вообще о гномах как скульпторах крайне низкого мнения, но запас на случай, если понадобятся уступки при последующей торговле с главами кланов, пригодится). Гномам переходили сами горы и города под ними. Причем как народу в целом, а не отдельному клану или королевству. Эль уступила им право сделать копии всех древних книг и великодушно пообещала отдать по экземпляру тех, что окажутся не уникальными.

После заключения договора гномы его традиционно отпраздновали выкаченными мною бочками пива. Из долины порталом их и доставили. А заодно оттуда же и собутыльников, то есть еще гномов. Раз уж скоро все равно должны узнать, то не было смысла от них скрывать существование города и порталов. Ну и, поискав по местным магохолодильникам, нашли и древнего пива тоже. Оно вообще шло на ура.

Людей, в смысле, рабочих рук, катастрофически не хватало. Из долины забрали всех, кого смогли. Новый город, который и так не мог похвастать излишком населения, теперь вообще опустел. Очень кстати оказались монахи-драконоборцы, но они в основном обслуживали перевалочный пункт у себя в монастыре и обходились намного дешевле, чем наемные рабочие. А звать пришлось всех, до кого только смогли дотянуться, что вовсе не способствовало секретности. К тому же проблема заключалась в том, что все три портала находились вдали от населенных мест. Какую цену ни объявляй, в ближайшее время притока работников все равно не предвидится.

В мое княжество, что в Проклятых Землях, мы и так уже переманили всех свободных в округе. Да и какие-то непонятные проблемы с королевством, где титул купил, начались. Нет, назад территории они не требовали, но значительно повысили пошлины за провоз товаров по своим дорогам, причем, по слухам, не для всех, а только торгующим с Долиной Единорога. И еще с эльфов ничего не брали, как, впрочем, и раньше. Что, понятно, снижало не только товаропоток, но и потенциальные трудовые ресурсы.

– Не эльфов же в качестве грузчиков нанимать?! – в сердцах обратился к женам.

– Светлых можно! – тут же откликнулась Лара.

– Темные обойдутся куда дешевле, – не осталась в долгу Эль. – Но в любом случае ни с теми ни с другими не расплатимся.

Шутки шутками, а цены действительно пришлось поднимать. Были отправлены гонцы во все соседние деревни и городки с заманчивым предложением, но увы. Народ хоть и шел, но куда меньше, чем хотелось бы.

Ближайшим населенным пунктом к покинутому гномьему городу, понятно, был Драконий Череп. Вот там как раз имелся некоторый переизбыток народа в связи с войной в королевстве. За счет беженцев. Часть мы, естественно, наняли. Еще заказали у лесорубов много древесины ценных пород для строительства. Но исключительно с доставкой. Причем восстановление дороги через лес лежало на них, а через горы – на гномах. В изначальном договоре такого пункта не было, только коротышки и сами понимали, что дорога необходима в том числе и им. Подозреваю, что в ближайшее время начнут тянуть еще одну, вдоль горного хребта на восток. Гномы и по эту сторону живут, весь вопрос в расстояниях.

– Остается решить, что делать с троллями? – напомнила Ларинэ.

– Спихнуть бы эту почетную обязанность на кого-нибудь другого, – размечтался я.

– У тебя есть кто-то на примете? Или просто фантазируешь?

– Никого нет. Но идеи имеются, – честно ответил я.

– И какие же?

– Я интересовался, те леса, по которым мы шли, и горы за ними не являются частью королевства.

– И какая разница? – спросила уже Эль. – Только не говори, что объявим их своей собственностью. Нам бы проглотить то, что пытаемся откусить.

– Ни в коем случае, – ответил ей. – Тут ты совершенно права. А учредить там баронство или лучше несколько вполне можно. Пускай дорогу охраняют и троллей гоняют.

– Желающие, несомненно, найдутся, – прокомментировала Лара. – Другой вопрос, справятся ли?

– Так и мы всегда поможем, – объяснил очевидное. – Одно дело – все организовывать и выполнять самим, совсем другое – только время от времени помогать деньгами, оружием и еще чем понадобится, причем так, чтобы они еще и зависимыми от нас остались. Например, в долг под низкий процент, которого они все равно отдать не смогут. А потом прощать по чуть-чуть за хорошее поведение.

– Это я, пожалуй, смогу организовать, – согласилась светлая. – Только как бы потом здешний король не пришел на готовое и не вздумал присоединить эти новые баронства к своему королевству.

– Если дурак, то так и сделает, – ответила Лара. – Мало того, что со всеми гномами перессорится, так еще и мы за этими баронствами стоять будем.

В Драконьем Черепе оставили объявление, что на высокооплачиваемую работу требуются бароны или лица, которые желают ими стать. Преимущества тем, кто придет с дружиной, крестьянами, строителями… Оставалось ждать кандидатов, но тут пока было не к спеху.

Третьим источником рабочей силы являлся храм. Но, увы и ах, кроме самих монахов и послушников, которые и так были задействованы, там особо и взять было некого. Он стоял в этих же горах дальше на запад, совсем уж в безлюдной местности. Они и сами детей в послушники набирали довольно далеко от своих мест. Несколько рыбачьих деревушек, что имелись по соседству, погоды не делали.

Эледриэль. Светлая эльфийка

Детей под домашний арест посадить так и не получилось. Вообще-то, на самом деле, мы и не собирались, только пугали. И нужно сказать, что добились результата. Хитроухие (вот набралась же словечек от мужа!) так рассчитывали свои походы за сокровищами, чтоб в те моменты, когда мы появлялись в гномьих подземельях, оказываться как можно дальше от врат портала. Несколько раз мы их все равно выловили и даже домой отправили. Да и драконе Иркане нужно было свою башню осмотреть. Вот вместе и ходили, показывали. Но ненадолго, потом опять вернулись в брошенные гномьи подземелья всей троицей.

– Пускай лучше ищут гномьи клады под присмотром родителей и менестреля, чем приключения в другом месте, – заявил муж.

Мы с темной согласились, и теперь Мариэль с Иваниилом не прятались, а, наоборот, каждый раз дожидались нас, чтоб похвастать найденным. Древняя, вопреки ожиданиям, после настройки порталов тут не появлялась. Все, по ее мнению, в этих подземельях примитивное и устаревшее. Большую часть времени проводила в выделенной ей небольшой долине.

Дим. Попаданец

Ох, правильно говорят у меня на родине: «Тяжела ты, шапка Мономаха»! И спрашивается, на фига все эти телодвижения с укреплением княжества, благоустройством долины, разграблением, другого слова не подберу, древних подземелий? Ведь и так вроде не голодаем. Что касается Эль, тут все понятно. Все светлые эльфийки, они от хомяков произошли. Как, впрочем, и темные, но только они от черношерстных. А зачем я сам в этом участвую, до сих пор понять не могу. Ведь ясно, не мое это. Разве только ради детей… Да, для них стоит потрудиться. Вот и трудился.

Свободного времени не оставалось совсем. С ностальгией вспоминал те дни, когда числился фальшивым князем с настоящими документами. Правителем пустой долины без населения. Тогда мы приходили сюда отдохнуть на неделю или месяц, теперь же о такой роскоши можно было и не мечтать. За заботами даже не нашлось времени выслушать Ли с Анжей, где они пропадали и что нашли. А ведь наверняка нечто интересное отыскали. Иначе с какой стати столько времени отсутствовали?

Это хвостатая – путешественница от природы, а для древней только световые годы, если на звездолете, не в счет, остальные виды транспорта она активно недолюбливает. Вообще, странно, что такие разные особы настолько легко нашли общий язык и подружились. Самое интересное, что многие их тоже моими женами считают. Некоторые даже извращенцем обзывают, наверняка завидуют. Если с ними еще дракона свяжется и все узнают, кто она на самом деле, представляю, какие слухи поползут…

Эпилог 1

Дрейк. Сенбернар

Я лежу на пороге комнаты, в которой спят хозяйские щенята, и вспоминаю случившееся в последнее время.

Что Хозяин возвращается, я почувствовал за день до самого его с семьей прибытия. Естественно, разволновался. Честно сказать, как вспомню, даже стыдно становится. Вел себя не как серьезный пес, а как безмозглая дворовая шавка. Оно понятно, навстречу бежать хотел, только не мог понять куда. Но вот зачем, спрашивается, было носиться кругами по всей долине? В конце дня низкие ростом жители, которые все время противно пивом пахнут, они гномами называются, смеялись надо мной, а между собой передними лапами стучались, ругались и монетами менялись, это у них спорить называется. Эльфы же и вовсе на улице старались не показываться. Странные! Не стал бы я их кусать. Я бы и того орка не укусил, если бы он своего пса лучше воспитывал.

Зато как радовался, когда Хозяин вернулся. Прыгал, лаял, вылизал всех – Хозяина, его самок, щенят. Вообще-то я так обычно не делаю. Я пес серьезный. Просто тогда обрадовался сильно. А детей я теперь не один охраняю. Хозяин какую-то женщину притащил. Запах от нее опасный. Но я ее не боюсь. Она теперь тоже со щенятами возится. Выть их зачем-то обучает. Я даже ревновать стал.

А вон она идет. Может, зарычать на нее? Нет, не буду. Она хорошая, хоть и пахнет страшно. А вот тот эльф, который в отсутствие хозяина у замка крутился, – плохой. Про Хозяина нехорошее думает. Даже колдовать начал. Я зарычал – он бросил. С тех пор боится меня. Еще раз придет – укушу. По-настоящему. Ррр!!!

Но в любом случае одних щенят больше никуда не отпущу. Они хоть и выросли немного, но все равно еще маленькие. У людей щенята почему-то медленно растут.

Эпилог 2

Rаир Ар Rир. Бог Дракон

Да, правильно я поступил, что заманил простака Краборамидура на эту планету. А как его иначе называть? Это я еще самое приличное слово выбрал. Узнал он когда-то давно, что дракону эволюционировать в бога намного проще, чем любому другому существу. Только проще вовсе не означает просто, а этот «гений» в драконьей шкуре совершенно ничего не сделал для достижения цели.

Нашел не нужную ни одному из богов планету, затерроризировал население до полного поклонения и счел, что этого вполне достаточно. А сам даже не способен почувствовать, что совсем недалеко по космическим меркам самка живет.

Вот я для него этот природный сигнал самки и усилил. Совсем незаметно. Даже настоящий бог не почуял бы подвоха. Он, естественно, попался, а я получил возможность посмотреть, как местные небожители отнесутся к появлению нового коллеги. Очень скользкий вопрос. Могут радушно принять, могут равнодушно, а могут и прибить, не спросив даже имени. Всякое бывает, поэтому необходимо быть предельно осторожным.

Никак не отреагировали. И правильно. Зачем, если даже местные маги с ним биться могли? Пускай и не на равных, но могли, и этим все сказано. В конце концов Краборамидура та самая самка и завалила. Сначала прикидывалась слабой и беззащитной (все женщины такие), а потом собрала целую команду помощников и прибила.

И хотя боги не участвовали, выводы я сделал правильные. Если они позволяют в подконтрольном мире существовать таким сильным магам, то и сами достаточно могущественны. Мне с ними вообще связываться не стоит. Лучше поискать другую планету.

Хотя что ее искать? Мир Краборамидура как раз остался без присмотра, и там любого дракона за бога примут. А уж если настоящий, как я…

Эпилог 3

Бог без имени

Неплохо устроилась когда-то назвавшая меня по имени и попросившая отомстить Ларинэ, принцесса Первого Леса темных эльфов. Вместе со своим мужем-человеком и его второй женой, светлой эльфийкой.

Княжество на пустом месте создали, собственное Древо Жизни за короткий срок вырастили, связями и друзьями обросли, врагами тоже (как же без них?), древний гномий город распотрошили, даже воинов из глупого храма, что не богам был посвящен, и тех в вассалы заполучили. Опять же дракона, возомнившего себя богом, победили. Ну и посмеялись же мы тут над ним, давно так весело не было. Я несколько пари под это дело выиграть сумел.

Ах да, чуть не забыл, обе эльфийки по ребенку родили, для них это очень важно. Теперь, наверное, думают, что будут жить долго и счастливо.

Ага! Размечтались!

И я тут совершенно ни при чем. Честно!

Пока князь или кто другой при деньгах из своего собственного кармана что-то строит, это никого кроме подрядчика, в общем-то, не интересует. Но стоит результатам его усилий начать приносить доход, как сразу же находятся желающие получить как минимум свою долю, а то и все целиком.

Окружающие королевства все чаще и чаще поглядывали на новое образование. Только княжеству повезло, все они были слишком малы, чтобы завоевать его в одиночку, а объединяться не имело смысла, так как главный приз – долину – на двоих не поделишь. Действительно повезло, что рядом не оказалось ни одной, пускай и завалящей, империи. А те, что располагались дальше, не так опасны. Были. Шокар на другом, пусть и не далеком континенте, а Казгард последнее время сотрясали перевороты.

Однако очередной авантюрист, захвативший трон, сумел не только на нем удержаться, но и вернуть все отколовшиеся провинции. И оказался в ловушке у созданной им армии. Нужно было либо продолжать завоевания, либо распускать как минимум половину, что непременно закончилось бы очередной смутой и переворотом. Только некого было завоевывать. Недаром Казгард имел именно такие границы на протяжении многих веков.

На юго-западе Первый Лес светлых эльфов и несколько человеческих королевств, имеющих с ним союзные договоры и толику эльфийской крови в монархических династиях. С длинноухими связываться новый император не имел ни малейшего желания. Да и подданные не поняли бы. Этот лес вообще давно уже привыкли рассматривать как нечто вроде явления природы. Словно непроходимые горы, например. С одной стороны, самим не захватить, а с другой – можно не ждать с того направления никакой угрозы.

Кстати, о горах. С севера как раз они и стояли. Непреодолимый хребет, тянущийся через весь материк с запада на восток. Перевалы, конечно, имелись, но на границах империи исключительно такие, через которые можно было пройти небольшой группой и только пешком. Да если бы и появилась возможность перебраться с целой армией, то мелкие княжества северных варваров Казгарду в качестве новых провинций были совершенно не интересны. А грабить там, как известно, тоже совершенно некого. Правда, образовалась какая-то новая империя, но еще не известно, сохранится или сама развалится, как и многие Великие Княжества до нее.

Далеко на юг простирались никому не нужные пустыни. На востоке тоже завоевывать было некого, так как до самого океана и так лежали территории империи. Оставалась узкая полоска земли на западе. В горах там находилось несколько гномьих королевств. Захватить любое из них, в принципе, было возможно, но себе дороже. А если учитывать, что остальные гномы потом в долгу не останутся, тем более. Было еще и человеческое королевство, которое неоднократно входило в состав империи, но постоянно отвоевывало независимость во время смут, причиной половины которых прямо или косвенно само же и являлось.

Вот тогда-то новый император и вспомнил упорные слухи о сказочных богатствах недавно появившегося княжества Проклятых Земель. А также о том, что правитель тех мест почти не держит армию, рассчитывая на окружающую его маленькую безопасную долину, нечисть и дурную славу своих земель. И что интересно, рядом имеется сосед, считающий те территории своими. К тому же поддерживавший военные контакты с предыдущим императором Казгарда, правда, по другому поводу. Есть кому помогать за соответствующие услуги потом. И ведь помощь попросил сначала вовсе не для войны с князем Проклятых Земель.

Император собрал ту часть своей армии, которая ничего кроме войны делать не умела и не хотела. Таким образом решались сразу две задачи: во-первых, Казгард спускал лишний и опасный пар, а во-вторых, часть богатств, захваченных в новом княжестве, неизбежно должна поступить в казну, что тоже немаловажно, учитывая ее состояние.

Но на всякий случай повторяю еще раз: новый император сам до всего этого додумался (или почти сам). Я тут совершенно ни при чем. Честно! Да и выиграть пари у Любвиты мне это все равно никак помочь не может. С драконой не получилось, а принцессы, которая могла бы в конце концов стать третьей женой князя Проклятых Земель, в Казгарде все равно нет.