Адские игры.(ЛП)

Саймон Р. Грин

АДСКИЕ ИГРЫ

Темная Сторона-7.

И тьма рассеется, как сон...

ГЛАВА ПЕРВАЯ. ПОМЕСТЬЕ ГОРНОГО КОРОЛЯ.

Границы Темной Стороны, этого темного и тайного места, полностью находятся внутри Лондона. Именно в этом больном и волшебном месте боги и чудовища, люди и духи занимаются своими частными делами, создавая сны и кошмары, каких нигде больше не найти, предоставляя скидку на залежалые экземпляры. Желаете вызвать демона или заняться сексом с ангелом? Продать собственную душу или душу кого-то другого? Изменить мир к лучшему или просто обменять его на что-то другое? Темная Сторона всегда готова угодить вам, с распростертыми объятьями и с мерзкой улыбочкой. И еще внутри Темной Стороны есть много разных земель и княжеств, много частных королевств и доменов, а еще больше - частных подразделений рая и ада.

Одним из таких мест является Гриффин-Холл, - место, где живут бессмертные.

Меня зовут Джон Тэйлор. Я частный сыщик, и моя специализация - странные и сверхестественные дела. Я не занимаюсь убийствами, не работаю по разводам, и я не распознаю улику, даже если вы будете держать ее перед моим носом, заявляя «Смотри, это - ключ к разгадке». У меня есть особый дар – находить вещи и людей, и именно этим я и занимаюсь. Но, в принципе, я работаю по найму, так что иногда это означает, что мне приходится делать то, за что мне готовы заплатить.

Я ехал на машине по длинной узкой дороге, вьющейся сквозь первозданные джунгли, окружающие Гриффин-Холл. Это, если не считать того, что эта машина на самом деле моей не была, и я ей не управлял. Я позаимстовал у Мертвеца его футуристический автомобиль, чтобы произвести впечатление получше. Машина попала на Темную Сторону из будущего через временной сдвиг и походила на длинную серебряную пулю с множеством удивительных примочек. Она восприняла Мертвеца в качестве своего хозяина и – изредка - водителя. По-моему, особого выбора у него и не было. Я же просто сидел на водительском сиденьи, пользовался функцией массажа, предоставив управление самой машине. Все равно ее реакция наверняка быстрее моей. Я знал, что так лучше, чем пытаться прикасаться к ее приборам; в последний раз, когда я просто положил руки на руль, машина ударила меня током.

Гриффин-Холл стоял на вершине огромного холма посреди обширной территории, окруженной высокими каменными стенами, защищенными всеми последними научными и магическими щитами. Гигантские кованые ворота были наглухо закрыты для всех, у кого нет приглашения, а нажав на кнопку звонка слишком сильно, можно было превратиться в камень. Гриффин-Холл, находясь внутри Темной Стороны, не является ее частью. Семья Гриффин ценит свою частную жизнь, и ей все равно, кого ради этого придется искалечить, изуродовать или убить. Только очень важные и очень привилегированные особы могут рассчитывать когда-либо получить приглашение посетить дом Гриффинов. Их редкие вечеринки были на Темной Стороне крупнейшими и самыми яркими, для самого высшего Общества; и если вас туда не пригласили заранее, то вы никто. Я никогда раньше здесь не был. При всем моем пестром и даже печально известном прошлом я никогда не был достаточно важен, чтобы привлечь внимание Гриффинов. Пока я им не понадобился, чтобы сделать то, чего никто другой сделать не мог.

Интересно, кто или что пропало так бесследно, что даже могущественные Гриффины со всеми их ресурсами не могут это отыскать.

То, что некогда было по-настоящему основательным и элегантным садом, раскинувшимся на склонах высокого холма, была оставлено без присмотра, а потом и вообще забыто, наверное, века назад. Все пришло в упадок и превратилось в беспорядочные джунгли разнообразной и неестественной растительности, включая некоторые столь древние растения, что за пределами Темной Сторпоны они считались вымершими, а также другие, настолько странные и искривленные, что они могли попасть сюда только из других измерений. Огромные темные джунгли из высоких деревьев и мутировавшей поросли, плотно прижатых друг к другу и к краям единственной узкой дороги. Деревья были высокими настолько, что полностью закрывали видимость покрытами звездами вечно ночное небо, их переплетенные ветви образовывали полог, наполненный тенями зеленый тоннель вокруг дороги, по которому я ехал глубже и глубже, в самое сердце тьмы.

Говорят, и холм, и Поместье (в оригинале - Hall - усадьба,поместье;замок; владение) были воздвигнуты им за одну ночь... Но про Иеремию Гриффина говорят слишком многое.

Фары автомобиля горели, как солнце, но неистовый искусственный свет, казалось, не в силах были проникнуть глубоко в зеленые заросли по обеим сторонам дороги. Наоборот, толстые хлопья пыльцы размером с теннисный мяч, медленно плавающие среди деревьев, светились синими и зелеными фосфорецирующими огнями. Изредка один из них взрывался эффектным фейерверком, освещавшим узкие тропки и меняющиеся джунгли яркими всполохами и вспышками.

По мере того, как машина плавно скользила вдоль джунглей, часть растений оглядывалась и смотрела ей вслед.

Там были деревья со стволами крупными, как дома, их темная, пятнистая кора мокро блестела в неверном свете. Тяжелые, раздутые листья, красные, как кровь, мягко пульсировали на прогнувшихся ветвях. Огромные распустившиеся цветы, настолько крупные, словно их выращивали специально, и яркие, как на пленке Technicolor, с толстыми и мясистыми лепестками, напоминающими болезненную плоть. Свисающие вокруг узких троп лианы, похожие на полог, дрожали и трепетали подобно спящим змеям. Раз за разом что-то мелкое и шустрое натыкалось на кончики лиан, и те хватали, скручивали беспомощных существ и утаскивали их, бьющихся и визжащих, куда-то вверх, в темноту. Визг внезапно обрывался, и какое-то время капала кровь. Зеленые, покрытые листьями заросли с фиолетовыми цветами вместо глаз и кольцами шипов вместо зубов, треща и покачиваясь, пробирались вдоль узких троп, останавливаясь настолько близко к дороге, что их тяжелые тела вызывающе колыхались под лучами света, проникающего внутрь их темного домена.

Не хотел бы я быть садовником Гриффинов. Ему, чтобы подрезать деревья, наверное, придется вооружиться электрошокером для скота и огнеметом. В одном месте мне показалось, что я увидел что-то, напоминавшее садовника, терпеливо опиравшееся на деревянные грабли на обочине дороги, чтобы посмотреть, как я проезжаю. Было похоже, что он сделан из зеленых листьев.

По мере моего приближения к вершине и Гриффин-Холлу дорога поднималась и становилась все круче. Джунгли были наполнены зловещими звуками: низким ворчанием, свистящими шорохами, и случайными, быстро подавленными вскриками. Казалось, что джунгли медленно двигались, встряхиваясь и потягиваясь, словно проснувшись от глубокого сна, разбуженные вторжением в их среду. Мне, конечно, ничего не угрожало. Я был приглашен лично Иеремией Гриффином, и у меня были действующие Пароли. Но я не чувствовал себя в безопасности. Все окна машины были плотно закрыты, автомобиль будущего был вооружен получше иной армии, но все равно чувства защищенности не было. Роль просто пассажира заставляла меня почувствовать себя ... беспомощным. Я всегда предпочитал защищаться сам, а не полагаться на других. Я верю в собственные способности.

Перепутанная масса колючих лиан внезапно вытянулась на середину дороги, преграждая мне путь. Не было времени даже притормозить, не говоря уже об остановке, а живой барьер выглядел достаточно тяжелым и твердым, чтобы остановить танк. Я приготовился к столкновению, но со стороны капота автомобиля раздался рев циркулярной пилы. Мы на полной скорости врубились в колючие заросли, и завывающая пила прокладывала путь прямо сквозь них, только зеленые брызги от листьев разлетались во все стороны. Многие из них еще дергались. Громадное зеленое нечто пронзительно завопило, ее шипы скользили вдоль бронированных бортов машины, не причиняя им никакого вреда, пока мы не пробили зеленую массу насквозь и не выскочили с другой стороны.

Длинные, искривленные ветви спускались на дорогу перед нами, каждая из них была достаточно велика, чтобы схватить машину и скормить ее куполу над нами. Циркулярная пила убралась внутрь капота, ее место заняли спаренные огнеметы. Ужасное пламя с ревом атаковало ветви, яркий и чистый свет против тьмы. От прикосновений языков пламени тяжелые ветви задрожали и затряслись, а потом отпрянули от машины. Мы проехали через раскрывшееся отверстие, пока горящие ветки, пытаясь сбить пламя, раз за разом со страшной силой бились о землю.

Больше нас ничто не побеспокоило. Наоборот казалось, что большая часть растительности отодвигалась на время нашего проезда даже больше, чем было нужно.

И все равно понадобилось много времени, чтобы попасть в Гриффин-Холл, дорога шла все выше и выше, становилась все более крутой и извилистой, пока я не поднялся гораздо выше залитых неоном улиц Темной Стороны и всех живущих там маленьких людей. Было ощущение, как будто я достиг высот Олимпа для встречи с богами, в чем, вероятно, и был замысел. Гриффин-Холл стоял на самом верху своей личной горы, взирая сверху на Темную Сторону, словно вся округа была частным владением Гриффинов. Как будто они владели всем, что могли увидеть, и насколько они могли увидеть. И если Иеремия Гриффин на самом деле и не владел всей Темной Стороной и всеми, кто в ней жил, то это не означало, конечно, что у него не было желания это изменить.

В прошлом Власти ставили его на место, но сейчас все они были мертвы или исчезли, так что кто знает, что будет дальше. Кто-то должен управлять Темной Стороной и обеспечивать, чтобы все играли по правилам, и, конечно же, никто не справится с этим лучше, чем Иеремия Гриффин, бессмертный.

Мне плевать, кто правит Темной Стороной или думает, что правит. Я здесь только потому, что меня пригласил этот человек. Большая честь, если кого-то это заботит, но, главным образом, не меня. Конечно, такой важный человек не мог просто прийти ко мне в офис, назначив встречу через моего секретаря. Нет, это первое, что я узнал, когда его голос внезапно возник у меня в голове, провозгласив:

- Это Иеремия Гриффин. Ты нужен мне, Джон Тэйлор.

- Черт возьми, убавь громкость!- заорал я, привлекая случайные взгляды прохожих на улице.- Сам Бог не будет таким громким, даже если наступит Второе Пришествие, и Ему придется оформить предварительный заказ на места возле ринга. Ты же не Бог, правда? Я веду себя хорошо. В основном.

Последовала пауза, затем голос сказал несколько спокойнее: - Это Иеремия Гриффин. Ты нужен мне, Джон Тэйлор.

- Уже лучше, - сказал я. - И как это ты достал этот номер? Считается, что моя голова должна быть в исключительно закрытом каталоге.

- Ты явишься в Гриффин-Холл. Там есть для тебя работа.

- Мне это нужно?

На сей раз пауза была значительно длиннее. Люди типа Иеремии Гриффина не привыкли, чтобы им задавали вопросы, особенно когда они снизошли, чтобы поговорить с вами лично.

- Я мог бы убить тебя.

Я рассмеялся. Сколько я себя помню, люди (и не только) пытались убить меня, но я по-прежнему здесь, тогда как они - в основном - нет. К моему удивлению, голос в моей голове тоже рассмеялся, совсем чуть-чуть.

- Хорошо. Мне сказали, что ты не из тех людей, которым можно угрожать или запугивать. Как раз такой человек мне и нужен. Приходи в Гриффин-Холл, Джон Тэйлор, и у тебя будет денег больше, чем ты когда-либо мечтал.

Поэтому, конечно, пришлось идти. Других дел у меня не было, а крпный гонорар, которые Ватикан заплатил мне за обнаружение Нечестивого Грааля, уже почти закончился. Кроме того, я был заинтригован. Я слышал о Гриффине, легендарном бессмертном человеке – как и любой на Темной Стороне - но мне не доводилось вращаться в кругах, где его можно было встретить. Иеремия Гриффин был человеком богатым и прославленным, и оставался таким на протяжении веков.

Все Гриффины были бессмертны, но в наши дни бессмертных людей оставлось очень мало, даже на Темной Стороне. Иеремия был первым и старейшим, хотя никто точно не знал, сколько ему лет. Гриффину, невероятно богатому и столь же невероятно могущественному, принадлежала почти вся Темная Сторона и множество работавших на ней предприятий. И он никогда не скрывал свое намерение со временем править всей Темной Стороной как своим собственным королевством. Но он никогда не был частью Властей, этих серых и безликих людей, которые привыкли рулить на Темной Стороне с безопасного расстояния. Они ставили ему препоны на каждом шагу, лишая его пространства и возможностей, сдерживали его ... потому что, когда все было бы сказано и сделано, для них он стал бы просто еще одной фигуркой в цирковой труппе, которой они управляли дольше, чем он жил.

Что ж, теперь их нет. Возможно, наконец настало время Гриффина. Большинство на Темной Стороне это не волнует, они слишком заняты собственными проклятиями и спасением души, всеми теми страстями и удовольствиями, которые только можно найти и которыми можно насладиться в сомнительных барах и привелегированных клубах Темной Сторона.

Никому точно не известно, как Иеремия Гриффин стал бессмертным. Были истории – а они есть всегда - но никто не знал наверняка. Он не был божестовом, вампиром или колдуном. В нем не было ангельской и демонической крови. Он просто был человеком, живущим на протяжении веков, человеком, который может жить еще века. И он был достаточно богат и силен, чтобы очень сложно было его убить. По сообщениям, прошлое Гриффина и его истинная природа были загадкой даже для остальных членов его семьи, и он пошел на многое, чтобы так и продолжалось. Я увидел отрезанные головы папарацци, насаженные на шипы над главными воротами, в которые я въезжал. Некоторые продолжали кричать.

Сад из джунглей неожиданно обрывался перед низкой каменной стеной, окружающей большой открытый двор перед Гриффин-Холлом. Шелестящая растительность подходила к стенам, но остановилась, стараясь их не коснуться. Длинные ряды скрупулезной резьбы глубоко врезались в палевый камень. Автомобиль будущего въехал во двор сквозь единственный разрыв в стене, филигранные серебряные ворота открылись перед ним и плотно сомкнулись позади нас. Машина прошла по широкой дуге, разбрасывая гравий тяжелыми колесами, и остановилась прямо перед главным входом. Водительская дверь открылась, и я вышел. Дверь немедленно захлопнулась и заблокировалась. Я ее не виню. В Гриффин-Холле ничего даже отдаленно не напоминало гостеприимство или доброжелательность.

Я прислонился к машине, чтобы оглядеться. Со всех сторон низкую каменную стену окружали джунгли, снова и снова. Любая часть растительности, которая коснулась мягкого камня, сразу же усыхала и умирала, но джунгли наступали, жертвуя частями себя в неустанных поисках слабого места, движимые медленной, упорной и беспощадной природой растений. В ожидании того дня, возможно – в далеком будущем, когда стены, наконец, падут, и джунгли неумолимо двинутся вперед, сметая Гриффин-Холл и всех, кто в нем живет. Джунгли тоже были бессмертны и обладали бесконечным терпением.

Само здание Поместья было огромным, тянущимся во все стороны и неуловимо зловещим в мерцающем серебристом свете гигантской луны, доминирующей в небе Темной Стороны. Дюжины окон были ярко освещены, сияя в окружающем мраке. Все это должно было впечатлять, но каждое окно было длинным и узким, как прищуренный глаз подлеца. Массивная входная дверь была сделана из какого-то неизвестного мне неестественно темного дерева. Она выглядела достаточно прочной, чтобы остановить мчащегося носорога.

Я какое-то время просто рассматривал дом. Множество ярко освещенных окон, и ни одного лица, выглядывающего наружу. На крыше среди остроконечнх фронтонов ловко двигаются темные, неясные фигуры. Горгульи не знают покоя. До тех пор, пока не начнут швырять вещи ... горгульи в восторге от туалетного юмора, а их цели трудно понять. Я глубоко вздохнул, оттолкнулся от автомобиля будущего, и направилась к главной двери, как будто в целом мире меня ничто не беспокоит. Никогда нельзя показывать страха на Темной Стороне, или вас затопчут.

За машину Мертвеца я был спокоен. Она могла за себя постоять.

Путь к двери был ярко освещен японскими бумажными фонарями на высоких столбах, каждый из которых был оформлен в виде разных смешных лиц, чтобы отгонять злых духов. Какое-то время я разглядывал несколько ближайших, но никого не узнал. Приблизившись к входной двери, я впервые понял, что несмотря на легендарный возраст Гриффин-Холла его каменная кладка по-прежнему чистая и четкая, а палевый камень не тронут временем, эрозией или разрушительным воздействием погоды. Огромное здание, казалось, было построено только вчера. Гриффин-Холл, как и семья, которую он защищал, тоже был бессмертным, неприкосновенным и неизменным.

Я остановился перед дверью, осторожно произнес данные мне Пароли и твердо постучал старомодным медным молотком. Эхо от ударов позади двери, казалось, уходило дальше и дальше, словно путешествуя на невообразимо большие расстояния. После соответственного времени ожидания дверь плавно и бесшумно открылась, явив дворецкого, торжественно стоявшего передо мной. Это должен был быть дворецкий. Только дворецкий может смотреть на вас сверху вниз, оставаясь при этом безупречно вежливым и учтивым. Я думаю, этому их учат в самый первый день в училище дворецких. Конечно, нет больших снобов, чем те, кто слишком долго пробыл слугой.

- Я - Джон Тэйлор.

-Конечно, сэр.

- Иеремия Гриффин ждет меня.

- Да, сэр. Входите, пожалуйста.

Он отступил ровно настолько, чтобы позволить мне пройти, поэтому мне пришлось тяжело наступить на его безупречно начищенные ботинки. Он закрыл дверь, затем склонил голову в том, что было почти поклоном, но не совсем.

- Мне позвать слугу, чтобы взял ваше пальто, сэр? Мы могли бы почистить его.

- Нет, - ответил я. – Мое пальто повсюду следует со мной. Оно будет скучать без меня.

- Конечно, сэр. Я - Гоббс, дворецкий семьи Гриффинов. Если вы соблаговолите проследовать за мной, я представлю вас хозяину.

- Сделайте одолжение.

Гоббс повел меня через огромную прихожую и дальше по длинному коридору с прямой спиной и высоко поднятым подбородком, даже не потрудившись проверить, иду ли я следом. Ему, вероятно, никогда даже в голову не приходило, что я могу этого не сделать. Так что я пошел в нескольких шагах позади него, намеренно ссутулившись и засунув руки в карманы пальто. Нужно уметь одерживать маленькие победы везде, где только можно. Коридор был достаточно большим, чтобы по нему мог пройти поезд, освещенный теплым золотистым светом, который, казалось, исходил отовсюду и ниоткуда. Типичный сверхъестественный способ освещения. Я задумался, как не дать Гоббсу диктовать темп движения. Я был искренне заинтересован. Немногим довелось увидеть Гриффин-Холл изнутри, и большинству из них хватило порядочности и здравого смысла промолчать об увиденном. Но я никогда не отличался ни тем, ни другим. Я был уверен, что смог бы заработать очень приятную сумму на продаже подробного описания в раздел «Сладкая Жизнь» газеты «Night Times».

Но ... вынужден сказать, что увиденное меня не слишком впечатлило. Коридор был большим, да, но вы быстро его проходите. Блестящий деревянный пол обильно покрыт воском и отполирован, стены ярко раскрашены, а высокий потолок был украшен сериями со вкусом выполненных фресок ... но не было стоящих доспехов, не было антикварной мебели или великих произведений искусства. Просто длинный коридор с бесконечными рядами картин и портретов, покрывающими обе стены. Все они запечатлели Иеремию Гриффина и его жену Марию в нарядах ушедших веков. Картины возрастом в сотни лет, изображавшие двух людей, которые, скорее всего, были еще старше. От официальных портретов, где оба они были с чопорными и обязательно неулыбчивыми лицами, через эпохи дюжин королей и еще большего числа парламентов, от Реставрации к эдвардианству (в оригинале – Edwardian- эдвардианский (относящийся к эпохе правления короля Эдуарда Седьмого, 1901-1910 гг.) и дальше. Некоторые художники известны настолько, что даже я их узнал.

Я так долго любовался Рембрандтом, что Гоббсу пришлось вернуться и нависнуть надо мной, многозначительно прочищая горло. Я повернулся, чтобы уделисть ему все мое внимание. Гоббс действительно был типичным дворецким, прямой и строгий в своем официальном черно-белом викторианском наряде. Его волосы были угольно-черными, и такими же были его глаза, а тонкие губы были настолько бледными, что казались почти бесцветными. У него было костистое лицо с длинным острым подбородком, которым можно было вытаскивать соленые огурцы из банки. Он мог бы показаться забавным анахронизмом, попавшим в наши дни, но из-за высокомерного подобострастия сквозило ощущение чудовищной силы, удерживаемой в узде, готовой освободиться, чтобы служить своему господину. Гоббс ... вызывал мурашки, запугивал одним своим видом.

Понятно, что он будет первым, кто склонится над вашим плечом во время официального обеда и громко объявит, что вы использовали не ту вилку. Но он же первым за уши вытащит тебя вон, возможно, со сломанной конечностью или двумя, если ты окажешься настолько глупым, чтобы расстроить его господина и повелителя. Я сделал мысленную пометку, чтобы никогда ни пр и каких обстоятельствах не поворачиваться к нему спиной, а если дело дойдет до драки – использовать самые грязные приемы.

- Если вы уже закончили, сэр... – пауза в конце фразы была до краев наполнена скрытой угрозой.

- Расскажите мне про Иеремию, - сказал я, не двигаясь с места просто из чувства противоречия. – Давно вы работаете на него?

- Я имею честь служить семье Гриффинов много лет, сэр. Но вы, конечно, понимаете, что я не могу обсуждать личные дела семьи с каждым посетителем, независимо от того, насколько он ... известен.

- Мне нравится ваш сад, - сказал я. - Очень...живой.

- Мы делаем все возможное, сэр. Прошу сюда, сэр.

Было ясно, что он не собирается ничего мне рассказывать, так что я быстро направился по длинному коридору, и ему пришлось поспешить, чтобы меня догнать. Он быстро занял место впереди, бесшумно скользя вперед точно в двух шагах передо мной. Для столь крупного человека он двигался чрезвычайно тихо. Мне хотелось показать язык ему в спину, но я как-то понял, что он это узнает, и это его не побеспокоит. Поэтому я снова перешел на иноходь, чтобы наделать как можно больше шума, я сделал все, чтобы оставить царапины на полированном полу. На каждом шагу из боковых коридоров возникали другие слуги, все одетыев старомодные вкторианские костюмы, и всякий раз все они замирали и почтительно ожидали, пока пройдет Гоббс, прежде чем продолжить свой путь. Разве что ... уважительно – это не совсем то слово. Нет, они выглядели испуганными. Все.

Иеремия и Maрия Гриффин продолжали торжественно взирать на меня со стен, когда я проходил мимо. Менялись одежды, прически и фон, но они оставались теми же. Два твердых, несгибаемых лица с непреклонными взглядами. Я видел портреты королей и королев во всем их убранстве, выгладевших менее по-королевски, менее уверенными в себе. Когда мы с Гоббсом, наконец, дошли до конца коридора, картины, наконец, сменились фотографиями, от снимков с выцветшей сепией до новейших изображений с цифровой четкостью. И здесь впервые появились Гриффины-младшие, Уильям и Элеонора. Сначала дети, потом уже взрослые, такие же статичные и неизменные при изменяющихся вокруг них моде и мире. У обоих детей был такой же, как и у родителей сильный костяк, но ничего от их характера. Дети выглядели ... мягкими, избалованными. Слабыми. Несчастными.

В конце коридора Гоббс резко повернул направо, и когда я следом за ним повернул за угол, то обнаружил, что мы оказались в другом огромном коридоре со стенами, увешанными охотничьими трофеями. Головы животных смотрел и скалились со своих аккуратно развешанных подставок, чучела со стеклянными глазами, которые, казалось, следили за вашим движением по коридору. Бог мой, там были все лесные звери - львы, тигры, медведи и даже голова лисы, которая напугала меня до чертиков, подмигнув мне. Я ничего не сказал Гоббсу. Я знал, что он не сможет сказать ничего такого, что я хотел бы услышать. По мере нашего продвижения по длинному коридору, трофеи прогрессировали от необычных к неестественным. Разрешения на Темной Стороне никого не интересуют. Можете охотиться на любую чертовщину, которая привлечет ваше внимание, если это не начнет охоту на вас.

Здесь была голова единорога с единственным длинным витым рогом, но ее девственная белизна казалась тусклой и безжизненной нне смотря на все искусство таксидермиста. Дальше шла мантикора с ее возмутительной смесью львиных и человеческих черт. Оскаленная пасть была наполнена огромными кривыми зубами, но ее длинная струящаяся грива выглядела так, как будто ее недавно высушили феном. И ... безусловно огромная драконья голова добрых четырнадцати футов от уха до уха. Золотые глаза были большие, как обеденные тарелки, и мне никогда прежде не случалось видеть столько зубов в одном рту. Морда выдавалась в коридор настолько, что нам с Гоббсом пришлось идти друг за другом по самому краю коридора.

- Держу пари, что здесь чертова уйма пыли, - сказал я только чтобы что-то сказать.

- Не могу знать, сэр, - ответил Гоббс.

Спустя несколько коридоров и переходов мы, наконец, пришли к главному конференц-залу. Гоббс бодро постучал, толкнул дверь и отступил в сторону, жестом пропуская меня вперед. Я вошел, словно делал это каждый день, и даже не оглянулся, услышав, как Гоббс плотно закрыл за мной дверь. Конференц-зал был большой и шумный, но первое, что привлекло мое внимание, это дюжины телевизионных экранов, покрывающие стену слева от меня и показывающие новости, бизнес-информацию, биржевые сводки и последние политические известия со всего мира. И все это одновременно. Шум подавлял, но никто в зале, казалось, не обращал на это особого внимания.

Вместо этого, все глаза были устремлены на того самого человека, Иеремию Гриффина, сидящего во главе длинного стола, как король на троне, внимательно прислушиваясь к своим людям, идущим к нему непрерывным потоком, получая новости, глупости, материалы, решая срочное, но почтительные вопросы. Они роились вокруг него, как рабочие пчелы вокруг своей королевы, входя и выходя, вместе и по отдельности, ревниво соревнуясь за внимание Гриффина. Казалось, все они говорят одновременно, но Иеремия Гриффину не составляло труда говорить с тем, с кем он хотел, и слушать того, кто был ему нужен. Он редко смотрел на кого-либо из мужчин и женщин вокруг него, отдавая все свое внимание бумагам, разложенным перед ним. Он кивал или качал головой, одобряя одни листы и отклоняя другие, и иногда, рыча, отдавая комментарии или приказы, и люди вокруг него бросались выполнять его приказания с застывшими решительными лицами. Безукоризненно и дорого одетые, и, наверное, еще больше денег потратившие на свое образование, по поведению они были слугами даже больше, чем Гоббс. Никто из них не обратил на меня никакого внимания, даже когда им пришлось протискиваться мимо меня к двери. А Иеремия даже не взглянул в мою сторону.

Должно быть, я должен был стоять по стойке «смирно», пока он не соизволит меня заметить. Черта с два. Я придвинул стул и уселся, звакинув ноги на стол. Спешить мне было некуда, и я хотел хорошенько присмотреться к бессмертному Иеремие Гриффину. Это был крупный мужчина, не высокий, а большой, с бочкообразной грудью и широкими плечами, в изысканном темном костюме, белой рубашке и черном галстуке. У него были сильные, жесткие черты лица, с холодными голубыми глазами, ястребиным носом и ртом, который, похоже, нечасто улыбался. Все это венчалось огромной львиной гривой седых волос. Так же точно он выглядел на всех своих портретах вплоть до времен Тюдоров. Казалось, что он получил свое бессмертие только когда ему было уже за пятьдесят, и вечная молодость в пакет не входила. Просто он перестал стариться. Он сидел очень прямо, словно поступить иначе - это признак слабости, а его редкие жесты были точными и продуманными. В нем были безусловный авторитет и спокойная властность, которые приходят с долгими годами опыта. Создавалось впечатление, что это человек, который всегда будет точно знать, что вы собираетесь сказать, еще до того, как вы это скажете, потому что он видел и слышал все это раньше. И так бесконечно.

Его люди относились к нему с почтением, граничащим с благоговением, скорее перед папой римским, чем царем. За пределами этой комнаты, они могут быть богатыми и почитаемыми людьми, экспертами в своей области, но здесь они были просто подчиненными Гриффина, и это положение и привилегии они скорее умрут, чем отдадут. Потому здесь была власть, здесь были настоящие деньги, здесь каждый день принимались все действительно важные решения, даже самое маленькое из которых изменяло ход мира. Работать здесь, на Гриффина, означало быть на вершине. До последнего. Каким-то образом я знал, что существует постоянный круговорот ярких и молодых, проходящих через эту комнату. Потому что Гриффин никому не позволит стать опытным и влиятельным настолько, чтобы представлять угрозу для него самого.

Иеремия Гриффин заставил меня ждать, и я заскучал, а это всегда опасно. Наверное, предполагалось, что я буду просто сидеть и прохлаждаться, чтобы поставить меня на место, но я могу с гордостью сказать, что я никогда не знал, где находится это самое мое место. Поэтому я решил сделать нечто эксцентричное. Моей репутации хуже уже не будет. Я неторопливо осмотрел конференц-зал, рассматривает различные возможности ущерба и хаос, пока, наконец, не остановился на стене с экранами.

Я использовал свой особый дар, чтобы найти канал, управляющий сигналами, и использовал его, чтобы настроить каждый отдельный экран на одно и то же ужасающей шоу. Я случайно наткнулся на него однажды ночью, переключая каналы (на Темной Стороне, которая получает из разных миров и измерений не только продукцию, но и передачи, это всегда плохая идея), и мне пришлось уйти и прятаться за диваном, пока оно не закончилось. Час Извращенных Знаменитостей Джона Уотерса - это одна из самых отвератных порнографий из вснех, когда-либо созданных, и теперь его звуки доносились из десятков экранов одновременно. Все мужчины и женщины, вившиеся вокруг Иеремии Гриффина, поднял глаза, смутно сознавая, что что-то изменилось, а потом они увидели экраны. И увидели, что там происходит. И тогда они начали кричать, их стало тошнить, и, наконец, они начали лишаться своих жизней и разума. Есть некоторые вещи, которые человек просто не должен знать, не говоря уже о том, чтобы делать их с лосем. Конференц-зал быстро опустел, остались лишь я и Иеремия Гриффин. Он мельком взглянул на экраны, фыркнул, затем посмотрел снова. Он не был потрясен, расстроен или даже впечатлен. Он видел все это и раньше.

Он резко махнул рукой, и все экраны разом погасли. Комната стала неожиданно и чертовски тихой. Гриффин сурово взглянул на меня. Я откинулся в кресле и легко ему улыбнулся. Иеремия тяжело вздохнул, коротко покачал головой и встал. Я убрал свои сапоги со стола и тоже быстро поднялся на ноги. Гриффин не стал бы самой богатой и могущественной личностью Темной Стороны, не убив должного числа врагов, многих - голыми руками. Я тщательно принял непринужденную позу, пока он подходил ко мне (никогда не показывай страх, его могут почувствовать), а он остановился на безопасном отдалении, вне пределов досягаемости. По-видимому, он тоже слышал обо мне. Мы молча изучали друг друга. Ни один из нас не протянул другому руки.

- Я знал, что от вас будут неприятности, - произнес он наконец спокойным холодным тоном. - Хорошо. Мне нужен человек, доставляющий неприятности. Итак, вы - пресловутый Джон Тэйлор. Человек, который мог бы быть королем Темной Стороны, если бы захотел.

- Но я не хочу, - просто ответил я.

- Почему?

Это был справедливый вопрос, поэтому я ответил, не раздумывая. - Потому что для меня это означало бы сдаться. Я никогда не хотел управлять жизнью людей. У меня достаточно проблем в управлении собственной. И я видел, что происходит ... когда власть развращает. - Я посмотрел прямо в холодные голубые глаза Гриффина. - А почему вы хотите управлять Темной Стороной, Иеремия?

Он улыбнулся. – Просто хочу. У человека должна быть цель, особенно у бессмертного человека. Без сомнения, управление Темной Стороной доставит больше неприятностей, чем оно того заслуживает, но это - единственная реальная цель, которая может быть у человека с моими амбициями и талантами. Кроме того, я совсем заскучал. Мне нет равных, а все мои враги, которых следовало опасаться, мертвы. У меня постоянная потребность, необходимость в чем-то новом, что могло бы занять и отвлечь меня. Когда живешь так долго, как я, трудно найти что-то действительно новое. Вот почему я выбрал для этого задания вас. Я мог выбрать любого детектива, любого сыщика по своему желанию ... но Джон Тэйлор только один.

- А мне показалось, что у вас есть занятие, - сказал я, показывая на дверь, через которую вышли его люди.

Он издал короткий пренебрежительный звук. - Это не дело, не взаправду. Так ... создание рабочих мест. Важно, чтобы была видимость того, что я занят. Я не могу себе позволить выглядеть или хотя бы казаться слабым или растерянным ... иначе вокруг моих операций начнут кружить акулы. Я не для того потратил века на создание своей империи, чтобы увидеть, как ее уничтожит кучка беспринципных шакалов.

Его большие руки сжались в тяжелые твердые кулаки.

- Почему кто-то может решить, что вы слабы?- я тщательно подбирал слова. – Вы же Гриффин, человек, который станет Королем.

Он посмотрел на меня угрюмо, но без злости. Он придвинул стул и сел, а я сел напротив него.

- Моя внучка Мелисса ... она пропала, - тяжело произнес он. – Возможно, похищена, а может быть - даже убита. Я не знаю ... и это трудно. Она исчезла вчера, всего за сорок восемь часов до ее восемнадцатого дня рождения.

- Есть следы насилия? - я старался изо всех сил, чтобы в моем голосе звучала уверенность в том, что я знаю, что делаю. –Какие-то следы борьбы или...

- Нет. Ничего.

- Тогда, может быть, она просто уехала. Знаете ли, подростки...

- Нет. Там что-то большее, чем это. Я недавно изменил свое завещание, оставив все Мелиссе. Поместье, деньги, бизнес. Остальные члены семьи не получат ничего. Конечно, это должно было храниться в строй тайне. Знали только я и адвокат семьи, Джарндайс (в оригинале – Jarndyce; созвучно с jaundice ['ʤɔːndɪs] – желчность, недоброжелательность, предвзятость). Но три дня назад он был найден мертвым в своем кабинете, его зарезали. Его сейф выдрали из стены и взломали. Единственное, что пропало – это копия нового завещания. Вскоре после этого, его содержание было доведено до сведения каждого из членов моей семьи. Были ... недовольные. И не в последнюю очередь - Мелисса, не имевшая понятия,что является единственной наследницей.

- А теперь она исчезла. Ее нигде нет. Непонятно даже, как ее похитили. И даже как ее похитители попал в Поместье, никем не увиденные, не замеченные моей службой безопасности и их якобы самыми современными системами. Мелисса исчезла без следа.

Я сразу подумал про крота (в оригинале Inside job – преступление против организации, совершенное членами самой пострадавшей организации), но у меня хватило здравого смысла держать это пока при себе.

-У вас есть фотография вашей внучки?

- Конечно.

Он протянул мне папку с полдюжиной снимков восемь на десять. Мелисса Гриффин была высокой и стройной, с длинными светлыми волосами и бледным лицом, начисто лишенным как грима, так и выражение. Она холодно смотрела в камеру, словно не доверяя ей. Лично для меня она не была бы на первом месте в списке наследников бизнес-империи. Но, может быть, в ней есть скрытые глубины. Я выбрал одну фотографию и убрал во внутренний карман пальто.

- Расскажите мне об остальных членах семьи, - попросил я. – Тех, кто лишился наследства. Где они были, что делали, когда исчезла Мелисса.

Иеремия нахмурился, тщательно подбирая слова. - Насколько я могу судить, все они были на виду, на глазах у меня или кого-то еще, может быть, даже демонстративно. Для них необычно всем одновременно находиться в Поместье... Это был тот самый день, накануне исчезновения Мелиссы, когда был взломан кабинет Джарндайса, а сам он был убит. Но я действительно не могу указать на кого-то из моей членов семьи как на подозреваемого. Даже при том, что все они чертовски разозлились по поводу нового завещания. - Он коротко усмехнулся. – Некоторые были прямо-таки в ужасе при мысли о том, что придется уйти и зарабатывать себе на жизнь.

- Почему вы лишили их наследства? – спросил я.

- Потому что никто из них не достоин! Я потратил годы, пытаясь сделать из них хоть что-нибудь, но им никогда не приходилось бороться за свое так, как приходилось мне... Они выросли, имея все, и поэтому они думают, что имеют на это право. Никто из них ничего от меня не дождется! Не для того я потратил века, создавая свою империю кровью, потом и тяжелым трудом, чтобы она развалилась - потому что моим преемникам не хватило мужества, чтобы сделать то, что необходимо. Мелисса ... она сильная. В нее я верю. Я собираюсь нанять нового адвоката и, конечно, составить новое завещание взамен утраченного документа, но ... по причинам, которые я не собираюсь с вами обсуждать, оно будет действительно лишь в том случае, если Мелисса вернется, чтобы подписать определенные документы до своего восемнадцатого дня рождения. Если она не сможет этого сделать, то никогда ничего не унаследует. Я пригласил вас, чтобы вы отыскали ее для меня, мистер Тэйлор. В конце концов, только это от вас и требуется. Найдите ее и доставьте домой целой и невредимой до ее восемнадцатилетия. У вас есть на это чуть меньше двадцати четырех часов.

- А если она уже мертва? - прямо спросил я.

- Я отказываюсь в это верить, - его голос был ровным и жестким. - Никто не осмелится на это. Все известно, что Мелисса - моя любимица, и чтобы отомстить за нее, я готов сжечь дотла всю Темную Сторону. А кроме того, не было требований выкупа, никаких попыток выйти на связь. Возможно, она просто убежала, как я думаю, испугавшись грядущей ответственности. Она никогда не хотела быть частью семейного бизнеса... Или, может быть, она боится того, что остальные члены семьи могли бы ей сказать или сделать. Но если бы это было так, она бы оставила мне записку. Или нашла какой-то иной способ со мной связаться. Нет, ее увели против ее воли. Я в этом уверен.

- Есть какие-нибудь друзья, которые могли бы ее приютить? - я задавал вопросы, чтобы показать, что не оставляю попыток разобраться.

- У нее лишь несколько настоящих друзей, и я всех их осторжно, издалека проверил. Они даже еще не знают, что она пропала. И так все и должно оставаться. Вы не вправе никому об этом рассказывать, мистер Тэйлор. Я не могу позволить себе выглядеть уязвимым или растерянным.

- Невыполнимое дело с невозможными условиями и невозможным сроком, - сказал я. - Почему бы вам просто не привязать обе мои ноги к спине, пока у вас есть такая возможность? Ладно, дайте подумать. Могла она найти пристанище за пределами Темной Стороны, в самом Лондоне?

- Нет, - сразу ответил он. – Это невозможно. Никто из моей семьи никогда не может покидать Темную Сторону.

- Она всегда приходит за семьей, не так ли? - Я немного подумал. - Если она там, я найду ее. Но вы должны быть готовы к тому, что она уже может быть мертва. Убита - или кем-то из числа работающих на вашу семью, чтобы не дать ей принять наследство, или одним из многочисленных врагов, приоретенных вами в течение вашей долгой карьеры.

- Найдите мою внучку, - голос Гриффина стал холодным и безжалостным. – За это вы получите десять миллионов фунтов. Выясните, что случилось, почему, и кто за это отвечает. И либо верните ее мне живую и невредимую, либо принесите ее тело, и имя ответственного за это.

- Даже если это семья? – уточнил я.

- Особенно если это семья, - отрезал Иеремия Гриффин.

Он толкнул через стол ко мне кейс, и я его открыл. Он был битком набит банкнотами.

- Миллион фунтов стерлингов, - сказал Гриффин. – Задаток за начало работы. Уверен, будут расходы. Остальное получите, когда вернете мне Мелиссу. С вами все в порядке, мистер Тэйлор?

- О-о, конечно, - едва смог выговорить я. – Просто проблемы с дыханием. Деньги для вас - это только цифры, не так ли?

- Мы договорились, мистер Тэйлор?

- Договорились, - ответил я, закрывая кейс. - Но вы должны понять меня, мистер Гриффин. Вы меня нанимаете, чтобы узнать правду о том, что произошло. Всю правду, а не те куски, которые вы захотите услышать. И как только я начну, я не останавлюсь, пока не доберусь до конца, независимо от того, кто при этом пострадает. Развязав мне руки, даже вы сами не сможете меня отозвать. Мы все еще договорились, мистер Гриффин?

- Делайте все, что необходимо, чтобы найти Мелиссу, - сказал Гриффин. - Мне все равно, кто при этом пострадает. Даже если это буду я сам. Говорят ... у вас есть особый дар, чтобы находить вещи и людей.

- Точно, есть. Но я не могу просто протянуть руку и ткнуть пальцем в вашу внучку. Это работает не так. Нужно задать конкретный вопрос, чтобы получить конкретный ответ. Или местонахождение. Мне нужно знать, в каком направлении искать, чтобы была надежда установить ее местоположение. Что ж, я могу попробовать общий поиск прямо сейчас, посмотрим, смогу ли я Увидеть что-то полезное.

Я сосредоточился, открывая свой внутренний взор, мой третий глаз, моего частного детектива, и по мере проявления моего дара мой Взгляд оживал, показывая, что все, что было скрыто от повседневного взгляда в конференц-зал. Там были Повсюду в помещении были призраки, мужчины и женщины, переживавшие моменты их убийств снова и снова, пойманные в ловушку бесконечных петель Времени. Должно быть, Иеремия здесь не скучал. Я схватил его за руку, чтобы он тоже мог их увидеть, но его лицо не выражало никаких эмоций. Были здесь и другие существа, вовсе не похожие на людей, но они просто проходили мимо, используя наше измерение, как трамплин, чтобы попасть куда-то еще. Они всегда здесь. И, наконец, мне удалось мельком разглядеть Мелисса, пробегающую через конференц-зал. Я не мог сказать, бежала она к кому-то или от кого-то. Ее лицо было холодным, сосредоточенным, целеустремленным.

А потом мой Взгляд был заблокирован и отключен какой-то внешней силой.

Я пошатнулся и чуть не упал. Мое Видение большого мир исчезло, отрезанное от меня. Я пытадлся заставить свой внутренний взор открыться снова, чтобы вновь Увидеть Мелиссу, и был потрясен, когда узнал, что не могу этого сделать. Раньше со мной такого никогда не случалось. Лишь некоторые невероятно могущественные силы могут закрыть мой дар, кто-то из Могущественных Сущностей или Князей. Но это будет означать вмешательство Ада или Рая, а предполагается, что и тем, и другим запрещено вмешиваться напрямую в дела Темной Стороны. Иеремия схватил меня за плечо и заглянул мне в лицо, настойчиво пытаясь понять, что происходит, но я прислушивался к чему-то еще. В конферен-зале появилось присутствие чего-то нового, чего-то странное и ужасное, возникающего и настраивающегося в попытках найти форму, в которой оно может получить вневнее проявление. Гриффин резко осмотрелся по сторонам. Все еще привязанный ко мне, он тоже это почувствовал.

Температура в комнате резко упала, на окнах, стенах и столе образовался иней. Воздух наполнился запахом мертвечины. Где-то кто-то кричал, не останавливаясь, а кто-то другой рыдал, потеряв всякую надежду. Что-то плохо приближалось, двигалось из плохого места, с презрительной легкостью прокладывая себе путь через щиты Поместья.

Я залез в карман и вытащил пакет соли. Я никогда не путешествую без приправ. Я насыпал солевой круг вокруг нас с Гриффином, бормоча определенные Слова так быстро, как только мог. На Темной Стороне недолго продержишься, не усвоив чертовски быстро основные виды защиты. Но духовные щиты защищают лишь от спиритических атак.

Все телевизионные экраны разом взорвались, осыпав нас с Гриффином оскколками. Он начал отодвигаться за пределы соляного круга, и я схватил его за плечо, крикнув ему оставаться на месте. Он выдернул свою руку, но сухо кивнул. Как ни странно, он не выглядел испуганным - только раздосадованным. Я оглянулся на разбитые телевизоры. Электронная начинка вылезала из разбитых устройств, выплескиваясь потоками стали, кремния и пластика. Из этой одержимой машинерии вторгшееся нечто и создавало себе форму.

Собравшись воедино, оно медленно поднялось на ноги, высокое и угрожающее, внешне напоминавшее человека, но совершенно нечеловеческое. Неживая конструкция из зазубренных металлических костей с силиконовыми сухожилиями, бритвенно-острыми рукими и пластиковым лицом с горящими глазами и острые металлическими зубами. Он рванулось к нам с Гриффином, треща электрическими разрядами в дефектной электропроводке. Чисто физическая угроза, от которой соляной круг никак не защитит.

- Щиты Поместья должны вот-вот сдохнуть, - в голосе Гриффина звучало напряжение. – А моя служба безопасности в любую минуту будет здесь, вооруженная до зубов.

- На самом деле я бы на это не ставил, - ответил я. - Мы имеем дело со старшей Силой. Ставлю каждый пенни из тех денег, которые вы только что мне дали, она полностью запечатала комнату. Мы может надеяться только на самих себя.

- Вас случайно не носите оружие? - спросил Гриффин.

- Нет, - ответил я и улыбнулся. – Никогда в нем не нуждался.

Я еще раз осторожно попробовал свой внутренний взор. Сила перекрыла мою способность искать Мелиссу, но сам по себе дар по-прежнему действует. Я унаследовал его от моей матери, древней и ужасной Сущности, известной как Лилит, и, наверное, лишь лично Создатель или Враг могли отнять его у меня. Поэтому я лишь чуть-чуть приоткрыл свой третий глаз открыт, такой щелочки едва ли хватит, чтобы его заметили, и послал Взгляд сквозь Темную Сторону, разыскивая место, где шел дождь. Металлическая конструкция была почти рядом с нами, протянугивая зазубренные металлические руки. Я нашел ливень с ураганом, и для меня не составило никакого труда перенести этот дождь в конференц-зал и пролить его на эту штуку.

Пластик его лица пошел трещинами от хриплого, нечеловеческого визга атмосферных помех, а конструкция обрушилась, разваливаясь на куски от вызванных дождем коротких замыканий. Упав на пол, она рассыпалась миллионами безобидных кусочков. Я вернул дождь туда, откуда его взял, и в конференц-зале стало по-прежднему тихо.

Я осторожно оглянулся по сторонам, но ощущение вторгшегося присутствия пропало. В комнате снова потеплело, растаявший иней струйками стекал с окон и стен. Я вышел из соляного круга, пнул несколько металлических обломков на полу, потом жестом предложил Гриффину присоединиться ко мне. Мы смотрели сверху вниз на то, что осталось от конструкции. Он не выглядел ни расстроенным, ни даже впечатленным.

- Один из ваших врагов? – спросил я.

- Насколько я знаю, нет, - ответил он. – Возможно, один из ваших?

В этот момент в комнату, наконец, ворвались люди из службы безопасности Гриффина, с криками и шумом, размахивая пистолетами. Гриффин наорал на них, требуя ответа, где же они были все то время, пока его жизнь подвергалась опасности. Под давлением его гнева безопасники тут же заткнулись, и он быстро выгнал всех, приказав проверить остальные помещения Поместья на предмет возможного вторжения, и не показываться ему на глаза до тех пор, пока не найдут или не сделают хоть что-нибудь, чтобы оправдать свои должности и высокие оклады.

Я предоставил ему заниматься этим, а сам задумался. Появление столь могущественной Сущности все усложняло. Не в последнюю очередь потому, что я никогда не видел, чтобы такое явление выливалось в обычное похищение. Или побег. Если я не могу воспользоваться своим Взором для обнаружения Мелиссы ... значит, я должен делать это по старинке, опрашивая всех, кто в это вовлечен, задавая неудобные вопросы, и надеясь, что достаточно умен и проницателен, чтобы понять, когда кто-то мне лжет. Примерно так я и сказал Гриффину, когда мы, наконец, снова остались вдвоем, и он сразу же кивнул.

- Вы вправе от моего имени задавать вопросы любому члену моей семьи, моему персоналу и подчиненным. Спрашивайте все, что хотите, и при малейшем отказе ссылайтесь на меня. - Он улыбнулся. – Заставить их сотрудничать и рассказать вам то, что вы хотите узнать, - это, конечно же, ваши проблемы.

- Конечно, - сказал я. - Вы должны понимать, что мне придется задавать ... личные вопросы вашим ближайшим родственникам. Вашей жене и детям.

- Спрашивайте их обо всем. Если понадобится, не стесняйтесь в средствах. Главное - найдите Мелиссу, пока еще не поздно.

- Мне было бы интересно услышать ваши собственные впечатления о вашей семье, - сказал я. – Все, что на ваш взгляд мне может помочь...

Основное я уже знал. В конце концов, Гриффины на Темной Стороне были известны, каждое их слово и движение сопровождалось газетными сплетнями. А газеты я, как известно, читаю от случая к случаю. Но мне было интересно узнать, что он мне скажет, и, что наверное более важно - то, чего он не скажет.

- Любой из них мог бы быть замешан в этом, - начал он, нахмурившись. – Полагаю, они могли нанять людей... Но ни у одного из них не хватило бы мужества противостоять мне так открыто. Они бессмертны исключительно благодаря мне, но нельзя рассчитывать на вечную благодарность. Моя дорогая жена Мария верна мне. Она не слишком умна, но ей хватает благоразумия, чтобы видеть собственную выгоду. Мой старший сын Уильям... – он слаб и безволен, и он не бизнесмен. Хотя, видит Бог, я очень старался сделать из него достойного наследника. Но он всегда был для меня разочарованием. В нем слишком много от его матери. Он женился на Глории, экс-супермодель, против моего желания. Достаточно мила, на мой взгляд, но все ее очарование и индивидуальность – с обложки журнала. Она вышла замуж за деньги, а не человека. Каким-то образом у них получилась мудрая и чудесная девочка, моя внучка Мелисса.

- Моя дочь Элеонора никогда не интересовалась ничем, кроме потакания своим разнообразным прихотям. Она вышла замуж за Марселя только потому, что я ясно дал понять, что ей необходимо выйти за кого-то замуж. Иначе она так бы и носилась всю свою жизнь по Темной Стороне, как мартовская кошка. Я рассчитывал, что брак поможет ей повзрослеть. Я должен был узнать его по-лучше. Марсель игрок. Плохой. И думает, что я этого не знаю, дурак. У них есть сын, еще один мой внук Павел. Он всегда был загадкой для меня и своих родителей. Я бы назвал его подменышем, если бы не проверял его.

И это было все, что он был готов рассказать мне о своих самых родных и близких людях. Я взял кейс, удивленно хмыкнув от его веса, и кивнул Гриффин.

- Я дам вам знать, когда что-то знаю. Могу я спросить, кто рекомендовал вам меня?

- Уокер, - ответил он, и я вынужден был улыбнуться. Конечно. Кто же еще?

- Один последний вопрос, - сказал я. - Почему бессмертные все равно чувствуют необходимость составлять завещание?

- Потому что даже бессмертие не длится вечно, - произнес Иеремия Гриффин.

ГЛАВА ВТОРАЯ. КОРОЛЕВА ПЧЕЛ.

Когда сомневаешься, как со мной часто бывает, начни с места преступления. Возможно, преступники забудут что-то полезное, например, визитку со своими именами и адресами. На Темной Стороне случаются странные вещи. Покинув конференц-зал, я решительно обратился к дворецкому Гоббсу.

- Мне нужно увидеть комнату Мелиссы, Гоббс.

- Конечно, сэр, - спокойно ответил он. - Но, боюсь, вы ничего там не найдете.

Гоббс повел меня сквозь анфилады коридоров и проходов. Я уже начала думать, что мне придется спрашивать у кого-нибудь карту, если Гоббс решится дать мне ускользнуть. Все переходы и коридоры казались неестественно тихими и неподвижными. Было ощущение, что для такого большого Поместья, как Гриффин-Холл, в нем на самом деле живет на удивление мало людей. Единственными людьми, попавшимися нам по дороге, были слуги в униформе, и все они проскальзывали мимо нас с Гоббсом по широкой дуге, наклонив головы и опустив глаза. И в этот раз я сомневался, что вся моя заслуженная репутация была причиной их страха.

Наконец, мы добрались до старомодного лифта, раздвижные двери которого были отделаны латунью в стиле рококо. Очень художестенно отделаны. Гоббс небрежно оттянул тяжелые двери, выдавая немалую силу, и мы вошли внутрь. Кабина была достаточно велика, чтобы в ней поместилась интимная вечеринка, и стены были произведением искусства из цветного стекла. Гоббс задвинул створку двери и громким командным голосом сказал «Наверх». Пол лифта дернулся под моими ногами, и мы уехали. Для такого старого механизма поездка оказалась удивительно ровной. Я поискал номера этажей и не могл не заметить, что нигде в лифте не было ни индикаторов, ни пульта управления.

- Я не вижу в лифте ни одного индикатора или средства управления, Гоббс.

- Несомненно, сэр. Все лифты в Гриффин-Холле запрограммированы реагировать только на определенные голоса. Меры безопасности...

- Тогда как же похитители Мелиссы попали на верхний этаж?

- Отличный вопрос, сэр, и я уверен, что в должное время вы просветите нас.

- Хватит издеваться, Гоббс.

- Да, сэр.

Лифт остановился, и Гоббс откатил дверь. Я вышел в длинный коридор, по обеим сторонам которого шли ряды плотно закрытых дверей. Приятно приглушенный свет, голые стены без каких-либо украшений или орнамента и персидский ковер на полу. Все закрытые двери выглядели очень прочными. Я не удивился бы, если бы Гриффины запирали двери на ночь. Я бы обязательно это сделал в таком месте, как это. И с такой семейкой. Гоббс закрыл украшенные двери лифта, а потом подошел и остановился раздражающе близко от меня. Вторжение в чужое личное пространство - это стандартная тактика запугивания, но в свое время я укладывал вниз лицом Существ на Улице Богов, заставляя их плакать, как дети. Чтобы вывести меня из игры потребуется нечто большее, чем один черезчур возомнивший о себе дворецкий.

- Это верхний этаж, сэр. Все спальни семьи здесь. Хотя, конечно, не все член семьи всегда одновременно находятся в резиденции. Мастер Уильям и мисс Элеонора имеют собственное жилье в городе. Мастер Павел и мисс Мелисса нет. Мистер Гриффин требует, чтобы они жили здесь.

Я нахмурился. - Он не позволяет детям живут вместе с их родителями?

- Еще одна мера безопасности, сэр.

- Покажите мне комнату Мелиссы, - потребовал я, чтобы напомнить, кто здесь главный.

Он отправился по коридору. Это был длинный коридор с множеством дверей.

- Комнаты для гостей? – указал я взмахом руки.

- О, нет, сэр. Гостям запрещено оставаться, сэр. Под этой крышей спит только семья. Снова безопасность. Все эти комнаты - это семейные спальни. Так что каждый член может двигать их в соответствии с собственной фантазией, когда обстановка какой-то комнаты им наскучит. Мне дали понять, что для бессмертных скука может стать очень большой проблемой, сэр.

Мы прошли еще немного. - Итак, - начал я. – Что по-вашему случилось с Мелиссой, Гоббс?

Он даже не взглянул на меня. - Не могу знать, сэр.

- Но должно же быть у вас свое мнение?

- Я очень сильно стараюсь, чтобы этого не случилось, сэр. Мнения имеет право на жизнь исключительно как способ обеспечить надлежащее служение семье.

-Что вы делали до поступления сюда, Гоббс?

-О, я всегда был на службе, сэр.

Я мог в это поверить. Подобной надменности не достигнуть без долгих лет службы.

- А что насчет остального персонала? Неужели никто не заметил или не услышал ничего подозрительного или необычного до или после того, как исчезла Мелисса?

- Я очень подробно опросил весь персонал, сэр. Если бы они что-то знали, они сказали бы мне. Все.

- В вечер исчезновения Мелиссы вы незапускали в Поместье каких-либо необычных или нежданных посетителей?

- Люди всегда приходят и уходят, сэр.

Я подарил ему один из своих жестких взглядов.

- Вы всегда так уклончивы, Гоббс?

- Я делаю все от меня зависящее, сэр. Вот комната Мисс Мелиссы.

Мы остановились перед дверью, ничем не отличавшейся от прочих. Из прочной древесины, благоразумно заперта. Никаких очевидных признаков нападения или попытки взлома. Я нажал на латунную ручку, и она легко повернулась под моей рукой. Я толкнул дверь и заглянул внутрь. Комнате была совершенно пуста. Не плакатов с мальчиковыми группами на стенах, ни пушистых зверьков, ни обстановки. Просто четыре голые стены, голая кровать, и еще более голый деревянный пол. Ничего не указывало на то, что здесь когда-нибудь жила девочка-подросток. Я пристально посмотрел на Гоббса.

- Скажите мне, что ее комната не всегда выглядят так.

- Она не всегда так выглядит, сэр.

- Это Гриффин приказал вынести все из этой комнаты?

- Нет, сэр. Здесь все точно так, как я это нашел.

- Объясните, - произнес я с легкой угрозой.

- Да, сэр. Мисс Мелисса должна была присоединиться к остальным членам семьи за вечерней трапезой. Хозяин и Хозяйка всегда очень тверды в том, что все члены семьи должны ужинать вместе, находясь в резиденции. Мастер Уильям и мисс Элеонора со своим сыном, мастером Павлом, присутствовали, но мисс Мелисса опаздывала, что было совсем на нее не похоже. Когда она не явилась, меня послали ее позвать. Когда я сюда пришел, дверь была приоткрыта. Я постучал, но не получил ответа. Когда я отважился заглянуть внутрь, на тот случай, если она плохо себя чувствует, я нашел комнату такой, какой вы видите ее сейчас. Мисс Мелисса никогда не придавала особого значения удобствам или безделушкам, но это выглядит уже слишком. Я немедленно поднял тревогу, охрана обыскала Поместье сверху донизу, но не было обнаружено и следа мисс Мелиссы.

Я долго смотрел на него.

- Вы хотите сказать, - наконец выдавил я, - что не похитители не только забрали из Поместья Мелиссу – так, что никто этого не заметил, - но и вышли вместе со всеми ее вещами, да? И никто ничего не увидел? Вы это хотите сказать?

- Да, сэр.

- У меня в кармане ледит хорошая оплеуха с вашим именем, Гоббс.

- По-моему, я должен также обратить ваше внимание, что без одобрения семьи Гриффин в Гриффин-Холле не сработает никакая магия, сэр. Поэтому мисс Мелисса не могла похищена из своей комнаты магическим путем...

- Без содействия ее самой или кого-то из ее семьи.

- Что, конечно же, совершенно невозможно, сэр.

- Нет, Гоббс, приколотить гвоздями к стене живого осьминога – это - невозможно, все остальное - просто трудно.

- Я преклоняюсь перед вашим высшим знанием, сэр.

Я по-прежнему думал про крота, но не был готов сказать это вслух.

Я заглянул в пустой комнате и снова попытался вызвать свой дар, надеясь хотя бы мельком увидеть, что произошло, но мой внутренний глаз не открылся. Кто-то чертовски могущественный очень не хотел, чтобы я использовал мой дар в этом деле. Я начал задумываться – может, этот Кто-то играет со мной...

Сзади меня в коридоре раздались шаги. Я обернулся как раз вовремя, чтобы увидеть в девушку в униформе горничной, присевшей перед Гоббсом и в уважительном реверансе. Черт, слуги здесь двигаются бесшумно. Она сделала книксен и для меня тоже, как будто вспомнив.

- Простите, мистер Гоббс, сэр, - сказала девушка голосом, который был не громче шепота. - Но Хозяйка велела сказать вам, что она хочет поговорить с мистером Тэйлором, прежде чем он нас покинет.

Гоббс посмотрел на меня и поднял бровь.

- О, пожалуйста, научите меня, как это сделать, - сказал я. – Мне всегда хотелось уметь так поднять одну бровь.

Горничная захихикала, и вынуждена была отвернуться. Гоббс просто смотрел на меня.

- Да какого черта, - сказал я. – Не мешало бы поговорить с Хозяйкой. Она может что-то знать.

-Я бы не рассчитывал на это, сэр, - ответил Гоббс.

Горничная поспешила по своим делам, а Гоббс повел меня обратно по коридору к комнате Марии Гриффин. Мне было любопытно, почему она захотела меня увидеть, и что такого она может быть готова мне поведать о своей внучке, чего не смог или не захотел рассказать Иеремия. С женщинами зачастую делятся семейные секретами, о которых мужчины даже не догадываются. Наконец, мы остановились еще перед одной безымянной дверью.

- Комната Марии Гриффин, сэр, - сказал Гоббс.

Я задумчиво взглянул на него. - Не «комната Иеремии и Maрии»? У них отдельные спальни?

- Разумеется, сэр.

Я не стал спрашивать. Все равно он ничего не скажет.

Я кивнул ему, и он очень вежливо постучал в дверь. Громкий женский голос произнес «Войдите!», и Гоббс толкнул дверь и отступил, пропуская меня вперед. Я неторопливо вошел, словно я думал о месте для аренды, а потом отказался от этой мысли. Хотя сейчас было то, что принято называть на Темной Стороне серединой дня, Maрия Гриффин была еще в постели. Она сидела в ночной рубашке из тонкого белого шелка, поддерживаемая целой грудой пухлых розовых подушек. Стены комнаты тоже были розовыми. На самом деле, вся атмосфера огромной комнаты была какой-то розовой, как будто ты попал в детский сад. Кровать была достаточно велика для нескольких дружелюбно настроенных людей, и Maрия Гриффин была окружен маленькой армией служанок, консультантов и личных секретарей. Некоторые из них ревниво следили, как я подхожу к изножию кровати.

Искусно сделанное и, несомненно, очень дорогое одеяло было покрыто остатками нескольких полу-съеденных блюд, еще большим количеством полу-опустошенных коробок шоколадных конфет и дюжинами разбросанных глянцевых «желтых» журналов. Прямо около ее руки, для удобства, располагалась открытая бутылка шампанского, охлаждающаяся в ведерке со льдом. Maрия демонстративно не обращала на меня внимания, полностью сосредоточившись на всех тех, кто толпился вокруг ее кровати, конкурируя друг с другом за ее внимание. Поэтому я стоял в ногах кровати и открыто ее рассматривал.

Maрия Гриффин была привлекательно пухленькой, приятно округлой, если не просто роскошной, - из старой школы красоты. Волосы, собранные в густой пучок у нее на макушке, были настолько бледно – желтыми, что казались почти бесцветными, но ее лицо было покрыто ярким, кричащим макияжем. Полные чувственные губы с алой помадой, щеки нарумянены, темно-фиолетовые тени для глаза, ресницы настолько густые, что было чудом, что она могла видеть сквозь них. Maрия выглядела, словно ей было чуть-чуть за тридцать, и так продолжалось уже много веков. Кости лица выдавали ее характер, скрытый расплывчатыми манерами и сварливым голосом. Она больше напоминала избалованную любовницу, чем жену в длительном браке.

Различные горничные и лакеи, окружившие ее, угождали каждой ее прихоти прежде, чем она об этом подумает: взбивали подушки, предлагали новые конфеты или доливали шампанского в ее бокал. Maрия не обращала на них внимания, полностью погрузившись в разбор ежедневной корреспонденции и обновление своего личного дневника. Вскоре стало ясно, что ее обычным состоянием было недовольство, и всякий раз, когда события, казалось, сговорились против нее, она обрушивала слабые удары пухлых рук на того, кто в этот момент оказался ближе всех. Горничные и лакеи, не моргнув глазом, принимали на себя удары. Секретари и советники по вопросам моды предусмотрительно держались вне пределов досягаемости ее рук, но так, чтобы это не бросалось в глаза. Те, кто были ко мне ближе других, искоса тщательно разглядывали меня, и спустя какое-то время, чтобы оживить свое мужество, начали переговариваться друг с другом, достаточно громко, чтобы я услышал.

- Ну, ну, ты только посмотри, кто это - знаменитый Джон Тэйлор.

- Печально известный, я бы сказал. Я всегда думал, что он будет выше. Более мужественный, знаешь ли.

- И пальто какое-то прошлогоднее ... я мог бы одеть его во что-то действительно дерзкое, в розовато-лиловых тонах.

- Попросите у него мерки!

-О, мне бы не хотелось!

На Темной Стороне определенно есть что-то такое, что позволяет выявлять стереотипы поведения некоторых людей. Осмелев от того, что я не обиделся, крупный джентльмен, от подбородка до ступней затянутый в черную кожу, открыто уставился на меня.

- Вот, смотрите и слушайте – самый крутой частный сыщик Темной Стороны ... всегда пытается пролезть туда, где он не нужен.

- Смотрите и слушайте? – ответил я. - Я могу увидеть все, что хочешь, но если потребуется слушать, кому-то придется меня консультировать. Я никогда так до конца и не понял, что включается в понятие «слушать»... Должно быть, для этого есть целое учебное пособие, что-то вроде « Слушание для Начинающих» или «Шулерское Руководство по Слушанию».

- Завяжешься со мной, Джон Тэйлор, и я вызову охрану, так и знай. И тогда быть беде!

- Тоже будет слушание? – в моем голосе звучала надежда.

- Почему эта женщина до сих пор мне пишет? – громко спросила Мария Гриффин, размахивая письмом, зажатым в ее пухлой руке, чтобы снова привлечь к себе всеобщее внимание. – Ей прекрасно известно, что я с ней не разговаривают! Мои правила предельно ясны: пропусти две мои вечеринки, и ты Исключен. Меня не волнует, что у ее детей проказа...

Она смотрела на всех, кто был в комнате, кроме меня, но в целом ее выступление принесло мне пользу. Она продолжала жаловаться на то и это своим всевозможным советникам, которые отдавали ей если не интерес, то уж точно все свое внимание. Marрии отчаянно хотелось выглядеть величественно, но ей не хватало собранности. Она начинала с одного, переключалась на другое, отвлекалась, а потом забывала, с чего она начала. Она порхала с одной темы на другую, подобно бабочке, ее всегда влекло что-то другое, что обещало быть хоть немного более интересным и красочным. Мне надоело ждать, и я начал бродить по комнате, разглядывая вещи, снимая их и ставя на место с нарочитой небрежностью.

Если бы и это не сработало, я начал бы швырять их в окна.

Повсюду были предметы роскоши, изысканные китайские фигурки, старинные куклы, стеклянные животные, фарфор - настолько хрупкий, что, казалось, он расколется, если дунуть на него слишком сильно. Все тщательно, в высочайшем порядке разложено и расставлено на антикварной мебели. Какая-то глубоко запрятанная, анархистская часть меня жаждала впысть в неистовство (в оригинале – amok - амок (сумеречное состояние эпилептического или психогенного происхождения; описано преимущественно у аборигенов Малайского архипелага),  дикий,бешеный, озверевший;неистовый, вышедший из-под контроля), имея в руках с кувалду или хотя бы длинную стальную цепь ... я успокоил варвара у себя внутри с помощью шоколадных конфет из открытой коробки. С мягкой начинкой уже кончились, но я обошелся и так.

Судя по груде еще нераспечатанных писем, каскадами сползающих с прикроватного столика Марии, у нее была обширная корреспонденция. E-mail так и не прижилась на Темной Стороне – ее слишком легко взломать или перехватить. А кроме того, здесь всегда были проблемы с самосовершенствованием компьютеров или получение ими силы от тьмы Извне...а техно-экзорцисты стоят не дешево. В наше время принято писать от руки, особенно среди тех, кого принято считать Высшими Кругами. Бессмертные Гриффины ближе всех к тому, кого можно считать аристократией Темной Стороны, а значит, каждый честолюбец будет отчаянно стемиться быть рядом с ними, в надежде, что частица положения и гламура Гриффинов перепадет и их ближайшим фаворитам. Снобизм - это страшный порок, на который так же легко подсесть, как на героин, и с которого так же нелегко соскочить и пережить все прелести абствиненции, когда ты уже не Часть.

Даже лица королевской крови пришли к подножию Гриффинов, осторожно вымаливая блага и милости. У нас на Темной Стороне хватает всяких - королей и королев в изгнании, принцев Этого и лордов Того, всех чинов и званий, которые только можно придумать. Они прибывают сквозь Границу Времени из других миров, времен и измерений, навсегда отрезанные от своих собственных людей, власти и богатств. Некоторые засучивают рукава и создают из себя что-то новое. Большинство - нет. Потому что не знают, как. Они по-прежнему рассчитывают на обращение, как с членами королевской семьи, только потому, что они когда-то ими были, и очень расстраиваются, когда Темная Сторона дает им понять, что ей плевать на это. В основном, они держатся вместе в маленьких частных привелегированных клубах, где они могут именовать друг друга их собственными титулами, и проводят большую часть своего времени, охотясь за приглашениями на очередной бал или суаре у Гриффинов. Потому что, быть принятым Гриффинами, подтверждает их особую природу в глазах у всех. К их сожалению, аристократов вокруг слишком много, и Гриффинам есть из кого выбирать. Что они и делают. У вас есть один шанс, чтобы зарекомендовать себя интересным или забавным, после чего вы Посторонний. Зог, Король Пикси, был знаменит тем, что постоянно пытался прорваться на вечеринки Гриффинов, даже после того, как ему ясно дали понять, что ему не рады, и никогда не будут, независимо от того, с кем он.

(Он помочился на пол. По-видимому, там, откуда он прибыл, раб повсюду следовал за ним с ведром. И шваброй.)

Maрия всегда претендовала на вкус и стиль, но, к сожалению, никогда их не имела, и поэтому зависела от толпы модных консультантов, чтобы помочь ей решить, кто будет Внутри, а кто станет Посторонним, и какие причуды и стили будут в моде в каждом Сезоне. Но воплощением этих решений в жизнь занималась Мария лично, ее капризы исполнялись беспрекословно. И поэтому советники локтями расталкивали друг друга, чтобы максимально приблизиться к Maрии, громко и взволнованно спорили из-за каждой мелочи, сопровождая это широкими, драматическими жестами. Которые иногда перерастали в сражения, с ударами и пощечинами. Советники одним словом или взглядом могли создать или уничтожить репутацию в обществе, и все это знали, и именно поэтому у этих несчастных было много знакомых, но мало настоящих друзей. Говоря по правде, наверное, в них было даже больше паранойи и неуверенности, чем в самих карьеристах, ловивших каждые их слово.

В конце концов, Maрии надоело или ее разозлило делать вид, что меня нет, и она резко приказала всем остальным выйти из комнаты. Включая Гоббса, по-прежнему безучастно наблюдающего за всем от двери. Все ушли с разной степенью неохоты, всю дорогу расшаркиваясь и посылая воздушные поцелуи, пока, наконец, дверь не закрылась за последним из них, и мы с Maрией Гриффин не остались вдвоем, глядя друг на друга. Она холодно изучала меня, видимо, пытаясь решить, отношусь ли я к тем, кем можно командовать, или тем, кому стоит немного польстить, чтобы перетянуть на свою сторону. В конце концов, она приятно улыбнулась, кокетливо взмахнула длинными ресницами и похлопала по розовому одеялу из гагачьего пуха рядом с собой.

- Идите сюда и садитесь рядом со мной, Джон Тэйлор. Чтобы я могла как следует вас рассмотреть.

Я прошел вперед, взял стул и уселся лицом к ней, стараясь держаться на безопасном расстоянии. Она надулась на меня и приопустила ночную рубашку на груди, чтобы улучшить вид своего декольте. Такое мое внимание ее не огорчало. Я видел это в ее глазах. Ей всегда нравилось, если добыча сначала немного посопротивляется. Вблизи ее аромат был почти непреодолимым, запах раздавленных лепестков, пропитанных чистым животным мускусом.

- Я хочу задать вам несколько вопросов, - сказал я.

- Ну, конечно...Джон. Это ведь и есть то, чем вы, частные детективы, занимаетесь, не правда ли? Допрашиваете подозреваемых? По-моему, мне раньше не доводилось встречать настоящего частного сыщика. Это так волнительно...

- Вы не кажетесь слишком расстроенной исчезновением вашей внучки, - сказал я, чтобы начать разговор.

Мария пожала плечами. - Она всегда была сплошной неприятностью. Маленькая лицемерка. Мне никогда не нравилось, что она вмешивается в мою жизнь и расстраивает все мои планы... А это просто еще один способ обратить на себя внимание. Убежать из дома, целиком привлечь к себе интерес деда, а спустя несколько дней – вернуться живой и здоровой, довольной, улыбающейся и абсолютно невредимой, как ни в чем ни бывало, маленькая распутница. И Иеремия примет ее обратно, как будто ничего не произошло. Она всегда вертела им, как хотела.

- Вы не верите, что ее похитили?

- Конечно же, нет! Защиты, встроенные в этот дом, веками хранили эту семью. Никто не мог ни войти, ни выйти, не потревожив всевозможных скрытых сигнализаций, если только посвященный не деактивирован их заранее. Подготовка схем - это еще одно, на что обращала внимание эта заносчивым маленькая сучка.

- Я так понимаю, что вы с ней друг друга не любили?

Maрия громко фыркнула, издав очень неподобающий для Леди звук.

- Мои дети всегда были для меня разочарованием. А внуки – тем более. Иеремия - единственный человек в мире, который имеет для меня значение, единственный, кто когда-нибудь действительно обо мне заботился. Вы не знаете, кем и чем мне пришлось быть до того, как он меня нашел, сделал своей женой и сделал бессмертной. Конечно, не знаете. И никто не знает. Поверьте, я достаточно повидала. И я все помню, так же, как и он, и я всегда буду любить его за это. - Она поняла, что говорит слишком громко, и усилием вернула себе самообладание. – Мне совершенно безразлично, где сейчас находится Мелисса, Джон.

- Даже с учетом того, что ей предстоит унаследовать все семейное состояние, тогда как вам и вашим детям не достанется ничего?

Она улыбнулась мне полными, чувственными губами, красными, как кровь, и жадно посмотрел на меня темными глубокими глазами. - Вы моложе, чем я думала. Вас можно даже назвать красивым, этакий жесткий тип красоты. Вы считаете меня прекрасной, не так ли, Джон? Конечно, считаете. Все так считают. Столетия... Я никогда не состарюсь, Джон, никогда не потеряю свою красоту и жизненную силу. Я проживу множество жизней, всегда оставаясь привлекательной. Он обещал мне это... Скажи, что находишь меня прекрасной, Джон. Подойди ближе, и сказать мне это прямо в глаза. Прикоснись ко мне, Джон. Ты никогда не чувствовал ничего подобного моей коже, веками остающейся молодой, свежей и наполненной жизнью...

Во рту у меня пересохло, а руки дрожали. Секс бился в воздухе между нами, сырой и мощный, как стихия. Она мне не нравилась, но именно тогда, в тот момент, я хотел ее... Я заставила себя сидеть неподвижно, и безумие быстро прошло. Возможно, потому, что Мария была уже потерять свою сосредоточенность. Я не поддался сразу, и бабочка ее разум перелетела на другие материи.

- Моды приходят и уходят, а я остаюсь, Джон, всегда прекрасная, как летний день... Но, знаете, есть одна вещь, которой мне не хватает. Вечная ночь может быть очень гламурной, но все может прискучить, когда оно длится и длится, не меняясь... Я так давно не чувствовала на своем лице тепло солнечных лучей и ласку ветерка...

Она продолжала болтать, и я внимательно ее слушал, но ничего полезного не узнал. До того, как Иеремия сделал Марию бессмертной, она была мелким созданием, и столетий жизни, если уж не опыта, немногое изменили. Возможно, она была не в состоянии измениться, застыв на той ступени, с которой Иеремия забрал ее из течения Времени, - подобно насекомому, пойманному в янтарь. Она была Королевой Общества на Темной Стороне, и это было все, что ее заботило. Могут появляться другие королевы, оспаривая ее власть, но в конце концов она всегда будет побеждать, потому что она - бессмертна, а они нет.

Она резко замолчала и задумчиво разглядывала меня, как будто только что вспомнив, что я все еще там. – Итак, вы - знаменитый Джон Тэйлор. Рассказы о вас у всех на слуху... Ваша мать и вправду была Библейским мифом? Вы действительно спасли всех нас от гибели во время последней Войны? Говорят, что вы могли бы стать королем Темной Стороны, если бы захотели... Расскажите мне о своих гламурных помощниках - Эдди Бритве Эдди, Мертвеце, Сьюзи Дробовике.

- Гламурных? – несмотря ни на что, я улыбнулся. – Я вряд ли выбрал бы это определение.

- Я прочитала все о вас и о них в бульварных газетах, - сказала Мария. – Сплетни – это моя жизнь. За исключением случаев, когда они обо мне. Некоторые репортеры могут быть очень жестокими... Я годами пыталась убедить Иеремию купить «Night Times» и эту ужасную подтирку, «Unnatural Inquirer» , но у него всегда находились какие-нибудь глупые отговорки. Ему все равно, что они о нем пишут. Он читает только страницы о финансах. Он бы даже не знал, кто есть кто в Обществе, если бы я не сказала ему...

- Расскажите мне о своих детях, - вставил я, когда она допустила ошибку - остановилась, переводя дыхание. - Расскажите мне про Уильяма и Элианору.

Она снова надулась и стала озираться в поисках конфет и своего бокала шампанского, и мне пришлось переспросить ее еще раз, прежде чем она, наконец, ответила.

- Близнецы появились еще в двадцатых годах двадцатого века, потому что это было модно. Абсолютно все в Обществе имели детей, и отстать от других – это было для меня просто невыносимо. Все мои подруги заверяли меня, что роды дают самый божественный, трансцендентальный опыт... - Она громко фыркнул. - А потом мои милые дети выросли, превратившись в подобные разочарования. И я не понимаю, почему. Я позаботилась о том, чтобы у них были самые лучшие няни, самых лучших наставники, и любые игрушки, которые они когда-либо хотели. Из-за этого я решила проводить с ними какое-то время каждые выходные, независимо от своей общественной загруженности.

- А что Иеремия?

- О-о, какое-то время он был в ярости. Совершенно вне себя. Даже повысил на меня голос, чего никогда не делает. Он никогда не хотел детей.

- И что было дальше?

- Он заставил меня стерилизоваться, чтобы я больше не смогла иметь детей. - Ее голос звучал совершенно спокойно и буднично. - Мне было все равно. Мода прошла, а они не были тем, чего я ожидала... И, конечно, я не собиралась вновь пройти через все это...

- У вас что, не было друзей, близких подруг, которые помогли бы вам противостоять Иеремии?

Мария коротко улыбнулась, и ее глаза вдруг стали очень холодными. - У меня нет друзей, Джон. Обычные людей для меня ничего не значат. Как и для любого из нас, Гриффинов. Потому что, видишь ли, Джон, вы все так недолговечны... Как майские мухи. Вы так быстро приходите и уходите, и кажется, что вам никогда не прожить достаточно долго, чтобы получить какие-то реальные впечатления, а вы не слишком любите тех, кто может себе такое позволить. Все умрут... То же самое и с животными. Раньше я обожала своих кошек, еще в прежние времена. Но больше я не терплю их возле себя. Или цветы... В пятидесятые годы восемнадцатого века Поместье было окружено садами, они тогда были в моде, но однажды мне пришлось их... Я не знала, что с ними делать. Можно было просто гулять по ним бесконечное число раз... В конце концов, я предоставила их буйство самому себе, просто чтобы посмотреть, что из этого выйдет. На мой взгляд джунгли гораздо интереснее - всегда меняющиеся, всегда рождающие что-то новое... Иеремия держит их вместо последней линии нашей обороны. Просто на случай, если варвары однажды восстанут и попытаться отнять все это у нас. - Она коротко рассмеялась. Прозвучало это очень неприятно. - Пусть попробуют! Пусть только попробуют... Никто не получит то, что принадлежит нам!

- Кто-то может попытаться отнять вашу внучку, - сказал я.

Она бросила на меня долгий взгляд из-под тяжелых ресниц, и снова испробовала свою соблазнительную улыбку. - Скажите, Джон, сколько мой муж предложил вам за обнаружение Мелиссы?

- Десять миллионов фунтов, - мой голос прозвучал немного хрипло. Я все еще не привык к этой мысли.

- Сколько еще требуется, от меня, за то, что вы просто ... обозначите деятельность и не найдете ее? Я могу быть очень щедрой... И, конечно, это будет нашей маленькой тайной. Иеремия никогда об этом не узнает.

- Вы не хотите, чтобы она вернулась? – я был поражен. – Ваша собственная внучка?

Улыбка исчезла, а ее глаза были холодны, так холодны.

- Она никогда не должна была рождаться, - ответила Мария Гриффин.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ. ВСЕ О ПОТЕРЯННОМ ДЕТСТВЕ.

Дипломатично подбирая выражения, я объяснил Maрии Гриффин, что не могу принять ее любезное предложение, потому что одновременно работаю только на одного клиента. После этого она начала швыряться всем, что попадалось ей под руку. Решив, что сейчас самое время уйти, я быстро отступил к двери под градом разнообразных снарядов, пролетающих вокруг моей головы. Мне пришлось вслепую нащупывать дверную ручку у себя за спиной, не смея оторвать глаз от все более тяжелых предметов, направленных в мою сторону, но все же я, наконец, открыл дверь и удалился с почти недостойной поспешностью. Я захлопнул дверь, отсекая град снарядов, и вежливо кивнул ожидающему меня Гоббсу. (Первое правило успешного частного детектива – сохранять достоинство под давлением.) Мы оба немного постояли, прислушиваясь к звукам ударов увесистых предметов с противоположной стороны двери, а потом я решил, что самое время оказаться в другом метсе.

- Мне нужно поговорить с детьми Гриффина, - сказал я Гоббсу, когда мы уходили. - Уильямом и Элианорой. Они все еще в резиденции?

- Разумеется, сэр. Гриффин дал им понять предельно ясно, что хотел бы, чтобы они вместе со своими вторыми половинами остались, предполагая, что вам захочется допросить их. Я взял на себя смелость, предложив им подождать в Библиотеке. Надеюсь, это приемлемо.

- Я всегда мечтал допрашивать целая кучу подозреваемых в Библиотеке, - тоскливо ответил я. - Еще бы пенковую трубку и шляпу...

- Сюда, сэр.

Тем же путем мы вернулись к лифту, а потом еще большим количеством коридоров и переходов прошли в Библиотеку. Я был настолько запутан, что не смог бы найти выход даже под дулом пистолета. Я начал всерьез задумываться о том, чтобы оставить за собой хлебные крошки, или разматывающуюся длинную нить. Или вырезать стрелки-указатели на полированных деревянных понелях. Но это было бы грубо, а я ненавижу прибегать к грубости в середине дела. Так я брел следом за Гоббсом, любуясь великолепными произведениями искусства по сторонам и тихо надеясь, что он не начнет вдруг просить меня узнавать их. Вокруг по-прежнему было не много людей, за исключением редких слуг в униформе, спешащих мимо с опущенными головами. В коридорах было так тихо, что было бы слышно, как пернула мышь.

- И насколько велико это Поместье? – спросил я Гоббса, пока мы шли и шли.

- Настолько, настоклько оно должно быть таким, сэр. У великого человека должен быть большой дом. Этого от него ожидают.

- Кто жил здесь до Гриффинов?

- Я считаю, что Гриффин создал поместье по собственному проекту, сэр, несколько столетий тому назад. Насколько я понимаю, ему хотелось произвести впечатление...

Наконец, мы добрались до Библиотеки, Гоббс открыл дверь и впустил меня внутрь. Я плотно захлопнул за собой дверь, оставив Гоббса с другой стороны. Библиотека был велика и почти вызывающе старомодна. Все стены были заняты исключительно полками, плотно заполненными тяжелыми переплетенными книгами, отпечатанными явно не в последнее время. Тут и там на толстом ковре стояли удобные кресла, а в центре комнаты был единственный длинный стол, оборудованный дополнительными лампами для чтения. Это просто обязано было быть комнатой Гриффина; он пришел из того времени, когда читал каждый, кто хоть что-то из себя представлял. Многие книги на полках выглядели достаточно старыми, чтобы представлять собой реальную редкость и ценность. У Гриффина, должно быть, был оригинал каждого заметного издания за последние несколько веков, начиная с Библии Гутенберга, и заканчивая полным текстом «Некрономикона». Последний, конечно же, в арабском оригинале. Наверное, помеченный загнутыми углами страниц, машинальными рисунками на полях, а все лучшие места сильно подчеркнуты.

Уильям и Элеонора Гриффин ждали меня, чопорно стоя рядом, как бы выступая единым фронтом перед лицом общего врага. Они не показались мне теми людьми, которые потратили бы много времени, делая выбор в Библиотеке. Их вторые половины так же вместе стояли в дальнем углу, внимательно наблюдая за ситуацией. Какое-то время я рассматривал эту четверку. Чем дольше я заставляю их ждать, тем больше вероятность, что кто-то скажет что-то такое, чего говорить не собирался, - просто чтобы нарушить молчание.

Уильям Гриффин был высоким и мускулистым, этакий сосредоточенный на собе бодибилдер. Он был одет в черную кожаную куртку поверх белой футболки и джинсов. Одежда выглядела совершенно безупречно. Наверное, потому, что он ее выбрасывал, едва она мялась, и надевал новую. У него были коротко стриженные светлые волосы, холодные голубые глаза, силдьно выступающий вперед отцовский нос и надутые губы матери. Он делал все возможное, чтобы держаться прямо и гордо, как и подобает Гриффину, но его лицо не выражало ничего, кроме мрачности и угрюмости. В конце концов, его удобное существование вдруг перевернулось вверх дном, сначала из-за открытия нового завещания, а потом – исчезновения его дочери. Людей столь высокого положения, как у него, возмущает все неожиданное. Их богатство и власть должны защищать их от подобных вещей.

При взгляде на Элеонору создавалось устойчивое впечатление, что она сделана из более прочного материала. И это несмотря на то, что на ней был наряд, от которого отказалась бы даже Мадонна, посчитав его чересчур дрянным. Элегантность уличной шлюхи, дополненная вульгарностью. Ее длинные светлые волосы были уложены в то, что, очевидно, считалось искусственными волнами, и слой макияжа был настолько толстым, что сквозь эту маскировку можно было только вобщем судить о чертах ее лица. Она открыто пялилась на меня, почти не скрывая злости, и беспрерывно курила. Она тушила бычки о полированную столешницу или растаптывала их на бесценном персидском ковре. Готов поспорить, что она так не делает, когда рядом ее отец.

Женщина в самом дальнем углу, настолько далеко, насколько это было возможно сделать, все еще оставаясь в одной с нами комнате, - жена Уильяма Глория, экс-супермодель, высокая и худая, с кожей настолько черной, что отливает голубым. Она задумчиво рассматривала на меня темными прищуренными глазами, ее лицо с высокими скулами и блестящим лысым черепом не выражало совершенно никаких эмоций. На ней было длинное белое атласное платье, контрастировавшее с ее угольно - черной кожей. У нее был напряженный и голодный вид, свойственный всем профессиональнальным моделям, и она по-прежнему выглядела так, как будто она могла с успехом пройтись по любому подиуму, который прийдет ей в голову. Хотя она стояла рядом с мужем Элеоноры Марселем, язык ее тела ясно говорил, что она находится там только потому, что ей приказали. Вряд ли она хоть раз взглянула на него.

Марсель был одет в хороший костюм, но по тому, как он на нем болтался, становилосьясно, что он привык одеваться более небрежно. Марсель был небрежен в мыслях, словах и поступках. Это было понятно по тому, как он стоял и смотрел, и по тому, что он продолжал выглядеть мутным и хитрым, даже если вообще ничего не делал. Создавалось впечатление, что он только терпит пребывание здесь и ждет-не дождется вернуться к тому, что он должен был сделать. И что его не волнует, что кто-то это знает. Не думаю, что он хоть раз прямо посмотрел на меня. Он был достаточно красив, слабой и незаконченной красотой и, как и Глория, сохранял молчание, потому что так ему приказали.

Я переводил взгляд с Уильяма на Элеонору и обратно, позволяя напряжению расти. Спешить мне было некуда.

Я знал все о детях Гриффина и их многочисленных браках. Как и любой на Темной Стороне. Желтая пресса не могла насытиться ими и их разнообразными деяниями. Мне было известно, что при случае чтение таблоидов существенно облегчают ожидание во время долгих слежек за объектом. Потому что они не требуют большого внимания, а в случае нужды за ними можно спрятаться. Что означает, что мне чертовски много известно о людях, которыми иначе я бы даже не заинтересовался. К примеру, я знал, что Глория была седьмой женой Уильяма, а Марсель - четвертым мужем Элеоноры. И что все супруги Гриффинов тоже были бессмертны, но только до тех пор, пока они оставались с Гриффинами в браке.

Справедливости ради следует заметить, что Глория и Марсель продержались дольше остальных.

- Я вас знаю, - наконец, не выдержал Уильям, стараясь, чтобы его голос звучал жестко и агрессивно, но получалось у него не очень. (Хотя, вероятно, этого бы хватило большинству тех, с кем ему приходилось иметь дело.) - Джон Тэйлор, первый частный сыщик Темной Стороны... Еще одна проклятая ищейка, копающаяся в чужом мусоре. Охотник за сенсациями и смутьян. Не говори ему ничего, Элеонора.

- И не собиралась, идиот, - Элеонора бросила на брата короткий взгляд, от которого от сразу надулся и замолчал, а потом перенесла всю силу своего холодного взгляда на меня. Я приложил все силы, чтобы выдержать это. – Вам здесь не рады, мистер Тэйлор. Нам нечего вам сказать.

- Ваш отец думает иначе, - спокойно возразил я. - На самом деле, он платит мне чертовски много денег за мое пребывание здесь, и у меня есть его личное одобрение любого чертова вопроса, который я захочу вам задать. А что Папа хочет, Папа получает. Или я не прав?

Они оба с вызовом уставились на меня. От этой парочки я не получу ни одного легкого и прямого ответа.

- Почему вы оба здесь? - я задал этот вопрос, чтобы только с чего-то начать. - Я имею в виду – в ваших покоях в Поместье, а не в ваших собственных домах на Темной Стороне? Это...необычно, не так ли?

Снова молчание. Я тяжело вздохнул. – Мне отправить Гоббса за вашим отцом, чтобы он отшлепал вас обоих?

- Мы здесь из-за этого абсурда по поводу нового завещания, - сказала Элеонора. Это было все, что она хотела сказать, но она не могла заставить себя остановиться, только не сейчас, когда в ней скопилось столько раздражения, а под рукой имеется слушатель. - Я не могу поверить, что он готов лишить всех нас наследства, спустя столько времени! Он просто не может! И уж конечно не в пользу этой ханжеской маленькой коровы, Мелиссы! Она скрылась только потому, что знает, что я с ней сделаю, когда она попадет мне в руки! Она отравила разум нашего отца и настроила его против нас.

Уильям громко фыркнул.

- Изменение его завещания в самый последний момент? Старик, в конце концов, впадет в маразм.

- Если бы все было так просто, - сказала Элеонора, втягивая половину сигареты за одну затяжку. - Нет, он что-то замышляет. Он всегда что-то замышляет...

- Каково было душевное состояние Мелиссы до того, как она...пропала? – спросил я. – Она могла что-то сказать по поводу подготовки нового завещания?

- Понятия не имею, - отрезал Уильям. - Она не разговаривала со мной. Или с Глорией. Заперлась в своей комнате и не выходила. Так же, как и Павел.

- Не вмешивай в это моего Павла! – немедленно отреагировала Элеонора. - С ним все в порядке. Просто он...впечатлительный.

- Ага, - проворчал Уильям. - Он впечатлительный, точно...

- И что ты хочешь этим сказать? – Элеонора наступала на брата, с бойцовским огнем в глазах.

Я узнал старый спор, едва его увидев, и поспешил вмешаться. - Что вы оба собирались делать по поводу нового завещания?

- Конечно, оспорить его! -бросила Элеонора, снова взглянув на меня. - Бороться всеми доступными нам средствами.

- Даже с помощью похищения? – уточнил я

- Не будьте посмешищем. – Элеонора прикладывала все силы, чтобы смотреть на меня свысока, хотя я был на несколько дюймов выше. - Милый Папочка до капли вытряхнул бы из нас души, если бы мы хотя бы плохо посмотрели на его драгоценную внучку. Он всегда был с ней мягок. Уильяму даже не позволялось наказывать ее, пока она была ребенком. Если бы он это делал, может, она и не выросла бы в такую упрямую маленькую сучку.

- Успокойся, Элеонора, - сказал Уильям, но она его не слушалаи продолжала говорить. У меня сложилось впечатление, что произошло слишком многое.

- Мелисса не была похищена. Она спряталась, надеясь, что буря ее не коснется. Не дождется! Я позабочусь об этом. Что мое, то мое, и никто не смеет брать то, что принадлежит мне. Особенно моя сладкая, улыбающаяся, вероломная племянница!

- Предположим, - сказал я, - ради спора, и еще потому, что я буду вас бить, пока вы не согласитесь, что Мелисса действительно была похищена. Как вы думаете, кто может за этим стоять? У вашего отца есть какие-то серьезные враги или кто-то еще, кто мог бы нанести ему удар в спину, используя его внучку?

Уильям снова громко фыркнул снова, и даже Элеонора выдавила слабую улыбку, пока она тушила сигарету, оставляя следы на полированной поверхности стола.

- Врагов у нашего отца, как у собаки блох, - ответил Уильям. - Он их коллекционирует, нянчится с ними.

- Иногда я думаю, что он из кожи вон лезет, чтобы сделать новых, - добавила Элеонора, прикуривая очередную сигарету от золотой зажигалки «Зиппо» с монограммой. - Просто, чтобы добавить остроты в свою жизнь. Ничто не так не добавляет упругости его походке и блеска его глазам, как новый враг, которого надо свалить и уничтожить.

- Не хотите назвать какие-либо конкретные имена? – уточнил я.

- Ну, Власти, конечно, - сказал Уильям.

- Потому что они не позволили бы Папе стать членом их маленького частного клуба. Никогда не знал причин. По-моему, они бы идеально подошли друг другу. В конце концов, они управляли Темной Стороной, и он владел большей ее частью. Но теперь все они мертвы...

- Я знаю, - сказал я. - Я там был.

Все в Библиотеке пристально посмотрели на меня. Возможно, впервые осознав, что некоторые ужасные вещи, которые они обо мне слышали, могут оказаться правдой. А отказ отвечать на мои вопросы, в конце концов, может оказаться не такой уж хорошей мыслью. У меня плохая репутация на Темной Стороне, и я прикладываю немало усилий к в ее поддержанию. Это существенно облегчает мне жизнь. Хотя я и близко не убил столько людей, как все думают.

- Хорошо, - в голосе Уильяма появилось легкое беспокойство, - полагаю, что теперь главный враг нашего отца – это Уокер, поскольку других нет. В отсутствие Властей он всем заправляет, больше некому.

Я задумчиво кивнул. Конечно, Уокер. Это тихий, спокойный и очень воспитанный джентльмен, который большую часть своей жизни выполнял для Властей грязную работу. Он мог вызвать армии, чтобы они его прикрывали, и успокоить бунт одним задумчивым взглядом, а каждое его слово и каприз – это закон. Когда он использовал Голос, никто не мог ему отказать. Говорят, однажды он заставил труп сесть на столе в морге плиты и отвечать на его вопросы. Широко известно, что Уокер готов сделать все, что угодно, лишь бы работа была сделана. И он никого не боялся.

Раньше мы работали вместе, случайно. Но между нами никогда не было того, что принято называть близостью. Мы не одобряем методы друг друга.

- Кто-то еще? – уточнил я.

- Вы можете добавить имя любого, кто хоть когда-нибудь имел дело с нашим отцом, - сказала Элеонора, стряхивая пепел на бесценный ковер, искренне не задумываясь об этом. – Никто и никогда не мог пожать Папе руку и сохранить при этом все пальцы.

- Но ни одному из них не хватило бы яиц, чтобы ему угрожать, - сказал Уильям. - Они могли жестко разговаривать через своих адвокатов, но никто из них не осмелился бы ударить его напрямую. Им известно, на что он способен. Помните Божественного Хилли? Как он решил, что может силой выставить Папу из его района, отправив войско из наемников штурмовать Поместье?

- И что произошло?

Уильям усмехнулся. - Джунгли съели наемников. А Папа съел Божественного Хилли. В течение нескольких месяцев, насколько я понимаю, кусок за куском. Конечно, это было еще до нашего рождения. С тех пор он мог смягчиться.

- Говорят, что некоторые части Божественного Хилли все еще живы, в каком-то потайном подземелье под Гриффин-Холлом, - мечтательно сказалаЭлеонора. - Что Папа до сих пор хранит его где-то здесь для особых случаев. Когда хочет, чтобы на праздничный банкет подали что-то особенное.

- Никогда не прикасайтесь к закускам, - Уильям продолжал ухмыляться. – Многие из врагов Папы исчезли...

- Нашего отца боятся все, - кратко добавила Элеонора.

- Никто не осмелится прикоснуться к Мелиссе, потому что они знают, что он сделает в отместку. У всех на Темной Стороне подгибаются колени и наклоняется шея из-за того, что милый Папочка может сделать и уже делал в прошлом.

- У меня - нет, - сказал я.

Элеонора с жалостью посмотрела на меня. - Вы здесь, не так ли? Вы пришли, когда он позвал.

- Но не потому, что испугался.

- Нет, - сказала Элеонораа, задумчиво разглядывая меня. - Может быть, не из-за этого.

Казалось, она находила перспективу интригующей.

Я посмотрел на Уильяма. - Расскажите мне про Мелиссу. Какие чувства вы к ней испытываете. Вы не кажетесь слишком расстроенным ее пропажей.

- Мы не слишком близки, - Уильям сильно нахмурился. – И никогда не были. Папа об этом позаботился. Настояв на том, чтобы она с младенчества воспитывалась здесь, под его крышей, а не росла со мной и Глорией. По соображениям безопасности. Ага, точно. С нами она была бы в полной безопасности. Но нет, все должно было быть, как хотел он, - как всегда. Он хотел быть уверен, что мы бы не настроим ее против него. Он всегда должен контролировать все и вся.

- Даже семью? – переспросил я.

- Семью - больше всего, - ответила Элеонора.

- Вы могли бы возразить отцу, - сказал я Уильяму.

Настала его очередь смотреть на меня с жалостью. - Иеремии Гриффину не говорят «нет». Я не знаю, почему он так стремился лично ее вырастить, - сказал Уильям. – На нас он столько сил не тратил.

- И вы позволили ему забрать ваших детей, - продолжал я, - Мелиссу и Павла.

- У нас не было выбора! - воскликнула Элеонора, но она почему-то казалась слишком усталой, чтобы как следует злиться. Она смотрела на сигарету в своей руке, как будто не имея понятия, что это такое. - Вы не представляете, что значит иметь отцом Гриффина.

- Я бы мог устроить бучу, - сказал Уильям, - но мне бы хотелось попытаться самому растить Мелиссу. Глорию это не волновало, но ведь Глория до этого никогда и не была биологической мамой, не так ли, дорогая? Я не стал спорить с Папой, потому что ... ну, потому что так поступают все. Просто его...слишком много. С ним нельзя спорить, потому что у него всегда найдется ответ. Вы не можете спорить с человеком, который прожил множество жизней, который все уже раньше видел и делал. Я иногда задаюсь вопросом, каким человеком я мог бы стать, если бы мне посчастливилось родиться сыном кого-то другого.

- Не бессмертным, - сказал я.

- Это так, да, - сказал Уильям. – Это именно так.

После только что сказанного он стал нравиться мне немного больше, но мне все же нужно было задать ему еще один вопрос. - Почему вы ждали вступления в седьмой брак, чтобы завести детей?

Его лицо резко окаменело, а я внезапно снова стал врагом, который виновен во всех смертных грехах. - Не ваше дело, черт побери!

Я посмотрел на Элеонору, но она лишь холодно взглянула в ответ. Я на мгновение прикоснулся к чему-то внутри них, но этот момент прошел. Поэтому я посмотрел на Глорию и Марселя в их дальнем углу.

- У кого-то из вас есть что сказать?

Глория и Марсель посмотрели на своих супругов и покачали головами. Им нечего было сказать. Это было именно то, чего я ожидал.

Я оставил их вчетвером в Библиотеке, тщательно закрыв за собой дверь, и повернулся к Гоббсу. - Остался еще один член семьи, которого я не видел. Павел Гриффин.

- Мастер Павел никогда ни с кем не встречается, - рассудительно ответил Гоббс. – Но, если вы хотите, то можете с ним поговорить.

- Вы меня конкретно достали, Гоббс.

- Это включено в услугу, сэр. Последнее время мастер Павел редко выходит из своей спальни. Этот подростковый возраст... Он изредка связывается по внутреннему телефону, а пищу для него слуги оставляют под дверью. Вы можете попытаться поговорить с ним через дверь. Возможно, он отзовется на новый голос.

Снова назад по коридорам к лифту, а потом опять на верхний этаж. Мне не приходилось столько ходить пешком уже много лет. Если мне еще раз придеться вернуться в Гриффин-Холл, я возьму с собой велосипед. Мы вновь оказались перед очередной закрытой дверью спальни. Я очень вежливо постучал.

- Это Джон Тэйлор, Павел, - я изо всех сил старался говорить в моем самом безобидном стиле «я-здесь-только-чтобы-помочь». - Могу я поговорить с тобой, Павел?

- Вы не можете войти! - раздался пронзительный, почти визгливый подростковый голос. - Дверь заперта! И защищена!

- Все в порядке, Пол, - быстро сказал я. - Я просто хочу поговорить. Об исчезновении Мелиссы.

- Ее забрали, - ответил Павел. Было похоже, что он прямо за дверью. В его голосе не было...тревоги или впечатлительности. Там был страх.

- Они пришли и забрали ее, и никто не смог их остановить. Сейчас она, наверное, уже мертва. В слудующий раз они придут за мной. Вот увидите! Но им меня не найти...потому что меня здесь не будет.

- Кто они такие, Павел? Кто по-твоему забрал Мелиссу? Кто собирается прийти за тобой?

Но он ничего не сказал. Я слышал, как он хрипло дышит по другую сторону двери. А, может быть, плачет.

- Павел, послушай меня. Я - Джон Тэйлор, и меня боится почти столько же народа, как и твоего деда. Я могу тебя защитить...но мне нужно знать, от кого. Просто скажи мне имя, Павел, и я сделаю так, что они оставят тебя в покое. Павел? Я могу защитить тебя...

И тут он рассмеялся. Низкий, короткий и ужасно безнадежный звук. Никто настолько молодой не может издать подобный звук. Я попытался снова разговорить его, но он не отвечал. Возможно, он все еще стоял за дверью, а возможно, и нет. В конце концов, я посмотрел на Гоббса,но он покачал головой, его мрачное лицо было, как всегда, непроницаемым.

- Павла осматривал доктор? – тихо спросил я.

- О-о, несколько, сэр. Гриффин настоял. На самом деле, - все врачи, какие только есть. Но все они были единодушны, что с мастером Павлом ничего плохого, или, по крайней мере, ничего, что они могли лечить. В последнее время мисс Мелисса была единственной, с кем он разговаривал. Теперь, когда ее не стало...я не знаю, что станет с мастер Павлом.

Мне не хотелось оставлять Павла в таком состоянии, но я не видел, что еще я мог бы сделать. Разве что выбить дверь, силой утащить его из Поместья и спрятать его в одном из моих убежищ. Сомневаюсь, что Гриффин был готов пойти на такое. В конце концов я ушел, оставив Павла в покое, в его заблокированной и защищенной комнате. Мне нравится думать, что я мог бы ему помочь, если бы он мне позволил. Но он этого не сделал.

Гоббс сопроводил меня обратно к входной двери и убедился, что кейс был при мне, когда я уходил. Как будто была хоть малейшая возможность, что я могу забыть миллион фунтов наличными.

- Что ж, Гоббс, - сказал я. - Это была интересный, хотя и не особо информативный визита. Можете доложить Гриффину, что я буду предоставлять ему отчеты, когда у меня появится что-нибудь полезное для него. Полагаю, джунгли не станут атаковать мою машину при выезде.

Гоббс зашел настолько далеко, что снова поднял одну бровь. - Джунгли напали на вас, сэр? Этого не должно было случиться. Всем разрешенным посетителям обеспечено безопасное передвижение вверх по холму к Поместью. Это часть комплекса безопасности.

- Разве что, кто-то не хотел, чтобы я был здесь.

- Уверен, вам постоянно будут об этом напоминать, сэр, - сказал Гоббс. И захлопнул дверь у меня перед носом.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ. ГДЕ ВСЕ ТЕБЯ ЗНАЮТ.

Итак, у меня есть жертва, которая могла пропасть, но могла и не пропадать, и семья, которая может хотеть, а может и не хотеть ее найти. А еще Кто-то очень могущественный заблокировал мой дар, с помощью которого я все нахожу. Некоторые дела, как известно, просто не могут идти хорошо. Я вернулся в футуристический автомобиль Мертвеца, и он повез меня обратно к подножию холма. И по мере того, как мы легко скользили сквозь нависающие со всех сторон первозданные джунгли, растения отступали от обочины дороги, освобождая нам место. Ничто и никто не побеспокоили нас за все время обратного пути вниз по склону, и вскоре мы миновали огромные железные ворота и снова оказались на обычной Темной Стороне.

Автомобиль силой влился в нескончаемый поток машин, и пока он плавно нес меня назад в черное сердце Темной Стороны, я сидел, размышлял и хмурился. Один из первых тяжелых уроков, которые преподает вам жизнь, - это никогда не вмешиваться в семейные споры. Вам не победить, какую бы сторону или позицию вы ни принимали, потому что такие споры касаются не фактов или разума, а эмоций и истории. Кто и что сказал тридцать лет назад, и кому на дне рождения достался самый большой кусок торта. Старые обиды и старые дрязги. Именно такие мелочи действительно преследуют людей, все остальное забывается.

Гриффинов объединяли власть и положение, но, как я мог заметить, чрезвычайно мало любви. А у любого живущего так долго, как они, просто обязаны были накопиться не меньшая доля справедливого недовольства и вскормленных обид. Мне было жаль внуков, Мелиссу и Павла. Родиться в настолько разобщенной семье достаточно тяжело и без бабушки и деда, проживших уже не одну жизнь. А что касается разницы взглядов между поколениями... Почему Гриффин так стремился лично растить внуков? Что он надялся сделать из них, чего ему не удалось с детьми? Преуспел ли он в этом с Мелиссой? И не поэтому ли он изменил завещание в ее пользу?

Я мог сколько угодно разглядывать ее фото, но я по прежнему не имел четкой картины того, кем именно она была.

Столько вопросов и не одного ответа в наличии. К счастью, когда вы ищете ответы, самый старый бар в мире - это хорошее место для начала. В «Странных Парнях» можно найти ответы практически на все, хотя нет никакой гарантии, что услышанное вам понравится.

Я рассеянно смотрел в окно на проносящиеся мимо машины. Дорога была забита всевозможными обычными, необычными и удивительными механизмами, бесконечно движущимися сквозь Темную Сторону, но каждый из них предусмотрительно держался на расстоянии от машины Мертвеца. Его встроенная защита была действительно ужасной, а порог скуки - очень низким. Здесь были такси, двигающиеся на крови девственниц, и кареты скорой помощи, приводимые в действие дистиллированным страданием. Нечто, которые выглядели, как автомобили, но на самом деле ими не являлись, зато всегда были голодны, и курьеры на мотоциклах, давным-давно переставшие быть людьми. Грузовики, перевозящие немыслимые грузы в ужасающие пункты назначения, и маленькие фургоны анонимной доставки, внутри которых находятся товары, которые никто не должен даже хотеть, но нужные слишком многим. Обычный бизнес на Темной Стороне.

Машину доставила меня прямо к Некрополю, где ее дожидался владелец. Некрополь - это единственное разрешенное на Темной Стороне кладбище, где покоиться с миром является не банальностью, а подкреплено законом. Будучи похороненным в Некрополе, вы останетесь похороненным и дальше. Сейчас Мертвец здесь работал охранником, охраняя могилы разбойников, некромантов и прочих безвременно ушедших. (Здесь всегда кто-то планирует побег.)

Много лет назад Мертвец был ограблен и убит на Темной Стороне, но восстал из мертвых, чтобы отомстить. Он заключил сделку, хотя никогда не говорил, с кем. Но, так или иначе, он должен был читать написанное мелким шрифтом в своем контракте, потому что теперь он не может умереть. Он просто продолжается и продолжается, дух, запертый в своем собственном мертвом теле, как в ловушке. Пару раз мы работали вместе. Он очень полезен, чтобы прятаться за его спиной, когда вокруг свистят пули. Я считаю нас друзьями. Хотя это трудно описать словами – эмоции мертвых отличаются от живых.

Я припарковал машину около Некрополя и ушел. Она сможет за себя постоять, пока Мертвец не придет за ней после смены, а у меня было, чем заняться. Я брел по темным, освещаемым неоновыми вывесками улицам, мимо неряшливых клубов и гораздо более опасных, закрытых заведений, и моя репутация бежала впереди меня, очищая мне дорогу. Там еще многое требовалось восстановить, после Войны Лилит. Хорошие парни победили, но едва-едва. По крайней мере, большинство погибших сейчас убрали, хотя на это потребовались недели. Печи Некрополя работали круглыми сутками, а многие рестораны гордились специальным предложением в меню для наиболее взыскательных гурманов - Soylent Green (продукты питания из научно-фантастического фильма 1973 г. с одноименным названием, полученные из сои и чечевицы;  любые пищевые продукты из сомнительного характера или происхождения).

Улицы выглядели обычно многолюднями, как всегда, кишащими людьми, занятых поисками своих личных ада и рая, всех тех знаний, наслаждений и удовольствий, которые можно найти только в самых темных закоулках Темной Стороны. Вы можете найти здесь все, если оно не найдет вас первым.

Покупатели, будьте настороже...

Я направился туда, куда всегда иду за выпивкой – «Странные Парни», место, которое должно быть закрыто службой охраны духовного здоровья. Ведь именно сюда приходит за выпивкой и кутежом все действительно дикое, пытаясь забыться и не помнить про ночь снаружи, которая никогда не заканчивается. Бар, в котором всегда три часа утра, и где никогда не было ни одного счастливого часа. Громыхая голыми металлическими ступенями, я спустился в большую каменную яму и направились к длинной деревянной стойке в дальнем конце помещения. Я поморщился, поняв, что фоном сейяас является попурри из Greatest Hits дуэта Carpenters (амер. вокально-инструментальный дуэт - брат и сестра Ричард и Карен Карпентеры. Распался из-за смерти Карен в 1983 г).. От этой музыки глаза на лоб лезут. Алекс Moрриси, владелец бара, бармен и мерзкий зануда, должно быть, опять в своем репертуаре.

(В последний мой приход он поставил композицию «Smack My Bitch Up» (Отшлепай мою сучку) группы Prodigy, лирически перефразированную на «Suck My Kneecaps» (Пососи мои коленки). Я не стал задавать вопросов.)

Все обычные необычные посетители были на своих местах, за беспорядочно расставленными столами, между которыми нарезали круги с полдюжины членов SAS, угрозами выжимая пожертвования. SAS (Salvation Army Sisterhood) – Сестринская Армия Спасения - снова была на охоте, и если не раскошелиться достаточно быстро и достаточно щедро, то придет время специально благословленных серебряных кастетов. SAS – это злобные Христианские террористы. Спасем всех, и пусть Бог разбирается. Никаких компромиссов в деле защиты Матери-Церкви. Они сжигают дотла Сатанинские церкви, изгоняют злых духов из политиков, а однажды распяли уличного мима. Вверх ногами. А потом подожгли. Множество людей аплодировало. Члены ордена носят строгие старомодные одежды монахинь, подкованные берцы и очень мощные пистолеты в открытых кобурах на каждом бедре. Их запрещали и осуждали все официальные представители Христианской Церкви, но только на словах - всем известно, что они втихаря нанимают SAS, когда уже испробованы и не помогли все другие способы. Сестринская Армия Спасения добивается результатов, даже если вам придется отвернуться и зажать уши, пока они это делают.

Мы грешим, чтобы положить конец греху, - говорят они.

Одна из Сестер узнала меня и быстро предупредила остальных. Они собрались вместе и пялились на меня, когда я проходил мимо. Я вежливо улыбнулся, и одна из них сделала знак креста. Другая знаками показала, что серьезно разозлилась, после чего они ушли. Может быть, помолиться за спасение моей души или о даровании мне щедрости.

Наконец, я добрался до стойки, расстегнул пальто и с удовольствием опустился на табурет. Я кивнул Алексу Морриси, который уже приближался с моим обычным стаканом настоящей Кока-Колы. Он был одет во все черное, вплоть до последнего нюанса, включая шикарный французский берет, который он носит, чтобы скрыть свою растущую лысину. Он хлопнул мой стакан на подставку с гербом легендарной местной пивоварни «ШОГГОТОВСКОЕ СТАРОЕ ОСОБОЕ» (SHOGGOTH’S OLD AND VERY PECULIAR).

- Я впечатлен, Тэйлор, ты на самом деле напугал SAS, и ведь я видел, как они освежевали и съели оборотня.

- Это талант, - легко согласился я.

Я покатал Коку по стакану, высвобождая букет, и какое-то время наслаждался вкусом, прежде чем небрежно оглядеть бар, проверяя, кто в нем есть, и кто может быть полезен. В конце стойки сидел граф Дракула, высохший сухарь с крысиным лицом в грязном смокинге и видавшем лучшие времена оперном плаще. Он пил свой обычный Type O negative («Type O Negative» - группа в стилеготик-металл изБруклина, Нью-Йорк. Музыка группы включала также элементыдумитрэш-метал.Особый акцент на темыромантики,депрессиии смерти) и вслух разговаривал сам с собой, все, как всегда. После стольких лет у него нет ни малейшего акцента, он использует его на персональных выступлениях.

- Вонючий агент так загружает меня в последнее время, что совершенно не остается времени для себя. Все эти шоу, автографы и «прорекламируйте вашу новую книгу»... Позировать с восходящими и уходящими Готическими рок-группами, и рекомендовать новый вид пылесоса... Я стал шутом! У меня был собственный замок, пока его не присвоили коммунисты... у меня вампирские невесты, но теперь я слышу о них только тогда, когда запаздывает чек с алиментами. Они выпили меня насухо! Вы знаете, кого пригласил мой агент для сопровождения моего последнего персонального выступления? Трансильванский Балет Трансвеститов! Двадцать два разукрашенных носферату бьют под «Я Такая Дурочка, Когда Всходит Луна» (“I’m Such a Silly When the Moon Comes Out”). Такое происходит, когда ты сам не принимаешь участия...я чуть не умер! Снова. Я утверждаю, что бывают ночи, когда просто нельзя покидать свой гроб.

Неподалеку, наполовину вывалившись из кабинки для приватных танцев и демонстративно не обращая внимания на старого вампира, находилось То, Что Ходит, Как Это. Звезда дюжины фильмов про монстров пятидесятых годов, теперь же все свелось к тому, что оно просто подписывало свои фотографии на памятные конвенциях. На прошлой неделе их была целая куча, прошедшая во всех городах, которые оно терроризировали в расцвете сил. Кроме как ради ностальгии, о них больше никто не вспоминает.

(Большая Зеленая Ящерица была запрещена циркуляром конвенции из-за отказа носить подгузник после инцидента с «радиоактивной свалкой».)

Пара Морлоков тужилась прямо перед стойкой, мучительно пытаясь определиться, какой из видов копрофагии им по вкусу. Алекс заорал на своих мускулистых вышибал, и Бетти и Люси Колтрейн пришлось временно прекратить разминать друг друга, чтобы прийти и выбить из Морлоков дерьмо, а потом вышвырнуть их вон за их уродливые уши. Существуют границы того, с чем Алекс может смириться даже в самом лучшем его настроении, которое бывает не часто. На самом деле, в большинство времени вас могут вышвырнуть за вежливое замечание, что вам неправильно дали сдачу. Я понял, что Алекс все еще в замешательстве, поэтому вопросительно взглянул на него.

- У меня есть специальное предложение - Ангельская Моча, - сказал он с надеждой. - Спрос закончился сразу, как прошел слух, это вовсе не название марки, а скорее предупреждение... А еще у меня остались Свиные Почесухи, свеженатертые. Или Свиные Шары (Pork Balls – дословно – свиные яйца), которые тебе нравятся.

Я покачал головой. - Я разочаровался в Свиных Шарах. Они неплохи, но, купив пакет, получаешь всего два.

- Черт, - сказал Алекс, - купив свинью, ты тоже получишь только два.

Позади стойки плакала кровавыми слезами статуя Элвиса в его белом комбинезоне. Стрелки часов крутились в разные стороны, а по маленькому телевизору шла трансляций из Ада с выключенным звуком. Шелудивого стервятника на жердочке грызло с энтузиазмом что-то, выглядевшее весьма нахальным. Заметив мое внимание, стервятник окинула меня долгим, задумчивым взглядом.

- Веди себя прилично, Агата, - сказал ему Алекс.

- Агата, - задумчиво повторил я. – Это ведь имя твоей бывшей? Как сейчас поживает старушка?

- Она очень добра ко мне, - ответил Алекс. - Никогда не навещает. Хотя я снова запоздал с чеками на алименты. Джонатан, оставь утку в покое! Я не буду повторять! И нет, я не хочу апельсин обратно.

- Сегодня здесь довольно многолюдно, - сказал я.

- У нас сегодня очень популярное выступление в кабаре, - гордо заявил Алекс. – Покрутись тут, пока я объявлю его. - Он повысил голос. – Слушайте все, отморозки! Сейчас время кабаре, и я еще раз представляю этого выдающегося артиста, мистера Эксплодо! (Explodo – лат. - прогонять шумом; ошикать, освистать;осуждать, порицать, не одобрять, отвергать).! Для вас, исключительно для вас, и я хочу, чтобы вы забрали его с собой, потому что меня от него тошнит, да, - Самоубийца Джонс!

Очень заурядный на вид человек застенчиво шагнул на маленькую, освещенную платформу, весело помахал бешено аплодирующим зрителям, затем взорвался кровавыми клочьями. Более грязного зрелища я давно уже не видел. Толпа одобрительно взревела, хлопая в ладоши и топая ногами. Выступление было достаточно впечатляюще, вот только немного коротковато. Я взглянул на Алекса.

- Это не самоподрыв, а просто постановка, - объяснил Алекс. – Потом он снова соберет воедино все свои обрывки.

- Ты хочешь сказать, что он взрывает себя снова и снова?

- Каждую ночь, и дважды - по субботам. И, по-моему, все еще жив.

- Кстати, - сказал я, - почему ты все еще здесь, Алекс? Ты всегда говорил, что ты здесь только потому, что узы Мерлина навечно привязали тебя и твою родню к этому бару. Но теперь он, наконец, мертв и ушел, благодаря Лилит, так что тебя держит здесь?

- А куда еще я могу пойти? - голос Алекс стал ровным и почти лишенным эмоций. - Что еще я могу делать? Бар - это то, что я знаю и то, что я делаю. И, кроме того, где еще у меня будет возможность на постоянной основе расстраивать, оскорблять и терроризирорвать такое множество людей? Управление этим баром испортило меня для всего остального. Это...это моя жизнь. Черт бы ее побрал!

- Как на делах отразилось исчезновение Мерлина?

- Да тише ты! Я никому не говорил, и не собираюсь. Если люди и некоторых другие силы, не совсем люди, убедятся, что этот бар больше не защищен магией Мерлина, они будут атаковать его всем, от Библейских казней до Четвертого Всадника Апокалипсиса.

- Не надо было обсчитывать людей.

- Давай сменим тему. Я слышал, что вы со Сьюзи Стрелком теперь живете вместе. Я могу сказать честно, что никогда не верил, что такое произойдет. Как дела у всеми любимого фанатичного поклонника оружия?

- О, по-прежнему убивает людей, - ответил я. - Она гоняется за призом в Пограничье. У нее скоро день рождения, наверное, подарю ей тактическую ядерную бомбу, на которую она намекает.

-Жаль, я думал, ты шутишь. - Алекс задумчиво меня разглядвал. - Как все...проходит?

- Постепенно, по одному дню за раз, - сказал я. Моя очередь сменить тему. - Мне нужно поговорить с кем-то, кто может все мне рассказать про Гриффина и его семью. Очень подробно, включая то, чего не полагается знать людям вроде нас. Есть хоть кто-то, отвечающий требованиям?

- Тебе в чем-то повезло, - ответил Алекс. - Видишь элегантно одетого джентльмена за столиком в дальнем углу, который пытается очаровать кого-нибудь, купив ему выпивку? Что ж, это это не джентльмен, это репортер. Зовут Потрясный Гарри (Harry Fabulous). Сейчас он внештатник в самом грязном и неприличном таблоиде Темной Стороны - the Unnatural Inquirer. Любые новости, которые можно сделать на заказ. Он знает все, даже если большая часть этого, скорее всего, неправда.

Я кивнул. Я знал, Гарри. Я поймал его взгляд и махнул ему, чтобы присоединялся. Он радостно улыбнулся и направился к стойке. О да, я знал все о Потрясном Гарри. Красивый, обаятельный, всегда выразительно одетый, Гарри была змеей в волчьей шкуре. Было время, когда Гарри был лучшим на Темной Стороне человеком, который брался за все, за что не брался никто. А потом ему выпало религиозное испытание, на личной встрече, о которой он по-прежнему отказывался говорить, и решил заняться журналистскими расследованиями для блага его души. Я думаю, идея была в разоблачении коррупции и уничтожении зла в высших слоях, но, к сожалению, единственное место, куда его взяли... это the Unnatural Inquirer. Который не столько разоблачает коррупцию, сколько сам в ней погряз. Тем не менее, все должны с чего-то начинать. Гарри говорит, что он карабкается наверх. Ему было бы сложно карабкаться вниз.

- Привет, Джон, - сказал Потрясный Гарри, демонстрируя совершенные зубы в совершенной улыбке. Он схватил мою руку и излишне фамильярно ее пожал. - Что я могу для вас сделать? Мне привезли небольшую партию настоящей Марсианской красной травы, если вам это интересно. Классное курево, по крайней мере – так мне сказали...

- Если вы будете называть ее неземной, то дождетесь краткого, но болезненного визита феи мордобоя, - сказал я строго. Нужно держать Гарри в рамках, не давая ему получить преимущество. - Я думал, вы больше не занимаетесь этим бизнесом?

- О, конечно, конечно! Но говорят такое...

- Хорошо, - сказал я. - Над чем вы сейчас работаете, Гарри?

- Я гоняюсь за сплетнями, что на Темной Стороне замечен Шагающий, - ответил Гарри, стараясь, чтобы голос звучал небрежно.

- Здесь всегда полно слухов, - сказал Алекс. - Ваша газетенка платит за свидетельства, но все, что у нее есть, так это рассказы друзей друзей и размытые фотографии, на которых может быть кто угодно.

- Этот выглядит реальным, - Гарри излучал абсолютную искренность. – Божественный гнев был ниспослан в человеческий мир, чтобы покарать виновных. И он, наконец, пришел на Темную Сторону! А это пугающая перспектива для ... да почти для каждого на Темной Стороне. Множество людей скрылось с глаз, без сомнения, прячутся под своими кроватями и скулят, дожидаясь, пока он снова уйдет. Если бы я смог взять интервью...

- Он пристрелит вас на месте, Гарри, и вы это знаете.

- Если бы работа была легкой, ее мог бы сделать кто угодно, - Гарри задумчиво меня разглядывал. - Значит, у вас со Сьюзи Стрелком теперь роман? Вы храбрее, чем я о вас думал.

- Об этом что, все знают?

- Вы – это гвоздь новостей! - воскликнул Гарри. - Две самых опасных личности Темной Стороне объединяются! Говорят о звездной паре. Человек, спасший Темную Сторону в ходе Войны Лилит, и Сьюзи Стрелок, также известная как Сьюзи Дробовик, и «О Черт, Просто Застрелись, И Покончим С Этим». Мой редактор заплатит отличные деньги за эксклюзив о вашей жизни.

- Не интересует, - отрезал я.

- Но...все в шоке! Пытливые умы имеют право знать!

-Нет, не имеют, - твердо ответил я. – Именно поэтому Сьюзи отстреливает папарацци коленные чашечки, и ставит растяжки вокруг дома. Но я вот что вам скажу, Гарри: поможете мне с делом, над которым я работаю, и я расскажу вам кое-что о Сьюзи, что неизвестно больше никому. Интересует?

-Конечно! Что вы хотите знать?

- Расскажите мне о Гриффине и его семье. Не только историю, но и сплетни. Начиная в первую очередь с того, как он стал бессмертным, если вы это знаете.

- И это все? Легче легкого! - Гарри начал было снисходительно улыбаться, но потом вспомнил, с кем он говорит. - Совсем не тайна, как Иеремия Гриффин стал бессмертным. Просто большинство людей, знающих, что для них лучше, предпочитает об этом не говорить. В общем, несколько столетий назад Гриффин заключил сделку с Дьяволом. Бессмертие в обмен на его душу. Гриффин думал, что это хорошая сделка, потому что если он никогда не умрет, как Дьявол может когда-либо потребовать его душу? Но, как всегда, в контракте была оговорка: Иеремия мог передать собственное бессмертие своей жене и даже своим детям и их супругам...но не внукам. Как только внук Гриффина достигнет принятого в обществе возраста совершеннолетия, бессмертие Гриффина тут же аннулируется, и Дьявол приходит, чтобы утащить его в Ад.

- А что насчет остальных членов семьи?- спросил я. – Они тоже теряют свое бессмертие? И свои души?

- Неизвестно, - ответил Гарри.

- Так как же Гриффин в итоге поступит с двумя несовершеннолетними внуками?

Гарри ухмыльнулся. - Иеремия никогда не собирался иметь детей, не говоря уже про внуков. Говорят, он принял чрезвычайные меры, чтобы этого не допустить, включая презервативы с таким количеством встроенных защит, что они светились в темноте. Но нет такого мужа, которого жена не смогла бы в этом деле переиграть, поэтому, когда Мария была уже беременна двойней, Гриффин с неохотой, но смирился с этим. Хотя считается, что он предпринял меры, чтобы это больше не повторилось.

- Он заставил ее стерилизоваться, - сказал я. - Maрия рассказала мне.

- Вы узнали это от нее самой? - обрадовался Гарри. - Теперь я могу это использовать! Это настоящий эксклюзив... В любом случае, после того, как оба ребенка выросли, им не понадобилось много времени, чтобы решить, что собственных детей они хотят гораздо больше, нежели вечного присутствия рядом дорогого Папаши. И Мелисса, и Павел были запланированы, зачаты и рождены с соблюдением строгой секретности, с разницей всего несколько недель, после чего их представили Иеремии как свершившийся факт. Говорят, он сходил с ума, грозился убить обоих детей вместе с внуками, но как-то...обошлось. С тех пор все только и ждут, чем все закончится. Но внуки выросли не только целыми и невредимыми, но даже избалованными...и слегка странными. Полагаю, из-за постоянно нависшей угрозы смерти, с которой они живут. Потому что, давайте смотреть правде в глаза, она грозит либо им либо его, а ему терять чертовски намного больше... Когда прошел слух, что он составил новое завещание, оставив все Мелиссе, у всей Темной Стороны отпали челюсти.

- Погодите, - сказал я. - Вам известно о новом завещании?

- Черт возьми, Джон, это известно всем! Это самая горячая новость за последние годы! Она разлетелась по Темной Стороне быстрее, чем дорожный бегун (в оригинале - road runner – птица из Диснеевского мультфильма) с ракетой в заднице. Такого не ожидал никто. Гриффин, наконец, приготовился к смерти и оставляет все спокойной, тихой маленькой Мелиссе? А все прочие Гриффины вдруг лишенны наследства? Многие до сих пор в это не верят. Они что, что Гриффин проворачивает еще одну из своих чертовски сложных и ужасно грязных схем, где нагреют всех, за исключением самого Гриффина. Этот человек не отдал ничего своего за всю свою затянувшуюся жизнь.

- Кроме собственной души, - сказал я.

Гарри пожал плечами. - Может быть, все это – часть его плана, чтобы получить ее назад. Ходят слухи ... что Гриффин в ответе за ее исчезновение. Что Мелисса уже убита, а новое завещание - просто дымовая завеса.

- Не считая того, что он мне платит за ее розыск, - ответил я. - О, Алекс, пока я не забыл. Посмотрите за этим, ладно? Я заберу его позже.

И я протянула Алексу свой портфель, набитый миллионом фунтов. Приняв его, он заворчал от тяжести и убрал с глаз под стойку. Он хранил мои вещи и раньше, никогда не задавая вопросов. Думаю, что он рассматривал их в качестве гарантии оплаты мной своих счетов. Он хмуро посмотрел на меня.

- Это ведь не снова твое грязное белье, Тэйлор? Клянусь, некоторые из твоих носков могли бы самостоятельно дойти до прачечной.

- Просто немного взрывчатки – говорю это, чтобы позаботиться о друге, - жизнерадостно ответил я. – На твоем месте я никому бы не позволил к этому приближаться. – И я снова повернулся к Гарри. - Если Мелиссу действительно похитили ...кого бы вы заподозрили в первую очередь?

- С выпивкой внутри мне думается лучше, - намеркул Гарри.

- Ее надо заработать.

- Да будет вам, Джон, эти разговоры вызывают такую жажду...

- Ладно, - сказал я и посмотрел на Алекса. – Дай этому человеку стакан Мочи Ангела и упаковку Свиных Шаров. А теперь говорите, Гарри.

- Когда дело доходит до врагов Гриффина, выбор богат. Полагаю, вы должны включить в список Двойняшек Джаспер, Большого Макса – Отступника Вуду, Воплощенную Скорбную Прелесть и Леди Проклятие. Если однажды все они окажутся в одном месте одновременно, это будет, наверное, признаком Апокалипсиса. Любой из них может претендовать на титул «Поддонок Номер Один» на Темной Стороне, если Гриффин на самом деле откинет копыта. Но я по-прежнему не исключаю, что сам Гриффин и есть ваш главный подозреваемый. Извращенность этого человека превосходит не только то, что вы представляете, но и то, что вы можете себе представить. Поживите веками как полный ублюдок, и станете таким же.

- Через несколько часов Мелиссе исполнится восемнадцать, - сказал я. - Официальное совершеннолетие. Если я не найду ее до этого и не верну в Гриффин-Холл для подписания каких-то документов и придания законной силы новому завещанию, то Maрия и прочие снова станут законными наследниками. Что является для них тем самым чертовым мотивом.

- Если ты вернешь ее деду, - сказал Алекс, поставив напротив Гарри стакан и упаковку, - он может убить ее прямо у тебя на глазах, чтобы сохранить свою душу. Возможно, именно поэтому он тебя и нанял. Может быть... кто-то похитил ее, чтобы спасти от него.

- Если бы Филиппу Марлоу пришлось иметь дело с подобными случаями, он бы давно сдался и стал водопроводчиком, -прорычал я. – В этом деле слишком много вопросов, а твердых фактов и близко нет. - Я уставился на Гарри только потому, что он был там. - Сколько лет Иеремии Гриффину? Кто-нибудь знает точно?

- Если и знает, то этот кто-то достаточно умен, чтобы молчать об этом, - сказал Гарри. Он пригубил напиток и издал удивленный звук. - Скорее всего, несколько столетий. Существует записи, по которым можно проследить присутствие Гриффина на Темной Стороне вплоть до тринадцатого века, но в более ранних записях есть пробелы. Чосер упоминает его в полном, без купюр тексте Кантерберийских Рассказов, - если это чем-то поможет.

- Не очень, - ответил я. - Послушай, бессмертных на Темной Стороне, как у собаки блох, и это даже не считая Сущностей на Улице Богов. Должен же остаться еще кто-то или что-то, кто был, когда Гриффин впервые появился на сцене.

- Ну, это Питер-Взрыв-на-Голове, Владыка Терний, Малыш Ктулху, и конечно, сам Дедушка Время. Но опять же, если им все известно, они приложили большие усилия, сохраняя молчания об этом. Гриффин – могущественный человек, и у него очень длинные руки.

-Ладно, - сказал я. - Расскажи мне о его бизнесе. Я имею в виду, я знаю, что он богат и владеет всем, что не прибито гвоздями, но насколько именно?

- Этот человек очень и очень богат, - ответил Гарри. – Благодаря усилиям на протяжении столетий и чудесно набежавшим за это время сложным процентам. Кому бы в конечном счете не достался семейный бизнес Гриффина, ему будет принадлежать значительная часть Темной Стороны и контрольный пакет большинства работающих здесь предприятий. Не секрет, что Гриффин маневрирует, стараяь занять позиции, оставшиеся вакантными после недавно умерших Властей. Поэтому, всякий, кто унаследует основу его могущества, в конечном итоге будет править Темной Стороной. Поскольку больше некому. Неужели Гриффин действительно вложил столько времени и усилий, чтобы стать Королем Горы, чтобы просто так умереть и передать все это неопытный восемнадцатилетняя девчонке?

- Звучит не слишком правдоподобно, если так ставить вопрос, - сказал я. - Но я начинаю думать, что скажет Уокер. Когда я его видел в последний раз, он по-прежнему всем заправлял, и я не могу себе представить, чтобы он отступил перед кем-то, кого он не посчитает достойным этого.

-Уокер? – пренебрежительно фыркнул Гарри. - Он только управляет постоянным персоналом, потому что всегда этим занимался, и большинство людей по-прежнему его уважает. Но всем известно, что это только временно, пока не пришел кто-то с реальной силой. Без Властей, прикрывающих его, Уокер просто временщик, и он должен это понимать. Гриффин не единственный кукловод, стремящийся взять все под контроль, и любой из них мог похитить Мелиссу, чтобы оказать на Гриффина давление и заставить его отступить или вовсе уйти.

- Имена, - сказал я. - Мне нужны имена.

- Это не те имена, которые произносят вслух, - многозначительно заявил Гарри. – Поэтому не волнуйтесь, продолжайте копать, и они сами вас найдут. А что это такое?

- Ешь, - ответил я. – Там полно протеина. А теперь давайте последние сплетни о предпочтениях семьи Гриффин, когда никто не видит. Все самое вкусное.

- Сейчас услышишь, - злобно ухмыльнулся Гарри. - Говорят, Уильям относится к удовольствиям очень серьезно, и предпочитает экстрим. Исследут самые острые ощущения и тому подобное дерьмо. Возможно, вам захочется проверить Клуб Калигула. Его жена Глория предпочитает шопиться в Олимпике, но в последнее время она отвернулась от крупных покупок в пользу выслеживания редких коллекционных вещей. Она могла бы купить Мальтийского Сокола или Святой Грааль, просто чтобы больше никому не достались. Единственная причина, почему ее не часто обманывают, в том, что большинство людей, работающих в этой области, вполне разумно боятся того, что Гриффин с ними сделает, если это узнает. Последнее, что я слышал, Глория вела переговоры, чтобы купить Яйцо Феникса у самого Коллекционера. Это ваш друг, не так ли?

- Не совсем. Скорее, друг моего отца.

Гарри с надеждой подождал, а потом, когда стало ясно, что больше я ничего говорить не собираюсь, легко пожал плечами. - Элеонора Гриффин любит молоденьких мальчиков. Насколько мне известно, она перебрала дюжину и все время в поиске свежей модели. Говорят, она переспала со всеми членами известной мальчиковой группы, и после этого они больше не стали прежними. Их фан-клуб издал в отношении нее фетву (fatwah - фетва - в мусульманском праве заключение, даваемое муфтием. В самом общем смысле - оценка какой-либо ситуации с позиций шариата и фикха. Может выноситься специальными структурами при государственных органах, публичных корпорациях или коммерческих предприятиях по вопросам их деятельности). Муж Элеонора,Марсель, - игрок. Плохой. Большинство солидных домов не пустит его даже на порог, потому что у него привычка наделать долги, а потом предложить взыскивать их с Гриффина. А у них, конечно, дотаточно здравого смысла, чтобы не пытаться. В результате такой порочной практики бедный старичок Марсель вынужден играть в местах такого сорта, куда большинство не войдет даже под дулом пистолета. Как вам это?

- Прелестно, - ответил я. - Расскажите мне о внуках, Павле и Мелиссе.

Гарри нахмурился. – По сравнению с остальными - тишина. У каждого собственный маленький круг друзей, и они в нем держатся. Никаких крупных публичных появлений или скандалов. Если у них и есть личная жизнь, они держат это в такой тайне, что даже Unnatural Inquirer о ней не знает. А такое немногие могут сказать.

- Понятно.О'кей, Гарри. Спасибо. На этом все. До встречи.

- Минуту, подождите минуту! - воскликнул он, когда я встал и собрался уходить. - Что насчет моего эксклюзива? Что-то о Сьюзи Стрелке, о чем никто не знает?

Я улыбнулся. – Она и правда не публичный человек. Особенно с самого утра.

Наслаждаться выражением лица Гарри мне удалось не дольше мгновения, а потом кто-то выкрикнул мое имя - громко, резко и совсем не дружелюбно. Я оглянулся, а все остальные в баре уже разбегались или ныряли в укрытия. У подножия металлической лестницы стояла высокая тощая женщина в черном, твердо держа Глаз Кали в поднятой руки. Я не узнал эту женщину, но, как и все остальные в баре, я узнал, Глаз Кали, едва его увидел. Мне самому чрезвычайно захотелось убежать и нырнуть в укрытие. Глаз представляет собой кристалл, упавший на землю из какого-то высшего измерения множество веков назад, в первобытные времена древней Британии. Глаз - это предмет силы, инопространственных энергий, и он мог исполнить все ваши мечты и реализовать амбиции, если не сожжет вас раньше. Единственная причина, по которой Глаз Кали не сделал кого-нибудь бедного шута королем или королевой Темной Стороны, заключалась в том, что они не склонны прожить так долго. Глаз был слишком могущественным, чтобы его могли использовать несчастные хрупкие смертные. У большинства людей хватало здравого смысла, чтобы не прикасаться к проклятой штуке, но в последнее время у некоторых групп фанатиков стало принято вооружать им ассассинов-самоубийц.

Я бы убежал, но было некуда. Нет такого места, куда бы Глаз Кали не мог до меня дотянуться.

- Кто ты такая? - я заговорил с женщиной в черном, пытаясь выиграть время и надеясь, что мой голос звучит хладнокровно, невозмутимо и совсем не угрожающе.

- Я твоя смерть, Джон Тэйлор! Твое имя записано в Книге Гнева, твоя душа осуждена, а ваша судьба утверждена Священным Советом! Пришло время заплатить за все твои грехи!

Я никогда не слышал о Книге Гнева или Священном Совете, но это не имело значения. В то или иное время я доставил неприятности почти всем, кто это заслужил. Насколько я знаю, в этом и состоит моя работа.

- Оставшиеся в баре защиты должны были уже сработать, - пробормотал Алекс у меня за спиной. - Но поскольку этого не случилось, по-моему, можно смело предположить, что ты остался сам по себе, Джон. Если я тебе понадоблюсь, я буду прятаться за стойкой и потеть.

- Гарри? – сказал я, но тот уже исчез.

- Он тоже здесь, со мной, - сказал Алекс. - Плачет.

Женщина в черном медленно двинулась на меня, по-прежнему поднимая над собой Глаз Кали. Он ярко сиял в гоступриимном сумраке бара, как огромный красный глаз, смотрящий прямо на меня. Воздух вокруг него плевался и потрескивал от вытекающей энергии. Все или разбежались, или спрятались за опрокинутыми столами, словно те могли их защитить от возможностей Глаза. Женщина в черном не обращала на них внимания. Она смотрела только на меня. Она махнула рукой в сторону разделяющих нас столов и стульев, и они разлетелись в огненной вспышке. От разлетающихся, как шрапнель щепок, закричали люди. Женщина продолжала приближаться, не отрывая взгляда от меня. У него были холодные, расширенные глаза фанатика.

Бетти и Люси Колтрейн ринулся вперед, возникнув из ниоткуда, с невероятно быстротой переставляя мощные мускулистые ноги. Женщина лишь взглянула на них, и невидимая рука отшвырнула сестер Колтрейн, отправляя обеих в полет через весь бар. Они рухнули на твердый пол и остались лежать неподвижно. Я мог бы сбежать, пока женщина отвлеклась, воспользоваться одним из множества известных мне тайных выходов из бара, но я не мог рисковать, не зная, что женщина и Глаз могут сделать с баром и людьми в нем в мое отсутствие. А кроме того, я не убегаю. Это вредит моей репутации. А моя репутация пугает людей больше любого оружия.

Поэтому я остался на месте, позволив ей приближаться. Ей хотелось быть достаточно близко, чтобы смотреть мне в лицо, пока она это делает. Фанатикам не достаточно победить, им необходимо видеть страдания своих врагов. И фанатик будет пить эту чашу, пока не выпьет до дна, смакуя каждую каплю. Она медленно двигалась ко мне, не торопясь, наслаждаясь моментом. Во рту у меня пересохло, руки вспотели, а желудок болезненно сжался, но я оставался на месте. Глаз Кали мог убить меня тысячей способов, один другого ужаснее, но у меня появилась идея.

И когда женщина в черном наконец-то остановилась передо мной, с улыбкой, в которой не было ни капли юмора, и широко распахнутыми глазами фанатика, наполненными огнем, еще более ужасными, чем сам Глаз ... я воспользовался своим даром, чтобы найти пробоину между измерениями, через которую в Глаз изначально пришел в наш мир. Она все еще была там, незаживающая даже после всех прошедших столетий. И для меня не было ничего проще, чем показать Глазу Кали дорогу домой.

Свободен! Наконец свободен! Неземной голос прогремел в моей голове, и Глаз пропал, исчез, вернулся в какое-то иное измерение, из которого он и пришел. Пробоина за ним закрылась, и все кончилось. Женщина в черном посмотрела на свои пустые руки, потом на меня и слабо улыбнулась. Я ударил ее прямо между глаз, и она, отключившись, пролетела по полу добрых десять футов и осталась лежать. Стиснув зубы, я нянчил свою ноющую руку. Я всегда питал слабость к широким жестам.

- Отлично, - это Алекс появился позади стойки. – Кого ты разозлил на сей раз, Тэйлор? И кто оплатит ущерб?

- А ты заставь меня, - бодро предложил я.

- Может, не стоило ее вырубать, - сказал Гарри Потрясный, нервно поднимаясь на ноги рядом с Алексом и по-прежнему держа в руке свою выпивку. - Она могла бы вам рассказать, кто ее послал.

- Вряд ли, - ответил я. - Фанатики никогда не рассказывают.

Кто-то явно не хотел, чтобы я расследовал исчезновение Мелиссы. Но кто и почему? Есть только один способ это выяснить. Я кивнул на прощание Алексу и Гарри и вышел из бара в поисках ответов.

ГЛАВА ПЯТАЯ. К КОМУ МЫ ИДЕМ ЗА ПОДДЕРЖКОЙ.

Конечно, я слышал о Клубе Калигула. На Темной Стороне о нем слышал каждый, как слышал о бешенстве, проказе и прочих крайне вредных для вас вещах. Если вам преелись прыжки с парашютом с Эвереста с завязанными глазами или полеты на дельтаплане голышом над извергающимися вулканами, если вы переспали со всем, что движется и еще кое с чем, что не движется, - если вы и вправду считаете, что вы уже все испробовали, все повидали, и не осталось ничего, что могло бы соблазнить или развратить вас - Клуб Калигула готов принять вас с распростертыми объятиями и жестко шокировать новыми возможностями. Но если в связи со всем упомянутым вам придется умереть с улыбкой на лице или криком на губах, не говорите, что вас не предупреждали.

Клуб Калигула находится в Аптауне, верхней части города, месте, где расположены все лучшие клубы и бары, рестораны и шоу, установленные в круг, чтобы отпугивать всяких подонки. Только очень богатые, очень могущественные люди с очень серьезными связями допущены внутрь и вправе выбирать утонченные наслаждения, предлагаемые Аптауном. Наемные полицейские в безвкусной форме патрулируют улицы, чтобы не допустить таких, как вы или я. Но каким-то образом, когда я оказываюсь поблизости, у них всегда находятся неотложные причины, чтобы быть где-нибудь в другом месте.

Клуб Калигула расположен на самом краю Аптауна, словно сам район испытывает за него неловкость или стыд. Это место из тех, где шоу среди публики представляет милая молодая пара, разжигая друг в друге страсть, а потом занимаясь сексом, где оркестр составлен из недавно умерших музыкантов, некоторые из которых были вынуты из могил не далее, как в эту же ночь, а на крайний случай у менеджера есть собственный экзорцист. Мне правда нужно говорить, что Клуб является исключительно закрытым? И что членство в нем только по приглашению? Меня бы не взяли даже на спор, так что я смотрю вперед, чтобы ничего вокруг не пропустить.

В Аптауне сияние неона крупнее и ярче, чем где-либо еще, но сам он от этого не менее неряшливый. Горячие музыкальные ритмы в прохладном ночном воздухе, настойчивые и смутно угрожающие. Двери клуба заманчиво приоткрыты, а их зазывалы с профессионально мертвыми глазами обрабатывают толпы на тротуарах. Попадасть внутрь легко, а вот выйти назад, сохранив в целости свои деньги, ум и душу, - это нечто другое. Покупатель в Аптауне должен быть очень осторожен. Здесь хватает развлечений с окровавленными когтями и зубами.

Мужчины и женщины разгуливали по улицам, щеголяя нарядами, соответствующими самым последним и наиболее возмутительным веяниям моды, демонстрируя себя и разглядывая других. Играя роли, и неважно, насколько опасным это может быть, потому что если вы не сделаете этого, значит, вы просто никто. В Высшем Обществе свои обязательства и наказания, и самое худшее из них - быть проигнорированным всеми. Боги и монстры, вчерашние мечты и завтрашние кошмары, яркие молодые штучки и улыбающиеся акулы в костюмах от Gucci, - все бросили все дела и явились в Аптаун, чтобы играть в свои порочные игры. Каждый за себя, и пусть дьявол схватит последнего.

Никто из них не выразил радости при виде меня, но я к этому привык. Казалось, неосознанно все они позаботились освободить мне побольше место. Я играю слишком грубо для их изысканного вкуса.

Я остановился в стороне от Клуба Калигула и с безопасного расстояния внимательно его изучил. Крупная и наглая неоновая вывеска занимала весь фасад величественного злания в стиле хай-тек, отражаясь разноцветными граффити на стекле и стали позади нее. Множество стилизованнох изображений сексуальных позиций и возможностей, часть которых заставила бы даже Маркиза де Сад расстаться со своим обедом. Жестокость и страсть, смешанные вместе, чтобы стать целым, гораздо худшим, нежели просто сумма его частей. Вы не придете в Клуб Калигуле ради удовольствия или даже волнения. Вы придете ради удовлетворения потребностей и вкусов, которые никто другой терпеть не будет.

И где-то внутри этого притона потной безнравственности и яростных удовольствий...был Уильям Гриффин, отец пропавшей Мелиссы.

Главный вход охранялся сатиром старой школы. Эдакий смуглый, совершенно не заслуживающий доверия красавец около пяти футов ростом с обнаженной волосатой грудью, лохматыми козлиными ногами и витыми рогами на лбу. Получеловек – полукозел, и с лошадиными причиндалами. Которые он без стеснения выставлял напоказ. Ненавижу этих демонов-полукровок. Никогда не знаешь, насколько они опасны, пока они это не продемонстрируют и, как правило, - самым неожиданным и неприятным образом. Я подошел к нему, словно имея полное право здесь находиться, и он широко мне улыбнулся, демонстрируя крупные кривые зубы.

- Привет, моряк. Добро пожаловать в Клуб Калигула. Ищешь приключений, не так ли? Боюсь, здесь только члены, хотя, их я и имею в виду. Вы крепко стоящий член, сэр?

- Кончай, - сказал я. -Ты знаешь, кто я такой.

- Ну конечно, сердечный друг. Разве тебя кто-то не знает? Но у меня есть приказ, и пустить тебя внутрь – это более, чем плохо для моей работы, даже если ты – королева соственной персоной. Руководство очень строгое, и это нравится большинству членов. Я - мистер Подножка, и мимо меня ничто не пройдет.

- Я - Джон Тэйлор, и я вхожу, - сказал я. - Ты это знаешь, и я это знаю, так неужели есть необходимость делать это неприятным, а, возможно, и очень жестоким способом?

- Извини, мой сладкий, но приказ есть приказ. Тебе не были бы здесь рады меньше, будь ты санитарным иеспектором. А теперь будь хорошим мальчиком, беги раздражать кого-нибудь другого. Пропустить – это более, чем плохо для моей работы. Ты же не хочешь, чтобы старый сатир опустился на колени и умолял тебя, правда?

- Я представляю Гриффина в этом деле, - сказал я. - Поэтому отойди, или я попрошу его купить это место и поджечь твою пушистую задницу.

- Угроз меня не беспокоят, моряк. Я их наслушался.

- Могу пройти прямо по тебе, - предложил я.

Мистер Подножка неожиданно увеличился в размерах, настолько быстро, что я вынужден был отступить, чтобы не быть раздавленным. Он вымахал на десять футов, с широкими плечами, массивной грудью и мощными руками, заканчивающимися жуткими когтями. От него несло кровью и мускусом, и из того, что теперь покачивались прямо перед моим лицом, было совершенно ясно, что он был возбужден перспективой неминуемого насилия. Он мне ухмыльнулся, а когда заговорил, его голос прогремел, как гром.

- Все еще думаешь, что можешь проскочить, человечек?

Что-то большое и похожее на хобот дергалось у меня перед носом. Поэтому я вытащил из кармана мышеловку, которую держу там по совершенно законным причинам, и позволил ей захлопнуться. Сатир взвыл, как сирена, обхватил обеими руками свою гордость и радость и рухнул передо мной на тротуар. Он сжался, быстро вернувшись к своему нормальному размеру, будучи не в силах концентрироваться из-за боли, а я счел самым подходящим пнуть его в голову. Он благодарно потерял сознание, и я перешагнул через его вяло шевелящиеся копыта и вошел в Клуб Калигула.

С некоторыми совершенно невозможно разговаривать.

Вестибюль был большим и гулким, с белым кафелем на полу и потолке. Наверное, чтобы было легче стерать пятна и потеки. Никакой мебели или обстановки, лишь простая стойка с торчащей за ней девочкой-подростком усталого вида, полностью погруженной в недельной давности выпуск Unnatural Inquirer. Фойе явно не было предназначено, чтобы сидеть и ждать. Оно было тем, через что вы торопливо пробегаете по пути туда, где вас уже заждались. Я встал перед стойкой, но администратор не обратила на меня внимания. Заголовок в газете гласил «Принцесса Диана Обязана Посетить Темную Сторону». И внизу помельче «Следите за своей королевой-матерью. Мы Платим за Фотографии!!!»

- Давай поболтаем, - сказал я администратору. - Или я подожгу твою газету.

Она швырнула газету на стол и сердито посмотрела на меня сквозь многочисленный пирсинг. Тот, что был вставлен в левый глаз, должен был быть очень болезненным. - Добро пожаловать в Калигулу, сэр. Я здесь для того, чтобы все проходили мимо меня. Я не обязана была этим заниматься, знаете ли. Я могла бы стать врачом. Если бы только имела медицинское образование. У сэра есть конкретные пожелания, или ему бы хотелось, чтобы я порекомендовала что-то особенно ужасное?

Я немного отвлекся, потому что с другой стороны вестибюля открылась дверь, и толпа в основном обнаженных людей прошла мимо стойки, даже не взглянув на меня. Судя по их оживленной болтовне, они уходили с одной вечеринки и были на пути к другой. На тела некоторых были вживлены куски разноцветной кожи, и оставалось только думать, что случилось с донорами. На талах других были клочки меха или куски металла. Из глазниц одних смотрели глаза животных, у других были поворачивающиеся камеры. Были такие, чьи ноги имели три сустава, а руки состояли из четырех, или лица были не только спереди, но и сзади головы. У некоторых были оба набора половых органов, или ни одного, или было нечто, что я даже не назвал бы гениталиями. В основном, сборище хвастунов. Они быстро прошли и скрылись за другой дверью в дальнем конце вестибюля. Я посмотрел на администратора.

- Я ищу кое-кого, - сказал я.

- Как и все мы? Как только мне в когти попадется подходящий папочка, это место не увидит даже следа от моей розовой маленькой попочки. Сэр имеет в виду какое-то конкретное лицо?

- Уильям Гриффин.

- А, этого, - малолетний администратор скорчила гримасу. - Его давно не было. Он больше не появляется. Кажется, для него мы были недостаточно экстремальны.

Должен признаться, я был слегка изумлен при мысли о вкусах столь экстремальных, что даже Клуб Калигула не мог их удовлетворить. Какого черта надо было Уильяму Гриффину, чего он не мог найти его в таком месте, как это? Я все еще размышлял об этом, когда последние тусовщики вышли из дальней двери и присоединились ко мне около стойки. Жена Уильяма Глория была одета в кроваво-красный баск (basque – лиф в обтяжку от груди до талии, обычно с короткой юбкой), усыпанный лезвиями, ботфорты из выделанной человеческой кожи и черную удавку вокруг стройной шеи, ощетинившуюся стальными шипами. Необыкновенно большая змея обвилась вокруг ее плеч и спускалась вдоль длинной темной руки. Когда Глория остановилась передо мной, змея подняла голову и понимающе посмотрела на меня. Я слегка пошлепал ее по голове. Мне нравятся змеи.

- Прошу прощения за свой наряд, - сказала Глория спокойным хрипловатым голосом. - Снова моя очередь играть Королеву Греха, а когда вы Госпожа Пира, от вас ожидают и соответствующего наряда. Во всем виновата Дайана Ригг. Клянусь, есть целые поколения, которые никогда даже не видели ее в том эпизоде «Мстителей». Я искала возможность поговорить с вами, мистер Тэйлор.

- Правда? Как мило.

- Я знала, что в поисках Уильяма вы придете сюда. Я думаю, у нас найдется...кое-что полезное, что мы могли бы рассказать друг другу.

- И почему это меня не удивляет. Вы первая.

- Не здесь, - Глория посмотрела на адмирнистратора-подростка. – Персоналу доверять нельзя. Они продают информацию СМИ.

- Тогда нужно лучше платить нам, - сказала администратор, и снова спряталась за своим таблоидом. Глория игнорировала это и повел меня через вестибюль к боковой двери, которая была почти невидима, пока не подойдешь вплотную. Открыв дверь, она ввел меня в то, что была очень похоже на кабинет адского дантиста. Повсюду были неприятные стальные инструменты, все на месте, а над креслом, оснащенным тяжелыми кожаными привязными ремнями, болталось с полдюжины бормашин. Стоял сильный запах антисептика и недавнего страха. Думаю, разного происхождения. Глория плотно закрыла дверь и повернулась к ней спиной.

- Служба безопасности вот-вот узнает, что вы здесь. Я заплатила нужным людям, так что какое-то время у нас есть, но гарантировать, насколько долго, я не могу.

- Расскажите мне про Уильяма, - сказал я. - И почему он пришел сюда.

- Он привез меня сюда прямо после свадьбы. Мое членство было его свадебным подарком. Это не было сюрпризом. Я знала все о его вкусах еще до того, как мы поженились. Меня это не волновало. Меня всегда больше интересовала власть. А Уильяму было все равно, кто об этом знает. Он был всюду и делал все, чтобы найти...ну, удовольствие, я думаю. Хотя, возможно, удовлетворение подошло бы лучше. Он пришел сюда, чтобы испробовать все самое худшее. Бондаж и наказания, порка и клеймление, что-то такое. Удивительно, сколь много наказаний может впитать бессмертное тело. Насколько я могла видеть, он так и не получил от всего этого то, чего хотел, но он чувствовал необходимость быть наказанным. И я никак не могу понять, почему. В некоторых вопросах он может быть очень скрытным. В конце концов, того, что здесь есть, ему стало недостаточно, и он ушел. А я осталась.- Она медленно улыбнулась. – Мне здесь нравится.

- Вы не разделяете вкусы Уильяма? – спросил я.

- Я же сказала, что делаю все это ради власти. И я никогда не испытывала дефицита мужчин по вызову, с которыми я могла бы быть жестокой и вообще помыкать, как того пожелаю. Стойкие мужественные мужчины мечтают удовлетворить любую мою прихоть, жаждут страдать и проливать кровь, лишь бы заслужить мой малейший одобрительный кивок. Чтобы поклоняться мне, как божеству. И все эти приятные изменения дал мне Гриффин-Холл. Иеремии и Maрии же достаточно того, что я просто последняя женщина Уильяма. Даже слуги не удосужились запомнить мое имя. Никто не ожидал, что я буду последней так долго.

- Но теперь вы бессмертны, - сказал я, - вы – часть семьи.

- Вы и правда так считаете? Но вы ошибаетесь. Я никогда не была допущена к семейному бизнеса, хотя я бы справилась в этом гораздо лучше Уильяма, - потому что семейный бизнес только для тех, кто является Гриффином по крови. Более того – мне не разрешается заниматься или иметь в собственности хоть что-то, что может помешать или конкурировать с бизнесом или интересами Гриффинов. А они на Темной Стороне охватывают практически все. Поэтому я терплю, пока терпится, а когда устаю, то прихожу сюда, чтобы поиграть в...то, чем – как я думала, выходя замуж за Уильяма - я должна стать.

- Вы когда-нибудь любили его? –прямо спросил я.

- Он выбрал меня. Хотел меня. Сделал меня бессмертной и очень богатой. Я был очень благодарна ему. Полагаю, что благодарная ему до сих пор. Но любить... не знаю. Узнать Уильяма очень трудно. Он никого не пускает внутрь. Ни разу, даже во время нашей самой интимной близости, он не открыл для меня ничего значимого. Я вышла за него замуж, потому что ... в компании с ним было хорошо, он был щедрым, а еще потому, что я становилась старовата для подиума. Срок годности супермоделей весьма ограничен. Я могла бы его полюбить, если бы хоть на мгновение посчитала, что он любит меня.

- А вашу дочь, Мелиссу?

- Будь у меня хоть один шанс ее полюбить. Но Иеремия отнял ее в тот же день, когда мы с Уильямом показали ее ему. И мы ничего не смогли возразить. Я не смогла его остановить. Уильям, к его чести, попытался, даже повысил на отца голос и сказал ему все, что о нем думал. Единственный раз на моей памяти, когда Уильям возразил своему отцу. Но, конечно, он не смог ничего поделать...так что это не принесло ему ничего хорошего. Иеремии Гриффину «нет» не говорят.

- Вы можете рассказать мне что-нибудь о ее исчезновении? – спросил я. - Я могу сохранить это в тайне. Гриффинам вовсе не обязательно знать все, что я обнаруживаю в ходе расследования.

- Он все равно узнает, - равнодушно ответила Глория. - Он всегда все узнает. Я удивлена, что нам удалось так долго держать в секрете ее существование. Вероятно, он просто не мог поверить, что его собственный сын может бросить ему такой вызов... Спрашивайте, что хотите, Мистер Тэйлор, а я расскажу вам все, что смогу. Потому что...мне просто все равно. Уильяма, похоже, совершенно не волнует, рядом я или нет, так что, наверное, моя жизнь с ним все равно подходит к концу. Вот только вряд ли я знаю что-то важное. Для меня исчезновение моей дочери такая же загадка, как для всех остальных.

- Вынужден заметить, вы не кажетесь слишком расстроенной ее пропажей, возможно – похищением, а может быть, даже убийством, - сказал я. – Вас и правда не волнует, что с ней произошло?

- Не судите меня слишком строго, мистер Тэйлор. Мелисса только называется моей дочерью. Ее воспитывал Иеремия, не подпуская меня даже на расстояние вытянутой руки. Много лет Мелисса не хотела иметь со мной ничего общего. А теперь...мне кажется, что она намерена завладеть долей Уильяма в наследстве. Ну и моей, конечно.

- Некоторые верят, - сказал я осторожно, - что взрослый внук для Гриффина может означать смерть.

- Вряд ли, - сказала Глория. - Это просто очередная байка. О Гриффине всегда ходили легенды, но точно никто ничего не знает.

- А Уильям в это верит?

- Однажды попробовал. Именно поэтому он хотел ребенка.Чтобы получить оружие против отца.

-Уильям желал смерти отца?

- Смерти или ухода, потому что только так Уильям мог получить самостоятельность. Наконец, освободиться...хотя бы чтобы делать то, чего я не могу вам сказать. Возможно, даже он сам этого не знает.

- Вы хотите, чтобы я нашел вашу дочь? Учитывая, что если я верну ее целой и невредимой, она сможеть лишить вас с Уильямом наследства?

- Найдите ее, - сказала Глория, устремив на меня пристальный взгляд своих спокойных темных глаз. - Ничего, что она никогда меня не любила. Нельзя любить незнакомого человека. Но я дала ей жизнь, кормила ее, держала на руках... Найдите ее, мистер Тэйлор. А если кто-то осмелится причинить ей боль...убейте их, не спеша.

- Где, по вашему, я мог бы найти Уильяма?

Глория улыбнулась. - И вот так вы заканчиваете со мной. Я рассказала вам все, что знала, а вы не сказали мне ничего. Вы такой замечательный частный детектив, Мистер Тэйлор.

- А вы ни о чем меня и не спрашивали.

- Нет, - сказала Глория. – Не спрашивала, не так ли? Если вы хотите найти Уильяма...попробуйте Проект Аркадия.

А змея, обвивающая ее плечи, смотрела на меня и, казалось, беззвучно смеялась, как будто знал что-то, чего я не знал.

Как и Клуб Калигула, Проект Аркадия был известен мне по своей репутации, но насколько все говорили о том, что делается в Калигуле, никто ничего не знал о содержании Проекта Аркадия. Самое частное место Темной Стороны - считают одни. Многие заходять внутрь, но не все они выхожят, - говорят другие. Даже его местонахождение было тайной, известной только нескольким доверенным лицам, и это там, где все тайны вселенной открыто продаются на каждом перекрестке. Но я могу найти все. Это моя работа.

Я запустил свой дар и осмотрел Темную Сторону сквозь свой третий глаз, моего частного сыщика. Сквозь ночь брели огромные силы, древние и ужасные Сущности, которые никто не видит и никто не ждет, но они были слишком велики, чтобы заметить такую мелочь, как я. Я сосредоточился на том, что ищу, и мой Взор пронесся по улицам и переулкам Темной Стороны, чтобы, наконец, нырнуть в узкий темный переулок, куда большинство подойти исключительно для того, чтобы выбросить мусор или случайное тело.

Он был не просто далеко от Аптауна, с равным успехом он мог находиться в другом мире. Здесь не было частных клубов и ресторанов, лишь двери с облупившейся краской и засиженные мухами окна, тусклые полуперегоревшие неоновые вывески и дочери сумерек с колючими холодными взглядами на каждом углу, торгующие своими просроченными товарами. Это место, где не продается ничего, изначально не принадлежавшего кому-то другому, где предлагаемые удовольствия и развлечения оставляют во рту неприятный привкус и даже грабители ради собственной безопасности ходят парами.

Я достаточно легко его обнаружил и теперь осматривал из относительно безопасной ярко-освещенной улицы. Свет не мог глубоко проникнуть в горячие душные тени, но я был уверен, что слышал, как что-то скребется в темноте за его границами. Воздух был спертым, влажным и каким-то созревшим. Вероятнее всего, созревшим для засады. Вытащив из кармана мертвую саламандру в пластиковом шаре, я хорошенько ее потряс, и из шара вырвалось яркое серебряное сияние, освещая переулок впереди. Что-то шарахнулась прочь от резкого нового источника света, спеша укрыться в безопасной темноте. Я двигался по переулку медленно и осторожно, внимательно следя, куда я ставлю ноги, и, наконец, добрался до простой зеленой двери в грязной каменной стене слева от меня. На двери не было не только вывески, но даже ручки, но это было то самое место. Одна-единственная точка доступа в Проект Аркадия. Я осторожно исследовал дверь, не прикасаясь к ней, но, похоже, это была просто обычная дверь. Она была не заперта, в ней не было мин-ловушек или проклятий - мой дар заметил бы их. Поэтому я просто пожал плечами, положил руку на дверь и толкнул.

Дверь легко отворилась, и я чуть не закричал, когда в переулок упал ослепительно яркий свет. Я напрягся, готовый ко всему, но ничего не произошло. Был только золотой солнечный свет, теплый, свежий и сладкий, как летний день, наполненный запахами леса, поля и поймы. Я осознал, что продолжаю держать шар с саламандрой, с его болезненным, посредственным свечением, и спрятал его в карман. А потом шагнул вперед, в свет, и зеленая дверь медленно закрылась за моей спиной.

Я стоял на склоне огромного, поросшего травой холма, и передо мной открывался вид, от которого у меня перехватило дыхание. Насколько я мог увидеть, а может быть, и вообще в бесконечность, тянулись поля и луга. С одной стороны были раскидистые леса с высокими темными деревьями, у подножия которых прокладывал себе дорогу поток чистой искрящейся воды, пересекаемый здесь и там простыми и старомодными каменными мостами. Сон о старой Англии, какой она никогда не была, но какой могла бы быть, - счастливой и удовлетворенной, под ярко-голубым небом прекрасного летнего дня. Мягкий порывистый ветерок принес мне аромат цветов, травы и растительности, богатый, как духи. Пели птицы, слышалось тихое жужжание насекомых, и было так здорово просто снова стоять в солнечном свете после стол ь долгого перерыва.

Это и была великая тайна, которую никогда не доверят недостойным из опасения, что она будет осквернена - Аркадия.

Единственная тропинка начиналась прямо от моих ног. Череда уложенных в траву квадратных каменных плит вела вниз по склону. Я направился, осторожно переступая с плиты на плиту, как по ступеням великого зеленого моря. Тропинка обогнула склон холма, а затем пошла вдоль реки, где я разглядывал пикирующих и парящих птиц и порхающих бабочек и улыбался, глядя на снующих вокруг меня маленькие лесные существ, не потревоженных присутствием человека. Абсолютно белые лебеди величественно плыли вниз по течению, склонив ко мне головы, когда я проходил мимо.

Наконец я свернул за угол, и там, на берегу реки передо мной были мои отец и мать, свободно полулежащие на поросшем травой берегу, а рядом с ними, на клетчатой скатерти, разложено содержимое плетеной корзинки для пикника. Мой отец, Чарльз, был в белом костюме, он лежал, вытянувшись, и улыбаясь, смотрел, как моя мать, Лилит, одетая в белое платье, бросает уткам кусочки хлеба. Я издал какой-то звук, моя мать оглянулась и ослепительно улыбнулась мне.

-О, Чарльз, посмотри, кто здесь! Джон пришел, чтобы к нам присоединиться!

Отец приподнялся на локте и осмотрелся, а когда он меня увидел, его улыбка стала еще шире.

- Как хорошо, сынок, что ты к нам пришел. У нас пикник. Есть ветчина, сыр, яйца по-шотландски, сосиски и все, что ты любишь.

- Присоединяйся, дорогой, - сказала мать. - Мы ждали тебя.

Я, спотыкаясь, подошел и сел между ними. Отец успокаивающе сжал мое плечо, а мать передала мне чашку свежего чая. Я знал, что он должен быть с молоком и двумя кусочками сахара, именно так, как я любил. Какое-то время я сидел, наслаждаясь моментом, и одна часть меня хотела остаться здесь на всю оставшуюся жизнь. Но я всегда не слишком прислушивался к этой части себя.

- Мне так много хотелось тебе сказать, папа, - сказал я наконец. - Но все не хватало времени.

- Здесь у тебя есть все время мира, - ответил отец, снова лежа на спине и глядя в летнее небо.

- И, несмотря на все, что случилось, мне бы хотелось узнать тебя, мама, - сказал я Лилит.

- Тогда оставайся здесь, с нами, - сказала она. - И мы можем быть вместе навсегда и даже дольше.

- Нет, - сказал я с сожалением. - Потому что вы говорите только то, что мне бы хотелось от вас услышать. Потому что все вокруг не реально, и вы тоже. Мои родители ушли, и навсегда потеряны для меня. Это - Аркадия, страна Вечного лета, где мечты могут сбываться, где все счастливы, и каждый день происходит что-то хорошее. Но у меня есть дела, которые нужно сделать, люди, с которыми нужно встретиться, потому что это то, что я делаю, и то, что я есть. И кроме того, моя Сьюзи будет ждать моего возвращения домой. Она, может быть, и психованный оружейный маньяк, но она - мой психованный оружейный маньяк. Поэтому, я должен идти. Моя жизнь не может быть такой совершенной, но, зато она реальная. И до сих пор я никогда не подводил клиента.

Я встал и пошел прочь по каменной тропинке. Я не оглядывался, чтобы не видеть, как тают и исчезают мои отец и мать. Возможно, потому, что мне нравилось думать, что они вместе, на пикнике на берегу реки, навечно и еще на один день, наконец-то счастливы.

Тропинка какое-то время шла вдоль берега реки, а затем резко повернула и привела меня к поросшему травой склону холма с кусочком леса, прямо и гордо возвышающемся на фоне неба. Я услышал впереди голоса, громкие, радостные, временами разражающиеся смехом. Было похоже на детей. Когда я подошел достаточно близко, то смог увидеть Уильям Гриффина, удобно разлегшегося на травянистом склоне и разглядывающего величественный вид, а друзья его детства рядом с ним играли, смеялись и бегали под бесконечной солнцем страны Вечного лета.

Я узнал некоторых из них, потому что они были друзьями и моего детства тоже. Мишка Косолапый, четырехфутовый игрушечный мишка, в своих знаменитых красных тунике и брюках и его ярко-синем шарфе, хороший друг и смелый товарищ каждого мальчишки. Рядом с Мишкой его друг Козел-Мореход в длинном серо-голубом плаще, человекоподобный, но с крупной козлиной головой и длинными витами рогами. Они были героями книг моего детства, и каждый из нас в своем воображении переживал чудесные приключения с Мишкой и Козлом... Здесь были Белка Пушистый Хвост, Барни – Мальчик на Батарейках, и даже Бип и Бастер - мальчик и его противоположность. Были и другие – игрушки размером с ребенка и антропоморфные животные в человеческой одежде не по росту, и счастливые, улыбающиеся существа из тех, которые мы, вырастая, всегда забываем. Правда, мы никогда не забудем их полностью, не сможем забыть то, что действительно имеет значение. Они все вместе играли вокруг Уильяма Гриффина, спорили, весело болтали, смеялись и гонялись друг за другом. Старые товарищи, а иногда единственные настоящие друзья ребенка.

Когда я подошел, все резко остановились и оглянулись. Они выглядели не испуганными, а просто любопытными. Уильям медленно сел и посмотрел на меня. Я поднял руки, показывая, что они пусты, а я пришел с миром. Уильям прижал колени к груди, поверх них посмотрел на меня и, наконец, устало вздохнул.

- Вам лучше уйти, - сказал он игрушкам и животным. - Это будет взрослый разговор. Вам будет только скучно.

Все кивнули и исчезли, как сон, которым они и были. За исключением Мишки Косолапого и Козла Морехода, которые остались на месте и задумчиво смотрели на меня спокойными и понимающими взглядами. Козел Мореход вытащил из кармана пальто бутылку водки и сделал длинный глоток.

- Отлично, - хрипло произнес он. - Мы настоящие. В некотором роде. Пора к этому привыкнуть.

- Немного осталось тех, кто нас помнит, - сказал Мишка. – Теперь мы стали легендами и живем в Шэдоус-Фолл, который является концом для каждой истории. Мы ездим на Темную Сторону ради тех, кто все еще нуждается в нас.

- Ага, точно, - подтвердил Козел, громко рыгнув. - Я прихожу сюда, чтобы просто посмотреть, а еще ради крупицы мира и покоя. И бесплатного питания. Ты - Джон Тэйлор, не так ли? Вероятно, ты закончишь как легенда о себе самом, после того, как пройдет достаточно много времени после твоей смерти, и люди забудут о тебе реальном. И тогда Шэдоус-Фолл останется для тебя единственным подходящим местом, нравится это тебе или нет. Могу тебе сказать, что там тебе не понравится. И поаккуратней с Уильямом. Он с нами. Испорти его день, и я засуну тебе эту бутылку так глубоко, что тебе понадобится опытный проктолог со спелеологическими снастями, чтобы ее извлечь.

- Не обращай на него внимания, - с нежностью сказал Мишка Косолапый. - Просто он такой, какой есть.

Они направились в темный лес, продолжая дружеский спор. Они, кажется, были не совсем такими, какими я их запомнил. Я подошел и сел рядом с Уильямом.

-Так это и есть Проект Аркадия, - сказал я. - Здорово. Вид мне очень нравится.

-Что вам нужно, Тэйлор? - спросил Уильям. - И как вы узнали, что найдете меня здесь? Предполагалось, что здесь никто не сможет тревожить меня.

- Это дар, - ответил я. – А Глория указала мне верное направлении. По-моему, что она беспокоится о вас.

Уильям коротко фыркнул кратко. – Тогда это впервые.

- Что вы здесь делаете? – мое любопытство было искренним. И почему… с ними?

- Потому что у меня никогда не было детства, - ответил Уильям. На меня он не смотрел. Он не отрывал взгляда от открывающегося вида, а может быть, видел что-то еще у себя в голове, у себя в прошлом. – Все время насколько я могу вспомнить, единственное, что интересовало моего отца, - это подготовить из меня своего наследника и преемника. Только так он мог быть уверен, что все, построенное им, продолжит существовать даже без него. Он хотел, чтобы я был его подобием. Не моя вина, что я им не был и никогда не буду. Иеремия Гриффин только один, что, наверное, и к лучшему. Но даже когда я был маленьким, у меня не было достоточно времени, чтобы играть, чтобы быть самим собой. Мне никогда не разрешали иметь настоящих друзей, потому что им нельзя доверять. Они могут оказаться шпионами многочисленных врагов моего отца. Всегда была лишь работа, работа и работа. Бесконечные уроки, по семейным делам и семейным обязанностям. Книги и комиксы были единственным способом убежать от всего этого. Я жил только в своих снах, в простой и счастливой реальности собственного воображения. Единственном месте, которое на самом деле было моим, куда мой отец не мог добраться, чтобы испортить или отнять.

Я не смог бы остановить его рассказ, даже если бы попытался. Он долгие годы держал это закупоренным внутри себя, и он готов был рассказать это любому, кто его здесь найдет. Потому что ему ужасно нужно было кому-то это рассказать...

- Вот почему подростком я занялся бодибилдингом, - продолжал Уильям Гриффин, по-прежнему не глядя на меня.- Так о я мог хоть как-то контролировать свою жизнь, даже если это касалось всего лишь формы моего тела. К тому времени я знал, что не гожусь для руководства семейным бизнесом. Я знал это задолго до того, как узнал отец. Мне нравилось думать... что возможно, я бы мог добиться каких-то меньших побед, будь я предоставлен самому себе. Если бы у меня была возможность выбрать свой собственный путь, следовать своим собственным интересам. Но Гриффин не мог допустить, чтобы его сын был чем угодно, но только не великим.

Тогда я был просто возвеличенным сусликом, вынужденным заниматься тем, что мой отец не мог доверить никому, кто не является членом семьи. Мы оба делали вид, что я что-то из себя представляю, но всем было ясно, что ... я лишь проводник его политики, но да поможет мне Бог, если я хоть когда-нибудь осмелюсь принять хотя бы малейшее самостоятельное решение. Я перекладывал бумаги с места на место, говорил с людьми голосом моего отца, и с каждым днем умирал все больше и больше. Вы хоть представляете себе, что это значит для бессмертного? Умирать по частям, и так – на века...

Какое-то время я заполнял свою жизнь тем, что потакал собственным чувствам и слабостям... Я был членом, должно быть, каждого частного клуба Темной Стороны - по очереди или одновременно. Перепробовал все, что они могли мне предложить и...всех. Но покуда это отвлекает, оно никогда не может удовлетворить.

Он резко повернулся, чтобы взглянуть на меня, и его глаза были мрачными, злыми и опасными. - Вы не должны никому об этом рассказывать, Тэйлор. О том, что я здесь. С друзьями. Людям этого не понять. Они сочтут меня слабым и попытаются этим воспользоваться. А мой отец... он действительно этого не поймет. Сомневаюсь, что ему в жизни было хоть что-нибудь нужно. В самом деле, невозможно представить, что и у всемогущего Иеремии Гриффина когда-то была такая обычная и уязвимая вещь, как детство. Это - единственное, что у меня есть, и в чем он не принимал участия. Единственное место, где я могу быть свободным от него.

- Не волнуйтесь, - ответил я. - Вашему отцу вовсе незачем об этом знать. Он нанял меня разыскать Мелиссу, а не вас. Меня же интересует только то, что вы можете мне рассказать о вашей дочери и ее исчезновении.

- Я хотел быть ей отцом, - глаза Уильяма снова стали потерянными и далекими. - Хорошим отцом, не таким, как Иеремия. Я хотел, чтобы у нее было детство, которого никогда не было у меня самого. Но он ее забрал, и после этого мне было разрешено ее видеть лишь тогда, когда так скажет Иеремия. По-моему, Мелисса воспринимает его как своего настоящего отца. Своего папу. Я потратил годы, пытаясь дотянуться до нее...но даже когда я выбирал время посещения так, чтобы не было Иеремии, получалось так, что Мелиссы тоже никогда не было. Она всегда только вышла... Гоббс предан моему отцу телом и душой. Он бегает по Залу, и мимо него никто не проскочит. В конце концов ... я просто прекратил попытки.

Он посмотрел на меня, и его лицо приняло какое-то побитые, сломленное выражение. – Знаете, во мне нет ненависти к моему отцу. Не надо так думать. Единственное, чего он всегда хотел, - это то, что считал для меня лучшим. И так долго...все, чег мне хотелось, так это чтобы мой отец мог мной гордиться.

- Как и любому сыну, - сказал я.

- А ваш отца? Он вами гордился?

- В конце концов, - ответил я, - думаю, да. Когда для нас обоих было уже слишком поздно, чтобы что-то изменить. Вам известно о моей матери...

Уильям впервые улыбнулся. – О вашей матери на Темной Стороне известно каждому. Все мы кого-то потеряли в Войне Лилит.

- Вы верите, что Мелисса была похищена? - прямо спросил я.

Он тут же отрицательно покачал головой. Ему даже не пришлось раздумывать. - Как при всей нашей безопасности она могла быть похищена из Гриффин-Холла? Но так же точно она не могла и убежать. Она никак не мог выбраться из Поместья, чтобы никто этого не заметил. И куда ей бежать, куда она могла пойти, где никто не будет знать, кто она такая? Кто-то обязательно сдал бы ее либо за вознаграждение, либо нашим врагам в качестве способа воздействия на Отца.

- Если только в этом не замешан кто-то из членов семьи, - осторожно заметил я. - Либо, чтобы помочь ей бежать, либо чтобы создать помехи системе безопасности, чтобы ее могли забрать...

Уильям снова покачал головой. – В семье у нее друзей нет, разве что, за исключением Павла. И никто не рискнет создавать помехи системе безопасности, которая нас же защищает.

- Кто мог осмелиться похитить Мелиссу Гриффин?

- Не знаю. Но вот что я вам скажу, Джон Тэйлор, - я убью любого, кто ее обидит. Даже Гриффина.

- Даже если он может потерять ... все, когда ей исполнится восемнадцать?

Уильям коротко рассмеялся, хотя и не очень весело. - О, вы уже слышали эту историю, не так ли? Забудьте. Чушь все это. Городская легенда. Будь это правдой, мой отец убил бы Мелисса и Павла, как только узнал об их существовании. Он всегда был способен на трудные, необходимые, плохие поступки, независимо от того, кому они причинят боль. Даже если ему самому. Мой отец - очень практичный человек. Неважно, кто и что говорит, но я не собирался запугивать его Мелиссой. Я просто хотел, чтобы у меня было что-то мое. Мне следовало знать, что он никогда этого не допустит.

- Тогда почему ваш бессмертный отец составил завещание?

- Хороший вопрос, - сказал Уильям. - Я никогда не знал о первом завещании, не говоря уже о втором. Мой отец не может умереть. Он никогда не опустится до подобной заурядности и слабости. - Он снова прямо посмотрел мне в глаза. - Найдите мою дочь, мистер Тэйлор. Чего бы это ни требовало, и чего бы ни стоило.

- И кому бы это ни причинило вред? – уточнил я. - Даже если это семья?

- Особенно, если это семья, - ответил Уильям Гриффин.

- Вы что, все еще не закончили? – громко спросил Козел Мореход. – Нам с Мишкой уже надоело слоняться вокруг.

Уильям Гриффин нежно улыбнулся своим друзьям, и на мгновение стал выглядеть кем-то совершенно другим. Мишка Косолапый крепко его обнял, а Козел Мореход протянул бутылку водки. Уильям сделал большой глоток, вернул бутылку и глубоко вздохнул.

- Трудно сказать, что из этих двух вещей утешает меня больше, - печально сказал он.

- Тебе нужно просто хорошенько просраться, очистить систему, - мудро заметил Козел Мореход. – После этого все выглядит лучше.

- Только не делай это где попало, - добавил Мишка Косолапый.

ГЛАВА ШЕСТАЯ. К ВОПРОСУ О РЕПУТАЦИИ

Я узнал множество внутренних тайн самой загадочной семьи Темной Стороны, но ни на шаг не приблизился ни к тому, чтобы найти Мелиссу, ни к пониманию того, что же с ней произошло. Никто не хотел о ней говорить – им хотелось говорить только о себе. До этого я не осознавал, насколько сильно я стал зависеть от своего поискового дара, помогающего мне разбираться в делах. Мне давно уже не приходилось вести расследование жестко и честно - задавая вопросы и поступая в соответствии с ответами. Но могу сказать, круг поиска сужался, хотя я еще не мог понять – вокруг чего. Все, что я мог - это продолжать копать и надяться, что если я буду задавать достаточно щекотливые вопросы, кто-то проговорится о том, чего я знать не должен. Я спросил Уильяма, где мне найти его сестра Элеонору, а он пожал плечами и сказал «Попробуйте в Чайной Гекаты». Я должен был сообразить. Чайная Гекаты - лучший водопой для всех обедающихсветских дам Темной Стороны.

Я прошел назад сквозь длинный зеленый сон Проекта Аркадия и вернулся в привычный кошмар освещенных неоном улиц и гостеприимных теней. Солнечный свет благоприятен не каждому. Чайная Гекаты - одно из самых дорогих, эксклюзивных и экстравагантных бистро на Темной Стороне – расположена в самом сердце Аптауна. Изысканная блестящая обстановка, где лучшие половины богатых и знаменитых мужчин могли бы собраться вместе, чтобы поболтать, посплетничать и позлословить в адрес тех своих товарок, кому не посчастливилось быть среди них в этот момент. Есть длинный список желающих туда попасть, и достаточно малейшего нарушения этикета, чтобы вам отказали. Но никто никогда не жаловался, потому что было множество претенденток, жаждущих на других посмотреть и себя показать. И здесь никогда не было проступка настолько тяжкого, что достаточно крупный чек не мог бы все исправить.

Я изучал это место с безопасного расстояния, наблюдая из теней переулка, как нескончаемый поток лимузинов с водителями скользит по улице, чтобы остановиться в стороне строго охраняемой входной двери и высадить дам, чьи лица известны всем по газетным страницам, посвященным жизни звезд, и желтой прессе. Цвет общества Темной Стороны, в потрясающих платьях и с соответствующим макияжем, настолько увешанные драгоценностями, что усилия требовал даже малейший жест.

Неоновая вывеска над дверью Чайной Гекаты была оформлена настолько вычурно, что ее почти невозможно было прочесть, и все здесь прямо дышало прошлым. Нет ничего более модного, чем возвращение старого стиля. Я воспользовался Взглядом для проверки систем безопасности, и, конечно же, все здание было окружено накладывающимися друг на друга слоями разнообразной защитной магии - от проклятиий, изменяющих форму, до заклинаний, отправляющих прямо в Ад. Были там и всевозможные охранники, тактично скрытые камуфлирующими чарами, и два крупных господина, стоящих в элегантных смокингах у входной двери, правда, у обоих на лбу были татуировки боевых магов. По виду, бывшие САС. Даже папарацци держались на очень почтительном расстоянии.

Что ж, драка или запугивание здесь не сработают. Значит, остаются блеф и забалтывание, что, к счастью, всегда было моей сильной стороной. Моя репутация всегда была более впечатляющей, чем я сам, и все потому, что я вложил в нее много труда. Я вышел из переулка и направился к двери. Два джентльмена в смокингах заметил мое приближение, сразу меня узнали и встала перед дверью, загородив мне дорогу. Вышибала всегда остается вышибалой, независимо от того, во что вы его одели. Я остановился перед ними и улыбнулся, словно меня в этом мире ничего не волнует.

- Привет, парни. Я представляю Гриффина и хочу поговорить с его дочерью Элеонорой.

Такого они не ожидали. Они посмотрели друг на друга, переговариваясь беззвучным способом, известным всем вышибалам, а потом снова посмотрели на меня.

- И вы можете как-то это доказать, сэр?

- Стал бы я ссылаться на поддержку Гриффина, не будь ее у меня? - возразил я.

Они обдумали это, кивнули и отступили в сторону. Моя репутация может быть тревожащей, но репутация Гриффина была откровенно страшной. Я миновал дверь и прошел в Чайную с таким видом, как будто делаю им одолжение одним своим появлением. Когда дело доходит до взглядов на кого-то свысока, первым делом стоит отомстить. Гардеробщицей была дружелюбная на вид зомби, одетая в черное бюстье и ажурные чулки, подчеркивающие ее мертвенно-бледную кожу. Из мертвых получаются самые лучшие слуги - они гораздо меньше дерзят. Она очень любезно предложила взять мое пальто, но я сказал, что так не считаю.

Однако, я взял ее номер телефона. Для Мертвеца.

Я шагнул сквозь бисерную занавеску в главный Чайный Зал, но громкий гул болтовни не прервался ни на мгновение. Обедающие Дамы каждый день видели людей пострашнее и поважнее, чем я. Выжидая, я медленно брел между переполненными столами. Несколько человек встали и вышли, сдержанно, но быстро направляясь к заднему выходу. К подобному я привык. Чайный Зал был весь из стекла и стали, с отделкой в стиле ар-деко (art deco - декоративный стиль, популярный в 20-30-е годы 20-го века; отличается яркими красками и геометрическими формами), одну его стен полностью занимал длинный ряд навороченных кофе-машин, из тех, которым потребуются века, - то есть немного дольше, чем вы на самом деле сможете терпеть, - чтобы, наконец, снабдить вас чашкой, наполненной ароматной пеной. Я всегда предпочитал чай, а не кофе и, желательно, заваренный настолько крепко, чтобы, когда вы закончите его помешивать, на ложке оставались следы.

Между столиками изящно носились официанты, красивые, молодые парни и девушки, на которых из одежды были только воротнички и манжеты, предположительно, чтобы они чего-нибудь не пролили. Богатые, и поэтому очень важные дамы кучками сидят вокруг своих столиков, не обращая внимания ни на что, кроме собственных разговоров, громко смеясь и визжа и размахивая вокруг себя руками, чтобы всем было ясно, что они лучше всех проводят время. В задней части зала располагались несколько кабин для встреч более частного характера, но ими пользовались немногие. Единственная цель, ради которой приходили в Чайную Гекаты - доказать, что вы достаточно богаты и важны, чтобы быть допущенным в столь престижное собрание.

(Но только попробуйте появиться там после того, как вы развелись, разорились или лишились наследства, и посмотрите, как быстро перед вашим носом захлопнутся двери.)

Все женщины, разодетые в пух и прах, хрипло болтали, напоминая множество великолепных созданий из городских джунглей, распивая чай и кофе с тщательно отставленными мизинцами. Все они, не стесняясь, гладили и ласкали обнаженную плоть официантов, подходящих и отходящих с чашками свежего чая и кофе, а красивые молодые вещи механически улыбались, но не прекращали движения. Все они знали, что ласка могла превратиться в пощечину или затрещину по любой причине или вообще без таковой, как и то, что клиент всегда прав. Все столы был переполнены, дамы теснились в таких условиях, которые они никогда и нигде еще не стали бы терпеть. Это и были легендарные Обедающие Дамы, хотя нигде не было заметно ни малейшего следа самого обеда. Ведь во время еды невозможно выглядеть так хорошо и подтянуто, особенно в таких условиях. Фоном служила классическая музыка, но я едва мог ее разобрать сквозь шум громких голосов.

Вскоре я заметил Элеонору Гриффин, сидящую за столом в самом в центре зала, (конечно же), где каждый мог хорошенько ее рассмотреть. На ней было длинное, элегантное платье изумрудно-зеленого цвета, отделанное безупречными бриллиантами, и черный шелковый галстук с единственным шлифованным изумрудом на горле. Даже в этом собрании профессионально красивых женщин, было в ней нечто, что выделяло ее среди остальных. Не просто вкус или изящество, поскольку здесь у каждой были если ни они, то хотя бы их подобие. Возможно, это было то, что Элеонора, казалось, прикладывала меньше усилий, чем все остальные, потому что ей и не приходилось. Элеонора Гриффин был настоящей, а для женщин, которым приходилось тяжело потрудиться, чтобы быть тем, чем они были, нет ничего более угрожающего, чем это. Она была красива, спокойна и аристократична, не прикладывая к этому никаких усилий. Три отличные причины для этого круга, чтобы возненавидеть кого угодно. Но ее стол был больше большинства других, и его окружали женщины, которые явно приложили значительные усилия, чтобы появиться хотя бы наполовину такими же впечатляющими, как Элеонора. Круг «друзей», регулярно собирающихся вместе, чтобы поболтать, посплетничать и попрактиковаться, превосходя друг друга. Дамы, у которых не было ничего общего, кроме кругов, в которых они вращались, которые держались вместе только потому, что от них этого и ожидали.

Трудно дружить с кем-то, кто может исчезнуть в любой момент в результате развода или общественного осуждения, и больше его не будет ни видно, ни слышно. И когда они исчезают из вашего круга, единственное, что вы чувствуете - это облегчение, что на этот раз пуля пролетела мимо...

Некоторые лица за столом Элеоноры были мне знакомы. Там была Иезавель Рэкхам, жена Большого Джейка Рэкхема. Высокая блондинка с великолепной грудью и лицом слегка недоразвитого ребенка. Большой Джейк имел долю в каждом секс-бизнесе, действующем на Темной Стороне, большом или маленьком. К слову, до того, как он на ней женился, Иезавель была одной из его основных тружениц, но, конечно, больше об этом никто не вспоминает. Если дорожит своими коленными чашечками. Иезавель сидела за столом, как ребенок среди взрослых, следя за беседой, но даже не пытаясь принять в ней участие, и внимательно наблюдая за остальными, чтобы знать, когда смеяться.

Была там и Люси Льюис, прелестная, изящная и с экзотической ориентацией, в роскошном уголоно-черном платье в тон ее волосам и глазам. Жена Аптаунского Тэффи Льюиса, прозванного так потому, что он владеет большей частью земли, на которой стоит Аптаун. Что означало, что только от его доброй воли зависит, останутся ли в бизнесе все знаменитые клубы, бары и рестораны. Тэффи никогда и ничего не сдавал в аренду дольше, чем на двенадцать месяцев сразу, а о регулировании арендной платы он даже не слышал. Люси была известна тем, что знала все самые свежие сплетни, никогда не заботясь, кому причиняет боль. Даже если они сидели прямо рядом с ней.

Салли ДиВоур была замужем за Марти ДиВоуром, в основном, называемого Проглот (в оригинале - Devour -жадно есть;глотать, давясь), но только не в лицо. Никто никогда не мог доказать, чем Марти зарабатывает на жизнь, но если кто-то когда-то сможет, будет очередь из желающих вздернуть его на ближайшем фонаре. Салли - большая и рыжая, с громким голосом и еще более громким смехом. Когда люди боятся, они всегда говорят громче. Салли была четвертой миссис ДиВоур, и никто бы не поставил на то, что она будет последней.

И с этими женщинами обедает Элеонора. Лично я предпочел бы поплавать среди акул с привязанной к шее дохлой коровой.

И конечно, ни одна из них не пришла сюда в одиночку. Их вторые половинки никогда не позволят им передвигаться самостоятельно – мало ли что с ними может случиться. Они должны быть защищены от всего, в том числе - от избытка неправильных развлечений. Собственность всегда должна быть под надзором. Поэтому телохранители и сопровождающие всех дам сидели за столиками в отдельном ряду, заботливо установленном в сторонке. Они ничего не пили и не ели, просто сидели с равнодушными лицами и пустыми глазами и ждали, вдруг произойдет что-то, что даст им повод причинить кому-нибудь боль. Коротая время, они тихо и отрывочно переговаривались друг с другом. Интересно, что Элеонора приехала сюда в сопровождении своей последней игрушки, роскошного молодой человек по имени Рамон. Рамон был завсегдатаем таблоидов, сфотографированный под руку то с одной богатой женщиной, то с другой. С ним не разговаривал ни один из телохранителей или сопровождающих. Они были профессионалами. Профессионалом, но по-своему, был и Рамон. Он сидел, пялясь в пространство с великолепной небрежностью, возможно, уже рассчитывая новое место в Чайном Зале, откуда появится его следующий талон на питание. Я почувствовал смутноел разочарование. Элеонора могла бы выбрать что-нибудь получше Рамона.

Я направился прямиком к столу Элеоноры, и за каждым столом, мимо которого я проходил, стихали и замолкали разговоры, ведь женцины пытались разглядеть, куда я направляюсь и с кем собираюсь разговаривать. К тому времени, когда я добрался до Элеоноры, в Чайном Зал установилась полная тишина, все головы были повернуты, а шеи вытянуты в нашу сторону, чтобы увидеть, что произойдет. Все телохранители напряглись. Впервые я смог четко услышать играющую в Зале классическую музыку. Как назло, струнный квартет играл Моцарта. Я остановился позади Элеоноры, позвал ее, и она отвлеклась, чтобы обернуться и посмотреть на меня.

- О-о, - протянула она. - Это вы, Тэйлор. - Небрежная скука в голосе ее была произведением искусства. - Пресловутый Джон Тэйлор. Опять. Как это скучно...

- Мы должны поговорить, - я постарался, чтобы мои слова прозвучали резко и таинственно, чтобы избежать отказа.

- Сомневаюсь, - голос Элеоноры оставался спокойным и равнодушным. -Я занята. Может быть, в другой раз.

Чайный Зал такое любит. Женщин за столом Элеоноры едва не обмочились, молча и выпученными глазами извиваясь от возбуждения при виде того, как она столь небрежно осадила этого недостойно, но очаровательно опасного Джона Тэйлора. Она не смогла произвели на них впечатления сильнее, даже если бы нагадила рубинами.

- Есть кое-что известное вам, что мне нужно знать, - продолжил я, играя свою роль до конца.

- Какая досада,- сказала Элеонора. И отвернулась от меня.

- Вашему отцу пришлось рассказать кое-что весьма интересное насчет вас, - сказал я в ее спину и чуть улыбнулся, увидев, как она напряглась. - Поговорим, Элеонора. Или я расскажу это все присутствующим.

Она снова повернулась и принялась холодно меня разглядывать. Я блефовал, и она должна быть уверена в этом, ведь она не могла рисковать. Для Обедающих Дам выявленные слабые места являются питательной средой, и они бросаются на них, как пираньи на сырое мясо. А кроме того, я должен был быть поинтереснее ее нынешнего общества. Поэтому ей необходимо со мной поговорить и попытаться выяснить, что именно мне известно, рассказав мне взамен как можно меньше. Я мог видеть все это на ее лице...потому что она мне это позволила.

- Если я должна, значит, должна, - сказала она, аристократка оказывающая любезность прислуге. Она мило улыбнулась женщинам, сидящим за ее столом и сгорающим от любопытства. - Простите меня, мои дорогие. Семейные дела. Вы знаете, как это бывает.

Женщины улыбались, кивали и говорили в ответ все, что подобает в таких случаях, но было ясно, они не могли дождаться, когда мы отойдем, чтобы начать про нас сплетничать. Все глаза в комнате не отрывались от нас, пока я вел и усаживал Элеонора в частную кабину в глубине зала. Потом разговоры в Чайном Зале медленно начались снова. Телохранители расслабились за своими столами, несомненно, вздохнув с облегчением, что им не пришлось в конце концов со мной связываться. Рамон следил за мной холодными, темными глазами, а его лицо абсолютно ничего не выражало. Я сел напротив Элеоноры.

- Что ж, - сказал я, - всегда мечтал встретиться с вами здесь.

- Нам и вправду нужно поговорить, - для убедительности она наклонилась вперед. - Но вы понимаете, что я не могла, чтобы это выглядело слишком простым делом для вас.

- Да, конечно, - ответил я, не понимая, к чему она клонит.

- Мне бы не хотелось, чтобы вы решили, что я готова разговаривать с кем попало.

- Боже упаси.

- Посмотрите на них, - сказала она, указывая на свой стол. - Чирикают, как птицы, как же - я осмелилась возражать пресловутому Джону Тэйлору. Если бы я этого не сделала, к завтрашнему дню сплетники уложили бы нас с вами в постель. Некоторые из них в любом случае так и сделают - просто потому, что это хорошая история.

- Боже упаси, - повторил я, и она пристально посмотрела на меня. Я усмехнулся, неожиданно она улыбнулась в ответ. Она немного расслабилась и откинулась на спинку стула.

- С вами легче общаться, чем я думала, мистер Тэйлор. И наконец-то мне будет с кем поговорить.

Я жестом указал на Рамона, сидящего за своим столом. – А разве с ним вы не разговариваете?

- Не могу ручаться, что с Рамоном есть о чем поговорить, - сухо ответила она. - Во многом он еще совсем ребенок. Довольно симпатичный, и с ним приятно поиграть, но без царя в голове. Я предпочитаю использовать моего пупсика именно так. Весь смысл мальчиков для забавы как раз в том и состоит, что какое-то время вы с ними играете, а когда от них устаете, то переходите к следующей игрушке.

- А вашего мужа это не беспокоит? – спросил я.

- Я не для этого вышла замуж за Марселя, - прозаично констатировала Элеонора. - Папа хочет, чтобы я была замужем, потому что в некоторых вопросах он по-прежнему слишком старомоден. Полагаю, ничего удивительного для того, кто родился так давно, как он. Вы можете забрать из прошлого бессмертие, но... Папа верит, что женщиной всегда должен руководить мужчина. Сначала отец, потом муж. А поскольку сейчас у милого Папочки есть более важные занятия, значит, это должен быть муж. Похоже, ему и в голову не приходило, что я выхожу замуж лишь за тех мужчин, у которых хватает здравого смысла вдали от Гриффин-Холла делать так, как им говорят. Я бы вообще не выходила замуж, если бы не было необходимости поддерживать с Папой хорошие отношения...

- Я вышла замуж за Марселя, потому что мне с ним весело. Он очаровательный, воспитанный и компанейский... и он не предъявлет никаких требований. У него своя жизнь, у меня своя, и вместе им не сойтись. В прошлом, в родном времени Папы, это называлось бы «браком по расчету». А в наши дни просто удобное решение проблем. О чем вы хотели со мной поговорить, мистер Тэйлор? Папа не рассказывал вам обо мне ничего интересного, поскольку я приложила массу усилий, чтобы быть уверенной, что ничего интересного он обо мне не узнает.

- Вы бы удивились, узнав то, что мне известно, - я сказал это только потому, что должен был хоть что-то сказать. - Я все еще пытаюсь проверить наличие повода у каждого из членов семьи Гриффинов, поэтому у меня есть некоторые предположения о том, кто мог похитить Мелиссу и почему.

Элеонора пожала плечами. – На самом деле, мы все не такие уж сложные. У Папы его бизнес, Мамочка живет, чтобы быть Королевой, Уильям убегает и прячется, когда Папа не смотрит, Мелисса – лицемерная заноза в заднице, а моя радость и гордость, мой дорогой маленький Павел не выходит из своей спальни. Вот в двух словах и все о Гриффинах.

- А что насчет вас? Кто вы такая, Элеонора Гриффин?

Как и ее брат, начав говорить, остановиться Элеонора уже не могла. Из нее наружу полезло все. Возможно, потому, что ей уже очень давно не с кем было поговорить по душам, не было человека, которому она моглы бы доверить свои секреты, и который бы их сохранил и не стал никому передавать... того, кому плевать на все это.

- У Папы всегда не хватало времени для меня, - хотя она смотрела на меня, ее взгляд был далеко, в прошлом. - Он очень старомоден. Его наследником и компаньоном по семейному бизнесу мог быть сын, но не дочь. Поэтому мне пришлось быть в большем одиночестве, чем когда-либо доводилось Уильяму. Мамочка тоже не слишком беспокоилась обо мне. Мы с Уильямом были ей нужны только как дань моде. Вот меня и воспитывала череда нянь, репетиторов и наемных компаньонок, которые все отчитывались Папе. Я не могла доверять никому из них. Я выросла, не надеясь ни на кого, кроме самой себя, и ни на кого, кроме себя любимой, не огляглядываясь. Совсем как Папа.

- За годы я перебрала множество вещей, пытаясь найти для себя что-то интересное, что могло бы мне помочь скоротать время... Когда ты бессмертен, у тебя появляется слишком много времени, которое необходимо заполнить. Я испробовала политику, религию, шопинг...но все это приносило лишь кратковременное удовлетворение. На данный момент я решила просто наслаждаться своими деньгами и положением и быть счастливым пожирателем лотоса, праздным мечтателем. Наверное, это звучит ужасно мелко?

- А почему мальчики? – спросил я, тщательно избегая вопросов, на которые нет нормальных ответов. – К слову, не похоже, чтобы кто-то из них был надолго...

- По мере того, как года идут, а я не старею, меня все сильнее и сильнее тянет к молодым, - сказала Элеонора. – По-настоящему молодым, в отличие от моего собственного великолепного не стреющего тела. Несмотря на все, что я с ним делала. Меня страшат старение и старческие капризы, и я застряла на пол-пути... Постоянное воздействие молодых мыслей, мнений и моды помогает мне сохранять душевную молодость. Я никогда не буду такой, как Папа, который при всех своих годах и опыте как был изначально, так и остался просто средневековым спекулянтом. Бизнес есть бизнес, и не важно, в каком веке ты живешь. Может, он и перенял аристократические жесты, но в нем все равно осталось слишком много из прошлого. Он не способен к переоценке ценностей, даже если они сформировались века назад...я не хочу быть такой.

-Чего же вы хотите?

Она коротко улыбнулась. - Будь я проклята, если знаю, мистер Тэйлор. Мне бы очень хотелось унаследовать папины деньги, но не его дело. Я продам свою долю при первой же возможности. Но я не хочу закончить, как Уильям, погруженной в потакание собственным капризам. Он думает, что я не знаю, что он вытворяет в Клубе Калигула, но об этом знают все... Я хочу делать то, что имеет значение, и быть тем, кто что-то значит. Но никто и никогда не будет видеть во мне нечто большее, чем дочь Гриффина. Вы даже не представляете, какие ограничения накладывают богатство и власть.

- Бедная богатая девочка, - серьезно сказал я. - Есть все, кроме счастья и душевного спокойствия.

Она впилась в меня взглядом. - Вы издеваетесь, мистер Тэйлор. А ведь любой присутствующий здесь мог бы вам сказать, что это очень опасное занятие.

Я улыбнулся. – Опасность – это мое ремесло.

- Да ладно... Что вам нужно, мистер Тэйлор?

- Ну, для начала, я хочу, чтобы вы называли меня Джон. Дальше...я хочу найти Мелиссу. Убедиться, что она в безопасности.

- И снова вернуть ее домой? Обратно в Гриффин-Холл?

- Если она захочет, - осторожно ответил я.

Мгновение Элеонора изучала меня. - Вы не думаете, что ее похитили, не так ли? Вы думаете, что она сбежала. Должна сказать, что меня это не удивляет. Но когда вы найдете ее, то не потащите ее назад против ее воли, потому что это будет против ваших принципов, верно?

- Точно, - сказал я.

Она ослепительно мне улыбнулась. – Вот за это вы мне нравитесь гораздо больше, Джон. Вы правда готовы бросить вызов прямо в лицо самому Гриффину? Он убивал людей и за меньшее. Возможно, вы действительно такой, каким о вас рассказывают.

- Нет, - ответил я. - Никто не может быть таким.

Она снова коротко рассмеялась. - Вы не представляете себе, как освежает разговор с кем-то...настоящим. Вам ведь наплевать на то, что я Гриффин, не так ли?

- Да, - честно ответил я. – В свое время мне приходилось справляться и с худшим.

- Да...наверное, приходилось. Вы ведь взялись за это дело не только ради денег, не так ли? Вы действительно хотите найти Мелиссу.

- Ну, - я был честен, - деньги помогли.

В этот момент мы оба оглянулись, потому что у входа в нашу кабинку появился Рамон. Он был высок, неплохо сложен под своим дорогим костюм и держался так, как будто какое-то время мог бы продержаться в драке. Он холодно уставился на меня, делая вид, что Элеоноры здесь нет.

- Ты кем себя возомнил, Тэйлор? Разгуливаешь здесь и раздаешь приказы, как будто имеешь на это право. Элеонора, ты не должна ничего ему говорить. Мне известна эта порода – ничего, кроме блефа и репутации.

- Таким ты и был? – ответил я. - Прежде чем понял, в какую тяжелую работу ты ввязался, и насколько легче выставить на продажу свое милое личико и манеры и продаваться за лучшую жизнь? Вернись назад за свой столик, как положено хорошему мальчику. Когда Элеонора будет готова, она придет и заберет тебя.

- Верно, Рамон, - сказала Элеонора. - Никто ни к чему меня не принуждает. Так мило с твоей стороны было побеспокоиться, но...

- Заткнись, - рявкнул Рамон, и Элеонора тупо на него уставилась, как будто он влепил ей пощечину. Рамон перевел взгляд на нее. – Дело совсем не в тебе. Дело во мне. Как по-твоему я выгляжу, когда ты не обращаешь на меня внимания, вместо этого улыбаешься и кокетничаешь с уличным подонком типа него?

- Рамон, - заговорил я, и что-то в моем голосе резко переключило его внимание снова на меня. - Я понимаю, что тебе необходимо показать себя с лучшей стороны перед своей женщиной и своей...ровней, но, серьезно, - не испытывай судьбу.

Он зарычал на меня, и в его руке неожиданно блеснуло лезвие длинного стилета. Он выглядел как оружие профессионала, и был, наверное, был спрятан в ножнах на предплечье. Рамон держал клинок так, как будто знал, что с ним делать, но я сидел неподвижно. Элеонора смотрела на Рамона так, словно никогда прежде его не видела.

- Какого черта ты здесь устроил, Рамон? Не глупи! Положи это немедленно!

Он проигнорировал ее, настолько был охвачен гневом и драматизмом момента. Чайный Зал притих, все смотрели на нас, на него, он это знал и это ему нравилось. Он громко хихикнул.

- Говорят, в тебе есть кровь оборотня, Тэйлор. Давай посмотрим, насколько ты будешь хорош против серебряного клинка. Думаю, ты будешь истекать кровью, как и любой другой, когда я отрежу твои яйца и заставлю тебя их сожрать.

Я встал, а он вопреки собственному желанию отшатнулся назад. Я поймал его взгляд и удержал несмотря на все попытки его отвести. Я шагнул из кабинки, и он, спотыкаясь, попятился назад, по-прежнему не имея возможности отвести глаза. Теперь он хныкал, когда из под его век начали медленно сочиться кровавые слезы. Серебряный стилет выскользнул из его онемевших пальцев, когда я взглядом сбил его с ног. В этот момент из ниоткуда, со стороны моей слепой зоны, появился один из телохранителей и швырнул чашку кофе прямо мне в лицо. Я закричал, когда обжигающая жидкость ошпарила мое лицо, временно меня ослепив. Я отчаянно возил руками по лицу, пытаясь протереть глаза, когда услышал шаги.

Выскочив из кабины, Элеонора пробежала мимо меня и встала между мной и Рамон. Я слышал, как она кричит на него и на кого-то еще, кого я пока что видеть не мог. Привычная властность ее голоса удерживала их на месте, но я не знал, как надолго. Я свирепо тер кулаками слезящиеся глаза, и, наконец, мое зрение вернулось. Лицо продолжало болезненно зудеть, но я не обращал на это внимания. Все телохранители выскочили из-за своих столов и сгрудились позади Рамона. Они, как акулы, почуявшие в воде кровь, не могли упустить шанса сбить спесь с пресловутого Джона Тэйлора. И, конечно, шанса выглядеть перед своими женщинами настоящими мужиками. Если бы им удалось свалить Джона Тэйлора, в будущем они могли бы сами назначать себе цену.

Они толкали друг друга, стремясь занять позицию получше, каждый рвался получить возможность надавать мне тумаков, но никто не хотел быть первым. У них не было оружия, но все они выглядели счастливыми в предвкушении маленькой драчки, жестокого избиения выскочки, который не знает свое место. Я выпрямился и пристально взглянул на них, и одного этого хватило, чтобы несколько из них отступили. Рамон вздрогнул, на его лице высыхали следы, оставшиеся от кровавых слез. Но уверенность быстро вернулась к нему, как только он понял, что второй раз свалить его взглядом у меня не получится. Элеонора по-прежнему стояла между мной и этой толпой, с руками, упертыми в бедра и высоко поднятой головой, и продолжала заслуженно их отчитывать.

- Этот человек - мой гость! Он под моим покровительством и под защитой моего отца! И я, черт возьми, буду разговаривать с теми, с кем мне нравится, Рамон!

- Он не должен здесь находиться, - голос Рамона охрип в предвкушении насилия. – Ему здесь не место.

- Как и ты, - холодно отрезала Элеонора. – Но, тем не менее, я привела тебя сюда. Хотя Бог знает, чем я думала и что я в тебе увидела. Убирайся, Рамон. Все кончено. И не смей даже возражать, или я не напишу тебе рекомендацию.

- Вот так просто? - сказал Рамон. - Как и все остальные? Нет...я так не думаю. Думаю, я оставлю тебе кое-что на память.- И он сильно ударил ее по лицу. Элеонора попятилась назад, прижимая ладонь к покрасневшей щеке. Рамон улыбнулся. - Ты не представляешь, как долго я мечтал об этом. А теперь с дороги. Ты же не хочешь, чтобы на твоем новом платье была кровь. – И он перевел холодный взгляд на меня. - Давайте, ребята, время веселиться.

Пока он говорил, я шагнул вперед и впечатал колено ему в пах. Он издал болезненный, задыхающийся звук и скорчился, после чего я нанес ему удар в затылок, помогая ему отправиться на пол. С гневными воплями группа телохранителей бросилась вперед и окружила меня. Удары летели со всех сторон сразу, и единственное, что я мог сделать, это опустить голову и принимать их на поднятые вверх плечи, а заодно сосредоточиться на том, чтобы оставаться на ногах. Если бы я упал, меня бы запинали. Не думаю, что они намеревались меня убить, опасаясь навлечь на себя гнев Гриффина, но чего не случается, когда играет кровь.

К счастью, они не привыкли действовать в группе. Большая часть работы телохранителя это защита клиента и запугивание один-на-один. В своем стремлении добраться до меня они мешали друг другу и слишком торопились наносить удары, чтобы думать о сотрудничестве. Я сосредоточился на том, чтобы засунуть руки в карманы своего плаща. Там я храню множество полезных вещей. Телохранители били меня кулаками и пинали ногами, но я не падал. Люди (и не только) пытались меня убить с тех пор, когда я был еще ребенком, но я все еще здесь.

Я вытащил из левого кармана вжжиикк-бац и швырнул его на пол. Оно взорвался во вспышке яркого света, и телохранители расступились, ругаясь и непрерывно моргая. Это дало мне необходимое время, чтобы вытащить из правого кармана маленькую коричневую человеческую кость и продемонстрировать ее телохранителям. Все они замерли, а я мерзко ухмыльнулся.

- Верно, ребята. Это кость-указатель. Все, что мне нужно, - это указать и сказать Слово, и на кого бы я ни указал, тот отправится домой в гробу. Так что забрайте то, что осталось от Рамона, и убирайся с моих глаз.

- Ты блефуешь, - сказал один из телохранителей, но в его голосе было слашно, что на самом деле он так не считает.

- Не будь идиотом, - сказал его сосед. - Это Джон, мать его, Тэйлор. Ему нет нужды блефовать.

Они подняли Рамона и выволокли его из Чайного Зала. Все дамы молча переглянулись, потом снова посмотрели на меня. Нескоторые, похоже, собирались аплодировать. Я повернулся спиной к залу, а Элеонора помогла мне снова сесть в кабинку. Я селс трудом, тяжело дыша. Болело почти везде. С возрастом переносить побои становится все сложнее. Но по крайней мере в этот раз я не лишился зубов. Это я ненавижу. Я убрал кость и посмотрел на Элеонору.

- Спасибо, что вступились за меня.

- Я бесконечно ненавижу и питаю отверащение к мужскому шовинизму, - сказала она. - Но вы были невероятно впечатляющи. Это подлинная кость-указатель аборигенов? Я всегда думала, что настоящую найти довольно трудно.

- Так и есть.

- То есть вы блефовали?

- Может быть, - сказал я. – Этого я никогда не скажу.

- Ваше лицо было сильно обозжено, - сказала она, внимательно меня разглядывая. - Я это видела. Но теперь все ожоги исчезли. И после такой драки любому потребуется «скорая помощь». Но не вам. В вас действительно есть кровь оборотня, мистер Тэйлор?

- Что-то вроде этого, - ответил я. – И - Джон, помните? Теперь, на чем мы остановились... Ах, да, Мелисса. Расскажите мне про Мелиссу, Элеонора.

Я никогда не узнаю, что она тогда рассказала бы мне, потому что нас снова прервали. На этот раз огромный громила затянутый в ярко-красную униформу курьера, отделанную золотой тесьмой. Было совершенно не похоже, что ему в ней удобно, и он исподтишка ежился, когда коротко поклонился Элеоноре, не обратив на меня внимания. Потом он с помпой вручил ей запечатанный конверт на серебряном блюде. Имени на конверте не было. Элеонора приняла его и взглянула на курьера.

- Отправитель ждет, - сказал тот грубым и совершенно не курьерским тоном. - Машина снаружи.

Элеонора вскрыла конверт и изучила находившийся в нем лист бумаги. Я наклонился вперед, но единственное, что я смог разобрать, так это то, что у нее в руках чье-то рукописное послание, автор которого явно никогда даже не слышал о чистописании.

- Ах, как это тоскливо, - сказала она, бросив послание на стол, как дохлую рыбу. - Кажется, мой дорогой Марсель снова влип в неприятности. Вы знаете, что он игрок? Конечно, знаете. Все знают. Понятия не имею, почему он так этим увлечен, у него никогда ничего не получалось. После того как Папа ясно дал понять, что больше не оплатит ни одного долга Марселя, его не пустят на порог ни одного уважаемого дома. Я думала, что это вобьет в него хоть немного здравого смысла, но мне следовало бы знать его лучше. Кажется, Марсель перебрался в эти мерзкие маленькие клубы, куда пускают абсолютно всех, и теперь делает свои долги там. И поскольку эти… люди достаточно умны, чтобы понять, что они не могут требовать с моего отца то, что проиграл Марсель, они, кажется, думают, что они могут давить на меня.

- Чего они хотят? – я говорил, не обращая внимания на гориллообразного курьера.

- Видимо, что, если я не пойду с курьером прямо сейчас в его, без сомнения, убогую маленькую машинку, чтобы обсудить условия погашения долгов Марселя, они будут посылать мне моего мужа по кусочкам, пока я не соглашусь. Умереть он не может. Теперь он бессмертен, как и я, но это означает лишь то, что его страдания могут длиться бесконечно...Это так хлопотно, но я, пожалуй, пойду.

- Это может оказаться не слишком разумным, - осторожно заметил я. – Ведь тогда у них будет два заложника, чтобы вымогать деньги у вышего отца. И если он не станет расплачиваться за Марселя, ему придется платить за вас.

- Они не посмеют мне угрожать! Или посмеют?

- Посмотрите на того, кого они послали в качестве курьера, - сказал я. – У меня не создалось впечатления, что эти люди занимаются чрезвычайно высококлассной деятельностью.

- Я должна идти, - сказала Элеонора. - Он мой муж.

- Тогда мне лучше пойти с вами, - сказал я. - У меня есть некоторый опыт в обращении с людьми такого сорта.

- Конечно, - ответила Элеонора. - Они ведь из вашего мира, не правда ли? Очень хорошо. Будьте рядом и постарайтесь выглядеть угрожающе и не мешать мне вести переговоры.

- Боже упаси, - согласился я. Я перевел взгляд на курьера, и он принялся тревожно елозить ногами. - Поговорим, - заявил я. - На кого работаешь?

- Я не должен отвечать на вопросы, - ответил громила с несчастным видом. – Отправитель ждет. Автомобиль снаружи. Это все, что я должен сказать.

- Но я - Джон Тэйлор, и я хочу знать. Так что отвечай, или я превращу тебя в чем-то маленькое, мягкое и прыгающее.

Курьер с трудом сглотнул, он не знал, что делать со своими руками. - Я работаю на Герберта Либби, - хрипло произнес он. - В «Бросай Кости» - это клуб, казино и бар. Это место высокого класса. Настоящая французская кухня и запрещено плевать на пол.

- Никогда о таком не слышал, - сказал я Элеоноре. - А я слышал обо всем существенном. Так что, давайте пойдем, поговорим с мистером Либби и объясним ему, что это была очень плохая идея.- Я пристально взглянул на курьера. - Веди. И не пытайся что-нибудь выкинуть. Мы шутить не будем.

Мы оставили Чайную Гекаты под акомпанимент множества сплетничающих голосов. Телохранители вернулись за свои столы и тихо дулись, но Обедающие Дамы были в экстазе. Годами в их жизнях не было так много впечатлений. Снаружи действительно ждала машина. Маленькая, черная машина без номеров, неуклюжая в окружении переливающихся лимузинов, она терпеливо ожидала даму. Одетые в униформу водители прекратили свои разговоры и передачу самокрутки по кругу и задрали носы перед громилой в костюме курьера. Шофер Элеоноры даже шагнул вперед и вопросительно поднял бровь, но Элеонора велела ему гнать лимузин домой, в Гриффин-Холл. Она доберется до дому сама. Шофер посмотрел на курьера, потом на меня, и я видел, что ему все это не нравится, но, как всегда, он сделал то, что ему было велено. Элеонора подошла к маленькой черной машине, встала около задней двери, и пристально смотрела на посланника, пока он не поспешил, чтобы открыть дверку перед ней. После этого она изящно скользнула на заднее сидение, а я - следом за ней. Курьер отвел душу, с силой захлопнув дверцу за мной, и уселся за руль.

«Бросай Кости», - холодно произнесла Элеонора, - и побыстрее. У меня есть и другие дела.

Гонец издал низкий, несчастный звук, и мы вырулили на дорогу.

- Уверена, это будет одно из этих убогих крохотных мест, с опилками на полу и подсобками, наполненными сигарным дымом, а картами настолько помятыми, что удивительно, как крупье может их тасовать, - сказала Элеонораа. – У Марселя, должно быть, действительно истощился запас притонов, если он докатился до мест, наподобие «Бросай Кости».

- Эй, - запротестовал гонец, - это хороший клуб. Там есть акустика и все такое.

- Следи за дорогой, - сказал я. – И все равно, это место дожно называться «Бросай Смерть» ( в оригинале – название клуба - Roll a Dice, Бросай Смерть - Roll a Die). Костей много, а смерть – всегда одна.

- Что?

- Заткнись и рули, - отрезал я.

Мимо нас двигалось множество машин, включая и то, что и машинами-то не было, ими управляли существа, которые даже внешне на людей не походили. На Темной Стороне нет ни светофоров, ни ограничений скорости. В результате управление автомобилем становится не столько путешествием, сколько эволюцией в действии. Большие охотятся на мелких, и выживают лишь сильнейшие, чтобы достичь своего назначения. Но, что примечательно, нас никто не беспокоил. Значит, кто-то должен быть выкинуть изрядное количество денег на достойную защитную магию для автомобиля. Громила расстегнул воротник и несколько верхник пуговиц своей курьерской униформы, чтобы лучше сосредоточиться на езде.

Вскоре мы оставили Аптаун позади и быстро свернули в темные, малолюдные улочки, где подлость и гниль были не столько стилем, сколько образом жизни. На Темной Стороне хватает аутсайдеров, и они коварнее, чем все остальные. Неоновое освещение исчезло, потому что это было совсем не то место, где бы вы захотели афишировать свое присутствие. Вас могут искать. Здесь располагались клубы и бары, о которых вам говорили на ухо, где все было позволено, потому что никого ничего не интересовало. Входи на свой страх и риск, занимайся своим делом и не лезь в чужие, и - как только игра закончилась - считай, что тебе повезло, если сумел выйти.

Наконец, машина, качнувшись, затормозила перед целым рядом грязных притонов, которые лишь на шаг отошли от какой-нибудь забегаловки. Пустые двери и закрашенные окна, и больше ничего, кроме безвкусных вывесок. «Покой-у-Рози», «Розовый Пеликан», «Бросай Кости». Громила-курьер выбрался из машины и направился в клуб, но потом вспомнил. Он поспешил назад, чтобы открыть заднюю дверь для Элеоноры. Для меня бы он этого делать не стал. Элеонора гордо прошествовала мимо него в клуб, не удостоив окружающее даже взглядом. Курьер поспешил распахнуть перед ней дверь, предоставив мне самостоятельно выйти из машины и захлопнуть за собой дверь. Громила превратил свой секретный стук в дверь в настоящее представление, и дверь распахнулась, выпустив гориллу в гигантском смокинге. Это была настоящая серебристо-черная горная горилла, а длинный розовый шрам через весь лоб показывал место вживления мозговых имплантантов. Она фамильярно кивнула курьеру, внимательно осмотрела нас с Элеонорой и на всякий случай хорошенько обнюхала нас обоих, прежде чем резко развернуться, чтобы провести нас в клуб. Дверь за нами захлопнулась без чьего-либо касательства, но, наверное, является стандартом для подобных районов.

Перед нами была беззвучная мрачная комната с закрытыми дверями. Стулья были составлены на столы, а колесо рулетки - накрыто тканью. Барная стойка была наглухо забрана тяжелой металлической решеткой. На голом деревянном полу нет опилок. Комната была пропитана запахами пота, дыма и отчаяния. Это было не то место, где люди играют ради удовольствия. Это было место для людей отравленных игрой, наркоманов, для которых каждая карта, каждый бросок кости или оборот колеса становились вопросом жизни и смерти.

Персонала не было. Даже уборщиков. Должно быть, владелец отправил всех по домам. Вероятно, мистеру Герберту Либби не нужны свидетели того, что может случиться здесь и сейчас, когда дочь Гриффина приехала к своему заблудшему мужу. Горилла провела нас через комнату в заднюю дверь и дальше вниз по крутой лестнице. Громила-курьер замыкал шествие. Мы оказались в голом каменном подвале - ярко освещенном помещении с голыми стенами, штабелями ящиков и составленных друг на друга коробок и горсткой людей, сгрудившихся вокруг одного, привязанного к стулу. Каменный пол вокруг стула был заляпан кровью. Человеком в кресле был, конечно, Марсель, или то, что от него осталось.

Он медленно поднял голову, чтобы взгянуть на Элеонору и меня. Возможно, он был рад и нас видеть, но по той мешанине, в которую превратили его лицо, судить было трудно. Его глаза заплыли, нос был сломан и свернут набок, а губы полопались и кровоточили. Левое ухо было отрезано. Левое плечо и рубашка на груди были пропитаны кровью. Дыхание Марселя было медленным и тяжелым, прерывавшимся низкие стоны боли, а полухрапящими звуками из покалеченного носа. Элеонора, издав тихий потрясенный звук, устремилась вперед, но я схватил ее за руку и удержал на месте. Не было никакого смысла с самого начала игры давать этим отморозкам то, чего они добивались.

Один из бандитов, стоявших полукругом позади кресла, шагнул вперед, и в нем легко можно было определить босса, Герберта Либби. Он был крупным и крепким, с заросшими жиром мускулами, квадратным, жестоким лицом и бритым черепом, чтобы скрыть растущую лысину. Дорогой костюм на нем смотрелся так, словно его только что накинули, а крупные кисти руки оттягивали золотые и серебряные кольца. Он выглядел как человек, который любил себя побаловать, желательно - за чужой счет. На его руках была кровь, красным были насквозь пропитаны и манжеты рубашки. Он легко улыбнулся Элеоноре, но улыбка была холодной, она не коснулась его глаз. Он игнорировал меня, зато взглянул на громилу в костюме курьера.

- Чарли, я сказал тебе вернуться с Элеонорой Гриффин. Что здесь делает Джон Тэйлор? Разве я просил тебя возвращаться с Джоном Тэйлором?

Под пристальным взглядом босса курьер жалко съежился. – Ну-у, нет, мистер Либби, но...

- Тогда что он здесь делает, Чарли?

- Я не знаю, Мистер Либби! Он вроде как...сам себя пригласил.

- Мы поговорим об этом позже, Чарли. - Либби наконец-то соизволил меня заметить. Он коротко кивнул, но не улыбнулся. - Мистер Джон Тэйлор. Что ж, мы польщены. Добро пожаловать в мой личный маленький вертеп. Боюсь, что прямо сейчас вам не удастся увидеть нас в лучшем свете. Мы с ребятами немного увлеклись, выражая Марселю наше неудовольствие. Мне нравится думать о себе как о менеджере практического типа... А являясь владельцем «Бросай Кости», я воспринимаю очень близко к сердцу, когда какой-то аристократишка-извращенец является сюда с единственной целью – обжулить меня, лишив моих кровно заработанных...

- Мой муж не жулик, - решительно вмешалась Элеонора. - Возможно, он худший игрок из всех, которые когда-либо рождались на свет, но он не жулик.

- Он пришел сюда, чтобы играть, не имея ни денег для покрытия ставок, ни средств, чтобы погасить свои долги, - сказал Либби. - Я называю это жульничеством. И никто не может обжулить меня и выжить, чтобы этим похвастаться. Мне нравится думать о себе, как о человеке разумном и понимающем, но я не могу позволить никому уйти, обманув меня. Это плохо скажется и на бизнесе, и на моей репутации. Поэтому мы и воспользовались Марселем, чтобы отправить сообщение всем и каждому, кто может решить, что может смыться, не заплатив долг. Кстати, что вы здесь делаете, мистер Тэйлор?

- Я с Элеонорой, - ответил я. – По просьбе ее отца слежу, чтобы она вернулась домой целой и невредимой.

- Гриффин собственной персоной! Должно быть, так увлекательно вращаться в столь высоких кругах! - Либби снова оскалил зубы в акульей улыбке. - Вы оба с ним сделали себе имя на Темной Стороне, как люди с которыми очень опасно пересекаться. Но знаете что, Мистер Тэйлор? Здесь, внизу, репутация Аптауна ничего не значит. Здесь вы можете делать все, что хотите, если сможете с этим уйти. Это мир, где собаки пожирают собак, и я – главный пес.

- Если бы я знал, я бы принес вам немного печенья, - радостно завил я. – Могу покидать палочку, если хотите.

Остальные бандиты тупо уставились на нас. С мистером Либби так не разговаривают.

- А вы забавный, - бесстрастно произнес Либби. – У нас здесь много таких побывало. Но я смеюсь последним.

Он схватил Марселя за окровавленный подбородок, заставив поднять разбитое лицо, чтобы мне было лучше видно. Марсель тихо стонал и не сопротивлялся. Из него выбили всяческое сопротивление.

- Мы здесь всяких повидали, - сказал Либби, поворачивая лицо Марселя, чтобы полюбоваться работой. - Они приходят в мой клуб, большие наглые и самодовольные, спускают все свои деньги в карты, кости или за рулеткой, а когда наступает момент истины, - сюрприз, - у них нет денег. И они надеются, что я буду разумным. Что ж, разумно то, что является рациональным, мистер Тэйлор. Я предоставил Марселю кредит на более длительный, чем обычно, срок, потому что он меня заверил, что его тесть покроет его долги. Однако, когда я по вполне разумным мерам предосторожности обращаюсь с этим к мистеру Гриффину, он это отрицает. Он, в сущности, ведет себя со мной довольно грубо. Так что, если Марсель не может заплатить, а Гриффин не будет...где, спрашивается, мне получить мои деньги?

- Дайте догадаюсь, - ответил я. - У вас есть план.

- Конечно. У меня всегда есть план. Вот почему я главный на этой помойке. Я собирался показать Элеоноре, что я сделал с ее мужем-голодранцем, а потом отправить ее домой к Папочке с ухом мужа в коробке, чтобы она смогла выпросить достаточную сумму, чтобы избавить его от дальнейших мучений. Отцы часто более снисходительны к своим дочерям, нежели к зятьям, особенно, когда дочери плачут.

- За это мой отец вас освежует, - твердо сказала Элеонора. – Марсель – член семьи.

Либби пожал плечами. – Если хочет, пусть присылает сюда своих шестерок, мы будем возвращать ему их по кускам. Никто не смеет беспокоить нас на нашей территории. А теперь, на чем я остановился... Ах, да, изменения планов. Вы с Марселем останетесь здесь, а мистер Тэйлор вернется в Гриффин-Холл, чтобы вымолить у вашего отца сумму, достаточную для выкупа ваших жалких жизней. И мистеру Тэйлору лучше быть очень убедительным, потому что я совершенно уверен, что даже бессмертной умрет, если его достаточно мелко нарезать...

- Вы правда думаете, что сможете одолеть Гриффина? - спросил я.- Он может послать сюда целую армию.

- Ну и пусть, - ответил Либби. - Ни он, ни ему подобные ничего не знают о жизни здесь. Мы здесь все вместе. Собака пожирает собаку, но каждый - против пришлого. Если Гриффин явится сюда не один, то найдет настоящую армию, чтобы его встретить. И никто не дерется грязнее нас. Я гарантирую вам, мистер Тэйлор: если Гриффин примет бой, я вымещу свое недовольство на Элеоноре и Марселе, и он сможет слушать их крики всю обратную дорогу до Гриффин-Холла. А то, что я от них оставлю, он не захочет даже получить. Так что, ему придется заплатить, чтобы избежать расходов на войну, победить в которой он не сможет. В конце концов, он же бизнесмен. Такой же, как я."

- Мой отец совершенно не такой, как вы, - голос Элеоноры резанул его ножом. - Марсель, ты слышишь меня, дорогой?

Каким-то образом Марсель нашел в себе силы, чтобы выдернуть подбородок из руки Либби и повернуть окровавленное лицо, чтобы взглянуть на Элеонору. Его голос был медленным, невнятным и наполненным болью.

- Тебе не стоило сюда приходить, Элеонора. Сервис ужасен.

- Зачем ты пришел сюда?

- Мои ставки больше нигде не принимают. Твой отец об этом позаботился. Так что, на самом деле, это все - его вина.

- Тише, дорогой, - сказала Элеонора. – Мы с мистером Тэйлором заберем тебя отсюда.

- Хорошо, - ответил Марсель. - Место действительно пошел ни к черту.

Либби с левой хлестнул его по лицу, достаточно сильно, чтобы в воздух взлетели свежие брызги крови. Элеонора издала какой-то шокированный звук. Она не привыкла к такой небрежной жестокости. Я посмотрел на Либби.

- Не делайте этого снова.

Либби автоматически поднял руку, чтобы ударить Марселя еще раз, только для того, чтобы замешкаться, когда что-то в моем взгляде до него дошло. Он резко покраснел, а его рука опустилась. Он не привык к препятствиям для своих желаний. Он взглянул на гориллу-курьера.

- Чарли, подведи сюда леди, чтобы она могла получше рассмотреть, что мы сделали с ее лучшей половиной.

Курьер схватил Элеонору за руку. Она откуда-то вытащила маленький серебряный балончик и брызнула его содержимым в лицо громилы. Он взвыл и рухнул на пол, вцепившись обеими руками в глаза. Я взглянул на Элеонорау, а она сладко улыбнулась.

- Слезоточивый газ с добавлением святой воды. Мама дала. Девушка всегда должны быть готова ко всему, - сказала она. -В конце концов, бывают времена, когда девушке просто не хочется, чтобы к ней приставали.

- Точно, - сказал я.

Либби прямо-таки по-собачьи на нас зарычал, прежде чем восстановил самообладание. - Я видела вас в действии, мистер Тэйлор, во время Войны Лилит. Более чем впечатляюще. Но это было тогда, а сейчас – это сейчас, и это - мое место. Из-за характера моего бизнеса я счел необходимым установить здесь все виды защитной магии. Лучшее, что можно купить за деньги. Здесь не происходит ничего, чего не хотел бы я. Здесь, на моем месте, нет никого больше меня.

- Игорный притон, пропитанный скрытой магией?- сказал я. – Скажу вам, я потрясен, прямо шокирован. Вы мне еще расскажите, что ваши азартные игры совершенно честные.

- Игроки приходят сюда только тогда, когда из всех прочих мест их выбросили, - сказал Либби. - Они знают, что мои шансы лучше, но не могут себе позволить обращать на это внимание. И здесь никогда не было игрока, который бы не знал, что он был достаточно хорош, чтобы победить даже в нечестной. Но хватит милой болтовни, мистер Тэйлор. Пора делать дело. Вы контролируете Элеонору, пока я вырезаю приличный кусок Марсель, который вы отвезете Гриффину. Как вы считаете, что ему будет легче идентифицировать - палец или глаз?

- Не трогай его, - предупредил я. - Или будут...последствия.

- Здесь вы ничто, - свирепо заявил Либби.

- И чтобы закончить эту тему, я, наверное, что-нибудь отрежу и Элеоноре тоже, - чтобы вы отвезли ее отцу.

Он поднял правую руку, показывая мне зажатый в ней скальпель, и улыбнулся. Остальные бандитов ухмылялись и подмигивали друг другу, предвкушая зрелище. Тогда я тоже поднял руку, демонстрируя им кусок человеческой кости, который я показал в Чайной Гекаты. Все замерли.

-Это,-сказал я, - аборигенская кость-указатель. Очень старая и очень простая магия. Я показываю – вы умираете. Итак, кто первый?

- Это мое место, - Либби по-прежнему улыбался. - Я защищен, а ты блефуешь, Тэйлор.

Я ткнула костью в сторону Либби и пробормотал Слова, и он упал на пол уже мертвым.

- Не всегда, - сказал я.

Оставшиеся головорезы посмотрели на мертвое тело своего бывшего босса, посмотрели на меня, потом посмотрели друг на друга. Один из них присел рядом с Либби и попытался нащупать пульс. Он поднял голову и покачал головой, и остальные тут же бросились проверять карманы Либби. Мы их больше не интересовали. Я продолжал держать их под прицелом кости-указателя, пока Элеонора, вытащив откуда-то изящный маленький дамские ножик, перерезала веревки, привязывавшие Марселя к стулу. Он попытался встать, но ноги его не держали, и он упал вперед, прямо в объятия Элеоноры. Она удержала его, пока я тоже его не подхватил, и мы вместе наполовину вывели - наполовину вынесли его из подвала в основной зал «Бросай Кости». Преследовать нас никто не пытался.

- Значит, в Чайном Зале вы не блефовали, - сказала Элеонора, когда мы направлялись на выход.

- Вроде того, - ответил я. – Правда, я никогда ей раньщше не пользовался. И не был полностью уверен, что это именно то, что я думаю. Я стащил ее много лет назад у старого слепого Пью.

Элеонора посмотрела на меня. – И что бы вы стали делать, если бы она не сработала?

- Импровизировать, - ответил я.

Элеонора привела машину громилы обратно к Чайной Гекаты, а оттуда вызвала лимузин, чтобы отвезти Марселя в Гриффин-Холл. Я намекнул, что «скорая помощь» подойдет гораздо лучше, но Элеонора даже слушать не захотела. В Поместье ему будет безопаснее, а все остальное неважно. Марсель был бессмертным, а значит, умереть не мог, а в привычной обстановке исцеление пойдет быстрее.

- И, кроме того, - сказала Элеонора, - семья Гриффин держит свои тайны внутри себя.

В течение считаных минут прибыл лимузин и увез Марселя. Шофер в ливрее даже бровью не повел при виде состояния Марселя. Мы с Элеонорой вернулись в Чайный Зал и снова уселись в нашей кабинке. Буря сплетен при нашем возвращении была почти оглушительной.

- Спасибо за помощь, - сказала Элеонораа. - Я могла бы позвонить Папе, но, когда дело касается угроз членам семьи, он всегда предпочитает политику выжженной земли. А я не готова потерять Марселя, по крайней мере - пока.

- Итак, - ответил я, - расскажите мне про Мелиссу.

Элеонора поморщилась. – А вы упрямый, да? Я полагаю, что кое-что вам должна...и, в отличие от моего милого мужа, я всегда плачу свои долги. Итак, Мелисса... Я не могу вам много о ней рассказать, потому что не слишком много знаю. И не уверен, что кто-то знает. Мелисса...это очень закрытая, очень тихая личность. Из тех, кто слишком много времени проводит внутри собственной головы. Много читает, учится... Она разговаривает с Иеремией, но не спрашивайте меня, о чем. Они много времени проводят вместе, наедине.

- Честно говоря, она никогда меня особо не волновала. Меня всегда больше заботил мой Павел. Я вернулась в Поместье, чтобы быть рядом с ним. Я не хочу отдавать своего сына Гриффину. То немногое, что я знаю о Мелиссе, известно мне только потому, что они с Павлом всегда были рядом. Они проводят много времени в комнатах друг друга... Поскольку они вместе выросли в Поместье, они видят друг в друге брата и сестру. Хотя мой Павел никогда не был так близок к Иеремии, как Мелисса. За этим я проследила. Я не отказывалась от собственного ребенка, как это сделал Уильям. - Она тоскливо улыбнулась. – Пока Павел был маленьким, мы с ним были очень близки. Теперь, когда он стал подростком, все, что я могу сделать, - это заставить его выйти из своей комнаты.

- Я не смог с ним встретиться,- сказал я. - Но я с ним разговаривал через дверь его спальни. Он показался мне...в высшей мере взвинченным.

Элеонора сердито пожала плечами. - Он подросток. Для меня это было так давно, что я уже и не помню, на что это было похоже. Я стараюсь быть понимающей, но...он через это пройдет. Я ростила Павла, чтобы он был собой, а не вещью Иеремии. Я хочу только, чтобы он больше со мной общался...

- Вы верите, что Мелиссу похитили? – напрямую спросил я.

- О да, - Элеонора ни мгновения не колебалась. - Но тогда должна была быть помощь изнутри, чтобы обойти все системы безопасности. И это не член семьи. Я бы знала. Более вероятно, что это - один из слуг.

- А что насчет Гоббса? – спросил я. - Кажется, ему известно все, что возможно, о безопасности Поместья. И он слегка...

- Жуткий? - закончила за меня Элеонора. - Чертовски верно. Я сама терпеть его не могу. Он шастает туда-сюда, и всегда появляется за спиной абсолютно беззвучно. Важничает, только потому, что дворецкий. Но нет... Гоббс – человек Иеремии душой и телом. И всегла был. Что беспокоит меня, так это то, что до сих пор не было никаких требований выкупа.

- Может, они еще думают, сколько просить, - сказал я.

- Возможно. Или, может быть, считают, что смогут узнать секрет бессмертия Гриффина, расспросив е,. Или, разрезав ее на части. Кретины. - Она умоляюще посмотрела на меня и положила свою руку поверх моей. - Джон, может, я не так близка к Мелиссе, как должны бы, но я все равно не хочу, чтобы подобное с ней случилось. Вы спасли Марселя для меня. Спасите мою племянницу. Чего бы это ни стоило.

- Даже несмотря на то, что ее возвращение может оставить вас без наследства? – спросил я.

- Это лишь Папин каприз, - ровно сказала Элеонора. Она отдернула руку, но выражение ее глаз не изменилось. - Он проверяет Уильяма и меня, чтобы увидеть, как мы отреагируем. Он передумает. Или я ему в этом помогу. - Она неожиданно улыбнулась, как озорной ребенок. - Уильям никогда не мог понять, как работает наш отец. Он всегда должен был идти голова к голове, а с нашим Папой так не получится. Он потратил столетия на создание собственного упорства. А Уильям...он никогда не был сильным. Я знаю, как заставить Папу сделать то, чего я хочу, чтобы он даже никогда и не понял, что это была моя идея, а не его. Поэтому у меня есть собственная жизнь, вдали от семьи и семейных дел, и собственный ребенок, а у бедного Уильяма нет.

- Есть легенда, - я осторожно подбирал слова, - о взрослом внуке, который приведет Гриффина к смерти...

- В эту старую сказку никто не верит! - воскликнула Элеонора, даже не пытаясь скрыть свое презрение. - Или, по крайней мере, никто, чье мнение было бы важно. Неужели вы хоть на мгновение подумали, что я позволила бы моему Павлу жить в Поместье вместе с Гриффином, если бы я считала, что он в опасности? Нет, эта легенда – одна из множества мифов, выросших вокруг моей семьи и моего отца на протяжении столетий. Большинство из них противоречат друг другу. Думаю, Папа их поощряет. Чем больше историй - тем меньше шансов, что кто-то сможет узнать правду. Чем бы она ни была. Я не знаю. И не думаю, что кто-то знает, за исключением Папы.

Она сделала паузу, как-то задумчиво, оценивающе меня разглядывая. - Я чувствую...что меня тянет к вам, Джон Тэйлор. Вы - первый мужчина, встреченный мной за долгое время, которому, действительно, похоже, плевать, на богатство и власть моей семьи. Который не боится моего отца. Вы хоть представляете, какая это редкость? Каждый из моих мужей обязательно падал в обморок, когда я в первый раз вытаскивала их в общество больших людей. Может, после стольких мальчиков я, наконец-то, нашла настоящего мужчину...?

- На меня трудно произвести впечатление, - ответил я. - Вы никогда не встречались с моей матерью... И вы должны помнить, Элеонора, что в вашей жизни я только проездом. И не собираюсь в ней оставаться. У меня есть своя жизнь и женщина, с которой я ее разделяю. Я здесь только за тем, чтобы выполнить работу.

Элеонора снова положила свою руку поверх моей. Было ощущение давления, но не неприятного, - словно она могла силой удержать меня здесь. - Вы уверены, что я не могу вас соблазнить, Джон?

Я мягко, но решительно вытащил свою руку из-под ее руки. - Вы не встречались с моей Сьюзи. Вам когда-нибудь приходило в голову, Элеонора, что вы ищете не мужчину, а еще одного Папу?

- Не думала, что это так очевидно, - Элеонора ничуть не обиделась. - Или что это настолько лежит на поверхности.

-У меня нет на это времени,- доброжелательно продолжил я. - Я должен найти Мелиссу, и у меня очень сжатые сроки. Не могу избавиться от чувства, что я что-то упускаю... Не считая Павла, на данный момент я поговорил с каждым из вашей семьи. Вы сказали, что они с Мелиссой были очень близки. Если мне придется вернуться в Поместье, у вас случайно нет запасного ключа от его спальни?

- Прямо сейчас его там нет, - сказала Элеонора, впервые глядя в сторону. – У него... есть друзья, с которыми он встречается. В одном клубе... Он думает, что я ничего не знаю. Если я скажу вам, где его найти, Джон, вы должны обещать мне, что будете с ним мягким. Обращаться с ним ласково. Он мне очень дорог.

- Я буду сама любезность, - ответил я. – Когда нужно, я могу быть цивилизованным. Просто в моем деле это не слишком востребованно.

- Вы должны обещать, что никому не расскажете, - настаивала Элеонора. - Люди не поймут.

Я нацепил свое наиболее заслуживающее доверия лицо. Элеонора выглядела не слишком убежденной, но она все же назвала мне название клуба, и я, наконец, многое понял о Павле Гриффине. Я знал этот клуб. Я приходилось прежде там бывать.

- Так приятно для разнообразия по-настоящему поговорить по дшам, - немного задумчиво сказала Элеонора. – Поговорить о том, что на самом деле важно... - она бросила взгдяд на Обедающих Дам, и в нем не было ни капли доброты. -Вы не представляете, какой одинокой чувствуешь вебя в окружении толпы, когда знаешь, что не имеешь ни с кем ничего общего. Через несколько дней я смогу повернуться спиной к семье и уйти от всего этого. Создать новую жизнь для себя самой. Но я не могу оставить Павла на милость моего отца...а кроме того, я не знаю, как это - быть бедной. Так что я, пожалуй, продолжу быть золотой рыбкой в аквариуме, вечно плавающей один круг за другим. Я наслаждалась встречей с вами, Джон Тэйлор. Вы...другой.

- О да, - сказал я. – Это точно. Вы даже не представляете, насколько.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ. ЛАС-ВЕГАС В «ДИВАХ».

Среди всевозможных клубов Аптауна клуб «Дивы», пожалуй, самый знаменитый. И, конечно, самый скандальный. В «Дивы» мужчины приходят, чтобы соприкоснуться с женской стороной своей натуры, переодеваясь в женские тряпки, чтобы уподобиться любимым певицам. Потом они создают канал для проявления таланта и подлинной личности своих идолов и готовы сами выйти на большую сцену и вложить в песни свои маленькие сердечки. Девочки приходят в «Дивы», чтобы просто повеселиться.

Мне пришлось однажды посетить этот клуб, в деле Соловья, но я надеялся, что сейчас руководство клуба уже об этом забыло. В чем моя вина, что все трансвеститы, в которых вселились потусторонние силы, набросились на меня и моих друзей, и мы были вынуждены разнести это место? Ну да, формально, это была моя вина, но я был уверен, что для этого есть высокое моральное основание – ведь, в конце концов, я спас этот день. Но то, что клуб после этого пришлось отстроить практически с нуля, - это точно не моя вина.

Я стоял около клуба, осматривая его. Он выглядел в точности таким, каким я его запомнил - громким, чрезмерным и чертовски вульгарным. Такое обилие мигающего неона в одном месте должно быть признано незаконным из-за его негативного воздействия на психическое здоровье. Вкус клуба критиковать невозможно, потому что он упивался тем, что вкуса у него и не было, но я по-прежнему не мог избавиться от ощущения, что действо, в которое вовлечены неоновые фигуры над дверью, и которое я сначала воспринял, как глотание меча, - это уже чересчур.

Яркие молодые штучки и великолепный юные создания и скользили через главный вход. Они проходили с высоко поднятыми головами группами и целыми толпами, по одному и парами, болтая, смеясь и держась за руки. Это было их место, их мечта, их земной рай. И это...был клуб Павла Гриффина. Интересно, чем (или кем) он будет выглядеть, когда я наконец-то его найду.

Я небрежно направился к главному входу, чувствуя себя прямо-таки пошлым в своем простом белом плаще и не теряя надежды не столкнуться ни с кем, кто принимал участие в предыдущих...неприятностях. Большого и крепкого вышибалу в дверях звали Энн-Маргарет, на ней были купальник из леопардовой шкуры, огненно-красный парик, и на удивление неброский макияж. Иллюзия была достаточно убедительной, пока вы не приблизитесь достаточно близко, чтобы заметить чрезмерно развитые бицепсы. Он быстро преградил мне путь, и его лицо совершенно неженственно нахмурилось.

- Ты не войдешь, - решительно сказал Энн-Маргарет. - Тебе, Джон Тэйлор, вход запрещен и закрыт, а сам ты изгнан из этого клуба до конца твоей противоестественной жизни. Мы бы провели обряд отлучения и сожгли твое чучело, если бы была надежда, что это подействует. Ты никогда не ступишь в «Дивы», даже в случае реинкарнации. Мы же только-только снова сделали так, что на клуб приятно посмотреть. И теперь даже ты не сможешь вломиться внутрь благодаря всем этим новым защитным штучкам, которых не было во время твоего последнего появления здесь. У меня против тебя новое и солидное оружие! Могучее! Мощное!

- Тогда почему вы его не используете их?- резонно уточнил я.

Энн-Маргарет неловко поерзал на своих высоких каблуках. - Потому что сейчас ходит множество очень неприятных слухов о том, как ты на самом деле выиграл Войну Лилит. Говорят, что ты сделал нечто действительно ужасное, даже для тебя. Говорят, что ты сжег дотла Улицу Богов и съел сердце Мерлина.

- Неужели вы и вправду считаете, что я мог сделать что-то подобное?

- Черт, да! Что случилось с Сестрой Морфиной? Что случилось с Томми Забвение? Почему их тела так и не нашли?

- Поверьте, - спокойно сказал я, - вы действительно не хотите этого знать. Я сделал то, что должен был, но я не мог спасти всех. А теперь дайте мне пройти, или я подожгу ваш парик.

- Чудовище! - прошипел Энн-Маргарет. - Хулиган. - Но все же отступил в сторону, чтобы дать мне дорогу. Разрисованные и напудренные павлины, ожидавшие своей очереди на вход, с неодобрительным молчанием наблюдали, как я вошел в клуб, но я не оглянулся. Они могут почуять страх. Девушка в маленькой гардеробной, выполненной в стиле ар-деко, изображала звезду 1960-х Циллу Блэк в облегающем кожаном бюстье. Он совершенно точно меня запомнил с прошлого раза, потому что ему хватило только одного взгляда, после чего он тут же нырнул под свой прилавок и сидел там, пока я не ушел. Множество людей при виде меня испытывают подобные чувства. Проходя через вестибюль, я чувствовал, как за мной следят и наводятся всевозможные системы автоматического оружия, но ни одна из них не включилась. Иногда моя репутация для меня более полезна, чем силовое поле двадцать третьего века.

Я толчком распахнул двойные, украшенные золотыми листями двери и шагнул в огромный бальный зал, который и был истинным сердцем клуба «Дивы». Я остановилась прямо в дверях, пораженный тем, как преобразили старое место. Клуб изображал семидесятые. Лас-Вегас семидесятых, с огромным сверкающим дискотечным шаром вверху, вращающимся и разбрасывающим блики. Все вокруг полыхало яркими огнями и еще более яркими цветами, броскими и вульгарными одновременно, - с рядами игровых автоматов вдоль одной из стены, зеркальным баром и кордебалетом на высокой сцене в виде ряда девочек с длинными ногами, которые они высоко подкидывают в своем обычном репертуаре. Это было так, словно семидесятые никогда не заканчивались, эдакая Лихорадка Субботним Вечером, где танцы не прекращались никогда.

Великолепные бабочки в псевдо-дизайнерских платьях порхали по бальному залу вокруг переполненных столов, громко и возбужденно рыдая, когда их освистывали, и рыдая и визжа от выражений удовлетворения. Все это было невыносимо вульгарным. Кордебалет убежал со сцены под гром аплодисментов, его сменила Долли Партон в пошлом подержанном наряде, которая спела попурри, в котором энтузиазма было больше, чем вкуса. Я прохаживался между столиками, кивая некоторым наиболее известным личностям, но никто из них даже не улыбнулся в ответ. Все они знали и меня, и то, что произошло здесь ранее, и все им хотелось очень ясно до меня донести, что мне здесь не рады. И я получил множество этих знаков. Долли уступила свое место на сцене Мадонне и Бритни, исполнившим дуэтом "I Got you Babe" (песня Сони Боно и его жены Шер, стала культовой в движении хиппи 1960-х г.г., включена журналом Роллинг Стоун в список «500 величайших песен всех времен»).

Я продолжал искать Павла Гриффина или кого-нибудь, похожего на него. Элеонора примерно описала мне своего сына и во что он может быть одет, но все, что мне было точно о нем известно, - так это испуганный голос по ту сторону запертой двери в спальню. Мне придется задавать вопросы, а получения ответов здесь вряд ли пройдет легко. Как и в Чайной Гекаты, по мере моего приближения девочки за столами замолкали, пялились на меня, пока я проходил мимо, и принимались громко сплетничать обо мне, когда я двигался дальше.

А потом я мельком заметил Сьюзи Дробовик, пробирающуюся между столиками на другой стороне комнаты. Мою Сьюзи в ее черном мотоциклетном кожаном комбинезоне, с обрезом в заспинном чехле и двумя патронташами, перекрещенными на груди. Какого черта она здесь делает? Она должна была охотиться за призом в Забытых Пустошах. Я протолкался сквозь толпы между столами, но до того, как я успел выкрикнуть ее имя, она повернулась, чтобы взглянуть на меня, и я сразу же понял, что это вовсе не моя Сьюзи. Он стоял и ждал, как я подойду. Опасаясь столкновения, люди бросились врассыпную, но двойник Сьюзи остался на месте, спокойный, холодный и безучастный. А, может, он просто не выходил из роли. Вблизи я смог увидеть все различия. Хотя, тем не менее, смотрелось довольно опасно.

- Почему? – спросил я.

- Я - поклонник Сьюзи Стрелка. - Голос был низким, хриплым и не сильно отличался от оригинала. – Сьюзи Дробовик -моя героиня.

Я медленно кивнул. – Но мне все же не хотелось бы, чтобы она поймала тебя в таком виде,- без злости заметил я. - Сьюзи старается сначала стрелять, а после - не задавать вопросов.

- Я знаю, - сказал поклонник. - Разве она не замечательная?

Я отпустил его. Интересно, нет ли где-нибудь поблизости еще и поклонника Джона Тэйлора, но спрашивать не буду. С моей удачей, он, наверняка, окажется переодетой женщиной. Пока я был занят этими мыслями, ко мне подошла высоченная Анджелина Джоли, с головы до ног упакованная в блестящий черный пластик вперемешку с невероятным количеством ремней, пряжек и заклепок. Она резко затормозила передо мной, уперла руки в свои блестящие бедра, поджала удивительные губы и свысока на меня посмотрела. Зрелище получилось чертовски захватывающее. Я почувствовал желание аплодировать.

- Я - Руководство, - решительно начала Анжелина. - Какого черта вы здесь делаете, Тэйлор? Неужели заказ на вашу голову, объявленный нами, не послужил достаточным намеком? Или вы причинили нам мало хлопот?

- Вы бы удивились, узнав, как часто мне задают этот вопрос, - спокойно ответил я. - Успокойтесь, я просто кое-кого здесь ищу. - Я помолчал, задумчиво глядя вниз, на впечатляющую грудь Анжелины. - Знаете, груди выглядят ужасно реалистично.

- Они настоящие, - холодно сказала она. - Не стоит демонстрировать ваше невежество, Тэйлор. «Дивы» существуют не только для мужчин, которые любят переодеваться. Я – прооперированный транссексуал. Курочка с петушком, если хотите. «Дивы» обслуживают трансвеститов, транссексуалов и суперсексуалов. Всех тех, кто по недоброй иронии судьбы родился не в том теле. «Дивы» для всех, кто хоть раз почувствовал себя чуждым той сексуальной ориентации, которая была дана ему при рождении, и с тех пор нашел в себе мужество, чтобы создать для себя новую жизнь. Чтобы объединить нас всех в то, чем мы все вместе и должны были быть. Скажите мне, кого вы ищете, и я укажу вам верное направление. Чем быстрее я помогу вам отсюда убраться, тем лучше для нас всех.

- Я ищу Павла Гриффина.

- Кого?

- А вот этого не надо. Про внука Гриффина на Темной Стороне слышал каждый.

Анжелина пожала плечами, не двигаясь с места. - Нельзя винить девушку за попытку. Как и многие другие, Павел приходит сюда ради частной жизни. И у него гораздо больше оснований, чем у большинства, не желать, чтобы его нашли и узнали. С тех пор, как мы посадили одного из папарацци на кол на втостоянке, остальные всегда спрашивают разрешения, прежде чем фотографировать, но даже с учетом этого...я полагаю, что если не скажу вам, вы просто воспользуетесь своим даром...Видите вон тот стол? Спросите Полли.

- Вы очень добры, - поблагодарил я.

- Вы не поверите, насколько, ковбой, - коротко фыркнула Анжелина. - Знаете, после того, как вы здесь появлялись, мы пытались получить по страховке, но они отказались платить. Очевидно, вы рассматриваетесь в одной графе со стихийными бедствиями и Божьим Промыслом.

- Я глубоко польщен, - сказал я.

Я направился к столу, на который указала Анджелина. Все яркие молодые штучки, толпящиеся вокруг него, были одеты, как девушки Бонда и похотливые женщины-злодейки из фильмов о Джеймсе Бонде. Там была Урсула Андресс в легендарном белом бикини, позолоченная Маргарет Нолан из «Голдфингера» и, конечно, надменная Пусси Галор. Едва заметив, что кто-то приближается, все они повернулись и принялись улыбаться, но их нарисованные улыбки и глаза похолодели, когда они поняли, кто именно к ним идет. Но я к этому привык. Меня больше интересовала счастливая, смеющаяся белокурая девочка-подросток, сидевшая среди них. Она не была ни одной из девушек Бонда, которых я знал. На самом деле, в этой гламурной компании она выглядела совершенно неуместно, - просто потому, что выглядела совершенно повседневно. Но, наконец, она повернулась, чтобы взглянуть на меня, и я замер на месте. Это лицо было на фотографии, которую Иеремия Гриффин дал мне в самом начале этого дела. Это была Мелисса Гриффин.

За исключением, конечно, того, что это не она. Небольшие тонкости мне сразу же подсказали, что это совсем не девочка-подросток, и я знал, кто это был, кто это мог быть. Павел Гриффин, наряженный и загримированный под свою пропавшую кузину. Я медленно приблизился, не желая его спугнуть, и он встал, чтобы взглянуть мне в лицо.

- Привет, - осторожно сказал я. Павел или Полли? Полли казалось мне более дружелюбным. - Я Джон Тэйлор, и мне нужно с тобой поговорить, Полли.

- Тебе не нужно ни о чем с ним говорить, дорогая, - немедленно вмешалась Пусси Галор. – Только скажи, и мы...

- Все в порядке, - сказала Полли мягким и очень женственным голосом.

- Мы можем тебя защитить!

- Нет, не можете, - в ее голосе звучала печаль. – И никто не может. Но все в порядке. Я не думаю, что мистер Тэйлор пришел сюда, чтобы причинить мне вред. Мне придется перекинуться с ним словечком, а потом, обещаю, я снова вернусь. И не смей заканчивать без меня эту историю. Я хочу услышать все эти мерзкие интимные подробности.

Мы перебрались за маленький пустующий столик на самом краю танцпола. Полли в своем модном бледно-голубом платье с открытыми плечами двигалась легко и грациозно. Длинные светлые волосы выглядели очень естественно. За соседним столиком сидела дюжина отборных «Spice Girls», но после быстрого обмена взглядами они подчеркнуто демонстративно перестали обращать на нас внимание. У меня было смутное подозрение, что одна из них может быть настоящей. Мы с Полли сели за столик лицом друг к другу.

- У всех есть свои секреты, - тихо сказал он. – А у членов семьи Гриффин их больше, чем у всех прочих.Похоже, что ложь у нас в крови с рождения. Это мой секрет, мистер Тэйлор. Я хочу быть женщиной. И всегда хотел. Даже будучи ребенком, я знал, что произошла ужасная ошибка. Мое тело было для меня каким-то чужим государством. Я рос, осознавая, что, будучи Павлом снаружи, я был Полли внутри. И Полли это и был настоящий я. Я вынужден держать это в секрете как от остальных членов семьи, так и от внешнего мира.

- В особенности, от деда, он никогда бы этого не понял. Не смог понять... Временами он бывает слишком старомодным. Для него мужчина всегда должен быть сильным, агрессивным, мужественным - во всем. Он увидит в этом...слабость. Так же, как и все остальные. Если враги нашей семьи когда-нибудь об этом узнают, они воспользуются этой возможностью, чтобы выставить меня на посмешище, а через меня и деда. А этого я допустить не могу. Я никогда не буду оружием против моей семьи в чьих-то руках.

- На Темной Стороне есть множество продвинутых ученых и чародеев, - сказал я, - которые могут превратить мужчину в женщину, а если надо, - во что угодно.

- Я знаю, - сказала Полли. - Я обращалась ко всем. Я испробовал все трудные, болезненные и унизительные процедуры, которые только смог отыскать...и не одна не сработала. Даже временно. Магия, делающая меня бессмертным, настолько сильна, что перекрывает любую другую магию изменения или научные процедуры. Даже обычные операции. Я застрял в этом теле навечно. Лучшее, что я могу сделать, это переодевать Павла в Полли. Только так чувствую себя настоящим хотя бы наполовину.

- Мне очень жаль, - сказал я. - Я ничем не могу тебе помочь. Но я надеюсь, что еще есть время, чтобы помочь твоей кузине. Мне нужно, чтобы ты рассказал мне все, что знаешь о Мелиссе и ее похищении.

В первый раз Полли отвела взгляд в сторону, изменился весь язык его тела, становясь напряженным, упрямым и неискренним. - Ее похитили. В этом нет никаких сомнений, мистер Тэйлор. Но я не могу вам помочь.

- У тебя есть хоть какие-то мысли о том, кто мог ее забрать, или почему?

- Я не могу с вами об этом говорить. Просто не могу.

- Ты можешь хотя бы сказать, почему они пришли за ней, а не за кем-то другим из членов семьи?

Полли взглянула на меня в ответ, в ее глазах были отчаяние и мольба. Она как будто умоляла меня самому придумать ответы, чтобы ей не пришлось мне рассказывать. Она что-то знала, но принудить ее рассказать или выманить обманом - это было выше моих сил.

- У Мелиссы была тайна, - наконец сказала Полли. - Совсем как у меня. Что-то про себя, свою истинную сущность, что-то, что она берегла от прочих членов семьи и всего остального мира. Потому что они никогда не смогли бы понять. И нет, я не могу сказать, о чем идет речь.

- Это как-то связано с рассказом о том, что ваш дед продал душу Дьяволу?

Полли только печально улыбнулась. – Мелисса - единственная в нашей семье, кто так или иначе не продал душу Дьяволу. Из всех нас она одна хорошая, правдивая и чистая. Вы никогда бы не подумали, что она Гриффин.

- И как же ей это удалось?- мне было искренне любопытно.

- Ее сила была равна силе десятерых, ибо она чиста сердцем, - сказала Полли. – Из всей семьи она всегда была самой волевой и упрямой. Я думаю, из-за этого Дед и любил ее больше всех. Потому что, по-своему, она больше всех напоминала его.

Я обдумал ее слова. Ясно, что Павел боготворил свою кузину. Возможно, потому, что она была женщиной, которой он никогда не мог стать.

- Почему ты заперся в своей спальне? – наконец, спросил я. – Чтобы переодеваться в Полли?

- Нет, - немедленно ответила она. - Я Полли только здесь или среди друзей, которых я знаю и которым могу доверять. В Поместье я Павел. Я бы не посмел там переодеваться. Это не безопасно. Там постоянное ощущение, что за мной кто-то наблюдает. Гоббс, кажется, знает все. И всегда знал, даже когда я был ребенком. Когда он был рядом, я не мог даже ничего взять... Противный, жуткий старик. Всегда следит, шпионит и доносит Деду. Гоббса ненавидят все, кроме Деда...

- Я запираюсь, потому что моя жизнь в опасности, мистер Тэйлор. Вы должны мне поверить! Я неделями не осмеливался уснуть у себя в комнате, но я не могу отсутствовать слишком долго, иначе это будет выглядеть подозрительно... Они уверены, что я это знаю...Они должны меня убить, потому что я знаю правду!

- Какую правду? О Мелиссе? О похищении?

- Нет! Правду о Иеремии Гриффине! О том, что он сделал, чтобы стать тем, кем стал! - Полли наклонилась через стол и с совершенно неженской силой схватила меня за руку. - Спросите Иеремию. Спросите его, почему никому никогда не позволялось спускаться в погреба под Гриффин-Холлом. Спросите, что он там держит. Спросите его, почему единственная дверь в подвал заблокирована и защищена самой мощной магией в Поместье!

Полли отпустила мою руку и, тяжело дыша, откинулась в кресле. В ней было что-то от маленького дикого зверька, загнанного и затравленного волками.

- Давай поговорим, - я говорил так мягко, как только смог. - Расскажи мне, что ты знаешь, и я буду тебя защищать. Я - Джон Тэйлор, самый жуткий человек на Темной Стороне, помнишь?

Полли улыбнулась мне с сожалением, почти с жалостью. - Вы не можете мне помочь. Никто не может. Я никогда не должна была рождаться. Только здесь я в безопасности, потому что я - Полли, и об этом никто здесь никогда не расскажет. Сестры – это так замечательно. - Она посмотрела на меня с неожиданной силой. - Вы не должны ничего рассказывать! Ни одной живой душе! Как вы меня здесь нашли?

- Расслабься. Я, Джон Тэйлор, помнишь? Я разыскиваю вещи и людей.- Это была ложь, но ему было не нужно об этом знать. Он не должен знать, что его матери известно о Полли. – Ты меня интересуешь только потому, что можешь рассказать мне о Мелиссе.

Улыбка Полли была немного стыдливой. - Извините. Когда вся твоя жизнь – сплошные тайна и ложь, ты, как правило, забываешь, что остальной мир не вращается вокруг тебя. Знаете, когда я был помладше, Дед пытался сделать из меня своего преемника. Он махнул рукой на дядю Уильяма. Но уже тогда я был упрямым. Я никогда не хотел заниматься семейным бизнесом. Вот почему Дедушка, в конце концов, остановился на Мелиссе, - потому что увидел в ней гораздо больше себя. И потому, что кроме нее больше никого не осталось. А все, чего бы мне хотелось, это быть собой и каждый вечер петь в «Дивах».

Внезапно он встал, вышел из-за стола и направился к сцене. Он принял микрофон от уходящий Мэри Хопкин, занял ее место и, прямо и гордо стоя в центре, запел "На Сегодня Я Мальчик" (“For Today I Am A Boy”) группы Anthony and the Johnsons. Он вложил всю свою душу в эту песню, и казалось, все в комнате остановилось, чтобы послушать. Это действительно было здорово, а я услышал трель Соловья, и жил, чтобы о нем рассказать.

Я сидел, слушая пение Полли, и мне пришло в голову, что Павел, как и его дядя Уильям, тоже нашел свой собственный безопасный искусственный мир, в котором он мог прятаться. У каждого из Гриффинов были свои миры, свои тайны...и мне показалось, что только в том случае, если мне удастся обнаружить Мелиссу, я смогу узнать с чьей помощью, как и почему все произошло.

В этот момент около дюжины до зубов вооруженных женщин в армейской форме упало вниз с высокого потолка, стреляя очередями из коротких автоматов над головами посетителей. Сверкающий дискотечный шар взорвался, а все в зале вскочили на ноги и с криком разбежались в разные стороны, как множество испуганных райских птиц. Часть нырнула под прикрытие поспешно перевернутых столов, а другие бросились к ближайшему выходу. Оставшись на сцене одна, Полли застыла на месте, в ужасе глядя на атакующих, вторгшихся в ее личный мир. "Вы не можете меня защитить", - так он сказал. – "И никто не может". Я бросился к сцене, не обращая внимания на летящие пули, пробиваясь сквозь орущую толпу.

Я взлетел на сцену, схватил Полли и бросил на пол, покрывая его своим телом. Я бросил взгляд на бальный зал. Уже приземлившиеся к этому времени женщины в камуфляже продолжали периодически постреливать в воздух. Насколько я мог видеть, на самом деле они ни в кого не попали, но во время паники несколько посетителей упали, и толпа затоптала их. Они напоминали мишени, специально созданные ради устрашения. А это значит, что нападавшие пришли сюда ради конкретной цели.

Женщины-солдаты занимались тем, что перекрыли все выходы и сгоняла членов клуба в середину танцевального зала. Многие трансвеститы уже пережили первый страх и свирепо пялились на захватчиков. Некоторые явно готовились что-то предпринять. Одна из женщин шагнула вперед. Она была очень коротко, почти наголо, подстрижена, а ее лицо было простым, суровым и решительным. Когда она заговорила, ее голос был ровным и невыразительным, в нем не было ни капли милосердия или сострадания.

- Оставайтесь на своих местах, и нам не придется причинять вам вред. Мы здесь ради одного человека, и как только мы его найдем, мы уйдем. Без него мы не уйдем. Каждый, кто попытается создать хоть какие-то проблемы, послужит примером для остальных. Итак, кто за главного в этом притоне?

Анджелина Джоли осторожно двинулась вперед. Тут же полдюжины автоматов взяли ее на прицел. Она остановилась перед армейским командиром. - Я руководитель. Как вы посмели это сделать? Как вы посмели ворваться сюда и...

Командир ударила ее по губам, и от силы удара та откачнулась назад. Кровь из разбитого рта побежала по подбородку. Командир зарычала:

-Закрой свой раскрашенный рот, тварь. Фальшивка. Если бы зависело от меня, я бы всех вас поубивала. Меня оскорбляет само ваше существование. Но у меня есть приказ. Я здесь, чтобы найти мужчину. Отдай его мне. Покажи, где он.

- Это Джон Тэйлор, не так ли? - спросила Ангелина, сплюнув кровь под ноги командиру. – Он вам нужен – можете его забирать.

- Джон Тэйлор здесь? - командир быстро осмотрелась, потом снова взяла себя в руки. - Нет. Не он. Нам нужен Павел Гриффин.

По толпе быстро пробежал низкий, гневный ропот. Женщины-солдаты угрожающе подняли оружие, но, несмотря на это, шум становился все громче. Я отчаянно рылся в карманах плаща. У меня была целая куча вещей, которые можно было использовать, чтобы повернуть ситуацию в свою пользу, но весь фокус заключался в том, чтобы найти то, что не привело бы к убийству целой кучи невинных жертв. Когда я снова поднял взгляд, Анджелина пристально смотрела прямо в глаза командира.

- Павел Гриффин - одна из нас. Своих мы не предаем.

- Отдайте его нам, - холодно ответила та. - Или мы будем убивать вас, уродов, пока вы этого не сделаете.

- Павел - это семья, - сказала Анжелина. - И вы его не получите. Бей этих тощих коров, девочки!!!

Внезапно в руках каждого трансвестита, транссексуала и суперсексуала появилось какое-то оружие. Пистолеты и ножи, оружие техническое и магические – ведь на Темной Стороне можно купить, что угодно, - все пошло в ход против изумленных женщин в камуфляже. Девушки с яростной мощью и безжалостными глазами разом открыли огонь, сокрушая врагов подавляющей огневой силой. Большинство женщин-солдат были настолько поражены, что у них просто не было времени, чтобы выстрелить. Они падали, крича от шока, боли и ярости. Девушки продолжал стрелять, солдаты гибли тяжело и кроваво, пока все нападавшие не прекратили шевелиться. Девушки медленно опустили оружие, и постепенно наступила тишина, только густые лужи крови растакались по полу зала. А потом девушки принялись смеяться и визжать, обниматься и хлопать друг друга по ладошкам.

Я помог Полли подняться, мы вместе спустились со сцены и направились сквозь прыгающую, возбужденную толпу. Все они понюхали крови и смерти, и некоторым это понравилось. Другие тихо плакали от шока или облегчения, и подруги их утешали. Я остановился перед Анжелиной, и мы оба посмотрели вниз, на командира солдат. Она умерла с оскаленными зубами и пистолетом в руке. Анджелина быстрым взмахом жуткого вида ножа перерезала ей горло. Одному Богу известно, где в таком наряде она его прятала. Анжелина угрюмо смотрела на меня, задумчиво взвешивая в руке нож.

- Я знала, что ты – это ходячая неприятность. После того, что последовало за твоим прошлым визитом, мы решили, что нам необходимо быть готовыми защищать самих себя. Девушки поначалу немного запаниковали, но угроза одной из нас снова собрала их всех вместе снова. Мы сами о себе заботимся. Приходится, больше некому. Есть мысли о том, кто эти глупые коровы?

Я присел рядом с телом командира и тщательно его проверил. - Интересные комбинезоны... Нигде нет никаких отличительных знаков, а ткань выглядит новой и необтертой. Наверное, куплены специально для этой работы. И она говорила не как солдат. В ее голосе было что-то личное... Короткая стрижка, косметики нет, на ногтях ни лака, ни маникюра, но есть золотое обручальное кольцо. Проверьте остальных, может, у них такие же. - ождая подтверждения девочек, что все остальные тела такие же, я распахнул куртк на теле куртку. - Серебряное распятие на цепочке? Да, так я и думал.

Я встал и посмотрел на Анжелину. - Монахини. Все они монахини. Короткая стрижка, чтобы можно было скрыть под повоем монахини, никаких присущих женщинам излишеств и обручальное кольцо, потому что все они Невесты Христа. А по использованным ими оскорблениям, по-моему, можно с уверенностью предположить, что они христианские террористы, того или иного толка.

- Но что они делают здесь, да еще и переодетые в солдат? - спросила Ангелина. - Я имею в виду, что можно смело предположить, что они не женщины, переодевающиеся в мужиков.. .Маскировка? И зачем им Полли?

- Им был нужен Павел Гриффин, - ответил я. - Не думаю, что они знали о Полли.

- Никто не знает, что Поли это Павел. Мы здесь храним наши секреты.

- Кто-то знал. И сказал. Так всегда бывает. – я задумчиво осмысливал сложившуюся ситуацию. - Возможно, если бы мы узнали, кто именно из монахинь... Сестринская Армия Спасения? Сестрички Непорочной Бензопилы? Орден Ненасытных Стигмат? На Улице Богов никогда нет недостатка в фанатиках. Может быть, они наемники... Лучше мне забрать Павла отсюда обратно в Поместье, где он будет в безопасности.

Но, когда я оглянулся, он уже исчез. Мне следовало знать, что он не верит, что Поместье спасет его. И злые глаза вокруг лучше любых объяснений давали мне понять, что никто здесь не скажет мне, куда он мог пойти. Даже если бы они знали, но большинство из них, наверняка, и не догадывается. Поэтому я просто вежливо кивнул им и Анжелине, и вышел из клуба «Дивы». Если я буду тут ошиваться, они еще решат, что могут на меня рассчитывать в наведении порядка.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ. ИСТИНА И ПОСЛЕДСТВИЯ.

Поживите на Темной Стороне подольше, и обязательноны начнете слышать голоса у себя в голове. Это может быть, что угодно - от божественного посещения до Потусторонних Голосов и межпространственного спама. Вы должны научиться блокировать свой разум, иначе спятите. Дешевые ментальные блокираторы спама имеются в лавках на каждом углу, но, когда вам нужно действовать в темных областях Сумеречной Зоны, где я в основном и работаю, вы не можете позволить себе согласиться ни на что, кроме самых лучших. Мои повседневные экраны могут блокировать зов сирен, плач баньши или Последний Козырь, и все же каким-то образом властный голос Иеремии Гриффина снова оказался у меня в голове, и даже без предварительного предупреждения.

Джон Тэйлор, вы мне нужны.

-Черт возьми, Иеремия, убавьте громкость! Вы поджариваете мои нейроны! Неужели нельзя хотя бы как-то меня заранее предупредить, позвонить мне на ухо в колокольчик, что ли?

Если вам так хочется, могу поручить Гоббсу бить в гонг...

-Что вам нужно, Гриффин? Если это новостей, то вам не повезло. Все, что подавало надежды, в конце концов зашло в тупик, и я до сих пор не имею ни малейшего представления о том, что случилось с вашей внучкой. Для всех ее похитили феи.

Не впутывайте их в это дело. Если бы задание было простым, у меня не было бы нужды нанимать вас. Мне нужно, чтобы вы немедленно вернулись в Гриффин-Холл. Сейчас же. Моя жена Мария устраивает вечеринку, там будет присутствовать множество важных и влиятельных людей. Из общения с ними вы могли бы многое почерпнуть.

- Вечеринка? И это при том, что Мелисса по-прежнему не найдена? Зачем?

Чтобы показать, что я по-прежнему силен. Что я не поддался и не раздавлен. Нужные люди должны увидеть, я продолжаю контролировать ситуацию. А кроме того, мне нужно понять, кто мои настоящие друзья и союзники. Все ненадежные друзья, которые решат не явиться, будут взяты на земетку, и в будущем им воздастся. Мне нужно, чтобы вы были здесь, Тэйлор. Мне нужно, чтобы все видели, что вы на моей стороне, и знали, что вы работаете на меня. Пусть мои враги знают, что по их следу идет пресловутый Джон Тэйлор, и надеюсь, это выдавит из них какую-нибудь свежую информацию.

- Вы ожидаете, что на этой вечеринке ваши враги проявят себя?

Конечно. Я их пригласил. Они не захотят упустить шанс увидеть, как я держусь на самом деле, и насладиться моими страданиями, а у меня будет шанс увидеть, кто смотрит хитрее, чем обычно. Вся моя семья тоже присутствует. На этом я настоял.

- Ладно, - ответил я. - Буду. Когда она начинается?

Уже началась. Приезжайте скорее, пока не кончились канапе.

И он исчез из моей головы. К счастью для меня, он понятия не имел, что у меня нет ни малейшей зацепки, и что он только что подкинул мне главную линию поведения. Иначе он мог бы потребовать вернуть аванс. Все, что мне нужно было сейчас сделать - это вернуться в Поместье, а, значит, транспорт. Я достал мобильник и позвонил Мертвецу.

- Ладно, Тэйлор, чего ты хочешь на этот раз? Мой прекрасный автомобиль вернулся с кусками дохлых растений, торчащими из всех щелей, и наполовину исчерпанной защитой. А кроме того, по-моему, он ухмылялся сильнее обычного. Смотри, если я когда-нибудь что-нибудь тебе снова одолжу.

- Надень на себя все самое лучшее, Мертвец, и подгони машину к клубу «Дивы». Мы едем на вечеринку в Гриффин-Холл.

- Как, черт возьми, ты добыл приглашение на сборище такого ранга? На вечеринках у Maрии Гриффин бывают люди и поизвестнее тебя! Хорошая еда, отличная выпивка, а раскрепощенных телок-аристократок больше, чем ты сможешь сосчитать. Я буду у тебя через пять минут или даже меньше.

В отличие от большинства людей, которые так говорят, Мертвец и в самом деле имел в виду именно это. Не прошло и пяти минут, как мерцающий серебристый автомобиль скользнул и остановился напротив меня, вне всякого сомнения, успев до этого нарушить все, что касается ограничений скорости, и несколько законов реальности заодно. Дверь открылась, я сел внутрь, и мы были уже далеко, хотя даже ремень безопасности вокруг меня не успел защелкнуться. Мертвец отсалютовал мне своей бутылкой виски и закинул в рот горсть пилюль из маленькой серебряной коробочки. С трудом их проглотив, он хихикнул, как школьница, и принялся обеими руками выбивать быструю дробь на руле. Автомобиль не обращал не него внимания и сосредоточился на силовом прокладывании пути сквозь кишащую транспортом дорогу.

Мертвец выглядел на семнадцать, но прошло уже около тридцати лет с тех пор, как он был ограблен и убит на Темной Стороне. Он был высоким и по-юношески худым, одетым в длинную фиолетовую шинель поверх черных кожаных брюк и высокие сапоги из телячьей кожи. На одном из лацканов была черная роза. Его длинное худое лицо было настолько бледным, что казались почти бесцветным, и поэтому для вечеринки он воспользовался тушью для ресниц и темно-фиолетовой помадой. Его шинель была распахнута, открывая мертвый белый торс, покрытый шрамами и пулевыми отверстиями, скреплеми швами, скобами, а иногда – полосками скотча. Я взглянул на его лоб, но знакомой мне дыры от пули видно не было - благодаря строительной шпатлевке и тщательному макияжу.

При всей своей красоте его лицо имело усталое, распутное, какое-то прерафаэлитское (прерафаэлиты - представители английской школы живописи середины 19 века, считавшие, что все необходимо писать с натуры. Россетти мог рисовать королеву с продавщицы, богиню с дочери конюха. Проституткапозировала ему для картины «Леди Лилит») выражение, с лихорадочно-блестящими глазами и угрюмыми, надутыми губами. Россетти наверняка убил бы за то, чтобы изобразить его. Мертвец носил большую мягкую шляпу поверх длинных, темные, вьющиеся волосы, и галстучную булавку с жемчужной головкой в горле. Хвастун. Я не мог не заметить, что машина не позволила ему рулить. Он небрежно сунул бутылку виски между ног и, порывшись в бардачке, вытащил пачку шоколадного печенья. Разорвав пакет и засунув в рот одно печенье, он протянул пакет мне, но я отказался. Он пожал плечами и радостно принялся за второй бисквит. Мертвец больше не нуждается в пище или питье, но ощущения доставляют ему наслаждение. Однако, будучи мертвым, чтобы их получить, ему приходится потрудиться больше, чем другим.

Вы бы точно не захотели слушать сплетни о его сексуальной жизни.

- Ну что, - он говорил слегка невнятно, брызгая крошками, - ты уверен, что сможешь провести меня внутрь? Я имею в виду, что я персона нон-грата в столь многих местах, что сейчас даже имеются специально отпечатанные формы. Не моя вина, что у меня нет манер. Я мертв. Они должны давать мне послабление.

- Я приглашен, - ответил я, - так что ты можешь быть моим плюс один. Пожалуйста, не писай в цветочные горшки, постарайся не трахать хозяйку и без крайней необходимости никого не убивать. Да, и ты ведь тоже своего рода бессмертный, так что Гриффинам должно быть интересно встретиться с тобой. Они коллекционируют подсказки и советы бессмертных знаменитостей, жаждущих, как и они сами, получить от своей долгой жизни максимум, и, возможно, в первую очередь - ищут какую-нибудь ниточку, как избавиться от сделки, которая сделала Гриффина бессмертным. - Я задумчиво посмотрел на Мертвеца. - Есть те, кто считает, что Гриффин заключил сделку с Дьяволом, хотя я начинаю сомневаться. Ты заключил сделку...

- Но не с Дьяволом, - сказал Мертвец, глядя прямо перед собой. - Я бы предпочел иметь дело с Дьяволом.

Футуристический автомобиль проскочил плотное движение, оставив позади плач и хаос, и за рекордно короткое время доставил нас в Гриффин-Холл. Иногда я думаю, что машина, когда торопится, срезает углы через смежные реальности. Мы пролетели через высокие ворота, которые едва успели распахнуться перед нами, и помчались вверх по длинной, извилистой дороге в Гриффин-Холл. На этот раз джунгли пали ниц, отодвигаясь с нашего пути. До этого я раньше никогда не видел нервно дергающихся деревьев. Мертвец открыл серебряную табакерку и втянул в себя что-то, что светились ярко-зеленым. По-моему, необходимо быть мертвым, чтобы переносить подобную дрянь.

Серебристый автомобиль сделал плавную дугу по большому огороженному двору вокруг Поместья и ударил по тормозам. Двор был забит до отказа всевозможными механизмами, которые только есть под луной. Все типы машин, из всех эпох и культур, в том числе одна, самодовольно парящая в нескольких дюймах над землей. Delorean все еще отплевывался разрядами тахионов, стоя рядом с каретой из тыквы, отделанной помидорами, запряженной недовольным единорогом, одаривавшим каждого сглазом. Рядом с ним стояла большая избушка на высоких курьих ножках. Эта Баба Яга – любительница выпить на халяву, а уж когда в ней окажетсядостаточное количество пойла… Машина Мертвеца освободила себе немного места, силой выдавив с пути несколько коллег послабее на вид, а потом, с нетерпением дождавшись, когда мы с Мертвецом ее покинем, захлопнула за нами дверки и активировала все свои системы безопасности. Я слышал, как включилось все ее вооружение. И я был абсолютно уверен, что слышу, как она хихикает.

Гриффин-Холл был залит светом, ярко сияло каждое окно, а сотни светящихся бумажных фонариков, установленных идеальными рядами по всему двору, направляли гостей к парадному входу. Из двери, при каждом ее открытии, вырывались счастливые звуки и в ночь выплескивалось теплое золотое сияние. Я терпеливо дождался, пока Мертвец проверит свой внешний вид и закинет в себя быструю понюшку, после чего мы направились к двери. Если ничего не случится, Мертвец собирается хорошенько поразвлечься, пока я буду тихо ходить и задавать неудобные вопросы... В стороне стояла группа шоферов в униформе, вместе спасающихся от вечернего холода, попивая горячий суп из термоса. Один из них подошел, чтобы погладить единорога, и зверь откусил ему почти все пальцы.

Нам с Мертвецом понадобилось некоторое время, чтобы пересечь плотно заставленное пространство двора, и я с интересом наблюдал, как серебряный "Роллс-Ройс" распахнул дверки, высаживая Марию-Антуанетту в платье с огромной растопыренной юбкой и высоком напудренном белом парике, очень крупного Генриха VIII, и Папу Иоанна с недовольным лицом. Они поплыли к передней двери, весело болтая, а дворецкий Гоббс уже был наготове, чтобы приветствовать их улыбкой и официальным поклоном. Он проводил их внутрь, а затем повернулся, чтобы только увидеть, как приближаемся мы с Мертвецом, и его улыбка исчезла. Но, по крайней мере, он придержал дверь перед нами дверь.

- Вы так скоро вернулись, мистер Тэйлор? – учтиво пробормотал Гоббс. – Мой восторг неописуем. Мне организовать слуг, чтобы осыпали ваш путь розовыми лепестками, или мисс Мелисса все еще где-то бегает?

- С каждой минутой мы все ближе к истине, - легко ответил я. - Гоббс, это ведь костюмированная вечеринка, не так ли, и ни одного шара путешественников-во-времени?

- Это действительно костюмированная вечеринка, сэр. Шар путешественников-во-времени прибудет на следующей неделе. Мы собираем благотворительные пожертвования для морлоков. Поскольку для присутствия на собрании требуется какой-то костюм, могу я спросить, в качестве кого вы здесь, сэр?

- Частного сыщика.

- Конечно, сэр. И к тому же очень убедительно. Я мог бы также узнать, кем предполагает быть ваш столь беспокоящий меня спутник?

- Я Призрак Прошлого Рождества, - прорычал Мертвец. – И убери отсюда свою тощую задницу, лакей, или я напомню тебе что-нибудь очень постыдное из твоего детства. Это твои собственные уши?

Он, сутулясь, миновал дворецкого и двинулся в холл, а я поспешил за ним. Неразумно надолго выпускать Мертвеца из поля зрения. Слуга поспешил вперед, чтобы привести нас к обществу, стараясь идти на безопасном расстоянии впереди нас. Я привел сюда Мертвеца, чтобы он был в центре внимания, и он уже прекрасно справляется. Оставалось надеяться, что он не станет сразу выкидывать в окно какую-нибудь важную шишку. Вечеринку я услышал задолго до того, как мы туда добрались, - растущий шум множества голосов, исполненных решимости хорошо провести время, чего бы это стоило. Вечеринки Гриффинов освещались во всей светской хронике и большинстве желтых изданий, и никто не хотел быть описанным как алкаш или зануда.

Сама вечеринка проходила в огромном бальном зале в Западном Крыле, и в дверях нас встречала лично Maрия Гриффин. Она одета королевой Елизаветой I, во всем великолепии того времени, включая рыжий парик над неестественно высоким лбом. Однако, толстый слой белого грима и сбритые брови лишь добавили пустоты ее лицу. Она протянула нам для поцелуя руку, унизанную драгоценными перстнями. Я вежливо ее пожал, а Мертвец хлопнул ее по ладони.

- Ну вот и вы удостоили нас своим присутствием, не так ли? - она обмахивалась тонким бумажным веером, и у меня не хватило духу сказать ей, что он совершенно не в духе времени. - Не только пресловутый печально известный Джон Тэйлор, но и бессмертный, легендарный Мертвец собственной персоной! Пришли, чтобы присоединиться к моему маленькому собранию! Чудесно.

Я взглянул на Мертвеца. – И как получилось, что я печально известный, а ты - легендарный?

- Это все шарм,- ответил он. – Чистый шарм.

- Должно быть, у вас найдется, что рассказать, - сказала Maрия, игриво похлопывая Мертвеца веером по руке. – С вашими бесчисленными подвигами и приключениями! Мы бы, конечно, давно уже вас пригласили, но, похоже, вы очень редко сидите на месте...

- Приходится все время сбрасывать с хвоста кредиторов, - весело ответил Мертвец. – А в движущуюся цель всегда труднее попасть.

- Ну, да, - Мария была слегка запутана. - Довольно! Входите же. Я думаю, что вы один из очень немногих долгожителей, с которыми мы пока еще не имели удовольствия встретиться.

- Вы встречались с Владыкой Терний? – мой вопрос был немного лукавым. - Или Дедушкой Время? А может, с Эдди Бритвой? Занятные личности, вы знаете. Если хотите, я мог бы устроить знакомство.

Она лишь на мгновение взглянула на меня, а потом снова полностью переключилась на очаровательного Мертвеца. В ответ он напустил на себя свой лучший вечно-мрачный, и она глупо и счастливо заулыбалась, не понимая, что он просто ее дразнит. Я крепко схватил его за руку и затащил в дверь, пока он не успел сказать или сделать что-то такое, после чего Иеремии понадобится разобрать его на запчасти и выкинуть в мусорный бак. У Мертвеца поразительные аппетиты и абсолютно никаких запретов. Он говорит, что, по его мнению, быть мертвым - это очень раскрепощает.

Огромный бальный зал был изысканно и недешево декорирован в грандиознай старомодный розовый сад. Низкие изгороди, цветущие розовые кусты и стены, увитые побегами плюща. Сквозь величественные витражи светило искусственное солнце, а воздух был наполнен сладким ароматом лета с радостными трелями птиц и тихим жужжанием насекомых. Стояли деревянные стулья и скамейки, места для влюбленных и солнечные часы, было даже нежное дуновение летнего ветерка, чтобы можно было охладить перегревшееся чело. Аккуратно подстриженная трава под ногами и иллюзия безоблачного летнего неба. На гостях Гриффинов не экономили.

Я надеялся, что ни один из цветов не был доставлен из джунглей снаружи.

Важный, одетый в униформу слуга подошел к нам с серебряным блюдом, наполненным самыми разными напитками. Я взял бокал шампанского, просто из вежливости. Мертвец взял два. Я пристально взглянул на него, но попусту потратил время. Он поставил назад пустые бокала, громко рыгнул и решительно устремился к другому слуге - с подносом, полным закусок. Я оставил его в покое и принялся осматривать заполненный людьми сад. Там было по меньшей мере человек сто, пришедших на «маленькую вечеринку» Maрии, и каждый разодет в самые нелепые и дорогие костюмы из всех возможных. Они были здесь, чтобы видеть самим и быть увиденными, и, что самое главное, - чтобы о них говорили. Все обычные знаменитости и известные лица оказались вместе с самыми аристократическими членами высшего общества, а в маленькой группе людей, явно знающих друг друга, можно было без труда распознать самых известных деловых противников Иеремии Гриффина.

Большой Джейк Рэкхэм, Таффи Льюис Аптаунский, оба в официальных смокингах, поскольку их гордость не позволит им находиться в присутствии своего врага одетыми во что-то попроще. Макс Максвелл, Царь Вуду, - такой большой, что его имя называли дважды, - одетый Бароном Суббота, и рядом с ним, к моему удивлению, Генерал Кондор. Я никогда не встречал этого человека, но я был знаком с его репутацией. Как и все. До того, как попасть на Темную Сторону через временной сдвиг, Генерал был командиром звездолета в будущем. Сильный духом, высокоморальный и честный человек, он не одобрял почти все и всех на Темной Стороне и избрал своей целью изменение ее к лучшему. Он больше всех не одобрял Гриффина и его практику ведения дел. Но чтобы он сблизился с этими людьми? Чтобы прямой и строгий солдат действовал заодно с врагами Гриффина? Возможно, потому, что враг моего врага – если уж не мой друг, то хотя бы союзник. Мне оставалось надеяться, что он знает - любой из них при первой возможности вонзит нож ему в спину. Генералу на самом деле стоило подумать получше. Может, он и был героем в том будущем, откуда пришел, но Темная Сторона так любит ломать героев...

Бизнесмены осторожно и сдержанно держались в стороне, как от продолжающегося праздника, так и друг от друга. Они были здесь только для того, чтобы проверить Гриффина, и, несмотря на все попытки Генерала Кондора найти точки соприкосновения, им нечего было сказать друг другу. Все, что у них было общего – так это их ненависть и страх перед общим врагом. Я резко обернулся, когда шум вечеринки резко стих, и как раз вовремя, чтобы увидеть, как толпа почтительно расступается, пропуская ко мне Иеремию Гриффина. Не обращая внимания на окружающих, он сосредоточился исключительно на мне, и выражение его лица было нарочито спокойным и безмятежным. Мертвец неторопливо подошел ко мне, запихивая в рот горсть разных закусок и засыпая крошками свою шинель. Он встал рядом со мной лицом к Иеремии, чтобы все могли знать, с кем он. Гриффин остановился перед нами.

- Джон Тэйлор! - громко и многозначительно произнес он, так что ни у кого из присутствующих не должно было остаться никаких сомнений в том, кто я такой. – С вашей стороны было очень любезно прибыть в такой короткий срок. Я уверен, что нам многое нужно друг другу сказать. - Это было не слишком тонко, но произвело необходимое впечатление. Люди уже шептались и переговаривались о том, что я здесь делаю, и что я мог бы сказать. Гриффин с сомнением посмотрел на Мертвеца. - И вы с другом, Джон. Как мило.

- Я - Мертвец, и тебе повезлосо мной познакомиться, - Мертвец говорил невнятно, с полным еды ртом. - Да, я вроде как бессмертен, и нет, я ничем не могу помочь по поводу сделки, которую ты толи заключил, толи нет. Хорошая еда. Еще есть?

Гриффин подозвал слугу с новой порцией закусок, с каким-то страдальческим выражением посмотрел, как Мертвец их набирает, а потом снова повернулся ко мне. - Я вижу, вы уже заметили, как кучкуются мои конкуренты, - говоря это, он слегка понизил голос. – Не хочу, чтобы они слышали что-то плохое про себя. Но я знал, что они не смогут остаться в стороне. Им необходимо было увидеть, как я справляюсь. Хорошо, пусть смотрят. Пусть видят, насколько я спокоен, и что у меня все под контролем. Пусть видят, кого я нанял, чтобы справиться с этой угрозой мне и моей семье.

- То есть с делами все по-прежнему в порядке?- уточнил я. – Город как всегда в вас верит?

- Нет, черт подери. Вся эта неопределенность губит мои финансы. Но я уже обо всем договорился, и можете быть уверены, что, если я рухну, то утащу с собой всех их. - Гриффин свирепо уставился на меня. – Финансы – это моя забота, Тэйлор. Сконцентрируйтесь на поисках Мелисса. Время уходит. Как только она вернется ко мне, все снова будет в порядке.

Потом он сделал над собой усилие и сменил тему, указав на несколько других бессмертных, удостоивших вниманием его пати. Вампир граф Stobolzny явился с белым клоунским лицом, в белом же клоунском наряде, отделанном спереди рядом кроваво-красных помпонов. Видимо, под цвет глаз. Но при всем его жеманстве, ничего человеческого в нем не было. Достаточно было одного взгляда, чтобы понять, чем он является на самом деле, - медленно разлагающимся трупом, выкопавшимся из своей могилы, чтобы снова испытать наслаждение от жизни. За его рваными губами были звериные клыки, чтобы раздирать плоть. Мне никогда не понять, почему некоторые люди находят пиявок такими романтичными.

Было два эльфа в нарядах елизаветинской эпохи, возможно, потому что этот стиль был на пике моды в последний раз, когда они разделяли с нами этот мир. Эльфы ушли из-под солнца много веков назад, исчезли в своем собственном измерении, как только стало ясно, что проигрывают войну Человечеству. А сейчас вернулисьтолько для того, чтобы есть за нашим столом и пожирать нас глазами. Это все, что им остается. Эльфы были сверхъестественно высокими, стройными и изящными, демонтративно сторонясь вульгарных человеческих удовольствий, но не упуская ни малейшей возможности взглянуть свысока на любого, кто подойдет слишком близко. Так зачем их пригласили? Потому, что они были бессмертны, многое знали, и магия была в их крови, была для них так же естественна, как дыхание. С эльфом можно договориться, если у вас есть то, что им очень нужно. Но, совершив сделку, вам необходимо пересчитать свои яйца. А заодно, и у ваших близких. Гриффин назвал эльфов Паутинкой и Мотыльком, и эти имена вызвали слабый отклик в моей памяти. Я знал, что это будет мучить меня весь вечер, пока я не вспомню.

Неподалеку непринужденно болтали два божества. Огромный Ангел Ада в черном мотоциклетном кожаном комбинезоне - это, по-видимому, Джимми Гром, Бог Найма, перевоплощение скандинавского бога Тора, владеющий сейчас мифическим молотом Мельниром. Он был счастливым дородным детиной с длинной гривой пламенно-рыжих волос и большой растрепанной бородой. Он выглядел тем, кто может выжать от груди паровой двигатель, если захочет, а потом еще неделями будет об этом хвастаться без передышки. Его спутницей была Госпожа Хаос, высокая синекожая красотка с гривой иссиня-черных волос, достигающих ее тонкой талии. Она была перерождением (одна радость – существенно ослабленным) индийской богини смерти Кали. Она пришла, одетая как Эльвира, Повелительница Тьмы, а ее обтягивающее черное шелковое платье было обрезано так, чтобы обнажать синюю кожу насколько это вообще возможно. Иеремия настоял пройти мимо и представил меня, а они оба вежливо улыбнулись.

- Я здесь проездом, - прогудел Джимми Гром. - Ездил в Шэдоус-Фолл, советовался с Норнами, и мне пришлось остановиться здесь, чтобы заправить байк. Вы не поверите, сколько хотели с меня содрать за несколько галлонов крови девствениц! Я, конечно, понимаю, что сейчас с этим напряженка, но... Как бы то ни было, Хаос рассказала мне об этой вечеринке, а я никогда не упускал возможности хорошенько погулять за чужой счет. - Он радостно ткнул меня в грудь безразмерным пальцем. – А ты, значит, сын Лилит. Даже не знаю, делает это тебя божеством или нет. Так или иначе, не давай никому создавать религию, посвященную тебе. У них столько чертовых потребностей, что тебя никогда не оставят в покое. Я сейчас ограничиваю своих поклонников уплатой дани через сайты в Сети.

- На которые ты всегда заходишь, - сказала Госпожа Хаос.

Я задумчиво ее изучил. - Вы и в самом деле реинкарнация богини смерти?

- О да. Хотите я заставлю цветок завянуть?

- Возможно, позже, - вежливо отказался я.

Джимми Гром непринужденно обнял огромной рукой Госпожа Хаос за плечи. - Эй, детка, хочешь подержать мой молоток?

Наверное, к счастью, что в этот момент кто-то крепко схватил меня за руку и увел к ближайшей стене для личного разговора. Обычно я не позволяю людям такого, но для Ларри Забвение сделал исключение. Мы сражались бок о бок в Войне Лилит, но я бы не назвал нас друзьями. Особенно после того, что случилось с его братом Томми. Ларри Забвения, мертвый детектив, восставший после смерти. Убитый собственным напарником, он существует как некая разновидность зомби. Подробностей никто не знает, потому что он не любит об этом распространяться. Вы и не подмаете, что он мертв, пока не подойдете поближе и вы не почувствуете запах формальдегида. Ларри был высоким и стройным, с волосами соломенного цвета над бледным, упрямым лицом и одет в лучший костюм от Armani. Но было достаточно заглянуть в его глаза, чтобы понять, кем он является. Встретить взгляд Ларри Забвение – это то же самое, что склониться над раскрытой могилой. Я смотрел прямо ему в глаза, отвечая взглядом на взгляд. На Темной Стороне нельзя показывать слабость, или тебя затопчут.

- Неплохо выглядишь, Ларри, - сказал я. - И в качестве кого ты здесь? Манекенщицы?

- Я здесь в качестве себя самого, - его голос был, как всегда, сухим и безжизненным. Он вдыхал воздух только для того, чтобы говорить. - Я здесь только потому, что ты здесь. Нам нужно поговорить, Тэйлор.

- Мы уже поговорили, - меня это начинало утомлять. - Я рассказал тебе, что случилось с твоим братом. Он погиб в бою во время Войны.

- Тогда почему его тело так и не нашли? – Лари почти уткнулся своим лицом в мое. - Мой брат тебе доверял. Я доверил тебе заботиться о нем. Но вы сейчас здесь, жив и здоров, а Томми пропал, возможно - мертв.

- Он умер как герой, спасая Темную Сторону, - я старался говорить спокойно. - Разве этого не достаточно?

- Нет. Не в том случае, когда ты, спасая себя, позволил ему умереть.

- Отвали, Ларри.

-А если нет?

- Я вырву твою душу прямо из твоего мертвого тела.

Он колебался. Он не был уверен, что я мог это сделать, но так же не был уверен и в обратном. Обо мне ходит множество легенд на Темной Стороне, и я никогда их не подтверждаю и не опровергаю. Все они помогают создать себе репутацию. И мне приходилось в свое время делать кое-что действительно плохое.

К нам присоединился Мертвец. Он нашел большой кусок торта и облизывал с пальцев шоколад. Мертвец фамильярно кивнул Ларри, который посмотрел на него с презрением. Хотя они оба были мертвы, но вращались они в совершенно разных кругах.

- Не пьешь, Ларри?- сказал Мертвец. – Тебе стоило бы попробовать портвейн. И бренди. И сдобрить капелькой стрихнина. Чтобы добавить выпивке остроты. Ну и там, какие-нибудь перепелиные яйца сверху, вполне терпимо...

- Мне не нужно есть или пить, - ответил Ларри. - Я мертв.

- Ну, мне тоже ничего не нужно, - резонно возразил Мертвец. - Но я все равно делаю и то, и другое. Это все - часть вспоминания о том, каково это - быть живым. Только то, что ты мертв, не означает, что ты не можешь себя побаловать или взорвать бомбу у себя в голове. Просто нам приходится приложить немного больше усилий, вот и все. Если хочешь, у меня есть кое-какие пилюли, которые правда могут тебя взбодрить. Их мне делает эта старушка-оби...

- Ты - выродок, - решительно заявил Ларри. - И между нами нет ничего общего.

- Но вы оба зомби, не так ли? - честно говоря, мне стало любопытно.

- Я гораздо больше, чем зомби, -немедленно отреагировал Мертвец. - Я – дух, возвратившийся и завладевший собственным мертвым телом. Я – ревенант, восставший из мертвых.

- Ты сам выбрал, кем тебе быть, - холодно произнес Ларри. – Со мной это свершилось против моей воли. Но, по крайней мере, я пошел дальше, чтобы чего-то достичь. Теперь я руковожу крупнейшим частным детективным агентством Темной Стороны. Я уважаемый бизнесмен.

- Ты труп с манией величия, - ответил Мертвец. - И страшный зануда. Джон был первым частным сыщиком на Темной Стороне. Ты и прочие - лишь бледная подделка.

- Лучше так, чем быть вышибалой в баре с танцующими привидениями! - отрезал Ларри. - Или наемной силой для удержания мертвых в могилах в Некрополисе. По крайней мере, я знаю, как правильно одеваться. Меня и мертвым никто в подобном наряде не увидит!

Он развернулся и зашагал прочь, а люди поспешили убраться с его пути. Мертвец посмотрел на меня.

- Последняя фраза была шуткой, не так ли?

- Трудно сказать, - честно ответил я. - С кем-то другим - да, но Ларри никогда не отличался своим чувством юмора, даже когда был живым.

- А что не так с моей одеждой?- Мертвец разглядывал себя, искренне недоумевая.

- Ничего, - быстро сказал я. – Просто не все еще привыкли к твоей колоритной личности.

К нам подплыла Леди Орландо, и каждое движение ее роскошного тела радовало глаз. Одна из бессмертных знаменитостей Иеремии, и любимица желтой прессы, Леди Орландо утверждала, что она находится здесь со времен Рима, переходя из одной личности в другую, и у нее имелась бесконечная череда историй обо всех знаменитостях, с которыми, если ей верить, она встречалась и спала. На Темной Стороне она перебиралась с вечеринки на вечеринку, жила с каждым, кто ее хотел, и рассказывала свои сказки всякому, кто оставался на месте достаточно долго. На это пати она пришла одетая как персонаж Салли Боулз из «Кабаре» - ажурные чулки, шляпа-котелок и чрезмерно накрашенные глаза. Все считают, что ее история немного печальна, но не могут же все быть легендами. Она остановилась перед нами и томно потянулась, чтобы дать нам возможность получше рассмотреть товар.

- Вы не видели бедного старого Джорджи, милые, одетого Генрихом VIII? - промурлыкала она, глядя на нас совинымыми глазами поверх бокала шампанского. – Он совсем не похож на настоящего. Я встречалась с королем Генри в дни его славы в Хэмптон-корте, и должна вам сказать, что он даже близко не был таким большим, как любил притворяться. Вы - мальчики, , и ваши игрушки... Вы видели, как пришелец, поселившийся у нас постоянно, прямо-таки командует своими чокнутыми поклонниками? Клату, пришелец из Измерения X... Думаю, что он имеет такой успех только потому, что он загрузил свой разум из другой реальности... Я могла бы рассказать вам кое-что об этом убогом маленьком теле, которое он избрал для вселения...

Я повернул ее так, чтобы иметь возможность сосредоточиться на Клату, который разглагольствовал перед целой толпой почтительных слушателей. Он всегда был готов предложить объяснения загадкам вселенной или тайнам бытия, пока вы не припрете его к стене или не загоните в угол, после чего у него, как правило, появлялись какие-то дела и он вдруг вспоминал, что у него уже запланирована встреча. В глубине души Клату был просто очередным жуликом, хотя на фоне своего окружения он смотрелся гламурнее других. На Темной Стороне никогда не было нехватки пришельцев, будь то межзвездный эквивалент эмигрантов, живущих на переводы с родины и не желающих возвращаться домой, или те, кто просто проезжал мимо в поисках чего-нибудь более интересного. Kлату провозглашал, что он – продолжение крупной фигуры из Пятого Измерения, а тело, в которое он вселился, - лишь приукрашенная марионетка, управляемая издалека. А верить этому или нет – выбор за вами. Конечно, он пользовался всеми удобствами, свойственными существу из высшего измерения, пока за них платил кто-то другой...

Мне пришлось напомнить себе, что я был здесь для определенной цели. Мне нужны новые версии того, где искать Мелиссу, и какие-нибудь свежие мысли о том, что могло с ней случиться. Поэтому я коротким кивком попрощался с Мертвецом и Леди Орландо и стал бродить по залу, улыбаясь, кивая и составляя приятную компанию каждому, кто хоть что-то мог знать. Я узнал множество новых сплетен, получил несколько полезных советов и отклонил несколько предложений более личного свойства, но хотя все были рады поговорить о пропавшей Мелиссе и выстроить дикие теории об обстоятельствах ее неожиданного исчезновения...на самом деле никто ничего не знал. Так что я вынужден был отправиться на поиски других членов семьи Гриффин, чтобы посмотреть, не смогу ли я с помощью шарма или запугивания добиться от них чего-то еще.

Я нашел Уильяма, одетого Капитаном Крюком, включая треуголку и железный крюк, которым он пользовался, чтобы открыть упрямую бутылку вина. Он привел с собой в качестве гостей Мишку Косолапого Козла Морехода. По-видимому, все считали, что это просто костюмы. Мы мило поболтали, за это время Козел слил вместе полдюжины разных напитков в освобожденну для этого цветочную вазу и выпил несколькими жадными глотками. Окрпужающие не знали, что и делать – удивляться или ужасаться, - но все закончилось бормотанием друг другу "Вот это да!" на безопасном расстоянии. Мореход громко рыгнул, сорвал с ближайшего розового куста полдюжины цветов и, засунув их в пасть, принялся задумчиво жевать, вместе с лепестками, шипами и всем остальным.

- Неплохо, - сказал он. – Можно еще чего-нибудь добавить. Например, гусениц.

- Что? - удивился Уильям.

- Это чистый белок, - ответил Козел.

- Ты уже просто выпендриваешься, - сказал Мишка.

- Это самые лучшие еда и выпивка, - настаивал Козел. – Причем, бесплатные. Перед отъездом я набью полные карманы.

- Я правда должен представить тебя Мертвецу,-сказал я. - У вас так много общего. Как тебе вечеринка, Мишка?

- Я пришел только затем, чтобы составить компанию Уильяму, - ответил тот. - В конце концов, я же друг и товарищ каждого мальчишки. А при всем своем немалом возрасте Уильям во многом все еще ребенок. А кроме того, мне нравится покидать Шэдоус-Фолл. У нашего родного города легенд и чудес, как у собаки блох, и через некоторое время они начинают здорово действовать на нервы. Если особенные все, значит не особенный никто. Темная Сторона на какое-то время становится приятным разнообразием. Потому что, несмотря на всю ее подлую сущность, здесь все еще многим требуется Мишкина дружба и утешение...

Козел Мореход издал громкий непристойный звук, и мы, оглянувшись, увидели, что он уставился на проходящих мимо эльфов Паутинку и Мотылька.

Они должны были слышать Козла, но решили не обнаруживать своего присутствия. Козел громко заскрипел своими большими кривыми зубами.

- Чертовы эльфы, - проворчал он. – Так зазнались, что не видят дальше собственного носа. Воротят от меня морды, потому что я привык быть вымышленным. Я был любимым детским персонажем! Пока мы с Мишкой не вышли из моды, и наши книги исчезли с прилавков. Никому больше не нужны старые добрые душевные приключения. Я был гораздо счастливее и довольнее, когда не был настоящим.

- Ты никогда не был счастлив и доволен, - бодро возразил Мишка. – В этом и заключалась часть твоего очарования.

- Это ты был очаровашкой, - с раздражением бросил Козел. – А у меня был характер.

- И любовь моего поколения, - сказал Уильям, обняв обоих за плечи. – Когда я был маленьким, у меня были все ваши книжки. Вы помогли сделать терпимым мое детство, потому что ваши Золотые Земли были одним из немногих мест, куда я мог сбежать, и куда мой отец не мог за мной последовать.

- Эльфы, - проворчал Козел. - Засранцы!

Вдруг Паутинка и Мотылек развернулись и направились прямо к нам. Вблизи они были неожиданно и разительно иными, по крайней мере, точно не людьми, их чары спали, явив опасных хищных существ. У эльфов нет души, поэтому они не знают ни пощады, ни сострадания. Они могут сделать любые ужасы, которые придут им в голову, и чаще всего - так они и поступают, есть на то причины или нет. Уильям прямо отшатнулся назад под давлением их нечеловеческих взглядов. Мишка и Козел быстро встали между Уильямом и надвигающимися эльфами. Поэтому, конечно, и я тоже должен был оставаться на месте. Хотя лучший способ выиграть бой с эльфом - это бежать, не дожидаясь пока он тебя заметит.

Оба эльфа остановились перед нами, небрежно-элегантные и смертоносные. Их лица были одинаковыми – те же кошачьи глаза, те же заостренные уши, и те же холодные, очень холодные улыбки. Паутинка был одет в серое, Мотылек - в синее. Вблизи от них пахло мускусом и серой.

- Следи за своими манерами, выдумка,- сказал Мотылек. - Или мы тебя слегка поучим.

Мореход своей очень длинной рукой схватил эльфа за грудки, поднял и швырнул его через весь бальный зал. Эльф отправился в полет над головами присутствующих, перевернувшись вверх ногами и издавая жалобные, страдающие звуки. Паутинка проследил, как его соплеменник исчез где-то вдали, а потом снова посмотрел на Козла Морехода, который усмехнулся ему, обнажив крупные зубы.

- Эй, эльф, - сказала Козел. - Апорт.

Послышался звук удара чего-то тяжелого о противоположную стену, а потом – на порядочном расстоянии - об пол, за чем последовал страдальческий стон. Паутинка отвернулся от нас и зашагал в толпу, где все принялись громко судачить. Такого веселья на вечеринке не было уже много лет. Помогло и то, что эльфов никто не любил. Мишка печально покачал головой.

- Тебя никуда нельзя брать...

Уильям так смеялся, что не мог говорить. Раньше я его смеющимся не видел. Ему шло.

- Чтобы я еще когда-нибудь позволил тебе смешивать напитки, - ругался Мишка на Козла Морехода. – Ты становишься мерзким, когда выпьешь.

-Эльфы, - ворчал Козла. - И эти двое думают, что они настолько прославлены, только потому, что были упомянуты в пьесе Шекспира. Вы когда-нибудь смотрели «Сон в летнюю ночь»? Романтическая чушь! Сомневаюсь, что этот человек хотя бы раз в жизни встречался с эльфом. Одна пьеса... Мы с Медведем были героями тридцати шести книг! Даже если их больше никто не читает...- Он громко шмыгнул носом, и одна крупная слеза скатилась по его длинной серой морде. – Знаете, мы привыкли быть большими. Большими! Это книги стали маленькими...

Я извинился и пошел посмотреть, как чувствует себя эльф после вынужденной посадки. Не то, чтобы я особо беспокоился, конечно, но не сбрасывал со счетов и Суд Фэйри. И если эльф не посчитает нужным ответить на предложение дружбы, он вполне мог бы отреагировать на взятку приличного размера. К тому времени, когда я дошел до конца зала, Мотылек уже встал на ноги, и в его внешности ничего не напоминало о его внезапном насильственном выходе. Убить эльфа не так-то просто, хотя зачастую это стоит усилий. Сейчас Паутинка и Мотылек изо всех сил пытались взглядами смутить Ларри Забвение, который спокойно, но твердо выдерживал их взгляды.

- Королева Мэб желает получить назад свою волшебную палочку, - напрямую заявил Паутинка.

- Она отправила нас, чтобы передать это тебе, - добавил Мотылек. - Не заставляй нас повторять это дважды.

- Классно, - сказал Ларри, не изменившись в лице.- Скажи ей, что, если она хочет ее назад, пусть приходит сама.

- Мы можем ее забрать, - сказал Паутинка.

- Нам бы очень этого хотелось, - сказал Мотылек.

Ларри рассмеялся им в лицо. - Что вы собираетесь сделать, убить меня? Вы немного опоздали с этим. Королева Мэб дала мне свою палочку за оказанные ей услуги. Вы скажете ей...если она еще когда-нибудь снова попытается на меня давить, я всем расскажу, что именно я для нее сделал и почему. А теперь проваливайте, или я натравлю на вас Козла Морехода.

- Такого неуважения королева Мэб не забудет, - сказал Паутинка.

Ларри Забвение усмехнулся. - Как и я - Пака (Puck - озорнойспрайтв кельтской мифологии и английском фольклоре

Эльфы, не оглядываясь, зашагали прочь. Я задумчиво изучал Ларри Забвение, не приближаясь к нему. Я был серьезно заинтересован. У Ларри Забвения было эльфийское оружие? Это была плохая новость...Эльфы разблокируют свой Арсенал только когда они готовятся идти на войну. И поскольку я не видел, чтобы в ближайшее время по Темной Стороне проезжали Четыре Всадника, получается, что на свободе разгуливает несколько экземпляров древнего эльфийского оружия... Я продолжал размышлять, оценивая возможные последствия, пока снова не появилась Леди Орландо и не зажала меня в угол раньше, чем я успел сбежать. Ее флирт-режим был включен на полную, и я недоумевал, почему она избрала своей мишенью меня, когда вокруг было полно богатых мужчин. Может, она услышала, сколько заплатил мне Гриффин за это дело...

- Джон, дорогой, - сказала она, ослепительно улыбаясь, а ее расширенные глаза были голодными. - Ты, должно быть, единственная настоящая знаменитость Темной Стороны, которой у меня не было. Я прямо-таки обязана добавить тебя в свою коллекцию.

- Отвали, - миролюбиво ответил я. – Меня уже заняли.

- Мне нужно только твое тело, - сказала Леди Орландо, наморщив свой идеальный носик. - Не любовь. Я уверена, что Сьюзи поймет.

- А я абсолютно уверен, что нет, - сказал я. - А теперь будь хорошей девочкой и покажи свою грудь кому-нибудь еще.

К счастью, в этот момент мне на выручку пришла Элеонора Гриффин. Она промчалась мимо Леди Орландо, схватила меня под руку и одним плавным движением увела меня, прежде чем Леди успела возразить, не прекращая при этом громко болтать и не давая Леди вставить даже словечка. Я не осмелился оглянуться. Ад ничто по сравнению с яростью оскорбленной женщины.

Элеонора была одета Мадонной в ее период Жан-Поля Готье, включая черный корсет с медными чашечками. Я посмотрел на них и слегка вздрогнул.

- Разве они не холодные?

Элеонора коротко рассмеялась. - Я ношу их, чтобы подбодрить Марселя. Он уже полностью восстановился, благодаря курсу быстродействующих целительных заклинаний, но все еще слегка киснет из-за того, что я прицепила к нему электронный жучок. Если он попытается сбежать из Поместья и снова заняться игрой, жучок откусит ему ногу. Он где-то здесь, дуется, одетый Скаем Мастерсоном из «Парней и Кукол» (музыкальный фильм 1955 г., в гл. роли Марлон Брандо. Скай Мастерсон – его персонаж). Немного предсказуемо, на мой взгляд, но он большой поклонник Марлона Брандо. Но хватит о нем. Мне нужно с вами поговорить, Джон. Я правильно поняла, что Папа позвал вас сюда, чтобы лично контролировать ваши поиски Мелиссы? Так я и думала. Для него всегда было слишком трудно что-то поручать, а потом зависеть от других людей. Вы как-то продвинулись в поисках?

- Нет, - ответил я, радуясь возможности поговорить с кем-то, с кем можно говорить прямо. - Я поговорил с каждым членом вашей семьи, но если кто-то что-то и знает, они приложили массу усилий, чтобы держать это в себе.

- А вы не могли бы спросить, ну, ваших знакомых из андеграунда? Я имею в виду преступников и информаторов, в общем, людей такого сорта?

- Те, кого я знаю, не посмеют даже прикоснуться к Гриффину, - ответил я. - Нет, те люди, которые являются лостаточно крупными и достаточно плохими, чтобы осмелиться на что-то подобное, главным образом сейчас прямо здесь, в этой комнате.

- Вы поговорили с Павлом?- спросила Элеонора, не глядя на меня.

- Я разговаривал с Полли, - осторожно сказал я. - И слышал, как она пела. У нее очень хороший голос.

- Я никогда не слышала пения Полли, - сказала Элеонора. - Я не могу пойти в клуб. Павел не должен знать, что...что мне известно о Полли.

Она отвела меня обратно к Уильяму, который сейчас был один. Видимо, Козел Мореход и Мишка Косолапый отправились влипать в истории куда-то еще. Когда мы остановились перед ним, Уильям неприветливо нахмурился в сторону Элеоноры. К нему вернулась вся его прежняя мрачность.

- Что бы она вам обо мне ни рассказала, не верьте не единому слову, - отрезал он. – Черт возьми, не верьте вообще ничему, что она говорит. У милой Элеоноры всегда есть собственные планы.

Элеонора мило улыбнулась ему. - Назови хоть одного в нашей семье, у кого их нет, братец. Даже у сладенькой святой Мелиссы была своя жизнь, совершенно закрытая для всех остальных.

- Тайная жизнь? – мне стало интересно. - Вы имеете в виду, как у Павла?

- Никто этого не знает, - сказала Элеонораа. - Она всегда была очень скрытной девочкой.

- Лучший способ, в этой семье, - проворчал Уильям. – Если здешние люди узнают ваши тайны, они используют их против вас.

Они принялись ссориться, перечисляя старые грехи, обиды и раны, которым никогда не позволят зажить, а я просто перестал обращать на них внимание. Значит, у Мелиссы была тайная жизнь, настолько частная, что никто из них даже подумал упомянуть об этом раньше. Возможно, потому, что в этой семье не любили признаваться, что чего-то не знают.

Я оглядел зал. Казалось, вечеринка идет своим чередом, но меня интересовали остальные Гриффины. Иеремия, разумеется, был в самом центре событий, верша суд перед большой группой людей, которые ловили каждое его слово. Maрия шествовала взад и вперед по своему искусственному розовому саду, принимая и раздавая комплименты, - была, наконец, в своей стихии. Я нигде не видел Марселя или Глорию, но ведь сад был действительно большим. Поэтому, если я хочу узнать побольше о тайной жизни Мелиссы, мне придется выкапывать информацию у Элеоноры и Уильяма.

- Ты уже сказала ему? – очень веско спросил Уильям, и я снова обратил внимание на их разговор.

- Я работаю над этим, - ответила Элеонора. - Это ведь не та вещь, которую можно так легко преподнести, или нет? - Она повернулась ко мне, усилием воли страя гнев с лица, миг – и она снова такая же милая и улыбающаяся. - Джон, нам нужно, чтобы вы кое-что для нас сделали.

- Сначала установи щиты, - перебил ее Уильям.

- Во всей этой болтовне нас никто не услышит, - возразила Элеонора. – А вот щит конфиденциальности заметить могут.

- Но эта не та вещь, которую мы можем позволить подслушать, - сказал Уильям. - Лучше пусть кто-то подозревает, чем все знают.

- Ладно, ладно!

Она незаметно осмотрелась по сторонам и вытащила из потайного кармана маленький амулет из резной кости. Сжав его в кулаке, Элеонора прошептала активирующее заклинание, и окружающий нас шум быстро пропал. Я мог видеть, как движутся губы у окружающих, но сквозь экран до меня не доносилось даже шепота, вероятно, в обратную сторону это действовало так же. Конфиденциальность нашей беседы была обеспечена. Пока кто-нибудь не заметит. Я с любопытством посмотрел на Уильяма и Элеонору, а они смотрели на меня с каким-то упрямым отчаянием на лицах. И я вдруг понял, что все, что они собирались мне сказать, не имеет ни малейшего отношения к Мелиссе.

- Сколько вы хотите, - осторожно начала Элеонора, - за убийство нашего отца?

Я долго молча разглядывал эту пару. Я ожидал услышать что угодно, но не это.

- Вы - единственный человек, у которого может получиться, - сказал Уильям. - Вы смогли приблизиться к нему настолько, насколько не мог никто до вас.

- Мы кое-что слышали о том, что вы делали, - продолжила Элеонора. - Во время Войны Лилит.

- Все говорят, что на Войне вы сделали то, чего не смог больше никто, - сказал Уильям.

- Вы хотите, чтобы я убил Иеремию? – переспросил я. – Зачем, собственно, это вам надо?

- Чтобы быть свободными, - глаза Уильям, казалось, сверлили меня насквозь. – Вы и понятия не имеете, каково это – так долго жить в его тени. Он держит под контролем и ломает всю мою жизнь. Вы же видели, насколько далеко я должен уйти, чтобы просто временно почувствовать себя свободным.

- С его уходом мы, наконец, сможем жить собственной жизнью, - сказала Элеонора. – Он никогда этого не хотел ни для одного из нас.

- Речь не идет о деньгах, бизнесе или власти, - сказал Уильям. - Я отдал бы все это, чтобы быть свободным от него.

- Сделайте это для нас, Джон, - сказала Элеонора. - Сделайте это для меня.

- Я частный сыщик, - ответил я. – А не наемный убийца.

- Вы не понимаете, - настаивал Уильям. - Мы все обсудили. Мы считаем, что наш отец стоит за исчезновением Мелиссы. Мы думаем, что он организовал ее насильственное похищение из Поместья. Здесь ничего не происходит без его ведома и одобрения. Только он мог обойти все системы безопасности Поместья и убедиться, что все слуги были там, где они ничего не могли видеть. Он хочет, чтобы моя дочь умерла, а кто-то другой за это ответил. Я верю, что моя дочь мертва, Джон, и я хочу отомстить за убийство.

- Если по его приказу убили Мелиссу, - сказала Элеонора, - следующим может быть мой Павел. Я не могу допустить, чтобы это случилось. Он – это единственное, что у меня есть. Вы должны нам помочь, Джон. Чтобы заполучить то, что ему хочется, наш отец способен на все.

- Тогда почему он нанял меня? – спросил я.

- А что может быть лучше, чем публично показать свое горе и гнев? - сказал Уильям. - Наш отец всегда понимал необходимость хорошей рекламы.

- А если ему нужен кто-то, на кого можно свалить вину, - закончила Элеонора, - кто справится с этим лучше, чем пресловутый Джон Тэйлор?

- Лучшее, что я могу для вас сделать, - я тщательно подбирал слова, - это найти Мелиссу и вернуть ее домой целой и невредимой. Я зайду даже дальше: тот, кто стоит за ее исчезновением, получит то, чего заслуживает. Кто бы это ни был.

Я отошел от них, прорвав защитное поле, и вернулся в хриплый шум вечеринки. Мне было, о чем подумать. Я не был удивлен, что дети Иеремии оказались такими же безжалостными, как и он сам, но я был разочарован. Уильям и Элеонора начинали мне нравиться. Стоп, может Иеремия привел меня, чтобы я стал козлом отпущения? Тем, кто виновен, что Мелисса не вернулась? Это будет не в первый раз, когда клиент оказался нечестен со мной. И, словно одной только мысли было достаточно, чтобы вызвать его, Иеремия внезапно появился из толпы прямо передо мной.

- Не пьете? - весело сказал он. - Это же вечеринка!

- Кто-то же должен здесь сохранять ясную голову, - ответил я.

Иеремия как-то неопределенно кивнул. - Вы не видели поблизости Павла, а? Я послал одного из слуг кричать через дверь, что я ожидаю, когда он явится вместе с остальными членами семьи, но это же Павел. Наверное, все еще дуется в своей комнате, включив свою музыку погромче. Пока снова не ускользнет. - Иеремия коротко рассмеялся, издав какой-то кислый звук. - Он думает, что я ничего не знаю... В этом доме не происходит ничего, о чем бы я не знал. На первый раз я отправил за ним моих людей, на почтительном расстоянии... Оказывается, мальчишка переодевается в женские платья. Проводит все свое время в гей-клубах... И это после всех моих попыток сделать из него мужчину. Чертовски обидно, но что здесь можно сделать?

Я кивнул. Было ясно, что Иеремия не знает о Полли, и я не собирался ему говорить.

- Почему вы не сказали мне, это будет костюмированная вечеринка? – спросил я. - Я чувствую себя не в своей тарелке. Если бы я умел, то, наверное, смутился бы.

- Но вы не из таких, - сказал Иеремия. - Мне нужно было, чтобы вы пришли именно в качестве самого себя, чтобы каждый мог вас узнать. Я хочу, чтобы все знали, что вы работаете на меня. Во-первых, это дает понять, что я работаю над похищением Мелиссы. Во-вторых, тот факт, что я в состоянии нанять вас, пресловутого Джона Тэйлора, помогает мне выглядеть сильным и находящимся у руля. Имидж в бизнесе – это все. И в-третьих, возможно, ваше присутствие окажется достоточным поводом, чтобы, наконец, спровоцировать похитителей Мелиссы на какие-то действия. Вы уже нашли что-нибудь?

- Только то, что кто-то действительно настроен помешать мне выяснить, что происходит, - сказал я. - И вы уже это знаете.

- А, да. То происшествие в конференц-зале. - Иеремия нахмурился. - Вы должны поспешить, Тэйлор. Время уходит.

- Для нее? Или для вас?

- И то, и другое.

Неожиданно двери в зал с оглушительным грохотом распахнулись. Все обернулись,чтобы посмотреть, и резко наступила полная тишина, потому что в дверях абсолютно спокойно и непринужденно стоял Уокер. Человек, который сейчас управлял Темной Стороной, единственный, кто мог и хотел этим заниматься, потому что все остальные была слишком напуганы, чтобы бросить ему вызов. В прежние дни он был голосом Властей, этих серых призрачных людей за кулисами, но теперь их не было, а Уокер был... Он стал Человеком.

Как и всегда, он до последней нитки выглядел опрятным городским джентльменом, в дорогом костюме на заказ, галстуке старой школы и шляпе-котелке. Спокойным, расслабленным и всегда очень, очень опасным. Ему сейчас уже должно быть за шестьдесят, его отличная фигура лишь чуть обмякла благодаря возрасту и хорошей жизни, но он по-прежнему излучал уверенность и спокойную силу. Его лицо казалось моложе, чем на самом деле, но его глаза были старыми. Формально Уокер представлял если уж не закон и порядок, то власть – точно, и он ничего так не любил, как хорошо обставленныйо выход на сцену.

Он осматривал зал и вежливо улыбался, давая возможность каждому хорошенько его рассмотреть. Он пришел в одиночку в логово своих врагов, и я пытался понять, кого он сейчас может позвать на помощь, сейчас. Было время, когда он именем Властей мог призвать на поддержку светские и церковные войска. Но придут ли эти армии по его зову сейчас? Возможно, в конце концов, это же Уокер. Человек, который знал многое, и далеко не все из этого было хорошим, законным или полезным для здоровья.

Толпа расступилась, пропуская неторопливо идущего в сторону Уокера Иеремию. Уокер непринужденно улыбался, позволяя самому влиятельному бизнесмену Темной Стороны приближаться к себе. Я быстро последовал за Иеремией. Я не собирался это пропустить. Иеремия остановился перед Уокером, осмотрел его с нг до головы и пренебрежительно фыркнул. Уокер вежливо кивнул.

- У вас хватило наглости явиться сюда, Уокер, - произнес Иеремия. – Вы без приглашения явились в мое поместье, в мой дом!

- Я иду туда, куда считаю нужным, Иеремия, - четко прозвучал в тишине спокойный голос Уокера. – И вам это известно.Хорошее у вас здесь местечко. И системы безопасности тоже неплохие. Новейшие. Но вы должны были знать, что, когда я хочу войти, даже их не хватит, чтобы не пустить меня. Но не волнуйтесь, я пришел не для того, чтобы вытащить вас отсюда в наручниках. Не в этот раз. Я пришел, чтобы забрать кое-кого другого, чтобы он ответил за свои преступления.

- Каждый из присутствующих в этой комнате является моим гостем, - немедленно ответил Иеремия. – А, значит, находится под моей личной защитой. Вы не можете даже пальцем тронуть никого из них.

- О, я думаю, вы сами захотите, чтобы я забрал этого человека, - Уокер по-прежнему улыбался, открытое неповиновение Гриффина его совершенно не трогало. – Этодействительно очень сомнительная личность.

Он оглядел зал, и под его взглядом все сжались, потому что, несмотря ни на что...это был Уокер, и у каждого здесь за душой было что-то, что заставляло их чувствовать себя виноватыми.

Иеремия резко произнес Слово Силы, и его телохранители ворвались в зал, появившись прямо из стен - огромные серые големы вдвое больше человека и с кулаками размером с булаву. Среди гостей, пытающихся убраться с их дороги, поднялась паника. Уродливые серый создания устремились к добыче, разрушая искусственный розовый сад, уничтожая живые изгороди и кусты. Один из гостей оказался недостаточно быстрым, и големы растоптали его, не обращая внимания на крики. Пол дрожал под их тяжелой поступью, пока они наступали на Уокера.

Тот не двинулся с места и не потерял спокойствия. Дождавшись, пока они почти нависли над ним,а он использовал против них свой Голос. Голос, которому невозможно не повиноваться.

- Убирайтесь, - приказал големам Уокер. – Возвращайтесь туда, откуда пришли, и не смейте мне больше надоедать.

Големы, как один, замерли, стих грохот их тяжелых шагов, а потом все они все развернулись, прошли обратно через зал и снова начали исчезать в стенах. Иеремия отчаянно призывал их снова и снова, используя все более мощные Слова, но они не возвращались. В их головах продолжал отдаваться эхом Голос Уокера, и там не оставалось места ни для чего другого. Они исчезали один за одним, пока не исчез последний, и никто из гостей не произнес ни слова. Все молча наблюдали, пока не исчезли все големы, потом посмотрели на Иеремию, а после этого - на Уокера. И Каждому в зале было ясно, где настоящая сила. Иеремия вперил взгляд в Уокера, его руки, сжатые в кулаки, дрожали от ярости.

- Тебе никогда не выбраться отсюда живыми, Уокер. Весь этот дом - оружие, которое я могу использовать против тебя.

- Тише, Иеремия, будь хорошим мальчиком; вздорность так не идет людям твоего возраста и положения. Я сказал тебе, что я здесь не ради тебя. Поверь, ты захочешь избавиться от этой персоны не меньше, чем и я. Потому что один из твоих гостей не тот, кем вы его считаете.

Это привлекло внимание всех. Все начали смотреть по сторонам, а некоторые - даже отступать друг от друга. Если раньше они могли бы объединиться против Уокера, теперь все они были заняты друг другом. Уокер прошел мимо Иеремии, обходительно, учтиво и совершенно обезоруживающе кивнул мне и направился вглубь толпы, словно любимый дядюшка, который пришел с подарками. Гости, полностью лишившиеся силы духа, разбегались при его приближении, но он не отрывал глаз от единственной, очень известной персоны. Остановившись перед ней, он покачал головой, казалось, скорее с грустью, чем с гневом.

- Но...это Леди Орландо! - запротестовал Иеремия.

- Не совсем, - ответил Уокер, задумчиво изучая Леди Орландо, которая в ответ холодно уставилась на него. - На самом деле, это Склеповая Химера – оборотень и пожиратель душ, похищающий личность, а вовсе не Леди Орландо. Ну что, покажи себя. Покажи свое истинное лицо.

Его Голос сотрясал воздух, безжалостный, как судьба, и неизбежный, как смерть. Леди Орландо открыла рот, а потом продолжила еще и еще, неестественно растягивая связки, и в звуке, раздавшемся из уродливо распахнутой пасти, не было ничего человеческого. Понуждаемое Голосом Уокера, существо перед нами сбросило образ, в котором оно пряталось, и явило нам то, чем оно было на самом деле. Леди Орландо растаяла, обнажив страшное лоскутное нечто, как будто куски сырого мяса слиплись вместе, приняв облик, отдаленно напоминающий человека. Это представляло собой влажно поблескивающую красно-фиолетовую плоть, испещренную темными узорами пульсирующих вен. На бугристой безликой голове не было ничего, кроме круглого рта, наполненного похожими на иглы зубами. От него несло грязью и гноем, серой и аммиаком, словно склеп, набитый давно разлагающимися и гниющими телами. Все вокруг отступили назад, кашляя и задыхаясь от вони, с ужасом глядя на тварь, появившуюся среди них. Кошмары, подобные этому, - неотъемлемая принадлежность улиц Темной Стороны, а не безопасных и защищенных домов богачей. Загнанная в угол, Склеповая Химера не двигалась с места, повернув свое жуткое незаконченное лицо в сторону Уокера, который спокойно смотрел на нее. Когда существо наконец заговорило, его голос больше всего напоминал жужжание насекомого.

- Даже твоему Голосу не под силу долго меня удерживать, Уокер. Он никогда не был предназначен, чтобы действовать на таких, как я. Внутри меня слишком много людей, чтобы ты смог всех нас контролировать.

- Что, черт возьми, это такое? – вмешался я. Я подошел к Уокеру, подозревая, что ему может понадобиться поддержка.

- Склеповая Химера собирает ДНК через случайные контакты, - ответил Уокер, не сводя с существа глаз. - Рукопожатия, и тому подобное. Потом оно хранит клетки в своей внутренней базе данных. И всегда пополняет свою коллекцию. Ему нужно лишь несколько клеток, чтобы получить возможность дублировать кого угодно вплоть до последнего волоска на голове. Но чтобы долго удерживаться в некой единой форме, оно должно похитить жертву, спрятать ее в безопасном месте и... кормиться ею. Какая-то разновидность психической трансформации... До тех пор, пока оригинал не будет полностью использован и не превратится в гниль. А тогда Склеповая Химера должна будет перейти к новой форме.

- Один из моих агентов выследил логово этого существо и нашел настоящую Леди Орландо, прикованную цепью к стене в довольно мерзком подземелье под заброшенным складом в Пустошах. Вместе с гниющими останками более, чем дюжины предыдущих жертв. - Уолкер печально покачал головой, глядя на существо перед ним. - Тебе действительно не стоило выбирать такой известный персонаж. Ты не настолько хороший актер. Но именно этот образ открыл тебе путь сюда, не так ли? В окружение богатых и влиятельных людей. У тебя, должно быть, глаза разбежались при выборе своей следующей личности. Сколько рук ты пожал? Сколько щек поцеловал?

Со всех сторон раздались звуки шока и возмущения, когда люди вспомнили, как они приветствовали или принимали приветствия Леди Орландо, которая всегда была очень популярна и поэтому очень любила обниматься... Некоторых даже вырвало. Я вспомнил, как Леди загнала меня в угол и сказала "я хочу твое тело...я правда должна добавить тебя к моей коллекции". И как сильно я заблуждался.

Джимми Гром с налитым яростной кровью лицом подлетел к Химере сзади и ударил ее молотом по голове. В стороны шрапнелью полетели кусочки плоти, а тяжелая мясистая головой вмялась под ударом и провалилась между лопатками, но только затем, чтобы подняться обратно с мягким влажным чавкающим звуком. Неестественно быстро существо развернулось и нанесло грому сильный удар своей черезчур длянной рукой. Северное божество пролетело по воздуху и врезалось в стену с такой силой, что раскололо деревянные панели сверху донизу. Тварь резко повернулась и бросилась к Уокеру, но тот уже отступил за пределы досягаемости. Я заметид Мертвеца, который энергично проталкивался сквозь паникующую толпу, и окликнул его.

- Отвлеки это! У меня идея!

Мертвец вырвался из толпы и бросился на Химеру. Он голыми руками выдирал куски мяса из тела существа, отбрасывая их в стороны. Кровь у существа не текла, но она взвыло от ярости и ударило Мертвеца рукой, похожей на биту. От ужасной силы удара его голова сделала полный оборот, и толпа ахнула, услышав, как сломалась его шея. Мертвец с минуту постоял, и его лицо смотрело на меня, развернутое на затылок. Затем он подмигнул мне и медленно вернул голову в нормальное состояние. В потрясенной тишине мы все могли слышать, как трутся друг о друга кости его шеи, становясь на место. Мертвец мерзко ухмыльнулся Склеповой Химере.

- И это все, что ты можешь? Я мертвый, помнишь? А нука, покажи мне свой лучший бросок! Я смогу его взять!

Они столкнулись, раздирая друг друга на части с неестественной силой, пока все вокруг вопили в шоке и ужасе от того, что они делали друг с другом. И пока все это творилось, я сосредоточился, медленно и осторожно активируя свой дар, постепенно открывая свой внутренний взор, свой третий глаз. Раньше, когда я попытался использовать свой дар в этом доме, Кто-то грубо отрезал меня от него. Но в этот раз ничего не произошло, и я смог использовать свой дар, чтобы найти старую и очень отвратительную магию, которая держала вместе разрозненные куски Склеповой Химеры вопреки всем законам природы. И для меня не было ничего проще, чем разорвать эту магию и рассеять ее.

Существо просто развалилась на части. Оно кричало, как душа, низвергающаяся в Ад, когда отдельные куски мяса падали на пол и немедленно сгнивали, последние остатки умирающих людей, составлявших существо. Склеповая Химера рухнула, ее крик затих, тело, потеряв всякую форму, растеклось грязной жидкостью, а потом не осталось ничего, кроме тихо дымящегося пятна на полу и исчезающего зловония склепа.

Уокер весело мне кивнул. - Спасибо, Джон. Я мог сам справиться с этим. Говоря по правде, я хотел получить это целиком - для допросов и изучения...но нельзя же иметь все сразу.

- Точно, - ответил я. – И где бы ты ее держал?

Иеремия присоединился к нам и смотрел на пятно на полу. – Сначала - ты, Уокер, теперь - это. Выглядит так, словно у меня не дом, а проходной двор. Я собираюсь снова обновить мою систему безопасности. И что я должен делать со всем этим? Посмотрите, повсюду разбросаны куски мяса.

- Вкусно, - сказал Мервец, что-то пережевывая. - Почему бы не надеть их на соломинки для коктейля и не раздать всем типа как закуски? Люди могли бы завернуть их в салфетки и забрать домой в память о вечеринке.

Рвать начало еще большее количество народу, и вообще все постарались отойти от Мертвеца. Я виновато посмотрел на Иеремию.

- Я извиняюсь. То, что он мертвый, ничуть его не смягчило. Знаете, его никуда не приглашают.

- Правда? - сказал Иеремия. - Вы меня прямо удивили.

- Милое использование Голоса, - обратился я к Уокеру. - Но я должен спросить, кто после смерти и ухода Властей, дает ему силу? А может это не Кто, а Что?

- Жизнь продолжается, - непринужденно ответил Уокер. - И я по-прежнему в игре. Потому что кто-то должен. Кроме того, я не вижу никого подходящего на мое место.

- Ты всегда ненавидел Темную Сторону, - сказал я. - Ты говорил мне, что твое самое горячее желание - это уничтожить весь этот проклятый цирк уродов, прежде чем все это хлынет через границы, чтобы заразить весь остальной мир.

- Возможно, с годами я стал мягче, - ответил Уокер. - Все, что имеет значение, так это то, что я по-прежнему здесь, поддерживаю порядок на Темной Стороне, а после ухода Властей у меня появилось гораздо больше возможностей преследовать тех, кто угрожает нормальной жизни.

- Вижу,- ответил я. – А это может относиться к таким, как я?

- Возможно, - сказал Уокер.

- Ты похитил мою внучку! – резко вмешался Иеремия, глядя прямо в глаза Уокеру, с лицом, загоревшимся новой идеей. -Ты прошел мимо моей охраны и использовал свой Голос, чтобы заставить Мелиссу уйти с тобой! В качестве кого? Заложника, страховки, чтобы не дать мне занять мое законное место правителя Темной Стороны?

- Безусловно, я мог бы это сделать, - пробормотал Уокер. - Но мне не требуется тебя останавливать. Ты и так не способен это сделать. И я не стал бы трогать твою внучку, потому что мы оба знаем, что я буду первым, к кому бы ты после этого пришел. А я не хочу новой войны на Темной Стороне, по крайней мере - пока.

- И ты думаешь, что я поверю тебе на слово? - фыркнул Гриффин. - Я сровняю с землей весь этот город, но найду, где ты ее прячешь!

- Поклянись, что не имеешь отношения к исчезновению Мелиссы, - я быстро сказал Уокеру. - Поклянись именем моего отца.

- Я клянусь, Джон, клянусь именем твоего отца.

Я взглянул на Иеремию. - Он ее не забирал.

- Почуму вы так уверены? - Иеремия был по-прежнему подозрительным. – Просто потому, что вы двое слишком тесно связаны между собой?

- Это долгая история, - ответил я. - Скажем так...он знает, что лучше мне не лгать.

Уокер вежливо кивнул Иеремии, коротко приподнял в мою сторону свой котелок, и, не торопясь, покинул зал. Никто, включая Иеремию, ничего ему не сказал и не попытался его остановить. Вскоре после его ухода во главе целой армии слуг явился дворецкий Гоббс, чтобы убрать разгром и восстановить порядок среди изгородей и розовых кустов, снесенных и растоптанных големами. Постепенно вечеринка возобновилась, снова поднялась оживленная болтовня по поводу только что случившегося. Рассказов хватит на долгие годы.

Как ни странно, Гриффин вовсе не выглядел расстроенным. После ухода Уокера Иеремия почти сразу успокоился и даже начал снова улыбаться.

- Ничего так не заставляет говорить о вашей вечеринке, как небольшой эксцесс,- оживленно сказал он. - Посмотрите на Maрию в окружении всех своих друзей и прихлебателей, - все ее утешают, предлагают принести выпить, закусить или что-нибудь еще, чего бы ей хотелось...и она в восторге. Она сейчас в центре внимания, а это все, что ей нужно. За всеми этими слезами и обмороками, она прекрасно знает, что благодаря всем этим волнениям о ее вечеринке будет написано во всех нужных местах, и любой, кто на ней не присутствовал, будет до тошноты завидовать всем, кто там был.

Он задумчиво посмотрел на меня. - Одной из проблем, с которой сталкиваешься, когда живешь так долго, как мы, является то, что ты уже все когда-то видел и все совершал. Скука – это враг, и ты готов радоваться всему новому, как хорошему, так и плохому. Каждый в моей семье занят поиском того, что могло бы их отвлечь или развлечь. Я веками сражался и интриговал ради получения контроля над Темной Стороной, потому что...потому что это того стоило. Самая трудная задача, из всех которые я когда-либо перед собой ставил, - и главный приз. Все меньшее...был бы меня недостойно. И теперь это меня бесит! То, что я так близко к победе, но, возможно, слишком поздно!

- Потому что вы ждете, что вскоре можете умереть? – я задал вопрос в лоб.

- В каждом соглашении есть исключения, - Иеремия говорил, не глядя на меня. – Как есть и способы разорвать любую сделку. Нужно просто быть достаточно умным, чтобы их найти.

- Даже если это означает убийство собственных внуков - чтобы остаться в живых?

Он, наконец, поднял на меня глаза и, к моему удивлению, с болью в голосе рассмеялся. - Нет. Этого я бы сделать не смог. Даже если бы и хотел.

- Вы должны сказать мне правду, - сказал я. - Всю правду, или я никогда ничего в этом деле не добьюсь. Расскажите, Иеремия. Скажите мне то, что я должен знать. Например, про подвал под этим домом, и почему никто, кроме вас, не вправе туда входить.

- Вы копали, не так ли?

- Вы все еще хотите, чтобы я нашел Мелиссу, или нет?

- Да. Хочу. Я хочу этого больше всего на свете.

- Тогда или отведите меня в подвал и покажите, что вы там прячете, или скажите мне правду, как вы стали бессмертным.

Гриффин вздохнул, но было не похоже, чтобы он был слишком недоволен своей настойчивостью. - Очень хорошо,- сказал он наконец. - Пойдемте со мной, и обсудим это наедине.

Я ожидал чего угодно для разговора с глазу на глаз, но не того, что случилось. Гриффин привел меня в угол зала, достал маленький золотой ключ на длинной золотой цепочке и вставил ключ в потайной замок, спрятанный в глубине особенно вычурной детали орнамента. Ключ повернулся, и целая секция стены отошла в сторону, открывая комнату. Иеремия впустил меня внутрь, а потом закрыл и запер дверь на ключ. Комната была пустой, с голыми стенами, единствееным источником света был тот, что проник вместе с нами при входе.

- Я держу эту комнату для частных деловых переговоров, - сказал Иеремия. - Она специально экранирована от любых ушей. Вы бы удивились, узнав, как много дел решается именно на вечеринках. Гоббс будет караулись снаружи, чтобы нас не побеспокоили. Что ж... наконец-то, я хоть кому-то расскажу подлинную историю того, как стал бессмертным. Я всегда думал, что это будет очень трудно, но теперь, когда этот момент настал, я обнаруживаю, что почти жажду освободиться. Тайны давят на вас, а эту я так долго тащил на себе...

- Да, Джон. Я действительно заключил сделку с Дьяволом, когда был простым нищим в Лондоне двенадцатого века. Это было даже не особенно трудно. В те дни Рай и Ад были намного ближе к людям. Я взял старый пергаментный свиток, который получил в качестве оплаты старого долга, и воспользовался им, чтобы вызвать самого Князя Тьмы. - Внезапно он остановился, глядя на свои дрожащие от воспоминаний руки. - Я заклял и связал его, чтобы он появился в форме, приемлемой для человеческих глаз, но даже при этом то, что я увидел... Но в молодости я был очень амбициозен и считал себя слишком умным. Я должен был более внимательно прочитать договор, который подписал собственной кровью. Дьявол всегда в мелочах...

- Как вам известно, в подлинном адском документе есть пункт, согласно которому ни один из моих благополучно рожденных внуков не может погибнуть от моей руки. Я не могу убить их сам, не допустить своим бездействием, чтобы им был причинен вред. Под страхом потери моей души. Поэтому, как только мне стало известно об их существовании, и я увидел их перед собой, единственное, что мне оставалось... это принять их. Так, как я никогда не поступил или не смог поступить с Уильямом и Элеонорой. Эти два ребенка были моим смертным приговором, символом моего неизбежного проклятия, но я могу сказать, что их существование оказалось для меня чем-то особенно удивительным. Я сделал все возможное, чтобы гарантированно не иметь детей, но они все равно появились. Я мог бы их убить, но...мужчине хочется, чтобы его линия не прервалась, даже если он знает, что это означает его конец. Я безжалостный человек, Джон. В свое время я уничтожил многих. Но я никогда не причинял вреда ни одному ребенку.

- Я сделал, все, что мог, для Павла, но вскоре стало ясно, что он ничуть не лучше Уильяма и никогда не сможет возглавить семью. Это не их вина - они были рождены для роскоши и богатства. И это сделало их мягкими. Но Мелисса... оказалась лучшей из всех нас. Единственной неразвращенной из Гриффинов.

- А подвал? – спросил я. -Что вы там держите?

- Подписанный мной договор, запечатанный, скрытый и защищенный самыми могущественными щитами. Я пришел на Темную Сторону, потому что слышал, что Рай и Ад не могут вмешиваться в ее дела напрямую, хотя, конечно, имеют здесь своих агентов. И хотя договор не может быть уничтожен, любой, кто может связаться с Раем или Адом, мог бы внести в него изменения. Я не мог так рисковать. Слишком дорого я заплатил за свое бессмертие.

- А зачем было нужно внезапное изменение завещания? К чему оставлять все Мелиссе, рискуя тем, что от вас отвернется вся семья?

- Потому что она единственная, кто способен управлять построенной мной империей. Ее ум, ее энергия, сила ее характера...заставили меня увидеть, насколько ограничены все остальные. Что я мог бы оставить своей жене, чего другие не смогли бы у нее отнять? Мария не смогла бы удержать в своих руках ничего. Она бы бросила мою империю на волю случая или позволила другим взять над ней контроль через спонтанные браки или фиктивные сделки. И она вовсе не останется нищей. У нее есть собственные деньги, вложенные в недвижимость по всей Темной Стороне. Она думает, что я ничего не знаю! Она никогда ничего не могла от меня скрыть, включая всех ее многочисленных любовников, и мужчин, и женщин. Но мне вовсе не жалко. Всем членам моей семьи отчаянно требовалось что-то постоянно новое, что отвлекло бы нас от бесконечного потока дней, не отличимых один от другого... А Уильям и Элеонора просто чертовски слабы.

- О, не уверен, - возразил я. - Они еще могли бы вас удивить.

- Нет, - твердо заявил Иеремия. - Не смогут. Они не смогли бы удержать мое дело. Если я оставлю его кому-то одному, то другой будет пытаться его отнять, и они уничтожат мою империю, как две собаки, дерущиеся за кость. А если я оставлю все им обоим, они уничтожат все в борьбе за контроль. В каждом из них достаточно Гриффина, чтобы никогда не довольствоваться вторым местом. А Павел... он очень ясно дал понять, что ему это не интересно. Моя империя должна выжить, Джон. Это все, что останется после меня... мой след, отпечаток на этом мире. Бизнес - это, пожалуй, единственная вещь в этом мире, которая может быть по-настоящему бессмертной...я не могу позволить, чтобы его уничтожили. Или все, что я сделал, было впустую.

- Вы уверены, что ничего нельзя сделать? – спросил я. - Вы уверены, что ...прокляты?

Он коротко улыбнулся. – Я без малейшего сожаления готов отдать все, что когда-либо создал, все, что у меня есть, лишь бы избежать того, что грядет... но выхода нет. Даже не считая заключенной мной сделки, я тысячекратно обрек себя на преисподнюю за то, что сделал, чтобы стать богатым и могущественным. Что значит грех для бессмертного, как я? Мне никогда не расплатиться за все те ужасы, которые я совершил...

- Но...все эти прожитые вами годы, - сказал я. - Все, что вы увидели и сделали, - разве всего этого вам не достаточно?

- Нет! Далеко не достаточно! Даже по прошествии всех этих столетий жизнь по-прежнему мила.

- Все, чего вы смогли достичь, - медленно произнес я. – за века богатства и власти. Вы могли бы кем-то стать. Кем-то значимым.

- Вы думаете, я этого не знаю? - ответил Гриффин. - Знаю. Но все, единственное, что у меня получалось хорошо - это бизнес. Я обрек свою душу на вечные мучения, но все, что я могу продемонстрировать взамен... это вещи.

В этот миг нас прервал неожиданный, хотя и очень вежливый стук в дверь. Иеремия открыл ее своим золотым ключом, и в комнату вошел Гоббс, неся на серебряном подносе запечатанный конверт. Рядом с письмом лежал нож.

- Простите за вторжение, сэр, но, кажется, наконец-то, появилось письмо от похитителей.

Иеремия схватил письмо с подноса, вскрыл его и принялся лихорадочно читать. Я посмотрел на Гоббса, потом на лежащий на подносе нож.

- Письмо было приколото к входной двери этим ножом, сэр, - понял меня Гоббс.

Я взял нож и начал его изучать, пока Иеремия, нахмурясь, читал послание. На ноже не было никаких физических следов. Эти люди были профессионалами, но, возможно, они оставили какие-то психические отпечатки, которые я могу обнаружить. Я начал активировать свой дар, но опять некая сила Извне захлопнула мой внутренний глаз. Я напрягся и быстро просканировал окружающее, но вокруг не было ничего, что бы на этот раз собиралось напасть на меня. Я нахмурился и снова принялся разглядывать нож. Это был простой обычный нож, в котором не было ничего необычного или примечательного. Без сомнения, бумага и чернила, использованные при написании письма, окажутся точно такими же обычными. А вот пришпилить письмо к двери – это хороший штрих. Традиционный. Символичный. И многозначительно говорящий Мы можем приходить и уходить, когда нам заблагорассудится, и нас никогда не увидят.

Иеремия протянул мне письмо, и я вернул нож обратно на поднос, чтобы тщательно изучить послание, отпечатанное стандартным шрифтом.

"Мы требуем, чтобы в течение ближайших двенадцати часов Иеремия Гриффин выставил все, чем он владеет, - как лично, так и через организации, - для реализации на публичных торгах. Все полученные в результате средства должны быть переданы на благотворительность. Только после этого Гриффин увидит свою внучку Мелиссу целой и невредимой. Если Гриффин согласен, он сам и без сопровождающих должен прийти по указанному ниже адресу в течение следующего часа и предоставить доказательства того, что процесс ликвидации имущества начат. Если Гриффин этого не сделает, он никогда больше не увидит свою внучку".

Я посмотрел на адрес в нижней части письма. Он был мне знаком. Подземная парковка в сердце делового района. Я взглянул на Иеремию.

- Интересно,- сказал я, - что они потребовали от вас то единственное, на что вы бы никогда не согласились, даже ради Мелиссы.

- Я не могу позволить ей умереть, - ответил Гриффин. - Она - единственное хорошее из всего, что когда-либо случалось в моей жизни.

- Но если вы откажетесь от вашего бизнеса, значит, все было напрасно.

- Знаю! – лицо Иеремии было искажено страданием. - Я не могу позволить этим ублюдкам победить! Уничтожить все созданное мною! Джон, должен же быть какой-то способ, чтобы спасти Мелиссу, не отдавая при этом похитителям того, что они хотят. Неужели вы ничего не можете сделать?

- Вы не должны идти на эту встречу, - твердо заявил я. – Иначе попадете в их руки, как и Мелисса, и нет никаких гарантий, что они когда-нибудь освободят хотя бы одного из вас. Даже если получат то, что хотят. Они могут просто убить вас обоих прямо там, на месте. Всем понятно, для чего все это делалось - чтобы настолько вывести вас из себя, что вы забудете о собственной безопасности и отправитесь в такую явную ловушку. Нет, пойду я. Посмотрим, смогу ли я справиться лучше.

- Они могут убить Мелиссу, как только увидят вас вместо меня!

- Нет, - ответил я. - Это профессионалы. И им стоило подумать получше, прежде чем так меня разозлить.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ. НА ОДНОГО ГРИФФИНА МЕНЬШЕ.

Всем известно, что движение на Темной Стороне не останавливается никогда. Что все легковые и грузовые автомобили, а также прочие транспортные средства, - некоторые из которых представляют собой нечто гораздо больше, чем они кажутся, - здесь только проездом, направляясь к чему-то более интересному. Но, как и большинство того, что известно всем, это только часть правды. На некоторых из этих анонимных транспортных средств важные люди добираются до важных мест Темной Стороны, и там у этих важных людей просто обязаны быть места, где они могут безо всякой опаски оставить свои автомобили на время проведения их чрезвычайно приватных встреч. Поэтому на Темной Стороне и существуют парковки, но расположение каждой из них ограничено территорией деловой зоны, так что, когда - а не если – происходит что-то ужасное...причинение ущерба и гибель людей можно ограничить определенной территорией.

Я уговорил Мертвеца отвезти меня в деловой район. Я не мог объяснить ему необходимость подобной срочности, но он уже привык, что со мной всегда так. И он, должно быть, что-то увидел в моем лице и поэтому на этот раз не донимал меня расспросами. Мы молча ехали по оживленным улицам Темной Стороны, и любые голодные и опасные механизмы, узнавая футуристический автомобиль, делали все возможное, чтобы держаться от него на безопасном и почтительном расстоянии. Я все еще пытался решить, как лучше поступить. Все могло сложиться очень плохо и пройти по любому из самых худших сценариев, но... не похоже, чтобы у меня была еще одна попытка. Я потратил много времени на поиски Мелиссы, и вот теперь я знал, где она. И это просто обязано быть ловушкой. А похитители обязаны знать, что я это знаю... Так что либо у них приготовлена для меня какая-то гадость, или... я что-то упускаю, и ситуация на самом деле выглядит совсем не так, как я о ней думаю. Но это не имело значения. Если есть мало-мальская возможность спасти Мелиссу из лап ее похитителей, я должен это сделать, невзирая на любой риск.

Под это я и подписался.

Всегда есть шанс, что похитители просто застрелят меня, увидив, что я не Гриффин. Но я рассчитывал, что моя репутация заставит их колебаться достаточно долго, чтобы дать мне время заговорить. По Темной Стороне курсирует множество историй о тех поистине неприятных вещах, которые случились с людьми, которые наставляли на меня оружие. Большинство из этих историй лгут, или, по крайней мере, сильно преувеличены, но я делаю все, чтобы поощрять такую точку зрения. Это помогает «отгонять мух». Порой пугающая репутация защищает лучше тройного кевлара. Если мне только удастся заставить их разговаривать, уверен, я смогу заставить их вести переговоры. Я могу убедить большинство людей в чем угодно, если только удастся заставить их слушать, а не пытаться меня убить.

Несмотря на мои указания, Мертвец достаточно легко отыскал нужный адрес и припарковал свой великолепный автомбиль на разумном от него расстоянии. Мы осмотрели место из безопасности салона. Офисы и склады со стальными ставнями на окнах и металлическими дверями, охраняемые тяжело вооруженными секьюрити и магической защитой, мощной настолько, что она мерцала в воздухе. Людей на улицах немного. Люди приходят сюда только для того, чтобы заниматься бизнесом, и вряд ли им захочется видеть трупы по дороге. Никаких ярких вывесок, никаких жуликов, обычных для других мест. Это было место, где собираются разумные люди для заключения разумных сделок, а деньги переходят из рук в руки так часто, что стираются серийные номера. Туристов настойчиво отговаривают от длительных прогулок в этих местах, а вы рискуете быть застреленным на месте за неряшливый внешний вид.

Подземная парковка выглядела, как и любая другая, - единственный вход с длинным, пологим пандусом, уходящим в подземный бетонный бункер, и множество вооруженных частных охранников в безвкусной униформе, снующих вокруг, пытаясь выглядеть крутыми. Мертвец тревожно зашевелился на соседнем сиденьи.

- Могу пойти с тобой, - сказал он. - Я могу помочь. С чем бы то ни было. И никто не будет знать, что я там был. Я могу спрятаться в тени. Это у меня здорово получается. Это все входит в понятие «быть мертвым».

- Нет, - сказал я. - Слишком многое может пойти не так. Они и так будут достаточно расстроены, увидев меня вместо Гриффин. Поэтому я считаю, что нужно свести шокирующие обстоятельства к минимуму. Но все равно - спасибо за предложение.

- Черт, если я допущу, чтобы тебя убили у меня на глазах, Сьюзи Стрелок отстрелит мне коленные чашечки, а потом вырежет из меня все кости. По одной за раз. Мне подождать тебя?

- Лучше не надо. Неизвестно, сколько времени это может занять, а твой автомобиль уже режет глаз. Уезжай. Увидимся позже.

- У меня в машине целая прорва оружия и еще несколько штук, которые делают Бум! Особенно громко и недружелюбно.

Я взглянул на него, и он счел за лучшее притвориться смущенным. – Когда это мне нужно было оружие? – это был риторический вопрос.

Я вышел из машины и зашагал по улице, ни на кого в отдельности не глядя. Мертвец уехал, лешко проскользнув сквозь редкое движение делового района. Было не похоже, чтобы вход на парковку защищался чем-то серьезным, видимо, необходимость постоянного свободного доступа туда делало это непрактичным. А единственной охраной, с которой можно было столкнулся внутри, были частные охранники. Ожидалось, что автомобили и сами о себе позаботятся.

Некоторые из них специально выглядят беспомощно, так они могут завлечь другие механизмы поближе; а потом в ход идут клыки и когти, и обманутый автомобиль сдвигается в пищевой цепочке на одно место вниз. Выживание наиболее приспособленных - это на Темной Стороне относится не только к живым. И любой человеческий вор, оказывшийся настолько глупым, чтобы попытаться что-то сделать с машиной в подобном месте, заслуживает тех ужасов, которые с ним произойдут. Здешние машины – это смерть на колесах, монстры из ожившей стали.

А охранники здесь только затем, чтобы не пускать внутрь незваных гостей и пытаться убедить разные механизмы вести себя хорошо друг с другом. В основном, они стреляли по всем, кто не входил в их число, и прятались за чем-нибудь твердым, когда автомобили начинали резвиться. Для этого и ученые-ракетчики не нужны. Я нашел за углом вентиляционное отверстие, распахнул его и заглянул в подземную парковку. Никто меня не увидел и не окликнул. В ночи, которая никогда не кончается, есть один положительный момент –никогда нет недостатка втенях, в которых можно спрятаться.

Однако, следует быть осторожным - ведь что-то может обосноваться там до вас.

На бетонном полу стоит около двадцати различных транспортных средств на достаточной дистанции друг от друга, чтобы избежать споров за территорию. Много открытого пространства и, несмотря на яркое электрическое освещение, - много теней, при том, что охранников лишь горстка. Похитители Мелиссы, должно быть, тщательно выбрали это место и время, чтобы ограничить количество присутствующих людей и машин. Итак, все по порядку. Избавиться от охранников. Я вытащил из кармана пальто с полдюжины шариков из потихоньку начал бросать их по-одному в вентиляционное отверстие. Каждый шарик врезался в один из припаркованных автомобилей, и шесть разных сигнализаций включились одновременно. Еще несколько присоединились к ним, когда пришли в себя другие автомобили - злые, подозрительные и готовые отразить любую атаку.

Звуки сирен, гудение клаксонов и пара машин, бросающихся на все вокруг, думая, что к ним кто-то подкрался, пока они задремали. Машины раздувались, в их капотах распахивались алые пасти, заполненные рядами стальных зубов. В самых неожиданных местах вырастали пулеметы, цепные пилы, энергетическое оружие, а на нескольких - даже ракетные установки. Автомобили вызывающе рявкали друг на друга, их радиаторы пускали кислотные слюни, разъедавшие землю, и стоял жуткий рев двигателей. Охранники сбежали, опасаясь за свою жизнь и не оглядываясь назад. И все, что мне оставалось сделать, это дойти до оставшегося беззащитным входа и, не спеша, спуститься на парковку по длинной, извилистой рампе.

Машины обнаружили мое присутствие задолго до того, как я смог их увидеть, и, успокоившись одна за другой, снова замерли в бдительной готовности. Они узнали меня. К тому времени, когда я добрался до низа, все опять было тихо и спокойно. Я медленно и осторожно пробирался между припаркованными автомобилями, стараясь не приближаться к ним слишком близко. Автомобили молча наблюдали, как я прохожу, только мигали фарами, отслеживая меня. Некоторые сделали вид, что спят, но они не могли меня обмануть. Попробуй я подойти слишком близко, и их гордость потребовала бы, по крайней мере, попытаться меня схватить. Когда я подошел к одной из них, решетка радиатора медленно растянулась, разделяясь на металлические зубы. Появившийся между ними длинный розовый язык медленно облизал зубы, а затем снова исчез. Я продолжил движение. Несколько машин, освобождая для меня место, отодвинулись в сторону, чтобы дать мне больше места, а одна даже исчезла.

Репутация – великая вещь. До тех пор, пока вы сами не начинаете в нее верить.

Я оставил позади припаркованные автомобили, к нашему с ними взаимному облегчению, и направился в дальний конец стоянки, где должны были ждать похитители Мелиссы. Я по-прежнему никого не видел. Освещенное пространство осталось позади, тени вокруг становились все темнее и глубже. В тишине звук моих шагов был очень громким. Я пытался запустить мой дар, чтобы поискать скрытые ловушки или неприятные сюрпризы, но, хотя на этот раз ничего и не вмешивалось, чтобы меня остановить, эфир на парковке был настолько пронизан защитной магией, что я ничего не смог разглядеть. Все было как в тумане.

Одинокий яркий огонек, щелкнув, зажегся над ранее не замеченной мною дверью в задней стене. Дюжина темных фигур молча смотрели на меня. Они были лишь силуэтами на фоне яркого света. И могли быть кем угодно. Я остановился и посмотрел на них. Они должны были знать, что я не Иеремия Гриффин.

- Сюда, мистер Тэйлор, - раздался хриплый женский голос. - Мы ждали вас.

Ловушка. Как я и думал. Я выпрямился, нацепил свою самую уверенную улыбку и неторопливо направился к ним. Никогда не позволяйте никому заметить, что он доставляет вам беспокойство. Кто-то в Гриффин-Холле должен был им сказать, что вместо Гриффина приду я. Может, все это время в Поместье кто-то работал на похитителей? А ведь первой моей мыслью было, что это дело рук крота...

Вскоре я оказался достаточно близко, чтобы ясно и четко их разглядеть, и я только потому не выпалил что-то удивленное, что потерял дар речи от потрясения. Монахини. Все они были монахинями, в полном своем облачении, и у каждой было оружие. По настоящему серьезное оружие. И каждая, похоже, знала, как с ним обращаться. Монахини? Мелисса Гриффин была похищена монахинями? На самом деле...очень многое начинало теперь обретать смысл. Я остановился перед ними и вежливо кивнул той, которая стояла чуть впереди, возглавляя их.

- Ну и, - я старался сохранять спокойствие и непринужденность, - как же Сестринская Армия Спасения ввязалась в похищение человека?

Монахини беспокойно зашевелились. Они явно не ожидали, что я так легко определю, кто они такие. Старшая монахиня сверлила меня взглядом. Она была высокой и угловатой, с грубым, невыразительным лицом и свирепыми черными глазами. Похоже, свое дело она знала.

- Ваша репутация детектива бежит впереди вас, мистер Тэйлор, - сказала она. – Сделайте одолжение, объясните - как вы так быстро распознали наш орден?

- Все, кто атаковал меня в «Дивах», были монахинями, - непринужденно ответил я. – А женщина, которая напала на меня в «Странных Парнях» с Глазом Кали, сделала это сразу же после того, как кое-кто из ваших Сестер положил на меня глаз. Не имея на то внятных причин. Конечно, теперь это очевидно - как только вы узнали, что я решил заняться этим делом, вы надеялись, что упреждающий удар удержит меня от вмешательства. Но я по-прежнему не могу понять, зачем вам потребовалось похищать молоденькую девушку. Это как-то недостойно столь печально известных христианских террористов, как вы, вам не кажется?

- Мы не террористы! – отрезала старшая из монахинь. – Мы - Воины Господа! Мы действуем во имя Его. И мы идем туда, где в нас нуждаются.

- Многие утверждают, что действуют во имя Господа, - ответил я. – А вы для начала спросили Его разрешения?

- Наши жизни и наша священная честь посвящены Богу, - в голосе монахини звучала гордость.

- А что насчет невинных жертв, которые погибли в «Дивах»?

- Там все вышло из-под контроля, - сказала монахиня, твердо встретив мой взгляд. - Были допущены ошибки. И вы заставили нас дорого за них заплатить. Там погибло очень много хороших и благородных Сестер. Как себя чувствует ваша совесть, мистер Тэйлор?

Я задумчиво оглядел ее. – Это не вы в последнне время создаете помехи моему дару?

- Нет. Если бы мы могли, то обязательно бы это сделали, но у нас нет подобного могущества.

- Проклятие. Это означает, что у меня где-то еще есть враг...

Монахиня нетерпеливо фыркнула. – Выберите другое время для размышлений. Я - Сестра Жозефина. Я буду говорить от имени Сестринской Армии Спасения.

- Я хочу увидеть Мелиссу, - тут же перебил ее я. - Мне нужно знать, что с ней все в порядке, иначе перговоров не будет.

- Конечно, - ответила сестра Жозефина и, повернувшись, сделала короткий жест в сторону монахинь позади себя. Те на мгновение расступились, дав мне возможность заметить Мелиссу Гриффин, прижатую к задней двери. Она выглядела так же, как на своей фотографии, даже была в том же платье. Она хотела что-то мне сказать, но монахини снова ее загородили. Не похоже, чтобы к ней применяли какое-либо магическое воздействие. Если я смогу подобраться к ней достаточно близко, вытащить ее отсюда будет даже проще, чем я думал. Хорошо, что я, наконец, ее увидел. Я убеждал и себя, и окружающих, что она должна быть жива, но до конца я в этим никогда уверен не был. Темная Сторона отнюдь не славится счастливыми концами.

- Стой, где стоишь, Мелисса. – я говорил громко, стараясь, чтобы мой голос звучал четко и уверенно. - Твой отец просил привезти тебя домой. - я взглянул на сестру Жозефину. - Вы хотели поговорить - давайте поговорим. Ваши требования?

- Их нет, - сестра Жозефина была совершенно спокойна. – Никаких переговоров не будет. Это не касается Мелиссы. Это касается вас, мистер Тэйлор. Нам известно, что, получив послание, вы настояли прийти сюда вместо Гриффина. Нам пришлось привести вас сюда, чтобы поговорить с вами напрямую. Вы должны перестать вмешиваться, мистер Тэйлор. Вы не знаете, что на самом деле происходит. И это слишком важно, чтобы позволить вам вмешиваться и дальше. На карту поставлено слишком многое. Под угрозой находятся души.

- И что вы собираетесь делать, если я не остановлюсь? Пристрелите меня?

- Если будут такая необходимость, - голос сестры Жозефины даже не дрогнул.

Все время нашего разговора я ненавязчиво пытался провернуть свой старый трюк - вытащить пули из оружия так, чтобы их владельцев даже не поняли этого. К сожалению, магия этого места специально предназначалась для предотвращения этих моих возможностей. Я был вынужден признать, что я позволил себе стать слишком зависимым от этого конкретного фокуса. Слишком многие видели, как я его использовал. Я снова обратил все внимание на сестру Жозефину, которая внимательно за мной наблюдала.

- Нам бы не хотелось вас убивать, мистер Тэйлор. Несмотря на нашу репутацию, мы убиваем исключительно по необходимости. Для предотвращения дальнейших страданий. Но в этом случае мы используем все необходимые силы, чтобы подчинить вас нашей воле.

- Что вы имеете в виду?- я говорил, а мои руки тем временем чуть приблизились к карманам моего пальто.

- Вы отправитесь с нами. Мы посадим вас какое-нибудь безопасное место до тех пор, пока все это не закончится. Не оказывайте сопротивления, если не хотите, чтобы из-за вашего неповиновения пострадала Мелисса.

- Мелисса должна отправиться домой, - ответил я. – Именно для этого я здесь. А чтобы меня остановить, вам придется меня убить. Мне очень не нравятся люди, которые похищают детей. Что скажете, сестра Жозефина? Вы действительно готовы хладнокровно убить меня, чтобы освободить себе дорогу? По-моему, это смертный грех, даже для Воина Господа, вам не кажется?

- Мы исполняем волю божью, - сестра Жозефина была категорична. – То что делается во имя Господа, грехом не является.

Я не мог не улыбнуться. - А вот это точно полное дерьмо.

- Не смейтесь над нами! Вы не смеете! - она шагнула вперед, ее лицо покраснело от ярости. – Наши жизни и наши души посвящены добру! В отличие от вас мы делаем это не ради денег!

- Я делаю это не только ради денег, - ответил я. - Я делаю это ради Мелиссы. И я действительно думаю, что нам самое время уйти.

Я заставил мой внутренний глаз открыться, заглянул сквозь мистический туман, нашел систему пожаротушения над нашими головами и открыл все краны разом. Потоки воды проливным дождем обрушились на парковку, там же была и святая вода, чтобы справляться с магическими пожарами. Все припаркованные автомобили обезумели. Часть из них, решив, что на них напали, подобно оленям во время гона пошла друг на друга в лобовую атаку. Другие начали раздуваться, поглощая маленькие машины по соседству. Некоторые полностью изменили свои формы, обнажив свою истинную природу и став вдруг странными, чужими, иными... Формами, не имеющими совершенно никакого смысла для трехмерного пространства. Нечто, чертовски напоминающее гигантского черного паука, выскочило из тени и бросилось на монахиню, слишком отдалившуюся от остальных. Оно моментально свалило ее на землю и высосало из нее кровь, а она лишь беспомощно вскрикивала. Вперед бросились и другие автомобили, возбужденные запахом крови. Несколько монахинь открыли огонь из пистолетов и автоматов по всем машинам подряд.

Бегущая вода перемкнула большую часть освещения. Повсюду в полумраке метались неясные тени и фигуры. Я осторожно продвигался сквозь хаос, прижимаясь к земле, чтобы не попасть под летящие со всех сторон пули. Я легко проскальзывал между разделившимися монахинями, уворачиваясь от бешеных машин, с ревом носящихся взад и вперед, полностью сосредоточившись на поисках Мелиссы. Я смог ее разглядеть в свете, падающем из открытой двери, съежившуюся от ужаса на том же месте и обхватившую голову руками, защищаясь от шума.

Машина позади меня, получив с полдюжины пуль в бензобакбак, взорвалась, превратившись в огненный шар и сотрясая всю парковку. Теперь уже включились все виды сигнализации, хотя сквозь звон в ушах я и не мог их слышать. Пылающие обломки отбрасывали мерцающие адским огнем отсветы на всю эту сцену, превращая машины в подобие демонов. Выжившие монахини теперь встали спиной к спине, стреляя во все, что движется. Проскочив сквозь дым от горящей машины, я устремился к Мелиссе. Я выкрикивал ее имя, но она не поднимала глаз. Окружающий шум доставлял почти физическую боль. Я бежал к ней, преодолевая остаток дистанции так быстро, как только мог. Монахиня рядом со мной возникла мне из ниоткуда, и ее оружие было направлено точно на меня. Я бросился в сторону, но ствол повернулся следом за мной. Монахиня открыла огонь. А Мелисса бросилась вперед, чтобы ее остановить.

Монахиня, мельком увидев, что к ней что-то приближается, резко обернулась. Она уже открыла огонь. Очередь ударила в Мелиссу, перечеркнув ее грудь. Ее подняло и, отбросив назад, ударило о стену. Она медленно сползла по бетонной стене, оставляя за собой кровавый след, и тяжело осела на пол, опустив подбородок на грудь. Грудь и живот были залиты кровью. От ужаса и смятения монахиня закричала, отшвырнула в сторону автомат и побежала к выходу. Автомобиль догнал ее раньше, чем она успела сделать дюжину шагов. Я подбежал, подхватил Мелиссу на руки и прижал к своей груди, но было уже слишком поздно. Я облажался. Обещал ее отцу, что смогу найти и благополучно ее вернуть, но все, что сделал – так это позволил ее убить.

Мелисса медленно подняла голову, чтобы посмотреть на меня, и длинноволосый светлый парик съехал набок. Это была не Мелисса. Это был Павел, загримированный в Поли и одетый, как его любимая кузина. Он попытался что-то сказать мне, но из его рта выходила лишь кровавая пена. Подняв дрожащую руку, он что-то втолкнул мне в руку. Я посмотрел на это. Простой золотой ключ. Когда я перевел взгляд снова на Павла, он был уже мертв.

Какое-то время я просто сидел, держа его на руках, неспособный больше ни на что. Вокруг меня были кровь, крики и выстрелы, но все это не имело значения. Выскочивший из дождя автомобиль устремился ко мне. Я смотрел на него, собрав воедино бешенство, ужас и разочарование, а потом бросил все это в приближающийся автомобиль. Он замер неподвижно и взорвался, разбросав во все стороны горящие обломки. Умирая, он кричал, а я улыбался.

Одна за другой уцелевшие машины покидали парковку, толкаясь и огрызаясь друг на друга. Ливень из системы пожаротушения резко прекратился, когда кто-то, наконец, нашел выключатель, хотя с полдюжины машин еще полыхали. Сигнализация тоже отключась, и наступила тишина. Словно ничего и не было. Повсюду вокруг меня валялись мертвые тела, но мне они были абсолютно безразличны. Я услышал приближающиеся шаги, шлепающие по залитому водой полу. Я медленно поднял голову и увидел нависшую надо мной сестру Жозефину. На боку висел забытый пистолет. Она смотрела на мертвое и окровавленное тело Павла на моих руках, и ее лицо было полно невыразимой печали.

- Этого не должно было случиться, - сказала она. - Все это было ужасной ошибкой. Павла даже не должно было здесь быть, но он так сильно хотел в этом участвовать - чтобы помочь, поддержать кузину. И она не смогла сказать ему "нет".

Я осторожно опустил тело Павла на землю и встал лицом к лицу с местрой Жозефиной. - Расскажите мне. Расскажите, что происходит на самом деле. Расскажите мне все.

- Мы не похищали Мелиссу Гриффин, - сказала сестра Жозефина. - Она пришла к нам по собственной воле.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ. – ЭТА СТАРАЯ ДОБРАЯ РЕЛИГИЯ

- Нам нельзя здесь оставаться, - сестра Жозефина спешила. – Скоро появятся хозяева машин, чтобы посмотреть, что вызвало всю эту тревогу. И они не будут в восторге. Почти наверняка будет ругань и угрозы. А что еще хуже - они, возможно, захотят, чтобы мы заполнили страховку. Мистер Тэйлор... Джон... Ты меня слышишь? Мы должны немедленно убираться отсюда!

Я слышал, как она пытается достучаться до меня, но, казалось, не мог даже позаботиться о самом себе. Я опустился на колени рядом с телом Павла, надеясь, что, если я буду смотреть на него достаточно долго, все это начнет обретать какой-то смысл. В этом окровавдленном платье он выглядел таким маленьким и беззащитным, похожим на цветок, кем-то небрежно сломанный отброшенный в сторону. Я сказал ему, что могу его защитить. Мне надо было подумать получше. Темная Сторона ничего так не любит, как заставить человека нарушить свое обещание. До меня постепенно начали доходить топот бегущих ног, быстро приближающихся к нам со всех сторон, и лающие приказы. Когда все обезумевшие машины, наконец, убрались, охранники снова обнаружили в себе мужество. Скорее всего, они появятся, стреляя. Я медленно растянул губы в улыбке, и сам почувствовал, насколько она неправильная. Пусть приходят. Пусть все приходят. У меня было подходящее настроение, чтобы убить кучу людей.

- Ты не сможешь убить их всех, - сестра Жозефина точно почувствовала мое настроение.

- Увидишь, - мой голос не был похож на себя. Мое мрачное настроение начало проходить. Я тяжело вздохнул, поднял тело Павла и встал перед сестрой Жозефиной. - Скажи, что ты знаешь тайный путь отсюда.

- У меня есть старые христианские чары, - быстро заговорила монахиня. – С их помощью можно открыть дверь куда угодно. Именно так, несмотря на все защиты, мы смогли незамеченными попасть сюда. Идем со мной, мистер Тэйлор. И я приведу тебя к Мелиссе.

Я оглянулся по сторонам. - А где все остальные Сестры?

- Они все ушли, - голос сестры Жозефины остался ровным. - Мертвы. После всего случившегося рассказы про тебя кажутся правдой, - что смерть следует за тобой, как собака, ведь ты так хорошо ее кормишь.

- Открывай дверь, - что-то в моем голосе заставило ее не мешкать.

Из-под своего облачения сестра Жозефина достала Руку Славы, и, несмотря на расстройство, я все же не мог не почувствовать удивления. Рука Слава относится к языческой, а не христианской магии. Засушенная человеческая рука, отрезанная у повешенного в последний момент перед смертью, пальцы которой пропитаны воском и превращены в свечи. После того, как свечи зажжены, и над ними произнесены нужные Слова, Рука Славы может отпереть любую дверь, раскрыть любую тайну, указать путь к скрытым сокровищам. Одно только владение ею пятнает душу. Сестра Жозефина заметила, что я смотрю на нее.

- Это - Рука Святой, - ее голос был почти вызывающим. - Пожертвованная ею добровольно, до того, как пойти на муки. Это благословенный предмет и христианское орудие в борьбе против Зла.

- Ну, если ты так говоришь, - сказал я. – И какой святой она принадлежала?

- Святой Алисии Незнакомке. Как будто ты разбираешься в святых, язычник.

Она что-то пробормотала над рукой, и фитили, которыми заканчивался каждый раздутый палец, разом вспыхнули. Свет был теплым и золотым, я почувствовал в воздухе чье-то присутствие, словно что-то или кто-то к нам присоединился. И это было ощущение...покоя. Сестра Жозефина поднесла Руку Славы к задней двери, и та задрожала в своей раме, как будто вскрикивая от того, что с ней делают. Сестра Жозефина сделала резкий жест, используя Руку, и дверь распахнулась внутрь, как будто выбитая неким невообразимым давлением. Яркий свет, наполненный запахом ладана, пролился на подземную парковку. Позади нас раздались резкие крики, а потом выстрелы, но пули даже близко от нас не пролетели. Охранники не смогут попасть банджо по коровьей заднице. Сестра Жозефина направилась внутрь света, я последовал за ней с телом Павла в руках.

И оказался на Улице Богов. Где поклоняются, страшатся и почитают всех богов, которые когда-либо были, есть или могут быть. Всем Силам, Властям и Сущностям достаточно могущественным, чтобы им было разрешено свободно работать на Темной Стороне. По обеим сторонам Улицы тянулись ряды церквей и храмов, вверх и вниз настолько далеко, насколько никто не осмеливался заходить, хотя самые лучшие территории неподалеку от центра принадлежат только самым известным и могущественным религиозным учениям. Всем прочим богам и конфессиям приходится драться за свое место и статус, сражаясь за своих верующих и сбор денег в прямо-таки дарвиновской борьбе за существование. На Улице Богов вы можете найти что угодно, если оно не найдет вас первым.

Сестра Жозефина задула свечи на Руке Славы и убрала ее. Позади нас захлопнулась дверь, надежно отрезав шум бегущих ног и усиливающуюся стрельбу. Я оглянулся и обнаружил, что мы с Сестрой, по-видимому, вышли из Храма Святого Эйнштейна. Девиз над дверью был прост: Все относительно.

Люди выкрикивал мое имя, и не к добру. Я повернулся, чтобы посмотреть, в чем дело. У людей был хороший повод меня запомнить, когда я здесь столкнулся лоб в лоб со своей матерью во время Войны Лилит. В ту ужасную ночь на Улице погибло множество людей и богов. На Темной Стороне быть богом - это не обязательно навсегда. Верующим по обеим сторонам Улицы хватило одного взгляда на меня, чтобы начать разбегаться, просто на всякий случай. Я слегка смущенно улыбнулся сестре Жозефине, и она покачала головой, а потом отправилась вниз по Улице. Я следовал за ней, прижимая к себе Павла, как спящего ребенка.

Большая часть Улицы все еще восстанавливалась после Войны. Я вспомнил Лилит во всей ее ужасающей славе и величии, не спеша идущую по Улице, а церкви, храмы, места собраний разлетаются, вспыхивают или уходят под землю под напором ее неумолимой воли. Исчезли многие старые ориентиры, древние сооружения, такие прекрасные, что они взлетали в ночное небо, подобные произведениям искусства. Теперь остались лишь щебень или сгоревшие почерневшие остовы. Некоторые из разрушенных церквей вместе со своими богами переместились назад, в более раннее существование своих конфессий, но вера слишком многих прихожан была разрушена, когда Лилит легко и спокойно уничтожила все, во что они когда-либо верили. Потому что, в конце концов, если бога можно уничтожить, значит, он не настоящий бог, не так ли?

Лилит уничтожила многие старейшие Личности на Улице - в гневе, раздражении или потому, что они попались ей на пути. Или просто потому, что могла. Некоторых она убила потому, что они были ее детьми, и она была разочарована тем, чем они стали. Так исчезли Падаль-в-Слезах, Тонкий Белый Князь и Окровавленные Лезвия. И другие, бывшие здесь на протяжении многих столетий. Всех их не стало, как будто и не было.

Мы с сестрой Жозефиной шли по Улице своим путем, а люди спешили убраться с нашей дороги, освобождая нам место. Несколько фанатиков выкрикивали угрозы и проклятия, находясь в безопасных дверях своих церквей, готовые нырнуть внутрь, если им хотя бы покажется, что я их заметил. Между стоящими церквями были огромные промежутки, темные и кровавые, как вырванные зубы. Древние места поклонения теперь стали дымящимися ямами, а в будущем будут забыты и сами имена их богов. Станет ли убитый бог по-прежнему посещать то место, где находилась его церковь? И в какой призрак он может превратиться? На Темной Стороне в голову могут прийти самые проклятые мысли.

С другой стороны, тут и там, как весенние цвета после дождя, возникали новые церкви, по мере того, как появлялись младшие боги и верования, чтобы занять места, с которых они были в прошлом оттесненны более могущественными религиями. Они выросли из-под обломков, гордые конструкции, воплощенные в изящных линиях чистого света, сверкающего мрамора или камня, твердо возвышаясь на фоне ночного неба. Некоторые из этих богов были новыми, некоторые были неизвестны, а некоторые были старше старых...древние и страшные Имена, чье время, возможно, снова пришло. Ваал, Молох и Ахриман. Черт, даже Храм Дагона решил взять реванш.

Горгульи, оседлавшие водосточные желоба наверху, внимательно следили, когда я проходил мимо. Что-то со слишком большим количеством ярких глаз хихикнуло про себя в темных тенях переулка, его многочисленные ноги ткали светящийся кокон вокруг чего-то, что все еще продолжало визжать и отбиваться. А человеческий скелет с пожелтевшими от времени костями, скрепленными между собой медной проволокой, раз за разом бился лицом о каменную стену, снова и снова. Обычное дело на Улице Богов.

Мне доводилось слышать о кое-каких слишком впечатлительных типах, которые не оставляли попыток создания церквей для поклонения мне, - доказательство, если таковое необходимо, что большинство людей, работающих на Улице Богов связаны не достаточно крепко. Я ясно дал понять, что совершенно этого не одобряю, хотя бы просто потому, что я не сторонник искушать судьбу. Временами мой хороший друг Бритва Эдди, Злое божество опасной бритвы, озабочивается тем, чтобы сжигать эти церкви по мере их появления, но эти чертовы штуки лезт, как сорняки. У тех, кто заблуждается всерьез, надежда умирает последней.

Один из новых богов важно вышел из своей прекрасной новой церкви, чтобы поприветствовать нас с сестрой Жозефиной. Честно говоря, он уселся прямо перед нами, загораживая нам путь, так что нам пришлось остановиться и поговорить с ним или идти прямо по нему. У меня возникло искушение, но...новый бог был крупным мускулистым типом с гладким розовым лицом и улыбкой из слишком большого числа отличных зубов, задрапированный в девственно-белый костюм. Он больше походил на торговца подержанными машинами, чем на бог, но внешность бывает обманчива... Его церковь скорее напоминала супермаркет, где молящиеся могли купить самое лучшее божественное вмешательство, какое только можно приобрести за деньги, и по бросовым ценам. Нимб у этого парня тоже выглядел фальшивым, больше похожим на компьютерную графику. А немыслимый угол, под которым он сидел, был особенно неприятен. По моему опыту, настоящее всегда впечатляет сильнее, а находясь рядом с ним прямо-таки испытываешь волнение. Чистое добро и чистое зло одинаково тревожны и непостижимы для повседневного человеческого разума.

- Привет, сэр, и Сестра! Рад видеть вас обоих! Я - Чак Адамсон, бог Креационизма (учение, рассматривающее возникновение мира как результат созидательной деятельности Бога). Благословляю вас!

Я переложил тело Павла поудобнее и смерил Чака задумчивым взглядом. – Теперь у креационизма появился собственный бог?

Новый бог непринужденно улыбнулся и занял внушительную позу. - Эй, если достаточно много людей во что-то верит...рано или поздно это появится где-то на Улице Богов. Хотя должен сказать, что если я вижу еще одну Церковь Элвиса, материализующуюся из эфира вместе со всем этим мигающим неоном и херувимской стереофонией, меня может стошнить. Без сомнения, великий певец, но, тем не менее, блудник и наркоман. Мы с гордостью являемся старомодной, традиционной Церковью, сэр, в которой нет места для грешников, и неважно, насколько они талантливы.

- Ближе к делу, Чак, - сказал я, и что-то в моем голосе заставило его широкю улыбку слегка поблекнуть.

- Что ж, сэр, мне кажется, что я в состоянии сделать для вас маленькое доброе дело. Я вижу у вас на руках смертные останки дорогого вам покойного друга. Хорошенькая малышка, не так ли? Вы оплакиваете эту потерю, сэр. Я ясно вижу это, но я здесь для того, чтобы сказать вам - я могу поднять ее из мертвых! Я могу поднять ее, заставить ее ходить, говорить и во весь голос восхвалять Креационизм. Да, сэр! А все, что потребуется от вас... это засвидетельствовать. Скажите каждому, кого встретите на своем пути, кто совершил эту удивительную штуку, а потом отправьте их сюда, дабы они познали величие Креационизма! О, да! Могу я услышать Аллилуйя?

- Вряд ли, - ответил я.

Чак подошел еще поближе и конфиденциально понизил голос. – Ну же, сэр, вы должны понимать, что каждой новой церкви для того, чтобы подняться, просто необходимы несколько старых добрых чудес? Вы просто будете нести слово, а верующие сбегутся, как на распродажу. И не успеете опомниться, как мое скромное заведение поскачет по этой Улице на все более лучшие позиции. Хвала Креационизму!

- Вы можете вернуть моего друга из мертвых? - я сказал, не отрывая от него самого холодного из всех своих взглядов. -Вы можете исцелить тело Павла и вернуть его душу обратно в мир живых?

- Ах, - вздохнул Чак. - Исцелить тело - да. Душа... это дело другое. Можно сказать, она слегка за пределами моей досягаемости.

- То есть вы предлагаете обратить Павла в зомби и отправить его шататься по округе с криками - Мозги! Мозги!, - пока он будет медленно, но неизбежно разлагаться?

- Ну, не совсем так...Послушайте, я - новичок, - Чак был в легком отчаянии. – Всем приходится с чего-то начинать!

- Ты даже не знаешь, кто я, так? Я - Джон Тэйлор.

- О, Боже.

- Немного поздно взывать к нему, Чак. Ты - бог Креационизма... А это значит, что ты не веришь в эволюцию, верно?

- Да, но...

- Твоя вера начиналась как Креационизм, но теперь стала Разумным Замыслом (теория разумного замысла означает, что в основе мироздания предполагается разумное начало; избегается прямое указание на божественное начало), правильно?

- Да, но...

- И поэтому твои доказательства претерпели развитие, опровергая тем самым сами себя.

- О, твою мать, - с этими словами Чак исчез в клубах закономерностей.

- Красавчик, - сказала сестра Жозефина. – Мне стоило бы затолкать ему в задницу освященную гранату и выдернуть чеку. Еретики! Хуже собачьих блох. Его церковь тоже исчезла, и должна заметить, что груда камней, которая ее заменила, доставляет мне гораздо большее эстетическое удовлетворение.

- Он вернется, - ответил я. - Или кто-то вроде него. Если достаточно людей во что-то верит...

- Если миллион человек поверит в глупость, она все равно останется глупостью, - твердо заявила сестра Жозефина. - Я действительно уже устала объяснять, что притча - это только притча.

И мы отправились дальше по Улице Богов. Миновали Церкви Теслы, Кроули и Клэптона, прошли мимо странной серебристой конструкции, видимо, представлявшей собой странную веру, зародившуюся в маленьком городке Розуэлл. Большеглазые Серые инопланетяне, притаившиеся вокруг вечно открытой двери, наблюдали за проходящими. Они были представителями единственной церкви, которая даже не пыталась привлечь поклонников - они просто похищали их прямо с Улицы. К счастью, они, в основном, зациклились на туристах, так что на остальных им было наплевать. А нехватки туристов на Улице Богов не было никогда.

Прямо сейчас целая толпа их собралась перед старомодным Пророком в грязных лохмотьях и с еще более грязным телом, который разглагольствоал перед ними с мастерством, которое дается долгой практикой.

- Деньги - источник всех зол! - вопил он, а его темные глаза были свирепыми и требующими. - Богатство – это бремя, отягощающее душу! Так спасите себя от его порчи, отдав его мне! Я силен и смогу нести бремя! Ну ка, давайте сюда все ваши кошельки, или мне придется серьезно настучать по вашим головам и плечам вот этим дохлым барсуком, которого я как раз ношу при себе в качестве очень веского аргумента.

Туристы поспешили передать Пророку все, что у них было, болтая и смеясь. Я взглянул на сестру Жозефину.

- Местная достопримечательность, - ответила она на мой незаданный вопрос. - Он добавляет Улице изюминки. И туристы его любят. Они выстраиваются в очередь, чтобы быть избитыми, а потом фотографируются с ним.

- Это место просто создано для богов, - сказал я.

Нам потребовалось время, чтобы, наконец, добраться до штаб-квартиры Сестринской Армии Спасения, - маленькой скромной церкви в недорогой части Улицы. Никакого неона и рекламы, просто обычное здание с бронированными оконными стеклами. Дверь охранялась парой очень крупных монахинь, оружия на виду они не держали. По мере моего приближения они напряглись, но сестра Жозефина успокоила их несколькими тихими словами. Они обе с грустью смотрели на тело Павла у меня на руках, пока я следом за сестрой Жозефиной проходил в церковь, и прежде, чем за мной плотно захлопнулась дверь, я услышал, как они бормочут молитвы о душе умершего. К нам подошли новые монахини, и я нехотя передал Павел их заботе. Она забрали его в ярко освещенные внутренние покои церкви, тихо распевая гимн в память усопших.

- Они проследят за ним, - сказала сестра Жозефина. – Павла у нас любили, хотя он никогда не был верующим. Он может лежать в нашей часовне, пока его семья не отдаст распоряжения относительно его последнего упокоения.

- Хорошая здесь у вас церковь, - ответил я. Мне нужно было как-то отвлечься. А юмор для этого – единственная подходящая вещь. Я не знаю, почему смерть Павла так сильно на меня подействовала. Возможно, потому, что он был единственным по-настоящему невиновным в этом деле. - Мне нравится, как вы здесь все обставили. Свечи, живые цветы, благовония. Я ожидал чего-то с колючей проволокой и пулеметными гнездами.

- Это -церковь, - голос сестры Жозефины звучал сурово. - Хотя и действует скорее, как монастырь или приют. Здесь мы молимся, но наше истинное место - в мире, поражая злодеев. Мы верим в дела для других, и это у нас получается очень хорошо. Мы возвращаемся сюда, только чтобы отдохнуть и подпитать свою веру. Наша неизменная вера является основой нашего присутствия на Улице Богов; но мы не прилагаем усилий, чтобы привлечь новых сторонников. Мы здесь только ради людей, которые в нас нуждаются.

- Таких, как Мелисса?

- Да. Таких, как Мелисса Гриффин.

- А Павел?

- Нет. Павел никогда не выражал ни малейшей заинтересованности ни в нашей религии, ни в наших делах. Сомневаюсь, что он вообще когда-нибудь во что-то верил кроме Мелиссы. Но он был счастливой душой, яркой и красочной райской птицей в нашем сером и замкнутом мире. Он был здесь всегда желанным гостем - и как Павел, и как Полли, - и мне хочется думать, что он находил в этих стенах хоть немного покоя. Было не так уж много мест, куда он мог пойти, и где бы его приняли таким, какой он есть, а не только как внука Гриффина. Мы омоем и переоденем его тело и отправим его в Поместье именно как Павла, не оставив никаких следов Полли. Она была его тайной. Миру не следует знать об этом.

- Я заберу его домой, когда он будет готов, - сказал я.

- Гриффин будет задавать вопросы.

- А я скажу ему то, что ему следует знать, и не более того.

- Ты, наверное, один из немногих, кто сможет уйти после этого, - сказала сестра Жозефина. - Но ты ведь понимаешь, что он будет настаивать на том, чтобы знать, кто в ответе за смерть его внука.

- Это просто, - ответил я. - Я в ответе за это. Павел умер из-за меня.

Сестра Жозефина начала что-то говорить, но потом замолчала и покачала головой. – Ты слишком строг к себе, Джон.

- Кто-то же должен.

- Но даже великий Джон Тэйлор не может защитить всех.

- Я знаю. Но это не помогает.

Она повела меня по узким коридорам своей церкви. Повсюду были цветы, наполнявшие воздух своим ароматом, смешанным с запахами сандалового дерева, воска и ладана от медленно сгорающих свеч. Все это было таким тихим и мирным, а ярко освещенные комнаты переполняло ощущение настоящего спокойствия, сострадания и благодати. Во внешнем мире Сестры, может, и Воины Господа, непоколебимо творящие свои суровые дела, здесь же было просто место их веры, каким бы противоречием это ни показалось для постороннего. Сестра Жозефина привела меня в свой кабинет, обычную комнату с книжными полками вдоль стен, простым витражом на окне и двумя удобными креслами по обе стороны камина с разведенным огнем. Мы уселись лицом друг к другу, и я пристально посмотрел на сестру Жозефину.

- Сейчас самое время для истины. Расскажи мне о Мелиссе Гриффин. Расскажи все.

- Все действительно очень просто, - начала сестра Жозефина, откидываясь в кресле и свободно сложив руки на коленях. –Какой способ проявления бунтарства и неповиновения остается подростку, когда родители, бабушки и дедушки уже совершили все, что угодно, нарушили все законы, предавались всяческим грехам, - и все это сошло им с рук? И даже сделка, заключенная с самим Дьяволом? Что оставалось Мелиссе, чтобы продемонстрировать свою независимость, кроме как стать искренне религиозной, принять святые обеты и уединиться в монастыре? Мелисса хотела стать монахиней. Наверное, это началось как акт подросткового неповиновения, но чем больше она изучала религию, и в частности – христианство из-за своего деда, тем больше она понимала, что нашла свое истинное призвание. А поскольку Иеремия продал свою душу Дьяволу, не было ничего удивительного в том, что Мелисса в конечном итоге остановила свой выбор на самом крайнем и жестком направлении христианства, которые только смогла найти. На нас. Сестринской Армии Спасения. Она первой вышла на контакт с нами через Павла, который ради нее был готов на все. Он был единственным в семье, кто мог спокойно идти, куда угодно, потому что его дед уже махнул на него рукой.

Сестра Жозефина коротко улыбнулась. – Для начала мы провели несколько проверок. Мы не могли поверить, что кто-то из членов пресловутой семьи Гриффин может быть искренне благочестивым, не говоря уже о желании присоединиться к нашему ордену. Пусть даже не как Воин, а как рядовой послушник. Но, наконец, она с помощью Павла сбежала от телохранителей и свиты и пришла к нам сюда, чтобы слушать и учиться. Это, вопреки нашей воле, произвело впечатление на всех нас. Она на самом деле верила, простой и чистой верой, которая даже устыдила некоторых из нас. Подчас мы слишком легко забываем, что действуем, чтобы защищать невинных, а не наказывать виноватых. Мелисса - нежная душа, в которой нет даже искры насилия. Трудно поверить, что она действительно Гриффин... По-моему, такое происходит, просто чтобы показать, что чудеса могут случиться где угодно.

- Мелисса хотела стать монахиней, - медленно сказал я. - Не задумываясь о грядущем. Но... вам-то, должно быть, очень хотелось, чтобы она вступила. Заполучить кого-то из Гриффинов - это настоящая находка для вас.

- Я ведь сказала тебе, - твердо произнесла сестра Жозефина, - что мы не стремимся кого-то обратить. Каждый приходит к нам по своим собственным причинам, и только самые чистые могут когда-нибудь получить разрешение остаться. Мелисса...она настоящая.

- Погоди, - вмешался я. - Мелисса уже знала, что ее дед ради бессмертия заключил сделку с Дьяволом? Ты ей не говорила?

- Нет. Он сам ей рассказал. Самую большую тайну своей жизни. Я думаю, что...он хотел показать ей, что он был искренен, назначив ее своей наследницей.

- А она знала, что Иеремия все еще может спасти свою жизнь и сберечь душу – если умрут она и Павел?

- О да. Он рассказал ей все. А потом отвел ее на вершину горы, показал ей все царства мира и сказал: "Все это может быть твоим, стоит тебе только принять наследство и продолжить мое дело". Но она была сильнее, чем даже сама подозревала, и не поддалась искушению. Она не хотела ничего, что простекало из сделки с Дьяволом. Она знала, что все это запятнано, и неизбежно ее развратит. Поэтому, пока еще была возможность, она решила оставить семью. Она пыталась убедить Павла сбежать вместе с ней, но у него уже была другая жизнь в качестве Полли.

- Должен заметить, - я тщательно подбирал выражения, - что я более, чем удивлен, что столь архаичная и чопорная церковь, как ваша, одобряет Павла и Полли.

- Мы являемся подлинно фундаменталистской христианской церковью, - голос сестры Жозефины был суровым. - Мы следуем учению Иисуса о терпимости и сострадании. И мы направляем наш гнев только на тех, кто сам себе не оставил ни малейшей надежды на искупление. Тех, кто существует исключительно для того, чтобы вести невинных во тьму и вечные муки. Мы знаем, что такое настоящее зло. Мы видим его каждый день. Павел же и лично, и как Полли, по-своему служил свету. Он наслаждался, принося людям счастье. Просто счастливая маленькая певчая птичка...бабочка, растертая в жерновах мира.

-Так...это Мелисса попросила вас помочь с ее фальшивым похищением? –спросил я.

-Да. Она сама все продумала и организовала, вплоть до последней детали. - Сестра Жозефина сделала паузу и пристально посмотрела на меня. - Вы не должны видеть в ней эгоистичную девчонку, мистер Тэйлор. Она по-прежнему любит свою семью и надеется, что с помощью своих религиозных исследований сможет найти способ спасти всех их от последствий их собственных грехов...даже ее деда. Она действительно верила, что достаточно искренняя вера может сломать даже договор с Дьяволом. Вы можете назвать ее наивной. Мы же видим в ней чистую и истинную веру, которая может посрамить всех нас. Мы готовы сделать для нее все. Поэтому, когда она просила и умоляла нас помочь ей сбежать из дома, мы пошли вместе с ней.

Она незаметно провела четверых из нас в Поместье через парадную дверь, не потревожив ни одной сигнализации. Дед посвятил ее во все тайны, включая системы безопасности Поместья, потому что не оставлял надежды уговорить ее возглавить фамильную империю. Для столь опытного человека он был совершенно слеп, когда дело касалось его семьи. Мелисса отослала слуг в другие части Поместья и даже убедила Гриффина отправить на вечер вниз, в город, Гоббса с каким-то придуманным, но правдоподобным поручением. Ее всегда страшил и сам Гоббс, и то, что он, казалось, знал все, что происходит...

Я кивнул. Я всегда знал, что в этом деле просто обязан быть крот. – Но зачем ей понадобилась там ваша четверка? Почему бы просто не уйти?

- Мы были там, чтобы оставить конкретных доказательства нашего присутствия, - ответила сестра Жозефина. - След здесь, отпечаток руки там, ну и все такое. Я же сказала - Мелисса подумала обо всем. Как видишь, все это было для прикрытия. И...всегда есть шанс, что кто-то увидит то, чего не должен, и тогда нам пришлось бы прокладывать себе дорогу силой. Даже если об этом не подумала Мелисса, то подумала я.

- Но почему она так сильно хотела, чтобы все выглядело как похищение, а не просто еще один побег ребенка из дома?

- Чтобы все запутать. Чтобы Гриффину пришлось распылать силы, гоняясь за каждой возможностью.

- Ладно, - сказал я. – Предположим, ты меня убедила. Но я до сих пор не могу понять, почему такое нежное, кроткое, мягкое маленькое создание, как Мелисса, захотела вступить в орден, который специализируется на разрушении и кровной мести.

- Просто поверь, - сказала Сестра Жозефина. - Мелисса сделала это. Ей нужен был орден, сильный настолько, чтобы мог ее защитить от гнева ее деда, если тот когда-нибудь узнает, где она прячется. Она надеялась, что ее дед поймет и примет ее отказ от его империи, но Гриффин...всегда был очень гордым и мстительным человеком. Мелисса знала, что нет смысла уходить в монастырь, если ее дед может запросто отправить туда своих людей, которые снова вытащат ее. Ей была известна наша репутация, и она надеялся, что ее хватит, чтобы даже Гриффина заставить сделать паузу.

- Сейчас ты должна дать мне прямые ответы, - сказал я. - Насколько искренне вы одобрили вступление кроткой и мягкой Мелисса в ваш орден? Или вы просто ее используете, чтобы нанести удар по ее деду?

- Нет, - сестра Жозефина даже не задумывалась. – Вера Мелиссы искренняя, и это единственная причина, по которой мы одобряем вступление кого-либо в ряды нашей церкви.

- Я должен с ней поговорить, - отрезал я. – Один на один. Чтобы она сама подтвердила твой рассказ, и чтобы обсудить с ней, что, черт возьми, мне делать дальше. Я с самого начала сказал, что не стал бы тащить ее домой против ее воли... но смерть Павла меняет все. Теперь Иеремия никогда не перестанет разыскивать Мелиссу. Она единственная оставшаяся у него внучка. Он или захочет вернуть ее в семью или, если решит, что она для него полностью потеряна, ... возможно, он решит, что ей лучше умереть, чтобы он мог продолжать жить.

- Вот поэтому мы временно и поместили Мелиссу в безопасное место, - согласилась сестра Жозефина, - связанное, но совершенно отдельное от этой церкви. Безопасность начинается оттуда. На случай, если кто-то придет за ней сюда.

- Кто-то вроде меня?

- Конечно. Мы все были очень...обеспокоены, услышав, что Гриффин нанял тебя для поисков своей внучки. Слухи о твоем даре бегут впереди тебя. Поэтому для временного убежища Мелиссы мы выбрали карманное измерение. Даже тебе там ее не найти.

- Не будь так уверена в этом, - прорычал я. Я и сам не был уверен, но в моей работе важно соблюдать приличия.

Сестра Жозефина резко поднялась, так что мне тоже пришлось. Она вытащила из-под своего одеяния Руку Славы и быстрым жестом зажгла свечи на пальцах. Неожиданно она мне улыбнулась, и это была теплая, даже ласковая улыбка.

- Пойдем, Джон. Тебе пора встретиться с Мелиссой Гриффин. Самой христианской из всех душ, которые я когда-либо встречала.

Она использовала Руку Славы на двери своего кабинета, и та громко застонала в проеме, словно протестуя. Потом дверь распахнулась, мы шагнули через порог и сразу же оказались в другом месте. Земля под нами дрогнула, как будто становясь на место, а воздух вдруг стал горячим и влажным. Пот заливал мое лицо и руки, и мне приходилось бороться за возможность дышать в густом влажном воздухе. Воняло серой, падалью и кровью. Мы стояли внутри обычной часовни с рядами простых деревянных лавок и голым, без каких-либо украшений алтарем в дальнем конце. Распятие над алтарем было перевернуто.

На лавках сидели монахини, но все они были мертвы. Их было не меньше дюжины. Сейчас это было трудно определить. Они все были убиты, дико, нечеловечески. Разорваны буквально на куски, выпотрошены, обезглавлены. Кровь пропитала лавки и пол, и повсюду валялись части тел. С каждым вдохом зловоние становилось все нестерпимее.

Я медленно двигался по центральному проходу по направлению к алтарю, и сестра Жозефина шла рядом со мной. Я взглянул на нее, чтобы понять, как она держится. Ее лицо заледенело от сдерживаемой ярости, и в каждой руке она держала пистолет-пулемет. Четырнадцать отрубленных голов были нанизаны на резную деревянную ограду перед алтарем, на каждой сохранилось покрывало, а лица были растянуты и искажены их последним криком ужаса. Сам алтарь был густо перепачкан кровью и дерьмом.

- Ты где-нибудь видишь Мелиссу? – я старался говорить негромко.

- Нет. Ее здесь нет, - сестра Жозефина быстро осматривалась по сторонам, а ее пистолеты-пулеметы двигались одновременно с ней, отчаянно выискивая цель.

- Кто еще мог сюда попасть?

- Никто. Только я. В том-то и дело, - сестре Жозефине пришлось приложить видимое усилие, чтобы взять себя в руки. - Только мне известно, как с помощью Руки Славы открыть дверь между измерениями.

- Итак, выследить здесь Мелиссу, затем силой пробиться внутрь и сделать...все это – это означает, что, кто бы ни нанес этот удар, это должен быть кто-то, обладающий серьезным могуществом, - чем дольше я об этом думал, тем меньше мне все это нравилось. Если это был тот самый Некто, который создавал помехи моему дару, это означало, что он с самого начала был на шаг впереди меня.

- Если Мелисса – это все, что им было нужно, зачем тратить время, чтобы сделать это? – голос сестры Жозефины был сдавленным и напряженным. - Зачем было уродовать Сестер и осквернять алтарь?

- Должно быть, кто-то принимает Христианство слишком всерьез, чтобы так его ненавидеть, - преположил я.

Сестра Жозефина серьезно посмотрела на меня. - Я чувствую запах серы.

- Я тоже.

- Думаешь, Мелисса мертва?

- Нет, - я не сомневался. - Иначе они бы оставили ее тело здесь для нас, чтобы мы нашли его в том же виде, что и все остальные. Нет, ее забрали отсюда, чтобы я не смог ее найти. Кто-то, кто с самого начала не хотел моего участия. Мне неприятно это говорить, но все это может быть делом рук Иеремии. Если он не уверен, что я верну его внучку. Человек заключил сделку с Дьяволом, и, на мой взгляд, все это похоже на работу Дьявола.

Я замолчал, едва в часовне что-то изменилось. Зловоние неожиданно стало почти невыносимым, и я услышал жужжание мух. Все цветы в часовне превратились в факелы, яростно пылающие в вазах. Было чувство, что вместе с нами здесь находится еще Некто...а потом мы с сестрой Жозефиной быстро встали спиной к спине, когда одна за другой мертвые монахини на скамьях начали медленно и страшно возвращаться к жизни. Безрукие торсы, пошатываясь, выбирались в проход, в то время как отрубленные руки ползли по полу в нашу сторону. Длинный фиолетовый кишечник медленно сворачивался на полу, подобно мясистой змее. Кровь сползала с потолка. И все отрубленные головы, насаженные на деревянную ограду, хором заговорили.

Сестра Жозефина, Джон Тэйлор. Спускайтесь вниз! В Аду приготовлено особое место только для вас и всех героев, которые не смогли защитить тех, кого они поклялись спасти! Тебе понравится в Аду, Джон. Здесь все твои друзья и вся семья...

В ответ я рассмеялся прямо в их лица. – Оставь свои игры с разумом для того, кого они волнуют. Что ты собирался делать со всеми этими кусками и обрывками? Подтолкнуть нас к смерти? - я посмотрел на сестру Жозефину. - Не позволяй этому ублюдку до тебя добраться. Он возится с нами только потому, что надеется сломить наш дух. Я смогу с этим справиться.

Я запустил свой дар и сразу же нашел очень простую магию, которая оживляла мертвых монахинь. Мы запустили заклинание при входе в часовню, и не было ничего проще, чем вернуть переключатель обратно в положение «откл.». Заклинание выключилось, мертвые части тел снова стали неподвижны, их гордость восстановлена. Сестра Жозефина опустила свое оружие. Она тяжело дышала, но в остальном казалась невозмутимой.

- Кто мог это сделать?- когда она заговорила, это прозвучало очень опасно. - И куда мне нужно направиться, чтобы найти его и заставить его заплатить?

- Скорее всего, лучшего всего ставить на Гриффин-Холл, - ответил я. – А поскольку мой дар, кажется, прекрасно здесь работает, почему бы мне не убедиться?

Я заставил свой внутренний взор открыться на всю катушку, и мой Взгляд показал мне видение недавнего прошлого. Я увидел, кем являлся тот, кто сюда пришел,сделал все это и забрал Мелиссу Гриффин...и сразу же чертовски многое обрело смысл.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ. АДСКИЕ ИГРЫ

Спорить с монахиней всегда непросто, но это становится еще труднее, когда она размахивает пистолетом-пулеметом, чтобы подчеркнуть свою точку зрения. Сестра Жозефина была зла, как черт, из-за того, что я не стал ей говорить об увиденном мной в своем Видении, но я не мог ей этого сказать. По крайней мере, не получив веских доказательств в подтверждение. Некоторые вещи даже для Темной Стороны являются слишком странными, чтобы говорить о них вслух. В конце концов сестра Жозефина настояла на том, что вернется в Гриффин-Холл вместе со мной, и я не смог найти в себе силы, чтобы сказать ей "нет". Только не в окружении расчлененных тел ее подруг Сестер. А кроме того, ведь она владела Рукой Славы, единственным инструментом, позволяющим мгновенно перенести нас через всю Темную Сторону в Гриффин-Холл. Итак, я согласился, и Сестра Жозефина заставила меня дожидаться, пока она нагрузилась дополнительным оружием, гранатами и зажигательными снарядами, просто на всякий случай. Я не мог сдержать улыбки.

- Мне правда стоит познакомить тебя с моей подругой. У вас с ней так много общего.

Монахиня громко фыркнула. - Я сильно в этом сомневаюсь. Ну, вот и все. Я готова. Пора идти.

Она в последний раз оглядела осиротевшую часовню, заставив себя смотреть на каждое мертвое, изуродованное тело, так что к моменту прибытия в Гриффин-Холл она будет в должном расположении духа. Потом она зажгла свечи на восковых пальцах Руки и ткнула ими в дверь перед собой. Тяжелая древесина пошла буграми и волнами, дрожа в своей раме, словно боялась того, о чем ее попросили, а затем внезапно распахнулась, открыв полную темноту. Я прошел через нее, и сестра Жозефина – следом за мной.

Но там, где я появился, я был по-прежнему далек от окраин Гриффин-Холла. Я оказался в самом центре джунглей, окружающих Поместье, и вокруг меня не было никаких признаков сестры Жозефины. Моим первым побуждением было вернуться назад через дверь, но, когда я оглянулся назад, ее уже не было. Тонкие копья мерцающего лунного света пронизывали густую нависающую сверху густую массу, покрывая серебристыми бликами дрожащие листья и медленно волнующуюся растительность. Между деревьями вспыхивали странные огни, а глубоко в земле раздавались медленные, тяжелые звуки. И все, что меня окружало, все это медленное, зловещее движение в джунглях, ясно давало понять, кто здесть вправе казнить и миловать.

Должно быть, щиты Поместья работали в усиленном режиме. Они не смогли остановить такую мощную штуку, как Рука Славы, но им удалось не пустить меня непосредственно внутрь Поместья, выбросив меня здесь. В джунглях. Где растения всегда голодны...

Сейчас повсюду вокруг меня была только сплошная прущая вверх растительность, раскрывающиеся бутоны цветов, обнажающие острые зубы и покрытые шипами глотки, тянущиеся в мою сторону колючие ветки и лианы, разворачивающиеся подобно удавкам. Даже сами деревья выдирали из мокрой земли свои корни, в стремлении добраться до меня. Джунгли вспомнили меня, и каждая их часть ненавидела меня медленной, холодной яростью.

Я был окружен врагами и далеко от помощи. Обычная ситуация для моей профессии. Я выудил из кармана пальто пару простых зажигательных снарядов, быстро привел их в готовность и бросил их туда, где на мой взгляд они должны были принести максимальную пользу. Взрывы сотрясли джунгли и осветили ночь, а шелестящая растительность повсюду вспыхивала, превращаясь в бешено пылающие силуэты. Они метались взад и вперед, пытаясь сбить пожирающее их пламя, но единственное, чего они добились – так это распространили огонь еще дальше. Разгорающийся свет отодвинул ночь, дав мне возможность получше разглядеть окружение. Гриффин-Холл на вершине холма был едва виден впереди сквозь деревья. Это не так уж далеко. Я смогу дойти.

Джунгли вокруг меня тяжело дышали, деревья сбивали пламя тяжелыми ветвями, пока все остальные пытались выбраться за пределы досягаемости огня. Тонкие пронзительные вопли наполняли ночь, по мере того, как искусственный огонь поглощал противоестественные растения. Но он уже угасал, и вскоре не осталось ничего, что бы удерживало джунгли. Кроме того, что...растения, казалось, сильнее испугались света огня, а не его тепла. Я поднял свой дар, нашел за границами Темной Стороны место, где ярко светило солнце, потянулся и вытащил к себе солнечный свет. Огромный ослепительно яркий круг рухнул сверху, окружая меня теплым и благотоворным дневным светом.

Джунглям он был ненавестен. Там, где я просто зажмурился с непривычки, ночные растения съеживались и пятилися от дневного света, прячась друг за друга. Цветочные лепестки чернели и отваливались, стволы деревьев покрывались волдырями, а ветви отдергивались от палящего света. Листья свернулись, лиан отползли назад, в тень, а некоторые деревья прямо застонали под воздействием ультрафиолета.

- Слушайте! - громко объявил я. - У меня нет времени на эту чушь. Я собираюсь в Гриффин-Холл, и если хоть что-то появится у меня на пути, я устрою здесь ясный летний день на несколько недель!

Я блефовал, но джунгли-то этого не знали. Я решительно зашагал вперед, круг света двигался вместе со мной, и все растения на моем пути отступали, освобождая мне как можно больше места. Я бежал через джунгли так быстро, как только мог. Мелисса снова в Поместье, она в смертельной опасности, а, возможно, и остальные члены семьи тоже. Время всех Гриффинов уходит. Дьявол скоро должен заявить о своих правах, и вот тогда начнется адская игра.

Наконец, я, шатаясь, выбрался из джунглей, измученный и истекающий потом, дрожа всем телом и с трудом переводя дыхание. Я создан для выносливости, а не скорости. Как только я покинул джунги и шагнул во двор, дневной свет моментально погас, словно здоровый естественный свет в это место допущен не был. Я прислонился к рвспахнутым металлическим воротам, оценивая ситуацию и пытаясь отдываться. Без света я почувствовал себя лучше. Мне дорого обошлось поддерживать его так долго. Я рукавом вытер пот с лица и осмотрелся по сторонам.

Первое, что я заметил – во дворе не было ни одной припаркованной машины. Всех гостей отправили по домам. В каждом окне Гриффин-Холла горел свет, но что-то с эти светом было... не так. Он был слишком ярким, слишком жестким и неестественно пронизывающий. И кругом стояло гробовое молчание. Сейчас при взгляде на Гриффин-Холл возникало ощущение, что смотришь в открытую могилу. Я сделал последний глубокий вдох, успокаиваясь, и направился к двери. Ничто и никто не появился, чтобы остановить меня. Когда я подошел к двери, она была заперта. Как и тогда, когда защита Поместья заблокировала сестру Жозефину, не пустив ее Руку Славы.

Я на всякий случай подергал двернуюл ручку, но смог едва пошевелисть большую и тяжелую дверь. Я даже не стал испытывать против нее свое плечо. Я проверил замок - он был большим и очень солидным на вид. Мне известно несколько неофициальных способов отпирания упрямых замков, но ни одного, который позволил бы пройти мимо мощной защиты Поместья. Я вдруг вспомнил про золотой ключ, который дал мне умирающий Павел. Должно быть, он знал, что он подойдет. Я отыскал в кармане ключ и попробовал вставить его в замок, но он даже близко не подходил. Убрав ключ, я уставился на запертую дверь. Я не затем зашел так далеко и подобрался настолько близко, чтобы меня можно было остановить простой закрытой дверью. Ну что ж, когда сомневаешься, попробуй думать отвлеченно.

Я мысленно пробежал по списку того, что у меня было при себе, выискивая что-нибудь полезное, потом вдруг улыбнулся и вытащил аборигенскую кость-указатель. Я ткнул костью на дверь, произнес все необходимые Слова, и тяжелое дерево двери дрогнуло и выгнулось, словно пытаясь уклониться от убивающего ее ужаса. Дерево трещало и чернело, моментально сгнивая и разлагаясь, и его рыхлая мертвая материя расползалась огромными дырами. Я спрятал кость и обеими руками принялся разрывать образовавшиеся дыры, пока, наконец, не проделал брешь, достаточную, чтобы в нее пройти.

Я шагнул вперед, ожидая, что столкнусь с целой армией вооруженных охранников и еще каким-то количеством шокированных слуг, но в огромном гулком холле никого не было. Он был пуст. И в Поместье по-прежнему царила поразительная тишина, без единого звука или признака жизни. Я не мог позволить себе поверить, что я опоздал. Еще есть время. Я это чувствовал. Я поднял свой дар, чтобы отыскать место, где находится семейство Гриффин, и снова Нечто извне грубо захлопнуло мое внутреннее око. Я закричал от ужасной боли, заполнившей мою голову. Я шатался, сбивая боль усилием воли, тяжело дыша от потрясения. Было ощущение, что в голове разорвалась бомба.

И мне показалось, что где-то неподалеку смеется Нечто, дразня меня.

Я встал, собрав вокруг себя, как броню, последние силы. Мне не нужен был мой дар. Я знал, где семья Гриффинов, где они должны быть. В единственном месте, запретном для всех, кроме самого Гриффина - старом погребе под Поместьем. В поисках входа туда я быстро осмотрел первый этаж. И я обнаружил, что случилось со всеми охранниками и слугами. Они были мертвы, все до единого, изуродованные и убитые, как и монахини в часовне. Разорванные на части, выпотрошенные, расчлененные, с обезображенными лицами. Но, по крайней мере, тела сохранили свои головы. Все лица были растянуты и искажены от предсмертных боли и ужаса. Мне хотелось остановиться и закрыть всем глаза, но на это не было времени.

Все тела лежали в ряд...тщательно уложенные, чтобы привести меня прямо, к двери, ведуще вниз, в подвал. Слуги в их старомодной форме, охранники в броне, - все они погибли так легко, и так жутко. Все было залито кровью, по большей части - еще липкой на ощупь, и длинные алые полосы тянулись по стенам, где она била из разорванных артерий. Воздух был насыщен ее зловонием, а когда я дышал через рот, то продолжал чувствовать медный привкус. Я, наконец, дошел до конца этого ряда и остановился перед дверью, которую любезно оставили чуть приоткрытой, приглашая меня вниз, в подвал... Я знал, что ждет меня там, желая показать мне, что он сделал с семьей Гриффинов и Мелиссой.

Я толчком распахнул дверь до упора. Длинный ряд каменных ступеней, ярко освещенных бумажными фонариками, уходил под землю. И на каждой ступени, привалившись к голой каменной стене, сидели мертвые слуги или охранники, тщательно усаженные так, чтобы их мертвые взгляды были направлены вниз по спуску. Я осторожно пальцем ткнул ближнего ко мне. Мертвое тело чуть покачнулось, не подавая никаких признаков, что готово восстать и броситься на меня. Я начал спуск по лестнице, тщательно придерживаясь середины, и мертвые тела, мимо которых я проходил, одно за другим медленно поднимали головы, смотрели на меня и потерянными, далекими голосами шептали мне по секрету:

"Здесь такое горячее пламя. В нем даже птицы сгорают".

"Что-то держит меня за руку и не хочет отпускать".

"Они пьют наши слезы, как вино."

"Нам не нравится быть мертвыми. Это не похоже на то, что они нам обещали. Тебе тоже не понравится."

Я прикладывал все силы, чтобы их не слушать. Адский бизнес постороен на отчаянии и лжи. За исключением того, когда правда может ранить вас сильнее.

В конце концов я добрался до нижней ступени лестницы. На это ушло много времени. Я понятия не имел, сколько я прошел, но сейчас я должен быть глубоко под Поместьем, возможно, прямо в сердце холма, на котором и стоит Гриффин-Холл. (Говорят, он воздвиг и холм, и Поместье в одну ночь...) Совершенно обычная дверь в подвал тоже была приоткрыта, приглашая меня внутрь. Я пинком распахнул ее и шагнул в каменную каморку за ней так, словно за моей спиной стояла армия. И, конечно же, все они были там – все семейство Гриффинов. Иеремия и Maрия, Уильям и Глория, Элеонора и Марсель - все они были распялты, прибиты к холодным каменным стенам. Кровь продолжала капалть из жестоких ран на их пронзенных запястьях и лодыжках. Они молча смотрели на меня широко распахнутыми, умоляющими глазами, боясь что-нибудь сказать. Мелисса Гриффин сидела одна в центре каменного пола, внутри пентаграммы, линии которой были начертаны кровью ее семьи. На ней все еще сохранились обрывки черно-белого одеяния послушницы, хотя и с оторванным капюшоном. Кто-то здорово ее избил, видимо, просто пользуясь возможностью. Кровь на ее разбитом и распухшем лице уже запеклась, но, когда она посмотрела на меня, я увидел в ее глазах все то же выражение спокойной, непоколебимой благодати.

Я кивнул и утешающе улыбнулся, не столько для нее, сколько для себя самого. Первое, что пришло мне в голову - как она похожа на Павла в образе Полли, но в Мелиссе был внутренний свет и покой, которых Павел так никогда и не нашел. Я осторожно прошел вперед и опустился на колени перед Мелисса, стараясь не прикасаться к линиям пентаграммы.

- Привет, Мелисса. Я - Джон Тэйлор. Я искал тебя. Здорово, что мы наконец встретились. Не бойся. Я тебя вытащу отсюда.

- А мою семью? – спросила девочка.

- Сделаю, что смогу, - ответил я. – Для некоторых из них может быть уже слишком, но я специализируюсь на пропащих делах.

- Конечно, мистер Тэйлор, - раздался спокойный, отвратительный, знакомый голос. - В конце концов, вы сами – величайшее пропащее дело из всех.

Я оглянулся, и он был там, - стоял, прислонившись к стене, с руками, небрежно сложенными на груди, улыбаясь, словно у него были ответы на все вопросы и несколько тузов в рукаве. Человек, стоящий за всем этим с самого начала. Человек из моего Видения, который перебил всех монахинь в часовне.

Гоббс, дворецкий.

Я медленно поднялся на ноги и повернулся, чтобы взглянуть на него. - Я с самого начала знал, что что-то с вами не так, но просто не мог заставить себя поверить, что это сделал дворецкий.

- Добро пожаловать в подлинное сердце и душу Гриффин-Холла, мистер Тэйлор. Счастлив, что вы смогли прибыть. Шоу (в оригинале floor show - представление среди публики (в ночном клубе, ресторане, кабаре) вот-вот начнется.

- Как-то по-дьявольски вы заговорили, - я было направился к нему, но замер, едва он оттолкнулся от стены. Не сделав ничего, он вдруг стал очень опасным, и вообще не человеком. Я принял непринужденную позу и подарил ему свою лучшую ухмылку. – Мне следовало догадаться кто ты, как только я услышал имя. Hob, Плита - это старое имя Дьявола. Ваше имя не Гоббс, а Hob’s - то, что принадлежит Дьяволу.

- Именно, - усмехнулся Гоббс. - Удивительно, как много людей способно не заметить самые очевидные вещи, даже если ты сунешь их прямо под их глупые смертные носы.

- Хватит, - оборвал его я. – Мы благополучно миновали время для цивилизованных разговоров. Покажи мне свое истинное лицо. Покажи, что ты есть на самом деле.

Он рассмеялся, глядя на меня. - Твой ограниченный человеческий разум не в силах вместить в себя все те ужасы, которые и есть я. Один лишь проблеск моей истинной природы лишит тебя разума. Но есть форма, которую я обычно использую, когда меня вызывают в этот унылый смертный план...

Он вытянулся и искривился способом, не имеющим ничего общего с геометрией материального мира, и в мгновение ока Гоббс ушел, а на его месте стояло что-то иное. Нечто, которое никогда не было и никогда не может быть человеком. Оно был огромно, почти двенадцати футов ростом, пригнувшееся, чтобы поместиться в погребе, но его рогатая голова все равно задевала потолок. У него была кроваво-красная кожа, покрытая сочащимися язвами, и огромные перепончатые крылья летучей мыши, напоминавшие ребристый малиновый плащ. Были раздвоенные копыта и когтистые руки. Оно было гермафродитом, с непомерно увеличенными мужскими и женскими признаками. От него смердело серой и страданием. А лицо...на минуту я был вынужден отвести взгляд. В его лице были все зло, боль и ужас мира.

Все Гриффины завопили, впервые увидев демона в его истинном обличьи, и, думаю, что я - тоже.

- Слегка средневеково, я знаю, - в мягком, мурлыкающем голосе Гоббса одновременно были тухлое мясо, детский плач и рычание голодного волка. - Но я всегда был традиционалистом. Я всегда говорил, что, если что-то работает, нужно придерживаться этого.

- Сражайся с ним, Тэйлор!- это был Иеремия Гриффин. Даже распятый на стене собственного подвала, он все еще сохранял остатки Гриффиновской силы и высокомерия. – Останови его, пока он не уничтожил всех нас!

Гоббс заинтересованно посмотрел на меня, его длинный красный безволосый хвост метался вокруг копыт. Я стоял неподвижно. Мне было о чем подумать. Не стоило совершать ничего необдуманного. В этом месте мы все были в опасности, и не столько наши жизни, сколько сильнее - души. Это был не один из мелких демонов, подобных тем, которых я успешно брал на пушку в прошлом - этот был конкретной проблемой. Герцог Ада, а Ад сейчас был очень близко, приближаясь с каждой минутой. Я должен был найти выход из этой ситуации и успеть сделать ноги до того, как Дьявол придет, чтобы забрать то, что ему принадлежит. Гоббс сказал. Что он приверженец традиций, так что... Я достал из кармана серебряное распятие, заранее освященное святой водой, и ткнул им в Гоббса. Распятие взорвалось у меня в руке, и я вскрикнул от боли, когда куски серебра вонзились в мою ладонь и пальцы. Гоббс рассмеялся, и звук его голоса заставил меня вздрогнуть.

- Это – территория Ада, - сказал он спокойно. – Форма остается лишь формой, если у вас не достает веры, чтобы ее наполнить. Вы когда-нибудь во что-то верили, мистер Тэйлор?

Не пытайтесь с ним спорить. Они всегда лгут. За исключением случаев, когда правда может ранить вас больше...

- Сколько? – спросил я, прижав покалеченную руку к груди. – Сколько времени длился твой маскарад с дворецким Гриффина?

- Я всегда был его дворецким, - ответил Гоббс. – С самой первой минуты. Но я веками менял свое лицо и обличье, исчезал как один человек и вновь появлялся другим, и никто этого не замечал, а Гриффин - меньше всех. Никто не замечает слуг. Я находился радом с ним, пока он строил свою драгоценную империю на крови, страданиях и опустошенных жизнях других, роняя случайный совет здесь, намек там, - чтобы увидеть работу моего хозяина. Моего настоящего хозяина... Ибо я всегда оставался слугой моего хозяина и никогда - Иеремии...

- Как ты попал на Темную Сторону? Это место создавалось, чтобы быть свободным от прямого вмешательства Рая или Ада.

- Я был приглашен. На Темной Стороне всегда есть агенты и Сверху, и Снизу. И тебе это известно лучше, чем другим. Я так рад, что ты здесь, Джон. Все было бы совсем не так, не будь здесь тебя, беспомощно наблюдающего, как я, наконец, победил.

- Оставь эту хрень для себя. Я здесь, потому что, несмотря на все твои усилия, ты так и не смог вывести меня из дела. Ты создавал помехи моему дару. Я должен был заметить, что это происходило только тогда, когда ты был рядом. А теперь ты до усрачки боишься, что после всех твоих трудов я найду какой-нибудь способ остановить тебя и лишить Дьявола его приза. Твой хозяин может быть очень суровым к тем, кто его обманывает...

- Я привел тебя сюда, - начал Гоббс. - Разложил мертвецов, чтобы указать путь вниз...

- Ты разложил их, чтобы испугать меня и заставить держаться подальше, - оборвал его я. - Но меня так просто не испугаешь.

-Даже тебе не разорвать договор, добровольно заключенный с Адом!

Я не мог не улыбнуться. - Я всю свою жизнь только и делаю, что нарушаю правила.

- Мой господин очень скоро будет здесь, - сказал Гоббс. - И если ты не уберешься до того, как он появится в этой пентаграмме, чтобы востребовать свое, он утащит тебя в Ад вместе с оастальными.

- Ответь мне вот что, - Я тянул время, и Гоббс обязан был это знать, но такие, как он, любят хвастаться. - Зачем Дьяволу давать человеку такую долгую жизнь, почти фактическое бессмертие?

- Потому что это развращает, - просто ответил Гоббс. - Знание, что ты всегда можешь выйти сухим из воды. Иеремия за все свои годы сделал множество ужасных вещей и ни разу не был наказан за все это. Он шел к богатству и могуществу страшными путями и своим примером многих ввел в искушение и развратил. Этот человек прямо или косвенно повинен в гибели тысяч и даже сотни тысяч. Зло распространялось на протяжении веков, по мере того, как рос и распространялся его бизнес. Основанный на зле, он своим злом заражал других. Мы все очень довольны тем, чего добился Иеремия, так долго делая за Ад его работу... Ты не поверишь, какой прием ждет его и его семью в самом жарком пламени Преисподней.

- Но не Мелиссы, - перебил его я.

Гоббс громко фыркнул. - Кто мог предвидеть, что такой человек, погрязнувший в вековом зле, размякнет перед смазливым личиком? Но, когда время подходит к концу, проклятые часто ищут способ увильнуть от исполнения заключенного ими договора, чтобы исправить зло, которое совершили. Все, что им действительно нужно сделать, - это покаяться, честно и искренне, и Ад не сможет к ним прикоснуться. Но ведь если бы они были теми, кто мог бы покаяться, они бы, в первую очередь, на сделку с Дьяволом не пошли. По крайней мере, Иеремия был менее лицемерен, чем большинство. Он решил оставить свою империю чистой душе, которая в конце концов могла бы реабилитировать его наследие. Но такое не допускается. Я приложил слишком много усилий, чтобы быть уверенным, что зло Иеремии продолжит жить после него, будет развращать других годы спустя, потому что только бизнес может быть по-настоящему бессмертным.

- Послушайте, я даже не должна здесь быть, - яростно выкрикнула Глория. - Я никогда не заключала никаких сделок! Я даже не Гриффин! Я только замужем за одним из семьи!

- Точно! – подхватил Марсель. – Мне нет дела ни до чего этого! Пожалуйста, отпустите меня. Я ничего не скажу...

- Вы стали бессмертными благодаря сделке, заключенной Иеремией, - отрезал Гоббс. - Вы извлекли из этого выгоду, что делает вас виновными. А теперь хватить ныть, вы, оба, или мне придется вырвать вам языки. Очень скоро придет пора всем Гриффинам спуститься вниз... Пройти весь путь до самого дна...

Я все еще не мог ничего придумать, и меня начинало охватывать отчаяние. - Расскажи мне о Мелиссе. Почему вы держите ее отдельно? Неужели она тоже проклята, как и Гриффин?

- Она посвятила свою душу Небесам, - ответил Гоббс. - И поэтому она недосягаема для Ада. Так что я просто буду убивать ее, медленно и ужасно, все оставшееся время. И посмотрю, вдруг боль агонии, ужас и отчаяние смогут ее заставить отказаться от своей веры. Вот тогда она снова станет собственностью Ада и навеки присоединится к своей семье. Ах, маленькая Сестричка, кротость и мягкость, надеюсь, ты почувствуешь все, дитя мое.

- Не смей ее трогать! - закричал Иеремии, пытаясь вырвать железные гвозди, которыми он был прибит к стене. - Тэйлор, сделай же что-нибудь! Я уже ничего не значу, но мою семью все еще можно спасти! Делай все, что посчитаешь нужным, но спаси моих детей и Мелиссу!

- Ах ты, ублюдок! - взвизгнула Мария. – Мы сьтолько лет были вместе, и ты даже не вспомнил обо мне?

Преодолевая боль, Иеремия повернул голову, чтобы смотреть на нее. - Я бы спас тебя, если бы мог, любовь моя, но после всего, что мы сделали... Ты правда думаешь, что Небеса теперь нас примут? Мы гордились своими преступлениями и грехами, а теперь пришла пора расплачиваться. Прояви твердость духа, женщина. – И он снова посмотрел на меня. - Спаси их, Тэйлор. Все остальное неважно.

- Кого волнуют эти чертовы дети? - взвыла Мария. - Я никогда их не хотела! Я не хочу умирать! Ты обещал мне, что мы будем жить вечно и никогда не умрем!

Иеремия улыбнулся. – Чего только мужчина не наврет женщине, чтобы получить то, чего хочет?

Я посмотрел на Мелиссу в центре кровавого пентакля - съежившуюся, испуганную, избитую, но, тем не менее, по-прежнему несломленную. Мне все еще было трудно смотреть на нее и не думать о Полли... И это заставило мои мысли снова вернуться к золотому ключу, который отчаянно совал мне умирающий Павел. Он должен открывать что-то важное, но что? Маленький золотой ключ...наподобие того, которым Иеремия открывает потайную дверь в бальном зале. А не могло быть еще одного потайного места прямо здесь, внизу, в подвале? А если так, что в нем может находиться? И тогда я вспомнил рассказ Иеремия, что оригинал его договора с Дьяволом хранится здесь, в подвале, под замком, потому что, хотя документ и невозможно уничтожить, его условия все еще могут быть переписаны... кем-то, кто вправе контактировать с Раем или Адом...

Я активировал свой дар, мое внутреннее око начало открываться, и потом Гоббс опять его захлопнул. Я сражался с демоном изо всех сил, но он был демоном, а я - всего лишь смертным... В отчаянии я посмотрел на Мелиссу.

- Помоги мне, Мелисса! Я могу помочь тебе и твоей семье, но и ты должна помочь мне! Пентаграмма не может удержать тебя, Невесту Христа! Она принадлежит Аду, а ты давала клятву Небесам! Уничтожь ее!

Измученная, израненная и избитая Мелисса кивнула и бросилась к невидимой стене, окружающей пентаграмму. Несмотря на все свое отличие от деда, Мелисса могла быть такой же сильной и решительной, как и он. Она раз за разом билась о невидимую стену, не обращая внимания на боль, распевая молитвы, а дед смеялся и подбадривал ее. Maрия билась в истерике, Уильям с Элеонорой, как могли, поддерживали Мелиссу, а Глория и Марсель безмолвно наблюдали за ней, не смея даже надеяться... И после того, как демону Гоббсу пришлось на момент отвлечься, чтобы обратить внимание на внезапный бунт тех, кого он уже ситал запуганными и сломленными, я сосредоточился на своем даре...и, несмотря ни на что, заставил свое внутреннее око открыться.

Мой Взор показал мне тайное помещение позади стены слева от меня, и замаскированный в камнях замок. Склонившись над ним, я засунул в него золотой ключ и повернул. Часть стены скользнула назад, открыв старый пергаментный свиток, засунутый в расщелину камня. Я вытащил пергамент и развернул его. Я плохо знаю латынь, но достаточно, чтобы отличить подлинник, когда его увижу. Договор с Адом, подписанный Иеремией Гриффином его собственной кровью.

Я достал ручку и быстро перечеркнул положения, относящиеся к потомкам Иеремии. Молясь, чтобы в осколках освященного распятия, впившихся в руку, которой я писал, оставалось достаточно святости, чтобы сделать изменения нерушимыми.

Демон Гоббс оставил в покое Мелиссу внутри ее пентаграммы и, яростно завывая, переключился на меня. С его вытянутой руки в меня ударила струя огня, но я держал перед собой пергамент, договор, который никто не может уничтожить...и огонь не смог до меня добраться. А потом гвозди, которыми Уильям, Элеонора, Глория и Марсель были прибиты к стене, выскочили из пронзенной ими плоти и исчезли, - и четыре человека беспомощно рухнули на холодный каменный пол. Они пытались встать на ноги, в то время как Гоббс застыл на месте, потрясенный и удивленный.

- Спустите меня вниз! - визжала Мария. - Вы не можете оставить меня здесь!

- Конечно, могут, - возразил Иеремия. - Мы там, где и должны быть, дорогая. Тэйлор, уведи отсюда мою семью!

Пробив сквозь барьер, окружавший пентаграмму, Мелисса растянулся на полу у моих ног. Я поставил ее на ноги.

- Нет! - взревел Гоббс, его голос был невыносимо громким и ужасным. - Я не отпущу вас, пока не увижу, что все вы мертвы!

И я использовал свой дар, чтобы снова найти солнечный свет и принести его прямо туда, в подвал глубоко под Гриффин-Холлом. Яркое сияние солнца рухнуло на Гоббса, удерживая его в сияющем круге, как клопа, пришпиленного булавкой. Гоббс закричал, а Иеремия смеялся. Мелисса схватила меня за руку.

- Пожалуйста, вы можете ему помочь...?

- Нет, - покачал головой я. - Он давно заклеймил собственную судьбу. Он находится там, где ему и надлежит быть. Но ты-то - нет, и другие - тоже. Для них еще осталась надежда. Помоги мне вытащить их отсюда.

- Поторопись! - взвыл Иеремия, стараясь быть услышанным за воплями Гоббса. - Он приближается!

Я и сам это чувствовал. Что-то огромное и немыслимое неуклонно поднималось из бездны, что лежит ниже всех других мест, грядет, чтобы потребовать то, что ему принадлежит. Мы должны выбираться отсюда, пока еще есть возможность. Между тем, мы с Мелиссой заставили остальных двигаться. Каменный пол качалсясь и раскалывался у нас под ногами. Атмосферу наполняло ощущение некоего жуткого присутствия, и никто не осмеливался оглянуться назад. Иеремия продолжал смеяться, а Мария – кричать от ужаса. Я вытолкнул семейство Гриффин в дверь подвала. И вдруг мы оказались во дворе, перед парадным входом Гриффин-Холла, где была и сестра Жозефина, вытанувшая перед собой Руку Славы.

- Я же говорила, что им меня не удержать! - сказала она и поспешила к нам, чтобы помочь раненым, едва держащимся на ногах. Все вместе мы со всей доступной нам скорость пересекли пустой двор, а потом остановились и оглянулись, когда в Поместье разом погасли все огни. С долгим протяжным звуком, напоминающим стон умирающего зверя, огромное здание медленно осело внутрь себя, разрушаясь и превращаясь в ничто, пока, наконец, не исчезло в засосавшей его огромной воронке на вершине холма.

Мы все вместе стояли, думали каждый о своем вместе, и обнявшись, наблюдали за падением дом Гриффин.

ЭПИЛОГ

Я терпеть не могу похороны. Мне не нравится окружение или услуги, и я слишком много знаю про Небеса и Ад, чтобы находить утешение в ритуалах. Я не хожу на могилы, чтобы проститься с людьми, потому что знаю, что их там нет. Мы хороним лишь то, что осталось позади. И, кроме того, больше всего меня радует, что интересующие меня люди мертвы и больше никогда меня не побеспокоят.

Разве что в виде призраков, которые преследуют меня в воспоминаниях.

Так что я не пошел на похороны Павла Гриффина. Но я пришел на его могилу несколькими неделями позже. Просто засвидетельствовать свое почтение. Сьюзи Стрелок тоже пришла, чтобы составить мне компанию. Павел был похоронен на кладбище Некрополя, в его очень личном отдельном измерении. Было холодно, темно и тихо, низко стелящийся над землей туман медленно обвивал бесконечные ряды надгробий, памятников и мавзолеев. Я встал перед могилой Павла, и Сьюзи просунула свою руку под мой локоть.

- Ты все еще чувствуешь себя виновным в его смерти? – спустя какое-то время спросила она.

- Я всегда чувствую себя виноватым перед теми, кого не могу спасти, - ответил я.

На простом мраморном надгробии было выбито: ПАВЕЛ И ПОЛЛИ ГРИФФИН; ВОЗЛЮБЛЕННЫЕ СЫН И ДОЧЬ. Я был уверен, что разгадал уловку Элеоноры. Павел бы улыбнулся. Земляной холмик еще не осел. Большой венок ото всех девочек из «Див» был составлен целиком из пластиковых цветов – ярких, красочных и искусственных. Совсем как Полли.

Неподалеку стоял огромный каменный мавзолей в старом викторианском стиле, с чрезмерным количеством колонн, карнизов и вообще избытком резных каменных херувимов. Чрезмерно большая латунная табличка на двери с гордостью объявляла всем и каждому, что мавзолей был последним местом отдыха Иеремии и Maрии Гриффин. Только имена, никаких дат и никаких слов. Иеремия заплатил за это безобразие века назад, и не потому, что думал когда-нибудь этим воспользоваться, а потому, что такие вещи были в моде, а у Марии должно было быть все, что было в моде. И, конечно, ее мавзолей должен быть больше и богаче всех остальных. Я был удивлен, что ее каменные херувимы не задирали свои курносые носы перед всеми прочими.

Конечно, Иеремии и Maрии в нем не было. Их тела так и не были найдены.

- Я слышала, что после этого Мелисса ушла в монастырь, - наконец сказала Сьюзи.

- Ага, в орден созерцателей, удаленный от мира, как она и хотела. Связанный, хотя и неявляющийся частью Сестринской Армии Спасения. Так что, она должна быть в достаточной безопасности.

- Она самая богатая монахиня на Темной Стороне.

- На самом деле, нет. Согласно последнему завещанию она унаследовала все, но от большей части она отказалась. Уильям и Элеонора получили по доверенности очень щедрое пожизненное содержание, в обмен на то, что не будут ничего оспаривать, а все остальное отошло Сестринству. Которое в настоящее время обновляет свою церковь и быстро становится одним из главных воротил на Улице Богов. Берегись, злодеи. Одному богу ведомо, какое вооружение сможет закупить САС при неограниченном бюджете...

- А что Уильям и Элеонора?

- Теперь, когда Иеремии нет, обоим приходится привыкать быть обычными смертными. А поскольку они больше не бессмертны и не наследники, то высшее Общество, бизнес и политика довольно быстро повернулись к этой парочке спиной, что, наверное, и к лучшему. Наконец-то у них появился шанс жить своей жизнью. Уильям в отъезде – навещает Шэдоус-Фолл, Мишку Косолапого и Козла Морехода. Это его единственные настоящие друзья. Элеонора стала затворницей, все еще оплакивает своего ребенка. Но она вернется. Она прочнее, чем о ней думают. Даже она сама.

- Думаешь, их супруги будут с ними?

- Наверное,нет. Но никогда не знаешь заранее. Людям свойственно нас удивлять.

Сьюзи громко фыркнула. - Нет, если ты всегда держишь защиту наготове, а деньги в сейфе. - Она огляделась. – Это чертово место навевает тоску. Даже атмосфера какая-то душная. Обещай, что никогда не позволишь мне закончить здесь, Джон.

Я улыбнулся и ненадолго прижал ее руку к своему боку. - Я знаю место, именуемое Аркадия. Там спокойно и мирно, всегда светит солнце и происходит только что-то хорошее. Мы могли бы лежать бок о бок на траве, а рядом течет река...

Сьюзи хрипло рассмеялась, качая головой. - Ты слащавый сентиментальный засранец. Я больше склоняюсь к варианту с погребением под баром, где всегда будет музыка и смех, а люди смогут разливать для нас по полу выпивку.

- Это больше похоже на тебя, - признался я. - Но в тех барах, где мы завсегдатаи, кто-нибудь обязательно нас выкопает, смеха ради.

- Если кто-то побеспокоит мой отдых, я в ответ побеспокою его, - твердо заверила меня Сьюзи. – В моем завещании указано, что я должна быть похоронена с моим дробовиком и уймой патронов.

Я торжественно кивнул. - Я думаю, мой гроб будет снабжен миной-ловушки. На всякий случай. Возможно, чем-нибудь термоядерным.

Сьюзи вдруг резко отстранилась от меня и одним плавным движением выдернула дробовик из чехла на спине. Я проследил за ее взглядом, и обнаружил Уокера, спокойно стоявшего по другую сторону могилы Павла. Я не слышал, как он подошел, но у меня и раньше это никогда не получалось. Он непринужденно улыбнулся нам со Сьюзи.

- Сколь эффектная реакция, - пробормотал он. – Кто-то может решить, что мне не рады.

- И кто-то может быть прав, - ответил я. - Как ты узнал, что мы здесь?

- Я знаю все. Это моя работа.

- Пришел убедиться, что Гриффины действительно мертвы? - уточнила Сьюзи, не опуская ружья.

- Просто выразить свое почтение, - сказал Уокер. - Необходимо соблюдать приличия.

- Кто-нибудь интересный появился на похоронах?- поинтересовался я.

- О, только обычных подозреваемых. Друзья, враги и масса заинтересованных наблюдателей. Ни что не производит такого впечатления на толпу и папарацци, как мертвая знаменитость. Это было прямо-таки общественное собрание. Maрия будет в ярости, что пропустила его.

Сьюзи громко фыркнула. - Половина из них, наверняка,явились, чтобы станцевать перед мавзолеем Гриффина или мочиться на него.

- Там была целая очередь, - признался Уокер. – Некоторым пришлось ждать часами. А еще очень многие значительные люди до конца не уверены, что Гриффин действительно мертв. Они думают, что это его очередная сложная и хитроумная схема, и он по-прежнему где-то что-то затевает...

- Нет, - отрезал я. - Он ушел.

Уокер пожал плечами. - Даже то, что ты мертв, не обязательно означает, что ты кончился. По крайней мере, на Темной Стороне. Так что все настороже.

- А что ты о нем думаешь? – мне было искренне любопытно. – О Гриффине?

- Человек, чье богатство вырвалось из-под его контроля, - ответил Уокер. – Возможно, это урок для всех нас.

- Почему ты здесь, Уокер? - спросила Сьюзи. Ее ружье по-прежнему было направлено ему в лицо, но он не обращал на это внимания.

- Я за тобой, Джон, - сказал Уокер. - Сьюзи уже работает для меня, в качестве одного из полевых оперативников.

- Только тогда, когда мне этого хочется, - зарычала Сьюзи. Уокер, игнорируя ее, не отрывал от меня своего спокойного взгляда.

- Я хочу, чтобы ты постоянно работал на меня, Джон. Помоги мне сохранить мир в этой безбожной помойке и упростить переход власти, который после смерти Гриффина неизбежно последует.

- Нет.

- Что ж, спасибо, что подумал об этом, - Уокер продолжал сохранять спокойствие.

- Мне нет нужды об этом думать, - я в упор встретил его взгляд, приложив все силы, чтобы мой голос был таким же холодным, как кладбище, на котором мы стояли. – Ты - политик, Уокер, всегда им был и будешь. Ты будешь делать все, что посчитаешь необходимым или целесообразным, для обеспечения порядка и статус-кво. И плевать на тех, кто в процессе этого пострадает или умрет.

Уокер улыбнулся. – Ты так хорошо меня знаешь, Джон. Вот поэтому ты мне и нужен. Потому что, как и я, ты будешь делать все, что потребуется, чтобы выполнить работу.

- У меня нет с тобой ничего общего, Уокер.

- Ладно, если когда-нибудь передумаешь, ты знаешь, где меня искать, - он, было, отвернулся, но потом снова посмотрел на меня. - Грядут перемены, Джон. Выбери свою сторону. Пока еще можешь.

Он приподнял перед нами котелок и ушел, исчез в тумане и тенях. Сьюзи, наконец, опустила ружье и спрятала его.

- Этот человек - прямо драматическая королева...

- Этот человек меня беспокоит, - сказал я. - Он по-прежнему распоряжается на Темной Стороне, пока остальные не могут или не хотят, хотя все Власти имерли или ушли. Так кто сейчас за ним стоит? Откуда он получает свою силу? Какие сделки он заключил, чтобы остаться на посту?

- Есть много других, которым хотелось бы порулить,- небрежно ответила Сьюзи. - У него не получиться все сделать по-своему.

- Когда умирают львы, шакалы собираются на праздник, - согласился я. – По-моему, мы накануне интересных событий на Темной Стороне.

- Это самое лучшее, - сказала Сьюзи.

Мы посмеялись и, держась за руки, отправились на выход с кладбища.

- Не самое удачное из моих дел, - заметил я.

- Ты нашел пропавшую девочку. Это – единственное, что имеет значение. Эй, и ты так и не сказал мне, сколько Гриффин тебе заплатил?

Я только улыбнулся.

Саймон Р. Грин

АДСКИЕ ИГРЫ

Темная Сторона-7.

И тьма рассеется, как сон...

ГЛАВА ПЕРВАЯ. ПОМЕСТЬЕ ГОРНОГО КОРОЛЯ.

Границы Темной Стороны, этого темного и тайного места, полностью находятся внутри Лондона. Именно в этом больном и волшебном месте боги и чудовища, люди и духи занимаются своими частными делами, создавая сны и кошмары, каких нигде больше не найти, предоставляя скидку на залежалые экземпляры. Желаете вызвать демона или заняться сексом с ангелом? Продать собственную душу или душу кого-то другого? Изменить мир к лучшему или просто обменять его на что-то другое? Темная Сторона всегда готова угодить вам, с распростертыми объятьями и с мерзкой улыбочкой. И еще внутри Темной Стороны есть много разных земель и княжеств, много частных королевств и доменов, а еще больше - частных подразделений рая и ада.

Одним из таких мест является Гриффин-Холл, - место, где живут бессмертные.

Меня зовут Джон Тэйлор. Я частный сыщик, и моя специализация - странные и сверхестественные дела. Я не занимаюсь убийствами, не работаю по разводам, и я не распознаю улику, даже если вы будете держать ее перед моим носом, заявляя «Смотри, это - ключ к разгадке». У меня есть особый дар – находить вещи и людей, и именно этим я и занимаюсь. Но, в принципе, я работаю по найму, так что иногда это означает, что мне приходится делать то, за что мне готовы заплатить.

Я ехал на машине по длинной узкой дороге, вьющейся сквозь первозданные джунгли, окружающие Гриффин-Холл. Это, если не считать того, что эта машина на самом деле моей не была, и я ей не управлял. Я позаимстовал у Мертвеца его футуристический автомобиль, чтобы произвести впечатление получше. Машина попала на Темную Сторону из будущего через временной сдвиг и походила на длинную серебряную пулю с множеством удивительных примочек. Она восприняла Мертвеца в качестве своего хозяина и – изредка - водителя. По-моему, особого выбора у него и не было. Я же просто сидел на водительском сиденьи, пользовался функцией массажа, предоставив управление самой машине. Все равно ее реакция наверняка быстрее моей. Я знал, что так лучше, чем пытаться прикасаться к ее приборам; в последний раз, когда я просто положил руки на руль, машина ударила меня током.

Гриффин-Холл стоял на вершине огромного холма посреди обширной территории, окруженной высокими каменными стенами, защищенными всеми последними научными и магическими щитами. Гигантские кованые ворота были наглухо закрыты для всех, у кого нет приглашения, а нажав на кнопку звонка слишком сильно, можно было превратиться в камень. Гриффин-Холл, находясь внутри Темной Стороны, не является ее частью. Семья Гриффин ценит свою частную жизнь, и ей все равно, кого ради этого придется искалечить, изуродовать или убить. Только очень важные и очень привилегированные особы могут рассчитывать когда-либо получить приглашение посетить дом Гриффинов. Их редкие вечеринки были на Темной Стороне крупнейшими и самыми яркими, для самого высшего Общества; и если вас туда не пригласили заранее, то вы никто. Я никогда раньше здесь не был. При всем моем пестром и даже печально известном прошлом я никогда не был достаточно важен, чтобы привлечь внимание Гриффинов. Пока я им не понадобился, чтобы сделать то, чего никто другой сделать не мог.

Интересно, кто или что пропало так бесследно, что даже могущественные Гриффины со всеми их ресурсами не могут это отыскать.

То, что некогда было по-настоящему основательным и элегантным садом, раскинувшимся на склонах высокого холма, была оставлено без присмотра, а потом и вообще забыто, наверное, века назад. Все пришло в упадок и превратилось в беспорядочные джунгли разнообразной и неестественной растительности, включая некоторые столь древние растения, что за пределами Темной Сторпоны они считались вымершими, а также другие, настолько странные и искривленные, что они могли попасть сюда только из других измерений. Огромные темные джунгли из высоких деревьев и мутировавшей поросли, плотно прижатых друг к другу и к краям единственной узкой дороги. Деревья были высокими настолько, что полностью закрывали видимость покрытами звездами вечно ночное небо, их переплетенные ветви образовывали полог, наполненный тенями зеленый тоннель вокруг дороги, по которому я ехал глубже и глубже, в самое сердце тьмы.

Говорят, и холм, и Поместье (в оригинале - Hall - усадьба,поместье;замок; владение) были воздвигнуты им за одну ночь... Но про Иеремию Гриффина говорят слишком многое.

Фары автомобиля горели, как солнце, но неистовый искусственный свет, казалось, не в силах были проникнуть глубоко в зеленые заросли по обеим сторонам дороги. Наоборот, толстые хлопья пыльцы размером с теннисный мяч, медленно плавающие среди деревьев, светились синими и зелеными фосфорецирующими огнями. Изредка один из них взрывался эффектным фейерверком, освещавшим узкие тропки и меняющиеся джунгли яркими всполохами и вспышками.

По мере того, как машина плавно скользила вдоль джунглей, часть растений оглядывалась и смотрела ей вслед.

Там были деревья со стволами крупными, как дома, их темная, пятнистая кора мокро блестела в неверном свете. Тяжелые, раздутые листья, красные, как кровь, мягко пульсировали на прогнувшихся ветвях. Огромные распустившиеся цветы, настолько крупные, словно их выращивали специально, и яркие, как на пленке Technicolor, с толстыми и мясистыми лепестками, напоминающими болезненную плоть. Свисающие вокруг узких троп лианы, похожие на полог, дрожали и трепетали подобно спящим змеям. Раз за разом что-то мелкое и шустрое натыкалось на кончики лиан, и те хватали, скручивали беспомощных существ и утаскивали их, бьющихся и визжащих, куда-то вверх, в темноту. Визг внезапно обрывался, и какое-то время капала кровь. Зеленые, покрытые листьями заросли с фиолетовыми цветами вместо глаз и кольцами шипов вместо зубов, треща и покачиваясь, пробирались вдоль узких троп, останавливаясь настолько близко к дороге, что их тяжелые тела вызывающе колыхались под лучами света, проникающего внутрь их темного домена.

Не хотел бы я быть садовником Гриффинов. Ему, чтобы подрезать деревья, наверное, придется вооружиться электрошокером для скота и огнеметом. В одном месте мне показалось, что я увидел что-то, напоминавшее садовника, терпеливо опиравшееся на деревянные грабли на обочине дороги, чтобы посмотреть, как я проезжаю. Было похоже, что он сделан из зеленых листьев.

По мере моего приближения к вершине и Гриффин-Холлу дорога поднималась и становилась все круче. Джунгли были наполнены зловещими звуками: низким ворчанием, свистящими шорохами, и случайными, быстро подавленными вскриками. Казалось, что джунгли медленно двигались, встряхиваясь и потягиваясь, словно проснувшись от глубокого сна, разбуженные вторжением в их среду. Мне, конечно, ничего не угрожало. Я был приглашен лично Иеремией Гриффином, и у меня были действующие Пароли. Но я не чувствовал себя в безопасности. Все окна машины были плотно закрыты, автомобиль будущего был вооружен получше иной армии, но все равно чувства защищенности не было. Роль просто пассажира заставляла меня почувствовать себя ... беспомощным. Я всегда предпочитал защищаться сам, а не полагаться на других. Я верю в собственные способности.

Перепутанная масса колючих лиан внезапно вытянулась на середину дороги, преграждая мне путь. Не было времени даже притормозить, не говоря уже об остановке, а живой барьер выглядел достаточно тяжелым и твердым, чтобы остановить танк. Я приготовился к столкновению, но со стороны капота автомобиля раздался рев циркулярной пилы. Мы на полной скорости врубились в колючие заросли, и завывающая пила прокладывала путь прямо сквозь них, только зеленые брызги от листьев разлетались во все стороны. Многие из них еще дергались. Громадное зеленое нечто пронзительно завопило, ее шипы скользили вдоль бронированных бортов машины, не причиняя им никакого вреда, пока мы не пробили зеленую массу насквозь и не выскочили с другой стороны.

Длинные, искривленные ветви спускались на дорогу перед нами, каждая из них была достаточно велика, чтобы схватить машину и скормить ее куполу над нами. Циркулярная пила убралась внутрь капота, ее место заняли спаренные огнеметы. Ужасное пламя с ревом атаковало ветви, яркий и чистый свет против тьмы. От прикосновений языков пламени тяжелые ветви задрожали и затряслись, а потом отпрянули от машины. Мы проехали через раскрывшееся отверстие, пока горящие ветки, пытаясь сбить пламя, раз за разом со страшной силой бились о землю.

Больше нас ничто не побеспокоило. Наоборот казалось, что большая часть растительности отодвигалась на время нашего проезда даже больше, чем было нужно.

И все равно понадобилось много времени, чтобы попасть в Гриффин-Холл, дорога шла все выше и выше, становилась все более крутой и извилистой, пока я не поднялся гораздо выше залитых неоном улиц Темной Стороны и всех живущих там маленьких людей. Было ощущение, как будто я достиг высот Олимпа для встречи с богами, в чем, вероятно, и был замысел. Гриффин-Холл стоял на самом верху своей личной горы, взирая сверху на Темную Сторону, словно вся округа была частным владением Гриффинов. Как будто они владели всем, что могли увидеть, и насколько они могли увидеть. И если Иеремия Гриффин на самом деле и не владел всей Темной Стороной и всеми, кто в ней жил, то это не означало, конечно, что у него не было желания это изменить.

В прошлом Власти ставили его на место, но сейчас все они были мертвы или исчезли, так что кто знает, что будет дальше. Кто-то должен управлять Темной Стороной и обеспечивать, чтобы все играли по правилам, и, конечно же, никто не справится с этим лучше, чем Иеремия Гриффин, бессмертный.

Мне плевать, кто правит Темной Стороной или думает, что правит. Я здесь только потому, что меня пригласил этот человек. Большая честь, если кого-то это заботит, но, главным образом, не меня. Конечно, такой важный человек не мог просто прийти ко мне в офис, назначив встречу через моего секретаря. Нет, это первое, что я узнал, когда его голос внезапно возник у меня в голове, провозгласив:

- Это Иеремия Гриффин. Ты нужен мне, Джон Тэйлор.

- Черт возьми, убавь громкость!- заорал я, привлекая случайные взгляды прохожих на улице.- Сам Бог не будет таким громким, даже если наступит Второе Пришествие, и Ему придется оформить предварительный заказ на места возле ринга. Ты же не Бог, правда? Я веду себя хорошо. В основном.

Последовала пауза, затем голос сказал несколько спокойнее: - Это Иеремия Гриффин. Ты нужен мне, Джон Тэйлор.

- Уже лучше, - сказал я. - И как это ты достал этот номер? Считается, что моя голова должна быть в исключительно закрытом каталоге.

- Ты явишься в Гриффин-Холл. Там есть для тебя работа.

- Мне это нужно?

На сей раз пауза была значительно длиннее. Люди типа Иеремии Гриффина не привыкли, чтобы им задавали вопросы, особенно когда они снизошли, чтобы поговорить с вами лично.

- Я мог бы убить тебя.

Я рассмеялся. Сколько я себя помню, люди (и не только) пытались убить меня, но я по-прежнему здесь, тогда как они - в основном - нет. К моему удивлению, голос в моей голове тоже рассмеялся, совсем чуть-чуть.

- Хорошо. Мне сказали, что ты не из тех людей, которым можно угрожать или запугивать. Как раз такой человек мне и нужен. Приходи в Гриффин-Холл, Джон Тэйлор, и у тебя будет денег больше, чем ты когда-либо мечтал.

Поэтому, конечно, пришлось идти. Других дел у меня не было, а крпный гонорар, которые Ватикан заплатил мне за обнаружение Нечестивого Грааля, уже почти закончился. Кроме того, я был заинтригован. Я слышал о Гриффине, легендарном бессмертном человеке – как и любой на Темной Стороне - но мне не доводилось вращаться в кругах, где его можно было встретить. Иеремия Гриффин был человеком богатым и прославленным, и оставался таким на протяжении веков.

Все Гриффины были бессмертны, но в наши дни бессмертных людей оставлось очень мало, даже на Темной Стороне. Иеремия был первым и старейшим, хотя никто точно не знал, сколько ему лет. Гриффину, невероятно богатому и столь же невероятно могущественному, принадлежала почти вся Темная Сторона и множество работавших на ней предприятий. И он никогда не скрывал свое намерение со временем править всей Темной Стороной как своим собственным королевством. Но он никогда не был частью Властей, этих серых и безликих людей, которые привыкли рулить на Темной Стороне с безопасного расстояния. Они ставили ему препоны на каждом шагу, лишая его пространства и возможностей, сдерживали его ... потому что, когда все было бы сказано и сделано, для них он стал бы просто еще одной фигуркой в цирковой труппе, которой они управляли дольше, чем он жил.

Что ж, теперь их нет. Возможно, наконец настало время Гриффина. Большинство на Темной Стороне это не волнует, они слишком заняты собственными проклятиями и спасением души, всеми теми страстями и удовольствиями, которые только можно найти и которыми можно насладиться в сомнительных барах и привелегированных клубах Темной Сторона.

Никому точно не известно, как Иеремия Гриффин стал бессмертным. Были истории – а они есть всегда - но никто не знал наверняка. Он не был божестовом, вампиром или колдуном. В нем не было ангельской и демонической крови. Он просто был человеком, живущим на протяжении веков, человеком, который может жить еще века. И он был достаточно богат и силен, чтобы очень сложно было его убить. По сообщениям, прошлое Гриффина и его истинная природа были загадкой даже для остальных членов его семьи, и он пошел на многое, чтобы так и продолжалось. Я увидел отрезанные головы папарацци, насаженные на шипы над главными воротами, в которые я въезжал. Некоторые продолжали кричать.

Сад из джунглей неожиданно обрывался перед низкой каменной стеной, окружающей большой открытый двор перед Гриффин-Холлом. Шелестящая растительность подходила к стенам, но остановилась, стараясь их не коснуться. Длинные ряды скрупулезной резьбы глубоко врезались в палевый камень. Автомобиль будущего въехал во двор сквозь единственный разрыв в стене, филигранные серебряные ворота открылись перед ним и плотно сомкнулись позади нас. Машина прошла по широкой дуге, разбрасывая гравий тяжелыми колесами, и остановилась прямо перед главным входом. Водительская дверь открылась, и я вышел. Дверь немедленно захлопнулась и заблокировалась. Я ее не виню. В Гриффин-Холле ничего даже отдаленно не напоминало гостеприимство или доброжелательность.

Я прислонился к машине, чтобы оглядеться. Со всех сторон низкую каменную стену окружали джунгли, снова и снова. Любая часть растительности, которая коснулась мягкого камня, сразу же усыхала и умирала, но джунгли наступали, жертвуя частями себя в неустанных поисках слабого места, движимые медленной, упорной и беспощадной природой растений. В ожидании того дня, возможно – в далеком будущем, когда стены, наконец, падут, и джунгли неумолимо двинутся вперед, сметая Гриффин-Холл и всех, кто в нем живет. Джунгли тоже были бессмертны и обладали бесконечным терпением.

Само здание Поместья было огромным, тянущимся во все стороны и неуловимо зловещим в мерцающем серебристом свете гигантской луны, доминирующей в небе Темной Стороны. Дюжины окон были ярко освещены, сияя в окружающем мраке. Все это должно было впечатлять, но каждое окно было длинным и узким, как прищуренный глаз подлеца. Массивная входная дверь была сделана из какого-то неизвестного мне неестественно темного дерева. Она выглядела достаточно прочной, чтобы остановить мчащегося носорога.

Я какое-то время просто рассматривал дом. Множество ярко освещенных окон, и ни одного лица, выглядывающего наружу. На крыше среди остроконечнх фронтонов ловко двигаются темные, неясные фигуры. Горгульи не знают покоя. До тех пор, пока не начнут швырять вещи ... горгульи в восторге от туалетного юмора, а их цели трудно понять. Я глубоко вздохнул, оттолкнулся от автомобиля будущего, и направилась к главной двери, как будто в целом мире меня ничто не беспокоит. Никогда нельзя показывать страха на Темной Стороне, или вас затопчут.

За машину Мертвеца я был спокоен. Она могла за себя постоять.

Путь к двери был ярко освещен японскими бумажными фонарями на высоких столбах, каждый из которых был оформлен в виде разных смешных лиц, чтобы отгонять злых духов. Какое-то время я разглядывал несколько ближайших, но никого не узнал. Приблизившись к входной двери, я впервые понял, что несмотря на легендарный возраст Гриффин-Холла его каменная кладка по-прежнему чистая и четкая, а палевый камень не тронут временем, эрозией или разрушительным воздействием погоды. Огромное здание, казалось, было построено только вчера. Гриффин-Холл, как и семья, которую он защищал, тоже был бессмертным, неприкосновенным и неизменным.

Я остановился перед дверью, осторожно произнес данные мне Пароли и твердо постучал старомодным медным молотком. Эхо от ударов позади двери, казалось, уходило дальше и дальше, словно путешествуя на невообразимо большие расстояния. После соответственного времени ожидания дверь плавно и бесшумно открылась, явив дворецкого, торжественно стоявшего передо мной. Это должен был быть дворецкий. Только дворецкий может смотреть на вас сверху вниз, оставаясь при этом безупречно вежливым и учтивым. Я думаю, этому их учат в самый первый день в училище дворецких. Конечно, нет больших снобов, чем те, кто слишком долго пробыл слугой.

- Я - Джон Тэйлор.

-Конечно, сэр.

- Иеремия Гриффин ждет меня.

- Да, сэр. Входите, пожалуйста.

Он отступил ровно настолько, чтобы позволить мне пройти, поэтому мне пришлось тяжело наступить на его безупречно начищенные ботинки. Он закрыл дверь, затем склонил голову в том, что было почти поклоном, но не совсем.

- Мне позвать слугу, чтобы взял ваше пальто, сэр? Мы могли бы почистить его.

- Нет, - ответил я. – Мое пальто повсюду следует со мной. Оно будет скучать без меня.

- Конечно, сэр. Я - Гоббс, дворецкий семьи Гриффинов. Если вы соблаговолите проследовать за мной, я представлю вас хозяину.

- Сделайте одолжение.

Гоббс повел меня через огромную прихожую и дальше по длинному коридору с прямой спиной и высоко поднятым подбородком, даже не потрудившись проверить, иду ли я следом. Ему, вероятно, никогда даже в голову не приходило, что я могу этого не сделать. Так что я пошел в нескольких шагах позади него, намеренно ссутулившись и засунув руки в карманы пальто. Нужно уметь одерживать маленькие победы везде, где только можно. Коридор был достаточно большим, чтобы по нему мог пройти поезд, освещенный теплым золотистым светом, который, казалось, исходил отовсюду и ниоткуда. Типичный сверхъестественный способ освещения. Я задумался, как не дать Гоббсу диктовать темп движения. Я был искренне заинтересован. Немногим довелось увидеть Гриффин-Холл изнутри, и большинству из них хватило порядочности и здравого смысла промолчать об увиденном. Но я никогда не отличался ни тем, ни другим. Я был уверен, что смог бы заработать очень приятную сумму на продаже подробного описания в раздел «Сладкая Жизнь» газеты «Night Times».

Но ... вынужден сказать, что увиденное меня не слишком впечатлило. Коридор был большим, да, но вы быстро его проходите. Блестящий деревянный пол обильно покрыт воском и отполирован, стены ярко раскрашены, а высокий потолок был украшен сериями со вкусом выполненных фресок ... но не было стоящих доспехов, не было антикварной мебели или великих произведений искусства. Просто длинный коридор с бесконечными рядами картин и портретов, покрывающими обе стены. Все они запечатлели Иеремию Гриффина и его жену Марию в нарядах ушедших веков. Картины возрастом в сотни лет, изображавшие двух людей, которые, скорее всего, были еще старше. От официальных портретов, где оба они были с чопорными и обязательно неулыбчивыми лицами, через эпохи дюжин королей и еще большего числа парламентов, от Реставрации к эдвардианству (в оригинале – Edwardian- эдвардианский (относящийся к эпохе правления короля Эдуарда Седьмого, 1901-1910 гг.) и дальше. Некоторые художники известны настолько, что даже я их узнал.

Я так долго любовался Рембрандтом, что Гоббсу пришлось вернуться и нависнуть надо мной, многозначительно прочищая горло. Я повернулся, чтобы уделисть ему все мое внимание. Гоббс действительно был типичным дворецким, прямой и строгий в своем официальном черно-белом викторианском наряде. Его волосы были угольно-черными, и такими же были его глаза, а тонкие губы были настолько бледными, что казались почти бесцветными. У него было костистое лицо с длинным острым подбородком, которым можно было вытаскивать соленые огурцы из банки. Он мог бы показаться забавным анахронизмом, попавшим в наши дни, но из-за высокомерного подобострастия сквозило ощущение чудовищной силы, удерживаемой в узде, готовой освободиться, чтобы служить своему господину. Гоббс ... вызывал мурашки, запугивал одним своим видом.

Понятно, что он будет первым, кто склонится над вашим плечом во время официального обеда и громко объявит, что вы использовали не ту вилку. Но он же первым за уши вытащит тебя вон, возможно, со сломанной конечностью или двумя, если ты окажешься настолько глупым, чтобы расстроить его господина и повелителя. Я сделал мысленную пометку, чтобы никогда ни пр и каких обстоятельствах не поворачиваться к нему спиной, а если дело дойдет до драки – использовать самые грязные приемы.

- Если вы уже закончили, сэр... – пауза в конце фразы была до краев наполнена скрытой угрозой.

- Расскажите мне про Иеремию, - сказал я, не двигаясь с места просто из чувства противоречия. – Давно вы работаете на него?

- Я имею честь служить семье Гриффинов много лет, сэр. Но вы, конечно, понимаете, что я не могу обсуждать личные дела семьи с каждым посетителем, независимо от того, насколько он ... известен.

- Мне нравится ваш сад, - сказал я. - Очень...живой.

- Мы делаем все возможное, сэр. Прошу сюда, сэр.

Было ясно, что он не собирается ничего мне рассказывать, так что я быстро направился по длинному коридору, и ему пришлось поспешить, чтобы меня догнать. Он быстро занял место впереди, бесшумно скользя вперед точно в двух шагах передо мной. Для столь крупного человека он двигался чрезвычайно тихо. Мне хотелось показать язык ему в спину, но я как-то понял, что он это узнает, и это его не побеспокоит. Поэтому я снова перешел на иноходь, чтобы наделать как можно больше шума, я сделал все, чтобы оставить царапины на полированном полу. На каждом шагу из боковых коридоров возникали другие слуги, все одетыев старомодные вкторианские костюмы, и всякий раз все они замирали и почтительно ожидали, пока пройдет Гоббс, прежде чем продолжить свой путь. Разве что ... уважительно – это не совсем то слово. Нет, они выглядели испуганными. Все.

Иеремия и Maрия Гриффин продолжали торжественно взирать на меня со стен, когда я проходил мимо. Менялись одежды, прически и фон, но они оставались теми же. Два твердых, несгибаемых лица с непреклонными взглядами. Я видел портреты королей и королев во всем их убранстве, выгладевших менее по-королевски, менее уверенными в себе. Когда мы с Гоббсом, наконец, дошли до конца коридора, картины, наконец, сменились фотографиями, от снимков с выцветшей сепией до новейших изображений с цифровой четкостью. И здесь впервые появились Гриффины-младшие, Уильям и Элеонора. Сначала дети, потом уже взрослые, такие же статичные и неизменные при изменяющихся вокруг них моде и мире. У обоих детей был такой же, как и у родителей сильный костяк, но ничего от их характера. Дети выглядели ... мягкими, избалованными. Слабыми. Несчастными.

В конце коридора Гоббс резко повернул направо, и когда я следом за ним повернул за угол, то обнаружил, что мы оказались в другом огромном коридоре со стенами, увешанными охотничьими трофеями. Головы животных смотрел и скалились со своих аккуратно развешанных подставок, чучела со стеклянными глазами, которые, казалось, следили за вашим движением по коридору. Бог мой, там были все лесные звери - львы, тигры, медведи и даже голова лисы, которая напугала меня до чертиков, подмигнув мне. Я ничего не сказал Гоббсу. Я знал, что он не сможет сказать ничего такого, что я хотел бы услышать. По мере нашего продвижения по длинному коридору, трофеи прогрессировали от необычных к неестественным. Разрешения на Темной Стороне никого не интересуют. Можете охотиться на любую чертовщину, которая привлечет ваше внимание, если это не начнет охоту на вас.

Здесь была голова единорога с единственным длинным витым рогом, но ее девственная белизна казалась тусклой и безжизненной нне смотря на все искусство таксидермиста. Дальше шла мантикора с ее возмутительной смесью львиных и человеческих черт. Оскаленная пасть была наполнена огромными кривыми зубами, но ее длинная струящаяся грива выглядела так, как будто ее недавно высушили феном. И ... безусловно огромная драконья голова добрых четырнадцати футов от уха до уха. Золотые глаза были большие, как обеденные тарелки, и мне никогда прежде не случалось видеть столько зубов в одном рту. Морда выдавалась в коридор настолько, что нам с Гоббсом пришлось идти друг за другом по самому краю коридора.

- Держу пари, что здесь чертова уйма пыли, - сказал я только чтобы что-то сказать.

- Не могу знать, сэр, - ответил Гоббс.

Спустя несколько коридоров и переходов мы, наконец, пришли к главному конференц-залу. Гоббс бодро постучал, толкнул дверь и отступил в сторону, жестом пропуская меня вперед. Я вошел, словно делал это каждый день, и даже не оглянулся, услышав, как Гоббс плотно закрыл за мной дверь. Конференц-зал был большой и шумный, но первое, что привлекло мое внимание, это дюжины телевизионных экранов, покрывающие стену слева от меня и показывающие новости, бизнес-информацию, биржевые сводки и последние политические известия со всего мира. И все это одновременно. Шум подавлял, но никто в зале, казалось, не обращал на это особого внимания.

Вместо этого, все глаза были устремлены на того самого человека, Иеремию Гриффина, сидящего во главе длинного стола, как король на троне, внимательно прислушиваясь к своим людям, идущим к нему непрерывным потоком, получая новости, глупости, материалы, решая срочное, но почтительные вопросы. Они роились вокруг него, как рабочие пчелы вокруг своей королевы, входя и выходя, вместе и по отдельности, ревниво соревнуясь за внимание Гриффина. Казалось, все они говорят одновременно, но Иеремия Гриффину не составляло труда говорить с тем, с кем он хотел, и слушать того, кто был ему нужен. Он редко смотрел на кого-либо из мужчин и женщин вокруг него, отдавая все свое внимание бумагам, разложенным перед ним. Он кивал или качал головой, одобряя одни листы и отклоняя другие, и иногда, рыча, отдавая комментарии или приказы, и люди вокруг него бросались выполнять его приказания с застывшими решительными лицами. Безукоризненно и дорого одетые, и, наверное, еще больше денег потратившие на свое образование, по поведению они были слугами даже больше, чем Гоббс. Никто из них не обратил на меня никакого внимания, даже когда им пришлось протискиваться мимо меня к двери. А Иеремия даже не взглянул в мою сторону.

Должно быть, я должен был стоять по стойке «смирно», пока он не соизволит меня заметить. Черта с два. Я придвинул стул и уселся, звакинув ноги на стол. Спешить мне было некуда, и я хотел хорошенько присмотреться к бессмертному Иеремие Гриффину. Это был крупный мужчина, не высокий, а большой, с бочкообразной грудью и широкими плечами, в изысканном темном костюме, белой рубашке и черном галстуке. У него были сильные, жесткие черты лица, с холодными голубыми глазами, ястребиным носом и ртом, который, похоже, нечасто улыбался. Все это венчалось огромной львиной гривой седых волос. Так же точно он выглядел на всех своих портретах вплоть до времен Тюдоров. Казалось, что он получил свое бессмертие только когда ему было уже за пятьдесят, и вечная молодость в пакет не входила. Просто он перестал стариться. Он сидел очень прямо, словно поступить иначе - это признак слабости, а его редкие жесты были точными и продуманными. В нем были безусловный авторитет и спокойная властность, которые приходят с долгими годами опыта. Создавалось впечатление, что это человек, который всегда будет точно знать, что вы собираетесь сказать, еще до того, как вы это скажете, потому что он видел и слышал все это раньше. И так бесконечно.

Его люди относились к нему с почтением, граничащим с благоговением, скорее перед папой римским, чем царем. За пределами этой комнаты, они могут быть богатыми и почитаемыми людьми, экспертами в своей области, но здесь они были просто подчиненными Гриффина, и это положение и привилегии они скорее умрут, чем отдадут. Потому здесь была власть, здесь были настоящие деньги, здесь каждый день принимались все действительно важные решения, даже самое маленькое из которых изменяло ход мира. Работать здесь, на Гриффина, означало быть на вершине. До последнего. Каким-то образом я знал, что существует постоянный круговорот ярких и молодых, проходящих через эту комнату. Потому что Гриффин никому не позволит стать опытным и влиятельным настолько, чтобы представлять угрозу для него самого.

Иеремия Гриффин заставил меня ждать, и я заскучал, а это всегда опасно. Наверное, предполагалось, что я буду просто сидеть и прохлаждаться, чтобы поставить меня на место, но я могу с гордостью сказать, что я никогда не знал, где находится это самое мое место. Поэтому я решил сделать нечто эксцентричное. Моей репутации хуже уже не будет. Я неторопливо осмотрел конференц-зал, рассматривает различные возможности ущерба и хаос, пока, наконец, не остановился на стене с экранами.

Я использовал свой особый дар, чтобы найти канал, управляющий сигналами, и использовал его, чтобы настроить каждый отдельный экран на одно и то же ужасающей шоу. Я случайно наткнулся на него однажды ночью, переключая каналы (на Темной Стороне, которая получает из разных миров и измерений не только продукцию, но и передачи, это всегда плохая идея), и мне пришлось уйти и прятаться за диваном, пока оно не закончилось. Час Извращенных Знаменитостей Джона Уотерса - это одна из самых отвератных порнографий из вснех, когда-либо созданных, и теперь его звуки доносились из десятков экранов одновременно. Все мужчины и женщины, вившиеся вокруг Иеремии Гриффина, поднял глаза, смутно сознавая, что что-то изменилось, а потом они увидели экраны. И увидели, что там происходит. И тогда они начали кричать, их стало тошнить, и, наконец, они начали лишаться своих жизней и разума. Есть некоторые вещи, которые человек просто не должен знать, не говоря уже о том, чтобы делать их с лосем. Конференц-зал быстро опустел, остались лишь я и Иеремия Гриффин. Он мельком взглянул на экраны, фыркнул, затем посмотрел снова. Он не был потрясен, расстроен или даже впечатлен. Он видел все это и раньше.

Он резко махнул рукой, и все экраны разом погасли. Комната стала неожиданно и чертовски тихой. Гриффин сурово взглянул на меня. Я откинулся в кресле и легко ему улыбнулся. Иеремия тяжело вздохнул, коротко покачал головой и встал. Я убрал свои сапоги со стола и тоже быстро поднялся на ноги. Гриффин не стал бы самой богатой и могущественной личностью Темной Стороны, не убив должного числа врагов, многих - голыми руками. Я тщательно принял непринужденную позу, пока он подходил ко мне (никогда не показывай страх, его могут почувствовать), а он остановился на безопасном отдалении, вне пределов досягаемости. По-видимому, он тоже слышал обо мне. Мы молча изучали друг друга. Ни один из нас не протянул другому руки.

- Я знал, что от вас будут неприятности, - произнес он наконец спокойным холодным тоном. - Хорошо. Мне нужен человек, доставляющий неприятности. Итак, вы - пресловутый Джон Тэйлор. Человек, который мог бы быть королем Темной Стороны, если бы захотел.

- Но я не хочу, - просто ответил я.

- Почему?

Это был справедливый вопрос, поэтому я ответил, не раздумывая. - Потому что для меня это означало бы сдаться. Я никогда не хотел управлять жизнью людей. У меня достаточно проблем в управлении собственной. И я видел, что происходит ... когда власть развращает. - Я посмотрел прямо в холодные голубые глаза Гриффина. - А почему вы хотите управлять Темной Стороной, Иеремия?

Он улыбнулся. – Просто хочу. У человека должна быть цель, особенно у бессмертного человека. Без сомнения, управление Темной Стороной доставит больше неприятностей, чем оно того заслуживает, но это - единственная реальная цель, которая может быть у человека с моими амбициями и талантами. Кроме того, я совсем заскучал. Мне нет равных, а все мои враги, которых следовало опасаться, мертвы. У меня постоянная потребность, необходимость в чем-то новом, что могло бы занять и отвлечь меня. Когда живешь так долго, как я, трудно найти что-то действительно новое. Вот почему я выбрал для этого задания вас. Я мог выбрать любого детектива, любого сыщика по своему желанию ... но Джон Тэйлор только один.

- А мне показалось, что у вас есть занятие, - сказал я, показывая на дверь, через которую вышли его люди.

Он издал короткий пренебрежительный звук. - Это не дело, не взаправду. Так ... создание рабочих мест. Важно, чтобы была видимость того, что я занят. Я не могу себе позволить выглядеть или хотя бы казаться слабым или растерянным ... иначе вокруг моих операций начнут кружить акулы. Я не для того потратил века на создание своей империи, чтобы увидеть, как ее уничтожит кучка беспринципных шакалов.

Его большие руки сжались в тяжелые твердые кулаки.

- Почему кто-то может решить, что вы слабы?- я тщательно подбирал слова. – Вы же Гриффин, человек, который станет Королем.

Он посмотрел на меня угрюмо, но без злости. Он придвинул стул и сел, а я сел напротив него.

- Моя внучка Мелисса ... она пропала, - тяжело произнес он. – Возможно, похищена, а может быть - даже убита. Я не знаю ... и это трудно. Она исчезла вчера, всего за сорок восемь часов до ее восемнадцатого дня рождения.

- Есть следы насилия? - я старался изо всех сил, чтобы в моем голосе звучала уверенность в том, что я знаю, что делаю. –Какие-то следы борьбы или...

- Нет. Ничего.

- Тогда, может быть, она просто уехала. Знаете ли, подростки...

- Нет. Там что-то большее, чем это. Я недавно изменил свое завещание, оставив все Мелиссе. Поместье, деньги, бизнес. Остальные члены семьи не получат ничего. Конечно, это должно было храниться в строй тайне. Знали только я и адвокат семьи, Джарндайс (в оригинале – Jarndyce; созвучно с jaundice ['ʤɔːndɪs] – желчность, недоброжелательность, предвзятость). Но три дня назад он был найден мертвым в своем кабинете, его зарезали. Его сейф выдрали из стены и взломали. Единственное, что пропало – это копия нового завещания. Вскоре после этого, его содержание было доведено до сведения каждого из членов моей семьи. Были ... недовольные. И не в последнюю очередь - Мелисса, не имевшая понятия,что является единственной наследницей.

- А теперь она исчезла. Ее нигде нет. Непонятно даже, как ее похитили. И даже как ее похитители попал в Поместье, никем не увиденные, не замеченные моей службой безопасности и их якобы самыми современными системами. Мелисса исчезла без следа.

Я сразу подумал про крота (в оригинале Inside job – преступление против организации, совершенное членами самой пострадавшей организации), но у меня хватило здравого смысла держать это пока при себе.

-У вас есть фотография вашей внучки?

- Конечно.

Он протянул мне папку с полдюжиной снимков восемь на десять. Мелисса Гриффин была высокой и стройной, с длинными светлыми волосами и бледным лицом, начисто лишенным как грима, так и выражение. Она холодно смотрела в камеру, словно не доверяя ей. Лично для меня она не была бы на первом месте в списке наследников бизнес-империи. Но, может быть, в ней есть скрытые глубины. Я выбрал одну фотографию и убрал во внутренний карман пальто.

- Расскажите мне об остальных членах семьи, - попросил я. – Тех, кто лишился наследства. Где они были, что делали, когда исчезла Мелисса.

Иеремия нахмурился, тщательно подбирая слова. - Насколько я могу судить, все они были на виду, на глазах у меня или кого-то еще, может быть, даже демонстративно. Для них необычно всем одновременно находиться в Поместье... Это был тот самый день, накануне исчезновения Мелиссы, когда был взломан кабинет Джарндайса, а сам он был убит. Но я действительно не могу указать на кого-то из моей членов семьи как на подозреваемого. Даже при том, что все они чертовски разозлились по поводу нового завещания. - Он коротко усмехнулся. – Некоторые были прямо-таки в ужасе при мысли о том, что придется уйти и зарабатывать себе на жизнь.

- Почему вы лишили их наследства? – спросил я.

- Потому что никто из них не достоин! Я потратил годы, пытаясь сделать из них хоть что-нибудь, но им никогда не приходилось бороться за свое так, как приходилось мне... Они выросли, имея все, и поэтому они думают, что имеют на это право. Никто из них ничего от меня не дождется! Не для того я потратил века, создавая свою империю кровью, потом и тяжелым трудом, чтобы она развалилась - потому что моим преемникам не хватило мужества, чтобы сделать то, что необходимо. Мелисса ... она сильная. В нее я верю. Я собираюсь нанять нового адвоката и, конечно, составить новое завещание взамен утраченного документа, но ... по причинам, которые я не собираюсь с вами обсуждать, оно будет действительно лишь в том случае, если Мелисса вернется, чтобы подписать определенные документы до своего восемнадцатого дня рождения. Если она не сможет этого сделать, то никогда ничего не унаследует. Я пригласил вас, чтобы вы отыскали ее для меня, мистер Тэйлор. В конце концов, только это от вас и требуется. Найдите ее и доставьте домой целой и невредимой до ее восемнадцатилетия. У вас есть на это чуть меньше двадцати четырех часов.

- А если она уже мертва? - прямо спросил я.

- Я отказываюсь в это верить, - его голос был ровным и жестким. - Никто не осмелится на это. Все известно, что Мелисса - моя любимица, и чтобы отомстить за нее, я готов сжечь дотла всю Темную Сторону. А кроме того, не было требований выкупа, никаких попыток выйти на связь. Возможно, она просто убежала, как я думаю, испугавшись грядущей ответственности. Она никогда не хотела быть частью семейного бизнеса... Или, может быть, она боится того, что остальные члены семьи могли бы ей сказать или сделать. Но если бы это было так, она бы оставила мне записку. Или нашла какой-то иной способ со мной связаться. Нет, ее увели против ее воли. Я в этом уверен.

- Есть какие-нибудь друзья, которые могли бы ее приютить? - я задавал вопросы, чтобы показать, что не оставляю попыток разобраться.

- У нее лишь несколько настоящих друзей, и я всех их осторжно, издалека проверил. Они даже еще не знают, что она пропала. И так все и должно оставаться. Вы не вправе никому об этом рассказывать, мистер Тэйлор. Я не могу позволить себе выглядеть уязвимым или растерянным.

- Невыполнимое дело с невозможными условиями и невозможным сроком, - сказал я. - Почему бы вам просто не привязать обе мои ноги к спине, пока у вас есть такая возможность? Ладно, дайте подумать. Могла она найти пристанище за пределами Темной Стороны, в самом Лондоне?

- Нет, - сразу ответил он. – Это невозможно. Никто из моей семьи никогда не может покидать Темную Сторону.

- Она всегда приходит за семьей, не так ли? - Я немного подумал. - Если она там, я найду ее. Но вы должны быть готовы к тому, что она уже может быть мертва. Убита - или кем-то из числа работающих на вашу семью, чтобы не дать ей принять наследство, или одним из многочисленных врагов, приоретенных вами в течение вашей долгой карьеры.

- Найдите мою внучку, - голос Гриффина стал холодным и безжалостным. – За это вы получите десять миллионов фунтов. Выясните, что случилось, почему, и кто за это отвечает. И либо верните ее мне живую и невредимую, либо принесите ее тело, и имя ответственного за это.

- Даже если это семья? – уточнил я.

- Особенно если это семья, - отрезал Иеремия Гриффин.

Он толкнул через стол ко мне кейс, и я его открыл. Он был битком набит банкнотами.

- Миллион фунтов стерлингов, - сказал Гриффин. – Задаток за начало работы. Уверен, будут расходы. Остальное получите, когда вернете мне Мелиссу. С вами все в порядке, мистер Тэйлор?

- О-о, конечно, - едва смог выговорить я. – Просто проблемы с дыханием. Деньги для вас - это только цифры, не так ли?

- Мы договорились, мистер Тэйлор?

- Договорились, - ответил я, закрывая кейс. - Но вы должны понять меня, мистер Гриффин. Вы меня нанимаете, чтобы узнать правду о том, что произошло. Всю правду, а не те куски, которые вы захотите услышать. И как только я начну, я не останавлюсь, пока не доберусь до конца, независимо от того, кто при этом пострадает. Развязав мне руки, даже вы сами не сможете меня отозвать. Мы все еще договорились, мистер Гриффин?

- Делайте все, что необходимо, чтобы найти Мелиссу, - сказал Гриффин. - Мне все равно, кто при этом пострадает. Даже если это буду я сам. Говорят ... у вас есть особый дар, чтобы находить вещи и людей.

- Точно, есть. Но я не могу просто протянуть руку и ткнуть пальцем в вашу внучку. Это работает не так. Нужно задать конкретный вопрос, чтобы получить конкретный ответ. Или местонахождение. Мне нужно знать, в каком направлении искать, чтобы была надежда установить ее местоположение. Что ж, я могу попробовать общий поиск прямо сейчас, посмотрим, смогу ли я Увидеть что-то полезное.

Я сосредоточился, открывая свой внутренний взор, мой третий глаз, моего частного детектива, и по мере проявления моего дара мой Взгляд оживал, показывая, что все, что было скрыто от повседневного взгляда в конференц-зал. Там были Повсюду в помещении были призраки, мужчины и женщины, переживавшие моменты их убийств снова и снова, пойманные в ловушку бесконечных петель Времени. Должно быть, Иеремия здесь не скучал. Я схватил его за руку, чтобы он тоже мог их увидеть, но его лицо не выражало никаких эмоций. Были здесь и другие существа, вовсе не похожие на людей, но они просто проходили мимо, используя наше измерение, как трамплин, чтобы попасть куда-то еще. Они всегда здесь. И, наконец, мне удалось мельком разглядеть Мелисса, пробегающую через конференц-зал. Я не мог сказать, бежала она к кому-то или от кого-то. Ее лицо было холодным, сосредоточенным, целеустремленным.

А потом мой Взгляд был заблокирован и отключен какой-то внешней силой.

Я пошатнулся и чуть не упал. Мое Видение большого мир исчезло, отрезанное от меня. Я пытадлся заставить свой внутренний взор открыться снова, чтобы вновь Увидеть Мелиссу, и был потрясен, когда узнал, что не могу этого сделать. Раньше со мной такого никогда не случалось. Лишь некоторые невероятно могущественные силы могут закрыть мой дар, кто-то из Могущественных Сущностей или Князей. Но это будет означать вмешательство Ада или Рая, а предполагается, что и тем, и другим запрещено вмешиваться напрямую в дела Темной Стороны. Иеремия схватил меня за плечо и заглянул мне в лицо, настойчиво пытаясь понять, что происходит, но я прислушивался к чему-то еще. В конферен-зале появилось присутствие чего-то нового, чего-то странное и ужасное, возникающего и настраивающегося в попытках найти форму, в которой оно может получить вневнее проявление. Гриффин резко осмотрелся по сторонам. Все еще привязанный ко мне, он тоже это почувствовал.

Температура в комнате резко упала, на окнах, стенах и столе образовался иней. Воздух наполнился запахом мертвечины. Где-то кто-то кричал, не останавливаясь, а кто-то другой рыдал, потеряв всякую надежду. Что-то плохо приближалось, двигалось из плохого места, с презрительной легкостью прокладывая себе путь через щиты Поместья.

Я залез в карман и вытащил пакет соли. Я никогда не путешествую без приправ. Я насыпал солевой круг вокруг нас с Гриффином, бормоча определенные Слова так быстро, как только мог. На Темной Стороне недолго продержишься, не усвоив чертовски быстро основные виды защиты. Но духовные щиты защищают лишь от спиритических атак.

Все телевизионные экраны разом взорвались, осыпав нас с Гриффином оскколками. Он начал отодвигаться за пределы соляного круга, и я схватил его за плечо, крикнув ему оставаться на месте. Он выдернул свою руку, но сухо кивнул. Как ни странно, он не выглядел испуганным - только раздосадованным. Я оглянулся на разбитые телевизоры. Электронная начинка вылезала из разбитых устройств, выплескиваясь потоками стали, кремния и пластика. Из этой одержимой машинерии вторгшееся нечто и создавало себе форму.

Собравшись воедино, оно медленно поднялось на ноги, высокое и угрожающее, внешне напоминавшее человека, но совершенно нечеловеческое. Неживая конструкция из зазубренных металлических костей с силиконовыми сухожилиями, бритвенно-острыми рукими и пластиковым лицом с горящими глазами и острые металлическими зубами. Он рванулось к нам с Гриффином, треща электрическими разрядами в дефектной электропроводке. Чисто физическая угроза, от которой соляной круг никак не защитит.

- Щиты Поместья должны вот-вот сдохнуть, - в голосе Гриффина звучало напряжение. – А моя служба безопасности в любую минуту будет здесь, вооруженная до зубов.

- На самом деле я бы на это не ставил, - ответил я. - Мы имеем дело со старшей Силой. Ставлю каждый пенни из тех денег, которые вы только что мне дали, она полностью запечатала комнату. Мы может надеяться только на самих себя.

- Вас случайно не носите оружие? - спросил Гриффин.

- Нет, - ответил я и улыбнулся. – Никогда в нем не нуждался.

Я еще раз осторожно попробовал свой внутренний взор. Сила перекрыла мою способность искать Мелиссу, но сам по себе дар по-прежнему действует. Я унаследовал его от моей матери, древней и ужасной Сущности, известной как Лилит, и, наверное, лишь лично Создатель или Враг могли отнять его у меня. Поэтому я лишь чуть-чуть приоткрыл свой третий глаз открыт, такой щелочки едва ли хватит, чтобы его заметили, и послал Взгляд сквозь Темную Сторону, разыскивая место, где шел дождь. Металлическая конструкция была почти рядом с нами, протянугивая зазубренные металлические руки. Я нашел ливень с ураганом, и для меня не составило никакого труда перенести этот дождь в конференц-зал и пролить его на эту штуку.

Пластик его лица пошел трещинами от хриплого, нечеловеческого визга атмосферных помех, а конструкция обрушилась, разваливаясь на куски от вызванных дождем коротких замыканий. Упав на пол, она рассыпалась миллионами безобидных кусочков. Я вернул дождь туда, откуда его взял, и в конференц-зале стало по-прежднему тихо.

Я осторожно оглянулся по сторонам, но ощущение вторгшегося присутствия пропало. В комнате снова потеплело, растаявший иней струйками стекал с окон и стен. Я вышел из соляного круга, пнул несколько металлических обломков на полу, потом жестом предложил Гриффину присоединиться ко мне. Мы смотрели сверху вниз на то, что осталось от конструкции. Он не выглядел ни расстроенным, ни даже впечатленным.

- Один из ваших врагов? – спросил я.

- Насколько я знаю, нет, - ответил он. – Возможно, один из ваших?

В этот момент в комнату, наконец, ворвались люди из службы безопасности Гриффина, с криками и шумом, размахивая пистолетами. Гриффин наорал на них, требуя ответа, где же они были все то время, пока его жизнь подвергалась опасности. Под давлением его гнева безопасники тут же заткнулись, и он быстро выгнал всех, приказав проверить остальные помещения Поместья на предмет возможного вторжения, и не показываться ему на глаза до тех пор, пока не найдут или не сделают хоть что-нибудь, чтобы оправдать свои должности и высокие оклады.

Я предоставил ему заниматься этим, а сам задумался. Появление столь могущественной Сущности все усложняло. Не в последнюю очередь потому, что я никогда не видел, чтобы такое явление выливалось в обычное похищение. Или побег. Если я не могу воспользоваться своим Взором для обнаружения Мелиссы ... значит, я должен делать это по старинке, опрашивая всех, кто в это вовлечен, задавая неудобные вопросы, и надеясь, что достаточно умен и проницателен, чтобы понять, когда кто-то мне лжет. Примерно так я и сказал Гриффину, когда мы, наконец, снова остались вдвоем, и он сразу же кивнул.

- Вы вправе от моего имени задавать вопросы любому члену моей семьи, моему персоналу и подчиненным. Спрашивайте все, что хотите, и при малейшем отказе ссылайтесь на меня. - Он улыбнулся. – Заставить их сотрудничать и рассказать вам то, что вы хотите узнать, - это, конечно же, ваши проблемы.

- Конечно, - сказал я. - Вы должны понимать, что мне придется задавать ... личные вопросы вашим ближайшим родственникам. Вашей жене и детям.

- Спрашивайте их обо всем. Если понадобится, не стесняйтесь в средствах. Главное - найдите Мелиссу, пока еще не поздно.

- Мне было бы интересно услышать ваши собственные впечатления о вашей семье, - сказал я. – Все, что на ваш взгляд мне может помочь...

Основное я уже знал. В конце концов, Гриффины на Темной Стороне были известны, каждое их слово и движение сопровождалось газетными сплетнями. А газеты я, как известно, читаю от случая к случаю. Но мне было интересно узнать, что он мне скажет, и, что наверное более важно - то, чего он не скажет.

- Любой из них мог бы быть замешан в этом, - начал он, нахмурившись. – Полагаю, они могли нанять людей... Но ни у одного из них не хватило бы мужества противостоять мне так открыто. Они бессмертны исключительно благодаря мне, но нельзя рассчитывать на вечную благодарность. Моя дорогая жена Мария верна мне. Она не слишком умна, но ей хватает благоразумия, чтобы видеть собственную выгоду. Мой старший сын Уильям... – он слаб и безволен, и он не бизнесмен. Хотя, видит Бог, я очень старался сделать из него достойного наследника. Но он всегда был для меня разочарованием. В нем слишком много от его матери. Он женился на Глории, экс-супермодель, против моего желания. Достаточно мила, на мой взгляд, но все ее очарование и индивидуальность – с обложки журнала. Она вышла замуж за деньги, а не человека. Каким-то образом у них получилась мудрая и чудесная девочка, моя внучка Мелисса.

- Моя дочь Элеонора никогда не интересовалась ничем, кроме потакания своим разнообразным прихотям. Она вышла замуж за Марселя только потому, что я ясно дал понять, что ей необходимо выйти за кого-то замуж. Иначе она так бы и носилась всю свою жизнь по Темной Стороне, как мартовская кошка. Я рассчитывал, что брак поможет ей повзрослеть. Я должен был узнать его по-лучше. Марсель игрок. Плохой. И думает, что я этого не знаю, дурак. У них есть сын, еще один мой внук Павел. Он всегда был загадкой для меня и своих родителей. Я бы назвал его подменышем, если бы не проверял его.

И это было все, что он был готов рассказать мне о своих самых родных и близких людях. Я взял кейс, удивленно хмыкнув от его веса, и кивнул Гриффин.

- Я дам вам знать, когда что-то знаю. Могу я спросить, кто рекомендовал вам меня?

- Уокер, - ответил он, и я вынужден был улыбнуться. Конечно. Кто же еще?

- Один последний вопрос, - сказал я. - Почему бессмертные все равно чувствуют необходимость составлять завещание?

- Потому что даже бессмертие не длится вечно, - произнес Иеремия Гриффин.

ГЛАВА ВТОРАЯ. КОРОЛЕВА ПЧЕЛ.

Когда сомневаешься, как со мной часто бывает, начни с места преступления. Возможно, преступники забудут что-то полезное, например, визитку со своими именами и адресами. На Темной Стороне случаются странные вещи. Покинув конференц-зал, я решительно обратился к дворецкому Гоббсу.

- Мне нужно увидеть комнату Мелиссы, Гоббс.

- Конечно, сэр, - спокойно ответил он. - Но, боюсь, вы ничего там не найдете.

Гоббс повел меня сквозь анфилады коридоров и проходов. Я уже начала думать, что мне придется спрашивать у кого-нибудь карту, если Гоббс решится дать мне ускользнуть. Все переходы и коридоры казались неестественно тихими и неподвижными. Было ощущение, что для такого большого Поместья, как Гриффин-Холл, в нем на самом деле живет на удивление мало людей. Единственными людьми, попавшимися нам по дороге, были слуги в униформе, и все они проскальзывали мимо нас с Гоббсом по широкой дуге, наклонив головы и опустив глаза. И в этот раз я сомневался, что вся моя заслуженная репутация была причиной их страха.

Наконец, мы добрались до старомодного лифта, раздвижные двери которого были отделаны латунью в стиле рококо. Очень художестенно отделаны. Гоббс небрежно оттянул тяжелые двери, выдавая немалую силу, и мы вошли внутрь. Кабина была достаточно велика, чтобы в ней поместилась интимная вечеринка, и стены были произведением искусства из цветного стекла. Гоббс задвинул створку двери и громким командным голосом сказал «Наверх». Пол лифта дернулся под моими ногами, и мы уехали. Для такого старого механизма поездка оказалась удивительно ровной. Я поискал номера этажей и не могл не заметить, что нигде в лифте не было ни индикаторов, ни пульта управления.

- Я не вижу в лифте ни одного индикатора или средства управления, Гоббс.

- Несомненно, сэр. Все лифты в Гриффин-Холле запрограммированы реагировать только на определенные голоса. Меры безопасности...

- Тогда как же похитители Мелиссы попали на верхний этаж?

- Отличный вопрос, сэр, и я уверен, что в должное время вы просветите нас.

- Хватит издеваться, Гоббс.

- Да, сэр.

Лифт остановился, и Гоббс откатил дверь. Я вышел в длинный коридор, по обеим сторонам которого шли ряды плотно закрытых дверей. Приятно приглушенный свет, голые стены без каких-либо украшений или орнамента и персидский ковер на полу. Все закрытые двери выглядели очень прочными. Я не удивился бы, если бы Гриффины запирали двери на ночь. Я бы обязательно это сделал в таком месте, как это. И с такой семейкой. Гоббс закрыл украшенные двери лифта, а потом подошел и остановился раздражающе близко от меня. Вторжение в чужое личное пространство - это стандартная тактика запугивания, но в свое время я укладывал вниз лицом Существ на Улице Богов, заставляя их плакать, как дети. Чтобы вывести меня из игры потребуется нечто большее, чем один черезчур возомнивший о себе дворецкий.

- Это верхний этаж, сэр. Все спальни семьи здесь. Хотя, конечно, не все член семьи всегда одновременно находятся в резиденции. Мастер Уильям и мисс Элеонора имеют собственное жилье в городе. Мастер Павел и мисс Мелисса нет. Мистер Гриффин требует, чтобы они жили здесь.

Я нахмурился. - Он не позволяет детям живут вместе с их родителями?

- Еще одна мера безопасности, сэр.

- Покажите мне комнату Мелиссы, - потребовал я, чтобы напомнить, кто здесь главный.

Он отправился по коридору. Это был длинный коридор с множеством дверей.

- Комнаты для гостей? – указал я взмахом руки.

- О, нет, сэр. Гостям запрещено оставаться, сэр. Под этой крышей спит только семья. Снова безопасность. Все эти комнаты - это семейные спальни. Так что каждый член может двигать их в соответствии с собственной фантазией, когда обстановка какой-то комнаты им наскучит. Мне дали понять, что для бессмертных скука может стать очень большой проблемой, сэр.

Мы прошли еще немного. - Итак, - начал я. – Что по-вашему случилось с Мелиссой, Гоббс?

Он даже не взглянул на меня. - Не могу знать, сэр.

- Но должно же быть у вас свое мнение?

- Я очень сильно стараюсь, чтобы этого не случилось, сэр. Мнения имеет право на жизнь исключительно как способ обеспечить надлежащее служение семье.

-Что вы делали до поступления сюда, Гоббс?

-О, я всегда был на службе, сэр.

Я мог в это поверить. Подобной надменности не достигнуть без долгих лет службы.

- А что насчет остального персонала? Неужели никто не заметил или не услышал ничего подозрительного или необычного до или после того, как исчезла Мелисса?

- Я очень подробно опросил весь персонал, сэр. Если бы они что-то знали, они сказали бы мне. Все.

- В вечер исчезновения Мелиссы вы незапускали в Поместье каких-либо необычных или нежданных посетителей?

- Люди всегда приходят и уходят, сэр.

Я подарил ему один из своих жестких взглядов.

- Вы всегда так уклончивы, Гоббс?

- Я делаю все от меня зависящее, сэр. Вот комната Мисс Мелиссы.

Мы остановились перед дверью, ничем не отличавшейся от прочих. Из прочной древесины, благоразумно заперта. Никаких очевидных признаков нападения или попытки взлома. Я нажал на латунную ручку, и она легко повернулась под моей рукой. Я толкнул дверь и заглянул внутрь. Комнате была совершенно пуста. Не плакатов с мальчиковыми группами на стенах, ни пушистых зверьков, ни обстановки. Просто четыре голые стены, голая кровать, и еще более голый деревянный пол. Ничего не указывало на то, что здесь когда-нибудь жила девочка-подросток. Я пристально посмотрел на Гоббса.

- Скажите мне, что ее комната не всегда выглядят так.

- Она не всегда так выглядит, сэр.

- Это Гриффин приказал вынести все из этой комнаты?

- Нет, сэр. Здесь все точно так, как я это нашел.

- Объясните, - произнес я с легкой угрозой.

- Да, сэр. Мисс Мелисса должна была присоединиться к остальным членам семьи за вечерней трапезой. Хозяин и Хозяйка всегда очень тверды в том, что все члены семьи должны ужинать вместе, находясь в резиденции. Мастер Уильям и мисс Элеонора со своим сыном, мастером Павлом, присутствовали, но мисс Мелисса опаздывала, что было совсем на нее не похоже. Когда она не явилась, меня послали ее позвать. Когда я сюда пришел, дверь была приоткрыта. Я постучал, но не получил ответа. Когда я отважился заглянуть внутрь, на тот случай, если она плохо себя чувствует, я нашел комнату такой, какой вы видите ее сейчас. Мисс Мелисса никогда не придавала особого значения удобствам или безделушкам, но это выглядит уже слишком. Я немедленно поднял тревогу, охрана обыскала Поместье сверху донизу, но не было обнаружено и следа мисс Мелиссы.

Я долго смотрел на него.

- Вы хотите сказать, - наконец выдавил я, - что не похитители не только забрали из Поместья Мелиссу – так, что никто этого не заметил, - но и вышли вместе со всеми ее вещами, да? И никто ничего не увидел? Вы это хотите сказать?

- Да, сэр.

- У меня в кармане ледит хорошая оплеуха с вашим именем, Гоббс.

- По-моему, я должен также обратить ваше внимание, что без одобрения семьи Гриффин в Гриффин-Холле не сработает никакая магия, сэр. Поэтому мисс Мелисса не могла похищена из своей комнаты магическим путем...

- Без содействия ее самой или кого-то из ее семьи.

- Что, конечно же, совершенно невозможно, сэр.

- Нет, Гоббс, приколотить гвоздями к стене живого осьминога – это - невозможно, все остальное - просто трудно.

- Я преклоняюсь перед вашим высшим знанием, сэр.

Я по-прежнему думал про крота, но не был готов сказать это вслух.

Я заглянул в пустой комнате и снова попытался вызвать свой дар, надеясь хотя бы мельком увидеть, что произошло, но мой внутренний глаз не открылся. Кто-то чертовски могущественный очень не хотел, чтобы я использовал мой дар в этом деле. Я начал задумываться – может, этот Кто-то играет со мной...

Сзади меня в коридоре раздались шаги. Я обернулся как раз вовремя, чтобы увидеть в девушку в униформе горничной, присевшей перед Гоббсом и в уважительном реверансе. Черт, слуги здесь двигаются бесшумно. Она сделала книксен и для меня тоже, как будто вспомнив.

- Простите, мистер Гоббс, сэр, - сказала девушка голосом, который был не громче шепота. - Но Хозяйка велела сказать вам, что она хочет поговорить с мистером Тэйлором, прежде чем он нас покинет.

Гоббс посмотрел на меня и поднял бровь.

- О, пожалуйста, научите меня, как это сделать, - сказал я. – Мне всегда хотелось уметь так поднять одну бровь.

Горничная захихикала, и вынуждена была отвернуться. Гоббс просто смотрел на меня.

- Да какого черта, - сказал я. – Не мешало бы поговорить с Хозяйкой. Она может что-то знать.

-Я бы не рассчитывал на это, сэр, - ответил Гоббс.

Горничная поспешила по своим делам, а Гоббс повел меня обратно по коридору к комнате Марии Гриффин. Мне было любопытно, почему она захотела меня увидеть, и что такого она может быть готова мне поведать о своей внучке, чего не смог или не захотел рассказать Иеремия. С женщинами зачастую делятся семейные секретами, о которых мужчины даже не догадываются. Наконец, мы остановились еще перед одной безымянной дверью.

- Комната Марии Гриффин, сэр, - сказал Гоббс.

Я задумчиво взглянул на него. - Не «комната Иеремии и Maрии»? У них отдельные спальни?

- Разумеется, сэр.

Я не стал спрашивать. Все равно он ничего не скажет.

Я кивнул ему, и он очень вежливо постучал в дверь. Громкий женский голос произнес «Войдите!», и Гоббс толкнул дверь и отступил, пропуская меня вперед. Я неторопливо вошел, словно я думал о месте для аренды, а потом отказался от этой мысли. Хотя сейчас было то, что принято называть на Темной Стороне серединой дня, Maрия Гриффин была еще в постели. Она сидела в ночной рубашке из тонкого белого шелка, поддерживаемая целой грудой пухлых розовых подушек. Стены комнаты тоже были розовыми. На самом деле, вся атмосфера огромной комнаты была какой-то розовой, как будто ты попал в детский сад. Кровать была достаточно велика для нескольких дружелюбно настроенных людей, и Maрия Гриффин была окружен маленькой армией служанок, консультантов и личных секретарей. Некоторые из них ревниво следили, как я подхожу к изножию кровати.

Искусно сделанное и, несомненно, очень дорогое одеяло было покрыто остатками нескольких полу-съеденных блюд, еще большим количеством полу-опустошенных коробок шоколадных конфет и дюжинами разбросанных глянцевых «желтых» журналов. Прямо около ее руки, для удобства, располагалась открытая бутылка шампанского, охлаждающаяся в ведерке со льдом. Maрия демонстративно не обращала на меня внимания, полностью сосредоточившись на всех тех, кто толпился вокруг ее кровати, конкурируя друг с другом за ее внимание. Поэтому я стоял в ногах кровати и открыто ее рассматривал.

Maрия Гриффин была привлекательно пухленькой, приятно округлой, если не просто роскошной, - из старой школы красоты. Волосы, собранные в густой пучок у нее на макушке, были настолько бледно – желтыми, что казались почти бесцветными, но ее лицо было покрыто ярким, кричащим макияжем. Полные чувственные губы с алой помадой, щеки нарумянены, темно-фиолетовые тени для глаза, ресницы настолько густые, что было чудом, что она могла видеть сквозь них. Maрия выглядела, словно ей было чуть-чуть за тридцать, и так продолжалось уже много веков. Кости лица выдавали ее характер, скрытый расплывчатыми манерами и сварливым голосом. Она больше напоминала избалованную любовницу, чем жену в длительном браке.

Различные горничные и лакеи, окружившие ее, угождали каждой ее прихоти прежде, чем она об этом подумает: взбивали подушки, предлагали новые конфеты или доливали шампанского в ее бокал. Maрия не обращала на них внимания, полностью погрузившись в разбор ежедневной корреспонденции и обновление своего личного дневника. Вскоре стало ясно, что ее обычным состоянием было недовольство, и всякий раз, когда события, казалось, сговорились против нее, она обрушивала слабые удары пухлых рук на того, кто в этот момент оказался ближе всех. Горничные и лакеи, не моргнув глазом, принимали на себя удары. Секретари и советники по вопросам моды предусмотрительно держались вне пределов досягаемости ее рук, но так, чтобы это не бросалось в глаза. Те, кто были ко мне ближе других, искоса тщательно разглядывали меня, и спустя какое-то время, чтобы оживить свое мужество, начали переговариваться друг с другом, достаточно громко, чтобы я услышал.

- Ну, ну, ты только посмотри, кто это - знаменитый Джон Тэйлор.

- Печально известный, я бы сказал. Я всегда думал, что он будет выше. Более мужественный, знаешь ли.

- И пальто какое-то прошлогоднее ... я мог бы одеть его во что-то действительно дерзкое, в розовато-лиловых тонах.

- Попросите у него мерки!

-О, мне бы не хотелось!

На Темной Стороне определенно есть что-то такое, что позволяет выявлять стереотипы поведения некоторых людей. Осмелев от того, что я не обиделся, крупный джентльмен, от подбородка до ступней затянутый в черную кожу, открыто уставился на меня.

- Вот, смотрите и слушайте – самый крутой частный сыщик Темной Стороны ... всегда пытается пролезть туда, где он не нужен.

- Смотрите и слушайте? – ответил я. - Я могу увидеть все, что хочешь, но если потребуется слушать, кому-то придется меня консультировать. Я никогда так до конца и не понял, что включается в понятие «слушать»... Должно быть, для этого есть целое учебное пособие, что-то вроде « Слушание для Начинающих» или «Шулерское Руководство по Слушанию».

- Завяжешься со мной, Джон Тэйлор, и я вызову охрану, так и знай. И тогда быть беде!

- Тоже будет слушание? – в моем голосе звучала надежда.

- Почему эта женщина до сих пор мне пишет? – громко спросила Мария Гриффин, размахивая письмом, зажатым в ее пухлой руке, чтобы снова привлечь к себе всеобщее внимание. – Ей прекрасно известно, что я с ней не разговаривают! Мои правила предельно ясны: пропусти две мои вечеринки, и ты Исключен. Меня не волнует, что у ее детей проказа...

Она смотрела на всех, кто был в комнате, кроме меня, но в целом ее выступление принесло мне пользу. Она продолжала жаловаться на то и это своим всевозможным советникам, которые отдавали ей если не интерес, то уж точно все свое внимание. Marрии отчаянно хотелось выглядеть величественно, но ей не хватало собранности. Она начинала с одного, переключалась на другое, отвлекалась, а потом забывала, с чего она начала. Она порхала с одной темы на другую, подобно бабочке, ее всегда влекло что-то другое, что обещало быть хоть немного более интересным и красочным. Мне надоело ждать, и я начал бродить по комнате, разглядывая вещи, снимая их и ставя на место с нарочитой небрежностью.

Если бы и это не сработало, я начал бы швырять их в окна.

Повсюду были предметы роскоши, изысканные китайские фигурки, старинные куклы, стеклянные животные, фарфор - настолько хрупкий, что, казалось, он расколется, если дунуть на него слишком сильно. Все тщательно, в высочайшем порядке разложено и расставлено на антикварной мебели. Какая-то глубоко запрятанная, анархистская часть меня жаждала впысть в неистовство (в оригинале – amok - амок (сумеречное состояние эпилептического или психогенного происхождения; описано преимущественно у аборигенов Малайского архипелага),  дикий,бешеный, озверевший;неистовый, вышедший из-под контроля), имея в руках с кувалду или хотя бы длинную стальную цепь ... я успокоил варвара у себя внутри с помощью шоколадных конфет из открытой коробки. С мягкой начинкой уже кончились, но я обошелся и так.

Судя по груде еще нераспечатанных писем, каскадами сползающих с прикроватного столика Марии, у нее была обширная корреспонденция. E-mail так и не прижилась на Темной Стороне – ее слишком легко взломать или перехватить. А кроме того, здесь всегда были проблемы с самосовершенствованием компьютеров или получение ими силы от тьмы Извне...а техно-экзорцисты стоят не дешево. В наше время принято писать от руки, особенно среди тех, кого принято считать Высшими Кругами. Бессмертные Гриффины ближе всех к тому, кого можно считать аристократией Темной Стороны, а значит, каждый честолюбец будет отчаянно стемиться быть рядом с ними, в надежде, что частица положения и гламура Гриффинов перепадет и их ближайшим фаворитам. Снобизм - это страшный порок, на который так же легко подсесть, как на героин, и с которого так же нелегко соскочить и пережить все прелести абствиненции, когда ты уже не Часть.

Даже лица королевской крови пришли к подножию Гриффинов, осторожно вымаливая блага и милости. У нас на Темной Стороне хватает всяких - королей и королев в изгнании, принцев Этого и лордов Того, всех чинов и званий, которые только можно придумать. Они прибывают сквозь Границу Времени из других миров, времен и измерений, навсегда отрезанные от своих собственных людей, власти и богатств. Некоторые засучивают рукава и создают из себя что-то новое. Большинство - нет. Потому что не знают, как. Они по-прежнему рассчитывают на обращение, как с членами королевской семьи, только потому, что они когда-то ими были, и очень расстраиваются, когда Темная Сторона дает им понять, что ей плевать на это. В основном, они держатся вместе в маленьких частных привелегированных клубах, где они могут именовать друг друга их собственными титулами, и проводят большую часть своего времени, охотясь за приглашениями на очередной бал или суаре у Гриффинов. Потому что, быть принятым Гриффинами, подтверждает их особую природу в глазах у всех. К их сожалению, аристократов вокруг слишком много, и Гриффинам есть из кого выбирать. Что они и делают. У вас есть один шанс, чтобы зарекомендовать себя интересным или забавным, после чего вы Посторонний. Зог, Король Пикси, был знаменит тем, что постоянно пытался прорваться на вечеринки Гриффинов, даже после того, как ему ясно дали понять, что ему не рады, и никогда не будут, независимо от того, с кем он.

(Он помочился на пол. По-видимому, там, откуда он прибыл, раб повсюду следовал за ним с ведром. И шваброй.)

Maрия всегда претендовала на вкус и стиль, но, к сожалению, никогда их не имела, и поэтому зависела от толпы модных консультантов, чтобы помочь ей решить, кто будет Внутри, а кто станет Посторонним, и какие причуды и стили будут в моде в каждом Сезоне. Но воплощением этих решений в жизнь занималась Мария лично, ее капризы исполнялись беспрекословно. И поэтому советники локтями расталкивали друг друга, чтобы максимально приблизиться к Maрии, громко и взволнованно спорили из-за каждой мелочи, сопровождая это широкими, драматическими жестами. Которые иногда перерастали в сражения, с ударами и пощечинами. Советники одним словом или взглядом могли создать или уничтожить репутацию в обществе, и все это знали, и именно поэтому у этих несчастных было много знакомых, но мало настоящих друзей. Говоря по правде, наверное, в них было даже больше паранойи и неуверенности, чем в самих карьеристах, ловивших каждые их слово.

В конце концов, Maрии надоело или ее разозлило делать вид, что меня нет, и она резко приказала всем остальным выйти из комнаты. Включая Гоббса, по-прежнему безучастно наблюдающего за всем от двери. Все ушли с разной степенью неохоты, всю дорогу расшаркиваясь и посылая воздушные поцелуи, пока, наконец, дверь не закрылась за последним из них, и мы с Maрией Гриффин не остались вдвоем, глядя друг на друга. Она холодно изучала меня, видимо, пытаясь решить, отношусь ли я к тем, кем можно командовать, или тем, кому стоит немного польстить, чтобы перетянуть на свою сторону. В конце концов, она приятно улыбнулась, кокетливо взмахнула длинными ресницами и похлопала по розовому одеялу из гагачьего пуха рядом с собой.

- Идите сюда и садитесь рядом со мной, Джон Тэйлор. Чтобы я могла как следует вас рассмотреть.

Я прошел вперед, взял стул и уселся лицом к ней, стараясь держаться на безопасном расстоянии. Она надулась на меня и приопустила ночную рубашку на груди, чтобы улучшить вид своего декольте. Такое мое внимание ее не огорчало. Я видел это в ее глазах. Ей всегда нравилось, если добыча сначала немного посопротивляется. Вблизи ее аромат был почти непреодолимым, запах раздавленных лепестков, пропитанных чистым животным мускусом.

- Я хочу задать вам несколько вопросов, - сказал я.

- Ну, конечно...Джон. Это ведь и есть то, чем вы, частные детективы, занимаетесь, не правда ли? Допрашиваете подозреваемых? По-моему, мне раньше не доводилось встречать настоящего частного сыщика. Это так волнительно...

- Вы не кажетесь слишком расстроенной исчезновением вашей внучки, - сказал я, чтобы начать разговор.

Мария пожала плечами. - Она всегда была сплошной неприятностью. Маленькая лицемерка. Мне никогда не нравилось, что она вмешивается в мою жизнь и расстраивает все мои планы... А это просто еще один способ обратить на себя внимание. Убежать из дома, целиком привлечь к себе интерес деда, а спустя несколько дней – вернуться живой и здоровой, довольной, улыбающейся и абсолютно невредимой, как ни в чем ни бывало, маленькая распутница. И Иеремия примет ее обратно, как будто ничего не произошло. Она всегда вертела им, как хотела.

- Вы не верите, что ее похитили?

- Конечно же, нет! Защиты, встроенные в этот дом, веками хранили эту семью. Никто не мог ни войти, ни выйти, не потревожив всевозможных скрытых сигнализаций, если только посвященный не деактивирован их заранее. Подготовка схем - это еще одно, на что обращала внимание эта заносчивым маленькая сучка.

- Я так понимаю, что вы с ней друг друга не любили?

Maрия громко фыркнула, издав очень неподобающий для Леди звук.

- Мои дети всегда были для меня разочарованием. А внуки – тем более. Иеремия - единственный человек в мире, который имеет для меня значение, единственный, кто когда-нибудь действительно обо мне заботился. Вы не знаете, кем и чем мне пришлось быть до того, как он меня нашел, сделал своей женой и сделал бессмертной. Конечно, не знаете. И никто не знает. Поверьте, я достаточно повидала. И я все помню, так же, как и он, и я всегда буду любить его за это. - Она поняла, что говорит слишком громко, и усилием вернула себе самообладание. – Мне совершенно безразлично, где сейчас находится Мелисса, Джон.

- Даже с учетом того, что ей предстоит унаследовать все семейное состояние, тогда как вам и вашим детям не достанется ничего?

Она улыбнулась мне полными, чувственными губами, красными, как кровь, и жадно посмотрел на меня темными глубокими глазами. - Вы моложе, чем я думала. Вас можно даже назвать красивым, этакий жесткий тип красоты. Вы считаете меня прекрасной, не так ли, Джон? Конечно, считаете. Все так считают. Столетия... Я никогда не состарюсь, Джон, никогда не потеряю свою красоту и жизненную силу. Я проживу множество жизней, всегда оставаясь привлекательной. Он обещал мне это... Скажи, что находишь меня прекрасной, Джон. Подойди ближе, и сказать мне это прямо в глаза. Прикоснись ко мне, Джон. Ты никогда не чувствовал ничего подобного моей коже, веками остающейся молодой, свежей и наполненной жизнью...

Во рту у меня пересохло, а руки дрожали. Секс бился в воздухе между нами, сырой и мощный, как стихия. Она мне не нравилась, но именно тогда, в тот момент, я хотел ее... Я заставила себя сидеть неподвижно, и безумие быстро прошло. Возможно, потому, что Мария была уже потерять свою сосредоточенность. Я не поддался сразу, и бабочка ее разум перелетела на другие материи.

- Моды приходят и уходят, а я остаюсь, Джон, всегда прекрасная, как летний день... Но, знаете, есть одна вещь, которой мне не хватает. Вечная ночь может быть очень гламурной, но все может прискучить, когда оно длится и длится, не меняясь... Я так давно не чувствовала на своем лице тепло солнечных лучей и ласку ветерка...

Она продолжала болтать, и я внимательно ее слушал, но ничего полезного не узнал. До того, как Иеремия сделал Марию бессмертной, она была мелким созданием, и столетий жизни, если уж не опыта, немногое изменили. Возможно, она была не в состоянии измениться, застыв на той ступени, с которой Иеремия забрал ее из течения Времени, - подобно насекомому, пойманному в янтарь. Она была Королевой Общества на Темной Стороне, и это было все, что ее заботило. Могут появляться другие королевы, оспаривая ее власть, но в конце концов она всегда будет побеждать, потому что она - бессмертна, а они нет.

Она резко замолчала и задумчиво разглядывала меня, как будто только что вспомнив, что я все еще там. – Итак, вы - знаменитый Джон Тэйлор. Рассказы о вас у всех на слуху... Ваша мать и вправду была Библейским мифом? Вы действительно спасли всех нас от гибели во время последней Войны? Говорят, что вы могли бы стать королем Темной Стороны, если бы захотели... Расскажите мне о своих гламурных помощниках - Эдди Бритве Эдди, Мертвеце, Сьюзи Дробовике.

- Гламурных? – несмотря ни на что, я улыбнулся. – Я вряд ли выбрал бы это определение.

- Я прочитала все о вас и о них в бульварных газетах, - сказала Мария. – Сплетни – это моя жизнь. За исключением случаев, когда они обо мне. Некоторые репортеры могут быть очень жестокими... Я годами пыталась убедить Иеремию купить «Night Times» и эту ужасную подтирку, «Unnatural Inquirer» , но у него всегда находились какие-нибудь глупые отговорки. Ему все равно, что они о нем пишут. Он читает только страницы о финансах. Он бы даже не знал, кто есть кто в Обществе, если бы я не сказала ему...

- Расскажите мне о своих детях, - вставил я, когда она допустила ошибку - остановилась, переводя дыхание. - Расскажите мне про Уильяма и Элианору.

Она снова надулась и стала озираться в поисках конфет и своего бокала шампанского, и мне пришлось переспросить ее еще раз, прежде чем она, наконец, ответила.

- Близнецы появились еще в двадцатых годах двадцатого века, потому что это было модно. Абсолютно все в Обществе имели детей, и отстать от других – это было для меня просто невыносимо. Все мои подруги заверяли меня, что роды дают самый божественный, трансцендентальный опыт... - Она громко фыркнул. - А потом мои милые дети выросли, превратившись в подобные разочарования. И я не понимаю, почему. Я позаботилась о том, чтобы у них были самые лучшие няни, самых лучших наставники, и любые игрушки, которые они когда-либо хотели. Из-за этого я решила проводить с ними какое-то время каждые выходные, независимо от своей общественной загруженности.

- А что Иеремия?

- О-о, какое-то время он был в ярости. Совершенно вне себя. Даже повысил на меня голос, чего никогда не делает. Он никогда не хотел детей.

- И что было дальше?

- Он заставил меня стерилизоваться, чтобы я больше не смогла иметь детей. - Ее голос звучал совершенно спокойно и буднично. - Мне было все равно. Мода прошла, а они не были тем, чего я ожидала... И, конечно, я не собиралась вновь пройти через все это...

- У вас что, не было друзей, близких подруг, которые помогли бы вам противостоять Иеремии?

Мария коротко улыбнулась, и ее глаза вдруг стали очень холодными. - У меня нет друзей, Джон. Обычные людей для меня ничего не значат. Как и для любого из нас, Гриффинов. Потому что, видишь ли, Джон, вы все так недолговечны... Как майские мухи. Вы так быстро приходите и уходите, и кажется, что вам никогда не прожить достаточно долго, чтобы получить какие-то реальные впечатления, а вы не слишком любите тех, кто может себе такое позволить. Все умрут... То же самое и с животными. Раньше я обожала своих кошек, еще в прежние времена. Но больше я не терплю их возле себя. Или цветы... В пятидесятые годы восемнадцатого века Поместье было окружено садами, они тогда были в моде, но однажды мне пришлось их... Я не знала, что с ними делать. Можно было просто гулять по ним бесконечное число раз... В конце концов, я предоставила их буйство самому себе, просто чтобы посмотреть, что из этого выйдет. На мой взгляд джунгли гораздо интереснее - всегда меняющиеся, всегда рождающие что-то новое... Иеремия держит их вместо последней линии нашей обороны. Просто на случай, если варвары однажды восстанут и попытаться отнять все это у нас. - Она коротко рассмеялась. Прозвучало это очень неприятно. - Пусть попробуют! Пусть только попробуют... Никто не получит то, что принадлежит нам!

- Кто-то может попытаться отнять вашу внучку, - сказал я.

Она бросила на меня долгий взгляд из-под тяжелых ресниц, и снова испробовала свою соблазнительную улыбку. - Скажите, Джон, сколько мой муж предложил вам за обнаружение Мелиссы?

- Десять миллионов фунтов, - мой голос прозвучал немного хрипло. Я все еще не привык к этой мысли.

- Сколько еще требуется, от меня, за то, что вы просто ... обозначите деятельность и не найдете ее? Я могу быть очень щедрой... И, конечно, это будет нашей маленькой тайной. Иеремия никогда об этом не узнает.

- Вы не хотите, чтобы она вернулась? – я был поражен. – Ваша собственная внучка?

Улыбка исчезла, а ее глаза были холодны, так холодны.

- Она никогда не должна была рождаться, - ответила Мария Гриффин.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ. ВСЕ О ПОТЕРЯННОМ ДЕТСТВЕ.

Дипломатично подбирая выражения, я объяснил Maрии Гриффин, что не могу принять ее любезное предложение, потому что одновременно работаю только на одного клиента. После этого она начала швыряться всем, что попадалось ей под руку. Решив, что сейчас самое время уйти, я быстро отступил к двери под градом разнообразных снарядов, пролетающих вокруг моей головы. Мне пришлось вслепую нащупывать дверную ручку у себя за спиной, не смея оторвать глаз от все более тяжелых предметов, направленных в мою сторону, но все же я, наконец, открыл дверь и удалился с почти недостойной поспешностью. Я захлопнул дверь, отсекая град снарядов, и вежливо кивнул ожидающему меня Гоббсу. (Первое правило успешного частного детектива – сохранять достоинство под давлением.) Мы оба немного постояли, прислушиваясь к звукам ударов увесистых предметов с противоположной стороны двери, а потом я решил, что самое время оказаться в другом метсе.

- Мне нужно поговорить с детьми Гриффина, - сказал я Гоббсу, когда мы уходили. - Уильямом и Элианорой. Они все еще в резиденции?

- Разумеется, сэр. Гриффин дал им понять предельно ясно, что хотел бы, чтобы они вместе со своими вторыми половинами остались, предполагая, что вам захочется допросить их. Я взял на себя смелость, предложив им подождать в Библиотеке. Надеюсь, это приемлемо.

- Я всегда мечтал допрашивать целая кучу подозреваемых в Библиотеке, - тоскливо ответил я. - Еще бы пенковую трубку и шляпу...

- Сюда, сэр.

Тем же путем мы вернулись к лифту, а потом еще большим количеством коридоров и переходов прошли в Библиотеку. Я был настолько запутан, что не смог бы найти выход даже под дулом пистолета. Я начал всерьез задумываться о том, чтобы оставить за собой хлебные крошки, или разматывающуюся длинную нить. Или вырезать стрелки-указатели на полированных деревянных понелях. Но это было бы грубо, а я ненавижу прибегать к грубости в середине дела. Так я брел следом за Гоббсом, любуясь великолепными произведениями искусства по сторонам и тихо надеясь, что он не начнет вдруг просить меня узнавать их. Вокруг по-прежнему было не много людей, за исключением редких слуг в униформе, спешащих мимо с опущенными головами. В коридорах было так тихо, что было бы слышно, как пернула мышь.

- И насколько велико это Поместье? – спросил я Гоббса, пока мы шли и шли.

- Настолько, настоклько оно должно быть таким, сэр. У великого человека должен быть большой дом. Этого от него ожидают.

- Кто жил здесь до Гриффинов?

- Я считаю, что Гриффин создал поместье по собственному проекту, сэр, несколько столетий тому назад. Насколько я понимаю, ему хотелось произвести впечатление...

Наконец, мы добрались до Библиотеки, Гоббс открыл дверь и впустил меня внутрь. Я плотно захлопнул за собой дверь, оставив Гоббса с другой стороны. Библиотека был велика и почти вызывающе старомодна. Все стены были заняты исключительно полками, плотно заполненными тяжелыми переплетенными книгами, отпечатанными явно не в последнее время. Тут и там на толстом ковре стояли удобные кресла, а в центре комнаты был единственный длинный стол, оборудованный дополнительными лампами для чтения. Это просто обязано было быть комнатой Гриффина; он пришел из того времени, когда читал каждый, кто хоть что-то из себя представлял. Многие книги на полках выглядели достаточно старыми, чтобы представлять собой реальную редкость и ценность. У Гриффина, должно быть, был оригинал каждого заметного издания за последние несколько веков, начиная с Библии Гутенберга, и заканчивая полным текстом «Некрономикона». Последний, конечно же, в арабском оригинале. Наверное, помеченный загнутыми углами страниц, машинальными рисунками на полях, а все лучшие места сильно подчеркнуты.

Уильям и Элеонора Гриффин ждали меня, чопорно стоя рядом, как бы выступая единым фронтом перед лицом общего врага. Они не показались мне теми людьми, которые потратили бы много времени, делая выбор в Библиотеке. Их вторые половины так же вместе стояли в дальнем углу, внимательно наблюдая за ситуацией. Какое-то время я рассматривал эту четверку. Чем дольше я заставляю их ждать, тем больше вероятность, что кто-то скажет что-то такое, чего говорить не собирался, - просто чтобы нарушить молчание.

Уильям Гриффин был высоким и мускулистым, этакий сосредоточенный на собе бодибилдер. Он был одет в черную кожаную куртку поверх белой футболки и джинсов. Одежда выглядела совершенно безупречно. Наверное, потому, что он ее выбрасывал, едва она мялась, и надевал новую. У него были коротко стриженные светлые волосы, холодные голубые глаза, силдьно выступающий вперед отцовский нос и надутые губы матери. Он делал все возможное, чтобы держаться прямо и гордо, как и подобает Гриффину, но его лицо не выражало ничего, кроме мрачности и угрюмости. В конце концов, его удобное существование вдруг перевернулось вверх дном, сначала из-за открытия нового завещания, а потом – исчезновения его дочери. Людей столь высокого положения, как у него, возмущает все неожиданное. Их богатство и власть должны защищать их от подобных вещей.

При взгляде на Элеонору создавалось устойчивое впечатление, что она сделана из более прочного материала. И это несмотря на то, что на ней был наряд, от которого отказалась бы даже Мадонна, посчитав его чересчур дрянным. Элегантность уличной шлюхи, дополненная вульгарностью. Ее длинные светлые волосы были уложены в то, что, очевидно, считалось искусственными волнами, и слой макияжа был настолько толстым, что сквозь эту маскировку можно было только вобщем судить о чертах ее лица. Она открыто пялилась на меня, почти не скрывая злости, и беспрерывно курила. Она тушила бычки о полированную столешницу или растаптывала их на бесценном персидском ковре. Готов поспорить, что она так не делает, когда рядом ее отец.

Женщина в самом дальнем углу, настолько далеко, насколько это было возможно сделать, все еще оставаясь в одной с нами комнате, - жена Уильяма Глория, экс-супермодель, высокая и худая, с кожей настолько черной, что отливает голубым. Она задумчиво рассматривала на меня темными прищуренными глазами, ее лицо с высокими скулами и блестящим лысым черепом не выражало совершенно никаких эмоций. На ней было длинное белое атласное платье, контрастировавшее с ее угольно - черной кожей. У нее был напряженный и голодный вид, свойственный всем профессиональнальным моделям, и она по-прежнему выглядела так, как будто она могла с успехом пройтись по любому подиуму, который прийдет ей в голову. Хотя она стояла рядом с мужем Элеоноры Марселем, язык ее тела ясно говорил, что она находится там только потому, что ей приказали. Вряд ли она хоть раз взглянула на него.

Марсель был одет в хороший костюм, но по тому, как он на нем болтался, становилосьясно, что он привык одеваться более небрежно. Марсель был небрежен в мыслях, словах и поступках. Это было понятно по тому, как он стоял и смотрел, и по тому, что он продолжал выглядеть мутным и хитрым, даже если вообще ничего не делал. Создавалось впечатление, что он только терпит пребывание здесь и ждет-не дождется вернуться к тому, что он должен был сделать. И что его не волнует, что кто-то это знает. Не думаю, что он хоть раз прямо посмотрел на меня. Он был достаточно красив, слабой и незаконченной красотой и, как и Глория, сохранял молчание, потому что так ему приказали.

Я переводил взгляд с Уильяма на Элеонору и обратно, позволяя напряжению расти. Спешить мне было некуда.

Я знал все о детях Гриффина и их многочисленных браках. Как и любой на Темной Стороне. Желтая пресса не могла насытиться ими и их разнообразными деяниями. Мне было известно, что при случае чтение таблоидов существенно облегчают ожидание во время долгих слежек за объектом. Потому что они не требуют большого внимания, а в случае нужды за ними можно спрятаться. Что означает, что мне чертовски много известно о людях, которыми иначе я бы даже не заинтересовался. К примеру, я знал, что Глория была седьмой женой Уильяма, а Марсель - четвертым мужем Элеоноры. И что все супруги Гриффинов тоже были бессмертны, но только до тех пор, пока они оставались с Гриффинами в браке.

Справедливости ради следует заметить, что Глория и Марсель продержались дольше остальных.

- Я вас знаю, - наконец, не выдержал Уильям, стараясь, чтобы его голос звучал жестко и агрессивно, но получалось у него не очень. (Хотя, вероятно, этого бы хватило большинству тех, с кем ему приходилось иметь дело.) - Джон Тэйлор, первый частный сыщик Темной Стороны... Еще одна проклятая ищейка, копающаяся в чужом мусоре. Охотник за сенсациями и смутьян. Не говори ему ничего, Элеонора.

- И не собиралась, идиот, - Элеонора бросила на брата короткий взгляд, от которого от сразу надулся и замолчал, а потом перенесла всю силу своего холодного взгляда на меня. Я приложил все силы, чтобы выдержать это. – Вам здесь не рады, мистер Тэйлор. Нам нечего вам сказать.

- Ваш отец думает иначе, - спокойно возразил я. - На самом деле, он платит мне чертовски много денег за мое пребывание здесь, и у меня есть его личное одобрение любого чертова вопроса, который я захочу вам задать. А что Папа хочет, Папа получает. Или я не прав?

Они оба с вызовом уставились на меня. От этой парочки я не получу ни одного легкого и прямого ответа.

- Почему вы оба здесь? - я задал этот вопрос, чтобы только с чего-то начать. - Я имею в виду – в ваших покоях в Поместье, а не в ваших собственных домах на Темной Стороне? Это...необычно, не так ли?

Снова молчание. Я тяжело вздохнул. – Мне отправить Гоббса за вашим отцом, чтобы он отшлепал вас обоих?

- Мы здесь из-за этого абсурда по поводу нового завещания, - сказала Элеонора. Это было все, что она хотела сказать, но она не могла заставить себя остановиться, только не сейчас, когда в ней скопилось столько раздражения, а под рукой имеется слушатель. - Я не могу поверить, что он готов лишить всех нас наследства, спустя столько времени! Он просто не может! И уж конечно не в пользу этой ханжеской маленькой коровы, Мелиссы! Она скрылась только потому, что знает, что я с ней сделаю, когда она попадет мне в руки! Она отравила разум нашего отца и настроила его против нас.

Уильям громко фыркнул.

- Изменение его завещания в самый последний момент? Старик, в конце концов, впадет в маразм.

- Если бы все было так просто, - сказала Элеонора, втягивая половину сигареты за одну затяжку. - Нет, он что-то замышляет. Он всегда что-то замышляет...

- Каково было душевное состояние Мелиссы до того, как она...пропала? – спросил я. – Она могла что-то сказать по поводу подготовки нового завещания?

- Понятия не имею, - отрезал Уильям. - Она не разговаривала со мной. Или с Глорией. Заперлась в своей комнате и не выходила. Так же, как и Павел.

- Не вмешивай в это моего Павла! – немедленно отреагировала Элеонора. - С ним все в порядке. Просто он...впечатлительный.

- Ага, - проворчал Уильям. - Он впечатлительный, точно...

- И что ты хочешь этим сказать? – Элеонора наступала на брата, с бойцовским огнем в глазах.

Я узнал старый спор, едва его увидев, и поспешил вмешаться. - Что вы оба собирались делать по поводу нового завещания?

- Конечно, оспорить его! -бросила Элеонора, снова взглянув на меня. - Бороться всеми доступными нам средствами.

- Даже с помощью похищения? – уточнил я

- Не будьте посмешищем. – Элеонора прикладывала все силы, чтобы смотреть на меня свысока, хотя я был на несколько дюймов выше. - Милый Папочка до капли вытряхнул бы из нас души, если бы мы хотя бы плохо посмотрели на его драгоценную внучку. Он всегда был с ней мягок. Уильяму даже не позволялось наказывать ее, пока она была ребенком. Если бы он это делал, может, она и не выросла бы в такую упрямую маленькую сучку.

- Успокойся, Элеонора, - сказал Уильям, но она его не слушалаи продолжала говорить. У меня сложилось впечатление, что произошло слишком многое.

- Мелисса не была похищена. Она спряталась, надеясь, что буря ее не коснется. Не дождется! Я позабочусь об этом. Что мое, то мое, и никто не смеет брать то, что принадлежит мне. Особенно моя сладкая, улыбающаяся, вероломная племянница!

- Предположим, - сказал я, - ради спора, и еще потому, что я буду вас бить, пока вы не согласитесь, что Мелисса действительно была похищена. Как вы думаете, кто может за этим стоять? У вашего отца есть какие-то серьезные враги или кто-то еще, кто мог бы нанести ему удар в спину, используя его внучку?

Уильям снова громко фыркнул снова, и даже Элеонора выдавила слабую улыбку, пока она тушила сигарету, оставляя следы на полированной поверхности стола.

- Врагов у нашего отца, как у собаки блох, - ответил Уильям. - Он их коллекционирует, нянчится с ними.

- Иногда я думаю, что он из кожи вон лезет, чтобы сделать новых, - добавила Элеонора, прикуривая очередную сигарету от золотой зажигалки «Зиппо» с монограммой. - Просто, чтобы добавить остроты в свою жизнь. Ничто не так не добавляет упругости его походке и блеска его глазам, как новый враг, которого надо свалить и уничтожить.

- Не хотите назвать какие-либо конкретные имена? – уточнил я.

- Ну, Власти, конечно, - сказал Уильям.

- Потому что они не позволили бы Папе стать членом их маленького частного клуба. Никогда не знал причин. По-моему, они бы идеально подошли друг другу. В конце концов, они управляли Темной Стороной, и он владел большей ее частью. Но теперь все они мертвы...

- Я знаю, - сказал я. - Я там был.

Все в Библиотеке пристально посмотрели на меня. Возможно, впервые осознав, что некоторые ужасные вещи, которые они обо мне слышали, могут оказаться правдой. А отказ отвечать на мои вопросы, в конце концов, может оказаться не такой уж хорошей мыслью. У меня плохая репутация на Темной Стороне, и я прикладываю немало усилий к в ее поддержанию. Это существенно облегчает мне жизнь. Хотя я и близко не убил столько людей, как все думают.

- Хорошо, - в голосе Уильяма появилось легкое беспокойство, - полагаю, что теперь главный враг нашего отца – это Уокер, поскольку других нет. В отсутствие Властей он всем заправляет, больше некому.

Я задумчиво кивнул. Конечно, Уокер. Это тихий, спокойный и очень воспитанный джентльмен, который большую часть своей жизни выполнял для Властей грязную работу. Он мог вызвать армии, чтобы они его прикрывали, и успокоить бунт одним задумчивым взглядом, а каждое его слово и каприз – это закон. Когда он использовал Голос, никто не мог ему отказать. Говорят, однажды он заставил труп сесть на столе в морге плиты и отвечать на его вопросы. Широко известно, что Уокер готов сделать все, что угодно, лишь бы работа была сделана. И он никого не боялся.

Раньше мы работали вместе, случайно. Но между нами никогда не было того, что принято называть близостью. Мы не одобряем методы друг друга.

- Кто-то еще? – уточнил я.

- Вы можете добавить имя любого, кто хоть когда-нибудь имел дело с нашим отцом, - сказала Элеонора, стряхивая пепел на бесценный ковер, искренне не задумываясь об этом. – Никто и никогда не мог пожать Папе руку и сохранить при этом все пальцы.

- Но ни одному из них не хватило бы яиц, чтобы ему угрожать, - сказал Уильям. - Они могли жестко разговаривать через своих адвокатов, но никто из них не осмелился бы ударить его напрямую. Им известно, на что он способен. Помните Божественного Хилли? Как он решил, что может силой выставить Папу из его района, отправив войско из наемников штурмовать Поместье?

- И что произошло?

Уильям усмехнулся. - Джунгли съели наемников. А Папа съел Божественного Хилли. В течение нескольких месяцев, насколько я понимаю, кусок за куском. Конечно, это было еще до нашего рождения. С тех пор он мог смягчиться.

- Говорят, что некоторые части Божественного Хилли все еще живы, в каком-то потайном подземелье под Гриффин-Холлом, - мечтательно сказалаЭлеонора. - Что Папа до сих пор хранит его где-то здесь для особых случаев. Когда хочет, чтобы на праздничный банкет подали что-то особенное.

- Никогда не прикасайтесь к закускам, - Уильям продолжал ухмыляться. – Многие из врагов Папы исчезли...

- Нашего отца боятся все, - кратко добавила Элеонора.

- Никто не осмелится прикоснуться к Мелиссе, потому что они знают, что он сделает в отместку. У всех на Темной Стороне подгибаются колени и наклоняется шея из-за того, что милый Папочка может сделать и уже делал в прошлом.

- У меня - нет, - сказал я.

Элеонора с жалостью посмотрела на меня. - Вы здесь, не так ли? Вы пришли, когда он позвал.

- Но не потому, что испугался.

- Нет, - сказала Элеонораа, задумчиво разглядывая меня. - Может быть, не из-за этого.

Казалось, она находила перспективу интригующей.

Я посмотрел на Уильяма. - Расскажите мне про Мелиссу. Какие чувства вы к ней испытываете. Вы не кажетесь слишком расстроенным ее пропажей.

- Мы не слишком близки, - Уильям сильно нахмурился. – И никогда не были. Папа об этом позаботился. Настояв на том, чтобы она с младенчества воспитывалась здесь, под его крышей, а не росла со мной и Глорией. По соображениям безопасности. Ага, точно. С нами она была бы в полной безопасности. Но нет, все должно было быть, как хотел он, - как всегда. Он хотел быть уверен, что мы бы не настроим ее против него. Он всегда должен контролировать все и вся.

- Даже семью? – переспросил я.

- Семью - больше всего, - ответила Элеонора.

- Вы могли бы возразить отцу, - сказал я Уильяму.

Настала его очередь смотреть на меня с жалостью. - Иеремии Гриффину не говорят «нет». Я не знаю, почему он так стремился лично ее вырастить, - сказал Уильям. – На нас он столько сил не тратил.

- И вы позволили ему забрать ваших детей, - продолжал я, - Мелиссу и Павла.

- У нас не было выбора! - воскликнула Элеонора, но она почему-то казалась слишком усталой, чтобы как следует злиться. Она смотрела на сигарету в своей руке, как будто не имея понятия, что это такое. - Вы не представляете, что значит иметь отцом Гриффина.

- Я бы мог устроить бучу, - сказал Уильям, - но мне бы хотелось попытаться самому растить Мелиссу. Глорию это не волновало, но ведь Глория до этого никогда и не была биологической мамой, не так ли, дорогая? Я не стал спорить с Папой, потому что ... ну, потому что так поступают все. Просто его...слишком много. С ним нельзя спорить, потому что у него всегда найдется ответ. Вы не можете спорить с человеком, который прожил множество жизней, который все уже раньше видел и делал. Я иногда задаюсь вопросом, каким человеком я мог бы стать, если бы мне посчастливилось родиться сыном кого-то другого.

- Не бессмертным, - сказал я.

- Это так, да, - сказал Уильям. – Это именно так.

После только что сказанного он стал нравиться мне немного больше, но мне все же нужно было задать ему еще один вопрос. - Почему вы ждали вступления в седьмой брак, чтобы завести детей?

Его лицо резко окаменело, а я внезапно снова стал врагом, который виновен во всех смертных грехах. - Не ваше дело, черт побери!

Я посмотрел на Элеонору, но она лишь холодно взглянула в ответ. Я на мгновение прикоснулся к чему-то внутри них, но этот момент прошел. Поэтому я посмотрел на Глорию и Марселя в их дальнем углу.

- У кого-то из вас есть что сказать?

Глория и Марсель посмотрели на своих супругов и покачали головами. Им нечего было сказать. Это было именно то, чего я ожидал.

Я оставил их вчетвером в Библиотеке, тщательно закрыв за собой дверь, и повернулся к Гоббсу. - Остался еще один член семьи, которого я не видел. Павел Гриффин.

- Мастер Павел никогда ни с кем не встречается, - рассудительно ответил Гоббс. – Но, если вы хотите, то можете с ним поговорить.

- Вы меня конкретно достали, Гоббс.

- Это включено в услугу, сэр. Последнее время мастер Павел редко выходит из своей спальни. Этот подростковый возраст... Он изредка связывается по внутреннему телефону, а пищу для него слуги оставляют под дверью. Вы можете попытаться поговорить с ним через дверь. Возможно, он отзовется на новый голос.

Снова назад по коридорам к лифту, а потом опять на верхний этаж. Мне не приходилось столько ходить пешком уже много лет. Если мне еще раз придеться вернуться в Гриффин-Холл, я возьму с собой велосипед. Мы вновь оказались перед очередной закрытой дверью спальни. Я очень вежливо постучал.

- Это Джон Тэйлор, Павел, - я изо всех сил старался говорить в моем самом безобидном стиле «я-здесь-только-чтобы-помочь». - Могу я поговорить с тобой, Павел?

- Вы не можете войти! - раздался пронзительный, почти визгливый подростковый голос. - Дверь заперта! И защищена!

- Все в порядке, Пол, - быстро сказал я. - Я просто хочу поговорить. Об исчезновении Мелиссы.

- Ее забрали, - ответил Павел. Было похоже, что он прямо за дверью. В его голосе не было...тревоги или впечатлительности. Там был страх.

- Они пришли и забрали ее, и никто не смог их остановить. Сейчас она, наверное, уже мертва. В слудующий раз они придут за мной. Вот увидите! Но им меня не найти...потому что меня здесь не будет.

- Кто они такие, Павел? Кто по-твоему забрал Мелиссу? Кто собирается прийти за тобой?

Но он ничего не сказал. Я слышал, как он хрипло дышит по другую сторону двери. А, может быть, плачет.

- Павел, послушай меня. Я - Джон Тэйлор, и меня боится почти столько же народа, как и твоего деда. Я могу тебя защитить...но мне нужно знать, от кого. Просто скажи мне имя, Павел, и я сделаю так, что они оставят тебя в покое. Павел? Я могу защитить тебя...

И тут он рассмеялся. Низкий, короткий и ужасно безнадежный звук. Никто настолько молодой не может издать подобный звук. Я попытался снова разговорить его, но он не отвечал. Возможно, он все еще стоял за дверью, а возможно, и нет. В конце концов, я посмотрел на Гоббса,но он покачал головой, его мрачное лицо было, как всегда, непроницаемым.

- Павла осматривал доктор? – тихо спросил я.

- О-о, несколько, сэр. Гриффин настоял. На самом деле, - все врачи, какие только есть. Но все они были единодушны, что с мастером Павлом ничего плохого, или, по крайней мере, ничего, что они могли лечить. В последнее время мисс Мелисса была единственной, с кем он разговаривал. Теперь, когда ее не стало...я не знаю, что станет с мастер Павлом.

Мне не хотелось оставлять Павла в таком состоянии, но я не видел, что еще я мог бы сделать. Разве что выбить дверь, силой утащить его из Поместья и спрятать его в одном из моих убежищ. Сомневаюсь, что Гриффин был готов пойти на такое. В конце концов я ушел, оставив Павла в покое, в его заблокированной и защищенной комнате. Мне нравится думать, что я мог бы ему помочь, если бы он мне позволил. Но он этого не сделал.

Гоббс сопроводил меня обратно к входной двери и убедился, что кейс был при мне, когда я уходил. Как будто была хоть малейшая возможность, что я могу забыть миллион фунтов наличными.

- Что ж, Гоббс, - сказал я. - Это была интересный, хотя и не особо информативный визита. Можете доложить Гриффину, что я буду предоставлять ему отчеты, когда у меня появится что-нибудь полезное для него. Полагаю, джунгли не станут атаковать мою машину при выезде.

Гоббс зашел настолько далеко, что снова поднял одну бровь. - Джунгли напали на вас, сэр? Этого не должно было случиться. Всем разрешенным посетителям обеспечено безопасное передвижение вверх по холму к Поместью. Это часть комплекса безопасности.

- Разве что, кто-то не хотел, чтобы я был здесь.

- Уверен, вам постоянно будут об этом напоминать, сэр, - сказал Гоббс. И захлопнул дверь у меня перед носом.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ. ГДЕ ВСЕ ТЕБЯ ЗНАЮТ.

Итак, у меня есть жертва, которая могла пропасть, но могла и не пропадать, и семья, которая может хотеть, а может и не хотеть ее найти. А еще Кто-то очень могущественный заблокировал мой дар, с помощью которого я все нахожу. Некоторые дела, как известно, просто не могут идти хорошо. Я вернулся в футуристический автомобиль Мертвеца, и он повез меня обратно к подножию холма. И по мере того, как мы легко скользили сквозь нависающие со всех сторон первозданные джунгли, растения отступали от обочины дороги, освобождая нам место. Ничто и никто не побеспокоили нас за все время обратного пути вниз по склону, и вскоре мы миновали огромные железные ворота и снова оказались на обычной Темной Стороне.

Автомобиль силой влился в нескончаемый поток машин, и пока он плавно нес меня назад в черное сердце Темной Стороны, я сидел, размышлял и хмурился. Один из первых тяжелых уроков, которые преподает вам жизнь, - это никогда не вмешиваться в семейные споры. Вам не победить, какую бы сторону или позицию вы ни принимали, потому что такие споры касаются не фактов или разума, а эмоций и истории. Кто и что сказал тридцать лет назад, и кому на дне рождения достался самый большой кусок торта. Старые обиды и старые дрязги. Именно такие мелочи действительно преследуют людей, все остальное забывается.

Гриффинов объединяли власть и положение, но, как я мог заметить, чрезвычайно мало любви. А у любого живущего так долго, как они, просто обязаны были накопиться не меньшая доля справедливого недовольства и вскормленных обид. Мне было жаль внуков, Мелиссу и Павла. Родиться в настолько разобщенной семье достаточно тяжело и без бабушки и деда, проживших уже не одну жизнь. А что касается разницы взглядов между поколениями... Почему Гриффин так стремился лично растить внуков? Что он надялся сделать из них, чего ему не удалось с детьми? Преуспел ли он в этом с Мелиссой? И не поэтому ли он изменил завещание в ее пользу?

Я мог сколько угодно разглядывать ее фото, но я по прежнему не имел четкой картины того, кем именно она была.

Столько вопросов и не одного ответа в наличии. К счастью, когда вы ищете ответы, самый старый бар в мире - это хорошее место для начала. В «Странных Парнях» можно найти ответы практически на все, хотя нет никакой гарантии, что услышанное вам понравится.

Я рассеянно смотрел в окно на проносящиеся мимо машины. Дорога была забита всевозможными обычными, необычными и удивительными механизмами, бесконечно движущимися сквозь Темную Сторону, но каждый из них предусмотрительно держался на расстоянии от машины Мертвеца. Его встроенная защита была действительно ужасной, а порог скуки - очень низким. Здесь были такси, двигающиеся на крови девственниц, и кареты скорой помощи, приводимые в действие дистиллированным страданием. Нечто, которые выглядели, как автомобили, но на самом деле ими не являлись, зато всегда были голодны, и курьеры на мотоциклах, давным-давно переставшие быть людьми. Грузовики, перевозящие немыслимые грузы в ужасающие пункты назначения, и маленькие фургоны анонимной доставки, внутри которых находятся товары, которые никто не должен даже хотеть, но нужные слишком многим. Обычный бизнес на Темной Стороне.

Машину доставила меня прямо к Некрополю, где ее дожидался владелец. Некрополь - это единственное разрешенное на Темной Стороне кладбище, где покоиться с миром является не банальностью, а подкреплено законом. Будучи похороненным в Некрополе, вы останетесь похороненным и дальше. Сейчас Мертвец здесь работал охранником, охраняя могилы разбойников, некромантов и прочих безвременно ушедших. (Здесь всегда кто-то планирует побег.)

Много лет назад Мертвец был ограблен и убит на Темной Стороне, но восстал из мертвых, чтобы отомстить. Он заключил сделку, хотя никогда не говорил, с кем. Но, так или иначе, он должен был читать написанное мелким шрифтом в своем контракте, потому что теперь он не может умереть. Он просто продолжается и продолжается, дух, запертый в своем собственном мертвом теле, как в ловушке. Пару раз мы работали вместе. Он очень полезен, чтобы прятаться за его спиной, когда вокруг свистят пули. Я считаю нас друзьями. Хотя это трудно описать словами – эмоции мертвых отличаются от живых.

Я припарковал машину около Некрополя и ушел. Она сможет за себя постоять, пока Мертвец не придет за ней после смены, а у меня было, чем заняться. Я брел по темным, освещаемым неоновыми вывесками улицам, мимо неряшливых клубов и гораздо более опасных, закрытых заведений, и моя репутация бежала впереди меня, очищая мне дорогу. Там еще многое требовалось восстановить, после Войны Лилит. Хорошие парни победили, но едва-едва. По крайней мере, большинство погибших сейчас убрали, хотя на это потребовались недели. Печи Некрополя работали круглыми сутками, а многие рестораны гордились специальным предложением в меню для наиболее взыскательных гурманов - Soylent Green (продукты питания из научно-фантастического фильма 1973 г. с одноименным названием, полученные из сои и чечевицы;  любые пищевые продукты из сомнительного характера или происхождения).

Улицы выглядели обычно многолюднями, как всегда, кишащими людьми, занятых поисками своих личных ада и рая, всех тех знаний, наслаждений и удовольствий, которые можно найти только в самых темных закоулках Темной Стороны. Вы можете найти здесь все, если оно не найдет вас первым.

Покупатели, будьте настороже...

Я направился туда, куда всегда иду за выпивкой – «Странные Парни», место, которое должно быть закрыто службой охраны духовного здоровья. Ведь именно сюда приходит за выпивкой и кутежом все действительно дикое, пытаясь забыться и не помнить про ночь снаружи, которая никогда не заканчивается. Бар, в котором всегда три часа утра, и где никогда не было ни одного счастливого часа. Громыхая голыми металлическими ступенями, я спустился в большую каменную яму и направились к длинной деревянной стойке в дальнем конце помещения. Я поморщился, поняв, что фоном сейяас является попурри из Greatest Hits дуэта Carpenters (амер. вокально-инструментальный дуэт - брат и сестра Ричард и Карен Карпентеры. Распался из-за смерти Карен в 1983 г).. От этой музыки глаза на лоб лезут. Алекс Moрриси, владелец бара, бармен и мерзкий зануда, должно быть, опять в своем репертуаре.

(В последний мой приход он поставил композицию «Smack My Bitch Up» (Отшлепай мою сучку) группы Prodigy, лирически перефразированную на «Suck My Kneecaps» (Пососи мои коленки). Я не стал задавать вопросов.)

Все обычные необычные посетители были на своих местах, за беспорядочно расставленными столами, между которыми нарезали круги с полдюжины членов SAS, угрозами выжимая пожертвования. SAS (Salvation Army Sisterhood) – Сестринская Армия Спасения - снова была на охоте, и если не раскошелиться достаточно быстро и достаточно щедро, то придет время специально благословленных серебряных кастетов. SAS – это злобные Христианские террористы. Спасем всех, и пусть Бог разбирается. Никаких компромиссов в деле защиты Матери-Церкви. Они сжигают дотла Сатанинские церкви, изгоняют злых духов из политиков, а однажды распяли уличного мима. Вверх ногами. А потом подожгли. Множество людей аплодировало. Члены ордена носят строгие старомодные одежды монахинь, подкованные берцы и очень мощные пистолеты в открытых кобурах на каждом бедре. Их запрещали и осуждали все официальные представители Христианской Церкви, но только на словах - всем известно, что они втихаря нанимают SAS, когда уже испробованы и не помогли все другие способы. Сестринская Армия Спасения добивается результатов, даже если вам придется отвернуться и зажать уши, пока они это делают.

Мы грешим, чтобы положить конец греху, - говорят они.

Одна из Сестер узнала меня и быстро предупредила остальных. Они собрались вместе и пялились на меня, когда я проходил мимо. Я вежливо улыбнулся, и одна из них сделала знак креста. Другая знаками показала, что серьезно разозлилась, после чего они ушли. Может быть, помолиться за спасение моей души или о даровании мне щедрости.

Наконец, я добрался до стойки, расстегнул пальто и с удовольствием опустился на табурет. Я кивнул Алексу Морриси, который уже приближался с моим обычным стаканом настоящей Кока-Колы. Он был одет во все черное, вплоть до последнего нюанса, включая шикарный французский берет, который он носит, чтобы скрыть свою растущую лысину. Он хлопнул мой стакан на подставку с гербом легендарной местной пивоварни «ШОГГОТОВСКОЕ СТАРОЕ ОСОБОЕ» (SHOGGOTH’S OLD AND VERY PECULIAR).

- Я впечатлен, Тэйлор, ты на самом деле напугал SAS, и ведь я видел, как они освежевали и съели оборотня.

- Это талант, - легко согласился я.

Я покатал Коку по стакану, высвобождая букет, и какое-то время наслаждался вкусом, прежде чем небрежно оглядеть бар, проверяя, кто в нем есть, и кто может быть полезен. В конце стойки сидел граф Дракула, высохший сухарь с крысиным лицом в грязном смокинге и видавшем лучшие времена оперном плаще. Он пил свой обычный Type O negative («Type O Negative» - группа в стилеготик-металл изБруклина, Нью-Йорк. Музыка группы включала также элементыдумитрэш-метал.Особый акцент на темыромантики,депрессиии смерти) и вслух разговаривал сам с собой, все, как всегда. После стольких лет у него нет ни малейшего акцента, он использует его на персональных выступлениях.

- Вонючий агент так загружает меня в последнее время, что совершенно не остается времени для себя. Все эти шоу, автографы и «прорекламируйте вашу новую книгу»... Позировать с восходящими и уходящими Готическими рок-группами, и рекомендовать новый вид пылесоса... Я стал шутом! У меня был собственный замок, пока его не присвоили коммунисты... у меня вампирские невесты, но теперь я слышу о них только тогда, когда запаздывает чек с алиментами. Они выпили меня насухо! Вы знаете, кого пригласил мой агент для сопровождения моего последнего персонального выступления? Трансильванский Балет Трансвеститов! Двадцать два разукрашенных носферату бьют под «Я Такая Дурочка, Когда Всходит Луна» (“I’m Such a Silly When the Moon Comes Out”). Такое происходит, когда ты сам не принимаешь участия...я чуть не умер! Снова. Я утверждаю, что бывают ночи, когда просто нельзя покидать свой гроб.

Неподалеку, наполовину вывалившись из кабинки для приватных танцев и демонстративно не обращая внимания на старого вампира, находилось То, Что Ходит, Как Это. Звезда дюжины фильмов про монстров пятидесятых годов, теперь же все свелось к тому, что оно просто подписывало свои фотографии на памятные конвенциях. На прошлой неделе их была целая куча, прошедшая во всех городах, которые оно терроризировали в расцвете сил. Кроме как ради ностальгии, о них больше никто не вспоминает.

(Большая Зеленая Ящерица была запрещена циркуляром конвенции из-за отказа носить подгузник после инцидента с «радиоактивной свалкой».)

Пара Морлоков тужилась прямо перед стойкой, мучительно пытаясь определиться, какой из видов копрофагии им по вкусу. Алекс заорал на своих мускулистых вышибал, и Бетти и Люси Колтрейн пришлось временно прекратить разминать друг друга, чтобы прийти и выбить из Морлоков дерьмо, а потом вышвырнуть их вон за их уродливые уши. Существуют границы того, с чем Алекс может смириться даже в самом лучшем его настроении, которое бывает не часто. На самом деле, в большинство времени вас могут вышвырнуть за вежливое замечание, что вам неправильно дали сдачу. Я понял, что Алекс все еще в замешательстве, поэтому вопросительно взглянул на него.

- У меня есть специальное предложение - Ангельская Моча, - сказал он с надеждой. - Спрос закончился сразу, как прошел слух, это вовсе не название марки, а скорее предупреждение... А еще у меня остались Свиные Почесухи, свеженатертые. Или Свиные Шары (Pork Balls – дословно – свиные яйца), которые тебе нравятся.

Я покачал головой. - Я разочаровался в Свиных Шарах. Они неплохи, но, купив пакет, получаешь всего два.

- Черт, - сказал Алекс, - купив свинью, ты тоже получишь только два.

Позади стойки плакала кровавыми слезами статуя Элвиса в его белом комбинезоне. Стрелки часов крутились в разные стороны, а по маленькому телевизору шла трансляций из Ада с выключенным звуком. Шелудивого стервятника на жердочке грызло с энтузиазмом что-то, выглядевшее весьма нахальным. Заметив мое внимание, стервятник окинула меня долгим, задумчивым взглядом.

- Веди себя прилично, Агата, - сказал ему Алекс.

- Агата, - задумчиво повторил я. – Это ведь имя твоей бывшей? Как сейчас поживает старушка?

- Она очень добра ко мне, - ответил Алекс. - Никогда не навещает. Хотя я снова запоздал с чеками на алименты. Джонатан, оставь утку в покое! Я не буду повторять! И нет, я не хочу апельсин обратно.

- Сегодня здесь довольно многолюдно, - сказал я.

- У нас сегодня очень популярное выступление в кабаре, - гордо заявил Алекс. – Покрутись тут, пока я объявлю его. - Он повысил голос. – Слушайте все, отморозки! Сейчас время кабаре, и я еще раз представляю этого выдающегося артиста, мистера Эксплодо! (Explodo – лат. - прогонять шумом; ошикать, освистать;осуждать, порицать, не одобрять, отвергать).! Для вас, исключительно для вас, и я хочу, чтобы вы забрали его с собой, потому что меня от него тошнит, да, - Самоубийца Джонс!

Очень заурядный на вид человек застенчиво шагнул на маленькую, освещенную платформу, весело помахал бешено аплодирующим зрителям, затем взорвался кровавыми клочьями. Более грязного зрелища я давно уже не видел. Толпа одобрительно взревела, хлопая в ладоши и топая ногами. Выступление было достаточно впечатляюще, вот только немного коротковато. Я взглянул на Алекса.

- Это не самоподрыв, а просто постановка, - объяснил Алекс. – Потом он снова соберет воедино все свои обрывки.

- Ты хочешь сказать, что он взрывает себя снова и снова?

- Каждую ночь, и дважды - по субботам. И, по-моему, все еще жив.

- Кстати, - сказал я, - почему ты все еще здесь, Алекс? Ты всегда говорил, что ты здесь только потому, что узы Мерлина навечно привязали тебя и твою родню к этому бару. Но теперь он, наконец, мертв и ушел, благодаря Лилит, так что тебя держит здесь?

- А куда еще я могу пойти? - голос Алекс стал ровным и почти лишенным эмоций. - Что еще я могу делать? Бар - это то, что я знаю и то, что я делаю. И, кроме того, где еще у меня будет возможность на постоянной основе расстраивать, оскорблять и терроризирорвать такое множество людей? Управление этим баром испортило меня для всего остального. Это...это моя жизнь. Черт бы ее побрал!

- Как на делах отразилось исчезновение Мерлина?

- Да тише ты! Я никому не говорил, и не собираюсь. Если люди и некоторых другие силы, не совсем люди, убедятся, что этот бар больше не защищен магией Мерлина, они будут атаковать его всем, от Библейских казней до Четвертого Всадника Апокалипсиса.

- Не надо было обсчитывать людей.

- Давай сменим тему. Я слышал, что вы со Сьюзи Стрелком теперь живете вместе. Я могу сказать честно, что никогда не верил, что такое произойдет. Как дела у всеми любимого фанатичного поклонника оружия?

- О, по-прежнему убивает людей, - ответил я. - Она гоняется за призом в Пограничье. У нее скоро день рождения, наверное, подарю ей тактическую ядерную бомбу, на которую она намекает.

-Жаль, я думал, ты шутишь. - Алекс задумчиво меня разглядвал. - Как все...проходит?

- Постепенно, по одному дню за раз, - сказал я. Моя очередь сменить тему. - Мне нужно поговорить с кем-то, кто может все мне рассказать про Гриффина и его семью. Очень подробно, включая то, чего не полагается знать людям вроде нас. Есть хоть кто-то, отвечающий требованиям?

- Тебе в чем-то повезло, - ответил Алекс. - Видишь элегантно одетого джентльмена за столиком в дальнем углу, который пытается очаровать кого-нибудь, купив ему выпивку? Что ж, это это не джентльмен, это репортер. Зовут Потрясный Гарри (Harry Fabulous). Сейчас он внештатник в самом грязном и неприличном таблоиде Темной Стороны - the Unnatural Inquirer. Любые новости, которые можно сделать на заказ. Он знает все, даже если большая часть этого, скорее всего, неправда.

Я кивнул. Я знал, Гарри. Я поймал его взгляд и махнул ему, чтобы присоединялся. Он радостно улыбнулся и направился к стойке. О да, я знал все о Потрясном Гарри. Красивый, обаятельный, всегда выразительно одетый, Гарри была змеей в волчьей шкуре. Было время, когда Гарри был лучшим на Темной Стороне человеком, который брался за все, за что не брался никто. А потом ему выпало религиозное испытание, на личной встрече, о которой он по-прежнему отказывался говорить, и решил заняться журналистскими расследованиями для блага его души. Я думаю, идея была в разоблачении коррупции и уничтожении зла в высших слоях, но, к сожалению, единственное место, куда его взяли... это the Unnatural Inquirer. Который не столько разоблачает коррупцию, сколько сам в ней погряз. Тем не менее, все должны с чего-то начинать. Гарри говорит, что он карабкается наверх. Ему было бы сложно карабкаться вниз.

- Привет, Джон, - сказал Потрясный Гарри, демонстрируя совершенные зубы в совершенной улыбке. Он схватил мою руку и излишне фамильярно ее пожал. - Что я могу для вас сделать? Мне привезли небольшую партию настоящей Марсианской красной травы, если вам это интересно. Классное курево, по крайней мере – так мне сказали...

- Если вы будете называть ее неземной, то дождетесь краткого, но болезненного визита феи мордобоя, - сказал я строго. Нужно держать Гарри в рамках, не давая ему получить преимущество. - Я думал, вы больше не занимаетесь этим бизнесом?

- О, конечно, конечно! Но говорят такое...

- Хорошо, - сказал я. - Над чем вы сейчас работаете, Гарри?

- Я гоняюсь за сплетнями, что на Темной Стороне замечен Шагающий, - ответил Гарри, стараясь, чтобы голос звучал небрежно.

- Здесь всегда полно слухов, - сказал Алекс. - Ваша газетенка платит за свидетельства, но все, что у нее есть, так это рассказы друзей друзей и размытые фотографии, на которых может быть кто угодно.

- Этот выглядит реальным, - Гарри излучал абсолютную искренность. – Божественный гнев был ниспослан в человеческий мир, чтобы покарать виновных. И он, наконец, пришел на Темную Сторону! А это пугающая перспектива для ... да почти для каждого на Темной Стороне. Множество людей скрылось с глаз, без сомнения, прячутся под своими кроватями и скулят, дожидаясь, пока он снова уйдет. Если бы я смог взять интервью...

- Он пристрелит вас на месте, Гарри, и вы это знаете.

- Если бы работа была легкой, ее мог бы сделать кто угодно, - Гарри задумчиво меня разглядывал. - Значит, у вас со Сьюзи Стрелком теперь роман? Вы храбрее, чем я о вас думал.

- Об этом что, все знают?

- Вы – это гвоздь новостей! - воскликнул Гарри. - Две самых опасных личности Темной Стороне объединяются! Говорят о звездной паре. Человек, спасший Темную Сторону в ходе Войны Лилит, и Сьюзи Стрелок, также известная как Сьюзи Дробовик, и «О Черт, Просто Застрелись, И Покончим С Этим». Мой редактор заплатит отличные деньги за эксклюзив о вашей жизни.

- Не интересует, - отрезал я.

- Но...все в шоке! Пытливые умы имеют право знать!

-Нет, не имеют, - твердо ответил я. – Именно поэтому Сьюзи отстреливает папарацци коленные чашечки, и ставит растяжки вокруг дома. Но я вот что вам скажу, Гарри: поможете мне с делом, над которым я работаю, и я расскажу вам кое-что о Сьюзи, что неизвестно больше никому. Интересует?

-Конечно! Что вы хотите знать?

- Расскажите мне о Гриффине и его семье. Не только историю, но и сплетни. Начиная в первую очередь с того, как он стал бессмертным, если вы это знаете.

- И это все? Легче легкого! - Гарри начал было снисходительно улыбаться, но потом вспомнил, с кем он говорит. - Совсем не тайна, как Иеремия Гриффин стал бессмертным. Просто большинство людей, знающих, что для них лучше, предпочитает об этом не говорить. В общем, несколько столетий назад Гриффин заключил сделку с Дьяволом. Бессмертие в обмен на его душу. Гриффин думал, что это хорошая сделка, потому что если он никогда не умрет, как Дьявол может когда-либо потребовать его душу? Но, как всегда, в контракте была оговорка: Иеремия мог передать собственное бессмертие своей жене и даже своим детям и их супругам...но не внукам. Как только внук Гриффина достигнет принятого в обществе возраста совершеннолетия, бессмертие Гриффина тут же аннулируется, и Дьявол приходит, чтобы утащить его в Ад.

- А что насчет остальных членов семьи?- спросил я. – Они тоже теряют свое бессмертие? И свои души?

- Неизвестно, - ответил Гарри.

- Так как же Гриффин в итоге поступит с двумя несовершеннолетними внуками?

Гарри ухмыльнулся. - Иеремия никогда не собирался иметь детей, не говоря уже про внуков. Говорят, он принял чрезвычайные меры, чтобы этого не допустить, включая презервативы с таким количеством встроенных защит, что они светились в темноте. Но нет такого мужа, которого жена не смогла бы в этом деле переиграть, поэтому, когда Мария была уже беременна двойней, Гриффин с неохотой, но смирился с этим. Хотя считается, что он предпринял меры, чтобы это больше не повторилось.

- Он заставил ее стерилизоваться, - сказал я. - Maрия рассказала мне.

- Вы узнали это от нее самой? - обрадовался Гарри. - Теперь я могу это использовать! Это настоящий эксклюзив... В любом случае, после того, как оба ребенка выросли, им не понадобилось много времени, чтобы решить, что собственных детей они хотят гораздо больше, нежели вечного присутствия рядом дорогого Папаши. И Мелисса, и Павел были запланированы, зачаты и рождены с соблюдением строгой секретности, с разницей всего несколько недель, после чего их представили Иеремии как свершившийся факт. Говорят, он сходил с ума, грозился убить обоих детей вместе с внуками, но как-то...обошлось. С тех пор все только и ждут, чем все закончится. Но внуки выросли не только целыми и невредимыми, но даже избалованными...и слегка странными. Полагаю, из-за постоянно нависшей угрозы смерти, с которой они живут. Потому что, давайте смотреть правде в глаза, она грозит либо им либо его, а ему терять чертовски намного больше... Когда прошел слух, что он составил новое завещание, оставив все Мелиссе, у всей Темной Стороны отпали челюсти.

- Погодите, - сказал я. - Вам известно о новом завещании?

- Черт возьми, Джон, это известно всем! Это самая горячая новость за последние годы! Она разлетелась по Темной Стороне быстрее, чем дорожный бегун (в оригинале - road runner – птица из Диснеевского мультфильма) с ракетой в заднице. Такого не ожидал никто. Гриффин, наконец, приготовился к смерти и оставляет все спокойной, тихой маленькой Мелиссе? А все прочие Гриффины вдруг лишенны наследства? Многие до сих пор в это не верят. Они что, что Гриффин проворачивает еще одну из своих чертовски сложных и ужасно грязных схем, где нагреют всех, за исключением самого Гриффина. Этот человек не отдал ничего своего за всю свою затянувшуюся жизнь.

- Кроме собственной души, - сказал я.

Гарри пожал плечами. - Может быть, все это – часть его плана, чтобы получить ее назад. Ходят слухи ... что Гриффин в ответе за ее исчезновение. Что Мелисса уже убита, а новое завещание - просто дымовая завеса.

- Не считая того, что он мне платит за ее розыск, - ответил я. - О, Алекс, пока я не забыл. Посмотрите за этим, ладно? Я заберу его позже.

И я протянула Алексу свой портфель, набитый миллионом фунтов. Приняв его, он заворчал от тяжести и убрал с глаз под стойку. Он хранил мои вещи и раньше, никогда не задавая вопросов. Думаю, что он рассматривал их в качестве гарантии оплаты мной своих счетов. Он хмуро посмотрел на меня.

- Это ведь не снова твое грязное белье, Тэйлор? Клянусь, некоторые из твоих носков могли бы самостоятельно дойти до прачечной.

- Просто немного взрывчатки – говорю это, чтобы позаботиться о друге, - жизнерадостно ответил я. – На твоем месте я никому бы не позволил к этому приближаться. – И я снова повернулся к Гарри. - Если Мелиссу действительно похитили ...кого бы вы заподозрили в первую очередь?

- С выпивкой внутри мне думается лучше, - намеркул Гарри.

- Ее надо заработать.

- Да будет вам, Джон, эти разговоры вызывают такую жажду...

- Ладно, - сказал я и посмотрел на Алекса. – Дай этому человеку стакан Мочи Ангела и упаковку Свиных Шаров. А теперь говорите, Гарри.

- Когда дело доходит до врагов Гриффина, выбор богат. Полагаю, вы должны включить в список Двойняшек Джаспер, Большого Макса – Отступника Вуду, Воплощенную Скорбную Прелесть и Леди Проклятие. Если однажды все они окажутся в одном месте одновременно, это будет, наверное, признаком Апокалипсиса. Любой из них может претендовать на титул «Поддонок Номер Один» на Темной Стороне, если Гриффин на самом деле откинет копыта. Но я по-прежнему не исключаю, что сам Гриффин и есть ваш главный подозреваемый. Извращенность этого человека превосходит не только то, что вы представляете, но и то, что вы можете себе представить. Поживите веками как полный ублюдок, и станете таким же.

- Через несколько часов Мелиссе исполнится восемнадцать, - сказал я. - Официальное совершеннолетие. Если я не найду ее до этого и не верну в Гриффин-Холл для подписания каких-то документов и придания законной силы новому завещанию, то Maрия и прочие снова станут законными наследниками. Что является для них тем самым чертовым мотивом.

- Если ты вернешь ее деду, - сказал Алекс, поставив напротив Гарри стакан и упаковку, - он может убить ее прямо у тебя на глазах, чтобы сохранить свою душу. Возможно, именно поэтому он тебя и нанял. Может быть... кто-то похитил ее, чтобы спасти от него.

- Если бы Филиппу Марлоу пришлось иметь дело с подобными случаями, он бы давно сдался и стал водопроводчиком, -прорычал я. – В этом деле слишком много вопросов, а твердых фактов и близко нет. - Я уставился на Гарри только потому, что он был там. - Сколько лет Иеремии Гриффину? Кто-нибудь знает точно?

- Если и знает, то этот кто-то достаточно умен, чтобы молчать об этом, - сказал Гарри. Он пригубил напиток и издал удивленный звук. - Скорее всего, несколько столетий. Существует записи, по которым можно проследить присутствие Гриффина на Темной Стороне вплоть до тринадцатого века, но в более ранних записях есть пробелы. Чосер упоминает его в полном, без купюр тексте Кантерберийских Рассказов, - если это чем-то поможет.

- Не очень, - ответил я. - Послушай, бессмертных на Темной Стороне, как у собаки блох, и это даже не считая Сущностей на Улице Богов. Должен же остаться еще кто-то или что-то, кто был, когда Гриффин впервые появился на сцене.

- Ну, это Питер-Взрыв-на-Голове, Владыка Терний, Малыш Ктулху, и конечно, сам Дедушка Время. Но опять же, если им все известно, они приложили большие усилия, сохраняя молчания об этом. Гриффин – могущественный человек, и у него очень длинные руки.

-Ладно, - сказал я. - Расскажи мне о его бизнесе. Я имею в виду, я знаю, что он богат и владеет всем, что не прибито гвоздями, но насколько именно?

- Этот человек очень и очень богат, - ответил Гарри. – Благодаря усилиям на протяжении столетий и чудесно набежавшим за это время сложным процентам. Кому бы в конечном счете не достался семейный бизнес Гриффина, ему будет принадлежать значительная часть Темной Стороны и контрольный пакет большинства работающих здесь предприятий. Не секрет, что Гриффин маневрирует, стараяь занять позиции, оставшиеся вакантными после недавно умерших Властей. Поэтому, всякий, кто унаследует основу его могущества, в конечном итоге будет править Темной Стороной. Поскольку больше некому. Неужели Гриффин действительно вложил столько времени и усилий, чтобы стать Королем Горы, чтобы просто так умереть и передать все это неопытный восемнадцатилетняя девчонке?

- Звучит не слишком правдоподобно, если так ставить вопрос, - сказал я. - Но я начинаю думать, что скажет Уокер. Когда я его видел в последний раз, он по-прежнему всем заправлял, и я не могу себе представить, чтобы он отступил перед кем-то, кого он не посчитает достойным этого.

-Уокер? – пренебрежительно фыркнул Гарри. - Он только управляет постоянным персоналом, потому что всегда этим занимался, и большинство людей по-прежнему его уважает. Но всем известно, что это только временно, пока не пришел кто-то с реальной силой. Без Властей, прикрывающих его, Уокер просто временщик, и он должен это понимать. Гриффин не единственный кукловод, стремящийся взять все под контроль, и любой из них мог похитить Мелиссу, чтобы оказать на Гриффина давление и заставить его отступить или вовсе уйти.

- Имена, - сказал я. - Мне нужны имена.

- Это не те имена, которые произносят вслух, - многозначительно заявил Гарри. – Поэтому не волнуйтесь, продолжайте копать, и они сами вас найдут. А что это такое?

- Ешь, - ответил я. – Там полно протеина. А теперь давайте последние сплетни о предпочтениях семьи Гриффин, когда никто не видит. Все самое вкусное.

- Сейчас услышишь, - злобно ухмыльнулся Гарри. - Говорят, Уильям относится к удовольствиям очень серьезно, и предпочитает экстрим. Исследут самые острые ощущения и тому подобное дерьмо. Возможно, вам захочется проверить Клуб Калигула. Его жена Глория предпочитает шопиться в Олимпике, но в последнее время она отвернулась от крупных покупок в пользу выслеживания редких коллекционных вещей. Она могла бы купить Мальтийского Сокола или Святой Грааль, просто чтобы больше никому не достались. Единственная причина, почему ее не часто обманывают, в том, что большинство людей, работающих в этой области, вполне разумно боятся того, что Гриффин с ними сделает, если это узнает. Последнее, что я слышал, Глория вела переговоры, чтобы купить Яйцо Феникса у самого Коллекционера. Это ваш друг, не так ли?

- Не совсем. Скорее, друг моего отца.

Гарри с надеждой подождал, а потом, когда стало ясно, что больше я ничего говорить не собираюсь, легко пожал плечами. - Элеонора Гриффин любит молоденьких мальчиков. Насколько мне известно, она перебрала дюжину и все время в поиске свежей модели. Говорят, она переспала со всеми членами известной мальчиковой группы, и после этого они больше не стали прежними. Их фан-клуб издал в отношении нее фетву (fatwah - фетва - в мусульманском праве заключение, даваемое муфтием. В самом общем смысле - оценка какой-либо ситуации с позиций шариата и фикха. Может выноситься специальными структурами при государственных органах, публичных корпорациях или коммерческих предприятиях по вопросам их деятельности). Муж Элеонора,Марсель, - игрок. Плохой. Большинство солидных домов не пустит его даже на порог, потому что у него привычка наделать долги, а потом предложить взыскивать их с Гриффина. А у них, конечно, дотаточно здравого смысла, чтобы не пытаться. В результате такой порочной практики бедный старичок Марсель вынужден играть